Энциклопедия Браун держит скорость (doc)

-  Энциклопедия Браун держит скорость  [пер. Викентий Борисов] (а.с. Энциклопедия Браун-15) 1.57 Мб (скачать doc) (скачать doc+fbd)  (читать)  (читать постранично) - Дональд Соболь

Книга в формате doc! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:





Дональд Дж. Соболь

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРАУН

Книга пятнадцатая

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРАУН
ДЕРЖИТ СКОРОСТЬ



Перевод с английского
Викентия Борисова

Художник Иб Ольссон

© Copyright: Викентий Борисов. Перевод, составление,
оформление, предисловие, примечания. 2020



ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1999 году в издательстве «Махаон» вышли три книги о приключениях мальчика-детектива Лероя Брауна по прозвищу «Энциклопедия» из маленького провинциального американского городка Айдавилл (перевод Олега Георгиевича Битова; книги имеются в интернете в свободном доступе). Автор этих книг – американский писатель Дональд Дж. Соболь. За свою жизнь, помимо множества других произведений, он написал около 30 книг о приключениях Энциклопедии Брауна. То, что выпустил «Махаон», является сборниками рассказов, взятых из разных книг.
Вам предлагается пятнадцатая книга из этой серии в том виде, как она впервые вышла из печати. Все рассказы, вошедшие в этот сборник, на русский язык переводятся впервые.

В. Борисов



Оглавление

ПОКУПАТЕЛЬ СУПЕРМАРКЕТА
ОХОТНИК НА ДИНОЗАВРОВ
ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ФЕЙЕРВЕРКИ
САМАЯ УРОДЛИВАЯ СОБАКА
ПЕСНЯ ГИЛБЕРТА
КУКАРЕКАЮЩИЙ ПЕТУХ
ПУЗЫРЬ ИЗ ЖЕВАТЕЛЬНОЙ РЕЗИНКИ
МАЛЬЧИК-ЖОНГЛЁР
МАСТЕРА РОЗЫГРЫШЕЙ
МАРАФОНЕЦ

Мэри Гилберт Бранд

Дональд Дж. Соболь

Покупатель супермаркета

В каждом американском городе и в каждой американской деревне преступность была серьёзной проблемой. За исключением Айдавилла.
В этом городе силы правопорядка держали ситуацию под контролем. Любой мошенник знал – лучше и не пытаться. Если хоть что-то сделаешь, наверняка будешь пойман. Никто – ни ребёнок, ни взрослый – не избегал наказания за нарушение закона в Айдавилле.
Как Айдавиллу удалось достичь таких результатов?
Об этом знали только трое. И все молчали.
Если не считать борьбы с преступниками, Айдавилл был похож на большинство приморских городов: прекрасные пляжи, три кинотеатра и два кулинарных магазина, а также церкви, синагога и четыре банка.
Начальником полиции был мистер Браун. Люди называли его гением, но он-то лучше знал, что к чему.
Безусловно, он являлся превосходным начальником полиции, а его офицеры отличались честностью и смелостью. Но настоящим гением, стоявшим за городской войной с преступностью, был единственный сын шефа Брауна, десятилетний Энциклопедия – американский Шерлок Холмс в кроссовках.
Всякий раз, когда шеф Браун сталкивался с загадкой, которую не мог разрешить, он предпринимал надлежащие действия. Он отправлялся домой. За обеденным столом он излагал факты Энциклопедии. Ещё до десерта Энциклопедия справлялся с делом.
Шеф Браун хотел, чтобы президент объявил Энциклопедию национальным достоянием. Он не выносил необходимости сохранять успехи своего сына в секрете. Но кому он мог сказать?
Кто бы ему поверил?
Кто бы поверил, что вдохновитель удивительной полицейской работы Айдавилла всё ещё вырастает из своих штанов?
Так что шеф Браун никому не обмолвился ни словом. Равно как и миссис Браун.
И сам Энциклопедия никогда не говорил о помощи, которую оказывал отцу. Он не хотел выделяться среди других пятиклассников.
Но ничего не мог поделать со своим прозвищем. Никто, кроме родителей и учителей, не называл его настоящим именем – Лерой. Все остальные называли его «Энциклопедия».
Энциклопедия – это книга или набор книг, заполненных фактами от А до Я. Так же, как и голова Энциклопедии. Он прочитал больше книг, чем кто-либо в Айдавилле. Его приятели утверждали, что с ним веселее, чем в библиотеке. Во всяком случае, его можно захватить с собой на рыбалку.
В субботу вечером за обеденным столом шеф Браун медленно ел ростбиф. Энциклопедия и его мать ждали. Им было отлично известно, что происходит. Глава семьи при расследовании оказался в тупике.
Наконец шеф Браун положил вилку.
– Картина Игнацио Саракко была украдена в пятницу вечером из дома Уильяма Куинна.
Энциклопедия присвистнул. Игнацио Саракко был второстепенным художником пятнадцатого века. Однако нынче любая его картина стоила тысячи долларов.
– Почему бы не обсудить случившееся с Лероем, дорогой? – тихо предложила миссис Браун. – Он никогда не подводил тебя.
Шеф Браун тяжело вздохнул.
– Хорошо, но у меня нет ни единой подсказки. – Он положил вилку и рассказал Энциклопедии всё, что узнал о краже картины.
Мистер Куинн жил в маленьком домике на Санкрест-драйв. Картина Саракко висела над камином двадцать лет. В пятницу утром миссис Куинн уехала в Гленн-Сити навестить мать, оставив мистера Куинна одного. Днём он пригласил троих друзей – Эдгара Треда, Тома Хаузера и Мюррея Финкельштейна – прийти и поиграть в шашки.

Они играли три часа. В шесть вечера мистер Куинн прервал игру. Ему понадобилось пойти в супермаркет Мори на Клирвью-авеню, в пяти минутах езды. Жена попросила его купить четыре рулона бумажных полотенец, прежде чем она вернётся домой.
– Я делала покупки в этом супермаркете, – перебила миссис Браун. – Платить очень сложно, если только не пройдёшь через экспресс-кассу. Но тогда у вас должно быть не более десяти покупок.
– Я помню, как ты жаловалась на толпу, – согласился шеф Браун. – Ты перестала туда ходить, потому что очереди у пяти обычных касс были слишком длинными.
– Им бы следовало устроить ещё пару экспресс-касс, – задумчиво предложила миссис Браун.
Шеф Браун сочувственно кивнул и продолжил рассказ.
Трое друзей мистера Куинна попросили его купить им всякую мелочь, раз уж он всё равно отправляется в супермаркет. Мистер Финкельштейн – две буханки ржаного хлеба, мистер Хаузер – четыре тюбика зубной пасты «Гладбрим», а мистер Трад – коричневую метёлку для пыли.
Мистер Куинн согласился. Так как они жили в одном квартале, его это ничуть не затруднило.
– Пока он был в супермаркете, один из троих мог пробраться обратно в дом, – предположила миссис Браун.
– Возможно, – согласился шеф Браун. – Дом пустовал в течение часа. Когда он вернулся из супермаркета, задняя дверь была взломана, а картина отсутствовала.
– У его друзей есть алиби? – спросила миссис Браун.
– Каждый из них может объяснить своё времяпрепровождение, пока мистер Куинн ходил по магазину, – ответил шеф Браун. – Мистер Финкельштейн сказал, что ремонтировал грабли в гараже. Мистер Хаузер – ухаживал за цветами на заднем дворе. Мистер Трад – провёл около часа, читая в кабинете. Однако свидетелей нет ни у кого.
– Тогда один из них – вор, – заявила миссис Браун. – Они были единственными, кто знал, что мистер Куинн отправился в супермаркет!
– Не совсем, – возразил шеф Браун. – Есть и иные кандидаты. Возможно, многие заметили, как мистер Куинн уезжал из дома. И другие – кто видел его в супермаркете. – Шеф Браун откинулся на спинку стула. – Кроме того, – продолжил он, – Куинн сказал мне, что встретил двух друзей у полок с супом. Уинни Доулинга, живущего по соседству, и Клайда Деннисона, который живёт в двух кварталах отсюда. Вот и ещё подозреваемые.
– Но не забывай, дорогой, – напомнила миссис Браун. – Только мистер Трад, мистер Финкельштейн и мистер Хаузер знали, что миссис Куинн на весь день уехала в Гленн-Сити. Только они знали, что дом будет пустовать, пока мистер Куинн совершает покупки.
– И опять неверно, – не согласился шеф Браун. – Миссис Куинн посещает свою мать каждую пятницу, уезжая с утра. Она всегда возвращается примерно в один и тот же час, в десять часов вечера. Я полагаю, многие соседи знакомы с её графиком.
– Тогда вором может быть любой сосед, – безнадёжно признала миссис Браун.
– И любой, кто был в супермаркете в пятницу вечером, – добавил шеф Браун.
Миссис Браун, казалось, была готова сдаться. Она взглянула на Энциклопедию, ожидая помощи. С таким небольшим количеством сведений можно ли разгадать тайну?
Мальчик-детектив закрыл глаза. Он всегда закрывал глаза, когда глубоко задумывался.
Внезапно его глаза открылись. Он задал один вопрос. Обычно ему требовался всего один вопрос, чтобы решить самый загадочный случай.
– В каком порядке, папа, трое друзей попросили мистера Куинна сделать для них покупки в супермаркете?
Шеф Браун вытащил небольшой блокнот из нагрудного кармана. Пролистал страницы.
– Вот оно… сначала – мистер Трад, затем – мистер Финкельштейн, а затем – мистер Хаузер.
Никогда прежде миссис Браун разочаровывали вопросы Энциклопедии. Однако сейчас она была разочарована.
– Какое значение имеет порядок, Лерой? – спросила она. – Ты не можешь обвинить одного из троих только потому, что он хотел, чтобы мистер Куинн сделал для него несколько покупок. Да и я сама часто делаю покупки для друзей.
– Но никто не грабил наш дом, мама, – ответил Энциклопедия. – Ключ к краже картины – то, что мистер Куинн покупал в супермаркете.
Шеф Браун наклонился в кресле вперёд, внезапно насторожившись и заинтересовавшись.
– Лерой, – сказал он, – если бы у меня был подозреваемый... я мог бы приставить к нему круглосуточный хвост. И тогда рано или поздно он приведёт нас к картине.
– У него не было времени продать картину, – согласился Энциклопедия. – Она, вероятно, всё ещё у него в доме.
– Ради всего святого, Лерой, у кого? – воскликнула миссис Браун.
Энциклопедия закончил намазывать булочку маслом.
– Этот дом принадлежит…

КОМУ?

Охотник на динозавров

В течение года Энциклопедия занимался делами для отца за обеденным столом. А летом он решил помочь соседским детям. На летних каникулах Энциклопедия открыл детективное агентство в гараже. Каждое утро он вывешивал объявление:

Детективное агентство «Браун»
Ровер-авеню, дом 13
Президент – Лерой Браун
Для нас нет слишком мелких дел
25 центов в день плюс расходы

Первым клиентом в понедельник оказался семилетний Гарт Понси.
– Ты не видел здесь каких-нибудь динозавров? – спросил он.
– Ни одного за последние шестьдесят пять миллионов лет, – ответил Энциклопедия.
Гарт загрустил.
– Кажется, Жучила Мини надул меня, – вздохнул он.
– О нет. Только не Жучила! – простонал Энциклопедия.
Жучила Мини был главарём банды накачанных подростков. Они называли себя «тиграми». А лучше бы – «бритвами». Они вечно обо что-то царапались.
– Если вокруг нет динозавров, – сказал Гарт, – то эта лицензия на охоту на динозавров, проданную мне Жучилой, такая же фальшивая, как свиные перья.
Он передал Энциклопедии внушительно выглядевший лист с рисунком тиранозавра и множеством слов.
Энциклопедия прочитал:
«ОСОБОЕ РАЗРЕШЕНИЕ. Эта лицензия даёт право владельцу преследовать, отстреливать, убивать и уничтожать любого из следующих динозавров». Динозавры, на которых можно было охотиться на законных основаниях, перечислялись в двух столбцах.
– Жучила объяснил, что я могу охотиться на одного динозавра из колонки А и трёх из колонки Б, если рядом нет молодняка, – рассказывал Гарт. – Я должен снять шкуру с мёртвого динозавра в течение четырёх дней и представить её на одобрение Жучилы.
– Он сказал тебе, что был надзирателем на игровой площадке Айдавилла для динозавров, – предположил Энциклопедия.
– Ты хорошо знаешь Жучилу, – кивнул Гарт.
– Мне бы следовало прекратить его быстрые сделки гораздо раньше, – вздохнул Энциклопедия. Он постучал по листу. – Ты можешь получить одну из этих забавных лицензий даром, написав куда-то в Юту.
– Я обещал в понедельник заплатить за это Жучиле три доллара! – завопил Гарт. Он положил двадцать пять центов на канистру рядом с детективом. – Могу я нанять тебя, чтобы вытащить меня из этого переплёта?
– Расскажи мне, как ты угодил в него, – ответил Энциклопедия.
Три часа назад Гарт отправился плавать в Мельничный пруд. Когда он пересекал небольшой мост над прудом, то споткнулся и рухнул на Жучилу.
– Полотенце Жучилы упало в воду, и он ужасно разозлился, – объяснил Гарт. – Поэтому я одолжил ему своё полотенце на весь день.
– Хорошее мышление, – одобрил Энциклопедия.
– Жучила сказал, что я поступил так благородно, что он окажет мне большую услугу, – продолжал Гарт. – Он продаст мне лицензию на охоту на динозавров, и я смогу заплатить ему в понедельник. Я схватил лицензию и смылся, пока он не передумал и не уложил меня рядом с полотенцем.
– Я берусь за дело, – ответил Энциклопедия. – И думаю, что смогу уговорить Жучилу забыть о трёх долларах. Лицензия – подделка.

– Тогда верни и моё полотенце, – попросил Гарт. – Я вытащил его из сушилки, когда мама разгружала машину утром. Если скажу маме, что потерял его, мне влетит.
Клуб «тигров» был заброшенным сараем позади кузовной мастерской мистера Суини. Когда Энциклопедия подошёл с Гартом к клубу, он увидел полотенце, свисавшее с ветки возле входной двери.
– Оно похоже на моё полотенце, – сказал Гарт. – Что, если Жучила не вернёт его?
– Мы должны доказать, что это твоё, – ответил Энциклопедия.
– Как? Это просто белое полотенце, – застонал Гарт.
Услышав их голоса, Жучила появился в дверях.
– Лучше носи шляпу, – прорычал он Энциклопедии, – потому что всем известно: странный вырост на твоей шее – это голова.
Детектив привык к тёплым и дружеским приветствиям Жучилы.
– Мы пришли, чтобы вернуть тебе бесполезную лицензию для охоты на динозавров, а Гарту – полотенце, – заявил он.
– Заткнись, – огрызнулся Жучила. – Этот карапуз должен мне три доллара. Лицензия не гарантирует крупную дичь, только право на охоту. И полотенце остаётся у меня.
Гарт нервно прикусил ноготь.
– У меня есть лекарство для кусающих ногти, – глумливо ухмыльнулся Жучила. Он поднял кулак. – Я выбиваю им зубы.
– Пора уходить, – прошептал Гарт. – Я бы хотел избежать ненужной операции.
– Нет, пока Жучила не согласится забрать лицензию и вернуть полотенце, – настаивал Энциклопедия.
– Это моё полотенце, – объявил Жучила. – Оно упало в Мельничный пруд сегодня утром, и я вывесил его, чтобы высохло. Я им даже не воспользовался.
– Гарт случайно столкнул твоё полотенце в пруд, – отрезал Энциклопедия. – Многие, должно быть, видели это.
Губы Жучилы изогнулись в самоуверенной усмешке.
Гарт еле выдавил:
– Рядом никого не было, кроме двух его «тигров»... Подожди! На маминой сушилке оставалось немного мыла. Возможно, оно осталось и на полотенце!
Энциклопедия пощупал мягкое, пушистое белое полотенце, разыскивая мыльные хлопья. И ничего не нашёл.
Улыбка Жучилы расширилась.
– Продолжай, мистер Мозг, докажи, что это не моё полотенце. Тогда я заберу лицензию, а он – полотенце. Но если не сможешь доказать, я раздеру вас на куски!
– Кончай изображать крутого парня, Жучила, – посоветовал Энциклопедия. – Я могу доказать, что ты лжёшь.

КАК?

Использованные фейерверки

Жучила Мини был одержим одним великим желанием. Расправиться с Энциклопедией.
Кому понравится, что его всё время оставляют в дураках? Он страстно желал заставить мальчика-детектива смотреть на всё наоборот, сбив его голову к пяткам.
Но так и не рискнул. Всякий раз, когда Жучила чувствовал это желание, он вспоминал Салли Кимболл.
Салли была самой красивой девочкой в ​​пятом классе и лучшей спортсменкой. Более того, она доказала, что может приручить самого крутого «тигра»!
По завершении последней драки с Салли на шкуре Жучилы остались вмятины. Салли оставила его лежать на спине, ошеломлённого и стонущего: «Я подожду…»
С тех пор, как Салли присоединилась к детективному агентству «Браун» в качестве младшего партнёра, Жучила и пальцем не тронул Энциклопедию. Но неустанно продолжал планировать месть – им обоим.
– Тебе лучше следить за Жучилой, – как-то в очередной раз предупредил Энциклопедия Салли. – Он ненавидит тебя так же сильно, как и меня.
Салли согласилась.
– Даже если бы Жучилу признали героем дня, нам всё равно пришлось бы наблюдать за ним ежеминутно.
– Кстати о времени: мы должны быть у старого загона для скота через тридцать минут, – вспомнил Энциклопедия.
Они шли к назначенному месту, и Энциклопедия рассказывал о таинственном телефонном звонке, который прозвучал вчера вечером.
– Звонивший попросил встретиться с ним у загона в десять утра – у третьего телефонного столба с левой стороны дороги, – сообщил Энциклопедия. – Он намекнул, что дело важно, и он заплатит.
– Разве он не сказал, в чём дело? – спросила Салли.
– Он обещал, что всё расскажет, когда мы туда доберёмся.
– Странно... Ты узнал его голос?
– Нет, – ответил Энциклопедия. – Звучало так, как будто он говорит изменённым голосом. Так что надо быть осторожным.
Старый загон для скота представлял пятьсот акров

1 акр – примерно 4047 кв. м. неиспользованной земли. Там не было ничего, кроме ряда телефонных столбов, деревьев, подлеска, змей и птиц.
Энциклопедия и Салли сошли с асфальтированной дороги. И двинулись по грязной грунтовке, извивавшейся туда-сюда и вдалеке терявшейся в пустыне. Пройдя несколько сотен ярдов
1 ярд – примерно 0,91 м., они оказались под телефонными проводами.
Детективы прислонили велосипеды к стволу пальмы. Третий телефонный столб стоял на небольшой поляне слева от них.
– Здесь никого нет, – с тревогой сказала Салли.
– Не совсем, – отметил Энциклопедия. Он указал на телефонные провода. Около дюжины маленьких серых птиц сидели прямо над детективами.
Салли наклонилась и подняла что-то с земли.
– Использованный фейерверк, – удивилась она. Затем огляделась вокруг: – Поляна покрыта ими.
– Похоже, их несколько сотен, – заметил Энциклопедия.
– Лучше уходим, – предложила Салли. – Прямо сейчас.
– Слишком поздно, – ответил Энциклопедия.
По грунтовой дороге ехала полицейская машина. Она остановилась рядом с велосипедами. Через минуту из машины вылез и подошёл к детективам офицер Фридман.

За Энциклопедией прошелестел куст. На поляну выпрыгнул Жучила Мини.
– Вы слышали это? – спросил он офицера Фридмана. – Вы слышали это?
Офицер Фридман бросил на Жучилу вопросительный взгляд.
– Они взрывали фейерверки, когда вы подъехали! – воскликнул Жучила. – Вы, должно быть, сообщали о своём местонахождении по радио.
– Верно,– признался офицер Фридман. – Так что я мог и пропустить взрыв фейерверка.
– О чём идёт речь? – не понял Энциклопедия.
– Ооо, вы только послушайте его! – взвыл Жучила. – Мистер Паинька, наконец, пойман с поличным! И не сможет вывернуться. Он и мисс Мускулы всё лето поджигали здесь петарды.
– Сегодня утром позвонили в участок, – сообщил офицер Фридман. – Жаловались на то, что мальчик и девочка взрывали у загона петарды и планировали повторить это в десять часов утра.
Жучила выпрямился, как скаут-орёл
Скаут-орёл – бойскаут первой ступени, набравший по всем видам зачётов не менее 21 очка и получивший по результатам высшую степень отличия – значок «Скаута-орла».
– Фейерверки опасны и противоречат закону, – провозгласил он.
Салли обернулась к нему.
– А ты-то что здесь делаешь?
– Я позвонил в полицию, – хвастался Жучила. – Мы, «тигры», соблюдаем закон. От одного фейерверка могло заняться всё поле. Пятьсот акров природной красоты – в дым, пффф! И всё из-за пары нахальных типов, пренебрегающих законом.
– Это ложь, ты, куча мусора! – огрызнулась Салли.
– Я тебе вот что скажу, – прорычал Жучила. – Если бы внешность была преступлением, ты родилась бы в тюрьме.
– Не умничай, – зарычала Салли в ответ. – Мозги лопнут.
– Тише, вы, оба, – рявкнул офицер Фридман. И посмотрел на кучу сожжённых петард. – Я должен сообщить об этом.
Энциклопедия запротестовал. Он рассказал офицеру Фридману о телефонном звонке, вызвавшем их на поляну. Полицейский записывал в блокнот.
– Мы ни при чём, – настаивала Салли. – Жучила пытается втравить нас в неприятности.
– Боже, как она болтает. Жалко слушать, – скривился Жучила. – Только представьте себе завтрашние заголовки в газетах: «ПОЗОР АЙДАВИЛЛА. СЫН НАЧАЛЬНИКА ПОЛИЦИИ И ЕГО НАПАРНИЦА ПОЙМАНЫ НА МЕСТЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ!»
Щёки Салли покраснели от беспомощной ярости. Она посмотрела на птиц, сидевших на телефонных проводах.
– Они видели всё. Если бы только птицы могли говорить!
– Им не нужно говорить ни слова, – ответил Энциклопедия. – Как обычно, Жучила болтал слишком много.

В ЧЁМ ОШИБСЯ ЖУЧИЛА?

Самая уродливая собака

Энциклопедия и Салли появились у средней школы незадолго до начала первой ежегодной Детской Собачьей Выставки Айдавилла.
Дети и всевозможные собаки собрались на одном конце футбольного поля. Салли нагнулась, чтобы погладить кокер-спаниеля в тёмных очках и соломенной шляпе.
– Застынь! – крикнул Скотт Кёртис, щёлкая камерой.
Скотт жил по соседству и был буквально одержим фотографией. Он вполне мог сделать снимок ныряющей лягушки похожим на центральный разворот глянцевого журнала.
– Шикарная картинка, – бросил он Салли. – Я официальный фотограф шоу, знаешь ли.
– Как здорово, Скотт! – воскликнула Салли.
– Спасибо, – ответил Скотт. – Это великий день и для меня, и для всех любителей животных.
– Да уж вижу, – прокомментировал Энциклопедия. – Но почему здесь столько дворняжек?
– Новые веяния, – объяснил Скотт. – Участвовать может любая собака. Это шоу не для снобов.
– Почему костюмы? – спросила Салли.
– Есть номинации на самую одетую собаку, – ответил Скотт. – Есть и другие – на самую смешную собаку, самую старую на вид собаку и самую уродливую собаку. А главное событие шоу – конкурс на наихудшую собаку.
Скотт указал на Джима Мака и его собаку, Твитчи.
– Твитчи – фаворит среди самых уродливых собак, – сказал он.
Энциклопедия понял, почему. Твитчи выглядел как потомок сенбернара и французской крысы.
– Думаю, каждый ребёнок гордится своим питомцем, – тихо заметила Салли.
– Любое животное прекрасно, – заявил Скотт. – Просто внешность у некоторых не такая уж красивая.
Он повернулся, чтобы сфотографировать проходящую колли в фартуке, бусах и парике. Затем помахал детективам и поспешил к другим.
Энциклопедия и Салли бродили среди собак. Большинство из них выглядели так, как будто их приютили из сочувствия.
В полдень началось судейство. В каждой номинации был чемпион и десять призёров. Почти каждый получил приз.
Твитчи не выиграл ничего. Когда объявили конкурс на самую уродливую собаку, он так крепко спал, что его не смогли разбудить. И поскольку он не дошёл до судейского ринга, то был дисквалифицирован.
Несмотря на суматоху по поводу Твитчи, шоу продолжалось.
Пса Кейт Фелтон, Что-то Такое, признали самой уродливой собакой, а затем и худшей на выставке, но только после того, как Кейт убедила судей, что перед ними – действительно собака, а не пылесос.
После присуждения призов Скотт Кёртис собрал чемпионов и призёров для групповой фотографии. Он попросил Кейт Фелтон, победительницу, позировать в центре первого ряда. Она отказалась.
По её словам, она натолкнулась на свежевыкрашенную стену спортзала. Передняя часть её юбки была испачкана сухой белой краской.
– Я выгляжу ужасно, – стонала Кейт.
Спорить было бесполезно. Салли предложила обменяться юбками для фотографии.
– О, нет! Я не могу фотографироваться в твоей фиолетовой юбке в горошек и моей оранжевой блузке, – с огорчением отказалась Кейт. – Эти цвета не сочетаются.
Собравшиеся потеряли терпение.
– Ты можешь побыстрее переодеться, Кейт? – закричал Билл Сейпл.

– Да кто вообще обратит внимание на эти цвета? – завопил Тед Корбин.
– Их и на снимке-то видно не будет, – несколько раз повторил Эрл Хейнс.
– Перестань вести себя как избалованный младенец, – выругалась Дебби Уортхаймер.
– Ладно, отстаньте, – фыркнула Кейт и неохотно присоединилась к группе.
В тот вечер Салли ужинала в доме у Энциклопедии. Она всё ещё ворчала по поводу поведения Кейт Фелтон, когда зазвонил телефон. Это был Джим Мак, владелец Твитчи.
– Мой папа отнёс бедняжку к ветеринару, – рассказал он Энциклопедии. – Твитчи подсыпали снотворное!
Через полчаса в дверь позвонил Скотт Кёртис.
– Кто-то заменил плёнку в моём аппарате, – пожаловался он. – На той, которую я только что проявил, всего четыре снимка победителей. И она чёрно-белая, а все знают, что я снимал на цветную.
Он объяснил, что оставил камеру в кабинете хранителя на полчаса, пока выставлял свою собаку Брауни в номинации уродливых собак. В то же самое время мистер Эверет, хранитель, вышел на улицу, оставив офис пустым примерно на десять минут.
– Если кому-то нужна была твоя плёнка, почему бы просто не украсть камеру? – удивилась Салли.
– Вероятно, он не рискнул – вдруг его заметят с моим аппаратом, – ответил Скотт. – Но почему он не просто украл плёнку, а заменил её на другую?
– Потому что, – задумчиво подхватил Энциклопедия, – он не хотел, чтобы ты обнаружил пропажу, пока длилось шоу.
– Одно можно сказать наверняка, – заявила Салли. – Виновным должен быть тот, кто пришёл на шоу с собственным фотоаппаратом.
– Это не поможет, – возразил Скотт. – Почти у каждого был фотоаппарат. И я по-прежнему не пойму, зачем кому-то понадобилась моя плёнка.
– Возможно, ты сфотографировал то, что не должны были заметить, – предположил Энциклопедия.
Скотт покачал головой.
– Я фотографировал только собак и людей.
– Знаю. Кейт Фелтон, – внезапно осенило Салли. – Помните всю эту суету из-за краски на её одежде? Энциклопедия, ты немедленно должен расспросить её!
– Нет необходимости, – ответил мальчик-детектив. – Я уже знаю, кто одурманил Твитчи и украл плёнку Скотта.

КТО ЖЕ?

Песня Гилберта

В среду Энциклопедия и Салли в час дня закрыли детективное агентство и направились на день рождения Мэгги Де Лонг.
На углу Бликер-стрит к ним присоединился Гилберт Каппс, не сказав ни слова.
Гильберт был чемпионом штата по холлерам
Холлер (от оклика «Holloa!») – архаический афроамериканский жанр трудовой песни-переклички. среди детей. Обычно при встрече он тут же начинал болтать о своём хобби. Что холлер – умирающее искусство. Как холлер вытесняется кричалками, визжалками и вопилками. Но не сегодня.
Он зашагал рядом с детективами, дружески махнув им рукой. И не пропел ни единого куплета из «Драгоценных воспоминаний», жемчужины своей коллекции.
– Ты необычайно тих, Гилберт, – прокомментировала Салли после того, как они молча прошли квартал.
– Не могу брать верхние ноты, – прохрипел Гилберт не хуже неисправной газонокосилки. – Я переусердствовал вчера.
– Присоединился к маршу протеста? – поинтересовался Энциклопедия.
– Нет, я пытался перекричать двух гончих собак, крышку мусорного ведра и стиральную доску, – ответил Гилберт.
Три дня назад он проходил мимо дома Мэгги Де Лонг и услышал мужские и женские крики.
– Я думал, что кого-то убивают, – скрипел Гильберт. – Оказалось, это был всего лишь телевизор. А затем диктор сообщил: «Вы только что услышали лучшую песню месяца – «Попляши в шлёпанцах матушки Хаббард
Старая матушка Хаббард – персонаж английского детского стишка.».
– Держу пари, ты был рад узнать, что крик – это песня, а не убийство, – усмехнулась Салли. – Должно быть, тебе сразу стало легче.
– Не просто легче, – поправил Гилберт. – Именно тогда я решил заработать большие деньги. Раз это – такая популярная песня, то я могу написать гораздо лучшую и продать её звукозаписывающей компании.
Он рассказал, что вчера Мэгги Де Лонг одолжила ему свой магнитофон. Его водрузили на стол на её заднем дворе. Гилберт притащил туда же двух соседских собак, металлическую крышку мусорного ведра, стиральную доску и две палки.
– Я бил по крышке, скрёб по стиральной доске и кричал во всю силу моих лёгких, – хвастался Гилберт. – Вскоре собаки начали завывать. Чем больше я бил, скрежетал и кричал, тем громче они лаяли и завывали. Когда запись была закончена, я очень гордился собой.
– Святой тромбон! – воскликнул Энциклопедия. – У тебя могла выйти самая лучшая мелодия года. Как ты назвал её?
– «Я плакал, когда ты упал в колодец», – расплылся в улыбке Гилберт. – Вы услышите запись сегодня. Мэгги обещала сыграть её на вечеринке по случаю дня рождения.
В доме Мэгги дети оставили свои подарки на столе в зале. Затем присоединились к другим гостям в гостиной.
После часа игр наступил великий момент Гилберта. Мэгги хлопнула в ладоши, призывая к молчанию.
– У меня есть сюрприз, – объявила она. – Гилберт записал оригинальную песню. Я хочу сыграть её для вас. Это просто супер!
Дети расселись по стульям, ожидая сами не зная чего. Мэгги ушла в дальний конец дома. Её не было несколько минут.
А когда она появилась снова, то выглядела ужасно расстроенной. Одинокая слеза, бежавшая из внешнего угла глаза, блестела на щеке. Она вытерла её розовым платком и высморкалась.

– Г-Гилберт! – с трудом выдавила она. – Лента пропала!
Дети были в шоке. Салли первой нарушила молчание:
– Ты, вероятно, просто переложила её куда-то.
Мэгги покачала головой.
– Нет, я уверена, что оставила её на своём столе.
– Мы организуем поиск, – заявила Салли.
Пока другие осматривали гостиную, Энциклопедия, Салли и Гилберт отправились с Мэгги в её спальню.
– Я положила сюда магнитофон и ленту, – объяснила Мэгги, постукивая по столу. – Они оставались здесь, когда появился первый гость.
Салли отогнала прочь серую кошку Мэгги, Божью коровку, и подняла пустой магнитофон.
– Если вор забрал только кассету, то, должно быть, полагал, что песня Гилберта была очень ценной. Кто ещё знал о песне?
– Я никому и не обмолвилась, – ответила Мэгги.
– Единственные, кто в курсе – мои предки, ты и Энциклопедия, – сообщил Гилберт.
– Соседи могли слышать, как мы делаем запись, – предположила Мэгги. – Кое-кто из соседских детей сейчас гостит у меня.
– Ты не можешь обвинять их, – возразил Гильберт. – Наверное, все в округе слышали меня и этих псов.
– Но Шарлотта Бевинс и Митч Уоллер живут достаточно близко, чтобы увидеть, чем именно ты занимался, – заметила Салли.
Лицо Гилберта прояснилось.
– Мы могли бы обыскать Шарлотту и Митча, – предложил он. – У них не было возможности где-либо спрятать ленту.
– Ошибаешься, – мрачно бросила Мэгги. – Все вышли на улицу, когда началась «охота на мусор»
«Охота на мусор» – американская игра с очень простыми правилами: игрокам выдаётся список предметов, которые они должны обнаружить в оговорённом пространстве за определённое время. Выигрывает тот, кто быстрее всех найдёт предметы по списку..
Салли нахмурилась.
– Незадолго до того, как я вышла на улицу, Митч прошёл мимо меня. Он сказал, что идёт на кухню, чтобы посмотреть, не нужна ли твоей маме помощь.
– Митч глухой, – отмахнулась Мэгги. – Он не отличит мелодию от звонка будильника.
– Постой, – прервал Гилберт.– Шарлотта извинилась перед самым началом «охоты». Она сказала, что ей нужно причесаться.
– Шарлотта каждую секунду причёсывается, – фыркнула Мэгги. – Честно говоря, я сомневаюсь, что Шарлотта или Митч – воры. С таким же успехом ты можешь обвинить мою кошку.
– И не осталось никого, – проворчала Салли – Она нетерпеливо повернулась к Энциклопедии. – У тебя нет идеи, кто мог украсть ленту?
– Конечно же, есть,– ответил детектив.

И КТО ЭТО СДЕЛАЛ?

Кукарекающий петух

Когда в четверг вечером Энциклопедия подстригал кусты перед домом, мимо промчалась на велосипеде Лиза Перивинкль.
– Что за спешка, Лиза? – окликнул её детектив.
– Я на пути к счастью! – крикнула Лиза. Она остановилась и с интересом посмотрела на Энциклопедию. – Ты тоже идёшь?
– Куда?
– На городскую свалку, – ответила Лиза. – Уилфорд Уиггинс собирает там всех в семь тридцать. Хочет предложить детям какую-то сверхвыгодную сделку.
– Ленивый мошенник, – пробормотал Энциклопедия.
Уилфорд Уиггинс, исключённый из школы, начинал свой день с того, что ложился спать. А в промежутках между сном обдумывал способы, как побыстрее избавить соседских детей от их сбережений.
– Уилфорд не упоминал при мне о встрече, – заметил Энциклопедия.
– Он слышать о тебе не может, – ответила Лиза. – Ты вечно нарушаешь его крупные сделки по обогащению. Честно говоря, иногда я сама ему не доверяю.
– Никогда нельзя доверять Уилфорду, – отрезал Энциклопедия. – Он и правда – понятия несовместимые.
На лице Лизы появилась неуверенность.
– Он обещал добыть для нас столько денег, что мы будем купаться в них, – протянула она.
– Уилфорд способен прокатить кого угодно, – хмыкнул Энциклопедия. – Он должен наполнить свой матрас мячами для гольфа, чтобы выкатиться из кровати.
– Тогда приходи на свалку, – попросила Лиза. – Ты можешь помешать мне и другим потерять деньги.
– Полагаю, мне лучше поторопиться, – кивнул Энциклопедия. – Я возьму велосипед. Нельзя терять времени.
Ровно в семь тридцать они приехали на городскую свалку. Из-за горизонта прорывались отблески заката.
Уилфорд стоял лицом к толпе детей. Рядом с ним находился молодой человек лет восемнадцати, одетый в пальто со странной выпуклостью.
Уилфорд вздёрнул вверх одну руку, а затем другую, будто пытаясь продемонстрировать свою честность.
– Итак, друзья, – начал он, – подойдите ближе. Я не хочу, чтобы вы пропустили объявление о том, как сможете, – загадочно усмехнулся он, – грести деньги лопатой.
Взволнованно бормочущие дети медленно сгрудились вокруг. Жучила Мини и двое его «тигров», расталкивая всех локтями, протиснулись вперёд.
Уилфорд объявил:
– Позвольте представить моего партнёра, Билла Кэнфилда.
Молодой человек рядом с Уилфордом поклонился. Он вытащил из-под пальто петуха и посадил его на землю. Затем вытащил крошечную коробочку из кармана. На коробке виднелись две ручки.
– Как вы думаете, – закричал Уилфорд, – что делает эта крошечная коробка? Я скажу вам, друзья мои. Она управляет петухами. Это секретный луч Билла!
– Я заставлю петуха кукарекать, отправив лучи в его мозг, – объявил Билл. Он повернул ручки на крошечной коробке.
Петух вытянул шею и закричал. И почти тут же – ещё и ещё раз, не прошло и минуты.
Билл повернул ручки назад и спрятал петуха в пальто.
– Я мог бы заставить петуха кричать до сотни раз в час, – провозгласил он. – Но не хочу изматывать бедную птицу такой демонстрацией.
Уилфорд приплясывал от радости.

– Вы видели, как Билл сделал это! Вы видели, как его коробка посылала секретные лучи, которые заставили петуха прокричать три раза подряд!
– Ну ты и дурак! – съехидничал Жучила. – Это дрессированный петух.
– Нельзя выдрессировать петуха, друг, – заявил Уилфорд. – Это лучи заставили его кукарекать.
– Ну и что? – заорал Жучила. – Что Билл собирается изобрести дальше? Электрическую ложку?
– Жучила прав, – прошептала Лиза Энциклопедии. – Что толку от луча, который заставляет петуха кричать?
– Я уверен, что Уилфорд припрятал в рукаве что-то ещё, – ответил Энциклопедия.
Глаза Уилфорда блестели. Он позволил своей аудитории усомниться. И теперь был готов превратить сомнение в веру.
– Билл разрабатывает луч для контроля кур, – заявил он. – Куры умнее петухов. Поэтому лучу потребуется больше времени, чтобы воздействовать на кур.
– Куры не кукарекают! – крикнула Лиза. – Они кудахчут.
– Как ты права! – возвестил Уилфорд. – Куры кудахчут... и несут яйца. Билл совершенствует луч, чтобы курицы неслись по команде!
Дети внезапно замерли.
– Я на грани успеха, – заявил Билл. – Но у меня закончились деньги, чтобы завершить исследование. Так что мой приятель Уилфорд созвал это собрание, чтобы дать всем своим молодым друзьям шанс купить долю моего куриного луча. С вашей помощью я завершу проект, и вы пожнёте плоды.
– Обычная курица откладывает около трёхсот яиц в год, – объяснил Уилфорд. – Используя луч, человек может заставить курицу нестись в два, три или даже в десять раз чаще!
Дети поняли, что это будет значить. Фермеры по всей Америке – по всему миру – купят луч. Голод останется в прошлом. И каждый разбогатеет.
– Не пропустите, – взывал Уилфорд. – Действуйте прямо сейчас. Купите долю в изобретении Билла всего за пять долларов. Через год вы будете благодарить меня каждый раз, когда вздыхаете!
– У меня с собой десять долларов, – прошептала Лиза Энциклопедии. – Стоит купить две акции?
– Тогда ты купишь две доли от ничего, – ответил детектив.

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СЧИТАЕТ,
ЧТО УИЛФОРД ОПЯТЬ ВСЁ ВЫДУМАЛ?

Пузырь из жевательной резинки

Энциклопедия и Салли, прогуливаясь по Южному парку, наткнулись на Кифу Кифера.
Энциклопедии нравился Кифа, хотя характер маленького четвероклассника был похож на порох. Когда он взрывался, то готов был сражаться с кем угодно. И вечно выходил из себя.
Но на сей раз Кифа лежал в тени баньянового дерева. И, казалось, делал себе искусственное дыхание «рот в рот».
Его щёки вздувались и опадали, губы вытягивались и втягивались, а сам он пыхтел и фыркал, словно раненый бегемот.
– О Господи, – встревожилась Салли. – Похоже, его снова побили. – Она поспешила к Кифе и спросила: – Кто это сделал?
– Никто, – спокойно ответил Кифа, издав заключительное пыхтение. – Просто разогреваю непослушные губы.
– Зачем? – поинтересовался Энциклопедия. – Чтобы пройти три раунда с воздушным шлангом?
– Э-э-э, – замялся Кифа. – В полдень у меня соревнование по выдуванию пузырей из жвачки с Малкольмом Несбитом. – Он взглянул на свои наручные часы и вскочил на ноги. – Мне лучше поторопиться.
Соревнование по выдуванию пузырей из жвачки не каждый день случалось в Айдавилле, и поэтому детективы пошли вместе. Кифа, уверенно выступавший впереди, объяснял, в чём дело.
Всё началось год назад на бейсбольном матче. Кифа и Малкольм были в дальней части поля. Они загнали мяч в кусты и обнаружили там прекрасный десятискоростной велосипед.
Когда мальчики не смогли найти хозяина, они отвезли велосипед в полицейский участок. Офицер Карлсон сказал им, что, если никто не востребует велосипед в течение года, он принадлежит им.
Год закончился вчера, а за велосипедом так никто и не пришёл.
– Наверно, я слишком много хвастался тем, что мастерски выдуваю пузыри из жвачки, – признался Кифа. – Малкольм сказал, что может выбрать кого угодно – даже абсолютного незнакомца – и выставить его против меня. Это свело меня с ума. И я рискнул вызвать его на соревнование.
– Если ты победишь незнакомца, велик твой? – спросила Салли.
– Да, – ответил Кифа. – А если проиграю – Малкольма. Но я выиграю. Я создан для жевательной резинки. У меня лёгкие льва, язык кобры и…–
– Характер осла, – закончила Салли. – Скажи спасибо, что Энциклопедия здесь. Он не даст тебя обмануть. Малкольм хитёр. Он вначале съедает свой торт, а затем – и твой.
Малкольм ждал в западном конце парка. Он поприветствовал Кифу и холодно улыбнулся детективам.
– Теперь я выберу тебе соперника из числа совершенно незнакомых людей, – сказал он Кифе.
Он прошёл сто футов к кирпичной дорожке и поговорил с несколькими прохожими. Энциклопедия не слышал самой беседы. Прохожие смеялись, качали головами и шли дальше.
Через несколько минут Малкольм вернулся с блондинкой лет пятнадцати.
– Познакомьтесь с нашим добровольцем, Терезой Бирнс, – объявил он.
– Да ну, чушь, – отмахнулась Тереза. – Я уже несколько лет не выдувала пузыри из жвачки.
Она осторожно положила коричневый бумажный пакет на землю.
– Мой ланч, – небрежно бросила она.

Малкольм вручил Кифе и Терезе по три кусочка жвачки каждому. Пока он излагал правила, Энциклопедия и Салли приблизились к коричневому бумажному пакету.
– Что внутри? – прошептала Салли.
Энциклопедия заглянул внутрь.
– Маленькая банка арахисового масла с завинчивающейся крышкой, – ответил он, – и пакет бумажных салфеток.
Соревнование состояло из трёх этапов.
– Кто бы ни выиграл два – победитель, – заявил Малкольм. Он дал Салли рулетку и величественно назначил её судьёй.
Первым испытанием было выдуть пузырь, кувыркаясь. Кифа начал и выдул шар размером в четыре дюйма
1 дюйм – примерно 2,54 см..
Тереза ​​зааплодировала и отказалась.
– Нет, спасибо, – запротестовала она со смехом. – Я сломаю себе шею.
После всего лишь одного пузыря Кифа оказался на полпути к велосипеду!
Второе задание – выдуть два или более пузырей одновременно. Кифа потерпел неудачу с первой попытки. Тереза ​​– тоже.
При второй попытке Кифа выдул два маленьких пузырька. Внезапно Тереза ​​сосредоточилась. Она тщательно, медленно пожевала – и выпустила три пузыря.
– Вот это да! – завопила она. – Какая удача! Какая удача!
И верно – победа по числу.
Началось третье и решающее испытание.
Кифа немного потерял уверенность в себе. Он не смотрел на Терезу, глубоко вздохнув и собравшись.
Тонкий розовый кончик появился между его губами и постепенно превратился в пузырь. Он рос и рос, пока не скрыл лицо Кифы. Аккуратно, словно это был клубок драгоценных кружев, он вытащил изо рта шар и поднёс его к Салли, чтобы измерить. Двенадцать дюймов!
– Сам не знаю, как я это сделал, – выдохнул он. – Я никогда не выдувал такого большого, да ещё при встречном ветре.
Тереза, казалось, обречена на поражение. Но совершенно не выглядела обеспокоенной. Она медленно жевала жвачку, прижимая её к передним зубам.
И ничуть не торопилась.
Наконец появился пузырь, который рос быстрее, чем у Кифы и, казалось, готов взорваться в любую секунду. И внезапно огромный розовый шедевр оказался в руке Терезы.
Салли измерила его. Двенадцать с половиной дюймов!
Малкольм торжествующе улыбнулся Кифе.
– Случайный незнакомец победил тебя! – крикнул он. – Велосипед мой.
– Не твой, – возразил Энциклопедия. – Ты смухлевал.

КАК?

Мальчик-жонглёр

Уже несколько недель все знакомые и друзья Энциклопедии нетерпеливо ожидали начала выдающегося события. Агенты по поиску талантов для новой телевизионной программы «Молодая Америка» приезжали в Айдавилл для проведения отборочных испытаний!
Один из ближайших друзей Энциклопедии, Клыкастый Ливрайт, постоянно тренировался, но держал свой номер в секрете. Он отказывался говорить о нём. Всё, что от него удавалось добиться – «челюсти и жонглирование».
В великий день Энциклопедия с Салли отправились в городской концертный зал, чтобы посмотреть на Клыкастого. Когда они вошли в вестибюль, на Салли едва не наткнулась высокая женщина в жёлтом платье и с жёлтым чемоданчиком. Не вымолвив ни слова, она поспешила прочь.
Детективы осмотрелись в поисках Клыкастого. Они нашли его склонившимся над фонтаном.
– Спасибо, что пришли, – сказал он. – Поддержка мне совсем не помешает.
– Мы будем хлопать, как семья тюленей, – обещал Энциклопедия.
Салли посмотрела на других участников.
– А ты не слишком молод? – спросила она Клыкастого. – Все остальные –подростки.
– Я не ожидаю, что выиграю сегодня, – ответил Клыкастый, как само собой разумеющееся. – Я хочу бесплатно пройти в колледж.
– Пройди мимо нас ещё раз, – предложил Энциклопедия.
– Если сегодня я останусь доволен своим жонглированием, – продолжал Клыкастый, – то буду тренироваться ещё семь лет, чтобы получить стипендию.
– Колледжи не дают стипендии для жонглирования, – возразила Салли.
– Ребята, вы просто не в курсе,– сказал Клыкастый. – В наши дни колледжи раздают стипендии на всё. – Он понизил голос. – Подождите, – вы увидите мой секретный номер. Я жонглирую тремя яблоками и кусаю их в воздухе. Под конец я жонглирую тремя огрызками.
– Ух ты! – закричал Энциклопедия. – Вот это координация!
– Сложнее всего работать с объектами неравного веса, – объяснил Клыкастый. – Приходится использовать различную силу. Но наличие пары таких передних зубов, как у меня, является преимуществом.
– Переключись на яблоки в глазури, и выиграешь стипендию в Гарвард или Йель, – предложила Салли.
– Я хочу поехать в Оберлин, – заявил Клыкастый.
На сцену вышел человек в белой спортивной куртке и объявил о начале испытаний.
– Вначале акробаты, – вздохнул Клык. – За ними – танцоры и жонглёры. Есть время размяться.
Он извинился и ушёл в гардероб. Но вернулся обратно, когда первая пара акробатов ещё не успела завершить свой номер, бледный и потрясённый.
– М-мои яблоки исчезли, – недоумевающе запинался он. – Я искал везде. Кто-то украл их!
Детективы набросились на него в поисках дополнительной информации. Всё, что он мог им сказать – он принёс яблоки в зрительный зал в маленьком грязно-жёлтом чемоданчике, который утром нашёл на чердаке. Двадцать минут назад он положил этот чемодан на полку в гардеробе.
– Женщина с жёлтым чемоданом спешила из зала, когда мы туда входили, – напомнила Салли.
– У чемодана была молния? – спросил Клыкастый.
Салли немного подумала.
– Нет, застёжки.
– Тогда это не мой, – сказал Клыкастый.

– А ты не можешь раздобыть другие яблоки? – поинтересовался Энциклопедия.
– Нет времени,– ответил Клыкастый. Выражение его лица ожесточилось. – Кроме того, я бы предпочёл найти мерзкого воришку. И когда это случится… – Его губы искривились, обнажив мощные передние зубы.
– Закрой рот, – предупредил Энциклопедия. – Сколько ещё жонглёров в конкурсе?
– Два, – ответил Клыкастый. – Арчи Лонгмайр и Клэр Фосс.
– Арчи и Клэр боятся, что Клыкастый опередит их, – заявила Салли. – Они могут получить больше очков, если он не выступит. Давай допросим их.
Энциклопедия отнюдь не разделял стремления Салли вмешаться. Арчи Лонгмайр был вспыльчивым, но дружелюбным десятиклассником; он жонглировал тарелками. Клэр Фосс исполнилось всего тринадцать лет, но она была крепкой и такой же тёплой и дружелюбной, как айсберг, целующий океанский лайнер. Она жонглировала шарами для боулинга.
Клыкастый заметил Арчи и Клэр, стоявших вместе в углу зала. Салли подошла прямо к ним.
– Клыкастый пришёл сюда со своим оборудованием для жонглирования в чемодане, – объявила она. – А чемодан пропал.
– Вот безобразие, – огорчился Арчи. – Но выступить он сможет?
– Отлично знаешь, что нет! – буркнул Клыкастый.
– Извини, – вздохнул Арчи. – Но я вообще не видел его с чемоданом.
– Я тоже, – сказала Клэр. И хмуро взглянула на Энциклопедию. – Вы обвиняете кого-нибудь?
– Нет-нет-нет, – ответил Энциклопедия так быстро, как только мог. – Мы думали, что вы поможете нам найти вора. Вы не заметили, чтобы кто-то уходил с небольшим чемоданом?
– Чёрт,– выругался Арчи. – Детвора с чемоданами и хозяйственными сумками появлялись и исчезали всё утро.
– Тогда нам придётся прочесать каждый дюйм здания, – заметил Энциклопедия. – Чемодан старый и пыльный, а вор наверняка оставил отпечатки пальцев.
– Подожди секунду, – вмешалась Клэр. – Я вспомнила кое-что подозрительное. Женщина в ярко-жёлтом платье торопливо уходила как раз тогда, когда вы появились. У неё был чемодан!
– Я тоже её видел, – добавил Арчи. – Бежала, как ненормальная. Почти наткнулась на Салли. И у неё был жёлтый чемодан, как у Клыкастого.
– Это был не мой чемодан, – возразил Клыкастый. – Мой – на молнии.
Салли повернулась к Энциклопедии.
– Нам понадобится неделя, чтобы обыскать все комнаты в здании, – сообщила она. – Мы даже не уверены, спрятал ли вор чемодан или скрылся с ним.
– А почему бы тебе не спросить об этом у самого вора? – предложил Энциклопедия.

У КОГО?

Мастера розыгрышей

В воскресенье Энциклопедия и Салли сели на автобус № 9 до фермерских хозяйств к северу от города, чтобы навестить Люси Фиббс. Люси дрессировала своего любимца, Юлия Цезаря, чтобы он стал самым сильным боровом в мире.
Когда детективы вышли из автобуса, то увидели, как Юлий тренируется. Пудель Люси вёл свинью на поводке, быстро семеня вдоль кукурузного поля.
– Ходьба по тропе укрепляет мышцы Юлия, – объяснила Люси, поприветствовав детективов. – Я не хочу, чтобы он был просто беконом.
Салли присвистнула.
– Кто бы мог поверить, что маленькая собака может вести за собой большую свинью!
– Я научила Юлия подчиняться простым командам, – гордо заявила Люси. – Я хочу, чтобы он был ещё и умным.
Пудель и Юлий подошли к Люси. Она похлопала обоих животных и расстегнула поводок.
– Юлию всего восемь месяцев, – сказала она. – Я постепенно наращиваю нагрузку, но он уже может тащить за собой груз в семь тонн.
– Подожди, пока он полностью не вырастет, – пробормотал Энциклопедия.
– Он легко вытащит пятнадцать тонн, – заявила Люси. – Он потрясающий и просто уникальный боров.
Она повела детективов по грунтовой дороге к дому. Юлий бежал за своим приятелем-пуделем, хрюкая от счастья.
На лужайке неподалёку расположились трое высоких юношей. Энциклопедия узнал их: Конрад Бентон, Моррис Пурви и Эндрю Вагнер. Они были сыновьями соседних фермеров.
Люси нахмурилась:
– Они вечно спрашивают об успехах Юлия. Но один из них интересуется слишком сильно. Я думаю, что он пытался украсть Юлия прошлой ночью. Но его спугнул лай пуделя. – Внезапно она приложила палец к губам и прошептала: – Они любят розыгрыши. Смотрите!
Конрад лежал на спине – очевидно, спал. Моррис стоял на коленях у ног Конрада, связывая шнурки его туфель вместе. Эндрю подкрадывался к Моррису сзади.
Затем чиркнул спичкой и поджёг ей несколько других спичек, которые заранее вставил между подошвой и верхней частью туфли Морриса. Когда Моррис закончил завязывать шнурки Конрада, пламя ярко вспыхнуло на его собственной туфле.
Моррис завопил во всю мочь и подпрыгнул от боли. Конрад встрепенулся, вскочил, попытался шагнуть и кувырком полетел вниз. Эндрю взревел от смеха.
– У Морриса будет волдырь, – заметил Энциклопедия.
– Мне не нравятся такие розыгрыши, – с отвращением процедила Салли.
Моррис несколько минут прыгал одноногой индейкой, прежде чем отважился ступить на обожжённую ногу.
– Почему одежда Эндрю мокрая? – спросил Энциклопедия.
– Я покажу вам, – ответила Люси и отвела детективов в дальний конец дома. Крыльцо было залито водой.
– Я сегодня одна дома, – объяснила Люси. – Не так давно назад Эндрю зашёл в дом и попросил напиться. Пока он был внутри, Моррис или Конрад устроили пластиковое ведро с водой над входной дверью.
– И когда Эндрю вышел – бултых! – кивнула Салли.
– Он поклялся, что сквитается, – заметила Люси. – Эти трое недолюбливают друг друга.

– А как насчёт попытки украсть Юлия прошлой ночью? – спросил Энциклопедия.
– Я устроила ловушку для вора, – ответила Люси. – Я записала диету Юлия в маленькой чёрной книжке. И утром показала каждому, где я её храню.
– По-твоему, это мудро? – спросила Салли.
– Книга – подделка, – рассмеялась Люси. – Юлий ест всё, что угодно. Просто много.
Энциклопедия улыбнулся. – Ты ожидаешь, что тот, кто не смог украсть Юлия, попытается утащить книгу и вырастить собственную свинью-Геркулеса?
– Когда он попытается свистнуть книгу, я поймаю его! – ответила Люси. Она вошла в гостиную, чтобы взять книгу и показать её детективам. Но книжка исчезла! – Вор, должно быть, прокрался в дом, пока я отвечала на звонок за несколько минут до вашего приезда.
Энциклопедия принялся искать улики. На непокрытом полу холла он обнаружил слабые мокрые следы. Они вели от задней двери к ковру гостиной и обратно.
– С ума сойти! – воскликнула Салли. – Как будто вор ходил в варежках!
– У его носков – дыры, через которые торчат большие пальцы, – объяснил Энциклопедия.
– Должно быть, он снял обувь на мокрой веранде, чтобы не шуметь, – предположила Люси.
– Всё, что нам нужно сделать, – это обыскать каждого из этой троицы и найти книгу и два голых пальца, – заявила Салли.
– Предположим, они не позволят нам? – спросила Люси.
– Ты права, они слишком взрослые, – ответила Салли. – Итак... сначала мы должны увериться в нашем человеке.
– Вором может быть Эндрю, – сказала Люси.
– Верно, – согласилась Салли. – Что-то не так с его историей о том, как он вымок из-за ведра. Почему же спички остались достаточно сухими, чтобы поджечь Моррису ногу?
– Извините, – вспомнила Люси, – я забыла, что он позаимствовал у меня спички после того, как промок.
– Это делает Морриса нашим человеком, – изменила мнение Салли, хотя и нерешительно. – Посмотри, как тихо он подкрался к Конраду. Он тоже нечист на руку. Он связал шнурки Конрада вместе, не разбудив его.
– Возможно, Конрад на самом деле не спал, – возразила Люси. – Он мог притвориться, чтобы заставить нас поверить, что спал, когда книжка была украдена.
Салли беспомощно хмыкнула.
– Я сдаюсь. Ничего не лезет в голову. А что ты думаешь, Энциклопедия?
– Я думаю, – сказал детектив, – что мы смело можем предъявить обвинение…

КОМУ?

Марафонец

Сисеро Старджесс, величайший малолетний актёр Айдавилла, ввалился в детективное агентство «Браун» и рухнул ничком.
Энциклопедия и Салли бросились вперёд. Когда они наклонились, чтобы помочь ему, Сисеро вскочил и улыбнулся.
– Одурачил! – завопил он.
– Тебе не больно? – спросила Салли. – Что тебе вдруг в голову пришло?
– Завтра – марафон, – ответил Сисеро. – Это положит начало моей сценической карьере по всей стране. Какая реклама! Десятилетний актёр доказывает свою решимость!
Салли дар речи потеряла от удивления.
– Ты участвуешь в айдавиллском марафоне?
– Шаг за шагом, – ответил Сисеро. – Когда я провалюсь на финише, то окажусь в центре внимания.
Он снова изобразил, как пересекает финишную черту, покачиваясь, будто человек, умирающий после множества поворотов.
– Будет миллион интервью, – сказал он, выпрямляясь. – Сами знаете – радио, телевидение, газеты. Я сообщу им несколько фраз о борьбе с болью и о том, как я никогда не сдамся. Тогда-то и начнётся моя актёрская карьера.
– Почему кто-то должен брать у тебя интервью? – поинтересовалась Салли. – Как ты можешь надеяться на победу?
– Кто сказал хоть слово о победе? – спросил Сисеро.
– Да, но…
– Я тренировался три дня, – заявил Сисеро. – Много переедания и никаких упражнений. Я в форме, и я готов. Я планирую закончить последним.
Энциклопедия пожелал ему удачи.
– Она мне потребуется, – ответил Сисеро. – Любой может выиграть марафон. Не так просто финишировать последним.
С этими словами он ушёл так же, как и появился – шатаясь у воображаемой финишной черты.
На следующий день, в воскресенье, детективы отправились в мэрию, где должен был начаться марафон. Сисеро, самый молодой бегун, носил номер 84.
В два часа стартёр выстрелил из пистолета. Энциклопедия и Салли наблюдали, как бегуны исчезли из виду. Им полагалось добраться до отметки в семь миль.
Почти два часа спустя Сисеро вновь пробежал мимо. Он соревновался в борьбе за последнее место с женщиной в шейном бандаже и мужчиной, бегущим задом наперёд.
– Так держать, Сисеро! – закричала Салли. А Энциклопедии заметила со вздохом: – Это может продолжаться всю ночь.
Ничего не оставалось, кроме как позвонить родителям и сказать, что они поздно вернутся домой. Они пошли в кино, затем поужинали в пиццерии Энди.
Уже спустилась ночь, когда они остановились возле концертного зала Айдавилла, в миле от финиша, и приветствовали нескольких бегунов, пыхтевших мимо. Энциклопедия указал на большую электрическую афишу над концертным залом: «Только сегодня – Концерт Группы Братства Железной Дороги».
– Мы вполне можем туда пойти, – предложил он. – Сисеро не будет ещё час.
Детективы купили билеты и забыли о времени, заслушавшись музыкой. Незадолго до антракта группа исполнила попурри из песен штата
У каждого штата есть свои традиционные песни – так сказать, музыкальная визитная карточка..
– Но это песня «Я тружусь на железной дороге», – внезапно удивилась Салли. – А в программе напечатано – «Взор Техаса».

– У обеих песен – одинаковая мелодия, – объяснил Энциклопедия, взглянув на программу Салли. И тут заметил её часы. Было уже почти девять!
– Мы можем пропустить Сисеро! – ахнул он. – Бежим!
Срезая углы, они достигли финиша марафона за три минуты. Улица была почти пустынна.
Все зрители ушли домой, а последние наблюдатели собирались уходить. Пункт первой помощи закрылся. Один репортёр о чём-то болтал с людьми из телевизионного фургона, пока те упаковывали снаряжение.
Вдруг кто-то крикнул:
– Все сюда! Вот ещё один!
Телевизионщик схватил камеру и направил её по затенённой улице на маленькую фигуру – номер 84. Это был Сисеро! Юный актёр качнулся, как сломанный тростник, и рухнул на финишной прямой.
– Он сделал это! – крикнула Салли. – Он проиграл всем!
– Он бежал больше семи часов, – восхитился Энциклопедия.
Сисеро, устояв под лавиной поздравлений, быстро справился со своей задачей. Принимал позу за позой, жестикулировал, кланялся и сравнивал трудности марафона с препятствиями в актёрской карьере.
Он произносил завершающие строки своего драматического выступления, когда финишную черту пересекла Миллисент Поттер, номер 76. И тут же Сисеро оказался без зрителей. Все бросились приветствовать нового неудачника.
Миллисент, симпатичная десятиклассница, казалась невероятно удивлённой внезапной собственной значимостью. Она сообщила, что не поняла, что осталась единственным бегуном на трассе.
– Это мой первый марафон, и я не думала, что смогу его закончить, – тяжело дышала она. – Но тут я миновала концертный зал, где Группа Братства Железной Дороги играла «Взор Техаса». Музыка вдохновила меня.
Миллисент вытерла лицо предплечьем и смело улыбнулась в телекамеру.
– Я стала напевать, пробегая последнюю милю, – сказала она. – Музыка даёт мне силы. Музыка – это моя жизнь. Я надеюсь стать певицей после того, как закончу среднюю школу. Но неизвестному в наши дни так сложно выдвинуться вперёд…
Сисеро слушал её в состоянии полного потрясения. Она не только украла его великий момент славы – но и воспользовалась этим, чтобы обеспечить себе карьеру.
– Мне жаль Сисеро, – вздохнула Салли. – Как неудачно, что он обогнал Миллисент.
– Он не обгонял её, – ответил Энциклопедия. – Когда распорядители узнают, что выкинула Миллисент, они объявят Сисеро законным обладателем последнего места.

ЧТО ИМЕЛ В ВИДУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ?

ОТВЕТЫ

Покупатель супермаркета

Энциклопедия понял, что вором был мистер Хаузер, позаботившийся о том, чтобы мистер Куинн подольше отсутствовал дома.
Мистеру Куинну пришлось купить четыре рулона бумажных полотенец для себя, одну метёлку для мистера Треда и две буханки хлеба для мистера Финкельштейна. Но с семью покупками мистер Куинн мог воспользоваться экспресс-кассой, где разрешалось оплачивать до десяти предметов.
Поэтому мистер Хаузер попросил четыре тюбика зубной пасты, чтобы довести общее количество до одиннадцати покупок. И мистеру Куинну пришлось ждать в одной из длинных очередей к обычным кассовым стойкам, что задержало его возвращение домой на пятнадцать-двадцать минут.
Картина была найдена спрятанной на чердаке мистера Хаузера.

Охотник на динозавров

Жучила сказал, что полотенце упало в Мельничный пруд, и он вывесил его просохнуть. Поскольку это было простое белое полотенце, он не думал, что кто-то сможет доказать, будто оно – чужое.
И ошибался! Энциклопедия смог.
Детектив ощупал полотенце. Оно было мягким и пушистым.
Только полотенце, которое было высушено машиной – как у Гарта – получится мягким и пушистым. Полотенце, полностью намокшее и вывешенное на воздух, после высыхания окажется жёстким.
Благодаря Энциклопедии Жучила вернул полотенце Гарту, забрав у того лицензию для охоты на динозавров.

Использованные фейерверки

Жучила Мини обвинил Энциклопедию и Салли в том, что они подожгли петарды. На самом деле этим всё лето занимался он сам со своими «тиграми».
Жучила думал, что он всё предусмотрел. Офицер Фридман, естественно, сообщит о своём местонахождении, когда прибудет на место происшествия. И поэтому не будет уверен, что слышал, как взорвался фейерверк, если верить Жучиле.
Но Жучила забыл о птицах. Если бы детективы действительно подожгли фейерверк, шум вспугнул бы птиц.
Как продемонстрировал Энциклопедия офицеру Фридману, птицы оставались мирно сидеть на проводах.

Самая уродливая собака

Эрл Хейнс стремился повысить шансы своей собаки на победу в номинации на самую уродливую собаку.
Притворяясь, что он гладит Твитчи, Эрл тайно накормил его снотворным. Но затем испугался, что Скотт Кёртис случайно сфотографировал его за делом. Поэтому Эрл изъял улики – цветную плёнку Скотта – и заменил на собственный чёрно-белый рулон.
Позже Кейт Фелтон не хотела позировать в своей оранжевой блузке и фиолетовой юбке Салли. Эрл, потеряв терпение из-за Кейт, выдал себя. Он «несколько раз повторил: «Цветов и на снимке-то видно не будет». Только тот, кто знал, что у Скотта была чёрно-белая плёнка в аппарате, мог быть уверен в этом.
Острый слух и твёрдая память Энциклопедии заставили Эрла признаться.

Песня Гилберта

Воровкой была Мэгги, притворившаяся, что ужасно расстроена исчезновением ленты.
Используя пипетку, она изобразила слезу. Но поместила каплю воды на внешний угол глаза. В этом и была её ошибка!
Если течёт только одна слеза, то она исходит из внутреннего угла глаза, рядом с носом, а не из внешнего угла.
Энциклопедия заметил ошибку, и Мэгги призналась. Она спрятала ленту, планируя продать её как свою.
Гилберт отправил запись в звукозаписывающую компанию. Запись возвратили с ответом, где говорилось, что песня имеет довольно хороший ритм, но недостаточную громкость, и для её исполнения требуется больше певцов.

Кукарекающий петух

Энциклопедия заметил то, что другие дети упустили из виду – что действительно заставило петуха кричать. Это был не луч.
Билл спрятал петуха под пальто в темноту. Когда он вынул его, птица увидела «последние отблески заката». Но подумала – после пребывания в темноте – что наступает восход солнца.
Следовательно, петух сделал то, чем петухи и занимаются на рассвете. То есть – закукарекал.
Благодаря Энциклопедии никто из детей не дал Уилфорду ни цента за фальшивый луч.

Пузырь из жевательной резинки

Тереза ​​не была «абсолютной незнакомкой», какой изображал её Малкольм. Она полностью приготовилась к тому, чтобы выдувать пузыри из жвачки.
Энциклопедия сразу понял, что арахисовое масло – вовсе не ланч, как заявила Тереза. В пакете больше не было никакой еды, чтобы намазать её маслом или заправить им.
Тогда для чего оно нужно? Энциклопедия знал ответ.
Арахисовое масло – самая удобная вещь для распутывания волос, склеенных жевательной резинкой.
Столкнувшись с доказательствами, Малкольм признался в обмане. Тереза ​​была его двоюродной сестрой – чемпионкой по жеванию резинки среди девочек в возрасте до шестнадцати из соседнего Гленн-Сити.
Кифа проиграл соревнование, но выиграл велосипед.

Мальчик-жонглёр

Вором был Арчи, который хотел выиграть конкурс жонглёров.
Когда Энциклопедия заметил, что отпечатки пальцев вора будут на чемодане Клыкастого, Арчи испугался. И попытался бросить подозрение на женщину в жёлтом платье. Он сказал: «У неё был жёлтый чемодан, как у Клыкастого».
Но раньше Арчи заявил, что не видел чемодана Клыкастого. Так что он не мог знать, что у того жёлтый цвет, если сам не был вором!
Запутавшись в собственных словах, он показал Клыкастому, где спрятал чемодан.
У Ливрайта оставалось достаточно времени, чтобы выйти на сцену. Но без разминки он подавился яблоком и был вынужден уйти.

Мастера розыгрышей

Ведро с водой на входную дверь поставил Конрад, но вором был Моррис.
Не сумев похитить Юлия прошлой ночью, он украл книжку. Он сам рассчитывал вырастить сверхсильную свинью, научившись правильно кормить её.
Энциклопедия понял, кто вор, потому что Моррис «несколько минут прыгал одноногой индейкой» после ожога. Если бы он был невиновен, то немедленно сбросил бы горевшую туфлю.
Энциклопедия понял, что Моррис боялся снять свою обувь и показать изобличавшую его дыру в носке.
После того, как Конрад с Эндрю пригрозили скрутить его и обыскать, Моррис признался.

Марафонец

Миллисент солгала, когда говорила, что бежала мимо концертного зала, когда Группа Братства Железной Дороги играла «Взор Техаса».
Она видела название группы на объявлении перед входом. Поэтому, пробегая мимо, она должна была предположить, что эта песня – «Я тружусь на железной дороге».
Решить, что эта песня – «Взор Техаса», она могла только в том случае, если бы находилась в зале и читала программу. Обе песни, как сказал Салли Энциклопедия, имеют одинаковую мелодию!
Благодаря Энциклопедии правда вышла на свет. Миллисент сошла с дистанции через две мили и ожидала наступления подходящего момента, чтобы выйти на последнюю милю.
Миллисент дисквалифицировали. Сисеро официально был объявлен занявшим последнее место.





«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики