Проблески рассвета (fb2)

- Проблески рассвета 1.62 Мб, 425с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Алексей Витанов

Настройки текста:




Алексей Витанов Проблески рассвета

Глава 1. Призраки прошлого

Сны редко бывают отчётливы. Обычно они зыбки и прерывисты. В этом есть определённая защита для нас, поскольку сталкиваясь с кошмарами в Царстве Снов, мы быстро забываем о большинстве из них. Но нашему герою не повезло. Ему снился необычайно отчётливый сон, который обязательно запомнится.

Молодой парень лет двадцати трёх плутал в лабиринте узких городских улочек. Его узкое треугольное лицо выражало беспокойство, неумолимо переходящее в панику. Длинные рыжие волосы были растрепаны — хозяин явно уже и не пытался их пригладить.

Рыжеволосый не мог найти выход и страх потеряться здесь навсегда захватывал его всё больше. Он не мог разбить окна или найти двери, чтобы сократить путь, потому что окна были только на верхних этажах. Он не мог позвать помощь, потому что звать было некого, а если кто-то и появлялся, то стоял смутно различимой тенью у окон и не отзывался. Хуже всего было то, что ответвлений становилось всё меньше. В конце концов, парень действительно забрёл в тупик. Конечно же, он вышел из него, поискал новый путь, но снова нашёл тупик. Так повторялось до тех пор, пока бедолага не сжал голову руками и не закричал от ужаса и отчаянья.

С таким же криком он и проснулся, разбудив соседа по комнате.

— Твою же душу, Мэнлиус! Нельзя же так кричать по утрам! — послышался возмущённый, обычно раздражающий голос.

Тот, кого назвали Мэнлиусом, был рад услышать этот голос сейчас, хотя обычно они постоянно спорили и раздражали друг друга. Он заставил себя посмотреть на спасителя. Перед ним стоял ровесник, с более высокий ростом, крепким телосложением и светлыми, вечно взъерошенными волосами. Сосед смотрел на него весёлым взглядом, полным превосходства и вызова.

— Ох, Адриан, не поверишь, но ты меня сейчас спасаешь, — проворчал он, поднимаясь с кровати.

— Что? Надо срочно прекратить… Да на тебе лица нет. Давно я тебя таким не видел.

В глазах блондина промелькнула тень беспокойства, но так и осталась тенью.

— Похоже, моя старая болезнь возвращается… А я думал, что победил её…

— Вот блин… то есть какая прелесть. Наконец-то тебя упекут в приют умалишённых, а я получу нормального соседа.

Мэнлиус усмехнулся и показал соседу средний палец:

— И не мечтай. Ты же засохнешь от скуки без наших спаррингов.

— Зараза! Выполни всё, что для этого нужно, марш к учителю и чтобы к спаррингу был свеженьким!

На эти слова рыжий уже рассмеялся и сложил руку, показав уже большой палец к верху. Спор, душ, а затем медитация придали хоть какой-то готовности встретить новый день в их Башне, Зачарованной Башне, как они все её называли. Впрочем, медитация в этот раз получилась неудачной, что парня встревожило, ведь это был его последний барьер перед безумием внутренней тьмы.

* * *

День магистра Зачарованной Башни начинался с проверки основных систем. Конечно, большую часть должны проверить три секретаря магистра, советники  (каждый проверял энергосистемы своей сферы опеки) и их собственные секретари, но магистру надлежит следить за теми системами, к которым у других магов нет доступа. Кроме того, всегда есть возможность предательства… В общем, заботы любого главы ордена начинаются с утра.

Как обычно, ранним утром магистр Амброзиус с мрачным видом стоял в круглом помещении Контрольного Зала и наблюдал за сложным переплетением энергетических каналов и узловых сфер. Через центральную область этого переплетения снизу, из Колодца Силы шёл главный канал, который и создавал Великий Барьер. Великий Барьер питался от энергии семи алтарей, посвящённых Силам-Первоосновам, которые были расставлены вокруг колодца: алтарь порядка, алтарь хаоса, алтарь жизни, алтарь разума, алтарь пространства, алтарь искусства и алтарь времени.

Энергетические потоки Контрольного Зала тоже шли от этих источников, переплетаясь друг с другом особым образом. В некоторых местах они складывались в узлы, наполненные особенно мощной энергией. Если происходило какое-то изменение, это можно было заметить по течению энергетического потока и пульсации узлов, а иногда и по изменению цвета. Ну или по голографическим панелям Контрольной Системы. Три сотни лет назад, когда технология Великого Барьера только создавалась, приходилось обходиться даже без этих панелей. Потому магистр привык полагаться больше на собственные чувства, нежели на данные аналитических заклятий. Чувства его всегда были остры, и появление ученика на пороге не укрылось от его внимания. Сорокапятилетний мужчина с длинными тёмно-русыми волосами и коротко стриженной бородкой повернул к Мэнлиусу голову и приветливо, по-отечески, улыбнулся.

— О, Мэнлиус, входи. Что-то случилось?

— Магистр Амброзиус, я вас не сильно отвлекаю? Может, попозже заглянуть?

— Я закончил проверку. Все системы работают исправно. Какое-то время мы ещё протянем.

— Это хорошо… Учитель, у меня появилась старая проблема. Тот кошмар снова вернулся. В прошлый раз за ним последовали панические атаки в реальности, и я всё завалил… Я пытался медитировать, но беспокойство ещё осталось.

— Ох, понятно, — понимающе кивнул магистр и ободряюще улыбнулся. — Давай пройдём в гостиную.

Они прошли к воздушному лифту, и потоки воздуха подняли их вверх на несколько этажей к кабинету магистра. Это помещение Мэнлиуса всегда успокаивало. Оно было почти полностью выдержано в белом цвете и лишено каких-либо излишеств. Там, где белый цвет отсутствовал, его заменяло золото, покрывая панели шкафов, спинки и подлокотники мебели. Но сделано это было не ради роскоши, а для разбавления однотонной обстановки. Даже мебель здесь казалась настолько лёгкой и воздушной, что Мэнлиус порой начинал думать, будто затерян где-то среди облаков — там ему чаще всего хотелось затеряться, подальше от своих проблем. Откуда лился свет — понять было сложно, казалось, он просто мягко заполнял пространство. А за большим панорамным окном напротив рабочего стола открывался умопомрачительный пейзаж с видом на их город и окрестности. С самого рабочего стола пейзаж виден не был — только бескрайнее небо. Обстановка аскетичная — рабочий стол, шкафы с книгами, зельями и артефактами, круг с серебристым глазом голопроектора на полу справа от кабинета и камин слева, в котором горел волшебный огонь безо всяких дров и систем нагрева. Амброзиус не любил излишества и предпочтение в своих помещениях отдавал сдержанной обстановке, не отвлекающей от работы. Из излишеств он позволил себе только камин, пару удобных диванчиков для гостей рядом с камином и кофейный столик между ними.

Магистр приложил указательный палец ко лбу и послал команду по Дальносвязи — универсальному способу связи магов, разработанному на основе псионики. Хотя далеко не каждый маг мог знать секреты воздействия на разум, Дальносвязь изучалась в обязательном порядке.

Вскоре появился слуга с завтраком на две порции. Слуги башни набирались из младших самых невезучих учеников или элементалей. В Башне все имели дела с магией, поэтому даже на место слуги требовались те, кто ей владели. Доставивший еду ученик демонстрировал невозмутимость, но Мэнлиус знал о зависти слуг к его персоне. Эта зависть была даже более сильной, чем у прочих магов.

— Вначале поедим, — безапелляционным тоном заявил магистр и потёр руки, после чего кивком отпустил слугу. — Я ещё не завтракал. Жизнь магистра, — это сплошная головная боль.

Мэнлиус промолчал и кивнул. Еда выращивалась на настоящих фермах и была хороша. Настоящее мясо, настоящие овощи! Немногие в городе-под-куполом могли её себе позволить. Большинство жителей довольствовалось синтетическими массами и брикетами. Система ферм только восстанавливалась из-за медленного расширения Великого Барьера, требующего огромного количества энергии, которое сейчас никто не мог себе позволить.

— Ты, видимо, и забыл, что я говорил по поводу страхов, верно? — продолжил магистр, когда они поели.

— Эээ, признаться да, — Мэнлиус сконфуженно почесал затылок и посмотрел в сторону. — Со всеми этими заботами. Да и я думал, что уже победил его…

— В этом была твоя главная проблема. Страх никогда не уходит полностью. Мы можем победить его, но однажды он вернётся. Нужно просто быть готовым встретить его вновь. Твои страхи — это ты сам. По всей видимости, у тебя появились новые страхи из-за твоих новых обязанностей. Ты ведь завершил теоретическое обучение и проходишь практику в археологических экспедициях, верно? Та неудача произошла во время последней экспедиции, когда ты не смог сохранить реликвию из-за обвала, но зато спасся сам, верно? Боишься ли ты поражения? Боишься ли ты позора? Боишься ли ты давления из-за твоего статуса первого ученика? Чего ты боишься?

Мэнлиус мрачно кивнул. Учитель как в воду глядел. Он боялся всего этого сразу, потому что строил большие планы на будущее.

— Чем к более высоким вершинам мы стремимся, тем сильнее наши страхи, мой мальчик. Это естественно. Каждая новая область мира открывает перед нами новый пласт страхов.

— Но что же мне делать? Я пытаюсь бороться, но чем сильнее пытаюсь, тем большая волна страха идёт на меня. Я не хочу снова шарахаться от каждого шороха, каждого взгляда!

— Ты слишком зациклен на этой мысли. Давай помедитируем.

Они сели в позы лотоса. Мэнлиусу не хотелось углубляться в себя, но он понимал, что должен взглянуть на свою тёмную сторону. Он закрыл глаза и начал приводить свои чувства в порядок, наблюдая за каждым чувством. Он не знал, наблюдает ли за ним учитель, но понимание, что рядом есть тот, кто в случае чего поможет и поддержит, успокаивало и расслабляло. А затем перед внутренним взором начали появляться образы.

Мэнлиус увидел себя семь лет назад, путешествующим с родителями из города в город. Увидел тот день, когда один орден начал атаку на город другого ордена после того, как диверсионный отряд смог добраться до Системы Барьера. Увидел и то, как остался один, отделившись от родителей. Увидел взрывы, разрушения, кровь и трупы. Увидел себя, рыдающего посреди разрушенной улицы. Почувствовал, как страх того времени возвращается и сейчас.

— Учитель, я снова вижу тут момент, — сообщил он задрожавшим голосом, — И тот страх снова возвращается…

— Очень хорошо. Это то, что нам нужно. Смотри на него. Но помни, ты сейчас здесь, не там.

Мэнлиус с трудом заставил себя смотреть на себя же, бродящего среди руин. Вначале страх едва не заставил его сорваться с места и куда-нибудь сбежать, но парень не хотел опозориться перед учителем. И понаблюдав так с минуты три, он почувствовал, что страх стал слабее. А затем и вовсе исчез, уступив место пустоте. Хорошая пустота. В ней так хотелось остаться… Видение стало растворяться в блаженной тьме.

— Нет, — помешал ему учитель, — смотри дальше. Мэнлиус, твоя задача не есть бегство.

Ученик послушно удержал себя в достигнутом состоянии и заставил себя удержать видение, вспоминая не самые приятные картины до максимальной детальности. Но в какой-то момент поймал себя на интересном ощущении — он больше не чувствовал страха или неприязни перед этими картинами, он вообще ничего не чувствовал. Он столько раз вызывал эти картины в предыдущих своих попытках, что они стали… привычны что ли… Мэнлиус не мог определить точнее. У него просто исчез страх перед тем, с чем он сталкивал себя постоянно.

— Учитель, я…

— Ты ничего не чувствуешь, верно?

— Да…

— Скажи мне, раз ты ничего не чувствуешь, стоит ли это твоего беспокойства?

Мэнлиус задумался и признал:

— Пожалуй, нет…

— Конечно, я заставлял тебя смотреть в лицо своим страхам, но главное заключается в другом. Ощутив эту пустоту, ты постиг иллюзорность беспокоящего тебя чувства. Твои страхи есть иллюзия, Мэнлиус. А раз это иллюзия, должен ли ты ей подчиняться?

— Нет, учитель, не должен, — сказал Мэнлиус, сжав кулаки.

— Надеюсь, что ты это понял, — благосклонно кивнул Амброзиус, а затем ободряюще улыбнулся, — Мэнлиус, ты справишься. Ты смог победить свои страхи однажды, победишь их и снова. Помни об этом.

— Да, учитель. Я признателен вам за урок, — с глубочайшей искренностью ответил парень.

— О, не стоит. Это всё твоя заслуга. Я просто немного тебе помог, — ободряюще улыбнулся учитель. — А теперь вперёд на спарринг. Твой сосед тебя уже заждался.

* * *

Спускаясь вниз на первый уровень, где находилась пристройка Тренировочного Зала, Мэнлиус пытался другим взглядом смотреть на многочисленные уровни башни, в которой он жил с двенадцати лет. Другим взглядом — значит тем, который обрёл после медитации с учителем. Башня ранее казалась ему очень неприветливым местом. Общество магов раздирают интриги и соперничество. Соперничество всячески поддерживается, потому что считается — маг должен быть лучшим. Мэнлиусу казалось, что он рано это понял и потому в каждом видел лишь угрозу, никому не мог толком доверять. Но сейчас парень подумал, не крылось ли это чувство угрозы в нём самом, не было ли следствием его сосредоточенности на своих страхах.

Зачарованная Башня является достаточно высоким и крупным зданием, чтобы добираясь от кабинета магистра до тренировочного зала можно было предаться размышлениям по пути. Более трёхсот метров в высоту и около ста сорока метров в ширину. Здание вмещало в себя жилые помещения, библиотека, аудитории, лаборатории, кабинеты и мастерские. В центре находился Центральный Канал — пустое пространство от самого низа до самого верха, по которому к крыше Башни устремлялся энергетический поток Великого Барьера. А ведь ещё были многочисленные пристройки вокруг башни. И Тренировочный Зал находился в одной из них.

«Может теперь я смогу лучше выстраивать отношения с людьми и нелюдьми? Но получится ли довериться им на фоне всех этих интриг? Где пролегает грань между доверием и осторожностью?» — размышлял молодой чародей, глядя на других магов, ходящих туда-сюда по галереям и лестницам Центрального Канала. Кого-то он знал и кивал, получал кивок в ответ или игнорирование. Кто-то откровенно скривился при виде него, всем своим видом выражая презрительное отношение. «Ха, смешно. Справившись с одним страхом, я тут же бросаюсь выдумывать другие. Просто зависимость какая-то. Ну-ка, приди в себя, ничтожество. Тебя ждёт спарринг с той ещё язвой. Не позволяй этому ублюдку почувствовать превосходство!»

Воздушный лифт доставил его в зал первого уровня. Мэнлиус направился сторону пристройки тренировочного зала, когда его окликнул насмешливый голос:

— Да это же наш зазнайка Мэнлиус. Всё так и бегаешь от общества?

Из-за своей борьбы с паническими атаками Мэнлиус не был особенно активным с студенческой жизни и избегал контактов. Поэтому на него многие и смотрели как на зазнайку. Парень хотел вначале проигнорировать нахала, но затем вспомнил, что пытается бороться со своими страхами, а раз так, значит, не может сейчас снова убежать. Он остановился и попытался изобразить на физиономии усмешку, пока не торопясь поворачиваться.

— Граф Виктор Бенедиктус этер Вэриниус, какая честь удостоится вашего внимания, — произнёс он с как можно более наигранной любезностью и обернулся, отвесив особенно картинный поклон. — Что же заставило столь высокую особу обратить своё внимание на ничтожного простолюдина?

Повернувшись, Мэнлиус увидел статного черноволосого парня с длинными вьющимися волосами, породистым лицом и холодным высокомерным взглядом. Одет он был в синюю с алыми узорами одежду. Как обычно, Виктор был в окружении своей свиты из троих помощников. Его интерес к первому ученику означал только одно — очередную провокацию.

— Мне просто интересно, до каких пор любимчик самого магистра будет избегать общества, — ухмыльнувшись, сообщил Виктор. — Орден должен быть сплочённым сообществом.

«Ага, сплочённым, как же» — подумал первый ученик. «С таким соперничеством сплочённость стоит под большим вопросом».

— Абсолютно с вами согласен, граф, — по-прежнему картинно закивал Мэнлиус, а потом лукаво посмотрел на аристократа. — Но вы же должны понимать, чем ближе к власти, тем больше ответственности. Я слишком занят, чтобы общаться со всеми подряд.

— Этих всех слишком много, тебе так не кажется? Сколько возможностей ты упустил, избегая других?

— Не понимаю, к чему вы клоните, ваша светлость.

Виктор склонил голову сначала в одну сторону, затем в другую, словно пытаясь посмотреть на собеседника под разными углами.

— Ты изменился. Раньше ты не был таким дерзким. Тебя кто-то покусал?

— Не понимаю о чём вы, ваша светлость.

— Мэнлиус, ты являешься первым учеником башни. Разве ты не должен вести себя подобающе? Твои кривляния меня бы забавляли, не будь они так возмутительны!

Этот разговор аристократа и первого ученика мог бы казаться странным, если бы не одно обстоятельство. Семья этер Вэриниус жаждала поставить на место ученика своего представителя. Десять лет назад они практически договорились с Амброзиусом, но тут магистр вернулся с каким-то сыном ремесленников. Семья чувствовала себя так, словно получила пощёчину. И Виктору с давних пор внушали мысль, что выскочка-простолюдин обскакал его, буквально оттолкнув локтем. С тех пор как они пересеклись, Виктор постоянно провоцировал Мэнлиуса на фатальную для него глупость. Вначале Мэнлиус пару раз действительно поддавался, но магистр его отмазал. А затем первому ученику осталось только избегать второго. «Уж не из-за этого ли я искал одиночества?» — подумал Мэнлиус. «Нет, после курса учителя я знаю, что реальная причина была раньше. Теперь меня так просто не взять, Ваша Светлость».

— Не понимаю о чём вы, ваша светлость, — ещё шире улыбнулся Мэнлиус. — Я всего лишь скромный слуга этой Башни.

Граф злобно оскалился, видя, что ему никак не удаётся спровоцировать соперника.

— Не вижу скромности, — он попытался продолжить тему. — Твоё кривляние недостойно первого ученика Башни.

А это уже горячо. Пропустить такой выпад Мэнлиус не может. Его будут считать слабаком. А конфликт приведёт к проблемам с целой аристократической семьёй. Мэнлиус сглотнул. Откуда-то из тёмных глубин подсознания страх снова подступил.

— Вот то-то же, — усмехнулся Вэриниус. — Может, подожмёшь хвост и откажешься от своего статуса первого ученика? Попроси мастера перевести тебя в какое-нибудь захолустье подальше отсюда.

«Вот ублюдок. Он думает, что его провокация сработает, — возмущённо подумал Мэнлиус. «Я должен что-то предпринять, чтобы не пропускать этот удар. Думай… Нет, решайся. Выбирай самое простое, что приходит на ум. То, что нужно тебе!»

— А если я не захочу? — решился Мэнлиус, с трудом вернув себе самоуверенную ухмылку.

А это уже был вызов с его стороны и вызов более опасный. Среди аристократов считалось низким сражаться на дуэли с простолюдином. Но если Виктор пропустит этот укол, его престиж пострадает сильнее. Обычно могли быть косвенные последствия в виде разных неприятностей, учиненных аристократом и его семьёй, но не со статусом Мэнлиуса — его прикрывал сам магистр. «Пора переставать бояться и начинать пользоваться своими возможностями» — пытался заставить себя первый ученик.

Тем временем на них обратили внимание другие маги и задержались, чтобы посмотреть спектакль.

— Что? — опешил граф, ошеломлённо глядя на оппонента.

— Твой расчёт был в том, что я просто сбегу, верно? — приободрившись, продолжил Мэнлиус. — Но времена меняются, граф, времена меняются. Кто знает, что я буду делать дальше.

— Ах ты, — Виктор указал пальцем на Мэнлиуса, словно собираясь его в чём-то обвинить, но затем усмехнулся и убрал руку. — Туше. Может ты и не так плох. Пока что я посмотрю, что ты будешь делать дальше. Не пойми неправильно, просто неохота связываться с простолюдином.

После этого он развернулся и удалился. Мэнлиус с победным видом прошествовал в Тренировочный Зал. Он старался сохранять этот вид, но в глубине души был ошеломлён собственной победой и даже не до конца верил в неё. «Не слишком ли легко он уступил? Не захочет ли Виктор что-то затеять потом? Нужно быть осторожнее в будущем»

* * *

Адриан стоял у манекена и отрабатывал свои удары. Все движения парня были точны, выверены и инстинктивны. Он использовал ровно столько силы, сколько нужно, не больше и не меньше. Мэнлиус готов был поспорить на что угодно — даже с завязанными глазами его сосед провернул бы свои приёмы с не меньшей эффективностью. Несмотря на свой статус, первый ученик всегда завидовал физической подготовке своего соседа. Он меньше внимания уделял физическому развитию и больше предпочитал книги с исследованиями. Когда учитель выбрал Адриана в напарники Мэнлиусу, Адриан принялся приводить его тело в порядок. Но всё равно лучше Адриана Мэнлиус так и не стал. В физическом плане, по крайней мере.

— Эй, ты долго будешь там стоять?

Адриан не видел, как в Тренировочный Зал вошёл новый посетитель, но среагировал, когда закончил. Мог бы среагировать и в самом начале, но понял, что посетителя можно не опасаться, и решил закончить тренировку.

— Ха, решил немного отдохнуть перед тренировкой, — Мэнлиус попытался самоуверенно улыбнуться, но после встречи с Виктором получилось вяло.

— Что с тобой? На тебе лица нет! Второй раз за день! Обычно на нём есть хотя бы не заслуженный гонор! — Адриан обеспокоенно посмотрел на Мэнлиуса, постаравшись заглушить даже обычно насмешливый тон.

— А, не обращай внимания. Считай, что я по-прежнему гримасничаю, чтобы надрать тебе задницу. У меня есть план.

— Да ты гонишь! Нет у тебя никакого плана! Я знаю тебя как облупленного, засранец!

Мэнлиус пожал плечами и направился к гардеробной, чтобы переодеться для боя.

— Зазнайка чёртов! Я знаю тебя, не забывай! — продолжил кричать ему в след Адриан. — Пересёкся к тем графишкой, да?! Тоже мне вздумал терять лицо из-за какого-то выскочки! Ты — первый ученик, не он!

Адриан ещё долго что-то кричал, но Мэнлиус его не слышал. Одеваясь в тренировочную форму, он размышлял о своих проблемах, о том, что делать с графом. «Какие вообще есть инструменты влияния у первого ученика? Учитель что-то говорил об этом, но мои мысли были где-то далеко… Блин, жаль, что я раньше не интересовался своим статусом» Увлёкшись своими размышлениями, Мэнлиус не сразу заметил, что сосед перешёл на ругань уже с кем-то другим. Выйдя из раздевалки, Первый Ученик заметил, что Адриан ругается с крепким, высоким и лысым парнем.

«Будут проблемы» — понял Мэнлиус. «Кажется, это Джозефус Клетес, ученик кого-то из старших искателей».

Искателями назывались маги, которые постоянно пребывали в путешествиях или, говоря на профессиональном языке, в экспедициях. Такие маги изучали боевую магию и потому считались опасными противниками. Даже ученик боевой магии на голову превосходил остальных. Круче искателей во владении боевой магии были только стражи, но они специализировались на защитной магии.

Мэнлиус обучался как скромный хранитель легенд. Конечно, ему тоже предстояли путешествия, но он был вынужден совмещать обучение боевой магии и исследовательским навыкам. Хранители легенд обычно путешествовали в составах экспедиций из нескольких магов и старались избегать боя, сосредотачиваясь на поддержке. Хотя Мэнлиус предпочёл магии поддержки боевую магию, он всё же не был в ней слишком хорош. А Джозефус был одним из лучших учеников в этой школе магии.

— Да ни хрена подобного! — продолжил тем временем Адриан. — Он сразиться со мной. А ты выжди положенное время и вызови его, когда полагается!

— Удовлетворение чести не может ждать, — покачал головой Клетес. — Мне поручили работу.

Мэнлиус решил продолжать в том же духе, что и с графом.

— Эй, народ, уж не меня ли вы обсуждаете? Джо, я подозревал, что граф что-то провернёт. Я готов держать ответ.

Адриан удивлённо посмотрел на него, затем брезгливо скривился.

— Пффф, делай что хочешь. Я тебя потом к лекарю не понесу.

Он раздражённо махнул рукой и выпрыгнул с ринга одним прыжком. Мэнлиус подошёл и перебрался через заграждение.

Джозефус одним прыжком выпрыгнул на ринг.

— Просто удивительно! — с искренним восхищением в голосе сказал он. — Мы и не думали, что ты согласишься.

Мэнлиус ухмыльнулся как можно более гнусной ухмылкой.

— У Его Светлости сегодня день потрясений.

— Да мне побоку, — усмехнулся Джозефус такой хищной усмешкой, что Мэнлиуса пробрала дрожь. — Я обожаю битвы, а уж от возможности сразить первого ученика я на седьмом небе от счастья! Покажи, на что способен, Мэнлиус Алэйр!

С этими словами Джозефус атаковал, вызвав заклинанием из посоха узкий, точно копьё, воздушный поток, и устремил его к Мэнлиусу.

В тренировочных целях ученикам позволялось устраивать спарринги и даже дуэли, однако они не должны были закончиться смертью и серьёзными травмами. Поэтому подобные поединки разрешалось проводить только с помощью тренировочных посохов, зачарованных на не-летальные заклятия. В случае применения запрещённых заклятий срабатывало Бдящее Око, энергетическая сфера, висевшая под потолком. Её функцией было магическое наблюдение и активация Антимагии — особого излучения, подавлявшего все другие заклятия. Помимо этой функции Бдящее Око так же наблюдало за происходящем и записывало всё, что попадало в его зону действия.

Обе стороны должны были назначить своих секундантов  (со стороны Мэнлиуса вызвался Адриан, а Клетеса поддержал один из его дружков). Проигравшим признавался тот ученик, который оказывался обездвижен или ещё по какой-то причине не мог сражаться. Сдачи допускались, хоть это и вредило репутации ученика. Проигравший в течение недели должен был работать на победителя в качестве его слуги. Для Мэнлиуса, как Первого Ученика, это было особенно унизительно. Он вообще мог лишиться своего статуса после этого и, как следствие, возможности обучаться у Амброзиуса. Обычно Мэнлиуса не слишком интересовал свой статус, но только не этот раз. Он решился сражаться.

От первой атаки рыжеволосый отпрыгнул в сторону. Наработанные за счёт тренировок инстинкты и реакция позволили сделать это эффективнее, нежели обычному человеку. Но недостаточно эффективно для бойца. Вторая атака швырнула первого ученика на пол, но он благодаря тренировкам поднялся. Третью удалось отбить посохом. От ещё двух увернуться.

— Вот увёртливый ублюдок! — прорычал Джозефус. — Тебе просто повезло.

Дальше будущему искателю потребовалось восстановить силы, и он принял защитную стойку. Рыжий не стал нападать и сотворил перед собой полупрозрачный Духовный Щит — базовую защиту любого мага. Мэнлиус понял, что Клетес атакует узконаправленными атаками, чтобы унизить его точным попаданием и продемонстрировать своё боевое превосходство. Правила затеянной лысым игры рыжий начал понимать.

— Ха, защита хранителей легенд обычно слаба! — усмехнулся Джозефус. — Надо было использовать возможность.

Он направил посох вниз и послал в сторону Мэнлиуса сразу три воздушных потока по земле. Первый ученик отпрыгнул в сторону и атаковал сам. Его базовая атака совершалась с помощью Ока Мага, энергетической сферы, которой могли при наличии знаний задаваться самые разные эффекты. Бдящее Око было создано на основе этого заклятия. Мэнлиус заряжал в своё Око импульсный заряд искажения реальности, которым заклятие могло атаковать одну цель быстрыми атаками, мощный урон по одной цели атакой с медленной перезарядкой или урон по нескольким ближайшим целям. Но у первого ученика имелась и пара других возможностей.

Он послал в противника Око и приказал осыпать серией коротких атак. Сам тут же бросился вперёд. Джозефус попытался его сбить своими воздушными атаками, но затем был вынужден переключиться на Око. Щит он не использовал, поскольку всегда сосредотачивался на атаке.

— Очень умно! — прокомментировал он с радостным видом.

А затем Мэнлиус использовал Замедление Времени. Начертив нужный узор и прошептав короткое заклинание, он подчинил потоки времени своей воле и направил их опутывать противника. Движения Клетеса стали походить на движения человека, который увяз в трясине. Импульсные атаки обрушились на него, вынуждая рухнуть на пол.

Но тут тело искателя окутывают всполохи энергии, и он поднимается на ноги одним прыжком. Глаза пылают алым пламенем задействованной… жизненной энергии!

— Всё или ничего! — кричит Джозефус и атакует мощным постоянно меняющим направление потоком.

Дальнейшие события происходят для Мэнлиуса в каком-то особом восприятии времени. Когда он вспоминал об этом, то казалось, что всё происходило очень быстро. Если события до этого момента и после него можно было разделить на «раньше» и «потом», то после рывка противника всё происходило в режиме «сейчас». Точнее, Мэнлиус вспоминал что ход времени не ощущал в этот момент вообще. Зрители словно превратились в статуи, а движения противника замедлились.

Мэнлиус пытается уклониться, но проклятое Воздушное Копьё обходит его и бьёт в спину. Джозефус устремляется вперёд. За счёт жизненной энергии он выходит за рамки физических законов и необычайно ускоряется. Первый ученик понимает, что Джозефус хочет прижать его к полу. В ответ на бесчестный приём с задействованием жизненной энергии первый ученик использует бесчестный приём из числа собственных козырей. Бесчестный по отношению к людям.

Рыжий делает жест, сложив руки так, чтобы между ладонями образовался перевёрнутый треугольник. Шепчет древние слова, наполненные его собственным страхом, и высвободил силу желаемым образом. Проём между ладонями чернеет, и из него вырывается облако тьмы, заполняет всю тренировочную площадку и принявшее вид чёрного куба.

Зрители удивлённо похлопают глазами. Никто из них не знал такого заклятия и не видел, не видел, как Мэнлиус прежде применял что-то подобное. А вот Адриан был раздосадован. В самом начале их знакомства во время экспедиции в руины ему довелось увидеть эту магию в действии. Потом он пытался заставить Мэнлиуса применить это заклятие во время тренировок, но сосед упорно отказывался, ссылаясь на то, что его Чёрная Комната для особых случаев.

— Чёртов зазнайка, против врагов, значит, можешь использовать, а для тренировок нет? — ворчит он с недовольным видом.

Тем временем в Чёрной Комнате Джозефус несётся на Мэнлиуса, но неожиданно останавливается и трясётся от страха. Перед юным боевым магом вырастает из-под земли его отец.

— Нет… не может быть… — лепечет искатель, указав вперёд. — Убирайся! Тебя не должно здесь быть!

— Джозефус, — произносит отец угрожающим тоном и протягивает руку в сторону сына. — Пора домой. Ты должен работать в мастерской…

— Нет! — восклицает Джозефус и пятится. — Нет, чёрт бы тебя побрал! Я не вернусь! Никогда!

Отец Джозефуса делает шаг вперёд. Искатель пятится. Почему-то он мигом забыл о том, что всё происходящее могло быть трюком врага. Мэнлиус тем временем обходил его по кругу в тенях и, зайдя со спины, оглушил, приложив руку к шее, как учил его Адриан. Чёрная Комната исчезла.

Время вновь вернулось. В спортзале стоит мёртвая тишина. Адриан зааплодировал. Мэнлиус почувствовал, что произошло что-то неправильное… Бдящее Око не среагировало на нарушение.

Глава 2 Правосудие ордена

Дуэль привела Мэнлиуса в тюремную камеру. Применение Чёрной Комнаты нанесло урон психике Джозефуса, повергло в кому, и теперь ему придётся восстанавливаться. Вообще Чёрная Комната не обязательно должна была приводить к такому эффекту, но Мэнлиус впал в ярость и перестарался. Из-за использования запретного заклятия начали готовить судебный процесс.

Стандартную серую мантию ученика сменила тюремная роба и кандалы на руках и ногах. Шар на цепи, приделанной к кандалам для ног, мешал двигаться. Излучение Антимагии лишало любых магических способностей и, к тому же, сильно ослабляло.

Он содержался в камерах Тюремного Блока на минус первом этаже Башни Правосудия. Здесь всё было создано, чтобы по максимуму вызвать ощущение угнетённости у отступников. По замыслу идеологов тюремной системы Альянса Возрождения тюрьма должна была стать местом, куда хочешь попасть меньше всего. Стены были выложены из тёмного камня, алхимическим путём созданного из скелетов животных. Причём в результате создания камня кости и черепа можно было увидеть на нём же. Разбить этот камень, естественно, не представлялось возможным как из-за особого состава, так и из-за опутывавших Башню правосудия защитных заклятий. Стандартное мягкое золотистое освещение башни заменял гнетущий красный свет. Специальные устройства создавали ощущение смутного беспокойства, страха, постоянного давления на сознание. На ночь эти же устройства периодически вызывали кошмары, чтобы привести преступников к принятию чувства вины. Если преступник начинал буйствовать, с помощью излучения Антимагии его погружали в забвение. Но ненадолго, а затем всё продолжалось по новому кругу. Мэнлиус хоть и не собирался буйствовать, но из-за кошмаров провёл беспокойную ночку и жаждал как можно быстрее вырваться отсюда. Во сне к нему являлся Джозефус Клетес и они раз за разом переживали проклятую дуэль. К утру ученик магистра уже возненавидел своё решение согласиться на дуэль.

— Чёрт! Чёрт! Чёрт! — ворчал первый ученик себе под нос. — Захотел себя показать, блин. Что теперь со мной будет?

Перспективы витали в голове не важные. Мэнлиусу представлялось изгнание в какую-нибудь жалкую башню, представлялось заключение и каторга, представлялось участие в запретных экспериментах. Он лихорадочно искал выход из этой проблемы, которую же и сам организовал.

«Может не отнекиваться и согласиться с обвинениями? А затем предложить им, что я возьму шефство над Джозефусом и искуплю свою вину? К чёрту чужое мнение, это произошло из-за того, что я слишком беспокоился о том, что подумают другие…»

Дверь в тюремный блок открылась, и вошёл молодой бледнокожий и светловолосый парень с узкой прямоугольной бородкой в синей с серебром мантии. Мэнлиус вздохнул. Это был его друг и эмиссар магистра — Аэтиус Онезифорус.

— Совет рвёт и мечет, — сообщил он, старательно демонстрируя искреннее сочувствие. — Они боятся, что применение одного из запретных заклятий поломает систему дуэлей. Наши истерики даже предлагали на время запретить сами дуэли. И другие маги будут винить в этом тебя! Создал же ты себе проблем, приятель.

— Я должен был победить! — Мэнлиус упрямо посмотрел на друга. — Джозефус сражался за честь графа, я за свою. Тем не менее, я осознаю свою вину и готов искупить её, взяв шефство над Джозефусом. Как он там, кстати?

— О, ты предложил хорошую идею, — одобрительно кивнул Аэтиус. — Но сомневаюсь, что на неё найдётся достаточно голосов. Но клан Вэриниус уже работает с советниками. Старший Вэриниус сам является одним из советников. Хотя он отсутствует, у его родственников, скажем так, есть доступ к телу. Они не упустят возможности вернуть должок. А Клетес сейчас лежит в госпитале, овощ овощем.

Мэнлиус недовольно скривился и отвёл взгляд:

— А ты зачем пришёл? Вряд ли для того, чтобы сообщить последние новости, которые, к тому же, слишком очевидны. Для этого у тебя слишком много дел.

— Ха-ха-ха, блин, дружище, мог бы хотя бы подыграть. Иначе скучновато становится, — рассмеялся Аэтиус, но затем принял серьёзный вид. — Действительно, есть предложение от одного из советников. И магистр о нём не знает.

— Мне это уже не нравится.

— Он обещает перетянуть на свою сторону ещё двух советников и тогда численный перевес будет на твоей стороне. Трое у Вэринусов и четверо у тебя.

— Ты сказал «двоих». Кто ещё меня поддерживает?

— Гилберт Иво этер Зотикус, советник по культуре и обществу.

Мэнлиус вспомнил этого чудаковатого вечно улыбающегося, смеющегося и легкомысленного старика, чей клан никогда не имел большого влияния, и приложил руку к лицу.

— Ох, хороша поддержка… А кто сделал предложение?

— Квинт Иэкобус, советник по науке.

— Гм, тоже весело.

— Ну? Ты же понимаешь свои шансы?

— Давай для начала посмотрим на его предложение, — сказал Мэнлиус, не убирая руку с лица, словно он отказывался признавать суровую реальность.

— Привлеки на свою сторону того, о ком они не подозревают, что он станет твоим союзником.

— Что? О ком ты?

Аэтиус наклонился ближе и прошептал имя. Мэнлиус удивлённо расширил глаза, а затем его взгляд наполнился гневом. Он попытался схватить приятеля за ворот и садануть головой о прутья. Сейчас это максимум, на который он был способен из-за постоянно действовавшего в его камере излучения Антимагии.

— Ублюдок! Ты понимаешь, что несёшь? — воскликнул он.

Аэтиус проворно отшатнулся назад и замахал руками.

— Эй-эй-эй, разве так благодарят друзей? — возмущенно воскликнул он, а потом ткнул пальцем в Мэнлиуса. — Лучше подумай. Я приду через час.

— Ты… ты… ты… — первого ученика продолжало трясти от возмущения, но затем он неожиданно жёстко усмехнулся. — Чертяга, это действительно спутает им все карты. Ладно, веди его. Попытаюсь договориться с хищником, который хочет меня съесть.

* * *

Несмотря на то, что общение с другими было неотъемлемой частью работы магистра, Амброзиус общаться с людьми не любил. Одна из причин сидела сейчас в его кабинете и всячески пыталась склонить к следованию своим идеям.

Гандизалв Дезидериус, советник по экономике, навис над столом и вещал:

— Чёрт бы тебя побрал, Амброзиус, почему ты не желаешь воспользоваться своей властью магистра? Зачем этот спектакль? Ты одним своим решением можешь как удалить твоего ученика прочь из башни, так и спасти! И никто и слова пикнуть не сумеет!

Амброзиус сверлил невежливого гостя недовольным взглядом. Единственная причина, по которой он позволял гостю вести себя так нагло — его статус советника. Советники были главами кланов знати, лидерами сословия знающих, и пойти против них означало устроить себе большие неприятности. Даже для магистра.

— Мне непонятна твоя реакция по поводу суда, Гандизалв, — проговорил Амброзиус тоном, звучащим как натянутая струна. — Разве советники не должны более всех других уважать Закон?

Двухметровый загорелый полуэльф, коим был советник по экономике, придвинулся ещё ближе и оскалился, обнажив звериные клыки:

— Я расскажу тебе, что такое закон, Амброзиус. Закон — это власть, а власть — это ты. Проявление слабости вроде игр в демократию ослабляет твою власть, а, значит, ослабляет влияние совета городе! Подумай о своём ученике! Пока ты тут играешь в законотворца, твой ученик сидит в Башне Правосудия!

— И пусть сидит, ему это пойдёт на пользу! Что ты имел ввиду под играми в демократию? Ты хотел сказать, это ослабляет власть кланов, верно? — ухмыльнувшись, встретил взгляд гостя магистр.

Полуэльф вздохнул, приложил руку к лицу и опустился в кресло:

— И кланов тоже, — сказал он, убрав руку с лица и посмотрев на магистра спокойнее  (даже зубы сжал от усердия). — Пойми, если чернь почувствует, что лидеры города теряют власть, мало не покажется никому. Поэтому иногда нужно не малодушничать, а принимать ответственные решения?

— Малодушничать? Я правильно понимаю, советник Гандизалв Дезидериус, ты обвиняешь своего магистра в малодушии? — спокойным тоном осведомился Амброзиус и вопросительно приподнял бровь.

— Я не…

— Теперь я скажу тебе кое-что о законе, — магистр ткнул пальцем в советника. — Закон, это цемент, который связывает наше общество. Если каждый из нас с самого верха будет нарушать закон, наше строение общества расколется. И от нарушения закона, а не, как ты выражаешься, малодушие. И граждане будут поднимать бунты из-за произвола вышестоящих. Я тоже не первые полвека живу на этом свет, Гандизалв, не принимай меня за мальчишку. Ты пытался поставить своего магистра в положение, в котором у него не останется выхода кроме как проявить свою волю, а значит, усилить власть совета. Я же хочу вывести ордена из ситуации, в которой правил совет самым беспредельным образом и принести в наше общество закон!

— Советники…

— Четверо на моей стороне. Я тоже не сидел без дела, Гандизалав. Но не бойся, карать тебя я пока не собираюсь, — тут магистр уже позволил себе хищную усмешку. — Вы все мне нужны.

— Мы не твои марионетки! — прорычал гигант и стукнул кулаком по столу.

— Конечно нет, — понимающим тоном сказал магистр и кивнул. — За кого ты меня держишь? Вы сделаете всё, что нужно итак, исходя из собственной природы.

— Чёрт бы тебя побрал, Амброзиус, на кого ты рассчитываешь?

— На вас всех, друг мой, на вас всех. И моего ученика в том числе. Он, конечно, любит поблуждать в лабиринтах, но он умный парень.

— Ха, посмотри на себя! Тебе даже ученика своего не жалко! Понравится ли ему, если он поймёт, что его хотят пустить в расход?

— Иногда наставник должен принимать сложные решения ради блага ученика. Я не жду от него благодарности. Я только хочу, чтобы он стал сильнее ради той роли, что ему предстоит.

— Эта роль случайно не связана с Чёрной Комнатой?

— Я не могу этого сказать сейчас. Уходи и займись делом, Гандизалв. Вспомни о своих обязанностях.

* * *

Тем временем Башня гудела от новостей сверху донизу. До каждого мага долетела весть о произошедшем в Тренировочном Зале.

— Первый ученик вызвал гнев графа Вэриниуса! Граф послал своего человека на дуэль!

— Говорят, Мэнлиус Алэйр использовал запретное заклятие! Но никто не знает, к какой школе относится это заклятие. Его прозвали Чёрной Комнатой!

— Не говорят, а использовал! Я всё видел своими глазами! После Чёрной Комнаты пал сам Джозефус Клетес! Мы все слышали его крики изнутри!

— Да, говорят, он кого-то там увидел. Вроде бы своего отца.

— Своего отца? Мэнлиус что, некромант? Мы держим в башне некроманта?

— Нет, дубина, Клетес-старший недавно приезжал! Да и сам Джозефус говорил, что ещё вчера общался со своим отцом по Дальносвязи. Алэйр не мог убить отца Джо так быстро!

— Почему нет? Что, если всё это было его коварным планом по устранению врагов?

— Тогда он был бы более влиятелен и граф его бы не провоцировал. Здесь что-то другое…

— Я кое-что слышал. Говорят, что в паре археологических экспедиций, когда брали учеников на практику, Мэнлиус применил Чёрную Комнату против демонов и монстров. Ещё говорят, она подействовала безотказно.

— Какого чёрта из хранителя легенд делают демонолога?

— Вряд ли нам скажет магистр. Интересно, он отмажет своего ученика?

— Вряд ли. Он созывает суд. Похоже, наш зазнайка, который сторонился всех и вся, порядком забылся и, наконец, ответит.

— Они хотят на время запретить дуэли! Возмутительно! Так что пусть лучше Алэйр действительно ответит. Будет знать, как нарушать правила!

— Точно, никто не должен чувствовать себя особенным!

— Но что, если Мэнлиус всё-таки избежит наказания? Не надо ли нам его покарать?

— Идиот! Хочешь сам попасть в Чёрную Комнату?

— Если на него навалятся несколько сильных учеников, то вряд ли она ему поможет…

— Магистр этого так не оставит!

— А мы скажем, что отстаиваем исключительно интересы Башни! В Совете найдётся поддержка… Что… Эй, вы куда? Почему никто не хочет бороться за наши интересы?

* * *

Суд был созван вечером. Советники прибыли на заседание в качестве присяжных, магистр был вынужден отказаться от роли судьи и сидел в зале. На его роль взяли одного из советников. Направляясь в Зал Правосудия, Мэнлиус всей кожей ощущал направленные на него враждебные взгляды. Снова нахлынул страх, заставивший дрожать подобно листу на ветру. «Это конец. Я влип накрепко» — билась в голове одна единственная мысль. Конечно, у Мэнлиуса появился козырь, но сейчас всё казалось бесполезным. Появилась мысль, что предложение советника принимать не стоит, что всё это опасная и сложная для понимания интрига. Эту мысль подстёгивал страх, привычно вернувшийся из подсознания.

Хотя это здание висело в воздухе, этажи считались от моста, который вёл в башню. Мэнлиуса провели через нулевой этаж Блока Дознаний, вызвавшего у парня ещё больший трепет. Здесь можно было увидеть цилиндрические камеры с механизмами для допроса самыми жуткими способами.

Затем они прошли через первый этаж, где ожидали те, кто не попал в Зал Суда  (процесс был объявлен публичным, в назидание). Обстановке здесь была менее мрачной, но по-своему строгой. Чёрные с красными вертикальными линиями стены окружали преступника со всех сторон. Стены покрывали изображения Последнего Пути. Жнецы — зловещие фигуры в тёмных балахонах с черепами вместо лиц и с косами проводили души в последний путь к Вратам Судьбы. Другие фрески изображали суд над душами в затерянном среди северных льдов Городе Мёртвых. Те, кто не достаточно очистил свою душу, проходили суровые испытания. И лишь затем очистившейся душе позволяли пройти через Врата.

Потолок окружали гранитные колонны с крылатыми, как у статуй других богов статуями Ларгиторда — бога закона и создателя человечества. Лицо бога, как обычно, скрывала свирепая маска, которая по замыслу скульптора должна была лишать надежды даже на божественное прощение. Уже здесь Мэнлиус ощутил на себе полные ненависти и страха взгляды рядовых магов. Его сердце забилось от собственного беспокойства ещё сильнее, а кровь прилила к вискам, путая все мысли.

Наконец, он вошёл в Зал Суда на втором этаже. Круглое помещение было набито битком. Мэнлиуса подвели к трибуне в центр. Трибуна судьи и присяжных возвышалась перед ним, усиливая ощущение подавления. Чёрные крылья вздымались над трибуной словно косы Жнецов, готовые вот-вот обрушиться на преступившего закон. Над самой трибуной снова высится Ларгиторд с мечом в одной руке и весами в другой. Судья и присяжные одеты в подражание Жнецам — крылатые чёрные мантии с капюшонами и черепами. Стены здесь выкрашены подобно ледяной пещере, где обычно проводился Последний Суд для души. Причём во льдах неизвестный художник изобразил корчащиеся в муках души.

Сидевший в центре судья повернул голову в его сторону. Мэнлиус отвёл взгляд и старался смотреть куда угодно, только не в глаза судье. Магистр сидел в зале и его колючий изучающий взгляд непутёвый ученик тоже чувствовал. Поворачиваться к учителю ему сейчас особенно не хотелось.

Обвинитель смерил Мэнлиуса взглядом, полным превосходства. На него парень старался тоже не смотреть. Мэнлиус помнил этого мастера, его фальшивое внимание и якобы дружеские советы. Он игнорировал их, и теперь обвинитель, видимо, был обижен. А вот защитник поприветствовал дружеской улыбкой. Здесь ситуация была с точностью да наоборот. Защитник с самого начала относился к Мэнлиусу как к баловню судьбы, то есть презрительно. Но сейчас именно он выступал на его стороне.

Зал заполнял гомон. Собратья-маги оживлённо обсуждали перспективы дела, Мэнлиуса и свои собственные. Первый ученик вдруг ощутил отвращение к ним всем, кого должен был считать собратьями по Искусству. «Маг должен быть просветлённой и просвещённой личностью» — вспомнил Мэнлиус слова учителя. «Уровень мага определяет не только его силу, но и его просветлённость».

Первый ученик повернулся и ещё раз окинул взглядом этот паноптикум физиономий, в которых смешались все мыслимые негативные эмоции. Страх и напряжённость, злорадство и превосходство, уничижительное высокомерие… И самое главное — злоба. Столько злобы от других на самого себя Мэнлиус никогда не чувствовал. «Да чёрта с два кто-то из них просветлён хоть на мизинец» — с ненавистью подумал он.

И лишь несколько лиц в зале выражали абсолютное спокойствие. Адриан, Аэтиус и граф Вэриниус. На фоне этого сравнения Мэнлиус проникся даже своеобразным уважением к последнему и задумался, отчего это чувство возникло. На душе царил полный раздрай и уровень самоконтроля стремился к нулю.

Судья тем временем откашлялся и щёлкнул пальцами, вызывая звуковую волну, подобную звуку гонга.

— К ПОРЯДКУ! — отчётливо во всех точках зала прозвучал его голос. — Подсудимый прибыл, начинаем суд. Обвинитель и защитник на местах. На защиту приглашён Людовик Овидиус, мастер-кудесник. Обвинителем в свою очередь согласился выступить Неэвис Ариес, мастер магии земли. Для начала рассмотрим обстоятельства дела. 14 день Сентарии Восходящей. Идёт слушание дела по применению Запретного Заклятия на дуэли 13 числа между учеником Мэнлиусом Алэйром и учеником Джозефусом Клетесом. Джозефус Клетес представлял интересы графа Виктора Бенедиктуса этер Вэриниуса. Мэнлиус Алэйр применил заклятие, значащееся в секретном отделе Реестра Одобренной Магии как Чёрная Комната. Согласно условиям контракта Мэнлиус Алэйр обязался применять заклятие только в стычках с демонами, хищниками и монстрами. Из людей данное заклятие разрешается применять только к чернокнижникам, а также в случае самообороны на миссиях и во время войны. Заклятие ввело Джозефуса Клетеса в глубокий шок и теперь он нуждается в длительной реабилитации. Таковы все обстоятельства дела. Можно начинать обсуждение. Попрошу сторону обвинения, представляющую интересы графа Вэриниуса, огласить свои требования.

— Дамы и господа, уважаемый совет, господин судья — откашлявшись, начал обвинитель. — По-моему здесь всё ясно. Ученик магистра Амброзиуса Мэнлиус Алэйр нарушил закон «О Запретных Заклятиях». Он должен понести наказание в виде пяти стандартных лет лишения свободы, но также потерять право на личного учителя и обучаться далее на общих основаниях в какой-нибудь отдалённой башне Альянса Возрождения. Вторая мера предлагается, поскольку я считаю, что господин Алэйр нарушил закон, исходя из исключительности своего положения как первого ученика. В Башне не должно быть исключительных учеников, даже если ученик пользуется вниманием самого магистра.

— Начинаем рассмотрение дела, — продолжил судья. — Мэнлиус Алэйр, вначале я должен задать вам ряд уточняющих вопросов.

У Мариуса не было намерения изворачиваться. Он считал, что этим только ухудшит своё положение, да и вообще был сломлен. Ответил на все вопросы максимально правдиво.

— Очень хорошо. Теперь мы должны просмотреть голографическую запись с Бдящего Ока.

Пока кристалл записи прокручивал голограмму, а затем заслушали свидетелей, Мэнлиус вспомнил, что Бдящее Око должно было сразу отреагировать и на применение им Чёрной Комнаты, и на обращение к жизненным силам Клетеса, что тоже запрещалось во время дуэлей. Это означало, что Вэриниусы дали приказ Наблюдательному Пункту не вмешиваться. Так же это означало серьёзную уязвимость Башни. Первый ученик задумался, как ему распорядиться этой информацией, стоит ли говорить об этом сейчас.

«Нет, мне это сейчас помешает» — решил он. «К тому же кто-нибудь итак внимание обратит».

И действительно заметили. Поднялся шум. Виктор, как единственный представитель семьи Вэриниус, пообещал разобраться со случившимся. Советники тоже пообещали со своей стороны и погрозили Вэриниусу, но делали это как-то искусственно и без энтузиазма.

— К порядку! — снова провозгласил судья, издав звук гонга. — Сторона обвинения, присяжные, подтвердите соответствие сказанного обвиняемым увиденному.

— Подтверждаю, — неохотно согласился обвинитель.

— Подтверждаю, — синхронно сообщили советники  (половина из них так же неохотно).

— Теперь слово предоставляется ответчику, — судья кивнул Мэнлиусу. — Ученик Мэнлиус Алэйр, вы можете выступить сами или предоставить слово защитнику.

Защитник у Мэнлиуса был, и первый ученик решил не выпендриваться.

— Дамы и господа, уважаемый совет, уважаемый судья, — начал защитник, поднявшись. — Как мы знаем, на дуэлях решаются вопросы защиты чести. В данном случае честь защищал не только почтенный граф Вэриниус, но и Мэнлиус Алэйр. На голограмме видно, как Джозефус Клетес сам нарушает закон «О Запретных Заклятиях», обратившись к собственным жизненным силам уже тогда, когда был повержен. Как мы знаем, задействование жизненных сил значительно повышает силы мага. У Мэнлиуса Алэйра не было возможности ответить иначе, кроме как прибегнуть к адекватной мощи.

— Сторона обвинения выражает протест! — поднял руку обвинитель. — Разве у ученика Алэйра нет других заклятий для отражения атаки ученика Клетеса?

— Напоминаю, что информация о заклятиях магов считается секретной, — напомнил судья.

— А я напоминаю, что некоторые заклятия могут быть слишком мощными в данном случае, — добавил защитник. — Как защитник, я был допущен к информации о заклятиях ученика Мэнлиуса Алэйра и уже дал письменное подтверждение, что у него не было другого выхода, кроме как применить Чёрную Комнату. Кроме того, Джозефус Клетес сам вышел за пределы своих возможностей, хотя ответить более адекватно мог. Это комиссия также отметила. Документ снабжён подписями экспертной комиссии по тактике магического боя. Таким образом, мы имеем провокацию, намеренную или ненамеренную. Это предстоит выяснить дополнительным следствием. Так же считаю своим долгом напомнить, что вы тоже допущены к списку и должны были его изучить.

Мэнлиус невольно восхитился ловкостью защитника. Защитник добавился в его список приятных лиц нынешнего паноптикума. Он попытался вспомнить, кем защитник являлся.

По залу снова пронёсся гомон, на сей раз недовольный. До ушей Мэнлиуса донеслась фразы «Как всё быстро сделано!» и «Магистр отмазывает своего ученика».

— К порядку! — снова применил звуковой гонг судья.

— Несомненно, я его изучил, — с недовольным видом откашлялся обвинитель. — Но возможно, ученик Алэйр скажет нам, почему применил столь странную тактику, когда мог сосредоточиться на других менее опасных приёмах? Например, широко известен способ дуэли Магов Времени с помощью создания Стен Замедления. А именно Магия Времени является основной школой ученика Алэйра. Выбранная Мэнлиусом тактика сама могла спровоцировать Клетеса на нарушение.

Вопрос был адресован именно ему, поэтому Мэнлиусу пришлось ответить. Но он уже знал как. Фраза была спорной и могла разозлить обвинителя, напомнив ему о его же некомпетентности, но и весь этот процесс Мэнлиуса начал злить. Впрочем, он постарался сгладить свою дерзость в конце.

— Магический бой ситуативен, почтенный мастер, — сказал он, стиснув зубы и сжав кулаки. — Мы сражаемся на основе вдохновения и подстройки под текущие условия. Джозефус Клетес начал бой Воздушным Копьём, чем и определил его ход. Задействовав жизненные силы, он сильно увеличил свою мощь и тактика Стен Замедления не помогла бы. Полагаю, как учёный, вы можете этого не знать, ведь вы, возможно, давно не сражались.

— Действительно, — процедил сквозь зубы защитник. — Что скажет по этому поводу экспертная комиссия?

— Подтверждаем, — донеслось со стороны тактиков. — Запись в документе имеется.

— Что ж, в таком случае остаётся главная проблема, — не успокоился обвинитель. — Заклятие «Чёрная комната» было применено к другому ученику, а не к демону. Это есть явное нарушение инструкции, которое повлекло причинение вреда психическому здоровью другого лица!

— Ученик Алэйр был вынужден действовать по ситуации! — взвился защитник. — Когда Джозефус Клетес сам нарушил правила дуэли, он вывел бой за рамки этих правил! Я просто напоминаю, что в состоянии усиления жизненными силами чародей слабо себя контролирует, становясь практически берсерком! Мы топчемся на месте!

«Сдаётся мне, обвинитель пытается воздействовать не на Совет» — мрачно подумал Мэнлиус. «Он из раза в раз повторяет одну и ту же мысль, чтобы навязать Совету общественное мнение. Играет на страхах других членов ордена.»

— Это просто смешно, — коротко и зло хохотнул обвинитель. — Вместо того, чтобы доказывать невиновность своего подопечного, вы пытаетесь обвинить пострадавшего!

— Кто и кажется смешон, так это вы, господин обвинитель, — так же рассмеялся защитник. — Вы пытаетесь обвинить ученика, когда все обстоятельства дела как на ладони, в голозаписи! На самом деле вы просто манипулируете общественным мнением, играя на страхах наших братьев и сестёр!

— И эти страхи вполне справедливы!

— К порядку! — снова призвал сюда. — Обвинитель и защитник не должны допускать балагана! Есть ли что-то ещё сказать сторонам по существу дела?

— Естественно есть, — откашлялся обвинитель. — Господин судья, господа и дамы присяжные, гости суда. Несомненно, мы все должны исходить из закона. Я просто напоминаю вам о последствиях этого процесса. Мэнлиус Алэйр повредил разум одного из магов башни, создав опасность для всех нас. Не нужно мне говорить, как трудно защищать психически больных людей от воздействия Бездны. Пускай действия ученика Алэйра были вынужденными, но он не предусмотрел всех последствий своих действий. Я взываю к Совету, вспомнить об ответственности перед всей Башней при вынесении вердикта. У меня всё.

— Слово защиты! За этими словами не стоит никакого законодательного акта!

— Ошибаетесь! За этими словами стоит самый древний законодательный акт, «право на жизнь» — хищно оскалившись, произнёс обвинитель. — Я обвиняю Мэнлиуса в нарушении первого пункта кодекса ордена! Маг не должен использовать свою магию или свои навыки для убийства членов своего ордена! Мэнлиус Алэйр своими действиями несёт угрозу для всех нас!

Совет зашептался. В зале снова заговорили.

— К порядку! — в очередной раз призвал судья. — У защиты или обвиняемого есть что сказать?

Мэнлиус и защитник были поражены наглостью обвинителя, посмевшего обвинить Мэнлиуса в нарушении первого закона. Поэтому вид у них был сейчас беспомощный.

— В словах господина обвинителя нет ничего, что касалось бы закона, — повторил защитник.

— У меня есть что сказать, — добавил Мэнлиус, к тому моменту кое-как справившись со своими эмоциями. — Я… э-э-э, не такой безответственный, как, э-э-э-, кажется господину обвинителю. Готов, э-э-э-, взять шефство, э-э-э- над Джозефусом Клетесом и, э-э-э-, во всём ему помогать, пока он не придёт в себя.

В зале послышались смешки, а обвинитель посмотрел на него откровенно враждебно. Мэнлиус не был обязан выдвигать такое предложение, но ему действительно было неловко из-за того, что он применил Чёрную Комнату на человеке. Он действительно хотел искупить свою вину.

— Это решит суд, — сказал судья и снова вызвал звук гонга. — Суд удаляется на обсуждение.

— А эти красивые слова обвинителя подкреплены каким-нибудь законом, — спросил Мэнлиус у защитника.

— Моя защита выстроена идеально, — как-то неуверенно сообщил защитник. — Но обвинитель легализовал возможное обвинительное решение, призвав общественное мнение. Все боятся как огня, что в Башне может что-нибудь случится. Ещё больше бояться вторжения Бездны. Обвинитель сыграл на страхах и связал совету руки. Члены ордена будут очень недовольны оправдательным решением.

— Но всё-таки решение выносит судья и присяжные по итогам их обсуждения?

— Да, верно…

Мэнлиус не выдержал и хищно оскалился, вспомнив о своём козыре. Обвинитель с беспокойством посмотрел на него. Мэнлиус по-прежнему скалился.

— У вас есть какой-то план, Мэнлиус? — обеспокоенно спросил защитник.

— Кто знает, кто знает, — загадочно ответил парень и продолжил сохранять хищный оскал.

Судья с советниками вернулись через полчаса. Сложно было сказать, что происходило за закрытыми дверями. Заклятие Заглушки надёжно подавляло любой шум. Часть советников вышла сильно недовольными.

— Суд вынес решение, — сообщил судья. — Принимая во внимание спорность позиции обвинения и возможную часть вины со стороны Джозефа Клетеса, с Мэнлиуса Алэйра снимается обвинение в намеренном нарушении Запретного Кодекса. Суд так же ставит под сомнение обвинение в нарушении Первого Закона, поскольку оно ничем не прикреплено. Однако суд считает, что применение Чёрной Комнаты на человеке в стенах Зачарованной Башни было опасным и безответственным решением. Суд принял во внимание комментарий обвиняемого о поддержке потерпевшего и считает, что для Мэнлиуса Алэйра ещё есть надежда. Он должен доказать свою ответственность на испытании. Об испытании будет объявлено в дальнейшем.

— Ха, они выкрутились, Мэнлиус, выкрутились! Да и мы тоже! — восхищённо воскликнул защитник, похлопав подопечного по плечу.

В зале послышался недовольный гомон, а сам первый ученик чувствовал только, что оттянул свою участь. Однако он всё же показал, что так просто не дастся, и время для дальнейшего плана выиграно.

Глава 3 Внутренняя тьма

Сидя в кабинете Амброзиуса Мэнлиус ещё не верил, что ему удалось вот так выкрутиться. Конечно, он заплатил определённую цену, но поверить в свою внезапную победу было очень тяжело. Учитель с кем-то общался, а незадачливый Первый Ученик ждал разбора полётов, готовый провалиться сквозь землю от стыда.

«Мне очень повезло, что я успел договориться с Ним» — подумал Мэнлиус. «И почему Он вообще решил сделать это предложение? Мы не в самых дружественных отношениях. Да и как к этому отнесётся учитель…»

Звук шагов заставил Мэнлиуса вздрогнуть. Амброзиус вошёл в помещение, и его ученик почувствовал, как атмосфера сгустилась. А может ему и показалось…

— Да уж, Мэнлиус, подкинул ты мне сюрприз, — сказал Амброзиус спокойным тоном, от которого его ученику сделалось особенно страшно  (уж лучше бы кричал или ругал).

— Простите, учитель, у меня не было выбора, — выдавил из себя Мэнлиус осипшим голосом.

Неожиданно ему на плечо легла рука и заставила вздрогнуть.

— Ну-ну, это был вопрос времени, когда Вэриниус чем-нибудь тебя спровоцирует. Или кто-нибудь другой. Место у тебя незавидное, мой мальчик. — проходя к своему месту, магистр дружелюбно улыбнулся ему и уселся за свой стол. — Итак, чем ты их взял?

— Мне кое-кто помог, — Мэнлиус почесал щёку, стараясь смотреть куда-то в сторону. — Ох, ладно, мы с графом Вэриниусом заключили мировую.

— Ого, — магистр удивлённо приподнял брови. — Сначала ты храбро ведёшь себя с этим нахалом, затем соглашаешься на дуэль, затем уделываешь советников, мечтающих поставить на твоё место кого-нибудь своего. Причём уделываешь, заключив договор с тем же самым нахалом, пойдя наперекор своей гордости. Да ты сильно вырос, мой мальчик.

— Спасибо, учитель, — Мэнлиус удивлённо поморгал. — Но не знаю, понравится ли вам условие нашей с Виктором сделки.

— Говори уж, а там посмотрим.

— Я бы хотел порекомендовать его на место второго вашего ученика. Даю гарантии, что мы будем работать вместе на общее благо. Я буду сдерживать себя изо всех сил, чтобы не провоцировать новых конфликтов.

Амброзиус облегчённо рассмеялся. Мэнлиус снова удивлённо поморгал, недоверчиво глядя на эту реакцию.

— Ох ученик, хватит заваливать меня потрясениями, — отсмеявшись, произнёс магистр. — Я не ожидал, что ты примешь такое мудрое решение. У меня был договор с его семьей. Но потом я встретил тебя и посчитал помощь тебе более важной… для всего. Я не хотел брать графа, потому что боялся, что он будет давить тебя своим высокомерием. Но вижу, вы уже всё решили. Чья это была идея? Аэтиуса? Такие внезапные договорённости вполне в его стиле.

Мэнлиус снова отвёл взгляд. «Что он имел в виду, говоря, что помощь мне более важна для всего?» — который раз задался вопросом парень.

— Ох ученик, ну чего тут стесняться. Ты сделал всё правильно и победил личностей сильно влиятельнее тебя. Иногда нужно наступать себе на горло, но заключать полезные договорённости. Ты сильно вырос и поумнел, так что я тебя хвалю.

— П-п-п-правда? — Мэнлиус нашёл в себе силы посмотреть на магистра.

— Ну конечно! У меня душа поёт, когда я думаю, как вы с графом уделали совет! Знаешь, Виктор ведь тоже противостоит советникам, поскольку они пытаются использовать его в своих целях. Если бы его поставили только они, он был бы сильно от них зависим. А тут он прошёл благодаря протекции того, кто считался его врагом. Так что, объединившись, вы усилите свои общие позиции. В общем, я поддерживаю твоё решение…

— Но? — предположил Мэнлиус, почувствовав недосказанность.

— Но от испытания оно тебя не убережёт. Тебя ждёт трудное и опасное путешествие. Слышал ли ты когда-нибудь о Нерте Олкандер?

— Известная учёная-археолог?! Моё задание будет связано с ней?! Да вы шутите?! — удивлённо воскликнул Мэнлиус, даже приподнявшись с кресла.

— Хе-хе, вижу, тебя это заинтересовало, — удовлетворённо усмехнулся Амброзиус. — Действительно, для хранителя легенд вроде тебя работа с таким мастером будет полезнейшим опытом. Так уж получилось, что Нерта остановилась в нашей башне и ей нужны сопровождающие на заседание Альянса Возрождения в башню Танцующего Тумана. Дело будет не простое. Вы с напарником выступите как приманка, в то время как второй корабль со мной и парочкой сильных мастеров будет идти на некотором отдалении. Мы опасаемся предательства и решили подстраховаться. Кроме того, я боюсь, Совет через мастеров попытался бы повлиять на Нерту, поэтому я уравновесил ситуацию… опытными учениками. Фактически вы подготовлены как адепты, так что шансы выжить имеете.

Мэнлиус присвистнул, а потом осёкся, вспомнив, что это невежливый жест. Да и оговорки магистра оптимизма не внушали. «Неужели всё настолько плохо, что он не может доверять мастерам?» — недоверчиво подумал первый ученик.

— Простите, это действительно большая честь, помогать госпоже Олкандер. Хотя чувствую, что задание будет чертовски опасным. Говорят, госпожа участвует в опасных делах.

— Верно. Её интерес к прошлому связан с тёмными секретами нашего мира. Она постоянно посещает мрачные заброшенные места, в которых можно встретить древние машины, опасные заклятия, мутантов или даже демонов. Кроме того, за ней охотятся демоны и другие маги. Но она является мирным хранителем легенд, поэтому я решил усилить её демонологом и боевым магом.

— Понятно, — неуверенно произнёс Мэнлиус. — Значит, мне придётся опять иметь дело с ними… с демонами… И не только…

— Ты справишься, — с ободряющим видом произнёс Амброзиус. — Ты ведь уже справлялся в тех экспедициях, когда брали учеников, верно? После последнего боя с демоническим стражем я решил, что вам с Адрианом можно доверять более ответственную работу. Значит, опыт у тебя есть. А в качестве боевого мага я позволю тебе взять любого, кого ты порекомендуешь. Кроме того… я не хочу чтобы ты прошёл инициацию в Башне. Тебя ждёт инициация в Храме Магии.

Мэнлиус снова присвистнул:

— Блин, снова извиняюсь… Но почему не в Башне?

— Всё из-за сложности твоего положения. Я опасаюсь, что в Башне тебя попытаются убрать. А Храм Магии находится в ведении Церкви Небесного Круга. Политически они нейтральны и не будут вмешиваться в интриги.

— Вот как… — озадаченно произнёс Мэнлиус и потупил взгляд, неуверенный, нравится ему эта затея или нет.

«Может лучше на изгнание согласиться?» — мелькнула в голове крамольная мысль.

— Мэнлиус, — магистр ободряюще посмотрел на него. — Я бы не стал тебе всё это предлагать, если бы не верил, что ты справишься. Будь ты слабее, я бы выбрал другое испытание.

Мэнлиус выдавил неуверенную улыбку, но смотрел куда-то в сторону:

— Хм, тогда я бы хотел взять в напарники Адриана. Он будет только рад куда-нибудь выбраться.

— Прекрасный выбор, — одобрительно кивнул Амброзиус. — Хотя вы часто собачитесь, но на самом деле вы неплохая команда. Ждите и готовьтесь. Передай стервецу, что он получит награду за помощь. Потом загляните ко мне, я представлю вас Нерте.

* * *

Покинув кабинет магистра, Мэнлиус задумался, почему обращается именно к Адриану. Они постоянно спорят друг с другом и их отношения больше похожи на соперничество. Можно ли будет доверять такому напарнику? Тем не менее, Мэнлиус также вспомнил и то, что от Адриана никогда настоящих неприятностей не получал. Более того, Адриан его всегда по-своему поддерживал. И ещё именно он взялся обучать Мэнлиуса боевой магии, когда магистр посчитал, что это искусство нужно освоить. Да и в своих мыслях Мэнлиус часто возвращался к их странным отношениям. «Адриан, чтоб тебя» — подумал Мэнлиус, идя по коридорам башни и рассеянно кивая знакомым ученикам. «Что нас связывает, засранец ты эдакий?»

Пока Мэнлиус шёл к их с Адрианом комнате, он заметил, как изменилось к нему отношение остальных магов. Теперь на него смотрели с опаской. Некоторые вежливо кивали, другие заискивающе улыбались. Пара девушек, ранее проявлявших презрение, проявляли внимание, озаботившись его самочувствием. Мэнлиус чувствовал мрачное торжество, в его глазах в этот момент играл дьявольский огонь, а губы изгибались в жуткой ухмылке, заставлявшей всех, кто пытался к нему подкатить, шарахаться в стороны. Он уверился в том, что поступил правильно, среагировав на выпад Виктора, приняв вызов его заступника и нанеся по мозгам последнего сокрушительный удар Чёрной Комнатой.

С Виктором, он, кстати, тоже пересёкся.

— Алэйр, — коротко поприветствовал Мэнлиуса аристократ, на сей раз идущий без своей свиты. — Надо поговорить.

— Да, конечно. Давай проветримся.

Вышли на балкон, куда маги часто любили выходить для разговоров. Некоторые балконы были довольно широкими и даже были оборудованы удобными скамейками и столиками. Температура регулировалась на такой высоте магическим образом. Остальные маги увидели, как эта парочка выходит, и напряглись. Начали перешёптываться, пытаясь понять, что теперь связывает соперников. Вэриниус между тем произнёс кодовое слово, активирующее одно из балконных заклятий — Заглушку.

— Если ты о нашей договорённости, я помню об этом, — сообщил Мэнлиус, спокойно, без страха, смотря на графа.

— Да? Удивительно, я думал, ты об этом забудешь. Как раз хотел напомнить.

— Не беспокойся, я подумал, твоё предложение будет меньшим из зол. Но почему ты его сделал?

— А если я скажу, что ты меня восхитил?

— Что?

— Твоё решение принять мой вызов показало, что ты ещё можешь быть полезен башне на месте первого ученика. Я лишь хочу дополнить это место и усилить наши общие позиции.

— Да ладно, хочешь сказать, что ты доставал меня не из ревности?

— О боги, парень, что в твоих мозгах? Мы, аристократы, беспокоимся исключительно об общем благе. Ну ладно, по крайней мере моя семья.

«Ага, как же» — не поверил Мэнлиус.

— Так или иначе, но с этим противостоянием совету мы с тобой в одной лодке, — продолжил Виктор, ухмыльнувшись. — Почему бы не объединить усилия?

Мэнлиус задумался. Чёртов аристократ был прав, но не хотелось принимать это предложение так легко. Не хотелось показывать готовность хвататься за любое предложение теперь, лишь бы сохранить своё место. «Пусть ублюдок понервничает» — подумал Мэнлиус. «К тому же я не хочу, чтобы он принимал решения и от моего имени. Тут надо всё обдумать».

— Такие решения так просто не принимаются. Я подумаю об этом, — сообщил Мэнлиус. — Послушай, ты итак стал первым учеником, а я отправляюсь на испытание. Нам пока достаточно этого. Для совместной работы нужно… эээ, поработать совместно, как бы неуклюже это не звучало. Верно?

— Ха, не доверяешь? — спросил Виктор, тем не менее, смотря понимающим взглядом. — Ладно, ладно. Думай, время у тебя есть. Только помни, что за время твоего испытания расклад может измениться. Как долго оно будет, кстати? Куда тебя отправляют?

Мэнлиус подумал, стоит ли об этом говорить, и решил уклониться от ответа.

— Вопрос пока решается. Это всё что я могу сказать.

— Ох какие мы таинственные, — хохотнул Вэриниус. — А я вот что скажу. Тут приехала та самая Нерта Олкандер. И ходит слух, что магистр собирается выделить ей хранителя легенд и боевого мага из наиболее опытных учеников. К чему бы это, как думаешь?

Мэнлиус с трудом заставил себя спокойно смотреть на Виктора и пожал плечами.

— А к тому, что нашему высокому начальству не очень-то выгодно выделять мастеров или опытных адептов! Такие решения принимаются при поддержке Совета, а Совет сопротивляется. Они почему-то не хотят, чтобы госпожа Олкандер добралась до заседания Альянса! Они ведь могут и устроить что-нибудь во время путешествия госпожи-археолога! — рассмеялся граф и, похлопав Мэнлиуса по плечу, направился к выходу.

Первый ученик задумчиво посмотрел ему в след. «Не жалко, значит?» — подумал он. «Вот ублюдки. Значит, Нерту попытаются пустить в расход? Но наставник объяснял всё совсем по-другому! Ох, куда я ввязываюсь…»

Размышляя над своей тяжкой судьбой, Мэнлиус направился искать соседа. Нашёл его в их комнате, куда блондин заскочил в перерывах между работой на наставника. У Адриана тоже имелся свой наставник, бывший искателем. Ученичество у кого-либо из магов предполагало не сидение за партой, а постоянную работу на интересы наставника. Порой вообще приходилось работать мальчиком на побегушках, поднося кофе или ещё что-нибудь. Стоит отметить, не всем так везло как Адриану и Мэнлиусу. Многие маги обучались в орденском колледже примерно по тому же принципу, обучаясь на практике в процессе работы. Обучение у наставников считалось более полезным, поскольку со временем маг получал специфический опыт, которого не давало стандартное образование орденского колледжа.

— Весь в делах, я смотрю? — поинтересовался Мэнлиус, добавив тону побольше язвительности  (их привычный стиль общения).

— Вы посмотрите на нашего прынца, — тем же тоном отметил Адриан, намеренно исказив последнее слово. — Не всем, знаешь ли, положение обеспечивает лёгкую жизнь. Нам, простым смертным, приходиться крутиться.

— Боги-боги, что за отношение, — хохотнул Мэнлиус. — А я ведь тебя пришёл спасать от рутины!

— Быть не может! И не подумаю! Я скорее потону, чем позволю такому как ты себя спасти!

— Ну это перебор. Магистр поручил мне дело, знаешь ли. Нужен опытный боевой маг для сопровождения.

— Я передумал! Детали? В какие руины мы полезем на этот раз?

— Никаких руин на первый взгляд. Хотя не факт. В качестве испытания мне назначили сопровождать Нерту Олкандер.

— Ох, да ладно?

— Именно так. И магистр позволил мне взять боевого мага. Ещё и награду за помощь тебе обещал. Ну так как?

— Обеими руками за! Но почему ты обратился ко мне? Мы же постоянно собачимся друг с другом.

Мэнлиус предполагал, что Адриан задаст этот вопрос и боялся его.

— Сам не знаю. Но ты обучал меня боевой магии и потому тебе я могу больше доверять, чем другим, — уклончиво ответил Мэнлиус. — Могу взять Вэриниуса, впрочем.

— Да ни в жизнь! Он не может быть круче меня! — возмутился Адриан и рассмеялся. — Ох, парень. Значит, всё-таки признал мою крутость? Ну ладно! За это я, так и быть, составлю тебе компанию. А пока расскажи подробности!

* * *

Споря о ходе предстоящего испытания, соседи добрались до кабинета магистра. Мэнлиус испытывал сильное волнение при встрече со знаменитой учёной. Снова вернулись его страхи, он снова начал бояться сделать что-то не то. Заметив перемену настроения соседа. Адриан толкнул его локтем.

— Эй-эй-эй, даже не думай позориться! Я тебя буду потом высмеивать всю неделю! — пообещал он, на что Мэнлиус со страдальческим видом закатил глаза.

Слова соседа помогли ему прийти в норму, и парень постучал в дверь. Магистр о чём-то дружески беседовал с Нертой. У Мэнлиуса даже сложилось впечатление, что они друг друга давно знают. «Может это и к лучшему?» — подумал парень. «Пусть даже совет не горит желанием помогать Нерте, но уж давний друг окажет ей поддержку».

Когда ученики вошли, магистр повернулся к ним:

— О, вы, наконец, пришли. Присаживайтесь, выпьем чая. Нерта, позволь представить тебе лучших учеников башни. Мэнлиус Алэйр, хранитель легенд и демонолог. А так же Адриан Леониус, искатель, специализируется в магии воздуха с уклоном в электричество. Они уже получили достаточный практический опыт для путешествий и смогли справиться с двумя демоническими стражами. Мы с советом посчитали их подходящими, и, я думаю, они выживут при исполнении нашего плана о приманке. Ребята, это Нерта Олкандер, известная учёная и археолог. Адриан, полагаю, Мэнлиус тебе уже всё рассказал. Вам будет выделен корабль.

— Для меня большая честь познакомиться с вами, госпожа Олкандер, — Мэнлиус учтиво поклонился, как полагалось.

— И для меня тоже, — Адриан тоже поклонился, правда, несколько картинно, поскольку он не любил церемоний. — Надеюсь, наше путешествие будет интересным.

Мэнлиус толкнул его плечом, напоминая, что сосед позволил себе слишком много. Адриан толкнулся в ответ. Нерта с интересом рассматривала их и хихикнула, глядя на всё это мальчишество.

— Я тоже рада знакомству с вами, ребята. Полагаюсь на вас, — приветственно кивнула она. — Тем не менее, я бы хотела их испытать.

— Да-да, конечно.

Пока они говорили, Мэнлиус с любопытством рассматривал Нерту. Женщина казалась ему интересной. Года на три старше их. Она отличалась от тех изысканных, пышно одетых чародеек, которых видел он в башне, и каждая из которых была воплощением мужских фантазий. В отличие от них Нерта предпочитала короткую причёску, простую и удобную дорожную одежду  (и даже мужские штаны!) и сдержанные зелёно-коричневые цвета в одежде. Даже формы имела не самые выдающиеся. И даже косметики использовала самый минимум, но при своём скуластом лице со вздёрнутым носом казалась по своему симпатичной. Понравилось Мэнлиусу и то, что Нерта была рыжей, как и он сам. «Правильно, нас рыжих должно быть больше. Мы должны держаться друг друга» — с иронией подумал он, чтобы поддержать позитивный настрой и запихнуть подальше своё волнение.

А вот на Адриана Нерта не произвела особого впечатления. Искатель лишь скользнул по ней взглядом и продолжил сохранять натянуто-любезный вид. Мэнлиус неплохо знал соседа и помнил, что тот предпочитал ухлёстывать за ученицами, стремящимися к классическому стилю изысканной чародейки.

Тем временем учёная не шевельнулась, но Мэнлиус почувствовал касание силы. «Ментальная магия!» — понял он. «Госпожа-археолог является псиоником!».

Адриан нахмурился:

— Не люблю, когда лезут в мои мозги. Уж простите, госпожа-учёная, но это будет не просто, — процедил он сквозь зубы и заметно напрягся.

— Надеюсь на вас, друг мой, — хищно улыбнулась Нерта и усилила давление.

Адриан стиснул зубы и сжал голову руками.

— Ну… уж… нет, — прорычал он.

Мэнлиус тоже попытался защитить свой разум, выстраивая оборону из отвлекающих образов. Однако от давления Нерты снова подступил страх. А страх Мэнлиуса был особенным, он мог высвободить тайные силы, дремлющие в его подсознании. Глаза молодого хранителя легенд начали закатываться, а сознание начала заполнять пустота. Нерта, судя по её реакции, тоже это почувствовала. Её взгляд стал удивлённым и испуганным.

— О боги, Амброзиус, что вы сотворили со своим учеником? — потрясённо выдавила она.

— Я сделал мощный козырь, Нерта, — ухмыльнулся Амброзиус. — Ну как, разве его реакция не показывает, что он готов?

— Я… должна… попытаться… — выдавила учёная и продолжила своей ментальной магией взламывать разум Мэнлиуса.

Адриан к тому времени рухнул на одно колено, но тоже по-своему держался. Впрочем, ему приходилось тяжелее, чем Мэнлиусу.

Вот только взламывать там оказалось нечего. Она обнаружила пугающую пустоту. Пустоту, которую можно было сравнить с Бездной.

— Нет…. Хватит… — с трудом произнесла Нерта и прекратила давление на обоих. — Они хороши. Они смогут выдержать влияние демонов. Даже среди мастеров я порой не встречала такого умения противостоять ментальным чарам.

— Ха, они прошли мою подготовку, — усмехнулся Амброзиус. — Ладно, парни, добирайтесь до дивана и приходите в себя. Нерта высоко вас оценила, а это дорого стоит.

* * *

Они стояли в огромном помещении цеха Небесных Доков и чувствовали себя потерявшимися среди огромного количества разнообразных механизмов. Небесные Доки представляли собой огромное прямоугольное строение около трёхсот метров в высоту и одного километра в длину. За стенами здания располагались мастерские и цеха, склады, пункты управления и пункты энергообеспечения. На крыше здания находилась площадка, куда приземлялись воздушные корабли самых разных форм и размеров. Одни напоминали серебристые стальные сигары или акул, другие — водные суда, третьи представляли собой беспорядочное на первый взгляд скопление блоков. Когда они приземлялись и закреплялись механизмами, огромные ворота под ними распахивались и из недр Небесных Доков к кораблю устремлялось множество механизмов на обслуживание. Без силы людей и нелюдей тоже не обходилось. Множество техников трудились над каждым из кораблей. Соединяясь вместе в единый рабочий ритм, механизмы и живая сила напоминали симфонию слаженностью своей работы.

— Всякий раз как посещаю это место, дух захватывает, — прокомментировал Адриан зрелище работающего цеха.

— Да уж, мне здесь не по себе, — пожаловался Мэнлиус. — Слишком шумно и суетно.

Мэнлиус и Адриан уже успели переодеться. Мантии кабинетных магов сменили на более практичную одежду — штаны, сапоги, рубашки и жилеты, шейные платки, плащи и широкополые шляпы. В качестве оружия прихватили с собой жезлы. Жезл был традиционным оружием мага. В него можно было зарядить любое заклятие, а некоторые жезлы вмещали в себя два и даже три заклятия, хотя последние считались наиболее дорогими. Через Жезлы можно было так же пропускать собственные заклятия, экономя таким образом энергию.

— Это ненадолго — похлопал Мэнлиуса по плечу магистр. — На корабле обычно спокойнее, а уж какое спокойствие охватывает, когда вы поднимаетесь на палубу и смотрите на открывающийся за обзорными иллюминаторами вид, словами не передать. Люблю это ощущение. Жаль, что всё это делается не магами, и наши не способны достичь такого величия.

— Я не вижу капитана корабля, — заметила Нерта. — Разве он не должен был нас встретить?

— Подождём немного, наверное, заполняет таможенные бумаги, — предложил Амброзиус. — От этой чёртовой бюрократии никуда не деться.

Они устроились на гостевых скамейках. Мэнлиус вспомнил, что всё это пугавшее его великолепие магам не принадлежало, и задумался, как то могло быть. Как горстка сумрачных гениев создала парящую в небесах Академию Бесконечных Небес и безо всякой магии создала эти удивительные изобретения. Воздухоплаватели благополучно пережили Тёмные Века и стали влиятельнейшей социальной группой, полностью независимой от кого либо. Они сохранили старую транспортную сеть и усовершенствовали её, принесли Башням относительно безопасную торговлю и собственную банковскую систему. И всё это без единого заклятия, с помощью одной только технологической мощи. Лишь после строительства Небесных Доков маги помещали сюда собственные техномагические устройства для контроля и отслеживания всего что только можно. Без этих устройств работать среди постоянного шума устройств магу было бы довольно сложно.

— По-моему не совсем правильно, что всё это нам не принадлежит, — поделился мыслью со спутниками Мэнлиус.

— Ничего не поделаешь, — согласно покивал магистр. — Воздухоплаватели сохранили все ключевые технологии покорения неба. А мы в это время были заняты выживанием на земле… Я даже думать не хочу, что будет, если какой-нибудь идиот пойдёт против Академии.

— Так или иначе, они на нашей стороне. Воздухоплаватели также заинтересованы в возрождении цивилизации, как и Альянс, — заметила Нерта. — Не беспокойтесь об этом, юный хранитель легенд.

Но что-то ещё не давало парню покоя. Он беспокойно озирался по сторонам и инстинктивно словно пытался кого-то найти среди теней, прячущихся за механизмами, и в толпе снующих туда-сюда людей и нелюдей.

— Магистр, мне не даёт покоя некое смутное беспокойство, — пожаловался рыжеволосый. — Кажется, оно связано с Этим…

— Экстраординарное восприятие… — Амброзиус мрачно покачал головой. — Ну, вполне возможно, что-то может произойти. Помни о ключевой задаче. Вы должны прежде всего заботиться о безопасности Нерты.

— Как вообще можно обойти нашу систему безопасности? — фыркнул Адриан. — Если бы она была слаба, демоны или другие ордена тут так бы и шныряли!

— В любой системе безопасности есть брешь, — снова покачал головой магистр. — Поэтому стражи постоянно исследуют нашу защиту. Хотя если они ничего не заметили, а почувствовал Мэнлиус, значит плохо сработали.

— Или имела место намеренная сдача интересов, — бодро отозвался Адриан.

— Всегда поражался твоему оптимизму, юный искатель, — ухмыльнулся магистр.

В этот момент из помещения таможни вышел капитан, отсалютовал им и направился в их сторону. Ему компанию составлял, судя по мундиру, старший техник. Мэнлиус забеспокоился ещё сильнее. Ещё пристальнее он пытался вглядеться в тень капитана и ему показалось, будто она двигается сама по себе. Причём из-за своих сил это мог заметить только Мэнлиус. Он шепнул о том, что увидел, магистру.

— Хорошо что ты это заметил, — кивнул тот. — Я прикажу задержать капитана. Ты нам можешь понадобиться.

Магистр приложил палец ко лбу и послал приказ стражам по Дальносвязи.

— Для начала постараемся выманить его в более спокойное место. Если мы начнём задержание здесь, он будет прикрываться механизмами и другими людьми, — шепнул Амброзиус после этого.

Мэнлиус кивнул. Дождались, пока капитан и старший техник не подошли к ним.

— Добрый день, джентльмены и леди, — коротко поклонился капитан. — Я капитан Клаудис Онесимус. Это старший инженер Пелагий Просперо.

— Рад знакомству, — поклонился тот. — Докладываю, магистр. Все системы корабля исправны. Судно готово к отлёту.

— Очень хорошо, — кивнул Амброзиус. — Но у нас тут появился неожиданный груз. Мы хотели бы, чтобы капитан Онесимус прошёл с нами на наш склад, осмотрел его и подписал бумаги.

— Груз на вашем складе? — нахмурился капитан. — Он должен быть здесь! В погрузке не должно быть проволочек!

— Ах, это вина наших кудесников, — виновато заулыбался магистр. — Но этот груз очень нужен в предстоящей экспедиции.

Капитан продолжал хмуриться и с подозрением осмотрел всю компанию, особенно задержав взгляд на Мэнлиусе. Поймав его взгляд, парень, почувствовал какой-то неестественный холод, подступавший непонятно откуда, из некоего чуждого их реальности пространства.

— Ладно, — сказал капитан, вздохнув. — Показывайте ваш груз.

Прошли к складскому помещению, которое стояло недалеко от Небесных Доков. Амброзиус всё время улыбался и болтал о бюрократических трудностях. Подвели капитана к каким-то ящикам.

— И что здесь может быть?

— А, мы сейчас покажем, — магистр повернулся к Адриану и подмигнул. — Адриан, поищи лом, где-то здесь был.

— Лом? Вы пользуетесь ломом вместо магии? — недоумевал Онесимус.

— Зачем тратить лишнюю энергию? — продолжил улыбаться магистр, пока Адриан нарочито медленно искал требуемый предмет.

Тем временем пальцы магистра за его спиной заплясали в танце, складывая нужный узор.

— Глупцы… — вдруг прорычал Клаудис. — Думаете меня удержать здесь?

Его глаза заполнились тьмой, а тени жили своей жизнью уже достаточно открыто так, что все это видели, а не только Мэнлиус. На полу тем временем подо всей компанией появилась магическая печать — круг с вписанным в него затейливым символом. Воздух внутри круга завибрировал от переполнявшей его силы. Каждый из магов почувствовал защиту и не стал создавать свою. А вот для капитана, или точнее, той сущности, что сделал в нём, никакой защиты не предполагалось. Капитан нечеловечески зарычал и бросился вперёд прямо на Нерту Олкандер. Её окружило пульсирующее переливающееся золотистым светом защитное поле. Вспышка отшвырнула капитана назад. Он попробовал манёвр на Мэнлиусе, но результат был тем же. Попробовал вырваться и тоже неудачно.

— Как рыба на крючке, верно, демон? — ухмыльнувшись, поинтересовался магистр. — Мэнлиус, ты уже достаточно испугался?

Рыжеволосый нервно усмехнулся.

— На его беду да, учитель.

Произнеся эти слова, парень добавил ещё несколько слов и сложил руки перевёрнутым треугольником. Из треугольника вырвалось облако тьмы и устремилось к демону.

— Аррргх, этой силой меня не взять! — расхохотался демон, но тьма окружила его.

— Это был Язык Древних? — удивлённо спросила Нерта.

— Верно, — усмехнулся магистр. — Мы с Мэнлиусом неплохо его знаем. Его заклинание требует для активации именно слов на этом языке. Давайте дадим ему сосредоточиться. Сейчас мой ученик должен войти в особый транс.

Мэнлиус действительно закрыл глаза и попытался сосредоточиться, отбросить всё происходящее вокруг и, используя связывающей его с собственным заклятием энергетический канал, перенестись в облако тьмы. Одержимый тем временем отчаянно пытался вырваться, но психическая сила Первого Ученика не позволяла ему это сделать. Однако Чёрная Комната пока не могла подавить его полностью. Демон сопротивлялся изначально заложенному в заклятие страху перед смертью. А значит Мэнлиус должен был подобрать другой страх. Соединившись с заклятием, он начал создавать иллюзии для демона, одна за другой. Вот демон встречает более сильного демона на охоте. Не годится. Демоны всегда завидуют друг другу и ненавидят друг друга. Можно было бы создать особенно сильного соперника. Мэнлиус попробовал вызвать напоминающую огромного трёхглавого волка демонического стража. Демон стал вести себя осторожнее, но не поддался. Тогда первый ученик попробовал другую ситуацию. Он вызвал образы нескольких магов, которые с помощью мощных заклятий экзорцизма подчинили демона, вселившегося в капитана корабля. Эта иллюзия вызвала у демона некоторый страх и ослабила, но демон ещё сопротивлялся базовой эмоции Чёрной Комнаты.

Мэнлиус занервничал. Что если это особенно сильный демон и он с ним не справится? Что будет тогда?

— Хе-хе-хе-хе, — рассмеялся тихим смехом, напоминавшем шелест листвы, одержимый. — Боишься? Правильно боишься. Знаешь ли ты, что демоны могут соединяться с любой энергетической формой? Ведь мы сами энергетические существа. Нам ничего не стоит взять под контроль ваши заклятия.

Эти слова несколько расходились с попыткой демона вырваться за пределы Личного Барьера магистра, поэтому Мэнлиус смог сдержать свой страх.

— Что-то я не видел этого раньше, — произнёс он, постаравшись придать голосу как можно больше насмешливости. — Я придумал ещё кое-что, чтобы тебя развлечь.

Где находился первый ученик в этот момент? Он всё ещё стоял вместе со своими спутниками, но пребывал в трансе. А вот его сознание переместилось в заклятие и именно там Мэнлиус говорил с одержимым.

Одержимый или демон? Какая здесь может быть разница? Как демонолог, Мэнлиус знал, что иногда разница действительно стирается. Демон настолько долго пребывает в теле, что всё больше соединяется с сознанием носителя. Они становятся одним целым. Но Мэнлиус надеялся, что демон сидит в теле капитана не так давно. Лишь в таком случае у одержимого был шанс пройти через охрану города-под-куполом. Демон спал в подсознании носителя до поры до времени. И если дела обстояли именно так, значит капитана ещё можно было спасти. В противном случае Чёрная Комната его бы только убила.

Но вот вопрос, что будет с капитаном дальше? Подписание контракта с демоном приравнивалось законами Альянса к предательству и каралось казнью. Хотя могли быть и варианты — например, бывший одержимый мог согласиться на консультации в исследованиях демонологов. Захочет ли этого капитан?

Из-за сомнений Мэнлиуса демон начал вырываться из-под контроля. Парень снова испугался, что завалит дело, и этот страх стал критическим. Он вернулся своим сознанием в своё тело.

Открыв глаза, парень увидел одержимого, окутанного уже собственной тьмой. Одержимый менялся, превращаясь в клубящийся туман, и кричал страшным голосом, полным чудовищной боли. Мэнлиусу аж захотелось куда-нибудь убраться подальше.

— Блин, Мэнлиус, ты должен был сохранять концентрацию, — рявкнул магистр, пытаясь опутать демона собственным заклятием.

Множество энергетических каналов окружали клубящийся туман, не позволяя ему расшириться. Крик учителя немного привёл парня в чувства.

— Простите, учитель, — виновато выдавил он, покосившись на Адриана.

Тот стоял, откровенно скучая. На соседа он посмотрел с откровенным презрением. Мэнлиус почувствовал закипающую в нём злость и отвернулся. Это была злость к самому себе.

— Это больше не повторится, — добавил он страшным тоном, заставившим Адриана и Нерту удивлённо расширить глаза, а Амброзиуса одобрительно кивнуть.

— Очень хорошо. А пока смотри. Как думаешь, что происходит?

Капитан тем временем завершал трансформацию. Теперь он был облаком клубящейся тьмы и это облако начало сливаться с охранной печатью Амброзиуса.

— Элементализация, — удивлённо выдохнул Мэнлиус. — Он теперь прошёл элементализацию! О боги, но это значит, что капитан…

— Капитан Клаудис Онесимус мёртв. Демон занял его место, — сурово произнёс магистр. — Это твоя ошибка, ученик. Помни об этом.

Мэнлиус помрачнел и опустил голову, желая провалиться под землю.

— Каждая твоя ошибка может привести к человеческим потерям. Будут гибнуть твои соратники, твои друзья… ты хочешь этого? — продолжил магистр, пока его пальцы плясали в воздухе, управляя заклятием.

— Нет… Конечно же нет!

— Тогда соберись и попробуй ещё раз! Он пытается слиться с моей печатью! Если это получится…

— Можете не продолжать. Я не допущу поражения! — пообещал парень и снова выпустил Чёрную Комнату.

Это была чертовски большая трата энергии для него, но Мэнлиус намеревался исправить свою ошибку. Окутав демона внутренней тьмой снова, парень вызвал образ, который собирался вызвать в самом начале. Несколько других демонов того же ранга высмеивали демона, занявшего тело капитана Онесимуса. Высмеивали за неудачу в охоте. Мэнлиус даже показал демону, как он допустил эту неудачу замешкавшись в погоне за некоей прекрасной женщиной.

Демон Онесимуса тем временем глухо зарычал:

— Не смей… использовать… это… на мне…

— О, страх позора перед равными, — отметил Мэнлиус. — Кто бы мог подумать, что он окажется сильнее страха перед смертью или захватом магами.

— Вы… смертные… ничего… не знаете… о нашем… обществе… Превосходство… это всё! — с трудом шипел демон, пытаясь сопротивляться психическому воздействию Чёрной Комнаты.

Но первый ученик попал в точку. В какой-то момент демон заверещал от ужаса и тьма Мэнлиуса начала поглощать его. Сам же Первый Ученик почувствовал прилив сил. Но вместе с этим приливом сил пришла и печаль от осознания того, что он делал. И даже сочувствие к демону, испытывавшему такие эмоции, ведь Мэнлиус почувствовал их так же хорошо, как и сам демон. Такова была цена использования Чёрной Комнаты. Таков был закономерный итог, когда Чёрная Комната применялась на демонах. Более они не могли вернуться даже в Бездну и становились частью Мэнлиуса.

Тьма рассеялась. Перед ними больше никого не было. Даже тела капитана.

— Я больше не могу допустить, чтобы кто-нибудь погиб, — пообещал Мэнлиус.

Хотя и чувствовал, что это обещание лишь пустые слова, пока он не победит свои панические атаки.

Глава 4 Тень среди облаков

На борту воздушного корабля Мэнлиус испытывал беспокойство, опасаясь, что демоны могут заслать ещё одного шпиона. Хотя нового капитана проверили с особой тщательностью, рыжий ему уже не доверял, как не доверял никому из тех, кто был на борту. Сейчас он с благодарностью отнёсся к суровым урокам Башни, приучившим его к здоровому недоверию к окружающим. Иногда Мэнлиус беспокоился, не перерастало ли это недоверие в паранойю. Ему хватало одной психической болезни, и он совсем не хотел страдать новой.

Тем временем новый капитан корабля — Либер Гендианус — прибывал в крайне взвинченном состоянии после тех вопросов, которыми заваливал его Мэнлиус. Шкафоподобный темнокожий мужик с длинными чёрными волосами, заплетёнными в дреды, и аккуратно остриженной бородой нависал над юным магом словно лев над жертвой. Гендианус не понимал, почему вынужден выслуживаться перед таким задохликом. Они сидели в кают-компании, и Мэнлиус устроил капитану форменный допрос. Гендианус по началу вёл себя дружелюбно, но допрос юного мага, явно не соответствовавшего званию адепта  (перед путешествием Мэнлиусу и Адриану выделили временный статус), начал его возражать.

— Послушайте, юноша, ваши вопросы понятны, но я не смогу осуществлять управление кораблём, если буду отвлекаться на вас. Маги вашего ордена заставили меня пройти через множество проверок и мы задержали рейс. Это чертовски раздражает.

— Предыдущий капитан тоже прошёл множество проверок, — напомнил Адриан, пока Мэнлиус пытался подавить извиняющуюся улыбку. — Но демон устроился в подсознании и появился, если бы не особая способность нашего друга.

— Ооо, особая способность, говорите, — полным неприязни голосом проговорил воздухоплаватель. — И что же она говорит по поводу меня? Мэнлиус Алэйр, ваши маги не только допросили меня, они раздали браслеты контроля энергии Бездны для всех членов экипажа. У вас же есть контрольные браслеты, верно? Вот и считывайте результаты по ним!

— Кто-то может снять браслет и оставить в каюте, — подал голос Алэйр.

— И как вы тогда это узнаете?

— Только досмотром. Это вопрос общей безопасности, не только госпожи Олкандер.

— Чёрт бы вас побрал… — прорычал Гендианус, но потом вздохнул. — Ладно, даю добро на досмотр личных вещей. Как приду на мостик, сразу же сообщу экипажу по Громкой Связи. Ещё что-нибудь?

Воздухоплаватель был предельно взвинчен, но Мэнлиус не мог позволить себе снисходительности. Он должен был напомнить капитану, кто они и по какой причине всё происходит. Рыжий поискал в себе злость и использовал её, чтобы прийти в себя. А тону постарался добавить твёрдости. Найти злость удалось легко, поскольку реакция капитана начала раздражать.

— Капитан Гендианус, думаете, я устраиваю всё это чтобы развлечься? Один из ваших людей, целый капитан, оказался одержимым. Какие у меня причины верить вам? Никаких. Какие у меня причины верить хоть кому-то из членов вашего экипажа? Никаких. Вы пройдете все проверки, которые мы с Адрианом посчитаем нужным устроить. В противном случае мы все рискуем рухнуть вниз или пережить участь похуже.

Капитан удивлённо приподнял брови, но вышел из кают-компании в таком раздражённом состоянии, что казалось, будто сам воздух вибрировал от его злости.

Адриан одобрительно посмотрел на спутника:

— А ты можешь доставать людей, когда хочешь.

— Не люблю я это дело, — сказал Мэнлиус, выдавив неубедительную улыбку и покачав головой. — Я больше учёный, чем боец или следователь. Хотя волей судьбы вынужден стать и тем и другим. Это основной стиль работы демонолога.

— Мне кажется, в его взгляде мелькнуло нечто вроде уважения. Похоже, ты настроен серьёзно. Нас ждёт много работы, если мы хотим осмотреть все каюты.

— Это не так сложно. Экипаж данной шхуны составляет около полутора десятка душ. Предлагаю такой план: один из нас остаётся с госпожой Олкандер, второй осматривает каюты. Так делаем три раза в сутки.

Их корабль действительно напоминал морское судно указанного класса. Разве что мачт не было и был сделан из стали, а в задней части корабля выделялись цилиндрические сопла двигателей. Палуба была крытой из-за ветров, бушующих в небесах, а паруса напоминали крылья и были солнечными, питаясь солнечной энергией в дополнение к стихийному генератору.

— Может кто-то поинтересуется моим мнением? — недовольно подала голос сама Нерта.

— Простите, госпожа учёная, но что вы имеете в виду? — непонимающе уставился на неё Мэнлиус.

— Мне невыносимо сидеть без дела, — Нерта ткнула в него пальцем. — Я бы хотела вам помочь. Моя псионика будет незаменима в поисках. Втроём мы справимся быстрее.

Адриан удивлённо посмотрел на учёную и хмыкнул. Мэнлиус покачал головой.

— Простите, госпожа Олкандер, но мы отвечаем за вашу безопасность. Если какая-то из вещей содержит энергию Бездны, последствия могут быть абсолютно любыми. Поэтому вы останетесь здесь. И без возражений.

— О боги, не будь вы телохранителем… — Нерта фыркнула и сдержалась, а затем и вовсе одобрительно кивнула. — По крайней мере, вы приняли профессиональное решение. Я рада, что доверила свою жизнь толковым ребятам.

— Это что, была очередная проверка? — возмущённо поинтересовался Адриан.

— Может быть да, а может быть нет — загадочно улыбнулась ему наигранной улыбкой Нерта. — Ладно, не буду мешать вам делать свою работу. Я хочу добраться до башни Танцующего Тумана хотя бы живой и здравомыслящей, если не целой.

Мэнлиус и Адриан как-то напряглись от такого сравнения.

— Госпожа Олкандер, это уж чересчур! — хором воскликнули они. — Не надо нас так принижать!

— Ох, шучу я! — рассмеялась Нерта. — Даю вам стимул, чтобы вы лучше старались.

Оба приняли солдатские стойки и отдали честь.

— Даём слово, что позаботимся о вас! Ваша личная армия лаз с вас не спустит!

— Боги, — снова рассмеялась Нерта. — Личная армия из двух человек. Я уже ощущаю, как наше дело завершится успешно. Ладно, начинайте свой осмотр. Не хотелось бы столкнуться с демонами на такой высоте.

Чтобы определить, кто пойдёт на осмотр первым, решили бросить монетку. В итоге на осмотр вначале отправился Мэнлиус.

— Ты сам предложил этот план, — с усмешкой бросил ему Адриан. — А мы с госпожой Нертой выпьем тут чего-нибудь…

— Эй, ты на работе!

— Чаю! Или сока! Чего-нибудь безалкогольного, дубина!

Мэнлиус удалился, бормоча беззлобные ругательства. К работе он относился серьёзнее Адриана, поэтому свою участь первого проверяющего принял легче, чем казалось.

Дальше ему предстояло осмотреть каюту за каютой чтобы вычислить проклятый предмет, где мог скрываться демон. Не забыл Мэнлиус о трюме, кают-компании и подсобных помещениях. Маг предположил, что если демона не обнаружили в носителе, шпион где-то его запечатал до поры до времени. Мэнлиус проводил сканирование помещений с помощью Ока Мага и рассчитывал, что нужный предмет выдаст себя с помощью эффекта диссонанса. Предметы, заряженные обычной магией, резонируют или диссонируют друг с другом в зависимости от школ магии. Предмет, проклятый Бездной, будет однозначно диссонировать. Но такого предмета Мэнлиус не нашёл.

«Возможно, предмет прячут где-то ещё?» — предположил парень, и наведался на склад, а затем в двигательный отсек. Там его встретил Пелагий Просперо, старший инженер, которого они уже видели в Небесных Доках. Это был невысокий, худощавый загорелый мужчина лет тридцати на вид, темноволосый, с короткими усиками и клиновидной бородкой.

— Господин волшебник, кого-то ищите? — приветливо улыбнувшись, поинтересовался он.

— Провожу обследование помещений ради безопасности экипажа, — сообщил Мэнлиус с хмурым видом. — Никто не находил чего-либо необычного?

Просперо и техники дружно помотали головами. Мэнлиус помрачнел ещё больше и внимательно осмотрел Просперо. Но уже при беглом осмотре, заметил то, что упустил из виду вначале. Глазной имплантант. Один из глаз главного инженера оказался красным, а зрачок окружал металл. В самой модификации не было ничего необычного. Не имея изначального доступа к магии, воздухоплаватели развили в себе страсть к трансгуманизму и поголовно мечтали стать даже не киборгами, а соединить своё сознание со своими любимыми кораблями. О таких воздухоплавателях ходила лишь пара легенд. Мэнлиусу, как хранителю легенд, эти мифы быстро сейчас вспомнились и заставили мигом вспотеть. «Могут ли демоны использовать технологии? Что если демон скрывается в имплантате?» — подумал парень. «Что если демон поселится в системах КОРАБЛЯ?» От одной мысли об этом сделалось дурно. Парень пошатнулся и опёрся рукой о стену.

— Всё в порядке, адепт Алэйр? — участливо поинтересовался Просперо. — Давайте я помогу сесть. Вот на этот ящик, сюда.

На эту миссию Мэнлиусу и Адриану выдали временный статус адептов. Как бы не относились к ним по-настоящему, все должны были демонстрировать учтивость и почтение к полноправным представителям Башни. По крайней мере все, кто играл по правилам альянса Возрождения.

— Всё в порядке, — усмехнулся он как можно более уверенно — Не привык ещё к воздушным путешествиям. Прежние экспедиции касались ближайших мест.

— Понимаю, — дружелюбно улыбнувшись, кивнул Просперо. — Так что, хотите осмотреть отсек?

— О, не ожидал от вас такого сотрудничества. Но вообще да.

— Не ожидали? Почему? — Просперо повернулся и махнул рукой, приглашая следовать за ним.

— Ваш капитан показался мне слишком раздражённым из-за того, что я вмешивался в его дела.

— Не злитесь на него. Капитан Либер Гендианус очень ответственный человек. Любит, чтобы всё работало как часы. Мы все здесь часть одного механизма, разве что не срослись с кораблем, хе-хе. Впрочем, тоже можно сказать о любом корабле. Но мы все на самом деле отнесёмся с пониманием к вашему беспокойству. Никому не хочется столкнуться с демоном на борту судна. Здесь слишком много механизмов, чтобы с ним было легко справиться без вреда для корабля.

Они прошли к сердцу корабля — генератору стихийной энергии, напоминавшему поставленное на обод колесо. В прошлые времена воздухоплаватели обходились двигателями других типов, но познакомившись с магами, переняли их техномагические устройства.

С площадки перед двигателем открывался хороший обзор всего помещения. Помимо двигателя здесь имелось ещё несколько устройств, стоявших по обе стороны стены. Прочие устройства были расставлены довольно тесно друг к другу. Мэнлиус посчитал, что вряд ли там можно было что-то спрятать, как и за самим двигателем. Он вызвал Око Мага, но в отсеке, полном техники, заклятие работало плохо. Эффект резонанса имел и обратную сторону.

— Что скажете? — с любопытством поинтересовался Просперо.

— Здесь вроде бы всё в порядке, — с сомнением в голосе произнёс Мэнлиус. — Но устройства мешают сканированию. Можно ли как-то осмотреть, что за машинами?

Лицо Просперо исказилось от гнева так, будто Мэнлиус сказал ту ещё ересь.

— Вы с ума сошли? Это не возможно! Нет! Никоим образом! — замахал он руками. — Все устройства зафиксированы! Освобождение от фиксации может повредить кораблю!

Мэнлиус стал совсем мрачным:

— Что ж, остался последний вопрос. Ваш новый капитан вел себя в последнее время подозрительно? Или хоть кто-нибудь?

Снова дружное мотание головами. Мэнлиус раздражённо покинул отсек. Осталось последнее место: кухня. Пускай это помещение было и маловероятно, ведь здесь всё используется постоянно. Больше всего ему не хотелось возвращаться к Адриану ни с чем и выслушивать его насмешки.

— Не понимаю, что вы тут ищите, — отметил шеф-повар, пока Мэнлиус исследовал склад кухни. — Мы постоянно что-то здесь используем. Спрятать невозможно.

— Мистические предметы не всегда похожи на таковые в действительности, — отметил Мэнлиус, продолжая сканировать всё подряд Оком Мага. — Чтобы спрятаться, демону не нужно выбирать какую-то особую вещь.

— От всей души надеюсь, что в моих ножах и вилках он не сидит, — заметил шеф-повар, побледнев.

— А ещё в шкафах и прочей утвари, — хмыкнул Мэнлиус. — Понимаю, звучит бредово, но благодаря эффекту резонанса, мне не надо проверять каждый предмет. Достаточно направлять Око Мага в определённые части помещения.

Мэнлиус исследовал кухню со складом ещё минут десять, после чего вздохнул, не зная, что ему чувствовать, облегчение или разочарование.

— Осталось только одно место — капитанский мостик, — мрачно произнёс он. Капитан будет недоволен. Ну да это не моё дело.

На капитанском мостике всё шло своим чередом. Здесь, как и в других частях корабля, экипаж действовал словно единый механизм. Мэнлиус даже почувствовал сожаление из-за того, что вынужден вмешиваться в эту работу.

— Опять вы? — неприязненно бросил Гендианус, покосившись на Мэнлиуса. — Ну проверяйте, ничего не поделаешь.

Мэнлиус удивлённо приподнял брови в ответ на такую неожиданную сговорчивость.

Капитан усмехнулся:

— Друг мой, мы все здесь на одном судне. Я не хочу, чтобы мой корабль рухнул вниз из-за какого-то демона. И не бойтесь испортить работу аппаратуры. Здесь всё на техномагии.

Чародей оправился от удивления, кивнул и провел Око Мага по нужной траектории. После этого разочарованно вздохнул. Он был уверен, что демоны обязательно проберутся на корабль. Если их не удаётся их распознать, значит они хорошо спрятались.

Капитан кивнул старпому и подошёл к Мэнлиусу.

— Ну что, у нас по-прежнему проблемы?

— Похоже на то, — мрачно бросил молодой маг. — Осмотр помещений не показал никаких результатов. Это может означать только одно.

— Вы хотите устроить перекрёстный неоднократный допрос членам экипажа.

— Именно, — вздохнул Мэнлиус. — Впрочем, нам не обязательно допрашивать всех одновременно. Мы будем вызывать по одному человеку.

— Похоже, вас будет ждать то ещё развлечение, — сочувственно проговорил капитан. — Даю добро. Но у вас есть только 20 минут на каждого члена экипажа.

— В таком случае мне хотелось бы начать с вас. Пройдёмте в кают-компанию.

Путь к каютам лежал через кают-компанию, где отдыхали Нерта с Адрианом. Увидев Мэнлиуса и капитана, Адриан заинтересованно приподнял брови.

— Мы уже приступаем к допросам?

— Точно, — кивнул Мэнлиус. — И ты будешь за злого следователя. Только не переборщи.

Капитан, старший помощник, офицеры корабля, повар, техники и матросы. Мэнлиус с Адрианом допрашивали человека за человеком. Они пытались применять перекрёстный допрос, пытались найти несостыковки в рассказах, но всё оказалось чисто. Члены экипажа вели себя раздражённо, но на ответы отвечали. Если демон и прятался в ком-то, то хорошо это скрыл.

И весь допрос затянулся до вечера. Хуже того, он не дал никаких результатов. Все трое путешественников спали неспокойно. Мэнлиусу и Адриану ещё и приходилось нести вахту, присматривая за подопечной.

* * *

Мэнлиус не любил спать. Обычно этот период существования ассоциировался у него с кошмарами разной степени силы. После кошмаров парень если не подвергался паническим атакам, то чувствовал себя взвинченным. В таком состоянии особо много не поделаешь. Он вообще иногда не понимал, почему магистр решил делать мага из человека с такой нестабильной психикой, но после изучения Магии Фантазмов, к коей относилась Чёрная Комната, начал кое-что подозревать.

Магистр научил находить силу в своих слабостях, и его ученик решил воспользоваться этим уроком. В этот раз он ждал кошмара, чтобы получить нужное знание. В этот раз он был готов пожертвовать своим покоем ради безопасности спутников и экипажа перевозившего их корабля.

Итак, рыжеволосому чародею снился очередной кошмар. Как обычно, какое-то время он не мог управлять собой. Он блуждал по абсолютно пустому кораблю, разыскивая хоть кого-нибудь. Мэнлиус не нашёл никого из экипажа, не нашёл и Нерты с Адрианом. Ему казалось, что корабль вот-вот начнёт падать. А ещё почему-то казалось, что это падение будет бесконечным. Выглянув в иллюминатор, парень не увидел за ним ничего. Лишь пугающую бескрайнюю тьму. Бескрайнюю тьму Бездны. И из этой Тьмы он услышал голоса.

— Иди к нам, Мэнлиус!

— Иди к нам!

— Ты будешь наш!

— Ты связан с Бездной!

— Твоё место не на Физическом Плане! Твои друзья не твои друзья! Твой учитель просто использует тебя!

— Как можно называть кого-то из твоего окружения друзьями? Как ты можешь доверять им?

— Ты один, Мэнлиус! Один! Один!

Корабль рассыпался, словно был сделан из картона. Рыжий увидел, как из тьмы проступили все, кого он знал: родители, магистр Амброзиус, Адриан, Аэтиус, Виктор, Нерта… К ним присоединились даже два капитана — один был предателем, второй только подозревался в этом. Все смотрели на парня с самыми разными эмоциями. Родители с осуждением. Амброзиус протягивал руку, словно указывая куда-то, Адриан смотрел с привычным превосходством, а Аэтиус с Виктором таинственно усмехались. Нерта же смотрела испуганно и с недоверием. Капитаны — с откровенной ненавистью.

Мэнлиус испуганно закричал и попятился, но его окружали. Он уткнулся в кого-то и его схватили руки. Парень почувствовал, как кто-то начал поглощение и закричал ешё сильнее. Оглянувшись, увидел, как капитан Онесимус продолжает поглощать его. Преисполнился целой гаммой эмоций от страха и сожаления по своей персоне до злости и откровенной ненависти.

Страх дал первый импульс силы. Дальше подстегнула злость, позволила начать действовать. Но если действовать слишком поспешно, можно прийти не к тому результату. Действие может быть разным. Например, просто осознанное принятие СВОЕГО решения.

Мэнлиус прекратил бороться, позволил себе закипать, а затем призвал остатки своей энергии, высвобождая из своего тела Око Мага с заряженным в него искажением пространства прямо в капитана. Искажение пространства разорвало ненавистный кошмар в клочья, которые тут же растаяли в воздухе. Оставаясь на волне гнева, Мэнлиус провёл Око Мага по каждому из образов своих знакомцев. Капитан Онесимус, Виктор, Нерта, Аэтиус. Капитана и Виктора удалось уничтожить легко. С учёной вышло чуть посложнее. Второму капитану Мэнлиус не доверял. Не доверял и Виктору. По поводу Нерты острых чувств парень не испытывал, но и откровенной ненависти тоже. К ней он относился как к женщине, попавшей в переплёт, поэтому сочувствие помешало избавиться от кошмара. Аэтиус и Виктор импульса тоже избежали, поскольку Мэнлиус относился к ним как к своим друзьям. А до Амброзиуса и родителей и вовсе ничего не долетело. Образы замешкались.

Теперь можно было переходить к следующему манёвру. Лучшее что смог придумать рыжий — сбежать. Он сделал несколько шагов назад и почувствовал, что падает. Дальше он позволил себе успокоиться и положил руки под голову, приняв позу, словно решил полежать на лугу. Осмотрелся по сторонам. Со всех сторон по-прежнему окружала бесконечная тьма. Однако сама она совсем не пугала Мэнлиуса. Он знал это место.

«Обычно маги, да и другие существа странствуют в своих сновидениях по Астральному Плану» — подумал чародей. «Но ко мне это не относится. Моим измерением на время снов является Бездна. Успокойся. Вспомни закон Бездны — все привычные законы только в твоей голове…»

Парень попробовал принять вертикальное положение, но не смог и лишь отчаянно замахал руками, потеряв баланс. «Вот чёрт, то есть вот блин… Здесь же нужно избегать ругани и особенно этого слова. Ну-ка, вспомним, как перемещаться в этом измерении, где нет земли или чего-либо вообще… Просто так взять и забыть привычные законы невозможно. Я могу действовать только в соответствие со своими способностями… Которые здесь будут несколько шире… Настолько, насколько я этого захочу. Магия Времени, точно!»

Мэнлиус призвал Око Мага и разрядил импульс искажения пространства вниз на несколько метров. При этом он задал искажению приказ сформировать прочную поверхность диаметром в пять метров во все стороны. Поверхность получилась полупрозрачной, словно созданной из света. Падение. Удар. Мэнлиус вскрикнул и зашипел, сдерживая ругательства. Пока сознание адаптировалось, часть его подчинялась старым правилам и боль ещё чувствовалась. Но всё-таки это был успех. Он рассмеялся.

— Вам меня не взять, сраные кошмары! Выкусите! — с безумным видом воскликнул он и поднялся на ноги, озираясь по сторонам. — Отлично, теперь я могу действовать! Проложим себе путь…

Кое-что начало нервировать. А именно смутные силуэты вдали, которые продолжили лететь в его сторону. Мэнлиус знал, что Бездна отнюдь не такое пустое измерение, как может показаться. Но он достаточно разозлился, чтобы справиться со своим страхом. Он снова использовал Око Мага, чтобы сформировать новую поверхность шириной в пару метров и длинной метров в пять. Продолжая удлинять эту поверхность, он пошёл вперёд. Однако если бы парень просто двигался в выбранном направлении, то просто бы истратил свои силы. Мэнлиус стал вспоминать во всех подробностях образ корабля и задал ему условие появиться через полтора десятка метров.

Силуэты стали ближе. В их холодном синеватом свечении уже можно было различить гротескно искажённые гуманоидные тела с крыльями и длиннющими когтями. «Демоны. Хорошо хоть из класса бесов. Это низший класс разумных демонов» — неприязненно подумал чародей. «Похоже, мне придётся иметь дело с ними… Стоит ли встретить их у корабля или на другой площадке… Нет, они повредят расследованию. Лучше подготовлю площадку для боя».

Он расширил площадку на круг в десяток метров диаметром. Слегка изогнул края круга, чтобы не свалиться вниз от неосторожного движения или атаки противника. При этом края получившейся арены получились рваными, так же гротескно изогнутыми, как конечности демонов. Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что битва будет происходить на огромной демонической лапе. Вот только в Бездну редко ходят сторонние наблюдатели. Мэнлиус Алэйр, всего лишь ученик магии, будет сражаться с демонами в одиночку.

Он не позволил себе поддаться панике в этот раз. Только не в привычном измерении. Сел в позу лотоса и принялся восстанавливать энергию, ожидая гостей. Созданная им Арена Битвы сама по себе добавляла силы. Злость ещё плясала огнём в его душе, поэтому парень был готов к бою. Не подавлять эмоции. Использовать их как топливо для разжигания внутреннего огня.

Демоны оказались совсем рядом. Четверо рассыпались полукругом и довольно скалились.

— Человек, у нас есть человек! Вы только посмотрите-ка, какая хорошая добыча!

— Но почему он здесь, в Бездне?

— Пускай он и чародей, но даже чародеи боятся Бездны!

— Что с тобой не так, приятель?

Мэнлиус усмехнулся самой зловещей ухмылкой в своём арсенале:

— Что со мной не так? Сейчас узнаете!

Он вызвал заклятие Замедления Времени и опутал им демонов. Пока они вяло рассыпались в стороны, чародей приказал Оку атаковать. На демонов обрушился град импульсных ударов. Те гневно зашипели и превратились в бесформенное облако синего тумана. Око пыталось рассеять его, но создало ещё несколько облаков. Око попыталось рассеять облака, но лишь увеличило их количество.

Демоны издевательски рассмеялись:

— Бесполезно! Бесполезно! Бесполезно! Мы созданы Бездной! Мы есть часть её и можем изменяться как хотим!

Была причина, почему Мэнлиус не использовал Чёрную Комнату. Он хотел научиться побеждать без этого заклятия. Из-за зависимости от Чёрной Комнаты он чувствовал себя слабым. Кроме того, ему не очень то нравилось каждый раз поглощать демонов. Пожирая их, Мэнлиус перенимал все их эмоции, а ненужный эмоциональный фон мог отвлечь его от расследования.

Но и победить демонов с помощью атак Ока не получалось. «Что же делать… Я не могу возиться тут с ними вечно» — думал Мэнлиус, пока уклонялся от натиска одного из облаков. «Точно, снова Магия Времени. Я использую комбинацию Импульса Искажения Пространства и Замедления Времени, создам для демонов петлю стазиса. Здесь у меня такой безумный манёвр получится. Бездна любит безумные манёвры».

Пришлось порядком попрыгать и побегать, заманивая превратившихся в облака демонов должным образом. Когда они собрались тесной кучкой, Мэнлиус снова окружил их временным потоком и замкнул его. А затем использовал Искажение Пространства для создания своеобразной стены в качестве второго барьера.

— Думаешь, что можешь легко избавиться от нас? — гневно прошипел один из демонов. — Скоро тебя найдут другие. Долго скучать не придётся, хе-хе-хе.

— У меня нет планов надолго задерживаться здесь, — Мэнлиус махнул рукой на прощание. — Развлекайтесь.

Наконец он смог добраться до корабля. Как и положено образам Бездны, этот проступил из тьмы ровно тогда, когда это требовалось. Серебристый корпус, напоминавший корпус обычного морского корабля, высился над Мэнлиусом. Прямоугольная надстройка капитанского мостика над корпусом. На носу ещё одна надстройка — наблюдательный пост. Отсюда магам полагается встречать непрошенных гостей. Но сейчас какой-либо активности здесь, естественно, не наблюдалось. Это была лишь копия воздушного корабля, на котором летел молодой чародей со своими спутниками. Но и эта копия могла принести пользу.

Рыжий выстроил мост на палубу и забрался наверх. Палубы воздушных кораблей всегда были крытыми, но добираясь до судна, Мэнлиус представил, что в покрывавшем палубу полуцилиндре есть дыра. Солнечные паруса на крыльях были деактивированы, Большой Барьер не работал. Если бы это было в реальности, корабль бы просто рухнул вниз, а находиться на палубе было невозможно. Повсюду запустение. Он проследовал внутрь корабля.

«Я использую образ корабля из Бездны для поиска человека с имплантом, где скрывается демон. Так же я попробую найти проклятый предмет снова» — размышлял Мэнлиус. «Первым делом я пройду в двигательный отсек, а по пути обследую всю остальную аппаратуру, где можно спрятать предмет или может скрыться демон. Каюты и прочие помещения так же обыщу. В Бездне излучение проклятого предмета выдаст себя. Если только я не столкнусь с иллюзиями Бездны. Но здесь я распознаю иллюзию с помощью Принципа Диссонанса».

Парень снова совершил обход по помещениям корабля. В двигательном отсеке ничего, а вот в каюте одного из офицеров удалось обнаружить облако тёмной энергии. Чародей попробовал идентифицировать, кому принадлежит каюта и выяснил, что она принадлежит оператору корабельных систем. «Однако это ещё ничего не значит» — отметил про себя он. «Демон мог попытаться подставить человека. Нужно определить заканчивается или начинается здесь эта энергия. А в этом снова поможет Замедление Времени».

Мэнлиус повторил призыв потоков времени и замедлил течение тёмной энергии. Затем вернул обратно. Затем продолжил перематывать время в заданном участке подобным образом. Наблюдая за потоками тёмной энергии перемещающимися взад-вперёд, он понял, что она завершается здесь. «Понятно, попытка отвлечь внимание. Умно. Жаль демон не учёл, что кто-то из чародеев может пройти в Бездну. Это редкий талант» — мрачно усмехнувшись, подумал Мэнлиус. Он продолжил обход помещения, надеясь найти исток Тёмной Энергии. Поиски оказались безуспешны. «Подозрительно всё это» — подумал парень. «Демон на корабле явно есть. Возможно ли, что он прячется в модификациях кого-то из членов экипажа?»

Чародей представил, что в одной из кают встретит Просперо. Действительно, так и произошло. Главный инженер сидел на кровати с закатившимися глазами. Мэнлиус вспомнил, что образы Бездны почему-то не имеют зрачков в отличие от попавших сюда существ.

— Пелагий Просперо, — обратился к образу чародей казённым тоном. — Происходило ли в последнее время что-нибудь странное с имплантатами у вас или ваших людей?

Пелагий повернул голову как-то замедленно и приподнял её, словно видел Мэнлиуса.

— День назад… — произнёс он искажённым шипящим голосом. — И вчера… у одного из офицеров, офицера связи… Кастора Иэкчуса…

Мэнлиус кивнул:

— Хорошо, спи.

Правильные вопросы. Всегда нужно задавать правильные вопросы.

Просперо послушно лёг и закрыл глаза. Чародей покинул каюту, думая о том, что образ скоро исчезнет. Это было необходимо, чтобы в образ не вселился какой-нибудь демон. Дальше предстояли поиски каюты офицера связи. При этом стоило бы поторопиться. Мэнлиусу совсем не улыбалось сражаться с новой группой демонов.

Каюту он нашёл. Здесь Энергии Бездны не ощущалось, но Мэнлиуса интересовало не это. Он снова вызвал Замедление Времени и начал проматывать потоки времени взад-вперёд. Он не был опытным темпоральным магом для полноценного временного исследования, но надеялся в коротких промежутках увидеть что-то, что не было заметно в основном потоке. Промотка позволила обнаружить образ связиста, ремонтировавшего имплантат — разъём устройства виднелся за ухом. От имплантата отходил тёмный туман.

«Вот я и нашёл тебя, мерзавец» — радостно подумал чародей. «Пожалуй, иногда надо быть благодарным Бездне».

После этих слов он ощутил мягкое касание теней. Бездна восприняла его идею с благодарностью.

«Можно несколько дней без кошмаров?» — попросил Мэнлиус мысленно.

Тени снова мягко коснулись его, но выразили сомнение в том, что это действительно нужно. «Действительно» — подумал Мэнлиус. «Я справлюсь. Всё что мне нужно — твои знания».

Тени согласно погладили его.

«А теперь я должен продолжать».

Поскольку зрительный контакт с образом был установлен, к нему можно было обратиться сразу:

— Кастор Иэкчус. У меня к тебе есть пара вопросов.

Иэкчус поворачивался так же медленно, как и предыдущий образ:

— Чего ты хочешь, Инородный?

— Происходило ли что-нибудь странное с твоим имплантатом?

— Я не знаю. Забарахлил в какой-то момент разве что. Перед отлётом. И потом ещё раз, уже во время полёта.

Мэнлиус почувствовал ложь в словах. Но решил задать другой вопрос, зная тактику демонов.

— Были ли у тебя странные сны?

— Я не помню… Нет… вспоминаю… что-то было… Меня кто-то преследовал… Нашёл… Не-е-е-е-е-ет! — мужчина вдруг страшно закричал. — Желание! Я чего-то хотел и он явился!

— Спи! — приказал Мэнлиус.

Иэкчус послушно занял своё место и закрыл глаза. Мэнлиус вышел из каюты. Всё что оставалось, — возвращаться в реальный мир. Он нашёл свою каюту, лёг и закрыл глаза, отправив душу обратно.

* * *

Проснулся в их с Адирианом каюте. Адриан стоял на пороге, поскольку каюта Нерты тоже была рядом.

— Ты в порядке? — обеспокоенно проговорил он. — Опять кошмар?

Мэнлиус тяжело дышал, его зрачки расширились. Оказывается, он кричал во сне. Он с недоверием посмотрел на Адриана и неприязненно поинтересовался, всё ещё оставаясь на волне своей злости:

— Опять собираешься издеваться?

Взгляд Адриана сделался удивлённым, затем парень покачал головой:

— Боги, что в твоих мозгах, приятель.

Он прошёл к кровати и сел рядом, положив руку соратнику на плечо.

— Ты действительно думаешь, что я над тобой издеваюсь? Я просто хочу вывести тебя из состояния твоего вечного оцепенения, разозлить, заставить делать хоть что-нибудь. Приятель, ты слишком много внимания уделяешь своим страхам.

— Адриан… — Мэнлиус потрясённо уставился на блондина, но потом кое-что вспомнил. — Нерта. Ты забыл о Нерте.

— Что, и не поблагодаришь? — усмехнулся соратник. — В этом весь ты, сраный эгоист. Но о Нерте я не забыл. Твоя очередь нести вахту. Не подведи, соратник.

Он похлопал Мэнлиуса по плечу, а тот, вспомнив о деле, сразу встал и потянулся.

— Чёрт побери, ты прав насчёт этой борьбы со страхами… прав… И… спасибо… Ещё кое-что. Я знаю, в ком прячется демон.

— Да ладно? Идём вязать?

— Что если они этого ждут? А мы оставим Нерту без внимания. Проклятье, два человека это слишком мало.

— Что поделать, магов, готовых покидать Башню на расстояние больше суток пути очень мало. А миссий за пределами Башни много. Тогда что будем делать?

— Идём всё-таки… Похоже, госпожу Нерту придётся взять с собой. Она выражала готовность сделать хоть что-нибудь. Может с её помощью получится эффективнее сдержать одержимого.

* * *

Ночные похождения мало кому нравятся. Не понравились они и разбуженному капитану, у которого итак было мало времени на сон. Гендианус отказывался поверить, что кто-то из его людей ещё оказался шпионом демонов и грозился Мэнлиусу страшными карами.

— Если это окажется не так, весь курс пролетите подвешенным вниз головой! — пообещал капитан.

— И оставите корабль без охраны, — назидательно заметил Мэнлиус.

— С такими охранничками и врагов не надо! — взвился капитан и снова завёл старую пластинку. — Вы хоть понимаете что несёте? У нас строжайшие методы проверок! У ваших ещё строже! А вы утверждаете, что кто-то обошел и воздухоплавателей и чародеев, после чего вмешиваетесь в работу корабля? Как мы будем содержать этого проклятого демона?

— Капитан, вы ведь понимаете, что речь идёт об общей безопасности? Одержимый может сделать с кораблем что угодно, — подала голос Нерта, придав лицу сочувственное выражение. — Мне тоже не нравится ограничивать себя из-за этих магов, но они заботятся о нашей защите.

— Мы не будем его содержать, — усмехнувшись, порадовал капитана Адриан с кривой усмешкой. — Мы его изгоним. Этот парень — специалист по экзорцизму.

— О боги, только экзорцизма на моём судне не хватало! Эти ваши экзорцизмы высвобождают кучу энергии! Делайте что хотите, но пеняйте на себя, если это повредит кораблю!

Дошли до каюты связиста. Офицера внутри не было…

— В это время он должен был спать, — озадаченно произнёс капитан. — Неужели он действительно нас предал?

— Я не чувствую никого бодрствующего поблизости, — сообщила Нерта.

— А я не чувствую одержимых, демонов и даже тёмной энергии, — без энтузиазма отозвался Мэнлиус.

Гендианус подошёл к динамику и назвал кнопку общего вызова:

— Кастор Иэкчус, сообщи о своём местонахождении. Приказ капитана.

Молчание. Капитан мигом вспотел.

— Кастор Иэкчус, ты же помнишь, к чему ведёт неподчинение приказу?

Молчание. Мэнлиус положил руку капитану на плечо.

— Он действительно одержим, капитан. Его нужно найти. Я знаю как.

Мэнлиус создал Око Мага и приказал найти нужную персону. Око привело их в трюм… но здесь никого не оказалось. Тени в пространстве между ящиками казались какими-то неестественными, словно застывшими.

— Здесь открывался портал, — мрачно заметил Мэнлиус. — Мерзавец сбежал от нас в Бездну!

Глава 5 Воля против воли

Мэнлиус всей кожей ощущал напряжение, наполнившее воздух. Они вчетвером сидели в кают-компании: помимо хранителя легенд Адриан, Нерта и капитан Гендианус. Капитан обдумывал произошедшее. Когда троица вошла, он не терпящим возражений тоном потребовал, чтобы все помолчали, пока он размышляет.

Рыжий в свою очередь тоже думал. Думал над тем, как добраться до предателя. У Мэнлиуса не было большого опыта хождения Дорогами Бездны, и он мог попадать туда только во время своих кошмаров. Поэтому имелись сомнения, что удастся войти в Бездну и достаточно быстро найти предателя, прежде чем тот натворит бед.

Беспокойство капитана чародей тоже понимал. Излишние выбросы энергии могли повредить технику, и тогда безопасность экипажу с пассажирами не гарантировало бы уже ничего. Кроме того, капитан отвечал за корабль перед Академией и в случае чего лидеры воздухоплавателей спустят с него три шкуры. Мэнлиусу даже стало не по себе от такого вмешательства их компании в жизни других людей. Он почувствовал себя ответственным ещё и за жизни членов экипажа этого корабля. Совсем не хотел, чтобы с ними случилось то же, что и с предыдущим капитаном из-за глупой ошибки.

Капитан, наконец, соизволил повернуть голову в их сторону и посмотрел на Мэнлиуса.

— Мистер Алэйр, могу ли я ожидать, что вы проведёте экзорцизм, максимально придерживаясь требований безопасности? Есть ли у вас способы сдержать взрыв?

Мэнлиус немного подумал, отведя глаза в сторону. Капитан уже было вздохнул, но чародей всё-таки ответил.

— Кое-что мне приходит в голову, — сказал он, постаравшись придать своему голосу как можно больше уверенности. — Я могу использовать Замедление Времени и попытаюсь развеять энергетические потоки. Лучше всего будет заманить одержимого в какое-нибудь помещение, где минимум важной аппаратуры.

— Трюм или каюты, — кивнул капитан. — Полагаюсь на вас. Мне не нравится подвергать экипаж опасности, но другого выхода нет. Как вы будете искать одержимого?

— Ему нужна Нерта Олкандер, — сказал Мэнлиус. — Я уверен, что одержимый рано или поздно придёт за ней. Когда он придёт, мы заманим его в трюм или одну из кают и изгоним демона.

— А что… с моим человеком?

— Судя по тому, что я выяснил, он недолго является одержимым. У него ещё есть шанс. Вопрос в том, даст ли ему шанс ваша Академия после предательства.

Капитан помрачнел:

— В любом случае приложите все усилия к тому, чтобы изгнать демона.

В этот момент прозвучал сигнал тревоги.

— Кажется, у нас неприятности — мрачно бросил Гендианус. — Я должен узнать что случилось. Поскольку дело может касаться нашей пассажирки, следуйте за мной.

На капитанском мостике царила сдержанная деловая атмосфера. Все работали быстро, но профессионально и без лишней суеты. Штурман вовсю крутил штурвал, выстраивая корабль по нужному курсу, что почему-то удавалось с трудом. Навигатор пытался проложить курс, но его приборы показывали помехи. За обзорным окном наблюдалось полностью белое пространство, словно всё заполнили облака.

Оператор сенсорных систем сканировал пространство вокруг корабля на всех мыслимых частотах и всеми мыслимыми способами. Голографические экраны показывали, что за бортом с погодой творится форменная вакханалия.

Офицер орудийных систем привёл их в полную боевую готовность и постоянно проверял их работу. Экраны показывали энергетические рукава, протянувшиеся от орудий к Большому Барьеру. По четыре с обоих сторон, две спереди и два сзади. Через них будет выбрасываться энергия во время боя.

Оператор защитных систем тоже был занят работой у своего пульта. Защитные системы включали в себя не только Большой Барьер. Они помогали балансировать энергию, блокировать различные помещения и отсеки корабля, вызывали сонное излучение, от которого ни у кого не было защиты, даже у магов. Экраны показывали, что все системы работают на максимуме.

— Старший помощник Кейси, докладывайте, — приказал капитан.

Старпомом оказался темноволосый загорелый гигант с длинными пышными усами. Он отдал честь и начал доклад:

— Пять минут назад мы зафиксировали снижение температуры. Вначале оно не отклонялось от нормы, но затем последовал аномально резкий скачок. Дальше последовало сильное усиление ветра. Техномагические сенсоры зарегистрировали сильный приток маны. Проследить источник воздействия не удалось. Оно уходит в сильный вихрь, который вращается по кругу. Вихрь появился впереди. До него около километра. Сигналы наших сенсоров сквозь него не проходят. Я отдал приказ начать манёвр уклонения, но… потоки маны смещаются к нам и ветер с холодом становятся значительно сильнее. Мы идём вслепую.

— Понятно, — мрачно сказал Гендианус. — Маги, что думаете?

— Погодное заклятие, — сообщил Адриан. — Кто-то его установил заранее. Основано на ледяной магии. Учитывая скорость развёртывания, могу предположить, что усиливает заклятие какое-то устройство.

— Мы не обнаружили никаких устройств в ходе сканирования, — сообщил Кейси.

— Значит оно находится в центре вихря, — пожал плечами блондин.

— Вы можете с этим что-то сделать?

— Могу попробовать, — довольно осклабился искатель. — Погодные дела по мне.

— Тогда вам надо отправиться на наблюдательный пост. Все магические воздействия нужно производить там.

— Тогда я отправляюсь немедленно, — кивнул Адриан. — Как мне добраться до этого вашего наблюдательного поста.

Капитан вызвал на пульте голограмму, а затем выбрал функцию поиска пути. Адриану нужно было покинуть капитанский мостик, спуститься на уровень ниже, пересечь палубу и добраться до носа корабля. Наблюдательный пост находился там в соответствие с тем образом, что Мэнлиус видел в Бездне.

— Я запомнил путь. Пока продолжайте манёвр уклонения, но не так чтобы слишком активно, — кивнул блондин.

— Снижение скорости на четверть подойдёт?

— Я бы предпочёл помедленнее, но ничего не поделаешь, не могу же я жертвовать кораблём и нашей дорогой подопечной, верно? — Адриан наигранно улыбнулся и покинул мостик.

— Этот парень точно знает что делает? — поинтересовался Гендианус у Мэнлиуса.

— Иногда он может раздражать всех и вся, — со вздохом ответил тот, — но когда доходит до дела, никого надёжнее не найти.

* * *

Путь до наблюдательного поста не выдался простым. Корабль начало сильно трясти. Искателя постоянно кидало из стороны в сторону. А спускаясь на уровень ниже капитанского мостика, он и вовсе кубарем скатился с лестницы. Но Адриан не жаловался. Он привык к трудностям и продолжил идти вперёд. Его постоянно кидало из стороны в сторону.

— Похоже, за бортом всё совсем плохо, — проворчал он, в очередной раз ушибив плечо.

Добрался до поста. Его взору открылось прямоугольное помещение с двумя креслами и несколькими приборными панелями. Кресла показались удобными, свалиться не позволяли и имели страховочные ремни. Но у блондина они вызвали скептическое отношение.

— Два кресла. Надеюсь, нам не придётся находиться тут втроём. Неудобно получится.

Начал подготовку заклятия. Хотя он и предпочитал электричество, основы воздушной магии включали в себя управление воздушными потоками. Поэтому искатель имел возможность развернуть воздушный вихрь и попытался с его помощью обратить потоки вражеского вихря вспять. Подготовка заклятия включала в себя небольшую медитацию с вхождением в боевой транс и начертание узора как основы любого заклятия. Узоры можно было вызывать быстрым жестом, но для грядущего противостояния требовалась полноценная подготовка. Затем Адриан с помощью одного из устройств поста, в котором был шлюз, вывел энергию за пределы корабля, а затем и самого Большого Барьера.

Говорят, по заклятию можно понять характер мага. Магические поединки включают в себя не только попытки подавить заклятия противника, но и максимальное сокрытие информации от противника, ведь чем он больше знает о тебе, тем больше ты уязвим. Сокрытие своих заклятий и попытки обойти маскировку противника требовали дополнительного вложения энергии. Но сейчас Адриана не особо интересовало, кто ему противостоит (он считал, что противника надо узнавать при личном столкновении) и потому мог позволить себе не тратить лишнюю энергию на раскрытие личности. Энергию, которая могла быть направлена на раскрытие, он направил чтобы скрыть собственную личность. А затем воздушные заклятия Адриана и неизвестного мага сошлись в настоящем танце, смысл которого могли понять лишь эти двое противников. Руки искателя так и мелькали в жестах, управляющих потоками. Маны в заклятие неизвестный маг накачал очень много, да ещё и проявил невероятно сильную волю. Их с противником разделяло небо, но искатель ощутил себя так, словно натолкнулся на стену.

Тогда Адриан решил действовать по-другому. Свои воздушные потоки он направил так, чтобы отдалить потоки вражеские потоки с края вихря. Затем он разворачивал собственный вихрь, создавая дополнительную защиту между кораблем и вражеским вихрем. Всё что было нужно блондину — выиграть время, чтобы корабль ушёл как можно дальше. Что бы о нём не говорили, но он умел расставлять приоритеты.

Вихрь врага начал отдаляться. Корабль постепенно удалялся от смертоносной аномалии. Блондин, однако, удовлетворения не чувствовал. Он был зол на себя и был бы рад продолжить, но из динамика донёсся голос Гендиануса:

— Отличная работа, чародей. Конечно, ты не убрал воронку полностью, но достаточно отдалил её, чтобы мы накопили энергию для рывка. Возвращайся на корабль!

— Я мог бы попытаться с ней справиться, — азартно произнёс Адриан.

— Это не нужно. Мы не собираемся ввязываться в ненужные схватки. Побереги силы. Ты нам нужен как телохранитель госпожи Олкандер! Кроме того, наши сенсоры фиксируют серьёзное ухудшение погоды в секторе к западу и позади нас. Я обнаружил ещё три вражеских вихря! Залезай внутрь, это приказ.

— Стойте, капитан, — донёсся из динамиков голос Мэнлиуса, — Возможно, мы справимся вдвоём. У меня есть план. Этот вихрь постоянно следует за нами. Значит то, что им управляет, тоже перемещается. Вместо того, чтобы рассеять вихрь на большой площади, мы могли бы проложить узкий канал до источника.

— Ха, умно! — восторженно воскликнул искатель. — Капитан, это может выгореть.

— Только мы сделаем это втроём, — напомнила о себе Нерта. — Во-первых вы не должны меня оставлять, во-вторых я являюсь мастером магии. Мои запасы энергии вам пригодятся.

— Госпожа Нерта! — Адриан хотел сообщить о креслах, но помехи превратили его слова в неразборчивый шум.

— МОЛЧАТЬ! — рявкнул Гендианус. — На этом корабле капитаном всё ещё являюсь я! Алэйр, если вы считаете, что энергетический канал может сработать, идите втроём. Госпожа Олкандер, отпускаю вас с ними… под вашу ответственность. Дайте согласие системе записи.

— Подтверждаю согласие. Снимаю ответственность с капитана Гендиануса и телохранителей Алэйра и Леониуса.

«Мастер магии» — подумал тем временем Адриан. «Она же года на три старше нас. Боги, как такое возможно? Чёрт, я чувствую зависть… Нет, не об этом надо думать. Нужно как можно лучше сконцентрироваться к приходу спутников для нового транса».

Он снова вернулся к медитации. Через несколько минут Мэнлиус и Нерта были на месте, а Адриан собрал достаточно сил.

— Есть проблема, — тут же заметил Мэнлиус. — У нас только два кресла. А корабль изрядно трясёт.

— О, замечательно, — выдавила слабую усмешку Нерта. — Кто хочет уступить даме место, мальчики?

Адриан с Мэнлиусом заговорщицки переглядывались, что учёной совсем не понравилось.

— Извините, госпожа Нерта, но вам придётся сесть кому-то из нас на колени, — счастливо улыбаясь, заметил хранитель легенд.

— И я даже уступлю это место своему дорогому другу, — наигранно улыбнулся Адриан. — Мне нужно, э-э-э, больше места для движений.

Нерта испепелила его взглядом, но лишь натянуто улыбнулась Мэнлиусу:

— Что ж, молодой человек, надеюсь, я вас э-э-э, не раздавлю.

— О, ничуть, это будет приятная ноша, — улыбка Мэнлиуса сделалась ещё счастливее.

Кое-как устроились. Ремнями Мэнлиус позволил пристегнуться Нерте. Он итак удерживался ей сверху. Положение было то ещё, но в этот раз Мэнлиус не сказал бы, что ему такое положение не нравится. Несмотря на резкое расхождение со стилем классической чародейки. Нерта ему понравилась и держать её у себя на коленях парню было приятно. «Чёрт, о чём я думаю» — одёрнул он себя. «Она же на три года старше. Спокойно. Сосредоточься на задаче. Не позволяй себе завалить очередное дело. Тем более, когда клиентка сидит у тебя на коленях. Не ударь в грязь лицом. Адриан же тебя засмеёт, зараза ты эдакая!»

Чтобы объединить потоки в цепь, магам пришлось взяться за руки, что сделало процесс ещё неудобнее. Узоры осталось вызывать быстрыми жестам. Вначале перед кораблем снаружи появилось три узора. Адриан использовал узор Управления Воздухом, Мэнлиус — Искажения Пространства, а Нерта какой-то свой способ прокладывания канала. Три канала устремились к границам Большого Барьера. Заклятия чародеев объединились с той стороны и устремились в центр вихря уже одним мощным потоком.

Вражеский маг продолжал сопротивляться. Чародеям пришлось вложить приличное количество сил, от чего все трое побледнели. Стену приходилось отодвигать, отвоёвывая сантиметр за сантиметром. Если не Нерта, её телохранителям пришлось бы значительно труднее. Так или иначе, но сопротивляясь вражеской воле, троица магов поняла, что может справиться с ней. Канал троицы неумолимо прокладывался и, наконец, развеял белое марево на своей территории.

С той стороны обнаружился корабль. Корабль напоминал половину диска с надстройкой у плоского конца и двумя цилиндрическими блоками, видимо, для двигателей.

— Получилось! — послышался радостный голос Гендиануса из динамиков. — Чародеи, у вас снова получилось, молодцы! Мы попытаемся их просканировать и сверить сигналы с реестром. Так же мы попытаемся выйти на связь. Пока оставайтесь на посту.

— Эммм, нельзя ли мне теперь встать? — поинтересовалась Нерта тем временем.

— Эээ, — начал было рыжий…

— Приказ капитана, — ответил за него Адриан и усмехнулся, подмигнув ему. — Тряска, конечно, стихает, но ещё неизвестно, что может выкинуть то судно. Впрочем, мы можем вас и отвязать…

— Но тогда меня в любой момент может начать кидать по башне, — неубедительно улыбнулась Нерта. — Что ж, придется остаться в этом… положении… Надеюсь, я не сильно затрудню нашего труда.

— Нет, нисколько! — тут же отозвался рыжий, а затем попытался сменить тему. — Надеюсь, магистр с его людьми тоже справились.

— О, определённо, — отозвался Адриан. — Они же сильнейшие маги Башни.

Телохранители Нерты ещё не подозревали, что попытки второй партии магов развеять вихрь провалились и они были вынуждены сильно отклониться от курса.

* * *

На капитанском мостике Гендианус постоянно пытался связаться с неизвестным кораблем. Судно отвечать не желало, но сильные помехи итак мешали связи.

— Что там по сверке частот? — спросил он у операторов сенсоров.

— Корабль был продан независимому ордену Огненной Длани, сэр! Идентификационный номер — 4-10-G-03-12395, класс «фрегат». Название: «Скорпион».

— Вот ублюдки! — прорычал Гендианус. — Как они смеют не выходить на связь? Ещё и целый фрегат послали!

— Возможно, мешают помехи? — предположил старпом.

— А возможно, они нас преследуют. Каков курс этого корабля?

— Они следуют за нами, — отозвался навигатор.

— Проклятье на их голову! — снова прорычал Гендианус. — Так и знал, что это была не случайность! Попробуем оторваться! Увеличить скорость!

Корабль ордена Звёздного Света начал отдаляться от корабля ордена Огненной Длани. Шум помех и тряска из-за отдаления вихря начали утихать. Капитан, однако, оставался напряжённым, в любой момент ожидая подвоха от другого судна.

Пока они летели, капитан заметил кое-что обнадёживающее. Фрегат двигался сквозь вихрь, а вихрь не следовал за ним, оставаясь на месте. Он связался с наблюдательным постом и рассказал им об услышанном.

— Скорее всего, они переключили управление заклятием на неизвестное устройство, — донёсся голос Леониуса. — Возможно, они хотят выйти из зоны помех. Терять бдительность не стоит. Советую продолжать отдаляться, но не выходить из зоны связи. Мы остаемся на посту.

Гендианус отдал соответствующий приказ. Наконец, корабль Огненной Длани вышел из зоны вихря. Послышался сигнал вызова.

— Отвечаем, — приказал капитан. — Вывести изображение на экран. Настройте так, чтобы слышал и видел наблюдательный пост, но не видели его.

На экране появились двое.

Один высокий, статный, с длинными, зачесанными назад наподобие волнистой гривы золотистыми волосами. Его ромбовидное лицо выражало искренние любезность и дружелюбие. Носил золотистый, шитый серебром плащ, красный камзол и красные, изящного покроя штаны из чьей-то чешуйчатой кожи выдавали принадлежность к дворянству. Даже герб на плаще имелся — золотистый круг из глаз, нарисованный над горящим наподобие чаши пламенем.

Другой был среднего роста, худощавым и загорелым, с собранными в косу длинными волосами, белыми как снег. Лицо его было треугольным и бледным. Во взгляде чувствовались лёд и отстранённость. Одет он был в светло-голубую кожаную куртку, которая тоже казалась сделанной из чешуи какого-то создания и такого же цвета чешуйчатые штаны. За курткой тело скрывала белая рубашка с небрежно расстёгнутым воротом.

— Приветствую вас, — начал первым золотоволосый и коротко, с достоинством, поклонился. — Я граф Октавиан Бренниус этер Прискус. Это мой спутник, Окинус Ледяной Шторм. Мы из Башни Огненной Длани. Корабль «Скорпион». Вы должны были слышать о нас.

— Меня зовут Либер Гендианус, — капитан хмурился, но приветственно кивнул. — Я капитан «Танцующего Ветра», на контракте у ордена Звёздного Света. Каковы причины развёртывания столь сильного вихря?

— О, вы даже установили, что его разворачивали мы? — улыбнулся ещё шире Прискус. — Как интересно. Приношу свои извинения, мы проводили испытания погодных технологий. Испытания завершены, вихрь скоро развеется. Прошу не пугаться похожего курса, пока мы следуем в одном направлении. У вас есть ещё вопросы?

— Не слишком ли жирно выделять для исследований военный фрегат?

— Это уже нам решать, — продолжая улыбаться, ответил золотоволосый. — У нас на корабле важные учёные, а в мире нынче опасно.

— Насколько я слышал, вы участвуете в операциях другого типа. Почему же вас в этот раз определили на сопровождение?

— Это допрос, капитан?

— Вы развернули свой вихрь и помешали нашему курсу. Это представляло опасность для нашего рейса. Попрошу ответить на вопрос. Помните, что чёрный ящик записывает весь разговор для протокола.

Октавиан картинно поднял глаза к потолку и задумчиво почесал подбородок:

— Ох, и почему же нас отправили сюда, сам не знаю, — сказал он и снова широко улыбнулся. — Начальство решило и объяснений не дало. Мы люди маленькие. Есть ли у вас ещё вопросы?

— Больше никаких, — хмуро ответил Гендианус. — Ваши объяснения приняты, конец связи.

Отключившись, он снова связался с наблюдательным постом.

— Что скажете, маги?

— Очаровательная компания, — донёсся из динамиков восхищённый голос Адриана. — Знаменитый Красно-Белый Дуэт, Красная Рука и Белая Рука. Ассасины, натасканные на столкновения с другими магами. Сомневаюсь, что им бы поручили исследовательскую или даже сопроводительную миссию. Я много о них слышал.

— Значит, они здесь не просто так?

— Теперь я в этом уверен. Они будут следовать за нами, чтобы нанести удар в нужный момент. Полагаю, это из-за госпожи Олкандер. Рекомендую оторваться. Сделайте вид, что изменяете курс.

Гендианус последовал совету, направив корабль на восток и вверх. Он попытался скрыться от преследователей за облаками, чтобы хотя бы уйти с видимого обзора. Так он надеялся лишить их хотя бы части возможностей, тех, что требуют зрительного контакта и определённого радиуса.

— Капитан, Скорпион следует за нами, — сообщил один из операторов. — Их скорость выше нашей и не соответствует регистрационным данным! Что ещё хуже, вихрь двинулся следом!

— Вот чёрт! — прорычал Гендианус. — Больше энергии на двигательные системы! Попытаемся оторваться.

Пространство за бортом в очередной раз стало белеть, а в воздухе заплясали снежинки. Скорпион неумолимо следовал за Танцующим Ветром. Штурман работал со всем возможным усердием и порядком вспотел, но корабль Огненной Длани не менее упорно висел на хвосте. Проклятый вихрь снова задел их краем, и успокоившаяся было тряска возобновилась.

— Капитан сканирование корабля прервалось, — сообщил оператор сенсоров, — но полученные данные говорят, что Скорпион прошёл сильную модернизацию. Новые характеристики не числятся в реестре.

— Что они сотворили с кораблем? Откуда у них инженеры такого уровня? — прорычал Гендианус. — А они хороши! Попытаемся оторваться по-другому. Поднимаем корабль вверх и продолжаем двигаться вперёд!

* * *

— Хочу! Хочу! Хочу! — по-прежнему восхищённо восклицал Адриан. — Знаменитые ассасины, смертоносные убийцы! Хочу! С ними! Сразиться!

Мэнлиус восторга не разделял. Он пришёл в ужас от одних только имён, которые неоднократно слышал. Поспешил одёрнуть приятеля.

— Эй, эй, эй, полегче! Ты же помнишь о нашей первоочередной задаче?

— Ха, конечно, можешь не беспокоиться, — Адриан поудобнее устроился в кресле. — Не беспокойся, я не намерен провоцировать лишние столкновения.

Рыжий с сомнением посмотрел на напарника. Нерта же в это время следила за данными голографического радара, пересылаемыми сенсорной службой.

— Они не отстают, — отметила женщина. — Нужно помочь капитану.

— С одной стороны они не нападают, — проговорил Мэнлиус, тоже посмотрев на радар, — с другой могут это сделать в удобный момент и…

— Лучше им удобного момента не предоставлять, — сообщил Адриан. — Но смотрите-ка, капитан тоже пытается что-то сделать.

На радаре от их корабля отделилось несколько небольших сферических объектов.

— Мины! Конечно, их можно задержать минным полем! — восхищённо отметил блондин.

И действительно, Скорпиону пришлось сделать широкую дугу. А их корабль продолжал лететь вверх.

— Почему капитан летит вверх? Выдержим ли мы полёт в высоких слоях атмосферы? — забеспокоился Мэнлиус.

— Фрегат Огненной Длани крупнее нашего корабля, — начал объяснять Адриан. — В высоких слоях атмосферы кораблю нужно тратить больше энергии на защиту. За счёт этого он замедлится и уже не удастся обеспечить такой высокой скорости. Правда здесь будет немного неуютно…

— Команда наблюдательного поста, спуститесь в носовую кают-компанию! — послышался из динамиков голос капитана. — Пока вы сделали свою работу, но лучше будьте поблизости. Это приказ.

Всё что оставалось, последовать приказу. Будь они хоть трижды высокими гостями, на борту воздушного корабля всё подчиняется капитану. И поскольку мотаться из одного конца корабля в другой не очень-то удобно, в носовой части для магов была оборудована ещё одна кают-компания.

— Ожидание, как я ненавижу ожидание, — со вздохом сообщил Адриан, разминаясь после сидения.

К тому моменту они уже спустились и устроились у бара. Мэнлиус взялся готовить чай.

— Всё лучше чем трястись на наблюдательном посте во время полёта в высоких слоях атмосферы. Не говоря уже о том, что там чертовски жарко, — с сомнением бросил он.

— Я сомневаюсь, что Красно-Белый Дуэт так просто от нас отстанет, — с оптимистичным видом сообщил блондин. — Эти парни если кого-то вцепятся, то не отпустят.

— У меня есть один план, но, похоже, капитан Гендианус итак справился неплохо, — задумчиво произнесла Нерта. — Что вы можете сказать о Красно-Белом Дуэте?

— О, многое, я их поклонник, — возбуждённо заговорил Адриан. — Октавиан Бренниус этер Прискус является могущественным огненным магом в ранге мастера. Окинус Ледяный Шторм соответственно является ледяным магом. Того же ранга. Их натаскивали на устранение других магов по забытой ныне программе Тёмных Веков, когда ордена враждовали друг с другом. Когда я говорю «устранение», я имею ввиду не обычное подавление. Нет, я говорю об убийстве. Магия Прискуса и Ледяного Шторма создана для обхода защитных чар и уничтожения. Они не подчиняются устоям Альянса Возрождения и не гнушаются убивать других. Эти парни на пару лет старше вас, но успели убить нескольких известных мастеров.

Мэнлиус даже пролил заварку, наполняя чашку Нерты:

— Блин, извините.

Пробормотав извинения, он исправился и торопливо налил заварку в чашки.

— Абсолютно с вами согласна, друг мой — улыбнувшись рыжему, заметила Нерта, после чего вернула внимание Адриану. — У вас очень странное восхищение вашими возможными убийцами. Что вы скажете о тактике?

— Мозгом дуэта является Октавиан. Как истинный представитель Старого Дворянства, он предпочитает управлять операцией, разрабатывает стратегию и командует. Огненная Длань использует многочисленных шпионов для сбора информации, а затем Октавиан умело использует информацию против своих противников. В этом есть для нас неожиданный плюс. Зная о его привычке, мы можем попытаться его обмануть или сбить столку, ведь он будет убеждён, что что-то знает. Однако он силён и в боевой магии. Он предпочитает использовать силы огня. Если нужно сделать Боевую Арену, он захватывает огнём нужную территорию, будь то земля или здание. Такой участок становится особенно неприятен для любого мага. Нужно любой ценой избегать того, чтобы попасть сюда.

Создание Боевых Арен позволяло магам получать преимущество над противником. Как говорится, лучше всего вести бой с противником на известном поле боя. Одну из таких Арен создавал Мэнлиус во время расследования в Бездне.

— Ого, а я думала, вы ими слепо восхищаетесь…

— Восхищаюсь, — согласно кивнул Адриан. — Но это не значит, что я буду позволять им побеждать себя и своих соратников. У нас, воинов, своё восприятие мира. Мы живём ради долг или встречи с равными. Даже если есть долг, встретить достойного врага для нас главная радость в жизни. Но так же нужно быть достойным своего врага и не ударить лицом в грязь. О да, у нас будет противостояние, и я покажу этим засранцам, что со Звёздным Светом стоит считаться! А ты, Мэнлиус?

— Э, да, конечно, — с готовностью покивал рыжий, но как-то неубедительно и без особой радости.

Нерта хихикнула, посчитав ответ блондина мальчишеским, но затем снова приняла серьёзный вид:

— Продолжаем анализ. Что вы скажете об этом втором маге, Ледяном Шторме? И что это за фамилия такая?

— Это не настоящая фамилия, скорее прозвище, — продолжил объяснять Адриан. — Настоящая фамилия неизвестна, он сирота. С детства воспитывался орденом как убийца. Его ледяная магия обладает способностью замедлять заклятия противника и даже высасывать магию. Кроме того, он может создавать и некоторые погодные эффекты. Вихрь, который мы видели — одна из его возможностей. Но, скорее всего, она усилена неким технологическим устройством. Тот факт, что он использовал вихрь, говорит о тратах значительной части своих сил. Этим мы тоже можем воспользоваться. Другой тактикой Ледяного Шторма является подготовка поля боя. Обычно он призывает ледяную магию, захватывая ей землю или помещение. Так или иначе, мы ни за что не должны попадать в эту Ледяную Арену, а если попадём, нужно или сбежать оттуда, или разрушить её.

— Твои тактики звучат не очень позитивно, — совсем без энтузиазма ответил Мэнлиус.

— Ничего не поделаешь, мы должны быть готовы к такому столкновению в любой момент. Но не беспокойтесь, я не позволю своему фанатскому восхищению поставить ваши жизни под угрозу. Вы — мои соратники, не они, — проговорил Адриан с ободряющей улыбкой.

Рыжий удивлённо посмотрел на него:

— Адриан, иногда ты меня жутко бесишь, но иногда просто поражаешь. Тем не менее, я знаю, что в трудную минуту могу на тебя положиться. Потому и выбрал в этом путешествии.

— Пфф, я согласился ехать из-за своих интересов, — фыркнул блондин, посмотрев куда-то в сторону. — Мне просто захотелось размяться.

Нерта тем временем тоже удивлённо смотрела на эту парочку. Иногда она сомневалась, что эти парни обеспечат достаточную защиту, но увидев их в деле, убедилась в правильности выбора Амброзиуса. А ещё больше убедили её в правильности выбора их странные отношения. Несмотря на то, что парни спорили друг с другом и выглядели как соперники, за их соперничеством скрывался прочный фундамент, который может стать хорошей основой для дуэта.

«У меня есть шанс» — подумала учёная. «Но могу ли я подвергать этих ребят опасности? Многие хорошие люди и нелюди погибли из-за меня. Это не даёт мне покоя… Как мне не допустить их смерти?»

Глава 6 Инстинкт выживания

Мэнлиус завершил очередной обход в поисках проклятых предметов или новых одержимых. Ранее это сделал Адриан. Оба обхода и допросы ничего не дали. Если одержимый и готовил удар, пока он этого никак не проявлял. Беспокойство охватывало рыжего всё сильнее. Оно снова не давало заснуть в ближайшую ночь и усилилось на следующий день. Пришлось пить эликсир, позволяющий поддерживать бодрость, но затем вызывавший удвоенную усталость. Из-за своей связи с Бездной демонолог чувствовал, как что-то приближается. Некая смутно осознаваемая угроза ожидала их впереди. Мэнлиус даже сообщил об этом капитану и тот сменил курс, чтобы обойти возможную угрозу по дуге, но и она тоже сместилась. Столкновение будет неминуемым. В конце концов, он собрал в кают-компании друзей и капитана.

— Ты плохо выглядишь. Тебе бы поспать, — отметил Адриан с необычным для него сочувственным видом.

— Если будет возможность, — мрачно бросил Мэнлиус, проведя руками под глазами, где появились синяки от недосыпа. — Я собрал вас всех здесь, чтобы составить план на случай возможной атаки. Капитан Гендианус, сенсоры уже чувствуют впереди энергию Бездны?

— Да. Это очередной вихрь, но особенно плохой, Вихрь Бездны. — с таким же мрачным видом кивнул капитан и вызвал через панель связи голографическое изображение карты. — Куда бы мы не направлялись, проклятый Вихрь Бездны постоянно нас преследует. Пока мы пытаемся оторваться, но Вихрь Бездны неумолимо приближается к нам. Я дал приказ подготовить мины искажения пространства чтобы задержать аномалию. Если Вихрь Бездны поглотит нас, мы не сможем двигаться, хотя и продержимся какое-то время благодаря Большому Барьеру.

— Вы использовали мины, чтобы оторваться от Скорпиона и намереваетесь использовать их сейчас. Делаете ставку на них? — поинтересовался Адриан.

— Наш корабль хоть и военный, но низкого класса — начал объяснять Гендианус. — Обычно наш корабль перевозит грузы и пассажиров. Оружие мы используем, чтобы оторваться от противника, как и мины, но мы не стремимся подавить противника, если можно сбежать. Иногда оружие так же используется при поддержке более крупных судов и в операциях, когда требуется скорость и манёвренность. В любом случае наша основная задача не допустить сближения с противником, поэтому основной уклон в мины.

— Узнать бы, что за противник нас ожидает, — задумчиво проговорил Мэнлиус. — Ждите, я должен совершить разведку в астральном теле.

— Адепт Алэйр, вы уверены? Для одиночной разведки может быть слишком опасно — усомнилась Нерта.

— И именно поэтому вы вытащите меня в случае чего — рыжий изобразил извиняющуюся улыбку. — Госпожа Нерта, я должен попросить вас о помощи снова.

— Хотите, чтобы я побыла на страховке? — поинтересовалась женщина и тут же кивнула. — С удовольствием. Ненавижу сидеть без дела. Я помогу вам всем чем смогу, лишь бы не чувствовать себя бесполезной.

— Вам нужно отправиться на наблюдательный пост? — спросил капитан.

— Нет, не обязательно. Разведку можно провести и отсюда.

— А мне, значит, оставаться на страже, — со скучающим видом заметил блондин.

— Что поделать, — выдавил усмешку Мэнлиус. — Что если одержимый вздумает нанести удар в этот момент? Мы не должны о нём забывать.

— И что я должен с ним сделать? Поджарить? Ты у нас демонолог, напоминаю! Да я не могу слишком уж резвиться на корабле, тут полно аппаратуры!

— Так-то да, но именно потому, что я демонолог, на разведку должен отправиться я. Мои разведывательные навыки в Астрале работают лучше твоих. Если одержимый появится, выведи нас из транса и задержи его, пока мы будем возвращаться.

Адриан помрачнел и, фыркнув, отвернулся.

— Как не приятно признавать, но ты прав. Так и быть, я посторожу вас.

Мэнлиус удержал себя от дальнейшей перепалки и вместе с учёной принял медитативную позу. Сосредоточился. Настроился на энергию госпожи Олкандер. Освободил свой дух. Выскользнув из тела, увидел вокруг себя пространство, заполненное золотистым светом. Окружали их энергетические стены и объекты астральной копии корабля. Астральное тело учёной уже висело в воздухе. Она смотрела на него ободряюще.

— Не подведи нас и не рискуй понапрасну, — напомнила она. — Это всего лишь разведка.

— Да, госпожа Олкандер, — приободрившись, кивнул Мэнлиус. — Не волнуйтесь, я никогда не рискую ни собой, ни остальными.

Он повернулся и вывел астральное тело за пределы корабля. Необычайная яркость астрального света, заполнявшего небеса, вначале ослепила его, но затем зрение быстро вернулось в норму благодаря пройденной ранее подготовке. Мэнлиус призвал Духовный Щит, заставив вращаться вокруг себя, и полетел вперед, туда, где на корабль надвигался зловещий Вихрь Бездны. Вокруг него летели духи различных существ и явлений и другие заманчивые образы. Некоторые пытались настойчиво виться вокруг, но хранитель легенд не обращал на них внимания. Если бы он отвлёкся на любой из образов, то не смог бы выполнить миссию.

Астральные полёты Алэйр любил больше всего. В этом измерении он чувствовал себя таким свободным, как нигде больше. Ничто не сковывало его движения. Он мог лететь в любую сторону, вниз и вверх, поднимаясь по слоям Астрала всё выше. В теле чувствовалась необычайная лёгкость. Все неудобные ощущения физического тела пропадали. Мэнлиус завидовал магам, которые путешествовали по Астральному Плану во время сновидений. Он сам погружался в тёмное измерение Бездны и был связан с ним. Сюда же и уйдёт после смерти.

Неожиданно нахлынувшие мысли о вечном едва не сбили его с пути, не отдали во власть духов и астральных видений. Мэнлиус с трудом удержал концентрацию, а придя в себя, увидел, что Вихрь Бездны, или, по-другому, Чёрный Вихрь предстал перед ним во всём своём пугающем величии. Непроницаемая чёрная стена уходила в обе стороны, вниз и вверх на многие десятки метров. Алэйр заставил себя вспомнить, что эта стена была не только иллюзией, за которой угадывались очертания облаков. Она была границей, отделявшей один План Бытия от другого. И оказавшись рядом с этой границей, чародей услышал голоса существ, ждущих своего часа по ту сторону стены — навязчивый шёпот низких скрежещущих голос. Каждый из них топором врезался в голову и вызывал вспышку головной боли. Неопытного чародея такая встреча могла бы повергнуть в ступор и сделать жертвой тварей, но Мэнлиус уже научился защищаться от вторжения Бездны в свой разум. Он вызвал пустоту в сознании и оставил разум ясным. Дальше он стал всматриваться сквозь вихрь Бездны. В завихрениях тёмной энергии он заметил искажённые гуманоидные тела с крыльями, вроде тех, что нападали на него раньше, но меньше размером. Некоторое время парень понаблюдал за ними, а затем решил возвращаться. Он понял, кому придётся противостоять.

Бесы были мелкими демонами, которые едва-едва перешли от уровня хищника к осознанности. Выбираясь на Физический План, они подобно всем остальным искали человеческие тела, но их умения было недостаточно для постепенного подчинения человека. Они ломали волю слабых людей и нелюдей и даже вселялись в животных. Но поскольку им были доступны только слабые воли, они не выдерживали слияния с демоном. Тела под напором тёмной энергии стремительно искажались, приобретая гротескные изломленные очертания. Таких демонов Мэнлиус видел, например, в Бездне во время своего расследования. Способностями бесов общепризнаны скорость, ловкость, реакция, но самое неприятное — способность поглощать ману.

Разобравшись с видом противника, рыжий попытался отдалиться. В этот момент завихрения Чёрного Вихря вырвались за пределы стены прямо на него. На пути возникли образы давешнего кошмара со своими знакомцами. Парень заволновался из-за такой неожиданности и начал терять концентрацию. Вихрь окружил со всех сторон, заставляя почувствовать себя так, словно довелось угодить в зыбучие пески. Мэнлиус даже попытался закричать, но не смог. Каким-то чудом ему удалось вспомнить о Нерте и послать зов по Дальносвязи, но сигнал не прошёл…

Перед взором замелькали воспоминания. Их становилось всё больше, и Алэйр почувствовал, что погружается в прошлое. Момент, когда он согласился на злополучную дуэль. Возможность изменить все последующие события. Жить в изгнании, но зато тихой, незаметной, более безопасной жизнью. Возможность не соглашаться на предложение магистра и опять-таки жить более спокойной жизнью ремесленника, продолжив дело матери или отца. Он даже увидел более счастливые дни ещё до того момента, когда оказался один на улицах разрушенного города. Ему захотелось остаться где-то там, в прошлом, но не здесь.

И в этот момент его окружила чья-то воля, а затем вторглась в сознание.

«Мэнлиус» — услышал он голос в голове. «Очнись, Мэнлиус. У тебя есть дела. Вспомни, какое у тебя дело».

Голос был смутно знакомым, но никак не удавалось вспомнить кто это. Не удавалось и другое.

«Дело… Я не помню какое у меня дело…» — с какой-то холодной отстранённостью подумал маг, чувствуя, что начинает забывать самого себя.

«Ты должен был сопроводить человека, Мэнлиус, вспоминай».

Мэнлиус напряг сознание, но это вызвало острую боль. Он зарычал, чувствуя, как разгорается гнев.

«Вспоминай, Мэнлиус. Ты должен вспомнить».

Новый укол, но какой-то другой, словно снаружи.

«Прочь из моей головы» — прорычал парень, позволяя гневу подняться выше.

Как ни странно, гнев помог больше, чем чье-то постороннее вмешательство. Снова замелькали воспоминания в обратном порядке. Вихрь начал рассеиваться. Мэнлиус обнаружил, что его почти затянул Чёрный Вихрь, и рванул вперёд что есть сил, на всех парах своей ярости. Вернувшись на корабль, он вспомнил, что ему помогла Нерта. Но у учёной, похоже, было своё видение.

— Значит, вам помог гнев, адепт Алэйр, — печально произнесла она. — Похоже, гнев является тем внутренним ресурсом, благодаря которому вы всегда выпутываетесь.

В этих словах крылась такая неумолимая истина, что Мэнлиус был вынужден согласиться:

— Похоже на то. Это плохо?

— Гнев может быть полезным чувством. Любая эмоция может быть полезной в правильный момент. Но она так же может и обернуться против человека. Что случится, если однажды ваш гнев обернётся против вас?

Мэнлиус не знал, но пообещал:

— Я постараюсь этого не допустить.

Пообещал он с неубедительным видом.

* * *

Сигнал тревоги от автоматической системы оповещения известил о прибытии гостей:

— Внимание, приближается Чёрный Вихрь и группа демонов. Расчётное время столкновения — 5 минут. Всем занять свои места. Маги, мы ждём вас на наблюдательном посту.

— О, веселье! — хохотнул Адриан. — Видать, боги не совсем спят!

— Помни о плане и не рассчитывай на лёгкую победу, — напомнил ему Мэнлиус. — Бесы могут быть неприятными противниками.

Мэнлиус и Адриан бросились к наблюдательному посту. Это место уже было снабжено автоматическими заклятиями, которые должны были помешать врагу приблизиться и задержать в случае чего. Однако присутствие магов на наблюдательных постах всё равно требовалось. Возможности наблюдательного поста поддерживали всего два, в лучшем случае три авто-заклятия, а защитные системы действовали строго по программе, в то время как со стороны живых существ нужен был творческий подход.

Сам корабль защищал Большой Барьер, разновидность Великого Барьера. Большой Барьер обычно использовался для защиты техники, которая могла позволить себе иметь Генераторы Барьера.

К ним приближалась довольно крупная группа бесов в пол сотни особей. Твари постоянно верещали, и это верещание уже слышалось на посту. Авто-заклятия решил не использовать. Для начала Адриан развернул вокруг корабля сильнейший воздушный вихрь, который никак не мешал транспорту лететь дальше, а просто кружился вокруг него, подстраиваясь под ход. Бесы рассыпались по широкой дуге, но улетать не собирались.

Адриан призвал свои шаровые молнии, а Мэнлиус собственные сферы, заряженные импульсами искажения пространства. Сферы начали виться вокруг бесов, осыпая их зарядами энергии. Это тоже была часть плана. Мэнлиус хотел усыпить бдительность противника, показывая, что их ожидают не самые опасные заклятия.

«Бесы разумны, хоть и глупы» — помнил хранитель легенд. «Они используются демонами как слуги для простейших операций, разведок, в том числе и боем, а так же для диверсионных миссий. Из-за своего интеллекта они не догадаются, что мы заманиваем их в ловушку».

Тем временем бесы начали высасывать магическую энергию, ослабляя защиту адрианова вихря. Искатель сгонял шаровыми молниями бесов в кучку. Пришла очередь демонолога. Мэнлиус сплёл нужный узор и произнёс заклятие. Око Мага устремилось к Большому Барьеру. При этом рыжеволосый оставил для Ока энергетический канал.

Энергетический канал начал стремительно чернеть, причём чернота эта шла от Мэнлиуса. Око Мага, соединившееся с Большим Барьером, тоже почернело. Начал чернеть и сам Барьер в месте соединения и вокруг него. Мэнлиусу было вовсе нелегко всё это вытворять. Он побледнел и начал дрожать, закусил губу так, что пошла кровь. Его охватило облако тьмы и пронеслось по каналу к Барьеру. Барьер почернел весь, а облако чёрной тучей вырвалось из него прямо на бесов.

У Мэнлиуса был такой вид, что блондин обеспокоенно посмотрел на него.

— Только не свались раньше времени, — напомнил он, неубедительно пытаясь вернуть себе язвительный тон.

— Я просто… восстановлю силы… за их счёт… — сказал Мэнлиус и чернота от энергетического канала перешла к нему.

Рука Мэнлиуса после поглощения энергии почернели, а глаза закатились.

Из Чёрной Комнаты донеслось полное ужаса верещание. Затем всё стихло. Остальные благоразумно отлетели в сторону и продолжили курсировать вокруг адрианова вихря, пожирая ману. Блондин отправил за ними шаровые молнии.

— Ха, наконец-то! Показали мы этим воздухоплавателям, за что надо брать на борт чародеев! — нервно рассмеялся Адриан, стараясь не смотреть на друга, выглядевшего сильно не важно.

— Только будет невесело, если они до нас доберутся, — мрачно бросил Мэнлиус, придя в себя после получения новых сил. — Почему молчат корабельные орудия?

— Это ж мелкие существа. Стрелять по ним из корабельных пушек всё равно, что стрелять по воробьям. Да приди же в себя, нам надо отработать гонорар! Деньги! Статус! Подумай о них!

— Похоже, у нас нет выбора… — неуверенно отозвался Мэнлиус, тут же начав концентрироваться на более сильное заклятие. — Помним об экономии сил. Мы не знаем, сколько ещё таких отрядов может быть. Продолжаем действовать по плану. Сгоняй оставшуюся партию.

Адриан попытался своими шаровыми молниями окружить группу бесов, а Мэнлиус придвинул к ним свою тучу. Бесы попытались сбежать, но стиснутые с обоих сторон, были поглощены заклятием Мэнлиуса.

Неожиданно глаза Мэнлиуса стали ещё шире. Адриан сглотнул, увидев ужас, появившиеся на лице друга с новой силой. А затем корабль сильно тряхнуло. Затем ещё раз. И ещё.

— Проклятье, это из салона, — рявкнул Адриан, внимательно наблюдая за небом. — Я чувствую там появление тёмной энергии.

— Одержимый вернулся! Следи за небом, я иду внутрь!

Мэнлиус оставался бледным, но мигом собрался и решительно полез внутрь. В этот раз он собрался быстрее, поскольку дело было для него знакомо. Адриан порадовался, что не видел его лица в этот момент.

— Давай, надери ему задницу, — бросил Адриан. — Ты у нас эксперт в демонологии!

Мэнлиус уже скрылся в люке.

* * *

От Нерты не укрылось проявление Бездны на корабле. Она поняла, что одержимый пришёл за ней. Однако бежать было некуда и всё что оставалось — ждать в своей каюте. Мэнлиус заверял, что придёт, как только почувствует Бездну. Значит, оставалось только ждать.

Всё что могла Нерта — ждать. Она решила скоротать ожидание медитацией. Подготовила свой разум, максимально очищая его от желаний. Желания — это инструмент демонов. С их помощью демоны искушают людей и нелюдей, делают одержимыми и используют в своих целях. За годы изучения псионной магии Нерта Олкандер — ученица учёного ящера из далёкого Ментдомиса — научилась очищать свой разум так же хорошо, как её учитель, а это не каждому человеческому мастеру было под силу. Пришлось даже задвинуть подальше её беспокойства из-за других людей, тех, кто перевозил её и защищал. Она не собиралась сдаваться демонам и не собиралась сдавать остальных.

По последней причине одержимого ждал сюрприз — невидимая до поры ловушка перед дверью каюты, которая захлопнется, как только одержимый туда ступит.

И вот, он появился. Шагов слышно не было. Просто кто-то постучал по тяжёлой стальной двери, которая была сейчас закрыта. Судя по отсутствию звуков и энергетических всплесков, одержимый ещё не наступил на ловушку. Помимо двери помещение закрывала и защита, созданная Нертой и телохранителями.

— Нерта Олкандер, — послышался с той стороны тихий, завораживающе приятный мужской голос. — Доминион пришёл за вами. Приглашаю нас в нашу империю. Ночной Доминион лучше позаботиться о вашей безопасности. Лучше кого бы то ни было. Мы не собираемся вас мучить.

Нерта молчала, не собираясь отвечать. Говорили, демоны в Ночном Доминионе, бывших нескольких графствах человеческой империи Люксэдис, создали вполне приятную цивилизацию. Но другие говорили так же и то, что в тенях этой цивилизации порой делаются такие вещи, которые далеко не всем понравятся. Служба демонам потребует крайне гибкой морали и бесчисленного количества жизней, которые придётся пожертвовать господину, выполняя его прихоти.

— Молчишь? Не хочешь говорить? — обладатель голоса добавил в него понимания. — Ты боишься, да? Мы можем показать, что готовы исполнить любое твоё желание. Любое. Чего ты хочешь, Нерта Олкандер?

Нерта продолжала молчать, продолжала удерживать свой разум в пустоте. Она почувствовала, как защиты помещения коснулась чужая воля. Холодная, неумолимая, безжалостная.

— Полагаю, тебе нужно подтверждение, — произнёс голос. — Подтверждение, что те, кто перевозят тебя и сопровождают сейчас, недостаточно компетентны. Я покажу.

«Он собирается вынудить меня впустить его или покинуть убежище с помощью заложников? Ловушка…» — подумала Нерта. «Ловушка должна сработать!»

— Хм, полагаю, ты надеешься на какой-то из своих сюрпризов, да? Мы его обошли. Есть демоны, которые существуют в различных измерениях, не только в одном, — произнёс голос. — Ну что же, думай. А я пойду, покажу, как слабы члены экипажа этого корабля.

Сердце учёной забилось быстрее. Ей захотелось выбежать и остановить проклятого ублюдка. Она так устала жертвовать другими людьми. Так устала постоянно видеть смерть вокруг себя. «Неужели нет выхода» — подумала она. «Я должна попытаться остановить его! Кто-то снова умрёт из-за меня!»

Она высвободила разум и потянулась за демоном. Внутренним взором увидела коридор и самого одержимого. Облачённую в синий офицерский мундир фигуру связиста. И эта фигура была окутана тёмным ореолом клубящихся теней. Демон связиста был сильнее чем у Онесимуса, раз мог существовать в разных измерениях. Тени тут же потянулись к Нерте. Они столкнулись, и начался поединок воли. Одержимый даже не повернулся. Нерта пыталась отвлечь демона, вызвать у него страх, заставить спрятаться. Он в свою очередь вызывал у неё иллюзии, основанные на подавленных желаниях, забытых стремлениях и всём том, что она оставила в прошлом, жертвуя им ради будущего.

«Нет» — мысленно сообщила учёная демону. «Меня… этим… не… взять! Всё… в прошлом… Я знала… на что… шла…»

«Тогда подумай о настоящем» — посоветовал демон.

И вызвал новую партию иллюзий. Корабль, залитый кровью. Капитан Гендианус, офицеры, члены экипажа, все мертвы. Она ходила по кораблю, искала телохранителей… но вот в иллюминаторе мелькнуло мертвенно бледное лицо Мэнлиуса. Это не было лицо в его обычном Трансе Бездны. Это было лицо мертвеца. Мелькнуло и исчезло. Тело летело куда-то вниз. Вниз последовал и его друг.

«Одна, ты снова останешься одна. Может, хватит?»

«Это всё… твои… иллюзии…» — с трудом ответила ему Нерта, пытаясь выдавить демона из своего сознания.

Она проигрывала. С помощью иллюзий демону удалось завладеть её вниманием, а это очень плохо. И последовали новые иллюзии.

Башня Танцующего Тумана. Совет. Маги слушают её, смотрят на открытие… а затем смеются. Смена локации. Маги перешептываются в коридорах. Обсуждают её. Говорят, как она опасна. Говорят, что её нужно остановить. Снова смена локации. Какой-то кабинет. Высшие лидеры магов и Амброзиус, он тоже там, тоже на их стороне.

«Можешь ли ты доверять им?» — спросил демон. «Мы дадим тебе больше, много больше…»

Новое видение. Дворец в столице Доминиона. Нерта стоит по правую руку от короля демонов, Константина Эребуса. Король внимательно слушает её. Ещё несколько видений. Собственный дворец Нерты. Семья, о которой она даже мечтать не смела. Встречи с аристократией. Все относятся к ней с уважением и признательностью.

Сопротивляться ментальному напору демона стало невыносимо. Даже если она и отрицала предложения посланника тёмной империи, достаточно было того, что эти иллюзии завладевали её вниманием. Вызывали давно забытую, похороненную в недрах подсознания боль.

«Я… знала… на что шла…» — упрямо повторила учёная. «Мне не нужна… ничья… признательность…»

Она собрала остатки сил и разорвала соединение, пока ещё можно.

— Глупая, — послышался за дверью голос демона. — Ни одно живое существо не должно работать себе во вред. Это противоречит самому инстинкту выживания. Что ж, значит будет по-плохому. Я собираюсь убивать до тех пор, пока ты не согласишься, что они слишком слабы для твоей защиты.

Ощущение присутствия демона пропало. В одно мгновение он исчез и переместился куда-то ещё. Нерта подавила в себе желание расплакаться. Она встала и потянулась к сумке с эликсирами. Восполнила силы одним из них, проясняющем разум и восстанавливавшем психическое состояние. После чего вышла из каюты.

— Я не могу позволить кому-то ещё умереть, — сказала она самой себе. — Хватит! Эй, демон, я здесь! Но сдаваться не собираюсь, слышишь?

Ответа не последовало. Зато последовал человеческий крик.

— Нет! — воскликнула Нерта.

Затем ещё один. Ещё один. Ещё один. Крики звучали в разных частях этой половины корабля. Слышались выстрелы, но слишком быстро стихали. Одержимый перемещался с пугающей скоростью.

Ученая собралась бежать вперёд, но тут ей на плечо легла рука. Она вздрогнула, резко обернулась, пытаясь оттолкнуть возможного врага, и приготовила заклятие — в руке появилось пульсирующее поле. Появилось без жестов и заклинаний — редкость для этого мира.

Но сзади оказался всего лишь Мэнлиус. От резкого движения он отшатнулся назад, потерял равновесие и упал.

— Ох, госпожа Олкандер, зачем же вы так со своим телохранителем? — поинтересовался он, выдавив слабую ухмылку.

— Вы… точно Мэнлиус? — недоверчиво спросила Нерта.

— А кто же ещё? Помните, как вы спросили, что случится, если гнев обернётся против меня? Я знаю ответ на этот вопрос. И этот ответ — моя воля. Не важно, использую я страх или гнев в качестве основы силы, или более позитивную эмоцию. Важно, чтобы основа силы появилась при участии воли! Чтобы со мной не происходило, я буду помнить о своей воле и выживу!

Нерта печально улыбнулась.

— Похоже, это действительно вы. Одержимый… он начал убивать…

— Знаю. Идём на капитанский мостик!

Мэнлиус выглядел решительно и вначале Нерта обрадовалась. Но затем по пути им действительно встретились трупы. Одержимый столкнулся с матросами и просто разорвал их на части. Мэнлусу сделалось дурно при виде остатков тел людей, которых убили так жестоко, и, казалось, легко. Он облокотился о стену и прикрыл рот рукой. Он сталкивался с монстрами и демонами, но такого кровавого зрелища ещё не видел.

— Мэнлиус, вы нам нужны, — услышал он идущий словно издалека голос Нерты. — Только вы можете его остановить.

Мягкое касание к разуму помогает прийти в себя. «Чёрт, опять я медлю» — подумал рыжий. «Только бы это не стоило жизни кому-нибудь…»

— Я справлюсь, — пообещал Мэнлиус. — Спасибо… за помощь…

— Псионика может не только выворачивать людей наизнанку, но и лечить, — печально улыбнулась Нерта и помогла ему двигаться дальше. — Идёмте же. Без вас мы все погибнем.

«Без меня?» — недоверчиво подумал парень. «Да ладно вам, я не настолько важная персона!»

Затем он вспомнил о предыдущем капитане. «Ладно, эту проблему могу решить только я».

— Я могу идти сам, поспешим! — сообщил он и ускорил шаг.

На мостике дела обстояли ещё хуже. Канонир и оператор сенсоров валялись бездыханными, причём канонир был разорван надвое, а у оператора сенсоров наполовину отрезана голова. Штурман лежал у стены, с ужасом смотря на свои распоротые живот и грудь. Офицер защитных систем просто лежал у стены, пытаясь подняться. Старпом лежал у ног одержимого, пронзив одну из них лезвием из руки. На правой руке и правом бедре рваные раны от когтей. Капитан же удерживал одержимого с помощью какого-то браслета на руке, панели которого раскрылись наподобие лепестков и испускали радужное излучение. Излучение не позволяло демонам приблизиться. Часть аппаратуры на мостике была повреждена всё теми же ударами когтей.

«Слишком поздно» — подумал Мэнлиус. «Я снова опоздал… Задержался из-за тел в коридоре… Несчастный слабак».

Из глубин души начал подниматься гнев. Мэнлиус позволил ему подняться, хотя и помнил о воле.

— Почему так долго?! — в панике завопил Гендианус. — Они умерли! Предатель всех убил!

Мэнлиус зарычал от ярости, поднял руки, складывая их в жест Чёрной Комнаты, но одержимый исчез и появился за его спиной. Точнее появился бы, но защитное поле Нерты отшвырнуло его на блок аппаратуры. Рыжий не стал благодарить, а лишь рявкнул заклинание. Облако тьмы благодаря его гневу вырвалось быстрее, охватило его и устремилось к демону.

Одержимый встал на ноги, настороженно озираясь.

— Что это, чародей? Решил взять меня этим? Я просто вырвусь обратно!

Одержимый исчез, но в своём манёвре столкнулся со стеной Чёрной Комнаты.

— Это заклятие создано для удержания и изгнания таких как ты, — полным злости голосом произнёс Мэнлиус, скрываясь в тенях. — Кастор Иэкчус, действуешь ли ты по своей инициативе?

Одержимый поднялся в одно мгновение. Гнусно ухмыльнулся.

— А если так? Как думаешь, чародей, может ли воздухоплаватель, пошедший против своих, чего-то бояться после предательства?

— Это мы сейчас и выясним, — произнёс Мэнлиус голосом настолько жутким, что даже демона заставил сделать шаг назад.

Ярость клокотала в нём подобно жерлу вулкана. Сила переполняла тело, так и подстёгивая проявить себя.

Замелькали образы. Мэнлиус начал с образов, пробуждающих голос совести. Он предположил, что офицеры корабля — люди чести. И даже после предательства могут терзаться муками совести, хотя бы на уровне подсознания. Он хотел поднять разлад в сознании одержимого выше, чтобы разорвать связь с демоном.

— Нет… не смей… — прорычал одержимый. — Не смей… использовать… это… на мне…

Тут произошло странное. Демон начал сопротивляться Чёрной Комнате. Мэнлиус увеличил количество иллюзий тех событий, которые могли бы расшевелить в падшем офицере голос совести. Демон же… начал поглощать их одну за другой. Одержимый же зарычал и заметался по Чёрной Комнате в поисках противника. К счастью для Мэнлиуса это было тщетно. Тени надёжно скрывали его. Мэнлиусу пришлось проявить всю свою фантазию, создавая образ за образом. Он никак не ожидал, что демон выкинет такой трюк. А одержимый тем временем успокаивался. Затем и вовсе расхохотался как безумный.

— Так вот что у тебя за магия, чародей! — выкрикнул он, продолжая хохотать. — Это всё что ты можешь? Мой демон пожрёт все твои иллюзии и что дальше? Что ты будешь делать? Смотри, я уже не боюсь. Инстинкт выживания! Он заставляет нас бороться за жизнь, что бы ни случилось!

«Чёрт…» — запаниковал Мэнлиус. «Чёрт! Чёрт! Чёрт!»

В Чёрной Комнате начали появляться дыры. К счастью он успел залатать их тенями. «Нет… соберись, тряпка. Попробуй другое!»

— Доверие, — произнёс Мэнлиус. — Насколько я знаю, в Небесном Братстве всё строится на доверии. Ты предал тех, кому доверял больше всего. Можно ли то же сказать о демонах? Что ты слышал о них? Можно ли доверять демону?

Мэнлиус начал подбирать новую серию образов, в которой показывал одержимому, что бывает, когда демон предаёт носителя. И тут демон заставил одержимого броситься в то место, где стоял Алэйр. К счастью, он был укрыт тенями, а потому удар пришёлся по ним. Мэнлиус использовал это место, чтобы выплеснуть энергию новых образов на одержимого.

— Предательство! — безумным тоном произнёс он, снова заозиравшись по сторонам. — Конечно, я всегда боялся предательства! Нет ничего хуже, чем быть преданным в Бесконечных Небесах! Демонам нельзя доверять! Нельзя!

Связь одержимого с демоном начала разрушаться. Одержимый зарычал, а в этом рычании проявился и второй голос, голос демона. Над телом офицера связи поднялась гуманоидная фигура из холодного синеватого света и протянула руку к Мэнлиусу.

— Мы… ещё… встретимся… Я знаю, в чём твоя сила… — прорычал демон и исчез, словно свернувшись в пустоту.

Чёрная Комната рассеялась. Все смотрели на него. Все уцелевшие, то есть — Нерта, капитан Гендианус, старший помощник Кейси. И сам давешний одержимый, который теперь испуганно озирался по сторонам.

— Так мало уцелевших… — потрясённо проговорил Мэнлиус, приходя в себя.

— Неплохо постарались, адепт Алэйр, — произнёс капитан, а затем обратился к одержимому без осуждения, но каким-то усталым тоном. — Что же ты наделал, Кастор. Посмотри на себя. Посмотри вокруг.

— Это было… из-за одного дельца, — выдавил Иэкчус, опустив голову и пытаясь встать (но держался пока на коленях). — Я совершил преступление. Пронёс на борт партию наркотиков. Влез в долги к одной семье из класса знающих… Они постоянно меня использовали! Я не хочу сдаваться! Не хочу ни в тюрьму, ни на каторгу! Инстинкт выживания! Я буду бороться до конца!

— Спи, — устало бросил капитан. — Тобой мы займемся позже.

Он поднял руку с браслетом и послал в сторону предателя волну энергии. Предатель испуганно закричал, поднял руку, словно защищаясь, но уснул.

— Эта ваша техномагия может быть очень неплоха, маги, — усмехнувшись, сказал Гендианус. — Однако теперь мы падаем. Что будем делать?

Глава 7 Ограничение сил

Аппаратура капитанского мостика оказалась серьёзно повреждена одержимым. Корабль уже накренился и устремился к земле. Вовсю слышался шум за переборками, какие-то трески и хлопки. Даже Большой Барьер начал опасно мерцать.

— Проклятый предатель! Как он рассчитывал путешествовать без корабля? — прорычал Гендианус, ударившись спиной о штурвал.

Мэнлиус лихорадочно соображал что делать. Он был начинающим адептом и сомневался, что его сил хватит на то, чтобы остановить судно. А ещё рыжий был близок к панике и схватился за голову. Нерта же начала действовать. Она высвободила свою силу и попыталась окутать ей хотя бы нос судна, чтобы замедлить падение. Манёвр удался, но учёная лишь оттянула время.

На мостик ворвался Адриан.

— Какого чёрта вы тут творите? Я почти покончил с бесами!

— Одержимый разрушил управляющую аппаратуру! — объяснил Мэнлиус. — Если мы ничего не предпримем, скоро столкнёмся с землёй!

— Я замедлила падение корабля, но этого недостаточно, — с отчаяньем сообщила Нерта.

— Маги, на что вы вообще нужны, если не можете остановить корабль? — прорычал Гендианус.

Адриан окинул удивлённым взглядом учинённый разгром и усмехнулся:

— Вам очень повезло, потому что кое-что я сделать могу.

— Делай! — хором прикрикнула на него вся компания.

— Поскольку я изучаю электрическую магию, я могу направить свою энергию на работу систем. Я создам канал для распределения энергии по кораблю в поражённых областях. У нас немного сил, поэтому мы сосредоточимся на них. Нерта, мне понадобится ваша помощь с дополнительной энергией. Мэнлиус, приди в себя и вспомни о Замедлении Времени. Ты можешь использовать его, чтобы ещё больше замедлить падение корабля.

Рыжий недоумённо уставился на напарника, потом нервно хохотнул:

— Точно! Как же я мог об этом забыть?

— Я помогу вам с дополнительной энергией, Адриан! — заявила Нерта.

Маги начали действовать. Энергия Адриана и Нерты начала распространяться по судну. Энергия Мэнлиуса устремилась к носу. В результате корабль почти вернулся к горизонтальному положению. Пока маги создавали энергетическую сеть, они почувствовали присоединение ещё одного канала.

— Кажется, это канал магистра, — заметил Мэнлиус с бледным видом. — Очень вовремя, потому что остановить судно для меня оказалось… непосильной задачей… простите…

— Я знал что он нас не оставит! — по-прежнему бодро отозвался Адриан. — Как минимум, крушение пережить мы сможем.

— Не отвлекайтесь! Мы должны что-то делать и сами! — потребовала Нерта.

Как бы ни старались маги, падение всё же случилось. Корабль столкнулся брюхом с землёй и подпрыгнул. Все, кто был на капитанском мостике, отправились в свободный полёт. Часть аппаратуры сорвало со своих мест от удара. После первого прыжка корабль подпрыгнул ещё раз, опасно накренившись. На Мэнлиуса рухнул какой-то прибор, и его сознание погрузилось во тьму.

* * *

На Танцующем Ветре не знали, что за ними наблюдают с другого корабля. Октавиан Бренниус этер Прискус и Окинус Ледяной Шторм терпеливо ждали. Они не стали вмешиваться в битву с бесами и не стали помогать, когда Танцующий Ветер начал падать. Кораблекрушение было на руку этому дуэту.

— Замечательно, — оценил Октавиан. — Это позволит нам забрать учёную. Вряд ли она сможет продолжить путешествие на таком корабле.

— Они неплохо сумели замедлить падение, — заметил Окинус. — Благодаря этому госпожа Олкандер останется жива.

— Я чувствую не только ментальную энергию. Полагаю, ты почувствовал ещё двух магов, когда они развеяли твой вихрь.

— О да, — хищно оскалился ледяной маг. — Один из них весьма силён. С нетерпением жду с ним встречи.

— Держи себя в руках. Мы должны только забрать учёную. Нападение на магов их начальство расценит как объявление войны.

— Боги, какой ты серьёзный, — хохотнул Окинус. — Нельзя даже помечтать.

— Знаю я тебя, мечтателя, — усмехнулся Октавиан и положил спутнику руку на плечо. — Тебе, дружище, только дай с кем-нибудь сразиться.

— Что поделать, таким меня создали, — изобразил картинно извиняющийся вид Ледяной Шторм.

— Не кривляйся. Уж ты то получаешь от этого удовольствие, — похлопал Окинуса по плечу Октавиан. — Возможно, у тебя будет шанс сразиться с твоим оппонентом. Вряд ли спутники госпожи Олкандер захотят её так просто отдавать.

— Только сил у них вряд ли останется много, — со вздохом заметил Ледяной Шторм. — Так что, отправляемся к Портальной Комнате?

— Да, выдвигаемся.

* * *

Они пришли в себя от резкого импульса в разумах. Следом за импульсом пришло чувство опасности.

— О-о-о-ох, — простонал Мэнлиус. — Чувствую себя так, будто по мне проехала приличных размеров машина.

— Тебя слабо приложило, — послышался где-то поблизости голос Адриана. — А я чувствую себя так, будто на меня корабль упал. Значит, тебе заниматься всем.

— Ха-ха, вот ленивый ублюдок, — со слабым смехом выдавил Мэнлиус. — Ну да ладно, для начала оценим, насколько всё плохо.

Чародей с трудом сфокусировал взгляд. Увидел, что все просто паршиво. Им повезло чудом пережить крушение. Крыша мостика обвалилась во многих местах, оборудование раскидало по салону. Адриана действительно придавило стеной аппаратуры. Нерте повезло больше, судя по разбросанным по близости обломкам, она успела соорудить свой щит, и он оказался достаточно хорош, чтобы защитить её от завала. Впрочем, сейчас его уже не было. Женщина тоже пыталась встать, собирая остатки сил после заклинания.

А ещё повсюду были разбросаны трупы экипажа, которые оставил после себя одержимый демоном капитан корабля. И кровь, везде кровь. Мэнлиусу сделалось дурно. Он всё ещё не привык к таким кровавым пейзажам. Парень сглотнул и потратил огромные усилия, чтобы справиться с тошнотой.

Затем рыжий вспомнил о Гендианусе и Кейси и со страхом обежал мостик взглядом ещё раз. Больше всего он боялся сейчас, что они всё-таки погибнут, а значит, их смерть будет на его совести. Но воздухоплаватели показались откуда-то из-под обломков, грязно ругаясь.

— Это возмутительно! — добавил после ругани Гендианус. — Потерять целый корабль! Чёртов предатель так легко не отделается! Да и с меня Академия три шкуры спустит!

— Парни, соберитесь, — прозвучал откуда-то сверху по Дальносвязи голос. — Это ещё не самые большие ваши проблемы.

Мэнлиус снова застонал и направился к Адриану, одновременно пытаясь прочувствовать пространство за пределами мостика:

— Магистр, я думал, мы перебили всех бесов.

— С бесами вы действительно справились, — мрачно рассмеявшись, произнёс магистр. — Недобитки убрались по добру по здорову. По вашу душу идут конкуренты, и они уже спустились.

— У нас совсем нет сил! — прорычал Мэнлиус, помогая товарищу выбраться. — Я вот-вот начну ощущать негативный эффект от эликсира! Мы должны отступить!

— Вынужден согласиться! — без энтузиазма отметил Адриан.

— У вас нет времени! — безапелляционно заявил магистр. — Башня Огненной Длани послала свой сильнейший дуэт, Красную Руку и Белую Руку!

— Мы это уже выяснили, магистр! — отозвался Адриан. — Даже я должен признать, что хотелось бы встретиться с ними при других условиях!

— Мальчики, похоже, что у нас проблемы, — подала голос Нерта. — Мне бы не хотелось, чтобы вы погибли из-за меня. Я пойду с ними.

— Ни в коем случае! — воскликнул магистр. — Слушайте, наш корабль сейчас далеко и мне сложновато с вами даже связываться. К тому же я тоже потратил часть сил, чтобы помочь вашему кораблю уцелеть, а из-за этих проклятых вихрей ещё есть помехи. Но кое-что у меня есть в запасе. Вам лишь останется подыграть и демонстрировать уверенность в своих силах.

— О, это мы можем, — рассмеялся Адриан. — Верно, Мэнлиус?

— Боюсь, в ситуации, когда нас припёрли к стенке, всё что мы можем, — не ударить в грязь лицом, — выдавив неубедительную усмешку, ответил тот.

— Вот это мои ученики, — одобрительно отозвался магистр. — Будет лучше, если вы встретите их сами. Эта парочка уже собирается проникнуть на корабль. Будьте осторожны, вам предстоит встреча со смертельным сочетанием огня и льда.

Выдвинулись все трое. Мэнлиус и Адриан пытались уговорить Нерту остаться, но она решительно воспротивилась. Компания спешила, но услышав шаги, замедлила шаг, дабы придать своему появлению иллюзию спокойствия.

Встретились в коридоре жилого отсека. Мэнлиус даже думать не хотел о том, как они выглядят по сравнению с бодрыми, элегантными противниками. Один вид этой парочки вызвал у него ужас. Нет, в облике Прискуса и Ледяного Шторма не было ничего эдакого. Ну, если не считать убийственно холодного взгляда у последнего. Просто Алэйр не был таким адреналиновым маньяком как Адриан и не горел желанием сойтись со знаменитыми убийцами магов. В мире магов они считались сильнейшими на уровне исполнителей. Даже в лучшем состоянии они с Адрианом не могли бы надеяться выжить в личной встрече. Тяжёлое дыхание Нерты говорило о том, что она выдохлась. Спасти их мог, возможно, магистр Амброзиус, но неизвестно, сколько у него самого оставалось сил и сможет ли он в текущих обстоятельствах действовать на таком расстоянии.

А ещё Мэнлиуса поразило, как спокойно держалась эта парочка. Лицо беловолосого отражало прямо-таки вселенскую скуку. Золотоволосый же изобразил дружелюбную улыбку. Всем своим видом он излучал спокойствие и уверенность.

— Так-так-так, вижу, кто-то смог пережить крушение. Но вот вопрос, сможете ли вы продолжать путешествие дальше? — произнёс блондин с самоуверенной ухмылкой и коротко поклонился. — Я граф Октавиан Бренниус этер Прискус. Это мой спутник, Окинус Ледяной Шторм. Мы из Башни Огненной Длани. Вы должны были слышать о нас.

— Вы не справились со своей миссией, — спокойно заметил беловолосый. — Госпожа Нерта, в целях вашей же безопасности присоединяйтесь к нам.

— Их миссия ещё не закончена, — прозвучал в коридоре голос Амброзиуса. — Они ещё целы, есть выжившие члены экипажа включая капитана и старшего помощника. Я вижу в ангаре транспортное средство. Они должны продолжать свой путь.

— Ох, магистр Амброзиус, — Октавиан закатил глаза. — Ваши люди измотаны, а демоны могут напасть в любую минуту. Вы считаете, что помогаете человечеству и всему миру вообще. Мы тоже. Мы в одной лодке. Просто дайте вашим людям отдохнуть.

— Эй, эта миссия поручена нам! — вскинулся Адриан. — Вы просто пытаетесь выкрасть Нерту! И ещё неизвестно, как будете с ней обращаться!

— Лучшим образом, — замахал руками Октавиан. — Она известная учёная. Мы не можем позволить себе загнобить такой талант.

— Я знаю вашего магистра. Его интересуют лишь личные амбиции и постоянные распри! Он использует госпожу Олкандер в своих мелочных интригах, из-за чего она сгинет! — прогремел голос Амброзиуса.

— Я не собираюсь участвовать в политике! — добавила Нерта, испепелив Прискуса взглядом.

Магистр позволил себе проявиться в виде эфирного тела. Полупрозрачным призраком он возник в воздухе между его чародеями и конкурентами, а воздух в коридоре опасно замерцал, наполняясь силой. Такой силой, что даже Октавиан с Окинусом покачнулись. Часть сил Амброзиус потратил на вихрь, но всё-таки разница между магистром и мастерами всё-таки была. Тем не менее, Амброзиус серьёзно относился к противникам и желал избежать ненужной схватки.

— Я присматриваю за своими учениками, — заявил магистр. — Они будут защищены, отдохнут и продолжат путь. Уходите. Вам не удастся увести Нерту Олкандер сейчас. Агрессивные действия я буду рассматривать как объявление войны.

«Блефует ли он? Совершенно непонятно. Чёрт, я точно не хочу связываться с магистром. За развязыванье войны мне оторвут голову» — подумал Октавиан.

С пару минут он раздумывал, внимательно наблюдая за эфирным телом магистра. Октавиан хотел оценить, действует ли он в полную силу. После рассеивания вихря они получили данные о втором судне и мана-сенсоры зафиксировали на корабле наличие магистра, одного адепта и двух мастеров. Это был не важный расклад. Но если магистр потратил часть сил, чтобы рассеять вихрь со своей стороны?

Прискус изобразил усмешку и картинно задумался, дабы потянуть время.

— Мне надо подумать, — заявил он при этом, почёсывая подбородок. — Начальству вряд ли понравится, если мы вернёмся с пустыми руками.

— Здесь нечего думать! — прогремел магистр. — Убирайтесь!

Аристократ рассмеялся и покачал пальцем:

— Магистр Амброзиус, такие дела так быстро не решаются. Что если я сумею найти решение, которое удовлетворит нас всех?

— Не думаю, что такое решение есть, — магистр нахмурился.

Вдруг его эфирное тело замерцало.

— Так-так-так, — заинтересованно приподнял бровь Прискус. — А вы явно не в лучшей форме. Между тем у меня созрело решение. Как насчёт того, чтобы мы сопроводили вас?

— Что-о-о-о? — хором воскликнули и Амброзиус и его маги.

— Почему нет? — тепло улыбнулся Прискус. — Хоть мы и Независимые, но тоже заинтересованы в возрождении цивилизации.

Амброзиус подумал несколько секунд, а потом расхохотался:

— Чтобы вы затем умыкнули Нерту если что-то пойдёт не так? Я вам не доверяю. Такие вопросы решаются на уровне официальной дипломатии с подписанием договоров.

— Какая досада, — по прежнему улыбаясь, произнёс аристократ. — Что ж, мы понаблюдаем за вами какое-то время. Госпожа Олкандер слишком важна для человечества, чтобы сгинуть из-за эгоизма… старого дурака.

По плану Октавиана последняя фраза была не очень хороша для магистра. Это была провокация, которая должна была вынудить магистра атаковать. Но магистр лишь засмеялся и призвал ещё больше силы. В воздухе заискрились электрические разряды. По обе стороны от него появились подобные призракам эфирные элементалы.

— Как видишь, у меня достаточно сил, чтобы надрать вам задницу, — усмехнулся магистр, хоть и выглядел при этом несколько напряжённо. — Вопрос в том, что с вами сделает ваш начальник после этого.

Октавиан мрачно вздохнул. Развязывать войну ему не хотелось, проклятый старик первым атаковать явно не собирался, а проявленная сила изумила. Приземлить на землю корабль даже курьерского типа — тяжёлое испытание даже для магистра. Они считали, что у него уже не будет столько сил.

«И это ограничение сил у магистра? Нам с Окинусом ещё многое нужно изучить» — подумал аристократ, стараясь скрыть нахлынувший страх.

— Ничего не поделаешь. Похоже, у вас действительно остались силы, — с как можно более скучающим видом произнёс он. — Мы удаляемся.

— Эй, ты действительно вот так всё оставишь? — зловещим тоном прошипел Окинус. — Я уже надеялся, наконец, развлечься.

— В другой раз, друг мой, — Октавиан положил руку на плечо Окинусу. — Мы не будем развязывать войну. Иначе уже наш магистр вытрясет из нас душу. Уходим.

— Мы вас проводим. Вы действительно покинете наш корабль, — заявил Амброзиус.

Особого выхода у неудачливых похитителей не было. Все сохраняли напряжённое молчание. И лишь когда они ушли в телепортационные врата, маги Амброзиуса шумно выдохнули.

— Да уж, учитель, вы просто король блефа, — с трудом произнёс Мэнлиус, вытерев проступивший на лбу пот.

— Магия — это не только грубая сила, — усмехнувшись, произнёс Амброзиус. — Однако какое-то время я помогать вам не смогу. Нам нужно преодолеть разрыв, а тут ещё есть чёртовы вихри. Вам придётся полагаться на свои силы.

— «В другой раз, друг мой», «в другой раз» — покривлялся Адриан. — Больше всего меня выбесила эта сценка. Как они смеют вести себя так легкомысленно?

— Я почувствовал, что они неплохо сработались, — заметил магистр. — Даже являются друзьями. Вам с Мэнлиусом есть чему поучиться у них.

— Вот ещё, — фыркнул Адриан, а потом поспешил перевести тему и почесал затылок. — Я вот о чём подумал. Вы посадили корабль относительно целым. А я видел наземную машину в ангаре.

— Машина действительно сохранилась, — донёсся голос из-за его спины.

Адриан вздрогнул и обернулся. Из корабля вышел Просперо с одним из техников. Техи довольно улыбались.

— Часть экипажа уцелела, — сообщил один из техников. — Пока вы тут развлекались, мы подготовили машину. Ребята ждут, когда вы продолжите путь. Пусть мы и обычные люди, но мы тоже не бесполезны! А предателя мы пока оставили в специальной камере. Вызвали команду конвоя.

* * *

Тяжело признавать свои неудачи, но это необходимо, чтобы двигаться дальше. Октавиан и Окинус вернулись на корабль и расположились в кают-компании, чтобы обдумать произошедшее.

— Мы действительно их так оставим? — прорычал Ледяной Шторм.

— Терпение, друг мой. Пока мы связаны и не можем начинать войну первыми, — вернув себе самоуверенный вид, произнёс аристократ. — Но так просто мы, конечно, не вернёмся. План прежний. Будем следовать за ними и ждать удобного момента. Наверняка демоны ещё проявят себя. А когда заварушка будет в разгаре, мы отправим мана-ботов и возьмём госпожу Олкандер под свою защиту.

— Не нравится мне это, — фыркнул Окинус. — Такое занятие недостойно специалистов вроде нас.

— Относись к этому как возможности проявить гибкость, — Прискус снова похлопал его по плечу. — Эта миссия поможет нам научиться искусству стратегии. Но я вижу, ты задумался о чём-то ещё.

Окинус действительно выглядел обеспокоенным, что для него было редкостью. Зная друга, Октавиан отнёсся к этому со всей серьёзностью.

— Эти двое… блондин и рыжий. Насколько они могут быть сплочёнными? — поинтересовался Ледяной Шторм.

— Мне они показались напуганными, но это ещё ничего не значит. Я почувствовал большую силу в обоих. А во втором что-то странное.

— Да, я тоже это почувствовал. И только когда увидел второго лично. Эта странность меня сильно тревожит. Когда противник скрывает истинную силу, жди проблем.

— Видишь, наша миссия обещает быть интереснее обычного! — расхохотался Прискус.

Ледяной Шторм посмотрел на него и лишь хмыкнул. Как ассасин, он умел составлять планы, а при виде рыжего чародея почувствовал, как в их уравнение вкралась неожиданная переменная.

— Мы должны передать данные на эфирный компьютер и начать расчёты, — предложил он. — Пускай ответ получим не сразу, но лучше знать, с кем предстоит сражаться.

— Не могу не согласиться. Этот второй слишком подозрителен. Что ж, теперь у нас есть чем себя занять. Иногда битвы выигрываются ещё до начала благодаря информации.

— Во-о-о-т, — довольно ухмыльнулся беловолосый. — Такое занятие уже более достойно ассасинов.

* * *

Машина мчалась по дороге, рассекающей идиллическую зелёную равнину. Где-то вдалеке виднелся не менее идиллический лес, а потом и они увидели даже речку. Как обычно, пейзаж вызвал сожаление, ведь эти чудесные виды людям больше не принадлежали. Мутанты, демоны, нежить, обезумевшие духи и опасные аномалии скрывались в этих лесах. Великая Война и последовавшие за ними Тёмные Века породили много всякого, из-за чего цивилизация теперь была возможна только под защитой Барьеров.

Воздушные корабли служили ниточкой, соединявшей города-под-куполами. Наземные вылазки были редкостью и только в составе хорошо оснащённых караванов. А они рассекали Ничейные Земли на одной машине, пусть и хорошо бронированной. Транспорт представлял собой вытянутую прямоугольную машину, обитую прочными и толстыми стальными листами, с хорошо защищёнными колёсами. Даже на колёсах использовались прочнейшие шины. Чтобы их пробить, нужно было сильно постараться. А венчал машину тяжёлый эфиромёт с двумя стволами, — один для мощных одиночных выстрелов, другой для частой стрельбы. Работала машин на генераторе стихийной энергии, который периодически приходилось подзаряжать.

«Если генератор накроется или колёса будут повреждены, мы лишимся единственного теперь транспорта» — мрачно думал Мэнлиус. «Да и с более мелкими поломками придётся ремонтировать машину, останавливаясь посреди Ничейных Земель. А я сейчас вымотался настолько, что меня можно будет брать без каких-либо усилий. Чертовы эликсиры нельзя глушить постоянно…»

Рыжий чародей чувствовал себя вялым и опустошённым. Негативный эффект от эликсира начал ощущаться. То же можно было сказать о Нерте. Лишь Адриан выглядел бодрячком, но и он потратил слишком много сил. Электрический маг, впрочем, полагал, что может это компенсировать.

— Пустите за чёртову пушку! — приставал он к капитану, который вёл машину. — Телохранитель должен выполнять свой долг!

— Ваш долг, юноша, сидеть сейчас тихо и не отсвечивать! — раздражённо бросил воздухоплаватель. — Вы, конечно, хорошо себя показали, но в текущем состоянии ничего не можете!

— Протестую! Я могу стрелять! Я могу чем-нибудь кидаться! Я могу пинаться и кусаться!

— Вас разорвёт любой монстр при первой попытке его пнуть! — прикрикнул капитан. — Не мешайте вести машину!

— Сэр, чтобы управлять даже таким орудием, нужна квалификация канонира ил техника, — примирительно сказал Кейси. — Вы не знаете, как настраивать орудие, не знаете, как рассчитывать направление стрельбы, не знает что делать в случае перегрева или поломки! Я просто напомню, что эфиромёт питается от стихийного генератора и квалификация стрелка учит помимо прочего расходовать энергию экономно. Уж извините, но позвольте погеройствовать и другим тоже!

— Так вот в чём дело! Вы хотите украсть нашу с Мэнлиусом работу!

— Я не возражаю о делегировании полномочий там, где это необходимо! — вяло подал голос рыжий.

— Разумный подход! — поддержала его учёная.

— Заговор! Вы все сговорились против меня! Ладно, мне нужен план. Пока я буду его обдумывать, — картинно обиделся Адриан и уставился в окно.

Мэнлиус, однако, знал, что он не способен обижаться больше пяти, максимум десяти минут. При всей своей раздражающей маске блондин был очень лёгким в общении человеком.

— Эх, где-то там шастает по руинам мой папаша, — не выдержал блондин через пять минут.

Кейси и техники посмотрели на Адриана с удивлением, явно не предполагая, что у магов вообще может быть какая-то семья.

— Ваш отец тоже археолог? — тут же заинтересовалась Нерта. — Вот уж не знала.

— Ну, не совсем археолог, скорее искатель, — печально усмехнувшись, ответил Адриан. — Но он специализируется на поддержке экспедиций и полюбил работу с историей. Мой старик… Он чертовски раздражает своим занудством и своей нездоровой заботой, когда возвращается. Самое страшное, что он постоянно пытается меня женить, а я ещё не нагулялся.

Мэнлиус с беспокойством посмотрел на напарника. Обычно блондин не распространялся о своей семье и личной жизни вообще. Если начинал распространяться, тому была причина и, как правило, требовался совет при решении серьёзной проблемы. И, разумеется, сам Адриан никогда бы о таком совете не попросил. Он лишь делал выводы из того, что говорилось по поводу рассказанного.

— С чего ты вдруг вспомнил о старике? — поинтересовался рыжий, стараясь запрятать подальше обычные издевки.

— Он должен сопровождать исследователей где-то по курсу, — снова печально усмехнувшись, ответил напарник. — Будет забавно, если мы с ним столкнёмся.

— Хотел бы его увидеть? — задал вопрос в лоб Мэнлиус.

— Что? Нет, что за чушь! Напротив, нам надо его всячески избегать! Если увидите чудного старика со всклокоченными волосами и безумным взглядом, дайте мне знать, я где-нибудь пережду!

Мэнлиус хмыкнул и решил разобраться в этом по мере появления проблемы. А проблему он чуял. Он покачал головой Нерте, предостерегая от расспросов, и решил перевести тему.

— Капитан Гендианус, что показывают сканеры? Есть ли поблизости Приюты Странников?

— Ни одного, — мрачно покачал головой тот. — А остановиться на ночь нужно будет. Мы едем на запад, но ночь нас рано или поздно настигнет.

— Есть ещё один вариант, — напомнил Мэнлиус. — Старые приюты. Потерянная Святость.

— Ну, такое. Такие места ещё надо найти.

— Когда приду в себя, я мог бы…

— Искать буду я! — встрял Адриан. — Я чувствую себя лучше вас с Нертой! А вам пока надо восстановить силы.

Мэнлиус с сомнением посмотрел на него:

— Ты же редко используешь Око Мага для исследований.

— Оно, конечно, так, но я использовал своё Око, чтобы искать угрозы. А процесс похожий — пожал плечами блондин. — Ладно вам, у вас всё равно нет выбора.

— Приступай к поискам, — вздохнул рыжий. — Надеюсь, нас не застанет какая-нибудь аномалия по пути.

Адриан призвал собственное Око и направил его исследовать ближайшие области перед машиной. Данные об исследовании высвечивались на повисшей перед магом объёмной голограмме. Оказалось, что он вполне может получать приличное количество информации такой разведкой. Мэнлиус почувствовал укол ревности к умению напарника, но мешать не стал. Тем временем им встретился туман, застилавший огромную территорию перед машиной. Объехать его не представлялось возможным.

— Задница! — выругался капитан. — Не нравится мне это. Леониус, можешь что-нибудь сказать?

— Это необычный туман, — разом посерьезнев, произнёс Адриан. — Я чувствую всполохи тёмной энергии. Туман насыщен болью, страданиями, страхом. И объехать мы его не можем.

— Машина защищена Малым Барьером, — сообщил Гендианус. — Вопрос в том, как далеко простирается туман и насколько хватит энергии стихийного генератора.

— Я не могу почувствовать свободной зоны, — нервно ухмыльнулся блондин. — И туман надвигается на нас. Похоже, нам придётся ехать через него.

Глава 8 Маяк воспоминаний

У путешественников не было выбора кроме как продолжать движение. Туман наступал со всех сторон, и вскоре вокруг ничего нельзя было разглядеть. Ориентироваться удавалось только по ближайшему клочку дороги и показаниям сенсоров, которые начали барахлить.

— Да что вообще происходит? — рычал Гендианус, стукнув ладонью по приборной панели. — Все устройства как с ума посходили.

— Бездна… — произнёс Мэнлиус слабым голосом. — Бездна грядёт. Мы во владениях её.

Адриан с беспокойством смотрел на друга и тряс его за плечо.

— Мэнлиус! Мэнлиус! Чёрт, он итак был плох, а сейчас отрубится! Госпожа Олкандер, сделайте что-нибудь.

Нерту и не надо было просить. Несмотря на малый остаток сил, она пыталась пробиться в сознание спутника, но чувствовала лишь пустоту, как тогда, при тесте, или при попытке вернуть его после столкновения с Чёрным Вихрем. Но в обоих случаях у чародейки оставались сила, а сейчас её практически не было.

— Не могу, простите, Адриан — печально произнесла она. — Я чувствую пустоту в его сознании. Нет того, до чего можно было бы постучаться.

— Вот пустоголовый! — вздохнул блондин и рубанул ребром ладони по шее напарника.

— Эй, что вы делаете? — возмутилась было Нерта, но потом кивнула. — Да, так будет лучше. Пусть отдохнёт.

— Маги, без маны вы бесполезны, — вздохнул Гендианус. — Неужели вы не можете восполнить силы эликсирами?

Адриан поудобнее устроил Мэнлиуса на сиденье, прошипел что-то неразборчивое в ответ на слова капитана, но вернулся к своему Оку.

— Всё не так просто, — покачала головой Нерта. — Магические эликсиры оказывают серьёзное воздействие на тело. Ими нельзя злоупотреблять. Мы можем выпить лишь несколько зелий в день и при обычных условиях, а не когда организм измотан. Эликсир может вызвать отравление организма, а при частом применении и мутации.

— Вот блин, — снова вздохнул капитан. — А я думал, магическая наука крута.

— До Великой Войны мы знали больше, — вздохнула учёная, стараясь смотреть не на кого-нибудь а в окно. — Зелья можно было применять без ограничений, не говоря уже о других возможностях. А потом всё изменилось. Многие знания были утрачены.

— Леониус, вы можете сделать ещё что-нибудь кроме разведки? — обратился Гендианус к блондину.

— Увы, это максимум, на который я сейчас способен, — стыдливо ответил Адриан, стараясь смотреть в окно подобно учёной.

— Что ж, раз маги сейчас ни на что не годны, придётся выкарабкиваться самим? — изрёк воздухоплаватель. — Для начала понизим скорость и приглушим освещение. Так мы будем тратить меньше энергии. Кроме того, снижение трат энергии уменьшит силу излучения Малого Барьера, а значит, будет меньше привлекать Порождения Бездны.

— Капитан, мы надеемся только на вас! — хором обрадовались маги.

— А то, — довольно оскалился Гендианус. — Пусть воздухоплаватели не маги, но не бесполезны.

Тут Нерта кое-что вспомнила:

— Ваши методы, конечно, хороши, но что мы будем делать, когда Бездна начнёт играть с нами в свои игры? Например, мы потеряем дорогу.

Капитан помрачнел:

— Тогда у нас вся надежда на сенсоры. Сенсоры Академии Бесконечных Небес неоднократно тестировались в местах долговременных аномалий. Но не скажу что это приятный вариант. Мы будем видеть… много всякого. В крайнем случае придётся остановить машину и дождаться, пока вы восстановите силы. Маги, вам лучше поесть, поспать и вотдохнуть. Поездка может быть непредсказуемо долгой и ваша магия ещё может понадобится.

— Замечательно, это просто предложение дня! — отметил Адриан и закрыл глаза.

— Как бы мне не хотелось, но придётся отдохнуть. Мои извинения, капитан, — кивнула Нерта и тоже закрыла глаза.

— Так быстро? — удивился Кейси. — Капитан, они просто спихнули работу на нас!

— У них нет выбора, старший помощник, — хмыкнул Гендианус. — Пускай хотя бы не путаются под ногами.

Капитан продолжил вести машину. Техники испуганно молчали и засыпать пока боялись. Поездка через аномалию действовала на них угнетающе. Туман продолжал клубиться за узкими окнами машины и в нём экипажу корабля начало чудится чьё-то движение. Одни существа напоминали искажённых жуткими мутациями животных, другие — насекомых, третьи напоминали гуманоидные фигуры, а четвёртые и вовсе казались гротескным переплетением щупалец и чего-то ещё из перечисленного. Существа находились далеко и не приближались к барьеру, держались на самой периферии зрения, но даже такой вид вызывал из недр подсознания какой-то первобытный страх. А иногда в воздухе слышался шёпот, но благодаря Барьеру воздухоплаватели не могли его различить. И хорошо, потому что иначе стали бы сходить с ума.

Как и предсказывала Нерта, дорога исчезла. Бездна начала свои игры. Дальше пришлось передвигаться только благодаря сенсорам.

* * *

Мэнлиус шел по лесу и проклятые ветки с колючками всё чаще цеплялись за одежду. Густой туман мешал что-то рассмотреть дальше чем на несколько шагов вперёд. На периферии зрения мелькали гротескные тени. Казалось, что они приближались всё ближе в некоем зловещем хороводе, но это было не самое страшное. Мэнлиус не знал, как здесь оказался и где оказался. Вот он закрывает глаза от усталости в транспорте воздухоплавателей, а вот приходит в себя идущем сквозь туман.

«Неужели безумие заставило меня покинуть машину? Или я оказался в Бездне?» — гадал парень. «Н-да, если я лягу в таком тумане спать, то точно им захлебнусь. И больше не проснусь».

С последней фразой мага была связана одна старая легенда. Слухи говорили, что в таких местах не стоило вдыхать даже туман. Он воздействовал на организм и ослаблял его, в результате чего жертва неминуемо захочет спать.

На душе сделалось неуютно. Алэйр почувствовал себя совсем один. Не было больше рядом ни Нерты, ни Адриана, ни членов экипажа Танцующего Ветра. Рыжий продолжал брести вперёд, боязливо озираясь по сторонам. Он опасался не то что уснуть, а даже просто присесть отдохнуть.

Над головой слышалось хлопанье крыльев и уханье совы. Почему-то это пугало особенно жутко. Казалось бы, призови заклятие и испепели проклятую ночную хищницу. Но почему-то Мэнлиус не то что не мог воспользоваться магией, а даже задуматься над тем, почему его так пугает проклятое уханье. Уханье заставило его двигаться, пригнувшись, от дерева к дереву.

«Я ведь что-то могу использовать» — подумал Мэнлиус. «Что это? Что? Совсем забыл».

Хлопанье крыльев послышалось совсем близко. Рыжий бросился на траву и почувствовал, как над ним что-то пролетело. Оглянувшись, понял, что никого не увидел. Кроме силуэтов в тумане, которые стали ещё ближе. Парень бросился бежать. Несколько раз он падал, раздирал одежду, а в довершение кубарем скатился в какой-то овраг. Поднявшись, он увидел, что жуткие силуэты стоят на краю оврага. Мэнлиус снова поковылял прочь и попытался выбраться из оврага, но наверху встретил изломленную точно сухую ветвь гуманоидную фигуру со смутно знакомым лицом какого-то блондина.

— Куда собрался, приятель? — поинтересовался блондин и рассмеялся смехом, напоминавшем скрежет. — Ты нас сломал. Теперь мы сломаем тебя!

Из тумана проступили другие фигуры. Алэйр увидел рыжеволосую женщину, мужчину с тёмно-русыми волосами и аккуратно подстриженной бородой, ещё одного блондина с вертикальной бородкой, черноволосого аристократа с холодным взглядом и двух типов в капитанских мундирах. Что-то было неправильно. Что-то подсказывало Мэнлиусу, что так они выглядеть не должны. И что-то подсказывало, будто он виновен во всём этом.

— Ты сломал нас! — вторили другие фигуры. — Сломал! Сломал! Теперь ты должен ответить!

Бескрайних просторов чувство вины поднялось из подсознания Мэнлиуса и захлестнуло его с головой, заставив пошатнуться и бросить самого себя в овраг.

— Мало! — вещали фигуры. — Мало! Мало! Ты должен сломать и себя! Сломай себя и будь с нами! Будь с нами! Будь с нами!

Но Мэнлиус и сам понимал неправильность происходящего. Он почувствовал злость из-за происходящего. Позволил себе закипать.

— Выкуси! — прорычал он. — Это всё чувство вины! Я ЗНАЮ это!

Чувство вины сменила злость, так же захлестнув с головой. Он сложил руки перевёрнутым треугольником и призвал Чёрную Комнату. Заклятие захлестнуло всех и поглотило. Поглотило не только фигуры, но всё вокруг. Мэнлиус оказался в абсолютной черноте. Что хуже, покой не пришёл. Теперь голоса звучали в его голове.

«Ты сделал это!»

«Ты поглотил нас!»

«Мы не ожидали этого, но так ты тоже будешь с нами!»

— Нет! — закричал Мэнлиус. — Нет! Я этого не хотел! Не хотел! Вспомни… Ты что-то должен вспомнить!

Он попытался идти вперёд, но почувствовал, как падает, как не может сделать больше ничего. Или может?

— Точно, — напомнил Мэнлиус сам себе. — Я могу просто выбрать. Это всё было просто чувство вины, не более. Я продолжаю испытывать вину из-за того, что приходится подвергать других опасности. А Бездна заставляет тратить лишние силы своими манипуляциями.

Он устроился поудобнее, словно лежал на лугу, и просто стал смотреть вперёд, прислушиваясь к себе. Помимо голосов в голове рыжий ощутил собственную пустоту. Но не она была нужна. Он попытался вспомнить, что значат для него те, кто пришёл из тумана. Начал перебирать воспоминания. Он знал, что в воспоминаниях можно обрести силу против воздействия Бездны. Найти нужную энергию чтобы начать действовать.

Его разум спроецировал образы в окружающее пространство. Перед глазами юного мага замелькали сцены из его жизни. Но он не просто позволял им мелькать, он перебирал их осознанно, пытаясь определить, какое воспоминание что для него значит.

События последних дней. Гибель капитана Онесимуса. Обещание не допустить подобного в будущем. «Я должен помнить о своих ошибках» — напомнил себе юный чародей.

Битва в небе. «Странное дело, но здесь я почти не чувствовал страха» — подумал Мэнлиус. «Столкнувшись с врагом лоб в лоб, я оказался в своей стихии. Я должен помнить об этом. Это важно».

Время, проведённое с Нертой и Адрианом на корабле. «С одной стороны беспокойно, поскольку приходилось проводить на расследование в поисках предателя. С другой стороны, я редко выбираюсь за пределы лаборатории или кабинетов. И… мне было хорошо в этой компании… Это был полезный и приятный опыт».

Слова Адриана о его намереньях. «Это было неожиданно» — улыбнувшись, вспомнил рыжий. «Мы постоянно соперничаем и раздражаем друг друга, но те слова после моего пробуждения… они были истинными. Я запомню их. Пожалуй, этот момент для меня важнее всех остальных. Удивительно, всего лишь покинув защищённые, такие обманчиво уютные стены Башни, я получил полезного опыта больше чем за все месяцы жизни здесь».

Хранитель легенд почувствовал, как энергия начала подниматься в нём. Постепенно память стала восстанавливаться. Ещё он вспомнил, как объяснил Нерте, что поможет ему справиться с гневом. А вспомнив, расхохотался.

— Воля! — воскликнул он. — Ну конечно, воля! Лишь я решаю, что буду делать.

Но осмотревшись понял, что…

— Слишком поздно — добавил Мэнлиус севшим голосом. — Из-за моего гнева я всё поглотил. Моя вина…

Чувство вины снова подкатило и рыжий почувствовал, как его поглощает собственная тьма. Услышал женский голос, невыразимо приятный.

— Возвращайся! — говорил голос. — Возвращайся! Время Возвращения!

В одних источниках пишут, что это голос Бездны. В других — голос сущности, известной как Вестница Возвращения. Чернокнижники считали её истинной богиней сущего. Мэнлиус не был чернокнижником, поскольку не заключал сделок с демонами. Но так ли уж важно, во что ты веришь, если столкнулся с этим явлением лично?

— Возвращение… — произнёс Мэнлиус. — Легенда о Возвращении, да? Неужели конец?

Легенда о Возвращении. Хтонический миф этого мира. Для таких как Мэнлиус Легенда была особенно личной, ведь они тоже вернутся в Бездну. Всё однажды туда вернётся, и заклинатели Бездны будут первыми.

Он начал исчезать. Пытаясь сопротивляться, снова перебрал в уме воспоминания. Вспомнил о позорном суде, битве с Джозефусом Клетесом, сделке с Виктором, разговоре с магистром о страхе. Каждое из этих воспоминаний оказалось для него важным и давало свою силу, позволяя сопротивляться натиску Бездны. Но вот дальше была пустота. Долгое время жизнь в Башне казалась Мэнлиусу смутно забытым сном, в котором он пытался сбежать из своих кошмаров.

«Нет, моё решение ответить Виктору было правильным» — решил Алэйр. «Всё было правильным. Это позволило мне выйти из оцепенения и иллюзии существования».

Воспоминания и Сила. Воспоминания породили Силу и позволили сделать решающий выбор.

— Нет! — снова произнёс он. — Только я решаю, когда будет конец!

Очнулся, лежа на твёрдой поверхности. Тело восстановилось. Обнаружил себя на улице небольшого городка из прошлого. Улица была затянута туманом, но можно было различить очертания зданий, сделанных из стекла, стали и бетона, их изогнутые стены и высящиеся над крышами антенны и солнечные батареи.

— Какое интересное место, — отметил Мэнлиус, ощущая странные изменения в сознании из-за стресса. — Продолжаешь играть со мной, да, Бездна? Я знаю, где нахожусь. Теперь знаю!

С этими словами рыжий рассмеялся безумным смехом и прогулочным шагом направился вперёд. Безумие приободрило его и освободило от страхов. Он захотел исследовать здания этого города, каждое из них. В конце концов, он был учёным и обожал открытия. Выбрал наугад первое попавшееся здание, какой-то магазин судя по витрине. Подошёл к нему. За витриной на стеллажах стояло множество удивительных старых вещиц — от старых кукол и игрушек, до картин и музыкальных проигрывателей, стилизованных под старину, ещё с широкими трубами для передачи звука. Похоже, это был магазинчик сувениров. Мэнлиус залюбовался вещицами и представил, что дверь открыта, но… войти так и не смог. Он разозлился, призвал Око Мага и попытался вынести дверь искажением пространства, но за дверью обнаружилась непроницаемая темнота.

— Играешь со мной, да? — прорычал он. — Нельзя так издеваться над людьми!

Он заозирался по сторонам с полным подозрения видом и подошёл к следующему зданию. Эфирная станция. Зайти внутрь так же не удаётся. Следующее здание. Продуктовый магазин. Тот же результат. Почта. Тот же результат. Мэнлиус снова почувствовал прилив гнева, но память об обещании позволила удержать его. Да и голову прояснила, спасла от захлёстывавшего безумия и маниакального желания добраться до помещений здания.

— Ладно… — изрёк Мэнлиус, нахмурившись. — Полагаю, ты хочешь мне что-то показать. Ну, посмотрим.

Он продолжил идти вперёд по улице. Увидел в одном из зданий огонёк. Здание было интересным и резко выделялось из окружения — это был старинный особняк. Самой интересной деталью оказалась открытая дверь и огонёк в окне. Чародей понял, что его приглашают труда.

— Слушай, я одного не могу понять, — проговорил он вслух. — Зачем всё делать такими намёками? Я же слышал твой голос. Или призывать вернуться мы можем, а толком объяснить ситуацию — нет?

Тени под его ногами ожили и погладили их. Мэнлиус почувствовал, что его призывают к терпению.

— Ладно, понял, буду ждать, — нехотя согласился он.

Внутри он задержался, с наслаждением рассматривая старинную мебель, картины и вещицы. Задержался и у портретов членов семейства — супругов, причём жена оказалась эльфийкой, а муж человеком, и троих детей. Все были одеты по стилю, который в учебниках истории называли модерновой ностальгией. Читая старые журналы в архивах башни, Мэнлиус вспомнил, что так называли странное сочетание современных и старинных деталей одежды. Стиль он не понимал, а к семье испытал укол зависти. Он был бы не прочь завести семью, но опасался этого из-за беспокойного образа жизни.

— Что я испытываю? — вслух произнёс парень. — Зависть? Чушь собачья.

Похоже, в этом доме бережно хранили старину, и по этой причине рыжий испытал к этим личностям чувство благодарности. Историю, старинные места и предметы он любил. Более старинные, нежели ближайшая пара веков до Великой Войны. Но были и современные на довоенный период вещи: сигнализация, техника, голопроектор, музыкальный проигрыватель и даже робот. И это не говоря уже о кухне. Но новые предметы Мэнлиусу в этом доме показались лишними, портили его старинное очарование.

— Интересно, каким я бы сделал собственный дом, — мечтательно произнёс парень, но тут же потряс головой. — Нет-нет, это меня сейчас не интересует.

Он перестал задерживаться и поднялся наверх.

* * *

Адриан тоже обнаружил себя бредущим сквозь туман по ночному лесу. Он задавался теми же вопросами, что и его соратник вначале. И тоже забыл многое. Однако происходящее ни сколько пугало его, сколько злило. Когда в тумане появлялся какой-то силуэт, блондин бросался к нему, но силуэт исчезал. Один силуэт, другой, третий. Любой смутный образ, появлявшийся в тумане, как будто играл с ним, раздражая тем самым до крайности.

— Ну давайте, идите ко мне, я покажу вам, кто здесь главный! — злобно кричал искатель, кидаясь на силуэты.

В конце концов, он вымотался и устало опустился у одного из деревьев.

«Это конец» — устало подумал он и сел у одного из деревьев, облокотившись спиной о ствол. «Чтобы я не делал, у меня не получается ни до кого добраться. Я умру не в бою, а от усталости…»

Туман начал обволакивать парня. Это была медленная неумолимая пытка, против которой блондин ничего не мог сделать. Силы стали покидать его. Захотелось спать. Но Адриан сохранил остатки своей гордости и пытался бороться с сонливостью. Ещё ему начало казаться, будто он забыл нечто важное. Его глаза постоянно шарили по затянутому туманом пространству, чтобы найти это, но даже такое исследование изматывало.

И, наконец, благодаря своим усилиям блондин вспомнил. Не то, что хотел, но воспоминание оказалось тоже важным.

Туман рассеялся и показал его самого в возрасте двенадцати лет, тренирующимся во дворе дома с отцом. Отец тогда ещё был в расцвете сил и не казался таким чудным.

— Удар, удар, удар, стоп, защищайся, маневрируй! — говорил отец. — Экономь силы! Помни, в бою нужно точно рассчитывать свои силы, нужно уметь видеть свои возможности.

— Но разве противника не нужно завалить как можно скорее? — приняв защитную стойку, спросил юный Адриан. — Или помешать ему концентрироваться.

— Это можно сделать провокациями! Вот, например, что у тебя за причёска? — при последней фразе отец состроил глумливую рожу.

Мальчик разозлился и перешёл в атаку раньше времени. Небрежный толчок тут же отправил его на землю.

— Видишь? — сказал отец, протянув ему руку. — Свои силы надо расходовать точно.

Взрослый Адриан хотел досмотреть воспоминание, но туман уже скрыл его. Зато удалось вспомнить себя самого. Это удалось сделать из-за образа отца, что блондина злило.

— Вот блин, неужели у меня не оказалось в запасе других воспоминаний поважнее? — проворчал блондин.

Но всё же эта злость помогла прийти в себя. Парень рассмеялся.

— Во-о-о-от! Уже лучше! Вам меня так просто не взять!

Он попытался успокоиться. Вспомнил, что в покое силы восстанавливаются. Работу ума оставил только на уровне самосознания, не пытаясь больше мучительно чего-либо вспоминать. Начал особую дыхательную гимнастику из арсенала навыков искателей. Сознание продолжилось проясняться.

— Бездна… — произнёс Адриан. — Это Бездна, да? Выкуси! Я не собираюсь сдаваться!

В этот момент силуэты двинулись к нему. Но парень не стал убегать. Он принял медитативную позу и продолжил сидеть, восстанавливая силы. Когда монстры приблизились, Адриан призвал шаровую молнию и заставил крутиться вокруг себя, гнусно ухмыляясь видением Бездны. Он вспомнил правила игры. Не важно, спит он спокойным сном или переживает кошмар. Важно то, что он осознал себя и теперь сам может решать, что делать.

* * *

Переживала свой кошмар и Нерта. Она сразу поняла, где находится и сохранила память вначале, но ей это не помогло. Женщина начертила на «земле» энергетическими линиями знак защиты и села медитировать в нём, глядя, как из тумана надвигаются гуманоидные силуэты. Фигур было много. А когда они проступили из тумана, Нерта увидела знакомые лица. Каждый из этих людей и нелюдей помог ей, но был обманут, брошен или побеждён в бою после того как осознал предательство. А иногда и то и другое вместе взятое. На своём пути Нерте приходилось предавать и добираться до своих целей всеми возможными методами. Даже те, кто оставались с ней, умирали, пытаясь защитить её, чтобы она могла идти дальше. Знакомцы подходили к ней и выглядели при этом как мертвецы — бледные, с пустыми глазницами, многие с ранами, несопоставимыми с жизнью.

При виде старых знакомцев на глаза Нерты навернулись слезы. Больше всего она не любила такие сны. Больше всего она мечтала забыть прошлое.

— Нерта Олкандер, ты предала нас! — произнёс один из призраков.

— Ты виновата в том, что случилось с нами! — добавил второй.

— Ты должна искупить свою вину! Присоединяйся к нам!

— Будь с нами, Нерта! Будь с нами!

Учёная стиснула зубы. Она не собиралась отвечать и заставила себя смотреть. Несмотря на свою боль и страх перед воспоминаниями, она не собиралась сдаваться легко. Никогда не сдавалась.

Потом из толпы знакомцев выступили и Мэнлиус с Адрианом. Грудь Мэнлиуса была рассечена когтями, Адриан держал свою голову под мышкой.

— Мы уже с ними, — проговорила блондинистая голова.

— Не с тобой, — добавил Мэнлиус. — Мы не можем тебе доверять. Как тебе может доверять хоть кто-то?

«С последним я не могу не согласиться» — печально подумала учёная. В последнее время ей все меньше хотелось жертвовать кем-то. Она даже стала сторониться других. Но нынешнее путешествие снова столкнуло её с людьми, снова поставило их под угрозу. Нерта закусила губу до крови и заставила себя смотреть в глаза своим страхам, а разум держала в покое. Экономия сил. Сейчас главное экономить силы и восстанавливать их. Она знает правила игры.

Нерта углубилась в воспоминания. Она хотела вспомнить тот момент, когда решила следовать выбранным путём. Перед глазами замелькали образы. Учёная постоянно отматывала назад, погружаясь в прошлое, и, наконец, в детство.

Вот она выбегает из руин, откуда слышен шум боя. Она снова оставила тех, кто защищал её, чтобы вынести важное изобретение. На глазах слёзы и страх.

— Вы будете ненавидеть меня за это, — произнесла женщина в воспоминании. — Простите, но я должна идти дальше.

Следующее воспоминание раньше. Нерта пьёт и веселится в компании нескольких магов. Ей хорошо и она счастлива. Вот один из магов даёт дружеский совет и помогает отбиваться от приглашений на танец от другого. Настойчивый ухажёр заявляет, что готов ждать её сколько угодно. Лидер группы извиняется за своих друзей. Вот молоденькая чародейка смотрит а Нерту восхищёнными глазами и говорит, что хочет стать такой же. Здесь реальная Нерта особенно возненавидела себя за предательство. Но ничего не поделаешь, убеждала она себя, ребята итак терпели поражению в бою с древними механическими стражами.

Ещё раньше. Нерта торгуется с одним своим знакомым, но нечистым на руку торговцем и заключает сделку. Нерта должна была оплатить информацию услугой, но позже хитрец повысил цену и пришлось рассказать всё стражам.

Ещё раньше. Она участвует в другой экспедиции и похищает найденный магами артефакт для передачи клирику Небесного Круга. Всё для того, чтобы получить наводку о следующем изобретении в ветке её исследований. Хорошо хоть это был не её орден.

Намного раньше. Нерта очаровывает одного аристократа из Старой Знати. После совместной ночи она проникает в его компьютер, получает нужную технологию и исчезает. А ведь мужчина был неплох и ей нравился.

Сейчас госпожа Олкандер задумалась, почему удалось вспомнить именно такие воспоминания.

— Неужели они были самым дорогим, что у меня было? — с печальной ухмылкой произнесла Нерта под монотонные голоса призраков.

Она пошла в воспоминаниях дальше. Калейдоскоп похожих картинок. Ученичество. Юная Нерта, тогда ещё с длинными волосами, заключает одни союзы и разрушает другие ради своих целей. Её учитель довольно могущественен, поэтому с ней боятся связываться. Всё для того, чтобы выйти на след нужной Нерте древней технологии.

— Почему всё было именно так, — снова спросила Нерта саму себя. — Разве нельзя было иначе? Действительно ли всё из-за скрытности тех, кто хранил знания о древних технологиях? Старая Знать, клирики, знающие… Может я просто поверила в то, что по-другому получить редкие знания невозможно? Нет, я слишком сильно углубляюсь в самокопание. Нужно искать основное. Раньше!

В начало ученичества у наставника. В её родной орден прибывает важный гость из далёкой страны — империи разумных гуманоидных ящеров Ментдомис. Такие ящеры ещё называли себя завранами. Ящер прибыл, чтобы ознакомиться с менталитетом людей. Данное исследование империя собиралась использовать для налаживания торговли. Учёному потребовались ученики, а орденам была важна торговля с Ментдомисом. Несколько самых многообещающих учеников башни выстроились в ряд. Ящер идёт между ними и просто заглядывает в глаза.

— Не подхо-о-о-одит, — отмечает белый, как и все его собратья, завран, проходя мимо учеников. — Не подхо-о-о-одит. Этот тоже. И эта тоже. Нечего с-с-с-строить мне глаз-з-з-зки, теплокр-р-р-ров-в-в-в-вные меня не интер-р-р-рес-с-с-суют. Этот то-о-оже не подхо-о-о-дит, плохой актёр-р-р.

Ящер останавливается и прикладывает руку к морде. Далее говорил в таком же стиле, растягивая некоторые звуки.

— Юные самцы и самки, не пытайтесь играть со мной или очаровывать. Всё что не нужно, я найду в ваших глазах.

Идёт дальше.

— Не подходит. Нет. Нет. Снова нет… О, а эта юная самка интереса. Какое спокойствие в её глазах. А глубина в глазах словно в пещерах Родовых Гор.

— Это Нерта Олкандер, — тут же сообщил магистр. — Изучает древние технологии и энергетику. Не думаю, что она вам будет полезна.

— Спасибо за заботу, магистр, но я решу, кто мне нужен, — ответил завран, не оборачиваясь. — Итак, Нерта Олкандер, для начала хочу поинтересоваться, почему ты стала изучать энергетические технологии древности?

— Я просто хочу сделать что-то полезное, господин — с серьёзным видом ответила ученица. — Мне кажется, будущее цивилизации зависит от энергетических технологий. Но лучше всего это знали Древние, поэтому я изучаю прошлое. Я смотрю в прошлое, но стараюсь ради будущего.

— Хорошая цель, — одобрительно кивнул ящер. — Хотела бы ты изучить Магию Разума?

Нерта аж потеряла контроль и просияла:

— Да, господин! Я была бы рада научиться этому у вас! Я хочу научиться заглядывать в прошлое предметов и мест!

Ящер снова кивнул:

— Очень хорошо. Жди.

Он осмотрел ещё несколько учеников, а затем повернулся к магистру и указал в сторону Нерты.

— Я беру её. С этого дня Нерта Олкандер проходит обучение под моей опекой.

Магистр нехотя кивнул. «Ему не хотелось делиться таким талантом как я» — вспомнила реальная Нерта. «Но ордену была нужна торговля с Ментдомисом».

Всё вокруг заволок туман. Прекратились воспоминания, исчез лес, исчезли призраки прошлого. Нерта почувствовала удивительный покой и энергетический подъём. Она нашла то, что нужно для восстановления сил и побега из этой аномалии. Это воспоминание напомнило ей, ради чего она всё затеяла. И женщина вспомнила о своей решимости идти дальше.

* * *

Пробуждение от кошмара не гарантирует, что вы придёте в себя в солнечном радостном мирке. Их по-прежнему окружал туман. Машина… стояла. Воздухоплаватели терпеливо ждали.

— Неплохо поспали, — отметил проснувшийся первым Адриан, протирая глаза. — А чего стоим?

— Они очнулись, ура! — радостно воскликнули техники.

— Аномалия начала играться с дорогами и направлениями, — отметил капитан Гендианус. — Мы решили подождать, пока вы поспите. Заодно и генератор подзарядим. Спали тоже по очереди.

— Вам проще спать в таких местах, чем магам. Вы всё забудете, — отметила Нерта, проснувшись второй. — В отличие от нас вы защищены Барьером.

— А вы разве нет? — с беспокойством посмотрел на него капитан.

— Иногда нас выбрасывает за пределы. Обыч… обычно маги отправляются во время сна странствовать по Астральному Плану. Но нас учат сопротивляться воздействию Бездны, если мы вдруг попадаем в такие аномалии.

— Может вас самих проверить на одержимость? — поинтересовался Гендианус, подняв свою руку с браслетом и активировав его.

Браслет снова раскрылся наподобие цвета и маги почувствовали сканирование. Неприятным оно, впрочем, не было.

— Вроде чисто — отметил Гендианус. — Но я помню о печальном уроке.

Адриан согласно кивнул. Вид у него при этом не был особенно весёлый. Из следователя он превратился в подозреваемого. Он покосился на спящего Мэнлиуса и потряс его за плечо.

— Просыпайся, лежебока, нужна твоя помощь! Ты хорош в переговорах!

Мэнлиус продолжал спать. Блондин потряс его ещё раз, но не добился результата и не на шутку забеспокоился. Он продолжил трясти напарника и стал шлёпать его по щекам.

Тем временем Нерта попыталась объяснить:

— Капитан, неужели вы думаете, что те, кто смог справиться с бесами и одержимым, не будут подготовлены к воздействию аномалий?

— Я уже не знаю что думать, госпожа Олкандер. — нахмурившись, произнёс капитан. — Но у меня пока нет выбора, кроме как продолжать миссию. Маги, вам нужно поработать. Температура теперь повышается. Похоже, к делу подключился огненный маг, а один из вас упорно не желает просыпаться. У нас намечаются новые проблемы.

Глава 9 Дорога Огня

Они продолжали движение почти вслепую, основываясь лишь на данных сенсоров. Бортовой компьютер обрабатывал данные и выводил их перед креслами водителя и штурмана голограммами. Туман сгустился настолько, что разглядеть обычным зрением уже ничего не удавалось. Этому способствовало и вмешательство постороннего заклятия. Сенсоры показывали постоянно растущее повышение температуры и огненное кольцо вокруг машины, которое неумолимо сжималось.

— Ублюдок хочет заставить нас сдаться! — прорычал Адриан. — Доставлять ему такую радость я не собираюсь. Капитан, мне нужно вывести заклятие за пределы машины.

— Создаю канал вывода, — с готовностью сообщил Гендианус.

Блондин снова сотворил узор управления воздушными потоками и окружил этой энергией машину.

— Какое-то время мой вихрь будет сдерживать вражеский огонь, — сообщил он после этого. — Но я не уверен, что он продержится долго.

— Мы должны оторваться на достаточную дистанцию, — объяснил капитан. — Я попробую использовать работу сенсорных систем, чтобы сбить вражеские сенсоры нашими сигналами. Маги, вы можете сделать ещё что-нибудь?

— Я могу помочь, — вызвалась Нерта. — Если я объединю псионическую энергию с сенсорными сигналами машины, то удастся сделать покров невидимости. Нас нельзя будет обнаружить даже визуально и магически!

— Делайте! — довольно воскликнул Гендианус. — Вперёд! Кейси, начинай эфирно-волновое противостояние  (прим авт.: аналог радиоэлектронной борьбы у воздухоплавателей и в техномагии этого мира)!

Кейси кивнул и забегал пальцами по пульту перед ним. Капитан создал ещё один канал для Нерты, но ей нужно было время чтобы подготовить заклятие. А их противник тем временем перешёл к следующей части плана. Огненные столбы принялись бить по земле перед машиной, но не точно по ней. Достигнув земли, из каждого из них появлялось по одной огромной гуманоидной фигуре с клинком в руке. Этот импровизированный ифрит обрушивал на машину огромный огненный клинок. Гендианус был вынужден резко крутить руль, и транспорт бросало из стороны в сторону, поэтому создание узора Нерты замедлилось, да и Адриан начал терять концентрацию. Огненное кольцо теснило его вихрь и начало сжиматься. Прибавьте ко всему этому не идеальный рельеф местности и получите представление, как трясло пассажиров машины. Их транспорт, казавшийся таким надёжным, начал превращаться в угрозу жизни не меньше чем огонь противника.

Во всей этой неразберихе Адриан вспомнил о Мэнлиусе. «Слишком долго спит. Нас трясёт так, что он при своём беспокойном сне неминуемо проснулся бы. Что-то здесь не так — забеспокоился блондин. «Какого я вообще о нём беспокоюсь?»

— Вот засранец, смеет дрыхнуть в самый разгар веселья, — прорычал он, попытавшись пнуть его ногой по ноге.

* * *

Тем временем Мэнлиус не замечал происходящего на Физическом Плане. Он шёл к смутно осознаваемой цели, внушаемой Бездной. На эмоционально-личностном уровне его словно сковал лёд и парень ничего не чувствовал, лишь слепое желание повиноваться воле Бездны. Даже думать не хотелось. В голове было абсолютно пусто.

Он поднялся по золочёной старинной лестнице, выложенной синим ковром. Лестница и ковёр были когда-то ослепительно красивы — проходя по ним, хранитель легенд откуда-то понимал это. Но теперь те времена прошли, былая роскошь потускнела.

На втором этаже Бездна заставила повернуть в тёмный коридор, стены которого были выложены деревянными светло-коричневыми панелями. Таящаяся в коридоре темнота пугала, но в глубине виднелся тёмный золотистый свет. Золотистый свет манил и обещал безопасность. Мэнлиус ещё не мог освободиться от чар Бездны и, повинуясь ей, двинулся вперёд. Тени обволокли его и едва не слились с ним, но лишь сопровождали странной свитой. Но пока парень был нужен Бездне, и она оставила окончательное поглощение на потом.

Золотистый свет лился от двери. Коридор заканчивался окном, за которым Алэйр снова увидел город, сейчас показавшийся особенно иллюзорным. У него даже появилась мысль: «Не является ли моя жизнь такой же иллюзией, как весь этот город и сам дом? И что же я ищу тогда в этом доме?» Парень смутно осознавал, что эта мысль была чуждой ему, но ничего не мог с этим поделать. Сейчас он себе не принадлежал.

Когда Мэнлиус перешёл порог двери, тени с некоторым разочарованием оставили его. Сознание прояснилось. Молодой маг стиснул зубы, только сейчас поняв, что попал под власть Бездны. И только по её воле сохранил сейчас жизнь.

Открывшееся его взору помещение оказалось гостиной, украшенной в приятных синих оттенках. На стене портрет той же семьи. Судя по предметам обстановки, семья любила собираться в этом помещении. Все предметы предназначались для семейного отдыха. И казались предметы обстановки старинными, никакой современной техники.

В кресле у камина сидел лысый мужчина в элегантной аристократической одежде. Белые цвета его одежды казались странными в текущей обстановке, а покрывавший одежду узор из переплетающихся терновых ветвей подчёркивал странный контраст. Мэнлиус сразу почувствовал, что сидевший является демоном, и мигом насторожился, приготовившись к схватке. По ощущению силы он понял, что им заинтересовался демон сильный.

На столике между демоном и камином стоял поднос с чайным сервизом и двумя чашками. Было даже аппетитное на вид печенье. Мэнлиус помнил, что всё это лишь идеи еды, как и его представление о городе.

— О, вы, наконец, пришли. Располагайтесь, чувствуйте себя как дома. У меня нет намеренья нападать… пока — дружелюбно произнёс мужчина, указал на чашки, встал и вежливо поклонился. — Меня зовут Люциан Рэбэнус, барон Ночного Доминиона. Я призвал вас, Мэнлиус Алэйр, чтобы сделать предложение. И прошу вас, угощайтесь. С моей стороны будет невежливо не угостить важного гостя.

Мэнлиус стиснул зубы и ответил барону хмурой физиономией. «Да за кого этот ублюдок меня принимает?» — возмущённо подумал он. «Я не собираюсь заключать сделок с демонами. Но выяснить, насколько я интересен Доминиону, не помешает».

— Я не буду ничего есть и пить. Это ведь иллюзии. Но что за предложение? — спокойно осведомился маг.

— О, как удивительно, — расширил глаза барон. — Мы не думали, что вы согласитесь хотя бы выслушать. Так или иначе, но Ночной Доминион предлагает сделку. Присоединяйтесь к нам и убедите своих друзей. В ответ мы обеспечим вашу безопасность и ваше процветание. Вам незачем служить тем, кто желает от вас избавиться.

«Так-так, они тоже что-то знают» — отметил парень. «Вытяну-ка я побольше информации. Виктор тоже что-то об этом говорил… Интересно, может ли он читать мысли? Позволю себе держать их в верхнем слое сознания для проверки».

А затем спросил с самым невинным видом:

— Я понимаю, если бы орден хотел избавиться только от меня. После одного маленького инцидента их можно понять. И всё-таки я намерен доказать, что ещё рано. Но госпожа Олкандер им нужна.

Пока барон слушал мага, его глаза расширились от удивления:

— Вы хотите остаться в ордене? Даже несмотря на то, что они поручили вам самоубийственное задание с явной целью угробить вас всех? Но зачем?

— Хотел бы я верить, что меня будут больше уважать после этого задания. Но это вряд ли, — криво усмехнулся Мэнлиус. — Скорее, речь о самоуважении. Если я выстою в этой интриге, стану сильнее. Я обязан выстоять ради самого себя.

— Поразительно! — зааплодировал барон. — Вы, смертные, не перестаёте нас удивлять. Не знаю как насчёт ваших собратьев, а моё уважение к вам однозначно возросло. Тем не менее, я прошу подумать. Нам известно, что в вашем отряде до сих пор есть предатели. На сей раз не от нас, нет. У нас всего было два агента. Но один из воздухоплавателей согласился работать с советниками вашего ордена в обмен на убежище и обучение. Советники, желающие вашей смерти, планируют использовать его для этого.

«Предатель на предателе и предателем погоняет» — воздохнул Мэнлиус. «Когда же это кончится?»

— И кто же он? — поинтересовался парень со скучающим видом.

— Ха, мы не собираемся вам его называть. Это сильно осложнит нам работу. Чем с большим количеством препятствий столкнётся ваша команда, тем с большей вероятностью вы задумаетесь о предложении. Вас нельзя держать в тёплой ванне.

— В таком случае мне нет причин вам верить, — парень развёл руками. — Вы могли бы поделиться этой информацией для закрепления нашего сотрудничества.

— А вы готовы согласиться? — Люциан с недоверием посмотрел на него.

«Если я соглашусь слишком легко, он поймёт, что я его обманываю» — подумал Мэнлиус.

— Сейчас сложно ответить на ваше предложение. Сами знаете, такие решения легко не принимаются. Может орден мне точно не оставит никакого выбора.

— Послушай, парень, если ты хочешь меня обдурить, лучше не пытайся, — нахмурился барон, забыв о вежливости. — В Бездне можно узнать многое.

— Тем не менее, вы не можете прочитать мои мысли прямо сейчас, — позволил себе улыбку маг.

Барон снова удивлённо расширил глаза:

— Ха, ты понял? Ты воистину удивителен! — Он откашлялся и продолжил, вернув себе самообладание. — Что ж, Доминион даёт вам время. Но чтобы вы подумали лучше, давайте кое на что посмотрим.

Он встал и подошёл к окну. Распахнул шторы. Мэнлиус нехотя приблизился.

— Скажите, Мэнлиус, что вы видите?

— Город? — парень недоумённо посмотрел на барона.

— Город? Ха! — барон раздражённо взмахнул руками. — Это уже не город, а жалкие осколки! Осколки давно ушедшего мира! Ваш орден пытается возродить цивилизацию, но он не более чем один из таких осколков. Законы Бездны однозначны, Мэнлиус Алэйр. Всё, что должно уйти в прошлое, неминуемо уйдёт. И ваши ордена не исключение. Но что же предлагаем мы?

Демон провел перед собой рукой и пейзаж изменился. Появился город абсолютно нового типа, с необычными зданиями — большинство лишено острых углов, к тому же имеет странную геометрию, создано из стекла и стали. Здания устремлены в небеса и сверкают в лучах солнца. Растительности, конечно, было мало из-за слабости демонов — запахи природы сбивают их чувствительное восприятие. Но люди и нелюди ходят по ухоженным хорошо освещённым улицам, явно довольные и счастливые. Кругом чистота и порядок.

— Что-то не похоже на Ночной Доминион, — констатировал Мэнлиус, оправившись от удивления.

— Это и есть один из наших городов, — ответил Люциан, ободряюще похлопав его по плечу. — Ночной Доминион назван так потому, что мы, демоны, больше любим ночь. И потому демоническая жизнь идёт в ночное время. Это время страсти, время, которое мы называем Дорогой Огня, истинным временем жизни. Но это не значит, что для других рас должны действовать те же правила. Наши города живут и днём и ночью. Те, кого вы, люди, считаете проклятыми, создали города более живые, нежели вы сами.

Рыжий удивлённо и недоверчиво слушал барона, пытаясь придать себе скептический вид. Раньше он только слышал о Доминионе и на изображениях видел совсем другие картины — мрачные старинные башни и замки, вознесённые к небу, узкие улицы погружённые во тьму.

— Это не более чем пропаганда, — попытался сопротивляться он. — Я видел более мрачные города! В том числе на голограммах торговцев!

— Да, верно. Но они показывали лишь несколько старых городов. Мы давно отказались от такой концепции архитектуры. Она слишком напоминала старую архитектуру ушедших эпох. Некоторые наши лидеры запомнили её и стали цепляться за старое, но таковых меньшинство.

Мэнлиус сглотнул:

— Что ж, удивили и вы меня, барон. Тем не менее, голограмма ещё ничего не значит. Вы вполне можете заманить нас обещаниями, а потом сможете сделать с нами что угодно.

Люциан усмехнулся и снова забыл о вежливости:

— Ну-ну, а ты недоверчив, верно? Считай это началом торгов. К следующей нашей встрече мы приготовим ещё что-нибудь, чтобы завоевать наше доверие.

Рыжий посмотрел на демона сузившимся взглядом:

— Если хотите завоевать доверие, перестаньте слать за нами своих агентов.

Люциан снова усмехнулся и встретил его взгляд с каким-то злым весельем в собственном взгляде:

— Но тогда игра будет менее интересной. Мы же должны быть честны друг с другом, верно? Вы ведь тоже не можете ничего нам дать в подтверждение лояльности. Могу лишь уверить, что более мы не намерены сражаться с тобой лично. Мы многое узнали о твоей силе и считаем тебя опасным противником.

— В таком случае, полагаю, переговоры можно считать завершёнными? — хищно оскалился Мэнлиус и сложил руки треугольником, начав призывать тени для поглощения демона.

Барон расхохотался:

— Я так и знал, что ты соберёшься меня съесть! В конце концов, ты такой же, как мы!

— Такой же как вы? Вот ещё… — усмехнулся Мэнлиус и сплёл тени в узор, напоминающий одновременно и руку и пасть. — Я использую свою силу для изгнания демонов, а не для получения силы.

Он обрушил свою тьму на демона, но тот уже таял в воздухе, как и весь дом.

— Забыл сказать — с хохотом сообщил демон. — Мой образ лишь иллюзия. Как я уже сказал, мы не будем сражаться с тобой лично! Но позволь ответить тебе встречной любезностью!

Откуда-то из глубин тьмы из-за спины Мэнлиуса появилось множество терний. Они начали оплетать мага, но тот окружил себя тьмой. Он попытался поглотить заклятие, но ощутил такую боль, что едва не рухнул на пол. После этого он собрал тени вокруг себя своеобразной мантией, защищаясь от надвинувшегося на него леса терний.

— Я мог бы в любой момент захватить тебя и подчинить своей воле, Мэнлиус Алэйр — послышался голос демона. — Надеюсь, ты оценил проявленное гостеприимство. А теперь давай немного поиграем. Ты должен понять с кем имеешь дело.

Лес терний надвинулся на него, начав окружать. Тени не давали приблизиться, но среди терний проступили искаженные от невыразимых мук лица людей и нелюдей. Среди них Мэнлиус узнал лица Адриана, Нерты, Амброзиуса… Все эти лица вопили жуткой какофонией и сохранять концентрацию становилось сложнее. Он попытался ответить, распространив свою тьму на тернии и передав заклятию демона страх, но… столкнулся с чем-то странным. Ему показалось, он ощутил сразу множество сознаний, которые начали обволакивать его самого. Его Чёрная Комната, прежде работавшая безотказно, начала давать сбои.

— Мэнлиус Алэйр, ты утверждаешь, что используешь свою силу для экзорцизма, — звучал непонятно откуда голос демона. — Но часть энергии изгнанного демона всё равно передаётся тебе. Рано или поздно ты неминуемо станешь… таким же как я… Может тогда ты поймешь моё предложение!

— Я… не буду… таким… как ты… — повторил Мэнлиус, продолжая сопротивляться натиску.

С другой стороны, в пространстве за его спиной всё исчезло. Не было больше города с чудесными открытиями. С одной стороны ад тернового леса, с другой бесконечная тьма вечности. Алэйр почувствовал себя песчинкой, но пытался сопротивляться всей своей волей. Чтобы удержать заклятие, его пальцы так и плясали в воздухе, создавая всё более сложную версию узора — маги могли делать это, чтобы усиливать свои заклятия. В обычной реальности пришлось бы тратить лишнюю энергию, но в Бездне Мэнлиусу пришлось напрягать лишь волю. И напрягать изо всех сил, вкладывая в заклятие буквально всего себя.

А потом он понял, что можно сделать. Он пытался окружать себя защитой, когда её можно было использовать эффективнее. Он приказал теням отделяться от него и слиться в одну структуру. Рыжий волшебник решил выбрать форму колонны с человеческими скульптурами по всему периметру. Он развернул тени своеобразными крыльями по обе стороны колонны и отделил от заклятия своё сознание, вернув его в своё тело полностью. Сквозь его чёрные крылья лес терний не смог пробиться.

— Иллюзия, это всё иллюзия! — прорычал Мэнлиус. — Даже Бездну нельзя назвать реальностью! Что есть тогда реальность, если всё мироздание иллюзорно?

После этого риторического вопроса он пожелал проснуться. Ему не зачем было продолжать бессмысленное противостояние лесу терний. Достаточно оставить Бездне небольшой подарок — созданную им колонну. Интуиция подсказывала Мэнлиусу, что это изменит в будущем правила игры.

Пробуждение вышло то ещё, поскольку он подскочил от дикой тряски и ударился головой о крышу машины.

* * *

На наблюдательном посту своего корабля Октавиан продолжал контролировать движение машины с помощью своих Огненных Столпов и Огненных Фантомов. Использование огненного кольца не прокатило, но у него были и другие методы. Он не собирался уничтожать транспорт, но намеревался создать его движению максимум препятствий. Он жаждал вынудить экипаж машины и проклятых магов Альянса сдаться на его милость.

Однако наносить удары становилось труднее. Транспорт окружил воздушный вихрь, мешавший точности.

— Как интересно! — хохотнул он. — Они сопротивляются! Обожаю, когда жертвы сопротивляются! С такими жертвами играть намного интереснее!

Вместе с тем огненный маг ощущал себя в странно двойственном состоянии. Его энергетическая структура странно изменялась. Энергия огня так и норовила прорваться через неё. Если бы на наблюдательном посту кто-то был, он бы замечал багровую ауру, охватившую Прискуса. Но Прискус действовал один. Окинус занимался анализом данных об их противниках.

— Ха, резвишься, огненная стихия, да? — усмехнувшись, проговорил аристократ. — Врёшь, не вырвешься. Для меня это привычное дело. Огненные маги живут с этим!

Он направил пытавшуюся высвободиться энергию на очередное заклятие. Сила переполняла его и он хохотал от ощущения такой огромной мощи.

«И всё же я не могу позволить огню действовать излишне своенравно» — напомнил себе огненный маг. «Нет, он должен повиноваться моей воле».

Октавиан направил свою энергию так, чтобы она била как можно точнее. Огонь сопротивлялся, так и норовил вырваться из-под контроля, но Октавиана учили с этим справляться. Постепенно столбы начали бить, так как надо именно ему.

Сенсоры показывали, что маги спали, и этим нельзя было не воспользоваться. Но вот они начали просыпаться. Сенсоры показывали активизацию психической энергии на сканируемой машине. Работа сенсоров становилась всё хуже из-за начала РЭБ.

«Так, а дальше будет сложнее» — отметил Октавиан. «И будет особенно сложно, когда пробудится второй телохранитель учёной. Я должен помнить, чего добиваюсь. Я хочу заставить генератор тратить больше энергии и оставить этих ублюдков без защиты, но не более…»

* * *

Адриан пытался отдалять проклятые огненные столбы своим вихрем, но чувствовал бесполезность своих попыток. Он так увлекся, что даже забыл о своём напарнике. Но рыжий сам напомнил о себе.

— Что у нас плохого? — поинтересовался он каким-то жутким голосом.

Блондин покосился на него и сглотнул, заметив неестественную бледность.

— Нам устроили увлекательный аттракцион, — сообщил он. — Противник понял, что благодаря великому мне окружить огнём нас не удастся. И обрушил Огненные Столбы, подмешав в них что-то ещё, напоминающее ифритов. Но вряд ли он настолько крут, чтобы контролировать ифрита. Он только недавно смог добиться точного попадания. И бьёт он не по нам. Кстати, госпожа Нерта, а почему вы перестали свои попытки?

Учёная сидела с недовольным видом, но когда Мэнлиус открыл глаза, обеспокоенно посмотрела на него. Впрочем, ничего не сказала, позволив ему прийти в себя.

— Бесполезно, — сообщила она. — Из-за такой тряски я не могу сконцентрироваться.

— Блеск, даже мастер магии ничего не может сейчас сделать, — отметил блондин.

— Помолчи и сосредоточься на обороне, — резко бросил Мэнлиус, но затем осёкся и примирительно добавил. — Вся надежда на тебя. Надо подумать.

Оценил обстановку. Все воспринималось словно во сне, каким-то зыбким и расплывчатым. Это состояние показалось ему странным. Он ощутил себя словно на грани между двумя иллюзиями и реальности окружающего мира не чувствовал.

«Наверное это побочный эффект после Сна Бездны» — подумал рыжий. «Я должен вспомнить, где должен быть. Мой. Мир. Реален!»

Затем он попытался привести себя в чувство. Это не удавалось, но тут взгляд зацепился за яркие огненные всполохи. Огненная смерть, норовившая раздавить их, показалась как никогда реальной, более реальной чем всё остальное. Мэнлиус зацепился за эту идею и смог прийти в себя, попутно подумав, что имел ввиду барон, называя Дорогу Огня истинным временем жизни. Мир стал чётче, вернулось больше красок. За окном царила огненная вакханалия.

— Госпожа Олкандер, что вы пытались сделать? — задал парень следующий вопрос.

— Я хотела создать Покров Невидимости, объединив его с системами корабля. Но проклятая тряска постоянно мешала.

— Попробуете ещё раз? Я использую силу времени, чтобы стабилизировать ваше заклятие.

Нерта удивленно посмотрела на него, а затем одобрительно кивнула и улыбнулась:

— Попытка не пытка. Может со вторым магом у меня получится. Тем более таким сильным.

Алэйр почувствовал прилив гордости, но сосредоточился на заклятии. Гендианус открыл канал, Нерта послала через него энергию, Мэнлиус присоединил к ней свою. Он не мог ускорять время, но с помощью замедления надеялся сделать потоки энергии более мягкими и плавными. Это получилось. Заклятие Нерты вырвалось из канала и накрыло машину. Они исчезли из вида противников.

На своём наблюдательном посту Октавиан заметил это и удивлённо расширил глаза.

— Вот ублюдки! — прорычал он. — Не уйдёте! Вы просто исчезли из виду, но остаетесь там!

Он обрушил Огненные Столбы так, чтобы помешать возможному движению противников, но вихрь воздушного мага отклонял их, и транспорту удалось вырваться из этой огненной дороги.

— Кто бы мог подумать — разочарованно произнес Прискус, откинувшись на спинку кресла. — А они хороши. Что ж, придётся отдохнуть. Рано или поздно они себя покажут. Окинус меня опозорит за неудачу, а о гневе магистра лучше не думать. Однако свой урок вы мне дали, ребятки. Вырваться можно и из моей Дороги Огня…

Однако Октавиан не понимал, что у него и у демонов понимание этого термина различалось.

Глава 10 Иллюзорные узы

Когда решается проблема, обретаешь странное состояние. Внутри обнаруживается пустота, которую заполняет что-то другое. Это что-то — новая энергия, которую можно направить на новые дела. Но для того, чтобы организм был готов для новых свершений, нужно время. Новая энергия должна распространиться по организму — физическому и духовному. А сейчас нашим героям только и оставалось, что сидеть в машине и снова восстанавливать силы. Не то чтобы они потратили всё, прорываясь по огненной дороге, но они хотели быть готовыми к новым неприятностям.

Но одному из них не отдыхалось спокойно. Мэнлиус предавался мрачным размышлениям. «Вначале мы столкнулись с двумя одержимыми и их демонами. Затем последовали маги-ассасины из Независимого Ордена. Попутно на нас напали бесы. Затем я столкнулся с целым бароном Ночного Доминиона. Что будет дальше? Не многовато ли опасностей для задания уровня адепта-новичка? Не многовато ли опасностей на одну несчастную учёную? И почему не связывается магистр? Он обещал следовать за нами…»

При последних мыслях юный маг с сочувственным видом покосился на Нерту.

Та встретила его взгляд с усталым интересом:

— Всё в порядке?

— Нет, — хмуро бросил Мэнлиус, но заставил себя смотреть на подопечную. — Госпожа Нерта, если мы столкнёмся с угрозами, о которых вы знаете больше чем мы, вы же нам расскажете?

«Парень начал что-то подозревать?» — забеспокоилась учёная. «Какой проницательный… Или его беспокойства касаются другого вопроса?»

Тем не менее, требовалось быстро ответить, чтобы не выдать замешательства. Нерта заученно улыбнулась и ободряюще кивнула:

— Конечно. Это ведь будут наши общие проблемы. Я проинформирую вас обо всём, что вам нужно будет знать.

«Обо всём, что нам нужно будет знать?» — отметил хранитель легенд. «Какая интересная оговорка. Я запомню. Нерта Олкандер, что же вы везёте, если приходится скрывать столько информации?»

— По-моему тут всё ясно, — ехидно заметил Гендианус. — Парень беспокоится, что на вас, госпожа Олкандер, слишком много угроз собралось. Задание явно не по уровню нашим ребяткам.

— Чушь! — тут же отозвался Адриан. — Разгромим любую компанию, которая осмелится к нам сунуться.

— Как было с тем кораблем? — снова ехидно поинтересовался капитан.

— Ну, мы же с ними справились, — пожал плечами блондин и отвёл взгляд.

— Я действительно беспокоюсь, — нехотя ответил Алэйр. — Буду откровенен, я кое-что узнал перед отлётом. А потом получил подтверждение… из другого источника… Один… контакт рассказал, что, по крайней мере, часть Совета нашего ордена не заинтересована в том, чтобы Нерта добралась до Башни Танцующего Тумана. И есть подозрение, что такие персоны вряд ли бы стали надеяться только на случайное стечение обстоятельств.

— Таким образом, сей молодой человек хочет сказать, что в нашем отряде может быть ещё один предатель, — с бодрым видом закончил за Мэнлиуса Гендианус.

Капитан говорил бодро и язвительно, но в его голосе чувствовалась нервозность. А вся компания дружно рассмеялась. И довольно нервно. Их можно понять. Когда в таком небольшом отряде сразу три шпиона — это перебор. Ситуация была бы анекдотичной, если бы действия предателей не затрагивали людские жизни.

— Кстати, что это за источник? — отсмеявшись, поинтересовался капитан.

— Вам не стоит об этом знать сейчас — ответил Мэнлиус, стараясь не смотреть на остальных. — Но я думаю, возможность присутствия среди нас нового предателя нельзя недооценивать.

— Мне это сильно не нравится, но такое развитие событий вполне возможно, — кивнул Гендианус. — И кто же это, по-вашему?

— Не люблю гадать без серьёзных свидетельств, — нахмурился Мэнлиус.

— А я так предположу: почему предатель должен быть среди воздухоплавателей? Почему он не должен быть одним из вас, телохранители?

Снова смех, ещё более нервный. Маг-предатель. Что может быть хуже? Только если этот маг будет ещё и одержимым!

— Уж кто-то, а этот парень больше всех нас заинтересован в успехе задания, — неожиданно вступился за Мэнлиуса напарник. — Это задание для него является шансом вернуть себе доброе имя. Кроме того, он по-настоящему восхищён нашей учёной. Всё-таки сам является хранителем легенд. Если кто и может быть предателем, то только я.

— Чушь собачья! — тут же ответил Мэнлиус, снова нахмурился и предпочёл смотреть в окно.

Все присутствующие с интересом покосились на рыжего. Больше всех удивился искатель. «Мне казалось, мы друг друга только терпим в этом путешествии» — удивлённо подумал он. «Какого чёрта, рыжий?».

А рыжий продолжил изучать пейзаж, насупившись. Он отказывался считать предателем блондина. «Кто угодно, только не этот идиот. Он, конечно, та ещё язва, но уж точно не предатель. Я отказываюсь считать Адриана предателем» — возмущённо думал парень.

— Этот разговор ни к чему не приведёт, — выдавил Мэнлиус, чтобы сказать хоть что-то. — Нельзя огульно обвинять других без доказательств.

— Но на корабле вы этим только и занимались! — напомнил капитан. — Мы должны продолжать развивать эту тему ради нашей безопасности. Что случилось, Алэйр, боитесь за дружка?

— Мы проводили расследование!

— А я согласна с капитаном Гендианусом, — неожиданно сообщила Нерта. — Чем чаще мы будем говорить на подобные темы, тем больше заставим предателя нервничать. И затем он неминуемо совершит ошибку!

— Шпион обязан сдерживать свои эмоции. Можете ли вы сказать по мне, нервничаю я или нет? — с улыбкой продолжил блондин.

— Не нервируй нас! — взвился рыжий.

— Вообще-то можем, — подал голос Просперо. — Мой глазной имплантат предназначен для подробного анализа устройств, но он может так же считывать вообще любую информацию. Эмоции появляются в организме и основываются на вполне наблюдаемых приборами процессах. Если предатель нервничает… даже если он скрывает свои чувства… я пойму!

Все покосились на Просперо. Тот элегантно устроился в своём кресле и безмятежно улыбался. Имплантат светился красным светом и издавал едва слышимые пощёлкивания.

Адриан рассмеялся от такого предположения:

— Зря сказали. Теперь мне придётся вас убить.

— Не придётся. Вы чисты. Но я буду помнить о ваших словах, — Просперо поднял руку и продемонстрировал шип, неожиданно появившийся из запястья. — Вы же помните, что воздухоплаватели любят модификацию тела?

— Тогда у нас вся надежда на мистера Просперо, — нервно улыбнулась Нерта. — Вы же нас предупредите, если что-то пойдёт не так?

— Конечно, — снова безмятежно улыбнулся глава техников и убрал шип. — Однако замечу, что особых отклонений в эмпатийных показателях ни у кого пока нет. Вы все нервничаете по вполне естественным причинам.

— А ты почему нет? — хором поинтересовались маги  (воздухоплаватели тут лишь ухмыльнулись).

— Я больше машина, нежели человек. Мой уровень модификаций дошёл до того, что всё моё тело стало лишь оболочкой, — снова улыбнулся техник. — А улыбочки я проявляю, чтобы понервировать нашего неизвестного заблудшего друга. Ну или наоборот для большей естественности в обычном общении.

Повисло неловкое молчание. Мэнлиус пожалел, что вообще начал этот разговор. Ему показалось, что такие разговоры могут вызвать разлад в группе. «Надо будет поговорить об этом с Нертой и Адрианом. У Нерты какое-то своё мнение, а последнему всё — веселье. Может в напарники стоило взять Виктора или Аэтиуса? Эх, но они не искатели!» — подавленно подумал парень.

* * *

Октавиан был охвачен яростным пламенем. Огонь терзал его тело, несмотря на то, что парень сам был огненным магом. Ничего не поделаешь, этот огонь был намного сильнее, ведь его ниспослал сам магистр. В наказание за неудачу. Всё что оставалось аристократу — переживать двойное унижение. В один пылающий шар эмоций переплелись унижение от неудачи и унижение от самого наказания. Но он не жаловался. Он мужественно терпел, стиснув зубы. Будучи огненным магом, он мог не опасаться большого вреда от огненной стихии.

Окинус стоял рядом, заложив руки за спину. Его лицо было непроницаемым, но на напарника Прискус старался сейчас не смотреть. Куда более обжигающим, чем боль, он чувствовал стыд из-за неудачи.

Но, наконец, пытка кончилась. Октавиан с трудом удерживался на одном колене, из гордости не позволяя себе рухнуть на пол. От его тела валил густой пар.

— Октавиан Бренниус этер Прискус, — осуждающим тоном произнёс Методиус Никэтор, магистр ордена Огненной Длани. — Неудача в этом деле недопустима. Мы должны заполучить Нерту Олкандер, хочет она того или нет. Поскольку вы вдвоём не можете справиться, я посылаю вам в помощь оракула. Она придёт Дорогой Бездны, поэтому будьте готовы открыть соответствующий канал.

Рядом с магистром появилась женщина. Она была одета в тёмно-фиолетовый, покрытый серебристыми линиями комбинезон, поверх которого носила чёрный плащ. Под комбинезоном угадывались элегантные и соблазнительные формы тела, но никому и в голову не придёт заигрывать с Оракулом Бездны. Эти женщины строят отношения по своим правилам. И оные отношения могут стоить очень дорого.

Голову оракула закрывал шлем с искривленными лучами. Адепты Бездны считали эти искривлённые лучи антиподом солнечному шлему Ларгиторда — бога порядка и цивилизации. Лицо в этом шлеме скрывала серебристая маска с безразличным выражением лица.

— Позвольте представить вам Деметру Сальваторе, мастера прорицания и магии Бездны.

— Так это один из моих партнёров? — произнесла женщина с высокомерным тоном. — Какое жалкое зрелище. — Не думала, что познакомлюсь со знаменитой Красной Рукой в таких обстоятельствах.

Октавиан заставил себя посмотреть на женщину как можно более самоуверенным и ехидным взглядом. Даже выдавил максимально дружелюбную улыбку, которой, однако, позволил проявиться несколько картинным образом.

— Госпожа Сальваторе, какая большая честь. Большая удача получить заклинателя Бездны против вражеского заклинателя.

— Вражеского заклинателя? — спокойным тоном переспросила прорицательница.

— Нам удалось проанализировать информацию о необычной сигнатуре одного из магов Звёздного Света. Он оказался заклинателем Бездны.

— Ооо, как интересно, хо-хо-хо — хохотнул Методиус. — Амброзиус скрывал такой секрет. В таком случае помощь нашего оракула будет вам полезна вдвойне. Заклинатель Бездны против Заклинателя Бездны. Хотел бы я на это посмотреть. Хммм, а это идея. Мы должны захватить не только Нерту Олкандер, но и этого заклинателя. Однако если он будет упорствовать, никакой пощады.

— Сейчас мы вырабатываем тактики боя против него. Госпожа оракул, вам стоит иметь ввиду, что лучше не встречаться с этим парнем лично.

— Я поняла. Благодарю за предупреждение, — с благодарностью склонила голову Деметра, причём её слова прозвучали вполне искренне. — Я отправлю кое-что на разведку, пока буду идти к вам. Подготовьте всю собранную информацию и ваши тактики. Похоже, вы не так уж и бесполезны.

— На этом мы прощаемся, — кивнул магистр. — Готовьтесь и ищите их. Они не могут долго находиться под заклятием невидимости. Должны же они делать какие-то вылазки и переходы.

— К нам направляют третьего мага для усиления команды, — констатировал Окинус, когда голограммы магистра и прорицательницы исчезли. — Какое унижение.

— Не могу не согласиться, — пытаясь отдышаться, произнёс Октавиан, а затем встал, в чём помог напарник. — Окинус, мы должны попытаться захватить их сами. Мы не можем позволить другим магам делать работу за нас.

— Предлагаешь мешать мастеру прорицания? — поинтересовался Окинус, приподняв бровь. — Да она наверняка это скоро поймёт.

— Да нет же! Я уважаю работу других магов нашего ордена! — подмигнул Октавиан и усмехнулся. — Я к тому, что мы должны не только ждать помощи, но и искать любую возможность. Снова обратимся к компьютерному анализу. Попробуем вычислить тип маскирующего заклятия и методы противодействия.

* * *

Другой противник Мэнлиуса пребывал в размышлениях. Он сидел в кресле на балконе своего особняка, выходившего прямо в Бездну. Дороги Бездны позволяют преодолевать за небольшой срок огромные расстояния, но всё же время и силы тратились. Поэтому барон Люциан Рэбэнус вернулся не в Ночной Доминион, а в одну из своих резиденций за пределами империи. Особняк располагался в заброшенном древнем городе, хотя на самом деле мог находиться где угодно. Рэбэнус мог перемещать свой дом куда бы не пожелал.

Барон снова пил чай. Хотя он и знал, что это лишь идея чая, сама идея ему нравилась. Демоны издавна интересовались физическим миром и его благами и стремились перенести понравившиеся идеи в Бездну. Они были теми ещё гедонистами.

С балкона открывалась целая панорама на отражение города в Бездне. Здания из стекла, стали и бетона устремлялись вверх и напоминали целый лес. Небоскрёбы были так высоки, что создателям города приходилось прокладывать наверху дополнительные мосты и дороги. Некоторые здания оказались разрушены, где-то на половину, а где-то демонстрируя рваные дыры. На Физическом Плане можно было услышать скрежет железа, да периодические завывания мутантов.

Но в Бездне стояла лишь мёртвая тишина. Неумолимая тишина вечности.

«Древние этого мира оказались легкомысленными идиотами, свято убеждёнными в собственном могуществе» — размышлял демон. «Хоть нам и удалось прекратить бесполезные попытки предыдущей цивилизации продолжать свою агонию, но мы должны помнить об уроках этого общества. Какой вдохновляющий пейзаж. Да, он служит напоминанием тому, что не следует забывать никогда».

Колебания пространства барон почувствовал сразу. Надо заметить, что демоны тоже умели воздвигать личную защиту. В отличие от защиты большинства магов Барьер Бездны был невидимым. Он всмотрелся в сгустившуюся за Барьером тьму и различил едва различимое искажение воздуха, показывающее, что пришёл сигнал связи. Причем Люциан сразу почувствовал, что сигнал был не обычным. Он просто не может его проигнорировать.

Барон вздохнул и пропустил сигнал через Барьер. Перед ним появилась тёмная человекоподобная фигура с крыльями за спиной и длинными волосами, в мантии, затейливых наплечниках и нагруднике. Руки заканчивались длинными когтями, которые, как знал барон, могли разорвать что угодно.

Жизнь в Ночном Доминионе требует жертв, поэтому Люциан Рэбэнус подавил свою гордость и преклонил колено:

— Ваше Величество, — произнёс он, стараясь держать тон ровным и придать ему как можно больше почтения.

— Барон Люциан Рэбэнус, — начал король демонов, — до меня дошли сведенья о твоём поражении в битве с Мэнлиусом Алэйром. Изволь объясниться.

«Откуда он успел узнать? Я уверен, поблизости никого не было!» — подумал барон, но затем почувствовал, как пространство вокруг него опасно сжалось.

Он стиснул зубы, вынося это непростое давление, и снова подавил порыв гордости:

— Это не было поражением, — ответил он и позволил себе ухмылку. — Появилась более важная цель.

Пространство сжалось сильнее так, что барон зашипел. Затем ощутил когти на подбородке, заставляющие посмотреть вверх. Он знал, что перед ним был лишь образ владыки, но способностей его хватало и так.

— Что может быть важнее моего приказа? — произнёс король убийственно спокойным тоном, и барон уловил отблеск холодного синего пламени во взгляде повелителя.

— Незадолго до… встречи с Алэйром… — с трудом произнёс Люциан, — ко мне явилась Госпожа Возвращения. Мы, демоны Бездны, не можем противиться Её приказам.

— Я ТВОЙ КОРОЛЬ! — владыка демонов резко провёл рукой и прочертил когтями кровавые полосы на лице барона, причем тот готов был поклясться, что ещё чуть-чуть и можно прощаться с головой.

— Но я понимаю затруднения, которые вы испытываете из-за этого двоевластия, — голос владыки вернулся к прежнему спокойному тону. — Ты прощён. Чего хотела Госпожа?

Барон с трудом подавил опасную мысль. При короле даже думать лишнее было опасно. Демоны обычно учились скрывать свои мысли за другими. Но всё-таки у знаний короля были и другие ограничения. Не телепатия предоставляла ему огромную информацию обо всех и вся.

— Госпожа желала, чтобы Мэнлиус Алэйр не просто был приглашён в Доминион, а окончательно принял Истину Бездны, — ответил барон с такой любовью в голосе, что король даже немного позавидовал своей вечной сопернице. — Сейчас он колеблется, но природа его силы может сделать его полезным для нас в будущем.

Король несколько секунд обдумывал услышанное.

— Госпожа Возвращения очень мудра, — как бы нехотя отметил он. — Насколько я успел узнать, Мэнлиус Алэйр довольно предан своему ордену. Нам нужно выбрать другой путь. Однако я пришёл ещё кое с чем. Поскольку ты провалился, я усиливаю тебя напарником.

Рядом с королём появился ещё одна человеческая тёмная фигура, на этот раз женская, с затейливой причёской, в элегантном обтягивающем платье, с умопомрачительным телом. Король позволил проявиться чертам женщины и барон с трудом подавил вздох, изобразив вместо него вежливую улыбку. Он знал эту женщину и был не то чтобы рад сотрудничеству.

— Позволь представить тебе Регину Алеред этер Северин, — король указал на женщину, и та коротко поклонилась.

— Рада видеть вас в добром здравии, барон, — произнесла аристократка, присела в реверансе и позволила себе лёгкую улыбку.

— Мы, эээ, уже знакомы, — произнёс Люциан, надеясь, что его голос звучит не слишком раздражённо.

— Да? В таком случае я надеюсь, вы сработаетесь, — недоверчиво произнёс король. — Впрочем, я могу заменить кого-нибудь из вас.

— Нет-нет, Ваше Величество, не стоит, — оба замахали руками и заулыбались как можно искреннее  (никто не хотел быть опозоренным заменой). — Мы докажем, что будем лучшей командой из всех возможных.

— Восхитительно, — невозмутимо кивнул король. — Я выбрал Регину потому, что она уравновесит ваши таланты в выжидании, барон, но так же будет полезна при использовании техники. Ждите гостью и примите её как полагается.

— Да, Ваше Величество — только и смог произнести Люциан.

«Чёртова стерва, он посылает мне чёртову стерву! Какое унижение!» — позволил себе подумать барон после того как образы исчезли.

Глава 10 Часть вторая

— Как полагаете, о чём я думаю? — спросил Гендианус, когда они осматривали окрестный пейзаж, выбравшись, наконец, из машины.

Заклятие Нерты ещё работало и могло скрыть их даже при остановке.

— Я против этого варианта, — тут же отозвался Мэнлиус.

— Но почему? — недоумённо поинтересовался Адриан. — Людям нужен отдых. Да и нам не помешает. Ночь на дворе.

— Действительно, — согласилась Нерта. — Адепт Алэйр, это для нас сейчас самый разумный выход.

— Я не хочу ночевать посреди чистого поля лишь под прикрытием Малого Барьера, — согласился Кейси.

— Никто не хочет! — добавили техники сзади.

Рыжий вздохнул и ещё раз внимательно посмотрел на комплекс зданий, видневшийся вдалеке. Пять куполов — один в центре, ещё четыре на каждой стороне света. Между куполами малые пристройки в один-два этажа. Комплекс окружают высокие столбы со сферами на вершине. Комплекс выглядел так, будто был создан из бетона и хранитель легенд понимал почему.

Они стояли на вершине холма и смотрели на комплекс, едва различимый среди других холмов, простиравшихся вокруг. Путникам чудом удалось обнаружить это здание благодаря технологиям воздухоплавателей и знаниям магов. Вначале сфера Адриана, отправленная в очередной раз на разведку, зафиксировала странное излучение. Гендианус просканировал местность, немного поколесил по округе и обнаружил здание. К тому времени группа понимала, что где-то надо заночевать и искала подходящее место.

Вот только рыжему чародею выбранный вариант пришёлся сильно не по душе.

— Уж лучше ночевать посреди чистого поля, — мрачно отметил Мэнлиус. — Мало того, что там могут быть призраки и боги знают что ещё из нечисти. Я напоминаю, что это заброшенная биоэлектрическая ферма. Здесь мы можем столкнуться с изолированной и абсолютно непредсказуемой экосистемой.

— Но у нас есть Малый Барьер! — напомнил Гендианус.

— Это биоэлектрическая ферма, — покачал головой рыжий. — Там вполне может быть что-то, что будет высасывать энергию.

— Твои опасения понятны, — нахмурившись, продолжил давить капитан, — но посмотри на небо. Солнце скоро сядет. Мы не сможем продолжать путь. Я слышал, в этом регионе водится гранд-червь! И тогда никакой Малый Барьер нам не поможет, если он прокопается под нами!

— Мы могли бы создать заклятие, которое его отпугнёт! — попытался спорить Мэнлиус.

— И сработает ли оно? Нет, рисковать я не собираюсь! Мистер Алэйр, я руководитель группы! И я буду решать, что нам делать! Мы проведём ночь на ферме под прикрытием Малого Барьера!

Гендианус злился, и рыжему не хотелось его бесить. Только не в такой ситуации. Да и остальные явно были настроены на отдых в не очень гостеприимных, но всё же более надёжных стенах биоэлектрической фермы. Мэнлиус помнил по описаниям из хроник, что такие комплексы делали хорошо защищёнными. Древние предвидели последствия.

«Что ж, если ситуация складывается против меня, остаётся только предложить свои условия» — мрачно подумал хранитель легенд.

— Хорошо. Но поскольку я телохранитель нашей подопечной, в вопросах безопасности все будут подчиняться мне, — неожиданно для себя твёрдо заявил Мэнлиус. — Это в общих интересах. Я знаю историю и читал о таких местах.

Адриан раскрыл рот, но не сразу нашёлся что сказать.

— Вот это другой разговор, Алэйр, — одобрительно кивнул капитан. — Мне нравится, когда вы становитесь серьёзным. Отряд, слушай мою команду! В вопросах безопасности делать всё, что говорит мистер Алэйр!

Уголки губ рыжего дёрнулись в нервной ухмылке, но он сохранил серьёзный вид.

— Вообще-то вы делали это с самого начала, — произнёс он. — Но я рад, что вы ещё помните субординацию.

— Помним-помним, — усмехнулся Гендианус. — В экспедициях на субординации всё и держится. Выдвигаемся!

Начали садиться в машину.

— Когда это ты узурпировал власть? — поинтересовался Адриан, задержав Мэнлиуса где-то позади.

— Ох, только не начинай, — рыжий посмотрел на него и поморщился.

— Что не начинать? — прошипел блондин с нервной ухмылкой, чем-то напоминающей звериный оскал. — Я не помню, чтобы мы обсуждали твоё первенство! Я нанимался быть твоим напарником, а не сотрудником! Если хочешь быть сотрудником, тебе нужно заплатить мне столько… не думаю, что у тебя есть такие деньги!

Мэнлиус приложил руку к лицу и покачал головой, испустив тяжкий вздох.

— Адриан, я тебя прошу… Магистр поручил сопровождать Нерту мне, а тебя я позвал потому что…

— Хм, ты меня просишь? — усмехнулся Адриан. — А мне это нравится… Но продолжай… Потому что?

Рыжий лихорадочно искал подходящий ответ, чтобы не сказать того, чего сказать пока не мог. Остальные с любопытством следили за ними из машины. «А разве магистр не должен был сразу распределить полномочия?» — подумал хранитель легенд. «И почему мы взялись это делать только сейчас? Блин, как же тупо… Нет, я знаю учителя, он никогда ничего не забывает. Что-то здесь не так…».

Тем не менее, говорить что-то требовалось.

— Потому что ты лучший искатель, которого можно взять на миссию! Магистр доверил миссию мне, а тебе я предоставил шанс отличиться! Но ты пока только позоришь Башню! — прошипел Мэнлиус, ткнув пальцем в блондина. — Стоп, это ещё одна провокация?

— Ха, люблю такие моменты, — усмехнулся Адриан. — Приятель, думаешь, я не знаю условий и не понимаю расклада? Магистр действительно поручил это задание тебе, а я так, на подхвате.

— Ах ты надоедливый тупой провокатор! — Мэнлиус был близок к тому, чтобы съездить блондину по лицу.

— Эй, ты только что назвал меня великим! — замахал руками тот.

— Я назвал тебя надоедливым тупым провокатором! — надвинулся на напарника рыжий.

— Мальчики, может, сядете в машину? Взрослым пора ехать, — нарочито елейным родительским тоном позвал их Гендианус. — Впрочем, можем оставить вас и червю!

— Мы обсуждали дальнейшую стратегию! — тут же крикнули оба, положив руки друг другу на плечи, и поспешили погрузиться в салон.

Дальше они изо всех сил демонстрировали самые дружеские отношения.

* * *

Тем временем корабль магистра осторожно продвигался сквозь белое марево. Мастера, которых взял с собой Амброзиус, вовсю работали, отодвигая ледяной вихрь от корабля. Магистр стоял на капитанском мостике, заложив руки за спину, и задумчиво смотрел на пейзаж за обзорным окном. Там тоже всё заполняло белое марево, но за ним угадывалось бескрайняя тьма.

— Магистр, впереди аномалия Бездны. Чёрный Вихрь, — сообщил капитан. — Наши маги смогли отодвинуть от корабля Ледяной Вихрь, но здесь мы не справимся.

— Гмммм, да уж, — задумчиво протянул магистр. — Кажется, будто все силы природы словно сговорились против нас, верно?

— Да, пожалуй, — согласился капитан с мрачным видом.

— Это, скорее, коварные замыслы врагов. Я знаю природу этих аномалий и знаю, что они насланы разумными сущностями.

— Так что теперь делать?

— Попробуем обогнуть аномалию. Это займёт больше времени и второму отряду придётся полагаться на себя, но ничего не поделаешь. Понизьте скорость, энергию в Большой Барьер. Нам потребуется максимум защиты, чтобы избежать влияния Бездны. Наблюдательный пост, какова обстановка?

— Работаем с Ледяным Вихрем — донеслось из динамика. — Ждём приказа по Чёрному Вихрю.

— Оставьте работу Большому Барьеру. Отдохните и сэкономьте силы, но пока оставайтесь там. Мало ли, может, будут какие-то сюрпризы. В битве не рискуйте понапрасну, удерживайте врагов, не более того.

— Служим ордену!

«Мэнлиус» — подумал магистр. «Надеюсь, ты ещё продержишься. Твоя сила таит массу сюрпризов, но я обучал тебя так, чтобы ты научился контролировать эту силу сам. Всё что мне остаётся сейчас — верить в тебя… Нерта кое-что знает о магии Бездны. Она должна помочь… если только у них в отношениях всё сложится хорошо…»

* * *

Каким бы безвыходным не казалось их положение, но небольшая разведка не помешает. Солнце продолжало опускаться за горизонт, и ночь вступала в свои права. Ночь — время активности гранд-червя, аномалий Бездны и других монстров. Но и в кажущееся надёжным здание слепо соваться было нельзя.

На сей раз сканированием занялись все трое чародеев. Око Мага определило формы жизни во всех пяти основных куполах. Да что формы жизни, обнаружился целый лес внутри зданий. Существа, которых выращивали на ферме, мутировали и теперь под куполами летали скаты, угри, медузы и другие создания. Растения тоже подверглись мутациям. То, что должно было расти на морском дне, росло здесь. Коралловые сады, леса водорослей и других растений смешались в пёструю палитру. Всё это путники могли видеть на голографическом экране, созданном заклятием Мэнлиуса. Он отображал всё что видело Око.

— Довольно красивое место, — отметил Адриан. — Отдохнуть здесь будет приятно.

— Не теряйте бдительности, — с нервным видом отозвался Мэнлиус. — Здесь нас может ждать что угодно.

— В этот раз я согласна с Мэнлиусом, — отметила Нерта. — Эта красота неестественна. Всё это должно быть на дне морском, а не на суше. Значит, местная флора и фауна развиваются по своим законам и могут быть опасны.

— У нас нет другого выхода, — прорычал Гендианус. — Солнце почти село. Маги, поторопитесь.

— Если мы поторопимся, можем пропустить что-нибудь важное, — со вздохом сообщил Алэйр. — И тогда наш отдых накроется медным тазом. Капитан, хотите поспешно сбегать отсюда в ночи?

Гендианус прошипел что-то неразборчивое и больше ничего говорить не стал. Но маги спустя полчаса справились.

— Очаровательное место, — нервно усмехаясь, прокомментировал Адриан. — Ско-о-о-олько и-и-и-интере-е-е-есного.

Блондин имел ввиду местную фауну. Некоторые виды показались ему интригующе опасными. Но эта опасность настораживала даже искателя. Он старался всеми силами сдерживать свой страх, чтобы остальные его не заметили.

— Хотела бы я тут всё поисследовать, — добавила Нерта. — Но только с настоящей хорошо экипированной экспедицией.

— А ведь кто-то уже исследовал это место, — ещё более нервно усмехнулся блондин. — Вон заклятия обнаружили следы лагеря в центральном здании.

— Блин, тогда здесь могло и не остаться ничего ценного, — вздохнула женщина.

— Что ж, пожирателей маны не обнаружено, но это не даёт нам права расслабляться. Мы будем отдыхать только под защитой Малого Барьера. Никаких выходов. Никуда. Незачем, — с бледным от страха видом заявил Мэнлиус. — Даже обсуждать не смейте.

— А в туалет? — робко отозвался один из техников.

— За машиной, — за него ответил Гендианус. — Ничего не поделаешь, чародеи правы, в этом месте что угодно может случиться. Ну так что, мы можем ехать? Куда?

— Ангар между восточным и южным куполом кажется наиболее безопасным местом, — как можно более уверенно произнёс Алэйр. — Из-за блокирования воротами и дверьми туда не проникли флора и фауна.

— Но как мы откроем ворота? — поинтересовался Гендианус.

— В этом может помочь наш друг, адепт Леониус, — Нерта улыбнулась блондину. — Техника Древних была очень надёжна и даже сейчас вряд ли пришла в полную негодность. Всё что нужно, немного энергии.

— Понял, — довольно усмехнулся Адриан. — Создам канал к системам. Я вижу вентиляционную шахту, ей и воспользуюсь.

Блондин взялся за работу. Энергетический рукав протянулся из машины к решётке вентиляционной шахты и проник внутрь. По шахте пробрался во внутреннее помещение ангара и нашел ближайшее устройство — обычный выключатель. От него в стене шли провода, и через них Адриан надеялся добраться до генератора. Блондин подал энергию. Ангар действительно ожил, но требовалось ещё и открыть дверь.

— Ну а дальше? — поинтересовался он, вопросительно посмотрев на Нерту. — Я не особенно разбираюсь в технике.

— А дальше в дело вступлю я, — сообщила Нерта и присоединила свой канал к каналу Адриана.

Учёная высвободила свой разум и направила его сначала по своему каналу, а затем по каналу блондина. Оказавшись в помещении, Нерта нашла переключатель и подняла ворота ангара.

— Какая полезная способность, — восхищенно произнёс Адриан, когда учёная вышла из транса. — Научите?

— Адепты ментальной магии не могут так просто разбрасываться знаниями, — печально улыбнулась та. — Представляете, что будет, если каждый будет пользоваться телекинезом или сможет контролировать разум?

— Ну… будет весело?

Адриан ответил с усмешкой, однако в этот раз она не была особо уверенной. Это вызвало у Мэнлиуса некоторое удовлетворение. Ему нравилось, когда сбивают спесь с этого самоуверенного блондина. Но потом рыжий вспомнил о наставлениях учителя. «Нет, гордыня сейчас недопустима. Мы же одна команда. Ни сейчас, ни вообще. Маг не должен позволять себе поддаваться гордыне».

— Если я чему и могу научить, то только основам управления собственным разумом — добавила Нерта, подумав.

— Вот ещё, это скучно, — фыркнул блондин.

— Отлично, если всё хорошо, заезжаем внутрь, — сообщил Гендианус.

Машина заехала в ангар, и один из техников выбежал опустить ворота. Остальные поместили в углах вертикальные цилиндры на подставках — генераторы Малого Барьера. Затем активировали. От цилиндров появились энергетические линии, которые расширились в целые стены. Благодаря этому удалось защитить помещение по всему периметру.

Дальше соорудили лагерь. Стандартный набор лагеря у Академии Бесконечных Небес включал в себя: спальные мешки, портативную плиту для готовки, мобильную медицинскую лабораторию, мобильный раскладной рабочий стол, портативный радар для определения угроз, запас инструментов, провизии и медикаментов. И это не говоря об оружии, личном оснащении и одежде на разные сезоны для каждого члена экипажа. Всё это можно было хранить в машине благодаря её габаритам, но воздухоплаватели так же использовали древнюю технологию искривления пространства, позволяющую хранить больше. Часть техников занялась машиной, часть готовкой и лагерем. Маги занялись медитацией. Им требовалось прояснить разум и восстановить силы.

Вот только Мэнлиусу медитация не давалась. В его сознании постоянно всплывали мысли о возможном предательстве изнутри. Вначале разговор с Виктором перед отъездом, затем с бароном. «Не слишком ли я из-за этого беспокоюсь?» — пытался убедить себя Алэйр. «Виктор и барон могли попытаться его смутить и намеренно вызвать в нём лишнее беспокойство. Ведь так я не смогу никому доверять, и миссия может провалиться. Просперо тоже подтвердил, что никто не беспокоится из-за своей двойной роли. Но это значит лишь то, что предатель может работать очень хорошо и из-за этого будет особенно опасен. Просперо… точно!»

Мэнлиус встал и подошёл к капитану.

— Можем мы поговорить с глазу на глаз?

Тот удивлённо посмотрел на Мэнлиуса и нахмурился. «Опять он за своё, наверняка будет развивать тему со шпионами» — подумал капитан, но вслух этого не сказал. «Однако парень хочет поговорить только со мной, а это очень умно. Не стоит нервировать и без тог напуганный экипаж.» Поэтому в ответ на предложение осталось только кивнуть.

Отошли за машину, как можно дальше от отряда.

— Итак, Алэйр? Будете развивать старую тему со шпионами? — тихим голосом, как можно более спокойно проговорил Гендианус.

— Это моя обязанность, — хмуро кивнул Мэнлиус. — Как телохранитель госпожи Олкандер, я должен помнить о любых угрозах. Позвольте узнать, как вы набираете экипаж на корабль?

— Вам коротко или подробнее? — по-прежнему спокойно поинтересовался капитан.

— Как бы мне не хотелось отдохнуть, лучше поподробнее.

Гендианус уважительно кивнул на последнюю фразу и начал рассказ. Пока он говорил, в голосе проскальзывали ностальгические нотки.

— Вначале матрос проходит пятилетнее обучение в Академии, но если он хочет получить офицерскую должность, стать доктором или исследователем, попасть в канониры или техники, он должен обучиться ещё три года. Мы берём ребят из разных слоёв населения, из разных городов и стран. Начальный возраст — шестнадцать лет, но если индивид хочет пойти юнгой, то можно и с четырнадцати. Главное, чтобы сдали экзамен. Самые талантливые получают стипендию, остальные должны совмещать учёбу и работу. В работе обычно помогают в цехах и обслуживании кораблей. Но даже после обучения воздухоплаватели проходят все возможные проверки. Их тестируют, проверяют психику, заставляют проходить сканирование технологическими и техномагическими методами. Причём перед каждым рейсом. Вам этого достаточно?

— Как проверяется прошлое матроса и, гм, его склонность к криминалу?

— В основном по заявлениям других матросов, граждан Небесного Города и жалобам граждан других стран, где есть наши порты. В моём экипаже жалоб не было ни на кого. Я по-прежнему отмечаю, что никто не ведёт себя подозрительно.

«Чёрт, тогда вопрос о Просперо отпадает» — подумал Мэнлиус.

— А наблюдает ли Академия за матросами вне рейса?

— Не особо, только за ключевыми фигурами и только ради их безопасности. Сами понимаете, всех проконтролировать невозможно.

Мэнлиус вздохнул.

— Что вы надеялись выяснить таким вопросом? — с серьёзным видом спросил капитан.

Мэнлиус поколебался, но потом ответил. Он не хотел говорить прямо, потому что тема казалась ему политически деликатной.

— Да так, бредовая идея возникла. Думал узнать, есть ли для Академии список… как бы это сказать… неблагонадёжных мест. Вопрос мне показался деликатным, поэтому я попытался составить представление о нём окольным путём.

Гендианус мрачно ухмыльнулся.

— Надо же, деликатный следователь, какая редкость. Тем не менее, вы имеете полное право на этот вопрос, адепт Алэйр. Неблагонадёжные места для нас существуют. Ночной Доминион, например, и некоторые другие регионы. Так же мы не ведём дел с особо одиозными Независимыми Орденами. Как вы знаете, ещё и чернокнижники иногда могут объединяться в Тёмные Ордена и контролировать целые города. Из таких мест мы тоже никого не берём. Но никогда не знаешь, какая организация вдруг станет одиозной.

— Надо полагать, вы уверены, что никого не взяли из неблагонадёжных мест.

— Абсолютно. Но мы не проверяем всю биографию, нет возможности. Мы можем судить о матросе только по его действиям во время миссий и во время отдыха в наших владениях. Или если из других владений поступили жалобы. Так же у нас есть правило — чтобы стать матросом Академии Бесконечных Небес, нужно как минимум три года прожить в Небесном Городе. Это даёт возможность кому бы то ни было выправить репутацию и начать новую жизнь.

— Что ж, полагаю, шпион должен действовать безупречно, чтобы его не раскрыли, — снова вздохнул Мэнлиус.

— Не беспокойтесь, Алэйр, я тоже буду внимательно следить за своими людьми, — ободряюще произнёс капитан. — Я вижу, что вы делаете всё что можете. Иногда я могу злиться на вмешательство в работу экипажа, но чувство долга превышает эмоции.

Мэнлиус удивлённо посмотрел на капитана, но потом благодарно кивнул:

— Всегда приятно встретить разумного человека. У меня ещё было одно предложение. Я думаю, мы можем помочь нашему шпиону раскрыться. Капитан, наши люди сейчас сильно напряжены. Стоило бы создать больше… непринуждённости что ли, расслабленной атмосферы. По крайней мере, на время привалов и безопасных поездок. В такой атмосфере шпион может совершить какую-нибудь ошибку, например, скажет не то или будет вести себя не так, как обычно. В любом случае мы поймём, что такой человек что-то скрывает.

— Ого, умно, — уважительно кивнул Гендианус. — Хорошо, я поговорю с людьми и скажу то же самое сделать Кейси. Истинной цели мы, конечно, говорить не будем.

— Рад что могу на вас положиться. Позволите задать ещё один вопрос? Вне рамок расследование?

— Валяйте, — хохотнул капитан. — Будто у меня есть выбор.

— Вопрос не такой беспокойный как другие. У меня сложилось впечатление, будто вы о всех членах экипажа говорите как о матросах, а не используете другие звания.

— Верно. Хотя у нас есть и звания, все мы в какой-то степени матросы, даже я. Это объединяет нас и помогает чувствовать себя частью одного экипажа, единого целого. Никто не должен чувствовать себя особенным. Так что если я вдруг назову при вас мистера Кейси, например, матросом, в этом не будет никакой ошибки.

Больше вопросов у Мэнлиуса не было, и они вернулись в лагерь. Капитан завязал со своими людьми непринуждённый разговор и рыжий решил присоединиться. Он помнит совет учителя о том, что участие в таком разговоре иногда срабатывает лучше любой медитации. Начали с отвлечённых тем о надеждах на то, кто и чем будет заниматься после завершения миссии. Потом перешли к анекдотам. Потом играли в карты. На третьем этапе Алэйр уже подустал и собрался спать. К тому моменту закончила медитацию Нерта и подошла к нему.

— Адепт Алэйр, можно с вами поговорить?

— Ох, сегодня вечер разговоров, — с улыбкой ответил ей Алэйр. — Но давайте отойдём в сторону.

Снова отошли. Мэнлиус чувствовал лёгкое раздражение от усталости, но запрятал его подальше. «Госпожа Нерта наверняка чем-то обеспокоена» — подумал он. «Я не должен злиться на неё. Всё-таки она мне нравится… Блин, нет, она наша подопечная и злиться на неё не профессионально».

— Итак, что вас беспокоит, госпожа Олкандер? — осведомился он, стараясь сохранять спокойный тон.

Но видимо, в его тон таки вкрался некий оттенок злости.

— Кажется, я вас всё-таки потревожила — Нерта поняла усталость телохранителя и печально опустила глаза. — Ничего страшного, предложение не важное, вам лучше отдохнуть.

Мэнлиус с трудом подавил зевок. «А я же не прочь последовать этому совету» — грустно подумал он. «Но ещё немного продержаться я могу. Ради интересов клиента, да».

— Всё в порядке, — он выдавил ободряющую улыбку. — Я, конечно, подустал но выслушать вас могу.

— Не знаю, могу ли я беспокоить вас из-за этого. Но я бы хотела одолжить ваши умения. В награду обещаю научить лучше управляться со своим разумом.

Нерта смотрела в пол, точно нашкодившая ученица, от чего Мэнлиусу сделалось неловко. Всё-таки Нерта была мастером, а он без пяти минут адептом, к тому же неинициированным. «Значит ли это, что она хочет предложить рискованное предприятие?» — мелькнуло подозрение в голове. Но награда заинтересовала. Новые умения в этой области рыжему бы не помешали.

— Говорите, а там посмотрим. И не беспокойтесь, я не кусаюсь, — попытался ободрить её парень.

Нерта поколебалась. В это время на её лице проступили сомнения. Мэнлиусу показалось, что сомневается она искренне. Он с трудом напомнил себе, что доверять не стоит и этой женщине.

— Как вы, наверное, знаете, это место играет важную историческую роль. Когда Древние потеряли технологию бесконечной энергии за пару сотен лет до Великой Войны, они стали исследовать различные способы получения энергии. Таких мест немного, это экспериментальный проект. И потому он особенно ценен. Я специализируюсь на исследованиях объектов, связанных с добычей и производством энергии. И поэтому хотела бы исследовать это место. Хотя бы с помощью ваших знаний Бездны.

Мэнлиус ответил с трудом. Помочь женщине, которая была ему симпатична, он очень хотел. Но должен был помнить и о долге. «Безопасность превыше всего, помни это, старина» — напомнил себе рыжий.

Юный маг покивал и походил взад-вперёд. Желание помочь продолжало бороться с долгом и элементарным инстинктом самосохранения. Вся эта затея выглядела крайне скверно.

— И речи быть не может! — ответил он после целой минуты мучительных сомнений. — Это слишком опасно.

— Конечно, я понимаю — Нерта опустила глаза и собралась уходить. — Тогда я оставлю вас.

Мэнлиус почувствовал вину, но напомнил себе о правилах безопасности. А потом вспомнил о том случае, который привёл его ко всей этой истории. Он рискнул принять вызов и с тех пор получил массу ценного опыта, пусть и в экстремальных ситуациях. Сможет ли он стать сильнее, если будет избегать опасностей? Углубит ли он знание Бездны, если продолжит бояться?

Алэйр снова походил взад-вперёд снова начав нервничать. Все эти дилеммы его жутко бесили. Нерта уже ушла к своему месту. Но, в конце концов, парень решился и подошёл к ней.

— Я согласен. Вот только мне понадобится надёжная страховка. Вы не могли бы охранять меня на этой стороне и вырубить… если что-то пойдёт не так?

Нерта удивлённо посмотрела на него.

— Вы… вы согласны? Вы не обязаны себя заставлять.

Мэнлиус взял руку Нерты в свою и уверенно посмотрел на женщину.

— Нет, обязан. Прежде всего, для себя. Но и ваше дело я тоже разделяю. Мы оба ведь являемся хранителями легенд и должны заботиться о прошлом. Нужно помнить о правилах безопасности, только и всего.

Нерта удивлённо посмотрела на их руки. Мэнлиус свою тут же одёрнул и неловко засмеялся, почесав этой рукой затылок.

— Простите. Я хотел вас подбодрить и показать что, по крайней мере, один человек разделяет ваш интерес.

Нерта продолжала сохранять удивление, но медленно кивнула.

— Хорошо. Но если что-то пойдёт не так, я немедленно вас вытащу. Не хотелось бы лишать себя одного из телохранителей.

— Разумная идея. Мы не должны сильно рисковать. Однако надо ещё и попросить Адриана о поддержке.

Мэнлиус отправился к другу и начал трясти его за плечо. Нерта тем временем задумалась: «У этого парня интересная реакция. Я ему нравлюсь? Эх, такой несексуальной женщине как я, трудно привлекать внимание мужчин. Но мы не должны сближаться. Я старше него, к тому же нужно придерживаться профессиональных отношений. Не говоря уже о том, что… я могу его однажды оставить… Однако он симпатичен и умён. Как жаль…»

— Ну чего ещё? Медитировать не дают, итак день тяжёлый выдался! — возмущённо проворчал блондин, открывая глаза.

— Адриан, ты нам нужен — Мэнлиус положил руки напарнику на плечи и посмотрел в глаза. — Госпожа Олкандер хочет поисследовать это место, но не может покинуть Малый Барьер. Я собираюсь прогуляться по отражению этого места в Бездне.

— И речи быть не может! — блондин смахнул его руки и сам схватил напарника за ворот. — Где твоя осторожность? Твоё восхищение этой учёной совсем тебе мозги отбило? Сам вещал о безопасности!

— Я чувствую в себе достаточно уверенности. И мы не будем сильно рисковать. Если что будет не так, ты нас вытащишь.

— Ну по крайней мере гормоны тебе окончательно не отшибли мозги, пара извилин осталась, — с картинным вздохом вздохом произнёс Адриан и пожал плечами. — Но ваша идея мне по-прежнему не нравится. Как второй телохранитель, я считаю своим долгом напомнить тебе о долге.

— А я как твой напарник напомню тебе, что здесь останавливались археологи, — рискнул напомнить Мэнлиус. — И среди них мог быть твой отец.

Искатель фыркнул и отвернулся, сложив руки на груди:

— Пффф, зачем мне нужен этот дурак? Пускай занимается своим делом.

— Ну ладно, — рыжий пожал плечами и сделал вид что собрался уходить. — Я тут подумал, что им могла угрожать опасность. И кто знает, не остался ли твой отец здесь. Но раз ты так к нему относишься, как хочешь.

— Ах ты грёбанный манипулятор! — рыкнул Адриан. — Использовать семью это удар ниже пояса!

Он походил взад-вперёд с крайне раздражённым видом. Но Мэнлиус чувствовал некоторую наигранность этой реакции и наслаждался спектаклем. Нерта недоумённо смотрела на них.

Спустя невыносимо долгое для него время раздумий, то есть, пару минут, блондин остановился:

— Ладно, шут с вами. Но если что пойдёт не так, я вас сразу вытаскиваю. И к чёрту папашу. Сам виноват, если остался здесь.

Последние слова возмутили Нерту, но смех Мэнлиуса показал, что эти слова блондин говорит несерьёзно.

В конце концов они устроились для перехода в Бездну. Мэнлиус лёг засыпать, Нерта и Адриан сели по обе стороны в медитативные позы. Искатель не собирался переходить в Бездну, но должен был сохранять ясность сознания для защиты от возможных действий предателя.

Глава 11 Угроза вторжения

Рыжий запоздало понял, что не знает, как долго они будут проводить исследование. Что если госпожа Олкандер и напарник будут сидеть в такой позе всю ночь? Эта мысль не давала покоя. Он пытался заснуть, но не мог.

Буду мастером псионики, Нерта поняла его беспокойство и погладила руку.

Простой жест поглаживания руки заставил парня вздрогнуть и покраснеть. Он даже открыл глаза и удивлённо посмотрел на женщину. С примесью некоторого недоверия во взгляде.

— Точно не станете? Не думаю, что вам следует изматывать себя. Нам в этом путешествии понадобятся все силы.

«Почему он покраснел? Ох уж эти молодые парни…» — подумала про себя учёная и хихикнула, не выдержав.

— Я разумная женщина, адепт Алэйр. Если бы была неразумной, вы бы со мной уже не разговаривали. Или бы так и оставалась в своём городе, боясь сделать хоть шаг за его пределы.

— Гм, и то правда, — смущённо выдавил рыжий. — Простите. Постараюсь расслабиться и заснуть.

— Я могу помочь, если хотите. Расслаблю ваш разум с помощью гипноза.

— Не нужно. Это часть моей ежедневной борьбы с собой. Я должен справиться сам.

— Не беспокойтесь обо мне, адепт Алэйр, я мастер магии. Я не стану делать ничего такого, что навредило бы мне и вам.

— Шут тебя дери, Алэйр, не думай что твои спутники совсем слабаки. Мы повыносливее тебя, задохлика, будем, — фыркнул блондин.

— Заткнись, — прошипел рыжий и снова закрыл глаза и больше ничего не стал говорить.

А Нерта невольно подумала: «Ежедневной борьбы с собой? В каком же аду живёт этот парень?»

Но нужно было сосредоточиться на деле. Нерта быстро вошла в состояние медитации и начала ждать, пока душа парня отправиться в своё Царство Снов. Минут через тридцать над телом Мэнлиуса появилась тёмная полупрозрачная фигура. «Даже его душа создана из тьмы» — подумала женщина. «Но сам он совсем не плохой человек. Бедный парень, я должна ему помочь». Душа исчезла и Нерта высвободила своё сознание, отправив в ту часть пространства, где была душа. Дальше менталистка перешла на План Бездны по одним лишь ей видимым линиям, связывающим всё сущее особыми связями.

И вот они очутились в Бездне. Глаза Мэнлиуса засветились холодным бледным светом, показывая, что сознание пробудилось на этом плане.

— Рад, что вы смогли пройти, — сказал он, улыбнувшись Нерте. — Мне не очень уютно исследовать этот план одному.

Мэнлиус уже призвал Око Мага, поэтому теперь оно висело рядом, освещая пространство.

— А я рада, что могу составить вам компанию здесь, — вежливо ответила учёная. — Итак, полагаю, что теперь я должна представить образы того места, куда хочу попасть вначале? Я бывала несколько раз в Бездне, но при помощи заклинателей и артефактов. Не скажу что я такой уж знаток.

— Верно. Чем подробнее, тем лучше. Госпожа Нерта, вы помните о том, что здесь нужно держать свою психику под особенно пристальным контролем?

— Да, конечно. Спасибо что напомнили и показали, что помните сами. Итак, приступим к поиску образа.

Нерта не бывала в это лаборатории раньше, но знала, как она примерно могла быть устроена по посещению других похожих мест и по документам. Для начала она захотела найти офис управляющего, где могли быть основные документы. Представила примерный облик помещения, общую форму, основные элементы — сервера и шкафы с документацией, компьютер, консоль связи, другие устройства, даже логотип компании. Однако здание не появилось. Когда женщина открыла глаза, она разочарованно вздохнула.

— Похоже, моих знаний всё же недостаточно, чтобы найти это помещение.

Мэнлиус ободряюще улыбнулся ей.

— Бездна живёт по своим законам. Попробуйте ещё раз, но представьте некий путь. Коридоры, другие помещения, спуски, подъёмы…

— Всё же я исследовала Бездну не так хорошо как вы, — ответила Нерта с сочувственной улыбкой. — Я попробую.

Она снова закрыла глаза и вызывала в памяти схемы и голограммы. Наконец, здание начало появляться. Вокруг них буквально из ничего вырастали стены, полы, потолки, детали интерьера. Когда Нерта открыла глаза, с удивлением посмотрела на открывшийся вид.

— Ну, я знаю, что Бездна любит сюрпризы. Похоже, нам придётся добраться до нужного места. Мы сейчас в холле здания.

Холл располагался в южном куполе и занимал весь первый этаж. Стойка ресепшена, скамейки, растения… Много растений. Растения в вазах, растения, подвешенные в ёмкостях под потолком, растения даже на стойке. Как будто этого было мало, толстенные лозы вились по стенам и между ними пробивались разноцветные цветы. Впрочем, в Бездне всё это великолепие потускнело по сравнению со своими истинными красками в реальности. Растения росли неестественно, выбиваясь из стен и пола. Мэнлиус ужаснулся этому, поняв, что бетон их уже не останавливает. Природа постепенно и неумолимо проделывала бреши в прочнейшем материале. Двери были заперты, за окнами виднелась непроглядная тьма.

— Даже в Бездне здесь впечатляющий вид, — отметил парень, оправившись от потрясения. — И пугающий.

— Да, — кивнула Нерта. — Вырвавшись за пределы купола, новая экосистема начнёт постепенно распространяться по миру. Это изменит всё вокруг и принесёт новые проблемы. Но у нас нет времени на изучение растений. Я хочу добраться до кабинета управляющего.

— Тогда не будем терять времени. Идём.

Пошли вперёд. В центральном холле они нашли офисы и прочие подобные помещения. Рабочий зал в центре, боковые коридоры по обе стороны. Ещё пара помещений за главным залом. Коридоры довольно широкие, так что были и лестницы на второй этаж и свободные проходы.

— Масштаб этой так называемой фермы впечатляет, — отметила Нерта. — Здесь может быть что угодно, включая мастерские и исследовательские лаборатории. Видимо этот проект создавался, чтобы долгое время существовать обособленно. Нам на верхние этажи центрального купола.

Везде запустение. Нерта не могла представить всех деталей, поэтому здание в этот раз выглядело более заброшенным чем особняк, который посещал Мэнлиус. Он вспомнил, что в тот раз Бездна скорее позволяла ему видеть то, что требовалось. А теперь им придётся вызывать нужные образы самостоятельно. Нерта, однако, не делала таких усилий. Похоже, она точно знала что нужно.

— А можно ли увидеть, как это место выглядело раньше? До Великой Войны?

Учёная улыбнулась:

— Похвальная любознательность. Попробуем. Закройте глаза и сосредоточьтесь на своём желании.

Спустя несколько мгновений в сознании Мэнлиуса начали появляться образы. Парень понял, что учёная передаёт их ему. Образов было так много, что он зашипел и сжал голову руками.

— Ох, простите, перестаралась, — Нерта разорвала контакт. — Но теперь мы можем видеть эти образы обычным способом.

Мэнлиус открыл глаза и увидел, что помещение изменилось. Они стояли в коридоре, но уже другом. На стены вернулась белая краска, узкие вытянутые лампы под потолком испускали свет, в углах коридора стояли даже вазы с растениями. На стенах картины выращивавшихся на ферме морских созданий и морские пейзажи.

— Ого! — восхищённо заметил Мэнлиус. — Даже интересно, что мы увидим дальше.

— Открытие прошлого только начинается, — Нерта снова улыбнулась ему, взяла за руку и буквально потащила за собой дальше.

Помещения преобразились. Теперь Алэйр мог воочию видеть интерьер здания таким, каким оно было более трёхсот пятидесяти лет назад. Всё заливал свет, аппаратура казалась более совершенной, нежели современная, даже мебель отличалась. Мэнлиус не мог понять, из каких материалов она могла быть сделана. А ещё всё казалось лёгким и воздушным, как в кабинете Амброзиуса. Но у рыжего эта лёгкость вызывала совсем другие ощущения, нежели в кабинете учителя.

— Наверное, в реальности все интерьеры смотрелись очень приятно, — отметил он. — Вот только в Бездне всё это выглядит мёртвыми холодными декорациям.

— Верно, — кивнула Нерта. — Рада, что вы не очаровываетесь тем, что показывает Бездна.

— Иногда очаровываюсь. Но, как правило, тогда, когда попадаю под её влияние.

— Ох, хорошо, что вы мне об этом напомнили. Я буду иметь это ввиду.

Мэнлиус ожидал насмешки, но женщина говорила с серьёзным и сочувственным видом. Этим она в очередной раз задела струны в душе Мэнлиуса. Сочувствие было для парня роскошью. Он сталкивался обычно или с равнодушием, или с насмешками, или с пренебрежением и высокомерием. Если не считать магистра и родителей, конечно. Но кое-что о жизни парень понимал сам. «Хватит мечтать, так просто женщины к мужчинам симпатию не испытывают. Может она просто добрый человек, который способен к состраданию» — подумал юный маг. «Или… нет, об этом лучше не думать».

Наверное, на его лице всё-таки что-то отобразилось, поэтому Нерта обеспокоенно спросила:

— Всё в порядке?

— А, да — Мэнлиус отвёл взгляд и перевёл разговор на другую тему. — Почему вы думаете, что важные вам сведенья могут быть именно в кабинете управляющего.

Нерта удивлённо посмотрела на него, но в её взгляде появилась некая хитринка:

— А где же ещё быть важным документам, как не там?

— Действительно, — кивнул Мэнлиус. — Если бы вы были боссом передового исследования, разве вы стали бы хранить важную информацию в доступном месте?

— Похоже, мне особенно повезло с телохранителем, — одобрительно кивнула женщина. — Я и правда намеревалась найти секретное место с тайными серверами. Вы очень умны, если додумались до такого.

— Вы очень добры, госпожа — со скромным видом отметил Алэйр. — Мне всего лишь повезло изучить некоторые знания предков. В этом мы должны быть благодарны им. Предлагаю лучше подумать над тем, где могут хранится тайные сведенья.

— В последние эпохи своего существования Древние предпочитали хранить всю возможную информацию в своих машинах, — задумчиво произнесла Нерта. — Это значит, что здесь, скорее всего, есть сервера для хранения данных. Причем есть сервера, так сказать, публичные, к которым можно получить доступ из любого компьютера, так и тайные. К последним создатели здания должны были оборудовать доступ только из соответствующей комнаты.

— Значит ли это, что вначале нам надо найти план здания и не только публичный?

— Правильно. Скорее всего, вся документация может храниться в архиве. Может, там мы поймём, как найти секретное хранилище документации. Посетим кабинет управляющего, потом архив.

Пока они шли дальше, Мэнлиус старался удерживать свои мысли и чувства в узде. Он помнил, что Бездна реагировала на активность психики, и не собирался усложнять исследование. Однако предосторожность следовало проявить ещё раньше, пока он не позволил себе поддаться чувствам. В очередном коридоре перед ними замаячила тёмная человеческая фигура.

— Так, а сейчас спокойнее. Предоставьте всё мне, — предостерегающе поднял руку Мэнлиус.

Бездна на него сейчас не влияла, разум не успел отдохнуть, поэтому парень мог рассуждать здраво. Он сохранял настороженность, но сейчас не позволил ей перерасти в агрессию. Учитывая, что фигура появилась только одна, рыжий сделал вывод, что Бездна начала свои игры. И сейчас им нужен холодный трезвый рассудок, а не гнев. Близость Нерты помогала ему помнить об обещании.

Знания о Бездне подсказали Мэнлиусу, что перед ним ментальный фантом — не совсем разумное существо, спроецированное его собственным разумом. Теперь нужно было выстроить линию поведения, причём быстро. Агрессия могла вызвать ответную реакцию, а этого молодому магу хотелось меньше всего.

Для начала он поднял руку в знак приветствия, стараясь выглядеть как можно более дружелюбно. Фигура спустя пару мгновений тоже подняла руку. Парень сделал шаг в сторону, и фигура повторила движение. Сделал шаг вперёд и фигура снова повторила движение. Отступил назад и фигура отступила. Затем… парень неожиданно рассмеялся самым безумным смехом, на который был способен. Фигура ответила тем же. А после этого Мэнлиус, поклонился и фигура поклонилась тоже. Нерта следила за ним с удивлением, но старалась не портить эту странную игру лишними эмоциями.

— Так, а сейчас мы вернёмся на пару комнат назад и сядем там медитировать, — сказал Мэнлиус.

Нерта кивнула.

Когда вернулись, парень сказал:

— Теперь во время медитации представьте, что этот образ растворяется в вашем сознании.

Женщине оставалось снова кивнуть. Она не знала того, что творил сейчас телохранитель, из-за чего испытала некоторый стыд, но быстро его подавила.

Однако медитация была совсем недолгой. Уже с минуту телохранитель сказал:

— Пора.

Снова вернулись к коридору, где встретили фантома. Его тут уже не было.

— Он исчез — удовлетворённо улыбнувшись, ответил Мэнлиус. — Теперь мы можем продолжать путь.

— Что это такое сейчас было? — тут же спросила учёная.

— Малоизвестная техника, которой обучил меня учитель. Она называется «Игра с тенями». Теперь вы тоже можете использовать её. Эта техника предназначена для случаев, когда сталкиваешься с ментальными фантомами. Главное иметь достаточно ясный разум, чтобы о ней вспомнить. Суть техники заключается в том, чтобы приучить фантомы выполнять движения создателя. За счёт этого достигается приручение и фантом учиться подчиняться воле того, кто его создал. Во время медитации мы представляли, как фантом возвращается в разум. Вам нужно было просто стереть его из своего сознания, а мне вернуть.

— Какая интересная техника, — восхищенно выдохнула Нерта. — Надо полагать, против демонов такой фокус не получится?

— Увы, демоны являются разумными независимыми сущностями. Хотя грань довольно тонкая. Если ментальный фантом долгое время просуществует в Бездне, оставленным без присмотра, он станет демоном. Давайте двигаться дальше. Любые разговоры о Бездне могут спровоцировать её.

Нерта кивнула. Путь продолжился. Вскоре им встретилось ещё одно препятствие. В офисном зале пол покрывали трещины и несколько больших дыр. В обстановке царил полный бардак — все предметы интерьера словно повисли в воздухе. В дырах по идее можно было разглядеть этаж снизу, но в Бездне это пространство оказалось затянуто тьмой, из которой поднимались щупальца. На щупальцах исследователи увидели множество лиц, искаженных мукой.

— Похоже, это образы тех, кто здесь работал, — отметил Алэйр, изо всех сил стараясь сдерживаться. — Возможно, подопытным в исследованиях. А может и нет. Бездна пытается нас смутить.

— У неё ничего не получится, — с бледным видом отметила Нерта. — Но нам нужно двигаться дальше.

— Хмммм, — задумчиво протянул Мэнлиус.

Он создал Око Мага и направил к дырам со щупальцами. Щупальца тут же среагировали — дёрнулись к заклятию. Пасти искажённых лиц раскрылись, и из них задул леденящий ветер, засасывающий всё в себя. Парень не смог удержать Око, и оно было поглощено.

— Теперь мы знаем, что эти штуки могут сделать, — деловито сказал Мэнлиус. — Однако обходить нам негде. На этом этаже коридоров нет. Попробую применить Импульс Искажения Реальности и проложить нам проход.

Не дожидаясь реакции учёной, юный маг начал работу. Он создал новую сферу, но уже зарядил её заклятием Искажения Реальности. На Физическом Плане он мог бы охватить им небольшую область и не был способен сильно влиять на материальные объекты, но Бездна позволяла больше. Замелькали мерцающие радужным холодным светом линии, постепенно складываясь в эдакие энергетические стены. Радужный свет вычерчивал пол их своеобразного коридора. Щупальца отделились пульсирующими и мерцающими искривлёнными стенами. Коридор получился узким, и могло показаться, будто вздымавшиеся по обе стороны щупальца вот-вот набросятся на это инородное в Бездне образование и разорвут его на части.

Щупальцам действительно не понравился коридор. Они ожили и принялись бить по нему с ужасающей мощью. Стенки коридора запульсировали ещё сильнее, сжались. Коридор стал напоминать какой-нибудь мыльный пузырь и было совершенно непонятно, как он держится под натиском Бездны в чуждом измерении. Мэнлиус же напрягся и побледнел. Нерта вздрогнула, увидев тот самый жуткий вид, который её телохранитель принимал раньше во время битв.

— Хе-хе, Бездна бесится. Но не даром учитель делал из меня заклинателя Бездны, — произнёс маг, позволив себе хищную усмешку. — Стабилизация!

Он послал ещё один импульс в свой радужный коридор и заставил его выделять энергию. Эта энергия начала отгонять щупальца, благодаря чему коридор расширился достаточно, чтобы можно было пройти. А сами щупальца напомнили Нерте жутковатые колонны, а их путь представился волшебной дорогой к сакральной тайне. Нерта невольно залюбовалась этим зрелищем и даже почувствовала некоторую зависть. Она сама изучала Магию Эфира и Магию Разума, но таких эффектов создавать не могла, делая упор на исследовании прошлого.

— Путь проложен, — парень картинно поклонился, указав рукой на коридор. — Поспешим, пока коридор ещё держится.

Нерта неуверенно кивнула и указала Мэнлиусу на коридор.

— Вам лучше идти первым, — нервно улыбаясь, заметила она.

— Да за кого вы меня принимаете? — сделал парень оскорблённый вид, но потом усмехнулся. — Ладно-ладно, только следуйте за мной и не отставайте.

Радужный коридор выглядел настолько ненадёжно, что Нерта думала, будто щупальца его раздавят. Или раздавят незадачливых наглецов стенками. И действительно, пока щупальца молотили по воздуху, наполненному энергией, стенки коридора угрожающе дрожали. Поэтому коридор путники миновали бегом, да так быстро, как только могли. Нерта даже закрыла глаза. Мэнлиус в этот момент схватил её за руку и буквально тащил за собой, пока они не отбежали от щупалец подальше.

Когда открыла, с удивлением обнаружена, что жива.

— Должна признать, ваш радужный коридор нам всё-таки помог.

«Я сам с трудом верил в то, что всё получился» — подумал Мэнлиус, а сам принял победный вид.

— Ха, другого бы мага из нашей Башни для этого задания не взяли. В своём деле я хорош, — сказал он, пытаясь скрыть за напускной гордостью нервозность.

Нерта хихикнула, нисколько не поверив в этот спектакль. «Насколько я знаю, этот парень обычно серьёзен. Он вряд ли бы стал кривляться. Пытается заимствовать лучшее у своего друга,» — подумала она.

Но вслух сказала другое:

— Ваши навыки в исследовании Бездны поистине незаменимы. Продолжайте в том же духе. Но сейчас нам надо идти дальше.

Поднялись на последний этаж. Здесь было только пять кабинетов и конференц-зал в центре.

— Кабинет управляющего в самом конце, — сообщила Нерта.

Дошли до кабинета. Пока доходили, учёная вызвала больше подробностей и представила, какие бумаги и носители данных могут содержаться в помещении. Конечно, она не могла знать точную информацию в носителе, но могла примерно представить группы, уточнив их достаточным количеством параметров. А дальше Бездна делала своё дело. Вот только двери оказались закрыты и к тому же были раздвижными. Нерте пришлось подать энергию и оживить энергосистему здания. Это действие было всего лишь символическим в Бездне, но всё же необходимую роль играло.

— Вот мы и на месте. Можно сказать, что здесь находится мозг всего комплекса — торжественно произнесла Нерта, пока входила в помещение.

При этом она потирала руки с таким видом, словно возвращалась во времена, когда была молоденькой ученицей башни. Мэнлиусу этот вид понравился.

— Могу ли я попросить вас о помощи с документами? — обратилась к нему женщина.

— Д…д…да, — с трудом выдавил парень, у которого почему-то перехватило дыхание от одного этого предложения.

«Чёрт, да что с тобой такое? Соберись! Нужно помнить о профессиональных отношениях» — напомнил себе Мэнлиус.

— Не беспокойтесь, — каким-то чудом нашёл в себе уверенность парень. — В башне я помогал учителю с архивной работой. Мы найдём всё что нужно.

* * *

Группа Мэнлиуса оказалась не единственной, кто прибыл в ту ночь к биоэлектрической ферме. Неподалёку, в недосягаемом для сканеров машины расстоянии, висел корабль Красно-Белого Дуэта. Октавиан и Окинус стояли на капитанском мостике и наблюдали за открывавшимся им видом древнего комплекса.

— Да уж, Древние хорошо запрятали это здание, — отметил граф Прискус. — Вызывает восхищение.

— Наши сканеры фиксируют минимальную работу энергии, оставшуюся, по всей видимости, от древних генераторов, — сообщил ледяной маг. — Но есть ещё кое-что. Судя по данным, недавно произошёл небольшой энергетический всплеск. И одно из помещений испускает странное излучение. Его характеристики соответствуют излучению Малого Барьера, хоть и минимальному. Видимо, излучение отчасти подавляется заклятием невидимости.

— Это они, я уверен! — воскликнул огненный маг. — Попались, мерзавцы!

— Мы отправимся туда лично? — осклабился Окинус.

— Не торопись, мы не можем вмешиваться сами без приказа магистра, — вздохнул Октавиан. — Кроме того, у нашей чародейки какие-то планы. Но и сидеть без дела мы тоже не можем. Мы поняли, как обойти иллюзию учёной. Пошлём мана-ботов и для начала заставим их высасывать энергию в предполагаемом месте.

— Опять скука, — помрачнел Окинус. — Пусти меня хотя бы за пульт ручного управления. Я засиделся без дела.

— Да и я тоже, дружище, — хохотнул Октавиан, хлопнув его по плечу. — Повеселимся. В таком деле нельзя пускать всё за самотёк.

Мана-боты содержались в отдельном ангаре в хвосте корабля. Магистр выделил десяток роботов — редко кому удавалось получить такое количество машин для задания. Мана-боты напоминали гуманоидов, закованных в хромированные доспехи. Каждый из них был снабжён сразу шестью маленькими окулярами на голове — по три с каждой стороны «лица». На руках одних машин крепились длинные и острые шипы, на руках других пушки солидного калибра. Так же машины имели за своей спиной ранцы для полёта, а пушка одной из них казалась особенно здоровенной, да и сама эта машина была крупнее остальных.

В ангаре круглосуточно дежурили четыре техника. При появлении ассасинов они встали в стойки смирно и отдали честь.

— Вольно, — потирая руки, произнёс Октавиан. — Машины готовы?

— Содержатся в идеальном состоянии, — радостно сообщил один из техников. — Нам уже не терпится увидеть их в деле.

— Точно! — поддержал его второй. — Прошло столько тестов, господин, покажите нам высший пилотаж в управлении роботами!

— Ха, Окинус, кажется, у нас будет группа поддержки, — ткнул локтем друга огненный маг.

— По-моему лучше отпустить их. Только будут мешаться, — скривился тот.

Ледяной Шторм не любил, когда у его работы были наблюдатели. Он считал искусство ассасина серьёзным делом, чтобы превращать его в шоу. Но вот граф…

— Да ладно тебе, мы должны распространять славу о наших деяниях, — хохотнул Октавиан, начав подниматься на мостик с пультами. — Отношение врагов к нам строится, в том числе, на нашей известности.

— От слухов, распускаемых подхалимами, не будет никакого толка, — снова поморщился Окинус. — Мы — ассасины. Убийцы должны делать свою работу тихо, без шума и пыли.

— Ты просто чёртов зануда, — в этот раз скривился уже Октавиан. — Я старший на корабле! И я приказываю техникам остаться. Никогда не знаешь, эээ, когда потребуется консультация спецов.

Окинус лишь вздохнул и отмахнулся:

— Как хочешь, но не вини меня потом в непредвиденных последствиях.

Огненный маг был слишком захвачен делом и перспективой очередного восхваления себя, чтобы придать этим словам значение.

— Подбросим монетку, чтобы определить, кто будет управлять Джаггернаутом  (так назывался самый большой мана-бот с самой большой пушкой.), — безапелляционно заявил Октавиан.

Окинус снова вздохнул. Ему были не по душе мальчишеские заморочки друга, но устраивать лишних проблем не хотелось.

Техники тем временем изо всех сил делали вид, что являются мебелью. Никому не хотелось стать жертвой перепалки начальства. Но после приказа аристократа они вздохнули с облегчением и бросились к своим пультам. Закипела работа, пальцы забегали по пультам, экраны с данными ожили. Начали оживать и мана-боты. Окуляры засветились синим светом, зажимы отпустили машины и те проследовали к выходу из ангара. Ворота открылись. Машины покинули корабль и на своих ранцах опустились к биоэлектрической ферме.

* * *

Деметра Сальваторе уже нашла нужных людей. Оказалось, те покинули гостеприимные пределы Малого Барьера и решили прогуляться по Бездне. Этот факт изрядно повеселил заклинательницу.

— Ну что за идиоты, они думают, что могут ходить в Бездну когда им хочется? — вслух проговорила женщина, отсмеявшись.

Ни к кому в особенности Деметра не обращалась. Просто она часто работала одна и приобрела привычку болтать сама с собой развлечения ради.

— По идее я должна начать действовать, но они что-то ищут, — отметила женщина. — Интересно, что же?

Сложно сказать, была ли Деметра близко или далеко. В Бездне расстояния и любые другие привычные параметры не играют никакой роли. С помощью своих особых знаний она наблюдала за двумя исследователями так, словно они были образом на сцене, а сама Сальваторе была зрителем. И вся эта сцена располагалась на куске земли, точно вырванном из суши и висящем в воздухе посреди бескрайней тьмы.

— Я знаю, что Нерта Олкандер ищет древнее наследие, — отметила заклинательница Бездны. — В таком случае стоит дать ей вначале заполучить его. А затем мы получим учёную вместе с сокровищем.

С последними словами заклинательница рассмеялась от осознания собственного преимущества перед своими врагами.

Но помимо сцены с учёной и её телохранителем была ещё одна сцена. Здесь Деметра видела корабль Красно-Белого Дуэта в разрезе. Можно было наблюдать и за перемещением любой персоны на корабле.

— Хм, огненный и ледяной маги тоже начали действовать, — отметила заклинательница. — Мне не очень нравится, что они путаются под ногами, но ничего не поделаешь. Использую это к своей выгоде. Эти ассасины хоть и знамениты, но к их несчастью, у них нет знаний Бездны. А мне тем временем нужно провести некоторые приготовления.

Женщина встала и начала складывать сложный магический узор. В воздухе перед ней замелькали затейливо переплетённые линии. При этом она запела тоскливую и убийственно печальную песнь на древнем языке. Песнь взывала к тем душам, что были заточены на этой древней биоэлектрической ферме. Данный комплекс хранил не только научные секреты, но и забытую трагедию.

* * *

Адриан не мог наблюдать за своими подопечными в Бездне, но его задачей был контроль Физического Плана. Искатель сразу почувствовал перемены в энергетической структуре их места. Вначале снаружи послышались едва различимые из-за толстых бетонных стен звуки ударов, а затем кто-то подключился к энергосистеме и начал тянуть ману Малого Барьера.

— Вот ублюдки — прорычал маг. — Всем тревога! Кто-то пытается прорваться! Тревога!

Он закричал так, что у воздухоплавателей не было другого выбора, кроме как проснуться.

— Какого чёрта происходит? — прорычал Гендианус. — Нам не дают даже отдохнуть!

— Что и следовало ожидать от врагов! — сказал Адриан, оставаясь в медитации, в режиме наблюдения за астралом. — Капитан, посмотрите по сканерам, кто атакует.

— Это и собирались сделать. Что делаешь ты?

— Наши идиоты… выполняют особую медитацию. Я должен контролировать их.

Вначале Адриан хотел сказать о желании Мэнлиуса и Нерты прогуляться в Бездне, но затем вовремя прикусил язык и вспомнил, что лучше не поднимать паники. Капитан, однако кое-что понял: «Похоже, эти маги что-то скрывают. Чтоб вас. Но сейчас не время для разборок, займусь сканерами. Может, удастся отогнать нападающих с помощью сигналов».

Сканеры показали десяток роботов поблизости. Гендианус удивлённо вытаращил глаза: «Да против нас целую армию послали. Скорее всего, это Красно-Белый Дуэт. Они могли догадаться, что нам потребуется место для отдыха. Чёрт, мы были слишком неосторожны. Но не буду пока поднимать панику, попробую отогнать мана-ботов сигналами» Пальцы капитана забегали по клавишам пульта. Антенна машины начала испускать сигналы. С помощью устройств машины Гендианус мог без помощи магов вывести сигналы за Малый Барьер и начать Эфирно-Волновую Борьбу. Однако у роботов была и своя защита в виде энергетического щита, поэтому сигналы просто рассеивались в воздухе.

— Гадство, у них хорошая защита! Попробую проломить защиту одной из машин, — прорычал капитан и изменил тип сигналов.

Даже при таком подходе энергетический щит машины сопротивлялся. Гендианус попробовал посылать разные типы сигналов, чтобы вызвать дисбаланс в работе защиты.

— Проклятье, маги, вы нам нужны! Леониус, приводи в чувства своих товарищей, Леониус!

Адриан не отвечал. Оставаясь в медитации, он пытался достучаться до Мэнлиуса и Нерты, но и сам терпел неудачу. Что-то в Бездне мешало наладить контакт.

* * *

Мэнлиус и Нерта продолжали обследовать помещение на предмет нужных источников информации. На рабочем столе скопилась внушительная стопка документов и кубических контейнеров, где хранились информационные кристаллы. Нерте пришлось оживить компьютер и покопаться в базе данных. Все поиски заняли около часа. Атака соперников произошла на исходе этого часа и исследователи Бездны слишком увлеклись работой, чтобы ощущать перемены на физическом плане. Но поиски принесли свои плоды. Им удалось найти схемы здания и какую-то важную для Нерты информацию на кристаллах.

— Чем эта информация для вас так важна? — спросил Мэнлиус после того как они просмотрели данные на компьютере.

Информация для хранителя легенд казалась тёмным лесом — какие-то сложные схемы устройств, отчёты с непонятными колонками данных и каталоги других мест.

— Я узнала, что исследования биоэлектрических ферм были связаны с работами Древних по восстановлению системы бесконечной энергии, — сообщила Нерта. — Здесь мало информации, но я надеялась найти упоминания других важных мест. Кроме того, я искала схемы местных энергосистем, чтобы по мёртвым зонам понять, где может быть хранилище тайных серверов.

— Если только Древние не использовали технологию свертывания пространства, — мрачно ухмыльнулся Мэнлиус.

— Тогда придётся пробудить всю энергосистему этого отражения фермы и по остаточным импульсам вычислить область, где свёртывалось пространство, — вздохнула Нерта. — Мне этот вариант не очень нравится. Много работы, много времени займёт.

— Тогда должны ли мы это делать? Вы ведь уже нашли некоторое количество документов. Кстати, как вы будете изучать их? Эти вещи ведь нельзя вынести в физический мир.

— В Бездне, друг мой, в Бездне. У меня есть некоторые артефакты, которые помогут переместиться в Бездну. Ну и знакомые заклинатели тоже есть. Однако я начинаю думать, что нам пора возвращаться, — вздохнула женщина. — Не хотелось бы провоцировать возможные опасности. В конце концов я всегда могу собрать экспедицию и вернуться.

Мэнлиус удивлённо расширил глаза, но потом улыбнулся и одобрительно кивнул:

— Рад, что вы помните о безопасности. Я связываюсь с Адрианом.

Он сосредоточился и представил образ напарника. В обычных условиях отражение посредника должно было появиться, но сейчас это не сработало. Парень постарался сосредоточиться лучше, но всё равно наладить связь не удалось.

— Не понимаю — озадаченно произнёс он. — Что-то мешает.

— Тогда нам нужно вернуться к началу нашего пути. Там выбраться будет проще. — Нерта совершила некий жест и найденные ими образы исчезли. — Я запомнила найденные свидетельства, идём!

На этот раз уже она потащила Мэнлиуса за собой, но парень не возражал. Ему действительно хотелось убраться отсюда. Отсутствие связи с посредником было ненормальным явлением. «Кроме того, мне нравится чувствовать её руку… блин, опять не о том думаешь» — подумал парень при этом.

Однако далеко пройти они не смогли. Выйдя в коридор, на другом его конце они обнаружили три полупрозрачные фигуры. Это были не просто образы Бездны. От них веяло леденящим холодом и тоской, которая могла захватить даже живых и жизнерадостных личностей. Даже Мэнлиус ощутил чувство бессилия и отчаянья. Однако он не поддался им и применил одну из ментальных техник, которым научил его учитель — сосредоточил разум на несуществующей точке в воображении.

— Призраки… — выдохнул Мэнлиус. — Как их могло сюда занести?

Ужасным было и кое-что другое. Рыжий увидел среди призраков того, кто напоминал своей внешностью отца Адриана. Однако этот призрак исчез

Глава 12 Познание слабости

Ассасины понимали, что их жертвы могут ответить, и благоразумно разделили свою механическую армию на три отряда. Три робота стояли перед ангаром и поглощали энергию Малого Барьера. Остальные шесть стояли в отдалении, разделённые на две группы. Джаггернаут благоразумно держался позади них. Управлять пока никем не требовалось, поэтому огненный и ледяной маг скучали, сидя за пультами. Работа мана-ботов показывалась на голографических экранах.

— Ха, они пытаются сопротивляться, — отметил Октавиан. — Начали Эфирно-Волновую Борьбу.

— Мы не должны быть легкомысленными, — напомнил Окинус. — Они однажды уже ушли. Если уйдут снова, это будет ущербом нашей репутации.

— Мне казалось, тебя не заботит репутация?

— Ха, заботит, но я против непосредственных свидетелей. Чем больше загадочности и недосказанности в слухах, тем лучше. Неизвестность порой пугает больше чем полная информация.

— Тебя что-то может пугать? Вот уж не думал…

— Не отвлекайся! Мы должны помешать их ЭВБ. Я хочу развернуть Ледяной Вихрь вокруг них. Всё равно они уже знают, что мы атакуем.

— Что ж, действуй. Ослепить их действительно нужно. Однако кое-что меня напрягает. Сканеры фиксируют изменения в энергосистеме здания. Что-то происходит. Похоже на прорыв некоей энергии из Бездны.

— О, это она. Наша заклинательница. Тогда мы должны действовать быстрее!

Окинус кивнул и покинул своё место. Он добежал до наблюдательного поста и начал создавать нужный узор. Его пальцы замелькали в быстрых, точных, выверенных многократными повторениями движениях. Окинуса недаром называли Ледяным Штормом. Это было его основное заклятие, и оно наводило ужас на многих противников. В руках молодого ассасина плясала огромная сила, совладать с которой могли только истинные мастера магии. К счастью для Окинуса, он обучался магии с детства и прошёл достаточно большой путь, чтобы играться с силами такого уровня.

Как и у Октавиана, ледяная стихия рвалась на волю. Это был общий момент при использовании заклятий подобного уровня. Но ассасин подчинил её своей неумолимой волей и вывел заклятие за пределы корабля. Вокруг комплекса заплясали льдинки и появились сильные порывы холодного ветра. Следом за ними окрестное пространство начал заполнять густой туман. Как обычно, это зрелище завораживало и восхищало Окинуса, но он не мог позволить себе отвлекаться и продолжал управлять заклятием.

* * *

Гендианус посылал сигнал за сигналом, надеясь пробить защиту хотя бы одной из машин. Однако затем в атмосфере начались знакомые изменения. Капитан выругался и ударил кулаком по пульту.

— Эти чёртовы ассасины блокируют ЭВБ! Они снова вызвали Ледяной Вихрь! Маги, что вы там копаетесь?

Адриан оставался в медитативной позе и окутывал Мэнлиуса с Нертой энергетический сетью, чтобы вывести их на Физический План. Однако его попытки пропадали втуне. Каналы постоянно рассеивались, и это было необычно. Маг только тратил драгоценную энергию и, наконец, решил прекратить свои бесполезные попытки.

— Ничего не выходит, — сказал он, поднимаясь. — Всё что я могу сейчас, соорудить вокруг них дополнительную защиту, если вернуться… не наши друзья.

Техники смотрели испуганно, а старпом с капитаном мрачно. Гендианус кивнул.

— Делай, что считаешь нужным. Ты у нас теперь единственный действующий маг. Не уследили мы за этой парочкой, не уследили.

— Это моя вина. Я сделаю всё, чтобы вред от моей неудачи был наименьшим, — решительно сказал блондин.

Он начал чертить вокруг парочки энергетический круг. Следом за кругом он написал ряд символов с защитным заклинанием и очертил их вторым кругом. Добавил ещё несколько узоров — по одному на каждую сторону света. Продолжая наносить узоры, Адриан невольно вспомнил об истории появления этого узора у него.

Блондин не был специалистом в защитной магии, но работая с Мэнлиусом, понял, что должен изучить хотя бы минимальные средства для страховки. Эту идею поддержал магистр. Он нашёл подходящее заклятие в школе Магии Воздуха — Небесный Трон — и позволил юному искателю изучить его. Изучение заклятия требует траты ресурсов, поэтому маги изучают только заклятия в соответствие с выбранным родом деятельности и стилем работы. Даже стратегия развития разрабатывается вместе с наставником или ответственным за школу магии старшим заранее. Поэтому Адриан не мог не оценить такую помощь со стороны магистра и был благодарен за изучение Небесного Трона. Обычно блондин не делал ставку на защитную магию, но решил сделать исключение ради Мэнлиуса. Потом он много раз пытался внушить себе, что изучил Небесный Трон только ради того, чтобы избавить остальных от неприятностей, которые мог принести его идиот-напарник. Но всё же иногда Адриан чувствовал в этом само-убеждении фальшь.

Знаки между двумя кругами опасно замерцали и заискрились. Одна из искр даже ужалила его. Адриан поморщился и напомнил себе: «Не отвлекаться. Возвращаюсь к концентрации». Однако это сделать удалось с трудом. Защитная магия не была коньком искателя и когда он закончил круг, то заметил как руки дрожат. Сделал несколько специальных вдохов и выдохов, чтобы унять дрожь.

— Итак, что у нас плохого? — поинтересовался у воздухоплавателей.

Капитан тем временем следил за показателями голографических экранов. Он уже оставил попытки пробиться через защиту роботов в таких условиях.

— По нашу душу прислали с десяток машин. Судя по всему это мана-боты. Трое из них сейчас высасывают ману из Малого Барьера. Остальные ждут в отдалении. Ещё сканеры регистрировали особо мощные импульсы. По всей видимости, одна из машин относится к классу «джаггернаут». Я попытался использовать Эфирно-Волновую Борьбу чтобы взломать защиту одной машины и устроить хаос, но наши противники снова вызвали Ледяной Вихрь.

— Надо же, боги исправно обеспечиваю нас весельем, — с картинно-обрадованным видом взмахнул руками Адриан, а потом резко стал серьёзным. — Ледяной Вихрь, значит. Тогда план такой. Я могу вывести Око Мага с шаровой молнией, но окружу его собственным Воздушным Вихрем. Воздушный Вихрь отгонит ледяные потоки. Капитан, вы можете направить сигналы на моё Око Мага перед выводом?

— Могу, но зачем? — удивленно спросил Гендианус.

— Я настрою своё Око так, чтобы оно приняло сигналы. После этого я попытаюсь использовать эти сигналы для обхода защиты машин.

— Ха, это может выгореть! — обрадованно воскликнул Гендианус. — Но я задам другую последовательность сигналов. Здесь нужно действовать иначе.

* * *

Мэнлиус прятался за письменным столом одного из офисов, и ему было страшно. Призраки шныряли где-то рядом. Что случилось с Нертой, неизвестно. Они попытались атаковать призраков, но загадочные звуковые волны разрушили их магию. Молодой чародей не ожидал, что может лишиться своего главного оружия. А страх заставил забыть и о своих навыках взаимодействия с Бездной.

Здесь незадачливый демонолог вспомнил о жезле, который раньше не приходилось использовать. Вместе с магом при перемещении в Бездну переходит и образ его оружия. Каким-то чудом рыжий вспомнил об этом правиле и лихорадочными движениями нащупал жезл. Оружие действительно было. Мэнлиус нервно ухмыльнулся. Обнаружение жезла лишь отчасти решало его проблему. Звуковые волны призраков могли разрушить и магию жезла, а страх ещё управлял Алэйром достаточно сильно, чтобы он не мог вспомнить навыки. Унизительнее всего было то, что из исследователя он превратился в жертву.

И долго его попытки спрятаться продолжаться не могли. Призраки каждый раз находили его. Они были подобны котам, играющим с мышью. Вот и в этот раз один из призраков приблизился к письменному столу, издавая леденящий душу вопль. Мэнлиус не выдержал и шарахнулся к стенке… но растянулся на полу, обнаружив, что помещение изменилось, превратившись в общий зал со множеством рабочих мест.

Призрак издал новый вопль и полетел к нему, вытянув руки с бритвенно-острыми когтями. Алэйр чудом нашёл в себе силы и отполз подальше. При этом когти всё-таки полоснули ему ногу.

«Это же призраки! Какого чёрта? Они не материальны! Ох блин, не нужно тут поминать чертей…» — ошарашенно подумал парень. «Ещё и эти прибудут!»

Однако призрак был близко, и всё что оставалось Мэнлиусу — использовать жезл. Он направил артефакт на преследователя и выкрикнул активирующее заклинание:

— Ошеломляющий луч!

Луч синей энергии вырвался из жезла и устремился к призраку. Тот среагировал слишком поздно. Луч смог его достать. Рыжий не стал любоваться картиной висящего в воздухе приведения, а бросился к выходу из зала. «Нерта, что же с Нертой? Похоже, всё в этом отражении изменилось. Бездна, как же не вовремя ты решила поиграть» — подумал парень при этом. «Что я могу сделать? Такое чувство, будто я что-то забыл, но я не могу вспомнить…»

Он выбежал на лестничный пролёт и побежал вниз. Инстинкт самосохранения сейчас управлял телом вместо разума и подсказывал, что надо выбраться из здания. Но на одном из лестничных пролётов парень тоже увидел призрака. Задыхаясь от страха он выбежал в соседнее помещение и снова спрятался в каком-то кабинете, положив жезл перед собой и сжав голову руками. «Вспоминай! Вспоминай то, что ты забыл! Это наверняка какое-то проклятие, заставляющее забывать умения!» — напоминал себе рыжий.

Сердце билось так быстро, что казалось, будто оно вот-вот вырвется из грудной клетки. Парень изо всех сил пытался успокоиться и взять ситуацию под контроль. Но чем больше он давил на себя, тем больше этот контроль терял. «Бесполезно, это бесполезно, мне конец!»

Призрак прилетел уже в кабинет. Мэнлиус снова ошеломил его и выбежал на другой лестничный пролёт. «Может если я немного посижу в безопасности, удастся прийти в себя?» — подумал он. «Нужно найти место понадёжнее.»

Он снова попытался спрятаться, но всякий раз призраки находили его. Наконец, они настигли его в комнате отдыха. Теперь уже три призрака приближались к магу, а он уже использовал заряд жезла на предыдущего и артефакту потребовалось время перезарядки. «Блин, а помещение-то хорошо обставлено» — отметил Мэнлиус. «Какое подходящее место для смерти».

Он уже смирился с поражением и рухнул на колени, чувствуя себя таким жалким, как никогда. А затем снова услышал пение. Пел уже другой голос, но тоже женский. «Песнь Возвращения» — подумал парень. «Это конец».

Мэнлиус не понимал, что пение отличалось от Песни Возвращения. Но в текущем состоянии он уже не видел разницы между ними. Новая песня с успехом заменяла приближение неминуемого окончательного исчезновения.

Призраки присоединились к пению, и оно начало высасывать силы. Даже душа юного мага замерцала и начала разделяться на фрагменты. Он с трудом удерживал свою душу в какой-никакой структуре. Парень не мог долго стоять на коленях и свалился на пол ничком. Ему уже ничего не хотелось. Перед глазами замелькали картины прошлого. И в одной из них он увидел свою дуэль с Джозефусом Клетесом. Это видение помогло вспомнить свой важнейший навык и вложить в него весь свой страх и всё своё отчаянье.

Руки Мэнлиуса сами сложились в жест Чёрной Комнаты. Облако тьмы вырвалось из треугольника и окружило Мэнлиуса и призраков чёрным кубом. Мэнлиус не мог осознать, чем взял врагов на этот раз. Он просто поглотил призраков. Душа получила новую энергию и перестала распадаться, даже засветилась багровым светом от поглощения новых душ. А после этого почувствовал прилив сил. «Эта необычная бодрость…» — подумал он поднимаясь. «Неужели я восполнил силы благодаря душам мёртвых? Ну поздравляю, старина, ты опустился до уровня демонов…»

Парень потянулся и размялся. Разум продолжал проясняться и позволил вспомнить основную задачу: «Нерта! Я должен найти её!»

Для того чтобы найти кого-либо в Бездне, нужно представить его образ. Опытные исследователи Бездны могут защищать себя от поисков и вторжений на их территорию. Мэнлиус вспомнил, что Нерта не была достаточно опытна.

Бездна среагировала на воспоминание, и всё заполнил густой туман. Вскоре туман рассеялся и Мэнлиус увидел очередной коридор со множеством дверей.

«Она где-то здесь? Наверное прячется… Нет, я не буду искать каждую дверь. Однако это странно, меня переместило не к ней самой…»

Он создал Око Мага и приказал ему найти Нерту. Идти пришлось долго, но наконец, Око остановилось у нужного помещения. Времени для церемоний не было. Мэнлиус открыл дверь и послал заклятие первым. Вот только почувствовал что-то странное. В помещении оказалось две женщины. И Нерта… она вроде и сидела в медитативной позе, но казалось, будто на самом деле спит.

— Чего же ты медлишь? Входи, герой, — послышался голос Деметры Сальваторе. — Не думай, будто сможешь спрятаться от меня за стеной.

Что-то в этих словах заставило повиноваться. Но Мэнлиус перед этим призвал Духовный Щит. Только после своей нехитрой подготовки он зашёл в комнату.

— Решил защититься хоть как-то? — уважительно отметила Деметра. — Неплохо. Но не бойся, если будешь достаточно разумен, тебе не понадобится защищаться.

Мэнлиус не почувствовал демонической ауры. Он понял, что женщина в странном шипастом шлеме и комбинезоне была заклинательницей Бездны. И как в случае с бароном, решил вытянуть побольше информации.

— Для начала знакомства положено представляться, — дружелюбно улыбнулся он и протянул руку. — Меня зовут Аквилла.

Деметра не поверила, что Мэнлиус назвал своё настоящее имя, но приняла правила игры и кивнула, пожав его руку.

— Ну а я… Дискордия.

Мэнлиус тоже не поверил, что женщина назвала своё настоящее имя, но тоже принял правила игры. Таковы были правила при общении в Бездне. Недопустимо называть своё настоящее имя в общении с незнакомцем. Правда, Мэнлиус не знал, было ли имя Саммэнуса настоящим. Сейчас он вдруг подумал, что тот мог быть достаточно могущественным, чтобы назвать своё настоящее имя для утверждения своего вышестоящего положения.

«Сосредоточься» — напомнил себе рыжий. «Не теряй бдительности, старина…»

— Итак, Дискордия, что же вам от нас с Нертой нужно?

— Очень просто, — улыбнулась Деметра дружелюбной улыбкой, которой рыжий тоже не поверил. — Мне нужны вы оба. Моя организация готова предложить вам лучшие условия для развития и безопасности. Вы не будете ни в чём ограничены, даже передвигаться сможете, где захотите и когда пожелаете. Так же вы всегда будете получать лучшие награды.

«Соглашайся» — твердил голос разума. «К чёрту башню Звёздного Света и её интриги, это из-за них ты теперь здесь, соглашайся!»

Но вместо согласия Мэнлиус улыбнулся ещё шире, чем собеседница.

— Какое интересное предложение. Но почему вам нужен я? Я ещё могу понять необходимость завербовать госпожу, но к чему вам простой вчерашний ученик Башни?

Деметра подняла руку и показала на ней голограмму, где Мэнлиус поглощал недавних призраков. При этом она продолжала любезно улыбаться.

— Вот почему. Ваши умения очень ценны, а наша башня располагает всеми необходимыми возможностями для развития таких талантов.

— Из какого вы ордена?

— Огненная Длань.

— Ох блин…

— Понимаю, вы уже могли сталкиваться с нашими посланниками, но уверяю вас, вы их неверно поняли. Они и правда хотят обеспечить вашу безопасность.

«Ага, как же, так я и поверил» — подумал рыжий, сохраняя любезный вид. При этом он лихорадочно искал выход из сложившегося положения. «Замедление времени, я могу использовать его, чтобы схватить Нерту и сбежать» — предположил он.

— На всякий случай хочу предупредить, — предугадала его намеренья Деметра. — Я провела кое-какую подготовку. Здесь будет трудно применять магию. У вас уйдёт больше времени на создание заклятий.

— Это так вы пытаетесь добиться моей симпатии? — улыбка Мэнлиуса стала более нервной.

— Всего лишь напоминаю вам, чтобы вы не делали глупостей, которые могут причинить нам вред. Мэнлиус, вы решили переждать ночь в сложном месте. Вам же будет лучше продолжать своё путешествие на корабле. Даже ваш магистр не в состоянии вам помочь. Почему он не с вами? Разве он не должен был уже долететь?

«Действительно…» — забеспокоился Мэнлиус. «Что-то случилось? Не могут же они так долго возиться с Ледяным Вихрем? Магистр взял с собой трёх мастеров!»

— Хотели бы узнать что случилось? — продолжая улыбаться, поинтересовалась Деметра. — Я могла бы помочь.

Мэнлиус решил подыграть заклинательнице и разыграть из себя наивность. Но и переигрывать не стоило. Он хотел ослабить бдительность собеседницы, но знал, что если слишком активно поддаваться, у неё возникнут сомнения.

— Это очень интересная возможность. А какие у меня гарантии, что всё вами показанное окажется правдой? — поинтересовался он, стараясь сохранять как можно более спокойный вид, но при этом не скатываясь в показную любезность.

— Мэнлиус, у меня нет причин лгать вам, — улыбнулась Деметра такой обворожительной улыбкой, что у парня щёки покраснели от смущения. — Вы нам нужны. Я могла бы захватить вас, но решила прибегнуть к переговорам. Поэтому я и предлагаю небольшую помощь.

Парень понял, собеседница пускает в ход своё женское очарование. Видимо рассчитывает, что раз он ещё юнец, то можно запудрить мозги. Он сделал вид что смутился и немного отвёл взгляд, поколебался, но потом снова посмотрел на Деметру и кивнул.

— Хорошо. Признаться, отсутствие наставника меня беспокоит.

— И это понятно. Я бы тоже беспокоилась об учителе, — продолжила говорить с той же улыбкой Деметра. — Тогда я призову образ.

Её пальцы замелькали, сплетая незнакомый Мэнлиусу узор. А рыжий продолжил сохранять вид наивного дурачка, хотя даже при последней фразе почувствовал фальшь в голосе. Интриги башни Звёздного Света научили его бдительности.

В руках Деметры появилась театральная сцена. Мэнлиус вспомнил, что учитель говорил — каждый заклинатель Бездны имеет свой способ вызова образов, который может говорить о характере. Он сделал вывод, что собеседница либо артистична, либо любит манипулировать, либо ей свойственны обе черты.

На сцене тем временем тени соткали корабль магистра… и остались вокруг него. Похоже, Магистр угодил в Чёрный Вихрь. А это означало, что он может не выбраться ещё долго. Рыжий сжал кулаки, хотя ни на мгновение не поверил этому видению.

— Проклятье, в этой миссии всё идёт не так, — позволил себе сказать он, чтобы продолжить игру. — Магистр не должен был попасться в эту аномалию.

— Похоже, всё складывается против вас, — продолжила в своём духе женщина. — Кто вам придёт на помощь? Никто. Может события складываются так, как нужно для вас, а вы сопротивляетесь?

«Боги, за кого она меня держит?» — едва не возмутился Мэнлиус, но сдержался. «А ведь такими вопросами можно тестировать и эмоциональное состояние. Что если она меня проверяет?»

— Не думаю, что мне удастся убедить остальных, — продемонстрировал колебания парень.

— А зачем вам остальные? Вам нужно думать о собственной жизни. Вы же понимаете, что вас послали в самоубийственную экспедицию? Никто не заинтересован в вашем успехе.

«Что правда, то правда» — не мог не согласиться Мэнлиус. «Но я помню о тех обстоятельствах, которые сложились в нашей башне. И я могу понять учителя. Так… помни, что нужно вытянуть побольше сведений…»

— Куда конкретно мы направимся, если я соглашусь? Не хотелось бы гнить в какой-нибудь дыре.

— Хорошая попытка, — рассмеялась женщина. — Но боюсь, я не могу ответить подробно. Отмечу лишь, что вы будете жить в достаточно процветающем городе. Мы, Независимые, полагаемся лишь на свои ресурсы, и потому у нас всё устроено с умом.

— В таком случае как я могу доверять вам, если всё так скрытно? Может, вас процветающий город процветает только для вас, а для меня он окажется жуткой дырой? — попробовал ещё раз рыжий, надавив на гордость.

— Ха-ха-ха, да что ты знаешь, мальчишка! — снова хохотнула женщина, правда, на этот раз более зло. — Наш город лучший среди городов-государств Независимых Орденов! У нас даже проходят встречи магистров… Ах чёрт, вынудил меня таки.

Мэнлиус безмятежно улыбнулся.

— Если бы я не был умён, я бы не был вам нужен, не так ли? И не получил свою силу?

— Ты испытываешь моё терпение. Мне нечего больше сказать Я могу захватить тебя силой или ты пойдёшь с нами по-хорошему.

Алэйр почувствовал старую-добрую злость. Но по последней фразе он понял истинные намеренья Огненной Длани. Злость пробудила в его разуме кое-что ещё. Демонолог внезапно понял, что его отношения с Бездной перешли на новый уровень. Он столько успел пережить в этом путешествии, что накопил достаточно опыта, чтобы опробовать новые возможности. И пускай подготовка собеседницы не позволяла творить обычную магию, в этом измерении он мог положиться на Магию Бездны.

Однако произошло кое-что ещё. Под ним засиял круг с вписанным в него узором из тёмно-фиолетовой энергии.

— Это ловушка? — прорычал он, попытавшись подняться.

Зазвучала музыка, а затем пение, то же пение, которое звучало в тот момент, когда они натолкнулись на призраков. Голос походил на голос Деметры. Мэнлиус решил, что так звучит её заклятие, которое сейчас начало работать.

— У меня нет времени церемониться с вами, адепт Алэйр, — раздражённо произнесла женщина, вставая. — Вы явно не собираетесь помогать нам по-хорошему. А значит, остаётся захватить вас силой.

Пение было настолько печальным и подавляющим, что Мэнлиус начал терять концентрацию. Подступили вялость и апатия. Однако он достаточно разозлился, а к злости из-за активации ловушки примешался страх. «Видимо, эта дамочка не знает о моей особенности» — сделал вывод он. «Что ж, тем лучше».

Мэнлиус рассмеялся безумным смехом. Он столько пережил, что безумие подступало к нему всё чаще и чаще.

— Что смешного? — прошипела Деметра, растеряв свою любезность. — Нам не нужно ваше согласие, чтобы выведать ваши секреты.

— Я подумал, что это довольно иронично, госпожа Дискордия, или как вас там по-настоящему. Вы владеете силами хаоса, но используете такое упорядоченное явление как музыка для реализации силы хаоса в реальности. Я представляю силы порядка, но… собираюсь разрушить ваше заклятие хаосом. Явись, Колонна Чёрных Крыльев! Выпусти цепи страданий и наполни Бездну музыкой их!

Последние пару фраз были заклинанием, которое пришло к Мэнлиусу спонтанно. Это было озарение, тёмное озарение, прорвавшееся из глубин разума вместе с безумием. Собеседница испуганно посмотрела на него, затем дико завопила, подобно баньши. Так она попыталась разрушить его заклятие. Но к пению заклинательницы Бездны присоединился жуткий грохот. Грохот приходил из тёмных глубин их измерения. Он звучал всё ближе и хаотичнее, даже заставил заклинательницу сжать голову руками. Из-за грохота она не могла сосредоточиться и теряла концентрацию. Всё окружающее её пространство покрылось трещинами. И наконец, стены за спиной Мэнлиуса рухнули. Появились огромные чёрные цепи, а на них прибыла Колонна Чёрных Крыльев, разрушив всё вокруг. Мэнлиус с трудом удерживал концентрацию. Он помнил, кого надо спасти, и когда оковы заклятия Деметры спали, он направил одну из цепей, чтобы схватить Нерту и подтянуть к себе. Мэнлиус даже не понял этого, но женщину подхватил одной рукой. Впрочем, сейчас он вообще мало что осознавал.

Часть образа здания, где они были, оказалась разрушена. Теперь они находились на Демонической Длани Мэнлиуса. Заклинательница дрожала, сжимая голову, и пыталась прийти в себя.

— Арена Битвы? Так быстро… Я недооценила тебя, адепт… — прошипела она.

— Не повезло вам, госпожа, — произнёс тем временем рыжий страшным и каким-то чужим для него голосом. — Я сейчас в ОЧЕНЬ дурном настроении.

Он и сам изменился. Волосы разметались медно-огненным ореолом, лицо было бледным как кость, глаза заполнились тьмой. Даже тень Мэнлиуса изменилась, начала расползаться, превращаясь во что-то другое. Заклинательнице показалось, будто у тени появились несколько пар глаз, светящихся холодным синим светом.

— Эта сила, — потрясённо произнесла она. — Ты кого-то поглотил?

— Ты недостойна ответа, — тем же голосом произнёс демонолог и обрушил на заклинательницу несколько цепей.

Заклинательница была готова к сюрпризам со стороны парня и заранее ещё до их встречи окружила себя защитным узором и несколькими атакующими. Защитный узор сформировал тёмный купол вокруг женщины и оттолкнул цепи в сторону. А затем она атаковала звуковыми волнами, и пропев короткое заклинание. Скрытые узоры послали новые волны, но цепи снова окружили Мэнлиуса, защитив его от волн.

— Знаешь, у всего в этом мире есть своя слабость, — произнёс он. — Сила музыки может быть впечатляющей, но она основана на гармонии. Гармония не устоит перед грохотом хаоса.

Мэнлиус призвал из-под «пола» целый лес из цепей Он взял за основу этого приёма Терновый Лес предыдущего вербовщика. При этом цепи не направились к Деметре, а начали издавать ужасающий грохот. Та снова сжала голову руками и принялась злобно шипеть. Шипы на её шлеме удлинились и превратились во множество змей, но они не могли ничего сделать со стальным лесом, призванным демонологом.

— Ооооо, а я слышал об этом артефакте. Всё-таки я хранитель легенд, — неожиданно вспомнил Мэнлиус. — Знаменитый Шлем Медуз. Тестовое устройство Древних, которое должно было наделять владельца сверхъестественной силой. Использовалось для создания элитных убийц, которые должны были быстро, тихо и незаметно уничтожить целую группу. Проблема этого устройства в том, что владельцы теряли над собой контроль. Как мне это знакомого.

— Ты много знаешь для мальчишки! — прошипела заклинательница.

Она заставила змей отделиться от шлема и устремиться к проклятому юнцу сквозь терновый лес. Мэнлиус не заметил, как змеи приблизились к нему. Парень заметил их только во время атаки. Они могли ужалить учёную, поэтому ему пришлось подставить спину, прикрыв её.

— Аррргх! — прорычал он и рухнул на одно колено, с трудом удержав Нерту.

Однако заклинательница не стала нападать. Её образ стал полупрозрачным.

— Думаешь, я так легкомысленна, что не подготовилась к нашей встрече? — рассмеялась Деметра. — Ты видел лишь мой образ, но я достаточно могущественна, чтобы сражаться дистанционно. Признаю, ты хорош, но в таком состоянии не способен внимать здравым аргументам. Ты ведь почувствовал это, верно? Приблизился к состоянию Дикого Мага.

— Что… ты… со мной… сделала…

— Мои змеи отравили твою энергетику. Я использовала твоё чувство долга против тебя и намеренно послала змей на учёную, зная, что ты её защитишь. Силы будут постепенно иссякать. Ты можешь умереть если не получишь противоядие, а оно есть только у нас. Подумай об этом и сделай правильные выводы. Наш корабль будет следовать за вами некоторое время.

Напоследок, заклинательница послала воздушный поцелуй и исчезла во тьме.

Мэнлиус же рухнул на пол, не в силах более держать Нерту. Его сознание начало проясняться, но вот сам он стал выглядеть плохо. По его энергетическому телу поползли чёрные линии, а сама душа стала постепенно бледнеть.

— Что… это… со мной… было… — выдавил он. — Ничего… не… помню…

Нерта тем временем открыла глаза.

— Мэнлиус? Что происходит?

Она вскочила и бросилась к нему.

— Мэнлиус! Мэнлиус! Что с тобой сделала эта стерва?

— Это… не важно… — выдавил улыбку парень. — Госпожа… разве… вы забыли? Мой долг… — защищать вас…

Однако Нерта серьёзно обеспокоилась. Чем дальше, тем тяжелее ей приходилось смотреть на жертвы других ради её дела.

— Похоже, вашу душу отравили. Вы ведь должны посетить Храм Небесного Круга, верно? — она попыталась ободряюще улыбнуться парню, но улыбка вышла такой же бледной как у него. — Они наверняка смогут исцелить вас от отравления. А я пока попытаюсь замедлить распространение заклятия.

— Госпожа Нерта… Вы можете потратить много сил… Вы же не заклинатель Бездны… Я попытаюсь продержаться…

— Нет, мы не можем рисковать! Я вложу все силы если потребуется!

— Ха… какая решимость ради простого адепта — улыбка рыжего стала какой-то горькой. — Ладно, тогда… слушайте меня внимательно… Это Бездна… Здесь возможно многое… Вам нужно поверить, что всё возможно… Нет, не колдуйте сейчас…

Мэнлиус снова закашлялся. По его душе забегали волны, а сам парень начал морщиться. Он почувствовал сильную боль, но попытался собраться с силами, чтобы дать инструкции.

— Вы должны представить, что всё возможно. Перед исцелением вам нужно как можно лучше отбросить все представления о законах Физического Плана. Попробуйте визуализировать избавление от этих законов. А затем вы должны внушить себе, что вам не нужны силы на заклятие. На самом деле вы должны призывать не заклятие, а его образ.

Нерта кивнула и сосредоточилась. Хотя она была мастером магии, избавляться от представлений о привычных законах ей было нелегко. Она даже почувствовала отчаянье, испугавшись, что не сможет помочь. Но именно этот страх подстегнул ей и напомнил об искреннем желании помочь этому несчастному парню, отважившемуся стать её телохранителем. Она заставила себя вспомнить время, проведённое вместе, его робкую реакцию на различные слова и действия женщины, полезный опыт, который она получила, наблюдая за странной дружбой телохранителей. Благодаря этому в голове появилось чувство ясности какого-то совершенно особого уровня, нежели во время других сеансов медитации. Нерта почувствовала, что погружается в некий транс и автоматически принялась совершать пасы руками, формируя узор Духовного Исцеления. Она последовала совету парня и изо всех сил постаралась поверить в свой успех, освободившись от скептицизма и убеждённости в каких-либо границах. Мягкий золотистый свет сплетался в извилистые сложные линии, а сам узор постепенно соединялся с душой Мэнлиуса. Нерта не была полноправным целителем, но могла исцелять разум и душу. Распространение чёрных линий как будто замедлилось и учёная вздохнула с облегчением.

— Что ж, какое-то время вы продержитесь, — улыбнулась она и погладила парня по плечу, от чего тот снова смущённо отвёл взгляд.

— Видите… я же говорил, что здесь нужно поверить в себя, — улыбнулся более бодрой улыбкой парень, но затем снова закашлялся.

Хотя он присутствовал в Бездне духовным образом, его разумом всё ещё управляли законы Физического Плана и от отравления он по-прежнему чувствовал боль. Почувствовал он и то, что заклятие учёной не могло сдержать распространение яда.

Нерта помрачнела:

— Кажется, у меня не совсем получилось… Простите… — она опустила голову, чувствуя стыд.

— Он отравлен сильным заклятием… — неожиданно прозвучал рядом женский голос. — Его будет нелегко снять даже мастеру. Заклятие Чёрного Оракула основывается на древних знаниях.

Подул сильный холодный ветер. Пространство вокруг Нерты и Мэнлиуса наполнилось ощущением нечеловеческой тоски и безысходности долгих веков. Нерта вскочила и встала перед парнем, ограждая его от возможной опасности. Вокруг них тут же замерцало пульсирующее защитное поле.

— О, какая готовность защитить ближнего… — рассмеялась незнакомка. — Давно я такого не видела.

Что-то в смехе заставило Нерту повременить с упреждающим ударом. Этот смех ей показался одновременно и печальным и полным сочувствия. Она не ощутила враждебности.

Незнакомца стояла в тени коридора, подходившего к самому краю боевой арены Мэнлиуса. Она была одета в лабораторный халат учёной, а всю кисть руки закрывало некое устройство в виде браслета. Холодом, тоской и отчаяньем веяло именно от этой женщины. Нерта поняла, что она была призраком.

— Кто ты и что тебе нужно? — спросила она, с трудом сохранив твёрдость в голосе.

— Всего лишь жертва давней трагедии, как и мы все… — ответила женщина. — Однако я могу помочь вашему другу обрести исцеление. У нас в комплексе был медицинский центр. Я могу помочь оживить его и с помощью древних знаний на время замедлить яд Чёрного Оракула.

— Ты правда можешь это сделать? — не верящим тоном выдавила Нерта.

«Можно ли доверять ей?» — подумала она. «Вдруг это ловушка?»

— Я делаю это не бесплатно… — помахала пальцем мёртвая. — Вы должны нам помочь. Помогите нам освободиться от этого ужасного посмертия.

— Как это можно сделать? — по-прежнему настороженно спросила Нерта.

— Я не знаю… Но вы маги. Вы можете что-нибудь понять… Я чувствую в вашем друге энергию Бездны. Он особенно поможет в этом вопросе. Пожалуйста… мы так устали от страданий…

Нерта задумалась. Она помнила, что в Бездне никому нельзя верить. Но был ли у неё выбор? Мэнлиус снова скривился и закашлялся. Волны, пробегающие по его душе, стали ещё сильнее…

Глава 13 Танцующее пламя

Окинус с заинтересовано-возбуждённым видом следил за экраном.

— Ты посмотри что делают! Они таки взломали защиту одной из машин!

Мана-бот действительно стал вести себя странно. Он перестал поглощать энергию и закрутился на месте. С минуту казалось, что машина была дезориентирована. Затем робот двинулся вперед, назад, повторил манёвр… И выстрелил из своей пушки по другой машине.

— Включить самоуничтожение! — рявкнул Октавиан. — Лучше мы потеряем одну машину чем все!

Робот взорвался. Но затем проклятое Око Мага повлияло на другую машину. Пришлось избавиться от всех трёх роботов.

— Эти мерзавцы заставили нас уничтожить часть машин! — прорычал Октавиан с перекошенным от гнева лицом.

— Разве так не интереснее? — ухмыльнулся Окинус. — Люблю когда жертвы сопротивляются. Настоящая схватка приносит больше опыта, чем убийство.

Огненный маг схватил ледяного за грудки и прорычал:

— Думаешь, мы шутки тут играем? Магистр нас куда-нибудь в жопу мира отправит, если мы провалим задание! Нам нужен новый план!

Окинус поднял руки в успокаивающем жесте:

— Воу-воу, хорош. Ты у нас горячий парень, но если будешь злиться, потеряешь контроль над ситуацией. Ты хочешь новый план? Всё просто, нужно выкурить их оттуда!

Октавиан нервно рассмеялся и приложил руку ко лбу, закрыв глаза:

— Ха-ха, ты прав. Выкурить… Конечно они защищены Малым Барьером, но что если устроить пожар с помощью проводки и электрических систем? У Малого Барьера есть свои слабости, он не защищает идеально. Даже если не пробьёмся через Барьер, то повысим температуру настолько, что оставаться там будет невыносимо! Можно создать в Барьере небольшую брешь через системы вентиляции, которую они не сразу заметят.

— Тебе нужен кто-то на страховке! Им нужно помешать сбежать! — нагло ухмыльнулся Окинус.

Октавиан хохотнул, на этот раз более зло. И этот смех не предвещал ничего хорошего их врагам.

— Не беспокойся, — сказал он, хлопнув напарника по плечу. — Тебе тоже дело найдётся. Во-первых у нас есть оставшиеся роботы. Они могут серьёзно повредить машину или задержать её. А чтобы они не прорвались, создашь Ледяной Шторм. Они не захотят сбегать в ночь среди ледяной бури!

* * *

Вражеские роботы были уничтожены. Адриан, наблюдавший за работой заклятия через голоэкран, раздражённо взмахнул руками.

— Ублюдки, они не дали мне как следует поиграть! Я не смогу довести Око до других машин! Слишком далеко!

— Эй, мальчишка, мы в серьёзной ситуации, а не игре, — крикнул ему Гендианус. — Будь серьёзнее!

— Блин, капитан, я чувствую, что живу, только когда начинается битва! Без них скучно! — снова взмахнул руками блондин, а потом ухмыльнулся и погрозил пальцем. — Но не думайте, что я не серьёзен. Сделаем кое-какие выводы. Оставшиеся машины не нападают. Из этого следует, что наши враги что-то задумали!

— А наши друзья никак не вернутся, — мрачно отозвался Гендианус. — Что будем делать, если условия пребывания здесь станут невыносимыми?

Адриан сглотнул, глядя на их рыжую парочку. Он не был уверен, что они смогут вернуться, если придётся забрать с собой тела.

— Нужно продержаться, — упрямо сказал он. — Я попробую связаться с ними снова.

Он подошёл к кругу Небесного Трона и сел в медитативную позу. Вошёл в транс и создал канал связи. Направил разум в круг… И обнаружил, что сопротивление исчезло. Вызвал новый голоэкран для связи.

— Какого чёрта? — выкрикнул он, не сдержавшись.

Экран показывал Нерту, идущей за смутно различимой фигурой в лабораторном халате и Мэнлиуса, который лежал на носилках. Носилки двигались сами по себе.

— Вот рыжий идиот! — снова прокричал Адриан. — Что с тобой случилось?

Воздухоплаватели забеспокоились, а Нерта всё-таки его услышала и вызвала голоэкран.

— Адриан! Адриан, это ты?

— А кто ещё? Что у вас там произошло? Куда сунулся наш придурок?

— Он… — женщина отвела взгляд. — Огненная Длань послала за нами заклинательницу Бездны, к тому же Чёрного Оракула. Она натравила на нас местных призраков, усыпила меня, а когда Мэнлиус пришёл спасать, отравила его во время боя. Но своим боем с ней парень разрушил её чары, мешающие нам связываться.

Блондин нервно рассмеялся и ударил кулаком по коленке.

— Вот это наш мужик! Одобряю! Ладно, за слабость из-за отравления я его прощу. Однако чёртов яд… куда вы идёте?

— Не поминайте сейчас их! Мы идём в медблок замедлить распространение яда. Это всё что можно сделать. Однако нам нужно будет снять проклятие с этого места. Таковы условия нашей сделки с призраком.

— Вот задница… — вздохнул блондин. — Госпожа, у нас тут намечаются проблемы. Наши враги что-то задумали. Вам лучше поспешить и придумать план на случай экстренного отступления. Возможно, придётся удирать отсюда в ночи.

Нерта помрачнела.

— Как жаль, что вам приходится переживать всё это из-за меня. Надо было сдержаться и не соваться даже в Бездну. Я постараюсь справиться как можно быстрее. Сохраняйте связь, но если надо, обеспечьте защиту группы!

— Эй, я ваш телохранитель и я буду решать, что делать для безопасности! Пока ждём! — сказал блондин и с упрямым видом остался на месте, сложив руки на груди. — До тех пор, пока есть хоть малейшая надежда, мы обеспечим вашу безопасность и выполним миссию!

Воздухоплаватели поддержали его решение согласными криками.

— Да!

— Точно!

— Госпожа, нам очень страшно, но для нас важен долг!

— И мы его выполним, — добавил Гендианус. — Мы будем с вами до самого конца!

Нерта удивлённо смотрела на Адриана. Затем её удивление сменилось печалью.

— Ребята… надеюсь, вам не придётся об этом жалеть. Я постараюсь справиться как можно быстрее.

* * *

Однако чтобы вернуться к своим, учёной предстояло погрузиться в царство тьмы. Она шла за призраком по потускневшему интерьеру комплекса. Вмешательство заклинательницы Бездны вернуло биоэлектрическую ферму к своему изначальному состоянию заброшенных помещений. Иногда встречались предметы, беспорядочно висящие в воздухе, а иногда дыры с щупальцами, подобные тем, что они с Мэнлиус встретили раньше. Но мёртвая проводница знала свои пути и могла оказывать своё влияние на это место. Она изменяла помещения, заставляя стены открывать неожиданные проёмы. Там где встречались мёртвые, стоявшие в своём полусне подобно жутковатым манекенам, проводница проходила мимо, и никто не трогал её и спутников. При этом проводница пела свою печальную песнь. Нерта поняла, что это пение может как возбуждать мёртвых, так и усыплять их.

А затем они должны были пересечь купол с животными. Обитавшие в них существа уже не плавали в резервуарах. Среди причудливого леса толстых лиан и светящихся холодным светом коралловых садов Нерта увидела огромных скатов, парящих в воздухе. Она даже замерла как вкопанная, восхищённая этим зрелищем. Из-за человеческого вмешательства скаты накопили столько энергии, что даже искрились электричеством. Сами их тела переливались им, демонстрируя причудливую игру света.

— Правда впечатляющее зрелище? — спросила мёртвая проводница.

— Д-да, — только и смогла выдавить Нерта.

— Мы тоже так думали. Пока не заигрались.

Скаты парили над огромным резервуаром. А пол вокруг резервуара был заполнен мёртвыми телами. Тела были упакованы в защитные мешки, но ещё выглядели так, будто их сожгли. В воздухе плясали частички пепла. Чувствовался запах гари, паленой человеческой плоти. Температура тоже повысилась.

— Вся эта экосистема сформировалась ещё, так сказать, при жизни этой фермы, — продолжила рассказ мёртвая. — Вначале мы восхищались этим открытием. Мы использовали его на полную, начав совершать одно открытие за другим. Возомнили себя царями природы, создателями нового мира.

Всё заполнил туман, и Нерта увидела счастливых учёных, носящихся вокруг резервуара, обсуждающих открытие и работающих со скатами. Кто-то кормил их, кто-то обследовал сканерами на наручных браслетах, кто-то лечил, а кто-то брал анализы. Купол был достаточно большим, чтобы вмещать здесь целую сотню человек, а над резервуаром у стен проходили новые мостики для наблюдений и работы.

Затем сцену снова заполнил туман. Когда он рассеялся, сцена изменилась. Скаты только плавали в резервуаре и к тому же медленно и вяло. Над резервуаром поднималось зеленоватое облачко. Люди в костюмах химзащиты проводили дезинфекцию помещения с помощью устройств, напоминающих огнемёты, но выпускающих газ. Сцена сменилась другой, где была больничная палата со множеством заболевших. Затем пустеющие помещения. Затем склад с уменьшающимся количеством припасов. Затем общий вид фермы, на дорогах к которой стояли посты.

— Наша экосистема породила новый вирус, с которым мы не могли справиться, — печально продолжила мёртвая. — Прежде чем появилась вакцина, многие заболели. Ферму изолировали и нам запрещали покидать её. Люди на месяца отделились от своих близких. А затем руководство корпорации решило проводить новые исследования… уже на нас. Не знаю, что ими двигало. То были годы перед Великой Войной, когда мир погружался в омут безумия.

Новая сцена. Лаборатория, где люди плавают в цилиндрических чанах, заполненных синей жидкостью. Новая сцена. Рабочий стол, где учёные проводят исследования на теле какого-то человека. Тело уже изменено. Покрыто чёрной кожей, напоминающей кожу ската, а за спиной виднеются крылья.

— Золотой Век завершился для нас на этой проклятой эпидемии и ужасных исследованиях, — раздраженно произнесла женщина  (они стояли сейчас перед одним столом с несчастным, мутировавшим в монстра). — Как говорится, лучше ужасный конец, чем ужас без конца. И однажды…

Новая сцена. Лаборатория. В чанах плавают уже изменённые собратья мутанта. Чёрная кожа, крылья, усики как у скатов, изменившиеся глаза… Учёные рядом деловито работают. Одна из них вдруг подходит к чану. Приятная по внешности и изящная темноволосая женщина в очках, со строгой прической.

— Такой была я, — отметила призрак. — Мне пришлось работать с командой подопытных, где был мой любимый, бывший офицер охраны. А дальше произошло вот что…

По телам начали пробегать всполохи энергии. Мутанты открыли глаза и начали биться о стекло. Стекло треснуло. Мутант, на которого смотрела учёная, разорвал её шею и выбрался на свободу. Поднялась паника. Часть учёных сбежала, руководитель лаборатории пытался стрелять, но убили и его. Единственное что он успел сделать — доползти до пульта, перекрыть все выходы из фермы и послать сигнал о помощи.

Нерта с трудом заставила себя смотреть на всё это.

— Это была твоя вина! — послышался мужской голос.

Руководитель лаборатории поднялся. Выглядел он как мертвец. Глаза отсутствовали, горло разорвано, весь халат в крови. Он осуждающе указывал на проводницу Нерты.

— Ты нарушила правила безопасности! — произнёс он. — Если бы ты не давала им меньше мутагена, и не посылала меньше эфирных разрядов, всё пошло бы так как надо. А так из-за уменьшения дозы произошёл дисбаланс. Всему виной твоя жалость.

— Нет… — испуганно произнесла проводница. — Я всего лишь хотела, чтобы они меньше страдали. Ваш эксперимент итак бы вышел из-под контроля из-за постоянно увеличения доз!

— Доза подбиралась в точности! Нам были нужны новые солдаты, чтобы справиться с одержимыми! Нам были нужны новые люди, способные сами вырабатывать энергию!

— Достаточно! — рявкнула Нерта и создала импульс энергии.

Импульс пронёсся к руководителю и заставил его замереть. Призрак зарычал от гнева.

— Посторонняя! Как ты смеешь вмешиваться в наши дела! Как ты смеешь появляться в этом царстве науки? Каков твой уровень допуска? Охрана! Сгинь! Наши исследования ещё не закончены!

— Ну уж нет, — покачала головой Нерта. — Твои исследования закончены 354 года назад. Ты уже мёртв. Всё что есть у вас — это царство боли и страданий!

— Нет! Невозможно! Я отказываюсь в это верить! — в голосе учёного появилось отчаянье. — Охрана! Охрана!

Послышались шаги. Нерта обернулась и направила на приближавшихся охранников новый импульс. Фигуры в чёрных комбинезонах и шлемах замерли точно так же.

— Хорошо что мой друг объяснил, как пользоваться магией в Бездне, — сказала Нерта. — Спасибо тебе, телохранитель.

— Видите? — печально заметила мёртвая проводница. — Они даже не осознают что всё закончилось. Мне повезло всё осознать, когда я столкнулась с любимым… Это всё нужно прекратить! Пожалуйста!

— Не волнуйтесь, — выдавила Нерта. — Я помогу вам. Теперь, узнав вашу историю, я помогу вам не только ради моего телохранителя. Однако меня беспокоит его безопасность.

Сцена начала расплываться. Один образ сменялся другим. Все эти образы представляли собой медицинскую лабораторию в разных вариациях.

— Я использую смену образов, чтобы скрыть это место от ваших врагов, — объяснила призрак. — Лаборатория сильно пострадала, когда наш кризис достиг эндшпиля. Кроме того, я воспользовалась своим уровнем доступа и уничтожила все секретные карты, на которых была эта лаборатория. Никто в результате не сможет сказать, какой именно облик у неё был.

— О, теперь я понимаю, почему вашей лаборатории не было на картах, которые нашла я, — одобрительно кивнула Нерта. — Вы хорошо постарались.

— Здесь я буду работать над замедлением яда. Надеюсь, вас ждёт успех в избавлении нас от ужасного посмертия. Только хочу напомнить, чтобы вы были осторожны. Не все призраки повинуются мне.

— Не стоит беспокоиться, как-никак, я мастер магии. А этот юноша открыл для меня новый секрет, как использовать способности в Бездне. Можете ли вы мне что-нибудь сказать? Дать какую-нибудь наводку?

— Место, где началась эпидемия. Северный купол для скатов. Ещё наша лаборатория. Когда потребуется переместиться сюда, используйте этот знак…

Призрак достала из кармана некий диск и по воздуху переправила его Нерте. На диске женщина обнаружила символ: круг был разделён на две части, нижняя часть была тёмно-синей, верхняя небесно-голубой. На голубом фоне было нарисовано золотым цветом солнце. Над солнцем код на древнем языке.

— Это символ нашей корпорации, — объяснила призрак. — После трагедии я стала находить его довольно лицемерным. Однако на символе находится код, по которому мы осуществляли информационные запросы в лабораторию и разного рода действия. Диск помечен моей энергией, так что использовать его могу только я или те, кому я это позволила. Используя этот код в Бездне, вы сможете найти лабораторию.

— Спасибо, — Нерта спрятала диск. — Но я не думаю, что всё в действительности началось в резервуаре или в этой лаборатории.

— Действительно. Вы очень проницательны. Но боюсь, я не знаю подробностей. Возможно, начальство могло что-то знать.

— В кабинете управляющего мы нашли некоторые карты и инфо-кристаллы. Мы собирались найти секретное помещение с тайными серверами, но не успели. Может, если вы поможете просмотреть наши находки, мы сможем понять, где искать?

— Очень хорошо, я помогу вам.

Призрак повернулась к консоли с компьютером и начала совершать пасы руками. «Это не похоже на создание узора» — отметила Нерта. «Она словно вызывает образ из других слоёв реальности. Хотя что здесь можно назвать реальностью…»

Вокруг консоли замелькали тени. Разрушенное устройство распалось на фрагменты, а затем они заменились и консоль предстала перед зрителями восстановленной. Консоль ожила, и компьютер нужно было использовать. Нерта подошла и… смогла увидеть мёртвую учёную подробнее. Рыжая сглотнула и сдержала крик. Горло женщины было разорвано, глазницы отсутствовали, щеки прочертили красные полосы. Особенно жуткой казалась какая-то нездоровая улыбка. Рот тоже пострадал от нападения мутанта.

«И всё это сделал тот, кого она любила…» — с ужасом осознала Нерта.

— Я вас не сильно испугала? — игривым тоном произнесла призрак, а потом прикрыла рот руками. — Ой, простите за улыбку. Мы тут так давно, что наше существование стало скукой смертной. А тут живые…

Нерта не выдержала и нервно рассмеялась.

— Поначалу я испугалась, но сейчас вы мне помогли с этим справиться, спасибо. Приступаем к поискам.

* * *

Октавиан вышел из телепортационного круга и окинул взглядов возвышавшийся перед ним комплекс.

— Вблизи это строение ещё более впечатляет, — отметил он. — Даже жаль будет устраивать здесь бардак. Однако как же сюда пробраться?

Он подошёл к воротам и заметил рядом с ними вентиляционную решётку.

— Отлично, всегда можно найти обходной путь, — отметил он, ухмыльнувшись.

После этого он создал огненный узор, как бы очертив им всё своё тело. Огонь передался телу и распространился по нему. Однако огненный маг совсем не чувствовал боли, ведь он сроднился с этой стихией. Применив своё заклятие, Октавиан стал подобен огненному элементалу и почувствовал себя менее материальным. Затем он уменьшился в размере и маленьким огоньком полетел к вентиляционной решётке. Спалив её, через шахты добрался до помещения и снова превратился в человека.

— О это чувство свободы, когда становишься стихией — отметил он, потягиваясь после превращения. — Однако с ним надо быть осторожнее. Свобода сия глубоко иллюзорна.

Подобно Деметре он развил в себе дурную привычку говорить с собой во время одиночных миссией. Но при этом не позволял себе болтать, когда рядом мог оказаться кто-то другой.

— Ого, воистину впечатляющее зрелище! — отметил он, увидев интерьер купола.

Октавиан пробрался в Западный Купол. Здесь тоже когда-то разводились существа. Если в куполе, который посещала Нерта, больше всего было скатов, то здесь — электрических угрей, резвящихся среди коралловых садов как в резервуаре, так и в воздухе над ним. Угри были такими же крупными как и скаты, которых видела Нерта. По телу угрей, парящих в воздухе, тоже пробегало электричество. Это было необычно, но всё на этой биоэлектрической ферме выходило за пределы нормы. Разноцветные кораллы выросли из резервуара и распространились по всему помещению.

Стая угрей почувствовала вторжение. Несколько особей метнулись к Октавиану. Тот довольно ухмыльнулся, сотворил жест и спокойно произнёс короткое заклинание. Огненная спираль вырвалась из рук и спалила мутантов до пепла. Остальные нападать не стали, однако…

— Это место глубоко ненормальное, — мрачно произнёс ассасин, оправившись от восторга по увиденному пейзажу. — Если эта экосистема распространиться за пределы купола, она будет представлять угрозу. Сжечь.

Он сотворил новый узор, и огненные мечи появились вокруг него. Клинки устремились в разные стороны, создавая вокруг себя огненные спирали. Огонь поджёг всё вокруг. И не важно, могло что-то гореть или не могло.

— Да начнётся огненный ад, — произнес Октавиан, ухмыляясь хищной зловещей ухмылкой.

Он отправился дальше, распространяя огонь всюду, где только мог. Самому огненному магу огонь не мешал.

— Здесь должно сжечь всё. ВСЁ! Эта экосистема не должна выйти за пределы купола! — говорил он при этом, не выдержал и расхохотался от ощущения переполнявшего его могущества.

Октавиан пересёк Западный Купол и Центральный Купол. В Восточный Купол он попасть уже не смог, почувствовав силу Малого Барьера.

— Они здесь, — довольно ухмыльнулся он. — Теперь надо поджечь проводку…

* * *

Воздухоплаватели и Адриан почувствовали повышение температуры, да и сканеры машины сообщили о пожаре.

— Так вот каков их план! — прорычал Гендианус. — Они пытаются нас просто выкурить! Маг, мы не сможем долго держаться в таких условиях!

— Учёная пытается спасти нашего друга, — мрачно отозвался блондин. — Нужно протянуть как можно дольше.

Он всё ещё сидел у парочки и наблюдал за Нертой через голоэкран. Та что-то искала с другой женщиной, которая оказалась призраком. Получив новые известия, послал сигнал связи. Мэнлиуса положили на операционный стол и подсоединили к нему какие-то провода и трубки.

— Госпожа учёная, у нас проблемы, нас пытаются поджечь! — прокричал Адриан. — Не знаю, сколько мы сможем продержаться…

Нерта вздрогнула и посмотрела на блондина умоляющим взглядом.

— Адриан, ещё немного. Нам нужно время.

— Гадство… Как же не вовремя вы туда решили полезть! Я взгрею этого идиота как только он придёт в себя! — прошипел блондин. — Ладно, тогда я попытаюсь занять огненного мага. Наверняка это он устраивает пожар.

— Адриан, но он же слишком силён для вас!

— Вы меня за самоубийцу держите? — фыркнул парень. — Я не буду лезть на рожон. Попытаюсь его отвлечь и потянуть время.

— Парень, один ты не справишься, — сказал Гендианус. — Воспользуйся нашей помощью.

Адриан посмотрел на него с оскорблённым видом.

— Эй, меня сюда как телохранителя позвали или как прислугу? Да успокойтесь, делать ноги я тоже умею. Это секретное заклятие любого мага!

Адриану пришлось буквально сбежать, поскольку Гендианус жаждал кого-нибудь выделить в поддержку. Когда блондин всё-таки сбежал, капитан выругался.

— Вот идиот! Он что, думает, что может хотя бы просто продержаться против мастера магии? И что мы будем делать, если он погибнет? Надо подстраховаться. Кларк, Винс, активируйте системы невидимости и за ним. В бой не вступать, в крайнем случае помогите отвлекающими сигналами или используйте окрестную технику… если найдёте. Действуйте предельно незаметно, чтобы о вашем присутствии не догадались не враг ни наш друг.

Означенные техники с готовностью отдали честь и… просто исчезли в воздухе.

— Надеюсь, парень не будет возражать против небольшой поддержки.

* * *

Адриан был даже рад вырваться за пределы их убежища. Он не любил сидеть без дела и ожиданию предпочитал действие. Парень шёл по заброшенным помещениям фермы с самым оптимистичным и прогулочным видом, разве что не насвистывал. Повышение температуры казалось ему штукой неприятной, но терпимой. Он знал дыхательные приёмы, позволяющие изменить теплообмен в своём теле и защитить кожу от агрессивной среды особым распределением энергии. Кроме того, он знал и особую технику боевого транса, позволяющую обострить инстинкты и на время понизить болевой порог.

Но долго пройти ему не довелось. В офисном зале на первом этаже его уже ждал огненный маг. Октавиан стоял, сложив руки на груди, притопывал ногой и всем своим видом излучал нетерпение. От него отходили потоки пламени, охватывая круг в метра три диаметром.

«Боевая арена» — понял искатель. «Плохо дело, гад успел подготовиться. Однако он не торопится поджигать стены… Точно, колонны! Они по всему периметру зала. На расстоянии двух метров от стен. Если он захочет уничтожить их, случится обвал. Он оставил колонны напоследок. Я могу этим воспользоваться.»

Колонны были четырёхугольными и к тому же достаточно толстыми, чтобы за ними мог спрятаться человек. Адриан заставил себя удержать взгляд на противнике и сохранить легкомысленную мину, чтобы не позволить понять, о чём он думает.

— О, они всё-таки кого-то послали, — отметил аристократ и окинул Адриана оценивающим взглядом. — Судя по ауре, ты даже не адепт. Парень, уверен, что хочешь сразиться со мной? Может, лучше поговорим и придём к взаимовыгодному соглашению?

— Ох блин, не оскорбляй меня, приятель, — блондин взмахнул руками. — Я слышал о тебе, Октавиан Бренниус этер Прискус. Такой опытный оперативник как ты должен знать, что мастерство зависит не только от развитой ауры. И странно что ты хочешь говорить, ты же ассасин.

— Ты прав по обоим пунктам, — уважительно улыбнулся огненный маг. — Тем не менее, я отмечу, что каждый собрат по искусству является ценным специалистом. В нас вкладываются знания, опыт других магов, ресурсы. Я уничтожаю только цели, но в этом задании мне никого уничтожать не надо, если всё пойдёт хорошо.

— Боги, как тебе, должно быть, трудно сдерживаться — криво ухмыльнулся Адриан. — Не оскорбляй меня переговорами. Я жажду размяться!

Улыбка пропала с лица Октавиана и он вздохнул:

— Очень хорошо, мы сразимся. Может быть, потом ты станешь более сговорчивым.

— Минутку! — нагло улыбнулся искатель. — Я должен войти в боевой транс. Ты же не хочешь сражаться со слабаком?

Аристократ рассмеялся:

— Ты прав, это слишком скучно, хоть и не свойственно ассасинам. Но у меня есть своя честь. Делай что должен.

«Это к моей выгоде. Я могу использовать его интерес, чтобы продержаться дольше» — напомнил себе Адриан и сконцентрировал мысли на боевом трансе.

Он качнулся в одну сторону, затем в другую. Дыша особым образом, начал раскачиваться точно кукла или марионетка. При этом искатель освобождал разум и доверял управление телом инстинктам.

— Меньше слов, больше дела, — наконец, произнёс Адриан, встал в атакующую стойку и начал чертить узор первой атаки.

Октавиан не стал ждать больше. Его жест и заклинание были короткими и быстрыми. Огненная плеть вырвалась из его рук и устремилась к противнику. Тот вовремя отпрыгнул. Ассасин атаковал его Огненной Плетью ещё несколько раз. Каждый раз Леониус уклонялся, причём делал это легко и непринуждённо. Но Октавиан пока только проверял противника и результаты теста ему понравились.

— Очень хорошо. Реакция у тебя что надо. Но сможешь ли ты устоять против моей Огненной Воронки?

Ещё один быстрый жест и вот на Адриана несётся огненная воронка, Парень понимал, что не сможет уклониться в этот раз. Но узор он чертить всё-таки закончил во время своих манёвров. Теперь в его руке появился своеобразный клинок из воздушной энергии. Адриан направил поток воздуха на воронку и попытался отвести её от себя. Получилось. Однако у соединения огня и ветра был побочный эффект — огонь разгорелся ещё сильнее. Адриан понимал, что ветер только раздует огонь, но особого выхода у него не было. Во время обучения он пренебрегал защитой в пользу атакующих заклятий.

Ассасин тем временем рассмеялся:

— Опасный трюк. Очень опасный. Но ещё никто не мог противостоять моей огненной магии! Кто тебя учил?

— Хе-хе, так я скажу! Хватит играть со мной, — выкрикнул Адриан, затем произнёс короткое заклинание и послал электрический разряд по полу.

После этого он сразу рванулся к противнику, чтобы тот не мог отвлечься на первую атаку. Адриан не был самоубийцей и не собирался приближаться к врагу, окружённому огнём. Он просто хотел отвлечь его заклятия. Октавиан атаковал новой воронкой, и искатель снова перенаправил её. Первая атака тем временем достигла цели… Но ассасин просто отпрыгнул в сторону. Отпрыгнул и Адриан, чтобы избежать столкновения с огнём.

— Снова неплохо. Попытался меня отвлечь, а затем навязал ответ на ложный манёвр, — оценил он. — Придется стать серьёзнее.

Ещё один узор и вот ассасина охватил огненный вихрь. Вихрь отделился от его тела и устремилась к Адриану. Тот попытался уклониться, но проклятое заклятие последовало за ним. Адриан снова перенаправил вихрь, но долго так продолжаться не могло. Огонь из-за его действий только усилился и пылал везде.

«Так не пойдёт» — подумал Адриан. «Если я продолжу в таком же духе, то спалю сам себя! Придётся брать хитростью… Я должен помнить, что надо не лезть на рожон, а лучше потянуть время…»

Он рванул к колоннам. Адриан надеялся, что противник не станет уничтожать их, ведь завал тогда похоронит их обоих. Огненный вихрь пронёсся буквально за его спиной, опалив её, но из-за боевой концентрации парень этого пока не почувствовал. Он не стал ждать и понёсся мимо колонн, совершая безумные прыжки с сальто. Парень предвидел что противник будет бить огнём в свободное пространство и действительно так произошло. Однако у последней колонны Адриана встретил огненный луч, вырвавшийся из-за угла спереди. Парень чудом откинулся назад, прикрыв лицо руками, причём левой рукой прикрывал рабочую правую.

— Я тоже могу создавать Мистический Клинок! — рассмеялся ассасин.

Адриан не стал дожидаться новой атаки, оттолкнулся от пола и снова бросился вперёд. Искатель не собирался сражаться с таким сильным противником. Всё, что было ему нужно — добраться до двухстворчатых дверей, чтобы скрыться за ними и заманить противника в выгодную ему, Адриану, позицию. Однако Октавиан предугадал этот манёвр. Огонь уже охватывал двери, а на Адриана направился очередной огненный вихрь.

— Признаю, ты неплох, — снова рассмеялся ассасин. — Но сопротивляться мне бесполезно!

Выбор искателя был невелик. «Я мог бы отклонить вихрь, но тогда ассасин навяжет прежние условия и вряд ли удастся долго продержаться» — пронеслась мысль в голове парня. Он предпочёл собственный вариант.

Он сделал несколько взмахов клинком, чтобы поймать полыхавший на дверях огонь и перенаправил энергию воздушного клинка так, чтобы окружить себя потоками воздуха. «Огонь будет бушевать неистово, но ничего не поделаешь» — подумал искатель и рванулся вперед. Его действительно охватило пламя, но к счастью, из-за воздушного заклятия не касалось кожи. Впрочем, жар был достаточно сильным. Ассасин послал за ним очередной Огненный Клинок, но Адриан бросился на пол. Перекатываясь по нему к повороту, он избавился от огня. Даже собственное заклятие оставил позади. Только за поворотом он смог отдышаться, но ненадолго. Выглянув за угол, искатель увидел, что Ассасин, охваченный пламенем, на потоках огня полетел за ним. Ну а дальше оставалось бежать дальше. Адриан оказался в одном из двух коридоров, окружавших зал. В этих коридорах наверх вела лестница, по которой парень и промчался. Огненный Клинок уже ударил в то мест, где он был несколько секунд назад.

«Он не послал за мной огненный вихрь» — пронеслась в голове новая мысль. «Действительно, по сравнению с Мистическим Клинком Вихрь является более медленным заклятием. Это я тоже могу использовать!»

Чтобы занять доминирующее положение, вперёд надо было мчаться на всех парах. Даже со своим контролем дыхания Адриан немного запыхался к концу безумной гонки, когда оказался в центре конференц-зала на последнем этаже. Немного отдышавшись, он разбил окна разрядами своей шаровой молнии и оставил кружить вокруг него поблизости. А затем начал творить своё сильнейшее заклятие, свою боевую арену.

— Холодный ветер севера и знойный ветер юга, буйный ветер запада и спокойный ветер востока! В любой стороне света дуешь ты, о всемогущий ветер! Из любой стороны света можешь прийти ты! Внемли зову моему и защити слугу своего Розой Ветров! Дай мне сил чтобы противостоять злу! Дай мне сил! Дай мне сил! Яви мне Розу Ветров! Яви мне Розу Ветров! Яви мне Розу Ветров!

Это было стандартное заклятие для призыва Розы Ветров, боевой арены всех воздушных магов. Неважно, специализируешься ли ты на воздушной магии или магии молний, для боя ты будешь создавать Розу Ветров. Молнии тоже рождались в небе во время буйства воздушной стихии.

«К слову о молниях… Рядом есть два столба со сферами для хранения энергии» — напомнил себе Адриан и радостно ухмыльнулся.

Теперь Адриану осталось только ждать. Он сложил руки на груди, притопывал ногой как это делал его противник, и снова стал насвистывать легкомысленную мелодию из древней песни о дорогах и ветрах, любимой многими искателями приключений. Такое на первый взгляд легкомысленное поведение помогало настроиться на родную стихию. Ведь ветер был явлением природы свободным и не терпел скованности. И пускай такое количество ветра могло раздуть пламя огненного мага до немыслимого жара, у Адриана не было иных возможностей, кроме как использовать родную стихию.

Призывая ветра, искатель обнаружил, что за стенами здания уже бушевало другое заклятие. Ледяной маг снова развернул свой вихрь, но по счастью он был сосредоточен в основном снизу. Да и законам природы подчинялся, поэтому призванные Адрианом потоки ветра пройти могли.

Потоки ветра усиливались, играли с волосами искателя и окутывали его с головы до ног. Ветер приходил в помещение через все разбитые окна, собирался в центре вокруг юного мага своеобразным веретеном. Однако кое-что настораживало парня. Противник уже должен был достигнуть его, но почему-то не спешил.

— Значит, ты пытался заманить меня в свою боевую арену чтобы получить хоть немного преимущества? — послышался из-за дверей уважительный голос. — Ты не просто неплох, ты хорош и я признаю тебя достойным противником. Но не думай, будто я такой глупец, что сунусь на вражескую боевую арену. Ты столкнёшься с кое-чем другим!

Затем температура снова повысилась. Если бы не порывы ветра, контроль дыхания и боевая концентрация, Адриану бы пришлось туго. Октавиан начал читать своё заклинание:

— Во власти просвещённого разума огромные возможности! Просвещённый разум свободен от оков Закона и может создать что угодно. Я призываю силу звезды в этот круг! Да подчинится она воле моей! Да будет она двигаться туда, куда я пожелаю! Да будет она испепелять врага жаром своим! Да будет так! Да будет так! Да будет так!

На несколько мгновений даже всё вокруг Адриана померкло. В какой-то момент ему даже показалось, что он видит проблеск звёзд в окружившей его тьме. Сейчас он всем своим существом познал пустоту и бескрайнее величие космоса, после чего испытал трепет. Страх поколебал собственное заклятие Адриана, но боевой транс помог его удержать. А затем, когда пространство пришло в норму, двери распахнулись, и в помещение вплыла огромная сияющая золотым светом сфера. Сфера сияла так ярко, что Адриану пришлось закрыть глаза. Он чувствовал жар даже несмотря на защиту своей Розы Ветров. Копия звезды вступила в противостояние с Розой ветров и вокруг Адриана начал подниматься настоящий огненный ад.

«Это опаснейшая штука» — понял он, бросившись к выходу на балкон. «Нужно действовать и быстро! Ветер Запада не подходит, Ветер Юга тоже… Я должен понизить жар звезды, но северного ветра тут будет недостаточно. Точно, ледяному ветру будет проще действовать благодаря заклятию второго мага! Здесь есть балкон! Я должен выбраться туда!»

Балкон на метр шириной с периллами высотой тоже примерно в метр окружал весь купол. Даже добраться до балкона оказалось непросто. Копия звезды начала испускать быстрые и мощные лучи. Благодаря силам своей боевой арены, Адриану удавалось бежать быстрее, но лучи каждый раз били там, где он был ещё секунду назад.

Но вот спасительный балкон. Жар сменился леденящим холодом. Таким образом, они с противником оказались разделены. Огненный маг не мог направить своё заклятие за пределы здания, иначе заклятие напарника ослабило бы его. А искатель не мог сунуться в помещение из-за призванной копии звезды. Адриан мог немного перевести дух и подумать, что делать дальше. Судя по всему, думал и противник, потому что никакие заклятия под ним не били.

«Стоп, действительно ли мне нужно противостоять каждому навязанному заклятию?» — неожиданно для самого себя подумал искатель. «Это только распылит мои силы. Нет, я лучше использую заклятие ледяного мага, чтобы с помощью северного ветра получить больше сил!»

Адриан встал лицом к ледяной буре и поднял руки. Начал создавать ими Узор Принятия Стихии, позволяющий восстанавливать силы за счёт стихии. Это заняло некоторое время, но в итоге парень почувствовал себя посвежевшим и обновленным. Ожоги, конечно, не исцелились, но теперь парень смог продолжить бой. Однако для этого нужно было выманить противника в неудобные для него условия.

Искатель подошёл ко входу и крикнул:

— Эй, длинновласка, что-то ты не торопишься на рандеву? Наш огненный маг уже остыл?

Призванная звезда продолжала свою борьбу с розой ветров. Два заклятия стояли друг на против друга. Вокруг кружили огненные вихри. Проклятого ассасина в помещении не было. А ответом Адриану был луч звезды, устремившийся к дверному проёму. Адриан отскочил назад.

«Уфф, ещё бы немного и мне была бы крышка!» — отметил парень в мыслях. «А что если огненный маг тоже понял, что необязательно бороться с противником? Какая у него задача, если он сунулся сюда? Точно, скорее всего, он хочет выкурить нас из убежища! Нужно каким-то образом понять, что он делает… Ну конечно, потоки ветра!»

Адриан направил сознание к одному из них в помещении и направил к выходу. С помощью потока он почувствовал, что огненный маг по-прежнему с той стороны, охваченный пламенем, буквально слившийся с ним. Он казался сейчас даже не человеком, а духом, пришедшим из царства огня. Похоже, он просто ждал. «Вот терпеливый ублюдок» — подумал парень. «Похоже, у нас начинается битва терпения. Мне нужно спровоцировать его».

Искатель направил потоки воздуха так, чтобы они сформировали особенно гнусную физиономию, показывающую язык. Ассасин встретил это удивлённым взглядом, а затем расхохотался.

— Ох, парень, ты начал сходить с ума от отчаянья?

Адриан решил подойти к процессу более творчески и добавил физиономии длинные волосы, но сделал их более беспорядочными.

— Боги, — ассасин покачал головой. — Ты действительно думаешь, что это может как-нибудь меня задеть? Послушай, зачем нам тянуть время? Я узнал твою силу и зауважал тебя. Заканчивай свои бесполезные попытки и присоединяйся ко нам.

«Почему я ему так нужен?» — подумал Адриан. «Хотя… в том ли дело? Если он профи, то должен сразу выполнить свою задачу, а не гоняться за начинающим магом, пусть и внушающим выражение… Погодите, хотите сказать, что он тянет время?»

Последняя мысль ужаснула искателя. Он сжал кулаки и стиснул зубы, оставаясь в своём физическом теле. «Проклятье, я был слишком легкомысленен и потратил слишком много времени на бой! С его силой огня не обязательно делать всё лично. Может ли его огненная магия косвенно повлиять на положение дел для воздухоплавателей в пределах Малого Барьера? К примеру, с помощью угарного газа и повышения температуры? И ладно бы воздухоплаватели, но там эта учёная и тот идиот!»

Парень атаковал сразу, сформировав воздушный поток в нечто, напоминающее кулак. Однако противник даже не шелохнулся и лишь позволил себе лёгкую ухмылку. Атака Адриана просто рассеялась.

— Хе-хе, куда-то спешишь? Ты что-то начал понимать?

Потом в голову Адриана пришла ещё одна мысль. Он ухмыльнулся ещё более гнусно. Парень вспомнил, что огненный и ледяной маг держались как какие-то друзья, чего искатель не мог понять в профессиональных отношениях  (он ещё не до конца признавал его собственные отношения с Мэнлиусом). Адриан решил использовать против врага совершенно неожиданную информацию.

Из воздушных потоков он сформировал новую физиономию, на сей раз напоминающую лицо Окинуса, только ужасно гипертрофированное и словно бы насмехающееся над Октавианом. Огненный маг не замедлил среагировать и зарычал.

— Не смей использовать его образ!

Он смёл огненным вихрем заклятие Адриана, но тому оставалось только ждать. Искатель стал готовиться, собирая вокруг себя воздушные потоки и притягивая электрические разряды от столбов со сферами. Ещё он почувствовал нечто интересное. «Кажется, благодаря этому бою я вышел за рамки своих возможностей» — появилась в голове парня неожиданная для него самого мысль. «Я чувствую, что стал сильнее. Надо быть благодарным этому длинноволосому засранцу, но позже, после победы…» Адриан чувствовал, как его переполняет новая сила и начал хохотать от нового могущества. Это было опасное состояние. Поддавшись силе, он мог превратиться в Дикого Мага, и его сознание могло уснуть, уступая инстинкту разрушать всё и изменять под потребности родной стихии. Даже глаза парня засветились, а по коже начали проявляться светящиеся изломанные линии переполненных силой меридиан.

«Я должен держаться…» — напомнил себе Адриан. «Нельзя терять рассудок, это позор для мага. Или… у меня нет времени. Я должен спасти друзей. К чёрту репутацию!»

И позволил своему разуму отдохнуть.

Огненный маг тем временем прибыл. Он вернул себе физическую форму и снова напоминал человека. Аристократ неторопливо вышел на балкон и смерил противника презрительным взглядом.

— Посмотри до чего ты докатился, — процедил он сквозь зубы. — Я уважал тебя как своего противника за умение противостоять намного более могущественной силе. Но ты решил поддаться стихии, чтобы получить иллюзорное могущество. Всё что мне остается — подарить тебе вечный покой из милосердия.

— Лицемер! — выкрикнул Адриан, поддаваясь гневу. — Ты просто хочешь отомстить за насмешку над своим дружком.

Октавиан хищно оскалился:

— И это тоже. Ты перешагнул грань. Всё чего я хочу теперь, — уничтожить тебя.

— Наконец-то ты стал по-настоящему серьёзным — ответил своим оскалом Адриан. — Терпеть не могу, когда меня считают за слабака! Нападай! Используй свою Призванную Звезду, свои огненные вихри, что угодно!

Аристократ расхохотался.

— Думаешь, я не знаю, что здесь ты заполучил преимущество? Ледяной Шторм моего друга сослужил мне неожиданно плохую службу. Ты умно воспользовался ситуацией, признаю, но кое-чего не учёл. Окинус, ты здесь?

Рядом с огненным магом появилась голограмма ледяного мага в полный рост.

— Я всё слышал, — процедил он сквозь зубы. — Корабельные орудия готовы. Тебе пора уходить.

— Я раздавлю вас обоих! — рявкнул обезумивший Адриан, направив на противника и голограмму все собранные потоки ветра.

Это была поистине неистовая природная мощь. Обычный адепт не мог бы с ней совладать, но Адриан вышел за границы обыденного и слился со стихией. Можно сказать, что собой он теперь не управлял.

— Нет — тем временем проговорил Октавиан, снова окутав себя пламенем для защиты. — Так противник тоже сбежит. Его нужно уничтожить здесь и сейчас. Используй его интерес ко мне, а насчет меня не беспокойся, я же огненный маг. И используйте малый калибр, это здание нельзя разрушать.

— Пфф, как знаешь. Вся ответственность, как обычно, на тебе, — вздохнул Окинус и исчез.

Очень вовремя, потому что творящаяся вокруг Октавиана огненно-воздушная вакханалия затруднила бы даже связь с помощью совершенных технологий Огненной Длани.

— Не вини меня, — сообщил аристократ искателю. — Если бы ты не потерял контроль, то может и смог бы выстоять.

Спустя пару мгновений грянули выстрелы. Скорпион использовал малый калибр, чтобы не разрушать здание.

Адриан даже не понял, что произошло. Однако благодаря своим пробудившимся диким инстинктам он смог вовремя отпрыгнуть назад. Однако выстрел следовал за выстрелом и вынудил искателя сорваться с узкого балкона вниз. Вот только перед этим он смог собрать всё доступное ему электричество и метнуть в противника убийственной молнией.

Глава 14 Вопросы жизни и смерти

Когда попадаешь в неприятности, волей-неволей надеешься, что хоть кто-нибудь придёт на помощь. Даже если ты веришь, что полагаться надо только на себя, сознание устроено так, что на подсознательном уровне человек всё равно будет ожидать помощи. Ведь наше общество основано на взаимодействии людей. Мы привыкли к тому, что если что пойдёт не так, кто-то может прийти на помощь.

Когда начиналась эта безумная экспедиция, магистр Амброзиус предполагал возможные риски и потому отправился вслед за первым кораблём на своём. Предполагалось, что в случае чего он придёт на помощь. Но сейчас фрегат ордена Звёздного Света заблудился в чуждом пространстве бескрайней тьмы. Магистр и мастера не смогли справиться с Чёрным Вихрем и проклятая аномалия поглотила корабль. Сейчас Амброзиус использовал свою пространственную магию, чтобы разрезать чуждое пространство Бездны и выбраться, наконец, в реальность. Пространство вокруг фрегата то и дело искривлялось, преломлялось и даже отражало нормальные небеса. Но Бездна каждый раз поглощала эти спасительные окна. Двое из троих сопровождающих Амброзиуса мастеров помогали ему дополнительной энергией, а один пытался защитить создаваемые окна в реальный мир, но пока маги терпели неудачу.

— Магистр, это бесполезно, — вздохнул один из мастеров. — Чтобы мы не делали, Бездна не отпускает нас.

— Отставить панику! — рыкнул магистр. — Мы знали, что столкнёмся с трудностями. Я подбирал вас с учётом возможных проблем! Здесь нужно творческое и неожиданное решение, которое не сможет предвидеть Бездна.

Амброзиус вздохнул. Он взял пространственного мага, мага разума и одного темпорального мага, не считая собственных пространственно-темпоральных способностей. Они всё перепробовали, но каждый раз Бездна обыгрывала их. Хуже всего, он чувствовал, что за Чёрным Вихрем стоит могущественный разум.

«Неужели нам противостоит сам король Ночного Доминиона?» — содрогнулся от одной этой мысли магистр. «Или, что ещё хуже, кто-то из дьяволов или даже Супругов Возвращения? Нет, об этом не нужно думать. Нужно творческое и неожиданное решение».

— Заканчивайте с прорывом. Нам нужно успокоиться и помедитировать, — сказал после раздумий лидер ордена. — Будем медитировать в Защитном Круге все вместе.

— Магистр, но смогут ли продержаться наши ребята и госпожа Олкандер? — забеспокоился другой мастер. — Им тоже могут противостоять могущественные враги. Без нашей помощи им не выстоять.

— Это я тоже предвидел. Орден должен послать ещё один корабль… если мы не выберемся…

— Но захочет ли совет…

— Захотят. Как-никак я готовился к этому три месяца. За кого вы меня принимаете?

Отправились на медитацию. Несмотря на то, что корабль был защищён Барьером, для медитации в Бездне требовалась дополнительная мера предосторожности в виде Защитного Круга. Бездна могла влиять на разум через сны и подсознание. А во время медитации маг мог случайно освободить свой разум из-под контроля.

Каждый из четырёх магов устроился в своих кругах внутри Защитного Круга и все взялись за руки, чтобы создать Цепь — ещё одну предохранительную меру. Если с разумом одного мага что-то случиться, то Цепь будет разорвана, и все придут в себя. На Физическом плане не было нужды в таких мерах предосторожности, но в Бездне и аномалиях действовали свои правила. Наши герои тоже должны были их применить, столкнувшись с Туманом, но были слишком измотаны, чтобы об этом вспомнить.

Магистр привычно освободил свой разум и позволил ему пребывать в таком состоянии некоторое время. С его опытом данный приём удался сразу. Однако чуждое сознание, скрывавшееся за Чёрным Вихрем, мешало ему погрузиться в глубокую медитацию. Мастера испытывали ещё большие затруднения, буквально морщась от боли из-за присутствия чужого сознания.

— Похоже, нам не удастся даже помедитировать, — отметил магистр. — Внимательно следите за моими действиями. Надеюсь, вы поймёте смысл и то, что нужно делать вам.

Мастера вздохнули и покивали. В Бездне даже планы обсуждать было опасно.

Амброзиус тем временем направил свое сознание к создателю Чёрного Вихря. И столкнулся с такой могучей и неумолимой стеной воли, что едва не потерял концентрацию. Тем не менее, мастерство позволило ему увидеть создателя.

— Король демонов Константин Эребус, какая честь, — поприветствовал он противника.

Амброзиус сформировал проекцию, чтобы сильные мира сего могли побеседовать с глазу на глаз. Оппонент ответил тем же, но детали его внешности были затемнены, как обычно.

— Магистр Амброзиус Перегрин, глава ордена Звёздного Света, глава департамента исследовательского отдела корпорации Звёздный Свет, — отозвался владыка демонов. — Ты даже свой орден назвал в честь уничтоженной корпорации. Пытаешься передать преемственность грядущим поколениям?

— Ооо, а вы весьма осведомлены, Владыка Тьмы, — оценил Амброзиус. — Всё верно. Я сражаюсь за сохранение цивилизации. В прошлом было допущено много ошибок. Теперь время их исправить. Разве не того же желают демоны?

— Верно, — хохотнул король демонов. — Но только не такие как ты могут исправить ошибки. Ты сильно замарал руки в прошлом. Цивилизация, построенная на таком гнилом фундаменте, не выстоит.

— Ха, — на этот раз хохотнул магистр. — Можно подумать, будто ты сам тот ещё святоша.

— Может и нет, но моя цивилизация строится на фундаменте силы, а не коварства. Я не позволю таким как вы возродить прежнюю гнилую цивилизацию. Гнилой плод должен быть раздавлен.

У магистра были сомнения насчёт коварства, но он решил их оставить скрытыми за другими мыслями. А ещё попытался выяснить причины ненависти противника.

— Ты явно ненавидишь меня. За что?

— Я много знаю о делах вашей корпорации, — прорычал король демонов. — Даже не надейся договориться.

— Это необычно. Мне известно многое в моём ведомстве, но, похоже, не всё. Кем ты был?

— Разве не глупо раскрывать свою личность перед врагом? Всё равно я планирую тебя уничтожить.

Магистр ощутил давление могущественной воли. Даже в нематериальной проекции он с трудом устоял от такого натиска.

— Хе-хе-хе, но я ведь не простой маг. Померяемся силами? — с как можно более ехидным тоном попытался спровоцировать противника он.

— С удовольствием, — прорычал король демонов. — Но потом не жалуйся.

Магистр создал вокруг себя линии, искривляющие пространство. Искривление должно было направить волю противника обратно на него самого. Это не получилось, поэтому Амброзиусу пришлось просто отклонить удар. Король атаковал новыми волевыми импульсами, каждый из которых магистр отклонял. Попутно Амброзиус успел создать защитный круг. Очень вовремя, потому что король демонов атаковал некоей энергетической лапой, надеясь разорвать проекцию противника.

— Теперь моя очередь — улыбнулся магистр.

Первым делом Амброзиус создал потоки времени и направил их на короля демонов.

— Бе-е-е-е-е-с-с-с-п-о-о-о-ле-е-е-зно! — расхохотался тот в замедленном режиме.

Даже смех высшего демона был настолько сильным, что самому магистру резал слух, заставив кривиться от боли.

Из глубин Бездны к кругу магистра устремились светящиеся тёмно-фиолетовым светом искривлённые шипы. Шипы вонзились в круг и место соединения заискрились, причём искры оказались настолько сильными, что охватили весь круг эдаким факелом.

— Арррргх, — прошипел Амброзиус, снова почувствовав боль.

Атака владыки демонов оказалась настолько сильна, что причиняла боль даже сквозь его защиту.

— Ты только тянешь время — прорычал король демонов.

Амброзиус молча ухмыльнулся. Его маги тем временем вновь начали делать окно на Физический План. Маги поняли намеренье лидера. Магистр отвлёк внимание создателя аномалии на себя, предоставив им шанс. А магистру осталось только держаться. Он ответил своей атакой, заставив пространство вокруг него искривляться ещё больше. В результате факел боли окружил затейливый, переливающийся всеми оттенками фиолетового, цветок.

* * *

Ворота ангара открылись, и через них влетел робот с телом в руках. У Окинуса задёргалась бровь. Ассасин ещё оставался на своём месте за пультом, но он уже по одежде заметил, кого нёс робот.

— Как такое может быть? — процедил он сквозь зубы. — Как так может быть, чтобы вчерашние ученики взгрели опытного убийцу?

Обслуживающие роботы положили тело на носилки и повезли в лазарет. Техники уткнулись в свои пульты и старались не отсвечивать.

Окинус тем временем боролся с гневом. Но к счастью для ледяного мага, ярость была ему не свойственна. Если нужно было кого-то убивать, он это просто делал, как будто ходил в лавку за покупками. Парень ухмыльнулся и сделал для себя приятный вывод:.

«Неожиданное усложнение задачи. Как интересно. Похоже, мы встретили достойных противников. Интересно, как там дела у Деметры?»

Окинус связался с Портальной Службой.

— Госпожа Сальваторе ещё не прибыла?

— Нет, мастер Ледяной Шторм.

— Попытайтесь с ней связаться и выясните положение дел.

— Да, мастер.

Окинус отключился и задумался: «Деметра задерживается, а значит всё плохо и у неё. Заклинательница не хочет возвращаться, чтобы не испытывать позора, и что-то готовит. Магистр послал явно не командного игрока, но раз послал именно её, то именно она будет полезна. Я должен понять, как использовать это против наших врагов».

Маг вызвал на компьютере карты комплекса, которые удалось получить после сканирования. «Октавиан наверняка использовал вентиляцию, чтобы повысить температуру в ключевом помещении и вызвать приток угарного газа. Однако моё вмешательство в данном случае будет излишним. На этой биоэлектрической ферме, скорее всего, сейчас царит огненный ад, и моя магия будет не эффективна. Похоже, всё, что я могу — не дать мерзавцам сбежать, если они решат покинуть комплекс».

— Я пойду, прогуляюсь на Наблюдательный Пункт и заморожу землю перед фермой, чтобы осложнить целям отступление. Оставьте мана-ботов в сторожевом режиме, — приказал он старшему технику.

* * *

Воздухоплаватели Кларк и Винс переходили в другой купол. Несмотря на то, что здание вокруг пылало, они не чувствовали неудобств, ведь подобно Просперо, уже большей своей частью людьми не были. От человека осталась только оболочка, да сердце с мозгом. А защитные системы позволяли техникам противостоять воздействию агрессивной среды.

Хотя их скрывала система невидимости, а система ускорения позволит отступить в случае тревоги, рисковать больше чем нужно Клак и Винс не собирались. С помощью системы сканирования воздухоплаватели следили за боем как могли. Сканирование показало, что наверху применялось большое количество энергии, а затем всё резко стихло. Формы жизни в здании так же не фиксировались. Они не могли использовать охранные системы, поскольку для этого требовалось включить генератор, который находился неизвестно где.

Для общения парочке, кстати, не обязательно было говорить. Они пересылали друг другу сообщения с помощью системы связи, имеющейся у всех воздухоплавателей. Сообщения генерировались мозгом, а затем передавались на глазные имплантаты.

Винс в своих сообщениях рассуждал:.

«Если бы этот блондинистый идиот послушал капитана, мы могли бы составить команду и попытаться справиться с огненным магом. А так всё что остаётся сейчас, — искать его тело».

«Не стоит недооценивать блондина. Магистры не будут посылать на опасные задания абы кого» — отозвался Кларк. «Скорее всего, они оказались за пределами купола. Судя по данным, наш друг оказался за пределами комплекса. Мы должны ему помочь открыть дверь».

«Хорошо, что программа анализа архитектуры в сканере помогла отыскать нужное помещение. Теперь мы можем пользоваться всеми возможностями комплекса. Если бы блондинчик нас послушал, ему было бы проще сражаться с огненным магом».

«Надеюсь, он сможет продержаться в ледяном аду снаружи. Он должен извлечь урок из своей легкомысленности».

«Ты только посмотри. Этот огонь уничтожает всю экосистему фермы».

«Похоже, огненный маг уничтожает её специально. Он тоже решил, что она представляет опасность».

«С этим вмешательством в природу слишком много проблем. Человеку должно строить свою среду существования, а затем управлять своей эволюцией, как это делаем мы»

* * *

Адриан брёл через ледяную бурю и чувствовал, что сменил один ад на другой. Льдинки постоянно кружили вокруг него. Вначале, когда парень ещё не понял, в каких условиях оказался, льдинки даже оставили несколько порезов на лице. Затем пришлось прикрыть лицо платком, а потом прикрываться ещё и локтем. Силы были на исходе, но искатель упрямо брёл вперёд, надеясь дойти до какой-нибудь двери или ангарных ворот. Вдобавок, силы высасывал ледяной вихрь.

«Я сделал это!» — пытался подбодрить себя парень. «Я сразился с мастером огненной магии и выжил, даже поразил его мощнейшим электрическим зарядом! Интересно, как он там, кстати?»

Парень остановился и посмотрел назад, сложил пальцы одной из рук во всем известный жест и расхохотался:

— Выкуси, ублюдок! Нас так просто не взять! Не важно, как ты силён, всегда можно победить силой ума!

Льдинки снова замолотили по лицу и снова пришлось прикрыть его рукой.

— Проклятье, однако, нужно как можно скорее найти безопасное место. Будет тупо кончиться после победы посреди ледяного шторма. Не так должны умирать герои! — процедил сквозь зубы Адриан.

Однако на одном упрямстве долго не продержишься. Силы неумолимо оставляли его и вскоре пришлось опуститься около стены, свернувшись калачиком.

«Это конец…» — с грустью подумал искатель. «Всё-таки я был слишком самоуверенным. Надо было согласиться на помощь Гендиануса. Если выживу, при столкновении со следующими проблемами приму любую помощь, которую предложат… Жалко оставлять мать… Интересно, будет ли грустить этот рыжий идиот, и ещё парочка типчиков в башне? Хотя вряд ли… Я вёл себя с ними не очень хорошо».

В отчаянии Адриан ещё раз осмотрелся по сторонам. И заметил огромные ворота.

«Неужели это наш ангар? Но я же свалился с другой стороны! В нашей стороне были мана-боты, поэтому я побрёл в другую сторону!»

— Эээ-э-э-э-й! — заорал парень. — Есть тут кто-нибудь? Гендианус, Кейси, Просперо! Я этого огненного кретина таки взгрел!

Ответом ему было молчание. А ведь даже на крик в таком состоянии требовалось тратить драгоценные силы. Неожиданно Адриан вспомнил, что брёл с другой стороны фермы и это, скорее всего, ворота в другой ангар или купол. Блондин чуть не заплакал, но вместо это закусил себе губу, а потом сплюнул.

— Да идите вы нахрен! — снова проорал он. — Что это ещё шутки? У нас тут серьёзное дело! Холодно снаружи, вообще-то!

И неожиданно ворота начали подниматься. Кто-то схватил парня за руку и потащил в здание. Адриан обрадовался и расхохотался.

— Выкусите! Мы ещё повоюем! Мы ещё взгреем всех кого надо!

Из-за отчаянного положения к нему начало подкатывать безумие. Поэтому он не понял, что тащила его не человеческая рука, но некие лоскуты тьмы. А оказавшись в помещении, парень услышал неожиданно знакомый голос:

— Адриан. Вот уж не ожидал тебя здесь увидеть, сын. Это большая удача.

* * *

Нерта стояла в помещении с большим круглым столом и десятком стульев вокруг него. Перед столом висел большой экран, по обе стороны ещё два, на другой стене карта мира — пять континентов с выделенным красным цветом северным континентом — их общим домом. На карте было отмечено даже расположение лаборатории — в одном из южных районов выделенного континента. Напротив стены с картой большое панорамное окно, за которым сейчас скрывалась бесконечная тьма Бездны.

«Спайервит, мир наш родной. Когда ты уже настрадаешься? Эта долгая ночь для тебя слишком затянулась» — грустно подумала Нерта, а затем собралась с духом и осмотрелась. «Что ж, это последнее место из тех, которые я осмотрела. Однако вряд ли всё началось именно здесь. В комнатах заседаний проходит только принятие решений. Чистая формальность. А вот прийти к своим решениям элиты могут намного раньше в собственных уютных особняках. Но может, я здесь могу найти след к первоначальному месту».

Учёная привычно начала обыск помещения. Она не осматривала объекты лично, а вызывала образы с помощью псионики, простирая руку в сторону выбранного объекта и вызывая некое облачко тумана, в котором затем и мелькали образы. Казалось, будто она смотрит множество призрачных сценок одна за другой. Вот в одной сценке президент корпорации принимает учёных и даёт им трудное, судя по их реакции, поручение. Трудное с моральной точки зрения. В другой сценке беседует с советом директоров. По потокам данных, видимых в этом режиме зрения, Нерта поняла, что эта сценка была раньше первой. А вот президент корпорации с весьма нервным видом проверяет бумаги. По его поведению и всё тем же потокам данных Нерта понимает, что компания переживает не лучшие времена, находится на грани банкротства.

«Но действительно ли отправная точка здесь?» — подумала учёная.

А ещё помимо образов и потоков данных в этом режиме зрения можно было увидеть линии связей, соединяющих всё сущее воедино. Объекты, явления, существа, законы, представленные теми же потоками данных, даже мысли, чувства и самые потаённые желания мелькавших перед взором людей. Потоки данных неизменно сопровождали линии, двигаясь во всех мыслимых и немыслимых направлениях. Иногда даже один поток мог скрывать в себе другие целыми массивами. Учёная чувствовала себя очень неловко наблюдая за всем этим, но потом убедила себя, что это ради благого дела.

Однако сейчас ей следовало пойти дальше. Нерта высвободила ещё немного ментальной энергии, сформировала её в линию связи и направила к образу президента корпорации в последнем видении. Она хотела перейти на более личный уровень президента. Во-первых для того, чтобы понять его мотивы, а во-вторых для того, чтобы убедиться, не кроется ли источник трагедии здесь.

Поначалу на личном уровне всё было вроде бы в порядке. Нерта увидела счастливую семью, о которой мечтали, мечтают и будут мечтать многие. Муж и жена любят друг друга, оба по-своему талантливы, у обоих есть своё дело, оба даже умеют сочетать дело с заботой о близких. Забота о близких оказалась умеренной и не вызывающий проблем. На первый взгляд на личном уровне не было ничего достойного внимания, но у Нерты всегда был страх ошибиться. Она считала, что занимается слишком серьёзными вещами, чтобы позволять себе ошибки. Она перебирала линию за линией, поток за потоком, пока наконец, не поняла. Семья вроде бы сохраняла благодетельный для всех окружающих образ, но на самом деле возгордилась и стала ставить себя выше остальных. Эта гордыня в конце концов привела президента к принятию решения о бесчеловечных экспериментах. Не банкротство компании, не давление других директоров, не согласие научного отдела.

— Как всё в итоге оказывается просто, — печально произнесла женщина. — Но теперь меня ждёт следующий шаг.

Она направила ещё немного ментальной энергии в линию, соединившую её и президента корпорации. Затем произнесла заклинание:

— Эйкон Грегора Авитуса! Отныне связаны мы линией судьбы! Внемли моему зову! Подчинись моей воле! Явись ко мне! Явись ко мне! Явись ко мне!

По образу пробежал волна энергии. Другая. Третья. Вдруг образ задёргался, как будто его сотрясали конвульсии. Голова после этого дёрнулась в одну сторону, в другую. И вот во взгляде появляется некоторая осмысленность. Но Нерта знала, что та осмысленность была ложной. Эйконы были лишь копией, но копией, связанной с изначальным образом глубинными связями.

— Смертная! — жутко искаженным голосом произнёс дух. — Знаешь ли ты, что иногда не стоит тревожить прошлое?

— У меня достаточно сил, чтобы избежать последствий!

Нерта парализовала духа своей силой. Как и прежде, для этого ей не требовалось совершать жестов и выкрикивать заклинаний. Просто высвободила свою волю и направила на цель.

— А теперь ответь мне, что ты считаешь причиной произошедших на этой биоэлектрической ферме событий.

— Кххх… ты сильна… — выдавил дух. — Я вынужден подчиниться такой могучей воле, но будь ты слабее… Мы ещё не закончили тут… Наш великий эксперимент продолжается. Человек всегда был слаб… Мы просто хотим… сделать его… сильнее… превратить в нечто лучшее. Мы ждём самоуверенных дураков… даже после смерти… а затем используем их… чтобы вырваться на волю.

Нерта поморщилась и помотала головой. При этом подумала: «Он пудрит мне мозги и тянет время, чтобы вернулся истинный призрак. Просто не будет… Я должна успеть, пока его место не занял настоящий.»

— Это всё самооправдание. На самом деле причина глубже. В чём же причина?

— Дура! — зашипел дух. — Это истинная причина! Как ты смеешь сомневаться в ней?

Дух дёрнулся и заставил мастера псионики покачнуться. Учёная удивлённо подумала: «Силён. Похоже, призрак всё-таки начинает заменять его». Снова надавила волей, вложив больше сил. Дух снова зашипел.

— Ладно… ладно… Я всегда мечтал… сделать что-то великое. Построить корпорацию… равной которой нет… с которой даже государство… не сможет сравниться. Но мы проиграли… и конкуренты довели нас… до банкротства… промышленным шпионажем. Надо было как-то выкручиваться. Чтобы победить… мы стали выращивать суперсолдат.

Нерта снова помотала головой и снова надавила.

— Это тоже неверно. Причина в другом.

— Чего ты от меня хочешь, женщина? — завопил призрак. — Оставь меня! Никто из тебя и твоих дружков не выйдет из комплекса живым!

Дух снова дёрнулся и зашипел, а чародейка с трудом удержалась на ногах. Она могла бы опутать духа сетью защитных заклятий, но не хотела его злить ещё больше. Не битва была целью учёной.

— Сдаётся мне, на самом деле ты сильно страдаешь. Это страдание затмевает в твоём разуме всё и охватывает иллюзией, сквозь которую тебе не пробиться. Разве ты не чувствовал ничего такого?

На этот раз учёная не стала давить.

— Я… — дух отвёл глаза. — Нет! Нет! Я приду к своей цели! Обязательно приду! Мы ещё возьмём реванш!

— Уверена, вы все страдаете из-за своего существования. Я видела воспоминания, ты колебался в принятии решения о ваших исследованиях. Оно далось тебе очень нелегко. Вряд ли такой человек будет относится ко всему равнодушно.

— Нет! Я не чувствую такого! Нет! — попытался сопротивляться дух.

Нерта подвела к духу ещё одну линию и направила по ней воспоминание из обнаруженного образа. Эйкон завопил и снова задёргался, пытаясь вырваться из невидимой тюрьмы. Однако Нерта не стала давить в этот раз, а применила заклятие Успокоения — одно из стандартных заклятий начинающих псиоников. Для этого ей нужно было подвести к дух ещё одну линию.

— Я не хочу вызывать у тебя страданий, — сказала Нерта. — Мне нужно было защитить себя от твоего неразумного гнева. Я хочу помочь. Вспомни то, что ты забыл. Вспомни.

Последние слова были ещё одним заклинанием.

— Нет! — дух затряс головой. — Не-е-е-е-е-ет! Не-е-е-е-е-е-е-ет!

Однако туман воспоминаний уже окружил его. Дух снова заметался, пытаясь вырваться, но чародейка удерживала его своей неумолимой волей. Затем дух принялся издавать сдавленные всхлипывания. Он начал осознавать весь ужас своего положения. Всё, что с ним происходит. Нерте стало жаль его, а она сама почувствовала себя необычайно подлой натурой. «Такая уж я есть» — печально подумала женщина. «Только благодаря хитрости и жёстким решениям я могу идти дальше».

— Не убегай от себя. Только осознав свои страдания, ты получишь освобождение, — произнесла учёная.

При этом она применила ещё одно заклятие — Усиление Внимания. Фокус внимания духа она сместила на его собственные страдания. Дух буквально завопил от осознания переполнявшей его боли. Он попытался ответить.

— Схватите её! Подчините ей нашей воле! Она не должна уйти! — прорычал эйдолон.

Образы других директоров ожили и двинулись на учёную. Та контролировала президента, поэтому уже не могла удержать их. Пришлось воздвигнуть защиту вокруг себя, чтобы не тратить силы на битву. Эйкон директора корпорации ещё продолжал сопротивляться и опасность того, что его заменит призрак и он вырвется на свободу, возрастала.

* * *

Адриан недоверчиво смотрел на стоявшую перед ним фигуру. Парень уже сам чувствовал приближение безумия и думал, что видит галлюцинацию.

— Ну вот, дожили, — проворчал блондин, усаживаясь поудобнее у стены. — Никогда бы не подумал, что перед смертью увижу тебя.

— Почему нет? — произнёс субъект. — Или ты не рад видеть своего отца?

Из тьмы выступил человек, действительно похожий на отца искателя. Средний рост, худощавое телосложение, всклокоченные седые волосы, скуластое прямоугольное лицо, обрамлённое бакенбардами, насмешливый, слегка безумный взгляд. Одет в типичную одежду археолога.

Вот только последняя фраза насторожила блондина. Он постоянно ругался с отцом из-за его попыток женить сына на ком-нибудь и вообще вмешиваться в жизнь. И думал, что вряд ли отец скажет нечто подобное. «Хотя с него, наверное, сталось бы. Этот придурок всегда был слишком увлечён своими планами» — недовольно подумал парень.

— Как ты здесь оказался? — недоверчиво поинтересовался Адриан. — Мы просканировали комплекс. Тебя не должно быть здесь.

— Ты прав, — сказал мужчина и насмешливое выражение пропало с его лица. — Нас действительно не должно здесь быть, но мы здесь остались. Призраки напали на нас. Хотя наш лагерь был защищён Малым Барьером, призраки повлияли на сознание одного из охранников и он повредил один из генераторов. Дальше всё было просто…

— Просто? — фыркнул блондин. — Пфф, не думаю, что ты такой слабак… Погоди, ты действительно умер?

Мужчина протянул руку. Адриан пересилил себя: «Всё-таки он мой отец… Блин, папа, хоть ты и надоедаешь мне, я тоже о тебе часто беспокоюсь…» Он тоже протянул руку и коснулся её. Его рука прошла сквозь руку отца. До парня начало доходить и взгляд наполнился отчаяньем.

— Нет… Этого не может быть, — потряс головой юный искатель. — Ты же так силён! Ты учил меня драться! Магии тоже учил, когда я вступил в орден! Ты не мог погибнуть так глупо.

— В жизни всегда есть место случайности, сын, — печально произнёс призрак, став прозрачнее. — Мы все видели, как ты дрался с огненным магом. Тебе просто повезло. Слишком уж самоуверенно ты себя вёл.

— Даже сейчас ты отчитываешь меня, — без обычной усмешки, с горечью в голосе ответил Адриан.

— Ха-ха, привычка, — вяло выдавил пародию на смех мужчина. — Жаль, что мы вот так столкнулись. Знаешь, тебя ведь могли предупредить.

— Что?

— Твой друг. Он видел меня.

— И что? Его вывели из строя! Он не мог сообщить!

— А стал бы? Что ты вообще знаешь о своём друге?

«Осторожнее» — напомнил себе блондин. «Вот сейчас осторожнее. Он начал манипулировать. Но я не должен показывать, что слишком недоверчив. Однако и показывать сильное доверие тоже не стоит».

— И что с того? Мы в сложном положении, знаешь ли. Иногда нужно утаить опасную информацию, — фыркнул парень и посмотрел в сторону.

— Можешь ли ты доверять таким напарникам?

— Полностью. Рыжий, конечно, тот ещё зазнайка и придурок, но ему я доверять могу. Когда надо, он умеет шевелить мозгами.

— Твоё дело. Так или иначе, я хочу попросить о помощи. Это место начало разрушаться. Мы все можем просто исчезнуть в Бездне, а я бы был не прочь переродиться.

Адриан забеспокоился. «Что если это действительно призрак моего отца? Тогда я обреку его на ужасную участь. Я должен быть уверен, что это действительно мой отец».

— Прежде чем ты попросишь о помощи, я должен убедиться, что это действительно ты.

«Независимо от ответа я подыграю ему. А если будет опасность, потом решу что делать» — решил юный искатель.

— Это действительно я! — возмущённо воскликнул мужчина. — Помнишь, как я учил тебя драться? Как провоцировал на раннюю атаку насмешкой? Я не насмехался, а этим учил тебя провоцировать противников! Или, может, ты обеспокоен моими попытками тебя женить? Я просто хотел, чтобы ты был счастлив! Увлёкшись постоянными приключениями, ты бы забыл о радости семьи и дома и стал бы чёрствым человеком, как один мой друг, которого я как-то приводил! Этого я не хотел!

— Отец… — потрясённо произнёс парень.

Вот теперь боль потери сильно резанула его сердце. Адриан аж поморщился и прикрыл лицо руками: «Оказывается, в его странном поведении, в этой идиотской навязчивости была своя причина! А я, дурень, не видел её».

— Это действительно ты и ты действительно умер, — чувствуя, как слёзы наворачиваются на глаза, произнёс парень и снова протянул к мужчине руку.

Их руки снова встретились, и снова рука Адриана прошла сквозь руку того, кто по-своему заботился о нём. «От своей глупости хочется провалиться под землю» — подумал блондин.

— Что… что тебе нужно?

— У меня есть устройство, которое остановит распад фермы. Найди контрольную комнату и поставь этот куб рядом с главным компьютером. Дальше устройство подключится к системе безопасности фермы, остановит распад и гибель всего здесь. Так будет лучше. Из местной экосистемы ещё можно извлечь пользу, — мужчина достал из кармана куб, расчерченный зелёными линиями и надписями на древнем языке.

— Откуда у призрака устройство такого ранга? — недоверчиво спросил Адриан.

— Мы нашли его в последней экспедиции. Большая удача. Хотели использовать для восстановления более важных объектов, но сейчас вопрос жизни и смерти.

«Осторожнее» — напомнил себе блондин. «Что-то не так. Пахнет ловушкой».

Но куб он всё-таки принял и улыбнулся как можно искренне.

— Конечно. Это самое меньшее, что я могу сделать для тебя…

* * *

Ему не хотелось возвращаться из блаженного забытья. Никакие проблемы и страдания не терзали его здесь. Он просто спал каким-то особым сном за гранью жизни и смерти. Однако грубый электрический импульс вырвал его из забытья. Он проснулся с яростным криком, попытавшись руками схватить того глупца, кто осмелился прервать блаженный покой. Но руки были скованы ремнями, а глупцом оказалась некая женщина в лабораторном халате, стоявшая у пульта. К рукам были подсоединены какие-то провода. Голову венчал некий шлем с разноцветными лампами и монитором на лбу, отображающим состояние мозга.

— Данные сообщают, что ты, наконец, очнулся, — произнесла женщина, лицо которой он не мог разглядеть из-за сгустившихся повсюду теней. — Очень хорошо. Извини за ремни, я предполагала, что тебе не понравится пробуждение. И ещё меньше понравится то, как выглядит твоя спасительница. Ты готов к небольшому потрясению? Если не хочешь меня видеть, кивни головой.

Однако он отрицательно помотал ей. В глазах парня была лишь решимость. Заметив это, учёная рассмеялась.

— О, какой у нас нрав. Я наблюдала за тобой. Ты явно перетрусил, столкнувшись с моими несчастными коллегами, но готов встретить суровую истину. Просто поразительно.

Женщина выступила из теней и приблизилась к нему. Помещение освещалось лишь светом прибором, но этот свет лёг на её лицо как-то так, что высветил его. Парень не сдержался и вскрикнул.

— Правда, очаровательно? Мне всё это оставил любимый. После того как я долгое время проводила над ним эксперименты. Не по своей воле, конечно. Мы все заперты здесь в бесконечно долгом танце смерти и иллюзий. Это иронично, ведь наша биоэлектрическая ферма должна была служить надеждой для жизни и цивилизации.

В глазах парня появилось непонимание.

— Наверное, ты сейчас дезориентирован, — констатировала учёная. — Твоя рыжая соратница называла тебя Мэнлиусом и говорила, что вы путешествуете в другое место. Ну что, вспоминается?

Накатили воспоминания. Прилив воспоминаний вызвал сильную боль, голова чуть ли не раскалывалась. Мэнлиус застонал, а потом выругался и сплюнул.

— Меня… этим… не взять… у меня есть… цель…

— Очень хорошо, — одобрительно произнесла мёртвая учёная. — У тебя сильный характер, хоть поначалу ты и показался мне жалким трусом.

— Ха-ха, просто я уже устал бояться. Столкновение с призраками показало, что дальше нельзя поддаваться страхам. Освободи меня. Я ничего тебе не сделаю, если ты на нашей стороне.

— Позже. У нас с твоей подругой уговор. Она помогает нам, я помогаю ей. Мне пришлось потратить немало сил, чтобы вернуть образы древних технологий и замедлить действие яда. Не всем так хорошо живётся в Бездне как вам, заклинателям. Ты должен помнить об этом, ведь ты в любой момент можешь оказаться в таком же положении.

— Я помню — мрачно произнёс Мэнлиус. — Чем чаще я использую Силы Бездны, тем больше приближаюсь к превращению в демона. А ещё есть Зов Возвращения… Послушай, тебе незачем удерживать меня. Я не сбегу.

— Но вот насчёт твоей подруги не уверена, — печально улыбнулась мёртвая учёная. — Видишь ли, я тайком собрала её воспоминания. Она та ещё предательница.

— Что? Не может быть!

— Именно так, глупый доверчивый мальчик. Верить нельзя никому вообще. Ты побудешь страховкой на случай, если наша подруга решит отступить. Я напомню ей о договоре. Кажется, она достигла интересной стадии, когда придётся решать, жить как прежде или пытаться переступить через себя.

* * *

Тяжело сидеть без дела, когда где-то поблизости идёт какая-нибудь заварушка. Особенно если в этой заварушке участвуют твои союзники. Либер Гендианус всегда был деятельным человеком, и ожидание всегда было для него невыносимым. Но капитан никому и никогда не позволял узнать об этом. Тем более что с возможностями воздухоплавателей он мог себя занять. Мужчина сидел за пультом машины и постоянно следил за сканером, чтобы в случае чего вовремя среагировать на ситуацию.

Он уже привык к сложившемуся информационному фону. Вначале схватку устроили их искатель и огненный маг, затем корабль противников пытался обстрелять здание, но эту затею быстро прекратили. После этого сканер показал странные изменения в подпространстве. Но сейчас начали поступать совсем необычные сигналы. Всё в отражении фермы в Бездне начало меняться. Эти изменения вначале казались хаотичными, но затем принялись выстраиваться в определённую структуру.

«Плохо» — подумал капитан. «Похоже, в противостояние вмешивается новая сила. Нужно предупредить наших».

Он набрал сообщение и послал его Кларку и Винсу:

«Перейти к активной фазе помощи. Все должны быть доставлены в лагерь. В противостояние вмешивается новая сила. Будьте начеку. Всё может измениться».

Затем он высунулся из машины. Отряд к тому времени уже всё собрал и был готов отбывать.

— Джентльмены, мы в ещё большем дерьме, чем раньше, — сообщил Либер — Подпространственное сканирование зафиксировало изменения в Бездне. Похоже, вмешивается третья сила, и она может подчинить себе весь комплекс. Будьте готовы ко всему.

Остатки экипажа встретили это известие без энтузиазма. Однако никто не высказал мнения, что надо оставить магов здесь и сматываться. Гендианусу это понравилось. Вернувшись к сканеру, он довольно ухмылялся: «Вот это мои парни. Пусть им не нравится происходящее, но они готовы исполнять долг до конца. С таким настроем мы выберемся из любой проблемы».

Однако Либер не видел, что один из членов экипажа приблизился к одному из генераторов. Другие техники видели.

Снаружи машины донеслись крики:

— Эй, ты что делаешь? Стой!

Гендианус выскочил из машины, но слишком поздно

* * *

У Нерты всё шло не по плану. Призраки оказались слишком сильными и оттягивали её внимание, пока главный призрак заменял собой эйкона. Из-за эфирных ударов призраков защитное поле могло не вовремя исчезнуть, поэтому приходилось заняться сначала ими. Однако призраки успешно уклонялись, маневрировали и скрывали себя за иллюзиями. При этом они не забывали осыпать щит эфирными импульсами.

Нерта попыталась отвлечь призраков, вначале призвав туман, а затем создав иллюзию самой себя, скрытой щитом. Сама же ушла в сторону и попыталась скрыться в тенях, правда, сохраняя свой щит. Но призраки атаковали её снова. Чародейка пошла на рискованный манёвр. Призвала на этот раз несколько своих клонов, сбросила щит и скрылась за иллюзиями. Призраки замешкались. Нерта поняла, что они нацеливались на энергию щита и её конкретный образ. Сейчас щит исчез, а образов стало сразу несколько. Воспользовавшись этим, чародейка пыталась отсечь возвращение призрака, разорвав связующую его с эйконом линию. Но ей помешала чуждая энергия.

«Здесь есть кто-то ещё?» — ошеломлённо подумала учёная. Окружающие линии охватывала тёмно-фиолетовая энергия. «Это энергия демонов! Только их здесь не хватало!»

А затем всё начало меняться. Образ поплыл и начал распадаться на осколки, словно это были осколки витража. Призраки дружно завопили и изогнулись в некоей метафизической судороге. Даже учёная схватилась за голову от захлестнувшей пространство волны тёмной энергии, вызывавшей боль и самые тёмные чувства и желания.

«Я не успела» — печально подумала она. «Будь прокляты эти вторженцы, кем бы они ни были! Может лучше сбежать пока не поздно? Ну его, этого рыжего идиота».

Тем временем происходящие изменения в отражении не помешали призраку президента корпорации занять своё законное место. Эйдолон тоже охватила тёмная энергия, и призрак вырос в размерах на порядок. Он играючи высвободился из-под власти чар менталистки и воспарил в воздух, сложив руки на груди.

— Итак, ты воспользовалась моим фантомом, чтобы помешать нашим планам — осуждающим тоном произнёс призрак. — Врем платить по счетам. Мы подчиним тебя своей воле. Ты будешь сильным призраком, но только после подавления. Я должен быть благодарен той госпоже, что осенила это место своим присутствием.

Нерта покосилась за своё плечо, прикидывая путь к отступлению. Но что-то внутри неё не давало сбежать в очередной раз. «Нет, я должна пытаться решать свои проблемы, а не сбегать от них» — напомнила себе женщина.

— Мастер магии так просто не дастся, — пообещала ему Нерта. — Я заставлю тебя пожалеть обо всём, что ты тут натворил!

— То, что для других кажется кошмаром, для нас путь эволюции, — сообщил призрак и обрушил на учёную особенно мощный эфирный импульс.

Защитное поле замерцало особенно сильно. Нерта не могла снова сковать призрака Ментальными Оковами, потому что требовалось время, пока разум адаптируется для нового применения столь сильного заклятия. Чародейка создала новый узор — Невидимую Длань. Этот узор позволял перемещать предметы и вообще служил аналогом телекинеза, ног использоваться и в боевом качестве, нанося урон или сдерживая противника. Чародейка создала огромную полупрозрачную руку и направила её на призрак президента. Тот пытался уклониться, но рука всё-таки схватила его. Однако из-за этого она снова открылась призракам. Те устремились на неё, игнорируя клонов, но Нерта приказала клонам атаковать призраков.

«Плохо» — подумала учёная. «Я вела себя слишком осторожно. Никто не должен страдать от применения магии, это слишком тонкий инструмент, чтобы использовать его в злых целях. Однако эти ребята не оставляют мне выбора».

Нерта начала манёвр ложного отступления, но при этом создавала очередной узор. В этот раз она сформировала из ментальной энергии что-то вроде веера и взмахнула им. Поднявшийся ветер был настолько силён, что отшвырнул призраков и, к тому же, резанул их подобно лезвию. Призраки зашипели и стали вести себя более осторожно, принявшись издалека осыпать Нерту эфирными ударами. Чародейка маневрировала и снова несколько раз взмахнула своим Мистическим Веером. Призраки получили новое ранение и были вынуждены отступить уже совсем. Однако президент корпорации уже освободился от Невидимой Длани чародейки и направил на неё некий туман. Туман сковал движения и помешал двигаться. Нерта почувствовала, как начинает слабеть.

— Ты сильный противник, но мы не собираемся сражаться честно, — сообщил президент корпорации. — Теперь ты будешь нашей.

«Надо было всё-таки сбежать» — печально улыбаясь самой себе, подумала Нерта. «Я слишком привыкла к этому стилю решения проблем, чтобы действовать по-другому»

Глава 15 Во власти Бездны

Хоть Адриан и получил передышку, оставалась одна существенная проблема. Вложив все свои силы в поединок с огненным магом, он остался полностью пустым. Он восполнил силы эликсиром, но восполнил не до конца. Следующим зельем не хотел ослаблять и без того утомлённый организм. Должно было пройти время. А пробираться предстояло через заброшенный комплекс, полный призраков, огня и дыма. К тому же происходило что-то странное. Из-под пола начал подниматься чёрный туман, заволакивая всё вокруг. А потом сложилось впечатление, будто структура здания менялась. До тумана парень шёл по прямому коридору. После появления тумана появились завалы провалы и дополнительные ответвления. Зато пропали огонь и дым, что искателя порадовало. Но из-за недавних проблем даже дыхание сбилось и войти в прежнее состояние парень уже не мог.

«Наверное, рыжий здесь смог бы сориентироваться. В Бездне он чувствует себя всяко получше чем я» — усмехаясь, подумал блондин.

Он старался придерживаться одного направления. Пробираясь через какой-то завал, искатель не удержался и скатился кубарем вниз. Охая и потирая ушибленные места, он случайно обнаружил, что у него было оружие. Нервно рассмеялся.

— Боги-боги, приятель, как я мог вспомнить о тебе только сейчас? — сказал он, ласково поглаживая жезл. — Что ж, по крайней мере, у меня есть оружие. Искра!

Жезл заискрился. Искатель не хотел использовать атакующие заклятия пока. Ему нужен был лишь источник света, что его жезл организовать так же мог. В крайнем случае, он мог так же поглотить силу жезла, пополнив свой запас сил, но пока не хотел этого делать, надеясь справиться с возможными проблемами силой оружия.

Однако свет разгонял сгущавшуюся тьму лишь немного. Идти вперёд предстояло вслепую, так что падение в один из провалов было делом времени. При падении он не выдержал и вскрикнул. Сгруппировался неудачно, поэтому получил синяков. Ругаясь на чём свет стоит, попытался встать и осмотрелся.

Коридор оказался абсолютно чуждым комплексу. Высокий, со сводчатыми потолком, со старинными камнями. Этот коридор больше напоминал коридор какого-нибудь замка.

— Круто, — оценил блондин. — А принцесс спасать надо будет?

Послышался женский смех, в котором можно было уловить нечто высокомерное.

— Понял. Принцессы тут те ещё, — фыркнул блондин. — Спасать надо, но от самих себя, в процессе воспитания.

— И как же ты собрался меня воспитывать, простолюдин? — прозвучал непонятно откуда приятный, мелодичный, но невероятно властный и высокомерный голос.

— Поркой, — сообщил парень, радостно усмехаясь. — Дайте только до вас добраться, леди.

— Весьма самоуверенное утверждение, простолюдин, — насмешливо произнесла незнакомка и фыркнула. — Тебе бы до меня добраться. А я не намерена давать тебе такую возможность.

— Послушайте, леди, что это за старомодное обращение? — возмутился Адриан. — Старая Знать сейчас существует только номинально! Роль элит перешла к другому сословию, к Знающим. А они не используют устаревшую терминологию!

— Мне наплевать на этих высоколобых выскочек! — рявкнула женщина. — Старые Дома живут по своим правилам! Тебе никогда не сравниться со мной, потому что нас разделяет само рождение!

— Ой, да ладно, а может я тоже из благородных? — ехидно поинтересовался парень.

— Чушь собачья! Я узнаю благородного и простолюдина! Ты явно не из нашего числа.

— И по каким же критериям вы это определяете?

— Хотя бы по тому, что ты сейчас полностью без сил. К тому же твоё тело лишено особых имплантатов и биомодификаций. А все Старые Аристократы проходили модификацию в том или ином качестве.

— Ох блин. Ну ладно, я простолюдин, и что с того? Кто делает вам одежду и инструменты? Кто построил вам дом на Физическом Плане? Кто помогает вам воплощать свои интересы? Без подданных ваше так называемое благородное происхождение ничего не стоит!

— Идиот! Меня раздражают не сами простолюдины, а жалкие попытки некоторых из них быть теми, кем они не являются! Я не собираюсь тратить на тебя моё время. Сходи с ума в моём лабиринте, тебе отсюда не выбраться! И не думай, что сможешь меня найти! Я создала этот лабиринт специально для тебя и не планирую встречаться лично с опасными врагами. Ты хорошо показал себя в битве с огненным ассасином, этой жалкой пародией на благородного, растерявшей свою гордость в службе магистру.

— О, как вы высоко меня оценили, это даже приятно!

Тут случился обвал. Адриан чудом отпрянул от куска рухнувшей стены. Обломки преградили путь, и пришлось искать обход. Больше неизвестная леди на связь не выходила.

«Интересно, она красивая?» — подумал блондин. «Ох, дружище, такой момент, а ты всё о бабах…»

Адриан продолжил продвигаться по коридору. Количество завалов увеличилось. Пришлось ползти по ним, порвав в некоторых местах одежду. Дальше был перекрёсток. Парень помнил расположение коридоров комплекса, поэтому свернул влево, надеясь, что это направление поможет найти обходной путь. Снова коридор и снова завалы. К концу этого пути блондин был готов убить незнакомку, устроившую всё это. Но, наконец, дверь. И дверь закрытая. Парень попытался её открыть, но, судя по всему, она отодвигалась в сторону механизмом, который включался через пульт. Адриан попытался послать электрический разряд для оживления цепи, как они это сделали в прошлый раз, но сейчас пульт просто сгорел. С запозданием блондин вспомнил, что прошлый раз это удалось благодаря учёной, у которой опыта было намного больше. А может всему виной была проклятая Бездна, меняющая правила игры. Ситуация складывалась безнадёжной.

* * *

Мэнлиус использовал ожидание, чтобы прийти в себя. Он хотел привести сознание в порядок прежде чем начать действовать, и помогал себе логическими построениями. «Захочет ли эта женщина убить меня в действительности, если Нерта не справится?» — размышлял он. «Стоп, что значит, не справится? Она же мастер магии! Я должен верить в её успех. Да и эта несчастная мёртвая учёная… Стоит ли тратить драгоценную в Бездне энергию на исцеление пришлого мага, а потом избавляться от него? Не все имеют такие возможности в Бездне как я. Но и одной верой подстраховываться нельзя. Что если мёртвая учёная пожелает избавиться от меня? Я должен быть готов к такому повороту. Нужно ли её поглощать или лучше использовать для продвижения по этому отражению?»

Краем глаза он следил за учёной. Она порхала пальцами по голографическому пульту компьютера, управляя лечением Мэнлиуса. Парень чувствовал последовательность сигналов, подававшихся через шлем на голове.

— Что это за лечение такое? — поинтересовался он у учёной.

— Твой яд не обычной природы. Его можно сравнить с компьютерным вирусом. Чёрному Оракулу требовалось заразить не твоё тело, но душу. Значит и лечение должно быть соответственным. В Бездне мы не можем использовать ряд веществ, — объяснила она. — Однако мы можем использовать воздействие различных сигналов на сознание. Пусть твой мозг и остался на Физическом Плане, но центром сознания в душе тоже является голова.

— А что будет, если Нерта не справится? — постарался узнать парень.

— Тогда я сделаю тебя частью нашей семьи. В восстановленном состоянии ты сохранишь для нас больше энергии — хищно улыбнулась рыжему учёная.

— Глупости. Вы мне не кажетесь плохой личностью. Вы осмелились бросить вызов другим призракам, а это дорогого стоит.

Улыбка мёртвой учёной вместе с хищностью стала одновременно и какой-то невинной:

— Но если твоя спутница не справится, мне понадобятся отступные, чтобы загладить вину перед начальником. Кстати, интересно, как там она?

Она вызвала один из экранов. И Мэнлиус увидел Нерту, висящей в воздухе и скованной цепями. А призраки директоров и президента высасывали из неё энергию.

— Не может быть, — шокировано произнёс парень. — Она же мастер магии… Она не могла проиграть каким-то призракам.

— Многие маги совались к нам и многие думали так же, — с по-прежнему невинной улыбкой сообщила учёная. — Извини за то, что я должна сделать.

— Нет, — произнёс Мэнлиус. — Я достаточно отдохнул.

Он сложил пальцами малые колодцы для призыва Бездны, благо в этом измерении особых усилий ему как заклинателю не требовалось. В руках появился чёрный туман, который окутал запястья и уничтожил ремни. Туман переполз на шлем и избавился от него, прежде чем шокированная учёная попыталась что-то сделать. Затем туман поглотил и ремни на ногах. Пальцы учёной забегали по пульту, но было слишком поздно. Заклинатель Бездны уже отдохнул и встал со своего ложа. Неестественный ветер окружал его и трепал волосы, разнося их огненно-медным ореолом. Глаза заполнила тьма. По коже, которая приобрела неестественный белый цвет пробежали изломанные чёрные линии. А вот линии на коже уже были необычно даже для Мэнлиуса, но он сам этого ещё не осознавал.

— Я ждал из уважения к вам, госпожа учёная, и к своей спутнице, — произнёс страшный заклинатель, пока туман собирался у него за спиной и превращался во вторую пару демонических лап. — Но я вижу, сейчас мы испытываем некоторые затруднения. Позвольте продемонстрировать вам свою силу.

Он направил одну из лап к учёной. Та страшно закричала, испуская особые звуковые волны для защиты. Но демоническая лапа преодолела эти волны и схватила учёную. Мэнлиус даже расхохотался от ощущения наполнявшей его власти. Ему хотелось поглотить и эту душу, увеличив свои силы. Но увидев Нерту на экране, он вспомнил данное ей обещание сдерживать свой гнев.

— Позвольте мне справиться с ними, — неожиданно мягким тоном при таком жутком облике попросил он. — Я смогу это сделать. У нас общие цели.

— Похоже… действительно сможешь, — полным ужаса голосом произнесла призрак. — Тогда я полагаюсь на тебя. Но пожалуйста, не поглощай их. Они были неплохими людьми, просто забылись. Дай нам всем второй шанс.

Мэнлиус разжал свои демонические объятия.

— Если они не могут лезть на рожон, — ответил он. — В противном случае ничего не могу обещать. На кону жизни моих спутников.

— Но вы прервали лечение. Яд не до конца замедлен, — напомнила учёная. — Он может ослабить вас в самый неподходящий момент.

— Если я продолжу лечение, ваше начальство может подчинить мою подопечную.

— Это верно. Но есть одно средство… я боялась его использовать. Эта последовательность сигналов может вызвать неконтролируемые мутации в организме и самой душе. Мы использовали их для спасения подопытных, когда они приближались к самому краю.

Мэнлиус задумался. «Действительно ли стоит принимать такое сомнительное лекарство? Это может для меня плохо кончиться. Но смогу ли я справиться сейчас с начальством этих призраков в текущем ослабленном состоянии? Страхи… опять страхи…»

Которые действительно подступили. Очень не вовремя. Парень даже задрожал от нахлынувших перспектив и зябко поёжился.

От мёртвой учёной не укрылось его состояние. Она покивала.

— На такое сложно решиться. Я так же могу приказать некоторым призракам помочь вам, но не знаю, насколько они смогут сопротивляться президенту и директорам.

Мэнлиус вспомнил, что из-за них итак погибло достаточно народу. А местные призраки уже достаточно настрадались. Ему было страшно принимать такое решение, но всё же он решился.

— Используем ваши сигналы. Я больше не могу подставлять других… Я должен принять ответственность.

— Что ж, в таком случае вам придётся надеть шлем и позволить мне застегнуть ремни. И приготовьтесь испытывать невероятные страдания — с сочувствием в голосе проговорила призрак.

Мэнлиус недоверчиво покосился на шлем, но всё же одел его. Лёг на кушетку и почувствовал, как ремни снова сжимают его руки. А затем тело пронзила вспышка боли.

* * *

Адриан метался по коридорам, каждый из которых заканчивался тупиком. Ситуация злила его до крайности. Он даже попытался выносить закрытые двери разрядами жезла, но вовремя понял, что только потратит впустую энергию. К тому же он был слаб и не мог бить в полную силу.

В конце концов, парень попытался успокоиться и сел в первом попавшемся коридоре в медитативную позу. Приведя разум в порядок, принялся думать. Он вспоминал те случаи, когда оказывался с Мэнлиусом в Бездне, вспоминал, что рыжий делал. «Точно, в Бездне свои правила игры и рыжий их знал. Каким-то образом он всегда находил выход».

Адриан вспомнил, как они оказались в первый раз в забытом лабиринте на неисследованных этажах древних руин. Мэнлиус тогда сказал: «В Бездне есть всё, что мы можем представить, однако оно не появится просто перед нами».

Искатель попробовал сформировать в сознании образ открытой двери в одном из коридоров. Затем встал и направился к этому коридору. Неудача. Вначале парень едва не бросился молотить по двери, но затем снова сел и успокоился. Представил дверь в другом коридоре, который помнил. На этот раз он подробнее представил процесс открывания двери. Направился к этой двери… И обнаружил открытым проход в один из куполов. Адриан аж рот открыл, чтобы закричать от радости, но потом опасливо огляделся и быстро перешагнул порог. Несмотря на то, что под куполом были свои обитатели. Скаты летали под потолком и казались обеспокоенными. Поглощение Бездной явно встревожило несчастных существ.

Но Адриан смотрел на них восхищённым взглядом. «Блин, умом я понимаю, что они могут быть опасны, но ничего не могу поделать». Пятнистые скаты самых разнообразных цветов парили под потолком, переливаясь электрическими разрядами, в окружении странных морских растений и кораллов самых пёстрых расцветок. Переход в Бездну сбил заклятие огненного мага, что пощадило этот купол. Однако парня заворожили больше не красоты флоры, а сами скаты. Адриан настолько восхитился ими, что мог бы ещё долго любоваться, но несколько скатов направились к нему и вывели из блаженного оцепенения.

— Ха, хотите повеселиться, значит? — усмехнувшись, произнёс парень.

И атаковал заклятием, заложенным в жезл.

— Восхищение восхищением, но если вы атакуете меня, я отвечаю! — выкрикнул Адриан.

Электрический луч устремился к существам, но… урона не нанёс. Скаты поглотили электрическую энергию. Блондин с запозданием вспомнил: «Эти скаты переливаются электричеством, а раз так, моя магия могла не действовать». А потом попытался себя подбодрить: «Но это лишь теория, требующая подтверждения!»

Он выстрелил ещё несколько раз. Каждый из зарядов достиг ската, несмотря на их уклонение, вызванное инстинктом опасности. Адриан бил точно на опережение. Отец учил его, что стрелять надо так, чтобы каждый выстрел попадал по врагу. Вот только выстрелы попали, но лишь немного ошеломили существ, а затем скаты продолжили приближение к незадачливому магу. Парень бросился прочь из купола, позабыв о закрытии двери.

— Да ну нахрен! — выкрикнул он. — Я так не играю!

Он пытался скрыться от скатов в коридорах, но они везде настигали его. Парень итак устал, поэтому бегать долго не мог. Он пытался представить открытие дверей, но не мог сосредоточиться. В одном из тупиков с закрытой дверью его и прижали. Парень устало развернулся и принял боевую стойку для ближнего боя.

— Не думайте, что сможете легко до меня добраться, — сказал он, выдавив пародию на зловещую усмешку.

Один из скатов добрался до Адриана первым. Парень промахнулся и лишь поэтому следующий эффект стал возможным… Скат издал радостный стрёкот и ткнулся в Адриана. Из-за родства с электричеством он получил не урон, а приток энергии. Затем произошло ещё более удивительное событие. Скат развернулся и издал стрёкот уже угрожающий. Остальные три ската так же ответили угрозой, но всё же ретировались.

— Да ладно? — потрясённо выдавил парень. — Хотел тебя ударить, да что там, убить, а на самом деле приручил…

Скат снова ткнулся в него и издал ещё один радостный стрёкот. Парень получил новые силы и вспомнил:

— А ведь я могу использовать и твоих товарищей! — воскликнул он, но замешкался. — Но это будет выглядеть как-то… Как приручение! У меня появятся новые друзья!

* * *

Мэнлиус переживал одну вспышку боли за другой. Он не сдерживался и орал во весь голос, чувствуя, как вливающаяся в тело энергия напрягает его до предела и изменяет на каком-то трудно уловимом уровне восприятия. Все мысли, страхи и беспокойства уступили место одной только боли. Мёртвая учёная даже опасалась, что парень сойдёт с ума, но его показатели казались какими-то странными. Душа не просто подвергалась изменениям под воздействием сигналов, но даже сопротивлялась им, поглощала энергию и перерабатывала на свой лад.

«Невероятно» — думала учёная, изучая показатели на голографическом мониторе. «Исследования метода и испытания на других призраках не предусматривали этого результата. Может, стоит оставить этого парня здесь для дальнейших экспериментов? Он и все его друзья принесут огромную пользу науки больше, нежели в своём непонятном путешествии…»

Потом учёная отвлеклась от монитора и посмотрела на подопечного. «Но всё-таки, этот парень готов самоотверженно бросить вызов могущественным призракам. А я вроде бы и не желала освободиться от страданий посмертия, но смогу ли согласиться на освобождение в итоге? Ведь используя возможности посмертия, можно столько сделать…»

Но размышления не отвлекали учёную от регулировки сигналов. Она была профессионалом и не могла позволить личным чувствам помешать работе. Благодаря этому страдания Мэнлиуса всё-таки облегчались, хотя он сам не смог бы об этом сказать. Он вообще чувствовал, что приближается к грани безумия. Ещё немного, и он смог бы перешагнуть черту, превратиться в Дикого Мага, оставив условности рассудка позади навсегда. Энергия переполняла его тело настолько, что затмевала разум.

Но говорят ведь, что в предсмертные моменты вся жизнь проносится перед глазами. Произошло так и с Мэнлиусом. Он увидел свою жизнь от нынешнего момента до инцидента в башне и даже раньше. Вспомнил, ради чего отправился в путешествие. Увидел в воспоминаниях инцидент на раскопках, когда для сражения с особенно сильным монстром он был вынужден перешагнуть грань и превратиться в Дикого Мага. Ещё до этого он получил свою особую школу магии — Магии Бездны — от учителя и в тот кошмарный момент продемонстрировал её несчастливым свидетелям — собратьям-магам, которых пытался спасти. Вспомнил их глаза, полные страха, когда они смотрели на него потом. И вспомнил ласковый взгляд наставника и его поддержку, вспомнил обещание использовать свою жуткую силу только для защиты других.

Столкновение с этими воспоминаниями принесло некоторый покой в сумятицу мыслей и чувств. Парень смог даже напомнить себе: «Что со мной сейчас происходит? Да, я прохожу процедуру замедления яда, чтобы спасти Нерту. Нет, я принял решение бороться намного раньше. Я борюсь за себя самого, за свою гордость. И спасти учёную я должен, чтобы исполнить долг перед самим собой.»

Последняя мысль окончательно позволила прийти в себя. Боль отступила, хаос в голове ушёл, остались только пустота и решимость, соединённая с чистым намереньем.

— Я готов, — произнёс Мэнлиус чужим голосом, тем, который иногда слышали его спутники, когда он собирался применять Магию Бездны.

Мёртвая учёная содрогнулась от страха, который вызвал этот неестественный голос, словно пришедший из глубин Бездны. Поэтому ответила не сразу, с беспокойством посмотрев на подопытного.

— Ч-что ж, мистер Алэйр. Надеюсь, вы знаете что делаете. Теперь всё зависит от вас.

* * *

Адриану удалось исполнить свой план, и он приободрился. Теперь он исследовал коридоры комплекса, изменённого Бездной, летая на скате в компании ещё троих его собратьев. Во время приручения ему всё-таки удалось подзарядиться от них энергией, хотел парень того или нет. Но скаты, казалось, не возражали. Казалось Адриану и то, что создания были рады одарить его такой милостью. Тем не менее, блондин по этическим соображениям не налегал, поэтому восполнил энергию не до конца и решил всё-таки пользоваться жезлом.

А ещё оказалось, что местные скаты вполне способны выдержать на себе одного человека. «Если вытащить этих созданий отсюда и приручить, будут прекрасные ездовые питомцы» — радостно думал блондин. В этом мире лошади практически вымерли, поэтому искатели приключений путешествовали либо на технике, если могли её себе позволить, либо на различных мутировавших созданиях. Опять-таки, если могли себе позволить. А кто не мог, путешествовал с караванами или на наиболее дешевых рейсах воздухоплавателей, то есть с минимумом удобств и периодической тряской корабля. Адриан всегда имел интерес к ездовым питомцам. Они казались ему потрясающими на фоне сравнения с бездушной техникой. И сейчас вовсю обдумывал открывавшиеся перспективы.

Парень был не прочь потренировать своих новых питомцев, но время поджимало. Чтобы не говорили о легкомысленности этого блондина, но он помнил о долге перед товарищами и неутомимо продолжал поиски их убежища. Комплекс, к слову действительно превратился в какой-то бескрайний замок с безумными лестницами, идущими в мыслимых и немыслимых направлениях, переходами и причудливыми комнатами — восьмиугольными, сферическими и другими. Всё представления о структуре фермы пришлось отбросить. В своих поисках парень использовал Око Мага и интерфейс отображения того, что оно видело. Благодаря этому интерфейсу он и увидел странные сигналы, идущие из одного пятиугольного помещения. Сравнив их с базой данных, Адриан с удивлением обнаружил, что сигналы соответствуют сигнатурам Академии Бесконечных Небес.

«Разве они не должны прятаться под защитой Малого Барьера?» — ошеломлённо подумал парень. «Что происходит?»

Он попросил ската лететь туда. С помощью небольшой дрессировки Адриану удалось наладить взаимопонимание с питомцем, и теперь скат направлялся туда, куда хозяин указывал. Два ряда из трёх глаз, расположенные наверху головы, улавливали движение хозяина и запоминали его.

Парень успел освоиться с открыванием дверей и таким образом смог добраться до помещения Помещение, судя по всему, было генераторной комнатой. Здесь находился объект, напоминающий Колодец Силы из башни и столбы со светящимися сферами. От колодца к столбам шли синеватые линии, а затем эти линии уходили вверх. Консолей управления заметно не было, поэтому парень решил, что конструкция управляется магическим образом или с помощью древних технологий. Адриан надеялся увидеть в помещении кого-то из знакомцев, но… никого не увидел. Зато его окружили энергетические стены, и парень понял, что попал в ловушку.

«Проклятье, я был слишком легкомысленен» — укорил он себя. «Можно было послать ската на разведку… Хотя не случилось бы с ним чего тут…»

Мельтешить парень не стал, а просто сложил руки на груди и ждал. Вдруг пространство перед ним расчертили светящиеся зелёным светом линии, складываясь в гуманоидные фигуры. Фигуры словно проступили из небытья, и Адриан увидел техников из экипажа Гендиануса.

— Ха, так и знал, что здесь кто-то из наших, — воскликнул он, но потом осёкся, вспомнив, что из-за неосторожности уже попал в ловушку. — Минуточку, вы точно из наших? Чем докажете?

— А чем докажешь ты, что из наших? — ответил один из техников, безжизненно сымитировав усмешку.

— Да хотя бы тем, что вас двоих я не знал, пока мы не начали наше путешествие, — усмехнулся собственной усмешкой парень.

Усмешка техника после этого пропала. «Они же вроде киборги» — вспомнил Адриан. «Наверное, поняли, что моя усмешка круче. Но низшие демоны тоже слабы на демонстрацию эмоций».

— В качестве одного из аргументов твою попытку посчитать можно, — сообщил техник. — Но мы тебя лишь проверяли. На самом деле мы отсканировали твою энергоструктуру. Она полностью соответствует сигнатуре Адриана Леониуса, которого орден Звёздного Света выделил для сопровождения Нерты Олкандер.

— Эй, мы вообще-то в Бездне! — возмутился блондин. — Имена здесь разглашать не следует.

— Эх, век живи, век учись, — безэмоционально отозвался техник, просто констатируя неудачу. — Извини, но мы приучены действовать по протоколу. Что касается нас, то знакомо ли тебе имя нашего шефа Пелагия Просперо? Вы встретили его в первый раз в Небесных Доках и он демонстрировал лояльность во время поиска предателя.

— В качестве второго довода мы откажемся от слепого копирования ваших эмоций — заявил второй техник. — Нам они ни к чему. Мы демонстрируем эмоциональную игру исключительно в дипломатических целях. Это тоже является частью протокола.

— Что ж, — снова усмехнулся Адриан. — Второй довод более существенный. Однако я должен вас проверить Оком Мага. Если всё в порядке, сканирование покажет нормальные сигнатуры.

Техники кивнули и энерголовушка исчезла. Адриан направил заклятие к техникам и то следил за показателями на голоэкране, то за самими техниками. Пока он не получил подтверждений, доверять им не смог. Вообще-то он должен был так сделать во время встречи с духом, имитировавшим отца, но итак посчитал, что это имитация, а не призрак. Вначале всё затмил эмоциональный фактор.

Сигнатуры действительно соответствовали заданным. Парень вернул заклятие себе и обрадованно воскликнул:

— Вы приняты в клуб самоубийц, поздравляю! А теперь объясните, какого рожна вы тут забыли?

Техники переглянулись.

— Рожна? — переспросил один из них.

— Ох, это фигура речи, я потом объясню, — Адриан приложил руку к лицу.

— Ладно, не важно, — спокойно ответил первый техник. — Капитан послал нас, чтобы обеспечить твою безопасность. Но с огненным магом ты хорошо справлялся, и мы не вмешивались, чтобы тебя не оскорбить. Пока искали генератор, позволяющий подключиться к системам комплекса. Но затем ты очутился за пределами фермы и мы решили открыть двери. Начались все эти изменения в комплексе и мы задержались.

— Значит, Прорыв Бездны случился уже тогда? — нахмурившись, произнёс парень. — Это плохо. Значит, у наших новых врагов было больше времени на подготовку. Вы столкнулись с ними?

— Мы шли под системой невидимости, так что избежали встреч. А потом нашли этот генератор и решили использовать его, чтобы ты нашёл нас.

— Ха, вот это я называю командной работой! — одобрительно произнёс парень. — Но что мы будем делать теперь?

— Этот генератор не основной, но связан с энергосистемой места, где мы оказались, — объяснил второй техник. — Мы можем использовать его, чтобы подключиться к энергосистеме места и попытаться перехватить инициативу. Скорее всего, хозяину места наши действия не понравятся, поэтому тебе придётся нас защищать.

— Хозяйке места, — сообщил парень. — Она со мной связалась, чтобы выказать своё фи.

— Но зачем? Это нелогично, — удивился техник.

— Мы, люди, весьма нелогичные существа, — усмехнулся Адриан. — Думаю, демоны, которые приближаются к людям в своём развитии, тоже становятся нелогичными. Особенно нелогичными. Мы должны учитывать это в противостоянии.

— Ты прав. Готов ли ты?

— Я бы восполнил силы полностью, — вздохнул Адриан — но наши друзья могут быть в опасности. Действуем сейчас. Как видите, у меня есть друзья.

— Да, интересные создания, — согласился техник. — Удивительно, что тебе удалось их приручить.

— Что ж, если все готовы, тогда начинаем, — отозвался другой воздухоплаватель.

Техники подключились к генератору с помощью каких-то лучей из браслетов на запястьях и начали работу. Адриану показалось, что их состояние в этот момент напоминает транс магов. Он даже подумал: «Действительно ли между магией и технологией много различий? Нет, надо вспомнить о долге». Искатель призвал воздушный клинок и остался ждать гостей. Которые не замедлили отозваться. В ответ на вмешательство посторонних, из глубин замка донёсся ужасающий вой множества искажённых голосов. Адриан стал максимально серьёзным.

* * *

Нерта погружалась в сон, из которого могла не вернуться. Призраки окружили её и с помощью шёпота начали подавлять особыми звуковыми волнами, ослабляющими сознание. Вначале женщина сопротивлялась всеми силами, напрягая всю свою волю до предела. Но проклятые звуковые волны ослабили её. Нерта быстро поняла, что сопротивление лишь ослабляет её: «Я должна экономить силы. Лучше сосредоточиться на поддержании сознания. Может, мальчики подоспеют вовремя. Чёрт, как же стыдно из-за того, что я ещё недавно хотела дать дёру… С другой стороны, если бы я сбежала, то просто могла бы продвигаться дальше».

Но такие размышления вызвали ослабление контроля над сознанием. Нерта стиснула зубы и отбросила сомнения подальше. Вместо них она вызвала в сознании образы того времени, которое провела вместе с телохранителями. И дальше использовала эти образы, чтобы сохранить осознанность.

— Не могу не отметить, смертная, — сообщил призрак президента корпорации. — Что меня восхищает твое сопротивление. Но это бесполезно. Мы подавим твоё сознание и соединим с твоей душой другую сущность. Рано или поздно она возьмёт душу под контроль, и ты исчезнешь даже как личность. Разве не ужасная перспектива?

«Осторожнее, подруга, он начал манипулировать» — напомнила себе учёная. «Он пытается вызвать у меня страх, который ослабит контроль над сознанием. Между нами началась битва терпения, а раз так, то мой бой ещё не закончен».

— Ужасная перспектива… у вас… друг мой… — с трудом произнесла Нерта, выдавив слабую ухмылку. — Вы проводите долгие века… в бесполезном стремлении… к вашей цели… которая появилась… из-за превратно… истолкованных… идей…. Пусть… вы…. поддерживаете своё существование… другими душами… но… это лишь агония.

Лидер призраков рассмеялся жутким смехом:

— Даже сейчас ты продолжаешь сопротивляться, удивительно! Такая сильная душа будет достойным пополнением наших рядов!

Нерта постаралась избежать колебаний из-за этих слов и попыталась переключить внимание:

— Разве вам не интересно… что значит… «превратно истолкованные идеи»?

— Да я итак могу понять твою мысль. Ты утверждаешь, что выбранный нами путь эволюции был изначально неправильным из-за ошибочного понимания метафор в древних текстах. Но истина в том, что мы осознанно выбрали такой путь. Бесполезные души ничего не стоят. Их лучше соединить с более сильными, чтобы затем стать подобными богами.

Нерта рассмеялась слабым смехом:

— Ваше стремление стать богами абсурдно! — тут она закашлялась. — Быть богом… означает… не только… наслаждаться… силой и могуществом!

— Что может знать об этом жалкая смертная вроде тебя?

— Эта жалкая смертная… искала… древние тайны… Я знаю… многое… И я поняла… смысл… скрытый в предостережениях… Посланий Богов…

— Ха! Это просто смешно! Смертному не под силу понять божества! Мы можем лишь пройти путь до их вершин! Но скажи же, что это за скрытый смысл?

— Перестаньте давить… я должна собраться с мыслями…

— В таком случае нам не интересно. Мы не собираемся давать тебе шанса на спасение. Усилить нажим! Подавить сознание! Не обращать внимания на ересь этой сучки!

Нерта заскрипела зубами. Она могла бы сэкономить силы, но почувствовала необходимость рассказать этим дуракам об истине, которую узнала.

— Истинные Боги… будут стремиться… к поддержанию… существования… Вселенной! Они ничего не меняют… о боги, какая боль…. И не делают для себя! Они такие же инструменты… существования Вселенной… как и всё вокруг.

— Ересь! — яростно прорычал главный призрак. — Всемогущее существо может позволить себе всё! Почему не мы должны определять ход вещей? Я не хочу быть инструментом! Всю свою жизнь я был инструментом и не собираюсь это терпеть! Я стремлюсь к свободе!

Нерта застонала от боли, продолжая напрягаться, чтобы достучаться до призраков. Но вместе с тем она почувствовала, как нажим ослаб. Парочка призраков заколебалась. Остальные испытали раздражение и зашипели на них, но нажим ослаб ещё больше.

— В этом и кроется… истинная причина всего что ты устроил! — выкрикнула Нерта. — Разве ты сам не чувствуешь?! Ты всего лишь желал свободы, но каждый из нас сам решает, где проходит его свобода!

— Я… — только и выдавил главный призрак.

И Нерта поняла, что добилась своей цели.

— Нет ничего плохого… в том… чтобы признать… свои ошибки… — произнесла она. — Это тоже способ… достигнуть свободы…

Главный призрак заколебался, а значит, заколебались и остальные. Нажим ослаб ещё больше, и Нерта рухнула на пол. Она с трудом поднялась, сохраняя при этом больше достоинства, нежели было у призраков.

— Мы столько прошли… — со страхом в голосе произнёс главный призрак. — Отступить сейчас — значит сделать напрасными все жертвы!

— Не можем! Не можем! — испуганно заголосили другие призраки.

— Иногда надо признавать и неудачи… — тепло улыбнулась им Нерта. — Страх признать их порождает лишь новые ошибки.

И тут прибыл Мэнлиус. Вначале они увидели мертвенно-бледное свечение из щели между дверями зала совещаний. Затем двери распахнулись и в помещение вплыл призрак, ещё более ужасный, нежели все они.

— Кто смеет угрожать той, что под защитой моей, — произнёс он леденящим душу чужим голосом.

— Мэнлиус, нет! — воскликнула Нерта. — Я почти закончила!

Но было поздно. Призраки злобно зашипели на неожиданного вторженца. Управлявшие ими инстинкты заставили атаковать. Мэнлиуса окружала клубящаяся тьма, а из спины росли две лишние пары демонических лап. Каждая из этих лап схватила двух призраков и тут же поглотила их. Тьма окутала юного мага ещё больше, окружая подобием жутковатой мантии, в которой можно было увидеть искажённые от боли лица.

— Не-е-е-е-е-т! — закричала Нерта и бросилась к парню.

Она не могла использовать свои заклятия, чувствуя себя слабой как никогда. Будь она сильнее, просто остановила бы всех Ментальными Оковами. Но сейчас Нерта могла лишь одно. Собрав остатки сил, она преодолела разделявшее их расстояние быстрее призраков и… обняла парня. Обняла несмотря на то, что зловещая мантия демонолога начала окутывать и её.

— Хватит! Стой! Достаточно страданий для этой обители! Их нужно отпустить!

— Те, кто угрожают моим близким, должны умереть… — уже неуверенно произнёс парень.

Призраки в нерешительности закружили вокруг них.

— Не нужно смертей! — продолжила Нерта, сопротивляясь неестественному холоду мантии парня. — Ты ведь неплохой человек! Вспомни, что ты мне обещал! Не давай гневу овладеть тобой!

— Гнев… — произнёс демонолог, словно вспоминая, а затем повторил, но уже с болью в голосе. — Гнев… Не-е-е-е-е-ет!

Он содрогнулся от ужаса осознания того, что сделал. Тьма, окутывавшая Нерту начала отступать.

— Если вы не тронете нас, он не поглотит и вас, — сообщила женщина призракам.

Она повернулась, обняв парня одной из рук ещё содрогавшегося и прикрывавшего лицо руками от осознания содеянного.

— Осознайте то, что вы сделали, — потребовала она. — Это единственное спасение для вас и всех в этом комплексе.

Призраки неуверенно переглянулись. На их жутких лицах проступили неожиданно человеческие, забытые эмоции. Это был страх. А по окружавшему их пространству пробежала дрожь.

— Как патетично… — прозвучал поблизости властный женский голос. — Извините, но я не могу позволить вам разрушить мои новые владения. Эта ферма должна быть присоединена к моему феоду.

Глава 16 Голографическая леди

Ледяной Шторм стремительно шёл по коридору корабля к ангару. Показатели голоэкранов продемонстрировали вмешательство третьей силы, а раз так, надо было действовать. По кораблю раздавался сигнал тревоги. Абордажная команда уже должна была прибыть в ангар. В этот раз Окинус намеревался воспользоваться помощью оперативного отряда.

Он вышел в ангар и удовлетворённо ухмыльнулся. Тридцать пять бойцов абордажной команды уже прибыли в полной боевой экипировке.

Камуфляжная броня способна адаптироваться к среде и делать солдата невидимым. Защитные свойства позволяют ей сдерживать урон практически любого типа. Защиту усиливали прочнейшие нагрудники, наколенники, наплечники и налокотники. На наплечниках символ ордена — пылающая огнём рука в золотом круге. Оценивать обстановку позволял тактический шлем с очками, соединяющими режимы ночного видения, тепловизора и управления дальностью обзора.

В качестве оружия использовались эфирные винтовки с несколькими режимами стрельбы, включая ультразвуковое воздействие, и стихийные гранаты. Винтовки использовались в нескольких видах от лёгкого до тяжелого оружия, благодаря чему команда могла справиться с разнообразными противниками. Мощи этого оружия хватало, чтобы сдержать мастеров магии до прихода ассасинов. А в отдельных случаях могли подавить даже одного мастера. Такие бойцы могли противостоять и демонам. В шлемы встраивались экран дополненной реальности с тактическим интерфейсом и картой, система разведки и разнообразные сенсоры, а так же защитная сетка, подавлявшая псионические волны, с помощью которых демоны влияли на своих жертв. И всё это не считая водных и кислородных фильтров, устройств энергообеспечения и охватывавшего всю кисть универсального устройства полевой работы для исследования территорий с разнообразными завалами и отключённой техникой. Не лишним будет упомянуть, что вся экипировка весила не так еж много за счёт особых материалов.

Экипировка была необычайно дорогой. Не каждый орден мог позволить себе такой комплект. И не каждый боец мог её получить, ведь столь дорогую экипировку могли позволить только настоящим профессионалам. Окинус чувствовал гордость за то, что командует такими бойцами.

Сам Ледяной Шторм выбрал другой вариант экипировки. Это была облегченная техномагическая версия описанного комплекта с уклоном в поддержку магии носителя, нежели технологическое обеспечение. В таком виде экипировка напоминала, скорее, комбинезон с защитным капюшоном. Окинус не мог использовать шлем, поскольку, и высокоточную аппаратуру, поскольку всплеск энергии при применении мощных заклятий мог повредить её. Расцветка у мага могла меняться от белой до бледно-голубой, ведь действовал он, как правило, при поддержке своего ледяного вихря. Но в целом расцветка адаптировалась к любой среде. Окинус принял урок своего товарища и не собирался относиться к противникам легкомысленно. Из-за Прорыва Бездны он должен был экипироваться серьёзнее.

«Взять бы их всех, да не получится» — подумал ассасин. «Устав требует оставлять кого-то для защиты корабля. Так что мне доступна только половина».

— Солдаты ордена, — возвестил он. — Нам предстоит непростая операция. Нашими целями заинтересовалась ещё одна сила, поэтому предстоит война на два фронта. Судя по данным из подпространства, этой силой является высший демон. Вам был известен уровень наших основных целей, но их не стоит недооценивать. Последние события показали, что противник способен эффективно сопротивляться. Я возьму пятнадцать бойцов. Мы разделимся на три отряда. Если вы столкнётесь с целями, ваша задача задержать их и призвать подкрепление, но не лезть на рожон. Предварительное сканирование показало усиление потусторонней активности. Столкновений с демонами и призраками по возможности избегайте. Наша первоочередная задача — захват Нерты Олкандер и одного из её телохранителей. Изображения этих персон уже переданы в ваши системы. Всем понятна задача?

— Так точно, мастер! — хором и без единого промедления отозвались бойцы.

— Покажем врагу превосходство ордена Огненной Длани! — рявкнул Окинус. — Вперёд, к порталу! Капитан корабля остаётся за главного!

Порталом были два столба со сферами и установка, напоминавшая антенну. Всё это соединялось сложной системой энергетических каналов и устройств. Для портальной установки был нужен отдельный стихийный генератор — использование генератора корабля было в таком случае делом слишком накладным. При активации портала из сфер высвобождалась энергия. Установка, направляла портальную энергию на выбранный участок местности, а затем энергия высвобождалась из сфер, создавая дверь, соединявшую два участка пространства. Операторы могли, как сохранить портал на время, так и отключить его. В опасных участках местности портал, как правило, отключался, чтобы предотвратить проникновение на корабль демонов, мутантов или других противников. Впрочем, эта предосторожность была из серии «лучше перебдеть, чем недобдеть». Портал программировался таким образом, что мог перенести только бойцов с заранее заданными сигнатурами. Если предстояло провести на корабль постороннего, он заранее сканировался. Если посторонний пытался прорваться без сканирования, его могло просто разорвать на части.

Ну а попасть с помощью портала команда могла и внутрь здания, если оно не было защищено должным образом. Биоэлектрическая ферма изначально была заброшенным объектом, но из-за Прорыва Бездны телепортация сюда считалась опасной. В любом случае требовалось провести подготовку. Другая антенна послала серию сигналов, чтобы замедлить Прорыв. Ещё одна антенна использовалась для перехвата управления технологическими системами. Не говоря уже о том, что с помощью третьей антенны предварительно провели тщательное сканирование комплекса. Окинус получил точное число фауны, призраков и потенциально опасных охранных систем.

Портальная установка сгенерировала портал перед воротами центрального купола. Первую команду окутал свет, а когда рассеялся, их уже окружал ледяной вихрь Окинуса. Здесь-то солдатам и помогли их приборы, позволявшие ориентироваться даже в таких условиях.

Окинус посмотрел на здание с недоверием. «Этот зазнавшийся аристократ уже получил здесь опасное ранение» — подумал парень. «Мы должны быть осторожнее. Здесь лучше не лезть на рожон».

Дальше проникнуть предстояло с помощью взлома электронных систем. Наружный пульт открытия дверей был отрезан от основной системы. Послали дрона через систему вентиляции. Дрону предстояло оживить цепь, а затем осуществить взлом. На всю работу у робота ушло меньше трёх минут. Его так же использовали для разведки ближайшего помещения и только тогда вбежали внутрь. Окинус был удивлён, увидев внутри не технологический интерьер, а обстановку старинного замка. Помещение соответствовало холлу: просторное помещение с колоннами, расписанный потолок (роспись отражала падение предыдущей цивилизации), витражи в заострённых окнах (на ту же тему), шикарная старинная люстра, может даже из настоящего золота. И экзоскелеты, стоящие у стен в качестве украшения.

— Что-то не так, — сказал он солдатам. — Этот интерьер не соответствует данным сканирования. Всем приготовиться к круговой обороне.

Перед ними замерцали зелёные линии, напоминавшие узор микросхемы. Линии сплелись в полупрозрачную голографическую фигуру темноволосой женщины с затейливой причёской. Женщина была одета в изысканное аристократическое платье, но на руке имела браслет, охватывающий всю кисть, а на ухе устройство для создания экрана дополненной реальности. Окинус узнал в браслете универсальный интерфейс для работы с технологическими устройствами.

— Добро пожаловать в замок Виспланд, — ухмыльнулась женщина. — Добропорядочные гости обычно сообщают заранее о своём визите. А вы ещё и с оружием явились. Придётся вас задержать.

В шлемах экзоскелетов вспыхнуло пламя. Доспехи поднялись над своими стойками в воздух и понеслись к отряду. Но никто из солдат и тем более опытный ассасин не испугались.

— Огонь! — хладнокровно скомандовал Окинус.

* * *

Адриану пришлось стать серьёзным. Коридор менялся буквально на глазах, превращаясь в старинный тронный зал, освещённый факелами, горящими синим пламенем. Стены, пол и потолок распадались на множество частиц, чтобы затем собратья вновь в нечто другое.

«Большое пространство» — отметил искатель. «Это очень дурно пахнет. Так, что рыжий делал ещё? Ну же, вспоминай, голова садовая! Знать бы ещё, что это выражение значило…»

Перед троном был вмонтирован в пол глаз голографического компьютера. Над троном висела картина красивой темноволосой женщины со сложной причёской и умопомрачительной фигурой: тонкая талия, но все изгибы там где нужно, нежнейшая белая кожа, приятное узкое личико, чувственные губы и ясные глаза, в которых чувствовались неумолимая воля и решимость. У стен между доспехами и арочными окнами размером несколько выше и шире человеческой фигуры висели голографические панели с пейзажами затянутых туманами лесов, холмов, болот и деревень. Присмотревшись, парень понял, что это не пейзажи, а контрольные интерфейсы, позволявшие вести управление данными областями.

Освещала всё это старинная люстра и светильники на стенах, стилизованные под старинные подсвечники, но наполненные светящимся эфиром. Но свет неожиданно потух и воцарилась темнота. Адриану пришлось изменить режим зрения, чтобы видеть в темноте. Это не было полноценное астральное зрение, но одна из переходных стадий. При этом ночное виденье искателя не было совершенным. Он не мог видеть слишком далеко и часть зала оставалась скрытой во мраке.

«Типичный замок старой знати» — подумал Адриан, вспомнив изображения из книг в библиотеке их башни. «Многие семьи прошлой аристократии контролировали какую-либо научную сферу. Здесь нужно опасаться всяких техномагических сюрпризов».

В женщине на портрете барон Саммэнус без труда бы узнал свою напарницу. А Адриан оценил даму по-своему: «Вот блин, а красотка-то в моём вкусе».

Судя по вспышкам света за спиной, техники начали подключение. Тут парень, наконец, отметил, что их комната сохранилась. Вход в ней располагался у правой стены. Центральный вход в холл тоже имелся, но был сейчас закрыт двумя огромными старинными на вид дверями, украшенными изящными женскими фигурами.

«Интересно, при том, что коридор изменился, эти изменения не затронули нашу комнату. Наверное, она имеет отношение к тронному залу» — подумал парень.

У стен в количестве десятка штук стояли пустые экзоскелеты. Неожиданно внутри них загорелось синее пламя, а из холла донеслась стрельба.

«Что происходит?» — удивлённо подумал парень. «Кто-то из техников оказался за пределами лагеря? Или…»

Он собрался сменить режим зрения, но…

Один из доспехов ожил, воспарил в воздух точно призрак, и попытался прорваться в помещение за спиной Адриана. Вначале парень ответил шаровыми молниями, но доспех успешно поглощал электрические атаки. Экзоскелет попытался сбить парня с ног ударом массивных перчаток. Адриан смог увернуться и решил отшвырнуть его воздушным потоком, а затем воздвигнуть воздушную же стену.

Не то чтобы он знал какое-то заклятие, но он умел использовать потоки ветра, а предыдущий бой с огненным магом научил его осторожности. Так что юный маг направил потоки ветра не для атаки, как обычно, а просто призвал их перед доспехом и окружил себя ими.

И при этом напомнил себе: «После боя с тем аристократом нужно помнить, что в текущей миссии лучше не выпендриваться. Этих экзоскелетов тут ещё девять. И боги знают сколько ещё их и других сюрпризов. Но хватит ли мне сил на долгий бой? Силы… кажется, рыжий что-то говорил о силах…».

По жуткому приближающемуся грохоту маг понял, что это не единственный враг. Доспех крутился вокруг импровизированного воздушного барьера, что позволило Адриану удовлетворённо отметить работоспособность идеи. «Вряд ли это полноценное заклятие. На разработку полноценного заклятия нужно много времени и встроенный спецузор от Знающих. Но буду считать это особой техникой заклятия. Назову её Ветряным Барьером! Однако не время отвлекаться!»

Защита пока держалась и позволила парню войти в боевой транс. Чтобы сделать это быстрее, ему пришлось призвать больше электрической энергии в тело. Именно благодаря её использованию конкретно для Адриана и была возможна данная техника. Из-за призыва большого количества электрической энергии по телу мага забегали молнии, а его глаза запылали молниями.

«Не хорошо. Я снова приближаюсь к состоянию Дикого Мага» — напомнил себе Адриан. «Я больше не хочу такого позора. Нужно расходовать энергию экономнее, чередуя защиту, уклонение и контратаку».

К первому доспеху присоединились другие. От их нажима могло что-нибудь и выйти, поэтому Адриан использовал собственный вихрь для атаки, отшвырнув доспехи подальше. Парень понимал, что вряд ли просто удар о стены мог бы нанести им урон, но надеялся просто отбросить от себя и выиграть время для раздумий. Но не понимал пока того, что его уровень понимания используемого заклятия возрос. Доспехи, однако, этого времени давать не собирались. Они атаковали снова, и парень решил отшвырнуть их в окна, но это не решило проблему. Доспехи вернулись. Адриану пришла в голову ещё одна идея. Он повторил манёвр, но создал на окнах копии своего Ветряного Барьера. Тут Адриан задумался, сколько у него хватит сил после таких манёвров. И неожиданно понял: «Силы! Ну конечно, я совсем забыл! Рыжий говорил, что в Бездне нам не обязательно тратить энергию, если мы правильно внушим себе, что и как делать. Проблема скорее в концентрации.»

Адриан снова сел в медитативную позу и попытался успокоиться. Затем начал твердить в уме одну простую идею: «Мой разум освобождается от оков Физического Плана». Сомнения здорово мешали. Идея казалась такой до неприличия простой, что разум воспринимал её как абсолютно нереалистичную. Из-за этого парень едва не пропустил момент появления новых доспехов, возникших там же, где и предыдущие.

Вначале он окружил себя очередным Ветряным Барьером и продолжил медитировать, но мельтешение врагов мешало. «Да к чёрту, я должен просто действовать! Думать буду потом!» — решился юный маг. «Для начала поманеврирую, чтобы нащупать ритм боя».

Он убрал барьер и начал прыгать туда-сюда, уклоняясь от атак доспехов. Особая подготовка от двух лучших искателей ордена позволяла ему прыгать достаточно шустро и высоко, быстрее и выше чем мог позволить себе обычный человек. Затем потянулся мыслью к одному из барьеров на окнах и направил его на доспех, желая вышвырнуть обратно. Но через окно тут же влетел один из выброшенных ранее доспехов. Парень выкинул наружу захваченный доспех, но это всё, чего он добился. Количество врагов уменьшить не удалось.

«Да уж, загадка какая-то» — недовольно отметил Адриан. «Не люблю загадки. В этом нет никакого веселья».

Несколько доспехов попытались прорваться к комнате с техниками. Искатель чуть не пропустил этот момент, окружил доспехи вихрем и за не именем лучшего и от раздражения швырнул к трону.

«Чисто чтобы подгадить» — коварно ухмыльнувшись, подумал искатель. «Наверняка это замок той дамочки.»

Однако сил совершить такой бросок магу не хватило. Зато доспехами он попал прямо по голо-компьютеру, и это дало неожиданный эффект. Доспехи разрушили компьютер и вызвали электрическую вспышку, которая их ошеломила. Ухмылка Адриана стала откровенно гнусной.

* * *

Мэнлиуса, Нерту и директоров корпорации окружил терновый лес, в котором среди терний можно было увидеть искаженные лица пойманных лесом душ. Выбраться из этого кошмара позволяла только одна дорога, в конце которой находились два демона: уже знакомый Мэнлиусу барон Люциан Рэбэнус и его новая союзница, та самая, изображение которой увидел на портрете Адриан.

— Этикет требует представиться, — начала незнакомая Мэнлиусу женщина и элегантно, с достоинством, поклонилась. — Баронесса Регина Алеред этер Северин, хозяйка феода Виспланд. Возрадуйтесь, друзья мои, вы оказались настолько умелыми, что мне придется заняться вами лично.

Баронесса говорила мелодичным невыразимо приятным голосом, который не портил даже оттенок высокомерия. Она держалась властно и уверенно, даже увереннее барона. При этом позволяла себе снисходительную ухмылку, которая как бы говорила, что обладательница воспринимает всё происходящее как цирк для её увеселения. Выпрямившись, она хищно оскалилась и в её голосе уже не чувствовалось никакой любезности.

В этот раз Регина сменила платье на походный наряд, который требовало путешествие по негостеприимным Внешним Землям, как называли в Доминионе окрестные территории. Бардовый плащ с всё тем же узором из микросхем. Женский камзол тёмно-зелёного оттенка, расшитый затейливыми узорами на старинный манер. Чёрные штаны из термостойкой прочной ткани, которую не способны пробить большинство когтей. Пояс украшала затейливая эмблема её рода — ключ с орлиными крыльями, в обод которого было вписано изображение глаза.

Волосы баронесса собрала в более практичную причёску, нежели во время встречи с бароном Рэбенусом, убрав их назад. Впрочем, прически практически не было видно, поскольку голову покрывал термостойкий защитный капюшон, который при желании можно было надвинуть так, что тень от него скрыла бы лицо. В ткань капюшона была так же вмонтирована защитная сетка, защищавшая от псионического воздействия. Само лицо покрывал совсем небольшой слой косметики — ровно столько, сколько нужно. Причём косметика была адаптивна к внешней среде и не могла потечь. Женщины Доминиона предпочитали сохранять красоту при любых условиях.

Изображенные на портрете технологические устройства у баронессы так же сохранились. Использование таких технологий среди аристократии на всей территории бывшей империи считалось необходимостью, но род Регины считался особенно близким к ним, поскольку его предки были корпоративными учёными старой империи.

«Рэбэнус в сравнении с баронессой не носит видимых устройств», — отметил про себя Мэнлиус. «Интересно».

— По наши души послали уже двоих демонов, — нервно отметил парень, пока у него дёргалась бровь. — Как нас, однако, ценят.

— Если вы покоритесь в этот раз, мы просто доставим вас в Доминион, — напомнил Рэбэнус. — Это предложение ещё в силе.

Мэнлиус чувствовал, как страх от предстоящей битвы подступает всё сильнее. «Два сильных демона для нас это перебор явный. Может потянуть время?»

— У вас есть возможность только для одного ответа, — добавила баронесса. — Мы поняли ваше коварство и не собираемся тратить время.

— Мэнлиус — сказала парню Нерта. — У нас могут быть неожиданные союзники.

А потом обратилась к призракам:

— Что скажете, друзья? У нас, конечно, были разногласия, но вряд ли вам хочется быть во власти демонессы.

— Однозначно не хочется, — прошипел полным ненависти голосом глава корпорации. — Она превратит наше посмертие в ад.

— Если вы выступите против меня, я точно это сделаю, — пообещала Регина, мило улыбнувшись. — Вас просят о помощи насмерть перепуганный мальчишка и опустошенная ослабленная чародейка. А мальчишка, как я смотрю по его сигнатуре, тоже ослаблен весьма интересным ядом. К тому же он на грани превращения в Дикого Мага и ещё неизвестно, по ком пройдётся его сила, освободившись из-под контроля.

Призраки заколебались. «О нет…» — с ужасом поняла Нерта. «Они могут принять сторону демонессы. А у меня слишком мало сил чтобы защитить Мэнлиуса. Не пора ли сбежать».

— Думаешь о побеге, да, дорогуша? — отметил Люциан, ухмыльнувшись. — Из моего Тернового Леса никому не удаётся сбежать. Мэнлиус, что скажешь? Ты пытаешься защищать ту, кто думает о побеге при первом удобном случае.

Парня к тому моменту уже трясло от страха, а его мысли путались. Он чувствовал, как внутри него поднимается энергия Бездны, грозя поглотить всё вокруг — демонов, призраков и даже Нерту.

— Ха, у парня уже едет крыша — отметила Регина. — Что и ожидать от жалкого простолюдина, который даже не стал полноправным адептом магии. Ну, господа директора корпорации и маги? Если вы примите мою сторону, я гарантирую вам уважительное отношение, как к поданным Доминиона.

Нерта смотрела на Мэнлиуса и понимала, что ситуация исключительно паршивая. «У нас нет никаких шансов» — печально подумала она. «Я не хочу, чтобы этот парень превращался в одного из них…»

* * *

Адриану удалось заманить экзоскелеты в центр и учинить дополнительные разрушения компьютеру. Из-под земли торчала груда обломков, искрящаяся электричеством, и груда почерневших доспехов. Места появления экзоскелетов парень тоже уничтожил. Теперь он позволил себе рассмеяться.

— Ну как вам это, леди? Что придумаете ещё?

Пол дрогнул и начал раскрываться. Ухмылка парня исчезла, он сам вскрикнул и устремился к краю стены, где образовался навес шириной метра в два, кольцом окруживший появившийся провал.

«Ага, значит, у этой ловушки есть ограничения! — отметил блондин!

Парень едва смог расслышать шелест ветра. И из проёма появилась стая летучих мышей. Эти мыши казались более крупными, нежели те, которых видел блондин на старинных изображениях в архиве башни. И даже более крупными, чем те, с которыми Адриан сталкивался в подземелье и руинах во время первых экспедиций. А ещё в них было что-то не так и дело было даже не в быстроте движений или в бесшумности полёта. Из-за темноты парень ещё не видел их тел.

— Ох да ладно вам, как тут сражаться-то? — воскликнул парень, с опаской смотря то на тварей, то в пропасть.

Он снова окружил себя Ветряным Барьером. Мыши рассредоточились и начали издавать жуткие вопли. Адриан почувствовал вибрации, пробегавшие по барьеру, и понял, что они пытаются разрушить защиту. Некоторые мыши попытались приблизиться, и парень заметил в них нечто странное. Мышиные тела были полупрозрачными!

«Это призраки или духи?» — подумал маг.

Он попытался отшвырнуть мышей барьером и послал в их сторону шаровые молнии, одна за другой. Ветер отогнал противников не сильно, а шаровые молнии попали, но мыши после этого заново собрались из лоскутов тьмы.

«Значит духи» — мрачно отметил маг. «От них надо избавиться и быстро. Попробую отправить обратно».

Он создал ещё один вихрь, направил нужное для усиления количество энергии и направил вихрь так, чтобы помешать духам подниматься вверх. Мыши тут же устремились на Адриана. Искатель тут же опустил вихрь вниз, отправляя духов обратно. И оставил закрывать образовавшийся проём.

— Не так уж и сложно! — отметил он, выдавив неуверенную усмешку.

На этот раз ожил сам портрет. По изображению пробежала рябь. Один раз, другой, третий. Парень послал шаровую молнию уничтожить потрет, но поздно. В воздухе замелькали зелёные линии, напоминавшие узор микросхемы. Этот узор сплетался в человеческое полупрозрачное тело.

— Как же ты раздражаешь… — произнёс механическим голосом голографический призрак баронессы. — Ты раздражаешь даже меня.

— Не понял, ты живёшь в портрете? — опешил юный маг.

— Ха! Тебе это знать скоро будет незачем! Я собираюсь лично заняться тобой.

От призрака к парню протянулись зелёные изломанные линии. Адриан окружил себя вихрем, но линии подключились к нему. Вот только они не начали тянуть энергию, как ожидал искатель. Они начали медленно, но верно распространяться по защите. Адриан тут же убрал барьер и попытался отвести линии. Это удалось, но линии, попав на пол, прочертили какие-то узоры и устремились к парню на уровне его ног.

Голографический призрак тем временем начал петь заунывную печальную песнь.

— Заткнись! — рявкнул Адриан, попытавшись направить навстречу линиям шаровую молнию.

Взрыв. Электрическая вспышка не могла причинить ему вреда. Адриан ухмыльнулся. Призрак перестала петь и злобно зашипела. А искатель тем временем чувствовал, как созданные пением вибрации, начали действовать на него, ослабляя тело.

* * *

Терновый Ад, окруживший Нерту и Мэнлиуса, пришёл в движение. Тернии пытались окутать их, но этому мешал Психический Щит учёной. От баронессы к щиту протянулись зелёные светящиеся линии, напоминающие микросхему, и пытались опутывать щит. Но здесь баронесса столкнулась с мастером магии, и лишить такого мага защиты было непросто.

— Чёртова сучка, откуда у тебя взялось понимание Бездны? — прошипела баронесса, у которой начал пропадать аристократический лоск.

Его заменяло… что-то другое. Кожа натянулась и черты лица заострились, проявив нечто хищное, а светящиеся линии прочертили уже саму кожу. Когти удлинились, глаза заполнило холодное синее пламя. В движениях тела начала проявляться какая-то резкость и изломленность.

Люциан Рэбэнус тоже изменился. Он стал даже не скелет, а беспорядочное скопление костей с черепом, сотканным из тех самых терний. В глазах так же плясало синее пламя. Тело вовсе исчезло, превратившись в мешанину из теней и терний.

— Наконец вы показали свои истинные лица, — прокомментировала их превращение Нерта. — Так сражаться с вами будет проще.

— Заблуждайся, если тебе так нравится, — произнесла баронесса каким-то механическим голосом. — Возвращение к истинному облику освобождает наш полный потенциал.

— Демоны… — дрожащим чужим голосом произнёс Мэнлиус. — Демоны пришли за нами… Время Возвращения.

«Приятных» ощущений парню добавлял яд заклинательницы, который от волнения и страха усилился. Внутренний холод стал каким-то обжигающим. Мышцы напряглись, а по телу забегала дрожь. Парню уже хотелось прекратить всё это безумие хоть как-нибудь, даже ценой Возвращения.

«Если задуматься, в Возвращении нет ничего плохого» — всплыла в сумятице разума единственная мысль. «Возвращение избавит от страданий и приведёт к истинному покою. Разве не это мне нужно?»

— О да, — одобрительно произнёс череп, бывший бароном Рэбэнусом. — Время Возвращения. Особенно для тебя, друг мой.

— Мэнлиус, нет! — воскликнула Нерта. — Ты не должен высвобождать свою силу сейчас! Предоставь всё мне! Я усвоила твои уроки и знаю теперь, как сражаться в Бездне!

Голос учёной помог парню вспомнить. Вспомнить обещания, которые он давал вначале учителю, а затем ей. Вспомнить обещание, которое он давал самому себе. Вспомнить, что он решил бороться за самого себя, за свои честь и гордость.

И он положил руку женщине на плечо. Яд продолжал терзать его тело, но парень держался благодаря решимости.

— Спасибо вам, госпожа Нерта, — произнес он на сей раз уже своим спокойным голосом, даже позволив себе спокойную улыбку. — Благодаря вам я вспомнил о своих обязанностях. Простите своего глупого телохранителя за проявленную слабость.

— Мэнлиус, ты… — Нерта потрясённо посмотрела на него, забыв даже о линиях Регины, пытавшейся пробить щит.

— Пожалуйста, занесите этот инцидент в итоговый рапорт, — попросил парень, зябко поёживаясь. — Небольшое наказание будет мне напоминанием о совершённой ошибке. Не беспокойтесь, я не буду сейчас использовать Силы Бездны. Око Мага, я призываю тебя!

Энергетическая сфера появилась из узора, который начертил парень. А затем он начертил ещё один узор и создал копии сферы, которые окружили его узором, напоминающим какое-нибудь созвездие.

— Госпожа Нерта, пожалуйста, приготовьтесь к контратаке и уберите свой щит. Он только будет мешать, — снова попросил Мэнлиус.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — улыбнулась женщина. — И да, я укажу в рапорте все ваши ошибки.

Нерта изменила щит, преобразовав заклятие в свой веер. Им она отмахнулась от терний, тут же атаковавших их с обоих сторон. А Мэнлиус атаковал лучами из своих сфер, используя энергию времени.

«Я слишком долго полагался на запретную Магию Бездны и стал слишком зависим от неё — подумал парень при этом. «Однако я должен помнить и о том, для чего решил использовать эту силу. Нужно исследовать возможности усиления контроля над Магией Бездны»

* * *

Голографический призрак не стоял на месте и постоянно менял положение, исчезая в одном месте и появляясь в другом. В результате попасть по нему Адриану никак не удавалось. Вместе с тем призрак продолжал свою заунывную песнь, и это пение продолжало ослаблять юного мага. Адриан старался помнить о законах Бездны, но он мало бывал здесь. Одно дело знать, а другое — получить практический опыт применения своих знаний.

В конце концов, блондин рухнул на колени, пока проклятые зелёные линии опутывали его ноги. Парень даже чувствовал, что они впиваются в кожу и становятся частью его. Даже сознание подвергалось их воздействию. Голову пронзила сильная вспышка боли, вынуждая заорать на весь зал.

— Наконец-то! — торжествующе возвестил призрак баронессы. — Признаю, ты оказался неплох и продержался дольше многих самоуверенных глупцов. Но теперь моим слугой станешь и ты. Не бойся, я буду хорошо с тобой обращаться, пока ты будешь делать свою работу.

Адриан изо всех сил пытался освободить свой разум от оков физических законов. Он попытался использовать свои эмоции, вызвал гнев на самого себя.

«Это слишком унизительно!» — попытался напомнить он сам себе. «Я не могу позволить себе такую слабость. Я ещё не сделал всё что хотел.»

«Но чего ты хотел?» — неожиданно появился в голове второй голос, его собственный. «Ты же живёшь ради одних сражений. Вся твоя жизнь была абсолютно бессмысленна. Даже служил своему ордену ты не ради высоких идеалов».

Адриан ошеломлённо расширил глаза, продолжая сжимать голову. Линии поднялись выше и уже охватывали торс.

«Чего я хотел? Действительно… чего?»

«Да. Подумай об этом. Ты же просто позволял себя использовать этим ублюдкам из Совета. И в результате оказался здесь, один на один с угрозой, которая тебе не по силам.»

Что-то внутри парня помешало принять эту идею. Он смог позволить себе усмешку: «Ха, я слишком упрям, чтобы позволять себе такие идеи. Да и жил я ради своего удовольствия. Развлекался с девушками как мог, кутил как мог, сражался как мог, всё ради себя. Иди к чёрту, голографическая леди!»

С этими словами он высвободил свою электрическую энергию и окутал ей всё тело. Линии начали отступать. А затем парень собрался с силами и одним прыжком прыгнул к оку голо-компьютера.

— Я ещё не закончил своё разрушение! — рявкнул он и призвал электрический клинок.

— Нет! — воскликнул призрак.

Однако Адриан обрушил на остатки компьютера своё заклятие, вкладывая в него всю энергию, которую мог представить. Вместе с тем он не чувствовал приближения состояния Дикого Мага. Он чувствовал, что ему доступна энергия всей вселенной и расхохотался от этой мысли:

— Бездна удивительна! И почему её все так боятся?

Но когда его магия продолжила разрушение компьютера, в голове появилось подозрение: «Действительно, почему? Надо спросить у рыжего»

* * *

Мэнлиусу и Нерте тоже пришлось нелегко даже со знанием о свободе Бездны. Демоны тоже не желали оставаться на месте и постоянно носились вокруг них стремительными размытыми тенями. Время от времени они попадали под заклятие Замедления, но быстро приходили в себя.

— Проклятье, моих сил недостаточно, чтобы замедлить их надолго, — проворчал Мэнлиус.

— Даже нескольких мгновений будет достаточно, — тихо, но чётко сказала ему Нерта, надеясь, что демоны не расслышат.

— Недостаточно! — выкрикнула Регина. — Мы находимся в родном измерении! Здесь мы сильнее чем где-либо!

Мэнлиус и Нерта были окружены Психическим Щитом учёной, поэтому атаки демонов их не достигали. Но даже Нерта не знала, как долго продлится такое положение дел. Вопли обречённых душ из Тернового Леса оказывали на её защиту дисгармонирующее воздействие.

— Неужели я и способен использовать лишь свою магию Бездны? — печально произнёс Мэнлиус, стиснув кулаки.

— Друг мой, не время для отчаянья! Вспомни, через что мы успели пройти! Давай попытаемся заманить демонов. Постарайся понять смысл моих действий. Я снимаю щит. Приготовься постоянно атаковать и маневрировать!

— Что? — ужаснулся парень…

Но думать было поздно. Щит исчез. Тернии тут же рванулись к ним и Мэнлиус с Нертой разделились. Мэнлиус успел лишь заметить слабый отблеск со стороны учёной и луч, метнувшийся к нему, но затем исчезнувший. Парня немедленно окружил Терновый Лес, но Мэнлиус ответил атакой Ока Мага, заряженного Искривлённым Пространством. При этом он высвободил энергию в виде воронки, чем и отогнал лес. Он успел заметить некую пульсацию пространства вокруг себя и не сразу понял, что произошло.

Но пол под ним уже расчертили зелёные линии, напоминавшие узор микросхемы, и начали подниматься по телу парня. Мэнлиус почувствовал, как что-то сковывает его движения.

«Я слишком слаб для таких приключений» — с грустью и ненавистью к себе подумал он.

— Вот и настал твой конец, парень, — из терний выступила баронесса. — Спешу тебя разочаровать, даже если бы ты высвободил свою запретную силу, то не достиг бы успеха. Мы осознаём опасность столкновения с тобой и использовали проекции.

— Чёрт, — только и смог выдавить парень.

На краю сознания крутилась идея, что происходит нечто странное. Мэнлиус пока не мог понять что. На периферии зрения картинка как-то странно искривилась.

— И вот ради тебя меня отвлекли от дел? — высокомерно поинтересовалась баронесса, внимательно разглядывая Мэнлиуса и водя около его лица иллюзорными когтями. — Пффф, барон мог бы справиться и сам. Будь добр, теперь умри.

Хотя демонесса использовала проекцию, но по-видимому проекция эта была слишком опасной. Регина взмахнула когтями, намереваясь снести Мэнлиусу голову… Но руку неожиданно остановил барон, протянув несколько ветвей Тернового Леса.

— Нет!

— Что? — опешила баронесса.

— Что? — опешил сам Мэнлиус.

— Он нужен ей! Госпоже Возвращения! — прошипел барон. — Ты же не хочешь её разгневать?

— Ох, трудно служить двум господам сразу, — снисходительно улыбнулась демонесса. — но ладно, тогда я использую Голограмму Подключения, чтобы получить контроль над его сознанием… и освободить его, да?

«Дело плохо…» — понял Мэнлиус, с ужасом слушая всё это. «Я думал, что близок к состоянию Дикого Мага, но оказывается, всё ещё хуже…»

Он чувствовал, что начал дрожать от страха. Самоконтроль отступал перед первобытным инстинктом.

— Да, — ухмыльнулась демонесса жутковатой ухмылкой. — Почувствуй свой страх. Поддайся ему. Ты должен освободиться от ложных иллюзий.

— Я использую проклятые души, чтобы подстегнуть его, — сообщил барон и усилил вой несчастных, заточённых в Терновый Лес.

Самоконтроль уходил, но именно сейчас Мэнлиус увидел, что картинка искривляется ещё больше. И тут… его словно выкинуло из тела. Но на самом деле он неожиданно обнаружил, что находится в своём истинном теле, а тот образ был иллюзией. «Госпожа Нерта, отлично сработано» — ухмыльнулся парень. «Время контратаки. Атаковать проекции бесполезная трата сил. Однако любая проекция связана с хозяином энергетическим каналом. Я должен найти этот канал и оборвать его. Можно послать небольшой подарочек, чтобы они были заняты».

Мэнлиус перешел на режим астрального зрения, но из-за энергоструктуры Тернового Леса ему пришлось постараться, чтобы увидеть нужные каналы. Пришлось фокусировать зрение на определённых лучах астрального света. Затем он соткал Око Мага и зарядил его Замедлением Времени, настроив его своим желанием на бесконечный цикл.

«Скорее всего, демоны будут скрываться в Бездне» — предположил Мэнлиус. «Нужно собраться и вспомнить о законах этого измерения. Даже с помощью своих заклятий я могу устроить здесь противнику серьёзные проблемы».

Юный маг закончил настройку и отправил Око Мага. Демоны почувствовали неладное, но было поздно.

— Нас провели! — возмущённо прорычала баронесса.

Она направила свою проекцию к Мэнлиусу, но канал уже был прерван и проекция исчезла. Рэбэнус атаковал парня своими терниями, но и его проекция исчезла, а следом за ней начал рассеиваться Терновый Лес. «Видимо, их заклятия требуют ментального контроля над территорией» — успел отметить хранитель легенд. «Надо запомнить». Среди терний парень успел заметить Нерту и призраков, которых, видимо, успел поглотить барон.

Ну а настоящие демоны на таком конце оказались заняты, попав в замкнутый цикл замедленного времени. Мэнлиус даже не хотел думать, каково им приходится.

— Вы хорошо справились, друг мой, — с трудом выдавила учёная, когда упала на пол после того как тернии исчезли, и слабо улыбнулась. — Видите? Даже без магии Бездны вы способны справляться с сильными противниками.

— Мне повезло, что мы в Бездне — так же слабо улыбнулся парень. — Но нам надо снять проклятие.

После этого он посмотрел на призраков и недобрым тоном поинтересовался:

— Что скажете? Согласны ли вы освободиться? Ваша подчинённая просила не поглощать вас, поскольку считала, что вы просто оступились.

Призраки переглянулись. Но глава корпорации выдвинулся вперёд:

— Наша ферма поглощается Бездной, — печально произнёс он. — Лучше выбрать освобождение. Может нам удастся сделать реванш потом.

— Реванш?! — воскликнула Нерта. — После всего что произошло, после всего, что вы пережили, вы хотите пытаться снова?

— Чтобы достигнуть успеха, человек должен пытаться, — уверенным тоном произнёс президент корпорации. — Раз за разом, учась на собственных ошибках. Падая и поднимаясь, как мы когда-то учились ходить. Разбивая носы, рыдая, собираясь с силами и начиная вновь. Мы не будем столь жестоки, но продолжим наши исследования по-другому.

«Блин, эти парни слишком опасны» — понял парень. «Могу ли я позволять им переродиться? Боги, сейчас я ощутил такую ответственность на своих плечах…»

Он даже призвал свои демонические лапы. Призраки отшатнулись.

— Мы готовы драться, — сообщил президент корпорации. — Так просто нас не возьмёшь.

— Мэнлиус, не стоит, — уговорила его Нерта. — Вспомни о Предвечном Суде. Для них ещё есть шанс в Городе Мёртвых.

Парень вспомнил жуткие барельефы в зале суда и содрогнулся. А потом с печальным видом кивнул:

— Действительно. Вами займутся. Я бы на вашем месте как следует подумал. Но я буду внимательно следить за научными открытиями. Если я увижу хоть что-то подозрительное, я остановлю тех, кто это делает.

— Предвечный Суд, — с ужасом произнёс президент корпорации. — Как я мог забыть. Ха-ха… Никто не знает, какое решение примет после испытаний в Городе Мёртвых… Итак, что вы теперь будете делать?

Мэнлиус колебался и не убирал свои демонические лапы. Он ещё боялся брать на себя такую ответственность. «Может лучше их сожрать?» В последствии Алэйр с некоторым стыдом вспоминал о том, что тогда принял своё решение, чтобы не стать плохим парнем в глазах учёной.

* * *

Голографический компьютер был уничтожен, а вместе с ним исчез и призрак. Адриан продолжал хохотать как безумный.

— Получилось! Эй, народ, у нас получилось!

— Вот только не получилось! — донёсся из комнаты с генератором голос Кларка. — ты уничтожил голо-компьютер, но это лишь часть системы. Подлинное ядро где-то сокрыто. Впрочем, это неплохо отвлекло защитную систему. Нам осталось совсем немного.

Адриан помрачнел:

— Вот блин! Ну конечно, кто бы стал делать уязвимую точку в тронном зале? Всё-таки был ещё слишком легкомысленным…

— Не вини себя! Ты же не технарь. Но ты нам очень помог, отвлёк защитную систему, благодаря чему мы смогли наладить подключение. Смотри.

Из комнаты с генератором распространились зелёные линии. Этот узор так же напоминал микросхему, но был всё-таки другим. Он продолжал распространяться по залу, окутывая его мягким зеленоватым свечением.

— Нам осталось совсем немного, чтобы заблокировать системы замка, — сообщил Кларк. — Это остановит Прорыв ненадолго. Но по крайней мере у нас будет время убраться отсюда.

Тем временем стрельба в холле закончилась. Двери распахнулись от пинка. В помещение в окружении солдат вошёл Окинус Ледяной Шторм.

— Интересно, можете ли вы использовать свои знания, чтобы ввести в системы комплекса коды ордена Огненной Длани? — поинтересовался ассасин с ехидным тоном.

— Адриан, задержи его! — крикнул Кларк. — Мы не собираемся предавать ценности Академии. Один заказ — один наниматель!

— По-прежнему не желаете сотрудничать — констатировал ассасин без сожаления. — Прекрасно. Не люблю лишнюю мороку. Солдаты, огонь!

* * *

Сияющий мягким белым светом круг окружил призраков. Множество линий судьбы заполняли сейчас пространство. Нерта направила лучи астрального света так, чтобы сделать линии видимыми. Это было необходимо для того, чтобы Мэнлиус лучше понимал процесс экзорцизма. Сам же парень в этот момент следил за призраками, ещё не доверяя им. Свои демонические длани он ещё не убирал, готовый в любой момент пустить их в ход.

Он недовольно проворчал:

— Мне всё ещё кажется, что это не очень хорошая идея, — отпускать их на милость Предвечного Суда.

Нерта ободряюще улыбнулась ему:

— Мэнлиус, пожалуйста, ты должен сдержаться. Разве ты хочешь поддаваться Зову Возвращения?

— Дело не только во мне, — мрачно вздохнул парень. — Если хоть кто-то из них возродит свою ужасную систему, мы будем в ответе за это.

— Эта женщина видит дальше, чем вы, юноша, — произнёс сдержанным тоном глава корпорации. — Вам следует её послушать. Она очень мудра.

— Для вас было бы выгодно манипуляциями с помощью моральных ценностей подвести человека к неверному решению, не так ли? — Мэнлиус сузившимися глазами посмотрел на президента.

Тот рассмеялся зловещим смехом:

— Ха-ха, а этот юноша тоже умён. Но всё же тебе, мальчик, недостаточно жизненного опыта, чтобы осознать важность научных открытий и тот тяжёлый путь, который приходится проходить ради блага цивилизации. Но эта женщина понимает.

— Госпожа Нерта, вы…

— Мэнлиус, он пытается рассорить нас и стравить! Не поддавайся его манипуляциям! — Нерте пришлось отвлечься от выявления нужных Линий среди паутины бесчисленных переплетений судеб.

Она подошла к парню и положила руки ему на плечи, от чего Мэнлиус вздрогнул. Ему было приятно хотя бы так чувствовать близость этой женщины.

— Мэнлиус, я понимаю, что тобой управляет жажда справедливости, — ободряющим тоном произнесла женщина. — Но в жажде справедливости главное не переборщить. Кто мы, чтобы вершить самосуд сейчас? Если бы ты поддался желанию поглотить этих несчастных призраков, разве разрушил бы ты проклятие?

— Госпожа Нерта, я… — потрясённо выдавил парень, осознавая, насколько близко снова приблизился к самому краю.

«Стоит ли на него давить дальше?» — подумала учёная. «Нет, не стоит. Он итак на пределе. Как бы мне это не нравилось, но придётся использовать его симпатию ко мне дальше. Эх, мальчик, я же понимаю, что нравлюсь тебе».

Она улыбнулась и погладила его ладонью по лицу.

— Мэнлиус, я верю, что ты хороший человек и руководствовался лучшими побуждениями. Но сейчас самое время вспомнить о различии между истинным добром и благодумием. Если бы ты поглотил призраков, то лишь принял бы на себя их Линии Судьбы, а не разрушил.

Мэнлиус вначале удивлённо расширил глаза от такого неожиданного для него прикосновения. А потом решил, что должен его обязательно запомнить. Слова учёной показались ему разумными. Парень мрачно кивнул и поклонился.

— Госпожа Нерта, этот глупый ученик благодарит за наставления. Вы только что спасли меня! Я этого не забуду.

Нерта сама удивлённо посмотрела на Мэнлиуса. «Ох, не ожидала я такого быстрого согласия. Юные маги обычно очень неохотно принимают неудобные истины» — потрясённо подумала она, но затем кивнул.

— Очень хорошо, глупый ученик. Тогда слушайся тех, кто разбирается в проблеме лучше тебя. Возьми себя в руки и помоги разрубить нужные линии.

Мэнлиус кивнул и приступил к работе. Ему нужно было просто разрубить подсвеченные золотистым светом линии. Основная сложность была в том, чтобы направить поток энергии через Паутину Судьбы, не задев правильные линии. Так же требовалось определить нужные линии и оборвать те судьбы, что были проклятыми и сложились неправильно. Ошибка могла ухудшить карму мага, а накопление ошибок могло привести к гневу жнецов.

— Чёрт, — прорычал глава корпорации. — Они всё поняли.

— Может нам не помешает несколько десятилетий покоя? — робко подал голос один из директоров.

— Тсч… ты всегда был слабаком, — недовольно прорычал президент.

— Если мы придём в себя пусть даже в других жизнях, сможем по-но