Олаф и холодное приключение (fb2)

- Олаф и холодное приключение (пер. Е. С. Серебровская) (и.с. disney. Любимые мультфильмы. Книги для чтения) 303 Кб, 42с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сьюзан Френсис

Настройки текста:



Олаф и холодное приключение (выпуск 3)

Литературно-художественное издание

Для среднего школьного возраста


DISNEY. ЛЮБИМЫЕ МУЛЬТФИЛЬМЫ. КНИГИ ДЛЯ ЧТЕНИЯ


ОЛАФ И ХОЛОДНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ


Адаптация Сьюзан Фрэнсис


Руководитель направления Т. Суворова

Ответственный редактор С. Мазина

Художественный редактор И. Успенский

Технический редактор О. Лёвкин

Компьютерная верстка Е. Кумшаева

Корректор Т. Кузьменко


OLAF’S FROZEN ADVENTURE

Copyright © 2019 Disney Enterprises, Inc.

All rights reserved


Глава 1

Принцесса Анна указала на место в тени большого кривого дуба и улыбнулась сестре.

– Что ты думаешь? – спросила она.

Королева Эльза кивнула.

– Отлично. – Она помогла Анне расстелить огромное одеяло на мягкой траве. Как только оно было красиво и ровно расправлено, обе девушки с удовольствием рухнули на него.

– О, как я люблю наши сестринские пикники, – сказала Анна, улыбаясь. Она села и заглянула в корзинку. – В основном из-за сэндвичей, – добавила она.

– Они – определённо лучшая часть пикника. – Эльза перевернулась и приподнялась на локтях.

Анна взяла аккуратно завёрнутый сэндвич и протянула его Эльзе.

– Но проводить время с тобой тоже приятно.

Эльза усмехнулась.

– Спасибо, – сказала она. – Да и ты – неплохая компания.

В начале лета сёстры договорились устраивать еженедельные пикники, и это стало замечательной традицией. Благодаря ей они могли делать две свои любимые вещи: проводить время вместе и исследовать окружающий мир. Каждую неделю девушки отправлялись пешком в любом выбранном ими направлении и шли, пока не находили красивое место. Однако с наступлением осени усиливающийся холод затруднил пикники на свежем воздухе.

Откусив, кусок сэндвича, Анна растянулась на одеяле и посмотрела на последние листья на гигантском дубе. Солнце сверкало вокруг их изогнутых краёв. Из-за порыва ветра два листа оторвались от ветки и улетели. Теперь остался только один, и Анна указала на него Эльзе. Сёстры лежали бок о бок, любуясь последним висевшим на дереве листом, и не сразу поняли, что это на самом деле означает.

– Не могу поверить, что уже почти зима, – сказала Анна.

Эльза вздохнула в знак согласия.

– Я знаю. Осень прошла так быстро.

Странно было думать обо всём, что изменилось за последний год. И не только для Анны и Эльзы, но и для всех в Эренделле. В последний раз холод приходил в их королевство не зимой – это было, когда Эльза вызвала волшебную метель! Всё случилось до того, как она научилась контролировать свои волшебные силы. Многие годы они с Анной почти не виделись, и когда наконец встретились, Анна чуть не замёрзла до смерти. Холод скоро вернётся, но на этот раз в своё время и без всякой магии.

Жизнь стала намного лучше, и сёстры ценили то, что они теперь есть друг у друга, каждый день.

Вдруг Анна резко выпрямилась, и её глаза заблестели. У неё была отличная идея.

– Эльза! – сказала она, хватая сестру за руку и поднимая её на ноги. – Думаю, в этом году мы должны отпраздновать зиму!

Эльзе всегда был по душе энтузиазм сестры.

– Что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду настоящее торжество, – сказала Анна. – Сделаем что-нибудь грандиозное. Масштабное!

– Мне нравится, к чему ты клонишь, – сказала Эльза. – Нечто невероятное. Для всего королевства.

Они задумались о том, что могло бы быть таким грандиозным, масштабным, невероятным и что будет интересно зимой. На ум тут же пришли праздники. Это будет их первое Рождество вместе!

– Ну, – сказала Эльза, – мы могли бы начистить Рождественский колокол, чтобы он стал как новый.

Когда они были детьми, во время ежегодной церемонии колокола в башне заменялись гигантским Рождественским колоколом. Его звон, разливающийся по Эренделлу, каждый раз возвещал о начале праздников. Но с тех пор как умерли их родители, колокол был спрятан в хранилище.

– О, это было бы здорово, – сказала Анна. Она представила себе красивый сверкающий колокол, висящий на башне, и всех жителей Эренделла, стоящих внизу и улыбающихся, с сердцами, наполненными радостью. Это навело её на другую мысль.

– Как насчёт торжества-сюрприза? После того как мы позвоним в начищенный Рождественский колокол, мы удивим всех самой большой праздничной вечеринкой, которую когда-либо видел Эренделл!

– Да! – сказала Эльза. Они закончили свой пикник и начали планировать. Возвращаясь в замок, девушки с упоением обсуждали огромное количество идей.

Когда сёстры вернулись домой, они рассказали Каю и Герде, давним друзьям семьи и верным слугам, о своём плане.

– И это нужно сделать в ближайшие четыре недели! – воскликнула Анна.

– Какая чудесная задумка! – сказала Герда, сияя. – Мы поможем вам со всем, что нужно.

– Конечно, поможем, – сказал Кай. Он радостно засмеялся при мысли о том, что они замышляют. – Как интересно!

Вскоре все обитатели замка были оповещены о предстоящем деле и начали вместе планировать праздник. Сёстры также заручились помощью своих лучших друзей: Кристофа, Олафа и Свена.

– Но ты не должен никому рассказывать об этом, Олаф, – настойчиво проговорила принцесса Анна. Она опустилась на колени и заглянула снеговичку в глаза, пытаясь объяснить, что такое торжество-сюрприз. – Это секрет.

– О, я так взволнован! – сказал Олаф. – Я не скажу ни слова. Ну, до тех пор, пока не смогу закричать СЮРПРИЗ!

Он замахал своими руками-веточками и подпрыгнул от восторга. Снеговик уже считал минуты до дня вечеринки и не мог представить, как же он сумеет вынести столь долгое ожидание.

Не теряя времени, все принялись за работу. Всё должно быть идеально. Анна работала с Олиной, шеф-поваром, составляя меню, в то время как Эльза проводила время с другими слугами, обсуждая декорации. У каждого человека в замке было дело, и все были более чем счастливы помочь.

Кристоф вызвался подготовить Рождественский колокол.

– Я уверен, что смогу его начистить, – заявил парень. – А Олаф и Свен мне помогут.

– Да! – закричал Олаф, всё ещё подпрыгивая, не в силах сдержать свою радость. – Ура! У меня есть дело!

Шли недели, и Эльза с Анной делились своими достижениями и советовались друг с другом.

– Праздничный миндальный торт! – закричала Анна, увидев Эльзу в коридоре.

– Я люблю миндальный торт, – сказала Эльза, представив себе многослойное лакомство. – А кто не любит?

– У Олины есть бабушкин рецепт, – сказала Анна. – Мы можем сделать самый большой праздничный миндальный торт в истории! Он будет самым высоким тортом всех времён.

– Да! – сказала Эльза. – И украсим его чем-нибудь.

– Маленькими флажками, – предложила Анна.

– Идеально, – ответила Эльза. – А что ты думаешь об этом? – она подняла красивое золотое украшение. – Для сосен в бальном зале. Мы можем украсить их этим и свечами.

– О, это будет выглядеть великолепно, – воскликнула Анна. – А как насчёт праздничных медных колокольчиков? Нет ничего лучше звона колокольчиков в Рождество.

– Конечно, – согласилась Эльза. – У меня есть идея, что добавить в меню: имбирные пряники!

– М-м-м! – протянула Анна, и ее лицо просияло. – Мы можем сделать большой пряник в виде нашего дворца! Вместо пряничного домика...

– Пряничный замок! – одновременно сказали сёстры. Они улыбнулись друг другу и поспешили в разные стороны. Девушки от души наслаждались планированием торжества и были готовы поделиться весельем с горожанами.

Пока Анна и Эльза были заняты в замке, Кристоф работал во дворе. Он установил большой подъёмник, чтобы спустить Рождественский колокол из хранилища в башне. Он решил, что колокол можно будет перенести в конюшню и там начать его начищать.

– Хорошо, – сказал Кристоф, привязывая упряжь Свена к концу верёвки. – Подожди здесь. Когда мы закрепим канат на колоколе, мы спустимся и используем подъёмник, чтобы осторожно опустить его на землю.

Кристоф очень любил изображать, что его олень Свен умеет разговаривать, и решил, что сейчас самый подходящий момент, чтобы Свен снова начал болтать. Забавным басом произнёс:

– Ты не забыл про морковь, Кристоф?

– Конечно, нет, Свен, – ответил сам себе юноша своим обычным голосом. – В конюшне тебя ждёт целая куча свежей моркови.

– Ты лучший, – снова заговорил он голосом Свена, а олень запрыгал от радости и ткнулся носом в друга.

Кристоф похлопал друга по шее.

– О, спасибо, приятель.

– Я здесь, чтобы помочь! – крикнул Олаф, спеша к башне. – Не начинай без меня!

Кристоф поприветствовал маленького снеговика, и они начали подниматься по крутой винтовой лестнице башни. Им потребовалось немало времени, чтобы взобраться на площадку под крышей, а ступив на неё, Олаф выглянул наружу и ахнул от восхищения.

– Вы только посмотрите! – сказал он. – Мы на уровне неба!

– Да, похоже на то, – ответил Кристоф. Он толкнул тяжёлую дверь, ведущую в хранилище. – Здесь пыльно, – сказал он. – Можешь придержать для меня дверь?

– Ага, – ответил Олаф. – Я могу это сделать. – В конце концов, его работа – помогать! Он прислонился к двери.

Кристоф вошел внутрь и постучал по массивному колоколу. Тот издал глухой звенящий звук.

– А вот и он.

– Ух ты, – снова восхитился Олаф. – Какой красивый звук.

Кристоф рассмеялся.

– О, подожди, – сказал юноша, проверяя, правильно ли установлен колокол на тележке. – Как только его повесят в башне, ты услышишь, на что он способен. – Кристоф вспомнил последний раз, когда звук колокола слышало всё королевство. – Я никогда не слышал колокола, который звучал бы так же, как наш Рождественский колокол.

– Не могу дождаться! – воскликнул снеговичок. – Жаль, что торжество не сегодня!

Когда Кристоф начал толкать тележку, Олаф прижался к двери, чтобы удержать её открытой. Он отодвинулся как можно дальше, потому что вблизи колокол оказался ещё больше!

Кристоф остановился, протолкнув телегу в дверной проём.

– Мы просто привяжем колокол к верёвке, а потом спустимся вниз, чтобы помочь Свену, – сказал он, напоминая Олафу о плане.

Но Олаф не слушал. Он был слишком увлечён созерцанием гигантского колокола. Очарованный, он коснулся его гладкой поверхности. Правда, при этом он случайно отпустил дверь и – БАХ! Дверь захлопнулась, столкнув колокол с тележки, и тот покатился вниз по лестнице.

– О нет! – взвизгнул перепуганный снеговичок.

Он прыгнул на колокол, пытаясь остановить его, но тот был слишком тяжёлым.

Кристоф приготовился услышать оглушительный грохот, но были слышны только удары металла о камень. И тут он вспомнил, что Свен стоит у подножия лестницы!

– Свен! – закричал юноша, бросаясь вслед за Олафом и укатившимся колоколом. – Берегись! Он катится вниз!

К счастью, Олень успел отступить в сторону, когда Олаф и Рождественский колокол вылетели из дверей башни. Колокол выкатился во двор и преодолел несколько метров, прежде чем остановился, слегка покачиваясь взад-вперед на мощёной улице. Олаф застонал, соскальзывая со своего импровизированного скакуна.

– Почему двор вращается? – спросил снеговик, еле держась на ногах после такой захватывающей дух поездки. Кристоф подбежал к маленькому другу, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке.

– О, привет. И тебе привет. – Олаф не понимал, откуда вдруг появились два Кристофа. – Я не знал, Кристоф, что у тебя есть брат-близнец. Приятно познакомиться.

– Присядь на минутку, Олаф, – сказал парень ему. – Всё будет хорошо.

– Спасибо, – дрожащим голосом ответил снеговичок.

Кристоф подошёл к колоколу. После быстрого осмотра он с облегчением убедился, что металл не треснул.

– Похоже, всё в порядке, – сказал он. – Но почему он не звонил? – Кристоф заглянул внутрь. Что-то было не так. – О нет. – Он уставился в пустое пространство.

– Отчего звонит колокол? – спросил Олаф. Он стоял рядом с Кристофом и смотрел туда же, куда и юноша. Он был уверен, что внутри должно было что-то болтаться.

Плечи Кристофа опустились, когда он печально вздохнул.

– У нас есть Рождественский колокол, который не звонит, – сказал он. – Отлично.

Глава 2

Кристоф и Олаф обыскали лестницу башни и хранилище, но пропавшей части Рождественского колокола нигде не было. Они должны были найти способ заменить его. У Олафа были самые разные идеи. Он попробовал повесить в колокол всевозможные предметы – свой нос, руку-веточку и даже один из своих глаз-угольков. Когда Кристоф объяснил, что «язык» колокола должен быть металлическим, Олаф попытался использовать ложку, но это тоже не сработало.

В итоге они отправились в замок, чтобы поделиться новостями с Анной и Эльзой. Кристоф переминался с ноги на ногу, пока они с Олафом стояли за дверью замка, колеблясь. Ледоруб очень не хотел расстраивать сестёр.

– Я думаю, что говорить нужно мне, – прошептал Кристоф. – Ладно?

Олаф кивнул в знак согласия. Кристоф уже положил руки на дверь, собираясь толкнуть и открыть её, как вдруг Анна выбежала навстречу и практически сбила его с ног!

– О, привет! – сказала Анна. – Ух ты. Как раз вас-то я и хотела увидеть.

Кристоф улыбнулся.

– А, так ты нас искала? Ха-ха. Забавно. – Он выдавил из себя нервный смешок. – Потому что мы искали тебя.

Теперь пришла очередь Анны улыбнуться.

– Позвольте мне первой начать, – сказала она. У девушки был сюрприз для друзей, и она не могла больше сдерживаться. – А где Свен?

Они нашли Свена во дворе. Анна попросила Кристофа, Олафа и Свена закрыть глаза.

– Я сейчас приду, – проговорила она. – Не подглядывать!

Через пару минут во двор вышла Эльза. Они с Анной несли большие коробки. Приблизившись к друзьям, они закричали:

– Сюрприз!

Кристоф, Олаф и Свен открыли глаза и увидели сестёр с ворохами одежды в руках.

– Это для торжества! – гордо сказала Анна.

– Мы хотели поблагодарить вас за помощь, – объяснила Эльза.

– И похвалить ваше превосходное умение хранить секреты, – добавила Анна, подмигнув Олафу.

– Это для Свена, – сказала королева, развернув зелёное бархатное покрывало, расшитое сверкающим золотым орнаментом. Олень стукнул копытами по булыжнику и одобрительно фыркнул.

– А это для тебя, – произнесла принцесса, глядя на Кристофа. Она показала ему красивый костюм – чёрные брюки, синий пиджак и жилет с блестящими золотыми пуговицами. В другой руке девушка держала новую пару ботинок.

Кристоф был тронут. Никогда прежде он не носил ничего столь роскошного.

– Ух ты, – сказал юноша, разглядывая красивую ткань.

– А это тебе, Олаф, – сказала Эльза. Она протянула снеговичку ярко-зелёный галстук- бабочку. Девушка была уверена, что Олаф его потеряет, но Анна убедила её, что снеговик всё равно будет за него благодарен.

– Мне нравится! – закричал Олаф, а затем наклонился к Кристофу и прошептал: – Что это?

Услышав его слова, Эльза рассмеялась.

– Это галстук-бабочка, – объяснила она. – Его надевают по особым случаям. –- И она надела галстук на шею снеговичку, проверяя размер. Он подошёл!

– Спасибо, – сказал Олаф. Уголки галстука щекотали его шею, заставляя хихикать.

Кристоф коснулся мерцающих пуговиц на своём новом жилете.

– Они великолепны, – искренне восхитился он.

Сёстры улыбнулись.

– Я знала, что тебе понравится, – сказала Анна.

– Я в восторге, – ответил он, обнимая девушку. – Спасибо тебе.

– А что вы наденете? – поинтересовался Олаф. – Может быть, мы найдём для вас что-нибудь особенное. Возможно, подходящие галстуки-бабочки?

Эльза вновь рассмеялась.

– Ты очень милый, Олаф, но мы собирались пойти и забрать наши...

Вдруг Анна перебила её.

– Ю-ху!

Королева повернулась к сестре и с изумлением увидела, что та держит в руках два прекрасных синих платья.

– Сюрприз! – усмехнулась принцесса.

– Анна... – Эльза не могла поверить, что сестре удалось удивить и её тоже! – Они великолепны. – Она протянула руку и коснулась прекрасного тёмно-синего платья, которое, как она поняла, предназначалось ей. Оно было длиной до пола, с элегантным белым меховым воротником и тонкой прозрачной накидкой. По подолу были вышиты изящные снежинки.

– Да. Это твоё. Как ты догадалась? – поддразнила сестру Анна. Затем она показала светло-голубое платье. – А это – моё. – Платье Анны было более простым, но и оригинальным, с большими синими пуговицами и изображением горного козла снизу, которое напоминало ей природную красоту Эренделла. А ещё платье украшал чудесный пурпурный пояс.

Эльза провела пальцами по меховому воротнику своего платья. А прозрачная накидка практически парила над её рукой.

– Не могу поверить, что ты это сделала, – сказала она. – Мне нравится.

Анна улыбнулась.

– Тебе нравится моё? – спросила она, прикладывая к себе платье.

– Они оба потрясающие, – сказала Эльза. – Большое тебе спасибо.

– Не за что, – ответила Анна. Затем она повернулась к Кристофу. – Так ты сказал, что вы искали нас? Для чего?

– О, да, – сказал Кристоф. – Ничего особенного. Просто, э-э-э... – Он откашлялся. – Есть небольшая проблема с колоколом.

– Что? Повтори? – спросила Анна. Она не была уверена, что правильно его расслышала.

– Есть... небольшая проблема... с Рождественским колоколом, – медленно и громко произнёс Олаф.

Сёстры ахнули.

– О нет! – воскликнула Эльза. – В чём дело? Праздники не могут пройти без Рождественского колокола.

Кристоф объяснил, что в колоколе не хватало одной из его частей, с помощью которого он звонит, а затем проводил сестёр к конюшне. Колокол лежал на боку на подстилке из сена.

Анна толкнула сестру локтем.

– Мне кажется, что я помню его более...

– ...блестящим? – закончила шёпотом Эльза. Колокол казался тусклым и тёмным. Но работа Кристофа и заключалась в том, чтобы отполировать его. По крайней мере, когда они найдут недостающую деталь.

– Я уверен, что мы сможем это исправить, – уверенно заявил ледоруб, когда сёстры заглянули внутрь колокола. Зная, как это важно для королевства, он надеялся, что был прав.

– Не хватает этой болтающейся металлической штуковины, верно? – уточнила Анна.

Кристоф кивнул.

– Да. Мы искали её повсюду.

– Должно быть, она отвалилась, когда колокол двигали в последний раз, – озабоченно предположила королева.

– Я пытался заменить её, но звук получается не очень хорошим, – сказал Олаф.

– Нам нужен кто-то, кто может сделать новую, – предложил Кристоф. – И быстро.

– Новая болтающаяся металлическая штуковина, – сказала Анна. Она повернулась к Эльзе. – Фредерик.

– Фредерик! – воскликнула Эльза, соглашаясь.

Самый опытный кузнец королевства был именно тем человеком, который им нужен. В тот же день они послали за ним гонца.


* * *

– Хмм, – сказал Фредерик, барабаня пальцами по фартуку. Это был невысокий полный мужчина, казавшийся ещё меньше рядом с гигантским Рождественским колоколом. Он заглянул внутрь. Затем обошёл вокруг него, проверяя металл со всех сторон. Его жёсткие седые брови сдвинулись к носу, когда он нахмурился, глубоко задумавшись. – Значит, вам нужен новый «язык».

– Вот как это называется! – воскликнула Анна. – Гораздо лучше, чем «болтающаяся металлическая штуковина».

Фредерик рассмеялся.

– Но не так описательно, – добродушно заметил он.

– Думаешь, ты сможешь это исправить? – спросила Эльза.

– Конечно, смогу, ваше величество, – ответил Фредерик, – но праздники совсем рядом. Придётся работать очень быстро. – И он немного рассказал о процессе: – Языки очень хитрые. Если они слишком тяжёлые, то ломают колокол. Если слишком лёгкие, – не звенят. А если они сделаны из неправильного материала или неправильной формы, они издают грубый металлический грохот вместо чудесного пения. – Он поднял руки и взял высокую ноту, словно оперный певец. Затем постучал костяшками пальцев о колокол. – И всё же... Мы это сделаем!

– Нам нужно успеть к особой церемонии, – с тревогой сказала Эльза, стараясь не рассказать слишком многого о сюрпризе.

– Конечно, успеем! – сказал Фредерик, ослепительно улыбаясь. – Не могу дождаться, когда снова услышу радостный звон Рождественского колокола. Я сразу же приступлю к работе. – Он сказал, что сделает язык в своей мастерской, а потом вернётся и прикрепит его к колоколу.

Сёстры попрощались с кузнецом, вздохнув с облегчением. Теперь всё пройдёт как надо!

Через несколько дней выпал первый снег. Эренделл засверкал белизной в морозном зимнем воздухе.

Все, кто был вовлечён в планирование торжества-сюрприза, с каждым днём волновались всё больше. Эльза и Анна перестали думать о Рождественском колоколе, сосредоточившись на приготовлении всего остального.

Кристоф проводил почти всё своё время в конюшне, полируя и обновляя колокол, в то время как Фредерик делал всё возможное, чтобы изготовить новый язык. Раз в несколько дней он приходил в конюшню, чтобы проверить конструкцию. Он говорил «слишком жёсткий» или «слишком медный», а затем спешил обратно в свою мастерскую, чтобы продолжить работу.

За день до церемонии Эльза и Анна просматривали свои списки дел. Казалось, всё было в порядке и всё готово... Всё, кроме Рождественского колокола. Когда они разговаривали с кузнецом накануне, Фредерик уверял, что язык почти готов. Они не могли не волноваться. Будет ли он закончен вовремя?

День быстро пролетел. Когда солнце село, девушки направились в конюшню, чтобы проверить Кристофа. Когда они добрались туда, то были потрясены, увидев, как сияет начищенный колокол.

– Ух ты! – сказала Анна. – Выглядит потрясающе!

– Неплохо, да? – ответил Кристоф, в последний раз проводя по металлическому боку тряпкой.

– Мне кажется, я почти что вижу в нём своё отражение! – добавил Олаф, прищурившись и пытаясь разглядеть себя на сверкающей поверхности.

– Будем надеяться, что он зазвонит! – сказала Анна. – Ты не видел...

Прежде чем она успела закончить, из колокола послышался стук. Кристоф улыбнулся и отошёл, а за его спиной появился Фредерик!

Кузнец усмехнулся, увидев удивление на лицах сестёр.

– Всё сделано. – Он вышел из колокола и выпрямился во весь рост. – Завтра мы услышим прекрасное пение колокола, – и он снова запел тенором.

Анна подбежала и обняла его.

– Благодарю вас! Спасибо!

– Не стоит благодарности, – сказал Фредерик. – Я сделал это для себя так же, как для вас и для всех остальных жителей королевства. – Он похлопал Анну по спине. – Нам всем нужно услышать Рождественский колокол. Без его радостного звона в Эренделле просто не будет праздника.

Мужчина улыбнулся, надел пальто и отправился обратно в деревню. Друзья выглянули из дверей конюшни и увидели, как снег падает на залитый лунным светом двор. Королева и принцесса вздохнули с облегчением.

– Значит, к завтрашнему дню всё готово, – сказала Эльза.

– Всё готово, – ответила Анна. – Теперь нам остаётся только придумать, как уснуть сегодня ночью.

Они постояли ещё немного, наслаждаясь мирной красотой ночного двора и воображая, как он наполнится радостной суетой предстоящего торжества.

Глава 3

Ночью в Эренделле выпал снег, словно покрыв королевство толстым слоем глазури, как пряничную деревню. На следующий день улицы с самого утра гудели от радостных возгласов, люди спешили завершить свои покупки и обменивались дружескими приветствиями. Этого нельзя было отрицать – Эренделл был переполнен праздничным духом.

В замке воздух наполнился чудесными запахами, на кухне пекли пряные и сладкие праздничные угощения. Всё слилось воедино. Все продолжали упорно трудиться. Слуги расставляли на столах дивные украшения и выносили подносы с едой.

Эльза и Анна позаботились о том, чтобы праздничное настроение царило почти в каждом уголке замка. Сосновые венки, усеянные маленькими цветами, и ярко-красные бархатные банты висели по всем коридорам. Широки алые ленты были обёрнуты вокруг колонн замка, делая их похожими на гигантские мятные леденцы. В каждой комнате стояли высокие ёлки. На них висели мерцающие золотые украшения, колокольчики и свечи, как и хотели сёстры.

Кай радостно нёс корзину с украшениями к одному из наполовину наряженных деревьев в библиотеке. Как и все остальные, кто участвовал в подготовке сюрприза, он был взволнован тем, что день торжества наступил. Когда он поднял ёлочную игрушку и аккуратно повесил её на одну из ветвей, из дерева выскочил Олаф, напугав бедного слугу.

– Сюрприз! – крикнул маленький снеговик, выглядывая сквозь сосновые иголки.

Кай ахнул и чуть не выронил корзину. Поняв, что это всего лишь снеговик, он усмехнулся.

– Ещё не время, Олаф.

Олафу было очень трудно сдерживать волнение. Он не знал, сможет ли подождать хоть ещё одну минутку!

Полдюжины слуг направились в столовую, неся высокие стопки красивых праздничных блюд. Они шли по коридору, вдоль которого выстроились блестящие доспехи рыцарей, стоящие по стойке «смирно». Внезапно одна из масок распахнулась, и из неё выглянул Олаф.

– Сюрприз! – закричал он.

Испуганные слуги завизжали и едва не пороняли все тарелки.

Узнав снеговика, они вздохнули с облегчением.

– Ещё не время, Олаф, – протянули они.

В кабинете огонь в камине согревал комнату, бросая приятный свет на украшенную ель. Рядом с деревом возвышалась груда завёрнутых в яркую бумагу подарков. В комнату вошёл Нуф, ещё один слуга, со свёртком странной формы. Когда он приблизился к ёлке, из-за его спины выскочил Олаф и снова закричал:

– Сюрприз!

От неожиданности Нуф повалился на подарки, они рассыпались и раскатились по комнате.

– Ещё не время, Олаф! – раздражённо ответил он.

Анна, уже одетая в своё красивое голубое праздничное платье, медленно открыла дверь в тихий, но уже подготовленный к торжеству бальный зал, чтобы посмотреть, как он украшен. Комната полностью преобразилась. Красивые скатерти, свечи и вазы с цветами украшали каждый стол. Перила по обе стороны парадной лестницы были обвиты сосновыми гирляндами. Красные ленты и венки были развешаны по всей комнате, а свечи были расставлены во всех настенных канделябрах, создавая торжественную атмосферу. По периметру зала возвышались ёлки, украшенные золотом, а на длинных столах стояла еда. Бальный зал выглядел даже лучше, чем они с Эльзой себе представляли!

– Ух ты, – сказала Анна, восхищаясь всем этим великолепием. Затем она заметила высокий праздничный миндальный торт, расположенный на одном из столов. Многочисленные сладкие уровни убегали ступеньками ввысь, и каждый был украшен маленькими голубыми флажками, как они с сестрой и планировали.

– Привет, – сказала Анна сладкому лакомству. Конечно, никто не будет возражать, если она стащит малюсенький кусочек.

Внезапно из торта выскочил Олаф.

– Сюрприз! – закричал он. Выпрыгивая, снеговичок развалился на части так же, как и торт. Повсюду разлетелись маленькие голубые флажки.

Голова Олафа взлетела высоко в воздух, и Анна поймала её. Из его белоснежной макушки торчал голубой флаг. Снеговик улыбнулся ей.

– Олаф, ещё не время! – сказала Анна, хихикая. Она понимала, почему он так взволнован. Она чувствовала то же самое!

Эльза спустилась по лестнице, окутывая своей магией гирлянду и заставляя её сверкать и переливаться. Её платье выглядело великолепно, и его прозрачная накидка искрилась от магии – это был её собственный особый вклад в подарок Анны. Длинный шлейф платья грациозно тянулся за ней, пока она спускалась по лестнице.

– Анна права, – сказала она. – Наше торжество-сюрприз не начнётся до тех пор, пока не прозвонит Рождественский колокол! – Она напомнила Олафу, чтобы он набрался терпения.

– Ах, – вздохнул снеговик, хотя его голова всё ещё была в руках у принцессы. – Прости, я разрываюсь на части от ожидания! – Разные части его тела стряхнули с себя куски от торта и снова соединились. Анна установила его голову на место. – Спасибо!

– Олаф, мне тоже не терпится, – сказала Анна. – Это первое настоящее Рождество в Эренделле за целую вечность!

Эльза сняла с головы Олафа маленький голубой флаг.

– Первое из многих, – сказала она с улыбкой.

И тут что-то привлекло внимание Анны. Она выглянула на улицу.

– Эльза, смотри! – крикнула она, бросаясь к окну. – Они идут!

Эльза тоже посмотрела вниз во двор. Вид прибывающих горожан наполнил сердца сестёр радостью.

Глава 4

Гости стекались в замок по заснеженной брусчатке, одетые в свои лучшие праздничные костюмы, и выглядели весёлыми и жизнерадостными. Анна, Эльза и Олаф с минуту наблюдали за происходящим, наслаждаясь тем, что люди восхищаются праздничным убранством. Королева и принцесса не упустили ни одной детали. Они позаботились о том, чтобы двор был таким же волшебным, как и замок. Сосны, покрытые снегом, росли повсюду, и благодаря магии Эльзы на фонтанах, окружающих замок, появились ледяные скульптуры.

Горожане были поражены внешним убранством, но Эльза, Анна и Олаф не могли дождаться, когда люди увидят, что ждёт их внутри. Торжество должно было стать лучшим сюрпризом, который когда-либо видел Эренделл. Зная, что ожидание вот-вот закончится, сёстры и снеговик едва могли сдержать волнение.

Анна знала, что горожанам всё это понравится не меньше, чем ей и Эльзе. Она всё перепроверила, чтобы убедиться, что они ничего не упустили. Последние подносы с едой были на месте. Она рассмотрела одно из центральных украшений стола, которое ей показала Эльза, – миниатюрную башенку, окружённую свечами и крошечными колокольчиками. Наклонившись, она не смогла удержаться, чтобы не позвонить в несколько колокольчиков. Мелодичный звон вызвал у неё очередной прилив радости.

Эльза тоже осмотрела всё вокруг в последний раз, прежде чем они спустятся вниз, чтобы поприветствовать гостей. Они с Анной выглядели торжественно в своих новых праздничных платьях, и Анна вплела себе в волосы несколько красных ягодок и сосновых веточек.

– Вы обе такие красивые! – сказал Олаф.

Эльза заметила, что он не надел свой зелёный галстук-бабочку.

– Я использовал его, чтобы отполировать Рождественский колокол, – признался Олаф. – Он очень хорошо справился с этой работой! Но испачкался.

Эльза оглядела комнату в поисках чего-нибудь особенного для её маленького друга. Её взгляд остановился на идеальной вещи: маленьком красном листочке на одном из висящих венков! Она взяла его и надела Олафу под подбородок, и листок стал похож на галстук-бабочку. Олаф сразу почувствовал себя элегантнее и чинно поблагодарил Эльзу.

Девушки улыбнулись друг другу. Оставалось сделать только одно! Когда они проходили мимо пряничного замка, который в точности изображал их дом, Анна посыпала его сверху сахарной пудрой. Она была похожа на снег, который покрыл Эренделл ночью. Затем Эльза открыла миниатюрные парадные ворота.

Время пришло!

Анна, Эльза и Олаф поспешили во двор, махая горожанам руками и приветствуя их. Все радостно махали им в ответ.

Несколько людей, звонивших в колокольчики, прошли через центр двора. Позади них шёл Кристоф рядом со Свеном, который гордо тащил сани с гигантским, блестящим Рождественским колоколом. Кристоф и Свен выглядели великолепно в праздничной одежде, которую Анна и Эльза подарили им.

Олаф ахнул, увидев, что его друзья вошли во двор.

– Эй, это же Кристоф и Свен! – сказал он, затаив дыхание и дрожа. – И Рождественский колокол! – Он помолчал, а затем захихикал, глядя на сестёр. – Почему же я так взволнован?

– Олаф, помни: удар в Рождественский колокол означает начало праздников в Эренделле, – сказала Эльза.

– О-о-о, – ответил Олаф. От волнения он совершенно забыл эту важную деталь.

Все заохали и заахали, когда колокол вывезли на середину двора. Церемония со старым колоколом была, очевидно, традицией, которую всё королевство чтило и по которой скучало. Горожане болтали о том, как красиво блестит отполированный колокол. Фредерик светился радостью от того, что, благодаря ему, колокол вот-вот снова зазвонит.

Кристоф поспешил на вершину башни. Колокола, которые обычно висели там, были перенесены в хранилище, освобождая место для своего величественного собрата. Внизу Фредерик и ещё несколько горожан столпились, готовые прийти на помощь. Когда Кристоф был готов, он подал сигнал, и они все вместе подняли колокол высоко над двором.

Кристоф руководил процессом с башни. Надёжно закрепив верёвку на колоколе, он бросил один её конец Анне и Эльзе. Девушки стояли на постаменте перед горожанами. Все с нетерпением ждали, когда часы пробьют двенадцать дня!

Олаф нервно теребил верёвку внизу, наблюдая за происходящим вместе с горожанами. Когда стрелки часов наконец встретились наверху циферблата, Анна, Эльза и Олаф потянули за верёвку. Тяжёлый колокол закачался и торжественно зазвонил! Глубокий, насыщенный, прекрасный звук разнёсся по всему королевству. Анна и Эльза вспомнили, как Фредерик пел своим драматичным оперным голосом, и улыбнулись.

Эльза протянула руки к людям и громко произнесла:

– Да начнётся праздник!

Толпа разразилась весёлыми возгласами и аплодисментами.

Анна наклонилась к Олафу.

– Давай сейчас! – сказала она, когда двери замка открылись.

Наконец получив разрешение поделиться секретом, Олаф закричал как можно громче:

– Сюрприз!

Однако ответом ему была тишина. Анна удивлённо обернулась и увидела, что все гости уходили со двора замка. Принцесса и королева с минуту стояли в замешательстве. Почему горожане не были радостно удивлены и не собирались отпраздновать вместе с ними? Почему они уходили? И куда они направлялись?

– Ой, – сказал Олаф, такой же озадаченный и разочарованный, как и сёстры.

Анна поспешила вниз по ступеням замка. Она слышала, как горожане, уходя, говорили о том, как прекрасна была церемония и как сильно им понравился Рождественский колокол.

Не удержавшись, девушка закричала:

– Подождите! Подождите! Стойте! Стойте! – и поспешила к людям, пытаясь их догнать. Принцесса увидела бабушку, держащую за руку свою маленькую внучку, и постаралась унять панику в голосе.

– Вы уже уходите? – спросила она расстроенно.

Бабушка повернулась к ней и ласково улыбнулась.

– Рождественский колокол пробил, – сказала она. – Я должна вернуться домой к нашей семье, у нас есть рождественская традиция: вместе печь лепёшки! – Она потянула свою внучку за собой, и они направились прочь.

Анна с пониманием отнеслась к такой традиции: домашние лепёшки были очень вкусными! Видимо, бабушка и её семья не планировали провести вечер в замке. И ничего страшного – ведь кто-то да сможет остаться.

Принцесса огляделась и увидела спешащую со двора пару.

– Мы всегда перед Рождеством варим кашу для нашего томте! – объяснил мужчина. Томте – это маленькие эльфы, которые, как говорят, охраняют фермы.

Мимо промчались две сестры-близняшки.

– Мы будем печь праздничное печенье! – весело прощебетали они. Анна любила печенье, но ей не хотелось, чтобы сёстры пекли его сейчас.

Олаф тоже решил что-нибудь придумать.

– А я приготовлю мякоть рождественской сосны, – предложил он. Снеговик повернулся к Анне. – Это же возможно, да?

Анна покачала головой. У неё сердце разбивалось, когда она смотрела, как уходят люди. Никто из них не собирался праздновать в замке. Даже Кристоф куда-то исчез. Все люди были на пути домой, чтобы заняться тем же, что они делали из года в год. Сюрприз Анны и Эльзы оказался слишком неожиданным и, похоже, никому не нужным.

Пока горожане рассказывали о своих различных семейных традициях, Эльза тоже спустилась во двор. Она подошла к парочке пожилых людей, которые шли рука об руку. Она улыбнулась.

– О, мистер и миссис Олсен, – сказала Эльза, – присоединяйтесь к празднованию в замке, если пожелаете.

– Спасибо, ваше величество, – сказал старичок мистер Олсен, опираясь на трость. – Но нам с моей дорогой женой нужно домой, вязать носки для наших внуков.

– Это наша традиция, – добавила миссис Олсен.

– Да, а кроме того, мы не хотели бы помешать вашей семейной традиции, – сказал мистер Олсен. Пара улыбнулась и продолжила свой путь.

Анна и Эльза стояли как вкопанные, прислушиваясь к глухому эху шагов, пока двор пустел. Они разочарованно осматривались вокруг. Это определённо было не то зрелище, которое они ожидали увидеть после церемонии. Где-то радостное торжество-сюрприз, которое они запланировали? Почему оказалось, что у всех, кроме них, есть ещё какие-то дела?

Особенно глубоко сёстры задумались над словами мистера Олсена. «Мы не хотели бы помешать вашей семейной традиции». Традиции всех казались такими чудесными. Сёстры не могли отделаться от ощущения, что они были единственными во всём королевстве, кому не хватало чего-то очень важного.

Олаф просиял:

– О, то есть сюрприз в том, что все ушли?

Анна и Эльза вздохнули, слишком расстроенные, чтобы ответить. Затем они услышали слабые звуки музыки, доносящиеся от ворот во двор.

Глава 5

Кристоф не спеша вошёл во двор, играя на лютне. На нём была накидка из мха с большим воротником из ярко-зелёных листьев папоротника, трепещущих на ветру. Он понял, что сёстры расстроились, так как с нетерпением ждали праздника в кругу своих подданных, и был уверен, что сможет заставить их почувствовать себя лучше.

– Эй, – сказал он, небрежно и жизнерадостно наигрывая на лютне. – Им же хуже! И кому вообще нужен большой пир?

– Кристоф? – произнесла Анна, удивлённо разглядывая его странный костюм. Ей стало интересно, что он задумал.

– У меня как раз есть кое-что для вас: моя любимая тролльская традиция, – он наклонился к Анне. – Хотите присоединиться?

– Да! – сказала Анна. Она была рада возможности разделить с другом его праздник.

– Хорошо, она начинается с общей песни, – сказал Кристоф. – «Баллада о Флемминграде». – Он сыграл несколько драматичных аккордов.

Олаф завизжал от счастья:

– Я обожаю баллады! – Он подпрыгивал и хлопал в ладоши.

Кристоф продолжал играть и петь, танцуя по двору. Свен кружился, гарцуя, в такт музыке, таща за собой небольшую деревянную повозку, на которой стояло что-то, таинственно накрытое тёмной накидкой.

Сёстры наслаждались музыкой, и Олаф присоединился к ним. Он использовал свою руку-веточку как флейту, чтобы аккомпанировать весёлой мелодии Кристофа.

– Держим ритм! – крикнул Олаф, стараясь не сбиться.

Кристоф продолжал свою серенаду. Сначала сёстры были очарованы милой мелодией, но потом песня стала немного странной, когда в тексте зашла речь о набивании травы в ноздри тролля. Свен схватил зубами пучок зелени и сунул его Эльзе в руки. Затем олень ухватил накидку, накрывающую повозку, и сдёрнул её, демонстрируя скульптуру Флемми, грибного тролля. Это было абсолютно безобразное создание, сделанное из грязи, грибов, камней и травы. С обеих сторон у тролля торчали ветки с засохшими коричневыми листьями. Олаф ахнул в восхищении и зажал рот руками.

Анна и Эльза были ошеломлены. Они слышали легенду о Флемми, герое-тролле, который спас всех троллей, но понятия не имели, что его статуя будет выглядеть так жутко!

– Какая гадость, – сказала Анна.

Когда Кристоф закончил петь, один из каменных глаз Флемми отвалился. Олаф быстро поднял его и вставил обратно на безобразное грязное лицо.

Кристоф не заметил этого.

– А теперь лизните его лоб и загадайте желание. – Он наклонился и от души лизнул скульптуру тролля. Когда он повернулся к Анне и Эльзе, его подбородок был покрыт грязью и мхом. – Кто следующий? – спросил Кристоф, широко улыбаясь.

Сёстры пришли в ужас. Анна подтолкнула локтем Эльзу.

– Эльза! – сказала она. – Твоя очередь.

– Ну, давай, – подбодрил Кристоф. – На вкус как лишайник.

Эльза поперхнулась при мысли о том, чтобы прикоснуться губами к липкой куче грязи и мха.

Олаф наклонился к Анне и прошептал:

– Ты принцесса, ты не должна соглашаться.

Анна и Эльза наблюдали, как с Флемми стекает грязь на брусчатку. Они пытались найти способ отказаться, не задев чувства Кристофа. Его традиция была особенной, но она принадлежала ему, а не им.

– Хорошо, положим, королевам и принцессам такое не подойдёт, – сказал Кристоф, освобождая их от неприятной перспективы. Свен с чувством лизнул лицо Кристофа, очищая его от грязи и травы. – Я понимаю. Но подождите, пока не попробуете моё традиционное рагу! – Он сорвал гриб с Флемми и бросил его в большой горшок. Свен радостно подскочил и оживлённо завертелся. – Может, от него и пахнет сырым мехом, но все настоящие ценители его обожают.

Свен приплясывал, подталкивая горшок носом. Рагу было его любимой частью праздников! Кристоф и Свен, толкая повозку с Флемми, вышли со двора, чтобы начать готовить.

– О, спасибо – нам не нужно! – крикнула ему вслед Анна, совсем не желая пробовать это традиционное рагу.

– Мы плотно позавтракали, – добавила Эльза, похлопывая себя по животу, как будто она была слишком сыта, чтобы съесть даже крошечный кусочек.

Всё ещё взволнованный Олаф взял Анну и Эльзу за руки и увёл их со двора.

– О, не могу дождаться! – сказал снеговичок, когда они вошли в замок.

Эльза посмотрела на маленького, смущённая его энтузиазмом.

– Чего, Олаф?

– Вашей семейной традиции! – ответил он. – Какая она? Расскажите! Расскажите! Расскажите! – Он нетерпеливо подпрыгивал на месте.

Анна и Эльза недоумённо переглянулись. Им хотелось поделиться с ним чем-нибудь, но они не могли вспомнить, чем занималась их семья каждый год.

– У нас есть традиции, Эльза? – спросила Анна. – Ты помнишь? – Она смотрела на старшую сестру глазами, полными надежды. Она думала, что, может быть, у них была какая-нибудь традиция прежде, о которой она просто не помнила.

– Ну, я помню... – Голос Эльзы сорвался, когда она посмотрела на старый семейный портрет, висевший на стене. Отец стоял рядом с ней, а мать держала на коленях маленькую Анну. Эльза вглядывалась в образ молодой семьи, пытаясь вспомнить, какими тогда были праздники для них.

Она подошла к окну, вспоминая о праздниках из прошлого, которые проходили во дворе внизу. Она словно снова увидела себя маленькую вместе с Анной и их родителями, машущими собравшейся во дворе толпе, точно так же, как повзрослевшие сёстры делали это сегодня. Она видела, как привезли Рождественский колокол, и представила, как его поднимают на башню. Потом она, её родители и Анна потянули за верёвку, чтобы колокольный звон ознаменовал начало праздника. Семья радостно улыбнулась, когда по всему королевству разнёсся гулкий перезвон.

Эльза вспомнила, как услышала впервые этот просто волшебный звук и как она себя тогда чувствовала. Было чудесно находиться в такой тёплой праздничной обстановке, полной радости и веселья. Она вспомнила, что чувствовала себя счастливой и гордой, когда она вместе с семьёй отмечала начало праздников.

Маленькая морщинка пролегла на лбу Анны, когда она услышала рассказ сестры.

– Но Рождественский колокол звонил для всего королевства, – напомнила она. – А что насчёт нашей традиции?

– После того как ворота закрыли, мы никогда не отмечали праздники вместе, – ответила Эльза, всё ещё печально глядя в окно. Она опустила глаза, вздохнула и отвернулась. В глубине души девушка понимала, что не должна винить себя за то, что волшебные силы, с которыми она родилась, помешали их счастливому детству, но она часто это делала. Королева не могла избавиться от мысли, что у её семьи, как и у всех в королевстве, была бы прекрасная ежегодная семейная традиция, если бы не она.

– Эльза? – произнесла Анна, глядя, как сестра идёт по комнате к выходу.

– Прости, – сказала Эльза. – Это моя вина, что у нас нет традиции. – Она поспешно вышла из зала.

– Подожди, Эльза! – крикнула Анна, бросаясь за ней вслед. Но когда она подбежала к двери, Эльза уже ушла.

Олаф смотрел, как Анна остановилась у закрытой двери, отделяющей её от сестры. Это была знакомая сцена из их детства, и Анна чувствовала себя так же ужасно, как и все те годы. Её плечи опустились, и принцесса вышла, ощущая себя опустошённой и одинокой.

Снеговичок повесил нос. Он ненавидел, когда Эльза и Анна были несчастны, и хотел бы чем-нибудь помочь. Снеговик отдал бы всё, чтобы исправить это, если бы только знал, как. Сёстры так долго и упорно трудились, чтобы преподнести всем праздничный сюрприз. Он не мог вынести мысли о том, что в такой день они останутся одиноки и грустны.

Внезапно на его лице мелькнула улыбка. Захваченный новой идеей, он выбежал из комнаты.

Глава 6

Олаф покинул замок и направился к конюшне. Свен отдыхал внутри, расположившись на свежей подстилке из соломы.

– Свен! – прошептал Олаф. – У Анны и Эльзы нет семейной традиции.

Олень расстроенно помычал и опустил голову.

– Я знаю, это грустно, – сказал Олаф. – Но у меня есть решение!

Свен оживился. Он поднял голову и был готов выслушать, что скажет снеговичок.

– Мы отправимся в город и соберём все самые лучшие традиции, а потом привезём их в замок, чтобы Анна и Эльза могли решить, что бы им хотелось делать! Ты со мной? – Олаф протянул руку-веточку, и Свен, промычав, дал ему пять с такой силой, что рука снеговичка отвалилась и вылетела во двор.

– Ой! – воскликнул Олаф, но продолжал улыбаться.

Друзья действовали быстро. Сначала они снарядили сани Кристофа, а затем запрягли в них Свена. В мгновение ока Олаф уже сидел на месте кучера, держа вожжи, а олень тянул сани из конюшни во двор.

– Давай найдём для них идеальную традицию! – воскликнул Олаф. Его переполняли радость и надежда, когда они пересекли двор и выехали из ворот замка, обдуваемые морозным ветерком.

Спустя несколько минут друзья въехали в город и остановились перед первым же домом, который увидели. Олаф подошёл к двери. Он стучал и стучал, пока не услышал певучий ответ:

– Иду!

Фригга, невысокая женщина с добрым лицом, появилась на пороге, держа на руках своего сына Бена. Олаф стоял, широко улыбаясь.

– Добрый день! – сказал он. – Я Олаф...

– Привет, Олаф! – ответил Бен, радостно пожимая ему руку-веточку.

– Пожалуйста, дай мне договорить, – строго произнёс Олаф. Затем он снова заговорил своим самым дружелюбным тоном: – ...и мне нравятся тёплые объятия. – Тут снеговичок повернулся к Свену, всё ещё впряжённому в сани Кристофа. – Это мой помощник, Свен. – Олень поднял голову и что-то промычал, словно желая поздороваться. Фригга и Бен улыбнулись им.

– Мы ходим по домам в поисках семейных традиций, – продолжил Олаф. – Расскажите нам о своей, и мы решим, достаточно ли она особенная, чтобы отвезти её в замок.

– О, мы вместе делаем леденцы! – радостно воскликнула Фригга. Она протянула Олафу длинный блестящий леденец в красно-белую полоску.

– О-о-о! – сказал Олаф, хватая сладкое лакомство. Он вынул свой нос-морковку и вставил на его место леденец. Его голова тут же внезапно подскочила вверх, а глаза начали вращаться. – Сахарная лихорадка! – засмеялся он.

Бен вынул леденец из лица Олафа и сунул его снеговику в рот. – Их нужно есть, – объяснил он.

– Съесть мой новый нос? – воскликнул Олаф. – Зачем мне это делать?

– Потому что сейчас Рождество! – объяснил Бен, радостно кружась.

– Хм, – произнёс Олаф, вставляя нос- морковку на место. – Сейчас Рождество, – повторил он. Улыбка Олафа стала шире, когда он понял, насколько особенным был этот праздник. Было здорово ощущать себя частью чего-то, что происходило раз в год и значило так много для стольких людей. Чувствуя, что может буквально вспарить от радости, Олаф поблагодарил Бена и его маму за леденец и продолжил поиски, направляясь к следующим домам.

Олаф отлично проводил время, встречаясь со всеми и знакомясь с различными традициями, которыми люди занимались в праздники. Он использовал кусок пергамента и перо, чтобы записать огромное количество разнообразных семейных традиций, которые были у людей по всему королевству. Все семьи были более чем счастливы поговорить с ним. Они гордились своими обычаями и считали честью поделиться ими с королевой и принцессой. Олаф складывал гостинцы и подарки в сани, чтобы отвезти их Анне и Эльзе.

Одна семья любила развешивать ветви остролиста над всеми дверями в своём доме. Олаф улыбнулся, глядя, как их пёсик подбежал к хозяевам, держа в зубах длинную гирлянду и помогая украшать дом.

Другой традицией была выпечка гигантского печенья в форме Эренделла. Семья вместе вытащила огромное печенье из дровяной печи и показала его Олафу. Оно пахло и выглядело очень аппетитно. Дети в разноцветных бумажных колпаках жадно разглядывали печенье. Олафу нравилось, как тепло, уютно и радостно в их маленьком доме.

На одной из улиц Олаф обнаружил несколько соседей, поющих праздничные песни у каждого дома. Певцы были одеты в одинаковые блестящие пурпурные костюмы и пели для всех, кто хотел послушать. Они даже придумали несколько танцевальных движений. Снеговичок с удовольствием станцевал вместе с ними!

Ещё одна семья развешивала чулки над открытым огнём. Олаф смотрел, как они раскачиваются над потрескивающим пламенем.

Маленький исследователь благодарил каждую семью за то, что они поделились своими особыми традициями, и старательно делал заметки в блокноте. Ему не терпелось показать всё это Эльзе и Анне!

– Нам лучше поторопиться, если мы собираемся посетить каждый дом в королевстве! – сказал Олаф. Свен кивнул и направился к следующей улице.

Друзья продолжили перемещаться от двери к двери, находя новые различные традиции и укладывая в сани всё больше и больше вещей. Те быстро заполнялись!

Одна семья праздновала Хануку с волчком, который называется дрейдл. Дети собрались вокруг, по очереди играя с ним. У них также были специальные свечи, которые они зажигали восемь ночей подряд.

Несколько людей танцевали на снегу в ожерельях из вечнозелёных гирлянд и канделябрах с зажжёнными свечами на головах. Олафу всё казалось таким весёлым и праздничным. Он не мог определиться, что ему нравится больше всего!

Другой семейной традицией было делать кекс с цукатами для своих друзей. Они дали его Олафу, и он проглотил кекс целиком. Кекс выпал из его головы с другой стороны и упал на землю с глухим стуком.

– Хорошо летает, – сказал Олаф, смеясь. Снеговик поднял кекс и бросил его в сани.

Обитатели ещё одного дома объяснили, что они купили друг другу подарки и спрятали их. Маленькая девочка показала Олафу гору свёртков, которые положила под кровать. Их было так много, что из-за них кровать не доставала ножками до пола! Её «тайное» убежище вовсе не было тайным.

Одни милые люди рассказали, что каждый год они ждут, пока пухлый мужчина спустится по трубе камина и принесёт им подарки.

Олаф записал и эту традицию.

– Взлом и проникновение: в Рождество допустимо, – пробормотал себе под нос он.

Все, с кем встречался Олаф, были так счастливы и веселы, что он не мог не почувствовать дух праздников. Несколько горожан играли на инструментах и танцевали прямо на улице. Не в силах пройти мимо, Олаф остановился, чтобы потанцевать с ними. Какая-то женщина схватила его за руки-веточки и раскачала его так, что бедный снеговик с них слетел! Бедняга приземлился на ветряную мельницу и кружился на ней до тех пор, пока его не швырнуло обратно на заснеженную землю. Женщина поспешила к нему, приделала его руки обратно к телу и дала ему кларнет. Олаф попытался сыграть на нём, пока все наслаждались большой танцевальной вечеринкой.

Снеговик стучал во всё новые и новые двери и не мог поверить, что существует столько разных и интересных традиций. Здесь вязали шарфы, свитера и варежки, а там – пижамы для котят. Котята мурлыкали и занимали каждый сантиметр дома и были одеты в одинаковые пижамы!

Вскоре в санях собралась целая груда всевозможных традиционных предметов. Здесь было всё – от омелы, гирлянд и веточек остролиста до свечей, музыкальных инструментов и статуэток. Сани были забиты до отказа! Олаф взял что-то в каждом доме, кроме одного.

– Ещё один дом, Свен! – воскликнул Олаф, забираясь на сани. – Что-то мне подсказывает, что именно здесь мы найдём лучшую традицию.

Он крепко взялся за вожжи, и Свен повёз его из города высоко в горы.

Глава 7

Дверь открылась. Окен, владелец Торговой лавки бродяги Окена и сауны, стоял в дверном проёме. Он посмотрел на маленького снеговика и улыбнулся, сразу узнав его.

– Вот это да! – сказал Окен дружелюбным голосом.

– Привет! – поздоровался Олаф. – Расскажите, пожалуйста, чем занимается ваша семья в канун Рождества?

– О-о-о! – возбуждённо воскликнул Окен, сжимая указательные пальцы. Ему не терпелось показать Олафу его семейную праздничную традицию.

Спустя несколько мгновений Олаф и Окен присоединились ко всем родственникам Окена внутри огромной сауны. Они играли музыку, болтали, ели и пили, как будто были в чьей-то гостиной. Только вместо элегантных праздничных платьев, костюмов или пижам на всех были купальники и полотенца!

Сауна была украшена как любая другая праздничная вечеринка – там даже было несколько ёлок, под которыми лежали груды завёрнутых подарков! Олаф был в восторге не только потому, что наслаждался праздником, но и потому, что впервые оказался в сауне. Ему всегда было интересно, каково там, и, как он и ожидал, там было жарко.

Окен сидел рядом с Олафом, завернувшись в крошечное полотенце.

– Нравится попотеть в Рождество, любопытный волшебный снеговик? – спросил он.

Олаф, на котором было его собственное полотенце, был счастлив как никогда. Начав таять от сильного жара, он довольно протянул:

– О, да-а-а. Нет ничего лучше, чем время от времени сбрасывать с себя всё лишнее, правда? Мои проблемы просто тают.

Окен кивнул. Он спокойно подтолкнул деревянное ведро под Олафа, собрав в него всю воду, оставшуюся от снеговика, который растаял прямо на скамейке. Затем Окен открыл дверь.

– Вернись мы назад в прошлое, – сказал он, – я бы предупредил, что попотеть в праздник может только тот, кто не сделан из снега. – Он вытряхнул из ведра растаявшего Олафа, и когда морковь, ветки и вода коснулись холодного воздуха, то мгновенно смёрзлись вместе. Олаф изменился, превратившись в кусок бесформенного льда.

Свен стукнул копытом по прозрачному льду, разбивая его вдребезги. Внезапно Олаф снова стал самим собой! Он отряхнулся, и десятки крошечных кусочков льда слетели с его тела.

– О, я чувствую себя таким свежим! – воскликнул он. Олаф посмотрел на своё отражение в большой блестящей тубе, стоявшей на санях. – Мне кажется, или я даже немного свечусь?

БАХ! Окен погрузил на сани небольшую передвижную сауну.

– Вот сауна для твоих друзей, – сказал он.

– Спасибо, мистер бродяга Окен! – с благодарностью сказал Олаф. – О, и последнее. Можно ли получить одно из тех откровенных, но сделанных со вкусом традиционных полотенец, которые ваша семья так любит носить?

– Возьми моё! – Окен сорвал с себя полотенце и швырнул его Олафу, попав ему прямо в лицо.

– О-о-о, ещё тёплое! – сказал снеговик с наслаждением.

Олаф обернул полотенце вокруг талии и запрыгнул в сани. Они выглядели фантастически, полностью нагруженные дарами. Он улыбнулся Свену, зная, что они преуспели в своем поиске. Друзья были готовы вернуться в замок и поделиться своими находками с Анной и Эльзой. Снеговик не мог дождаться, чтобы увидеть, какую традицию выберут принцесса и королева!

Он забрался на сиденье и схватил вожжи. По заснеженной ветке пробежала белка и увидела, как Олаф и Свен спускаются с горы. Их поклажа была столь высока, что сани раскачивались из стороны в сторону. Сауна, расположенная на самом верху, опасно пошатывалась. Олаф не обращал на это ни малейшего внимания и весело напевал.

Пушистый хвост белки задёргался, когда она посмотрела на Олафа. Чувствуя себя на седьмом небе от счастья, снеговик игриво сорвал с себя полотенце и замахал им так, что задел дверь сауны, и она открылась. Оттуда вывалился раскалённый уголёк.

Увидев это, Олаф быстро схватил уголёк и выбросил из саней.

– Возгорание предотвращено! – обрадовался он, довольный собой. Затем он продолжил свою весёлую песню и танец.

Уголёк взмыл в воздух и попал белке прямо в голову, а затем рикошетом отлетел обратно в сани! Он скатился в украшения в виде соломенных козлов, и те мгновенно занялись пламенем. Олаф не заметил и этого.

Когда огонь разгорелся сильнее, сани оторвались от упряжки оленя – за исключением одного-единственного ремня. Разогнавшись на склоне, они стали постепенно обгонять оленя. Олаф, сидевший на вершине горы подарков, которые ещё не загорелись, пронёсся мимо бегущего оленя.

– О, смотри! – воскликнул снеговик. – Ещё один олень! – Он помахал рукой. – Привет!

Огонь потрескивал и ревел, горящие обломки начали падать с одной стороны саней, а затем и с другой. Олаф по-прежнему ничего не замечал.

– Ух ты, как здорово мы проводим время.

Свен упёрся копытами в склон горы, пытаясь остановить сани. Но скорость была слишком велика. На краю обрыва раздался треск! Сани развалились и взмыли в воздух. Единственный ремень, соединявший Свена с санями, к счастью, оборвался, и олень успел остановиться.

Сани взлетели высоко над обрывом, и вместе с ними праздничные вещи полетели в пропасть. Олаф перелетел через пропасть и благополучно приземлился в снег на той стороне.

Потрясённый и смущённый снеговичок смотрел, как сани летят вниз.

– Ну, зато огонь погас! – крикнул он оленю.

Они со Свеном в ужасе наблюдали, как сани разбились о дно пропасти. На мгновение воцарилась тишина, а затем раздался оглушительный грохот, когда сани Кристофа взорвались и превратились в большой пылающий огненный шар.

Друзья грустно смотрели, как гаснет огонь на обгоревших обломках. Между стенами пропасти клубился чёрный дым.

– Ну вот, – расстроился Олаф. Все его усилия пропали даром.

Глава 8

А тем временем в замке Эльза не находила себе места в своей спальне, чувствуя себя ужасно. Она знала, что не должна была так поступать с сестрой. То, что она оставила её за закрытой дверью, заставило её чувствовать себя ещё хуже. Как она могла пробудить те ужасные старые воспоминания о том, как отгораживалась от Анны? Эльза давным-давно пообещала себе, что больше не поступит так с сестрой. И всё же она была здесь, запертая в своей спальне после того, как бросила принцессу одну.

Однако королева знала, что нужно сделать, чтобы всё исправить. Она решительно встала и направилась вниз по коридору, чтобы извиниться.

Эльза на мгновение остановилась перед дверью в спальню Анны, глубоко вздохнула, взяла себя в руки и повернула дверную ручку.

– Анна, я должна перед тобой извиниться, – сказала она, медленно открывая дверь и заглядывая внутрь, но сестры нигде не было видно. Комната была пуста. – Анна?

ТРАХ! БАБАХ! Сверху донёсся громкий шум. Королева посмотрела на потолок. «Чердак», – подумала она.

Эльза вышла из пустой спальни и направилась на самый верх замка. Она открыла скрипучую дверь и забралась на тёмный чердак. В свете фонаря плясали пылинки. Там было тихо и жутко, и она заметила очертания коробок и мебели, накрытых простынями и расставленных по всему чердаку. Ещё она разглядела паутину, свисавшую по углам между деревянными балками.

БАБАХ! БАМ! Она снова услышала шум, её сердце часто забилось, и Эльза посветила фонарём в темноту, пытаясь найти, откуда доносились эти звуки. Наконец свет упал на фигуру, шуршащую в углу.

Эльза ахнула, когда Анна выскочила из большого старого сундука с глупой улыбкой на лице и какими-то вещами.

– Привет, Эльза! – сказала она, сияя.

– Анна? Что ты здесь делаешь? – с облегчением спросила Эльза.

– Ищу традиции, – ответила Анна, вылезая из сундука.

– А что на тебе надето? – поинтересовалась Эльза, разглядывая странную шляпу и накидку сестры.

– Мой старый шлем викинга! – гордо ответила Анна. – А это мой колдовской плащ! – сказала она, поворачиваясь, чтобы показать большой бархатный плащ с жёстким воротником. Затем она подняла ногу и пошевелила ею, демонстрируя большую зелёную тапку с чешуёй. – Драконьи лапы! – Она изобразила ревущего дракона. – Р-р-р! – Анна засмеялась. – Я нашла их в своём сундуке.

Анне действительно нравилось находиться на чердаке в окружении воспоминаний. Она показала Эльзе кое-что из того, что нашла: свой первый велосипед, любимые книги и даже поздравительные открытки от родителей. Было приятно вспоминать о хороших вещах, которые произошли с ней в детстве. Она также нашла мраморные шарики, гальку и засушенные цветы, о существовании которых совсем забыла. Эльза напомнила ей, что в детстве Анне нравилось собирать «сокровища». Эти предметы входили в некогда очень ценную коллекцию маленькой принцессы.

Наконец Анна вылезла из сундука и направилась к Эльзе. Ей не терпелось увидеть, какие воспоминания сестра хранила на чердаке.

– Что в твоём сундуке? – нетерпеливо спросила она.

– В основном перчатки, – пожала плечами Эльза.

Анна осторожно прошла в другой угол чердака к сундуку, на котором было написано имя Эльзы.

– Наверное, – сказала она, усмехнувшись, – очень много атласных перчаток. – Она подняла крышку, и тут же улыбка сошла с её лица. Аккуратно сложенные парные перчатки, казалось, занимали весь сундук. – О!

– Да, добро пожаловать в мой мир, – сказала Эльза.

– Подожди, – ответила Анна, залезая поглубже в сестрин сундук. Что-то привлекло её внимание. Это была маленькая потрёпанная игрушка, которая износилась от того, что долгие годы чьи-то руки без конца прижимали её к груди. Анна вытащила странное маленькое существо из сундука. Оно было сделано из тряпиц, с одним глазом-пуговицей, накидкой и несколькими клочками рыжих волос, торчащих из головы странной формы. – Кто этот малыш?

Эльза в восторге схватила его.

– О, сэр Йоргенборген! – воскликнула она, крепко обнимая его. Эльза посмотрела на него с любовью, играя прядью его волос из ниток, и вздохнула. – Он был очень хорошим слушателем.

Она обняла его и вновь посмотрела на сестру.

– Анна, как мы найдём здесь какие-нибудь традиции? – Она не думала, что пребывание на чердаке решит их проблему. Готовая сдаться и спуститься вниз, Эльза бросила сэра Йоргенборгена обратно в сундук. Но когда он приземлился, она услышала слабый звон колокольчиков. Её лицо засияло: мелодичный звук пробудил старые, запылившиеся воспоминания. Она с любопытством полезла в свой сундук. – Если только... – сказала девушка с лукавой улыбкой, роясь внутри. Вдруг она вытащила деревянную шкатулку. На ней был вырезан изящный узор, а сверху располагались крошечные золотые колокольчики.

– Что это? – спросила Анна.

– Загляни внутрь, – сказала Эльза, протягивая шкатулку сестре.

Анна замерла на мгновение, наслаждаясь ожиданием, прежде чем медленно открыла таинственную шкатулку. Заглянув внутрь, девушка ахнула. Улыбка озарила её лицо, и Анна радостно посмотрела на сестру. Они обе знали, что делать дальше. Со шкатулкой в руках сёстры поспешили вниз, чтобы найти Олафа.

Глава 9

В горах давно стемнело. Было уже поздно, и на темнеющем голубом небе начали мерцать и сиять звёзды. Олаф стоял на краю обрыва и смотрел на Свена, который был на другой стороне глубокой пропасти.

– Ладно, Свен! – крикнул он. – Я скажу тебе честно: у нас небольшая проблемка.

Олень, как и Олаф, разглядывал обгоревшие обломки саней.

– О, возможно, это можно спасти, – сказал Олаф, поднимая корону из свечей. Он надел её на голову, и она рассыпалась. – Нет, определённо нет. – Тут он заметил праздничную вазу и поднял её. – Я думаю, вот она в хорошем состоянии. – Ваза немедленно треснула, и осколки осыпались на землю. – О нет. Это небезопасно. – Снеговичок попытался собрать осколки в кучку.

Не теряя надежды, Олаф продолжал осматривать окрестности в поисках хоть одного предмета, который мог бы привезти Эльзе и Анне. Он не мог себе представить, что после всей проделанной работы останется ни с чем. Его глаза загорелись, когда он наконец обнаружил что-то, что было полностью неповреждённым.

– Кекс с цукатами! – Олаф подобрал с земли десерт и победоносно поднял над головой, демонстрируя другу. – Подобные вещи невозможно уничтожить.

Теперь снеговичок пытался сообразить, что делать дальше. Он был рад, что нашёл хоть что-то, что можно привезти в замок, но как они со Свеном вернутся? Олаф повернулся к густому, тёмному лесу позади него и крикнул Свену: – Путь совершенно безопасен, я уверен! Срежу пару углов и скоро встречусь с тобой в замке, хорошо?

Свен мог лишь беспомощно смотреть, как Олаф исчезает в темноте.

Вдруг вдалеке завыла стая волков. Олень бил копытами по снегу, пытаясь найти способ перепрыгнуть через пропасть, но та была слишком велика, и ему ничего другого не оставалось, кроме как вслушиваться в тишину.

– О-о-о, щеночки! – раздался голос снеговичка, а затем рычание волков. – Лежать, малыш, – сказал Олаф. – Сидеть. Я, пожалуй, пойду... Не-е-ет! – Крик Олафа затих в лесу.

Свен не мог добраться до своего друга. Не имея другого выбора, он помчался обратно в замок так быстро, как только мог.


* * *

Тем временем из конюшен доносился странный запах, пока Кристоф заканчивал готовить своё традиционное рагу. Наслаждаясь процессом, он радостно напевал, помешивая блюдо в большом котле. Чувствуя себя настоящим поваром, он протягивал руку, хватал разные предметы и бросал их в кастрюлю. Затем воспитанник троллей понюхал пар, исходящий от рагу, и одобрительно кивнул.

В этот момент в дверь стремглав ворвался Свен. Он так спешил, что не сумел затормозить вовремя и врезался прямо в стену.

– Свен! – взволнованно воскликнул Кристоф. – Рагу готово!

Олень, задыхаясь, подбежал к хозяину.

– Анна и Эльза будут в восторге от него, – продолжил Кристоф, не понимая, что друг пытается привлечь его внимание.

Свен боднул парня в плечо и издал громкий стонущий звук, пытаясь рассказать Кристофу об Олафе, но тот, казалось, ничего вокруг не замечал. Кристоф понизил голос, делая вид, что говорит за Свена:

– О, Кристоф, ты такой заботливый! А где моя миска?

Расстроенный, олень побежал к своему стойлу. Кристоф начал говорить своим обычным голосом:

– Эй, приятель, успокойся. Вот, держи. – Он принес Свену большую миску рагу. Свен отвернулся, взял в рот морковку и сунул её в середину миски.

– Ого, – сказал Кристоф Свену. – Что ты...

Свен толкнул морковку копытом, стараясь сделать так, чтобы она торчала вертикально. Рагу теперь смутно напоминало лицо Олафа с его носом-морковкой.

– О, – сказал Кристоф. – Конечно! – Свен с энтузиазмом кивнул, взволнованный от того, что Кристоф наконец понял, о чём идёт речь.

Кристоф перешёл на голос Свена.

– Нужно больше моркови. – Свен фыркнул и нахмурился, поражаясь несообразительности друга.

– Не можешь насытиться, да? – спросил Кристоф своим обычным голосом.

С досадой Свен зубами вытащил морковку из миски с рагу. Придётся придумать другой способ всё объяснить. Он схватил пару палок и попытался сделать себя похожим на Олафа, используя их как руки-веточки. Он начал качаться из стороны в сторону, подражая маленькому снеговику. Используя несколько тюков сена, олень попытался разыграть страшную сцену из леса. Он нырнул за сено и завыл, как волк. Потом вдруг выскочил, изображая Олафа, и вдруг оскалил зубы, рыча словно свирепый волк. Кристоф наблюдал, крайне озадаченный поведением Свена.

– Э-э, – протянул парень, ничего не понимая.

Ни Свен, ни Кристоф не заметили Анну и Эльзу, стоящих в дверях позади них. Сёстры не смогли найти Олафа и решили заглянуть к Кристофу. Они зашли как раз в тот момент, когда олень принялся разыгрывать свой спектакль.

– О нет! – тревожно воскликнула Анна. – Олаф заблудился в лесу?

– И за ним гонятся голодные волки? – добавила взволнованно Эльза.

Свен с облегчением кивнул. Сёстры прекрасно его поняли!

– Ну да! – сказал Кристоф. – Это же очевидно, – добавил он, неловко откашлявшись. Он поставил рагу и поспешил за Эльзой и Анной, которые выбежали из конюшни. Спустя секунду юноша снова заглянул в конюшню и посмотрел на Свена, который наконец-то смог отдышаться. – Давай, Свен! Сделай что-нибудь полезное. Олафу нужна наша помощь!

Свен фыркнул, следуя за Кристофом. Снаружи, в темноте, обеспокоенные друзья придумывали план, чтобы помочь найти своего потерявшегося друга.

Глава 10

Луна повисла в ночном небе, бросая тусклый свет на тёмный лес. Олаф бежал по извилистой тропинке, а за ним гнались волки. Он никогда раньше не был в лесу один, а в темноте ему было особенно страшно. По сторонам дорожки всплывали жуткие тени, и из каждого куста раздавались странные звуки. Олаф изо всех сил старался не думать об этом и сосредоточиться только на своём спасении. Он просто должен принести этот кекс Анне и Эльзе.

Волки мчались за ним по пятам, их жёлтые глаза светились в темноте. Олаф, задыхаясь, бежал изо всех сил, сжимая в руке кекс. Он прорывался сквозь колючие ветви, а разъярённые волки скалились, рычали и пускали слюни, продолжая преследовать беднягу, подбираясь всё ближе и ближе.

– Пожалуйста! – закричал он, оглядываясь. – Я знаю, что вы голодные, но мне нужна хотя бы одна традиция для моих лучших друзей. – Волки уже буквально наступали ему на пятки. – От этого зависит судьба мира!

Олаф видел, что путь впереди преграждают толстые сучковатые ветви и колючие кусты. Однако кроме этого он заметил несколько просветов в кустах и придумал план. Одним быстрым движением он швырнул кекс в один из просветов, а затем прыгнул сквозь кусты, разделившись на части.

Мгновение спустя снеговик и кекс оказались в безопасности на другой стороне бурелома. Волки злобно рычали и огрызались, пытаясь добраться до него, высовывая носы и роя землю, но были слишком крупными, чтобы протиснуться сквозь заросли. Звери скулили, когда шипы царапали их морды, пока, наконец, не сдались и не убрались восвояси.

Олаф вновь собрал себя по частям и с облегчением глубоко вздохнул. Он пережил погоню, но выглядел абсолютно потрёпанным. Один глаз у него распух до размеров небольшого снежка, а сам он с головы до ног был покрыт царапинами, грязью и листьями. Даже его нос соскользнул на затылок. Но ему было всё равно. На самом деле он чувствовал себя прекрасно! Взволнованный, он подобрал кекс и закричал:

– Да! Я сделал это! – Снеговик даже сплясал радостный танец на снегу. – Традиция спасена! – Олаф победоносно поднял в воздух кекс.

Вдруг раздался жуткий крик! С неба грациозно спикировал гигантский ястреб и выхватил кекс из рук снеговика! Улыбка Олафа погасла, когда он смотрел, как птица с воплями уносит свою добычу в толстых когтях. Вскоре ястреб исчез в ночной тьме. Снеговик не мог поверить, что единственное, что ему удалось спасти, исчезло. Он потерпел полный крах. Олаф вздохнул.

– Наверное, ястребам тоже нужны традиции, – сказал он, возвращая нос на место.

Бедный снеговичок чувствовал себя ужасно. Меньше всего ему хотелось подвести Эльзу и Анну. Опустив голову, он медленно сделал несколько шагов, а затем уселся в снег рядом с деревом, обессилев. – Может, мне лучше остаться здесь? Навсегда.

Пока печальный маленький снеговик сидел, чувствуя себя хуже, чем когда-либо, пошёл снег, который, мягко оседая, вскоре накрыл его словно белоснежное одеяло.

Глава 11

По всему королевству раздавался звон Рождественского колокола, оповещая всех о том, что что-то случилось. Анна и Эльза знали, что Олафу пригодится любая помощь. Вместе с Кристофом они стучали в двери, объясняя, что произошло, чтобы собрать поисковую группу.

Вскоре, казалось, все в королевстве собрались вместе, чтобы помочь. Вооружившись фонарями, они отправились в горы на поиски Олафа.

Когда они добрались до леса, группа разделилась, разойдясь в разные стороны.

– Олаф! Олаф! – кричали люди, обыскивая каждый уголок леса.

Эльза и Анна отправились на поиски вместе, выкрикивая имя своего друга.

– Его здесь нет, – произнёс вдруг откуда- то знакомый голос. Эльза и Анна с облегчением переглянулись и бросились к морковке, торчащей из ближайшего сугроба.

– Хм, интересно, куда же он пошёл? – поинтересовалась Анна, улыбаясь сестре.

– Возможно, он отправился на поиски традиций для Анны и Эльзы, – раздался голос Олафа.

– Он что-нибудь нашёл? – спросила Эльза.

– Да, но его сани загорелись и упали со скалы со всеми традициями. А потом снова загорелись, – печально сказал голос.

Свен подбежал и понюхал снег. Увидев морковку, он зубами вытащил Олафа из сугроба.

– А потом то, что осталось, забрал ястреб, – тихо добавил Олаф. Он посмотрел на сестёр и вздохнул. – Мне очень жаль. У вас всё ещё нет традиции.

– Олаф, это не так. У нас есть традиция. Смотри, – сказала Анна. Она опустилась на колени рядом со снеговичком, держа в руках старую деревянную шкатулку из сундука Эльзы. Затем девушка открыла её и показала ему содержимое.

Олаф заглянул внутрь и ахнул. Его глаза заблестели.

– Подождите. – Он потянулся к шкатулке. – Это...? – Его голос слегка задрожал, и он замолчал. От увиденного снеговик лишился дара речи. Внутри были десятки рисунков, картинок и фигурок – и все с его изображением!

– Анна сделала их много лет назад, когда мы впервые создали тебя, – объяснила Эльза. – Ты был тем, кто связывал нас друг с другом, когда мы были порознь.

– Каждое Рождество я делала Эльзе подарок, – гордо сказала Анна.

Они с Эльзой поделились своими воспоминаниями с Олафом и объяснили, что каждый год Анна подкладывала под дверь Эльзы свой самодельный подарок. И хотя они не могли отмечать праздники вместе, они обе с удовольствием соблюдали эту маленькую традицию.

– Все те долгие годы, – сказала Анна, – ты напоминал нам о нашем весёлом детстве. О том, как сильно мы любили друг друга.

– Это ты, Олаф, – сказала Эльза с улыбкой. – Ты – наша традиция.

– Я? – переспросил тронутый Олаф, всё ещё не веря.

– Сюрприз, – сказала Анна с тихим смешком.

Сёстры наклонились и крепко обняли маленького снеговика.

– О-о-о, – сказал Олаф. Сердце его таяло от счастья.

В этот момент все трое поняли, что быть вместе – лучшее, о чём они могли мечтать во время праздников. Они не нуждались больше ни в чём и ни в ком!

Эльза взмахнула рукой, и на шее у Олафа появилась ледяная бабочка, заменившая ему потерянный лепесток. Он улыбнулся и поблагодарил её, оценив этот элегантный штрих.

Вскоре к ним подбежали все горожане, взволнованные тем, что сёстры нашли Олафа. Бен, который всего несколько часов назад подарил Олафу леденец, шёл впереди. Огромная улыбка расплылась по его лицу, когда он увидел, что снеговик в безопасности.

– Олаф! – воскликнул он, подбегая к нему. – Мы беспокоились о тебе. – Он протянул Олафу один из своих самодельных леденцов.

Остальные дети тоже бросились к Олафу, а потом взялись за руки и стали танцевать вокруг него на снегу, радуясь, что он в безопасности.

Как раз тогда у Эльзы появилась потрясающая идея: они могли бы устроить вечеринку прямо там, в лесу! Она взмахнула руками и создала каток в окружении красивой изгороди!

Королева схватила сестру за руку, и они весело закружились по катку. Затем они вытащили Кристофа и Олафа на лёд, а вскоре и все остальные присоединились к ним, катаясь на коньках и отлично проводя время. Даже Окен появился среди празднующих, всё ещё в своём маленьком банном полотенце! Он был очень грациозен, подпрыгнул в воздух на коньках, сделал несколько оборотов и приземлился на ноги, весьма впечатлив всех вокруг.

Слуги вынесли из замка все подносы с едой и поставили их на украшенные ледяные столы, созданные Эльзой. Олаф пил горячее какао вместе с детьми. Все были так счастливы быть вместе.

Эльза не могла не добавить ещё один волшебный штрих к этому замечательному событию. Она топнула ногой, направляя свою магию в землю. Внезапно в центре ледяной площади появилась сверкающая ледяная ёлка. Она росла и росла, сверкая в свете звёзд, и выглядела совершенно потрясающе. Ещё один взмах руки волшебницы, и великолепное дерево украсили сияющие фонарики.

Анна достала из старой деревянной шкатулки маленькую соломенную фигурку Олафа и протянула её Эльзе, которая поместила ту в ледяную звезду. Затем с помощью магии она подняла Олафа наверх. Снеговик установил прекрасную ледяную звезду на самую верхушку ёлки. Эльза помогла Олафу спуститься, и он приземлился на голову Свена, удобно устроившись между его рогами.

Наконец ёлка была закончена. Все любовались ею, радуясь, что находятся в окружении своих родных и близких.

– Ну что же, – сказала Эльза, опускаясь на колени рядом с Олафом. – По-моему, у Эренделла появилась новая традиция.

– Спасибо, Олаф, – сказала Анна, присоединяясь к сестре.

Рядом с Эльзой и Анной Олаф чувствовал себя самым счастливым снеговиком на свете. Лунный свет отражался на льду, фонари на ёлке разливали вокруг мягкий свет, и все были совершенно счастливы. Это была их первая – и лучшая – зима вместе.

БУМ! С неба прямо на голову Олафу свалился украденный кекс и сбил его с ног.

– Кекс с цукатами! – счастливо воскликнул снеговичок. – Это рождественское чудо!


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики