Тачки - 2 (fb2)

- Тачки - 2 (пер. П. П. Агафонова) (а.с. Тачки -2) (и.с. disney. Любимые мультфильмы. Книги для чтения) 1.15 Мб, 60с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ирен Тримбл

Настройки текста:



Ирен Тримбл - Тачки 2

Литературно-художественное издание

Для среднего школьного возраста


ДЕТСК. DISNEY. ЛЮБИМЫЕ МУЛЬТФИЛЬМЫ.

КНИГИ ДЛЯ ЧТЕНИЯ


ТАЧКИ 2


Руководитель направления Т. Суворова

Ответственный редактор С. Мазина

Младший редактор Ю. Пичугина

Художественный редактор И. Успенский

Технический редактор О. Лёвкин

Компьютерная верстка О. Розанова

Корректор Д. Горобец


Адаптация Ирен Тримбл

Глава 1

– Говорит агент Леланд Турбо, – торопливо шептал британский шпион. – У меня срочное сообщение для агента Финна Макмисла.

Турбо смотрел прямо в камеру своего аудио-визуального передатчика, пытаясь связаться со штабом. Агент быстро обернулся проверить, нет ли поблизости врага. Пока что всё тихо.

– Не поверите, что я тут обнаружил. Оно крупнее, чем всё, что мы когда-либо видели. И никому не известно о его существовании.

Из-за помех сообщение Турбо было почти невозможно разобрать, но кое-что было слышно чётко:

– Финн, мне нужно подкрепление!

Передатчик начал мерцать. Турбо добавил:

– Передаю координаты. Удачи.

Несколько часов спустя отважный катерок бесстрашно пробирался по неспокойным водам в северном районе Тихого океана. Нос его то взлетал вверх, то устремлялся вниз с гребня волны, но он не терял курса.

На борту агент Финн Макмисл внутренне готовился к прибытию на место. Ему, одному из лучших шпионов Англии, предстояло сегодня важное дело. Секретное дело.

– Всё, мы на месте. Приплыли куда уплачено, – сообщил Финну сварливый перевозчик. – Кто бы знал, зачем.

– Надо найти авто, – уклончиво ответил Финн.

Катер покосился на пассажира:

– Мне жаль, братец, но тут никого.

Финн насупил фары. Катер очень сильно ошибается. В штабе проследили Турбо, коллегу и друга Финна, до этой самой точки. Турбо где-то здесь, и он в беде. А ещё Турбо раздобыл информацию – важную, сверхсекретную.

Вдруг Финн заметил рядом с катером луч мощного прожектора и понял, что враг близко. Больше ни у кого здесь не может быть такой охраны. Он быстро спрятался в тень.

Огромный военный корабль направил прожектор прямо на катер и приказал:

– Разворачивайся и плыви туда, откуда прибыл.

– Прости, братец, – сказал Финну катер. – Похоже, дальше ходу нет.

Но ему никто не ответил. Финн Макмисл исчез.

Никем не замеченный, Финн свисал с борта военного корабля, который шёл по бурным водам океана. Внезапно тьму на миг осветила оранжевая вспышка. За этот миг Финн успел увидеть, что корабль причаливает к большой нефтяной платформе.

Он быстро отцепил хитроумный трос от борта корабля и заехал на один из верхних уровней платформы. Внизу толпились машины эконом-класса – судя по всему, они были дешёвой рабочей силой для того, кто тут всем заправлял. Гремлины и пейсеры ящик за ящиком разгружали большое грузовое судно.

Затем Финн услышал звук, который ни с чем нельзя было спутать: звук немецкого двигателя. На платформу въехал похожий на коробку сине-зелёный автомобиль с моноклем и тут же начал выкрикивать приказы:

– Чего столпились? Протч!

Финн сразу понял: это профессор Цундапп. Одарённый немецкий учёный, который занимался разработкой оружия. А ещё он давно находился в списке самых разыскиваемых Великобританией преступников. Профессор Цундапп был готов взяться за любую работу – сколь гибельной для человечества она бы ни была, – если ему хорошенько заплатить.

– Вот она, профессор, – сказал пейсер, указывая на ящик. – Вы хотели взглянуть перед погрузкой.

Даже Финн не узнал американского агента Рода Рэдлайна, который внедрился к злоумышленникам, притворившись пейсером.

– Ах, та, – ответил профессор. – Покажи, пожалуйста. Аккуратно.

Финн тихонько выпустил абордажный крюк и свесился над платформой, наблюдая, как автопогрузчик опустил и открыл загадочный ящик. Внутри находилась телекамера, упакованная, словно хрупкое ветровое стекло. Сбоку виднелась маркировка: «МГП».

Профессор Цундапп был доволен.

– Карашо. Карашо, – произнёс он с немецким акцентом. – Это ценное опорудование. Проследите, чтопы оно ныло натёжно упаковано тля транспортировки.

Гремлины и пейсеры окружили ящик и принялись запаковывать груз. Похоже, он поедет на грузовом судне. «Не забыть бы выяснить, куда направляется это судно», – подумал Финн.

Пока агент делал снимки, кое-что другое привлекло его внимание. Кран опустил перед профессором ещё один ящик.

– Профессор Цундапп! – прокричал гремлин по имени Грэм. – Это тот английский шпион, про которого мы говорили.

Профессор Цундапп знал, о ком речь:

– Агент Леланд Турпо.

Финн приготовился выйти из укрытия и драться.

Глава 2

Когда Финн наконец увидел Турбо, его фары округлились: агента уже спрессовали в куб.

Внезапный столб пламени осветил нефтеплатформу, и тень Финна легла перед профессором Цундаппом. Профессор взглянул в глаза врагу.

– Это есть Финн Макмисл! – крикнул он, приказывая своим головорезам догнать агента.

Гремлины, пейсеры и другие третьесортные машины столпились на ближайшей к Финну площадке. Но ловкости Финну было не занимать. Он быстро выпустил тросы и зацепился за кран, высившийся над платформой. Перелетев к стреле крана, он проворно заехал прямо на неё, удрав от погони. Чтобы спастись, пришлось проявить недюжинную смекалку. Первым делом агент налил на платформу немного масла, чтобы его преследователей занесло. Затем опрокинул несколько бочек с нефтью и заблокировал им путь. Но, добравшись до вертолётной площадки наверху платформы, Финн понял, что бежать некуда. Вражеские авто окружили его; их хилые двигатели зудели, как комары.

Финн врубил заднюю скорость... и слетел с края платформы. Примерно сотней метров ниже он ушёл под воду.

Гремлины и пейсеры бросились к краю и уставились в бушующий океан внизу. В фонтане брызг на поверхности вновь появился Финн, трансформировавшийся в катер на подводных крыльях. Он мчался вдаль.

– Он уходит! – крикнул пейсер Эйсер.

– Далеко не уйдёт, – ответил военный корабль, выпуская две ракеты. Они взорвались на глазах у всей платформы. Обездвиженный силуэт Финна уходил в глубины океана. Вскоре всплыли все четыре его колеса. Профессор Цундапп улыбнулся и объявил конец погони. Великолепная ночь. Уничтожены и Финн Макмисл, и Леланд Турбо.

– Теперь нас никто не остановит, – обрадовал профессор ухмыляющуюся команду.

Но он ошибался: перейдя в режим подводной лодки, Финн Макмисл нарочно отбросил шины. Как только его враги на платформе отвернулись, он под водой поспешил в штаб-квартиру разведывательной службы.


* * *

На рассвете следующего дня на другом краю света, в центральной части США, покрытый ржавчиной бывалый тягач по имени Мэтр не сводил глаз с шоссе номер 66. Молния Маккуин должен был вернуться в Радиатор Спрингс с первым призом Кубка Поршня памяти Хадсона Хорнета. Мэтр не мог дождаться встречи с другом.

С тех пор как в Радиатор Спрингс обосновался чемпион Молния Маккуин, жизнь здесь стала куда лучше. Зачастили туристы; когда-то замшелый захолустный городок заблестел, как новенькая покрышка. И никому не удавалось так погреться в лучах славы Молнии Маккуина, как его лучшему другу Мэтру.

– Буду стоять на этом самом месте, покуда не вернётся мой закадычный друг Молния Маккуин, – осоловело сказал утомлённый Мэтр.

Подруга Маккуина Салли начала волноваться за приятеля. Кроме них с Мэтром все остальные в городе уже спали.

– Мэтр, – вздохнула Салли, – ты сидишь тут уже неделю.

– Это оттого, что у меня сюрприз для него, мисс Салли, – ответил Мэтр. – В честь его победы в Кубке Поршня. Он должен увидеть это первым.

– Ладно, – сказала Салли, отъезжая. – Но хотя бы разомнись немного. У тебя прокладки пересохнут. Масло протечёт.

– Я никогда не теку! – крикнул вдогонку Мэтр.

Но тут он столкнулся с другой проблемой: он уже попросту не мог не спать.

Маккуин вернулся домой днём, когда Мэтр всё ещё спал. Повидаться собрались все друзья. Под боком у Маккуина пристроилась Салли. Разумеется, приехал владелец мастерской Рамон, как и его жена Фло, хозяйка только что отремонтированного ресторана «Полный бак».

Здесь же были Сержант и Филмор. Сержант держал магазин запчастей рядом с лавкой Филмора, где бело-зелёный грузовик производил и продавал своё органическое топливо. Рядом с пожарной машиной Рэдом пристроилась Лиззи – владелица сувенирной лавки.

Бедняга Мэтр дольше всех ждал возвращения Молнии Маккуина, и надо ж было ему проспать!

– У него такой умиротворённый вид, – сказал Маккуин. – Не хочется его будить.

– Так, в сторонку! – объявил Мак, большой грузовик, который всегда возил Молнию между соревнованиями. – Всегда хотелось это сделать.

Грузовик громко посигналил, и Мэтр, резко проснувшись, от неожиданности объехал задом наперёд весь городок и в конце концов съехал со скалы.

– Я живой! – прокричал он друзьям, помчавшимся его спасать. Он зацепился за скалу тросом и уже карабкался наверх.

– Мэтр! – обеспокоенно позвал Молния.

– Всё хорошо, – ответил Мэтр.

Но Маккуин переживал за друга:

– Ого, смотри, какая у тебя вмятина.

– Возможно, лучшая, – с гордой ухмылкой отвечал Мэтр. Вмятины Мэтра означали дружбу с Маккуином и повествовали об их многочисленных приключениях.

Большинство из них он заработал в автокроссах с Маккуином, когда вытаскивал гонщика из ям, а также хвастаясь тем, как он ловко ездит задним ходом. Он оставлял каждую полученную вмятину как сувенир на память о прекрасных временах, проведённых с другом.

– Мэтр, как же я рад тебя видеть, – воскликнул Маккуин, как только понял, что с Мэтром всё в порядке.

– А уж я-то как рад, – крикнул Мэтр. – О! Хочу кое-что показать. Тебе понравится.

– Вообще-то, – тихо сказал Маккуин, – сперва я хочу тебе кое-что показать.

Глава 3

Маккуин и Мэтр приехали в бывший гараж Дока Хадсона. Его превратили в музей гонок имени Дока. Маккуин поместил свой трофей – первый в мире приз Кубка Поршня памяти Хадсона Хорнета – на витрину рядом с призами Кубка Поршня, заработанными самим Доком.

– Знаю, Док говорил, это просто жестянки... Но я подумал: будет неправильно, если победит кто-то другой, – тихо промолвил Маккуин.

Мэтр кивнул:

– Док бы очень тобой гордился. Точно говорю.

Побыв немного наедине, друзья выехали к остальным жителям Радиатор Спрингс.

– Знаешь, дружище, – сказал Маккуин Мэтру, когда они бок о бок ехали по городу, – у меня был очень трудный день. Сейчас мне больше всего хочется...

– Праздновать всю ночь? – радостно спросил Мэтр. Друзья направлялись к его заваленному автохламом двору.

– Нет... – замялся Маккуин.

Мэтр широко улыбнулся:

– Устроить автокросс, а потом праздновать всю ночь?

– Нет, Мэтр. Мне хочется поужинать в тишине, – сказал Маккуин.

– Это тоже здорово! – согласился Мэтр. – Я как раз об этом думал.

Маккуин помолчал.

– Я хотел сказать, поужинать с Салли, – вымолвил наконец он.

– Мысль что надо! – улыбка Мэтра стала только шире. – Мы втроём – ты, я да мисс Салли – отправимся ужинать! Куда поедем? О, я знаю: слыхал про этот новый ресторан с аквапарком – «Водные виражи»?

Маккуин не хотел обижать друга, но ему очень хотелось пойти на свидание с Салли.

– Я надеялся, что это будет, ну, романтический вечер.

– Так о чём речь? «Водные виражи» – самое романтичное место. Говорят, там есть склоны, откуда можно вдвоём съехать! – сказал Мэтр, подъезжая к своему двору.

Он приготовился подать напряжение на свой грандиозный сюрприз. Это была видео-инсталляция в честь возвращения друга, которую он подготовил специально для Маккуина. От волнения Мэтр с трудом держал колёса ровно.

– Мэтр, – выпалил Маккуин, – я имел в виду, что мы с Салли будем вдвоём.

Мэтр резко остановился. Его улыбка стала лишь чуточку менее широкой. Пытаясь скрыть разочарование – и свою приветственную инсталляцию, – он опустил взгляд на шины.

– О.

– Только сегодня, – мягко сказал Маккуин.

– Ну ладно, – сказал Мэтр, разочарованно глядя на свой сюрприз. – Хорошо.

– Спасибо, что отпускаешь, – Маккуин завёл мотор. – Поеду скажу Салли.

– Уже? – у Мэтра почти задрожал передний бампер.

– Да. Стоп, ты же хотел мне что-то показать.

– Да не, ерунда. Подождёт, – Мэтр натянуто улыбнулся. – Повеселитесь там!

Маккуин укатил прочь.

Оставшись один, Мэтр глубоко вздохнул. Он несколько дней работал над сюрпризом для друга. Расстроенный, он повернулся и приладил кабель к аккумулятору, наблюдая, как оживает дисплей. Клаксон сыграл торжественную мелодию, а за грудой покрышек появился дорожный знак с надписью: «С возвращением, лучший друг!»

И финальный штрих: за упавшими панелями показались две канистры с бензином: на одной было имя Маккуина, на другой – Мэтра. Разочарование Мэтра вмиг испарилось. Эти старые канистры навели его на мысль.

Вечером Маккуин и Салли покинули залитый неоновыми огнями Радиатор Спрингс и отправились вверх по освещённому луной холму, где расположился только что отделанный ресторан «Полный бак».

Стоило им устроиться и оценить вид, открывавшийся от их столика, как появился официант. У Маккуина дворники поползли на лоб: это был Мэтр в форменной одежде!

– Добрый вечер, – осторожно произнёс Мэтр. Он успел пройти краткое обучение, чтобы обслужить Маккуина и Салли как подобает.

– Меня зовут Мэтр. Сегодня я ваш официант.

Тут он издал смешок:

– Метрдотель Мэтр. У нас тут весело.

– Мэтр, ты что, работаешь здесь? – спросил Маккуин.

– Ну да, – ответил Мэтр, широко улыбнувшись парочке. – Небось, решили, что я притворяюсь официантом, чтобы побыть с вами?

Маккуин и Салли переглянулись. Они понимали, что Мэтру хочется провести время с лучшим другом.

– Э, это не я придумал, – прошептал Маккуин Салли.

Но Салли лишь улыбнулась. Она знала, как много Маккуин значит для Мэтра, и решила подыграть:

– Что ж, и какое сегодня блюдо дня, метрдотель Мэтр?

Мэтр повернулся к Салли:

– Блюдо дня? О, у нас восхитительное консоме из незамерзайки.

Салли была приятно удивлена его профессионализмом. Маккуин тоже был впечатлён.

– Кажется, у мисс Салли загорелись фары, – заметил Маккуин. – Что ещё у вас есть?

Мэтр заулыбался.

– Освежающее газ-паччо. Подаётся холодным. Приправлено тормозной жидкостью...

Мэтр продолжал и продолжал, пока не исчерпал идеи.

– Вы, голубки, пока подумайте, а я принесу вам напитки.

Маккуин усмехнулся: надо признать, Мэтр отлично это провернул.

– Мне как обычно, – сказал он Мэтру.

– Отлично. Мне то же самое, – сказала Салли. Ей нравилось видеть друзей вместе. Эта дружба много значила для них обоих.

Мэтр моргнул. Придётся как-то разузнать, что это за «как обычно»! Он поехал выяснять.

– Мне его очень не хватало, – сказал Маккуин Салли. – С ним не соскучишься.

Глава 4

В подсобке ресторана Филмор и Сержант смотрели телевизор, а Гвидо разливал бензин и масло.

– Гвидо, – тихо спросил Мэтр, – а что Маккуин обычно берёт?

Гвидо по-итальянски ответил, что не имеет понятия.

– Супер! Сделай две порции!

Пока Гвидо разливал в бокалы масло, Мэтр зацепился взглядом за телевизор. Показывали шоу Мела Дорадо. Гостем передачи был легендарный нефтяной магнат сэр Майлс Карданвал.

– Весь мир был потрясён, узнав о том, что он раздал состояние, перестал глушить бензин запоем, перешёл на электромотор и посвятил жизнь поиску возобновляемого и экологически чистого топлива, – объявил по телевизору Мел.

– Ну нет, если ты нефтяной магнат, то это навсегда, – прокомментировал Филмор. Он ценил лишь то органическое топливо, что делал сам.

– А чтобы продемонстрировать миру возможности своего нового топлива – «Алинола», – рассказывал Мел телезрителям, – он организовал уникальное соревнование и приглашает величайших гонщиков со всего света побороться за приз первого в истории Мирового гран-при!

Карданвал скромно кивнул.

– Почему «Алинол»? И почему сейчас? – спросил Мел.

– Ты давно был на заправке? Там атомные цены, – ответил сэр Майлс. – Загрязнение природы достигло неимоверных масштабов. Мир устал от нефтяных картелей, – Карданвал вошёл в раж. – Будущее – за альтернативными источниками энергии! «Алинол» – самое дешёвое и безопасное альтернативное топливо из всех, что есть на рынке.

Мел одобрительно кивнул, и Карданвал продолжил:

– Поверь, Мел: увидев «Алинол» в действии на Мировом гран-при, никто больше не захочет покупать бензин.

Мел спросил, почему на гонку не приглашён Молния Маккуин.

– Мы звали его, – ответил Карданвал, – но, судя по всему, он сейчас на отдыхе.

В эту минуту к разговору присоединился гонщик-легенда из Италии, Франческо Бернулли.

– Да куда Молнии Маккуину против Франческо? – хвастливо проговорил он.

У Мэтра приоткрылся капот. Как смеет эта итальянская телега поносить Маккуина с экрана телевизора?! Мэтр поставил поднос и поспешил к телефону.

Маккуин и Салли ждали, когда принесут их напитки, когда вдалеке в телевизоре послышался голос Мэтра. Маккуин и не подозревал, что его друг дозвонился на шоу Мела.

– Этот ваш итальянский товарищ пусть на Молнию Маккуина баррель-то не катит! – кричал в телефон Мэтр, а голос его из телевизора разносился на весь ресторан. – Наш Маккуин такой гонщик – всем гонщикам гонщик!

Франческо было не так-то просто смутить.

– Если он, как ты говоришь, «всем гонщикам гонщик», то зачем ему отдых?

За барной стойкой собралась толпа. Все затаили дыхание и слушали ответ Мэтра:

– Так это каждый знает: бывает, надо притормозить и насладиться жизнью.

– Вы слышали, – торжествующе объявил Франческо. – Молния Маккуин любит притормозить. Для Франческо это не новость. Когда мне надо уснуть, я включаю гонку с его участием. Засыпаю на втором круге.

Зрители в Радиатор Спрингс неодобрительно загудели. Салли и Маккуин подъехали посмотреть, в чём дело.

– Молния Маккуин боится Франческо! – улыбнулся Бернулли. – Его можно понять.

– Франческо Бернулли, – с восхищением сказала Салли. – Теперь ясно, откуда столько народу.

– А ты откуда знаешь, как его зовут? И не надо говорить вот так: Франчессссско. Там три слога, а не десять!

– А что? – спросила Салли, не отрывая глаз от телевизора. – Ты только взгляни на него: обнажённые шины и всё такое.

Но Мэтр не сдавался.

– Да Маккуин тебя задним ходом обойдёт!

– Мел, может, продолжим? – грубо прервал Мэтра Франческо. – Франческо нужен телезритель, с которым можно вести более интеллектуальную беседу. Мусоровоз, к примеру.

На этот раз разозлился Маккуин. Лучший гонщик страны подошёл к телефону.

– Это Молния Маккуин, – сказал он в трубку. – Слушай, мне не нравится, что ты обижаешь моего друга.

– Маккуин, это был твой лучший друг? – Франческо захохотал. – В этом разница между тобой и Франческо. Франческо знает, что он лучше всех. Ему не нужно окружать себя всякими колымагами, чтобы это доказать.

– Слишком смелая заявка для такого хрупкого авто, – парировал Маккуин.

Беседа накалялась, пока сэр Майлс Карданвал не решил вмешаться.

– Похоже, этот спор лучше разрешить на гоночном треке, – сказал он. – Что скажешь, Молния? У меня ещё есть место для одного участника.

Маккуин ответил не сразу. Он же дал своей команде отпуск, а без неё какие гонки! Вдруг, обведя взглядом ресторан, он понял, что команда – вот она: Филмор, Сержант, Луиджи и Гвидо.

– Да, – объявил Маккуин Карданвалу и зрителям по всему миру, – я согласен!

Маккуин повернулся к Салли.

– Я знаю, – извиняющимся тоном сказал он, – но мы ненадолго, и...

– Обо мне не беспокойся, – мягко прервала его Салли. – Но ты же возьмёшь с собой Мэтра, правда? Пусть посидит на пит-стопах, поговорит в рацию – для него это будет лучшим приключением в жизни! – Она знала, что для Мэтра это будет дорогого стоить, а Маккуину пригодится лучший друг, который сможет поддержать его на соревнованиях.

Маккуин помолчал. Мэтр принёс им напитки.

– Как тебе идея поехать со мной посмотреть мир? – спросил Маккуин.

– О, у меня как раз накопилась пара дней отпуска, – ответил Мэтр и вдруг взревел от восторга. – Я согласен! – крикнул он.

Глава 5

Новая команда технической поддержки работала сутки напролёт, чтобы подготовить Маккуина к гонке. Рамон даже обновил краску на его корпусе какой-то новомодной ретушью. Финальным штрихом был новый комплект ослепительных фар. Мировое гран-при проходит не на обычных гоночных треках. Участники будут состязаться в гонках по городам и весям в разных точках земного шара: Токио в Японии, Порто Корса в Италии и Лондон в Англии. Хорошие фары будут очень кстати.

Разумеется, Гвидо и Луиджи снабдили Маккуина новыми шинами и упаковали запаску.

И уже вскоре Мэтр, Маккуин и команда технической поддержки из Радиатор Спрингс заезжала в самолёт. Они отправлялись в Японию: первый этап Мирового гран-при проходил в Токио.

Мэтр был в восторге от бесплатных угощений и фильмов в самолёте, но это не шло ни в какое сравнение с великолепием разноцветного Токио. Город заворожил Мэтра, едва тот выехал из аэропорта. Ему хотелось всё посмотреть и попробовать.

Добравшись до центра, команда сразу отправилась в театр кабуки – Мэтр даже нанёс традиционный для кабуки грим, – а затем сходила на матч по сумо.

Позже они отправились на официальный приём, который устраивал сэр Майлс Карданвал. Когда Маккуин выехал на ковровую дорожку, репортёры сгрудились вокруг, щёлкая фотоаппаратами. Мэтр никогда раньше такого не видал.

Вечеринка проходила в ультрасовременном музее с огромным водопадом внутри. Собрались все герои гонок, включая Франческо.

– Мэтр, я счастлив, что ты меня в это втянул, – сказал Маккуин, заметив друзей-гонщиков.

– И я, дружище! – фары Мэтра становились всё шире, по мере того как он оглядывал модную вечеринку.

– А это что? – Мэтр куда-то рванул.

– Нет! Мэтр! – с опозданием закричал Маккуин. Он надеялся, что ему удастся присмотреть за другом. Ржавый грузовичок никогда не покидал Радиатор Спрингс, и он непременно во что-нибудь вляпается.

Но тут Маккуина отвлёк его знакомый. Вскоре за разговором Маккуин заметил, что часть посетителей хихикает над Мэтром.

– Кто привёл этого парня? – спросил у Маккуина Джефф Горвет, ещё один американский гонщик.

Мэтр наблюдал за автомобилем, который очень старательно создавал граблями «рябь» в саду камней по древней японской традиции. Мэтр решил, что тот убирает листья.

– Эй! – прокричал Мэтр. – Ты молодец! Ни одного листочка не осталось!

Маккуин быстро подскочил к Мэтру и оттащил его в сторону.

– Слушай, – зашептал он, – тут тебе не Радиатор Спрингс.

Но Мэтр, казалось, не понимал, что он выставляет на посмешище не только себя, но и друга.

– Я хочу сказать: тут всё по-другому, – добавил Маккуин. – Поддержи меня, ладно?

Мэтр засиял, как лампочка.

– В чём нужно поддержать? Говори! Что же ты раньше молчал? Я здесь как раз чтобы помогать тебе.

Внезапно с другой стороны зала раздался громкий смех. Франческо Бернулли флиртовал с дамами.

– Вы посмотрите-ка на это, – сказал Мэтр, поворачиваясь к другу. – Это ж мистер Сан-Франциско!

– Мэтр, ты куда? – крикнул Маккуин, но Мэтра было уже не остановить.

– Сейчас я тебе помогу! – воскликнул он.

Маккуин рванул вслед за Мэтром, надеясь его вернуть, но было поздно. Мэтр подъехал к Франческо и произнёс:

– Здрасьте, мистер Сан-Франциско, хочу представить...

– Молния Маккуин! – воскликнул Франческо, оглядывая Маккуина от колёс до крыши. – Бона сера!

– Простите, – прервал его Мэтр, – можно с вами сфотографироваться? Мисс Салли заглохнет от восторга, когда увидит. Это девушка Молнии Маккуина. Она ваша большая поклонница.

Франческо пожал плечами:

– У неё хороший вкус.

Маккуин попытался улыбнуться:

– Мэтр всегда всё преувеличивает. Я бы не сказал, что такая уж большая.

– Точно-точно. Она огромная поклонница, – возразил наивный Мэтр.

– Франческо знает, что люди думают о Франческо, – итальянский гонщик улыбнулся и добавил:

– Я посвящаю свою завтрашнюю победу мисс Салли.

– Извини, – ответил Маккуин, – но я уже посвятил ей мою завтрашнюю победу. А две победы – это бред.

И, заметив, что Мэтр снова отправился искать приключений, он добавил:

– Увидимся на гонке!

Франческо улыбнулся:

– Да, увидимся. Но ты увидишь Франческо с другой стороны, – он самоуверенно развернулся и показал задний бампер. Номерной знак гласил: «Чао, Молния Маккуин!»

– Мило, – сказал Маккуин. – Ты для всех такие сделал?

– Нет, – просто ответил Франческо.

Маккуин поехал прочь, пытаясь избавиться от неприятного чувства. Франческо хочет на соревнованиях свести личные счёты.

Тем временем сэр Майлс Карданвал рассказывал прессе о чудесных свойствах своего нового топлива – «Алинола», а стайка камер записывала каждое его слово. На некоторых из них можно было заметить буквы «МГП» – совсем как на той камере, что осматривал профессор Цундапп на нефтеплатформе.

А Финн Макмисл, на которого никто не обращал внимания, тщательно их изучал.

Глава 6

Скрывшись от посторонних взглядов, Финн Макмисл просматривал на компьютере фотографии камер с маркировкой «МГП». До сих пор он не нашёл ни одной похожей на ту, что он видел у злоумышленников.

От толпы гостей отделилась элегантная спортивная машина и, бросив взгляд по сторонам, припарковалась рядом с Финном.

– У «Фольксвагена» Карманн Гиа нет радиатора.

Не шелохнувшись, Финн еле слышно произнёс ответ на кодовую фразу:

– Верно, ведь там воздушное охлаждение.

Шпионов снабдили кодовыми фразами, чтобы они узнали друг друга на мероприятии. Холли представилась:

– Я агент Делюкс. Холли Делюкс из токийского бюро, – сказала она. – У меня сообщение из Лондона.

Холли не так давно окончила академию секретной службы, и мир шпионажа был для неё нов. Это Финн всегда работал на выезде, она же занималась диагностикой, изучая и интерпретируя данные.

– Не здесь, – прошептал Финн и увлёк Холли к стеклянному лифту. Когда двери закрылись, он стал говорить свободнее:

– В лаборатории изучили фотографии? Что сказали про камеру?

– Боюсь, ничего особенного, – сухо сказала агент Делюкс. – Попросили в следующий раз сделать фото покрупнее.

Финн возмутился:

– Настоящий шпион рад возможности сделать хоть какой-то снимок, а потом уносит багажник, пока цел.

Юная шпионка потупила фары.

– Да, сэр, конечно. – Затем она продолжила: – На той платформе работал американский агент под прикрытием. Ему удалось сфотографировать того, кто стоит во главе всей операции.

– Возможно, это ключ ко всему, – пробормотал Финн.

– Американец сегодня здесь, чтобы передать вам этот снимок, – добавила Холли. – Он подаст сигнал.

Дзинь! Двери лифта открылись.

Финн был доволен новостями, что принесла Холли.

– Не знаю, кто на этом снимке, но он – большая шишка, – тихо сказал он. – На него работают сотни головорезов и профессор Цундапп.

Холли уже знала, кто такой профессор Цундапп.

– Один из опаснейших разработчиков оружия в мире, – прошептала она. Затем добавила: – Да, вот ещё что: похоже, то месторождение имеет крупнейшие запасы нефти в мире.

Финн задумался:

– Это серьёзнее, чем я... – он осёкся, увидев в толпе двух гремлинов и пейсера. Автомобили профессора Цундаппа! Финн сразу опознал в них бандитов с нефтеплатформы. Он юркнул за огромный японский церемониальный шлем. Теперь не получится незаметно встретиться с американским агентом.

– В чём дело? – спросила Холли.

– Новый план, – быстро ответил Финн. – Вы встретитесь с американцем.


* * *

Мэтр весело катил по залу для гостей. Он уже обвыкся и чувствовал себя почти как дома среди гламурной толпы.

Подъехав к суши-бару, он мечтательно посмотрел на ассортимент.

«Маккуин наверняка есть хочет», – задумчиво сказал он про себя. А вслух спросил шеф-повара:

– Чем угощаете?

Мэтр приметил на витрине зелёный васаби.

– Это что, фисташковое мороженое?

– Нет-нет, это васаби, – поправил его шеф-повар.

Но Мэтр его не понял и продолжил думать, что это мороженое. Он снова показал на васаби:

– Вкусно небось. Надо взять немного на пробу, проверить самому.

Шеф-повар кивнул и положил Мэтру капельку васаби.

– Давай чуток побольше, а? – попросил Мэтр.

По мере того как Мэтр просил ещё и ещё, фары шеф-повара всё больше округлялись.

–- Сочувствую, – сказал он по-японски Мэтру, когда тот поехал в гущу гостей с огромной порцией острой приправы.

Пока народ наслаждался напитками, сэр Майлс Карданвал объявил участника под номером 95 – Молнию Маккуина. Зал взорвался одобрительными возгласами.

– Маккуин, вы с командой показываете высший класс на любом соревновании, – говорил сэр Майлс, когда его прервал пронзительный вопль. Это был Мэтр, который беспорядочно метался по залу с красными фарами. Вдруг он устремился к фонтану за спинами Маккуина и Карданвала и нырнул прямо туда.

– Ух, хорошо! – проревел тягач, остужая раскалённый радиатор в холодной воде.

Сэр Майлс Карданвал был потрясён. Маккуин сгорал со стыда. Мэтр выставил себя перед всеми полным дураком. Зал хохотал.

– Смотрите не ешьте фисташковое мороженое! Оно испортилось! – прокричал Мэтр. Он всё ещё фыркал и плескался в воде. – Этот острый васаби – хуже перегретого радиатора.

Маккуин повернулся к Карданвалу в попытке извиниться.

– Понимаете, сэр Майлс, – сказал он, пояснив, кто такой Мэтр, – он, э... Это он от избытка чувств.

– Я вижу, – сказал Карданвал и посмотрел на пол возле себя.

Маккуин опустил взор и увидел масляную лужу. Мэтр протёк!

– Мэтр! – зашипел Маккуин, оттаскивая друга в сторону. – Веди себя прилично, что ты тут устроил?

Мэтр засмущался.

– Но я никогда не теку, – искренне удивился он.

Маккуин лишь вздохнул:

– Поезжай и приведи себя в порядок.

Мэтр помчался сквозь толпу:

– Пропустите! Куда тут можно по надобности?

Глава 7

Когда несчастный Мэтр добрался до уборной, оказалось, что все вывески – только на японском. Мэтр рассудил, что шанс угадать – один к одному, и, выбрав дверь наугад, заехал внутрь. Через две секунды он выкатился обратно под пронзительный визг.

– Простите, дамы! – крикнул Мэтр.

В ультрамодной мужской уборной он проехал в свободную кабинку и поразился: внутри был мудрёный лифт и монитор с плоским экраном. Мэтр нажал на пару кнопок. Загорелись огни. Кабинка словно ожила: механизмы пришли в движение, загорелся экран.

– Приветствую вас в уборной, – хихикнул мультяшный персонаж. Мэтр подумал, не прикрыться ли ему: персонаж был девочкой!

А вот этого Мэтр никак не ожидал: лифт под ним начал подниматься, а мультяшная девочка сказала:

– Пожалуйста, не двигайтесь. Мы сделаем всё за вас.

От струйки воды Мэтру стало щекотно, и он захихикал, но затем напор усилился, вода омыла ходовую часть, и он вскрикнул: вода была ледяная! Со всех сторон его тёрли и скребли разные механизмы. Мэтр лихорадочно нажимал на кнопки, меняя напор воды, температуру и типы щёток. Да, всё исправно работает, но как это выключить? Мэтр просто хотел наконец отсюда уйти.

За дверью кабинки Мэтра американский шпион Род Рэдлайн готовился передать информацию Финну. Он снял маскировку пейсера и посмотрелся в зеркало.

– Так, Макмисл, – пробормотал он на выдохе. – Я на месте. Пора провернуть дельце.

Род послал зашифрованный сигнал. Холли сразу приняла его.

– Американец включил маячок, – сообщила она Финну по рации и стала ждать указаний.

– Вас понял, – ответил Финн. Затем бывалый английский шпион отдал Холли приказ: – Действуйте.

Когда Холли подъехала к мужской уборной, Мэтр всё ещё сражался с кнопками в надежде выбраться из кабинки. А за её дверью Рода раскрыли Грэм и Эйсер. Два головореза загнали американца в угол и уже почти одержали над ним верх. Пока Мэтр бился с кнопками в кабинке, Род дрался с приспешниками профессора Цундаппа.

Наконец, Мэтр распахнул дверь настежь, сметая бандитов. Ему было невдомёк, что он прервал потасовку. Роду порядком досталось. Громилы профессора Цундаппа хотели во что бы то ни стало выбить из него секретные сведения.

Пыхтя и отдуваясь, Мэтр уставился на Грэма и Эйсера. Сколько же им подобных он брал на буксир в Радиатор Спрингс!

– Ха! Гремлин и пейсер! Парни, без обид, но ваши модели ломаются как... – Мэтр осёкся на полуслове: Род поместил крохотное устройство ему под шасси, и Мэтру стало щекотно.

– Что за... – Мэтр повернулся и только теперь заметил Рода. – Ого. Ты как, приятель? – спросил Мэтр побитого агента.

– Всё путём, – ответил Род, зная, что теперь Грэму и Эйсеру не достанется ценная информация. Она скоро покинет уборную вместе с этим потрёпанным тягачом. Устройство, что он поместил под ходовой частью Мэтра, выведет агента Макмисла на того, кто стоит за тёмной операцией профессора Цундаппа.

– Слышь, тягач! – позвал Мэтра Грэм. – Не видишь – мы тут разговариваем.

– Ну всё, всё, – ответил Мэтр. – Не стану вам мешать. – Он собрался уйти, но вдруг повернулся и добавил: – Да, вот что, парни: когда она захихикает, жмите на зелёную кнопку, чтоб тёплая вода пошла.

– Ясно, – ответил Эйсер.

– Ну, бывайте, – и Мэтр покатил из уборной.

Как только за Мэтром закрылась дверь, Грэм и Эйсер вновь повернулись к Роду.

Возле двери мужской уборной Холли приняла сигнал от устройства, сидевшего у Мэтра под брюхом. Побитый ржавый тягач даже не пытался вести себя тихо.

– Нет, это не он, – сказала Холли в рацию. Никакой агент секретной службы никогда бы так себя не вёл.

Мэтр потряс задней шиной, подъезжая к танцполу.

– Ну, держитесь, дамы, – сказал он, – Мэтр готов зажигать.

– Это американец? – спросил Финн по рации.

Холли вздохнула:

– Типичный.

– Значит, он, – ответил Финн.

Холли словно невзначай подкатила к Мэтру и прошептала кодовую фразу:

– У «Фольксвагена» Карманн Гиа нет радиатора.

– Ясное дело, – ответил Мэтр, – там же воздушное охлаждение.

Никто не знал про автомобили больше, чем Мэтр. Он всё-таки эвакуатор. Ему нравилось помогать другим. Встречая сломанное авто, он старался либо починить его, либо отбуксировать. Он не мог по-другому.

Но с точки зрения разведчика, Мэтр только что выдал секретный код, который идентифицировал его как международного шпиона. Холли и Финн не могли не прийти к заключению, что перед ними агент американской разведки.

– Я из токийского подразделения, – начала Холли. Но Мэтр ещё не всё рассказал ей про кондиционеры. В конце концов, Холли была прехорошенькой машинкой, и Мэтру хотелось произвести впечатление. Он долго разглагольствовал про разные типы, модели и годы выпуска автомобилей, пока, наконец, Холли не прервала его.

– Послушайте, – сказала она, – нам нужно где-то уединиться. Тут повсюду глаза и уши. Когда мы можем увидеться?

– Хо, ну что же, – радостно ответил Мэтр. Он не мог поверить в то, что у него наклёвывается свидание. – Завтра я буду на соревнованиях.

– Принято, – ответила Холли. – Следующее рандеву – на гонках.

Глава 8

Мэтр вернулся к гостям и вскоре нашёл своих.

– Наконец-то, – сказал Маккуин. – Где тебя носило?

Мэтр словно витал в облаках.

– Что значит «рандеву»? – спросил он у Луиджи.

– Это вроде как свидание, – ответил тот.

– Свидание! – воодушевился Мэтр.

– Нон чи кредо [не верю (ит.)], – заметил Гвидо.

Луиджи перевёл:

– Гвидо тебе не верит.

– Ну и зря, – гордо возвестил Мэтр. – Вон там она, видите?

Мэтр мигнул поворотником в сторону элегантной британской спортивной машины на другом конце зала.

– Эй, красотка! – крикнул он.

Холли бросила взгляд на Мэтра и быстро поехала прочь. Только бы их не раскрыли!

– До встречи! – крикнул ей вслед Мэтр.

– Нон чи кредо, – повторил Гвидо и скептически скривил подфарник.


* * *

На одной из погрузочных пристаней Токио Грэм и Эйсер подвесили Рода на электромагните.

– Ловко ты нам стёкла затуманивал, – сказал Грэм Роду.

– Мы этого не любим, – резко добавил Эйсер.

Род лишь улыбнулся.

– Что смешного? – спросил Эйсер.

– Ну, – Род осознал, что попал в серьёзную передрягу, – я-то для дела так замаскировался. А вы, парни, в этом виде с конвейера сошли.

Он знал, что сейчас ему придётся туго, и решил напоследок посмеяться над ними.

Рода опускали вниз. Он приготовился к тому, что его ждёт погоня до тех пор, пока бак не опустеет. Это не так страшно, но вот что ещё у них припасено, чтобы выведать секреты, – пока загадка. Он заметил рядом цистерну с «Алинолом».

– «Алинол»? Вот спасибо. Говорят, полезное топливо.

– Как пы не так! – из темноты появился профессор Цундапп, и атмосфера накалилась. – «Алинол» сам по себе зер гут [очень хорош (нем.)]. Но педный Майлс Карданвал не знает, что плагодаря нам его чудо-топливо уже не то, что раньше. Теперь под фоздействием электромагнитного излучения оно становится крайне опасным.

Род посмотрел наверх и заметил загадочную камеру с буквами «МГП» – ту самую, которую видел на нефтеплатформе Финн. Но это была не камера. Внезапно из неё появился луч света.

– На платформе ты проявлял интерес к этой «камере», – сказал профессор Цундапп, настраивая мощность луча. – Теперь ты узнаешь, тля чего она на самом теле.

– Как скажете, профессор. – «Алинол» уже попал в двигатель Рода, и мотор стал нагреваться. Сам того не ожидая, он понял, что способен терпеть эту боль. Тренировки не прошли даром.

Грэм и Эйсер включили перед Родом экран, на котором пошли кадры вечеринки.

– Прошлым вечером ты много с кем разговаривал. Кто из них твой связной? – спросил Эйсер.

Род не отвечал.

Грэм начал злиться.

– Начинать, профессор?

– Мощность на 50 процентов, – мягко ответил Цундапп. Он повернулся и посмотрел Роду прямо в фары. – На самом деле это устройство генерирует электромагнитное излучение. Сейчас «Алинол» начнёт кипеть и расширяться, от напряжения треснет головка блока, и в твигатель потечёт масло.

– И что с того? – поморщился Род. Он чувствовал, что двигатель стал подрагивать. – Я просто заменю движок.

– Фозможно, – самодовольно сказал профессор, – но, к сожалению, если включить устройство на полную мощность, менять пудет нечего.

– Может, этот? – спросил Эйсер, когда на экране показались кадры с Мэтром, выходящим из уборной.

Профессор Цундапп заметил, что Род задержал взгляд на экране на долю секунды дольше, чем нужно.

– Та. Это он, – сказал профессор, внимательно смотря на экран.

– Нет! – запротестовал Род.

Но профессор уже укатил, по дороге выходя по рации на связь с загадочным руководителем, самим главным боссом.

– Та, сэр, – сказал Цундапп. – Мы полагаем, что лазутчик передал кому-то фажную информацию.

Рация сердито закричала:

– Ну так найдите его! Сделайте так, чтобы она никуда больше не ушла!

– Я позабочусь оп этом. Он не успеет ничего рассказать, – быстро ответил профессор Цундапп. Раздался резкий щелчок: босс прервал связь. Ему – или ей – больше нечего было добавить.

Профессор Цундапп повернулся к Грэму и Эйсеру:

– Продолжаем следовать плану, – и отдал приказ разыскать Мэтра, которого он счёл связным. Мэтр и не подозревал, что его жизнь в опасности!

Профессор Цундапп выставил в настройках «камеры» максимальную мощность излучения. Через считаные секунды раздался мощный взрыв, и Рода Рэдлайна не стало.

Глава 9

Первый этап Мирового гран-при проходил в ночном Токио. Шумиха и блеск поражали воображение. Ведущий Брент Мустангбургер объявил начало действа, а его коллеги Дэвид Хобскэп и Даррелл Картрип вышли на связь из студии.

– Добро пожаловать на первый заезд мирового гран-при! – сказал Брент в Микрофон. – Дэвид, каковы правила состязания?

– Брент, все три этапа начинаются с классического прямого отрезка. Здесь в числе лидеров ожидаем увидеть Франческо Бернулли.

– Стоп-стоп, придержи лошадиные силы! Ты упускаешь главное: в начале трассы нужно пройти участок с грунтовой дорогой! – перебил Даррелл.

– Не забывай про Молнию Маккуина! Его наставник Док Хадсон Хорнет был одним из лучших ездоков по грунтовке всех времён! По-моему, в этой гонке лучший универсальный гонщик – это Маккуин.

– Что ж, сейчас и узнаем, – Брент Мустангбургер положил конец дружеской перепалке.

Маккуин стоял на низком старте. Мотор ревел, но он прикрыл фары, концентрируясь на предстоящей гонке.

– Скорость – это я. Я – это скорость, – шептал он.

– Ты – это скорость? – перебил Бернулли. – Тогда Франческо – это скорость в кубе!

Маккуин открыл глаза. Ему было неприятно услышать задиристый голос Франческо. Лоснящийся гонщик стоял рядом с Маккуином.

– Франческо любит гонки, – продолжал итальянец. – Франческо так рад, что подвески пляшут.

– Ох и попляшешь ты сегодня, – пробормотал Маккуин. Он был настроен на победу.

Красный сигнал сменился жёлтым, затем зелёным. Гонка началась! Франческо резко стартанул и вырвался вперёд.

– Держитесь, парни! – крикнул Брент Мустангбургер.

Команда Молнии Маккуина прилипла к мониторам, а Мэтр волновался больше всех.

– Маккуин! – проорал Мэтр в гарнитуру, когда гонщики приближались к грунтовой дороге. – Пора провернуть твой трюк. Давай, покажи, чему тебя Док учил.

– Понял, Мэтр, – ответил по рации Маккуин. Ему было приятно, что лучший друг где-то рядом.

Франческо первым добрался до грунтовой дороги, но внезапно его занесло, и он встал. Маккуин промчался мимо.

– Да! Спасибо, Мэтр! Так держать! – Маккуин был рад, что вырвался вперёд.

Преодолев коварный участок, Маккуин выехал на улицы города и снова ощутил сцепление с дорогой. Проезжая последние повороты загородной территории, другие гонщики обходили Франческо и быстро догоняли Маккуина.

– Мы возвращаемся в город, – комментировал Брент Мустангбургер, – и уже многие Маккуину буквально на багажник наезжают.

Брент набрал воздуха и продолжил:

– И первый круг все заканчивают почти одновременно!

Гонщики промчались мимо башни, с которой вели наблюдение Финн Макмисл и Холли Делюкс. Агенты высматривали американского разведчика, у которого были сведения о профессоре Цундаппе. Первой его заметила Холли – среди технической поддержки Маккуина.

Холли внимательно разглядывала Мэтра в телескоп.

– Что он делает на пит-стопе? – спросила она у Финна. – Он там у всех на виду!

– Это его маскировка, – объяснил Финн. – И, кстати, первоклассная. Видите эту ржавчину? Тончайшая работа! Такая не каждому по карману.

Холли кивнула:

– Хорошо, но почему он не выходит на связь?

– Скорее всего, за ним следят, – спокойно сказал Финн. – Он явно не новичок и знает, когда подать сигнал.

Финн изучал камеры, снимавшие соревнования, в поисках той поддельной, что он видел у профессора и его головорезов на нефтеплатформе. Финн не знал о том, что Цундапп только что сотворил с настоящим американским шпионом Родом, но чутьё его редко подводило.

На другой крыше Грэм и Эйсер устанавливали в неприметном месте «камеру» профессора Цундаппа.

– Пора, – передал им профессор по рации. – Начните с малой мощности.

– Вас понял, – сказал Грэм, направляя «камеру» на Мигеля Камино. От электромагнитного излучения его мотор сразу задымился.

– Ой! – сказал в микрофон Даррелл Картрип. – Мигель Камино спалил движок.

– Это очень странно, – сказал один из комментаторов. – Он весь год показывал стабильные результаты.

Грэм смотрел, как перегоревший автомобиль повернул к боксам технической поддержки. Затем его внимание привлекло кое- что другое.

– Горелые покрышки! – воскликнул он.

– Что там? – спросил Эйсер.

– Тот тягач из туалета, – Грэм показал на Мэтра. – Ну, кому американец передал устройство. Он в технической поддержке!

– Сейчас мы его навестим, – ответил Эйсер, и оба поехали в сторону Мэтра.

Холли сразу заметила движение.

– Похоже, я что-то засекла, – сказала она Финну.

– Камера? – с надеждой спросил он.

– Нет, – ответила Холли.

Глава 10

Холли быстро открыла компьютер. Наконец она нашла то, что искала.

– Это пейсер со вчерашней вечеринки, – сказала она Финну. – Сверяю с фотографиями с нефтеплатформы. Серийные номера совпадают!

Холли запустила поиск по базам данных.

– Подождите, – сказала она Финну. Компьютер бесконечно долго составлял список. – Он здесь не один. Три... Пять... Гремлины и пейсеры. Они повсюду! И они окружают... О нет!

Холли охнула, увидев на экране широкую улыбку Мэтра. Она повернулась к Финну, чтобы сказать ему, но того уже и след простыл.

Вскоре Холли услышала его голос по рации. Финн спешил перехватить бандитов профессора Цундаппа, пока они не добрались до Мэтра.

– Уведите его с пит-стопа! – приказал Финн. – Быстро!

Ситуация накалялась.

Через минуту заговорила рация Мэтра:

– Меня слышно? Приём!

– А? Что? – ответил Мэтр.

– Быстро уходите оттуда! Вы слышите меня? – торопила Холли Мэтра, отчаянно пытаясь уберечь его от опасности.

Мэтр расплылся в улыбке. Это же та симпатяга со вчерашней вечеринки! Где ему было знать, кто она на самом деле.

В это мгновение ещё один автомобиль начал испускать чёрный дым и покатился прочь с трека.

– Ещё один сгоревший мотор! – возвестил комментатор. – Уже второй за сегодня!

Мэтр всё ещё оставался в боксе команды Маккуина.

– Уходите сейчас же! – повторила Холли.

– Ну ладно, ладно, – ответил Мэтр и повернул к выходу. – Знаешь, обычно я перед свиданием заезжаю в мойку.

Пока Мэтр по тоннелю выезжал из бокса, Финн перехватил Эйсера и ещё одного пей- сера с нефтеплатформы. Эйсер узнал британского агента.

– Финн Макмисл! – вскричал Эйсер. Он, как и другие подручные Цундаппа, был уверен, что агент навечно сгинул в океане.

Финн воспользовался замешательством и полил их пеной из огнетушителя. Но уже через секунду головорезы прочистили стёкла и бросились в погоню.

Финн свернул в проулок. Надо выяснить, где Мэтр.

– Мисс Делюкс! – позвал он по рации.

– Я увела его к переулкам восточнее гаражей, – ответила Холли, не отрывая взгляда от монитора. – Противник настигает. У него серьёзное численное преимущество!


* * *

– Пусть не останавливается, – ответил Финн. – Я скоро буду.

Мэтр плутал на задворках Токио в поисках своей пассии. У него так и висела гарнитура для переговоров на состязаниях.

– Слышь, подруга! – сказал он в рацию. – Цветы любишь?

Ему удивлённо ответил Маккуин, мчавшийся по трассе:

– Что? – Он не имел понятия о том, что к рации подключилась Холли. Он-то мог слышать только Мэтра!

– Нет! – сказала Мэтру Холли. – Ни в коем случае никуда не заходить.

– Понял. Быть снаружи, – ответил ей Мэтр.

– Снаружи? – переспросил Маккуин. Поверив другу, он изменил траекторию и свернул к внешней стороне трека. Этого оказалось достаточно, чтобы в открывшееся пространство проскочил Франческо и вырвался вперёд.

– Грацие и аривидерчи! [спасибо и до свидания (ит.)] – крикнул Франческо, промчавшись мимо Маккуина. Тот взревел от отчаяния. Ну почему Мэтр отдал такую команду?

– Это просто немыслимо! – сказал Даррелл Картрип Бренту Мустангбургеру. – Нельзя же так подставляться!

– Вполне вероятно, что Молния Маккуин только что лишился первого места, – заметил Брент.

Тем временем на задворках Токио Финн всё ещё пытался увести головорезов профессора Цундаппа от Мэтра. Но орава пейсеров гнала Финна в направлении Эйсера, намереваясь окружить агента. Эйсер был до сих пор измазан в пене, но на эффект неожиданности рассчитывать больше не стоило. Эйсер держал наготове огнемёт.

Мэтр проезжал мимо поворота в проулок и увидел суматоху и огни.

– Всё хорошо, – сказала ему Холли, пытаясь увести его подальше. – Не отвлекайтесь.


Но Мэтр направился к Финну и вражеским автомобилям. Ему стало интересно, в чём дело.

– Нет! – закричала Холли. – Не сворачивайте туда!

Мэтр появился ровно в тот момент, когда Финн рванул вперёд и атаковал подручных профессора, демонстрируя отточенные боевые приёмы.

– Ух ты! Выступление каратистов! – восхитился Мэтр. От радости он позабыл, что по рации его слышали и Холли, и Маккуин.

Последний по-прежнему был на гоночной трассе.

– Ну всё, хватит, Мэтр. Отключайся.

Мэтр даже не услышал друга. Ему хотелось взять автограф у мастера карате. Но не успел он переключить скорость, как того и след простыл.

– Куда он делся? – удивился Мэтр, глядя по сторонам.

В этот миг Холли произнесла:

– Встречаться сейчас слишком рискованно. Берегите устройство. Мы с вами свяжемся.

– Забейся мой фильтр! – ругнулся Мэтр. – Неужто я свиданье пропустил?

Глава 11

Маккуину казалось, что он попал в дурной сон. На сцене под прицелом камер Франческо похвалялся победой.

– Франческо! – кричали в восторге репортёры. – В чём заключалась ваша сегодняшняя стратегия?

– Стратегия Франческо была проста, – улыбнулся камерам Бернулли. – Стартуешь. Ждёшь, пока Маккуин допустит ошибку. Обходишь его. Побеждаешь. Франческо всегда побеждает. Обычное дело!

Маккуин пыхтел от злости на боковой сцене. Вдруг он заметил Мэтра. Битый тягач смущённо оглядывал зал.

– О, привет, Маккуин! Что тут творится? – спросил он. – А гонка уже всё? Ты победил, да?

– Мэтр, почему ты кричал всякую чушь, когда я был на трассе? – сердито произнёс Маккуин.

Мэтр недоумённо встопорщил дворники.

– Кричал? А, ты так решил, это было тебе? Да, забавно вышло. Не, тут такое дело: там было два типа, они такое карате устроили прямо на улице – ну просто отвал башки! У одного даже огнемёт с собой был.

– Огнемёт?! – вскричал Маккуин. – Мэтр, что за ерунда? Где ты был?

– Да я на свиданье шёл, – ответил Мэтр. Он так и не понял, что натворил – пока не увидел, как сверкают от ярости фары друга.

– Из-за тебя я проиграл! – зло крикнул Маккуин. – Вот почему я никогда не зову тебя с собой на гонки!

Мэтр оторопел.

– Прости. Я не хотел. А если я – ну не знаю – поговорю с кем надо и расскажу, как было дело, это поможет?

– Не нужна мне твоя помощь, – огрызнулся Маккуин. Вокруг уже собиралась пресса, чтобы взять у него интервью. – Без тебя обойдусь!

Репортёры облепили Маккуина, оттеснив Мэтра. Какое-то время тот стоял рядом и слушал, что говорил его друг.

– Я допустил ошибку, – сказал Маккуин, – но уверяю вас, на следующем этапе этого не повторится.

В полной уверенности, что под ошибкой Маккуин имеет в виду его, Мэтра, тягач рассудил, что теперь остаётся одно: вернуться в Радиатор Спрингс, чтобы не мешать другу победить. Мэтру не хотелось, чтобы из-за него Маккуин проиграл и следующие два этапа.

Команда Маккуина смотрела обсуждение гонки по телевизору в боксе.

– Итак, напомню, – сказал Брент Мустангбургер, – на последнем участке Маккуин уступил Франческо Бернулли. И загорелось три, целых три автомобиля, в связи с чем были высказаны предположения, что это может быть связано с «Алинолом».

Камеры повернулись к сэру Майлсу Карданвалу, который пытался отстоять честь своего детища.

– «Алинол» безопасен! – настаивал он.

Комментатор Даррелл Картрип явно сомневался.

– Ну что же, жюри ещё предстоит выяснить, был ли «Алинол» причиной возгораний, но одно несомненно: Молния Маккуин эту гонку проиграл.

Мэтр смотрел передачу по телевизору из токийского аэропорта. В расстроенных чувствах он направлялся к выходу на посадку, понимая, что подвёл лучшего друга.

Мэтр не замечал, что Грэм и Эйсер взяли его под наблюдение. Вдруг к Мэтру подошёл охранник.

– Сэр, прошу вас пройти со мной, – с этими словами охранник отвёл Мэтра за угол.

– Но я опоздаю на самолёт! – запротестовал Мэтр.

Охранник снял маскировку. Это был Финн Макмисл.

– Эй, я тебя знаю! – воодушевился Мэтр. – Это же ты там карате показывал!

Они проехали в ВИП-зал для ожидания.

– Я не успел представиться, – сказал Финн. – Финн Макмисл. Британское разведуправление.

Мэтр просиял, хоть и не понял толком, что сказал Финн.

– Тягач Мэтр. Полноприводное управление.

– На кого вы работаете? – спросил Финн. – ФБР? ЦРУ?

– Да так, ищу, где что подвернётся, – ответил Мэтр.

Финн оглядел Мэтра. Внезапно тот встал в стойку.

– Не то чтобы я хвастун какой, но у меня чёрный ремень безопасности. Во как могу!

Пока Мэтр неуклюже пинал воздух, Финн заметил Грэма и Эйсера за дверьми ВИП-зала.

– Вот он! – крикнул Грэм, показывая на Мэтра.

Финн подскочил к окну, выходившему на лётное поле, вырезал в нём ровный круг и зацепил Мэтра крюком:

– Держитесь!

Финн нырнул в окно, увлекая за собой Мэтра. Вырезанный кусок стекла образовал идеальный трап, по которому они съехали на взлётно-посадочную полосу. На лётном поле Финн сильно дёрнул Мэтра и потащил его прочь от здания терминала.

– Ого! – во всю мощь крикнул от радости Мэтр. – Обслуживание тут первый класс – сразу на поле, без очередей!

Но Эйсер и Грэм не отставали.

– Поезжайте вперёд и не останавливайтесь, что бы ни случилось.

Финн развернулся и оказался на буксире у Мэтра. Он приготовился атаковать Грэма, который оказался напротив него. Прежде чем достичь лётного поля, тот успел выпустить ракеты, но Финн нейтрализовал их своими.

Ба-бах!

– Ты там как? – спросил Мэтр.

В этот момент под рёв мотора появился Сидли, британский агент-самолёт.

– Финн, – сообщил он по рации, – это Сид. Приближаюсь.

– Вас понял, – ответил Финн.

Впереди показался Эйсер. Он вёл через лётное поле длинный караван багажных машин, который оказался прямо на пути у Мэтра и Финна!

Глава 12

Самолёт Сидли рванул вниз и разметал багажные машины.

– А-а-а! – завопил Мэтр, увидев, как одна из машин взорвалась. – Так и знал, с ручной кладью надо было лететь!

Быстрым движением Финн развернулся к самолёту, потащив за собой Мэтра.

– Спасибо, дружище! – поблагодарил Финн Сидли.

– Не вопрос! – ответил тот. Он опустил дверь багажного отсека, чтобы Мэтр и Финн поднялись на борт. Внутри ждала Холли.

Мэтр расплылся в улыбке:

– Гвоздь мне в шину! Ты смотри – это ж моя воображаемая подружка!


* * *

Тем временем в своём номере отеля Маккуин обнаружил прощальную записку Мэтра. Гвидо, Луиджи, Сержант и Филмор столпились вокруг гонщика, пока тот силился разобрать почерк Мэтра:

«Не хочу, чтобы ты из-за меня проиграл. Докажи всему миру то, что я и так знаю: ты лучший гонщик на всём белом свете. Твой лучший друг, Мэтр».

Маккуин передал записку Луиджи и на миг отвернулся. Его охватили смешанные чувства.

– Я ведь не хотел, чтобы он уехал, – сказал он сам себе. – Что ж, во всяком случае, я знаю, что он дома и что с ним всё будет в порядке.

Но Мэтр вовсе не летел домой регулярным авиарейсом. В небе над Токио Мэтр набирал высоту на борту Сидли – суперскоростного, высокотехнологичного невозмутимого британского самолёта-шпиона.

– Ребят, вы не в курсе, это прямой до Радиатора Спрингс? – спросил Мэтр у Финна и Холли.

Электронный сканер Холли определил, куда американский агент прикрепил своё устройство. Из её ноутбука вытянулась автоматическая рука и вытащила его из-под заднего бампера Мэтра.

– Ай! – вскрикнул Мэтр. – Опять ходовую прихватило. Доктору, что ли, показаться?

Тут Мэтр вспомнил об этикете.

– Дайте-ка я вас познакомлю. Это вот Финн Мак-что-то-там. Он в аэропорту работает, уж не знаю, кем, но спец высший класс! Финн, а это моя подружка. – Мэтр повернулся к Холли. – Кстати, а как тебя звать?

Холли ответила, не отвлекаясь от ноутбука:

– Делюкс. Холли Делюкс.

Мэтр повернулся к Финну и продолжил:

– Она Делюкс. Холли...

Вдруг Холли развернула на весь экран фотографию.

– Наконец-то, – сказал Финн, которому не терпелось узнать, какую информацию передал американский агент. – Пора выяснить, кто за всем этим стоит.

Между Холли и Мэтром появилась голограмма с изображением фрагмента автомобильного двигателя.

– Мэтр, что это? – спросил Финн.

Мэтр посмотрел на изображение и пожал плечами:

– Это? Знамо дело. Худший движок на свете. Старый алюминиевый V8, там электрическая система и болты с резьбой Уитворта, – Мэтр объяснил, что снять такой болт – всегда большая проблема. Каждый толковый механик это знает.

– Чей это двигатель? – спросил Финн.

– По картинке-то не понять, – ответил Мэтр.

Холли уставилась на Мэтра.

– Но ведь это вы фотографировали! – Она осеклась, взглянув на Финна, и добавила: – Ах да. Хороший шпион радуется любой фотографии, а потом уносит багажник, пока жив.

– Так вы что, шпионы, что ли?! – оторопел Мэтр.

Финн повернулся к Холли:

– Вы обещали фотографию автомобиля, который руководит преступной организацией, а не просто двигателя!

Холли тщетно пыталась выудить побольше информации с устройства, но, кроме единственной фотографии, там ничего не было.

– Такой двигатель может стоять у бессчётного числа машин, – Финн размышлял вслух. – Эта фотография абсолютно бесполезна. Тупик. Я крайне недоволен.

– Зато он, видать, доволен, – заметил Мэтр.

Финн начинал злиться.

– Вы о ком?

– Да вот об этом драндулете, – Мэтр присмотрелся к изображению. – Ишь как все детальки заменил – тут же всё оригиналы! Такие днём с огнём не сыщешь.

– Редкие детали, – сказала Холли Финну. – Их можно отследить.

– Отличная работа, Мэтр! – воскликнул Финн. – Сам бы я ни за что этого не заметил. Я знаю одного подпольного торговца в Париже. Он, конечно, подозрительный тип, но кроме него, ни одно авто в мире не сможет нам сказать, чей это двигатель. Мэтр, вы не против стать частью неофициальной опергруппы?

Мэтр отвечал с сомнением:

– Ла-адно. Но вы же в курсе, что я просто тягач, да?

– Ну да. А я просто менеджер по импортным закупкам! – Финн подмигнул Мэтру и Холли. Затем скомандовал Сидли: – В Париж, сан ритар! [безотлагательно (фр.)]

– Не, я про доктора говорил, при чём тут санитар? – не понял Мэтр. А затем добавил: – А знаете, мне всегда хотелось стать шпионом.

Глава 13

Набрав высоту, Сидли спросил Финна:

– Форсированный режим, сэр?

– А есть варианты? – ответил Финн.

Самолёт резко рванул вперёд, и уже через несколько часов под ними показался Париж.

По приземлении Мэтр старался не отставать от Финна и Холли, которые ехали дворами и переулками к контакту Финна. Как ни хотелось Мэтру увидеть все знаменитые достопримечательности, он всё же старался не упустить агентов из виду. Дело-то серьёзное!

Вскоре они попали на рынок и оказались в водовороте машин, лепечущих по-французски. Казалось, каждая хочет что-то продать.

Вдруг некое шаткое авто о трёх колёсах посмотрело на троицу и заметило Финна.

Тумбер держал лавку по продаже запчастей. Он был жёстким и неуступчивым торговцем. Помимо основной работы, он также снабжал Финна полезной информацией. Но ему не хотелось, чтобы его знакомые и клиенты знали о том, что он связан с представителями власти. И, увидев Финна в компании тягача, он вдавил газ в пол и был таков.

Финн всё же его настиг.

– Мэтр! Этот парень припарковался вторым рядом. Ты знаешь, что делать.

Мэтр взмахнул тросом, как удочкой, и через минуту уже отбуксировал Тумбера в неприметный гараж. Следом за ними туда заехала Холли, и Финн сразу же захлопнул дверь, чтобы они вчетвером могли поговорить без свидетелей.

Всё было разыграно как по нотам. Тумбер не мог показаться на публике в компании непонятных автомобилей, и Финн, чтобы получить нужные сведения, изобразил похищение.

Холли воспроизвела голографическое изображение плохонького двигателя, который опознал Мэтр.

– Итак, осведомитель, – сказала она, – нам нужны сведения.

– Ну и развалюха! – воскликнул Тумбер. – Стоп, а запчасти-то от производителя.

– Как думаешь, кому он принадлежит? – поинтересовался Финн

– Я таких запчастей много лет не видел. Они редкие. И дорогие, – Тумбер подтвердил слова Мэтра. Подумав, он сказал: – Извини, Финн, но я не смогу вам помочь.

– Мэтр, вы можете ещё что-нибудь рассказать об этом двигателе? – в отчаянии спросила Холли.

– Прости, – Мэтр сдвинул дворники. – Я уж выложил всё, что знаю про это ведро.

В гараже наступила тишина.

– Ведро? – уточнила Холли.

– Ну, знаете, вёдра – это которые вечно ломаются, – ответил Мэтр. – Не будь вёдер, у нас, тягачей, прицеп бы заржавел. Вот гремлины да пейсеры – помните, они на вечеринке были и потом на лётном поле, ну и всякие такие – это тоже вёдра.

– Холли, – отчеканил Финн, – покажите мои фотографии с нефтеплатформы. Надо понять, какие ещё модели были там.

Холли открыла фотографии и принялась называть марки.

– Несколько «Хьюго».

– Мэтр, а «Хьюго» – тоже ведро? – спросил Финн. Он напал на след.

Мэтр фыркнул. Ясное дело, что да. А также Транковы, которых Холли опознала на фотографиях. И даже гениальный профессор Цундапп был ведром!

– Финн, – заметила Холли, – все тачки, замешанные в этом деле, – сплошь неудачные модели. И они подчиняются обладателю этого движка, кто бы это ни был.

И она снова вывела изображение загадочного двигателя неудачной конструкции.

– Ему выпала судьба быть ведром, – подумал вслух Финн, – и он набрал в услужение себе подобных.

Тумбер прищурил фары. Всё это что-то ему напоминало.

– Точно! – воскликнул он. – Ходили слухи о том, что через два дня у этих так называемых вёдер тайная сходка в Порто Корса.

– В таком случае весьма вероятно, что и он будет там, – Финн улыбнулся. Его посетила мысль. Он быстро приказал Холли связаться со знакомым экспрессом. Они едут в Порто Корса!

У Мэтра загорелись фары.

– Это, а если мы будем там, где гонки, может, мы заглянем туда, и вы расскажете Маккуину, как здорово я вам помогаю?

– О чём расскажем Маккуину? – не поняла Холли.

Но Финн уже по зеркала погрузился в разработку планов в связи с предстоящим собранием вёдер. Он решил так: они отправятся в Италию, и один из агентов проникнет на собрание. Возможно, так они смогут узнать, кто и зачем всё это устроил.

А в это время гонщики и их команды уже направлялись в то самое место, куда собрались Мэтр и агенты, но с другими намерениями. Порто Корса, небольшой городок на побережье солнечной Италии, с волнением готовился ко второму этапу состязаний. Маккуин и его команда – Луиджи, Гвидо, Сержант и Филмор – въехали в город на фирменном трейлере Мирового гран-при.

По счастливому совпадению Луиджи и Гвидо были родом из местечка неподалёку от Порто Корса. Кузены были счастливы.

– Гвидо! – сказал Луиджи, когда они выехали на городскую площадь. – Твой навигатор не врёт: мы дома!

Филмор вышел из трейлера и огляделся.

– Луиджи, в какой стороне отель?

– Что?! – возмутился Луиджи. – Чтобы мои друзья останавливались в отеле? Вы будете жить у дяди Тополино!

Глава 14

Команда Маккуина любовалась фонтаном Мазерати в центре городка, и тут на площадь выкатился «Фиат» 1937 года. Это был дядя Тополино. Вскоре площадь заполонила родня Гвидо и Луиджи. Слёзы радости текли столь обильно, что могли бы соперничать с фонтаном.

Посреди общего веселья дядя Тополино краем глаза заметил Маккуина.

– Гонщик, – сказал умудрённый летами автомобиль, – какой ты грустный. Какой печальный. Словно все шины спустило.

– Он явно проголодался, – сказала мама Тополино. – Сейчас же приготовлю хорошенький ужин, сразу повеселеет.

Маккуин попытался было остановить её, но мама уже укатила по направлению к кухне.

Дядя Тополино увёл Маккуина в сторонку.

– Понимаю, – сказал он. – Проблемы, да? С другом поссорился?

– Как вы узнали? – потрясённо спросил Маккуин.

Дядя Тополино хмыкнул и ответил просто:

– Мудрый автомобиль всегда видит суть. Ну и Луиджи рассказал. Прокатись со мной, пока мама готовит.

Маккуину было непросто это сказать, но в конце концов он вымолвил:

– Я проиграл гонку из-за Мэтра, и мы крупно поссорились. Потом он улетел домой. – Маккуин помолчал и добавил: – Но это и к лучшему.

– К лучшему для него? Или для тебя? – спросил старик.

– Вы о чём? – ошарашенно спросил Маккуин.

– Он твой близкий друг, этот Мэтр?

– Он мой лучший друг, – ответил Маккуин.

Дядя Тополино тихо ехал вперёд.

– Тогда почему ты хочешь, чтобы он стал другим?

Маккуин задумался и осознал, что ему следует принять Мэтра таким, какой он есть. Это ведь лучший друг!

Дядя Тополино посмотрел на площадь. Мерцали праздничные огоньки, а музыку было слышно отовсюду.

– Знаешь, ещё когда Гвидо и Луиджи работали у меня, они то и дело ссорились.

Маккуин посмотрел на Луиджи, который танцевал с легковушкой из семейства «Фиат». Внезапно между ними вклинился Гвидо.

Дядя Тополино продолжал:

– И я им говорил: Ва бене [хорошо (ит.)]. Если вы ссоритесь, это нормально. Время от времени все ссорятся, а лучшие друзья – тем более.

Они наблюдали за тем, как Луиджи отвоевал легковушку обратно, а затем Гвидо, Луиджи, легковушка и её подружка стали отплясывать вчетвером.

– Но не дуйтесь друг на друга долго, – добавил дядя Тополино. – Ни одна ссора не стоит дружбы. Кто нашёл друга, тот обрёл сокровище.

Маккуин вздохнул. Он понимал, что это хороший совет.

Вернулась мама Тополино с огромным блюдом и приказала:

– А теперь – ужинать!


* * *

Маккуин и не подозревал, что в этот самый момент Мэтр ехал в Порто Корса на шпионском поезде обтекаемой формы. По пути он вместе с агентами Финном и Холли просматривал фотографии с камер наблюдения итальянского городка.

Финна впечатлили познания Мэтра в марках и моделях машин.

– Этот вот гремлин. Вон тот вон – тоже ведро, – говорил Мэтр, просматривая фотографии из Порто Корса. – Тот трёхколёсный небось не врал про большую сходку. Где это видано, чтоб столько вёдер в одном городишке собралось.

Они обратили внимание, что один восточноевропейский тягач буксировал «Хьюго», который смотрелся так, словно только что из салона.

– Наверняка это глава какого-то клана вёдер, – сказал Финн. – И поэтому он в первозданном состоянии. Кому-то надо будет проникнуть на их встречу и выяснить, кто их лидер.

– Погодите, – сказала Холли и сфотографировала Мэтра, а затем наложила фотографию Мэтра на изображение европейского тягача. Это будет идеальная маскировка. Мэтр хоть сейчас может отправляться на их встречу!

– Отлично, мисс Делюкс! – похвалил Финн. Идея ему понравилась.

Мэтр не понимал, что происходит. Он ещё моргал от вспышки фотоаппарата.

– Стойте, так что мы делаем? – спросил он.

Но Финн и Холли не отвечали. Они просто рассматривали Мэтра, выискивая изъяны в его маскировке. Пока поезд-шпион стремительно ехал сквозь тьму, Холли работала над гримом Мэтра для его спецзадания. Добавив пару финальных штрихов, она закрепила крошечное устройство за проблесковым маячком на его крыше.

– Вот, пожалуй, и всё, – сказала она.

– Идеально, – сказал ей Финн.

Мэтр посмотрелся в боковые зеркала. Он разницы не заметил. Он был тем же покорёженным тягачом, что и всегда.

– Итак, Мэтр, – сказала Холли, – у него голосовое управление. Впрочем, сейчас всё управляется голосом.

– То есть? – спросил Мэтр. – Я-то думал, вы меня замаскируете.

Внезапно компьютерное устройство на крыше Мэтра заговорило:

– Голос опознан. Запускаю программу маскировки.

При звуке голоса Мэтра устройство начало проецировать голографическое изображение, которое окутало Мэтра полностью, и тот стал неотличим от европейского тягача.

Мэтр снова взглянул в зеркала и восхитился:

– Круто! Эй, компьютер! – позвал он. – Сделай меня немецким грузовиком!

К удовольствию Мэтра, он сразу же преобразился в немецкую модель.

– Сделай меня монстр-траком! – Мэтру понравился новый гаджет. Со смехом он добавил:

– Игрушечной машинкой!

Компьютер легко выполнял команды Мэтра. Холли закатила фары и вернула обличье европейского тягача. Мэтр нахмурился: ему было жаль заканчивать весёлую игру.

– Смысл маскировки в том, чтобы не привлекать внимания, – вежливо, но твёрдо напомнил Финн.

Глава 15

– Так мне просто поехать туда и делать вид, что я – тот тягач? – взволнованно спросил Мэтр.

– Об остальном позаботимся мы, – ответила Холли, доставая спрей с жидким составом, чтобы заделать вмятины Мэтра.

Тягач вдруг отпрянул.

– Эй, ты чего это? – Облегчённо выдохнув, он продолжил: – Я уж решил, что ты хотела мне вмятины заделать.

– Хотела, – подтвердила Холли.

Мэтр насупил фары.

– Нет уж, спасибо. Я никому не дам шкурить, шпатлевать или там красить мои вмятины. Они мне слишком дороги.

Холли удивилась:

– Ваши вмятины дороги? Правда?

– Каждую я заработал с моим лучшим другом, Молнией Маккуином. Я их не трогаю. Хочу носить их вечно.

– Дружба – рискованное дело при нашей работе, – сказал ему Финн.

– Так моя работа – вызволять да вытягивать! – ответил Мэтр. – На такой работе нельзя не быть дружелюбным!

Финн расхохотался, восхищаясь великолепной маскировкой Мэтра.

– Верно! – со смехом сказал он.

Мэтр упрямо сдвинул дворники.

– Нет, я к тому, что я же...

– Ничего, ничего. Всё в порядке, – остановила его Холли. – Я не буду трогать вмятины.

Шпионский экспресс уже подъезжал к Италии, и Финн заметил:

– Что-то маловато у тебя оружия.

Мэтр чуть омывателем не захлебнулся, когда Финн нажал на кнопку и вся стена превратилась в огромный блестящий склад оружия.


* * *

Фанаты со всего мира собрались в солнечном городке Порто Корса, чтобы посмотреть на второй этап МГП – Мирового гран-при. По искрящимся на солнце волнам бухты скользили роскошные яхты, а люксовые магазины распахнули двери, готовые от всей души приветствовать дорогих гостей.

Петляющие дороги городка превратили в гоночную трассу. Рекламные щиты на древних улочках и крутых поворотах с гордостью провозглашали фаворитом земляка Франческо Бернулли. Его блестящие фары смотрели со всех плакатов.

Брент Мустангбургер и Даррелл Картрип уже приготовились комментировать это потрясающее и великолепное событие.

– Мы рады приветствовать всех вас в прекрасном Порто Корса! – произнёс Брент в микрофон. – Главной новостью по-прежнему остаётся «Алинол». На сегодняшней пресс-конференции Сэр Майлс Карданвал отвечал на вопросы о его безопасности.

На экране пошли кадры с Карданвалом, который выглядел весьма расстроенным.

– Независимая комиссия экспертов установила, что «Алинол» полностью безопасен. Вам ясно? Безопасен! – с напором говорил он журналистам.

– Итак, гонка продолжается, – сказал Даррелл Картрип. – И все задаются вопросом: проявит ли себя на этот раз Молния Маккуин?

Даррелл вывел на экран турнирную таблицу, где первым в списке шёл Франческо с десятью очками.

– Надеемся, что да, – заметил Даррелл. – Ведь у Франческо здесь преимущество. В родном гараже и стены помогают, а синьор Бернулли сызмала гонял по этим трассам.

Не успел комментатор произнести имя Франческо, как толпа начала громко скандировать его имя.

– Белиссимо! [прекрасно (ит.)] – Франческо глядел на толпу с обожанием. – Спасибо за вашу поддержку, а Маккуину спасибо за его ошибку!

Комментатор продолжил:

– На втором месте – нумеро новантачинке, номер девяносто пять – Молния Маккуин!

Толпа ликовала, но Маккуин, казалось, ничего не замечал. Команда Маккуина наблюдала за ним на экране в боксе техподдержки, и Луиджи забеспокоился:

– Что это с ним?

– Если ты из-за топлива, то не волнуйся, – сказал в рацию Филмор. – Оно абсолютно безопасно.

– Да не, ребят. Просто жаль, что Мэтра здесь нет, – отвечал Маккуин, выезжая к стартовой черте.


* * *

В день грандиозных соревнований в Порто Корса проходил и сбор вёдер-отцов глав вёдерных семейств. За дверьми роскошного казино в ожидании отцов-вёдер нетерпеливо перебирали колёсами грубого вида автомобили «Хьюго».

Тягач из Восточной Европы по имени Иван как раз рассказывал своему другу – «Хьюго» по имени Александр, – как уродливы гремлины, когда рядом вдруг притормозила весьма симпатичная спортивная машинка.

– Мой дедушка заглох, – сказала Холли. – Не мог бы кто-нибудь из вас нам помочь? Я была бы так признательна!

Холли замаскировалась под итальянскую модель, и у обоих друзей запотели боковые стёкла.

Мотор Ивана взревел.

– Кажется, вам нужна срочная дорожная помощь?

Холли кивнула, и после краткого препирательства с Александром Иван радостно поспешил вслед за ней по улице.

Мэтр выглянул из-за угла и увидел, что они едут в его направлении. Он вдруг начал нервничать.

– Не знаю я насчёт всего этого, – сказал он по рации Финну, который небрежно примостился возле ресторана. – А ну как у меня ничего не выйдет?

Финн улыбнулся.

– Это исключено, – ответил он. – Просто продолжай так же усердно играть придурка-тягача, и всё будет в порядке.

Мэтр замер.

– Как ты сказал? Придурка? Вот, значит, кем ты меня считаешь?

– Ну конечно! Тебя все за дурака держат, и должен сказать, это просто гениально! – воскликнул Финн. – Никто не понимает, что их водят вокруг капота, потому что все угорают над простофилей.

Холли резко развернулась и вырубила Ивана электрошокером. Она посмотрела на Мэтра.

– Вы почему без маскировки? – спросила она. – Скорее! Времени в обрез!

Спешно активировав устройство Холли, Мэтр замаскировался под Ивана и приехал к казино как раз в тот момент, когда туда подъезжал Виктор – глава семейства Хьюго.

– Иван! – крикнул Виктор. – Какого дизеля ты заставляешь меня ждать? Забыл, где твоё место?

Мэтр торопливо зацепил буксиром отполированный бампер и провёз главу клана Хьюго в двери казино.

– Он внутри, – передал Финн Холли.

Глава 16

Мэтр ехал по дорогому казино с огромными потолками, потрясённый великолепием и роскошным убранством игрового зала.

– Ну и ну, – сказал он, – тут всё как из чистого золота!

Автомобили Хьюго, ехавшие по обе стороны от Мэтра, взглянули на него с удивлением. Их друг Иван здесь уже не раз бывал.

– Это и есть золото! – сказала Мэтру по рации Холли. – Поосторожнее с комментариями.

– А что такого? – спросил Мэтр у рации. Он снова забыл о том, что его слышат все вокруг.

Александр Хьюго уставился на Мэтра:

– Иван, ты сегодня какой-то странный.

Холли снабдила Мэтра небольшим гаджетом, который мог распознать любое авто. Перед Мэтром появилась невидимая для других информация:

 «Александр Хьюго, также известный под кличкой Полрессоры». Мэтр начал читать вслух:

– О, Алекс, сколько у тебя кликух. Видать, потому что тебя ищут и во Франции, и в Германии, и в Чехии.

– Мэтр! – Холли включила видеосвязь. – Прекратите!

Она понимала, что Мэтр вот-вот выдаст себя с головой. Она не могла взять в толк, почему американский шпион порой ведёт себя так возмутительно.

Александр смерил Мэтра взглядом.

– Тихо ты. Меня сейчас заметут, – прошептал он. Затем повернулся к другим Хьюго: – Ивана сегодня лучше не трогать. Нервный он какой-то.

Финн и Холли в недоумении посмотрели друг на друга.

– М-да, чуть не попались, – заметил Финн.

Мэтр отвёз Виктора в отдельную комнату. Вёдра уже собрались за большим столом. Устройство Холли просканировало комнату, и на её компьютере стали появляться сведения о присутствующих.

– Может, теперь получится выяснить, кто организатор, – сказала она, прислушиваясь к возбуждённому разговору вёдер. Судя по всему, они ожидали своего загадочного босса.

Мэтр продолжал наблюдение.

– Главный уже тут? – поинтересовался Виктор.

– Да нет ещё, – нетерпеливо ответил один из Транковых.

БАМ! С лязгом открылась дверь. Вёдра притихли и уставились на неё в ожидании.

Внезапно на пороге появился... Профессор Цундапп!

Наступило разочарование. Профессора Цундаппа знало каждое ведро; им же хотелось посмотреть на тайного босса, их настоящего лидера.

– Когда он будет? – требовательно спросил Виктор.

Профессор Цундапп хитро улыбнулся.

– Он уже здесь, – возвестил он.

Ряд висевших на стене мониторов вдруг ожил, и появилась картинка. Это была фотография двигателя.

Мэтр подавил возглас удивления. Он узнал двигатель, принадлежащий той самой тачке, что стояла во главе преступной организации. Тот самый двигатель с болтами Уитворта!

Это была прямая трансляция. Голос главного босса был искажён, чтобы никто не смог его узнать. Все в комнате пристально смотрели на двигатель – ужасный вёдерный движок, который неплохо подлатали, – пока тот произносил речь.

– Добро пожаловать, – возвестил голос. – Жаль, что я не могу быть с вами в этот знаменательный день. Но у меня полетело сцепление, а вы представляете, что это значит.

Вёдра закивали. Они не понаслышке знали, каково это – всю жизнь не вылезать из мастерской. Как ни хотелось им лицезреть главного, они с пониманием отнеслись к ситуации.

Финн умолял Холли распознать голос загадочного лидера. Нужно обязательно установить его личность!

– Пытаюсь, – пробормотала Холли, поглощённая работой. – Никак. Слишком хитро изменён.

В казино искажённый голос загадочного зловещего лидера продолжал своё послание:

– Сегодня у нас праздник. Сегодня нам воздастся за наш тяжёлый труд. Мир повернулся к нам задним бампером. Нас перестали производить, для нас перестали выпускать запчасти. Зато насмехаться над нами не перестают! – Преступный лидер всё больше подстрекал своих сообщников: – Нам придумывают отвратительные прозвища: драндулет, ржавое корыто, гроб на колёсах, колымага, рыдван... Ведро!

Машины согласно заворчали.

Голос продолжал:

– Но мы не сдавались. И сегодня, друзья, мы положим этому конец.

Бум! Мэтр подпрыгнул от удивления, когда увидел на экранах Карлу Гоньяло с дымящимся капотом.

– Они смеялись над нами! – говорил искажённый голос. – Теперь наш черёд посмеяться. Вы зовёте нас вёдрами? Получайте!

Бум! Загорелся ещё один автомобиль.

На улице Финн и Холли отчаянно пытались понять, что происходит.

– Засекла электромагнитное излучение, – доложила Холли. Она проворно отследила его и обнаружила источник. Настроив бинокль, она увидела Грэма и Эйсера, которые направляли «камеру» на гоночную трассу.

– Финн! Камера! – вскричала она.

– Где?! – воскликнул Финн.

– На башне!

Финн сорвался с места и помчался по петляющей вдоль утесов дороге в сторону «камеры». Ему нужно во что бы то ни стало остановить Грэма и Эйсера, прежде чем пострадают другие автомобили.

Мэтр по-прежнему слушал речь загадочного авто, задумавшего губительную операцию.

– Сегодняшний день должен был стать звёздным часом альтернативного топлива. Но после этих гонок все снова перейдут на бензин. А мы, владельцы крупнейшего неосвоенного месторождения нефти, станем самыми могущественными тачками в мире! Мы будем нужны им. И всем придётся считаться с нами!

Мэтр испуганно охнул, а вёдра радостно загудели.

Глава 17

Финн нёсся по извилистым дорогам, пока не добрался до ущелья. Он видел, как на другой стороне Грэм и Эйсер управлялись с «камерой». Финн прибавил газу и прыгнул через ущелье.

Но посередине прыжка он почувствовал, что завис в воздухе. Его удерживал магнит, расположенный на борту вертолёта.

– Мы так и думали, что ты объявишься, – крикнул Эйсер.


* * *

Два ведра радостно повернулись к «камере» и направили её на участника под номером 4, Макса Шнеля. На этот раз облучать выпало Грэму.

Внизу, на трассе, у участника номер 4 внезапно задымил капот. Автомобиль потерял управление, врезался в другого гонщика, и оба перевернулись. Зрители затаили дыхание, увидев, что закружило ещё одного гонщика – Сю Тодороки: у него загорелся двигатель и повалил чёрный дым. Грэм и Эйсер захихикали, увидев, как тот пошёл юзом и, зацепив ещё две машины, врезался в ограждение. Гоночный трек превратился в месиво из металла.

Далеко впереди, недалеко от финишной черты, продолжали биться за первенство Франческо и Маккуин. Они не знали, что происходило на трассе позади них, полностью сконцентрировавшись на том, чтобы победить.

– Ка-чоу! – прокричал Маккуин, первым пересекая финишную черту. Но не успел он по-настоящему насладиться своей победой над Франческо, как заметил аварию и дым.

– Ну дела, – пробормотал он.

Вскоре сэру Майлсу Карданвалу пришлось держать ответ перед журналистами. Они хотели знать, будет ли «Алинол» использоваться на последнем этапе гонки в Лондоне и не он ли стал причиной стольких аварий.

Карданвал выглядел полностью раздавленным.

– Будучи в здравом уме, я не могу более подвергать риску жизни гонщиков, – заявил он репортёрам. – На финальном этапе «Алинол» использован не будет.

Вёдра в казино всё ещё бурно радовались, когда на экране появился Маккуин. В наступившей тишине все услышали его объявление о том, что он проедет последний этап на «Алиноле».

– Мой друг Филмор говорит, это топливо безопасно, – пояснил он журналистам. – Для меня его слова достаточно.

У Мэтра затряслась подвеска, когда он услышал слова друга:

– Недавно я обидел одного друга. Во второй раз я не совершу такой ошибки.

Тишину прорезал телефонный звонок. Профессор Цундапп торопливо ответил: это был главный босс.

– Да, сэр. Разумеется, – сказал он в трубку.

Повернувшись к вёдрам, профессор сообщил им приказ тайного лидера:

– С «Алинолом» должно быть покончено. Маккуин не должен выиграть гонку.

Вёдрам предстояло любой ценой остановить Маккуина.

Фары Мэтра становились всё шире и шире. Сейчас профессор Цундапп велит Грэму и Эйсеру направить «камеру» на Маккуина!

– Нет! – сказал Мэтр. Он повернулся к выходу и зацепил люстру буксировочным краном. Сквозь него прошёл электрический разряд – несильный, но его хватило, чтобы на мгновение пропала его голографическая маскировка. Все, кто был в комнате, обомлели, увидев, как Мэтр вновь становится ржавым тягачом.

– Американский шпион! – крикнул профессор Цундапп. Вёдра моментально схватились за оружие.

– Ой, маскировка нарушилась, – пробормотал Мэтр. Компьютер неверно распознал его слова посреди шума:

– Подготовка оружия. Принято.

К изумлению Мэтра, изо всех его дверей показались дула орудий.

– Просто огонь! – восхитился Мэтр. – Но я не это... – вдруг все орудия Мэтра открыли стрельбу, и его отбросило назад. – Да я палить-то не просил! Так я всех порешу.

– Раскрыть парашют, – подтвердил компьютер. – Выполняю.

Из-под багажника Мэтра со свистом выскочил парашют, и тягач сразу же потащило на балкон казино.

– Ух ты! – воскликнул Мэтр. Парашют раскрылся, и Мэтр взмыл в небо.

Мэтр парил над Порто Корса, пока не увидел моторную лодку, мчавшуюся по направлению к гоночной трассе. Он выпустил трос и, зацепившись за лодку, полетел следом. Нельзя терять ни минуты. Нужно во что бы то ни стало добраться до Маккуина и спасти его.

Мэтр видел, что друг стоит на сцене и даёт интервью. Тягач опустился прямо в толпу.

– Пропустите! Дорожку! – кричал Мэтр, пробиваясь к сцене.

– Назад, сэр, – остановил его охранник.

От беспокойства у Мэтра нервно ходили дворники. Он настойчиво пытался пройти.

– Буйный у девятых ворот, – передал по рации охранник.

– Нет, слушайте! – брызгал омывайкой Мэтр. – Я, я был у вёдер, замаскировался под тягача, и у них там заговор с «камерой»!..

– Повторяю. У девятых ворот буйный тип, – сказал охранник.

Мэтр не отводил глаз от сцены, где стоял Маккуин. Он навалился всей своей мощью в попытке протиснуться сквозь скопление машин.

– Пропустите! Вопрос жизни и смерти! – повторял он. Но никто не обращал на него внимания.

Глава 18

К охране подоспело подкрепление, и Мэтра окружили.

– Молния Маккуин, если ты слышишь, знай, тебя хотят уничтожить!

Маккуин вдруг повернулся и увидел в толпе буксировочный кран.

– Мэтр! – крикнул он, съехал со сцены и поехал сквозь толпу. Он держал курс на буксировочный кран, но оказалось, что это был вовсе не Мэтр, а Иван, водитель отцов-вёдер.

– Извините, – снедаемый стыдом и разочарованием, сказал Маккуин. Он был готов свои поршни поставить на то, что слышал в толпе голос друга.

Маккуин поехал обратно к сцене, а Иван вздохнул с облегчением. Задание выполнено: он сумел отвлечь внимание Маккуина, а приспешники профессора тем временем похитили Мэтра, который теперь находился в кузове огромного трейлера.

– Пустите меня! – вопил Мэтр. Профессор Цундапп лишь улыбался.

– Как ты перешиваешь за того нонщика. Подумать только, – сказал он, захлопывая двери. Напустив усыпляющего газа в грузовой отсек, где был заперт Мэтр, он добавил: – Как шаль, что ты не успел фофремя его предупредить.


* * *

Постепенно двигатель Мэтра стих, и он опрокинулся на пол, как поваленный дуб. Во сне он видел все события последних дней: как Финн назвал его придурком, как он дозвонился на шоу Мела Дорадо и сказал, что Маккуин – самый быстрый гонщик в мире, как он опозорил Маккуина на официальном приёме и, наконец, как тот проиграл из-за него на первом этапе Мирового гран-при. Наверное, Финн прав, и Мэтр действительно придурок.

Бом! Бом! Бом!

Мэтр резко пришёл в себя. Он никак не мог понять, где находится. Эвакуатор висел капотом вниз, и весь его кузов ныл от боли. Единственное, что он слышал, было очень громкое тиканье: тик-так-тик-так.

Мэтр огляделся и не увидел вокруг ничего, кроме огромных шестерёнок. Тогда он сообразил, что оказался внутри гигантских часов. Рядом, бампер к бамперу, были привязаны Холли и Финн. Профессор Цундапп и его головорезы схватили всех троих.

– Холли! Финн! – крикнул Мэтр. – Где мы?

– Мы в Лондоне, Мэтр.

Мэтру доводилось слышать о знаменитых лондонских часах. А вот теперь он застрял прямо внутри них. Стрелки тикали, отсчитывая последние минуты жизни автомобилей. Мэтр сказал Холли и Финну:

– Это всё из-за меня.

– Не дури, – ответил Финн.

– Ну так я ж дурак, – сказал Мэтр. – Помнишь? Ты сам говорил.

– Нет, – попытался объяснить Финн. – Я хвалил твоё мастерство маскировки.

– Но я не шпион, – сказал Мэтр. – Я всё пытался вам сказать. Я просто ржавый тягач.

Холли первая осознала, что Мэтр говорит правду.

– Финн, он не шутит, – сказала она.

Но Финн и сам уже всё понял.

– Я знаю, – ответил он, уяснив, наконец, что Мэтр не был тайным агентом. Он и вправду был простым грузовичком.

– Ты был прав, Финн, – с грустью сказал Мэтр. – Я просто придурок. И то, что случилось с Маккуином, – это из-за меня.

Финн хотел было возразить, как вдруг дверь башни с часами открылась, и внутрь заехали Грэм и Эйсер. Они сняли с окна закрывавший его кусок ткани. У окна стояла «камера», нацеленная на улицы Лондона.

– Профессор Цундапп хотел, чтобы вы наблюдали гибель Молнии Маккуина из первого ряда, – сказал Грэм Мэтру.

– Он ещё жив? – с надеждой спросил Мэтр.

– Недолго ему осталось, – ответил Эйсер, фокусируя луч «камеры» на дороге рядом с башней – той самой, по которой вскоре должен был проехать Молния Маккуин.


* * *

В боксе Маккуина собрался весь Радиатор Спрингс. В Лондон прилетели все: Салли, Фло, Рамон и Сержант. Даже Рэд, пожарный города, тоже был здесь. Все они приехали с одной целью: найти Мэтра и помочь ему. Всё, что им было известно, – это то, что он так и не добрался до дома.

– У Сержанта есть знакомые в британской армии, – сообщил Маккуину Рамон, надеясь, что это его успокоит. Маккуин сильно переживал за лучшего друга, особенно после того как ему послышался голос Мэтра возле трассы, хотя самого Мэтра там не оказалось. Маккуин и не подозревал, что его собственная жизнь висит на ниточке, а Мэтр тоже сильно беспокоится за друга.

– Ты должен собраться, – сказала Маккуину Салли. Но тот никак не находил себе места.

Маккуин уже решил выйти из соревнований, когда в его бокс заехал сэр Майлс Карданвал.

– Я хотел заглянуть и сказать спасибо, – сказал сэр Майлс гонщику. – После Италии я был растоптан – но вдруг ты дал мне ещё один шанс. Мне, наверное, не стоило бы этого говорить, но я надеюсь, что ты сегодня победишь. И покажешь всему миру, что они напрасно обвиняли «Алинол».

Маккуин посмотрел на друзей. Делать нечего, теперь придётся участвовать.

– Этого бы хотел Мэтр, – сказала Салли.

И действительно. Мэтр бы хотел, чтобы Маккуин участвовал в гонке. И через несколько минут Маккуин, полностью настроенный на победу, появился на старте. Это, пожалуй, единственное, что он может сделать для друга. Погнали!

Наверху, в башне с часами, Грэм услышал рёв моторов и улыбнулся.

Гонка уже началась, и первые автомобили стремительно приближались к башне. Уже скоро они проедут прямо под головорезами профессора с их смертоносной «камерой».

– Ага, едут! – вдруг крикнул Грэм. Он подал напряжение на «камеру», выставил в настройках полную мощность и направил её на Маккуина.

Глава 19

Мэтр прикрыл фары. Он не мог смотреть, как будут уничтожать его друга. Финн и Холли ничем не могли помочь. Они смотрели, как Грэм нажимал на кнопку.

Но Маккуин проскочил мимо башни целым и невредимым. Он даже скорости не сбросил!

Грэм и Эйсер были потрясены. В ту же минуту с ними по рации связался профессор:

– Что случилось?

– Ты всё сломал, – сказал Эйсер Грэму.

Тот слушал профессора Цундаппа по рации.

– Понимаю, – сказал Грэм. – Да, сэр.

– Что он сказал? – нетерпеливо спросил Эйсер.

– Следуем плану «б», – ответил Грэм, и они оба поехали к выходу.

– Что за план «б»? – спросил Мэтр.

Грэм бросил взгляд на Мэтра, зло рассмеялся и сказал:

– Подложим бомбу в бокс Маккуина.

– В следующий раз, когда он остановится и скажет своё знаменитое «Ка-чоу», получится «бабах», – добавил Эйсер.

– Вёдра помойные, – пробормотал Мэтр со злостью и отчаянием. – Жаль привязали, не то Маккуина бы я спас!

И снова компьютер Мэтра распознал его слова по-своему:

– Готовлю боеприпасы, – и выпустил стволы орудий.

Бандиты засмеялись и уехали. Но тут Мэтр обратил внимание, что стволы оружия, вращаясь, перетирают ремни, которыми он был привязан.

– Боеприпасы! Боеприпасы! – взволнованно крикнул Мэтр. Трюк сработал. Орудия перетёрли ремни, и Мэтр начал падать на вращающиеся шестерёнки.

Он проворно замахнулся буксировочным крюком, зацепился за трубу и, перелетев к двери, с шумом приземлился.

– Надо вас освободить, чтобы вы спасли Молнию Маккуина, – сказал он, с отчаянием глядя на Холли и Финна.

– Нет времени! – ответил Финн. – Ты должен действовать сам. Мы выберемся.

Холли произнесла:

– Пора тебе получить ещё немного вмятин!

Мэтр улыбнулся Холли и стремительно поехал прочь.

– Так мы выберемся? – спросила Финна Холли.

Финн лишь вздохнул:

– Скажи я правду, он бы не уехал.

Они смотрели на механизм, который сдвинулся на одно деление и вот-вот должен был их расплющить.

– Нас убьют часы. Поговорка «ваше время вышло» заиграла новыми красками.

Это навело Холли на мысль. Она выстрелила сквозь шестерёнки, целясь в зубчатую передачу.

– Что ты делаешь? – спросил Финн, наблюдая за фонтаном искр.

– Пытаюсь повернуть время вспять, – ответила она. – Если получится изменить полярность...

Она сосредоточилась и выстрелила снова, на этот раз попала. Часы вздрогнули и остановились. Шестерёнки закрутились в обратную сторону, отдаляясь от Финна и Холли.

– Соображаешь! – Финн был впечатлён.

Но теперь к ним приближалась другая шестерёнка, и она была готова смять их кузова.

– Холли, рули! – крикнул Финн. Шестерёнка начала проворачиваться над ними.

Колёса обоих автомобилей повернулись. Механизм поцарапал краску на их задних бамперах: хоть их и не смяло, но шестерёнка прошла очень близко и перерезала ремни, которые привязывали их к часовому механизму. Финн и Холли упали на противоположную платформу. Свободны!

– Нужно добраться до трассы! – крикнул Финн. – Вычисли кратчайший путь.

Холли выпустила два крыла из-под боковых порогов. Она заметила, как удивился Финн.

– Теперь всем такие ставят, – пояснила она.

– Эх, молодёжь, вам всегда достаётся лучшее, – с улыбкой ответил он. Ему всё больше нравилась агент Делюкс.

Выезжая из часовой башни, Холли заметила лежащий воздушный фильтр.

– Это фильтр Мэтра? – спросила она.

Они переглянулись и поняли, что Мэтру заменили деталь. Это могло означать только одно: профессор Цундапп его заминировал!

– Так и знал, что мы слишком легко отделались, – пробормотал Финн.

Глава 20

А Мэтр тем временем мчался по Лондону, чтобы успеть предупредить Маккуина про бомбу. Когда Мэтр добрался до пит-лейна, он проехал мимо всех боксов, пока не нашёл нужный.

– Мэтр! – удивлённо крикнул Луиджи.

– Все на выход! Срочно уезжайте оттуда! – завопил Мэтр. Он осмотрелся и увидел, что в боксе собрался весь Радиатор Спрингс.

– Ч-что вы все тут делаете? – пробормотал он.

– Тебя ищем, – ответила Салли. – Всё нормально?

– Нет! Всё плохо! Там бомба! Вам срочно надо на выход!

Вдруг Мэтр услышал по рации голос Финна. Тот ехал по улицам города, а над ним парила Холли.

– Мэтр, послушай меня, – сказал Финн. – Бомба внутри тебя! Они знали, что ты попытаешься спасти Маккуина, и заложили её в твой воздушный фильтр, пока ты был в отключке.

Мэтр был потрясён. Он фыркнул, воздушный фильтр слетел на землю, и действительно! Возле двигателя была бомба. Мэтр посмотрел вперёд и увидел Маккуина, который с улыбкой во весь бампер мчался к нему навстречу.

– Мэтр! – крикнул он с трассы, по которой нёсся крыло к крылу с другими авто. – Я так волновался!

На трибуне за гонкой наблюдал из личной ложи профессор Цундапп. Он ждал, когда Маккуин подъедет поближе к Мэтру, чтобы активировать детонатор и избавиться от обоих сразу.

Когда Маккуин достиг пит-лейна, Мэтр вскричал:

– Не приближайся! – Он завертелся и стал задом выезжать на трассу.

– Ну уж нет, второй раз я тебя не упущу, – сказал Маккуин и прибавил газу, чтобы догнать Мэтра. – Ты всю жизнь за меня горой, и я тоже тебя не брошу. Дай мне шанс объяснить! Остановись, прошу!

Маккуин поднажал ещё больше. Он уже был в десяти сантиметрах от бампера Мэтра и пытался зацепиться за его крюк. Профессор Цундапп с улыбкой поставил переднее колесо на детонатор.

Мэтр в панике крикнул своему компьютеру:

– Надо сбежать от Маккуина!

Шпионское устройство ответило:

– Запрос принят.

Профессор Цундапп почти нажал на кнопку детонатора, когда взревел двигатель ракеты из арсенала Мэтра, и он взлетел вперёд. На детонаторе замигала надпись: «Цель вне зоны поражения». Профессор был в ярости.

Обескураженный Маккуин по-прежнему пытался угнаться за Мэтром. Его друг никогда ещё не гонял на таких скоростях. Со свистом рассекая воздух, Мэтр пронёсся мимо Франческо и проломил ограждение, устроив бардак посреди гоночной трассы.

Маккуин воспользовался заминкой и догнал Мэтра, и на этот раз ему удалось крепко зацепиться за его буксировочный крюк.

В боксе Маккуина весь Радиатор Спрингс в изумлении наблюдал за происходящим на экране телевизора. Все слышали, как Брент Мустангбургер прокомментировал:

– И Молния Маккуин мчится прочь, прицепившись к реактивному тягачу!

Профессор Цундапп в своей кабине продолжал нажимать на кнопку детонатора, надеясь на чудо. Вдруг перед окном его кабины показалась Холли, парящая в воздухе. Профессор сразу понял, что дело пахнет керосином. В панике он бросил детонатор и кинулся прочь.

Вёдра, которые вились возле профессора, прогудели:

– Взять Молнию Маккуина!

Они помнили слова профессора о том, что их победа невозможна, пока не будут уничтожены и Маккуин, и «Алинол».

Сам же профессор спешно удирал по улицам Лондона, но тут, проезжая по боковой улочке, его приметил Финн Макмисл. Через мгновение секретный агент был на хвосте у Цундаппа, пытаясь его настигнуть.

Финн срочно передал по рации Холли:

– Профессора беру на себя. Помоги Мэтру!

Холли, всё ещё парившая в воздухе, ответила:

– Поняла!

Она быстро пролетела над Франческо, свернула за угол и исчезла из виду.

– Что происходит? – спросил Франческо. Сегодня вдруг все стали быстрее Франческо.

Финн с визгом завернул за угол, но обнаружил, что профессор Цундапп мчится к огромному военному кораблю. Корабль уже почти отдал швартовы, готовясь отплыть. Профессор заранее подал ему сигнал с просьбой обеспечить побег.

– Скорее, профессор! – крикнул корабль.

Но тут Цундапп ощутил рывок: Финн прицепил кабель к его заднему бамперу и связал профессора. Макмисл приближался к преступнику:

– Неужели вы думали, что я дам вам уйти, профессор Цундапп?

Но оказалось, что Финну нужно справиться не с одним лишь учёным. Сверхмощный магнит быстро притягивал оба автомобиля к кораблю.

– Сдавайся, Макмисл, – самоуверенно предложил профессор.

Но Финн Макмисл был не из тех, кто легко уступает. Он выпустил всё имевшееся у него оружие, которое немедленно прилипло к кораблю.

БАБАХ!

Огонь от взрыва был виден за десятки километров. Нельзя было терять ни минуты. Финн сорвался с места, чтобы найти Холли и Мэтра.

Мэтр тем временем колесил по улицам Лондона в связке с Маккуином. Над ними летела Холли, пытаясь не упустить их из виду. Услышав взрыв, она постаралась не думать о нём, надеясь, что Финн выживет. Она знала: что бы ни случилось, Финн бы хотел, чтобы она спасла Мэтра и избавилась от бомбы.

С высоты птичьего полёта ей было видно, что Грэм и Эйсер поджидали Мэтра на соседней улице. Два ведра собирались выехать из-за угла и врезаться в Мэтра.

– О нет, – тихо сказала Холли.

Глава 21

Агент Делюкс быстро опустилась на землю и помчалась наперерез Грэму и Эйсеру. Она рисковала собой, чтобы спасти Мэтра. Вёдра, не в силах остановиться, перевернулись через Холли и приземлились в огромный мусорный бак. Агент Холли Делюкс только что получила первую вмятину – и она получила её, спасая друга.

Она быстро повернулась к подъехавшему Мэтру и просканировала его воздушные фильтры.

– Надо вытащить из тебя эту бомбу!

– Бомбу? – переспросил Маккуин. Он только теперь заметил, что торчало из-под кузова Мэтра.

– Дык вот присобачили ко мне, – объяснил Мэтр. Это был запасной план злодеев на тот случай, если не получится убить Маккуина при помощи «камеры».

Тут до Маккуина дошло, почему Мэтр убегал от него.

– Мэтр, – спросил он, – кто подложил в тебя бомбу?

В этот момент появился профессор Цундапп. Он весь запутался в кабелях и тросах, которыми обмотал его Финн. Агент Макмисл придерживал профессора, словно тот был на поводке.

– Ты! – простонал профессор, увидев Маккуина.

Финн не стал тянуть резину.

– Отключите бомбу, профессор Цундапп!

Но профессор только ухмыльнулся:

– Неушто фы фее такие тупицы? У неё голосовое управление. Нынче фсё управляется голосом.

Мэтр уже начал привыкать к голосовым командам. Он подпрыгнул и сказал:

– Деактивировать! Деактивировать!

Профессор рассмеялся, увидев выражение ужаса в фарах всех остальных. От голоса Мэтра у бомбы включился таймер. До взрыва было четыре минуты, и с каждой секундой время сокращалось.

– О, я запыл упомянуть: её может остановить лишь тот, чей голос её активировал, – добавил профессор Цундапп.

Холли наехала на радиатор профессора:

– Остановите её!

– Деактивировать, – спокойно сказал профессор Цундапп. Внезапно обратный отсчёт на таймере бомбы перескочил на минуту вперёд, и теперь она должна была взорваться меньше чем через три минуты! Профессор с довольной ухмылкой смотрел за тем, как отсчитывались секунды.

– Я не есть тот, кто активировал помпу. Кто-нибудь ещё шелает попроповать?

Холли повернулась к профессору и ударила его электрошокером.

Финну всё больше нравились её замашки.

– Ты читаешь мои мысли, – сказал он ей, наблюдая, как профессор упал набок.

Но бомба продолжала тикать.

– Что теперь будет? – спросил Маккуин.

– Ты взорвёшься, – просто ответил Виктор. Хьюго, глава одного из кланов вёдер, подкатился и встал рядом с профессором.

Другие вёдра со своими кланами заблокировали все прилежащие улицы. Они дребезжали своими утлыми двигателями, готовые броситься в драку.

Маккуин бросил взгляд на Мэтра и вздохнул.

– Мои километры сочтены? Они хотят моей смерти?

Мэтр посмотрел на бандитов.

– Слышьте, ребят, – умоляюще сказал он, – уж я-то знаю, как вам тяжко. Надо мной тоже всю жизнь все смеются. Но если вы кого-то обидите и заработаете денег, неужто вам станет легче?

Вёдра остановились и переглянулись. Затем один из них пожал плечами и сказал:

– Попробовать-то можно.

Группа Хьюго, пейсеров, запорожцев и гремлинов понеслась на Маккуина. Впереди ехал головорез-гремлин, но вдруг мощный поток воды ударил в его борт.

Это пожарный автомобиль Рэд поливал его сильной струёй из брандспойта. С ним подоспела и вся команда Радиатор Спрингс. Даже Фло была готова поучаствовать. Друзья полным ходом наступали на злодеев.

Гвидо из пневматического пистолета прострелил шины нескольким вёдрам, а Фло ослепила их яркими фарами. Спустя пару секунд перед Гвидо уже образовалась новая группа колымаг.

Рамон закрасил из баллончика их ветровые стёкла, чтобы они ничего не видели. Финн, который потерял всё оружие в схватке с кораблём и его магнитом, опрокидывал по три-четыре ведра за раз, демонстрируя чудеса карате. Вскоре всё вокруг было усеяно дешёвыми авто.

– Отступаем! – проревел Грэм.

Когда оставшиеся вёдра бросились врассыпную, Гвидо поспешил к Мэтру. Он перепробовал все инструменты из своего арсенала, но ему никак не удавалось открутить болты, которыми была привинчена бомба.

Мэтр извернулся и посмотрел на болты. И тут всё стало ясно.

– Я понял! Я понял! – крикнул он. – Я знаю, что делать!

– Тогда вперёд! – подбодрил друга Маккуин.

– Нет. Я не могу! – ответил тот. И прошептал Маккуину: – Меня никто всерьёз не принимает. Я теперь знаю. Тут не Радиатор Спрингс.

– Ну нет, – твёрдо ответил Маккуин. – В Радиатор Спрингс ты такой, какой ты есть. Будь самим собой и здесь! Если кто-то тебя не принимает всерьёз, это ему надо меняться, а не тебе. Уж я знаю, ведь когда-то и я тебя всерьёз не принимал, и был неправ. Давай, у тебя получится. Ты просто бомба!

Мэтр просиял:

– Спасибо, дружище.

– Нет, ты бомба в прямом смысле! Так что пошёл! – крикнул Маккуин.

Мэтр зацепился тросом за Маккуина, и они помчались вдаль на предельной скорости.

Глава 22

– Компьютер, – сказал Мэтр, со свистом проносясь по боковой улочке, – мне нужно то, что ты сделал, когда я хотел удрать от Маккуина.

– Запрос принят, – ответил компьютер.

Маккуин с изумлением слушал, как Мэтр обращается к компьютеру. Но каково же было его удивление, когда включился ракетный двигатель!

Маккуин и Мэтр, всё ещё в связке друг с другом, взлетели на стену здания. Мэтр завопил:

– Теперь давай ту штуку, чтобы лететь по воздуху!

– А-а-а! – заорал Маккуин. Он зажмурил фары и услышал свистящий звук, а затем ощутил потоки воздуха под покрышками. Маккуин не сразу понял, что у Мэтра раскрылся парашют, и теперь два друга из Радиатор Спрингс парили над Лондоном.

Мэтр направил парашют к Букингемскому дворцу. На балконе стояла королева Англии в окружении именитых гостей, среди которых был и сэр Майлс Карданвал. Все собрались, чтобы отметить завершение Мирового гран-при.

– И кто же победил в соревновании? – спросила королева одного из гостей.

В этот момент с неба стали спускаться Мэтр и Маккуин.

– Эй, внизу, посторонись! – крикнул Мэтр.

– Назад! Назад! – завопила королевская стража. – Отойдите!

Королева улыбнулась.

– Молния Маккуин! – радостно сказала она, узнав всемирно известного гонщика.

– Всё в порядке! – пытался сказать зевакам Маккуин. – Мэтр хочет кое-что сказать. Давай, Мэтр!

Мэтр почувствовал, что все взгляды обратились к нему.

– Ладно, – произнёс он, пытаясь собраться с мыслями. – Тут кое-кто пытался сорвать гонку и навредить автомобилям, и я знаю кто! Ой, стойте! Ваше Величество!

Мэтр сообразил, что не отвесил поклона. И когда он наклонился, все увидели бомбу.

– У него бомба! – закричали охранники, рванув к Мэтру. – Быстро, на землю!

– Не стреляйте! – это был Финн Макмисл. Британский шпион вместе с агентом Делюкс отследил Мэтра. – Вы заденете бомбу!

Финн и Холли быстро приближались к Мэтру. Финн встал между Мэтром и королевой. Он доверял Мэтру, но его главная задача – защищать королевских особ.

– Мэтр, – спокойно сказал Финн, – я не знаю, что ты делаешь, но сейчас же остановись.

Маккуин слегка толкнул друга в бок:

– Мэтр, давай сразу к делу.

– Ладно! – крикнул Мэтр. И повернулся к сэру Майлсу Карданвалу:

– Это он!

– Что?! – воскликнул Карданвал. – Я? Ты в своём уме?

Мэтр продолжал:

– Я понял это, когда увидел, что вы вот эту бомбу прикрутили на болты Уитворта – как те, которые держат двигатель с фотографии. А потом я вспомнил, что про английские движки говорят: если под ними нет масляной лужи, значит, внутри масло закончилось.

Карданвал был в бешенстве. Бомба продолжала тикать.

– Что он несёт? – вскричал Карданвал.

Мэтр посмотрел сэру Майлсу прямо в глаза:

– Это у вас в Японии масло протекло. А вы всё свалили на меня.

– Электромобили не пользуются маслом, т-ты, олух! – с запинкой сказал Карданвал.

– Значит, вы притворяетесь! – уверенно выпалил Мэтр. – Вы не перешли на электродвигатель. У вас там под капотом тот вёдерный движок с фотографии.

Мэтр уже направился к Карданвалу, чтобы поднять ему капот, когда заговорила Холли:

– Мэтр, Карданвал организовал эту гонку. Зачем ему кого-то убивать?

– Чтобы все решили, что «Алинол» – это плохо, и стали бы покупать только бензин, – решительно ответил Мэтр. – Он сам сказал это в казино искажённым голосом.

– Мэтр, – возразил Финн, – он создал «Алинол».

– Да, – сказал Мэтр, – но что, если ему попалось огромное нефтяное месторождение как раз тогда, когда все ищут новые виды топлива? Что, если он придумал «Алинол», чтобы убедить всех, что альтернативное топливо не может быть хорошим?

Холли и Финн не сводили глаз с Мэтра. Затем они повернулись к Карданвалу.

– Не подходи, придурок! – крикнул Мэтру Карданвал. Оставались считаные секунды до того, как бомба должна была взорваться. – Ты псих! Псих!

А затем Карданвал сказал:

– Деактивировать!

И бомба перестала тикать.

– Бомба деактивирована, – объявил компьютер. – Хорошего дня, сэр Майлс.

Теперь сомнений не оставалось. Карданвал был тем самым, чей голос мог деактивировать бомбу. Он и был тем ведром – загадочным лидером преступной организации.


* * *

На следующий день в Букингемском дворце королева посвятила Мэтра в рыцари. Ржавый тягач низко поклонился, а королева произнесла:

– Я нарекаю тебя сэром Мэтром.

Мэтр посмотрел на королеву.

– Сэром? – спросил он. – Да что вы, ваше величество, зовите меня просто «Мэтр». Не нужно никаких этих «сэров». А кстати, все друг друга знают? Королева – Молния Маккуин. Молния Маккуин – королева. Королева – Макмисл. Макмисл – королева.

Мэтр продолжил всех знакомить, а толпа славила нового героя – того, чьё мужество и ум спасли не только гонщиков, но и весь мир.

Глава 23

В Радиаторе Спрингс повесили новую растяжку. На ней было написано: «Добро пожаловать в Радиатор Спрингс, родной город Молнии Маккуина и тягача сэра Мэтра».

На последний заезд Мирового гран-при собрались целые толпы туристов. Приехали и все гонщики, которым не удалось финишировать в Лондоне, среди них Франческо Бернулли. Но все смотрели только на Мэтра.

– Так ты и правда был шпионом? – спросил сэра Мэтра один из туристов.

– Расскажи нам всё! – попросил другой.

Мэтр рассказал, как летел на шпионском самолёте в Париж.

– Всё правда так и было? – спросил автомобиль из толпы. – Шпионский самолёт? Да брось.

В этот момент все услышали приближение Сидли, самолёта-шпиона. Он выполнил идеальную посадку поодаль, возле мотеля «Конус».

– Ты прав. Верится с трудом, – сухо пошутил элегантный самолёт.

– Сид! – крикнул Мэтр. Он увидел, что из самолёта выехали Финн и Холли.

– Что вы здесь делаете?

– Говорят, здесь сегодня проходит важное соревнование, – ответила Холли.

Луиджи подъехал поближе:

– Вижу, вы получили мой е-мейл!

Весь Радиатор Спрингс собрался возле вновь прибывших.

Мэтр заметил вмятину на крыле у Холли. Это была та вмятина, которую она заработала, спасая Мэтра от Грэма и Эйсера. Раньше Мэтр её не замечал.

– Не переживай, – утешил Мэтр. – Мой друг Рамон её в миг выправит, руль повернуть не успеешь.

Холли улыбнулась:

– Ну нет, я её не трону. Она слишком ценная.

– Ценная вмятина? – Луиджи обернулся к Гвидо. – Она такая же сумасшедшая, как Мэтр.

Холли и Мэтр переглянулись и рассмеялись. Похоже, и у шпионов бывают друзья.

Прикатил Маккуин и поинтересовался, почему от «камеры» не взорвался его двигатель.

– Нам не удалось это выяснить, – сказал Финн, разглядывая родной город Мэтра.

– Наше расследование показало, что «Алинол» был фикцией, – объяснила Холли. – На самом деле это вообще не альтернативное топливо. И Карданвал намеренно создал его так, чтобы оно взрывалось при облучении.

Маккуин повернулся к Филмору:

– Секундочку. Филмор, ты тогда сказал, моё топливо безопасно.

Все посмотрели на Филмора.

– Если ты хочешь сказать, что я подменил ту жалкую подделку под альтернативное топливо своим натуральным биотопливом, поскольку я сроду не доверял Карданвалу, то ничего подобного. Это он, – возвестил Филмор, глядя на Сержанта.

Тот равнодушно повёл фарами:

– Если ты нефтяной магнат, то это навсегда.

– Тоже мне, борец за природу, – сказал Филмор.

Внезапно из колонок громкоговорителя раздался голос шерифа.

– Гран-при Радиатор Спрингс начинается!

По пути к старту Франческо поравнялся с Маккуином и Салли.

– Франческо! – поприветствовал его Маккуин. – Познакомься с Салли.

– Синьорина Салли, – Франческо поклонился. Он был рад знакомству. – Я ответственно заявляю: Молния Маккуин – самый везучий автомобиль в мире! А его везение ему очень пригодится, ведь ему сегодня бороться с Франческо.

Франческо заметил стикер на заднем бампере Маккуина и спросил:

– Что это? – Он подъехал ближе и прочёл: – «Ка-чао [пока (ит.)], Франческо». А, я понял. «Ка-чао». Это твоя присказка. Умно. Но не очень, ведь Франческо придумал это первым.

Когда они разъехались с Франческо, Салли сказала:

– Ну ладно, не такой уж он и шикарный.

Маккуин лишь улыбнулся.

Пока гонщики выстраивались на старте, Финн и Холли собрались улетать. С окраины доносился шум самолётного двигателя.

– Уже улетаете? – спросил Мэтр.

– У нас новое задание, – объяснил Финн. – Мы заглянули сюда, чтобы кое-кого захватить с собой.

Холли и Финн были теперь напарниками и хотели взять в команду Мэтра.

– Сама королева просила тебя, – не теряя надежды, сказал Финн.

Мэтр улыбнулся. Всё-таки он не глупенький тягач. Нет, он просто дьявольски умён, и его даже хотят взять в разведку как надёжного тайного агента.

– Вот спасибо! – от души поблагодарил он. – Мне с вами было очень весело, правда. Но моё место здесь.

Ему было приятно, что его считают умным, но он знал, что нигде не будет так счастлив, как с друзьями.

– Мы понимаем, – ответил Финн. – Если я могу что-то для тебя сделать, только скажи.

Мэтр задумался лишь на мгновение.

– Вообще-то, есть кое-что, – ухмыльнулся он.

И вскоре он рассекал по трассе, обгоняя всех гонщиков.

– Ио-хо-хо! – крикнул он, догнав Маккуина.

– Мэтр?! – удивился Маккуин.

– Ты посмотри! – широко улыбаясь, крикнул в ответ Мэтр. – Мне разрешили оставить ракеты!

И два героя города – и лучших друга – смеясь, крыло к крылу помчались к финишной прямой.

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Иллюстрации




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке