Игра в кошки-мышки (СИ) (fb2)

- Игра в кошки-мышки (СИ) (а.с. Безымянный (Лилия Бернис)-1) 1.08 Мб, 315с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Лилия Бернис

Настройки текста:



Лилия Бернис Игра в кошки-мышки

Глава 1. Узник

Звук падающих камней заставил меня очнуться от многолетнего сна. Чьи-то торопливые шаги и тяжелое дыхание. Неужели люди? Много веков человеческая нога не ступала по склонам моей горы и моей же тюрьмы. Ненавистный священник знал, что делал, когда запечатывал меня в этой тесной горной пещере! Проклятье уверенно держало смертных подальше, не оставляя мне ни единого шанса обрести свободу и вернуться домой.

Тогда почему? Жгучая надежда обдала меня с головы до кончика хвоста. Надо же! Я в заточении уже столько лет, что это глупое чувство считал давно погибшим. Сколько веков прошло с того момента, как мой мир сузился до тонкой щели между камней? Два? Или три? Может, и намного больше. Счет годам я потерял уже после третьего десятка. День сменялся ночью, холодная тишина приходила на смену птичьим голосам. А для меня все оставалось по-прежнему. Я свыкся со своим безграничным одиночеством и неизбывной тоской по дому. Недолгое бодрствование я проводил в воспоминаниях о бесконечных и завораживающих трансформациях смертоносного Хаоса, о черноте Бездны и мягких прикосновениях Тьмы к чешуе. Дом. Как тягостно оказаться вдали от родных мест, быть навеки заточенным в чужом, унылом мире, населенном исключительно смертными. Воспоминания о моем мире заставляли выть от тоски и бессмысленно царапать когтями пропитанные светлой силой скалы. Только сон мог временно спасти от этой муки. Я впадал в спячку с каждым разом все на более и более долгие годы. Сколько я проспал в этот раз? Возможно, лет семьдесят? Не знаю.

Торопливые шаги приближались. Меня обдало восхитительной волной чужого ужаса. Ноздри уловили сладкий запах свежей крови. О, Бездна, как же я голоден! Ближе! Я с остервенением прижался к узкому просвету между скал. Слишком маленькая, выходящая в пещерный коридор щель не давала возможности увидеть что-либо, кроме клочка земной поверхности и колючего куста на ней. Там, вдали, отчетливо пахло людьми. Они приближались. Я вонзил когти себе в плечо. Голод силен, но ему нельзя уступать. Если я не удержу себя, то второго шанса обрести свободу может не появиться еще несколько столетий. Безумие уже начало охватывать мой устойчивый, но все же далекий от совершенства разум. Еще немного такого уединения, и я бы сам себя не выпустил. Обезумевших демонов Бездна не любит. Их участь – превратиться в энергетическую пыль. Плечо пылает от моих ядовитых когтей, но я продолжаю вспарывать ими свое тело. Боль отвлекает от голода, мысли стремятся вдаль, в сторону безграничной и ласковой Тьмы, в отчаянии умоляя ее не оставить меня. О, Бездна, пусть они придут ко мне!

Возможно, Бездна так устала слушать мои мольбы о свободе, что решила наконец-то им внять.

Судя по звуку шагов, смертные торопливо приближались. Частое и тяжелое дыхание… Я прижался к слишком маленькой для меня щели, силясь увидеть хоть что-нибудь. Вход в туннель заслонил темный силуэт. Женщина была вся в крови, изодранное платье, порезы на груди и плечах. Лицо было опухшим, а под глазом виднелся лиловый синяк. Она нервно осмотрела небольшую пещеру и облегченно вздохнула. То, что за дальней стеной этой пещеры скрывается моя темница, женщина не заметила. Я замер, боясь спугнуть ее случайным шумом или дыханием. Тем временем, женщина втащила в пещеру такого же грязного и исцарапанного мальчишку.

– Мама, они…

– Тсс! – оборвала она мальчишку. – Иди сюда и сиди очень тихо.

Мать схватила парнишку за испачканную руку и, затащив вглубь пещеры, замерла у стены в самой глубине, в одном дыхании от меня… Я уже слышал голоса других людей, похоже, преследователей. Это было забавно. Века одиночества сменились богатым выбором возможных спасителей. Кого же выбрать? Женщина с ребенком мне не подходят. Как только она меня увидит, сразу сбежит и мальчишку прихватит. Сын ее, всего-то лет десяти, расплачется или в обморок упадет. Если убегут, то их преследователи сюда не станут заглядывать. Это было бы моим поражением. Лучше подожду, пока эту парочку здесь найдут. Со взрослыми мужчинами всегда договориться легче. Очень жаль, что пропитанные Светом стены моего узилища не позволяют принять человеческий облик. Сколько бы проблем во взаимопонимании решились сами собой, притворись я попавшим под обвал человеком.

Тем временем, мать с сыном стали очень тихо перешептываться. Я давно не слышал человеческую речь и с удовольствием прислушивался к переменам в местном языке. Понимание любого языка смертных для демонов не проблема, но я все же не сразу смог сосредоточиться на смысле их разговора. Близость пищи и жгучая боль от когтей в плече отвлекали на себя мое внимание.

– Папа умер? – всхлипнул паренек.

– Не знаю, Сереженька, очень надеюсь, что да, – женщина смахнула слезы грязным обрывком рукава.

– Я не хочу, чтобы он умирал, мама!

– Тише ты, – зашипела она, – хочешь, чтоб эти звери нас нашли? Лучше умереть, чем так… чем то, что они делают с людьми.

– Я их ненавижу! – угрюмо прорычал паренек. – Пусть только сунутся! Убью!

Так-так. А мальчишка стойкий. Может, попытаться? Хотя… Лучше еще подожду.

– Не говори глупостей! Чем ты их убьешь? Не вздумай лезть к ним, слышишь? Даже думать не смей!

– Но они… папу… – паренек зашелся безмолвным рыданием. Его плечи тряслись от тихих всхлипов.

– Тише. Успокойся… – женщина принялась гладить сына по растрепанной голове. – Вот увидишь, они скоро уйдут. Здесь плохое место. Видел озеро, когда бежали? Оно еще кипело и парило?

Мальчишка неуверенно кивнул.

– Таких озер очень много в округе. Из-за них воздух здесь ядовитый. Место так и называется – Долина смерти. Вот увидишь, им скоро станет плохо, и они уйдут.

Ядовитый газ в воздухе! Ай да святоша! Вот почему люди не приходят сюда веками. Силен был старик, чтоб ему на том свете икалось. Однако, что же произошло с этой семьей, если они предпочли травиться ядовитым воздухом? Еще интереснее мне теперь эти смертные, преследователи отчаянной парочки. Это что ж за личности, если люди предпочитают смерть от яда их компании? Впору завидовать начинать, ведь я такого страха перед собой еще ни у кого не вызывал. Голоса и топот множества ног приближаются к моей пещере. Скоро они будут здесь. И я уже не уверен, что хочу иметь с ними дело. О демонах ходит много неприятных историй, и, по большей части, они все верны. Но в одном они все ошибаются. Мы, порождения Тьмы и Хаоса, никогда не причиняем никому бессмысленного вреда. Часто мы служим орудием убийства одних людей другими, но никогда не вредим из чистой прихоти. Ну, почти никогда. Наша пища – ужас и кровь низменных душ. Тех душ, что склонны именно к бессмысленному насилию и жестокости. Решение принято.

– Они ссскоро будут зссдессь, – прохрипел я своим рычащим голосом. Речь давалась с трудом, так что эти слова прозвучали еще более зловеще, чем я опасался.

Женщина отпрянула от разделяющей нас каменной стены и, увидев наконец-то меня, сделала глубокий вдох. Думаю, вид моего желтого глаза с красным вертикальным зрачком без крика выдержит редкий смертный.

– Нет! – воскликнул мальчишка, быстро подскочив к матери и крепко ее обняв. – Только не кричи, мамочка, пожалуйста! Я знаю, там монстр, я давно его заметил, но он нас не трогал все это время!

Женщина поперхнулась воздухом и медленно опустилась на землю. Она села, обхватив руками колени, и закусила нижнюю губу. Взгляд ее не отрывался от моего глаза. Я и сам знаю, что, по сравнению с людьми, огромен. Нужно их срочно успокоить.

– Прошшу васс, не бойтессь меня, – раздвоенный язык в зубастой пасти играл со мною злую шутку. Чистой человеческой речи не получалось. Знал бы раньше, практиковался бы разговаривать сам с собой. Но теперь уже поздно.

– О… Он… Оно! Разговаривает! – выдавила из себя моя потенциальная спасительница.

– Разссумеетсся, ведь именно поэтому вы меня и зссаметили, – не удержался я от небольшого ехидства. Что поделать? Я же демон, в конце концов.

– Вы нас съедите? – хмуро спросил мальчишка.

Надо же, я ожидал от него криков, истерик и прочих проявлений неустойчивой детской психики. А он держится вполне достойно. Хм… Стоит присмотреться к нему внимательнее.

– Разссумеетсся, нет. Вашши недруги сссовссем сскоро найдут проход в пещщеру. Я готов помочь вам ссспасстись в обмен на маленькую уссслугу, – в своем нетерпении я сделал ошибку, чуть не ставшую для меня роковой. Просунул лапу в щель, громко заскрежетав когтями по холодному камню. Мать с сыном резко отшатнулись, меня обдало волнами ужаса, исходящего от них. Страх был двойственным, они не знали, чего боятся больше, меня или своих преследователей. Справившись со своими чувствами, я заставил себя отступить от узкого проема. – Не нужно меня боятьссся. Я не причиню вам вреда. Я просссто хочу покинуть это место. А вы можете мне помочь.

– А вы кто? – неожиданно спросил мальчик. – Инопланетянин, да?

– Нет, я проссстой демон.

– Их же не бывает! – набычился парнишка. Его мать, все еще в состоянии шока, молча таращилась в просвет моей темницы.

– Я же есссть.

Женщина несколько раз перекрестилась. Вот так всегда, стоит им встретить самого обыкновенного демона, как начинаются эти глупые суеверные движения и молитвы. И что я им сделать успел? Не бывает меня! Надо же! В этом мире что, других демонов не осталось? Как такое может быть?

Люди снаружи вплотную приблизились ко входу в мое узилище. Еще немного и они найдут пещеру. Тогда придется договариваться с ними, чего мне совсем не хочется.

– У васс мало времени. Сслышите голоса? Они рядом. Оссвободите меня и я уничтожу ваших врагов!

– А потом и нас уничтожишь? – выдавила из себя женщина.

– Нет, мы можем зссаключить договор. Вы мне поможете, а я вам.

– И… Чего же ты захочешь за свою помощь? – прошептала смертная.

Я осмотрел еще раз эту парочку. Они явно были в отчаянии, ведь даже мое появление не заставило их бежать без оглядки навстречу своим преследователям. Со мной у них есть шанс договориться, а с ними, видимо, нет. Даже если они не осознают этого своим разумом, то чувствуют на уровне инстинкта. Это очень хорошо. Иметь дело с глупцами ни один демон не захочет.

– Мои усссловия такие. Один из васс меня осссвобождает, а потом приложит все усссилия, чтобы помочь мне отыссскать свое иссстинное имя. Взамен я буду верно ссслужить и охранять моего ссспасссителя. Я ссстану верным псом, покорным рабом, исссполню любую волю госссподина. До тех пор, пока не найду сссвое имя и не сссмогу вернутьссся домой.

– Ты что, забыл, как тебя зовут? – удивился мальчишка. – Как такое может быть? Выбери себе другое имя, если прошлое забыл.

– Не зсссабыл! Его похитил тот монах, который зссаключил меня в этой пещщере! Он отнял мое иссстинное имя. Я могу выбрать сссебе любое другое, но иссстинное имя только одно! Безсс него я не могу вернутьссся домой.

Снаружи послышался короткий свист.

– Пацаны, тут пещера! Надо проверить, – прозвучал приглушенный мужской голос.

– А сам че? – хохотнул издали второй.

– Да стремно одному лезть. Мало ли, что эта коза из темноты в меня воткнет или бросит.

– Ладно, ща спущусь.

Женщина в ужасе отпрыгнула подальше от входа, почти прижавшись спиной к щели между нами.

– У васс мало времени.

– Я согласен! – выступил вперед мальчишка. – Что нужно делать?

– Сергей! – воскликнула мать.

– Нет, мам, все правильно. Или мы доверимся этому демону, или нас сейчас схватят еще худшие монстры.

Женщина испугано закусила губу, но промолчала.

– Так как у меня нет иссстинного имени, договор ссскрепим, ссмешав нашу кровь. Пролей свою кровь на зссемлю.

Паренек быстро разодрал один из подсохших порезов на руке и пролил несколько капель на землю возле самой щели. Я вынул когти из своего плеча и стряхнул с них свою оранжевую кровь в то же место. Послышалось негромкое шипение. От земли поднялся ярко-зеленый язычок пламени. Огонек несколько раз сменил цвет и растаял в воздухе. Договор считался заключенным, Тьма приняла наши клятвы.

– Теперь повторяй зсса мной. Я, сссмертный сссын сссмертной матери и сссмертного отца, кровью сссвоей и влассстью сссвоей прощаю и оссссвобождаю тебя. Бысстрее!

В пещеру вошли двое мужчин в черно-белой одежде со странными металлическими предметами в руках. Я такого еще не видел. Как же изменился этот мир? Мой новый хозяин уже заканчивал повторять за мной формулу снятия светлого заклинания. Разум демона отличается от разума смертных. В восторге и нетерпении от будущей свободы, я одновременно оценивал стойкость мальчика, решившегося на договор со мной, смотрел, как исчезают символы Света на стенах моей тюрьмы, и слушал преследователей моего господина.

– Что тут за фигню они творят? Слышь, воняет? – прохрипел первый мужчина.

– … мать! Валим! – прокричал второй, уставившись в мою сторону, и бросился к выходу.

Я с наслаждением ощутил, что узы перестали сковывать тело. Захотелось выпрямиться, встать во весь рост и зареветь от счастья! Но нельзя. Мой юный господин может не оценить такого поступка. Светлое проклятье больше не удерживало стен пещеры от влияния Хаоса. Я аккуратно, чтобы не устроить обвал, дохнул в сторону узкой щели, сквозь которую столько лет смотрел на мир. Перегородка пошла мелкими трещинами и осыпалась на землю. Шаг, еще один. Вот он, выход!

– Подождите зссдесссь. Сссмертные не любят сссссмотреть на работу демонов, – обратился я к своим освободителям. Они часто закивали, не имея никаких возражений, что меня только порадовало. Похоже, они были в ужасе. Выбравшись наружу, я осмотрел себя. Лапы с длинными острыми когтями, антрацитовая чешуя блестит и переливается на солнышке. Симпатичный двухметровый хвост с ядовитым жалом на конце. Пощупал морду: все четыре загнутых назад рога были на месте. По спине до самого хвоста спускается двойной ряд острых шипов. Все клыки и резцы тоже на месте, а из ноздрей вырывается легкий огонек. Просто красавчик, а не демон! И что их так во мне напугало? Наверное, у глаз нездоровый цвет. Все-таки несколько столетий в темной пещере провел. Однако пора приступать к своим обязанностям. Кто там посмел напугать моего господина? Запах и слух сообщили мне, что четверо людей мужского пола спешно убегают, чего допускать было нельзя. Расправив свои широкие кожистые крылья, которыми всегда гордился больше всего, я несколько раз хлопнул ими по воздуху и оторвался от земли. Полет! Как его описать тому, у кого никогда не было крыльев? Никак! Ощущение свободы затопило меня от ноздрей до жала хвоста. Удивительно, ведь пока не попал в заточение, я совершенно не ценил эту свою способность. Бедные бескрылые демоны, не знающие ощущения скорости и высоты! Хотя это, конечно, их проблемы.

На первого смертного я спикировал сверху и сломал ему шею, а во второго вонзил жало хвоста. Третий человек так легко не отделался, поскольку мои ядовитые когти рассекли ему грудь. Кровь! Какой запах у нее и вкус! Клыки принялись рвать плоть поверженной добычи. Силы медленно вливались в изголодавшееся в заточении тело. Это была самая вкусная трапеза за все мое существование!

Последний злодей достал странный металлический предмет, направил его в мою сторону и произвел несколько оглушительных хлопков. Что-то несколько раз отскочило от чешуи. Я с удивлением оторвался от своего первого за столетия обеда. Человек еще раза четыре хлопнул, несколько секунд с надеждой смотрел на меня, а потом, бросив свою железку, с громкими воплями принялся бежать.

Я выдохнул небольшой клуб дыма и бросился в погоню. Ужас беглеца приятно туманил мне сознание, моя сущность пила его как редкий дивный напиток. С этим, последним смертным торопиться я не собирался. Приблизившись на достаточное расстояние, мой хвост обвил его ноги, сверху на человека опустилось трехметровое тело.

Он выглядел так вкусно! Не удержавшись, я облизал его своим раздвоенным языком. Мужчина тонко завизжал. Нужно что-то делать со своей несдержанностью, высший демон обязан себя контролировать, если не хочет стать низшим. Медленно и аккуратно мой язык проник сквозь мягкую кожу виска и погрузился в солоноватый мозг жертвы. Нет, это не особые вкусовые пристрастия. Это – способ добычи информации! Если демону нужен ответ на какой-то вопрос, то смертный даст его даже без физического контакта. Достаточно взгляда, слова и воли. Но какой вопрос можно задать, чтобы получить полное представление о современном мире? Вот и приходится выяснять все столь грубыми способами. Я сосредоточился, вбирая в себя память человека, его опыт, знания, мироощущение.

Процесс занял некоторое время, но по его прошествии я уже отлично понимал, что из себя представляет изменившийся мир. Вот только странная навязчивая идея моей жертвы о каких то масонах и инопланетянах никак не поддавалась анализу. Абсолютно никаких фактов и логических цепочек! Это при том, что, по мнению этого человека, они всеми и правят. Впрочем, это сейчас неважно. Важно другое.

Мир за эти века действительно сильно изменился. Люди придумали множество потрясающей техники и предметов. Они ездят на автомобилях, летают на самолетах и даже спускаются в глубины океанов! При этом на Земле не осталось ни одного демона! Их, то есть нас, почитают за сказки или же за религиозное метафизическое «нечто», которое вроде есть, но никто не видел! Как так получилось? Когда меня заточили в той пещере, в этом мире было много демонов, духов и богов. По земле бродили тысячи наших учеников – чародеев. Смертные продавали нам свои души или обменивали чужие на всякие мелочи. Нам такой торг был приятен, Повелитель с удовольствием использовал их в нашем мире, ведь до перерождения душа щедро делится энергией со своим владельцем. Сколько всего держалось на таком взаимодействии! И что теперь? Куда все делось, если человечество больше в нас даже не верит? И что, Свет меня побери, в таком случае стало с моим миром? Я что, единственный демон в мире смертных? Досадно, что не получится даже проверить, как дела дома, не отыскав своего истинного имени. Хотя… Пару сотен лет ждали и еще могут подождать. Я все обязательно выясню, но сперва верну себе свое имя!

В памяти моей последней жертвы было еще кое-что. Судя по тому, что он видел, отец мальчика уже умер и тело его выглядит…хм… как бы это лучше сказать? В общем, не стоит ему на это смотреть, у детей психика на такое не рассчитана. А папик у моего юного господина действительно был папиком. Современные люди называют таких как он мафиози или бандитами. Вот он и был бандитом и бизнесменом по совместительству. Наниматель четверки мертвых тел, которых я как раз аккуратно прикапывал в ближайшем лесочке, имел свое виденье криминальной ситуации в городе и взялся очень активно его продвигать в мозги несогласных элементов при помощи свинца и пыток.

Похоже, моя служба обещает быть очень интересной! Обязательно пообщаюсь поближе с этим главным врагом. У меня появились некоторые планы на его «бизнес», объединенный с наследством моего нового хозяина. Будет весело попробовать себя в новом образе современного зла!

Глава 2. Демон-хранитель

Я немного потренировался и обуздал наконец-то свой непослушный язык. Теперь моя речь ничем не отличалась от современных людей, если не считать хриплого зловещего голоса. Вспомнив в итоге как убрать действующий на подсознание смертных диапазон, я удовлетворенно кивнул. Можно возвращаться к моему господину.

Мать с сыном выбрались из пещеры и уже успели привести себя в порядок, насколько это было возможно. Женщина при моем приближении подобралась и закрыла собой мальчика.

– Ты убил их? – требовательно спросила она. Я только сейчас обратил внимание, какой у нее приятный голос. И сама она была довольно хороша для смертной.

– Убил, – подтвердил я. – Вы все еще меня боитесь? Я не могу причинить вам вреда. Что бы ни случилось – я на вашей стороне.

– А ты в зеркало на себя смотрел? – ехидно спросила эта язва. – Я так понимаю, ты теперь должен быть рядом с моим сыном? И как ты себе это представляешь? Мы должны сообщить властям, что завели экзотическую зверушку?

Вот ведь удивительная смертная! Как быстро пришла в себя после пережитого. Недаром она была женой местного криминального авторитета.

– А можно потрогать тебя? – выглянул из-за спины матери Сергей.

– Я полностью в твоей власти, мой юный господин. Ты можешь делать со мной все, что пожелаешь. Прошу только не трогать жало хвоста и когти, так как они ядовиты.

– Сергей, подожди! – попыталась удержать его мать.

– Это мой демон! – вырвал руку паренек и с восторгом прикоснулся к моей чешуе. Я терпеливо лег на землю, позволяя своему новому хозяину щупать себя, дергать за рога и пытаться оторвать с моего бока пару чешуек. Как-то второпях я не подумал о таких перспективах договора с ребенком. Но что теперь поделать?

Женщина увидев, что я никак не угрожаю ее сыну, тоже успокоилась и подошла потеребить мое крыло. О, Бездна, ощущаю себя не демоном, а светлым артефактом!

– Меня зовут Марина, – проговорила она.

Я повернул к ней голову. Эх, смелая женщина! Надо было с ней договариваться! Если бы она суеверно на меня не крестилась – так и сделал бы!

– Приятно познакомиться, Маришка, – извлек я из памяти погибшего бандита улучшенный вариант ее имени. Маришка нервно хихикнула.

– Меня так с детства никто не называл, но я не против такого обращения от своего спасителя. А у тебя есть имя?

– У меня нет имени, – печально вздохнул я. Тоска по дому снова принялась грызть мое сознание.

– Тогда я назову тебя Игорем! – радостно сообщил мальчишка, пытаясь заглянуть в мою правую ноздрю. И что он там нашел?

– Так звали его игуану, – просветила меня Марина. – Сергей, это тебе не игуана, он разумное существо. Может, ему не захочется так называться?

– Я с удовольствием буду Игорем для своего господина, – ответил я. Действительно, какая разница? Это же не мое истинное имя, а как-то называть они меня должны. – Маришка, нам пора уходить. Воздух здесь действительно ядовит.

Женщина снова с сомнением на меня уставилась.

– Был бы ты поменьше, еще можно было спрятать. Но ты просто огромен. Как такое чудище вывести в город? Подумают, что дракон появился. Кстати схожесть поразительна, особенно когда лежишь вот так на земле.

– Так истории о драконах от нас и пошли, – фыркнул я. – Мы можем ходить как на двух, так и на четырех конечностях, а многие еще и пламенем дышать могут, и не только им. Я могу принять человеческий облик, но много лет мне не приходилось этого делать. Не уверен, что справлюсь с управлением такого тела без тренировки.

– Это не важно! – воскликнула Маришка. – Превращайся скорее! Лучше пусть пялятся на неадекватного человека, чем в панике разбегаются от чешуйчатого монстра.

Я задумался. Нужно было придать себе форму человека, вид которого был бы одновременно не раздражающим и уверенным в себе. Всплыл в памяти какой-то актер, виденный моей последней жертвой по телевизору. Немного изменив лицо и подправив фигуру, сделав ее не такой мускулистой, я сосредоточился на этом образе. Нет, чего-то не хватает. Его прическа ежиком мне не импонировала, так что я удлинил волосы и покрасил их в черный цвет. Вышло неплохо. Мужественные скулы, прямой нос и карие глаза, тело мускулистое, но не перекаченное. Длинные эстетичные пальцы рук – настоящий джентльмен! Вот только костюм мне не полностью нравился. Последний раз я был среди людей в эпоху кружевных манжет и воротников. Так что пиджак с брюками я оставил, как и рубашку с лакированными ботинками, а вот кружева добавил на рукава и вместо галстука. Вышло забавно. Выйдя из концентрации, я услышал здоровый смех своего господина и наткнулся на изучающий взгляд Маришки.

– Необычно. Я бы сказала, что так никто не ходит, но выглядит неплохо, – подвела она итог моего превращения. – Похож на киношного вампира.

– Должен же я поддерживать репутацию злобного искусителя? – загадочно улыбнулся я.

Маришка поперхнулась смехом.

– Вставай, герой-любовник, пора возвращаться. Может, мой супруг еще жив.

Я отрицательно покачал головой.

– Мне пришлось прочитать память одного из бандитов. Когда они отправились за вами, он уже был мертв. Не думаю, что стоит возвращаться в ваш дом, у вас есть другое место, где можно временно пересидеть?

Женщина печально покачала головой и обняла сына, на глаза которого накатились слезы.

– Понимала ведь, что шансов мало, но хотелось верить до последнего.

– Я достану их всех, Маришка. Теперь у меня такая работа, учитывая, чем занимался твой муж.

– Ты хочешь спасти весь бизнес Андрея? – она сделала ударение на слове «весь».

– Теперь все это принадлежит тебе и моему юному хозяину, – откинулся я на спину, ощущая неровности земли своей новой кожей. У демонической шкуры таких радостей не случается. – Если ты доверишься мне, то мы не только все сохраним, но и значительно приумножим. Есть у меня мысль. Лучше демона в таких делах никого не найти. Ты оформишь меня как своего заместителя, и вместе мы все уладим.

– Посмотрим. Вставай, нам пора идти. Есть в Елизово одна квартира, записанная на Сергея, туда и отправимся.

Вот тут у меня возникли проблемы. При попытке подняться с земли, я не удержал равновесия и опустился на лишенную хвоста человеческую пятую точку. Мой хозяин прыснул от смеха, а я угрюмо попытался повторить попытку. С большим трудом мне, наконец, удалось поднять свое тело на ноги. Руки не слушались и качались в такт движения тела независимо от моей воли. Я сделал шаг, еще один. Пришел на ум фильм про зомби, вот именно так я сейчас двигался! Маришка за спиной расхохоталась.

– Эй, демон! Не туда идешь!

– Мозгииии, дайте мне мозгииии, – поддержал мою идею Сергей. Я даже не сомневался в своем молодом господине! Силы на издевательства у людей находятся всегда!

Около часа мы пробирались через густой подлесок. За это время я с некоторым трудом подчинил свое человеческое тело и двигался вполне сносно. Когда закончился небольшой лесок, нам открылись Горы с большой буквы. Я уставился на это чудо природы и повернулся к Марине.

– Как вы вообще сюда добрались?

– На вертолете, – невозмутимо сообщила эта особа. – Час с лишним летели. Муж хотел тут построить туристическую базу с гостиницей. Это зверье у нас на хвосте было с самого Петропавловск-Камчатского. Они наш вертолет сразу вывели из строя, – удрученно поникла Маришка.

– А их вертолет? – с надеждой спросил я.

– Понимаешь, – замялась Марина. – Мы, когда убегали, не верили что выживем. Вот я и…

– Что? – я начал догадываться о судьбе вертолета.

– Я в им в топливный бак все свои тампоны запихала! Я их много взяла, не известно же, сколько месяцев нам пришлось бы тут сидеть! Решила, пусть тоже загнутся в этой Долине. А топливо из канистр вылила.

Слов у меня не было. Вернее были – но исключительно из устного народного творчества. Перспектива пробираться по горам и лесам с ребенком на руках меня не вдохновляла. Но что поделать?

Я оставил своих подопечных в безопасном месте и вернулся на их временную базу. В деревянном рубленом домике на полу среди тел охраны лежало тело отца семейства, доведенное с помощью пыток до ужасного состояния. Быстро залез в шкафы и собрал теплую одежду для Марины с сыном, прихватил кое-какие припасы и взглянул-таки на вертолеты. Полученная от последней жертвы информация в сочетании с демоническими способностями позволили разобраться в довольно-таки сложном устройстве современной техники и прийти к выводу, что ремонту в горно-лесных условиях они не поддавались. Даже если ремонтник – демон. Без топлива эти железки тоже далеко не улетят. Значит, пешком придется. Вздохнув, я поджег дом вместе с вертолетами. Пусть будет смерть от пожара – меньше вопросов придется решать.


Вот уже неделю мы пробирались по горным и лесным тропам. Мне приходилось регулярно охотиться на всякую дичь, чтобы мои подопечные не упали в голодные обмороки. Один раз нам встретился бурый медведь. Это мохнатое чудовище грозно взревело, встало на задние лапы и двинулось на нас. Испугал! Я принял свой истинный вид, тоже встал на задние лапы и грозно заревел. Скорость бега с препятствиями у мишки оказалась на высоте. Его как ветром сдуло! Только вдали неопределенно мелькали мохнатые задние лапы.

На десятый день нам встретилась группа туристов с проводником во главе. Проводник внимательно выслушал наш горестный рассказ о лесном пожаре и трудностях перехода. Долго качал головой и цокал языком, изумленно рассматривая мой чистый и аккуратный костюмчик. Состояние одежды Марины с Сергеем к этому моменту оставляли желать лучшего.

– Это просто невероятное везение, – вынес вердикт хмурый проводник, поправляя съехавшее с плеча ружье. – Без помощи, самостоятельно пройти такой путь. Считайте, что попали в список местных легенд.

Иностранные туристы с интересом нас рассматривали и что-то спрашивали у пожилой женщины в джинсах и свитере. Женщина быстро застрекотала на английском языке. Что она говорила, я не прислушивался, мне это было не интересно, однако туристы в ответ немедленно заохали и заахали. Сердобольная девушка в ковбойской шляпе подскочила к Сергею и принялась доставать из рюкзака консервы и прочие радости путешественника. Остальные от нее не отставали, и, в конце концов, вокруг нас собралась внушительная гора всевозможных припасов. Обозрев кучку, я уныло принялся собирать ее в два простеньких мешка на лямках, которые подарил проводник. Когда я стоически закинул оба мешка на плечо, толпа снова удивленно загудела. Ну да! Все это весило по виду немало, но не на Маришку же вешать? Мне-то что? Я не чувствовал никаких неудобств. Наверное, легкость, с которой я управлялся с этим грузом, и привела туристов в такой восторг. Они долго щелкали нас фотоаппаратами и громко галдели.

Я отказался от сопровождения. Столько дней обходились без гида – и дальше неплохо справимся. Проводник сообщил, что если дальше идти по этой тропе, то очень скоро она выйдет на дорогу. Я поблагодарил его за совет, махнул Марине с Сергеем и пошел в указанном направлении.

Что сказать? Дорога здесь была! На это отчетливо указывали остатки зернистого асфальта по бокам от ухабов. Она была, но видимо очень давно. Вместо дороги теперь на лентообразной полосе, разделяющей лес, властвовали ямы, лужи и густая грязь. Транспорт ездить по такой экстремальной местности без танковых гусениц явно опасался. За полчаса нашего неспешного продвижения по этому болоту мы не встретили ни одного автомобиля. Мои подопечные уже начали ощутимо сдавать, ноги их заплетались, а лица были унылыми. Как ни странно, ни Сергей, ни его мать на тяготы пути не жаловались и с упорством осадного тарана продолжали идти вперед. Мне-то что? Я – демон, усталости не знаю. Но вот за хозяина я уже начал беспокоиться. Когда в моих сопротивляющихся подобному обращению с собой мозгах сформировалось окончательное решение поднять Сергея себе на закорки, ухабистая пыточная полоса сделала неожиданный поворот и влилась во вполне опрятную и асфальтированную трассу. Автомобили трудолюбиво пыхтели мимо нас в обоих направлениях. Я с удовольствием рассматривал эти достижения человечества. Одно дело пользоваться заемной памятью, и совсем другое – увидеть своими глазами.

– Деньги! – внезапно сообщила мне Маришка тоном смертельно больного человека.

– Деньги? – переспросил я ее.

– Даже если кто и остановится, бесплатно не повезут, – пояснила женщина.

– А, так вот ты о чем. Скажи, у твоего мужа или у тебя есть тайник, где вы откладываете наличность на всякий случай?

– Ты про сейф? Зачем тебе?

– Ты ответь на вопрос, – оборвал я ее. Ну, действительно, сколько можно напоминать о своей демонической природе и некоторых возможностях, связанных с этим?

– Есть сейф, не думаю, что его нашли, – послушно ответила Маришка.

– Представь, как он выглядит внутри. Постарайся как можно лучше вспомнить все детали.

Маришка удивленно на меня посмотрела, но все же сосредоточилась. Через миг я поймал картинку, протянул руку и захватил из нее пару пачек с денежными купюрами. Визг Маришки сопроводил успешное извлечение из сейфа денег. Она потрясенно уставилась на валюту в моих руках и даже потыкала в нее пальчиком, убеждаясь в реальности. Когда реальность денег при помощи тактильных ощущений была окончательно доказана, женщина задумчиво прикусила ноготок на большом пальце правой руки.

– Это, конечно, хорошо, – проговорила она, рассматривая аккуратные зелененькие сотенки. – Доллары нам пригодятся. Но платить ими за автостоп? Рубли оттуда достать сможешь?

– Смогу, – невозмутимо сообщил я, протягивая ей новую пачку, на этот раз красного цвета. Бумажки были номиналом по пять тысяч рублей.

– Круто! – возопил мой хозяин.

– Все равно много! Достань еще тысячные.

Я послушно выполнил заказ, попутно прихватив внушительную женскую сумочку из той же комнаты. Не в руках же ей таскать столько денег, а эту сумочку я в ее сознании всю дорогу вижу! При виде этого женского предмета, Марина опять завизжала, захлопала в ладоши и чмокнула меня в щеку. Я прикоснулся пальцами к месту поцелуя. Неожиданный ход!

Как оказалось, ход был неожиданным только для меня. Для Марины это была продуманная хитрая комбинация по использованию меня в качестве службы доставки! Пока я, слегка отвыкший от женского общества, приходил в себя, эта ведьма вытянула из меня футболку с джинсами и кроссовками для Сергея, один светло-голубой женский костюм, пару туфель на каблуке, белую блузку и кокетливую шляпку. Когда мое сознание вновь объединилось с мозгом, я понял, что в ближайший час мы ловить попутку не будем. Почему? Потому что мать с сыном целенаправленно отправились обратно в лес. Не нужно быть демоном, чтобы понять их намерение срочно переодеться. Уныло вздохнув и сетуя про себя, что скоро своими добрыми (и бесплатными!) делами заработаю себе билетик в рай (упаси Бездна!), я поплелся следом.

– А воды сможешь добыть? – вынырнула Марина из-за куста. – Хочется хоть немного умыться.

Я фыркнул и отвернулся. Вот еще! Больше за бесплатно даже не пошевелюсь!

– Игорь, ну пожалуйста! – донесся голос моего господина. Вот ему я отказать никак не могу. Пришлось подчиниться.

Я медленно прошествовал мимо возмущенно зашипевшей и поспешно прикрывшейся обрывками грязного убранства Маришки.

– Ты что, не видишь? Я же переодеваюсь! Никакого такта! – громко возмутилась она.

– Смертная, ты кое-что забыла, – почти пропел я, отращивая когти и выкапывая в грунте ямку в локоть длинной, шириной и глубиной. – Я – демон, а не человек. Мы относимся к разным видам. Без хвоста, рогов и чешуи ты мне не кажешься привлекательной в качестве самки.

С удовольствием созерцая возмущенно открывающую и закрывающую рот Маришку, я подышал на подобранный камешек и бросил его в ямку. Со дна весело забил родник, наполняя до краев импровизированный водоем. Стенки я заговорил, так что вода с землей не смешивалась и была кристально чистой. Закончив работу, я невозмутимо сел под развесистым кленом и закрыл глаза.

– Хам! – донесся до меня вопль со стороны родника. Я довольно растянул губы в улыбке. Как говорят современные люди: сделал гадость – сердцу радость!

Длинная колонна разнообразного транспорта проносилась мимо нас, никакого внимания не обращая на поднятую руку Маришки. Солнце непреклонно близилось к горизонту, обещая нам перспективу ночевки на свежем воздухе у обочины дороги. Мать с сыном без устали теребили меня на предмет что-нибудь поесть из горячего и вкусного, от чего я отговаривался тем фактом, что могу доставлять только те предметы, вид которых и местоположение они могут четко представить, предлагая покормиться подаренными консервами. С течением времени настроение все сильнее портилось у всех, кроме меня. Консервы они есть уже не хотели. А мне-то что? Я не так давно неплохо подкрепился, да и без кормежки легко держался все те годы, что провел в пещере.

Разозленная Марина достала из сумки одну пачку баксов и стала голосовать при помощи ее. Первый же водитель потрепанной грязной девятки резко ударил по тормозам. Автомобиль с визгом остановился и начал сдавать назад. Открывшаяся передняя дверь продемонстрировала коротко стриженного крепко сложенного пассажира и худого, ошалело смотрящего на нас водителя.

– Вам куда? – осведомился крепыш.

– В Елизово! – радостно сообщила Маришка.

– Прыгайте на заднее, довезем, – оскалился пассажир.

Быстро запихнув меня и Сергея в машину, Марина хлопнула дверцей, и девятка двинулась с места. Еще при посадке я ничего не мог сделать с лукавой улыбкой, поселившейся на моем человеческом лице. Знала бы эта дура, с какими намерениями ее подобрали! Поездка обещала для меня новые развлечения, о перспективе которых я не спешил просвещать своих спутников. А нечего баксами махать вдали от жилья человеческого! Будет ей урок.

Когда на небе зажглись почти все звезды, которым положено гореть по ночам, девятка неожиданно свернула на такую же убогую лесную дорогу, как и та, по которой мы прошли немалый путь до автострады. Мы уже несколько минут тарахтели по ухабам, когда Маришка, наконец, что-то заподозрила.

– Почему мы свернули? Куда вы нас везете? – задала она вопрос.

– Срежем! – проговорил высоким голосом водитель. Было видно, как он нервничает, и Марина повернулась ко мне.

Я уже не улыбался – я откровенно и зловеще скалился, сверля спину крепыша-пассажира. Видимо моя спутница сумела сделать правильные выводы из такой реакции, так как спешно задергала дверную ручку, которая, как и положено, не поддавалась.

– Выпустите нас немедленно! – запаниковала она. – Остановите машину!

– Останавливай, Тоха, тут уже нормально, – донесся голос крепыша.

Машина послушно замерла. Водитель резко развернулся и схватил Марину за волосы, сбивая с головы кокетливую шляпку.

– Не двигайтесь, – проговорил он, приставляя к горлу моей спутницы дешевый откидной нож с пластиковой ручкой. Мне в голову смотрел четырьмя уродливыми дулами тупоносый травматик «Оса».

– Ты тоже не дергайся, петушок. С близкого расстояния, да в голову – издохнешь как миленький, – проинформировал меня бритоголовый. Я невозмутимо кивнул. – Выходи из машины, и без глупостей. Иначе, Тоха прирежет твою бабенку. Все понятно?

Я снова кивнул, бросил взгляд на оцепеневшего от шока Сергея и послушно вышел.

– Руки за спину, – приказал крепыш. И снова я послушался. Бандит с силой связал мне руки какой-то проволокой и пнул под колени. Пришлось упасть на землю.

– Что-то ты тихий какой-то и послушный, – подозрительно сообщил он мне, обматывая ноги. – Обычно драться пытаются, кричат… Немой, что ли?

– Нет, – проинформировал я, – просто не считаю, что крики что-то изменят.

– А ты понимающий мужик! – заржал грабитель. – Вот бы все такими были! Будешь и дальше таким молодцом – отпущу живым, вот те мое слово!

Приятельски хлопнув меня по бедру, он вернулся к машине и вытащил оттуда заплаканную Маришку. Та истерически всхлипывала и попыталась вырваться. Попытку пресекли сильным рывком за волосы и элегантной солдафонской пощечиной. Худой выкладывал из сумочки стопки денег, каждый раз удивленно присвистывая.

– Слышь, Колян, они, походу, банк грабанули. Или толстосума какого! Гляди, бабла сколько!

– Фарт на нашей стороне, Тоха! Я же говорил! А ты не верил.

Марина впилась в меня удивленным и укоризненным взглядом. Сказать она ничего не могла, хоть, по виду, и очень хотела. Ее за истеричность наказали кляпом. В ответ на яростный взгляд я пожал плечами и одарил ее ясной улыбкой. Сообразив, что я наслаждаюсь ситуацией, она грозно замычала в грязную засаленную тряпочку. Сергей сидел в сторонке на траве и угрюмо молчал, за что я ему был благодарен!

– И все же тут что-то не так, – заметил Колян. – Из всего семейства сопротивляется только баба. Малец какой-то слишком тихий. Этот расфуфыренный индюк тоже ведет себя слишком спокойно…

– Забей! – махнул рукой водитель. – Это хорошо, что не визжат. Смотри, лучше, какие формы у этой цыпочки.

Худой бандит довольно цыкнул языком и полез рукой под блузку Маришки. Та забилась в безуспешных попытках сопротивления, чем только спровоцировала похотливый хохот со стороны грабителей.

– А ведь она уже кого-то приголубила, – проговорил бритоголовый, проводя толстым пальцем по почти сошедшей гематоме под глазом своей добычи.

– Тем лучше, – заржал второй. – Значит, в курсе чё к чему.

Крепыш медленно расстегнул ширинку женских брюк и запустил туда ладонь. Второй провел языком по ее шее и закусил мочку уха с золотой сережкой. Марина забилась с удвоенной силой и горестно замычала в свой кляп.

Сергей, спокойно сидевший до этого рядом со мной, вдруг поднялся.

– Игорь, я думаю, что хватит. Она все поняла.

Сначала я удивился. Неужели он понял причину моих действий, а вернее – бездействия? Потом сосредоточился и ощутил ЕЕ! Связь! У мальчика, как оказалось, был немалый магический потенциал, а договор его успешно активировал. Все это время Сергей через связь чувствовал мои намерения. Он знал, что я жестко контролировал эмоции бандитов и, появись у них мысль о немедленном убийстве моих подопечных, реакция демона оказалась бы быстрее. Марина была склонна к импульсивным поступкам, вроде демонстрации пачки долларов на дороге посреди леса. Необходимо было ее серьезно проучить, чтобы впредь думала, что делает. Нам ведь с ней еще не один год предстоит вместе работать, а с глупцами я не был намерен вести дела. Мой хозяин прекрасно все понял и не стал мешать! Ух, как мне повезло! Я сделаю из него настоящего воина. И мага! Потом, когда найду свое имя, можно будет заключить родовой договор. Взаимовыгодный и долгосрочный! Все эти мысли пронеслись у меня в голове в течение какого-то мига, который люди даже ощутить не смогли бы. Но Сергей ощутил. Он серьезно кивнул мне и перевел взгляд на мать.

– Как прикажешь, господин, – ответил я, с нежностью улыбаясь двум обернувшимся на разговор бандитам.

Мои проявившиеся демонические клыки добавили улыбке обаятельности. Оба грабителя выпучили глаза, а Маришка облегченно вздохнула и возвела глаза к весело перемигивавшимся звездам. Я легко разорвал путы и, отрастив когти, двинулся к двум несостоявшимся насильникам.

– Это еще что за х….?! – выдавил из себя крепыш, наблюдая мое неспешное приближение в свете автомобильных фар.

– Это? – спросил я, взглянув на свои когти. – Это – смерть.

Я резко сорвался с места и вонзил когти сразу в обе шеи. У них не было шансов, не было времени даже осознать происходящее. Их души покинули этот мир быстро и незатейливо. Проводив их тоскливым взглядом, я вскрыл сонную артерию крепыша и с наслаждением начал пить его кровь. Все еще связанная Маришка позеленела и с отвращением повернулась ко мне спиной. Мой юный хозяин, наоборот, с интересом наблюдал за трапезой.

– Заканчивай быстрее, я, между прочим, тоже голодный. Хочу съесть хотя бы гамбургер, – сообщил он мне через некоторое время.

Я кивнул, нехотя отрываясь от своей жертвы, слизнул раздвоенным языком выступившие из раны капельки крови и потащил обоих подальше вглубь леса.

По возвращении мне открылась очаровательная картина. Маришка, освобожденная от кляпа и веревок на руках, сидела на переднем сидении девятки и с остервенением выдирала гребешком те клочья, которые по какому-то упущению не выдрали бандиты. При этом она изливала душу небольшому зеркальцу на русском народном языке, изредка вставляя нормальные слова для связки предложений. Ее затейливый монолог описывал во всех красках нерадивого сына, умудрившегося подцепить этого придурковатого демона, придурковатого демона, позволяющего лапать честных женщин всяким уродам… Ну и так далее. Увидев меня, она, не прерывая свою речь, направленную теперь только в мой адрес, подскочила ко мне и отвесила солидный пинок по моей пятой точке. Сергей, уловив мои эмоции, спешно отступил на несколько шагов. Маришка замахнулась, чтобы выписать еще и пощечину, но я мгновенно преобразовался в свой истинный облик и поймал ее за поднятую руку. Вознес истеричку за эту конечность до уровня своих глаз, а это, если я на ногах, метра три с половиной. Женщина испуганно икнула и замолчала.

С помощью своего раздвоенного языка я поднял ее подбородок, заставив смотреть прямо в глаза.

– Первый и поссследний раззссс я прощаю тебе эту выходку, – прошипел мой демонический голос с изрядной долей инфразвука, вгоняя женщину в непреодолимый ужас. – Второй разсссс сссстанет в твоей жизсссни поссследним! Ты поняла меня, ссссмертная?

Маришка испуганно закивала. Я опустил ее на землю и вернулся в человеческий облик.

– Ты машину водить умеешь? – невозмутимо спрашиваю, осматривая девятку.

– Умею, – ответила Марина, все еще со страхом косясь в мою сторону. – Только дай мне несколько минут.

Я кивнул. Она убежала в растущие недалеко кусты, а я посмотрел на Сергея. В этот раз он тоже меня не остановил. Мальчик пожал плечами и сел на заднее сидение.

– У отца не получилось. У тебя, я думаю, получится, – донесся до меня из машины голос хозяина. – Она не плохая. Просто ветреная. Так отец про нее всегда говорил.

Глава 3. Демонические хлопоты

На Камчатке мы пробыли около трех месяцев. За это время Маришка получила свидетельство о смерти мужа и полностью влилась в бюрократическую процедуру принятия наследства, которая обещала затянуться на неопределенный срок. Хоронили погибшего в лесном пожаре бизнесмена в закрытом гробу. Его супруга изъявила желание совершить акт предания тела земле на московском кладбище, куда и привезла, как само тело, так и нас с Сергеем. Мне она очень быстро сотворила при помощи Елизовских органов внутренних дел паспорт на имя Чертанова Игоря Дмитриевича, что я воспринял со сдержанной радостью. Для любопытных и прессы я был объявлен давним другом семьи, избегавшим общественности по причине своего нелюдимого характера.

На похороны пошел только для того, чтобы оценить пришедших позлорадствовать. Таких было очень много. Люди в строгих костюмах стояли с печальными лицами и слушали монотонно бубнящего батюшку. При каждом «Аминь» по мне стадами пробегали неприятные мурашки, но я держался. Но вот что интересно! Солидные дядьки по очереди печально рассказывали, каким был хорошим и правильным бизнесменом Андрей Владимирович Зареченский, как его все уважали и любили, а в это время в их головах крутились сотни вариантов чего бы поиметь с такого расклада и как получше распаять нажитое всеми любимым покойником добро. Особое мое внимание привлек низенький седоволосый толстячок с объемной родинкой на внушительной шее. Этот был особенно счастлив, ведь именно он отправил убийц помочь усопшему насладиться камчатскими достопримечательностями. Можно сказать, он был косвенной причиной моего спасения. Я – демон благодарный, и при первом же удобном случае готов вернуть должок со всеми начисленными процентами! Ладони моего благодетеля были вспотевшими от напряженных размышлений, и мне ничего не оставалось, как воспользоваться этой возможностью! Сунув чистенький носовой платок в руки Сергея, я тихо его проинструктировал. Малец уловил мой замысел сразу, а через связь получил полное представление о цели задуманного. Он серьезно кивнул, взял платок и стал продвигаться через толпящихся людей. Около толстяка Сергей неожиданно споткнулся и растянулся под его ногами. Мужчина, кряхтя, нагнулся, помогая встать сиротке, поднял с земли платок и протянул мальчику.

– Спасибо, – неловко пробормотал мой хозяин, забирая платок. Есть! Теперь я этого «друга семьи» найду где угодно.

Рядом стоял другой мужчина лет тридцати и хмуро взирал на действо, разыгранное Сергеем. От него волнами исходила бессильная ярость. Так! Судя по эмоциям, это был помощник покойного. Очень преданный помощник. На поминках обязательно познакомлюсь. Нужно сохранить для Сергея как можно больше надежных людей.

Поминки напоминали светский раут. Никто не напивался, люди собирались кучками в углах и вели отвлеченные разговоры. Заинтересовавшую меня личность пришлось поискать. Искал я бывшего помощника Зареченского недолго, он обнаружился в холле. Бутылка водки в руках, нарезанная колбаса на салфетке и до верха наполненная стопка, глухо чокающаяся о фотографию с черной ленточкой.

– Могу я составить Вам компанию? – спросил я, подходя поближе.

Мужчина растерянно обернулся, поблуждал взглядом по стенам и потолку и, наконец, сфокусировался на моем лице.

– Садись, если надо, – буркнул мужчина. – И не выкай мне. Не то настроение. И что надо франту, вроде тебя, от моего общества?

– Игорь, – протянул я руку подвыпившему помощнику.

– Евгений, – ответил тот пожатием. – Наливай, раз пришел.

Я разлил прозрачную жидкость из бутылки по стопкам, одну протянул Евгению, а другую поднял сам и незаметно поморщился. Демоны не то чтобы не любят алкоголь. Просто мы не пьянеем от него как люди. А на вкус – дрянь редкостная.

– За Андрюху! – провозгласил мой новый знакомый. – Пусть земля тебе будет пухом, брат!

Не чокаясь, мы выпили, я бросил в рот пару ломтиков колбасы, чтобы перебить хоть чем-то этот ужасный привкус.

– А ты что же, новый хахаль Маринкин? – внимательно рассматривая меня, задал вопрос Евгений. – Быстро же стервятники налетели. Все хотят что-то поиметь. Твари!

Неприязнь в мою сторону хлестала через край. Этого еще не хватало!

– Нет, – спешно опроверг я домыслы, разливая новую порцию прозрачной отравы. – Мне не нужны деньги. У меня достаточно средств для безбедного существования. Да и не в моем вкусе Марина.

Помощник внимательно уставился в сторону общего зала, где порхала на высокой шпильке шикарная брюнетка в черном траурном платье, мало что скрывавшем на ее фигуре.

– Это она-то не в твоем вкусе? – хихикнул мой собутыльник. – Может ты это… по мальчикам больше?

Я небрежно махнул рукой.

– Глупости. Моя ориентация вполне типична, просто именно Марина – не в моем вкусе.

– А что ж ты с ней, как приклеенный, везде ходишь?

– Должок у меня перед Андреем. Вернее перед Сергеем теперь, – загадочно сообщил я.

– Что еще за долг? Почему я не знаю? – встрепенулся помощник.

– Долг не денежный. Скорее – моральный. Надеюсь, ты не возражаешь, если я не стану посвящать тебя во все подробности? – вопросительно поднял я правую бровь.

– Да как хочешь! – махнул рукой Евгений, но стопку отставил в сторону. Было видно, что он собрался и взял себя в руки. – И как именно ты собрался отдавать свой долг?

– Для начала, войду в курс всех дел. Марина возглавит дело до совершеннолетия Сергея. А уж я не дам ей наделать глупостей. У меня немалый опыт в таких вопросах. Нельзя позволить растащить то, что создавал своим трудом Андрей.

Помощник Зареченского расхохотался.

– Думаешь, Павлов тебе позволит? – спросил он, вытирая выступившие слезы – Если он даже Андрея смог достать, то тебя раздавит, не заметив, – кивнул мой собеседник в сторону толстяка.

– О! – рассмеялся я в ответ. – Боюсь, он не доживет до такой радости.

– Мальчишка! – зашипел Евгений. – Что ты понимаешь? Думаешь, сможешь вот так легко достать эту тварь? Было бы все так просто, я бы и сам давно…

Мужчина замолчал. На его лице отразилась напряженная мыслительная работа.

– А что это ты мне так просто все свои планы раскрываешь? – подозрительно прищурился вдруг он. – А если я очередная крыса? Или тоже хочу урвать себе кусочек всеобщего счастья? Ты же меня знаешь пять минут.

– Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь. Еще я знаю, что ты никогда не пошел бы на такой шаг. Ты верен и предан Андрею, и я очень рассчитываю на это твое качество по отношению к Сергею.

– Значит, не просто так ко мне подсел, – угрюмо констатировал помощник.

– Значит, не просто, – кивнул я.

– Все равно до Павлова тебе не добраться.

Евгений выпил, наконец, свою стопку и поднялся из-за журнального столика. Я проводил его задумчивым взглядом. Если мои соображения насчет него правильны, то после несчастного случая с господином Павловым этот человек сам придет ко мне.

– До встречи через три дня! – крикнул я ему в спину. Евгений передернул плечами, но не обернулся.

Когда все разошлись, я перехватил своего хозяина и загадочно вывесил перед его носом белый платок.

– Не желает ли мой господин получить пару уроков по магии? – вежливо задал я вопрос.

По тому, как загорелись интересом глаза Сергея, я понял, что желает и даже очень. Вот и хорошо, а то последнее время ходил как туча грозовая. Мы спустились в подвал особняка. Местечко обширное и вполне нам подходит, но немного убраться не помешает. Это «немного» я предложил сделать Сергею вдвоем. Энтузиазм от перспективы магических уроков был столь велик, что мой господин безропотно взялся наравне со мной воевать со шваброй и половой тряпкой. Когда битва за чистоту окончилась, и лишние предметы мебели были убраны в другие места, я положил на стол платок с остатками пота нашей жертвы.

– С чего начинается магия разрушения? – патетически вопросил я в пространство.

– С заклинания? – радостно ответил мой хозяин, ерзая на стуле.

– Нет, мой господин. Магия разрушения начинается с ауры! В первую очередь, необходимо увидеть ауру личной вещи потенциальной жертвы или предмета, на котором остались частицы ее организма. Потом, с помощью заклинаний, в эту ауру можно внести необратимые изменения. Теперь задание. Сосредоточься на этом платке, не отвлекая свои мысли на что-то другое. Дыши медленно и глубоко. Когда увидишь много разных цветов вокруг платка – сообщи мне.

С этими словами я оставил Сергея сопеть над платком, а сам откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

Сражение с платком у моего юного хозяина длилось два дня, все это время я находился рядом, тщательно наблюдая за его энергетическими потоками. К неопытным магам всегда норовит присосаться парочка энергетических паразитов. К вечеру второго дня раздался победный клич. Мальчишка едва не взорвал нашу связь своими эмоциями, сильно нарушив мою координацию. Когда я смог сосредоточиться, то с удовольствием рассмотрел полностью настроенный канал между Сергеем и намеченной жертвой. Теперь самое главное! Остаток вечера мы посвятили заклинанию Хаоса, нарушающему связь души и тела. Когда мой ученик смог полностью и правильно произнести необходимые слова, не нарушая свою связь с энергией платка, я удовлетворенно кивнул. Главное действо мы запланировали на следующую ночь. Мальчик отправился спать, я же дождался полуночи, преобразовался в истинный облик и полетел в лес искать ингредиенты.


Я сидел с чашкой кофе за ноутбуком и яростно рубился в компьютерную игру. Вот ведь смертные придумали! Демоны у них, конечно, были какие-то ущербные и неправильные, но фантазией люди вполне компенсировали свое незнание. На заднем плане бубнил висящий на стене плазменный телевизор. Коротко стриженная брюнетка с периодичностью в час повторяла одно и тоже на протяжении дня. Сергей еще спал после ночного заклинания. Мальчик познал все прелести энергетического истощения. Маришка с утра пораньше упорхнула в нотариальную контору, и я был полностью предоставлен самому себе.

«Не успели пройти похороны загадочно погибшего на Камчатке известного коммерсанта Андрея Зареченского, как новая необъяснимая смерть потрясла Москву. Крупный бизнесмен, владелец сети ресторанов и нескольких производственных предприятий, Алексей Михайлович Павлов этой ночью скончался в больнице от сердечного приступа. Как сообщают врачи, до сегодняшней ночи у Павлова никаких проблем с сердцем не наблюдалось. Семья убеждена, что смерть бизнесмена – дело рук его конкурентов. Однако, милиция…»

Шаги позади меня нарушили идиллию. Пришлось лапать вокруг себя диван в поисках пульта, чтобы убавить звук телевизора.

– Здравствуй, Евгений, – не оборачиваясь, поздоровался я.

– Как? – прозвучал вопрос за спиной.

– Как я тебя узнал? У тебя специфическая походка. Думаю, что ты получил когда-то ранение в ногу. Визуально хромоты почти не заметно, но на слух звук шагов отличается, – проинформировал я, добивая с помощью кнопки мыши какого-то монстра.

– Я не это спросил! – раздраженно сказал Евгений. – Как ты до него добрался? У него была охрана как у президента, он не ел и не пил ничего, не дав попробовать кому-то из своих ребят. Все врачи, журналисты и даже просто знакомые тщательно проверялись и контролировались. Меня интересует, КАК ты это сделал?

– Извини, Женя, но это мой маленький секрет. Делиться своими тайнами ни с кем не собираюсь, – поднялся я от компьютера и подошел к своему гостю. – Ты лучше ответь мне на один вопрос. Что ты решил?

– Я же здесь, – буркнул Евгений. – Не знаю, что ты за тип, но случай с Павловым ясно показал твою серьезность. Я согласен поработать с тобой на благо Сергея. Вся команда пойдет за мной. Ради Андрея и его сына. Но учти, если увидим с твоей стороны какой-то левак – пеняй на себя!

– Чудненько! – пропел я, перепрыгнув через спинку установленного в гостиной дивана. – Это надо отметить! – после чего достал из бара бутылку красного вина и два бокала. Евгений все это время пялился на меня, переваривая мою эксцентричность.

– Надеюсь, я не пожалею о своем выборе, – пробормотал он, принимая от меня бокал.

– О! Не беспокойся. Тебе понравится! – рассмеялся я, делая глоток. – Скоро придет Маришка от нотариуса, и мы сможем обсудить детали. Формально все дела возглавлять будет она.


Я со всей силы махал крыльями, но они не отставали. Попытка добраться до другого материка проваливалась на глазах. Они словно знали о моих намерениях, заранее оставив пару ангелов на пути возможного бегства. Стрелы, напитанные светлой силой, больно вонзались в меня со всех сторон. Два ангела несли на руках пожилого священника в длинной коричневой рясе. Остальные методично обстреливали мое и без того уже израненное тело. Сил не хватало ни на битву, ни на бегство. Еще немного и ловушка захлопнется!

Отчаянно рыкнув, я сделал единственное, что было возможно в моем положении – перевел физическое тело в духовное состояние. Освобожденной энергии хватило для того, чтобы оказаться на другой стороне столь негостеприимного материка. Конечно, это их с толку не собьет, но должно задержать на достаточное время. Надеюсь, его хватит для того, чтобы добраться до Ягаты. Она, конечно, вполне может меня просто убить, не утруждаясь действиями по оказанию помощи, но уж лучше смерть, чем рабство! Но чтобы до нее добраться, придется вновь создавать физический облик. В духовном теле через ее барьеры даже Повелитель не пройдет. Наверное.

Подвывая от боли, беру энергию из собственной составляющей. Опасно, почти самоубийственно, но хоть какой-то шанс.

Они словно этого и ждали. Только лишь я сформировал материальное тело, как от виднеющейся вдали земли отделилось несколько крылатых точек. Тьма! Так быстро настигли! Это же невозможно! Неужели ангелы пронесли смертного светлым порталом?

Совершив крутой вираж, пытаюсь уйти от погони, не теряя из вида береговой линии. Надежда таяла на глазах, ведь место обитания Ягаты теперь было у меня за спиной. Погоня летела как раз с той стороны, куда я так отчаянно стремился. На второй скачок сил уже не хватит.

Вдали показался обширный полуостров. Я ускорился, направляясь к нему. Там, среди вулканов, было обширное ущелье. Сделав резкий разворот, я пошел на снижение, надеясь затеряться среди скал и пещер. Тщетно. Они устремились за мной, загоняя меня в угол. Когда я уперся в отвесную скалу, отступать было уже некуда. Сверху за мной следили ангелы, не позволяя подняться в небо. Старик коснулся земли и оперся о посох, который сжимал все это время в своих руках.

– Это конец, демон! – ударил он концом посоха в камень у своих ног. Земля задрожала и вокруг меня стали подниматься новые стены. Я в ужасе заметался из стороны в сторону…


Хлопнула дверь, выводя меня из неприятного сна.

– Игорь, у нас проблемы! – закричал с порога Женька.

– А когда у нас их не было? – зевнул я, поднимаясь с мягкого кресла. Буря эмоций моего коллеги заставила напрячься. – Что случилось?

– Рейдеры наехали на главный офис «Горстали». У них Марина.

– ЧТО? – взревел я. – Кто?

– Мы не знаем, какие-то залетные. С наскока положили всю охрану, завели своего нотариуса и забаррикадировались. Полные отморозки! Так дела не делаются! На Марину сильно давят, но она умничка, пока держится. Без тебя отказывается что-либо подписывать и тянет время. Меня за тобой и отправили.

– Поехали, – спешно накинул я на себя кожаную куртку. – До входа довезешь, потом будь готов объясняться с МВД. Объяснять придется много.

– Ствол возьми, – протянул мне свой пистолет Женя.

– Обойдусь, – отмахнулся я. Мы спешно сели в машину. Евгений за руль, а я – на пассажирское сидение рядом. – Сергей знает?

– Нет, он в школе. У него сегодня контрольная по геометрии. Пусть спокойно сдает. Все равно он ничем не поможет.

Я покачал головой. Тут Женька ошибался. За последние три года Сережа поднаторел в магии и мог существенно меня поддержать. Об этих его возможностях мы договорились никому, кроме Маришки, не рассказывать. Сама Марина заинтересовалась магией лишь после одного забавного случая. Мы осваивали науку управления предметами на расстоянии. Сергей учился поднимать силой воли с каждым разом все более и более тяжелые вещи. В момент одного из таких занятий вернулась Маришка, освободившись раньше со встречи директоров. Заходит она в наш особнячок, а вся мебель хаотично парит вокруг нее. В центре этого хаоса восседал на столе в позе лотоса мой юный господин. Увидев мать, он потерял контроль, и дорогая итальянская мебель ссыпалась на пол. Что потом было! Марина кричала и вопила, называла нас психами и монстрами. Пыталась даже заставить меня все починить. Вот еще! К концу монолога она поинтересовалась, можно ли ей так научиться. Я сообщил, что магические способности или есть от рождения или передаются демоном человеку. На вопрос, не мог бы я передать ей тоже немного таких способностей, мне пришлось детально описать способ этой самой передачи. В ответ она возмущенно фыркнула и заявила, что лучше переспит с гигантской болотной жабой, чем с рабом собственного сына. Честно сказать, Маришка меня буквально восхищает. По своему характеру она сильно напоминает демониц моего мира. И гадости научилась мне устраивать в лучших традициях хвостатых дам!

Автомобиль резко затормозил у входа в главный офис нашего сталелитейного завода. Дверной проем охранялся двумя упакованными в костюмчики парнями с коротконосыми «УЗИ» в руках.

– Чертанов Игорь Дмитриевич? – уставился на меня один из этих индивидов. Я коротко кивнул. – Пятый этаж, вторая дверь направо, – проинформировали меня, словно я сам не знаю, где у Маришки кабинет находится.

Я аккуратно поправил кружевные манжеты, выглядывавшие из-под кожаной куртки, и неспешно прошествовал к лифту мимо лежащих на полу сотрудников и державших их на мушке братков. В кабинете мне предстала сама Марина, гордо взиравшая на всех со своего директорского кресла, пятеро вооруженных мужчин, похожих на ту парочку, что встретила меня у входа, и сухонький мужичок в квадратных очках. Судя по эмоциям, это был скучающий из-за длительной задержки нотариус. Увидев меня, Маришка встрепенулась и ехидно стрельнула глазками на своих обидчиков. Те выстрел заметили, но смысла понять не смогли. Заметно приободрившаяся клиентка заставила парней занервничать, бросая на меня хмурые взгляды. Один из бандитов подошел ко мне и принялся лапать с головы до ног с целью обыска. Ничего не нашел и заметно успокоился. «Рано успокоился», – язвительно заметил я про себя. Только по окончании этой маленькой процедуры приветствия, я обернулся к Марине.

– Тебя уже и на минуту нельзя одну оставить? – спросил я, нахмурив брови.

– Я что, сама их сюда притащила, по-твоему? – ехидно прошипела мне она в ответ.

– Так! – хлопнул по столу один из братков. – Ты сказала, что все подпишешь, как только придет этот хмырь! Вот он хмырь, вот она ручка. Рисуй! – вручил он Марине серебристый паркер.

Марина не подвела. Взяв в руки письменную принадлежность, она с садистским удовольствием изобразила на месте подписи высунувшего язык чертенка.

– Да ты… да я тебя… – побагровел от ярости бандит. – Ну, все! Тебе предлагали все решить по-хорошему? Не захотела? Пеняй на себя!

Браток замахнулся, чтобы ударить Маришку по лицу, но его рука до намеченного места не долетела. Я ее перехватил. Еще чего! Мне нравится ее лицо и без синяков оно выглядит эстетичней! Говорю это как тот, кто видел оба варианта! Бандит, увидев свою руку в моем захвате, округлил глаза.

– Ты кто такой? – взревел он в праведном гневе, пытаясь освободиться.

– Для начала, я хотел бы знать кто ВЫ такие, – спокойно проговорил я, выпуская его руку и фиксируя взглядом четыре дула автоматов, уставившихся на меня.

– Покупатели мы! – ответил тот, потирая запястье.

– Да? – деланно изумился я. – И что покупаете?

– Фирму покупаем! Тебе какое дело, придурок?

– За смешную сумму, между прочим! – встряла Маришка. Я строго покачал головой.

– Так дела не делаются, ребятки. Кто же главный покупатель?

– Не твоего ума дело! – отозвался еще один браток.

– Очень даже моего. Видите ли, мои инкуаторские друзья, я являюсь главным заместителем Марины Кирилловны и советником по всем финансовым вопросам. И как ее советник, предпочитаю вести дела только с надежными людьми.

– Это ты кого инкубаторским назвал, петух? – взревела жертва моего захвата.

Разговор окончен. Я быстро ударил по почкам ближнего ко мне бандита. Очень больно ударил, между прочим. Он взвыл и упал на пол возле стола. Меня в том месте уже не было. Я спешно разоружал в этот момент четырех оставшихся братков. Сами братки моих скользящих движений даже не рассмотрели и в ступоре уставились на пустые руки. Нотариус и вовсе ничего не понял, удивленно переводя взгляд с бандитов на меня и Марину. Дополнительно я каждому прописал по удару в затылок, обеспечивая им спокойные сновидения.

– У тебя десять минут времени, пока я дойду до нижнего этажа. Если встречу тебя в здании по прошествии этого времени – убью, – зубасто оскалился я, обращаясь к нотариусу. Тот часто закивал головой и пулей выскочил из кабинета.

– Без крови сможешь обойтись? – спросила Марина, выйдя из-за стола и попинывая носком туфли одного из бессознательных братков.

– Нет, – сообщил я. – Они напали на мою территорию. По меньшей мере, один из них – моя законная добыча.

– Опять мне генералу Золотову VIP в «Аквариум» дарить, – расстроилось это чудо в юбке.

– Да тебе жалко, что ли? Это ж наш бордель! – восхитился я.

– Не бордель, а гостиничный комплекс с номерами «люкс» и лучшим японским рестораном в городе! – возразила Маришка.

– Там можно шлюху снять! – привел я последний аргумент.

– Очень дорогую шлюху! – подняла наставительно указательный палец эта спорщица. – А клиентам VIP эта услуга предоставляется бесплатно.

– Не обеднеешь, – фыркнул я на объятую жадностью Маринку и хлопнул за собой дверью.

– Игорь! – донеслось до меня с той стороны. – Ты забыл тела.

Я вздохнул, вернулся в кабинет и аккуратно вытащил смирно сопящих рейдеров в коридор. Прятавшаяся до этого момента под столом секретарша изумленно наблюдала за переносом бандитов через приемную.

– Ой, Игорь Дмитриевич, а что с ними…

– Тсс! – приложил я палец к губам. – Потом, Танечка, все потом. Сиди тут тихонько и никуда не выходи. Ничего не пугайся и не выпускай пока Марину Кирилловну. Поняла? – женщина нервно кивнула. – Вот и умница.

Эту пятерку гангстеров я убивать пока не собирался. Хорошенько связав и заклеив им рты скотчем, я оставил их досматривать сны в подсобном помещении рядом со швабрами и пустым ведром. Если быстренько все успею, то можно будет полакомиться в спокойной обстановке. Управился я действительно быстро. Кроме моей пятерки, на административном этаже бандитов не оказалось. По паре человек патрулировали коридоры на остальных этажах. Их я тоже просто отправил поспать, аккуратно сложив всех рядком на втором этаже. Освобождение самого последнего сектора я обставил в стиле голливудских фильмов. Немного пострелял из трофейного «Узи», продемонстрировал разные приемы восточных единоборств и прочие спецэффекты. Все ради публики, благоговейно взиравшей на мои достижения. Демонстрировать свои демонические возможности на глазах у десятков сотрудников и посетителей мне не улыбалось. Гаркнув, чтобы вызвали лучших друзей человека с мигалками и в форме, я поспешил к отложенной на десерт пятерке бандитов.


– Марина Кирилловна, я все понимаю, но сколько можно? – печально проговорил пожилой генерал, обозревая пятерых обескровленных братков с разодранными шеями.

– Аркадий Степанович, мне искренне жаль, что пришлось вас побеспокоить лично. Но обстоятельства нас к этому вынудили, – вкрадчиво проговорила Маришка, подсовывая ему VIP-карту, с которой задорно подмигивала 3Dшная рыбка. Генерал нахмурился, но карточку взял.

– Знаете, Марина Кирилловна, если что, я вам этого не говорил, но наши сотрудники вовсю судачат о том, что вы завели себе какого-то маньяка-спецназовца.

– Да вы что? – удивленно хлопнула глазками Маришка, незаметно бросив на меня злобный взгляд.

– Что за монстр на вас работает? Рано или поздно мы все равно это выясним. Ваш помощник, конечно, боец не плохой. Все ваши сотрудники едва следы ему не целуют. Героем считают. Но у меня вопрос. Не он ли занимается вот этим безобразием? – кивнул генерал на трупы и прямо посмотрел мне в глаза. В ответ я безразлично пожал плечами. Марина приняла это как знак согласия с моей стороны и радостно пригласила Золотова к нам в гости на чашечку кофе, где ему все подробно объяснят! Я же не это имел в виду! Ну, Марина, ну и стерва. Такой пакости я от нее не ожидал! И куда теперь деться бедному демону?

Я успел заехать в школу и забрать Сергея. Эту частную школу я проверил тщательнейшим образом, внимательно изучил как директора, так и весь преподавательский состав, включая немалое количество охраны здания и периметра. Особенно меня порадовало видеонаблюдение, маленькие камеры тайно присутствовали даже в туалетах. Убедившись, что моему господину в этих стенах ничего угрожать не может, я успокоился, тем более что и сам хозяин активно сигнализировал по нашей связи о своем нежелании обзаводиться оригинальным хвостом в виде меня.

Теперь Сергей сидел, поджав ноги, на диване и с интересом пялился на широкий экран плазмы, с которой вещала уже знакомая брюнеточка о моих славных подвигах этим днем.

«Сегодня, при попытке рейдерского захвата офисного здания „Горстали“, владельцем которой является известная коммерсантка Марина Зареченская, были арестованы двенадцать человек. Напомним, что около десяти часов утра в здание ворвалась группа вооруженных людей, требуя у владелицы немедленной продажи предприятия частному лицу. Личность заказчика сотрудники правоохранительных органов в интересах следствия сообщить отказались, но мы будем следить за ходом расследования. Как сообщил нам следователь по этому делу, во время попытки захвата, между пятеркой лидеров банды возник вооруженный конфликт, в результате которого все участники скончались от множественных пулевых ранений несовместимых с жизнью. Нужно отметить героические усилия первого заместителя Марины Зареченской и главы службы безопасности концерна „Риттен“ Игоря Дмитриевича Чертанова. Оказавшись в сложной ситуации, бывший спецназовец фактически голыми руками справился со всеми оставшимися захватчиками, не допустив ни одного пострадавшего в ходе зачистки. Приехавшей на место полиции осталось только забрать уже обезвреженную банду…»

Сергей хихикнул, уже посвященный во все подробности произошедшего события и с нетерпением ожидавший продолжения. Марина невозмутимо раскладывала пасьянс на своем ноутбуке, в ожидании генерала Золотова, который уже отзвонился о скором своем появлении. Я же угрюмо мерил шагами гостиную и злобно поглядывал на виновницу этого визита.

– Вот о чем ты думаешь? Что будет, если все узнают обо мне? Ты хоть представляешь, чем это может обратиться для Сергея? И для тебя, между прочим! – пытался я воззвать к маленькому рудименту, оставшемуся от совести Маришки.

– Успокойся, – махнула она на меня левой рукой, перекладывая карту с одного места экрана на другое. – Сядь и не мельтеши. Ты, между прочим, сам говорил, что Аркадий Степанович – опытный человек, на которого можно положиться и который умеет держать язык за зубами.

– Но это не значит, что на него можно полагаться и в отношении моего инкогнито!

– Не вижу разницы, – пнула она меня под коленку, когда я проходил мимо нее. Я не удержался и плюхнулся на диван.

– Игорь, – спокойно прокомментировал ситуацию мой господин, – я думаю, что ты зря воспринимаешь все негативно. Генерал уже не первый месяц подчищает за тобой. Его можно понять, он простой человек, который привык знать, что и зачем он делает. Довериться ему – хороший выбор. А я позабочусь о его молчании. Ты обещал научить меня ставить блоки в сознании смертных? Вот и научишь.

Я уныло кивнул. Все правильно и логично, как демон, я понимал это даже лучше остальных. Но неприятное предчувствие не давало мне покоя. Это ощущение сигнализировало моему чувству самосохранения, что затея обернется проблемами конкретно для меня! И вот это мне как раз не нравилось.

Генерал Золотов прибыл в костюме-тройке. Без привычной формы он казался обычным человеком уже не первой молодости, но все еще полным сил. Он бросил короткий взгляд на меня, расставлявшего тарелки с легкими закусками, но ничего не сказал. Подумаешь, без слуг обходимся. Просто Маришка разумно решила, что в этом особняке прислуга может слишком многое узнать, так что вместо специально обученных людей решила обходиться моими скромными силами. Почему нет, если бесплатно? Эх, нелегко быть магическим рабом!

К этому моменту я полностью смирился с предстоящими пакостями и приготовился насладиться бурной реакцией Золотова на Маришкины откровения. Демоны вообще никогда не переживают о том, на что не в силах повлиять.

Когда Аркадий Степанович закончил церемонию приветствия всех жителей особняка, я протянул ему бокал с французским коньяком, сам взял стакан томатного сока и уютно устроился в кресле напротив генерала, закинув ногу на ногу. Все это время я ехидно косился на Маришку, предоставляя ей самостоятельно просвещать слугу порядка о моей сущности. Генерал сперва переводил взгляд с меня на Марину, но потом тоже выжидательно уставился только на нее. Сергей присел на подлокотник моего кресла и отобрал у меня стакан с соком. Облегчать матери задачу он тоже не собирался.

Известная коммерсантка от такого поворота смутилась, не зная с чего начать. Она с надеждой уставилась на меня. В ответ я послал ей светлую улыбку и сел поудобнее. Зареченская тихо зашипела от злости, чем только подняла мое настроение.

– Кхм… – прочистил горло уставший от напряженной тишины генерал. – Марина Кирилловна, я так понимаю, вы собирались мне что-то рассказать?

– Да, – вздохнула Маришка. – Я просто не знаю с чего начать. Все это настолько неправдоподобно, что я в замешательстве.

– Вы начните по порядку. За последние годы я насмотрелся на художества вашего работника и готов поверить во что угодно. Ведь это ваша работа? – повернулся он ко мне. Я утвердительно кивнул.

– Но зачем? Почему? Я не понимаю!

– Видите ли, Аркадий Степанович, Игорь – не совсем обычный человек.

– Вернее совсем не человек, – ехидно встрял я.

– Что Вы имеете ввиду? – не понял Золотов.

– Я – демон, Аркадий Степанович, – нежно оскалился я клыкастой улыбкой. – Мои вкусовые пристрастия отличаются от человеческих, поэтому иногда приходится прибегать к вашей помощи.

– Бред! – вынес приговор генерал, не сводя взгляда с моих острых демонических клыков.

– Прошу, не будьте столь категоричны, – попросил я, на глазах у опешившего Золотова отращивая когти на правой руке.

– Но я не могу в такое поверить. Возможно, Вы сделали какую-то пластическую операцию, вроде сейчас чего только не делают.

– Если хотите, Игорь может показать вам свой истинный облик, – предложил Сергей. Я кивнул.

– Вы и мальчика во все это втянули?

– Мальчик, между прочим, является хозяином этого бестактного монстра! – сообщила Маришка, наливая себе коньяк.

– Совершенно верно, – кивнул я. – Договор заключен между Сергеем и мною.

– Глупость какая-то. Прошу прощения, что отнял ваше время, – обиделся генерал, поднимаясь с кресла.

– Вам все еще предлагается увидеть меня в истинном облике, – задержал его мой голос. – Неужели вы не согласны взглянуть на неопровержимые доказательства?

Золотов остановился и повернулся ко мне.

– Показывай, – рыкнул он раздраженно. – Но если это какой-то розыгрыш – можете на мою помощь больше не рассчитывать.

– Только не здесь! – взвизгнула Маришка. – Если ты опять угробишь своей рогатой башкой мне потолок, клянусь, ты собственноручно будешь делать ремонт!

Осоловелый взгляд генерала лучше всяких слов показал нам, что он совсем ничего не понимает. Мужчина пялился на меня круглыми глазами, пытаясь привести полученные данные в соответствие с логикой. Удачи ему! Дальше будет интереснее.

– Пошли в подвал, – предложил Сергей.

– Да, господин, – коротко поклонился я парнишке, вызвав еще один приступ шока у нашего гостя. – Прошу за мной.

– Что за х… – вырвалось крепкое слово у пожилого слуги порядка.

Честно сказать, при спуске в наш подвал у меня тоже часто возникают подобные фразы. С некоторых пор это место сильно изменилось. В открывшемся пространстве можно было выпустить стадо слонов. И при этом они имели все шансы там заблудиться! Над головой зеленело ясное небо с далеким солнцем другого мира. Вдали рос настоящий лес, причем далеко не все деревья были земными. Встречались там и вполне плотоядные особи. Под ногами росла трава всех цветов радуги, от багровой до сочно-фиолетовой, с диковинными цветами и непонятными насекомыми над ними. На заднем фоне всего этого безобразия проглядывало марево тысяч порталов, способных забросить любопытного путешественника в любую точку многомерной Вселенной. Как это все оказалось в нашем подвале? Очень просто! Сергей учился призывать предметы, на подобии того, что я сделал с их одеждой и деньгами по пути в славный город Елизово. Так вот, мой господин перепутал печати Хаоса. Вместо звезды сокращения он изобразил звезду изменения, а проговорил и вовсе формулу проявления. В общем и целом, я не успел остановить своего ученика, и пространство вокруг нас завилось миллионами каналов и связок не только с этим миром, но и с другими. Два месяца после этого я не вылезал из столь примечательного места, пытаясь распутать и закрыть самые крупные порталы в другие миры. Полностью вернуть все в первоначальный вид даже Повелитель не сумел бы. Все связи были настолько перепутаны, что этот клубок Хаоса можно было распутывать веками. Марина, увидев впервые эту картину, долго пила валерьянку и молчала. Потом коротко выразила пожелание мне заблудиться в этом бредовом месте и никогда не найтись.

С тех пор прошло около года, я успел из подручного леса соорудить нечто вроде лаборатории для создания магических зелий и разных экспериментов. Жизнь вошла в свое русло, но Марина по-прежнему в подвал без бутылки чего-нибудь крепко-алкогольного спускаться отказывалась. Вот и сейчас, обозрев фантасмагорическое пространство, она залпом опустошила свой бокал и наполнила его вновь.

Генерал молча блуждал по колоритной лужайке, изучая строение невысоких кустиков с листьями самых разнообразных геометрических форм. Обозрел трудолюбиво построенную мной избушку-лабораторию, возвел глаза к небесам в надежде, что они сейчас же все вернут к положенному виду. Но небеса на помощь сотруднику правоохранительных органов не спешили. С прозрачно-зеленой выси Золотову задорно подмигивало синее солнце. Этого уставное сознание уже не вынесло. Схватившись за сердце, Аркадий Степанович осел на пеструю траву. Я быстро подскочил к нему, охлопал карманы и нашел пластинку с круглыми пилюлями. Засунув одну в рот побледневшего генерала, я призвал с кухни графин и высокий стакан. Еще несколько минут мы хлопотали над нашим пациентом, пока он окончательно не пришел в себя.

– Значит, ты демон? – с кряхтением поднимаясь на ноги, спросил генерал.

– О, вы поверили? – улыбнулся я.

– А у меня есть выбор? – грустно опустил голову Золотов. – То, что находится вокруг меня, может быть или правдой или совершенно бредовой галлюцинацией. Если у меня начнутся галлюцинации, то я буду безвременно уволен и срочно помещен в психиатрическую лечебницу. Этого на старости лет я себе не желаю, так что предпочитаю считать увиденное правдой. Давай, показывай, что обещал.

Я с сомнением посмотрел на Аркадия Степановича. Не слишком ли много потрясений в один день? Но нет, как оказалось, эмоции офицера уже были под полным контролем. Приняв для себя решение смириться с открывшимися фактами, разум Золотова перешел в режим прагматичного анализа ситуации с учетом внесенных поправок. Вот что значит многолетний опыт в следствии! Я вздохнул.

– Главное, не бойтесь ничего. Я вам никак не угрожаю. Помните об этом все время, – предупредил я, начиная преобразование.

Генерал не испугался. Коротко икнув при виде моего размера и широких распахнутых крыльев, он сразу взял себя в руки и принялся с интересом разглядывать мою тушку. Меня словно рентгеном просвечивало. Казалось, мой организм взвесили, измерили и оценили по всем возможным параметрам. Я нервно дернул хвостом, когда Золотов в четвертый раз начал обходить вокруг меня. Это подействовало и он, наконец, остановился.

– Просто машина для убийства, – постучал он костяшками пальцев по моей чешуе. – Теперь понятно, почему ты всегда оказываешься невредимый после встреч с группами вооруженных людей.

– А что мне могут сделать люди? – фыркнул я, выпуская из ноздрей тонкую струйку огня.

– В том-то и проблема, что ничего, – покачал головой Аркадий Степанович. – А если ты начнешь нападать на невиновных? Кто сможет тебя остановить?

Я вернулся в человеческий облик и поправил кружевные манжеты.

– Здесь есть два фактора, которые не позволят мне этого сделать. Первый – это договор с Сергеем. Если он мне что-то запрещает, то я физически не могу его ослушаться.

– Кстати, он запретил, – поддакнула уже слегка качающаяся Марина. – Я настояла.

– Есть второй фактор, – продолжил я, не обращая на нее внимания. – Можно назвать его основным. Демон в материальном мире питается кровью и ужасом людей, обладающих черными душами. Есть, конечно, исключения. Мелкие демоны чем только не питаются. Те же суккубы – ужасный способ подпитки. Но это их проблемы. Высшие демоны, такие, как я, используют только указанный мною выше источник. Это значит, что я могу убить и насытиться телом маньяка или бандита, но кровь обычного горожанина не даст мне почти ничего. А демоны никогда просто так не совершают действий. В случае же с горожанами теряется смысл подобного убийства. Понимаете?

– Думаю, что понимаю. А если хозяин прикажет?

– Если прикажет, то я исполню его волю, – коротко сообщил я. – Но глава банды тоже может приказать. И его воля тоже будет исполнена. Здесь все зависит от сознательности человека. Сергей, к примеру, обладает высокими моральными принципами и никогда на подобный шаг не согласится. А я, как демон, предпочел бы дальше сидеть в той пещере, из которой он меня освободил, окажись мой спаситель из разряда пищи. Это было бы все равно, что Вы согласились бы служить свинье. Понимаете?

– Теперь, кажется, точно понимаю, – сообщил Золотов, направляясь к двери. – Не возражаете, если мы продолжим разговор в другой обстановке?

– Как вам будет угодно, – коротко поклонился я, направляясь следом.

– А что, высшего демона действительно зовут Игорем? – съязвил генерал, поднимаясь по лестнице.

– Разумеется – нет, – усмехнулся я в ответ.

Глава 4. Враги и неожиданные друзья

Я сидел в своем кабинете на первом этаже гостиницы «Аквариум», наблюдая за сотрудниками ресторана в десяток крупных мониторов. После долгого сражения с Мариной, во время которого пострадал не только мой мозг, но и ее, я отвоевал себе ресторан в качестве личной игрушки. Развернулся я по полной программе! Про мой ресторан уже год ходило множество городских легенд и сплетен. Ни один человек не смог проработать в нем больше двух недель, увольнялись все без разбора. Тут я уточню: увольнялись все, кроме специально выманенного мной из Японии шеф-повара и его помощника. Так вот, о чем я там? Долго проработать не мог больше никто. Только принявшегося за работу сотрудника преследовали беды и неудачи на каждом шагу. Некоторые не выдерживали и уходили сами. Остальных отправлял домой я, но с очень хорошим выходным пособием. Такую сумму многие горожане за год не зарабатывали. При этом большинство отверженных вообще нигде в городе устроиться не могло. Риск был очень велик, но люди продолжали идти на собеседования, впечатленные обещанной зарплатой. Я же, сидя перед мониторами видеонаблюдения, все свободное время посвящал сочинению всевозможных пакостей, которые обрушивал на коллектив ресторана. Зачем я это делаю? Секрет!

Я бросил взгляд на настенные часы. Скоро должен явиться Евгений с докладом. Уже несколько лет Женька громко возмущался тем, что бизнес Андрея был полностью легализован, и ему с ребятами не осталось нормальной работы. Чтобы ребятки не сидели без дела, я направил их энтузиазм на поиски одного древнего светлого ордена, хранящего мое истинное имя. Откуда я взял, что мое имя все еще где-то тщательно хранится? Если б умер последний хранитель, то оно само должно было вернуться ко мне. Парни громко спорили и сопротивлялись превращению их команды едва ли не в археологов, но работа была интересной, им приходилось много ездить и носом рыть каждую крупинку информации, да и оплата была стабильной и не сопряженной с риском поймать пулю лбом. До прихода Евгения я планировал еще одно развлечение.

Симпатичная блондинка в японском кимоно и с причудливой прической в восточном стиле аккуратно несла поднос с графином. Эта красавица, бухгалтер со знанием делопроизводства, держалась стойко и четыре дня как перешагнула двухнедельный рубеж. Я повел рукой, ноги официантки переплелись, и она вместе с подносом, растянулась у ног уполномоченного посла Великобритании. Часть брызнувшего во все стороны сакэ оказалась на штанине клиента. Сообразив, что произошло непоправимое, девушка вскочила и принялась не очень чисто, но приемлемо, извиняться на английском языке. Посол благосклонно покивал, показывая, что извинения приняты. Но моя блондиночка на том не успокоилась, она предложила переместиться в еще более удобную комнату, в которой ему полностью будет компенсирован моральный ущерб. Когда она завела дипломата в намеченное место, я изумился. Это же моя личная комната! Там все, как в Японии средних веков, лично дизайном занимался! А еще там две мои личные самые настоящие профессионально обученные гейши, привезенные мной из той же страны восходящего солнца, можно сказать, раритет! Еле нашел! Официантка на пальцах объяснилась с МОИМИ гейшами, и те взялись профессионально обиходить посла и его собеседника. Пока одна из МОИХ гейш проводила чайную церемонию, вторая уже вовсю бренчала на сямисэне, выводя нежным голоском романтичную историю с печальным концом. Вот наглость!

Я шлепнул пальцем по кнопке вызова, на той стороне ойкнула моя (тоже временная) секретарша.

– Светлану Кононову ко мне. Быстро! – рыкнул я в аппарат. С той стороны послышался грохот упавшего стула и быстрые шаги. Трубку могла бы и положить.

В дверь тихонько постучали.

– Войдите! – рявкнул я недовольным голосом.

Раскрасневшаяся от спешки Светлана просочилась боком через дверной проем.

– Вызывали, Игорь Дмитриевич? – испуганно спросила она.

– Да, – сообщил я, доставая лист бумаги и ручку. – Пиши.

– Что писать? – не поняла блондинка.

– Заявление по собственному желанию пиши! Или хочешь, чтоб я тебя по статье уволил?

Девушка явно расстроилась, но упрямо поджав губы, взяла в руки лист и села за стол. Быстро набросав заявление, она протянула его ко мне.

– Могу я, по крайней мере, узнать причину? – спросила она, свободно откинувшись на спинку стула.

– По моему мнению, Вы не подходите для этой работы, – коротко сообщил я, перейдя на «вы», протягивая конверт с выходным пособием.

Гордо вскинув подбородок, Светлана взяла конверт и развернулась к выходу из кабинета.

– Стоять! – резко приказал я. Девушка замерла и обернулась. – Это еще не все. Сядьте.

– А что еще? – непонимающе спросила она, возвращаясь на стул.

Я протянул еще один лист бумаги и образец заявления о приеме на работу в компанию «Риттен».

– В графе должность напишите «главный бухгалтер».

Глаза блондинки округлились. Она в ступоре уставилась на образец документа.

– Я не понимаю, – выдавила девушка.

– Что здесь непонятного? Вы не подходите для работы официанткой, но более чем подходите для работы по профессии. У вас нестандартное мышление, вы быстро принимаете решения в критических ситуациях и не боитесь трудностей. Именно такой человек необходим в «Риттен».

– С чего вы взяли, что меня возьмут на такую должность? – удивилась Света. – Они же ого! Туда без связей вообще не реально попасть!

– Считайте, что связи у вас есть. Пишите! Не отнимайте мое время.

Когда она, наконец, написала заявление, я внимательно его прочитал. На левой стороне обозначил свое «Не возражаю. Исполнительный директор Чертанов И.Д.» Достал третий лист бумаги и быстро набросал приказ о зачислении в штат. На глазах у шокировано взиравшей на меня девушки, я выудил из кармана «Риттеновскую» печать и шлепнул ею возле своей подписи.

– ВЫ исполнительный директор компании «Риттен»?! – изумленно выдохнула Света, читая мою рукопись.

– Нет, я просто украл печать, – ехидно оскалился я. – Кстати, сей факт, а также весь наш разговор с этого момента переходят в область коммерческой тайны. Вам все понятно?

Девочка неистово закивала, все еще не веря неожиданному повороту своей жизни.

– Завтра к восьми утра подойдете на Ключевского 18, в отдел кадров. Там оформите остальные бумажки и начнете ознакомление с фронтом работ. Не смею больше Вас задерживать.

Монитор поведал, что Евгений в этот момент как раз уже входил в административный корпус ресторана. Очень вовремя!

– Ну что, Женька, нашел что-то интересное? – обратился я к вошедшему вояке.

– Ну и работенку ты нам задал! – сел на ближний стул Евгений. – Мы такого накопали, что историки от зависти бы удавились.

– Ты по теме давай, – перебил я его.

– По теме. В общем, нашли обрывки сведений, что какой-то необъявленный святой прибыл из Волгограда в Верхотурье в конце 19го века. Прибился к местному монастырю, чудеса разные творил, но рассказывать о них запрещал. Там, в том Верхотурье бабка одна живет, так вот еще ее мать слегла с чахоткой, а этот монах возьми да и вылечи. Точного описания добиться невозможно, но вроде он это был. По крайней мере, след из современной Чехословакии явный. Непонятно только, как из католиков в православии оказался. Они ж грызлись тогда как собаки между собой.

– Ты не забывай, что фактически этот человек не был ни тем, ни другим. Орден Чистых изначально относился к официальным церквям исключительно номинально, так что ему без разницы было, у кого осесть. Насчет православных же… Думаю, они только рады были такому повороту. А ученики куда делись? – поинтересовался я.

– Вот уж не знаю, что он сделал с учениками, но в Верхотурье он приехал один, – огрызнулся Женя.

– Понятно, – покивал я.

– А дальше, ты просто не поверишь! В девяностых годах того же века этот монах знакомится с Распутиным! Паренек тогда был болезненным малым, и его отвезли к чудотворцу в надежде, что тот поможет. Кудесник не просто помог, а и оставил паренька при себе. Долго учил его, пока между ними не состоялся конфликт на неизвестной мне почве. В итоге этого конфликта, Распутин смылся от старика, прихватив какую-то реликвию, с помощью которой и творил чудеса. Сперва его мотало по всему свету, даже в Греции побывал. Потом Распутин осел в Питере, где творил всякие исцеления, по примеру своего учителя, и втянулся в откровенный разврат. Когда монах узнал о его художествах, то отправился искать ученика. Опомнился дедок, надо сказать, аж к одиннадцатому году двадцатого века. Распутин к этому времени уже был под надзором полиции и открыто обвинялся в ереси. Но все же ему при его силе ничего не угрожало. Вот почувствовав приближение своего учителя, Гришка поспешно решил уехать, причем аж в Израиль. Что его испугало, ответить не возьмусь. Однако монах дождался возвращения блудного чада и отнял у него свою реликвию. Потом Распутин смотал удочки в какое-то село, а монах еще некоторое время пробыл в Питере при окрестном монастыре. Дальше – революция и общественный хаос под названием «фиг вы что найдете».

– Что, никаких зацепок? – задумчиво спросил я, постукивая по столу ручкой.

– Ты же должен понимать! Была революция, гонения на церковников, потом еще и вторая мировая. Это не реально! С чего ты вообще взял, что эти последователи где-то остались?

– Взял, Женя, взял! Они или он где-то точно есть. И этого человека или группу людей необходимо найти.

– Да нафига? Что тебе от них надо-то? – застонал Женька.

– Это личное, извини, но я не имею права тебе рассказывать такие вещи. Копайте дальше. Зацепки должны быть, – припечатал я.

– Твою мать, Игорь! – взвыл Евгений.

– Ты мою маму лучше не трогай. Она ведь может почувствовать и явиться. Вот тогда всем вокруг будет очень плохо! С ней даже я боюсь иметь дело.

Женя махнул рукой и поднялся из-за стола.

– Куда ты теперь? – поинтересовался я.

– В Питер поеду. Монастырь этот искать, леший его подери, – буркнул мой личный историк и хлопнул за собой дверью.

Я был немного разочарован. За несколько лет поисков мы слишком мало продвинулись к цели. И сколько еще искать? Но терять надежду нельзя. Рано или поздно я доберусь до своего имени и вернусь домой!

Мобильник запиликал противную песенку Светланы Разиной «Мой нежный демон». Эту мелодию на звонок мне поставил Сергей и приказал не менять. Исчадье ада, а не подросток. Я с отвращением нажал кнопку приема вызова.

– Игорь, ты мне нужен. Срочно ко мне! – прозвучал голос хозяина и звонок отключился.

Ничего опасного в его эмоциях я не заметил, но не явиться не могу. Прямой приказ господина. Вздохнув, я поднялся с кресла и поплелся в сторону пожарного выхода. На крыше я прочитал заклинание на отвод глаз, сменил ипостась и замахал крыльями в направлении зова.

Нашел я их у местного водохранилища под раскидистым дубом. Их – я имею в виду Сергея и какую-то рыжеволосую девочку-подростка. Они умиленно кормили лебедей батоном белого хлеба и о чем-то тихо переговаривались. Ощутив по связи мое местонахождение, мой хозяин небрежно махнул рукой, снимая с меня отвод глаз. В следующий миг я почувствовал бурю эмоций, отдыхавших здесь же людей, направленную на меня. Девушка округлила глаза и открыла рот. Кричала она или нет – я не знаю. В этот момент я со всей скорости плюхнулся в озеро. Вылез мокрый и злой. Преобразование в человеческий облик под водой было очень болезненным.

– Я же тебе говорил, – хихикнул Сергей, обращаясь к своей пассии.

– Вот это да-а… Обалдеть можно! – воскликнула она, старательно пялясь на приближающегося меня.

Одним взмахом я обездвижил девушку сетью Тьмы. Следующим движением она была успешно погружена в сон.

– Ты что творишь! – возопил мой хозяин. – Немедленно освободи Аню!

– Отказываюсь, – яростно сообщил я.

– Что-о? Ты отказываешься мне подчиняться? Договор решил нарушить?

– Договор на крови подразумевает стандартный контракт Бездны. Согласно ему, я имею право не подчиняться своему хозяину, если он отдает приказы во вред себе. Также в этом случае я имею право действовать вопреки любым приказам по собственной воле и пониманию. Ты что делаешь? Тебе шестнадцать лет! Шестнадцать! В старые времена этот возраст считался достаточным для самостоятельной жизни и женитьбы! Ты только что продемонстрировал демона сотням глаз! Ты хоть понимаешь, чем это теперь может закончиться?

– Игорь… – опешил от нравоучений в моем исполнении Сергей.

– Никаких возражений! Сейчас я стираю ей память о том, что она видела и любые твои обо мне рассказы. Потом возвращаемся домой и вместе с Мариной подробно обсуждаем случившееся.

Я быстро подчистил мозги девице. Она похлопала глазами и схватилась за голову.

– Вы кто? Что со мной такое?

– Вы потеряли сознание. Я помог привести вас в чувство. Возвращайтесь домой, юная леди. Вам нужно отдохнуть, – отрапортовал я. – Сергей, мы уходим.

– Нужно проводить Анечку! – захлопотал вокруг рыжеволосой дамы мой хозяин.

– Анечка в состоянии добраться до дома самостоятельно, – снова пришлось мне его урезонивать, поднимая руку перед автомобилем с желтым транспарантом на крыше в виде слова «такси». – Немедленно в машину.

Парень опешил от такого обращения, но послушно сел на заднее сидение. До этого дня я еще ни разу не повышал на него голос.

Лелея в своей ярости мечты о скором окончании контракта и перспективе произвести тогда ряд весьма экзотических пыток, я не обратил внимания на несколько человек, заметивших связь между нырнувшим демоном и выплывшим из озера человеком.

Приехав в особняк, я за шкирку втащил Сергея в его комнату на втором этаже, наложил на все возможные пути бегства мощнейшие барьеры, которые может сломать только такой же высший демон, как я, и повернул ключ в замке.

– О! Это, Саша, наша будущая прислуга. Молодые люди изъявили желание поработать у нас за скромную оплату. Я не мог не пойти навстречу подрастающему поколению. Тем более что они так истосковались, что от безделья взялись следить за нашим особняком. Правда, ребята?

– Не выйдет, – клыкасто улыбнулся я. – Даже если я сам буду не против. Только людей своих погубите, а аппаратура в принципе не может меня засечь в истинном облике. Я для нее не существую.

– А ты что? У тебя лучше получалось. И быстрее намного. И готовишь вкусно!

– Тогда, – подошел ко мне мой хозяин, – я приказываю тебе с этого момента отзываться только и исключительно на мой зов. Любого, кто позовет тебя самостоятельно или от моего имени я приказываю игнорировать.

– И куда идем? – вопросил он, перешагнув порог своего узилища.

– Метр, максимум полтора.

– Иди в пищаль с такими обозначениями! – прошептал со своего места генерал. – Старый я уже для такого.

– Так мы ж ему жертву принесем! Хаот эту кошку по всему двору вылавливал! – кивнул блондин на сидевшего рядом парнишку в клепанной косухе.

Когда ушел генерал, у меня появилось немного свободного времени для решения еще одного вопроса. Марина уже не болела, и мне не приходилось за ней ухаживать. Сергей тоже пришел в норму. Идиллия! Самое время разобраться со странной слежкой вокруг особняка. Из-за всех этих проблем, я не выбирался за ограду нашего частного периметра целую неделю, свалив все финансово-административные вопросы на спешно вызванного из Питера Евгения. Отсутствие агрессии и безграничная надежда в эмоциях явно непрофессиональной слежки меня заинтриговали. Мне захотелось сперва посмотреть, что за настырные личности торчат под нашим трехметровым забором. Женькины ребята, осуществляющие охрану особняка, хотели надавать им по шеям в первый же день, но я запретил. Мне было интересно! Набросив на себя заклятие отвода глаз, я аккуратно обогнул одиноко стоявший в дальнем углу двора небольшой флигелек, в котором проживала охрана, запрыгнул на верхушку трехметровой ограды, аккуратно преодолев кольца колючей проволоки. Уютно устроившись на широком кирпичном карнизе, я повернул к себе камеру видеонаблюдения и прижал палец к губам, прежде чем отключить питание. Это чтоб парни не волновались.

– Кстати, мам! А как это ты меня? Ты же не маг.

– Да, у них мое имя.

– Хорошо, дело ваше. Сколько вам лет?

– Послушай, Игорь. Мы уже несколько лет работаем вместе. За это время я тебе полностью доверился, а ты меня ни разу не подвел. Я тебя тоже никогда не подводил. Не пора ли ответить взаимным доверием? Я не позволю использовать меня и ребят втемную. Что бы ни случилось, клянусь, что сделаю все, чтобы помочь!

– Обалдеть! – присвистнул он. – Ладно уж, линяй, если надо. Кстати, как часто у вас это происходит? Когда у меня в подчинении начнет ходить персональный Годзилла?

– Я тоже пойду, – внезапно заявил Женя.

– Куда тебе еще расти-то? И так дылда здоровая! – восхитился мой господин.

– Спят. Я их разложил по парковым скамейкам.

– Ну да, – прикусила она свой острый ноготок. – Тут ты прав.

Первых двоих я аккуратно уложил поспать, когда они невозмутимо проходили по соседней дорожке в обратную сторону. Пара минут – еще трое присоединились к своим товарищам. Евгений злобно вынырнул из-за поворота, направляясь ко мне с каким-то загадочным выражением лица. Казалось, ему нужно было срочно излить душу, но слушателя подходящего рядом нет, а слова уже вырываются, обещая бездарно кануть в парковом пространстве, так и не достигнув ни одних ушей.

– Серьезно? – восхитился я, ковыряя ноготком направленное на меня дуло.

Плеть остановилась. Старик удовлетворенно улыбался в бороду, а я взревел от отчаяния. Незримые цепи опутали мое тело. Имя! Он отнял мое имя! Я не мог больше вспомнить его! Я потратил все свои магические силы, чтобы освободиться от уз светлого заклятья. Быстрый толчок – и я уже в небе. Но я не один! Старик не собирался упускать свою добычу. Его на руках подняли ангелы и ни на минуту не отставали от меня. Последний шанс – направиться в сторону океана. Там можно или оторваться от преследователей, или достойно погибнуть.

Василий Михайлович проводил белый предмет взглядом и печально вздохнул. Мои спутники, хоть и были заранее предупреждены о такой возможности, сидели бледные и испуганно таращились в вернувшееся на свое место небо. Там еще продолжали развеиваться тугие жгуты Тьмы. Спецназовцы и вовсе не поняли, что произошло. У них, вдали от эпицентра, был очень скудный обзор.

Вложив всю необходимую информацию, которой, на мой взгляд, было достаточно для контроля над Сергеем, я отнес потерявшую сознание Марину в ее спальню. Аккуратно раздел и укрыл одеялом. Коротко хихикнул, представив ее вопли, когда она поймет, ктоее раздел, и вышел из комнаты.

– Кто вы? – прямо спросил меня неочекист.

Я выл, катался по земле, но крепко сцепил челюсти. Он не получит моего имени. Лучше смерть, чем вечное рабство! Недалеко закричала Мария. Она умирала в страшных муках. Ее лицо исказилось от боли. В исступлении она позвала меня. Позвала по истинному имени.

– А второй? – жалобно спросил Крон.

Я тогда в первый раз оказался в человеческом мире. Мы встретились, когда ее мать слегла от чумы. Горе осыпало юную, как весенний ландыш, девушку ранней сединой. Мое предложение она приняла как дар небес. Своей силой Мария исцелила мать, исцелила жителей своей деревни, помогала всем, кто к ней обращался. По ночам мы вместе превращались в парочку рысей и бегали по зачарованно шумящему лесу.

Мой прыжок произвел впечатление. В эмоциях моих подопытных проявилось главное желание – сбежать. Вот уж нет!

– Совершенно верно. В этой стране живет мой хозяин, а я должен его защищать. Не думаю, что он обрадуется перспективе переезда.

– Кстати, а почему они не могут найти этот особняк и, собственно, тебя? – спросил Аркадий Степанович, со вздохом забирая у меня записку.

– Я доверяю тебе. Поступай, как считаешь нужным.

– Если он такой инфернальный, как вы говорите, что мешает ему нас просто убить и отправиться по своим делам? Вряд ли он сидит и с нетерпением ждет, когда мы попросимся к нему на службу. Хотел бы – нашел уже кучу таких, – выложил свои аргументы, самый адекватный из всех ребятишек, Крон.

– Совсем больная? – изумился блондин. – Еще хуже будет! Или издохнет. Лови потом новую по всему городу!

– Проклятье! – прошипел я, затравленно озираясь по сторонам.

– Разумеется. Как иначе мы бы росли?

– А на не человека? – поинтересовался я, ехидно скалясь.

– А вы не хотите? – удивился он.

– Сам не до конца понял, – начал я рассказывать. – Мое имя у кого-то хранится. И сегодня этот кто-то попытался с его помощью меня к себе призвать.

– Чего кричать-то? – открыл я один глаз.

– Пошли уже! Покажу, куда я денусь.

– Что ты намерен делать с ними сейчас?

– Да черт с ними, со штанами! Рассказывай, давай. Кто ты, что тебе нужно от Зареченских и все остальное.

– Между прочим, я вас обоих предупреждал! Хватит дрожать от каждого магического пустяка, – сообщил я своим спутникам, быстрыми пассами проводя энергетическую чистку.

– Ух, ты! – вскинул я брови, изображая удивление.


– Я вызову риттеновский микроавтобус, – схватила телефон Марина.

– Ты чего это? – отшатнулась она от меня.

Мой господин в окружении внушительных подпалин на потрескавшейся земле сидел на камушке и громко ругался на русском народном языке. Все это время он не отрывал взгляда от стального колечка у его ног. Мои подопечные ошарашено взирали на еще одну рухнувшую иллюзию. Они-то себе вообразили эдакого могучего дядьку с посохом, раздвигающего руками тучи с небосвода. А перед ними оказался их ровесник в джинсовых шортах и синей майке «Nike». Фигура, правда, была достаточно мускулистой, не зря я его гонял по всяким видам рукопашного и мечного боя. Средней длинны волосы и ухоженное лицо создавало вид золотого мальчика, которым он фактически и являлся.

– Какое? – подобралась Марина.

– Мой господин, я не могу этого допустить. Это из разряда недавнего случая. Не вынуждай меня повторно замыкать тебя в комнате.

– Пусть идут, – кивнул он. Парень явно сообразительный! Далеко пойдет.

– Маришка, – грустно ответил я, – не пойми меня неправильно. Ты потрясающе красивая женщина. Меня приводит в восторг твоя внешность, твой характер и сила воли. Но я – демон. Мы живем тысячи лет. Ваша же жизнь подобна мотыльку. Нежная, воздушная… и быстро проходящая. Мы можем играть с человеческими женщинами, ублажать их и получать наслаждение. Но не можем постареть рядом с ними, подарить детей и множество других семейных радостей. У демонов нет понятия любви. Есть страсть, вспыхивающая подобно тонкой сухой лучине. И так же быстро прогорающая. Найди себе достойного мужчину. Из людей.

– Узнаете, когда наступит время, – улыбнулся я.

– Ой, елки-палки! – взвыл он в осознании своей ответственности. – Это что же я натворил? Игорь, прости меня, пожалуйста. Блиин!

Я вплотную подошел к ней и заглянул в глаза. Мои волосы шевельнулись от ее дыхания.

– Чем? – язвительно спросил второй волосатик черной масти.

Подъехав к Царицыно, я вышел из машины и углубился в парк. Медленно прогуливаясь по асфальтированным аллейкам, я аккуратно контролировал перемещения своей персональной слежки. Недалеко замаячила Женькина аура. Начнем представление!

– Пошли будить. Они же при оружии там спят! Вот ведь ты персонаж оказался. Я когда увидел у тебя рога и хвост – глазам не поверил!

– «Покой нам только снится»! – возгласил я. – Тем более что вы уже втянуты и назад хода нет. Только вперед! В бой до победного конца!

– Я тебе зачем? – возмутился Золотов. – Хватит меня во все это втягивать! Я пожилой человек и хочу покоя на старости лет!

Марина провалялась с острыми приступами головной боли целую неделю. Никакие таблетки ей не помогали. В перерывах между стонами она поливала меня самыми невероятными речевыми оборотами, где предлагалось использовать одного вредного демона-садиста в качестве множества бытовых и не только бытовых вещей. Сергей все это время находился у себя, надежно запертый на ключ. Никакие его приказы, жалобные стоны и обещания меня не волновали. Три раза в день я приносил ему еду, но выпускать до полного выздоровления Марины не собирался. Мне хотелось, чтобы она сама увидела корень бед в качестве практики, а хозяину небольшой урок лишним не будет. Появившуюся однажды на пороге рыжеволосую Аню я развернул на 180 градусов и придал ускорение в сторону выхода, сообщив, что Сергей болен свинкой и к нему нельзя. Все эти дни я ощущал странную слежку за домом. Но агрессии никто не проявлял, и я не стал заострять внимания.

– У нас, Саня, были разные спецназы. В моем и не такому учили, – загадочно сообщил я, направляя своих цыплят внутрь.

– О чем ты? Я доверил тебе самое важное, что у меня есть.

– Потому что я не человек, – тихо произнес я, поправляя черную прядь волос на ее лбу.

– Весьма впечатляющее умение, – поднял брови начальник секретного ведомства при СовБезе России.

– Какой еще облик?

– Обсуждать будем исходя из вышесказанного?

– С вашими спутниками я уже имел удовольствие пообщаться. Как вижу, у вас очень стойкие друзья, способные держать язык за зубами. Я не ошибусь, если скажу, что кое-кто рассказал нам далеко не все, что знал. Не так ли, Евгений Олегович?

– Не спорь и иди в подвал, – рыкнул я, потянув ее за руку в нужном мне направлении.

– Игорь! – услышал я рядом обеспокоенный голос Евгения. – Что с тобой? Б…! Что за…?! – голос изменился, теперь в нем сквозило изумление. По связи до меня докатилось серьезное беспокойство Сергея.

– Что он сделал?! – обалдела она.

– Вот! – радостно предложил Хаот.

– Какими именно? – насторожился Василий Михайлович. Быстро же он пришел в себя, когда вопрос коснулся его профессии. Прямо человек из стали.

– Вот и молодцы. Теперь быстренько собрали свои вещички и потопали в направлении входа во двор. Кстати, охрана не в курсе обо мне, так что идите молча. Открывшему рот – вырву язык.

– Со мной еще два человека. Все безоружны.

– Понял – буркнул мой товарищ, исчезая в ванной комнате. – А чего одевать-то? – снова вынырнул он, но уже без оружия. Скорость надевания экипировки и освобождения от нее у Жени была на высоте.

– У тебя минута, чтобы отпустить это животное, – прошипел я, спрыгивая с высоты трех метров и мягко приземляясь на землю. Еще не хватало, чтоб охрана или какой-то прохожий увидели подозрительно орущее животное в клетке. И так проблем слишком много появилось.

– А с чем оно связано?! – требовательно уставился на меня он.

Вид нашего подвала, как и всегда, был воспринят с восхищением. Вернувшийся к этому времени из школы Сергей покатывался со смеху под желто-бурой елочкой, растущей недалеко от деревянной лаборатории. Сюрреалистическое зрелище, представшее глазам Евгения, настолько всколыхнуло его эмоции, что мое преобразование в истинный облик прошло даже несколько буднично. Женька погулял вокруг пятиметрового меня и сообщил, что ему искренне жаль Российские спецслужбы, а сам он очень рад, что не оказался у меня во врагах. Я пофыркал огнем и согласно покивал.

– Теперь-то понятно. Честно, я ценю твое доверие, даже не ожидал, что ты так полагаешься на меня. А где мои ребята, кстати?

– Хотите сказать, что вы действительно демон?

– Все бывает в первый раз, Василий Михайлович.

– Это нифлатр, – информативно провозгласил я, – если укусит, то кожа покроется крупными кровоточащими язвами.

– В помощь по хозяйству! – гордо ответствовал я. – Полы помыть, посуду, мусор убрать и прочие радости быта.

– Вы и есть Чертанов? – нашелся, наконец, второй молодчик, убирая подальше от меня свое оружие.

Женя смутился и задумчиво вернул оружие в кобуру.

– Прошу не беспокоиться, – успокоил я Сергея. – Просто у меня, похоже, начинается линька.

– Мог, – согласился я. – Но у высших демонов есть некоторые принципы. Если бы ты просто сошел с ума – это одно. До тех пор, пока был шанс вернуть тебя в нормальное состояние, я обязан был им воспользоваться.

– Дурак! – хихикнула эта змея в ответ на мои откровения. – Живет он тысячи лет и весь такой опытный. А женщин ни черта не знает! Рассказывай лучше, что там произошло. Ты ведь толком не описал ситуацию.

– Похоже, выбора у нас нет, – отбросил я стопку газет в ближайший угол. – Аркадий Степанович, как только они возьмутся за Вас, назначайте встречу. Скажите, что я готов сотрудничать.

– Может, ты и прав. Сейчас люди больше на технику полагаются, чем на всякий мистицизм. А мы, выходит, столько лет ищем тот самый орден?

– Вот и договорились, – улыбнулся я ей самой нежной и светлой из своих улыбок. – А пока ты занята, мы проведаем моего господина.

– Скажи, зачем ты их сюда привадил? Я отдала кучу денег, чтобы вернуть им обычную внешность. Все это было совсем не обязательно, могло хватить простого блока в сознании, – быстро зашептала она мне в ухо.

– А что насчет меня? – напомнил о себе Евгений.

– И как мне это сделать? – язвительно спросила Маришка. – Ты Сережу сколько лет учишь? А я только что получила от тебя силу. По крайней мере, ты так утверждаешь, сама я ничего нового не чувствую.

– Хотел бы я посмотреть на психов, попытавшихся совершить с неслабой ведьмой такую процедуру! Нет, за нее я совсем не опасаюсь. Она и без магии могла угробить кого угодно – это я вам как демон говорю. А теперь любому похитителю можно только посочувствовать.

– Василий Михайлович! Прежде, чем вы совершите опрометчивый поступок, я вынужден предупредить, что если прозвучит хоть один выстрел из-за трибун – я уничтожу всех, находящихся здесь людей, до единого. Я пришел сюда не потому, что вы зажали меня в угол. Мне даже выходить отсюда не требуется, чтобы уничтожить все имеющиеся у вас на меня материалы дела. Каждый человек, когда-либо слышавший хоть крупицу информации обо мне, забудет ее раз и навсегда, – грозно прорычал я. – Что мне несколько смертных? Никто из вас не способен причинить даже самого малого вреда существу вроде меня. У вас нет ничего, что способно на меня воздействовать!

– Чем? – невозмутимо поинтересовался я.

– Игорь! – ворвался в мое сознание злобный голос Евгения. Парень не изменил традиции, в который раз освобождая мой разум от неприятного сна.

Тут нужно уточнить, что я рассказывал процесс передачи магической силы как очень близкий физический контакт между демоном и будущей ведьмой.

– Отойди, дракон недорощенный! Дети же смотрят!

– У тебя характер истинной демоницы, – сообщил я, рассматривая ее удивленно изогнувшиеся брови. – Если бы не аура, легко можно было бы спутать.

– Тогда я не понимаю, – отозвался со своего места чекист. – Если вы столь могущественны, почему не поступили так, как угрожали?

Мне уже все было ясно. Малолетние дьяволопоклонники сумели опередить Российские спецслужбы, проведя собственное расследование. Теперь они дружно прописались под стенами нашего особняка, в надежде на кучку плюшек с пряниками от службы настоящему демону. Понятно, что взрослые им не поверят. Но не стирать же память всем и сразу? На работу в мнемонический конвейер я не нанимался! Да и что с детей взять? А делать что-то надо. Я ненадолго задумался и ехидно улыбнулся. Есть идея! Но сперва надо хорошенько над ними поиздеваться! Демон я, в конце концов, или нет?

– Жаль, татуировки нельзя вывести без следов, – грустно сообщила она. – И шрамов от пирсинга просто море! Кроме того, они еще и руки резали постоянно. Рубцов огромное количество! От запястий до локтей. Говорят, это они так магией занимались.

– Второй немного интереснее, но скучнее. Видите ли, мне лично слуги не нужны, тем более малолетние. Я сам нахожусь на службе у одного человека, и добавлять себе мороки не собираюсь.

– Не скрою, меня несколько заинтересовали ваши возможности. Вы совершаете поразительные вещи. Такого на моей памяти еще не случалось.

– В подвал, – коротко ответил я, пропуская его вперед.

– А это называется откатом от неправильно исполненного любовного приворота! – возгласил я профессорским тоном.

– Именно так.

– Скорее всего, отнесутся как к появлению НЛО. Или решат, что спецслужбы провели испытание какого-то нового супер агрегата. Но будь осторожнее, не дай себя повторно раскрыть. Один раз еще спишут на массовые галлюцинации. Во второй могут вцепиться известные журналисты.

– А что, если правда была необдуманно внесена в разряд сказок? – вопросительно поднял я бровь.

– Мы можем принести тебе жертву! – нашелся названный ранее Хаотом парень, бросив короткий взгляд на кошку.

– Ты пойдешь со мной сам или я потащу тебя силой, – невозмутимо сообщил я, продолжая ждать.

– Хорошо, но только ты. Ребят не бери, я не смогу прикрывать слишком многих людей, а случиться может что угодно.

– Что-то не так? – подобрался он. Обычно я преобразовывался только в тех случаях, когда мой хозяин испытывал особо опасные заклинания. В демонической форме у меня реакция была на порядок выше, так что любые последствия я мог пресечь без труда.

– А с кошечкой-то что?

– Вызови ремонтников, это их проблемы, – предложил я вариант.

– Вы сами-то в это все верите? – взорвался Василий Михайлович. – Это же бред полный! Я пошел вам на встречу, согласился на ваши условия, а вы рассказываете мне о своем доисторическом происхождении! Я могу просто приказать схватить вас, а потом допросить в таких условиях, где водить меня вокруг пальца уже не получится!

– Это заманчиво. Но где гарантии, что нам не придется опасаться вас?

– Кстати да! – подтвердил Женя. – Мне тоже интересно, что с тобой такое было.

Быстро развернувшись, Женька выскочил из особняка.

– О! Похоже, секретные службы не так крепки нервами, как хотят показаться! – сообщил я, принимая человеческий облик и поправляя кружевные манжеты. – Пойдемте, послушаем, что уполномочен нам заявить Аркадий Степанович?

– Рот вытри, ты весь в помаде, – грубо сказал мне Сергей, швыряя в меня полотенце. Он быстро развернулся и вышел, оставив нас с Маришкой наедине.

– А потому, что собираюсь воспользоваться вашими услугами в будущем, – вернулся я в свое кресло.

– Льстец и врун! – сообщила Марина уже не столь непреклонным тоном. – В любом случае, я сейчас не могу уделить им время. У меня через 15 минут телефонный разговор с китайскими партнерами. После звонка, так и быть, выделю часик.

– Демон, – спокойно ответил я, тщательно следя за его эмоциями.

– Скажи, Марин, скольких друзей Сергея, ты знаешь?

– А по-другому никак! – хмыкнул я в ответ. – Придется потерпеть. Я постараюсь не причинять боли.

Птенцы, раскрыв рты, смотрели на мою истинную форму. Я оглядел себя. Так и есть, линька! Чешуя отпадала с моих боков и спины, морда неумолимо чесалась. Отвратительное состояние! Рога стали на глазах подрастать, морда и грудь раздавались вширь. На каждом сочленении стали появляться острые шипы. Похоже, эта линька прибавила мне несколько новых плюшек. Крылья стали больше и жестче, челюсть болела и чесалась одновременно от увеличивающихся зубов. Вокруг хвостового жала сформировались костяные щитки. Теперь я мог хвостом сражаться как молотом и использовать его в качестве гарпуна (ужалить и подтащить к себе), при этом щитки складывались под наклоном к корню хвоста, формируя что-то вроде наконечника стрелы. Для старых добрых простых уколов имелась третья позиция – щитки откидывались параллельно телу, сливаясь с хвостом. Неплохо! И в полете рулить удобнее! Я сжал новообретенные щитки в подобие продолговатого футляра вокруг жала. Красота!

– Мне никогда не понять, как работают мозги демона, – шепнула Марина. – Каким-то образом ты умудряешься любое событие заставить приносить пользу. Поступаешь так, как не поступил бы ни один человек.

Генерал бесцеремонно отодвинул мой стул от стола и шлепнул мне на колени стопку газет. На первой полосе красовалась компьютерная версия моего фоторобота с подписью «Явление нечистой силы в Москве». Вторая газета вещала о вторжении инопланетян, а третья утверждала о Российских спецслужбах, заключивших договор с дьяволом.

– А у меня теперь, если ты помнишь, появились дополнительные заботы.

– Мда, – хмыкнул Золотов. – А как же семейные тайны?

– Но зачем? – удивленно хлопнула глазами бизнес-леди.

Ух, ты! А события быстро набирают обороты!

– Но почему? – изумился Женя.

– Вы тщательно скрываете от общественности мою истинную сущность, снимаете тотальную слежку с Зареченских и остальных людей, связанных со мной и прибегаете к моим услугам только в исключительных случаях. Исключительные – это когда своих сил хватать не будет. Сразу говорю, что не стану для вас шпионить или завоевывать другие страны. Частные исключительные ситуации – не более.

– Безопасность обеспечу я, притом мой вариант значительно лучше твоего. При необходимости ты получишь любое оружие, но до этого момента нужно, чтоб у тебя даже ножа для бумаги не было.

Хаот тихонько подошел ко мне и спросил, как оказался я в слугах у подростка, что такое он смог мне предложить и нельзя ли ему поступить таким же образом. Пришлось ответить, что такого же образа он найти не сумеет, а остальную информацию они пока не заслужили.

Я утвердительно кивнул.

В этот момент из-за поворота вывернула женщина с собачкой на поводке. Увидев двух мужчин, один из которых направил пистолет на второго, она взвизгнула и попятилась. Я ей задорно улыбнулся и помахал рукой.

– А зачем мне эта абсолютно бесполезная реальность? – вопросом на вопрос ответил я.

– Теперь маг! – заявил я. – Мною были переданы ей силы, достаточные для контроля над твоими художествами. Поскольку я – твой фактический раб и не имею права пресекать необдуманные действия с твоей стороны, то с сегодняшнего дня этим будет заниматься твоя мать.

– Вы были весьма убедительны, – прохрипел чекист, дрожащими руками прикуривая сигарету. – Не поверите, двадцать лет как бросил!

– Мне, между прочим, пришлось угрем виться, чтобы косвенными намеками сообщить им о твоей готовности к переговорам. Потом меня вызвали в само ведомство. Там долго допрашивали, а я долго убеждал их, что ты не животное, а вполне разумное существо, готовое к переговорам. Не уверен, что меня бы послушали, но там оказался сам! – возвел генерал очи к потолку, обозначая высоту полета указанного начальства. – Ему стало интересно, так что тебе назначили встречу.

Заметив, наконец, меня, группа подростков дружно бухнулась на колени.

– Проходите, вас ждут, – освободил он дверной проем.

– И что будет, когда мы его найдем? – поинтересовался Женя.

– Все в порядке, не бойтесь! Это зажигалка! Мы роль репетируем! – весело сообщил я.

– Придется выполнять для них всякие мелкие поручения, с которыми сами они справиться не в состоянии. При условии сохранения моего инкогнито от общественности, разумеется. Надеюсь, мой господин понимает серьезность ситуации и предоставит мне свободу действий в сложившихся условиях? – серьезно посмотрел я на Сергея.

– Конец света – начало Тьмы, – философски сообщил я, парой жестов очищая пострадавшую одежду. – Можете не благодарить, Аркадий Степанович. Вас привело сюда какое-то дело?

– Я закончил с исцелением. Все шрамы убрал, татуировки оставил. Нужно отвезти ребят по домам, уже совсем стемнело, и они могут серьезно влипнуть в местных переулках, – невозмутимо сообщил он нам.

Встречу я назначил на стадионе. Почему там? Пространства для маневра больше! Мало ли как оно повернется. Мы заранее хорошо подготовились. Генерал пришел в парадном мундире с многочисленными орденскими планками на груди. К нему у меня претензий не было. Претензии у меня возникли при виде Евгения. В двенадцатом часу ночи в наш особняк вошел настоящий коммандос. Черный спецкостюм, снайперская винтовка на плече, два пистолета в кобурах, бронежилет и гирляндами свисающие гранаты. Из под надетого шапочкой балаклава лицо наискось бороздили черные полосы. Я обозрел это произведение искусства с головы до ног задумчивым взглядом.

– А ты промолчала? – ехидно оскалился я.

– Теперь главный вопрос. Что мне с вами делать? – выпустив когти, почесал я подбородок. Детишки напряженно молчали, ожидая своей участи. – Так как вы узнали мой маленький секрет, вариантов всего два. Первый вариант – я вас быстро убиваю и прикапываю в глубинах Лосино-островского лесочка. Вариант очень надежный, между прочим.

– Еще чего! – возмутилась она. – Тебе надо – ты и занимайся ими!

Я рассказал. Марина надолго задумалась.

– Вот самому интересно. Будем перевоспитывать.

Сделав несколько кругов, я вернулся в человеческий облик. Марина была в Саратове, Сергей и птенчики еще отсиживали уроки, а особняк успел мне конкретно надоесть. Вернувшись в комнату, я выдрал из своего мобильника маячок, снял развешанные в гостиной видеокамеры и выбросил все это в мусорный бак. Женя решил добиваться правды своими способами. Я в нем даже не сомневался! Сунув телефон в карман, я вышел из дома и сел за руль рабочего BMW. Вначале мне хотелось проведать свой ресторан, но устойчивый «хвост» заставил меня изменить планы. Решив, что меня «пасут» спецслужбы, я просканировал преследователей по эмоциональному фону и успокоился. Это были не они. Один упрямый индивид составил вполне профессиональную конкуренцию секретным правительственным ведомствам, направив своих архаровцев за одним вредным демоном. Простой человек ни за что не догадался бы о наличии «хвоста», но я-то не человек! Не удивлюсь, если отсутствие спецслужб тоже они организовали.

– Разумеется, – кивнул я. – Любая ситуация, угрожающая безопасности страны или населению. Найти, уничтожить, обезвредить, вычислить и так далее. Можете предлагать и штатные ситуации. При наличии свободного времени помогу с удовольствием.

Даже сбросив с себя иллюзию, я остался незамеченным. Очень тихо сидел, наверное. Десяток подростков экзотической наружности был «надежно» замаскирован жиденьким сосняком, росшим вокруг нашей подмосковной усадьбы. Что я имею в виду под экзотической наружностью? Черная одежда, длинные волосы парней, обвешанные пентаграммами и другими железками шеи, и пирсинг во всех мыслимых и немыслимых местах. Четыре девчонки с боевым макияжем в стиле американских индейцев и с множеством колец да браслетов, звенящих и бряцающих при каждом движении. Талии этих юных леди поддерживали шнурованные корсеты, проклепанные квадратными и круглыми железками размером с ноготь мизинца. Недалеко в самодельной клетке жалобно мяукала полосатая кошка.


– Вот сам им это все и объяснишь! Мое дело маленькое. В общем, они готовы встретиться в указанном тобой месте в любое удобное для тебя время.

– Зовите меня просто Игорь, – улыбнулся я в ответ. Пусть спрашивает, все равно ответы ему ничего не дадут.

– Между прочим, эти детки умудрились самостоятельно меня вычислить и собирались прирезать ни в чем неповинную кошечку, дабы добиться моей благосклонности.

– Смотрю, круг посвященных растет? – стрельнув глазами в Женю, спросил генерал. – А где Марина?

– Не кажется, – сообщил я. – Детишек тут всего десять штук, приняты на работу официально. Трудовое законодательство пищит от счастья – не нарушено ни единой запятой.

– Вот еще! – взвилась мать моего хозяина. – Даже думать не смей, слышишь? Мне даже мысль об этом противна!

– Отдать тебе.

Прежде чем обернуться в истинную форму, я потребовал у чекиста предупредить спецназовцев, чтоб не вздумали открывать огонь. Не люблю лишнего шума. Мою просьбу исполнили. Приняв истинный облик, мне пришлось выдержать череду простукиваний, подергиваний за крылья и хвост и прочие неприятности, которые в целях самопознания устроил мне Василий Михайлович. Когда он вдоволь нащелкал меня на мобильник, я вернул себе человеческий вид.

– О, это пустяк! – очаровательно улыбнулся я, закидывая ногу на ногу.

– Прошу вас не беспокоиться, я полностью контролирую эти процессы.

– Это ты еще нашего подвала не видел, – хмыкнул я.

– Нашла о чем волноваться. Он вообще не злился! – успокоил ее я.

– Не я. Сережа!

– Не волнуйтесь, Аркадий Степанович. Демоны умеют быть благодарными. Скоро вы станете самым важным и необходимым человеком в стране, – подмигнул я немного приободрившемуся Золотову.

– Это возможно? – серьезно спросил Сергей.

– Один смертный как-то сказал: «Опасайтесь своих желаний, ведь они могут исполниться», – тихо произнес я. – Вот и твое исполнилось. Хотел знать мою тайну? Ты ее узрел. Стал ли ты счастлив от этого?

– Частичное обращение в истинный облик, – констатировал я.

– Не знали они, – покачала головой бизнес-леди. – Вот я иногда начинаю понимать, за что Игорь так не любит людей. Он – самый мерзкий, самый хамский и самый беспардонный демон в мире! Но даже ему ни разу не пришло в голову издеваться над животными!

– Пройдемте в мою комнату, я все равно ею не пользуюсь. Мой господин желает пройти с нами? – обратился я к Сергею.

– Между прочим, насчет самого-самого ты сильно не права! Просто тебе не с чем сравнивать! – возмутился я таким описанием себя.

– Фотоаппараты, видеокамеры были? – озабочено начала выспрашивать Маришка.

– Так давай, учи меня! – требовательно топнула ножкой эта мадам.

– Черт возьми! Объясни мне, наконец, что происходит! – ярился Женя, меряя перед моим носом комнату шагами. – Сначала ты поручаешь мне найти какой-то орден, ничего не объясняешь. Мы терпеливо роем землю, а когда подбираемся довольно близко – вдруг появляются «люди в черном»! Они садятся на хвост всем и каждому, кто хоть как-то связан с тобой, переворачивают вверх дном все офисные здания, похищают сотрудников. Меня, лично, утащили в какую-то пыточную камеру и допрашивали в течение трех дней! И все вопросы только о тебе! Кто такой, откуда появился, чем занимаешься, что ешь и с кем спишь! Сейчас же ты мне рассказываешь, во что ввязался – или на мою помощь можешь больше не рассчитывать!

– Игорь, я не понимаю ничего. Знания работают, но тут что-то странное. Что это такое? – Ткнула женщина пальчиком в область сердца своего пациента.

– Вы – на службе? – удивился светловолосый.

– Он меня раскрыл! – прорычал я, старательно удерживая себя от трансформации. Тело ощущало угрозу и норовило принять облик, при котором эта угроза была бы наименее опасна.

– Эту сказку я уже слышал. Меня интересует правда.

– ИГОРЬ! – прогремел за нашими спинами профессионально поставленный командный голос генерала Золотова. – Ты что творишь, морда рогатая?

– И зачем же мне ваша кошка? – неожиданно для подростков подал я голос, восседая на вершине кирпичного ограждения, свесив ноги и постукивая пяткой по стене. Увы, сейчас мне от нее действительно нет никакой пользы. В моем-то положении. Эх. Без истинного имени, будучи рабом, я не получу от жертвоприношения совершенно никакой пользы. А если Маришка узнает… Нет уж, лучше подождать с такими вещами до того момента, когда освобожусь.

– Я должен посоветоваться с компетентными в таких вопросах людьми. Если и будет дано согласие, то только при условии, что затребованная вами услуга не нанесет урона безопасности Российской Федерации.

– То-то же, – поучительным тоном констатировал я факт раскаяния. – Между прочим, все время, пока ты находился под своим собственным заклятием, наша связь практически не работала. Должен заметить, что демоны психам не служат. Безумие разрывает договор и освобождает обе стороны от ответственности. Тебе повезло, что наш контракт не успел разрушиться.

Меня обдало сладким ароматом их ужаса. Есть у демонов диапазон, с помощью которого можно привести в страх абсолютно любое живое создание. Слышал я такую поговорку у местных людей. Не зная броду – не суйся в воду. Ребятки, видимо, поговорку не слышали, а потому – сунулись.

– Не спорю, – согласился он. – Но подобные процессы могут быть в некотором роде опасны.

Вид подвала произвел на неокрепшую психику моих подопечных непередаваемое впечатление. Конечно, в обморок они не падали по примеру генерала Золотова, но охали и ахали очень долго. Разноцветную траву они обозвали светоглюком наркомана, внесли все кустики в реестр непонятного и немедленно взялись переводить это безобразие в нечто понятное, исследуя на ощупь, вкус, цвет и запах. Сергея видно не было. Наш самодельный полигон находился как раз за небольшой лесополосой. Не сговариваясь, мы решили интерьер подвальчика не портить и выбрали площадку, лишенную растительности.

– Кладка цельная, даже зацепиться не за что! – догнал меня недоуменный голос Сани. Я хмыкнул, но не ответил.

А потом пришли они. Монахи в простых коричневых рясах. Меня не было рядом, как раз тогда мне хотелось полетать в бесконечной выси небес. Узнав о готовящейся казни, я ринулся к деревенской площади, на которой возвышался столб, окруженный связками хвороста. Она стояла, привязанная к этому столбу, и со слезами на глазах смотрела на предавших ее людей. Тех самых, которых ей не так давно приходилось исцелять. В ярости я совсем не думал о собственной безопасности. Нужно было спасти мою прекрасную дикарку от загорающегося пламени. Я уже сложил крылья, пикируя к ужасающему костру, когда все тело пронзила боль. Я взвыл и упал на землю. Старик в рясе с длинной густой бородой поднял напитанную светлой силой плеть. Свист, еще свист. Глубокие борозды, остававшиеся в месте попадания плети, взрывались невероятной болью. Я кричал в муках агонии, но старик продолжал.

– А если он повторит попытку? И ты не сможешь устоять? Что делать в таком случае? – спросил меня Евгений.

– Совет безопасности страны случился! Вернее, не он сам, а одно секретное ведомство, подконтрольное непосредственно этому государственному органу и президенту.

– Неужели мой тюремщик решил сжалиться надо мной? – съязвил Сергей, не соизволив даже пошевелиться.

– Ах, да, – встрепенулся Золотов. – Вот адрес, надо быть к восьми утра.

– Какие условия?

– Как же все нелепо получилось! – переплел пальцы в замок офицер.

– О! Практически что угодно. Но есть условия.

– А вы как думали? – язвительно ухмыльнулся я. – Пора выбрасывать из головы радужных единорогов и принять реальность как должное. Даже высший демон, вроде меня, может заключить договор с человеком и обязаться ему служить. Все зависит от того, что способен предложить этот человек. А подарю, наверное, я вас своему господину. В качестве трудовой силы и объекта магических тренировок. Заодно избавлюсь от некоторых утомительных обязанностей. Днем будете ходить в школу, как полагается трудолюбивым подросткам, а после нее и на выходных станете заниматься уборкой особняка и иными делами. Есть у меня предчувствие, что сам я этого скоро не буду успевать делать. Оформим вам официальную подработку с небольшими зарплатами. Ну а если уговорите моего хозяина, то он может и несколько заклинаний вам показать. Сам он, хоть и сильный маг, но человек добрый, так что шансы у вас есть. Особенно он силен в любовных заклятиях – это его конек! – мстительно расхохотался я, вспомнив недавний эпизод. – Выбор за вами, дорогие мои.

– Вызвал меня к себе и снял иллюзию, дабы похвастаться перед девчонкой. На глазах у сотен людей снял!

– Игорь, – нерешительно позвал меня мой хозяин, когда мы все уже сидели в гостиной и пили горячий чай. – Почему ты мне помог? Если бы ты оставил все как есть, то скоро мог стать свободным.

– То! – повернулся я к Сергею. – Головой надо думать, прежде чем вмешиваться в чужую душу без руководства опытного мага со стороны. Давай, Маришка, снимай откат, пока он от искусственной любви совсем с ума не сошел.

– Удачи им в этом, – налил я себе вина. – Вам не предлагаю, у вас еще министр впереди. Сейчас моя челядь принесет чашку кофе.

– Господин! – воскликнул уже знакомый мне блондин. – Позволь служить тебе!

– Тут мы можем снова прибегнуть к помощи твоего сына. Простейшие исцеления я ему давал. Просто тебе не стал – решил, что лечением накосячить невозможно, – приободрил я Маришку. – Хотя, надо этот пробел все-таки исправить.

– Да за что? – не понял парень. Он же до сих пор не осознал своего проступка!

– Мне пора, Игорь, – посмотрел на часы Золотов. – Скоро смотр, нужно подготовиться. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – с этими словами, генерал залпом допил свой кофе и вышел за дверь.

– Извини, во всей красе представать не стану, место неподходящее. Лучше ответь. Изменило ли это маленькое представление что-либо для тебя? Стал ли ты жалеть, что в заварушках твою спину прикрывал монстр?

Некоторое время она просто смотрела на сына, потом развернулась ко мне.

– Прошу вас, – благосклонно кивнул я.

– Игорь, а что с тобой сегодня произошло? – как бы, между прочим, поинтересовался мой хозяин. – Я от тебя такой шквал ужаса и боли получил, что потерял сознание. Очнулся в медпункте, когда все закончилось.

– Что?! – в два голоса воскликнули мои ученики.

– Переодевать их тебя никто не просил! Кстати Сергей еще и запрет на наркотики с алкоголем им поставил, – сообщил я.

– Может ЛСД ей в глотку пихнуть? – предложила пухленькая девчонка с вышитой пентаграммой на небольшом рюкзачке.


– Оружие снять, умыться и переодеться. Быстро! – скомандовал я рублеными фразами.

– Так чья идея была угробить беззащитное животное? – снова стала яриться Марина. – Вы хоть понимаете, что оно слабое, беззащитное и не могло дать вам сдачи?

– Вы же умный человек, Василий Михайлович. Я среди людей уже далеко не первый год. Если бы хотел – уже завоевал бы этот мир.

– Объясни, – встрепенулся мой хозяин.

– Прости еще раз меня, дурака! И спасибо, что остановил.

– В этом доме можете обращаться ко мне на «ты», – разрешил я. – Нет, это сделал мой хозяин.

– Вот мы попали! – огорчилась она. – Сергей мне этого не простит.

– Ну… да… – замялся Хаот, уже сообразив, что в чем-то просчитался.

Еще бы! По внешнему виду, конечно, можно было подумать нечто подобное. Угрюмое лицо, резкие грубые движения. Но я-то почувствовал по связи бешеное веселье, кипящее внутри него!

– Могу. Но позже. В первую очередь мы обсудим все интересующие обе стороны моменты.

– Сволочь, – прокомментировала мать моего господина, выровняв дыхание. – Раздразнил и бросил.

– Ты хоть понимаешь, что натворил?! – продолжал яриться слуга порядка. – На том водохранилище, между прочим, отдыхал подполковник ФСБ с семьей, не преминувший доложить о случившемся происшествии в вышестоящие органы! Я всю неделю не слезал с начальственных ковров! Спецслужбы перелопатили все, что могли! Допросили моих сотрудников и вышли на мою связь между тобой, компанией «Риттен» и загадочными смертями преступников. Они успели провести эксгумацию почти всех твоих жертв и увезли эти трупы в неизвестном направлении. Теперь угадай, что они найдут, когда подробно исследуют тела в лабораторных условиях? Долго, по-твоему, они будут искать виновника?

– Словами не описать! Поехали, сам увидишь.

– Игорь Дмитриевич, что это за дети? – округлил глаза на необычно выглядящих подростков один из охранников.

– Убери ты эту фигню! Видишь, люди пугаются! – потребовал я, мотнув головой в сторону удаляющейся женщины.

– Ну и хорошо, – успокоилась эта защитница животных. – И как только у вас мозгов хватило? Вам же не по пять лет! – набросилась она на все еще упорно молчавших малолеток. – Игорь, почему они не отвечают, что ты с ними делал, сволочь рогатая?! – пошла она опять в наступление, подозревая меня в чем-то явно садистском.

– Штаны испачкаешь.

– Поверь, Крон, мы реально это видели, – возмутился блондин. – Сам же газеты читал! Это сто процентов было! Здоровенный такой демон материализовался из ниоткуда, а потом нырнул в озеро! Никто не обратил внимания, а мы рядом вместе с Кирой были. Через пять минут из воды вышел мужик. Инфернальный такой весь. Как в кино сатану играют, видел? Костюмчик с иголочки, элегантный и адски опасный. Его одежда высохла за минуту! А взгляд какой! Пронзительный и яростный. Словно сам ад на тебя смотрит! Подошел он к одной парочке на берегу, махнул рукой и девка замерла в самой немыслимой позе, а потом и вовсе сознание потеряла. Долго ругался с парнем, потом взял за шкирку и потащил его к дороге. Там они сели в такси, мы с Кирой не растерялись и поехали следом. Последние деньги выложили, между прочим. Отсюда потом зайцем на электричке пришлось возвращаться. Мы с Кирой считаем, что это был очень сильный демон, возможно, один из князей ада!

– Мне кажется, мы вообще зря тут торчим, – отозвался самый старший по возрасту парень в простой черной футболке, из под рукавов которой на руки спускалось множество замысловатых татуировок.

– Еще как будет! – прошипела Марина. – Твое возвращение в сознание розги, между прочим, не отменило!

– Мы что, без прикрытия, плюнув на безопасность….

Я поднялся и направился в подвал. Мне захотелось полетать, а там было достаточно пространства для небольшой крылатой разминки. Сон, навеянный неприятными воспоминаниями, все еще не давал покоя. Мария в любом случае сгорела. Я не мог помочь ей. В безосновательном риске утратил собственное имя и едва не оказался в рабстве. Сколько раз, сидя в своей пещере, я обдумывал эту ситуацию с разных сторон. Именно тогда я поклялся себе, что никогда больше не стану связываться со смертными женщинами. Глупость демонам судьба не прощает. Я тогда был очень молод и неопытен. Но расплата не делает скидок на возраст.

– Про конец света ты ничего не говорил! – оттаял, наконец, Евгений.

– А свой истинный вид покажешь?

– Бросишь нас всех и смотаешь удочки?

– Прости, мам. Я не знал, что так получится. Честное слово, больше не буду, – огорченно опустил голову мой хозяин.

– А что подразумевается под исключительными ситуациями? Уточнить можете?

– Это вы сделали? – спросила рыженькая девчушка, очертив рукой горизонт.

Я оказался прав. Уже практически полностью стемнело. Мы с Сергеем мирно пили кофе в гостиной, перебрасываясь в подкидного дурачка. Каждый из нас бессовестно жульничал, подсматривая с помощью магии карты соперника и беззастенчиво пользуясь связью. Но в этом и был основной интерес! Когда в комнату вошла группа молодых людей, я не сразу смог их узнать. Если б не характерные ауры, то решил бы, что и вовсе Маришка закопала предыдущих ребят и где-то наловила новых. Перед нами предстали шестеро симпатичных парней с аккуратными стрижками в новеньких дорогих костюмах с галстуками. Все пирсинги были с них сняты волевой рукой одной моей знакомой. Девушки были одеты в элегантные, но явно удобные платья и брючные костюмы. Дикий боевой раскрас сменился хорошенькими молодыми личиками, красоту которых неброско подчеркивал профессиональный макияж. Мы с Сергеем изумленно уставились на Маришку, ожидая объяснений.

– Потому! – многозначительно сообщил я. – это не стандартная работа. Никто тебе не позволит устроить там лежку, значит, снайперская винтовка не понадобится. На входе нас, естественно обыщут. Да и выглядеть в итоге будешь полным идиотом.

– Вы удивительно догадливы, – сообщил я, отряхивая руки от металлической крошки.

К часу ночи мы подъехали в назначенное место и выгрузились из автомобиля. Стадион был оцеплен по периметру крепкими вооруженными ребятами из разряда «маски-шоу». Я невозмутимо зашагал в направлении входа, где с автоматами наперевес дежурили два коротко стриженных молодчика в военной форме. Мои товарищи следовали за мной на небольшом расстоянии.

– Нет, не смей, тварь! Если ты меня изнасилуешь, я не знаю, что с тобой сделаю! Не прикасайся ко мне-е-е! – уже открыто визжала будущая колдунья, когда мы оказались в подвале, и я притянул ее к себе.

– Таблетку выпью! – фыркнула она. – Начинай.

– В общем, так, – вытер о салфетку вспотевшие ладони Золотов. – Записку твою они вначале посчитали шуткой. Решили, что сами справятся с неординарными элементами и выставили меня за дверь. Сегодня днем сами пришли ко мне. По их словам, они тебя пытались выследить всеми способами, но никак не могли найти даже этот особняк. Оказывается, этот домик вижу я, но не видят они. Даже со спутников не просматривается! В фирме ты больше не появлялся, в других обычных местах тебя тоже никто не видел. Как сквозь землю провалился. Они пытались следить за обслугой и остальными, вхожими в особняк. Выглядело все загадочным образом. Человек идет себе, идет – и растворяется в воздухе. Они это место измеряли множество раз кучей приборов, сами топтались туда-сюда, экстрасенсов подключали, те обнюхали каждый сантиметр, били в бубны и уходили в астрал – все без результата, абсолютно ничего на том месте не оказалось. Таинственное исчезновение немаленького дома с прилегающей территорией ввело их в логический тупик. Мне пришлось повторно ответить на все вопросы. Теперь они в твоей разумности не сомневаются и хотят встретиться на твоих условиях. Только думают что ты и монстр – разные существа. От моих объяснений они опять отмахиваются, полагая тебя хозяином мутанта или инопланетянина. И тебя инопланетянином считают, кстати.

– Должен признать, я не уверен, что подобное вообще под силу еще кому-либо, кроме моего господина, – ехидно сообщил я. Информировать ребят о том, что специально такого даже Повелитель не творил, я не решился. Пусть поизумляются размерам человеческих возможностей. – Пойдемте, я познакомлю вас с ним.

– Да ничего я с ними не делал! – не выдержали мои нервы. – Приказал молчать, вот и молчат. Орлы, я объявляю ваши рты свободными!

Марина надолго задумалась, не отрывая от меня взгляда.

– Каким образом? – заинтересовалась Марина, намазывая на хлеб кусочек масла. Вот кто остался невозмутимым в такой ситуации! Поверить не могу, при ее-то характере. Каждый день сюрпризы!

– Сюда нельзя, – наставил на меня свое орудие труда один из ребят.

– Попросите Сергея, он Вам процедуру омоложения сделает. Лет тридцать как рукой снимет, – ответил я на укоризненный взгляд Золотова.

– Совершенно верно, – снова утвердительно кивнул я.

– Поживем – увидим! – фыркнула Маришка и вышла за дверь.

Когда мы добрались до места назначения, Марина уже сидела на разноцветной травке и пыталась поймать похожее на бабочку с шестью крыльями насекомое.

– Я вернусь домой, – коротко ответил я.

– Заметано. Пойду, посплю перед встречей. Вам, Аркадий Степанович, тоже советую. Ясная голова нам пригодится.

– Пусть помучается! Между прочим, даже я помню твою лекцию о взаимодействии огня с металлами. Если он не потрудился запомнить – это его проблемы, – припечатала Маришка.

Процесс длился уже около двух часов. Сергею, наконец, надоело пялиться на линяющего демона, и он взялся за свой личный фронт работ. Как ни странно, никто в итоге не погиб и даже не сошел с ума! Закончил мой господин вовремя, к концу второго часа в подвал заглянула Маришка и долго любовалась, как с меня опадают чешуйки, развеиваясь в невесомую пыль до того, как коснутся земли. Получив от сына краткое объяснение «чем я тут занимаюсь», она сообщила, что с этого момента запрещает мне принимать истинный облик внутри ее особняка на веки веков, «иначе никаких миллионов на ремонты не хватит». Я согласно покивал, и она, успокоившись, захватила всех цыплят, уводя их в только ей одной известном направлении. Подростки затравленно озирались, но протестовать не решились. Похоже, им предстояла не меньшая пытка, чем мне. Не факт, к тому же, что мои муки не закончатся раньше!

– Не нанесет! – заверил я чекиста. – Скорее даже наоборот!

Генерал слева от меня нервно заерзал на кресле, справа Женя с такой силой сдавил подлокотники, что его пальцы побелели от напряжения. Решил угрожать мне? Я могу не хуже!

Подросткам было ясно. Они дружно закивали, преданно глядя в мою сторону.

– Мой господин не будет возражать, если на время его занятий я приму свой истинный облик? – спросил я готовящегося к процедуре управления сознанием Сергея.

– Очень даже ожидаемые! – возмутился я. – Эти детишки ходили бродили вокруг особняка с жаждой прирезать кошку! Я их поймал и приставил к полезному делу. Заодно и Сергею компания. У нас в гостях уже успели перебывать все их родители. В ноги кланялись, благодарили от всей души. Под моим пристальным контролем, эти лебеди вернулись в школу. Так что тут полный порядок!

– Убежать не получится. Еще ни у кого не получилось, так что не двигайтесь, – клыкасто оскалился я, опираясь спиной на сосновый ствол и скрестив руки на груди. – Выпускай животину!

Когда Маришка появилась в лестничном пролете и радостно запустила в меня свою туфлю, отомстив таким образом за мучительные дни, я попросил ее спуститься в подвал и подождать там. Сам же отправился в комнату хозяина, снял барьеры и открыл дверь. Господин уныло лежал на своей кровати и смотрел в потолок.

В отсветах пламени я видел ее искаженное мукой лицо. Мария. Моя нежная дикарка. Самая первая ведьма, получившая от меня силу. Какой восторг отражался на ее лице, когда она гуляла в самых глухих чащах, плескалась в ледяной горной реке. Ее шаги по лесным полянкам оставляли за собой вереницы чудно пахнущих цветов.

– Игорь Дмитриевич? – поднялся из-за стола дяденька, протягивая мне руку. – Меня зовут Василий Михайлович Быков.

– Вот как вы там оказались? Мы с Денисом поверить не могли, когда увидели. Я тоже бывший спецназовец, как и вы сами, но у меня в голове не укладывается. Ни лестницы, ни веревки, даже деревьев у забора нет!

– Разве я мог допустить, чтобы кто-то из твоих ребят серьезно пострадал, если сам способен справиться без всяких жертв? – Угу, а на деле мог ли я допустить, чтобы моя добыча досталась кому-то другому?

Этот спецэффект я подготовил с самого начала, для пущей убедительности. Проявившиеся желтые глаза с вертикальным зрачком, острые клыки и растущие рога. Мои руки обзавелись внушительными когтями. Воздух вокруг нас начал раскаляться, искажаясь от выпущенной в мир чистой демонической энергии. Местами по стадиону начали гулять небольшие торнадо. Это они казались торнадо, на самом деле это были чистые средоточия Хаоса. Небо оказалось слева от чекиста, земля соответственно справа, а под ногами зиял провал во Тьму. Василий Михайлович нервно икнул, наблюдая за искажающейся реальностью. Это заклятье называется «Пробуждение Первоначал», если довести его до конца – можно устроить персональную Хиросиму в центре Москвы. Разрушать столицу я не планировал, поэтому быстро развеял узловые центры заклинания.

– Не важно, в истинном виде меня невозможно ими зафиксировать. Я проверял. Но видели многие. Жди теперь статей в желтой прессе.

– Да кем бы ты ни был! – вскипел Женя, плюхаясь на землю рядом со мной.

Парень изумленно взирал на опадающие на землю кусочки металла. Я отламывал крошку за крошкой, ожидая реакции.

– Ну, они не сильно ошибаются, – возразил я. – Только я обошелся без летающих тарелок и космопортов. Да и мир находится в другой плоскости реальностей, но выглядит он как другая планета. С Землей сходства крайне мало.

– Ну, слушай тогда, раз сам напросился.

– Ты с ума сошел? – выпучил на меня глаза полковник. – Они же тебя в порошок разотрут!

– Мне всегда казалось, что в тебе что-то не так. Ты раздавал нам неопасные участки, а сам лез в самое пекло. С голыми руками лез! На вооруженных до зубов бандитов! А потом выходил такой же аккуратненький, как и раньше, без единой царапины. А внутри лежали горы трупов. Нам рассказали сказочку о бывшем спецназовце, но это было чересчур даже для Джеймса Бонда.

– Так что у вас случилось? – жестом предлагая соседнее кресло, спросил я.

– Да какая теперь разница! – тихо опустился генерал на свободный стул, схватившись за голову. – Зачем я только связался с вами? Меня же теперь уволят!

– Угу, – кивнул охранник, обозревая множество стальных предметов, внедренных в тела молодежи. – Кстати, вы зачем камеру вывели из строя? Как нам теперь ее чинить?

– Не боишься Марину Кирилловну отпускать без присмотра? Это ведомство очень серьезно. Могут и похитить, в целях добычи информации.

– Надеюсь, вы осознали, КТО на самом деле контролирует ситуацию? – изучающее прищурился я.

– Теперь понятен интерес спецслужбы к твоей особе. Натворил Серега дел, нечего и сказать. Что делать думаешь? – через время проговорил мой товарищ.

– Да заткните вы эту скотину! – прошипел длинноволосый крашеный блондин.

– Потому что я существо не физического плана. Я воплощен в этом мире, у меня течет кровь – если поранить, я оставляю следы, могу есть и пить. Но сама ваша реальность не считает меня частью себя. По этой причине живые могут меня увидеть, а предметы – нет. Это от того, что все живое обладает собственной энергетикой, – проинформировал я, поднимая друзей с кресел и щелчком отправляя этот инвентарь обратно в особняк. – Нам пора возвращаться. С любыми вопросами можете обратиться к Евгению или Аркадию Степановичу. Связь тоже будем держать через генерала Золотова. Я вообще готов напрямую работать только с ним.

Ребята стройно покивали, старательно не открывая рты. Мое обещание, похоже, они поняли буквально.

– Игорь! Это же Армагеддон! – запричитал он, увидев меня. – Мне через два часа нужно быть на смотре! Приезжает министр внутренних дел, всем нужно быть в парадной форме! Я не успею ее постирать и высушить! Что мне теперь делать? Это конец света!

Построив своих подопечных парами, я повел этот пионерский отряд к массивным воротам и самому настоящему КПП возле них.

– И я, – отозвался Сергей.

– Вот глупый мальчишка! Чем он думал?

– Назови свое имя, демон! – рычал он, осыпая меня ужасающими ударами. – Назови!

Через несколько минут мы расселись по креслам и дивану в гостиной, попивая горячий кофе по-турецки.

– Я ни черта не понял вообще! Что это было? – прорычал он в ответ.

– Вот вы где! – влетела в подвал запыхавшаяся Кира. – Игорь, там генерал тебя ждет. Что-то очень важное!

В голове у меня стучал строгий приказ немедленно принять свой истинный облик и направиться на зов. Рот уже ощерился клыками, я почувствовал начало проявления хвоста. Рога на голове удлинялись. Еще немного – и в парке появится демон во всей своей красе. Я зарычал, выпустил когти и вонзил их в асфальт. Нет! Я не сдвинусь с места!

– Извините нас, – пробормотала Кира. – Мы больше не станем…. Просто мы не знали, что все настолько… по-другому.

– Да, Марина, да, – улыбнулся я. – Ребятки были потеряны для общей массы людей. В глазах обывателя у них мозги набекрень. Но Сергей тоже непростой человек. Он не понимает своих сверстников, а они не понимают его. Эти подростки мечтали о чуде. И они его получили, пусть и не в таком виде, как надеялись. У каждого из них есть некоторые предпосылки к магии, я лично проверил. Догадываюсь, что именно эти предпосылки побуждали их резать кошек и заниматься другими глупостями. Если маг не развивает своих способностей, то в нем возникает пустота, которую очень сложно заполнить. Я хочу дать шанс Сергею найти в них достойных друзей и опору. А чтобы из них получились хорошие друзья, мы с тобой приложим все усилия.

– Нет, я думаю, он тут живет, притворяясь человеком, – не согласилась Кира – Значит, рано или поздно выйдет.

– Я не могу тебе этого сказать. Замечу только, что долго продолжаться это не будет.

– Значит, ты хочешь…

– Фу, какая гадость! – передернула плечами моя ученица и закрыла глаза, чтобы не видеть того, что за этим последует.

– На мне не сработает, – покачал я головой. – Можешь убрать.

Коротко стриженая брюнетка утвердительно закивала.

– Я что, по-вашему, мелочь бесовская? – мой яростный рык нотками инфразвука заставил их попятиться.

– Тем, что заменяет у подростков мозг. Пошли, я наделю тебя магической силой. Мне нужен тот, кто контролировал бы этого мага-самоделкина.

– Думаю поиграть с ними в кошки-мышки, – заявил я. – Если дать им пищу для размышлений, они очень скоро найдут преимущества добрых со мной отношений.

– Какую? – заинтересовался я.

– Мне показалось, что это вы хотели со мной поговорить, – парировал я.

– Это все из-за меня! – подскочил Сергей. – Аркадий Степанович, Игорь не виноват! Это я снял с него маскировку.

– Всего доброго, – попрощался чекист. – Я дам вам знать относительно ответа на ваше предложение.

Я не ответил. Покачиваясь, добрел до ближайшего деревца и опустился на зеленый газончик под ним. Борьба с чужеродным зовом выпила все мои силы. Закрыв глаза, я прислонился спиной к древесной коре. Все это время Женя напряженно держал меня на мушке.

– Что ты, леший раздери, такое? – прошипел он, не опуская оружия.

– То есть вы и существо, появившееся недавно над водохранилищем, – одно лицо?

– Да понимаю я все! Я, может, и не демон, но людям тоже понятно короткое слово «дом». Приятно осознавать, что мы не просто так занимались этой исторической чепухой. Меня-то уже начали посещать смутные сомнения, что ты так оригинально над нами издеваешься.

В этот момент в дверь постучали. В комнату вплыла пухленькая, но при этом очаровательная Карина. Она с улыбкой поставила поднос на стол и так же изящно покинула помещение. Золотов горящими глазами проводил две гладенькие ножки на высокой шпильке и уставился на меня.

– В подвале. Пламенную ограду пытается внедрить в стальное кольцо.

– Затрудняюсь ответить. Я родился и вырос в другом мире, там совершенно другое летоисчисление. Возможно, что на момент моего рождения вашего мира еще не существовало.

– Ноутбук мой у него отбери! – среагировала любящая мама. – Он его угробит в том подвале, без всяких шансов на реанимацию!

Нас просветили на предмет чего железного и способного подпортить кому-нибудь организм. Ничего не нашли, я об этом позаботился. Еще я позаботился, чтоб десятки вооруженных ребят, незримо засевших за трибунами, не смогли испортить жизнь моим спутникам. Для этого я заранее наложил на них мощные барьеры. Сейчас в них можно было прямой наводкой стрелять из гаубицы – только прокашлялись бы от пыли. Посреди стадиона нас ждала группа людей в неброских костюмах. Все они возвышались за спиной у невзрачного дяденьки в роговых очках, восседавшего за притащенным кем-то массивным столом. Я последовал прямо к нему, мои спутники шли за мной с каким-то священным трепетом. Сейчас они старались молчать. И правильно делали! Это моя игра и я буду играть в нее по-своему!

Я пожал протянутую руку, и человек снова присел за стол. «Люди в черном» спешно отошли от нас подальше. Прежде чем с ним заговорить, мне хотелось быстренько его проанализировать. Человек оказался достойным моего интереса! Полностью контролируемые эмоции, ни одной лишней мысли и безостановочный анализ поступающей информации. Люблю работать с профессионалами!

– Мой господин был несколько не в себе, – уточнил я.

– Линька происходит приблизительно раз в семь – восемь сотен человеческих лет. При каждой линьке рост меняется не более чем на два метра, – проинформировал я, меняя ипостась. – Ты давай, занимайся птенцами.

Парень подскочил к клетке и поднял ее на уровень глаз, демонстрируя заключенное в ней животное. Кошка вновь неистово завопила.

– Ой, – отдернула руку бизнес – леди, отодвигаясь подальше от зловредного жука. Заметила Сергея и нахмурилась. – А, явился, значит? Герой – любовник, чтоб тебя! Ну, я тебя сейчас выдеру. Выпорю, как никогда в детстве не порола! Игорь, найди мне штук десять, нет – двадцать хороших хворостин!

– Ты прав, твои тайны никак не влияют на то, что ты уже сделал для нас. Я не смогу поднять руку на человека, множество раз спасавшего мою шкуру.

Я принял свой истинный облик и потянулся языком к ее виску.

– Голова будет болеть дня три, может больше. Все зависит от твоей восприимчивости.

– Потом, Маришка. Сейчас задача другая. Сядь напротив матери и сиди смирно, – обратился я к провинившемуся хозяину. – Марина, сосредоточься на ауре Сергея и скажи, что увидишь.

– Потрясающе! – бормотал себе под нос слуга плаща и кинжала. – Действительно, одно и то же существо. И на мобильнике совершенно не отразилась эта огромная туша. Необъяснимый факт. Почему так происходит?

Женька побледнел, его пульс и дыхание участились. Видимо, Василий Михайлович – крайне приятный собеседник. Чтобы успокоить своего спутника, я небрежно положил ему руку на плечо. Щелчком вызвав из особняка три удобных кожаных кресла, я расположился в центральном, предложив остальные два Женьке и Золотову.

– Жень, я не могу тебе всего рассказать. Просто поверь мне, что все это никак не связанно с твоими поисками.

– Но… как же… мы можем… это… – тихо попытался сформулировать неформулируемое нечто светловолосый.


– Какие еще игрушки? Это же дети! – возмутилась она.

Я вымучено вздохнул и призвал один из его деловых костюмов. Парень коротко присвистнул от такого зрелища и снова скрылся из виду.

Неожиданно она всем телом прильнула ко мне, провела рукой по моей щеке и прижалась своими горячими губами к моим. Я ответил на поцелуй, махнув рукой на свой собственный зарок «больше никогда со смертными женщинами». Внезапно загоревшийся свет заставил Марину отпрыгнуть от меня. В кухне появился Сергей.

– Ого! – прокомментировала шокированная этим зрелищем Марина. – Что случилось? Никогда не видела, чтобы ты поднимал руку на своего хозяина.

– Чертов упрямец, – сплюнул под ноги Евгений. – Дело твое, я умываю руки!

– Не сумеют, – улыбнулся я, закончив коротенькую записку и трансформируя один из пальцев в истинный вид. Мазнув по чернильнице, я поставил свой демонический отпечаток посередине листа. – Придут как миленькие, главное записку передайте.

– Есть одно побочное действие такой процедуры, – замялся я.

– А сейчас я могу предложить вашему ведомству частные услуги. Можно считать это оплатой вперед.

– Я согласна, – решилась пухленькая девица. Остальные поддержали ее дружными кивками.

Сколько времени я провел в таком виде, не имею понятия. В конце концов, настойчивый зов прекратился. Переведя дыхание, я вынул когти из парковой дорожки и привел все детали тела обратно в человеческий вид. Хорошо, что в этой части парка не было людей. Зеваками я мог быть обеспечен. Поднимаясь, я наткнулся взглядом на дуло Женькиного пистолета.

– И насколько ты подрастешь? – напрягся Сергей.

– А его и не было! Это я так, обозначил намерения.

– Мы тут неделю сидим, а он все не выходит. Может, этот демон вернулся в свой ад давно? – встряла красноволосая.

– Между прочим, мне на работе проблем хватает! А тут еще ты, не умеющий держать себя в руках? Ты хоть обо мне-то подумал? Каково мне теперь придется дальше жить? – продолжала яриться Марина.

– Шансы у вызывавшего были. Я потратил весь свой энергетический запас, чтобы удержаться от исполнения приказа. Еще немного упорства – и у этого человека, кем бы он ни был, вполне могло получиться.

– Не переживайте вы так, Аркадий Степанович. Вам все понравится! – продолжал я настаивать.


– Не, я по связи послушаю. Мне еще нужно руну в кольцо впаять, – отмахнулся мой хозяин, возвращаясь в подвал.

Молодежь спешно засобиралась, вполголоса обсуждая случившееся, меня и моего господина, судя по всему – великого мага, сумевшего подчинить целого высшего демона. Я хихикнул. Ну-ну!

– Где ты таких набрал? Мне кажется, или эти красавицы еще не совсем взрослые по паспорту? – с любопытством посмотрел он на меня.

– Тогда не возобновляйте! – щелчком по кончику отправил я в полет раковую палочку.

И именно этот момент выбрал какой-то недоброжелатель, чтобы устроить мне подляну! Сводящая с ума боль скрутила тело. Кто-то воспользовался моим истинным именем. Я упал на колени и схватился за голову.

– Как ваше настоящее имя? – после некоторого раздумья приступил он к допросу.

– Да ты что? – ахнула она. – Бедная кошечка! Как они могли?

– Да иди ты со своим концом!

– А что в подвале? – незамедлительно среагировал Женька.

– Паяц! – возмутился Женя. – Это же самые могущественные структуры немаленькой страны!

– У женщин и мужчин разное строение сознания. Ведьму можно обучить мгновенно, вложив необходимые знания прямо в разум. Правда, осознание всего объема информации может занять длительное время, но необходимые вещи будут практически всплывать в голове сами собой. Главное, не используй ничего, не испытав предварительно в этом подвале. Теория теорией, но без практики можешь натворить что угодно.

Сильно удивившемуся Сергею я поведал всю историю с начала до конца. Хозяин благосклонно кивнул и сообщил, что я поступил правильно. Дальше мною было вынесено предложение по тренировке в постановках блока сознания, чтобы новая челядь не проболталась вне стен этого дома. Процесс обещал быть длительным. Теоретически, хозяин знал, что и как делается, но вот с практикой ему до этих пор не везло. Подростки было заупирались, не желая доверять свои мозги рукам своего ровесника, но я напомнил о втором варианте, так что им пришлось смириться и ждать экзекуции.

– Молчал бы, хам чешуйчатый! – ткнула она в меня пальчиком. Глаза подростков при нашем диалоге все больше округлялись, а челюсти все ниже опускались, открывая удивленные ротики. – Кстати, – внезапно успокоилось это торнадо в юбке. – А ты зачем их сюда приволок-то?

– Если узнаю, что вы замордовали еще хоть одну зверушку, лично вырву ваши черные сердца и преподнесу Повелителю на блюдах из верхушек ваших черепов! – грозно сообщил я, обводя взглядом испуганных подростков. Нет, я не серьезно, конечно, но обстановка требовала какой-нибудь пафосной речи. – Все ясно?

– Жень, ты пойми… Там мой дом, мой мир, которому я принадлежу. Я всем своим существом мечтаю оказаться там.

– Это – жертва? – ехидно спросил я.

Все действия она выполнила правильно, хоть и очень медленно. Но это вопрос тренировки и опыта. Со временем придет. Сергей по окончании процедуры вздрогнул и схватился за голову.

– По демоническим меркам я еще очень молод. Взрослые демоны материальные миры посещают редко, так как по высоте не уступают пятиэтажному зданию.

– Можете продемонстрировать? – подобрался мой собеседник.

Подростки облегченно вздохнули.

– Хм… Вы готовы послужить безопасности абсолютно безразличной вам страны взамен на одну-единственную услугу в будущем?

Вот тут у подростков возник огромный знак вопроса. Этот знак отчетливо нарисовался на напряженном лбу каждого из них. Они давно нарисовали себе красочную картину метафизической службы мне, но в чем эта самая служба будет проявляться, задуматься не удосужились.

На пятый день после линьки в особняк ворвался взволнованный генерал Золотов. Ну, он сперва ворвался, а потом узрел старательно намывающую пол Ирину, и «врывание» затормозилось. Так вышло, что мыть руками пол в приличной позе очень трудно, а пластиковая новомодная швабра приказала недавно долго жить. Вот и увидел генерал рыжеволосую готессу в весьма интересном ракурсе. Девушка такой подляны явно не ожидала. Она коротко взвизгнула и запустила в пожилого офицера тем, что попалось ей под руку, а под руку попалось именно ведро с водой. Выбежав на шум, мы с Сергеем имели удовольствие наблюдать громко ругающегося матом Аркадия Степановича и безостановочно извиняющуюся Иру. Симпатичный генеральский мундир был абсолютно мокрым и с него продолжали стекать грязные струйки воды.

– Что-то натворил там? – толкнул меня в бок этот змей.

– Если подробно, то с некоторых пор у меня имеется некоторое преимущество. Вернее, их два. Первое – это линька. После нее я изменился и в моем имени появился новый звук. Это значит, что у орденцев теперь нет надо мной полной власти, ведь этого звука у них не имеется. Второе преимущество – договор на крови. Это самый мощный контракт, скрепленный кровью демона и человека и засвидетельствованный Тьмой. Таким контрактам отдается главное преимущество при всех спорных ситуациях. Конкретно в моем случае мне достаточно прямого приказа господина не отзываться на чей-либо зов, кроме его собственного.

Угроза подействовала, мой хозяин поднялся с кровати и поплелся в мою сторону.

– Отлично! – хлопнул я по столу ладонью. – Сегодня в час ночи и встретимся. Генерал, вы идете со мной.

– Не паясничай, Игорь! Они тобой очень сильно заинтересованы, считают угрозой и намерены ловить!

– Итак, о чем вы хотели со мной поговорить? – спросил Василий Михайлович.

Женщина заметно успокоилась, что-то пробормотала под нос о чокнутых актерах и, не переставая коситься на напряженного Евгения, осторожно прошла мимо нас.

– Да что с ней будет, Марина! Отпустили на все четыре стороны.

– Я понимаю. Главное, чтобы ты теперь могла контролировать Сергея. Он своим гормональным сбоем нас всех может сильно подставить.

Вот так, сидя под развесистым деревом на задорно пригревающем весеннем солнышке, мы весело болтали о различных свойствах моего организма. Мой рассказ о решимости Сергея во время заключения договора заставил Женю восхищенно крякнуть. По его мнению, Сергей для своих десяти лет проявил исключительную смелость и проницательность. На моменте моего торжественного появления над водохранилищем Евгений незамедлительно забрал свои слова обратно и заявил, что этого обалдуя надо было-таки высечь розгами вдоль и поперек. Одобрительно высказался насчет генерала Золотова и долго хохотал над моим рассказом о случайно забредших к нашему порогу дьяволопоклонниках. Вопреки нашим с Сергеем ожиданиям, Женя не проявлял признаков шизофрении или острого желания срочно что-нибудь выпить. Полагаю, что мое частичное преобразование сыграло подготовительную роль в сознании этого закостенелого материалиста, так что остальные подробности он воспринял как удивительные, но все-таки факты. Пропасть между нами медленно, но верно срасталась, и под конец разговора я уже вполне ощущал неприкрытую симпатию к своему рогатому организму. Служивые люди по характеру очень просты. Есть белое, и есть черное. Белое – это друзья, родные и прочие хорошие люди, которых надо беречь и защищать. Черное – это всякие продажные сволочи, предатели и враги. Их надо искоренять и уничтожать. Я, несмотря на то, что оказался демоном, был твердой рукой Евгения внесен в список «своих» и причислен к белой стороне. На мой изумленный вопрос, Женя ответил, что будь среди людей побольше личностей, похожих на одного его знакомого злобного демона, в России стало бы вполне приятно жить. Хоть он и крещенный, и на войне побывал, а в окопах, как известно, атеистов не бывает, но никакого вселенского зла во мне не видит. Меня можно причислить скорее к существам из другого мира, не похожим на людей, но понятным и правильным. Церковь, мол, не о таких, как я, рассказывает. На мой ехидный комментарий о собственных отношениях с церковью он отмахнулся, заявив, что это религия землян, и я не обязан ей следовать. В подтверждение своих слов он размашисто перекрестился и с любопытством уставился на меня, в ожидании, что я сейчас же испарюсь. Я испаряться не торопился, доказав тем самым свое нерелигиозное происхождение. Конечно, Евгений многое понял по-своему, но разрушать его логическую систему построения фактов мне не захотелось.

– Зато ты мог сразу найти хранителя своего имени, – задумчиво произнес Женя.

– А сейчас что? – сняв очки, устало посмотрел на меня Быков.

– Не пойдет! – сообщил я. – Им надо, пусть они и приходят. А место я сейчас обозначу в приглашении.

– Успокойся, – гипнотическим шепотом проговорил я. – Все будет хорошо. Никто тебя не насилует.

– Не стоит переживать о том, чего не можете изменить, генерал. Это глупо и не имеет никакого смысла. И не стоит переживать о том, что можно изменить, – похлопал я по плечу слугу порядка. – Нужно просто менять! В этой ситуации есть свои забавные плюсы.

– Да! – вытирая пот со лба тыльной стороной ладони, выдохнул генерал и стрельнул взглядом на собирающую разлитую воду Ирину. – Но дело деликатное…

Побледневший до состояния больничной простыни, Хаот дрожащими руками открыл дверцу клетки. С прощальным «мяу», хвост несостоявшейся жертвы скрылся в недрах сосняка.

– Мамочки! – обалдело воскликнула Маришка, узрев наше дружное шествие. – Игорь, что это такое?

Дети смотрели. Их шок был вполне понятен. Иллюзия грозного непобедимого монстра только что была безжалостно растоптана изящным каблучком Маришки.

Женя был действительно отличным парнем. Положиться на него можно было в абсолютно любой ситуации. Кроме этой. Во-первых, он ничем не сможет помочь. Во-вторых, он человек приземленный и просто не поймет моих секретов. В лучшем случае попытается грохнуть или уйдет в запой. Сергей через нашу связь согласился с моими рассуждениями.

– Боюсь, у меня не получится, – невозмутимо ответил я на ее повышенный тон. – Здесь необходима творческая натура, тонко чувствующая чужую душу, способная в порыве вдохновения творить чудеса! – патетически возвел я глаза в необъятные дали. Дали, к сожалению, портил вид гипсокартонного навесного потолка, но это было не важно! – А я злой, грубый и все такое прочее.

– А я его поместил в параллельную реальность, – продемонстрировал я ехидный оскал. – Доступ есть только у избранных. Главное, Марине не говорите, а то опять начнет в меня швырять всякие предметы.

– Надеюсь, это будет хорошим уроком на будущее для тебя, мой господин?

– Хотел. Заодно проверю ваши уверения насчет аппаратуры. На мобильник хотя бы сфотографирую.

Я сложил крылья и лег на землю, обвив хвост вокруг себя.

– С чего вдруг такие неожиданные решения?

– У демонов бывает линька? – изумился светловолосый сатанист.

– Сергей где?

– А не надо было этим структурам нос совать, куда не просят, – повернул я на ходу голову к Женьке.

– Ладно, я понял, – расстроился парень.

– Извини, – отвел я взгляд от разъяренного товарища.

– Жаль, жаль, – покачал головой Василий Михайлович, – думаю, можно будет вернуться к этому вопросу в следующий раз.

– Пугнуть решил? А не боишься? Ты, может, и демон, но и они не лыком шиты.

Сергей, вздохнув, взялся за очередную работу. Марина схватила меня за руку и потащила в кухню.

– Можно, – разрешил я. – Вы еще хотели мой истинный облик посмотреть.

– А они в курсе этих тайн. Сами докопались, между прочим. И раньше ваших спецслужб. Кстати о них, что там со встречей?

– Но кто контролирует вас? – впился он в меня взглядом. – Я вижу, что играть с вами в слова бесполезно. Предлагаю поговорить начистоту.

– Уж у них, во всяком случае, нет и не может быть рычагов контроля надо мной. Не те времена.

Я настроился на одного из наших новых слуг и просигнализировал о необходимости срочно сделать кофе. Ребятки все еще привыкают к такому способу раздачи указаний и каждый раз нервно дергаются. Но так даже веселее!

– Улетела в Саратов, там, в области, какой-то трубный завод хочет купить, – пояснил я. – Насчет посвященных… Раз уж я и так раскрыт, то не вижу повода таиться от надежных людей. Рассказывайте, мне интересны подробности.

– Это, Мариночка, мои новые игрушки, – гордо заявил я, наблюдая за ошеломленно озиравшимся молодняком.

– Будем надеяться. Возможно, вы бы согласились на несколько обследований вашего организма? – с надеждой спросил он.

– Силе-е-н! – ахнул Крон, обозревая пространство. – Неужели, человеку такое под силу?

– Пойдем, – позвал я, не переступая порога.

– Слушаюсь, мой господин, – склонил я свою рогатую голову перед черноволосым подростком.

Я впился в ее губы, наши языки сплелись. Марина дернулась, но потом замерла и перестала сопротивляться. Все верно. Близкий физический контакт может быть и таким. Процесс передачи энергии шел около двадцати минут. Все это время мы неистово целовались. Под конец Маришка уже была совсем не против своего первоначального варианта, но я отстранился.

– В этом я очень рассчитываю на своего господина.

– Предпочитаю встретиться с ним на моих условиях, – фыркнул я. – Тот, кто совершал призыв, явно знал, что делал. А знающие люди всегда при вызове тщательно готовятся. Я бы появился в ограничительном круге. Пробить такой барьер мне пока еще не по силам.

– И что вы можете для нас сделать?

Глава 5. Свет и Тьма

В вечно солнечном подвале собрались все мои ученики. Все – это Сергей и десять подростков, ошалевших от перспективы научиться магии. Школа закончилась, все ребята старательно подтянули свои хвосты и хвастались табелями. Впереди было целое лето, на которое у каждого были свои планы. Не сговариваясь, ребята дружно отказались от всех перспектив летних поездок на моря. Родители молодых людей сильно не возмущались, успев оценить преимущества занятости их чад полезным делом. Особенно радовалась мать Крона (в миру – Константина). Учительница младших классов никак не могла понять, почему у нее сын вырос таким… необычным. Я заверил женщину в полном контроле за деятельностью ее ребенка, и она, успокоившись, ушла по своим делам. Навещали нас и остальные родители. Мать Киры оказалась хозяйкой сети салонов красоты. Узрев свою дочку в фартуке на кухне, она удовлетворенно покивала. Особенно ей понравилась картина будущего владельца концерна «Риттен» и других «заводов – пароходов», сунувшего нос в кастрюлю с ароматным варевом и закономерно получившего ложкой по лбу от кашеварившей Киры. Я подкинул ей еще тему для размышлений, сообщив о том, что Сергей неплохо сдружился с ребятами и по окончании ВУЗов у них открываются на этой почве немалые перспективы. Когда на пороге нарисовалась вернувшаяся из Саратова Маришка, я, коротко взвыв, собрал всех детишек и отправился с ними в подвал. Эти две бизнес-леди слишком быстро поладили! На момент моего бегства они уже с упоением обсуждали преимущества французского нижнего белья. Разойдутся они, видимо, не скоро, так что у нас появилось время для отработки взаимодействия с Хаосом. Первостихия – это не шутки, оставлять такую опасную тему под ответственность моего господина было очень неразумно.

– Что такое Хаос? – вещал я, строго взирая на внимавших мне учеников. – Хаос – это противоположность Порядка. Вам Сергей должен был уже объяснить ранее, что у каждого Первоначала есть своя противостоящая сторона силы. У Бездны – Материя, у Тьмы – Свет, у Хаоса – Порядок, и так далее. Каждая из противоположностей взаимозаменяема и взаимоисключаема одновременно. Как это работает? Представьте себе качели. Сиденье у нас будет миропорядком. Цепи, держащие это сиденье, – двумя противоборствующими стихиями. Каждая тянет искомый предмет в свою сторону, за счет чего он и находится в уравновешенном положении над землей. Оборви одну цепь – и качели сломаются. Именно таков принцип взаимодействия с Первоначалами. Продемонстрирую наглядно. Вот перед вами валун. Моя задача его уничтожить, не повредив при этом то, что его окружает. Я четко формулирую в своем сознании необходимое действие. В человеческом разуме при такой концентрации не должно остаться никаких посторонних мыслей. Когда я обозначил рамки необходимого разрушения, что я должен делать дальше?

– А еще более интересно, откуда у Аркадия Степановича такие связи, – задумчиво произнес Максим. – Явно, что Игорь у нас не просто так появился. Спецслужбы захапали себе лучшие кадры. Я уже размечтался о зачислении в штат этого чародея.

– Вот, – плюхнул перед моим носом двенадцать прошитых томов Максим. – Читай, если надо, там еще есть.

Мы несколько раз просмотрели все найденные записи с загадочным человеком в кепке. На разных видео он был одет по-разному, но кожаная кепка присутствовала всегда.

– Уже полночь. Сергей давно спит, а я вот не могу.

– Секта? – встрепенулся Костя.

– Я знаю, – тихо прошептал я ей.

– Ну уж нет, – проворчал Сергей со своего места. – У меня на него другие планы.

– Говоря про нормальных людей, ты кого имеешь в виду? – поинтересовался я. – Если только себя, то у тебя мания величия, а значит, ты уже ненормальный. Да и куда на машине? Там лес сплошной. Пока дойдем, он уже успеет девочку убить.

– Скажи, уважаемый Джеймс Бонд, ты видел меня в истинной ипостаси?

На моих цыплят было больно смотреть. Сжались, втянули головы в плечи, девушки попрятались за мужские спины. Чародеи, тоже мне!

– Времени не остается, – печально проговорил генерал. – Через четыре дня полнолуние. Пошел обратный отсчет.

– Обо всем! – отрезал сын, переводя взгляд с меня на свою мать.

– Я позвоню криминалистам, – заявил Саша, накручивая диск доисторического телефонного аппарата. – Чувствую, они нас обласкают. Нам же по всем местам придется проехать теперь.

– А, ну если личное, то как я могу не помочь нашему бравому генералу? Детишки, вы свободны!

Мы дружно собрались возле его компьютера. Парень усердно тыкал в одну точку на мониторе. У колонны действительно стоял среднего роста мужчина в футболке, джинсах и кепке, надвинутой на глаза.

– Может, поедем на машине, как все нормальные люди? – с надеждой предложил он.

– Ты ее столько лет знаешь, что твое недумание меня удивляет, – рассмеялся я, пожимая руку Евгения. – Не беспокойся. Перекипит.

– Специально приготовила, как знала, что понадобится, – объяснила эта ведьмочка, старательно стягивая мне бока.

По связи до меня донеслись легкие уколы ревности. Так быстро втюрился? Во дает хозяин! Я неодобрительно покачал головой. Парень зарделся и опустил глаза. Нашел, к кому ревновать! Еще один злобный взгляд я поймал от Марины. Да что же такое-то? Куда деться бедному раненому демону от человеческих страстей?

Детишки шустро взялись возвращать не понадобившиеся диски обратно в специальные пластиковые ящики. Мой хозяин тоже взялся помогать. Идиллия! Я взял следующую фотографию и принялся наводить беспорядок в новой порции видеоматериала.

– Вот, – предложил мне молодой сержант с немецкой овчаркой на поводке. Я взглянул на карту.

– Сколько времени я спал? – постарался я перевести тему.

– Да уж, – многозначительно провозгласила Маришка.

– Прошу меня простить, – виновато поклонился я. – Связь можно блокировать, но это опасно, ведь я тебя тоже не буду ощущать. Поэтому я не стал говорить о такой возможности. Однако, как выяснилось, есть исключительные случаи…

– Ты издеваешься? – простонал Максим. – Там же работы на месяц!

– Ты меня сначала дослушай до конца, а потом лезь со своей логикой!

– Да, господин.

– Ждать, – невозмутимо сообщил я. – Устроим лежку и подождем, когда наша цель сама покинет свое укрытие. Судя по материалам дела, этот персонаж всегда убивает на открытых участках земли, с которых хорошо просматривается небо. К ночи выползет вместе с девушкой на ближайшую полянку.

– У нас так положено. Все работают парами. Меня к тебе в слежку и приставили с такой мыслью. Мой напарник недавно погиб в Афгане, когда мы одного террориста обезвреживали. Глупо так под пулю попал.

– Не стоит. Первого раза было достаточно. Осознал, исправлюсь.

– Нормально, – буркнул я. – Ты что-то хотела?

– Мам, ты хоть знаешь, что это за порода? – серьезно осведомился мой хозяин. – К ним же нужен особый подход и специальная дрессура.

– Чародея всякий норовит обидеть! – отшутился я, чтобы разрядить обстановку. Здоровый ржач Сергея заставил улыбнуться и остальных. Он-то знал, что обижать меня бесперспективно и вредно для здоровья обижающего.

– Че, мужик, хреново? – поинтересовалось одно из моих блюд.

Я вымучено улыбнулся.

– Как приказывали, доставил сводки по поступившим заявлениям о пропавших без вести за вчерашний день, – отчитался лейтенант.

– Да никто тебя не осуждает, Игорь, – задумчиво проговорил генерал. – Спасибо и на этом. Дальше мы сами.

В особняке Марины не оказалось. Мы с Сергеем потискали оставленных на собственный произвол и уже успевших погрызть ножки резного стола щенят и спустились в подвал. Я с наслаждением принял свой истинный облик. Меня за последние дни так достало человеческое тело, что хотелось выть. Размяв крылья, я опустился перед своим хозяином.

– Сейчас пошлем кого-нибудь, – метнулся к двери Саша.

– Ну да… – не понял он, к чему я веду.

– Хочу! Очень хочу! У него есть наводка, где искать мое истинное имя. Позвони ему, скажи, что я завтра буду.

Я удивленно на нее уставился. Ласковая Марина – это нехорошо! Очень нехорошо! Явно задумала какую-то пакость, в которую собирается втянуть одного знакомого ей демона… Я подобрался, в ожидании чего угодно.

– Ты себя недооцениваешь. Для смертного ты на удивление сдержан. Вот Женя в меня, поначалу, даже пистолетом тыкал, распугивая мирных отдыхающих в парке.

– Адрес? – коротко затребовал я.

– Я так думаю, можно расформировывать почти весь штат полиции, оставив одного Игоря, – хмыкнул Саша. – Пришел на место преступления, рукой поводил – и готов результат!

– Какая прелесть! – подхватила на руки одного из зубастиков увязавшаяся с нами Ирина.

– Вся кровь относится к одному человеку, – неправильно понял мои действия стоявший рядом Дима. – Мы уже проверили, ни одной из жертв она не принадлежит.

– Между прочим, это было противно! – заявил он с порога.

– А ты оставь его. Выходи из этого слабого тела.

– Поймает какого-нибудь мафиози или наркобарона и съест, – отмахнулась Маришка.

Лицо моего господина было бледным и обеспокоенным.

– Уж постарайся, чтобы следующего раза не было!

– Смогу, – почесал затылок генерал. – Проведем тебя как очередного экстрасенса. Мои орлы уже штук пять таких привлекали, только пользы от них никакой. Они несли такую чушь, что стыдно рассказывать.

– Есть! – подпрыгнул Крон, заставив всех вздрогнуть. – Мы нашли! Смотрите! Вон там, у колонны.

Я внимательно изучил кровавые пятна на полу. Вся комната была пропитана запахом невинного! Это смущало. Маньяк – невинный? Я провел рукой над бурыми пятнами, надеясь понять что-либо по эмоциональному фону.

– Ну и что тебе надо? – хмуро уставился на меня Максим. – Свечи пожечь, стол освободить для магического пасьянса?

– Завидую, – признался он в ответ.

– Ее можно заблокировать? – изумился мой господин. – И ты молчал? Ты хоть знаешь, каково это – чувствовать, как ты занимаешься любовью с моей собственной матерью?

– Вот, знакомьтесь, Игорь Дмитриевич! Наши лучшие специалисты! – важным тоном вещал Золотов, заводя меня в небольшой кабинет, полностью заваленный разнообразной макулатурой. – Тот рыжеволосый за столом справа – Максим, высокий темноволосый парень рядом с ним – Дмитрий, а двое хмурых ребят, мучающих кофейный автомат – это Саша и Костя. Саша – тот, что пониже, а Костя – тот, который в очках. Парни, прошу любить и жаловать нашего внештатного экстрасенса.

– Что там?

– Всего хорошего, – попрощался я с Аркадием Степановичем и по очереди пожал руки четырем следователям. – Надеюсь, я вам помог хоть немного.

Маришка задумалась, потом щелчком пальцев призвала длинную полосу тонкой белой ткани.

– Ну-ну, – недоверчиво хмыкнул Максим. – Посмотрим, что за специалиста вы нам привели.

Я действительно узнал этот предмет. Из обычной алюминиевой проволоки был сделан равносторонний плетеный «косичкой» крест, вписанный в окружность. Невзрачная вещица была втоптана в землю. Быстро пролистав остальные тома, я нашел на панорамном снимке еще одного места такую же штуку. Было очевидно, что предмет попал в кадр не специально в обоих случаях. Скорее всего, у остальных жертв кресты тоже присутствовали, просто никто не догадался их заснять.

– Игорь!

– Воззвать к Хаосу! – подскочила с разноцветной травки Ирина.

– Я так понимаю, что времени очень мало, а работы много. Лишние руки вам не помешают.

– Задашь! – прорычал Дима. – Если возьмем этого урода, то я тебе обещаю такую возможность!

– Что, Максим Васильевич, наконец, перешел к действиям? – удивился я. Как-то быстро получалось.

– А! Ну так бы и сказал, – принялся копаться он в бумагах. – Вот эта пойдет?

– Не совсем понимаю, но подумаю над этим – ответил Сергей. – Пойду, потренируюсь.

Громкий ор, поднятый Мариной, сопроводил мое спешное бегство из ее спальни. Женя с Олегом зачарованно слушали витиеватые причисления одного противного демона к различным видам рогатых и пресмыкающихся животных. Подумаешь, ушко языком лизнул. Ну и что, что язык раздвоенный? Я виноват разве, что ей в это время какой-то липкий кошмар снился? Эх! Никто меня не ценит! А я ведь не для себя старался, сама просила в семь утра ее поднять! Следом за мной прилетела на первый этаж пуховая подушка. Потом явилась сама Маришка в прозрачной комбинации, не скрывающей никаких частей тела. Женя с Олегом впились в нее страстными взглядами. Еще бы! Фигурка-то аппетитная! Коротко взвизгнув, ведьмочка снова скрылась в своей спальне, громко поминая рогатого придурка, не предупредившего ее о наличии гостей в доме. Как будто она давала мне возможность это сделать!

Вообще, парнишка мне понравился. Очень уравновешенный, правильно выбрал тон разговора. Пусть следит, если служба требует. Я пожал ему на прощание руку, предложив заходить в гости, если погода не задастся. Парень со смехом сообщил, что непременно воспользуется приглашением.

– Российские спецслужбы не так просты, как хотят казаться, – улыбнулся я, решив не раскрывать секрет десантирования Олега.

Оказавшись в подвале, бедный шпион надолго потерял дар речи. Его можно было понять! Больше всего слугу плаща и кинжала поразило зрелище моего вставшего с утра пораньше юного хозяина, стоящего с ведром у небольшого иномирного озера и невозмутимо кормящего своих рыбок «кои». На самом деле это были не совсем «кои», вернее совсем не «кои». Несколько месяцев назад от одного из порталов начала хлестать кисло-сладкая вода, заполнившая собою небольшой овражек. Портал я, помучившись, закрыл, а озеро осталось. Вместе с водой в наш портал проникли симпатичные сине-желто-зеленые горбатые рыбешки. Мальки восхитили Маришку, и она запретила их обижать, несмотря на все мои протесты. Заметив редкостную для рыб сообразительность, симпатией к малышам проникся и Сергей. Так что сейчас полутораметровые твари активно копошились около берега, нежно щелкая возле кормящей их мясом руки Сережи внушительными челюстями, которым обзавидуются все виды пираний на свете. Прочно засевшему в ступор Олегу я призвал бутылку коньяка. Тот сперва отнекивался и отмахивался, но мы с Женей настояли. Выпив двойную дозу огненной воды, шпион немного успокоился.

– Конечно, господин, как тебе помочь? – отозвалась моя новая ученица.

В поисках нужного места мы минут десять блуждали по лесу. Почему блуждали? Потому, что все сказанное мной об энергии земли было истинной правдой! Соврал я только насчет площади, которую было нужно прочесать полиции. Гуляли бы мы между аккуратных елей и дальше, если бы я не натолкнулся на мощный энергетический барьер светлой направленности. Никакого входа в подземелье мы не увидели, но окружность, не пускавшая меня сквозь себя, была не более десяти шагов в диаметре. Логично предположить, что вход тоже где-то там. Вероятно, дошедший до фанатизма убийца сумел намолить оберегающий круг, не пропускавший меня внутрь. Демону внутри этого помешавшегося христианина, разумеется, эта деталь помехой не была. Я еще немного потоптался вокруг барьера, а потом спокойно присел на свалившуюся когда-то под напором ветров елочку.

Надо было видеть лица моих спутников, когда заяц неожиданно ответил мне приятным баритоном. Говорил же им – леший это. Не поверили! Так чего теперь вылупились, словно на светлый артефакт?

– Где он? Покажите мне эту гниду! – с порога подлетел к одному из компьютеров Аркадий Степанович.

– Переживет, – махнул я рукой. – У меня, между прочим, линька была совсем недавно. Все тело чешется, включая метафизический хвост. Надо побыть в истинном виде как можно дольше.

На узкой улочке было сразу три клуба сомнительной наружности. Ко мне уже дважды подбегали торговцы наркотой. Не то. Пришлось зайти в один из клубов и старательно посорить долларами. Угостил несколько проституток, но снимать девочек, к их разочарованию, не стал. Выпил на показ две бутылки самого дорогого виски, которое было в наличии в этом заведении и, пошатываясь, побрел к выходу. Пошатывание выглядело очень убедительно. Но я не был пьян, демонам такие вещи не доступны. Просто боль скручивала мои внутренности и туманила голову. Я медленно забрел в грязный проулок и оперся рукой на изрисованную матерными надписями стену. Со стороны выглядело так, словно богатенький франт захотел острых ощущений, забрался в самый неблагополучный район и там напился. Теперь этому франту стало плохо.

– Жень! Давай потом в спокойной обстановке это обсудим? Реально, не место и не время.

– Это насчет маньяка, – послушно принялся я за объяснения. – Я указал полиции место, где его искать, но очертил слишком большую территорию. Нужно найти его первыми, и я очень рассчитываю на твою помощь.

– Вы в курсе, что я делаю с такими личностями? – поинтересовался я. – Славного задержания может не получиться.

– Иди уже! Молодой и полный сил, – отмахнулась Марина.

– Мы не это имели в виду, – уточнил я. – Я могу быстро отсеять диски, на которых нашей жертвы точно нет.

– Нормально, – махнул рукой шпион. – Мне уже откровенно по барабану. Напиться на посту – считай я уже не шпион вовсе.

Сев в машину, я поспешно набрал Женю и договорился о срочной встрече. Дело в том, что я специально назвал слишком большую территорию. И Золотов это прекрасно понял! Если маньяк невинный, а в этом я не сомневался, то объяснение всем этим убийствам только одно. Одержимость. Порванные цепи сами по себе красноречиво говорят за эту версию. Только сильная энергетическая сущность способна совершить подобное. Нужно спасать не только девочку, но и маньяка. Как бы смешно это не звучало. А демона, устроившего этот цирк, я порву на конфетти! Это же прямое нарушение Договора!

– Вот и работайте, – обрадовался генерал. – Если что – докладывайте в любое время дня и ночи. Времени все меньше, постарайтесь на этот раз до него добраться!

– Катериной, господин.

Я вздрогнул и разлепил веки. Полная луна внимательно смотрела на меня своим желтым глазом с ночных небес.

– Скажи, каким транспортом пользовались все жертвы?

– Ого! – сообщил Женя, рассматривая второго скулящего зверька. – Это же доберманы.

– Вот! – протянул мне снимок Дима. – Начни с последней. Мария Жаркова. Ящики подписаны ее именем.

– Костя, – позвал я.

– У людей есть душа, господин. Человек после смерти может переродиться. Если погибает демон или ангел – то это окончательная смерть.

– Значит, обойдемся так.

– Ты спас мою жизнь, господин. Моя бабушка говорила, что однажды я могу встретить демона. Она завещала не бояться его, так как христиане рассказывают о демонах неправду. По завету бабушки, я должна поступить в услужение и ученичество к такому существу. Я встретила тебя, господин, и теперь не упущу своего шанса вернуть утраченное знание семьи.

– Есть такое, пришли, перепугали всех. С собаками своими панику на моей территории устроили, – ответил леший.

– Теперь смотрите дальше, – щелкнул он мышкой, воспроизводя видео. – Вот недалеко проходит одна из убитых. Видите, как он смотрит в ее сторону? А потом садится в тот же вагон, что и она.

– Я тоже помогу, – подал голос Женя.

– Так чего ты сел? – удивился Олег.

– Будь осторожен! Ты ранен и очень слаб. Как бы на тебя не поохотились.

– Вот гнида! – в сердцах сплюнул Женя.

– Волнуюсь. Никогда не видела, чтобы тебя кто-то мог поранить. А тут сразу такое…

– Ошибаетесь, лейтенант! – прогремел голос спускавшегося нам навстречу генерала Золотова. – Молодые люди твердо ступили на путь истинный и сюда приехали для оказания помощи в одном рутинном деле.

– Не вопрос, – кивнул Дима.

Я взглянул на нее, сонно моргая.

– Да, господин. Никакой опасности не предвидится.

По пути в Марину врезался спешащий Олег.

– Опоздали! – с силой грохнул он по столу кулаком. – Чтоб он сдох, сволочь проклятая!

– Так чего же ты его тогда убил? Тебе влетит теперь? – забеспокоился Женя, осознав масштабы случившегося.

– Аркадий Степанович, ну зачем нам еще один экстрасенс? – взмолился Дмитрий. – Мало нам было прошлых попугаев, по-вашему?

Похоже, у шпиона все-таки случился разрыв шаблона. Такого поведения от демона он совершенно не ожидал, а потому оказался не готов к моей эксцентричности. Взяв бутылку, он уже самостоятельно налил себе выпить.

– Да, господин. Если у тебя есть крылья – то ты не можешь не любить полеты.

– А чего скучать, когда тут такое интересное кино крутят? – хмыкнул шпион. – Монстр, от упоминания о котором у Быкова до сих пор руки дрожат, занимается благородным делом, помогая доблестной полиции найти опасного преступника!

– Надо предупредить Золотова, – спохватился Женя.

– Это мы сейчас и начнем с вами менять, – заявил я, принимая от Саши пластиковый стаканчик с черной жидкостью.

– Я не собираюсь вам ничего устраивать, – прямо посмотрел я в глаза Константину. – У меня другая специализация. И я хочу наметить основные параметры поиска, исходя из нее.

– Так что мы полиции скажем? – встрял Олег.

Тишина сопроводила распадающееся на незримые частицы энергии тело моего врага. Тяжело дыша, я опустился на землю. Аккуратно развеял концентрацию Первостихий, убрал свой клинок и принял человеческий облик. Боль в груди вспыхнула с новой силой. Не слабо он сумел меня задеть. Я лег на землю и закрыл глаза. Никогда никому в этом не признаюсь, но данная стычка была моей первой в жизни битвой насмерть.

– Вот так всегда. Расхватают старички всех лучших девчонок, а нам, молодым и полным сил, выбирать не из чего становится, – философски сообщил мой господин.

– Он меня спас! – всхлипнула она. – Я никогда этого не забуду. Едва сам не погиб, защищая мою жизнь.

– Людей видал? По лесу рыщут. Много! – спросил я.

– О! Я вижу тебе уже лучше! – прокричал он с порога, обозревая мое ранение.

– Система есть, – посмотрел я на него. – Я кое-что почувствовал на местах. Нужно просмотреть все записи с камер наблюдения всех станций метро за три дня до каждого похищения. Ищем поочередно жертв и одного человека, находящегося недалеко от каждой.

– Это сотрудник одного знакомого нам с тобой управления, – пояснил я. – Пусть присутствует. Тебя как звать, кстати, добрый молодец?

Уже входя в управление, мы столкнулись с молодым лейтенантом. Что он там делал – не скажу, но узрев моих орлов, радостно воскликнул.

Я раздраженно махнул хвостом из стороны в сторону.

– Эй! Я бы попросил! – неожиданно вмешался Олег. – Какая еще охота? Ты на кого охотиться собрался?

– Вот так встреча! Знакомые все лица! Что, допрыгались, бандюки? А я вас предупреждал, что рано или поздно все закончится очень печально.

– Как ты? – обеспокоенно спросила она.

– Еще нужна твоя фотка на удостоверение. Тебя зачисляют в штат – значит, тебе положен документ.

– Так вот откуда слухи о летающих тарелках и инопланетянах? – подколол я прибывшего Олега.

– Ты хочешь, чтобы я летел на тебе? – выпучил глаза Женя, с ужасом обозревая ряды острых шипов на моей спине.

– Ладно-ладно! – поднял руки Евгений. – Вещай дальше, я молчу.

Маньяк повернул ко мне голову и выпрямился. За спиной у него раскрылись огромные белоснежные крылья. Позади меня чертыхнулся Олег. Подумаешь! Частичная материализация деталей тела, не предусмотренных конструкцией человеческого организма. Я тоже так могу! Ангел с минуту рассматривал меня, а потом одержимое им лицо смертного человека изменилось.

– Ах, теперь ты забеспокоился о последствиях! – завопила она, все-таки швырнув в меня туфлю. – Чертов идиот! Чмо чешуйчатое! Ты что натворил на стадионе? Ты хоть представляешь, какой счет мне выставили? Что за фигней ты там занимался? Женька говорит, ты небо с землей местами поменял! Город решил угробить? А вместе с ним и нас всех? Думаешь, я не знаю, чем мог грозить такой эффект? Баран рогатый! Убить тебя мало!

– И… много у тебя… этих… душ? – выдавил из себя Евгений. Кажется, я только что в очередной раз уничтожил его логичную систему миропонимания. Помнится, он решил для себя, что я не злой и страшный библейский дух, а обычное живое существо из другого мира.

Вот это номер! Кажется, я даже протер глаза, впервые в своей жизни потеряв к ним доверие. Это было невозможно, не вписывалось ни в какие рамки духовного взаимодействия. Невероятно! Маньяк действительно был одержим… ангелом! Великая Бездна! Отец мой, Хаос! Что же это происходит с Мирозданием? Ангелы, ограниченные миллионами моральных догм, никогда не вселялись в смертных. Нарушение свободной воли человека и, тем более, отнятие чьей-либо жизни противоречит самой природе этих светлячков! Но вот оно, свидетельство того, что нет ничего невозможного!

– И покинуть это тело ты по своей воле не можешь из-за приказа твоего хозяина…

Я впился взглядом в сидевшего под прицелами оперативников парня. Тот заметил мой интерес, резко побледнел и неистово закивал, соглашаясь. Не знаю, что он запомнил, но смотрел на меня с откровенным ужасом. Некрасиво было, конечно, скидывать на парня свои художества. Но с другой стороны, ему-то какая разница? Что так, что этак – пожизненное обеспечено. Катя подошла и нежно обняла меня сзади за шею, зарывшись носом в мои волосы.

– Игорь, прекрати паясничать, – укоризненно заявил Женька. – Лучше объясни, зачем ты вырвал меня из постели в пять утра.

Я посмотрел на бледное тело, сфотографированное явно в морге.

– Игорь! – ворвался в мои уши громкий голос Маришки. – Сколько можно тебя будить, морда чешуйчатая!

– Охота? – переспросил меня Сергей. – Если это поможет, то я даю тебе на нее разрешение.

Я растроганно передал ему искомую душу. Со стороны это выглядело, как искра, пробежавшая между нами: от меня – к зайцу. Удивительные существа, эти низшие духи. Как мало им надо для счастья! Всего одна душа – и он ради тебя готов горы перевернуть. Получив свой реквизит, заяц шустро ускакал исполнять приказ. Теперь я мог не волноваться, что полиция нагрянет в самый неподходящий момент.

– Хорошо, – расслабился я. – Закончим перевязку, и надо будет впустить сюда полицию. Проследите, чтоб никто не смог рассмотреть цвет моей крови.

– Не могу. Приказ.

М-да… квартирка была очень веселой. Особенно весело смотрелись росписи по стенам и потолку в виде католических молитв на латинском языке. Одинокая кровать без матраса. Больше никакой мебели не наблюдалось. Ни холодильника, ни шкафов, ни телевизора. На одной из стен были прибиты сотни крестов. Деревянные, железные, гипсовые, православные, католические… короче, на любой вкус и цвет. Другая стена была занята разнообразными цепями, плетками, веревками. Имелись и вериги самого прямого назначения, выполненные в стиле средневековых аскетов. Из несущей стены торчали толстые стальные крепления, которые продолжались не менее толстыми цепями. Звенья на концах этих цепей были разогнуты, одно валялось рядом, порванное пополам. Грязный пол был залит бурыми пятнами крови, окна заклеены. В углу стоял деревянный подсвечник с оплавленной свечой в нем. Рядом валялось несколько томиков библий на разных языках. Там же лежал моток алюминиевой проволоки и несколько десятков уже знакомый крестов, вписанных в окружность.

– Так я и поверила, – фыркнула Маришка.

Я сжал снимок в левой руке, настраиваясь на энергию погибшей. Сосредоточился, запоминая каждую деталь, после чего взялся за ящики. Отброшенные диски горкой вырастали на полу. Я так увлекся, что не заметил, как закончил выделенный фронт работ. По итогам отбора, я отложил восемь дисков, на которых ощутил энергию убитой.

– Все уже отсортировано, – сказал Максим, не отрываясь от монитора. – Каждый ящик подписан в соответствии с погибшей на тот период девушкой.

Он стоял передо мной. Крепкий мужик в легкой осенней куртке. Остальные двое аккуратно зашли мне за спину. Надо позаботиться, чтоб не смогли убежать. Я поднял голову и нежно ему улыбнулся. Мужик вылупил на меня глаза и начал пятиться назад. Одно движение руки – и он свернулся калачиком, держась за живот. Оставшиеся двое не успели что-либо понять. Я схватил их за воротники и столкнул лбами друг с другом. Да начнется моя трапеза!

– Это было… экзотично, – сообщила она, выбираясь из под диванных подушек и спешно одеваясь. – Рога и хвост были обязательны?

– Осталось их просмотреть, – жалобно проговорил Саша, взирая на немалое количество предстоящей работы.

– И что делать? – подал голос Женя.

– Если бы я умер, то мое тело превратилось бы в энергетическую пыль, – проворчал я, осматривая свою рану.

– Все в соответствии с полученными инструкциями! – бодро ответил служивый.

– У человека есть свои собственные преимущества, – постарался я обнадежить его.

– Сделаем! – серьезно кивнул Костя.

– Тогда я впускаю полицию… Кстати, как тебя зовут? – уставился я на девушку.

– С фотографиями? – заинтересовался я.

– Заключил договор крови со смертным, – невозмутимо проинформировал я своего старого знакомца. В прошлую нашу с ним встречу, он старательно осыпал меня стрелами. Был бы он тогда один – я бы добавил во Вселенную еще одну горстку энергетической пыли, оставшуюся от этого крылатика. Но их было четверо плюс могущественный святоша. – Мой господин подоспел очень вовремя!

– Мне нужно сходить на охоту. Надоело лежать бесполезным овощем. Кровь убийцы меня вернет в нормальное состояние.

– Явление действительно редкое, – кивнул я, морщась от боли. – Ангелов и демонов очень мало и нам запрещено убивать друг друга. Древний договор, заключенный нашими Повелителями.

– Жаль, времени нет. Так бы сам мог заняться их воспитанием, – проговорил я, теребя коричневый комок шерсти за холку.

– Пожалуй, надо научить тебя блокировать связь, – задумчиво проговорил я.

– Вот это номер! – воскликнул Саша, обозревая моих орлят. – Это что за малолетки?

– Не могу понять, что бы это значило? – задумчиво проговорил молчавший до того Максим.

– Демоны тонко чувствуют эмоции смертных, ход мыслей и желания.

Я быстро воспроизвел заклинание, подсветив границы Порядка зеленым цветом, для наглядности. После этого я обратился к Хаосу, аккуратно направляя поток силы в узловые центры…

– Такой сон испортила, – расстроено проговорил я, поднимая голову.

– Что, если бы ты погиб? – выступили слезы у нее на глазах.

– Пойдем, оценишь квартирку. Мы зашли – чуть не обомлели, – пожимая мне руку, сообщил следователь.

– А я для него пластиковую бутылку специально святой водой наполню, – вставил Максим. – Индивидуальное средство для допросов! И никаких гематом!

Парни изучающее уставились на новое действующее лицо.

– Есть в городе один маньяк, – взял с места в карьер генерал. – Три года не можем его никак поймать. Каждое полнолуние убивает молодых девушек. Жертвы все разные, никак не связаны друг с другом. Места всегда тоже разные. Свидетелей нет, зацепок тоже. Вокруг тел даже следы обуви тщательно уничтожены. Начальство давит, пресса пищит, что мы не чешемся. Общественность знает только о трех случаях. Что будет если журналисты пронюхают об истинном количестве жертв – боюсь даже представить. А они уже прочно сели на хвост следственной группе. Парней я не осуждаю, они буквально живут на работе. Но делать что-то надо. Скоро полнолуние, и он убьет еще одну девчонку.

– Верю, Игорь, верю каждому слову! – патетически махнул рукой Золотов. – Давайте провожу.

– У Киры и Хаота тоже есть такой же мужик, – радостно сообщил Крон.

– Ты такой молодец. Так стараешься помочь, – неожиданно ласково сказала она, взъерошив мне волосы рукой.

– Ладно! – махнул рукой Костя. – Потом на месте разберемся и все подробно напишем. Давайте возвращаться. Мы устали как собаки.

– Она принадлежит маньяку, – подтвердил я. – Он пытался заставить себя остановиться. Истязал свое тело, приковывал себя цепями. Молился… но не помогало.

Я изумленно покачал головой. Вот же смертные! Как быстро к халяве привыкают.

Мы еще немного посидели, болтая о разных пустяках и наслаждаясь хорошим французским вином. Демоны не получают никакой пользы от человеческой пищи, но вкус и аромат мы вполне способны оценить.

– Твою мать! Это же в самой гуще Лосиного Острова! – сплюнул Дима.

– Все хорошо, Катя. Скоро не останется и следа. Пара недель – и я буду в полном порядке.

– Еще как поверим, – отозвался Олег.

– Слушаюсь, господин, – поднялся я со своего места.

– Между прочим, все это время Сергей из подвала не вылезал. Он и сейчас тут, тренирует свою бригаду на полигоне. Знаешь, как волнуется?

– В чем дело? – не понял моего поведения Женя.

– Мог бы и не рассказывать, – буркнул упомянутый персонаж. – Я же тогда вообще не соображал, что творю. Идет себе твой старый знакомый, и вдруг – бухается на колени и начинает отращивать рога и хвост. Кого угодно бы мандраж хватил.

– Значит, чем раньше начнем, тем раньше будет результат, – невозмутимо сообщил я. – С криминалистами завтра поедет кто-то один.

– Ты же слышал наш разговор, – неодобрительно покачал я головой. – Парень одержим. А теперь сложи два плюс два.

Когда лейтенант вышел из кабинета, я взял у Золотова папку и принялся просматривать информацию, проверяя каждую девушку. Когда мне попадалась точная информация, я громко сообщал, куда подевалась та или иная красавица. Шустрый Максим аккуратно подгребал эти дела к себе, ставя простым карандашом на них отметки. В основном, девчонки были в полной безопасности у подружек или своих парней, скрываясь от надоевших родителей. Были ситуации и посерьезнее, их бравые следователи откладывали в отдельную стопку.

– Просмотрим, но уже завтра, – ответил я. – Молодежь пора отправлять домой, да и вам стоит отдохнуть.

– Давайте искать логово маньяка, – заявил Олег, потирая ладони в предвкушении.

– Только без громких дел! – взялся инструктировать меня мой надзиратель. – Лови кого-то попроще.

– Обалдеть! – выдохнул Саша. – Я думал, такое только в кино бывает.

– Угу, – буркнул Олег, несколько расстроенный тем, что я смог рассмотреть весь процесс. – У американцев и китайцев тоже есть такие.

– Бегите отсссссюда, ссссмертные, как можно дальше! – глухо прошипел я, едва сдерживая свою ярость. Все мое существо стремилось сойтись, наконец, в битве со своим извечным врагом. Ангел оказался неплохим малым, быстро понял причину моего замешательства и взмыл в небо, вынуждая последовать за собой. Жаль будет его убивать. Хотя нет! Не жаль! Какое наслаждение! Вот он – враг, и я хочу убить его! А он хочет убить меня! Станцуем этот танец до конца!

Я бы это сделал в любом случае. Остановил бы меня только прямой запрет Сергея. Но ему это не нужно совершенно. На это у меня было сразу несколько причин. Первая – благодарность Золотову. У меня перед ним действительно имелся немалый должок. Вторая причина – это месть. Демоны очень не любят, когда убивают ведьмочек, даже если они еще не инициированы. Колдуньи для нас были чем-то вроде дальней родни, а мы своих привыкли в обиду не давать и наказывать за провинности самостоятельно. И самая главная причина. Этот маньяк убивал только ведьм! Как он их вычислял? Почему это делал, если девушки лично еще не сталкивались с магией? Поддержка Сергея оказалась для меня очень важным фактором. Похоже, он почувствовал по связи всю важность этого дела для меня. Нужно во всем разобраться. Что-то здесь не так.

– У меня есть медицинский набор, – отозвался предусмотрительный Олег, копаясь в своем рюкзаке.

– Какие это? – буркнул парень. – Слабое тело, короткая жизнь, плохое зрение и слух.

– Ты хоть представляешь, какие толпы там ходят каждый день? – изумился Саша. – Найти среди них одного нужного человека – из разряда фантастики. Но мы нашли их всех, в день смерти никаких совпадений.

– Ну что, есть продвижения? – заглянул в зал Золотов.

– А? – отвлекся от глубоких раздумий он.

– Отлично! Если что, можешь на меня рассчитывать. Тебе позывной, кстати, дали. «Дракон» – каково?

Я взялся исследовать материалы дела. Скоро солнце повернуло на другую сторону здания и в кабинете стало темновато. Какое-то время я пытался рассмотреть на фотографии места преступления интересующую меня деталь. Деталь была снята нечетко и виднелась вдали на панорамном снимке. Что-то мне эта вещь напоминала. Плохое освещение не давало рассмотреть предмет. Трансформировать зрение я не стал, разумно решив не пугать следователей своей экзотической внешностью. Немного подумав, я выщелкнул белый светящийся шарик, повесив его над головой. Другое дело!

– Ты сможешь его найти? – задал вопрос присутствовавший тут же Золотов. – Этой ночью полнолуние. Нужно найти этого психа раньше.

– Какое там! Из тебя же кровь хлещет! – возмутился Женя. – Или что это у тебя такое оранжевое?

– Продолжение обязательно последует, – заверил я тайного агента.

– Это, конечно, можно… – почесал задней лапой за ухом косой. – Но сил может не хватить. Давненько уже в деле не бывал.

– Что подразумевается под черной душой? – не успокаивался секретный агент.

– Жду развития событий, – обеспокоенным голосом пояснил я.

– По большей части, они врут. Но вызвать действительно можно при соблюдении всех необходимых условий.

– Прости меня, господин! Это из-за меня тебе пришлось сражаться с тем сумасшедшим ангелом.

– Напиши, что злобный демон наложил на тебя какое-то странное заклятье, от чего у тебя случились длительные галлюцинации, – предложил я. – Ты уже в порядке? Я ведь собираюсь принять свое демоническое обличье. Не хочу доводить хорошего шпиона до обморока.

Вышедший на шум Сергей, открыв рот, смотрел на рыжеволосую девушку. Надо заметить, что Катя категорически отказалась ехать домой. Она отзвонилась родным, сообщив, что все в порядке, и она хочет остаться со своим спасителем, который сильно пострадал. Я взглянул на множество гематом, ушибов и порезов на бедной девочке.

– Будешь помогать тогда, – ткнул в меня пальцем Дима.

– Хорошо, – покосился он на меня, но взял себя в руки.

– Может, присядем? – внезапно отвлекся он от темы, вытирая вспотевший лоб.

– Похоже на детскую поделку, – констатировал Костя, все еще разглядывая фотографию. – Не удивительно, что на нее не обратили внимания. Да и валяется далеко.

– И территория немаленькая. Как прочесать столько леса до того, как этот псих убьет девчонку? – подал голос Максим.

– Это было грандиозно… – задумчиво посмотрел на меня Евгений. – Я даже не представлял, на что ты способен. И этот ангел… Мне казалось, наступил Армагеддон. Иоанн со своими Откровениями даже рядом не лежал с этим светопреставлением.

– Женьке дай, – хмыкнул я, принимая человеческий вид. – Куда мне его цеплять? Как только сменю ипостась – улетит куда-нибудь. Пойдемте, друзья. Надо срочно разбудить и обрадовать Маришку причиной нашей отлучки. Без летящих в меня с утра предметов мебели мне как-то даже не комфортно. Великое дело – привычка!

Я ткнул пальцем на нечеткое изображение подошедшим ребятам. Те долго всматривались и пожали плечами.

Шпион, громко вздохнув, выудил из кармана красненькое удостоверение и раскрыл перед ребятами.

– Как там дела с тем маньяком? – спросила она меня, когда мы неожиданно остались наедине.

– Без обид, парни, но не получится, – прокомментировал Олег.

– Доберешься тут, – буркнул Костя, присаживаясь за свой стол. – Ни одной зацепки.

– Приказ.

– Передам! Кстати, ты не возражаешь против меня в качестве напарника?

– То-то я смотрю – одеты прилично, – стушевался лейтенант. – Ну, молодцы, если так. Бывают все-таки чудеса на свете!

– И чего тебе надо? – осведомился он у меня.

– Сейчас он где-то под землей. Точного расположения я не могу назвать, только приблизительное место. Вот выйдет наружу, тогда – пожалуйста.

– Нашли! – подскочил ко мне Саша. – Ну ты человечище! Вот так, сходу догадаться о визитной карточке маньяка! Генерал тоже доволен. Правда, на самой железяке, скорее всего, мы уже ничего не найдем, но шансы есть! А у тебя что?

– Благодарю, господин! – с трудом склонился я перед ним.


– Скажем, что маньяк установил взрывные устройства по периметру, – отмахнулся я. – Леший! Прекращай карусель!

– Каком кверху! – буркнул я. – Вам что, заняться нечем? Не отвлекайте меня!

– К тебе два раза приходила эта Катя. Извинялась, что не может быть рядом в такой момент. Ее следователи совсем замучили. Приходил еще Золотов сегодня. Сказал, что если ты все еще хочешь поговорить с преступником, то у тебя осталось два дня. Потом его куда-то увезут.

– У демонов есть инстинкты. С ними ничего нельзя поделать. В следующий раз я постараюсь быть осторожнее.

– Не откажусь, – сообщил я, пододвигая хлипкий деревянный стул поближе к столам своих новых знакомцев.

– Мне нужна фотография каждой жертвы, которую нужно искать.

– Разрешите? – вытянулся он по стойке смирно у порога.

– Ты чего? – округлила она глаза, заметив мою реакцию.

Я проводил взглядом руку шпиона и узрел поваленные обгоревшие деревья. Многие стволы были выкорчеваны с корнем. Мда, весело мы тут с ангелом повоевали.

– Разрешите? – указал я на красную папку.

Когда мне наконец принесли нужную карту, я максимально сконцентрировался на крови убийцы. Отыскав нужное место, я обвел ручкой предполагаемую территорию.

Золотистый диск полной луны осветил ближнюю к нам поляну. Лес затих, словно тоже чего-то ждал. Трава внутри барьера зашевелилась, откинулась безупречно замаскированная крышка люка, явив нашим глазам бледного мужчину среднего роста в простых спортивных штанах и футболке. Убийца шел твердым шагом, с невозмутимым лицом волоча за волосы испуганную рыжую девчушку. Руки молодой ведьмы были связаны за спиной, рот заклеен, а на лице цвели многочисленные гематомы и кровоподтеки. Сам парень производил бы впечатление бездушного робота, если бы не дорожки слез, стекающие по его щекам. Я присмотрелся к нему, чтобы определить своего соперника.

Несколько минут я рассматривал цветные фотографии кровавых убийств.

– Зачем тогда ловил? – не понял он смысла моих действий.

– Нет. Все преступления совершил один человек, – отрицательно покачал я головой. – А вот зачем он это сделал? Этот вопрос я бы хотел задать ему лично.

– Секс с демонами всегда такой? – неожиданно невпопад спросила Марина.

– Выходит, ты не такой уж неуязвимый, – прокомментировал задумавшийся Олег.

– Так вот, как оно тогда было… – задумчиво почесал я за правым рогом. Полностью свой облик я пока не принимал, ограничившись частичной трансформацией. – Значит, твои собратья тащили его тогда не потому, что он весь такой святой?

– Ёпт! – прокомментировал Максим, взирая на мой магический фонарик.

– А что за души вы там обсуждали? – внезапно заинтересовался Женя.

– Попробую, – отозвался я, с кряхтением поднимаясь на ноги.

– Ты что, голодный? – вопросительно уставился Женя на пушистого зайца в моих руках. Я уже был в человеческой форме и весело шагал по направлению к напарнику, таща за уши свою добычу.

– Да что же такое! Ты ангел или где? Забота о невинных – твоя прямая обязанность! А ты чем занят? – вскипел я.

– У меня для тебя новость! – не обратил он внимания на ярящуюся Марину. – Ведомство решило заключить с тобой договор. Они согласны на твои условия, но предлагают включить в твои обязанности еще и разнообразные сверхъестественные явления. Случай с ангелами навел их на мысль, что может объявиться еще кто-нибудь этакий.

– Нисколько не сомневаюсь, – рассмеялся он.

– Ты только не злись, Игорь… – нервно проговорил Золотов, бегая взглядом по комнате. – Я вот что подумал. Ты меня втянул в весь этот кошмар и теперь кое-что должен в качестве моральной компенсации…

– Ты о чем? – изумилась Маришка.

– Я-то могу пройти! – сообщил на это Олег, побродив сквозь незримую черту. – Мы с Женей можем пойти туда вдвоем. Возьмем его тепленьким!

– Давай хоть приблизительно!

– Ты меня извини, – нерешительно начал Женя. – Я не думал, что она так среагирует.

Я вел с этим цыпленочком светскую беседу не просто так. Все это время я аккуратно оттеснял маньяка от его жертвы, давая возможность Жене с Олегом отвести девочку подальше от нас. Когда начнется битва, смертным рядом с нами выжить будет очень сложно.

– Да, господин. А чем перевязать-то? – забеспокоилась она.

– Тебя сюда для работы с астралами привели, а не проверки нашему отделу устраивать! – грубо отрезал Костя.

– Уверен! – кивнул я. – Раз уж вы решили мне доверять, то доверяйте полностью. Иначе мы никуда так не придем.

Когда мы насладились друг другом, Маришка с силой толкнула меня в бок, и я с глухим стуком свалился на пол. Все как обычно, абсолютное презрение! Пришлось спешно принимать свой обычный человечески облик.

Я долго и серьезно рассматривал девочку, сканировал эмоциональный фон и сознание.

Рана затянулась полностью. Рубец тоже бледнел, обещая скоро исчезнуть. Сквозь шкуру пробивалась свежая чешуя. Еще немного – и можно будет вернуться к своим делам. Это я славно поохотился!

– Приложим все усилия, чтобы успеть, Аркадий Степанович, – заверил я слугу порядка. – У меня есть собственный метод отсеивания пустой информации.

Я аккуратно снял с себя повязки и принял истинный облик. Рана была обширной, кровь стекала по груди и с громким шипением падала на землю. И как я смог сражаться с такой дырой? Ярость и боевой азарт настолько тогда завладели мной, что я совершенно не чувствовал боли. Опираясь на опущенные крылья, я призвал свою родную Первостихию. Тьма откликнулась, мягко заклубившись вокруг ранения. Кровотечение остановилось. Медленно, но верно запустился процесс регенерации.

– Это еще что за леший? – обозрел парня с ног до головы Евгений.

– А что за условия? – изучающее уставился на меня Олег.

Генерал не возражал. Ему было плевать, что мы делаем. Главное – не допустить новое убийство. Ребята восприняли известие с энтузиазмом подростков, допущенных к государственной тайне. Я заставил их предупредить родителей. Мало ли кто увидит эту братию возле главного управления уголовного розыска. И вот таким составом мы погрузились в «риттеновский» фургончик.

Утром следующего дня генерал радостно распахнул передо мной хлипкую дверь.

– Помог! – заявил Дима. – Даже если с девочкой не выйдет, мы его все равно теперь прищучим.

– Есть подвижки. На днях я его достану, – прорычал я.

Пожалуй, Сергею этого лучше не видеть, но запретить я ему не могу. Он внимательно изучил множество колотых и резаных ран на телах жертв, перерезанные горла и изуродованные лица. Что-то этакое проскользнуло в его взрослом взгляде.

– Там Золотов тебя ждет. Дело есть.

– В общем, просьба у меня есть. Личная, – выпалил он.

– Мы уже догадались, – успокоил меня Олег. – Под тобой вся трава сгорела и земля вон плавится.

– Не такой уж Женя и старый, – буркнула Маришка, которая была почти ровесницей провозглашенного старичка.

– Он был рабом. Кто-то захватил его истинное имя, так же как и мое. Только меня не успели привести к покорности. Ему повезло меньше. Он был вынужден совершать ужасающие поступки, выполняя чьи-то приказы. Ты закончила?

– Да ладно. Мне даже понравилось, – хихикнула эта ведьма. – Только чешуя царапается!

– Что случилось? – засуетился он, как только я вышел из машины.

Немного пошатываясь, я покинул особняк. Ночь была прекрасна. Луна скрылась за горизонтом, и на меня смотрели мириады ярких звезд. Пора.

Пока сотрудники правоохранительных органов добирались до нас, мы сформировали легенду, согласно которой маньяк взорвал самодельные бомбы вокруг поляны. Я пострадал при взрыве, ударившись ребрами. Больше ничего такого не было.

– Игорь, – окликнул меня Олег. – Прихвати вот маячок. Я на него сориентируюсь. Все-таки есть у меня желание поучаствовать в этом веселье.

– Да не менял я ничего! Это только казалось тем, кто в эпицентре! Визуальная деформация пространства, – пришлось мне оправдываться, уходя с траектории полета второй туфли. Мявшийся позади разъяренной фурии Евгений старательно за меня переживал. Издалека.

Ответить я не успел. Над головой послышался странный гул. Не будь я демоном – и вовсе бы ничего не заметил. Женька так точно не услышал никакого звука. В небе мелькнула серая тень. Забавный приплюснутый агрегат, старательно мимикрирующий под окружающее пространство, сбросил такого же мимикрирующего парашютиста. Загадочный десантник спустился на поляну и нажатием пары кнопок свернул свой парашют и остальные доспехи в плоские продолговатые коробочки, оставшись в простой черно-зеленой форме.

– Какие есть, – виновато развел я руками.

Мы с Сергеем заранее договорились, что на людях я буду к нему обращаться только по имени, дабы не смущать окружающих нашими странными отношениями. Сережа сообщил, что и сам хотел это предложить, так что сейчас мы вели себя как два хороших друга.

– Господин, не мог бы ты исцелить эту девушку? – спросил я Сергея. Парень кивнул и повел сопротивляющуюся девочку к ванной комнате. Марина быстро нашла подходящий наряд и, громко причитая о безнравственных уродах, смеющих поднимать руку на честных девушек, вручила его пострадавшей.

– А ты кто такой? – с прищуром спросил Максим. – Игоря и Женю мы уже знаем, а тебя видим первый раз.

– Да что вы прицепились к нему? – встал на мою защиту Саша. – Нормальный же парень вроде. По виду – адекватный. Если уж Аркадий Степанович в нем уверен, то надо дать ему шанс. Вдруг что-то и правда получится? От нас не убудет.

– Это что за история? – заинтересовался Олег. – Чего это ты в парке решил продемонстрировать свою необычность?

Я повернул голову к рыженькой девушке, стоящей рядом со мной на коленях. На руке у нее действительно виднелись пятна моей крови. Эта ведьма оказалась инициированной. Таким кровь демона вреда причинить не способна. Я немного подумал и кивнул.

– Не поверите! – вклинился Саша. – Весь день по кругу бродили! Как будто кто заколдовал! А потом еще и жратву потеряли!

– Вам нужен мой вид или результат? – невозмутимо подал я свой голос. – Я могу, конечно, натянуть черный балахон, взять в зубы бубен и поплясать вокруг ваших столов. Но чем это поможет?

– Рад, очень рад, – ответил мне Золотов. – Наслышан о ваших успехах. Успеете проработать материал? Судя по количеству ящиков, которые пронесли в наше здание, работы очень много. Но ребята полны вдохновения, после той наводки они верят в твои возможности безоговорочно. Пришлось выделить конференц-зал и пару десятков компьютеров для вашего междусобойчика. Так что проходите на третий этаж.

– Игорь, на этот раз-то мне можно с тобой? – с надеждой спросил Сергей.

– Я не могу тебе этого сказать, – сообщил мой антипод, провожая глазами три фигуры, быстро покидающие поляну.

– Если что – я в подвале, – не упустил он возможность скрыться от расстроенной матери.

– Надо ехать по местам, собирать улики, – вздохнул Дима. – На недавних точках могли еще остаться целыми.

Я принял свой истинный вид. Мои крылья шумно хлопнули, разгоняя клубящуюся Тьму под ногами. Каждый взмах раздувал мощь Первостихии, подобно тому, как кузнечные меха раздувают пламя в горне. Пускать в ход тяжелую артиллерию было пока рано. Нужно попробовать спасти невинного. Вот жизнь! Демон спасает невинного от ангела! Или я сошел с ума, или Мироздание! Я его, конечно, спасти попробую, но если не выйдет – придется убить. Оставить вот так разгуливать эту шутку Хаоса никак нельзя. Есть один способ быстрого извлечения демонов из одержимых ими тел. Но сработает ли он на ангеле? Никто раньше не имел удовольствия попробовать. Сейчас узнаем. Я быстро сформировал черную плеть Пустоты. Ударил, вложив немалый запас энергии имевшихся у меня душ. Вот и пригодились. Есть! Сработало! Парень падает на землю, а позади него поднимается на ноги выбитый из тела трехметровый ангел. Вот это я понимаю! Весь блестит и светится, над головой яркий нимб чистой энергии.

– Этот крест – знак одного средневекового ордена инквизиторов, – с ненавистью прошипел я.

– Не знаю, радоваться или не очень, – задумался Дима. – С одной стороны, работы реально по самую тыковку. Но можно ли этой мелочи доверить такое ответственное занятие?

Женя к моему приезду уже нетерпеливо бродил перед входом в особняк. Солнце как раз оторвалось от горизонта, и у нас было очень мало времени.

Так-так. А наш пострел, похоже, и тут поспел. Воспылал к молодой ведьмочке большим и светлым чувством. Девочка, вроде бы, вполне отвечала взаимностью. Она скромно улыбнулась и согласно кивнула. Главное, чтоб дождались, когда закон разрешит им думать друг о друге в свете открывшихся обстоятельств. Когда за парочкой закрылась дверь, Марина ехидно хихикнула. Сергей тоже удивленно хмыкнул.

– Решил полакомиться? – высказал догадку Евгений.

– Аркадий Степанович, мне нужно получить полный доступ ко всем материалам и вещдокам. Вы сможете аккуратно ввести меня в следственную группу?

– Пошутить уже нельзя, – задорно махнул я хвостом.

– Мне? – уставился я на нее. – От тебя скорее пустынная кобра чего-нибудь хорошего удостоится, чем я.

– Действуйте! – хлопнул в ладоши генерал. – Времени мало. Ищите, землю ройте – но девчонку спасите.

Я раздвинул языком ее губы. Она всем существом потянулась ко мне. Желание разлилось по моему телу. Какое забытое чувство. Когда-то я поклялся себе, что никогда не испытаю его к смертной женщине. Но прошли века, старая боль забылась, а я сам себе простил давнюю клятву. Продолжая ласкать ее, я аккуратно расстегнул шелковую блузку. Деталь за деталью освобождал красивое ухоженное тело от лишней одежды. В момент страсти я перестал полностью контролировать свою сущность. Частичная трансформация подарила мне раздвоенный язык, рога и хвост. Не в полную величину, но все же внушительные. По телу волнами зазмеилась черная чешуя. Марина застонала и выгнулась дугой, когда мой раздвоенный язык нежно прикоснулся к ее соскам. Я обвил хвостом ее ногу и погрузился в этот океан блаженства.

– Орлы! – позвал я заворожено наблюдающих за мной подростков. – Все сложить, как было. Бегом.

– Может, под дозой ходил? – задумался Саша, направляясь к полосатому фургончику.

– Вход в четырех метрах от меня, – сообщил я, прикрывая глаза.

– Да меня тогда настиг какой-то левый зов, – взялся я оправдываться. – Кто-то целенаправленно вызывал меня к себе. А я, что логично, совсем не хотел вызываться.

– Как это ты? – проговорил Дима, зачарованно рассматривая диковинку.

– Ого! – прокомментировал Дима. – Интересные друзья у тебя, Игорь.

Выбрав укромное местечко, я навел на себя и Женю отвод глаз, подхватил его в лапы и взмыл в небо. Отвод – заклятье хорошее. Одна проблема – громкие звуки не маскирует. С первой минуты Женька орал маты так громко, словно его убивают. Пришлось хорошенько встряхнуть это бренное тело и угрожающе прошипеть, что сброшу его вниз, если он еще раз завопит. Оценив перспективу, парень послушно заткнулся и остаток пути мы пролетели молча. Я старательно концентрировался на следе крови, которую незаметно попробовал на вкус еще в квартире убийцы. Под нами уже простирался зеленый лес Лосиного Острова, внизу виднелись поисковые отряды полиции. Простите ребята, но я не могу позволить вам найти мою добычу раньше. Вдали показалась широкая поляна, на которую я решительно приземлился. Женя, оказавшись на твердой почве, устоять на ногах не сумел и плюхнулся на сочную травку. Похоже, что его сильно мутило. Мне же срочно требовалось обезопасить это место от слишком раннего появления полиции. Где-то совсем рядом, под землей, находился маньяк со своей жертвой. Лес – не моя вотчина, но и тут у демонов имеется кое-какое влияние. Принюхавшись, я быстро нырнул в лес.

Кто такие эти «всякие», от которых не способны уберечь серьезные охранники Евгения и один зубастый демон, Марина уточнять не стала. Мне малыши понравились. Чем-то их мордочки напоминали мою собственную физиономию в истинной ипостаси.

– Ты уж не обессудь, но этого я тебе рассказывать не стану. Должны же у меня быть свои маленькие секреты?

– Хочу, – взглянул он на меня своими глазищами, из которых рвались в мир яркие потоки стихии.

Я аккуратно посадил зайца на землю. Он, оказавшись на свободе, поджал уши и весь напрягся, готовый задать стрекача.

– Мои юные друзья готовы оказать всяческую посильную помощь в поимке преступника! – гордо отрапортовал я.

– Придется лететь, – ехидно проинформировал я. – Тебя одного я смогу унести. Двоих – увы. Тяжеловато будет.

– Неуязвимых не бывает, – откликнулся я. – Но не думаю, что люди в силах повторить подвиг этого крылатика.

– Хорошо. Перевяжи рану, чем найдешь. Нужно покрепче стянуть грудную клетку, чтобы запустился процесс регенерации.

– Ангел – убийца! Я, наверное, первый демон в истории Мироздания, узревший подобное, – ехидно сообщил я убийце.

– Не в день смерти, – поправил я. – Он выбирает жертву заранее. Всегда в течение трех дней до полнолуния. Поэтому и не было совпадений. С момента выбора маньяк начинал за ней следить. Возможно, подбрасывал маячок в сумку или одежду.

– Никаких больниц, – категорично отрезал Олег. – Мы сами о нем позаботимся.

– Успокойся, – с силой надавил я на плечо разъяренного следователя, вынуждая того сесть на ближайший стул. – Девочка еще жива! Она в порядке. Если пошевелимся – то сможем ее спасти. Понял? Хватит грызть локти, сейчас важна каждая минута! Ищите эту падаль! У вас есть все необходимое! Найдите, где они встретились, снимите отпечатки, принесите мне фантик, выброшенный им в мусорное ведро. Что угодно, чтобы я мог его почувствовать!

– А где маньяк? – поинтересовался я, пока меня старательно пеленали нежные женские руки.

– Еще бы ты был не рад. Остальным повезло гораздо меньше.

– Вот надо их закружить, чтоб они к этому месту никак не смогли выйти, а я здесь еще и визуальный экран привешу.

– Да откуда ему там взяться? – недоуменно уставился на меня шпион.

– Разумеется.

– Ты воспитаешь! – ткнула в меня наманикюренный ноготок Марина. – Тебя самого кто бы воспитал!

– Нет, он не в Москве. Он дальше. Карта всего Подмосковья найдется?

– Тебе нравится летать? – спросил он.

– Да понял я, отпусти меня, – прохрипел Дима. Я разжал пальцы, освобождая его плечо. – Ну и хватка у тебя, колдун. Словно домкратом прижали, – обалдело растирая больное место, проговорил он.

Отчаянный стон, вырвавшийся из глубины души Евгения, бальзамом пролился на мои уши.

– Просто вы разгильдяи и выбирать не умеете, – поднял указательный палец к потолку Золотов. – Этот вам не какой-то там шарлатан. Я за Игоря лично ручаюсь!

Как выглядел я, даже представить себе не могу. Наверное, приблизительно также, только меня окутывала противоположная сила. Земля накалилась от столкнувшихся Первоначал, вокруг нас начали потрескивать электрические разряды, воздушные потоки уже завивались во множество смерчей. Краем глаза я заметил Женьку, пытавшегося утащить с поля боя бессознательного маньяка.

– А ваше управление разве против? – изумился я.

– Ты считаешь, у тебя нет души? – спросил Сергей.

– Перестань, – хмыкнул я. – Ангелы и демоны равны по силе. Потому и могут навредить друг другу. Сомневаюсь, что среди людей найдется хоть один, способный создать Сияющий Поток. Именно им меня этот крылатик и приголубил.

– Мы завтра зашлем в метро всех свободных людей. Пусть проверяют документы у всех подозрительных мужчин вплоть до часа «N», – отозвался Дима.

– Что ты имеешь в виду? – поднял я правую бровь.

– Садитесь, вы – труп, юная леди, – вынес я вердикт. – Или вы меня совершенно не слушали, или я недоступно вам объяснил. Что будет, если воззвать к Хаосу на этой стадии? Неконтролируемый выброс разрушительной энергии уничтожит немалую территорию, прежде чем Порядок начнет на него давить, загоняя в положенные рамки. Тогда какое же следующее действие? Необходимо призвать силу Порядка для установления четких границ места разрушения. Для этого мы используем центральные узлы заклинания. Видите, как перемещается энергия? И только после этого допустимо обратиться к Хаосу. Смотрите внимательно.

– Но ведь ты осознаешь себя, ты радуешься и печалишься. Пусть ты мыслишь иначе, чем люди, но у тебя есть чувства. Разве это не признак души?

Мы указали ему на отобранный материал, пояснив свои планы на ближайшее будущее.

– Глупый рогатый баран! – проговорила она, вытирая тыльной стороной ладони мокрые дорожки. – Не смей умирать. Слышишь меня? Плевать на ангелов, демонов и все остальное. Не смей умирать!

– На черную душу, способную отдать свою энергию во благо моего исцеления. Как только стемнеет, полетаю, присмотрюсь.

– Парни, – окликнул я все еще пялящихся на мой огонек следователей. – А где вот эта вещь?

В последовавшей за этим кутерьме, я участия не принимал. Профессионалы занимались своим делом. У них были четко отработанные схемы и процедуры, механизм огромной правоохранительной машины с громким скрипом сдвинулся с места и начал набирать обороты. Пока у них не было ничего, что смогло бы вывести меня на преступника, я решил не мешаться и заняться своими делами. Детишек уже погрузили в бессменный фургончик компании «Риттен» и увезли по домам, а я вышел из здания управления и направился к одной молчаливой тени, висевшей у меня на хвосте все эти дни.

– Тебя можно вызвать? – поползли наверх брови шпиона. – Вот уж не думал, что и в этом книжки не врут.

– Это, друг мой, не еда, – философски заметил я.

– Игорь, – тихо позвал он меня.

Мне снова снилась Мария. Заразительно улыбаясь, она шла по бесконечному лугу, касаясь руками полевых цветов. От ее прикосновений оживали засохшие травы, расцветали все новые бутоны. Вокруг радостно роились бесчисленные певчие птички, выводя свои рулады на сотни разнообразных мотивов. Она была так счастлива. От нее исходили волны жизненной силы, способные вернуть к жизни даже находящегося на смертном одре. Я купался в этих волнах, старался схватить ее за упругий локон, но она выкручивалась и убегала. Звонкий смех девушки был так заразителен, что я тоже невольно улыбался. Вот я рывком ловлю ее за тонкую талию. Не удержав равновесие, мы падаем в густое разнотравье. Я поворачиваю ее к себе лицом – и вижу лицо Катерины…

– Только не трогай! – забеспокоился я. – От моей крови смертный может сгореть.

– Твоя визуальная деформация обошлась мне в сорок тысяч баксов! Сорок тысяч! Чтоб ты провалился, нелюдь проклятая! – сплюнула в сердцах Маришка и пулей вылетела из подвала.

– Куда уж там! Нам, смертным, ваши духовные разборки даже в кошмарах не снились. Я до сих пор не могу осознать произошедшего. Оно и хорошо, бегал бы сейчас в панике на радость психиатрам.

– Кофе будешь? – предложил курчавый Саша, вытирая испачканную в сахаре руку о штанину.

– Олег! – браво отрапортовал шпион.

– Игорь, мне плевать на лавры, главное остановить эту скотину. Все напишем как надо. Ребята без наград тоже не останутся. Главное, организуй нам нужное тело, а мы уже нарисуем попытку к бегству.

– Слишком хорошо. У меня такого еще не было.

– Еще чего! – правильно понял я его взгляд. – Не хватало мне еще на горбу всяких смертных таскать. В лапах полетишь!

– Это замечательно! – обрадовано заявил Костя, подтаскивая ко мне один из ящиков. – Ты просто не представляешь, насколько это уменьшит фронт работ! Начинай.

– Не мог я оставаться в стороне! – со стоном принимая более удобное положение, ответил я. – Взял друзей и пошел вас искать. Заблудились мы конкретно, до самой ночи бродили между деревьев. Потом услышали женский плач и поспешили сюда. Этот псих как раз тащил девочку на поляну. Мы его попытались связать, а он что-то взорвал. Я прикрыл собой эту рыжую красавицу, когда на меня повалилось какое-то дерево. Маньяку от взрыва тоже досталось. Когда я пришел в себя – и вы подоспели.

– О! Как же надоело таскать человеческую шкурку!

Толчок и резкий взмах крыльями. Я в небесах, из пасти вырывается Пламя, вокруг кружит первородная Тьма. Ангел застыл напротив меня с выражением ледяного спокойствия на лице. Все верно! Я – ярость, Тьма и Хаос. Он – Свет, Порядок и расчет. Звук воющего от сконцентрированной в нем силы клинка. Я принимаю меч врага на лезвие своего, резко атакую хвостом, целясь жалом в грудь, но его перехватывает светящаяся левая рука. Мощный удар от нашего столкновения – все вокруг стонет, деревья сгибаются и падают от ужасающей взрывной волны. Над головой безостановочно гремят раскаты грома, ветер крутит сказочный калейдоскоп из веток, листьев и земли. Мы резко оттолкнулись друг от друга, разлетевшись в противоположные стороны, чтобы вновь сойтись. Какое блаженство! Это высшее наслаждение, которого способен достичь демон. Смерть дышит на меня, я дышу ею в лицо своего врага. Мы снова скрестили клинки. Удар за ударом, мечи поют и рыдают! Снова сделав выпад хвостом, я выдыхаю пламя в лицо своего врага и одновременно раздираю когтями левой лапы его белоснежное одеяние. Ангел в долгу не остался, метнув в меня луч концентрированной силы Света. Боль нестерпимо обжигает мою грудь, еще сильнее выводя меня из себя. Мое бешенство нарастает. Убить! Убить! Я хочу его крови. Мой враг стал тяжелее дышать. В его ранах яд от моих когтей. Резкий рывок, мое тело изворачивается в крутом вираже. Он не успевает среагировать, и хвостовое жало пробивает ему плечо. Последним ударом я вгоняю свой клинок, созданный из абсолютной Тьмы, в сердце ангела.

– Давайте, – взял папку в руки генерал, расписываясь в какой-то служебной бумажке.

Когда страсти утихли, мы спешно засобирались каждый по своим делам. Марину ждал совет директоров и несколько иностранных партнеров, Сергей пошел в гости к одной, уже знакомой всем нам, девушке – Ане, Олег вручил Жене маячок и тоже откланялся, загадочно сообщив, что встретимся на месте. А нас двоих ждал увлекательный полет над городом под веселым летним солнышком. Это я про солнышко заговорил, представив, как интересно будет смотреться моя машущая крыльями тень на земле. Но что поделать? Вся надежда остается только на городской смог.

– Ты в этом уверен? – спросил молчавший до этого Костя. – Не хотелось бы выполнять лишнюю работу. У нас итак дел невпроворот.

Через несколько минут Золотов уже вбежал в конференц-зал, шумно отдуваясь и отирая вспотевший лоб носовым платком.

– Кретин! – выдохнула она мне в лицо.

В этот момент в подвале появилась отставшая компания. Марина гордо шествовала впереди, а Сережа вел Катю под локоток, то и дело искоса поглядывая на девушку. Эх, молодость! И тянет же парня на рыженьких! Катерина заинтересованных взглядов демонстративно не замечала. Выглядела она уже гораздо лучше. Душ, чистая одежда и малое заклятье исцеление творят чудеса. На сюрреалистическую обстановку ведьмочка не обратила никакого внимания, чем сильно обескуражила Сергея. Узрев мою внушительную тушку, она тут же бросилась ко мне, крепко обняв чешуйчатую шею.

– Аркадий Степанович! – пожал я руку генералу.

– Какой еще леший? – обалдел Евгений. – Отпусти животное, если есть не будешь! Их и так здесь мало осталось.

– А кто под нее умно попадает? – ехидно осведомился я. – Напарник так напарник. Я не возражаю. Главное чтобы мне не мешали заниматься своими делами.

– Там, – махнул рукой куда-то в сторону Женя. – Мы его связали на всякий случай, но он все еще без сознания.

– Да кому она нужна? – спросил Костя. – Там вон такого хлама куча валяется.

– Пусть едет! – сообщила успокоившаяся к тому времени Марина. Узнав о моем новом занятии, она пришла к выводу, что это хорошо и правильно. – Бедные девочки! Нельзя допустить, чтоб он успел замучить еще одну.

– Пошли в подвал, там расскажу.

– Вы не возражаете, если я присоединюсь? – неожиданно вынырнул из-за угла шпион. – Вы что-то затеяли и мне надо знать, что именно.

– Начнем с последнего, – предложил я, откладывая тяжелый томик. – Я поеду с вами. Может смогу ощутить что-то или заметить свежим взглядом.

Пока ребята вместе с криминалистами обшаривали место преступления в поисках креста, я старательно исследовал все энергетические следы. Времени прошло немало, по территории прогулялось огромное количество людей, перемешав все потоки. Но я смог уловить смутный эмоциональный отклик маньяка в момент убийства. Было в нем что-то странное. Словно убийца отчаянно не желал причинять девушке вред, но все равно причинил. Такое даже демона может с толку сбить. Попробую сравнить с тем, что найду на других местах. Победоносный клич Максима сообщил всем, что вещица была все-таки найдена.

Собачий лай огласил пространство, и к нам вынырнули вооруженные ребята в форме.

– Простите, ребята, – развел я руками. – Не был бы он под землей – сказал бы вам точно до градуса. Но земля обладает собственной мощной энергетикой. Через нее не пробиться. И так, считайте, подвиг совершил.

– Да кто же знал! – расстроился Саша.

– А мне не жаль! Я очень даже рад!

– Марина, очень прошу, не поминай при мне библейских персонажей. Помогите добраться до подвала. Мне нужно срочно принять истинный облик. В человеческом теле раны совершенно не заживают.

Ездили мы по местам преступлений до тех пор, пока криминалисты, разгоняя фонариками ночной мрак, не послали нас к лешему. Они были твердо уверены, что если за прошедшие месяцы эти железяки никуда не делись, то до утра пролежат уж точно. Энергичные ребята из следственной группы, у которых с каждой находкой прибавлялось воодушевления, попытались спорить, и в итоге были посланы еще дальше, чем ранее. К этому времени были найдены еще восемь крестов. В пяти местах найти ничего не удалось, и чем дальше по сроку давности отстояли преступления от момента поиска, тем меньше шансов было что-либо отыскать. Везде, где мне удалось нащупать эмоциональный фон убийцы, я натыкался на одно и то же. Безумное отвращение к предстоящему убийству, отчаянное сопротивление самому себе. Меня сильно удивлял этот факт. Он ненавидел себя, ненавидел то, что делал, но методично продолжал убивать. Было еще кое-что. Кажется, я теперь знал, каким образом маньяк находит жертву. Остаточная эмоция была нечеткой, но присутствовала сразу в нескольких местах преступления и вписывалась в логическую картину.

– Ну-ну, – подбодрил я Аркадия Степановича.

– Нет, – замотал головой Женя. – Что-то у него личное к тебе.

Благоразумно не появлявшийся из подвала Сергей, решив, что все закончилось, нарисовался в гостиной особняка.

– В смысле? – уставился я на него.

– Смертному очень сложно будет это сделать! – разразился я хохотом, переходящим в хриплый кашель.

– О, господи! Игорь, что произошло? Кто тебя поранил? – запричитала она.

– Нет, – вздохнул я. – Душа – это энергетическая сущность человека. Демоны сами по себе энергетические сущности. Наше строение подобно строению души человека. Просто мы настолько насыщены энергией, что можем потратить часть ее, воплотившись в материю. Но мы не обретаем при этом тела. Уничтожить мое тело – значит уничтожить всю мою сущность, развеять ее в пыль. Сделать подобное очень трудно, но, тем не менее, возможно. Были раньше битвы между ангелами и демонами. Мы очень быстро научились качественно уничтожать друг друга. Едва не стерли сами себя из Вселенной. Это люди могут быстро восстановить свою численность. Демоны и ангелы же рождаются крайне редко. Если бы Повелители обеих сторон не договорились между собой, поделив сферы влияния, могло случиться худшее.

– Может быть, но я не уверен до конца.

– Глупое порождение Тьмы! Думаешь, только ты лишен истинного имени? Я говорил – тебе повезло! Тебя не успел поработить тот монах из-за начавшейся битвы в другом месте. Он должен был отправиться туда, потому заключил тебя в той пещере, решив закончить подчинение позже. Если бы он тогда не погиб – ты был бы в таком же положении, что и я!

– И в чем она заключается? – заинтересовался я.

– Тогда действуйте. Подготовьте коллектив к моему завтрашнему появлению.

– А ты вообще как здесь оказался? – ошарашено спросил Женя, только сейчас заметив появление третьего лица, чем заметно поднял настроение нашему спецагенту.

– Молодой человек, при жизни был крайне энергичным. Продался мне, правда, давненько. Лет четыреста прошло. Но еще лет на сто ты рассчитывать вполне можешь, а возможно и больше.

– Игорь! – ворвался в мой сон голос Марины.

Въехав в гараж, я устало выключил зажигание и вылез из автомобиля. Боль медленно затихала, но исцеление ран после заклинания концентрированного Света так быстро не происходит. С трудом, опираясь о стены и предметы мебели, я добрался до подвала и принял истинный облик. Процесс регенерации не заставил себя ждать. Кровь уже не лилась бесконечным потоком, раны начали медленно стягиваться. Опустившись на землю, я сложил крылья на спине и погрузился в сон.

Парень долго еще смотрел нам вслед, почесывая затылок под сдвинутой набок фуражкой.

– Да-да, конечно. Для тебя специально принес.

– Зачем убивал девочек? – задал я интересовавший меня вопрос.

– Мама, где ты их взяла? – осведомился Сергей.

– Что с раной-то делать? – прозвучал голос Олега. – Как демонов лечить-то? Грудина разворочена так, что будь здоров. Люди с такими ранами не живут.

– Нет. У меня не было выбора. Этот светлячок нарушил Договор, нарушил равновесие, пошел против собственной природы. Захват смертного тела и лишение человека жизни – это падение. Совершив подобное, ангел уже никогда не сможет вернуться в Свет. Потому он и сам хотел погибнуть. Смерть в битве – слабое, но утешение.

– Что у вас? – отвлекся от монитора Аркадий Степанович.

– Почему ты меня все время называешь господином?

– Карта есть? – спросил я.

– Да пошел ты! К своей кобре, в пустыню! – вскипела Маришка, резко поднявшись со своего места.

– Слушаюсь, – поклонился я своему господину.

– Катя поступила ко мне в официальные ученицы, – ответил я, с трудом переставляя ноги по направлению к подвалу.

Генерал покинул кабинет, громко хлопнув за собой дверью.

– Надо срочно разослать ориентировки, – засуетился Максим. – Фотография и приметы сегодня же должны быть у дежурящих в метро ребят.

– Передай, что я согласен.

– Игорь! – подал голос мой хозяин, рассматривая стоявший перед ним пластиковый ящик. – Ты можешь отсортировать ненужные диски? Не вижу повода просматривать лишний материал.

– Так, а зачем тебе я? – снова спросил Женя.

– Дима! – позвал я уже отвлекшегося следователя. – Мне нужна фотография при жизни. От этой исходит только энергия смерти, а на видео она еще живая.

– Интересно, как среагировали доблестные опера на зрелище вашего междусобойчика? – хмыкнул Женя.

– Это каким таким способом? – забеспокоился Евгений.

– Так… это… – смутился мой новый напарник. – В человеческом… вроде… Тебя ж в истинном виде нельзя сфотографировать! Морочишь мне голову! – обвинительно ткнул в меня пальцем Олег.

– Хочешь умереть? – поинтересовался я, тоже формируя изогнутый клинок из концентрированной Тьмы.

Женщины! Я схватил ее за руку, потянув обратно на диван. Она не ожидала от меня такого поступка и, потеряв равновесие, плюхнулась рядом со мной.

– Об этом не беспокойся, – улыбнулся я. – Одной души хватит?

– Идти сможешь? – обеспокоенно спросил меня Женя.

Жил маньяк, как оказалось, недалеко от станции метро Коньково. Это следователи выяснили, просмотрев еще уйму записей с видеокамер. Убийца регулярно пользовался метро, так что его жилье нашли довольно быстро. Все же молодцы полицейские, за такое короткое время узнать личность и место жительства преступника. У назначенного дома меня нервно дожидался Максим.

– Ты? – изумленно произнес он высоким чистым голосом. – Как же ты выбрался? Без истинного имени?

– Что надо делать? – быстро взяла себя в руки она, с деловым видом осматривая мою тушку.

– Два дня? – изумился я.

– Попробуешь сбежать – плетью Хаоса огрею, – предупредил я зверька, заработав жалостливый взгляд от Жени с Олегом. Решили, что я чокнулся? Заяц, тем временем, попыток к побегу не предпринимал. Осознав свое положение, он спокойно уселся на землю и вперил в меня взгляд.

– Да как вам угодно. Мне-то что? – выпустил я струйку дыма из ноздрей. Детский сад, честное слово!

– Я сообщу генералу, – выбежал из нашего временного штаба Костя.

– Не считаю. У меня ее нет, и не может быть.

Детишки дружно покивали и шумно заверили следователей, что обязательно постараются. Изначально сомневавшиеся ребята, услышав про учеников, резко изменили свое мнение, взглянув на молодежь с новым уважением, после чего принялись рассаживать их по компьютерам, строго наказав быть очень внимательными.

– Не богохульствуй, придурок! – отозвался закончивший телефонный разговор Александр. – Поехали! Нас уже «газелька» ждет.

– Хорошо, – кивнул я, удовлетворившись увиденным. – Быть посему. Ты сама приняла это решение.

Следователь что-то проговорил по рации. Связанный маньяк был споро извлечен оперативниками из недалеких кустиков и приведен в сознание. Когда из леса вынырнула оставшаяся часть следственной группы, ребята вопросительно уставились на меня.

К обеду возмущенную Катю все-таки забрали родители, сообщив, что ее присутствие необходимо в полиции. Я знакомиться не вышел – незачем нервировать еще и эту парочку моим внешним видом. Их старательные попытки встретиться со мной для изъявления горячей благодарности на корню пресекла Марина, заявив, что я ранен и мне противопоказано выздоравливать в окружении толпы людей. Вот вылечусь – другое дело. Тогда пусть приходят. Помявшись на пороге, родительская пара была вынуждена сдаться. Оставив в покое нашу с Сергеем связь, через которую подслушивал этот разговор, я свернулся калачиком, стараясь не тревожить раны, и закрыл глаза. Скоро будет ночь. И будет охота.

Я открыл глаза. Маришка стояла в легких бежевых брюках и белом топике, уперев руки в боки.

Мы продемонстрировали ему свои находки. Золотов долго хвалил молодежь, славно потрудившуюся во имя следствия, следователей – за упорство, труд и результаты, и меня – за то, что не разочаровал его. До полнолуния еще оставалось два дня, и у нас появился реальный шанс опередить маньяка. В кабинет нерешительно постучался молодой лейтенант из команды статистов.

– Дружище, тебе надо срочно в больницу! Вдруг перелом? – заявил Дима, наблюдая мои потуги к принятию вертикального положения.

– Можно! – уверенно заявил я. – Они будут стараться. Детишки, можно сказать, в какой-то мере мои ученики.

– Пока я буду сковывать и вытаскивать другого демона, необходимо, чтобы кто-то проконтролировал ситуацию. Помог девушке, придержал парня, если придется. Да и мало ли, что может случиться.

– Спасибо, – проговорил он, материализовывая в правой руке раскаленный добела от Первостиихии Света меч. – Надеюсь, у тебя получится меня убить. Я не могу поддаваться, но желаю тебе удачи в этой битве.

– Останови его. Это приказ! – серьезно посмотрел на меня хозяин.

– Приму к сведению, – хмыкнул я, доставая из бара бутылку с вином и два бокала.

– Я постараюсь, – пришлось согласиться мне.

– Фотка нужна в истинном или человеческом обличии? – заинтересовался я.

– …ять! – коротко выразился Максим. – Прохлопали!

– Тебе еще раз стадион напомнить? – не обратила на мою искусственную обиду внимания эта ведьма.

– Проследим, – серьезно кивнул Олег. – Только как им объяснить этот бардак?

– Похоже, что это он, – задумчиво проговорил Дима.

– Что вы, совсем наоборот. Начальство радостно трет ладошки, с нетерпением ожидая продолжения.

Женская сумочка, с силой врезавшаяся в мою спину, едва не сбила меня с концентрации. В последнюю минуту я с трудом закончил заклятье, не позволив произойти взрыву. Обернувшись, я узрел разозленную до невозможности Маришку, снимавшую туфель, чтобы отправить его следом за своей сумочкой.

– Тоже мне, нашел служанку, – недовольно прошипела Маришка, но за телефоном все-таки пошла.

– Нужно стянуть рану. Самому мне не справиться.

– Целую душу? – в неверии уставился на меня лесной дух. – До самого перерождения?

– Наймем инструктора, – небрежно отмахнулась Маришка. – Пусть нас охраняют от всяких!

– Ничего не надо, – прошептал я, со стоном пытаясь сесть. – Вернусь в особняк, пару недель проведу в истинном облике – само затянется. А если поохотиться – то дня за три пройдет.

– То есть, теперь она тоже моя подчиненная? – поинтересовался он.

Вернувшись в особняк, я все рассказал Сергею с Евгением. Неожиданно мой господин внес предложение помочь с просмотром видео.

Я поморщился. Настроение приближалось к нулю, боль не покидала моего тела ни на минуту.

К обеду парни окончательно устали ждать и обозлились на весь мир, включая меня. Их можно было понять. У смертных специфический организм, которому нужна пища целых три раза в день! Голодная группа захвата меня не прельщала. Натворят еще дел со злости – а мне разгребай. Свистнув своему новому другу – лешему, я запросил у него парочку идей, как спасти положение. Леший оказался смекалистым малым и шустренько сообразил небольшую горку бутербродов, сворованных у блуждавших поблизости полицейских. Ребята повозмущались, но дареному коню в зубы не смотрят, так что съели как миленькие. Остатки преступной деятельности лесного духа я аккуратно прикопал под дальней елочкой. После сухомятки мои обнаглевшие спутники затребовали что-нибудь попить. Пришлось сооружать им персональный родник. Весь день я провел, подробно инструктируя своих вояк о различных вариантах их действий. Наконец солнце скрылось за горизонтом, а на Лосиный Остров стали непреклонно опускаться сумерки. Ожидание подходило к концу. Чтобы ничего не пропустить, я трансформировал глаза. Увидев мои приготовления, подобрались и ребята.

– Этот хлам тоже, я понимаю, никому оказался не нужен? – указал я на похожий крест в снимках другого места преступления.

– Не смей меня бросать! – требовательно заявил он. – Слышишь меня? Открой глаза! Это приказ!

Я не возражал. Мы расселись вокруг стеклянного журнального столика, на который торжественно легла интересующая меня папка.

– Ой! Прости, мам! – стушевался Сергей, ощутив по связи волны веселья, исходящие от меня.

– Живой! – облегченно вздохнул где-то рядом Женя. – Ну и напугал же ты нас!

Мобильник завопил уже под утро. Я не спал, но спали остальные, так что пришлось быстро заглушить звук и поднять трубку.

– Ну, пошли, Олег.

Когда меня втащили в особняк на руках Женя и Олег, Маришка округлила глаза от такого зрелища.

– Мелочь всякая, – отмахнулся я. – До того как попал в заточение, я занимался их покупкой. Люди готовы были продаться за любую чепуху. Да и сейчас иногда продаются. Но я стараюсь не покупать. Энергию их мне девать некуда, а просто, чтоб были… Какой прок?

– Это надо видеть, словами не описать!

– Марин, не поможешь мне?

– Катя! – серьезно посмотрел я на девушку. – Я бы сразился с ним в любом случае. Он убил слишком много ведьм и не хотел останавливаться. Твоей вины тут нет и быть не может.

– Так а сколько можно дрыхнуть? Два дня валялся, словно мертвый! Если бы Сергей не успокаивал меня, то я бы решила, что ты издох.

– Зачем тогда он все это делал? – изумилась молча слушавшая до того рыжеволосая девчушка.

– Мой господин, позволь мне позаботиться о твоих ранах, – вдруг прозвучал девичий голосок. – Я уже испачкалась в твоей крови и ничего не случилось.

– И разошлите по всем участкам, чтобы очень внимательно относились к заявлениям о пропавших без вести молодых девушках в этот период. Все случаи должны оказываться у нас в кратчайшие сроки. Многие были похищены за день – два до убийства, – предложил я.

– Зря ты так, – деланно обиделся я.

– Там светлый барьер. Я не могу пройти сквозь него. Вернее, могу пройти, но маньяк это почувствует и может натворить бед. Уж больно неприятные последствия при разрушении созданного тобой заклятья другим существом.

– Да что вы заладили? – поднялось во мне праведное возмущение. – Я вам что, собака дикая – зайцев есть? Леший это!

– Я что, не могу, по-твоему, сказать что-то хорошее просто так? – обиделась моя собеседница.

– Настали времена, когда люди добрались даже до таких отдаленных уголков, – печально сказал ангел. – Жаль, жаль.

– Сам-то понял, что сказал? – озабоченно заглянул мне в правый глаз Женя. – Эти три слова вообще никак не вяжутся в одном предложении.

– Вот ты, мой господин, в школу столько лет ходил, историю изучал. Должен знать принцип действия феодализма странах средневековой Европы. Выражение «вассал моего вассала – не мой вассал» тебе знакомо?

– Вот уж обойдусь! – хихикнул я. – Для начала мне бы хотелось ознакомиться со всеми материалами дела.

Как оказалось, Катя уже ввела в курс дела мое семейство и я был торжественно освобожден от объяснений. Мне было приказано отдыхать и лечиться. Я тонко намекнул своему господину о том, что небольшая охота приведет меня в порядок значительно быстрее. У меня были веские причины торопиться. Хотелось воспользоваться обещанной следователями и Золотовым возможностью провести частную беседу с маньяком. Каким-то образом он смог выйти на орден, который мы безуспешно искали на протяжении нескольких лет. У них было мое имя, которое я очень хотел вернуть себе. Еще у них был как минимум один сильный светлый маг, сумевший совершить обряд моего призыва. Я тогда едва сдержался, чтобы не телепортироваться на этот зов. Это говорит о многом. Нужно качественно подготовиться к неожиданностям. При моем появлении вполне могут спустить с поводка всех подконтрольных духов. Как ангелов, так и демонов. Я едва не погиб при встрече с одним, а что будет, навались они на меня всей компанией, даже думать не хотелось. Нужно искать выход из сложившейся ситуации.

Генерал нервно гулял по гостиной, сжимая в руках толстую красную папку. Детишки остались в подвале в целях тренировки неопасного заклинания быстрого исцеления, так что наверх поднялись только мы втроем. Марины видно не было, ушла бушевать в другое место, чему я только обрадовался. Обменявшись рукопожатием с генералом, я вопросительно посмотрел на красную папку.

Работа шла споро, к концу дня я просеял все вещдоки, собрав аккуратные стопки дисков, зафиксировавших жертв в метро в течение трех дней до смети.

– Игорь, – обратился ко мне мой хозяин, провожая взглядом Катерину. – Почему она называет тебя господином? У меня уже голова болит от этого слова. Ты – господин, я – господин. Одни господа вокруг!

Действительно, зачем доставлять лишних проблем секретному ведомству? Им и так не сладко от факта моего существования.

– Так вот. Парень невинный. Он одержим одним из моих сородичей. Я был у него дома – картина печальная. Что он только не делал, чтобы остановить себя. Молился, занимался самоистязанием, приковывал себя цепями. Бедолага сильно натерпелся. Нам нужно поймать его до совершения следующего убийства и изгнать идиота, творящего весь этот бред. Одно в голове не укладывается. Демоны стараются хранить и оберегать всех ведьм, даже потенциальных. У нас к ним очень теплое отношение. Этот же специально ищет и убивает молодых девочек, беззастенчиво используя чужое тело. Я думаю, что он один из отверженных. Изгнанные демоны редкость, но случаются. Теоретически, такой изгой вполне мог заняться мелкой местью.

– Не получится, – поспешил я его расстроить. – Мы отправимся на место несколько своеобразным способом. С тобой выйдет перегруз.

– Верно, – ответил ангел, заполняя человеческие глаза нестерпимо ярким светом.

– Этот клоун, что ли, экстрасенс? У предыдущих хоть вид был повнушительнее, – буркнул Костя.

– Это очень щедро, мой господин. Я все исполню в точности как приказано, – со слезами на глазах проговорил леший.

Толчок в бок, полученный от Евгения, вывел меня из ступора. Сначала надо спасти ведьму, а потом разбираться в этом бреде. Маньяк уже выволок свою жертву на середину поляны. Я выпрыгнул из укрытия и направился в эпицентр готовящегося действа.

– Ира, тебя подвезти? – подскочил навстречу вышедшей из подвала девушке Евгений, оттесняя ее от остальной компании засобиравшейся домой молодежи.

– Игорь, ты извини, что в такое время, но это срочно! Мы нашли квартиру маньяка, но его самого и девушки здесь нет. Мы обыскали все возможные места, куда мог он ходить или где он мог спрятать жертву, – везде глухо. Ты сможешь приехать?

– Ты с ума сошла? – яростно прошипел я. – А если бы мне не удалось вовремя зафиксировать узлы? Ты хоть понимаешь, чем это могло обернуться?

– Игорь, ты что, проголодался? – задал вопрос этот шпион, вызывая у меня стойкое дежавю.

– Нет! – разозлился я, выдохнув тонкую струйку пламени. – Дело не в этом. Тут все совсем наоборот. Это не мой клиент. Маньяк – невинная душа.

Я не обратил внимания на удивленно уставившихся в мою сторону следователей. Подборка материала заканчивалась, и появилась надежда, что жертва еще не выбрана. В самом конце я наткнулся на фотографию миловидной рыженькой девчушки лет семнадцати с лицом, обсыпанным задорными веснушками. Появившаяся было надежда, безжалостно растаяла. Девочка была ведьмой. И была в беде. Заметив, как изменилось мое лицо, Дима заглянул из-за моего плеча на предмет моего ступора. Я кивнул на его вопросительный взгляд.

Я сменил ипостась и осмотрелся. Из под рубашки начали проступать оранжевые пятна. Это плохо.

– Разумеется, нет! – прошипел светозарный. – Мы не служим людям в такой форме!

– Знаешь, Игорь… – запинаясь, пробормотал Олег. – Знакомство с тобой способно перевернуть мировоззрение любого человека. Я ведь раньше атеистом был…

Сам Олег уже вовсю осматривал окружающую обстановку. Изучив местность, его взгляд остановился на зайце, уши которого я все еще сжимал.

– Я тебе потом все симптомы уберу, так что ничего не случится с твоей работой, – порадовал я Олега, принимая свой истинный облик.

– Не дом, а проходной двор! – злобно прокомментировала хозяйка «проходного двора».

– Может, тогда не в подвал? – занервничал Женя.

– Что-то странное, – прокомментировал я. – Ощущение, что убийца отчаянно не хотел убивать. Но при этом все равно вершил свое черное дело. Поехали дальше, может, там что прояснится.

Женя соглашаться не спешил. Он меня очень хорошо знал. Мы побывали во многих переделках вместе с ним, и он научился мне доверять. Если я что-то делаю или наоборот – не делаю, то на это есть веские причины. Но у Олега такого опыта не было. Я вздохнул и открыл один глаз.

– Чей?

– Станцуем? – предложил я, в предвкушении облизывая губы своим раздвоенным языком.

Я сел за руль и направился на окраины Москвы. Главное, найти такое место, чтобы там быстро обнаружилась моя добыча. Долго мне в человеческом облике не выдержать. Ночной город жил своей жизнью. Я ехал мимо проституток и подвыпивших людей, старательно изучая ауры. Мне нужен был убийца, не один раз замаравший руки в крови. Ноздри уловили запах наркотиков и алкоголя. Это место выглядит подходящим. Хлопнула дверца автомобиля и приветливо пиликнула сигнализация, когда я нажал на кнопку миниатюрного пульта. Охота началась!

– Как ты, господин? Тебе больно? – обеспокоенно заглянула она в мои желтые глаза.

– Ты чего, Маришка? – я был изумлен. Никогда еще она так за меня не волновалась.

– Да, господин?

– Игорь? – округлил глаза при виде меня в экзотической компании измотанный Дима. – Что здесь, черт возьми, произошло?

– Купила! – радостно сообщила эта дама. – Целое состояние выложила! У них родители – чемпионы породы! За малышом Джедом ездила аж в Курск. Ника здешняя, москвичка. Правда, они милашки?

– Никак. Я поставил визуальные экраны. Все, что происходило вокруг нас, было скрыто от посторонних.

– Телепортировался! – на полном серьезе заявил этот кадр.

– Разумеется. Я об этом и говорил генералу.

– Сейчас же пошли меня учить! – взвыл мой хозяин. – Еще одного такого раза я просто не вынесу!

– Пожалуй, этого я в докладе отражать не стану, – нервно хихикнул он. – Не поймут, уволят и положат в психушку.

Я взял в руки фотокарточку. Красивая девушка, с длинными распущенными волосами, счастливо улыбалась, прижимая к себе букет полевых цветов. На голове красовался самодельный венок, глаза светились от радости. Все ведьмы любят полевые цветы и природу. Даже не осознавая этого, девушки получали от земли и деревьев неслабый заряд энергии. Убью того, кто это сделал!

– Я тоже хотел бы помочь, – отозвался со своего места Олег.

– Извини, – буркнул я. – Так получилось.

– Да мы уже поняли, – отмахнулся Саша.

– Женя. Если я что-то говорю – значит, оно так и есть.

– Вот представь себе, что ты, как бравый коммандос, врываешься в этот бункер. Шум, гам, всем срочно поднять лапки вверх! А навстречу тебе вдруг выходит такой же красавчик, как я. Ну, может не такой красавчик, но не менее опасный. Что ты будешь делать?

Шаги за спиной возвестили меня об успешном маневре. Я клыкасто оскалился: добыча сама идет ко мне. Даже три добычи! Омерзительные ауры, внешность не лучше духовной составляющей. У одного нож, а у двоих биты.

– Не скучно? – осведомился я, бесшумно появляясь за спиной наблюдателя.

– Мде, – многозначительно ответил на мое интимное признание Олег.

– Понял, – засмущался Сергей. – Пойду, подлечу ее. Потом мы тоже к тебе спустимся. Связь – штука хорошая, но мне интересны подробности.

– Мы уже проверяли эту версию, – отозвался Дима. – На метро они все ездили, но станции разные, никакой системы выбора.

– Ребятам может не понравиться. Но кто их спрашивает? – ехидно улыбнулся я. – И птенцов берите. Пусть тоже потрудятся на благо общества.

– Этот невинный погибнет, – невозмутимо сообщил ангел.

В особняке царили тишина и покой. Маришка складывала головоломку на журнальном столике, на заднем фоне бубнил телевизор… Нарушали эту идиллию два короткохвостых щенка, бегающих по всей гостиной.

Глава 6. Новые обстоятельства

Как я ни мечтал поскорее встретиться с арестованным маньяком, с утра у меня этого сделать не получилось. Явившийся к семи Олег резво схватил меня под локоть и утащил в ближайший фотосалон. Там мое человеческое лицо тщательно сфотографировали и через пять минут выдали набор фотокарточек положенного размера. Получив искомое, я, было, засобирался в управление, но и тут меня поспешили разочаровать. Мой новый напарник заявил, что нужно срочно ехать со всем этим добром в здание очень секретного ведомства и мое присутствие обязательно.

– Ты пойми! – вдохновенно вещал он. – Нашей страной правит бюрократия. Нужно заполнить множество бумаг, подписать контракт, снять отпечатки твоих пальцев и прочее.

– Пошли? – посмотрел на меня Олег.

– До этого тебе еще жить и жить! Успокойся! – расслабленно устроился я на диване.

– Какая разница? – поправил очки ЦРУшник. – У нас есть приказ сверху. Первыми пойдут они. И если эти ребята не справятся, то будет даже лучше. Все жертвы штурма спишем на Россию, солдат наградим и объявим героями, спасшими ситуацию.

– Принесите сюда стол, – пришлось мне категорично заявить, хватая направившегося Олега за плечо. – Мы обсудим все на этом месте. Стулья можете не нести, они нам не понадобятся.

– Завтра я отправляюсь в Красноярск, – начал я разговор. – Скорее всего, мне придется пробыть там несколько дней. За это время ты должна найти безлюдное место на природе, подходящее для проведения там занятий.

– Обсудим это дома. Сейчас нужно закончить одно маленькое дельце.

– Полный порядок, – улыбнулся я, пожимая ребятам руки. – Подлечился, отлежался. Ничего серьезного.

– И что ты сейчас собрался делать? – не выдержал моего молчания Женя.

Олег изумленно уставился на меня. Я тщательно принюхивался. След! Этот запах мне уже попадался. Запах еще одного демона. Где-то в городе бродит мой сородич! Не обращая внимания на возмущенного моим молчанием Олега, я направился по следу. Прошел в столовую, покрутился у нескольких столиков, вышел в общий зал…

– Мне не трудно, – отмахнулась она.

– Ты только сильно не жести, – беспокойно посмотрел на меня Олег, вызывая у троицы иностранцев очередную волну удивления. – Лишнее мясо нам не нужно.

– А ты бы как поступила? – недовольно буркнул я.

– Разве ты не говорил, что не усомнишься во мне, в случае чего?

– Будь ты проклят, темная тварь! – сплюнул он в мою сторону, получив солидный пинок берцем в живот от сердобольного спецназовца.

– Подождите, – пришлось мне остановить его. – Вы только не держите на меня зла за то, что я сейчас сделаю.

– А ты? Ничего не забыл? – ехидно оскалился я, преобразовывая когти на левой руке.

– До сих пор живет? – ужаснулась Зареченская. – Да как такое может быть? Бред какой-то.

– Да, конечно, – проговорил ЦРУшник, разворачивая на столе широкие листы бумаги.

– Да, господин, – погрустнела Катя, увидев страстно жмущуюся к моему телу Ники.

– Садись! – хихикнул напарник. – По пути расскажу.

– Почему я не могу учиться здесь? – хлопнула ресницами Катя.

– Звучит как разновидность пытки, – зевнула Ники.

– А я полечу с Игорем! – вдруг заявил Сергей, вышедший из своей комнаты.

– Про него, родимого.

– Разумеется!

– А нечего было спать со своей подопечной! – ехидно припечатала эта стерва. – Вспоминай лучше, чего наобещал Марии?

– Я еще ни разу не пробовал кого-то призывать, но смогу. Мама поможет.

– Угу, – хмыкнул я. – И желание правительства РФ тихонько понтануться перед «партнерами» этими самыми специалистами, конечно же, не играет никакой роли.

– Мысль уловил, но что из этого следует? – остановился Олег, вопросительно взирая на меня.

– Вот! – многозначительно поднял я палец к потолку. – Вопрос решен, Сергей летит со мной!

Лестница оказалась там, где и указал Александр. Еще там оказались двое вооруженных до зубов полицейских.

Я махнул перед носом бдительной стражи красной корочкой, и они расступились. На минус втором этаже сидел строгий дежурный в погонах майора.

– А чего он чирикает-то? – поинтересовался я у женщины.

– Да пошли вы все! – ответила она мне, швыряя в мою сторону туфель. – Урод! Чтоб тебя! Мне теперь тоже прикажешь в тайгу ехать? К поганкам?

– Игорь, – невозмутимо обратился ко мне мой хозяин. – Если прикажу тебе остановить мою маму, когда она попытается применить ко мне силу, – ты послушаешься?

– Ты что, с пустыми руками туда пойдешь? – изумился напарник.

– Какой набор, какая амуниция? Ну, сам подумай, зачем она мне? Мешаться только будет.

Я вышел из машины и максимально сконцентрировался на запахе. Сейчас, когда объект был так близок, у меня не осталось сомнений. Это она!

Ответить я не успел. Входная дверь распахнулась, явив нам довольную загорелую мордашку Марины. Позади нее топтались два охранника с хозяйским багажом в руках.

Мои поиски прервались, когда я наткнулся на стоянку такси. Проклятье! Глухой рык сам вырвался из горла. Олег с Сергеем, с трудом догнав меня, в ужасе отшатнулись.

– Жуть! – отвел от меня глаза напарник. – Хорошо, что водила нас не видит. Видимо кто-то добрый позаботился о перегородке. Еще бы в аварию попали.

– Игорь, ты чего тут разврат устроил в общественном месте? – неодобрительно осведомился Олег.

– Двух мне хватит, – клыкасто улыбнулся я в предвкушении. Видимо, глаза у меня тоже преобразовались, потому что Олег отшатнулся и передернул плечами.

– Ты мне объяснишь, что это такое с тобой было? – требовательно спросил Олег.

В ответ мне в лицо плеснули святой водой. Ощущения отвратительные. Шкура начинает шипеть и пузыриться, все тело чешется и горит. Пока я отплевывался, пытаясь разлепить веки, похитителей и след простыл. Связь оборвалась. Плохо! Похоже, святоши умудрились закрыть от меня Сергея. Долго это, конечно не продлится, но что они за это время могут успеть с ним сделать – сплошная загадка. Я привел себя в порядок и улыбнулся. Не хотят по-хорошему? Есть у нас и другие методы. А Сергею будет наука. Сколько раз говорил ему не связываться с фанатиками!

– Понятно, – задумчиво проговорил я. – Пойдем, что ли? Мне так надоел человеческий облик, что просто выть хочется!

– Значит, будет живым, – не стал я возражать. – После того, как уберешь свои цели, встречаемся на втором этаже, где вон тот снайпер сидит, – ткнул мой палец в сторону нужного окошка. – Зачищать будем вместе, не вздумай геройствовать.

– Да нет, – пожал плечами Олег. – На самом деле, это второе задание. Первое пришло, когда ты был в отъезде. Но я сам разобрался. Там не было ничего сложного.

– Игорь! – прозвучал в моей голове отчаянный голос хозяина. – Ты нам нужен, тут такое творится! Женя ранен, срочно к нам!

– У меня нет отпечатков! – возмутился я.

– Понятно. Значит, без него разберусь. Маньяк-то где хранится?

– Пластические хирурги действительно творят чудеса, – покачала она головой. – Но мне не понятно, зачем вы себя так изуродовали?

– Это вы их спрашивайте, а не меня, – хмыкнул я, возвращаясь к столу с планами здания. – Так сколько их и где находятся заложники?

– Серьезно? – немедленно нажал на синюю кнопку Олег. – И как это делать?

– А нечего было спать со всеми подряд, кобель похотливый! – расхохоталась Ниикштхари. – С ней ты теперь тоже связан! Будет еще одна Яга на русской земле.

– Рад, что смог тебя развеселить, – буркнул Олег, вылезая из остановившегося автомобиля. – Приехали.

– Как понять ад – ваш дом?

– Помогите! Я не террористка! – выдавила из себя девушка на французском, давясь всхлипами. – Они меня так одели, пожалуйста! Я заложник!

– Не стоит, – отмахнулся я. – Работайте, не заблужусь.

– Не вижу ничего смешного, – угрюмо отозвался со своего места Сергей.

– И ты, конечно же, пожелал присоединиться к ним в этом богоугодном деле? – ехидно спросил я.

– Вернись в человеческую форму.

Парень споро схватился за старый измученный телефонный аппарат и принялся отдавать распоряжения. Вдали послышалась беготня, и через пару минут из дальней двери вывели моего старого знакомца с аккуратно застегнутыми руками за спиной. Завели его в другую дверь. Вероятно, это и была допросная.

«Ух ты! Слышу! Странное ощущение, словно тебе в голову кто-то забрался. А ты меня слышишь?»

– Садись в машину. Найдем более подходящее место для беседы, – приказал я. Она повиновалась.

– Не много. Человек тридцать плюс минус пара людей. Наставник сам обучает всех новичков.

– Причем, эта война длилась очень долго, едва не уничтожив обе наши расы, – подхватила Ники. – Осознав масштаб катастрофы, наши Повелители заключили Договор. Каждый может использовать любые средства для привлечения смертных именно на свою сторону, но друг друга убивать мы больше не имеем права. Между прочим, я прибыла в эту страну именно потому, что ощутила эхо битвы ангела и демона.

– Прицепи так, чтоб тебе было удобно в случае нужды дотянуться до кнопок.

– Угу, скажи мне это через пять веков, – хмыкнула Ники.

– Прошу прощения, что не предупредил, – невозмутимо проговорил я, поправляя кружевной манжет. – Если бы он что-то заподозрил, то раскусил бы капсулу.

– Сама хотела бы знать, – выдавила из себя моя соплеменница, с интересом разглядывая все еще шипящую Плеть Хаоса в руке соперницы.

– Я могу, – подтвердил я, делая глоток из бокала. – Но принимать истинный облик в тесном помещении неудобно. Можно стены повредить.

– Тогда не теряй времени, – улыбнулся я ей. – Не думаю, что в Красноярске мне придется провести больше недели.

Игорь непринужденно развалился за столом, положив ноги на один из стульев. Отхлебнув из кружки, он внимательно осмотрел проповедников.

– Начнем? – невозмутимо поинтересовался я, одной рукой возвращая тяжелый стол в вертикальное положение.

– Делайте, что хотите! – яростно сообщила она, поднимаясь наверх и громко хлопая дверью в свою спальню.

Я внимательно посмотрел на тонированный гроб при колесах, в котором нам предлагалось продолжить разговор. Прослушки, скрытые видеокамеры и прочий хлам. Нас собирались записывать, анализируя каждое слово и жест. Обойдутся!

Я откинулся на спинку стула и сладостно зажмурился.

– Ну и что? – усмехнулся я. – Словно общество ангела тебе нравилось больше.

– Мне хотелось большего, – вздохнул Артем. – Я искал возможностей еще лучше служить Богу, отблагодарить Его за то, что изменил мою жизнь. Много раз я заговаривал на эту тему с прихожанами и пастором, но они не понимали меня. Пока однажды на служение не пришел один человек. Когда я увидел его – мне захотелось пасть на колени и благодарить небеса. Такая святость от него исходила, такой свет и такое спокойствие. Он посмотрел на меня и улыбнулся. Никогда не думал, что кто-то может так улыбаться! Меня словно окатили волнами любви и понимания. Тогда я понял – это то, что мне было нужно все это время. После службы я подошел к нему, и мы заговорили. Темы разговора были самые разные, но я во всем встречал понимание и сочувствие.

– Насчет ангела… – послушно сменила тему Ники. – Думаю, этот маньяк был создан специально для тебя. Его тебе подсунули, заставив засветиться перед орденом.

– В данный момент в Москве нас двое. Этот, второй, слабее меня в несколько раз. Явно ниже стоит в иерархии, но он тоже один из высших демонов.

– Я тоже, – промурлыкал я, прокусывая ее губу и слизывая капельки оранжевой крови. – Куда делись остальные демоны?

– Так точно! Все будет исполнено, товарищ подполковник!

– Почему ты не защитил меня?

– А ты не вынуждай меня к настолько крайним мерам! – заявил Сергей. – Хочу лететь с Игорем в Красноярск и точка!

– Не буду я его бить, – хохотнул я. – У меня на него другие планы.

– Все зависит от ситуации, – лаконично пояснил я, расставляя чашки и вазы со сладостями.

– Олег! Бери Женю в руки и ходу отсюда! БЫСТРО! – прошипел я, хватая демоницу за талию и выкручивая ей руки за спиной.

– Обнадеживает! – прорычала Маришка. – Я тебе это еще припомню, Игорь!

Найти орден в этом городе я не надеялся, тем более что маньяк определенно сказал, что этих людей в Красноярске уже не было. Нужно мне было совершенно другое. Я хотел пройтись по адресу бывшего штаба ордена и изучить эмоциональный фон. Была надежда поймать какого-нибудь духа, обитавшего поблизости, и допросить. Еще в моих планах была прогулка по местным деноминациям христиан. Возможно, они замечали странных посетителей у себя в приходах. А если моя интуиция меня не подводит – то таким образом можно еще и спровоцировать орден на действия. Такая организация не могла переехать бесследно, обязательно остались связанные с ней люди. Работы было много, хотелось заняться этим немедленно, но ливень, поливавший неприветливые улицы города, вынудил меня отложить прогулки на следующий день. Сергей решил пойти по другому пути и залез в интернет в поисках ордена Чистоты. Вообще, раньше он назывался орденом Чистых. Похоже, со временем название трансформировалось. Разумеется, мой господин ничего не нашел. Это не те люди, которые с радостью создают личные странички в социальных сетях.

– Джастин Бэйли! – первым с лучезарной улыбкой на лице протянул мне руку американец, охарактеризованный мною как политик.

– А… Ну не настолько срочно, но срочно! Закончи там поскорее и к нам. Здесь большие проблемы.

– Нет, благодарю, – отказался я. – Что же это у вас, Андрей Владимирович, сектанты разгулялись? Среди бела дня похищают несовершеннолетних подростков, да еще непростых! Детишек известнейших бизнесменов.

– Как вы вычисляете ведьм?

– Это я и так догадался! – буркнул Сергей. – Но все равно! Ты мог их просто порвать!

– Хм… Как-то не учел. Как знаешь, главное, не умри там.

– Да знаем мы! – пришлось мне ответить ей на том же французском. – Успокойся! Сейчас агент обезвредит бомбу и займется тобой. Посиди тихонько.

– Что? – округлила глаза Марина. – И оставишь Сергея вдали от себя на неведомом курорте?

– Какая еще Яга, какие двести лет? Я столько не проживу! – возмутилась Маришка.

– Не поверишь! Они сейчас на Камчатке! Золотов пробил имена основных членов этого закрытого междусобойчика. Так вот, две недели назад пятеро из них приобрели билеты на рейс до Камчатки.

– Снайперов я и сам вижу, они не сильно прячутся, – задумчиво проговорил я. – Кто с заложниками?

– Игорь, впусти их! – послышался голос Сергея с кухни.

Тот немедленно подскочил к бесчувственному телу, проверил пульс на шее и, кивнув в знак того, что парень жив, открыл ему рот.

– Не стоило переходить мне дорогу. Я ведь существо не глупое. Умею находить способы решения различных проблем, не прибегая к собственным способностям.

– Нет, – рассмеялась демоница. – Через некоторое время ты трансформируешься в полноценного высшего демона. Если не сойдешь с ума за это время, конечно.

– Пожелал! – не стал отпираться Артем. – Богдан предложил мне съездить в Красноярск и познакомиться с ними лично. Как я мог отказаться? Я же не знал, что все на самом деле иначе…

– Я займусь взрывчаткой, ты заложников сними, – указал мне взглядом на висевших дипломатов Олег, причем, почему-то, говорил на английском. Артефакт он уже отключил.

Сергей оборвал связь, а я аккуратно поднялся с пола.

– Ну и чего было так орать? – пожал я плечами. – Тебя же никто и пальцем не трогал.

– А мы не в кино там ходить собираемся, – хмыкнул я. – Мы будем искать следы одного древнего ордена, который хранит мое истинное имя. Помощь в этом, кстати, по договору является основной обязанностью твоего сына.

– Вот без тебя я бы никогда не догадался проверить снаряжение!

– Добрый день, – вежливо поздоровался мужчина в сером костюме, – Не могли бы вы уделить нам минуту вашего времени?

– Ниикштхари! – пророкотал я низким глухим голосом, вызывая непереносимый ужас у всего окружающего, включая и одну непослушную демоницу. – Силой и властью Тьмы, приказываю тебе: подчинись!

Я сосредоточился на эмоциях висящих в мучительных позах дипломатов. Страх, боль, досада, ненависть. А вот у одного смертного довольно интересный спектр. Солидный мужчина, судя по всему француз, боялся не только за себя. Возвращаюсь к смертнице. Все правильно, я не ошибся!

– Какое? – заинтересовался я.

Ниикштхари снова преобразовалась в жгучую блондинку, и я с облегчением снял с нее печать.

– Безусловно! – нежно оскалился я. – Они посмели похитить дорогого мне человека. Хочу лично посмотреть им в глаза, когда эти личности окажутся в наручниках. Ох, и влетит же мне от его матери!

Когда все заложники благополучно покинули помещение, а все террористы были упакованы в наручники или пластиковые мешочки, я связался с Сергеем, подавая сигнал начинать вызов. Пришлось немного подождать. Все эти минуты от меня не мог отвязаться натовский полковник, задавая множество вопросов, ключевым из которых был: «Почему у тебя нет ни одной царапины, даже кружева не запылились?». Что я ему должен был ответить? Не говорить же, что моя одежда только на вид и ощупь ею является, а на деле формируется из моей же чешуи, которая, кстати, пуленепробиваемая и грязь к ней не пристает! Наконец, сознание прошил мощный вызов. Тщательно проверяю на фальсификацию и подключение паразитических каналов. Случай с двойным зовом вызвал во мне параноидальную осторожность. Но все было в порядке. Я позвал Олега, пока он подходил, раскланялся с полковником и подоспевшим ЦРУшником, схватил напарника за плечо и отдался на волю призыва. Последнее, что мы успели увидеть, это обалдевшие лица иностранцев, взиравших на двух русских агентов, таявших в воздухе.

– Конечно! – расцвел на глазах подросток.

– Нет! – энергично замотал головой маньяк.

– Да и старой ты станешь только если этот придурок тебя бросит, – ткнула меня под ребра кулаком Ники.

– А теперь объясните мне, что тут происходит! – потребовала Марина.

У здания управления я встретил дружную четверку следователей.

– Да, конечно, – пришел в себя ЦРУшник. – Пройдемте в фургон, там будет гораздо удобнее обсуждать предстоящую операцию.

– Вы о чем? – уставилась на нее моя ученица.

– Да, – безвольно ответил араб.

– Разумеется. Вы же понимаете, Андрей Владимирович, что я к вам пришел с этим вопросом только потому, что не хочу причинять вашему отделу излишние беспокойства. Если начать поиск через мое ведомство, вам пришлось бы очень туго. Проверки, увольнения. Надеюсь, вы осознаете степень моего к вам доверия? Все надо сделать быстро и без лишнего шума.

– Остановись, демон! – прокричал мне в лицо краснолицый лысеющий человек небольшого роста. – Именем Господа Бога, приказываю тебе!

– Вот и умничка! – обрадовался я, сплевывая ее кровь.

Демоница вздохнула и отставила чашку с чаем.

Вопреки моим ожиданиям, на секретной вертолетной площадке подкрепления не обнаружилось. Двух пилотов, дремавших на солнышке, снял Олег с безопасного расстояния. Глаз у парня был наметан, две пули угодили в головы арабов. Все быстро и качественно, никакого шума и криков боли. Хорошая у него винтовка, глушитель тоже хороший. Больше всего меня изумил вертолет. Почему изумил, если я именно его и рассчитывал увидеть? Да потому, что под гигантским навесом из камуфляжной сетки стоял бодренький Black Hawk американского происхождения. Вы когда-нибудь видели этот вертолет? Если не видели, то я объясню, что именно меня изумило. Это привидение с моторчиком в длину достигает метров двадцати! А теперь вопрос! Как ушлые арабы умудрились заныкать такую махину под самым носом у бравых натовских ребят? Видимо, тем же вопросом задавался и Олег. Пока я увлеченно портил приборную панель и отрывал всякие проводки, мой напарник озадачено ходил вдоль борта, неопределенно хмыкая и периодически почесывая затылок.

– Мой господин! Я тебя так ждала!

Я не ответил. Выбрав небольшой камешек под ногами, я резко метнул его в лоб одному из отиравшихся поблизости солдат. Парень рухнул на землю, так и не успев ничего сообразить. Между прочим, не так-то легко было попасть в нужное место, когда оно скрыто шлемом, не убив при этом цель! Остальные бойцы защелкали предохранителями, немедленно взяв меня в окружение. Олег тихонько взвыл и схватился за голову.

– Я уничтожу эту гадость! – возмутился Сергей, подскочив со своего места. – Почему вы мне не доверяете? Разве я давал для этого повод? Игорь мой друг! Я не желаю ему ничего плохого! Неужели я бы стал вредить ему? Или тебе, Ники? Просто сделайте так, чтоб я завладел этим перстнем! Я обещаю, что верну всем порабощенным духам имена и сразу уничтожу его!

– Убил ангела? – выпучила глаза женщина. – Ангела нельзя убить! Ты врешь, язык твой лжив и не может сказать ни слова правды!

– Хорошее? – поинтересовался я, убирая руку демоницы со своего колена.

Под удивленными взглядами парней моя твердая рука опустила все дверные окна, предоставив встречному ветру гулять по салону.

С этими словами я хлопнул напарника по плечу и направился в сторону узких переулков этого серого городка. Олег последовал за мной. Завернув за угол, я накинул на нас визуальный полог и остановился в относительно безлюдном месте.

– Это я и так знаю. Они решили поиграть в кошки-мышки с высшим демоном. Пусть как можно дольше пребывают в неведении относительно своей роли в этой игре.

– Ники, – позвал я демоницу. – Не могла бы ты тоже взглянуть на Катю? Мне бы пригодился твой совет.

– Еще один неучтенный монстр? – закашлялся Олег. – Да сколько же вас?

– Понял, – ответил тот, принимаясь заново проверять свое снаряжение.

– Забудь, обойдусь без церемоний. Да и сработал я по просьбе другой страны, – буркнул я, раздумывая о способах безболезненного снятия шипованных изнутри кандалов, глубоко впившихся в руки дипломата.

– Да-да, – закивал полковник. – Не сомневайтесь, бросим все силы! Вы желаете принять участие в задержании преступников?

Около шести часов вечера раздался звонок в дверь. Мы уже упаковали все вещи к завтрашнему возвращению в Москву и теперь с удовольствием пили зеленый жасминовый чай. Чтобы не тревожить хозяина, я открыл дверь самостоятельно. На пороге оказались два человека в аккуратной деловой одежде. Женщина и мужчина с горящими от немого восторга глазами.

– Взрывчатку я обезвредил, если никто не вздумает тушить об нее окурки, то не бахнет. Да и если кто-то вздумает…. Тоже не бахнет, – философски продекламировал Олег.

«Меняем план. Никого не убиваем, их всех нужно вырубить. Неизвестно, кто из них держит палец на кнопке, активирующей на этой крошке фейерверк».

Изящная блондинка в летнем светлом сарафане резко остановилась и повернула ко мне голову.

– Не злись. На мелочах и не такие горели. Твое начальство знает о маленькой плате, которую я беру в таких случаях?

– Я? Причем тут я?

– Вольно! – гаркнул я в ответ. – Просьбу мою помните?

– Полдня провисели, повисят еще пару минут, – невозмутимо откликнулся я на том же языке. – Надо в первую очередь позаботиться об отсутствии незапланированных гостей.

Катя сидела на разноцветной травке, водя ладонями над нежными листьями. Следом за ее рукой вверх устремлялись маленькие побеги с бутонами на концах. Значит, мои догадки были верны. С такой непринужденной легкостью манипулировать жизненной силой земли могла только Мария. Ее близость к природе была уникальной. Даже лесные духи скулили от счастья, когда она нежно гладила их своей рукой. Увидев меня, она бросила свое занятие и подскочила, отряхивая подол платья от листьев и лепестков.

– Это еще что за фигня? – выхватил он из моих рук выключатель. – Какой-то допотопный пульт.

– И ты вот так, взял и заключил кровавый договор? – расхохоталась она мне в лицо.

– Не, – махнул рукой Костя. – Укатил с утра на начальственный ковер и до сих пор не вернулся.

– Олег, – позвал я. – Помнись немного у машины.

– Сергей, можешь дать Кате основы управления энергиями? – позвал я хозяина.

– Всех? – поинтересовался Сергей.

– Честно говоря, я здесь пока что в частном порядке.

– О! Игорь! – воскликнул Костя. – Рад видеть, что ты в порядке. Видок у тебя был не очень, когда в последний раз.

Я вздохнул и снова выудил удостоверение, раскрыв его перед носом блюстителя порядка. Странно расширившиеся глаза майора мне не понравились. Честно сказать, в саму корочку я заглянуть, как-то, не удосужился. Видимо зря, судя по лицу служаки, там было написано много интересного. Парень выскочил из-за стола, словно пробка из бутылки. Вытянулся в струнку и отдал мне честь.

– А это еще что за девка?! – уставилась Зареченская на новое действующее лицо.

– Идем под пологом прямо к заложникам, берем там под контроль ситуацию и отключаем бомбы. Потом заложники остаются в подвале, а мы методично вычищаем помещение. Сначала я займусь смертниками, ты в это время уберешь снайперов на крыше. Если я расправлюсь раньше, то убираю снайперов на окнах. Дальше работа мясников. Я отбираю себе парочку жертв, а ты выводишь заложников. По одному выводишь, чтоб у меня время было поужинать.

– Отвечаю на ваш вопрос, – пожал я плечами, приступая к следующему заложнику, – нет, я не американец. Меня наняла Россия.

– Ты откровенен и прямо говоришь то, что думаешь. Мне это нравится, развей меня Бездна!

– Пошли знакомиться, – хлопнул я по плечу напарника.

– В подвале находится главарь, его личная охрана из пяти особо доверенных боевиков и минимум две смертницы.

– Какие вы, демоны, умные, прямо аж в дрожь бросает! – съязвил Олег. – Надеюсь, ты сейчас не пойдешь на попятную? – дождавшись моего неохотного кивка, он удовлетворенно продолжил, – С амуницией сам разберешься? Я заказал стандартный набор.

Еще несколько дней мы с Сергеем потратили на посещение различных молитвенных домов не ортодоксальной направленности. Ничего толком не нашли, но наш откровенный интерес к религиозным течениям привел к нужным мне результатам.

– В городе еще один демон, – сообщил я, не прекращая своего занятия. – Мне нужно его найти.

– Игорь – мой раб, это естественно, когда раб называет своего хозяина должным образом, – отмахнулся Сережа.

– Поправочка, – недовольно проговорил я. – Это ты завтра летишь на Кипр. Лично мне нужно завтра лететь в Красноярск.

– Он был одним из членов ордена, который я ищу. Уровень его подготовки был весьма невелик, но этого хватило, чтобы задержать меня и заглушить нашу связь.

Мужчина с женщиной удивленно переглянулись. Еще бы, я их могу понять. Голос у Сергея молодой, а тут взрослый мужчина, одетый с иголочки, величает его с таким апломбом.

А вот это обидно! Я же о ней беспокоюсь! Совсем крышу сорвало у девочки. Я преобразовал челюсти и впился зубами в ее шею. Она резко замерла. Одно движение – и горло будет разорвано.

– Это баба Яга? Которая костяная нога? Вымышленный персонаж!

До столицы страны нашего назначения мы добирались специальным самолетом, вылетевшим из неплохо запрятанного военного аэродрома в Подмосковье. В самой столице нас спешно перегрузили на вертолет и отправили восвояси. От места посадки вертолета нас забрала тонированная версия усовершенствованного уазика. В машине Олег принялся облачаться в свой внушительный арсенал. Я с интересом наблюдал за его приготовлениями, расслабленно откинувшись на спинку заднего сиденья.

Ту же операцию я проделал и с остальными террористами, рассредоточив их по местам, где они находились до нашего появления. Одетая в хиджаб француженка, до этого момента с ужасом наблюдавшая за нашими действиями, видимо осознала, что пришли спасители. Причем эти спасители в силу своих профессиональных обязанностей, вполне могут пристукнуть одну неучтенную заложницу, причислив ее к плохим ребятам. Она завыла и зашлась истеричной икотой.

– А как ты оказался одержим? – с интересом посмотрел я на Артема.

Третий человек сразу же напомнил мне Василия Михайловича Быкова, некурящего начальника секретного ведомства при СовБезе РФ. Такой же низенький, с обширной лысиной на макушке мужчина в простеньком костюмчике с кожаной папкой подмышкой. Острый пронзительный взгляд прищуренных глазок скрывали толстые стекла очков. От русского коллеги его отличала только комплекция, он был более полненьким и выглядел в целом крепче. В остальном – такая же невзрачная и незапоминающаяся внешность, как и у Быкова. Он-то и есть главный, хоть и негласный, командующий операцией. ЦРУ? Возможно. Пока я разглядывал этих индивидуумов, они тихонько обсуждали нас на английском языке.

– Поехали со мной, по пути расскажешь, – не сбавляя шага, нырнул я в авто.

– На ангельском языке молится, – автоматически ответила она. Повернулась, узрела своего собеседника и с визгом отскочила прочь.

А умный парень! Сложил два плюс два очень быстро. Не зря ходит в следователях. Я в ответ кивнул.

– Начну сначала. Ты же помнишь историю Битв?

– Не поверишь, ни одна девушка мимо еще не прошла – все пожалеть хотят! – хохотнул я. Парни дружно рассмеялись.

Второй мужчина производил противоположное впечатление. Высокий, темноволосый джентльмен с чистыми наманикюренными руками в дорогом костюме с галстуком то и дело жеманно обтирал лакированные туфли белым носовым платком и морщил нос, когда его взгляд падал на местное население. Если он не политик, то я готов сам себе откусить хвост.

– А где этот? Из безопасности? – непринужденно поинтересовался Дима.

– Наслышаны, – оскалился Олег. – Ты постарайся обойтись двумя – тремя террористами. Если будет больше обескровленных трупов – могут возникнуть неприятности.

– Не помогает, – печально заключил прекративший чирикать мужчина.

– Так чего там? – уставился я на Олега, азартно крутящего баранку в направлении, противоположном любому из аэропортов Москвы.

– Похоже, я ищу их, а они уже ищут меня. Только не там, где надо. Что же, подождем, когда они сделают свой ход, – вынес я вердикт. – Есть! Я его слышу!

– Тебя найдут и уничтожат! – прошипел тот. – Я позабочусь об этом!

– Это она потом стала бабой Ягой! – подняла указательный пальчик к потолку демоница. – До того она около тысячи лет была далеко не бабой. Ведьма редкостных способностей. Жаль, когда Кащерот ее бросил, с ума сошла и пустилась во все тяжкие. Живет сейчас в тайге где-то, с поганками общается.

– Нужно постараться! Они меня так скрутили, что я не смог создать ни одного заклинания! Беспомощность – ужасное чувство!

– Игоря тоже?

– Нет, господин! Просто тебе так плохо было. Я волновалась.

– Это что, заговор? – злобно прошипела Марина. – Сергей, тебя в Красноярск никто не отпускает! Ты летишь со мной и точка!

– Скорее всего, именно тогда он и подселил в тебя ангела. Думаю, им был все тот же Богдан. Получилось двойное наказание. Тебе – за отказ слепо следовать приказам ордена, а ангелу – за то, что плохо тебя воспитал, – высказал я свое предположение.

– Что теперь со мной будет? Я попаду в ад?

Подполковник? Вот это новость! Когда меня успели возвести в офицерский ранг и почему я об этом не знаю? Надо будет поинтересоваться у Олега при первой возможности.

– Обыскать! Капсулу извлечь, обезоружить и на базу. Пусть его допросят, когда в себя придет. Нет, я сам его допрошу! – прорычал полковник, вытирая вспотевший лоб светлым носовым платочком. – Но как вы узнали?

Я резко успокоился. Разум включился на полную мощность, и теперь пришло понимание. Пусть последствия оказались неприятными, но своего мы все-таки достигли.

Катя недоуменно озиралась, не понимая причин такого интереса к своей персоне. Все молча с интересом ждали вердикта демоницы.

– У нас татуировки, – показал он мне руку с уже знакомым вписанным в окружность крестом. – Наставник лично наносит их, читая какие-то заклинания. После этого татуировка начинает жечь руку, если рядом оказывается ведьма. А перед глазами словно нить появляется, ведущая от тебя к ней.

– Просто женщиной! Никому не вредила, жила себе, как сама того хотела. Я вернулся к Богдану и выложил ему все эти соображения. Он долго и внимательно на меня смотрел, а потом отвел к главе. Глава сильно разозлился и приказал завершить задание. Мне пришлось снова объяснять причины собственного отказа. Тогда он сказал, что отступать поздно, и я буду служить Свету независимо от моего желания. А потом ударил в меня каким-то странным лучом, и я потерял сознание.

– Чем могу быть полезен вашему ведомству?

– Не важно! – поспешил я перевести тему. – Лучше объясни, почему Повелители отозвали всех ангелов и демонов?

– Во-первых, у меня нет души. Во-вторых, в аду не так уж плохо, нечего тут напраслину на мой дом возводить! – справедливо возмутился я.

– Обиделась, – печально констатировал Сергей.

– Прошу за мной. Возможно, вы бы хотели отведать превосходно чая, привезенного из Индии?

Катя оказалась еще одной загадкой. С первой минуты я ощутил некое духовное родство с этой девушкой. Сны, в которых Мария то и дело превращалась в Катерину, заставляли меня серьезно размышлять о причинах таких видений. У демонов сны специфические. Они могут являть картины из прошлого, настоящего или будущего. Но эти картины всегда реальны. Это значит, что если я вижу Катю и Марию как одно и то же существо, то так оно и есть на самом деле. Реинкарнация? Но вероятность встретить одну и ту же душу по прошествии стольких веков в том же самом мире крайне низка. Можно сказать, что такая вероятность стремится к нулю. Мне нужно было убедиться. В любом случае, даже если это новое воплощение погибшей когда-то Марии, личность у девушки теперь совершенно другая.

– И ты с ней спал?

– Помогу чем смогу, – заверил меня полковник. – Чай, кофе? Может чего покрепче?

– И куда же?

Хватит. Все необходимое я услышал. Постараемся не разочаровать полковника в его выводах. Я хитро прищурился на заходящее солнце. Будет весело!

Мы оба замолчали, размышляя каждый о своем. Меня беспокоил один факт, не вписывающийся в общую картину. Неприятные подозрения когтями вцепились в мой разум. Очень надеюсь, что я ошибаюсь.

– Слушаю, господин? – повернулся я к нему.

– Ты?! – изумленно выдохнула она.

– Скорее всего. Высший – это не бес, за пару минут его не подчинишь. Когда мы атаковали монахов, инквизитор решил закончить с тобой позже и запечатал в пещере. Он прибыл на битву на руках четырех ангелов, но нам удалось убить старика в считанные минуты. Хотя это ничего не дало. Никто не смог прикоснуться к артефакту, не став его рабом. Потеряв несколько ангелов и демонов, в том числе высших, мы отступили. Смертные сообразили, что к чему, и незаметно унесли кольцо в неизвестном направлении. Оставлять такой мощный артефакт в руках смертных означало продолжение потерь среди духов. Тогда оба Повелителя приняли решение максимально ограничить контакты с этим миром. Проходы были запечатаны, в соседней точке был оборудован мир, полностью копировавший Землю. Туда перенесли несколько особей человека для воспроизводства. Меня и еще одного ангела оставили здесь для наблюдения. Нам поручено найти способ изъять у смертных и уничтожить кольцо. Только вот за все эти годы мы ничего толком так и не придумали.

– Что же… – проговорил я, наблюдая, как все разбредаются по своим делам. – Катя, ты готова начать уроки?

Ники упала на колени. С печатью подчинения шутки плохи. Если она, являясь ниже меня по статусу, проявляет непокорность, то многочисленные болевые ощущения во всем теле гарантированы. Прекратить их может только одно…

– Пойдем с нами. Мы поможем тебе разорвать связь с этой тварью. – Предложил мужчина, опасливо косясь в мою сторону.

«Ты включился?», – мысленно позвал я напарника.

– А если не бросит, я буду чем-то вроде вампира? Вечной и молодой?

– Разрешите вас проводить? – услышал я голос бравого майора.

– Да успокойся ты, – потребовал я, усаживаясь за стол и наговаривая звуковой экран. – Ничего я тебе не сделаю. Сядь!

– Логично, хотя я лично просто дал бы наводку полковнику. Бойцы у него серьезные – скрутили бы всех подкрепителей в бараний рог.

– Что еще ты хочешь знать? – схватился за голову маньяк. – Я хотел бы вернуться в свою камеру.

– Глупая тварь, ты даже не представляешь, кто придет теперь за тобой! – расхохотался фанатик.

– Мы бы хотели поговорить с вами об Иисусе.

– Что значит – нет души?

– Не переживай! – подбодрил его я. – Ты старался. В следующий раз обязательно получится.

– Жень, ты хотел мне что-то рассказать про орден? – сменил я тему разговора.

«Олег, девушка в хиджабе тоже заложница».

– Может быть, – шмыгнул носом маньяк. – Подобных людей я еще не встречал. Мы сильно сблизились. Мужчина назвался Богданом. Он терпеливо объяснял мне непонятные моменты в библии, рассуждал об истории религии, давал пояснения многих действий инквизиции. Никогда раньше я не задумывался, что в жестокости этих ребят крылись серьезные основания. Шаг за шагом мне открывались невероятные картины духовных сражений того времени. Мне казалось, что быть инквизитором так романтично! Не удержавшись, я сообщил о своих чувствах Богдану. Каково же было мое удивление, когда он ответил, что инквизиторы продолжают существовать и творить добро!

– Я не понимаю, – плюхнулся на земляной пол американец, когда мне удалось разогнуть звено цепи, на которой висели его руки. – Разве вы не американец? У вас удивительно чистый английский!

– Понятно. Ты можешь возвращаться.

– Да-да, конечно, – засуетилась женщина, извлекая из своей сумочки библию. – Знаете ли вы, что Иисус любит вас?

Они прокричали это одновременно, так что я даже в ухе поковырял, боясь оглохнуть. Я вздохнул и закрыл глаза. Сергей эту забаву начал – пусть он и разгребается с ней.

Людей вокруг нас уже давно не было. Я с самого начала поставил визуальный барьер. Смертные видели препятствие и старались его обойти. Развеяв печать, мне пришлось помочь демонице подняться.

– Вот и отлично! – обрадовался я. – Начинай!

– Ситуация такая. В одной знойной восточной стране тайно проводились мирные переговоры между с местными боевиками, с участием дипломатов Франции, США, Великобритании и России, конечно же. О чем договаривались – не знаю, меня не посвящали, но думаю все завязано на нефти. Официально ни одна из стран не ведет переговоры с террористами, но это официально. Большая политика делается всегда под черным покрывалом. Что-то у них пошло не так. Здание захвачено террористами, которые в считанные минуты вырезали всех спецназовцев, обеспечивавших безопасность мероприятия. Там все заминировано, заложники под прицелом, имеются смертники с поясами шахида. Требуют освобождения нескольких лидеров, содержащихся в тюрьмах. Дали двадцать четыре часа на доставку названных головорезов. Для наглядности выбросили в окно голову одного из помощников французского посла. Американцы готовы отдать всех под нож, но не выпустить опасных заключенных на свободу. В этом я их даже понимаю. Остальные страны молча согласятся и замнут дело, не пустив эту историю в массы. Россия же с таким итогом в корне не согласна, потому отправляет нас на спасение русских заложников. Ну и остальных, заодно. На месте уже работают натовцы и ЦРУ, готовится штурм здания. Глава МИД убедил наших иностранных партнеров первыми пустить нас как специалистов экстра-класса.

– Ужасная ситуация! – воскликнул он. – Только этого не хватало. Сейчас же начнем поиск. Сектантов не так трудно найти, они у нас все зарегистрированы. Только внешность вчерашних проповедников опишите подробно.

– Успокойся, я уже передала эту историю Повелителю. Тебя ни в чем не обвиняют. Ангелы тоже отказались от обвинений.

Справа от меня саркастически хмыкнул пожилой мужчина в сером костюме. Видимо, тот самый русский дипломат, которого нам предписано спасти. Но достойно ответить американцу я не успел, меня настиг зов. Вернее, это были сразу два зова, одновременно! Не знаю, специально ли светлый фанатик подгадал время, когда меня призовет мой хозяин, или это была очередная шутка Хаоса над своим непутевым сыном. Резонанс захлестнул меня с головы до ног, я закричал от боли. Мое тело рвало в два разных направления, кровь в жилах начала закипать, провоцируя неконтролируемое превращение. Кажется, кто-то из заложников закричал. До меня, словно издалека, донесся голос Олега, успокаивавшего людей. Боль. Из последних сил напрягая свою волю, я начал собирать обрывки собственного рассудка в единое целое. Все переплелось: направления, призывающие, моя сущность. Но один зов был запретным, на него я не имел права откликаться, ведь так приказал мне хозяин! Зацепившись за эту мысль, словно утопающий смертный за спасательный круг, я медленно и аккуратно принялся разделять резонирующие призывы. Это было по ощущениям так, словно я резал сам себя пополам тупым ножом, но мало помалу мне удалось отсечь чужеродный зов, и сконцентрироваться на зове Сергея. Стало легче. Ощутив свое сознание вновь целостным, я поднялся с земли и избавился от частичного превращения, несколькими импульсами подчищая помять увидевших меня в странном облике людей.

«Сформулируй свою мысль так, словно говоришь ее мне вслух» – отправил я ему телепатический посыл.

– Простенько и со вкусом. Мне нравится. Кстати, нам главаря живым заказали.

– Редкое явление. У тебя с этой душой установилась тесная связь. Пока ты не исполнишь обещание, данное ей в прошлой жизни, вы обречены встречаться снова и снова. Такая ситуация называется кругом богов. Обычно в нее попадают боги, часто вмешивающиеся в историю миров. У демонов тоже бывает, но очень и очень редко.

– Так подполковников всем сотрудникам нашего ведомства дают. Кто-то из высших чинов придумал еще в восьмидесятые, так оно и осталось.

– Чем могу помочь? – воззрился он на меня, не вставая из-за потертого деревянного стола.

– Замечательно! – широко улыбнулась Маришка. – Массаж колотушками был просто превосходен! Зря некоторые отказались ехать. Они берут такие бамбуковые палки, на кончиках которых висят десятки мелких погремушек, тоже бамбуковых. И вот этими штучками колотят по спине!

– С этого момента твой главный приоритет – защита заложников, – ровным ритмичным голосом сообщил ему я на арабском. – Никто из твоих соратников, находящихся за пределами этого помещения, не должен сюда заходить. Если у них возникнут вопросы, ты должен отвечать, что все идет согласно плану.

– Тихо! – пришлось мне рявкнуть на английском. – На ваши крики сейчас соберутся остальные боевики. Хотите операцию сорвать?

Олег проследил взглядом указанное мной направление и согласно кивнул. Поправив винтовку на плече, он первым зашагал к ближайшему полуразвалившемуся зданию. Я осмотрелся и направился следом.

– Оставил его сражаться с бумажной рутиной, – сказал я, не уточняя, что эта рутина была связана с оформлением на работу одного демона.

– Игорь! – не выдержал он, наконец.

– Да, господин, – выглянула из своего уголка тихоня-Катерина.

– Вам не нравится то, что вас любит Господь? – удивился мужчина.

– Да, я тогда старался оградиться от Тьмы всем, чем мог. Я же не знал, что во мне сидит не демон. Сравнить ощущения как-то не представлялось случая.

– Кажется, вы действительно были правы, полковник, – услышал я шепот ЦРУшника. – Он очень не прост.

– В каких целях? – поинтересовался я, поддерживая вежливый тон.

– Что за бред? – переглянулась проповедница со своим напарником. – Вы нас просто разыгрываете!

– Ну уж нет! – не смог я удержать смеха. – Это мои игрушки и только я буду с ними играть!

– Повелевай…. владыка, – простонала она, свернувшись калачиком на тротуаре перед ВДНХ.

– Значит, нужно найти другое! Завтра же начну искать! – радостно улыбнулось это юное создание. Удивительно покладистая смертная. Вот бы Марине хоть каплю ее послушания!

Я обошел сектантов, хозяйски приподнимая их лица за подбородок. От моих прикосновений они визжали, словно попали в геенну огненную. Если честно, так оно отчасти и было. По крайней мере, я постарался максимально приблизить их ощущения к заявленному состоянию. Спецназовцы удивленно переглядывались. Таких вершин они еще не достигли. Преступник орет и извивается, а следов никаких нет. Пришлось непринужденно шепнуть одному из оперативников о пользе изучения болевых точек человеческого организма. Он с уважением на меня посмотрел и покивал. Наконец, мой взгляд нашел того, кто мне был нужен. Лысеющий невысокий мужчина лежал, сцепив руки за головой, и с ненавистью смотрел на мое приближение.

– Это объясняет наличие светлого барьера там, на поляне, – заметил я, вспоминая подробности нашей первой встречи.

– Значит, не заметил. Планы не полные. Могу поспорить, что это здание выбирали именно плохие ребята. Вот скажи мне, главари часто берут на себя роль смертников? А ведь, по словам полковника, лидер находится в самом опасном месте. В случае штурма или другой непредвиденной ситуации, его накрывает первым.

– Что-о? – вытянулось лицо офицера. – Когда, где, кто?

Я кивнул.


– Я тебе потом объясню, – отозвался я. – Ники, как такое могло произойти? Не припоминаю, чтобы вмешивался в судьбу Марии.

– Вот пусть у них и болит голова, как поступить в этом случае! Мое дело маленькое.

«Да. Теперь вторая кнопка. Постарайся ею пользоваться как можно меньше. Если нажмешь – скроешь себя визуальным пологом. Тебя не будет видно, но ходи аккуратно, звук этот полог не глушит. Включай только в случае крайней необходимости, иначе разрядишь артефакт за несколько минут».

– Ниикштхари, немедленно прекрати трансформацию. Здесь слишком много смертных. Не вынуждай меня прибегать к крайним мерам, – проговорил я в ухо вырывающейся женщины, уже обросшей на лице и шее стального цвета чешуей.

Марина все-таки улетела на Кипр, обозвав нас психами, не умеющими нормально отдыхать. Лично мне уже неоднократно приходилось сопровождать ее и Сергея на разнообразные курорты, связанные с морем. Понятия не имею, что за радость находят смертные в обжаривании своих потных тушек под безжалостно палящим солнцем, но видно это доставляет им все-таки какое-то удовольствие. И судя по количеству румянящихся тел – удовольствие не из последних. Сергей мнения большинства отдыхающих не разделял и, как правило, мы вдвоем сидели всю поездку под ближайшей крышей, распивая коктейли и дожидаясь, когда Маришка, наконец, назагарается.

– А потом пивка можно хлопнуть, – мечтательно закатил глаза Олег.

Троица недоуменно переглянулась. В их эмоциях я ощутил замешательство и удивление. Немалую монетку в копилку недоумения добавило то, что произнесенная мною фраза была на чистейшем английском языке без малейшего акцента. Справа икнул Олег. Ну, его эмоции можно было и не читать, парень просто не ожидал от меня такого хамства в адрес иностранцев. Я же, в свою очередь, не собирался терять свое время на светские рауты с этими снобами. Вот еще! Мне нужно поскорее тут закончить и вернуться к Кате. Судя по информации, получаемой мною по связи от Сергея, дела у них шли из рук вон плохо.

– Пошли к машине. Нам нужно в аэропорт. Летим на Ближний восток.

Я описал историю с приходом проповедников, опустив некоторые детали произошедшего. Также рассказал о характерном внешнем виде и действиях утренних похитителей.

Мы вышли из квартиры, Сергей стал спускаться первым, а я задержался, закрывая дверь. Уже возле самых ступеней меня остановил мощный барьер, поставленный при помощи заряженных светлой силой амулетов. Боль скрутила неслабая. Признаться, именно такого я не ожидал. Пока приходил в себя – Сергею уже накинули черный мешок на голову и куда-то поволокли. Увидев, как похищают моего хозяина, я всей мощью налег на барьер, не обращая внимания на боль. Амулеты – крестики, разложенные у стен, жалобно хрустнули и осыпались черным песком. Но броситься в погоню мне не позволили.

– Ссстановитссся сстрашшшно? – облизнулся я раздвоенным языком. – Это нормальная реакция человека на сссущессств вроде меня. Сссстрах это вкуссснейшая приправа к предссстоящщей трапезссее.

– Нас никто не видит и не слышит. Обсудим план?

– Кого? – округлил глаза от резкой перемены в моем настроении Олег.

– Но почему вы думаете, что это сектанты?

– Сложные защиты я тебе еще не давал. Это магическое умение, доступное только смертным в борьбе против смертных. Оперирование чистой энергией. Постараюсь тебя научить, но не уверен, что получится. Мы ведь таким образом перепрыгнем через целый комплекс тренировок.

В здании ведомства мы проторчали до обеда. Чиновники насовали мне множество бумаг, не прочитать которые я не мог. Кто знает, на что подпишут меня эти хитрые ребята из правительства? С отпечатками, как я и предполагал, вышла заминка. Парень, усердно намазавший мою руку какой-то синей гадостью, долго с изумлением взирал на абсолютно гладкие следы, оставленные моими пальцами и ладонями. Положенного узора там не было. С час он совещался с коллегами, звонил куда-то, а потом махнул рукой, решив оставить все как есть. Вышел я из этого здания инквизиции слегка осоловевший, но, как ни странно, живой. Рана еще беспокоила меня, отзываясь на каждое движение ноющей болью. По этой причине меня снова спеленали широким отрезком материи, и ходить теперь было не очень удобно.

– Демона! Он где-то тут, в районе ВДНХ.

– Потом посокрушаешься над несовершенством этого мира, – выпрыгнул я из кабины пилота. – Пора заняться заложниками. Вон в той избушке и найдется люк. Больше негде.

– Что-то мне тоже не очень хочется ехать в одной машине с двумя неуравновешенными демонами, – пробурчал Олег. – Но куда деваться, оставлять вас наедине еще опаснее. Игорь, посади свою даму на переднее сиденье! А мы с Женей на заднем лучше.

– Этого можно избежать в будущем? – хмуро уставился на меня мой хозяин.

– А ты и не сможешь, мерзкое исчадье! Господь не попустит подобного! – взвизгнула она.

– Уходите, – отмахнулся мой хозяин. – Вы меня утомили.

– Господь не различает детей своих на господ и рабов. Для Него мы все равны.

– Извини, – хихикнул я. – По-другому было никак. Ты мне лучше объясни, откуда на моих плечах взялись аж по две немаленьких звезды?

Когда я зашел в допросную, глаза заключенного в ужасе расширились. Он соскочил со стула и попятился к ближайшей стене.

«Шутишь?» – обалдел он.


– Твоя история! – скрестил я руки на груди, откинувшись на шаткую спинку стула. – Рассказывай все и подробно.

– Ты идиот! – ткнула в меня пальчиком Ники. – Все азы в своей пещере забыл! Ты же разделил с ней силу! Жди теперь лет двести, пока у нее запас иссякнет.

– С возвращением, Марина Кирилловна! – отозвался Женя, уже подхватывая ее чемоданы. – Как отдохнули?

– Заложники находятся в подвале, – очертил кружок на плане полковник. – Восемь человек. Там же установлены взрывные устройства, предположительно у несущих стен здесь и здесь.

– Наконец-то, – облегченно выдохнул он. – Мне уже осталось только раздеться и одеться заново.

Артем нацарапал шариковой ручкой интересующую меня информацию и устало опустил голову, обхватив ее руками.

– Да. В Красноярске меня привели в один невзрачный особняк. На втором этаже был кабинет главы ордена. Когда меня ему представляли, мурашки по моей спине толпами гуляли. Было в нем нечто… не от мира сего. Лицо кажется очень добрым, но глаза… такие пронзительные, словно тебя рентгеном просвечивают.

– Восемнадцать часов. Успеваем. А насчет доверия. Женя мне кое-что рассказал. Я в тебе не усомнюсь в случае чего.

– Придется, – пришлось мне пожать плечами. – Они для вас безвредны, но если вы решите идти с нами, то я не гарантирую вашей безопасности. Все смерти и ранения, полученные в результате вашего глупого решения, будут только на вашей совести.

– Думаю, у сектантов вполне может найтись наркота. Надо бы обыск сделать.

– Ну?

– Именно. Прошу вас поспешить, у нас идет обратный отсчет, если помните.

– На каких основаниях? Вы не из следственной группы, – подозрительно уставился на меня майор. – Кто вас сюда впустил?

– Вы стойкий человек, сэр. Ваши руки превратились в фарш, а вы ведете светскую беседу.

– Ты про орден Чистых? – фыркнул я. – Именно для них и готовился этот спектакль. Попроси этих ребят поторопиться, иначе мне станет скучно, и придется прийти к ним самостоятельно.

Я извлек из кармана сломанный переключатель от детской игрушки. На нем красовались две кнопки синего и зеленого цвета. Еще в самолете мне пришло в голову сделать для Олега маленький артефакт. Пока он благополучно дремал, мне удалось вызвать эту деталь от старой игрушки Сергея и наложить на нее два полезных заклинания. Вещь требовала периодической зарядки, но на пару дней непрерывного действия ее хватало.

– Как прикажешь, мой господин, – поклонился я в сторону дверного проема, от которого прозвучал голос хозяина.

– Так вот что со мной произошло! – обалдел я от страшной догадки. – Вот что имел в виду покойный крылатик, говоря о моем везении. Меня тот старик не успел привести к покорности.

Парень серьезно кивнул. Сомнений в том, что они много чего найдут в этом помещении, не оставалось. С чистой совестью я забрал потерпевшего и вернулся на съемную квартиру.

– Почему вы называете этого юношу господином? – обратилась ко мне уже успевшая сесть за стол дама.

– Нет, – проговорил я, пряча листок в карман. – Тебе просто не повезло. Ты невинный. Если не натворишь дел при жизни, то обязательно попадешь в свой рай. Просто этот орден, он и есть зло. Ангела, который сидел в твоем теле, поработили и насильно подсадили тебе. Исполняя приказы твоего наставника, этот крылатик навеки потерял доступ домой. Он просил меня убить его. Его существование было настоящей мукой.

– Как раб? – уставился на меня мужчина.

«Дай знать, когда закончишь».

– У нас расходятся вкусы, – отмахнулся я.

– Игорь! – возопил он. – Хватит светить нашей корочкой направо и налево! Мне уже влетело из-за тебя!

– Нет, – со злостью прошипел он в ответ. – После того, что они со мной сделали, я буду даже рад, если кто-то их за это накажет. Даже если наказывать будет демон!

– Игорь! – подскочил ко мне обозленный господин. – Как ты мог допустить подобное?

– Это тоже, – не стал возражать Олег. – Но в первую очередь мы будем вместе рисковать жизнями. Для любого бойца этот фактор значит гораздо больше, чем приказы сверху.

– Извини, Мариш… – выдавил я из себя. – Это все действительно моя вина. Слишком долго просидел в пещере…

– Враг человеческий! – вскочил мужчина. – Именем Иисуса, я приказываю тебе: немедленно убирайся обратно в ад!

– Уважаемые, – не дал я ответить полковнику. – Обсудите меня позже. Сначала планы.

– Ну?

– Это успокаивает!

– Отпуссссти меня! Ничтожесссство! Я сссожру твое сссердце!

Олег сдавленно зашипел, но спорить не стал. Стол принесли минут через десять. Я аккуратно отодрал встроенный в боковушку жучок. На лицах иностранцев не отобразилось ни одной эмоции. Пришлось им ласково улыбнуться и демонстративно перевернуть стол. Раскрутив ножку, я вытащил еще одно устройство и хлопнул кулаком в центр столешницы, выводя из строя третье. Вот теперь брови всех троих поползли вверх. Ох уж эти смертные!

– Что? – округлились глаза американца. – Русские?

– Спасибо за приглашение, мы с удовольствием принимаем его, – вежливо ответил мужчина. Женщина продолжала молча осматриваться.

– Понял! – вслух проговорил он, прицепляя вещицу к поясу. – Так что дальше?

– Мой господин, позволь гостям занять достойное место за столом. Они, вероятно, утомились с дороги, – предположил я.

– Хочешь пойти по тайному ходу? – изумился напарник. – Это рискованно!

– Вы хотели со мной о чем-то поговорить? – деловито осведомился он.

– Пошел вон, червяк двуногий! – начала яриться Ники. – Как ты посмел вмешаться в разговор высших?

Я изучающее уставился одним глазом на Сергея. Тот густо покраснел, кивнул и сорвался из-за стола.

– Так, так! – деланно возмутилась она с порога, жестом отпуская охранников. – Мой дом в очередной раз превращен в клуб по интересам! И в честь чего собрание на этот раз?

Я обхватил своим длинным раздвоенным языком ближайшее печенье. А что такого? Мне было лень за ним тянуться! Глаза проповедников изумленно расширились. Мужчина стал подниматься из-за стола, но женщина резко схватила его за руку и потянула обратно.

– Так ты тоже… с ним? – спросил он.

– Хочу, – не стал скрывать я. – Ты имеешь что-то против?

Пока мой напарник перестегивал разные ремешки, подпрыгивал на месте, убеждаясь, что не производит лишних звуков, и занимался прочей ерундой, старательно оттягивая время, я настроил слух на троицу заинтересовавших меня людей. То, что они здесь были главными начальниками, у меня сомнений не вызывало. Один из мужчин был одет в военную форму с отличительными знаками, не сказавшими мне ни о чем, кроме того что был он полковником. На вид ему лет сорок пять – пятьдесят, невысокий, коротко стриженный с густой проседью в волосах. Чисто выбритый подбородок и грубые, словно высеченные из камня, черты лица. Вояка до мозга костей: прямолинейный и упрямый.

– Да я бы с радостью! – пришлось мне огрызнуться. – Если бы мог – давно там был!

На следующий день мы отправились в домик, бывший раньше штабом современных инквизиторов. Следы были застаревшие, но после орденцев в домике никто не жил. Эмоциональный фон там был богат и экспрессивен. Я вычленил восемь самых энергичных аур, среди которых самым ярким пятном сияла аура наставника. Кажется, я нашел владельца моего истинного имени. Сильно настораживало количество духовной энергии, принадлежащей множеству ангелов и демонов. Похоже, у меня будут проблемы.

– Ты просто псих! – сплюнул себе под ноги мой боевой товарищ. – Что дальше делать будем?

От Сергея меня обдало жгучей волной ревности. Ну что это такое? Я же никак не претендую на эту юную особу в чувственном плане! Мог бы и сам это понять. Неодобрительно скосив глаз на стыдливо потупившегося хозяина, я поднялся с дивана и подвел девочку к своей соплеменнице. Демоны – существа подозрительные от природы. Не нравилось мне такое совпадение. Встретить одну и ту же душу в двух жизнях – явление крайне странное. Ниикштхари, хоть и ниже меня в иерархии, но гораздо старше, а, значит, гораздо опытнее. Я очень надеялся на ее мнение по этому поводу.

– Эх, молодость… – ехидно оскалился Олег, провожая взглядом подростка.

– Он меня расспрашивал часа четыре. Незаметно для меня самого, он вытянул с помощью разговора все малейшие подробности моей жизни. В конце нашей беседы мне было предложено поступить в ученичество. Глава сказал, что у меня есть к этому способности. Я не колебался ни минуты. Около года Богдан меня обучал разнообразным способам противостояния темным силам. Использование молитв, освященных крестов, призыв светлой силы…

– Отберем кольцо и дадим Сергею. Он вернет мне мое имя в любом случае, это предусмотрено договором.

Парочка шустро убралась прочь. На этом инцидент мог быть исчерпан, но хозяйское желание поразвлечься привело к дальнейшим последствиям. Утром следующего дня мы так и не смогли вылететь в Москву. Почему? Да потому что мне пришлось искать Сергея по всему городу! Вышло все донельзя прозаично.

Я раздраженно махнул хвостом. Сколько можно продолжать этот фарс? Мне надоело. Старательно просигнализировав по связи Сергею о своем настроении, я убрал частичную трансформацию и расположился на стуле, вызвав бокал белого вина.

– Пойду, поговорю с ней.

Катя приехала спустя два часа. К этому времени мы расселись на диванах и креслах, обсуждая способы изъятия опасного артефакта из рук фанатиков. Ники устроилась рядом, старательно прижимаясь ко мне всеми выпуклостями своей человеческой формы. Раскрасневшаяся девушка, радостно улыбаясь, влетела в гостиную.

– В смысле? – пробубнил мой напарник с зажатым в зубах фонариком, уже приступивший к осмотру системы кустарного минирования подвала.

– Познакомился?

– Насколько срочно? Просто здесь со мной восемь заложников, висящих на цепях в весьма живописных позах, и все заминировано.

– Потрудитесь объясниться! – прорычал побагровевший полковник.

– Здравствуй, Катя, – поздоровался я в ответ. – Ты что-то хотела?

– А куда едем-то? – спросил Женя, зачаровано взирая на меня, не прекращающего принюхиваться. – Уже три часа по Москве колесим, а ты все молчишь и нюхаешь воздух, как спаниель на охоте.

Марины дома не было, еще не вернулась с Кипра. Я показал Сергею связку нового заклинания, которое должно было его подготовить к прямому контролю энергии. Когда мой хозяин усвоил, что нужно делать, оставил его в подвале тренироваться. Сам же принял человеческий облик и направился к автомобилю.

– Идите, обедайте. Все нормально. Меня – пропустят, – махнул я свежеполученной красной корочкой.

– Ничего! Найдем, спасем и обезвредим, – заверил меня Андрей Владимирович, набирая номер на мобильнике.

– Отлично! – порадовался я. – Оставляем заложников под надзором загипнотизированных боевиков и идем на зачистку.

Мы подбежали друг к другу и слились в страстном поцелуе. Раздвоенные языки причудливо переплелись.

– А как забрать свое имя у этой штуковины тоже не узнали? – перебил я Ники.

– А кем показалась?

– Хорошо. Создай круг призыва, вместо имени используй кровь, замени имя на: «слуга по договору крови», когда дам сигнал, активируй. Сможешь сам?

«Есть кое-что. Дай мне еще пару минут. Хочу осмотреться получше».

– Сегодня утром, приблизительно около семи часов, был похищен сын моей хорошей подруги, Сергей Андреевич Зареченский. К сожалению, похитителей было много и я не смог пресечь преступление в одиночку.

– Но неужели вам не хочется спасти свою бессмертную душу от адских мук? – спросила меня женщина.

– Позволяю. Сделай для них чай и сообрази что-то из еды, – снисходительно проговорил Сергей.

Возражений больше не было, жить хотелось всем. Не буду вдаваться в подробности зачистки, все прошло согласно плану. Нарушив обещание, я насытился десятком террористов. Не нравилось мне послание от Сергея, глупо было бы попасть впросак из-за нехватки энергии. Этого не хотелось совершенно, перед Олегом извинюсь потом. Отдельно отмечу то удовольствие, которое получил при созерцании лица полковника, изучавшего в бинокль захваченное здание. Когда вместо арабского снайпера в окошке неожиданно появился я и радостно помахал ему рукой, вояка несколько раз сменил цвет лица.

– Эй! – окликнул меня через несколько минут напарник. – Куда ты меня ведешь? Террористы в противоположной стороне.

– Вот и отлично. Пойдем, Олег. Введешь меня в курс дела.

Бедные проповедники, на них было жалко смотреть. Побледнели, глаза выпученные, руки дрожат. Мужчина вовсю читает «Отче наш», а женщина только открывает и закрывает рот.

– Все уже прошло. Не беспокойся.

Все оказалось не так уж страшно. После случая с Ягой, Повелитель запретил пополнять наши ряды таким образом. Но что сделано – то сделано. Спишем на судьбу и ее козни. Головной боли мне, конечно, добавилось. Для поддержания связи требуются периодические занятия сексом на протяжении нескольких веков. Но уж как-нибудь переживу такую неприятность.

Плохо, плохо! Очень плохо! Ники от радостной встречи уже потеряла контроль. Вот же ситуация! У нее же началась частичная трансформация! Сейчас кинется на моего напарника, не приведи Бездна!

– Ты бы хоть пушку какую взял? – жалобно предложил напарник, укомплектовавшись килограммами вооружения. – Как подумаю, что ты вот в этом костюмчике с кружавчиками пойдешь на вооруженных до зубов смертников, мне не по себе становится.

– Меня не забудьте! – заявил о себе Олег, плюхнувшись на заднее сиденье.

– Зато весело! Хочу начать с путей отступления. Их у террористов быть не должно. Как и возможного подкрепления с той стороны.

– Нет, нет! – замахала руками Ники. – Я сделала бы то же самое, но не с ребенком! Это просто смешно!

– Ты ее инициировал? – хмыкнула Ники.

– Хорошо.

Красноярская полиция сработала блестяще. Я даже не ожидал от них такой прыти. Всего за два часа они выяснили, кто именно был вчера у нас в гостях, в какую церковь они ходят и где находится похищенный ребенок. Бедных фанатиков основательно перетрусили, выжимая из них каждую каплю информации. Спустя еще час я, в сопровождении симпатичной группы захвата, с ноги вышиб металлическую дверь, чем заслужил осоловевший взгляд парнишки с болгаркой в руках. Мой господин сидел, привязанный к стулу с кляпом в зубах, непрерывно что-то мыча в свою тряпочку. Вокруг него толпилось около десятка невменяемых людей, активно лапающих моего хозяина в имитации рукоположения. Они стояли на коленях, что-то лепетали, дергались и кричали. Похоже, степень психоза, которого достигли эти личности, не позволила им заметить вторжение крепких ребят в бронежилетах. Само вторжение они, может, и не заметили, но вот пинки по почкам ощутили быстро. Красноярские спецназовцы – парни суровые. Церемониться не привыкли. Они быстренько уложили всех фанатиков носами к полу, периодически нежно лаская их тела специальными дубинками. Почему от таких ласк арестованные громко кричали – я не знаю. Наверное, от удовольствия.

– Узнали, – улыбнулась она. – Только тебе это может не понравиться. Вернуть духу имя может только человек – носитель кольца. Не думаю что тот, у кого сейчас хранится перстень, сделает для тебя подобный подарок.

– Повелитель всех отозвал, оставив только одну меня для наблюдения, – ее руки скользнули мне в штаны и крепко сцепили ягодицы. – Ангелы поступили так же.

– Псих! – неодобрительно покачал головой Олег, обходя кусок торчащей из полуразрушенной стены арматуры. – Ты не забыл, для чего мы тут?

– Других демонов и ангелов там видел?

– Если смотреть на внешний вид, то да, старенький игрушечный пульт. Я сделал из него что-то вроде артефакта. Если нажмешь синюю кнопку, то сможешь мысленно со мной общаться. Удобнее чем рация, в которую нужно говорить, рискуя себя выдать?

– В любом случае, вас не касаются мои с Игорем отношения, – заметил мой хозяин. – Вы хотели поговорить, так начинайте.

Я не успел ничего сделать, все произошло слишком внезапно! Кстати, я уже говорил, что Маришка сильно напоминает мне демоницу по характеру? Так вот! Ники не добежала до своей жертвы, отлетев с визгом к стене. В руках невозмутимо стоявшей Марины я узрел… Сам себе не могу поверить! Это была Плеть Хаоса! Никогда! Ни одному смертному! Не удавалось сформировать это заклятие, базировавшееся на управлении Первостихией в чистом ее проявлении. Людям просто физически не дано подобного! Это как заставить мышь поднять фуру! Вокруг меня сформировался какой-то калейдоскоп невозможного! Мария, возродившаяся в Кате, кольцо, похитившее мое имя, а теперь еще и ненормальное могущество Марины? Что происходит, развей меня Бездна?

– И как это относится к ордену? – поинтересовался я.

– Я занят! – громыхнуло с другой стороны длинного стола.

– Похоже, именно эта атака не дала святоше завершить начатое…

– Хочу дать ордену время. Пусть сделают пару ходов, – ответил я, не открывая глаз. – Мне еще нужно выделить время для Катеньки. Не желает ли мой господин позвонить ей и позвать на занятие по магии?

– Понимаете, для Игоря вопрос спасения души действительно звучит смешно, – правильно понял мое настроение хозяин. – Насколько я знаю из его рассказов, у демонов не бывает душ. А по тому, как он стремится вернуться домой, догадываюсь, что ад действительно не так уж плох.

– Понимаю тебя. Попробуем это исправить. Кстати, тебе не составило бы никакого труда применить Око Пути. Связь бы это не восстановило, но ты смог бы увидеть, чем я занимаюсь и спокойно подождать моего появления.

– А повязки носишь для красоты? – ехидно осведомился Максим.

– Ну и что? – в один голос задали мы с Мариной вопрос.

– Что значит, изуродовал? – посмотрел я на нее своими желтыми глазами с вертикальным красным зрачком. – Между прочим, очень удобный язык! Человеческий и близко не сравнится!

– Обалдел? – шокировано уставилась на сына Маришка. – Хочешь спустить этого чешуйчатого монстра на собственную мать?

– Какой у вас план? Как вы собираетесь туда войти? – забеспокоился полковник. – Все подступы у снайперов как на ладони. Если напрямую, то заложников тут же убьют.

– Обнадежил, называется! – простонал шпион.

– Демона оружием смертных не убить. Для этого нужен духовный клинок. Не думаю, что у террористов припрятан ангел или святой для такого случая. Кстати, а как вышло, что задание привалило сразу после моего возвращения из Красноярска. Ждали что ли?

– Нет, господин. Ангелы и демоны общаются на едином языке, самом первом, появившемся в мироздании. А это, – я махнул в сторону чирикающего проповедника, – просто детский лепет. В нем нет смысла.

– Прикрыл, значит? Уважаю за это и в долгу не останусь.

– Так что там с Договором и причем тут Игорь? – встрял Женя.

– Все началось лет пять назад, – начал он свое повествование. – Я тогда сильно пил. Потерял работу, ушла жена, забрав дочку. Я пропил все, что было в доме, а когда пропивать стало нечего – пошел воровать. Вором я оказался плохим, и меня поймали. Пришлось отсидеть год общего. Вот там-то меня и посетили христиане. Они были не православными, но что-то в них притягивало к себе. Хотелось стать похожим, таким, как они. Мы долго беседовали о моих проступках и искуплении. Утраченная надежда вернулась ко мне. Я читал библию и журналы, которые они мне приносили. Занялся спортом, насколько это было возможно в тех условиях. Вышел из тюрьмы я совершенно другим человеком. Устроился на работу в котельную, стал ходить на воскресные собрания. Они пели гимны, танцевали и все такое прочее.

– Ты – демон! – ткнул он пальцем в мою сторону.

Громкие хлопки возле самого уха вынудили меня отвлечься от страстных поцелуев.

Вот ведь женщина! Знает больные места – и целенаправленно туда бьет!

– Каждый солдат проходит целый ряд проверок у профессиональных психологов, психиатров и кучи других докторов. Интересно, почему они не заметили того, что увидели вы в течение нескольких минут, просто понаблюдав за человеком? – подал голос политик.

– Что за патетика? – изумился я. – Не переживай по этому поводу. Разве ты не моя нянька? Мне казалось, тебя ко мне приставили, чтоб держать мои действия под контролем.

– Не знаю, – пожал плечами Артем. – Может быть, все было так, как ты и говоришь. Но точно выяснить уже не получится. Когда пришел в себя, то обнаружил, что нахожусь у себя дома. Ничего не поняв, отправился обратно в Красноярск, но в особняке уже никого не было. Пришлось возвращаться домой. Вернулся на работу, даже с женой помирился… А потом наступило первое полнолуние.

– И что этот глава?

– Какую капсулу? – уже открыто взревел ничего не понимающий командир силовиков.

– Дела… – задумчиво произнес Саша. – Столько времени с нами провел – и ни разу не обмолвился.

– О, не сомневаюсь! – улыбнулся я. – Думаешь, твои намерения остались для меня загадкой? Ты заманивал меня в ловушку. Слишком уж уникальными средствами вы пользовались на лестничной клетке. Такой реквизит используют только люди, действительно знающие, как справляться с подобными мне существами. Протестанты, сражающиеся освященным в Иерусалиме крестом – явление редкое, согласись. Так что мне пришлось принять меры для обеспечения своей безопасности.

– Сколько? – опять в унисон спросили мы.

– Хочешь добраться до тех, кто подселил в меня этого ангела? – уставился мне в лицо Артем.

– Боюсь, придется отложить, – подал голос, закончивший телефонный разговор, Олег. – Звонил Золотов. Игорь, у нас задание.

– Я должна доложить Повелителю, – сообщила Ники, щелчком вызывая портал Бездны.

– Вы посмели похитить моего господина!

– Разумеется, мой господин, – низко поклонился я. – Выполню любую твою волю, даже если она идет вразрез с желаниями твоей матери.

– Тот мужчина, который был у этих фанатиков главным, помнишь его?

– Почему? – провел я когтями по ее позвоночнику. Она выгнулась дугой и сладостно застонала.

– Это место не самое подходящее. Да, я учил здесь Сергея, а он тренирует уже своих собственных учеников. Но твоя сила отличается от силы моего хозяина или его юных последователей. Тебе необходим близкий контакт с нормальной природой. Это место будет только мешать нам.

– Мне его все равно не жаль, – печально улыбнулся Артем.

«У меня есть идея. Займись главным», – отозвался напарник.

– Далеко собрался? – окликнул меня Женя. – Тебя совсем не видно! А я, между прочим, кое-что узнал об этом ордене.

– Да кто тебя знает? Ты же не человек, представить трудно, что у тебя в мозгах творится!

– Я с самого начала заметил некоторые девиации в его поведении. Понаблюдав за мимикой и специфической моторикой, вычислить его было не сложно.

Фанатик разразился яростной тирадой, где он видел меня и моих сородичей. Угрожал адскими карами и прочей чепухой. Я оставил его изливать душу потертому паласу и подошел к серьезному командиру группы захвата.

– Всего пара вопросов, – сообщил я. – Сколько людей было в ордене?

– Легко тебе говорить! – фыркнула Маришка, тоже, видимо, подсчитав плюсы и минусы сложившейся ситуации.

– Здравия желаю, товарищ подполковник! – гаркнул он во всю мощь своей глотки.

– Нам оставаться с ними? – ужаснулся англичанин, обозревая невозмутимых бородачей, вооруженных до зубов.

– Мы бы хотели ознакомиться с планами здания, – поспешил перевести тему в деловое русло мой напарник. Его английский тоже был очень не плох, но акцент присутствовал.

– О! Я просто не чувствую боли! Мне кажется, у меня шок! – смущенно улыбнулся он в ответ.

– Давай ты будешь пиво, а я буду сок? Он вкуснее как-то.

– Это что, и есть те супер агенты, которых обещали русские? – возмутился политик, кивнув в нашу сторону. – Эти медведи совсем с ума сошли! Захотели встрять, так не позорились бы! Может быть, тот парень, с оружием, действительно специалист экстра-класса, как нам было заявлено, но второй! Это же просто шут! Как он собрался к террористам идти? Даже пистолета нет. Может, русские его из театра украли? Прямо со сцены? – хохотнул он.

Я отмахнулся. Сейчас было не до объяснений. Господин призывал меня, по связи доносились его эмоции. Что-то случилось. Что-то серьезное, иначе он не стал бы пользоваться таким способом. По связующему нас каналу били разнообразные эмоции: усталость, боль, страх за кого-то, надежда на помощь. Отрешившись от всего остального, я сосредоточился на Сергее.

– Это чтоб языком капсулу можно было быстро извлечь, – подал голос, сообразивший, в чем дело, Олег. – Кстати, вот и вторая рация у него нашлась!

– О! Теперь ты проживешь намного больше. А что за Яга? Так сказок о ней достаточно, в детстве читала, небось?


– Обойдемся без представлений. Нас ваши имена не интересуют. Предлагаю перейти к делу. Время дорого обходится заложникам, – оборвал я процедуру взаимного расшаркивания, и проигнорировал протянутую для рукопожатия руку.

– Я нашелся! – мои зубы нежно куснули ее за мочку уха. – У тебя яд стал забористее?

– Эй! – отозвался Олег. – Нам бы тоже хотелось знать подробности.

– Успокойся, Ники! Ники! Слышишь меня? Умнейшая из умных, прекраснейшая из прекрасных, первый цвет демонических садов….

– О! Игорь! – обрадовалась она, увидев меня на пороге. – Я тут подумала и решила, что завтра мы летим на Кипр. Собирайся!

– На первом этаже боевики отдыхают между сменами на постах. Вот в этой комнате. В других рассредоточено еще около восьми человек. Нам удалось среди них заметить двух вооруженных женщин. На крыше и в окнах второго этажа по четыре снайпера. Тут, тут и вот эти две позиции. В целом, они полностью контролируют территорию особняка. Слепых пятен мы не нашли.

– И что? – не понял я.

Наутро мы с Ники мирно пили чай в гостиной под неприязненными взглядами Сергея и Жени с Олегом. Их можно было понять! Едва вернувшись в особняк, я с демоницей немедленно уединился в подвале. Хозяин оборвал связь сразу же, как понял все особенности нашей страсти. Да, человеку такое трудно осознать, а для Сергея это наше увлечение было особенно неприятным, ведь он ощущал все то, что ощущал и я. А надо сказать, Ники в порыве страсти рвала мое тело в клочья своими ядовитыми когтями. Один похотливый демон в долгу тоже не оставался, но суть не в этом. Суть в том, что все мои знакомцы теперь с неодобрением пялились на множественные синяки и ссадины, отпечатавшиеся на человеческой форме лица и рук. Стараясь не обращать внимания на этот молчаливый бойкот, я просвещал свою соплеменницу о случившемся со мной с момента утраты имени.

Лжетеррористка оказалась дамой весьма сообразительной, потому как сразу заткнулась и истошно закивала в знак согласия. Зато оживились подвешенные к потолку заложники. Мысль о приходе службы спасения в лице нас с Олегом, наконец, пробилась в затуманенные болью мозги страдальцев. Они закопошились и принялись звать на помощь на пяти разных языках. Это было шумно! Обреченно вздохнув, я приблизился к вопящим дипломатам.

Полковник ошибся. В подвале была всего одна смертница, трое вооруженных до зубов бородачей и один гладко выбритый араб с внушительным шрамом, спускавшимся от левого глаза к шее. По всей видимости, он и был здесь главным. Невысокого роста, крепкого телосложения и с черной душой, от аромата которой у меня потекли слюнки. Но обещание есть обещание, будем брать живым. Олег уже был готов выйти из-за звукового экрана, но я его придержал. Кое-что смутило меня в опоясанной взрывчаткой и закутанной в хиджаб смертнице. Эмоции, которые от нее исходили, мало отличались от тех, что испытывали заложники.

– Угу, – фыркнула она, глубже впиваясь когтями в мою плоть. – Лет сто назад линька была. Теперь я Ниикштхари, для смертных просто Ники. Как же мое тело соскучилось по нормальному сексу! Хочу тебя, немедленно!

– Ниикштхар! – позвал я ее на низких частотах, заставив вздрогнуть многочисленных отдыхающих в сквере.

– А вот это обидно! – возмутился я. – Это только люди врут направо и налево.

Я сделал знак парню не трогать пока мою добычу. Присел возле фанатика и посмотрел ему в глаза.

– Я с ней не поеду! – заявил Женя. – Вдруг она по дороге еще чего-нибудь устроит?

– На минус втором, в предварительной! – отрапортовал Максим. – Ты его только сильно не бей там. А то мы уже его того… Успели, в общем, приголубить.

– В этом я сам был виноват, – опустил он глаза. – Когда ученичество подошло к концу, мне предложили пройти испытание перед принятием в орден. Одна лесная ведьма сбивала с пути истинного неокрепшие умы христиан. Это мне так представили задание. На деле оказалось, что женщина лет сорока помогала людям, исцеляя болезни и снимая разнообразные порчи. Я не смог ее убить. Во-первых, я никогда раньше не убивал людей. Во-вторых, мне эта ведьма не показалась воплощением зла…

– Проведите меня в допросную и приведите заключенного из пятой, – сообщил я полученную от Саши информацию.

– Девка?! – зашипела демоница, мгновенно войдя в частичную трансформацию и бросаясь на Марину.

– Да что тут знать? – изумленно поднял я бровь. – Это древняя история. Ваш мир сильно интересовал обе стороны: демонов и ангелов. Тогда нас было во много раз больше, энергии не хватало на всех, а тут нашелся мир, в котором живут нейтральные смертные, души которых выделяют в перерывах между перерождениями бешеное количество энергии. Вот за власть над этим миром и разразилась война.

Все взгляды, включая Олега, скрестились на моей персоне. Пришлось пожать плечами и дать наиболее правдоподобные объяснения. Не говорить же, что эмоциональный фон выдал этого шпиона с головой?

– Да! – встрепенулся он. – Я узнал, куда они отправились после Красноярска.

Вернувшись в особняк, я застал Маришку, стоящую посередине лестничного пролета на второй этаж и громко раздающую команды суетящимся подросткам.

– Похоже, это был один из ангелов, – задумчиво проговорил я. – Твоя реакция на его интерес в этом случае была совершенно типичной.

– Зареченский? – полковник, осознав масштабы новой проблемы, дрожащими руками достал бутылку коньяка и налил себе стопку. Немного подумав, пить не стал и убрал алкоголь обратно в сейф.

– Вроде есть что-то, – изумленно посмотрел он на полковника. – Похоже на небольшую петлю.

– И что сделает потом? Ты же должен понимать, что не имеет значения, в чьих руках артефакт? Смертные падки на власть, им доверять нельзя.

– Да что вы забыли в том захолустье? – простонала она в ответ. – Там же ничего нет! Даже в кино сходить толком некуда!

– Зачем? – поднял я правую бровь. – Откуда такая кровожадность? Для достижения цели мало пользоваться только силой. Нужно применять разум. Если подумаешь, то поймешь, что я поступил наиболее удобным способом.

– Вы двое совсем ничего не понимаете, – тихо произнес молчавший до того полковник. – От них веет смертью. Сюда прислали действительно бойцов экстра-класса. Посмотрите на солдат. Элитные спецназовцы, не раз ходившие в бой, инстинктивно отступают от них подальше. Видите, как сместились позиции оцепления? Своих постов они не покинули, но максимально отступили от этих русских. И поверьте опыту старого вояки: парень без оружия – самый опасный в этом дуэте. Я немало повидал на своем веку, но вот этому человеку не могу посмотреть в глаза, как ни стараюсь. Им есть, чем удивить нас.

– Проверь! – приказал одному из целящихся в меня солдат ЦРУшник.

– В любом случае! – встрял я, не дав возразить, открывшей было рот, демонице. – Сергею я доверяю всяко больше, чем неизвестному фанатику, вселяющему ангелов в людей. А сергей может и клятву Тьме принести.

– Поверить не могу, мы считали тебя навсегда потерянным! – прошептала демоница, запуская руки мне под рубашку и выпуская когти.

– А… – многозначительно проговорил Саша. – Тогда точно пустят. В коридоре повернешь направо – и до упора. Там лестница вниз. Твой сидит в пятой. Скажешь конвою – приведут.

– Спасибо тебе! – заявил тощий американец, когда я взялся за изучение механизма его кандалов. – Как твое имя? Я сообщу президенту о твоем героизме! Тебя наградят, повысят в звании! Церемонию проведем в Белом Доме! Президент не откажет мне в маленькой просьбе и вручит награду лично, ручаюсь!

– А как такое может понравиться кому-то вроде меня? – изумился я, присаживаясь за стол.

– Игорь! – вдруг подал голос Сергей, внимательно наблюдая за молитвой мужика. – А тот ангел, которого ты убил, он тоже так лепетал?

– Тот самый, вы меня правильно поняли, – подтвердил я его догадку.

– Ничего ты не понимаешь, морда рогатая, – шутливо ткнул меня кулаком под ребра напарник. – После трудного дня бокальчик холодного пива – то, что доктор прописал!

– Нет, я все понимаю! – наконец, не выдержал он. – Но нужно совсем иметь глаза на ж… на пятой точке, чтобы не найти вот это!

– Привыкай. Не стоит беспокоиться о таких мелочах. Лучше проверь, чтобы ничего не бряцало. Пойдешь тенью. Займешься заложниками и возможными неожиданностями.

– Еще чего! – вспылил Сергей. – Потерять такого классного раба? Топайте отсюда, пока я не приказал Игорю вас сожрать!

«Еще в тоннеле. Картина понятная, можно начинать», – отозвался он.

– Помилуй, господин! – скривился я. – Ты же знаешь, как мне неприятны такие разговоры.

– Будьте так любезны ненадолго освободиться, – вежливо попросил я, демонстрируя удостоверение.

– Ты меня разочаровываешь, – неодобрительно обернулся я к нему. – Это же очевидно. Из подвала должен быть тайный ход. И судя по планам здания, ведет он к подножию вон тех скал. Местечко укрыто зданиями и горным массивом. Спорим, там у них вертолет или другое транспортное средство?

Уже подъезжая к зданию управления, где меня ждал генерал Золотов, я уловил смутно знакомый запах. Он о чем-то мне напоминал, но я никак не мог понять о чем. Машина проехала участок дороги, на котором я ощутил эту странность. Возвращаться уже не хотелось, так что я решил махнуть на этот факт рукой.

Меня пробрала зависть. Вот так, легко, вернуться домой. Эх! Нужно скорее вернуть свое имя!

– Джентльмены! Не извольте беспокоиться. У нас свои методы.

– В России нет рабства! – удивилась женщина.

Махнув рукой Олегу с Женей и поддерживая за локоток все еще слабую Ники, я подошел к нашему транспорту. Ребята опасливо приблизились, косясь в сторону девушки, на лице которой не осталось и следа недавно произошедшего. Она ласково им улыбнулась и протянула руку. Но парни, почему-то, отпрыгнули на два шага назад.

– У меня не было другого выбора. Ангел был падшим! – взялся я оправдываться.

– Тебя там, в подвале, Катя ждет. Уже три часа отказывается выходить, – проинформировал меня хозяин.

– Ничего. Она отходчивая. Скоро перекипит, – отмахнулся я.

– Ты про звание что ли? – уставился на меня он в ответ.

Глаза худощавого полковника удивленно блеснули, он подтянулся и приветливо протянул мне руку.

– Что это было? – обеспокоенно заглянул мне в глаза Олег.

– Что? – не понял политик.

– Нижний правый зуб мудрости у него удален. Вместо него в десну вшита капсула с ядом мгновенного действия. Этот боец – информатор террористов. Если обыщите его, то найдете и средства связи с запершимися внутри боевиками.

– Позже, – отмахнулся я. – Поехали в особняк.

– Что думаешь?

– Почему? – не нашел я ничего умнее, чем задать этот вопрос.

– Понимаю… Постараюсь оправдать твое доверие. Сколько у нас осталось времени?

– Ты что творишь? – прошептал мне напарник на ухо.

Отвечать мне не захотелось. Интересно – сам посмотрит. Я подошел к бессознательному главарю и наложил на него печать подчинения. Парой пощечин привел мужичка в сознание и впился взглядом в его глаза.

– Какого же ты обо мне мнения? – я рассмеялся, принимая человеческий облик. – Зачем бы мне было пугать такого классного шофера?

– Не мы такие – жизнь такая! – отшутился я. – Золотов у себя?

– Нет! Но это не мешает мне совмещать приятное с полезным!

Пыльная улица и беспощадно палящее солнце хорошего впечатления о местности у меня не оставили. Все в серо-желтых тонах, одинаковые каменные здания и одинаково испуганные люди, жмущиеся на расстоянии от не малого количества военных, окруживших отдельно стоящее здание. Растительности видно не было, воды тоже. А попить холодной водички мне вдруг очень сильно захотелось. Не то, чтобы меня сильно мучила жажда, а из принципа. Наше появление не осталось без внимания. Я зафиксировал на себе несколько десятков любопытных глаз. Интересно!

– Гражданским туда нельзя, – заступили мне дорогу.

Я влепил ей сочную пощечину, чтобы перевести гнев на себя. Парни спешно отбежали, но залегли так, чтоб иметь обзор на наши разборки. Ники повернулась ко мне и полоснула когтями по лицу. Я ощутил бегущую из глубоких ран кровь.

– Похоже, вы правы, полковник, – подумав немного, сказал ЦРУшник. – Кто бы что ни говорил, но русские – не идиоты. Надо к ним присмотреться.

– Здесь? – удивился полковник.

– Мне тоже, но тем не менее.

В самолете мы слушали разнообразную музыку, предлагаемую обслуживанием. Настроение было отличным, ведь я, хоть и не смог выйти на сам орден, сумел найти одного из его последователей. Очень скоро Чистые сами попытаются меня достать. Похоже, надо готовиться к очередной попытке вызвать мою особу в круг подчинения. Ничего, это мы переживем! Сейчас-то я во всеоружии. Сергей всю дорогу молчит и злобно на меня косится. Он, конечно, совсем не пострадал, но факт того, что я его не уберег, парня просто выводил из себя.

– Что тебе от меня надо? – спросил, наконец, маньяк.

Такси подкатило к местному отделению полиции. Я рассчитался с водителем и вошел внутрь. На входе сидел молодой дежурный. Пришлось продемонстрировать ему свое удостоверение, чтобы выяснить местонахождение местного начальства. Мне указали дорогу, и я направился к нужному кабинету. На входной двери висела золоченая табличка с начальственными инициалами и фамилией. Дверная ручка легко повернулась, впуская меня в кабинет Андрея Владимировича Щукаревского.

– Тебя провести? – забеспокоился Дима. – Туда без сопровождения не пустят.

Дядька усердно тыкал в мою сторону своим крестом. Я с рыком выбил эту гнусную вещицу из его рук.

– Вот пока выглядишь человеком – вроде нормально с тобой. И общается легко, и парнем кажешься отличным. Но вот в такие моменты как сейчас…

– Ну? – выжидательно уставился на меня напарник. Заложники уже были сняты с цепей и постанывали, взирая на свои окровавленные запястья.

– Не устроит! – пообещал я. – Мы уже договорились, что Ники будет послушной девочкой.

– Мы напарники, Игорь. Не знаю как у демонов, но у людей по-другому быть не может. Если нам выпало прикрывать друг другу спины от пуль, значит мы боевые братья. Я понимаю, вряд ли тебе понадобится моя помощь. Скорее всего, мне никогда не выпадет шанс спасти твою жизнь. И я уверен, что ты не раз спасешь мою. Поэтому постараюсь сделать для тебя то, что в моих силах.

– Неважно, главное, что ты здесь. Секс со смертными просто ужасен. Они слишком нежные и обидчивые. Ни укусить, ни поцарапать.

– Дальше можешь не продолжать, – оборвал я его исповедь. – Твои муки совести меня не интересуют. Адрес напиши этого гнездышка в Красноярске.

Поднимающаяся с пола Ники отвлекла меня от самокопания. Ее трансформация завершилась. Перед нами предстала разъяренная дьяволица, шипящая от ярости и готовая броситься в бой. Не теряя времени даром, я подскочил к ней, хлопнув по крылу печатью смирения. Ники замерла на месте, не в силах пошевелиться, и только рыча. Мои руки обвили ее за талию, когти впились в неподвижное тело.

– Зря ты так переживаешь, – подал голос молчаливо взиравший за происходящим Олег. – Сейчас любая женщина душу отдать готова за возможность подольше оставаться молодой. А у тебя, похоже, впереди очень много лет молодости, причем бесплатно.

– Это она? – поднялась Ники, рассматривая девушку. – Ну и ну!

– Куда?? – обалдел я, подходя к Олеговой тойоте.

Мы немного поболтали о разных мелочах. За время разговора я все больше убеждался в своих догадках. Много лет назад я избрал Марию не просто так. Высшие демоны редко занимаются такими мелочами, но у девушки был особый дар. Она была земным воплощением души этого мира. В древние времена таких людей возводили в боги, им поклонялись, их превозносили. Последняя стадия реинкарнации. Следующая ступень – бог. Если бы я смог тогда доучить Марию! Но она не успела войти в силу. Ранняя смерть вынудила ее душу возродиться повторно. Судьба дала мне второй шанс. Если на этот раз все правильно сделать – она займет достойное место в иерархии демонов или станет новым богом этого мира.

Пришлось изобразить вымученный вздох, прежде чем ответить.

– В особняке что-то случилось. Похоже на большие проблемы. Нужно поскорее разобраться с заданием.

Я посмотрел на указанные точки. Расчет понятен, в случае чего, здание обвалится на головы тех заложников, которые случайно выживут при взрыве.

Я спешно сменил демонические зрачки на нормальные человеческие.

– Думаешь, удастся остановить меня?

– Стриптиза в планах не было! Сегодня развлекаемся по-другому!

Артем немного помялся. Было видно, что мое соседство его сильно пугает. Но жажда мести оказалась сильнее страха. Ох уж эти смертные!

– А в этом ты виноват! – хихикнула эта стерва.

– Игорь! – позвал меня хозяин. – Ты слышал, Иисус тебя любит!

– Почему имя Господне не действует? – чуть не со слезами на глазах спросил он.

– Так… вы… действительно…. Демон! – выдавила она из себя.

– Дитя! – воззрилась женщина на Сережу. – Отойди от него, не губи душу свою!

– Отпусти, – прошипела Ники. – Я поняла.

– Привет, мам! – отозвался Сергей, совершая тактический маневр вдоль стены. Поближе к Кате, ага!

До этого момента, Марина, хоть и владела магией, но практически ею не пользовалась. Произошедшее вогнало меня в ступор. Она даже не запыхалась, непринужденно поддерживая контроль над извивающимся в ее руке материализованным Хаосом.

Парень затравленно осмотрелся по сторонам и бочком подобрался к своему стулу. Сев на край этого потрясающего предмета мебели, он опасливо стал коситься в мою сторону. Звали его Артем, это я выяснил у Золотова в первую очередь. Как-то же надо было мне его называть? Вот и спросил.

В аэропорту нас встретил взбешенный Олег.

Я кивнул. Мы одновременно покинули визуальный полог. Не давая террористам времени на оценку изменившейся обстановки, я метнулся к главарю и молниеносно погасил его сознание ударом в лоб. Олег действовал не менее быстро, чем несказанно меня удивил. Смертный бы ни за что не понял, от чего осели на пол два вооруженных до зубов бандита. Но я-то не смертный! Я все увидел! Мой напарник умудрился метнуть две зубочистки, очень быстро метнуть! И очень точно! Он попал обоим в конкретную точку организма, называющуюся «кшадам», что в переводе с Зиккараша означает «восхождение души». Кроме множества функций, этот духовный узел, находящийся за ухом, регулировал распределение энергии организма. Говоря простым языком, обоих типов мгновенно парализовало. Нет, я, конечно, знал, что Олег не просто так принят в ведомство, но подобное выходило за рамки человеческих возможностей. Ради достижения такого эффекта, в той же Японии существовали особые методики, по большей части полученные от демонов или ангелов. Обязательно поинтересуюсь у напарника, где он обучился таким плюшкам. С этой мыслью я вырубил последнего бородача, удивленно взиравшего на смену обстановки.

– Отлично! – хлопнул я рукой по столу и хищно облизнулся. – Ну что, напарник, станцуем?

– Нет, – покачал головой парень.

– Он тебе не принадлежит! – грубо отозвался фанатик, водя перед моим носом ярко сияющим распятием. Сам мужичок света не видел, но он был, да еще какой. – Мы сделаем все возможное, чтобы защитить чадо Господне и расторгнуть вашу мерзкую связь!

– Ты смотрел на план здания? – поинтересовался я, протискиваясь мимо строительного мусора, которым был забит узкий переулок.

Спустившись в спрятанный в каменный пол люк, мы поменялись местами. Ход оказался целой сетью разветвленных тоннелей, уходящих во все концы города. Мне пришлось идти впереди, ориентируясь на отголоски ужаса заложников, чтобы иметь хоть какое-то представление о правильном направлении. Поплутав минут тридцать, мы, наконец, оказались у нужного нам люка. Смертная тоска обреченных на смерть людей, находившихся в нескольких метрах от нас, горячила мою кровь. Немного подождав, когда один из террористов отойдет подальше от люка, я набросил визуальный и звуковой экраны, и аккуратно открыл люк.

– Между прочим, вы находитесь среди людей, которых мне по статусу положено оберегать! – возразил шпион.

– Веры мало! – поддел я его.

– Тогда сядь и успокойся. Хотел бы тебе что-то сделать – давно бы сделал.

– Не здесь, – многозначительно обвел он присутствующих взглядом.

– Мы посчитали, что успел, – кивнула Ники. – Когда Повелитель осознал, что не может вспомнить имя одного из своих высших, то приказал напасть на то место, где тебя ощущали в последний раз. Терять мелких бесов и суккубов неприятно, но терпимо. Однако ты был первым утраченным высшим демоном, а нас очень мало. Повелитель светлых тоже к нам присоединился. Первое сражение, в котором Свет и Тьма сражались плечом к плечу.

Сергей откровенно угорал. Связь взрывала мне мозг бурей его эмоций. Это раздражало! Мужик упал на колени и принялся неистово молиться. С нормального, человеческого языка он резко перешел на какой-то детский лепет.

– Когда был заключен Договор, повелители сняли с себя кольца подчинения, – продолжила моя соплеменница. – Эти кольца создали обе стороны для выведения из строя армии противника. Уничтожить артефакты оказалось невозможно, потому было решено передать их смертным. Демоническое кольцо было передано ангелам, а те в свою очередь преподнесли его своему последователю – Соломону. Ангельский перстень был отдан сильному черному магу по имени Мардук. Изначально кольца могли лишь временно подчинить ангела или демона воле его владельца. К тому же, у смертных недоставало энергии использовать его в полную мощь. Такой порядок всех устраивал до того момента, пока не открылся фактор, о котором забыли наши владыки. Люди – существа нейтральные, а значит, могут владеть как светлой, так и темной силой. В средние века нашелся один инквизитор, сумевший отыскать оба перстня и завладеть ими. Более того, этот человек сплавил кольца в одно! Получившийся артефакт обладал поистине ужасающей силой. Он больше не требовал затрат энергии, питаясь противоположностями. Теперь обладатель этого предмета мог повелевать ангелами и демонами одновременно, но не только это! Дух, попадавший под действие артефакта, терял свое истинное имя. Имена отнимались перстнем и хранились в нем. Носитель, с помощью того же перстня, силой принуждал ангелов и демонов к покорности. Стоило духу, у которого похищено имя, хоть раз склониться перед носителем артефакта, как он навечно превращался в раба.

– Я нашла, господин! Нашла место!

Наш рейс был назначен на вечер. Емельяново встретило меня и Сережу неприветливым ливнем. В гостинице селиться не хотелось, так что мы выбрали симпатичную квартиру в центре с посуточной оплатой. Ввалились мы в снятое убежище промокшие и злые. Мой хозяин немедленно закрылся в душе, оставив разбор чемоданов на мое усмотрение. Чемоданы принадлежали, разумеется, одному Сергею. Мне вещи были без надобности. Очистив от воды свою одежду простеньким заклинанием, я отправился заваривать чай. Господину нужно было попить что-то горячее, еще не хватало, чтобы он заболел.

Поспешил! Совсем отвык от общества себе подобных. Она набросилась на меня, целясь когтистой рукой в грудную клетку. Это больно! Она ведь только-только зажила! Ну, все! Придется по-плохому. Снова поймав ее за запястья, я активировал печать подчинения. Это не совсем магия. Скорее своеобразные полномочия, которые может использовать вышестоящий демон к нижестоящему.

– Иди в Бездну! – прошипела она, попытавшись дотянуться до меня клыками.

Мой разум заволокло пеленой безумной ярости. У этого смертного оказался еще один крест! И не простой!

– Игорь! Глаза! – окликнул меня Сергей.

– Пошли.

– Отпусти, – прохрипела она. – Я уже в порядке, прекращай льстить.

Я снова осмотрелся, стараясь зафиксировать обстановку всеми гранями сознания. Бомба, вернее цепь из обычной взрывчатки С4, приклеенной к несущим стенам здания. Ничего необычного, идем дальше. Заложники. Восемь человек, подвешенных к потолку. Очень интересно подвешенных, нужно сказать. Последний раз я такое видел в средние века, когда пытки были нормой для всего европейского общества и не только европейского. Руки и ноги человека сзади сковываются особым образом. Ничего страшного, если просто так стоять, но если руки поднять – сразу становится ясно, что цепь коротковата. Длины ее хватало только на то, чтобы человек находился в полуприсевшем состоянии. Добавим шипы на внутренней стороне кандалов и получаем следующую картину. Вздернутый за руки смертный вынужден находиться в таком положении, когда ноги устают больше всего. Единственный способ ослабить напряжение – повиснуть на руках, но тут в дело вступают шипы, буквально впивающиеся в запястье. Заложникам приходилось выбирать самостоятельно, какую боль им терпеть легче. Разумеется, что в таком виде ни о каком сопротивлении или попытках освободиться речи не шло.

– Так уж вышло, – почесал я когтем за правым рогом. – А вы имеете что-то против?

Так, припираясь и подкалывая друг друга, мы и добрались до ожидавшей нас троицы.

– Тогда до связи. Быстрее закончу – быстрее встретимся.

– Не знал, что демоны неженки…. Ты чего?

Глава 7. Ловушка для демона

Когда мы появились в центре круга призыва, Олег упал на пол, скорчился и истошно заорал от боли. Я бросился к нему, но был награжден пинком в живот и посылом на три веселых буквы русского языка. Когтем я почесал за рогами, которые отрастил в момент крайнего изумления от реакции напарника. Нет, я, конечно, понимаю, призыв создан для демонов, а не людей. Но настолько серьезной реакции на перенос я еще не встречал. В любом случае, умирать парень не собирался, так что пришлось оставить его, лежащего в позе эмбриона и грызущего от боли кулак. Дела насущные потребовали всего моего внимания к себе. В комнате творилось форменное безобразие. Успешно завершивший призыв Сергей устало осел на пол и спрятал голову в коленях. Рядом на диване лежал бесчувственный бледный Евгений, которому молодая ведьмочка Ирина со слезами на глазах отчаянно зажимала кровоточащую рану в груди. Окна гостиной были закрыты различными покрывалами, в дальнем углу стояли подростки, образовав концентрированный круг, в который отдавали всю свою энергию. Ребята были уже на пределе, у двоих начал выступать кровавый пот. В центре круга сидела Марина, принимавшая в себя энергию и перенаправлявшая ее в центральный узел мощного барьера. Сам барьер был огромен, он простирался над всей территорией особняка и представлял собой не обычный купол, а идеальную сферу, охватывавшую пространство в своеобразный шар. Особняк был не пробиваем как с воздуха, так и из-под земли. Просто поразительно, что это произведение они смогли не только создать, но и удержать в течение длительного времени. Вся эта картина сложилась в моем сознании буквально за доли секунды. Не теряя времени, я подскочил к Маришке, бережно принял от нее питающий канал заклятья и влил свою энергию. Подростки были мною безжалостно отключены от подпитки силового круга и с облегчением попадали на пол. Замкнув защитный полог на себя, я подскочил к Жене. Он был жив, но судя по всему, осталось ему недолго.

– Почему не вылечили? – посмотрел я на Сергея и его мать. Они смущенно потупились, хозяин всхлипнул.

– Извини, – постарался я изобразить виноватый тон.

– Думаю, начальство в курсе, – ответил Олег, к которому был обращен мой последний вопрос. – Но ты прав, необходима связь. Но для этого нужно для начала выбраться.

– Будешь донором. Ничего, мы в окопах и не таких спасали. Бывало, медики по несколько дней не могли до нас добраться. Полное окружение, стрельба не затихает, куча раненых. Вот и приходилось полагаться на волшебное «авось». Если ничего не делать, то умирать в любом случае придется. А если что-то сделать, то волшебное «авось» всегда могло случиться. А тут, как ни крути, санитария получше будет, шансов больше. Женька воевал, знает, что к чему.

– Как ранили Женю? – перевел я взгляд на Марину.

– Золотов хранил на тебя досье, – бизнес-леди посмотрела мне в глаза. – Он ему, конечно, ходу не давал. Не знаю, зачем ему это было нужно, может просто не мог смириться с тем, что покрывает твои грешки. Но этой ночью он очень «удачно» умер от сердечного приступа. И тут же в дело вступило ФСБ. Женя говорит, даже тело еще не вынесли – а оперативники уже переворачивали кабинет. Словно знали. Очень похоже на подставу. Или тщательно спланированную операцию.

Короткий взгляд на диван заставил меня в изумлении остановиться. Женя больше не умирал. Ровное дыхание, возвращающийся румяный цвет лица… Человеческая медицина, конечно, творит чудеса. Если сравнивать со средневековьем. Но вернуть ускользнувшую душу? Надо обдумать это. Непонятно и невозможно. Бросив взгляд на хлопотавшего вокруг Кати хозяина, я обвел взглядом ровненький кружок из бессознательных подростковых тел. Между прочим, с детьми надо что-то делать. Чем бы ни закончилось это происшествие для нас, впутывать «птенцов» в это у меня не было никакого желания. Вопрос о том, как бы переправить их в безопасное место, добавился к усиленно обдумываемому странному спасению Жени, а сам я в это время повернулся к устало сидящей на полу, опираясь на подлокотник дивана, Маришке:

Я вздохнул. Безумная надежда, с которой на меня уставились все присутствующие, не вдохновляла. Настроившись на непростую работу, шаг за шагом я взялся изучать тело Евгения. Должна быть причина, по которой не работают исцеляющие заклятья. Душа парня уже начала свой путь и отдалялась все дальше от мира живых. Там, в мире смерти, она сделает свой выбор между Светом и Тьмой. Отправившись в любое из этих царств, душа уже никогда не сможет вернуться обратно. И это было причиной, по которой исцеление не работало. Именно душа принимает на себя силу налагаемого на человека заклинания. И не имеет значения порча это или исцеление. Без души, магия, направленная на живое существо, не находит этого живого существа. Только тело, которое не может считаться живым без самого главного.

– Ты как? – виновато спросил я напарника.

– Женя будет жить. Между прочим. Монстр бесчувственный. Олег его спас. – Она кивнула на все еще выглядевшего нездоровым моего напарника. Да что же не так с моим переходом? Я сам никого еще не проводил, но другие демоны рассказывали, что ничего страшного со смертными не происходит. Тошнит недолго, вот и все.

– Сквозная, – констатировал он. – Это просто везение. Обычно пуля застревает. Много крови попало в легкие, но можно попробовать его спасти, если у кого-то из присутствующих первая группа крови.

– Эк они развернулись! – хмыкнул со своего места Олег. – Теперь даже президент никак не сможет повлиять на ситуацию. Общественность не поймет.

– Изменить внешность человеческого облика мне не сложно, – пожал я плечами в ответ. – А вот что с Мариной и Сергеем делать? Придется бежать. Ты можешь связаться со своим начальством и объяснить ситуацию? Может, они смогут урегулировать ситуацию? Марину необходимо вывести из под удара в любом случае.

Для тех, кто находился внутри, по-сути ничего не изменилось. Точно также можно было видеть все, находящееся за стенами, но вот те, кто был снаружи имели удовольствие лицезреть, как дом вместе с забором на глазах испаряется в неизвестном направлении, оставив после себя свеженький пустырь. С облегчением развеяв энергоемкий защитный барьер, в котором больше не было надобности, я спустился к остальным. Краткая оконная разведка добавила больше вопросов, чем ответов.

– Еще раз так сделаешь без предупреждения, я тебя лично ордену сдам! – прорычал он, злобно посмотрев на меня. Я угрызений совести не чувствовал совершенно. В конце концов, никто не виноват, что у него оказалась такая сильная восприимчивость к темным порталам. Но вслух озвучивать свои мысли не решился.

– Рассказывай.

Закрыв за собой дверь Маришкиной спальни, я аккуратно отодвинул уголок занавески. Красота! Четверка черных фургонов напротив главных ворот, полное оцепление периметра ребятами, стиль одежды которых сильно напоминал мне нынешний облик Олега, не успевшего переодеться после операции на Ближнем Востоке. Несколько легковых машин, из-за одной из которых старательно вещал в рупор немолодой мужчина в костюме-тройке. Что он вещал – для меня осталось загадкой, внутри особняка его, как и всех остальных, слышно не было. Похоже, этот дяденька орал довольно длительное время, так как внешний звуковой экран в защитную сферу встраивал не я, а Марина. Вдали, из-за реденького сосняка то и дело выглядывали любопытные зеваки. Силовики, а это были именно они, сомнений у меня по этому поводу не имелось, похоже знали о незримой защите. Некоторые пинали ее ногами без особой надежды на результат, некоторые стреляли из табельного оружия. Этими ребятами заведовал другой мужчина, судя по всему офицер. Выглядел он помоложе и постройнее того, что возлег с рупором на крышу белой в синюю полоску легковушки. Ручной гранатомет, похоже, тоже был идеей этого молодца, так как в данный момент он активно размахивал руками, корректируя позиции еще четырех бойцов с этими разрушительными подарками. Что будет, если по защите ударят сразу четыре снаряда, мне проверять не захотелось. Радует, что эти ребята не додумались воспользоваться тяжелой артиллерией раньше, когда защиту держала на себе Марина, пусть и получавшая подпитку от аматорского колдовского круга из колдунов-недоучек. Конечно, окажись защита менее развесистой, я бы и внимания не обратил на эту мелочь, но размер поля, питавшегося от моей энергетики, был, честно говоря, немалым, так что, не дожидаясь команды «пли», пришлось воспользоваться старым проверенным способом побега от внимания спецслужб. Соорудив на скорую руку несколько печатей Хаоса, я перенес особняк вместе с прилегающей к нему территорией в межмировое пространство. Знал бы, что так будет, не возвращал бы его после достигнутых договоренностей со спецслужбами.

Дальше я перестал концентрировать свое внимание на этой суете. Мне так никто и не объяснил, что здесь произошло, а узнать очень хотелось, так как в барьер кто-то минуту назад пальнул из ручного гранатомета. Ощущения мне не понравились. Без особой надежды я заглянул в подсобку, где стояли мониторы. Теоретически предполагалось, что в случаях различных ЧП эта система продемонстрирует происходящее за стенами усадьбы, но, как я и думал, все внешние камеры были аккуратно выведены из строя и теперь ненавязчиво воспроизводили «белый шум». Надо сказать, что покойный муж Маришки был крайне параноидальной особой, что не удивительно, учитывая, чем он занимался. Так что, в силу своих опасений, Андрей Зареченский отгрохал внушительный заборчик вокруг территории особняка. Печально вздохнув, я направился на верхний этаж, с которого можно было хоть немного увидеть происходящее за кирпичной кладкой. Была надежда, что окна поведают мне хоть какую-то информацию о происходящем тут беспределе. Можно, конечно, попробовать растормошить одного из выпавших в астрал от перенапряжения подростков или самих Зареченских, но последним было не до меня, а молодые люди все еще излишне эмоциональные и действуют мне на нервы. Для начала и окна подойдут.

– В душе не ковыряю! – огрызнулась она.

– Он умирает, – констатировал я.

– Благодарю, но я все-таки демон, и вполне способен отличить тело, в котором присутствует душа от тела, которое душа покинула, – укоризненно ответил я этой язве. – Рассказывай.

– Согласен, – подал голос Олег из глубокого кресла, в котором продолжал приходить в себя. – ФСБ давно точит зуб на наше ведомство. По их мнению, мы занимаемся их работой, не желают они признавать, что бывают случаи, для которых нужны особые специалисты. А учитывая, что твое первое явление народу было замечено именно сотрудником ФСБ, у которого из под носа увели такое интересное дело наши начальники… Сам понимаешь. Оставить такой козырь нам они не смогли и решили пойти ва-банк.

– Потом поговорим, – процедил сквозь зубы Олег и отвернулся к Марине. – Какая у Жени группа крови?

Он болтал, прокаливая в огне разные иголки, ножи и прочий инструментарий, собранный из подручных средств, окунал их в водку. Отправил двоих ребят кипятить пару простыней. Скоро один из посланных проводить инвентаризацию подростков радостно продемонстрировал аптечку с сохранившейся системой-капельницей и лекарствами, в которых немедленно принялся рыться Олег.

– Игорь! – воскликнул Сергей. – Я что-то чувствую. Странное.

На мгновение сосредоточившись, я вскочил и взлетел по лестнице на второй этаж. Вокруг особняка собралось около десятка фигур в светло-серых рясах. Они оцепили по периметру территорию нашей незримой обители и аккуратно чертили замысловатую фигуру, линии которой явно входили в то пространство, которое освободило исчезнувшее здание. Они создавали подчиняющий круг призыва! И судя по движениям сил, призвать круг должен был всех, включая живых людей и особняк! Это был не просто переход. Создаваемое светлыми орденцами, а это были именно они, заклинание просто грубейшим образом выдернет из межмирового пространства всех и все, что окажется внутри фигуры. Это убьет всех смертных, притом мучительно убьет! Их расчет понятен. Увидев происходящее, я должен вернуть особняк на место, спасая Сергея. Им известно про договор. Что еще они знают? Кое-какие мелочи заставили мозаику событий изменить рисунок и встали на свои места отсутствовавшие кусочки. В момент атаки ФСБ, я им был не нужен. Они начали штурм, прекрасно зная, что меня нет в стране. В этом я не сомневаюсь, все-таки спецслужбы не лаптем щи хлебают. Им нужно было заполучить Марину. Арестованная Зареченская, несовершеннолетний Сергей, попадающий под юрисдикцию очень добрых и светлых сотрудников опеки. Если не самих орденцев, то кого-то с ними тесно связанного. А получив моего хозяина, они получают несопротивляющегося меня! Если бы их план удался, я бы действительно пришел к ним сам. Договор не оставил бы мне выбора.

– Отстреливался, пока мы щит готовили. На дереве был снайпер, – чеканными фразами ответила ведьма.

– Что будешь делать? – подал голос Сергей. – До того, как нам отключили свет, мы успели по всем каналам полюбоваться на твое фото с сообщением о том, что ведется штурм здания, в котором засел опасный маньяк и наемный убийца. Маму тоже объявили соучастницей и заказчицей нескольких преступлений. Они даже смерть отца обставили так, словно это твоих рук дело.

– Эту проблему я решу, есть идеи…

– Я не могу! – пришлось мне вырваться из захвата девицы. – Хочу! Но не могу! Его душа покинула тело! Демоны не всемогущи и исцеление нам доступно только в самых элементарных формах! В случае Жени, наш народ бессилен. Спасти его может только светлый маг или ангел! Но вот беда, ангелов поблизости нет, а если бы и были, то скорее постарались бы отправить нас ему вдогонку!

– У меня первая, – отозвалась вышедшая из подвала Катя. – Что нужно делать?

Напарник, все еще болезненно морщась, подошел к Жене и внимательно осмотрел рану.

Зареченская подняла на меня запавшие от переутомления глаза.

Злобный оскал озарил мое человеческое лицо. Это они так думают! Играя в «кошки-мышки» с демоном, светлые забыли, что кошкой в любом случае окажется демон!

– Мы не смогли, – нарушила молчание Марина. – Мы перепробовали все, что знали, но заклятья на него просто не действуют. Может, ты сумеешь что-то сделать?

– Неужели ничего нельзя сделать? – схватила меня за руку Ира. – Ты же демон, ты такой сильный! Вылечи его! Пожалуйста!

– Задолбали! – прохрипел Олег, тяжело поднимаясь на ноги и вытирая выступившую из носа кровь. – Так заморочились своей магией, что выпали из современного мира. Про медицину кто-то слышал вообще?

Но какие молодцы мои подопечные! Марина не растерялась и привлекла подростков к постановке щита, Сергей сумел призвать меня. Тем самым они поломали планы Чистым. В особняке появился я и укрыл всех в другом пространстве. Разумеется, Чистые не хотели афишировать свое присутствие, но исчезновение нашего дома вместе со всеми его обитателями вынудило их раскрыться. Теперь я знаю, что кто-то из орденских командиров находится в руководстве ФСБ. Ведь должны были понимать, что открывшаяся охота на меня приведет к очень печальным итогам для тех, кто ее начал. Нет, не с моей стороны, а со стороны СовБеза России, который возглавляет президент, между прочим. Они ведь со мной уже договорились? Я согласился сотрудничать? Все были довольны, а тут какое-то ФСБ. Ни один нормальный руководитель не пошел бы на такое откровенное самоубийство. А вот адепт Чистых, один из главных в ордене, для которого ФСБ не является целью жизни. Для него это средство. Могущественное средство, которым орденец без сожалений воспользовался, поставив себя под удар высшего руководства страны. И он добился своего! Они готовят ритуал подчиняющего призыва. У них нет выбора, кроме как затратить колоссальное количество энергии на этот ритуал. А тратить энергию орденцы обязаны, призыв должен быть настоящим. Ведь иначе я не посчитаю его за угрозу жизни Сергею и не верну дом на место. И даже если не верну… Мой хозяин гибнет, я становлюсь свободным изгоем и все равно оказываюсь у их ног. Тьма никогда меня не примет, на мне будет вечная печать отверженного. Верный вариант. Я фактически у них в руках.

Глава 8. Вопросы и ответы

Быстро слетев по ступенькам вниз, я возопил так, что все присутствующие подскочили:

– Подъем!

Призвав себе высокий стакан и пакет томатного сока, я удобно расположился в кресле и прикрыл глаза, собираясь обдумать дальнейшие действия. Понятно, что цель номер один – это сотрудник ФСБ, организовавший охоту на одного безобидного демона. Нужно его достать и выяснить всю интересующую меня информацию. Но как бы это сделать, учитывая наше положение? Конечно, я оставил себе лазейку. Портал, которым мы прошли, мне удалось стабилизировать, запитав от энергетического узла планеты, находящегося в этом месте. А вы как думали? Я не просто так выбрал именно это место. В этом мире таких узлов осталось крайне мало. По большей части, все они уже заняты светлыми храмами, присосавшимися к энергетике планеты. Между прочим, это сильно нарушает равновесие стихий. Или смертные думают, что участившиеся катаклизмы – нормальное явление? Дальше будет только хуже.

И за чем там следить, спрашивается? Словно Женя сам поесть не способен. Ох уж эти женщины.

– Ты только не обижайся на меня, но мне нужно знать… Если бы… если бы я погиб, куда бы попала моя душа? Я христианин, даже в церковь хожу иногда. Мне всегда казалось, что, несмотря на все мои грехи, в рай меня все-таки пропустят. Когда ты сказал, что являешься демоном, я не особо задумывался об этом… Но сейчас… Я видел ангела, убивающего молоденьких, ни в чем неповинных девчонок, передо мной сидит демон, спасший множество жизней и не сделавший на моей памяти ничего… злого, что ли? Я запутался, Игорь, понимаешь? Где добро, где зло? Кто плохие парни, а кто хорошие? К чему мне стремиться в жизни? Ответь!

– Ты не сказал еще об одном, – раздался за спиной голос хозяина.

– Воспользоваться местными порталами! – ткнул я когтем в сторону тысяч воронок, мельтешащих по периметру окружающего пространства.

– Игорь, – нерешительно начал Евгений, – тут такое дело…

– То есть, Катя скоро станет богом, как Иисус? – недоуменно спросил мой господин.

– Что дальше? – подал голос Олег. – Мне нужно вернуться в Москву, и не говори, что это невозможно. Ни за что не поверю, что ты не предусмотрел пути возвращения. Не такое ты существо, чтобы упускать настолько важные вещи.

На перенастройку двух порталов я потратил около четырех часов. За это время молодежь привели в себя и объяснили им ситуацию. Возражать никто из них не стал, приключений на свои головы они отхватили уже выше всякой меры. Расспросив компанию о желаемой точке выхода, я настроил портал на желаемое место и еще раз перепроверил все расчеты. С сотворенными моим хозяином порталами было все не так просто. Чтоб их перенаправить, мне пришлось буквально выдирать с корнем связующий канал, множеством пространственных заклинаний стабилизировать его в новой направленности и силой удерживать, не давая вернуться на исходные позиции. Было тяжело. Боязливо входящих в непонятную воронку подростков приходилось буквально подгонять, грозно порыкивая. Сильная усталость сказывалась на тембре голоса, так что пришлось еще и останавливать Марину с Катей, от страха едва не последовавших в тот же портал. Одни Олег с Сергеем к моим приказам оказались равнодушны. Сергей-то понятно, почему. Но Олег?

Моя встреча с Марией подарила шанс демонам вновь стать доминантными, вернуться забытыми богами и жить среди смертных. Но тогда инквизиторы сумели предотвратить такое развитие событий. Думаю, не без помощи ангелов. Ведь не просто так столь сильные светлые прибыли в маленькую, никому не интересную деревушку? Интересно, знали ли они тогда про кольцо? Их попытка вполне могла увенчаться успехом, сумей они тогда меня поработить. Но не вышло. Мария, хоть и погибла, но ее душа, Душа Мира, не достигла нужного уровня развития, а направление уже было избрано. Она неизменно переродилась, чтобы вновь меня встретить и исполнить свое предназначение. Представляю, что начнется в моем мире, когда Повелитель об этом узнает. Может, подкрепление дадут? Такой шанс демоны ни за что не упустят, так что должны хранить меня как зеницу ока. Проблема только в кольце. Нужно как можно скорее разобраться с этим орденом и вернуть свое имя.

Какое-то время она только яростно открывала и закрывала свой чудесный ротик, не находя достойного ответа. Потом ее прорвало:

– Хам! – обиженно воскликнула девушка, убегая в свою люксовую пещерку. Олег проводил ее недоуменным взглядом.

– Когда будешь готов – сразу узнаешь, – подмигнул я своему хозяину.

Отвечать я не стал. Молниеносно скользнув к своей любовнице, неуловимым движением когтей вырвал из ее браслета небольшой камешек и стал прилаживать внутрь пульта.

На моей морде поселилась такая довольная ухмылка, что всех аж передернуло. Думаю, радостно скалящаяся демоническая пасть способна впечатлить кого угодно.

– Время – то, что нам и надо. Сейчас они выложатся полностью на ритуал призыва. Заняться проходом в особняк у них просто не будет сил. Поиск «свежих» орденцев, их доставка подарит нам около часа. Около пяти часов им потребуется для вскрытия заблокированного мною портала. А за это время можно успеть очень многое.

– Господин! – я уже повернулся к одному из дальних порталов, когда меня остановил ее оклик. Остановившись, недоуменно скосил на нее левый глаз. – А с кем пойду я?

– Энергия веры. Тысячи верующих, ежедневно отдающих свою энергию, могут расширить демонический мир, напитать демониц силой, достаточной для рождения новых высших. Низкие духи, конечно же, тоже начнут активно плодиться. Но появление новых высших – самое важное для нас. Только рожденные демоны могут достичь могущества Старших и занять высшее после Повелителя место в иерархии нашего мира. И только у Старших хватает сил сдерживать Хаос, не давая ему произвольно превращать нас в различных существ.

– А зачем вам все это? – нахмурился Сергей.

– Они же все ведут к чертям на кулички! – изумился Сергей, аккуратно поддерживая качающуюся Катю.

– И о чем же я не сказал?

– Не выйдет. Он засветился конкретно. Да и пулевые ранения в больницах фиксируются отдельно, сам знаешь. Женю с собой берем, заодно подлечим нормально.

– Что? – попытался я увильнуть.

– Сдурел, придурок чешуйчатый? – гневно ответила Марина.

– Только птенцов, – мой ответ прозвучал несколько суховато, так как в это время я наблюдал, как более-менее пришедшая в себя Катя несколько резковато отталкивает от себя моего господина и ковыляет к ближайшему дереву. Обняв зеленого гиганта, девушка начала усиленно тянуть из него энергию. Изящные резные листья сперва стали коричневого цвета, затем свернулись и дождем осыпались на землю. Жаль дерево, конечно, но силы моей ученице пригодятся.

– Может мне кто-то объяснить, что происходит? – не выдержала гнетущей тишины Марина.

– Так это при обычном лечении. Просто поверь, это именно то, что ему нужно.

– Охренел?! – взревела Марина, гневно рассматривая опустевшее гнездо на своем браслете. – Да ты знаешь, сколько я отдала за него? Ну, все, сейчас я тебя прибью!

– Два-три канала я смогу перенаправить в безопасные места. Это не трудно, просто энергозатратно.

– Нет времени! У нас максимум пятнадцать – двадцать минут до окончательной смерти всех присутствующих!

– Понимаешь… Все несколько иначе, чем вы, люди, себе представляете. Нет абсолютного добра, как нет абсолютного зла. Каждый смертный сам выбирает, где проведет время, оставшееся до перерождения его душе. Тот ангел, которого мне пришлось убить, он так поступал не по своей воле. Обычно, эти существа очень добры. Они стремятся уберечь своих последователей, помочь им, поддержать в трудную минуту. Все именно так, как тебя и учили. После смерти, избравшие Свет души, направляются в светлый мир, где они могут отдохнуть от пережитых страданий, стремлений, печалей. Там о них заботятся, их любят и всячески им угождают. Для многих это место, называемое вами раем, действительно желаемо. И такие души не остаются разочарованными. Те, кто способен развить свою душу, в течение множества перерождений, оставаясь верными Свету, становятся святыми, чудотворцами… А после смерти – ангелами. Но бывают и другие смертные, которым недостаточно просто блаженствовать, ничего не делая и получая все желаемое без усилий. Такие души не мыслят себя без развития и движения вперед и сознательно отрекаются от незыблемости Порядка, выбирая Тьму и Хаос. После смерти они попадают к нам, в демонический мир, где их душам помогают постепенно преобразоваться в более удобную форму. После нескольких перерождений эти существа заканчивают свой смертный путь, превращаясь в демонов. Разумеется, они становятся не самыми могущественными сущностями. И ангелы, и демоны, получившиеся таким образом, занимают самые низкие ранги. Но у них открывается возможность развиваться дальше, подниматься в своей иерархии. До определенного уровня, разумеется, да и занимает такое развитие столько времени, что ты сейчас даже вообразить не сможешь. К примеру, высшая демоница, известная тебе под именем Ники, возвысилась до своего уровня именно из смертной души. Становиться куртизанкой в каждом перерождении – это умудриться нужно. Сейчас она демон малого круга – самая низкая ступень среди высших демонов, и это ее предел. Но нужно быть демоном, чтобы понять все ее преимущества и ту власть, которой она сейчас обладает. Под ее началом довольно крупный домен демонического мира, ей подчиняются сонмы более слабых демонов. Это впечатляет, поверь мне. Что же касается «адских мук»… Да, это присутствует. Души, при жизни очернившие себя, непригодные светлым, ввиду их темной направленности, принимаются демоническим миром. Там их помещают в Сады Печали. Сады, хоть и не совсем соответствуют человеческому пониманию ада, суть имеют примерно ту же самую. Из попавших туда душ буквально выжимается энергия, путем причинения им разнообразных страданий. Подробно описывать не стану, но попасть туда никому не пожелаешь. Когда приходит срок, Суть смертной души выпадает из духовных миров, как темных, так и светлых, и направляется на перерождение. Не знаю, насколько доступно смог тебе объяснить. В твоем случае важно только одно. Твоя душа не имеет ничего общего с теми, что томятся в Садах Печали, ты можешь сам выбирать дальнейшую судьбу своей души. Нет ничего противоестественного ни в одной из сторон. Нет злого и нет доброго пути. И Хаос, и Порядок не могут существовать друг без друга. Как и ангелы с демонами. Мы все – часть Равновесия. Так что, решение за тобой.

Вот честно, я попятился! Несмотря на то, что был в истинном облике, несмотря на то, что высший демон! Когда видишь у кого-то вместо ауры сплошной сгусток клубящейся Первоначальной Тьмы, готовой в любой момент выплеснуться в мир и поглотить тебя без остатка, тут любой испугается!

– Зато нас здесь не обнаружат! – взвыл я, упираясь хвостом в скалу. Дальше отступать было некуда! Мне конец! – Маришка, умная, изящная, прекрасная, звездный луч в кромешной тьме, услада взора моего! Я все сделаю, обещаю! Здесь будет лучше, чем в VIP-номере! Даже джакузи, сауна, самые мягкие в мире перины! Даже массаж тебе делать буду!

С этими словами, я развернулся в сторону пещеры и проник внутрь, раздвинув густую завесу Тьмы, призванную хранить тепло и не пропускать никого, кроме нашей компании. Пусть думает. События набирают обороты. Скоро на размышления не останется времени.

– Люди, эльфы, другие жители миров, даже животные. Если бы Повелители Света и Тьмы не объединились и не остановили этот процесс, кто знает, что сейчас было бы на месте этой системы миров? Возможно, однажды я расскажу тебе эту историю. Но не сейчас.

– А ты что будешь делать? – Ошарашено спросила Маришка.

– Да все я предусмотрел! – пришлось опустить свою пятую точку в соседнее с Олегом кресло. – Есть способ отправиться в Москву. Но он односторонний. Назад попасть не получится.

Наступила неловкая тишина. Женя выглядел удивленным, а Олег неожиданно посмотрел на меня с таким уважением, что стало как-то неловко. Чего это он?

Последние слова он прокричал. Олег буквально вонзился в меня каким-то странным изучающим взглядом. Неужели и ему интересно? Не знал, что так сильно пошатну мировоззрение двух довольно таки сильных волей парней. Серьезно посмотрев на Женю, я стал отвечать, тщательно выбирая слова.

Олег протянул мне старый игрушечный пульт от радиоуправляемой игрушки. Я немного над ним поколдовал и задумался. Для накопителя нужен алмаз. Можно и другой драгоценный камень, но алмаз лучше удерживает энергию и обладает большей емкостью. Не найдя лучшего выхода, я изучающе уставился на Маришку. Та под моим взглядом нервно поежилась и вжалась в кресло.

– Готово, – через несколько минут сообщил я, протягивая созданный артефакт напарнику. Работает также, но постарайся с отводом глаз не усердствовать. Это заклятие потребляет много энергии. Но, в случае необходимости, используй без лишних сомнений. Для нас сейчас главное – результат.

– Хочешь быть с ней – развивайся. Станешь демоном и сможешь быть с нею рядом. Но подумай хорошо, прежде чем решиться. Ведь одного твоего чувства недостаточно. Захочет ли она быть с тобой?

– То, что ты сказал, это правда? Так оно и есть? – голос Жени прозвучал как-то сдавленно и хрипло.

На моей последней фразе Маришка резко остановилась и недоверчиво посмотрела мне в глаза.

Расправив крылья, я оттолкнулся от земли и вознесся над вековыми елями. Судя по ощущениям, моя старая знакомая была не так уж далеко.

– Ну, смотри! Тебя никто за язык не тянул! Можешь начинать обустройство, я хочу ванну и массаж как можно быстрее! – презрительно дернув плечиком, эта ненормальная отвернулась от меня и пошла в сторону осоловевших от таких разборок ребят.

– Но тогда… что же тогда лучше? Что выбирать МНЕ?

Я довольно зашипел и выпустил облако дыма из пасти.

– Так и есть, – подтвердил я.

– И когда я буду готов узнать остальное?

– Сядь! – не отвлекаясь от создания артефакта, прорычал я, добавив в голос пугающие волны. Маришка удивленно и испуганно плюхнулась обратно на сидение кресла. – Я тебе потом другой камень достану. Все равно здесь, кроме медведей, твои драгоценности никто не оценит, а нам нужно для дела.

Я открыто улыбнулся, показав клыки.

– Что случилось? – забеспокоился Олег.

В нашей новой аскетической гостиной меня дожидался Олег в компании Маришки. Как только я зашел, мой напарник уставился на меня вопросительным взглядом.

Все это я и рассказал Сергею. Он ее очень любит и имеет право знать, с чем связывается.

– Южная тайга, – сообщил я, аккуратно укладывая Женю на собранный хвостом ворох сухих веток и иголок.

Я пожал плечами и молча направился подышать свежим воздухом. Что для него лучше? Кроме него самого, никто на этот вопрос не ответит. А уж я – так, тем более. По моему мнению, все хорошие души должны стремиться стать демонами. Но ведь это мое мнение, верно?

– … так что, времени у нас не много, но есть. Сам подвал не является частью здания, в особняке только узконаправленный разрыв между реальностями. Можно сказать, что это обычный проход, который я заблокировал. Конечно, орденцам придется постараться, но вскрыть его они смогут, несмотря на то, что окно прохода мы с Сергеем забили деревьями. Это их задержит, но не остановит.

– После такой кровопотери – самое лучшее блюдо. Особенно печень, – ответил я, присаживаясь в одно из кресел, ранее стоявших в гостиной нашего особняка.

– Не думаю, что они будут против. Этот урод подставил под удар таких людей, что оторопь берет. Совсем без тормозов.

– Игорь, тебя Женя зовет, – ворвался в мои размышления голос Олега. Он-то когда успел туда зайти? Совсем задумался, расслабился, перестал следить за обстановкой. Плохо. Человеческая личность слишком прижилась ко мне. Стал за собой замечать, что все реже пользуюсь разделением сознания для обдумывания нескольких вещей одновременно. Хотя, ничего страшного. Очень скоро все вернется на свои места. Думаю, мне придется все же сделать это…

– Не притворяйся! – заметила Марина со своего места. – Ты прекрасно знаешь, что нас интересует.

– Так, а с Катей как мне теперь быть? Если она будущий бог, то, как же…

– Ну и где мы? – уперла руки в бока Марина, злобно сверля меня взглядом.

Очень подробно я рассказал свою историю знакомства с Марией. Тогда мне и в голову не могло прийти, что в мире могут существовать такие, как она. Молодой был, неопытный. Меня отправили собирать души для своего домена в качестве практики… Мда. Интересно, как там мой замок? Может, он уже захвачен соседями, а домен успешно поделен между захватчиками. Вернется Ники – обязательно спрошу. Так вот, пролетал я тогда над небольшой французской провинцией, когда ощутил что-то странное. Необычную силу, очень могущественную, глубоко связанную с миром и… нейтральную! Я тогда так удивился! В общем, познакомился, поделился силой, чем определил ее дальнейшее развитие в темную сторону. Помнится, Повелитель, когда узнал, лично вызвал к себе, похвалил и наградил. Чем – не скажу, но награда была существенной. Оказалось, что очень редко в некоторых мирах могут рождаться люди с особенной душой. Такая душа называлась Душой Мира и этим все сказано. Тот, кто сможет привлечь ее на свою сторону и обучить использованию своих сил с учетом новой направленности, получает мир. Такая душа, раз выбрав путь, никогда от него уже не отступает. Последний раз такого человека смогли заполучить светлые. Иисус Христос, если вам это о чем-то говорит. И, соответственно, получили мир с соответствующим направлением. Нет, демоны – существа очень упорные, так что, несмотря на постулат о единичности выбора, пытались переманить смертного на свою сторону. Разумеется, ничего не вышло.

Так вот, портал я стабилизировал, так что имею в наличии возможность перемещения в любую точку мира. Но только в одну сторону. Назад придется махать крыльями, разве что…

– А что оставалось? Мама меня к вам не пустила, – обиженно проговорил Сергей.

– Не врешь? И массаж будешь делать?

Олег только презрительно фыркнул, тем самым сообщая нам свое мнение о моих лекарских возможностях. Я промолчал. Имеет право так относиться, в конце концов, именно он вытащил парня с того света. Хоть я до сих пор не могу понять как. Никакой светлой силы, способной объяснить это явление, от него не ощущается. Обычный человек. Странно это. Будь он не проявленным светлым целителем – никаких вопросов бы у меня не возникло. А так… Еще одна загадка, острой колючкой засевшая в моем мозгу.

– Как связь держать будем? – спросил напарник.

– Давай свой артефакт, я его немного переделаю, чтоб работал на больших расстояниях и привяжу накопитель.

– Ладно, – успокоилась Маришка. – Пойду, прослежу, чтоб у него все в порядке было.

– Если все так, как ты объяснил, то зачем демоны покупают души? И почему ангелы этого не делают?

– Так зачем ты хочешь перенести друзей Сергея в отдельное место? – вернулась к разговору Маришка.

Нервно дернув хвостом, я рассказал о своих наблюдениях за действиями ордена. Меня слушали, не перебивая.

На следующее утро очнулся Женя. Под моим руководством, Катя неплохо над ним поработала, и о ране напоминал только маленький рубец. Парень долго задумчиво молчал, рассматривая меня. Я даже решился спросить, чем вызван столь пристальный интерес к моей персоне, но не успел. Больному принесли еду, и Женя с головой погрузился в поглощение аппетитных кусочков жареной косули, отловленной мною ночью. Пришлось оставить его наедине с заваленным мясом блюдом.

Женя тяжело вздохнул и опустил взгляд.

– В таком случае, приведи ребят в порядок. В портал они должны будут зайти на своих ногах.

– Фанатики, – пожал я плечами. – Такие с радостью умирают за идею под пытками, что им ваше правительство?

– Ты чего задумал? – обеспокоенно спросила бизнес-леди.

– Да, господин! – подскочила девушка, ловко увернувшись от руки Сергея, возжелавшего помочь ей подняться с земли. М-да, не везет моему господину в любви что-то.

Через час Олег успешно прошел в портал, а я предупредил Женю о небольшой отлучке, попросив присмотреть за остальными. Мариша на меня все еще дулась, Катя ее утешала, а Сергей был занят тяжкими раздумьями. Так что предупреждать пришлось самого незанятого члена нашей команды.

Когда в воронку шагнул последний птенец, я облегченно отпустил удерживающие заклятия, позволив порталу вернуться в предыдущее состояние. Пусть теперь орденцы попробуют последовать за ними! Мир, куда вел этот проход, был весьма неприветливым для людей. Вернее, людей в том мире вовсе не было. Переключившись на второй портал, я быстро провел остальную компанию, подхватил все еще бессознательного Женю и шагнул следом.

Хм… Вопрос правильный. Вообще, лучше бы ее отправить с подростками, так безопаснее. Но с другой стороны…

Я внимательно посмотрел на Сергея. Его эмоции не вызывали никаких сомнений. Если раньше у него случались увлечения, пусть сопровождаемые сильными эмоциями, но кратковременные, то сейчас рыжеволосая ведьма прочно обосновалась в его сердце. И то, что девушка не отвечает ему взаимностью, очень сильно ранит моего хозяина. Но, быть может, так оно и лучше? Попробовать свести их? Ведь тогда…

– Почему ты никогда раньше не рассказывал мне всего этого? Я же тебя много раз спрашивал, но ты отшучивался и переводил тему.

– А я читала, что после таких ран нужна диета, притом не мясная.

– Что за другие существа? – встрепенулся парень.

Тяжко вздохнув, я оценил оставшиеся силы и обреченно поплелся в сторону пещеры, в которой мне предстояло теперь создавать несколько номеров люкс. Какой-то день сегодня бесконечный…

– А чего хочешь ты?

– Что же… – я тяжело поднялся с земли. Все эти приключения выпили немалую часть моей энергии. – Катя, я так понимаю, что тебе лучше?

– У нее есть выбор, – невозмутимо ответил я. – Она может стать темным божеством здесь, в этом мире. Возглавить пантеоны богов (разнообразных демонов, низких духов и прочих), которые прибудут сюда, а, когда ее время в мире подойдет к концу и появится новая Душа Мира, войти в круг высших демонов старшего круга. Или она может сразу же занять место в круге, оставив мир на управление других демонов. Так поступил и тот, кого вы называете Иисусом. Править смертными ему не захотелось, так что он сбросил смертное тело и перешел в светлый мир, став одним из сильнейших ангелов в иерархии.

– Тайга-а-а, – прорычала ведьма, гневно наступая на меня. – Тайга! Вы слышали? Он приволок нас в ТАЙГУ! Меня! На шпильке, в деловом костюме! В ТАЙГУ!

К счастью больше глупых вопросов никто не задавал. Аккуратно подхватив Женю на руки, Олег поспешил к двери в подвальные помещения. Марина, шипя и ругаясь сквозь зубы, подхватила Катю под левую руку, а Сергей закинул правую руку вялой девушки себе на шею. Быстро создав заклинание левитации, я вознес подростков над полом, выстроив их стройным рядком.

Спускался в подвал я последним, внимательно следя, чтобы подростки нигде не ушиблись на повороте. Когда последний птенец устроился на разноцветной лужайке, закрыл дверь и преобразовался в истинный облик. Очень быстро долетев до ближайшего леса, я без лишних размышлений, скосил хвостом четверку самых толстых деревьев. Дальнейшее перетаскивание внушительных, уже очищенных от ветвей стволов мною проводилось под ничего не понимающими взорами Марины и Олега. Один Сергей, по связи осознав всю серьезность причин такого моего поведения, суетился вокруг, всячески пытаясь оказать поддержку. В четыре руки и с помощью нескольких заклинаний, мы с хозяином намертво забили деревьями дверной проем, после чего с тяжким вздохом повалились на траву. Мне нужно было подумать, а Сергей, понимая это, старательно мне не мешал.

Тяжело вздохнув, я поставил стакан на небольшой журнальный столик и отправился в «комнату» Жени.

– Когда я смогу отправиться?

– Ты так и не ответил, – уже более спокойно посмотрел на меня напарник. – Что ты планируешь делать?

– А я буду левитировать десять подростков! Скорее! Все вопросы потом. Всем в подвал!

– А зачем им идти с нами? – недоуменно приподнимаю крылья. – За ними охота не ведется, никто им не угрожает. Отправить их к родителям – и все проблемы. Там им будет безопаснее, а нам ребятишки только мешать будут. Зачем тащить с собой такую толпу?

– Все, что пожелаешь, только не злись! – поднял я передние лапы, с облегчением наблюдая, как Первостихия покидает ауру этой женщины. Интересно, она хоть понимает, что только что едва не натворила? И куда делось ее энергетическое истощение? – Это место действительно лучший вариант, поверь мне!

– Ты сама выбрала, – я качнул хвостом и отвернулся к порталу. Мне предстояло много работы.

– С самого главного.

– Можешь собираться. Я в это время наполню накопитель энергией из местного силового узла.

– О! Мой господин задал действительно интересный вопрос, – расплылся я в улыбке. – Здесь есть несколько причин. Первая – это возможность переманить на свою сторону некоторые особенно перспективные светлые души. Пока человек жив, он может выбирать. И может в любой момент изменить свой выбор. Но если душа уже продана – Смерть сама направит ее к нам. Есть еще причина. Энергия купленной демоном души может быть потреблена самим демоном или доменом, которому демон-покупатель принадлежит, а не всем миром, как это происходит с остальными. Сам понимаешь, что это дает некоторые преимущества. Что же касается ангелов, то они делают то же самое, только по-своему. Заинтересовавшей их светлой душе предлагается путь Света как возможность спасения себя, своих близких, как перспектива чего-то большего. И если человек решается сменить свое мировоззрение, ангелы всячески стараются, чтобы он был свято уверен в правильности своего пути на протяжении всей жизни. Так же точно и с простыми душами. Они предлагают спасение, райские сады вместо Садов Печали, любовь и сочувствие, возможность получить прощение за свои злодеяния, исправить ошибки. Ну и, разумеется, вполне правдиво рассказывают об участи их гнилых душ после смерти в случае отказа.

– Ты уверен, что мясо ему не повредит? – обеспокоенно спросила Марина, когда я вышел из пещерки, выделенной Евгению в основной зал. Ну, зал – это я так назвал. На самом деле это была все та же пещера, только куда больших размеров, в стенах которой я проделал и отгородил несколько комнат.

– Подслушивал, господин?

– Зачем так много? – вскинулась Марина. – Ты хочешь нас разделить?

– Мне необходимо согласовать наши действия с начальством! Без этого никак!

– Маришка, успокойся, прошу тебя! – позорно воззвал я. – Достану тебе нормальную одежду! Никто же не заставляет тебя на шпильках по горам и лесам ходить! Ты же знаешь, мне это не трудно, да и сама можешь!

– В чем-то ты прав, – задумчиво проговорил Олег. – Может, и Женю тогда с ними отправить?

– А Катя? Ты говорил, что она твоя особая ученица, и вы связаны.

Парень выглядел значительно лучше. Слегка бледен, но уже не качается от малейшего сквозняка. Увидев меня, он попытался подняться с кровати, но Олег удержал его. Рано. Видно, что хочет о чем-то спросить, но то и дело возвращается взглядом к Марине и не решается. Маришка – умная девочка. Сразу все поняла и покинула пещерку, бросив на меня многообещающий взгляд. Да расскажу я, куда денусь?

– Светлый орден сейчас готовит очень зловредную пакость. Некогда объяснять! Олег, хватай Женю! Марина, ты помогаешь Сергею довести Катю до подвала! Быстрее! – для убедительности я хлопнул в ладоши.

– А с чего ты взял, кретин дегенеративный, что я вообще хочу скакать по горам и лесам?! Спать на холодной земле? Мыться ты мне где предлагаешь, придурок?!

Нас встретил грохот быстрой горной реки и пение многочисленных птиц. Огромные хвойные великаны возносились ввысь метрах в двадцати от берега реки, за спиной открывался зев крупной пещеры, а земля под ногами через несколько шагов завершалась обрывом, снизу которого и доносился шум воды.

– Хочу пойти с тобой, господин! – девушка не сомневалась ни секунды. По каналу до меня донеслось облегчение Сергея.

– У всего должно быть свое время, мой господин, раньше ты не был готов это узнать.

Остальные, заметив направление моего взгляда, тоже принялись за ней следить. Смерть зеленого великана повергла их в шок. А что они хотели? Природная ведьма может не только цветочки выращивать, но и жизнь выпить за считанные секунды. Кажется, рядом со мной девочка серьезно прибавила в силе. Тогда, при общении с маньяком-ангелом она ничего похожего не проявляла.

– Так я же не против этого. Наоборот! Наше поспешное бегство ничуть не изменило предварительных планов. Ты возвращаешься, прилагаешь все силы для того, чтобы замять скандал и очистить имя Зареченской. Но главная твоя задача – найди мне этого грамотея из ФСБ, организовавшего нам столько проблем. Он мне нужен живым. Лучше всего, если ты только вычислишь личность и местонахождение, после чего позовешь меня. Будем брать его вместе. И мнение твоего начальства меня не интересует. Если будут против – напомни им об услуге, которую они мне должны.

– И что нам делать? – подал голос Олег. – Судя по твоим словам, мы все равно в ловушке! Только время оттягиваем.

– Какое? – вопросительно поднял я правую бровь, выбирая, куда бы присесть.

– Даже не знаю, с чего начать.

Глава 9. Игра осложняется

– Здравствуй, Ягата.

Невысокая, иссушенная временем старушка с седыми всклокоченными волосами поставила деревянное ведро и близоруко прищурилась.

– Не нужно наказания! – с ужасом взглянула на меня эта глупышка, и опустилась на колени. – Владыка, я виновата пред тобою. Прошу простить мою невоздержанность и непочтительность. Впредь я не позволю себе подобного.

– Что это было? – отозвался хриплый голос Сергея из под крыла Ники после того, как буйство стихий успокоилось.

– Играю в «кошки-мышки», – клыкасто ухмыльнулся я в ответ. – Пока он жив – испытывает безумный ужас. Его вкус просто непередаваем! Хочу насладиться этим блюдом подольше.

Я зловеще оскалился и переступил порог. Нет, смертные не правы. В храм я зайти могу, просто мне неприятно там находиться. Враждебная энергетика. Но сейчас это даже не ощущается, ведь я в своем праве.

– Дождемся темноты и прихватим его в квартире Никитина. Незачем столь открыто афишировать свои действия, – не согласился Олег.

– Ну ты даешь! – восхитился Сергей. – То-то мне было так странно. Правда, вначале по связи доносились только…

– Лови! – мой напарник вытащил из кармана красное удостоверение и швырнул Евгению. – Как знал, что пригодится!

– И очень качественная. Настолько качественная, что у спецов глаза на лоб лезут. Труп и живой сотрудник ФСБ абсолютно идентичны. Отпечатки, сетчатка глаза, генетический код – все! Более того, выявить настоящего Никитина по времени смерти трупа тоже не удалось. Смерть наступила аккурат после штурма особняка. Таким образом, это может оказаться как подставной человек, так и настоящий Денис Николаевич, содержавшийся ранее в плену. Может, его хотели отпустить, оставив на него разборки с руководством и давая время своему человеку убраться подальше. Не знаю!

Ягата схватила меня за руку и потащила к обширной печной лежанке. Мысленно взвыв, я поплелся за ней. О, Бездна, как же это жестоко по отношению к маленькому глупенькому демону!

– Ты же понимаешь, что я должен быть с тобой? – прямо посмотрел на меня Олег.

– Беги, – ласково оскалился я орденцу. – Сможешь от меня скрыться – будешь жить. Клянусь Тьмой!

Вернувшись в ведомство, я застал Женю с Олегом все в той же изолированной комнатке попивающих коньяк и спорящих о сути бытия. Меня они сразу не заметили, а давать о себе знать пока что не хотелось. Поглощенная душа фанатика неизменно привела меня в идиотски радостное настроение. Очень редко демонам перепадает душа, от которой отказался не только мир, но и остальные боги и демоны. Полное поглощение, а не только небольшие порции энергии, выделяемые душой до перерождения, переполнило меня силой до краев. Мне даже казалось, что еще немного и у меня начнет капать энергия из ушей. Однако, это состояние, близкое к экстазу, не мешало мне активно раздумывать над произошедшим. Это было невероятно странно! С детства мне твердили, что подобное невозможно, но…

– Процесс пошел, – ответил Олег. Ангел снова заныкался, смотавшись по-английски. – Пресса уже дала опровержение, в ФСБ идет массовая чистка кадров под присмотром журналистов. Общественности скормили сказку про оборотней в погонах, попытавшихся замять дела и очернить невинных людей вместо заплативших им преступников. Мороки еще много, так что Марине с Сергеем лучше еще несколько дней пожить в лесу, пока все не уляжется.

Херувим, нервно дернувшийся от того, что Женя назвался темным, медленно выдохнул и пригасил свечение своего нимба. Втянув крылья, шлепнулся на кресло и, продолжая пристально смотреть мне в глаза, заговорил. Перебивать его я не стал, не то настроение для поучающих бесед. Пусть светлый отдувается.

– Пойдем, я все объясню.

– Нет, я просто поражаюсь! – обалдело провозгласила Маришка. – Этот придурок умудрился найти себе юбку даже в Тайге!

– Так это ты меня спас? – Женя неуверенно пощупал нижнее правое крыло, и тут же отдернул руку. – Не знаю, что у вас за заморочки, да и участвовать в них совсем не хочу. Не мой уровень. Но за то, что спас меня – спасибо.

– Ты что, решил, будто я его целиком сожрал? Вот уж не хватало еще!

Я ухмыльнулся. Надежды юношей питают! По крайней мере, теперь мне известно, где основной состав ордена. Только вот что-то не дает покоя. Какая-то мысль, которую никак не удается ухватить. Странность, несоответствие. Хотя, разберусь по ходу дела. Так я решил про себя, давая отмашку скучавшим в засаде ребятам.

– Да кто вам угрожает? – послышался нетерпеливый возглас.

– Я бы сказал, что это не угроза, а обещание помощи, – пришлось улыбнуться напарнику. – Лучше смерть, чем рабство. Так что я благодарен этому светляку, теперь мне будет гораздо легче выходить на бой, зная, что моя сущность не попадет к ним в руки.

– А мне говорил, что до встречи со мной был атеистом. Вруни-ишка! – ехидно пропел я, когда напарник завершил свой многоэтажный монолог.

– Что там? – заинтересовался Женька.

– Она что… Она работала с потоками Мира? – испуганно прохрипела Ники.

– Этот человек – христианин, он принадлежит Господу. Убирайся откуда пришел!

– Мы тоже отказываемся от претензий, – прошуршал невидимый ледяной, как удар мизерикордии, голос.

Дикий визг фанатика, переходящий в ультразвук, огласил окружающее пространство. Рука, которой он держал Олега, начинает покрываться кровавыми язвами и иссыхать. Мощная волна энергии Света накрывает меня, вынуждая болезненно поморщиться. И я, пораженно застыв, наблюдаю, как за спиной Олега разворачиваются четыре белоснежных крыла. Широкий, прямой клинок, возникший в его руках, пылал ярко-белым пламенем. Люди их называют херувимами. Высший ангел среднего круга!

– Ну, вот и встретились, – отряхивая с ладоней мел, проговорил орденец. – Не пытайся вырваться из круга, он тебе не по силам. Специально для высших демонов разрабатывали. Барьер вполне способен удержать даже одного из Старших.

– Мнится мне, надо было ревностнее тщаться, чтоб вернуться не хотел!

Пожав плечами, мы проследовали за Олегом в небольшую комнатку, открывающуюся толстенными металлическими дверями. В комнате стояло несколько уютных кресел, стеклянный столик и большой кофейник с чистыми чашками.

При моем появлении ангел мгновенно убрался в глубины души моего напарника. Ребята резко обернулись в мою сторону и натолкнулись на счастливую улыбку и мечтательный взгляд.

Кажется, я очень нехорошо улыбнулся. Ребята отшатнулись и быстро засобирались. Удовлетворенно кивнув их понятливости, дважды хлопаю в ладоши, активировав пульсирующую метку моей жертвы. Что-то он не далеко сбежал. Жить не хочет? Хочет, еще как хочет!

– Прошу вас, умоляю! Молитесь, делайте хоть что-то! Он сейчас будет здесь!

– Что-то на бабу она не очень похожа, – подозрительно сощурилась Маришка.

– Отступи. У нас нет причины сражаться.

– Сколь глубокую нору он бы не вырыл – я найду его. Ведь он – моя добыча!

– Ягата, – успокоено вздохнул я, видя, что немедленная трепка мне уже не грозит, – все очень сложно и запутанно. Тут столько всего переплелось, что даже я не могу в одиночку разобраться. А ты на себя наговариваешь. Даже в нашем мире мало существ, сравнимых в мудрости и опыте с тобой. Помоги, а?

– Так ты заявил на него свои права? – заинтересовался Олег. – И твое право подтвердили?

На миг задумавшись, я поднял глаза на распятие, впившись в него своими вертикальными зрачками.

– А ты еще красивее, чем он рассказывал! И сильная такая! Как хорошо, что ты тоже с ним связана! Я тебе столько расскажу, всему научу! У меня сотни лет практики, ты даже не представляешь, сколько всего мне удалось за это время узнать и придумать! – ведьма незаметно скосила глаза на оторопевшего от такого ее поведения меня, после чего задорно подмигнула и снова превратилась в «типичную блондинку». – Пойдем скорее, нам столько нужно обсудить, и далеко не все годится для ушей наших мальчишек! Здорово, что ты такая умная! Некоторые знания глупцам противопоказаны! Это Игорь правильно сделал, что познакомил нас! Такие как мы с тобой должны держаться вместе!

– А я не захватывал тело Олега, – снова улыбнулся херувим. – Он сам уступает мне контроль, когда это необходимо. При этом он все видит и может в любой момент отнять управление. В остальное время мне достаточно лишь отстраненно наблюдать за событиями. Это вы, демоны, не способны оставаться в стороне, подавляя волю носителя сразу же, как только завладеваете телом. У нас терпения несколько больше.

– Мы потерпим, – со вселенским страданием в голосе проговорил Олег.

Меня аж передернуло, когда представил, что я… Но внешне мой внутренний ужас от предстоящего никак не отразился. Твердо взглянув в мутные глаза ведьмы, я кивнул.

– Ну, смотри! Я тебя упредила! В остальном же помогу не только советом, но и силой своею. Так что не страстись – рядом буду, аже что недоброе приключится. А уж с орденом сладить – то мне не тяжко. Куда им против меня? Пошли, доброзрачный, свою часть докончания исполнишь.

«Молчи!!» – взвыл я по связи. – «Не вздумай произносить это вслух! Этой ведьме не первое тысячелетие! В бараний рог свернуть может!»

– Он МОЙ!

– Надеюсь, труп хорошо спрятал? Хватит нам проблем с властями, – буркнул бывший спецназовец.

Было видно, что Женя мой ответ совершенно не понял. Ну и пусть с ним. Приняв человеческую форму, я опустился на кровать, внимательно рассматривая крылатого Олега.

Какое-то время мы молчали, обдумывая каждый свое. Потом я резко хлопнул ладонью по коленке.

Меня радостно и страстно обняли, крепко сдавив ребра. «Очень хорошая девушка», – мысленно сообщила она, – «Только посмей ее обидеть, я из тебя тушенки тогда накручу!» Вот женщина! «Да не обижу, за кого ты меня принимаешь?» «За демона!» – прорычали мне мысленно в ответ.

В окно влетели два вооруженных человека в черных костюмах. Звон стекла, выстрелы, испуганный вскрик фанатика, довольное урчание одного безымянного демона. Но орденец быстро пришел в себя. Первое заклинание проходит мимо Жени, но вскользь все-таки задевает его правую руку. Обугленная конечность, болезненный вскрик парня, перед потерей сознания. Плохо! Олег пытается стереть линию круга, в котором я заключен, забравшись под тяжелый ковер, который накрыл практически весь рисунок. Не успевает – светлое заклинание обездвиживает моего напарника, орденец раздраженно швыряет в него деревянный табурет. Не удержавшись на ногах, Олег складывается пополам и падает на пол. Я все еще в ловушке. Тьма! Говорил же, надо больше людей!

– Что же. Тогда мне пора возвращаться.

До Маришки, кажется, начало доходить, что она общается с легендарным сказочным персонажем. Ревность и ярость стали медленно уходить из ее взгляда, уступая место неприкрытому уважению и сочувствию. Даже я удостоился короткого, но уважительного взгляда. О судьбе Яги ей уже было известно, и теперь она начала понимать, что именно я сделал для этой русоволосой ведьмы. Умная девочка! Вот и хорошо. Проводив осоловевшим от выбранного Ягой образа взглядом удаляющихся в пещеру девушек, я повернулся к обиженно смотрящей Кате и заинтересованным Сергею с Евгением. На лицах последних была крупными буквами написана жажда выяснить все подробности. Нет, ни за что не расскажу! Мне (представляете?) стыдно!

– Ведаю, какие деяния у вас, рогатых в почете! Только и жедаете скареду деяти!

– Мой брат был потерян, – печально произнес он. – Его действия не были продиктованы его желаниями, и мне было очень больно видеть его смерть. Но, не будь там тебя, я сделал бы это. Ради него. Просто для демона это не было так… тяжело.

Появившись в центральном зале Олежкиного ведомства, мы с Женей словили на себе пару десятков удивленно-уважительных взглядов местных суперагентов. Наверное подумали, что их родная и любимая страна обзавелась телепортами. Но это не важно. Важно другое!

– Игорь, ты в порядке? – спросил Женя, вглядываясь в мое лицо.

– Чепуха какая-то! – ответил первый. – С чего вы решили, что за вами гонится именно демон?

– То, контролю чего мы здесь пытались научиться. Спасибо Ники, ты появилась очень вовремя!

– Познакомьтесь, – вздохнул я, принимая человеческий облик. – Это баба Яга. Ягата, солнышко, подойди.


– Ягата, это Марина, я о ней тебе рассказывал, Женя, Катя – моя ученица и мой хозяин по кровному договору – Сергей.

Это был вызов. У меня есть право сделать его. Этот смертный посмел на меня охотиться, попытался меня поработить! Я проревел его не менее впечатляюще, чем до этого грохотал голос ангела. Где-то позади меня Женя сжался от безумного ужаса, что вызвали мои слова. Теперь посягнуть на этого смертного можно лишь через поединок со мной. Он – моя добыча. С момента объявления об этом, в ауре смертного появилась моя метка. Будет сражаться?

– Потом расскажу, – пришлось отмахнуться, – когда вместе соберемся. Здесь не только этот вопрос важен. Вместе с душой я поглотил Суть.

– Ох, и лихие дела творятся, а я, старая, не ведаю. – Провозгласила она, наконец. – Тяжкие тебе искуси достались, и выбора нет. Надобно орден тот, скаредный, изводить. Злую детель деят, добром нарицая.

– А мыто кой будет, скаредный? Зрю же, ничтоже велие у тебя нет! Имя свое – и то погубил!

– Причина задержки. Перед моим появлением здесь, был обнаружен труп, опознанный как Никитин Денис Николаевич – наш клиент, кстати!

– Уверен!

Я понятливо кивнул. В храме убивать его не буду. Светлячок, удовлетворившись моим согласием, снова убрался в свой портал, вызвав очередной приступ благоговения у священника. Насмешливо хмыкнув, я быстро подошел к алтарю и за волосы извлек оттуда свою добычу. Смертный отчаянно завизжал и попытался брыкаться. Пришлось хлестнуть его хвостом по спине, чтобы не сопротивлялся. Он дернулся и обмяк. Так мы и прошли мимо все еще стоявшего на коленях священника. Я шел размеренным шагом в сторону выхода из храма, удовлетворенно помахивая жалом на конце хвоста и таща за волосы несопротивляющегося и не шевелящегося смертного, отчаянно подвывавшего на одной ноте.

– Только какую плату эти силы могут запросить за свою помощь? – оторопел я от таких выводов. Смерть и Жизнь – самые странные сущности во Вселенной. Их не понимает никто! И им никогда не было дела до нас, нематериальных существ. Занимались себе Мирами, травку выращивали, души смертных сопровождали. Я и не знаю-то толком ничего о них!

Увидев меня, молодой, лет тридцати, священник испуганно перекрестился и взялся читать молитвы на латыни. Его можно было понять, вид у меня был тот еще. Оскаленная в предвкушении гримаса, мерно высекающий искры из плитки пола хвост, длинные когти, пощелкивающие в такт шагов, рога и клубящаяся Тьма за спиной. Я сделал шаг и остановился. В нетерпении от частичной трансформации удержаться было невозможно. Шумно вдыхаю воздух вместе с витающим в нем запахом страха. Поразмыслив, я решил просто обойти священника, и снова неторопливо двинулся вперед.

– ЕГО ДУША МОЯ! – последняя фраза была произнесена настолько бешеным рыком, что ангел невольно отступил. – ЕСТЬ ЛИ ТОТ, КТО ОСПОРИТ МОЕ ПРАВО НА ЭТУ ДУШУ?!

– Хорошо. Тогда сядь под этим деревом, – указал я на развесистую ель на краю нашей поляны. – Войди в транс, но сосредоточься не на себе, а на дереве. Когда ощутишь его полностью, заметишь, что оно связано с остальным лесом. Не пытайся сразу войти в контакт, остановись на дереве и удерживай его в сознании. Я буду следить за твоими действиями.

– Олег, Женя, вам пора! Возвращайтесь в ведомство.

– Я же не знала, что ты начал вводить ее в Силу! Предупреждать надо! – обиделась демоница, отворачиваясь от нашей компании.

– Нет, господин.

– Демон, отче, демон! Он идет за мной, умоляю, помогите мне! Он меня убьет! – это уже отчаянно испуганный голос моей жертвы.

– Так вот, ни один другой ангел или демон не стал бы объяснять так беспристрастно. Светлые и темные всегда стараются показать своих оппонентов в самом невыгодном свете и прилагают все силы для того, чтобы душа приняла именно их сторону. Игорь же сказал все так, как есть. Это меня очень удивило.

Женя обалдело кивнул. В разговор он не вмешивался, старательно переваривая новость о том, что его товарищ по совместительству подрабатывает ангелом. Херувим хмыкнул и ушел вглубь души своего сосуда. Глаза перестали сиять, крылья исчезли. Олег затравленно посмотрел на наши предвкушающие лица, и разразился отборнейшей бранью. Точно – он, спутать невозможно! Ангелы не предрасположены к сквернословию.

– А нет никакого трупа! – радостно заявляю, присаживаясь на свободное кресло.

Я не смог удержаться от радостно-клыкастого оскала:

– А слиянию сознания с окружающим миром?

– ЭТО НЕВОЗМОЖНО! – громыхнул усилившийся голос ангела.

– Из-за того, что имя потерял? – подал голос Женя.

Заливистый смех Ники прервал глубинный подземный гул. Я обреченно смотрел на перекошенные каналы контроля своей ученицы, ушедшие глубоко в недра земли и переплетающиеся с лесом.

Хозяин послушно заткнулся, сообразив, что едва не ляпнул глупость. Ягата же схватила Маришку за руку и затрещала без умолку, повергая меня в шок…

– Наши Старшие долго искали способ сделать мое присутствие неощутимым. В отличие от твоих сородичей, они моей свободой рисковать не стали.

– Последний вопрос. Мы с ним ведь не просто так стали напарниками?

Внушая свои мысли, навевая ужас на душу смертного, я сейчас испытывал непередаваемое удовольствие!

– Я поглотил Суть.

– Ты ЧТО сделал? – взвился на ноги херувим, цепляя крылом кофейник.

– Сам знаю, что невозможно! – угрожающе скалясь, подскочил я с кресла. – Но это ничего не меняет! Я поглотил Суть!

– Это была моя просьба. Когда ты объявился, не порабощенный, ищущий свое имя, мой Старший приказал следить за тобой и беречь. Он сделал правильный вывод, что не только ты станешь искать встречи с Чистыми. Но и они попытаются завладеть тобой. Это был шанс. Выкурить владельца кольца из его щели… Мы долго ждали этой возможности. Нам хотелось самостоятельно подобрать смертного, который бы взял артефакт и освободил плененных духов. Но ты успел справиться с этой задачей. Сергей, хоть и темный, – вполне устроил нас по личностным характеристикам. Так что было решено только наблюдать за тобой, выбирая удачный момент для вмешательства. Потом ты так удачно проявил себя на водохранилище, что я не мог не воспользоваться шансом. Правда, с правительством страны общалась Ники. Нам запрещено влиять на волю и разум смертных. Это противоречит нашей природе.

Сергей вызвался лично отнести свою бессознательную возлюбленную, в чем мне не увиделось повода препятствовать. Эх, что-то от Олега долго нет вестей.

– Может близнецы? – спросил Евгений.

– Не захочешь – потом уволим, а сейчас для тебя оно самое то. Пользуйся, пока я добрый, – ехидно сообщил Олег, поворачиваясь ко мне и тяжко вздыхая. – Я готов.

– Ну, Ники! Говорил помолчать! Не послушала? Теперь сама все это разгребай!

На следующее утро вся наша компания имела удовольствие наблюдать, как с приземлившегося меня спрыгивает изящная девушка с длинной, до пят, толстой русой косой. Да-да, Ягата меня все-таки оседлала, невзирая на отчаянные протесты! У-у-у, ведьма зловредная! После проведенной совместной ночи, когда я во время пика страсти аккуратно присоединил оборванный Кащеротом канал связи к своей ауре, ведьма начала молодеть буквально на глазах. Признаюсь честно, два повторных раза для меня уже были далеко не омерзительны и вполне добровольны! Все же красавицей она оказалась редкостной, а в сияющих счастьем бездонных серых глазах можно было утопиться! Пришлось, правда, потратить пару часов на коррекцию ее речи. Согласитесь, что молодая, соблазнительная девушка, употребляющая слова, часть которых за прошедшие века едва не на противоположное значение сменила, выглядит очень странно. Но ментальный контакт прошел удивительно легко, Яга быстро привыкла к перемене речи и совершенно не мучилась головными болями.

– Тогда я не понимаю, как такое возможно? Опять эти ангелы?

Спустившись на землю, я преобразовался в человеческий облик и подошел к порогу храма. Слышу голоса, он не один. Жаль. Не хотелось впутывать лишних, тем более откровенных светлых служителей.

– Оле-е-ег! Выходи, подлый трус! Бить не будем, правда, Жень?

Глаза Яги округлились, метла выпала из рук. Пару минут старушка стояла в немом изумлении, не в силах поверить в сказанное мной. Но вскоре ей удалось взять себя в руки. Она подоткнула за пояс край грязного подола своей юбки, обнажив тем самым изношенные панталоны. Сморщенный от старости рот расплылся в довольной улыбке, открывая взору единственный желтый зуб со следами многолетнего кариеса.

– Тебе сказано было помолчать. Или приказ более сильного демона для тебя ничего не значит? Напомнить, какие бывают наказания? – интересуюсь не с целью наказать, а просто для острастки.

– Светлым душам тоже не просто, – вклинился я. – Проводя время в своем райском посмертии, они тоже делятся энергией, только добровольно. Хотя в ответ они там принимают стабилизирующую энергию Порядка, не дающую им деградировать при возрождении. Но если, переродившись, душа попадает под влияние Тьмы, то скатывается она гораздо ниже по цепочке развития, чем обычная.

– Этот человек никогда не был хриссстианином! Сссвет отринул его. Он мой, отойди.

На лице напарника проступила такая гамма чувств, что мы с Женей даже залюбовались. Угу, возвращаться я собирался, используя призыв Сергея. В духовном виде меня не пропустит барьер Яги, а махать крыльями от его границы – займет несколько часов. После неожиданного явления Ники, древняя ведьма выставила купол таких размеров, что даже меня проняло. Силища у нее лишь малым уступает моей до потери истинного имени. Единственный способ быстрого перемещения – это прямой вызов хозяина. И если мне придется вновь брать Олега на буксир… Прошлый опыт был для него незабываемым. Носитель Света, проходя через Бездну темными потоками, испытывает непередаваемые ощущения.

– Во-первых, ангел не я, а Тариил! Так зовут херувима, между прочим. Во-вторых, между ними заключен мир. Не дерутся они так, как об этом церковники говорят. Недолюбливают – да, но не дерутся! – возразил Олег.

– Что ты имеешь в виду?

– Это не так. – Покачал головой херувим. – Большую часть времени ты общался именно с Олегом. Я старался не проявлять своего присутствия. Но ты прав, при демоническом переходе стало плохо не только мне, но и смертному, в теле которого я укрылся. А когда стало очевидно, что душа Евгения покинула тело, Олег сам попросил помочь. Они сильно сдружились и Евгений – достойный человек. Я не стал отказывать ему в такой мелочи.

– Надо же, я практически сдружился со светлым. Скажи кому – не поверят.

Видя, как округляются глаза этого типа, успевшего неизвестно что подумать, я не выдержал и расхохотался.

– Зри! – погрозила она мне корявым пальцем с желтым закрученным ногтем. – Никто тебя за язык не истягнул. Пошли в истопку, чаю заварю, а ты мне поведаешь свои печали.

– Клянусь Тьмой, совет только нужен! – быстро прокричал, старательно пятясь задом.

Со всех сторон взметнулись переплетенные корни деревьев, комья земли стали сыпаться на нас с внушительной скоростью. Подскочив к сидевшему неподалеку Сергею, я мгновенно закрыл его крылом. Катя сидела в центре сплетенного из древесных корней кокона, зависшего в метре над землей. Вокруг начали вспыхивать язычки пламени, вырывающиеся из глубоких расселин. В небе крутилась настоящая карусель из облаков, земли и электрических разрядов. Ниикштхари выпучила глаза, не зная как поступить.

– В Афгане это было, – вздохнул напарник, усевшись на ковер. – Зашли в небольшую деревушку, думали отдохнуть и дальше маршем. Разведка подкачала. Талибы были в каждом доме. Нас-то сперва впустили, накормили, спать положили. Бой начался неожиданно. Казалось все, конец. Эти мрази не разбирали кто перед ними – бойцы или дети с женщинами. Кого успели – укрыли в домах. Но их было слишком много. Я уже приготовился продать жизнь подороже, когда время замерло, и появился этот ангел. Шок у меня был, конечно, нехилый. Но на сделку пошел. Выбора не было. От меня требовалась помощь в том, о чем он попросит, а взамен мы все выживаем. То, что я творить начал после того, как впустил этого крылатика, – даже в кино не показывают. Почти в одиночку выбил всех головорезов. Мда… Вот так и вышло. Симбиоз, мать его за ногу! И еще… Он тебе не сказал, но я считаю, что ты должен это знать. Если орден тебя все-таки подчинит, он убьет тебя. Они не могут позволить, чтобы Чистые завладели высшим демоном. Сейчас, без истинного имени, ты в разы слабее. Вон, простой ангел тебя едва не разделал. А когда воссоединишься с именем под контролем артефакта…

– Это как? – изумился Женя. – Подстава?

– Тогда что с трупом?

– Душа разумного – очень сложная субстанция. Начиная перерождения с простейших разумных форм, она накапливает опыт в тонких телах, преобразуя его в энергию. Чем больше энергии она накапливает, тем более развитым существом становится. В конечном итоге душа рождается человеком или существом подобной высокой организации духа и интеллекта. С этого момента душа начинает усложнять свою структуру для перехода в более высокую форму развития – духовное существование. Разумеется, это занимает множество жизней, и от того, насколько качественно душа их проживет, зависит, приобретет или потеряет она в своем возвышении. Души обычных грешников становятся добычей демонов, как при жизни, так и после смерти. Духи Тьмы не церемонятся со своей добычей, и возрождается такая душа с существенными потерями в своей структуре, зачастую возвращаясь к менее разумным формам жизни.

– Да, господин.

– А я еще думал, почему у тебя взгляд был задумчивым таким, – не удержался я, обозначив свое присутствие.

– Да, господин, – кротко ответила девушка.

Пришлось принимать человеческий облик, и под одобрительно-голодным взглядом, от которого меня пробирал озноб, ковылять к бревенчатой избушке Яги. Куриных ног у нее, кстати, не наблюдалось. Обычный скромный домик, радостно выпускающий струйки дыма из печной трубы. Скрипнула тяжелая дверь, и из темного помещения мне под ноги метнулся здоровенный черный кот. Столкнувшись с моей ногой, кошак яростно взвизгнул и забился в ближайший угол, нервно шипя оттуда на чужака.

– Ты как прошел незамеченным? – это уже Олег спросил.

Женька аж подавился кофе, которое попытался отхлебнуть из прозрачной чашки.

Теперь голос собеседника моей добычи был участливым и обеспокоенным. Думает, что псих прибежал? Хотя он недалек от истины. Этот смертный никогда нормальным и не был.


– А ты? – удивился Женька.

– Он умрет. Не только телом, но и душой.

– Нужно посоветоваться с Ники и Ягой. Слишком много вопросов. Может они что-то смогут подсказать или Ники к Повелителю прогуляется.

Орденец медленно приближается к моему напарнику, баюкая простреленную руку.

– Нет, – покачал я головой. – Ангел может или вселиться в тело, при этом отпечатки у него будут, соответственно, этого тела. Или воплотиться. Тогда у него, как и у меня, вообще не будет отпечатков. Однако магия вполне способна изменить человеческое тело, сделав его полностью идентичным образцу. Олег, ты выяснил, кто из них настоящий?

Она думала, что я не готов к этому вопросу? У меня было время все тщательно обдумать и решиться. Да, от одной мысли о такой цене меня передергивает. А уж какая слава обо мне в нашем мире пойдет… Даже низшие смеяться будут! Но сейчас на кону слишком многое, включая мою свободу, мое право вернуться домой. Ради этого я даже свартальва целовать готов, если потребуется. А благоприобретенный союзник в лице ведьмы нехилого могущества нам ой как пригодится.

Слушая приговор, я косился на Женьку. Ну же, быстрее! Есть! Со слышимым только духами звоном, барьер пал. Мгновенно совершив частичную трансформацию, материализовываю свой клинок. В последний момент мой меч гулко отбил занесенный над орденцем клинок.

– Вот негодница! – восхитился я. – Даже словом не обмолвилась, интриганка хвостатая! Ладно, с ней я еще поговорю. Спрашивать, почему ты не вмешался во время моего боя с тем ангелом не стану. Догадываюсь, что просто не хотел убивать своего сородича.

– Эть, слова-то какие навыпщевали! Подозрения! – пожевала губами старуха. – Мнится мне, прав ты, рогатик. Есть третья сила, и сила та неведома мне. Неспроста столько всего сошлось на тебе. И орден, иже и ангелы, и демоны много лет взыскивали, к тебе устремился. И Душа Мира к тебе устремилась. Как за десницу ведет кто. А кто ярый для этого? Много ли столь ярых существ? Твой повелитель, как и светлый – не во всем ведают, что деять об том, чтоб пользовать тебя? Не они! Иная сила, не меньше ярая. Знаю две таких. То Смерть и Жизнь, иже ни темные ни светлые ладить не сильны. Чего им требно? Одно поведаю тебе, рогатик. Все, что деется, на пользу идет. Аже у тебя други такие завелись, то замятни не надо. Делай, что и делал. И можно мнити, помогут в час лихой.

– Тогда, – хлопнул я по столу, поднимаясь из кресла. – Предлагаю возвращаться в Тайгу. Девочки, наверное, скучают. Что со скандалом в прессе? Олег, ты выяснил что-то? Марину надо выводить из под удара. Сергея тоже, только он сможет взять артефакт, а облава на орден близко. Не хватало еще, чтобы за нами таскался хвост из служителей правопорядка, мешая работать.

– Ты что…

– Грехи этого человека велики, – прожурчал печальный голос крылатика. – Ты знаешь, что есть грехи, приводящие к смерти. Он совершил таковые, и Господь отринул его. Не препятствуй демону, дитя. Это его законная добыча, ибо нет спасения этому грешнику. Демон, – повернулся ангел ко мне, – ты можешь взять свое. Но храма осквернять не смей!

– Сейчас с Сергеем по связи переговорю, – пожал я плечами в ответ.

– Нет. Скорее это врожденное. Помнишь, как он рассказывал тебе о выборе души и разнице между Светом и Тьмой?

– Вижу, – согласился херувим. – И очень даже хорошо вижу в твоей составляющей.

Тем временем Олег медленно шагнул к визжащему от ужаса орденцу.

Девушка, хлестнув Женю косой по бедру, невесомо порхнула ко мне.

– А чем я, по-твоему, все это время занимался? – ехидно оскалился он в ответ. – Труп и есть настоящий Никитин. В ФСБ работает двойник. По решению нашего руководства, его пока не трогали. Скрытое ненавязчивое наблюдение – не более того.

– Тебя учили медитации или трансу?

– Прав! Ждем ночи. Это будет славная охота! – вспомнился мне забавный мультфильм и старый волк по имени Акела. Судя по тому, как отшатнулись от меня ребята, волчьего вожака я отыграл лучше самого волка.

Девушка послушно села под указанное дерево и закрыла глаза. Я перешел в демоническую форму и подключился к ее работе, аккуратно направляя и подсказывая. Спустя час, Катя сумела войти в контакт с елью. Я чувствовал все, что происходит с ней и деревом. Поразительное ощущение, недоступное демонам. Приятное!

– Это и так понятно, что скажешь о моих подозрениях?

– А-а-а, паки семо? Вскую приперся, скаредный? Мало лонись метлой по хвосту получил? – проскрипела старуха, беспощадно перемешивая старославянскую речь с современной.

Ники, хоть и не очень рассудительная девочка, когда необходимо – действует мгновенно. Миг – и сверху моего крыла распростерлось серебристая мембрана. Еще миг – и я уже вспарываю когтями скопление корней. Разорвав живую сферу, обнимаю рыжеволосую девушку, нежно забирая контроль над ее сознанием. Аккуратно разрываю энергетические связи с Миром и погружаю ученицу в сон. Ухх! И времени то прошло всего ничего, а устал, словно смертельную битву выдержал.

Мое заявление так удивило старуху, что та застыла в изумлении.

– Почему так долго не выходил на связь? – грозно вопросил я напарника, спускавшегося к нам по лестнице.

Смелость этого человека меня просто изумила. Ведь боится же, я это чувствую, но все равно встал на защиту моей жертвы.

Олег вышел на связь только через две недели. К этому времени мы смогли неплохо развить в Кате способности к слиянию сознания с несознательной живой материей, а по-простому – природой. Очень помогала Яга, объясняя доступными словами каждое действие и добавляя практики из своего опыта. Потрясающая женщина! Цены ей просто нет! Так что, когда мне сообщили, что клиент готов к употреблению, я уходил в портал со спокойной совестью (если она у меня, конечно, вообще есть). Можно было быть уверенным, что этот сказочный персонаж продолжит занятия с моей ученицей по намеченному плану. Что не сможет дать в мое отсутствие – догоним после завершения дела. Женя выразил желание пойти со мной. Подумав, я пришел к выводу, что парень вполне оправился, и разрешил ему себя сопровождать.

– Будь благословен. Мне было не сложно, и я нисколько не жалею.

– Я правильно понимаю, что для установления прямой связи между ведьмой и демоном, в обязательном порядке проводится некое действие постельного характера? – зашипела Маришка.

– ОН МОЙ!

– Очень приятно! – радостно всплеснула руками девушка.

– Он зде-е-есь! – завизжал орденец, старательно пытаясь залезть под алтарь.

– А то, вокруг чего собирается энергия называется Сутью, – поморщившись от моего вмешательства в разговор, продолжил ангел. – Суть – это неуничтожимое ядро, которое всегда возвращается в круг перерождений. Повлиять на нее не может никто! Игорь не мог поглотить эту составляющую! Демоны нечасто имеют причины для заявления права на душу, но такое случается. В таких случаях Суть, полностью очищенная от энергий, всегда возвращалась в круг перерождений, начиная свой путь вновь с самых низов.

– Ты посмел поднять руку на невинных. Ты использовал Свет во имя зла! Душа твоя черна и Небеса вопят о справедливости. Мир взывает ко мне, не в силах больше выносить твою нечестивую поступь! Во имя Господа, я приговариваю к смерти твою душу и тело! Да исполнит мой клинок волю Всевышнего! – голос ангела грохотал, подобно камнепаду в горах.

– Нет, ну вот смотри! Ты вроде бы ангел, Игорь – демон. И дружите! Не понимаю! – разорялся Женька, активно махая руками.

– Я требую подтверждения права! – мой рык отразился от стен, под алтарем в ужасе пискнула моя жертва. – Если подтверждения не будет, то я снимаю с себя ответственность за смерть этого светлого служителя!

Мигающая точка в моем сознании встрепенулась, заметалась. Чувствует мое приближение. Это хорошо! Его ужас продолжает насыщать меня лучше всякой охоты. Беги, беги, моя добыча. Я иду за тобой попятам. Остановился. Ждет? Решил смириться со своей участью? Нет! Католический храм. Решил, что там я не смогу тебя достать? Почему католический? Ах да, православные ночью не работают. А разве католические работают? Хотя, раз он там – значит работают. М-м-м, какой чудесный запах! Отчаяние.

– Вернемся в пещеру. Сегодня занятий, похоже, больше не предвидится.

– Значит, остальной орден все-таки на Камчатке. А я-то думал, зачем они туда отправились? Не знал, что в месте моего заточения его вызов способен оказаться сильнее, чем в любом другом, – безразлично заметил я.

У меня мурашки пробежали по телу. Это еще кто? Ладно, потом разберусь, а сейчас…

В нашу идиллию ворвалась энергетическая волна от раскрытого портала. На поляну выбралась серебристая демоница и громко заголосила.

– Раз, два, три, четыре, пять! Я иду искать! – мой голос прогремел зловеще и размеренно. Каждое слово вызывало древний ужас, завладевающий душой и телом, проникающий в кости и жилы.

– Остановись, демон! – эхом отразился от стен голос служителя. – Как ты посмел войти в дом Господа нашего, нечестивый?

– Даже большее количество существ, чем предполагалось.

– Ты меня оформил сотрудником ведомства? – обомлел Женька, раскрыв красную книжку. – Я же не давал согласия!

– Да! – рявкнул я в ответ. – Прикрой Сергея, чтоб не зацепило! Я попытаюсь ее остановить!

– Перешел в энергетическую форму и воплотился здесь. Не так уж и трудно, – ответил я напарнику. – Что касается первого вопроса – то лучше я себя не чувствовал еще ни разу.

– Поехали!

– А мне пора на охоту.

Я кивнул и ехидно разулыбался.

– Это кой же совет леть помавати ведьма высшему демону?

– Когда я предложил свой план, Мастер не принял его. Сказал, что ты никогда не попадешься в такую простую ловушку! Но он забыл, что все гениальное – просто. Я был прав! Ты попался и теперь никуда от нас не денешься. Мастер, да озарит его Свет, будет счастлив! Он так хотел заполучить себе в рабы высшего демона, что отправился на Камчатку, где методично повторяет призыв по истинному имени в каждой найденной пещере. Мне показалось, что мой вариант все-таки быстрее будет, – он расхохотался. Его смех был неприятным, отдающим безумием.

– Хорошо. Пусть будет так. Он твой. – Херувим медленно опустил меч, исчезнувший из его рук в яркой вспышке света. – Он твой.

– О, ты здесь не причем! Там сохранились остатки магии нашего основателя. С ее помощью ты был запечатан. После такого ты просто не сможешь игнорировать ее силу.

– Зачем? – поднял на меня сияющие глаза Олег, на мгновение полыхнувшие обидой.

– Жень, когда мир физический и духовный отказываются от разумного существа, демон, заявивший на него права, поглощает ВСЮ энергию. От физической оболочки остается только пыль.

Стойкий священник, не могу же я ему вредить только потому, что он не в курсе?

Херувим поник, на глаза навернулись серебристые слезы.

– Нормально получил! – насупился я в ответ. – На пару веков хватило!

– Правда, правда, – раздраженно дернул я хвостом, замечая, что Катя стремительно теряет контроль над потоками Силы. – Помолчи! Мы работаем!

– Все благодаря этому очаровательному демону! – нежно взглянула на меня ведьма. – Он перевел связь на себя! Я так благодарна! Игорь, милый, теперь можешь просить меня обо всем, что захочешь! Для тебя ничего не пожалею!

– Эй, ребята, брейк! – запрыгал между нами испуганный Женя. – Еще не хватало, чтобы вы тут подрались. Объясните для начала мне, темному, что не так сделал Игорь и почему это невозможно?

– Заподозрил, – моя улыбка сияла благорасположением и доброжелательностью. Только Олег с Женькой, увидев ее, почему-то поспешили отползти подальше. – Рассказывай, как до жизни такой докатился.

– Здесь невозможна прослушка, – пояснил напарник, бросая толстую черную папку на прозрачную столешницу.

На последних словах вокруг меня полыхнула Первостихия. Фанатик, не веря своему счастью, медленно поднялся с пола. Я стоял, не шевелясь. Застыв на мгновение, моя добыча метнулась к входной двери и выскочила в ночь. Повернувшись к остальным, я увидел, что ангел успел исцелить раненую руку Жени, получив от того ошарашено-благодарный взгляд.

– Это правда? Ты переспал с Ягой?

Хм, к чему это он? Я ведь и не пытался бежать. А фанатик продолжал разоряться, окрыленный победой.

– О мыте – то пустое. Непрошеная помощь. О том не страстись – ничего затребовать они не сумеют! Так бывает, что существа мытят им, сами того не ведая. Может быть, хотят того же, что и ты хотишь. Вот и деешь ты важное им дело, а они помогают, в меру своих умений. Ино с ведьмой твоею, Мариной окаянной, ой плохо поступил! Боязно мне, что еще одна несчастная судьбинушку мою повторит. Я тебя, рогатик, за такую детель в ступе своей метлою разотру, так и ведай.

– А если уйдет? – подал голос Женя.

Я стал внимательно прислушиваться. Интересно!

– Ну?

– Не спеши! – встрял Олег. – Проблема в том, что Никитин Денис Николаевич вполне успешно продолжает работать на должности полковника ФСБ.

Мой хозяин, пользуясь своей властью, все-таки вытянул из меня все подробности. Парни долго ржали, а взгляд Кати потеплел… Вот еще проблема, нужно с ней заниматься! Почему мне постоянно не хватает времени? Коротко извинившись, позвал Катю на занятия по магии. Сергей увязался следом. Лишь бы не мешал, хотя не должен, понимает ведь всю важность и последствия.

Взгляд ангела резко стал серьезным.

Запивая чаем горячие пирожки с капустой, я подробно и обстоятельно рассказал свою историю, поделившись уже немало времени мучившими меня подозрениями. После окончания рассказа Яга надолго задумалась. Торопить ее мне не требовалось. Как только все разложит по полочкам – выдаст вердикт.

– Дело ваше. Женя, ты остаешься. Помнится, ты выяснил имена всей верхушки ордена. Подключи связи, узнай о главе ордена как можно больше. Что-то не так с их последними действиями. Заметил, что при атаке особняка не было ни одного духа? Только орденцы. В Красноярске фанатик использовал сектантов, но, ни демонов, ни ангелов у него не было. А ведь раньше, по твоим же данным и по рассказам маньяка, каждый высокопоставленный орденец имел при себе их немало. Мне нужны все, с кем контактировал глава на протяжении жизни не менее двух лет подряд. Я чувствую, что мы упускаем нечто важное.

– Я тоже вызову посыльного ангела, – согласно кивнул на мою мысль Олегов симбионт.

– Я развею его в Бездне! Отступи! Ему более нельзя существовать!

Так выходит на охоту Тьма и Хаос. Так выходит на охоту их сын. Так выхожу на охоту Я! Ты услышал меня, смертный? Я знаю, что услышал! Не мог не услышать, ведь мы связаны. Связаны так же, как тигр и косуля, которой через миг хищник вонзит в тело свои когти. Жди меня, слушай мои шаги, мое предвкушающее дыхание. Я иду за тобой!

– Так я думал тогда, что ты заподозрил что-то, – сконфужено поежился Олег.

Последние слова были настолько искренни, что ангел чарующе улыбнулся человеку.

– Потому, что ты нужен здесь! – пришлось резко оборвать его возмущение. – Мне необходимы сведения о главе ордена. И только тебе я могу доверить это дело!

– Услышано! – констатировал я, наблюдая, как она вздрагивает от появившейся в ауре метки обязательства. Теперь, если нарушит обещание, будет наказана даже без моего участия.

Священник испуганно попятился, держась за простенький крест, висевший у него на шее. Внезапно возле алтаря возник ослепительный столп света. Хлопнули белоснежные крылья, и несчастный католик шлепнулся на колени. Подумаешь. Обычный светлый портал, из которого вышел обычный ангел среднего уровня. Не высший даже.

– Получилось так! Не волнуйся. Я – не Кащерот, так что все у Маришки будет хорошо.

– А как же ваши законы, не допускающие захват тел и прочее?

– Ты сам знаешь, что я не солгал, – сделал я обиженное лицо.

– Почему-то я сразу не задался этим вопросом. Ники ведь говорила, что здесь была оставлена не только она, но и ангел. Теперь многое понятно. Твоя реакция на переход демоническим призывом, спасение Жени. Только почему я не почувствовал тебя?

– Почему он сейчас не вернет себе контроль? – вопрошающе заглянул я в сияющие светом глаза. Улыбка ангела стала еще шире. Похоже, эта ситуация его забавляет.

– Да меня ведь тоже ищут! – возмутился Женька. – Почему с вами нельзя?

– Отойди, – проговорил Олег, или кто он сейчас?

– Вот сволочи! – стукнул кулаком по спинке кресла Женя. – Опередили! Теперь опять ищи их!

– Вы мне за это заплатите! Проклятые порождения Бездны! – С этими словами он протягивает здоровую конечность, рывком хватая моего напарника за горло и поднимая на ноги. Заемная сила?

– Олег попросил меня дать все необходимые объяснения. Ему несколько стыдно, что умалчивал факт моего присутствия.

Еще на подходе к квартире я ощутил энергетический гул от мощнейших светлых барьеров. Кажется, здесь ждут именно меня? Очередная ловушка? Ну что же, дождались! Я спокойно вошел в квартиру. Барьеры пропустили, значит, точно ловушка. Прихожую одолел за несколько секунд. Моя цель в дальней комнате. Открываю дверь спальни. Несколько шкафов, тумбочки, большой палас, застилающий пол. Кровать. На ней лежит человек, притворяясь спящим. Но я слышу его дыхание, сердцебиение. Они слишком частые. Кажется, кто-то хапнул дозу адреналина, поджидая меня? Не будем разочаровывать! Шаг вперед, мои ноги касаются ковра. Вокруг меня вспыхивает яркий энергетический барьер. Мгновенным росчерком мела, моя цель замыкает круг. Я в ловушке! Ведь так?

– Даже если он не был христианином ранее, то все еще имеет возможность им стать. Ты не смеешь лишать его права выбора!

– А за что их любить? – налились светом глаза Олега, оповещая о явлении херувима народу. – У них свой путь, у нас – свой. Друг для друга мы совершено невыносимы. Игорь же скорее исключение из правил.

– Единственный ребенок в семье, родился по пути в роддом, есть несколько свидетелей. – Зарубил на корню надежду Женьки мой напарник.

Я умиленно понаблюдал, как разлитое кофе аккуратными коричневыми струйками стекает с белоснежного оперения и повторил еще раз.

– Невероятно! – словно не услышав моего требования, продолжила Ники. – Повелитель, когда ощутил возобновившуюся связь с нашим миром и мощнейший поток энергии, от удивления стукнулся головой о спинку трона. В итоге, его правый рог застрял, и мы потом долго пытались разъединить Повелителя и его монарший стульчик. Он-то сделал его неуязвимым ко всем видам магии, а вот к физическим действиям – не стал. А как выпучил глаза Кащерот! Бедолага сразу представил, каково ему придется после того, как Ягата войдет в наш мир полноценным высшим демоном, а именно такой уровень силы мы почувствовали! Она же ему спуску не даст! В Бездне развеет за то, как этот глупый демон с ней поступил!

– Уверен? – ехидно вопросила старуха.

– Да погоди ты! – испуганно поднял я передние лапы, наблюдая, как Яга примеряет руку к древку метлы. А кто не испугался бы? Силы в ведьме немерено, в прошлый раз так меня отходила, что пришлось долго отлеживаться у себя в замке, восстанавливая свою энергетическую структуру. – Я по другому поводу пришел! Дело есть, серьезное!

– Ты же понимаешь, КАКИМ способом я буду возвращаться? – ехидно ухмыльнулся ему в ответ я.

– Отойди, сссвятой отецсс, – прошипел я, нервно облизываясь раздвоенным языком. – Мне нужшшен только он.

– Я сделаю это, – мой голос абсолютно спокоен.

Ведьма в ответ только заливисто рассмеялась, начав радостно кружить по поляне. Никак не нарадуется своему омоложению.

– Нет! – прошипел я в ответ.

– Васька! Уверься, замятный! – грозно шикнула на него старуха, втаскивая на крепкий дощатый стол медный самовар. – Садись, елико пятки тутнишь? И поведывай, какие страсти приволок на мою голову.

Краем глаза замечаю, как пришедший в себя Женя старательно лезет под ковер. Давай, смертный, ты сможешь!

Выйдя из многоквартирного дома в ночь, разогнавшую всех смертных по своим постелям, я принял истинный облик и взлетел. Хорошо, что на той квартире был звуконепроницаемый барьер. Орденец поставил его, не желая лишних ушей при моем подчинении. Умненький мальчик. Вид и звук разборок ангела с демоном могли наделать шума.

Глава 10. Мышеловка

Кроме ожидаемых болевых ощущений Олега, наше возвращение больше ничем особенным не ознаменовалось. Сергей с от чего-то недовольным выражением лица брезгливо стряхнул с рук остатки магической энергии после призыва и, ни слова не сказав, ушел в пещеры. Про себя я жалостливо хмыкнул, философски заметив, что у парня портится характер.

«Наверное, опять с Катей не ладится» – пожал я плечами, помогая подняться тяжко стонущему и матерящемуся сквозь сжатые зубы Олегу.

Но как мы не ждали, в тот день вызов так и не последовал. Не последовал он и на следующий день. Спустя три дня мы уже замучились ходить строем и спать в одной комнате. Начали даже подумывать, что орденцы сдались. Но оказалось, что они куда упорнее, чем нам представлялось. Мы сидели на поляне, по очереди задавая Кате магические головоломки. Девочка не терялась и очень быстро их решала. Поразительная скорость обучения! Вызов накрыл меня горячей волной. Сила была просто невероятной. Непроизвольно я начал трансформацию. Пытался предупредить остальных, но из горла вырвался только приглушенный рык. Мои товарищи все поняли и сами.

– Да никто не спорит! – поспешил заверить я ее, пока не вспылила. – Главное, чтобы тебе самой нравилось.

– Ты сделал огромную глупость. Только так тебя можно было спасти. Конечно, твои действия не добавили мне энтузиазма в твоем спасении. Но если бы ты погиб, Марина мне этого никогда бы не простила. Твоя мать – моя Кдарши, я обязан о ней заботиться до тех пор, пока она не сможет существовать самостоятельно. Правду тебе говорю, только из-за этого я позволил тебе существовать. Раньше ты никогда себя так не вел. Никогда не был столь импульсивен. Нарушить договор! На что ты надеялся? На то, что увидев такое поведение, Катя сразу тебя полюбит? Ты только еще сильнее ее оттолкнул от себя. И если бы я не вступился за твое существование – Первостихия распылила бы саму твою Суть. Тебя бы просто не стало. Сейчас ты должен быть благодарен мне, ведь у тебя есть шанс вернуть себе свободу. Не скоро это будет – но все зависит от твоего желания. Служи достойно, копи Силу – и добьешься свободы. И решай с Катериной свои проблемы. Больше я не потерплю от тебя подобных глупостей.

– Хорошо! – сдался Олег. – Перейдем к основному вопросу. Игорь, Тариил хочет с тобой кое-что обсудить, я уступлю ему место?

– А кто твой отец? – хлопнула уже совершенно сухими ресницами Катя.

– Ты слишком концентрируешься на своем сопернике и защищаешься только от того, что увидела приготовленным в его ауре. Однако далеко не все магические заклинания требуют такой сложности при создании, что их сперва необходимо фиксировать в ауре, напрямую запитывая энергетические узлы. Поэтому простейшая огненная стрела, не требующая при создании ничего, кроме прямой трансформации энергии в огонь, легко преодолела твою защиту. Если бы ты была менее сосредоточена на моей ауре, то периферийным зрением легко могла ее заметить и остановить. Да и защиту необходимо комбинировать от различных воздействий, ведь я могла создать позади тебя огненный шар или ледяную стрелу. Немного телекинеза – и ты труп.

– Мда… – протянула демоница. – Шансов мало, но попробуй.

– Вам главное дождаться прихода подмоги. А там можете о духах не волноваться, – невозмутимо проговорила Ники, прилаживая свежий клубок к уже почти готовой части свитера.

– Началось! – выкрикнула Яга.

– Почемууу? – провыла она, утыкаясь мокрым носом в мою рубашку.

– Я постараюсь относиться к тебе по-другому. Но не могу вот так сразу…

– Олег, – окрикнул я белобрысого вояку.

– Думаешь – нет? – хмыкнул я.

– Ты не выглядишь обеспокоенным, демон. А ведь у меня твое имя.

– Смогу, – буркнул недовольный тем, что снова придрались к его оперению, ангел.

– Переживает. Но это понятно. Скоро к нам присоединится. У меня к тебе вопрос.

Залез на тумбу. Дальше что? Хотя, догадываюсь. Огненное кольцо было так близко, что шерсть на морде и усы – вибриссы стали сворачиваться и заметно вонять паленой шерстью. В таком теле будет больно.

– Для демонов! По человеческим меркам мне уже очень много лет! Так что замяли тему и давай заниматься более важными вопросами.

– За что?


В пещеру ворвалась Ники в своем истинном облике. За ней следовал незнакомый мне шестикрылый ангел с обнаженным мечом.

Я не успел остановить его… Слишком много он сказал, слишком горячая волна ненависти выплеснулась на меня. Может, это был юношеский максимализм, не разбираюсь я в этом. Но, так или иначе, слова были сказаны вслух, и Тьма услышала.

– Кажется, я начинаю кое-что понимать. Покажи мне все произошедшее. Нужно убедиться.

– Сын, что ты делаешь? – хрипло спросила Марина.

– Но сколько времени….

Мы еще немного посидели. Катя в моих объятиях то шутила и задавала вопросы, то снова начинала хлюпать носом. Я не торопил, пусть осознает, пусть поймет. Во время очередного приступа грусти нас нашли остальные. Впереди поисковой делегации шел Сергей, за ним, старательно прижимаясь к плечу Олега и кокетливо постреливая в его сторону глазками, шествовала Ники. Кажется, демоница нашла очередную жертву. Марина с Ягой шли в кильватере, отпуская в адрес смущенного ангельского симбионта сальные шуточки.

На Сергея было больно смотреть. Неспособный противиться прямому приказу, не способный противиться естественной реакции на приказ, он теперь вынужден каждый раз отвечать в соответствии с новой для себя рабской натурой. На глаза моего бывшего хозяина навернулись слезы. С каждым мгновением до него все лучше доходило понимание своей участи.

– Зря! – проговорил ангел, наблюдая, как надпись исчезает с бледной конечности. – Заклинания были завязаны на его сердце.

– Одевайся немедленно! – приказал я. – Когда приведешь себя в порядок – следуй за мной весь день. Мы ожидаем призыва ордена в любой момент, а планы на тебя у нас не менялись.

– Господин, по договору ты обязан мне помочь…

– Не переживай. Мы найдем владельца кольца. Обязательно.

Рассказ о наших похождениях в Москве занял довольно много времени. Ники и Яга постоянно переспрашивали, уточняли даже самые незначительные детали и перескакивали с конца рассказа в его начало, сопоставляя полученную информацию. К концу второго часа такого допроса даже Олег не выдержал и с коротким смешком предложил девчонкам вакантные, после зачистки от фанатиков, должности в управлении ФСБ. Отсмеявшись, Яга подошла ко мне.

– Это кольцо я ненавижу куда больше, чем вы себе представляете. Когда мы его уничтожим – я буду по-настоящему счастлив. Но со своей стороны требую, чтобы мне не препятствовали в возвращении своего истинного имени.

– Мне нравится! – гордо вздернула подбородок блондинка.

– Выходит, ты подросток? – никак не мог уняться он. Ангел не просветил его, что ли?

– Призыв будет в подчиняющий круг! – напомнил я демонице.

– Только в случае магического рабства, – невозмутимо завершил я предложение. – Ты правильно заметил, что связи больше нет. Ты нарушил договор, и Тьма определила тебе наказание окончательной смертью. Я решил дать тебе еще один шанс. Теперь ты весь, без остатка, принадлежишь мне.

– Он разрушится! – уважительно посмотрел херувим на демоницу. – Подчиняющий круг создается силами Света и не может действовать против носителя своей Первостихии. Это очень хорошая идея. Главное, оставаться все время рядом с Игорем, чтобы не пропустить момент.

– Я поняла, Господин. Ты не можешь меня любить, а мне не хочется повторить судьбу твоей матери.

– Олег, – позвал я, направляясь в сторону своих ведьм, о чем-то беседующего с Ники напарника, – что планируется делать с перстнем дальше? После того, как Сергей освободит духов? Ведь не доверим же мы его смертным? Рано или поздно появится очередной жаждущий власти человек и все начнется сначала.

Тут видимо он вспомнил, что произошло. Глаза его расширились от страха.

– Мой учитель! Клянусь, я не знаю, где он!

– Восстановим!

– Нам нужно найти орденцев, верно? А они сами настойчиво приглашают тебя к себе в гости. Почему не воспользоваться приглашением?

– Прочь! – грозный рык заставил мишку испуганно прижать уши и неспешно скрыться в лесу, по пути нерешительно оглядываясь на Катю со скорбными стонами и подвыванием.

– Досталось ему сильно, – ответила Яга, аккуратно срезая своим ножом остатки одежды с обожженного тела. – Но жить будет. Не мешайте. Где там ваш ангел? Он может пригодиться!

– Готов, – вырвался из меня печальный вздох.

Мой возглас сопровождался небольшой молнией, настигшей филейную часть моей рогатой соплеменницы. Серебристая демоница мгновенно подхватилась с места и яростно зарычала.

– Ну, глава ордена вполне мог оставить всех демонов и ангелов при себе для того, чтобы справиться со мной. Ведь именно с этой целью он повторяет призыв с поразительной периодичностью. Раз в два-три дня стабильно ощущаю.

– Прыгай! Это приказ!

– Сейчас, сейчас! – заторопился орденец, закатывая рукав левой руки.

– Что с кольцом? У меня артефакт для его уничтожения! – сразу же вопросил крылатый.

– У меня его нет! – взвизгнул орденец.

– Сергей! – воскликнула Марина, не выдержав моих унижений. – Прекрати!

Яга и Марина смотрелись завораживающе. Они стояли друг напротив друга, окутанные Тьмой, словно живыми щитами, и пытались с помощью разнообразных магических конструкций продавить защиту друг друга. Заклинания были мощными, но очень слабо наполненными силой, так что риска случайно убить друг друга не было. Судя по раскрасневшимся лицам, блестящим глазам и радостным оскалам – девчонкам было весело. Катя участие в дуэли не принимала, но, судя по уставшему виду и многочисленным царапинам, ее тренировка также не обошла. Неожиданно в ауре Ягаты образовалось сразу несколько десятков конструкций, запитанных Хаосом, готовых сорваться в сторону противницы одновременно. Марина не растерялась, мгновенно возводя защитные пологи от самых мощных заклятий и формируя плеть Хаоса, готовую развеять более слабые. В этот момент слабенькая огненная стрела, незаметно сорвавшаяся с пальца спрятанной за спину руки древней ведьмы, обогнула поляну по широкой дуге и врезалась в аппетитную попку Маришки. Последняя ойкнула, потеряла концентрацию и под треск рухнувших щитов схватилась за пострадавшую часть организма.

– А как же…

– Это не важно. Возвращаемся?

Девушка посмотрела на подростка с нескрываемой жалостью, коротко всхлипнула и выскочила из комнаты.

Она попыталась вырваться из моих рук, но, не сумев избавиться от стальных объятий, замерла, резко обмякла и снова разрыдалась.

– Вы о чем? – ничего не поняла из нашего разговора Маришка.

– А раз так, – его губы разъехались в диком, безумном оскале. – Принимай истинный облик! Это приказ!

– Да болт ложил я на твой договор! Мне уйти, говоришь? – повернулся он к матери, смотревшей на него сквозь слезы. – Уйду. И черта с два вы меня найдете. Думаешь, не проживу без вас? Да я вам и нужен только из-за этого проклятого артефакта! Так вот идите и сами его ищите!

– Ты поговорил бы с Катериной, – отозвался пришедший в себя Олег. – Не нравится мне, что она морочит Сергею голову. Сам знаешь, сколько сейчас от него зависит.

– Прыгай дальше! По кругу, не останавливаясь! Это приказ!

– Я не знаю! Его отобрали!

– Если тебя интересует, как я воспользуюсь своей властью – то не беспокойся. Служить ему придется, без этого твой сын никогда не сможет освободиться. Но злоупотреблять не буду. Все-таки он мне всегда был скорее другом, чем хозяином.

– Как?


– Потому, что у меня нет души. Потому, что ни один демон никогда еще не смог сделать счастливой человеческую женщину. Хотя попытки были, много раз. Но мы разные, пойми! – я аккуратно стал гладить ее по ярким рыжим волосам, медью отливавшим на солнце. Тьма! Почему мне все время приходится заниматься подобной ерундой? – Когда-то давно, один демон встретился со смертной женщиной. Женщина была прекрасна, ее душа буквально покорила демона своей яркостью, страстностью и нежностью. Демон долго следил за ней, не показываясь и не давая знать о своем существовании. Однажды на женщину напали несколько человек. Они были грязны, небриты, вонючи. В их душах жило лишь одно желание – удовлетворить свою похоть. Демон увидел, что объект его страсти собираются осквернить и не выдержал. Он воплотился в смертном мире и принял человеческий облик. Уничтожив разбойников, этот демон помог добраться понравившейся ему женщине до дома и остался на ночь. Она была благодарна за спасение, его облик был приятен для ее глаз. И даже узнав, что ее возлюбленный – демон, она не разочаровалась в нем, полюбив еще сильнее, еще самоотверженнее. Дух купался в ее эмоциях, пил их, как крепленое вино, забывался в ее страстных объятиях. Но он не любил ее. Потому, что не мог. Это была страсть, собственничество, эстетическое наслаждение, увлечение, верность, уважение. Когда красота его женщины начала вянуть, демон не пожелал отпускать ее, не успев полностью насладиться. Он предложил ей путь долгой жизни и молодости, в конце которых была возможность стать демоницей. Женщина не знала, что значит быть демоном, она искренне верила, что ее мужчина любит ее так же, как и она его. Согласие было дано. Еще две сотни лет они так прожили, когда демону стало надоедать. Увлечение проходило, появились новые интересы, но женщина продолжала любить. К этому времени она уже достигла достаточной силы, чтобы стать демоном после смерти, но решила копить еще. Она хотела сразу стать демоницей достаточно высокого ранга, чтобы быть с любимым даже в его мире. Но он стал приходить к ней все реже и реже. Сперва, раз в неделю, потом в месяц, потом раз в несколько лет. Женщина до последнего старалась не сомневаться в своем возлюбленном, но даже очень сильная любовь не может уберечь от подозрений. Она знала, что демон все еще в смертном мире. Собрав вещи, она покинула свой город и отправилась его искать, а когда нашла… Он жил под видом мелкого правителя в другой стране. В его спальне было сразу три красивых обнаженных девушки, и смятая постель говорила лучше всяких слов. Я не стану тебе рассказывать о ее душевных метаниях, о той горечи, что вывернула наизнанку ее душу, когда демон сказал, что не нуждается в ней больше и она уже достаточно развита для того, чтобы стать демоном и жить своей жизнью. Узнав от него, что последнее столетие тот, кого она любила и кому безоговорочно доверяла, навещал ее исключительно ради поддержания связующих нитей зарождающейся демонической сущности, женщина сошла с ума. Она не стала уходить в демонический мир, оставшись и продолжая совершенствоваться. В ярости своей много раз пыталась убить демона, но он оказывался сильнее. Со временем разум вернулся к ней, но к тому моменту от ее рук погибли тысячи смертных, были уничтожены целые города. Люди в панике разбегались перед ней. Где бы ни ступила ее нога – все живое погибало, а за спиной ее полыхали пожары. Переизбыток силы неизменно выплескивался в окружающий мир, уничтожая все на своем пути. Другие демоны и ангелы много раз приходили к ней, пытались увещевать, уговаривали выйти из смертного мира и перестать на него влиять. Но каждый раз они получали отказ, а двое даже погибли. Ведьма с неумолимым упорством продолжала преследовать своего бывшего возлюбленного, пока он не покинул смертный мир, опасаясь смерти от ее руки. Да, ненависть ее была такова, что дала скачок способностям и росту сил. Даже Старшие опасались к ней приближаться, ведь при воплощении теряется больше половины сил на поддержание материальности тела, а в энергетическом виде повлиять на физический мир практически невозможно. Осознав, что ее враг сбежал в мир демонов, она не раздумывала ни минуты. Вонзила себе в грудь ритуальный нож и стала демоном. Став иным существом, ведьма поняла то, что не могло понять ее любящее сердце ранее, и действия демона обрели свой смысл. Но смертная жизнь уже наложила отпечаток на ее новую сущность. Она стала демоном мести, воплощением ярости и гнева. Так появилась моя мать. Высшая демоница Старшего круга. Единственная смертная душа, сумевшая достичь могущества Старших. Она нашла и убила того демона, за что была изгнана Повелителем на четыре тысячи вздохов Бездны. По-вашему это приблизительно восемнадцать тысяч лет. И именно из-за нее теперь Старшие обязаны убить любую ведьму, связанную демоническим контрактом, прояви та хоть малейшую несдержанность. Разрушения, устроенные ополоумевшей ведьмой были столь велики, что обоим Повелителям пришлось не одну сотню местных лет возрождать мир, ликвидируя пустыни и ядовитые течения из океанов. А матери пришлось найти себе удаленный мир, не входящий в протекцию демонов и населенный разумными. Мир оказался неплох, там жили не только люди, но и другие существа с душой. И там она встретила моего отца. Вот уже неисчислимое количество лет они с отцом живут без всякой любви, но более крепкой пары духовный мир еще не знал.

– Отступник! – громыхнул голос херувима. – Я здесь, чтобы судить тебя!

– И что будет, если в подчиняющем круге для демона окажется ангел?

– У Чистых его не было, – ответил Тариил. – Они использовали другой способ призыва демона. Сомневаюсь, что им удастся его повторить. Главарь умудрился сбежать через светлый портал. Как же противно, что эти отступники сумели воспользоваться силами Света во зло!

– Что, уже утро? – заморгал разбуженный голосами Олег.

Тяжело вздохнув, я сел возле него на край кровати и, аккуратно отняв руки от мокрого лица, поднял пальцем подбородок, заставляя смотреть мне в глаза.

К нам немедленно бросились Марина с Ягой.

– Ну что, теперь ты готов к разговору? – отставил вторую по счету чашку кофе от себя Олег.

– А, вот оно что! – резко успокоившись, хихикнула Ники и гибко изогнула длинную шею, чтобы почесать задней лапой между рогов. – Так Повелитель решил, что об этом тебе лучше не знать как можно дольше. Старшие были согласны, учитывая то, что ты ринулся в бой с предыдущим ангелом, даже не задумавшись о последствиях. Ты конечно силен и все такое, но сейчас, без истинного имени, с херувимом тебе не тягаться. Хотя, как видно, зря мы беспокоились. Раз ты в курсе и Олег сейчас с тобой, причем ты не развеялся в прах при знакомстве – договориться вы сумели.

– Ты прав, демон. – Отступил на шаг херувим.

Коротко дернувшись от прозвучавшего приказа, как от пощечины, мой раб принялся спешно одеваться. Бросив на него одобрительный взгляд, я направился в гостиную. Был еще один момент, который требовалось обсудить с Олегом.

– Мы уже обсудили это с Тариилом. В момент перехода он может как-то по-особому сжаться внутри меня, закутавшись в защиты. Я приму весь удар на себя, а пока буду корчиться, контроль примет он. Да и толку от херувима больше получится, чем от меня. Особенно, если на нас духов спустят. Если спустят.

– Да!

– Так легко отказался от вероятного могущества? – неподдельно изумился ангел.

Праматерь услышала. Темная воронка стала медленно опадать, прекратив сжигать нас. На запястье Сергея, там, где его коснулась демоническая кровь, появилась моя личная печать. Хоть и без имени, но она подтверждает право владения. И с этого момента Сергей будет моим рабом. Вот так, из-за мимолетной глупости мы поменялись местами. Но другого выбора не было, альтернатива – окончательная смерть. Сколько ему придется быть у меня в услужении? Века, возможно – тысячелетия. Ему свою свободу так легко теперь не получить. Даже если я захочу, Тьма не позволит отпустить его незаслуженно. Наши судьбы с этого момента связаны. Погибну я – погибнет и он вместе со мной.

Низкий гул – и я, взвыв от ужасного ожога, слетел на землю. Плеть взвилась снова, и снова… Я скорчился на земле, скребя от боли лапами по невысокой траве.

– Мне, пока вы с Мариной кувыркались, все рассказали, и я тоже пообщалась с Повелителем. Никто не знает. Это странно. – Подала голос Ники.

– Мы тут посовещались, обсудили твои слова. Вероятно, ты прав. Возможно, духов у них нет. Не могли орденцы оставить свою ключевую фигуру, которой был тот фанатик, без поддержки. А будь у него поддержка, то вряд ли бы мы с ним так просто справились.

– Сотрем, подчистим, восстановим. Я всегда выполняю свои обещания!

– А как тогда защищаться? Щиты от всего сразу просто высосут меня досуха, – прикусила Маришка в задумчивости аккуратный ноготок.

– Молчать! Это приказ! Прыгай молча, ничтожество! Жалкий раб! Тварь! Я тебя научу послушанию! Решил, что можешь помыкать мною? Что я буду тебя слушаться, а не наоборот? – в руках Сергея появилась плеть Хаоса.

– Нет, ученица. Мы с тобой поговорим сейчас, когда нам никто не мешает.

– Видит Тьма! Я даю этой душе право заслужить существование! – Громко, хрипло, из последних сил выкрикиваю формулу принятия.

Дальше я уже не мог вынести этой пытки ожиданием. Подхватив на руки хрупкое тело, пронес ее через гостиную в сторону своей спальни под изумленными взглядами ожидавшей нас компании.

– Отлично! Ники! Мне нужна гончая.

Мы расположились на тенистой стороне поляны. Сергей постарался занять место возле Кати, но та лишь презрительно фыркнула и ввинтилась между мной и Ники. Связь на мгновение обожгло жгучей волной ненависти, но через миг мой хозяин снова от меня закрылся. Тьма! Придется вместо решения более важных задач срочно заняться сердечными делами своего господина. Как же не вовремя с ним случилась эта его любовь! И как плохо, что в этот раз неудачные любовные заклятия были не причем! Удайся найти в его энергоструктуре хоть малейший намек на магическую природу такого поведения – как бы я был рад! Но нет, чувства настоящие, щедро удобренные кипящими в крови подрастающего организма гормонами.

– Не лезь! Это мой демон! Катя! Что же ты не смотришь? – безумно расхохотался мой хозяин в сторону отвернувшейся в ужасе девушке. – Смотри, как забавно!

Нас с Ники ждали в пещерной гостиной. Проигнорировав вопросительные взгляды, я прошел прямо в спальню Сергея. Он спал беспокойно, постанывая от боли. На лбу выступила испарина. Аккуратно взяв левую руку, я стал внимательно рассматривать запястье. Черная, чуть мерцающая печать ярко выделялась на бледной коже жилистой руки.

– Ники, где Яга?

– Первые два часа метала молнии и грозилась тебя убить за то, что посмел превратить ее сына в раба. Но мы с Ягой все-таки сумели ей объяснить, что для него не все потеряно и у тебя не было выбора. Пришлось долго рассказывать все нюансы договора на крови с призванной Тьмой в качестве гаранта. Сейчас она уже успокоилась и даже немного признательна тебе. Сергея неплохо подлечила Яга. Сейчас он под сонным заклятием. Когда завтра проснется – будет вполне здоров. Но ты сам понимаешь, повреждения души так просто не лечатся. Его Суть держится только на каркасе из твоей энергии. Кстати, насчет Сути. Я тут кое-что заметила в твоем энергетическом теле…

Связь последний раз натянулась и с ментальным звоном порвалась. Миг – и мне все стало понятно. Я больше не раб, я свободен. Договор нарушен и больше не действует. Первостихия расторгла его с присущей ей безжалостностью. Всего один удивленный взмах ресниц моего бывшего хозяина. Один удар сердца – и черное пламя взмывает вокруг Сергея гудящей воронкой. Болезненный вопль, переходящий в дикий вой сгорающего заживо человека. Сгорающего во Тьме, вместе с душой и самой Сутью.

Сияющий взгляд впился в глаза испуганного человека. Я ведь уже говорил, что демоны могут задавать вопросы так, что ни один смертный не сможет отказаться ответить? Так вот, у ангелов это получается в разы лучше! Краем глаза я заметил, что Яге все труднее держать проход от настойчиво взламывающих завесу фанатиков. Одним пламенным дыханием я уничтожил пытающихся выбраться сектантов, и ведьма, облегченно вздохнув, отпустила Хаос. Вообще эту Первостихию крайне трудно удерживать в определенных рамках. Сильна Ягата, раз продержалась столько времени.

– Нет, – изумился вернувший контроль над телом спецагент. – Там же подозрение на убийство. Пока вскрытие, пока расследование. Иногда тела хоронят через месяц и позже.

– Что ты имеешь в виду?

– Но нам нужно быть готовыми к тому, что у орденцев кольца не окажется, – не сдавался Олег.

– Тариил не может помочь, – послышался голос Олега. – Сергей теперь полностью принадлежит демонам. Вернее – демону. Силы Света с этого момента будут действовать на него только во вред.

Когда мы с Мариной вышли из спальни, сквозь специальные щели в стенах уже пробивались первые лучи восходящего солнца. Яга с Олегом мирно посапывали в креслах, так и не добравшись до своих кроватей. Катя, видимо, проявила больше стойкости и ушла спать к себе. Ники… Я глазам своим не поверил. Демоница, развалившись в своем кресле и высунув язык от усердия, вязала что-то вроде кофты. Увидев наши с Маришкой ошарашенные взгляды, она толкнула носком ноги откатившийся клубок, и раздраженно дернула плечиком.

– А Женю я в Москве зачем, по-твоему, землю рыть оставил? Да и вызов идет по истинному имени, а мое имя хранится в кольце. Так что нападение духов сбрасывать со счетов нельзя.

– Как ты смог вызывать меня по имени без кольца? – задал я резонный вопрос.

Поймав задумчивый взгляд Ники, которая за все время даже не сдвинулась с места, я решил убраться подальше. Отвечать на вопросы, готовые вот-вот посыпаться от взволнованных за судьбу Сергея людей, мне не хотелось. Все слишком взволнованы, слишком напуганы. Потом все объясню, а сейчас, пожалуй, слетаю на охоту. У нас, кажется, заканчивалось мясо?

– Совместно с Князем Тьмы был разработан артефакт, по структуре подобный кольцу, но имеющий другие функции. Доверенные смертные маги успешно интегрировали плетения Света и Тьмы между собой. Как только артефакты прикоснутся друг к другу – они войдут в резонанс и самоуничтожатся. Основная задача – получить доступ к кольцу, причем оно должно быть свободно от захваченных духов, иначе ничего не получится. – Вынырнул херувим с коротким пояснением.

Сергей неохотно плелся вслед за Ники и по-прежнему угрюмо молчал. Я попытался поговорить с ним по связи, но натолкнулся на глухую стену. Это заставило меня нервничать. На моего хозяина было слишком много планов. Ангелы четко дали понять, что не доверят больше ни одному смертному брать артефакт при атаке на орден. Наш договор не оставлял парню выбора. Освободить из плена одного духа невозможно, забрать свое истинное имя из артефакта я мог только одним способом – при полном раскрытии энергетического вместилища. Значит, все пленные окажутся на свободе. Но…

Когда бурая шкура медведя окончательно скрылась за деревьями, я медленно подошел к своей ученице и нежно обнял за плечи.

Дождавшись моего согласного кивка, глаза Олега засветились.

– Потому, что взять кольцо должен был абсолютно лояльный идее его уничтожения смертный. Ты знаешь, что мы не можем доверять тебе, поскольку ты демон. Твои сородичи тоже не станут доверять артефакт лояльным светлым. Сергей был идеальным вариантом. Но теперь мальчик находится под твоим прямым контролем. Мы не можем допустить, чтобы артефакт достался демону. Соблазн воспользоваться через своего раба могуществом кольца будет слишком велик.

– Господин, – всхлипнула она в ответ, и не думая поворачиваться ко мне, – уходите, прошу вас. Я приду сама, позже.

– Задавай, – махнул рукой Олег.

– Когда был последний? – заинтересовалась Ники.

Вдох. Выдох. Олег медленно поднимается с земли. Его фигуру окутывает нестерпимый Свет, от которого по мне пробегает стая мурашек. Четыре белоснежных крыла, сияющий нимб над головой. Херувим извлекает свой пылающий меч. Глава ордена изменяется в лице. Удивление, страх, беспокойство. Ангел одним взмахом разрубает линию круга. Ментальный звон – и меня больше ничего не сковывает. Фанатик спешно возводит вокруг себя одну защиту за другой. Снаружи пещеры послышался многоголосый крик ужаса. Рев демонических легионов и вспышки сияющего Света, перемежающиеся волнами Тьмы. Подмога. Быстро Ники сработала. И ангелы не отставали. Фанатики дернулись в сторону выхода из пещеры, но Яга была на стороже. Бушующая пелена Хаоса перекрыла проем, перекрутив в мелкий фарш первого орденца, попытавшегося проскочить сквозь нее. Остальные споткнулись, не зная, что делать. Выбрав пещеру местом вызова, они сами загнали себя в ловушку. Глава пятился от ангела, не замечая, что всего через шаг его спина упрется в холодный камень пещеры.


– Сергей! – взвыл я, предчувствуя страшное. Краем глаза заметил я обеспокоенность Олега, укоризненный взгляд Яги, полный сострадания – Кати, и сочувствующий от Ники. – Остановись! Ты же всех пугаешь! Еще немного и…

– А-а-а! – с какой-то злой радостью ответил хозяин. – Так это можно исправить! Правда, Игорь? Ведь домашние животные для того и нужны, чтобы поднимать настроение своим хозяевам?

– Ну и отлично.

– Сергея приглашать не будем? – поинтересовалась Яга.

Меня обступили со всех сторон, хватая, кто за что придется. Сергей, было, замешкался, но после моего ментального приказа, довольно шустро ухватился за мой хвост. Резкий мощный приказ рванул меня с места. Какой-то миг – и я уже стою в центре подчиняющего круга.

– А ты? Ты решил все-таки уйти к демонам?

– Это хорошо, – задумчиво произнес я, отодвигая широкую лапу ели, отгородившую от нас тренировочную площадку девушек.

– Что я наделал? Что я наделал?! – Сергей потянулся руками, чтобы схватиться за голову, да так и замер, уставившись на свое запястье, на котором мерцала моя печать. – Что это?

Яга тоже замолчала, прислушиваясь. Вопрос был важным.

– Кажется, зря мы здесь его ждали, – донесся философский голос Олега мне в спину. – Пойдемте чаю, что ли, выпьем?

Ники также распорядилась демоническим легионам возвращаться и ждать. Уже покидая это свое ненавистное узилище, которое так неожиданно и не по своей воле посетил снова, я успел увидеть скрывающиеся в воронке Бездны ровные ряды своих сородичей. Печально вздохнув, я отвернулся. Ну почему так? Будь у него кольцо – сейчас я мог бы уходить вместе с ними! Развей меня Бездна, как же мне обидно! Увидев мое состояние, Ники аккуратно подошла и положила свою голову мне на плечо.

Девушка нашлась через полчаса на чуть меньшей поляне, чем та, где они тренировались с Ягой, рыдающая на боку крупного медведя, зарывшись лицом в его густую шерсть. Зверь успокаивающе ворчал, пытаясь лизнуть ее в щеку.

– И не жаль вам его? – изумился мой напарник.

– Не надо меня будить! – буркнула ведьма, одной рукой расплетая косу, а второй призывая гребешок. – Сама уже проснулась.

– Как Марина?

– Пусть поговорят! Не мешай им. Давно уже пора Игорю объясниться с девочкой, слишком уж она увлеклась этим демоном.

Недоумевая, я принял свой истинный облик и в ожидании посмотрел на Сергея. Используя магию, он вырастил по периметру поляны несколько возвышений, между которыми поместил огненные кольца. Посмотрел на меня.

– Нет! – резко прорычал я в ответ. – Во всем, что с ним случилось, виноват только и исключительно сам Сергей.

– Не твое дело. Как бы ты ни был силен, у нас достаточно сил для подчинения, можешь не сомневаться.

– С возвращением! – лениво помахала когтистой лапой блаженно нежащаяся на солнышке Ники. Лежала она на животе, на краю обрыва, расправив крылья, и всем видом выражала собой надпись «не беспокоить».

– Но сколько времени это займет? – с грустью вопросил я.

– Мерзавец! – прошипела Маришка. – Я родила и воспитала мерзавца. Убирайся! – резким движением она развеяла плеть и толкнула сына в сторону леса. – Стал зверем? Иди и живи с ними!

– По демоническим меркам он приблизительно в возрасте Сергея. Подросток! – сдала меня с потрохами откровенно веселящаяся Ники.

– Что же… – шестикрылый развеял свой меч. – Будем считать это тренировкой. Чистых мы уничтожили всех. Найдите кольцо и сбежавшего смертного. Кольцо важнее. – И, уже выходя из пещеры, крикнул куда-то наружу: – Уходим!

– Д-да, Вл… Вл… Владыка!

– Ты что такое говоришь? Как я могу быть твоим рабом? Я не согласен! Сними с меня это!

– Где оно?

– И даже с подмогой, – покивала Ниикштхари.

– К тому же, – дунул я на пушистую рыжую челку, – ты и так станешь демоном и демоническая связь тебе совсем не нужна. А любовь лучше искать среди таких же, как ты, магов.

– Нет, в таком виде тебе огонь не страшен. Превратиться в тигра можешь? Превращайся в тигра, это приказ! – в конце он перешел на крик и топнул ногой. Посмотрев на взбудораженного хозяина, я решил ни о чем не спрашивать, и молча превратился в тигра. Если ему станет легче…

– Он больше не в том положении, чтобы что-либо решать. Пусть лучше еще поспит.

За разговором мы отвлеклись от орденца. А зря. Мужчина извлек из глубин своей серой рясы какой-то предмет и со всей силы грохнул им о камень. Звон разбитого стекла – и проклятый смертный исчезает в светлом портале.

– А ты трус! – весело хихикнул женский голосок. Ники блеснула чешуей в лунном свете и пристроилась рядом, мерно взмахивая крыльями.

– Нет, он меня не обижал. Просто грустно стало. – Неловко поднимаясь на ноги, ответила Катя.

– Каждый имеет право выбирать хобби, какое ему понравится!

– Это моя печать. Тебе ли ее не знать? Сколько раз ты вызывал меня с ее помощью?

– А! Уже вернулся! – отреагировал тот. – Как Сергей?

– Меня беспокоит, что тебя теперь ничего не сдерживает. Слишком много Яга рассказала мне о демонах. И уж верить обещаниям демона после всего, что я узнала – было бы полной глупостью с моей стороны.

Я подхватил тупо следовавшего за мной Сергея в лапы и взмыл в воздух. Лететь действительно далеко, но что поделать? А вот то, что мой бывший хозяин все время разборок с орденом тупо стоял у меня за спиной и не предпринимал никаких действий – настораживает. Он что, теперь не ступит и шагу без моего прямого приказа? Нужно будет по возвращении пояснить ему, что таким образом он только оттягивает свою возможность освободиться. А заодно продумать альтернативные варианты действий на случай, если Сергей не пожелает понять моих объяснений.

– Им еще нужно суметь воспользоваться. Кстати, а где остальные демоны и ангелы? Что-то я не наблюдаю их. А ведь ты должен себе представлять, на что способен высший.

– Пойдем в таком составе, – удалось мне, наконец, вклиниться в разговор. – Я, Сергей – как единственный, кто может взять кольцо, Олег и Яга. Ники навесит на меня маячок и пройдет следом через духовный мир.

– Покажи! – потребовал ангел.

– Потом объясню, – взяла ее за локоть Яга. – Вон, смотри, наши мужчины вернулись. Сейчас новости расскажут.

– Не мешай! – закричал он в ответ. – Это не твое дело! Игорь! Лезь на тумбу! Это приказ!

– Прекрати! Я запрещаю тебе вредить себе, запрещаю пытаться избавиться от печати! Тебе все ясно?

В ответ поляну огласил заливистый мелодичный смех ее противницы.

– Так это из-за меня? Это я виновата в том, что Сергей стал рабом?

Короткий импульс-приказ вывел Сергея из тяжелого сна, заставив сонно захлопать глазами. Он никогда не использовал и десятой доли тех возможностей, которые давал ему наш контракт, а я себе не враг, чтобы просвещать его в таких тонкостях. Рассмотрев меня у своей кровати, Сергей с трудом сел, откинувшись на смятую подушку.

– Ну… видишь ли… – замялся я.

Волна ничем не скрываемой ненависти снова обожгла меня через связь. Сергей уже собирался что-то сказать в ответ, но Марина резко схватила сына за руку и усадила на землю рядом с собой.

Еще некоторое время уделив обсуждению разнообразных деталей плана, мы принялись ждать. Весь день ходили эдакой кучкой, опасаясь оставить друг друга хоть на минуту, и пропустить момент призыва. Сергей был мрачнее тучи, практически ни с кем не разговаривал, на вопросы матери отвечал односложно и следовал за мной с мрачной решимостью. Даже Катя не вызывала в нем эмоциональных всплесков. Парень лишь украдкой тоскливо посматривал на девушку, а она отводила глаза и нервно вздрагивала каждый раз, как ощущала на себе его взгляд.

– Ушел, – недовольно посмотрел ангел на то место, где секунду назад корчился от боли в отсеченной руке фанатик.

– Не ожидал я, что ты притащишь за собой смертных. Но это и не важно. Выйти они не сумеют, а во время подчинения и вовсе погибнут.

Противоречие. Он слишком повредил мое тело, чтобы можно было продолжать исполнять приказ. Связь горела огнем. Неужели он не чувствует? Еще немного и…

Сказать о напряжении связи я не успел.

– Можно сказать, что утро, – хихикнула Маришка. – Ягу будить будем?

– Это не честно!

– Позавчера.

– Девочка, ты должна понять кое-что. Я – демон, у меня не может быть к тебе тех чувств, что ты испытываешь в мою сторону.

– Поговорю, – пришлось согласиться мне. Самому не нравится происходящее. – Кстати, Ники!

– Нет, хотя ее звали. Слишком мало Старших демонов, слишком нужны они демоническому миру. Но мать отказалась, пригрозив убить любого, даже Повелителя, если он сунется в ее уютный мирок с личным адом и собственными подчиненными духами. Повелитель проникся. На своей территории она вполне могла его одолеть.

Представив, что сейчас будет, я печально вздохнул и притянул ведьму к себе. Наши языки переплелись, упрощая мне передачу информации. Эту пытку я всеми способами постарался завершить в рекордные сроки! Почему пытку? Да потому, что на меня сразу же вылился целый ушат направленных эмоций! Откровенная похотливая зависть Ники, жгучая яростная ревность Марины, злостное раздражение Сергея, любопытство ученого к препарируемой им лягушке от вынырнувшего из души Олега ангела и… Боль, обида, непонимание, зависть, ревность, злость, стыд, страх – этим всем меня накрыло со стороны Кати! Оторвавшись от русоволосой красавицы, я еще успел увидеть заблестевшие слезы на глазах Катерины. Жалобно всхлипнув, девушка отвернулась и побежала в лес, не разбирая дороги. Сергей обжег меня злобным взглядом и направился следом. Быстро нагнав его, я остановил своего хозяина.


– Стой, – прохрипел я, принимая демонический облик. Стало намного легче. Раны мгновенно стянулись и боль прошла. Пока Маришка поворачивалась ко мне, я вернулся в человеческий вид. – Скоро мы заберем мое истинное имя. Я уйду – и больше у него не будет повода так меня ненавидеть. Не горячись, Маришка. Он мне нужен. Без него нам не вернуть свое имя.

– Тебя за мной отправили? – безрадостно спросил я.

– Кто?

– Сменю структуру!

– Да пошел ты со своим именем! – взъярился Сергей. – Ищи другого придурка, радостно бегающего за тобой по лесам и горам. Я возвращаюсь в Москву!

Глаза расширились, парень часто задышал, не в силах произнести те самые слова.

– И тебе привет поближе, – хмыкнул я, выдохнув слабенькую струйку пламени. После линьки стоять вертикально в физическом мире мне было неудобно, так что сейчас я вовсю изображал из себя дракона, опустившись на четыре родные чешуйчатые конечности и нервно подергивая хвостом. Хорошо, что подчиняющий круг они сделали достаточно большим и мое тело в нем вполне поместилось. С другой стороны, иначе призыв бы не сработал. Сейчас я красовался перед впечетленными орденцами, стараясь максимально оттянуть миг подчинения. Надеюсь, Олег сможет восстановиться достаточно быстро. Иначе нам всем конец.

– Катя, послушай меня.

– Сдурел?! – проревела она, подбираясь для атаки.

– Значит, ждем следующего в любой момент, – кивнула демоница.

Парень остервенело принялся раздирать кожу на запястье, пытаясь избавиться от печати. Несколько секунд я наблюдал эту истерику, после чего приказал:

– Уходите! – Катя вскочила со своего места, прячась за медвежьей тушей.

– Клянусь Светом! – не задумываясь, произнес Херувим. – С тобой приятно работать. Теперь обсудим детали. Я связался с Господом и Светлыми Старшими, но они не знают, как ты смог поглотить Суть.

Моя кровь щедро облила его руку. Она жжет его не меньше, чем Тьма, но так надо.

– Игорь! Я не хочу быть рабом! – не часто мне приходилось видеть, как Сергей плачет. Сейчас он разрыдался. От него тянуло эмоциями безысходности, отчаяния, неверия… Тот еще коктейль.

– Я сам с ней поговорю. Подожди нас здесь.

– Потом, Марин. Не получится – так и говорить не о чем. Раз мы все обсудили, пойду я разбужу своего раба. Пора разъяснить этому глупцу, как сильно он влип.

– Знаю! – не дал я продолжить Ники свои умозаключения. – Полетели обратно. Все обсудим на месте.

Я прыгал через огненные кольца без остановок. От земляной тумбы к земляной тумбе. Кожа ныла от ожогов. Когда приму истинный облик, все ожоги исчезнут. Но… не это пугает. Сергей слетел с катушек. Связь причиняет боль, она уже не кажется естественной. Тьма не допускает у демонов безумных хозяев.

Брови блондинки скрылись под уложенной челкой.

– Согласен, – нервно кивнул я, представив в какую мясорубку меня в итоге может затянуть интерес двух Непознаваемых. – С изменением статуса Сергея возникла еще одна проблема. Теперь, когда договор расторгнут, и меня не сдерживает его приказ, я стал снова уязвим к вызову через истинное имя. Не уверен, что смогу сопротивляться при следующем призыве.

Времени было мало. Вернее, его не было совсем! Резко вспоров когтем ладонь, влетаю в бушующую воронку. Ничего не видно. Сплошная Тьма. Где он? Мне надо к центру! Стараясь не обращать внимания на жгучую боль от прикосновений Первородной Тьмы, с огромным трудом дотягиваюсь до руки Сергея. Как же больно! Он вырывается, корчась от непередаваемых мук. Тьма бывает милосердна, но сейчас она карает. Первостихия ни за что не позволит своей жертве потерять сознания, заставляя испивать полную чашу страданий. Сергей, зачем ты нарушил договор? Знал же, чем это грозит! Как можно было наплевать на кару?

– Демон, ты же понимаешь, что теперь нам необходимо изменить свои планы?

– Игорь? Что со мной? Я чувствую что-то странное, наша связь…

– Я беру Сергея, ты – Ягу. Эй, воробушек! Сможешь Олегово тело на своих четырех домахать до места? Лететь не близко.

– Не торопись, Катя, времени у тебя достаточно. Очень скоро ты поймешь сама, что так намного лучше.

– Даже если кольца при них не будет, – снова заговорил Олег, – глава точно должен знать, где оно находится. Так что стараемся взять его живым.

– Разум…

– Как это – подросток? – плюхнулся на торчащий из скалы валун напарник. – Он же выглядит крупнее тебя, да и вы с ним… У вас разрешается спать с подростками?

– Как прикажешь, Владыка! – фыркнула Ники, принимая человеческий облик.

Пещера была той самой, в которой я провел столько лет. Не узнать ее было невозможно. Теперь понятно, почему вызов оказался настолько мощным, что сопротивляться не получилось совершенно. Хорошо, что остальная моя команда не растерялась и сейчас приходит в себя после такого резкого пространственного рывка. Выходит, в словах фанатика о том, что остатки сил заключившего меня монаха способны многократно усилить призыв, была своя правда. А ведь даже Ники отмахнулась от такого предположения!

Звон пощечины вместо ожидаемого удара плети заставил открыть глаза и посмотреть на хозяина. Марина стояла между нами, окутанная Тьмой. Левая рука удерживала плеть, а права была занесена для повторной пощечины. На щеке Сергея уже налился красным отпечаток изящной Маришкиной руки. Второй удар. В глазах хозяина, расширившихся от изумления, полыхает обида и злость.

– Ты почему не предупредила меня про херувима?! – не менее грозно рыкнул я в ответ.

– Яга рассказала. Я теперь знаю все о чувствительных точках демонов. И мне стало понятно, почему вы с Ники тогда так друг друга исполосовали, – часто и томно дыша, прошептала Марина.

– Ты же знаешь, что с тобой происходит при переходе вызовом? Как ты собираешься сражаться?

– Это еще почему? – прищурился я.

– Голос, который ты слышал перед охотой, – задумчиво проговорила Яга. – Подозреваю, что это был кто-то из мира Смерти. Значит, Смерть сама отдала тебе Суть, но в этом случае Жизнь также не должна была на нее претендовать. Неслыханное дело. Не знаю, чего они от тебя хотят, но поглощенная тобой Суть смертного, которая так удачно вплелась в твое существо, – это их рук дело. Будь осторожен, Игорь. Эти две сущности делают только то, что хотят они. И никто, даже оба ваших Повелителя вместе со всеми ангелами и демонами, не способны вмешаться в их Игры. Плохо, что ты стал для них одной из игрушек, но кто знает, что именно они задумали? Может, все еще обернется к лучшему. В любом случае, думаю, к кольцу все это отношения не имеет. А значит, давай займемся этими вопросами позже.

Увидев нас с Катей, хозяин пришел в натуральное бешенство. От волны ненависти у меня перебило дыхание. Что это? У нас же связь, он должен знать, что Катя для меня не более чем подопечная! Откуда столько злости?

– Тогда вперед.

Я злобно проследил, как хрупкая фигурка блондинки скрывается за защитным пологом нашей пещеры и обернулся. Олег уже пришел в себя и откровенно потешался над ситуацией, не скрывая широкую счастливую улыбку.

Напротив меня стоял невысокий мужчина лет сорока в сером балахоне. Его глаза были расширены от удивления. Ну да! Он-то ожидал меня одного, а не команду странных личностей в придачу. Позади него стояло четверо молчаливых ребят. Через них к главе тянулся энергетический канал подпитки. Основной круг, похоже, находился за пределами пещеры по причине нехватки места. Несколько секунд замешательства орденцев позволили оценить обстановку. Яга уже в строю, Сергей спрятался за моей внушительной фигурой, а Олег… Не знаю, что они там намудрили с этим светлячком, но не помогло. Лежит, корчится на каменном полу. Мда. Марины нет. Она находилась дальше всех от меня. Видимо, не успела добежать. Оно и к лучшему, не хотелось Катю одну оставлять. Кажется, Глава ордена пришел в себя.

Вместо ответа, я впился в ее губы страстным поцелуем. Несколько секунд она трепыхалась в моих объятиях, но в итоге обмякла и довольно страстно ответила. Мои руки прошлись по гибкому податливому телу, заставляя его сладостно прижиматься к себе в поисках продолжения ласк. В какой момент Марина создала на руках острые когти с помощью магии – я заметить не успел. Острые, как лезвия, они вонзились мне под кожу в районе копчика. Жаркая волна накрыла мое сознание, утопив в себе остатки рассудка. Вторая рука вонзилась в районе шеи. Не выдержав, я застонал от наслаждения, уже ощущая, как змеится по телу чешуя. Обвив хвостом горячее тело своей ведьмы, только и смог, что прохрипеть:

– Конечно, сумели, – рыкнул я. – За кого ты меня принимаешь?

– Отлично, – кивнул я радостной новости, поворачиваясь к Ники. – У меня к тебе еще одна просьба будет. Олег, Золотова уже похоронили?

– Я знаю, что это твоя печать! – вспылил подросток. – Почему она у меня на руке? Ведь ты же говорил, что она появляется только…

– Ты хочешь…

Я прыгнул на соседнюю возвышенность и замер.

– Поделом ему! – рыкнула Марина. – Не способен себя контролировать сам – значит, пусть его контролирует Игорь. Наберется ума, выслужится – и тогда пусть топает на все четыре. Не в игрушки играем. Обладая магией, мальчишка может такого натворить, что страшно представить даже. Контроль пойдет ему на пользу. Пусть на себе прочувствует, каково это – быть рабом.

– Катя, он посмел тебя обидеть? – прошипел Сергей, окутываясь сферой Хаоса. Не Тьмы, Хаоса! Это плохо! Эту Первостихию можно сдерживать, но не управлять ею. Что же он творит? Связь заблокирована, не надо было его учить отгораживаться.

– Я тебе хоть раз соврал? Разве я давал тебе повод для недоверия? Демоны тоже бывают разными. Мы с Кащеротом имеем не так уж много общего, как ты считаешь. Я не брошу тебя и не брошу Сергея. Это моя обязанность, которую я навязал себе самостоятельно. Просто не бойся меня. Ведь Ники ты не боишься?

– Чего-о-о? – округлил глаза Олег. – Как понять ПОЧТИ совершеннолетний?!

– Как тебе будет угодно, господин, – низко поклонился я в ответ.

Я подошел к ней и внимательно всмотрелся в глаза. Марина долго игру в гляделки не вынесла, и первая отвела взгляд. Нежно я провел пальцем по гладкой щеке.

– Хватит! – оборвал я перечисление своих ошибок. – Разбирать мои действия будем потом. Сейчас у нас более важные дела имеются. Позови Сергея, и идем к девчонкам. У нас многое случилось и это нужно обсудить.

– Я… как бы сказать. Сбежал я. Еще демоненком. Слишком у отца много планов на мою судьбу было, и плевать он хотел на мое мнение. Так что взял хвост в зубы и на всех парах прибежал к Повелителю. Он пополнению обрадовался и назначил мне наставников.

– За тобой. Возвращаемся. Нужно обсудить твои приключения в Москве и дальнейшие действия с учетом изменившегося статуса Сергея.

– Катя! – постарался остановить ее отчаянный голос Сергея. Но она не вернулась.

– В другой раз расскажу, – хмыкнул я, усаживая девушку поудобнее себе на колени. – Ты поняла, к чему я тебе все это рассказал? – шутливый щелчок по носу заставил девушку рассмеяться.

– Я уже почти совершеннолетний! – Нет, ну обидно же! Они что, думали, я наброшусь на херувима, заведомо более сильного, чем я?

– Сергей, – со слезами выкрикнула Маришка, боясь прикоснуться к сильно обожженной коже подростка. – Сынок! Сережа! Что с ним? Надо что-то делать!

– Эй, цыпленок! – окликнул я дернувшегося от такого неуважения ангела. Они вообще очень болезненно относятся к нашим подколкам относительно своих перышек. – Этот смертный должен остаться живым и ответить на вопросы! Смотри, здесь нет ни одного ангела или демона, кроме свободных.

– Когда кольцо еще было у меня, я сделал себе татуировку имени, держа его в руках. Закрепил Порядком, установил поле вечности, чтоб не исчезло! Знал уже, что этот старый дурак попытается помешать!

– Отвечай! – рявкнул херувим.

– Дело не в физиологии, – начала пояснять демоница, игнорируя мои злобные взгляды. – Игорь превосходит меня статусом и силой, потому и крупнее. Просто психологически… Да сам подумай, сколько ошибок он совершил! Взрослый демон никогда бы не заключил сделку с ребенком, никогда бы не инициировал Марину, а он даже не понял как что произошло. Про битву со священником в попытке спасти свою ведьму я уже не говорю. Вместо того чтобы вызвать помощь, он бросился в заведомо проигрышную битву. А Яга? А…

Кивнув, я направился вглубь леса искать свою Душу Мира. Что ответит Сергей матери – мне знать не хотелось. Было ощущение, что его ответ меня не порадует, а изменить что-то при своем рабском положении я все равно не в состоянии.

Летал я над Тайгой до поздней ночи. Нет, добычи хватало. Просто не хотелось возвращаться.

Звон разбившейся посуды за спиной заставил Сергея нервно вздрогнуть и перевести взгляд на входной проем. Там, среди осколков разбитых чашек и луж разлитого кофе, со слезами на глазах стояла Катя, в ужасе прикрыв рот ладошкой.

– Все равно это ничего не дает! – расстроено прошипел я сквозь клыки. – Имя в кольце. Я не освобожусь, пока не достану его оттуда.

– Посмотрим, – постаралась отшатнуться Маришка от меня, но мне не составило труда ее удержать. – Отпусти!

– Кто позволил тебе отдыхать? – новый удар обжег чувствительную звериную шкуру, распоров ее до мяса. – Встал и прыгай!

– Катя, – позвал я ее, – нам нужно поговорить.

– И что ты теперь будешь с этим делать? – позади меня Марина устало прислонилась спиной к стене, скрестив руки на груди и внимательно следя за моими действиями.

Увидев такие знакомые надписи на предплечье фанатика, я не выдержал. Извлек свой духовный клинок и рубанул по руке. Глава чистых взвыл, падая на землю. Из культи обильно текла кровь.

– И ангелы тоже придут. Господь уже давно привел армию в полную готовность. Нам требуется только продержаться первые минуты.

– Это легко разрешить, – хмыкнул я в ответ, вызывая на ладони сгусток Тьмы. – Клянусь существом своим перед Тьмой и Хаосом, что не стану пользоваться кольцами Повелителей, ставшими единым артефактом, через своего раба, не стану препятствовать в уничтожении вышеназванного артефакта и приложу все силы для успешного достижения общей цели.

– Где кольцо, смертный? – вновь прогремел голос разгневанного ангела.

– За молодого демона, склонного к необдуманным порывам.

– Она не вернулась после того, как закончилось изгнание? – за время моего рассказа Катя успокоилась и очень внимательно слушала, боясь даже лишним вздохом меня перебить.

– А надо ли? – не отрываясь от мерно постукивающих спиц, спросила Ники.

– Тренирует твою ведьмочку на соседней полянке, – лениво открыла демоница один глаз, – Катя с ними, все не мешай дремать!

Зверь, решив, что его новой подруге угрожают, поднялся на задние лапы, и, грозно взревев, пошел на меня. Я трансформировал глаза, позволив Тьме заклубиться вокруг моих ног.

– Это не сложно, – отмахнулась Яга. – Определимся с участниками? Всем нам не следует туда отправляться. Катю – так точно брать нельзя.

Я, не двигаясь с места, скрестил руки на груди.

Мой напарник оказался на том же месте, что я его и оставил. Ники мерно постукивала спицами под монотонные лекции Яги, просвещавшей Маришку в правилах работы с зельями.

Глава 11. Вера и фанатизм

Вернулись мы к нашей пещере уже за полночь. Марина с Катей, увидев нас, взволновано выскочили навстречу.

– Ну что? Получилось? – сразу задала вопрос Маришка.

Маленькая искра перешла в мою энергоструктуру, в специально приспособленное ответвление для хранения душ.

– Вот! Накопал все что смог, начиная от младенчества.

– Ни в каком! Его вчера семье отдали. Сегодня похороны. А сейчас, наверное, традиционное ночное бдение.

– Все нормально! В СМИ запустили ряд новостных роликов, опровергающих все обвинения. Пару дней тут такой шум стоял, но сейчас улеглось. Я ездил в Риттен, там дела, конечно, не очень. Как только прошла новость о связи концерна с преступностью, многие партнеры отказались от сотрудничества. Несколько крупных сделок сорвалось, но, думаю, Маришка справится.

– Это душа? – жадно уставилась женщина на ярко светящийся шарик.

С Женей мы созвонились уже поздно вечером. Яга с Ники успели к этому времени обойти множество магазинов одежды, обуви, украшений… Мы с Олегом к этому времени уже в унисон поскуливали от этой прогулки. Сергей тихо матерился сквозь зубы. Кажется, Маришка сумела вправить мозги своему отпрыску, и выглядел он сейчас значительно живее. Стал задавать вопросы о своем положении, обязанностях и границах свободы. Это меня настолько обрадовало, что поход по магазинам стал казаться не такой уж и пыткой…

– Ясно, что не искусственный. Так дашь адрес?

– Уже успел повидаться? – ехидно спросил Сергей, отхлебывая из огромной кружки кофе.

Сколько часов я провел в невероятном сосредоточении? Еще ни разу мне не приходилось разделять свое сознание на столь многое количество потоков. Сотни тысяч кусочков моего внимания, каждый из которых занимался своим собственным делом. Когда мозг был полностью восстановлен, я с удивлением заметил, что избавленные от занавесок окна заливает лучами полуденное солнце. К этому времени уже должны были начаться похороны. Прислушавшись к доносящимся из-за плотно закрытой двери спальни звукам, я с изумлением понял, что приходящих на похороны людей мягко заворачивают назад, ничего толком не объясняя. Жена генерала неподвижно сидит на высоком стуле у дальней стены, внимательно наблюдая за каждым моим движением.

– Почему? – только и смог выдавить я из себя. Как же она прекрасна. Мария…

Облегченно вздохнув, я откинулся на спинку неудобного стула, в котором провел большую часть суток.

– Что вы имеете в виду? Я вас совершенно не понимаю.

– Но он дышит! – не унималась бывшая вдова.

– Ты не права. Еще когда договор действовал, я решил после его исполнения заключить с ним родовой. На выгодных для нас обоих условиях. Не вышло, но это не говорит о том, что потенциал у парня стал меньше.

– Ваш напарник уже кратко ввел меня в курс дела обо всем произошедшем.

Мария вынырнула из прозрачного, словно слеза, озера и радостно рассмеялась. С обнаженного тела стекали капельки воды, превращаясь в тугие ручейки на спине и невысокой, но хорошо сформированной груди. Взглянув на меня, она встряхнула головой, и с ее длинных волос в мою сторону осыпались мириады брызг. Проморгавшись, я в непонимании уставился на давно умершую ведьму. Почему она опять мне является? Увидев мое удивление, Мария снова звонко рассмеялась.

– Пока еще нет, – возразил я, без удивления ощутив ауры Яги, Сергея и Олега с Женей где-то в другой комнате. Забеспокоились длительным отсутствием и решили начать поиски с того адреса, который я собирался посетить. Херувим благоразумно не полез со своей помощью. Знает, что возвращение в тело души, взятой из моего мира – не его профиль.

– Еще не хватало! – нервно передернуло меня. – Я от нее ушел и больше никак не связан с ее миром! Не имеет права вмешиваться!

– Обезумел? – засветились глаза Олега. – Ты же демон! Знаешь, что с тобой будет после этого?

– Ну, так ведь… Что такого-то? – заалела физиономия Жени.

– Не вините себя, молодой человек, – покачала головой Зинаида Михайловна. – Мой супруг был уже в почтенном возрасте. Работа тяжелая, сплошные стрессы. Вот сердце и не выдержало. В этом никто не виноват. Судьба у него, значит, такая. Жил на работе и умер там же.

– Причем здесь это?! Я выбрал свою судьбу! Я – демон, а значит с этого момента такой же, как остальные демоны.

– Да… Матушка может. Повелитель мне не поверил, когда я еще в детстве говорил ему, что домен моей матери ничуть не меньше чем у него. А, может, даже и больше. Еще тогда она умудрилась присоединить к своему миру энергопотоки большей половины своей системы миров. Сейчас, возможно, уже и всю систему захватила. При помощи отца вряд ли это трудно сделать. Хорошо хоть сюда не явилась. Трудно представить, что она могла натворить.

– То есть, кольца вы не нашли? – сощурилась Маришка.

– Если все удастся, то он будет точно таким же, как прежде. За малым исключением. У него появятся магические способности. Такие воздействия бесследно не проходят.

Не дожидаясь дальнейших реплик особиста, я поспешно покинул его кабинет, легким магическим импульсом открыв сразу все замки. Уже закрывая за собой дверь, услышал крайне недовольное сопение Быкова. Надо было попросить его открыть двери, или что я не так сделал-то? Совершенно нечитаемый смертный.

– Неважно, – буркнул я, быстро покидая такси и вытирая тыльной стороной ладони черные дорожки. Ведьма возмущенно зашипела и аккуратно сняла с пальца свой трофей в прозрачный пузырек.

Толчок в плечо заставил открыть глаза. Яга смотрела на меня с озабоченным выражением.

– Нет, там все в порядке. Повелитель лично объявил твои владения «патронатом короны до возвращения владельца». Так что будь спокоен, против него дураков нет воевать.

– К сожалению, раньше никак не получалось. А мне очень хотелось увидеть его до похорон, – ответил я, осматривая комнату.

– Эй, Олег! – пнул я мирно сопящего напарника. – Дело есть!

– Кстати, вы есть хотите? Тут Ирочка такой пирог передала – закачаешься! – восхищенно щелкнул языком Евгений.

– Сейчас запущу самостоятельную работу тела. Организм я восстановил, да вы и сами видите, – махнул я в сторону посвежевшего трупа, на котором проявился здоровый румянец. Попробую запустить сердце. Надеюсь, оно заработает как положено, и мне не придется больше держать магически весь организм. Это совершенно изматывает волю и разум.

– Но сейчас Душа Мира – Катя.

– Она хотела. Но Старшие вместе с Повелителем сумели-таки ее убедить, что так она только создаст для тебя дополнительную опасность.

– Не согласен! – выхватил фотографию старика Олег. – Святой! За последние годы их единицы рождались. Ангелов, чтобы следить за ними, у нас сейчас в этом мире нет. Понятно, почему пропустили. А учитывая, что силе святого не может противостоять ни один ангел или демон, если он не высший, то…

– К сожалению, – тяжело вздохнул я в ответ. Обернувшись к Сергею, приказал ему идти в пещеру и отвел свою ведьмочку в сторонку. – Маришка, у меня к тебе просьба. Мы все тебе расскажем, но сейчас нужно, чтобы ты поговорила с сыном. Он сам себе вредит. Ведет себя как кукла безвольная, хотя это не так. Меня он слушать не станет. Исполняет приказы, не проявляя никакой инициативы. Так нельзя. Так он сам себя погубит.

– Я предупрежу связного, – вынырнул на мгновение ангел.

– Я с вами! – заявила Маришка.

– Сдурел? – швырнул в меня Олег подушку. – Времени сколько? Сейчас однозначно нифига не утро, иначе, вместо твоего мерзкого голоса, меня бы будил милый звук будильника моей мобилки. Дай поспать!

– Хватит! – рыкнул я, не выдержав допроса. – Это не твое дело. Что захотел – то и сделал!

Очень осторожно я поместил душу Золотова в его тело, стараясь максимально быстро срастить ее с энергетическим каркасом физического тела. Душа какое-то время пыталась вырваться, выпивая из меня остатки сил. Действуя по наитию, я хлопнул в тело светлое благословение. С ног до головы прошла волна яркого и крайне неприятного для меня сияния, и душа окончательно прижилась. Не веря своему счастью, я, наконец-то, полностью отпустил магический контроль и встал со стула. Сильно шатаясь от усталости, подошел к лицу и наклонился, пристально разглядывая свое творение. Веки Золотова дрогнули, и глаза открылись, уставившись на меня осмысленным взглядом, что очень порадовало мое демоническое эго, вызывая во мне прилив гордости за искусно проделанную работу.

Мария расслабилась и с жалостью продолжила:

– Ты со своим ангелом меня удивляешь! – не удержался я от сарказма. – В его распоряжении какое-то время были все порабощенные кольцом ангелы. Сделать парочку артефактов, заставив духов отдать свои силы – очень легко.

– Да успокойся ты, не придет она, говорю же.

Немного придя в себя, я подготовил душу к мгновенному переходу в тело. Одновременно с этим, достал из кармана упакованное во Тьму благословение. Аккуратно снял сверху темную пелену, оставив лишь малую защитную пленку, не позволяющую столь концентрированной силе Света коснуться своей ладони.

– Где там твой пернатый? Дай мне свое благословение.

– Я бы не стал на это рассчитывать, – задумчиво пожевал губами мой напарник. – Но попробовать стоит!

– Ты хочешь оживить Аркадия? – округлила глаза вдова. – По-настоящему?

– Завтра поедем, – урезонил я своего подопечного. – Ночь на дворе, спит человек.

– Орден мы уничтожили, – устало отозвалась Ники, высвобождая Ягу из своих лап. – Кольца у них не оказалось.

Следующие два часа мы посвятили исследованию досье, собранного на главу ордена чистых.

Я согласно кивнул и последовал за Быковым.

– А главарь сбежал через светлый портал, – скривился недовольно Олег. – Как только смог? Люди не имеют достаточно сил, чтобы самостоятельно пройти через Свет.

– Почему? – возмутилась Катерина.

– Ты помнишь мою просьбу?

– Дедуля легко мог раскидать весь орден как котят.

– Он всегда мне все рассказывал. Аркаша знал, что я никогда и никому ничего не выдам. Могу я узнать, что вы делали с телом моего покойного мужа? Он всегда отзывался о вас, как о невероятно рациональном существе. Только из уважения к нему, я позволила вам проводить это… действие. Мне пришлось перенести похороны на завтрашний день, так что очень прошу дать адекватные пояснения тому, что мы все здесь увидели.

– Насколько я знаю, – не удержался от злобного шипения Миша, – для переливания крови пары капель явно мало.

– Насчет того, что я добился своих целей – это, к сожалению, пока не так. Но шансы есть и они достаточно велики. При благополучном исходе нашего предприятия я действительно смогу вернуться домой. Но посещать Землю периодически буду, так как у меня сохранились некоторые обязательства по отношению к Марине и Сергею Зареченским.

– Знал… Разрешите мне пройти к нему?

– Что-то ты недоговариваешь. Ну да ладно. Хуже ему все равно уже не будет.

– Я думала, демоны и ангелы не очень ладят между собой, – изумленно хлопнула глазами Зинаида Михайловна.

– Слушай, пернатый, ну какая тебе разница, что я задумал? Видишь душу? – показал я свой энергетический карман. – У меня должок перед ним. Его убили из-за меня, хотя я обещал, что не допущу подобного. Я обещал, что буду защищать его – и не выполнил обещания. Понимаешь? Я должен все исправить! Со светлым благословением шансы могут повыситься в разы!

– Осталось найти этого наставника, и все прояснится. Нужно возвращаться в Москву. Может Женя что-то успел накопать. – Предложил Олег.

– Тебе перечислить? Душа мира – раз, возможность уничтожить кольцо, после чего мир откроется для духов – два, твоя мать – три.

– Миша! – выскочила женщина за дверь. – Иди сюда! Срочно!

– Мог бы и больше дать! Легендарная вещь! Я этот ингредиент всю жизнь мифом считала!

– Откуда такая щедрость?

– Олег сообщит данные накануне. Если у вас все, я могу идти?

– Я поговорю с Сергеем. Насколько я поняла, чем больше он будет проявлять именно инициативы – тем скорее освободится?

– Нет. Душу вы, смертные, видеть не способны. Все-таки она находится на духовном плане бытия. Это светлое благословение. Его дал для вашего мужа один могущественный ангел. Вы себе не представляете, на какие жертвы мне пришлось пойти ради этого!

– А давай я отвечу на эти вопросы утром? Никакой сверхважной информации у меня точно нет, я бы знал об этом!

– Игорь, я предлагаю…

– Это больничная палата ведомства. Врачи, как увидели твое тело, пришли в полный восторг от возможности исследований. И через полчаса обломались, – хмыкнула Ники, заметив мой интерес.

О Кате я решил благоразумно промолчать. Незачем им знать, что из себя представляет девушка.

– А мы с ним в данном случае сошлись во мнениях! Иди, давай!

Ухты! Девочка голос подала. Я даже волноваться стал, что она такая неинициативная.

– Мы приехали. Пойдем. – Тут она внимательно взглянула мне в лицо и аккуратно поддела черную слезинку указательным пальцем. – Не знала, что демоны плачут. Никогда такого не видела. Что же тебе снилось?

– Хочу. Иди.

– Куда я денусь? Ты же мне покоя не дашь, пока не получишь желаемого. А я еще не верил, что ты – воплощение зла. Вот оно, доказательство! – Бурчал Олег, копаясь в своей сумке. – Держи!

– Нет! Только тебя! – рыкнул я, старательно удерживая над ладонью черный язычок Тьмы. – Согласен или нет? Если нет, то я пойду пробовать и без твоего благословения. Но в этом случае договор не действителен!

Вечером следующего дня мы разделились. Непосредственно к монаху решено было идти мне, Олегу и Сергею. Женя без возражений присоединился к штурмовой группе, которая должна была ждать сигнала в заранее оговоренном месте. Сигналом должна была послужить одна из кнопок, вмонтированных в пуговицы на одежде Олега, Сергея и моей. Яга сильно возмущалась, но не оспорила мой приказ послужить магической поддержкой бойцам. Заодно и присмотрит за ними, мало ли что? Ники перешла в энергетическую форму и теперь следила за нами из верхних слоев духовного мира. В случае необходимости, восемь легионов Даота готовы пройти в мир в любую секунду. Тем же самым сейчас занят уже знакомый нам шестикрылый цыпленок, держа наготове светлую армию. Ух! Ощущать себя на острие такой мощной военной машины так необычно! Аж чешуя дыбом встает от чувства Силы, собранной за нашими спинами.

– Блин, Игорь! Ты настоящий демон! – зевая, свесил ноги с кровати Олег.

– Я и есть Катя.

– Всем? – переспросил я.

Договорившись с нашим товарищем о встрече в ведомстве, я окликнул Ники.

– Бери хоть всю! – протянула мне свою руку женщина.

– Я обещал, – буркнул, рассматривая свою «комнату».

– Извини, задержалась. Гончая нашла душу, но достать ее оказалось нелегко. Попала под ответственность Сайриса. Сам знаешь, как он относится к своему имуществу. Пришлось выменивать. Он меня вконец замучил. Торговался, словно не обычную душу у него забираю, а перспективного темного! Вот, держи.

– Перестаньте. Все что вам известно о «подобных мне существах», было почерпнуто из заранее пристрастных источников. Так что не стоит слишком уж на них опираться. У вас ко мне какое-то дело? – решил я замять тему своей непохожести на других демонов.

Несмотря на волны скепсиса и недоверия, парень подошел ко мне. Видимо, только ради матери. В возможность оживления отца он не верил ни на грош.

– О чем?

– Ты уже расписываешься за своего херувима? – хмыкнул я.

Я говорил отрывочно и тяжело. Мало того, что энергетически поддерживать жизнеспособность мозга очень тяжело, так еще этот смертный лезет со своим «знанием дела». Перестав обращать на внешний мир малейшее внимание, я погрузился в процедуру кроветворения. Отделил генетическую составляющую сына, доставшуюся от матери, спешно заменил в каждой частице материал на подходящий именно этому телу. После этого приступил к длительной и нудной процедуре кроветворения. Когда справился с этой задачей, то увидел, что комната вновь погрузилась в сумерки. Кажется, сегодня мы не успеваем навестить монаха. Переоценил свои силы, но это того стоило.

– Вы же не собираетесь превратить его в зомби? – подозрительно уставилась на меня Зинаида Михайловна, бесстрашно подходя вплотную.

– Да. Я не могу гарантировать, что парень успеет это сделать при жизни. Но если он умрет до того, как энергетический каркасы моей сущности перестанут его поддерживать – то шансов стать демоном крупнее жалкого беса у него не будет. Он должен развиваться, должен отдаться саморазвитию целиком и полностью – только тогда у него будет шанс занять соответствующее место в нашей иерархии. До этого еще далеко, но нельзя же жить как мотылек – однодневка?

– Просто будь рядом. – Мария тяжело вздохнула и взяла меня за руку. – И еще, – она нежно коснулась губами тыльной стороны моей ладони, – прости меня. Прости за то, что тогда, на костре, позвала тебя по имени.

– Ага, – пытаясь вырвать косу из моих цепких рук, возмущалась Яга. – Дождешься от вас этого другого раза! Как же! Такую редкость на корню загубил!

– Да-да, разумеется. Идите, ваши товарищи вас уже заждались, наверное.

– Что? – поперхнулся я.

Уложили нас там же, в ведомстве. Сдвинув выделенные кушетки, получили вполне приемлемые кровати. Уже под утро мне под бок нырнула Ники и горячо зашептала:

– Нет. Это не его судьба. Ему еще жить и жить. Зинаида Михайловна, вы верите в чудеса?

– Ну что? – с надеждой откликнулась Зинаида Михайловна, уставившись на меня усталыми покрасневшими глазами. Сколько же она не спала?

– Так ты не меня оделяй. А дай это оделение мне с собой.

– Ты совсем не изменился, мой демон!

– Что же. Давайте решать ваши вопросы.

Резко вспоров когтем протянутую ладонь, я направил стекающие капли крови в пустую артерию.

– Намекаете на ангела? Да и об этом тоже. Удивительное существо! Но, к сожалению, совершенно не желающее идти с нами на контакт. Так вот. В связи с недавними событиями, я предполагаю, что вам практически удалось добиться своих целей и в скором времени вы собираетесь покинуть наш мир?

– Ты не ответил. Твое поведение не свойственно демонам. От ангела еще можно было ожидать такой глупости, но ты-то!


– Как только явится Ники, сделаем то же самое. Пусть армии будут наготове в любой момент вмешаться в ситуацию.

– Угу, – зевнула Ники и отвернулась, закопавшись в одеяло. Пришлось буквально ползти по стене, чтобы ненароком не наступить на демоницу. Хотя, надо было просто ее перешагнуть… Мда, не подумал.

Проснулся я только через два дня. Ну, это потом мне сказали, сколько я проспал. А так… Встал бодрым и полным сил, готовым к новым свершениям. И наткнулся на изучающий взгляд Ники.


– Создать зомби мне не под силу. Этим занимаются духи из мира Смерти. Нет. Я собираюсь попытаться оживить Золотова. Именно поэтому даже мне, высшем