Роркх [Вова Бо] (fb2)

Роркх

Глава 1. Зашли, вышли, приключение на двадцать минут

Умирать в первый раз тяжелей всего. Так говорят. Мол, потерпи, в следующий раз будет легче. Ты привыкнешь. Будет проще. Да. Брехня. Я умирал четыре раза. Сейчас будет пятый. Ни черта не легче. Мне больно. Я зол, раздражен, напуган, расстроен. Левая рука превратилась в желе. В буквальном смысле слова. Прозрачная и мягкая. Я вижу кости, которые болтаются, словно резиновые. Но адская боль портит эту сюрреалистичную картину. Главное, добраться до Норы.

Пот застилает глаза. Идти становится тяжело. Людей на улице почти нет, ведь скоро наступит ночь. А те редкие прохожие шарахаются от меня, как от прокаженного. В каком-то смысле так и есть. Слизь заразна. Коснись кто меня, закончит там же. Как чумной всадник, я вошел в Город на закате. Предвестник наступления ночи, я нес чуму. Только она не так уж и заразна, все же болезнь передается через прикосновения. Да и я сдохну на самой окраине. Так что насчет всадника я погорячился. Скорее оруженосец всадника. Или его сквайр. Да. Помощник оруженосца всадника чумы вошел в Город, предвещая наступление ночи. Звучит достаточно пафосно и вполне правдоподобно.

Чертов Роркх. Великий и ужасный Город Роркх. Именно так и пишется. Не город, а Город. Потому что Роркх не любит, когда к нему относятся без уважения. Он смеется в лицо глупцам, смотрящим на Город свысока или без должного страха. Он убивает их сотней разных способов, тихо смеется над их страданиями и с улыбкой смотрит, как они умирают на окраинах, оставляя после себя лишь лужу слизи. Потому что Роркх презирает слабых и втаптывает в грязь глупых. Таков он, чертов великий и ужасный Город Роркх.

С этими мыслями об уважении и собственной дурости я доковылял до нашей Норы. Замшелая гильдия на южной окраине. Деревянная дверь скрипнула, открывая вид на классическую древнюю таверну в стиле фентези. Свечи, масляные светильники, мебель из грубого дерева. В углу четверо наших о чем-то спорят. Я не разбираю лиц и голосов. Ковыляю к стойке.

Джонатаниэль. Ну и имя. Как он вообще додумался так себя назвать? Что за идиотизм. Мы зовем его Джоном в глаза и Долговязым за спиной. Потому что он всю жизнь ищет свой сундук с сокровищами. Но он делает это робко и без должного уважения. А потому заведует баром в Норе и третьесортной гильдией по совместительству. У Долговязого есть пара значимых плюсов. Во-первых, он видит в каких ситуациях можно неплохо подзаработать. На каких делишках поднять монет. Где что взять и кому это потом сплавить. Во-вторых, он знает, что для этого надо делать, а что делать не надо. Поэтому мы с ним сошлись быстро. Мои навыки плюс его знания. Первые полгода все шло как по маслу. Я вступил к нему в гильдию, работал как вол, забирал свою долю. Хватало и на жизнь, и на всякие мелочи для души. А потом моя доля становилась все меньше и меньше. Какие-то мистические обстоятельства все время играли против нас. Со слов Джона то нас кинет покупатель, то работодатель зажмет серебряный. То цены на рынке резко ухнут вниз. И дела мои медленно пошли вниз. Чего не скажешь о Долговязом. Пусть не сундук, но дойную корову в лице меня он все же нашел. Поэтому я давно собирался выйти из гильдии, но мне нужны были их ресурсы. А сейчас я зарвался. Взял на себя слишком много. И теперь выхожу из игры. Полностью. Я это понимал, но и Джон понял тоже. А он знал, что надо делать, когда пахнет кушем. И сейчас ему надо разговорить одного полупрозрачного парня. Что было мне на руку.

— Паршиво выглядишь, Арч, — Долговязый пододвинул ко мне стакан с прозрачной жидкостью.

— Чувствую себя еще хуже, — я опрокинул стакан целиком. Водка. Или какой-то ее аналог. Жадный кусок имповых отходов, даже виски пожалел или рома. Я еще не умер в конце концов.

— Бугимен? Где ты на него нарвался?

— За старыми лесопилками. В лесу на юго-западе. Шел по следу весь день, хотел успеть до наступления ночи.

— А сердце с тобой? — глаза Долговязого прямо светились.

— Нет. Разрядил в него только одного светлячка, потом он меня ударил наотмашь и убежал. Я вряд ли попал в него, поэтому решил, что преследовать нет никакого смысла.

— А зачем пришел тогда? Ты же знаешь, мне нечем это вылечить. Можно было ампутировать руку, но у тебя уже плечо и ребра просвечивают. Скоро доберется до сердца.

— Знаю. Просто не хочу умирать снова. Можно я выйду здесь? Понимаю, после меня комнату придется закрыть, что бы никто не заразился.

— Да ладно, мы же с тобой давно в этом Городе. Располагайся.

— Спасибо, Джон.

— Ты же вернешься в Гильдию?

— Не уверен. Последнее время дела шли не очень. Денег почти не осталось. Так что не знаю, когда смогу вернуться, — я очень хотел посмотреть ему в глаза, но почти ничего не видел из-за пота и слипшихся волос.

— Понимаю. А ты уверен, что не ранил бугимена?

— Вряд ли, Джон. Слишком уж бодро он убегал, для пятиметровой махины.

— Ясно. Налить еще?

— Нет, спасибо. Я лучше пойду, пока не отъехал прямо здесь. Не хватало еще всю барную стойку менять из-за меня.

— Давай, Арч. Восстанавливайся и приходи обратно. Окей?

Я не ответил. Просто медленно поплелся в одну из гостевых комнат на втором этаже. Я не собирался возвращаться в гильдию. И мы оба это понимали. Я знаю, что Долговязый прикарманивал часть прибыли. И он знает, что я знаю. А еще он знает, что я соврал в каждом слове. А я знаю, что он знает. Поэтому надо торопиться. А то слишком много знатоков на квадратный метр. Ведь во всей этой истории есть главная проблема. Ночь действительно приближается. А нет ничего страшнее ночного Роркха. Поверьте, вы не захотите смотреть в глаза этому демоническому Городу во всем его ночном великолепии. Я точно не хочу.

Калейдоскоп искр. Вспышки, дезориентация. Где я? Тихо, дыши. Медленно. Медленно. Вспоминай. Болит левая часть тела. Бугимен, Роркх, Нора, Долговязый. Я избежал смерти. Ну практически. Стягиваю с себя шлем, открываю капсулу. Чертово полное погружение. Рука все еще болит. Пусть и не так сильно, но все же. Чертов фантомный перенос, чертово полное погружение.

Я вылез из кокона. Тело онемело, похоже я провел в Городе слишком много времени. Медленно добрел до кухни, стянул с себя всю одежду и кинул в стиральную машину. В барабане лежало еще несколько таких же комплектов. Все как один воняли потом. По степени затхлости уже можно смело делать ставки сколько дней я не выходил из квартиры. Порядок действий всегда одинаковый. Одежда, сладкий черный кофе, пара бананов, душ и обратно в Город. Нужен кофеин, нужны углеводы. В этот раз все было иначе. Две таблетки анальгина ушли первыми. Проблема нашего мозга в том, что он не отличает реальность от виртуального мира. Для него все одинаково. Синдром фантомного переноса. Ты переносишь состояние из игры в реальность. Пусть и в меньшей степени, но все же. Можешь напиться в Роркхе в сопли, а потом еще пару часов шататься пьяным в реальном мире, но без пагубного воздействия алкоголя на организм. Можешь лунную пыль нюхать в Городе и ловить приходы в реале. Многие так делают. Ловят кайф там без вреда здесь. Но кайф в обоих мирах стоит дорого. И в обоих мирах мне он не по карману.

Есть и обратная сторона медали. Умрешь в Роркхе, поймаешь болевой шок и паническую атаку в реале. Причем в случае смерти тебя мгновенно выбрасывает из игры. Зачем так сделано? Что бы все игроки были в равных условиях. Мол, если идешь сражаться с монстрами, готовься чувствовать все на своей шкуре, как и остальные игроки. Никакого разграничения по уровню сложности между новичками и профи. Все в равных условиях. Единственное что влияет на сложность — время суток. Хочешь кайфа — играй, пока в Городе день. Хочешь экшен — играй ночью.

Но болевой эффект мы отключать не станем. Притупим немножко, но не отключим полностью. Так что те, кто говорят, что умирать больно только в первый раз — наглые лжецы и имповы экскременты. Не верьте им. Умирать больно всегда.

Чайник выключился. Горячий кофе обжигал горло, но надо было торопиться. В этот раз все по-другому, времени мало. Близится ночь. А значит я должен успеть вернуться за сердцем бугимена, которого подстрелил. Я действительно не хотел заново переживать очередную смерть персонажа, но была и другая причина возвращения в Нору. Выйти из игры можно лишь из безопасного места. Помимо смерти. Ближайшим бесплатным выходом была гильдейская Нора. Честно говоря, будь у меня способ умереть быстрее и выйти, я бы так и поступил. Но оба светлячка я разрядил в бугимена. И оба раза я попал. Так что он уже должен был сдохнуть где-то в лесу, а я даже застрелиться не мог. Светлячки стоят не дорого. Их называют еще сигналками. Потому что они работают по принципу сигнального пистолета. Только вместо пластика используется дешевое дерево. Один патрон с зажигательной смесью, один выстрел, после чего у тебя в руках остается обуглившееся оружие. Боевые патроны использовать опасно в таких штуках, можно и без руки остаться. А зажигательная смесь из пороха, напалмовой капсулы и имп знает, чего еще, прекрасно компенсирует недостаток урона.

Пятиметровое полупрозрачное чудище. Тощее человекоподобное тело с длинными руками, свисающими до колен. Эктоплазменный Древний. Это его официальное название в Обсервере. В простонародье кличут бугименом. Не агрессивный, медленный, практически не опасный монстр. При условии, что не будешь к нему подходить слишком близко. Только вот светлячки стреляют всего на пятнадцать метров. Дальше пробивное воздействие сводится к нулю. Или скорее прожигающее. Напалмовая капсула не взрывается, это не разрывной снаряд. Скорее, зажигательный патрон. Попал в тело, а он продолжает гореть и выжигать внутренности монстра. Но для этого надо пробить шкуру. Первый снаряд угодил бугимену в ногу. Надо было стрелять навесом, а я целился в тушу. Придурок. Второй снаряд попал ему в грудь. Но мне пришлось подобраться слишком близко. Чертов бугимен ударил наотмашь. Его скользкая тощая рука удлинялась и растягивалась, словно резиновая. Меня зацепило краем, но и этого достаточно. Я видел, как древний истекал слизью, убегая в чащу леса. Снаряды горели в нем, не давая оболочке зарасти. Он должен был сдохнуть не далеко от места нашей стычки, но надо торопиться. Идти за сердцем ночью — чистое самоубийство. А к утру все обнулится и сердце исчезнет.

Наушник выдавал равномерные гудки. Главная проблема в том, что мой персонаж сейчас умирает в Норе, а другого у меня нет. А у Клыкастого точно есть. Но он не берет трубку.

— Че, куда, дарова. Я не абонент сейчас, потому что поэтому. Ща сигнал будет, скажи, чего надо, а я подумаю, перезванивать или нет, — длинный писк в наушнике.

— Клыкастый, это Арч. Перезвони срочно, нужна твоя помощь.

У Клыкастого точно есть хант пятой ступени. Он сам хвастался нам с Алексом. Мне бы сейчас даже однорукий калека восьмой ступени подошел. Но даже такие стоят от тридцати тысяч. Что сейчас мне вообще не по карману. А в аренду никто не сдает персонажей. Это вообще штука сугубо личная как бы. Дать кому-то своего ханта, это как зубная щетка или личная одежда. Только дороже.

— Алекс. Не разбудил?

— Был близок. Привет Арч. Какими судьбами?

— Помощь нужна.

— Я уже скинул все материалы по курсовой тебе на почту.

— Материалы? Что? Нет, я по другому вопросу. У тебя случаем нет ханта?

— Кого? Что ты несешь?

— Это персонаж для игры в Роркхе. Где мы с Клыкастым зависаем постоянно. Помнишь?

— Аааа, понял. Нет, ты же знаешь, я не в теме этих ваших онлайн игрушек.

— Знаю, ну мало ли. Очень надо. На пару часов. Если дело выгорит, у меня денег на несколько месяцев вперед будет.

— Даже в универ сможешь ходить?

— Даже сессию сдать успею.

— Бросал бы ты это все, ладно в свободное время зависать. Черт с ним, что пытаешься там заработать. Но ты же уже на имя собственное не откликаешься. Приходится тебя Арчем звать, что бы ты реагировал.

— Сори, бро. Это уже профессиональная деформация.

— Нет, чувак. Это ты реальность с игрой путаешь.

— Ладно, давай ты мне поможешь сначала, а потом отчитаешь? Есть варианты?

— А к Клыкастому чего не обратился?

— Он не але. Скорей всего в Роркхе. Я ему звонил, оставил сообщение на автоответчик, написал на почту, написал через Обсервер в игру, но он не отвечает. А у меня прям горит.

— Понятно. У меня персонажей этих нет. Надо подумать у кого можно спросить.

— Слушай, можно деньгами. Если тридцатка есть, я уже завтра смогу вернуть. Куплю ханта, проверну быстро дело и завтра обналичу. Просто ханты — штука личная. Абы кому не дают такие вещи. Друзьям или близким еще ладно.

— По деньгам вот так быстро не организую. Достать смогу только завтра если.

— Поздно будет.

— Слушай, есть один парень. Он мне задолжал прям серьезно. Он в этой игрушке постоянно сидит. Могу у него спросить.

— Было бы здорово.

Мы проговорили с Алексом еще пару минут, и я пошел допивать свой кофе. Похоже выбора у меня нет. Раз уж приходится ждать, то можно и пойти по распорядку. Сначала приседания, потом отжимания. Надо разогнать кровь, и не дать мышцам атрофироваться. Затем контрастный душ, который я ненавижу, хотя мог бы уже и привыкнуть. Некогда нежиться в теплой воде, надо быть бодрым. Я не спал уже почти сутки. Так всегда бывает перед наступлением ночи. Появляется много вариантов подзаработать. Слабые монстры, легкие квесты от неписей, информация по грядущей ночи, которую можно продать. Просто в этот раз я поднял ставки. Теперь надо доиграть партию до конца. Иначе вернуться я смогу очень нескоро.

Телефон пискнул. Почта Обсервера. Письмо с приглашением в зашифрованный чат. Отправитель решил оставаться неизвестным. Что же, это нормальная практика.

— «Ссылка на облачное хранилище. Оно зашифровано и защищено от взлома. Там хант в экипе. Не скачивай, подключай свою капсулу напрямую. В ночь не выходи, повредишь ханта или умрешь — я тебя найду и сдеру по полной.»

— «Сними экип, мне нужен только хант и немного медяков для быстрого выхода через платную гостиницу».

— «Я уже в Роркхе. Далеко от точек выхода. Доступ к хранилищу только через Обсервер. У тебя гостевой пропуск, так что ты не сможешь менять содержимое хранилища. Там сборка на сорок очков почти. Сам понимаешь, сколько это в рублях. Так что дважды подумай, прежде чем брать»

Присвистнул в душе. Сорок очков влияния. Еще называют весом сборки. Мой предыдущий персонаж с двумя сигналками и мелочевкой весил всего пятеру. А тут сорок. В серебре — основной валюте Роркха, это выходило от сорока до восьмидесяти монет. Там много разных параметров на цену влияют. Но редко когда снаряжение и хант стоят дешевле, чем один к одному. Разве что хант покалечен, а снаряжение может быть проклято. Вполне возможно, что такие мне и подсунут. Сломанное добро не жалко. Но даже по минимальным цифрам если брать, то сорок монет по-нынешнему влетит мне почти в полмиллиона рублей. Я таких денег даже в глаза не видел, не то, что бы в руках держал. Сердце бугимена тоже стоит не дешево, монет двенадцать точно. Решение уже принято, отступать некогда. Сделаю все быстро и никаких проблем. Должна же многоуважаемая госпожа Ф улыбнуться и мне в кои-то веки.

Соединение с сервером установлено. Подключаю капсулу, синхронизация, выгрузка данных, отказ. Как он и говорил. Я отложил планшет и залез в капсулу. Натянул шлем. Знакомый интерфейс мигнул зеленым. Главный экран Обсервера приветствовал меня. По центру мигала красная надпись, предупреждающая о скором приходе ночи. Погнали по новой. Открыл чат, перешел по ссылке. Соединение с сервером, подключение капсулы к серверу, синхронизация. В этот раз не пытаюсь выгрузить информацию в капсулу, а наоборот сам захожу в хранилище. Калейдоскоп искр.

Я стою в какой-то комнате, похожей на бункер. Везде клепаное железо. Вдоль стен стоят стеклянные капсулы со смутными силуэтами внутри. Я пытаюсь приглядеться, но очертания расползаются. Все серые и однотонные. Все, кроме одной. Там стоит хант, к которому у меня есть доступ. Оглядываюсь. Вдоль одной из стен стоят стеллажи с ящиками, коробками и просто разбросанным барахлом. Все также серое и подернутое дымкой. Похоже это гильдейский склад. Вряд ли это все принадлежит одному игроку. Капсул два десятка. Половина пустует, видимо персонажи готовятся к ночным партиям. Значит в гильдии как минимум десяток игроков. Хотя нет, может этот склад сам по себе полупустой, откуда мне знать. Ладно, не мое дело. Мне до этих зажравшихся гильдий нет дела. Своих проблем хватает.

Мой хант был похож на какого-то стимпанковского сталкера. В длинном черном плаще с глубоким капюшоном и каким-то механическим устройством на голове. Оно крепилось кожаным поясом и плотно прилегало к правому виску. В остальном стандартный скин ханта. Черные холщовые штаны, темная рубашка, сверху жилетка, высокие сапоги и никакого головного убора, что странно. В Роркхе многие носят шляпы или их альтернативы. Кепки, чепчики, платки, цилиндры, что угодно. Этакий английский стиль конца девятнадцатого века. Может это мода, может дань уважения разработчиков. Кто знает?

Меня это все мало беспокоит конечно. А вот действительно меня волнует другое. Параметры ханта и его сборка.

Сила 17

Ловкость 34

Выносливость 22

Интеллект 13

Воля 14

Харизма 8

Удача 6

Да! Я готов был закричать от радости. Ловкач с вторичкой в выносливости. Параметры, которые напрямую влияют на скорость и длительность бега. Черт знает, где меня респаунет, так что бегать придется все время. Хант был чистым физиком с упором на ловкость. Никакого тяжелого оружия, брони и стволов с высокой отдачей. Разброс статов классический. Сила и ловкость — физические статы, выносливость — универсальный. Интеллект и воля больше подходят для магов, техников и жрецов. Харизма вообще нужна только для общения с неписью. Удача. Странный параметр, никогда его не понимал. По мне так он сильно переоценен. Просто добавляет маленький модификатор к любым проверкам. Но для ощутимого результата, там должно быть очков пятьдесят в этом стате. Может для персонажа первой или хотя бы второй ступени это нормально, но для среднестатистических хантов, вкинуть даже десяток очков в не профильный стат — непозволительная роскошь. Кстати говоря, на счет ступеней.

Окно общей информации.

Имя?????????????

Профессия?????????????

Статус?????????????

Описание?????????????

Привычки?????????????

Особенность?????????????

Здоровье 90

Разум 42

Дополнительные характеристики

Скрытный, Тихий, Картежник, Шулер, Неприятный, Заядлый курильщик, Хорошая реакция.

Очки влияния 13

Ступень персонажа 4

Меня разорвало от эмоций. С одной стороны, я в восхищении, никогда не играл персонажем даже пятой ступени, а тут целая четвертая. Это полноценный боевой хант для ночных партий. Продай я сердце бугимена, мне все равно на такого перса не хватило бы серебра. Даже без экипировки. Но не все так радужно. Имя персонажа и его параметры от меня скрыты. Чертов гостевой допуск. Хотя бы привычки и особенности показали, это же важно для игры. Параметры здоровья и разума соответствуют основным статам. Мой хант скорее сойдет с ума от ужаса или подастся в паническое бегство, чем умрет от физического урона. Хотя даже девяносто очков здоровья считается показателем ниже среднего. Похоже хант не особо контактный. Скорее разведчик или поддержка огнем с расстояния. Скрытность и тишина подходящие статы на роль разведчика. Хорошая реакция дает бонус к некоторым проверкам и некоторый шанс на автоматический успех. Полезный навык для столь тощего персонажа. Остальные абилки отрицательные. Дают штрафы к проверкам, основанным на харизме и удаче. Разве что шулер дает помимо прочего хороший бонус к проверкам на ловкость рук. Но это не самый полезный навык в игре. А вот заядлый курильщик портит все.

Курить нифига не круто, детишки. Особенно в Роркхе. Сигареты дают бонус к концентрации и разуму. Мол покурил, успокоился, восстановил пару очков. Полезно для персонажей с низким разумом. Иногда неплохо смотрится на магах. Но штрафы. Штрафы огромны. Причем они процентные. Их никак не компенсируешь статами. Чем выше параметр, тем больше очков потеряешь. Сильней всего страдает выносливость. Заядлый курильщик — последняя форма атрибута. А значит выносливость получает двадцать пять процентов штрафа. Ловкость и сила всего по десять процентов, а воля — пятнадцать, но тем не менее. Зачем брать ханта с физическим уклоном и такой ужасной абилкой? Видимо, это и есть «поломанность» персонажа. Хоть он и четвертой ступени, но вряд ли лучший ее представитель. Есть много способов защитить разум без получения таких штрафов. Просто в плане серебра — сигареты самый бюджетный вариант. Потому что они покупаются за медь. Социальную валюту, которую тратят днем на предметы первой необходимости. Еду, воду, простую одежду, базовую медицину и прочие вещи без особых характеристик. Даже простой алкоголь и легкие наркотики можно найти за медь. Ресурс, конечно, полезный. Его можно продать за рубли тем же жигало, что ищут в игре просто кайфа и веселья. Но медь совершенно не ценится ночными хантами. На нее даже патроны не купишь. А сигареты можно.

Итого на выходе у меня останется шестнадцать очков в выносливости. Округление не в мою пользу. Роркх даже в такой мелочи не упустит возможности посмеяться над игроками. Параметр выше среднего по больнице, но олимпийским призером мне точно не стать. Ладно, жить можно. Надеюсь, синергия сожрет не много. Осталось проверить сборку снаряжения и вперед.

Оптический монокль — 2 ОВ. Так вот что это за штука на голове. Подзорная труба, по сути. Хотя сомнительная штука за два очка влияния. Мешок — 2 ОВ. Еще одна бесполезная штука. Хотя мне пригодится, сердце за пазухой тащить было бы не очень удобно. Маска — 4 ОВ. Нейтрализует отрицательную харизму, нейтрализует негативные эффекты способностей «картежник», «не приятный», «шулер». Скрытие личности. Окей. Отрицательный стат, это все, что ниже десятки. Получается харизма десять даже после всех эффектов. Хант в маске не узнается обывателями. Видимо, репутация у моего персонажа крайне отрицательная, раз приходится носить маску за четыре очка. Лучше к неписям вообще не подходить. Как можно было так провалить репутацию? Хотя может быть наоборот, он так харизму восполняет. Все-таки персонаж весьма асоциальный. Ладно, что там еще? Темный плащ — 3 ОВ. С бонусом к маскировке при накинутом капюшоне. Вот и ответ на отсутствие шляпы. Сам плащ дает небольшие резисты в ударному и режущему урону. Не броня, конечно, но сойдет. А вот и самое интересное. Восьмизарядный револьвер с удлинённым стволом и утяжеленной рукоятью под патрон пятого калибра. Модель «Ампекс» — 5 ОВ. Больше всего он был похож на Кольт сорок пятого калибра из старых детективных сериалов. Только ствол в двести миллиметров вряд ли часто встретишь в реальном мире. Хороший баланс, требования для использования не высокие. Револьвер играет от восемнадцати ловкости, что подходит почти любому физовику, чтобы стрелять без штрафов к меткости. А еще огромные бонусы на точность. Приятное оружие. А вот Рунический кинжал за 6 ОВ для меня показался странным. Его характеристики скрыты, как и описание моего ханта. Руны похожи на старославянские, но, конечно, это не они. В мире Роркха своя мифология и свои верования. Лезвие немного отливает сиреневым, рукоятка сделана из красного дерева. Выглядит действительно дорого. Интересно, что должен делать кинжал за шесть очков влияния? Понятия не имею. В остатке имеем россыпь разнотипных патронов на два очка, пачку сигарет, бинты, таблетки, фляжка обычной воды, спички, немного меди. Все это не влияет на стоимость сборки по отдельности. Но вместе считается игрой как «что-то в карманах» и стоит единицу веса в сумме. Патроны двух типов. Двадцать два патрона с оранжевой полосой на гильзе и четыре патрона с мерцающей голубым пулей. Опять закон округления. Видимо, три мерцающих патрона весят единицу. Значит шесть весили бы уже два очка влияния. Пять округлялось бы также до двух, а четыре округляется до единицы. Система цифр в Роркхе немного сводит с ума, пока к ней не привыкнешь. Это вам не корейские ролевки, где у меча сто тысяч урона, а у персонажа два миллиона очков здоровья, брони двести тысяч, а дамаг рассчитывается по формуле с интегралами, делениями на ноль и танцами с бубном. Нет, здесь все сведено к минимализму. Со своими тонкостями, но все же.

Обидно только, что информация о патронах скрыта. Даже названия нет. Хоть я и много времени провожу на форумах Обсервера, но на глаз патроны отличить не могу. Потому что не стрелял никогда ни с чего кроме светлячка. А у него калибр не стандартный. Все же это оружие, скрафченное игроками. Пятый калибр патронов самый популярный. В этом калибре представлено восемнадцать разных начинок, что можно достать торговлей. Их характеристики я знаю наизусть. Еще известно восемь патронов, найти которые можно только в партиях, либо выменять у других игроков. И их характеристики я тоже знаю наизусть. Есть еще созданные самими игроками, но этих вариаций сотни. Проблема в том, что я всегда изучал патроны по названиям. И даже не знаю, как они выглядят или маркируются.

Но это и не важно. Я не собираюсь ни с кем стреляться. Уверен, на этой мысли где-то усмехнулся один Роркх, но все же. Зашли, вышли, приключение на двадцать минут, как говорилось в классике. У меня есть быстрый, пусть и не очень выносливый персонаж, прекрасно умеющий скрываться от лишних глаз. Я знаю место, где подстрелил бугимена, оттуда быстро найду труп, заберу сердце и обратно Город. Ближайший выход в Норе, но им воспользоваться могут только члены гильдии. Еще одна особенность этой игры. Членом Гильдии официально считается хант, а не игрок. Хочешь воспользоваться плюшками Гильдии, будь любезен, запиши своего персонажа в эту гильдию. Многие игроки состоят сразу в нескольких гильдиях разными хантами. Отсюда шпионские игры, скандалы, интриги, расследования. Куда же без этого в таких масштабных проектах? Значит ближайшим выходом останется гостиница на Южной окраине. Выйти можно за медь, что меня вполне устраивает.

Будь у меня возможность возвращаться в прошлое, я бы вернулся именно в этот момент. Что бы затолкать себе это треклятое сердце прямо туда, где солнце не светило. Именно эта вылазка развернет такую цепочку событий, что врагу не пожелаешь. Но куда наивному дурачку предполагать такие исходы. Что же, пойдем по кругам, значит.

Ставки сделаны. И они для меня высоки. Меня колотило мелкой дрожью от волнения. Кнопка входа. Ну что, Роркх, потанцуем? Город ответил мне калейдоскопом искр.

Глава 2. Спасибо, я уже умирал сегодня

— Чтоб вам всем импы за шиворот насрали. Че же так холодно?

Я зареспаунился прям посреди улицы. У игроков нет конкретной точки входа. Их персонажи вроде как живут своей собственной жизнью в свободное время. Ходят на работу, спят, едят, пьют в барах. И при загрузке, ты попадаешь в игру в том месте, где сейчас находится твой персонаж. Можно им условно управлять и вне игры. Своего ханта я отправил на лесопилку, как только подключил хранилище к капсуле. Пока я смотрел параметры и сборку, он успел проделать немалый путь. Но все равно без управления они двигаются медленно. А мне надо торопиться.

В Роркхе наступил вечер. Судя по оттенкам серого неба, у меня осталось всего пару часов до наступления ночи. Отличное время для игроков вроде меня, чтобы подзаработать. Иногда появляются слабые монстры на окраинах, неписи дают высокооплачиваемые квесты. Часто можно встретить загадочные явления или неведомые предметы, которых раньше не было. Бывает, появляются целые дома там, где раньше был пустырь. Все это так или иначе связано с грядущей ночью. Эту информацию можно быстро загнать за монеты игрокам, которые собираются играть ночную партию. Потому что информация играет ключевую роль в Роркхе. Зная заранее, с чем столкнешься, сможешь лучше подготовиться, взять правильную экипировку, нужные заклинания, зелья, патроны. Тяжело пристрелить призрака из револьвера или заколоть вампира сталью. Но зная заранее, можно взять что-нибудь против нежити и пройти ночную партию как горячий нож сквозь масло. А все подряд хапнуть не получится. На каждую партию есть ограничение на вес сборки. Да и количество взятых вещей на персонажа зависит от силы. Особо Рембо не покосплеешь.

Я бежал по булыжным мостовым темных улиц. Фонари уже горели через один. Ночью их будет гореть еще меньше, как ни парадоксально. А к тем, что будут, лучше не приближаться. Разные твари летят на свет. Каменные дома в викторианском стиле, в основном двухэтажные. Хотя и в центре города редко встретишь здания выше трех этажей. Обычно забитые, улицы сейчас пусты. В окнах не горят лампы. Город не спит. Город замер в ожидании. Это ощущение как в детстве, когда ты боишься заснуть, зная, что тебе снова приснится кошмар.

— Помогите, — из темного переулка донесся женский голос.

Ну нафиг. Это либо хороший квест с крутой наградой, по которому надо будет сражаться с вонючим косматым чудищем, либо ловушка, устроенная им же. Никогда не велся на такие штампы. Быстро пробегаем мимо. На ходу открываю окно персонажа. Синергия только что увеличилась на один процент и теперь равна шестидесяти трем из ста. Этот параметр означает то, насколько я хорошо отыгрываю персонажа. На счет асоциальной личности я явно угадал. Было бы проще, отыгрывать роль, получи я описание ханта вместе с его привычками и особенностями. Обычно мне удавалось держать синергию в районе семидесяти процентов на предыдущих моих хантах. Но до шестидесяти трех я не падал еще ни разу. Это означает, что я потерял тридцать семь процентов своих дополнительных статов. А в них входит скорость и длительность бега, что сейчас самое важное. Ловкость рук, точность стрельбы, владение оружием, реакция и еще несколько десятков различных параметров теряют при плохой синергии. Что еще хуже, падает величина бонусов, а штрафы растут. Я открыл основные параметры.


Сила 15

Ловкость 29

Выносливость 14

Интеллект 13

Воля 14

Харизма 10

Удача 12


Вот и приплыли, как шпроты в банке. Двадцать пять процентов штрафа к выносливости увеличились еще больше чем на треть из-за плохой синергии. От былых двадцати двух очков осталось четырнадцать. Выше среднего по больнице, конечно, но… Это значит, что хант в хорошей спортивной форме, но не более. Как если бы вы каждое утро делали зарядку и много ходили. А тут вам приспичило пробежать марафон. Только по пересеченной местности. С оружием наперевес. И все в огне. А за вами гонятся толпы чудищ, желая сожрать. А еще вы в аду. И все катится в ад. Но зато вы в хорошей спортивной форме, гантельки по утрам поднимали. Значит сначала сожрут жирдяев, а уже потом вас. Добро пожаловать в Роркх. Приятной адской пробежечки. Горите и страдайте.

С меня градом катится пот, внутренности горят. Я перешел на шаг, как только интерфейс полыхнул красным. Полоска здоровья показывала семьдесят два из максимальных семидесяти трех. Да, количество здоровья и разума напрямую зависит от базовых статов. Мало того, что я стал еще большим дрищем, так я еще и загнал ханта до потери пульса в буквальном смысле слова. Физический урон сам себе. Не помню, что бы читал о таком в Обсервере. На ходу вытащил сигарету из пачки и прикурил. Я пробовал одно время курить в реале, но быстро бросил. Здесь же никаких особых ощущений. Ком в горле постепенно отступил. Синергия повысилась на два процента. Это хорошо. Надо было с этого начинать. У меня хант — заядлый курильщик, а я ему сходу марафон устраиваю. Отлично отыграл роль. А потом удивляюсь, куда отвалились мои семьдесят процентов синергии.

Не доходя до южного тракта, я нырнул между домами. Переулками двигался зигзагом. Приходилось лавировать между мусором и лужами с нечистотами. Периодически перешагивая через тряпичные кучи, по форме напоминающие человека. Не всегда целиком. По запаху они тоже напоминают человека. Не очень живого. Иногда давно не очень живого. Рука постоянно сжимала рукоять револьвера. Пусть еще только вечер, но уже можно нарваться на неприятности. Особенно, если шастать по темным подворотням на задворках города. Видимо, госпожа Ф сегодня ко мне благосклонна. Говорят, она любит смелых. А я сегодня на половину лимона рублей смелый. Ровно на такую сумму я попаду, если помру этим хантом.

Все-таки абилки на скрытность и допы к маскировке прекрасно работают. Без помех пролетев жилые кварталы, я вышел за черту города. Пробежал через поле и быстро нырнул в заросли. Пока что я нахожусь в парковой зоне, но если углубляться дальше, то попаду в чащу заповедника. Осталось не долго. Большую часть пути я прошел. Вообще все шло как по маслу. Как ни крути, у меня был очень сильный, хороший хант. Не без особенностей, но прикурить дать он может. По времени я шел с запасом, можно было даже не бегать. Бафы на скрытность оставляли меня незамеченным для разных тварей, если таковые и были.

Конечно же, всегда есть какое-нибудь «но». Мое «но» зовут тупейшим именем Джонатаниель. Гребаный Долговязый, что бы его импы имели, как и его мамашу. Разумеется, на сказки про юго-западные лесопилки он не повелся. Но как можно было так быстро выйти на след бугимена? Видимо, расспросил людей. Многие видели, как я уходил в заповедные чащи в начале вечера. И сейчас он в компании шести ребят веером идет на юг по следам бугимена. Не надо быть следопытом от бога, чтобы найти путь. Как ни крути, а пятиметровая махина не очень аккуратна. Просто иди по выкорчеванным с корнем деревьям и переломанным стволам.

Я крался по пятам. Семеро отморозков с моего клана. Оптический монокль прекрасно справлялся в сумерках. Дубинки, один топор, три револьвера. Не мой «Ампекс» конечно, но тоже пятый калибр. Скорей всего у каждого еще и по светлячку есть. Будь мы в городе, я бы начал отстреливать их на дистанции. У меня есть оптика и оружие с повышенной точностью. Но в лесу это гиблое занятие. Подстрелю одного-двух. Остальные разбегутся, окружат меня и привет. Добро пожаловать в сексуальное рабство мистер Арч, пока не отработаете долг за потерянного ханта. Надеемся вам идет латекс. Спасибо, не стоит. Я держался в десяти шагах позади. Навык «тихий» позволял мне двигаться бесшумно. Но они шли слишком быстро. Вряд ли я смогу их обогнать, не выдав себя. Еще у них были фонари. Знаете, чтобы оставаться скрытным, надо находиться в тени. Особенно, если у вас городская маскировка, а вы в лесу. Стоит мне наступить на ветку и поймать луч фонаря, можно смело мазать вазелином одно место. Нет, я пойду за ними до конца. Стрелять начну на обратной дороге, когда они выйдут из леса. Там около сотни метров по открытому полю. Главное грохнуть Долговязого, сердце по любому понесет он. И двоих с револьверами. Даже не помню их имен. Остальные не станут пытаться дать отпор. Все слишком сильно трясутся за своих хантов. Я это точно знаю, потому что сам такой.

— Джон, время. Надо торопиться. У нас осталось минут двадцать, не больше. Иначе не успеем вернуться до наступления ночи.

— Знаю. Мы уже близко. Этот двуличный слизняк успел доковылять аж до Норы, значит его пришибло близко к Городу.

— Рядом еще кто-то есть. Я слышу.

Я настороженно замер. Фонари начали плясать во все стороны. Шум действительно был. Но его издавал не я. Мелкая дрожь пошла по телу.

— Их привлекает свет, Джон. Скоро придется вырубать фонари, иначе все здесь поляжем.

— Я не хочу терять ханта. И умирать не хочу, — писклявый голос от паренька с топором.

— Пятнадцать минут идем по следу и разворачиваемся. Хватит ссаться. Не каждый день можно поднять по два серебряных на рожу. Айда.

Да, мотивировать ты умеешь, Долговязый. И это еще я двуличный. Ладно, посмотрим, как ты запоешь с пулей в затылке.

Ребята сильно ускорились. Я старался не отставать. Но бежать быстро не мог, дабы не раскрыть себя. Никогда не интересовался механиками «тихих» хантов. Имп его знает, что можно делать, а что нет, чтобы оставаться незамеченным. Поэтому просто не рискуем и действуем как в реальной жизни. Вскоре дошли до просеки, где я разрядил светлячки в бугимена. Он столько крутился, что залил слизью все вокруг.

— Я так и знал. Малец — то еще трепло, — это бас Долговязого.

— Слизь. Он-таки его ранил. Щеманул бугимена.

— Шельма красава н-на. Ща подымем сердешко и заживем н-на.

— Фонарями под ноги свети. Не наступи в слизь, одну комнату уже загадили. Вперед, пошли.

Пришлось пробираться сквозь заросли за ними. Дальше дороги я не знал, лишь примерное направление. Одним импам известно, сколько зигзагов накрутил этот бугимен. Надеюсь, он быстро сдох, и мы скоро пойдем обратно. Но Роркху плевать на мои надежды. Пятнадцать минут пути. Я еле успел вовремя затормозить, чтобы не вывалиться прямо на прогалину, где остановился отряд Долговязого. Там шел ожесточенный спор. Суть сводилась к тому, что бугимен слишком живучий, полупрозрачный ублюдок, ваш покорный слуга — ублюдок. Да, это про меня, очень приятно, тебя я застрелю первым, пожалуй, спасибо. И вообще надо двигать назад, а то не успеем. Долговязый спорил, но страх толпы победил. Народ развернулся и пошел обратно. Я затаился. Шесть человек прошли мимо, не заметив. Джон остался на прогалине. Свет фонаря прекрасно выдавал его местоположение. Это мой шанс. Я достал Ампекс и взвел курок, направив ствол в голову своего бывшего гилдмастера. Как только толпа отойдет подальше, я пристрелю ханта долговязого и рвану вглубь леса. Они не станут меня преследовать. Яиц маловато. Что уж там, я на их месте тоже не стал бы. Но в моем плане была одна неучтенная деталь. Долговязый был тем еще ссыклом. Видимо настал тот момент, когда страх пересилил жадность. Одинокий фонарь рванул мимо меня в сторону города.

— Меня подождите. Вместе вошли, вместе выйдем. Я вас бросать не собираюсь.

О как заговорил. Умеет он делать хорошую мину при плохой игре. Типа это Долговязый сделал парням одолжение, что вернулся с ними. Да он один из леса даже не выйдет. Держит гильдию, заправляющую территорией лесопилок и заповедника, а сам даже из Города носу не показывает. Знаете поговорку «в трех соснах заблудится»? Джону хватит и двух. Он об одну споткнется, о другую себе лицо сломает. Но некогда мусолить. Я открыл окно персонажа. Штрафы к сосредоточенности, внимательности, спокойствию. Эффекты «раздражительность», «нервный». Не закрывая интерфейса, вышел на прогалину. На ходу достал сигарету и прикурил. Штрафы и эффекты сразу исчезли. Синергия подскочила до шестидесяти семи процентов. Но не только что. Откуда я целых три процента набрал? Как я такой момент проморгал? Это существенная прибавка, надо будет потом пересмотреть запись в Обсервере. ...

Скачать полную версию книги