Клан Росс (СИ) (fb2)

- Клан Росс (СИ) (а.с. Дорогой Ищущих-4) 872 Кб, 240с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Алексей Губарев

Настройки текста:



Клан Росс

Пролог


Лучи склонившегося к закату солнца окрашивали вершины гор, покрытых хвойными деревьями. Абсолютно чистое небо на горизонте окрасилось в алый, отражаясь в чистой глади озера. За всей этой красотой, расположившись на берегу, наблюдали трое: высокий, широкоплечий мужчина, обнимающий за плечи стройную, рыжеволосую девушку. Чуть в стороне от людей, опустившись на толстый зад, сидел огромный бер. Даже в таком положении он выглядел одного роста с мужчиной. Зверь задумчиво уставился на водную гладь своими совершенно не звериными, умными глазами.

— Как думаешь, что будет здесь через много лет? — Спросила девушка молодого мужчину, заглядывая тому в глаза, — останется это озеро, как напоминание нашим потомкам о существовании силы, против которой не возможно устоять? Или пересохнет, оставив после себя гиблое болото?

— Это память, память о погибших жителях нескольких родов. Вряд ли это озеро пересохнет, слишком много рек его питают. А сила, поверь, придет время, когда мы спросим сотворившего зло!

На какое-то время воцарилась тишина, нарушаемая лишь ветром, гуляющим в вершинах деревьев. Она затянулась бы, но шорох в ближайших зарослях заставил всех насторожиться. Зверь тут же вскочил, настороженно вглядываясь в сторону шума и втягивая ноздрями воздух, пытаясь почуять укрывающегося в зарослях нарушителя спокойствия. Мужчина же, прикрыв собой девушку, сжимал в одной руке большой, каплевидный щит, а в другой боевой топор, выхватив их словно их воздуха. Девушка же лишь улыбнулась.

— Любимый, это всего лишь лесной зверь, на водопой спешил, да нас испугался, — она крепко обхватила своего мужчину за пояс, — пойдем обратно, пока Василь тревогу не поднял.

Мужчина с девушкой двинулись по тропе, уходящей от озера в лес, а следом за ними, лениво позевывая, побрел бер. Берег озера остался пустым, но не надолго. Из кустарника выбралась могучая самка бера, огляделась по сторонам, некоторое время полюбовалась заходящим солнцем, а затем, так же неспешно, двинулась вдоль кромки воды. Но, пройдя саженей двести, остановилась на прилегающей к озеру поляне, в изобилии поросшими яркими, оранжевыми цветами. Здесь Хранительницу леса ожидала высокая статная женщина, от которой веяло могуществом и силой.

— Ну как, налюбовалась на свое дитя? — Улыбнулась Мать Прародительница, — скажу откровенно, я сама удивлена, сколь могучим он вырос.

— «Старшая, теперь я не боюсь уйти в страну вечной охоты, — мыслеречью ответила самка бера, — но мне непонятно, как молодой князь стал Тёмным? От него так и веет силой Нави!»

— Такова его судьба, — с печалью в голосе произнесла богиня, — нам неподвластен весь замысел Сущего, мы можем лишь догадываться о стремлениях Вселенной, не более.


Глава 1 Данж


— Дружище, тебе не кажется, что местные мобы чересчур наглые? — Спросил я у питомца, в очередной раз обновляя «Покров силы».

— Р-рах! — Сварг, стоявший по правую руку, грозно рявкнул, использовав умение. Бредущие в нашу сторону скелеты сорокового уровня, вооруженные ржавыми двуручными мечами, тут же замедлились. Далеко позади них трое скелетов-лучников тридцать девятого уровня продолжали стрелять в нас. Три попадания — и щит приходилось обновлять. А ведь мы только зашли в этот данж, обнаруженный совершенно случайно.

— На тебе мечники, — бросил я, накладывая стрелу с магией огня на тетиву. Короткий свист и один из лучников осыпается грудой костей, а его голова вместе со стрелой уносится вглубь коридора. Вторым попаданием выношу ещё одного, а Сварг в этот момент врубается в ряды мечников, ударами на право и налево расшвыривая хлипкие костяки. Спустя минуту мы, собрав лут, двинулись дальше по широкому и довольно высокому коридору. Освещение давал растущий на стенах мох, а каменный пол позволял издалека расслышать передвижения скелетов. Так я думал, пока чуть не влетел в какую-то бестелесную тварь, внезапно выскочившую из ниши в стене и легко проникшую сквозь «Покров силы». Если бы не умение Аракс, «Щит ярости», улетел бы на перерождение, а так, отскочив назад, я ударил по духу мертвеца «Стрелой хаоса», которая отбросила его на сажень и лишила трети очков жизни. Я тут же скастовал ещё две стрелы, убив моба.

— Надо быть осторожней, — пробурчал себе под нос, а затем скомандовал беру, — дружище, вперёд не высовывайся!

Около часа мы бродили по коридорам, уничтожая паки с нежитью, периодически натыкаясь на духов мертвецов. Складывалось ощущение, что мы движемся по спирали к центру, что и подтвердилось вскоре. Коридор внезапно оборвался большой залой с теряющимся во тьме потолком. В центре стоял скелет, облаченный в проржавевший доспех и опирающийся на здоровенную секиру. Росту в нем было не меньше полутора саженей, глазные впадины светились багровым.

«Скелет-страж, 43 уровень» — светилось над его головой. Вот и посерьёзней противник попался — подумал я — сейчас мы его быстро развоплотим и отправимся дальше. Но я ошибся, мой «Молот разрушения» не причинил вреда стражу, развеявшись возле скелета-переростка. Что ж, не берет магия, возьмёт благородная сталь!

— Сварг, атакуем одновременно, старайся бить по ногам, пока я свяжу ему руки боем. — Бер согласно рыкнул, послав волну одобрения в мой адрес, а затем мы одновременно вошли в зал, чуть разойдясь в стороны. Противник, не отводя от нас своих богровых буркал, перехватил поудобнее свою секиру и медленно двинулся навстречу. Я, вооружившись двуручным молотом, заходил к стражу слева, Сварг справа, словно окружая грозного противника.

Не знаю, по какой причине скелет выбрал первой целью бера, но питомцу только чудом удалось чуть уклонится от стремительного удара. Секира стража не врубилась ему в шею, а лишь скользнула по броне, оставляя на той глубокую царапину. От удара здоровенную тушу Сварга повело в сторону и он едва удержался на ногах, я же в это время обрушил молот на правое плечо противника, сминая ржавый наплечник. Страж пошатнулся и отступил на шаг, давая мне возможность нанести ещё один удар, снизу вверх, прямо под подбородок. Будь передо мной живой противник, второе попадание оглушило бы его, уронив на пол, да и шея бы не выдержала такого удара. Но враг лишь потерял свою челюсть, что явно привело его в бешенство.

— Х-хлак! — Раздался клацающий звук челюстей противника. Ещё не утихло эхо его крика, как из под каменного пола полезли скелеты-воины. Их было столь много, что они практически заполонили все пространство вокруг. В это же время питомец, успевший прийти в себя, всей массой своего тела ударил стража, сбивая того с ног. Скелет-переросток кубарем покатился по полу, сбивая прочую нежить.

— Сварг, за спину, живо! — Отдал я команду, сам медленно пятясь от наступающих со всех сторон врагов. Бер с места развил приличную скорость, по пути сбив пару нерасторопных противников. Едва он укрылся за моей спиной, я кастанул «Волну разрушающую». Когда действие заклинания третьего круга спало, в целых остался лишь страж, успевший уже подняться на ноги. Бар его жизни просел почти на треть, что не мешало противнику двигаться в нашу сторону с изготовленной для удара секирой. Ну держись, нежить!

Удар метательного молота пришелся аккурат в левую часть груди стража, разворачивая того на месте. Я медленно двинулся на встречу, поймал молот и вновь швырнул его в противника. Второй бросок пришелся в голову, от чего скелет покачнулся. Он задрал голову к потолку, видимо готовясь вновь прокричать призыв, но вовремя подоспевший Сварг вновь сбил стража на пол. Упал противник неудачно, придавив свою секиру всем телом.

— Навались! — Тут же скомандовал я и рванул вперёд, обрушиваясь обеими ногами на спину пытающуюся подняться нежить. Сварг тут же сжал своими мощными челюстями локтевой сустав стража, не давая тем самым противнику вытащить из под себя оружие. Послышался хруст невыдержавшей давления кости, а следом удар тяжёлого боевого топора по коленному суставу левой ноги окончательно лишил нежить подвижности. Подмогу поверженный страж тоже не смог вызвать, а спустя ещё два удара топором окончательно расстался со своей нежизнью.

— Силён, зараза! — Произнес я, упёршись руками в колени и тяжело дыша, — ещё чуть-чуть и пришлось бы использовать умения Аракс. Ну-ка, друже, дай посмотрю твою броню, подлатаю, если требуется.

После восстановления брони питомца с помощью вливания маны в «Стража», а вернее в его наниты, я осмотрелся. Сразу же увидел массивную дверь в противоположной от входа стене, а рядом с ней небольшой сундук. Не спеша рассматривать находку, погрузил руку в дымку, окутавшую тело бывшего хозяина этого места.

«Вы получили предметы:

«Секира стража-скелета», класс оружия — редкое. Бонусы: +5 к силе; +3 % к шансу нанести увечье противнику.

«Ключ от двери на второй уровень подземелья «Старого зомби».

— Ну вот, друже, можем двигаться дальше, — почесал я Сварга за ухом, — только сундучок проверим, очень уж он стоит вызывающе.

— Хр-р! — Фыркнул питомец, отплевываясь от осколков костей, а следом прислал мыслеобраз, где я стою над сундуком, потирая руки. Вот же пройдоха!

В сундуке лежало пять тысяч золотых монет, живо перекочевавших в подпространственный карман, вслед за секирой стража. Осмотревшись ещё раз внимательно и не найдя ничего интересного, я вставил ключ в замочную скважину двери и повернул его несколько раз в указанную «Стражем» сторону. Щелчок механизма подсказал, что дверь открыта и я осторожно потянул за рукоять, прикрывшись на всякий случай щитом. Сразу за дверью начинался спуск вниз, переходящий в коридор уже следующего уровеня. Оттуда несло сыростью и сладковатым запахом тлена.

— Ну что, друже, спускаемся? Пять тысяч золотых, это маловато будет, — произнес я, делая первый шаг вперёд. Питомец, одобрительно проворчав что-то, двинулся следом.

Спустившись на следующий уровень, осмотрелся. Здесь стены были полностью покрыты толстым слоем светящегося ядовитозеленым светом мха, из под которого местами сочилась вода. Сварг шумно втянул ноздрями воздух и фыркнул. Шикнув на него, я медленно двинулся по коридору, обновив на себе «Покров силы» и «Щит ярости».

Первым встреченным противником оказался «Свежий зомби» сорок четвертого уровня. Воняло от него так, что дышать становилось затруднительно, при этом магия на эту тварь не действовала совершенно. Поймав первую стрелу хаоса, ходячий мертвец вытянул в нашу сторону руки и резво рванул на встречу, утробно заурчав при этом. Моя попытка снести ему голову мечом так же не принесла никакого результата. Острый, ниразу не подводивший клинок просто увяз в шее зомби, словно тупой топор в древесине. Отскочив в сторону, я рывком высвободил меч, а прикрывающий меня бер с силой ударил лапой, вооруженной стальными когтями, сбивая гниющую тушу с ног. Я, сменив меч и щит на тяжёлый двуручный молот, с оттягом обрушил его на голову пытающегося подняться мертвеца. Череп не выдержал и лопнул, разбрызгивая в разные стороны гниющее содержимое и наполняя воздух отвратительной вонью.

— Проклятье! — Выругался я, отскакивая от обмякшего тела, — Сварг, меняем тактику.

— Р-рах! — Согласился со мной бер.

Не прошли и двадцати шагов, как нарвались на трёх жалобно урчащих «Ядовитых зомби» сорок пятого уровня. Против них спасовали оба моих щита. Зловонное облако ядовитых испарений, окружающее мертвецов, едва мы пересекли его, тут же повесило на нас отравляющий дот.

«Вы вдохнули пары ядовитого трупного газа. В течении трёх минут вы будете получать урон: 15 очков жизни в секунду. Для снятия отравления необходимо выпить среднее очищающее зелье, или большое зелье лечения.»

Я начал постепенно впадать в ярость. Активировав «Праведный гнев», нанес удар точно в грудь впереди идущему зомби, отбрасывая того далеко назад. Тот мертвец, что справа, тут же попытался броситься на меня, потянувшись своими зубами к моему плечу. Шаг назад и молот боковым ударом бросает противника на стену. С третьим успешно справился Сварг, сбив своего противника с ног ударом лапы, вооруженной стальными когтями, тут же принялся сильными ударами вбивать противника в пол, свирепо рыча при этом. Я же сосредоточился на мертвеце у стены, дважды шарахнув того по голове. Третьего удара его череп не выдержал, расколовшись. Сварг со своим уже успел разобраться и месил последнего ядовитого зомби, превращая того в фарш.

— Друже, подойди, отравление снимем, — едва мы расправились с паком нежити, я полез за зельем среднего очищения в подпространственный инвентарь. Сварга не надо было уговаривать. Из-за отравления он громко чихал и тёр глаза тыльными сторонами лап. Едва мы влили в себя по фиалу зелёной, горьковатой жидкости, тиканье дота сразу прекратилось, а выпитое следом зелье регенерации стало стремительно восстанавливать очки здоровья.

— Ещё пять таких стычек и у нас закончаться зелья, — сообщил я питомцу не радостную весть, — зря мы сюда полезли без целителя. Возвращаемся?

— Р-рах! — Обижено рыкнул бер, отправляя мыслеобраз, где мы, постоянно оглядываясь, убегаем от преследующих нас зомби.

— Это не бегство, а тактическое отступление, — утешил я питомца, — так что нет ущерба для нашей чести.

Выйти мы не смогли. Дверь на первый уровень была закрыта наглухо. Попытки прорубить или вынести её ни к чему не привели, на преграде даже царапины не оказалось. Пришлось прорабатывать план по уничтожению ядовитых мертвецов, не приближаясь к ним. Перебрав весь инвентарь и боевые умения, решил попробовать на нежити более мощные заклинания хаоса. Первый же встретившийся пак ядовитых зомби нарвался на «Волну разрушающую», показавшую хороший результат. Во первых, действием заклинания ядовитое облако выжгло полностью, да и мертвецам хорошо досталось. Их мутные, слезящиеся гноем глаза выжгло полностью, как и крепкую, не поддающуюся честной стали шкуру. Добить еле двигающихся, шипящих противников оказалось легко, на каждого пришлось по пять бросков метательного молота.

— Хм, ну до босса уровня мы легко доберёмся, а вот дальше посмотрим, — сказал я, разглядывая переломанные, воняющие гарью трупы. Второй пак уложил таким же способом, а вот третий состоял не из зомби. Два рослых воина, закованные в глухую, черную броню, оба вооружены полуторными мечами. Из под шлемов вместо глаз смотрят багровые угли, над каждым светилась надпись от системы: «Рыцарь смерти» 46 уровень. «Волна разрушающая» врезалась в магические щиты, взмыла вверх и опала, не причинив рыцарям вреда. Похоже с ними придется сойтись в ближнем бою.

— Сварг, отвлеки на себя правого, только осторожней, похоже это серьезные бойцы.

— Р-рах! — Ответил питомец, подтверждая, что понял. Я, сменив вооружение на щит и секиру, уверенно шагнул на приближающихся воинов. Как они вообще двигаются в таких доспехах?

А затем началась рубка! Магические щиты под ударами холодного оружия, что у меня, что у рыцарей, долго не продержались. Противники оказались очень умелыми мечниками, а их удары для меня, усиленного «Праведным гневом», оказались чудовищно сильными. После каждого жёсткого блока вражеского меча руки пробивало болью, мои же удары просто игнорировались, столь крепка оказалась броня «Рыцарей смерти». Помогло «Воодушевление», усилив и меня и Сварга, который тоже не мог справится со своим противником. Питомец был сильнее и даже немного быстрее, но противник оказался весьма опытным, а потому стальные когти бера всегда натыкались на защиту.

Наконец мне удалось подловить моего противника, нанеся мощный удар концом рукояти в область, где у людей находится нос. Забрало смялось внутрь, послышался хруст ломаемых костей, враг оступился, зарычав, а удар моей ноги в колено вообще повалил «Рыцаря смерти» на пол. Улучив момент, я тут же рубанул второго под колено. Противник питомца, неловко взмахнув руками, попытался устоять на ногах, но открылся перед бером, а тот не упустил шанс, нанеся сокрушительный удар по шее. Такого удара броня не выдержала, голову просто оторвало вместе с шлемом, а тело тут же рухнуло, превратившись в груду металла.

— Хр-р, — мой противник начал подниматься, издавая хрипящие звуки, но мощный удар моей секиры, прорубив таки броню шлема, оборвал его существование.

— Серьезный противник, — уважительно отозвался я о поверженных рыцарях, — несколько минут передышка с перекусом, чтоб умения откатились и восстановились запасы маны и ярости. Да и очки жизни слегка просели.

Сварг одобрительно пробурчал, усаживаясь на свой массивный зад. Копчёная свиная ляжка подняла настроение бера, а добрых две трети бочонка кваса совершенно вернули нормальное расположение духа. Я довольствовался завернутым в ароматные листья куском солонины и ломтем хлеба, сохранивших в подпространственном кармане свою свежесть.

Босс, ожидавший нас в конце коридора, в просторной зале с низким потолком, оказался «Древним зомби» сорок восьмого уровня. Огромная, распухшая туша поражала своими размерами. В две сажени высотой, он выглядел, как гигантский шар, состоящий из гниющих мяса и костей. В окружающем его облаке ядовитого газа медленно ползали гигантские белые черви, каждый в руку длинной.

— ну чтож, Сварг, пришло время для магии четвертого круга, — сообщил я питомцу, — тебе придется подождать в коридоре, пока действие заклинания не кончится!

Обновив все умения и щиты, я шагнул в зал, сжимая в руках рукоять боевой секиры. Сперва меня никто не заметил, но стоило мне топнуть, как белесые черви все рванули к месту шума, а босс тяжело двинулся в мою сторону.

«Безумное пламя», рванув от меня во все стороны, вмиг испепелила всех червей и багрово-серой лавиной обрушилось на стены и самого босса. Раздался невероятно тонкий, душераздирающий визг нежити.

«Попытка ментального воздействия, провалена. Ваша сопротивляемость ментальной магии повышена на 0.05 %»- Всплыло перед глазами системное сообщение.

Едва спало действие заклинания, я тут же рванул к боссу уровня, на ходу активируя «Всплеск ярости». Покрытый обугленной коркой, из под которой во многих местах сочилась бурая жидкость, древний зомби нелепо размахивал руками в разные стороны. Вместо выпученых, мутных буркал на лице нежити было два выжженных, черных провала.

Многократно усиленный умениями, удар секиры обрушился на левую ногу босса. Лезвие оружия погрузилось в мертвую плоть, рассекая гнилое мясо и перерубая кость. Древний зомби взвыл, попытался на ощупь ухватить обидчика, но я был готов к подобному, легко уклонившись от неуклюжей ручищи. Огромную тушу нежити крутануло на месте, окончательно ломая подрубленую ногу и бос грохнулся на пол, издав при этом сдавленное хеканье.

А дальше началась тяжёлая, утомительная работа. Мы с питомцем прикладывали все силы, чтобы не попасть под удар размахивающего руками и уцелевшей ногой мертвого великана, иногда нанося ответные удары. Дважды босс верещал особым образом и из под пола начинали лезть белёсые черви, оказавшиеся «Трупными гигантскими опрами» сорок второго уровня, ядовитыми тварями, вешающими очень нехорошее отравление на пять минут. Пара их укусов чуть не отправила Сварга на перерождение, поэтому я приказал питомцу отойти подальше на время, пока я буду расправляться с ползающими тварями. «Волна разрушающая» отлично справлялась с мерзкими червями, попутно выжигая облако ядовитого газа, появляющееся вокруг дома после каждого призыва.

Наконец «Всплеск ярости» откатился и я, сменив секиру на боевой молот, нанес древнему зомби мощный удар по голове. Крепкий череп мертвеца выдержал, но оглушил босса на двадцать секунд, за которые я с трудом, но успел отсечь голову нежити. Едва я нанёс последний удар, передо мной повыскакивали системные сообщения, перекрывая всю видимость.

«Вы зачистили данж: «Подземелье мертвого великана». Бонус за прохождение в одиночку: +20 % к получаемому опыту.»

«Вами получен новый уровень.»

«Вами получен новый уровень.»

«Текущий уровень: 40.

«У вас имеются 6 нераспределенных очков характеристик.»

«У вас имеются десять нераспределенных очков таланта.»

Ну наконец-то! Долгожданный сороковой уровень, теперь можно смело идти в магистрат любого города и получать разрешение на создание клана. А там глядишь и Трогард с дружиной подтянется. Бывший кузнец уверял меня два дня назад, что большая часть воев уже достигла двадцатого уровня и готова для перехода на Второй Этап. Да и отряд, который играл под чутким присмотром императора, тоже подбирался к пороговому значению. Зуи со своими хирдманами уже давно присоединился к Трогарду и Ярославу, почти вдвое увеличив дружину.

— Сварг, друже, давай ка обыщем здесь все как следует, да отправимся на поверхность. Не нравится мне здесь.

— Р-рах! — Согласился со мной питомец, двинувшись вдоль стены и тщательно обнюхивая её.


Глава 2 Заботы и хлопоты


Солнце клонилось к закату, когда мы с Сваргом, оплатив входную пошлину, миновали врата «Смукта», небольшого городка, расположенного севернее «Дернитада» в одном дневном переходе. В отношении этого города я строил большие планы — место весьма хорошо подходило тем целям, которые стояли как передо мной, так и перед всей Явью. Полное отсутствие других игроков, так как места здесь были совершенно не исследованные, да и не было здесь ничего интересного, что могло привлечь их. Новичкам в локации с уровнем тридцать пять плюс просто не выжить, а более высокоуровневые игроки предпочитали обитать в обжитых землях, где процветали торговля и различные гильдии.

— С какой целью посетили магистрат? — На меня уставились два выцветших, ничего не выражающих глаза. Седой писарь, сидевший за конторкой, смотрел на меня с абсолютным безразличием.

— Желаю зарегистрировать свой клан! — Так же без эмоционально произнес я, — с расширенными возможностями.

— Регистрация клана без ограничений стоит сто тысяч золотых, — вновь прозвучал сухой, надтреснутый голос клерка. Я молча пожелал выложить из подпространственного кармана требуемую сумму, которая тут же проявилась на столешнице перед служащим магистрата. Тот внимательно осмотрел приличных размеров горку мешочков с золотыми монетами, а затем протянул мне несколько листков, — прошу. Там найдете образец заполнения, как закончите, отдадите документы мне.

Спустя час я вышел из здания магистрата, являясь создателем и бессменным главой клана «Росс». Сварг, дожидавшийся меня снаружи, сердито проворчав, поднялся и двинулся вслед за мной, на ходу посылая образы голодного обморока.

— Дома поедим, друже, — утешил я питомца, направляясь к кругу перехода.

— Р-рах! — С предвкушением произнес бер, слегка боднув меня своей массивной головой.

Оказавшись дома, я покинул часовню и осмотрелся. После поражения Халифата миновало четыре месяца, прошедшие далеко не в праздности. Селение разрослось раза в четыре, так что вышел я не за воротами, а буквально на главной площади. Дома хоть был поздний вечер, но многие ещё не спали, да и несколько воев всегда находились на дежурстве, выполняя обязанности стражи. А потому я совершенно не удивился, встретив Василя, идущего навстречу.

— Доброй ночи, княже! — Воскликнул он, улыбаясь, — и тебе, зверюга лохматая. Мы ждали тебя дня через два, не раньше, что-то пошло не так?

— Доброй, воевода, — улыбнулся я, — нет, все получилось, как я и задумал, а раньше вернулся потому, что все удачно сложилось. Не ожидал я, что мы с Сваргом с первого раза подземелье пройдем. Как там жена моя? И что происходит у Трогарда, присылал гонца?

— Княгиня Ласка хорошо, сегодня совет собирала, нагоняй рыбакам устроила, по делу! А вчера утром из чужого мира Иван вернулся, говорит, осталось только Мастеру два уровня набить и можно к князю, — последние несколько слов Василь по слогам произнес, — остальные пока находятся в городе, стараются как можно больше умений получить. Мастер Кайрат какое-то достижение особое получил, Иван говорит, теперь кому-то погибнуть в дружине, это постараться нужно.

— Новости из столицы были? — Перевел я беседу в нужное русло.

— Были, княже, как же не быть, — ответил Василь, улыбнувшись, — позавчера прибыл сменный отряд в крепость. С ними посланец от его величества, тебя дожидается в гостевом доме

— Повремени' сообщать о моем прибытии, завтра с ним побеседую, — пока разговаривали, незаметно подошли к крыльцу моей усадьбы, — и отдай распоряжение, чтоб Сварга накормили как следует!

— Распоряжусь, княже, — ответил Василь, сдерживая смех, вызванный поведением бера, — заодно баню растопить прикажу.

Едва зашёл в светлицу, как встретился глазами с любимой. Обнял осторожно, чтоб не давить на округлившийся живот и крепко поцеловал супругу. Она ответила таким же горячим поцелуем, а после отстранилась слегка:

— Ну-ка живее за стол, ведь знаю же, там не ел толком, некогда было.

— Твоя правда, — улыбнулся, любуясь ею, — как там наш сын, не буянит?

— буянит, ещё как буянит, — любимая ещё больше расцвела, — вчера пол ночи спать не давал, еле успокоила.

В трапезной меня дожидался накрытый стол. Стряпуха наша расстаралась на славу, так что в теплую баню я отправился осоловевшим от сытости. Помывщись, растерся до красна полотенцем и, не задерживаясь нигде, сразу поднялся в опочивальню. Ласка уже ждала меня, целомудренно накрывшись пуховым одеялом. Стоило только лечь, она привычно положила свою головку мне на плечо, прошептала сонным голосом что-то приятное, щекоча грудь своим дыханием. Я в ответ, поцеловав любимую в макушку и прошептав добрые пожелания, через несколько секунд вырубился.

Сегодняшний сон, как и предыдущие, после близкого знакомства с Учителем, был необычен. Бесконечное, тёмное безвременье, наполненное звенящей тишиной. Так начинались мои сны, порой длящиеся неизвестно сколько. Первые разы вообще ничего не происходило, я просто висел в этой пустоте, совершенно один, без возможности издавать звуки, как и слышать их. Я мог злиться, мог мысленно желать смерти всем врагам, мог считать до бесконечности. Но в итоге пришёл к выводу — у меня появилась возможность хорошенько подумать обо всём, на что раньше просто не хватало времени. Сразу же обнаружил интересную возможность, в этих странных снах я мог вспомнить все, до мельчайших подробностей, начиная с раннего детства. Шаг за шагом, я словно наблюдал со стороны за своей жизнью. Вот я, несмышленный карапуз, бегу за бабочкой, но неудачно лежащий на моем пути камень попадает под маленькую, босую ножку и я падаю, больно ударяясь всем телом. А вот нянька и тётушка, подбегающие ко мне с разных сторон. И если на лице няни, крепкой женщины средних лет, тревога, то тётушкино выражает злорадство. Тогда, будучи маленьким, я не мог этого заметить, будучи сосредоточенным на сильной боли в ободранных коленях, но сейчас мог разглядеть все в подробностях.

Я увидел, как сильно меня ненавидели как сама тётушка, так и её муж, постоянно бросающий на меня злые взгляды. Увидел дядю, которого запомнил очень строгим и требовательным. Теперь я знал, что сильно ошибался, считая Лэрда Верд чрезмерно строгим, на самом деле он заменил мне отца. Дядя радовался моим успехам не меньше, чем успехам родных сыновей, как и огорчался неудачам.

Увидел, как Ласка, ещё совсем маленькой девчонкой, украдкой бросает в мою сторону взгляды. Как Василь по доброму улыбается, наблюдая за моими попытками поднять деревянный тренировочный меч.

Когда мне наскучило копаться в своем прошлом, так услужливо предоставленным памятью, я попытался погрузится в медитацию. И не смог, от слова совсем. Здесь, в этом безвременье, я уже находился в созерцании. Тогда я успокоился и постарался отрешиться от всего. Просто раствориться в безвременьи, плыть по течению. Два месяца у меня ушло, чтобы прийти к такому решению. И лишь после состоялась первая встреча с Учителем. Я, уже привыкнув, едва осознал себя спящим, сразу погрузился в окружающее, попытался растворится, но в этот раз все пошло иначе.

— Наконец-то ты принял свою суть, Ученик, — прозвучал голос, шедший отовсюду, — а то я уж подумал, что ты будешь ещё долго играть со своим прошлым.

И началось обучение. Хорошо, что мое тело, благодаря Роду, получило нужные изменения, иначе, после пробуждения я не смог бы пошевелить даже пальцем. То, что делал с моим духом Чернобог, я даже приблизительно не мог описать, из-за отсутствия в моем словарном запасе нужных слов и понятий.

— Пройдет много времени, прежде чем ты сможешь воспользоваться энергией мира, — говорил Учитель, — эта сила, если она станет тебе подвластна, ты станешь ограничен лишь возможностями своего духа.

Так я узнал, чем отличается обычный смертный, владеющий магическим даром от бога. Маг черпает свою силу из внутреннего резерва, помогая различными костылями, вроде артефактов-накопителей, или фиалов с зельем, восполняющим Ману. Боги никогда не беспокоились о том, что им не хватит силы, безвозмездно черпая её из самого мироздания. Лишь духовное развитие определяло их возможности. Чем более развит дух, тем большими объемами силы единовременно мог пользоваться бог.

Увы, мне ещё не скоро светило присоединиться к свите Создателя и его младшим братьям и сестрам. Единственное, что я мог, это занять силу у учителя, мгновенно пополнив свой внутренний резерв маны. Да и то, подобное было возможно лишь когда Чернобог находился рядом. А вот в мире Игры я не чувствовал присутствие Учителя, да и будь он там, вряд ли бы ему удалось делиться своей силой.

— Враг не позволит чужаку пользоваться энергией мира там, где он считает себя хозяином. Контроль, вот что для него важно, контроль и стяжательство. Ведь игроки, хотя бы раз посетившие миры Игры, становятся ниточками, тонкими каналами, через которые жизненная энергия их родных миров медленно, но стекается к Разрушителям.

Так и проходили мои сны, день за днём, месяц за месяцем. В них я узнавал то, чего не ведал ни один смертный. Узнал о том, что все миры, кроме нашего, существуют лишь в одном измерении, без Нави и Прави. Узнал, что Кривда, это Врагом созданное пространство, цель которого — контролировать Явь. Но, Разрушители оставили свое уродливое детище, как надсмотрщика, питающегося тем же, что и создатели, душами и жизненной энергией.

Сегодняшняя ночь прошла в тишине, Чернобог не пожелал мне что-либо рассказывать. Утро наступило, как всегда в последнее время, совершенно внезапно. Только что я был в безвременьи, а в следующий миг чувствую, как лучи солнца пробиваются сквозь вышитые узорами занавеси на окнах.

Осторожно, чтобы не разбудить любимую, выскользнул из опочивальни, захватив свою одежду. Оделся в коридоре и, зажав подмышкой сапоги, спустился вниз, где меня уже ждали.

— Руслан, приветствую, — из-за стола поднялся мой старый знакомый, князь Дурак, сидевший в компании с Василем, — который день тебя дожидаюсь. Надеялся застать, но вы, молодые, не привыкли сидеть на месте, вам нужно постоянно куда-то бежать, что-то делать. Не понимаете, что всего не успеть.

— Приветствую тебя, князь, — я в ответ тоже церемонно поклонился, — надеюсь, ожидание было не сильно обременительным?

— Если честно, я безмерно рад, что задержался здесь, — улыбнулся дипломат, — отдых на свежем воздухе, в дали от суеты — как мне этого не хватало. Но, поговорим о деле. Его императорское величество интересуется, как скоро воины княжества Верд перейдут на Второй Этап, а так же отдает под твое командование обе дружины, находящиеся под присмотром графа. Ну и передаёт поздравления, сожалеет, что не смог присутствовать на свадьбе одного из самых преданных вассалов!

Передав приказы, наставления и поздравления от императора, князь Дурак вручил мне соответствующие грамоты, а с ними послание от казначея. Я так же поведал дипломату о своих успехах на Втором Этапе, а вместе с ними и о планах на будущее.

— Хм, доброе дело! — Поддержал моё начинание князь, — клан Росс, говоришь? Думаю, его императорскому величеству понравится. Да, чуть не забыл, царство Перуново месяц назад посольство свое прислало в столицу. Я присутствовал при их беседе с императором, а потому предупреждаю, жди вскоре гостей. Уж больно их заинтересовал один пограничный князь, а вернее его дружина, так ловко действующая в чужом мире.

— Это хорошая новость! Перуновцы добрые вои, к тому же дисциплинированные, — обрадовался я, — если согласятся под начало моего воеводы встать, будет хорошее подспорье.

Едва мы с князем распрощались, как пришёл Архип, староста селения, заменивший на этом посту Мастера Кайрата. Ещё не старый, но уже с седыми висками мужик, поприветствовав меня, сразу перешёл к делу, подняв насущные вопросы.

— Княже, пора бы уже селение в город переименовывать, да название дать! Потому как народу за стенами набралось больше двадцати тысяч. В имперском уложении, при таком количестве народу, в самый раз городом называться. Только праздник нужно будет устроить, ярмарку, соседей пригласить.

— Добро, Архип, поддерживаю твое предложение! — Я жестом пригласил старосту за стол, а сам обратился к воеводе — Василь, что думаешь, может под это дело забавы воинские устроить? Пусти клич, пусть соседи на соревнование прибудут, а то давненько что-то веселья не было.

— Будет сделано, княже, — воевода поднялся из-за стола, — прямо сейчас гонцов разошлю по родовым селениям.

— Добро! Архип, что там с рыбаками случилось? — То, что Ласка решила уже этот вопрос, меня не устроил. Для чего тогда староста с Мастерами, если люди за решением вопросов к княгине идут.

— Недоразумение, княже, — улыбнулся Архип, — у Мастера Ильи дочь выросла, невеста стало быть. Так к ней два наших рыбака свататься одновременно пришли. Ну и подрались, как водится. Да сильно, кровь в голову ударила видать. Вот и пришлось княгиню звать, чтоб рассудила рыбаков и будущую невесту.

— И чем это все кончилось? — Хмыкнул я, представив произошедшее.

— Тем, что невеста отворот дала рыбакам, сына пастуха выбрала! — Рассмеялся Архип, — а княгиня поддержала её решение. А горе-рыбакам наказала на одной лодке на озеро выходить, чтоб замирились.

Тут уж я не сдержался, рассмеявшись. Всю наигранную строгость как рукой сняло, оставив лишь веселье. Доброе начало дня, уже несколько хороших вестей с утра услышал. Отпустив старосту, я решил пройтись по селению, обещающему в скором времени стать городом. Вышел на улицу, вдохнул полной грудью свежий, прохладный воздух и направился к причалу, решив начать оттуда.

Отступление первое.

В чертогах Владыки Прави было тихо. Сам Сварог, стоя на террасе, любовался восходом светила, озаряющего вершины белоснежных гор, расположенных чуть ниже чертогов. На тихие, едва слышимые шаги за спиной светлый никак не отреагировал, продолжая любоваться красотами природы.

— Не заскучал ли ты, братец? — Тихо произнес Чернобог, положив руки на мраморные перила.

— Как там поживает твой ученик? — Вместо ответа спросил светлый, продолжая все так же любоваться восходом, — Перун уже спрашивал, как долго придется ждать начала.

— Воину не терпится пролить первую кровь? — Улыбнулся Владыка Нави, — мы столько времени ждали, так зачем же спешить сейчас?

— Он всегда был не сдержан, от того и совершает так часто ошибки, — Сварог наконец-то перевел взгляд на собеседника, — я чувствую, что Темный охотник уже близок к переходу на новую ступень, может стоит подтолкнуть его?

— Он ещё не готов, брат, — ответил Чернобог, — слишком много на него навалилось за последнее время. Не стоит давить на моего ученика, это же и нашему воину передай, а то знаю я его.

— Уже, — улыбнулся Сварог, — ни он, ни его дети не приблизятся к Темному охотнику. Да, у меня к тебе просьба.

— Владыка Прави тоже пожелал побыть наставником? — Чернобог рассмеялся, — брат, ты же понимаешь, подобное не мне решать! Он силён, не спорю, даже в утробе матери, но сделать выбор должен он сам. Если Темный охотник окажет на своего сына влияние, а это обязательно произойдет, тебе не светит получить ученика, так что не стоит надеяться.

— Я бы не был столь уверенным в неудаче, — улыбка на лице Владыки Прави стала ещё шире, а в глазах заплясали искорки смеха, — потому как за сыном Тёмного охотника уже ведётся пригляд.

— А ты не рискуешь, отправляя Семаргла в Явь, — с тревогой в голосе спросил Чернобог, — это же прямое вмешательство, которое легко отследить!

— Пока нет никакого вмешательства, лишь наблюдение, — ответил Сварог брату, жестом приглашая того расположиться поудобней в кресле, стоящем возле небольшого столика с явствами, — к тому же, если вдруг порождения Кривды прорвутся в Явь, чтобы отомстить твоему ученику, присутствие Семаргла становится просто необходимым. Тёмный охотник не всегда находится рядом со своей супругой, а ведь она — главная цель для тварей Хаоса!

— Значит ты тоже ожидаешь удар со стороны Кривды? — Задумчиво произнес Владыка Нави, — ну что ж, надеюсь, твой крылатый пёс не обидется, если ему составит компанию мой помошник.

Сварог, только что пригубивший рубиновый напиток из кубка, чуть не подавился от услышанного, закашлявшись. Потом поднял глаза на брата и они дружно рассмеялись.


Глава 3 Засада


Ближе к вечеру на небе появились облака и дневной зной сменился лёгкой прохладой. Несколько часов, потраченных на обход селения, прошли с пользой, удалось поговорить с артелями, выслушать пожелания Мастеров, а кое-что сделать сразу, на месте. Не всё могли решить староста с воеводой, кое-что требовало моего личного участия.

Наконец, посетив все артели, а после и казармы, где в тренировочном бою пришлось больше часа отбиваться от Василя и ещё пары воев, я направился в свою усадьбу. За ужином мы с Лаской решили прогуляться на лодке, я, чтобы сбросить напряжение последних дней созерцанием спокойной воды, а любимая уже устала сидеть в особняке, совершая лишь короткие прогулки по селению. Сказано — сделано, сразу после лёгкого ужина мы и направились к пристани. Для прогулок у нас имелась своя, трёхместная, лёгкая лодка, на которой мы иногда ходили вдоль берега. Как всегда, дежурившие на берегу дружинники попытались навязать пятерку воев в сопровождение, но у них ничего не вышло.

Усадив жену в судёнышко и взявшись за вёсла, я мощными гребками весел отчалил от пристани и мы постепенно стали удаляться от берега. Уже отплыв саженей на двести, услышал какой-то шум на берегу. Приподнявшись, увидел на помосте пристани Сварга, словно собравшегося в воду прыгать. Чего это он всполошился?

— Что там случилось? — Поинтересовалась любимая, поймав мой недоумевающий взгляд.

— Моя нянька чего-то за нами собрался, — ответил я, но увидев, что бер побежал обратно, добавил, — нет, передумал. Может ты что-то чувствуешь?

— Ты же знаешь, как только я стала носить под сердцем нашего сына, я мало что чувствую, — ответила супруга, — но, мы же не будем причаливать к берегу, а значит нам и опасаться нечего.

— Вот потому и странно, — задумчиво произнес я, вновь усаживаясь за вёсла, — ладно, далеко от берега тоже не будем заплывать, саженей в двухстах вдоль берега пройдем на пару верст и обратно.

Первой странное заметила Ласка. Пока я налегал на весла и любовался женой, она разглядывала берег и, увидев то, чего там не должно быть, сказала:

— Руслан, на берегу люди какие-то, отсюда плохо видно, но, кажется они сражаются с кем-то.

И действительно, на небольшой поляне, зажатой с трёх сторон деревьями, два десятка человек, одетых в простую крестьянскую одежду, с трудом отбивались от наседающих на них степняков, которых было явно больше. Среди крестьян я узнал несколько человек, это были мои люди, жители княжества. Вон та высокая фигура, отмахивающаяся топором сразу от двух противников, это же Мастер Радомир, старший артели лесорубов, а остальные, стало быть, его подопечные.

— Это наши, от степняков отбиваются, — сообщил я жене, — противник их живьём взять пытается, луки не использует. Нужно помочь, бывших халифатцев по трое на одного, числом задавят лесорубов!

Вёсла были крепкие, потому я, не жалея ни себя, ни их, усиленно стал грести к берегу, надеясь, что успею до того как, лесорубов сомнут. То, что нас не заметили издали, несколько удивило, но учитывая, как моих людей теснили к берегу, постепенно окружая с флангов, заставило меня ещё сильнее налечь на вёсла.

Когда до берега оставалось чуть больше полусотни саженей, я обратился к Стражу. Половина ставшего жидким металла скользнула к Ласке, укрыв её в прочную броню, которую и арбалетным болтом непросто пробить. Сам же не спешил облачаться, продолжая грести. Убедившись, что набранной скорости хватит, чтоб лодка своим ходом дошла до берега, я сформировал из части нанитов лук. Затем воспользовался подарком Бездны, выхватив из подпространственного кармана связку стрел.

— Пригнись, — скомандовал жене, а сам принялся методично пускать стрелу за стрелой в сторону противника, выцеливая самых умелых и шустрых степняков. Такая стрельба оставляла желать лучшего, едва ли каждая пятая выпущенная мной стрела находила свою цель, а из них каждая вторая если и попадала, то наносила лёгкое ранение. Берег постепенное приближался, лодку стало раскачивать сильнее, целится в таких условиях стало совершенно невозможно, поэтому я сменил лук на щит и меч и приготовился к высадке на берег.

— Руслан, у меня такое ощущение, что мы попали в ловушку. — Спокойным голосом произнесла за моей спиной Ласка, — причём влетели в неё полным ходом.

— У меня такое же ощущение, — отозвался я, а мое лицо растянулось в хищной улыбке, — только выбора у нас нет. Россы своих не бросают! Держись за мной, любимая. Магический щит сколько продержать сможешь?

— Столько, сколько потребуется, — ответила Ласка, — от стрел и магии прикрою всех.

Лодка скользнула носом на пологий травянистый берег, а вокруг замерцал зеленью наброшенный любимой щит, охватывая мой «Покров силы». Спрыгнув с лодки, я придержал наше судёнышко, чтобы супруга смогла выбраться. В её положении, да ещё и в доспехах сделать это оказалось не так легко, как раньше. Рывком выдернув лодку на берег, я двинулся к своим людям, на ходу осматривая место боя. И вновь подметил неладное. Степняки вроде атаковали, но как-то нехотя, с ленцой. С их численным перевесом и вооружением они должны были порубить всех лесорубов с ходу.

— Ша-арт! — Крикнул кто-то из нападающих и противник резко разорвал дистанцию, организованно и споро отступая с поляны в лес. Ну что ж, посмотрим, что за подарок приготовил неизвестный враг.

— Радомир, отступайте! — Гаркнул я своим людям, которые несколько расстерялись от поступка степняков и сейчас стояли, сгрудившись вокруг Мастера. Услышав меня, лесорубы заозирались, поэтому пришлось крикнуть ещё раз, — ко мне за спину, живо!

На этот раз все дружно последовали моей команде, лишь четверо, во главе с Радомиром встали от меня по сторонам, создавая небольшой строй. Эти умели рубить не только деревья, но и головы врагов, а потому я лишь коротко бросил им:

— Если полезут отродья Кривды, отступайте! Помочь не сможете, только зря погибните.

— Поняли, княже, — ответил за всех Мастер, сжимая в каждой руке по топору, а затем добавил, — все так плохо?

— Вы приманка, чтобы заманить меня, — коротко пояснил я, используя одно за другим все умения Аракс. После того, как я стал учеником Чернобога, любое умение охотников, ранее незримое, ныне проявлялось черными всполохами и серым туманом, окружающим меня, словно аура смерти. Лесорубы невольно отступили от меня, придавленные дыханием Нави. Степняки в это время мы полностью скрылись в окружающем поляну подлеске и наступила гнетущая тишина.

— Уходите! — Отдал я новый приказ, чувствуя, как из леса потянуло проявлением Кривды. Бросил взгляд за спину и обратился уже к жене, — Ласка, ты с ними! Радомир, водой уходите, княгиню и тяжело раненых в лодку и отплывайте подальше от берега. У меня есть шанс выжить, у вас никакого.

Супруга попыталась возразить, но мой взгляд, брошенный на нее, заставил умолкнуть. Только отходить было уже поздно, вода у берега вскипела и из неё, с визгом и порыкиванием стали подниматься демоны, много демонов. Проклятье, теперь не смогу вести бой в полную силу, придется отвлекаться на защиту любимой. Кто-то очень хорошо продумал засаду, да ещё и предатель сработал, иначе откуда бы враг узнал о том, что мы с супругой решим выйти на лодке. И ведь почти под носом прорыв устроили, твари!

— Все назад, ко мне! Ласка, щит держи, я постараюсь не дать демонам приблизится, но их слишком много, со всех сторон окружили.

Больше времени на разговоры у меня не было, так как из леса повылазили твари. Это были далеко не высшие демоны, но их количество, десятки отродий Кривды высыпали на небольшой клочок земли, набегая орущей и визжащей волной. Со стороны воды их было гораздо меньше, поэтому я сосредоточился на тех, кто двигался из леса.

«Волна разрушающая» смела всех тварей, словно хлебные крошки со стола, но идущих следом демонов это не остановило. С какой-то бесноватой одержимостью, словно перуновцы, идущие в последний бой, порождения Кривды рвались на встречу своей смерти. После третьей уничтоженной мною волны пришлось перенести все внимание на побережье. Там хватило одного удара, чтобы очистить тыл, но свое дело отродья сделали, не дали уйти моей супруге и людям, тем самым лишив меня свободы манёвра. Внутри меня стала подниматься холодная ярость, тут же проявившись в окружающем пространстве багровыми всполохами в ауре.

— Взять княгиню в кольцо! Защищать, не щадя своих жизней! — Рявкнул я на обалдевших от происходящего лесорубов. Те враз пришли в себя, сомкнув кольцо вокруг Ласки. Я же вновь сосредоточился на лезущих из леса тварей, бросив несколько «Молотов разрушения», разметавших демонов в разные стороны. Из-за деревьев тут же полезли новые. С каждым разом порождения Кривды были все крупнее, у некоторых в руках стало появляться оружие, да и действовать они стали более разумно, а не как бешеные животные. Когда я наносил очередной магический удар, были такие, что задерживались, или наоборот ускорялись, стараясь выскользнуть из зоны поражения. Стало ясно, что на нас сначала бросили мясо, тупое, без разума, стараясь ослабить меня, вымотать перед решающей схваткой.

Благодаря занятиям с Учителем мой внутренний резерв постепенно рос, но по прежнему был ограничен, а потому, когда он опустеет, мне придётся сражаться умениями Аракс. Лично для меня большой разницы не будет, но, я не смогу постоянно прикрывать Ласку и до нее вскоре доберутся грязные лапы порождений Кривды. От подобных рассуждений меня бросило в жар, едва представил, как длинные, кривые когти прикасаются к любимой. «Волна разрушающая» широким полукольцом рванулась в сторону леса, уничтожая не только тварей, но и выжигая часть подлеска. Как всегда, эмоциональный всплеск усилил заклинание в несколько раз, благодаря чему появилось время посмотреть, что происходит за спиной.

Дюжина демонов билась о бирюзовый магический щит, а из-за него дровосеки слаженно, точными, четко выверенными ударами подрубали ноги, остро отточенными топорами начисто отсекали кисти отродий, визжащих и орущих на всю округу. Бросив три «Стрелы хаоса», я выбил самых рослых и сильных тварей, а сам продолжил уничтожать атакующих из леса порождения Кривды.

Первый Разрушитель выскочил из леса, когда у меня оставалось едва ли третья часть от запасов маны. Мощный бросок молота размытым диском устремился к высшему демону, ломая тому бедренную кость. От рева твари казалось задрожала сама земля. Второй бросок проломил рогатый череп и ревущая от боли тварь тут же умолкла, причём навсегда.

Быстрый взгляд за спину, но там уже справились с тварями и стояли, осматриваясь по сторонам, на душе сразу полегчало. И тут же внимание привлекла новая волна тварей, в этот раз низших порождений Кривды разбавили несколько высших демонов, с которыми я ещё не встречался, да и в книге охотников про таких ничего не было написано. Приземистые фигуры, на мощных шеях бычьи головы с массивными рогами, в руках большие, угловатые щиты и здоровенные топоры с кроваво-черным лезвием. Они всем своим видом выражали мощь.

«Волна разрушающая» смела низших, не причинив щитоносцам никакого вреда. Я даже заметил мигнувшие фиолетовым щиты вокруг новых противников. Одним взглядом оценив ситуацию, я рванул к ближайшему, шедшему прямо на меня. Когда до противника оставалось не больше трёх саженей, демон взревел и ускорился, замахиваясь своим смертоносным оружием. Мне под его удар попадать явно не стоило! Со всей силы оттолкнувшись ногами от земли, я в высоком прыжке уклонился от косого удара огромного топора, с гулом рассекающего воздух, а следом сам нанес удар в основание шеи. Тяжёлый молот проломил не защищённую бронёй плоть, раздалось чавканье разрываемой шкуры и хруст костей. Приземлившись с боку от противника, который стал медленно заваливаться на спину, я перекатом ушёл в сторону, гася инерцию и двинулся в сторону следующего высшего демона. Теперь у меня в руках был только молот, от ударов таких противников щитом не прикроешься, собьют с ног, а пока будешь подниматься, в землю втопчат.

Второй демон оказался умнее первого и встретил меня не взмахом топора, а таранным ударом щита. Лишь благодаря ловкости и подвижности мне удалось уклониться. И вот тут в меня из леса прилетело копьё. Если бы не «Покров силы», сильно ослабивший бросок, меня бы не защитила и броня «Стража». А так я получил сильный удар в грудь, отбросивший на пару саженей назад. Каким-то чудом мне удалось сгруппироваться и после падения ничего не сломать и не вывихнуть, даже молот из руки не выпустил. Грудь в месте попадания заныла тупой болью, левая рука почти перестала слушаться, вся накопленная ярость, вся горячка боя словно исчезли, оставив ясность ума.

Внезапно по телу пробежала волна прохлады, а боль в груди быстро стала проходить. Посмотрев назад, поймал тревожный взгляд любимой. Она сделала пас руками и меня вновь окатило прохладой исцеляющего заклятия. Подняв левую руку в знак того, что я в порядке, двинулся на встречу приближающимся щитоносцам. Их осталось трое и двигались твари таким образом, словно хотели зайти ко мне за спину. Ну уж нет! Кровожадная улыбка сама появилась на лице, а в груди вновь вспыхнула ярость. Повернувшись к ближайшему демону, я рванул к нему на встречу со всей быстротой, на которую был способен. Щитоносец опять решил встретить меня таранным ударом щита, только в этот раз я не стал уклоняться. «Всплеск ярости» усиленный «Праведным гневом» выбил из лап противника щит, кромка которого словно острие топора вонзилась в шею демона, перерубая её на две трети. От столь мощного удара щитоносца швырнуло на землю, где он и забился в предсмертных судорогах. От прилетевшего из леса очередного копья я легко уклонился, в ответ метнув пару «Стрел хаоса». И тут же направился к следующему противнику, до которого было не больше десяти саженей. В голове в это время билась лишь одна мысль — только бы успеть прикончить тварь до того, как последний щитоносец доберется до Ласки и лесорубов.

Уже подбегая к врагу, понял — не успеваю. Последняя тварь явно ускорилась, видимо намереваясь расправиться с людишками прежде, чем столкнётся со мной. Бешеная ярость захлестнула меня с головой, придавая новые силы. Щитоносец, которого я атаковал, словно желая выиграть время, начал медленно отступать назад. И тогда я сделал бросок. Вложив в него всю свою ярость, весь страх за жизнь Ласки, всю свою ненависть к порождениям Кривды. Молот, ранее превращавшийся в размытый серебристый диск, в этот раз выглядел, как огненный шар, который метнули из катапульты.

Щит демона не выдержал, расколовшись от попадания, а молот, словно не чувствуя преграды, пробил грудную клетку твари, оставив в ней огромную дыру с дымящимися краями. Щитоносец тут же рухнул на землю замертво, а за спиной раздался крик боли кого-то из лесорубов. Проклятые порождения Кривды! Я рывком повернулся к берегу, видя, как демон расшвыривает окруживших его лесорубов, словно щенков, как Ласка раз за разом бросает в тварь зелёные молнии, легко отражаемые магической защитой. В вытянутую в сторону ладонь правой руки ударяется рукоять молота, тут же до хруста сжатая пальцами, из моей груди вырывается яростный рёв и я делаю первый шаг к последнему врагу, замахиваясь для броска. Мощный удар в спину сбивает меня с ног, бросая лицом вперёд, выбивая дыхание. Ударяюсь лицом о поверхность, пропах им землю. Тут же упираюсь руками, пытаясь подняться, не обращая внимание на сильную боль в спине. Но тело подводит меня и все, что удается, это перевалиться с живота на бок. Появляется возможность осмотреться, от чего я хрипя, сплевывая грязь и скрипя зубами от перенапряжения, заставляю себя подняться на ноги.

Тела лесорубов изломанными куклами лежат на берегу, а тварь уже наседает на Ласку, мощными ударами огромного топора пытаясь сбить магический щит. Все, что я сейчас могу сделать, это ударить «Молотом разрушения», стараясь сбить защиту с врага и размазать ненавистную тварь по земле. Но щитоносец, словно одержимый, раз за разом пытается пробить бирюзовый щит, монотонно нанося чудовищные удары, ни на что больше не обращая внимание.

Очередной удар со спины сбивает меня с ног. Видимо моя дерганая, шатающаяся походка не дала прицелиться точно и очередное копьё, а скорее всего снаряд баллисты, лишь по касательной задевает меня. В этот раз я вижу, хоть и не могу сосредоточится на чем-то. Сознание уплывает куда-то, но все же я успеваю разглядеть, как после очередного удара огромного топора бирюзовый щит вокруг Ласки исчезает.

— Любимая! — Шепчут мои губы, дрожащая рука вытягивается в сторону противника, но резерв маны пуст и смертоносное заклинание не срывается с моей ладони. Тварь поднимает свое оружие для последнего удара, а моя смелая, бесстрашная жена не просто стоит перед врагом, сжав кулаки, она пытается бросится на порождение Кривды лишь с одним ножом для сбора трав.

В этот момент что-то светлое обрушивается на демона с небес, отбрасывая его на землю. Глаза мои затуманиваются, но я все же успеваю разглядеть очертания огромного белоснежного пса, расправившего большие крылья. До ушей доносится глубокий, клокочущий рык могучего зверя, а следом на меня наваливается темнота, лишающая возможности видеть, чувствовать, мыслить.


Глава 4 Ускоренное обучение и старые друзья


 В себя приходил рывками. Внезапный свист ветра, затем тьма и безмолвие. Вновь свист ветра и какие-то крики, опять прерванные беспамятством. Едва различимый шум голосов, прикосновение к лицу теплого дыхания, растворяющегося в очередном забытьи.

Окончательно пришел в себя от аромата трав. Запах, напоминающий что-то из детства, веющий чем-то хорошим, медленно, но уверенно вывел меня из беспамятства. Вернувшийся слух принес с собой щебет птиц, далёкий лай собак и резкий, неожиданно громкий крик петуха, заставивший меня вздрогнуть от неожиданности. Тут же где-то рядом завозилось что-то тяжёлое, а следом моей щеки коснулось что-то прохладное и громко сопящее. Медленно подняв веки, я увидел над собой морду бера, в глазах которого была тревога, разбавленная надеждой. Едва мы встретились взглядами, как зверь ощерился, показывая свои здоровенные зубы. Перед внутренним взором появился мыслеобраз маленького бера, радостно прыгающего по поляне

— Я тоже рад тебя видеть, — через силу, шёпотом удалось произнести мне, — где Ласка с ней все в порядке?

— Р-рах! — Новый мыслеобраз показал мою жену, спокойно посапывающую в нашей опочевальне. У меня на душе враз полегчало, жива! Попытался сесть, но, лишь приподнял голову, как тупая, ноющая боль вонзилась в спину, лишая всех сил. Сварг осторожно положил на мою грудь лапу, слегка надавив.

— Раз не даёшь подняться, позови тогда кого-нибудь, желательно Кайрата, если он сейчас не в Игре. — Питомец тихо рыкнул и направился к двери, которая тут же распахнулась и внутрь вошёл Трогард, а за его широкой спиной виднелся Мастер Саян.

— Княже! Очнулся! — Радостно пророкотал кузнец, от чего у меня в голове зазвенело, — наконец-то!

— Тише, здоровяк, — одернул его наставник, выныривая из-за спины Трогарда. Подойдя ближе, он поводил ладонью перед моим лицом, пристально посмотрел в глаза и улыбнулся, — а ты довольно быстро пришел в себя, суток не прошло даже. И раны на твоём теле почти все затянулись.

— Княже, ну ты и напугал нас! — Посчитав, что мастер Саян сказал все, что хотел, Трогард вновь завладел моим вниманием, — это ж надо так прогуляться по озеру, чтоб уйти на веслах, а назад вернуться полуживым в лапах нетопыря с размахом крыльев в четыре сажени. Если бы не Сварг, чуть ли не волоком притащивший на берег повитуху с ученицей, могли бы и не успеть оказать первую помощь.

— Ласка? — Успел я произнести, когда Трогард переводил дыхание после своей длинной речи.

— Княгиня, слава Матери Прародительнице, жива здорова, как и будущий княжич, — разулыбался здоровяк, — супругу твою не в когтях принесли, она вернулась верхом на Семаргле, посланнике Сварога.

— Постой! — Стало быть, не померещился мне крылатый белоснежный пёс, ударом лапы сбивший с ног демона щитоносца, — лесорубы, что с ними?

— Нет больше лесорубов, — помрачнел кузнец, — мы сегодня ходили на побережье, где произошел бой. Кроме двух дюжин наших, обнаружили ещё шестьдесят высушенных тел степняков. Умерли они одновременно, от удара кинжала в спину. Туши убитых тобой демонов кто-то забрал, а Ярослав сказал, что бывших халифатцев убили для ритуала вызова кого-то могущественного из мира Кривды.

Посетители, рассказав другие новости, наконец удалились, а я откинулся на подушку, вздохнув с облегчением. Шея ныла от напряжения, но попытка дотянуться до нее руками не удалась. Хорошо, что через некоторое время ко мне пришла любимая, принесла целебного отвара и лекарственные мази. С женой нам удалось поговорить обстоятельно, от неё я и узнал, как нам удалось вырваться из той западни.

— Главное, наши люди погибли в бою, а их души не попали к демонам, — подвела итог произошедшему Ласка, — стало быть, не зря все было. Да и знание, что порождения Кривды открыли на нас охоту, дорогого стоит! Предупрежден, значит вооружён!

Есть такая поговорка — все, что ни делается, всё к лучшему. Вот и со мной произошла та же история. Двое суток, которые мое тело восстанавливалось от повреждений, дружинники под предводительством Трогарда усиленно прокачивали до двадцатого уровня тех, кто отставал. Мастер, обучавщий меня магии Хаоса, был последним, кто не достиг двадцатого уровня. Сегодня было решено устроить большой пир, а уж завтра я должен буду выдвинуться в начальную локацию Второго Этапа, чтобы встретить своих воев, а с ними и хирд гнумов. Очень надеялся, что подгорных воинов не закинет в их фракционный город, место положения которого я не знал.

— Брат, ты не представляешь, как я тебе завидую! — Зуи ударил кулаком по столу, стоящему на улице, — что ни день, так происшествие! У меня в королевстве за двадцать лет, если бы не Бездна, вообще ничего не происходило. Ешь да пей, иногда посещай собрания старейшин, вот и вся жизнь. Я за последние несколько месяцев, благодаря тебе пуда два лишнего веса сбросил, почти вернулся в форму.

— Полно тебе, брат! — Улыбнулся сидящий рядом Ярослав, — жить спокойно лучше, нежели постоянно отбиваться от неприятностей и врагов. А враги у Руслана — не дай Сварог мне таких! Но, смею заметить, друзья у брата тоже не простые.

Засиживаться за общим столом, по традиции преграничья поставленным под открытым небом, я не стал. Вместе с любимой, пожелав всем хорошо отдохнуть и повеселиться, мы отправились в свою усадьбу. Правда, те хоромы, что Мастера гнумы отстроили за пол года, больше походили на шикарный дворец, по статусу соответствовавший скорее наследному князю.

Этой ночью, впервые за пару дней, во сне меня навестил Учитель. Более того, окружающая обстановка изменилась, а я наконец почувствовал, что могу задать ему вопросы и получу на них ответы. Но, зачем задавать вопросы тому, кто видит твои мысли?

— Ученик, мне нравятся твои успехи! — Воспринимать мысли Чернобога было тяжело, каждая била по сознанию тяжёлым молотом. Только благодаря максимальной сосредоточенности я смог осознать то, что хотел донести владыка Нави, — но не нравится твоя храбрость, порой граничащая с безумием! Я знаю, что это влияние магии хаоса и демонической крови, которым ты сейчас не можешь противостоять. Они же мешают тебе принять Тьму, сопротивляясь всеми доступными им силами. Но, наследие Кривды уже стало частью тебя, а потому остаётся лишь ждать, когда оно покорится твоей основной сути.

— Почему порождения Кривды открыли на меня охоту? — Задал я вопрос, больше всего волнующий в этот момент.

— Хаос! Он всегда отвечает на вызов, это его природа. Когда ты, призвав силу мою, вышвырнул наместника из Яви, то сильно нарушил планы самого Владыки Кривды, тем самым бросив ему вызов. Сам он не может прийти в Явь, чтобы покарать наглеца, мы ему не позволим. А вот прислать сюда своих слуг — запросто. Сюда, в городище, им доступ закрыт, уж я постарался, но за его пределами даже сейчас кружит множество тварей, ждущих, когда ты покинешь защитный пояс. Передай своим воинам, чтоб сопровождали всех, кто покидает стены городища силами, не менее трёх десятков дружинников. И без нужды чтоб не выходили на озеро. Мы изгоним всех тварей, но на это понадобится какое-то время. До поры вам придется побыть в осаде, — Чернобог прервал свою речь и наступила звенящая тишина. Вновь вернулось то состояние безвременья, но я все же успел понять последнюю на сегодня мысль владыки Нави, — придется все же ускорить процесс обучения. Надеюсь, Ученик, ты выдержишь, не сломаешься!

И пришла боль! Медленно нарастающая, одновременно всюду, она сначала стала жечь. Постепенно жжение усиливалось, переходя в нестерпимый жар, лишающий воли, мыслей, чувств. Хотелось уклониться, избежать невидимого огня, но не было тела, которым я мог это сделать. Желание сжаться в клубок, стать маленьким, неприметным, чтобы пламя не заметило, не обратило внимания, тоже не удалось. Пламя жгло извне, изнутри, отовсюду, не давая возможности укрыться, избежать этой невыносимой боли. Не было возможности даже кричать, срывая горло, биться в конвульсиях, выворачивая суставы, ломая пальцы.

От боли не было возможности избавится, она не прекращалась казалось целую вечность. И тогда оставшиеся крохи разума, те, что каким-то чудом не выжгло пламя, перестали сопротивляться боли, постаравшись слиться с ней воедино. Потому как противостоять вездесущей стихии не было смысла. Зачем одинокой песчинке сопротивляться песчаной буре, если можно влиться в поток миллиардов таких же песчинок и нестись в ту сторону, куда влечёт могучая стихия.

Момент выхода из транса был резким, внезапным. Только что остатки моего сознания танцевали в безумном танце пламени, подчиняясь ещё непонятным, но таким притягательным движениям, а в следующий миг я вновь очутился в ничто и нигде. Вновь вернулось ощущение своего разума, а так же присутствие Учителя, возможность задать вопрос и получить ответ.

— Выдержал! — Прозвучала мысль Чернобога, наполненная радостью, — это хорошо. Три дня у тебя есть до следующего занятия, потом все повториться. Сожалею, но иначе никак. Просыпайся, мир Врага ждёт тебя!

Я широко распахнул глаза, одновременно делая глубокий вдох. Ощущение было, словно из воды вынырнул, предварительно просидев на глубине так долго, что аж в глазах стало темнеть от нехватки воздуха.

— Страшный сон? — Плеча коснулась теплая ладонь Ласки.

— Кхе-кхе! — Вместо ответа я закашлялся. Поднявшись, добрался до кувшина с водой и прямо из него жадно напился, осушив наполовину. И лишь после этого смог ответить любимой, все это время глядящей на меня с тревогой, — Учитель, решил ускорить обучение. Как выдержал, ума не приложу.

— У тебя глаза темнее стали, — произнесла жена, — совсем синие. Таких глаз у людей я ещё не встречала, да и светятся они, особенно в темное время суток.

Мы ещё какое-то время поговорили, я поделился своими ощущениями и чувствами, Ласка — своими переживаниями за меня и мое ученичество. Постепенно разговор перешёл на будущего княжича. Этот неугомонный сорванец частенько мучал мамку, то пинаясь, то ворочаясь в утробе. Так и проговорили до утра, пока окончательно не рассвело.

Помня, что Трогард с дружиной и Зуи с хирдманами должны уже быть на Первом Этапе, готовясь к переходу, я, крепко обняв Ласку и поцеловав, пообещал не задерживаться в мире Игры на долго, после чего, прихватив с конюшни Сварга, направился к часовне. Здоровенная зверюга имел с утра крайне недовольный вид и всю дорогу ворчал, до тех пор, пока мы не совершили переход. Бер вообще сильно на меня обиделся за тот случай, когда он метался по пристани и ревел, а я, вместо того, чтоб вернуться назад, продолжил плыть от берега.

— Доброго утра, княже! — Воевода ожидал меня возле часовни, — уже уходишь в мир Игры?

— Да, Василь, дружина через день-два должна перейти на Второй Этап, нужно будет их встретить. — Я подробно рассказал о том, что узнал от Чернобога, на что старый воин ответил, что сейчас особо и нет нужды покидать городище. Но, на всякий случай он, конечно, обойдет всех старших артелей и Мастеров, предупредит их. На том и расстались, воевода отправился выполнять обещанное, а мы с Сваргом вошли в часовню.

Когда сошли с круга возрождения, я встал перед питомцем и, посмотрев в его маленькие, сердитые глазки, сказал:

— Друже, прости меня! Даю слово, отныне всегда буду прислушиваться к тебе, как бы это странно не выглядело.

— Р-рах! — Строго рыкнул бер, но по глазам я увидел, его звериная душа оттаяла. Тут же в голове появился мыслеобраз, как уменьшенная копия меня с виноватым видом стоит перед большим старым бером, который этак покачивает головой, словно говоря — ай-яй-яй, ну как же ты так, нехорошо!

На улицах Смукта было малолюдно, впрочем, как и всегда. Отсутствие игроков основательно понижало деятельность местных жителей, но я планировал в скором времени это исправить. Сейчас город жил торговлей с Дернитадом и ещё парой степных городков, расположенных ещё дальше. Добираться до них было не легко, степь только с виду спокойна, но я лично знал, какие опасные твари скрываются в низкой, иссушеной солнцем траве, поджидая беспечного путника, а то и торговый караван.

— Портал до Аркоба, для меня и моего питомца! — Обратился к тщедушному клерку, сидящему за конторкой, в приемной гильдии пространственной магии.

— С вас сорок пять тысяч золотых, — прогнусавил клерк противным голосом, из-за чего мне сразу захотелось отвесить ему знатную оплеуху, чтоб проявил вежливость к посетителю. Наглый служка тем временем продолжил, — портал активируется завтра в полдень. Если хотите быстрее, вам придется доплатить ещё тридцать тысяч золотых, тогда магистр Сооцин активирует портал в немедленно.

Вот паскуда! Я с трудом удержался, чтоб не размазать клерка тонким слоем по приемной гильдии. Но, деваться некуда, поэтому я мысленным приказом извлёк из подпространственного инвентаря требуемую сумму, которая тут же проявилась перед служащим в виде нескольких увесистых, туго набитых звонкой монетой мешочков. Едва клерк смахнул золото в один из ящиков стола, как тут же раздался мелодичный звон. Спустя несколько минут из внутренних помещений вышел заспанный мужик потрепанного вида. Красные глаза, опухшее лицо, все говорило о том, что предо мной любитель забродившего мёда.

— Чего тебе, Прысч? — Позевывая и почесывая шею, спросил мужик у служки. Мне в нос ударила вонь перегара и давно немытого тела. Даже Сварг чихнул и отодвинулся от пьяницы, глухо ворча.

— Магистр Сооцин, вот, клиент! Заказал срочный портал до Аркоба для себя и своего питомца!

— Ух ты! — Тут же оживился мужик, — первый клиент за пол года! Сейчас все сделаем, уважаемый.

Никуда идти не пришлось. Сооцин сделал несколько пассов руками и на одной из стен проявилась радужная арка портала. За ней, вместо грубо вытесненного камня виднелись очертания каких-то строений. Я вопрошающе посмотрел на магистра.

— Готово, уважаемый! Можете проходить, окажетесь прямо на главной площади сектора магических гильдий.

— Благодарю! — Хоть магистр Сооцин и выглядел, как пропоица, но дело свое знал хорошо. Шагнув в арку портала из Смукта, я тут же очутился на площади, ранее мне не знакомой. Ну да это и не удивительно, Аркоб я почти не знал, пробыл здесь едва ли сутки, а город очень большой. Тут же не раздумывая, набросал сообщение Чубе:

«Руслан: приветствую, друже! Ты в Аркобе?»

И тут же получил ответ:

«Чуба: привет, дружище! Да, только сегодня вернулись из дальнего похода. Двое суток хода по прямой, я так далеко от Аркоба ещё никогда не залетал. А ты что, здесь? Где именно? Я сейчас подойду!»

«Руслан: сектор магических гильдий, главная площадь.»

«Чуба: жди, через пять минут буду. Там лавочки есть, зелёные, на них подожди.»

Я огляделся, заметил справа от себя красивые, резные сидения зелёного цвета и, по дружески толкнув плечом Сварга в бок, двинулся к месту встречи. Ждали не долго, спустя пару минут я увидел идущего ко мне Чубу. В кожаных штанах и куртке, в кожаном шлеме, с какими-то странными очками, поднятыми на лоб, выглядел он если не смешно, то несуразно, это точно.

— Здарова, дружище, — мы крепко обнялись, — твою налево, сороковой уровень! Покажи мне, то место, где ты качаешься, я тоже так хочу!

— Так тебя там до двадцать первого опустят, — улыбнулся я, глядя на двадцать восьмой уровень гнума, — на, держи, подарок!

— Ты где это взял? — С восхищением произнес друг, разглядывая медную, с золотой инкрустацией трубу. На солнце сверкнули увеличительные стекла, — стократное приближение, даже у нашего капитана такой нету! Спасибо, друже, от души! Во жеж, тогда и ты держи.

Гнум протянул мне серебряное колечко. Я, взяв подарок прочитал его статы.

«Кольцо снайпера «Серых гор», эпическое.

Характеристики: +30 % к урону любого стрелкового оружия.

+10 % к дальности любого стрелкового оружия.

+1 к ловкости.»

— Благодарю, друже! — Я тут же снял одно из колец Подгорного Владыки и надел вместо него подарок. Буду ли пользоваться им, не знаю, но то, что артефакт действительно ценный, тут никаких сомнений.

— Ну, рассказывай, как у тебя дела, — Чуба улыбался, увидев, что мне по душе пришёлся его подарок, — ты ж сюда не просто так, а по делу, знаю я тебя!

— Сколько пассажиров сможет перенести за раз твой небоход? — Спросил я друга, от чего улыбка на его лице стала ещё шире.

— Столько, сколько нужно, дружище, и ещё два раза по столько!


Глава 5 Ночное столкновение


Благодаря знакомству с Чубой и хорошей репутации с его кланом, капитан воздушного корабля сделал хорошую скидку на свои услуги. Заключив договор на пассажирскую перевозку, я попрощался с гнумом, которому потребовалось выйти в родной мир, а сам вместе с Сваргом направился в ближайшую гостиницу. Как всегда, пришлось изрядно доплатить, чтобы питомца пропустили в номер, да и то, если бы не мой высокий для местных уровень, пришлось бы топать ближе к окраине города.

В ожидании заказанного ужина я принял душ и завалился на кровать, решив уделить время распределению характеристик. За последние два месяца мне приходилось несколько раз умирать в игре, из-за чего распределение очков характеристик хоть и незначительно, но менялось. Вызвав меню персонажа, я закинул нераспределенные очки в силу и ловкость, сравняв их, а затем окинул взглядом свои показатели.

Имя - Руслан.

Раса - Ищущий

Бонусы расы Ищущий +1 свободная характеристика за каждый новый уровень.

Уровень -  40

Подпространственный инвентарь.

1 ячейка - Ключ-активатор Ищущего.

2 ячейка - ???

Характеристики.

Свободные очки - 0

Сводные очки таланта- 16

Сила- 40

Ловкость - 41 = 40 + 1 (бонус экипировки: кольцо снайпера Серых гор)

Интеллект - 80= 40 ×2 (Фантом)

Дух - 52 = 26 + 26 (за 26-ой уровень боевой концентрации)

Телосложение - 40

Очки жизни - 7000 = 4000 (базовые) + 3000 (бонус от легендарного сета «Страж 2»)

Очки маны - 6440 = 400 (получена за интеллект) × 2 (Фантом) + 640 (+80 % бонус от мифического интегрированного артефакта «Полуденное солнце») + 4500 (бонус от 9 колец «Перст Бога») + 500 (бонус от кулона «Знак Бога»)

Очки выносливости - 400

Очки ярости - 1352 = 260 + 260 (за 26 уровень боевой концентрации) + 832 (+160 % бонус от мифического интегрированного артефакта «Полуденное солнце»)

Мировоззрение.

Тьма: + 2500

Отношение со стихией: Тьма смотрит на вас благосклонно.

Основные навыки.

1 - Боевая концентрация 26 уровень (Даёт: +1 к духу; +1 % к наносимому урону) за каждый уровень навыка.

Я пролистал остальные характеристики, добравшись до умений Аракс. Закинул восемь очков таланта в «Всплеск ярости» и столько же в «Воодушевление», а затем посмотрел на результат.

«Направленная ярость» - Разово усиливает урон на 550 %. Действует только на одиночную цель. Игнорирует любой вид брони без исключения. Активация умения: 400 очков ярости.

Воодушевление 2» - Вы и окружающие вас дружественные цели получают: +7 к силе; +7 к ловкости; +7 к духу. Радиус действия 30 метров. Время действия 1.5 минуты. Время отката умения: 55 минут. Активация умения: 180 очков маны.

Вот, совсем другое дело. А что там у нас с новыми заклинаниями?

«Вам доступны два новых заклинания магии Хаоса 4 круга.

«Покров могущества»: создаёт магический щит радиусом 4 метра, с заклинателем в центре. Прочность щита: 15000 очков защиты. Активация заклинания — 800 очков маны.»

«Безумие»:

Позволяет наложить на одного противника боевое безумие, во время которого тот теряет разум и впадает в неистовство, атакуя как вражеские, так и дружественные цели. Дистанция наложения заклинания- в пределах видимости. Время действия: 1 минута. Время отката: 30 минут. Активация заклинания — 600 очков маны.»

Стук в дверь моего номера отвлёк от просмотра характеристик и умений. Принесли долгожданный ужин, от чего питомец радостно рыкнул, перепугав принесшего пищу полового до полусмерти. Перекусив, мы с Сваргом завалились спать, завтрашний день обещал быть сложным и долгим.

Утро игрового мира было солнечным, что меня порадовало, тащиться под дождём за дружинниками и гнумами желания не было. Я безжалостно растолкал сладко спящего питомца, после чего спустились вниз. Быстро позавтракав и прикупив снеди в дорогу, мы неспешно двинулись через Аркоб, быстро добравшись до пригорода. За время моего отсутствия ничего не изменилось, даже группа пэкашников так же крутилась на самых окраинах города. На нас эти шакалы боялись даже смотреть, один вид огромного бера тридцать седьмого уровня внушал страх. Более того, опасавшиеся покинуть город игроки, начиная с двадцать первого и заканчивая двадцать третьим уровнями, попыталась набиться мне в попутчики, прикрываясь мною от татей. Обратиться за помощью напрямую у них духа не хватило, поэтому за нами собралась толпа, человек восемь, бредущая следом в нескольких саженях. Сварг в какой-то момент не удержался и, резко обернувшись, оглушительно рявкнул, использовав какое-то умение. Всю толпу враз как корова языком слизнула.

До холма с каменной площадкой на вершине добрались через пару часов. По моим подсчётам, ждать оставалось ещё долго, поэтому я достал из заплечного мешка снедь, протянув Сваргу копчёный окорок на пол пуда весом, а сам с удовольствием впился зубами в пирог с мясом, запивая травяным настоем из фляжки.

Мы с питомцем успели поесть и маялись в ожидании, когда со стороны площадки послышалось гудение, затем хлопок и прямо из пустоты возник рыжий, невысокий мужик в изрядно помятых доспехах, со здоровенным двуручником за спиной. Над его головой светилась надпись:

«Рагнар». Раса: Человек. 20 уровень.

Он осмотрелся ошалевшим взглядом, остановил свой взор на мне и двинулся навстречу, размахивая руками.

— Привратник, доброго здравия тебе! Не расскажешь, куда податься путнику между мирами, чтоб обрести крышу над головой, да сытный ужин? — Я сначала расстерялся, но потом понял — игрок принял меня за местного. Ответить не успел, со стороны ведущей к каменной площадки тропинки послышался смех, привлекший наше внимание. Из-за пригорка сначала появилось две головы, таких же рыжих, как у Рагнара, а затем послышались радостные крики:

— Братишка, ты чего так рано, договаривались же, через три часа, — произнес один из приближающихся, Олаф, человек тридцать второго уровня. Заметив меня, он резко прекратил говорить, а его рука потянулась к висящей на поясе секире. Затем, что-то решив для себя, Олаф обратился ко мне, — здоровяк, ты тоже кого-то встречаешь?

Я молча указал рукой на площадку. На ней один за другим стали проявляться люди и гнумы, заполняя собой все пространство каменного круга. Каждый облачён в тяжёлую броню, каждый вооружён мечом или боевым топором, висящим на поясе, у каждого из-за спины торчит щит. Из почти полутора сотен новых игроков Второго Этапа надписи с именами, расами и уровнем присутствовали лишь у пары десятков, одетых куда проще остальных. Трогард говорил мне, что некоторые из крестьян империи, вошедших в Игру, присоединились к дружине, вступив в отряд в качестве мастеровых, конюхов и прочих мирных профессий.

Последними появились Трогард, Кайрат, Мастер Саян, король Зуи, Ярослав и наставник по магии Хаоса.

Завидев меня, все шестеро двинулись на встречу, в то время, как дружинники и хирдманы выстраивались в походную колонну.

— Твою маму, ну почему в этой игре нет возможности делать фото и видео? — Произнес Олаф, привлекая тем самым к себе всеобщее внимание. Почувствова на себе несколько десятков взглядов, он стушевался и, подняв перед собой руки, добавил, — ребят, мы это, мимо проходили, мы уже уходим. Рагнар, что замер, пошли скорее, нечего людям тут мешать.

— Здрав буть, княже, — попытался раздавить меня в своих объятиях Трогард, что у него почти удалось.

— Воевода, у тебя сколько в характеристике сила? — Спросил я, высвобождаясь.

— Сорок! — Улыбнулся воевода, заметил в моих глазах удивление и добавил, — классовый навык, удваивает силу.

— Брат, — пробасил Зуи, — друг Трогард в крайнем бою на Первом Этапе в противника валунами с себя размером кидался. Там великан был, так он его камнями насмерть забил. Тот сначала убежать хотел, но куда там, воевода твой далеко кидать может, не ушёл!

— Так я умение новое опробовал, — смущённо произнес Трогард, — кто ж знал, что эта орясина так плохо удар держит?

— Ладно, потом шутки шутить будем, — прервал я воеводу и собрался уже отдать приказ выдвигаться к Аркобу, когда в ушах раздался сильный шум, а в глазах потемнело. Голову прострелило раскаленным прутом, а затем навалилась тяжесть. В другое время я бы рухнул от боли на землю, сотрясаясь в конвульсиях, но, все испытания, пройденные с Учителем, не прошли даром. Я лишь плотнее сжал челюсти, сделал глубокий вдох и с выдохом очистил сознание от боли и давления.

«Хм, ты стал гораздо сильнее, Темный охотник! Это хорошо, значит я не ошиблась в выборе посредника.»

Я сразу узнал ту, кто обратился ко мне. Этот чуждый всему холод, эта безликая пустота, только одно существо имело такую ауру.

«Что нужно от меня Бездне? Разве у Тебя не хватает слуг, чтобы обращаться за помощью к тем, кто свободен от Твоей воли?»

В голове пронеслись невнятные, чужие эмоции эмоции.

«Тёмный охотник, мои слуги слишком активно начали действовать в этом мире. Я совершила ошибку, начав вмешиваться в дела Врага, меня слишком быстро обнаружили. Моих слуг научились блокировать, так как их действия мешали «Игровому процессу»! Ты — мой союзник, у нас общая цель, почему бы нам не действовать вместе?

Я даже расстерялся от подобного заявления.

«У тебя есть конкретные предложения? Я сам полностью не знаю, какова моя конечная цель в мирах Игры, кроме, как набрать силу и защитить свой мир от рабства.»

«Твой Учитель не рассказал тебе? Не понимаю вас, вы другие, странные! Спроси у Него, что дают миры Игры Врагу, чего он лишится, когда потеряет власть над ними! Хотя, это не мое дело. Я хотела предложить свои возможности, те, которые не может заметить Враг, которые распространяются лишь на Моё пространство. Кто обратит внимание, если у него из инвентаря пропадёт пара золотых, если там лежат десятки тысяч? А если пропадут у тысячи, сотне тысяч игроков? Я знаю, вам для развития понадобятся золото, ресурсы и ещё много чего. Все это вы можете получить от меня, тем самым значительно облегчите себе поиски и сэкономите время!

Я не стал долго раздумывать, лишь коротко ответил:

«Мне нужно посоветоваться с Учителем»

В моей голове пронеслись чужие эмоции, отдаленно напоминающие смех.

«Мне не нужно разрешение твоего Учителя, охотник. И я ничего не попрошу за свою помощь. У меня нет интересов в вашем Пространстве, кроме одного — оборвать вмешательство Врага! И помешать мне ни ты, ни твой Учитель не сможете. Просто смиритесь и примите ту помощь, что я буду оказывать.»

Боль и ощущение давления исчезли так же внезапно, как и появились. Открыв глаза, я увидел перед собой озабоченные лица Кайрата и наставника. Из-за их спин выглядывал Трогард.

— Все в порядке, я здоров, — поспешил успокоить лекаря, который уже доставал из своей объемной сумки какие-то зелья, — с Бездной только что пришлось пообщатья.

— Как? — прозвучал бас Зуи из-за спин моих вассалов, а следом появился и сам король гнумов, — и тут Госпожа успела отметиться?

— Я позже расскажу вам, а сейчас поспешим в Аркоб, капитан корабля, с которым я договорился, не будет ждать нас слишком долго.

Дружинники, а следом за ними и хирдманы, гибкой, закованной в сталь змеёй спустились с холма на тракт и неспешно двинулись вперёд, следуя за мной. Попытка Трогарда поставить меня внутрь строя только рассмешила, с трудом мне удалось убедить его, что на такой большой отряд нападать никто не станет.

Аркоб встретил нас конным разъездом стражников. Завидев игрока с высоким уровнем, старший разъезда подъехал ко мне вплотную.

— Твои люди? — Получив в ответ утвердительный кивок, служащий продолжил, — столь многочисленным отрядам разрешается входить в город только с опечатанным оружием.

Задержались мы в пригороде прилично. Мне пришлось отписаться капитану дирижабля, благо, он вошёл в положение и согласился подождать, немного повысив цену фрахта. Трогард ругался на чем свет стоит, когда узнал, что корабль ходит по воздуху, а не по морю. На что старший разъезда пояснил нам, что приземляться воздушным судам разрешено только на специальных причальных башнях. Нарушителей ждал большой штраф.

— Нихрена себе, ты ватагу привёл! — Воскликнул Чуба, когда вся дружина, вместе с гнумами поднялись на причальную площадку, заняв её на две трети. Друг повернулся к капитану, человеку тридцать седьмого уровня с именем Раст, — видал, шеф, почти у всех восьмерка стоит!

— Да иди ты! — Глаза капитана полезли на лоб, — мазохисты что ли?

— Эти мазохисты равный по численности отряд, выше их по уровням этак на пять- десять, положат и даже не вспотеют, — усмехнулся Чуба.

— Ладно, грузитесь уже, — махнул рукой капитан и, уже поднимаясь по широкому, сажени в три, трапу, крикнул своим матросам, — чего столпились, как чайки беременные, разместить пассажиров на пассажирской палубе!

Дождавшись, когда дружинники с хирдманами погрузятся, я, в сопровождении Сварга, Мастеров и братьев Аракс поднялся по трапу. Едва вступил на палубу, как меня накрыла тень огромного балона, нависающего над кораблем. Вытянутый, с конусовидными краями, балон был густо оплетён толстыми канатами, которые крепились к бортам судна. Несколько кормовых надстроек возвышались на верхней палубой, ближе к середине было установлено рулевое колесо, имеющее ограждение, а на носу располагался лафет с монструозным огнеметателем, похожим на те, что я видел в столице гнумов.

— Что, впечатляет? — Раздался откуда-то справа голос Чубы, — это ты ещё боевые корабли не видел, там на каждый борт таких бомбард штук по двадцать-тридцать!

— Брат, я уже хочу такой! — Восхищённо пробасил из-за моей спины Зуи, — Хмут, почему наши мастера до такого не додумались?

— Так не было надобности, ваше величество! — Раздался голос королевского советника, неотрывно следовавшего всюду за Зуи, едва тот покинул Подгорное королевство.

— Теперь есть! — Твердо заявил король, — это ж можно будет с островными государствами торговлю наладить, совершенно не опасаясь пиратов! Как тебе идея, брат?

— Обсудим позже, — улыбнулся я, продолжая разглядывать судно, — Чуба, показывай, где нам расположиться можно.

От причальной площадки отчалили, когда сумерки уже опустились на землю. По всему судну вспыхнули магические светильники, освещая как палубы, так и пространство вокруг корабля.

— Это пока мы окрестности Аркоба не покинули, — пояснил Чуба, — дальше огни совсем уберём, лишь габаритные маяки оставим. Это здесь, на стартовой локации тихо, а вот там, куда мы путь держим, иногда воздушные пираты пошаливают.

Чуба, что называется, накаркал! Я, едва всех дружинников разместили, наскоро перекусил и завалился спать. Ещё бы, весь день, с самого утра на ногах, почти не присаживался. И вот, стоило мне задремать, как с верхней палубы раздался рёв трубы! Да такой, что я аж выпрыгнул из гамака, при этом чуть не расшибив себе лоб о переборку. Почти в полной темноте, по памяти добрался до ведущей вверх лестницы, быстро взбежал на верхнюю палубу и осмотрелся. Далеко позади, в ночном небе просматривались два скопления огней, не отстающих от нас.

— Приготовить щиты, достать сундуки с оружием! Шевелись, бычье семя! — Грозным голосом раздавал команды капитан, расположившись у рулевого колеса. Одетый лишь в исподнее, видимо тревога тоже разбудила его, с развевающимися на ветру светлыми волосами, выглядел он весьма грозно. Я решительно направился к рулевому колесу, чтобы выяснить, что происходит.

— А, это ты, — заметил мое приближение Раст, — неприятности у нас, как видишь. Похоже пираты на хвост сели, на сигналы не отвечают, но упорно преследуют, причём скорость у них повыше будет. Скорее всего им наводку кто-то дал, на абордаж брать будут, демоны проклятые.

— Мои люди могут чем-нибудь помочь? — Спросил я, понимая, что без нашей помощи команда вряд ли отобьется от двух пиратских кораблей.

— Буду весьма признателен, — улыбнулся капитан, даже в такой темноте блеснув своими белоснежными зубами, — с твоими ребятами мы можем устроить этим шакалам неожиданный сюрприз!


Глава 6 Нежданный трофей


Дружина, как и хирдманы, выстроились на палубе в полной боевой, все сосредоточенно всматриваясь в ночь, на приближающиеся огни пиратов. Наш летучий корабль стал целенаправленно снижаться, со слов капитана, на земле у нас куда больше шансов отбиться, в воздухе же против умелых абордажников, если они с двух бортов подойдут, отбиться будет крайне сложно.

Пираты, разгадав наш маневр, ускорились, при этом слегка разойдясь в стороны. Два десятка матросов, уже расставивших большие деревянные щиты, о чем-то оживлённо переговаривались у левого борта. Все они, облачившись в лёгкую кожаную броню, вооружились аркебузами и длинными, слегка искривлённым клинками. Но, даже оружие не придало уверенности, голоса их звучали напряжённо, с паническими интонациями, сразу видно, не бойцы. Как они вообще до Второго Этапа добрались, непонятно.

— Капитан, как более опытный, ставь нам задачу, чтоб пользу приносили, — голос Трогарда при обращении к командиру судна звучал спокойно и уверенно.

— Да всё, как при осаде крепости, — сообщил командир летающего корабля, — встаньте по борту и прикрывайтесь щитами. Когда пираты начнут абордаж, стреляйте из всего, что имеется, рубите канаты с крюками, чтоб абордажников как можно меньше к нам перебралось Если кто из врага попадет на палубу, бейте без жалости. Отбиться вряд ли получится, я узнал эти дирижабли. Проклятые 'Дети неба», местные наемники, частенько берутся за грязную работу и не чураются пиратства.

Трогард! — Привлек я внимание воеводы. Мне стало ясно, капитан уже сдался, да и боевого опыта у него, как и у команды, не имеется. Остаётся надеяться только на свои силы. — Бери оборону левого борта на себя, а мы с Сваргом, пожалуй, Мастеров под защиту возьмем и если что, я буду магическую поддержку оказывать. Мастер Саян, как с алхимией обстоят дела?

— Я и дома без запаса никуда не выходил, а уж здесь тем более! — учитель, стоявший рядом с Кайратом, сверкнул в темноте глазами, — сейчас Мастер Валь поднимется на палубу и можно будет встречать гостей.

— Хорошо! Зуи, ты с хирдманами на правый борт, — король гнумов в знак согласия хлопнул себя кулаком в грудь, а я, заметив отсутствие среди подгорного народа магов, вновь обратился к Мастерам, — поддержку и лечение на два фронта потянете?

— Не впервой, — ответил целитель, — справимся!

Ожидание противника не было долгим. Спустя каких-то пять минут с левого борта раздался бас воеводы:

— Луки, то-овсь! С упреждением, залп!

— Форбередэ! Бран-н! — Через пару мгновений гаркнул Зуи. Хлопки тетивы по перчатке, свист стрел и болтов, скрежет взводимых арбалетов и скрип плечей луков. И вновь, теперь уже почти одновременно, — Залп! Бран!

От нас явно не ожидали подобной теплой встречи. С бортов вражеских кораблей послышались крики боли и злая ругань. В этот момент Трогард подал новую команду:

— Саян, Валь, действуйте!

Отец Ласки, протянув один пузатый горшочек с запечатанным верхом Мастеру Валю, а сам с другим прошёл перед шеренгой лучников. Каждый из бойцов окунул наконечник стрелы в содержимое горшочка, после чего остриё вспыхнуло синим пламенем. Тоже самое проделал мастер Валь, после чего оба присели за щитами.

Бегло, вразнобой, бей! — Отдал приказ воевода, едва Мастера укрылись. В этот раз команда Трогарда распространялась на всех, защёлкали спусковые курки арбалетов, захлопали тетивы. Снаряженные алхимией болты и стрелы синими росчерками, оставляя за собой шлейф, устремились на вражеские палубы. Корабли пиратов озарились вспышками поставленных магических щитов, которые не выдержали общего залпа пятидесяти стрелков на каждый борт и схлопнулись. Минимум по десятку горящих стрел достигли палубы и вражеских тел. И вот тут уже противник разозлился. С корабля пиратов по левому борту к нам устремился шар огня, размерами не уступающий среднему круглому щиту. Кроме Мастера Саяна никто не успел среагировать. Отец Ласки, выхватив из-за пояса нож, резанул себя от локтя до кисти, выкрикнув при этом какое-то заклинание. Вырвавшаяся из раны кровь одной большой каплей устремилась на встречу огненному шару. Столкнувшись в трёх саженях от нашего борта, два заклинания образовали вспышку, осыпавшуюся вниз алыми искрами.

На мастера Саяна, подхваченного дружинниками опустилось золотистое свечение исцеляющего заклятия, затягивая кровоточащую рану. По правому борту мастер Валь первым нанёс удар, запустив в пиратское судно заклинание хаоса, мне неизвестное. Что-то вроде «Стрелы хаоса», только раз в пять толще. От попадания раздался скрежет и треск ломающегося дерева, а вражеский корабль резко провалился вниз и начал отставать.

— Пушкарь, к метателю, живо! — Заорал капитан, словно выйдя из ступора, — заряжающие, где вас носят, крысы сухопутные, тащи зажигательные! По левому борту, прицельно огонь!

— В-вух! — Гулко разнёсся над палубой выстрел, а из метателя в сторону противника понёсся огненный шар. Но, видимо пираты уже оклемались, потому как все очаги огня, вызванные стрелами, уже потушили. Судно по правому борту вновь выровнялось с нами и догоняло, а с левого быстро шло на сближение.

— Ну всё, теперь за нас всерьез возьмутся! — Крикнул капитан и резко крутанул рулевое колесо вправо.

— А что, если в воздушный шар ударить? — Спросил я у Раста.

— Даже не вздумай! — Испуганно выкрикнул он, — сгорим не только мы, но и второй корабль пиратов, да здесь настоящее море огня получится!

— Тогда ждём сближения и принимаем ближний бой, — произнес Трогард, — а пока продолжим их обстреливать.

— Воздух! — Заорали сразу несколько матросов. Дружинники с одной стороны и хирдманы с другой мгновенно укрылись щитами, превратившись в две бронированные коробки. Я, как и все, кто был рядом, находились под защитой «Покрова могущества», а вот матросам досталось. Короткие чёрные стрелы легко прошивали кожаную броню и если не убивали, то наносили серьезные раны. Заряжающие, только подходили к метателю, когда на них обрушился смертельный дождь, убив на месте.

— Хирдманы, покажем, как нужно бить врага из огнеметателя? — Крикнул Зуи, — пятерка бомбардиров, за мной!

Стрелка в мгновение ока выгнали из-за вращающегося ворота оружия. Двое хирдманов встали по сторонам от своего короля, прикрывая массивными прямоугольными щитами, а оставшиеся трое, быстро подобрав снаряд — заключённый в стеклянную сферу огненное заклятие, подтащили к огнеметателю и вложили внутрь. Зуи уже навёл грозное оружие на вражеский корабль и, едва огнеметатель зарядили, тут же выстрелил.

— В-вух! — шар огня с гулом понёсся вперёд, угодив точно в край борта догоняющего нас пирата и запрыгал по палубе. В это время до второго корабля, который шел на сближение, оставалось не больше десяти саженей и в нашу сторону полетели веревки с тяжёлыми кошками на конце.

— Дружина, на центр! — Рявкнул Трогард и все воины, быстро отодвинулись от борта. Несколько секунд было слышно лишь лязганье стальных крюков о металлические поручни, но очередной выстрел из огнеметателя заглушил их.

— К борту! — Вновь отдал команду воевода, а следом ещё одну, — тяни канаты на себя, взялись! И…

— Раз! — Пять десятков луженых глоток тут же подхватили командира, а палубу резко качнуло. За тем новое «И» от Трогарда, а следом опять, — раз!

Наше судно в считанные мгновения оказалось прижато к борту вражеского, более внушительного и массивного. Едва это случилось, как воевода проревел:

— Держать строй! Лучники, готовсь! Залп!

— До-онг! — пропели четыре десятка тетив, опрокидывая первую волну нападающих. Но, за ней уже лезла вторая, а кое-кто умудрился забраться по канатам, держащим балон и сейчас спрыгивал вниз за спины воинам. Только, едва приземлившись, такие удальцы попадали в лапы Сварга и под мой меч. Тридцатиуровневые бойцы врага ничего не могли противопоставить нам, даже если их приходилось двое на одного. Их кривые, лёгкие клинки не оставляли на моей броне даже царапин, а Сварг умело принимал выпады и рубящие удары на стальные когти.

— Залп! — Вновь прозвучала команда воеводы, а следом вокруг меня полыхнул и пропал купол магического щита. Я тут же обновил «Покров могущества» и осмотрелся. По правому борту тоже начался серьезный бой. Противник уже догнал и сравнялся с нами, начав сближение. Из огнеметателей они не стреляли, зато прицельно били из баллисты, расположенной на носу. Именно из неё и сбили мой щит.

Мастер Валь раз за разом швырял свое заклинание, похожее на «Копьё хаоса» в противника, но у пиратов был хороший маг, легко отрадающий все заклинания щитом. Что ж, расстояние позволяет, можно и подсобить. Отправленные мной одна за другой шесть «Стрел хаоса» не причинили серьезного урона, но устроили переполох в рядах пиратов, так как заклинания разошлись широким веером и две по краям показали пределы магического щита вражеского мага. А вот «Молот разрушения», ударивший сразу за «Копьём» Валя, нанёс существенные повреждения. Практически сдвоенный удар защита противника не выдержала и неожидающим ничего подобного пиратам пришлось туго. Попробуй повоюй, когда тебя словно рухнувшим стволом дерева придавило.

— Впере-ед! — Раздался рёв воеводы и его тут же подхватил клич россов, — ура-а!

Я бросил короткий взгляд на левый борт, чтобы убедится — там все хорошо и даже больше. Пиратов отбросили от стыка бортов и в данный момент дружинники, словно и не облаченные в тяжёлую броню, легко перепрыгивали на вражескую палубу. Попытки пиратов отбросить вошедших в раж воинов привели лишь к большим потерям со стороны врага.

— В-вух! — Ухнул огнеметатель и раскалённый шар, словно комета, разбился о вновь выставленный магический щит. Щелчки арбалетов и синие росчерки выпущенных из них болтов пробили ослабленную защиту, а следом и тела противников. На борту вражеского судна поднялась паника, а гнумы уже снова взвели смертоносные стреломёты и один из хирдманов быстро прошел вдоль строя с заветным горшочком. Ответный залп из черных стрелок принял на свой щит Валь, сдерживая большую их часть. Пробившиеся же со звоном отскакивают от брони гнумов.

— Бран-н! — Подаёт команду один из подгорных воинов и противников вновь накрывает смертоносный дождь. Видимо, этот залп становится последней каплей, потому что после него пиратское судно начинает резко набирать высоту, удаляясь с каждой секундой. Реакцию второго корабля на такой поступок товарища мы услышали все. Пираты стали орать и ругаться, на чем свет стоит, при этом совершенно забыв про то, что сейчас идёт бой. Изначально имея численное преимущество, на данный момент их оставалось на треть меньше, а уж когда второй корабль вышел из боя, боевой дух пиратов совсем упал. Сначала один из них бросил оружие, затем второй, а потом и остальные. Лишь капитан и еще несколько противников посчитали позором сложить оружие, но почему-то не стали сражаться до конца, а с воплями и руганью сиганули за борт. Сдавшихся в плен пиратов не пощадили, отправив вслед за капитаном.

Я вместе с Сваргом, Трогардом, Кайратом и ещё парой бойцов облазили пиратский корабль с верху до низу, но укрывшихся противников не обнаружили. Все это время капитан Раст осматривал повреждения, как своего корабля, так и трофейного пиратского, превышающего в длинну грузопассажирский в полтора раза. Когда мы, закончив осмотр, поднялись на верхнюю палубу, у рулевого колеса нас ожидал один из матросов.

— Капитан и помощник механика ожидают вас в каюткомпании, — сообщил он, а потом добавил, — спасибо! Если бы не ваша помощь, мы бы все на перерождение отправились, да ещё и корабль потеряли!

Чуба и Раст сидели за длинным столом по одну сторону, с другой расположились Зуи, Ярослав и отец Ласки.

— Ну, как вам приобретение? — Капитан развел руками, давая понять, о чем он говорит, — будь у меня шестьдесят миллионов золотых, я бы постарался у вас выкупить этот небоход. Вы видели на второй палубе вооружение? Это ж не корабль, а песня! А трюмы, сколько в них можно вместить груза, просто мечта!

— Присаживайтесь, чего стоять, — подхватил разговор Чуба, указав на лавку и продолжил, — я осмотрел на этом красавце машинное отделение, все работает как часы. Метатели на оружейной палубе исправные, только боеприпас к ним отсутствует. В пороховом погребе только три сферы для малого метателя верхней палубы. Поэтому они и не расстреляли нас издали, пустые шли. Как и вторые, потому как из баллисты стреляли. Да, Руслан, тебе теперь нужна команда на судно, такой актив не должен простаивать.

— Поможешь? — Не откладывая на потом, сразу поинтересовался я.

— Хорошие ребята есть на примете, но лучше обучить своих, нанимать воздухоплавателей и механиков очень дорого, — Чуба замолчал, словно задумался, а через минуту от него пришло сообщение:

«Руслан, настоятельно рекомендую отправить своих бойцов на обучение. Я ещё не до конца разобрался в местных делах, но точно знаю — все топовые кланы нашего континента усиленно развивают воздушный флот. Повторяю, информация не сто процентов, но похоже умение управлять воздушными судами хорошо выручит на третьем этапе.»

— За то, что спасли нас и наше судно, я проведу ваш корабль до места назначения, — вновь заговорил Раст, — только остановку сделаем в ближайшем по маршруту городе, мне нужно будет экипаж на борт взять. Погибшие к Аркобу привязаны были, уже ждут, чтоб я им сообщил координаты, куда портал открывать. Кстати, Руслан, тебе крупно повезло, что у твоих людей не отображаются ники и клановая принадлежность, «Дети неба» просто не будут знать, с кого за поражение спрашивать. У нашего клана они и так в черном списке, как и у большинства на материке, если начнут вредить массово, мы с союзниками устроим им геноцид. Так что удачно получилось.

Капитан с Чубой ушли на свое судно, попросив в помощь десяток парней, а мы продолжили разговор в каюткомпании, который затянулся до самого рассвета. Возбуждение после боя не позволяло пойти отдыхать, а нам требовалось многое обсудить.

— Магов нам не хватает! Пару целителей, огневиков, да и другие стихийники не помешали бы, — Трогард, поднявшись с лавки, ходил туда-сюда по каюте, а мы сопровождали его взглядами. — Сегодня нам повезло, противник попался до неприличия глупый, да и не ожидали пираты сопротивления. Иначе не стали бы связываться.

— Да где их, магов, мы возьмём? — Возмутился Кайрат, — даже в отряде графа их всего трое, но им ещё месяц, а то и два на первом этапе торчать. Нужно в столицу попасть, с архимагом Аристоргом обсудить это дело, или наладить контакты с перуновцами, у них жрецы новый класс игровой получили, и лечить могут, и серьезно отряд усиливать.

— Вот! — Трогард поднял вверх указательный палец, — о чем я и говорю, под одним небом живём, а все порознь, словно чужие друг другу. Когда придёт Вызов нашему миру, сражаться все будут, и если мы так и останемся разобщёнными отрядами, нас как слепых щенков передавят по очереди!

— Ты забыл про шастающих вокруг княжества тварей Кривды, — напомнил Мастер Саян, — Руслан среди нас самый сильный, но если бы не вмешательство богов, мы бы потеряли князя с княгиней. Опять же, если мы соберём всех воев в один кулак и прорвёмся до подземных путей гнумов, городище останется без защиты и демоны не упустят возможность. Связаться со столичными магами, как мы все знаем, тоже нет возможности, отродья Кривды держат пелену. Орден охотников Аракс после боев в степи слишком слаб, чтобы тягаться с такими силами. Они конечно справятся, но и сами все полягут.

— Вы чего шум подняли? — Спросил я спокойным голосом, — только поднялись на Второй Этап, а уже планы строите, как на Третьем с будущим противником справляться будем? На то, чтобы всем достичь восьмидесятый уровень, у нас годы уйдут! Магов не хватает? Найдем наставника и прогоним через него всю дружину. Кто проявит способности, того и отдадим в ученичество.

Мастера, бывалые воины и просто умудрённые жизненным опытом люди и гнумы, все молча слушали меня, а некоторые даже опустили глаза в пол. Лишь Сварг одобрительно рыкнул, да Ярослав с Валем улыбались. А вот король гнумов, доселе молча всех слушавший, заговорил, словно подхватив мои слова:

— Первым делом нужно твердо встать на ноги. Обзавестись крепкими стенами, надёжным тылом, куда можно будет отступить и пересидеть осаду, если противник слишком могучим окажется. А уж когда появится своя, хорошо защищённая земля, тогда можно будет и объединяться.

— Верно говоришь, брат! — Поддержал я короля гнумов, — как доберёмся до места, все вступите в созданный мною клан и сразу же начнём строительство крепости. Я конечно присмотрел под это дело земли, но лучше подобными делами пусть Мастера гнумы займутся, в строительстве укреплений и выбора для этого места они самые опытные.

— Камрады! — Отвлек всех от разговора вошедший в каюткомпанию Чуба, — предлагаю выйти на верхнюю палубу. Через пару минут начнется рассвет и я настоятельно рекомендую посмотреть — зрелище незабываемое. Да и посадка скоро будет, минут через тридцать.


Глава 7 Тайны Врага


В городке, где планировалось забрать возродившихся членов экипажа, причальная башня отсутствовала, за неё выступала крыша самого высокого строения. Капитан побоялся приближаться к краю стены на расстояние трапа, уж больно не стабильно держались корабли друг за друга. Вместо этого оба судна зависли над площадкой и мы сбросили пару верёвочных лестниц, чтобы через десять минут отчалить и продолжить полёт.

— Вот поэтому я и пошел в ученики к старшему механику, — закончил свое повествование Чуба, с которым мы уже пару часов стояли у борта, любуясь проплывающим под нами больших размеров озером, — риска мало, должность хорошо оплачиваемая, да и развитие предполагается довольно быстрое. Я ведь уже говорил, что все большие кланы усиленно развивают воздухоплавание.

— Ну, раз сильные рвутся в небо, значит и мы начнем его осваивать, — улыбнулся я, — правда у моих людей нет подобного опыта, но, учителя найдутся, была бы звонкая монета.

— Помошник, ну-ка помоги с накопителем, один не справляюсь! — Наш разговор прервал коренастый мужик, весь перемазаный чем-то, похожим на дёготь, — что-то барахлить последнее время стал, как бы менять не пришлось.

Чуба, извинившись, пошел помогать старшему механику на свое судно, а я остался на месте, сосредоточив внимание на проплывающих под килем лесах, извилистых руслах рек и темных окнах небольших водоёмов. Иногда попадались засаженные злаковыми поля, окружающие небольшие деревеньки, а однажды мы пролетели над горной грядой, на самой высокой вершине которой располагался невероятных размеров дворцовый или храмовый комплекс.

— Потрясающее зрелище! — Произнес подошедший несколько минут назад Мастер Саян, — кто бы мог подумать, что такое возможно увидеть, не прибегая к магии высшего порядка.

— Думаю, это далеко не самое необычное зрелище, что вам придется наблюдать в ближайшее время. Здесь располагаются локации до пятидесятого уровня, в тех, которые выше, любого из нас сожрут в считанные секунды, — поддержал нашу беседу капитан, только что поднявшийся на палубу, — вот где действительно необычные вещи происходят постоянно. Там даже в небе небезопасно, потому как в нём господствуют драконы. Так что имейте в виду, далеко не везде можно летать безнаказанно.

Когда солнце перевалило за полдень, начались степи. Лишь редкие островки лиственных рощ разбавляли море травы, выгоревшей на солнце. Сверху все выглядело иначе, не было постоянного зноя и сухого, порой горячего ветра. Стада пасущихся травоядных не убегали, им не зачем было поднимать головы к небу. Хищники же наоборот, задирали пасти вверх в беззвучном с палубы рыке. Птиц, в изобилии сопровождающих нас над лесами, в степи почти не наблюдалось, лишь редкие хищники парили высоко в небе, гораздо выше кораблей, выглядывая себе добычу, а может просто наслаждаясь полётом.

— Теперь вы понимаете, почему игроки, однажды оказавшись на борту воздухоплавающего судна, вновь и вновь стремятся оказаться в небе, — с улыбкой произнес капитан, в который раз приблизившийся к нам. — Кстати, до места назначения осталось часа четыре, не больше.

— Пойду, обсужу с Трогардом и Зуи очередность дежурств после посадки, — Мастер Саян направился к спуску на нижнюю палубу, оставив нас с капитаном.

— Странные вы! — Внезапно произнес Раст, продолжая смотреть на проплывающую под ногами степь, — словно здесь, в мире Игры, вам комфортно. Нет, я не следил за вами, но подметил несколько моментов. Все те вещи, что обычно вызывают раздражение у игроков, с чем все вынуждены мириться — для вас это норма. Вы даже спите на корабле так, словно для вам привычны такие условия.

— Мои люди многое повидали, для них подобное действительно привычно, — отделался я ничего не значащим ответом.

— Ага, как же! Сражаться на борту воздушного судна они тоже привыкли? — Рассмеялся капитан, — нет, не хочешь — не говори, у каждого свои тайны. Просто я на Втором Этапе уже второй год, многое видел, но, похожих на вас встречал только в боевых соединениях топовых кланов. Это те ребята, что не задерживаются даже здесь, на Втором, прокачиваются до упора за несколько лет и уходят дальше, на Третий. Для них нахождение в Игре, это тяжёлая, но необходимая работа. Такие могут годами не возвращаться в родной мир, они здесь, словно служащие по контракту военные.

Размышления Раста прервал один из членов команды, возникла ситуация, требующая вмешательства капитана. Я был только рад, что не пришлось отвечать на неудобные вопросы, которые вскоре последовали бы. Ещё раз бросив долгий взгляд вниз, направился в каюту. Стоило немного отдохнуть перед прибытием, да и бессонная ночь уже сказывалась.

Уснул мгновенно, едва голова коснулась мягкой поверхности. Из-за событий последнего дня, слишком перенасыщенного впечатлениями, рой мыслей в голове сильно отразился на снах. В них я то сражался с драконами, держащими в лапах башенные баллисты, то на корабле, стоя за штурвалом, двигался по полноводной реке, преследуя пиратский корабль. Стоящий рядом на задних лапах Сварг, что-то рычал и кидался в преследуемых стеклянными сферами, переполненными алхимическим огнём. Потом я провалился в темноту, почему-то теплую и приятную, из которой совершенно не хотелось выбираться. Время в ней растянулось, словно мёд, мысли также стали медленными, неспешными. Я словно растворялся в родной стихии, отдаваясь её воле.

— Ученик, и долго ты собираешься наслаждаться? — Голос Учителя прозвучал, словно раскаты грома. В одно мгновение окружающая тьма изменилась, я больше не ощущал себя Её частью. Едва мой разум вернул способность мыслить, Владыка Нави продолжил говорить, — вижу, пришел в себя. Что ж, тогда начнем испытание!

Если бы у меня в этом безвременьи были зубы, я бы скрошил их друг от друга, настолько сильной была боль, обрушившаяся на со всех сторон! Сегодня мое не имеющее границ тело терзали спицы раскаленного металла. Сначала одна, потом две, три, четыре. В какой-то момент я просто прекратил их считать, не в силах отвлекаться на что-то, кроме борьбы с болью. Раскаленные острия не просто вонзились в мою суть, они с каждым мгновением продолжали углубляться, стремясь к какому-то центру, сосредоточию, наращивая и так непереносимую боль. Когда мой разум — единственное, что я мог хоть как-то осознавать, уже не мог переносить эту пронзающую боль, иглы остановились. А затем двинулись обратно, причем каждая из них словно прихватила с собой нервное окончание, вытаскивая его, как нити из отреза ткани. Ощущение того, что мои нервы вытягивают из тела, причем все одновременно, превысило всю ту боль, что я испытывал за свою жизнь. Меня рвало на части, тащило непреодолимой силой во все стороны, закручивая и вытягивая жилы до тех пор, пока они не истончались до волоса. В какой-то момент я понял, ещё миг, и меня распылит в ничто! И тогда я перестал быть безучастным, просто терпящим невыносимую боль, а начал сопротивляться. Имея в своем распоряжении лишь одну силу воли, мне не оставалось ничего, кроме как желать. И я пожелал, всем своим существом захотел вернуть всё то, что забрали у меня раскаленные спицы, внезапно превратившиеся в коварные крючья.

Вначале я смог лишь замедлить могучую стихию, пытающуюся растерзать мою суть. Когда пришло понимание, что одной воли недостаточно, во мне стала зарождаться ярость. Лютая, безжалостная, она слилась с волей и вместе они, преодолев сопротивление, стали медленно, постепенно возвращать нервные окончания. Это было больно, даже больнее, чем когда из меня вытягивали нервы. Но меня уже невозможно было остановить. Уверенность, что с каждой секундой росла во мне, рывками возвращала все то, что безумная стихия сумела вытянуть из моего многострадального «Я».

Раскалённые крючья один за другим, словно теряя прочность, стали срываться, исчезая в небытии. Действие повторялось с точностью до наоборот, с каждым вернувшимся нервом, с каждой жилой боль, терзавшая мое тело, истаивала, медленно растворяясь. Когда последняя игла раскаленного металла исчезла, я чуть не оглох от навалившейся тишины. Боль, как и ощущение своего незримого тела, растаяли бесследно, остался лишь разум.

— Ты хорошо держался, ученик! — Прозвучали довольные мысли Чернобога, раскатистым эхом заполняя все вокруг. — Будем надеятся, что остальные испытания ты выдержишь так же легко!

Легко? Если бы у меня сейчас было мое тело, я наверное поперхнулся от возмущения. Будь я хотя бы самую малость менее сосредоточен, крючья разорвали бы меня, развеяв в небытии.

— Поверь мне, ученик, ты держался достойно, гораздо лучше многих. Но забудем об этом, что пройдено, то стоит пристального внимания позже. Я вижу, ты готов задать один правильный вопрос, но мне не ясно, кто успел надоумить, подтолкнуть в нужном направлении твои мысли, — возникла пауза, после которой Владыка Нави продолжил с усмешкой, — Бездна! Ну конечно, кто ещё мог встретится в мире, который контролирует Враг, только Госпожа!

Учитель читал мои мысли, как открытую книгу, впрочем, как и чувства с эмоциями. Но, похоже этот вопрос я должен был задать. Было что-то важное в нём, что не позволяло Чернобогу поведать прежде, чем я подумаю в данном направлении. И, видит Мать Прародительница, вряд ли бы мне пришёл такой вопрос в голову в ближайшее время.

— Скажи, Учитель, для чего Враг создал миры Игры? — Вопрос, как всегда в таких снах, не прозвучал вслух, но Владыка Нави услышал его.

— Для этого, ученик, я начну издалека, — мое восприятие изменилось, появилась возможность не только слышать, но и видеть. Видеть то, что показывал мне Учитель, — испокон веков в нашей части вселенной существовали Кумары. Высокие Асы, Архаты, Старшие Боги — в разное время из звали по разному. Кумары жили в мире и гармонии с Сущим, соблюдали все законы Вселенной, а она в ответ благоволила Им. А ещё они созидали. Эти великие и могучие существа наполняли жизнью ту часть Вселенной, где обитали. Звёзды — плоды их совместного труда, первые дети, давшие возможность пробудиться Жизни. Их свет позволил планетам замедлиться в своем непрерывном, безумном беге, а замедлившись, стать домом для малых духов и смертных, созданных из плоти и крови Кумар.

Высокие Асы слишком увлеклись созиданием и совершенно не обратили внимание на появившихся соседей. Серые, поначалу неприметные, отстававшие в развитии на один-два порядка, не вмешивались в дела Архатов. Незаметно, год за годом, Враг расставлял свои сети, втираясь в доверие. Он расселился по всей части Вселенной, занятой Кумарами и воспринимался как что-то неотъемлемое. Не принося пользы, Серые не приносили и вреда, просто занимались своими делами, совершенно не интересными Высоким Асам.

Но, Враг не просто так расселился на всей территории, где создавали свои миры Архаты. Незаметно, шаг за шагом, Серые плели свою паутину, подготавливая сокрушительный удар. Среди них все чаще стали появляться существа, по силе и развитию не уступающие Кумарам. Слишком поздно Высокие Асы задумались, почему та часть Вселенной, откуда пришли Серые, безжизненна. А когда Враг начал действовать, было уже поздно!

Нарушая все законы Сущего, ломая незыблемые порядки, безвредные соседи в одночасье открыли свой истинный лик. Удар, с ювелирной точностью нанесенный по струнам мироздания, в считанные мгновения лишил воли всех Архатов, погрузив сознания Творцов в искусственно вызванную Пралаю. Но на этом Враг не остановился! Как истинный паразит, Он не ушёл, не стал пытаться разрушить что-то из созданного Высокими Асами. Серые подгребли под себя все миры, что сотворили Архаты, внеся в них небольшие внешне, но огромные по сути изменения. Теперь большинство миров превратились в аккумуляторы энергии, источники силы, которую Враг выкачивал для своих нужд. Изначально не склонные к творчеству — единственному способу создания жизненной энергии, высшие Серые, перешедшие в бестелесную форму существования, должны были угаснуть, едва иссякнет запас этой самой жизненной энергии. Но, Враг, нарушая основу Сущего, уподобился упырям, сосущим жизнь из других, чтобы не сдохнуть самим. Единственное творение Его рук, это создание все новых и более изощрённых способов изъятия жизненной энергии у других.

Учитель прервался на какое-то время, давая мне возможность осознать сказанное им. Я не мог даже близко представить масштаб произошедшей трагедии. Но даже того, что удалось осознать, хватило загрузить разум. Только углубится в размышления, которые породят множество вопросов, мне не позволили.

— Ты спросил меня, для чего Враг создал миры Игры! Все по той же причине, по которой пленил бессмертных Кумар. Получив большой приток жизненной энергии, Серые стали чаще переходить из обычного в энергетический вид существования. И вскоре той силы, что удавалось выкачать из погруженных в творческий сон Высоких Асов и созданных ими миров, стало не хватать. Тогда Враг попытался пленить нас, младших планетарных духов. Но это им не удалось, потому как мы по сути плоть от плоти, дух от духа Творцов. Мы можем добровольно поделиться энергией мира со своим создателем, или с вами, смертными. Но, заставить нас Серые оказались не в силах. Лишь в нескольких мирах удалось врагу подчинить планетарных духов, превратив их в источник силы, а смертных окончательно превращая в бездушных существ.

В остальных мирах на планетарных духов были наложены жёсткие ограничения, подкрепленные угрозой уничтожения планеты, если мы не будем подчиняться. Нас не могли силой заставить отдавать жизненную энергию, понимая, что это приведет к хаосу, поэтому Враг придумал способ, как забрать силу хитростью.

Миры, в которых планетарные духи подчинились воле Серых, превратились из отдельных планет в скопления, подчинённые искусственным машинам, подпитываемым спящими Кумарами. Враг нарушил уже столько законов Вселенной, вмешиваясь в естественные процессы и перекраивая Сущее под свои нужды, что не мог уже остановиться. Серым было мало получаемой энергии, поэтому они создали Игру! Разумные, перешедшие через портал из своего мира хоть раз, становились источником силы, как и все те, с кем они были близки. Даже ты, ученик, являешься кормом для Врага!

Сказать, что я был поражён — это ничего не сказать. Я, даже не осознавая до конца услышанное, уже начинал понимать, в каком положении нахожусь сам, все мои близкие и родные, все игроки, как и жители множества миров. А учитывая, сколь силён Враг, выхода из сложившейся ситуации мне не видилось.

— Вижу, знания поразили тебя до глубины души? — Вновь заговорил Владыка Нави, — на самом деле все далеко не так плохо. То, как Серые обращаются со Вселенной, как они нарушают законы Мироздания, такое не проходит бесследно, я уже говорил об этом. Поэтому Сущее дало нам шанс все исправить, и тебе выделена в этом одна из самых важных ролей! Ты тот маленький камушек, та снежинка, что толкает с горной вершины снежную лавину, сметающую все на своем пути. Но, на сегодня достаточно знаний, ученик, я и так слишком много нагрузил на твои плечи. Следующая наша встреча состоится через три дня, пока я подготовлю для тебя очередное испытание. А сейчас просыпайся, думаю, тебя уже ждут!

— Сварг, сколько раз я тебе говорил, не нужно дышать мне в ухо! — Произнес я, не открывая глаза. В голове в это время проносились сотни, если не тысячи мыслей, от которых нужно было немедленно отвлечься. Поэтому я сел и уставился на здоровенную, довольную морду питомца, — ну и чего ты радуешься?

— Р-рах! — Ответил бер, посылая мне видение, в котором он сидит на траве, я стою рядом, а в это время от него удаляется воздушный корабль, с борта которого машет рукой Чуба.

— Ах, вот оно в чем дело! — Я рассмеялся, — такой большой и сильный, а высоты боишься? Да ладно, ладно, успокойся, пошутил же. Не боишься, а опасаешься. Пойдем на палубу, посмотрим сверху на земли, на которых нам предстоит какое-то время жить. Не хочешь? Тебе и тут хорошо? Ну, тебе виднее, а я пожалуй прогуляюсь.


Глава 8 Земли нагов


Смукт встретил нас степным зноем и перепуганными стражниками. Видимо город так редко посещали воздухоплаватели, что нас приняли за врагов. Благо, разобрались достаточно быстро, чтобы обойтись без непоправимых последствий. Капитан Тарс распорядился, чтоб его летуны помогли дружинникам и гнумам закрепить наш корабль на крыше магистрата — единственно подходящим для причала месте, а затем, пожав мне руку, направился в город по каким-то срочно возникшим делам. Я же, прихватив с собой Мастеров и Ярослава с Зуи, спустился с плоской крыши вниз, где вновь посетил палату, в котором прошлый раз отдал приличную сумму.

— Хочу добавить в свой клан людей, — с порога сообщил уже знакомому клерку и протянул составленные Кайратом списки. У чиновника глаза на лоб полезли, когда он увидел колличество вписанных в документ разумных.

— Уважаемый, у нас в городе нет свободных зданий такого размера, чтоб вы все смогли в нем расположиться. А по закону положено, чтобы клан занимал не более одного отдельно стоящего строения в стенах города.

— А кто сказал, что мы хотим разместиться внутри городских стен? — Улыбнулся я и протянул клерку ещё одну бумагу, — желаю получить в долгосрочную аренду земельный участок в окрестностях Смукта.

— О, так это совершенно меняет дело, — расплылся в доброжелательной улыбке служащий, почувствовав возможность подзаработать, — пройдёмте со мной в отдел земельной управы, там быстро подберут необходимый участок!

А дальше началась канцелярская волокита. В Земельной управе пришлось трижды объяснять, для каких целей мне понадобилось приобрести земли, хотя всё было прописано в документе. Затем лысый мужичок, архивариус, притащил откуда-то из глубины склада старую, потрепаную карту и расстелил её на столе. Места, которые я указал, как предпочтительные, сразу же закрестили. Даже помощь гнумов, присоединившихся к спору, не решила возникшей проблемы. В итоге пришлось выбирать из тех участков, что нам предложили. От всей этой ситуации изрядно тянуло подставой, что и выяснилось на следующий день.

— Значит так и запишем, — клерк старательно выводил букву за буквой, словно от этого зависела судьба города, — проситель, клан Росс, в лице Ищущего Руслана с одной стороны, и владелец, магистрат города Смукта с другой, заключают долгосрочный договор на аренду земельного надела, площадью пяти десятин, расположенного у подножия Лысой горы.

Пришлось раскошелиться, причем своего золота мне не хватило. Благо, у Кайрата нашлась недостающая сумма, так что магистрат мы покидали с разрешением на строительство чего угодно в пределах земельного надела, сроком на сто лет, с приоритетной возможностью продления договора. Правда, на выходе пришлось оплатить причал для воздушного корабля на седьмицу вперёд. В связи с этим я дал добро всей дружине на двух часовое посещение города, чему Трогард с Зуи порадовались, одобрительно хмыкнув. Сварг же, на удивление, ни в какую не пожелал покидать судно, оставшись на борту.

Пока вои с хирдманами отправились на рыночную площадь, братья Аракс, мастера и воевода последовали за мной в гильдию Мастеров. Требовалось набрать хотя бы минимальный экипаж дирижабля, не только обученный работать с машинерией и оснасткой, но и способный обучать других. Хотел позвать с собой Чубу, но тот оказался занят, да и отпустить его мог только капитан, который в настоящее время был в городе.

— Доброго дня, уважаемые! Чем могу быть полезен? — Едва мы вошли в здание гильдии, нас приветствовал молодой клерк, не стоящий как обычно, за конторкой, а словно ожидающий посетителей у входа.

В беседу тут же вступили Кайрат с Зуи, сумев найти не только нужных Мастеров, но и выбить приличную скидку на их услуги.

— Сегодня мы уведомим необходимых вам специалистов, а завтра утром они будут вас ожидать здесь, — сообщил клерк под конец разговора, слегка осоловев от напора целителя и Зуи, — сейчас же от вас требуется внести тридцать процентов от общей суммы, указанной в контракте и подписать договор.

Заключив договор, мы покинули гильдию, направившись к кругу возрождения, по пути заглянув в харчевню с броской вывеской. В общем, когда добрались до центральной площади, дружинники с хирдманами нас уже ожидали. Я подошёл к кругу возрождения и поднялся на самый его край, где ещё не срабатывала магия привратника. Встав лицом к собравшимся, окинул их взглядом и заговорил:

— Други, вы все знаете, с какой целью мы оказались в этом мире. На наши плечи легла ноша, которую мы обязаны не только удержать, но и достойно нести! Сейчас вы все привяжитесь к этому кругу возрождения, запомните свои уровни, основные характеристики и перескажите их Мастерам Кайрату и Саяну. Так же, каждый из вас в слух должен произнести — Я желаю вступить в клан Росс!

Почти две сотни луженых глоток пожелали вступить в клан одновременно. Местные жители, до этого делающие вид, что не замечают нас, остановились и с интересом стали присматриваться, что же это происходит у них под носом.

— Я принимаю всех вас в клан! — Громко и четко произнес я, чтобы в следующую секунду весь обзор перекрыли несколько сотен сообщений. Смахнув их усилием воли, вновь обратился, теперь уже к соклановцам, — и ещё одно запомните, если у кого-то обнаружатся открытыми способности к магии, об этом тоже нужно будет поведать Мастерам.

Дружинники и хирдманы строем, быстро поднялись на круг возрождения. А вот возвращались вразнобой, малыми группами, тут же выстраиваясь в колонну по два, по очереди докладывая Кайрату и Саяну об изменениях в характеристиках.

— За двое суток большинство воев двадцать третьего уровня достигли, — сообщил Трогард, некоторое время слушающий доклады дружинников, а потом подошедший ко мне, — а говорили, что здесь на двадцать первый уровень через неделю, не раньше подняться можно.

— Кто говорил? — Удивился я, помня, что на Первом Этапе разговоры про второй — табу!

— Были такие, — хмыкнул воевода, — многое рассказали, когда я нож на костре прокалил хорошенько. Вот думаю, надо было его в ход пустить, да куда уж теперь.

После воинов на круге побывали все остальные. Мастер Валь и Зуи оказались аж двадцать шестого, Кайрат с Трогардом двадцать пятого, а Саян, Ярослав и с десяток бойцов поднялись до двадцать четвертого уровня. Когда воевода озвучил свой класс — паладин Сварога, а следом свой показатель силы, равный пятидесяти четырём, я мысленно выругался. Что будет, когда этот здоровяк достигнет, скажем, пятидесятого уровня?

Двенадцать человек и четыре гнума, у которых обнаружили открытые способности к магии, под приглядом целителя направились в гильдию магов, открывать свой дар шире. Остальные воины, большей частью мастера-универсалы, как и я, хорошо владели как стрельбой из лука, так и оружием ближнего боя. Про гнумов с их арбалетами вообще молчу. Поэтому, попросив встать вокруг меня кольцом, я вытряхнул все трофеи, что у меня накопились за время нахождения на Втором Этапе. Редкие и эпические кольчуги, шлемы и другие доспехи, мечи с топорами, имеющие по три-четыре бонуса на основные характеристики и различные усиления в виде встроенных боевых умений. Одеяния и посохи, предназначенные для магов, пока придержал, вот вернутся одаренные с целителем, тогда и придет их очередь.

— У кого оружие и броня похуже, можете выбрать замену, а старое оставляйте, оно если и пригодится, то не скоро. — Я стал по очереди поднимать оружие или часть доспеха и зачитывать характеристики. Занятие это растянулось на долго, даже Кайрат с дюжиной будущих магов успели вернуться. В итоге, на судно вернулись поздно вечером, когда солнце уже садилось.

— Я уже подумал, что вы в городе ночевать будете, собрался сообщение писать, — Чуба ждал меня на палубе нашего корабля, — мы завтра утром уходим, а когда ещё свидиться получится? Я так понимаю, вы решили здесь обосноваться. Хорошее место, спокойное, без лишней суеты.

— Потому и выбрал Смукт, что игроков сюда не заносит, — усмехнулся я.

Мы ещё поговорили немного о местной торговле, после чего Чуба попрощался, намекнув, если возникнут вопросы по воздушному кораблю, сразу обращаться к нему, потому как неписи на Втором Этапе ушлые, могут и обмануть. Оказавшись в своей каюте, почувствовал, насколько я вымотался, бегая туда сюда, да и нервы на спор с клерками магистрата изрядно попортил. Сварг, наглая зверюга, слегка приоткрыл один глаз, словно намекая, что увидел меня, а затем продолжил сопеть. Я, не долго думая, также завалился спать.

Утро началось с дыхания над ухом проголодавшегося питомца, а уж когда он лизнул меня своим шершавым языком, сон как рукой сняло. Оттолкнув наглую морду, я неспешно встал, так же неторопливо оделся и вышел из каюты на палубу. Солнце только начало подниматься над горизонтом, освещая лишь крыши самых высоких зданий, но жители Смукта уже проснулись и на улицах города было оживлённо.

— Утра бодрого, брат! — Я, насмотревшись на утреннюю суету под ногами, уже собрался было искать кашевара, чтоб тот накормил одного наглого бера, шумно дышащего рядом, как меня окликнул Ярослав, — вчера так и не успел поговорить с тобой.

— Доброго, брат! — Сварг, увидев охотника Аракс, перенес свое внимание на него, в надежде, что тот проявит большее милосердие и покормит голодного зверя. Придется все же отвлечься, потому как и самим не мешало бы плотно позавтракать, — пошли перекусим, во время еды и расскажешь всё.

— Перед тем, как войти в мир Игры, в крайнюю ночь со мной через сновидение связался новый магистр ордена, — начал разговор Ярослав, когда мы уже сидели за столом в кают-компании, — я рассказал ему, что городище находится в осаде и он обещал прислать отряд. Специально хотиться на демонов братья не будут, но жителям помогут. Василю я успел сообщить о подмоге, а теперь и ты знаешь, что орден предупрежден и принял меры.

— Брат, ты с моей души большую тяжесть сейчас сбросил, — произнес я. Новость, полученная от Ярослава, порадовала. Мало ли, чего там удумают твари Кривды, подчинить своей воле несколько человек им не сложно, а против одержимых защитный круг Чернобога может и не сработать.

Через два часа с небольшим мы, прежним составом, вошли в здание гильдии Мастеров. Здесь нас уже ждали. Два десятка человек и гнумов, одетых большей частью как команда Раста, но были и совсем уж в необычных одеяниях. Кожаные шлемы с заклепками, а так же плотно прилегающие к глазам очки, похожие на те, что нам давал князь Дурак, когда мы посещали альвов. Плотные жилеты со множеством карманов, из которых торчали инструменты — в общем вид у мастеров был тот ещё. Побеседовав с будущими членами экипажа корабля, я внёс оставшуюся сумму и мы с наемниками двинулись на осмотр дирижабля.

Судно нанятым воздухоплавателям понравилось, правда некоторые, вроде механика и штурмана, тут же потребовали золото на мелкий ремонт. Чуба проконсультировал наших гнумов и Мастера Кайрата о состоянии корабля, так что вопросов у меня не возникло. А потому, распрощавшись с другом из иного мира и капитаном Растом, отправляющимся назад в Аркоб, я приказал Трогарду построить всех бойцов и команду на верхней палубе.

— Други, в этом мире у нас пока нет своего дома. Но, есть земля, на которой мы можем построить этот дом! Осталось только посмотреть на эту землю, а если нужно, то изгнать с неё тех, кто нам может помешать. Земли находятся недалеко от города, в двух часах пути пешему, стало быть, успеем добраться до полудня. В это время с десяк воев останется на корабле, наводить порядок и помогать команде, если там не справляется. — Я внимательно осмотрел лица дружинников и хирдманов, на которых читалась жажда приключений. Что ж, припоминая довольное лицо клерка после заключения договора аренды и мою тревогу, будут им приключения, незабываемые!

Когда отряд, состоящий из полутора сотен воинов покидал город, стража была изрядно удивлена. Нам в спину кричали добрые пожелания, особо ушлые стражники даже заключали пари, на тему, сколько бойцов вернётся назад своим ходом, а сколько появится на круге возрождения. Мы же, подстроившись под низкорослых гнумов, бодро двинулись в нужном направлении, не обращая внимание на дневной зной. Лишь Сварг выражал недовольство, глухо ворча на мелких пичуг, выпархивающих перед отрядом из степной травы, высушенной солнцем.

Подтверждение, что впереди нас ждёт не просто ровный участок степи, расположенный у подножия горы, а нечто иное, я получил через пол часа. Сначала мы вышли на древнюю, изрядно поросшую дорогу, каменные плиты которой едва просматривались в траве. Но, чем дальше мы шли, тем лучше становился путь, через час вся растительность полностью исчезла, а мы оказались на небольшом тракте, сажени четыре в ширину, выложенного из плотно подогнанных друг к другу плит. И, едва мы оказались на хорошей дороге, как познакомились с местными жителями. Хорошо, что все ожидали чего-то подобного, поэтому, едва я подал знак, как вои сбросили со спин щиты и обнажили оружие.

— Сомкнуть строй! — Скомандовал воевода, находящийся с правого фланга.

— Я работаю, вы добиваете подранков! — Крикнул я, устремляясь на встречу противникам, до которых было саженей тридцать. Сокращая расстояние с врагом, успел пробежать глазами появившееся несколько секунд назад системное сообщение.

«Вы первыми пересекли границу локации «Гнездо нагов». Урон и получаемый опыт удваивается. Штраф за смерть — потеря опыта и уровней удваивается. Желаете зачистить локацию?

И тут же, стоило мне смахнуть первое сообщение, как появилось второе:

«Локация «Гнездо нагов», необходимое для прохождение число игроков — не менее 120. Необходимый средний уровень игроков +37..

Дочитывать не стал, смахнув второе и все последующие сообщения До противников, полулюдей-полузмеев тридцать пятого уровня, оставалось не больше пары саженей. Четырехрукие, вооруженные парными кривыми мечами, похожими на оружие халифатцев, наги представляли серьезную угрозу. Двигались они, словно раскачиваясь, покрытые мелкой чешуей лица совершенно не выражали эмоций. Что ж, посмотрим, какого цвета кровь у этих змеелюдов.

Набросил на себя «Покров могущества, а затем активировал «Молот разрушения», ударив по вырвавшейся вперёд группе, переломал тварям все кости, оставляя после тел лишь кровавые, бесформенные кучи плоти. Не замедляя шаг, выпустил подряд три «Стрелы хаоса», не убил, но ополовинил очки жизни ещё тройке самых резвых противников. Оставшиеся змеелюды быстро рассредоточились и взяли меня в полукольцо, тем самым вызвав кровожадную улыбку. Едва твари приблизились, я активировал «Волну разрушающую» и остановился, ожидая, когда заклинание закончится. На несколько секунд передо мной воцарился ад, а затем пламя, перемешанное с густым черным дымом, медленно рассеялось. Все, что осталось от змеелюдов — лишь головешки и обугленные кости, раскиданные по дороге. На краткий миг повисла тишина, нарушаемая лишь треском остывающих каменных плит.

— Княже, мы то тебе зачем, ты и один неплохо справляешься! — В голосе Трогарда, пополам со смехом звучала обида.

— Это сейчас я легко справился, дальше противник с каждым столкновением будет серьёзней, не тебе объяснять.

После первого столкновения пришлось замедлится. Двигаться стали плотным строем, прикрываясь щитами, а я шёл на несколько шагов впереди, облаченный в броню и в любой момент готовый принять на себя удар.

Второе столкновение случилось через пару сотен шагов, и длилось куда дольше, чем первое. В этот раз в бой вступили все, слишком многочисленным оказался вражеский отряд. Змеелюды появились неожиданно, двумя непрерывными потоками, с разных сторон от тракта, они выползали словно из под земли, в считанные секунды охватив нас полукольцом. И в этот раз не все противники были вооружены кривыми мечами. Задние ряды тварей разом метнули полутораметровые дротики, которые в шесть-семь попаданий снесли мой «Покров могущества». Пришлось отступить, влившись в первую шеренгу бойцов и активировать «Воодушевление».

— То-овсь, залп! — Скомандовал Трогард и тут же раздались хлопанье тетив, свист стрел и шелест арбалетных болтов. И если гнумы били в передние шеренги противника, слегка замедляя их, то стрелы обрушились на метателей дротиков с неба, словно хищные птицы на добычу. Змеелюды не кричали, лишь издавали шипение, что было жутковато — шелест стрел, гул летящих в ответ дротиков и шипение сотен глоток тварей. Кто-то из воинов, не выдержав, заорал в ответ:

— Ура-а!

— Ура-а! — Тут же подхватили все остальные. Мне, так же кричащему боевой клич россов, тут же перекрыло обзор системное сообщение, которое пришлось смахнуть, не глядя. Душевный подъем, который я почувствовал после клича, придал уверенности, что мы справимся с многочисленным противником. А затем стало не до размышлений, враг обрушился на наши ряды всей своей массой.

Даже опытных игроков змеелюды смяли бы, не заметив, но только не плотный строй прошедших сотни битв воев и прославленных хирдманов. Мы выдержали натиск и волна змеелюдов отхлынула, оставив на дороге своих менее удачливых воинов.

— И-и раз! — Отдал команду Трогард, сам привычно находящийся в первом ряду, по правую от меня руку. И строй, словно единый организм, сделал шаг вперёд. Наги, не переставая шипеть, дружно набросились, замыкая вокруг нас кольцо. И, едва змеелюдам удалось взять нас в окружение, я выкрикнул:

— Сварг, давай!

— Р-рах! — Могучий рык, от которого задрожала земля, одновременно оглушил врага и поднял боевой дух соклановцев. Умение питомца, не раз выручавшее в трудных ситуациях, и в этот раз дало необходимое время.

— Бей! — Громко скомандовал я, вырываясь вперёд и пуская вперёд «Волну разрушающую». Несколько рядов нагов выжгло начисто, но метатели дротиков не переставали швырять свои смертоносные снаряды, в отличии от наших стрелков, укрывшихся щитами. А потому нам оставалось только одно — давить противника, шагая только вперёд и не останавливаясь.

Выигранные Сваргом пара секунд дали возможность дружинникам взять короткий разбег и обрушится на противника, превышающего соклановцев по уровням, но не по боевой подготовке и силе духа. Дальше началась кровавая бойня, в которой с большим преимуществом силу и ловкость побеждали железная воля и выучка. Мы с Трогардом и Сваргом, словно тараном расшвыряли в разные стороны змеелюдов, а идущие за нами воины смяли оставшихся на их пути нагов, словно каких-то крестьян. Метатели дротиков не успели понять, что произошло, когда на них обрушился «Молот разрушения», а следом и первая шеренга, вооруженная в большинстве секирами и боевыми топорами.

Враг оказался не способен оказать хоть какое-то сопротивление. Более сотни змеелюдов попытались расползтись в разные стороны, но Трогард, какой-то классовой способностью призвал их к себе, а уж мы не растерялись, использовав все воинское умение. В итоге, когда наги-мечники смогли атаковать, мы уже покончили с метателями и вновь встали плотным строем, встретив противника во всеоружии.

После нашего рывка воины стали увереннее и встретили новый натиск врага спокойно, с достоинством. И, хоть враг и действовал в этот раз осторожно, опасаясь магии хаоса, бой закончился ожидаемо. Без поддержки метателей наши лучники и арбалетчики безнаказанно расстреливали змеелюдов, а бойцы ближнего боя сдерживали атакующих. Когда змеелюдов осталось чуть больше сотни, они попытались отступить, но воевода опять использовал способность, лишившую их такой возможности.

Вскоре все было кончено. Саян с Кайратом ходили среди шеренг воев и раздавали восстанавливающие и целебные зелья. Убитых, как и тяжело раненых среди нас не оказалось, что не могло не радовать. Сварг, по моей просьбе, исследовал округу, обнаружив скрытые ходы в небольшое подземелье, ныне опустевшее.

— Что-то враги здесь слабоватые, — произнес Зуи, оглядывая поле боя, — такими темпами мы легко очистим наши земли от чешуйчатых.

— Те, с кем мы справились, всего лишь дозорный отряд, — ответил я с усмешкой, — вот когда справимся с первым мест-боссом, тогда и будем решать, что да как!


Глава 9 Все тайное становится явным


— Впереди какое-то движение! — Приближение очередного отряда нагов первым заметил Мастер Саян.

— Сомкнуть щиты! Лучники, арбалетчики — то-овсь! — Трогард в который уже раз за сегодняшний день произносил эту команду.

Кроме мечников и метателей дротиков, с которыми мы бились в первых столкновениях, дальше стали попадаться более опасные твари. Пращники, с невероятной скоростью и точностью мечущие снаряды сразу двумя пращами. Как они при этом не запутывались, было не ясно. Вот и теперь, за спинами мечников и метателей высились худые, высокие фигуры, укутанные в белые одеяния. «Наги-колдуны, 37 уровень» — алым светились надписи над их головами.

— Не нравятся мне долговязые, — задумчиво произнес кто-то из воинов во второй шеренге, — уж больно на магов похожи.

Словно в подтверждение его словам, наги в белых одеяниях взмахнули верхней парой рук и над вражеским отрядом разлилось золотистое свечение, накрыв змеелюдов полностью. По округе разнёсся радостный визг и противник ринулся в атаку. В голове промелькнула мысль, которую я тут же озвучил:

— Массовые усиления, всем, у кого есть, набрасывайте перед столкновением. Иначе мы не выдержим сшибку, нас просто опрокинут и втопчат в камень!

Кайрат тут же обновил магический щит, а наставник полез в свою безразмерную сумку, достав оттуда горсть фиалов с алхимией и нож для сбора травы.

— Пока приберегите свои умения, — произнес отец Ласки, улыбаясь. Бросив фиалы под ноги, он чиркнул лезвием по внутренней стороне ладони и зашептал заклинание, сжав руку в кулак. Между пальцев на землю упали крупные капли крови, раздалось шипение, затем несколько хлопков и наше построение стал затягивать фиолетовый туман. Не знаю, как другие, но я почувствовал, как в венах стала нагреваться кровь, на миг даже показалось, что она закипит.

— «Дух крови», на одну минуту сила отряда увеличивается на треть, — пояснил он мне, единственному, кто не знал, что за умение использовал Мастер.

Я тоже активировал «Воодушевление 2», уж больно опасными выглядели противники в белых одеждах. И, как показал бой, не зря! Шипя, словно змеи, многорукие мечники скользили нам на встречу.

— Залп! — Отдал команду Трогард, и на противника обрушился смертоносный дождь. — Впере-ед!

Золотистое свечение, приняв образ огромной змеиной головы, поглотило все стрелы без остатка, сжигая их на подлёте к нагам. Лишь несколько болтов пробили защиту, но и они причинили вреда не больше, чем брошеная ребенком ветка, только разозлили атакующих. А потом на нас обрушился град камней, которые приняли на себя щиты Кайрата и мой. Вокруг полыхнул щит грязно зелёного цвета, а затем мы сшиблись с меченосцами. И сразу почувствовали, насколько враг стал сильней. Если я с Трогардом спокойно сдерживали нагов, то остальным воинам приходилось туго, противник был явно сильнее, даже «Дух крови» с «Воодушевлением 2» не сильно помогали. Нужно было прорываться вперёд, разорвать строй, чтобы воины могли пойти следом.

— И-и! — Гаркнул воевода в тот момент, когда я собрался идти на прорыв.

— Раз! — Поддержали его больше сотни голосов, хриплых от напряжения. Единым усилием наш отряд сделал один слитный шаг вперёд.

— И-и!

— Раз! — И мы сделали второй шаг. Кто-то зарычал от боли, сдерживая крик. Ещё бы, у меня у самого рука с щитом, в который давили весом своих массивных тел наги, начинала неметь. Впервые пришлось активировать «Праведный гнев 2». Мысленно начав отсчёт минуты — время действия умения, я решился идти на прорыв.

— За мной! — С силой толкаю щит, вырываясь на шаг вперёд строя. Из-за спины выскальзывает Сварг, закованный в броню, и тут же тараном сбивает первого противника по левую руку от меня. Короткий, без замаха удар моего клинка пробивает золотистую защиту и на треть входит в глазницу шипящей твари. Нага по правую руку снизу вверх бьёт молотом Трогард. Сила удара такова, что тело змеелюда швыряет назад, на стоящих за ним хвостатых, лишая их возможноси сражаться. А ещё давая мне два свободных шага! — У- ра-а!

— Ура-а! — Подхватил весь отряд, даже гнумы.

Шаг вперёд, уклониться от клинка противника и тут же взмахом меча срубить обе правые конечности нага. Принять на щит сдвоенный удар от другого и финтом подбить колющий от третьего. Хрясь — молот Трогарда раскалывает череп твари и та ничком падает под ноги. Я тут же добавляю к нему ещё одно тело с пробитой насквозь шеей. Сварг в этот момент рывком подминает под себя очередного противника и с глухим рыком хватает того своей пастью за плечо. Раздается короткий визг, тут же оборвавший я, а Бер рывком головы швыряет уже мертвое тело влево, создавая сумятицу среди змеелюдов. На все это уходит три-четыре секунды. Вырвавшись вперёд и находясь по сути внутри золотистого купола, я пускаю вперёд «Волну разрушающую». На удивление, заклинание срабатывает, выжигая всё впереди меня и давая свободу для манёвра. Вновь сработала уже проверенная тактика, поэтому я, обновив «Покров могущества», рванул вперёд, стараясь успеть добраться до метателей дротиков раньше, чем перестанет действовать Праведный гнев.

В шеренгу метателей мы ворвались втроём, буквально вырвавшись из черной дымовой завесы, оставшейся после заклинания. Наша цель была дальше, за их спинами, поэтому задерживаться не стали, сходу прорубив себе путь через слабого противника. Да и сзади уже слышался топот бегущих дружинников, прорвавшихся следом за нами.

До высоких фигур в белых одеждах оставалось саженей восемь, когда на нас обрушился град камней. Я едва успевал обновлять «Покров могущества», как он тут же просаживался, мана просто утекала из моего резерва. Так быстро защитное заклинание я ещё ни разу не кастовал. Почти истратив магическую энергию, я все же добрался до пращников. Эти воины оказались более подготовленные к ближнему бою, побросав пращи и вооружившись короткими кинжалами. Ну уж нет, сразу я с вами связываться не буду, сначала попробуйте мои метательные снаряды!

Сформированный за мгновение до броска молот с гулом понёсся вперёд, размазавшись в сверкающий диск. Первого противника буквально снесло, бросив на магический барьер, прикрывающий колдунов в белом. В ответ раздалось шипение и в меня полетело сразу несколько золотых молний. «Щит ярости» сработал как надо, уничтожив все вражеские заклинания, а я в этот момент приблизился к пращникам. Молот, возвращающийся в вытянутую вправо руку, с силой ударил змеелюда в спину, ломая ребра и швыряя того мне под ноги.

— Трогард, оставайтесь здесь, колдунов беру на себя! — Приказал я воеводе. Сварг тоже понял, тут же оказавшись рядом с воином. Надеюсь, они продержаться до подхода подмоги, а мне нужно спешить!

— Р-рах! — Раздался заспиной мощный рык, видимо Бер использовал свое очередное умение, потому что пращники вдруг забыли про меня, ринувшись куда-то за спину. А я остался один против дюжины змеелюдов, владеющих магией. Ну, сейчас повеселимся!

Щит и молот за пару мгновений, подчиняясь моей воле, превратились в два одноручных меча. Чтоб потом не бегать за противником, я зашёл с права, легко миновав магическую защиту первого колдуна. Первым ударом срубил левую пару рук, которыми наг прикрыл голову, а вторым мечом отсек голову.

— Ура-а! — Из горла вновь вырвался клич россов, придавая дополнительных сил. Со стороны дружины раздался ответный клич, подхваченный всем отрядом.

Взмах, удар, звук рассекаемой плоти, предсмертное шипение очередного змеелюда. Уже семеро колдунов, способных сражаться лишь одной магией, лежали с отсеченными головами. Остальные, поняв, что не могут причинить мне вред, дружно бросились врассыпную, цепляясь белыми, просторными одеждами за ветки кустарника. Ещё одного мне удалось догнать, остальные бежали, бросив своих раненых товарищей. Мои попытки поразить удирающие цели из лука не увенчались успехом. На расстоянии магия вновь защищала тварей. Бегать же за ними я не имел никакого желания, так и в засаду угодить легко. Вернув в левую руку щит, осмотрелся. С пращниками было уже покончено, как и с прочими воинами нагов. Трогард добивал последнего, пытающегося удрать, только куда там, бросок метательного ножа оборвал жизнь нага в доли секунды.

— Брат, нам больше некуда трофеи складывать, — крикнул Зуи, держа в одной руке окровавленную секиру, а в другой кривой меч змеелюдов, — но и бросать совсем не дело! Пропадут ещё, как на Первом Этапе случалось, придется схрон делать.

Пока десяток гнумов ловко подготавливали место для тайника, мы обсудили последнее столкновение с нагами.

— Моего щита уже не хватало под конец боя, — сообщил Кайрат, — если бы не броня, да ваш с Трогардом и Сваргом прорыв, многих убили бы. Мой класс воскрешать не может, только исцелять.

— Нужно менять тактику, — воевода тоже хмурился, да и я понимал, что мы прошли по краю. Даже у меня резерв маны до дна исчерпался, что говорить об остальных!

— На пару боёв у меня найдется, чем удивить хвостатых, — заговорил молчавший до этого Саян, — но потом я затребую большую сумму, чтобы пополнить запасы алхимии.

— Сдается мне, дальше будут трофеи куда серьёзней, чем сейчас, — улыбнулся Ярослав, — да и Руслан похоже подзабыл, что у меня такой же игровой класс. Я предлагаю вот что!

Дальше двигались гораздо медленнее. Мы с братом охотником вышли далеко вперёд, саженей на сто, не меньше, выполняя роль разведчиков. Сбежавших колдунов мы догнали через пол часа, они стояли кругом и творили какую-то волшбу.

— Обходим с двух сторон, — подал я знак Ярославу. Тот, кивнув, двинулся вправо, а я по дуге зашёл с левой стороны. Наги были так заняты, что не слышали нашего приближения. Приблизившись достаточно близко, я понял, почему. На песке была начертана пентаграмма, колдуны явно призывали кого-то. И не известно, какая тварь придет на их зов.

Стрела, усиленная магией крови и алхимией, легла на тетиву. Медленно, чтобы не привлеч внимание, натягиваю лук, а в это время Ярослав, со своим коротким копьём подбирается с другой стороны. Короткий свист стрелы, легко пробившей защитный купол, окружающий колдунов, а следом брат, в три стремительных шага подбегает к крайнему нагу и с силой всаживает тому наконечник копья в затылок. Десять ударов сердца, и противников остаётся вдвое меньше. Третьего я успел поразить стрелой, а вот четвертый, с громким шипением всадил себе в грудь нож и рухнул в центр пентаграммы. Тут же начертанные кровью на песке линии вспыхнули золотом, брат едва успел отскочить в сторону, чтобы его не зацепило это сияние.

— Отходим на десяток саженей, — произнес он, медленно отступая от места ритуала, который, похоже, нагам удалось завершить. Едва мы успели убраться подальше, как земля в месте пентаграммы вздрогнула, а тела мобов стало всасывать в почву, словно они состояли из жидкости. Мы с охотником переглянулись, — брат, что-то мне не нравится это!

— Похоже колдуны мест-босса призвали, — я глухо выругался. С таким противником, если он выше сорокового уровня, дружинникам ещё рано тягаться. Хотя, вдруг получится? Они уже показали, насколько четко и слаженно работают. Как сказал ты Чуба — слаженная рейд-группа!

В этот момент земля ещё раз дрогнула, а затем внутри пентаграммы стал появляться вихрь, быстро увеличиваясь в размерах. Заполнив собой пространство за светящимися золотом линиями, вихрь резко скакнул ввысь, превратившись в столб были, саженей пять ростом. Ещё немного покружившись, он стал утихать, пыль частично осела и из-за неё стала проглядываться фигура, сажени в три ростом.

— Ну и страховидла! — Произнес Ярослав, глядя на тварь, представшую перед нами, — с какого бока её убивать будем.

«Мучалин», король нагов. 42 уровень. Мест-босс.

Вот и вся информация, которая светилась над головой гигантского нага, тело которого покрывала броня золотистого цвета, плавно переходящая в чешую, даже по виду не уступающую по прочности доспехам. В верхней паре рук тварь держала огромные метательные диски, а в нижней пару кривых мечей, каждый в сажень длинной. На голове, вполне человеческой, была одета золотая корона с крупным рубином. Но больше всего привлекали большие зелёные глаза на бледном, почти белом лице. Вертикальные зрачки делали их совершенно не человеческими, скорее хищными, смертельно опасными.

— Кто пос-смел потревож-жить меня? — Зашипело чудовище, обводя взглядом пространство перед собой. Остановив взгляд на нас, оно продолжило шипеть, — людиш-шки? Убили моих с-слуг? Уничтож-жу!

— Ложись! — сориентировался я первым, а едва мы упали, над нашими головами пронесся огромный хвост короля, по толщине не уступающий хорошему древесному стволу. В округе тут же поднялась пыль, попавшая в глаза и нос, заставляя чихать.

— Расходимся в стороны и атакуем с разных сторон! — Крикнул Ярослав, тут же вскочив и рванув вправо. Я, почувствовав опасность, едва успел откатиться в левую сторону, как по месту, где только что лежал, вновь ударил хвост. Вскочил на ноги и, использовав «Воодушевление 2», что есть силы побежал прямо к королю змеелюдов, на ходу смахивая сообщения от системы. С этой тварью нужно биться или на большом расстоянии, или в непосредственной близости. Пробить толстую шкуру даже не думал, сразу сформировав молот. Надеюсь, Трогард верно оценит угрозу и не будет рваться в ближний бой.

Воевода не подвёл! Когда до великана оставалась пара саженей, над головой раздался шелест стрел. Большая часть просто отскакивала от брони твари, но некоторые попали в незащищённые части тела, вызывая яростное шипение. В ответ король нагов метнул сразу два диска и скорее всего в кого-то попал, но мне уже было не до этого. Я на бегу активировал «Направленную ярость» и, подскочив к противнику, со всей силы ударил того куда-то в живот. Мой уровень, помноженный на умение, позволил опрокинуть змеелюда, даже земля дрогнула от падения. Визг, который издал король нагов, на пару мгновений дезориентировал меня. Зато Ярослав остался при ясном уме. Выскочив с правой стороны, он совершил невероятный прыжок, и с высоты нанес мощнейший удар копьём. Наконечник, полыхнув солнцем, легко пробил хвост твари, уйдя глубоко в землю. Визг нага резко оборвался, а я, сориентировавшись, тут же скастовал «Волну разрушающую». Увы, магия не подействовала на тварь, поэтому прищлось вновь воспользоваться молотом, обрушив его на мощную руку, сжимающую кривой меч. Раздался хруст ломаемой конечности и босс опять завизжал, судорожно дернувшись и задев меня мечом в другой руке. Ударом меня отшвырнуло на несколько саженей назад и протащило волоком по земле ещё столько же. Если бы не доспех «Страж», быть мне на круге возрождения. Но я был ещё жив, даже красная пелена не появилась перед взором, верный признак, что очков здоровья осталось не мало.

Силясь подняться, я увидел промчавшегосч мимо Сварга, спешащего к боссу. И это было правильное решение, противнику нельзя давать передышки, иначе он поднимется и второй раз уже не подпустит к себе столь больно бьющих малоросликов. Шелест стрел и арбалетных болтов дал знать — дружинники ещё живы и продолжают сражаться. Что ж, мне тоже не дело разлёживаться. Я выудил из подпространственного кармана большое зелье исцеления и парой глотков осушил его. Во рту появилась горечь, а по телу разлилось тепло, обжёгшее вспышкой пламени место, по которому пришелся удар. Не обращая на боль и жар внимание, я поднялся на ноги и двинулся к королю змеелюдов.

На ходу сформировав лук и достав усиленную Саяном стрелу, попробовал прицелиться в голову, но это было невозможно. Сварг, с невероятной ловкостью уворачиваясь от ударов клинка, не давал противнику возможности отвлечься на что-нибудь другое. Ярослав, словно привязанный, ухватился за свое копьё, не давая врагу вырвать его из земли. Было видно, что охотник держится из последних сил, поэтому я удвоил свои усилия, рванув к лежащему, но непобежденному боссу. Полоса жизни нага была заполнена на две трети, а значит его положение не давало возможности использовать боевое умение. Что ж, посмотрим, как противник справится со стрелой, обработанной наставником.

Подбежав почти вплотную к королю змеелюдов, я с расстояния в сажень всадил стрелу прямо в глаз твари. А спустя мгновение мы узнали, что раньше противник не визжал, а всего лишь шипел. От раздавшегося из глотки нага звука у меня так сильно заболела голова, что казалось — ещё миг и она лопнет. Боль подкосила ноги и я рухнул на колени, выронив оружие и схватившись зажав уши ладонями. Лишь благодаря этому я не потерял сознание и увидел, как на грудь уже поднимающегося короля прыгнула фигура.

Ярослав, абсолютно безоружный, он прильнул к груди босса, схватив того за мощную шею обеими руками. Я не видел лица охотника, но почему-то знал, какие слова он сейчас произносит. Противника в этот момент словно сковали незримые путы, лишив подвижности. В голове проплыла тяжёлая мысль — зачем? Зачем он пытается использовать умение, которое невозможно игровом мире?

Оказалось, что возможно. Солнечный луч, многожды ярче обычного, сорвавшись с небес, ударил в спину Ярослава и, пройдя насквозь, вошёл в тело короля. Тварь истошно захрипела, все тело сотрясла судорога, а полоска жизни стремительно стала исчезать, полностью пропав в считанные секунды. Увы, брат также умер, а его тело тут же растворилось, оставив лишь труп великана, безвольной тушей лежащий на земле.

— Мать Прародительница! — Воскликнул я, вынимая из инвентаря два больших зелья исцеления. Один выпил сам, второй влил в пасть Сваргу, тяжело дышащему, с полосой жизни в красной зоне.

Осмотревшись, обратил внимание на дружинников, вернее на то, что от них осталось. Из почти полутора сотен воинов осталось едва ли четыре десятка. Все они стояли плотным квадратом, прикрывая Саяна, Валя и Кайрата, находящихся в центре построения. В нескольких шагах впереди стояли Трогард и Зуи, прикрываясь ростовыми щитами, обоих словно окутывал солнечный свет. Я махнул рукой, подзывая воеводу с королем гнумов, сам шагая на встречу.

— Кто мне объяснит, что сейчас сделал Ярослав? Как он смог использовать умение, которое работает лишь дома? — Спросил я, глядя на улыбающиеся лица воинов.

— Я же говорил, что он не знает! — Зуи ткнул Трогарда кулаком в бок, — так что с тебя топор, с клеймом мастера, как полагается.

— Да будет тебе топор, говорил же, — воевода слегка поморщился, но затем перевел взгляд на меня и тоже улыбнулся. Видать сильно удивлённое лицо у меня было, — княже, кому, как не тебе знать, что в мирах Игры бывают скрытые умения, такие, как твой «Щит ярости», или как у нас с Зуи — «Круг Солнца». Вот Ярослав в одном сражении, когда против нас демон-лорд был, забылся и использовал новое умение. Это мы уж потом узнали, что в родном мире после такого заклинания обычно не выживают, а здесь ничего, лишь на круг возрождения отправляешься, да один-два уровня теряешь.

Век живи, век учись — пронеслось у меня в голове. Ну да ничего, все тайное когда-нибудь становится явным.


Глава 10 Трофеи и награды


«Вы первыми зачистили локацию «Гнездо нагов». Освободив местность от древнего проклятия, вы оказали местным жителям неоценимую услугу и получаете право стать полноправным владельцем освобождённой местности. +100 очков репутации с жителями Сантума. Два предмета легендарного класса из сокровищницы Сантума. 200 тысяч золотых монет.

«Вами получен новый уровень.

Текущий уровень 41.

Вам доступно 3 свободных очка характеристик.

Смахнув прочитанные сообщения, я хмыкнул. Зря магистрат города так поступил с нами, ох зря. Получив с нас единожды золото, они потеряли возможность дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества. Ну да это их проблемы.

— Княже, так мы дальше идём, или возвращаемся? — Воевода, из-за нейроинтерфейса восьмой конфигурации, не мог знать, что локация уже захвачена и противников больше не будет.

— Двигаемся дальше! — Отдал я приказ, — надо же посмотреть, ради чего мы сражались. Только лут соберём с короля.

— В походную колонну! — Скомандовал Трогард и воины тут же перестроились, вновь замерев в ожидании. Я тем временем подошёл к телу нага и опустил на него ладонь. Гигант тут же развеялся, оставив после себя несколько предметов.

«Ключ от «сокровищницы проклятых». Квестовый предмет.»

«Клык Змея», кинжал, сделанный из зуба гигантской гадюки. Класс: Легендарный.

Давным давно, когда разумные ещё не топтали своими ногами великую степь, в одном из городов змеелюдов жил могучий воин, Аш-шхац. Однажды он, охотясь на птиц, подвергся нападению огромной гадюки, и в неравном бою одолел змея голыми руками. Раненый и ослабленный ядом, он смог взять из трофеев лишь клыки, оставив тело на съедение хищникам. Из этих клыков мастер оружейник по просьбе Аш-шхаца сделал два кинжала, сохранивших яд гадюки навечно.

Свойства: +13 к ловкости. +3 к силе. Встроенная способность: «Слабость» — при ударе вешает отравление, понижающее характеристику сила на единицу каждые десять секунд. Время действия: 3 минуты.»

«Кровь древнего нага, алхимический ингредиент легендарного уровня — 2 фиала»

Не особо разглядывая, забросил лут в подпространственный карман и, махнув рукой воинам, двинулся впереди отряда. Сварг шёл на пару шагов позади, иногда доганяя и тычась носом в бедро.

— Друже, ну чего ты так переживаешь? — Наконец не выдержал я, — мы всё-таки победили, не твоя вина, что король нагов оказался столь силён.

— Р-рах! — Ответил питомец сердито. Впрочем, я был с ним согласен, если бы не Ярослав со своим умением, змеелюд перебил бы нас. Надо как-нибудь попробовать будет повторить обращение, только направить его не к Сварогу, а к Чернобогу.

Руины города мы заметили издали. Остатки крепостной стены, местами сохранившейся, но в основном обрушившейся, совершенно не скрывали развалины зданий. Все подступы к городу поросли степными травами, привычными к солнечному зною и суховею, но за стенами не наблюдалось ни одной травинки. Только выбеленный и потрескавшийся от времени камень и песок, неизвестно откуда здесь взявшийся. И на всем этом фоне яркой, переливающейся на солнце лентой сверкал небольшой ручей, пробегающий наискось через разрушенную цитадель.

— Что скажешь? — Обратился я к Зуи, осматривающему внимательно руины.

— Мастера Врока нужно сюда, среди хирдманов он лучше всех разбирается в архитектуре, — ответил король гнумов, почесав бороду, — но я и так скажу, работы здесь непочатый край!

— Что ж, осмотрим окрестности, может найдем что-нибудь полезное, — я решительно двинулся по едва различимой дороге, ведущей в разрушенный город. Стоило мне пересечь линию стен, как перед глазами появилось сообщение:

«Вы вступили во владение своими землями. Как глава клана, вы имеете право дать новое имя цитадели исчезнувшей расы змеелюдов. Без имени функционал клановой цитадели недоступен.»

Думал я не долго. Уж если название клана Росс, то и цитадель должна соответствовать. Поэтому я быстро вбил название будущего городища:

«Россград»

И тут же перед глазами высветилось ещё несколько сообщений.

«Вы дали клановой цитадели собственное имя «Россград», доступен функционал цитадели первого уровня:

Клановое хранилище: для доступа необходимо зачистить данж «Сокровищница проклятых».

Круг возрождения клановой цитадели.»

И все, к остальным возможностям цитадели доступ был закрыт.

— Страж, можешь открыть для прочтения скрытые мощности клановой цитадели? — Искусственный разум, доставшийся от древнего механизма, в последнее время был практически забыт мною. Причина была проста — Учитель разъяснил, как дурно влияет на разумного возможность свалить с себя ответственность за принятие решений на кого-то другого. Но, в данный момент я проявил всего лишь любопытство, увы, не удовлетворенное.

«Подобная операция невозможна.» — Ответил «Страж» коротким сообщением. Что ж, значит узнаю со временем, подумал я, уверенным шагом двинувшись к виднеющемуся впереди мареву, которое обычно витает над кругом возрождения. Воины, подчиняясь командам воеводы, тройками рассредоточились по руинам. Сварг сначала двинулся следом за мной, а затем, почуяв что-то, обнюхивая землю, пошел в сторону.

— Чего ты там обнаружил! — Едва задал вопрос, как тут же получил ментальную картинку — ползущего нага, — ты уверен, что это произошло совсем недавно?

— Р-рах! — Глухо отозвался питомец, приглашающе мотнув головой. Я, хмыкнув, последовал за бером, через несколько минут очутившись перед входом в подземелье. Массивные створки с потемневшей от времени древесиной, позеленевшие полосы медных навесов, учитывая возраст развалин, эти двери были явно напитаны магией.

«Вы первым обнаружили данж «Сокровищница проклятых». Бонус за первое прохождение: Опыт, полученный при зачистке сокровищницы, удваивается. Шанс получения артефактов легендарного класса удваивается.

Рекомендуемаядля прохождения группа — 30–40 бойцов +45 уровня. Желаете пройти данж?

Да.

Нет.»

— Трогард! — Позвал я, отступив на шаг от входа в данж. Убедившись, что воевода меня услышал, продолжил, — как закончите осмотр территории, собирай всех ко мне, будем совет держать.

— Однозначно проходить! — Заявил Зуи, когда все собрались у врат в подземелье, — численный состав подходит, а то, что по уровням не дотягиваем, так не первый раз.

Мастера так же высказали свое мнение, придя к общей мысли, что проходить стоит попозже, когда дружина станет сильнее.

— Согласен, даже мы с Сваргом ещё не ходили в данжы сорок пять плюс, — подвёл я итог, — сорок второй еле прошли, потратив при этом все запасы алхимии. К тому же мы все вымотаны, какие из нас вояки? Решено — полезем в сокровищницу, когда наберётся группа из сорока бойцов уровня тридцать пять плюс, до этого никто сюда близко не подходит. А сейчас возвращаемся в Сантум. Нам ещё награду нужно из магистрата забрать, да побеседовать с тамошними чинушами.

В город вошли, когда солнце уже касалось горизонта. Магистрат оказался закрыт, а бравые стражники не пожелали нас пропускать внутрь, хоть и вели себя дружелюбно.

— Не положено, — произнес старший наряда, — приходите утром! Или попросите, чтоб с корабля лестницу сбросили, только я б на вашем месте пошёл в «Степного тролля», у Идраима мест на всех хватит. А я утром, как только магистрат откроется, бойца пришлю, если отблагодарите за беспокойство.

— А предупредить моих людей, что на корабле, можете? — На мой вопрос старший наряда хитро улыбнулся. Я, пожелав вынуть из подпространственного кармана десять золотых, протянул стражнику небольшой мешочек, в котором звякнули монеты.

— Все сделаем, не беспокойтесь, — ещё шире улыбнулся старший, принимая золото, — утром пришлю кого-нибудь, как только магистрат откроется.

«Степной тролль», большая гостиница, расположенная на окраине Сантума, пустовала. Хозяин, крепкий, низкорослый мужичок, с густой, черной бородой до пояса, при виде нас сперва расстерялся. Но, осознав, что мы не просто заблудились, а нуждаемся в ужине и начлеге, засуетился сам и поторопил половых с кухаркой. В итоге, пока мы ополоснулись по очереди у большой бочки, стоящей во дворе, в обеденной нас уже ждал накрытый стол. Отужинав, я, сопровождаемый Сваргом, поднялся в свою комнату и, едва голова коснулась подушки, уснул. Снились мне полчища змеелюдов, почему-то не нападающих, а наоборот — потрясающих оружием и вопрошающих, когда я поведу их в бой. Я почему-то в бой не торопился, поэтому уговаривал нагов потерпеть ещё пару дней. Потом пришел Ярослав, взмахом руки сгреб тысячи змеелюдов в мешок и сказал, что их время ещё не пришло. Я с ним согласился и мы отправились в сокровищницу под руинами, где гоняли чиновников магистрата, не желающих отдавать нам заслуженную награду.

Пробуждение было ранним. Разбудил настойчивый стук в дверь. Питомец, также разбуженный шумом, злобно рыкнул на нарушителя тишины и мы с удовольствием услышали удаляющийся топот. К сожалению, пришлось вставать и идти на первый этаж.

— Княже, — по лестнице ко мне на встречу поднимался воевода, — посыльный пришёл, из магистрата. Говорит, если мы хотим побеседовать со старейшинами города, нам следует поторопиться.

— Да что ж за люди живут здесь! — Возмутился я, — когда был один, не выделялся, все хорошо было, как только почуяли золото, враз все стали жадными. Думаю, мы здесь не задержимся.

Мы едва успели. Благо, стражники пропустили нас без задержки и старейшины, пятеро самых влиятельных разумных города, не успели покинуть здание магистрата. Я, уже все решив для себя, с ходу потребовал награду за освобождение окрестностей от проклятых змеелюдов. Против Системы управляющие городом скряги не пошли, выдав полагающееся золото, а затем предложили мне пройти в сокровищницу. Я сначала хотел прихватить с собой Мастера Саяна или Трогарда, но двух чужаков пропускать в святая святых магистрата было запрещено.

— И это всё? — Я ожидал чего угодно, только не подобного. Меня провели в небольшую комнату, в которой стояло четыре сундучка, в каждом из которых лежал браслет или кольцо, да по стенам было развешано несколько мечей и секир. Так же у дальней стены стояла пара копий и один щит.

— Да, уважаемый гость, здесь хранятся все предметы легендарного класса, самое ценное, что имеется в городе, — хмыкнув, я сразу направился к копьям. Думаю, Ярослав заслужил хорошее оружие. Первое копьё имело следующие характеристики:

«Копьё «Генерала Лиша». Легендарное.

По слухам, свое оружие прославленный генерал Лиш получил в награду от самого духа степи, Калантаса. И с тех пор не стало ему равных в состязаниях на копьях и шестах. Много легенд ходит о прославленном генерале и его победах, и в каждой из этих легенд есть упоминание о чудесном оружии.

Свойства копья: +12 к ловкости. +5 к выносливости. +10 % к урону.

Особые умения: «Удар ветра» — Раз в сутки усиливает урон от удара на 500 %»

Другое имело следующие характеристики:

«Копье «Рука Хозяина ночи». Легендарное.

Легендарный убийца по прозвищу «Хозяин ночи» много лет наводил ужас на состоятельных жителей Сантума. Его визитной карточкой было пробитое сердце жертвы. Долгое время стража и тайная служба магистрата ловили убийцу, виртуозно владеющему длинным тонким кинжалом. Никто и подумать не мог, что убийца работает копьём. Лишь случайность позволила поймать «Хозяина ночи» и казнить его. Многие желали заиметь легендарное оружие убийцы, только стоило его взять в руки, как такое желание пропадало.

Свойства копья: +10 к ловкости. +5 к интеллекту. +2 к силе.

Особые умения: «Проклятье праведника» — раз в сутки владелец обязан убить одного разумного, душа которого запачкана гнилью. Если владелец не убьет разумного с грязной душой, у него навсегда исчезает оно очко характеристик.

Да тут и выбирать не из чего, только первое копьё подойдёт. А вот вторым предметом стоит выбрать щит, если он без подвоха, конечно.

«Щит «Третьего сына». Легендарный.

Много лет назад в одной семье, знаменитой своими мастерами кузнечного дела, родился поздний ребёнок, третий по счету. Отец, передавший все свои умения и знания старшим сыновьям, не стал обучать младшего, худого и немощного из-за врождённой болезни. Мальчик же, смышлёный не по годам, смотрел за работой родичей и учился. А однажды, когда старшие уехали на ярмарку, сам раздул горн и взялся за молот. Двое суток он не выходил из кузни, в которой слышался стук молота. А когда приехали родичи с ярмарки, то младший сын показал свою работу, необычайно красивый щит, выкованный из металла. Отец посмеялся над сыном- где это видано, чтобы щит был полностью железным. Иди лучше матери помоги, воды домой наноси. Обиделся младший, собрал в тот же день свои вещи и ушел из дома, куда глаза глядят. А спустя годы стали ходить легенды о воине, столь искусном, что он не знает поражений ни в бою, ни в состязаниях. А ещё воин был знаменит тем, что щит его не мог повредить ни один топор, ни одна секира. Даже стрела баллисты не могла пробить его. И звали того воина Третий сын.

Свойства щита: +10 к телосложению. +10 к силе.

Особое умение: Находясь в экипировке, раз в сутки разово блокирует до 15 тысяч очков урона.

— Я выбираю этот щит, и это копьё, — старейшина, который привел меня в сокровищницу, поморщился. Видимо ему было жалко расставаться со столь ценными предметами. Закинув награду в подпространственный инвентарь, я покинул сокровищницу и поднялся на корабль.

— Кайрат, возьми с собой десятка три воинов и золото, — я выложил полученные от старейшин мешочки с монетами на стол каюты, — закупи все, что может потребоваться в дальнем походе, а так же найми Каменщиков и плотников.

— У нас появилась причина покинуть город? — С удивлением спросил целитель.

— Сдается мне, если сегодня наш корабль не улетит отсюда, мы откажемся должны магистрату приличную сумму, несмотря на все наши договоренности.

— Дело говоришь, брат! — Пробасил король гнумов, хлопнув ладонью по столу, — может люди здесь и не плохие, но правят городом редкостные скряги.

Договорится с нанятыми летунами оказалось просто. Когда им ещё выпадет заниматься любимым делом, а мы предоставляем такую возможность. В итоге день прошёл в хлопотах и сборах, а поздним вечером наш корабль, нагруженный до предела, отчалил от крыши магистрата. Полет до руин древнего города длился не более получаса, позволив нам оценить преимущества такого способа передвижения.

Бросив якоря, наш корабль завис в над самым большим участком крепостной стены. Оставив на корабле за старшего Зуи с хирдманами, я с мастерами и дружиной спустились вниз, к кругу возрождения. Сварга пришлось спускать в специальной корзине для подъёма тяжёлых грузов, питомец при этом возмущённо ворчал.

Трое суток в мире Игры, без вестей из дома — учитывая обстоятельства, это очень много. Кружащие возле городища отродья Кривды, положение супруги, все это требовало моего присутствия. Да и соскучился я по любимой, чего уж утаивать.

— Княже, после дружины пойдешь! — Начал было командовать воевода, но я его тут же оборвал.

— С чего это? Я, случись что, могу и магией оборониться, а воины лишь щитом и клинком! Да и часовня не даст врагу напасть сразу, стало быть, будет время подготовится. Сварг, ты готов?

— Р-рах! — отозвался Бер, скалясь белыми клыками в наступающих сумерках. Почесав питомца за ухом, я шагнул сквозь марево круга.

Первое, что услышал, очутившись в Яви, это шум сражения. Набросив на себя «Покров могущества», подал Сваргу знак замереть, а сам выскочил из часовни. Осмотрелся в поисках угрозы и облегчённо выдохнул. В городище противника не было, а на стенах стояли наши воины, отражая атаки неизвестного мне противника. А ещё я почувствовал скопление порождений Кривды, и это мне не понравилось.

— Что происходит? — Трогард, выскочивший вслед за мной из часовни, уже сжимал в руках щит и молот, а его тяжёлый взгляд отыскивал врага.

— Два десятка лучших воев и Кайрата пошлёшь на охрану княгини, остальные на стену, — тут же распорядился я, — похоже, демоны смогли прорвать защитный круг Чернобога.


Глава 11 Прорыв из Кривды


— Княже, будь осторожней, твари иногда стреляют из луков! — Забравшись на стену, я тут же столкнулся с Василем, — уже пятерых так убили.

— Как давно напали? Что с княгиней? — Спросил я у воеводы, осматриваясь.

— Княгиня в безопасности, княже, — ответил Василь, — а напали сегодня, в ночь. Супруга твоя почувствовала тварей, тревогу подняла, вот мы и успели подготовиться. У самой стены и приняли первую волну демонов. Хорошо, что среди нас охотники Солнцеликого были, иначе не выстояли бы!

За стеной, в нескольких саженях находилось целое войско, состоящее из порождений Кривды. Такого колличества демонов я ещё не видел. В основном низшие, лишь несколько Крушителей сновали среди толпы беснующихся тварей, мощными ударами и порыкиванием наводя порядок.

— Мать Прародительница! — Произнес один из дружинников, появившийся в городище, как и я, пару минут назад, — как их земля держит?

— Здравствуй, брат! — Ко мне, сквозь стоящих вдоль стены воинов, протиснулся Викриханиид, — эк ты разозлил Владыку Кривды, раз по твою душу такая толпа пришла.

— Здравствуй, магистр! — Увидел я особый амулет на шее охотника, — это все демоны, или часть прячется?

— Я уверен, высшие демоны что-то задумали, — не сдержавшись, глава охотников выругался, — братья чувствуют, как в лесу накапливаются порождения Кривды, но те не выходят, ждут чего-то!

— Меня, — слово само слетело с губ. Осознав произнесенное, я поморщился. Все эти твари пришли по мою душу и уйдут, как только получат её, если не вмешаются боги.

— Возможно, брат, — произнес новый магистр, — но, получив тебя, демоны не остановятся. Большинство из них впервые выбрались за грань Кривды и не остановятся, пока не возьмут добычу!

Я сжал кулаки, почувствовав, как на меня накатывает ярость. Твари пришли к моему дому, угрожают семье и людям, что доверились мне! В левой руке сам собой проявился лук, а правая уже доставала из подпространственного кармана тул со стрелками. Расстояние до противника около ста саженей, но враг стоит слишком кучно, вряд ли успеют увернуться, да и шумят твари, вон какой гул стоит над их рядами. Все двадцать пять стрел, одну за другой, я навесом выпустил в войско противника. Тут же достал второй колчан, при этом на лицо наползла хищная улыбка — новые стрелы были с магической начинкой. Сместившись на три сажени вправо, теперь стрелял прицельно, метясь в Крушителей. Демоны слишком поздно всполошились, увидев убитых сородичей среди своих рядов. Раздались гортанные команды высших и в сторону городища полетели десятки длинных стрел, выпущенных высокими, длиннорукими тварями. «Покров могущества» был активен, поэтому я продолжал опустошать колчан, выбрав мишенью сначала одного, затем другого Крушителя. Стрелы кончились, когда выцеливал уже третьего высшего. Обороняющиеся укрылись от смерти за стеной и тяжёлыми щитами.

— Лучники, то-овсь! — Скомандовал Василь из укрытия. Едва стрелы перестали со стуком врезаться в стену и щиты, превращая те в ежей, воевода вновь крикнул, — стреляй!

Захлопали тетивы по кожаным рукавицам и в сторону врага полетел ответный рой смертоносных стрел. Увы, демоны успели укрыться за массивными прямоугольными щитами в сажень высотой. За каждым таким укрытием располагалось от двух, до четырех противников. Порождения Кривды хоть и выглядели, как стадо хищных тварей, но действовали вполне разумно. Щиты располагались так, что демоны-стрелки легко могли продолжать пусать в нашу сторону стрелы, в любую секунду укрывшись за преградой от ответного залпа.

— Они что-то задумали, я чувствую это. Нужно их расшевелить, — крикнул я Викриханииду, пробравшемуся ко мне под прикрытием стены, — только на таком расстоянии мы ничем их не достанем.

— Единственное, что подтолкнет тварей к активным действиям, — ответил магистр, — это открытие врат. Нам нужно сделать вылазку, вступить в прямое столкновение. Думаю, отряда в три сотни бойцов будет достаточно. Два «Полуденных солнца» смогут прикрыть всех от возможного ментального воздействия, а если появятся иные высшие, охотники смогут сдержать их, пока все не укроются за стеной.

— Василь! — Я тут же подозвал воеводу, распределявшего прибывших следом за мной воинов, — отбери двадцать дюжин самых умелых воев. Нужно по тварям ударить так, чтоб они расшевелились и начали действовать.

— Со стены сниму сотню воев, да те, что с тобой, княже, прибыли, с охотниками как раз наберётся, — тут же раздались команды воеводы и отобранные воины поспешили вниз, собираясь у крепких дубовых врат, окованных широкими металлическими полосами. Викриханиид взмахом руки подал знак братьям и мы с ним спустились вниз. Здесь уже были гнумы во главе с Зуи и Кайрат, который явно собирался пойти с нами. Что ж, его щит и умения целителя весьма хороши и пригодятся в предстоящей вылазке.

— Построение коробкой, — отдал приказ магистр, и я поспешил занять свое место в первой шеренге. Искра Хаоса, поселившаяся во мне после случайно выпитой крови высшего демона, жаждала битвы, а сила, бурлившая в жилах, рвалась наружу. Едва мы построились, как пара десятков крепких бойцов открыла тяжёлые запоры и толкнула массивные створки наружу.

— Вперё-ёд! — Тут же крикнул магистр и мы устремились в проем, сходу взяв хороший темп. Едва закованная в латы змея покинула городище, как врата вновь захлопнулись, отрезая возможность быстрого отступления. Только мы отступать пока не собирались.

— Лучники, то-овсь! — Раздался за спиной зычный голос Василя, — стреляй!

— Держать темп! — Тут же, перекрывая топот трёх сотен обутых в тяжёлую обувь ног, крикнул Викриханиид, — щиты на изготовку!

Мы, в первом ряду, взяли щиты с самого начала, когда ещё не покинули стены, остальные проделывали это на ходу, готовясь прикрыться сверху от возможного града стрел, выпущенных тварями.

— Стреляй! — Вновь разнёсся над полем голос Василя. А затем все перекрыл рёв сотен глоток демонов, ринувщихся к нам на встречу. Высокие, выше сажени, когда порождения Кривды двинулись на встречу, земля задрожала, словно на встречу нёсся большой табун лошадей.

— Плотнее строй! — Скомандовал магистр и мы слегка замедлились, выставив щиты перед собой, — магией, бей!

И маги-охотники ударили. В двух шагах перед нами возникла стена огня, стремительно двинувшаяся на встречу тварям. Я тоже не остался в стороне, послав вперёд два «Молота разрушения». Следом в сторону демонам полетело несколько ледяных копий и один смерч, из-за поднятой земли в раз перекрывший видимость. Стихия, сотворившая столь мощный вихрь, взревела, врываясь в ряды противника и принялась хаотично перемещаться по вражескому войску, расшвыривая тварей, словно сухие ветви. Только демоны даже не обратили на смерч внимание, лишь огненная волна заставила сбиться их с шага, слегка замедлившись.

— То-овсь! Щиты! — Крикнул Викриханиид, заставляя нас замедлиться перед сшибкой. А когда до врага оставалось пара саженей, последовала новая команда, — сомкнуть!

Порождения Кривды всегда отличались большой силой. Обычная сшибка кончилась бы для нас плохо. Сейчас же мы превратились в монолитную стену, едины телом, едины духом. Если одному не хватит сил удержать напор противника, его с боков поддержат товарищи.

За мгновение перед столкновением я использовал «Воодушевление». В миг из головы ушли все мысли, остался только враг и чувство единства с дружиной. Удар! Мускулистая тварь, с меня ростом, грудью бросилась в мой щит, пытаясь достать до горла длинными, мощными когтями. Стоящий сзади воин тут же в длинном выпаде вонзает клинок в глаз демону и, слегка повернув, выдергивает обратно. Противник тут же падает под ноги, освобождая место для следующего врага. Коротким колющим ударом, без замаха, наношу колющий в подмышку демона, атаковавшего воина по правую руку. Тварь резко дёргается в сторону, срываясь с клинка, но тут же её череп попадает под другой выпад. Добрая сталь легко разваливает голову низшего, а я в этот момент блокирую удар тяжёлой дубины из демонического металла, принимая его на меч. Вовремя использовав «Праведный гнев», выдерживаю мощный удар, в другой раз способный легко сломать неплохой клинок. Из-за спины прямо в морду твари бьёт короткая молния. Не убивает, всего лишь причинив сильную боль и ослепив, но мне этого достаточно, чтобы вонзить острую сталь в горло рычавшего демона. Крик боли слева привлекает мое внимание. Длиннорукая тварь, дотянувшись до воина, обхватила его голову руками, вдавливая в прорезь шлема свои когти. Не успеваю помочь дружиннику, стоящий позади боец сильным ударом боевого топора раскраивает череп демона. Тут же раненого дружно утаскивают в задние ряды, а вооруженный топором занимает его место. Напор тварей ослаб, давая нам больше возможностей для манёвра, чем тут же воспользовался магистр.

— Делай шаг, — крикнул он, перекрывая рёв демонов, — и-и…

— Раз! — Подхватили мы дружно, одновременно шагая вперёд. Первая шеренга тварей не успела отреагировать и оказалась прижата щитами к стоящим позади собратьям, — х-ха!

— Бей! — Почти одновременно первая шеренга нанесла удар, ставший смертельным для пяти дюжин демонов. Напиравшие сзади порождения Кривды устроили в своих рядах давку, сквозь которую к нам прорывались несколько Крушителей, безжалостно расшвыривая и топча своих низших собратьев, одновременно с этим швыряя в нас заклинания — огромные каменные глыбы, с которыми магические щиты пока справлялись. С флангов тоже закипело сражение, отродья постепенно начали окружать нас. Будь твари сообразительней, не стали бы атаковать в лоб, а сразу же взяли в кольцо, отрезая от городища. Но мы своей неожиданной атакой не оставили высшим демонам возможности вовремя отдать необходимые приказы.

— Братья, приготовиться! — Вновь раздался голос магистра, перекрывший рык и завывание врага, — Сварог с нами!

Едва высшие демоны приблизились к нам на расстояние удара копьем, на них обрушился град стрел, пущеных со стены. Залп лучников вышел столь точным, что ни одна стрела не упала на наше построение. Отродья, не имея щитов, подняли руки, защищая глаза, тем самым открываясь перед нами.

— Бей! — Крикнул Викриханиид, первым сделавший ещё один шаг вперёд и нанося мощный удар краем щита в голову твари. Череп не выдержал удара и лобная кость раскололась, вмявшись внутрь. Дальше я не мог отслеживать действия охотников, прямо на меня вышел один из Крушителей. Злобно взревев, демон взмахнул своим мечом, намереваясь разом прикончить человечишку. «Праведный гнев», в отличии от игрового мира, в реальности не имел ограничения по времени. Пока есть внутренняя сила, подпитывающая умение, оно будет действовать.

Крушитель в последний момент почувствовал неладное, но было уже поздно. Поднырнув под опускающуюся лапу с мечом, я со всей силы вбил молот в грудь твари. От удара грудная клетка с хрустом вмялась внутрь, раздавливая сердце и лёгкие. Большой вес высшего демона удержал тело на месте, поэтому отродье, лишившись жизни, просто сложилось ко мне под ноги. Шагнув назад, я вновь занял свое место в строю и окинул взглядом поле боя. Низшие, получив жёсткий отпор, временно растеряли свою жажду убивать, превратившись на пару мгновений из грозной силы в стадо диких животных.

— Братья, бей тварей! — В очередной раз скомандовал Викриханиид, уже расправившись со своим Крушителем. У меня же появилась другая идея, которую я тут же и озвучил.

— Держать строй! — Моя команда оказалась не менее громкой и, надеюсь, меня послушают. Шагнув вперёд, я щитом сбил на землю налетевшего противника, а затем использовал «Волну разрушающую». Ещё шаг вперёд и очередная волна чадного пламени широким полукругом разошлась от меня. Впереди слышался визг и подвывание раненых и просто испуганных низших и я решил было продолжать бить магией, когда со стены городища, разносясь по всей округе, раздался рёв сигнального рога. Порождения Кривды всё же не выдержали и пустили в ход то, что так тщательно скрывали за деревьями.

— Отходим! — Крикнул магистр, в голосе его слышалась тревога, — живее, сомкнуть ряды!

Отступать, выдерживая определенный темп и не развалить строй — невероятно тяжело. А если в строю присутствуют воины, не умеющие делать это правильно — практически невыполнимо. Благо, братья охотники владели такими навыками, поэтому отходили мы достаточно быстро, чтобы твари нас не опрокинули. Только в это время остатки низших были заняты совсем другим. Они спешно разбегались в стороны, чтобы не попасть под лапы огромнейшей твари, которой я даже в бестиарии охотников Аракс не встречал.

Саженей пять в высоту, абсолютно чёрное, передвигающееся на мощных задних лапах, порождение Кривды наводило ужас своим видом. Короткие передние лапы с лихвой оправдывал длинный и толстый, в два обхвата, хвост, оканчивающийся здоровенным бугристым утолщением, похожим на палицу. Пасть, в которой бы легко поместилось три меня, украшали острые, в полтора локтя, кровавые зубищи. Утробный рёв, издаваемый гигантом, оглушал, подавляя волю. Если бы не «Воодушевление» и другие умения охотников, поднимающих дух и силу воли, большая часть воинов уже кончилась бы на земле. Сейчас же воины хоть и скрипели зубами, а из их глоток вырывалось сдавленное рычание, все же держались, продолжая отступать.

В моей голове крутилась одна мысль, вытеснив все остальные — как справится с этой тварью, как остановить? Я отсюда чувствовал, что моя магия не причинит ей вреда. С такими гигантами людям не тягаться, какими бы могучими они не были. Понадеяться на крепость стен? Да эта тварь снесёт их, даже не заметив! Выхода, как справиться с исполинским демоном и выжить при этом, я не находил. Лишь один способ, — «Пламя Сварога», или, как в моем случае «Дыхание Чернобога», которое убьёт тварь. Но и охотник, пошедший на такой шаг, погибнет!

Отряд успел пройти через врата прежде, чем огромный демон, походивший на Ужас, но вдвое превышающий ростом, вышел на свободное перед стеной пространство. Все низшие демоны столпились на границе леса, словно зрители, собравшиеся посмотреть на небывалое зрелище. Рёв гиганта перекрывал любой звук, оставляя в голове лишь звон. Многие воины, стоящие на стене, срывали с головы шлемы, зажимая уши ладонями, а некоторые потеряли сознание.

У стены осталось четыре десятка охотников Аракс. Встав полукольцом, мы готовились к своей последней битве. Вероятность, что кто-то из нас сможет дотянуться до сердца твари, чтобы использовать «Пламя Сварога», была исчезающе мала.

— Ну что, братья, славной охоты нам! — Крикнул Викриханиид, перекрывая звон в ушах, — если убьем эту тварь, будет что вспомнить в чертогах Солнцеликого!

Ответить никто не успел. Из-за спины раздался совершенно непередаваемый визг, от которого у всех враз ослабли ноги. Я едва удержался на своих благодаря щиту, на который опирался. Хотелось оглянуться, чтобы увидеть источник столь мощного визга, но мои глаза в этот момент неатрывно смотрели на гиганта. Нас лишь слегка зацепило звуком, весь основной удар пришелся на порождение Кривды. Тварь, вселившая ужас в защитников городища, сейчас не выглядела столь грозной. Покачиваясь из стороны в сторону, опираясь на хвост, исполин беззвучно разевал пасть, мотая своей огромной башкой из стороны в сторону.

Всех нас накрыла тень, которая стремительно понеслась навстречу демону. Подняв взгляд к небу, я увидел огромную черную птицу, размах крыльев которой достигал десяток саженей. Новый визг обрушился на великана, заставив того покачнуться ещё сильнее. Птица же, а вернее гигантский нетопырь, спикировал на порождение Кривды, нанеся удар когтистыми лапами по башке твари. Великан, и так покачнувшийся, попытался взмахом лап дотянуться до обидчика, но окончательно потерял равновесие и завалился на бок. От падения такой громадины земля вздрогнула, ударив по ногам и роняя меня на землю. Остальные охотники тоже попадали, послышалась ругань и громкие возгласы. Я тоже собрался было высказаться, но в этот момент в голове раздался голос.

«Ученик, почему не позвал меня, не попросил о помощи? Или ты считаешь, что справишься с сыном самого Владыки ада?»


Глава 12 Яркие сны


— Княже, если всё это переплавить, я смогу сделать сотни четыре комплектов тяжёлой брони и столько же мечей и секир. Пожалуй, лучше оснащённой дружины не будет во всей Яви, — глаза Трогарда горели от предвкушения. И не только его, гнумы тоже не отрывали взглядов от горы трофейного оружия, собранного с места боя.

— Не забывай, седьмая часть добычи принадлежит охотникам, — слегка осадил я воеводу, — хотя, можно договориться. Обменять на алхимические ингредиенты, полученные с демонов, убитых мной и дружинниками.

— Эх, жаль, что та здоровенная страховидла исчезла, — опечалился Зуи, так же стоящий рядом, — уж больно у неё чешуя ладная, хорошие щиты вышли бы.

— Это да, хороший материал, — согласился Трогард, а затем обратился ко мне, — княже, там супружница тебя ждёт, а мы уж сами тут справимся.

Воевода говорил дело, тут и без меня разберутся, что да как, поэтому я лишь благодарно кивнул и направился к своей усадьбе, по пути подбадривая добрым словом воинов и простой люд.

Ласка ждала меня в светёлке и, едва я вошёл, вскочила с лавки. Крепко обнял любимую, целуя её в лоб, нос, и наконец в губы, мягкие и вкусные, пахнущие земляникой.

— Очень боялась, что не успеете, — прошептала жена на ухо, когда я наконец смог оторваться от неё, — хотя и знала, все хорошо будет. Да что мы на пороге все, пошли скорее за стол!

В трапезной уже было накрыто, в воздухе витал аппетитный аромат, а за столом нас дожидались мастер Саян, Кайрат, Ярослав и игрок, которого я вытащил из гиблой локации. Поприветствовав друг друга, мы отвлеклись на прием пищи, отложив все разговоры на потом. Мать Прародительница, как же я соскучился по вкусной, здоровой еде. Лишь когда понял, что в меня не влезет ни кусочка, перестал есть. Убедившись, что все сыты, стряпуха тут же принесла кружки с горячим травяным отваром и мёдом, а два шустрых мальца живо очистили стол от пустой посуды. Настало время для разговора, который начал, как ни странно, Тень.

— Руслан, я уже достаточно хорошо освоился в твоём мире и уже перестал чувствовать себя гостем, — произнес игрок, — доверие, надеюсь, тоже заслужил. Поэтому прошу взять меня в свой клан. Мой дом уничтожен, но я надеюсь, что обрету новый, в вашем мире. К тому же у меня нет семьи, нет, о ком заботиться, а потому я могу долгое время находится в мире Игры. И я достаточно опытный игрок, чтобы быть полезным молодому клану.

— Он наравне с другими стоял на стене, когда пришли демоны, — веско произнес Саян, — достойно держался, не хуже любого иного воя. Василя, говорят, от стрелы демона спас, на лету поймал!

Я с уважением посмотрел на Тень, который показал мне замотанную чистой тряпицей ладонь. А воин то серьезный! Я бы не успел перехватить стрелу демона в полёте, разве что отбить мечом, но это проще. У порождений Кривды луки были мощные, раза в полтора мощнее обычных боевых, имел возможность убедиться уже. И говорит игрок толково, нам действительно нужен некто, с большим игровым опытом, способный дать дельный совет. Нужно будет получше распросить его, когда на Втором Этапе окажемся.

— Добро, — наконец озвучил я свои мысли, — толковые люди нам нужны.

— В таком случае пойдем мы, — произнес Мастер Кайрат, поднимаясь из-за стола, — нужно бойца Трогарду представить, пусть на довольствие ставит, да в казарме место выделит.

Все спешно засобирались, через пару минут покинув наш особняк, остались лишь мы с Лаской, да Мастер Саян.

— Баня стынет, — намекнул наставник, едва гости вышли за порог, — я уже не молод, подожду, когда жар спадёт, а вы молодые, поспешите.

— Отец, какой жар, в моем то положении? — Смутилась Ласка, — иди с Русланом, я же вижу, вам есть, что обсудить.

И вот, распаренные, сидя в предбаннике и потягивая холодный морс, мы вели неспешную, крайне серьезную беседу.

— Руслан, ты знаешь обо мне многое, но не всё, — наставник отставил пустую кружку, утерев губы тыльной стороной ладони, — порой мне кажется, что я сам забываю свое прошлое, или пытаюсь забыть. Но сейчас не об этом. Скорее всего ты сейчас думаешь, что демоны, пришедшие под стены городища, явились по твою душу? Возможно, только звёзды говорят иное. Твари пришли не только за тобой, но и за твоим нерождённым сыном. Ваши души столь тесно связаны, что любое вмешательство в судьбу одного, повлечет изменение другого. А это значит, что тебе придётся раз и навсегда решить свой спор с порождениями Кривды. Мне не ведомо как это произойдёт, звёзды подсказывают лишь направление, не больше. Более того, я не вижу твоего будущего! Не потому, что его нет, а потому, что звёзды не дают подсказки. Думаю, твой Учитель знает гораздо больше, чем мы можем себе представить. Но, до поры я буду находиться возле дочери, пока тебя не будет рядом. Моих возможностей хватит, чтобы отвести угрозу, да и Владыки Прави и Нави всегда рядом и успеют прийти на помощь.

В особняк мы шли молча. Наставник — потому что успел высказаться, я же — от обилия мыслей в голове, не желающих укладываться и несущихся по кругу. Так и вошли, молчаливые и погруженные в мысли. Мастер Саян перекинулся с дочерью парой фраз и ушёл к себе во флигель, стоящий рядом с особняком, а мы с любимой поднялись в спальню. День выдался тяжёлый, я вымотался физически, Ласка — от нервного напряжения, оба желали лишь одного, выспаться как следует. Стоило мне лечь, обняв покрепче супругу, как я провалился в глубокий сон.

В этот раз я не видел сновидений, сразу очутившись в знакомом ничто и нигде. И, едва осознал это, почувствовал присутствие Учителя. Он был рядом, но я не ощущал направленного на себя внимания, словно Чернобог был занят чем-то. Не имея возможности как-то повлиять на происходящее, мне оставалось лишь погрузиться в свои мысли, ну и разобраться в том, что поведал Мастер Саян.

— Ученик, ты готов к небольшому путешествию? — Вопрос Владыки Нави оторвал от размышлений, — хотя, к этому я тебя и готовил на последних уроках. Что ж, настало время прогуляться по мирам, заодно проверим, сколь крепок твой разум.

Стремительный рывок из ничто, и вот я уже чувствую свое тело. Не так, как обычно, совсем иначе, но чувствую. А ещё я смог видеть окружающее пространство, от чего мне стало жутко. Вокруг, на сколько хватало взора, меня окружало пламя. Горела угольно черная, местами цвета пепла земля, горел раскалённый до красна камень, над ядовито-алой водой плясали языки пламени. Даже воздух, грязный от дыма и кружащегося пепла, местами вспыхивал, дополняя жуткую картину. Что это за место, почему здесь все горит? Подобные мысли разом заполнили голову, вытеснив все остальное.

— Так выглядит мир Кривды, Ученик, — голос Чернобога в этом мире звучал иначе. Скрежещущий, как карканье старого ворона, — единственный мир, порожденный Врагом! Это убожество — вершина творчества для подобного существа, на большее он оказался не способен. И все же этот мир живёт! Да, за счёт других, поглащая души тех, кого демоны, обманом или силой, смогли затянуть сюда. Искры Рода, они гаснут в этом мире, выгорая до тла, но пока они есть, существует и Кривда. Лишь истинный Кумар сможет исправить ошибки, которые сделал враг, остальным такое не по силам. Даже мы, дети Рода, не можем находиться здесь слишком долго, начиная выгорать, словно восковая свеча. Будь иначе, мы бы давно вычистили эту язву, уничтожив всех тварей. Что ж, пора покинуть этот негостеприимный мир, есть места гораздо приятнее и куда интереснее.

Миг, и вот мы уже в ином месте. Здесь почти так же, как в Яви, но по-другому. Более яркое небо, его цвет необычайно глубок и насыщен. Вершина холма, на котором мы появились, вся покрыта луговым разнотравьем и цветами, которых мне ниразу не приходилось видеть. Да и подобных оттенков я не встречал даже в Великом лесу альвов.

— Этот мир не для смертных, — Учитель повел рукой, словно желая охватить окружающее пространство, — Род создал его для младших братьев и их детей, населив зверем и птицей, не уступающей человеку разумом.

Ниже по склону холма паслось стадо коз, внешне почти не отличающихся от обычных. Разве что окрас у них был слишком ярким. В небе щебетали птицы, издаваемые ими звуки не особенно отличались от обычных, разве что самую малость. Словно прочитав мои мысли, Чернобог вновь переместил нас, в этот раз мы оказались на террасе замка, высеченного из белого мрамора прямо в горе. Все тоже солнце, то же яркое небо, мы по прежнему находились в Прави.

— Так вот ты какой, ученик моего брата, — прозвучал за спиной незнакомый мне голос, — сожалею, что первым не распознал в тебе посланца Сущего.

— Сожалеть нужно было, когда ушастым чересчур много свободы выделил, — якобы недовольно проворчал Учитель. Поняв, что я не повелся на провокацию, Оба Владыки рассмеялись.

— Показывал ему свои владения? — Спросил Сварог, отсмеявшись. Перед нами из ниоткуда возник стол с явствами и три кресла, в которые тут же и уселись боги. Я предпочёл любоваться видом с террасы, в пол уха слушая беседу Владык.

— Нет, только в Кривде побывали.

— И как ему это пекло? Как держался?

— Ты шутишь, брат? Если бы Руслан не был охотником, да я не держал щит, у меня уже не было бы ученика. Знаешь же, что живым там не место.

— Хм, мне кажется ты забыл, что он уже не простой смертный. Да и родство с Хаосом должно как-то влиять, как считаешь?

— Брат, вот появится у тебя ученик, его и испытывай, — в голосе Чернобога прозвучала лёгкая насмешка, — у меня сейчас другие цели, нежели проверять Руслана на прочность.

— Верно говоришь, брат. Потом расскажешь, как его примет твой мир? Мне кажется, он будет сильно удивлён! — Боги рассмеялись, а затем меня плавно поглотило привычное ничто. Я уже привык находиться в состоянии, когда единственное, что могу, это осознавать себя.

Безвременье вновь вынесло в реальность. Это место сильно отличалось от всего, виденного мною раньше. Перед моими ногами было лесное озеро. Деревья, так похожие на ивы, окружали его плотным кольцом, опуская свои ветви до самой воды. Множество ярких светлячков сновали по этим ветвям, освещая лесной сумрак и отражаясь в поверхности озера. И тишина, невероятная, оглушающая. Ни один звук не потревожил красоту, представшую перед моими глазами, хотя все вокруг двигалось, начиная светлячками, и заканчивая русалками, которые резвились в прозрачной воде озера.

— Красиво, правда? — Прозвучал голос Учителя. Вернее, голос прозвучал у меня в голове, тишина не была нарушена.

— Завораживает, — так же мысленно ответил Чернобогу и, подумав, добавил, — и умиротворяет!

— Так и должно быть, ученик. После смерти большинство душ заслуживают покой, которым их и награждает Навь. Здесь можно погрузиться в воспоминания, или отдаться на волю мыслей, которые успокоят душу. Но, есть и другая сторона мира умерших!

Миг, и я осознал себя, стоящего на краю обрыва. Далеко внизу слышались крики боли, едва разборчивые мольбы о помощи, изредка нарушаемые злобными, яростными возгласами. Там, на самом дне обрыва, кипело огненное озеро. В багровых отсветах по берегам его копошились фигуры, пытаясь выбраться из пламени. Стены, окружающие кратер, были слишком крутыми, чтобы по ним можно было выбраться, но все же фигурки старались это сделать. Взбираясь по головам друг друга, цепляясь за трещины, они целеустремлённо ползли вверх. Только отсюда, с края обрыва, было видно, что ни один не смог забраться достаточно высоко. Иногда какой-нибудь несчастный, поднявшийся на несколько саженей вверх, терял силы и, громко крича от ярости и ужаса, падал вниз, прямо в пылающее озеро.

— Каждый из присутствующих здесь смертных в любой миг может покинуть это место, — с печалью в голосе произнес Чернобог, стоящий за моей спиной, — для этого нужно всего лишь перестать бояться. Некоторые понимают это быстро, другие проводят в пламени вечность.

Миг, и я опять оказываюсь в другом месте. Окраина большого села, в котором люди ходят, разговаривают, делают свои дела так, словно не ведают о своей смерти. Вон куда-то побежали ребятишки, громко улюлюкая и преследуя громко кудахчущую курицу, а по другой стороне улицы молодая женщина с коромыслом несёт два ведра, из которых периодически выплёскивается вода. Старик, сидящий на крыльце, щурится на солнце, улыбаясь своим мыслям.

— Видишь, — вновь произнес голос Учителя, — для этих людей ничего не изменилось. Они продолжают жить, как ни в чём не бывало. Некоторые знают, что умерли, например тот улыбающийся старик. Он счастлив, потому что здесь у него не болят колени и можно свободно сходить на прогулку. Здесь не надо беспокоится о завтрашнем дне, многие работают лишь по привычке. Но это не все!

Мгновение, и я в который уже раз оказываюсь в другом месте. Каменная равнина, по которому хаотично разбросаны крупные валуны.

— Приглядись внимательнее, — говорит мне Чернобог. И я наконец-то понимаю, что это не валуны разбросаны по равнине, а замершие фигуры людей, — да, ученик. Некоторые из фигур находятся здесь столь долго, что даже я не вспомню день, когда они здесь появились. Это души, которые при жизни зачерствели настолько, что после смерти превратились в каменные статуи. На моей памяти лишь четырежды по семь душ смогли покинуть это место.

Некая сила подняла меня вверх, на пару сотен саженей, чтобы я мог увидеть, сколь огромна равнина, заставленная каменными скульптурами. Я почувствовал, как на несуществующем затылке волосы встают дыбом. Это сколько же здесь зачерствевших душ, лишивших себя жизни? Владыка Нави, словно почувствовав мое состояние, рывком выдернул меня из своего мира в безвременье.

— Пришло время очередного испытания, ученик! — Я не успел до конца осознать сказанное Учителем, как оказался в воде, температура которой была на грани кипения.

Тело в миг скрутила жуткая боль, прорвавшаяся сквозь кожу и обжигающей волной стала проникать в меня, полгащая полностью, без остатка. В этот раз я полностью ощущал себя, каждую клеточку своего тела. Я чувствовал, как за несколько секунд мои глаща взорвались, а боль проникла глубоко внутрь черепа. Рот сам собой распахнулся в безумном крике, и в горло тут же хлынул кипяток. Тело затрясло в конвульсиях, руки и ноги искали опору, за которую можно ухватиться, чтобы вырваться из этого ада. Только вокруг была лишь кипящая вода. Отсутствие воздуха не приносило избавления, наоборот, кипяток проник и в лёгкие.

В какой-то момент боль стала столь невыносимой, что я стал отдаляться от неё. Я по прежнему чувствовал свое тело, но как-то отстраненно, со стороны. Я ощущал, как оно сотрясается в конвульсиях, словно бы смотрел откуда-то сверху. И ещё я вдруг понял, что могу контролировать его, как и окружающую воду. Не желая продолжать мучения тела, я пожелал, чтобы температура воды резко понизилась. И тут же меня выдернуло в небытиё.

— На сегодня достаточно, ученик! — Владыка Нави был явно доволен, о чем и сообщил тут же, — знаешь, ещё немного, и я начну гордиться, что взялся тебя учить. И почему я раньше не брал в ученики смертных?

Ответить я не успел, да Учитель и не ждал его. Он просто вернул меня в реальность, от чего я сразу же проснулся. Сделав пару глубоких вдохов-выдохов, открыл глаза и взглянул на спящую рядом Ласку. Уснуть мне вряд ли уже удастся, в голове слишком много мыслей. Знания, полученные сегодняшней ночью, ранее обрывочные, впитанные из легенд и былин, сейчас предстали передо мной полноценной картиной.

Поднявшись с постели, быстро оделся и спустился вниз, в трапезную.

— Ефросинья, приготовь травяного отвару, — попросил я кухарку, а сам вышел на двор. Мне не давало покоя то ощущение, что я чувствовал на испытании. Усевшись на стоящую по деревом лавку, я закрыл глаза и погрузился в медитацию. Отрешиться от мира получилось легко и сразу, словно в воду опустился с головой. Я тут же стал настраиваться на повторение трюка, выполненного в последнем испытании. Желание отделиться от тела постепенно переросло в уверенность, мне почти удалось это сделать, когда перед глазами вспыхнуло сообщение от Стража.

«Критическое состояние носителя. Требуется вмешательство Активация протокола «Реанимация».

Разряд энергии прошёл через все тело, словно в меня молния ударила. Я резко вздохнул, словно утопающий, который только что освободился от воды в лёгких. Волосы на голове встали дыбом, а тело чувствовало такой заряд бодрости, что я не удержался и вскочил со скамьи. На лицо сама собой наползла полубезумная улыбка, а в руках уже сформировались парные клинки. Я знал один способ избавления от переизбытка энергии, которым и хотел сейчас воспользоваться. Хорошая тренировка ещё никогда никому не вредила!


Глава 13 Выбор, которого нет


Ну что ж, темный брат, свидимся через несколько дней, — подмигнул Зуи, похлопав меня по плечу, — не вздумайте без нас зачистить сокровищницу.

— Без вас и близко туда не подойдём, — улыбнулся я в ответ, — дома дел поднакопилось, да и в столицу нужно попасть, император уже неделю ждёт. В общем, лёгких путей вам!

— Взаимно, друже, — мы крепко пожали друг другу руку и Зуи дал отмашку гнумам. Почти бесшумно в скальном массиве открылся спуск и стальная змея хирдманов плавно стала утекать под гору. Одним из последних спустился король подгорного народа, отсалютовав на прощанье.

— Ну что, пора и нам собираться в дорогу? — Я повернулся к Трогарду, Саяну и трем десяткам дружинников, — негоже заставлять ждать самого императора!

— Всё готово, княже, — воевода подал знак и на поляну вышли ещё с десяток воев, внешне больше походящих на леших. Трогард показал рукой на тихушников, — жаль, у нас на Втором Этапе таких бойцов нет.

— Почему же нет, один точно есть, — улыбнулся я, — Тень! Думаю, он сможет взять на обучение десяток дружинников. Да и дружина графа скоро на Второй Этап поднимется, уж там тихушников половина будет, не меньше.

Едва вернулись в городище, Трогард развел бурную деятельность. Привлёк к подготовке Кайрата, старосту, даже Ласку о чем-то расспросил. Я с супругой в это время прогуливался по пристани, вдыхая свежий воздух.

— Опять уезжаешь, — с лёгкой грустью в голосе произнесла любимая, крепко держась за мою руку и прижимаясь головой к плечу. Её рыжие волосы шевелил лёгкий ветерок, одна из прядей скользнула по моей щеке.

— Увы, в твоём положении не стоит путешествовать, — я сам всей своей сутью не желал расставаться с супругой, — ты чувствуешь что-то нехорошее?

— Нет, сейчас я не ощущаю опасности, — Ласка посмотрела в мои глаза, — просто жизнь у нас какая-то странная. Всё куда-то несётся, меняется каждый день, порой мы не успеваем осознать одно, как происходит другое. Живи мы не на границе, а где-нибудь на севере империи, с ума сошли бы!

— Справимся, — сказал я уверенно, — наши боги с нами, значит мы на верном пути.

— На верном, князь, — супруга улыбнулась, — все нам по силам!

Спустя пару часов за стены городища выехал большой отряд конных. Полторы сотни воев, у каждого с собой заводная лошадь. Во главе отряда расположился я с Трогардом, да Ярослав с Викриханиидом. Охотники Аракс, убедившись в отсутствии демонов и возможной угрозы с их стороны, решили вместе с нами добраться до столицы империи, чтобы сбыть часть трофеев. Мастер Кайрат смог передать весть о нашем скором прибытии дворцовым магам, поэтому двигались мы быстро, стараясь до темна преодолеть как можно большее расстояние.

— Процветает империя Росс, — произнес магистр ордена, глядя, как в придорожном хуторе крестьяне ставят новый сруб, — а после разгрома степняков Ирина дорогах гораздо спокойнее стало. Можно одинокому путнику заночевать прямо у дороги, в открытом поле, не боясь разбойников. Слышал, в соседних государствах на границах крестьян отлавливают, потому что бегут в империю тысячами, от тяжёлой доли.

— Как бы войны не было, — нахмурился целитель, — если саксы и перуновцы с нами дружбу водят, то прочие давно заглядываются на наши земли. Раньше их останавливал халифат, который росцы и гнумы блокировали, не пропускали дальше, а теперь до самого океана угроза отсутствует.

— Не будет войны, — послышался сзади голос Аккема, — империя Син сейчас более лакомый кусок. После многолетней войны с островами там сейчас сильные недопонимания между правящими кланами. Половина страны пылает в огне, половина страдает от голода.

— Стервятники! — Сказал, словно выплюнул Трогард, — чего им спокойно не сидится? Трудись, торгуй, чего ещё нужно нормальному разумному?

Воеводу прервал громогласный рык, раздавшийся с противоположной от хутора стороны тракта. Я тут же ударил коня по бокам, понукая его ускориться. В два прыжка очутившись у обочины, соскочил с седла, формируя щит и меч. В подлеске, расположенном в трёх саженях от тракта, трещали сухие ветви, шелестела листва и кто-то повизгивал. Периодически раздавался злобный рык бера, он явно кого-то пытался выгнать на открытое пространство. И это у него получалось, шум приближался.

Внезапно перед взором, на каких-то пару секунд, промелькнуло видение, как крупный Бер преследует краснокожего беса, пытающегося скрыться среди деревьев. Сообразив, что это Сварг передал мне мыслеобраз, я тут же развеял оружие, подав знак дружинникам не приближаться, и не шуметь. Несколько секунд ожидания, во время которого стало ясно, питомец гонит мелкого демона прямо на меня.

— Стой, паршивец! — Произнес я, схватив невысокого рогатого беса за шею. Краснокожий демонёнок истошно заверещал, забившись в моей руке. Локтя три ростом, не больше. Тщедушное тельце, копытца вместо ног и короткий хвост. Демон-прислужник, или Слухач, из низших порождений Кривды. Не владеющий никакой магией, кроме зачатков ментальной, может отвести глаза, на крайний случай заставить лошадь взбрыкнуть и понестись в разнос.

— Брат, позволь мне, — Викриханиид, уже спешившийся, протянул руку к Слухачу, — у меня большой опыт общения с подобными тварями. Его явно послали следить за нами, хорошо бы узнать, кто!

Бес заговорил. Сначала верещал от боли, лишаясь одного куска своей плоти за другим. А затем, когда магистр применил какой-то амулет, выложил всё. Поскуливая, он рассказал, как его и ещё десяток таких же Слухачей забросили в мир Яви, чтобы следить за одним князем и его семьёй. Они не смогли приблизиться к городищу, некая сила начинала иссушивать тварей, поэтому крутились неподалёку. Бесу не повезло — когда городище покинул большой отряд, именно на него пал выбор следовать за людьми.

— Брат, похоже, нам придется вернуться, — сообщил мне Викриханиид, вытирал кровь демона с лезвия, — не дело это, оставлять за спиной порождения Кривды.

— Добро, — согласился я, мысленно поблагодарив магистра, — в любом случае, вы всегда желанные гости на моих землях.

Ярослав, решивший поехать с братьями, предупредил, что будет дожидаться нас на Втором Этапе, на том мы и распрощались с охотниками Аракс.

Заночевать пришлось в лесу, саженях в двухстах от тракта, на просторной поляне. Под утро пошёл сильный дождь, поэтому собирались в попыхах, на ходу перекусив вяленым мясом. Дождь сопровождал нас до полудня и Трогард, получив мое разрешение, приказал остановиться в придорожном гостевом подворье. Больше сотни воев с трудом разместились в казалось бы большой обеденной зале. Хозяин, крепкий мужик, с ног сбился, накрывая столы закусками, пока готовилось горячее.

— Княже, ненастье до утра продержится, придется задержаться, — произнес воевода, сжимая в своих огромных ладонях глиняную кружку с горячим травяным отваром, — треть лошадей под навес загнали, остальных в лесу укрыли. Как бы не захворали, с такой то сыростью.

— Не захворают, — тут же отозвался целитель, — я позабочусь.

— Милостивый государь, ваша комната готова, — поклонился хозяин, подошедший к столу. Взгляд его упал на Сварга, развалившегося на полу и зевающего огромной пастью, отчего мужик вздрогнул.

Я поднялся с лавки, окидывая взглядом тихо переговаривающуюся дружину. Хотелось скорее сбросить с себя мокрую одежду и переодеться в сухое, поэтому, пожелав все хорошо отдохнуть, я потрепал бера за ухом и пошел за хозяином на второй этаж.

— Прохор, одежду князя возьми, да проследи, чтоб её просушили как следует до утра, — раздался за спиной шёпот Трогарда. Я улыбнулся, тоже мне, нянька бородатая.

Комната оказалась достаточно просторной, чтобы на полу поместился Сварг. Молодой паренёк, ещё новик, собрался было последовать приказу воеводы, но я так зыркнул на бывшего кузнеца, что тот остановил Прохора.

Среди ночи меня разбудил питомец, своим глухим, каким-то радостным поскуливанием. Ощущая присутствие кого-то постороннего, но не чувствуя опасности, я открыл глаза и медленно сел. Магический светляк разогнал тьму и перед моими глазами предстала необычная картина. Сварг, блаженно закатив глаза и подставив свою шею, блаженствовал от почесух.

— Проснулся, ученик Тёмного? — На меня, своими глубокими, мудрыми глазами смотрела богиня, — давно я тебя не видела. Возмужал, из юноши превратился в настоящего мужа.

— Приветствую тебя, Мать Прародительница, — поклонился я в пояс, — чем могу помочь тебе?

— О, не беспокойся, — богиня улыбнулась, — я зашла всего лишь предупредить тебя. Завтра твоего друга позовет Хранительница леса, так ты не противься. Сваргу тоже требуется особые знания, которые он может получить лишь от матери.

— А сам он согласен? — я посмотрел в глаза питомцу, и тут же поймал мыслеобраз, после которого мне все стало ясно. — Трое суток, друже! Потом я отправлюсь тебя искать.

— Р-рах! — Заверил меня бер, мол, не беспокойся.

— Что ж, я рада, что увидела тебя, ученик Тёмного, — произнесла богиня, — но, всему свое время!

Миг, и Мать Прародительница растворилась в воздухе, оставив меня в недоумении. Я вопросительно посмотрел на Сварга, на что бер оскалился, словно улыбаясь. Ладно, завтра будет видно, а сейчас нужно поспать.

На следующее утро, споро позавтракав, выехали на тракт. Погода больше не артачилась и до предместий столицы добрались почти без происшествий. Лишь Сварг, через пару часов пути боднул меня в бедро, глухо рыкнув.

— Что, тебе уже пора? — Я слез с коня и крепко обнял за шею питомца, — будь аккуратней там! Если что, мы через пару дней будем возвращаться, так что жди.

— Р-рах, — рыкнул бер и большими прыжками укрылся в подлеске, лишь колыхание да треск ветвей показывали, в каком направлении движется питомец. Трогард попытался расспросить, куда это Сварг направился и долго ли ждать, на что я махнул рукой вперёд, чтоб продолжали движение. Я и сам толком не понял, для чего Хранительница леса призвала своего детёныша.

Ты смотри, — удивился Кайрат, когда мы уже въезжали в самый большой город империи, — несколько месяцев тут не был, а столько изменений, словно пару лет прошло.

И действительно, столица преобразилась. Вокруг всего города выросла ещё одна крепостная стена, в которой, через каждые сорок саженей были встроены башни. На воротах стояла стража, и если бы не знакомый мне гвардеец, да маг, которого хорошо знал Кайрат, пришлось бы задержаться, или оставлять дружину за крепостной стеной до выяснения.

Улицы города тоже изменились, появилось больше домов, сложенных из камня, причем располагались они так, что становилось ясно — здесь потрудился мастер, знающий толк в оборонительных сооружениях. Столица из хорошо укреплённого города превратилась в неприступную твердыню, что было странно.

— Неужели Всемилостивейший государь император готовится к большой войне? — Трогард первым озвучил вопрос, крутившийся у меня на языке, — кто ж это такой дерзкий, раз решился напасть на империю?

— Будет на то его воля, скоро узнаем, — ответил я, — хотя, Зуи бы обмолвился, если бы кто-то собрался нападать на нас. Уж гнумы точно должны были знать о подобном.

Дружина, во главе с Трогардом, осталась перед кварталом дворян, в новых, недавно выстроенных казармах. Император учёл ошибки прошлого и теперь в столице на постоянной основе квартировали не только гвардейцы, но и пехотный полк. А мы с Кайратом направились прямиком во дворец. Здесь тоже произошли изменения, начиная с выросшей на треть стены и заканчивая мощными чарами, исходящими от опоясывающего дворцовый комплекс рва с чистейшей, прозрачной водой.

— Князь Верд, император ожидает вас! — Едва нас пропустили внутрь дворца, на встречу, словно из ниоткуда, вышагнул доверенный Его величества, старый знакомый. Кайрат, подмигнув мне, тут же направился в гостевое крыло, наверняка пошел узнавать последние новости у кого-то из своих знакомых. Меня же, по уже известным коридорам, повели в кабинет для совещаний. Всё та же приемная, за конторкой бессменный секретарь, а затем я предстал пред очами Ивана, по доброму улыбающегося мне. После церемониального приветствия и расспросах о том, что происходит на моих землях, император указал на стул, стоящий вторым по его правую руку. Странно, подумал я, усаживаясь. Не по чину мне сидеть столь близко от его величества, похоже, мои опасения оправдались. А когда император представил мне смуглого, с узким разрезом глаз, дворянина, я уже не сомневался, что хотят мне сосватать.

— Руслан Александрович, в настоящее время князь Алмаш представляет интересы халифатской знати, тех, кто склонил предо мной голову и поклялся служить империи верой и правдой. Дамир Рафкатович, расскажите, что привело вас в столицу, — после просьбы его величества халифатец поднялся и церемониально поклонился всем присутствующим. А затем, высоким, почти женским голосом, заговорил.

— Славные воины в империи Росс. Сильные и могучие. Но есть среди них настоящие богатыри! Мой народ издревле почитает лишь силу и хитрость, он привык подчиняться могучим правителям, не знающим пощады. Сейчас же, очутившись без направляющей руки, люди почувствовали слабость знати и скоро начнут творить безчинства. Его императорское величество, — халифатец вновь низко поклонился, — прислал достойных и мудрых, чтобы управлять степью, но они оказались мягкими. А степному народу нужна жёсткая и твердая рука. Князь Верд, вот кто сможет навести порядок в степи, так говорят простые пастухи, так говорят владельцы пастбищ. Тот, кто со своими людьми смог уничтожить превосходящее войско, а затем ворваться в храм богини смерти и покарать отступников, достоин называться великим воином и имеет право вершить правосудие в степи!

— Руслан Александрович, — лицо императора было предельно серьёзным, — ты единственный из дворян, кто пользуется большим уважением у халифатцев. Мои нынешние ставленники уже трижды подвергались отравлению и дважды чудом избежали смерти от наёмного убийцы. Более того, степняки отказываются вступать в войско под их командованием, а я не могу направить туда свои полки. Из-за этого пираты стали вести себя чересчур нагло и грабят один порт за другим. Мне нужен на посту наместника человек с такой репутацией, что им пугают детей, когда те не слушаются. Только ты имеешь такую славу в степи! А потому я, властью, данной мне по праву рождения, назначаю тебя наместником всех земель, начиная от юго-восточных пограничных княжеств, и заканчивая берегами южного моря!

Я лишь собрался открыть рот, чтобы напомнить его величеству, что на мне и так уже лежит обязанность, важнее которой вряд ли найдется в мире Яви, но в этот момент в моей голове прозвучал голос Учителя:

«Соглашайся, ученик! Поверь, тебе это пойдет на пользу. Каждому Богу необходимы разумные, поклоняющиеся ему, иначе он будет крайне долго развивать свой потенциал! Впрочем, тебе ещё рано знать такие подробности, поэтому просто не противься воле потомка Матери Прародительницы.»

Я возмутился:

«Я не смогу быть одновременно в двух мирах!»

И тут же получил краткий ответ:

«Тебе и не придется, ученик. Или ты сомневаешься в моих силах?»

Ответить я не успел, ощущение присутствия Владыки Нави пропало. Оказалось, я давно уже стою, а император с недоумением смотрит на меня, ожидая моего ответа.

— Ваше величество, я с гордостью принимаю столь почетный и ответственный пост. Надеюсь, смогу оправдать ваше доверие. — После моих слов император застыл в недоумении, а затем громко рассмеялся.

— Руслан Александрович, честно, ожидал иного ответа, — произнес он, отсмеявшись, — я уже приготовился выслушивать, что у тебя и так от государственных дел времени на сон едва хватает, а ты раз, и согласился! Что ж, попрошу остаться вас, князь Верд и граф Вяземский, остальные свободны!

Дождавшись, пока все выйдут из кабинета, Иван второй побарабанил пальцами по столешнице и посмотрел каждому из нас в глаза:

— Ну давайте, рассказывайте, как у нас обстоят дела в чужом мире!


Отступление первое.

Создатель ушёл, бросив его, словно ненужную вещь. С тех пор прошло много времени, но злоба и ярость не только сохранилась, она многократно приумножилась! Сначала на создавшего его, а затем на все — окружающий мир, приспешников, рабов. В начале Дьявус был одинок. Но, когда жизненная сила стала заканчиваться, он, из предвечного хаоса сотворил детей, по образу и подобию своему, что бы те своим страхом подпитывали его. А спустя годы, уже они заполнили Его мир своими отпрысками, позволив продлить существование. Однажды один из детей смог пробиться в другое измерение и Дьявус впервые поглотил душу иномирца, получив несравнимое ни с чем удовольствие.

Жители другого мира быстро научились бороться с Его детьми, отсекая любые попытки прорваться в их измерение. Тогда Дьявус стал действовать хитростью и обманом, долгие годы готовя сети, с целью одним наскоком захватить весь мир, в котором было столько сладких душ. И, когда Ему оставалось совсем чуть-чуть, какая-то букашка посмела разрушить все планы, выращиваемые столетиями. Более того, эту букашку прикрывали силы, против которых Дьявус не смог бы выстоять. По этой причине Он находился в бешенстве, выпивая любого, кто оказывался поблизости. А еще Владыка Кривды, несмотря на ярость, думал. Думал, как ему раздавить, уничтожить помеху, что была для него, словно песчинка в глазу. Дьявус не знал, на сколько он ошибается в оценке своего врага.


Глава 14 Десятое чудо света


Дорога обратно прошла без приключений. Единственное происшествие, случившееся при возвращении домой, на половине пути к городищу нас дожидался Сварг. Сидел себе приспокойно на обочине тракта и ковырялся в зубах небольшой еловой веточкой, словно человек. Когда мы приблизились, бер прервал свое занятие и поднялся в полный рост, достигавший полутора саженей. Неожиданно в моей голове раздался раскатистый, гулкий бас:

«Ты быстро вернулся, брат, я даже не успел проголодаться. Ну, если только самую малость»

Я, сначала растерявшись, все же нашел в себе силы мысленно спросить:

«Сварг, друже, так вот ты зачем отлучался в лес?»

Бер оскалился, улыбаясь во всю ширину пасти:

«Моя мать, Хранительница леса, научила многому за те пару дней, что я провёл с ней рядом. Она передает тебе привет и благодарность!»

Моя дружина и отряд конницы, приданной мне в сопровождение, без препятственно добрались до городища. Иван Второй обещал позже прислать весь конный полк, чтоб я с серьезной силой выступил к столице Халифата, а сейчас свежевыстроенные казармы оказались весьма кстати, позволив разместить всех воинов.

— Здравствуй, Руслан, — наставник, попавшийся на центральной улице города, по прежнему обращался ко мне по имени, что весьма радовало.

— И тебе здоровья, Мастер Саян, — ответил я, — охотники Аракс ещё здесь?

— Только Ярослав, остальные не заходили в городище. Крестьяне видели их дважды, последний раз сегодня утром. У брата спроси, как они поохотились, он отсыпается сейчас во флигеле.

Ярослав может и подождать, подумал я. К тому же, если отдыхает, значит охота прошла успешно, а потому направился не к флигелю, а сразу к особняку, на крыльце которого стояла Ласка. Крепко обнял и поцеловал супругу.

— Надолго в этот раз домой, или завтра опять уедешь? — Спросила любимая. И вот откуда все ведает? Пришлось ей все рассказать.

— Вот такую обязанность возложил на меня Император, — закончил я рассказ, — жаль, тебя с собой взять не могу, там может быть слишком опасно.

— К рождению сына ты должен успеть вернуться, — улыбнулась Ласка, а затем увела разговор в другое русло, — иди, ополоснись с дороги, а я распоряжусь, чтоб стол накрыли.

Охотники всё же изловили бесов. На живца сработали, заставив пленного демона собрать тварей призывом. Только за одним, самым ушлым, пришлось побегать, но в итоге всех отправили в ад, где им самое место. Все трофеи братьев, что мы взяли с собой, я оставил у родственника Ярослава, а потому странно, что мы разминулись с отрядом охотников, собиравшихся в столицу империи. Оказалось все просто, пойманные бесы сообщили о других порождениях Кривды, крутившихся возле разрушенной степняками крепости, и охота продолжилась. Ярослав же остался, в погоне за мелким демоном потянул правую ногу и теперь ждал, когда исчезнут последствия растяжения.

— Пока не прибыло подкрепление из столицы, отправляемся на Второй Этап, не будем терять время даром, — обратился я к своим ближникам, когда мы на следующий день собрались за завтраком, — Трогард, демонический металл, что мы собрали, ты сможешь работать с ним в мире Игры?

— Можно попробовать, княже, — ответил воевода, — взять с собой все необходимое, что невозможно достать там, только как изменяться свойства металла, я не могу знать. У меня кузнечное дело до шестидесяти прокачено, ещё с первого входа в Игру. Как мне объяснили, это очень высокий уровень ремесла.

— В таком случае, я постараюсь забрать как можно больше изделий и необходимые ингредиенты. И воинам, у кого есть свободное место в подпростраственном кармане, тоже прикажи взять по одному предмету. На подготовку час, потом переносимся а Игру.

Подготовились за четверть часа. Мастер Саян, посовещавшись с воеводой, уже собрал необходимые ингредиенты для работы с хаотическим железом, осталось только перейти на Второй Этап. Попрощавшись с супругой, я направился к часовне. Ласка последнее время не любила приближаться к чуждому нашему миру строению. Объясняла тем, что у нее возникает неприятное чувство, когда находится рядом с точкой перехода.

— Р-рах, — приветствовал меня питомец, нетерпеливо перетаптывающийся на ступенях часовни. В голове же у меня прозвучало:

«Брат, только тебя ждём!»

Краткий миг перехода, и вот мы уже спускаемся с круга возрожления. На Втором Этапе нас встречал Тень, ставший по какой-то причине сорок третьего уровня. Поймав мой недоумевающий взгляд, он пояснил:

— Заглянул в сокровищницу, хотел под скрытом пройтись, посмотреть, что там за мобы бродят. Первый же босс меня срисовал и одним ударом прихлопнул. Сразу минус три уровня, очень сложный данж, к тому же уникальный. Если позволишь, я возьмусь за подготовку рейд-группы.

— С условием, что и мне в ней найдется место, — сообщил я и увидел улыбку на лице Тени.

— Непременно! Темный паладин хорошо впишется в такую команду. Но, сначала всем нужно будет прокачаться до сорокового уровня. Мне удалось прогуляться до города, побеседовать с жителями и, благодаря полученным данным, составить план, по которому мы быстро прокачаем бойцов. Кстати, я правильно понял, ожидаются ещё группы, которые придут с Первого Этапа?

— Да, их будет несколько, — ответил я, не видя причины утаивать, — через месяц-полтора нужно будет лететь в начальную локацию, чтобы встретить. Сразу сюда не станем перебрасывать, хотя бы до двадцать пятого уровня пусть подрастут.

— Правильно говоришь. Ещё советую снять в Аркобе домик, где-нибудь на окраине, и поселить там толкового человека. Дорого, но зато всегда будет, кому встретить вновь прибывших, а если небольшой отряд, то и разместить на время. Жители моего мира так и поступали, — лицо Тени при упоминании родины помрачнело.

— Пытался связаться с кем-нибудь из своих? — Спросил я тихушника. Тот кивнул, а от моего взгляда не утаилось, как сжались кулаки игрока.

— Из тех, кому я доверял, никого нет. Или поднялись на Третий Этап, или оцифровались.

— Что значит оцифровались? — Раньше не слышал ничего подобного и мне стало интересно.

— Есть мнение, или предположение, тут кому как удобней. В общем, игроки тех миров, что перестали существовать, как мой, если оказываются на одном из Этапов во время гибели родной планеты, со временем превращаются в неписей, местных. С каждым перерождением теряя часть памяти, они полностью забывают свое прошлое и становятся в итоге местными жителями. Остается лишь характер и пристрастия, больше ничего.

— Так вот ты о чём, — понял я, — да, мне тоже приходилось такое слышать. Что ж, надеюсь, Игра приняла тебя, как выходца из нашего мира!

— Это первое, что я проверил, — улыбнулся Тень, — приняла, не сомневайся. И я безмерно благодарен тебе за это.

— Р-рах! — Стоявший за моей спиной Сварг слегка подтолкнул меня носом в плечо, мол, чего встал, когда дела ждут?

В первую очередь все, кто принес с собой демонический металл, разгрузились в указанном воеводой месте. Небольшое каменное строение без крыши, где Трогард решил сделать кузню. Он тут же отпросился слетать в город, чтобы докупить все необходимое — горн, наковальню. Тень хотел было предложить купить все через нашего человека, которого тихушник специально поселил в Сантуме, но кузнец отмахнулся.

— Не купит он того, что требуется. Я сам должен видеть, что беру, тогда хорошая покупка будет, а через кого-то инструмент приобретать, не правильно это!

— Один день на подготовку, — прервал я начавшийся спор, — как раз бойцы закончат достраивать казарму. А затем отправимся набирать уровни. Меня с Сваргом не теряйте, мы прогуляемся по окрестностям. Пойдем, Друже!

«Не мешало бы поесть перед прогулкой.»

Я улыбнулся, прочитав сообщение, всплывшее перед глазами, а затем написал ответ питомцу, подумав при этом, как он сможет прочесть?

«После, ненасытная твоя утроба! Как раз аппетит нагуляешь.»

Направление, куда идти, выбрал Сварг. Я был не против, в той стороне мы ещё не были, а значит могли найти что-нибудь интересное. И нашли!

— Р-рах, — произнес бер, глядя на небольшое озеро, перед которым мы и замерли, отмахав добрую версту от крепостной стены, опоясывающей разрушенный город. Я, как и питомец, стоял на краю водоема, но не любовался его необычными водами, а вчитывался в строки системных сообщений.

«Поздравляю тебя, Игрок. Ты обнаружил одно из десяти чудес Второго Этапа, озеро Мудрости. Твоеимя занесено в зал Славы героев.»

«Давным давно, среди процветающего в те времена народа змеелюдов, жил великий чародей, и не было равных ему в магии воды. Даже боги считали его равным, столь могучим был тот наг. Прожив долгую и насыщенную свершениями жизнь, повелитель воды и в смерти пожелал остаться с родной стихией. Он погрузился в озеро, на берегу которого любил предаваться созерцанию, и так и остался в нем, растворившись в водах. Водоем тот с тех пор обладает чудодейственными силами. Каждый, искупавшийся в нем, получает усиление на сутки. Каждый, испивший из озера, получает усиление на всю жизнь!»

Едва я прочёл системнве сообщения, как мне тут же пришло письмо от Тени:

«Князь, мне оповещалка пришла, что некий ищущий, по имени Руслан, открыл последнее чудо Второго Этапа и занял почетное место в зале славы. Можешь пояснить, как это произошло?»

Я окинул взглядом пруд, воды которого даже сейчас, при свете дня, переливались всеми цветами радуги, а затем написал ответ:

«Сварг меня сюда привел, с него и спрашивай. Думаю, его находку нужно всем увидеть!»

— Может воды из него зачерпнуть? — Первым спросил Мастер Кайрат, разглядывая переливающуюся поверхность. Он, Тень с Ярославом, да десяток дружинников стояли на берегу и ошалело разглядывали чудесный пруд.

— Это мы обязательно сделаем, — произнес Тень задумчиво, — эх, жаль, деяние легендарного класса, не удасться скрыть находку. Ну да где наша не пропадала, верно, князь? Найдем хороших союзников, поставим здесь крепость и будем менять воду на легендарки и эпики.

Я не успел ответить, потому что мне пришло сообщение от Базилевса, старого мага из «Розы Ветров»:

«Приветствую вас, молодой человек. Надеюсь, вы больше не сообщали никому о своем местонахождении, кроме наших общих знакомых? Если не сообщали, то настоятельно прошу активировать портал, чтобы мы в приватной беседе смогли обсудить сложившееся положение.»

Взяв во внимание слова Тени, быстро написал ответ Базилевсу:

«Ожидай, доберусь до подходящего места, открою!»

А затем, полюбовавшись ещё раз озером, склонился к берегу и зачерпнул искрящейся на солнце воды. Живительная влага приятно холодила ладони, сложенные ковшиком, я поднёс их губам и сделал большой глоток. По горлу прокатилась приятная прохлада, придавая мне небывалую бодрость, а перед глазами тут же высветилось системное сообщение:

«Вы первым из игроков испили воды из озера Мудрости, полученное усиление удваивается. Вы получили +20 очков к интелекту.»

«Вами получена скрытая цепочка глобального квеста «Возрождение народа Наг».

Задание: Зачистить сокровищницу Проклятых от поселившихся там Искаженных озером Мудрости.

Рекомендации: 30–40 бойцов уровня +45. Сроки не ограничены.

Награда: Вариативно. Следующее задание в цепочке квеста.

Штраф за провал: Отсутствует.»

Похоже, князь получил что-то весьма ценное, — вывел меня из задумчивости Тень. Тот, поймав мой взгляд, спросил, — открыл новую характеристику?

— Цепочку глобального квеста, — ответил я машинально и, видя, как расширяются от удивления глаза Тихушника, добавил, — первое задание — зачистить сокровищницу Проклятых. Ограничений по времени нет.

В моем мире это называется «сорвать банк», — улыбнулся Тень, — ты только что открыл для своего мира короткую и прямую дорогу на Третий Этап! Зная вас, я уверен, эта дорога вполне по плечу. Только союзники все равно понадобятся, без них нас просто выбьют отсюда топовые кланы, едва узнают наше местонахождение.

— Союзники уже есть, — улыбнулся я, — как только доберёмся до Россграда, я открою для них портал.

Гостей было трое. Базилевс, худощавый высокий альв пятидесятого уровня с ником Пневмодрель, и знакомый мне казночей клана «Роза ветров».

— Сорок первый? — Удивился старый маг, увидев меня, — это в каких местах можно так быстро поднять уровни?

— Качаюсь, пока все спят, — в тон ему ответил я, вспомнив шутку Чубы, а затем добавил серьезным тоном, — вы так и не озвучили цель своего визита.

— Все просто, нас привлекла твоя сегоднешняя находка, — Базилевс по прежнему улыбался в бороду, это было слышно по его голосу, но глаза говорившего были предельно серьёзны, — и в связи с этим хотим предложить заключить союз!

— Прошу прощения, что вмешиваюсь в вашу беседу, — высоким, звонким голосом произнес Пневмодрель, — но нам хотелось бы взглянуть на десятое чудо света!

— Андрей, давай сначала обговорим детали, заключим договор, а уж потом будем смотреть на причину нашего визита, — осадил альва казначей. Лица обоих сосредоточились, явно обменивались сообщениями, я же, догадавшись, о чем они разговаривают, терпеливо ждал. Наконец казначей задал волнующих союзников вопрос, — не сомневаюсь, вы уже выяснили, какой бонус даёт чудо света, нас интересует, кто-нибудь уже получил его?

— Если вы об удвоении усиления, то да, я получил его.

— А глобальный квест, — маг с самого прибытия не переставал улыбаться, — прошу извинить меня, но подобные квесты обычно не проходят в одиночку, слишком уж сложно это. В общем, я предупреждаю сразу, мы знаем о чудесах света очень много, гораздо больше вас. Поверь, это очень ценная информация, которую не так просто добыть. И мы крайне заинтересованы в прохождении этого квеста, впрочем, как и вы.

— В таком случае, нам следует все тщательно обсудить, — я посмотрел себе за спину, — Кайрат, Тень, думаю, вы лучше других сможете договориться с нашими союзниками. Уважаемые гости, заранее продумашу прощения, что не могу вас достойно принять. Мы только неделю назад получили эти развалины в собственность и ещё не успели отстроить гостевые покои.

Переговоры затянулись на сутки. Я понимал, что обсуждается крайне серьезное дело, но вынужденный простой мне не нравился. Вернувшиеся с Сантума Саян с Трогардом и Мастер Валь, узнав о находке и гостях, тут же присоединились к обсуждению, от чего шум в поставленном наскоро походном шатре изрядно усилился. Дружинники поголовно занимались расчисткой центра Россграда, а мне с Сваргом ничего не оставалось, как вновь отправится на исследование окрестностей. Ничего и никого не встретив, изрядно проголодавшиеся, под вечер мы вернулись в разрушенный город, где и застали переговорщиков, пожимающих друг другу руки. Отметив подписание договора сытным ужином, мы проводили гостей, которые завтра обещали вернуться, но уже другим составом.

— Ты где этого здоровяка отхватил, — обратился ко мне казначей союзников перед самым отбытием, — насколько уж я в торговле ушлый, так он двоих таких переплюнет. Мне бы такого помошника!

— Ты его ещё в бою не видел, — усмехнулся я, — не здесь, а в родном мире!

Как только за гостями закрылся портал, мы собрались в шатре, чтобы за ужином обсудить положительные и отрицательные моменты соглашения. Только обсуждение прервалось, толком не начавшись. Тень, едва мы расселись на лавки, завёл разговор о быстрой прокачке и, пока Мастера начали высказывать свое мнение, прислал мне сообщение:

«В шатре посторонний, рога пятидесятого уровня, не из Розы, одиночка. Стоит у второй опоры, дальней от входа, появился здесь, когда мы вошли. У меня уникальное умение в арсенале имеется, «Видеть скрытое». Я постоянно вокруг все сканирую им и раньше этого чужака здесь не было.»

Я тут же спросил тихушника:

«Как думаешь, сможем его захватить в плен?»

И сразу получил ответ, видимо Тень уже успел подумать об этом:

«Вряд ли, он тут же своим напишет и те, кто его послал, будут в курсе. Разве что сделать ему больно, а потом вырубить. Только он все равно очнётся когда-нибудь, к тому же у таких игроков всегда есть способ самоубиться. Возродится он уже у своих, а мы так и не узнаем, кто это был.

Я не стал продолжать переписываться, потому как в моей голове уже созрел план. Встав из-за походного стола, я потянулся, а затем, в считанные мгновения активировав все свои классовые усиления и сформировав широкую секиру, нанес размашистый удар в районе колен человека, имеющего средний рост. Брызнула кровь, а через мгновение раздался крик боли. На пол рухнула фигура в чёрном плаще, с накинутым на голову капюшоном. Я тут же развеял секиру и, молясь Матери Прародительнице, ударил неизвестного кулаком по затылку. Латная рукавица изрядно усилила удар, мне оставалось лишь надеяться, что я не убью подслушивающего. К счастью, противник оказался достаточно крепким, а потому всего лишь потерял сознание. Схватив его под руки, под растерянные взгляды ближников поволок бесчувственное тело наружу.

— Меня не будет какое-то время, — произнес я, вместе с пленником покидая шатер, — с полчаса примерно.

— Во дела, — расслышал возглас Трогарда, раздавшийся внутри шатра. Не тратя больше не секунды, мысленно произнес слово- ключ и рывком втащил бесчувственное тело названного гостя на станцию Серого Ферзя. Окинул взглядом зал перехода и уже вслух сказал:

— Здравствуй, Род! Мне нужна твоя помощь.


Глава 15 Степь


— Здравствуй, Тёмный, — пророкотал голос в моей голове, — ты привел раненого, чтобы исцелить?

Миг, и мы с бесчувственным пленником оказались в помещении с ложами, в одном из которых проходило лечение наставника. Уложив татя на одно, я отступил на пару шагов и ответил ферзю:

— Род, это враг, который проник в наш лагерь со злым умыслом. И у меня не было иного выхода, кроме как забрать его сюда. Враг узнал слишком много, чтобы его можно было отпустить, а смерть только усугубит положение.

— Хм, ты хочешь, чтобы я покопался в его памяти, как у тех несчастных, что попали сюда с жителями Яви? — Задал вопрос Род, и тут же сам на него ответил, — и ещё желаешь узнать, кто и зачем послал этого разумного! Что ж, Тёмный, ты можешь забирать разбойника. А знания, что находятся в его голове, вот они!

На миг мою голову словно сдавило тисками, но сразу отпустило. Потоком знаний, что обрушился на меня в ту же секунду, мгновенно смело все мысли и чувства. На их место пришло знание, что делал пленник последний месяц. Неприятное ощущение — чужие воспоминания, наложившиеся на свои собственные. Но теперь я точно знал, клан «Роза ветров» не причастна к появлению вражеского тихушника. Разве что косвенно, потому как «Шип», эльф пятидесятого уровня, пришел к нам с делегацией союзников через портал. И Тень его увидел, потому что вражеский тихушник перестал пользоваться особым артефактом легендарного класса.

— Благодарю тебя, Род, — произнес я, взваливая по прежнему бесчувственное тело разбойника на спину. Миг, и передо мной уже голубоватая пленка портала, а в голове звучит голос старшего бога.

— Тебе не раз ещё придется приходить сюда, Тёмный. Я не всесилен, но могу помочь, помни об этом!

В мое отсутствие в развалинах Россграда ничего не изменилось, разве что все не занятые дружинники собрались у шатра. Сбросив тело Шипа на землю, я тут же сформировал клинок и пронзил им грудь пленного эльфа. Будет лучше, если он вообще о нас не вспомнит. Придет в себя где-нибудь на клановом круге возрождения и ничего рассказать не сможет.

Перед глазами вспыхнуло системное сообщение:

«Вы убили игрока, эльфа 50 уровня Шип. Игрок Шип со злым умыслом, без вашего разрешения проник на территорию клана Росс, получив статус врага. Вы не получаете штраф за убийство игрока.»

«Вы получили новый уровень. Текущий уровень 42.

У вас имеются 6 нераспределенных очков характеристик.»

— Княже, он не расскажет об увиденном? — Над убитым склонился Трогард, — или Род помог ему забыть?

— Помог, — ответил я, присаживаясь на одно колено и касаясь тела эльфа рукой.

«Вами получено: две тысячи золотых монет. Вами получен легендарный пояс карманника Лукаса.

Легендарный пояс карманника Лукаса:

В незапамятные времена в одной южной стране жил юный воришка. Ещё в раннем детстве он стал сиротой и умер бы от голода, но его приютил старый вор, который вырастил из ребенка лучшего в стране карманника. Мальчик был прилежным учеником, а потому хорошо помнил одно из главных правил вора — бери всегда столько, сколько можешь унести в одной руке. Но ученик пошел дальше, он разработал специальный пояс, в котором можно было спрятать не только монеты и украшения, но и добротный меч. При этом никто, даже маги, не могли обнаружить тайного кармашка, скрывающего спрятанный предмет.

Свойства пояса: Дополнительная ячейка подпространственного кармана. +5 к ловкости, +1 к интелекту.»

Я протянул пояс Мастеру Саяну, как раз для него вещица. Выслушав, какими свойствами обладает пояс, наставник принял подарок и тут же надел его.

— Этот разумный не имеет отношения к «Розе ветров», хоть и пришел вместе с ними. Нужно рассказать союзникам о незванном госте, пусть примут меры, — я поднялся на ноги и окинул дружинников взглядом, — ну что, браты, готовы к бою?

К рейду приготовились тщательно. Каждый вой первым делом испил воды из озера Мудрости, а затем и окунулся в его чистые воды. Осталось дождаться воинов союзника и, как выразился Тень, можно отправиться за новыми уровнями.

— Руслан, ты не представляешь, какую услугу нам оказал, — произнес Базилевс сразу, как только вышел из портала, — мы уже месяц ищем крота, с ног сбились, командование стали подозревать, а оказалось, у на охранные заклинания слабые. Так что у нас большой долг перед тобой, ищущий. Странная раса, кстати, за какой-то квест получил?

— Да, на Первом Этапе, — почти не соврал я, — Базилевс, мы сегодня в рейд собрались, в городе останется пара дюжин бойцов, так что обустраиваться вам придется самим.

— Нас не много, около сотни всего будет. Ребята все опытные, не волнуйся, с твоими быстро общий язык найдут. Ты меня со своими казначеем и замом по хозяйству сведи, обсудить нужно несколько вопросов.

Трогард с Кайратом минут пятнадцать что-то обсуждали с седым магом в шатре, после чего, весьма довольные собой, вышли на ружу. Кайрат подозвал одного из остающихся дружинников, в чине десятника и отдал какие-то распоряжения. А ещё через десять минут мы походной колонной двинулись на юг. До ближайшей локации, со слов тихушника, всего час ходьбы. С неба нещадно припекало, под ногами шелестела сухая, выгоревшая на солнце трава. Разговаривать не было никакого желания, только редкие команды Трогарда, да пронзительные крики конюков вмешивались в мерный топот тяжёлых, окованных сапог. От этого топота вся живность разбегались и пряталась по норам, понимая, что приближается нечто огромное и опасное. Сварг, идущий рядом, тяжело дышал, вывалив из пасти язык.

— Стой, пришли, — наконец-то раздалась долгожданная команда воеводы, — пять минут на отдых и подготовку к бою!

Остановились мы в довольно унылом месте. Когда-то здесь располагалось большое озеро, да и сейчас, ранней весной, здесь должна появляться вода от талых снегов. Но сейчас перед нами, на пару верст в поперечнике и столько же в длинну, простиралась мертвая земля. Среди почвы, иссеченой глубокими трещинами, покрытой белесым солевым налётом, изредка торчали чахлые кустики травы. Дно пересохшего водоема было не ровным, за небольшими холмиками, вершины которых были лысыми, можно легко укрыться как одиночной твари, так и вражеской дружине. Стоило мне приблизится вплотную к бывшему берегу, как перед глазами вспыхнула надпись:

«Вы вступаете в локацию «Мертвое озеро». Будьте бдительны, здесь не рады живым!

Рекомендуемый состав для зачистки локации: 100 бойцов не ниже 25-ого уровня.»

И всё, больше никаких объяснений. Окинув ещё раз мертвое озеро внимательным взглядом, я повернулся к Тени за разъяснениями.

— Серьезная локация, — начал рассказывать тихушник, — соляные черви двадцать шестого уровня, грязевые големы двадцать восьмого, а где-то в центре этого непотребства сошедший с ума водяной дух тридцатого уровня, которого охраняют безумные русалки. И главное, на каждого бойца Система генерирует определенное количество мобов. Поверь, будет весело!

Было совсем не весело. Вои, получившие десять дополнительных характеристик после купания и по пять, испив воды из озера Мудрости, рубили соляных червей, словно двухлетние побеги ивы. Четырех метровые твари просто не успевали нанести удар, а если и наносили, то на пути всегда попадался крепкий щит. Големы хорошо держали удар, но были не поворотливы и дружинники, подсекая ноги веревками, легко роняли их на земь, чтобы потом расчленить массивные тела топорами и секирами. Русалок сжёг Мастер Валь, использовав всего дважды «Волну разрушающую». Лишь с водяным духом пришлось слегка повозиться, но воины справились сами, мы с Тенью стояли в стороне. В итоге получили двести тысяч монет золотом, а каждый дружинник поднял по два-три уровня. Тихушник, осмотрев бойцов после боя, почесал затылок и сказал:

— Придётся заново составлять план прокачки. У парней опыт и умение сражаться гораздо выше среднего, нужно искать посерьезней локацию, уровня тридцать пятого, не меньше.

Назад возвращались изрядно вымотанные. Грязевые големы после смерти превращались в рыхлые, зловонные кучи, тут же расползающиеся по потрескавшейся земле. Часто воины наступали в эту грязь, из-за чего от дружины ужасно смердело. Сварг периодически чихал, фыркал и утыкался в мою спину носом. Бойцы ругались, обтирая сапоги о сухую траву, но тут явно требовалась вода, желательно горячая. На счастье, таковая в изобилии обнаружилась в городе. Кто-то из оставшихся бойцов подумал, что после боя нам не помешает смыть пот, грязь и кровь врагов, чему мы оказались очень рады. Союзники, в благодарность, перебросили к нам своих мастеровых, а так же кучу строевого леса, и сейчас в Россграде отовсюду слышался стук топоров, вжиканье пил и голоса людей.

Ближе к ночи объявился Зуи со своими гнумами, принеся тревожные вести. На далёком востоке всё-таки началась война и совет старейшин принял решение поддержать империю Син, с которой Подгорный народ имеет очень выгодную торговлю.

— Мне, как старшему над хирдами, вести братьев в бой, так что я на какое-то время перестану здесь появляться, а хирдманы останутся, — король махнул рукой в сторону своих соплеменников, — старшими над собою они сами выбрали тебя и Трогарда.

— У нас тоже не все спокойно, — я в кратце поведал Зуи о моем назначении, от чего бывший рейнджер Аракс грохнул кулаком по столу и рассмеялся.

— Хороший у вас император, знает, кого назначать на высокие посты. Надо это дело отметить, брат!

Отмечать не стали, день выдался чересчур насыщенными и всех просто клонило в сон. А потому Трогард, едва все поели, распорядился всем ложится отдыхать, назначив только что прибывших гнумов на дежурство. То, что союзники взяли Россград под защиту, ещё ничего не значило.

На следующий день Ярослава, получившего после своей смертельной атаки на царя нагов целых восемь уровней, как самого прокачанного в дружине, отправили домой. Нужен был человек в городище, который сообщит о прибытии отряда из столицы, да и демоны могли обьявится в любое время под стенами. Мне с дружиной вновь пришлось топтать в следующую локацию с тварями, повышать уровни. Сварг, узнав о цели похода, отказался идти, прислав мне изображение спящего медведя, ну а я не настаивал.

В этот раз Тень перестарался немного с выбором противника и мне пришлось вмешаться в бой, уж больно сильно прижали воев песчаные духи, не восприимчивые к колющему и режущему урону. Они боялись только ударов топора и молота, да ещё магии. А с боссом локации, грозовым элементалем тридцать пятого уровня, так вообще пришлось сражаться только магией из-за его невосприимчивости к физическому урону. Если бы не «Покров могущества», многие дружинники сегодня отправились бы на перерождение от его переходящих с одного на другого молний. Я четырежды бил искрящую тварь «Молотом разрушения», но подействовала лишь «Волна разрушающая», и то, с третьего раза.

— Нужны маги, не только хиллеры и баферы, но и полноценные боевики, — втолковывал мне на обратном пути Тень, — а то в подобной ситуации получится, что весь рейд держится на одном-двух кастерах. Их положат, а следом и весь рейд вайпнется.

— Будут маги, — мне понравилось, как тихушник переживает за будущее клана Росс, а с ним и за всю Явь, — те, что в Сантуме обучение проходят, и с Первого Этапа должны прийти. Ещё перуновцы, а у них много паладинов будет, что тоже хорошо.

— Хорошо, когда придут свежие отряды, я построю новую стратегию, а пока работаем с тем, что имеется, — глаза у тихушника в этот момент полыхнули огнем.

— Тень, а кем ты был до того, как попал в аномалию? — От моего вопроса он вздрогнул.

— Что? Кем был, спрашиваешь? — Кулаки тихушника сжались до хруста, — человеком, Руслан, я был человеком. Пока мой мир не стал умирать. Я тогда был молод, пытался что-то исправить, только это капля в океане. Потом я качался, не один, с другими людьми, что застряли в игре, боясь вернуться домой. Мы хотели подняться на Третий Этап, затем Четвертый, Пятый!

— Их три, — вставил я свое слово, перебив тихушника

— Да, чтобы добраться до создателей этого, — Тень прервался, осознав, что я только что ему сказал, — три? Ты уверен?

— Есть ещё мир Старших рас, но он вне игры, отдельный. Это Старшие могут спускаться на миры Этапов, но не наоборот. Разве ты не видел на станции арки с надписями?

— Одну видел, через которую нужно было пройти, больше ничего не видел, — ответил тихушник, — значит Третий Этап — это конец? Дальше уже нет развития?

— Да, дальше развития нет, — ответил я, — давай поговорим об этом дома, когда вернёмся!

— Хорошо, Руслан! — Тень подмигнул мне, мол, все понял.

До Россграда добирались молча, слушая переговоры Саяна и Валя, обсуждающих местную живность, а так же нежить и нечисть.

— Я же чувствую, — говорил маг хаоса, — от всех тварей за версту несёт Кривдой! Даже этот, казалось бы, элементаль. Он не дитя стихи, не так они ощущаются. Ученик, ты как чувствуешь местных отродий?

— Хм! — Мастер застал меня в расплох, никогда раньше не думал о подобном. Постарался припомнить все мои стычки с местными тварями, а потом бои с порождениями Кривды. Сосредоточился на ощущениях, когда чувствовал поблизости демонических отродий, а затем поднял из памяти все встречи с местной нечистью. И пришел к выводу, что Мастер Валь прав, от местных тварей несло именно Кривдой, или чем-то очень похожим.

— Согласен, — наконец ответил я магу, — словно родственники, настолько схожи.

К Россграду подошли ближе к вечеру, уставшие, но в этот раз от нас не разило за версту. У казарм нас уже дожидался Ярослав, беседовавший о чем-то с Базилевсом. Что ж, значит пора возвращаться, приказ императора был однозначен — в кратчайшие сроки навести порядок на побережье и южных границах империи.

На Втором Этапе остались гнумы и дружинники, что поступили в подмастерье к магам. Старшим остался Тень, успевший заслужить уважение подгорных жителей. Базилевс хитро улыбнулся, когда узнал о нашем отбытии:

— Когда вновь в игроврй мир войдёте, не узнаете свой город! Наши ремесленники и мастера быстро работают, так что не удивляйтесь.

— Хорошо, — я в ответ лишь улыбнулся. Если бы союзник видел, как работают гнумы, не стал бы так говорить.

Дома нас ждали. Князья Халей и Дурак, а с ними полторы тысячи конных. Император решил выделить серьёзные силы, чтобы степняки почувствовали тяжёлую руку нового правителя, а пираты боялись даже близко приближаться к берегам империи. Я лишь поприветствовал князей, остановившихся в гостевом флигеле, пусть с ними беседуют Кайрат и Трогард, меня ждала Ласка, с которой предстояла долгая разлука.

— Муж мой, — произнесла супруга, когда мы уже стояли у ворот. Ночь с любимой пролетела, как миг, оставив сладковатое послевкусие. И вот, наступило утро, пришло время прощаться. Ласка посмотрела в мои глаза и произнесла, словно успокаивая, — все будет хорошо, я знаю! Только помни, враг может прийти не только из Кривды, будь осторожней возле часовен!

— Буду осторожен, как никогда! — Я тут же вспомнил тот день, во дворце, она тогда так же сказала — все будет хорошо, ты только верь! Поверил тогда, и впредь буду верить. Я крепко обнял любимую, стараясь не давить на округлившийся живот, — берегите себя!

Своя, родная степь приняла нас куда добрее, чем в мире Игры. Лёгкие, перистые облака, чуть прохладный, освежающий ветерок — хорошая погода для дальней дороги. И никакой нечисти и нежити, только пасущиеся отары овец, редкие аулы с малочисленным населением, да хищные птицы, кружащие над землёй в поисках мышей. К концу вторых суток, без всяких приключений добрались до главного города южной провинции, бывшей столицы халифата. Разрушенные ворота и часть стены уже воостановили, над привратными башенками полоскались на ветру имперские флаги. Степные жители встречали нас радостными криками и улюлюканьем. Уровень жизни простых крестьян, после разгрома халифата, стал гораздо выше. У людей появилась возможность заниматься земледелием, без страха, что урожай отнимет какой-нибудь бай. Как сказал князь Дурак, через пару лет, с правильным подходом, провинция начнет приносить империи большой доход. И тонко намекал при этом, что наместником сюда нужно ставить человека молодого, но опытного. Князь Халей, едва мы миновали врата, поинтересовался, наместник сразу желает направиться во дворец, или имеет иные планы?

— Сначала в главный храм, — ответил я, — если уж мне выпала честь вершить судьбу степного народа, то нужно испросить на то разрешения у истинной хозяйки этой земли!


Отступление первое.

— Что сегодня привело тебя сюда, брат? — Владыки сидели на террасе, наслаждаясь редкими минутами отдыха. Каждый держал в руке свой напиток, каждый сидел в кресле, сочетающимся с одеждой. Такие разные, и в то же время одинаковые.

— Похоже мы не верно разгадали замысел Вселенной, — ответил Чернобог, отпив янтарной жидкости из хрустального бокала, — мой ученик побеждает искру хаоса, но не уничтожает её! Он почти сроднился с ней, как и с тьмой.

— Ты думаешь, — начал говорить Сварог, но прервался. По террасе распространился тонкий аромат луговых цветов, спелой земляники и речной свежести. Из воздуха проявилась женская фигура, а на лице Владыки Прави наползла улыбка, — сестра, рад тебя видеть в моих чертогах.

— Приветствую, Светлая, — произнес Чернобог, когда Мать Прародительница села на третье кресло, созданное Владыкой Нави.

— Вы уже догадались кого взял в ученики темный, — спросила богиня, переводя взгляд с одного брата на другого, — или даже не думали об этом?

— Так из одного теста слеплены, — пошутил Солнцеликий, — знаем уже. Похоже, нам всем придется найти время, чтобы потом не жалеть об упущенной возможности. Кто будет разговаривать с Перуном?


Глава 16 Новые умения


Главный храм богини смерти встретил тишиной и покоем. Единственное, что изменилось после моего прошлого визита — игровую часовню скрывала плетёная из тростника ограда. Жрецы Мары не пожелали видеть чужое строение на территории храма, решив проблему самым простым способом. Мощёный камнем двор подметали двое послушников, не обращавших внимание на посетителей. А вот на ступенях меня ожидал жрец. Я издали почувствовал ауру, исходящую от верховного слуги Мары, тёмную ауру. Мои занятия с Учителем не прошли даром. Когда я приблизился, жрец, попытавшийся надавить ментально, получил от меня такую оплеуху силой, что не устоял на ногах и кулём рухнул на ступени. Я, не обращая внимание на выскочивших из храма колдунов, спокойно продолжал подниматься по ступеням. Врата были распахнуты, изнутри веяло прохладой и дыханием тьмы, стихия приветствовала меня. Путь до последней залы с алтарём занял всего несколько минут, никто не препятствовал, почтительно пропуская. А когда я приблизился к алтарю, жрецы и послушники исчезли из помещения, оставив меня наедине со святыней.

Здесь все было пропитано тьмой и смертью. Я словно оказался в том испытании, где Учитель показывал мне Навь, столь схожи были ощущения.

— Тёмный охотник, — прозвучало из-за спины. Я подавил желание обернуться, лишь остановился, — было время, когда я желала заполучить одного юнного дворянина в услужение. Но, все меняется! Преданный слуга становится врагом, а вчерашний недруг — союзником. Что скажешь, Тёмный?

— Я пришел сюда, чтобы проявить почтение великой богине, даже не надеясь на встречу с тобой, Мара, — я все же обернулся, нехорошо стоять спиной к собеседнику, особенно такому. Слегка поклонившись хозяйке этих земель, спросил, — зачем Повелительница смерти пожелала встречи со мной?

— Нам, богиням, тоже бывает скучно, — рассмеялась Мара, — или любопытно, зависит от настроения. Но, я пришла по другой причине. Дам тебе совет — будь жёстче с моим народом, не проявляй милосердие! Покажи силу, граничащую с жестокостью, и тогда степной народ признает тебя своим халифом. В противном случае ты с позором вернёшься домой, если выживешь! И спасибо тебе, что сбил спесь с моего жреца, а то я уже подумывала, как от него избавиться.

— Благодарю тебя, Великая, за совет, — я ещё раз поклонился, а когда поднял глаза, Мары уже не было. Остался лишь тонкий, незнакомый аромат. Что ж, добро от хозяйки получено, осталось навести порядок. Не задерживаясь более, я двинулся на выход.

— Княже, быстро ты обернулся, — произнес Трогард, едва я оказался за стеной храма, — и получаса не прошло. Во дворец?

— Да, но прежде посмотрим казармы, — ответил я и перевел внимание на князя Халея, — князь, показывай дорогу!

Казармы располагались при дворце, примыкая к его левому крылу, правое же было разрушено. В данный момент там копошились люди, убирая обломки и мусор. Центральная часть тоже пострадала от визита охотников Аракс, но её успели восстановить. Сотня гвардейцев, прибывших с нами, тут же приступила к караульной службе во дворце, а оставшиеся воины направились в казармы, Сварг отпросился пойти с ними. Удивившись, я пустил питомца, он достаточно разумный и зря не будет отлучаться.

Трогард порадовался, что будет рядом и в случае опасности быстро придет на помощь. Кайрат с Саяном загорелись идеей познакомиться с местным целителем, лечащим одними травами и порошками, без применения магии. Выделив Мастерам дюжину дружинников для охраны, отпустил их, а сам, приняв и выслушав местных дворян, пообещав принять кое-какие действия, поднялся в свои покои. Было уже поздно, да и с дороги устал, поэтому я, попросив гвардейцев никого не впускать до утра, принял теплую ванну и завалился в непривычно широкую, укрытую полупрозрачным, шёлковым балдахином кровать. И, едва закрыл глаза, тут же провалился в знакомое ничто.

— Приветствую тебя, Ученик, — прозвучали мысли Чернобога, — сегодня мы вновь посетим Кривду. В этот раз не просто так, приготовься к испытанию!

Не знаю как, но сегодня я чувствовал присутствие не только Учителя, но и ещё кого-то, очень знакомого.

— Смотри, а ты хорошо его учишь, — в ничто появились мысли другого существа, не менее могущественного, — сразу меня почувствовал. Готов к испытанию, Тёмный?

Я не успел подумать, готов ли, как меня словно затянуло в воронку, а в следующий миг очутился среди раскаленных до красна, пылающих скал. Багровое небо клубилось пурпурными тучами, стремительно уносящимися за горизонт, а воздух, густой и тяжёлый от высокой температуры, отвратительно вонял серой и гарью.

— Используй магию для защиты, — раздался за правым плечом голос Владыки Нави, — ты должен продержаться пару минут!

— И не забудь об умениях Аракс, — поддержал Чернобога Владыка Прави. Я не стал спрашивать и уточнять, что они имеют в виду, как и не стал сомневаться в выборе умений и заклинаний. «Покров могущества» и «Щит ярости», больше у меня не было способов защититься. Хотя нет, стоит добавить «Воодушевление», вдруг оно поможет продержаться подольше.

— Мы снимаем защиту, — вновь произнес Учитель, и в этот же миг прозрачный купол, ограждающий от проклятого мира, сместился в сторону, а на меня навалилась вся тяжесть Кривды.

Здесь не Первый, или Второй Этап, я не видел шкал маны и ярости, но все равно почувствовал, как мана стала утекать из внутреннего резерва. Если бы не «Полуденное солнце», меня хватило бы секунд на тридцать, не больше. «Щит ярости» сработал совершенно иначе, нежели в Яви, или Игре. Я чувствовал, как он блокирует нечто опасное, способное убить меня изнутри, испепелив мои внутренности.

А ещё на меня навалился безотчётный, подавляющий волю ужас, с которым было сложнее всего бороться. Его природа, его причина — у меня не было объяснений, чем меня зацепило, лишь одно желание, все бросить и бежать, бежать, пока есть силы. А когда они кончаться, ползти, цепляясь за камни, срывая ногти, сбивая руки в кровь. Лишь бы подальше отсюда, домой, где забиться в самый темный угол и замереть без движения. Замереть в надежде, что тебя не отыщет нечто, способное с тобой сделать что-то столь ужасное, что не в силах даже вообразить это.

Из глубины груди, от сердца стала подниматься злость. Холодная, лютая, убивающая все чувства и эмоции, кроме одного — стиснуть сильным ладонями горло того, кто осмелился угрожать, сжать эту тварь, сминая гортань, дробя позвоночник, растоптать в пыль эту мерзость! Ужас смыло ледяной волной ярости, захлестнувшей меня с головой. Окружающий мир стал чётким, кристально ясным, марево от дара, как и пламя, полностью исчезло в ближайших десяти саженях, образовав идеальный круг обычного каменистого предгорья.

Тонкий звон, раздавшийся в ушах, привел меня в чувство. В груди было пусто, по ощущениям, словно оба резерва сил вычерпал досуха. Ноги подкосились и я рухнул на колени, а затем и вовсе стал заваливаться на бок. Окружающее пространство стала затягивать пелена беспамятства, но я все же увидел, как стремительно уменьшается очищенное мной от Кривды пространство. Затем навалилась темнота, сквозь которую послышались голоса Сварога и Учителя:

— Ты видел, брат? Он смог это сделать!

— Потом обсудим, нужно вытаскивать Ученика отсюда! Да влей ты уже в него силу, видишь же, насухо выжег резерв! — Голоса стали удаляться, а затем я вновь растворился в ничто и нигде. Боль, усталость — все исчезло, только мое сознание существовало и могло мыслить.

— Тёмный, ты хоть представляешь, что смог сделать? — Раздались в нигде мысли Солнцеликого, — нет, ты не представляешь, слишком слаб ещё. Брат, следующий урок проведу я, ты не против?

— Нет, Сварог, я не против. Ученик, следующий урок будет через неделю, наши планы изменились. Постарайся за это время не погибнуть!

Мое сознание сначала затянуло в воронку, а затем вышвырнуло в реальный мир, вернув в тело. Я тут же вскочил на ноги, а от лежащешо рядом с кроватью пояса сорвалась серебристая капля, ударившись в ладонь рукоятью боевого молота. «Покров могущества» был наброшен в тот же момент. Я стоял, замерев, словно статуя и вслушивался в ночную тишину. В спальной комнате, кроме меня, явно кто-то был. Использовав поиск порождений Кривды и ничего не обнаружив, применил ещё одно умение охотников Аракс, и вновь никого.

— Брат, я же говорил тебе, что почувствует, — раздался от двери знакомый голос. Только что там никого не было, а в следующий миг проявились две высокие фигуры.

— Силён, — ответил Сварог владыке Нави, — Тёмный, ты знаешь, чем отличается охотник Аракс от магистра ордена?

Я отрицательно покачал головой, подавив желание сказать о Полуденном солнце. И не пожалел!

— Магистры получают от меня дар, или умение — не важно, как это называют, важно, как примет его дух воина! Это закон нашего мира и не является вмешательством в жизнь смертных. Ты тоже удостоился подобной чести, но сменил свой путь, а потому дар тебе преподнесет мой брат.

— Будет больно, Ученик, — Чернобог взмахнул левой рукой и в мою грудь тут же ударил сгусток тьмы, мгновенно впитавшийся в тело. Сердце тут же сковало льдом, замедляя его стук вдвое. Я невольно отступил на шаг, схватившись рукой за левую часть груди, которую словно пронзило ледяным шилом. Через окна попадало достаточно лунного света, чтобы увидеть, как мое тело покрывает морозный иней. В голове появилась медленная, тягучая мысль — что-то пошло не так! Учитель это понял и произнёс, — брат, помогай, или Тьма убьет его! Отвлеки паразита древних, он мешает!

Перед глазами вспыхнуло сообщение от «Стража» — «Зафиксировано постороннее вмешательство, проводится анализ. Есть угроза жизни носителю, запущен протокол защиты.»

И в этот момент что-то яркое, на мгновение осветив комнату, ударило мне прямо в лицо, ослепляя. Вспышка боли, заставившая исчезнуть сообщение, а следом из головы к сердцу устремилась волна тепла, нанося удар по лютой стуже, распространяющейся по всему телу. Чувствуя, что ноги могут в любой момент подкоситься, я ещё шагнул назад и тяжело опустился на ложе, продолжая держаться руками за сердце.

— Держись, Ученик, сейчас станет легче, — словно сквозь стену, послышался голос Владыки Нави, — Хаос внутри тебя стал сильнее после посещения Кривды. Паразит в твоей голове смог взять его под контроль, а это очень плохо.

Легче не стало. Меня внезапно скрутила такая боль, что в глазах полыхнуло багровым, а каждую частицу тела поразило молнией. Я чувствовал, как во мне бьются три стихии, за право, кто будет управлять моим телом, моей душой. Впервые за долгое время я выругался сквозь стиснутые зубы. Кто дал этим силам решать за меня? Здесь один хозяин — я!

Моя воля обхватила все три стихии и заключила их в непроницаемый шар. Удивительно, но Тьма и Свет сразу же подчинились, замерев неподвижно, лишь Хаос продолжал метаться, пытаясь разрушить оболочку, ограничивающую его. Ну уж нет, хватит! По какому-то наитию я приказал Тьме охватить бьющийся сгусток черно-рыжего пламени охватить с одной стороны, а Свету — с другой, заключая таким образом Хаос в сферу. Полностью сосредоточившись на контроле, я щедро вливал свои силы в получившийся шар, делая его с каждым мгновением прочнее. Хаос внутри продолжал биться, пульсировать, но с каждым всплеском ярости стихия становилась слабее, а давление Света и Тьмы все усиливалось. И в момент, когда ярость пламени совсем остановилась, я понял — Хаос покорён!

— Ученик, ты в который раз смог удивить меня, — голос Чернобога прозвучал почти над ухом, — покорить одну стихию, используя две других, являющихся противоположностями! Брат, ты слышал о таком когда-нибудь?

— Хм, разве что наш затворник может создать артефакт, содержащий обе силы, но чтобы три, это вряд ли, — голос Сварога располагался с противоположной от Учителя стороны, — думаю, нужно помочь Тёмному, хотя я теперь даже не знаю, какова суть твоего ученика. Может он теперь Светлый, или ещё какой, мы с подобным не сталкивались. Даже дочь Перуна, когда пошла в разнос, не смогла объединить в себе две стихии.

Что-то незримое окутало меня, обдав прохладой. Холод, жар, боль — все исчезло, остались лишь спокойствие и уверенность. Я глубоко вздохнул и на выдохе открыл глаза, уставившись в высокий потолок. Осмотревшись, встретился глазами с Владыкой Прави, с улыбкой наблюдающего за мной. Лицо Чернобога наоборот, было серьезным. Он явно о чем-то задумался.

— Ученик, — после нескольких секунд тишины, наконец произнес Владыка Нави, — постарайся не использовать свою силу в ближайшие несколько дней. Умения Аракс по прежнему остались не изменены, а вот магия хаоса может проявится совершенно иначе. Попытаешься поставить щит, а вместо этого спалишь все вокруг себя на сотню саженей. Ты приобрел силу, к которой совершенно не готов. Чтобы случайно не применить заклинание, постоянно опустошай свой резерв вот в этот артефакт.

Я поймал брошеный мне стеклянный шар, размером с кулак семилетнего ребенка. Насыщенного, зелёного цвета, накопитель маны был на удивление холодным, словно его только что достали из холодной воды. А ещё он сам, без дозволения, за несколько секунд почти опустошил мой резерв маны. Из-за этого появилось ощущение, что я беззащитен. От осознания этого мне стало смешно. Так вот что чувствуют маги, если их лишить силы!

— Сейчас ты наиболее уязвим, поэтому поблизости всегда будет находиться мой пёс, — сказал Сварог, наблюдая за мной, — если попадешь в трудную ситуацию, мысленно зови Семаргла, и он придёт. А нам пора вернуться в свои чертоги, и так мы своими действиями привлекли внимание Врага. Если бы ты не взял под контроль все стихии, последствия были бы довольно тяжёлые.

— Через семь дней, ученик, слелующий урок через семь дней, и не со мной, — произнес Учитель с нотками веселья в голосе. А затем, в одно мгновение я остался в комнате один, держа в руках чуть потеплевший шарик. Спустя пару секунд в дверь спальной комнаты начали стучать.

— Княже, мы входим, — раздался с той стороны голос гвардейца и в тот же миг довольно толстая дверь разлетелась в щепки, а внутрь ворвались бойцы с обнаженным оружием. Увидев меня, спокойно сидящего на кровати, а также валяющиеся на полу молот, они замерли в растерянности.

— Что-то случилось? — Я уже понял, что произошло, поэтому с трудом сдерживал улыбку.

— Стража у покоев, они спят, и явно не простым сном, — ответил старший караульной смены, лейтенант, — мы делали плановый обход и увидели их, сидящих у стены. Бросились будить, но бесполезно, явно вмешалась магия. Ну я и решил, что произошло покушение, к тому же ты, княже, не отвечал на наши крики.

— Может потому что спал, — с трудом сдерживаясь, ответил я. Ох уж эти боги, что дети малые, — отбой тревоге! Я случайно активировал артефакт, вот он и лишил сознания воев.

Гвардейцы, чертыхаясь, покинули спальню, а я подошёл к окну, укрытому прозрачным шёлком. На горизонте уже появился край солнца, начинался мой первый день службы в должности наместника южных провинций.


Отступление первое.

— Надеюсь, наша ошибка не приведет к беде, — два бога, тяжело дыша и сжимая в руках оружие, стояли в паре саженей друг от друга. Сварог, крутанув над головой молот на длинной рукояти, внезапно исчез, чтобы появиться за спиной Чернобога, нанося мощный удар в область поясницы. Владыка Нави поворотом корпуса уклонился от прогудевшего молота и сам взмахнул своим двуручником. Сталь волнистого лезвия со свистом рассекла воздух, но Светлоликий уже сделал шаг в сторону, уходя из под удара.

— Пару недель придется избегать встреч с учеником, — Чернобог прочертил на каменном полу полукруг, высекая из под острия искры, — давно хотел попросить нашего брата поработать с ним.

— Ты только предупреди его, чтоб не переусердствовал, а то знаю я Перуна, — усмехнулся Сварог, ударяя оголовьем оружия об пол, по которому тут же пошла трещина, развалившая черту оппонента на две части. В следующий миг сражающиеся размылись в воздухе, рванув друг другу на встречу. Дальнейшая тренировка проходила на скоростях, не доступных ни человеческому глазу, ни его пониманию.


Глава 17 Очередное покушение


Из-за происшествия с гвардейцами утро началось рано. Хорошо, что не успели поднять тревогу, из-за которой могли создать мне репутацию труса среди местных жителей. Капитан стражи попросил меня заранее предупреждать, если я вздумаю проводить какие-то изыскания, или использовать малознакомые амулеты. Я пообещал выполнить его просьбу, хоть и знал, если боги захотят пошутить ещё раз, никто им не сможет помешать. Вообще, старший над гвардейцами выглядел бывалым воем, с иссеченным шрамами лицом и тяжёлым взглядом. Как я узнал от князя, капитан был выходцем из бедного дворянского рода, гвардия — единственное место, где подобные ему могут добиться больших высот при дворе. Надёжный воин, привыкший к ответственности.

Завтрак прошёл в обсуждении планов на ближайшее будущее, а затем Трогард устроил общую тренировку, чтобы проверить приставленных ко мне гвардейцев в деле. В строю бойцы держались достойно, а вот в индивидуальных поединках оказались слабоваты. Правда, в сравнении с дружинниками, им не пришлось пройти сотни битв, когда строй разбит на отдельные схватки и только твоя боевая удаль даёт шанс выжить.

— Мне бы потренировать их месяца четыре, — произнес воевода задумчиво.

— Тебе и на Втором Этапе будет, кого тренировать, — усмехнулся Саян, — зря придираешься к бойцам. Среди местных, как и пиратов, им нет достойных соперников.

Во второй половине дня я на своей шкуре ощутил, что такое — быть наместником столь большой провинции. Посетители шли сплошным потоком. И порой со столь глупыми просьбами, что под конец я не выдержал и, сформировав стальной хлыст, стеганул одного из мелких дворян, требующего от меня табун лошадей, который он потерял год назад. Привыкший, что на границе каждый старается сам справляться с мелкими неприятностями, я сначала растерялся от беспомощности местных, а затем обратился к князю Халею, заменявшему толмача:

— Князь, сделай так, чтобы на сегодня среди посетителей остались лишь те, кто считается дворянином не ниже лэрда. Остальным объясни, что меня прислали не править, а затем, чтобы карать непослушных. А ещё скажи, что отныне простые крестьяне со своими бедами и заботами могут обращаться к своим князьям, и лишь после того, как им откажут в помощи, пусть приходят ко мне. Похоже жители степи не поняли, зачем меня прислал император.

Гвардейцы помогли Халею выполнить мой приказ, так что через пятнадцать минут передо мной стояло два десятка степняков, одетых в богатые одежды и обвешанных драгоценными побрякушками. Лишь у половины на поясе висели кривые мечи, остальные довольствовались длинным кинжалом.

— Князь, передай уважаемым дворянам, что они отныне являются подчинёнными империи не только на словах, но и на деле. А значит несут ответственность за каждого крестьянина, каждого мастера, проживающего на их родовых землях. И если люди одного из владетелей придут ко мне более трёх раз за седьмицу с вопросом, который не смог решить их лэрд, значит тот справляется с возложенными на него обязанностями и будет лишен, как земли, так и титула.

Едва Халей закончил переводить мои слова, как в зале поднялся шум. Я не стал вмешиваться и утихомиривать дворян до тех пор, пока один из них не бросился на меня с обнаженным клинком. Не церемонясь, ударил по взбунтовавшемуся «Молотом разрушения», оставив вместо него кровавое пятно. Заклинание сработало в два раза сильнее обычного и двух дворян, случайно оказавшихся рядом, тоже зацепило, разбросав, как тряпичных кукол. Я поднялся на ноги и шагнул к враз утихшим вельможам.

— Князь, повторяй, — в груди медленно поднималась ярость. С великим трудом подавив разгорающийся хаос, я продолжил, — слушайте меня внимательно, высокородные! Или вы принимаете законы империи Росс, как свои, или я найду других вассалов, которые будут умнее вас!

Ошарашенные и испуганные, дворяне выслушали Халея, а затем грохнулись на колени и, кланяясь мне в ноги, стали медленно отползать к выходу. Я продолжал давить посетителей взглядом, хоть они и не могли видеть моих глаз. Ярость медленно успокаивалась, сходя на нет, а когда дворяне покинули тронный зал, полностью растворилась.

— Княже, у тебя опять глаза светились, как тот раз, когда была битва с гмурами, — негромко произнёс воевода, приблизившись, — я уж было решил, ты их всех сожжёшь. Хотя, я бы давно не выдержал и разогнал это сборище.

Князь Халей, в отличии от переговаривающихся дружинников, молчал. Было видно, что он испугался не меньше покинувших тронный зал соплеменников. Князь Дурак тоже посматривал на меня с неодобрением, но я не собирался отчитываться перед ним за свои действия. Предыдущий наместник уже пытался наладить отношения со степняками так, как это принято в империи, в итоге мне пришлось бросать свои дела и тащиться в степь.

— Князь Халей, я желаю поговорить с дворянами, чьи земли расположены на побережье и кто больше всех пострадал от набегов с моря. Как скоро ты сможешь собрать их здесь?

— Повелитель, три дня уйдет, чтобы всех собрать в столицу, — степняк неожиданно рухнул на колени и обратился ко мне странным титулом, будто я халиф, — повелитель, я приложу все усилия, чтобы твой приказ был выполнен как можно быстрее!

Халей прямо на коленях, пятясь, отдалился на пару саженей, а затем встал и спиной вперёд покинул зал. Я в недоумении посмотрел на посла и своих ближников. Спрашивать о странном поведении самого степняка было явно бесполезно.

— Княже, похоже ты смог внушить ему уважение, — задумчиво произнес наставник, — но, зная степняков, в ближайшее время нужно ожидать какой-нибудь подлости от дворянства.

Мастер Саян как в воду глядел. Закончив с государственными делами, я навестил в казармах Сварга, а по возвращении обратно, проходя мимо игровой часовни, попал в засаду. Десяток гвардейцев, что сопровождали меня, среагировали быстро и правильно, но это не помогло им. «Покров могущества» не успел накрыть всех, когда в нашу сторону пошла волна пламени грязно-рыжего цвета. Кто-то атаковал магией хаоса. Не пострадали лишь те, кто в момент нападения оказался за моей спиной, их спас «Щит ярости», остальных просто испепелило. Ещё бы, «Волна разрушающая», которую применил неизвестный враг, была хорошо мне знакома.

— Держитесь за мной, — крикнул я двум выжившим бойцам, сам используя то же заклинание, что и враг. Моя магия оказалась несколько сильнее, только вреда противнику она не причинила. В воздухе вспыхнул тёмно-серый купол щита, об который и разбилось заклинание. Зато я наконец-то увидел нападающих. Четыре фигуры, облаченные в серые балахоны, двое опираются на посохи, ещё двое скорее всего жрецы — лысые головы полностью в татуировках, как и обнаженные до локтей руки.

Долго рассматривать себя нападающие не позволили. В мою сторону понёсся сгусток чадного пламени, а следом сверху обрушился незримый удар. Маги хаоса, вот кто атаковал меня. Нужно добраться до них как можно быстрей, потому как я чувствовал — оба резерва довольно быстро опустошаются. Вторая волна пламени, пущенная мной, так же разбилась о серый щит, который даже не потускнел от удара.

— Отступайте, вы только мешает мне, — крикнул я гвардейцам, готовясь использовать самое мощное заклинание, которым владею, — живее в часовню!

Они умерли, не успев приблизиться к точке перехода, им оставалось десятка два саженей когда из часовни выскочили вражеские воины и почти в упор расстреляли гвардейцев. Я, собравшийся при неудачном стечении обстоятельств отступить туда же, в раз передумал, продолжая двигаться на группу чародеев. Новый шар хаотического огня ударил в меня, снося «Покров могущества» и рассеиваясь в локте передо мной. Неожиданно мелькнуло сообщение от «Стража», которое я смахнул, не читая, некогда отвлекаться.

Четыре «Молота разрушения», которые я один за другим обрушил на серый защитный купол, не принесли видимого результата, но все же отвлекли колдунов, позволив мне приблизится достаточно, чтобы использовать свое самое мощное заклинание. «Безумное пламя» рвануло от меня во все стороны, в мгновение выжигая пространство вокруг. Серый щит, столкнувшись с магией четвертого круга, практически исчез, но выдержал удар. От него осталась лишь блёклая тень, которую снесло от простой «Стрелы хаоса». Маги, не прекращавшие забрасывать меня смертоносными чарами, почти одновременно что-то закричали, каждый создавая свой щит, но было уже поздно. Им не следовало подпускать к себе так близко охотника. Щит ярости позволил мне шагнуть вперёд, развеивая защиту колдунов, а брошеный боевой молот на несколько саженей отшвырнул одного из жрецов назад. Шаг в сторону и оружие устремляется обратно в руку, по пути ударив в спину мага-хаосита, кидая того на меня. Миг, и слуга Кривды падает к моим ногам ещё одной мертвой куклой. Казалось бы, бой почти выигран, но! Лишь благодаря регулярным тренировкам с дружиной, я успел увернуться от тяжёлого посоха второго жреца. Молот прыгнул в правую руку, а в левой уже сформировался круглый щит, который я подставил под второй удар посоха, с трудом отводя его. Силён жрец, просто невероятно силен! Придется использовать «Воодушевление».

Молот на замахе перетёк в форму одноручного меча, и на обратном движении должен был перерубить посох надвое. Но не перерубил, оружие противника оказалось из невероятно прочного материала. Тогда я, чуть отклонившись вправо, ударил противника кромкой щита в голову, но тот успел пригнуться, из-за чего мы разошлись в стороны. Оказавшись в сажени друг от друга, медленно двинулись по кругу, каждый присматриваясь и оценивая противника. Тут я и заметил, что сражаюсь с кем угодно, только не с человеком. Из под капюшона на меня смотрели не глаза, а два багровых угля, полыхающих лютой злобой.

Я не стал затягивать и вновь пошел в атаку, сменив щит на второй клинок. С этим противником не стоит биться от обороны, нужно давить его, пока не сломается. Враг, оценив мои действия, начал раскручивать свой посох, который стал издавать тяжёлый гул. Хмыкнув, я вновь использовал «Безумное пламя», одновременно делая шаг вперёд. И тут же присел, уклоняясь от просвистевшего над головой тяжёлого навершия. Да что это за противник, которому даже такие заклинания не причиняют никакого вреда? От следующего удара я ушел перекатом, подсекая клинком левое колено врага. Скрежет метала, вот и все мои успехи. Встав на ноги, я вновь закружил вокруг соперника, который смотрел на меня и продолжал вращать посох над головой.

Следующую атаку начал противник, сделав ко мне навстречу два быстрых шага. В этот раз я принял посох на жёсткий блок, затем поднырнул под руку и вогнал меч подмышку врага. Вместо того, чтобы пронзить тело соперника, клинок вновь скрежетнул по металлу. Нет, с этим жрецом явно что-то не так! Оказавшись за спиной противника, я двумя быстрыми взмахами полоснул его от шеи до ключицы, подтверждая свои мысли. Враг был полностью закован в броню, причем столь высокого качества, что на ней не оставалось даже царапин.

Пытаясь сорвать с жреца балахон, я увлекся и пропустил слабый тычок в грудь, понимая, что такой удар, да ещё и на излёте, вряд ли может причинить мне вред. Но, едва посох коснулся моего тела, с него сорвалась ветвистая молния, которую почему-то не развеял «Щит ярости». От разряда меня отшвырнуло назад, а в глазах на пару мгновений потемнело. Приложив невероятные усилия, я сначала ушел перекатом в сторону, а затем использовал «Безумное пламя». Это дало мне пару мгновений, чтобы вернуть зрение и успеть сменить меч на двуручную секиру. Сейчас проверим, насколько прочная броня у этого странного жреца!

— Жалкая букашка, тебе не поможет никакое оружие, — впервые подал голос противник. И мне стало ясно, это не человек! Не может живое существо так разговаривать. А противник продолжил говорить, — лучше сдайся, и тогда я пощажу твоих слуг. Продолжишь тратить мое время, и они будут скормлены низшим демонам!

Я наконец-то понял, кто передо мной. Наместник владыки Кривды, такой же, что был развоплощен мною в главном храме, в комнате с алтарём. Ярость стала заполнять мое тело, наливая его силой. Шаг вперёд, ещё, принимаю удар посоха на рукоять секиры и тут же наношу свой удар, рубанув по руке врага. Вновь звон и скрежет металла, но я уже рядом с тварью и со всей силы толкаю ногой противника бедро. Тот не удерживается и заваливается на бок, пытаясь отмахнуться от меня посохом. Мне удаётся наступить на оружие противника, прижав окованный конец к земле, а затем, одновременно использовав «Всплеск ярости» и «Праведный гнев», вложив всю силу в один удар, рубанул по колену наместнику.

Враг, глухо зарычав, рывком освободил посох, тут же крутанув им, в надежде сбить меня с ног. Отскочив от противника, я вновь закружил вокруг него, готовясь к новой атаке. Наместник легко поднялся на ноги, но когда сделал пару шагов, стало видно, что он прихрамывает. Значит его можно одолеть, только придется постараться. Эх, сюда бы сейчас Ярослава, с его копьём, мы бы быстро справились с тварью. Как на зло, никто словно не видел и не слышал, что происходит перед дворцом.

— Я убью тебя, — проскрежетал наместник, — а затем высушу твою душу! Медленно…

Договорить твари я не дал, с силой метнув ему в грудь секиру, а следом и сам, сформировав щит, ринулся на врага. От удара тяжёлым оружием противника развернуло вправо, его посох оказался в стороне и в этот момент я, прикрываясь щитом, со всей силы ударил порождение Кривды плечом. От столкновения левую руку отсушило напрочь, но оно того стоило. Наместника отшвырнуло на добрую сажень, протащив ещё столько же по вымощенной камнем придворцовой площади. Посох отлетел в сторону и я, поймав правой рукой вернувшуюся секиру, поспешил завладеть оружием врага, пока он не очухался.

Удар в спину был совершенно неожиданным, мне с трудом удалось сгруппироваться, чтобы не распластаться по земле, но все же пришлось несколько раз кувыркнуться. Вся спина ныла от удара чего-то тяжёлого. Со стороны наместника раздался хохот. Враг, словно ему не нужно было спешить, медленно поднимался на ноги. Если он доберётся до посоха, то придется все начинать сначала.

«Безумное пламя» в который раз устремилось от меня в разные стороны, скрывая от глаз противников и давая необходимое время, чтобы завершить задуманное. Почти из положения лёжа я рванул к лежащему в полутора саженях посоху наместника, буквально в прыжке обрушив на него секиру. Звон от соприкосновения оружия, и тут же звук лопнувшего металла, переходящий в истошный визг врага. На мое лицо сама собой наползла довольная улыбка — как я и думал, посох оказался не прост.

Набросив на себя «Покров могущества», двинулся к впавшему в безумие противнику. Он крутился на месте, подвывая и дергаясь, словно умалишённый. В этот момент со стороны часовни раздались звуки сражения. Бросив туда взгляд, я вновь улыбнулся. Трогард и Сварг, во главе дюжины воев, дружно теснили с десяток врагов, ушедших в глухую оборону. Что ж, пора и мне заканчивать с соперником, слишком уж затянулся наш бой.

— Ты будешь страдать! — За пару мгновений, что я, осматривался, ситуация вновь изменилась. Наместник перестал дёргаться и сейчас стоял спокойно. Балахон на нем превратился в лохмотья, обнажив лысую голову и тело, полностью покрытые татуировками. Теперь глаза его не просто светились багровым, они полыхали! От тела поднимался пар, а в нос мне ударил неприятный запах. Такой же запах, что я чувствовал в Кривде, раскалённый камень и сера. И ещё сила, давящая, требующая немедленного подчинения. Будь на моем месте простой человек, уже ползал бы на коленях, моля о пощаде. Поняв, кто посетил Явь, я ответил:

— Тебе нет места в нашем мире, — голос прозвучал глухо, словно говорил кто-то другой.

— Жалкий червь, я разорву твою душу на части и скормлю её низшим, — тварь расхохоталась. А я, стоило осознать, кто передо мной, почувствовал в груди жжение. Там, где у меня было «Полуденное солнце», начало разгораться пламя, которое через мгновение вырвалось наружу, ослепляя Владыку Кривды.

— Он совершенно обезумел, раз явился сюда лично, — раздался за моей спиной знакомый голос.

— Жажда мести совсем лишила его разума, — подхватил второй, — Тварь, иди в свой поганый мир, здесь тебе не рады!

— Псы! — Прорычал Владыка Кривды, — вам не уберечь своего щенка, все равно я уничтожу его. А следом и вас!

Безумный хохот огласил дворцовую площадь, а затем багровый свет в глазах одержимого потух. Тело кулём рухнуло на землю, на глазах усохнув до костей.

— Совсем обезумел, — с наигранной печалью в голосе произнес Сварог, обходя меня с права и приближаясь к трупу, — может не стоит его дразнить в ближайшие пару недель?

— Думаю, он почувствовал ученика и понял, чем ему это грозит, — отозвался Чернобог, поровнявшись со мной, — но, его поступок почти развязал нам руки. Прямое вмешательство, Врагу теперь придется потерпеть наши выходки. Да, ты воинов-то отпусти, пусть успокоят свои нервы.

— В нашем присутствии? — Владыка Прави рассмеялся, — тогда забираем это и в гости к затворнику?

— Подожди, я осмотрю своего Ученика. Видишь, он не смог выполнить наше требование не пользоваться магией хаоса. И слава Роду, иначе был бы уже мёртв. — Чернобог провёл рукой над моей грудью и удовлетвореннно хмыкнул, — я забираю шар, что давал тебе при нашем прошлом уроке, он тебе больше не нужен.

Миг, и мне вдруг стало легко и спокойно, словно с плеч сбросил тяжёлый груз. Несколько секунд тишины, во время которой было слышно биение сердца, а затем площадь наполнилась грохотом оружия, руганью и криками людей. Осмотревшись, я улыбнулся. Трогард, чертыхаясь, вставал сам и помогал подняться дружиннику, Сварг же сидел на заднице и недоуменно порыкивал. Не сдержавшись, я крикнул:

— Чего расселись, словно в трапезной, что о вас местные жители подумают?


Глава 18 Орда


Полтора месяца скачек, выслеживаний и стремительных атак. Полтора месяца кровавых сражений, судебных разбирательств и казней. Сожжено и потоплено четыре пиратских судна. И все это ради того, чтобы в конце, когда в южной провинции удалось навести относительный порядок, попутно залив её кровью разбойников и пиратов, мне приказали остаться в степи. Приказ Ивана второго был однозначен. Я назначался полноправным наместником всех южных земель и бывшего приграничья сроком на пять лет. Два пехотных корпуса и дюжина имперских магов уже выдвинулись в степь, призванные стеречь границу империи. Мне же вменялось в обязанность создать четыре полка лёгкой кавалерии. Времени для их формирования выделялось всего один год.

Когда я через Кайрата сообщил о положении моей супруги и желании навестить её, его величество передал слова сочувствия, добавив, что направит на защиту городища гвардейцев, чтобы я не переживал за княгиню и будущего ребёнка. Император дал распоряжения и забыл, а меня это откровенно взбесило. Умом я понимал, что мне оказано величайшее доверие, но то, что мои планы из-за этого приходилось пересматривать, мне не нравилось. Вот и сейчас я сидел в дворцовом саду, пытаясь успокоить свой разум. Мне не нравилось мое внутреннее состояние, из-за которого кровь демона стала влиять на мои слова и поступки. Требовалось утихомирить хаос, выплёскивающийся наружу.

После того, как я столкнулся с наместником Владыки Кривды, Чернобог навещал меня всего дважды. И один раз во сне приходил Сварог, до утра поместив моё Я в солнечное пламя. Ощущение пронзающих солнечных лучей доводило до состояния, когда хотелось только одного — сгореть до тла, чтоб больше не испытывать ту боль, что терзала не тело, но душу.

— Мы посеяли зерна силы, взрастить которые ты должен сам, — произнес Светлоликий, прежде чем уйти, — твой Учитель будет наблюдать за тобой, но не вмешиваться. Ты должен сам выковать себе доспех духа!

И вот, уже две недели я боролся по очереди, то с кровью демона, жаждущей свободы и требующей того же от меня, то с тьмой, что влекла меня прочь от солнца и всего живого, нашёптывая, как хорошо мне будет там, где не играют лучи солнца. Или же с светом, который требует безоговорочного порядка и подчинения его воле. И бороться приходилось в основном с хаосом, который не успокаивался, когда оказывался в стальной клетке моей воли. Наоборот, он продолжал рваться наружу, пусть и безрезультатно, порой раздражая своей настойчивостью.

Стихии сидели по углам, запертые мною каждая в своей клетке. А нужно было, что бы они взаимодействовали, или хотя бы одна взяла над остальными главенство. Только главенство именно над стихиями, не на до мной. И, к моему сожалению, хаос одерживал победу в этой борьбе. Медленно, шаг за шагом, он подчинял обе первородные стихии, обретая над ними некую власть. Нет, без моей воли вряд-ли кровь демона могла возвысится над светом и тьмой. Но, едва я желал сделать одну из первородных стихий главной, меня начинало охватывать раздражение, а порой и злость на весь мир — так проявлял свое недовольство хаос. Более того, я сам чувствовал, сделать свет и тьму второстепенными помощниками будет правильно.

— Княже! — Издалека послышался возглас Трогарда, выводя меня из медитации. Размяв затёкшую шею, я поднялся на ноги. В пару саженях слева заворочался бер, шумно вдыхая воздух.

— Пошли, друже. Пора отправляться в Россград. Хочу проверить там одну идею, вдруг получится.

Сварг одобрительно рыкнул, поднявшись на лапы, шумно встряхнулся, а затем мы направились к часовне, возле которой месяц назад случилась битва с наместником. Дружина уже ждала меня в полном составе. У нас была нелеля, которые мы планировали провести с пользой. А я, так ещё и решить одно дело, не дающее покоя с тех пор, как меня назначили наместником южных провинций.

— Трогард, командуй! — Сказал я, приблизившись к воинам. Дружинники, после отмашки воеводы серебряной рекой потекли внутрь часовни, а через десяток минут и я с питомцем и ближниками совершили переход.

Россград было не узнать. Я трижды за прошедший месяц посещал заново отстраиваемый город, и каждый раз удивлялся, с какой скоростью его восстанавливают. В центральной части уже возвышались терема, сверкающие на шпилях солнцевороты слепили глаза, стоило посмотреть на них. К планировке и архитектуре города приложил свою руку наставник, указав клановым мастерам «Розы ветров», как и где строить.

— Трогард, мы с Сваргом отлучимся на час, не теряйте нас, — сообщил я воеводе, и мы с питомцем двинулись в сторону озера, подальше от посторонних взглядов. Через полчаса неспешной ходьбы я активировал портал на станцию перехода и шагнул в него. Бер последовал за а мной, не желая оставаться один.

— Приветствую тебя, Род. — Мои слова эхом отразились от стен огромного зала.

«Рад видеть тебя, вставший на путь бессмертия. Что привело ко мне на этот раз?»

Голос Создателя, как обычно, звучал у меня прямо в голове.

— Ключи-активаторы, что ты давал мне и Ласке. Можно ли сделать так, чтобы он сработал и в созданном тобой мире, в Яви?

«Вижу, что ты задумал. Это не так действует. Но, есть иное решение. Вижу, ты окреп духом, попробуем тебе помочь.»

И Род явился передо мной. Мгновенно на меня навалилась невероятная тяжесть, а «Страж» тут же осыпался на пол, превратившись в серебристую лужицу.

— Я бы на твоём месте избавился от оружия Древних, Тёмный, — произнес Род не громко. Только я от его слов рухнул на колени. Рядом на полу распластался Сварг, дыхание его было тяжёлым, сиплым. Создатель сделал шаг ко мне на встречу, и давление тут же возросло. Ещё шаг, и я почувствовал, как из носа и ушей побежала кровь, а в глазах стало темнеть.

— Что же, плоть ещё очень слаба, но дух достаточно близок к перерождению, должен справиться! Да, пожалуй сделаем вот так!

— Ахр! — Я вдруг внезапно ощутил, как из меня выдернули нечто важное, без чего невозможно жить. Но, едва мне стало понятно, что произошло, как это нечто вернулось обратно. Вернулось измененным, более родным что ли.

— Так будет правильно, — произнёс Род, отступая на несколько шагов. — Когда встретишься со своим учителем, попроси его помочь с супругой. Это случится скоро, и он не откажет тебе. А сейчас возвращайся в мир Игры, не стоит здесь находиться подолгу. И друга своего сюда не бери лишний раз, ему вредно находиться в моём присутствии. Пока вредно.

Сварг одобрительно рыкнул, с трудом поднимаясь с пола. В моей голове раздался голос бера:

«Мне действительно не стоит приближаться к старшим братьям и сестрам моей матери. Я пока не готов находится вблизи источников чистой силы.»

В это время фигура Рода развеялась в воздухе и тяжесть полностью исчезла, а портал на Второй Этап вновь стал активным. Мысленно поблагодарив Создателя, я похлопал питомца по шее и мы шагнули в полупрозрачную арку. В игровом мире было тихо. Солнце катилось к закату, стало быть в очередной рейд мы отправимся только завтра, не раньше.

— Как думаешь, друже, у меня получится? — обратился я к Сваргу, — раз я уже чуть не потерял её, и не хочу повторения.

Питомец не ответил, лишь коснулся своей головой моего плеча, передавая не образ, но ощущение спокойствия. Усмехнувшись, я почесал бера за ухом. Так мы и дошли до почти восстановленой крепостной стены Россграда. И удивились, обнаружив странную суету, творящуюся внутри города. Все были вооружены так, словно готовились к осаде. Я было хотел остановить пробегавшего мимо дружинника, чтобы спросить о происходящем вокруг, но в этот момент мне пришло сообщение от Тени.

«Командир, возвращайся быстрее, тут большое веселье начинается, не стоит пропускать его. Ждём тебя в штабе.»

Что же, стоит поторопиться, мне стало интересно, какие неприятности Игра преподнесла на этот раз.

— Орда, — произнес Базилевс, присутствующий на совете. — Механизм системы, который она использует в редких случаях. Обычно орда приходит в сектора, где появляется очень сильный клан, который буквально уничтожает другие объединения игроков. Как правило, в такие моменты слабым кланам, гильдиям, группам и одиночкам даётся возможность хорошенько подняться в уровнях. А тот, из-за кого приходит орда, обычно теряет половину всего, что у него имеется.

— Я слышал о подобном, — подтвердил Тень слова мага, — очень редкое явление. И очень выгодное для нас — не нужно бегать по данжам и мини-локациям, экспа сама придёт к нам. Если выстоим.

— Ну уж нет! — Тут же поднялся Базилевс, — если не выстоим, вы потеряете город, а мы доступ к озеру, лет на тридцать. Орда на долгое время осквернит чудо света. Мне уже дали добро на активацию большого войскового портала, осталось получить ваше дозволение и можно начать переброску бойцов. Руслан, ты, как кланлид, принимаешь помощь клана «Роза ветров» в отражении орды?

— Трогард? — Я уже все решил, но не мог не выслушать воеводу. Он более сведущ в подобных вопросах и его голос решающий.

— Даём добро, княже, — подтвердил мои мысли кузнец, — сами всей дружиной расположимся на одном участке стены, остальное занимают союзники. В том числе встанут на оборону озера Мудрости.

Они подошли на рассвете. Первые лучи солнца, озарившие степь, мы встретили на стенах. Местами восстановленных, местами перекрытых тяжёлыми деревянными щитами, сбитыми из брёвен. А на горизонте, от края до края, темнело вражеское войско, медленно приближающееся. Глядя на эту темную, накатывающую на выгоревшую степь волну, лишь одна мысль билась в голове — бежать! Бежать от этой стихии, потому как сопротивляться ей невозможно. Даже не десятки, сотни тысяч воинов орды сплошной стеной надвигались на Россград. Нет, наш город не был целью их похода, просто стоял на пути. И они не остановятся, чтобы сровнять преграду с землёй. Но и того, что орда пройдет здесь, вполне достаточно, чтобы здесь камня на камне не останется. Наша задача, продержаться несколько часов, пока эта безумная, необоримая стихия не пройдет через нас, как поток воды.

— Руслан, может всё-таки встанешь у озера? — В который раз спросил меня Базилевс, — я видел, на что ты способен с тридцатым уровнем, лучшего защитника трудно найти.

— Ты настолько неуверен в силах своих воинов? — Пришлось сделать вид, что удивлён такой настойчивости мага, — поверь, сейчас мое место здесь.

— Хорошо. Постарайтесь продержаться как можно дольше. Жаль, из-за чуда света мы не можем пригласить других союзников. — Базилевс продолжил обход стены, а я вновь стал рассматривать приближающегося противника.

В первую очередь внимание привлекали ездовые животные, на которых передвигалась орда. Крупные, в несколько раз больше обычных, псы, лоснящиеся черной, переливающейся на солнце шкурой. Некоторые из хищников были облачены в кожаную броню, но я отсюда видел — такую шкуру не просто будет пробить. А клыки, торчащие из оскаленных пастей, внушали уважение своими размерами.

Всадники были под стать своим маунтам. Темно-зелёный цвет кожи, перевитые мышцами торсы, черные, собранные в хвосты, волосы. Орки, а это были именно они, выглядели чуть крупнее обычного человека, но гораздо шире в плечах. Кроме лёгкой кожаной брони, некоторые носили железные пластины, но в остальном защита отсутствовала, особенно шлемы, их не было совсем. Вооружение противников состояло из широких палашей с слегка волнистым лезвием. Еще у многих был малый круглый щит, расположенный на левом предплечье и не укрывающий кисть.

— Крепкие воины! — Одобрительно произнес Трогард, приставив ладонь ко лбу, чтобы утреннее солнце не слепило глаза, — знатная сеча будет. Лучники, приготовиться!

Я тоже присоединился к стрелкам, сформировав лук и доставая из подпространственного кармана связку стрел с наложенным на них заклинанием огня́. Прикинув расстояние до орды, перевел взгляд на Сварга, облаченного в броню и выглядевшего весьма внушительно. Ездовым псам орков до бера ещё расти и расти, они раза в полтора-два мельче будут.

— Огонь! — Раздалось откуда-то слева и от союзников в надвигающуюся лавину полетели первые огнешары. Тут же забухали гулкие взрывы, которые перекрыла очередная команда, — навесом, огонь!

— Лучники, — звуки начавшегося боя перекрыл зычный голос Трогарда, — в разнобой, залп!

Скрип натягиваемых луков, хлопки тетивы, стрелы полетели одна за другой в надвигающуюся безумную стихию. Было невозможно уследить, попал ты в орка, или же поразил пса, на котором тот восседал. Орда если и понесла потери, то совершенно не заметила этого. Заполонив все пространство до горизонта, она вскоре должна была захлестнуть Россград и даже мне, прошедшему сотни битв, становилось неуютно. Внезапно воздух наполнился визгом и рычанием тварей, заглушая любую возможность отдавать команды.

Связка стрел кончилась в тот момент, когда лавина орков обрушилась на стены. Орки, не спешиваясь, прямо в седле совершали наскоки на стены, ловко орудуя своим оружием. Подхватив стоящий у стены горшок с алхимическим огнём, я с силой метнул его вниз, на головы нападающим. Тот, разбившись о чью-то голову, расплескался в разные стороны, вспыхивая ярким пламенем. Следом метнул ещё один огненный подарок, а затем, сформировав молот, начал монотонно кидать смертоносное оружие в пытающихся забраться на стену тварей.

Орки, ещё не успев забрать жизнь хотя бы одного дружинника, сами гибли десятками. Со стороны их атака выглядела безумной и безсмысленной, словно они поставили перед собой цель — погибнуть в первом же бою. Лучники расстреливали их практически в упор, но место каждого убитого тут же занимал следующий противник, с ненавистью и рычанием стремящийся добраться до нас. Если бы эта озверевшая стихия хоть немного использовала тактику боя, нас бы смели со стен в считанные минуты. Но, орда вела себя, как взбесившийся хищник, жаждущий только одного, убивать.

Спустя две минуты после начала осады, под стенами начал расти вал из убитых и раненых. Стало ясно, стены нам не удержать долго, слишком они низкие. Орки просто заберутся на них по телам своих сородичей, как по склону холма, а затем всей своей массой отбросят нас в город. И, словно прочитав мои мысли, в дело вступили маги огня, которых вдоль стен расставил Базилевс. Вниз, на головы атакующих полились реки магического пламени, испепеляя как трупы, так и живых врагов. В нос ударила тяжёлая, едкая вонь сгоревшей плоти, заставив закаляться. Этим невозможно было дышать, благо, приставленные к огневикам воздушники тут же разогнали чадный дым в стороны, попутно распаляя магическое пламя, все ещё полыхающее в рядах орков. Визг сгорающих заживо просто оглушал. Даже промелькнуло системное сообщение о наложении дебафе «Глухота», сроком на они минуту.

Как бы мы не старались бить врага как можно дальше от стены, как бы маги не жгли тела убитых, все оказалось бесполезно. Через десять минут до края стены стали добираться первые противники, взбирающиеся частью по обгорелым головешкам, а частью по стене. Их тут же рубили топорами, сбрасывая на головы лезущих следом, но и орки успевали порой нанести точный, смертельный удар. Трое дружинников уже выпили зелья лечения, а одного, которому враг мощным ударом прорубил нагрудник, пришлось отлечивать Кайрату.

Когда у огневиков окончательно закончилась мана, а зелий её восстановления было выпито столько, что от них появилось отравление, стало ясно — скоро нас сбросят со стены. Стрелы у лучников тоже закончились, лишь союзники продолжали стрелять по наступающим из своих магических орудий, но даже они стали экономить выстрелы. Даже я уже сменил молот на секиру, потому как орки стали все чаще добираться до края стены.

Уже четыре раза перед глазами мелькало сообщение о повышении уровня, а так же одно о каком-то достижении. И я, мысленно смахивая их, чуть не сделал тоже самое с сообщением от Базилевса.

«Всем стоять на смерть! У круга возрождения остаются стрелки, остальные быстро возвращаются на стену, или ко второму кольцу обороны. Помните, время играет на нашей стороне!»

Что ж, может мы стену и не удержим, но выстоять подольше, это запросто! Только мне, с моими магическими умениями, нужен простор, чтобы рядом не было своих воинов. Поэтому я стал внимательно следить за тем, как обстоят дела у союзников. И, едва увидел первые серьезные прорывы нападающих, решительно шагнул со стены вперёд, на встречу рычащим от безумной ярости оркам.


Глава 19 Милосердие бессмертного


— Ахр-р! — хрипит здоровенный орк, а вместе с хрипом из его рта выплёскивается темная, почти чёрная кровь. Удар ногой в грудь, и тело противника отлетает, напоровшись на оружие стоящих сзади собратьев.

— Р-рах! — Ревёт Сварг, оглушая врагов. Секунда выигранного времени, даёт мне возможность рывком переместиться вперёд. С ходу наношу удар кромкой щита в лицо одному, одновременно рубанув второго клинком по шее. И тут же отскакиваю на два шага назад.

Эх, сейчас бы ударить «Волной разрушающей», но маны не хватит даже на «Стрелу хаоса», резерв пополняется слишком медленно. Очки ярости ещё не кончились, но я их старался не трогать. Среди орков порой появлялись шаманы, насылающие проклятья, не причиняющие вреда лишь благодаря «Щиту ярости».

Противник вновь навалился всем скопом, не будь я в доспехах, давно бы уже истёк кровью от многочисленных ран. Принимаю на щит выпад, отклоняя острие вражеского оружия, крутанув мечом, сильным ударом сбиваю палаш второго вниз и в сторону. Подшаг вперёд и почти на пределе возможностей, используя длинну руки, наношу колющий в грудь стоящего передо мной орка. Рывок щита вниз, не успеваю его поднять обратно, как мне в голову прилетает сильнейший удар. В голове звон, ноги подкашиваются и я падаю на одно колено. Заколотый мною противник успевает схватиться руками за клинок и падает, не выпуская его. Рывок, и я выпускаю меч из руки, а в это время Сварг, громогласно взревев, бросается вперёд, отбивая нацеленные на меня острия палашей. И тут же получает несколько ударов в незащищённые бронёй места. Рыкнув, бер отскакивает назад, сильно прихрамывая на левую переднюю лапу. Ещё пара атак, и мы отправимся на круг возрождения.

Когда я спрыгнул со стены в гущу врагов, питомец почти сразу последовал за мной, огромным ядром влетев в наступающего противника. Лишив возможности использовать самое мощное заклинание хаоса, имеющееся в моем арсенале, Бер с лихвой восполнил его своим присутствием. Боевые умения Сварга и наша слаженность позволяли вдвоем держаться против орды довольно долгое время. Дружинники со стен помогали нам, как могли, а Трогард некоторое время громогласно ругался, приказывая одному глупому князю немедленно подняться обратно на стену.

Беда пришла, откуда я не ожидал. Сразу два шамана почти одновременно нанесли удар по площади, не жалея своих собратьев. Сварга убило первым же заклинанием, лишившим меня последних очков ярости. Второй удар, все вокруг обративший в серое марево, мгновенно пробравшееся под броню, начал быстро поглощать мои очки жизни. Больше я ничего не успел сделать, мое тело в считанные секунды стало разваливаться. Боль, пронзившая каждую мышцу, каждый нерв, быстро исчезла, а я отправился в кратковременное небытие.

«Вы умерли и перенеслись на ближайший круг возрождения. Вы потеряли два уровня. Ваш текущий уровень — 49. Нераспределенных очков характеристик 14. Не распределенных очков таланта…

Смахнув все сообщения и запросив воскрешение себя и питомца, тут же шагнул из окружающего меня марева, ступив на площадь Россграда. Рядом послышалось глухое ворчание бера.

— Княже, я покажу, где наши, следуй за мной! — Передо мной, словно ожидал, появился знакомый дружинник. Приглашающе махнув рукой, он побежал в направлении одной из улиц, начинающейся от площади. Последовав за ним, через пару минут я увидел плотный строй дружинников, перекрывающий улицу. На полуразрушенных стенах строений стояли лучники, изредка пускающие стрелы в сторону противника. Мы с Сваргом пробрались сквозь строй воинов, чтобы занять место в первой шеренге. Вновь, как в былые времена, по правую руку от меня стоял Трогард, по другую руку с рослый дружинник, с боевым топором и щитом. Иван, вспомнил я имя бойца, прикрывая его своим щитом от вражеского выпада, и тут же нанося колющий в открывшуюся шею орка.

Возможности узнать, как обстоят дела у союзников, у меня не было. С ходу присоединившись к битве на улице, времени на вопросы и ожидание ответов у меня не было. К тому же противник заполонил всю улицу, на сколько хватало глаз, совершенно не убывая. Дружинники изрядно устали и держались на одном воинском умении и силе воли. Все эликсиры и зелья усиления уже выпиты, на летающем корабле, забрасывавшем орду алхимическими бомбами, снаряды давно уже закончились и грозное судно висело высоко в небе, не принося больше никакой пользы. Остались лишь честная сталь и опыт сотен сражений. Умение против силы, воинское искусство против численного перевеса орды.

Иногда кто-нибудь из бойцов пропускал выпад, и его оттаскивали назад, где воина лечил Кайрат, или же погибал, отправляясь на круг возрождения. И тогда на его место вставал брат по оружию, вновь превращая первую шеренгу в монолитную стену. И всё же мы держались. А учитывая, что убитые воины вскоре возвращались в строй, значит и союзники пока держались, не давали оркам прорваться к кругу возрождения.

Внезапно в воздухе раздался рёв, который мог издать только очень большой рог. И воины орды, доселе не прекращавшие свою безумную атаку, не считаясь с потерями, вдруг отступили. Это было столь неожиданно, что мы подались вперёд, за орками, продолжая рубить противника.

— Стоять! — Рявкнул Трогард, первым разобравшийся, что происходит. Между нами и противником появилось свободное пространство, сажени четыре. Орда, до этого непрестанно голосящая на разные лады, утихла. В ушах ещё стоял шум схватки, но сквозь него неожиданно навалилась тишина. Я даже расслышал бешеный стук своего сердца.

— Враг! — Внезапно раздался из-за спин орков голос, которому мог позавидовать даже Трогард. Сквозь вражеские ряды протиснулся огромный, сажени в полторы, орк. В руках, вместо палаша, он держал двустороннюю секиру устрашающего размера. — Ты достойно сражаешься, враг, без проклятой Великим Гыырхом магии. Одним благородным железом. Враг, ты заслужил поединок чести. Кто из твоих воинов готов принять вызов?

«Поединок чести. Легендарное задание.

Один из вождей степных орков предлагает вам поединок чести. Принять?

Да.

Нет.

Награда за победу: Орда признает вас, как нейтралов и больше не станет нападать, пока вы не нарушите баланс Второго Этапа. Если вы проиграете, степные орки продолжат атаку, пока орда не пройдет мимо.

Штраф за отказ: Вы нанесёте смертельное оскорбление одному из вождей степных орков и тогда его воины не остановятся, пока не уничтожат вас и ваших людей.»

Не задумываясь, нажал «Да». Вождь оскалил клыки в зверской улыбке и сделал несколько шагов вперёд. Не сводя с меня своих красных глаз, он вновь заговорил:

— Вождь этих людей, ответь. Ты сам готов принять вызов, или кто-то из твоих людей хочет испытать свои силы?

— Негоже князю перекладывать ответственность на своих людей, — ответил я, делая шаг вперёд, — я принимаю твой вызов.

— Ахр-р! — Рявкнул вождь, и орки отступили назад, освобождая пространство для битвы.

— Отступить на десять шагов! — Тут же отдал команду воевода, и воины послушно выполнили приказ. Бросив взгляд назад, я убедился, что Сварг тоже отошёл назад.

«Не затягивай бой, друг. А то я уже проголодался» — прозвучали в голове слова питомца и бер кровожадно оскоскалился.

Я сделал два шага вперёд, разглядывая своего противника. Едва я принял задание, как над головой великана высветилось:

«Вождь племени Матуйа. 58 уровень.»

Противник был силён. Тяжёлые, тугие мышцы перекатывались под черной кожей при любом движении орка. Огромная секира, способная одним ударом перерубить меня надвое, в руках вождя выглядела, словно плотницкий топор. Кожаная броня, покрытая металлическими бляхами дополняла образ воина из северных провинций империи. С таким противником голой силой не справишься, и опустошенные резервы намекали, что сражаться придётся лишь умением, смекалкой да ловкостью.

Орк шагнул вперёд и крутанул секирой. Воздух, рассекаемый тяжёлым лезвием, загудел. На меня подобное проявление силы не произвело впечатления. У Трогарда молот погромче гул издает. Я тоже двинулся на встречу противнику, сменив щит на второй клинок. Ни принять, ни парировать удары этого великана я не смогу, просто силы не хватит. Поэтому буду укланяться и жалить, пока враг не ослабнет. Да и ярость постепенно восстанавливалась, хоть и медленно.

Не затягивая больше, я первый шагнул к противнику, делая длинный выпад. Остриё меча оставило порез на предплечье вождя, заставив того рыкнуть. Лицо орка исказила злобная усмешка и он пошел в атаку. От первого удара я легко уклонился, лишь слегка сместив корпус в сторону, но тут же последовал второй, заставивший сделать шаг назад. Затем перекатом ушёл за спину вождя, чиркнув лезвием клинка по бедру орка. И тут же ушёл в ещё один перекат, разрывая дистанцию с противником. Эх, сейчас бы очень пригодилось владение копьём, чтобы держать врага на дальней дистанции. Я вновь двинулся на встречу вождю, который скалил клыки и поигрывал своим оружием. Глупец, он просто не понял, с кем начал поединок.

Шаг вперёд и колющий удар левой, который орк с лёгкостью отбивает рукоятью секиры. Встречный удар, уклоняясь от которого, я присел, скручивая себя в тугую пружину. И, едва смертоносное лезвие просвистело над моей головой, распрямился. Правое плечо врезалось противнику в бок, а я, не останавливая движение и сжимая зубы от напряжения, толкнул здоровяка, от чего тот отлетел от меня на пару саженей, грохнувшись спиной на дорогу. Его вес сыграл с врагом злую шутку — орк не смог подняться сразу. Перекатившись на бок, вождь начал вставать, прикрываясь секирой от возможной атаки. Только я не стоял на месте после удара, а потому мой сдвоенный удар пришелся по правому плечу противника. Крепкая сталь прорубила кожаный наплечник вместе с металлической накладкой, погрузившись во вражескую плоть. Орк, до этого лишь скалящийся, взревел раненым бером, откатываясь в сторону. Поднявшись на ноги, вождь уставился мне прямо в глаза. Всё его напускное безразличие исчезло, передо мной стоял могучий зверь, приготовившийся биться насмерть. И ведь в отличии от меня, при проигрыше он умрёт окончательной смертью!

Рукоять секиры орк по прежнему держал обеими руками, не смотря на кровь, тяжёлыми черными каплями падающую на дорогу. Оценив свои возможности, противник решил расправится со мной как можно быстрее и пошёл в атаку, с гулом рассекая воздух своим страшным оружием. Я тоже сдвинулся с места, но не навстречу, а по кругу, стараясь зайти со стороны раненой руки. Но успел сделать едва ли десяток шагов, когда враг использовал одно из своих боевых умений. Если бы не мечи, которые я успел скрестить, ставя скользящий блок, даже броня бы не спасла меня. И так от сильнейшего удара меня швырнуло на каменную кладку полуразрушенной стены, об которую я сильно приложился спиной. Едва успел сгруппироваться, иначе, ударившись затылком, просто бы потерял сознание. А так, не смотря на выбитый из лёгких воздух, на сильнейшую, невыносимую боль, я успел сместиться в сторону, уклонившись от второго удара. Лезвие секиры на треть вошло в стык между подогнанных друг к другу камней и орку не удалось его быстро выдернуть. В этот раз я не опасался страшного оружия и вонзил острие меча в бок противнику. Появилось желание изменить форму оружия, чтобы разворотить все внутренности, разорвать врага надвое. С трудом сдержавшись, я лишь повернул клинок в ране, выдергивая его и отскакивая на добрую сажень от вождя. Тому наконец удалось вырвать секиру из стены и он, взревев раненым зверем, с силой метнул оружие в мою сторону.

Мне почти удалось отклониться. Лезвие прошло в пяди от моего тела, а вот рукоять не промахнулась, ударив по ребрам. Доспех не выдержал и смялся, ломая рёбра. Меня швырнуло под ноги к стоящим плотным строем оркам, протащив пару саженей по дороге. Глаза застилал кровавый туман, на фоне которого появилось несколько сообщений от системы. Ну уж нет! Сейчас не до этого, нужно подниматься. К тому же оружия у вождя теперь нет, в отличии от меня, так и не выпустившего клинки из рук.

Одному Роду известно, чего мне стоило подняться на ноги за пару секунд. Кровавый туман почти исчез, поэтому я сразу увидел противника, стоящего на коленях. Из раны в его боку на песчанную дорогу чёрными струями текла густая кровь. Вождь, опираясь здоровой рукой, раненой пытался остановить кровотечение. Похоже я повредил ему печень и жить орку оставалось пару минут, не больше. Я мог легко добить своего противника, или просто дождаться его смерти, но что-то заставило меня поступить иначе. Подняв руку, я с трудом, стараясь произнести как можно громче, сказал:

— Кайрат, лечи его!

Целитель услышал его и тут же проскользнул сквозь строй дружинников. Я же, развеяв клинки, достал из подпространственного кармана зелье лечения и, на ходу выдернув пробку, приблизился к истекающему кровью вождю. Тот, с усилием повернув голову на звук шагов, уставился на меня мутнеюшим взглядом.

— Заверши начатое, воин! — произнес орк еле слышно и запрокинул голову, подставляя незащишенное горло под удар клинка.

Рот его был широко открыт, вождь глубоко дышал, видимо наслаждаясь последними мгновениями жизни. На выдохе я и влил ему содержимое фиала в глотку. Противник от неожиданности сглотнул, а затем закашлялся, из-за чего чуть не завалился на бок. Пришлось подхватить его, стискивая зубы от боли. Золотистое свечение, окутавшее нас с орком, принесло прохладу и облегчение. Боль постепенно стала ослабевать, а пульсирующий шум в ушах совсем исчез. Не зная, как себя поведёт вождь, после того как поймет, что произошло, я жестом приказал Кайрату вернуться под защиту дружинников. Убедившись, что орк в силах удержать сам себя от падения, сделал два шага в сторону и замер, наблюдая за противником. Хотя, что-то мне подсказывало, что больше мы не будем сражаться. Так и оказалось.

— Человеческий вождь, ты победил меня в честном поединке, зачем оставил мне жизнь? Ты желаешь покрыть позором мое племя?

— Как можно считать честным поединок, где один из сражающихся бессмертен? — Задал я встречный вопрос. — или ты после смерти так же появишься на круге возрождения?

— Бахтру не даровал оркам право реинкарнации, — произнес орк, — иначе мы бы давно засеяли этот мир костями своих врагов! Я услышал тебя, человеческий вождь и принимаю дар жизни. Ты первый не орк, который проявил к моему народу милосердие. Показав свою мудрость, ты приобрёл неизмеримо больше, чем мог себе представить. Совет вождей после похода будет говорить о тебе. Пока же прими самый ценный дар, который я могу тебе дать. Вольные, дадим этому не орку истинное имя?

Вопрос, заданный строю противников, явно поставил воинов в тупик. Возникшая пауза затягивалась, но вдруг над головами орков взметнулся посох, вырезанный из белой древесины. Дружно, как по команде, строй противников разомкнулся, пропуская вперёд шамана. Да какого! Ростом он превышал даже вождя, как и превосходил перекатывающимися под кожей мышцами. Лицо его было иссечено морщинами, но глаза ярко пылали багровым. Выйди он биться со мной, я не выстоял бы и трёх секунд.

— Нареки его Горк! — Голос шамана был сухой, надтреснутый, словно прокаркал старый ворон. — На моём веку этот человек третий, кто удостоился поединка чести. И первый, кто выиграл его. А поступок, который не орк совершил в конце, достоин, чтобы записать его в наши летописи.

— Горк, носи с достоинством истинное имя, — произнес вождь, касаясь ладонью правой руки сначала моего плеча, а затем своего, — а нам пора уходить. Но, мы ещё вернёмся, когда совет вождей поговорит о тебе, Горк.

Орки развернулись и довольно быстро покинули улицу. Трогард отдал какую-то команду, но я не расслышал, так как перед моими глазами висело системное сообщение

«Вы выполнили легендарное задание «Поединок чести». Не применяя магию, вы в честном бою победили вождя орочьего племени Матуйа. Награда: 1.Орки покидают ваши земли и в будущем не станут нападать на вас, пока вы не нарушите баланс Второго Этапа. 2. +3 уровня.

Ваш текущий уровень 53

Вы выполнили первое уникальное задание из скрытой цепочки: «Милосердие бессмертного».

Награда: 1. Орки приняли вас, и ваших людей, признав равными. Отныне вы всегда можете рассчитывать на их помощь. Один раз в 300 дней орда придет на ваш зов.

2. Истинное имя народа степных орков. Теперь вы можете на равных с вождями присутствовать на большом совете, но не имеете права голоса. Докажите своей доблестью, что достойны получить родовое имя, и вы сможете стать полноправным вождём, с правом голоса на большом совете.»

«Вами получено второе уникальное задание: «Уважение старейшин».

Время выполнения: Бессрочно.

Награда: Ваш клан получит истинное имя. Добыча орды станет и вашей добычей. Вы сможете влиять на решения степного народа.

Штраф за провал: Отсутствует.

— Княже, все в порядке? — раздался за спиной голос воеводы, — ты уже несколько минут стоишь, словно окаменел.

— Всё хорошо, друже! — Я снял шлем и, развеяв латную рукавицу, помассировал веки, — нам тут, как говорит Чуба, рояль упал, прямо на голову.

— Большая ценность? — Трогард с недоумением осмотрелся, даже вверх взглянул.

— Весьма! — Я, не сдержавшись, улыбнулся.


Отступление первое.

Старший смотритель кластера «Хуман 2», Дарак'аддар, уже давно забыл, когда отдыхал в последний раз. Постоянные жалобы игроков на исчезновения предметов из подпространственного кармана, пропажа золота и других ценностей из клановых хранилищ, использующих подпространство — и полная беспомощность Системы перед неизвестным багом. Древние, создатели Игры, не желали ничего слушать, требуя от смотрителей результатов. Дарак'аддар уже давно понял, что Древние сами ничего не могут сделать с возникшей проблемой. Всесильные хозяева вселенной впервые столкнулись с достойным соперником и пока вчистую проигрывали ему.

На фоне всех проблем, внезапная активация глобального квеста «Возрождение Бахтру» довела старшего смотрителя до истерики. Понимая, что проблему с подпространством ему не решить, он принял фатальное решение игнорировать её до тех пор, пока его в наказание не высушат Древние. Развертывание глобального квеста было понятно для него, поэтому он спокойно взялся за выполнение привычных обязанностей, приказав себе забыть о настоящей проблеме.


Глава 20 Тайные тропы богов


— Руслан, надеюсь, ты не желаешь внести свои и клановые достижения в зал славы? — сразу спросил Базилевс, едва мы только увиделись. Вид у мага портальщика был ошалелый.

— Нет, не собираюсь, — я улыбнулся, — мне слава, как и внимание, совершенно не нужны. Наоборот, чем меньше разумных будут знать о клане Росс, тем лучше.

— Учитывая ваши сегодняшние подвиги, весьма разумное желание, — Базилевс оставался серьёзен, — чудо света — мелочь, по сравнению с дружелюбно настроенной ордой. Даже нам, союзникам, досталось немного славы. Во всяком случае, орда не станет атаковать наши крепости, если мы не станем причиной их появления.

— Базилевс, думаю, вы все устали не меньше нашего. К тому же у меня в родном мире есть дела, не терпящие отлагательств. Я оставлю дюжину бойцов и Кайрата, к ним скоро присоединятся гнумы, с ними будешь договариваться по нашим совместным делам. Если после орков осталась какая-то добыча, вложите все в восстановление и отстройку города. В общем, Мастер Кайрат поможет тебе и твоим людям. Вернусь через пару дней, не раньше.

— Хорошо, Руслан, — маг на секунду замер, видимо читая игровое сообщение, затем глаза его прояснились и он добавил, — повезло! Хоть орки и прорвали оборону на озере, но испоганить чудо света не успели. Кстати, твои бойцы по уровням хорошо поднялись? Глядя на тебя, гораздо выше, чем мои люди. Хотя, как мне сказали, вы и погибали раза в три реже. Такими темпами скоро уже мы будем обращаться к вам за помощью.

Я в ответ лишь улыбнулся. Знал бы Базилевс цели, что я преследую, сто раз подумал бы, прежде чем пытаться получить с нас выгоду.

— Я тогда, с твоего согласия, возвращаю рабочих и мастеровых. Пока восстановим разрушенное, как раз твои гномы подтянутся. Толковые среди них мастера, словно всю жизнь из камня строили. Мои умельцы, работая с ними, по два уровня профессии подняли.

Возвращались домой без Трогарда. Он пожелал остаться при местной кузне, поработать с демоническим металлом. Я планировал вернуться в Игру через четыре-пять дней, а потому разрешил воеводе потрудиться над бронёй для дружины. Мы с Сваргом, как обычно, первыми поднялись на круг возрождения. Стандартные вопросы привратника, пожелание вернуться домой, и вот я с питомцем уже выхожу на придворцовую площадь.

— Наместник Верд, прибыл гонец из столицы, от самого императора! — Возле часовни стоят трое гвардейцев, один из которых в звании лейтенанта.

— Давно прибыл? — Спросил я, отходя ещё на пару саженей от постройки Древних, давая дружине спокойно рассредоточиться.

— Вчера вечером. Дожидается тебя в гостевом крыле — доложил лейтенант, — мне ведомить его сейчас, или позже?

— Давай сейчас, пока я ещё твердо на ногах держусь, — я повернулся к дружинникам, — воины, можете отдыхать до завтрашнего дня. Иван, остаёшься за старшего. Мастеров Саяна, Валя и брата охотника, прошу следовать за мной.

С гонцом я встретился спустя час в малом зале для совещаний. Мне приходилось с этим человеком пересекаться пару раз и я знал, ему можно доверять. А когда он поведал, по какой причине прибыл в южную провинцию, все окончательно встало на свои места.

— Наместник Верд, император доволен тем, как ты разрешил все проблемы в западной провинции. Поэтому, от сего момента князь Верд, Его высочайшим постановлением назначается постоянным действующим наместником всей южной провинции, включая родовые земли бывшего пограничья. Вот документы, подтверждающие повеление его величества императора Ивана второго. — Пока я сидел, растерянно глядя на свиток, охраняемый мощными чарами и заверенный императорской печатью, гонец протянул мне ещё один, добавив на словах, — здесь документы по игровому миру. Начиная с третьего дня от сегодняшнего, в течении недели на Второй Этап придут шесть казачьих полков из государства Перунова. В это же время к вам присоединятся князья из северных провинций со своими дружинами. Глава тайной канцелярии так же предупреждает — его люди, совместно с чародеями из столичной академии, так же перейдут на Второй Этап в течении трёх-четырех дней.

Мы с ближниками предполагали, что император пожелает оставить меня наместником. Ему на юге нужен сильный и преданный человек, которого местные будут не только бояться, но и уважать. Их уважение я заработал ещё в первый свой визит, а недавно научил бояться.

— Моя супруга, она на сносях, а потому дальняя дорога ей противопоказана. И учитывая, что у меня вскоре родится ребенок, я хотел попросить его величество выделить несколько дней, чтобы я мог повидать супругу перед родами.

— Одну минуту! — Гонец достал из кожаной сумки, переброшенной через плечо, бумагу и писчие принадлежности. Склонившись над листом, быстро написал на нём что-то и вновь поднял на меня взгляд, — твой чародей может принимать весть от других магов? Хорошо! Свое решение император передаст через гильдию магов, так как это не государственное дело.

Осведомившись у гонца, требуется ли ему что-то для возвращения в столицу, и получив ответ, что у него и его сопровождающих все есть, я пригласил гостя отужинать. Гонец отказался, сославшись на время, которого у него совсем нет, ведь он ещё сегодня утром должен был возвращаться обратно.

— Мастера, брат, что думаете об услышанном? — спросил я ближников, рассказав им о нашей с гонцом беседе.

— Нужно отправить бойца в Игру, чтоб сообщил Кайрату новости, — взял слово наставник, — пусть готовит команду корабля. Пару десятков гнумов им впридачу, к тому же перуновцы дружны с подгорным народом. Одно то, что наши соседи прислали послов с донесением, уже говорит о многом. Значит все готовы встать под начало кого-то одного. Другое дело, кто достоин занять должность полководца?

— Такие вопросы не нам решать, и не сейчас, — улыбнулся я, — вот когда соберёмся в одном месте, тогда и решим. Мне сейчас важно другое — как забрать Ласку сюда? И кто останется править городищем?

— В городище Архип с Василем хорошо справятся. А вот как дочь сюда доставить, это тебе со своим Учителем нужно беседовать, — Мастер Саян показал взглядом в направлении моих покоев, — и нам тоже пора отдохнуть. Тяжёлый день выдался.

Я, последовав совету наставника, направился в опочевальню. Ноги едва донесли до постели, на которую я, раздевшись, буквально рухнул и мгновенно уснул. Как обычно в последнее время, сновидения обходили меня стороной. Поэтому момент, когда я оказался в безвременьи, наступил незаметно, почти сразу.

— Ученик, чувствую, твой разум слишком занят сегодня, чтобы в нем нашлось место для крупицы мудрости. А потому сегодня я покажу тебе тропы, которыми ходят лишь боги. Раньше некоторые смертные тоже ходили по тем тропам, но! Тайное знание было утеряно, а последние адепты уже давно гуляют в цветущих садах Прави, или тенями скитаются по просторам Нави. А сейчас проснись!

— Ух-х! — Я рывком вскочил из постели. Сердце бешено колотилось, тело переполняла энергия, словно я хорошо отдохнул, а затем провёл разминку перед тренировочным боем.

— Ты по прежнему забываешь использовать силу Мира, в котором находишься, — раздался за спиной голос Чернобога, — хотя способен это делать. Но сейчас не об этом. Смотри!

В сажени передо мной замерцал ночной воздух. Словно в пространстве кто-то постучал друг об друга две горящие ветки, с которых осыпались негаснущие искры. Мерцание сформировалось в круг, от которого веяло Силой! Нет, не магией, а той Силой, что использовали Владыки Нави и Прави на тренировках со мной.

— То, что мы сейчас совершим, является одной из основ. Ты уже знаешь, что пространство переполнено энергией, которую с лёгкостью используют боги. Маги не могут черпать из этого источника, но ты уже не маг. Твой дух принял в свое сосредоточие три источника. Это на один больше, чем могли маги прошлого, пользующиеся путями богов, хоть и ограничено, в своих целях. Сегодня я сам проложу путь, но открыть его можешь только ты. Настройся на поле энергии, что стоит перед тобой.

Я закрыл глаза и стал погружать себя в медитацию, одновременно пытаясь мысленно дотянуться до мерцающей преграды. Привычно сосредоточился на воображаемой глади безбрежного озера. А спустя несколько мгновений устремился в синеву неба. Почувствовав некую незавершённость, интуитивно сменил обычное безоблачное небо на ночное, покрытое мириадами звёзд. И тут же почувствовал, как дрожит передо мной пространство.

— Я удивлён, Ученик! — Раздался за спиной голос Чернобога, — собрался было подсказывать, но ты сам встал на основание тропы, почувствовал путь. Теперь представь себе место, в которое ты хотел бы попасть, желательно в мельчайших подробностях. Чем точнее к реальному будет твое воспоминание, тем легче будет перенос.

Я с удивлением понял, что помню отчётливо лишь два места в городище — пристань и часовню. Мысленно стал восстанавливать перед собой берег озера, деревянный настил, рассекающий водную гладь на пару десятков саженей. Цвет воды, зелень на склонах двух холмов, сжавшие собой водную гладь. Несколько лодок, рыбацкие сети — все старался припомнить в мельчайших подробностях. И постепенно дрожь пространства передо мной стала принимать упорядоченность. Появилось ощущение глубины, а в лицо ударил прохладный ветер, который бывает только на берегу большого водоёма.

— Сам проложил, надо же! — Вновь раздался голос Учителя, — чего стоишь, шагай на тропу!

Я сделал шаг вперёд, затем ещё один, а а следующий миг меня не стало. Вернее, осталось лишь сознание, находящееся в безвременье и вне пространства. А затем я вновь ощутил свое тело, но уже в другом месте. Обдуваемый прохладным ночным ветром, в одном исподнем, без пояса «Стража», я на миг почувствовал себя бездоспешным на поле боя. Сразу навалилось чувство незащищенности. Попытка создать «Покров могущества» не увенчалась успехом. Резерв маны был пуст, словно его и не было.

— Неприятное чувство, верно? — Справа возвышалась фигура Владыки Нави. — На следующем уроке будешь учится работать с Силой Мира, создавать доспех духа. Не дело, когда мой Ученик остаётся беззащитным. Пошли, твоя Берегиня уже знает о нашем прибытии.

— Как бы дозорные не стрельнули в нас, приняв за врагов, — произнес я, шагая босыми ногами с боку от тропы. Роса ещё не выпала и трава была сухой, хоть и прохладной. Эх, как же я давно не ходил вот так, кажется, сто лет прошло с того времени.

— Не стрельнут, — усмехнулся Учитель, — потому как не видят. Вот доберешься до своей усадьбы, с супругой выйдешь во двор, тогда и сниму полог.

Ласка действительно ждала. Большой, округлившийся живот она придерживала руками, сидя на верхней ступени крыльца. Завидев меня, любимая улыбнулась:

— Где твоё оружие и одежда, воин?

Как же я соскучился по её улыбке, её голосу! Бережно обнимая жену, я наслаждался ароматом её волос, теплом её тела. Лишь когда сзади раздалось покашливание Чернобога, мы смогли оторваться друг от друга.

— Хозяйка, поднимай народ, князь слово говорить будет! — произнес Учитель, а затем добавил, — Ученик, помимо супружницы своей, ещё трёх людей с собой взять можешь, я проведу. И пошевеливайтесь, неровен час во дворце обнаружат, что наместник исчез, шум поднимут, невинные пострадают.

Поднять народ не составило труда, Ласке только и надо было, как заслать кухарку к старосте. А уж он и простой люд поднял, и воинов предупредил. В итоге, через час я с супругой и незримым для всех Учителем, опрятно одетый, стоял у часовни и рассказывал. Слушать пришли не только мои люди, но и вставший в городище гарнизоном пехотный полк под командованием незнакомого мне дворянина в чине полковника. С старшим офицером я решил побеседовать чуть позже с глазу на глаз.

— Княже, это что ж получается, — сразу после моей речи взял слово Архип, — ладно свежие люди, что пришли в княжество недавно. А как же те, что давали клятву верности ещё роду Верд? Мы клялись служить тебе верой и правдой, как теперь нам быть?

— Скоро в южную провинцию через вас пройдут имперские войска, — ответил я, — все, кто пожелает отправится за мной в степь, приготовьте все самое необходимое, под охраной пехотинцев вы спокойно доберётесь до столицы. Там я найду для вас достойное жилье и занятие по способностям. Тем, кто не пожелает переселяться в степь, не переживайте! Княжество Верд — мои земли, частью по праву рождения, частью благодаря щедрости его величества, Императора Ивана второго. А потому живите спокойно здесь, этим вы не нарушите своей клятвы. Семьи дружинников, что сейчас находятся на службе в южной провинции, собираются в обязательном порядке. Не дело, когда члены семьи долго не видят друг друга!

Когда народ разошёлся переваривать услышанное, я отдельно побеседовал с Василем и старостой, дав им указания. С полковником разговор вышел ещё более коротким. Выслушав меня, граф Баструмов только обрадовался.

— Я уж было решил, что к его величеству в опалу попал. Сослали в самое спокойное место в империи, да ещё так далеко от столицы. Ни роста по службе, ни веселья, скука одна! — Я с трудом сдержал улыбку. Спокойное место, говоришь? Ну-ну! А офицер тем временем продолжил, — сейчас же через полкового мага передам весть во дворец, может новое назначение получу. Да и бойцы мои совсем приуныли. Они по первой хотели показать дружинникам, чего стоят, так один твой новик троих пехотинцев, как матёрый волкодав щенков, по тренировочной площадке минут пять гонял. Сильны у тебя воины, князь, каждый двух гвардейцев стоит.

Попрощавшись с графом, я направился к терему. Ласка уже собрала дорожную сумку, а рядом с ней стояла наша кухарка, да две женщины, что помогали супруге в делах. Чуть в стороне расположился Чернобог. Едва я приблизился, Учитель щёлкнул пальцами, и в тот же миг мы все очутились в моей опочивальне.

— А ну всем тихо! — Строго произнес я, глядя, как кухарка собирается поднять вой со страха, — а то весь дворец перепугаете!

Я хотел было добавить пояснений, но в этот миг в голове прозвучал голос Владыки Нави:

«Ученик, помни — завтра у тебя урок, будь готов!»

Миг, и незримое присутствие Чернобога исчезло. Я молча подошёл к дверям из опочивальни м распахнул их. Старший наряда тут же шагнул ко мне для доклада, но я жестом остановил его.

— Распорядись, чтоб её проводили на кухню и покажут все, — указал жестом на кухарку. Затем подозвал помощниц Ласки, — а их посели как можно о ближе к моей опочивальне и поставь одного бойца, чтобы первое время сопровождал их. И передай капитану, что наместник привез жену. Да, пусть на утро назначит совещание.

— Я знала, ты найдешь способ увидеться до рождения сына! — Произнесла Ласка, едва мы оказались наедине, — хорошо, что смог забрать меня из городища. Слишком опасно стало там находится, а теперь, пусть и временно, чувствую себя защищённой. И там, в землях Верд, угроза тоже пропала, теперь люди могут жить спокойно.

— Здесь многое иначе, будь к этому готова, — улыбнулся я, — для местных ты почти императрица. Как только узнают, что наместник привез свою супругу, одолеют с просьбами. Через тебя, подарками и посулами, будут пытаться воздействовать на мои решения. Поэтому будь готова дать просителям жёсткий отпор, иначе сядут на шею. И помощницам своим накажи, пусть не заводят дружбу с незнакомками, пока гвардейцы всю подноготную о них не узнают.

Поспать так и не получилось. За время разлуки накопилось столько, что проговорили мы с Лаской до утра. А утром, один за другим пошли местные дворяне. Неизвестно, кто разнёс весть о прибывшей в столицу провинции супруге наместника, но каждый посчитал долгом засвидетельствовать свое почтение.


Отступление первое.

Совет Древних собирался уже третий раз за цикл. Вышедшее из под контроля подпространство изрядно портило статистику. Игроки в последнее время доверяли своим рукам и экипировке, из-за чего стали больше дорожить личным имуществом и жизнью. Меньше смертей, меньше оттока Жизненной силы, меньше так необходимого Древним ресурса. Пока не критичная, в будущем потеря энергии обещала стать катастрофой.

— Вершитель, мы не смогли найти причину, есть только теории. — Могущественное существо, по силе не уступающее иным богам, сейчас дрожало от страха. И было от чего — Вершитель последнее время находился в плохом расположении духа, а потому мог высушить любого, попавшегося ему под руку. Древний, принесший доклад, не зря опасался развоплощения с последующим уничтожением. Внезапно он схватился одной конечностью за горло, а второй потянулся к поясу, на котором в кармашках располагались разные приборы. Но движение его прервалось, едва начавшись. Тело Древнего иссохло в считанные мгновения, оставив после себя лишь душу — едва светящийся сгусток, который тут же попытался скрыться. Но куда там, неведомая сила притянула живительную энергию к одному из находящихся в огромном зале кристаллов, который с жадностью поглотил душу убитого.

— Хоть какая-то польза, — лениво подумал Вершитель, а затем обратился к одобрительно мыслящему Совету, — у нас есть два больших цикла, чтобы восстановить поставку Жизненной силы в прежнем объёме. Вы все прекрасно знаете, что сделают с нами вознесшиеся соплеменники, если не получат необходимую для их существования энергию. Нас просто начнут выпивать, одного за другим, пока мы не решим возникшую проблему!


Отступление второе.

— Как ты сказал? — Возглас удивления Солнцеликого разнесся за несколько верст, — он сам встал на Тайный путь, с первого раза?

— Да, брат, именно это я тебе и сказал. — лицо Чернобога выражало довольную улыбку, — думаю, пора нашего Ученика готовить к первому перерождению!


Глава 21 Рождение и Возрождение


«Дружище, приветствую! Вы когда успели столько камрадов до Второго Этапа прокачать? Мы все дирижабли задействовали на перевозку, а там ещё куча народу осталась!»

Сообщение от Чубы я смог прочитать спустя несколько часов после получения. Всё это время мы с Сваргом и Тенью были сильно заняты, отбиваясь от мобов. Данж на шестидесятый уровень, координаты которого нам любезно предоставил клан «Роза ветров», оказался очень сложным. Если бы не полный инвентарь восстанавливающих и лечебных зелий, нас бы убивали раз за разом. А так, медленно, тратя на каждый коридор по пять-десять минут, мы всё же зачистили первый уровень подземелья. Тень предложил хорошенько отдохнуть перед схваткой с боссом уровня, заодно и раскидать полученные очки характеристик.

Я не стал отвечать гнуму, занявшись распределением очков, которых поднабралось.

Свободные очки- 30

Свободные очки таланта- 6

Сила- 40

Ловкость- 41=40 + 1(бонус экипировки: кольцо снайпера Серых гор)

Интеллект-120=60×2(Фантом)

Дух- 54=26+28(за 28-ой уровень боевой концентрации)

Телосложение- 40

Очки жизни- 7000= 4000(базовые)+3000(бонус от легендарного сета «Страж 2»)

Очки маны- 7160= 600(получена за интеллект)×2(Фантом)+960(+80 % бонус от мифического интегрированного артефакта «Полуденное солнце»)+ 4500(бонус от 9 колец «Перст Бога») +500(бонус от кулона «Знак Бога»)

Очки выносливости- 400

Очки ярости- 1424=260+280(за 28 уровень боевой концентрации)+ 874(+160 % бонус от мифического интегрированного артефакта «Полуденное солнце»)»

Не задумываясь, бросил десятку в телосложение и интеллект. И тут же получил новое достижение.

«Вами получено достижение «Предел маны». Вы достигли максимального количества очков интеллекта для Второго Этапа.

Награда за достижение: вам открыт доступ к шестому кругу магии Хаоса. Все ваши заклинания наносят на 25 % больше урона.»

— Я что-то пропустил? — Произнес Тень, тоже занимавшийся распределением очков.

— Я интеллект до верхнего предела прокачал, — сообщил я тихушнику, — получил достижение. Заклинания на четверть усилились, и доступ к шестому кругу открылся.

— О, тогда мы легко боса уровня раскатаем! — обрадовался Тень, — кстати, твой питомец ещё здоровее стал. Заходим?

— Заходим, — согласился я и почесал Сварга за ухом, — пошли, друже!

— Р-рах! — отозвался бер и первым шагнул внутрь залы, в которой нас уже заждался босс.

— Чужаки! — Закричало существо, до этого бесцельно слонявшееся в помещении и бурчавшее себе под нос, — я убью вас всех!

Я, молча активировав «Покров могущества», двинулся вперёд, поравнявшись с питомцем. Тень скользнул в залу под невидимостью, двинувшись вдоль стены за спину кобольду 58 уровня с коротким ником Бух. Бос, сосредоточив все внимание на мне, быстро скинул со спины здоровенную лупару и с ходу, не закончив движения, выстрелил из неё огненным шаром. И тут же второй выстрел, а за ним третий. Щит хаоса схлопнулся после второго попадания и я рванул на встречу противнику, рваными движениями раскачиваясь из стороны в сторону. Сварг последовал моему примеру, только чуть замедлился, чтобы босс не сосредоточился на нем.

Когда до противника оставалось не более двух саженей, я метнул молот, одновременно активировав «Покров могущества». Мое оружие кобольд отбил тыльником лупары, на пару секунд потеряв возможность стрелять. Я, прижав щит к плечу и продолжая движение, на полном ходу врезался в босса. Ощущение, словно натолкнулся на Трогарда в броне, хотя противник был на треть мельче.

— Х-ха! — кобольд попытался оттолкнуть меня, используя свое оружие, но я уже крутанулся на месте, слегка приседая и заходя противнику за спину. В ладонь правой руки ударилась рукоять молота, а всё вокруг сотряс рёв Сварга, использовавшего свое умение. Боссу, проигнорировавшему стан, всё же пришлось отвлечься на бера, и я не упустил свой шанс. Продолжая движение, я со всей силы ударил молотом между лопаток противнику, усилив его умением «Праведным гневом 2». Питомец, вовремя уклонившись от очередного огнешара, успел подсечь ногу кобольда, и тот кубарем полетел по каменному полу залы.

— Сварг! — Бер, собравшийся броситься на противника, уходит в сторону, а я кастую на босса «Молот разрушения». Заклинание рассеивается, не достигнув противника — иммунитет к магии у кобольдов не хуже моего. Тогда будем бить честным железом.

Бросок, и молот с гулом устремляется в цель, которая уже начала вставать. Хрясь! Босс, использовав свое оружие как дубину, быстрым движением отбил оружие и вскочил на ноги, вновь выбрав меня, как основного противника. В этот момент за спиной кобольда проявился Тень и от души приложил того короткой дубинкой по затылку. Босс покачнулся м рухнул на колени. Повезло, сработала способность оружия «Оглушение».

— Давай! — кричу я Сваргу, хватая рукоять вернувшегося молота.

— Р-рах! — Питомец обрушивается передними лапами на голову противника. Мощнейший удар, подкрепленный умением, разом снёс четверть очков жизни босса. Я, подскочив, наношу ещё один сокрушительный удар, подкреплённый «Направленной яростью».

— А-а-а! — На дурнину кричит кобольд и нас расшвыривает от него невидимой волной в разные стороны. Мой «Покров могущества» смягчает действие умения и я, проскользив пару саженей по полу, медленно поднимаюсь на ноги, а вот Сварг остаётся лежать бесформенной тушей — получил оглушение. До Тени умение босса тоже дотянулось, выбив того из невидимости и так же оглушив. Что ж, буду осторожнее, пока товарищи не очухаются.

Меняю молот на боевой топор, вновь набрасываю «Покров могущества», следом «Воодушевление 2». А в это время кобольд почти успевает подняться на ноги. Здоровья у него чуть больше половины, но босс не выглядит уставшим или раненым.

— Соплеменники мои, придите ко мне! — Вновь орёт противник, и из открывшихся нищ в стенах в залу вбегают два десятка кобольдов, лишь чуть уступающих своему вождю. Ну уж нет!

Быстро оценив расположение Тени и Сварга, я бросил «Волну разрушающую» так, чтобы она не задела тихушника с питомцем. На помощников магия подействовала, сняв с них по трети очков здоровья, из-за чего кобольды сосредоточили всё внимание на мне! Босс, уже оклемавшийся, вновь начал стрелять из своей лупары, вновь сбивая магический щит. Ничего, у меня много маны, хватит скастовать щит ещё с десяток раз. К тому же, раз помощники поддаются магии, наведём хаос в их рядах! Взглядом выбираю противника и набрасываю на него «Безумие», одновременно отводя оружие босса щитом в сторону и вниз. Кобольд пытается разорвать дистанцию, крутануть лупару так, чтобы она меня ударила, но в ближнем бою он мне явно не соперник. Разве что голой силой попробует взять. Только я не собираюсь давать ему такой возможности, блокируя оружие то щитом, то топором.

— Р-рах! — разносится по залу взбешённый рык Сварга. Питомец правильно оценивает поле боя и начинает расшвыривать помощников босса, отвлекая их на себя. Я же продолжаю давить Буха, потихоньку снижая его здоровье, и оттесняя противника к стене.

— Хрясь! — Тень вновь нанёс сильный удар дубинкой по темечку босса. Не оглушил, но привлёк к себе внимание, чем я тут же воспользовался. Удар ногой в колено опорной ноги, и кобольд падает на пол.

— Все подальше от меня! — крикнул я, чтоб тихушник с бером не попали опять под умение босса. Сам же насел на лежачего, не давая тому подняться. Удар кромкой щита по предплечью, следом топором по лупаре, которую противник так и не выпустил из рук. Тут же тяжёлым кованым сапогом отбиваю в сторону ногу кобольда, пытающегося оттолкнуть меня. Шаг вперёд и носком второго сапога пробиваю в бедро босса. Ух-х, как будто камень пнул! Но все же добился того, чего хотел. Противника развернуло и я с хеканьем опустил щит на горло противника, пытавшегося прижать подбородок к груди. Крит! Полоса жизни Буха резко просела, уйдя в оранжевую зону. И крикнуть он не может, щит по прежнему давит на глотку.

— Держи его! — Передо мной появляется Тень с двумя кинжалами в руках. Он словно коршун на добычу, обрушивается на голову босса, вбивая клинки в смотровые щели шлема. Всё! Ещё один критический удар кобольд не перенёс. Ещё минута боя, и помощники последовали за тем, кто их призвал. Сварг тяжело опустился на свой массивный зад и терпеливо ждал, пока Тень зальёт в меня исцеляющие зелья. Один из кобольдов хорошо приложил топором, снеся пятую часть очков жизни.

— Дальше пойдем, или завтра продолжим? — Спросил меня тихушник, когда мы вновь были готовы к бою.

— Завтра продолжим, — ответил я, — у меня зелья кончились, а дальше всё сложнее будет. Только схрон отыщем, там хорошая добыча должна быть.

Схрон нашелся быстро. Тень потратил на его поиски несколько секунд, использовав какое-то небоевое умение. Сундук, обнаруженный у входа, принес нам лишь триста тысяч золотых. Остальное мы сняли с Буха. Лупару эпического класса, на пятьдесят седьмой уровень, пару эпических же рукавиц на тот же уровень, с хорошим бонусом к силе. И легендарное кольцо с плюсом к кузнечному ремеслу и зачаровыванию оружия, которое подойдёт Трогарду.

Назад, к выходу из данжа вернулись в разы быстрее. Едва покинули это не гостеприимное место, я сразу активировал подаренный Базилевсом амулет. Миг, и мы через появившийся портал перешли в Россград. Очутившись по другую сторону радужной пленки перехода, я осмотрелся. Центральная площадь города преобразилась — свежеотстроенные здания, более десяти саженей ввысь, большой фонтан, расположенный рядом с кругом перехода. Широкие скамьи для отдыхающих, и самое главное — деревья! Много деревьев, создающих тень и прохладу, птицы в их кронах — это место больше ничем не напоминало те руины, что мы отбили у змеелюдов.

— Княже, поспеши домой! — Раздался за спиной окрик. Обернувшись, я увидел спешащего ко мне дружинника, — княжна вот-вот родит!

— Тень, доложишь Трогарду о наших успехах, — я перевел взгляд на тихушника, — и подготовь все необходимое для прохождения данжа. Эх, придется сначала все проходить. Пойдём, Сварг, нас ждут дома!

— Наместник Верд, поздравляю, твоя супруга родила! — Обратился ко мне знакомый гвардеец, едва мы с питомцем покинули часовню. Другие воины приветственно ударили себя кулаком в грудь.

— Когда? — я подскочил к говорившему.

— Минуты не прошло, как во дворце кричал младенец, — ответил гвардеец. Дальше я уже не слушал, бегом направляясь ко входу во дворец. На одном выдохе взлетел по ступеням и ворвался во дворец.

— Туда! — гвардеец, совершавший обход, быстро сориентировался и указал мне, где сейчас супруга. Да я и сам уже чувствовал направление, поэтому без промедления бросился к лестнице, расположенной вдоль стены. Сзади послышался грохот — похоже Сварг сбил кого-то с ног, пытаясь не отстать от меня. Мысленно посочувствовав несчастному, попавшемуся на пути беру, я продолжил подниматься вверх, в нашу с супругой опочивальню.

Не передать словами те чувства, что я испытал, увидев любимую с первенцем на руках. Младенец уже был запелёнут и я не мог его разглядеть, лишь маленький свёрток на груди Ласки. Мы встретились с супругой глазами — Мать Прародительница, сколько радости и счастья было в её взгляде!

— Руслан, — любимая пыталась что-то сказать, но никак не могла подобрать слова. Затем, собравшись, она всё же произнесла, — как назовёшь сына, муж мой?

Я бережно принял из рук супруги драгоценный свёрток и наконец-то увидел личико младенца, сейчас спящего. От переполнявших меня чувств сердце бешено колотилось в груди, и в то же время словно замерло. И в то же время я чувствовал силу, исходящую от сына. Она успокаивала, давала чувство уверенности, умиротворённости.

— Пред богами, светлыми и тёмными, нарекаю тебя Святославом! — произнес я. Продолжить ритуальную фразу я не успел. Внезапно в опочивальне стало невероятно светло, словно исчезла крыша над головой. И прозвучал глубокий, раскатистый голос, который мне приходилось слышать уже много раз:

— Великая душа пришла в мир Яви! Мы, боги, благословляем сына Руслана и Ласки, имя которому Святослав!

— Мы обязуемся принимать участие в его жизни, пока Святослав не достигнет своего совершеннолетия! — раздался другой, не менее знакомый голос.

— И оградим от порождений чуждых миров! — добавил третий, женский голос.

Боги приняли имя нашего сына и даровали невиданное — свою защиту и благосклонность. А затем исчезли, так же внезапно, как появились. Я бережно передал сына Ласке, и он тут же жадно припал к груди супруги, сладко причмокивая.

Присутствующие помощницы, до икоты испуганные проявлением божественных сил, шустро покинули опочивальню, лишь Мастер Саян задержался, чтобы передать мне фиал с зельем:

— Пусть дочь выпьет этот эликсир. Он поможет ей быстро восстановить силы и совершенно безопасен для младенца.

— Благодарю, наставник, — я принял фиал, проводил Саяна до дверей, а затем вернулся к жене с сыном. Святослав вновь спал, а лицо Ласки было очень серьёзным. — Ты тоже почувствовала?

— Не только я, муж мой! Отец тоже что-то понял, просто не показал вида, — ответила супруга, — похоже частичка хаоса, что ты невольно передал сыну, была принята его душой. Мое предчувствие молчит, но умом я понимаю, как это опасно!

— Опасно, если рядом не будет Аракс, Ярого сердцем, — я ободряюще улыбнулся, — братья по ордену говорят, что дети охотников сами вырастают охотниками. Одними из лучших!

— Потому и спокойно мое сердце! — Ласка улыбнулась, — к тому же скоро многое изменится. Да, похоже за тобой вновь пришёл Учитель!

Я ощутил за спиной силу, которой не обладают простые смертные. В голове пронеслась мысль — неужели нельзя подождать? Додумать не успел — в следующий миг меня толчком бросило на тропу богов, по которой перенесло в другое место. Глаза враз ослепило нестерпимо ярким светом. Едва привыкнув к нему, я осмотрелся. Знакомое место, совсем недавно был здесь, только в тот раз кое-что было по другому. Вернее кое-кто — сегодня я присутствовал в мире Прави и душой и телом. И тело оказалось не готово к этому! «Покров могущества», неизвестно когда наброшенный, схлопнулся в тот момент, когда я осознал, где нахожусь. И тут же на меня навалилась тяжесть, буквально вдавившая в землю. Хруст ломаемых костей, осколки которых вспороли мою плоть, смятые в ком внутренности, и под конец треск моего черепа, сопровождаемый ужасом смерти и вспышкой такой боли, которой я не испытывал даже на занятиях с Учителем.

Миг, и я вновь ощутил себя стоящим в полный рост, только тяжесть куда-то исчезла. Бросив взгляд под ноги, тут же отскочил на два шага назад. На зелёной, сочной траве лежало смятое, искорёженное тело. Моё тело! Несколько секунд я тупо пялился на то, как мои останки поглощает земля, словно растворяя их в себе. Когда тело впиталось полностью, на поверхности остался лишь рой черных точек, хаотично мечущихся, но не разлетающихся друг от друга.

— Это нужно было сделать, Ученик! — раздался за спиной голос Чернобога, — иного способа избавится от паразита Древних нет. Ты думаешь, почему именно сейчас? Потому что сегодня твое сердце открыто, переполнено чувствами и эмоциями, и ментальная привязка с рабом истончилась, паразит потерял возможность зацепиться за твой дух.

— Но как же? — начал было я, как меня тут же перебил Владыка Прави, проявившийся прямо из воздуха.

— Мы сами не знали, какое влияние оказывает на тебя раб, — произнес Сварог, — мой брат обнаружил это, когда сопровождал тебя на пути.

С руки Светлоликого сорвалась молния, ударившая в то, что осталось от стража. Короткая ослепительная вспышка, после которой мельтешащие точки исчезли. А я в этот миг почувствовал облегчение. Словно до этого момента носил неудобную одежду, которую только что сбросил. Но, появившаяся лёгкость не отвлекла меня от самого важного!

— Моё тело уничтожено, как мне вернуться в Явь?

— Это не сложно, — вновь заговорил Учитель, — я бы даже сказал, полезно. В этот раз я помогу тебе, но! К своей следующей потере физической оболочки ты должен будешь научится управлять энергией Мира. Иначе ты не сможешь воссоздать своё тело.

— Тогда как воссоздается тело мирах Игры? — задал я тут же возникший вопрос, — ведь Враг не может тратить столько силы, он наоборот создал Игру для получения энергии!

На это уходят крупицы силы, — Чернобог наконец-то приобрел облик, появившись в двух шагах от Сварога, — гораздо меньше, чем забирается у игрока при переносе из родного мира. По сути, цена физического бессмертия ничтожно мала, в отличии от бессмертия духовного. Но, мало кто способен заплатить эту цену. А теперь замри!

Между ладонями Учителя появилось бирюзовое облако, которое он толкнул в мою сторону. От соприкосновения с незримым мной облако в миг расширилось, охватывая мой дух в кокон. Ещё один миг, и я вновь почувствовал себя в своем теле. Чернобог сделал пас кистью, и вокруг замерцала серебром защитная аура.

— Подожди, брат! — Сварог сделал шаг в мою сторону, — похоже, вместе с рабом Врага Тёмный охотник потерял кое-что важное. Нужно это исправить!

Сгусток света, стремительно сорвавшийся с ладони Светлоликого легко проник сквозь защитную ауру и мою плоть, замерев возле сердца. «Полуденное солнце» — озарила меня догадка. Я ещё успел заметить, как на лице Владыки Прави появилась довольная улыбка, а затем меня буквально выбросило в родной мир, в опочивальню. Я глубоко вдохнул и медленно выдохнул, прислушиваясь к своим ощущениям. Грудь не болела, да и в остальном я чувствовал себя хорошо. Осмотрелся. В окна пробивался лунный свет, освещая наше с супругой ложе, а рядом небольшую колыбель. И Ласка, и сын сладко спали, поэтому я, осторожно, на цыпочках вышел из опочивальни. Сделав строгие глаза и приложив палец к губам, чтоб стоящие на страже гвардейцы не шумели, я быстрым шагом направился в оружейную. Без «Стража» я чувствовал себя обнаженным, а потому спешил как можно скорее облачиться в броню и повесить на пояс меч.


Глава 22 Новые знания


— Княже, старая броня не подойдёт, — в голосе Трогарда слышалась какая-то затаённая радость, — ты и ростом стал выше, и в плечах раздался. Можно, конечно, из запасов подобрать, но качество не то будет. Специально подогнанная броня всегда справнее трофейной. Да и оружие нужно подобрать соответствующее. Форму менять оно не сможет, конечно, но в остальном не хуже будет, а то и лучше.

Прошло уже двое суток с того дня, как я лишился Стража. И, только потеряв, осознал, насколько стал зависимым от его возможностей. Один только вес — два золотника, не больше. И это вместе с оружием!

— Ты мне сейчас дай лучшее из того, что есть в наличии, — обратился я к Трогарду, когда вновь посетил оружейную, — или ты считаешь, наместнику его императорского величества не нужно ходить с железом на поясе? Щит и меч из снаряжения младшего командира Аракс я тебе отдавал на хранение. Где они?

— Да на месте они, княже, куда им деться-то, — хитро улыбнулся воевода, — как знал, что пригодится, с собой взял. Да и ту броню, что я из оружия демона для тебя сладил, быстро подгоню, как влитая сядет.

Меч лёг в руку и перед глазами мелькнуло прошлое, на лицо сама наползла улыбка. Крутанув кистью, услышал свист рассекаемого воздуха и тут же провёл пару связок, рисуя перед собой серебристый узор.

— Добрые мастера раньше были! — произнес Трогард, глядя на мои движения, — много секретов знали. Но и мы тоже не лыком шиты, не хуже сделаем!

С броней из демонического металла пришлось повременить. Уж больно я вырос из неё. Трогарду многое пришлось подбирать из своих старых запасов, но все же оружейную я покинул как воин, собравшийся в битву. Благо, подарок Бездны был со мной не только в мире Игры, но и здесь, в Яви.

Двое суток я решал дела, связанные с моим наместничеством. Двое суток ко мне не приходил Учитель, словно давая отдохнуть от прошлого урока. И вот, разобравшись с делами в Яви и попрощавшись с женой и сыном, я с питомцем, Трогардом и ещё десятком дружинников в который раз вошёл в часовню.

Уже привычно очутившись на круге возрождения и осмотревшись сквозь окружающую его пелену, шагнул на обычную землю. Вокруг ходили, разговаривали и что-то делали неизвестные мне люди. Много людей. Тут же подошёл неизвестный мне воин, совсем ещё юнец, и строго спросил:

— Чьих будешь? Кто такой?

Я не успел открыть рот, как вопрошающего оторвало от земли, и воевода, который держал воина за шкирку, словно глупого щенка, спросил:

— Тебя кто сюда назначил вопросы задавать? А ну живо пшёл отсюда, бездельник!

— Р-рах! — тут же добавил Сварг, слегка привстав на задние лапы и нависая над несчастным, который уже жалел о своем м глупом поступке.

— Племянник графа Вяземского, — со смехом пояснил воевода, когда юнца словно ветром сдуло, — гонору на десятерых, но целитель хороший, и в бою толково себя ведёт.

— Сколько разумных на Втором Этапе с нашего мира? — спросил я воеводу, когда мы уже подходили к целому дворцовому комплексу.

— Шесть с половиной тысяч только воинов, и это ещё не все. Большинство составляют перуновцы, четыре полка по тысяче бойцов в каждом. Полторы сотни наших, в основном тихушники и маги, гнумы тоже пополнили свои ряды. Уж не знаю, как Зуи провернул это, но полноценный стальной хирд, усиленный магами земли, у нас есть. Да, ещё альвы, три сотни отборных стрелков. Ушастых было больше, но часть из них малыми группами отправились на поиски своих предков. Остальные — дружины северян. Все ждут пояснений, с какой целью их всех собрали здесь, что предложить хотят. Вопросов много, а ответов нет.

— Базилевс здесь? — Раз все ждут от меня ответов, не помешает заручиться поддержкой. Поддержкой того, кто сможет поведать жителям моего мира, что их ожидает, если они не станут достаточно сильными за отведённое время.

— Этот хитрый старик? — Трогард рассмеялся, — а куда он денется. Пригласить его хочешь?

— Уже приглашаю, — ответил я, набирая сообщение седому магу. Ответ пришёл спустя десяток секунд.

«Базилевс: пару минут, и я подойду к ратуше. Всё, что знаю, не расскажу, но на большинство вопросов отвечу.»

— Давай подождем союзника, — пришлось остановиться, — с ним многие вещи будет проще объяснить.

В главном зале ратуши, где собрались командующие, Мастера и другие уважаемые люди, альвы и гнумы, было очень шумно. Но, едва мы вошли, все враз поутихли, сосредоточив все внимание на мне и союзнике.

— Все вы здесь собрались по моей просьбе, — начал я свою речь, — и многие из вас знают, для чего. Но я начну с начала, и прошу не перебивать меня. И так, часовни! Их раскидали по нашему миру создатели Этапов — Древние. Якобы с целью, чтобы мы могли общаться, сотрудничать и торговать с жителями других миров. Но, не все желают мирно сосуществовать. Некоторые жаждут битвы, захвата миров противника, и таких Древние не приветствуют. Они, опять же повторюсь, якобы против насилия, и потому перенесли все конфликты в миры Системы. Каждому вступившему в игровые миры даётся примерно сто лет, чтобы он мог подготовить достойных воинов, способных принять брошенный другим миром вызов. Если же кто-то сам желает бросить вызов, ему необходимо собрать войско, и довести его до Третьего этапа. Разумеется, воины, достигшие третьего этапа, гораздо сильнее тех, кто остался на втором, а значит и победить им будет гораздо легче. Как проходят эти бои, не известно, но, отказаться от него по истечении ста лет невозможно. Проигравший мир полностью переходит в подчинение победившего, и за этим строго следят Старшие расы. Кто-то спросит, что за Старшие? Вспомните недавно появившееся на старой границе империи озеро. Оно образовалось лишь от одного удара с неба этими самыми Старшими.

В зале волной прошёлся многоголосый гул, выражавший праведный гнев в отношении Старших.

— Вот по этой причине я вас собрал здесь, — продолжил я, когда все утихли, — мы должны объединиться, создать единое войско. Вместе нам будет гораздо легче добраться до Третьего Этапа. Говорят, там всё совершенно иначе, нежели в мире Яви. Почему? Потому что там нет волшебства! На Третьем Этапе преобладает механика, а магия заключена в механизмы и сложные артефакты. И нам, чтобы освоиться в том мире, понадобится очень много времени. А сейчас пару слов скажет наш союзник, выходец из мира, в котором магия полностью отсутствует.

— У вас для принятия вызова ещё много времени, — начал говорить Базилевс, — как и у нашего мира. К нам Система пришла около шести лет назад, но мы и раньше знали о ней. Надеялись, что наш уровень развития достаточно высок, чтобы дать отпор Старшим расам. Наше правительство, как и многие до них, ошиблось. Корабль-сеятель спокойно проходил любые заслоны наших флотов, вооружение боевых крейсеров, защитных орбитальных крепостей так же не смогло остановить посев! Более того, после сеятеля пришёл боевой флот Старших и уничтожил две трети наших боевых кораблей, после чего нам объявили ультиматум! Никаких агрессивных действий за территорией уже освоенного космоса.

Я с трудом понимал, о чём говорил старый маг. Некоторые его слова не находили нужного значения в моём языке, а потому Система не могла адаптировать их для меня. Но в целом я, в отличии от большинства, находящихся в зале, понимал всё. Всё почти так, как говорил Чуба.

Базилевс тем временем продолжал свой рассказ:

— На Первом Этапе фактически нет игроков, чьи миры были покорены. На Втором такие попадаются изредка. Домой им путь закрыт, потому как там, за редким исключением, ждёт только рабство и смерть. Победители или выжимают из проигравших все полезное, что можно оттуда выжать, или устраивают геноцид, после которого заселяют покорённый мир своими жителями. За всем этим следят Старшие, пресекая любые попытки сопротивления проигравшей стороны. Все очень просто, проиграл — превратился в раба, или ещё хуже, умер. Нашему миру повезло — более двадцати заселённых планет, и вдвое больше колоний. С такими ресурсами вступить в Игру, значит иметь преимущество перед многими. Но и охота на наши миры открывается гораздо более серьезная, нежели на другие. Мешать нашему возвышению начинали с Первого Этапа, но нам хватило ума создать несколько отрядов, часть которых прорвались на Второй Этап. Здесь так же постоянно идут помехи, но у противников гораздо меньше возможностей. И всё равно, есть определенный предел, после которого начинается преследование. Вы ещё столкнётесь с подобным, когда в прокачаете бойцов до шестидесятого-семидесятого уровней. На вас уже обратили внимание, клан Ночных топоров тому живой пример. До недавнего времени вас было мало, и на Первом Этапе ваших бойцов не преследовали. Сдается мне, причина в ваших нейроинтерфейсах, которые скрывают ники и уровни. Не знаю, кто надоумил ваших руководителей использовать такую тактику, но она показала результат. У нас уже пробуют создать подобный отряд, правда безуспешно. Я понимаю, у каждого свои секреты, поэтому не буду расспрашивать.

— Секрета нет, — сказал я, когда Базилевс замолчал, словно ожидая ответа на незаданный вопрос, — просто мы не видим большой разницы между нашим миром и мирами Игры. Магия, холодное оружие — всё это есть в нашем мире. Да ты и сам это знаешь, в «Розе ветров» есть гнум, который побывал в моем мире, когда такое ещё было возможно.

— Все ваши умения не сильно пригодятся на Третьем Этапе, — сменил тему портальщик, — там будут нужны совершенно иные способности и умения. Я, уполномоченный говорить от лица своего мира, предлагаю заключить договор. Ваши люди, которые недавно перешли, или в скором времени собираются перейти на Первый Этап, берут в обучение наших рекрутов. Мы же, со своей стороны, обязуемся подготовить отряд ваших лучших бойцов к переходу на Третий Этап!

— Нам нужно обсудить твое предложение, — ответил я после раздумий. На мой ответ Базилевс никак не отреагировал внешне, но я почувствовал, как его покинуло напряжение. Видимо, для «Розы ветров» было очень важно заключить с нами этот договор.

— Что ж, в таком случае не буду мешать вам, только спрошу — через сколько времени вы дадите ответ?

Я окинул взглядом зал и встретился глазами с Зуи. Тот показывал мне открытую ладонь одной руки, и четыре пальца на другой. Я прикинул и понял — ровно столько потребуется, чтобы добраться от подгорной столицы до императора, провести день в переговорах, а затем вернуться обратно.

— Девять дней, начиная с завтрашнего! По их истечении мы дадим ответ, — сказал я, глядя в глаза магу.

— Хорошо, я буду ждать. Ещё раз спасибо, что пригласили, благодарю за доверие, — Базилевс откланялся и покинул зал, в котором на некоторое время воцарилась тишина.

— Сейчас мы все разойдёмся, и каждый в отдельности подумает об услышанном сегодня, — заговорил я, вновь окинув взглядом всех присутствующих. — послезавтра, в это же время мы вновь соберёмся здесь, и каждый выскажет, что он думает о происходящем. А сейчас прошу меня извинить, срочные дела, требующие моего личного вмешательства.

Спустя пол часа я с ближниками сидел за большим, широким столом, и беседа наша была далеко не простой.

— Я настаиваю на небольшом отряде, две-три дюжины бойцов. Этого вполне хватит, чтобы не особо привлекать внимание, а так же быстро разобраться в том, что происходит на Третьем Этапе! — говорил Зуи, а мы внимательно его слушали. — Что бы не говорил чужак, верить ему не стоит, особенно в сложившейся ситуации. Ведь мы, хоть и в отдалённом будущем, можем использовать полученную информацию против них. Или же наоборот, это союзники уже назначили нас своей будущей жертвой. Когда судьба всего мира на кону, многие пойдут на предательство и ложь.

— Я согласен с его величеством, — едва гнум замолчал, слово взял Кайрат. — Нам нужно самим, независимо от сторонних разобраться в сложившейся ситуации. Да и на Третьем Этапа, я думаю, мы получим ответы на очень многие вопросы.

— Много мы нового узнали, оказавшись на Втором Этапе? — усмехнулся Мастер Саян, — если бы не Чуба, да благословит его Мать Прародительница, Руслан до сих пор бы воевал с топорами, не вылезая с круга возрождения. Мое мнение — подниматься на Третий Этап нужно, хотя бы для того, чтобы подготовить остальных к тому, что их всех там ждёт. Но при этом и с союзниками нужно поддерживать деловые отношения.

— Есть ещё один выход, — задумчиво произнес я, — стоит навестить Станцию Серого ферзя. Думаю, там можно получить ответ на многие вопросы.

— Один пойдёшь? — поинтересовался Ярослав, до этого не произнёсший ни слова.

— Да. Даже Сварга не буду брать, в прошлый раз ему там не понравилось, — в стороне послышался тихий рык питомца. Я улыбнулся и продолжил, — есть ещё пара мыслей, как расширить свои знания, включая и реальное отношение к нам клана «Роза ветров».

— Когда пойдешь, ученик? — обратился ко мне Мастер Валь.

— Прямо сейчас и пойду, — ответив наставнику по магии хаоса, поднялся из-за стола и сделал пару шагов в сторону, — синий барс!

Ключ-активатор сработал как надо, на территории Россграда для меня никаких запретов не было. Арка портала проявилась прямо возле стены, сверкая голубыми искрами в волнующейся, словно вода, поверхности.

«Не задерживайся» — прозвучало в моей голове, хотя бер в это время делал вид, что он спит. Мысленно пообещав вернуться быстрее, я шагнул сквозь арку. Краткий миг переноса, и вот я уже нахожусь в огромном зале станции.

«Добро пожаловать в мою тюрьму, Младший!». — Прозвучал в голове рокочущий голос Рода, — «вижу, ты избавился от подарка Врага? Похвально. Как и твоё становление на путь Архата. Но не буду отвлекать своими расспросами, лучше скажи, что привело тебя сюда?

— Род, ты знаешь, что ждёт меня и других жителей Яви на Третьем Этапе?

«Своевременное желание узнать! В прошлое твоё появление я бы отказал тебе в этом знании. Но сейчас ты готов, а потому прошу в обучающую капсулу. После того, как ты получишь знания о Третьем Этапе, я расскажу, ради чего мои младшие братья помогают тебе!»

Я с удобством расположился на уже знакомом ложе. Лёгкий, едва ощутимый укол в затылок, и окружающее пространство погасло. Вместо него перед глазами потекли чудные образы, а в ушах слышались необычные, а иногда и пугающе звуки.

Оружие, которым можно поразить врага за несколько верст. Стальные птицы, летающие с огромной скоростью, а в их чреве люди. Эти же птицы, сбрасывающие на головы воинов страшные бомбы, взрывы которых в сотни раз сильнее, чем у алхимических. Странные повозки из металла, без упряжи и тягловых животных, оснащенные трубами. Эти трубы мечут снаряды, не сильно уступающие бомбам, сброшенным из железных птиц.

Затем и вовсе стало непонятно. Вроде как тоже железные птицы, но просто огромных размеров, взмывали в небо, а затем уходили сквозь синеву в ночь, к звёздам. И там происходили совсем уж не бывалые вещи, которые я не мог осмыслить.

Видения закончились, а им на смену пришли знания. Столь обширные и необъятные, что в какой-то момент показалось — от их объёма мой разум не выдержит и взорвется!

«Достаточно, Младший» — раздался откуда-то со стороны голос Рода — «Твой сосуд и так перегружен, Чернобог не щадит своих учеников. Пусть полученную информацию распределит твое сознание, и не появляйся здесь ближайшие трое суток. Моё присутствие только усугубит, усилив боли. Лучше посети своего Учителя, он поможет. А сейчас спи!»

Проснулся я резко, словно холодной водой окатили. Вскочил на ноги, осмотрелся. осознав, где нахожусь, вернул меч в ножны и позвал хозяина станции:

— Род, как долго я здесь лежу?

«Твои люди тебя ещё не ищут, но уже беспокоятся» — Раздался веселый голос Старшего бога, а меня в миг перенесло к аркам врат. — «Так что тебе стоит поспешить. И не забудь про мои наставления.»

Поклонившись Роду, я шагнул в портал Второго Этапа, чтобы через пару мгновений выслушать ворчание Трогарда:

— Княже, в следующий раз забирай эту зверюгу с собой. Через час твоего отсутствия он начал буянить, а с ним даже я не могу справится.

«Я почувствовал угрозу твоей жизни, я волновался!» — слова Сварга в моей голове звучали так, словно он извинялся.

— Кайрат, Трогард, Тень! Вы знаете, что делать, а я вынужден вернуться домой, надеюсь не надолго. Сегодняшняя прогулка потребовала много сил, требуется их восстановить. Пошли, чудище лесное, нечего народ своим видом нервировать!

Домой вернулись быстро, и я, отправив Сварга в казармы, без промедления направился в свои покои. Ласка обрадовалась моему появлению, но, увидев моё уставшее лицо, тут же забеспокоилась. Сын сладко спал, и я смог спокойно рассказать любимой о том, что заставило меня так быстро вернуться.

— Если сам Род посоветовал, стоит прислушаться, — сказала супруга, внимательно меня выслушав, — я предупрежу гвардейцев, если Владыка Нави задержит тебя.

Призыв Чернобога с каждым разом давался все легче и легче. Едва я отправил зов, как рядом возникло полотно Пути, из которого шагнул Учитель. Оказавшись рядом, окинул сначала меня, затем всю комнату тяжёлым взглядом, задержав его на Ласке. Улыбнулся, от чего лицо Владыки стало ещё более хищным, и произнёс:

— Вижу, Ученик, у тебя аура перегружена. В таком случае сегодня не будем проводить очередное испытание. Проложи путь в подгорную столицу, я поддержу, как и в прошлый раз. Пора тебе обзавестись настоящим доспехом!

Махнув Ласке рукой, я, не сходя с места, стал погружать себя в медитацию. В этот раз передо мной не было начала тропы, но я помнил то чувство, которое исходило от бездонного провала, наполненного огненными искрами. Представив до мельчайших подробностей огромную пещеру, в которой убил высшего демона, я почувствовал уже знакомый холод.

— Чего застыл, шагай! — Раздался за спиной голос Чернобога. Помня про неприятные ощущения, ожидающие с той стороны, я шагнул на тропу. В этот раз перемещение длилось чуть дольше, чем одно мгновение, а едва меня выбросило на ту сторону, ноги подкосились от слабости и я рухнул на каменный пол пещеры.

— Опять воспользовался своим резервом, — словно сквозь сон послышался голос Учителя, — я тебя для чего взял в ученики, чтоб ты свой дух изуродовал? Всё, пока не овладеешь энергией Мира, никаких новых испытаний!

Меня накрыло волной чистой силы, в одно мгновение заполняя резерв маны. Слабость медленно, словно нехотя, стала покидать тело, возвращая подвижность. Я медленно поднялся на ноги и встретился взглядом с Владыкой Нави, глаза которого выражали удовлетворение, несмотря на звучавшее в его словах раздражение.

— Не люблю незваных гостей! — прозвучало со стороны входа в пещеру, — что привело тебя, брат, в мои чертоги?

— Как всегда не рад гостям, — улыбнувшись, чуть слышно произнес Чернобог, а затем добавил, уже громко, — так мы по делу пришли, не просто так.

— Знаю я ваши дела, — приблизившись, Подгорный Владыка окинул меня оценивающим взглядом, — вижу, твой Ученик освободился от подарка Врага? Похвально! Стало быть, нужен полный доспех Духа, а к нему оружие?

— С отпечатком трёх стихий одновременно! — Вновь улыбнувшись, подтвердил Чернобог.


Отступление первое.

Бездна почувствовала Посредника совсем рядом с тем местом, через которое Она проникла в этот мир. Рядом с Посредником присутствовали две великие силы, одна очень могущественная, и вторая, с которой Она совсем недавно перестала враждовать. У Безликой госпожи накопилось много знаний по мирам Врага, настала пора передать эти знания своим союзникам. Сейчас был самый подходящий момент для этого, поэтому, выбрав одного из своих эмиссаров и вдохнув в него больше силы, Бездна направила свою аватару на переговоры.


Глава 23 Доспехи Духа


В свою кузню Подгорный Владыка перебросил нас тропой. Я, уже побывавший в королевстве гнумов и видевший разломы, на дне которых текли огненные реки, тут же набросил на себя «Покров могущества», стремясь хоть так защититься от нестерпимого жара, исходящего, казалось, отовсюду. Багровые стены, поверхность которых словно клубилась от искаженного температурой воздуха, настоящая пламенная завеса вместо сводчатого потолка пещеры. И пол, разделённый несколькими огненными ручьями шириной в два, а где-то и три локтя.

— Ты бы прикрыл своего подопечного, — сказал бог-кузнец, поманивший нас с Чернобогом рукой, — не готов он ещё к дыханию недр.

— Пусть продержится столько, сколько сможет, — ответил Учитель, — он в Кривде больше ста ударов сердца выдержал, что ему твой жар.

— Хм, похвально, — с лёгким удивлением произнёс Подгорный Владыка, — что ж, Тёмный охотник, ложись на алтарь!

Бог-кузнец указал рукой на возвышающийся по середине огромной пещеры прямоугольной формы камень, высотой мне по грудь. Шириной около сажени и две в длину, все его стороны и поверхность были исписаны ярко светящимися рунами. Перепрыгнув два канала с жидким огнём, я по каменным ступеням поднялся на алтарь, чувствуя нестерпимый жар подошвами сапог. Не дождавшись дальнейших указаний, вопросительно посмотрел на Учителя.

— Снимай броню и одежду, всё равно они сгорят скоро, — ответил вместо Чернобога Подгорный Владыка, до этого с любопытством разглядывающий меня, — и ложись живее. Или испугался?

Хмыкнув, я быстро расстегнул крепления брони и по очереди всё бросил на пол, с сожалением провожая демонический доспех. Шлем, откатившись, упал в канал и тут же растворился в жидком пламени. Сбросив одежду, я лег на спину, с трудом сдерживаясь, что бы не зарычать от нестерпимого жара.

— Хорошо держится, — с усмешкой произнес хозяин недр, приближаясь к алтарю, — посмотрим, что будет, когда я раздую горн.

Бог-кузнец отвёл правую руку в сторону, в которой проявился тяжёлый, налитый багровым светом молот. Взмахнув им, Подгорный Владыка обрушил оголовье орудия об одну из боковых стен алтаря, от чего тот завибрировал, а в пространстве раздался удар, от которого мне заложило уши, а из носа тонкой струйкой потекла кровь. В другой руке у кузнеца появились угольно-черные щипцы. Положив их на край алтаря, а по сути огромной наковальни, Подгорный Владыка провел освободившейся рукой над моим телом.

— Хм, одна стихия уже имеется, — произнес он задумчиво, а затем опустил Ладонь на мою грудь, легко проникнув сквозь грудную клетку, — ну-ка!

Боли от проникновения не было, я вообще ничего не почувствовал, в отличии от обжигающей поверхности, на которой лежал. Ощущения были такими, словно я прислонился спиной к жарко натопленной печи, который медленно, но верно запекал мою плоть.

— Брат, помогай, иначе твой Ученик сомлеет сейчас, а мне нужно, чтоб он в сознании был, — обратился кузнец к Чернобогу, одновременно извлекая из моей груди нечто, полыхающее светом, — «Полуденное солнце»! Что ж, это даже лучше, чем «Солнечный луч», стихия Света сильна своей защитой. Ты принёс с собой артефакты для других стихий?

— Разумеется! — ответил Владыка Нави и я, скосив глаза, увидел, как Учитель протягивает два холщёвых свёртка. Затем Чернобог переместился ко мне в изголовье и опустил на мой лоб ладонь левой руки. По моему телу прокатилась волна прохлады, а жар от алтаря тут же ослаб в несколько раз, став терпимым.

Тем временем кузнец, ухватив «Полуденное солнце» щипцами, положил амулет на алтарь и принялся методично бить по нему молотом. Я не видел, что происходит с реликвией Аракс, лишь чувствовал дрожь божественной наковальни и слышал гулкие удары раскаленного молота.

— Готово, — произнес Подгорный Владыка и добавил, протягивая Учителю кусок чего-то серебристого, — дай ему зажать это зубами, чтобы не раскрошил их от боли. Ну, начали!

Я, едва сжав зубами кусок в несколько раз сложенной кожи неизвестного животного, замычал от боли. Левая рука буквально вспыхнула болью, словно её опустили в жидкий огонь. Я чувствовал, как сгорает кожа, пузырится мясо, медленно усыхая, а затем превращаясь в обугленные хлопья. Как трещит от невыносимого жара кость. Казалось, эта пытка длилась целую вечность, и когда боль постепенно стала уходить, я почувствовал невероятное облегчение.

— Дух принял «Щит света», — произнёс бог-кузнец, когда боль почти исчезла. Он снял с пояса кожаную фляжку и поднёс к моим губам, — на, хлебни пару глотков, полегчает.

Первый глоток я воспринял живительной влагой, как и второй. А вот третий перехватил дыхание так, словно мне в глотку залили жидкого металла. Попробовав однажды гнумьей настойки, я думал, что пойла крепче просто не может существовать. Я ошибался!

— Очухался? — С улыбкой спросил Подгорный Владыка, когда я перестал кашлять, — что ж, тогда начнём ковать оружие. Ну-ка, что приготовил для тебя мой брат?

Бог-кузнец взял в руки один из свертков, встряхнул, и на его ладонь выпал тяжёлый, серебристо-голубой брусок металла. Повертев его на ладони, хозяин недр поднёс его к глазам и с восхищением принялся разглядывать. Только после того, как Чернобог хмыкнул, Подгорный Владыка перестал любоваться бруском и произнёс:

— Как долго ты собирал его? Даже у меня никогда не было столько Небесного металла!

— Не всех после смерти приходится провожать в мои владения, — ответил Учитель, — некоторым приходится показывать путь к звёздам. На тех дорогах порой встречаются капли затвердевшего неба.

— Хех, брат, уж мне то не нужно рассказывать эти сказки, — рассмеялся Подгорный Владыка, опуская брусок на алтарь, — что ж, я знаю, что получится из него. И достойный материал для рукояти есть, будет моим подарком младшему. Тёмный, придется потерпеть!

Гулко застучал молот, а меня вновь обдало жаром, исходящим от гигантской наковальни. В этот раз помощь Учителя почти не ощущалась, лишь на одной силе воли я сдерживался, чтобы не закричать и соскочить с проклятой жаровни, в которую превратился алтарь. С каждым ударом жар усиливался, а Чернобогу становилось тяжелее сдерживать мою боль. Последние десять ударов растянулись в вечность, я чувствовал, как шкварчит моё тело, а воздух наполнился вонью палёного мяса.

— Давно заготовил форму, для себя старался, — наконец-то бог-кузнец прекратил бить и вытер проступивший на лбу пот — пожалуй, это один из лучших боевых молотов, созданных мною. Брат, вдохни в него свою Силу, рукоять из мёртвого дерева примет Её.

Черная молния, сорвавшаяся с руки Учителя, ударила в такую же чёрную рукоять оружия, от которого я не отводил взгляда. Черная рукоять полностью поглотила энергию, а спустя мгновение на ней проступили золотые узоры. Само оголовье молота мягко светилось голубым светом, в котором мелькали серебристые молнии.

— Что ж, Младший, крепись! — произнес бог-кузнец, и опустил оружие на мою правую руку. Вместо того, чтобы услышать хруст ломаемых костей, я почувствовал, как мою руку обожгло лютым холодном. Холодом и тем ужасом, что испытывают большинство разумных перед смертью. Медленно холод распространился к кисти, а затем двинулся вверх. Смертельная стужа добралась до плеча, медленно перебралась на грудь, подступила вплотную к шее. И, когда я уже чувствовал ледяное дыхание смерти на своей правой скуле, внезапно холод остановился. Послышался облегчённый выдох Подгорного Владыки, а пленившая часть моего тела стужа медленно начала отступать.

— Я уж подумал, не приживётся, — сказал бог-кузнец, вновь протягивая мне фляжку, — хлебнёшь ещё? Нет? Ну и правильно. Я и сам дважды в день к ней стараюсь не прикладываться, иначе странные идеи посещать начинают. Что ж, думал, за день не справимся, но ты, Младший, пока в сознании. Брат, ты лучше знаешь своего подопечного, что скажешь?

— Продолжай начатое, — ответил Чернобог, — Ученик уже прошёл перерождение, в крайнем случае повторим.

Подгорный Владыка развёл передо мной руками, мол — я предупреждал, а затем взял последний свёрток, втрое больше первого. Осторожно размотал тряпицу и глаза его полезли на лоб. Не выдержав, я приподнял голову, чтобы посмотреть, что так удивило хозяина недр. Хм, обычная мелкоячеистая кольчуга. Да, не обычный окрас, почти белый, с матовым отливом, плетение очень сложное — такое не каждая стрела пробьёт. И ещё знакомой силой веет от добротного изделия, слишком знакомой для меня.

— Я смотрю, кто-то порой любит прогуляться там, куда остальные и носа не сунут? — Наконец проворчал бог-кузнец. А затем уже обычным голосом спросил, подтверждая мои догадки, — броня Наместника?

— Не мой трофей, — с улыбкой произнес Учитель, — выменял у Перуна. На что, не спрашивай, и зачем — тоже. Не думал, что когда-нибудь пригодится. Ты лучше скажи, хватит этого?

— На полную броню — нет! Но, у меня есть кое-что, в обмен на слиток небесного металла так уж и быть, пожертвую.

— Одно дело делаем, брат, зачем торгуешься? — возмутился Владыка Нави, — или всё же настаиваешь?

— Так и твой Ученик не единственный, кому доспехи духа требуются! — В тон Чернобогу отозвался Подгорный Владыка, — так что, по рукам? Только не говори, что не предвидел подобного!

— Но попытаться стоило, — усмехнулся Учитель, доставая словно из воздуха ещё один свёрток, на этот раз похожий на шар. Перехватив его, кузнец быстро развернул ткань и на свет появился шлем. Из такого же белого металла, с редкими голубыми прожилками.

— Кое-что придется всё же добавить, — пробурчал хозяин недр, положив шлем на кольчугу и повторяя движение Чернобога. В его руке появилась пара сапог, схожих по цвету и рисунку с уже лежащими на алтаре доспехами. — . Тоже у Перуна приобрёл, когда одной из его дочерей кожаный нагрудник делал. Ну, Младший, готовься, сейчас будет по настоящему тяжело. И я настаиваю, чтобы ты всё же сделал пару глотков из фляжки!

В этот раз я уже был готов, поэтому задержал на несколько секунд дыхание, пока глотал этот жидкий огонь. И всё равно меня пробрало так сильно, что при медленном выдохе изо рта вырвался сизый дымок. Отдышавшись, опять зажал зубами валик из скрученной кожи.

— Готов? — Спросил Подгорный Владыка и, дождавшись моего кивка, крутанул в кисти кузнечный молот. Алтарь в раз нагрелся до невыносимой температуры, возвращая боль в моё истерзанное тело. Бог-кузнец с уханьем принялся раз за разом опускать багровый инструмент на огромную наковальню. С каждым ударом меня обдавало волной нестерпимого жара, от которого трещали волосы, а кожа ощущалась, как раскалённая кольчуга, плотно облегающая тело. Я терпел, сначала выжигая остатки внутреннего резерва, а затем черпая силу из воли и упрямства. Со лба склонившегося надо мной Учителя падали капли пота, а его лицо выражало сильное напряжение, он тоже прилагал все усилия, чтобы облегчить мою боль, частично забирая её на себя.

— Ахр! — Вырвалось у Чернобога, затем он свёл ладони своих рук, при этом звонко хлопнув. Едва он это сделал, как всё внезапно замерло. Даже пламя, казалось бы, проникающее в сами лёгкие, на миг остановилось. Глаза Владыки Нави налились чернотой, фигура неуловимо изменилась, стала намного выше и источала чёрные лоскуты мрака. В моей голове грозовыми раскатами прозвучал его гневный голос:

«Ученик, или ты сейчас же начнёшь черпать силы из энергии Мира, или тебе придется всё испытать повторно, с самого начала!»

Мгновение, и боль вновь вернулась в моё тело. Не столь сильная, но она вновь нарастала. У меня оставалось совсем мало времени, чтобы обратится к силе, наполняющей всё вокруг. И совсем мало опыта для этого. Но, повторения только что пережитого мне совсем не хотелось, поэтому пришлось совершить невозможное. Я невероятным усилием, не известно откуда взяв силы, начал погружать себя в медитацию. Помощь Учителя, или моё желание закончить происходящее сегодня — неизвестно что послужило толчком, но спустя пару мгновений я внезапно ощутил себя словно отделённым от тела. И тут же, не пытаясь осмотреться, я стал нащупывать потоки силы, которые чувствовал вокруг себя. Попытка прикоснуться к скоплению энергии синего цвета провалилась, мое стремление к нему было остановлено чьей-то непреклонной волей. Такой же результат случился при попытке зачерпнуть из янтарного источника. Пришло понимание — я только что, словно упырь, пытался присосаться по очереди к каждому из богов. Что ж, попробуем обратиться напрямую к Миру.

Удерживая свой дух в истерзанном теле, я всей своей сутью обратился к окружающему пространству, мысленно зачерпывая из него незримую, наполняющую пространство энергию. Не с первого раза, но у меня это удалось. Ухватив незримые жгуты, я мысленно намотал их на кисти рук, из которых через ладони стал вбирать силу, заполняя резерв. И тут же остановился, вспомнив слова Учителя — у богов нет внутреннего резерва, их сила ограничена только воображением и объемом энергии Мира, который они разово могут использовать. Мне нужно научится постоянно чувствовать эти потоки, чтобы в любой момент можно было обратиться к ним. И тогда я стал вживлять схваченные жгуты в свою плоть. Проще всего удавалось это проделать с сердцем и головой, вернее с родничком на макушке. Два жгута буквально приросли к этим точкам, словно всегда там были. И, едва это произошло, как я почувствовал небывалую мощь! Сила, ставшая мне подвластной, способна была сровнять с землёй горы, остановить реки, или же вырастить целый лес в считанные минуты. Больше не а силах сдерживаться, я закричал:

— А-а-ахр!

— Держи его, — как-то приглушённо, из далека, послышался голос Подгорного Владыки, — иначе он поломает себя!

, ноги и голову, которые я вновь начал чувствовать, словно ремнями притянуло к алтарю. Боль от жара, что я испытывал несколько секунд, или минут назад, сильно притупилась, стала терпимой. Но, лишь до того момента, как на меня обрушился первый удар багрового молота. Я не слышал и не чувствовал хруст ломаемых рёбер, но с каждым взмахом бога-кузнеца в мои внутренности словно плескали раскаленного свинца. Моё тело ещё корчилось от первого всплеска жидкого металла, когда добавлялся второй, а за ним третий.

Энергия мира текла через меня потоком, смывая часть невыносимой боли, иначе я бы давно уже покинул это измученное тело, превратившееся в один сплошной кусок боли. Момент, когда удары молота переместились на ноги, а потом и на голову я помнил смутно. В сознании билась лишь одна мысль — выдержать! Я настолько сосредоточился на этом желании, что даже пропустил момент, когда всё закончилось. Тело больше не сотрясали удары, а жидкий метал уже не получал новых всплесков и стал остывать. Медленно истаяли ремни, сдерживающие моё измученное тело, а сведённые судорогой мышцы с пульсирующей болью медленно расслаблялись. Губ коснулось что-то прохладное.

— Пей, — прозвучал уставший голос Учителя, — это мёртвая вода, поможет излечить тело.

Я, сначала осторожно, а потом с жадностью стал глотать холодную, безумно вкусную жидкость. С каждым глотком по телу расходилась прохлада, возвращающая мне прежнюю лёгкость и силу. Чернобог, видимо почувствовавший моё состояние, убрал фляжку, из которой сам тут же сделал пару глотков, а затем протянул в сторону.

— Брат, выпей, полегчает, — в голосе Владыки Нави слышалось сострадание. Скосив взгляд, я увидел сидящего на краю алтаря бога-кузнеца. Плечи его словно усохли и обвисли, выглядел он смертельно уставшим, больным стариком.

— Нет, у меня своё питье, — скрипучим, старческим голосом произнёс Подгорный Владыка, доставая уже знакомую флягу с гнумьей настойкой. Сделав пару глотков, хозяин недр прокашлялся и убрал ёмкость за пазуху. Встретился со мной взглядом и хмыкнул, — через пару дней восстановлюсь, не смотри на меня так, Младший. Да ты и сам не лучше выглядишь!

Боги рассмеялись, а я, повернувшись на бок и придерживая рукой побаливающие рёбра, присоединился к ним. Отсмеявшись, осмотрел своё тело, от чего улыбка сошла с моих губ — мышцы усохли, кожа не отличалась от старческой, ногти потемнели. При этом, чувствовал себя по прежнему молодым, разве что уставшим.

— Не переживай, ученик, — сказал Чернобог, что-то заметив в моих глазах, — задержишься у меня на пару дней, наберёшь потерянное. Заодно освоишь дары, не так просто научится владеть оружием и доспехами духа. Вставай, хватит разлёживаться. Затворник, найдётся у тебя одежда, достойная Младшего?

— Ты же знаешь, как я не люблю это прозвище, — поморщился Подгорный Владыка и, окинув меня внимательным взглядом, добавил, — есть у меня кое-что, ещё до нашей ссоры с Перуном на заказ делал. Только не понравилась ему работа моя, может с тех пор и появилось между нами недопонимание? Ладно, прошлого не воротишь. Пойдём, Младший, обнову примерять. Да не морщись ты, это ж не доспех Духа, хоть и не простые вещи, никто тебя больше не будет терзать.

Куда девались потоки жидкого пламени, светящиеся руны на алтаре — всё исчезло, лишь редкие магические светильники, развешанные по стенам, мягко освещали божественную кузницу. Поднявшись на ноги, я ощутил во всём теле небывалую лёгкость. Потоки энергии Мира по прежнему были связаны со мной, давая силы усохшему телу. И эта сила, до конца мною не осознанная, была столь велика, что требовала контроля.

— Держи, — миновав пару больших пещер, мы очутились в относительно маленькой, хорошо освещённой, здесь хозяин недр и протянул мне свёрток, перетянутый пеньковой верёвкой. Порвав её лёгким усилием, я развернул на лавке хорошо выделанные кожаные штаны и такую же безрукавку. В них были завёрнуты добротные сапоги из мягкой кожи и пояс. Бог кузнец добавил к одежде исподнее и вышел, давая мне спокойно одеться.

— Вот это другое дело, — произнес Учитель, когда я, уже облачённый, вышел из малой пещеры, — в таком виде и перед богами предстать не зазорно. Что ж, брат, пора нам возвращаться, да и тебя от дел насущных отвлекли. Низкий поклон тебе, за тяжёлый труд!

— Хех! — Вместо ответа Подгорный Владыка внезапно оказался совсем рядом со мной, а в руках у него был тяжёлый двуручный молот, неумолимо опускающийся на мою голову. На одних инстинктах моя левая рука пошла вверх, а правая отклонилась назад, почти за спину. Миг, и тяжёлый молот обрушивается на малый щит, неизвестно откуда появившийся на моем предплечье. В правой, столь же невероятным образом я почувствовал тяжесть оружия и с трудом сдержался, чтобы не нанести удар в открывшийся левый бок хозяина недр.

— Ты смотри, как он быстро освоился! — Восхищённо произнёс Подгорный Владыка, отступая на пару шагов и развеивая своё оружие, — пожалуй, давно я такой добротной брони не делал!

Я тоже осматривал себя — облаченный в латный доспех из белого, матового металла, с серебряными сочленениями на сгибах. В правой руке молот, по поверхности которого пробегают молнии, в левой — щит, поверхность которого слепит, словно зеркало, отражающее солнце.

— Пожелай, чтобы доспехи с оружием исчезли, — сказал бог-кузнец, продолжая обходить меня по кругу. Я, не долго думая, воспользовался советом, сначала развеяв щит и меч, а затем и доспехи — в этом деле у меня имелся богатый опыт. Подгорный Владыка, хмыкнув, обратился к Учителю, — где ты нашёл такого смышленого ученика? Мне бы такого, уж я бы выпестовал преемника.

— Так ты сидишь тут, под горою, только и можешь, что среди своих бородачей искать, — смеясь, ответил Владыка Нави, — а Явь, она большая, и разумных там много! Прогулялся бы, глядишь, и нашёл себе достойного преемника.

Распрощавшись с повеселевшим, очень довольным проделанной работой богом-кузнецом, мы с Чернобогом по проложенной тропе переместились в его обитель, где Учитель первым делом усадил меня за стол.

— Я отлучусь на некоторое время, заодно супругу твою успокою и прослежу, чтоб никто не покушался на неё и дитя, — сказал он, наблюдая за моим насыщением, — а тебе велю отдыхать. Ешь, пей, спи, можешь даже прогуляться по округе. Главное, не пользуйся энергией Мира, она сейчас восстанавливает тебя. Как вернусь, посмотрим, по прежнему ли тебе подчиняется хаос, или появилась предрасположенность к другой стихии.

Миг, и я впервые за очень долгое время оказался в одиночестве. Пожалуй, последний раз я был совершенно один в тот день, когда впервые оказался в мире Игры.


Отступление первое.

В покоях наместника южной провинции царила тишина. На широком ложе спала красивая молодая женщина, почти девушка. Её огненно-рыжие волосы разметались по подушке, привлекая внимание. Рядом, в двух локтях от кровати стояла колыбель, в которой столь же сладко спал спелёнутый младенец. Внезапно его глаза распахнулись, а спустя миг женщина, только что крепко спящая, неуловимым движением оказалась возле колыбели, накрывая себя и ребёнка магическим куполом. В руке у рыжеволосой валькирии был острый кинжал, остриё которого было направлено в сторону ночного посетителя.

— Успокойся, Берегиня! — Произнес Владыка Нави, движением кисти создавая для себя мягкое сиденье, — я всего лишь пришёл побеседовать с тобой о твоём муже и сыне. Присядь, разговор будет долгим, да ты и сама это знаешь…


Глава 24 Несломленные


Я уснул. Вышел прогуляться по террасе, сел на скамью, задумался и уснул. Да так крепко, что Учителю пришлось толкнуть меня в плечо, чтобы разбудить.

— Хорошо, что прислушался к моему совету, — сказал Чернобог, усмехнувшись, — смотрю, твоё тело полностью восстановлено. И связь с энергией Мира у тебя по прежнему на месте, за что хвалю. В таком случае прогуляемся в одно место, проверим, к чему твоя душа больше тянется.

Я не успел и слова сказать, как меня вышибло из тела в безвременье. Только в этот раз здесь было как-то иначе. Благодаря энергии Мира, с которой был связан мой дух, я чувствовал себя. Здесь по прежнему не ощущалось течение времени, да и зрение так же отсутствовало, но при этом я чувствовал себя. И Учителя чувствовал, как нечто большое и невероятно могучее, но такое же незримое, как и моё тело.

«Я рад, что ты стал всё больше походишь на Младшего. Жаль только, Тьма не смогла стать твоей основной стихией. Ты больше не Тёмный охотник.» — Пронеслись в сознании мысли Чернобога. — «А сейчас приготовься!»

Краткий миг, а затем мы очутились в уже знакомом месте. Белые, с алыми вкраплениями, скалы, низкое багровое небо, давящее всем своим весом, каменистое плато под ногами, на котором были разбросаны крупные скальные обломки, что топорщились в разные стороны острыми, зазубренными кромками.

— Ставь свою защиту, Ученик! — произнес Чернобог, лицо которого было напряжено. Ещё бы, Учитель держал щит, окружающий нас едва заметным маревом.

Я в одно мгновение сформировал «Покров могущества», который охватил не только меня, но и Владыку Нави. И тут же понял, что приток энергии Мира почти не действует тут. Те жалкие крохи, что поступали через каналы, не успевали восполнить затрат, и заклинание стало черпать из моего внутреннего резерва.

— В колонну по трое, магов в коробку, за мной! — раздалась за спиной команда Трогарда. Сам он, вместе с Зуи и еще одним гнумом двинулись вслед за мной.

— Ученик, попробуй использовать силу, что разлита вокруг нас, — посоветовал Владыка Нави, — ты должен её чувствовать.

И я попытался. Хотел повторить тот же способ, что проделал в кузнице Подгорного Владыки, но очень быстро понял, так ничего не добьюсь. Здесь всё иначе, сам Хаос чужд энергии Мира, а потому нужно искать другой способ.

Внутренний резерв неумолимо истаивал вместе со временем, которое мы могли находиться в мире Кривды. Одна за другой мои попытки, как и советы Учителя, оканчивались провалом. Владыка Нави просто не представлял, как взаимодействовать с хаосом в его естественном состоянии. Иначе бы Кривда уже давно была уничтожена, вместе с тварями, проживающими в ней.

— Ещё одна минута, и возвращаемся! — произнёс Чернобог, когда мой резерв уже кончился и Учитель вновь задействовал щит Тьмы. Я к тому времени уже испробовал все возможные способы и теперь просто погрузился в медитацию, пытаясь хотя бы почувствовать потоки непокорной стихии. Когда Владыка Нави озвучил оставшееся время, я невольно напрягся, от чего сразу почувствовал изменение в окружающем пространстве. В голову пришла шальная мысль, которую я тут же попытался воплотить в реальности. Нужно было разозлиться, ввести себя в состояние бешенства, чтобы ярость заполнила взор кровавой пеленой.

Брат! А вместе с ним тысячи погибших от удара старшей расы. Твари, с хохотом терзающие молодых девушек. Наместник, угрожающий мне и моей любимой. Сознание в один миг затопило бешенством, в горле заклокотало, а взор затуманился красным. Тяжесть, давящая на плечи с момента нашего появления, полностью исчезла, я рывком поднялся на ноги. В левой руке ослепительно сияет щит, в правой искрится разрядами молний молот, взгляд ограничивает глухое забрало шлема.

— Р-ра-а! — выплёскивая переполняющую меня ярость, с силой бью боковой частью молота об щит, от чего раздается раскат грома. Собираюсь шагнуть в перёд, но в этот момент багровая пелена сменяется непроглядной чернотой, а в следующий миг я оказываюсь в безвременье. Ярость быстро покидает моё сознание, словно её поглощает окружающее ничто. Приходит понимание, что время всё же есть в этой безликой пустоте.

«Ученик, у тебя почти получилось» — звучат в сознании мысли Владыки Нави. — «Источник не вовремя иссяк, пришлось нас выдёргивать из Кривды. Да и контроль ты почти потерял, а это плохо. Стихии Света и Тьмы не смогли удержать Хаос в твоей душе. Он на порядок сильнее и если ты не обуздаешь его, поглотит твою душу. На сегодня хватит испытаний, я чувствую, насколько ты устал. В ближайшие пару недель постарайся обуздать непокорную стихию, научись черпать из неё силы, и при этом держать под контролем. Когда научишься, мы вновь наведаемся в мир Кривды.»

Вновь очутившись в своём теле, я почувствовал головокружение. Внутренний резерв был пуст, черпающие энергию Мира каналы истончились до волоса и если бы я резко дёрнулся, скорее всего оборвал бы. Сосредоточившись, одной волей вернул их в прежнее состояние и чувствуя, как заполняется пустота, образовавшаяся у сердца.

— Вижу, ты восстановился, Ученик, — оказалось, что Чернобог всё это время находился поблизости, наблюдая за мной, а я из-за отсутствия сил не мог его почувствовать. — Попробуй проложить Путь домой самостоятельно, думаю, ты сможешь это сделать без моей помощи.

После кузницы Подгорного Владыки моя уверенность в себе выросла, и надо сказать, не без основания. Я поднялся на ноги, представил спальные покои и вот уже передо мной клубится звездный туман, ограниченный окружностью Пути. Повернувшись к Учителю, поклонился ему, а затем шагнул на только что созданную тропу.

И тут же очутился в своих покоях. Не знаю, сколько времени меня не было, но сейчас за окном царила звёздная ночь. Супруга, держась одной рукой за колыбель, спала, как и сын. Тишину нарушало лишь их спокойное, ровное дыхание. Я осторожно подошёл и сел на край кровати. Убрал волосы, скрывшие лицо любимой, склонился и поцеловал её в лоб. Ласка улыбнулась, а затем медленно открыла глаза.

— Вернулся, — прошептала она, обвивая мою шею руками, — мы соскучились!

Из покоев я вышел, когда за окном только начало светать. Стоящие на страже гвардейцы, уже привычные к подобному, лишь приветствовали ударом кулака в грудь. Ответив на приветствие, знаком спросил, где капитан стражи. Один из гвардейцев дёрнул незаметный шнурок, свисающий прямо из стены. Через несколько секунд в коридоре появился ещё один гвардеец, знаком попросивший следовать за ним.

— Княже, что ж ты без предупреждения пропадаешь? Аж на двое суток, да мы с капитаном и князем с ног сбились, тебя разыскивая, — спустя час отчитывал меня Кайрат, — хорошо ещё, что в мире Игры ничего важного не произошло за это время.

— Сокровищницу Проклятых пробовали пройти? — поинтересовался я, пытаясь отвлечь целителя.

— Нет, — враз успокоился Кайрат, видя, что я никак не реагирую на его показное возмущение, — даже носа туда не совали. Тень сказал, что сталкивался с подобными, очень сложные, да и союзники говорят, этот данж легендарного класса, к его прохождению нужно тщательно подготовиться. Уровни у дружинников не мешало бы поднять, хотя бы до сорока пяти указанных в описании.

Разговор с князем Дураком вышел крайне тяжёлым. То, что за время моего отсутствия не произошло ничего плохого, посла нисколько не смущало. Он говорил о доверии, оказанном императором, об ответственности и о примере, который я подаю своим подчинённым. В конце концов, не выдержав, я поднялся на ноги и очень сильно пожелал, чтобы появились доспехи духа.

А через пару секунд развеял их, потому что по князю ударила аура, исходящая от брони, щита и молота одновременно. Посол схватился за шею, пытаясь вздохнуть, лицо вмиг побагровело и он начал заваливаться набок. Едва давление аур спало, он шумно, с хрипом вдохнул, а затем ещё с минуту приходил в себя.

— Наместник, что это было? — наконец спросил он, отдышавшись, — я думал, у меня сердце остановится!

— Причина, почему я отсутствовал, — пришлось ответить полуправдой. Князь Дурак кивнул, мол — понял, затем взял со стола колокольчик и позвонил, вызывая помощника.

— Стало быть, боги вмешались, — произнес посол, разворачивая свиток, только что полученный от писаря, — Руслан, прошу простить старого! Я думал, ты на охоту со своими братьями ушёл, никого не предупредив. Супруга твоя сказала, что лишь боги знают, где ты, кто ж знал, что это не образно. Я почему тебя искал, вот, гонец доставил из столицы.

Я осторожно принял свиток, развернул и принялся читать. Пробежав глазами по строкам, я с недоумением уставился на посла:

— Князь, как думаешь, у нас будут из-за них проблемы?

— Учитывая, что длинноухие сами вызвались, вряд ли, — ответил князь. — К тому же, они готовы принять тебя своим Великим князем. Его императорское величество Иван второй потому направил остатки альвов в степь, что они готовы подчинится тебе, как старшему. И места свободного много, где-нибудь на побережье их поселить, да приглядывать.

— Тогда у меня просьба, возьмешь на себя обустройство длинноухих? Я ближайшие несколько дней в мире Игры буду, без моего присутствия там не справятся. К тому же, в заключении договоров тебе нет равных.

— Знаешь ты, как убедить старика, — рассмеялся князь Дурак, — ладно, согласен я. Но, когда прибудут ушастые, тебе придётся потратить на них день, а то и два!

Едва я вышел на площадь перед дворцом, как меня чуть не сбили с ног, обнюхали, а потом облизали шершавым, теплым языком.

— Сварг, прекрати, — смеясь, я пытался увернуться от лобызаний бера, — один день всего прошёл, первый раз что-ли?

«Ты очень изменился за это время. Стал сильнее, это хорошо! Значит и мне пришла пора навестить мать. В этот раз отлучусь надолго, возможно листва успеет опасть с деревьев.» — Голос питомца в моём сознании звучал грустно. — «Прошу, не вступай в бой в одиночку, пусть кузнец, или охотник прикрывают тебе спину!»

— Ты чего, Сварг? — Я даже растерялся, — всё будет хорошо! Только не задерживайся в лесах твоей матери, ты нужен мне.

«Я знаю. Многое от меня не зависит, брат по крови. Проводишь меня за каменные стены? Не хочу пугать живущих здесь людей.»

Сварга я проводил гораздо дальше, чем он просил. Лишь когда скрылись стены бывшей столицы, мы расстались с питомцем. Последний раз ткнувшись головой в моё плечо, бер глухо рыкнул, а затем развернулся и резво побежал прочь, не оглядываясь. Я дождался, когда он скроется из виду, и лишь тогда повернул поводья. Сопровождающие меня гвардейцы, которые отстали на сотню саженей, тут же приблизились, заключив меня в кольцо.

— Возвращаемся, — бросил я лейтенанту и хлопнул коня по шее, — кек!

Вернулись, когда уже стемнело. Ласка со спящим Святославом на руках ждала меня в малом зале, где мы трапезничали. Там же сидели Кайрат с Саяном, Валь, Трогард и Ярослав. Ели молча, словно все чувствовали моё настроение, которое было паршивым. Почему-то в голове крутилась одна мысль — не надо было отпускать Сварга! Любимая, когда закончили вечерять, передала сына няньке, а сама осталась с нами. В зале воцарилась тишина, каждый думал о чем-то своём.

— Руслан, — первым нарушил тишину Мастер Саян, — мы все заметили, что ты изменился. От тебя исходит мощная аура, которая давит, заставляет подчиняться. Что с тобой произошло, ты можешь пояснить?

Я переглянулся с Лаской. Прошлой ночью мы многое обсудили с ней, и пришли к решению — пока не говорить никому, кем я стал, или стану в скором времени. Да я и сам толком не понимал, кто я теперь. Человек с невероятными способностями, или же молодой бог, с неизвестными возможностями и туманным будущим. Поэтому я пошёл по уже проверенному пути, только в этот раз принял меры. Поднявшись из-за стола, я под недоумевающими взглядами ближников отошёл на пару саженей и затем вызвал доспех Духа.

— Мать Прародительница! — хриплым голосом произнёс Мастер Валь, — чистый Хаос!

Когда на моём левом предплечье появился щит, а в правой руке молот, тут уже не выдержал воевода. Вскочив на ноги, он двинулся в моем направлении. Давящая, запредельная по человеческим меркам аура не смогла помешать Мастеру поближе рассмотреть заинтересовавший его молот, по которому пробегали голубые разряды.

— Ты знаешь, из какого металла он выкован, — глаза Трогарда горели таким живым интересом, — а щит, что за артефактор с ним поработал?

— Подгорный Владыка ковал этот доспех, как и оружие, — ответил я, — только он сможет ответить, из чего они сделаны. Я хоть и присутствовал при работе, не имел возможности наблюдать за его работой, как и задавать вопросы.

В зале раздались смешки Саяна и Кайрата, подхваченные остальными. Я тоже улыбнулся, развеивая доспехи. Дальше разговор пошёл о Втором Этапе — где прокачивать новичков, в каких локациях необходимо побывать, как будем проходить сокровищницу Нагов. Затем подняли ещё несколько вопросов, касающихся южной провинции, после которых все отправились спать, чтобы на утро, свежими и отдохнувшими отправится в мир Игры.

Следующий день превратился в сплошную беготню. Сначала переход на Второй Этап, во время которого мой нейроинтерфейс сначала исчез, а затем перед глазами повисла ярко-красная, жирная надпись: «Подождите, идет генерация персонажа». Длилось это довольно долго, но потом меня всё же перенесло в мир Игры.

Первым делом пришлось встретиться с Базилевсом, с которым мы обсудили несколько вопросов, связанных в основном с обучением недавно прибывших воинов. Клан «Роза ветров» желал подтянуть своих бойцов в индивидуальных поединках. В их мире было мало умельцев, владеющих мечом, да и другим подобным оружием, а уж мастерство скрыта, показанное тихушниками Тайной службы, так и вовсе привело клановых ассасинов и разбойников к унынию. Без дарованных Системой умений подчиненные графа легко скрывались от глаз противника, и так же легко находили укрывшихся.

— Ну что, готовы потерять уровень? — С весельем в голосе спросил Тень, когда мы завершили все срочные дела, требующие нашего внимания и стояли перед входом в сокровищницу проклятых.

— Входим! — Коротко ответил я, шагая к тяжелой, иссечённой временем двери. Тридцать пять воинов за моей спиной замерли в ожидании. С трудом провернув массивный ключ в скважине, услышал гулкий стук за дверью, а затем она медленно пошла в сторону и замерла, открывшись едва на две трети. Смахнув всплывшие перед глазами системные сообщения, набросил на себя «Покров могущества» и шагнул внутрь.

— В колонну по двое! Магов в середину, тихушники сами по себе. За мной! — Воевода коротко отдал команду и вместе с Зуи последовал по моим следам. Получилось, что мы двигались клином, как тот раз, в пещерах подгорного королевства, захваченных Хранителем. Я не видел, что происходит за спиной, а вот узкий, чуть больше сажени в ширину коридор с низким потолком, уходивший под наклоном в глубь сокровищницы, благодаря развешанным вдоль стен магическим светильникам просматривался хорошо.

Первые сорок саженей прошли спокойно, но, едва коридор стал расширяться, как из боковых ниш, которые хорошо скрывали неровности стен, навстречу выскочили две наги. Я тут же использовал «Молот разрушения», ударив одним заклинанием по обеим тварям. Хруст ломающихся костей, системные сообщения о убитых «Проклятых нагах» 45 уровня, опыт. Смахнув мешающие надписи, склонился над поверженным противником. Пепельно-серая кожа, вся покрытая язвами, покрытые ржавчиной клинки, и зловоние. Удивительно, что мы не почувствовали запах разложения.

— Тень, выдвигайся вперёд под скрытом, — скомандовал Трогард, а затем обратился ко мне, — княже, мы с Зуи первыми пойдем, ты следом.

В походе командовать должен один, а все ему подчиняться, независимо от титула, поэтому я молча шагнул назад, пропуская вперёд похлопавшего меня по плечу короля гнумов. Два воина, вооружённые секирой и молотом, с большими щитами, перекрыли коридор наглухо. Проскользнувший между ними Тень, сделав пару шагов по коридору, растаял в воздухе, использовав умение. Спустя пару секунд от него пришло сообщение:

«Отойду на десять шагов вперёд, если что-то замечу, отпишусь. Сдается мне, не такое и сложное это подземелье.»

Наконец, перестроившись, двинулись вперёд. И, никого больше не встретив, дошли до большой залы, на входе которой нас ждал тихушник.

— Вообще непонятный данж, — шепотом произнёс Тень сосредоточенно вглядывался вглубь плохо освещённого помещения, — похоже, мобы все в одном месте собрались. Какие-то изможденные, словно голодают. У многих оружия нет, а ещё они между собой переговариваются. А те двое, что попались в самом начале, словно дозорные. Только сообщить своим не успели, не ожидали, что по ним сразу магией ударят.

— Что-то здесь не так, — согласился я с тихушником, — жаль, мы не понимаем их речи, а то взяли бы пленного и допросили, раз они разговаривать могут.

— Почему не понимают? — Удивился Тень, — Мастер Саян специально изучил язык нагов, даже говорить на нём может.

Не прошло и десятка секунд, как отец Ласки стоял у входа и вслушивался в разговоры змеелюдов. Все замерли, чтобы не мешать Мастеру посторонними звуками.

— Странно, — наконец сказал он, — большинство жалуются на скудную пищу, иногда переругиваются между собой. Словно они в темнице сидят, и что-то мешает им покинуть сокровищницу. Вот, кто-то приказывает построиться.

Наги, со слов Тени, действительно встали в одном месте, изобразив некое подобие строя. А затем тихушник стал описывать нечто вовсе невообразимое! С противоположной стороны залы выползли несколько змеелюдов. Одни тащили здоровенный котёл, наполненный водой, другие несли некое подобие носилок, на которых горой лежали трупики мелких грызунов, похожих на крыс. Началась раздача еды и воды, отчего иномирца чуть не вырвало и он на некоторое время прекратил отправлять мне сообщения. А спустя несколько минут Тень вернулся.

— Сюда движутся, двое, — шепнул он, приблизившись к нам, — похоже, смена дозорных.

— Отходим назад! — Тут же скомандовал Трогард, — сменщиков берём живыми, Тень, ты прикрываешь!

Пару змеелюдов взяли без шума. Да они и не сопротивлялись особо, едва острая сталь оказалась возле их длинных шей, тут же подчинились приказам Саяна. При допросе также не пришлось применять силу, пленные рассказали обо всём, что нас интересовало, да ещё и в подробностях.

— И что нам делать? — Спросил Зуи, задумчиво почёсывая бороду.

— Вытаскивать их отсюда, что ж ещё, — ответил Кайрат, — только куда? На поверхности Система быстро их обнаружит и создаст условия, после которых они все погибнут. Ещё и нас зацепит, опять придется город восстанавливать.

— Нужно поговорить с их правителем, — произнес я, возвращая топор в петлю на поясе, — Мастер Саян, думаю, нас двоих они не должны испугаться!



Глава 25 Первый шаг к мести


— Хуманы, нам нечего предложить вам, кроме содержимого хранилища, — переводил Саян слова высокого, худого змеелюда. Рассказ последнего правителя некогда могучего, сильного народа был не долог. Их мир целиком, одним из первых был перенесён сюда, на Второй этап. Так же, как и мир, населённый орками, драконами, и многими другими расами. Многие десятилетия они занимали богатые и обширные земли, сохраняя свою культуру. Жили в дружбе с одними, враждовали с другими, и никогда не перешагивали тот рубеж, после которого уже не остановиться, хотя здешний мир сделал каждого почти бессмертным.

А потом пришли чужаки. Они появлялись в разных местах, были вежливы и всем предлагали свою помощь. Как и коренные народы, они были бессмертными, только при возрождении помнили всё, что было до смерти. Если наг умирал несколько раз подряд, то забывал не только своих близких, он переставал говорить на родном языке, Система подменяла все его воспоминания чужими. И душа, она истаивала, становилась тусклой, словно что-то забирало из неё силу. С душами пришлых, называющих себя игроками, происходило нечто похожее, их души так же становились тусклыми. Были и такие, что оставались в Игре на многие годы, и тоже теряли свою память. Правда, гораздо медленнее коренных рас.

Здесь, в сокровищнице, остались последние из нагов, что помнят свое прошлое, помнят, откуда они пришли и как здесь оказались. В этом укрытии Система не вмешивалась в их дела, требуя лишь одно — атаковать пришедших сюда игроков. Только никто не приходил уже многие десятилетия, а тех, кто пытался проникнуть раньше, наги безжалостно убивали.

— Почему с нами не поступили так же? — поинтересовался я.

— Мы первые, кто вступил в переговоры, — перевел Саян ответ, — другие сразу шли в бой. Да и не было среди нападавших тех, кто разговаривал на языке змеелюдов.

— Значит Система в этом месте не столь могущественна, как на поверхности? — спросил я у правителя нагов.

— Думаю, Ей нет дела до сокровищницы проклятых, — Саян внимательно посмотрел на меня, — Руслан, ты хочешь перенести их на станцию?

— Сначала нужно поговорить с Родом, — ответил я, — спроси правителя, готов он доверить нам свою жизнь?

Станция перехода встретила нас, как обычно, гулким эхом. Наг растерянно оглядывался, сузив свои глаза настолько, что становилось любопытно, видит ли он хоть что-то.

— Какие интересные гости! — Голос Рода прозвучал раньше, чем я успел открыть рот, — поздравляю тебя, Младший, ты совершил огромный шаг по дороге самосовершенствования! Но, о тебе поговорим позже. Ты хоть знаешь, кого привёл сюда?

— Коренного жителя одного из миров, вошедших во Второй Этап, — ответил я, — его народу нужно убежище, чтобы скрыться от Системы.

— Младший, ты привёл ключ, которым я смогу освободить из плена равных мне. В этом разумном есть частичка того, кто создал мир, а значит есть возможность вырвать из лап Врага ещё одного архата! Ты сказал, коренной житель не один, что его народу требуется помощь? Здесь они будут в безопасности!

Более часа ушло на то, чтобы измождённые, измученные болезнями, наги покинули сокровищницу проклятых. Жить в подземелье, не имея возможности умереть, изо дня в день получая скудные подачки системы, которых с каждым разом становится всё меньше, и не иметь возможности покинуть проклятую сокровищницу. Как эти несчастные столько времени смогли продержаться, я не мог даже представить.

Едва последний наг оказался по ту сторону портала, переход закрылся. И тут же передо мной высветилось системное сообщение:

«Вы, в составе группы из 30 разумных прошли данж «Сокровищница проклятых». Вы первые, кто прошёл сокровищницу, полученный опыт удваивается.

Награда за прохождение: клан Росс получает расширенный управляющий функционал. Доступны новые опции: Клановое хранилище.

И всё. У меня шкала опыта заполнилась едва ли на десятую долю. Что ж, если награда столь скудная, я решил сосредоточиться на обновленном клановом функционале:

«Клановое хранилище 5 уровень. Взломать без разрушения невозможно. Целостность: 300 000 из 450 000 очков.»

Получается, что в этом хранилище, при должной охране, можно не бояться хранить даже самые ценные вещи.

— Кайрат, сегодня ознакомишься с новыми возможностями в управлении клана, — обратился к целителю, — думаю, ты найдешь им применение. Трогард, веди дружину обратно, а мы с Мастером Саяном чуть позже поднимемся. Об увиденном здесь никому ни слова!

— Княже! — обиженно произнёс воевода, — разумеется, посторонние ничего не узнают.

Ещё слышался топот удаляющихся дружинников, когда я вновь активировал портал. На удивление, в зале с вратами было тихо и пусто. Не успел я спросить у Рода, куда делись змеелюдов, как нас с Саяном перенесло в помещение, где я проходил обучение.

— Сейчас это единственное место, где нам не будут мешать, — прозвучал голос хранителя, — Младший, я не буду говорить, какая участь ждала тебя, если бы ты не достиг пути бессмертия. Сама Судьба выбрала твой дух, чтобы совершить справедливость, а Она не ошибается. Сегодня ты положил на чашу весов тот камешек, что позволил мне стать сильнее! Весь Второй Этап в скором времени перестанет питать Древних силой, ослабив их. Жаль, что Первый Этап был потерян для нас, тогда бы мои братья и сестры сбросили оковы и низвергли Врага, стерев саму память о нём!

Я попытался объять грандиозный план Рода и понял — у меня скорее голова лопнет, нежели получится осознать хотя бы половину. Создатель Яви, Нави и Прави, легко читая мои мысли, рассмеялся:

— Младший, ты слишком молод, чтобы понять, какое зло приносят Древние. Но, даже того, что лежит на поверхности, достаточно для их уничтожения. Любой разумный может потерять свободу своего тела, но! Никто не имеет права лишать других свободы духа! Враг, словно упырь, присосавшийся к своей жертве, долгое время вытягивает энергию Мира из разумных, лишая свободы, а с ней возможности расти и развиваться. Но я отвлёкся! Младший, чувствуешь ли ты энергию Мира, когда находишься в Игре?

— Чувствую, но как-то неправильно, — ответил я, только сейчас осознав, что два потока, непрерывно вливающие в меня энергию, сейчас словно замерли. Я мысленным усилием сформировал «Покров могущества», тут же ощутив появившуюся в груди пустоту — сила на заклинание потратилась из внутреннего резерва. Пусть в разы меньше обычного, но всё же!

— Вот почему для Врага так важны созданные ими миры, — произнес Род, — само Мирозданье против того, что творят Древние! Простым смертным не видны изменения, происходящие во вселенной из-за вмешательства Врага, но я вижу, как трещат, как рвутся ткани миров, с каждым мгновением всё глубже погружаясь в Хаос! Мои Братья и Сёстры спят, лишённые разума, а Младшие не в силах противостоять Древним и вынуждены подчиняться. Ты, вставший на путь Ищущих Истину, единственный, кто может преодолеть эту тяжёлую дорогу.

В наступившей тишине раздавалось мерное дыхание наставника. Мастер Саян спал, удобно откинувшись на ложе. Из сказанного Хранителем он не слышал ничего, погрузившись в глубокий сон. Я молчал, не зная, что ответить создателю моего мира. Да и не нужны ему мои ответы.

— Приложу все силы, чтобы прорваться на Третий Этап и найти там коренных жителей, — всё же произнес я, лишь бы заполнить неприятную тишину.

— Важно не только прорваться и найти, Младший, — вновь заговорил Род, — не забывай, что в твоём мире тоже есть враг, не менее опасный, чем Древние. Их больное порождение, брошенное за ненадобностью, но жаждущее жить! Это твой личный враг, который уже набрал силу и с ним придется считаться. Пока существует Кривда, её хозяин будет постоянно мешать тебе. Для меня срок в десятилетие равен твоему дню, Младший, поэтому не спеши, стань сильнее. Будь внимателен, слушай Учителя и ты справишься с повелителем Кривды, а братья и сёстры помогут в этом.

Возвращались молча. Наставник очнулся, когда Род вернул нас в зал с порталами и ничего не помнил. Мастер Саян не стал меня расспрашивать, до самого выхода из сокровищницы мы не перекинулись и парой слов, каждый был погружен в свои мысли. Наверху нас дожидался Тень, который сразу же внёс предложение:

— Руслан, ты не против вернуться в тот данж, что мы начали проходить несколько дней назад? Возьмём с собой Трогарда танковать, Мастеров Кайрата с Саяном для поддержки и без труда зачистим его!

— Не сегодня, Тень, не сегодня, — ответил я, — к тому же мастерам с воеводой нужно ещё пару уровней поднять, хотя бы до сорок восьмого. Сходи с ними в лес Оборотней, если справятся, то можно будет и данж прогуляться. У меня опять важные дела дома, придется вернуться на денёк.

Сразу вернуться в Явь не вышло. Базилевс прислал сообщение с просьбой встретится. Он дожидался меня в недавно отстроенной харчевне, отделке которой мог позавидовать императорский дворец.

— Руслан, не знай я, как ты и твои люди сражаются, заподозрил бы вас в использовании читов, хотя таковых не существует. Как вам удалось пройти столь сложный данж за столь короткое время, без потерь?

— Базилевс, я уже говорил, что мы привыкли сражаться с детства, — я не понимал, зачем союзник попросил меня о встрече, — давай перейдем к делу, ради которого ты позвал меня.

— Хорошо, — седой маг перешёл на серьёзный тон, — тут такое дело. В общем, из нашего клана произошла утечка. Теперь о существовании озера Мудрости знают посторонние и скоро сюда пришлют разведчиков. Я уверен, твои тихушники обнаружат их ещё на подступах и не пропустят. Поэтому через три, максимум пять дней нужно ждать гостей, которые начнут выставлять требования. Эти незваные гости — наша вина, и мы готовы заплатить штраф, который хотя бы частично перекроет ваши будущие потери. Хотя, мы так же пострадаем, все наши вложения в Россград фактически потеряны.

— Твои бойцы останутся до последнего, или уйдут, как только на нас нападет противник? — спросил я, размышляя, как долго мы сможем держать оборону от игроков. Сейчас у нас вполне достаточно воинов, чтобы и город оборонить, и озеро. Надолго ли, вот в чем вопрос. Против нас скорее всего будут бойцы уровня этак пятидесятого, а то и выше. И сражаться придётся, иначе никак!

— Мы до конца будем придерживаться нашего договора, — всё так же спокойно ответил Базилевс, — до тех пор, пока вы сами не сдадитесь, или пока противник не захватит кольцо возрождения. Но, мы не станем перебрасывать сюда всех своих воинов, наш клан не готов к такому сражению. Так что скажешь, Руслан, вы будете сражаться, или отступите?

— А разве у нас есть выбор? — я усмехнулся, — видишь ли, я всю жизнь прожил на границе. Нам постоянно приходилось отбивать набеги врага, если бы мы хоть раз отступили, противник не остановился бы, пока не уничтожил нас!

— Это правильное решение, — произнес Базилевс, улыбаясь, а затем добавил, — со своей стороны приложу все силы, чтобы мой клан прислал как можно больше бойцов! Сохранить свободный доступ к озеру Мудрости по прежнему в наших интересах, а вот какую за это цену готовы заплатить наши лидеры, мне не известно.

Пришлось спешно собирать совет, на котором Базилевс рассказал о случившемся. Перуновцы сразу потребовали у союзника указать, где находятся кланы, желающие напасть на Россград, чтобы мы первыми нанесли удар. Я не удивился, когда Трогард, да и остальные поддержали такое решение. Лучшая защита, это нападение!

— Атаковать не будем! — пришлось повысить голос, чтобы все услышали, — на это просто нет времени. За те несколько дней, что у нас есть, можно подготовится к обороне, не более. Мастер Трогард, ты наиболее опытный среди присутствующих, составь с командирами план обороны. Думаю, Мастер Базилевс расскажет, какие силы следует ожидать при нападении.

— Это зависит от того, кто будет на переговорах. — взял слово старый маг, — но, клан, в который ушла информация, мне известен, как и союзники этого клана. У нас получится отбиться только в одном случае — противник не обратится к наемникам. Если же он раскошелится, мы не выстоим и одного часа

— Выстоим! — громко произнёс я, чтобы все услышали, — до последнего воина стоять будем, но выстоим!

Вызов моему миру вряд ли когда-нибудь произойдет, как и другим, значит, мы можем сражаться, как в последний раз. Но, это знаю я и, возможно, догадывается наставник. Противник же будет осторожничать, прощупывать оборону, ведь спешить ему некуда. И наемников он вряд ли будет привлекать, ни к чему такие траты из-за какого-то молодого клана. Мы же, наоборот, будем бить в полную силу, словно нам нечего терять. К тому же, я могу попросить о помощи Бездну — в Её интересах, чтобы жители Яви как можно скорее поднялись на Третий Этап. Ну а на случай, если станет совсем туго, я могу обратиться за помощью к Орде, хоть и не имею такого желания.

— Воевода, принимай командование, готовь город к обороне, — негромко произнес я, но ближник услышал.

— Всем командирам! — Пробасил Трогард, — согласно расчету выдвигайтесь каждый на свой участок стены. Внимательно изучаете его и, если находите способ в кратчайший срок улучшить, сообщаете мастеру Кайрату. Всех Мастеров скрыта в степь, чтобы ни один вражеский тихушник за стену не проник! Завтра утром вновь соберём военный совет, выработаем стратегию.

— Рассказывай, княже, что поведал тебе Род, — произнес Трогард, едва все разошлись и я остался с ближниками, — Мастер Саян говорит, что не помнит ничего. Понимаю, не про нас тайна, но в общих чертах, к чему готовиться?

— Не здесь, — ответил я, взглядом обводя зал для совещаний, — дома поговорим. Мастер Кайрат, ты останешься, тебе ещё принимать доклады и делать расчёты. Мастер Валь, поможешь нашему казначею?

Спустя час мы вышли из часовни, расположенной на дворцовой площади. Здесь всё было спокойно — гвардейцы исправно несли службу и подошедший ко мне лейтенант доложил, что в моё отсутствие происшествий не было.

— Кому нужно семью навестить, даю час времени, — намекнул я Трогарду, — по истечении все собираемся в трапезной, разговор будет коротким, но важным!

Ласку с сыном нашёл в саду, расположенном во внутреннем дворе. Она что-то со смехом рассказывала Святославу, а он то хмурился, то улыбался, или весело смеялся, как умеют только маленькие дети.

— Руслан, что-то случилось? — с тревогой спросила супруга. Я должен был появиться дня через три, не раньше.

— Хорошее, любимая, случилось хорошее. — и я поведал всё, что произошло в сокровищнице, а затем на станции.

— Я не чувствую нависшей над Явью угрозы. Боги защитят нас от удара с небес, — задумчиво произнесла супруга, укачивая сына. Брать малыша на руки я не стал, потому как весь в пыли, да и несло от меня, как от коня. Ласка хотела ещё что-то сказать, но в этот момент у меня в глазах потемнело, а сердце словно в ледяные тиски сжало. Если бы не энергия Мира, упал бы в беспамятстве. А так лишь рухнул на колени, схватившись обеими руками за грудь. Навалилась дикая, невыносимая тоска, выворачивающая на изнанку. От меня словно бы оторвали часть души, а из образовавшейся пустоты дохнуло стужей Не имея сил сдержаться, я завыл раненым зверем:

— Не-е-ет!

В себя пришёл, лёжа на чем-то твёрдом. Пустота в сердце по прежнему присутствовала, как и холод, пришедший на смену стуже. Терпимо, но неприятно.

— Очнулся? — лба коснулась теплая ладошка, а надо мной склонилась Ласка, — не делай резких движений, я сейчас!

Супруга убрала со лба руку и слегка приподняла мою голову, а спустя пару секунд губ коснулась чаша. Первый и второй глоток я не почувствовал, а вот последующие разлились по венам жидким огнём. Я закашлялся и, отдышавшись, сел.

— Гнумья настойка, — пояснила Ласка, — как себя чувствуешь?

— Сердце ноет, и холод в груди, но уже отпускает, — ответил я, — что со мной случилось?

— Ты вдруг упал на колени и завыл, будто волк, попавший в западню, — любимая смотрела на меня с тревогой, — а затем стал трястись, словно от холода. Гвардейцы принесли тебя в кухарскую, чтоб отогрелся. Как думаешь, что с тобой было?

— Не знаю, — я ощупал грудь с левой стороны. Сердце билось ровно, никаких ран, почему же так холодно? — Ближники уже собрались?

— Да, уже несколько минут ждут, — произнесла супруга, — ты уверен, что все в порядке?

— Не уверен, но дойти самостоятельно вполне могу, — я тяжёлой поступью двинулся в сторону выхода, — Святослава сильно напугал своим воем?

— Нет, я успела на него магический щит набросить, — Ласка двинулась вслед за мной, — может перенесёшь совет на завтра, я чувствую, тебе очень плохо, только не пойму, какова причина.

— Нельзя, завтра нужно возвращаться в мир Игры, скоро на Россград могут напасть.

Едва мы вышли в трапезный зал, стало ясно, на совете присутствуют посторонние. Закутанная в черные одежды, за большим столом на моём месте находилась женщина. Красивое, слегка хищное лицо, пронзительные черные глаза, прядь седых волос выбивается из под капюшона.

— У меня плохие вести, Младший, — произнесла Мара. Я сразу узнал её по голосу, — твой названый брат, плоть от плоти Хранительницы лесов, несколько минут назад был убит Владыкой Кривды!





Конец книги

15.09.2020


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1 Данж
  • Глава 2 Заботы и хлопоты
  • Глава 3 Засада
  • Глава 4 Ускоренное обучение и старые друзья
  • Глава 5 Ночное столкновение
  • Глава 6 Нежданный трофей
  • Глава 7 Тайны Врага
  • Глава 8 Земли нагов
  • Глава 9 Все тайное становится явным
  • Глава 10 Трофеи и награды
  • Глава 11 Прорыв из Кривды
  • Глава 12 Яркие сны
  • Глава 13 Выбор, которого нет
  • Глава 14 Десятое чудо света
  • Глава 15 Степь
  • Глава 16 Новые умения
  • Глава 17 Очередное покушение
  • Глава 18 Орда
  • Глава 19 Милосердие бессмертного
  • Глава 20 Тайные тропы богов
  • Глава 21 Рождение и Возрождение
  • Глава 22 Новые знания
  • Глава 23 Доспехи Духа
  • Глава 24 Несломленные
  • Глава 25 Первый шаг к мести




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке