Хелл. Замужем не просто (fb2)

- Хелл. Замужем не просто (а.с. Хелл) 333 Кб, 100с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Звездная Елена

Настройки текста:



Звездная Елена ЗАМУЖЕМ НЕ ПРОСТО

Она шла между рядами торговых палаток, в поисках… Если бы она еще знала что ищет, было бы вообще хорошо. Хелл остановилась перед палаткой с оружием, задумчиво поправила парик и, решившись, вошла. Малыш тревожно завозился, но она успокоила его, послав мысленное заверение, что все будет хорошо.

Вот чего в лавке было много, так это оружия — от кинжалов, до сакхардов. Правда Хелл была не в курсе, можно ли в качестве свадебного подарка дарить холодное оружие… Не вариант! Бывшая наемница уже собиралась покинуть лавку, как увидела нечто… Это самое нечто было ржавое, покрытое полуистертыми рунами деймасов, но в этом ощущалась сила.

— Господин желает что-то посмотреть? — высокий, тонкий и полностью черный включая зубы, торговец низко склонился перед ней.

— Хгм, я эээ, да, вот тот… который вроде кинжал, — низким хриплым голосом произнесла бывшая наемница, а ныне первая инари дома Азгарт.

— Это ргарран, — торговец подозрительно уставился на нее, — он не продается… господин.

— Если он находится на прилавке, значит, он продается, — возразила Хелл.

Взгляд торговца полыхнул красным, что указало на его принадлежность к демонам.

— Ргаран не продается, хотя я могу его подарить! — некоторая пауза, — Но не вам!

— О, как! — теперь Хелл не менее подозрительно рассматривала торговца.

— Простите, господин, но это именно так. — Весьма нагло ответил торговец.

Хелл сжала кулаки, уже мысленно убив его раз пять различными способами, затем тихо проговорила:

— Любезный продавец изысканного оружия, не будете ли вы столь любезны, чтобы сообщить мне историю этого утонченного орудия, со столь чудесным названием как Ргаран? — Произнеся витиеватую фразу, Хелл поняла, что уроки Миарни и Дайниры не прошли даром — она уже начала говорить любезности там, где хотелось вспомнить сленг наемников.

— Простите… э… господин, но боюсь эта история не для таких как вы!

— А для каких? — удивленно переспросила девушка.

— Это орудие предназначено только для сыновей Великих Домов. — С достоинством ответил торговец, усилив раз в десять ее желание заполучить кинжальчик, но следующая его фраза довела беременную женщину окончательно, потому что торговец с презрением произнес. — А отбросам отсталых планет не место в моей лавке!

Хелл яростно сузила глаза и сорвалась:

— Слушай ты, дерьмо дерсенга с несварением, либо я получаю эту хрень ржавую, либо ты отправляешься в долгий сон с больной башкой!

Он даже попытался сопротивляться, и даже хотел направить в нее странную штуку с ярко-алым концом, но Хелл была быстрее — резкий нырок под его руку, захват, толчок и он падает, ломая головой табуретку. Обычную такую табуретку, деревянную. Бывшая наемница даже удивилась, присутствию подобного раритета в лавке. А затем прошла за прилавок, осторожно сняла странный кинжал, который при ее прикосновении полыхнул синим, расцветив руны и стал теплым, словно вот именно ее и ждал. Полюбовавшись оружием, Хелл положила его в карман на поясе и покинула лавку торговца. Она шла по улицам Даткере, весьма довольная своим приобретением, хоть и несколько разочарованная процессом приобретения. Но с другой стороны, торговца она предупредила, и вообще нельзя ее злить, последние пять месяцев она и так нервная!

Тяжело вздохнув, она свернула за очередную лавку и открыла переход — деймас в ней был настолько силен, что делился силой и с мамочкой, правда Сиану она об этом сообщать не стала. Смело шагнув в розовую грань, она вышла уже в Аквилоне, главном городе Отскоре дома Азгарт. Уверенно свернула в переулок, вошла в знакомый дом с белым забором, погладила черную зверюгу, и проскользнула в пристройку. Через несколько минут из пристройки вышла степенная леди, с небольшим округлым животиком, вызывавшим умиление всех деймасов принадлежавших и подчиняющихся дому Азгарт. Теперь она шла осторожно, идеально копируя плавную походку Великих Инари. Ее голову украшала сложная прическа, с вплетением ниток жемчуга и золота. На руках и даже ногах украшения, которые она ненавидела, несмотря на всю их изысканность. Одета бывшая наемница была в нежно-персиковое платье-тунику, в тон к платью была и шаль на ее плечах и туфельки без каблука на ее ножках. Эти самые ножки массировали утром, в обед и вечером! Хелл нацепила на лицо вежливую, полную благородной приветливости улыбку и начала шествие по улицам Аквилона.

Как не похоже было это триумфальное шествие, на быстрый шаг недавнего господина в белом парике, с маской на лице и в черном рединготе. Редингот был заимствован у хозяина милого дома с белым забором и черным монстриком, но сам хозяин никогда не возражал, ибо его и не спрашивали.

Первая инари дома Азгарт больше всего в этот момент мечтала пробежаться до дворца, затем спрятаться на Идитри и рассмотреть свое приобретение поближе, потому что что-то внутри, а точнее в животике, очень-очень хотело испытать странный Ргаран. Но, увы, она была вынуждена идти весьма неторопливой походкой, потому что «Первая инари никогда не должна позорить себя и проявлять нетерпение!». Она пыталась, она искренне пыталась быть хорошей и правильной! Она больше не грубила слугам, она учила язык и овладела самым изысканным слогом, она заучивала правила этикета — и ненавидела деймасов все сильнее с каждой минутой! Поза Спокойствия в шаазе стала для нее настолько привычной, что тело само стремилось изогнуться, едва она начинала злиться. И все же Хелл держалась! Пять месяцев она искренне держалась и ни разу не сбежала и не покинула дом Азгарт, в смысле надолго не покинула, без сопровождения Сиана!

Ее любимый восхищался своей инари, а когда видел, что она почти срывается, забирал на несколько дней на Идитри — эти дни пролетали как один час, потому что он был рядом… А потом снова каторга, снова неудобные прически, снова правила этикета, снова беспрестанные вопросы женской половины дома Азгарт: «Ты хорошо себя чувствуешь?», «Животик не болит?», «Скушай плотке, это очень полезно для ребенка!».

Иногда хотелось выть от отчаяния, она и завыла, когда Миарни в категоричной форме потребовала, чтобы Сиан спал в другой спальне. В результате ее подражания самкам ранинов, Сиан вернулся в их общую спальню, а Миарни дулась на нее несколько дней. Зато наследника дома Азгарт женщины обработали по полной программе, и теперь супружеских отношений между ними больше не было. Хелл пыталась настаивать, но Арсианар нежно целовал ее, говорил, что любит больше всего во Вселенной, сам страдал и часто плавал по ночам в бассейне, но держался, как истинный деймас. Как ее все это достало…

Воспоминания о тяжелой доле замужних женщин пришлось прервать в экстренном порядке, ибо впереди показался ее любимый деймас, с тем жутким темным светом в глазах, и верхом на летающей хиарг. Головокружительный пируэт и он спрыгивает на дорогу вымощенную белоснежными плитами, подбегает к ней, обнимает, словно фарфоровую статуэтку:

— Хелли! Хелли, ты опять, да? — она никак не могла понять, как ему удается одним этим заботливым тоном, заставить ее почувствовать себя виноватой. — Хелли, — простонал Арсианар, — я же просил тебя…

«Ха, а мы умеем делать большие и невинные глаза», — устало подумала наемница.

— Милый, а что не так? — она с почти искренним удивлением смотрит на него, в очередной раз подумав, что без каблуков рядом с ним ей делать нечего. — Я просто вышла прогуляться по городу…

Арсианар на ее невинный тон не купился и зло прошептал:

— Какой город, Хелл? Я тут за два часа его вдоль и поперек исследовал!

Два часа? Это она так долго на Даткере гуляла? Это еще хорошо, что сама, с Алекс поход по магазинам меньше десяти часов не занимал. Придется лгать в очередной раз, причем совесть ее за такое никогда не мучила:

— Милый, так я устала, и сидела в парке, на скамеечке… под деревом! А ты, наверное, пролетал и не заметил…

— Хелл!!! Я по парку лично ходил, раз пять, пока пытался отследить, куда ты Путь выстроила!

— И как, отследил? — тут же поинтересовалась первая инари дома Азгарт.

— Нет!

— Тогда и обсуждать нечего! — она невинно улыбнулась, — Сиан, я так устала, идем домой, а?

Арсианар отовсюду слышал мысли деймасов — все уже приготовились к очередному представлению, многие жители видели, как он обыскивал город… в очередной раз, а патрули прочесывали каждый дом в поисках достопочтимой инари! Но если ранее его очаровательная любимая просто сбегала из дворца, чтобы побродить по городу и окружающим садам, то на этот раз она и вовсе покинула его Отскоре! И все же он невольно искренне восхищался своей малышкой:

— Хелли, — он нежно поцеловал ее на глазах у всех, игнорируя доносящиеся от женской половины мысли на тему «Какая красивая любовь…», и от мужской «Это что же она в постели вытворяет, раз он ей все прощает?», потом тихо прошептал, — Ночью отшлепаю!

— Правда? — в глазах наемницы заплясали бесенята, — ловлю на слове, милый!

Он подхватил свою инари на руки, усадил на хиарг и запрыгнул в седло ящера.

— Хочешь полетать? — вкрадчиво прошептал Сиан, обнимая ее крепче, и не обращая внимания на возмущение Отронире Ледши.

— Очень хочу, — прошептала Хелл, уже предвкушая полет, и любимый не стал ее разочаровывать.

Хиарг повинуясь приказу господина, взмыл под облака, рассекая воздух мощными крыльями, кружа над огромным городом, заставляя ее едва ли не визжать от восторга. Но едва Арсианар направил хиарг на снижение, девушка с тоской в голосе попросила:

— Сиан, ну пожалуйста, я еще хочу…

— Хелли, — он ласково целовал ее шею, — Хелли, простудишься, нельзя.

Хотелось плакать от бессилия:

— Сиан, если бы только знал, как я не хочу обратно во дворец… — она и не заметила, как по щекам потекли слезы, зато капельки ее отчаяния заметил он и обнял чуть сильнее. — Я знаю, что ты сейчас скажешь! — Хелл тяжело вздохнула, — Ты скажешь, что я чудесно справляюсь, что уже усвоила то, что дочери Великих Домов десятилетиями усваивают, что мой учитель по вашему дерсенговому языку восхищен моим произношением, что… Но я устала, Сиан… И я ненавижу все это, просто ненавижу уже…

— Хелли…

Что он мог ей сказать? Что ему безумно тяжело видеть ее такой? Что ее боль для него давно стала хуже собственной? Что он все еще надеется, что она привыкнет и станет одной из них? Он понимал что ей не хватает того ощущения свободы, которого она так долго добивалась, но именно свободу он и не мог ей дать… Все что угодно, но не свободу…

— Давай сбежим на Идитри, — предложил Сиан, — ты хорошо себя чувствуешь, так что с Миарни я разберусь.

— Сейчас сбежим? — радостно спросила девушка.

— Нет, прости, саити моя, у меня еще есть дела…, - он вдохнул запах ее волос, сейчас собранных в предписанную этикетом прическу, и пообещал, — я постараюсь вернуться с Даткере, как можно быстрее, клянусь!

— Откуда? — переспросила Хелл.

— Пока я занимался поисками одной сероглазой бестии, — он направил хиарг к поляне в саду, — на Даткере был украден древний артефакт. Глава дома Рнаро очень просил помочь в расследовании.

И почему-то в этот момент она была абсолютно уверена, что это не простое совпадение:

— Сиан, и давно ты расследуешь случаи воровства? — подчеркнуто равнодушно поинтересовалась Хелл.

— Саити моя, это не обычная кража… Как бы тебе объяснить… Торговец Ырг из семьи Эронхир, то есть ммм… передающих, так вот похищен был артефакт, которым может пользоваться только деймас, причем весьма сильный деймас.

— Ну, так, наверное, деймас его и взял… — прошептала Хелл.

— Нет, не деймас, — Арсианар ловко посадил зверюгу, спрыгнул на траву, аккуратно снял Хелл, — торговец сказал, что это был кто-то из отсталых. Понимаешь это очень важный артефакт, он много лет ждал того, кто сумеет пробудить его, там силы очень много. И если есть кто-то, кто был способен забрать его и не погибнуть от прикосновения к рунам, значит, мы имеем дело с третьей силой, которая доселе нам была не известна.

«Тахешесс! Купила к ранинам подарок на свадьбу! — испуганно подумала Хелл, — и какой-то ржавый ножичек же был! Рашнагар!»

— Хелли, ты чего такая задумчивая? — он с тревогой смотрел на нее.

— Да я представляю, что сейчас мне заявят твои родственнички, — беззастенчиво солгала Хелл, на самом деле раздумывая как ей теперь снова сбежать, что бы таки подобрать достойный подарок любимому. — А ты обедать будешь со мной?

— Прости, — в его глазах столько сожаления, что даже злиться невозможно, — я сейчас на Даткере, постараюсь разобраться с этим делом как можно быстрее…

— Удачи, милый!

Она потянулась к нему, Арсианар подхватив ее, нежно поцеловал… Поцелуй из нежного превратился в страстный и сопровождаемый стонами, потому что воздержание достало обоих. В итоге Хелл обнимала его и руками и ногами, а Сиан прижав ее спиной к дереву, целовал лицо, шею, плечи, ласкал через тонкую ткань, весьма увеличившуюся грудь…

— Сианар! — громкий окрик вернул их к реальности.

— Все, — простонала Хелл, — я ее убью! Причем убивать буду долго и мучительно!

Ее любимый тоже застонал, опустил девушку на землю, нежно провел рукой по щеке:

— Она очень боится, что я могу навредить тебе, саити моя.

— Ага, догоняет и еще раз боится! О ребенке Миарни заботится! — зло произнесла наемница.

— Ты не права, — нагнувшись, он вновь поцеловал ее, — ребенку я навредить уже не могу, никак, малыш себя уже защищает, а вот тебе могу сделать больно… И очень этого не хочу… Поверь, Хелли, сейчас все заботятся исключительно о тебе, в том, что наш ребенок будет жить уже нет сомнений!

Еще один поцелуй, и он исчезает в переходе. Хелл тоже мечтала куда-нибудь исчезнуть, лишь бы не встречаться с тремя гарпиями, почти бегущими по садовой дорожке. Почему почти? Потому что: «Инари никогда не должна позорить себя и проявлять нетерпение!». Миарни обошла двух леди на повороте, и, сохраняя на лице невозмутимое выражение, финишировала первой:

— Элеанна, как ты себя чувствуешь? Что-то болит? Странно, не могу тебя просмотреть… наверное, малыш балуется, — Миарни нагнулась, провела рукой по ее животику, — Леонард, не шали, мне нужно проверить твою маму!

Эстафету перехватила Дайнира:

— Элеанна, ты не слишком быстро бегала? Ты помнишь, что тебе можно только гулять, а бегать и прыгать нельзя!

Последней в игру «Как достать невестку» включилась Риайра, двоюродная тетя Сиана, и третья в списке ее главных мучительниц.

— Элеанна, это немыслимо! Ты пропустила время обеда, тебе нужно есть по расписанию, чтобы сохранить силы. И массаж! Элеанна, ты пропустила массаж!

Протяжно застонав, Хелл прислонилась к дереву, искренне думая о том, что скорее согласилась бы отсидеть срок в женской тюрьме на болотистой Ждари, чем терпеть это все и дальше. Но больше всего ее бесило это имя — Элеанна! Однажды, устав от подборок имен взамен неблагозвучного, по мнению деймосянок, «Хелл», она и ляпнула имя «Элеан» которым иногда пользовалась на заданиях. В итоге Элеан переросло в Элеанну, и так ее теперь все и называли… кроме Сиана, тот знал, как много для нее значит «Хелл».

Застонала она, конечно зря, потому что тут же послышались вопросы о ее самочувствии, а из дома уже бежали двое демонов с носилками… опять! Вспоминая про себя все ругательства на шаерзе, Хелл быстрым шагом двинулась к дому, планируя запереться в спальне до прихода любимого. Инари неторопливо догоняли, отчаянно умоляя не спешить… потому что: «Первая инари никогда не должна позорить себя и проявлять нетерпение!». Никогда еще три леди дома Азгарт не были так близки к смерти, как в этот момент. А демоны, главное, все поняли с первого взгляда, брошенного на них злющей наемницей, едва они попытались подкатить к ней с носилками.

* * *

Арсианар осмотрел торговую лавку. Применения какого-либо оружия заметно не было, а Ргаран со стены исчез. Больше трех тысяч оборотов Даткере он висел на этом самом месте, а теперь его украли! Точнее не так — Ргаран украсть невозможно, значит, его просто забрали.

— Господин, — страж склонился перед сильнейшим из деймасов, — торговец Ырг из семьи Эронхир готов поведать о событиях.

— Ему уже лучше? — спросил наследник дома Азгарт, и так зная ответ, который легко считал со стражника.

— Да, мой господин, привести сюда?

— Да.

Арсианар взглянул на Отрогени — главу дома Рнаро, тот украдкой разглядывал наследника дома Азгарт, и при этом мысли его были радостными. Отрогени думал о своей любовнице, о том, что он с ней сделает, когда все это закончится, и Сиан постарался отвлечься. С некоторых пор ему казалось, что о сексе думают все вокруг, а кто не думает, тот им занимается! Вот и парочка… мужчин в соседней палатке предалась… Иногда он ненавидел свою способность считывать мысли и воспоминания!

— Что вас тревожит, Арсианар? — позволил себе обратиться к нему с вопросом глава дома Рнаро, — Вам искренне завидуют все главы Великих Домов, а вы находите повод для печальных мыслей.

— Главы Великих Домов всегда завидуют, — мудро ответил деймас, — но не всегда избирают для этого достойный повод!

— Чем не достойный повод появление у дома Азгард наследника, причем дитя несет в себе полную Силу!

— Как говорит моя инари — «Дети это цветы жизни!», но, увы, в моем случае этот цветок грозит расцвести на могиле моей любимой…

— Удивлен вашим отношением, к Первой инари дома Азгарт, инари любят, но желают саити!

— В моем случае, моя инари это еще и моя саити, — Сиан грустно улыбнулся, вспомнив их поцелуй в саду.

— Да, Ваш случай, уважаемый наследник дома Азгарт, действительно особый.

Арсианар вежливо кивнул, но мысли, которые он считал с Отрогени, заставили его мгновенно отвернуться, чтобы скрыть темный свет в глазах — глава дома Рнаро, который и видел-то его саити всего раз, в данный момент, представлял на месте своей нынешней любовницы Хелл, причем поза была более чем… «Надо будет попробовать, после родов», — внезапно подумал деймас.

Послышался шум и в палатку вошел торговец Ырг из семьи Эронхир. Он был высок, но не настолько как деймасы, а в глазах его был священный ужас.

— Расскажи мне все! — потребовал Арсианар не отвечая на низкий поклон.

Торговец был приближенным к дайтилонасс, поэтому понял приказ правильно и открыл свой разум повелителю. Арсианар лениво осмотрел низенького мужчину, в белом парике, с накладной бородой и повязке надвинутой почти на глаза. Как ни был нелеп наряд похитителя Ргарана, а деймас был вынужден признать что такой идеально скроется в разношерстной толпе на Даткере, а главное он не запоминается. Если бы у Арсианара не было возможности просмотреть воспоминания, поиски были бы напрасны. Разговор загадочного субъекта с торговцем велся на языке детей Дайтилонасс, и первые несколько фраз не вызвали подозрений.

— Ты был груб с посетителем, — констатировал факт наследник дома Азгарт.

— Я… господин, я не сдержался… Ргаран невидим для того, кто не обладает Силой, а этот странный человек он сразу посмотрел на пространство, которое выглядит пустым!

— Да, я вижу… забавно…

Арсианар продолжил просматривать воспоминания, и вдруг неожиданно для себя услышал такое знакомое «Слушай ты, дерьмо дерсенга с несварением, либо я получаю эту хрень ржавую, либо ты отправляешься в долгий сон с больной башкой!»…

— Хелл! Рашнагар! Хелл!!! — не сдержавшись, воскликнул наследник дома Азгарт! — О великий Путь, за что ты так со мной!

Трое стражников, один торговец и один глава Дома удивленно смотрели на Арсианара, который только что понял, куда сбегала его неугомонная инари.

— Арсианар, вы хотите сказать, что этот странный тип в парике и с походкой истинного воина Тьмы и есть ваша инари? — нарушил молчание глава дома Рнаро. — Это невероятно, ваша инари женщина из отсталых, она не могла увидеть Ргаран, я уже молчу о том, чтобы взять его!

Сиан устало вздохнул:

— Отрогени, в этой женщине больше загадок, чем вы можете отгадать за всю жизнь! — деймас поднялся, — В любом случае нам известно, что это не кто-то из посторонних, значит одной проблемой меньше! Осталось выяснить, зачем ей Ргаран.

Он уже направился к выходу, когда его остановил голос торговца:

— Господин, Ргаран сам избирает хозяина… теперь вам его не отнять…

— Я понял! — Взбешенно ответил Арсианар, но его бешенство относилось к тому, что сейчас глава дома Рнаро уже планировал сообщить остальным Домам, что его саити иногда своевольно покидает Отскоре дома Азгари, а значит еще не все потеряно. — Благодарю, Ырг.

Вспышка гнева и глава дома Рнаро резко вспоминает, что у него еще масса незаконченных дел, в частности он вдруг резко осознал, что собирается вылизать пол в своем кабинете. Месть была подлой, но Сиана уже доводили размышления тех, кто улыбался в глаза, а за спиной пытался убить его ребенка.

— Знаете, Арсианар, ваша инари… я был из тех, кто скептически относился к вашей столь наивной любви, но вы никогда и ничего не совершаете просто так, не так ли? В итоге, наследник дома Азгарт, сейчас смешны те, кто еще недавно потешался над вами! — неожиданно произнес Отрогени.

— Рад, что вы это осознали! — сквозь зубы ответил Сиан.

— Я осознал это лишь сейчас… и вынужден искренне посочувствовать вам… Такая инари способна на все…

Арсианар мысленно усмехнулся, он слышал не только язвительные намеки, но и мысли Отрогени. А в мыслях глава Дома завидовал по-черному, потому что двое его собственных детей не обладали Силой, да и Хелл была более чем соблазнительна. Увы — жизнь детей Дайтилонасс была полна скуки, а все здесь было предсказуемо и неинтересно, поэтому так ценились экземпляры подобные его Хелли, поэтому ее так хотели заполучить главы Великих Домов.

— Удачного дня! — Арсианар поклонился и покинул палатку, мысленно добавив «Надеюсь пол в твоем кабинете достаточно грязный!».

Он вышел на дорогу между палатками и зашагал вперед, пытаясь успокоиться. В итоге не выдержал:

«Ни за что не догадаешься, что она выкинула на этот раз!»

«Деймас, — чуть растягивая слова, ответил император Дарка, — сам женился сам и мучайся! Чтобы она не вытворила, мне ты ее все равно не отдашь…»

«Тут ты прав, демон. Как продвигаются дела с домом Латра?»

«Шикаррррно! У меня уже доступ ко всем их территориям, плюс бонус в виде очаровательной деймосяночки. Я планирую оставить ее себе…»

«Твое право, демон».

«Так я жду…» — мягко напомнил Ксиай.

«Она смылась из моего Отскоре, неизвестно как, выстроив Путь, и… воистину неисповедимы пути Хелл, но она умудрилась найти и забрать Ргаран!»

«Хелли — с ней всегда весело. Хотя… Ргаран это такая штучка с рунами и ржавая на вид?»

«Откуда знаешь?»

«Наш нелюбимый прежний император пытался заполучить вещицу…»

«Помню! — Арсианар кивнул встречному деймасу, — Там было девять демонов шестого класса».

«Да-да, те самые, которых ты в итоге нашел, перекрыв все порталы, и мирно отправил к предкам… Среди них был мой брат…»

«Припоминаю, он был менее наглым чем ты!»

«Так я живу дольше, — усмехнулся даркианец. — Полагаю, забрать эту ржавую вещичку у нашей неугомонной, ты не сможешь?»

«У МОЕЙ неугомонной!»

«Хоть бы раз взял меня третьим, я же на многое не претендую!»

«В супружеской постели третьему не место!» — деймас уже давно привык к шуткам даркианца, поэтому и реагировал спокойно.

«Обряда вашего единения еще не было, — нагло напомнил демон, — так что, пустил бы хоть разок, пока не поздно…»

«Демон!» — вот теперь Сиан разозлился.

«Поговори с ней, сдается мне не просто так она твой запрет нарушила… Или позволь мне с ней пообщаться…»

«И не надейся!»

«Надежда имеет свойство жить вечно…» — философски заметил демон.

«Если ее не похоронить! — парировал Арсианар. — Думаешь… да, наверное, она взяла его, не зная, что это такое… как и всегда!»

«Деймас, сдается мне, ты такой спокойный после происшедшего, потому что сделал гадость…»

Арсианар невольно улыбнулся:

«Учусь у тебя, демон! — Он передал Ксиаю свой приказ главе дома Рнаро, зная, что только белоглазый сумеет оценить его месть, — ну как тебе?»

«Ооо, деймас ты опасен! — демон хохотал, — я в восторге! Мне ментальные приказы даются не так легко, но я обязательно испробую данный способ наказания. Одного не могу понять, деймас, почему ты во главе Дайтилонас не встанешь?»

«Демон, — Арсианар устало вздохнул, — я и так правлю, и это крайне утомительно. Даже сейчас я бы предпочел быть не здесь!»

«Понимаю, — с намеком ответил Ксиай. — Какие ко мне будут указания?»

«К тому времени, как глава дома Латра призовет на помощь…»

«Понял, к этому времени спасать будет уже некого…»

«С тобой приятно иметь дело, демон».

«Тебе комплимент вернуть?»

«Нет, лучше пожелай мне удачи».

«За каким дерсенгом тебе удача, деймас? У тебя есть Хелл, натрави ее на глав Домов!»

«С главами Домов я разберусь сам, а вот с ней разбираться посложнее!»

«Все еще не можешь ее считывать, а деймас?»

«Все еще нет… Эмоции иногда получается, а мысли никак».

«Это же Хелли, — в голосе демона было столько нежности».

«МОЯ Хелли! — грубо напомнил Сиан, — все, демон, до связи».

«До связи, деймас».

Арсианар прервал ментальную связь с демоном и улыбнувшись выстроил Путь к своему Отскоре, вышел из перехода он уже во дворе вымощенном белоснежным камнем.

Его саити и не подозревала, что вражда с Императором Дарка давно переросла для Арсианара в сотрудничество — всегда удобно, если черную работу за тебя делает кто-то другой. На пару с Ксиаем они сумели подавить в зародыше более семи попыток объединения против дома Азгарт, и ни в одном уничтожении очередного Великого Дома, сам Сиан заподозрен не был. Действовали они слаженно — Арсианар вычислял заговорщиков, затем «закрывал глаза» на появлении на территории враждебных Отскоре демонских порталов, а когда прибывали главы Великих Домов на требование о помощи, демонов уже не было, заговорщиков тоже. С грустью наследник дома Азгарт думал, что его отец мог бы сохранить всех членов Отскоре, если бы действовал методами демонов. Но самым приятным было то, что Арсионару никто не мог предъявить обвинения в бездействии — он формально не являлся курирующим Великие Дома, а значит и ответственности за истребление своих врагов не нес. Идея принадлежала Ксиаю, взамен Император Дарка получил совершенную защиту и знания, причем последнее демон ценил особенно высоко. Однако Арсианар вскоре был вынужден признать, что обучение не являлось односторонним, и сам деймас многому учился у демона.

Наследник дома Азгарт считал мысли склонившейся перед ним служанки и узнал, что его саити находится в Заорне, туда деймас и направился.

* * *

Ргаран изменился! Вместо ржавого гибрида ножика и кинжала, она держала в руках изысканный, совершенно новый клинок. И самое интересное — стоило ей прикоснуться к лезвию, как руны начинали вспыхивать голубым огнем… Красота! Если уж папочке он не подойдет, Хелл была уверена, что сыночек мамин подарок оценит… Не зря же так радостно толкается, стоит ей Ргаран взять. Только она собиралась подарить ему не ранее чем к пятнадцати годам.

— Элеанна, ты в порядке? — послышался голос Миарни.

Хелл мрачно взглянула на дверь. Единственное место, где она добилась права находиться в одиночестве — это туалет! Но даже когда она запиралась в маленькой комнатке, долго ей тут быть не позволяли!

«Убейте меня кто-нибудь из милосердия! — подумала бывшая наемница».

— Я выхожу уже, со мной все в порядке! Ррррр…

Она завернула Ргаран в черную ткань, которую нагло оторвала у одного из платьев, и вставила в пространство между стеной и зеркалом над раковиной из голубого мрамора. После этого первая инари дома Азгарт поправила платье и величественно покинула… комнату для уединения.

А ее уже ждали — трое деймосянок и двенадцать служанок!

— Миарни, за что мне это наказание? — не выдержала Хелл.

Миарни и Дайнира переглянулись, в итоге будущая прабабушка переспросила:

— Какое наказание, Элеанна? Тебе плохо? У тебя расстройство? Есть позывы, а в туалет не хочется?

Истерический смех бывшей наемницы перешел в рыдание. Ее тут же бросились успокаивать, и Хелл уже не выдержала. Практически отшвырнув служанок, она рванула в бассейн раздеваясь на ходу. Прыжок и она входит в воду, не расплескав и капли, а затем долго и вдохновенно плавает, стараясь почаще нырять, чтобы не слышать воплей трех гарпий. Минут через двадцать Хелл успокоилась, а деймосянки наконец охрипли, и орать перестали.

— Я одного не могу понять, — Хелл подтянулась на руках, сильным движением вытянула тело из воды и села на бортик, — вот скажите мне, только честно, вас во время беременности тоже так доставали?

Три инари переглянулись, потом несколько раздраженно уставились на Хелл.

— Вот откровенно — у меня такое ощущение, что вы уже пятый месяц прилагаете все усилия, чтобы сделать мою жизнь невыносимой! — продолжила девушка.

— Элеанна, я не совсем понимаю? — начала Миарни, — мы заботимся о тебе…

— Да вы достали уже! — Хелл вскочила, — Я не деймосянка! А, тахешесс, вы же называете себя дайтилонасс… Я не одна из вас, я не аристократка, я наемница! Я привыкла не спать сутками, обходится без еды, если нужно, заниматься бегом, силовыми упражнениями, а не сидеть и выслушивать про все что мне нельзя! Я ненавижу служанок, они меня бесят! Я ненавижу, когда меня одевают! Я ненавижу, когда мне не дают даже апельсин самостоятельно себе почистить! Я очень-очень хочу иметь место, где меня не будут доставать!

Воцарилось молчание. Служанки, видимо соображали быстрее, поэтому медленно начали отступать к выходу из купальни. А вот инари смотрели на нее с такими удивленными лицами, что девушка поняла — они непробиваемые!

— Миарни, — простонала Хелл, — я же беременная, а не больная! Алекс до шестого месяца с нами на задания ходила, а у меня животик даже меньше чем у нее!

Седовласая деймосянка устало покачала головой:

— Твоя Алекс, не носила единственного ребенка семьи за последние… на твое летоисчисление лет двести будет… Девочка, пойми, мы беспокоимся о тебе! Это прекрасно, что никаких сложностей не было, и до первого шевеления малыша ты дожила и даже прекрасно себя чувствуешь, теперь опасности для малыша нет, но нам важно сохранить твою жизнь!

— Ааа…. да к дерсенгам такую жизнь! — Хелл снова опустилась на бортик бассейна, начала болтать ногами в воде, — Если с малышом все будет хорошо, хватит уже отравлять жизнь его маме, а? Вы все трое мне очень нравитесь, но давайте я буду видеть ваши прекрасные лица не круглые сутки!

— Мы и так оставляем тебя на ночь с Сианаром! — возмутилась Дайнира.

— Ага, только Миарни шастает раза три за ночь, глянуть, чем мы там занимаемся! А вдруг… о не дай великий Путь, мы занимаемся… друг другом!

— А, откуда ты… — начала деймосянка.

— А я наемница! — рявкнула Хелл. — Меня учили просыпаться от малейшего шороха!

Неожиданно за Хелл вступилась Риайра:

— Дайнира, я помню, ты тоже плакала от чрезмерной опеки Миарни… Может девочка права?

На тетку Сиана набросилась бабушка:

— Не путай ситуации! Тогда вся ответственность за жизнь ребенка была на мне, а Дайнира очень тяжело носила! И вообще на тот момент нам приходилось скрываться, потому, что слишком многие не хотели допустить рождения Сианара!

Хелл застонала, готовясь выслушать очередную историю из разряда: «Как мы все Сианара спасали…». История была грустная, она даже почти плакала… первые два месяца, в итоге очередной пересказ тех трагичных событий вызывал уже истерический смех, сквозь слезы своего бессилия… И кто сказал, что наемники жестокие? Да она тут наслушалась такого, что выходки Рексара детскими забавами казались. О наемниках она вспомнила зря… стало совсем горько… Захотелось к маме, чтобы прийти рассказать ей все, просто посидеть вдвоем, и почувствовать себя самой счастливой… Но нельзя… Ради их безопасности… Хелл знала, что у ее родных все хорошо, знала, что у Алекс родился мальчик, а ее старшая сестричка вышла замуж… Жениха проверил Стилет по своим каналам, полный отчет Хелл изучила на Идитри, после чего брак одобрила, и молодые получили разрешение на свадьбу — хорошо иметь связи среди чиновников! Теперь для них строился дом возле дома ее родителей… Вот только она не смогла быть на свадьбе, и ревела весь вечер, глядя на церемонию через браслет, так как Стилет заботливо транслировал все для нее. Роды Алекс для нее транслировал Дейв, пока сам не вырубился. Было забавно смотреть как он, который роды принимал неоднократно, не выдержал зрелища рожающей жены. Алекс потом лично для нее, украдкой засняла, как после рождения малыша, уже, когда Алекс отдыхала, Дейв, стоя на коленях, клялся, что больше никогда, никогда не заставит ее так страдать!

Сама Хелл, хоть и хохотала вместе с подругой, о своих родах старалась не думать… Было стремно… Зато об этом каждый день и думали и напоминали три заботливые мамаши! И как они ее достали!!!

— Так, я есть хочу, — угрюмо заявила Хелл, прерывая их дискуссию на тему, кто больше сделал для рождения Арсианара.

Иногда у наемницы создавалось впечатление, что меньшую роль в появлении на свет Сиана, сыграла его родная мать, ибо только она не вопила, что только благодаря ее стараниям у них такой сильный наследник Дома.

— А чего ты хочешь? — тут же переключилась Риайра.

— Может мясо игара? — Миарни.

— Протертая зелень и печеный триосо подойдут лучше! — это уже Дайнира.

Хелл печально посмотрела на три ожидающие ее ответа лица, и с ностальгией вспомнила обеды в Академии… И говорил же Стилет, что она еще пожалеет, что тогда не все съедала. Да наемница сейчас готова была даже протеиновый коктейль Руслана выпить…

Она уже собиралась подняться, как увидела входящего в купальню Арсианара, с очень злым выражением на прекрасном лице. Ее деймас вежливо поклонился и поздоровался с родственницами, поискал ее взглядом и замер. Вот теперь Хелл была вознаграждена за все мучения, которые терпела от его родственников… Как все же здорово, когда любимый мужчина на тебя ТАК смотрит… И ведь явно собирался закатить скандал, а сейчас стоит как столб, только в глазах такоооое вожделение, и дышит так, что могучая грудь ходуном ходит.

«Даааа, — коварно подумала Хелл, — воздержание это тебе не бутылочка шахра… Эх, зря туничку не сняла… Хотя…»

Хелл посмотрела на мокрую ткань, обтянувшую и обрисовавшую ее грудь, и поняла, что так даже лучше. Поймав ее полный осознания своей привлекательности взгляд, Сиан нервно сглотнул, и с трудом отвернувшись от нее, глухо произнес:

— Хелл, нам нужно поговорить!

— Говори… — промурлыкала наемница, чуть изгибаясь, чтобы занять более пленительную позу.

Деймас явно проклинал себя, но на нее все же посмотрел. Хелл бросила на него томный взгляд, и призывно облизнула губы.

— Нам нужно наедине поговорить, — хрипло произнес наследник дома Азгарт, разглядывая все, что ниже ее лица.

— Ну… так я тебя слушаю, — она провела рукой по шее, словно случайно коснулась и груди.

В этот момент Хелл перевела взгляд с остолбеневшего Сиана, на трех его родственниц, которые смотрели на нее как на образец чего-то невероятного.

— Хелл! — Миарни даже на ее имя перешла, — Так нельзя!

— А почемууууу? — растягивая гласные, спросила наемница, не сводя пристального взгляда с любимого.

— Ну, Хелли! — а это уже вернула себе дар речи Дайнира. — Сианар, выйди немедленно!

«И ты это стерпишь? — коварно спросила мокрая интриганка».

«Хелл, нам нельзя… я подожду тебя в спальне!»

«Ммм, как соблазнительно, — она поднялась, под его восхищенным взглядом сняла мокрую тунику, легким движением бросила ее на пол. — Так значит, продолжим в спальне?»

— Хелл! — он не выдержал, резко развернувшись, вышел.

Проигрывать она не любила! Совсем не любила! Рывок и она снова в воде, наматывая круги по бассейну, ныряя чтобы не слышать ничего, и вместе с тем, чтобы позволить воде скрыть слезы.

«Хелли, прекрати. Они ушли, выходи из воды».

Она знала, что он уже несколько минут стоит и наблюдает за ней, прекрасно слышала, что Сиан всех выставил, но, наверное, была слишком зла, чтобы подчиниться.

«Хелли, прошу тебя… И кстати, где Ргаран?»

Снова нырнув под воду, она подумала, что меньше всего в эту минуту хочется видеть и его… По всей вероятности, что-то пошло не так, но когда сознание вернулось к ней, она поняла что задыхается. В тот же миг сильные руки подхватили ее, и Сиан вынес девушку из воды.

— Хелли, ты меня слышишь? — он уложил ее на кровать, и теперь пытался привести в чувство, — Хелл?

— Слышу… — в голове шумело, странная слабость охватило все тело.

— Теперь ты понимаешь, почему тебя нельзя оставлять одну? А если бы рядом никого не было, ты представляешь что могло произойти? Хелл, ты меня слушаешь?

Он стоял посреди спальни, и снимал мокрую одежду. Похоже, деймас нырнул за ней не раздеваясь, и даже не разувшись. Сначала она смотрела на взбешенного деймаса спокойно, но стоило ему избавиться от одежды, как спокойствие испарилось. Обернувшись, он поймал ее взгляд и глухо застонал:

— Хелл… нам нельзя! Мне тоже тяжело… даже тяжелее чем тебе, поверь, но…

— Если я чего-то хочу, — плавно поднимаясь с постели, произнесла Хелл, — я это получаю…

Она подошла к нему со спины, прижалась обнаженным телом, провела руками по могучей спине. Затем медленно, обошла его, заглянула в потемневшие от страсти глаза, и самым подлым образом сделала подсечку. Не ожидавший такой подлости Сиан, свалился на пол, а вот подняться она ему уже не позволила:

— Или мы сейчас переносимся на Идитри, — прошептала Хелл, — или мне будет плевать, в какой момент сюда заявится Миарни! И на нее тоже будет плевать!

Усмехнувшись, Арсианар открыл переход, и упали они уже на шелковую траву в сияющем лесу. Он попытался заговорить, но сейчас меньше всего во вселенной, наемнице хотелось разговаривать. И деймас подчинился с радостью путника отыскавшего живительный источник в пустыне, он прижался к своей обнаженной инари, покрывая все ее тело нежными поцелуями… Хелл казалось, что так нежно он ее еще не любил, Сиан ласкал ее бережно, словно хрупкий цветок… Откуда появилось толстое теплое одеяло, на которое он переложил ее, Хелл не знала, впрочем, в этот миг и не хотела знать… Хотя кое-что узнать очень хотелось, например, когда он перейдет от поцелуев каждого миллиметра кожи к чему-то более конкретному!

Ее попытку заговорить, деймас пресек своим любимым способом, а когда оторвался от ее губ, нагло закрыл рот рукой, и продолжил ласкать. На несколько секунд она смирилась — умел Арсианар ласкать так, что все мысли из головы вылетали, но затем изменила тактику. Чуть изогнувшись, подставляя под неугомонные губы изгиб бедра, Хелл взяла его руку и начала обводить языком, ласкать губами, слегка посасывать каждый палец… Деймас застонал как раненное животное, прижался к ней, одним движением слился с ее телом, гася пламя неистовой страсти…

* * *

— Хелли…

— Ммм?

— Ты говорить можешь?

— Неа, мне сейчас слишком хорошоооооооо…

— А поговорить нужно!

— Есть такое классное слово в межмирном, звучит так — «отвали»! И вообще, женщинам после такого нужно время, чтобы остыть…

— Хелли, — он нежно прижал к себе, — тебе уже полчаса как хорошо, может, поговорим? — почти умоляющим тоном попросил Сиан.

— Милый, — Хелл гневно на него посмотрела, — я вообще есть хочу! А ты… соблазнил беременную женщину, даже не накормив предварительно!

— Это я тебя соблазнил? — возмущенно переспросил деймас.

— Первый раз мой, — тут же согласилась Хелл, — а все остальные разы чисто твоя инициатива!

— А ты, бедняжка, активно сопротивлялась!

— Нашел скарити, — усмехнулась наемница, — я так соскучилась, что готова еще раз… и даже не раз… Но! После ужина! И кстати, я не обедала!

Лицо ее деймаса стало таким задумчивым-задумчивым, и взгляд таким нехорошим…

— Ты все знаешь? — грустно спросила Хелл.

— Угу!

— И про портал?

— М-м, да!

— И что, торговец живой?

— Ага!

— Вот демон! Живучие они гады! — посетовала девушка.

— Знаешь, Хелл, — задумчиво произнес Арсианар, — наверное, я уже разучился на тебя злиться! Вот тебя, за эту выходку прибить нужно! — он тяжело вздохнул, — Но мне сейчас так хорошооооо, что злиться, особо не получается… А надо. Ладно, поговорим пока будешь есть. Кстати, — нежный поцелуй и взгляд ласковых глаз, — как ты себя чувствуешь?

Хелл прислушалась к своим ощущениям и поняла что ни слабости, ни усталости нет. Все тело было словно наполненным радостью и светом, и в этот момент хотелось петь… или поплавать, учитывая, что они сидели по грудь в воде сияющего озера.

— Все замечательно, и слабости нет. А может, мы тут поедим, а? — в ее взгляде было столько мольбы.

Он нахмурился, схватив за руку, потянул на себя:

— Саити моя, нужно вернуться. Во-первых, кормят там лучше. Во-вторых, — он тяжело вздохнул, — после того что было… Да, я не сдержался, признаю!

— Это ты про который раз говоришь, что не сдержался? — не упустила возможности поиздеваться наемница.

— Про все! — он устало покачал головой, — в общем, будет лучше, если тебя Миарни осмотрит.

— Лучше, сделай это сам, — недовольно произнесла Хелл.

— У меня нет ее дара, саити моя.

Хелл вспомнила, как долго седовласая деймосянка умеет читать лекции, и тихо попросила:

— А давай, мы ничего им не скажем, а? Сделаем вид, что просто купались в озере, и вообще это не их проблемы!

Деймас нежно улыбнулся, разглядывая хитрое выражение на личике наемницы:

— Хелли, саити моя, для нее все будет слишком очевидным. У Миарни сильный дар исцеления, пожалуй, мой дед не знал об этом, когда женился.

Он открыл переход и, подхватив Хелл, шагнул в мерцающее нечто. Вышли они уже в купальне, Арсианар ловко завернул ее в полотенце, второе обернул вокруг своих бедер, и снова подхватив ее на руки, понес в спальню. А там их уже ждали!

— Не, все, сил моих больше нет! — Хелл вырвалась с рук Сиана, очутившись на полу, гневно окинула взглядом не менее гневных инари. — В общем так, благородные вы мои — я требую чтобы у меня было личное пространство, и требую чтобы в наших с Сианом покоях меня оставляли одну! В конце концов, а вдруг мы не одеты!

— Не одеты и не одеты, — подозрительно миролюбиво произнесла Миарни, — ничего особенного мы там не увидим. — Седовласая деймосянка хмуро посмотрела на Сиана, поднялась с кресла и приказным тоном продолжила. — Элеанна, ты снимай полотенце и на постель, после того что вы сделали лежать будешь не вставая дней шесть, а ты… — Хелл даже рот открыла от удивления, глядя, КАК умеет смотреть Миарни, — Ты, Сианар, отправляешься к Отронире Ледши, на очень неприятный разговор.

«И если сейчас он подчинится, — грустно подумала Хелл, — у меня будет истерика!»

Однако и ее деймас умел преподносить сюрпризы:

— Инари Миарни, инари Дайнира и инари Риайра, в момент, когда я нахожусь с Хелл, вам запрещено к ней приближаться! — Миарни открыла рот, явно собираясь ответить, но Сиан пресек это одним жестом. — Хелл не ребенок, и не аристократка, она не привыкла к подобной опеке. Ваши постоянные указания вынуждают ее фактически сбегать из Отскоре! Я настаиваю на том, что вам необходимо подумать о своем поведении и принять меры, к предотвращению давления на мою саити! Миарни я не закончил! — деймосянка была вновь вынуждена замолчать. — И последнее, я очень ценю то, что вы заботитесь о первой инари дома Азгарт, но я вынужден вам напомнить о том, что мы вместе вопреки вашим стараниям! Инари Дайнира и инари Риайра, вы свободны, инари Миарни я просил бы вас задержаться, и осмотреть Хелл. Без нравоучений!

Отвернувшись от ошеломленных его монологом инари, Сиан поймал полный восхищения взгляд Хелл, и неожиданно для себя почувствовал гордость впрочем, деймас понимал, что и Хелл полную свободу давать нельзя:

— Саити моя, но это только когда я рядом, в остальное время ты должна находиться под присмотром! — Хелл тут же нахмурилась, и Сиан мягко намекнул, — вспомни, что произошло в бассейне, саити моя, и ты поймешь всю обоснованность моих опасений!

Не дожидаясь ее ответа, деймас развернулся и ушел переодеваться. В спальне остались только Хелл и весьма недовольная Миарни.

— Ложись, девочка, — прошипела деймосянка, — чем ты только думала?

Хелл не ответила, покорно легла, спустив полотенце до бедер, прикрыла грудь краем покрывала.

— Каждый раз меня в тебе одно удивляет, — неожиданно задумчиво проговорила Миарни, — то ты в белье бегаешь по городу, то стесняешься своего тела перед нами.

— Чего тут не понятного? — Хелл вздрогнула, когда прохладная рука деймосянки опустилась на ее живот, — Тогда я спасалась, и о правилах приличия особо старалась не думать, но стыдно конечно было, а сейчас… я вам не животинка, чтобы на меня голую можно было смотреть!

Миарни прикрыв глаза, водила рукой по ее животику:

— Он быстро развивается, похоже, родится раньше, чем положено. Сильный ребенок, и силы в нем много… Странно…

— Что странно? — испугалась Хелл.

— С тобой все в порядке, нет ни разрывов, ни трещинок, ни других повреждений… Как у вас было вначале! — Хелл недовольно поморщилась. — И утром у тебя было истощение, а сейчас этого нет…

— Секс полезен! — усмехнулась наемница.

Деймосянка покраснела и гневно посмотрела на нее:

— Не, ну и кто из нас странный? — возмутилась Хелл, — как внаглую входить, когда я купаюсь и переодеваюсь, это нормально, а как я заговорила об интимных отношениях, так это уже неприлично!

— Я не понимаю, что ты можешь находить приятного, в подобном! — неожиданно зло произнесла деймосянка, — Да еще и сама себя предлагаешь! Инари никогда не должна демонстрировать партнеру, что она желает интимных отношений!

— Ооо, как все запущено, — протянула Хелл, — Миарни, помимо того, что с Сианом это просто невероятно и чудесно, я уже молчу об удовольствии, быть желанной женщиной просто очень приятно, разве нет?

Взгляд Миарни потемнел, она смотрела на Хелл с грустью и даже с завистью:

— Тебе повезло, девочка, цени это, — она поднялась, и Хелл заметила, что в спальню вошел Сиан, — С Элеанной все в порядке, но разговор с тобой нам еще предстоит.

— Не сомневаюсь! — холодно ответила Арсианар. Затем повернулся к Хелл, — тебе помочь одеться?

— Ага… — Судя по выражению его лица, Хелл поняла, что даже процесс одевания ей очень понравится.

* * *

— Милый, — она откинулась на спинку кресла, и держа в руках стакан с водой, смотрела, как он тщательно пережевывает, — а можно я тот ножичек себе оставлю, а?

— Хелл… — он проглотил, видимо даже не прожевав толком, печально посмотрел на нее.

— Что значит «Хелл»? Он сам виноват, а ножичек… красивый стал и малышу нравится!

Деймас устало вздохнул, зато разговором заинтересовались ужинающие с ними Отронире Ледши и Дайтиан Шхрон.

— Сианар, ты позволяешь ей играть с оружием? — Отронире Ледши так и не смог до конца поверить, кем она является по специальности.

Арсианар в ответ на слова деда только рассмеялся и отодвинув тарелку пожаловался:

— Она нашла Ргаран и забрала его, едва не отправив в начало Пути торговца.

— Ргаран? — Отронире Ледши в изумлении взглянул на девушку, — Элеанна… у меня как обычно, когда дело касается тебя, даже слов нет!

— Это радует, — невинно подметила Хелл. — И не отправляла я его на тот свет… он сам упал… почти…

— Ага, я видел, — хмуро произнес Арсианар, — Как бы тебе объяснить, саити моя, Ргаран слишком опасное оружие, к тому же он обладает разумом.

— Как юнитри и Северное Сияние? — тут же переспросила наемница, — поэтому, когда на них смотришь иначе они зеленые?

Теперь на нее смотрели все трое деймасов, и смотрели более чем удивленно. Первым заговорил Дайтиан Шхрон:

— Девочка, ты можешь видеть внутреннюю сущность?

— Нет! — тут же солгала Хелл, которую совесть за такие вещи не мучила. — И вообще я отсталая и ничего не знаю! Сиан, если я все правильно сообразила, получается, ни дерсенга ты теперь сделать не сможешь и ножичек мой?

Хорошо, что она уже поела, иначе аппетит они бы ей такими взглядами точно испортили.

— Хелли, — Сиан так тяжело вздохнул, словно она нанесла страшную рану в самое сердце. — Меня поражают выверты твоей логики, но вынужден признать, вывод ты сделала правильный.

— Ага, — на ее лице мелькнула довольная улыбка, — а у него какие функции есть?

— А ты его позови… — хитро усмехнувшись, произнес Отронире Ледши, — он и появится.

— Как позвать? — не поняла Хелл.

— Как кораблик! — несколько напряженно ответил Арсианар и все трое уставились на нее, словно ожидали, какой-то гадости или эксперимент ставили.

— Позвать, так позвать, — покорно согласилась наемница, закрыла глаза и представила себе сияющий клинок, как будто из голубой стали, со вспыхивающими рунами.

Сначала ничего не получалось, потом она услышала песню стали, казалось два клинка сражались, а затем пришло и странное:

«Не тебе мною владеть, женщина!»

«Нормально, — тут же ответила Хелл, — на кой тогда ты мне нужен?»

«Я буду принадлежать тому, кого носишь во чреве своем!»

«Ааа, так я так и планировала. Хотя уже не уверена, что позволю ему с тобой играть. Зла в тебе много! — она уже собиралась прервать связь, как вдруг один вопрос ее заинтересовал. — А Сиану ты принадлежать не хочешь?»

«Нет…»

«Вот альгиоки тебе в… или ты им, неважно. Чем тебя Арсианар не устраивает?»

«Я предназначен…»

«Так, ясно, сама тебя назад и отнесу!»

«Нельзя!!!»

«Ты мне еще покомандуй, я мать мне и решать с чем ребенок играть будет!»

Она прервала связь, открыла глаза и встретилась с напряженным взглядом Арсианара:

— Хелли, ты действительно с ним разговаривала?

— Нудный он, — наемница задумчиво смотрела в сад, — в общем, он в черной ткани за зеркалом в… ладно, сама принесу. Только верни его торговцу обратно сегодня же!

Минута изумленного молчания затягивалась. В итоге все же заговорил Арсианар:

— Ты… Хелли, ты это нечто!

— А причем тут я? — она улыбнулась, — Это не я, это твой сынуля, ножичек ему принадлежать хочет, о чем и заявил.

— Ха, — Отронире Ледши победно взглянул на Сиана, — я же говорил, что сила малыша позволяет ей Путь открывать, а ты все допытывался, кто ей снова граон передал.

Она собиралась съязвить, как вдруг пространство перед ней вспыхнуло. Дальнейшие события несколько удивили — Арсианар оттолкнул ее, закрывая собой. Отронире Ледши и Дайтиан Шхрон тоже подскочили, и в глазах у обоих был странный блеск… Больше наемница увидеть ничего не успела, потому что она падала… на кровать в спальне. Едва она оказалась на мягкой поверхности переход закрылся. Хелл тут же рванула к двери, но вокруг постели стоял какой-то силовой полог, который мягко спружинив, оттолкнул ее обратно.

Несмотря на злость, Хелл была вынуждена высоко оценить принятые для ее спасения меры. Затем девушка осознала — все эти пять месяцев они постоянно ожидали нападения! Теперь стало понятно, почему Сиан так и не снял с нее риоте, да и оба ее запястья украшали две юнитри, одна старая знакомая змейка, и вторая, которая облик менять не захотела. Правда сам деймас был уже в курсе, что она научилась их блокировать, но тот скандал она вспоминать не любила. Зато после этого, стоило Сиану по делам отлучится из Отскоре, как тут же неподалеку от нее начинали крутится Отронире Ледши или отец Арсианара. Месяц назад она научилась сматывать и от них…

Через минуту замерцал переход, оттуда появился Сиан, с извиняющейся улыбкой спросил:

— Ты не испугалась?

— Сиан, — она с возмущением посмотрела на Любимого, — ты меня за кого принимаешь?

— За мою любимую беременную инари, — он иронично улыбнулся, — я в чем-то не прав?

Хелл тяжело вздохнула:

— И что это было?

— Идем, — Сиан протянул руку, — покажу тебе, что это было.

Они вышли из перехода у стола в беседке, и Хелл увидела лежащий Ргаран перед местом, за которым она сидела. Ргаран просто лежал… не завернутый в черную ткань, сверкающий и сияющий.

— Ааа, — сообразила Хелл, — так это он перенесся, а вы испугались. Так?

— Ну, — несколько смутившись, ответил Сиан, — вообще да!

Она понимающе хмыкнула, прошла к столу снова села на свое место и взяла ножичек двумя руками — за рукоять и клинок. На этот раз казалось, что Ргаран стал теплее, словно примирился с ней.

«И чего явился? — несколько недовольно спросила наемница, поглаживая сияющие руны, — решил показать, что ты хороший? Мужика моего перепугал, между прочим!»

«Простите, госпожа…»

«Я тебе не госпожа, господин твой еще не родился. Ладно, будем считать что извинения приняты, тебя с собой носить надо?»

«Да, госпожа».

«Ладно, ножны тебе потом поищу. И еще с тебя рассказ о самом себе, а пока можешь с моей Змейкой пообщаться, она тебя в курс введет».

Хелл прервала связь и посмотрела на любимого. В глазах Сиана было такое выражение абсолютного восторга, что она невольно улыбнулась в ответ:

— Просто он извиниться хотел, мы слегка не поняли друг друга…

— Теперь я не понял… — грустно ответил деймас.

С Ксиаем Хелл было проще — ему она могла показать воспоминания и все, с Сианом… она и сама не могла понять, почему боится перед ним раскрыться.

— Он разговаривает со мной, как и юнитри, — попыталась объяснить девушка.

Она взяла клинок, проверила балансировку, позволив ему крутится на ее ладони, несколько раз подкинула и поймала, затем ловко метнула в дерево. И вот тут наемницу ждал сюрприз — Ргаран в руку вернулся сам!

— Ооо, разорви мою аптечку, вот это да! — восторженно выдохнула Хелл, — всегда мечтала, чтобы кинжалы возвращались сами, особенно если приходилось потом их доставать из хастаргов. — она радостно посмотрела на Сиана, — знаешь, в чем проблема с хастаргами?

— Нет…

— Эти дерсенгом недобитые имеют манечку притворяться, что мертвы, а когда подходишь к ним забрать оружие, вот тут-то они и атакуют!

Хелл вновь метнула клинок, проследила за его идеальным полетом, и раскрыла ладонь. Повинуясь ее жесту, клинок полетел к ней. Радостный визг ликующей наемницы огласил сад, вызвав повышенное любопытство прислуги.

— Он великолепен! — Хелл едва не прыгала от восторга, — Сиан, а такие у всех деймасов есть?

Сиан не ответил, и Хелл нетерпеливо обернулась, требовательно посмотрела на него и тут же весело рассмеялась — если Арсианар был слегка удивлен, то лица Отрониро Ледши и Дайтиана были живой иллюстрацией к эмоции полного шока.

— Ой, Сиан, — не удержалась Хелл, — ты опять дал мне с ножичком поиграть!

Ее смех, заливистый и заразительный, прозвучал впервые за пять месяцев, зато хохотала она так, что невольно начали улыбаться и деймасы.

— Признаю, — Отронире Ледши чуть склонил голову, отчего седые пряди волос полу прикрыли его лицо, — Вы меня удивили, инари Элеанна.

Хелл усмехнулась:

— Признаю — вы тоже меня удивили. Такое ощущение, что технику защиты вы отрабатывали как ордэрцы. — в ее голосе прозвучало неподдельное восхищение, и даже не понявшие всей смысл ее фразы деймасы, ощутили гордость за себя. — Сиан, — она подошла к любимому, села к нему на колени, как всегда игнорируя всех и вся, — ты не ответил, такой у всех деймасов есть?

— Нет, Хелли, — деймас аккуратно взял Ргаран, начал рассматривать, — он единственный в своем роде. Когда-то он принадлежал главе дома Ашратон… дальнему родственнику Миарни. Перед смертью он передал его семье торговцев Эронхир, с просьбой сохранить. Он предсказал, что Ргаран заберет тот, в ком будет его кровь… Ну, вроде так.

Наемница прекрасно видела, что не договаривает он многого, но спросить хотела о другом:

— Сиан, а почему еще не было ни одного покушения на меня, раз все так бояться рождения нашего сына?

«Если сейчас переведет разговор или смоется, значит точно дело не чисто, — подумала Хелл».

И действительно, ее деймас смутился, перевел взгляд на деда, и с несколько нервной улыбкой, перевел тему:

— Так кинжал с тобой разговаривает?

— Сиан… — Хелл сузила глаза.

— Хотя я не удивлен, ты обладаешь удивительным умением найти подход ко всем и вся…

— Сиан!

— Да, саити моя, Миарни и Дайнира о приеме рассказали?

— Милый! — она положила Ргаран на стол, обняла его за шею и заглянула в глаза цвета предгрозового неба. — Любимый, давай договоримся так, если ты ничего не хочешь мне говорить, просто скажи. Я все понимаю! Я понимаю, что есть вещи, которые ты считаешь правильным от меня скрывать. Я не скажу, что согласна с таким положением дел, но я тебя понимаю… потому что сама такая.

Он улыбнулся, ласково чмокнул в носик:

— Действительно я считаю, что тебе лучше не знать, прости малышка.

Учитывая, что Хелл рассчитывала на другой ответ, было безумно обидно.

«Ладно, милый, с этим мы еще разберемся!»

На ее личике появилась ласковая улыбка, которая впрочем, не обманула деймаса, наученного горьким опытом совместного с ней проживания.

— Хелли… — он требовательно заглянул в серые глазки, — и чего мне ждать на этот раз в качестве твоей изощренной мести?

— Завтра прием, да? — она задумчиво посмотрела на дворец, — ну так мне нужно готовиться, платье там примерить, маникюр сделать. И вообще…

Легко спрыгнув с его колен, она направилась в покои Миарни, не забыв захватить Ргаран. Она даже не обернулась, хотя прекрасно знала, что он смотрит ей вслед, и на губах играет та самая неповторимая восхищенная улыбка, которая всегда сводила ее с ума.

«Ну все, гад, — негодовала наемница, — тайны у него! Секреты! Тахешесс! Дерсенг на твой корабль! Ты у меня еще попрыгаешь! И побегаешь! И вообще я тебе устрою! Пять месяцев я терпела, следующие пять месяцев твои! Сам гад женился… ну, почти женился, сам и мучайся! А нет, не сам — я у тебя всех тут доведу до состояния горги в период гона!»

Едва она скрылась в одной из боковых дверей, Отронире Ледши подошел к Арсианару:

— Ты не говорил, что она способна на подобное!

— Я говорил, — Сиан устало вздохнул, — что она наемница.

— Говорил, — согласился Дайтиан, — но то, как она управляется с Ргараном, это невероятно!

— Ее любимым орудием были астаре, в основном те, что предназначены для метания, иногда, ядовитые. А на счет Ргарана, тут не ее заслуга, видимо, сила нашего ребенка велика.

— Как бы ни была велика сила младенца, — мрачно произнес Отронире Ледши, — сила твоей саити требует изучения. Очень пристального изучения. И, Сианар, если после рождения она останется жива, и сможет снова дать потомство… все Великие Дома начнут охоту! Все, Сианар!

Наследник дома Азгарт знал это. Знал и уже работал в данном направлении, убирая наиболее враждебно настроенных.

— После рождения Леонарда, мы распространим известие о ее гибели, — спокойно ответил деймас, — а потом… Потом я перемещу ее на Идитри.

Дайтиан обошел стол, сел рядом с Сианом и тихо спросил:

— Ты действительно надеешься, что она отдаст ребенка на воспитание Миарни и Дайнире? Сианар, твоя саити слишком своевольна и это дитя значит для нее слишком много! Она уже рискнула своей жизнью ради ребенка, а ты надеешься на ее благоразумие в будущем?

Тяжелый вздох, и он ответил:

— Отец, ты не совсем меня понял… Ребенка будет воспитывать Хелл, я дал ей слово, и нарушать его не намерен. По крайней мере, пока малыш не начнет говорить, он будет с Хелли на Идитре.

Вот теперь на него смотрели с яростью, плохо скрываемой яростью.

— Это нарушит все наши традиции! У него не будет связи с Домом! Дитя должны воспитывать все члены дома Азгарт! — Отронире Ледши вскочил, начал гневно расхаживать. — Это немыслимо, Сиан!

— Но это так! — наследник дома Азгарт поднялся, — В конце концов, мы говорим о моей инари и о моем сыне!

— Мы говорим о будущем наследнике дома Азгарт! — Отронире Ледши не уступал Сиану в росте, поэтому сейчас смотрел в глаза деймаса, и отступать не собирался.

— Отронире, — мягко произнес Сиан, — мы говорим о ребенке от женщины, которую вы хотели убить, дабы она не отвлекала меня от попыток дать вам наследника!

Он насладился всей гаммой эмоций, промелькнувших на лице его старшего родственника, и усмехнулся — все же считывать мысли иногда полезно.

— Прости, Сианар, и я и Миарни… дня не проходит, чтобы мы не ощутили вину, но сейчас речь идет не о нас, речь о будущем дома Азгарт, а мы прошлое! — Отронире Ледши словно сгорбился, разом постарев, — Мы мечтали, чтобы в этом Отскоре звучал радостный детский смех, а ты хочешь отнять это у нас!

Арсианар грустно смотрел на главу дома Азгарт:

— Моя женщина, Отронире, она… Хелл тяжело здесь, я вижу это, а потерять ее я не могу! Первое время, пока она не поправится, пока мне нужно, чтобы она была постоянно под наблюдением Миарни, мы будем здесь. Но затем она и ребенок будут находиться на Идитри большую часть времени. Я так решил!

Поднявшись, Арсианар направился в АшенАхран, ему предстояло еще многое сделать, а Путь всегда требовал внимания.

* * *

Хелл весело поднималась по ступенькам, чуть пританцовывая и напевая про себя мотивчик победного танца атторгов. У нее было прекрасное настроение, а предстоящие «развлечения» вызывали просто прилив радости. В покои Миарни вела розовая дверь покрытая чем-то вроде розового жемчуга. Пританцовывая она дошла до дверей, и без стука вошла в покои «бабули».

— Всем привет! — наплевав на традиционные приветствия, сообщила Хелл. — Где мое платье на завтрашний кошмар?

Миарни, Райра и Дайнира удивленно смотрели на Хелл, причем все трое как раз рассматривали темно-синее, расшитое мелкими бриллиантами платье. На постели так же лежали туфельки без каблука такого же синего цвета и головное украшение, которое сама наемница именовала не иначе как: «пожиратели, увидев такой пыточный инструмент, удавились бы от зависти».

— И сие я завтра напялю на себя? — возмущенно переспросила Хелл.

— Элеанна, что с тобой? — наконец выдавила Дайнира.

— Гормоны взыграли! — хмуро ответила наемница, и развязанной походкой подошла к своему туалету, — Ргаран! — по ее приказу ножичек появился в руке.

Деймосянки синхронно вскрикнули, а Хелл схватила ненавистный криор. Сам криор представлял собой металлическую конструкцию, спереди нечто вроде диадемы, сзади несколько рядов золотого плетения, образующих конус. В общем, в результате сия конструкция позволяла удерживать высокую прическу, а через отверстие сверху выпускалось несколько локонов, которые укладывались на плечо. Это было конечно красиво, тут Хелл поспорить не могла, но безумно неудобно. Деймосянки то были привычные, а вот она не очень… не очень любила ради красоты испытывать мучения пыткам подобные. Резкий взмах Ргарана и потом еще парочка довершающих, и в пальчиках наемницы аккуратная диадемка, а конус из драгметаллов лежит на полу.

— Невероятно! — восторг Хелл относился к Ргарану, который резал метал, как обычное дерево.

«Рад, что сумел оказаться полезным». — раздался ментальный голос.

«Не знаю кто тебя создал, — усмехнулась наемница, — но тебе дали не только разум, но и эмоции».

— Элеанна! — это Миарни пришла в себя, — этот криор создавали несколько месяцев!

— Миарни, — в глазах Хелл блеснул огонек ярости, — Сиан проболтался, что теперь вред малышу причинить невозможно, это так?

Инари несколько смутились, переглянулись, но были вынуждены сказать правду:

— Да, это так, но, Элеанна… — начала Риайра.

— Отлично, — Хелл нагло улыбнулась, — с сегодняшнего дня никакого массажа, я ем что хочу, делаю, что хочу и если, хоть одна служанка войдет в мою спальню… Вам понравился мой новенький ножичек? — она невинно покрутила клинок на руке, подбросила, ловко поймала.

— А мы с ней как с ребенком, а она… — обиженно произнесла Дайнира.

— А я не ребенок! — Хелл развернулась и направилась к дверям, — и требую к себе нормального отношения!

— Это временное, — Миарни устало улыбнулась, — сейчас у нее нестабильный эмоциональный фон.

— Ааа, — протянула Дайнира, — да, припоминаю, у меня тоже было такое на этом сроке.

— У тебя было хуже, — дополнила Риайра, — ты тогда сбежала на Даткере и тебя нашли выбирающей эротическое нижнее белье… и примеряющей его прямо в лавке.

— Да, — Миарни повернулась к Дайнире, — а потом ты позволила пошалить Сианару и когда на тебя напали разнесла часть Пути.

Дайнира рассмеялась приятным серебристым смехом, Хелл даже невольно заслушалась:

— Уже тогда они поняли, что Сианара убить не получится, и нас не трогали больше.

Вот тут в разговор включилась наемница:

— А вам не кажется странным, что за пять месяцев моей беременности на Отскоре Азгарт никто не нападает?

— Нет, не кажется, — Миарни улыбнулась и произнесла с нескрываемой гордостью, — Сианар умеет защищать то, что ему дорого. А ты для него дороже жизни, поэтому неудивительно, что он предотвращает любые попытки нападения. Да и Отскоре и сам Дом защищены силовым потоком. Если бы ты еще не сбегала… — с укором дополнила деймосянка.

— А у меня нестабильный эмоциональный фон, — нагло усмехнулась Хелл, надеясь, что хоть так вызовет у них раздражение.

На нее посмотрели как на диковинное животное, потом как на умственно больную.

— Хорошо, что Сианар сменил охранников, — Риайра с улыбкой смотрела на Хелл, — Элеанна, тебя сейчас будут посещать сумасбродные идеи, но не переживай мы все понимаем…

Это стало последней каплей, развернувшись, Хелл покинула излишне сочувствующих, сбежала по ступеням вниз, вышла через один из боковых входов и спустилась в сад. Чувствовала она себя впервые за долгое время просто чудесно, поэтому решила потренироваться. Стремительно шагая по парковой аллее, она свернула в ту часть парка где росли огромные деревья, по строению напоминающие вековые дубы, но со странными синими листьями и цветущие зелеными цветами. Эта часть сада нравилась ей за наличие просторных полян и удаленность от дворца деймаса.

— Ргаран! — кинжал плавно материализовался в ее руке.

С нескрываемым восторгом Хелл вновь залюбовалась оружием.

«Нельзя же быть настолько красивым, — послала она восхищенную мысль».

«Можно, если тебя создавали в дар любимому».

«Ого, так у тебя интересная история!»

«Да, госпожа».

«Я тебе не госпожа, я этот… временный арендатор».

«Госпожа!»

«А ты упрямый! Ладно, проехали. В общем так, Ргаран, есть такое дело… мне нужен подарок. Красивый, необычный и… в общем для Арсианара, ты его уже видел. Есть интересные мысли?»

«Нет».

«Безумно смешно. Ргаран, кто тебя создал?»

«Демон…»

«Это я и так поняла, деймасы могут создавать прекрасные вещи, но только демоны создают восхитительные. Твой создатель еще жив?»

«Да…»

«Шикарно, показывай!»

«Госпожа, я не думаю…»

«Таааак, ты опять начинаешь, да?»

«Госпожа!»

«Ргаран!»

«Госпожа, тот, кто владеет вашим сердцем…»

«Ничего с ним не будет! Он сильный, переживет. — Хелл начала блокировать обе юнитри, Змейка раздраженно зашипела, но наемница как всегда не обращала на это внимания. — Место, Ргаран! У меня до свадьбы меньше месяца осталось, а подарка нет. И мне было бы до дерсенга, но у этих деймасов манечка на счет свадебных подарков… а порадовать его хочется».

«Я перенесу сам, — с холодной яростью произнес Ргаран».

«Чудесно, поехали! А нет, стой! — вскрикнула она, вспомнив, как ее маленькое чудо реагирует на демонские порталы. Хелл мысленно потянулась к Леодасу, и послала малышу эмоции спокойствия, потом памятуя о характере малыша, попросила не мешать… иногда малыш слушался. — Все, создавай портал».

Темная воронка демонического портала вызвала вой охранной системы, что-то где-то зашипело, пахнуло озоном.

— Дерсенг тебе в сотрапезники! Кажется, мы перестарались, — несколько испуганно выдохнула Хелл, затем коварно усмехнулась и шагнула в портал.

Мысленный зов Арсианара настиг ее в переходе:

«Хелл!!! Кто посмел?!»

«Никто, расслабься, я погуляю и потом вернусь».

В ответ посыпались недобрые слова, среди которых «Рашнагар» было самым безобидным, но что вызвало любопытство у Хелл, так это несколько истинно демонических ругательств.

«Сиааааан, — подозрительно протянула первая инари дома Азгарт, — как давно ты столь тесно общаешься с Ксиаем?»

Напряженное молчание в ответ подтвердило ее самые худшие опасения.

«Вы оба… хорошо сработались?»

«Хелли, вернись домой и я тебе все в подробностях расскажу, — нежно и ласково предложил Сиан. Наверное, столь же ласково самоубийц просят отойти от края крыши, обещая им все что угодно, лишь бы добиться своего. — Хелли… ТВОЮ ПАСТЬ ДЕРСЕНГА ХЕЛЛ!!! В смысле, саити моя, ну что на этот раз? А? Чем я еще не угодил твоей душеньке? ХЕЛЛ!!!»

«Эм… не кричи на меня! И вообще, милый, расслабься и дыши глубже, я скоро вернусь. — почему-то мысль, что она опять смылась, доставляла ей невыразимое удовольствие».

«ХЕЛЛ! Радость моя сероглазая, или ты немедленно возвращаешься, или цепь станет твоей лучшей подругой на долгое время!»

Судя по мощности ментального крика Арсианар был в ярости, Хелл осознав насколько его достала, нагло улыбнулась:

«Любимый, один ранин знает, сколько этой жизни мне осталось! А ты… ты мои последние деньки на этом свете портишь! — она демонстративно всхлипнула, но затем серьезным тоном добавила. — Сиан на мне риоте и у меня есть Ргаран, плюс две юнитри, поверь если бы я сама себе вред захотела причинить и то не смогла бы. Прекрати носиться со мной как с детенышем тонсе!»

«Поймаю — посажу на цепь!»

«Не зли меня!»

«Хелл! Ты ведешь себя как…»

«Как деймосянка на пятом месяце! Ага, у меня нестабильный эмоциональный фон и там еще чего-то, у Дайниры тоже такое было. А за цепь, милый, ты мне еще ответишь!»

Она разорвала ментальное общение и побежала по темному тоннелю портала. Через несколько минут впереди показался выход, и Хелл бесстрашно шагнула на голубоватый песок.

— Интересно, и где это мы… — тихо проговорила наемница, внимательно осматриваясь.

Местечко чем-то напоминало… ад, только без грешников. Голубоватый песок то тут, то там пропахивали огненные реки лавы, местами виднелись расколотые черные глыбы, в расколах был заметен блеск металла.

«Ты был создан из местной руды! — послала Хелл мысль Ргарану».

«Да…»

«Как меня это бесит, — не сдержалась наемница, — ты можешь говорить нормально, без этой нарочитой двусмысленности, а? Так, а где твой создатель?»

Едва спросив, она тут же машинально упала на песок, уходя от обстрела. В нее бросали целые комья лавы, и снаряды с ревом пламени пролетали мимо. Рывок вправо и она ушла от очередного снаряда. Кто бы не атаковал ее, с глазомером у существа все было на уровне, Хелл даже пришлось перейти в боевой транс. Нырнув за ближайшую черную глыбу, наемница опустилась на одно колено, положила ладонь на песок и закрыв глаза начала сканировать территорию. Атакующий обнаружился в тридцати гайсер, и от этого громадного существа агрессивность шла немереная, даже на ментальном уровне она ощущала его ярость.

«Я пытался предупредить, что это не лучшая идея, — меланхолично заметил Ргаран».

«Я тобой картошку чистить буду! — мрачно пообещала Хелл — и из дерева игрушки сыну вырезать, ранин ты недорезанный!»

«Я могу вернуть вас обратно, — предложил кинжал».

«Спасибо, обойдусь!»

Набрав больше воздуха Хелл заорала на зыке детей Дайтилонасс:

— Ты, тебе жить надоело, а?

Обстрел мгновенно прекратился, затем прозвучало полное грусти:

— Да!

— Приехали, — нервно прошептала наемница.

— Нет, ты переместилась! — ответил ей возмущенный глас.

— Нет, меня переместили, — уже негромко ответила Хелл, осознав, что раз он шепот расслышал, значит и орать бессмысленно.

— Выходи… странная самка, мы поговорим!

Наверное, деймосянки в чем-то были правы на счет ее эмоционального состояния, потому что на «самку» она обиделась.

— Сам такой! — невольно ответила Хелл, но из-за валуна вышла.

Существо было… внушительным. Это определенно был демон, и глаза его горели красным, вот только размер… Хелл доставала ему аккурат до пояса. Зато пояс у существа был приметный — весь сияющий синим, покрытый рунами и вообще наемница неожиданно поняла, что у Сиана нет такого вот пояса…

— Зачем ты пришла, странная самка? — вопросило чудище.

— Хорош обзываться уже! — не сдержалась наемница, — я Хелл, у меня к тебе дело.

Демон склонился как-то неестественно, и его нехилое лицо оказалось на уровне ее глаз:

— От тебя вкусно пахнет… деймасами!

— От тебя невкусно пахнет, — Хелл демонстративно скривилась, затем решила «погладить его по шерстке», как говаривал учитель Джай. — Пахнет опасностью, агрессией и еще, наверное… огнем.

Демон радостно осклабился:

— Ты говоришь приятные вещи… странная Хелл.

— Я стараюсь, — наемница улыбнулась все еще красным глазам, — ты всегда такой злой?

— Зачем ты пришшшшла, странная самка? — вопросил демон выпрямляясь.

Хелл невольно посмотрела на его пояс, затем оценила подвижность существа и поняла что про пояс лучше помалкивать:

— Ты создал Ргаран?

— Да!

— Помоги мне, странный демон. — Хелл тяжело вздохнула, — мне нужно что-то… что-то невероятное, изысканное, нужное и полезное, и в то же время восхитительное и прекрасное и чтобы такого больше ни у кого не было. Поможешь?

Демон рассматривал ее, чуть склонив голову на бок, и глаза у него были удивленные, но все еще красные.

— Дар любви? — хрипловато спросил гигант.

— О, да, — Хелл подняла глаза к небу… зеленоватому. — Понимаешь я, как узнала про этот дар… И главное он деймас у него и так все есть, я просто… не знаю что делать.

— Идем, — приказным тоном ответил демон и зашагал вперед.

Хелл шла следом, с удивлением отмечая, что ходит существо не так как демоны, скорее как человек, потому, что наступал он с пятки, в то время как демоны наступали на носок, что придавало их движениям нечто вроде хищности. Демон был лысым, с серовато-зеленой кожей и очень массивный в плечах. Фактически контраст между бедрами и плечами был разительным, потому что ноги значительно уступали в объеме рукам и вообще создавалось впечатление, что до пояса это демон, а ниже это не демон.

А теперь подробнее о даре. Первой о нем проболталась Риайра, тогда на нее отчаянно зашикали и Миарни и Дайнира и Хелл пришлось на время эту тему оставить. Затем, путем долгих манипуляций наемница выяснила — Дар любви преподносит инари в день Объединения крови. По сути деймосянки такого не делают, а вот если деймас женится на той, которая иного… племени, тогда Дар Любви обязателен, и от того какой это дар зависит как будут относиться к их союзу остальные дайтилонасс. Сначала Хелл долго смеялась, но затем осознала всю значимость традиции. Вот тогда и начались мучительные поиску злосчастного Дара Любви. Хелл возненавидела все традиции детей Дайтилонасс, но, увы — для ее любимого это было значимым, хоть он и вида не подавал.

— Что ты, странная самка, хочешь преподнести в Дар? — громогласно вопросил демон.

Хелл невольно уставилась на его пояс, демон проследил за ее взглядом и неожиданно покраснел.

— Женщина, в своем ли ты уме?

— Эээ, в общем, я для него пояс хочу, как у тебя… что-то в нем есть, — продолжила Хелл, задумчиво разглядывая аксессуар.

Демон отложил странный инструмент, который держал в массивных руках, присел перед сидящей на валуне наемницей и проникновенно спросил:

— Женщина, знаешь ли, что я потребую за подобное?

— Ну, ты озвучь, — с усмешкой ответила Хелл, — а там видно будет.

— Убей меня, — ехидно прошептал демон, — если сможешь… тогда пояс Сигкора твой!

— Легко, — спокойно ответила Хелл, — но стоит ли? Ты гений, демон, гений которому нет равных. Я видела лишь Ргаран, но мне хватило взгляда, чтобы понять, что изготовил его демон. Ты создаешь великолепные, неповторимые шедевры. Твои создания несут в себе частичку твоей души… Даже если я и убью тебя, ты будешь жить в том, что создал.

Она бесстрашно взглянула в черные без зрачков глаза, демон ответил напряженным взглядом.

— Ты мне льстишь, странная самка? — хмуро вопросил демон.

— Я Хелл, — наемницу откровенно бесило это его выражение «странная самка». — Кстати, ты не представился.

— Я Шангаран, седьмой Аргалах Бассарда.

— Так я и не разобралась до конца в этих ваших дасионах и аргалахах, — посетовала наемница, — приятно познакомиться с вами, Шангаран, седьмой Аргалах Бассарда.

— Ты представилась неполным титулом! — холодно подметил Шангаран.

— У меня нет титула, — Хелл улыбнулась, — я просто Хелл, бывшая наемница и возможно будущая инари… если при родах концы не отдам. Кстати, у меня времени не особо много.

И тут случилось то, чего Хелл не ожидала настолько, что не успела даже среагировать — демон протянул огромную лапу и положил на едва заметный животик и закрыл глаза. В ее руке материализовался Ргаран, она едва не позвала обе юнитри, но малыш вел себя спокойно и страха не проявлял. Демон хитро улыбнулся:

— Она недовольна…

— Кто «она»? — не поняла Хелл.

— Она! — Шангаран нежно погладил животик, — ты разговариваешь только с ним, имя придумала только для него, все обращаются к нему, а о ней ничего не знают!

Несколько секунд Хелл потрясенно смотрела демона, потом еще раз осмыслила сказанное и до нее начало доходить:

— Их двое?

Демон улыбнулся, встал, снял пояс и протянул его Хелл:

— Я умею ждать! Когда она вырастет, она мне поможет.

— Демон, — Хелл руку за поясом не протягивала, настороженно глядя на Шангарана, — если там… девочка, я ее сюда не приведу.

Коварная усмешка демона, неожиданно сменилась мечтательной:

— Она придет с братом, а его приведет Ргаран.

— Демон, — наемница вскочила, — демон, там мальчик… Миарни видела и звездочка одна горит… и… — Несмотря ни на что Хелл ему поверила сразу, только… — Почему никто не увидел что там двое?

— Мальчик с Силой, — улыбка демона стала какой-то невероятной, — а девочка исцелять будет, а Путь открывать не сможет.

Наемница вскочила, начала ходить по пещере, нервно огибая особенно большие валуны, потом резко остановилась:

— Не рождаются у деймасов двойни! И у меня в роду двойняшек не было… Нет, были… ааааа! — она остановилась, посмотрела на довольного, как тонсе на выпасе Шангарана. — Так пояс теперь мой?

— Да!

— А можно я его потом заберу?

— Ргаран пришлешь.

— С тобой приятно иметь дело, Шангаран, седьмой Аргалах Бассарда.

— Ты подарила мне надежду, странная самка Хелл.

Она тяжело вздохнула, смирившись с его обращением к ней, и поклонившись, спросила:

— От тебя Путь открывать можно?

Дождавшись его утвердительного кивка, Хелл потянулась к малышу, направила просьбу и через мгновение вдохнула запах озона. Шаг и она вступила в фиолетово-розовое свечение длинного тоннеля. Едва оказавшись в Пути, Хелл ощутила, как радуется малыш, это было первобытное ликование, а потом захотелось есть. Но она еще не собиралась возвращаться в Отскоре дома Азгарт. Закрыв глаза, наемница потянулась к Сайсиену, долго и мучительно пыталась отыскать его, а когда заметила, смело шагнула к дасху.

* * *

Великий Учитель, а ныне еще и глава Совета Тридцати вел урок в Саду обучения. Перед ним в третьей позе ассана стояли двенадцать наемников, среди которых было три женщины. Успех Хелл на Трех Мирах стал фактором, способствующим тому, что ежегодно в Академию Наемников поступало все больше женщин, и в основном это были дочери наемников.

— Ощутите пространство, — вещал Великий Сайсиен, — почувствуйте себя частью его, растворитесь в нем и тогда каждый сможет стать центром маленькой вселенной…

Наемники невольно переглянулись, и в их глазах Сайсиен увидел себя выжившим из ума стариком.

— А Хелл понимала все с первого раза! — в сердцах произнес дасх, — и почтения к старшим у нее было больше!

Как и любой учитель, лишившийся любимых учеников, Сайсиен испытывал раздражение, и все никак не мог смириться с тем, что в его кабинет не врываются Когти Дракона, Рука Хаоса и Аваргалли, особенно дасх скучал по хрупкой сероглазой ученице, превзошедшей своего учителя. Более знания Дайкинири не сумел перенять никто, поэтому и тренировал он по Ассану — искусству стражей смерти.

При упоминании о Хелл наемники посуровели, и их усердие увеличилось в разы — Хелл была легендой.

— Вы должны верить мне, — произнес Великий Учитель, — верить каждому моему слову, каждому намеку, вы должны доверять мне беспрекословно!

Он собирался поведать еще немало истин, но что-то неуловимо менялось. Сначала он ощущал зов, потом ликование, и это было не его ликование, затем почувствовал, как меняется структура воздушного пространства перед ним. Вследующую секунду пахнуло озоном, вспыхнул фиолетовый свет, а затем перед ошеломленным дасхом на траву спрыгнула девушка в длинном синем платье, с распущенными темно-каштановыми волосами и необычными серо-стальными глазами.

— Хелл! — выдохнул Сайсиен.

— Учитель!!! — она бросилась к нему на шею с радостным визгом, обняла почти повиснув, но уже через мгновение отступила, опустилась на одно колено и прижав руки в жесте подчинения, отчетливо произнесла. — Сила во мне, Великий Учитель.

— Да прибудет с тобой сила и удача, Сталь! — она поднялась, радостно улыбаясь, а учитель перевел взгляд на едва заметный животик и потрясенно вымолвил, — Хелли…

— Ага, я теперь два в одном, — невозмутимо ответила наемница, — или три в одном… Мне бы в мед центр, а? — она обернулась и посмотрела на изумленных наемников, так и замерших на одной ноге, с разведенными в стороны руками. — Ооо, третья поза ассана… я полдня выла как ранин на забое, пока освоила. В общем, ребята, тут суть в дыхании. Дышать нужно животом — пять вдохов и медленный глубокий выдох. Поначалу чуть голова кружиться, а потом идет перенасыщение кислородом и как раз помогает в транс войти.

Ее совету вняли, но выполнять не торопились, с интересом разглядывая знаменитую наемницу.

— Идем, Зверек, — обратился к ней Сайсиен старым прозвищем, — полагаю я уже догадался, зачем тебе в медцентр.

— Угу, а вы мне расскажите как тут дела у вас… скучаю как сипкай на привязи! — она легко добежала до дорожки, но далее пошла степенно и медленно — слишком уж сильны были рефлексы вбитые Русланом.

— Сколько же я тебя не видел… — задумчиво протянул Сайсиен, — почти пять стандартных месяцев.

— Стандартных меньше четырех, — она подмигнула учителю, — Ооо, у вас бассейн!

Хелл остановилась, с восторгом разглядывая огромный, не менее восьмидесяти метров крытый бассейн, под прозрачным колпаком. Чуть присмотревшись, разглядела черные плавники и синие щупальца:

— А, так это новая тренировочная площадка! Доступ только второкурсникам?

— Угадала, — Сайсиен усмехнулся, — так сказать еще один отборочный тур.

Сдержав смех, Хелл посмотрела вдаль, туда, где виднелась тренировочная площадка Руслана, и разглядела бегающих по полосе препятствий арсигаев.

— Дневная Стража, — сообщил Сайсиен, — Ночная Стража тренируется ночью. Кстати твоя идея работает — наших уже нанимают и для охраны. Пока в основном востребованы арсигаи, но уже поступают заказы и на команды.

— Дерсенг пожри мой корабль, — услышала она радостный вопль сзади, — Хелл!

Тренер Руслан подскочил к ней, подхватил на руки и бережно обнял:

— Хелли, какими судьбами? Стилет сообщил, что теперь скорее Вселенная от досады лопнет, чем мы тебя еще раз увидим. Хелл, ты…

— Беремчатая, — договорила наемница, — Руслан, — она порывисто обняла его, — рада вас видеть, тренер.

— Вот так новости, — Руслан задумчиво смотрел на нее, — Стилета оставила, Тайрона оставила, даркианец говорят тоже один, а ты вот как… Ну, Хелл, ну ты как всегда удивляешь! — он вдруг громко расхохотался, — Джай всегда говорил про тебя: «Там где есть только три выхода, Хелл неизменно найдет четвертый и именно им и воспользуется»!

— Все претензии к Галару, — хмуро ответила наемница, — не пошли он нас на Тарге, была бы я замужем за Стилетом и мирно…

— Выполняла заказы и странствуя в поисках приключений на свою голову и борясь за мир во всей вселенной, — на этот раз закончил за нее Руслан. — И куда направляетесь?

— В мед центр, — Сайсиен практически не отрывал глаз от ее живота, — будем смотреть, кто в пузике живет.

— Ооо, я его еще к вам на обучение направлю, — хмыкнула Хелл, — знание языков ему точно не помешает.

— Ммм, надеюсь, до этого судьбоносного дня я доживу, — с улыбкой произнес Сайсиен, — идем.

— А я с вами! — Руслан схватил ее за руку и пошел рядом, — Хелл, следи за дыханием! У тебя походка стала как у жирного винокрыса! Мягче ступай! После родов уж потрудись заняться собой, это никуда не годится!

— Тренер, — она с улыбкой посмотрела на него, — как же я соскучилась и какой же вы добрый!

— Я добрый? — Руслан был возмущен до глубины души, — да от моего голоса наемники по ночам просыпаются, да от моего имени новички холодной испариной покрываются, да я…

— Им просто трех гарпий в родственницы не навязывали, — в сердцах произнесла Хелл.

— Хеллииии! — ее снова подхватили, закружили, стиснули в дружественных объятиях, — ооооо, — это была реакция на живот, — ну ты даешь, наемница.

— Джай! — она обняла своего самого любимого учителя, — Джаааааа! — теперь она стиснула мужчину, почти задушив. — Надо почаще наведываться.

— Да уж, — Джай отлепил ее от себя, чуть отодвинул, внимательно рассматривая живот. — И кто тот счастливец, что таки поимел тебя?

Сдержав все слова, которые крутились на языке в адрес его тактичности, Хелл хмуро выдала:

— Тебе с ним лучше не встречаться, убьет не задумываясь.

— Думаешь, сможет?

— Увы, он может все… — наемница вспомнила про свой побег, и поняла, что нужно торопиться, — Учитель, — обратилась она к Сайсиену, — у меня со временем как бы… не слишком его много.

— И куда торопимся? — заинтересовался Джай.

— Смотреть на население одного конкретного живота, — хохотнул Руслан, и намекнул, — там дитя не от человека…

— Ооо, — Джай снова уставился на ее живот, — тогда я тоже хочу посмотреть.

— Слушайте, — возмутилась Хелл, — вы еще половине Академии сообщите, дерсенг на ваш корабль.

И она гневно направилась вперед, игнорируя веселый хохот бывших преподавателей, которые от нее не отставали. Медцентр находился в подземной части Академии, в противоположном конце от лаборатории по ядам, фактически это было семиэтажное здание, но все этажи уходили вглубь планеты. Вчетвером они встали в аквейр, Сайсиен набрал комбинацию в отделение исследований, и через минуту они уже вышли ступив на сверкающий белоснежный пол.

— Великий учитель, — перед ними склонился один из исследователей, — какими… ооооооо, Хелл! Позволь я сделаю это сам!

— Приветствую тебя, Станислас, — Хелл не сдержалась от шпильки, — это самое ты не сумел определить в прошлый раз.

— Ну, извини, в прошлый раз ты нам все системы вырубила, но твоя матка так и не просматривалась. — Станислас как завороженный смотрел на ее живот, — а плод он от гуманоида? Или… я слышал, но думал это слухи… Стой-стой, он от демона? — Хелл отрицательно покачала головой, — От Хозяина пожирателей? — теперь в глазах наемницы читалась угроза. — Так, подожди, не расчленяй меня взглядом… он от метаморфа? От имирхади Енира?! Нет, ну я так не могу… он от Тайрона! От Хранителя???

— Станислас! — прорычала Хелл, — еще слово в том же духе и смерть твоя придет прямо сейчас и прямо здесь!

— А у тебя оружия нет, — усмехнулся Джай.

— Поспорим? — Хелл полуобернулась и с вызовом посмотрела на учителя.

Джай среагировал, как и всегда, быстро и действовал решительно — подошел, профессионально обыскал, облапав и ее грудь и бедра, затем поднявшись, усмехнулся:

— На что спорим?

Хелл задумчиво смерила его взглядом, и с очаровательной улыбкой произнесла:

— На… твою коллекцию кристаллов… нет, это нечестно будет. Эмм… ну давай на желание.

— Тааак, — протянул Джай, — а если я выигрываю ты покажешь того мужика… эмм, который тебя… беремчатой сделал!

— Идет, — она демонстративно вытянула вперед правую рук, покрутила ее, показывая, что ничего не держит, а затем с коварной усмешкой произнесла, — Ргаран!

Яркая вспышка заставила закрыть глаза, затем взвыла сигнализация и она ощутила тяжесть клинка в руке.

— Ни дерсенга! — вымолвил Руслан.

— Каким… Сталь, как ты это делаешь? — Сайсиен с изумлением смотрел на нее.

— Я, — пролепетал Станислас, медленно отступая, — иду готовить лабораторию… жду вас в девятой.

— И этой железякой ты собираешься убивать? — хмыкнул Джай, — у нее наверняка балансировка никакая, только для ближнего боя подходит.

— Замри! — скомандовала Хелл, и метнула в него орудие. Ргаран воткнулся в стену рядом с лицом Джая, срезав прядь волос. — Ну как?

— Ранина тебе в любовники, Хелл!!! — Заорал Джай, — что за шуточки?

С самым невинным выражением лица Хелл снова произнесла:

— Ргаран! — клинок материализовался в ее руке, наемница ласково погладила лезвие и приказала ему исчезнуть. Трое преподавателей Академии с удивлением смотрели, на ее вновь пустую руку, — Не наши технологии, — пояснила Хелл, — Ргаран со мной постоянно, но находится как бы в субпространстве… вроде. Ну, я типа так поняла. И вообще он у меня временно, он не мой.

— А чей? — тут же спросил Сайсиен.

— Леодаса… эм, — Хелл погладила рукой животик, — моего сына. И не надо на меня так смотреть, — с раздражением заметила наемница, заметив реакцию учителей, — я сама на себя так смотрю в зеркало каждое утро и мысли у меня примерно те же, что сейчас и у вас.

— Сомневаюсь, — Руслан усмехнулся, — я вот подумал что сделает «папочка» твоего животика, когда узнает где ты?

— Да пошел он, — неожиданно психанула Хелл, — обращается со мной как с дитятей несмышленышем! Надоел хуже протеинового коктейля!

— Ооо, — разом протянули преподаватели.

— И долго терпеть собираешься? — тут же поинтересовался Джай, который лучше остальных знал ее характер.

— До родов, — усмехнулась Хелл, — и только до родов!

Она развернувшись направилась в девятую лабораторию, не сомневаясь ни на миг что ее догонят.

— Входи, становись на окир, — скомандовал Станислас.

Хелл подчинилась, взошла на платформу анализатора, развела руки в стороны, ожидая пока лучи сформируют сеть, насквозь пройдут через тело и только когда на второй платформе появилась ее трехмерное изображение, расслабилась, расставила ноги на ширину плеч, опустила руки.

Джай, Сайсиен и Руслан стояли у стены, ожидая результатов.

— Внешних повреждений нет, — начал рутинный отчет Станислас, — снимаю верхний слой.

Несколько движений на голубом силовом экране и ее трехмерная копия лишается волосяного и кожного покрова.

— Внутренних повреждений не обнаружено, — Станислас сканировал ее мышцы, снимая их слой за слоем.

— Слушай, я и так знаю, что повреждений нет, — раздраженно заметила Хелл.

— Прости, — ответил исследователь, я обязан проверить. — Смотрим матку и влагалищный канал.

— Еще яичники проверь, — зло пробормотала Хелл.

— Во влагалищном канале повреждения, — полностью игнорируя ее возмущение, сообщил Станислас, — начинаю исследование.

— Слушай ты, результат секса по пьяни между дерсенгом и ранином, мне нужно узнать, сколько детей у меня в животе, а все остальное меня мало волнует! — Хелл я яростью смотрела на медика.

— Хелл, — Станислас с осуждением взглянул на нее, — о своем здоровье нужно заботиться! Тебе еще рожать, а у тебя снижена эластичность тканей! Полагаю, это из-за изменения рациона. Возвращайся к питанию наиболее привычному для тебя, так же необходимы витамины и микроэлементы, которые соответствуют планете, на которой ты родилась. Хелл, ты должна заботиться о себе, пойми.

Он вновь начал работать с панелью окира лишая ее трехмерную копию новых слоев, на этот раз убирая внутренние органы:

— У тебя большая нагрузка на сердце, — безжалостно добивал ее медик, — снижай количество стрессов. Так, а вот и то, чего вы все так ждали.

Медленно Станислас начал убирать слои стенок матки и на всеобщее обозрение предстали два малыша в позе эмбриона.

— Их двое! — выдохнула Хелл, — Двое! О, небеса, какие они красивые!

— Никогда не видел ничего прекраснее! — восхищенно проговорил Сайсиен.

— А я ничего ужаснее! — возмутился Джай, — где рога, крылья, третий глаз, дополнительные конечности, в конце концов? Это обычные близнецы, а папашка их значит Стилет!

Хелл проигнорировала его возмущение, с восторгом рассматривая малышей.

— Это не обычные дети, — с некоторым удивлением отметил Станислас, увеличивая изображение более крупного малыша. — Этот не имеет ничего общего с твоим генотипом, Хелл. У него два сердца, остальные органы я классифицировать не берусь. Смотри на еще одну странность, — медик показал часть кровеносных сосудов, — у нас кровь состоит из плазмы, эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов, так, то есть у нас четыре элемента, а тут их более двадцати и обрати внимание на странные фиолетовые и розовые светящиеся элементы. Пожри меня акорианский червь, но уверен, что это связано с энергией, как у демонов.

— Так и есть, — спокойно произнесла Хелл, вспоминая розово-фиолетовые стенки Пути.

— Но это не демон, — медик возбужденно просматривал показатели, — у демонов три сердца и строение иное.

— Станислас, — задумчиво произнесла Хелл, — а как я могу носить ребенка, с которым у нас кровь разная? Это же физиологически невозможно!

— Твоя кровь тоже подверглась изменениям, Хелл, теперь мне понятно, почему у тебя было такое странное состояние — шла перестройка организма. Вообще будут проблемы, детка, малыш очень крупный, а ведь у тебя не такой уж и большой срок. Теперь посмотрим второго… это девочка! Соответствие твоему генотипу более сорока процентов. Невероятно! Теперь смотри на кровь, та же история что и с первым, но вместо фиолетовых и розовых элементов в крови синие, и они по размеру чуть больше. Невероятно! Хелл, я хочу их исследовать! И тебя!

— Думай, с кем говоришь! — спокойно ответила Хелл, не скрывая угрозы, — это близнецы?

Станислас посмотрел на нее как на полоумную:

— Нет, это двойняшки.

— Что еще скажешь?

Окинув ее взглядом, он чуть прокашлялся, но ответил честно:

— Родить сама ты не сможешь. Девочку да, но малыш крупный, поэтому только хирургическое вмешательство.

— Это вряд ли, — хмуро ответила Хелл, — с такими мини-страгами как мои детки, вариант с операцией не пройдет.

— Почему? — на этот раз спросил Руслан.

— А вы направьте на меня свой плазменный кайтар, ну же, смелее!

— Хелл, ты…

— Тренер, не бойтесь.

Руслан достал оружие, взвел акарт, направил кайтар на Хелл и застыл, удивленно рассматривая изображение малышей — крупный малыш начал сиять, и это сияние охватило и девочку. В следующую секунду полетело мед оборудование в лаборатории, взрываясь и искрясь. Затем в руках Руслана взорвался кайтар.

— Леодас, — Хелл ласково погладила животик, — прекрати, это мамины друзья.

Разрушения прекратились мгновенно, вскоре изображение ее живота с малышами снова сияло на платформе окира. На этот раз малыш потягивался, а вот девочка положения не поменяла.

— Разорви меня Ханг, — простонал Джай, — вот тебе и детки!

— Очень надеюсь, что у меня будет возможность познакомиться с ним поближе, — Сайсиен тоже с восторгом смотрел на детей.

Из состояния ступора всех вывел задумчивый голос Станисласа:

— Хелл, как же ты будешь рожать?

— Не я первая, не я последняя, — с грустной усмешкой ответила наемница, — буду улучшать эластичность тканей.

На лице медика было такое выражение, что Хелл и без слов поняла — ей крышка! Поняла это впервые, ибо до этого все страхи Арсианара не воспринимала, и даже и не думала об этом. Поглаживая живот, наемница понимала и другое — повторись все снова, она сделала бы тот же выбор.

— Хелл, тахешесс, Хелл, — Станислас с обреченностью смотрел на нее, — у тебя нет и шанса!

— А мне не в первой, — усмехнулась первая инари дома Азгарт, — и забеременеть не было и шанса, однако гляди — сразу двое! А вообще да… паршивенько. Зато теперь понятно, почему так переживал Сиан… Зря, наверное, я на него так злилась…

Неожиданно захотелось домой, захотелось прижаться к любимому, спрятаться от всех страхов в его объятиях, таять как свеча в его руках и просто радоваться тому, что он рядом…

— Ладно, пойду я, наверное, — пробормотала Хелл спрыгивая с платформы окира, — еще увидимся. — Она печально посмотрела на учителей, которые ответили ей полными сочувствия взглядами. — Не люблю прощаться, — угрюмо произнесла наемница, — еще увидимся.

Она позвала Путь, вошла в мерцающую грань до того, как Сайсиен успел сделать к ней шаг, хотя он явно намеревался, и девушка это видела. Оказавшись в розово-фиолетовом тоннеле, Хелл потянулась к Отскоре Азгарт, вышла в саду, возле того самого места откуда ушла в портал созданный Ргараном. Сад встретил ее напряженным молчанием и обугленными деревьями.

— Так, — возмутилась наемница, — и чего это такое?

Осмотрев лесонасаждение снова, она поняла, что тут было сражение, и, похоже, с потерями, потому как местами наблюдались пятна крови. Холодея от ужаса, Хелл тут же послала ментальный зов:

«Сиан!»

Несколько секунд в ответ была тишина, потом сбивчивый шепот:

«Уходи к Ксиаю! Быстро!»

Ага, побежала уже!

«Где ты?»

«Хелл, скарити упрямая! Вали к Ксиаю, живо!»

Она задумалась на несколько секунд, затем активировала обе юнитри, разблокировала риоте и попросила малыша:

«Папу найди!»

Вступив в Путь, отыскала яркую звездочку Сиана и спокойно шагнула к нему, но так, чтобы находится в нескольких десятках метров. Вышла, осмотрелась и громко выругалась, помянув мать, бабушку и прабабушку главы дома Растан ласковыми словами, а так же сообщив самому Нордрагу, в каких позах и с кем он был зачат.

— Элеанна! — простонал Отронире Ледши, — ты не вовремя исчезаешь и всегда не вовремя появляешься!

— Да я такая, — гордо ответила Хелл, с трудом удерживаясь от ругательств.

Их было больше сорока! Все одетые в черное, все без опознавательных знаков, все деймасы из аристократии! Против них стояли трое — Сиан, Отронире Ледши и Дайтиан Шхрон. И сейчас все трое с яростью смотрели на Хелл, которая привлекла внимание и нападающих.

— Эт все по мою душу? — спокойно осведомилась Хелл, — Норди, радость моя извращенистая, — деймаса она узнала по зеленому блеску из глаз, и Нордраг не стал скрываться, сняв повязку с лица, — Норди, — патетично воскликнула Хелл, — мы же любили друг друга!

Между ладонями главы дома Растан дематериализовался сгусток фиолетового нечта, ибо определения подобному явлению Хелл дать не могла, и деймас повернулся к ней:

— Хелли… мечта моя… — в его голосе были нотки невыразимой нежности, зато закончил он неожиданно резко, — но теперь ты должна исчезнуть! Мы не можем допустить появления этого дитя!

— Как ты можешь говорить такое! — Хелл откровенно ломала комедию, — ты говорил мне что любишь! Что мы будем вместе! Что я… дорога тебе! — слезы текли по щекам ручьем, — ты убиваешь меня, Норди! Как ты мог!

Теперь странные сгустки чего-то дематериализовались уже у всех деймасов, зато у Сиана глаза стали черными, потому что их темное сияние было заметно, даже с такого расстояния.

— Хелл, — Нордраг сделал шаг к ней, — я не могу иначе…

«Сиан, не вмешивайся!» — попросила наемница.

«Ты издеваешься? — ее деймас был в ярости, — вали к демону, Хелл, пока я еще контролирую подступы к Пути!»

«Какой ты грубый. Дай развлечься беременной женщине. Не вмешивайся, очень прошу!»

— Норди, — Хелл подняла на светловолосого деймаса полные слез глаза, — пусть будет по-твоему, жизнь без тебя все равно лишена смысла! Убей меня, только… подари последний поцелуй…

Нордраг несколько секунд смотрел на нее, затем отдав приказ своим на странном языке, направился к ней, гибкой походкой хищника. Сиан дернулся в его сторону, но тут же был отрезан странной сверкающей радужной гранью, чем-то напоминающей стенку мыльного пузыря.

«Не вмешивайся! — повторила Хелл, — в крайнем случае, я уйду!»

«Ну, Хелл, ну ты… — видимо словарный запас у Сиана закончился».

Наплевав на ярость родного будущего мужа, Хелл продолжала играть безумно влюбленную, ожидая главу дома Растан. Нордраг подошел к ней, оглянувшись, бросил торжествующий взгляд на Арсианара, и наклонился к Хелл. Наемница обняла его за шею, потянулась к нему губами, и едва деймас поцеловал ее, страстно ответила на его поцелуй, одновременно послав мысль:

«Детки, он ваш!»

Наемники обладают одним важным навыком — они запоминают все с первого раза, иначе нет шансов выжить. Целуя Нордрага, Хелл вспомнила, что испытывала, когда выпила силу стражника даркианца, и сейчас именно эти ощущения и вызвала в себе. Деймас обезумел от страсти, а Хелл продолжала тянуть из него энергию, ощущая, как становится сильнее, ощущая, как внутри нее просыпается нечто мощное. Когда он почувствовал неладное, для главы дома Растан было уже поздно и с глухим стоном Нордраг повалился на серовато-белую крошку мрамора. Хелл усмехнулась, переступила через полутруп, открыла Путь. Вышла она рядом с Арсианаром, нагло оглядела нападающих, с ужасом взирающих на бьющегося в агонии предводителя.

— Страшно, правда? — ехидно поинтересовалась Хелл, — зато мне теперь таааак хорошо!

Деймасы повернулись к ней, в их руках вновь появились сгустки силы, и Арсианар мгновенно закрыл ее собой. Как бы не так, сейчас она собиралась развлечься.

— Сиан, — нежно попросила наемница, — ну можно еще хоть парочку? Ну, это так весссссело…

Он бросил на нее гневный взгляд и сквозь зубы прошипел:

— Цепь, Хелл! На всю оставшуюся жизнь!

— Та сколько ее там осталось, — грустно усмехнулась девушка, — затем подошла, обняла его со спины, — Сианчик, я тебя люблю!

В глазах нападающих деймасов это выглядело парадом абсурда, но наемнице на их мнение было наплевать.

— И прости меня, что я так реагировала… ну вначале, и что сбегала тоже прости, ты ведь беспокоился, а я…

— Хелли, — глухо ответил Арсианар, — я готов тебя простить, только испарись в безопасное место, умоляю тебя!

Смешно наморщив нос, Хелл безжалостно ответила:

— Ээээ нет, я тебя люблю, конечно, но не настолько же! Сианчик, — она потерлась щекой о его спину, — а ты от меня девочку хочешь? Маленькую такую, на меня похожую?

— Хелл???

Арсианар взмахнул рукой, и между ними и нападающими появилась розоватая сверкающая грань, в которую тут же полетели сгустки чего-то там, что возникало между ладонями деймасов. Затем наследник дома Азгарт развернулся, не обращая внимания на атаку, приподнял за подбородок ее лицо, и тихо произнес:

— Хелли, саити моя, историю с намеками мы уже проходили, так что говори сразу!

Он действительно надеялся, что она вот так просто и скажет? Хелл коварно улыбнулась:

— А что у нас с цепью?

— Ждет, пока я притащу тебя домой! — хмуро ответил Арсианар, уже догадавшийся по блеску в ее глазах, что все будет непросто.

— Тогда не скажу! — нагло ответила наемница, — сиди и страдай! И заодно подумай над своим поведением!

Рычанию деймаса Ханг мог бы только позавидовать, зато Хелл подобным напугать было сложно.

— Женщина! — глаза ее деймаса уподобились очам аспида, — ты меня с ума сводишь!

— Да, я такая! — она потерлась о его ладонь, затем, не удовлетворившись подобным, взяла его руку, нежно поцеловала, вновь посмотрела в еще злые глаза. — Сиан, а как получилось, что твоя система охраны дала сбой?

Вот зря, наверное, она задала этот вопрос, потому что почти успокоившийся Арсианар вновь глухо зарычал, затем схватил ее за плечи и хорошенько встряхнул, но вместо взбешенного деймаса ответил Отронире Ледши:

— Они прорвались на территорию Отскоре, потому что кто-то… но мы сейчас не будем называть имен, так вот ЭТА кто-то взломала всю нашу систему защиты!

— Разорви ранин мою аптечку, — прошептала наемница, но тут же поинтересовалась, — и что вы тут делаете тогда? Мы же не возле дома Азгарт…

Хелл чуть отклонилась, ибо Сиан продолжал сжимать ее плечи, осмотрела серо-белое плато, явно в горной местности.

— А нам удалось их сюда выманить, чтобы избежать потерь среди членов Дома! — Дайтиан Шхрон смотрел на нее с такой же яростью, как и его сын, — и все бы закончилось мирно и без убийств, если бы кто-то… и ЭТА кто-то все испортила! Ты хоть понимаешь, что кроме Нордрага здесь фактически юнцы, которых теперь, по твоей милости придется убить?

Закусив губу, Хелл посмотрела на Сиана и в его глазах увидела явное подтверждение слов отца. Почему-то стало невыносимо обидно, и обида становилась все сильнее. Резким движением Хелл вырвалась из его рук, отошла в сторону, стараясь скрыть показавшиеся в глазах слезы, хмуро проговорила на межмирном:

— Да… пошли вы с вашими играми! — она понимала, что не права, но и останавливаться не желала. — Надоели!

Сзади ее обняли нежные руки, Сиан тихо прошептал:

— Глупенькая, мы же о тебе заботимся. А по поводу этих… ну убью я их, сделать это не так уж и сложно, а дальше что? Они напали из страха, потому что ни один не обладает силой равной моей, а сила ребенка еще больше. Пойми, они бояться возвращения Ирхарая — единого правителя. Я собирался подыграть им и увел из Отскоре дома Азгарт, на свободные территории, ну повоевали бы мы и разошлись. И на этом все! Хелли, почему ты никогда не слушаешься?

Она задумчиво ковыряла носком туфельки серую каменную крошку, потом спокойно произнесла:

— Арсианар, — он вздрогнул, потому что полным именем она его называла лишь когда злилась, — я понимаю что ты не хочешь их убивать. Понимаю, что пытаешься свести конфликт к минимуму, но… Став наемницей я узнала одну вещь — если ты идешь по дороге, за спиной нельзя оставлять врагов! Я в курсе, что погибну во время родов, поэтому прости, но я вынуждена настаивать на уничтожении тех, кто решился напасть подло, скрывая лица за масками.

Развернувшись, посмотрела в темные глаза любимого. Наследник дома Азгарт раздумывал несколько минут, прекрасно слыша, как пытаются уничтожить его защитный контур, затем глухо произнес:

— Я не хочу становиться правителем, только поэтому скрываю и свои истинные способности, и свои возможности.

— Я не хочу, чтобы погибли мои дети! — ледяным тоном ответила Хелл.

— Если бы ты не использовала демонский портал, они никогда не проникли бы на территорию дома Азгарт!

— Сиан, тогда оставь их здесь и давай вернемся, я обещаю более не лазить к демонам! А вообще, я требую полную раскладку по Великим Домам, и допуска к ведению переговоров.

— Хелли, — в глазах Сиана снова появился гнев, — это не Три Мира!

— Сиан, если ты не понял, повторяю второй раз — Я НЕ ПОТЕРПЛЮ ТЕХ, КТО ПОПЫТАЕТСЯ УБИТЬ В БУДУЩЕМ МОИХ ДЕТЕЙ! И не надо мне говорить, что они изначально сильнее меня, ты не знаешь всех моих способностей. Еще меньше ты знаешь, на что способна мать!

Минута молчания, после которой Сиан переспросил:

— Детей?! Саити моя, ты путаешь слова в нашем языке, или мне стоит сопоставить намеки на дочь и это слово «детей» вместе?

— Стоит сопоставить, — невозмутимо ответила наемница.

— У нас не рождаются двойни! — несколько удивленно заявил Отронире Ледши.

— У нас рождаются, — спокойно ответила Хелл.

— Это невозможно! — присоединился к разговору Дайтиан Шхрон.

— Не буду вас разубеждать! — она отвечала, но смотрела все так же на Сиана, и Хелл очень не нравилось выражение его лица. Не удержалась она и от шпильки, — Хряновые из вас с Миарни лекари! Второго ребенка рассмотреть не смогли! Мдяяя, я сииииильно разочарована!

— Хелли… — а Сиан явно что-то скрывал.

— Ну, я за нее!

— Хелли, у тебя двойня? — в его глазах появился откровенный ужас, — Хелл!!! — ее схватили, сжали в нежных объятиях, и у самого уха он прошептал, — Это будет девочка, ты уверена?

— Да, — она обняла его, радуясь, что ее деймас, наконец, стал прежним Сианом, а не закоренелым политиком.

— Хелли! — почему-то радости в его голосе не было, только боль. — Саити моя, Хелли…

Отпустив ее, Арсианар повернулся к нападающим, снял грань, с каким-то несчастным выражением лица взглянул на нападающих:

— Вы никогда не вспомните об этих событиях, вы вечно будете защищать интересы дома Азгарт, вы никогда не поднимите руку на жителя Отскоре дома Азгарт!

Это был прямой ментальный приказ, даже Хелл, к которой слова не были обращены невольно сделала шаг к Сиану, внимая каждому звуку. Он был силен, настолько силен, что это пугало.

«Он мог взломать мое сознание в любой момент, — с ужасом подумала Хелл, — он может все… он просто не хотел ломать меня…»

Сердце преисполнилось нежности, и невольно девушка подошла ближе, взяла любимого за руку, не зная как выразить охватившее ее чувство. Арсианар продолжал говорить, отдавая приказы, программируя сознания. Через несколько минут плато вспыхнуло десятками распахнутых граней Пути и несколько заторможенные дети Великих Домов покинули их. Сиан покачнулся, и только ощутив, как его бьет дрожь, Хелл поняла, насколько сложным это для него оказалось.

— А что на счет цепи? — поинтересовалась наемница.

Деймас повернулся, подхватил ее на руки, и на лице его было такое выражение абсолютного горя, что язвить дальше она не смогла.

— Возвращайтесь назад, — почти скомандовал Арсианар, обратившись к Отронире и Дайтиану, — мы прибудем утром.

— Сианар, — отец сделал шаг к нему, но затем отступил, — пусть будет по-твоему.

Отвечать ее любимый деймас не стал, а развернувшись, шагнул в грань Пути, вышли они уже на Идитри.

— Сиан, — тихо попросила Хелл, — поговори со мной…

Грустно усмехнувшись, он отрицательно покачал головой и направился к стеклянному домику, стараясь не встречаться с ней взглядом. На Идитри они предпочитали обходиться без одежды, наслаждаясь возможностью ощущать свободу, вот и сейчас едва оказались в доме, Сиан нежно целуя каждый кусочек обнажаемого тела, раздел ее. Все так же не разговаривая, отнес в душ, который они установили по ее просьбе. Не позволяя Хелл ничего делать, нежно и бережно вымыл, затем столь же бережно вытер и отнес на постель. Откуда он притащил ужин она так и не поняла, но явно не из дома Азгарт, потому что там запеченных тонсе с апельсинами не готовили. Он почти ничего не ел, и все так же не разговаривал. Хелл уже готова была сама просить прощения и за то, что сбежала, и за то, что не слушалась, и даже за то в чем совершенно не была виновата, но на его лице мелькало полное мучительной боли выражение, и она не решилась произнести ни слова.

А когда с ужином было покончено и она вернулась в постель, он нежно и бережно любил ее, словно делал это в последний раз. Хелл усыпала улыбаясь, чувствуя себя самой счастливой и зацелованной, наслаждаясь его объятиями.

Проснулась она неожиданно резко, от того что осталась одна. Села на кровати, вглядываясь в ночь, сияющую сверкающими деревьями. За эти такие долгие месяцы она совершенно отвыкла спать сама, усыпая и просыпаясь в его объятиях, чувствуя сквозь сон, как он нежно обнимает, как сонно целует обнаженные плечи. А сейчас его не было… И судя по остывшим простыням, его не было более получаса.

Гибко поднявшись, наемница завернулась в простынь и отправилась на поиски. Обращение к Пути показало, что он на Идитри, и даже не так далеко от нее. Бесшумно шагая по мягкой траве, Хелл нашла деймаса сидящим на берегу океана и задумчиво рассматривающего горизонт. Она собиралась пошутить, но было в его позе что-то настолько обреченное. Сиан сидел на валуне, положив подбородок на согнутые колени и обхватив колени руками. Таким подавленным и сломленным она видела его впервые…

— Сиан…

Хелл подбежала, но прежде чем успела обнять он вскочил, подхватил ее на руки и уже удерживая девушку, опустился обратно на валун.

— Чего ты не спишь? — осипшим голосом спросил Арсианар, — завтра сложный день, тебе нужно было бы выспаться.

Кивнув, она обхватила его лицо обеими руками, заставила смотреть на себя:

— Сиан, в чем дело? — он судорожно дернулся, высвободив лицо, отвернулся от нее. — Сиан, ты мучаешь меня!

— Прости, — глухо прошептал деймас, — прости, что сломал твою жизнь… Прости, что убиваю тебя… Прости, что не смог жить без тебя… Прости, Хелли… Если бы я знал, если бы я только знал! — он судорожно сжал ее, словно не в силах удержать и продолжил. — Когда ты сбежала, после того как я… тогда с Филлери и ты потом была на Земле, я следил за тобой. Каждый день, едва ты покидала планету, скрытую от меня Хранителем… Я смотрел, как ты улыбаешься, как шутишь со своими из команды, какая ты счастливая… И я понимал, что отнял у тебя все это! Однажды ты сказала, что я сломал твою жизнь… это действительно так… А сейчас… Ты погибнешь, саити моя, радость моя, жизнь моя… И я твой убийца! Я очень рад тому, что у тебя двойня, тому, что будет еще девочка… но эта новость растоптала мою надежду… Эта новость убила все во мне! Если бы ребенок был один, у меня был бы шанс сразу после родов… Был шанс, понимаешь? А теперь его нет… — он вздрогнул и Хелл поняла, что деймас с трудом сдерживает слезы. — Хелли, я же не смогу жить без тебя… зная, что я тебя убил! Хелли…

Несколько минут она молчала, глядя, как и он, в даль горизонта, потом заговорила быстро и отчетливо:

— Давай рассмотрим варианты, Сиан. Ты мог меня убить на Тарге, но не убил. Ты мог убить, когда сбегала, но не убил. К тому моменту, как ты подло и коварно изменил мне с той деймосянкой, о да, вот по этому поводу пострадай подольше, мне приятно будет! Так вот к тому моменту я уже была беременна! Кстати, есть подозрение, что зачали мы наших ребятишек именно на Идитри… очень уж необычные ощущения меня тогда охватили. О чем это я… Сиан, — она поймала его растерянный взгляд, — Сиан я не деймосянка и не аристократка, я наемница. На-ем-ни-ца! Пойми, я привыкла рисковать жизнью. Я привыкла к тому, что смерть идет по пятам. Я привыкла играть со смертью! Единственное от чего мне жутко… так это при мысли, что я не смогу наблюдать за тем как они растут, за тем как они скажут первые слова… Сделают первые шаги… Мне жутко от этого, я понимаю, что мне будет невероятно больно… Но, ни за что на свете я не отказалась бы от возможности дать им жизнь, пусть и ценой собственной! — она невольно положила руку на живот, — Знаешь, это так невероятно и восхитительно ощущать, что внутри тебя растет маленькая жизнь, и даже две. А сегодня, когда я увидела их проекцию… Я готова порвать весь мир, если понадобится постелить его кусочки под их маленькие ножки!

— Ты и меня порвать готова? — грустно улыбнувшись, спросил он.

— Тебя нет, кто ж их растить будет, — честно ответила Хелл.

— Спасибо, — сдерживая усмешку, произнес деймас, затем наклонившись, начал целовать ее лицо, шею, плечи, — Хелли… я так мечтал о детях… Много лет мечтал, а теперь… Пусть это страшно и неправильно, но ты для меня дороже, чем дети… — едва проговорил, получил затрещину, — Хелл?!

— Девочку зовут Далиен, — с намеком произнесла Хелл, — и ее и Леодаса ты будешь любить и обожать и не будешь давить на них всей вашей деймосянской официозностью, понял?

— Да, Хелли… прости… они же не виноваты…

— И ты не виноват! Хотя нет, и еще как виноват, я тебе Филлери еще не простила, — она поерзала у него на коленях, усаживаясь удобнее, потом посмотрела на пробивающиеся на горизонте лучи восходящего солнца. — Смотри на жизнь проще, любимый. Без меня тебе не придется краснеть перед родственниками, нервничать постоянно, искать меня, как только мне станет скучно!

— Хелл… — простонал Сиан сжимая ее сильнее, — Хелл, к рашнагару все твои выкрутасы, я готов терпеть их по двадцать раз на день… только бы ты была рядом!

— Извини, милый, хорошего понемножку, — она улыбнулась, — хотя… сомневаюсь, что тебе будет скучно, — Хелл выразительно погладила животик, — там все же есть и мои гены, так что будешь ты милый терпеть выкрутасы в моем стиле всю оставшуюся жизнь. Считай это моей местью… за Филлери!

— Хелли, моя, Хелли! — он снова глухо застонал, пряча лицо в ее распущенных волосах, — это не выносимо жить каждый день, зная, что твоя жизнь на этот самый день становится короче… Это не выносимо смотреть на тебя и знать…

— Так, я не поняла, кто из нас двоих умирать собрался? — грозно спросила наемница. — Если я, то можно убиваться по поводу своей загубленной молодости буду тоже я, а? — и уже серьезным тоном добавила, — Сиан, я люблю тебя, и наших детей я тоже люблю и мне не страшно, поверь! Больно, грустно, обидно… но не страшно! И пусть я не увижу, как они растут и меня не будет рядом каждый день их маленькой жизни, но зато рядом с ними будет мой самый любимый мужчина… Сиан, давай ценить то, что у нас сесть сейчас! А у нас есть ты, я и наши крошки — это уже не мало, согласись. И если с их рождением тебе будет немножко грустно, зато на одну грусть появятся две радости! Целых две, представляешь!

— Но как мне жить без тебя? — из его глаз покатились слезы, всего две, но это были его первые слезы.

Хелл вырвалась из его объятий, встала, поправила простынь и уверенно произнесла:

— Сначала тяжело будет. Потом начнешь ненавидеть себя. Потом весь мир, а потом… время лечит, Сиан. Поверь, никто не понимает тебя в этот момент как я, хотя у меня было хуже… намного хуже. Я нашла спасение в ненависти и мести, я потеряла себя и так и не смогла стать прежней. А у тебя будут наши дети, и спасение для тебя будет в любви к ним. Тебе повезло больше, любимый…

* * *

Хелл сидела на крыше Дома Азгарт в третьей позе шааза и подставляла лицо восходящему светилу. Светил на этой планете было два, точнее одно светило слабо, второе можно было назвать солнцем. Вдох и она закрывает глаза, чтобы полностью расслабиться и выдохнуть. Наемница в этот момент могла назвать себя абсолютно счастливой, потому что, наконец, осталась одна.

«Саити моя, и где ты на этот раз!?»

«Меня нет еще пол часика!»

Ответив, Хелл заблокировала связь и вновь расслабилась — даже любимые люди начинают бесить, если у них постоянно виноватый вид. А так же в свете открывшихся фактов наемнице необходимо было серьезно подумать.

«Итак, есть проблема, — размышляла девушка, — необходимо найти решение! Безвыходных ситуаций не бывает! Если закрываются одни двери, открывается двое других! — повторила она про себя истину, которую давно усвоила».

В этой ситуации бесполезно было плакать и задавать один вопрос «Почему?», она знала, что это бессмысленно, наемница уже прошла через этот ад, когда в случившемся ищешь виновных, а месть, как выяснилось опытным путем, особого облегчения не приносит.

Смерть как всегда играла с ней в свои игры, но и на этот раз сдаваться Хелл не собиралась. Вдох, вдох животом, и медленный выдох. Она готова была сыграть со смертью и в этот раз, но Хелл изменилась — теперь она хотела жить! Желание видеть, как растут ее дети, как они улыбаются, как они говорят ей «мама»… это желание делало ее слабой и Хелл знала об этом! Еще один глубокий вдох и медленный выдох, затем снова повторение дыхательного упражнения — вдох-вдох-вдох и медленный выдох… Она должна выжить!

«Итак, есть проблема, — Хелл закрыла глаза, — мне нужно найти решение! В наличии я и способности моего тела. Минус — недостаточное количество информации. Источники нужной информации — Станислас, Сайсиен, Миарни и… мама!»

Едва эта мысль коснулась сознания девушка вздрогнула. По родным она скучала так, что иной раз готова была выть от тоски. Все же жизнь с Сианом была для нее испытанием и самое ужасное, что это испытание ей проходить порой не хотелось. Хелл привыкла жить не по правилам. Привыкла быть сильной и знать, что может дать отпор любому. И вот очередная насмешка судьбы — сильная женщина, способная убить любого кто бросит ей вызов, превратилась в слабую, неспособную даже родить!

Сайсиен всегда говорил:

«Жизнь учит нас вере… вере в себя!»

— Хотелось бы еще знать, на кой она продолжает учить меня! — рыкнула наемница, вновь усилием воли загоняя эмоции под контроль, — итак, у меня есть проблема, моя задача найти решение. Начнем со сбора информации, первый этап должен быть завершен к… — она на секунду задумалась, так как все еще путалась в сутках деймасов и стандартных межмирных днях. — В общем два стандартных дня на сбор информации!

Плавно поднявшись, Хелл потянулась, разминая мышцы. В животе завозились ее маленькие, и это как всегда наполнило сознание теплом и радостью. А вот крики внизу радости не доставили! Кричала служанка, причем явно подвисла на одной ноте, которую теперь и выдавала. На крик сбежались деймасы и наемница была обнаружена. Хелл даже не успела сама открыть путь, как сзади ее обхватили сильные руки:

— Хелли, что ты тут делаешь? — злости в голосе ее любимого деймаса не было, только бесконечная тоска и усталость. — Я полагал, что ты в саду… или… Хелл, где риоте?

— В саду под кустиком, — мрачно ответила наемница, — отвлекает твое внимание! Тахешесс, это надо же было так спалиться!

Аккуратно подхватив ее на руки, Сиан шагнул в переход, а вышел уже в их спальне. Здесь их уже ждало трио «бабулечек» и несколько служанок, которые тут же покинули помещение, едва увидели Хелл.

Хелл с Сианом вернулись за час до рассвета, но в Отскоре дома Азгарт уже все знали — у Хелл будет двойня. Стоит ли говорить, что теперь на первую инари дома Азгарт абсолютно все смотрели как на смертельно больную. Выдержки Хелл хватило лишь на завтрак, под всхлипывания женской половины дома.

— Элеанна, — Миарни расправляла складки висящего в воздухе темно-синего, украшенного бриллиантиками платья, — нужно одеваться, скоро начнут собираться гости.

Сама бабушка Сиана была в светло голубом, которое так подчеркивало ее белоснежные, собранные в высокую прическу волосы. Хелл уже знала, что сине-голубая гамма являлась цветами дома Азгарт, но все же не могла привыкнуть к тому, что на любое торжественное мероприятие все наряжались в синюшное.

— Я сама оденусь, — наемница подошла к платью, аккуратно сдернула его, уже привыкшая к тому, что у деймасов плечики для одежды представляют собой воздушный поток, а в гардеробной так вообще создается ощущение, что все вещи висят в воздухе… Впрочем, так оно и было по сути.

— Элеанна, это платье невозможно одеть самостоятельно, особенно в твоем положении, — Дайнира шагнула к ней, отбирая полтора килограмма материи, — позволь мы поможем тебе, без служанок. Сианар, ты можешь идти, мы справимся.

Обернувшись, Хелл поймала его затравленный взгляд, но Сиан подошел, нежно поцеловал в лоб и исчез в переходе. Сердце наемницы сжалось — он просто пожирал сам себя, и это чувство вины читалось в каждом его движении, в каждом взгляде.

«Милый, — послала она мысль вдогонку деймасу, — лучше бы ты меня на Тарге прибил!»

Она уже раздевалась, когда пришел ответ:

«На той планете, что ты называешь Тарге, я был готов убить тхоса, который умудрился убить младшего вождя племени, с которым мы пили накануне… Но мне хватило одного взгляда, чтобы ты получила мое сердце…»

«Ха! Как много пафоса! — она на секунду отвлеклась, глядя на странное полупрозрачное приспособление, которое Риайра цепляла на ее грудь. — Милый, прежде чем столь нагло врать, не забывай о том, что эти твои воспоминания я просмотрела и прекрасно помню, что именно у тебя… среагировало на меня!»

Миарни усадила ее на кресло и начала натягивать чулки. В такие минуты наемница чувствовала себя ребенком!

«Саити моя, — отозвался Сиан, — а ты забыла что путь к сердцу мужчины лежит через его… хм… сама понимаешь».

«Я понимаю, на что ты намекаешь, — усмехнулась Хелл, стараясь не застонать при виде пыточного орудия, которое тут заменяло туфли для подобных приемов, — но на моей родине искренне считают, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок!»

«Ооо… а как это?»

Наемница нагло разорвала связь, размышляя над тем, что между ними по жизни будет громадная пропасть менталитета… а сколько той жизни осталось!

Одно в ее положении было хорошо — деймосянки перестали постоянно ее поучать и вообще странно затихали рядом. А уж обращались с ней… впрочем, думать о том, как обряжают покойников, Хелл не хотела.

Вскоре кошмар закончился, и девушка встала у зеркала. В этот момент страшно не хватало технологий наемников, потому что в их зеркалах можно было увидеть себя со всех сторон. Итак, наряд — на ногах платформы в двадцать см высотой, что делало ее значительно выше, но все же до деймасов было еще далеко, платье роскошное, но бегать в нем было бы самоубийством, а волосы ей таки подняли, закрепили в криоре, и завили.

— Ты прекрасна, Элеанна, — восторженно выдохнули деймосянки.

— Полный дерсенг, — прокомментировала свой внешний вид Хелл, — и как я должна в этом ходить? А? Я вас спрашиваю?

Инари дома Азгарт переглянулись и снова посмотрели на Хелл. К слову сказать, живота в этом наряде было не видно, ибо платье с весьма открытым декольте подчеркивало грудь и плечи, а вот ниже ниспадало волнами, полностью скрывая и ее фигуру и странные туфли на платформе.

— А это вообще что? — возмущенно спросила Хелл, приподняв край платья и открыв «туфли» из одной большой платформы и десятка завязочек.

— Это сайдоку, — Дайнира обошла Хелл и начала поправлять рукава, — их нося те, кого представляют обществу впервые… ну, чтобы они были выше всех и их было видно и…

Деймосянка стушевалась, оценив рост наемницы, которая даже на этих самых сайдоку едва доходила ей до уха.

— Криор, — девушка коснулась головного убора, — он из той же оперы?

— Эмм, — это уже в разговор вступила Миарни, — Элеанна, ты только будешь представлена паристану… ммм, это высшее общество, поэтому должна быть одета соответствующе традициям.

— Жееееееесть и кристалыыыыы! — Хелл повернулась к зеркалу снова, — да полный боевой набор носить удобнее, чем это, а там груза под двадцать килограмм!

— Двадцать чего? — переспросила Риайра.

— Проехали! — она отошла от зеркала, с трудом переставляя ноги, затем чуть задумавшись, перешла в боевой транс — стало удобнее и легче, вернулась опять в исходное состояние. — Так прием будет в нашем Доме? Или как?

Все трое смотрели на нее с искреннем восторгом, хотя сама наемница понимала, что рядом с дочерьми Великих Домов смотрится, мягко выражаясь, не на уровне. Деймосянки были прекрасны — правильные черты лиц, свет из чуть раскосых, удивительно красивых глаз, сияющая светло-оливковая кожа и струящиеся, блестящие волосы. Самой себе наемница казалось ручной обезьянкой, среди людей.

— Хелл, ты такая… красивая! — восторг в глазах любимого мужчины заставил все негативные мысли по поводу внешности раствориться. Ну, подумаешь хиленькая, бледненькая и глазки… человеческие, зато любит!

Инари дома Азгарт тут же прервали любование Сиана.

— Нет, первая инари Элеанна, — Миарни подтолкнула ее к дверям, — все Великие Дома собираются только в одном месте — Расхштанаре.

Словно не слыша ее, Хелл продолжала смотреть на Арсианара, потому что у него было такое лицо, что любая почувствовала бы себя самой-самой.

— Дайнира, — Хелл таки оторвалась от любимого, — а я в ваши каноны красоты вписываюсь?

— Не то чтобы полностью, — деймосянка метнула взгляд на сына, — ты как бы… как нгое… эмм, подросток.

— Ааа, я так и знала, — наемница лукаво посмотрела на Сиана, — ты извращенец!

Смысл данного слова понял только Арсианар, зато темный свет из его глаз оценили все инари дома Азгарт.

«Я не извращенец, — прошипел деймас, — я твой… Рашнагар, Хелл!»

«Ты мой рашнагар? — притворно изумилась наемница. — Ооо, а я думала это ругательство!»

Тяжелый вздох и деймас подает ей руку:

— Идем, правила этикета помнишь?

— Ага, — Хелл перешла в боевой транс и уже грациозно подошла к нему, — перечислить?

Они шагнули в переход, а вышли уже на кристальном черном полу в Ашен Ахран.

— Начинай, — Арсианар подвел ее к самой большой арке и остановился, видимо дожидаясь остальных.

Оглядев приближающихся членов Отскоре, Хелл снова почувствовала себя уродиной. Последний раз такое ощущение было у нее на маленькой Талагатос, населенной слизняками, где они с Алекс действительно были уродинами по местным меркам, в их сторону даже не стесняясь, плевались… слизью. Но тогда хоть обидно не было.

— Итак, перечисляю, — Хелл поправила рукав, длиной до пола, и начала. — Подавить народу ноги, если не дают дороги! Дали в морду, выбей глаз, чтоб не били больше нас! Свято наемника место, если занял кто — закатай в тесто! После сытного обеда вытри руки об соседа, если же он сильно против, вытри об того кто напротив! Если вас еда достала — найди повара, потребуй сала! Если…

Сиан хохотал оперевшись рукой о край арки, но остальные деймасы прожигали ее злыми взглядами.

— Элеанна, мы же сто раз это обсуждали! — простонала Миарни, — ты забыла все?

— Неееет, — девушка нагло улыбнулась, — я все помню! Например — если мало здесь котлет, забывай про этикет!

Члены дома Азгарт дружно простонали, зато Арсианар который был уже знаком с выражениями наемников, хохотал без остановки. Наконец, он успокоился, взглянул в сияющие глаза своей саити, и нежно прикоснувшись к ее щеке, тихо прошептал:

— Ментальное общение просекут, старайся не использовать.

— Но твои не слышат, — удивленно прошептала Хелл.

— Среди детей Великих домов есть и те, кто слышит, — Арсианар едва удерживался от желания ее поцеловать. — И еще, саити моя, рядом с тобой постоянно должен быть или я, или Отрониро Ледши, поняла?

Хелл выразительно подняла обе руки, на которых было по четыре юнитри, не считая ее любимой змейки на запястье.

— Юнитри… не от всего защищают, — Сиан все же поцеловал ее в кончик носа, — и я не извращенец!

— И еще какой, — прошептала Хелл, — я по вашим параметрам почти ребенок, а ты… извращенец!

— А по вашим параметрам? — устало спросил Сиан.

— По нашим мне двадцать два… значит уже совершеннолетняя.

Странная тишина за их спинами, вынудила наемницу выглянуть из-за Сиана — деймасы в изумлении уставились на нее.

— Сианар, — Дайтиан Шхрон чуть повысив голос обратился к наследнику дома Азгарт, — сколько это в пересчете на наше время?

— Пятьдесят семь, — прошептал Арсианар.

Дружный выдох всех членов дома Азгарт, Хелл не очень понравился, но зато выражение лица Сиана вдохновило:

— Таки извращенец, да? — его глаза стремительно темнели. — Сто раз говорила — убил бы меня тогда и дело с концом, так нет же… извращенец… хи-хи!

— А еще не поздно! — прошипел деймас, игнорируя рычание Отрониро Ледши.

— Поздно, — философски заметила Хелл, — теперь жди пока сама к праотцам не отправлюсь. Сиан, а по-вашему мне сколько?

— Еще ребенок, но ты же не деймосянка! — хмуро ответил деймас. — Может хватит уже? — и значительно громче спросил, — все ли собрались?

— Как мило, — прошептала Хелл, — еще не поженились, а уже так мало лицеприятного о тебе знаю…

«Саити моя, — по ментальной связи переспросил Сиан, — а половая зрелость у вас во сколько?»

«Фактически в пятнадцать, — еле сдерживая смех, ответила девушка, — но как бы законом разрешается с двадцати одного».

«Тогда какого демона? — деймас возмущенно взирал на нее».

— Потому что когда ты злишься, — уже вслух ответила Хелл, — ты перестаешь смотреть на меня как на смертельно больную! И вот я думаю, — все так же на языке деймасов продолжила девушка, — если я тебя доведу окончательно, может ты перестанешь изводить себя чувством вины, а?

— Прости, — прошептал Арсианар, — я ищу выход… а его нет… И это меня добивает…

— Вернулись к тому, с чего начали, — Хелл тяжело вздохнула, — выход есть всегда, Сиан…

В их разговор не вмешивались — здесь уже привыкли и к сумасбродным выходкам Хелл и к бесконечной любви и терпению наследника Дома.

— Мы справимся, — уверенно произнесла Хелл и улыбнулась будущему супругу, — только когда я буду рожать, тебя рядом не будет.

— Почему? — удивился деймас.

— Потому что вы, мужики, существа слабые! Дейв вон сотни раз роды принимал, а когда Лекси рожала свалился в обморок и потом еще два часа на коленях ползал. Видел бы ты его виноватую рожу… ранины нервно убиваются об стенку!

Она тихо рассмеялась, вспомнив эту запись, а когда подняла глаза на Сиана, мгновенно замолкла.

— Хелли, — подчеркнуто ласково проговорил деймас, — у тебя браслет наемников остался?!

— Нет, — не моргнув солгала девушка.

— Хелл!

— Нам, как бы, пора бы… — наемница нервно шагнула к арке.

Он остановил ее, судорожно вздохнул и положил ее ладонь, на сгиб локтя:

— Поговорим позже!

— Опять цепь? — съязвила наемница.

— Саити моя! — дыхательные упражнения в исполнении Сиана выглядели… устрашающе. — Хелли, давай мы потом поговорим, нас и так ждет испытание.

— Ооо, а почему мне никто не сказал, что это будет сложно? — удивленно вопросила наемница и тут же осеклась, потому что Сиан бросил весьма недружелюбный взгляд на трех ее нянек. — Я тебе расскажу, что такое сложно, — Хелл хихикнула, — сложно это когда попадаешь в мир, где черное становится белым, а все остальное такая ерунда…

— Тогда, надеюсь, ты и это испытание выдержишь. — Он неожиданно строго посмотрел на нее. — И не убивать никого!

«Ргаран, будь на связи, — отправила мысленное послание наемница и очаровательно улыбнулась деймасу».

Арсианар с осуждением посмотрел на нее:

— Саити моя, я чувствую, когда ты с кем-то связываешься! Я даже подозреваю с кем! Ладно… буду тебя контролировать.

— Все же у меня гормональный фон нестабильный и всякое такое, — глубокомысленно изрекла Хелл.

Видимо по этому поводу у деймасов были иные мысли, но все промолчали. «Быстро они учатся, — с усмешкой подумала Хелл, — вот оно идеальное воспитание родственников мужа».

Чуть сжав ее ладошку, Арсианар выпрямился и через мгновение перед ней был истинный сын Великого дома Азгарт. Хелл невольно оглянулась и с интересом отметила, что подобное выражение абсолютного превосходство на лицах у всех родственничков. «Вот они — полубоги! — подумала наемница, — и этого у них не отнять». Словно прочитав ее мысли, Сиан послал ей мысль:

«В моем доме не принято считать себя лучше остальных акте… в смысле народов. Мы выше, но не лучше! В других Домах иначе… будь готова к этому».

«Если ты намекаешь на то, что меня будут считать куском отхода жизнедеятельности дерсенга, то расслабься — я к подобному уже давно привыкла».

«Наши дети не наемники, — с грустью ответил Арсианар, — в этом мире им жить…»

«Зануда ты, деймас, — хмуро ответила Хелл, — уйду к демонам, у них веселее!»

«Убью!»

«Эээээ, да ты как бы и так весьма успешно идешь к исполнению этой своей мечты, — наемница коварно улыбнулась, прекрасно заметив как он дернулся при этих словах, растеряв весь свой невозмутимый и надменный облик».

«Хелли…»

«Соберись, милый, нас ждет нечто… а чего там нас ждет-то?»

Вместо ответа Арсианар шагнул в золотое свечение арки, увлекая ее за собой. Хелл нацепила на лицо такое же выражение гордого презрения к миру и возрадовалась что в боевом трансе ее «туфли» не настолько ужасны. Платье было кошмарно не удобным, особенно длинные рукава, подметающие пол, но приходилось терпеть и это. Они шли по золотому сияющему тоннелю, ступая степенно и неспешно и Хелл не сразу обратила внимание что пол, по которому они шествуют, он из голубого кристалла, сверкающего и прозрачного. Создавалось впечатление, что они идут по одной из граней кристалла сквозь мерцающую золотую пыль.

«Красиво, — невольно послала она мысль».

«Я бы использовал определение — роскошно. — Он улыбнулся уголками губ, — Расхштанар прекраснее, но не стоит демонстрировать восхищение!»

По пути из голубого кристалла, сияющему и гладкому, они подошли к концу тоннеля из золотой пыли и шагнули за грань одновременно. В первую секунду ее ослепило сияние радуги, но едва зрение восстановилось, Хелл с трудом удержала на лице выражение абсолютного равнодушия. За свою жизнь она видела сотни дворцов и храмов, судьба швыряла ее в самые прекрасные и самые ужасные уголки вселенной, но даже на снежной Бьяре не было подобного великолепия. Расхштанар сиял, сверкал и переливался! Огромный сводчатый потолок намекал на то, что зал расположен в пещере, но наемница бросает взгляд в одно из широких окон и с изумлением видит облака! Арсианар словно не замечает, как она стиснула его локоть и медленно, величественно двигается вперед, по витой лестнице спускаясь в зал. Повсюду вспыхивают золотом арки — это входят сыновья и дочери Великих домов, но все внимание присутствующих направлено только на нее.

«А мне на вас глубоко фиолетово, — подумала Хелл, продолжая украдкой разглядывать Расхштанар, — но как можно не восхищаться тем, что достойно лишь восхищения?!»

Зал был двухъярусным, на первом ярусе по кругу располагались увитые золотыми цветами арки, и судя по тому, что они вышли из одной из трех самых больших, дом Азгарт был тут на особом положении. От арок вниз вели лестницы, которые словно лианы обвивали высокие колонны из цельного кристалла. В то время как они спускались, Хелл старалась все разглядывать, пока их скрывала колонна, но едва они вновь представали под всеобщее обозрение, наемница отчаянно держала лицо.

Зал был громадным, не менее трехсот метров в диаметре и такие размеры потрясали воображение. Пол из голубого хрусталя, а под тонким покрытием… плавали золотистые, серебристые, зеленые и красные рыбки! В центре зала переливался всеми цветами радуги фонтан, в хрустальном бассейне, и наемница подозревала, что для воды идет специальная подсветка.

— Расхштанару уже более миллиарда земных лет, — едва слышно прошептал Арсианар, — сегодня дети Великих Домов собрались, чтобы приветствовать новую инари дома Азгарт!

— Так типа все это из-за нас? Тогда наши моськи должны быть боле гостеприимными… как бы мне так казалось…

— Не все так просто, саити моя… Сегодня они попытаются тебя оценить и понять — как лучше всего от тебя избавиться!

— Как мило, — она изобразила вежливую улыбку, и они ступили на пол…

Вопреки ее ожиданиям пол был мягким и чуть пружинил, как гелевая оболочка. Вот теперь внимание всех деймасов было направлено исключительно на нее, впрочем, восхищение прекрасных дочерей Дайтилонасс ее будущим супругом, Хелл с нарастающим раздражением тоже отметила.

— Ааа, Сиан…

— Все, саити моя, все разговоры после, — холодным тоном прервал ее Арсианар.

Хелл тяжело вздохнула и перешла к соблюдению этикета. Шесть шагов от края лестницы и она чуть склоняет голову в знак приветствия. Арсианар не склонялся — склонились перед ним. Хелл выпрямилась одновременно со всеми и сделав шаг отошла от деймаса. Учитывая злые деймосянские рожи, сделала она все правильно и теперь стояла молча, пока ее будущему супругу произносили приветственные речи. На Сиана она старалась не смотреть, потому что вот такой холодный, полный презрения и осознания своего превосходства деймас, вызывал у нее чувство отвращения. Зато можно было разглядывать остальных. Деймасы делились по цветовому признаку! С неким изумлением она разглядывала отдельные группки темно-синих, серых, туманных, дымчатых, серебристых, оранжевых деймасов. Женщины сверкали украшениями, но платья отличались весьма однообразным фасоном, а цвета здесь носили только семейные. Интересно, что и держались как-то обособленно — например все гаммы красного были неподалеку друг от друга, а оттенки зеленого тоже как-то старались не расходится. Самой интересной была гамма серо-серебристых — Хелл и не знала, что у этого цвета может быть восемь оттенков!

«Значит три главных, это Даитлон, Азгарт и Ашратон, — подумала Хелл, вспоминая о том, что рассказывал Ксиай, — мы синюшные, Ашратон они голубые… хи-хи, а Даитлон?»

Вспышка и гул приветственных речей обращенных к Арсианару стих. Хелл, стараясь сохранять на лице выражение абсолютной тоски, медленно обернулась — Даитлон были черными! Это был очень насыщенный черный цвет, который сливался с черными волосами членов этого Отскоре. Впереди вышагивал деймас с серебром седины на висках, рядом с ним шествовала весьма молодая высокая деймосянка, тоже с иссиня-черными волосами. Красивая деймосянка, но именно ее спутник привлек внимание наемницы. Глава дома Даитлон, судя по всему действующий Глава, отличался более темным оттенком кожи и странным мерцанием из абсолютно черных глаз.

«Явно примесь крови демонов, — подумала Хелл, — как же они это тут допускают?»

И тут голова взорвалась болью! Сдержав стон, наемница с трудом продолжала держать лицо, зато теперь поняла предупреждение Арсианара — этот псих из Даитлон явно пытался ее взломать! Причем грубо и нагло, делая вид, что даже не смотрит в ее сторону. Взбесилась Хелл мгновенно.

«Да чтоб тебя метаморф с пожирателями делил, в период случки! — мрачно выругалась Хелл».

К ее искреннему удивлению одна бровь главы дома Даитлон метнулась вверх и сама инари дома Азгарт была удостоена очень заинтересованного взгляда. Ментальный блок она усилила мгновенно, и взгляд из заинтересованного, превратился в разочарованный.

«Какая миленькая саити, — раздался в голове низкий, чуть хриплый голос, — саити с сюрпризом!»

«Рхарраш, надеюсь, вы понимаете, что повторная попытка произвести взлом сознания моей ИНАРИ, закончится нашим сражением? — холодно поинтересовался Арсианар, но Хелл слышала все».

«Арсианаррррр, мальчик мой, Отронире мне проиграл, надеешься спасти честь старшего родственника?»

А ранее Хелл как-то не задумывалась, почему наследник дома Азгарт фактически правит сам, хотя формально именно Отронире Ледши является Главой Дома. В любом случае сейчас молчать Хелл не собиралась.

«Милый, мне показалось или в этом чернявом примесь крови демонов? — невинно поинтересовалась наемница».

Сиан усмехнулся уголками губ и приняв ее игру ответил:

«Нет, радость моя, тебе не показалось, кто-то из его предков явно любил поразвлечься среди темных!»

Арсианар решился на такое открытое противостояние или Хелл чего-то не понимает? Бросив еще один взгляд на Главу дома Даитлон, наемница уловила отблеск красного сияния в его глазах и поняла что кроме их троицы — Хелл, Арсианар и самого Рхарраша — переговоры никто не слышит! Посмотрев на Сиана поняла, что он искренне рад опустить темного по полной и наемница не могла не доставить любимому такой радости.

«Странно, я думала, что самые неразборчивые в связях это Ашратон, а тут оказывается… Интересно, а кто кого там… ну с демоном?.».

«Элеанна, — одним этим именем Сиан дал понять, что заигрываться не стоит, — насколько мне известно, там его прабабку демон догнал… Но столько лет прошло, кто знает, — дипломатично завершил ее деймас».

«Вы друг друга достойны, — донеслось до них полное ярости мысленное сообщение Рхарраша, — надеюсь, вы в полной мере наслаждаетесь отведенными последними днями?»

«Надейтесь, — спокойно ответила Хелл, понимая, что эта тема достаточно болезненна для Арсианара, и он может не сдержаться».

К этому моменту члены Отскоре Даитлон подошли к ним. Инари дома Даитлон повторила приветствие, которое до этого реализовывала Хелл, а все деймасы приветствовали Рхарраша. Интересно, что Рхарраш и Арсианар с ледяным спокойствием игнорировали друг друга. Еще одна яркая вспышка и появились члены дома Ашратон. Хелл несколько смутилось под пристальным взглядом того самого деймаса, которого она так мило представила в хинарском порно, но Глава дома Ашратон неожиданно подмигнул ей и девушка поняла, что все не так уж и плохо.

Все повторилось как в кошмарном сне, но отличие приветствий на этот раз состояло в том, что Арсианар и глава дома Ашратон приветствовали друг друга вежливыми, но полными открытого расположения улыбками.

«А чему удивляться, — подумала Хелл, — голубой и синий по определению должны дружить, впрочем… Миарни же из дома Ашратон!»

Бросив взгляд на бабку Сиана, Хелл увидела, как последняя радостно улыбается членам своего дома, причем так, словно давно не видела. И тут наемница вспомнила — дочери Великих Домов в гости не ходят, только сыновья! Милая такая перспективка у тех, кто тут замуж выходит.

«А позвольте поинтересоваться, — вновь прозвучал ее голове хриплый глас Рхарраша, — и как вам жизнь среди детей дайтилонасс?»

«Позволяю, интересуйтесь, — милостиво произнесла Хелл и улыбнулась, поймав полный ярости взгляд деймаса в черном. — Рхарраш, а давайте жить дружно, а?»

Вот теперь глава дома Даитлон позволил себе наглую ухмылку:

«Предлагаете мне добавить частичку себя в ваш плод?»

Арсианар очень недобрый взгляд бросил на нее и явно собирался вмешаться, Хелл его опередила:

«Вы сейчас намекаете на то, что все кто с вами дружит обязательно… Хм, а вы и с мужчинами тоже?! О, я была о вас лучшего мнения!»

Ее любимый деймас все же вмешался:

«Глава дома Даитлон, вы не испросили разрешения на общение с моей инари! Соблаговолите соблюдать правила общения!»

«Прошу простить мою дерзость, — Хелл была удивлена, услышав в голосе Рхарраша извиняющиеся нотки, впрочем, как раз просить прощения, глава дома Даитлон и не собирался, — однако, мальчик мой, для общения по мысленной связи разрешения не требуется!»

Арсианар судорожно выдохнул, но это был единственный признак его ярости, наемница разозлилась:

«Слушай ты, дерсенгом не добитый скарилоид, ранина тебе в любовники, не зарывайся, а то хуже будет!»

Несколько секунд Рхарраш не отвечал, следя за гулом приветствий, обращенных к главе дома Ашратон, затем не сдержался:

«Ранинка в любовницах была — не понравилось!»

«Сочувствую, — Хелл усмехнулась, — ранинке сочувствую!»

«Забавно! — выдал Рхарраш и на этом общение прекратилось».

Явно недовольный ее поведением Сиан сказать ничего не мог, и даже посмотреть на нее по этикету не имел права. Хелл знала, что сейчас будет — после приветствия дома Ашратон они спустятся к остальным в центр зала и Отронире Ледши усех обрадует. Потом женщины дома обязаны будут стоять у фонтана, мужчины будут решать свои дела, как политические, так и экономические. Только после того, как женщинам будет позволено покинуть помещение Расхштанара, дочери Великих Домов смогут пообщаться с матерями, сестрами и подругами. Но это в общем, а по сути все шаги, поворот головы, фразы — были расписаны строгими правилами этикета. Даже с лестницы полагалось сойти с левой ноги, а вот в зал спускаться уже с правой, и в двух шагах от господина.

Украдкой разглядывая зал Расхштанара, Хелл дотерпела и таки выстояла церемонию приветствия, и когда нужно было спускаться, едва не возликовала. С искренним сожалением наемница была вынуждена признать, что это самый великолепный и вместе с тем самый скучнейший из всех приемов, на которых она бывала. Следуя за Арсианаром, она подошла к очередным ступенькам и уже собиралась спускаться, как Сиан сам нарушил все правила сурового этикета — обернувшись к Хелл он протянул ей руку. В изумлении глядя на любимого, девушка все же помощь приняла и позволила Сиану подсобить ей спустится. Для нее это было вполне нормальным, хоть и весьма приятным, зато деймасы отреагировали напряженным и даже каким-то осуждающим молчанием.

«Милый, ты ради меня растоптал к демонам весь этикет? — испуганно спросила Хелл».

«Подавить народу ноги, если не дают дороги! Дали в морду — выбей глаз, чтоб не били больше нас! — процитировал деймас ее собственные слова. — Саити моя, в твоем положении я был бы идиотом, если бы позволил тебе спускаться самой, да еще и на этих жутких подобиях обуви. Кстати, ты как?»

«Нормально, дерутся тут всякие в животе, видимо нервничают из-за массового скопления цветника деймасов, а так ничего, до конца выдержу».

Сиан чуть сжал ее руку и отпустил лишь когда они спустились в основной зал. Теперь ее любимый снова шел впереди, она следом, но ощущала, что Отронире прикрывает ее сзади. Шествовали до фонтана они минут пять, под гробовое молчание окружающих. В итоге члены трех главных Домов встали у фонтана, как по команде повернулись к остальным. Вперед вышел Отрониро Ледши, подняв ладонь, заговорил на артианесс — их первом языке, который Хелл понимала через три — четыре слова:

— Великая радость пришла в мой Отскоре…

Наемница уже знала, что много лет назад он говорил те же слова когда сообщал о рождении Арсианара… и тогда в его словах была боль, потому что за его спиной стояла лишь треть членов его семьи, остальные погибли, защищая надежду дома Азгарт. И вот надежда дала плоды… точнее целых два и оба в ней уместились. Появилось желание погладить свой живот, но этикет запрещал. Наемница вновь прислушалась к речи Главы дома Азгарт.

— Сегодня день величайшей радости, потому что звезда счастья удвоилась!

Вот после этих слов стремительно потемнело и весь потолок Расхштанара превратился в звездное небо, но только не существовало таких созвездий в природе, потому что сияющие точки поделились по цветовому признаку и кучковались. Не сложно было догадаться, что на карте сияли не звезды, а дети Великих Домов.

«И все на мушке, — с грустью подумала Хелл, — печально».

Картинка изменилась, словно приблизив скопления синих, голубых и черных звезд и на этом звездном небе выделялась ярчайшая синяя звезда — Сиан. К ее сожалению рожи Рхарраша видно не было, впрочем, оценить степень яркости его черной звезды было проблематично на темном фоне и это оставило несколько неприятный осадок в душе — не любила Хелл, когда в уравнении были неизвестные.

Изображение снова мигнуло и теперь все отчетливо видели яркую звезду Сиана, а рядом с ним две крошечные, но со столь же интенсивным свечением, синюю и сине-зеленую звезды. Восторженные вздохи смешались с яростными, все пришло в движение, когда деймасы осознали что детей будет двое!

— Девочка… дар целительства, — потрясенно прошептала за ее спиной Миарни, — почему ты не сказала, что у второго ребенка тоже будет Дар?

— А нечего было по мне коллективные поминки устраивать! — прошипела Хелл.

— Поминки? А что это? — переспросила Дайнира.

— Потом обсудите, — прервал нарушающее этикет общение Дайтиан Шхрон.

Отронире Ледши говорил еще много чего, впрочем, даже не особо знающая язык наемница поняла, что говорилось о ценности жизни, о необходимости сохранять мир и величие Дайтилонасс и еще много премного всякой высокопарной чуши, в которую местная аристократия не особо-то и верила. Хелл просто кожей ощущала всеобщую ненависть и ярость, но ее уже предупредили, что в Расхштанаре нападения можно не опасаться… открытого нападения. Так же Хелл знала, что с момента представления перед всеми, дети уже способны выжить даже в том случае, если мать убьют… но об этом думать как-то не очень хотелось.

Вспыхнул свет, освещая зал и от каждого дома к Отрониро Ледши потянулись главенствующие с поздравлениями. Единственное чего Хелл не понимала, так это почему первыми поздравляют слабейшие, а самые сильные в конце, ибо у всех остальных, включая демонов, все было с точностью наоборот. Вереница была долгая, поздравления грозили затянуться, а наемница уже очень мечтала исчезнуть куда-нибудь, потому как совершенно неожиданно разболелась спина.

«Хелл, что не так? — встревожено спросил Сиан».

«Я устала, спина болит… Еще долго вся эта канитель тянуться будет?»

«Достаточно долго. — В их разговор снова вмешался Рхарраш. — Этикет можно нарушить снова, а, мальчик мой?»

Наследник дома Азгарт демонстративно проигнорировал замечание Главы дома Даитлон и обратился снова к любимой:

«Мы можем уйти, если хочешь».

«И поставить себя этим вне закона! — смех Рхарраша раздражал, — а впрочем, идите, дети мои, я буду первым, кто отречется от вас!»

Как-то неприятно было, что их разговор подслушивают, но следующие слова Главы дома Даитлон повергли Хелл в полный шок:

«Арсианар, полагаю, подобных предложений сейчас будут сотни, и все же люблю быть первым — я готов заключить договор с домами Азгарт и Ашратон в обмен на твою дочь!»

Наемница шокировано посмотрела на Сиана и сосредоточенная задумчивость на его лице ее не вдохновила:

«Через мой труп! — послала она яростное деймасу».

«Так с этим-то вопрос уже решенный, — глава дома Даитлон скромностью явно не страдал. — Разве я не прав?»

Хелл почувствовала, как от возмущения закружилась голова, а Арсианар все так же обдумывал просьбу своего злейшего врага.

«Я готов рассмотреть ваше предложение, — холодным тоном ответил Сиан».

«С нетерпением буду ожидать вашего положительного решения, — в голосе Рхарраша слышалось превосходство, — фактически я предпочел бы вашу забавную саити, но, увы… сомневаюсь, что подобное является возможным. Все же родить даитлонасс сложно, но двоих исполненных силой уже невозможно… без моей помощи».

Хелл мгновенно поняла значение его намека! Она знала, что обязана сдержаться, но видимо, нельзя злить беременных женщин. Закрыв глаза, Хелл постаралась ощутить помещение и вскоре нашла Рхарраша внутренним зрением, а затем мысленный зов:

«Ргаран!»

Клинок ответил теплом в ладони, но не проявился, потому что она этого не хотела.

«Наказать! — мысленный приказ был мощным, в душе клокотала ярость, — можно жестоко… но лучше не надо. Так чтобы запомнил только».

Продолжая стоять с закрытыми глазами, Хелл теперь видела все иначе, и прекрасно отслеживала перемещения темно-зеленой молнии Ргарана, которая приближалась к главе дома Даитлон. Мягкий толчок и клинок входит по рукоять в его бедро. Боль заполнила пространство, вынудив всех деймасов ощутить это чувство, еле сдержать стон, испуганно искать причину. Хелл ощущала боль, но лишь как шум или свет, не испытывая всей гаммы неприятных ощущений.

«Ргаран, испарись! — приказала наемница. — И спасибо огромное! Ты чудо!»

Кинжал отвечать не стал и подчинился. Хелл была в восторге от такой замечательной игрушки, и открыв глаза изобразила полнейшую невинность на лице, но тут же пожалела об этом — на лицах абсолютно всех деймасов было выражение злости!

«Саити наследника дома Азгарт, — прозвучал хриплый, полный ярости голос Рхарраша, — вы совершили нападение в Расхштанаре!»

«Я? — искренне изумилась Хелл, — но как я могла? Я же тут стою, никуда не двигалась и вообще как вы можете обвинять в подобном беременную женщину?»

«Я с тобой дома поговорю, — мрачно выдал Сиан. — Глава дома Даитлон, вы хотите предъявить официальные обвинения?»

Несколько минут Рхарраш не отвечал, в то время как церемония поздравления возобновилась, хоть и начали все деймасы подозрительно прихрамывать.

«У меня нет доказательств, — прошипел глава дома Даитлон, — официальных обвинений не будет!»

«Вот и ладненько, — не удержалась Хелл».

«Элеанна! Я же просил! — голос Сиана был поразительно гневным».

«Я помню, — вымученно согласилась Хелл, — но это не я…»

«Верю! — с яростью ответил Рхарраш».

Общение прекратили. Хелл стояла несколько обиженная, следя за церемонией, как вдруг ощутила под ногами странную рябь, через мгновение она почувствовала, как ноги обхватывает что-то мягкое.

«Глава дома Даитлон, не советую! — в голосе Арсианара была угроза».

То теплое, что сквозь ткань обнимало ее ноги, мгновенно отступило, рябь прекратилась — Хелл однозначно начала уважать Сиана значительно больше. Остальную часть церемонии стояли молча, как и полагалось по этикету. Спина болела все сильнее, но жаловаться смысла не было, поэтому наемница делала вид, что все в порядке. Потом посмотрела на Сиана, невольно залюбовавшись его строгим профилем и неожиданно для себя решив, что прием ей более чем надоел, направила ему мысленное:

«Я хочу тебя… Хочешь, расскажу как?»

Деймас дернулся, очень пристально посмотрел на нее и с некоторой яростью ответил:

«Нет!»

«Итак, — нагло улыбнувшись, начала Хелл, — я хочу прикоснуться губами к твоей ямочке у основания шеи и обвести ее языком… Ты так сладко стонешь при этом… — Судорожный вздох из рядов даитлон… А пусть подслушивает, ей не жалко, она только за. — Затем я развяжу ворот твоей рубашки и нежно целуя шею, раздену тебя…»

«Хелл… — возбуждение Сиана она ощутила даже в его мысленном общении, — прекрати немедленно!»

«И я буду целовать тебя долго, медленно, пока твое дыхание не начнет сбиваться, а руки начнут свой бездумный, но столь возбуждающий танец по моему телу… И я с ума схожу, когда ты прикасаешься там… Словно пронзая меня тысячей разрядов удовольствия… Сиан, хочешь, я скажу, почему отдалась тебе сама в первый раз?»

Наемница возбуждения совершенно не ощущала, испытывая истинное удовольствие от реакции любимого мужчины… Хотя если представить себе все это… Кто сказал, что при беременности ничего не хочется?

«Хочу… — вместе с ответом пришло и ожидание».

Хелл мысленно улыбнулась, и честно ответила:

«Это было сильнее меня… Дикое, неудержимое желание испытывать прикосновение к твоей коже, ощущать, как твои губы ласкают мои… И, несмотря на страх, так хотелось принадлежать тебе полностью, без остатка, забыв обо всем… Хотелось ощутить себя нужной… Нужной именно тебе… Я люблю тебя, деймас…»

Он обернулся и в глазах цвета предгрозового неба Арсианара был океан благодарности к ней, той, которая любила вопреки всему…

«Так, что-то мы отвлеклись, я рассказывала, каким сексом мы будем заниматься сегодня ночью. — Невозмутимо продолжила Хелл, продолжая изводить Рхарраша… ну и доводить Сиана заодно… — Итак, я раздену тебя, одним толчком брошу на кровать и ты ощутишь прикосновение моих губ на своем…»

— Да простят меня Великие Дома, — глава дома Даитлон выступил вперед, — но та, что в чреве своем носит двоих деймасов полной силы, нуждается в отдыхе. Надеюсь, вы понимаете, как тяжело женщине не являющейся дочерью Даитлонасс!

Ну, наконец, на нее обратили внимание. Хелл опустила глазки вниз, став на мгновение столь беспомощной, что все ее пожалели. Сиан судорожно вздохнул, подошел к ней и едва коснулся руки, открыл переход.

«Спасибо, — отправила Хелл на прощание, — рада, что вы сообразили… наконец! Долго соображаете, правда, но видимо тормоз ваше кредо!»

Вот теперь и Сиан и глава дома Даитлон поняли, кто выиграл в этой маленькой забаве.

«Еще увидимся, маленькая саити, — холодно произнес Рхарраш».

«Всего вам… ранолечительного!»- съязвила Хелл, и позволила Сиану утащить ее в переход.

Победный танец атторгов в Ашен Ахран видели впервые! Вперед, назад поворот! Бедра вправо, бедра влево и прыжок! Радости от маленькой победы не портили даже кошмарные платформы. Поймав более чем шокированный взгляд Сиана, Хелл прижалась спиной к его животу и изобразила ритмичный танец с медленным приседанием:

— Я поверю даже чудесам,
И упаду к твоим ногам,
Я отвечу миру, что твоя,
Не остановишь ты меня…

— Хелли, — взвыл деймас, — ты это нечто…

— А ты сволочь мелкая, — нагло ответила наемница и вызвав мысленно Ргаран, разрезала лямки на платформах, и спрыгнула на прохладный пол, с наслаждением прошлась, придерживая длинное платье, затем недолго думая его укоротила, отрезав все лишнее и оставив рваную юбку до колен. — И Далин эта морда черная не получит!

Она развернулась спиной к любимому и начала танцевать, потому что в душе все пело от радости.

— И если, и если…
Ты прочь уйдешь,
И если, и если,
Погаснет ночь,
И если, и если,
Слеза в руке,
Приду-у-у-у
К тебе-е-е-е! Иеиеее…

Последнюю ноту она выводила протяжно и громко, используя всю силу своих легких и отличные акустические возможности Ашен Ахран, в котором звук расходился как в амфитеатре.

— Какой у вас красивый голос, маленькая саити! — обернувшись, Хелл увидела Рхарраша и Сиана с потемневшими от гнева глазами.

— Только голос? — кокетливо переспросила Хелл.

— Нет, не только, — улыбаясь, ответил глава дома Даитлон, — а ваша непосредственность поистине дар Пути.

— Ааа, — пританцовывая Хелл подошла к Сиану и поднявшись на цыпочках, что выглядело крайне смешно учитывая ее рост, громко зашептала. — Милый, кажется, ты ему понравился, он сейчас будет тебя у меня отбивать… Хочешь, я ему патлы повыдергиваю?

Сиан устало улыбнулся:

— Саити моя, что на тебя нашло? Ты такая кровожадная сегодня, что это даже пугает…

— И если, и если…
Ты прочь уйдешь,
И если, и если,
Погаснет ночь,
И если, и если,
Слеза в руке,
Приду-у-у-у
К тебе-е-е-е! Иеиеее…

А ничего со мной, я решила наслаждаться каждым днем, ибо ваше всеобщее выражение смертной тоски по мне живой, вызывает дикое желание достать всех до такой степени, чтобы о дне моей смерти вы уже коллективно мечтали!

Глаза Сиана потемнели, превратившись почти в черные, руки мгновенно обняли ее и на секунду, Хелл даже стало стыдно.

— Начинается! — выдохнула наемница, и резко повернулась к Рхаррашу. — И мы ждем вашего невероятного предложения, от которого ну никак не сможем отказаться!

Хелл продолжала пританцовывать, находясь в кольце нежных рук Сиана и с улыбкой смотрела на главу дома Даитлон. Дааа, судя по его лицу подобного ему видеть, еще не приходилось.

— Как вы узнали, что я последовал за вами с предложением? — очень отчетливо произнес Рхарраш.

— Я даже могу сказать, к чему относится ваше предложение! — Хелл улыбнулась, но в глазах не было и намека на радость, только сосредоточенное внимание. Несмотря на всю кажущуюся легкомысленность, сейчас наемница анализировала каждое движение главы дома Даитлон, то, что увидела на звездном небе детей Даитлонасс, и то, что сумела понять из разговора. Да, она определенно знала, каким будет его предложение, поэтому нагло усмехнувшись, ответила. — Нет!

— Хелли, может ты не будешь вмешиваться? — холодным тоном остановил ее Арсианар.

— Буду, — совершенно спокойно ответила наемница, — речь о моих детях, поэтому я не только имею право вмешиваться, но и буду это делать. Более того, милый, на три года ты отдашь обоих на воспитание моему учителю, — произносить имя Сайсиена при главе дома Даитлон она не собиралась. — Впрочем, об этом мы еще поговорим. Итак, мой ответ… наш ответ нет!

Рхарраш подошел ближе, сотворил для себя черное кресло, сел и глядя на Сиана с улыбкой произнес:

— Арсианар, мальчик мой, а мне казалось, тебя заинтересует возможность сохранения жизни твоей неугомонной саити, которую вы еще не просветили о положении женщины в Великих Домах!

Это он намекал, на ее недостойное поведение. Хелл с досадой подумала, что нужно было и далее ломать комедию, возможно, тогда удалось бы его довести окончательно… С другой стороны эти деймасы были слишком помешаны на детопроизводстве. Тахешесс! Очередная стена, которую не удалось обойти. Впрочем… а мы пойдем другим путем!

— Знаешь милый, — Хелл говорила с Сианом, но смотрела, не отрываясь в глаза главы дома Даитлон, отслеживая его малейшую реакцию на ее слова. Она вновь собиралась танцевать на острие ножа. — Твой дорогой «друг», который столь упорно называет тебя мальчиком, что относиться к нему иначе, чем как к древнему старичку я уже не могу, он по ходу без наследника остался. — Глаза Рхарраша сузились лишь на мгновение, но Хелл заметила и поняла что права, хоть он и продолжал сидеть с выражением абсолютной невозмутимости на лице. — И как я полагаю, дедуля оч хочет Далиен, чтобы попытаться исправить положение, а то ведь та, что рядом с ним была, его собственная… дочь, — вот теперь она видела его очевидные признаки ярости, — и не смотря на кровосмешение их отпрыски слабы, как обычные дайтиланасс!

Арсианар не мог слышать мысли Рхарраша, но некоторые воспоминания, невольно воспроизведенные главой дома Даитлон, он отследил. Его саити определенно была права, но и слова его исконного врага давали надежду… надежду, что его Хелл будет с ним…

— Ваше предложение, — спокойно произнес Сиан, одновременно самым наглым образом закрывая ей рот рукой.

Рхарраш проследил и за его жестом, и за яростью в глазах Хелл, которая сейчас извивалась, но против силы Арсианара сделать ничего не могла, и ее жутко бесило, когда он ей об этом напоминал.

— Я помогаю при родах и гарантирую, что инари Элеанна останется жива, взамен я хочу вашу дочь! Прежде чем вы дадите ответ, я прошу подумать и о том, что даст дому Азгарт объединение с домом Даитлон. Думайте, Арсианар, время у вас есть!

И с видом превосходства глава дома Даитлон поднялся, испарил кресло и направился к арке перехода. Хелл, которая от ярости на несколько мгновений забыла о своих возможностях, остановила его одним решительным:

«Нет!»

Мысленный удар был такой силы, что Рхарраш невольно остановился, с удивлением глядя на нее.

«Никогда ты, старый извращенец, который с родной дочерью… мою дочь не получишь! — следующим мысленным призывом было, — Ргаран!»

Едва клинок материализовался в ее руке, она весьма не двусмысленно подняла руку вверх, приставив ее к шее Сиана, тот мгновенно убрал руки.

— Сиан, — наемница была в ярости, — ты ничему не учишься, да? Ну, так слушай и запоминай, милый мой — дети для меня это все! И я убью любого, включая тебя, если им что-то будет угрожать! И поверь мне, деймас, ты ничего не сможешь сделать, если я захочу сбежать! И как бы я тебя не любила, дети для меня важнее и моей и твоей жизни! А ты, — она повернулась и окинула злым, изучающим взглядом главу дома Даитлонасс, — если ты еще в первый раз в Расхштанаре не понял, что я не безобидная дочь Великого Дома которой можно приказать и она заткнется, то уясняй эту информацию сейчас, пока я еще сдерживаю себя и не готова втянуть дом Азгарт в войну из-за расчленения одного старого извращенца. И запомни, Рхарраш, в моей дочери будет и моя кровь и мой характер!

Глава дома Даитлон с некоторым опасением взглянул на нее, и слегка поклонившись, покинул Ашен Ахран. Хелл повернулась к Сиану:

— Милый, мог бы сообразить еще в Расхштанаре, что на его условия я не пойду!

— Мне твой поступок показался лишенным логики, — осторожно произнес Арсианар, впервые столкнувшись со столь сильным гневом своей любимой.

— Сиан! — Хелл застонала от бессильной ярости. — Сиан, я наемница! Я привыкла продумывать все ходы наперед. Если я совершаю нелогичный поступок, значит просто проверяю реакцию наблюдаемого! Неужели ты думаешь, что я могла бы добиться такого положения на Трех Мирах и на Земле, если бы позволяла себе действовать необдуманно?! Это с тобой я расслабилась, признав, что ты сильнее, умнее и мудрее, а в политике Даитлонасс ведаешь больше, чем я и ты… ты разочаровал меня, Сиан! Очень сильно разочаровал, потому что ты так ничего и не понял! Ты всего лишь деймас… И мыслишь ты как… деймас… И планы на наших детей строить уже начал… Мне больно, Сиан! Я надеялась, что оставлю тебе детей, а ты сделаешь все, чтобы у них был свой путь, свой выбор, и свое счастье… А ты? Вспомни свои ощущения, когда приходилось спать с дочерьми Великих Домов, чтобы подарить всем наследника, такой судьбы ты хочешь своим детям? Ты хочешь отдавать свою дочь всем подряд, в надежде — а вдруг получится? Это мерзко, деймас!

Глаза Арсианара потемнели, но слушал он молча, не делая даже попытки остановить ее или оправдаться…

— Ты чудесный любовник, Сиан, — с горечью произнесла наемница, — хороший муж, но как отец… ты ничтожество!

Развернувшись Хелл покинула и Ашен Ахран, с забившимися по углам при виде Ргарана в ее руке слугами, и потрясенно молчавшим Сианом. Поднимаясь по лестнице, наемница с яростью думала — «Что делать?». Умирать теперь она права не имела!

«Итак, есть проблема, — Хелл закрыла глаза, остановившись на ступеньке, — мне нужно найти решение! В наличии я и способности моего тела. Минус — недостаточное количество информации. Источники нужной информации — Станислас, Сайсиен, Миарни и… мама! К маме хочу!»

И с верой в светлое будущее, но не то которое бывает после смерти, Хелл отправилась переодеваться, уже думая о том, как будет выстраивать систему деймосянский Путь — демонский портал, чтобы сбить Сиана со следа. Пусть подумает о своем плохом поведении, а вдруг поможет!

Едва Хелл покинула АшенАхран, мигнул розово-черный отблеск и из перехода вышел глава дома Даитлон. Выжидательно взглянул на Арсианара.

— Я согласен! — спокойно произнес наследник дома Азгарт.

— Не сомневался, — усмехнулся Рхарраш, — я возвращаюсь в Расхштанар, и о союзе трех правящих Домов будет объявлено всем.

Глава дома Даитлон исчез в переходе, принеся в сердце наследника дома Азгарт великую радость — его любимая останется жива!

* * *

— Дорогу осилит идущий, — в сотый раз повторяла Хелл, пытаясь открыть портал.

Портал открываться не хотел и даже более того — нагло отказывался. Юнитри блестящей горкой лежали на постели, риоте валялся в углу комнаты, отброшенный в приступе ярости, а она все так же пыталась открыть чертовый Путь, который нагло отказывался повиноваться ее мысленному зову.

— Хелл, — возле двери стоял Сиан, с грустью глядя на нее, — это ты ничему не учишься, саити моя.

И вот как злиться на такого красивого мужика? Хелл с тяжелым вздохом села и приготовилась слушать его оправдания — по крайней мере, она была уверена, что именно извинения и оправдания услышит. Но Сиан молчал, потом подошел ближе, сел рядом на край кровати и одним движением сбросив горку юнитри на пол устало лег.

— Нам с тобой сложно, — прошептал деймас, — ты требуешь от меня странных отношений, а я не привык к подобному.

— То есть сейчас, ты ждешь от меня извинений? — удивленно спросила Хелл.

— Это было бы глупо с моей стороны, — Сиан горько усмехнулся, — учитывая твое к этому отношение.

Мгновенно вскочив, наемница внимательно смотрела на того, кого казалось больше и не любила совсем. Потом представила Сиана в постели с Филлери и поняла, что все же любит, по крайней мере отдавать никому не собирается.

— Я от тебя извинений ожидала! — едва сдерживаясь, произнесла наемница.

— Извинений за что? — Сиан лег на бок, подпирая голову рукой, — за то, что я забочусь о тебе и наших детях? Или за то, что постоянно терплю все твои выходки? А может мне пора извиняться за то, что я как фактический Глава Дома принимаю решения?! — глаза деймаса потемнели, выдавая его истинное состояние. — Хелл, саити моя, а как ты представляешь себе жизнь наших детей? По-твоему они обязательно должны стать наемниками и, как и их мать, убивать по заказу? И что же такого замечательного в жизни наемника?

— А что же такого замечательного в жизни детей Дайтилонасс? — почти шепотом спросила Хелл.

Устало вздохнув, Сиан произнес:

— Я не просил тебя рожать детей, это был твой выбор, саити моя. — Хелл смолчала и Арсианар продолжил. — Мои дети будут истинными Даитлонасс, они исполнены силой, и самое главное… им жить в моем мире, Хелл. А у моего мира есть правила, которые детям придется выполнять!

— Да пошел ты, — выругалась Хелл, — и правила твои туда же, и весь ваш дерсенговый мир!

— Очаровательно, — Сиан тяжело вздохнул, — что-то еще, любимая?

— Замуж за тебя я не выйду! — она чувствовала, что ее понесло.

— Там видно будет, — Арсианар улыбнулся, блеснув идеальными зубами.

— Ранина тебе в глотку, ты меня тут не удержишь! — она отшвырнула в сторону пояс последнюю юнитри, зло сломав ее сопротивление, и теперь на ее руке оставалась только преданная змейка.

— Хелли, — улыбка наследника дома Азгарт на мгновение стала жестокой, — ты умеешь довести! — одним плавным движением Арсианар поднялся, нависнув над маленькой по сравнению с ним наемницей, — А теперь, саити моя, сопоставь мои возможности и подумай — применял, ли я их к тебе в полной мере?

Хелл привыкла быть сильной. Привыкла бросать вызов любой опасности и давно привыкла к тому, что с мнением большинства обличенных властью можно не считаться, но в этот момент…

— Но ты же не будешь применять силу по отношению ко мне? — поражаясь собственной выдержке, игриво спросила первая инари дома Азгарт, и невольно задумалась о том, что воспитание Миарни дало свои результаты.

Арсианар не веря собственным ушам, внимательно посмотрел на любимую, затем тихо осведомился:

— И это все? Это ты сейчас искренне, или мне очередного выверта твоей неподражаемой логики ожидать?

— Уйду я от тебя, деймас. Доведешь ты меня, — спокойно произнесла Хелл, — и плевать я хотела и на тебя, и на дом твой, и на всю вашу Дайтилонасс!

— Довела! — убийственно спокойным тоном произнес Арсианар.

— Ой, мне так страшно, — наемница испуганно прижала руки к губам, — вся просто дрожу от ужаса!

Медленно развернувшись, наследник дома Азгарт направился к двери. Хелл остановила его уже на пороге:

— Деймас, ты настолько уверен, что Рхарраш исполнит свое обещание и после родов я останусь жива, что уже растерял все свое чувство вины по отношению ко мне?

Довольная улыбка на красивом лице была красноречивее слов и ответа ей уже не требовалось, но он все же произнес, прислонившись спиной к косяку двери:

— Глава дома Даитлон редкостный мерзавец… Ты права, кровь демонов в нем определенно чувствуется, но если он дает слово, он его исполняет. И в этом ему нет равных среди даитлонасс, даже я нарушал данное слово два раза в своей жизни, а он никогда. По поводу нашей дочери — она достанется не ему, а его наследнику естественно, о Рканахе я ничего плохого сказать не могу. И да, саити моя, я теперь не испытываю чувства вины, скорее чувство ликования и радости — ты останешься со мной!

Внезапно Хелл подумала, что бесконечно виноватый Сиан ей определенно нравился больше, а вот сейчас… Сейчас перед ней был истинный наследник дома Азгарт, такой же самоуверенный, сильный и невозмутимый, как и в начале их странных отношений. И как-то резко расхотелось выходить замуж и вообще…

— Ты куда-то собирался, — с намеком произнесла Хелл.

— А вот тебе придется забыть о своих планах, — Арсианар очаровательно улыбнулся, — обед тебе в комнату принесут, саити моя!

Деймас покинул их спальню, самодовольно улыбаясь.

— Как же, как же, — зло произнесла Хелл, — буду тут сидеть и терпеливо дожидаться вашего величия! Размечтался!

Хелл решила, что разговор не закончен и направилась за деймасом, но… пространство двери мягко спружинило, оттесняя ее обратно. Уже начиная догадываться, что деймас зря не сказал бы, Хелл снова попыталась открыть путь… безрезультатно! Подумав о несправедливости жизни, первая инари дома Азгарт направилась в ванную и удивленно замерла, обнаружив, что воды в бассейне нет, а вот со стены сплошным издевательством ниспадает небольшой водопад, являя собой замену ванны. Деймас определенно не забыл ее обморок в воде!

— Убью гада, — мрачно произнесла Хелл и направилась под импровизированный душ.

Даже струи воды ее не успокоили. Нервно вытираясь Хелл вышла из ванной, задумчиво остановилась у окна, в бешенстве рассматривая сад.

«Еще не успокоилась? — прозвучал ментальный голос Арсианара».

Это он зря, очень зря.

«Катись к демонам, дерсенг линялый! — выругалась Хелл, — чтоб тебя пожиратель с метаморфом делили! Чтоб на тебя…»

«Понял, спрошу попозже».

Хелл глубоко вздохнула и послала ему окончание ругательства — связи не было. Она снова попыталась направить ему мысленное послание, но ментальное общение Арсианар обрубил. Попытка связаться с Миарни, Дайнирой, Отронире Ледши результатов так же не дали. Наемница тяжело вздохнула, легла на кровать и вскоре совершенно спокойно спала.

* * *

Наследник дома Азгарт некоторое время следил за своей неугомонной саити, затем связался с детьми, просмотрел Хелл их внутренним ощущением и понял, что она действительно спит. Похоже в этот раз победа была за ним и она с этим смирилась… маловероятно, но все же.

Довольная улыбка Арсианара и он снова погружается в работу — Путь требовал внимания ежедневно. На Такхаре вызревало зерно, поэтому возникла необходимость увеличить диаметр Пути для их караванов, в Отгете умер проводник, необходимо было найти и обучить нового. Димрите и ей подобные торговые планеты требовали открытия новых Путей ежедневно, но дети Великих Домов открывали лишь один из ста запрошенных, так как прекрасно знали, чем обернется бесконтрольный Путь.

Всполох золотого свечения и члены отскоре Азгарт ступили в Ашен-Ахран. Перемену в поведении наследника дома заметили все, но спросить о причине не решились, и все же Отронире Ледши должен был задать несколько вопросов.

— Арсианар, глава дома Даитлон сообщил о нашем союзе. Поведай причины своего решения.

Ригер мелькал десятками сообщений, Арсианар нервно отключил его, взглянул на главу Дома, сцепив пальцы откинулся на спинку кресла:

— Договор с Великим Домом Даитлон сделает нас сильнее, разве нет?

Дайтиан Шхрон и Отронире Ледши сотворив для себя кресла, удобно устроились — дети Дайтилонас предпочитали вести переговоры в комфортных условиях. Остальные члены дома Азгарт мгновенно покинули АшенАхран, как и прислуга. И только Миарни, пользующаяся неизменным уважением, осталась стоять возле кресла супруга.

— Сианар, — задумчиво начал Отронире Ледши, — дом Даитлон не лучший союзник в сложившихся условиях. Менее всего я желал бы видеть главу дома Даитлон в качестве родственника…

— Ты говоришь о своих желаниях, — Арсианар улыбнулся, — я рассматриваю ситуацию как действующий глава дома Азгарт, и здесь личные предпочтения не играют роли.

Молчание, в течение которого синие глаза Отронире Ледши приобретают черный оттенок, и все же он сделал вторую попытку:

— Мы традиционно вступаем в союзы крови с домом Ашратон…

Сиан догадался, что Рхарраш сообщил об их договоренности, но видимо лишь намеками. На красивых губах наследника дома Азгарт мелькнула жестокая усмешка, но в словах не было и намека на гнев:

— Много лет прошло со времен той битвы, где вы, отец моего отца, потеряли власть… Не время сейчас вспоминать старые обиды, но самое время научиться принимать поражения. — Арсианар сделал паузу, и продолжил менее поучительным тоном. — Много лет я желал союзного договора со вторым сильнейшим из Великих Домов. Рхарраш пришел сам, его предложение было более чем ценным для меня, но истинная ценность этого союза в сотрудничестве.

— И все же мы соблюдали традиции, — Дайтиан Шхрон посмел перебить сына.

— Моя дочь подарок судьбы, — Арсианар холодно взглянул на отца, — отдавать ее престарелому Ндгармору Ашратон я не намерен! В данном случае я предпочту наследника дома Даитлон!

Миарни, сохранявшая молчание до этого момента, решилась высказать собственное мнение:

— В данном случае я полностью на стороне Сианара, правильное и мудрое решение.

Легким кивком головы наследник дома Азгарт поблагодарил мать своего отца и продолжил:

— Глава дома Даитлон предложил то, на что я не смел и надеется — он сохранит жизнь моей саити! — восторг в глазах Миарни и понимание в глазах двух его старших родственников. — Разве мог я отказаться от союза, что несет так много выгод?

Они промолчали в ответ, но Отронире Ледши вдруг улыбнулся и несколько настороженно спросил:

— А что думает твоя неугомонная инари по поводу данного союза?

Глаза Сиана мгновенно потемнели и ответа уже не требовалось.

— Что с Элеанной? — мгновенно спросила Миарни.

— Она спит, — уклончиво ответил Арсианар.

— Сианар! — седовласая деймосянка мгновенно подошла к нему, требовательно заглянула в глаза, — Сианар, что с Хелл?!

— Спит, — наследник дома Азгарт безмятежно улыбнулся, — когда проснется, мы продолжим начатый разговор.

Недоверчивый взгляд Миарни и очень тихое:

— Она знает о договоре, явно против, но сейчас спокойно спит? — деймосянка удивленно вскинула бровь. — Мы говорим об Элеанне, ты уверен?!

Он задумался о словах Миарни, и когда его дом потряс взрыв даже не вздрогнул:

— Да, — с горечью произнес Сиан, — я расслабился!

Второй взрыв заставил его поторопиться.

* * *

К его искреннему удивлению Хелл ждала в их раскуроченной взрывом спальне, с хитрой улыбкой подпиливая ноготки и удобно устроившись в единственном сохранившемся кресле. Медленно догорали занавески на окнах, тлел теплый ковер на полу, тот самый который они выбирали вдвоем на Димрите. Подавив гнев, Арсианар спокойно спросил Хелл:

— Ты в порядке?

— Обижаешь, — с наглой улыбкой ответила Хелл, — я все же наемница, или уже успел забыть?

— Ты не даешь… об этом забыть, — взмах рукой и комната приобрела свой прежний вид. Деймас сел в кресло напротив своей инари и тихо спросил. — Ты не сбежала?

— Нет, — она продолжала заниматься собственными коготками, — я решила попробовать поговорить с тобой еще один… самый последний раз, и уже после этого буду принимать решение остаться с тобой или… Вселенная огромна, местечко для себя я в любом случае найду.

Вот такой Арсианар видел ее впервые и искренне удивился спокойствию своей инари.

— Я тебя слушаю, — произнес деймас.

— Я хочу к маме, — на лице Хелл появилась милая улыбка, — с тобой! Пора тебе познакомиться и с моей семьей, и с моими родителями… я же с твоими знакома!

Подобного поворота событий наследник дома Азгарт не ожидал. Все же Хелл продолжала радовать своей непредсказуемостью. Он осмотрел ее одежу и только сейчас обратил внимание, что девушка в брюках и длинной тунике темно-синего цвета… А он был убежден, что Хелл спит.

— Ты настаиваешь на немедленном перемещении? — деймасу стоило титанических усилий сохранять спокойствие.

— Ты же умный мальчик, — Хелл мило улыбалась, даже не глядя на него, — сам понимаешь, что иначе я бы переодеваться не стала.

— А зачем… и главное чем ты нашу спальню разнесла? — сдерживая ярость, спросил Арсианар.

— А разве я могла иным способом привлечь твое царственное внимание? — вот теперь она посмотрела в его черные глаза. — Ты забываешься, милый, а это непростительная ошибка. — Сиан уже открыл рот, чтобы ответить, но Хелл не позволила прервать себя и продолжила. — Я не буду оспаривать твое решение в отношении соглашения с домом Даитлон… пока не буду. Но это не значит, что я не попытаюсь переубедить тебя. Вообще мерзко, что приходится разговаривать с тобой подобным тоном и вообще меня тошнит от всей этой ситуации… но учитывая, что силовые методы не работают, я попытаюсь действовать истинно женскими способами… будем, надеяться, что наши отношения все же не были ошибкой и ты… меня поймешь. Ну, так как, деймас, ты дашь нам шанс быть вместе?

Отправив мысленное сообщение встревоженной Миарни, Арсианар задумался над предложением Хелл. Она не торопила его, казалось всецело поглощенная процессом подпиливания и так идеальных ноготков.

— Ты так уверена что сумеешь сбежать? — любопытство в нем было сильнее голоса разума.

— Естественно, — совершенно спокойно ответила первая инари дома Азгарт, — возможно не сразу и не сегодня… но рано или поздно ты оступишься, а я использую твою ошибку.

— Я не допускаю ошибок, — он следил за ее реакцией.

Хелл улыбнулась, поправила распущенные волосы и снова посмотрела на любимого:

— Деймас, подумай еще раз — тебе нужны проблемы? Заметь я сижу и разговариваю с тобой, вместо того чтобы в этот самый момент пытаться забыть о твоем существовании. А еще подумай о том, что женские обиды не забываются, а ты меня сегодня очень сильно обидел…

О женских обидах Арсианар слышал впервые, но почему-то понимал, что обижать Хелл было бы более чем не разумно.

— Я не могу оставить Путь надолго, — попытался образумить Сиан свою инари.

— Твой дед справлялся с вашим Отскоре за много лет до твоего рождения, справится и сейчас, — резонно заметила Хелл, затем усмехнулась, — к тому же Ксиай будет держать тебя в курсе событий… я в этом более чем уверена.

Внезапно Арсианар подумал, что за пять месяцев она заслужила возможность побывать дома.

— Хорошо, на сколько дней ты хочешь к своим?

Радостный визг и Хелл вскочив почти прыгает к нему на руки, прижимается к его губам и порывисто обнимает. Несколько минут они самозабвенно целовались, затем чуть отстранившись Хелл серьезно произнесла:

— И еще… — серые глаза чуть прищурились, — ты просишь у моего папы моей руки!

Арсианар несколько удивленно взглянул на любимую, выразительно посмотрел на ее живот:

— Саити моя, а тебе не кажется, что уже несколько поздновато просить о подобном?

— Не-а, — Хелл продолжала обнимать его за шею и сидя у него на коленях беззаботно болтала ногами, — лучше поздно чем никогда, это раз… И второе — я задолбалась подстраиваться под твоих родственников, так что настала твоя очередь! — нежный поцелуй и неожиданно суровое, — И только попробуй не понравится моим родителям!

— Как все серьезно, — несколько ошарашенный ее поведением Арсианар уже понял, что знакомство с родственниками будет весьма интересным. — Но моим родственникам ты особо не стремилась понравиться…

— Скажи спасибо, что они вообще живы остались, — вполне серьезно произнесла наемница, — особенно Миарни, Дайнира и Риайра!





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики