загрузка...
Перескочить к меню

Погонщики айсбергов (fb2)

- Погонщики айсбергов (пер. Александр Игоревич Корженевский) 49 Кб, 27с. (скачать fb2) - Майкл Грейтрекс Коуни

Настройки текста:



Майкл Коуни ПОГОНЩИКИ АЙСБЕРГОВ

Michael G.Coney

«Oh, Valinda!»

1972


Перевод с английского:

А. Корженевский


Хлесткие порывы ветра со свистом разбивались о шлем Скандера, стоящего на глыбе ослепительно блестящего кантекского льда. У его ног вились змейки мелкого рассыпчатого снега. Несмотря на густой мех, Скандер дрожал и нервно переступал с ноги на ногу, наблюдая, как два землянина в неуклюжих перчатках колдуют над своими приборами.

Тот, что пониже, старший, произнес:

– Там, внизу, определенно есть след. Прямо под нами, футов триста, я думаю. Большой след.

– Ты уверен? - насмешливо спросил другой, высокий. - Мы будем выглядеть глупо, Эркеленс, если выйдем в море на пустой льдине.

– Росскид, я перегоняю лед уже несколько лет, - ответил Эркеленс терпеливо, - и у меня достаточно опыта, чтобы распознать след. Видишь тень? - Он показал на экран, и земляне склонились над прямоугольным ящиком. - Это ледовый червь. Ярдов четыреста длиной. Хороший червь!

Росскид сухо усмехнулся:

– Может, ты еще скажешь, с какой стороны у него голова?

Эркеленс обвел взглядом ослепительное снежное поле, сливающееся вдали с голубым туманом плавающих полярных айсбергов. Обернувшись, он посмотрел в сторону серого с серебром сурового океана, несшего от самого горизонта волны, исчезающие из виду всего в сорока ярдах от них за краем ледовой скалы. Потом вернул взгляд на экран и показал пальцем.

– Голова там, - уверенно произнес он. - К северо-востоку, против течения.

Молча наблюдая за ними, Скандер никак не мог понять, почему эти земляне верят только своим электронным приборам. Он, житель Кантека, и так знал, что ледовый червь здесь. Собственно, он им и показал, где искать. Когда вертолет пролетал над этим местом, он сразу почувствовал присутствие морского гиганта, почувствовал по какому-то отзвуку в позвоночнике, по беспокоящей пустоте, возникшей вдруг внутри. Всем своим существом он ощутил отвратительную толстую светящуюся смерть, спрятавшуюся глубоко во льду, втягивающую огромными глотками воду вместе с планктоном и рыбой и выбрасывающую назад потоки воды, уже профильтрованной. Перевернутая буква U, повисшая под плавучей ледяной глыбой: насыщенное фосфором тело, голова с похожей на пещеру пастью, рыщущая в темной воде… Скандер содрогнулся.

– Эй ты, кантек… Скандер! Ставь палатку.

Он развязал, распаковал, затем расправил безвольные складки розового материала и прикрутил штуцер баллона. Земляне пошли осматривать свое новое приобретение. Скандер дернул тугой рычажок, воздух зашипел, и с легким потрескиванием палатка начала наполняться. Вскоре, словно зрелая грудь на белом теле снежной равнины, рядом с ним поднялся тугой розовый купол.

Скандер усмехнулся. Порой его поражало техническое превосходство землян: пластики, атомные моторы, само совершенство техники в любой области, И тем не менее он был нужен им, чтобы справиться с ледовым червем. В такие минуты он улыбался и чувствовал себя выше землян и лучше, несмотря на загаженные моря своей планеты и энергетику, основой которой до сих пор служила переработка нефти.

Но земляне, купившие сотню лет назад права на полярные льды Кантека, были отнюдь не глупы. Они принимали решения на основе опыта собственного мира и оказались дальновидными, в то время как кантеки, смеясь, продавали то, что казалось тогда совершенно бесполезной массой льда.

Очнувшись от раздумий, Скандер пожал плечами и принялся носить в палатку продукты и оборудование, затем разложил все по местам и установил две кровати. Сам он предпочитал спать снаружи в мини-куполе, подальше от этих двух людей, которые чаще всего просто игнорировали его, тем самым еще больше усугубляя его одиночество.

Где же ты, Валинда?..

Он установил свой мини-купол и направился к землянам. Эркеленс и Росскид уже начали бурить лед. Лазерный луч уходил все глубже, и в небо взмывали высокие фонтаны пара. Участие Скандера. во всех работах было оговорено заранее, и платили земляне всегда хорошо.

Росскид заметил его первым.

– Кантек! Будешь опускать заряды. Только смотри, чтоб до самого дна. Потом тяни за нами провода. И смотри, не порви. Понял?

– Скандер выполнял такую работу и раньше, - вступился Эркеленс.

– Возможно, но здесь специалист по взрывным работам я. Для этого ты меня и нанимал, нет? После того случая, когда ты расколол айсберг и убил червя… Я тебя не упрекаю; но за кантеками надо следить, не то они наделают дел. Я-то знаю.


За несколько часов они насверлили во льду несчетное количество шурфов, очертив площадь примерно сто на сто ярдов. Скандер шел последним, опуская заряды на длинных проводах. Наконец они закончили, вернулись к палатке и подключили провода к замыкателю.

Эркеленс взглянул на небо. Желтое солнце Кантека стояло довольно высоко над горизонтом; долгий полярный день протянется еще несколько недель.

– Не будем торопиться, - сказал он. - Можно пока отдохнуть. Взрывать будем через шесть часов.

Росскид зевнул. В теплой палатке он снял с себя верхнюю одежду и остался в одних длинных трусах, волосатый и чем-то напоминающий медведя. Подавив в себе неприязнь, вызванную его внешним видом, Скандер вежливо пожелал землянам спокойной ночи и пошел к выходу. Эркеленс устало пробормотал что-то в ответ, Росскид промолчал. Скандер и не ожидал ответа от него. Он забрался в свой мини-купол и уснул.

Меньше чем через час его разбудил рокот в небе. Высунув голову из палатки, он взглянул вверх. Резко очерченный на фоне мутного голубого неба силуэт похожего на стрекозу вертолета пронесся на запад. Скандер спрятался в палатку и попытался снова заснуть, но мысли его крутились в водовороте ненависти, словно лопасти пропеллера. Это был не тот зафрахтованный вертолет, что доставил их на льдину, но Скандер узнал белый опознавательный знак на днище машины. Изображение стояло у него перед глазами еще несколько часов.

Заснув наконец, как ему показалось, всего на минуту, он очнулся от грубого толчка в плечо. С трудом открыв глаза, Скандер увидел склонившегося над ним Росскида. Его небритое лицо не выражало ничего, кроме презрения.

– Ты! Вставай.

Скандер скатился с постели, встал и, поскольку был уже одет, сразу последовал за землянином. Эркеленс только-только появился из большой палатки с замыкателем в руках. Он взглянул на них мельком, затем внимательно оглядел горизонт.

– Все готово? - спросил он с ноткой неуверенности в голосе. В операции отрыва от ледника всегда есть что-то окончательное, необратимое.

– Готово, - ответил Росскид, глядя на него.

– Хорошо. - Эркеленс нажал кнопку, и лед содрогнулся от взрывов множества зарядов, следующих один за другим через микросекундные интервалы. Почти одновременно взметнулись вокруг лагеря маленькие фонтаны снега. Не глядя друг на друга, все трое напряженно ждали, когда движение льда под ногами подскажет, как прошла операция.

– Отчалили, - произнес Эркеленс с облегчением, уловив едва заметное покачивание. Скрежет ломающегося льда перешел в измученный стон, и айсберг отошел от ледника.

– Займись контрольным колодцем, Скандер. - Эркеленс отсоединил замыкатель и отнес в свою палатку.

Скандер откатил насос с лазером к переднему краю льдины. Установив лазерный бур на треногу, он направил его вниз и настроил луч в тысячную долю дюйма толщиной на двухфутовую полосу. Затем включил роторный узел и сделал пробный круг. Нить света сфокусировалась на льду и медленно повернулась на 360 градусов. Вскоре у ног Скандера образовалась круглая лужица кипящей воды чуть больше четырех футов диаметром. Он подключил насос и стал наблюдать, как двухфутовая полоска пара движется вокруг гибкой трубы. Бур быстро врезался в толщу льда, размеренно шумел генератор, из отводной трубы насоса прямо на снег стекала вода. Скандер удовлетворенно вздохнул.

Когда он вернулся в лагерь, Эркеленс и Росскид готовили на переносной плите завтрак. Пахло жареным беконом.

– Я видел вертолет Лежура, - сказал Скандер. Фраза произвела мгновенное действие: опрокинув сковородку, Эркеленс вскочил на ноги.

– Где? Куда он направлялся?

– На запад.

– На запад! О господи… - Эркеленс взглянул на Росскида. - Возможно, он здесь для того же, что и мы. И возможно, тоже пойдет к Алкару. Это единственный крупный город в том направлении.

– Но мы вышли раньше.

– Это ничего не значит, если он отчалит дальше по берегу. Более короткий маршрут. Нам придется идти вдоль ледника почти тридцать миль, пока мы не выйдем к Полярному морю. Я думал, у нас будет больше времени, и хотел найти червя получше. Но если у Лежура червь уже подготовлен, то к тому времени, как мы подойдем к отправной точке, он вырвется вперед.

– Он придет в Алкар первым и перехватит рынок, - медленно добавил Росскид. - А нам придется отдать товар почти даром. Не очень-то поторгуешься, когда льдина под тобой тает в теплой воде.

– Черт! - Эркеленс рухнул на складной стул, побросал вывалившийся бекон обратно в сковородку и задумчиво перемешал.

– У нас хороший червь, - возразил Скандер. - Мы можем его перегнать.

– Надеюсь, - Росскид многозначительно посмотрел на кантека.

Скандер решил, что ему лучше какое-то время не попадаться землянам на глаза, пробормотал что-то насчет проверки лазера и быстро удалился.

Колодец ушел уже глубоко, дно скрывалось из виду в густом пару. Некоторое время он наблюдал за ним, о чем-то рассеянно думая, но вдруг уловил знакомый мысленный толчок, когда ледовый червь наконец почувствовал приближающийся лазерный луч. Скандер выключил бур, убрал треногу, а затем, привязав за спиной портативный лазер, сбросил в шахту веревочную лестницу и начал спускаться.

У самого дна гибкий шланг с хлюпающим звуком втягивал воздух. Скандер снял из-за спины лазер и принялся за работу, хрипло дыша в насыщенном паром воздухе. Когда лед оплавился настолько, что у основания шахты образовалась небольшая камера, он двинулся в сторону, пробивая лазером сияющую ледяную стену и толкая ногами впереди себя шланг насоса. Пробив узкий туннель около двадцати футов длиной, Скандер повернул вниз, постепенно выгибая туннель назад, чтобы вывести его к шахте, но намного ниже.

Часом позже он уже мог различить темную тень за колеблющимися отражениями лазерного луча. Переключив инструмент на малую мощность, он осторожно оплавил оставшийся лед, обнажив грубую кожистую стену в конце туннеля - бок гигантского ледового червя. Скандер чуть увеличил мощность - бок сжался, на коже червя появились волдыри. Айсберг шевельнулся, и Скандер почувствовал мощный толчок под ногами.

Хорошего червя они нашли, большого и сильного…

Скандер вздрогнул, прогоняя пугающие мысли, выбрался в камеру у основания шахты и повторил все операции, протянув туннель к другому боку червя. Там он снова проверил его реакцию и, удовлетворенный, вскарабкался по лестнице на поверхность.

Эркеленс и Росскид уже ждали его.

– Как дела? - озабоченно спросил Эркеленс.

– Отлично. Хороший червь. Все будет в порядке, - ответил Скандер, оглядываясь вокруг. Айсберг отошел от края ледника и двигался в открытое море, оставив в береговой линии огромную рваную дыру, похожую на след зубов исполина.


– На плавающую льдину право собственности не распространяется. - Эркеленс сидел около палатки в складном кресле, смазывал винтовку и внимательно оглядывал проплывающие мимо ледяные горы. - Как только айсберг отошел от ледника, в зачет идет только обладание. Кто займет, тот и прав.

– Боишься пиратов? - Росскид скользнул взглядом по серому горизонту.

– Боюсь Лежура. У него гораздо больше технических возможностей, чтобы устроить какую-нибудь пакость, и куча денег, чтобы все это провернуть. Он может себе позволить собственный вертолет, и ты бы видел его субмарину! Не то что наша консервная банка.

Он махнул рукой в сторону маленького суденышка, свисающего с автоматической шлюпбалки на краю айсберга. Залатанное яйцо из серого металла длиной около десяти футов, в котором мог работать всего один человек, причем работать в опасной близости от дряхлого микрореактора.

Скандер проследил взглядом за рукой Эркеленса, и его сердце сжалось при мысли о тесной черноте внутри субмарины. Воспоминание оставалось с ним до самого спуска в шахту: нужно было слегка подкорректировать курс. Поливая дубленую шкуру чудовища слабым лазерным лучом, он ясно представлял себе, как оно, раскачивая огромной головой в темной воде, выгибается вправо, сокращая мышцы в ответ на раздражающий жар, и похожая на пещеру пасть всасывает воду в беспрерывных поисках пищи на глубине.

Тут ему снова вспомнилась Валинда.

И Лежур. («Эй ты, кантек, отправляйся вниз и разберись, в чем дело. И чтоб не вылезал, пока мы снова не начнем двигаться!») Валинда стояла тогда рядом и держала его за руку, а землянин кричал что-то об убытках из-за опоздания и о некомпетентности кантеков, экспертов по ледовым червям. Айсберг сильно раскачивало. Они с Валиндой забрались в маленькую субмарину, висящую у отвесной стены, Лежур отключил автоматику и с головокружительной скоростью обрушил их в воду.

Скандер вспомнил страшный толчок, когда они ударились о поверхность моря, внезапную смену черноты за иллюминатором игрой света, как только он включил прожектор, освещавший стену айсберга по мере погружения. Он вспомнил, как Валинда гладила его по руке, пытаясь нежностью успокоить его безотчетную дрожь. («Не позволяй ему портить тебе настроение, родной. Думай лучше о том, сколько нам заплатят в конце рейса».) И свое чувство благодарности, потому что она прекрасно знала, что он дрожит не от злости, а от страха.

Потом в иллюминаторе появился ледовый червь. Сегментированное тело змеилось из основания айсберга, словно чудовищная гусеница, светящаяся в черной воде, гигантская кишка безмозглого зла. Низко, слишком низко висящая голова. Червь уже на две трети выбрался из туннеля и собирался покинуть айсберг.

Нужно было загнать его обратно. Загнать голову назад и вверх. Заставить его заползти в туннель. Скандер выпустил кислород из вентиля на носу судна и проследил взглядом, как пузырьки затянуло в пасть червя. Пузырьки исчезли, и, пока кислород проходил сквозь насыщенное фосфором тело, пасть раскрывалась все шире и шире в немом крике боли. Но червь не повернул обратно.

Скандер вдруг обнаружил, что Валинды рядом с ним нет. Зная, что он не позволит ей это сделать, она сама решила проявить инициативу. Щелкнул замок камеры, он бросился к люку, но было уже поздно. Одетая в резиновый костюм фигурка появилась за стеклом иллюминатора и поплыла в сторону червя в потоке воды, которую тот втягивал в пасть. В одной руке Валинда держала реактивный движок с болтающимися лямками, в другой - миниатюрную мину.

Она подплыла к самому рту червя, зависла там - крохотная темная фигурка на фоне кошмарной фосфоресценции - нажала рычажок взводящего механизма, одновременно крепящего мину крюками к грубой шкуре зверя, и поплыла обратно, резко отталкиваясь ластами против течения. Двигатель, прижатый к груди, оставлял позади широкую струю пузырьков.

Скандер вспомнил Лежура, его легкомысленную беспечность по отношению к часовым механизмам взрывателей. Вспомнил, как пожалел тогда, что не успел проверить таймер мины перед выходом Валинды наружу. Затаив дыхание Скандер смотрел, как она борется с течением, потом подвел субмарину настолько близко к зияющей пасти, насколько осмелился.

Но тут полыхнул ослепительный свет, и у самого края пасти возникла рваная рана в форме звезды. Тело Валинды подбросило взрывной волной, лодку тряхнуло, замигали огни, и беспомощная, оглушенная Валинда вплыла, медленно поворачиваясь, в пасть червя в тот момент, когда он судорожно рванулся обратно в туннель.

Еще на память приходило окрашенное смертельной яростью воспоминание о словах Лежура: «Теперь тебе не придется делить проценты на двоих».

Голос Росскида вернул его к действительности.

– Я не понимаю, что ты тут делаешь, но мы потеряли управление. Айсберг крутится на месте. - Человек глядел на него, едва сдерживая ярость, но за ней скрывался страх: блеклые глаза его невольно возвращались к обнаженному боку червя.

Скандер задумался. То, что айсберг крутится на месте, могло означать сразу несколько вещей. Либо, забывшись в воспоминаниях, он перестарался с лазером, но это вряд ли. Либо червь мог спрятать голову в лед, оставив снаружи только бесцельно перегоняющий воду хвост. Это тоже маловероятно: он бы заметил, что участок кожи передвинулся.

Скорее всего случилось другое.

– Иногда червь понимает, что его используют, - объяснил он Росскиду. - Он чувствует присутствие людей на льдине, и постоянное воздействие лазером его раздражает. Они, как правило, совсем безмозглые, но изредка попадаются посообразительнее.

– И что произошло?

– Он выгнул голову назад и лезет к поверхности льдины. Движение прекратилось. Нас несет течением и разворачивает ветром.

– Замечательно! - съязвил Росскид, печально улыбнувшись и смягчив голос, словно выговаривал маленькому ребенку. - И что же вы теперь предлагаете, мистер Скандер?

Скандер пожал плечами.

– Ждать. Через какое-то время червь повернет и опять доберется до воды. Может случиться, что он вылезет с другой стороны. Это иногда бывает, но черви редко покидают айсберг. На этой стадии жизненного цикла им нужен холод. Просто иногда тепло его собственного тела слишком сильно оплавляет лед вокруг него, ему становится трудно удерживаться за стены, и он пробивает новый туннель.

– Да ты, оказывается, знаток! - голос землянина был неестественно спокоен, и Скандер судорожно вздохнул. Почему они все такие? Что в этих льдах, в червях или просто в самом факте пребывания на Кантеке делало землян такими озлобленными? Никто не звал их сюда, но они пришли, потому что тут был шанс сделать деньги. Похоже, сам процесс «делания» сводил их с ума.

– Я изучал морскую биологию, - старательно сдерживаясь, ответил Скандер. - В частности, ледовых червей и их жизненный цикл. Это важная дисциплина на Кантеке, особенно со времени начала кризиса пресной воды. Некоторые черви совершают за свою жизнь до сорока миграций на север. Когда они направляются в теплые воды, айсберг охлаждает их тело, а потом, когда добираются до определенных широт и айсберг тает, они оставляют потомство кормиться в теплых, богатых пищей морях и отправляются обратно. А молодые черви собираются к Южному полярному леднику только после созревания. Самцы остаются подо льдом всю свою жизнь, а самки сразу после спаривания забираются в туннели по краю ледника, питаются там чем придется и ждут, когда их льдина отломится.

Скандер заметил, что его голос звучит все выше и выше: ужас перед этим огромным землянином с опасной тенью страха в глазах заставлял его говорить и говорить…

– У тебя ума раза в полтора больше, чем нужно, кантек, - холодно произнес Росскид. - Иди за мной. Надо обсудить все это с Эркеленсом.

Он развернулся и, то и дело поскальзываясь, стал взбираться по наклонному ледяному туннелю.

Эркеленс сидел около палатки и задумчиво разглядывал медленно вращающийся горизонт. Росскид схватил Скандера за локоть и толкнул его к капитану.

– Расскажи ему, что мне говорил! - потребовал он.

Скандер объяснил положение.

– Похоже, мы ничего не можем сейчас поделать, - грустно заметил Эркеленс, когда Скандер закончил разъяснения.

– Я так не думаю, - сказал Росскид, кинув на кантека многозначительный взгляд. На поверхности он снова обрел уверенность в себе: страх в его глазах уступил место хитрости и расчету.

– У тебя есть какие-нибудь идеи, Росскид?

– Нет, но, может быть, есть у Скандера?

– Скандер? - капитан взглянул на кантека. - Я понял, что нам остается только ждать?

– Да, - ответил Скандер, ожидая, что будет дальше, но Росскид не стал настаивать на своем.


Позже в большой палатке, когда Скандер ушел в свой мини-купол, Росскид пояснил, что он имел в виду.

– Я не доверяю этому кантеку, - заявил он Эркеленсу.

– Скандеру? Зря! Я с ним уже четвертый раз. Он наш человек!

– Человек? - Росскид усмехнулся. - Как ты можешь называть человеком гуманоидного карлика в четыре фута ростом? Я тебя не понимаю, Эркеленс! Похоже, ты пробыл здесь слишком долго и стал таким же, как они.

– А что ты, собственно, имеешь против кантеков, Росскид?

– Послушай, - Росскид наклонился вперед, и в лице его появилось что-то угрожающее. - Ты меня нанял делать работу, и я ее делаю. До сих пор, кажется, я делал ее хорошо, и за это ты мне платишь. Я свои деньги оправдываю. Но мне никто не платит за то, чтобы я любил кантеков! Ты знаешь, что этот высокомерный ублюдок делал в шахте? Читал мне лекцию о ледовых червях, черт подери! Говорит, что он морской биолог.

– Так оно и есть.

– Может быть, по их меркам, но на Земле он бы гроша не стоил. Кого они из себя строят? Им до нас еще тянуть и тянуть! Они до сих пор пользуются двигателями внутреннего сгорания, они загадили свою атмосферу и море. Они отстают от Земли на века! А этот чокнутый карлик изображает передо мной высшее существо!

Эркеленс задумчиво посмотрел на своего компаньона.

– Ты боишься льдов, Росскид? Если да, то тебе не следовало браться за эту работу. Во льдах что-то такое есть, и со временем оно тебя достает. Человек может испугаться. На всю жизнь. У меня были в свое время неприятности, и я обратился к врачу. Он сказал, что такое чувство возникает от безжизненного окружения. Здесь ничего нет, только лед, море и небо. В этих широтах не бывает птиц, и я никогда не видел здесь рыбы. На корабле по крайней мере рядом с тобой большая команда, пара кошек и, конечно, крысы. А здесь, во льдах, когда ты на другом краю льдины или один в шахте, у тебя не бывает чувства, будто ты совсем один во всей Галактике? То есть почти один. Потому что там, внизу, червь. Ты, он и больше никого, Росскид, ты и червь, вдвоем в вечной бесконечности. И при этом ты знаешь, что тебе одному с ним не справиться. Бывает у тебя такое чувство, Росскид?

– Иди ты к черту, - пробормотал Росскид.

– Я только хотел сказать, что у всех нас есть проблемы. У меня свои, у Скандера свои. Но лишь потому, что нам страшно, мы не должны кидаться друг на друга. Ты, Росскид, новичок в этом деле, и поэтому мы делаем тебе скидку. Но тебе следует поступать так же. Нас трое, мы здесь надолго, и нам надо ладить друг с другом. Вот так. А теперь скажи, почему ты не доверяешь Скандеру.

Поколебавшись, Росскид ответил:

– Он слишком легко сдается. Когда айсберг остановился, он знал, в чем дело, но, похоже, не хотел ничего предпринимать.

– Он профессионал, - спокойно произнес Эркеленс. - Подобное случалось и раньше, тут мало что можно поделать.

– Я понимаю, но… Я подумал, может, он в сговоре с Лежуром и задерживает нас намеренно.

– Не думаю. Помнишь, он сам сказал нам про Лежура. А мог бы этого и не делать. Мы ведь не слышали вертолета.

Росскид, все еще не переубежденный, проворчал что-то в ответ, и на этом разговор закончился. Земляне стали готовиться ко сну. Эркеленс вскоре уснул, дыша ровно и глубоко, а Росскид долго ворочался, то и дело просыпаясь от кошмарных видений. Ему снилось, что он лежит на животе и видит перед собой лед, словно койки под ним нет. Зеленый лед постепенно приобретал голубой оттенок. Яркий фосфоресцирующий голубой цвет сгущался по мере того, как червь поднимался сквозь лед вертикально вверх, жадно подбираясь к нему, Росскиду, единственному существу во всей Галактике.

Эркеленс, сгорбившись, сидел у экрана.

– Кажется, он повернул. След удлинился. Как ты думаешь, Скандер?

Кантек с непроницаемым лицом мерил шагами ледовую площадку.

– Что он, по-твоему, телепат? - фыркнул Росскид.

– Что-то вроде, - ответил Эркеленс. - Кантеки хорошо чувствуют животных. Ты еще не заметил? Скандер нашел нам этого червя, а мы лишь разметили его точное положение.

Скандер остановился.

– Через час мы снова будем двигаться. Я могу начинать новую шахту прямо сейчас, - уверенно сказал он и отошел в сторону.

На самом деле характер движения изменился уже через пятьдесят минут. Вращение айсберга прекратилось, и, к облегчению Эркеленса, они двинулись в нужном направлении, на запад вдоль береговой линии. Скандеру потребуется еще несколько часов, чтобы закончить шахту, но это время не будет потеряно.

Незадолго до ужина Росскид подбежал к палатке и обнаружил, что Эркеленс сидит снаружи и спокойно готовит еду.

– Там впереди айсберг! - выпалил он, задыхаясь от бега. Облачка пара пульсировали у его открытого рта - Может, это Лежур. Но он недалеко ушел.

– Не волнуйся. Скандер ведь сказал, что у нас хороший червь.

– Да, но он не сказал, насколько хорош червь у Лежура.

– Скоро узнаем. Далеко он?

– Около мили.

Подошел Скандер - маленькая, детская фигурка на белом фоне. Взглянул на дымящийся котелок, потом на Эркеленса.

– Шахта готова, капитан. Все в порядке, - произнес он, неуверенно улыбаясь.

– Росскид заметил Лежура. Примерно в миле от нас. Впереди. Каковы наши шансы?

Кантек вздрогнул, заслонил глаза ладонью от солнца и взглянул на море, сохраняя непроницаемое выражение лица. Росскид внимательно наблюдал за ним.

– Я уже говорил, что у нас хороший червь, - напомнил Скандер. - Погонщиком у Лежура, очевидно, Альво: он был с ним в прошлый раз. Лежур заметит нас и заставит Альво гнать червя, Альво не станет перечить… Я думаю, через неделю Лежур загонит своего червя, или тот взбунтуется и покинет айсберг. Мне жаль Альво. Но в Алкар мы придем первыми.

– Другими словами, - произнес Росскид, глядя на Скандера в упор, - нам не стоит беспокоиться из-за того, что Лежур нас опережает?

– Да.

– Послушай, Скандер, - торопливо вмешался Эркеленс, - я не собираюсь учить тебя твоему делу, но в общем так: я бы не хотел потерять его из виду, сам понимаешь. Пусть он будет впереди, если нужно, но не очень далеко. За ним надо следить.

– Мягко стелешь, шкипер, - заметил Росскид.

Скандер перевел взгляд с одного землянина на другого, повернулся и пошел к своей крошечной палатке. Расстегнул входной клапан и забрался внутрь.

– Похоже, он не будет есть, - отметил Росскид. - Наверно, ты его расстроил.

Эркеленс бросил на него яростный взгляд.

– Когда ты сделаешь еще несколько заходов, Росскид, может быть, ты начнешь что-то понимать. А пока просто запомни, что здесь, на айсберге, три человека и еще трое там, впереди. Они наши враги, и море наш враг, и небо, и червь тоже. И даже наши собственные мысли. Нас трое против всего остального, Росскид. Не надо делать это соотношение еще хуже.

Росскид задумчиво зачерпнул ложкой из котелка и посмотрел на мини-купол в нескольких ярдах от него.


Всю следующую неделю айсберг резал серый океан, двигаясь на север. Сияющий ледник остался далеко позади, но они всегда держали в поле зрения хрустальную искорку на горизонте, показывающую позицию Лежура. На поверхности океана появилась пленка: они входили в загрязненные воды. Однажды утром, когда Росскид и Эркеленс заканчивали завтрак, до них донесся слабый высокий свист.

Эркеленс удивленно взглянул вверх.

– Похоже на вертолет Лежура. Движется в нашу сторону.

– Как ты думаешь, что ему надо? Эркеленс ухмыльнулся.

– Может быть, он сломал ногу и его помощник летит просить помощи. Мы далеко от земли, а у его вертолета не очень большой радиус действия. Будем надеяться. - Он продолжал наблюдать, как вертолет, словно жук, машущий крыльями, завис в туманном небе, затем опустился на их льдину, подняв облако мелкого снега.

Из вертолета выбрался человек и неторопливо двинулся в их сторону. Они остались сидеть. Лежур, сам ростом примерно с Эркеленса, остановился, возвышаясь над ними, и поздоровался. Эркеленс поднял глаза, словно только что его заметил, и произнес обыденным тоном:

– Привет, Лежур.

– Я так и думал, что это вы. Заметив вас на хвосте, я сказал себе: «Должно быть, это Эркеленс направляется в Алкар, и, как всегда, слишком поздно», - легко, с издевкой парировал Лежур и взглянул на Росскида.

– Росскид, это Лежур, - Эркеленс представил их друг другу, после чего они снова обменялись настороженными взглядами. Молчание затягивалось. Эркеленс с Росскидом вернулись к завтраку.

– Какие-нибудь неприятности, Лежур? - наконец спросил капитан с набитым ртом.

– У меня никаких. Я думаю, неприятности у вас: слегка отстаете. После того как я залью рынок пресной водой, вы вряд ли получите в Алкаре большую цену.

– Если предположить, что ты доберешься туда первым. В чем я лично сомневаюсь.

Лежур присел на корточки и теперь оказался на одном уровне с ними.

– Послушай, Эркеленс, - начал он серьезным тоном, - я не вижу смысла в этой гонке: мы режем друг друга. У меня есть предложение.

– Я так и думал.

– Мы можем заключить сделку, - продолжил Лежур, не обращая внимания на сарказм. - Мы оба знаем, что в Алкаре нехватка пресной воды. Почему бы нам не объединиться? Скажем, что они должны взять оба айсберга по твердой цене. Ну конечно, чуть ниже обычной: они тоже не дураки. Так мы оба выиграем, вместо того чтобы одному из нас рисковать практически за гроши.

– Это ты рискуешь получить гроши, Лежур. Я за свою цену спокоен.

Лежур резко поднялся:

– Ты дурак, Эркеленс. В этой гонке дело может кончиться тем, что оба наших червя покинут айсберги, и никто из нас не дойдет до места.

– Я дойду, - ответил Эркеленс уверенно.

Лежур бросил на него испепеляющий взгляд, развернулся и пошел к вертолету. Когда он проходил мимо мини-купола, оттуда выбрался Скандер, и они застыли на мгновение, глядя друг на друга, словно в немой сцене. Потом Лежур опомнился и двинулся к машине. Минутой позже вертолет с ревом взмыл в небо. Скандер присоединился к землянам, сел на корточки и молча принялся за еду под неуверенными взглядами землян.

– Что ты на это скажешь? - спросил Росскид, когда Скандер поел и ушел.

– Лежур загнал своего червя. Он знает, что мы можем прийти в Алкар первыми.

– Я имею в виду его и Скандера. Эркеленс тяжело вздохнул.

– Хотел бы я, чтобы ты выкинул из головы эти свои подозрения. Скандер и Лежур однажды работали вместе. Может быть, Лежур удивился, увидев его здесь. Откуда я знаю? Не понимаю, какое это имеет значение.

Росскид пробормотал что-то и ушел прочь. Позже Эркеленс обнаружил Скандера в северной части айсберга. Маленький кантек глядел в сторону моря.

– Лежур замедляет ход, - сказал он. - Мы его догоняем.

– Что у тебя было с Лежуром? - спросил Эркеленс. Скандер поворошил ногой рыхлый снег и промолчал, затем взглянул на землянина, снова на море и принюхался.

– Чувствуешь, капитан?

Эркеленс послушно втянул носом воздух и уловил слабый неприятный запах. Море вокруг было затянуто переливающейся радужной пленкой.

– Что это?

– Еще одна ошибка моего народа, - сказал Скандер, вздыхая. - Вам следовало бы внимательнее присматриваться к тому, что происходит вокруг, капитан. Кантек не просто планета, где можно заработать деньги на обеспеченную старость. Кантек - это целый мир, где гуманоиды живут, любят и убивают так же, как и вы, и мои люди так же корыстны, как и ваши, только моложе. Из-за корысти они совершают ошибки, те же ошибки, что совершались много лет назад на Земле. Ваша планета, если бы захотела, могла бы помешать нам делать их, но Земля не хочет помочь.

– У тебя сегодня горько на душе, Скандер. Из-за Лежура?

– Возможно. Но это не меняет дела. Ваши люди пришли на нашу планету, чтобы делать здесь деньги. Если бы вы помогли нам подняться до вашего уровня, денег стало бы меньше. Например, у нас не было бы тогда проблем с пресной водой, не было бы загрязнения морей и атмосферы. Вы на Земле ведь справились с этими проблемами, так?

– Справились. Это потребовало много времени и сил, но мы справились.

– Очевидно, раньше ваши океаны выглядели местами так же, как и здесь.

Эркеленс взглянул на воду. Даже с высоты айсберга легко было заметить маслянистую пленку, играющую радужными отражениями.

– Так далеко на юг… - пробормотал он. - Через десять лет все это достигнет ледовой шапки. Что тогда? Если море неспособно будет испарять, откуда возьмется дождь?

– Все еще не так плохо, капитан. Это утечка с нового подводного нефтяного месторождения. Я рассказывал в прошлый раз, помнишь? Большой проект в пятистах милях от Алкара. Там внизу жили люди. В огромном герметичном куполе. Они бурили дно и качали неочищенную нефть по трубам на берег.

– Помню, - Эркеленс, не отрываясь, глядел на нефтяную гладь, зачарованный этим кошмаром.

– Месяц назад там произошла катастрофа. Никто не знает, из-за чего. Может быть, не выдержал купол, может, был взрыв или землетрясение. Известно лишь, что связь с промыслом внезапно прекратилась. Промысел… - Скандер горько усмехнулся. - Там был целый город. Предполагалось, что этот нефтяной пласт будет снабжать весь Кантек в течение последующих двухсот лет. Но, как объявили, связь прекратилась, а поверхность моря в этом районе внезапно покрылась слоем нефти. Кое-где до фута толщиной. И это высококачественная нефть! На вашем месте я бы даже не курил, пока не пройдем этот район. Я никак не пойму, зачем все это. Земля ведь уже давно не использует нефть. Почему должны мы?

– Очевидно, Мировой Совет считает, что менее развитые планеты должны сами пробить себе дорогу вперед, - сказал Эркеленс, как бы оправдываясь. - Даже на Земле в старые дни было немало примеров того, что может случиться, если искусственно ускорять развитие расы.

– И поэтому мы не получим реакторов и урана.

– Скандер, - терпеливо произнес Эркеленс, - на Кантеке каждые двадцать лет случаются крупные войны. Пусть все поутихнет. Дайте себе шанс. Сейчас передать реакторы вашим враждующим правительствам было бы все равно что вручить лазеры обезьянам.

Он закашлялся в замешательстве, поняв, что допустил оскорбительное сравнение, но Скандер ничего не ответил, в задумчивости продолжал глядеть на медленно вздымающуюся поверхность моря.

– Его червь устал, - сказал Скандер. - Он гнал его слишком сильно.

– Мы его догоняем, - с удовлетворением заметил Росскид. - Быстро догоняем!


Это происходило два дня спустя после разговора Эркеленса и Скандера. В воздухе стоял удушливый запах нефти. Бьющий в лицо северный ветер за последние несколько часов почти остановил движение айсберга. Льдина Лежура застыла всего в полумиле от них, и время от времени они видели его людей - черные муравьи на фоне отсвечивающего серебра.

– Думаешь, червь уйдет от них? - с надеждой спросил Эркеленс.

– Нет, под нефтью он не уйдет. Там, внизу, вода совершенно черная. Черви напуганы и будут держаться знакомой обстановки. Ты заметил, как мы движемся?

Айсберг раскачивался, но это неровное движение никак нельзя было отнести за счет волнения. Гигантский червь метался то в одну сторону, то в другую, и им легко представлялась огромная раскрытая пасть на раскачивающейся голове, ищущей конец неестественно черной воды. Тем не менее айсберг продолжал медленно двигаться на север. Скандер отсоветовал слишком сильно гнать червя, позволив ему самому выбирать курс до тех пор, пока они не оставят нефть позади.

– Что там происходит? - спросил вдруг Эркеленс.

Три маленькие фигурки - команда Лежура - копошились в южной части своего айсберга. Целый каскад крошечных черных точек скользнул вниз вдоль сияющей стены и без всплеска упал в вязкую воду.

Эркеленс и Росскид встревоженно переглянулись.

– Что-то этот паразит задумал… - сказал капитан.

Внезапно вода у основания айсберга Лежура взметнулась черными и красными брызгами, секундой позже долетел звук взрыва.

– Наверно, хочет потормошить своего червя, - усмехнулся Росскид. - Это единственное, что ему остается.

Эркеленс и Скандер молчали, наблюдая за опадающими фонтанами воды. Сквозь густой черный дым, сносимый ветром в их сторону, стал вдруг виден расползающийся полукруг ярко-красного огня, но плотный дым тут же снова скрыл его из виду.

– Он поджег море! - закричал Эркеленс. - Этот ублюдок поджег море! И ветром огонь сносит в нашу сторону!

– Ну и что? - спросил Росскид, закашлявшись. Глаза его слезились. - Мы можем пересидеть в палатке.

– Ты не понимаешь, - тихо сказал Скандер. - Наш червь может умереть.

– Как? Он там, внизу, в полной безопасности.

– Не думаю. - Скандер натер кусок материи снегом и замотал нижнюю часть лица, пытаясь защититься от дыма. - Червь может испугаться. Он не совсем слепой. Вокруг рта у него есть светочувствительные клетки. А он и так неспокоен из-за нефти, - добавил кантек приглушенным голосом.

По мере приближения огня дым немного развеяло. Ветер проносил черные хлопья у края айсберга, словно волны густого, перекатывающегося прилива. За дымом двигалась лента огня шириной около трехсот ярдов. Айсберг дрожал.

– Червь испугался, - сказал Скандер.

– Что же делать? - спросил Росскид, нервно оглядываясь по сторонам.

– Ничего. Ждать.

Пока они стояли на краю айсберга, завороженно глядя вниз, ярко-красное с желтыми вспышками поле огня, вскипающее густым черным дымом, подбиралось все ближе. Совсем недалеко, в спокойной воде, неподвижно стоял айсберг Лежура. Крошечные фигурки на краю тоже наблюдали за происходящим.

– Смотрите! - хрипло выкрикнул Росскид. Впереди, в пятидесяти ярдах от них, в кипящей черноте возникло какое-то бледное пятно. И тут же они услышали чудовищный хриплый вздох, похожий на измученный, режущий кашель. Над стелющимся дымом появилась голова червя. По его чешуйчатой коже стекали ручьи смешанной с нефтью воды. Эркеленсу послышался низкий стон. Росскид в ужасе зажал рот руками, но не мог оторвать взгляда от чудовищного видения. Голова рывками поднималась из воды все выше. Тяжело раскачиваясь из стороны в сторону, червь в агонии издавал хриплые стоны, а пламя подкатывалось все ближе и ближе.

– Он не успеет спрятать голову под воду! - крикнул Скандер. - Огонь слишком близко!

Эркеленс ничего не слышал. Не сводя взгляда с приближающейся стены огня, он беззвучно шевелил губами, словно молил чудовище спастись, вернувшись в свою родную стихию. Но пламя действительно подобралось уже слишком близко. Горело прямо под головой червя, старавшегося вылезти из воды все дальше, и от его судорожных движений в туннеле айсберг нещадно трясло. Шея вытянулась вертикально, в смертельной муке повернулась к небу зияющая пасть. Всего в пятидесяти футах от айсберга чудовище встало из воды, словно морской маяк, и трое людей испуганно попятились.

– Он умирает! - крикнул Скандер.

Сам айсберг стонал от напряжения, мелкая дрожь отдавалась скрипами и треском льда. Пламя плясало вокруг поднявшейся из воды живой колонны. Голова червя судорожно дернулась, затем наклонилась и неестественно медленно рухнула в пылающую воду, подняв фонтаны огня.

Айсберг дернуло, приподняло, Росскида и Эркеленса сбило с ног, и только Скандер устоял на месте и увидел финальную сцену. Огромное тело червя все еще извивалось в море огня. Едва оторвавшись от воды, голова медленно поднялась еще раз, и последним усилием в болезненном кашле червь изверг из себя фонтан горящей нефти, затем замер и скрылся под водой. Пламя пошло дальше, огибая айсберг, но червь уже был мертв.

Оставив двоих людей лежать на снегу, Скандер двинулся прочь.

Эркеленс очнулся первым. Он перекатился на спину, взглянул на небо и сел. Затем растолкал Росскида, который все еще лежал неподвижно, закрыв руками голову.

– Все спокойно, Росскид, можешь подниматься. Все кончилось.

Росскид застонал, перевернулся и взглянул на капитана. В глазах его застыл страх.

– Господи… - пробормотал он.

– Успокойся. Все кончилось. - Эркеленс встал и отряхнулся от снега.

– Я думал… Я боялся, что айсберг перевернется. Слышал, что ему не много надо, после того как он подтаял в теплых водах. Я думал, нам конец, Эркеленс.

– По правде говоря, я тоже. - Эркеленс взглянул на движущийся к северу айсберг Лежура, обернулся и обвел взглядом уходящую вдаль волну огня.

– Где Скандер? - спросил он встревоженно.

– Не знаю. Минуту назад был здесь… Червя мы потеряли?

– Да.

Эркеленс заслонил глаза ладонью и оглядел айсберг.

– Вот он! - вскричал он. - Черт, он спускает субмарину! Росскид горько усмехнулся.

– Этот маленький паршивец собрался бежать. Мы застряли тут, остались без червя, и он решил перекинуться к Лежуру.

– Почему-то мне кажется, что это не так, - произнес Эркеленс.


Скандер надавил рычажок, и крюки со щелчком отцепились. Он включил стартер и привел в действие древний капризный реактор. Турбина загудела, и маленькая субмарина скользнула в темную воду. Скандер включил прожектор, повернул в сторону от светящейся бликами ледовой стены и направился на север.

Снова вспомнилась Валинда, но, когда перед его мысленным взором вставал образ Лежура, внутри у него возникал тугой узел ненависти. Скандер едва замечал матово-зеленую толщу воды на обзорном экране. Вода быстро поглощала свет прожектора. В этих широтах водилась рыба - выносливые черные акулы, живущие даже у самой границы смертельно холодных полярных вод, где могли существовать только ледовые черви. Акулы с любопытством заглядывали в движущуюся субмарину, и их холодные глаза сверкали в потоке света хищным зеленым огнем. Скандер вспомнил Валинду и тот день, когда она метко нацеленным гарпуном из турели субмарины Лежура спасла ему жизнь. Он тогда подплыл ближе, чтобы обследовать упрямого червя, и не заметил акулу, кружившую выше в ожидании удобного для броска момента. Заметила Валинда. Почувствовав передавшийся через воду короткий удар, он взглянул вверх и увидел извивающуюся хищницу с торчащим из живота гарпуном. Кровь струилась в воде багровыми полосами, и он, лихорадочно отталкиваясь ластами, поплыл к субмарине, где Валинда крепко обняла его и долго потом не отпускала.

Он вспомнил лицо Лежура, когда они встретились два дня назад. В глазах неожиданно узнавшего его землянина застыл страх. Лежур, должно быть, тоже запомнил день, когда они виделись в последний раз. Тогда он подвел итоги по контрактам, и Скандер получил сумму, в два раза большую, чем та, на которую рассчитывал вначале. Лежур без разговоров отдал ему долю Валинды. Другой мог бы подумать, что это для успокоения совести, но Скандер давно понял, что совесть у Лежура отсутствует начисто.

– Все твое, кантек, - сказал Лежур, изображая щедрого хозяина. - Я с тобой свяжусь, когда подвернется следующий контракт.

Скандер долго смотрел на него, держа деньги в руке. Отказываться было бы бессмысленно, и он лишь сказал:

– Не трать время, землянин. Следующая наша встреча будет для тебя последней.

Прозвучало это тогда мелодраматично, но он видел, как расширились глаза Лежура, выдавая его страх.

Скандер вернулся к действительности, скорректировал баланс субмарины и, выдвинув перископ, поднялся к поверхности. По экрану скользнул радужный размыв нефтяной пленки, и прямо перед ним возник айсберг Лежура. Скандер поменял курс, оставив льдину по правому борту, и убрал перископ. Через несколько минут он погрузился и подплыл ближе к неровной стене льда. Чуть позже стал виден фосфоресцирующий бок червя.

Червь устал, обессиленный многодневной гонкой в непривычной черноте покрытой нефтью воды. Скрытое айсбергом тело наверняка невыносимо болело от постоянного применения жгучего лазерного луча.

Такого червя заставить покинуть айсберг не очень сложно. Несколько правильно установленных мин возле рудиментарных глаз… Он двинулся дальше вдоль огромных сегментов, приближаясь к пасти зверя. Неожиданно светящееся тело кончилось. Около головы червя металась стайка рыбок-лоцманов. Эти маленькие рыбки следовали за чудовищем повсюду, питаясь выбрасываемыми из организма остатками, и через какое-то время сами становились пищей растущего червя. Скандер кружил, выбирая наиболее удачное место для мин у раскрытой пасти, заполняющей весь экран, и вдруг заметил какое-то темное пятно почти у самого рта чудовища, притормозил, дал задний ход и увеличил изображение на экране. Пятно приблизилось рывком, приобретая обтекаемую форму, ждущую, настороженную…

Субмарина Лежура. У самой пасти червя. Охраняет его от такого именно нападения, какое задумал Скандер. Может быть, в рубке сам Лежур, хотя это маловероятно. Когда Скандер работал на Лежура, тот никогда не спускался под воду. Как большинство землян, он панически боялся червей. Должно быть, он послал вниз Альво.

Все-таки Лежур перехитрил его, и Скандер почувствовал прилив отчаяния: чтобы установить мины, ему нужно выйти из субмарины, но тогда он будет легкой мишенью для Альво. Некоторое время Скандер двигался по кругу около головы червя, и судно противника синхронно поворачивалось, очевидно держа его в центре экрана.

На панели управления вспыхнул предупреждающий сигнал, и Скандер торопливо заглушил перегревшийся реактор. «Хуже момента для аварии и выбрать нельзя!» - подумал он, помянув недобрым словом расхлябанное оборудование Эркеленса. У Лежура современная субмарина, и, разумеется, там автоматические глушители. Скандер медленно отвел судно назад и двинулся вокруг червя. Бдительный страж следовал за ним неотступно. О корпус субмарины ударился гарпун. Предупредительный выстрел. Напоминание о том, что произойдет, если он попытается выйти из своего суденышка в воду и установить мины.

Продолжая двигаться по кругу в сопровождении стража, Скандер представил себе Лежура, представил, как он недобро улыбается, когда ему сообщают о его неудачной попытке покалечить червя. Душу Скандера жгли отчаяние, ненависть и боль.

Прямо перед ним вдруг возник неровный рваный шрам на губе червя - последствие давнего взрыва мины.

В замешательстве он резко повернул в сторону, двигаясь от айсберга, потом развернулся, собрался с мыслями и, не отрывая взгляда от шрама, стал приближаться.

Ледовые черви живут долго. Некоторые успевают совершить много путешествий к полярным льдам и обратно.

Ему снова представилась Валинда, плывущая к нему, яркая вспышка и рваная рана на том же самом месте.

Представился Лежур, улыбающийся в радиопередатчик.

Он потянул на себя рычаг замедлителя реактора - на пульте тут же вспыхнул предупреждающий индикатор.

Скандер повел субмарину вперед.


Эркеленс стоял на краю айсберга, глядя на вязкую поверхность моря. Подошел Росскид.

– Я послал аварийный сигнал, - сказал он. - Похоже, где-то совсем недалеко есть корабль, и нас скоро снимут.

Они не особенно обрадовались тому, что придется делать крюк через залитое нефтью море, но я дал им понять, что мы земляне.

Эркеленс взглянул на него и горько усмехнулся.

– Что с айсбергом? - продолжил Росскид. - Мы его просто оставим здесь?

– Такое уж у нас везение. Толку от него теперь никакого: червь умер, а на буксир такую махину не возьмешь.

– Это точно. - Росскид проводил взглядом удаляющийся айсберг Лежура, потом вдруг удивленно спросил: - Что это?

Блестящая ледяная гора в полумиле от них внезапно потеряла четкие очертания, окутавшись снежным облаком, в котором радужно преломились лучи низко сидящего над горизонтом солнца. Море у основания айсберга медленно поднялось фонтанами сияющих брызг.

– О господи! - прошептал Росскид в ужасе. - Он раскалывается…

Словно от удара гигантским топором, айсберг разломился посередине. Обе половины медленно отошли в стороны, и устремившаяся в пролом вода рванулась монолитной колонной вверх.

Потом до них докатился грохот страшного подводного взрыва, и айсберг задрожал. Чтобы не упасть, они сели на снег и увидели, как поднявшийся фонтан опал, море успокоилось и снова стало темным и мрачным. Лишь два ледяных пика, словно надгробные камни, торчали из вязкой воды.

Росскид с испугом и молчаливым вопросом в глазах взглянул на капитана.

Эркеленс кивнул.

– У Скандера был зуб на него, - сказал он. - Не знаю, в чем там дело. Может быть, что-то, чего нам с тобой просто не понять. Кантеки неспокойная раса: вечно у них войны. Я иногда думаю, что нам их никогда по-настоящему не понять.

Они долго стояли рядом на краю медленно раскачивающегося айсберга, вглядываясь в загадочный горизонт. Вскоре стемнело.

Эркеленс двинулся к палатке, оставив напарника одного под окаменевшими звездами.

– Где же этот чертов корабль? - раздраженно спросил Росскид, обращаясь ко всей планете Кантек.


Michael G.Coney
«Oh, Valinda!»
1972

Оглавление

  • Майкл Коуни ПОГОНЩИКИ АЙСБЕРГОВ

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии