Французская политическая элита периода Революции XVIII века о России (fb2)

- Французская политическая элита периода Революции XVIII века о России (и.с. Мир французской революции) 1.3 Мб, 330с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Андрей Александрович Митрофанов

Настройки текста:



Французская политическая элита периода Революции XVIII века о России

ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК

А. А. Митрофанов

РОССПЭН

Москва

2020

УДК 94(44)"17" ББК 63.3(4Фра) М67

Исследование подготовлено при финансовой поддержке

Российского научного фонда, проект № 18-18-00226

Рецензенты: доктор исторических наук А. В. Гладышев, доктор исторических наук Н. П. Таньшина

Митрофанов А. А.

М67 Французская политическая элита периода Революции XVIII века о России / А. А. Митрофанов. - М.: Политическая энциклопедия, 2020. - 247 с. - (Мир Французской революции).

ISBN 978-5-8243-2393-1

1789 г. стал водоразделом в политической истории Европы. Но и в период революционных бурь французы уделяли большое внимание возраставшему значению России.

Как представляли себе политики и памфлетисты эпохи Французской революции далекую «северную державу»? Почему приобрела популярность концепция угрозы балансу сил в Европе, исходящей именно со стороны Российской империи? Как были связаны французские стереотипы века Просвещения о России с революционным национализмом? Ответы на эти и другие вопросы предлагает читателям автор книги.

Монография посвящена формированию представлений о Российской империи во Франции в период Революции XVIII в. В центре внимания автора - трактовка темы экспансии России в Европе, просвещенного деспотизма, стереотипы о российском обществе, эволюция представлений одного народа о другом на переломе эпох.

УДК 94(44)"17" ББК 63.3(4Фра)

ISBN 978-5-8243-2393-1

© Митрофанов А. А., 2020 © Политическая энциклопедия, 2020 

Введение

Эпоха революционных потрясений во Франции связана со множеством новых явлений в политической культуре Нового времени. Одним из них является формирование политической нации в самой Франции, и данный процесс был переплетен с другими изменениями в общественном сознании, готовившимися на протяжении десятилетий. Другим важнейшим процессом стало и формирование образов «других» обществ, в Век Просвещения находившихся за воображаемыми пределами «цивилизованной» Европы, а в период Революции 1789-1799 гг. оказавшихся еще и на другой стороне в военном и политическом противостоянии Франции с ее противниками. Наилучшим примером такого географически и культурно отдаленного от Франции, в разных смыслах слова «другого» общества в течение длительного времени оставалась Российская империя. Хронологические рамки исследования охватывают период Французской революции с 1789 г. и до брюмерианского переворота 1799 г. На этот отрезок времени приходится ряд важнейших событий в истории русско-французских связей: ухудшение, а затем и разрыв дипломатических отношений между Россией и революционной Францией, обусловленные развитием ситуации как внутри Франции, так и на международной арене, вступление России во Вторую антифранцузскую коалицию, военное противоборство двух стран в ходе Итальянского и Швейцарского походов Суворова. Все эти события послужили этапами в эволюции представлений французов о России.

В литературе конца XVIII в. где безраздельно доминировала франкофония, особую роль имели тексты именно на французском языке. Франкоязычные просветители и их главные критики в своих произведениях и дискуссиях вели немало политико-философских споров о России, путях ее развития, перспективах, значении ее успехов и неуспехов для просвещенного мира[1]. И главным вопросом, вокруг которого строили свои рассуждения о России многочисленные авторы, оставался вопрос о том, способно ли государство, управляемое автократически или деспотически, пройти череду сложных преобразований, реформ, проводимых монархами, чтобы успешно преодолеть отсталость во всех сферах, общественных и частных, чтобы результат преобразований был устойчивым, независимым от фигуры того или иного правителя. В известном смысле правы те историки, которые полагают, что Россия на протяжении большей части XVIII в. для философов и литераторов служила неким гигантским опытным полем для реализации их многочисленных идей и проектов, научных, политических, финансовых, а порой и просто авантюрных. Но Революция внесла немыслимые ранее коррективы в этот долгий процесс.

Другой важной вехой, по которой можно провести условную границу в эволюции представлений о Российской империи, служит окончание Швейцарского похода русских войск и выход России из Второй антифранцузской коалиции. Революционные процессы во Франции не прекратились ровно в момент брюмерианского переворота, но переход к диктаторскому образу управления в республике предопределял многие дальнейшие события. В период Французской революции взоры европейских наблюдателей постоянно обращались в сторону России: будь то очередная русско-турецкая война, разделы Речи Посполитой, прием в российской столице французских эмигрантов или события внутреннего характера, - все эти поводы подтверждали, что держава наследников Петра Великого интересует европейские столицы вовсе не только по философским причинам. И основой для представлений о России современной, то есть времени Екатерины II и Павла I, служили укорененные в сознании общества стереотипы.

Насколько изучение стереотипов позволяет историку понять образ страны и ее народа в сознании другого общества? Стереотип, по природе своей, максимально упрощающий картину мира, того или иного явления, чаще всего отражает только отпечаток, клише, с помощью которого общественное сознание может оперировать с образами «других». Стереотипы Века Просвещения имели множество отличий от аналогичных явлений, например, века XIX, как в силу технологических причин, степени доступности печатного слова и уровня грамотности, развития государственной пропаганды, так и в силу степени развития политической культуры в целом. «Трибунал разума», как именовали общественное мнение XVIII в., институты, формировавшие его, существовали в эпоху просветительского космополитизма, с одной стороны, и доминирования в официальных дискурсах европейских стран конфессиональных критериев определения идентичности, с другой стороны. Французская революция стремительно разрушала устои, но декларации и прокламации, обращенные к собственному и чужим народам в итоге далеко расходились с реальными действиями революционеров: космополитизм сменился мощным националистическим фактором, а конфессиональные категории отошли в прошлое, уступив идеологическим и политическим. Стереотипы же, как самые устойчивые явления, во многом пережили Революцию, чему как раз особенно способствовало рождение националистических тенденций в официальном дискурсе: именно клишированные представления об отсталости русского населения, о самодержавии как форме самого сурового деспотизма, агрессивности политики царей и угрозе для стран Европы оказались удобны и просты в новой системе координат, когда Россия из далекой и малознакомой «страны Севера» преображалась в совершенно реального военного и политического противника Революции.

Французское общество, погрузившееся в пучину революционного хаоса, особенным образом самоконституировалось, отталкиваясь от описаний и границ воображаемых «других». Прежде всего, для французов важными были самые близкие соседи: австрийцы, испанцы, англичане, итальянцы. Именно они в общественном сознании олицетворяли в разные периоды разные формы угрозы. Но в основе этих представлений всегда лежали результаты многовековых этнических, культурных, хозяйственных связей, знание традиций и прочих характеристик соседей. Более отдаленные от французских границ народы, такие как поляки, американцы, шведы, турки и русские, в условиях быстрой политизации и радикализации конструировались творцами общественного мнения на основе просветительских идеологем и актуальной информации, приходившей из-за рубежа (чаще всего прессы). То есть сведения об отдаленных странах проходили через систему восприятия третьих стран, что не могло не сказаться на итоговом восприятии во Франции. Российский пример в этом отношении, пожалуй, наиболее характерен. Но основой создания целостного образа страны служили так называемые «миражные»

представления о путях развития цивилизации в России, сложившиеся приблизительно в середине и третьей четверти XVIII в.

Эпоха Революции - это эпоха воплощения идей и проектов Просвещения на практике, но в то же время и эпоха отказа от «ошибок» и «заблуждений» просветителей, среди которых в числе первых оказались идея о просвещенном монархическом правлении, мечта о просвещенном деспоте, ведущем своих подданных по пути цивилизации. Естественным продолжением этих процессов в общественной мысли стал отказ от различных форм воплощений в новейшей истории этой идеи, а следовательно, от мифов о российских монархах, в разное время превозносившихся философами, - Петра I, Елизаветы Петровны, Екатерины II. В обстоятельствах 1790-х гг. общественное мнение отказывалось от вчерашних кумиров стремительно и резко, подвергая их образы диффамации. Этот фактор принципиален при изучении эволюции представлений о России, так как образ страны по сложившейся традиции был до предела персонифицирован, что плачевным образом сказывалось и в двусторонних отношениях, и в области взаимного восприятия.

Просвещенная элита после 1789 г. стремилась перейти от деклараций к реализации представительного правления, равенству всех сословий перед государством, свободе совести, истреблению всех форм наследия Старого порядка, и по мере продвижения к этим целям она конструировала образ противоположного - другого общества на основе антитез, образ общества - некоего антипода Французской революции. Идеальным примером служила современная тем событиям Российская империя. Особенно эти тенденции прослеживаются в «Россике» - публицистике, специально посвященной российской тематике, выходившей в печати в период Революции и в произведениях о международных отношениях, где русскому вопросу уделялось большое внимание.

Трудно переоценить роль протестующих народных масс в первый период Революции, когда обагренная кровью своих многочисленных жертв толпа указывала элитам на свои чаяния, но именно в это время на страницах французской «Россики» и прессы формируется в новом контексте стереотип о «варварстве» русских, ошибках в процессе ее цивилизации, даже вполне в руссоистском духе о принципиальной недостижимости ступени цивилизации для россиян. «Варварство» русских, имевшее в просветительской литературе амбивалентное значение, всегда предполагавшее более и менее скорый переход к следующей стадии культурного развития, теряет его, стагнирует, становится для французских наблюдателей неизменной и удобной характеристикой чужого общества. Свержение монархии во Франции в августе 1792 г. дает мощный импульс для развенчания образа «северной Минервы» - Екатерины II, которая стараниями публицистов превращается теперь в свою полную противоположность, распутную и агрессивную правительницу, виновную в череде тяжелых войн, коррупции, нищете своих подданных и сохранении крепостного рабства. В свою очередь, вступление Франции в войну против первой коалиции вызывало к жизни поток обвинений в адрес Петербурга в особом агрессивном характере всей внешней политики начиная с Петра Великого, стереотип «русской опасности» и даже «угрозы» для всей Европы прочно закрепляется в прессе. Случайны или закономерны эти оценки российской действительности рубежа XVIII-XIX вв.? В том числе ответом и на этот непростой вопрос призвана стать эта книга.

Дискуссионным долгое время остается вопрос о существовании особого якобинского дискурса. Как показывает опыт зарубежных исследователей, выявить границы такого типа дискурса, определить его основных авторов и хронологию весьма непросто. Осознавая всю ограниченность наших возможностей, на примере некоторых представителей якобинизма мы делаем попытку реконструировать такой тип дискурса применительно к Российской империи. Как мы пытаемся показать, основные принципы в оценке российской политики были весьма схожи и в практике периода Комитета общественного спасения, и в эпоху Директории. Вопрос о реконструкции того или иного типа политического дискурса всегда остается частью большой темы о самих источниках исследования. Информация о России в XVIII в. черпалась, разумеется, не только из книг, которые послужили основой настоящего исследования. Гигантский поток сведений о России в публицистике уступал еще большему потоку, дополнявшему его, - потоку информации из периодической печати, на протяжении века, а особенно в конце его приобретавшей все большее значение. Но роль всевозможных периодических изданий менялась, как менялись и ритмы, и скорость почтовых и транспортных коммуникаций, сокращались сроки доставки новостей, эволюционировали типографии. Таким образом, уже в 1780-е гг. пресса ориентировалась на публикацию актуальных новостей, влиявших на экономику и политику, поэтому газетная информация о России отличалась краткостью, анонимностью, часто опровергалась. Именно поэтому в основу нашей работы легли публицистические произведения, а по вопросу об образе России в прессе отсылаем к специально посвящённым этой теме работам[2]. Способы репрезентации России были разными, зависели от менявшейся политической конъюнктуры, однако сводить широкую палитру мнений о стране, ее правителях и народе только к условным клише представляется непродуктивным приемом, который не позволяет взглянуть на тему исследования глазами современников - представителей политической и интеллектуальной элиты Франции. В конечном итоге, предлагаемое вниманию читателей исследование - это не только книга об образе России в представлениях политической и интеллектуальной элиты революционной Франции, но книга о самопонимании французами своего собственного общества с помощью представлений о «другом», что представляет особенный интерес в контексте более широкой проблемы рождения национализма, а также становления республиканского режима и всеобъемлющего идейного и военного конфликта Франции с союзами противостоявших ей монархий Европы.

На протяжении всего периода работы над этой книгой ряд исследователей оказывали автору помощь и поддержку. Прежде всего автор выражает глубокую признательность и благодарность А. В. Чудинову, который в свое время и предложил автору уделить внимание этой сложной теме, а впоследствии постоянно поддерживал интерес к ее дальнейшему изучению. Важные дополнения и уточнения в разное время автор смог сделать благодаря помощи и советам П. П. Черкасова, Д. Ю. Бовыкина, С. А. Мезина, А. В. Гладышева, С. Я. Карпа, Н. Ю. Плавинской, Г. А. Сибиревой. Ценные замечания А. В. Гордона, П. Ю. Уварова, А. Форреста, В. А. Сомова, В. С. Ржеуцкого, А. Ф. Строева, Н. П. Таньшиной, В. В. Рогинского, Ж. Олливье, А. Ю. Самарина, Е. И. Лебедевой, Г. А. Космолинской были также использованы в работе над книгой. Автор бесконечно признателен коллегам, с которыми регулярно обсуждал и прорабатывал разные аспекты исследования, - Н. В. Промыслову, Е. А. Прусской, и в сотрудничестве с ними один из важных самостоятельных аспектов исследования - образ России в прессе - приобрел вид совместной коллективной монографии. Промежуточные результаты исследования представлялись и обсуждались в Институте всеобщей истории РАН и Государственном академическом университете гуманитарных наук, руководителям которых А. О. Чубарьяну, М. А. Липкину, Д. В. Фомину-Нилову автор выражает глубочайшую признательность. Особая благодарность сотрудникам Государ-

ственной публичной исторической библиотеки, Российской государственной библиотеки, Национальной библиотеки Франции, Национального архива Франции, Архива Министерства иностранных дел Франции, Российского государственного архива социально- политической истории, Архива внешней политики Российской империи Историко-документального департамента МИД РФ, Российской национальной библиотеки, где автор имел возможность работать в период подготовки данного исследования.

Глава I Изучение образа России XVIII в. во Франции. Историография и источники

§ 1. Историография вопроса: основные вехи

Несмотря на то что специальное исследование образа России на основе сочинений периода Французской революции XVIII в. началось только в последние десятилетия, ряд аспектов темы нашего исследования в той или иной степени затрагивался исследователями истории французско-русских культурных связей XVIII в. На рубеже с ХІХ-ХХ вв. вышли в свет первые специальные работы французских исследователей Л. Пенго, Ш. де Ларивьера, Э. Омана о влиянии французской культуры на российскую[3]. Прологом им послужила кропотливая и методичная деятельность российских и французских историков по публикации соответствующих источников в последние десятилетия XIX столетия[4].

В этой богатой исторической литературе о дипломатии и российско-европейских культурных контактах косвенно затрагивались и вопросы восприятия России в Западной Европе. Одновременно с этим вводились в научный оборот все новые и новые сочинения иностранцев о России XVI-XVIII вв., однако французы среди посетивших Россию иностранцев составляли меньшинство. Труды историков-позитивистов (А. Сореля, Л. Пенго, Ш. де Ларивьера, М. Турнё, П. И, Бартенева, В. А. Бильбасова и др.) отличало особое внимание к архивным документам. В научный оборот введена большая часть известного сегодня корпуса французской «Россики» XVIII в. (включая обширные материалы переписки просветителей). В центре внимания историков этого периода оказались отношения России и Европы во времена Петра I и Екатерины II, то есть периоды наибольшей интенсивности культурных и политических контактов.

Среди работ русских ученых этого времени, касавшихся данной тематики, прежде всего стоит отметить многотомный труд В. А. Бильбасова «История Екатерины II»[5]. Двенадцатый том этого сочинения содержит подробное описание и анализ сочинений иностранцев о России последней трети XVIII в. Многие из упомянутых и описанных Бильбасовым источников, такие как некогда анонимно вышедшие произведения «Об угрозе политическому балансу Европы...» (Ж. Малле дю Пан, 1789 г.)[6], «Философическое, политическое и литературное путешествие в Россию 1788 и 1789 гг.» (П.-Н. Шантро, 1794 г.)[7], «Путешествие двух французов в Германию, Данию, Швецию, Россию и Польшу» (А.-Т. Фортиа де Пиль, 1796 г.)[8], до настоящего времени редко использовались историками. В связи с этим труд В. А. Бильбасова во многом и сегодня сохраняет научную ценность.

Один из важнейших аспектов эволюции представлений французов о России - образ страны в дипломатических источниках конца XVIII в. Основы изучения данного сюжета были заложены еще А. Сорелем, автором знаменитого пятитомного исследования «Европа и Французская революция». Много работавший в архиве МИД Франции, Сорель не обошел своим вниманием и те источники, которые ранее оставались на периферии интересов большинства исследователей. Не задаваясь специально вопросом о формировании образов различных стран в общественном сознании, Сорель, анализируя выступления лидеров монтаньяров и термидорианцев, а также дипломатические проекты времен Директории, отметил эволюцию образа России от традиционных клише «русского варварства» и ожиданий нового «Аттилы» до появившихся при Директории проектов французско-русского сближения и даже союза[9]. История дипломатии в типичном для позитивистской историографии конца XIX в. ключе анализировалась также в работах отечественных историков В. И. Иконникова и П. В. Безобразова[10]. И, хотя сегодня их сочинения могут рассматриваться только как историографические памятники, стоит заметить, что, рисуя картину дипломатических отношений эпохи Французской революции, авторы не обошли вниманием и вопрос об отношении к русским во французской мемуаристике.

С 30-гг. XX в. восприятие образа России в европейской культуре XVIII-XIX вв. становится важной темой для мировой историографии (за рамками которой развивалась марксистская советская историография). Изучение этой темы в условиях идеологического противостояния социалистической и капиталистической систем становилось чрезвычайно актуальным. Однако исследователи не были свободны от модернизации исторических фактов (в данном случае оценок, концепций, взглядов XVIII в.). К середине XX в. вопрос о представлениях франкоязычных авторов эпохи Просвещения о России приобрел статус самостоятельной научной проблемы, что было обусловлено доминирующим положением французского языка и французской культуры в европейском культурном пространстве той эпохи.

В мировой историографии восприятия России во Франции XVIII в. в 1930-1980-х гг. наблюдался плюрализм взглядов и авторских подходов. Однако особенностью этого периода стало заострение внимания на изучении двух составляющих многомерного образа России: так называемого «русского миража» и истории русофобии в Западной Европе XVIII-XIX вв.[11], то есть приоритетным направлением исследования стало раскрытие тенденциозных политических концепций, созданных в эпоху петровских и екатерининских реформ, а также в период наполеоновских войн. Тем более это направление приобрело популярность в связи с тем, что советская историография не была способна вести полноценные деполитизированные научные дискуссии с западными коллегами по такой чрезвычайно актуальной и острой в годы «холодной войны» теме.

Уже в работах середины XX века было указано на необходимость изучения материалов революционного периода, посвященных России, которые ранее не входили в состав просветительской «Россики». В конечном итоге новые источники были необходимы для доказательства преемственности (или разрыва) в комплексе представлений о России, существовавших до и после Французской революции. Однако авторы (в том числе Д. Мореншильдт, А. Лортолари, позднее С. Блан) в своих исследованиях не были свободны от влияния идеологем XX в., а методологические основы исследования оставались неизменными на протяжении ряда десятилетий. Эти вопросы были подняты позднее - только в последние десятилетия XX в. и в первом десятилетии XXI в.

Первые попытки изучения собственно образа России в общественном сознании французов были предприняты в историографии 30-х гг. XX в. В 1936 г. вышла в свет книга профессора Колумбийского университета Д. Мореншильдта[12]. Это была первая монография, посвященная формированию представлений о России, в которой рассматривалось все столетие - Век Просвещения. В своем исследовании ученый отмечал, что интерес к России во Франции проявился еще в начале XVIII в., но кульминация пришлась на конец столетия. Важным вкладом в разработку данной тематики стало монографическое исследование французского историка Альбера Лортолари (1951 г.)[13]. Проанализировав труды Вольтера, Дидро, Рейналя и других философов Просвещения, он показал всю противоречивость «русского миража», созданного французской литературой XVIII в., и наметил пути дальнейшего изучения восприятия России в среде философов и литераторов Франции. Ссылки на русский пример использовались просветителями для изобличения монархии, «фанатизма» и привилегий у себя во Франции, а русский двор становился участником культурного и политического диалога с интеллектуальной элитой Франции.

В эпоху Екатерины II и сама императрица, и весь российский двор демонстрировали желание идти в духе времени по пути реформ, и этот пример многим французским литераторам и философам казался привлекательным и весьма поучительным. Это было особенно важно в условиях Франции второй половины XVIII в., когда, как подчеркивает Ж.-Д. Мелло, королевская власть уже «отнюдь не являлась монолитным блоком» с «единой и непререкаемой политической линией» и вынуждена была считаться с различными институциями, политическими и интеллектуальными группами, находившимися в состоянии шаткого равновесия, а следовательно, считаться с «общественным мнением»[14].

Впрочем, непосредственное отношение к теме настоящего исследования имеет только последняя глава труда Лортолари, посвященная реакции Екатерины II на Французскую революцию. В этом достаточно кратком тексте автор попытался показать всю сложность культурных связей, существовавших тогда между интеллектуальными элитами России и Франции, и то, что Революция стала, по сути, переломным временем для русско-французского межкультурного диалога. Рассматривая период русско-шведской войны 1788— 1791 гг., он обратил внимание на подчеркнуто негативное отношение французских литераторов и журналистов к Екатерине, олицетворявшей собой политику России. Однако и сам Лортолари не был свободен от стереотипов, оставаясь пленником созданной им концепции «русского миража». Он полагал, что такое явление европейской культуры Просвещения стало результатом планомерных пропагандистских усилий российской императрицы по созданию положительного образа своей страны в глазах Европы. Соответственно историк рассматривал все аспекты французско-российских отношений сквозь призму данной концепции. Тем не менее Лортолари заслуженно принадлежит одно из почетных мест в историографии русско- французских отношений XVIII в.

Лортолари наметил направления дальнейших исследований, которые в конечном итоге требуют ответа на вопрос о том, к каким изменениям в восприятии образа России привела Французская революция конца XVIII в. В частности, Лортолари показал важную критическую функцию так называемого «русского миража». По отношению к главным идеям Века Просвещения «русский прогрессистский миф» (связанный со времен Фонтенеля с именем Петра I), по мнению Лортолари, играл роль второстепенную, роль «вспомогательной» идеи: «“Русский мираж” - это вспомогательная идея, мираж, который чередуется с другими, в том числе с английским (последний, по крайней мере, содержал в себе значительную долю истины), китайским...»[15]. Примеры из истории и культуры далеких стран извлекались философами для критики некоторых порядков в своей собственной стране, для разоблачения «заблуждений» и «предрассудков», господствовавших во Франции[16]. Однако обращал внимание Лортолари и на то, что «мираж» был важным звеном в политико-дипломатической игре Екатерины II: «Философы помогали Екатерине и России преодолеть предубеждения Запада. Своим союзникам Екатерина обещала свое имя и поддержку в их собственной борьбе. На самом деле этот союз был выгоден обеим сторонам и утратил свою актуальность только в тот момент, когда одна сторона потеряла необходимость в другой. Екатерина и младшее поколение философов следовали уже совершенно различными путями. Она подшучивала над “людьми системы”, а сами “люди системы” клеймили тиранию. Затем Революция завершила этот [своеобразный] развод, воздвигая перед лицом государыни, самодержавной более, чем когда-либо прежде, “философию”, поскользнувшуюся в потоках крови»[17]. От более подробного рассмотрения вопросов восприятия России в философии и публицистке революционной Франции Лортолари воздержался, оставив поле для дальнейших исследований.

Кроме того, французский исследователь проанализировал описания путешественников, указав, что авторами, посещавшими державу Екатерины II, двигали довольно часто политические мотивы.

Таким образом, благодаря работе Лортолари в историографии впервые была представлена целостная картина взаимодействия друг с другом различных образов России, существовавших во французской культуре Просвещения. Тем самым был намечен путь для дальнейшего изучения данной темы, что и было сделано, прежде всего, в трудах французских исследователей М. Кадо и Ш. Корбе[18].

Шарль Корбе в книге «Французское общественное мнение перед лицом неизвестной России (1799- 1894)» охватил большой временной промежуток и на основе обширного литературного материала проследил эволюцию отношения французов к России на протяжении без малого ста лет[19]. Не обошел он вниманием и предшествующий период: введение книги посвящено памятникам общественной мысли и историческим произведениям «Россики» XVIII в. Несомненной заслугой Корбе является то, что он первым в историографии указал на необходимость специального исторического исследования, посвященного отношению революционных политиков и публицистов Франции к России[20]. Однако сам он ограничился лишь кратким обзором основных произведений французской «Россики» конца столетия, в том числе сочинений Левека, Леклерка, Рюльера, Малле дю Пана, Шантро, Фортиа де Пиля, Кастера и Лаво.

Другим известным исследователем русско-французских литературных и культурных контактов стал Мишель Кадо, автор одной из наиболее обстоятельных монографий второй половины XX в. по истории эволюции образа России на Западе. Книга «Образ России во французской интеллектуальной жизни. 1839-1856 гг.» (1967 г.) была посвящена сравнительно небольшому, но чрезвычайно важному периоду для формирования образа России в Европе: от выхода книги маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году» до окончания Крымской войны[21]. Автор проанализировал большое количество литературных источников, детально рассмотрел особенности восприятия России в литературном мире Франции. Непосредственное отношение к теме настоящего исследования имеет принадлежащий также перу Кадо подробный анализ одного из публицистических произведений «Россики» революционной эпохи - «Путешествия в Россию» П.-Н. Шантро (1794)[22]. Соглашаясь с Мореншильдтом, Кадо отмечает, что «Путешествие» являлось компиляцией, основанной на трудах Палласа, Манштейна, Кокса, Шерера и Левека. Однако, детально проанализировав текст Шантро, Кадо опроверг долгое время господствовавшую в литературе точку зрения о том, что источники сведений Шантро сводились исключительно к вышеуказанным авторам. Кадо выявил ряд совпадений между текстом Шантро и книгой голландца Петера Ван Вунсела «О современном состоянии России» (1783 г.)[23].

Начало последнего по времени, третьего, этапа изучения темы «образ России во Франции конца XVIII в.» можно отнести к концу 1980-х гг. Принципиальная новизна этого этапа заключалась в повышенном внимании, которое было проявлено в исторической науке и смежных отраслях научного гуманитарного знания к изучению образа «Другого» (в широком смысле) в культуре прошлого. Исследования по истории образа России во Франции приобрели в последние три десятилетия междисциплинарный характер, в их основу полжены достижения литературоведения, социологии, этнопсихологии, философии. Иными словами, это этап, когда историческая имагология как направление междисциплинарных исследований, приобрела самостоятельность и в повестке дня оказалось не только изучение идеологем и политических концепций новейшего времени, но и коллективных представлений о «чуждости», «инаковости», образе врага. Кроме того, российская наука также смогла принять активное участие в разработке этой темы.

На данном этапе в центре внимания исследователей оказались стереотипы о России, то есть устойчивые представления, эволюция которых происходила на протяжении большой временной длительности. Отметим, что если раньше использовались источники, специально посвященные России, то теперь пришло время привлечения и тех источников, которые посвящались более широкому кругу международных проблем эпохи, а также периодической печати. Благодаря активной публикации источников по истории русско-европейских связей XVIII в. историки, работающие по данной теме, располагают сегодня большим количеством новых архивных материалов[24].

В то время, как некоторые французские и российские исследователи[25] по-прежнему большое внимание уделяют восприятию внешнеполитических концепций[26], используя новые материалы архива МИД Франции, впервые со времен издания книг Ш. Корбе и М. Кадо, В. А. Мильчиной на материалах прессы был рассмотрен вопрос о существовании «русского миража» в 1820-1840-е гг., когда апологетам французской монархии Россия казалась страной, где воплотилась консервативная утопия[27]. Таким образом, едва ли не впервые была сделана попытка изучения альтернативных версий репрезентации России, помимо тех, что были отражены в наполеоновской пропаганде, сочинении Кюстина и других известнейших текстах о России, написанных на французском языке в последней трети XVIII в.[28]

Очевидно, дальнейшее направление в изучении образа России во французской культуре будет связано с исследованием альтернативных версий, интерпретаций и представлений о российских реалиях, высказывавшихся на протяжении XVII-XIX вв.

В советский период отечественная историография рассматривала проблемы французско-российских отношений периода Французской революции преимущественно в плане влияния революционных событий на Россию. Этой теме посвящены монографии М. М. Штранге, К. Е. Джеждулы, О. В. Орлик, Б. С. Итенберга[29], однако на рубеже 1990-х гг. российские историки вели поиск новых тем для исследования и пытались привлекать новые источники по истории французско-русского политического и культурного диалога. Так, в альманахе «Великая Французская революция и Россия» (1988 г.) опубликованы статьи о Французской революции в освещении русских газет, о судьбе эмигрантского корпуса принца Конде в России, о восприятии реформаторских усилий Екатерины II французскими публицистами (Бриссо)[30]. Однако, за исключением отдельных статей, отражение российской проблематики в общественном мнении революционной и послереволюционной Франции советскими исследователями практически не изучалось. И только относительно недавно российские историки сделали первые шаги в этом направлении[31]. Так, С. Е. Летчфорд в обстоятельной статье, опираясь на материалы прессы, показал некоторые важные особенности восприятия образа России в общественном сознании Франции рубежа XVIII-XIX вв. и подчеркнул особое значение памфлетной публицистики и периодической печати для изучения французско-российских культурных и политических связей[32].

В отличие от данной тематики периода Французской революции, вопросы формирования образа России в общественном мнении Франции Старого порядка активно разрабатываются в современной научной литературе, как отечественной, так и зарубежной. Р. Бартлетт[33], Дж. Годжи[34], Ж. Дюлак[35], С. Я. Карп[36], Е. И. Лебедева[37], С. А. Мезин[38], К. Мерво[39], Р. Минути[40], Н. Ю. Плавинская[41], П. П. Черкасов[42], А. В. Чудинов[43], М. Белисса[44] ввели в научный оборот большое число новых источников по истории российского и европейского Просвещения и русско-французских научных, политических, литературных связей. В работах этих авторов рассматриваются не только философские аспекты теории цивилизации, разработанной просветителями, но и меры по ее практическому воплощению в различных странах Европы, освещаются ранее неизвестные страницы истории дипломатии и культуры[45].

В 1994 г. увидел свет новый обобщающий труд, посвященный формированию в литературе XVIII в. образов стран Восточной Европы, в том числе России. На основе широкого спектра опубликованных источников американский исследователь Л. Вульф исследовал проблему конструирования учеными и политиками Века Просвещения образа восточноевропейского региона как «единого целого»[46]. В центре внимания Вульфа находились не отношения деятелей западноевропейского Просвещения с Восточной Европой, а представления интеллектуалов о странах и народах, населявших эту часть континента.

Хотя некоторые историки сразу причислили монографию Вульфа «к канону литературы о ментальных картах», общая оценка этого труда в профессиональной среде была далеко не столь однозначна. По мнению С. Я. Карпа, в целом работа Вульфа принадлежит к той же традиции, которая представлена трудами Мореншильдта и Лортолари: «При всей разнице во времени и условиях появления вышеупомянутых работ, при всем разнообразии их методов подходы авторов схожи в одном: мираж, миф [о России. - А. М.] является для них не только предметом, но и рамкой исследования, они рассматривают его либо как плод самонадеянного невежества просветителей, сознательного или невольного игнорирования ими реалий русской жизни, либо как результат успешной (и лживой) целенаправленной пропаганды русских царей, реформы которых были всегда поверхностны и проводились чуть ли не с единственной целью - ввести Запад в заблуждение»[47].

Представляет интерес и успешный образец историко-политологического анализа сотворения в сознании европейцев «русского другого» в XVI-XX вв., принадлежащий перу И. Ноймана[48]. Несмотря на то что периода Французской революции автор практически не касался, принципиально важен сделанный Нойманом вывод о том, что образ России выполнял функцию «конституирующего иного» для европейцев в XVII-XVIII вв., подтверждается и французскими источниками конца XVIII в.

Традиционно особой популярностью в историографии данной темы пользуется сюжет так называемого «Завещания Петра Великого». Вопреки некоторым утверждениям о том, что текст возник в годы Первой империи, сегодня установлено, что данный апокриф появился раньше. В годы Революции критики творчества «философов», разработавших теорию «просвещенного деспотизма», подвергли нападкам петровский миф и екатерининскую легенду. На смену апологетике «просвещенных деспотов Севера» пришла черная легенда о существовании «завещаний» Петра Великого и Екатерины II, в которой отразился страх перед Россией и ее возможной агрессией против Западной Европы. Начиная с середины XIX в. историки не оставляли попыток установить имя подлинного автора и обстоятельств появления знаменитого «Завещания Петра Великого». С середины XIX в. о «Завещании» было написано немало исследований, среди прочих отметим работы К. Н. Бестужева-Рюмина, С. Н. Шубинского, Е. Н. Даниловой, Н. И. Павленко, С. А. Мезина, М. Сокольницкого, С. Блан, Э. Журдан[49]. Изучение истории «Завещания» привело исследователей к заключению о том, что речь идет о пропагандистской фальшивке, созданной с политическими целями в последние годы XVIII в. Как явствует из исследований Блан, Мезина и Журдан, данный вопрос необходимо рассматривать в общем контексте эволюции в общественной мысли XVIII в. тезиса о «русской угрозе».

В своей статье Симона Блан предложила ответы на целый ряд вопросов, связанных с историей создания и изучения историками этого апокрифа[50]. На основе документов архива МИД Франции она проследила эволюцию отношения правящих кругов этой страны к тезису о «русской угрозе» в XVIII - начале XIX в. Как отмечает исследовательница, эта идея, на протяжении долгого времени имевшая хождение в дипломатической среде, приобрела в годы Революции, а затем Первой империи особую остроту и драматизм. Проведя подробный анализ идеологии тайной дипломатии Людовика XV, Блан убедительно опровергла давнюю версию о том, что автором «Завещания Петра Великого» был известный авантюрист шевалье д’Эон, и указала на польские корни данного апокрифического произведения, которое, по ее мнению, появилось в 1797 г. в среде польских эмигрантов.

Идеология петровского «Завещания» очень схожа с идеологией вымышленного текста так называемого «Завещания Екатерины II», адресованного якобы Павлу I. Тема вымышленных завещаний, тесно связанных с темой «русской угрозы», привлекла внимание Г. А. Лихоткина, посвятившего этому вопросу небольшую монографию. Авторство этого апокрифа, по мнению Лихоткина, принадлежало известному революционному публицисту и драматургу Сильвену Марешалю[51]. В своей «Истории России» (посмертное издание 1807 г.) он пытался развенчать мифы о просвещенном правлении Петра Великого и Екатерины II, стремясь опровергнуть Вольтера и других просветителей, «воздвигавших алтари» русским монархам по всей Европе. Г. А. Лихоткин подчеркивал, что для Марешаля борьба с прогрессистским мифом о России была прежде всего борьбой с Вольтером, которого публицист называл «придворным современной Семирамиды». Вместе с тем включенное в это сочинение Марешаля так называемое «Завещание Екатерины II» требует дополнительного изучения.

Важным шагом в разработке темы представлений французов о России стало исследование В. А. Сомова по истории французской «Россики»[52], в котором раскрываются многие аспекты творчества французов, писавших сочинения о России и ее правителях. Использовав фонды целого ряда архивов и библиотек, историк показал, каким было отношение к французской «Россике» в русской читательской среде. Внес он свой вклад и в изучение истории создания таких историко-публицистических сочинений, как «Жизнь Екатерины» Кастера, «История Петра III» Лаво и «Анекдоты о революции 1762 года в России» Рюльера.

Восприятию русской культуры французскими мемуаристами последней трети XVIII - первого десятилетия XIX в. посвящены исследования Е. Ю. Артемовой[53]. Автор использует богатый материал источников личного происхождения (путевые заметки, дневники, письма, мемуары), чтобы показать, как отдельные представители французского общества воспринимали различные явления русской действительности, светской и духовной культуры. Среди источников исследования Артемовой записки Сегюра, Ромма, Сен-При, Корберона, Фортиа де Пиля, Жоржеля и др. В силу того что объектом исследования являлась культура екатерининской России, эти сочинения были рассмотрены вне контекста просветительской мысли Франции того времени, что не могло способствовать достаточно полному выявлению всех причин «суперкритичности и предвзятости французов в оценке России»[54].

В связи с тем, что представления французов часто переплетались с представлениями, свойственными для других европейских народов, необходимо обратить внимание на то, что тема восприятия иностранцами российской культуры XVIII в. уже была успешно исследована на аналогичном английском материале. На основе сочинений путешественников и публицистов последней трети XVIII - начала XIX в. И. В. Карацуба проанализировала представления этих авторов о России и ее культуре, рассматривая эти представления в контексте английского общественного сознания. Важно, что автор уделила большое внимание методике анализа сочинений иностранцев о России и показала, что стереотипы восприятия России были прочно связаны с автостереотипами, то есть с восприятием англичанами самих себя[55].

Важное значение для нашего исследования имеют обстоятельные монографические исследования С. А. Мезина. Первое из них посвящено восприятию и осмыслению темы петровских реформ в Век Просвещения и Французской революции. В качестве источников С. А. Мезин использовал не только историко-публицистические и философские произведения, подобно большинству своих предшественников, но также документы французского МИДа и обширной публицистики конца XVIII в. (в том числе работы Мирабо, Малле дю Пана, Марешаля). Как в свое время и С. Блан, Мезин затронул историю эволюции идеи «русской угрозы», длительное время существовавшей в тени секретной дипломатии Версаля, а затем выплеснувшейся в сферу публичной политики. Не обошел вниманием С. А. Мезин и вопрос о «Завещании Петра Великого», показав, что идеи этого апокрифа были созвучны общим настроениям французского общества накануне Революции и тем, что наблюдались после 1789 г., а набиравшая популярность в европейской среде идеология «русской опасности» не имела прямой связи с представлениями русских того времени о Европе, не была сколько-нибудь адекватным их отражением. Вторая монография С. А. Мезина представляет собой развернутый анализ философских и политических взглядов Д. Дидро, в центре его внимания оказался вопрос о приобщении России к цивилизации с точки зрения просветителя[56]. С. А. Мезин показывает, как в 60-70-е гг. XVIII в. у Дидро формировалось отношение к России в ходе выработки собственной концепции цивилизации и в связи с теоретическими исканиями того времени. Выводы С. А. Мезина, актуализировавшие сегодня философское наследие Дидро, имеют важное значение для нашего исследования, поскольку «Энциклопедия» десятилетиями оставалась основополагающим научным трудом, откуда черпались сведения о России, и именно тексты философа были включены в сочинение Г. Т. Рейналя «История обеих Индий», которое имело большую популярность в годы Революции, служило авторитетным источником для многих публицистов и ученых. Из исследования С. А. Мезина видно, что идеи, критика и предложения Д. Дидро о новых реформах в России оказываются «строительным материалом» для нескольких поколений авторов, обращавшихся к «Россике»[57], и, как замечал философ, российскому монарху предстоит прекратить военные мероприятия в Европе, перенести столицу из Санкт-Петербурга, уничтожить крепостное право и обеспечить появление «третьего сословия»[58]. Как раз вокруг этих тезисов и будут формулироваться концепции развития России на рубеже XVIII-XIX вв. уже в контексте революционных событий.

В раннее Новое время конфессиональная принадлежность нередко имела большее значение, чем национальная идентификация. Соответственно религиозный фактор в восприятии России жителями Западной Европы, по мнению ряда современных исследователей, играл чрезвычайно важную роль на протяжении XVI-XVII вв. и большей части XVIII в. Наиболее значительной работой из числа современных исследований на эту тему является монография Франсин-Доминик Лиштенан «Три христианства и Россия»[59]. На основе многочисленных западноевропейских источников (мемуарных свидетельств, записок путешественников) она проследила эволюцию отношения европейцев к православию на протяжении XV-XVIII вв. Автор особо обращает внимание на трактовку путешественниками отношений между государством и церковью в России при Екатерине II, а также поднимает вопрос о соотношении письменной и устной традиции в процессе создания образа русского православия в Европе. Затрагивает Лиштенан и период Французской революции. Отметив то обстоятельство, что события 1789 г. не только не ослабили, а скорее обострили давнюю дискуссию о России, она разбирает свидетельства наиболее известных в историографической традиции авторов: Шерера, Шантро, Фортиа де Пиля, Форнеро и Массона. Лиштенан показывает, что в конце XVIII в. как в республиканском, так и в роялистском лагерях, наблюдалось непонимание и неприятие православной церкви. Если в глазах республиканцев православие способствовало нарушению прав человека, поскольку оно «культивировало народный фанатизм», а состояние России напоминало о состоянии Франции при Старом порядке, то роялистам оно представлялось не вполне полноценным (по сравнению с католичеством) культом, который, однако, сыграл позитивную роль, позволив уберечь Россию от проникновения республиканских идей[60].

В работах Т. В. Партаненко привлечены в качестве источников многочисленные французские мемуары и дневники XV-XX вв.[61] По мнению автора, период 1789-1799 гг. существенно отличался тем, что «события Революции заставили забыть о полемике вокруг России». Особое внимание Т. В. Партаненко и В. А. Ушаковым уделяется существованию в революционной Франции стереотипа «русской угрозы»[62], анализируется здесь и тема т. н. петровского «Завещания», однако новые, ранее не опубликованные или архивные материалы не использовались[63].

Опыт анализа социокультурных аспектов восприятия России был предпринят в исследовании Н. Ю. Вощинской на основе четырех хорошо известных сочинений французской «Россики» последней трети XVIII в. (Ж. Шаппа д’Отроша, Л.-Ф. Сегюра, Ш. Массона и А. Фортиа де Пиля)[64]. Исследовательница изучила мнения этих авторов о государственном устройстве России, православной церкви, русском национальном характере и ряде других аспектов российской действительности[65]. Определенный интерес представляют также статьи В. С. Ржеуцкого и М. С. Неклюдовой[66], которые исследовали малоизвестные сочинения о России Н. Форнеро и В. Комераса. В первом случае пропаганда французской Директории дает хорошее представление об официозе накануне брюмера, во втором случае анализируются тексты времен Консульства, отражавшие точку зрения элиты в момент наивысшего сближения Росси и Франции. В частности, А. Банделье и В. С. Ржеуцкий рассматривают творчество республиканца Форнеро, его противостояние российской «пропаганде» наравне с хорошо известным примером Ш. Массона[67]. Хронологически вышеуказанные тексты разделены двумя или тремя годами, но амплитуда колебаний в восприятии Российской империи очень заметна. В последнее десятилетие вышли и фундаментальные работы Н. В. Промыслова[68] и А. В. Гладышева[69], в которых рассматривается образ России в период наполеоновских войн. Н. В. Промыслов представил результат многолетней работы в архивах России и Франции, последовательно рассмотрел перепетии развития представлений о Российской империи в контексте наполеоновской пропаганды, он использовал не только официоз (памфлеты Лезюра и других), но и обширную корреспонденцию, в том числе переписку личного характера - письма французских солдат и офицеров периода Отечественной войны 1812 г. Для нас важно, что все тексты источников этой монографии принадлежат авторам, пережившим Революцию взрослыми людьми, или тем, которые родились в 1780 - начале 1790-х гг. Помимо традиционных сюжетов в образе страны (рассуждения французов о власти в России, о состоянии «варварства» крестьян, о «религиозных предрассудках») автор раскрывает тему восприятия российского пространства и климата, ведь давние философские идеи Ш. Л. Монтескье были связаны и с реальностью, а личные впечатления участников событий 1812 г. во многом стали важной вехой в восприятии Восточной Европы. Н. В. Промыслов приходит к обоснованному выводу, что столкновение французов непосредственно с российским пространством и климатом, голодом, воображаемыми категориями «варварства» и «отсталости» противника превращало военные действия 1812 г. в «эпическое сражение со стихиями», а неудачная для французов кампания была использована для закрепления новых национальных мифов в самой Франции[70]. Новые представления о России, связанные с эпохой наполеоновских войн, базировались на прежних, еще времен конца Старого порядка и Революции во Франции. Важный аспект исследования Н. В. Промыслова более детально отражен и в коллективной монографии об образе России во французской прессе конца XVIII - начала XIX в.[71] Важной вехой в методологии исследования представлений о России и россиянах в эпоху наполеоновских войн являются монография и статьи А. В. Гладышева, где на примере кампании во Франции 1814 г., на основе большого массива архивных источников предлагается новая концепция формирования образов страны в период военных конфликтов. При исследовании периода 1798-1799 гг. материалы и источники, привлеченные А. В. Гладышевым, ретроспективно помогают осознать механизмы функционирования образов военного противника, в частности казаков, в представлениях не только политической элиты Франции, но и широких слоев ее населения на протяжении весьма длительного периода[72].

Вместе с тем стерепотипы о России рассматриваемой эпохи были тесно связаны с «имперским мифом» времен Екатерины II, распространявшимся в 1760-1790-х гг. в культурном пространстве Европы. Этому важнейшему аспекту, помогающему понять истоки формирования представлений о России во Франции эпохи Революции посвящены монографии В. И. Проскуриной[73], по мнению которой сама императрица Екатерина II «создавала цивилизованный ландшафт империи - воображаемый, ментальный, мало соотносящийся с реальным пространством и временем», что было частью задачи «переформатировать» русское пространство, сделать его частью европейской цивилизации[74].

Стоит также отметить, что междисциплинарный характер имаго- логических исследований предопределил повышенное внимание к интересующей нас теме со стороны филологов, философов, культурологов и политологов[75]. Для работ культурологов и политологов свойственна широта охвата, построение выводов этих исследователей связано с их собственными концептуальными взглядами на тему, но они не всегда имеют конкретно-исторический характер, а основой таких исследований служили чаще всего уже хорошо известные источники[76].

Американский исследователь М. Э. Малиа посвятил данной проблеме монографию «Запад и русская загадка. От медного всадника до мавзолея Ленина»[77], в которой анализирует то, как трансформировались представления о Российской империи и Советской России в Западном мире. В связи с нашим исследованием интерес представляют две первые главы, где Россия предстает для западных наблюдателей как образец сначала «просвещенного деспотизма», а затем «восточного деспотизма». В центре внимания Малиа в этих главах находится восприятие российского варианта просвещенного «деспотизма» на Западе, прежде всего во Франции, а также точки зрения рождавшегося гражданского общества на монархическую Россию после того, как мечты европейцев о просвещенном идеальном правителе в революционном 1789 г. достигли своего пика и вскоре исчезли. Малиа осторожен с использованием терминов; так, в одном из немногих случаев, когда он говорит о «либеральном общественном мнении», речь идет о реакции в Англии и Франции на второй и третий разделы Польши, но он не расшифровывает эту концепцию[78]. В другом случае он высказывает тезис о том, что просвещенная элита XVIII в. (аристократы, философы, политики и другие) не противопоставляла Россию Западу, а Запад России, несмотря на все свои разногласия, элита полагала, что Россия - это продолжение Европы на Восток; культурных категорий, позволявших бы такое противопоставление, еще не существовало[79]. Но политическая риторика и реальная политика не совпадали. Победы революционных армий Франции в 1794-1795 гг. настолько расстроили «концерт европейских держав», что выгодоприобретательницей в итоге становится именно Россия, получившая, по мнению Малиа, полную свободу действий в «своей части мира»[80]. Монография Малиа имеет ценность, как опыт широкого обобщения по данной теме, хотя многие утверждения автора нуждаются в уточнении или изначально имеют дискуссионный характер. Например, тезис о том, что в 1768 г. европейские наблюдатели смотрели на Россию как на мощное государство, но не уделяли большого внимания ее социальной системе[81]. (Вышеперечисленные труды российских, французских, английских истори ков показывают, что вопрос о цивилизационном пути России и ее общественной структуре был основным для большинства мыслителей XVIII в., а тезисы о «русской опасности» использовались прежде всего в прессе, особенно в периоды военных конфликтов.) Выводы Малиа о том, что новый образ России в Европе формировался не до, а после 1815 г., вполне укладывается в устоявшуюся в англо-американской историографии концепцию. По его мнению, «золотая легенда» о России (точнее, легенда об успехе Просвещения в России) именно в это время была деактуализирована, а ей на смену пришла «черная легенда» о русском деспотизме[82]. Отметим, что Мартин Малиа в своей монографии не останавливается специально на сочинениях о Российской империи, опубликованных в период Французской революции и наполеоновских войн.

Аргентинский исследователь Е. Адамовский - автор обобщающего труда «Евроориентализм. Либеральная идеология и образ России во Франции (1740-1880 гг.)»[83] предпринимает попытку обобщения очень широкого спектра мнений. Его труд - конкретизация и развитие выводов Малиа, но уже только на французском материале. Самого же Е. Адамовского интересует эволюция образа России в либеральном дискурсе протяженного периода - с 1740 до 1880-х гг. Адамовский рассматривает сначала философские дебаты о России в период «от Монтескье до Мабли», роль Дидро в зарождении «либерально-буржуазного» образа России и, наконец, эволюцию «либерально-буржуазного» образа России в текстах Леклерка, Левека, Шерера, Сегюра. Разбираются социалистический и консервативный взгляды на Россию, эволюция ее образа в среде ученых, развитие «дискурсивной формации о евроориентализме», параллели между восприятием образов России и США. При этом автор в определении хронологии своей работы ссылается на броделевский термин «большой длительности». Можно в этом усмотреть и определенное влияние авторов «критической школы» французской историографии. Адамовский предлагает относительно краткий и ретроспективный очерк взглядов известных мыслителей на современную им Российскую империю, сознательно абстрагируясь от рассмотрения того, как на эти самые взгляды влияли военные конфликты, дипломатия, динамика торговых отношений и культурных связей. Введение Адамовским своей особой терминологии делает эту работу оригинальной, но требует уточнений. Ведущие исследователи творчества Дидро и других просветителей, их связей с Россией аналогичными конструкциями не пользуются[84]. Определить тех или иных просветителей в качестве основателей некоего «либеральнобуржуазного» типа дискурса можно с большой натяжкой[85]. Скептические оценки российской политики, представителей правящей династии, «петровского мифа», критика внешней политики Екатерины II звучали и со стороны условных «либералов», и со стороны условных «консерваторов», если, конечно, нарушая научный принцип, перенести эту политическую классификацию, устоявшуюся только после Революции, в середину XVIII в.[86] Синтез Адамовского в виде «либерально-буржуазного» образа и вовсе выглядит оксюмороном. Термин «буржуазия» в разные периоды имел разное значение, во второй половине и конце XVIII в. вообще нельзя говорить о единстве этой социальной группы[87]. Социальная стратификация раннего Нового времени не связана с формированием политической идеологии века XIX в. Иначе говоря, связка понятий «буржуазия» и «либерализм» выглядит как плод воображения, умозрительная социологизация. Искусственный конструкт предопределяет и искусственность выводов автора. Источники периода Французской революции и Наполеоновских войн Адамовский специально не анализирует.

В контексте изучения социокультурной проблематики данной эпохи рассматриваются коллективные представления французов о России в канун и во время Отечественной войны 1812 г. В. Ададуровым[88]. Новаторский подход к известным проблемам позволяет автору полагать, что авторы революционной поры продолжали ретранслировать фобии и предубеждения: «Эти предшественники современных политологов, прибегая к аргументам не только злободневного, но и исторического характера, пытались отождествить ценности западной цивилизации с современной моделью французского общества, а варварство с ее консервативным русским антиподом»[89]. На наш взгляд, работа В. Ададурова, который делает сравнительный анализ текстов 1790-х и 1800-х гг. (П. Парандье, Ш.-Л. Лезюра и др.), проводя линию преемственности вплоть до В. Хантингтона, еще раз показывает, что изучение памфлетов периода Французской революции 1789-1799 гг. остается открытой темой для исследования[90].

Таким образом, несмотря на обилие серьезных научных работ истории формирования представлений о Российской империи в Европе Века Просвещения, о проблематике франко-российских отношений конца XVIII в., стойкий исследовательский интерес к ним не ослабевает ввиду применения новых исследовательских методик, концепций, но гораздо реже в связи вовлечением в научный оборот новых архивных источников. Однако разные аспекты соответствующей тематики изучены далеко не равномерно. Так, история эволюции образа России в общественном мнении Франции периода Революции по-прежнему остается одним из недостаточно исследованных сюжетов.

§ 2. Источники исследования

Изучая образ России конца XVIII в., мы попытаемся посмотреть на страну глазами французских современников - представителей политической элиты общества, используя, прежде всего, понятия, принципиально важные для французского общественного сознания Века Просвещения, а также термины, появившиеся в гуманитарных науках значительного позднее, но имеющие определяющее значение для исследования.

История формирования политических элит Франции XVIII - начала XIX в. имеет богатую историографию[91]. Ранее понятие «просвещенная элита» практически не использовалось ни в советской, ни в постсоветской историографии Французской революции XVIII в. В зарубежной литературе оно получило распространение относительно недавно - с середины 60-х гг. XX в.[92] Подробно роль просвещенной элиты в политических событиях конца XVIII в. проанализировали Ф. Фюре и Д. Рише. По их мнению, просветительские ценности оказались главным интегрирующим фактором революционной или, в терминологии того времени, «национальной» партии, образованной выходцами из трех сословий: «Все эти люди национальной партии, дворяне и ротюрье, парвеню или уже с “положением” были, прежде всего, детьми своего века, выросшими на идеях Просвещения»[93].

По мнению Ги Шоссинана-Ногаре, год 1789 г. не только спровоцировал развитие демократических процедур, но и кризис в определениях элит. Общественное мнение начинает обсуждать вопрос о том, какие основания служат для определения групп элит, представляющих интересы нации и обеспечивающих функционирование государственных институтов. В XVIII в. традиционно полагали, что ответственность элиты связана с владением собственностью, доходов от нее и наличием времени для исполнения государственных функций. Собственность служила и гарантией патриотизма элиты, ее рвения защищать интересы государства, так как она непосредственно связывала личные интересы с интересами нации. С этим принципом смыкалось и традиционное недоверие по отношению к непривилегированным подданным, неграмотным и собственностью не владевшим. Но еще к середине XVIII в., по известному замечанию А. де Токвиля, «самыми влиятельными политиками» во Франции сделались литераторы, которые и задавали тон общественному мнению. По словам автора «Старого порядка и Революции», «политическая жизнь оказалась вытесненной в литературу», а интеллектуалы, хотя и не участвовали в управлении государством, играли ту роль, которая прежде отводилась людям, от природы наделенным качествами «лидеров» общественной жизни[94]. Общественное мнение противостояло государственной власти, литература политизировалась, а политика «литературизировалась», вслед за Токвилем отмечает и Р. Шартье. Эта новая идеология, тяга к идеальному миру, созданному воображением литераторов, выработка общих вкусов, интересов, политического языка способствовали и стиранию граней между сословиями, различными верхними стратами общества, «ставило их на одну доску»: новые идеи объединяли «всех, кто стоит выше народной массы»[95] (тогда как привилегии и преимущества аристократии только усугубляли кризис, впереди были радикальные перемены). Сообщества (клубы, салоны, ученые общества, кружки, ложи и т. д.) превратились в независимые центры, где мыслителями вырабатывались новые нормы общественной жизни, рождалась политическая законность, так интеллектуалы становились творцами новой политической культуры, новой элитой[96]. Начавшаяся Революция, революционный активизм народных масс, их участие в защите территории от внешнего врага только в период между 1789 и 1795 г. серьезно расшатали старую концепцию элит, но не уничтожили. Даже в начальный период Революции гражданственность, цивизм увязывались с наличием собственности, а принцип равенства граждан, провозглашаемый революционерами, не означал введения всеобщего избирательного права[97]. В круг политической элиты после 1789 г. влилась масса новых людей, среди них представители всех общественных страт, ранее не имевших никакого отношения к управлению государством[98]. Принцип наличия собственности в этот период не имел большого значения: вхождение в элиту зависело от степени публичности, узнаваемости персоны, ее личных компетенций, талантов, тех или иных «заслуг» перед Революцией[99]. И даже принятие Конституции III года, введение имущественного ценза, а затем постепенное формирование в обществе новой устойчивой социальной группы «нотаблей» в 1790-е гг.[100] еще не изменило ситуации: революционные потрясения, вызванная ими небывалая социальная мобильность, электоральные процессы, реформы, развитие института общественного мнения позволяли выдвигаться на политическую сцену тысячам людей, никогда к старым «элитам» не принадлежавших[101]. Большинство франкоязычных публицистов, писавших о России в конце XVIII в., принадлежали к числу представителей именно этой новой революционной элиты.

Одним из основных понятий, которое широко используется в монографии, также является категория «этнического стереотипа», подробно разработанная и активно применяемая сегодня в научной литературе по проблемам национальной идентичности. Согласно концепции, предложенной У. Липпманом еще в 1922 г. и с тех пор получившей широкое распространение в исследованиях по общественным наукам, стереотип нужно рассматривать как принятый в исторической общности образец восприятия, фильтрации, интерпретации информации при распознавании и узнавании окружающего мира, основанный на предшествующем социальном опыте[102]. В своей книге Липпман предвосхитил основные смыслы, которые в дальнейшем исследователи обнаружили в стереотипах, а само понятие прочно вошло в обыденный язык[103]. Этническим же стереотипом называют существующий в коллективном сознании нации устойчивый образ самой себя или другого народа. Всякий стереотип коллективного сознания является своеобразным социальным конструктом и выступает источником мотивации социально значимых действий данной общности; он тесно связан с языковым фактором и имеет дискурсивную природу. Дискурс как устоявшийся и закрепленный в языке способ видения мира и упорядочения действительности не только отражает этот мир, но и проектирует, тем самым участвуя в его создании[104]. Соответственно и этнический стереотип, отражая представления нации-этноса о самой себе и о других народах (как правило, очень пристрастные), формирует свою особую реальность. Подобные представления укоренены в прошлом, имеют коллективный характер и наследуются индивидами через воспитание, влияние среды и воздействие общественного мнения[105]. Вместе с тем этнический стереотип отнюдь не является исключительно субъективным и произвольным мнением о той или иной этнической общности, а представляет собою ее образ, который, пусть в искаженном виде, все же отражает определенный аспект существующей реальности, а именно - свойства двух взаимодействующих общностей и их взаимоотношения[106].

Стереотипы имеют выраженное эмоциональное содержание, поскольку содержат в себе оценку - положительную или отрицательную. Главное в стереотипном мышлении - стремление отделить себя и «своих» от «других», свои национальные признаки от тех, которые якобы принадлежат «аутсайдеру». Стереотипная оценка может распространяться как на свою, так и на другие нации, но при этом всегда является обоюдоострой, характеризуя не только того, кто является объектом стереотипных суждений, но и того, кто такой стереотип создал. Характерным свойством стереотипа является его высокая резистентность и низкая изменяемость под влиянием поступающей информации[107].

Другим важным для настоящего исследования понятием является такая категория различных отраслей гуманитарного знания как «общественное мнение». Несмотря на обилие специальной литературы по этому вопросу[108], в исторической науке не сформировано единого общепринятого определения этого понятия. Можно согласиться с К. М. Бэйкером, отметившим, что «исчерпывающий анализ понятия “общественное мнение” в политической культуре Франции XVIII в. еще предстоит сделать»[109]. Поэтому мы только в общих чертах обозначим те его черты, которые наиболее часто отмечаются в научной литературе. Сейчас доминирует мнение о том, что говорить о специфическом феномене «общественного мнения» допустимо начиная с XVIII в.[110], поскольку именно в этот период в европейских странах сложились основные предпосылки для формирования автономной от власти «публичной сферы», в рамках которой стало возможным обсуждение фактов общественной жизни, науки, искусства и т. д. В течение первых десятилетий XVIII в. «общественное мнение» (opinion publique, public opinion) являлось скорее не мнением публики (в широком смысле, который это слово имеет сегодня), а превращенным в «публичное мнение» мнением социальной, политической элиты. Оно противопоставлялось не мнению народа (подавляющее большинство, которое все еще состояло из малограмотных крестьян и не имело пока мнения в политике), но частным интересам «политических группировок», которые в представлении «просвещенной» элиты находились тогда у власти. Таким образом, «общественное мнение» являлось механизмом идеологического противоборства, в которое вступили интеллектуальные элиты с целью легитимизации их собственных политических требований и ослабления королевского абсолютизма.

В рамках нашей работы уделяется внимание именно произведениям о России представителей политической элиты Франции периода 1789-1799 гг. Сделано это по ряду причин. Во-первых, именно политическая элита определяла направление внимания читающей публики, во-вторых, ей же принадлежало право фиксировать порядок дискурса о собственно французском или иных обществах, в период Революции это становится правилом без исключений. В-третьих, политическая элита в 1789 и последующие годы остро реагировала на действия российского двора по отношению к революционной Франции, тогда как большая часть населения оставалась во власти коллективных представлений о «близких» врагах (например, Австрии, Англии, Пруссии, Испании, некоторых итальянских государствах)[111]. Результатом этой реакции и становились десятки сочинений на русскую тему, выходившие на французском языке. И если периодическая печать зачастую оставалась анонимной и в большинстве своем, если принимать в расчет печать в масштабах всей страны и сопредельных регионов, не всегда уделяла России большое внимание, то сочинения дипломатов, литераторов, политиков чаще всего, даже выходившие анонимно, связывались с именем того или иного автора (порой и ошибочно), а вопрос об определении авторства всегда стоял в числе первых.

Сам термин «общественное мнение» претерпел в политической культуре Века Просвещения большую эволюцию. Для Ж.-Ж. Руссо, «общественное мнение» - это коллективное выражение нравственных и социальных достоинств народа, его чувств и убеждений в том виде, в котором они проявляются в нравах и обычаях нации и ис- пользуются в суждениях, которые эта нация имеет относительно частных поступков. В этом смысле «мнение» является источником репутации и уважения среди людей, критерием суждения о характере и красоте, источником наказания за безнравственные и неподобающие действия. Руссо считает, что попытки насильственно изменить «общественное мнение» обречены на неудачу[112].

По мнению Руссо, государство основано на трех типах законов: общественном праве, уголовном праве, гражданском праве, но к ним примыкает четвертый тип - он записан в сердцах граждан государства, и его следует охранять от порчи - это общественное мнение, от которого зависит успех всех остальных законов. В этом контексте имеется единственное определение общественного мнения у Руссо: «Общественное мнение есть своего рода Закон, служителем которого выступает Цензор; он лишь применяет этот закон, по примеру государя, к частным случаям... Цензура оберегает нравы, препятствуя порче мнений, сохраняет их правильность, мудро прилагая к обстоятельствам, иногда даже уточняет их, когда они еще не определенны»[113]. Иначе говоря, общественному мнению придается качество морального авторитета, и в роли цензора должен выступать, по мнению философа, маршальский суд чести. Важно заметить, что, с точки зрения Руссо, «общественное мнение» является синонимом «общего мнения», выражением «общей воли». Поэтому любое выражение альтернативных мнений («частных мнений»), противоречащих «общему», мешает принятию правильного решения. Власти должны просвещать «общую волю», чтобы народ никогда не ошибался[114].

Схожую трактовку «общественного мнения» можно обнаружить в трудах Дюкло, Мирабо, Гельвеция, д’Аламбера, Мерсье де ла Ривьера, Мабли, Бомарше, Гольбаха между 1750 и 1780 г. Приблизительно с 1770 г. термин приобретает новые коннотации и более определенное политическое звучание. Дюкло в издании «Размышлений о нравах» (1767 г.) отмечал: «...из всех властей, власть мыслящих людей, не будучи заметной, наиболее велика. Могущественный повелевает, а писатели управляют, поскольку, в конце концов, именно они и формируют общественное мнение, которое рано или поздно покорит или опрокинет все разновидности и деспотизма»[115]. В свою очередь, Рейналь более определенно писал об общественном мнении, как о явлении политическом: «Общественное мнение у размышляющей и рассуждающей нации является законом правления. Никогда не надо идти на столкновение с ним, если того не требуют общественные интересы; никогда не следует противоречить ему, не убедив общество в том, что оно заблуждается»[116]. Таким образом, правительство, которое не прислушивается к общественному мнению, по мысли просветителей, становится инструментом деспотизма.

Просвещенное общественное мнение к концу века рассматривалось как политическая сила. Например, Л.-С. Мерсье писал в 1782 г.: «За тридцать лет совершилась великая и важная революция в наших воззрениях. Общественное мнение сегодня в Европе является решающей силой, которой не сопротивляются; таким образом, признавая успехи Просвещения и изменения, которые они должны произвести, можно надеяться, что они принесут в мир наивысшее благо и что тираны всякого рода содрогнутся перед трубным гласом всеобщего негодования, который раздается по всей Европе и стремится разбудить ее»[117].

Основные предпосылки становления общественного мнения XVIII в. связаны с культурой чтения и производством книги. Не случайно Век Просвещения часто называют веком «революции в чтении». Увеличивалось количество книг: если в начале столетия в Англии издавалось 21 тыс. книг, то в 1790 г. уже 65 тыс. Печатная продукция росла не только по массе, но и существенно изменялась по содержанию. Религиозная книга, преобладавшая в XVII в. и в самом начале XVIII в., отступала перед беллетристикой, перед сочинениями, посвященными науке и искусствам. Помимо разрешенной печатной продукции широко циркулировали книги, которые издатели называли философскими: подпольно распространялась порнографическая литература, радикальные сочинения просветителей, сатиры, памфлеты, обличавшие деспотизм монархов и развращенность дворянства. Книги стали более доступными, появились издания малого формата, и чтение становилось все более легким занятием. Наиболее заметные перемены произошли в сфере периодической печати[118].

Эволюционировали и формы социальной коммуникации. Широкая гамма обществ, салонов и иных мест, где встречались люди в эпоху Просвещения, отличалась от традиционных форм общения тем, что это были частные объединения индивидов, разделявших общие вкусы, ценности и идеи. Эти новые формы были весьма разнообразны, но всегда представляли альтернативу семье, церкви, профессиональным корпорациям - то есть тому, что служило опорой иерархизированного и патриархального старого уклада. Они играли важную роль в том, что известный немецкий философ и социолог Ю. Хабермас назвал «новой публичной сферой», в рамках которой частные лица собирались вместе, чтобы публично обмениваться мнениями. Новые формы общения подрывали устои господствующего строя, люди стремились доказать, что свободный обмен идеями необходим для умственного и социального прогресса. Главным центром дискуссий для высших слоев общества стали аристократические салоны, читательские клубы и масонские ложи. В свою очередь, кафе и таверны превратились в арену для плебейского политического дискурса, однако отсутствие стабильного способа сообщения между двумя этими сферами препятствовало формированию однородного общественного мнения[119]. Начиная с 1789 г., когда появился механизм сообщения между двумя центрами политических дискуссий, элитарным и народным, которые существовали при Старом порядке раздельно, «общественное мнение» начинает приобретать однородный характер и становится подлинной «трибуной разума» для всего общества[120].

Общественное мнение эволюционировало вместе с политической системой. Многие современники осознавали, что не все граждане способны вершить суд и содействовать формированию просвещенного общественного мнения. Например, Р. Шартье считает, что, «когда мнение, становясь общественным, перестает быть пассивным... превращается в могущественную силу, оно утрачивает всеобщий характер и фактически в его формировании перестают участвовать люди, недостаточно сведущие, чтобы выносить приговоры, а таких людей необычайно много»[121]. В этой связи обратим внимание на выводы известного историка П. Генифе, который отмечает, что и «в самые мрачные дни 1793-1794 гг. продолжал существовать своего рода остов общественного мнения, оказывающий влияние на решения и поступки правителей», однако, хотя «это мнение находило отклик в окружении главных лидеров... провинция не участвовала в этом представлении... Общественное мнение существовало только в Париже»[122].

В современной науке существует множество различных определений термина «общественное мнение». «Общественное мнение - один из способов существования и проявления массового сознания, в котором выражается реальное отношение большинства народа или социальной группы к фактам, событиям, явлениям и процессам действительности, затрагивающим их потребности и интересы. Формирование и развитие общественного мнения происходит как целенаправленно - в результате воздействия политических организаций и социальных институтов на сознание общества, так и стихийно - под влиянием жизненных обстоятельств, социального опыта и традиций. Общественное мнение - не механическая сумма отдельных мнений, а результат их взаимообмена, обогащения, взаимопроникновения, своего рода концентрированное выражение коллективного разума»[123]. Исходя из данного определения, необходимо добавить, что общественное мнение представляет собой важный фактор воздействия на идейную среду, на идеологический климат и на политическую жизнь страны. Общественное мнение - это не просто «состояние умов», «коллективность чувств», но и один из важных механизмов социального взаимодействия людей. Общественное мнение вырабатывает коллективные представления и суждения об общих делах, событиях, явлениях, устанавливает нормы поведения, в значительной мере определяет практические пути решения значимых для общества проблем[124].

* * *

Настоящая работа основана на широком круге источников, преимущественно опубликованных (публицистики, мемуаров, речей и выступлений политических деятелей), но также с привлечением и некоторых материалов из фондов архивов[125].

Выявленные источники можно разделить на две основные категории: 1) памфлеты и другие публицистические произведения, посвященные непосредственно России, 2) политическая публицистика, в которой российская проблематика затрагивалась косвенно (например, памфлеты о Речи Посполитой и ее разделах, русско-турецкой войне, доклады о внешнеполитическом положении Франции). Исходя из этой классификации охарактеризуем основные группы источников. Пресса в данном исследовании использовалась по ряду объективных причин только для дополнения к памфлетам[126]. Во- первых, периодическая печать, влиявшая на общественное мнение, создавалась в сжатые сроки и отражала сиюминутные колебания, мало касалась вопроса о путях цивилизации России, о ее исторической роли в системе международных отношений или же освещала эту тему в формате коротких информационных заметок. Во-вторых, газетные статьи о России - это нередко анонимные произведения или заметки, перепечатанные из газет других стран. В-третьих, жанр периодического памфлета эпохи Революции не представляет материалов для настоящего исследования, в отличие от авторских произведений. Вопросу о роли французской периодической печати в формировании образа России в рассматриваемый период посвящена отдельная коллективная монография[127].

Первую группу источников составляет публицистика революционных лет, непосредственно посвященная России и русскому вопросу: произведения Малле дю Пана (1789)[128], Пейсонеля (1789), Бастеро (1791)[129], Шантро (1794)[130], Шерера (1792)[131], Кастера (1797)[132], Тибо де Лаво (1797)[133], Форнеро (1799)[134], Рюльера (1-е изд. 1797)[135], Рише- Серизи (1797)[136]. Все эти произведения отобраны для настоящей работы по следующим принципам: а) общий жанр (политические памфлеты), б) общее время создания и публикации (1789-1799 гг.).

При выборе источников настоящего исследования за основу был принят каталог «Россики» II-й половины XVIII в. и начала XIX в., подготовленный В. А. Сомовым в 1986 г.[137] Однако подробное изучение каталогов Российской Государственной Библиотеки, Государственной Публичной Исторической Библиотеки, Российской Национальной Библиотеки, Института научной информации по общественным наукам РАН, а также размещенных в Интернете каталогов зарубежных библиотек, позволило дополнить и уточнить список работ о России. Например, некоторые из используемых нами работ нельзя отнести к «Россике», они посвящены международным проблемам или событиям в Польше (Карра, Пейсонель, Гарран-Кулон), хотя значительная часть этих сочинений посвящена именно России. Также во всеохватывающий каталог «Россики» В. А. Сомова по объективным причинам не были включены публицистические произведения революционеров и их современников, доклады Конвенту и Директории, а также публицистическое сочинение Малле дю Пана «Du peril de la balance politique...», тогда как для настоящего исследования они имеют важнейшее значение.

Основными критериями при выборе источников была не только дата их издания (с 1789 по 1799 г.), но и значимость этих сочинений для формирования общественного мнения. Иными словами, работы, изданные значительно позже, а также источники личного характера (независимо от даты их написания) не входили в общий круг чтения эпохи Революции, а следовательно, не могли служить инструментом для формирования общественного мнения.

Череду памфлетов революционной эпохи, посвященных России, открывает книга «Об угрозе политическому балансу Европы, или рассмотрение причин, разрушивших его на Севере со времени восшествия Екатерины II на российский престол»[138]. Сочинение это вышло анонимно, но это не повлияло на его высокую популярность. Книга не осталась незамеченной в революционной Франции, где высказывались различные предположения о личности ее создателя. Так, в 1792 г. публицист Мейе де ля Туш (1760-1826) в анонимно изданной брошюре «История мнимой революции в Польше»[139] называл автором данного произведения Клода-Шарля де Пейсонеля, некогда королевского дипломата в Османской империи, а затем - сочинителя книг о торговле и дипломатии[140]. Мейе считал несомненным, что книги Пейсонеля выходили благодаря финансовой поддержке Оттоманской Порты, но тем не менее так писал о данном памфлете: «Я не слышал, чтобы кто-либо ответил на это сочинение... думаю, что еще не отдали должного господину де Пейсонелю: есть в его сочинениях замечания и размышления, которые следовало бы обсудить»[141].

Позднее исследователи тоже выдвигали разные версии авторства указанного памфлета. Библиограф А.-А. Барбье идентифицировал его как сочинение известного парижского журналиста швейцарского происхождения Жака Малле дю Пана (1749-1800), работавшего сначала во Франции, а потом в эмиграции с 1792 г.[142], но упоминал и о существовании английского перевода текста, опубликованного в 1791 г.[143] Ш. Корбе полагал, что автором брошюры мог быть не только Малле дю Пан, но и уже упоминавшийся Пейсонель[144]. Русский историк В. А. Бильбасов полагал, что автором брошюры был сам шведский король Густав III. Бильбасов отмечал, что «брошюра издана в самый разгар русско-шведской войны, до заключения Верельского мира, подписанного 3 августа, до слухов о вступлении английского флота в Балтийское море и прусских войск в Курляндию, вероятно, в первые месяцы 1790 г. Брошюра должна была обратить внимание Европы, преимущественно же Пруссии, на опасность от усиления России»[145]. Возможно, решающую роль в установлении авторства сыграло известное произведение Шарля Лезюра «О росте русской державы со времени ее возникновения до начала XIX века». Автор начинал свою книгу с цитаты из памфлета «Об угрозе политическому балансу...», где прямо заявлял, что создателем памфлета был Малле дю Пан[146].

Интересной представляется точка зрения шведского историка С. Боберга, который утверждал, что данное сочинение было написано именно Малле дю Паном по заказу шведского короля[147]. Широкая популярность в Европе книги Вольнея «О войне с турками»[148], автор которой был настроен благожелательно по отношению к России, подтолкнула шведского монарха в условиях начавшейся войны с Россией к созданию в некотором роде ее опровержения. Посол Швеции при дворе французского короля, получивший задание выполнить это поручение, сначала хотел обратиться с предложением написать такую книгу к маркизу Мирабо, но вскоре передумал, так как не был уверен в том, что автор сохранит в тайне свою причастность к созданию произведения. Если бы стало известно имя заказчика произведения - шведского короля, то ценность произведения резко снизилась бы. Известно, что уже в сентябре 1789 г. готовая работа была представлена Густаву и ее автор получил гонорар из казны в 3000 ливров[149]. Произведение также переиздавалось на английском, немецком, польском и шведском языках[150]. В Архиве министерства иностранных дел Франции нами обнаружен и 46-страничный черновой оригинал данного памфлета на французском языке с редакторскими и авторскими пометами, датированными 1788-1789 гг., и информацией о выплаченном гонораре автору в размере 2500 ливров. В единственном рабочем каталоге сочинений о России в данном архиве (автор Б. Спиридонакис) сочинение указано с именем автора - Жака Малле дю Пана. Из чего следует, что в 1788 г. заказчиком данного произведения выступало именно дипломатическое ведомство Людовика XVI[151].

Одновременно с книгой Малле дю Пана выходит и второе политическое произведение, где вопрос о России и ее отношениях с Францией стоял на одном из первых мест. Речь идет о сочинении де Пейсонеля, бывшего консула в Смирне и активного участника событий 1789 г. «Политическое положение Франции и ее нынешние отношения со всеми державами Европы», которое он адресовал королю и Национальному собранию. Пейсонель был также известен своими работами о черноморской торговле[152]. Анализируемое в настоящем исследовании сочинение Пейсонеля, в отличие от работы Малле дю Пана, уже является непосредственной реакцией на революционные события 1789 г., в ней автор излагал свое видение Российской империи на фоне международных отношений в период между 1756 и 1789 г.

Значительную популярность в годы Революции имело и сочинение, принадлежавшее перу Жана-Бенуа Шерера (1741-1824) «Интересные и секретные анекдоты русского двора» (другое название «Анекдоты и сборник обычаев и особенностей по части естественной истории, свойственных разным народам России, сочинение путешественника, прожившего в этом государстве 13 лет»[153], далее - «Анекдоты»). Читатель едва ли мог почерпнуть из «Анекдотов» Шерера сколько-нибудь достоверные сведения о допетровской России и найти там что-либо, кроме весьма предвзятых суждений о России времен Екатерины II и коротких рассказов о Петре Великом. Книга не отличалась каким-либо революционным пафосом: для критики русского «просвещенного деспотизма» Шерер использовал политические концепции «классического» Просвещения.

Шерер, сын страсбургского профессора иностранных языков, долгое время жил в России, состоял консулом при юстиц-коллегии и покинул пределы империи в 1774 г., пережив эпидемию чумы в Москве и восстание Пугачева[154]. Опираясь на источники, которые он редко называл, Шерер сообщал не только о «великих событиях и кровавых катастрофах», но также о торговле, об истории Запорожского казачества и о многом другом. Перу Шерера принадлежат также интересные сочинения о казаках Украины и о торговле в России, изданные в 1788-1792 гг.[155] Однако современники, посещавшие Россию, отзывались о книге Шерера критически. А.-Т. Фортиа де Пиль писал: «Автор уверяет, что пробыл тринадцать лет в России, а, читая эти анекдоты, кажется, что он не пробыл там и тринадцати дней»[156].

Тем не менее «Анекдоты» Шерера привлекли к себе внимание и заставили публику гадать об их авторстве. Так, например, «Литературная корреспонденция» Мейстера среди прочих книжных новинок отметила и эту книгу: «Нам не удалось еще открыть, кто является автором этого многотомного сборника, но кажется по многим чертам сочинения, что этот человек очень предан памяти Петра III. Эта книга, что попала к нам из Лозанны, представляет собой бесформенную компиляцию без последовательности, плана и метода, повествование внезапно переходит от одного царствования к другому... но в нем имеется немало фактов и много курьезных подробностей»[157]. Автор рецензии на книгу «Анекдотов» Шерера в газете «Moniteur» остался не слишком доволен отношением сочинителя к главной, по его мнению, героине повествования - императрице Екатерине II: «Огорчает, что автор не вдается в подробности о нынешней императрице. Судя по добрым словам, сказанным во многих отрывках [книги] о несчастном Петре III, о котором так много уже написано плохого и о котором говорили бы иначе, если бы он сделал с супругой то, что она сделала с ним, кажется, тогда портрет Екатерины II не был бы столь льстивым и не был бы так приукрашен рассказ автора о ее восшествии на трон. Но, если автор имел возможность говорить, он, вероятно, также имел и поводы для умолчания»[158]. Трудно не согласиться с обвинениями в адрес Шерера в том, что он льстил Екатерине. Этим его сочинение отличалось от большинства политических памфлетов того времени: в нем не было действительно «секретных» анекдотов, а часть, посвященная перевороту 1762 г., осталась и вовсе ненапечатанной[159].

Другой публицист революционной эпохи - литератор и педагог Пьер-Николя Шантро (1741-1807) в 1794 г. выпустил «Философическое, политическое и литературное путешествие в Россию, совершенное в 1788 и 1789 годах». Произведение было представлено автором как перевод с голландского языка и имело большой успех у читающей публики: его быстро перевели на немецкий и английский языки. «L’Esprit des journaux» в октябре 1793 отмечал: «Трудно найти сочинение более занимательное, более компетентное, более приятное для чтения, чем то, выход которого мы анонсируем»[160]. До недавнего времени фигура самого Шантро оставалась вне поля зрения исследователей, поэтому необходимо сказать несколько слов об этом человеке. Долгое время Шантро провел в Испании (1767-1782), где преподавал французскую словесность в Королевской военной школе г. Авилы[161]. В годы Революции он сначала работал в Париже, в секции библиотек комиссии общественного образования, а затем выполнял некую особую дипломатическую миссию в Испании. По своим взглядам Шантро был близок к якобинцам. Помимо этого он был известен как участник различных политических клубов и революционный активист секции Французского театра, где выступал с антиклерикальных позиций[162]. В конце 1793 г. Шантро покинул Париж и перебрался в провинциальный департамент Жер. Именно к этому периоду и относится выход из печати его «Путешествия в Россию»[163].

Еще современники Шантро упрекали его в использовании чужих текстов под видом собственного. Как следует из упомянутой выше статьи М. Кадо[164], помимо заимствований из Кокса, Леклерка, Бюшинга и других авторов Шантро широко использовал и некий «голландский» источник, существование которого многие авторы (как, например, Мореншильд[165]), вслед за Ш. Масоном и А. Ф. Фортиа де Пилем, считали выдумкой. Кадо же удалось установить, что источником для Шантро послужило сочинение голландского врача и путешественника Петера Ван Вунсела (1747-1808) «Современное состояние России», изданное на голландском языке в Амстердаме в 1781 г., а спустя два года - на немецком и французском языках[166]. Избирательное отношение Шантро к своим источникам весьма заметно, нередко у него встречаются противоречащие друг другу и даже взаимоисключающие сведения, что обусловило в целом не слишком высокую оценку «Путешествия» современниками. Тем не менее книга Шантро важна для полноценной реконструкции образа России исследуемой эпохи.

Источниками для настоящего исследования также послужили опубликованные при Директории сочинения Рюльера, Кастера, Лаво[167]. Во многом эти сочинения, которые воспринимались общественным мнением эпохи Революции как «исторические», схожи с памфлетами, и, следовательно, при определенных оговорках могут быть использованы в качестве вспомогательных источников нашей работы[168].

В ситуации политической и военной нестабильности, характерной для Франции 1799 г., интерес к России приобрел новый импульс. Именно в разгар Швейцарской кампании Суворова появилось анонимное сочинение «Взгляд на нынешнее состояние России...»[169]. По мнению современных исследователей, оно принадлежит перу швейцарского просветителя и политического деятеля Форнерода[170]. В памфлете дается анализ социально-политического положения России, ее военных успехов и состояния армии, развенчиваются некоторые популярные «мифы» Просвещения, например «миф» об успешности преобразований Петра I и устойчивый стереотип о непобедимости русской армии, распространенный в европейской публицистике времен русско-турецкой войны 1787-1791 гг. и двух последних разделов Польши.

Наиболее многочисленная группа источников - это устные и печатные выступления политиков и дипломатов, отдельные мемуарные свидетельства, драматические и историко-публицистические сочинения, в которых тема России затронута косвенно[171]. Среди источников этой группы речи Сен-Жюста[172], Робеспьера[173], Буасси д’Англа, Камбасереса[174] и других политиков, пьеса Марешаля (1793)[175], книги Гарран-Кулона (1795)[176] и Пейсонеля (1789)[177], памфлеты Мейе де ля Туша (1792)[178], Карра (1789)[179] и Ф. П. Пикте (1793)[180], а также никогда не публиковавшийся доклад о положении в Европе, озаглавленный «Копия доклада, представленного Комитету общественного спасения в июне 1793 г.» из фондов Марка-Антуана Жюльена в РГАСПИ[181].

Бывший секретарь господаря Молдавии и королевский библиотекарь Жан-Луи Карра (1742-1793) в середине 1789 г. выпустил вторую часть своего памфлета, получившего широкую известность, «Оратор Генеральных штатов», в котором основное внимание уделил международным отношениям, кратко затронув и российскую проблему[182]. Более развернутую панораму международных отношений представил бывший генеральный консул Франции в Смирне, Клод- Шарль де Пейсонель в объемном сочинении «Политическое положение Франции и ее нынешние отношения со всеми странами Европы» (1789). Он предложил широкий обзор международных отношений с 1756 г.[183] В числе прочих вопросов он коснулся и вопроса об отношениях с Россией.

Швейцарский просветитель и авантюрист, в прошлом секретарь Екатерины II, Франсуа-Пьер Пикте (1728-1798), поселившийся с 1792 г. в Великобритании, принадлежал к числу противников Революции. В период службы при русском дворе в 1760-х гг. он был хорошо знаком со многими представителями российской знати, а потому рассуждал о российском государстве со знанием дела. На протяжении многих лет он был автором статей о России в «Journal Encyclopédique»[184]. Свой памфлет в форме пространного письма к некоему «иностранному дворянину» Пикте опубликовал в Лондоне в 1793 г.[185] Есть определенные основания полагать, что наиболее вероятным адресатом, а возможно, и заказчиком этой книги был российский посол в Лондоне граф С. Р. Воронцов. Главная мысль произведения состояла в необходимости оказать мощное сопротивление революционной Франции, и центральная роль в исполнении этого плана отводилась России.

Вопрос о роли России в европейском балансе сил затронул и неизвестный автор записки, озаглавленной «Копия доклада, представленного Комитету общественного спасения в июне 1793 г. Элементы дипломатии. Обзор союзов, естественных и приемлемых для Франции»[186]. Этот документ хранится в Российском государственном архиве социально-политической истории в фонде М.-А. Жюльена. Ранее он не публиковался и был обнаружен нами при изучении описи указанного фонда. В докладе изложены предложения по противодействию антифранцузской коалиции. Не вполне ясно, был ли этот доклад собственным сочинением молодого Жюльена. Тем не менее текст представляет интерес, поскольку изложенные в нем идеи соответствовали настроениям эпохи[187].

Якобинская пропаганда войны с коалицией достигла в 1793 г., пожалуй, наивысшего накала. Примером тому может служить очень небольшой, но красноречивый памфлет, под названием «Большой банкет северных королей»[188]. Имя его автора неизвестно. Не исключено, что памфлет мог быть создан по заказу Комитета общественного спасения для распространения в войсках. Именно такие летучие листки

без указания на имя автора часто адресовались тогда массовому читателю. Памфлет написан простым и живым народным языком, наполнен распространенными узнаваемыми образами, автор апеллировал только к общеизвестным фактам.

Памфлет монтаньяра, члена Национального Конвента, затем члена Совета пятисот Жана-Филиппа Гарран-Кулона (1748-1816), озаглавленный «Политические изыскания о прежнем и современном состояниях Польши, применительно к ее последней революции»[189], вышел в 1795 г. В 1780-1790-х гг. автор пристально наблюдал за событиями в Речи Посполитой. Итогом его наблюдений и стала книга, написанная в жанре исторической публицистики. Россия для Гарран де Кулона олицетворяла собой деспотизм, а Польша свободу. Основное внимание он уделял истории Польши и казачества, а также политике русского кабинета в отношении Польши[190].

Широко известны мемуары о России времен Екатерины II и Павла I, написанные Л.-Ф. де Сегюром, А.-Т. Фортиа де Пилем, Ш. Массоном[191]. Жанр мемуаров включал в себя как воспоминания о прошедшем, так и реальные наблюдения иностранцев в России, созданные в жанре путевых записок. Однако как в силу своей известности, так и в силу ряда других объективных причин подобные мемуарные источники использовались нами исключительно во вспомогательных целях. Более подробный анализ соответствующих источников личного происхождения, в частности мемуаров, содержится в монографии Е. Ю. Артемовой[192].

Важный материал для данного исследования был почерпнут из поэтических памфлетов времен Директории, написанных Леклерком из Вогезов, В. де Кампанем и П. Галле[193]. В них либо обличаются пороки Российской империи как потенциального врага либо пороки революционной Франции как страны, оказавшейся в политическом «тупике» развития накануне 18 брюмера. Интерес представляет историко-политическая аргументация авторов, обширные актуальные комментарии о текущей ситуации в России или международном положении и ее в нем участии, стилизация поэм под Вольтера. Корпус источников, использованных в нашем исследовании, на самом деле несколько шире, чем эта краткая и обобщенная их характеристика: в данном обзоре преследовалась только цель дать представление об основных текстах, с которыми работал автор, представить их на фоне общей ситуации с источниками.

Глава II Россия в представлениях политической и интеллектуальной элиты Франции XVIII в.

В первые десятилетия XVIII в. в восприятии российского государства во Франции наблюдались существенные перемены под впечатлением от приходивших из Петербурга вестей о реформах и военных устремлениях Петра I. Слабое знакомство французов с Россией во многом было обусловлено и отсутствием между двумя странами прочных торговых связей, в то время как извечные конкуренты французов - англичане - к тому времени уже вели активную торговлю с Россией. И постоянные противники России - шведы, поляки и турки - в этот период выступали союзниками Франции в борьбе с Габсбургами.

В целом представления французов ограничивались, главным образом, набором стереотипов, согласно которым Россия нередко воспринималась как часть Азии, а ее население ассоциировалось с «дикими ордами» скифов или татар. Отчасти это происходило под влиянием античной литературной и исторической традиции, в которой Европа противопоставлялась Азии, а эллины (позднее римляне) - варварам. В то же время жители «Московии» отличались и от «добрых дикарей», обитающих в заморских странах, о добродетелях и наивности которых можно было узнать из сочинений путешественников и миссионеров[194]. И поскольку понятие «цивилизации» для европейцев было в первую очередь связано с христианством, то под сомнение порою ставилась даже причастность русских к христианству[195]. Вместе с тем образ «русского варварства» тогда еще не был напрямую связан идеей исходящей от России угрозы для Европы. Сохранившееся до начала XVIII в. презрение к «русскому варварству» не позволяло европейцам видеть в «московитах» ни союзников, ни сколько-нибудь серьезных врагов[196]. Историк середины XX в. А. Лортолари связывал неприятие или игнорирование России с «тяжелыми воспоминаниями», навеянными «агрессивной политикой». По его словам, «добрый дикарь», находившийся за морем, ничем не угрожал европейцам, в отличие «жителей степей», воспоминание об их завоеваниях «было живо еще в сознании»[197]. Однако при этом, кроме упоминания о Ливонской войне, Лортолари не приводит каких- либо доказательств в пользу тезиса, что Россия в указанный период угрожала Европе и тем более Франции[198].

Французы, ощущавшие себя лидерами европейского мира, испытывали высокомерное презрение к периферийному варианту христианской цивилизации, который казался им ненастоящим, маргинальным. Для ряда авторов Россия конца XVII в. часто не представляла самостоятельного интереса, а рассматривалась в качестве промежуточного этапа на пути в Китай[199]. Наблюдая стремление Петра I во время его первого путешествия учиться у европейцев П. Бейль писал в 1697 г.: «Такой государь легко мог бы распространить свои завоевания до пределов Китая, если б он и его подданные знали военное искусство, как его знают во Франции...»[200] Французский посол Ж.-Ж. Кампредон направлял своему правительству донесения, выдержанные в благожелательном для России духе. Он настойчиво проводил мысль о том, что Россия становится влиятельной державой Севера, что с ней выгодно поддерживать добрые отношения и торговать. «В деле цивилизации своих народов он [Петр. - А. М.] делает чудеса. Счастливое изменение в них постепенно становится заметнее с каждым годом, и надо думать, что через несколько лет молодежь обоего пола, наполняющая главные города, куда сзывают ее строжайшие приказания, привыкнув к не похожему на дедовские обычаи образу жизни, будет предпочитать его тому варварству, в котором коснели отцы ее, и из самолюбия станет поддерживать то, чему отцы стараются противодействовать в силу привычки, этой упорнейшей из страстей в русских. Я говорю о великих учреждениях, созданных царем, которые он, если останется жив, доведет до совершенства в несколько лет спокойствия, потому что прилежание и трудолюбие его, можно сказать, превосходят обычный уровень человеческих сил...»[201] Изображения русского монарха являлись важнейшей и неотъемлемой частью образа России. Пребывание Петра на престоле интерпретировалось двояко. Из-за своего поведения он часто воспринимался как варвар, чье варварство, однако, оправдывалось тем, что он, как представлялось европейским и, в частности, французским наблюдателям, стремился учиться у Европы. Посредством общего хода рассуждений этот взгляд был впоследствии распространен с личности самого царя на все его государство. Вместе с тем европейцы надеялись, что петровская Россия, быстро утверждавшая себя в роли доминирующей балтийской державы и, следовательно, части всей системы государств, могла бы стать ценным союзником[202].

Период царствования Петра представляет собой ключевой для XVIII в. момент, когда старые стереотипы Московии служили одновременно и ключом к пониманию европейцами и, в частности, французами нового образа преображенной страны, ускоренно подвергавшейся вестернизации, и основой для новых стереотипов о Российской империи, ее власти, народе, традициях, векторе развития[203].

Значительную роль в формировании позитивного образа российского государства в общественном мнении Франции сыграли произведения Б. Ле Бовье де Фонтенеля. В 1725 г. Парижская Академия наук поручила ему как своему секретарю произнести посмертное похвальное слово Петру I[204]. Эту речь он предварил замечаниями о том, что император самой своей властью может сделать для наук и художеств больше, чем обычный ученый. Фонтенель ставил перед собой задачу не просто рассказать о просвещенном государе и об успехах науки в России, но дать оценку реформам Петра I в целом[205]. Французский академик начал с характеристики положения в российском обществе до Петра, он перечислил почти все стереотипы, существовавшие в Европе по отношению к «варварской» России в начале XVIII в. Автор, правда, оговаривал, что все народы переживают похожий период в первые века своей истории, и признавал, что русские не были лишены добрых природных задатков. Подчеркивая былое невежество россиян, Фонтенель стремился тем самым возвысить просветительскую миссию Петра I, которому была уготована роль созидателя[206].

Фонтенель отмечал благотворное влияние поездок русских на учебу за границу и писал о цивилизаторской деятельности пленных шведов в Сибири, которые «стали чем-то вроде колонии, которая цивилизовала прежних жителей». Но первенствующая роль в просвещении России отводилась им также самому Петру. Автор рассказывал о его путешествиях по Европе, беседах с учеными, о тщательном изучении географии своей страны, о создании грандиозных планов по соединению русских рек каналами. Фонтенель, впрочем, не избегал описания и отрицательных черт характера императора, но полагал, что все эти отрицательные качества можно извинить, учитывая громадные заслуги монарха. В сочинении Фонтенеля были уже четко намечены те идеи, которые приобретут во многом ключевой характер во Франции века Просвещения. Он превозносил царя за отказ от традиций, за религиозную толерантность, за покровительство наукам, ремеслам и искусствам. На примере Петра I Фонтенель одним из первых нарисовал образ просвещенного монарха, способного вывести свой народ из состояния «варварства» и приобщить к цивилизации. Именно этого мыслителя историки, в частности А. Лортолари, считают зачинателем петровского мифа. Впрочем, замечает С. А. Мезин, Фонтенель «только обосновал идею, “носившуюся в воздухе”, и придал ей законченный вид, освятив своим ученым именем»[207].

Приблизительно с 1740-х гг. французско-российский культурный диалог вступил в новую фазу, что было обусловлено целым рядом политических и культурных факторов. С одной стороны, масштабы участия России в политической и культурной жизни Европы постоянно увеличивались, а с другой стороны, неуклонно росло и влияние европейцев на российскую культуру. Геополитические перемены привели к распространению в европейской общественной мысли идеи угрозы, якобы исходящей со стороны России, которая была сформулирована сторонниками Швеции еще в ходе Северной войны, а в дальнейшем поддерживалась французской дипломатией на протяжении почти всего XVIII в.[208] Версаль проводил политику, которую историки называют антироссийской. На последнем этапе войны за австрийское наследство (1741-1748 гг.) Елизавета Петровна согласилась на средства Англии направить русский корпус Н. В. Репнина в Голландию, и, хотя он так и не принял участия в боевых действиях (уже велись переговоры о мире), само его появление в центре Европы способствовало изменению международной ситуации и восстановлению «баланса сил» в Европе[209].

По мнению И. Нойманна, в представлениях западноевропейских авторов XVIII в. образ России также имел двойственный характер: с одной стороны, она была призвана «цивилизовать» мусульманские народы, будучи форпостом и бастионом христианской Европы на границе с Азией; с другой стороны, сама воспринималась как восточная держава, олицетворявшая угрозу Европе от азиатского «варварства»[210]. Среди французских мыслителей и публицистов Века Просвещения также можно условно выделить две тенденции в отношении к России. Если одни авторы культивировали в целом негативный образ России как страны, где господствуют рабство и деспотизм (Локателли, Руссо, Шапп, Рейналь, Рюльер), то другие (Монтескье, Вольтер, Дидро, Гримм, Вольней, Бодо) видели в ней могущественную державу, которую просвещенные монархи[211] более или менее успешно пытаются вести по пути прогресса: «Социально-политическая и культурная трансформация России... служила катализатором идей французских просветителей: на ее примере они стремились уточнить возможности и условия прогресса вообще, а также использовать реформы Екатерины для критики “старого порядка”», - пишет С. Я. Карп[212]. Как бы то ни было, в Век Просвещения французские мыслители начинают все больше писать о России, разрушая своими сочинениями некоторые из стереотипных представлений о России.

В спорах о России и о путях ее цивилизации авторитетом пользовались идеи Ш.-Л. де Монтескье, высказанные в трактате «О духе законов» (1748)[213]. «Власть климата сильнее всех иных властей», - отмечал Монтескье. Именно климатический фактор он считал определяющим для темперамента и национального характера русских, а также для их формы правления. Ссылка на суровость русского климата (впервые сделанная еще в «Персидских письмах») принципиально важна для логики размышлений Монтескье, который подчеркивает принципиальное различие между природной средой в России, холодной стране Севера, и в деспотических государствах Востока, где жара расслабляет нервы и плодит людей пассивных и бездеятельных. Российский климат, непосредственное влияние которого на темперамент и выносливость местных жителей становится предметом ряда тонких замечаний в «Духе законов», вовсе не благоприятствует деспотическому правлению. Именно климатом объяснял Монтескье мятежный дух российской знати, не желавшей, как свидетельствует история заговора верховников 1730 г., подчиниться императрице Анне Иоанновне. Монтескье подчеркивал принадлежность России к европейскому миру и был убежден, что существуют естественные обстоятельства, сближающие ее в историко-географическом плане с Европой. Что же касается «деспотизма», то объяснять его следовало, по мнению Монтескье, прежде всего влиянием тех восточных завоевателей, жертвой которых становилась Россия, прежде всего татар. В «Духе законов» (Кн. XIX. Гл. 14) Монтескье описывал смешение народов и нравов в России, доказывая, что деспотизм в этой стране порожден обстоятельствами не природными, но историческими и что нравы русских сформированы именно особенностями российской истории и долговременным деспотическим правлением[214]. «Московия хотела бы отказаться от своего деспотизма - и не может», - полагал Монтескье. Эта мысль была частью рас- суждений о реформах Петра, который, по мнению французского мыслителя, пошел ошибочным путем, попытавшись изменить нравы посредством законов, а не примеров. В результате преобразования этого царя не дали таких результатов, какие можно было бы счесть укорененными в русской действительности. После Петра Россия стремительно начала возвращаться к своему прежнему, традиционному состоянию, делал вывод Монтескье[215]. В своих рассуждениях о петровских преобразованиях он сформулировал ставшую популярной мысль о путях цивилизации в России: «Народы, как правило, очень привязаны к своим обычаям, и лишать их этих обычаев при помощи насилия - значит, делать их несчастными; поэтому надо не изменять обычаи народа, а побуждать народ к тому, чтобы он сам изменил их». Если же не дать таким изменениям созреть и преобразовать характер и нравственность народа, то роковые последствия деспотизма непременно дадут себя знать, как это и произошло в России после Петра[216].

Целый ряд своих произведений посвятил русской теме и Вольтер. Правда, в его сочинениях образ России оказался в тени образов двух ее монархов: Петра I и Екатерины II. Первые упоминания о России и Петре встречаются еще в ранних трудах Вольтера и, прежде всего, в «Истории Карла XII» (1730-1731). Описывая там события Северной войны, Вольтер изображал русских грубыми варварами, воюющими против цивилизованных европейцев - шведов. Впрочем, уже тогда Вольтер возвышал фигуру царя, но подчеркивал невежество и грубость русского народа. Русские пребывали в состоянии совершенного беззакония, внешняя религиозность не мешала грабежу, убийствам, произволу: «Московиты были менее цивилизованы, чем мексиканцы, когда их открыл Кортес»[217].

В 1748 г. Вольтер опубликовал «Анекдоты о Петре Великом». Непосредственно «русской цивилизации» великий просветитель отвел менее одной пятой своего сочинения, кратко упомянул о реформах или планах реформ: о проектах каналов, призванных связать Каспийское, Черное и Балтийское моря, о строительстве флота, фабрик и принятии нового календаря. Чуть подробнее сказано о церковной реформе и об изменении нравов: о введении европейского платья, бритья бород, большего равенства в браке, «ассамблей» - одним словом, о преобразовании общества на западный манер. Зато ничего не сообщалось ни о войнах, ни об административной и налоговой реформах, ни о школах, ни о создании Академии наук. Вольтер разрывался между стремлением к художественному повествованию и желанием точно излагать факты. Описание бритья бород и отрезания платьев напоминает драматическую сценку, борьба старого и нового уклада изображена в игровой манере[218]. Философ видел в лице царя Петра некое «начало начал». Без посторонней помощи, юный царь подобно Прометею, отправился за огнем, который оживит россиян и научит их искусствам и ремеслам, дотоле неведомым. Иначе говоря, роль великого человека была утрирована до предела. Однако на все свершения царя ложилась мрачная тень убиенного царевича Алексея Петровича. «Если Московия приобщилась к цивилизации, то надо признать, что она заплатила дорогую цену за просвещение», - полагал философ[219].

Как и Фонтенель, Вольтер прославлял деяния царя, подчеркивая его личные заслуги и силу духа на фоне царившего в российском народе невежества, а также проводя сравнение с современной Францией: «Глядя на то, что он сделал в Петербурге, можно судить о том, что сделал бы он в Париже», где довел бы искусства до состояния совершенства. Тем не менее в «Анекдотах» образ царя все же менее идеализирован, чем позднее в «Истории Российской империи»: пьяница, деспотичный и безмерно жестокий правитель - таким предстает монарх, но необузданность нрава Петра Вольтер объяснял суровыми «обычаями» страны, требовавшими жестокости.

В «Истории Российской империи при Петре Великом» (1759— 1763) Вольтер дал подробное географическое описание России. Однако, несмотря на присылавшиеся из Петербурга сведения и карты, географические познания Вольтера соответствовали не столько точной информации современных ему ученых, сколько литературноисторическим образам и представлениям о России. Описывая Россию XVIII в., он оперировал античными географическими названиями и этнонимами: Борисфен, Танаис, Меотида, скифы, сарматы, гунны, массагеты, роксоланы. Наличие фактических и исторических ошибок, упрямство философа свидетельствовали о том, что античные образы варварства являлись для Вольтера ярким воплощением культурной «инаковости», позволявшим подчеркнуть пограничный характер русской цивилизации, как бы находившейся между далеким прошлым и настоящим, между Азией и Европой. Однако теперь Вольтер не стремился описывать мрачное невежество и грубость русских в допетровскую эпоху, а склонен был смягчать характеристику нравов и даже находил, что отец Петра - Алексей Михайлович - также стремился к нововведениям в своей стране (составил кодекс законов, завел первые мануфактуры, установил дисциплину в армии). В этот период Вольтеру Россия представлялась своего рода опытным полем, на котором разворачивался великий эксперимент, имеющий едва ли не всемирное значение: волей и разумом одного человека была создана цивилизованная нация, а допетровская Россия служила «чистым листом», на котором он начертал свои планы.

Вольтер способствовал и исполнению внешнеполитических планов русского правительства. Екатерина II писала: «Восьмидесятилетний старик старается своими во всей Европе жадно читаемыми сочинениями прославить Россию, унизить врагов ее и удержать деятельною вражду своих соотчичей, кои тогда старались распространить повсюду язвительную злобу против дел нашего отечества, в чем и преуспел»[220]. Об увлечении Вольтера тем, что в XX в. было названо «русским миражом», написано немало. Традиционно дифирамбы, расточавшиеся философом в адрес императрицы, приводят в качестве доказательств предвзятого отношения Вольтера к российской действительности. Однако последние исследования заставляют по-новому взглянуть на тот образ Екатерины и, шире, образ России, который формировался в литературе благодаря Вольтеру.

По мнению К. Мерво, переписка Вольтера играла примерно ту же роль, что и средства массовой информации в наши дни. Большая часть писем помимо непосредственного адресата обращалась к целым группам читателей. Письма были эхом событий, а иногда и способом воздействия на них, а потому характеристики Екатерины II Вольтером составляли часть общей стратегии эпистолярной «игры», которую вели философы Просвещения. Екатерина сама положила

начало этой игре как раз в тот момент, когда на философов обрушились преследования на родине. Вольтер, почитавший себя их предводителем, ухватился за эту возможность, чтобы использовать символическое значение широких жестов Екатерины II. Среди этих жестов было и приглашение д’Аламбера в наставники к наследнику престола, и предложение Дидро издавать в Риге или в Петербурге гонимую во Франции «Энциклопедию».

В ответ Вольтер создал идеальный образ царицы, сравнивая ее со св. Екатериной Александрийской, св. Екатериной Болонской, св. Екатериной Сиенской. Российская государыня прославлялась как продолжательница дела Петра, она превращалась в Звезду Севера, Фалестру, царицу Савскую и, главным образом, в Семирамиду Севера (ранее Вольтер именовал так Елизавету Петровну)[221]. По мере новых шагов императрицы ее образ покровительницы искусств дополнился новой чертой: борьбой против религиозной нетерпимости. Портреты Екатерины в переписке Вольтера становятся схематичными и стереотипными, легендарный план будто вытесняет реальные человеческие черты, а хвалебное клише столь часто применяется ко всем ее деяниям, что «стирается».

Как замечает А. Ф. Строев, Вольтер положил начало целому направлению в описании России: «Философы-энциклопедисты, вслед за Вольтером, превозносили страну, которая благодаря Петру I и Екатерине II устремилась по пути преобразований и однажды должна послужить примером для всей Европы. Но речь не идет об ослеплении, заблуждении или о сознательной идеализации. Вольтер во многом стремился предложить Екатерине II пути решения внутренних и внешнеполитических проблем, будь то реформа законодательства или завоевания, рисуя их в своих письмах как уже почти окончательно разрешенные»[222]. Вольтер лучше остальных выразил мысль всех тех, кто восхищался Россией в эпоху Просвещения: благодаря Екатерине, этому «апостолу» терпимости, философия добилась в подвластных ей северных землях огромных успехов, удалось предотвратить ту резню, которой фанатики осквернили страны с иным, более теплым, климатом. Образ российской царицы, не отъемлемый от образа России, в век Просвещения служил и философской моделью, и неким примером для подражания другим монархам[223]. В тот период, когда на философов обрушились нападки во Франции, их союз с Екатериной II предстал как практическое воплощение мечты о союзе двух элит, правящей и творческой. Философы (а они во многом определяли общественное мнение) не только создавали в Европе образ русской императрицы как истинно просвещенной монархини, а России как страны, где мудрые законы благоприятствуют развитию наук и искусств, но и напрямую поддерживали деятельность русского правительства[224].

Кроме того, даже трактовка такого устоявшегося стереотипа, как «русское варварство» в просветительской литературе приобретала иной характер, нежели в сочинениях путешественников и политической литературе XVII-XVIII вв., истоки которого относятся к периоду первых контактов европейских путешественников с Московией[225]. Достаточно упомянуть опубликованное Вольтером в 1760 г. под псевдонимом «Иван Алетов», произведение «Россиянин в Париже». Традиционный античный сюжет (приезд юного скифа Анахарсиса в колыбель цивилизации) служит основой для изображения русского:

Я приехал, чтобы учиться на берегах Сены,

Как грубый скиф, прибывший в Афины,

Что заклинает вас, робкий и любопытный,

Рассеять тьму, все еще покрывающую его глаза[226].

В поэме Вольтера читатель видит не дикаря из далекой Московии, изъясняющегося междометиями, а россиянина-дипломата, хорошо владеющего французским языком и желающего учиться искусствам и наукам. Иными словами, последовательный оптимизм фернейского мудреца по отношению к России вносил существенные коррективы в господствовавшие во французском обществе представления.

Знаменательно, что сатирическая поэма Вольтера вызвала несколько подражаний в конце XVIII в.[227]

По мнению Д. Годжи, в XVII-XVIII вв. сосуществовали два определения понятия «варварство» (антонима «цивилизованной жизни» - civilité). Во-первых, к варварам относили людей, которые не способны на поведение разумное либо потому, что живут вне города- государства, либо потому, что, живя в городе-государстве или в условиях другой формы правления, они не освободились от варварских обычаев. И, во-вторых, к варварам причисляли людей, отличающихся полным или частичным незнакомством с ремеслами. Но еще никто не связывал понятия «варварство» и «цивилизация» с четко разделенными этапами эволюции человечества и человеческого общества, никто не утверждал, что вторая приходит на смену первой в результате медленного процесса социального развития. Имела место статическая дихотомия, которая противопоставляла два абсолютно различных состояния. Разрыв между этими двумя состояниями может быть преодолен через воплощение проекта политического. Концепция цивилизации Вольтера, по мнению Годжи, создавалась именно на основе статической дихотомии[228].

Если Вольтер традиционно считается одним из наиболее ярких представителей апологетической тенденции изображения России, то наиболее известными представителями тенденции противоположной считаются Ф. Локателли и аббат Шапп д’Отрош, чьи сочинения разделены тремя десятилетиями. Вскоре после окончания Войны за польское наследство 1733-1734 гг. в Париже увидело свет анонимное сочинение «Московитские письма». Русским дипломатам удалось установить, что их сочинителем был состоявший на французской службе граф Ф. Локателли. В 1733 г. Локателли прибыл в Россию, где был арестован по подозрению в шпионаже. И только осенью 1734 г. его признали невиновным и отпустили из России, запретив впредь появляться в ее пределах. Автор «Писем» утверждал, что русские коренным образом отличаются от европейцев, заявляя, что под впечатлением петровской эпохи о русских в Европе сложилось слишком хорошее мнение. Локателли полагал, что русские - это потомки скифских рабов, восставших некогда против хозяев и нашедших постоянное пристанище в северных лесах. Их вечный удел - прозябать в рабстве и невежестве. Огромные усилия и реки крови, которые должен был пролить Петр I, чтобы цивилизовать свой народ, не привели к ожидаемым результатам. Царь не знал своего народа и не смог изменить его, его подданные «мечтают только о том, чтобы вернуться к своим старым обычаям, и ненавидят все нововведения последнего времени»[229]. Локателли заявлял, что русское «варварство» не только сохранилось, но оно к тому же агрессивно и угрожает Европе. Россия не отказалась от планов распространить свое владычество на соседние земли, давно пытается главенствовать на Балтийском море, сеет несогласие в Польском королевстве и желает установить там свою тиранию. Дальнейшее проникновение русских в Европу, где они способны истребить все огнем и железом, очень опасно, предупреждал автор «Московитских писем». Тем не менее Локателли считал, что Россия - это колосс на глиняных ногах и европейские армии смогут поставить ее на место силой оружия. Автор обращался к европейцам с призывом загнать московитов «в их леса»[230]. «Московитские письма» получили довольно широкий резонанс[231].

В 1768 г. появилось еще одно произведение, получившее такую же, если не еще более широкую, известность, - «Путешествие в Сибирь» французского аббата и астронома Жана Шаппа д’Отроша. Сочинение это было издано при покровительстве французского министерства иностранных дел[232]. Автор описал быт и нравы русских, а в дополнение к этим зарисовкам он собрал в книге и некоторые исторические документы, снабдив ее очерком российской истории с 861 по 1767 г. Шапп придерживался очень критического тона в рассказах о России. Так, автор «Путешествия в Сибирь» заявлял, что все русские «чрезвычайно однообразны», ленивы, грубы и раздражительны, но зато им присущи природная веселость и «дух товарищества». Трактуя «тяжелый» нрав русских, аббат склонялся к географическому детерминизму Монтескье. В поисках причин грубого и однообразного русского национального характера Шапп приходил к выводу, что виной всему плохой состав почв, суровый климат и обилие лесов. Шапп утверждал, что «никто не осмеливается думать в России», а русским не знакомы «любовь к славе и отечеству». Единственной движущей силой всей нации является страх, отмечал французский путешественник. Вся эволюция русского общества, по его мнению, сводилась к смене одного деспотического режима другим, и Елизавета Петровна ничем не лучше прочих тиранов, правивших Россией. Духовенство же, подчиненное светской власти, неспособно ни исполнять свою миссию, ни утешать свой «фанатичный» народ. Но, подобно Вольтеру, Шапп возлагал большие надежды на просвещенного деспота, который ведет свой народ к счастью, замечая о роли Екатерины II: «Счастлива нация, если она чувствует счастье быть управляемой таким хозяином. Все шаги ведут к счастью народа... Она показывает этой самой нации, что только она достойна занимать трон Петра Первого»[233].

В Париже работа Шаппа не встретила хорошего приема. «Литературная корреспонденция» в марте 1769 г. разместила нелестный отзыв на книгу Шаппа д’Отроша: «Книга в дурном вкусе, в дурном тоне и дурной манере, написанная невеждой, который строит из себя философа... Было трудно соединить в таком сюжете в такой степени столько невежества, дерзости, наглости, легкомыслия, склонности к мелкому ребячеству и безразличия к правде»[234]. Мнение российской императрицы о книге Шаппа, как известно, было однозначно негативным: «Я презираю аббата Шаппа и его книгу, - писала Екатерина, - и не считаю его достойным опровержения, потому что высказанные им глупости упадут сами собой»[235]. И все же недовольство Екатерины II послужило причиной появления опровержения сочинения французского путешественника-астронома, вышедшего под названием «Антидот» (1771 г.)[236]. Однако и это опровержение «Путешествия в Сибирь» получило не менее уничижительную оценку среди французских интеллектуалов[237].

Вместе с тем следует отметить, что географические познания французских путешественников в середине и даже второй половине XVIII в. оставались частью комплекса философских представлений и не всегда соответствовали реальному положению дел. В 1781 г. путешествие «в Сибирь» предпринял будущий французский революционер, а тогда воспитатель П. Строганова Ж. Ромм. Как отмечает А. В. Чудинов, «Сибирь», о путешествии в которую пишет Ромм, на самом деле находилась приблизительно на Урале, в окрестностях Екатеринбурга. И это могло объясняться попросту тем, что этот город тоже до 1727 г. входил в Сибирскую губернию. Был искренне убеждён, что съездил «в Сибирь», и другой француз - Жам, который в те же самые годы на самом деле побывал лишь в Предуралье, добравшись со своими спутниками только до Уфы. Причиной подобной путаницы в использовании французами термина «Сибирь», возможно, было не только слабое знание ими географии восточных областей России, но отчасти и практика применения тогда данного топонима самими русскими[238].

В XVIII в. представления французов о том, что следует называть Сибирью, были достаточно расплывчаты. Это видно и по книге аббата Ж. Шаппа д’Отроша. Французский астроном, добравшийся в 1761 г. до Тобольска, должен был иметь более или менее чёткое представление о том крае, где побывал. Однако в его сочинении понятие «Сибирь» имеет разные значения. Так, Шапп употребляет его в смысле, близком к современному нам, когда пишет, что Уральские горы, которые он называет «Пояс Земной», отделяют Россию. В описании путешествия он даёт этому топониму гораздо более широкое толкование. Оказавшись неподалеку от Хлынова, (т. е. Вятки), Шапп замечает: «Легко себе представить, каково было моё положение: затерянный во тьме ночной, в тысяче четырёхстах лье от своей родины, среди снегов и льдов Сибири»[239]. Таким образом, Шапп включает в «Сибирь» не только Зауралье, но и Урал, и даже Предуралье.

* * *

Выпады дипломатии Версаля, «стрелы», направленные в адрес императрицы Екатерины II, нельзя рассматривать вне военно-политического контекста эпохи. Но и философские споры принимали обостренный до предела характер. В 1760-е гг. вопрос о петровских реформах оказался объектом спора Руссо и Вольтера. Руссо был первым, кто в полемике с Вольтером преодолел абстрактный просветительский антропологизм и схему историописания, стирающую различия между странами. Могущественный царь, планомерно продвигающий свой народ от варварства к культуре, и абсолютно податливая народная масса - эта просветительская концепция оказалась для Руссо совершенно неприемлемой. Не правители, а народы, обладающие собственной национальной спецификой становятся у него провиденциальными субъектами исторического процесса[240]. Жан-Жак Руссо, в отличие от своего оппонента, не проявлял особого интереса к России. Свое краткое, похожее на приговор суждение о преобразованиях Петра он высказал в знаменитом трактате «Об общественном договоре» (1758-1760). «Русские никогда не станут истинно цивилизованными, так как они подверглись цивилизации чересчур рано. Петр обладал талантами подражательными, у него не было подлинного гения, того, что творит и создает все из ничего. Кое-что из сделанного им было хорошо, большая часть была ни к месту. Он понимал, что его народ был диким, но совершенно не понимал, что он еще не созрел для уставов гражданского общества. Он хотел сразу просветить и благоустроить свой народ в то время, как его надо было еще приучать к трудностям этого. Он хотел сначала сделать немцев, англичан, когда надо было начать с того, чтобы создать русских. Он помешал своим подданным стать когда-нибудь тем, чем они могли бы стать, убедив их, что они были тем, чем они не являются. Так наставник-француз воспитывает своего питомца, чтобы тот блистал в детстве, а затем навсегда остался ничтожеством. Российская империя пожелает покорить Европу - и сама будет покорена. Татары - ее подданные или соседи, станут ее, как и нашими повелителями...»[241] Исследователи (М. П. Алексеев, С. Блан, С. А. Мезин[242]) справедливо связывают резкость оценки Руссо с его польскими симпатиями. В своих «Рассуждениях о польском правительстве», написанных для Барской конфедерации, Руссо писал о русских как о «людях ничтожных, над которыми только два орудия имеют власть - деньги и кнут». По мнению философа, в интересах европейских держав Польша должна служить барьером между ними и русскими. В целом, русских Руссо относил к народам, еще не вышедшим из стадии детства и в связи с этим не готовым к преобразованиям[243].

Высказывания Руссо о России и Петре I были направлены против вольтеровской идеализации русского царя, проявившейся в «Истории Карла XII» и в первом томе «Истории России при Петре Великом». К тому же Руссо не был сторонником резких общественных потрясений в любых формах. По его мнению, несовершенство общественной жизни могло быть исправлено только временем и ходом вещей. Руссо не привлекала идея о реформах в России, а сама империя царей вовсе не представлялась ему экспериментальным полем для осуществления этой идеи. Как полагает К. Уилбергер, враждебность Руссо к России, по крайней мере частично, была порождена его враждебностью к цивилизованной Европе в целом[244].

Вольтер с негодованием отнесся к высказываниям и пророчествам Руссо, посвятив их разбору статью в «Философском словаре» (1764-1769 гг.). Ссылаясь на очевидные успехи России, которая следовала по пути, намеченному Петром I, Вольтер опровергал Руссо: «Русские, говорит Жан Жак, никогда не будут цивилизованы. Я по крайней мере видел среди них очень культурных, которые имели истинный ум, тонкий, приятный, развитый и даже последовательный, что Жан-Жак, вероятно, найдет уж весьма необычным». Прогнозы относительно новых набегов татар на Россию и Европу также казались Вольтеру необоснованными: «Приятно объявить о падении великой империи, это утешает нас в нашем ничтожестве». «Между тем эти самые русские стали победителями турок и татар, завоевателями и законодателями Крыма и еще двадцати различных народов, их государыня дарует законы народам, имя которых было неизвестно в Европе»[245].

Именно полемика между Вольтером и Руссо кристаллизовала две противоположных группы: в 1760-е гг. большинство французских авторов, писавших о России, примыкали то к одной, то к другой. В дальнейшем развитии этого спора «энциклопедисты» и тяготевшая к ним группа писателей и популяризаторов Просвещения (Дидро, Жокур, Даламбер, Мармонтель) в основном шли в своих суждениях о России за Вольтером. Напротив, Мабли, Кондильяк, Рейналь, Мирабо следовали в своих высказываниях главным образом за Руссо[246].

Европейские философы не раз обращались к российским монархам с предложениями и наставлениями. Среди них были те, кто восхищался политикой и реформами Екатерины, но непосредственное столкновение с российской реальностью привело их к глубокому разочарованию (так было и с Дидро, и с Мерсье де ла Ривьером). Физиократы придавали особое значение колониям иностранцев, а также закрытым образовательным учреждениям, которые, по их мнению, должны были стать для России очагами цивилизации[247]. Колонии - едва ли не самое надежное средство привить в России идеи свободы и обучить образу жизни, присущему свободным людям. Допущение в страну иностранцев - путешественников или колонистов, по мнению Н. Бодо, должно способствовать образованию и освобождению русского народа. Но его восхищение проектом колонизации России в конце 60-70-х гг. XVIII в. сменилось скептическим отношением к замыслам Екатерины. Во многом это отношение физиократов к колониям разделял основатель и редактор знаменитой «Энциклопедии» Дени Дидро. Он постоянно интересовался Россией и по приглашению императрицы в 1773-1774 гг. посетил российскую столицу[248]. До середины 70-х гг. он играл центральную роль в контактах между художественной элитой Франции и царицей; в дальнейшем эта роль перешла к Гримму, переписка которого с Екатериной стала важным фактором культурной жизни Европы. Дидро был хорошо знаком с развивавшейся во французской литературе дискуссией о России. Преобладавшие скептические мнения относительно перспектив развития цивилизации в этой стране и личное знакомство с Россией подтолкнули и самого Дидро к новому пониманию идеи цивилизации: к началу 1770-х гг. он убеждается, что быстрого преобразования российской действительности добиться невозможно, ибо действительность эта состоит из слишком большого числа элементов и определяется сложным переплетением обстоятельств. Надо отметить, что важная роль в концепции цивилизации России, по Дидро, отводилась иностранной колонизации, которую он длительное время (в духе сочинений Н. Бодо) рассматривал как важнейший способ преобразования российской действительности[249].

Дидро не отрицал «русской опасности» для Европы, но и не желал ее преувеличивать. В качестве объективного препятствия на пути роста военной мощи России он рассматривал малочисленность ее населения и тяжелый климат. В одной из бесед 1768 г. он отметил: «Не бойтесь ничего, русское население никогда не сможет достичь количества, необходимого для завоевания Европы. Там слишком суровый климат. Им необходимы огромные леса, а деревья растут слишком медленно»[250]. Леса в России отнимают пространства у человека, но они все же необходимы, чтобы обеспечить жителей топливом. Из этой тупиковой ситуации Россия не сможет выйти, полагал философ.

Дидро критиковал политику Екатерины за то, что в своем желании цивилизовать свои народы, привить им вкус к наукам и искусствам она начинает строительство «здания» с крыши, а не с фундамента. Призванные царицей талантливые мастера и ученые из разных стран ничего не смогут сделать полезного в России («они погибнут в стране, как погибают иноземные растения в наших оранжереях»). Вместо того чтобы во множестве призывать иностранных мастеров, русское правительство должно предоставить возможность свободно развиваться коренному населению: увеличение численности жителей, свободное развитие добрых нравов и общественного вкуса, свободное накопление богатств частными лицами должны лечь в основу перемен в российской жизни.

В целом, Дидро склонялся к тому, чтобы отождествлять понятие «освобождение» с понятием «цивилизация», и был убежден, что цивилизовать Россию невозможно, не освободив крестьян от крепостной зависимости. По мнению философа, приобщение к свободе было существенной частью процесса, который должен привести народ к цивилизации: переход от крепостного права к свободе и от варварства к гражданской жизни (к цивилизации) - вот две составляющие единого исторического процесса[251]. Взгляды Дидро отражены в одном из крупнейших публицистических произведений Просвещения - «Истории обеих Индий» аббата Рейналя. Во фрагментах, подготовленных Дидро для третьего издания «Истории обеих Индий» (1780 г.), настойчиво звучит мысль о том, что степень цивилизации народа напрямую зависит от уровня свободы в государстве. Философ замечал, что приобщение империи к цивилизации займет очень много времени[252]. Страницы о России, написанные Дидро для третьего издания «Истории», полны пессимизма[253]. Он советует России отказаться от дальнейших завоеваний: «Несмотря на доблесть, численность и дисциплину русских войск, Россия принадлежит к тем державам, которые должны беречь свою кровь. Желание увеличивать свою территорию, и так слишком пространную, не должно увлекать ее слишком далеко от границ и побуждать к военным действиям. Она никогда не сможет достичь единства, а ее народ не сможет стать просвещенным, если она не откажется от опасной политики завоеваний и не обратится единственно к мирным занятиям»[254].

Комплекс социальных проблем в Российской империи в труде Рейналя (во фрагментах Дидро) рассматривался чрезвычайно подробно, за привилегированными сословиями (свободное состояние которых можно считать только условным) следует еще один слой «свободных людей», сюда включалось купечество и ремесленники, ученые люди, а также некоторые иностранцы[255]. Этот слой свободных людей, по мнению авторов «Истории», был совсем немногочисленным и настолько «темным» в России, что Европа долго не ведала о его существовании. Главным пороком российского общества того времени, по мнению Рейналя и Дидро, являлось крепостное право. Следует отметить, что термин «рабство» употреблялся просветителями для обозначения любых форм зависимости и свободы. По мысли авторов «Истории», крепостное право, равно как войны, эпидемии, голод, были главными причинами, затормозившими рост населения во всей Российской империи. Государство должно уменьшать налоги, а параллельно приумножать ремесла, развивать земледелие и торговлю, поскольку именно земледелие «является внутренней силой всех государств... привлекает богатства извне». Следствием недостаточного внимания к земледелию стали слабое развитие ремесленного производства и торговли, хотя, по мнению авторов, географически Россия обладает очень выгодным для торговли расположением[256].

«История обеих Индий» содержала резкую критику абсолютизма с позиций теории естественного права и общественного договора. Принцип общественного договора в России нарушен, ее цари следуют принципу деспотизма, и вся нация «впала в рабство». Даже те, кого в империи царей считают свободными, не располагают подлинной свободой, безопасность их личности и собственность ничем не защищены. Российские правители не соблюдали законов, управляли по собственному произволу, а в период правления Петра I деспотизм еще более усилился. Первый русский император, деятельный и способный правитель, создавший новую армию и флот, оставался деспотом, не сумевшим подняться до сочетания благополучия своего народа и своего личного величия. Четыре десятилетия после Петра I Екатерина II пожелала управлять свободными людьми, но ее реформам помешало кровавое восстание Пугачева. Поэтому, полагали авторы сочинения, перед освобождением крепостных следует сначала заняться их просвещением или «приручением», ибо «хорошие законы и просвещение должны предшествовать свободе»[257].

Властям России в «Истории» предлагали привить русским более высокие нравы, уничтожить рабство, смягчить «свет славы России», принести влияние империи в Европе в жертву мирному спокойному развитию страны, перенести столицу вглубь России, превратить Петербург в большой торговый порт и разделить страну на большое количество частей, которые можно будет легче «цивилизовать». Посещавшему Россию Дидро Санкт-Петербург казался скоплением дворцов, хижин и пустырей, которое он называл «стойбищем орды дикарей», к тому же он выражал беспокойство нравами Петербурга, где «вперемешку толпились все нации мира»[258]. По мнению философа, в русском городе, дабы сделать его похожим на город европейский, необходимо создавать улицы и стягивать туда людей, с той целью, чтобы они могли «цивилизовываться» посредством совместного проживания на общей небольшой территории[259]. Нравы россиян отличаются от европейских, поскольку долгие зимы способствуют развитию у них склонности к игре, вину и распутству; протяженность территории страны обусловила отсутствие прочных связей между городами, что усугубляется плохим состоянием путей сообщения, а размеры империи осложняют управление ею, поскольку власть становится все слабее по мере удаления подданных от центра государства. Еще одной проблемой России, по мнению авторов «Истории», является ее многонациональность, разница в языках и обычаях населяющих ее народов осложняет процесс цивилизации.

Проведя сравнительный анализ социального устройства России и Европы, авторы полагали, что в России отсутствует «третье сословие», а уделом народа остается рабство. Авторы «Истории» не видели силы, которая могла бы в России возглавить борьбу за освобождение. И в случае если крепостное право в России все же будет отменено, полагали Рейналь и Дидро, то весьма сложно будет пробудить в угнетенном народе «чувство свободы». «Без сомнения эти трудности натолкнут на идею создания третьего сословия, но каковы средства к тому? Пусть эти средства найдены, сколько понадобится столетий, чтобы получить заметный результат?» - задавались вопросом соавторы «Истории»[260]. В современной историографии предложен совершенно новый взгляд на творчество Д. Дидро о России. Подготовлены новые переводы его опубликованных глав в «Истории обеих Индий», неопубликованные рукописи с развернутыми комментариями ко всем его текстам, появлявшимся с 1760-х гг., особый интерес представляет исследование посвященное влиянию Д. Дидро на его современников - непосредственных участников и современников Французской революции[261]. Это стало российским продолжением масштабных проектов по изучению наследия Д. Диро в мире (работы Ж. Дюлака, Р. Бартлета, Д. Кана, Дж. Годжи, 22-томное переиздание сочинений философа и т. д.).

В сочинениях о России эпохи Просвещения в связи с размышлениями о роли прогресса и о скорости развития цивилизации в этой империи важное место отводилось описаниям обеих столиц, олицетворявших собой старую и новую Россию. Санкт-Петербург - новая столица, возникшая «из ничего» и не имеющая корней в прошлом, созданная на окраине Балтийского моря по воле одного человека, потрясала воображение путешественников и мемуаристов. Однако с древними традициями и нравами российского народа легче всего было познакомиться в прежней столице - Москве. Авторы, которые имели возможность задержаться в России, старались ее посетить. В глаза европейских путешественников, прибывавших в Москву, бросались разительные отличия между двумя городами. Москва оставалась самым большим городом империи, население которого достигало 400 тысяч человек[262]. Некоторые авторы видели в Москве «убежище всех несправедливо обиженных дворян». Здесь, «в центре империи, управляющейся деспотически (что роднит ее более с азиатскими, чем с европейскими странами), нет более свободной, более республиканской земли, чем Москва», писал один из французов, посетивших город в 1780-х гг.[263] Такое смелое сравнение Москвы с ре- спубликой явно не было случайным. Иностранцы воспринимали Москву как город, совершенно непохожий на европейские столицы. Ее характеризовали многоликость, смешение древних и новых архитектурных ансамблей, контрасты нищеты и богатства, удивительные сочетания восточных нравов с европейскими. В записках французских путешественников, посетивших Россию, особо отмечалась свобода москвичей от великосветских условностей и простота нравов московского дворянства[264].

Независимо от целей авторов в центре повествования европейцев о России неизменно оставались тесно связанные между собой темы свободы и рабства, деспотизма власти и цивилизации страны.

Одной из основных тем для многих авторов записок о России традиционно оставалась тема рабства. При этом «рабство» не казалось публицистам исключительно российской особенностью. «Рабство» польских крестьян или колониальное рабство также часто анализируется в записках путешественников. «Рабство» в России, по сравнению с польским или вест-индским рабством, казалось в 1770 г. «полной свободой» англичанину Д. Маршаллу[265].

Некоторые действия российского правительства находили в ней достаточно широкий отклик. Одним из таких важных событий стало издание «Наказа», адресованного императрицей Уложенной Комиссии[266]. Опубликованный в 1767 г. «Наказ» Екатерины II приобрел огромную известность в Европе: уже в 1767-1770 гг. он был переведен на немецкий, французский, латинский, а впоследствии на польский, шведский, голландский, итальянский, греческий и румынский языки. «Кодекс Екатерины» обсуждали на страницах газет и в салонах. Сочинение Екатерины на время стало частью «русского миража», заворожившего многие умы надеждами на глубокие преобразования в России.

Французской цензурой «Наказ» был запрещен, но, несмотря на это, в столичных салонах он циркулировал совершенно свободно. «Как бы ни оценивали эту книгу, она все же служит доказательством прогресса философии на Севере... Законы, которые российская императрица дарует своему народу, не продиктованы необходимостью... Они обязаны только ее милосердию и человечности», - писала газета «Mercure de France»[267]. В то же время издания, которые отличались не меньшей панегиричностью суждений относительно Екатерины II, проводили как скрытые, так и прямые параллели между абсолютистской Францией времени т. н. «революции Мопу» и Россией. Начав свои рассуждения с картины рабства «восточных народов» и подчеркивая совершенное Екатериной благодеяние, автор заметки в «Journal encyclopédique» проводил скрытое сравнение России с Францией не в пользу последней: «Едва лишь свет наук и факел искусств угасли там, где они столь долго Пылали, как они вспыхнули в другой стране и просветили народы, погруженные ране в сумрак невежества. Здесь счастливые народы выпали из лона свободы и впали в позор рабства. А вдали отсюда порабощенные народы навсегда приняли форму свободного правления и его законы»[268]. По мнению Н. Ю. Плавинской, публицисты склонны были воспринимать знаменитое сочинение Екатерины не как «инструкцию», по которой должно строиться новое законодательство, а как введенный в действие кодекс. Журналисты особое внимание уделяли именно тем параграфам «Наказа», которые наиболее актуально звучали во французском контексте, поскольку перекликались с проблемами, стоявшими в центре споров между парламентами и королевской властью[269]. «Наказ» предстает в многочисленных текстах 1760-1780-х гг., подводит итог автор фундаментального издания этого текста Н. Ю. Плавинская, как оригинальная попытка верховной власти Российской империи ввести в законодательную практику наиболее известные и ценные идеи европейского Просвещения, а благодаря широкому распространению переводов на другие языки «Наказ» становился объектом для размышлений и интерпретаций в европейской мысли эпохи Просвещения[270].

В начале 1770-х гг. интерес к российским реформам во Франции угас, сказывалось и разочарование в новом курсе российской монархии. Несколько позднее, в середине 70-х гг., интерес к «Наказу» снова ненадолго вспыхнул: после окончания русско-турецкой войны и подавления пугачевского восстания это сочинение вновь оказалось в центре дискуссии, участниками которой стали Дидро и французские физиократы. «В 1782 году Ж. П. Бриссо полностью опубликовал сочинение русской императрицы, сопроводив памятник российского Просвещения 92 подстрочными комментариями. Таким образом, “Наказ” Екатерины II был использован будущим лидером жирондистов для ослабления, критики монархии (в том числе и просвещенной), пропаганды новой социальной справедливости и сыграл свою роль в непосредственной идеологической подготовке Революции»[271].

За несколько лет до начала революционных событий русская тема повсеместно присутствовала во франкоязычной политической литературе и привлекала внимание известных публицистов, уже тогда проявились диаметрально противоположные мнения о роли Российской империи в системе международных отношений. Основными триггерами служили война с Турцией, присоединение Крымского ханства, первый раздел Речи Посполитой, напряженные отношения со Швецией. В конце 1780-х гг. от оценки процесса цивилизации в России в целом авторы переходят к анализу ее внешней политики как основному критерию восприятия российской действительности.

Тема русского рабства в связи с «национальным характером» рассматривалась мыслителями в контексте проблемы вырождения монархии. Первым среди видных публицистов надвигающейся Французской революции российский вопрос осветил О. Г. де Мирабо в своем остром памфлете «Рассуждения о свободе Шельды» (1784 г.). Мирабо, поклонник Руссо, писал: Петр «простодушно верил, этот монарх, который все преодолевал, все низвергал, устранял законы, вводя новые нравы, насиловал нравы законами, он верил, что сама природа ему подчинялась с покорностью, которую он находил в своих рабах, он убеждает себя, что его новая столица принимает корабли и что русские неизбежно сделаются народом морским и коммерческим. ...Он ошибался, этот необычный монарх, который всегда думал только о своей личной славе и хотел только того, чтобы удивить мир... Россия не будет иметь морской торговли и настоящего флота, у нее их никогда не будет на южных морях... А что ей стоили слава, проекты и усилия царя, прозванного великим? Что он сделал для народа, оставленного им в рабстве, в несчастье, в долгах? У русских был свой национальный характер, у них его теперь нет... Он выиграл битвы, построил порты, прорыл каналы, построил арсеналы... Для всего этого нужны только деньги, и только руки рабов. Что он сделал, я уж не говорю для формирования своих сословий, я уж не говорю для политической и гражданской свободы своих подданных, а хотя бы для сельского хозяйства, для заселения своей империи?»[272]

По мнению Мирабо, Петр придал развитию своей страны неверное направление. Вместо того чтобы развивать сельское хозяйство, он уделял внимание строительству флота и вооружал огромную армию; а коммерцию он должен был развивать только после избавления России от «рабства». В подтверждение своего мнения он использовал записки Перри, Брюса, Кокса, генерала Манштейна[273]. Мирабо критиковал апологетов Петра, в первую очередь упрекая за лесть, услужливость и ошибки Вольтера. В отличие от большинства французских авторов XVIII в., Мирабо, осуждая Петра, оправдывал русский народ: «О русские, я не хотел вас оклеветать или оскорбить; вы могли бы, могли бы быть счастливыми, вы имеете право ими быть; только те, кто вами управляют, увековечили ваше несчастье»[274]. Мирабо писал о «химерических» планах Петра, направленных на достижение господства России над морями, и о том, что наследники царя усердно следуют этим проектам. Ссылаясь на авторитетные для него труды Ж.-Ж. Руссо и Ш. Л. де Монтескье, будущий оратор революционных ассамблей в рамках размышлений о кризисе Оттоманской империи заявлял: «Я знаю, что Россия сама будет рано или поздно разделена, будь-то если она проглотит какое-то блюдо или если она достигнет успеха в своих планах завоевания в Европейской части Турции. Я знаю, что этот недозрелый плод из теплицы, покрытой сверху снегами, никогда не достигнет состояния настоящей зрелости[275]».

Экономическому и торговому процветанию Российской империи мешают многие факторы, прежде всего климатические и войны с соседями за приращение земель: «К несчастью, чтобы основать широкую торговлю, нужны многочисленные и трудолюбивые жители, продукция для обмена, в которой так нуждаются другие нации: это именно то, чего нет ни на Кубани - весьма бесплодной и переполненной болотами провинции, ни на полуострове Крым, производящем хорошие урожаи зерновых, однако по площади он не больше нашей Шампани. Я не знаю, способна ли самодержица российская возместить все то, в чем ей отказала сама природа, или же приказать ей производить другие породы и сорта[276]. Не знаю я, как она сможет сохранить свои корабли, ведущие себя столь вызывающе в Черном море и особенно у пляжей, окружающих Крым, ведь здесь ветры еще более страшные, чем в иных морях. <...> Я особенно имею основания сомневаться в успехе такого числа широких проектов, но, что вне всяких сомнений, Россия оплатила Кубань и Крым в двадцать раз больше их стоимости, войны с Турцией с целью захватить эти два края, стоили этой малонаселенной стране более тринадцати сотен тысяч человек, убитых или умерших, на земле или на море, от изнеможения, нищеты, голода и особенно от чумы. Покойный адмирал Кноулес, призванный в Россию во время этой войны, чтобы командовать русским флотом, предал огласке все эти факты после своего возвращения в Англию»[277]. Завоевания на берегах Черного моря могли предсказывать еще большие переделы границ. Успех России в противостоянии с Турцией представлял собой для Мирабо как косвенное поражение других держав, так и перспективу массовых миграций с воображаемого «Севера» на воображаемый «Юг» Европы: «Монтескье мог бы добавить, что, если, хотя это и совсем невероятно, царица овладеет Румынией, Грецией и Архипелагом, большинство русских, особенно из Петербурга и северных провинций, не найдут ничего лучше, как покинуть свой ледяной климат, чтобы проживать в завоеванных землях, что превратит в пустыню более чем половину Российской империи. Наконец, в нынешних обстоятельствах на континенте торговля Тавриды, допуская даже, что она достигла бы такого размаха, о котором мечтает царица, останется на- всегда неустойчивой, казна Московитов извлечет из нее очень мало пользы»[278].

Отставание России от других стран Европы в процессе цивилизации, заявлял Мирабо, является прямым следствием непродуманной и честолюбивой политики Петра I и его недальновидных преемников, уничтожавших самобытность «русской нации»: «Обманывался этот необычный государь, поскольку не думал ни о чем ином, кроме как о своей личной славе, не желавший ничего, кроме как того, чтобы удивить весь мир. Петр впал в заблуждение, наследники его проектов и его земель обманывались, как и он сам. Россия не имела, никогда не будет обладать своей морской торговлей, она не получит настоящего флота, она не будет им располагать на южных пределах до тех пор, пока будет оставаться без баз в Средиземноморье. Во что обошлись слава, проекты и усилия царя, названного Великим, нации, которую он оставил в рабском состоянии, в несчастьях? Русские обладали собственным национальным характером: теперь его больше нет. Этот характер следовало бы укреплять и развивать, приготавливая эти грубые и неотесанные народы, но зато очень простые, осторожными шагами, косвенными, но также самыми простыми и мудрыми, к принятию влияния просвещения из Европы. Россия, освободившись, могла бы быстро к нему приспособиться. Ошибка этого подготовительного периода в том, что русские, будучи еще далеки от благополучного завершения этого пути, многое потеряли из-за внутренних революций и внешних сношений, которые так восхваляют. Торговцы империи, некогда так прославленные, благодаря их порядочности и честности, славятся так же, как китайские торговцы благодаря их лукавству, чтоб не сказать большего. Бояре или знать, потеряв свою грубость, в большинстве своем не приобрели ничего, кроме манер. Женщины были прежде более целомудренными, браки более счастливыми, нравы менее элегантными, но зато более добропорядочными. И снова, что совершил для своей страны столь прославленный царь? Выиграл сражения, соорудил порты, прорыл каналы, построил арсеналы. Для этих целей необходимы только деньги и руки рабов.

Я уже не говорю о том, что им сделано для основных законов государства, для гражданской и политической свободы подданных, но я спрашиваю, что сделал он для аграрного хозяйства, для роста населения своей империи? Сельское хозяйство и население и есть богатство именно для правителей-деспотов еще в большей степени, нежели они являются таковыми для монархов, ограниченных в своей власти. Природа создала Россию средиземноморской державой...»[279]

Мирабо, таким образом, подводит итог рассуждениям своих многочисленных знаменитых предшественников о России, философов и ученых, от Лейбница до Руссо, реформы начала века он экстраполирует на все реформы, проводившиеся в XVIII в., его радикальные негативные оценки крепостного права и нравов россиян, как мы увидим, предвещают еще более крайние высказывания лидеров общественного мнения начинавшегося революционного десятилетия. Полемически обращаясь к «воображаемым» русским, Мирабо предлагал им эмансипацию от амбициозных правителей как путь к подлинному «народному счастью».

В то время, как будущие ораторы Французской революции не без энтузиазма излагали свое видение успехов российской армии и дипломатии на турецком направлении, активность развивали и секретные службы Франции. Неоднократно накануне и во время русскотурецкой войны в Черноморский регион направлялись профессиональные секретные агенты, а в большей степени информацию о Крыме и Причерноморье в Париж поставляли французы, проживавшие и работавшие в России постоянно[280]. Во многом благодаря французской разведке в период русско-турецкой войны французское правительство стало располагать обширными текстами об этом регионе Российской империи и состоянии французской армии и флота.

В свою очередь, и официальная королевская дипломатия рубежа 1780-1790 х гг. подводила собственные итоги внешнеполитического курса, не раз изменявшегося за истекший век, формулировала постулаты о новых альянсах и перспективах Франции, предвосхищая тенденции, осуществившиеся только в XIX в. В духе прежних традиций дипломатические документы, на самом деле отражавшие взгляды огромной части просвещенной элиты, не предавались огласке. Поэтому так важно обратить внимание на инструкции новому поверенному в делах Франции в Петербурге Э. Жене, составленные перед отъездом на родину послом Л.-Ф. де Сегюром в 1789 г. Сегюр - убежденный сторонник франко-российского альянса - полагал, что именно военный и экономический союз Версаля и Петербурга может быть гарантом «европейского баланса сил», мира и безопасности на континенте, а этот великий замысел дипломат приписывал «гению Петра»:

«Франция и Россия, находящиеся на двух крайних пределах Европы, никогда не будут мешать и наносить вред друг другу. Взаимовыгодный характер их производств, общая потребность в торговле их сближает, общие интересы в политике должны их объединить. Обе они находятся под давлением Пруссии и Австрии и опасаются их, обе хотят избежать утраты равновесия в Священной Римской империи, обе должны бояться и избегать войны в Германии, которая может их скомпрометировать, ничего им не принесет и даже может их разорить. Если они объединят свои системы и свои усилия, то эти две равновесные силы смогут удерживать баланс в Европе в устойчивом состоянии и обеспечить всеобщее спокойствие. Могучий гений Петра Великого, создававшего свою империю и вместе с тем обозревавшего Европу, понял эту главную истину, с тех пор частные обстоятельства, личная вражда и неприязнь, политическое беспокойство повлияли на то, что она была утеряна из виду»[281].

Многое из сказанного Мирабо о России, как мы увидим, будет воспринято в предреволюционной Франции и найдет отклик в многочисленных памфлетах, во множестве появлявшихся накануне и в первые годы Революции. Линия критики российского деспотизма и «заблуждений» французских философов, прочерченная Мирабо, получит свое продолжение.

* * *

Итак, говоря в целом о том образе России, который формировался политической и интеллектуальной элитой французского общества на протяжении XVIII в., необходимо отметить следующее. «Воображаемая Россия» не была продуктом исключительно французским, Россия и Франция даже не имели общих границ, а прямые контакты между ними были достаточно фрагментарны. Французские правительства долгое время игнорировали Россию, а французские обыватели также не обременяли себя изучением этого «государства Севера». Россия для западноевропейцев, и французов в частности, продолжала оставаться страной малоизвестной[282].

Географическая удаленность, религиозные и языковые преграды, различные внешнеполитические цели правительств двух государств препятствовали долгое время налаживанию тесных культурных и экономических связей России и Франции. Этими обстоятельствами было обусловлено нередко упрощенное, а иногда даже искаженное восприятие России через призму стереотипов, которая оставалась для них уникальным примером пограничного общества между состояниями «варварства» и «цивилизации». «Открытие» французами для себя России произошло несколько позднее, чем с ней познакомились англичане, немцы и итальянцы. В XVI-XVII вв. образ Московского государства формировался, главным образом, в сочинениях европейских путешественников, среди которых французы оставались в меньшинстве. Но приближение эпохи петровских реформ изменило положение дел, и представители французской элиты - ученые, дипломаты, духовные лица - посвящали все больше внимания России. Какие-то из черт русского национального характера были вымышленными, другие, напротив, отражали реальное положение дел и основывались на трудах других авторов, не посещавших лично Россию, а во многих сочинениях речь шла не столько о политическом устройстве и социальных реалиях страны, но о ее географии, природе, климате, традициях и нравах населяющих ее народов[283].

Общественному мнению Века Просвещения в наследство от предыдущих столетий достались все основные стереотипы России, среди которых был и стереотип «русского варварства». Однако в новых политических условиях, в условиях складывавшегося нового баланса сил на Европейском континенте неизбежны были изменения в отношениях с Россией, что не замедлило сказаться на восприятии империи царей европейскими наблюдателями.

Естественно, одним из центральных вопросов, привлекавших внимание просвещенной публики XVIII в., особенно после завершения Северной войны и провозглашения России империей, был вопрос о путях цивилизации России и о ее роли в европейском балансе сил. Эпоха петровских реформ способствовала пробуждению самого живого интереса к России во Франции. Характерные для европейцев страхи и опасения перед далекой и не всегда понятной Россией были потеснены известиями о преобразованиях русского царя. Однако обширная публицистика о российских реформах начала XVIII в. создавала двойственное представление об этой стране. Даже Петр I, царь-просветитель и творец новой России, включенный в «мифологический» пантеон Просвещения, воспринимался французским обществом изначально как варвар, стремящийся перенять знания и навыки западных соседей, к тому же это «варварство» монарха с легкостью переносилось на все остальное население Московии. Объем знаний о реальном положении дел в России на протяжении XVIII в. постепенно увеличивался. Используя образ русского государя, французские мыслители демонстрировали универсальный пример просвещенного монарха, который вывел свой народ из состояния «варварства» и приобщил к цивилизации. В этом контексте они рассматривали как царствование Петра I, так и правление Елизаветы Петровны, Петра III, Екатерины II. Однако дипломатами, которые преследовали иные цели, в отличие от философов, петровские реформы оценивались невысоко: русское «варварство», несмотря ни на что, якобы сохранилось и угрожало Европе. Такая позиция была характерна особенно для тех моментов, когда интересы России и Франции вступали в противоречие.

Публицисты XVIII в. проводили скрытые и прямые параллели между Францией Людовика XV и Людовика XVI и екатерининской Россией. И сравнения эти были отнюдь не в пользу Франции. Плюрализм мнений является хорошим подтверждением того, что суждения дипломатов о России ни в коей мере нельзя отождествлять с представлениями, присущими всему французскому обществу (большая часть которого интересовалась вопросами российской политики, истории и культуры), а также того, что в общественном мнении отсутствовало единое, общее для всех представление о России. С одной стороны, находились оптимисты и скептики - в первой половине века с большим восхищением, а в конце века с разочарованием смотревшие на состояние дел в Российской империи, с другой стороны - критики, которые изначально негативно оценивали развитие государственных институтов и медленное социальное развитие России, а по мере участия ее в крупных военных конфликтах, только усиливавшие эту критику. Это было частью и продолжением философской дискуссии о путях цивилизации в России. Обостренный философский спор о результатах процесса цивилизации в России, а также долгие периоды прохладных отношений и дипломатическое противоборство Петербурга и Версаля не позволили в дореволюционный период до конца оформиться третьей версии России - реалистической, хотя сторонники такого взгляда всегда существовали.

Несмотря на все разнообразие мнений, высказывавшихся во Франции относительно России, рецепция давних стереотипов, выработанных европейцами в предшествовавшие века, была закономерной и естественной. Оптимистический взгляд на Россию ряда просветителей, изменения, произошедшие в середине 1770-х гг., а затем и русско-французское сближение накануне Революции вовсе не переломили общих тенденций восприятия России французской общественностью, а скорее способствовали дальнейшему укреплению двух версий развития цивилизации России: оптимистической и пессимистической. На основе этих версий и происходила дальнейшая эволюция представлений о России в общественном мнении охваченной революцией Франции.

Глава III Россия в представлениях политической элиты начала революции (1789-1792 гг.)

§ 1. Новые оценки примеров просвещенного деспотизма в России. Образы Петра I и Екатерины II

Стремительное развитие Революции вызывало у современников сомнения в идеалах Просвещения и повлекло за собой неизбежную переоценку ценностей. «1789 год претендовал на то чтобы быть продолжателем нового культурного прошлого, но в то же время и разрывом, дающим Истории новую отправную точку. Таким образом, он претендовал на возрождение и очищение, особенно в отношении культурного наследия, запятнанного веками тирании и предрассудков», - пишет Б. Бачко[284]. Некоторые идеи из наследия «философов» отвергались деятелями Революции или подвергались радикальному пересмотру. Революционные элиты, непосредственно влиявшие на формирование общественного мнения, полагали, что они обладают непогрешимым критерием, основанным одновременно и на достижениях просветителей, и на новом политическом опыте, для того чтобы сортировать культурное наследие во имя торжества новых принципов свободы и равенства. Такое избирательное отношение революционных элит к культурному наследию складывалось в условиях, когда в целях обоснования ценностей Революции требовалась популяризация идей просветителей, но одновременно с этим происходило и принудительное очищение их философии от «заблуждений». Из общественного сознания стремительно исчезала вера в столь популярную в эпоху Просвещения идею добродетельного монарха или «мудреца на троне», цивилизующего свой народ и проводящего реформы, и деформации в первую очередь подвергались образы знаменитых правителей.

Читатели интересовались подробностями из жизни русского двора и последними известиями о его главных действующих лицах. Основные тенденции развития французской печати в значительной степени справедливы и для непериодической публицистики. Это касается как ведущих тем, так и количественных показателей, всевозможные памфлеты глубже и более развернуто анализировали новости из других стран и строили прогнозы.

Еще накануне 1789 г. произошла радикализация просветительских воззрений, все большую популярность приобретали взгляды Ш.-Л. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Г.-Б. Мабли, Г.-Т. Рейналя, Д. Дидро. Последовательное разоблачение «просвещенного деспотизма», его неудачных, половинчатых реформаторских усилий (а равно и его модификаций, как будет показано в дальнейшем, связанных с образами Петра I и Екатерины II) было увязано с мыслью о незрелости русского народа, его пребывнии в состоянии «детства» и неготовности приобщиться к цивилизации. Революционные события в самой Франции заметно отодвигали тему петровских преобразований на второй план в общественном сознании. Если для просветителей и даже их критиков (например, Мирабо) деятельность Петра I была историческим подтверждением их идей, то в 1780-1790-е гг. эти идеи проверялись на прочность самой жизнью[285]. События 1789 г. обостряли идеологические дискуссии относительно России: монархисты воскрешали идеализированные представления - «философский мираж», а сторонники быстрых перемен и в перспективе республиканского устройства изображали Россию мрачными красками, поскольку видели в ней воплощение Старого порядка[286].

В атмосфере надежд первых месяцев Революции просветительские представления об идеальном государе и совершенном правлении вовсе не исчезли и приобрели новое звучание. Проводили параллель между Людовиком XVI и российским царем Петром I. Вот что писал, например, драматург Жан-Николя Буйи во введении к своей необычайно популярной в то время комедии «Петр Великий» (музыка комической оперы была написана композитором А.-М. Гретри): «Пораженный и восхищенный зрелищем возрождения Франции, я попытался найти в истории событие, которое имело бы к нему какое- то отношение и которое я мог бы представить на сцене. Я узнал, что в России Петр Великий пренебрег блеском и радостями трона, дабы безраздельно посвятить себя благоденствию своих народов, подобно тому, как ныне Людовик XVI посвящает себя благоденствию французов. Скопище варваров, лишенных нравственных правил, моральных устоев, дарований, Петр Алексеевич преобразовал в общество людей мыслящих и просвещенных; призвав французов к участию в управлении королевством, Людовик сделал из них народ, обладающий всей полнотой власти, а сам стал его ангелом-хранителем...»[287] Но уже у Буйи все произведение задумано как своеобразный «урок королям», он обращался к коронованным особам с призывом: «Великие короли и могущественные властелины, покиньте ваши дворы и оставьте ваши короны, также как и он [Петр I. - А. М.] покиньте свои государства, путешествуйте и трудитесь сами, и вы увидите, что величие не всегда приносит счастье»[288].

В ярких, богатых образами речах политиков, публиковавшихся, как правило, отдельными брошюрами, также встречаются неожиданные упоминания России. В сочинении Луи-Антуана Сен-Жюста обнаруживаем неожиданное мнение о русском царе. Пылкий революционер, отчетливо разделявший Европейский континент надвое («Есть две фракции в Европе: фракция народов - детей природы, и лига монархов - детей преступления»[289]), вероятно, в глубине души оставался ценителем «петровского гения» и память о российском монархе уподоблял памяти о Фридрихе Великом и Генрихе IV: «Почтительная память общества должна воздвигать общественные памятники великим людям, которых уже нет среди нас, где бы ни была их родина... Во всей Европе мне известны только три памятника, достойных человеческого величия: это памятники Петру I, Фридриху и Генриху; но где памятники таким людям, как Дасса, Монтень, Поп, Руссо, Монтескье, Дюгеклен и многие другие?»[290] Поистине странное сочетание исторических персонажей для одного из будущих лидеров Конвента, искренне считавшего, что Европа «населена королями, но отнюдь не людьми», а народы подобно железу, служат только материалом для машин и «стенают под ярмом» монаршего честолюбия[291], если не принимать в расчет влияние просветительской идеологии и монархические иллюзии первого периода Революции. В любом случае, вышеприведенные примеры говорят о завидной живучести «петровского мифа» в революционном сознании.

Политическая публицистика не отставала от прессы и драматургии и с энтузиазмом поддерживала русскую тему. К числу наиболее известных книг о России относились «Интересные и секретные анекдоты русского двора» Жана-Бенуа Шерера[292].

Ж.-Б. Шерер, в отличие от авторов мемуарных свидетельств и заметок о дворцовой жизни, предлагал своему читателю богатую картину жизни в России, составленную из коротких историй о государственных деятелях, религии, нравах и обычаях россиян. Эти исторические рассказы бессистемно рассеяны по всему сочинению наравне с заметками общего характера о климате, науке, языке и праздниках. Немало сведений можно почерпнуть из этой книги о знаменитых россиянах: Меншикове, Сиверсе, династиях Демидовых и Строгановых, канцлере А. П. Бестужеве-Рюмине, А. И. Остермане и многих других. Притом, что Шерер не был ни первым автором, представившим на суд публики собрание в жанре анекдотов из русской жизни, ни первым публицистом, превозносившим императора Петра III, современники все же подмечали новизну его сочинения. Сложно, однако, сказать, чем руководствовался сам Шерер или его издатели, когда отказывались от публикации текста, содержавшего открытые обвинения в адрес правящей русской императрицы[293].

Центральное место в «Анекдотах» Шерера занимал образ просвещенного деспота - Петра I, а его преобразования сравнивались с настоящей «революцией». В сравнении с образом первого российского императора он выстраивал и образы всех предшествующих и последующих правителей России. Превознося роль Петра в российской истории, Шерер показывал объективно существовавшие препятствия на пути реформ и цивилизации России: «...огромная протяженность империи, состояние варварства, в котором она находилась, и, наконец, преждевременная смерть государя стали непреодолимыми обстоятельствами на пути воплощения замысла о том, чтобы поднять русских на уровень других европейских наций. Возможно, этот проект был бы во многом осуществлен, если бы Петр обнаружил в лице военачальников, судей, губернаторов, инженеров и предпринимателей людей, достойных его самого, Можно сказать в пользу его славы, что русские не слишком далеко продвинулись по пути цивилизации со времен окончания его царствования»[294]. Хотя автор «Анекдотов» в целом скептически смотрел на возможности реформ в Российской империи и неоднократно заявлял, что «надменность и высокомерие русских делали бесполезными все усилия монархов, которые стремились, как Петр I и Екатерина II, вытянуть их из варварского состояния...»[295], он анализировал причины жестокой политики Петра Великого по отношению к собственному народу и ссылался на многие восстания и заговоры, которые мало-помалу превращали царя в недоверчивого и свирепого тирана[296].

Оценивая роль Петра I, Шерер сравнивал его достижения только с заслугами Екатерины II. Если Петр призывал в Россию иностранных полководцев, инженеров, мастеров, то Екатерина продолжила эти начинания, несмотря на извечные предрассудки против иноземных нововведений: «Екатерина, достойная наследница Петра, была готова к тому, чтобы завершить великое дело создателя России, употребить все средства, чтобы оставить иностранцев в своих землях»[297].

Вопрос о состоянии цивилизации в России оставался основным для многих авторов того времени, не стал исключением и Шерер. В «Анекдотах» он рисовал картины российской жизни, используя контрастные противопоставления: с одной стороны, он показывал «дикость» и «варварство» коренных народов и крестьянства, а с другой - нравы просвещенной знати, развитие наук и искусств и роскошь столичной жизни. Шерер подчеркивал, что народное сознание как в начале, так и в конце XVIII в. все еще пронизано духом рабства и только верховная власть в этой стране способна являться двигателем прогресса.

Традиция уделять огромное внимание реформаторской законодательной деятельности русских монархов, укоренившаяся в общественной мысли XVIII в. во многом благодаря влиянию «Духа законов» Ш.-Л. Монтескье, в первые годы Революции не исчезла и приобретала новое звучание[298]. Ведь изучение законов позволяло прояснить нравственный облик того или иного народа и уточнить степень его цивилизованности.

Нет ничего удивительного в том, что и в сочинении Шерера, носившего развлекательный характер, немало фрагментов посвящены именно теме законодательства. «Судебная администрация в России всегда полностью зависела от произвола [властей. - А. М.]. Может быть, это было следствием Воинского устава[299], введенного Петром I, включавшего как весьма мудрые статьи, так и многие варварские положения, применение и исполнение которых слишком опрометчиво было отнесено на счет благоразумия и рассудительности его творений»[300]. Суть петровских военных установлений, по справедливому заключению Шерера, сводилась к максимально жестоким наказаниям (включая смертную казнь), которые налагались на всякого нарушителя устава. По мысли французского публициста, петровские указы и правила следовало бы сравнивать с афинскими «законами Дракона», и общество не оставалось к ним равнодушным, в свою очередь оказывая влияние на правителя: «Заговоры и восстания, что часто возникали во время правления Петра, постепенно делали этого государя недоверчивым, жестоким и свирепым. Князь Меньшиков, который руководствовался теми же принципами, всякий раз, когда желал одержать победу над шведами, собирал войска и объявлял им, что в случае поражения все солдаты будут подвергнуты децимации и каждый десятый по воле судьбы закончит жизнь на виселице. Эта угроза среди приверженцев любой другой религии должна была вызывать многие дезертирства и стоила, может быть, нескольких побед русским, но не была способна смягчить их дикие и свирепые нравы»[301]. Насилие и жестокость власти заставляли русскую армию одерживать победы на поле брани любой ценой, проявляя при этом невиданную отвагу и выносливость, причины которых коренились, однако, до недавних пор в следовании догматам православия, полагал Шерер. Но, вследствие того, что религиозный пыл россиян постепенно все же ослабевал, «русский солдат может служить образцом для солдат всех прочих наций», делал вывод автор «Анекдотов»[302].

Не проводя различий между законами военными и гражданскими, Шерер их считал плодами петровской системы, одинаково порочными в своей основе. «Все эти законы порочны в своем основании: я хочу сказать, что во время их создания полностью пренебрегали принципами морали». И последующие семь десятилетий постпетровской истории доказали, по мнению Шерера, что нравы народа принудительно изменить практически невозможно[303]. Кроме того, издание законов, нарушающих нравы и обычаи народа, - замысел не только тиранический, но и применительно к России «бессмысленный», поскольку осуществление его влекло за собой последствия, не соответствующие поставленным целям. В связи с этим необходимо обратить внимание на мысль, выраженную еще в «Духе законов», о том, что законы «являются частными и точно определенными установлениями законодателя», а нравы и обычаи, которые, не зная чувства меры, Петр стремился изменить, суть «установления народа в целом»[304].

Скептически отзываясь о законодательстве российской монархии, публицист критиковал и полицию: «Самый большой недостаток полиции в России состоит в том, что она действует противоположно целям, с которыми она создавалась. Она приумножает беспорядки вместо того, чтобы их сдерживать и пресекать»[305]. Такой отзыв ярко иллюстрировал отношение публициста к государственному аппарату империи, созданному без учета народных обычаев и традиционной общественной морали.

Еще больший скептицизм обнаруживаем у Шерера по отношению к русскому обществу конца XVIII в. Он с осуждением рассказывал о социальном неравенстве и, прежде всего, о крепостном праве: «Крестьянин в России - это раб в полном смысле этого слова. Единственная вещь, которая отличает его от раба в Древнем Риме, - это то, что хозяин не имеет права распоряжаться его жизнью и смертью». Публициста поражала возможность перемещать людей из одной местности в другую и продавать на площади, отрывая от семьи отцов, матерей, детей, словно обычные вещи[306]. Как отмечал автор, даже стоимость земли в России рассчитывают исходя не из оценки ее качества и размеров, а принимая во внимание количество крепостных, которые ее обрабатывают. При этом Шерер положительно оценивал многие существующие со времен Петра порядки. Среди позитивных нововведений Петра I и его преемников он отмечал отмену патриаршества и абсолютное подчинение церкви императору, практику введения подушного оклада, а также отмену императрицей Елизаветой Петровной смертной казни[307]. Но к установленной также по воле Петра I для всего дворянского сословия обязанности служить Шерер относился с осуждением. «Манифест о вольности дворянства», подписанный Петром III, вызывал у французского публициста самое живое одобрение[308].

Столице империи Шерер противопоставлял древнюю Москву. Например, мотивы переноса столицы объяснялись так: «Петр отдал предпочтение резиденции на болотах Ингрии в силу разных причин: частые восстания населения Москвы, которые внушили ему отвращение к этому городу, стремление государя сделать Россию европейской и морской державой, а также красота реки Невы»[309]. Москва казалась французскому наблюдателю очень неспокойным, непокорным монарху городом, который Петр I предпочел покинуть, нежели наводить в нем порядок. Именно в Петербурге, а не в Москве, «деспотизм угнетает всех подряд», замечал Шерер уже в рассказе о своей жизни в российской столице во времена Екатерины II[310], Москва же, по его мнению, это «обычное место пребывания недовольных двором»[311].

Помимо традиционного для публицистики XVIII в. вопроса о реформаторской роли Петра I в русской истории, французы обращали внимание и на некоторые реформы его дочери - Елизаветы Петровны. Встречалось немало версий о причинах ее знаменитого решения об отказе от смертной казни: некоторые полагали, что она пошла на этот шаг, очарованная «философическими идеями», другие видели в этом указе плод ее мягкого характера, третьи считали, что она пыталась увековечить актом благотворительности свое восшествие на трон, которое обошлось без пролития крови. «Я склоняюсь к тому, - писал Шерер, - чтобы поверить, что она просто чувствовала подходящий момент, чтобы удержаться на троне и испытывала потребность в любви и доверии своего народа, но из всех средств, которые могли бы их обеспечить, не нашлось ничего лучшего, чем упразднение одного из жестоких законов, изданных государем, воспоминание о котором было ненавистно ее подданным. Впрочем, этот поступок увенчался успехом, на который она и рассчитывала»[312]. Иными словами, Шерер полагал, что отмена смертной казни была политическим жестом, продиктованным прагматическим интересом сохранить корону. Автор «Анекдотов» усматривал в отмене смертной казни не символ прогресса цивилизации и нравов, а напротив, знак монаршего произвола[313]. Вопрос об отмене смертной казни при Елизавете Петровне освещался впоследствии довольно широко во французской публицистике, однако основные точки зрения были высказаны именно в последние десятилетия Старого порядка и в годы Революции[314].

Но для большинства французов конца XVIII столетия современную Россию олицетворяла императрица Екатерина II. Создание положительного образа России в общественном мнении Запада было одной из важнейших составляющих политики Екатерины II, и сама императрица активно пропагандировала взгляд на свою империю как европейскую страну, что снимало остроту противопоставления Европы и России[315]. Однако с началом Революции перспективы русско-французского культурного диалога и наметившегося экономического сближения становились все более туманными[316].

В атмосфере первого года Революции очень распространенным становится мнение о реальном участии императрицы Екатерины II в «заговоре» монархов против Революции. Образ просвещенной императрицы, «ученицы философов», постепенно вытеснялся новым образом - «пособницы тиранов». В середине 1789 г. вышло продолжение известного памфлета под названием «Оратор Генеральных штатов»[317], принадлежавшего перу писателя, путешественника и королевского библиотекаря Жана-Луи Карра (1742-1793). Призывы автора этого небольшого сочинения стали широко известны и находили живой отклик в разных странах, в том числе и в России[318]. Карра призывал французов и все прочие народы к борьбе против тирании и деспотизма в своих странах и разоблачению коварных замыслов противников Революции во Франции, призывал бросить взгляд на современное положение наций и основные события, произошедшие с ними за последние пятьдесят лет. В своих исторических и политических предпочтениях публицист следовал за признанными авторитетами Просвещения и утверждал, что последние пятьдесят лет века XVIII-го запомнятся потомкам, во-первых, царствованием Фридриха, короля Пруссии, во-вторых, существованием двух женщин, Марии-Терезии и Екатерины II, которые «волновали и сотрясали» Европу в последние тридцать лет, в-третьих, провозглашением независимости Америки[319]. На восьмое место в этом списке Карра помещал «несправедливую войну двух императорских дворов» (России и Австрии) против турок, а на девятое «достопамятную революцию во Франции 14 июля и 4 августа».

Как видим, если раньше публицисты обращались прежде всего к опыту петровских реформ (как это делал, например, Мирабо), то теперь речь вели о екатерининской России, поэтому характеристики правящей императрицы непосредственно связывались с ее страной и подданными. Отношение Карра к российской императрице, впрочем, как и к австрийской, было довольно неприязненным: «История двух императриц, Марии-Терезии и Екатерины, - писал он, - свидетельствует, что правление женщин очень опасно и что ограниченные своим природным стремлением нравиться и давать жизнь человеческому роду, они остаются такими же и в то время, когда занимаются политикой, законодательством и управлением империей... Екатерина II исчерпала в своей Империи человеческие и денежные ресурсы только ради пустой славы бесчестного завоевания, последствия которого, постепенно вызывая враждебность и нашествия бесчисленного сборища больших и малых татар, что живут вдоль гор Кавказа и в верхней Азии, не произведут другого результата в Европе, кроме как дисциплинируют турок или помогут подготовить [австрийскому. - А. М.] императору новые завоевания, которые обойдутся ему чрезвычайно дорого, и после раздела [турецких владений. - А. М.] они никогда не станут уделом царей Московии»[320]. Говоря об «опасности» женского правления, Карра не только занимался развенчанием образа мудрой и просвещенной «северной» царицы, но и разоблачал коронованный деспотизм в сердце Франции, целясь в крайне непопулярную Марию-Антуанетту. То есть в этом случае Карра действовал точно тем же способом, что и просветители в 1750- 1770-х гг., стремившиеся с помощью российского примера оказать влияние на французское общество, с тем отличием, что произошла инверсия и теперь этот пример приобретал отрицательное значение[321].

При этом среди сторонников радикальных политических преобразований не было единства мнений относительно России, а оценка, которую они давали правлению Екатерины II, строилась на фундаменте, заложенном просветителями, и зависела эта оценка от отношения того или иного автора к наследию философов. Для многих революционеров, разоблачавших «коварство» и «интриги» честолюбивой Екатерины и ее министров, эта ситуация заставляла искать выход из положения за счет отречения от «заблуждений» философов, в свою очередь якобы обманутых хитрой русской царицей.

Не меньший интерес представляют и образцы французской публицистики, создававшиеся в кабинетах дипломатов с целью дискредитировать политику русского двора. Русским послам приходилось внимательно следить за содержанием выходивших за рубежом сочинений о России, дабы своевременно извещать Петербургский двор обо всех критических выпадах против него в этой «войне перьев»[322].

По многочисленным оценкам современников, одной из наиболее гневных диатриб против политики российского двора и лично против Екатерины стала анонимная политическая брошюра, вышедшая в 1789 г. на французском языке под довольно длинным заголовком: «Об угрозе политическому балансу Европы или рассмотрение причин, разрушивших его на Севере со времени восшествия Екатерины Il на российский престол»[323]. Перед Малле дю Паном стояла нелегкая задача: опровергнуть идеализированный образ российской императрицы и усилить ее негативный образ. В отличие от большинства поклонников прогрессистского мифа о России, публициста мало занимали общефилософские рассуждения. Он стремился максимально заземлить образ Екатерины II, чтобы, опираясь на конкретные факты, развенчать образ «просвещенной правительницы».

Малле дю Пан не был оригинален в том, что касалось выбора сюжета для критики, им становится дворцовый переворот 1762 г. Хотя сведения о тех событиях и о роли в них самой императрицы уже четверть века были вполне доступны просвещенному европейскому читателю, поскольку «Анекдоты о революции в России 1762 г.» К.-К. Рюльера ходили в рукописных списках, открыто обвинять российскую государыню в убийстве мужа никто не решался. И только во время Революции, вскоре после смерти Рюльера в 1792 г., некоторые из его записок о России (впрочем, не посвященные дворцовому перевороту 1762 г.) увидели свет «при содействии» революционных властей[324], а уже через пять лет - при Директории - были опубликованы и сами «Анекдоты».

Согласно самому Рюльеру, он описал восшествие Екатерины на престол, чтобы ввести в рассказ об этом ужасном событии все «обстоятельства, иногда смешные, относящиеся к обычаям русского народа». Рюльер подробно описывал сцену убийства Петра III: «...трое из сих убийц, обвязав и стянувши салфеткою шею сего несчастного императора, между тем как Орлов обеими коленями давил ему грудь

и запер дыхание; таким образом, его задушили, и он испустил дух в их руках. Нельзя достоверно сказать, какое участие принимала Императрица в этом приключении, но известно то, что в тот день, когда это случилось, Государыня садилась за стол с отменной веселостью...»[325] По мнению Рюльера, власть фаворитов при императрице была огромной, но ее положение на троне несколько лет оставалось нестабильным, вплоть до смерти последнего претендента на престол - свергнутого еще в 1741 г. Иоанна Антоновича: «Кровавый переворот окончил жизнь Иоанна, и императрица не опасалась более соперника, кроме собственного сына, против которого она, казалось, себя обеспечила, поверив главное управление делами графу Панину, бывшему всегда его воспитателем. Доверие, которым пользовался этот министр, противопоставлялось всегда могуществу Орловых, поэтому двор разделялся на две партии - остаток двух заговоров, и императрица посреди обеих управляла самовластно с такой славой, что в ее царствование многочисленные народы Европы и Азии покорились ее власти»[326].

Вполне вероятно, что Ж. Малле дю Пан был знаком с текстом Рюльера. Он также с большим пиететом относился к покойному Петру III и даже об известной страсти царя к прусской армейской дисциплине и персоне Фридриха Великого писал, что «это была мания простительная: [царь. - А. М] восторгался качествами человека, показавшего столько мудрости и отваги, а это чувство [почитания. - А. М.] так редко встречается среди венценосных особ...»[327]. Характеризуя внука Петра I, публицист рисовал почти идеальный образ просвещенного государя: «Добрый друг, хороший отец, снисходительный супруг, но слишком слабый и доверчивый, слишком открытый с предателями, которым он расточал свои милости; в завершение шести месяцев [своего правления. - А. М.] он подвергся такому обращению, которое едва ли можно было бы оправдать даже десятью годами преступлений и тирании»[328].

Под виртуозным пером памфлетиста последнее пристанище свергнутого Петра III в Ропше превращается в «склеп», а занявшая его трон супруга, озабоченная укреплением собственной власти, старается с помощью празднеств и фейерверков отвлечь внимание подданных от финальных сцен этой семейно-государственной драмы: «В тот же вечер император был заключен в Ропшинский замок. В момент, когда ее супруг входил в этот склеп, императрица ошеломляла Петербург грохотом торжественного великолепия»[329].

Малле дю Пан использовал разные источники сведений о событиях 1762 г., в том числе и официальные российские документы. Анализируя историю переворота, он уделил значительное внимание обвинениям, выдвинутым против Петра в Манифесте о восшествии на престол Екатерины II: «В манифесте от 28 июня государя обвинили в желании поколебать основы православной религии и в том, что он дал повод опасаться, что она будет заменена иностранной религией. Самый крайний фанатизм мог продиктовать это обвинение. Петр проявлял терпимость [ко всем конфессиям. - А. М.]; он построил для своих немецких солдат лютеранскую часовню в Ораниенбауме... Его терпимость являлась следствием того примера, что подавали все мудрые государи его времени, и следствием прогресса разума. Когда Иосиф II объявил свободу вероисповедания протестантским общинам в своих государствах, никто из его близких не подумал оспаривать у него власть под предлогом того, что он расшатывает господствующую религию. Сама религия не имела никакого отношения ни к секуляризации монастырей, ни к уменьшению числа икон, которым простой народ поклонялся и к которым обращал свои просьбы. Там это были только реформы религиозного обряда, но вовсе не посягательства на основы самой религии»[330].

Второе обвинение, выдвинутое против Петра III в манифесте Екатерины, заключалось в том, что он заключил мир с Пруссией в момент, когда русская армия достигла значительных успехов. Автор памфлета считал это обвинение вовсе несостоятельным, ведь в развязывании «ненужной» войны был виноват не Петр III, а императрица Елизавета Петровна, ее канцлер А. П. Бестужев-Рюмин и придворная клика[331]. Малле дю Пан давал оценку и ходившим тогда в столице слухам о том, что перед военным походом император якобы хотел заточить жену в монастырь: «Известно, что накануне своего отправления в Голштинию, Петр желал назначить императрицу регентшей на время своего отсутствия. Кто мог поверить, чтобы он доверил управление своей столицей и империей государыне, которую собирался заключить в тюрьму. Было бы бесполезно рассуждать о столь несовместимых между собой идеях»[332]. Позднее другие публицисты охотно использовали тот же прием борьбы с прогрессистским мифом о России, что и Малле, противопоставляя Петра III Екатерине II, который становился в их интерпретациях подлинным преемником прогрессивных реформ Петра I.

На страницах «Анекдотов» Ж.-Б. Шерера Петр III также выступает в роли просвещенного реформатора. Образ мудрого правителя, заботливого отца нации возникал под пером Шерера в противоположность образам других монархов XVIII в., которые предавались жестокости или бесконечным удовольствиям, но забывали о миллионах подданных и о собственном долге. Упразднение Тайной канцелярии вызвало всеобщее ликование в столице, но еще большее воодушевление среди знати было связано с манифестом от 18 февраля 1762 г. «О вольности дворянства». Прежнее положение русской знати Шерер даже называл «разновидностью рабства», в котором дворяне, подобно крестьянам, были привязаны к службе. После манифеста дворянство намеревалась даже установить императору памятник из чистого золота. Все общество тогда видело в Петре III достойного преемника Петра Великого[333]. «Петр III старался заставить расцвести в своем государстве торговлю, науки и искусства. Он лично посещал коллегии, присутствовал на их совещаниях и содействовал их членам с усердием выполнять свои обязанности и вносить свой вклад во всеобщее благоденствие империи; он получал просьбы со всех концов. Популярность его, которой не был отмечен ни один из его предшественников, и есть [важнейшее. - А. М.] доказательство, кроме тысячи других, превосходства его сердца, которое заботилось только о том, чтобы помогать своим подданным»[334].

Иными словами, авторы проводили мысль о том, что императрица Екатерина II нарушила заветы великого предшественника - Петра I. Совершив переворот и избавившись от супруга, она нарушила преемственность власти. Создававшийся философами идеализированный образ России - от «петровского мифа» до «екатерининской легенды» - строился на основе представлений о правителе-реформаторе, извлекающем свою страну из состояния варварства. Но с разрывом преемственности между Петром I и Екатериной II картина менялась: последним этапом прогресса цивилизации становились несколько месяцев правления Петра III, завершившиеся переворотом и жестоким убийством низложенного монарха. История правления Петра III и переворота 1762 г. давала множество фактов для коренного пересмотра взгляда на политику Екатерины. Однако это было не единственное направление критики России. Современники Малле дю Пана и Шерера рассматривали правление Екатерины сквозь призму русской экспансии в Европу; неизбежным в этих условиях становилась полемика публицистов Революции с философами - создателями идеализированного образа царицы. Бывший консул Франции в Турции, выпустивший несколько сочинений, в том числе памфлет «Политическое положение Франции и ее нынешние отношения со всеми странами Европы», Клод-Шарль де Пейсонель с негодованием обрушивался на внешнеполитические планы царицы и критиковал многих своих соотечественников, выступивших с идеологической поддержкой экспансии России[335]. Явно намекая на Вольтера, дипломат советовал: вместо того, чтобы пропагандировать «блестящую» восточную перспективу и подталкивать Екатерину к иллюзорному трону в Константинополе, ее нужно направить на путь реформ. «Нужно, чтобы продажные писатели или энтузиасты не подогревали бесконечно неутолимую жажду к известности, что пожирает душу государыни... Эти писатели должны представить великой государыне то, что действительно составит её славу, чтобы она удовлетворилась своими необъятными владениями и важными завоеваниями, уничтожила рабство в своих государствах, разрешила своим подданным пользоваться радостями мира и свободы, заставила расцвести в своей империи сельское хозяйство, промышленность и торговлю - все эти вечные основания счастья народов и самой подлинной и прочной славы монархов»[336].

Подводя итог третьему десятилетию правления Екатерины II, даже Малле дю Пан говорил не столько о самой императрице, сколько о русской «нации», повторяя мысль, созвучную «советам» Пейсонеля. Несмотря на то что все успехи правления Екатерины добывались ценой многочисленных жертв: «Оно [царствование. - А. М.] достойно той нации, которая так удивила Европу своим стремительным развитием и желанием завершить это великое дело, но нация не сможет сделать этого до тех пор, пока не достигнет состояния мира и спокойствия. Естественная склонность этого народа - выносливого, податливого, проницательного - поможет ему быстро подняться на ноги и выйти из того тяжелого положения, в котором он оказался из-за непрерывных войн»[337]. Развитие цивилизации в России должно стать делом всей «нации», оно не может быть завершено трудами императрицы и ее фаворитов, озабоченных бесконечным расширением границ, неспособных думать о государстве, заключал публицист[338].

* * *

Осложнение отношений между Францией и Россией, меры, предпринимаемые петербургским кабинетом против «революционной заразы» в империи, обусловливали популярность темы военной опасности, исходящей от России. В памфлетах и газетах 1789-1792 гг. к военной тематике обращались довольно часто. Шерер, например, предлагал читателю общую характеристику вооруженных сил России. Однако в этом отношении его описание не слишком отличалось от традиционных «мемуаров» - записок французских дипломатов и секретных агентов кануна Революции[339].

Стремительный ход Революции определял отношение французов к воображаемым реалиям российской жизни. Начиная с весны 1792 г., в обстановке объявленной войны, памфлеты и статьи, сосредоточенные на судьбе Франции, изображали иностранные дворы в качестве врагов Революции. Однако многих волновал и вопрос о возможности политической революции в самой России. Ведь прежде «революции» в России ограничивались стенами императорского дворца. Мысль, высказанная в «Анекдотах» Шерера, подводила печальный итог усилиям царей: «Революция совершится здесь только малозаметными шагами и к тому же в очень отдаленном будущем...»[340], роль революционеров в России Шерер отводил не третьему сословию и не дворянству, а просвещенным монархам[341].

Подписание Ясского мира подводило итог длительному периоду нестабильности в Черноморском регионе и на Балканах, во Франции звучали надежды на обретение международного равновесия. Так, в январе 1792 г. поверенный в делах Франции в России Э. Жене сообщал в Париж: «Ради блага человечества я бы пожелал, чтобы Россия как можно дольше пребывала в обретенном ею спокойствии, столь необходимом для восстановления ее платежного баланса... чтобы были преодолены все беды, причиненные ей той самой победоносной войной, которую она только что завершила...»[342] Окончательный разрыв дипломатических отношений между Россией и Францией в июле 1792 г. оказал заметное влияние на общественное мнение. С каждым новым известием о действиях коалиции взгляды обращались в сторону российской столицы: именно Екатерина II считалась ее активной вдохновительницей. И, хотя некоторые авторы продолжали считать Екатерину II преемницей и продолжательницей планов Петра I[343], образ далекой империи, поднятой до высот цивилизации «Семирамидой Севера», бесповоротно терял былую привлекательность. Приведем более позднее, но чрезвычайно яркое свидетельство современника, одного из самых осведомленных мемуаристов того времени, жившего в рассматриваемый период в Санкт-Петербурге, Ш. Массона: «Французская революция, столь прискорбная для королей, оказалась особенно пагубной для Екатерины. Потоки света, внезапно хлынувшие из сердца Франции, как лава из огнедышащего кратера, бросили на Россию ослепительно яркий, подобный молнии луч. И там, где прежде видели лишь величие, славу и добродетель, глазам всех предстали несправедливость, преступление и кровь...»[344]

§ 2. «Национальный характер» россиян в восприятии публицистов первых лет Революции

События 1789 г., повлекшие крушение системы Старого порядка, заставляли французских писателей и мыслителей по-иному взглянуть на состояние «цивилизации» в других странах и по-новому расставить акценты. Прогрессистский миф о России утрачивал свой ореол, ведь империя царей походила на отвергаемую теперь модель монархии Старого порядка во Франции. И поскольку модель цивилизации в России со времен Петра I насаждалась сверху, то вместе с мифом о добродетельном и просвещенном деспотизме под сомнение все чаще ставились как успехи реформ в социально-политической сфере, так и сама принадлежность России и русских к цивилизованному европейскому пространству.

Одной из основополагающих концепций Века Просвещения было учение о существовании особого «национального характера». Десятки разных типологий этой концепции конкурировали между собой на протяжении долгих десятилетий от Монтескье до Мирабо. Однако для большинства французских авторов второй половины века факторы, влиявшие на «национальный характер», группировались так: климатический, природный фактор (идеи Монтескье с энтузиазмом развивались Вольтером, Дидро, Гельвецием и другими); политический фактор - т. е. способность властей и законодательства страны придать некую форму «национальному характеру»; фактор исторического времени, исторической эволюции (одни мыслители, как Ж.-Ж. Руссо, полагали, что время подтачивает «добродетели» нации, другие же располагали нации на шкале эволюционного развития от состояния «дикости» к «цивилизации»). При этом одни связывали политику с историей, противопоставляя моральные основания в формировании «национального характера» физическим, другие же смешивали все факторы сразу и создавали единый концепт «нравов», синонимичный «национальному характеру»[345]. В системе этих репрезентаций, автостереотип «национального характера» француза складывался не только из положительных моментов. Быть французом означало быть «общительным», «легким» (даже «легкомысленным»), «вежливым», «цивилизованным» человеком. В центре споров о проявлении «национального характера» оказалось несколько важных вопросов, сохранявших актуальность и в 1789 г. Возможно ли исправить «национальный характер»? И если да, то для чего? Может ли законодательство воздействовать на «национальный характер» с той же силой, что и природный и историкополитический факторы? Способны ли, наконец, сами французы стать более «серьезными», «мужественными», «добродетельными», «целомудренными» и проявлять постоянство в поведении? По мнению Д. Белла, «французские читатели, воспитанные на классической литературе и пользовавшиеся в качестве бревиария сочинениями Плутарха, всегда имели представление о собственной модели иного национального характера, служившего им и идеалом, и предостережением: стоял вопрос о том, могут ли процветать дух и нравы римской республики в Париже и Версале времен Бурбонов?»[346]. Стремление исправить нравы и характер нации становилось все отчетливее по мере движения к Революции и подталкивало к поиску новых и новых необходимых примеров, образцов. И другими, не менее актуальными, чем античные, примерами «иного» общества служили для французов образы других стран, что в политической философии было связано с другой формировавшейся концепцией - «цивилизации».

Одно из значений слова «цивилизация» в лексиконе XVIII столетия - это передовое состояние общества и культуры, а также совершенствующий нравы и обычаи процесс, ведущий к такому состоянию. В числе прочих характеристик «цивилизации» словарь Треву 1771 г. приводил и слова Мирабо: «Бесспорно, религия - главная и наиболее полезная узда для человечества; это главный оплот цивилизации; она проповедует братство и постоянно напоминает нам о нем, она смягчает наши сердца»[347]. А в философских концепциях Просвещения прогресс цивилизации в обществе, как правило, рассматривался в тесной связи с вопросом о религии. Именно поэтому при анализе публицистических произведений конца 1780 - начала 1790-х гг. мы считаем необходимым обратить особое внимание на представления их авторов о религиозной жизни России XVIII в.

В среде просвещенной элиты второй половины XVIII в. разоблачение «невежества» покорного царской власти православного духовенства и насаждаемого им в народной среде «фанатизма» (в этом ключе его описывали Шапп д’Отрош, Корберон и ряд других авторов) происходило параллельно с сотворением философами идеализированного комплекса представлений о современной им Российской империи (известного в историографии как «русский мираж»)[348]. И в многотомных сочинениях эрудитов, и в кратких путевых заметках иностранцев размышления о русской православной церкви и духовных практиках всегда занимали важное место. Эти мысли и наблюдения касались различных аспектов русского православия той эпохи: церковной иерархии, торжественных церемоний, обрядов, быта духовенства, отношений приходских священников и прихожан[349].

В отличие от своих предшественников, Ж. Малле дю Пан обратился в первую очередь к рассмотрению российского опыта секуляризации церковных имуществ, постаравшись представить его в крайне невыгодном свете для Екатерины II. Действия Петра III по воплощению в жизнь решения, принятого еще Елизаветой Петровной, о секуляризации имуществ православной церкви превратили духовенство в сторонников Екатерины, но на деле после переворота все прежние меры, направленные на изменение положения церкви в обществе, получили свое продолжение. Манифест от 26 февраля 1764 г. не только объявил о секуляризации церковных земель, но установил новый порядок взаимоотношений между церковью и государством. Публицист мало интересовался реальными успехами секуляризации церковных имуществ в России, а пытался использовать этот сюжет для обвинения Екатерины II в несоблюдении принципа «религиозной терпимости». Тем самым он старался исключить императрицу из того мифологизированного, утопического пространства т. н. «русского миража», в котором российские правители наделялись таким качеством, как толерантность к чужим конфессиям. Так, Шерер, подчеркивал в своих «Анекдотах...», что, за исключением Голландии, нет страны, кроме России, где бы жители пользовались такой же свободой совести. Иностранец, исповедующий любую религию, может быть назначен на любую должность, достичь самых высоких военных и гражданских званий и даже заседать в Сенате[350].

Стереотип о распространенной религиозной толерантности в императорской России прочно укоренился в сознании европейцев, но Малле дю Пан пытался и его поставить под сомнение, выводя Екатерину II из числа просвещенных и толерантных государей. Давая оценку религиозной политике Екатерины II, он писал: «В ее обширных землях никогда не увидишь грека-униата, кальвиниста, лютеранина, который заседал бы в собраниях или советах, достиг чина министра, или взошел на трон...»[351] Петр III намеревался ввести новации в религиозной жизни, продолжал автор, но все его идеи сильно исказили участники переворота 1762 г., которые отстаивали имущественные интересы «нескольких монахов». Дабы подчеркнуть необходимость мер против церковной собственности, которые намеревался провести Петр III, автор памфлета заявлял о том, что все они принадлежали еще Петру Великому[352]. Иронизируя над отношением к религии, царившим при дворе Екатерины II, памфлетист писал, что «...философская терпимость, во славу которой разожгли войну в Польше, не помешала разграбить Польскую Украину в 1768 г., где были перерезаны 100.000 латинян или униатов...»[353]. Екатерину II автор сочинения прямо обвинял в том, что она использовала интересы православного населения в Речи Посполитой, чтобы постепенно прибрать к рукам большую часть этого государства. Следует признать, что основания для обвинений в адрес императрицы у памфлетиста, несомненно, были, он располагал подробной информацией о положении дел в Польше, однако он не был свободен от преувеличений количества жертв крестьянской войны в Правобережной Украине[354].

Большое внимание уделял роли православия в русском обществе и Ж.-Б. Шерер, но он сосредоточивал свое внимание на других аспектах религиозной жизни. Как и большинство мемуаристов и путешественников, он красочно описывал религиозные церемонии, а саму церковь рассматривал как общественный институт, полностью подчиненный светской власти. Духовенство он стереотипно изображал «фанатичным» и «невежественным», задерживавшим прогресс цивилизации. Священники, которые обращают местное население Сибири в православие, с точки зрения Шерера, сами еще не вполне являются европейцами и мало чем отличаются в этом отношении от испанских колонизаторов - современников Христофора Колумба и Эрнана Кортеса. Мысль о государственном характере института православия в России он иллюстрировал примерами. Кабинет Елизаветы Петровны пожелал искоренить язычество в племенах остяков и заменить его православием. Сам этот замысел Шерер вовсе не оспаривал, но считал средства, избранные для его воплощения, смешными, противоречащими здравому смыслу и евангельской морали. Чтобы выполнить волю властей, священники прибегли к хитрости, избрав нечто среднее между убеждением и насилием: «Несколько сотен солдат во главе с Тобольским архиепископом Филофеем загоняли племена язычников к самому берегу ближайшей реки, где они и были крещены, так сказать, намоченные с помощью очень сильного “окропления”: теперь их держали за подлинных христиан. Апостол Филофей снабжал каждого из этих неофитов изображением бога и крестом, которые они носили до тех пор, пока за ними наблюдали вблизи, но как только они получали уверенность в том, что свободны от посторонних взоров, то сразу бросали богов и кресты в углы своих жилищ и готовы были надеть их снова, если грозный миссионер вернется: безразличие очень простительное, которое среди народов менее миролюбивых могло быть заменено кровопролитием...»[355]

Символом древних традиций и центром православного христианства для французских авторов оставалась Москва[356]. Шерер, рассказывая о «религиозном оцепенении», охватившем население древней столицы во время эпидемии чумы 1771 г., подробно останавливался на описании событий тех страшных дней и описывал кощунственное убийство московского архиепископа Амвросия, которое он преподносил как результат мести фанатичной толпы во главе с монахами. В сентябре 1771 г. чума уносила ежедневно по нескольку сотен жизней, город в панике покидало дворянство, уехал и московский главнокомандующий, фельдмаршал П. С. Салтыков[357]. Архиепископ Амвросий с целью остановить распространение болезни запретил собираться москвичам у церквей и убрал с Иверских ворот чудотворную икону Богоматери, на которую горожане возлагали последние надежды. Разъяренная толпа растерзала архиепископа, а дальнейшее развитие бунта и погромы удалось остановить только войскам. Шерер осуждал жестокое убийство архиепископа: «Вот достойный результат уроков, преподанных Петром I! - Незабываемый пример тех препятствий и трудностей, что испытывают все законодатели, одерживая верх над предрассудком, укрепившимся благодаря отупению или рабскому состоянию, унижающим нации». Насильственные преобразования Петра и его преемников, не позволившие созреть самобытному характеру и нравам российского народа, чреваты роковыми последствиями, утверждал Шерер[358]. Рост национального самосознания, а не реформы царей помогут россиянам обрести свободу:

«Не ждите никакого усилия от народа рабов, поскольку он вовсе не чувствует своего человеческого достоинства. Разбейте эти оковы - и фанатизм будет истреблен. Это последствие неизбежно»[359].

Шерер прямо увязывал религиозную свободу и веротерпимость властей с перспективами дальнейшей цивилизации России. Он, например, сообщал, что иностранцы могут присутствовать на всех службах в православных храмах, при этом каждая конфессия имеет свой особый храм, и в России отсутствует религиозная рознь и нетерпимость. Истоки такого отношения к религии в России Шерер находил даже в истории XVI в. Сам Иоанн IV якобы первым из царей проявлял веротерпимость, присутствовал на службе, которую вел священник датского герцога и номинального ливонского короля Магнуса, и вручил ему ценные подарки, а на «собрании дворянства» (assemblée des nobles) царь вел открытый теологический диспут с пастором Общины моравских братьев Яном Ракитой. Тот же Иоанн разрешил строительство близ Москвы первого лютеранского храма и, несмотря на свой суровый и вспыльчивый нрав, позволил позже его открыть во второй раз[360]. Интерпретация Шерером некоторых фактов времен Иоанна IV была слишком вольной и не отражала реального отношения царя к католикам и протестантам[361]. Пример с моравскими братьями и протестантской церковью нужен был Шереру в качестве доказательства в рассказе о давних традициях веротерпимости власти в России. Не уступавший в суровости Иоанну IV, Петр I также показал свою «веротерпимость», по мнению Шерера, запретив в России деятельность ордена Иезуитов в 1719 г. Царь объявил иезуитские коллегии настоящим «инструментом тирании», а самих членов конгрегации «врагами спокойствия», и декрет об их изгнании был вывешен на дверях католической церкви в Петербурге[362]. И хотя Шерер ничего не сообщал о подлинных причинах высылки иезуитов в 1719 г., сама эта решительная мера вызывала у публициста самое горячее одобрение[363]. Екатерина II же, спустя шесть десятилетий принявшая остатки запрещенного тогда в Европе ордена в России, по мнению Шерера, поступила неосмотрительно: «Эпоха раздела Польши, может быть, и послужила причиной того, что иезуиты были допущены в Россию. Императрица, оставив свои прежние политические принципы, а также принципы своих предшественников на этот счет, пошла на очень рискованный эксперимент. Воспитание детей, которое возложено на иезуитов, возможно, предоставит им в будущем средства более или менее подходящие для того, чтобы поднять дух мятежа и деспотизма, который всегда возбуждал общество»[364].

Использование просветительских идей и антиклерикальная направленность характерны для «Анекдотов» в той же степени, что и использование давних стереотипов о России и русских, среди которых фигурировал стереотип «русского рабства». Конструируя представления о российском обществе как о принципиально «ином», Шерер открывал важную для просветительского сознания тему - тему «религиозного фанатизма». По мнению публициста, рабское и униженное сознание подданых царей не способно стать той средой, в которой рождаются благородные поступки, и Шерер, как и литераторы Века Просвещения, использовал русский сюжет в качестве примера для французов. «Анекдоты» Шерера полны рассказов о жизни и обычаях россиян, повседневном быте и различных праздниках. Немало сообщает Шерер о русском национальном этикете: «Входя куда-либо, русский никого не приветствует. Вначале он почтительно обращает взоры на четыре стены помещения, где находятся изображения Бога и нескольких святых, совершает тройной знак креста, сопровождая каждый короткой молитвой. Только выполнив этот обряд, он отдельно приветствует каждого из окружающих его людей»[365].

Не только религиозные обряды, но и всевозможные предрассудки и чудачества русской знати также нашли свое отражение в «Анекдотах»: «Дом, хозяин которого был арестован или сослан, остаётся необитаем, и русские не покупают такого дома, придерживаясь поверья, что участь прежнего владельца постигнет и покупателя. От этого стоят в запустении и развалинах многие великолепные дворцы, служившие некогда украшением Петербурга, например дом Шафирова. Некоторые из таких домов, ближе к центру города, превращены в общественные учреждения. Таким образом, кадетский корпус помещен в здании, где были арестованы князь Меншиков и граф Остерман; Правительствующий Сенат помещается в доме, принадлежавшем канцлеру Бестужеву, а после него Голштинскому принцу Георгию»[366].

Теория климатов Ш.-Л. де Монтескье, в которой россияне были отнесены к числу «северных» народов, неоднократно использовалась Шерером[367]. Но если нечувствительность этого народа к несчастьям, лишениям и тяжкому труду некоторыми публицистами оценивалось положительно, то, по мысли автора «Анекдотов», такие естественные факторы, как суровость климата и грубость почв, сильно задерживали развитие нравов в России. Картины из жизни Московского царства давали французскому публицисту мало поводов для восхищения: помимо грубости и невежества он порицал россиян за их давнее недоверие к иностранцам. И только гений Петра I нарушил естественный ход развития России: «Если и был кто-то способен смягчить и отшлифовать жестокость [нравов. - А. М.\, то это был Петр I, заставивший своих подданных путешествовать вопреки давнему и строгому запрету, который привлек в сердце своей империи людей со всех частей Европы: генералов, негоциантов, промышленников, чтобы обучить первым элементам наук и искусств [свой народ. - А. М.]...»[368] Тем самым русский монарх, по мнению Шерера, желал на основе европейского примера, а не только с помощью насилия изменить «обычаи» и «нравы» собственного народа. Однако препятствия на пути великих замыслов Петра были заранее предопределены долгими столетиями жизни в состоянии рабского унижения и «невежества».

Истоки этого «рабского характера» россиян публицист склонен был искать в отдаленном прошлом: «В течение всего времени, которое Россия находилась под владычеством татар, великие князья получали свой титул только с одобрения Порты, которая устанавливала размер ежегодной дани. Допущенные к Оттоманскому двору, они были обязаны, как тогда это называлось, пройти между двух огней.

<...> Прежде чем получить знамя, помеченное знаком X, что было символом их избрания и признания ими вассальной зависимости, они выполняли при татарских ханах самые грубые обязанности»[369]. Шерер, писавший об уничтожении монгольского ига в царствование Ивана III, вероятно, знал, что допускает неточность, поскольку Московское княжество не находилось в зависимости от Османской империи. Однако факты не мешали ему в угоду стереотипным представлениям подправлять сведения источников и пользоваться недостоверными сведениями и даже совершать намеренные ошибки. Невежество в Московском государстве царило не только среди простого народа, но и среди высшей знати. Такое положение вещей поддерживало духовенство, но все изменилось в начале XVIII в., считал автор «Анекдотов», и теперь, быстро постигая европейскую ученость и приобщаясь к чужой культуре, русские стремительно впадали в другую крайность. «Сегодня русские, желая очистить себя от упреков в их старинном невежестве, впали из одной крайности в другую. Я видел большое число таких, которые вовсе не имели никаких иных заслуг, по сравнению со своими предками, кроме знания нескольких слов на семи различных языках, нагроможденных в их головах самым запутанным образом и безо всякой пользы. И доказательством их скромного продвижения на поприще наук и искусств служит смехотворное уважение, что они воздают памяти, перегруженной подобным ворохом хлама, которому и обязана своим рождением поговорка: “Никто не является настоящим ученым, если он не овладеет семью языками”»[370].

Обращаясь к историческим примерам, автор намеренно создавал сниженный до стереотипов образ варварской страны, население которой целиком было пропитано духом «фанатизма» и зависело от воли невежественного духовенства. При этом он также допускал ошибки. Например, он утверждал, что в России до рубежа XVII-XVIII вв. не было типографий. «Несмотря на слабые связи России с другими странами Европы, здешние священники были столь же лукавы, как и священники других церквей: проникнутые тем же духом, они проявляли то же внимание к тому, чтобы поддерживать повязку невежества на глазах народа. Из Польши доставили печатный станок, который был размещен с одобрения царя Алексея Михайловича в одном московском доме. Духовенство, разгорячившись, впало в неистовство, взбунтовало народ и заставило сжечь этот дом. Это печальное событие отложило до самых времен Петра I открытие типографий в Империи»[371]. Эти строки свидетельствуют о поверхностных знаниях Шерера о начале русского книгопечатания и подталкивают к поиску источников, которые он использовал для своих «Анекдотов». Вышеприведенный фрагмент мог быть заимствован из довольно известного сочинения англичанина Джона Перри «Нынешнее состояние Великой России» (1717 г.). Использование текстов чужих произведений без ссылки на имя автора не было явлением необычным. Например, Монтескье, давая оценку Петру I в своих «Персидских письмах» (1721 г.), также использовал записки Дж. Перри, а иногда и периодическую печать[372]. В данном контексте совершенно не удивительно, что Ж.-Б. Шерер критически относился к достижениям современной ему российской науки. Например, он рассказывал о создании М. В. Ломоносовым первой грамматики русского языка следующее: «Он писал ее в окружении бутылок и в непрерывном пьянстве»[373], а затем по подходящему случаю посвятил свое творение новорожденному внуку императрицы - Павлу Петровичу и тем добился похвал и признания двора.

Говоря о политике русской императрицы и ее министрах, Ж. Малле дю Пан часто и намеренно использовал слова «московит», «московитский», вероятно наделяя их негативными коннотациями[374]. В дискурсе эпохи Просвещения понятие «московитский» по своему смыслу иногда сближалось с понятием «варварский»[375] (вероятно, авторы понимали под «московитом» россиянина «непросвещенного»). Известный исследователь творчества Вольтера Р. Десне считает, что Московия и Россия были для фернейского философа и его современников синонимами[376]. Европейские публицисты, применяя слова «московитский», «московит», тем самым отсылали читателя к давнему прошлому России, как бы образно перемещая ее в допетровские времена, создавая воображаемый разрыв во времени с современной Европой.

Поворот, на который необходимо обратить внимание, происходил в сфере восприятия такой категории, как «русское варварство». Если раньше варварство считали причиной слабости русской армии, то теперь в нем усматривали причину военных успехов. «Народ тем более опасный, что закаленный варварством и дисциплинированный игом рабства, он более годится для завоеваний и опустошений, чем для войн оборонительных, нечувствительный к смерти и несчастью»[377], - сообщал о русских анонимный французский публицист. Страхи и опасения перед «русской угрозой» в 1792 г. чаще всего в предсказаниях о нашествии новых «кочевых варваров с Севера». Воображаемая география в революционной публицистике весьма плотно дополнялась воображаемой этнологией.

Не удивительно, что и Шерер в своем повествовании о России уделил немало внимания коренным народам, олицетворявшим собой дикость и варварство, «детство» народов цивилизованной Европы. Шерер известен и как автор «Анналов Малороссии или истории Запорожских Казаков» (1788 г.), он периодически возвращался к этой популярной теме в «Анекдотах». Несмотря на то что образ жизни запорожцев он считал необычным и «мало похожим на человеческий», он осуждал Екатерину II за уничтожение запорожской вольницы. Именно казаки в понимании Шерера символизировали собой ту часть населения России, что проявляла постоянную непокорность деспотизму. «Казаки, или Запорожцы, от которых теперь не осталось и следа, населяли округу днепровских порогов. Меры, предпринятые Россией, чтобы вычеркнуть их из списка наций, и само выполнение этого особенного проекта всегда заставляли восхищаться философов...» - напоминал читателям Шерер, одновременно демонстрируя «лживость» некоторых просветителей. При этом он отмечал, что «révolution», уничтожившая прежние запорожские порядки и сам «запорожский народ», произошла без пролития крови и без сопротивления со стороны казачества[378]. Шерер с сожалением замечал, что после роспуска Запорожской Сечи казаки, не обладавшие достаточным имуществом, вынуждены были из состояния крайней свободы, к которому привыкли, оказаться в состоянии «самого гнусного рабства» и заниматься тяжелым крестьянским трудом[379]. Отметим только, что распространенный в публицистике образ казаков (не все авторы различали запорожских, донских или уральских казаков) как грубых и воинственных варваров, фанатично преданных религии, которых не коснулись еще лучи Просвещения, приобретал все большую популярность по мере роста напряженности в отношениях между Францией и Россией. При всяком оживлении негативных стереотипов журналисты и литераторы вспоминали именно о казаках, олицетворявших военную угрозу, якобы исходившую с воображаемого «Севера Европы», то есть из России. Эта тенденция получила свое дальнейшее развитие в годы наполеоновских войн[380].

Интерес к «Другим» соседствовал в сознании авторов с чувством опасности, исходящей с их стороны, многое становится понятнее при сравнении двух полярных и вместе с тем классических для политической философии примеров «деспотизма» - российского с турецким. Исторические параллели проводились регулярно, и Турция - союзница Франции все же сохраняла двойственный характер, где реальное соседствовало с воображаемым. В центре внимания авторов находился вопрос об отношении власти и общества в Оттоманской империи. В анонимном сочинении, вышедшем в Париже в 1788 г. под названием «Общий взгляд на турок и Турцию для понимания действий в ходе текущей войны», эта тема развивается уже в сравнительной перспективе[381]. Вслед за получившим широкую известность трудом К. Ф. Шассбёфа де Вольнея[382] также о русско-турецкой войне наметился целый цикл мнений на ту же тему, где неизбежно раскрываются представления и о турках, и о россиянах. Автор, сочиняющий в атмосфере начала Революции, среди ряда прочих задается и вопросом, являются ли турки нацией европейской: «Хотя они и одеваются иначе, и носят усы и тюрбан, они не меньшие европейцы, чем мы, так как основы географии сообщают нам, что есть Европейская Турция, а есть Азиатская», - заключает он.

Восприятие Турции и турок амбивалентно: с одной стороны, существующий деспотический строй и рабство мешают процветанию империи и хозяйства, а с другой, в отличие от европейских государств, во владениях султана не существует аристократии в обычном европейском смысле слова: «Климат европейской Турции в целом умеренный, и земли очень плодородны, не достает только культуры и свободных людей, чтобы их возделывать, ведь что могут и что делают рабы? Вот почему рабство, в котором держат христиан турки, всецело лишает их выгод, которые они могли бы извлечь из этого плодородия»[383]. Отметим, что автор четко различает рабство «политическое» и фактическое, уделяя больше внимания первой категории. В революционной ситуации его интересовало особенно положение аристократии в чужом общества: «У турок неизвестно знатного сословия, они уважают только должности, нередко здесь увидишь человека неясного происхождения, поднявшегося с самых нижних до самых высоких должностей. Размышления, которые могут быть сделаны на этот счет, навязываются сами собой, но мы чувствуем, что, чтобы заняться этим, нам нужно перо и гений Монтескье и Вольтера»[384].

Политическая система Турции автору представлялась порочной и здесь заметны параллели с монархией во Франции: «Султан или Великий повелитель, имеет ранг Величества и представляет собой абсолютного деспота. Он располагает жизнями и имуществом всех подданных, которые ничего не наследуют, как только с его согласия. Не слишком удивительно, что подобные полномочия располагают его народы к мысли о бунтах и восстаниях, к которым они склонны и по самой своей природе. Также история видела султанов, свергнутых янычарами. Произвол и капризы повелителей, таким образом, уравновешиваются благодаря сопротивлению подданных, изнывающих под их тиранией»[385]. И именно деспотизм, продуцирующий невежество, является причиной того, что турки не могут быть причислены к политическим нациям: «Деспотизм очень связан с причиной, которая позволяет ее считать нацией только отчасти. В деспотических странах каждый дом - это отдельная империя. Воспитание, которое состоит в основном в обучении жить совместно и рядом с другими здесь весьма ограничено, оно сводится к тому, чтобы поселить в сердце страх и дать понимание о нескольких очень простых принципах религии. Знание здесь опасно, а дух соревнования ведет к гибели»[386].

Заметим, что планы императрицы Екатерины II относительно будущего земель Османской империи были хорошо известны в Европе. Один из вариантов «Греческого проекта», разработанный к 1780 г. графом А. А. Безбородко, предусматривал создание независимого государства «Дакии» на стыке трех империй - Российской, Австрийской и Турецкой. В состав нового государства должны были входить Молдавия, Валахия и Бессарабия, а его правитель должен был придерживаться православия. Многие полгали, что таким государем вполне мог оказаться князь Г. А. Потемкин. Земли же Османской империи должны были войти в состав возрожденной Греческой империи, престол которой должен был достаться второму внуку Екатерины II - Константину Павловичу. Этот российский проект раздела Турции был передан в письме Екатерины II к австрийскому императору Иосифу II в сентябре 1782 г.[387] Идея раздела земель Османской империи имела множество последователей. Помимо Ж.-Л. Карра сторонником идеи раздела территории Турции между европейскими державами был Шассебеф де Вольней. В знаменитом сочинении «О войне с турками» (1788 г.) он утверждал, что во имя великого дела просвещения Турция должна быть повергнута и разделена, а Россия призвана унаследовать константинопольский престол: «Вся Европа осознала, что отныне Турецкая империя не более чем бестелесный призрак и что этот колосс, уже распавшийся изнутри, ожидает всего лишь одного удара, чтобы рассыпаться на осколки»[388].

Анонимный автор «Общего взгляда на турок и Турцию» воздержался от окончательного прогноза, заявляя, что победить русских туркам может помешать не только отставание в развитии армии и флота, но и состояние лени и даже «нравственной болезни», которой давно охвачена вся Оттоманская империя. В своих выводах он исходит из постулатов своих предшественников, писавших о Турции - Монтескье, барона де Тотта, де Пейсонеля: «Таким образом, деспотизм имеет почти что основное влияние на турецкое правление, климат влияет на него только во вторую очередь. Деспотизм, усиленный климатом, доводит до изнеможения, вялость в телах, уже склонных из-за возбуждения и расслабленности к их [пагубному. - А. М.] воздействию, - это и есть принцип нравственной болезни, которой Турецкая империя поражена до настоящего времени, болезни, которую она, кажется, желает со всей силой отбросить, но которая не оставит ее до тех пор, пока она окончательно не поймет, что нужно соединить все усилия политического тела, привести их в порядок, направить, смягчить, заставить действовать, так сказать, придать балласт, чтобы сделать одну из этих сил в состоянии противодействовать другой и так далее»[389].

Итак, вопрос о деспотизме на турецком примере в 1788 г. приобретал не философский, а актуальный политический подтекст. Турция оставалась за пределами воображаемой иерархии цивилизованных народов, хотя изредка высказывались надежды на перемены и в этой части света. Метафора политического тела появилась вовсе не случайно, медико-политический «диагноз» в отношении турок и их правительства надолго закрепился в общественном сознании и в значительной степени превратился в стереотипное представление, которое снимало необходимость постоянно актуализировать эту тематику на всех уровнях революционного дискурса. Конкуренция образов, параллельный анализ России и Турции демонстрировали, что оценки публицистов носят умозрительный характер, хотя все сравнения оказывались в пользу Российской империи, а не давней союзницы Версаля - Оттоманской Порты.

* * *

После 1789 г. идеологические дискуссии относительно России сделались, с одной стороны, более острыми, но отношение к православию и его догматам не поменялось. Следует согласиться с выводом Ф.-Д. Лиштенан о том, что почти всех авторов (католиков, протестантов, деистов или атеистов) объединяло непонимание и неприятие православия в России, носившее часто иррациональный характер[390]. Все традиции и обычаи россиян, не укладывавшиеся в представления публицистов о «цивилизованности» или о христианской морали, объявлялись «предрассудками» и «фанатизмом». Если антиклерикально настроенный Шерер посвятил немало страниц разоблачению пороков русского духовенства и бичеванию фанатичной религиозности толпы, то Малле дю Пан уделил большое внимание политике секуляризации, проводившейся Екатериной II. Но если в первом случае цари-реформаторы, по мнению автора, были обречены на долгую борьбу с предрассудками толпы и церковью, то во втором случае эта борьба превращалась в подобие фарса, а Екатерине адресовались обвинения в циничном присвоении имуществ духовенства и отступлении от принципов толерантности. Если публицисты и не отрицали явных и скрытых достоинств русского человека, таких как выносливость и храбрость, то резко критиковали сам путь России к цивилизации и желали скорого смягчения нравов населяющих страну народов. Русская «модель» Просвещения считалась несовершенной, заимствованной и пронизанной духом подражательства. Шерер и Малле дю Пан стремились показать образ «иного» народа и его культуры с помощью стереотипов восприятия России, доведенных до автоматизма, не вникая ни в суть православного учения, ни в особенности путей русского Просвещения, состояния литературы и науки. Сам жанр «анекдотов» эпохи, вероятно, неслучайно был избран Шерером для описания России. Образ России не имел четкой структуры и приоритетов: набор клише о далекой полуварварской стране с суровым климатом, в которой правит самодержавный деспот, мечтающий о новых завоеваниях, был одинаково востребован и в 1789, и в 1792 г. Особым вопросом становится «ориентализация» образа деспотизма, поскольку тексты начала Революции часто сравнивали российский и турецкий примеры. Однако после 1789 г. изменялись условия применения этого образа в общественной сфере. Российской монархии после 1792 г. предстояло занять место в ряду «противников» революционной Франции, несмотря на все прежние симпатии и позитивные оценки. Из дипломатической практики и философских дискуссий устоявшиеся представления перетекали в новое политическое публичное пространство.

§ 3. Роль России в международной политике в период русско-турецкой войны 1787-1791 гг. глазами политической элиты

Во второй половине XVIII в. Европа столкнулась с новой международной реальностью, с новой ролью, которую теперь, после приобретения новых западных провинций, играла Россия в европейской политике. В обществе доминировало представление о России как о державе, чье господство на «Севере» представляло определенную угрозу для европейского «Юга». Российская империя продолжала расти и вступала в новые военные конфликты на Севере и Юге Европы. Соперничество России с Турцией считалось вопросом, представляющим первостепенный интерес с точки зрения баланса сил в Европе. Только новое обострение польского вопроса в начале 1790-х гг. смогло отодвинуть в общественном сознании ставший уже традиционным турецкий вопрос на второй план. Эти военные конфликты вызывали живой отклик в публицистике, Россия представала неизбежно в образе воинственной державы, стремившейся к увеличению своего и без того значительного влияния на Европейском континенте. Но «угроза» имела не всегда непосредственный характер - речь шла об угрозе «политическому балансу» или «равновесию» между сильнейшими державами Европы, которые властители России могли легко нарушить. В поствестфальской системе международных отношений «абсолютистское уравновешение было междинастической техникой территориального расширения посредством пропорционального увеличения территории, которое в обычном случае исключало более слабые государства»[391], а желаемой целью в XVIII в. становится «справедливое равновесие» лидирующих государств - консенсус по вопросу территориальных изменений[392].

Новая роль усилившейся Российской империи не была столь очевидной еще в середине века. «Дипломатическая революция» 1756 г. совершила значимый переворот в системе международных отношений, вековая вражда дворов сменилась прагматическими альянсами, англо-прусским и австро-французским, при этом острое соперничество Версаля и Лондона, с одной стороны, а с другой - Берлина и Вены сохранилось и вошло в наиболее острую фазу[393]. Семилетняя война, охватившая Европу и колонии в разных частях света, завершилась в 1763 г. подписанием мирных договоров, существенно изменивших соотношении сил между ведущими державами. Наибольшие выгоды получила Англия, вырвавшись далеко вперёд в колониальном соперничестве на территории Северной Америки и Вест-Индии, Африки и Индии. Союзница Англии Пруссия значительно усилила свое положение в европейском «концерте» держав и подкрепила претензии на новую роль в деле будущего объединения германских земель. К Испании отошли земли Западной Луизианы вместо утраченной Флориды. Российская империя, неожиданно вышедшая из войны весной 1762 г., отказалась от территориальных приобретений в Восточной Пруссии, но продемонстрировала свои возможности военного участия в подобных масштабных конфликтах.

В условиях переформатирования системы отношений между ведущими странами континента и столь затяжной кровавой войны особую важность приобретали концепции международного взаимодействия, которые могли бы впредь обеспечить устойчивое равновесие сил (часто использовался термин «политический баланс»), систему сдержек и противовесов.

В литературе середины XVIII в. тема «баланса сил», «политического равновесия» в Европе волновала очень многих. Анонимный парижский публицист («голландец») в форме послания неназванному голландскому аристократу опубликовал «Политические размышления о системе равновесия в Европе» (1747 г.)[394]. Его радикальные оценки стали следствием особого взгляда на союзы того времени, в «балансе сил» прежде предусматривалось участие только двух блоков стран. На заключительном этапе войны за австрийское наследство (1740-1748 гг.) этот автор обрушивался на принцип политического равновесия между державами, который долгое время объявлялся основой международных отношений, а на самом деле оказался «пустым идолом», идеей, которую невозможно реализовать. «Нас убедили, что поддержание спокойствия в Европе зависит от сохранения прекрасного равенства мощи между австрийским домом и домом Бурбонов, в этом убеждении наша Республика, Англия, Империя и многие другие страны могут будто бы не опасаться быть вовлеченными в череду войн, которые, кажется, имеют одну только цель - восстановление или сохранение этого равновесия», - отмечал парижский автор и заключал: «Если, с одной стороны, мы обращаем внимание на упадок австрийского дома, с другой, мы видим возвышение сил дома Бурбонов и вынуждены признать, что сейчас менее всего возможно восстановить между ними равенство сил и это восстановление возможно только как результат очень долгих лет, еще можно предположить, что произойдет некая чрезвычайная революция (révolution extraordinaire), которая полностью изменит порядок вещей»[395]. Пресловутое мнимое «равенство» сил, к которому стремятся, убивает торговые и экономические отношения, делает войну бесконечно долгой, но «просвещенная и мудрая политика» заставит отказаться державы от войн за чужие интересы, утверждал публицист. Противостояние двух блоков держав в Европе и сохранение древних династических интересов середины XVIII в. позволяло прогнозировать переформатирование «равновесия» с участием других стран и даже «революцию» (что и происходило начиная с 1756 г.). Но и временное разочарование в этой концепции не было окончательным. В разгар Семилетней войны авантюрист и литератор Анж Гудар выпустит свое сочинение о международных отношениях, где будет призывать к всеобщему и длительному миру в Европе[396]. Именно идея «политического баланса в Европе» через три десятилетия снова окажется в центре дискуссий памфлетистов, уже в связи с российской темой. Европейский баланс сил, как залог сохранения пусть хрупкого, но мира, представлялся мыслителям и дипломатам периода 1750-1780-х гг. важным достижением, хотя две войны - за австрийское наследство и Семилетняя - серьезно расшатали устои, теперь «равновесие» зависело не столько от старых «игроков» - Габсбургов, Бурбонов, сколько от новых, в первую очередь Российской империи. Без его соблюдения отстаивание интересов отдельных стран представлялось невозможным, а доминирование одной из держав - губительным и сулило непредсказуемые по масштабу последствия. Именно поэтому первый раздел Польши, русско-турецкая война, кризис турецкой державы приковывали к себе внимание и выглядели не как среднего размера региональные конфликты, а как возможные предвестники нового всеобщего потрясения. При этом большинство авторов, за редким исключением, еще не рассматривали возможный кризис в одной из европейских держав в качестве подлинной причины такой международной катастрофы.

Неослабевающий интерес к русско-турецкой войне во французском обществе объяснялся целым комплексом причин. В общественном мнении XVIII в. существовало представление о том, что российская культура многое переняла от своих азиатских соседей. Не удивительно, что Россию и Османскую империю часто рассматривали в сравнении. Французские философы старались приписать России цивилизующую роль по отношению к мусульманским народам на юге и видели ее в качестве последнего бастиона Европы против угрозы, исходившей из Азии[397]. Напротив, в Версале рассматривали Турцию как важную часть «восточного барьера», имеющего целью воспрепятствовать продвижению России в Европу[398]. Несмотря на позицию Версаля, вопрос о разделе Османской империи стоял в повестке дня дипломатов ряда государств, и франкоязычная публицистика не оставляла без внимания эту злободневную тему. В 1777 г. будущий революционер, Ж.-Л. Карра выпустил «Частный политический опыт, в котором предлагается раздел европейской Турции». В этом сочинении и в докладе для французского министерства иностранных дел он говорил, что если сделать Молдавию и Валахию более цивилизованными, передав их, например, Габсбургам, то этот край станет источником большого и постоянного дохода, а урон для французской торговли с Константинополем будет невелик. Учитывая то, что при первом разделе Речи Посполитой Франции не досталось ничего, Карра предлагал воспользоваться слабостью Турции и устроить новый передел: отдать Габсбургам Валахию, Болгарию, Сербию, Боснию и Словению, Пруссии - Молдавию, Курляндию и Данциг, Российской империи - только Крым, Франции - острова Греческого архипелага, Морею, Кипр и Кандию. Албанию, континентальную Грецию и Константинополь передать Венецианской республике, чтобы не создавать слишком сильной монархии в Европе[399].

Ж. Малле дю Пан подробно анализировал внешнюю политику Петербурга. Подчеркивая, что подлинными союзниками Франции на Севере и Востоке является вовсе не Россия, а Порта, Швеция и Польша, он, идя вразрез с официальной внешнеполитической линией Версаля накануне Революции, включавшей сближение с Россией в торговле, горячо отстаивал идею «восточного барьера». Ссылаясь на недавние военные успехи России в Крыму, Речи Посполитой и Курляндии, он утверждал, что вслед за присоединением Крыма и Кубани в состав России будут включены и многие другие земли. Осуждая экспансию Екатерины II, памфлетист доказывал, что такая политика таит в себе опасность и для самой России, в связи с чем неоднократно и в самых разных контекстах упоминал о пугачевском бунте, жертвами которого, по его мнению, стали сто тысяч человек[400]. Продолжение подобной политики в отношении соседних государств чревато повторением аналогичных потрясений в империи Екатерины II, и новый вождь очередного народного восстания может оказаться мудрее и потому гораздо более удачливым в своем деле[401].

Доказывая опасность политики петербургского кабинета, публицист придерживался рамок того дискурса, который получил в современной литературе название «национально-республиканского» и был связан с критикой различных форм «деспотизма»[402]. Правда, автора памфлета гораздо больше интересовали проявления русского «деспотизма» во внешней политике, нежели деспотизм Екатерины по отношению к своим подданным. Так, он считал, что Швеция испытывала на протяжении десятилетий, вплоть до переворота 1772 г., «развращающее» и «деспотичное» влияние России. Рассказывая о политическом положении в Швеции накануне переворота, осуществленного Густавом III в 1772 г., памфлетист с осуждением заявлял о том, что все в Швеции тех лет становилось целью «меркантильного расчета», а в риксдаге никто не поддерживал национальную партию, тогда как в нем заседали сторонники «французской партии» и сторонники «клики (la faction), продавшейся России»[403], а король был в их руках всего лишь «куклой» с представительскими функциями. Очевидно, что такая расстановка акцентов в памфлете (под «французской партией» подразумевались «шляпы», а под русской «кликой» - «младшие колпаки») была сделана с целью усилить отрицательную оценку русского влияния на внутренние дела Швеции[404]. Таким образом, обвинения Екатерины в экспансии и особенно в «деспотизме» были для автора одним из элементов в системе доказательств существования некой «русской угрозы».

Подробно и в красках повествовал памфлетист о конфликтах России и Швеции начиная со времен Северной войны. Россия, утверждал он, повинуясь «постоянному узурпаторскому духу» и несмотря на все заключенные мирные договоры, всегда тайно стремилась отделить Финляндию от Швеции. Писатель даже сравнивал правительницу России с легендарными завоевателями: если Аттила и Тамерлан, грабя и разоряя, не заботились о собственной репутации и не прибегали к громким фразам, то в наше время - «время полите- са», Екатерина II широко пользуется «философским» прикрытием. «Польша злоупотребляет своей свободой? - Ее поработят, чтобы защитить от анархии. Подстрекают к беспорядкам и восстаниям в Швеции? - Это делают в интересах общественной свободы»[405].

Полемика о судьбе ослабевшей Османской империи продолжалась по мере новых военных успехов России. Именно в это время появляется сочинение К.-Ш. де Пейсонеля, которое привлекло к себе значительное внимание[406]. Пейсонель в своем «Политическом положении Франции...» предлагал обзор дипломатических отношений, существующих еще с дипломатической революции 1756 г. Османская империя - давний и надежный союзник Франции, хорошие отношения с Портой выгодны и в торговом, и в политическом отношениях, они сулили свободную навигацию для французского флота на Черном море. «Турция - это обширная, богатая и могучая империя, которую природа, кажется, снабдила всеми своими дарами; ее территория охватывает прекраснейшие части света... Нация, что ее населяет, состоит из индивидуумов красивых, здоровых и крепких, полных храбрости и благородства, оживленных религиозным энтузиазмом, одинаково способных к войне, сельскому хозяйству и торговле, наукам и искусствам, и нуждается только в образовании, чтобы стать первым народом мира»[407]. Россия же «обширная и пустынная империя, большая часть ее необитаема и непригодна для жизни. Имеет едва ли 18 миллионов человек населения. Империя, платившая дань татарским государям из рода Чингисхана до конца последнего века, имела до того же времени всего несколько торговых связей со свободными городами Германии. Гений Петра I положил начало влиянию этой страны в европейских делах и завершил этот процесс, возведя страну на уровень великих держав континента»[408]. Несмотря на такие данные (число населения России было явно занижено), Франция и Россия, по мнению Пейсонеля, обладая огромным объемом товаров для прямой и взаимовыгодной торговли, скованы торговой инициативой Англии и Голландии, которые и присваивают себе выгоду от торговли французскими товарами в России: «Едва ли 20 [французских. - А. М.] судов показались за год в портах России, тогда как наша косвенная торговля так обширна, что одни голландцы присылают в год по 400 кораблей, груженных по большей части товарами из Франции и ее колоний»[409]. Англичане, желая навсегда привязать к себе Россию и укрепить торговые преимущества на ее рынке, стараются испортить отношения между Петербургом и Версалем начиная с визита царя Петра I в Париж в 1717 г. Улучшению отношений с Францией не способствовало ни получение Россией портов на Черном море, ни франко-российский торговый договор 1787 г. «Нужно, чтобы Екатерина, овеянная славой, возжелала бы, наконец, отдохнуть на лаврах и поверила в ту великую истину, что пламя войны ужасно для всех стран и принесет не меньшие разрушения для ее владений, в то время как необходимо увеличивать численность населения и просвещать человеческий род, а не увековечивать его невежество и разложение»[410], - полагал Пейсонель.

Обращаясь к анализу русско-турецких отношений, Жан-Луи Карра оставался верен излюбленной теме неминуемого раздела Турции, намекал на судьбу турецкой столицы и новый конфликт, теперь уже Австрии с Россией: «Стоит только окинуть взором карту, чтобы увидеть всю невероятность того, что Константинополь когда- либо будет принадлежать русским. Венский двор обманул петербургский, если обещал последнему при разделе отдать столицу Оттоманской империи»[411]. И кабинету Петербурга нечего будет противопоставить интригам Вены, ведь, по мнению Карра, истощение России достигло критического предела: «Можно утверждать, что Россия разорена на грядущие сто лет или [чуть] меньше. Во всей империи сегодня не найдется и тридцати миллионов турских ливров в золотой или серебряной монете, все находящиеся в обращении - это бумажные билеты. Вот к чему привела дорога славы Екатерины II»[412]. Ответ на вопрос о том, почему в войнах России и Турции верх непременно одерживает первая, предлагал обращавшийся к этому Жан-Поль Марат. Он полагал, что победы над турками объясняются, прежде всего, превосходством европейской военной дисциплины над азиатской, а также тем, что «подданные ее [Екатерины. - А. М.] сильны и закалены, они не поддаются усталости и терпеливо сносят голод; по счастливому обычаю у них не происходит восстаний, когда армия не получает припасов (что бывает не очень редко)...

При этом финансовые средства императрицы довольно часто оказываются скудными, но она обладает достаточной изворотливостью, чтобы скрыть от публики это роковое обстоятельство»[413].

Столь же резко высказывается о российской политике на южном направлении и Малле дю Пан, порицая, в частности, заключенный между Османской империей и Россией Кучук-Кайнарджийский мирный договор 1774 г.: «Сразу же после заключения мира в Кайнарджи взорам начали открываться явные признаки проекта расчленения Османской империи. Императрица, вдохновляемая льстецами, фаворитами и литераторами, которые старались направить весь ее энтузиазм на освобождение Греции и на воцарение в Константинополе, осознавая деликатность обстоятельств, в которых она оказалась, осведомленная уже о революциях, опрокинувших троны многих ее предшественников, могла связывать свою славу и безопасность с созданием новой империи на Босфоре. На аллегорических картинах в Петербурге царицу уже изображали восстанавливающей руины Греции и попирающей ногами знамя Магомета... Согласно Кайнарджийскому миру обе стороны признавали Крым свободным и независимым, отказывались от любых интриг и всего того, что может разрушить гармонию; но петербургский кабинет слишком привычен к методам римских императоров, посылавшим какого-либо полководца в Британию или Армению, дабы продемонстрировать там свою волю с оружием в руках»[414]. Он предостерегает Константинополь от безмятежности: новая угроза состоит в объединении против Порты усилий дворов России и Австрии. Нейтралитет Крыма, еще недавно провозглашавшийся Россией, был иллюзией, и ханство во главе с погруженным в «мифические грезы» правителем еще до официального вхождения в состав Российской империи потеряло свои порты, арсеналы и цитадели. Таким образом, Османская империя после 1774 г. лишилась в черноморском регионе всякой защиты, что привело к усилению влияния России на всем Средиземноморском пространстве: «Имперский колосс одной ногой стоит на Камчатке, а другой в Херсоне. Покорный русским крымский хан Шагин-Гирей закрыл глаза на военные маневры, что разворачиваются вокруг него; признательный Императрице, он связан с ней собственными интересами. Его избрание было вынужденным, как и избрание короля Польши [Станислава Августа Понятовского. - А. М.] и сулило те же самые последствия»[415].

В отличие от Карра и Вольнея, Малле дю Пан не призывал к разделу Османской империи, а предостерегал Порту[416]. И если сторонники раздела Османской империи связывали с ним перспективу распространения «цивилизации» на новые, еще «варварские», территории, Малле, напротив, считал, что всякое расширение России не только не способствует приобщению завоеванных земель к цивилизации, но ведет лишь к еще большему распространению «рабства»: «Все нападения на Польшу и победы над турками увеличили число рабов Империи, но, однако же, не следует правительству России сокращать население собственных провинций, чтобы опуститься на уровень [территорий. - А. М], приобретенных у своих соседей»[417].

Тема будущего раздела Османской империи все же продолжала привлекать умы во Франции, лишним доказательством тому служит анонимная брошюра, появившаяся, по-видимому, в середине 1791 г., «Размышления о нынешнем положении Франции. Преимущества, на которые она сможет претендовать, если соединится с Россией и примет участие в разделе Османской империи»[418]. К основной части сочинения автор приложил значительный «труд» о Леванте, в котором рассуждал о французской торговле на Средиземном море, о греческом архипелаге (особенно об острове Крит и его крепостях), и достаточно подробный план завоевания Египта[419]. Наибольший интерес представляет центральная часть памфлета с красноречивым заголовком: «Крайняя необходимость, в которой находится Франция, делает нужным союз с Россией»[420]. Памфлетист утверждал, что Франция находится перед лицом большой опасности: «Мы находимся накануне войны из числа самых опасных среди всех войн, что ранее выдерживала Франция, если политическое положение в Европе позволит самым сильным государям обратить свои силы против нас», а в такой войне, подчеркивал памфлетист, Франции необходимы верные сильные союзники и новые альянсы в Европе[421]. Даже патриотизм, смелость и военная дисциплина не спасут Францию от поражения, и поражение французского королевства станет «еще одним уроком недолговечности человеческих дел»[422]. Если Англии удастся заставить Россию заключить мир с турками, то отвлечение антифранцузских сил окажется иллюзорным, английские корабли войдут сначала в Средиземное море, затем в Черное, и все дальнейшие проекты и действия русских окажутся невоплощенными, Екатерине II придется завершить разорительную для нее войну с турками безо всякой выгоды для себя. Ситуация еще более ухудшится, когда российская императрица изменит действующие договоры о наступательном альянсе и откажется от принципа вооруженного нейтралитета, тем самым она предоставит полную свободу действий врагам Франции[423].

Поэтому, заключал автор, безопасность Французского королевства теперь непосредственно зависит от успешности и от продолжительности той войны, что ведет Екатерина II с турками. «Поспешим принять в ней участие!» - призывал публицист соотечественников. «Когда необходимость и интерес нашей безопасности нас к тому не принуждают, преимущества, что могут быть получены в будущем к процветанию королевства и особенно к выгодам в торговле, столь велики, что они подталкивают нас к тому, чтобы поддержать русских всеми нашими силами»[424]. Дополнительные преимущества состоят в том, что Швеция и Дания связаны с Россией официальными договорами и их позиция не будет отличаться от позиции Петербурга. А естественным последствием такого союза с Россией может стать завоевание французами плодородного и стратегически важного Египта, считал автор брошюры. В условиях разразившегося Очаковского кризиса 1791 г. Россия остро нуждалась в поддержке со стороны общественного мнения в Европе[425]. Необычно на фоне настороженного отношения к России во Франции звучали призывы к выступлению на ее стороне в войне с Турцией.

* * *

Обращая свои взгляды на восток, европейские политики и дипломаты могли наблюдать раздираемую внутренними неурядицами и внешними силами Речь Посполитую. Развитие польской темы давало французским публицистам широкую возможность выразить свое отношение к России[426]. Польша в период Французской революции, как и двадцатью годами ранее, для Ж.-Ж. Руссо, Г.-Б. Мабли и К.-К. Рюльера представляла собой повод для изречения суждений как о жизни во Франции, так и о жизни в «деспотической» России, своеобразном антиподе «свободолюбивой» Польши[427]. Ж.-П. Марат также высказывал свои взгляды на Россию в сочинении, посвященном Польше, он проявлял большой интерес в особенности к польской политике Екатерины II. Роман Марата из польской жизни, содержащий ряд интересных замечаний об императрице и ее стране, был напечатан спустя многие годы после его смерти[428]. Марат критически оценивал состояние ресурсов России, стремящейся доминировать в Европе, русские войска позволили вторгнуться австрийцам и пруссакам в Польшу, устами своего польского собеседника он заявлял: «Ее население немногочисленно и состоит только из рабов. Несколько пушных предприятий, строевой лес, медь и селитра - вот единственные отрасли ее торговли, между тем как она лишена некоторых продуктов первой необходимости. В течение семи месяцев земля там почти везде покрыта снегом, льдом, инеем, и даже когда она не скована морозом, она не украшается ни весенними цветами, ни осенними плодами»[429].

Довольно подробно разбирается польская тема и Ж. Малле дю Паном. Убеждая публику в политическом «варварстве» русской императрицы, в том, что все успехи ее царствования «омыты в крови»[430], он обращал внимание читателей на события в Речи Посполитой. Роль в них России он сравнивал с разрушительным природным ураганом, которой вот-вот перекинется и на Западную Европу[431]. Источники, которыми располагал памфлетист, позволяли подробно рассказывать о положении дел в Польше конца 1760-х - начала 1770-х гг. Особое негодование автора вызывали действия русского посла в Варшаве князя Н. В. Репнина, которого он называл «московитским диктатором»[432]. Когда, отстаивая свои интересы в Речи Посполитой, Россия развернула кампанию в защиту польских диссидентов, Репнин перед созывом сейма 1767 г. использовал не только интриги, но и угрозы, подкуп шляхты и войска. К самым радикальным противникам российской политики применили крайние меры: арестовали и выслали в Россию[433]. Поэтому публицист, со слов очевидцев, полагал: «Вся республика представляла собой картину завоеванного народа, терзаемого завоевателями»[434]. Стремясь актуализировать свое сочинение, автор описывает положение сейма 1767 г. через знакомые его соотечественникам образы: «Национальное Собрание поработили с помощью голода и пушек»[435]. Возможно, апелляция к распространенным в массовом сознании охваченной кризисом Франции страхам, вызванным предположениями о неких черных замыслах противников перемен силой разогнать национальное представительство и уморить народ голодом, должна была придать памфлету наибольшую убедительность.

Реформы «Четырехлетнего сейма», заключенный поляками в 1790 г. договор с Пруссией, принятие конституции в мае 1791 г. - все это чрезвычайно беспокоило российскую императрицу, поскольку угрожало ослаблением русского влияния в Польше. Подписанный 9 января 1792 г. Ясский мирный договор с турками обеспечил безопасность южных рубежей Российской империи и дал возможность освободить ресурсы для решения обострившейся польской проблемы. Еще осенью 1791 г. под покровительством России началось создание Тарговицкой конфедерации из числа недовольных магнатов, которые обвинили Станислава-Августа в узурпации власти, заявили об отмене конституции 1791 г. и просили Россию выслать на подмогу войска. Силы сторонников конституции в Польше и Литве были слишком слабы, чтобы противостоять русской армии и отрядам конфедератов. В апреле 1792 г. российские войска получили приказ Екатерины войти в Польшу. Силы Тарговицкой конфедерации при поддержке России заняли Варшаву, конституция была отменена, «патриоты» отправлены в отставку со всех официальных должностей.

Отношения между Францией и официальными властями Речи Посполитой были прерваны в октябре 1792 г. Напротив, контакты польских оппозиционеров-эмигрантов с революционными властями Франции вышли на новый уровень. Французский министр Лебрен не отказывал им в помощи окончательно, но настаивал на том, чтобы действия партии польских «патриотов» вписывались во внешнеполитические планы Франции, а Польша после восстановления в прежних границах была вновь включена в систему возрожденного «восточного барьера» наряду со Швецией и Турцией.

Действия сейма и принятие конституции в Речи Посполитой всколыхнули общественное мнение, стали катализатором для нового анализа событий в Восточной Европе, в котором политические и социальные перемены в Польше снова рассматривались в связи с политикой кабинетов Петербурга, Вены и Берлина. В известном смысле можно говорить о том, что хорошо известных выводов Ж.-Ж Руссо о судьбе «польской свободы» было недостаточно, и публицисты принялись за новое рассмотрение польского вопроса. Именно в этих обстоятельствах появляются сразу несколько изданий подробного и претенциозного сочинения известного авантюриста, журналиста, участника сентябрьской резни в Париже, а в будущем активиста Термидора и секретного агента Жана-Клода Ипполита Мейе де ля Туша «История так называемой революции в Польше»[436], в которой на основе своих личных наблюдений и многочисленных оригинальных источников автор излагал альтернативный доминирующему полонофильству французской элиты взгляд на преобразования в Речи Посполитой накануне ее второго раздела. Он вступал в острую полемику с редактором «Mercure de France» Малле дю Паном и Пейсонелем, показывая, что хотя он сам и «охвачен ужасом в связи с отвратительным поведением Екатерины», но все же подлинной свободой поляки не обладали как до принятия конституции 1791 г., так и после, сам же сейм и шляхетское сословие и в 1791 г. вели себя по-настоящему деспотически[437]. «Это государство, - замечал автор, - провозглашающее себя свободным, но при этом удерживает в рабских цепях две трети своего населения. Такой беглый взгляд на Польшу заставляет замолчать самых безудержных апологетов ее нынешнего мнимого возрождения»[438]. Обратим внимание на разделы данного сочинения, непосредственно касающиеся российского участия в судьбе этого государства.

Станислав-Август Понятовский в первый период своего царствования зависел от влияния русской императрицы, ориентировался на союз с русским двором, но позднее все же решился поддержать «антироссийскую партию». Заручившись поддержкой влиятельных магнатов, король со своими сторонниками «долгое время прилагал все средства, чтобы вселить ужас по отношению к России», в том числе распространяя пропагандистские сочинения и даже демонстрируя жителям Варшавы искалеченных жертв «варварства» русских офицеров[439]. Польша оставалась полем борьбы дипломатий Пруссии и России, а в среде польской элиты складываются две соответствующие противоположные группировки. Однако, по мнению Мейе, во время затяжных войн со шведами и турками у России оставался только один действенный инструмент влияния на польские дела - право послов сейма liberum veto. А тем временем благодаря интригам Пруссии и созданию конфедераций польский король освободился от российской опеки, конституция 1776 г., сохранявшая слабую исполнительную власть, утратила актуальность[440]. В связи с секретными сведениями о скором новом разделе, король поспешил лично принять участие в деле создания новой конституции, полагал Мейе, которая вовсе не решала ни одной из основных проблем. Источником настоящего процветания страны и «исцеления ран несчастной республики», замечал памфлетист, стало бы предоставление крестьянству личной свободы. А вот причины отказа от этой реформы коренились в национальном характере: «Но даже личная заинтересованность поляков уступила перед деспотическими чувствами, которые они сохраняют в своих сердцах»[441]. Поэтому Мейе де ля Туш предрекал полякам новые трудности, которые зависели не от интриг Петербурга: «Есть основы, без которых нельзя создать ничего устойчивого, все прочное основывается отныне на принципах справедливости и человечности, если архитекторы нового строения, которым гордится Польша, не ведают этих истин, то они увидят коллапс своего труда и то, как вместе с этим гибнут их преступные надежды»[442]. Перемены в оценке польской «революции» были характерны для части революционных элит уже в 1791 г., виновницей бед Речи Посполитой называли не только и не столько политику Берлина, Вены и Петербурга, сколько саму польскую аристократию.

* * *

Рубеж 80-90-х гг. XVIII в. был отмечен радикальными переменами в международной политике, вызванными ослаблением Франции вследствие широкомасштабного кризиса и начинавшихся революционных потрясений, и постепенной утратой ею своих прежних позиций. В новой ситуации существенно возрастала роль России. Получив функции арбитра в австро-прусских спорах, она вмешивалась и в германские дела. Система «восточного барьера» из Швеции, Турции и Польши, некогда созданного Францией, чтобы сдержать российское продвижение в Европу, не действовала: Россия стала одним из участников второго раздела Речи Посполитой и одновременно вела войны с Турцией и Швецией.

Стереотипные представления о России, распространенные в XVIII в., продолжали существовать и в первые годы Революции и тиражировались во все больших масштабах. Но новому проекту коллективной идентичности во Франции требовались новые национальные политические мифы, которые должны были выполнять конституирующую роль в сотворении образа самой французской нации. Публицистика огромное внимание уделяла международным отношениям и рассматривала роль России в системе европейского «баланса сил». Образ «имперского колосса», одной ногой утвердившегося в Крыму, а другой на Камчатке, был призван актуализировать чувство опасности. Не порывая с дипломатическими традициями Старого порядка, публицистика и после 1789 г. рассматривала Турцию как союзницу Франции, разоблачала планы русского кабинета относительно Турции и привычно использовала мнения о якобы истощенной войнами и пустынной России. Здесь некоторые авторы противоречили сами себе, одновременно предостерегая от угрозы продвижения многочисленных «северных орд» на земли цветущей Европы. Особой критике подвергался «Греческий проект» Екатерины, согласно которому турок надлежало изгнать из Европы, а в Константинополе восстановить православную монархию. Одни, как Карра и Вольней, предлагали Османскую империю разделить с участием России, другие, как Малле дю Пан и Пейсонель, критиковали российскую внешнюю политику и высказывали опасение перед распространением «русского рабства» на новые территории.

Развитие польской темы также вынуждало высказывать свое отношение и к России, и Екатерине II. Противоречия, раздиравшие польское общество, преподносились как пример борьбы свободолюбивых поляков против «русского деспотизма». В то же время интригам Австрии и Пруссии в Польше печать уделяла гораздо меньше внимания. Парижские публицисты не склонны были идеализировать и польскую конституцию 3 мая 1791 г., считая ее недостаточно демократичной, характерным примером в этом отношении оказался радикальный публицист Мейе де ля Туш.

Традиционные пропольские, протурецкие и прошведские симпатии немалой части французской элиты приобретали популярность и в революционной атмосфере. Критика внешней и внутренней политики Екатерины II в полемических памфлетах была тесно увязана с идеей «русской угрозы» для сложившегося баланса сил в Европе. Отдельные авторы (часто анонимно) высказывали иную, альтернативную или пророссийскую, точку зрения в сочинениях о русско-турецком конфликте или разделах Польши, речь здесь велась не о философских предпочтениях, а о реальной политике. И критики, и сторонники российской политики, демонстрируя завоевательные планы Екатерины II, старались показать внутренние проблемы России: острый финансовый кризис, нехватку человеческих ресурсов для новых войн и крепостное рабство, - противопоставляли их неуемной щедрости царицы по отношению к аристократии и роскоши дворянства. Ухудшение франко-российских отношений, меры, предпринимаемые царским кабинетом против французов в империи, помощь эмигрантам придавали дополнительный вес теме военной опасности, исходящей от России.

Именно тогда в публицистике надолго распространяется устойчивый слух о вторжении «варваров Севера», страх перед которым смягчали с помощью гротескных описаний русского войска и скептического отношения к возможностям империи. Основанием такой концепции послужили как критические оценки процесса цивилизации в России, так и реальные доказательства ее увеличившейся военной мощи, что снова оживляло основные элементы и приоритеты внешнеполитической доктрины версальского двора.

Глава IV Внешняя политика России и Российское общество в оценках французской публицистики (1792-1799 гг.)

§ 1. Далекий враг или надежда для Европы? Внешняя политика России в общественном мнении Франции (1792-1799 гг.)

Бурные политические события, происходившие во Франции в 1792-1799 гг., прямо или косвенно отражались на восприятии России в обществе. Французские политики и журналисты внимательно следили за действиями России в Европе и позицией русского двора по отношению к Революции. На протяжении семи первых лет существования республики ее внешнеполитическая доктрина всецело была подчинена идее войны с коалициями монархических держав, а Екатерина II считалась активной вдохновительницей первой антифранцузской коалиции. Павел I пошел гораздо дальше и направил русские войска и флот в Европу. С момента свержения короля 10 августа 1792 г. и до падения режима Директории в ноябре 1799 г. возможность возобновления дипломатических отношений между Францией и Россией оставалась очень слабой, а осторожная попытка их восстановления в 1797 г. не увенчалась успехом. Этот вынужденный перерыв во франко-российском диалоге на уровне политических элит никак не способствовал лучшему узнаванию России во Франции. Наследие просветителей после падения монархии подвергалось принудительному очищению от «иллюзий», связанных с идеей об идеальном просвещенном монархе, а, следовательно, число приверженцев оптимистического взгляда на Россию и пути ее цивилизации очень быстро сократилось, но так же стремительно увеличивалось число критиков политики российского двора. В 1799 г. армии Франции и России встретились лицом к лицу на полях сражений, что стало важным поворотным моментом в истории отношений двух народов и в процессе формирования взаимных представлений друг о друге.

* * *

В целях реконструкции образа России, формировавшегося в речах политиков и официальных материалах, обратимся к документам, позволяющим выявить представления, характерные для революционной элиты. Как и до свержения монархии, памфлеты и периодическая печать во Франции являлись основным средством общественной коммуникации и, несмотря на многочисленные попытки революционных элит ограничить их свободу[443], служили пространством для дискуссии, анализа и критической оценки событий.

Большинство французских политиков и дипломатов осознавали, что Россия в 1792 г. не представляла серьезной военной угрозы для Франции. 26 сентября 1792 г. министр иностранных дел Ш. Лебрен поднял эту тему перед Конвентом: «Вот уже двадцать лет эта удивительная женщина [Екатерина II. - А. М.] привыкла утверждать свои интересы на Севере и, действительно, на протяжении двух десятков лет она стремится утвердить их по всей Европе. Это женщина, чьих желаний так и не смогли удовлетворить все известные виды излишеств и наслаждений, женщина, сумевшая объединить все слабости и качества, присущие ее полу, со всей мощью и пороками, присущими мужчинам. Я покажу вам непременное чувство постоянной зависти, которую испытывает она к французам, покажу и то, как она извечно раздражена бескрайними расстояниями, что отделяют ее от нас»[444]. Екатерина II в речи министра предстает ровно таким же деспотом, как и все прочие «коронованные тираны», с той только разницей, что ей якобы присущи хитрость и осторожность, которые, впрочем, традиционно относились к особенностям женщин-правительниц. К этому его вынудили противоречивые слухи в печати о вооружении флота и армии России. Тема военной угрозы привлекала внимание журналистов на протяжении всего 1792 г.[445] В докладе Конвенту Лебрен разъяснял коллегам, что слухи о движении русских войск в Европу, приготовлениях русского флота в Архангельске и на Черном море - ложь, сорок тысяч русских солдат не покинут пределов Польши, их «едва хватает, чтобы сдерживать народ, раздраженный рабским положением, и чтобы сдержать оппозиционные факции грандов, разрывающих эту страну»[446]. По мнению Лебрена, России мешали немедленно вступить в открытую войну против Революции и огромные расстояния, а также этому способствовали «слабость русского флота и казаков, крайняя скудость русских финансов», трудности любой «сомнительной войны» и войны на два фронта, ведь давние противники России Швеция и Турция задумают в случае похода против Франции отомстить за прошлые поражения. Иначе говоря, его аргументация банально повторяла тезисы 1788— 1789 гг., то есть времени разгара русско-турецкой войны.

Созыв Конвента и провозглашение республики совпали по времени с провалом австро-прусского похода на Париж. За победой при Вальми последовали успехи французской армии на Рейне, фактическое присоединение владений савойского дома - Савойи и Ниццы, оформленное декретами Конвента позднее, в 1793 г[447]. В декабре 1792 г. в стенах Конвента прозвучал знаменитый лозунг Камбона «Мир - хижинам, война - дворцам». Было объявлено, что «французская нация навсегда отказывается от всякой войны с целью завоеваний», и принят декрет об отмене сеньориальных прав и привилегий, крепостного права и десятины на оккупированных территориях. Но стоило солдатам республики переступить границу, как Конвент вспомнил о разработанной дипломатами Людовика XIV теории «естественных границ», которые пролегали по Рейну, Альпам и Пиренеям. Дантон, например, утверждал, что границы Франции определены самой природой: «Мы ограничены ею со всех четырех сторон - со стороны Рейна, со стороны океана, со стороны Альп и Пиренеев. Границы нашей республики должны закончиться у этих пределов, и никакая сила на земле не помешает нам достигнуть их»[448]. Эти слова были произнесены Дантоном в связи с возможным присоединением фактически оккупированной Бельгии к Франции, но австрийское вторжение в феврале 1793 г. сделало такую аннексию невозможной. Однако уже скоро, в марте 1793 г., Национальный Конвент единогласно декретировал присоединение к Франции земель по левому берегу Рейна от Ландау до Бингена.

Такого поворота событий не ожидали при дворах Вены, Берлина, Турина. Англия, до установления французского господства в Бельгии хранившая нейтралитет, теперь начала сближение с немецкими государствами. Но самым большим потрясением для Европы стала казнь Людовика XVI 21 января 1793 г., всколыхнувшая антифранцузские настроения в монархической Европе. Казнь короля была использована европейскими правительствами как повод для формирования антифранцузской коалиции, душой и организатором которой выступал британский премьер-министр Уильям Питт-младший. В коалицию вступили Англия, Австрия, Пруссия, Испания, Голландия, некоторые германские княжества, королевства Сардинское и Неаполитанское. Конвент тем временем объявил войну Англии, Голландии и Испании, разорвал отношения с Неаполем, Тосканой и Венецией.

В ответ на казнь короля указом Екатерины II от 19 (8) февраля 1793 г. все торговые и иные сохранявшиеся отношения между Францией и Россией были разорваны. Все французы, проживающие в России, должны были принести присягу на верность монархии. 1793 г. прошел под знаком сближения России с врагами Франции[449], а 1794 - под знаком подавления польского восстания. Но ни до прихода к власти монтаньяров, ни после свержения якобинской диктатуры взаимные военные угрозы не приобретали реальных очертаний. Екатерина II не упускала случая выразить свое враждебное отношение к Революции[450]. Если в 1792 г. она возлагала искренние надежды на французское дворянство и германские армии, которые совместными усилиями смогут восстановить «королевское правительство»[451], то затем склонилась к мысли, что с республикой скорее покончат сами французы, нежели иностранные войска[452].

В свою очередь, в Париже трезво оценивали военный, финансовый и политический потенциал Петербурга. Знали во Франции и о том, что русский двор не стремится к активному участию в войне против Франции[453]. Тем не менее официальные власти направляли огонь критики в равной степени и против монархов коалиции, и против императрицы России[454]. Отметим и войну карикатур против русского двора, которая началась еще в годы русско-турецкого конфликта, видимо, не во Франции, а в Англии[455]. Позиция России в отношении Революции оставалась неизменной: даже в финале своего царствования Екатерина ограничилась только тем, что направила небольшую эскадру к берегам Англии и выплатила субсидию Австрии, так и не отправив войска против Франции.

Летом 1793 г. военные поражения Франции и развитие в ней внутреннего политического процесса вызвали кризис ее отношений с нейтральными государствами. Парижское восстание 31 мая - 2 июня, падение жирондистов создавали у наблюдателей убеждение в неустойчивости революционной власти во Франции. Защита Франции от интервентов стала основным лозунгом Комитета общественного спасения[456].

Несмотря на провозглашенный 13 апреля 1793 г. принцип невмешательства Франции в дела других народов с целью революционной пропаганды, дружественные республике нейтральные страны испытывали недоверие и тревогу. Исходя из своих дипломатических расчетов нейтральные страны не могли официально признать Французскую республику: дипломатические сношения с ней сократились и велись полуофициально. Летом 1793 г. они поддерживались с США, Данией, Швецией, Турцией, Швейцарией, Венецией, Генуей и Тосканой. Дантон и Комитет общественного спасения прилагали все меры к тому, чтобы отношения и торговлю с этими странами укрепить, предотвращая политическую изоляцию Франции. Как отмечал один из дипломатических агентов Конвента Жан Сулави: «Те, кого осмеливаются называть нейтральными, являются естественными друзьями Франции, друзьями во все времена... которые брались за оружие ради Франции всякий раз, когда она этого желала, а именно Турция, Польша, Саксония, Швейцария, Дания, Генуя и т. д. Все эти державы... в силу необходимости заинтересованные в поддержке центрального ядра в Европе - Франции, которая во все времена была их защитницей, их поддержкой, их точкою опоры против больших честолюбивых государств - России, Австрии, Испании, ставших великими державами благодаря своему соседству с малыми»[457]. Дантонистский комитет общественного спасения придерживался точки зрения, выраженной Сулави. Дантон и его единомышленники Лебрен и Дефорг мечтали о создании «Северной лиги» нейтральных государств (Швеции, Дании, Польши, Генуи и при поддержке Турции) в противовес антифранцузской коалиции. Однако относительно Речи Посполитой у революционных правительств складывалось вполне определенное мнение, которое и объясняло пассивную позицию Франции в «польском вопросе». Польские эмигранты, обращавшиеся за помощью в Париж, как считали революционные власти, не выражали общего мнения своей страны и в этом отношении похожи на французских эмигрантов, к тому же надежды на успех планируемого ими восстания чрезвычайно слабы[458]. Даже пылкий сторонник «лиги нейтральных государств» министр иностранных дел Дефорг в ноябре 1793 г. предлагал польским патриотам полагаться только на собственные силы: «Мы искренно желаем успеха революционному плану, что готовится сейчас в Польше... но состояние дел [нашей. - А. М.] республики не позволяет ей предъявить этой нации, достойной свободы, более реальных доказательств нашей заинтересованности» - и выражал надежду, что вожди польского восстания будут опираться на «энергию народа, который столь сильно желает своего освобождения»[459].

В этой связи показателен пример одного из молодых революционеров - Марка-Антуана Жюльена (1775-1848). Однако в одном из его документов, хранящемся в Российском государственном архиве социально-политической истории, озаглавленном «Доклад, представленный Комитету общественного спасения в июне 1793 г. Элементы дипломатии. Обзор союзов, естественных и приемлемых для Франции»[460], изложены предложения по противодействию странам - членам антифранцузской коалиции. В докладе выражены именно те общие устойчивые представления о России, которые были характерны для большинства людей круга Жюльена, составлявших слой революционной элиты. Прежде всего, автор доклада определял, какие страны можно отнести к числу врагов, а какие к числу «естественных» друзей Французской республики: «Необходимо разделять на две категории все государства мира [соответственно] их политическим отношениям с Францией: великие державы - такие как Австрия, Испания, Англия, Россия, и державы второго порядка, такие как Швеция, Дания, Саксония, Польша, Турция, Швейцария, Венеция, Генуя. Все великие державы находятся в состоянии открытой войны с нами... Малые страны, напротив, нейтральны, и никакая из этих малых стран не является нашим естественным врагом»[461].

Затем автор доклада напоминал о том, что все ведущие державы достигли своего нынешнего положения благодаря завоеваниям, и это стремление естественным образом породило принцип неизбежного подавления малых государств большими. Гнев автора доклада направлен против франко-австрийского «гнусного альянса» 1756 г. и его последствий, ведь пока у Франции были связаны руки, Австрия - «наш лживый союзник и лицемерный друг» - участвовала в дележе Турции и Польши. Через осуждение дипломатии Людовика XV и Людовика XVI автор подходил и к осуждению внешнеполитической активности России, которая в это же время вторгалась в Турцию, Курляндию и Польшу[462]. Он осуждал продолжавшуюся войну республики с могущественной коалицией, полагая, что объявление этой войны было «странной и непостижимой глупостью», которая привела Францию в число слабых стран. Вероятно, таким образом он обозначал и отношение к деятелям Жиронды, выступавшим глашатаями войны против королей. Автор доклада полагал, что в 1793 г. влияние Франции в Европе также незначительно, как и в последние годы правления Людовика XV, позволившего Австрии расчленять естественных союзников Франции. В условиях, когда коалиция сильных стран воюет против Франции, ей необходимы союзники, которых можно найти только среди слабых государств, полагал автор. И вновь вспоминал о России и той роли, которую она играла в Европе. Перечисляя причины, которые могут подтолкнуть малые страны к такому союзу, он ставил на первое место факт наличия планов раздела Турции Австрией и Россией. Именно «Турок», «наш старый верный друг», должен обрести в лице революционной Франции защитницу против интриг Вены и Петербурга.

Автор доклада возлагал большие надежды на Швецию, «поскольку Россия нагло господствует над ней и поддерживает там раздоры»[463], и, наконец, на Речь Посполитую, уже дважды (1772 и 1793 гг.) подвергшуюся разделам. Согласно польской конституции 1791 г. корона должна была принадлежать саксонской династии, и поэтому в условиях войны с коалицией французы «должны предпочесть видеть эту нацию под властью конституционного монарха, нежели под кнутом Екатерины». В качестве других возможных союзников он также рассматривал Саксонию и Данию. Выводы, которые автор доклада делал относительно России и других стран, были выражены с помощью ярких образов: «Дания, Швеция, Польша, Турция располагают только выбором одной из двух возможностей: между дружбой с Францией или кнутом Екатерины. Франция не может пока увидеть в этих странах торжество французской или американской свободы, но должна сначала помочь им покинуть состояние варварства и деспотизма»[464].

Иными словами, образ России в его сознании был прочно связан с образом деспотизма и идеей о неизбежном захвате ею соседних земель. Малые страны, которых он с готовностью помещал в число «естественных» союзников Франции, по его мнению, все еще находятся в состоянии недостаточной цивилизованности и политической несвободы. Революционер де-факто предлагал потенциальным союзникам республики выбор между дружбой с Францией и переходом под российское влияние. Предлагая такой выбор, он тем самым очертил верхнюю и нижнюю границы политической системы современной ему Европы. Нижней границей этой системы снова оказывался российский «деспотизм». В тексте документа развертывался и план создания союзов на севере и на юге Европы для противодействия коалиции. Автор доклада полагал, что действующие чиновники могут не справиться с такими задачами, и даже предлагал Комитету общественного спасения создать новое секретное бюро и ввести должность особого комиссара по вопросу создания коалиции из малых стран[465].

Процитированный документ свидетельствует о том, что элита Франции республиканской настойчиво продолжала следовать во внешней политике принципам дипломатии абсолютистской монархии[466]. В мае 1793 г. член Комитета общественного спасения Б. Барер заявлял с трибуны Конвента следующее: «Черное море и Балтика - могут ли они служить препятствием для честолюбия? Север и Восток - не являются ли они естественным источником, поставляющим нам искренних союзников? Порабощенная и деградирующая Польша - разве останется она навсегда под кнутом Екатерины и под штыком Фридриха?»[467] Мысли об организации нового нападения Турции и Швеции на Россию были очень популярны среди французских дипломатов, однако коалиции из нейтральных стран не суждено было появиться, а новая война Турции против России так и не началась[468].

Проекты, составленные некогда в министерстве иностранных дел при Лебрене, использовались и во времена якобинской диктатуры. Так, в дипломатической инструкции Ребелю от имени Конвента в марте 1794 г. говорилось: «Безусловно, мы можем вести с Россией только политическую войну, принимая во внимание расстояние, разделяющее наши страны. А чтобы успешно вести эту войну, необходимо поднять Польшу, донских казаков и Украину, бывшую союзницу шведского короля Карла. Эту воинственную и прежде свободолюбивую нацию покорил царь Петр. Нужно возродить у этой нации чувство свободы, чтобы она могла скинуть ярмо, под которым стенает, и чтобы дерево свободы расцвело в Киеве»[469]. Робеспьеристский Комитет общественного спасения мечтал развалить антифранцузскую коалицию с помощью дипломатических средств, надломив ее изнутри. Еще в июле 1794 г. начались секретные переговоры с Пруссией, завершившиеся весной следующего года заключением Базельского мира. А на восточном направлении основной целью революционной дипломатии оставалось подстрекание Турции к новой войне против Австрии и России.

Якобинизм в современной историографии некоторые исследователи склонны трактовать как «средство создания революционной легитимности при помощи дискурса», а политическая культура понимается как «совокупность дискурсов и символических практик»[470]. Якобинская пропаганда, направленная против антифранцузской коалиции, эффективно создавала новый образ врага, в более широком смысле образ «Чужого». Этот процесс затрагивал и Россию, так как из далекой и малознакомой французам страны она постепенно превращается в столь же далекого, но вполне реального противника. В контексте массовой политической культуры II года республики большое значение приобретало то, как воспринимают реальных и потенциальных противников (страны коалиции) народные низы, поэтому наибольший интерес представляют источники, позволяющие приоткрыть завесу над представлениями о России, бытовавшими в широких слоях населения. С их помощью возможно наблюдать за продолжением процесса превращения дискурса просвещенной элиты, в котором изначально и формировался образ России, в дискурс элиты революционной и дискурс народных масс (прежде всего, городского плебса). В этом отношении периодическая печать, конечно, не являлась единственным источником массовых представлений о событиях в стране и за границей: на общественные настроения также оказывали заметное влияние появлявшиеся во множестве памфлеты, карикатуры, драматические произведения, не менее яркие образы существовали в устной народной культуре. Широкий размах в 1793-1794 гг. по всей стране приобретали массовые революционные празднества, в которых большую роль играло ритуализированное народное насилие, выражавшееся в символическом уничтожении изображений монархов, сражавшихся с Революцией[471].

Одним из лучших примеров якобинской пропаганды 1793 г. может служить очень небольшой, но красноречивый анонимный памфлет, под названием «Большой банкет северных королей»[472]. «Отважные казаки, русские, калмыки, австрийцы, башкиры и пруссаки, - начинал публицист, - все вы, что приходите вдесятером против одного, [вы] сборище хвастливых болтунов по отношению к французам, которые вас побеждали столько раз, вы скоро испытаете на себе, что значит разжигать неистовство французов! Мы должны остановить этот бурный поток, грозящий разорвать все плотины здравого смысла и рассеять этот наплыв саранчи, который собирается наводнить Францию и пожрать наши нивы!» Революционер сулил войскам северных тиранов естественный и бесславный конец на французской земле: «О да, объединившиеся короли! Ваши ледяные стаи, идущие с Севера, сами растают на той огненной земле, что вы намереваетесь перейти под палящими лучами солнца свободы! Мы хотим только свободы, так как она нам указана самим божеством природы и наций для возрождения величия нашего духа и достижения высшей степени счастья»[473]. Как видим, анонимный публицист умело потакал национальной неприязни и предрассудкам малограмотной массы соотечественников, рассчитывая на дешевую популярность и драпируя революционной терминологией элементы ксенофобии.

Автор напоминал французам об их сброшенных оковах и предупреждал, что, если «полчища рабов» войдут во Францию, то под своими стопами они обнаружат только «разверстые жерла вулканов, гром и молнии над головами, стены из пик и штыков», и их неизбежно ждет тяжелое поражение: «Собирайтесь, Французы, собирайтесь все на погребение башкир, русских, пруссаков, калмыков, всего этого роя ос и шершней, что намеревается съесть и уничтожить весь мед французских пчел»[474].

Интересным представляется и тот факт, что все перечисленные в памфлете народы (казаки, русские, калмыки, австрийцы, башкиры и пруссаки), несмотря на очевидное географическое несоответствие, относятся автором к числу варваров, пришедших именно с Севера. Ориентиры воображаемой географии все еще оставались теми же, что и во времена творчества Вольтера. Автор на античный манер подчеркивал многообразие народов этой воображаемой части европейского континента и даже сравнивал нашествие войск коалиции на молодую Французскую республику с нашествием персидского воинства на свободные греческие полисы во времена расцвета Афин.

Не случайно в конце памфлета появляется и образ персидского царя-завоевателя. «Доблестные французы, зададим банкет королям Севера! - продолжал публицист. - Заставим их отобедать убийственной картечью, разящими ядрами, бомбами и снарядами, чтобы все эти легковерные простаки из Финляндии и Крыма наелись в изобилии смертоносных груш! Зададим им доброе пиршество! Ваши враги атакуют и презирают вас, по их планам вы должны быть порабощены, они смотрят на вас, несомненно, как на сибаритов, неспособных к совместным действиям. Покажите же им, что вам об этом неизвестно, что французскому характеру одинаково присущи и любовь к блестящим удовольствиям, и любовь к чести, покажите им, что вам к лицу любая слава!.. О, Ксерксы Севера, станцуйте же карманьолу!»[475] - восклицал якобинский памфлетист.

Весьма показательно и отношение М. Робеспьера к ориентирам французской внешней политики на Востоке. По его мнению, гораздо большую ценность для новой французской дипломатии представляла Турция как «естественный союзник», а не ослабленная и «деградирующая» Польша. Подтверждением тому служит отношение Неподкупного к вопросу о новом французском после в Турции. Министр иностранных дел объявил Конвенту в конце января 1793 г., что вследствие обвинительного декрета против посла Франции в Константинополе Шуазеля-Гуффье французы, находящиеся в столице Османской империи, объединились в «первичное собрание» и сами избрали его преемника. Робеспьер в своей газете осудил эти действия соотечественников, объявляя их «узурпацией общественной власти» и нарушением законов, а более всего опасался того, что такой демарш может отвернуть Турцию от традиционной дружбы с Францией и бросит ее в объятия России[476]. А такое невероятное усиление позиций России казалось Робеспьеру опасным. О России и нейтральных странах он вновь говорил в ноябре 1793 г. и осудил французов, которые собираются в революционном клубе в Константинополе, поскольку подобные инициативы могут только встревожить или раздражить Турка, «естественного врага наших врагов», ведь этот верный и полезный союзник Франции, «пренебрегаемый французским правительством, обманутый британским кабинетом, до сих пор сохранял нейтралитет, более пагубный для его собственных интересов, чем для интересов французской республики»[477]. В период якобинской диктатуры Робеспьер впервые заявил о своем отношении к России в обширном докладе «О политическом состоянии Республики», который представил Конвенту 17 ноября 1793 г. Весьма важным представляется уже сам факт серьезного обращения Робеспьера к русскому сюжету, традиционно находившемуся на периферии высоких политических дискуссий в 1792-1793 гг. Обращаясь к широкой теме деспотизма европейских монархов, Робеспьер не только не обходил стороной Россию, но критически оценивал роль личности Екатерины II в управлении империей: «Утверждают... что из всех мошенников, носивших имя короля, императора, министра, политика, самой ловкой плутовкой является Екатерина в России, или, вернее, плутами являются ее министры, и надо остерегаться шарлатанства этих далеких и всесильных в империи лиц, престиж которых создала политика. Истина состоит в том, что при старой императрице, как и при всех женщинах, держащих скипетр, управляют государством мужчины»[478].

В докладе Робеспьер раскрыл свое видение целей и средств русской внешней политики. «Политика России властно определяется самой природой вещей, - утверждал он. - Эта страна представляет собой соединение жесткости диких орд и пороков цивилизованных народов. Правительство и знать России обладают большой властью и большими богатствами. У них есть вкус, понятие и стремление к роскоши, к искусству Европы, а правят они в суровом климате. Они испытывают потребность в том, чтобы им служили и их восхваляли афиняне, а имеют они подданными татар. Этот контраст в их положении заставил их обратиться к торговле для приобретения предметов роскоши и искусства, к завоеванию соседних с ними плодородных земель на западе и юге. Петербургский двор стремится эмигрировать из печальных мест, в которых он обитает, в европейскую Турцию и в Польшу, так же как наши иезуиты и наши аристократы эмигрировали из теплого климата Франции в Россию»[479]. Конечные цели политики екатерининского двора в борьбе с Революцией, по мнению вождя революционеров, грандиозны: «Она много способствовала созданию лиги королей, воюющих с нами, и она одна получает от этого пользу. В то время, когда соперничающие державы разбились о скалу Французской республики, императрица России приберегает свои силы и собирает средства, она с тайной радостью посматривает, с одной стороны, на обширные территории, подвластные оттоманскому господству, и с другой - на Польшу и Германию; и везде она видит легко осуществимые узурпации или быстрые завоевания. Ей кажется близким момент, когда ее воля станет законом для Европы, по крайней мере для Пруссии и Австрии, а при разделе земель, к участию в котором она примет двух компаньонов ее высочайших грабежей, кто помешает ей безнаказанно взять себе львиную долю?»[480]

Резкость высказываний Робеспьера о целях петербургского кабинета, не должна вводить в заблуждение, поскольку монтаньярский Комитет общественного спасения желал ограничить всю борьбу с Петербургом дипломатическими мерами. Лишним доказательством этого служит отношение монтаньяров к польскому восстанию под предводительством Т. Костюшко. Большой апрельский доклад (1794 г.) Рейнара, начальника третьей секции внешнеполитического ведомства, был посвящен вопросу о французской помощи польским повстанцам. Несмотря на неоднократные обращения самих поляков к французским властям и активную роль польского эмиссара в Париже Барса, Комитет общественного спасения не желал ни реально поддерживать, ни тем более направлять какие-либо силы на помощь восставшим, и, вероятно, большая роль в принятии такого решения принадлежала лично Робеспьеру, который, как и уже цитировавшийся, считавший себя «экспертом» в польском вопросе, Мейе де ля Туш, не верил в подлинно «народный» характер польского движения и к тому же помнил о тесных связях польских представителей с жирондистами[481]. Комитет ограничился тем, что послал в Польшу секретного агента, который мог наблюдать за происходящим, давать советы инсургентам и информировать Париж о происходящем[482].

* * *

Немалый интерес представляют собой и произведения, демонстрирующие отношение к России «жертв» Революции. В то время как революционные власти вели поиск союзников и пропагандистскую войну против коалиции, эмигранты в большинстве своем оставались пленниками «русского миража», они сознательно воскрешали миф о просвещенной России, противопоставляя ее оказавшейся в руках «варваров» Франции.

Как отмечал Ж. Малле дю Пан на страницах «Mercure de France»: «Гунны и герулы, вандалы и готы пришли к нам не с Севера и не с берегов Черного моря, они среди нас», - писал Малле[483]. Именно это новое культурное и политическое варварство угрожало, по его мнению, современной Европе. Старая Европа оказалась в опасности перед лицом вторжения варваров «изнутри», не похожим ни на что иное в истории.

Вполне естественно, что в эмигрантских кругах создавались сочинения, в которых самодержавная Россия выступала в роли спасительницы европейского порядка от «революционной болезни». Монархисты предупреждали правителей Европы о грозящей опасности распространения Французской революции. По мнению швейцарского просветителя Франсуа-Пьера Пикте (1728-1798), все надежды на положительный исход вторжения европейских монархов во Францию нужно после 10 августа 1792 г. отбросить. «В настоящее время, - писал он, - Европа должна бояться всеобщего потрясения», каждое правительство должно принимать превентивные меры по предотвращению распространения революционных идей. «Не думайте, что государства Севера - Россия, Швеция, Дания - имеют менее поводов опасаться, нежели вся остальная Европа, - отмечал Пикте. - Не думайте, что большие расстояния и суровость вашего климата смогут гарантировать вам защиту от бешенства демократов... Дайте этим новым республиканцам, Национальному Конвенту и этим легионам, чья слава увенчана наглостью и дерзостью и разжигает энтузиазм... прочно утвердиться в Нидерландах, присоединить их к Французской республике, ограбить духовенство, подвергнуть проскрипции знать и крупных собственников, позвольте им уничтожить режим штатгальтера и аристократию в Объединенных провинциях, проникнуть в Германию и повсюду призвать народы к восстанию. И вы увидите, что они не будут долго ждать, чтобы с помощью всех этих затей, наконец, возмутить и Польшу против конфедерации, посредством которой вы там управляете, а затем они найдут средства заставить Турка напасть на вас со стороны Дуная, и если они это совершат, то будут двигаться и дальше в поисках новых врагов до самых берегов Яика и на равнины Восточной Татарии». Пикте заявлял, что «бурный поток» Революции надо остановить в Германии, и это под силу только безупречной русской пехоте, у которой достаточно сил, чтобы поставить заслон «неудержимому натиску и энтузиазму французов»[484].

Пикте предполагал, что объединенные войска коалиции Австрии, Пруссии, России, Швеции и германских земель в 200 или 300 тыс. человек остановят Революцию и заставят французов покинуть Нидерланды и вернуть те земли, что они получили за Рейном. Но целью коалиции не должно стать завоевание, способное только посеять раздоры: «Великая цель, которую они должны ставить перед собой, состоит не только в том, чтобы остановить эпидемию, но еще и в том, чтобы просветить своих подданных, защитив от той опасности, что исходит от французских максим новой философии»[485].

Таким образом, Пикте выступал ярым противником Революции и ее распространения, агитировал министров Екатерины действовать, раскрывая «планы» французских революционеров относительно России. Сторонник восстановления монархии изображал Россию как последний европейский бастион Просвещения на пути разрушительного революционного потока. Отметим, что, хотя концепция просвещенного деспотизма как часть «миражных» представлений о России для монархистов сохраняла свою актуальность, однако сами идеи Просвещения, поборниками которых считали себя революционеры, объявлялись основой «нового варварства» и отвергались.

Тем временем обострение польского вопроса создавало почву для очередных обвинений в адрес русского двора, а следующий политический переворот в Париже, казалось, внесет новые коррективы в повестку дня. Девятое термидора II года (27 июля 1794 г.) ознаменовало окончание наиболее утопической и жесткой фазы Революции. Последствия Термидора, разработка новой конституции и роспуск Конвента, переход власти к Директории, относительное усиление влияния роялистов - все эти изменения во внутриполитической жизни оказали влияние и на внешнюю политику Франции. Печать термидорианского периода пестрела статьями о России, а в Конвенте наметилась острая полемика по международным проблемам[486]. Она была спровоцирована неопределенностью среди самих термидорианцев и неустойчивостью исполнительной власти в условиях социально-экономических кризисов, вооруженных восстаний, сотрясавших Париж в 1795 г. По словам историка Б. Бачко: «“Термидорианцы” не располагали никаким политическим проектом ни 9 термидора, ни в первые месяцы после этой “памятной революции”. Последовательное развитие проблем, с которыми приходилось сталкиваться “термидорианцам”, навязывало им определенную логику политических действий. Каждое новое временное решение влекло за собой новые ситуации, из которых им приходилось искать выход»[487]. Одной из таких проблем была проблема отношения к России.

Отношение термидорианских лидеров к Российской империи определялось, в первую очередь, новыми дипломатическими задачами. Весной 1795 г., накануне заключения мирного договора с Пруссией, в Париже не прекращались споры о роли России в создании нового политического ландшафта. Многим наблюдателям во Франции опасность, исходящая с Севера Европы, по-прежнему казалась реальной. Если внешняя политика жирондистов, а затем якобинцев была пронизана идеями мессианства, и Конвент обещал братскую помощь всем народам, «которые захотят вернуть свою свободу», то после Термидора откровенно корыстный характер войны сулил возможность примирения сторон на основе компромисса[488]. В 1795 г. многие европейские страны вели переговоры с Республикой о мире, в начале апреля был подписан Базельский мир с Пруссией, в мае был достигнут мир с Голландией, а в июле - с Испанией. Переговоры с Англией и Австрией продолжались довольно долго, но успехом не увенчались. Все слышнее становились голоса тех, кто выступал за движение Франции к «естественным границам» по Рейну, Альпам и Пиренеям. Пристально наблюдая за третьим разделом Польши, усилившим русские позиции, французские публицисты настойчиво стали выдвигать новую идею - «противопоставить Россию дворам Вены и Берлина», дабы восстановить нарушенный баланс сил. При этом Рейн, как естественная граница Франции, должен был стать рубежом между нею и германскими государствами[489].

Россия же в 1795 г. вовсе не была заинтересована в установлении отношений с республиканской Францией. Победы молодой республики не меняли отношения Екатерины II к «цареубийцам». Императрица возлагала большие надежды на то, что внутриполитический процесс во Франции приведет в итоге к восстановлению монархии и без российского вмешательства. По-прежнему избегая прямого военного участия, она оказывала французским эмигрантам материальную и дипломатическую поддержку. Такое отношение к событиям во Франции вовсе не означало примирения с новым режимом и восстановления отношений, хотя осторожные попытки сближения имели место[490].

В феврале 1795 г., когда новости о третьем разделе Польши (договор между Австрией и Россией был подписан 3 января) уже распространялись по Европе, анонимная записка, составленная секретным агентом, поступила на имя комиссара по иностранным делам. В записке предлагалось новое решение старой проблемы на Востоке. Автор записки сообщал о том, что после исчезновения самостоятельной Польши для успеха в борьбе с российским господством на украинских землях и в Причерноморье, нужно полагаться на казаков Украины, ведь еще недавно бывшая свободной «нация казаков», не забыла еще о своем прежнем состоянии. Если удастся поднять восстание на Украине, то «это сыграет огромную, если не главную роль в деле освобождения всех славянских наций, что стонут под московским ярмом», - делал смелое заключение автор[491].

В контексте польской политики революционной Франции проясняется и позиция Парижа по отношению к действиям России. Своеобразным итогом размышлений французской политической элиты о Польше и о роли России в судьбе этого государства, является сочинение Ж.-Ф. Гарран де Кулона (Гарран-Кулона) «Политические изыскания о прежнем и современном состояниях Польши, применительно к ее последней революции» (1795 г.)[492].

В предисловии к книге Гарран-Кулон заявлял, что она «не достигнет своей цели, если не заставит почувствовать необходимость загнать в пустыни Московии орды русских, которые, вырождаясь в рабстве, попадают под ярмо многочисленных женщин...», и подчеркивал, что теперь жители России способны распространить свое «варварство» на лучшие страны Европы[493]. В данном контексте «пустыни Московии», скорее всего, были обычной гиперболой, не столько отражавшей общий уровень знаний о России, сколько служившей ярким запоминающимся образом. Французский публицист предрекал новые восстания против «деспотизма» Екатерины: «Недалек тот час, когда, объединившись с татарами Крыма или Кубани, под предводительством нового Пугачева они изменят лицо России, и эта страна, попадавшая в рабство в разные эпохи своей истории, не испытает более того позора, который испытывает сейчас, будучи скована [женскими] руками, чья участь работать иголкой и веретеном»[494].

Речь Посполитая не служила Гарран-Кулону идеальным примером, поскольку в ней «неограниченная свобода господствующего класса строится на рабском положении остального населения». Перед польским народом стояли те же задачи, что и перед французским, полагал Гарран: свержение монархии, уничтожение дворянства и привилегий, военное сопротивление лиге деспотических стран. По его мнению, Польша, в отличие от Франции, не смогла с ними справиться[495]. Негативное отношение к российской политике Гарран-Кулона было в равной мере обусловлено руссоистской традицией и польскими событиями 1791-1794 гг.[496] Так, следуя Руссо, Гарран заявлял, что «русские смогут жадно поглотить Польшу, но не смогут переварить»[497]. Оценивая причины поражения восстания 1794 г., вину за которое Гарран возлагал одновременно на польских вождей, и на короля, и на главную «душительницу» польской свободы - Екатерину II, публицист обращался к первому и второму разделам Польши, когда Петербург всеми силами «восстанавливал анархию», король польский, изменив присяге, принесенной республике, примкнул к Тарговицкой конфедерации, а сейм в Гродно под контролем России способствовал новому кризису[498]. Вожди польского сейма и сам король, по мнению Гарран-Кулона, являлись соучастниками развала Польши: внутренние раздоры и их алчность подточили основы государства.

Размышляя о будущем собственного сочинения, Гарран писал: «Какова бы ни была участь этой книги, она не достигнет своей цели, если не увеличит ненависти честных людей ко всем губителям и если не вызовет их гнева на подлую коалицию, что способна грабить беззащитных рабов. Она не достигнет цели, если не объяснит народам, что это соседние короли, а не свободные нации стоят на пути к их независимости»[499]. Автор пытался объяснить истинные, с его точки зрения, причины утраты независимости Польшей и оправдать позицию Франции. Разумеется, один из видных политических деятелей не мог не знать о том, какую осторожность в действительности проявляли французские власти в вопросе о помощи польским патриотам[500]. Гарран-Кулон в этом сочинении выглядит приверженцем тех же идей, которые выдвигал еще в 1791 г. Ж.-К.-И. Мейе де ля Туш, с одной разницей в том, что в 1794 г. сомнений по вопросу об оказании Францией реальной помощи полякам уже не было. Как с пессимизмом и скепсисом отмечал бывший эмигрант, вернувшийся при Директории на родину, А-.Т. Фортиа де Пиль: «Поляки, окруженные тремя воинственными и амбициозными державами, должны были позабыть о той роли, которую они играли в истории прежде, и броситься в объятья самого близкого им государя, заключив с ним разумный пакт...»[501] Но при всех переменах в Польше народ не получил свободы, а стремление попасть под ярмо более сильных соседей, по мнению бывшего эмигранта, характеризовало поляков как народ, не вполне готовый к подлинной свободе. Этим отчасти объяснялась и доминирующая позиция русских в Польше[502]. Интересно, что похожей критике подвергал поляков летом 1794 г. и Л.-А. Сен-Жюст за то, что в ходе Революции они только сменяют «одну плохую форму правления на другую» или одних «хозяев» на других[503]. Единодушие авторов столь разных политических взглядов можно трактовать и как приверженность их некоторым тезисам деятелей Просвещения (например, текстам Руссо, чрезвычайно Популярному сочинению аббата Рейналя), и как стремление к реальным оценкам происходящего на Востоке Европы: господство стереотипов восприятия России или Польши вовсе не означало отказа от трезвого расчета в политике.

И все же идея «русской опасности», существовавшая в дипломатических кулуарах, получила в этот период широкое применение и послужила одним из инструментов внешнеполитической пропаганды республиканских властей, которая становилась все более и более прагматичной: революционные лозунги в публицистике сохранялись, но только в качестве драпировки новых интересов Франции, связанных с военно-дипломатическими успехами 1794— 1795 гг.

Одним из выдающихся ораторов Конвента являлся Франсуа-Антуан Буасси д’Англа (1756-1826). После 9 термидора он входил в Комитет общественного спасения и активно участвовал в создании Конституции III года[504]. Автор нескольких литературных работ, он интересовался вопросами политики России относительно Грузии, Крыма и Украины[505]. Его выступление 11 плювиоза III года в Конвенте посвящено внешней политике и, в частности, России. Речь произносилась в тот момент, когда только что был заключен договор о третьем разделе Польши. Буасси, совершая резкие выпады против России, Англии и Австрии, обращался к депутатам, а заочно к Пруссии, напоминая отнюдь не о событиях последних войн, а о набегах варваров на позднюю Римскую империю: «Разве вы забыли о народах Севера, что разрушили Римскую империю, более мощную, более единую, чем мы сегодня? Нужно ли напомнить о набегах готов и вандалов, наводнявших всю Европу, дабы уничтожить империи?» Сделав грозное напоминание, Буасси продолжал, рисуя уже современные картины: «...вот уже шестьдесят лет Россия, грубо цивилизуя свои варварские народы, сохраняет в себе необычную мощь, прибегая к способам новейшей тактики, усмирила китайцев и основала колонии на берегах Америки, преодолела Кавказ и подчинила себе Грузию, навязала законы немалой части Персии, покорила казаков, подавила татар и завоевала Крым, разделила Польшу и, напугав Оттоманскую империю, взбунтовала Грецию и угрожает Константинополю». Буасси важно было вовлечь Пруссию во французскую орбиту, изолируя при этом Англию и Россию - «двух врагов, которых нужно исторгнуть от вселенной, тиранов, которых нужно изолировать от мира»[506].

Россия, заявлял он, умело использует противоречия своих союзников, прибегая к обману и коварным интригам, и движется к господству в Европе вот уже несколько десятилетий. Только причуды фортуны помешали Петербургу уничтожить Пруссию: «Нужно ли вновь вскрывать еще кровоточащие раны и напоминать вам о тех многочисленных батальонах, что дошли до самого Берлина и, если бы не неожиданный каприз Петра III, уничтожили бы даже само имя прусской державы. Неужели вы не видите, что честолюбивая Екатерина, расточая пустые обещания эмигрантам, разжигая гнев немецких принцев против французской свободы, успела вовлечь их в войну, которая истощит их силы, чтобы тем временем захватить Польшу и тем самым открыть себе ворота в Германию?!»

По мнению Буасси д’Англа, Россия объединяет против Франции державы, якобы поддерживая общее дело монархии, но на самом деле преследует другую цель: захватить у Франции Эльзас, Лотарингию, часть Фландрии, а затем, освободившись от всяких препятствий на своем пути, раздавить Турцию и полностью подчинить Польшу. Но у всех тиранов схожие планы. Габсбурги надеются получить Баварию и господствовать в Германской империи, а Англия желает контролировать всю морскую торговлю.

Буасси д’Англа предлагал послушать слова «воображаемой» России, как бы обращенные к Пруссии: «Сражайтесь, исчерпайте свои силы, пролейте всю свою кровь и разорите друг друга, чтобы я смогла беспрепятственно покинуть мои пустыни и выплеснуть потоки воинственного населения на ваши плодородные земли...» Из этого следовали выводы: французам необходимо сплотиться вокруг Конвента, предлагавшего способ достижения прочного мира и спокойствия, а для Пруссии наилучшим путем станет заключение мира с Францией. Время мира и спокойствия, по мнению оратора, наступает для республики, где уничтожены эшафоты, прекращены внутренние волнения и отмщена «невинная кровь»: «Опасности, пережитые нами, необходимость оградить себя от их повторения, пример грозной лиги, стремившейся вторгнуться к нам и на миг принесшей бедствия в самое сердце Франции; лежащая на нас обязанность вознаградить наших сограждан за принесенные ими жертвы, искреннее желание сделать мир прочным и продолжительным, все это заставляет нас расширить наши пределы, провести границы по большим рекам, горам и морям и тем самым обеспечить себя на столетия от любого вторжения и нападения»[507].

Буасси призывал объединить усилия для борьбы с наследниками Аттилы, дабы сдержать и остановить этот бурный поток: «Я знаю, что мне могут обоснованно возразить, что Российская империя - это колосс на глиняных ногах, что порочность разъедает ее, что рабство лишает ее всякой энергии и движущих сил, что она огромна, но большую часть ее составляют пустыни, и при таких размерах ею очень трудно управлять; что, расширяясь, она тем самым готовит свое падение и что каждое ее завоевание - это шаг к катастрофе. Я соглашусь со всем этим, но помните: этот гигант, прежде чем самому погибнуть, раздавит и вас! И падет на ваши останки, он не будет расчленен прежде, чем вы будете разорены, рассеяны и раздавлены. Датчане, Шведы, Немцы, Пруссаки, Оттоманы, подумайте: время летит, и удар будет ужасен, собирается бурный московитский поток! Аттила приближается во второй раз, и вы погубите себя, если не объединитесь, пока еще есть время на то, чтобы остановить этот опустошающий бич!»[508]

Речи, произнесенные депутатами в Париже, довольно быстро оказывались известны читателям в Варшаве[509]. Польские эмигранты-патриоты продолжали ожидать помощи от Франции. Однако сохранение нестабильного положения в Польше делало маловероятным прямое участие России в военных действиях против Французской республики и требовало участия прусской и австрийской армий в войне на польских землях, а поэтому не противоречило интересам революционной Франции.

Среди лидеров термидорианского Конвента особенно большое внимание России уделяли те его представители, которые входили в состав Комитета общественного спасения, и, прежде всего, в состав дипломатической секции Комитета[510]. Рассуждения о России, как правило, являлись частью обзоров международных отношений и различных прогнозов о завершении войны с коалицией. Образ властной и коварной Екатерины, посягающей на независимость соседних государств, был связан с мыслью о военной угрозе, исходящей с Севера. Политики прибегали к примерам античной истории: как северные варвары некогда разрушили Западную Римскую империю, так и теперь - с Севера исходит угроза молодой Французской республике.

Немалый интерес представляют сочинения одного из идейных отцов Революции Эманнюэля Жозефа Сийеса. Сийес, избранный в марте 1795 г. в Комитет общественного спасения, возглавил его дипломатическую секцию, и его идеи о целях революционной войны получили отражение в сочинениях и документах Конвента 1794— 1795 гг. В III году в политических взглядах Сийеса доминировала идея защиты национальных интересов. По его мнению, мир был необходим Французской республике с тем, чтобы обеспечить и ее безопасность, и преемственность принципов Революции. Новая Франция могла выстоять только в мирной Европе, окруженная зависимыми от нее республиками, разделяющими те же принципы или же дружественно настроенными монархиями[511]. Современный исследователь творчества Сийеса А. В. Тырсенко обнаружил среди документов политика «Обзор отношений Французской республики с Европейскими державами»[512]. В этом сочинении были не только намечены основные принципы внешней политики Франции на долговременную и короткую перспективу, проводившиеся в жизнь Комитетом общественного спасения в III году, но и назывались страны, дружественные и враждебные Французской республике. С географической точки зрения в число дружественных для Франции были отнесены Скандинавские страны, Турция, США, Испания, а с точки зрения покровительства слабым странам - малые государства Германии и Италии. В число врагов, помимо держав, с которыми Республика вела войну (Англия, Австрия, Пруссия, Испания, Голландия, Неаполь), Сийес помещал и Россию за ее враждебность к Революции (наряду с Тосканой, Римом и Португалией). Россия изображалась им как «агрессивное» государство.

Сийес заявлял, что продолжение войны не приведет к крушению деспотизма в Европе, так как общественное мнение не в состоянии спровоцировать революционные «взрывы», подобные французским событиям. Причина этого состояла как в масштабности произошедших во Франции изменений, так и сопровождавших их эксцессах. Только отказавшись от революционной войны, полагал Сийес, утвердив мир в Европе и укрепив республику, можно способствовать постепенному распространению новых идей и «духа свободы». В дальнейшем он развивал свои внешнеполитические идеи в документах, подготовленных для Комитета общественного спасения. В них предполагалось, что Пруссия должна приобрести лидирующее значение в Германском союзе вместо Австрии и стать морской державой, чтобы вместе со Швецией и Данией создать противовес Англии в Северном море и России на Балтике. Пруссия в проекте Сийеса должна была содействовать восстановлению Польского королевства, но во главе с прусским принцем: восстановленная Польша, по замыслу Сийеса, сыграла бы роль надежного барьера против проникновения России в Центральную Европу[513].

Знаменательно, что эти и другие идеи Сийеса, в том числе и о России, разделял и другой известный лидер Конвента - Ж.-Ж. Р. Камбасерес. От лица Комитета общественного спасения, он выступил 3 марта 1795 г. с докладом о политическом положении Французской республики в Европе. «Торжествующая республика готова лететь к новым победам, но желает мира. Республика хочет всеобъемлющего мира, так как она может навсегда обеспечить спокойствие и счастье для всех на свете... - заявлял Камбасерес и обращался к анализу политики ведущих европейских государств, - Англия продолжает стремиться к морскому господству; Австрия и Россия еще договариваются о том, как распространить свое господство на всем континенте...» Вокруг этих «хищных» государств - Англии, Австрии и России, утверждал Камбасерес, будучи обольщены, подкуплены или парализованные чувством ужаса, сплотились и остальные страны, ставшие невольными противниками Французской революции[514]. Очевидно, что главной целью выступления было не разоблачение замыслов венского и петербургского дворов, а подготовка почвы для заключения мира с прусским королем. Анализируя выступления лидеров термидорианцев необходимо помнить и о той внутриполитической обстановке, что сложилась к весне 1795 г. Положение Комитета общественного спасения было неустойчивым, борьба за господство в Конвенте, которая становилась теперь борьбой за политическое существование, подталкивали дипломатов к более решительным шагам. В феврале мир заключен с Тосканой, 5 апреля в Базеле мирный договор был достигнут с Пруссией, в мае подписан договор с Батавской республикой, в июле - с Испанией.

В атмосфере политических, социальных потрясений и военных конфликтов, прогрессистский миф о России, прочно связанный во французском сознании с мифом о Петре I, обернулся своей противоположностью, так как появился текст, впоследствии получивший название «Завещание Петра Великого». Этот новый миф, в котором отразились чувства вражды и страха перед «угрозой с Севера», на поверку оказывался не таким новым. Изучение «Завещания» имеет давнюю историографическую традицию. В настоящее время генезис данного апокрифического сочинения достаточно хорошо изучен[515].

Всестороннее многолетнее изучение текста, созданного польским эмигрантом Сокольницким, впервые опубликованного в известной книге Лезюра (1812 г.)[516], привело ученых к мысли о том, что они имеют дело с фальшивкой, созданной в эпоху Революции конца XVIII в. в среде польских эмигрантов во Франции. В классических исследованиях Симоны Блан (1968 г.), Элен Журдан (2004 г.), С. А. Мезина (2003 г.) достаточно подробно, на основе обширной дипломатической переписки и публицистики проанализировано «Завещание» с точки зрения проявлявшихся в нем «постоянных мифов» о России, существовавших в общественном мнении Европы конца XVIII и середины XIX в.[517] Остановимся чуть более подробно только на влиянии, которое идеи из «Завещания» оказали на внешнеполитическую концепцию Директории. Если резюмировать основные идеи памфлета, содержащего «план увеличения России», якобы разработанного Петром I, - это идея о русской военной опасности, нависшей над Европой и над всем миром. По мнению автора, «Французская революция и революция в Польше должны нанести смертельный удар по планам Петра I», дабы ее предотвратить. По словам автора, план царя был добыт в русских архивах, захваченных в 1794 г. в Варшаве. Третий раздел Польши, уничтоживший ее как самостоятельное государство, был политическим импульсом, вызвавшим к жизни «Завещание»[518]. Отметим, что появление «Завещания» связывали и с именем авантюриста д’Эона, добывшего этот апокрифический текст в 1756-1757 гг.

Директория оставила материалы Сокольницкого без внимания в 1797 г., однако в 1799 г. идеология «русской опасности» оказалась более востребованной. Именно тогда французский МИД начал активно муссировать те же идеи, которые суммированы в «Завещании», и разрабатывать конкретные планы по противодействию росту русского могущества[519]. Но только во времена наполеоновской Империи «мифический план Петра I» оказался удобным средством для обработки французского и европейского общественного мнения в условиях подготовки и проведения войны с Россией. Как предполагают, небольшой текст Сокольницкого был отредактирован Наполеоном и включен по его приказу в книгу Лезюра «О росте русской державы от ее возникновения до начала XIX в.»[520]. Этот текст в 6-й главе сочинения Лезюра в полной мере отражал общественные настроения 1790-х гг. Во-первых, наследники Петра I не должны пренебрегать какими-либо средствами, «чтобы придать русскому народу европейские формы жизни и обычаи, и с этой целью приглашать из Европы различных людей, особенно ученых», во-вторых, «поддерживать государство в системе непрерывной войны, для того чтобы закалить солдата в бою и не давать народу отдыха», в-третьих, «всевозможными средствами расширять свои пределы к северу, вдоль Балтийского моря, и к югу, вдоль Черного моря». Кроме того, авторы «Завещания» вкладывали в уста императора слова о необходимости заинтересовать Австрийский дом в изгнании, турок из Европы и под этим предлогом достичь Константинополя, а также о необходимости сохранения анархии в Польше и дальнейшего покорения этой страны, торгового союза с Англией. По мнению автора текста, русский царь желал войны с Персией и продвижения русских войск до Персидского залива в целях «восстановления прежней левантской торговли через Сирию». Русские монархи якобы должны вмешиваться, «силою или хитростью, в распри Европы, особенно Германии», спровоцировать «распрю» Франции и Австрии, которая выльется в общеевропейскую войну. В обстановке всеобщего конфликта к России за помощью будут обращаться то та, то другая из держав, и, обессилив друг друга, она для вида должна будет поддержать Габсбургов. Когда войска России углубятся в Германию, из Азовского моря и Архангельска якобы выйдут два значительных флота, в Средиземном море и океане они высадят десант «этих кочевых, свирепых и жадных до добычи народов, которые наводнят Италию, Испанию и Францию»; одну часть их жителей истребят, другую уведут в неволю в сибирские пустыни, а остальных лишат возможности «свержения ига». Следом за

чем «северные варвары» покорят и остальную Европу[521]. Как показал С. А. Мезин, автор «Завещания» уловил многие тенденции русской политики и связал их с Петром I, руководствуясь выработанным в XVIII в. стереотипом: новая Россия - творение Петра I. Более всего в «документе» просматриваются внешнеполитические интересы Франции и Польши. Автор «Завещания» не был знатоком внешней политики Петра I, из-за чего в тексте имеется целый ряд ошибок[522].

Вступивший в должность министра внешних сношений в июле 1797 г. Ш.-М. Талейран к лету 1798 г. пришел к выводу, что Россия, с которой нет официальных дипломатических отношений, «на протяжении семи лет закрыта для наших взоров, нам недостает самых необходимых сведений о ее внутреннем положении, о мнении ее двора, об интригах»[523].

Талейран не собирался выжидать присоединения России ко Второй коалиции, дабы заявить о «разрушающей силе» России и начать выработку мер по противодействию этой силе на континенте. Россия привычно объявлялась одним из наиболее опасных, хотя и отдаленных географически противников революционной Франции. Талейран, как впрочем и многие его современники, был убежден в несовместимости республиканской формы правления во Франции с «абсурдным деспотизмом русских»[524]. Несмотря на предложение союза с Россией, автором которого выступил один из дипломатических агентов - некто Гютен, Талейран обличал русскую систему «цезарепапизма», унизительное ярмо восточного типа, запятнанное жестокостью и беззаконием, изображая царскую монархию как режим чрезвычайно опасный и сильно отличающийся от монархии в европейском стиле. В докладе 10 июля 1798 г. Директории Талейран, вероятно, использовал текст, положенный в основу «Завещания Петра», хотя и не придерживался плана этого апокрифа. «Среди дворцовых революций, что так часто следуют одна за другой в России, судьба империи, кажется, постоянно сводится к политической системе увеличения, датируемой временем правления Петра I, - отмечал министр, - многочисленные и подтверждающие [эту мысль] факты доказывают современные устремления русской империи»[525]. Одним из наиболее весомых доказательств был новый договор о торговле с Англией и совместные маневры русского и английского флотов. Талейран утверждал, что «между шведами и русскими всегда имеются семена гнева, который разделяют и правительства этих стран» (сравнить с п. 4 «Завещания»: «Поддерживать в Англии, Дании и Бранденбурге недоброжелательство к Швеции, вследствие чего эти державы будут сквозь пальцы смотреть на захваты, которые можно будет делать в этой стране, и на окончательное ее покорение»[526]). Министр сохранял уверенность, что, несмотря на Ясский мир, урегулировавший отношения между Россией и Оттоманской империей, «первая не отказалась от своих планов относительно второй», а русский царь надеется реализовать честолюбивый «греческий проект», чтобы в конечном итоге занять Константинополь. Эта мысль министра также совпадала с одним из положений «Завещания» (сравнить с п. 5[527]). Талейран предлагал план будущей войны с Россией: «В настоящий момент нельзя размышлять о том, чтобы направить против России усилия ее соседей. Польши более не существует. Швеция, когда мы восстановим в ней все наше прежнее влияние, не может быть приведена в действие одна без поддержки каким-либо еще наступлением. Мы еще очень далеки от надежды, что Пруссия пожелает связать свое дело с нашим и будет рассматривать наших врагов как своих. Россия без собственных колоний и торговли едва ли может быть подвергнута нападению со стороны государства, не имеющего с ней общих границ. При всем блеске нашего флота, у нас нет и мысли о проникновении на Балтику и вглубь Финского залива. Экспедиция против Архангельска стала бы более легкой в том случае, если бы Северное море не контролировалось почти полностью нашими врагами»[528]. Подчинение Египта Франции может стать тем единственным путем, по которому можно угрожать непосредственно самой России, полагал Талейран. Если Бонапарт укрепится в Египте, писал министр, то он сможет направить часть своих сил против англичан в Индию. Кроме того, восстание в Ирландии заставит Англию оставить позиции в Средиземноморье, а следовательно, исчезнут препятствия, не позволяющие французскому флоту войти в Черное море и объединиться с турками. После объединения флотов Франция в виде компенсации за присоединенный Египет поможет туркам отвоевать Крым, который для них представляет больший интерес[529].

Ослабление военной мощи России, лишение ее флота министр относил к числу стратегических задач: «Разрушение Херсона и Севастополя стало бы одновременно справедливой местью за безумное неистовство русских и лучшим средством для успеха на переговорах с турками, дабы получить от них все, что могло бы укрепить наше положение в Африке»[530], - полагал Талейран. Новый «восточный барьер», идея которого витала в дипломатических кругах Директории, должен был возводиться не против Габсбургов, как прежде, а против России, призванный защитить цивилизованную Европу от «наводнения варварами». По мысли творцов этой концепции, Франция должна окружить себя державами, способными удерживать в своих пределах поток, который угрожает разлиться по Европе, сдерживать рост Российской империи, которая неизбежно должна погибнуть из-за своего собственного расширения, но останки которой могут «раздавить Европу»[531]. Вступление России в открытое военное противостояние с Францией позволило без оговорок включить ее наряду с Австрией и Англией в число «непримиримых врагов республики»[532].

Совсем с иных позиций, овеянных демократическими лозунгами 1789 г. и характерных скорее для политической атмосферы Франции 1793 г., чем 1798 г., иногда выступали те публицисты, которые, опасаясь возможных репрессий со стороны действующих властей или той партии, что способна одержать верх в очередном политическом перевороте, сохраняли анонимность. Встречались и такие известные политические деятели Франции, которые, оказавшись в эмиграции, не были приняты ни роялистами, ни при королевских дворах, но не считали свою игру оконченной. К числу последних как раз и относился генерал Ш.-Ф. Дюмурье, герой битвы при Вальми и бывший министр Людовика XVI, с 1793 г. вынужденный скитаться по разным странам. Его перу принадлежит памфлет с лаконичным названием «Умозрительная картина Европы» (1798 г.)[533]. Как заявлял автор, к выпуску этого сочинения его подтолкнуло важнейшее событие всего века - заключение мирного договора Франции со Священной Римской империей в Кампо-Формио и начавшийся с этого момента процесс передела сфер влияния и даже судеб ряда государств. Свою критику политики петербургского кабинета Дюмурье комбинировал с собственными же прогнозами о результатах начавшегося в декабре 1797 г. в Раштадте международного конгресса, где речь шла об урегулировании отношений между Францией, Австрией, Пруссией и мелкими германскими государствами. Как заявлял генерал, положение России в Европе предопределялось политической и военной доктриной скончавшейся Екатерины II, и, помимо некоторых успехов в Речи Посполитой, она не могла гарантировать империи значительных успехов, если не считать таковым хорошее «реноме» лично для императора Павла I: Исполнив свой замысел, отвлекая и занимая Пруссию и Австрию войной против Франции, она сочла этот момент благоприятным, чтобы завладеть остальной частью Польши. А это, в свою очередь, подтолкнуло Пруссию уже к заключению мира с Францией, дабы [успеть] принять участие в этом захвате, равно как и Австрию, что затем и подорвало амбиции российской императрицы.

Отступничество прусского короля нанесло смертельный удар по коалиции. Россия становится еще более хладнокровна к всеобщему интересу и довольствуется тем, что снабжает эмигрантов небольшой субсидией. С тех пор ее преемник благородно оправдал эту политическую преданность дому Бурбонов, предоставив почетное убежище наследнику несчастного Людовика XVI и вознаградив выгодным учреждением упорное мужество армии Конде и добродетель этого принца, что принесло ему уважение всей Европы и даже самых ярых французских демократов. Но такое поведение России имеет ту же судьбу, что и все половинчатые меры; оно принесло больше вреда, чем пользы. Французская революция обрела более последовательный характер, а Россия утратила влияние, которое она могла оказать на всю остальную Европу путем присоединения внушительных сил к коалиции против Франции или сохраняя силы для выступления в роли внушительного посредника»[534].

Предвидя неизбежное после новых военных и дипломатических триумфов Директории 1798 г., «торжество революционного духа» в разных странах, включая даже Турцию, и новое восстание за независимую Польшу, которое готовы поднять прошедшие «школу Бонапарта в Италии» польские патриоты, бывший революционный генерал не останавливался в своих смелых ожиданиях. По его мнению, следующие синхронные удары по Российской империи нанесут Персия со стороны Азии и Швеция на Балтике, вторгнувшись на окраины страны, в то время как французы со стороны Константинополя атакуют Крымский полуостров. Ограничившись такой несложной аргументацией, Дюмурье делал вывод: «Деспотизм, изнемогая, уступит демократии, и эта колоссальная империя не проживет дольше одного века». Таким образом, Россия в текущий момент не может иначе упрочить свое положение и продлить существование своей государственности в теперешних границах, иначе как только после провала конгресса и начала новой всеобщей войны в Европе против общего врага - революционной Франции. Бывший министр иностранных дел Дюмурье в своей полемической оценке российских планов совершил несколько ошибок, что было неудивительно в рамках сочинения «на злобу дня». Чрезвычайно преувеличенные надежды на действия «польских патриотов», вероятно, были связаны с его личным опытом участия в польских делах еще в 1770-х гг. и недостаточно хорошим знанием положения дел в разделенной Речи Посполитой. К тому же он неверно оценил планы Парижа, который уже в апреле 1798 г. подготовил армию и флот к экспедиции в Египет, а не планировал аналогичные военные предприятия в отношении причерноморских владений России. Находившийся в вынужденной эмиграции политик в самом деле имел «спекулятивный» взгляд на Россию и во многом воспроизводил циркулировавшие в печати слухи относительно актуальных событий. Что также представляет интерес, поскольку аналогичными же слухами была переполнена французская печать[535].

В самый разгар военных действий между Францией и Второй коалицией появился памфлет швейцарского республиканца Форнеро под названием «Взгляд на современное состояние России...»[536]. Форнеро прибегал также как и Дюмурье к языку лозунгов II года республики и предсказывал, что кампания 1799 г. должна завершить семилетнюю «кровавую и славную борьбу республиканцев против королей»[537]. Основное содержание памфлета было посвящено развитию цивилизации в России, но важное место в системе представлений Форнеро занимала трактовка сил, приводящих российский «колосс» в движение. По мнению публициста, причиной отправки Павлом I войск в Европу послужило его «честолюбие», которое подпитывалось «гинеями Питта» и льстивыми речами эмигрантов. Реалистичное объяснение похода Суворова несколько отличалось от трактовки завоеваний Екатерины II. Напомним, что, по мнению ряда просветителей и некоторых деятелей Революции, царица в своей страсти к завоеваниям была движима врожденными «честолюбием» и «спесью», а своих подданных она якобы вдохновляла обещанием новых плодородных земель в соседних Турции и Польше[538].

Поэты революционного времени, игравшие в формировании общественного мнения весьма значительную роль, не отставали от прессы и публицистов. Их поэтические репрезентации России обычно принимали вид пространных аллегорий, с участием воображаемых персонажей, античных богов, где империя царей оказывалась в некоем вневременном и полумифическом пространстве. В стихах писали то, что сложно было изложить в прозе, жанр определял смысловое поле и расширял границы допустимого. Поэтический памфлет П. Галле «Державы Европы перед судом Истины, поэма в трех песнях», увидел свет в 1799 г.[539] Перед судом богини Истины должны были предстать все государства Европы, Франция, республики-сестры, нейтральные и враждебные державы. В итоге этого аллегорического «конкурса» победительницей признается Франция, награду получают ее верные союзники, а державы коалиции оказываются на краю пропасти и в ярости посылают угрозы и проклятья в адрес торжествующих французов. В этом пропагандистском сочинении образы стран изменяются, Россия предстает сначала самостоятельной грозной империей, пугающей соседей и желающей с помощью завоеваний изменить свою судьбу, а затем вдруг - нелепым второстепенным союзником Англии, который не способен выступить даже с самостоятельной речью перед Истиной и во всем доверяется коварным англичанам:

Гримасой лживого сиянья искажен державы образ,

По глупости своей, надменная Россия,

Показывает всем повязку тирании.

Читаем там: одна я обладаю абсолютной властью!

И самолюбие ей курит фимиам, к несчастью.

Туманным облаком невежества объятый,

Воссел с Россией рядом деспотизм проклятый,

Что изготовил связки из оков уж новых:

Цепей железно-золотых[540].

В речах «лживой» Англии, предлагающей себя богине Истины в роли победительницы, акценты уточняются:

Второе место надлежит занять прославленной России.

Отринув тьму веков, империи успешной,

Соседей славу удалось стереть поспешно.

И в торжествах побед великолепье Норда созидать!

И смело поддержав порыв мой благородный,

К защите прав Европы она примкнула гордо.

Гармонию и мир восстановить желает,

Анархии гнездо столь смело поражает.

Воспламененных стран, увидим очень скоро,

Несчастий череду и сонм кровавых споров.

Стремления ее повсюду благотворны,

Ветвь лавра ты присудишь ей - бесспорно![541]

В комментариях к поэме Галле раскрывает «честолюбивые» планы императора Павла - «главного противника революции» и оптимистично прогнозирует великолепный успех Франции: «Система всеобщей монархии, созданная Петром I и постоянно поддерживаемая Екатериной II, привела к катастрофическим войнам и нашествиям, которые происходили во времена их правления на Севере и на Востоке. Павел I, более деспотичный и не менее честолюбивый, чем его мать, в тот момент, когда он смог поставить всю Европу под свое иго, приложил большие усилия, чтобы уничтожить великие державы, напав на одну и истощив других. Его амбиции, несомненно, будут иметь смешанные последствия для Европы, если Франция со своими силами не выступит в роли ее гаранта. Только она спасет от падения те самые страны, которые в бреду объединились со своим врагом, чтобы сокрушить ее же»[542].

Если приближенные к властям Франции писатели тиражировали клишированные негативные и критические стереотипы о Российской империи, видоизменяя их под актуальную повестку 1799 г., то представители другой влиятельной политической группы вдохновляли общественное мнение иными способами. Автор, по-видимому, относившийся к ближнему окружению будущего первого консула генерала Бонапарта, в сочинении «О якобинизме англичан на морях и о средствах одержать над ними верх. К нейтральным нациям от автора, сохраняющего нейтралитет» (1799 г.)[543] видел в Российской империи вовсе не воображаемую угрозу и реального врага, а гаранта свободы морской торговли, способного уравновесить чрезмерное влияние усилившейся Англии. «Когда император Павел начал править Россией, - полагал автор памфлета, - он имел великую и славную цель, и это была защита торговли нейтральных стран и свобода прав для всех на использование океанических просторов, но против своего собственного характера, естественно склонного к крупным замыслам, он потерял интерес к этому великому проекту ради достижения одной малой цели. Он вступил в коалицию с Англией, чья политика состояла в том, чтобы использовать его же в своих собственных целях и превратить его против его желания в орудие разрушения. Его искренность и отсутствие всякой подозрительности и подготовили ту западню, в которой он оказался. Если коалиция одержала бы победу и Франция была бы завоевана, важность России как морской державы была бы поглощена вместе с ней, ее флот тогда не имел бы более никакой пользы и Павел мог бы передать его целиком английскому правительству. Это правительство позаботилось бы, чтобы французский флот никогда не смог возродиться и тогда все малые флоты Севера оказались бы словно узники под его стражей»[544]. Нетрудно заметить, что автор старательно избегал прямого намека на известный вопрос об острове Мальта, захваченном французами в июне 1798 г., который и послужил одним из факторов вступления России во Вторую антифранцузскую коалицию.

Воздав должное мудрости Екатерины II и ее министров, воплотивших проект «вооруженного нейтралитета», автор призывал русского царя следовать не мудрым и дальновидным проектам Петра I: «Все коалиции начинаются с интриг и завершаются полным провалом. Жалкие и мелкие государства Германии могут продаваться и покупаться, словно скотина на ярмарке, в качестве самооправдания они могут объявить себя ничтожными, но Россия должна питать иные чувства. Петр Великий презирал бы интриги коалиций, он был бы весьма неприятно поражен тем, как Франция прилагает усилия, создавая их, вместо подобных заговоров, мешающих ее процветанию, ей необходимо оставаться непоколебимой и являться предметом восхищения. Отчего бы Павлу, который желает подражать и превзойти его, не сделать бы то же самое?»[545]

Такое комплиментарное отношение к Павлу, к памяти Петра I на фоне постулируемого дипломатами, агентами и ангажированными публицистами Директории клише об «угрозе» со стороны России и одновременно о ее состоянии полного истощения выглядело чрезвычайно свежо и необычно. И внимательный наблюдатель уже мог предугадать, что в одной из влиятельных групп политиков сложилось иное понимание приоритетов внешней политики республики и иное отношение к России.

И только осенью 1799 г. страх, охвативший Францию перед лицом иноземного вторжения и возвращением Бурбонов, сменился всеобщим вздохом облегчения после получения реляций о решительных победах французских войск в Швейцарии и Голландии и расхождении дворов Вены и Петербурга в вопросах ведения войны. Тем временем, для нового государственного переворота в Париже с участием армии все было практически подготовлено и утратившему остатки популярности режиму Директории, несмотря на все усилия талантливых пропагандистов, оставалось просуществовать считаные недели.

Для сравнения системных изменений, которые происходили в восприятии России политической элитой Франции, необходимо обратиться к материалам первых месяцев правления Наполеона Бонапарта. Русская тема звучала весьма заметно, предлагались новые неординарные пути взаимодействия с этой «державой Севера». От первого консула Бонапарта и его окружения, считавших заключение союза с Россией важнейшей задачей, требовалось склонить общественное мнение в пользу подобного изменения внешнеполитического курса. Важным моментом в этой пропагандистской кампании стала публикация программного сочинения «О состоянии Франции в конце VIII года»[546]. Собственно, составителем и автором этого текста, к которому, видимо, также приложили руку Талейран и Бонапарт, был известный дипломат Александр Морис Блан де ля Нёт д’Отерив (1754-1830). Революция не помешала его карьере профессионального дипломата: бывший дворянин д’Отерив проделал огромный путь от рядового служащего до одного из первых лиц в официальной иерархии империи. После работы в Оттоманской империи и миссии в Яссах он исполнял обязанности консула в Нью- Йорке. Вернувшись в годы Директории, он занимал в министерстве иностранных дел важную должность начальника отдела «южных стран», а затем стал государственным советником и хранителем архива, являясь, по выражению Ж. Тюлара, «серым кардиналом» при Талейране[547]. Временно исполнявший обязанности министра д’Отерив и написал сочинение «О состоянии Франции в конце VIII года», содержавшее апологию внешней и внутренней политики первого консула[548]. Главными событиями, определившими судьбу Европы в уходящем столетии, д’Отерив считал возникновение Российской империи, вступление Пруссии в ранг великих держав и развитие колониальной системы во всем мире. Таким образом, с первых же строк автор выказывал особый интерес к России. Свой мемуар д’Отерив начал с общей оценки петровских реформ. Не желая преувеличивать или преуменьшать роль Петра в русской истории, он признал большое значение человека, дерзнувшего создать империю по западному образцу в стране, наполовину состоящей из «пустыни», населенной рассеянными и полудикими народами, но при этом осторожно критиковал царя-реформатора за неразборчивость в средствах и отмечал поспешный характер его реформ. Ведь в конечном итоге, отмечал публицист, выбор средств при проведении преобразований в стране чрезвычайно важен, и неразборчивость в них не замедлила сказаться на результатах. Успех петровских реформ, по мнению д’Отерива, был частичным и виной тому отчасти послужило «нетерпение гения» императора, который, вводя новые порядки, одновременно с этим желал пользоваться и результатами реформ. Естественным следствием преобразований начала XVIII в. в России стало два независимых процесса: развитие государства происходило отдельно от процесса цивилизации, полагал д’Отерив. Уже при наследниках Петра страна, оставаясь позади всей европейской цивилизации, начала использовать в дипломатии те же самые методы, что и другие государства, и заставила принять себя в систему международных отношений Европы. Активное вмешательство России в дела на континенте изменило систему союзов, существовавшую со времен Вестфальского мира, и дало новый повод для оживления всех противоречий и застарелых конфликтов, издавна разделявших Европу. Дипломат рассматривал Россию как равную по могуществу своей стране державу и разъяснял, при каких условиях она может стать союзницей Франции. Д’Отерив доказывал, что у его соотечественников нет оснований для страха перед «русской угрозой»: «Франция, быть может, единственная страна, которая не имеет никакого повода бояться Россию, не имеет никакого интереса желать ее упадка, никакой причины чинить препятствия ее успехам и процветанию»[549]. Д’Отерив утверждал, что, отказавшись от своих экспансионистских планов, Российская империя может с успехом участвовать в решении общеевропейских вопросов. Некоторые из своих мыслей Отерив излагал в виде советов российскому императору, предлагая, например, заменить помпезную надпись на триумфальной арке в Херсоне, выгравированную льстецами Екатерины и гласящую: «Дорога, ведущая в Константинополь», на другой, более славный и разумный девиз: «Силы этой империи не будут служить отныне ее увеличению, но будут служить управлению ею». Восхваляя таланты Павла I, дипломат замечал, что самым мудрым решением для него было бы разделить свое государство на две части, одна из которых была бы ориентирована на страны Азии, другая - на европейские государства. Решившись на такую реформу необъятной самодержавной монархии и «подражая в этом примеру одного из мудрейших государей римской империи», и Павел I мог бы создать на месте колоссальной, но плохо управляемой империи два великих государства: «Две самостоятельные империи, которые, будучи объединены интересами близкого соседства и теми чувствами, что внушает общее происхождение, будут независимо друг от друга развивать и лелеять: первая - все ростки того процветания, которое может обеспечить обилие благотворного солнца, торговля с народами Азии через Персию и караванное сообщение с Китаем; а вторая - все те начала, что обеспечивают богатство и мощь приморских народов в Европе. Каждая из этих империй будет иметь собственную столицу: одна - Москву, другая - Петербург. Первая непосредственно завяжет торговые отношения с наиболее могущественными народами одной из самых богатых и самых промышленно развитых частей света; ее отношения с европейскими странами будут непрямыми и, таким образом, прибыль [от торговли] она будет делить со второй [империей], которая, в свою очередь, через море, порты и континентальные границы будет поддерживать отношения с политической и торговой системой Европы. Две империи меньшего размера [по сравнению с нынешней] и гораздо более прочные в своих основах будут быстрее продвигаться по тому грандиозному пути развития, который сама природа открывает всем новым империям. Это великое поприще окажется более четко очерчено, и они яснее увидят ту цель, к которой стремятся, и станут меньше возбуждать зависть и опасения у своих соседей»[550].

При существующей же диспропорции территории и населения российская политика, по мысли д’Отерива, будет носить столь же переменчивый и ненадежный характер, как и сами основы ее нынешнего могущества. Со своим постоянным желанием увеличивать территории то на Западе, то на Юге Россия всегда будет держать в напряжении европейские страны, а следовательно, и сама не сможет присоединиться к международной системе Европы и в известной степени обречет себя на изоляцию. Получив же «правильную федеративную систему», проводя политику мира и занимаясь внутренними делами, Россия станет важным фактором европейского баланса сил, полагал д’Отерив: она «будет поддерживать равновесие на севере, тогда как Франция обеспечит его на юге, и их согласие укрепит баланс сил во всем мире»[551]. Нельзя не заметить, что дипломат тактично обошел очень важные темы. Например, он ничего не сказал о таком важном факторе, во многом определявшем образ России в глазах европейцев того времени, как крепостное право, обходя его молчанием, д’Отерив отступал от существовавших стереотипов. В то же время, неоднократно повторявшийся совет русскому правительству оставить планы дальнейших завоеваний ради того, чтобы посвятить все силы прогрессу цивилизации в собственных обширных владениях, часто встречался у французских авторов и накануне 1789 г. И радикальная, на первый взгляд, идея разделения России на два независимых государства быстро утрачивает свою радикальность, если вспомнить, например, о предложениях Вольтера и Дидро перенести столицу из Петербурга в Азов или Москву[552]. Д’Отерив не мог скрыть своих опасений относительно российской политики территориальной экспансии и прямо проводил параллели между современной ему Россией и Римской империей. И, хотя эти аналогии носили достаточно нейтральный характер, все же упоминание о Риме, подорвавшем свои силы политикой завоеваний, задавало определенную тональность построению образа России[553]. В стремлении обосновать естественность союза Франции и России, д’Отерив обращался к истории. Он неоднократно напоминал, что Россия, не имеющая с Францией общих границ, не может нанести ей непосредственного вреда, однако приводил и ряд известных примеров вмешательства «северного колосса» в дела на Европейском континенте. По мнению дипломата, вступление России в Семилетнюю войну, а затем в войну против Франции на стороне Второй коалиции не отвечало интересам самой России, а стало следствием интриг лондонского кабинета. И в интересах самой Российской империи как можно быстрее отдалиться от союза с Англией, чтобы вступить в новый альянс, гораздо более выгодный, долговечный и полезный не только для сиюминутных интересов кабинета Павла I, но и для длительных перспектив установления мира и согласия в Европе.

* * *

Анализ революционной публицистики за 1792-1799 гг. позволяет говорить о том, что в этот период внешнеполитические стереотипы формировались усилиями официальной пропаганды, реагировавшей на быстро менявшуюся международную обстановку. Со времени провозглашения республики во Франции Россию чаще стали изображать как страну, чьи завоевательные планы простираются далеко за пределы ее границ, господствует деспотизм, погрязший в невежестве народ влачит рабское существование, находясь под властью светской тирании монарха, дворянства и под гнетом религиозных предрассудков. Обращения общественных деятелей и писателей к России от Робеспьера до Талейрана были обусловлены сиюминутной политической конъюнктурой, нежели свидетельствовали о глубоком интересе к русской действительности, истории и культуре страны. До известной степени это было обусловлено вниманием к теме развития цивилизации в России просветителей. Тексты французских философов, английских путешественников, посвященные России, часто использовались для подходящих примеров. Однако отношение ораторов и вторивших им журналистов к авторитетным текстам о России не отличалось принципиальностью[554].

Государственные деятели, независимо от их политических взглядов и идеалов, видели в лице Российской империи потенциального противника, а поскольку журналисты на протяжении нескольких лет наблюдали за развитием событий в Восточной Европе, то и Россию воспринимали в связи с ее ролью в разделе Речи Посполитой. Симпатии к свободолюбивым полякам во французском обществе сохранялись, однако, теперь наблюдатели не склонны были идеализировать традиции «шляхетской вольности», польским повстанцам отказывали в реальной помощи. В этом отношении наиболее показателен пример Гарран-Кулона, предрекавшего провал русским планам присоединения Польши, но при этом критически оценивавшем прежние польские политические традиции.

Конвент активно занимался пропагандой революционной войны с коалицией в республиканской армии. В антимонархических памфлетах французы призывались на бой с «коронованными тиранами» Европы. Перед лицом военной угрозы в стремлении создать образ врага представления французов о реальном состоянии России искажались, происходил переход от «мифологизированного» восприятия России к восприятию, пронизанному политической идеологией: республиканская Франция сравнивалась с античной демократией, а на Россию переносились черты азиатской деспотии. Русским приписывалось попеременно то «северное варварство», то «азиатский деспотизм», а части света, таким образом, благодаря идеологии приобретали новое значение в политической мифологии. Вполне закономерным было появление в среде политической элиты «Завещания Петра Великого», в котором была представлена российская внешнеполитическая доктрина, трактовавшаяся как реализация замыслов Петра I. Идеи, содержавшиеся в «Завещании», находили отражение в публицистике конца 1790-х гг. По мере приближения к военному конфликту 1799 г. идеология русской опасности становилась все более востребованной, и в роли главного идеолога создания нового «восточного барьера» против России выступил Талейран.

Поход русской армии под командованием А. В. Суворова будут сравнивать с вторжением новых «варваров», усилиями пропаганды конфликт Франции и Второй коалиции представлялся как борьба «цивилизации» против «варварства», республики против ее российского «антипода». «Русская угроза» тесно вписана в контекст внутриполитических споров 1798-1799 г.: неоякобинцы утверждали, что с помощью русских во Франции может вновь оживиться «вулкан Вандеи» и возвратятся Бурбоны, радикальные критики Директории от имени воображаемых «русских» обличали режим и призывали к восстановлению свободы. Одновременно Петербург обвиняли в безвольности и преклонении перед Британией, а набиравшая силу анонимная публицистика о франко-английских противоречиях, наоборот, предлагала задуматься о союзе с Россией, чтобы одолеть могущество Англии. Это направление мысли получило блестящее развитие в эпоху, начавшуюся во Франции с 18 брюмера. Накануне же этой важной даты единства мнений в среде политиков относительно взглядов на Россию не наблюдалось. Памфлетисты 1799 г. еще не смогли выработать новой концепции или видения внешней политики Российской империи, а внимание революционных элит было все еще прочно приковано к основным персонажам российской монархии.

§ 2. От Екатерины II к Павлу I. Российские монархи в зеркале публицистики

Выработанный мыслителями Просвещения миф о «Минерве», «Семирамиде Севера», как часто именовали Екатерину II, на протяжении предреволюционных десятилетий олицетворял надежды на воплощение их идей в далекой и обширной стране. До определенной степени этот идеальный образ правительницы существовал за счет противопоставления «вырождавшейся в деспотизм» французской монархии. Однако 1789 г. и последовавшие за ним события, окончательно лишившие сакрального покрова тысячелетнюю монархию, способствовали развенчанию образа просвещенной «северной Минервы», объявляя ее «ошибкой» или «заблуждением» философов».

Образ России читателями политической литературы воспринимался через призму личности ее правителей. До 1789 г. самым известным государем в Европе оставался Петр I, а по мере роста интереса к более актуальным событиям увеличивалось и внимание к фигуре Екатерины II. В подавляющем большинстве сочинений о России она упоминалась непосредственно, и заметно реже упоминались ее фавориты, генералы и чиновники. Такая диспропорция в условиях стереотипного восприятия России обусловливала жесткие внешние контуры образа страны и являлась одновременно причиной и следствием сохранения клише о приписываемых россиянам «варварстве», «деспотизме» и «рабском характере». Публикации о мнимых восстаниях или заговорах против власти императрицы оказывались обыкновенными слухами.

В связи с этим нужно отметить и те серьезные сдвиги, что происходили в общественном мнении Франции. Негативное отношение общественного мнения к эмигрантам проецировалось на Россию. Это обстоятельство тесно связано с представлениями, господствовавшими в политической философии Просвещения. В просветительском проекте цивилизации России, призванном привести нацию от рабства к свободе, идея колонизации ее иностранцами занимала особенно важное место. Наиболее ярко эта мысль прослеживается у Д. Дидро и Н. Бодо[555]. Но в революционную эпоху все изменилось: если поселенцы-колонисты, прибывавшие из просвещенной Европы, по распространенному мнению, несли вместе с собой в Россию искусства и науки, то теперь, по мысли революционеров, французские эмигранты поделились с этой страной только лживостью, предательством и коварством. Знаменитый демарш К.-Ф. Ш. де Вольнея с возвратом Екатерине полученной от нее золотой медали в конце 1791 г. был только одним из проявлений этой широкой тенденции[556]. Екатерина, «снискав высокую репутацию в Европе» и обманув «философов», смогла укрепить власть над собственной страной. Образ Екатерины II перемещался в стан «коронованных тиранов», а постоянное обращение к трагическим обстоятельствам переворота 1762 г. теперь становилось общим местом для глашатаев общественного мнения, творивших новый образ императрицы.

Образ российской монархии формировался не только в периодической печати и памфлетах. Немалый интерес для анализа представлений о России в общественном сознании низов представляет драматургия, куда проникало нарочито комедийное, сниженное изображение власть имущих, «тиранов», типичное для массовой песни и фольклора, а грозная опасность - явление трагедийного порядка - представлялось в комедийном ракурсе. Парижскую театральную сцену в годы Революции подчас трудно было отличить от политического клуба[557], и влияние театра на общественное мнение революционной эпохи трудно переоценить. Обратимся к чрезвычайно популярному в эпоху якобинской диктатуры произведению Сильвена Марешаля - пьесе «Страшный суд над королями»[558]. Пьеса была поставлена осенью 1793 г. в Театре Республики: первое представление давалось на следующий день после казни Марии-Антуанетты (17 октября). Пьеса оказалась настолько популярной, что ее с успехом ставили в Руане, Гренобле, Лилле и многих других городах. Комитет общественного спасения отпечатал около 6 тыс. экземпляров пьесы для распространения в войсках[559]. Среди коронованных персонажей (короли Англии, Испании, Пруссии, Сардинии, Польши, Неаполя, германский император и Папа римский), Екатерина занимает центральное место. В пьесе бывшие государи ссылаются на необитаемый остров, «коронованные чудовища» изображены Марешалем без прикрас, но более всего досталось российской императрице. Марешаль выдвигал против Екатерины обвинения в честолюбии, убийстве мужа, сладострастии, гневном характере и необузданном деспотизме. Про австрийского императора Франца в пьесе говорится, что он истощил доходы всей страны, про английского короля Георга, что он «выжал» содержимое народного кошелька. Монархи обрисованы мелкими и ничтожными отбросами общества. Все то величие, которое им придавалось в трагедии классицизма, утрачено, они не представляют грозной опасности, и в таком их изображении сказывается безграничная уверенность в грядущей победе Революции. Вся сила сосредоточена в руках санкюлотов, которые лишили королей их тронов, обрекли на положение комедийных персонажей. Санкюлоты в пьесе называют Екатерину «царицей всея Руси, иначе мадам большеногой, Като, Семирамидой Севера» и выдвигают против нее обвинения в том, что она - «женщина, опозорившая свой пол, никогда не знавшая ни добродетели, ни скромности. Безнравственная и бесстыдная, она убила своего мужа, чтобы ни с кем не делить свой трон и чтобы было с кем делить свою порочную постель»[560].

В шестом акте пьесы монархи начинают испытывать сильный голод. Папа римский сетует, что у него не из чего даже совершить чудо и сотворить 5 хлебов и заявляет, что тому есть причина: «среди нас есть православные». Екатерина не замедлила ответить римскому владыке: «Эти слова, несомненно, относятся ко мне; я этого не потерплю... Берегитесь, святой отец!» Марешаль далее описывает драку: «Императрица и папа дерутся: она пускает в ход скипетр, он - распятие, ударом скипетра Екатерина ломает распятие. Папа запускает тиарой в голову Екатерины и сбивает с нее корону. Они бьют друг друга цепями. Вырвав у Екатерины скипетр, польский король пытается остановить драку»[561]. Теперь Папа римский, видимо забывший о конфессиональных различиях, умоляет православную царицу о перемирии: «Прошу пощады, Екатерина, послушай меня: если ты меня оставишь в покое, я дарую тебе отпущение всех грехов». Императрица грубо называет его шарлатаном и мошенником: «Прежде чем я тебя пощажу, ты должен признать, что любой поп, а тем более папа - это шарлатан и мошенник. А ну повторяй!»[562] Папа был вынужден покориться. С. Марешаль позднее, уже в эпоху Наполеона, еще вернется к теме России в остром сатирическим памфлете «История России, сокращенная до главных событий, написанная автором Путешествия Пифагора»[563].

Так, наряду с другими монархами в стиле «Папаши Дюшена» Ж. Р. Эбера на парижской сцене высмеивалась «грозная» русская государыня. Тем самым ее образ освобождался от возвеличивающего ореола, и название «Семирамиды Севера» могло использоваться как насмешка. Намеренно сниженный образ Екатерины, конечно, не отражал всего спектра представлений о России, а дальнейшие события Революции заставляли вновь и вновь обращаться к русской теме.

Все более актуальной и востребованной в обществе становилась критика прогрессистского мифа о России, составляющей частью которой и было «развенчание» Семирамиды Севера. Свою книгу о «путешествии» в Россию опубликовал литератор и педагог Пьер-Николя Шантро (1741-1807). Его «Философическое, политическое и литературное путешествие в Россию, совершенное в 1788 и 1789 годах»[564], было представлено как перевод с голландского языка и имело большой успех у читающей публики, быстро было переведено на немецкий и английский языки. «L’Esprit des journaux» в октябре 1793 отмечал по поводу книги Шантро: «Трудно найти сочинение более занимательное, более компетентное, более приятное для чтения, чем то, выход которого мы анонсируем»[565]. Стоит отметить, что современники автора не были единодушны в вопросе о реальности путешествия Шантро. Так, например, путешественник граф Альфонс-Туссен Фортиа де Пиль считал, что Шантро совершил свое путешествие, «не покидая кабинета», и его книга - не более чем компиляция немецких, французских и английских книг. Он приводил длинный список отрывков «Путешествия», взятых, по его мнению, целиком из сочинения У. Кокса[566]. Но Фортиа де Пиль часто преувеличивал степень зависимости Шантро от Кокса. Действительно, книга англичанина во многом послужила основой для книги Шантро, однако это еще не означает, что французский революционер не бывал в России. Ш. Массон в «Секретных записках» высказывался на этот счет с большой осторожностью, замечая, что, возможно, Шантро и не был в России в те годы, которые указывает в своем произведении. Массон разделял точку зрения Фортиа де Пиля в том, что касалось заимствований из Кокса и отмечал, что ему знакомы и другие источники Шантро. Он писал, «что читал отвратительную немецкую брошюру, написанную одним голландцем, из которой господин Шантро, кажется, перевел все то, что не было извлечением из Кокса»[567].

Однако обстоятельный полный и подробный источниковедческий анализ книги Шантро пока не проведен (единственным специальным исследованием является статья М. Кадо[568]). Установлено только, что одним из основных его источников, помимо книги Уильяма Кокса, была книга голландца В. ван Вунсела (1781 г.)[569]. Имеющиеся данные позволяют утверждать, что если Шантро и не посещал Россию, то располагал сведениями не только из книг, но и правдоподобными устными свидетельствами.

В самом названии «Философического, политического и литературного путешествия» Шантро кроется определенный политический код. В 1790 г. этот же автор выпустил «Национальный и анекдотический словарь», последней в котором была статья «Путешествие». «При старом порядке, - писал Шантро, - юных сеньоров заставляли путешествовать с целью образования: путешествия составляли часть курса их воспитания. Ментор сопровождал их по всем дворам Европы, где эти юные господа зубоскалили и сами подвергались насмешкам. При новом порядке уже отцы пустились в путешествие вместо своих детей: теперь они сами намереваются давать наставления дворам»[570]. Этим новым «политическим миссионерам» революция пришлась не по душе, и они были вынуждены искать себе пристанище в других краях. Иными словами, автор революционного словаря относился к путешествию как к традиционной дворянской культурной практике отрицательно. Однако спустя несколько лет тот же Шантро представил на суд публики свое сочинение о екатерининской России именно в форме «путешествия». По-видимому, книгу Шантро задумал именно как полемическое произведение и ставил перед собой, в первую очередь, дидактическую задачу. С помощью «Путешествия» он желал помочь делу воспитания «нового человека» в руссоистском духе и использовал для этого русский пример. Чтобы достичь этой цели, он методично вступал в спор с авторами - создателями идеализированного образа российской монархии, первым среди которых он заслуженно называл Вольтера. Шантро неоднократно подвергал критике его наследие, поскольку созданный им образ России казался автору «Путешествия» излишне льстивым и далеким от реальности[571]. В отрывке о раскольниках он обнаружил еще один повод упрекнуть недавних кумиров и восклицал:

«Екатерина II, чью веротерпимость, неизвестно почему, так восхвалял Вольтер, но эта Екатерина не отменила обязательный для всех раскольников головной убор. Философы теперь такие же льстецы!»[572] Автор с осторожностью относился к современной ему России, ведь ее правители обладают большими амбициями, а сами русские - это «народ, вновь вышедший на сцену с притязанием играть на ней главную роль», сравнивал россиян с другими народами и находил у них немало положительного, прежде всего, в почти утраченных другими народами чертах «примитивного благородства»: «В России эти черты будут более заметными, более или менее грубыми, нежели повсюду; мы встретим эти черты еще не скрытыми под искусственной маской и сможем живописать их с натуры. К тому же я хотел бы видеть, справедливо ли заслужил современный законодатель Петр I имя “великого”, которое так легко бесчестят, а его нация - имя “цивилизованной”, ведь так часто заблуждаются на ее счет»[573]. Оценка Шантро роли Екатерины II будет непонятна без оценки ролей Петра I и Петра III. Рассказывая о нечеловеческой жестокости Петра I со ссылкой на Бюшинга, Шантро рисовал мрачные картины казней и пыток, совершавшихся по царскому приказу. Из всех версий смерти царевича Алексея Петровича публицист считал наименее вероятной версию об апоплексическом ударе и отдавал предпочтение другой, гласившей об убийстве в крепости, совершенном по воле царя. Дабы усугубить картину злодейства Петра, Шантро подчеркивал, что оно было совершено крайне жестоким образом[574], а родственники и приближенные царицы Евдокии и царевича Алексея также подверглись страшным пыткам и варварской казни. При анализе сочинения Шантро создается впечатление, что вопросы о роли Петра I для него, как и проблема соотношения в характере царя варварских нравов и европейской цивилизованности, оставалась плохо разрешимыми. Образ реформатора оставался эталоном для оценки всех последующих правителей, и эти сравнения подчеркивали, с одной стороны, величие «гения» царя, а с другой - неоднозначность результатов его реформ, со времени которых минуло к тому времени уже семь десятилетий.

Образ монархической власти в России Шантро раскрывал, не только прибегая к критике «петровского мифа». Обращаясь к периоду создания древних летописей, он обличал и киевских князей. Князя Владимира Святого он обвинял в сластолюбии и жестокости: «Всякий разумный человек должен рассматривать этого мнимого канонизированного [Владимира] как коронованного разбойника, которому было уготовлено обожествление, как оно присуждалось Нерону, Калигуле, Хлодвигу или Карлу Великому. Все эти персонажи отличаются друг от друга только видом преступлений, которыми они себя осквернили»[575]. Шантро мало интересовала культурно-историческая специфика, наоборот, он склонялся к обобщениям и политическим оценкам. Просвещению своей земли много способствовал Ярослав Мудрый, при котором на Руси процветала византийская книжность, появилась первая «семинария» и свод законов. Однако за трехсотлетний период татарского ига зачатки наук и искусств почти угасли, едва сохраняясь в некоторых монастырях, заключал француз. Еще одним выдающимся монархом, который способствовал развитию своего народа, стал Иван III, победивший «варваров-татар» и заслуживший славу «русского Александра». Благодаря освобождению, жители московского государства стали постепенно выходить из состояния невежества, полагал Шантро[576]. Но этому процессу в дальнейшем мешало духовенство, стоявшее слишком близко к трону и игравшее центральную роль в истории. Среди российских правителей внимание Шантро привлекали именно неординарные личности. Царевна Софья Алексеевна, несомненно, относилась автором к их числу. «Честолюбивая и коварная Софья, скрывавшая свои пороки под маской благочестия и этим расположившая к себе духовенство, удовлетворенное ее притворством, достигла силой интриг того, что в период отрочества братьев Ивана и Петра заполучила в свои руки власть, а подчинив своей воле [стрелецкое] ополчение, она заставила его жестоко умертвить тех несчастных бояр, которые вызывали у нее подозрения и среди которых находилось большинство родственников Петра»[577]. Итак, Шантро в мрачных красках изображал монархию в допетровской период, особо отмечая пагубное влияние духовенства на управление государством и тиранический образ правления, свойственный самодержцам. Отношение к прямым наследникам Петра Великого не было оригинальным: негодование Шантро вызывали «подарки» Елизаветы Петровны И. И. Шувалову, получивший гигантские привилегии вельможа вызывал у Шантро только отрицательные чувства и мрачные воспоминания о Старом порядке во Франции: «...мы видим в этих захватах подобие тех нескромных и неразумных подарков, что делал Людовик XVI ненасытным Полиньякам, Конде и другим»[578].

Ярким примером «неосмотрительного» правителя Шантро считал Петра III. Публицист не склонен был превозносить добродетели этого «несчастного монарха». Совершив крутой поворот во внешней политике и заключив мир с Пруссией, он целиком обратился к проведению внутренних реформ. Вероятно, отголоском эпохи, когда Шантро работал над книгой, была его оценка уничтожения Петром III Тайной канцелярии. Шантро полагал, что это учреждение появилось во времена царя Алексея Михайловича и пережило даже царствование «милосердной» Елизаветы Петровны. Любой мог оказаться в мрачных казематах, подвергаться пыткам или расстаться с жизнью по обвинению в измене, а на самом деле причиной могла быть жажда личной мести какого-либо вельможи. Публицист осуждал чрезвычайное правосудие в любых формах, вероятно рассматривая его сквозь призму правосудия в революционной Франции, и вкладывал ту же мысль в уста Петра III: «Петр, который был столь часто оклеветан, чувствовал, что только установленным судебным порядком следует наказывать виновных, а любая другая процедура - это подлое убийство»[579]. Царь, упразднивший Тайную канцелярию, своим манифестом даровал дворянству и освобождение от обязательной службы, стремился изменить дурную систему судебной власти, отменял пытки, лично посещал суды и сенат. Но стремления Петра III «улучшить» положение дел в управлении и изменить собственных вельмож наталкивались на интриги и неприятие в народной среде. Духовенство он возмутил секуляризацией имуществ церкви и монастырей, неуважительным отношением к иконам и православным ритуалам[580], оно оказывало самое стойкое сопротивление реформам. Эти неосмотрительные шаги, а еще более, то особое расположение, которое он выказывал королю Фридриху II, иностран- цам в гвардии и прусским военным порядкам, вызвали возмущение как среди военных, так и среди придворных. Петр III, поступая таким образом, забыл об оскорбленном чувстве «национальной гордости» и «фанатизме» россиян, что и предопределило скорый конец его правления, заключал Шантро. Описание переворота 1762 г. в книге Шантро не отличалось новизной и почти повторяло официальную версию екатерининского манифеста о свержении Петра III. Возможно, Шантро следовал одному из источников, чем и объяснялось осуждающая интонация по адресу царя. «Неожиданная смерть Петра III вернула империи мир и освободила ее от всех ужасов грозившей ей гражданской войны», - полагал Шантро. Трагический конец царствования казался ему вполне закономерным: «Такова судьба всех ничтожных людей, которых происхождение предопределяет к трону и которых собственная бездарность сбрасывает вниз»[581]. Публицист даже подчеркивал, что событие не сопровождалось народным возмущением, а благодаря характеру Екатерины «никто не был сослан в Сибирь и никто не был казнен, ни публично, ни тайно»[582].

В своей оценке личности Екатерины II Шантро не отличался последовательностью. Автор «Путешествия» замечал, что не Екатерина II была первой правительницей на российском престоле, доверившей управление страной своим фаворитам. По мнению писателя, Екатерина только следовала пагубной придворной традиции. Несмотря на то что отношение автора-республиканца к фаворитизму было критическим, рассказы о придворной жизни ограничивались сухими сведениями о придворном этикете и распорядке дня царицы, мы не встретим у республиканца Шантро того карикатурного образа «Северной Мессалины», который использовался пропагандой, а благодаря Марешалю стал классическим образом революционной драматургии. Шантро даже готов признать немалые заслуги императрицы в деле просвещения своего народа: «Екатерина II, показавшая себя во всех областях [достойной. - А. М.] соперницей Петра I, во многом его превзошла... Екатерина, прежде всего, постаралась смягчить грубые нравы русских, коим климат, воспитание и предрассудки придали тот шероховатый вид, который можно встретить даже в столице и на ступенях трона, несмотря на те блестящие рассказы о всеобщем изменении нравов и обычаев жителей России, которое Вольтер и апологеты Петра приписывали к числу его заслуг, тем самым преувеличивая его роль и греша против истины... Петр вовсе не был обладателем кроткого нрава, и тысяча фактов свидетельствует, что он чувствовал грубость своего первого воспитания и нес на себе его отпечаток всю жизнь»[583]. Важно отметить, что критика правления императрицы у Шантро носила и персональный, и социальный характер, то есть в большей степени он критиковал не столько саму правительницу, сколько социальные пороки, существовавшие в России, - крепостное право, дворянские привилегии, низкий уровень культуры, «нарушение» принципа религиозной толерантности, фаворитизм как политическое явление. Иными словами, критика относилась к российской монархии в целом.

* * *

После смерти Екатерины II французские власти склонялись к поощрению публицистики, враждебно настроенной по отношению к царице, которую считали самой последовательной противницей Революции. Директория весьма сдержанно прореагировала на предложение о налаживании официальных отношений с Петербургом[584]. Некоторое время внимание французского общества было приковано к личности Павла I, однако это не мешало журналистам и литераторам заниматься поиском слабых сторон и пикантных эпизодов в жизни покойной российской правительницы, что не составляло особого труда. Суровой критике подвергалась сыгранная ею роль в политической жизни Европы, к тому же отныне были сняты покровы таинственности с обстоятельств переворота 1762 г. Скандальная хроника придворной жизни привлекала внимание самых разных публицистов того времени. Писатели, испытывавшие склонность к сенсационным сюжетам, наконец, освободились от чувства страха и могли всецело посвятить себя задаче без экивоков рассказывать читателям правду о екатерининской эпохе. В годы Директории опубликованы «Анекдоты о русской революции в 1762 г.» К.-К. де Рюльера (написано в 1768, первое издание - посмертное, 1797), «Жизнь Екатерины II» Ж.-А. де Кастера (1797) и «История Петра III» Ж.-Ш. Тибо де Лаво (1799).

Самую широкую известность, как отмечалось выше, еще до своего издания приобрела рукопись книги Клода-Карломана де Рюльера. Его «Анекдоты» открывали европейским читателям глаза на то, что русский двор желал от них скрыть. Свою книгу Рюльер читал в парижских салонах, а впоследствии она была широко известна в рукописных списках, но благодаря хлопотам русских дипломатов, а также Дидро и Гримма удалось добиться от Рюльера обещания не публиковать ее при жизни императрицы[585]. Сами Дидро и Гримм, считавшие этот труд «сплетением лжи», слушали его во время салонных чтений. Необходимо отметить, что публикация сочинения при Директории вызвала неоднозначную реакцию общественного мнения, книга явно не оправдала ожиданий читателей и критиков.

«Жизнь Екатерины II» редактора «Mercure Français» Жана-Анри Кастера д’Артига (1749-1838)[586], побывавшего в «северных» странах с дипломатической миссией в 1793-1794 гг. по заданию революционного правительства, основывалась не на российских источниках, а на свидетельствах европейцев и, в частности, «записках одного иностранного министра». Миссия в Дании и Швеции оказалась очень полезной для составления книги о российской императрице. Кастера, имевший непосредственное отношение к дипломатической сфере, был знаком со многими документами эпохи, о которой писал, а также осведомлялся по отдельным вопросам у современников и очевидцев, например у бывшего посла Франции в России Л.-Ф. Сегюра. Некоторые современники даже высказывали предположение, что автором первого жизнеописания Екатерины II являлся именно Сегюр[587].

Одним из первых, кто сумел ознакомиться с содержанием труда Кастера, оказался ученый, аббат, бывший посол Франции в Женеве и член-корреспондент Петербургской Академии наук Жан-Луи Сулави. Он незамедлительно обратился к Директории с доносом на издателя книги - Франсуа Бюиссона. Сулави предупреждал власти, что это издание может весьма плачевно отразиться на отношениях с Россией и даже поколебать ее нейтралитет. По его мнению, Павел I придет в ярость, увидев сочинение о гибели своего отца, в котором к тому же утверждается, что сам Павел не был сыном Петра III. Сулави, по всей видимости, не знал, кто является автором «Жизни Екатерины», но считал, что русский царь оценит эту книгу однозначно: «Это произведение одного из бывших чиновников нашего политического департамента будет нашим официальным объявлением войны лично ему»[588]. Помимо прочего, Сулави информировал правительство о том, что в 1793 г. ему уже удалось помешать публикации в Париже записок о Петре III и Екатерине II Н.-Г. Леклерка, записок Рюльера и переписки версальского кабинета относительно распутного образа жизни Екатерины и ее «преступлений». Людовик XVI прятал эти документы в Версале[589]. Несмотря на быструю реакцию министерства полиции, ни текст книги Кастера, ни автор, ни издатель не были подвергнуты гонениям и через полгода, после фрюктидорианского переворота в сентябре 1797 г. первая в Европе посмертная биография царицы была опубликована.

Кастера критически оценивал как итоги правления Петра I и Елизаветы Петровны, так и самих монархов. Елизавета «царствовала двадцать лет, не совершив ничего, что могло бы оправдать революцию, возложившую на ее голову российскую корону». В годы правления «милостивой» императрицы, объявившей об отмене смертной казни, немало людей погибло от варварского наказания кнутом и необычайно велико оказалось количество несчастных, лишенных языка и сосланных в Сибирь. Он утверждал, что Елизавета Петровна была «более достойна прозябать в монастырской праздности, нежели восседать на троне одной из самых огромных империй мира»[590]. Не менее критично относился Кастера и к главной героине своего повествования - Екатерине II, вся жизнь которой, по его мнению, состояла из длинной вереницы предательств и любовных приключений. Он подробно описывал галантные нравы, царившие при русском дворе, и недвусмысленно намекал, что Павел был сыном Салтыкова, а вовсе не Петра III, остававшегося бездетным[591]. Разоблачал Кастера не только порочные нравы императрицы Екатерины, но и ее «лицемерие» во внешней и внутренней политике. Рассказывая об Уложенной комиссии, созванной для подготовки нового свода законов в 1768 г., Кастера косвенно выражал свое отношение к теме крепостного права. С этой проблемой, по мнению Кастера, были связаны причины роспуска Уложенной комиссии: «Поговаривали о том, чтобы дать свободу крестьянам... Дворяне боялись восстания, а особенно они опасались уменьшения своих богатств, некоторые представители знати осмеливались доходить до того, что обещали нанести удар кинжалом в спину первому же человеку, который будет просить об освобождении рабов. Несмотря на это, граф Шереметев, самый богатый землевладелец России, заявил, что он охотно согласится с этим освобождением [крестьян. - А. М.]. Споры оживились. Теперь боялись, что они могут иметь самые печальные последствия, и депутаты были отправлены назад в свои провинции»[592]. Слухи и реальные факты у Кастера сплетались в единое повествование, однако о подлинных причинах роспуска Уложенной комиссии биограф Екатерины II ничего не рассказывал[593].

В «Жизни Екатерины II» соседствовали противоречивые оценки личности императрицы. По мнению Кастера, Екатерина - это женщина, позволившая убить собственного мужа, и мать, устранившая своего сына от престола и всякого участия в управлении. В то же время просвещенная императрица желала быть одновременно и завоевательницей, и законодательницей. Она посвятила себя реформам государственных учреждений, стремилась улучшить нравы подданных: «Она занималась исправлением судов, основывала школы, больницы, колонии. Она пыталась внушить своим народам любовь к законам и смягчить их нравы посредством просвещения. Стремившаяся к безграничной власти, жадная до всякого рода славы, она хотела быть сразу и завоевательницей, и законодательницей. В гуще заговоров, затевавшихся с целью поколебать ее трон, занятая приготовлениями к очередной войне, что, казалось бы, должно было занимать все ее внимание, и в то же время, предаваясь галантным интригам, она не пренебрегала ничем, чтобы привлечь внимание и пленить воображение»[594]. Многие современники Екатерины, особенно ее полководцы, воплощавшие честолюбивые планы царицы, изображались Кастера в самых мрачных тонах. «Осада Праги [1794] была недолгой. На следующий день после прибытия разъяренный Суворов предпринял штурм и стал хозяином предместья, предав мечу не только солдат, но всех жителей без различия пола и возраста. Двадцать тысяч невинных стали жертвами ярости русского генерала. Покрытый кровью этих несчастных, варвар с триумфом вступил в Варшаву»[595]. Другой генерал, М. Ф. Каменский, был настолько жесток по отношению к противнику и мирному населению, что сам Потемкин не желал доверять ему командование армией[596]. Кастера судил о россиянах сурово, но проявлял и снисходительность: «С просвещением и мудрыми законами можно сделать его лучшим среди народов», - заявлял он, переиначивая и смягчая слова Рейналя в «Истории обеих Индий». В том, что касается русской культуры и литературы, очевидно, что Кастера, не бывавший в России, не был с ними знаком. Его книга в целом вписывалась в рамки традиции в публицистике, исполненной ненависти к тирании и деспотизму. Успех книги Кастера подтверждали ее многочисленные переводы и переиздания за рубежом[597].

«История Петра III» - сочинение бывшего якобинца, литератора и лексикографа Ж.-Ш. Тибо де Лаво, хотя и называется «историей», по сути является антиекатерининским памфлетом, и главный персонаж ее - российская царица[598]. В своей характеристике Екатерины Лаво обращается к античным примерам. Императрица, создавшая себе с помощью философов реноме «Семирамиды Севера», теперь превращается в северную «Мессалину» и «Агриппину Ангальтскую». Лаво стремился показать своим читателям «подлинный» образ царицы - «абсолютной властительницы многих миллионов людей, предмет восхищения и лести великих философов»[599]. Помимо прочего, Лаво в своей версии событий 1762 г. обвинял Екатерину в убийстве. Если раньше авторы, посвящавшие свои труды рассказу о восшествии Екатерины на престол, окутывали этот рассказ оговорками, то Лаво, отбрасывая все предосторожности, прямо заявлял о роли, которую сыграла императрица в гибели супруга: в начале первого тома была помещена гравюра под названием «Петра III убивают по приказу Екатерины, его супруги». Самого Петра III Лаво представляет как человека с добрым сердцем, неудачной судьбой, но испорченного плохим воспитанием. В политическом отношении публицист видел в нем продолжателя Петра Великого (об этом свидетельствовали его церковная реформа и страсть к военному делу). По мнению Лаво, Екатерина не совершила ничего нового в деле секуляризации церковных имуществ, а только продолжила начинания своего свергнутого супруга[600]. Зато Лаво не упускал ни малейшей подробности галантной жизни императрицы. Эта книга была одной из самых опасных для памяти Екатерины, поскольку ее автор обладал несомненным талантом. Как отмечает В. А. Сомов, сочинение Лаво не было оригинальным, а представляло собой удачную компиляцию из различных неравноценных материалов и давало информацию, которую можно было получить в то время из французской, английской, немецкой «Россики»: «Записок для истории Петра III» Анжа Гудара, «Русских анекдотов» Х.-Ф. Швана, «Жизни Екатерины» Кастера, «Путешествия» Кокса, публикаций Гельбига, Бюшинга и др.[601] Впрочем, и сам Лаво не настаивал на единоличном авторстве, а, напротив, стремясь выделить достоинство своей книги и ее секретный характер в самом названии, заявлял, что «История Петра III» основана на «рукописи, найденной в бумагах Монморена, бывшего министра иностранных дел, которая составлена тайным агентом Людовика XV при петербургском дворе».

Важно отметить, что книга Лаво была опубликована в период походов А. В. Суворова в Италию и Швейцарию, когда Директория намеренно распространяла антирусскую пропаганду[602]. Время появления сочинения, политические взгляды Лаво, его прежняя близость ко двору Фридриха Великого обусловили его отношение к России и довольно резкие суждения о политике российских монархов. Кроме того, особо остро звучали в книге Лаво суждения о тяготах крестьян под игом «крепостного рабства», незначительной просвещенности россиян и критические замечания о православном духовенстве.

В силу некоторого ослабления политической системы, основанной на Конституции III года[603], в 1797 г. значительный вес в обществе приобрели монархисты. Роялистский публицист Жан-Элизабет-Тома Рише-Серизи (1754-1803) свое мнение о России и отзыв на «лживый пасквиль Рюльера» поместил в виде письма-приложения к книге путешествия Эндрю Свинтона в северные страны (1798 г.). Рише-Серизи, в отличие от Кастера и Лаво, отвергал всяческие обвинения против Екатерины II. Он отрицал и называл клеветой сведения о любовных приключениях императрицы и также опровергал мнение о том, что император Павел не являлся сыном Петра III. Особенно возражал Рише-Серизи против распространенного в обществе мнения о том, что «бессмертное правление и слава этой удивительной женщины были осквернены кровью ее мужа»[604]. Собственно, все «Письмо о России» Рише-Серизи представляет собой развернутую критику «Анекдотов» Рюльера и пропагандистской политики Директории, при которой антирусская публицистика процветала. Сочинение Рюльера, по мнению роялистского публициста, являло собой «позорный и лживый памфлет, который Рюльер изверг из глубин своей могилы на Францию и Европу»[605]. Всю вину за публикацию «Анекдотов о революции в России в 1762 г.» он возлагал на главарей «революционной секты», которая с помощью своего «ателье лжи» расшатывала устои религии и всех монархических правительств Европы[606]. Благодаря перу Рише-Серизи известный текст Рюльера получал новый политический смысл накануне фрюктидорианского переворота[607]. Вокруг сюжетов, связанных с именем Екатерины II, наметился спор между представителями разных политических групп, который при благоприятных политических условиях и свободе печати мог бы вырасти в настоящую дискуссию. Сторонники монархии старались воскресить «прогрессистский миф» о России, а республиканцы, как правило, видели в России оплот «деспотизма» и «фанатизма», где население существует в состоянии подобном «азиатскому рабству». Такая трактовка вовсе не исключала различных нюансов. Например, анонимные республиканцы-публицисты , обвиняя Екатерину II во всех возможных и мнимых преступлениях, не отрицали достоинств Петра I реформатора и в подходящий момент расточали комплименты в адрес Павла I. Наметившаяся полемика вокруг вопроса о роли и месте России в европейской цивилизации, прежде всего о роли ее монархов, способствовала структуризации публичного политического пространства и являлась следствием самоконституирования оппозиции. Апологеты и критики Екатерины II, а затем и Павла I исходили из разного понимания будущего Франции. В определенном смысле в этой полемике можно усматривать продолжение давнего философского спора о путях цивилизации России. Однако дальнейшие события, переворот 18 фрюктидора V года[608], репрессии Директории против монархистов, а затем и вступление России в новую коалиционную войну в 1798 г. сделали на время невозможным развитие какой-либо дискуссии о достижениях Екатерины II, хотя не изменили общего интереса к судьбе российской монархии в целом. Вопрос о дальнейшем развитии российского общества был крепко связан с представлением о характере государственной власти и о личности нового монарха.

Новые сведения из Петербурга аттестовали нового императора перед французской публикой в выгодном свете. Такая позиция прессы была связана с тем, что официальный Париж в тот момент стремился к восстановлению дипломатических отношений с Россией, и этим, видимо, можно объяснить обилие положительных статей о России в первые месяцы правления Павла I. Однако переговоры русского посланника в Пруссии Панина и представителя Директории Кальяра не привели к подписанию какого-либо соглашения. Ухудшил ситуацию и инцидент с арестом русского консула французскими войсками на венецианском о. Занте. Русский кабинет считал это достаточным поводом к прекращению переговоров[609].

За первые годы пребывания Павла I на российском престоле французские публицисты не опубликовали ни одного его жизнеописания, посвящая ему несколько строк в контексте царствования его матери. Например, из сочинения Кастера («Жизнь Екатерины II») можно было узнать о его рождении, двух браках, путешествии великокняжеской четы по Европе, в том числе о встречах с королем Пруссии, о его детях, о скучной жизни в Гатчине и его пристрастии к военному делу. Но вместе с тем Кастера сообщал и о малоизвестных эпизодах, которые были способны легко ввести нового императора в состояние раздражения. Прежде всего, огласке предавались обстоятельства интимной жизни великой княгини Екатерины Алексеевны. Ее отношения с С. В. Салтыковым - одним из первых известных фаворитов, о котором Кастера писал в сочинении, доказывали, что Павел Петрович был рожден не от великого князя Петра Федоровича[610]. Речь шла и о дружбе великого князя с графом А. К. Разумовским (1752-1836) и коварстве императрицы: «Великий князь был очень дружен с графом Андреем Разумовским. Он испытывал к нему величайшее доверие. Екатерина, знавшая дерзкий нрав Разумовского, была встревожена такими отношениями и решила их разорвать. И Разумовский сам предоставил ей такую возможность. Екатерина заметила между ним и великой княгиней (первой женой великого князя) несколько признаков согласия и понимания. Она не колеблясь поверила, что Разумовский осмелился выказывать легкомысленное отношение к принцессе, и уведомила о том великого князя. Князь не мог убедиться в обоснованности подозрений матери, но, не прекращая оказывать расположение Разумовскому, он решил понаблюдать и посоветовал своей супруге соблюдать осторожность. Но то ли вследствие того, что великая княгиня уже питала некоторую слабость к Разумовскому, то ли потому, что обстоятельства, которые пытались создать, породили эту слабость, она поддерживала с ним секретную переписку. Как говорят, более того, она попыталась отомстить той, которая подвергла ее добродетельность подозрениям супруга и начала политическую интригу, которая не могла понравиться императрице. Были ли эти проекты в действительности или же это ложь, она не смогла их выполнить, так как скончалась при родах. Ее смерть позволила обвинить Екатерину еще в одном преступлении»[611].

Автор подводил читателей к выводу о том, что Екатерина была виновницей смерти великой княгини, поскольку акушерка, принимавшая роды, «тотчас разбогатела», имела фавор при дворе и якобы приглашала на ужин самих Потемкина и Безбородко[612]. Кастера еще раз остановился на проблеме взаимоотношений императрицы с сыном: «Быть может, полезно обратить внимание на то, что во время своих частых путешествий Екатерина не доверяла великому князю ни управление столицей, ни управление каким-либо другим делом. Будучи от рождения генералиссимусом российской армии, он никогда не водил полки в сражения, и ему - адмиралу флота никогда не было позволено совершить визит в порт Кронштадт»[613].

Возможно, на этом бы «разоблачение» придворных российских тайн и завершилось, если бы секретные переговоры между представителями Парижа и Петербурга в Берлине привели к налаживанию постоянных взаимоотношений между двумя столицами. Все изменила череда известных событий - приглашение короля в изгнании Людовика XVIII на проживание в Российскую империю, прием на российскую службу корпуса эмигрантов под командованием Конде, затем история с Мальтийским орденом и, наконец, отправка русских войск и флота для участия в войне с Францией.

Патриотический подъем 1799 г. во Франции трудно было бы оценить без обращения к сочинениям, прямо затрагивающим участие России в военных действиях Второй коалиции. И как раз в этот момент публицисты с энтузиазмом, подогреваемым агентами Директории, обращаются к фигуре российского царя. Например, в сентябре-октябре 1799 г. в Париже выходит «Послание Павлу Первому» - сочинение некоего Виктора де Кампаня, где автор смело излагает свои идеи в поэтической форме:

О, Павел, ты безумец?

Суворов - гневом опьяненный,

В Италии сейчас бои ведет упорно:

Спесивый полководец поверить поспешил,

Что всех республиканцев он разом покорил.

Неужто эти дети из края дикарей

Несут Европе рабство и путы из цепей?

Желают предрассудков здесь царство воскресить,

Набегами своими поля опустошить?

Нет! Даже если чудищ ведешь на нас ты рать,

Ахиллов наших смелых тебе не испугать!

Смирись, о, царь надменный!

Нельзя остановить,

Полков движенье храбрых, идущих отомстить![614]

Помимо патетических призывов к патриотизму В. де Кампань несколько раз обращается к собственно русским вопросам. Так, он утверждает, что политика всеобщей цензуры в России, проводимая Павлом, в итоге окончится провалом, а в европейских странах она и вовсе невозможна, потому что в борьбе невежества против знания, свободы слова и печати, победитель предопределен[615]. Вознеся похвалы «прославленной» Екатерине, свергнувшей мужа и искусно правившей страной в окружении проходимцев, автор упрекает императора в глупости и упрямстве, заявляет, что «все уже громко взывают к твоей супруге», которая сможет стать правительницей, во всем подобной Екатерине II, и обеспечит миру период спокойствия[616]. В комментариях к этому заурядному по стилю поэтическому памфлету де Кампань поместил несколько важных замечаний: «Я далек от намерения призывать к убийству кого-либо, пусть даже и деспота, но думаю, что ради блага его страны и блага всего мира надо пожелать, чтоб Павел I окончил дни свои в сумасшедшем доме»[617].

Автор этого оскорбительного памфлета последовательно выделял правящего русского царя среди других деятелей современности и завершал «Послание» воззванием к разуму и чувству самосохранения, которое знакомо даже «деспоту», и к средству, необходимому, чтобы вернуть любовь своего народа:

Собою подпираешь руины тронов ты,

Презренье навлекаешь, не чуя в том беды.

Владения короны ты хочешь уберечь,

Чтобы пламенем французским умы в них не зажечь,

Пока нам шлешь упреки, что в гуще мятежей

Французы утонули, - сам будь настороже!

В стране твоей, похоже, искусно притаясь,

Нить заговора тоже почти уже свилась.

Признай скорей ошибку и отзови войска,

С идеями сраженье не выиграть никак!

Душе воспламененной покой скорей верни,

Крестьянам дай ты волю и тем сердца плени![618]

Это не единственный пример памфлета в стихах. Огромное число переизданий выдержала в конце 1790-х гг. «поэма» литератора-оппозиционера Леклерка из Вогезов «Русский в Париже». Воображаемый «русский» в стихах обличал непопулярный и коррумпированный французский режим, предсказывая его скорый конец. Другой поэтический памфлет (уже цитируемый выше) - «Державы Европы перед судом истины» Пьера Галле опубликовали, вероятно, в момент или после завершения Швейцарского похода Суворова как сочинение, посвященное всем воюющим и нейтральным странам Европы и их отношениям с Францией. Галле, предсказывавший перемены, благоприятные для Французской республики, писал о Павле, тем не менее, что он является наследником «системы всеобщей монархии, созданной Петром I», и не менее амбициозен, чем его мать[619]. Едва ли французский читатель мог почерпнуть нечто принципиально новое из подобных сочинений о самом российском императоре. Этот тип пропагандистских текстов имел другие цели. Вероятно, тираж этих стихотворных «посланий» распространялся не столько среди светской публики, сколько в действующих армейских частях.

Заметная и ранее чрезвычайная персонификация такого явления, как «русский деспотизм», только усиливалась к концу революционного десятилетия, а роль народа-нации все больше выпадала из поля зрения публицистов. В то же время среди дипломатических агентов власти проекты противодействия России становятся центральной темой. В марте 1796 г. на имя министра иностранных дел Франции поступает доклад некоего гражданина Дюрозуа, где предлагаются различные меры по сдерживанию и ослаблению России.

* * *

Отношение наблюдателей к самодержавию было подвержено изменениям, продиктованным политической конъюнктурой. Образ российской монархии со времен визита Петра I в Париж в 1717 г. оставался персонифицированным[620]. Публицистика десятилетия позволяет сделать вывод о том, что эта тенденция восприятия существенно не изменилась и после 1792 г. Этому способствовала пропаганда революционной войны, только теперь в качестве живых примеров российского «деспотизма» использовались Екатерина II и Павел I. Особенно болезненную реакцию в обществе вызывали демонстративные шаги русских властей по отношению к французам, проживавшим в России, а также по отношению к эмигрантам, которые были весьма тепло встречены при дворе, что публицисты справедливо связывали с личной позицией Екатерины II. Павел I не собирался во всем продолжать курс своей матери, однако дипломатические отношения с Францией не восстановил. Известия о его воцарении вызывали восхищение прессы, надежды на реформы и смену курса. Это не мешало Директории покровительствовать выходу в свет сочинениям «антиекатерининского» цикла, авторы сочинений в духе Мирабо, Рейналя и Марешаля разоблачали «заблуждения и иллюзии» философов относительно императоров и успешности их реформ. Ожидание от Павла I решительных перемен оказалось напрасным. Всеобщее разочарование способствовало тому, что в прессе стали вспоминать о мудрой и осторожной политике Екатерины II, противопоставляя ее «безумию» нового монарха. Вступление России во Вторую коалицию, «нелепый» договор, заключенный царем с Турцией, увлечение Мальтийским орденом и, наконец, тиранические черты правления Павла, позволяли сравнивать его то с Аттилой, то с Робеспьером, то с Петром III. Благие начинания и многочисленные законодательные акты царя изображались как чудачества тирана. Особое возмущение французов вызывали цензура, нелепые запреты императора на ношение модной одежды и суровая армейская палочная дисциплина. Изученные источники не позволяют сделать вывод о существовании во французском обществе 1792-1799 гг. влиятельных и независимых от власти сил, способствовавших улучшению образа российской монархии в глазах общественности, а единичные исключения являлись подтверждением этой тенденции.

§ 3. Состояние и перспективы цивилизации в России в оценках французских публицистов (1792-1799 гг.)

Как показывает анализ обширных материалов революционной прессы и памфлетной литературы, основное внимание общественного мнения было сосредоточено, помимо важных политических событий в самой Франции, на международном положении республики и, в частности, на внешней политике России. В то же время размышления о российской внешней политике, увеличении могущества и влияния империи в Европе, о возможности новых конфликтов с Османской империей, Швецией и Польшей, неизбежно приводили публицистов к вопросу о состоянии цивилизации в России. Важно отметить, что в силу тотального господства политической идеологии на протяжении всего периода Революции для французской публицистики о России приоритетом был не поиск новых сведений и не осмысление нового опыта взаимоотношений с Россией, а переосмысление прежних представлений об этой стране.

Развивавшаяся со времен выхода сочинений Ш.-Л. де Монтескье теория о влиянии климата на национальный характер, обладавшая известной популярностью на протяжении нескольких десятилетий XVIII в., обоснованно ставилась под сомнение. Представление о том, что богатства и процветание страны напрямую связаны с числом ее населения, довольно прочно укоренились в общественном сознании XVIII в. Безлюдность и бедность российских просторов являли собой устойчивые стереотипы и были связаны с сильным влиянием физиократических теорий Просвещения. Подчас цифрам отводилась вспомогательная роль, с их помощью подтверждали тезисы о том, что Россия относится к странам с убывающим населением (причиной чего является рабство), отсталым сельским хозяйством и неразвитой торговлей[621]. Вот что описал П.-Н. Шантро: «Суровому климату приписывают незначительность достижений, совершенных русскими на поприще наук и искусств, по сравнению с другими народами Европы. Но если климат оказывает необходимое воздействие на человеческий разум, то где же следует поместить границы способностей ума?» Если влияние климата так основательно и постоянно, задавался вопросом Шантро, то отчего Греция современная не является родиной знаний и изящных искусств, как это было в античности? Почему Ирландия, расположенная «почти рядом с полюсом», некогда была единственной просвещенной страной на всем Севере? В чем причина того, что русские менее цивилизованны, чем их соседи шведы? Шантро видел ответы на эти вопросы не в суровом климате, а в препятствиях, которые на пути распространения просвещения в России были созданы деспотическим правлением, религиозными предрассудками и существованием крепостного права[622].

Состояние и перспективы цивилизации в России антиклерикал Шантро рассматривал в тесной увязке с положением церкви в обществе. Существование «господствующей религии» в любом государстве, где все подчинено воле монарха, наносит оскорбление человеческому разуму[623]. В другом фрагменте он, однако, признавал, что существование официального православия дает и положительные результаты. Так, рассказывая о положении церкви в России, Шантро сосредоточивал внимание на социальном значении религии: «Что является редким и необычным явлением для государств с деспотическим правлением: российское правительство руководствуется чувством толерантности, и это несмотря на всю грубость и невежество прелатов и приходских священников, сотрясающих небо и землю в своем желании задержать любое развитие... но они обладают влиянием только в нижних слоях населения, которые в России ничего не значат»[624]. Власть светской аристократии в державе царей, по Шантро, была безгранична, поэтому православная церковь распространяет свое влияние только на простой народ, и невежество духовенства неспособно расшатать коренные устои империи. Таким образом, деспотизм светской верховной власти в России по мысли автора, сдерживал влияние церкви на политику и культуру, а веротерпимость являлась частью самой государственной системы империи. Как полагал Шантро, эти принципы распространялись на всех подданных, равно как и на все новые территории, присоединенные к российской короне в последние годы: «Не только завоеванные провинции придерживаются своей религии и получили министров своего вероисповедания или храмы для своих общин, но также лютеране, кальвинисты, моравские братья, магометане, язычники могут надеяться на получение гражданских и военных должностей и званий, если они их достойны либо признаны таковыми»[625]. Это не мешало автору «Путешествия» заявить в другом фрагменте книги о нарушении Петром I и Екатериной II принципа религиозной толерантности в отношении раскольников и иудеев. Императрица не исправила ошибок своего предшественника и даже усугубила положение меньшинств в своей империи[626].

П.-Н. Шантро в целом положительно оценивал шаги Екатерины II, направленные на секуляризацию общества, в частности приветствовал создание новой системы образования. Автор был убежден в том, что для цивилизации народа России самым надежным средством будет создание под контролем государства специальных учебных заведений для будущих священников и в этом прямо или косвенно показывал себя как сторонник идеи о необходимости закрытого воспитания, оторванного от всего остального общества, в особенности от невежественного, по его мнению, духовенства[627]. Цель Екатерины II, по мысли Шантро, состояла в том, чтобы просветить духовенство и извлечь из того «глубокого невежества», в котором оно находилось; но священники не спешили соглашаться с планами правительства[628]. Православное духовенство у французского публициста оказывается силой, сопротивлявшейся намерениям государыни. По мнению Шантро, все население страны было разделено на четыре класса. В первый класс входило дворянство, во второй - духовенство, к третьему относились купечество, буржуа и прочие лично свободные жители, к четвертому - крестьяне. Между дворянством и крестьянством Шантро помещал класс «простых буржуа» («les simples bourgeois»), понимая, вероятно, под этим термином мещанство и купечество[629]. Дворянская элита российского общества, существовала, по словам Шантро, в условиях «феодального деспотизма», и только она обладала правом собственности на землю. Это исключительное право распространяется только на российские губернии, так как на Украине и в Прибалтике собственниками земли могут являться и разночинцы («roturiers»). Существование многочисленного класса крепостных в России вызывало у Шантро резкое осуждение, кроме того, этот позорный факт наносил заметный удар по «пышным восхвалениям» Екатерины II[630].

Во всем, что касается придворных чинов и государственной службы, в России господствуют, по мнению Шантро, «восточные обычаи». Он подмечал, что никаких преимуществ не получает от рождения никто, даже дети сановников, достигших наибольших званий. «Титулы князей, графов, баронов - это отличие, можно сказать, ничтожное, если оно не подкреплено какой-либо должностью, гражданской или военной», - замечал Шантро. Это подводило публициста к мысли о том, что в этой деспотической империи «правительство полностью военное». Ключевым вопросом для очевидцев и участников 1789 г. оставался вопрос о сословных привилегиях. Если предшественники Шантро, сосредоточивавшие свою критику на проблемах французского общества, использовали «русский пример» для создания идеализированных представлений о монархе, толерантности, мудрых законах, успехах цивилизации, то нашему публицисту «русский пример» был необходим уже для другого - для доказательства торжества идей 1789 г. при диктатуре монтаньяров. С сожалением Шантро констатировал, что, несмотря на высокое положение аристократии, все подданные царицы, не имеющие дворянского титула, находились в зависимом положении. И, чтобы убедить читателей в этом, он цитировал отрывки различных установлений. Так, к манифесту «О вольности дворянства», подтверждая права и привилегии, императрица добавила, по сведениям Шантро, четыре новых: 1) приказала отдавать при производстве в армейские звания во всех случаях предпочтение дворянам перед недворянами, 2) установила для детей дворян преимущественное право при приеме в образовательные учреждения, 3) закрепила только за дворянством право приобретать и владеть землями, 4) пожаловала дворянству особую привилегию на производство и продажу хлебной водки. Шантро с возмущением критиковал указы Екатерины: «Поскольку дворяне обладают землями, обладают они и теми несчастными, что ее обрабатывают, и поскольку дворяне обладают правом на промышленность, что остается тогда тем, кто по воле случая не родился дворянином?»[631] Такова была весьма вольная трактовка Шантро екатерининского законодательства, хотя «Жалованную грамоту дворянству» и «Жалованную грамоту городам» (1785)[632] он прямо нигде не цитирует.

Небольшой очерк состояния российской армии у Шантро соседствует с описанием стрелецкого войска и казаков. Его привлекала история стрелецкого корпуса, который он сравнивал с турецкими янычарами и преторианской гвардией в Риме. Это «непокорное войско», стоявшее всегда очень близко к царскому трону, было тесно связано с духовенством, недовольным реформами Петра, и поддерживало сестру Петра - царевну Софью Алексеевну. Шантро подробно рассказал о создании Петром регулярных войск, о солдатской униформе и о казаках, и, к несчастью, даже историки обманывают читателей, повторяя газетные небылицы. Традиционные описания казаков вызывали у Шантро недоверие. Он цитирует одно из них: «Нет ничего более странного, чем вид воина - представителя этого народа. Представляют человека на лошади, почти или полностью голого, вооруженного луком, колчаном и широкой кривой турецкой саблей, носящего на ленчике своего седла, точнее сказать, на дурном вьючном седле, кусок свежей или уже смердящей конины»[633]. Отношение к коренным народам России и казакам, как видно на примере «Путешествия» Шантро, оставалось во Франции весьма специфическим. Казаков и калмыков Шантро относил к числу «варварских народов»[634] и посвящал им отдельную главу. В сознании современников публицист хотел создать образы диких, бесстрашных, но отсталых кочевых народов, предупреждая, что эти населяющие границы России племена находятся еще в том же состоянии, что и народы Европы многие столетия назад. Этим народам (калмыкам, башкирам, татарам, чувашам, остякам, самоедам и т. д.) не знакомы европейская роскошь и удобства цивилизации, зато они от рождения наделены природными способностями. «Они рассматривают наши дома и дворцы нашей знати как прекрасные тюрьмы и испытывают к ним некую разновидность ужаса и если проводят в них долгое время, то не иначе как погрузившись в глубокую меланхолию... Калмыки также имеют очень тонкий слух и чрезвычайно острое зрение. С помощью первого они с громадного расстояния узнают шум находящихся в движении вражеских коней или то место, где они могут встретить свое заблудившееся стадо. Для этого им достаточно прижаться туловищем к земле и приложить ухо против солнца. Но остроту слуха у этих народов еще более превосходит проницательность зрения: на очень большом расстоянии они способны видеть самые малые объекты и определять род и количество войска, которое движется им навстречу»[635].

Шантро восторженно описывал донских казаков; по его мнению, внешне они ничем не отличались от русских и говорят на том же языке. Казаки в изображении Шантро предстают храбрыми, ловкими и хитрыми воинами. С точки зрения автора «Путешествия», казачьи части были незаменимы в войнах против турок и других азиатских соседей. Одним из ключевых качеств представителей казацкой «нации», по мнению Шантро, являлась хитрость: «Во время отступления, которое никогда не принимает у них форму бегства, а является одним из способов сражаться, они кладут пику на плечо, обращая ее острием к врагу, она служит им для отражения ударов [сзади] и становится порой смертоносной в момент, когда преследуют без предосторожностей человека, для которого бегство - это только уловка»[636]. В этом собирательном образе казаков, реальные факты соседствовали с вымыслом, а гротескные черты создавали вокруг казачества мифический ореол, наполненный идеальными представлениями о России.

Общую численность донского казачьего войска Шантро оценивал в 25 тысяч человек, отмечая, что поскольку весь образ их мирной жизни полностью построен на военный лад, то в случае войны они способны выставить сто тысяч хорошо выученных воинов[637]. При этом предпочтение Шантро все же отдавал уральским казакам (их он считал потомками смешанных браков с калмыками и татаро-монголами), как «более цивилизованным и гораздо более трудолюбивым», нежели донские казаки. Мнение Шантро о казаках заметно отличается от отзывов его современников. Например, Ш. Массон в «Секретных записках» особенно отмечал многочисленные различия между русскими и казаками, изображая последних независимой от русских этнической группой с особым укладом жизни, наречием, традициями: «Казаки - это кочевники, пастухи, воины, расхитители; русские - это оседлый народ, земледельцы и торговцы, они, естественно, не воинственны и большие мошенники в торговом деле. Казаки путешествуют и сражаются всегда на лошадях. Русские передвигаются пешком или в повозках. Они превосходны в качестве пеших воинов, но их кавалерия худшая в Европе. Казак жесток и кровожаден в пылу сражения, а русский свиреп, безжалостен и хладнокровен»[638]. Царское правительство, по мнению Массона, чувствуя опасность, исходящую от свободолюбивых и неспокойных казаков, отправляет их на вредные для их здоровья берега Крыма или на прибрежные отмели Кубани, чтобы вновь населить пустыни, которые там оставили за собой «московитские армии», тем самым обрекая их на верную смерть от болезней и воинственных горцев[639].

Трактовка роли казачества в русской истории у Шантро тесно связана с историей пугачевского восстания. Он скептически оценивал людей, возглавивших это народное движение, которые на деле оказывались обычными самозванцами. Емельян Пугачев, совершавший зверские убийства, для Шантро отнюдь не являлся воплощением добродетели. О войске повстанцев он говорил, что эта «толпа была составлена из доверчивых сельских людей, позволивших себя легко обмануть»[640]. У истоков пугачевского бунта, по мнению публициста, стояли потомки раскольников, которых особенно преследовали в начале XVIII столетия. Восставшими двигало «чувство мести», унаследованное ими от отцов и дедов[641]. Основная масса восставших, яицкие казаки, происходили от казаков донских, от которых они унаследовали «храбрость и смелость» и, по мысли Шантро, являлись «расой людей отважных и исполненных энтузиазма к своей древней вере и обычаям и почитавшей свои бороды так же, как собственные жизни»[642].

В меньшей степени, нежели социально-политические отношения или гротескные описания народных нравов различных специфических этнических и этнокультурных групп, интересовала французского публициста культура. Тем не менее культуре, литературе, науке Шантро в своем описании России посвятил несколько разделов. Специально он рассказывал о столичных библиотеках, коллекциях по естественной истории, различных экспонатах петербургских музейных коллекций. Следуя своим источникам (Коксу, Вунселу и др.), Шантро повествовал о Феофане Прокоповиче, В. Н. Татищеве, М. М. Щербатове, М. В. Ломоносове, А. С. Сумарокове, М. Хераскове. Высоко ценил французский публицист деятельность основателя московского университета и покровителя наук И. И. Шувалова. «Шувалов, которого во Франции известным сделал Вольтер», являлся автором искусных переводов на французский язык стихов и прозы, переписывался со знаменитым философом и как литератор, по мнению Шантро, заслуживал положительной оценки[643].

Имена многих русских писателей можно встретить у Шантро, творчество некоторых из них он сравнивал с классикой французской литературы. Например, драматурга Александра Сумарокова он называл «русским Корнелем». Автор «Путешествия» не ограничивался описанием придворного театра Екатерины, но рассказывал всю историю его создания, начиная с первых придворных представлений по пьесам Дмитрия Ростовского и театра Федора Волкова в Ярославле. Но и этот сюжет Шантро использовал для возможности покритиковать императрицу. В знак признания заслуг Федора Волкова и его брата, служивших в придворном театре, Екатерина II возвела братьев в дворянское достоинство и пожаловала им немалые земли с крестьянами. Шантро возмущала такая расточительность царицы: «Если Екатерина дарила земли Волкову, что же она уготовила храброму Потемкину, победителю турок?»[644] - восклицал публицист. Одобрение Шантро вызывали усилия, предпринятые Екатериной в деле просвещения собственного народа. Он подробно останавливается на теме перевода классических авторов древности и современности на русский язык. Среди этих книг были сочинения Цезаря, Цицерона, Теофраста, Овидия, Гомера, Сюлли, Свифта, Монтескье, Вольтера, Кокса, Мармонтеля, Поупа, Локка и многих других авторов.

Открывавшиеся в России новые учебные заведения, по мнению Шантро, заслуживали пристального внимания. В этом отношении он призывал взглянуть «беспристрастным оком» на заслуги царицы, много сделавшей для развития науки и искусства: «Школы, которые были ей основаны во всех провинциях бескрайней империи, создают для всех классов народа средства к просвещению, а поощрение, назначаемое тем, кто отличился, распространяет дух всеобщего соревнования»[645]. Обращаясь к теме образования, Шантро также развеивал некоторые стереотипы: «Те люди во Франции, которые полагают, что греческий - это общепринятый язык русских, очень сильно ошибаются, поскольку латинский более принят среди них, чем греческий», - отмечал публицист. Греческий же, по его мнению, изучают в основном монахи, которым он необходим для поддержания отношений с Константинополем[646].

Несмотря на перечисленные успехи екатерининского царствования, Шантро приходил к неутешительному выводу о состоянии просвещения в державе царей: «Когда приезжают в Россию, то ожидают в соответствии с тем, что ранее прочитали об этой стране, найти тут дух нации полностью образованной, просвещенной и отшлифованной, и удивляются степени того варварства, в котором до сих пор находится большая часть этой нации»[647].

Тема военной угрозы, исходящей от России, часто встречающаяся у французских авторов эпохи Революции, в «Путешествии» Шантро также нашла свое отражение. Даже самый большой порок русского характера - «надменность» - Шантро связывал с воинственностью: «Мало людей на земле обладают таким же высокомерием, как вельможи в этой стране, и такой же национальной гордостью, как и все русские. - Спросите их почему? - Потому что они считают себя самым воинственным народом в мире»[648]. Если один из предшественников Шантро - Ван Вунсел писал о том, что от России исходит угроза английским и французским интересам в Азии, а сфера российского влияния вскоре может достигнуть Инда, то французский революционер ограничивался прогнозами относительно перспектив европейского политического баланса: «Россия, которая была недавно на европейских весах весом излишним, с которым не считались, сегодня уже является или предъявляет свои права на то, чтобы считаться господствующей силой, и вскоре [она] заставит исчезнуть тех, кто имел огромное влияние до нее на [этих] воображаемых чашах весов, которые сама фортуна опускает или поднимает по своему усмотрению»[649].

Шантро скептически относился к результатам реформ Петра I и Екатерины II и считал, что они не оправдали затраченных усилий. Вольтер, превозносивший их «неизвестно почему», сослужил плохую службу. По мнению Шантро, следовало разрушить легенду об этих государях и вместе с ними мираж просвещенной России[650]. Ни Петр, ни его наследники не сумели ни усмирить фанатическое упрямство своего народа, суеверного, словно испанцы или португальцы, ни воспитать духовенство, чьи «грубость и невежество» мешали распространению грамотности и наук.

Общий вывод для России оставался неутешительным: крестьяне в конце XVIII в. оставались еще в состоянии варварства и во власти предрассудков. За Петром I Шантро признавал только некоторые заслуги: он передал наследникам корону, «освобожденную от оков священства», и всегда отвергал первенство Римского престола в религиозных вопросах. Однако он не смог искоренить верования и религиозные практики народа, как, например, самые строгие посты, сопровождавшиеся неделями вредных для здоровья «оргий»[651].

Скептицизм в отношении успехов процесса цивилизации России был связан не только с негативным отношением к просвещенному деспотизму, благодаря которому в XVIII в. осуществилась ускоренная вестернизация государственных институтов, экономики, промышленности, торговли и культурной сферы России. Более важным для некоторых публицистов представлялось цивилизационное различие между русскими и европейцами.

Если в основе сочинения Шантро, отрицавшего общие для всех народов, объединенных в воображаемой категории «Север», закономерности развития цивилизации, наук, искусств и нравов, лежала республиканская и антиклерикальная идеология, то Гарран-Кулон в своей книге о судьбе Польши и соседних стран подходил к решению этой проблемы по-иному.

Гарран-Кулон, в отличие от большинства современников, помещал «деспотическую» Россию не только среди стран воображаемого «Севера», как это было принято прежде, но и в одном ряду с Турцией, тем самым подчеркивая присущие ей «восточные черты». И это было сделано публицистом не случайно: Россия так же, как Турция и Польша, в одинаковой степени запаздывали в своем движении по пути «прогресса цивилизации»[652], отмечал он. Иными словами, в сочинении Гаррана утрачивает актуальность вольтеровская парадигма России как бастиона Европы на пути азиатской агрессии[653]. В основе вольтеровской трактовки взаимоотношений России и Турции находилась антиномия «варварство - цивилизация», в рамках которой уместны были даже сравнения русско-турецкой войны с войнами греко-персидскими (именно этой традиции следовал, например, Вольней). Теперь же олицетворением «возрождающейся» Франции и ее культом античности выступала сама Революция, и образ «Иного» в общественном мнении новой Франции также претерпевал серьезные изменения.

Гарран-Кулон немного сообщает о политическом устройстве России, уделяя основное внимание «свободолюбивым казакам»: «Во всех странах и во все времена находятся люди, что умеют освободиться от гнета и покарать тиранов. Такими людьми были запорожские украинские казаки». Гарран переосмысливал имевшийся в его распоряжении исторический материал (он ссылается на «Историю запорожских казаков» Ж.-Б. Шерера, «Описание Украины» Левассера де Боплана, «Историю России» Н.-Г. Леклерка и «Истории Карла XII» Вольтера) в духе революционной идеологии. Запорожская Сечь под пером французского политика превращалась в своеобразную «казацкую республику», жившую по принципам свободы, «справедливого равенства» и «сердечного братства». По его мнению, именно казаки являются основной антикрепостнической и антимонархической силой на европейском Востоке, поскольку поднимают восстания и бунты в «соседних» империях и способствуют их разрушению.

Исторические экскурсы французского публициста приобретали новое звучание в революционном контексте. Уступая распространенному мнению, будто предками казаков были хазары, Гарран вступает в противоречие с собственным рассказом о том, что казачество формировалось из крестьян, бежавших от «феодального гнета» в низовья Днепра, Буга и Дона. Он превозносит запорожские порядки и обычаи, для контраста рисуя мрачные картины российского владычества на Украине во времена правления Екатерины II. Так, он пишет, что «на место их [казацких. - А. М.] должностных лиц, которых они всегда избирали сами... Петербургский двор прислал русские суды, самые испорченные в Европе, и чиновников, немецких и русских, чтобы ими управлять...»[654].

Французский политик обращался к историческим примерам и возлагал ответственность за уничтожение казацкой автономии на Петра I, положившего к тому же начало закрепощению украинского крестьянства. Однако же Гарран-Кулон отмечал, что причины страданий «свободолюбивых казаков» не всегда были связаны с Россией. Например, причиной неудачной попытки казаков перейти под покровительство Швеции во времена Северной войны стали раздоры в самой казацкой старшине. И спустя десятилетия жители Малороссии, по мнению Гарран-Кулона, смело выступали против российского самодержавия, не поддаваясь на «просветительские» уловки царицы. Публицист критиковал Екатерину, рассказывая о созыве Уложенной Комиссии, используя и этот сюжет для иллюстрации «доблести» казаков: «Когда Екатерина собрала рабов со всех своих провинций, чтобы составить проект кодекса, что так никогда и не был создан, - писал публицист, - казаки провозгласили незыблемость своих законов. Тогда губернатор Украины, следуя полученным указаниям, заковал депутатов в кандалы и переправил их в Санкт-Петербург, где они почти все умерли в тюрьме от холода и голода»[655]. После ликвидации автономии Сечи Малороссия все больше и больше впадала в состояние «варварского запустения», в котором она пребывала и ранее, на протяжении нескольких столетий, полагал автор. Напомним, что Гарран-Кулону восстание под предводительством «нового Пугачева» против царского деспотизма казалось неминуемым: казаки, объединившиеся с крымскими татарами, могут изменить лицо России, уничтожить рабство и свергнуть императрицу, тем самым прекратить «позорное», по мнению публициста, женское правление[656].

Не удивительно и то, что революционным властям приходилось сталкиваться с самыми разнообразными и авантюристичными предложениями, касавшимися России[657]. Так, в 1792-1793 гг. на рассмотрение Конвента, если верить сведениям известного дипломатического агента эмигранта графа д’Антрэга, был представлен план некоего Франсуа Анжели, за двадцать лет до того служившего императрице и высланного за участие в подготовке восстания в России[658]. План, якобы сочиненный Анжели для властей Франции, содержал предложения по проникновению в Россию и по методам организации нового широкого восстания «наподобие пугачевского»[659]. При всей авантюристичности это смелое предложение необходимо воспринимать, исходя из обстоятельств конца XVIII в., ведь не прошло и десяти лет с тех пор как Крым и Северное Причерноморье были присоединены к России, еще существовало на карте Европы и Польское государство. Дипломатический корпус России регулярно пользовался услугами собственных секретных агентов и таких же представителей союзных монархов[660], в частности уже оказавшись на российской дипломатической службе в Венеции, граф д’Антрэг (как представитель Людовика XVIII) в 1795-1799 гг. передавал русским министрам планы по противодействию революционной Франции России в Центральной Европе и Средиземноморье. Так, например, в ноябре 1795 г. граф сообщал о знакомстве своего секретаря с секретным агентом Швеции. Швед по имени Бонгитет оказался одновременно «агентом регента шведского и конвенции французской», племянником архиепископа Стокгольма, который уже посетил Париж, Байону, Гибралтар, Константинополь, Геную, Милан и направлялся через Венецию в Рагузу. Он поддерживал связи с французскими дипломатами с целью подтолкнуть Порту к новой войне с Россией. Но сам шведский агент якобы не раз бывал в России и потому хорошо знал о невозможности организовать там «внутренние возмущения», как хотелось бы французам. С собой в Венецию швед привез 120 тысяч ливров золотом, которые передал французскому послу[661].

Во времена Директории Россия уже не причислялась однозначно ни к странам «Севера», ни к странам «Юга», что не исключало ее принадлежности к миру воображаемого «Востока», но об этом парижские газеты многозначительно умалчивали. Само описание страны, где господствует тотальное рабство, а вырождающийся под игом царского деспотизма народ отличается лживостью и коварством, подготавливало читателя к тому, чтобы воспринимать Россию именно как страну «Востока»[662].

Как и во времена диктатуры монтаньяров, в обществе времен Директории отношение к России оставалось двойственным: при суровых суждениях о русском государстве, его роли в международных делах и критике деспотизма западные наблюдатели были склонны выказывать уважение к добродетелям россиян. Лучше всего эта возвышенная патетическая оценка русского характера отразилась в записке публициста-монархиста Рише-Серизи, которую он поместил в виде письма-приложения к книге путешествия англичанина Эндрю Свинтона в «северные страны» (1798 г.). Рише-Серизи отличал неподдельный интерес к русскому народу, который представлялся ему «все еще не известным для нас». Он очень высоко оценивал качества русского народа: «Активный, деятельный, восприимчивый русский вскоре превзойдет свой образец; терпеливый, бесстрашный, проникнувшийся идеей, общей для всех северных народов, о том, что человек не может уклониться от собственной судьбы и что несчастье - это удел нашей столь переменчивой жизни; он страдает, но не сетует, отважно сражается и умирает без сожаления... Также, как мы увидели, из этой примитивной, еще бесформенной, но могучей природы на протяжении одного столетия появлялись люди, подобных которым среди нас нет и которые, кажется, уготованы [судьбой] только для тех мест»[663]. По мнению Рише-Серизи, русскому национальному характеру присущи такие качества, как фатализм, терпеливость, бесстрашие, а копирование образцов чужой культуры, культурное заимствование, которое республиканцы клеймили как «рабское подражательство» и «притворство», якобы вызванное неспособностью к собственным достижениям и открытиям, у роялистского публициста превращается в «восприимчивость» талантливого народа. Конечно, рассуждения роялиста существенно отличались от революционной республиканской публицистики, однако любопытен сам факт обращения к русскому сюжету, который послужил полем для выражения оппозиционных политических взглядов.

В 1796 г. было опубликовано сочинение дворянина и эмигранта Альфонса-Туссена Фортиа де Пиля, вышедшее под названием «Путешествие двух французов в Германию, Данию, Швецию, Россию и Польшу, совершенное в 1790-1792 гг.»[664]. Фортиа де Пиль тщательно фиксировал наблюдения, которые делал по ходу путешествия. Благодаря внимательному отношению к российской реальности, в его сочинении содержатся не только сведения о традиционных для посещающих Россию иностранцев достопримечательностях (дворцах, царских резиденциях, храмах). Фортиа де Пиль подробно описал системы устройства полиции, банковских учреждений, здравоохранения и социального призрения, наиболее известные мануфактуры и фабрики, образовательные учреждения, Академию наук и Академию художеств, частные дворянские коллекции и собрания, архивные и библиотечные, а также образ жизни московского дворянства и собственные путевые впечатления. Особенно важно, что Фортиа де Пиль был хорошо знаком с литературой о России того времени, ссылался на исторические книги Леклерка и Левека, «Мемуары» Манштейна, записки Шаппа д’Отроша, сочинение голландца Ван Вунсела, «Анекдоты» Шерера и «Путешествие» Шантро.

Французский эмигрант не стремился политически актуализировать свое описание России и невысоко оценивал сочинения современников, в которых главной задачей являлась заочная борьба с «тиранией и деспотизмом» Екатерины II. Кроме того, собранные в книге Фортиа де Пиля анекдоты о жизни и нравах высшего и придворного общества свидетельствовали, что он относился к российской действительности критически и не спешил рисовать идеализированный образ «последнего оплота Просвещения» на пути революционного «варварства», как это делали некоторые европейские корреспонденты российского двора и дворяне-эмигранты в 1790-е гг. Однако к категории революционной публицистики о России книгу эмигранта Фортиа де Пиля, изданную в 1796 г., можно отнести только условно, поскольку, несмотря на все достоинства сочинения, система взглядов автора не получила большого распространения, являлась для революционного периода скорее исключением.

* * *

Период Итальянской и Швейцарской кампаний австро-русских войск против Франции очень интересен для изучения истории восприятия образа Российской империи в разных странах Европы. Солдаты революционной французской армии впервые[665] встретились на полях сражений с героями многочисленных рассказов о далекой «варварской» России.

Образу фельдмаршала Суворова, уже хорошо известного в Европе благодаря штурмам турецкого Измаила и польской Праги, в публицистике придавался яркий национальный колорит (оба кровопролитных события поразили европейскую публику своими масштабами всего несколько лет назад). В прессе анекдоты и слухи о его экстравагантных поступках и редкой харизме полководца появлялись в большом количестве, однако нельзя сказать, чтобы они только лишь искажали образ полководца. Через этот утрированный образ франкоязычный читатель знакомился с «русской действительностью». Намеренное «снижение» образа Суворова, насмешки по поводу боеспособности русской армии призваны были отвлечь читателей от мрачных мыслей о несокрушимости русской военной мощи и неизбежной реставрации французской монархии при опоре на русские штыки[666]. Публицистика не была единственным источником информации в том, что касалось восприятия русского воинства и его полководца, поскольку искусство политической карикатуры именно в последнее десятилетие XVIII в. переживало свой подлинный расцвет.

Непонимание и страх перед Россией вперемежку с иронией и гротеском - эти чувства были определяющими для образа России в общественном мнении 1799 г. Особое внимание журналистов к внешнему виду А. В. Суворова, его манерам и привычкам, по-видимому, являлось и концентрированным выражением интереса ко всему русскому, существовавшему во французском обществе. В описании полководца можно встретить и «кюлоты», и привычку к молитвам, и пугающие ледяные ванны; последние, видимо, призваны были подчеркнуть то обстоятельство, что «варвары Севера» пришли из полумифических земель и не могут спокойно обходиться на чужой земле без привычных для них льда, снега и холода. В этой связи появлялись вполне соответствовавшие реальности сообщения о том, что некоторые русские солдаты, привыкшие к родному климату, не выдерживали итальянской жары[667]. Телесные практики, одежда, пища, нравы («алчность» и «фанатизм») - все, что казалось французам нецивилизованным, варварским или же просто не находило подходящего объяснения, призвано было подчеркнуть инаковость противника.

Директория Французской республики, несмотря на свой отказ в 1799 г. от излюбленной практики негласно управлять общественным мнением, вынуждена была безотлагательно заняться вопросами пропаганды. В числе заметных образцов республиканской франкоязычной публицистики обращает на себя внимание сочинение Форнеро.

Памфлет Форнеро под названием «Взгляд на современное состояние России в физическом, нравственном, экономическом, политическом и военном отношениях, или Русские как они есть. Написано другом Истины», вышедший анонимно при покровительстве французских властей летом 1799 г. в Лозанне, насыщен лозунгами и образами 1793 г.[668] Форнеро предсказывал, что кампания 1799 г. непременно должна завершить семилетнюю «кровавую и славную борьбу республиканцев против королей»[669]. Русских солдат франкоязычный швейцарец-республиканец изображал в виде орды северных «варваров», как орудие слепой мести тиранов и как «неутомимых и непобедимых воинов», пришедших с Севера, дабы покончить с защитниками дела свободы. Желая подчеркнуть внутреннюю слабость России, он сравнивал ее с «колоссом на глиняных ногах»: «[Россия. - А. М.] - это великолепный колосс, похожий издалека на статую Навуходоносора, неспособный вблизи спрятать своих глиняных ног, из-за которых и рухнет при первом же малейшем ударе»[670]. В этих строчках легко угадывалось пропагандистское назначение памфлета, однако само представление об истощенной России, которая погубит себя непрерывными завоеваниями, было характерно для мыслителей Века Просвещения. Форнерод невысоко оценивал боевые качества и способности русских солдат, утверждал, что армия в России - самая низкооплачиваемая, состоит из крепостных крестьян и иррегулярных казацких, калмыцких и татарских частей, что русские офицеры заметно уступают иностранцам на русской службе и победы достигаются благодаря опыту последних.

Как было показано выше, публицисты конца XVIII в. активную русскую политику в Европе чаще всего связывали с преобразованиями начала века и реализацией замыслов Петра Великого. Не обошел петровскую тему и Форнеро - он акцентировал внимание на незавершенности и ограниченном характере едва начавшегося процесса цивилизации в России. По мнению публициста, поверхностный характер петровских реформ был обусловлен не только плохой подготовленностью народа к преобразованиям, но и неправильным выбором учителей. «Русские еще и сейчас такие же, какими были в начале века и накануне [правления] Петра I. И, несмотря на то, что пишут и публикуют об их так называемой цивилизации, на самом деле она привела только к тому, что добавила пороки других наций к недостаткам, которыми [эта нация] уже обладала, ничуть не исправив их характер. [Это произошло] отчасти благодаря неправильному выбору учителей, которые по большей части являлись отбросами Европы»[671].

Иначе говоря, Форнеро полагал, что процесс цивилизации по западному образцу принес России гораздо несравнимо больше вреда, чем пользы, а превозносимые прежде достижения Петра I были мимолетны: царь извлек Россию из мрака и невежества, стремясь «заставить ее на один-единственный миг блеснуть фальшивым сиянием среди других держав»[672], в то время как русский народ, по его мнению, и «вовсе не изменился, он еще так же неразвит, невежествен, суеверен и, может быть, более несчастен, чем раньше»[673]. Россия, единожды, по воле своего царя просиявшая «среди ночного мрака», посеяв изумление и испуг среди европейцев, пронеслась, словно комета по небосводу, и быстро исчезла, не оставив после себя никакого следа, заключал швейцарский публицист. Как видим, Форнеро от привычной для большинства современных публицистов демонстрации существования угрозы со стороны России переходил к доказательству призрачности русского могущества.

Восприятие Российской империи как военного противника в 1799 г. все же вынуждало относиться к ней более реалистично. Российские социальные реалии определенно отождествлялись со схожими категориями французского Старого порядка. Показательны принципиально новые параллели, которые проводил Форнеро между вступившими в военное противоборство Россией и Францией. И не удивительно, что человек эпохи Революции начинал задаваться вопросом о возможности повторения революционного сценария и в самой России. И если такое повторение возможно, то к каким результатам оно может привести. Форнеро не сомневался в том, что царствующий император Павел в результате очередного переворота вскоре лишится престола, на который взойдет или его жена, или сын. Во-первых, русские за семьдесят лет привыкли к мягкому женскому правлению, полагал Форнеро, при котором они пользовались свободой и безнаказанностью (речь, прежде всего, шла о дворянстве). Во- вторых, все сословия, вплоть до крепостных крестьян, ощутили на себе тяжелый и непоследовательный характер Павла I, к тому же, как доказывал автор, идеи Французской революции уже пустили на русской почве глубокие корни: «Поскольку французские принципы имеют больше сторонников среди русской знати, чем полагают, - писал Форнеро, - то вполне возможно, что, развиваясь при внезапном и удачном стечении обстоятельств, они приведут к полноценной революции»[674]. Отметим эту важную особенность: франко-швейцарский публицист обозначал словом «революция» радикальные перемены в общественном устройстве страны, а не простую смену фигур на престоле в результате заговора, поэтому все известные дворцовые перевороты XVIII в. к категории «революций» он не относил. Так или иначе, Форнеро, как и его предшественники, использовал аргументы, доказывавшие неудачу российского цивилизационного проекта и агрессивные планы русских в Европе.

Но пропаганда военного времени не отражала всех аспектов восприятия России, ибо общественное мнение, несмотря на цензуру и репрессивные эпизоды, старалось отстаивать свою автономию.

Особенно это заметно при обращении к источникам, авторы которых относились к лево-республиканскому направлению (т. н. «неоякобинцы»)[675]. Демократически настроенные политики и журналисты в период с мая по август 1799 г. группировались вокруг «общества Манежа» и нескольких редакций (газеты «Journal des hommes libres de tous les pays», «Le père Duchesne» и другие). И хотя в Совете пятисот и Совете старейшин значительное число депутатов придерживались именно таких взглядов, но, как отмечает Б. Гэно, нельзя говорить о существовании в этот момент устойчивой «парламентской группы» с общей дисциплиной и программой действий, и в таких условиях значительно возрастала роль отдельных ярких и решительных публицистов.

К их числу с полным основанием можно причислить и литератора, журналиста (издававшего в 1798-1799 гг. вместе с А. Валькуром газету «L’Indépendant») Луи Леклерка из Вогезов (Leclerc des Vosges)[676]. Своими радикальными взглядами он не раз навлекал на себя огонь критики и даже однажды был арестован и оказался на месяц в Тампле, затем принимал участие в заседаниях общества в Манеже[677]. 6 термидора VII года бывший монтаньяр, а теперь влиятельный член Совета старейшин Э.-Б. Куртуа на заседании палаты обвинил Леклерка в подготовке заговора, попытке воскрешения режима Террора и провозглашения затем монархии. Совет поручил комиссии инспекторов расследовать это обвинение[678].

Но нас в рамках данного исследования интересует только одно сочинение Леклерка, которое пользовалось огромной популярностью и выдержало в 1799 г. неколько изданий, - это его поэма «Русский в Париже»[679].

В этом сатирическом памфлете Леклерк от имени воображаемого русского путешественника, прибывшего в Париж времен Директории после известий с полей битв в Италии, ведет диалог с неназываемым прямо представителем властей. По сути, поэма явилась наиболее острым среди всех других памфлетов, направленных против Директории, а точнее против ее самых видных и влиятельных членов - Ж.-П. Барраса, Л.-М. Ларевельера-Лепо и Ж.-Ф. Ребеля. Интересно, что сам поэтический диалог «русского» с французским «политиком» был представлен именно в форме подражания знаменитой поэме Вольтера. «Русский» в этом контексте - это воображаемый персонаж, обличающий пороки презираемой Директории, тогда как реальные россияне, в этот момент сражавшиеся в Италии и Швейцарии против французских армий, Леклерка не интересовали. В форме этих рифмованных «вопросов» и «ответов» русского и француза, сатирик Леклерк заложил свой ответ на главный вопрос времени: по его мнению, при Директории французы суть недостойные ученики Вольтера и Руссо, а Революция в своем движении оказалась в тупике.

«Русский путешественник» заявлял:

Я прибыл к вам затем,

Чтобы народом вашим восхититься,

Что цепи рвет и обличает палачей,

Что на дымящихся останках трона,

Законных прав своих воздвиг колонну.

Восславить я хочу сенаторов бессмертных,

Отечества всегда служителей примерных.

Держава ваша, им благодаря,

Превращена в огромный арсенал!

Из юношей - сто тысяч батальонов

Один-единственный декрет создал!

Пруссаков кровь обильно проливают, -

Луга и нивы ваши орошают.

Благодаря заветам Ганнибала,

Прошли сквозь ледники Альпийских перевалов.

Их подвиги уже достойны восхищенья,

И судьбоносный меч не знает пораженья![680]

Француз обвинял императора Павла в нежелании развеять «ночь невежества» над Россией, но получает из уст «русского» достойный ответ, ведь именно за новыми знаниями и культурными навыками этот «подданный царя» и прибыл в революционный Париж:

О! наша ночь темна. Ее пределы покидая,

Ученых с мудрецами встретить я бы чаял,

Таланты новые хотел бы я узнать.

Их иностранцу здесь бояться показать?

Или, среди торжеств и ликований праздных,

Сыскать Вольтеру и Руссо нельзя уж равных?

И кто теперь достоин на пьедесталы их взойти?

Своими тропами пройдя по их пути?[681]

Мастер памфлета, Леклерк выворачивает наизнанку набившие оскомину у просвещенной публики стереотипы французской печати о «русской опасности», «русском варварстве» и предлагает все это теперь увидеть иначе, сквозь призму политической сатиры, смелой и язвительной. Политизированный миф о «русском варварстве» рассыпается без следа. Весьма необычный собеседник француза, - «рожденный в северных снегах неуклюжий московит» Петерс-Шубватеков на поверку оказывается образованным человеком, использующим даже латынь, ценителем наук и искусств, который восхищается Революцией. Ситуация, описанная Вольтером еще в далеком 1760 г., повторяется, но в новых условиях. «Ученик» (русский) вновь занимает место «учителя» (француза) и справедливее своих французских современников судит о положении дел во Франции, революционные власти здесь предстают еще большими деспотами, чем Павел I - «царь и гения наследник».

Осознав, что при Директории некогда прекрасная Франция оказалась в упадке и состоянии регресса культуры, «русский» Петерс- Шубватеков разочарован. Завершая явно затянувшуюся беседу, он учтиво прощается с французом, намекая на грядущие во Франции политические перемены: «Прощайте, я вернусь, когда вы станете более свободными!»

Итак, воображаемый Леклерком «россиянин» - это наивный и рафинированный интеллектуал, космополит века Просвещения, обожатель французской культуры, искренне сочувствующий главным идеям Революции. Страха перед русскими в сочинении Леклерка уже не найти. Этот разворот в общественном мнении происходил по внутренним причинам. И это было возможно потому, что под маской «русского» уже отчетливо угадывался свободомыслящий француз, критик ненавистной Директории, осмелевший до такой степени, что, несмотря на острый военный момент, позволил себе независимый и неподвластный никакой цензуре взгляд на образы «других».

* * *

«Деспотическая» Россия представала к концу Революции в качестве подлинного антипода революционной Франции. Оценки ее цивилизации, «национального характера» россиян подчеркивали инаковость страны и ее народа. В основе восприятия России оставались те же идеологемы, что и во времена Петра I, но все же преобладала точка зрения на Россию как на важного политического игрока на европейской сцене, ключевого участника «баланса сил». Но происходили и коренные изменения в восприятии далекой, временами наводящей страх, державы царей. Именно в период 1792-1799 гг. политическая элита Франции стала более реалистично воспринимать Россию, как страну, чье правительство сохраняло крепостное рабство, придерживалось курса на решение международных проблем военным путем и при этом с трудом преодолевало тяжелый экономический кризис. В отличие от стереотипов об Австрии, Пруссии и Англии, представления о России на протяжении 1792-1798 гг. не были отягощены прямым военным столкновением русской армии с Францией.

Внимание французской публики было приковано к новостям российского двора, а отнюдь не к развитию науки, искусства, промышленности, об этом свидетельствовало появление новых памфлетов в жанре «анекдотов» и «историй», изобиловавших подробностями галантной жизни высшего света. В отношении цивилизации России историки и публицисты придерживались диаметрально противоположных точек зрения: большинство, сталкиваясь с реалиями, стремились развенчать образ «просвещенной и цивилизованной» России, меньшинство идеализировали ее.

Представители всех спектров политической элиты занимались конструированием образа России: приспосабливали теории Монтескье и физиократов под текущий момент, развенчивали «прогрессистский миф» об успехах цивилизации усилиями царей, персонифицированная критика монархии - портреты Екатерины и Павла, их гротескные и оскорбительные образы 1794 и 1799 гг. словно повторяют друг друга. Социальная критика общества империи предпринималась достаточно редко, П.-Н. Шантро и Ж.-Б. Шерер относились как раз к числу таких критиков: их представления о структуре сословного общества, его институтах часто были ошибочны, история и современность в них смешаны, но эта социальная критика была обусловлена сосредоточением французских авторов на собственном обществе, годы революционного хаоса актуализировали такой завуалированный взгляд «извне» на Францию. И уже в 1799 г., когда армии России и Франции столкнутся на полях сражений в Италии, Швейцарии, в Средиземноморье, одновременно общество будет находиться во власти стереотипов о «северных варварах», идущих покорить республику и восстановить троны и алтари, тогда как часть политической элиты будет прямо ии косвенно, используя «русский пример», сурово критиковать собственный политический режим Директории, с нетерпением ожидая его скорого падения. Но прогнозы французских политиков и публицистов о скорой «революции» в столице на Неве или регионах империи никак не сбывались, зато возникали предложения о восстановлении отношений с Петербургом и даже о возможном военно-политическом союзе с ним.

Воображаемый «русский», не наивный «московит», но просвещенный космополитичный интеллектуал, снова оказался призван французами на помощь для конструирования границ собственной политической идентичности в момент сложного перехода от одной политической системы к другой. Установление режима Консульства в ноябре 1799 г. подтверждало правоту тех, кто воспринимал Россию не сквозь однообразные клише о надвигающейся угрозе, а как подобие зеркала для французского общества. Но изучение французами своего собственного отражения в этом своеобразном зеркале порождало новые сложные вопросы, и ответить на них удалось уже только в период правления Наполеона Бонапарта.

Заключение

Интерес к России, столь характерный для европейских мыслителей и литераторов века Просвещения, в период революционного десятилетия во Франции не только не исчез, но и приобрел новые оттенки. Конец XVIII столетия стал временем, когда на основе существовавших стереотипов в разных европейских странах начал формироваться новый образ России, успешно реализовывавшей свои внешнеполитические планы в Европе. Сохранявшаяся культурная гегемония Франции и французского языка в Европе обусловливала процесс восприятия России, так сказать, с «французской» точки зрения.

Революционные события заметно отодвинули российскую тематику на второй план. Однако рамки восприятия общественным мнением России оставались прежними. Во французском обществе, пережившем десять лет революционных потрясений и утратившем старые идеалы, ускорилась сама динамика эволюции стереотипных представлений, они приобрели ярко выраженный идеологический оттенок, становились действительно общенациональными. Важно отметить, что сохранение стереотипов о варварстве, агрессивности и деспотизме, якобы присущих русским, представления о неверной модели цивилизации страны «сверху» были обусловлены не только зависимостью политического дискурса о России от революционной динамики и отсутствием контактов между представителями политической элиты (в 1792-1799 гг.), но и реалиями российской жизни, социального уклада и традиционной культуры России, которые в представлении западноевропейских наблюдателей контрастировали с привычной им системой ценностей и принципами социального устройства. Вопрос о генезисе общественного страха перед Россией в связи с идеей угрозы нашествия на Францию остается открытым для исследования, поскольку усилия пропаганды Директории в этом отношении охватывают только 1797-1799 гг., а это явление возникало в разные моменты, как показывает публицистика, как в области коллективного воображаемого, так и в области дипломатии, которая оставалась непубличной, и источники по данному вопросу требуют дополнительного изучения.

Выступавшая в международных делах как полноправный игрок, Россия отражалась в зеркале общественного мнения Франции при помощи особой оптики, в которой основную роль играли те же стереотипы, что и прежде, но в новой идеологической трактовке. Изучение изменений, происходивших с этими стереотипами в последнем десятилетии XVIII в., чрезвычайно важно для воссоздания картины того, что одно общество могло знать о другом и какая часть этих знаний становилась достоянием широких общественных слоев, формируя их представления о других нациях в один из переломных периодов истории, которым явилась Французская революция XVIII в.

Революция конца XVIII в. стала переломным моментом для русско-французского культурного диалога. Служившая для просветителей антимоделью общества Старого порядка, «воображаемая» Россия оказалась для адептов революционного общественного сознания антимоделью самой Революции. Образ России в представлениях политической элиты революционной эпохи выполнял роль образа «Другого», в котором общество нуждалось для конституирования собственных границ и ценностей. Иными были условия формирования этого образа, иной была риторика, к которой прибегали политики, но прежними были стереотипы восприятия России и даже механизмы их воспроизводства были схожи с теми, которые существовали до 1789 г.

Избранная библиография

Источники:

Людовик XVI. Замечания французского короля Людовика XVI на сочинение Рюльера // Русский архив. 1877. Кн. 2. Вып. 8. С. 354-359.

Марат Ж.-П. Памфлеты. М, 1934.

Марешаль С. Страшный суд над королями // Избранные атеистические произведения / Пер. С. И. Великовского. Под ред. Момджяна X. Н. М., 1958. С. 159-176.

Массон Ш. Секретные записки о России. М., 1996.

Робеспьер М. Избранные произведения: В 3 т. М., 1965. Т. 3.

Россия XVIII в. глазами иностранцев / Подгот. текстов, вступ. ст. и коммент. Ю. А. Лимонова. Ленинград, 1989.

Рюльер К.-К. История или анекдоты революции в России в 1762 г. Рюльера // Путь к трону: История дворцового переворота 28 июня 1762 года. М., 1997. С. 423-472.

Сен-Жюст Л. А. Речи. Трактаты. СПб., 1995.

Сегюр Л.-Ф. де. Записки графа Сегюра о его пребывании в России. СПб., 1865.

Сталь Ж. де. Десять лет в изгнании / Пер. с франц., ст. и комм. В. А. Мильчиной. М., 2003.

[Basterot de]. Considérations sur la position actuelle de la France avantages auxquelle elle pourroit prétendre en s’alliant avec la Russie et en contribuant an démembrement de l’empire Ottoman. Р., 1791.

Campagne V. de. Epitre a Paul premier. Р., an VIII.

Chantreau Р.-N. Voyage philosophique, politique et littéraire, fait en Russie pendant les années 1788 et 1789 / Par le citoyen Chantreau trad. du hollandais, avec une augmentation considérable. 2 vol. Р., 1794.

Comeiras V. Tableau Général de la Russie moderne, et Situation Politique de cet Empire au Commencement du XIX-е siècle. Par V. C[omeiras], Continuateur de l’Abrégé de l’Histoire Générale des Voyages. 2 vol. Р., an X (1801-1802).

Dumouriez Ch.-F. Tableau spéculatif de l’Europe. S. l, 1798.

Fortia de Piles A.-T. Voyage de deux Français en Allemagne, Danemark, Suède, Russie et Pologne fait en 1790-1792 et publiée en 1796. 5 vol. Р., 1796.

Idem. Examen de trois ouvrages sur la Russie. Voyage de M. Chantreau. Révolution de 1762. Mémoires secrets. Par Fauteur du voyage de deux français au Nord de l’Europe. Р., an X (1801-1802).

Fornerod. Coup d’oeil sur l’état actuel de la Russie envisagée sous ses rapports physique, moral, économique, politique et militaire ou les Russes tels qu’ils sont. Par un ami de la Vérité. Lausanne, 1799 (Второе издание под названием: L’Antidote, ou les Russes tels qu’ils sont et non tels qu’on les croit, par un ami de la vérité et de la liberté).

Gallet Р. Les puissances de l’Europe au tribunal de la vérité, poëme en trois chants, par Р. Gallet. 1799.

Garran-Coulon J.-Ph. Récherches politiques sur l’état ancien et moderne de la Pologne appliquées a sa dérniere révolution. Р., 1795.

Grand (Le) banquet des empereurs et rois du Nord. S.l. [Paris], S.a. [1793].

Hautefort Ch. V. de. Tableau politique de l’Europe, depuis la Révolution Française, suivi d’un abrégé de l’histoire de France depuis 1787 jusqu’à présent. Р., an VI (1797-1798).

Hauterive A. M.B. de. De l’état de la France à la fin de l’an VIII. Р., an IX (1800).

Idée générale de la Turquie et des Turcs, pour servir à l’intelligence des opérations de la guerre actuelle. Р., 1788.

Lameth A. de. Rapport fait à l’Assamblée nationale au nom des comités diplomatiques, militaires et des recherches sur les moyens de pouvoir a la sûreté tant extérieurs qu’intérieure du royaume. Le 28 janvier 1791. Р., s. a.

Laveaux J.-Ch. Histoire De Pierre III, Empereur De Russie, Imprimée sur un manuscrit trouvé dans les papiers de Montmorin, ancien Ministre des affaires étrangères, et composé par un agent secret de Louis XV, à la cour de Pettersbourg. 3 Vol. Р., an VII (1798-1799).

Lebrun Ch. Comte rendu à la Convention nationale par le ministre des affaires étrangères dans la séance du 26 septembre 1792. Р., 1792.

Leclerc des Vosgues. Le Russe à Р., petit poème en vers alexandrins, imité de M. Ivan Aléthof, composé au mois de vendémiaire, an VII, par M. Péters- Subwathékoff, arrivé de Rastadt, beau-frère de M. Aléthof, mis en lumière avec des notes critiques et politiques pour se conformer aux temps et aux moeurs, par Guillaume Vadé, ex-membre de l’ex-académie de Besançon. Р., an VII.

Lesur Ch. Des progrès de la puissance Russe, depuis son origine jusqu’au commencement du XIX-е siècle. Р., 1812.

Le Voyage en Russie: Anthologie des voyageurs français aux XVIIIe et XIXe ss. Sous la dir. Grève C. de. Р., 1990.

Locatelli F. Lettres moscovites. Königsberg, 1736.

Mallet du Pan J. Du péril de la balance politique de l’Europe ou Exposé des causes qui l’ont altérée dans le Nord, depuis l’avènement de Catherine II au trône de Russie. Londres, 1789.

Maréchal S. Le jugement dernier des rois, prophétie en un acte, en prose. P., an II.

Idem. Histoire de la Russie, réduite aux seuls faits importais, par l’auteur du «Voyage de Pythagore». P., 1807.

Masson Ch. Mémoires secrets sur la Russie et particulièrement sur la fin du régné de Catherine II et le commencement celui de Paul I-er. 4 vol. Amsterdam, 1803.

Mehée de la Touche J.-C.-I. Histoire de la prétendue révolution de Pologne. P., 1792.

Idem. Mémoires particuliers extraits de la correspondance d’un voyage avec feu M. Caron de Beaumarchais sur la Pologne, La Lithuanie, la Russie, Pettersbourg, Moscou, la Crimée etc. Publiée par M. D. Paris et Hambourg. 1807. 2 vls.

Mirabeau H.-G.-R. de. Doutes sur la liberté de l’Escaut. Londres, 1784.

Musset-Pathay V. D. Tableau sommaire de la Russie // La Messelière L.-A. F. de. Voyage a Pettersbourg ou Nouveaux mémoires par M. De La Messelière. P., an XI (1802-1803). P. 1-66.

Ombre (L’) de Catherine II aux Champs Eliysées. Au Kamschatka le 1 janvier 1797. Conférence de Catherine II avec Louis XVI, le grand Frédéric et Pierre le Grand aux Champs Eliysées. A Moscou, janvier 1797. Se trouve à Paris au Bureau Général des Nouveautés. S. l., s.a. [1797].

Peysonnel C. de. Situation politique de la France et ses rapports actuels avec toutes les puissances de l’Europe. Adressées au rois, et à l’Assemblée nationale. Par m. de Peysonnel. S. L, 1789.

Pictet F.-P. Lettre à un seigneur etranger sur la position actuelle de la France, relativement aux autres états de l’Europe. Londres, 1793.

Richer-Serisy J. T. Lettre sur la Russie // Swinton A. Voyage en Norwege, en Danemarck et en Russie dans les années 1788,1789, 1790 et 91. Par Swinton. Trad, de l’anglais, par P. F. Henry; suivi d’une lettre de Richer- Serisy, sur la Russie. T. 2. P., 1798. P. 327-348.

Rulhière Cl.-C. de. Histoire ou anecdotes sur la révolution de Russie en l’année 1762. P., an V (1796-1797).

Scherer J.-B. Anecdotes et recueil de coutumes et de traits d’histoire naturelle particuliers aux différents peuples de la Russie // Par un voyageur qui a séjourné treize ans dans cet Empire. 6 vol. Londres, 1792.

Idem. Annales de la Petite - Russie ou Histoire des Cosaques - Zaporogues et des Cosaques de l’Ukraine ou la Petite-Russie. P., 1788.

Idem. Histoire raisonnée du commerce de la Russie. P., 1788.

Volney C.-F.-Ch. de. Lettre de M. de Volney a m. Le baron de Grimm, chargé des affaires de sa majesté l’impératrice des Russies, a Paris suivie de la réponse de m. le baron de Grimm a m. Chasseboeuf de Volney C.-F.-Ch. de en date du 1-er janvier 1792. P., 1823.

Volney C.-F.-Ch. de. Voyage en Syrie et en Égypte: considérations sur la guerre des Turcs. Textes réunis et revus par A. Deneys-Tunney et H. Deneys. P., 1998.

Корреспонденция, официальные тексты:

Архив князя Воронцова / Под ред. П. И. Бартенева: В 40 т. Т. 9. М., 1876.

Дипломатическая переписка французского полномочного министра при русском дворе Кампредона // Сборник Императорского Русского исторического общества. СПб., 1886. Т. 52.

Aulard A. Paris pendant la reaction thermidorienne et sous le Directoire. Recueil de documents pour l’histoire de l’esprit public a Paris. 5 vol. T. 3. Р., 1898-1902.

Correspondance diplomatique de Talleyrand. Le ministère de Talleyrand sous le Directoire / Sous la red. G. Pallain. Р., 1891.

Recueil des instructions données aux ambassadeurs et ministres de France depuis les traités de Westphalie jusqu’à la Révolution Française / Ed. Rambaud A. (IX. Russie). Р., 1890.

Словари, справочники:

Иностранные специалисты в России в эпоху Петра Великого. Биографический словарь выходцев из Франции, Валлонии, франкоязычных Швейцарии и Савойи. 1682-1727 / Под ред. В. С. Ржеуцкого и Д. Ю. Гузевича, при участии А. Мезен. М., 2019.

Мир Просвещения. Исторический словарь / Под ред. В. Ферроне и Д. Роша. Пер. с итал. Н. Ю. Плавинской под ред. С. Я. Карпа. М., 2003.

Dictionnaire critique de la Révolution Française / Sous la dir. Furet F., Ozouf M. Р., 1988.

Dictionnaire des journalistes 1600-1789 / Sous la dir. de J. Sgard. Oxford, 1999.

Dictionnaire Napoléon / Sous la red. Tulard J. Р., 1987.

Les Français en Russie au siècle des Lumières. Dictionnaire des Français, Suisses, Wallons et autres francophones en Russie de Pierre le Grand à Paul I-er Sous la dir. d’A. Mézin et de V. Rjéoutski. 2 vol. Centre international d’étude du XVIIIe siècle, 2011.

Gallois L. Histoire des journaux et des journalistes de la Révolution Française. 2 vol. Р., 1845-1846.

Histoire et dictionnaire de la Révolution Française 1789-1799. Р., 1988.

Kuscinski A. Dictionnaire des conventionnels. Р., 1916.

Soboul A. Dictionnaire historique de la Révolution française. Р., 1989.

Исследования:

Ададуров В. Война цивилизаций. Социокультурная история русского похода Наполеона. Том 1. Религия - язык. Киев, 2017.

Алексеев М. П. Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей: Введение, тексты и комментарий XIII — XVII вв. 3-е изд. Новосибирск, 2006.

Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа (XVIII - первая половина XIX века). М., 1985.

Алефиренко П. К. Правительство Екатерины II и Французская революция // Исторические записки. М., 1947. № 22. С. 206-251.

Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. М., 2016.

Артемова Е. Ю. Культура России глазами посетивших ее французов (последняя треть XVIII в.) М., 2000.

Бартлетт Р. Поселение иностранцев в России при Екатерине II и проекты освобождения крепостных крестьян // Европейское Просвещение и цивилизация России. М., 2004. С. 255-264.

Бачко Б. Как выйти из террора? Термидор и Революция / Пер. с фр. Д. Ю. Бовыкина. М., 2006.

Бильбасов В. А. История Екатерины II: В 12 т. Т. 12. Ч. 1, 2. Берлин, 1896. (Обзор иностранных сочинений о Екатерине II 1774-1796 гг.)

Богоявленский С. Россия и Франция в 1789-1792 гг. (по материалам перлюстрации донесений французского поверенного в делах в России Эдмона Женэ) // Литературное наследство. М., 1939. Т. 33-34. С. 25-48.

Бовыкин Д. Ю. Признание Людовика XVIII (взгляд из России) // Россия и Франция: XVIII-XX вв. Вып. 5. М., 2004. С. 56-77.

Вовель М. К истории общественного сознания эпохи Великой французской революции // Французский ежегодник. 1983. М., 1985. С. 130-148.

Вощинская Н. Ю. Социокультурная проблематика французской «Россики» последней трети XVIII века: Автореф, дисс. ... канд. культурологии. М., 2005.

Вульф Л. Изобретая Восточную Европу: карта цивилизации в сознании Европы эпохи Просвещения. М., 2003.

Генифе П. Политика революционного террора 1789-1794 / Пер. с франц. Под ред. А. В. Чудинова. М., 2003.

Гладышев А. В. 1814 год: «Варвары Севера» имеют честь приветствовать французов. М., 2019.

Гро Д. Россия глазами Европы // Отечественные записки. 2007. № 5. С. 6-29.

Десне Р. Московия. Россия, московиты, россияне и русские в тестах Вольтера // Вольтер и Россия: Сб. докладов / Под ред. А. Д. Михайлова, А. Ф. Строева. М., 1999. С. 58-66.

Европейское Просвещение и цивилизация России: Сборник статей / Отв. ред. С. Я. Карп, С. А. Мезин. М., 2004.

Заборов П. Р. Русская тема во французской драматургии революционных лет («Петр Великий» Ж.-Н. Буйи) // Великая Французская революция и русская литература. Л., 1990. С. 91-105.

Заиченко О. В. Образ России в немецкой публицистике в первое двадцатилетие после Французской революции. М., 2018.

Зорин А. Л. Кормя двуглавого орла... Литература и государственная идеология в России в последней трети XVIII - первой трети XIX века. М., 2001.

Каменский А. Б. «Под сению Екатерины». Вторая половина XVIII в. СПб., 1992.

Он же. Российская империя в XVIII веке: традиции и модернизация. М., 2000.

Карацуба И. В. «Нация противоречий и парадокса»: историко-публицистический трактата о России Дж. Маккартни // Россия и Запад: Диалог культур. М., 1994. С. 36-48.

Он же. Реформаторы и реформируемые в России XVIII в.: взгляд извне и изнутри // Из истории реформаторства в России. М., 1995. С. 34-42.

Каррер д’Анкосс. Э. Екатерина II. Золотой век в истории России. М., 2006.

Она же. Императрица и аббат. Неизданная литературная дуэль Екатерины II и аббата Шаппа д’Отероша. М., 2005.

Карп С. Я. Французские просветители и Россия. Исследования и новые материалы по истории русско-французских культурных связей второй половины XVIII века. М., 1998.

Козлов В. П. Тайны фальсификации. М., 1994.

Комиссаренко А. И. Русский абсолютизм и духовенство в XVIII в. М., 1990.

Корольков М. Я. Шпион Робеспьера в Черноморском флоте // Голос минувшего. 1916. № 10. С. 72-80.

Кросс Э. Британцы в Петербурге: XVIII век. СПб., 2005.

Кудрявцев О. Ф. Двоякий образ России: Сигизмунд Герберштейн и его предшественники // От средних веков к Возрождению: Сборник статей в честь проф. Л. М. Брагиной. СПб., 2003. С. 186-215.

Он же. О восприятии России в Европе эпохи Возрождения // Новая и новейшая история. 2006. № 2. С. 89-93.

Он же. Неузнанная цивилизация. Заметки по поводу книги Стефана Мунда «Orbis Russiarum». Генезис и развитие представлений о «Русском мире» на Западе в эпоху Возрождения» // Древняя Русь. 2005. № 3 (21). С. 121-126.

Летчфорд С. Е. Французская революция конца XVIII в. и формирование образа России в общественном мнении Франции // Европейское Просвещение и цивилизация России. М., 2004. С. 77-85.

Лихоткин Г. А. Сильвен Марешаль и «Завещание Екатерины II». Л., 1974.

Лиштенан Ф.-Д. Вольтер: Фридрих II или Петр I? // Вольтер и Россия. М., 1999. С. 79-89.

Он же. Русская церковь XVIII в. глазами западных наблюдателей: политический и философский аспекты // Европейское Просвещение и цивилизация России. М., 2004. С. 65-76.

Он же. Россия входит в Европу. Императрица Елизавета Петровна и война за австрийское наследство. 1740-1750. М., 2000.

Мадариага И. де. Россия в эпоху Екатерины Великой. М., 2003.

Манфред А. 3. Наполеон Бонапарт. М., 1971.

Майков Л. Н. Современные рассказы и отзывы о Петре Великом // Русский архив. 1881. Кн. 1. № 1.

Мартин А. Просвещенный метрополис: Созидание имперской Москвы, 1762-1855. М., 2015.

Мезин С. А. Стереотипы России в европейской общественной мысли XVIII века // Вопросы истории. 2002. № 10. С. 150-155.

Он же. Взгляд из Европы. Французские авторы XVIII в. о Петре I. 2-е изд., испр. и доп. Саратов, 2003.

Он же. Дидро и цивилизация России. М., 2018.

Меттан Г. Запад - Россия: тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до украинского кризиса. М., 2016.

Мильчина В. А. Россия и Франция: дипломаты, литераторы, шпионы. СПб., 2004.

Минути Р. Образ России в творчестве Монтескье // Европейское Просвещение и цивилизация России. М., 2004. С. 31-41.

Митрофанов А. А. Образ России во французском памфлете 1789 года «Об угрозе политическому балансу Европы» // Россия и Франция XVIII-XX вв. Вып. 7. М., 2006. С. 57-76.

Он же. Русско-французские отношения в зеркале бонапартистской пропаганды // Французский ежегодник 2006. Наполеон и его время. К 100-летию А. 3. Манфреда (1906-1976). М., 2006. С. 130-145.

Он же. Образ России в политической публицистике Франции периода якобинской диктатуры (на примере «Путешествия в Россию» П.-Н. Шантро) // Новая и новейшая история: Межвузовский сборник научных трудов СГУ. Вып. 23. Саратов, 2008. С. 46-61.

Он же. Французские публицисты первых лет Консульства о России и франко-русских отношениях // Россия и Франция: исторический о XVIII-XIX вв. М., 2008. С. 250-276.

Он же. Революционная публицистика и периодическая печать Франции эпохи якобинской диктатуры о России // Россия и Франция. XVIII-XIX вв. Вып. 9. М., 2009. С. 69-99.

Митрофанов А. А., Промыслов Н. В., Прусская Е. А. Россия во французской прессе периода Революции и Наполеоновских войн (1789- 1814). М., 2019.

Моряков В. И. Проблема абсолютизма в «Истории обеих Индий» Рейналя // Вопросы истории СССР. М., 1972. С. 334-360.

Он же. Россия в «Истории обеих Индий» Г. Рейналя // Вестник МГУ. История. 1989. № 2. С. 3-12.

Нарочницкий А. Л. Вопросы войны и мира в политике якобинцев накануне 9 термидора // Международные отношения. Политика. Дипломатия XVI-XX вв. М., 1964. С. 466-511.

Нойманн И. Использование «Другого»: Образы востока в формировании европейских идентичностей. М., 2004.

Носов Б. В. Установление Российского господства в Речи Посполитой. 1756-1768 гг. М., 2004.

Павленко Я. И. Три так называемых завещания Петра I // Вопросы истории. 1979. № 2. С. 129-144.

Плавинская Я. Ю. «Дух законов» Монтескье и публицистика Великой Французской революции 1789-1799 гг. // От Старого порядка к Революции. К 200-летию Великой Французской Революции: Межвузовский сборник. Л., 1988. С. 145-155.

Промыслов Я. В. Французское общественное мнение о России накануне и во время войны 1812 года. М., 2016.

Проскурина В. Ю. Мифы империи: Литература и власть в эпоху Екатерины II. М., 2006.

Сомов В. А. О книге Ж.-Ш. Лаво «История Петра» III // Книга в России XVI - середины XIX в. Л., 1987. С. 102-116.

Ржеуцкий В. С. Французская колония в Москве в царствование Екатерины II // Россия и Франция. XVIII-XX вв. Вып. 5. М., 2003. С. 30-55.

Ржеуцкий В. С., Банделье А. «Республиканец» Форнеро: швейцарский гувернер против царской пропаганды // Французский ежегодник 2011: Франкоязычные гувернеры в Европе XVII-XIX вв. М., 2011. С. 265-293.

Ростиславлев Д. А. Людовик XVIII и политическая программа Французской эмиграции в эпоху революции конца XVIII в. (По материалам Архива внешней политики Российской империи) // Французский ежегодник 2000: 200 лет Французской революции 1789-1799 гг. Итоги юбилея. М., 2000. С. 176-200.

Строев А. Ф. «Те, кто поправляет фортуну»: Авантюристы Просвещения. М., 1998.

Он же. Россия глазами французов XVIII - начала XIX века // Логос. 1999. № 8 (18). С. 8-41.

Он же. «Россиянин в Париже» Вольтера и «Русской парижанец» Д. И. Хвостова // Вольтер и Россия. М., 1999. С. 31-42.

Он же. Война перьев: французские шпионы в России во второй половине XVIII века // Логос. 2000. № 3. С. 18-43.

Сомов В. А. Французская «Россика» эпохи Просвещения и русский читатель // Французская книга в России в XVIII в. Очерки истории. Л., 1986. С. 173-245.

Он же. Книга о Екатерине II из библиотеки Е. Р. Дашковой // Книжные сокровища. К 275-летию Библиотеки АН СССР. Л., 1990. С. 138-153.

Он же. Французская книга в русской цензуре конца XVIII века // Век Просвещения. Вып. 2. Кн. 1. М., 2008. С. 153-191.

Сорель А. Европа и Французская революция: В 8 т. / Пер. с франц. СПб., 1892-1908.

Стенник Ю. В. Тема Великой Французской революции в консервативной литературе и публицистике 1790-х годов // Великая Французская революция и русская литература. Л., 1990. С. 69-90.

Томашевский Б. В. Жан Кастера, автор «Истории Екатерины II» // Из истории русских литературных отношений XVIII-XX вв. М.; Л., 1959. С. 75-81.

Тырсенко А. В. Эмманюэль Жозеф Сийес и французская либеральная мысль его времени. М., 2005.

Успенский В., Россомахин А., Хрусталев Д. Имперский шаг Екатерины. Россия в английской карикатуре XVIII века. СПб., 2016.

Хабермас Ю. Структурное изменение публичной сферы: исследования относительно категории буржуазного общества. М., 2016.

Черкасов П. П. Двуглавый орел и королевские лилии. Становление русско-французских отношений в XVIII веке. 1700-1775. М., 1995.

Он же. Екатерина II и Людовик XVI. Русско-французские отношения: 1774-1792. 2-е изд. М., 2004.

Чудинов А. В. Французские агенты о положении в Крыму накануне русско-турецкой войны 1787-1791 гг. // Русско-Французские культурные связи в эпоху Просвещения: Материалы и исследования. М., 2001. С. 202-243.

Он же. В какую Сибирь ездили французы в XVIII веке Жильбер Ромм и другие // Российская история. 2014. № 3. С. 62-71.

Шартье Р. Культурные истоки Французской революции. М., 2000.

Штранге М. М. Русское общество и Французская революция 1789— 1794 гг. М., 1956.

Элькина И. М. Шапп д’Отрош и его книга «Путешествие в Сибирь» // Вопросы истории СССР: Сборник статей. М., 1972. С. 381-388.

Она же. Французские просветители и книга Шаппа д’Отроша о России // Вестник МГУ. История. 1973. С. 71-81.

Adamovsky E. Euro-Orientalism: Liberal Ideology and the Image of Russia in France (e. 1740-1880). Oxford; N. Y., 2006.

Anderson M. S. Britain’s Discovery of Russia, 1553-1815. L., 1958.

Baecque A. de. La caricature révolutionnaire. Р., 1988.

Baker K. M. Politique et l’opinion publique sous l’Ancien Régime // Annales ESC. 1987. Janvier-fevrier. Р. 41-71.

Blanc S. Histoire d’une fobie: le Testament de Pierre le Grand // Cahiers du monde russe et soviétique. 1968. Vol. IX. № 3-4. Р. 265-293.

Cabanis A. La Presse sous le Consulat et l’Empire (1799-1814). Р., 1975.

Cadot M. L’image de la Russie dans la vie intellectuelle française. 1839- 1856. Р., 1967.

Idem. Le Voyage en Russie du citoyen Chantreau // L’ours et le coq. Essais en l’honneur de M. Cadot réunis par F.-D. Liechtenhan. Р., 2000. Р. 55-66.

Chaussinand-Nogaret G. La noblesse au XVIII siècle. De la féodalité aux Lumières. Р., 1976.

Idem. (Sous la dir.) Histoire des élites en France du XVIe au XXe siècle: L’honneur. Le mérite. L’argent / G. Chaussinand-Nogaret, J. M. Constant, C. Durandin, A. Jouanna. Р., 1994.

Chevalier A. Claude-Carloman de Rulhière, premier historien de la Pologne: sa vie st son oeuvre historique. Р., 1939.

Corbet Ch. A l’ère des nationalismes: L’opinion française face à l’inconnue russe (1799-1894). Р., 1967.

Groh D. Russland im Blick Europas. 300 Jahre historische Perspektiven. Frankfurt am Main, 1988.

Cross A. Catherine the Great and the British. Nottingham, 2001.

Darnton R. The literary Underground of the Old Regime. Cambrige, Mass., 1982.

Daudet E. Histoire de l’émigration pendant la révolution française. P., 1906.

Dulac G. Quelques exemples de transferts européens du concepte de «civilisation» // Les équivoques de la civilisation. Seyssel, 2005. Р. 106-135.

Gerbod Р. D’une Révolution à l’autre: les Français en Russie de 1789 à 1917 // Revue d’Etudes Slaves. 1985. № 57 (4). Р. 605-620.

Godechot J. Robespierre et la Pologne // Wiek XVIII: Polska i świat. Warsawa, 1974. Р. 369-382.

Griffiths D. Castera-Tooke the first western biographer(s) of Catherine II // Study group on Eighteenth-century Russia newsletter. № 10. 1982. P. 50-62.

Grossbart J. La politique polonaise de la Révolution française // Annales historiques de la Révolution française. 1929. Janvier-fevrier. Р. 35-38.

Handelsman M. La constitution polonaise du 3 mai 1791 et l’opinion française // La Révolution française. T. 58. 1910. Р. 411-434.

Hans N. François Pierre Pictet, Secretary to Catherine II // Slavonic and East European Review. 1958. Vol. XXVI. № 87. P. 481-482.

Hatin E. Histoire politique et littéraire de la presse en France. 8 vol. P., 1859-1861.

Haumant E. La culture française en Russie (1700-1900). Р., 1910.

Jaume L. Le Discours jacobin et la démocratie. Р., 1989.

Kabakova G. Mangeur des chandelles: l’image de Cosaque au XlX-e siècle. Philologiques IV. Transfers culturels triangulaires France-Allemagne- Russie. Sous la dir. De K. Dmitrieva, M. Espagne. Р., 1996. Р. 207-230.

Larivière Ch., de. La France et la Russie au XVIII siècle. Р., 1919.

Idem. Catherine II et la Révolution française. Р., 1895.

Lehovich D. The Testament of Peter the Great // American Slavic and East European Review. Vol. VII. № 2. April 1948. P. 111-124.

Le mirage russe au XVIIIème siècle. Textes reunis et publies par S. Karp et L. Wolff. Ferney-Voltaire, 2001.

Liechtenhan F.-D. Les trois christianismes et la Russie: Les voyageurs occidentaux face à l’Eglise orthodoxe russe (XV-e - XVIII-e siècle). Р., 2002.

Lortholary A. Les «Philosophes» du XVIII-e siècle et la Russie: Le mirage russe en France au XVIII-e siècle. Р., 1951.

Malia M. Russia under western eyes: From the bronze horseman to the Lenin mausoleum. Cambridge, 1999. (Пер. на франц. язык: Malia M.

L’Occident et l’énigme russe: du cavalier de bronze au mausolée de Lénine / Trad. de l’anglais par J.-P. Bardos. P., 2003).

Masson F. Le departement des affaires étrangères pendant la Révolution, 1787-1804. P., 1877.

McNally R. The Origins of Russophobia in France 1812-1830 // American Slavic East and European Review. 1958. Vol. 17. Issue 2. April 1958. P. 173-189.

Mohrenschildt D. S. von. Russia in the intellectual life of eighteenth- century France. N. Y., 1936.

Mund S. Orbis Russiarum: Genèse et développement de la representation du monde «russe» en Occident a la Renaissance. Genève, 2003.

Ollivier-Chakhnovskaya J. La religion orthodoxe vue par les voyageurs français en Russie sous Catherine II // Fastes et cérémonies. L’expression de la vie religieuse XVI-e - XlX-e siècles. Sous la dir. M. Agostino, Fr. Cadilhon. Bordeaux, 2003.

Ollivier J. Les mesures prises dans L’Empire de Russie envers les Français soupçonnés de sympathies révolutionnaires (1792-1799) // Annales historiques de la Révolution française. 2007. № 3. P. 105-127.

Popkin J. The Press in France, 1789-1799: The Press in France, 1789 — 1799. Durham, NC, 1990.

Pingaud L. Les Français en Russie et les Russes en France. P., 1886.

Idem. Un agent secret sous la Révolution et l’Empire: le comte d’Antraigues. P., 1894.

Poniatowski M. Talleyrand et le Directoire 1796-1800. P., 1982.

Rzeuckij V. La colonie francophone de Moscou sous le règne de Catherine Il // Revue des Etudes Slaves. 1996. № 68/4. P. 445-461.

Idem. Les Français de la Volga: la politique migratoire russe des années 1760 et la formation des communautés francophones à Saint-Pétersbourg et à Moscou // Cahiers du Monde Russe et Soviétique. 1998. № 39/3.

Sokolnicki M. Le Testament de Pierre le Grand (Origines d’un prétendu document historique) // Revue des sciences politiques. 1912. T. XXVII. № l. P. 88-98.

Somov V. A. Le livre Castéra d’Artigues sur Catherine II et sa fortune // Catherine II et l’Europe / Sous la dir. A. Davidenkoff. P., 1997. P. 211-223.

Sorel A. L’Europe et la Revolution français. 9 vol. P., 1903-1904.

Wahnich S. L’impossible citoyen: l’étranger dans le discours de la Révolution française. P., 1997.

Wilberger C. H. Peter the Great: a n eighteenth-century hero of our times? // Studies on Voltaire and the eighteenth century. Vol. XCVI. Oxford, 1972. P. 9-127. 

Научное издание

Мир Французской революции

Митрофанов Андрей Александрович

Французская политическая элита периода Революции XVIII века о России

Ведущий редактор Я. А. Волынчик

Редактор Я. Д. Кантемирова

Художественный редактор Л. К. Сорокин

Технический редактор М. М. Ветрова

Выпускающий редактор Я. Я Доломанова

Верстка Т. Т. Богданова

Корректор Е. Л. Бородина

Л. Р. № 066009 от 22.07.1998. Подписано в печать 21.04.2020.

Формат 60x90/16. Печать офсетная. Усл. печ. л. 15,5.

Тираж 1000 экз. Заказ № 2507.

Издательство «Политическая энциклопедия»

127254, Москва, Огородный проезд, д. 14

Почтовый адрес: 127018, Москва, а/я 79.

Тел.: 8 (499) 685-15-75 (общий, факс),

8 (499) 672-03-95 (отдел реализации)

Отпечатано в АО «Первая Образцовая типография»

Филиал «Чеховский Печатный Двор»

142300, Московская область, г. Чехов, ул. Полиграфистов, д. 1

Сайт: www.chpd.ru, E-mail: sales@chpd.ru, тел. 8(499)270-73-59

Примечания

1

Вульф Л. Изобретая Восточную Европу. Карта цивилизации в сознании эпохи Просвещения. М., 2003; Lortholary A. Les «Philosophes» du XVIIIe siècle et la Russie: Le mirage russe en France au XVIII-e siècle. Р., 1951; Malia M. Russia under western eyes: from the bronze horseman to the Lenin mausoleum. Cambridge, 1999.

(обратно)

2

Промыслов Н. В. Французское общественное мнение о России накануне и во время войны 1812 года. М., 2016; Митрофанов А. А., Промыслов Н. В.,Прусская Е. А. Россия во французской прессе периода Революции и Наполеоновских войн (1789-1814). М., 2019; О прессе в эпоху Революции и Наполеона см.: Revolutionary News: Popkin J. The Press in France, 1789-1799. Durham, 1989; Cabanis A. La Presse sous le Consulat et l’Empire (1799-1814). Р., 1975.

(обратно)

3

Pingaud L. Les Français en Russie et les Russes en France. Р., 1886; Haumant E. La culture française en Russie (1700-1900). Р., 1913; Larivière Ch., de. La France et la Russie au XVIII-e siècle. Genève, 1890; Larivière Ch., de. Catherine II et la Révolution française. Р., 1895.

(обратно)

4

См.: Билъбасов В. A. Дидро в Петербурге. СПб., 1884; Минцлов Р. Петр Великий в иностранной литературе. СПб., 1872; Тоитеих М. Diderot et Catherine II. Р., 1899, a также многочисленные публикации в «Сборниках Русского исторического общества», «Русском вестнике» «Русском архиве», «Журнале министерства народного просвещения» и ряде других изданий.

(обратно)

5

Бильбасов В. А. История Екатерины II: В 12 т. Обзор иностранных сочинений о Екатерине II (1774-1796 гг.). Берлин, 1896. Т. 12. Ч. 1.

(обратно)

6

Mallet du Pan J. Du péril de la balance politique de l’Europe ou Exposé des causes qui l’ont altérée dans le Nord, depuis l’avènement de Catherine II au trône de Russie. Londres, 1789.

(обратно)

7

Chantreau Р.-N. Voyage philosophique, politique et littéraire, fait en Russie pendant les années 1788 et 1789 // Par le citoyen Chantreau trad. du hollandais, avec une augmentation considérable. Vol. 1-2. Р., 1794.

(обратно)

8

Fortia de Piles A. Voyage de deux Français en Allemagne, Danemark, Suède, Russie et Pologne fait en 1790-1792 et publiée en 1796. T. 1-5. Р., 1796.

(обратно)

9

Сорель А. Европа и Французская революция: В 8 т. СПб., 1892-1908.

(обратно)

10

Иконников В. И. Сношения Франции и России XV-XVIII вв. СПб., 1893; Безобразов П. В. О сношениях России с Францией, М, 1892. Последний посвятил один из своих очерков отношению к русским во Франции, использовав в качестве источников дипломатические документы и мемуары Жоржеля, Мессельера, Массона и др.

(обратно)

11

См., например: Anderson М. S. Britain’s Discovery of Russia, 1553-1815. L., 1958; McNally R. The Origins of Russophobia in France 1812-1830 // American Slavic East and European Review. 1958. 17 April. P. 173-189.

(обратно)

12

Mohrenschildt D. S. von. Russia in the intellectual life of eighteenth-century France. N. Y., 1936.

(обратно)

13

Lortholary A. Les «Philosophes» du XVIII-e siècle et la Russie: Le mirage russe en France au XVIII-e siècle. P., 1951.

(обратно)

14

См.: Мелло Ж.-Д. Введение // Век Просвещения. Вып. 2. Кн. 1. М., 2008. С. 8-9.

(обратно)

15

Lortholary A. Op. cit. Р. 271.

(обратно)

16

Ibid.

(обратно)

17

Ibid. P. 273.

(обратно)

18

Cadot M. L’image de la Russie dans la vie intellectuelle française. 1839-1856. Р., 1967; Corbet Ch. L’opinion française face à l’inconnue Russe. Р., 1967. В том числе благодаря Кадо изучение русско-французских культурных связей стало одним из наиболее развитых направлений в гуманитарных науках, см., например, сборник: L’ours et le coq. Essais en l’honneur de M. Cadot réunis par F.-D. Liechtenhan. Р., 2000.

(обратно)

19

Corbet Ch. Op. cit.

(обратно)

20

Ibid. P. 18 (Notes).

(обратно)

21

Cadot M. L’image de la Russie... 1967.

(обратно)

22

Cadot M. Le Voyage en Russie du citoyen Chantreau // L’ours et le coq. Essais en l’honneur de M. Cadot réunis par F.-D. Liechtenhan. P., 2000. P. 55-66.

(обратно)

23

Woenzel van W. Etat présent de la Russie. St.-Petersbourg; Leipzig, 1783.

(обратно)

24

Les Archives de l'Est et la France des Lumières. Guide des archives et inédits / Sous la dir. de G. Dulac et S. Karp. 2 vol. Р., 2007.

(обратно)

25

Мезин С. A. Стереотипы России в европейской общественной мысли XVIII века // Вопросы истории. 2002. № 10. С. 150-155.

(обратно)

26

См.: Мезин С. А. Стереотипы России...; Jourdan E. Le Testament apocryphe de Pierre le Grand. Universalité d’un texte (1794-1836) // Bulletin de l’Institut Pierre Renouvin. 2004. № 18. (электронный ресурс: https://www.pantheonsorbonne.fr/autres-structures-de-recherche/ipr/les-revues/bulletin/tous-les-bulletins/bulletin-n-18-centre-detudes-des-slaves/elena-jourdan-le-testament-apocryphe-de-pierre-le-grand/ дата обращения 10.11.2019.).

(обратно)

27

Мильчина В. Л. Россия в католической и протестантской французской прессе «Correspondent» и «Semeur», 1840-1846 // Россия и Франция: дипломаты, литераторы, шпионы. СПб., 2004. С. 291-317; она же. «Русский мираж» французских легитимистов 1830-1840-е гг. // Там же. С. 344-389.

(обратно)

28

О роли прессы в формировании образов других стран см. также: Рета П. Исповедь исследователя XVIII века // История продолжается. Изучение восемнадцатого века на пороге двадцать первого. М.; СПб.; Ферней-Вольтер, 2001. С. 218 и далее. См. также: L’instrument périodique: la fonction de la presse au XVIII siècle. Lyon, 1985; Naissance du journal révolutionnaire. 1789. Lyon, 1989.

(обратно)

29

Штранге M. M. Русское общество и Французская революция 1789— 1794 гг. М., 1956; Джеджула К. Е. Россия и Великая французская буржуазная революция конца XVIII в. Киев, 1972; Орлик О. В. Передовая Россия и революционная Франция. М., 1973; Итенберг Б. С. Россия и Великая французская буржуазная революция. М., 1988.

(обратно)

30

Васильев А. А. Роялистский эмигрантский корпус принца Конде в Российской империи (1798-1799) // Великая Французская революция и Россия. М., 1989. С. 314-338; Карп С. Я. Бриссо о «Наказе» Екатерины II Уложенной Комиссии 1767 г. // Там же. С. 512-516; Сироткин В. Г. Абсолютистская реставрация или компромисс с революцией? (об одной малоизвестной записке Екатерины Великой) // Там же. С. 273-288.

(обратно)

31

Летчфорд С. Я. Французская революция конца XVIII в. и формирование образа России в общественном мнении Франции // Европейское Просвещение и цивилизация России. М., 2004. С. 77-85; Мильчин К. А. Образ России на страницах газеты «Monituer universel» в 1799 году // Россия и Франция XVIII-XX вв. Вып. 6. М., 2005. С. 53-68.

(обратно)

32

Летчфорд С. Я. Указ. соч.

(обратно)

33

Бартлетт Р. Поселение иностранцев в России при Екатерине II и проекты освобождения крепостных крестьян // Европейское Просвещение... С. 255-264.

(обратно)

34

Годжи Дж. Колонизация и цивилизация: русская модель глазами Дидро // Европейское Просвещение... С. 212-236; Goggi G. Diderot et la Russie: quelques remarques sur une page de la première édition de l'«Histoire des deux Indes» // L’Encyclopédie, Diderot, l’esthétique. Р., 1991; Goggi G. Diderot et l’abbé Baudeau: les colonies de Saratov et la civilisation de la Russie // Recherches sur Diderot et sur l’Encyclopédie. № 14. Avril 1993.

(обратно)

35

Dulac G. Diderot et «la civilisation» de la Russie // Denis Diderot 1713— 1784. Colloque international. Р., 1984.

(обратно)

36

Карп С. Я. Французские просветители и Россия. Исследования и новые материалы по истории русско-французских культурных связей второй половины XVIII века. М., 1998; он же. Образовательные учреждения Екатерины II глазами шведских физиократов (1773-1775) // Отношения между Россией и Францией в европейском контексте (в XVIII-XIX вв.). История науки и международные связи. М., 2002. С. 82-91.

(обратно)

37

Лебедева Е. И. История литературной корреспонденции А. М. Блен де Сен-Мора в Россию // Русско-французские культурные связи в эпоху Просвещения: Материалы и исследования. М., 2001. С. 167-189.

(обратно)

38

Мезин С. А. Взгляд из Европы. Французские авторы XVIII в. о Петре I. Саратов, 2003.

(обратно)

39

Мерво К. Портреты Екатерины II в переписке Вольтера // Вольтер и Россия. М., 1999. С. 90-97.

(обратно)

40

Минути Р. Образ России в творчестве Монтескье // Европейское Просвещение... С. 31-41.

(обратно)

41

Плавинская Н. Ю. «Наказ» Екатерины II во Франции в конце 60-х - начале 70-х годов XVIII в.: переводы, цензура, отклики в прессе // Русско- французские культурные связи... С. 9-36.

(обратно)

42

Черкасов П. П. Двуглавый орел и королевские лилии. Становление русско-французских отношений в XVIII веке. 1700-1775. М., 1995; он же. Екатерина Il и Людовик XVI. Русско-французские отношения: 1774-1792. 2-е изд. М., 2004.

(обратно)

43

Чудинов А. В. «Русский принц» и француз-«цареубийца» (История необычного союза в документах, исследованиях и художественной литературе) // Исторические этюды о Французской революции. Памяти В. М. Далина (К 95-летию со дня рождения). М., 1998. С. 88-120.

(обратно)

44

Belissa М. La Russie mise en Lumières. Représentations et débats autour de la Russie dans la France du xviiie siècle. Р., 2010.

(обратно)

45

Коробочко A. И. «Энциклопедия» Дидро и Россия // Труды гос. Эрмитажа. Л., 1975. Т. 16; Wilberger С. Н. Peter the Great: an eighteenth-century hero of our times? I I Studies on Voltaire and the eighteenth century. Oxford, 1972. Vol. XCVI. P. 9-127.

(обратно)

46

Вулъф Л. Изобретая Восточную Европу: карта цивилизации в сознании Европы эпохи Просвещения. М., 2003.

(обратно)

47

Карп С. Я. [Рец. на кн.]: Вульф Л. Изобретая Восточную Европу: карта цивилизации в сознании эпохи Просвещения (2003) // Век Просвещения. Вып. 1. М., 2006. С. 502-506.

(обратно)

48

Нойманн И. Использование «Другого»: Образы востока в формировании европейских идентичностей. М., 2004.

(обратно)

49

Бестужев-Рюмин К. Я. Чему учит русская история // Древняя и Новая Россия. 1877. № 1; Борисовский Б. Водевиль с подлогом // История. Научно- популярные очерки. М., 1985; Данилова E. Н. «Завещание» Петра Великого // Труды Историко-архивного института. Т. 2. 1946. С. 203-270; переизд.: Проблемы методологиии и источниковедения истории внешней политики России: Сб. ст. М., 1986; Козлов В. П. Тайны фальсификации. М., 1994. С. 77-89; Мезин С. А. Взгляд из Европы... Гл. V; Павленко Н. И. Три так называемых завещания Петра I // Вопросы истории. 1979. № 1-2; Шубинский С. Н. Мнимое завещание Петра Великого // Древняя и Новая Россия. 1877. № 1. С. 99; Blanc S. Histoire d’une fobie: le Testament de Pierre le Grand // Cahiers du monde russe et soviétique. Vol. IX. № 3-4. 1968. Р. 265- 293; Jourdan Е. Le Testament apocryphe de Pierre le Grand: Universalité d’un texte (1794-1836) // Bulletin de l’Institut Pierre Renouvin. № 18, printemps 2004. URL: http://ipr.univP.1.fr/spip.php7article204; Sokolnicki M. Le Testament de Pierre le Grand (Origines d’un prétendu document historique) // Revue de sciences politiques. T. XXVII. № 1. 1912. Р. 88-98.

(обратно)

50

Cm.: Blanc S. Op. cit.

(обратно)

51

Лихоткин Г. А. Сильвен Марешаль и «Завещание Екатерины II». Л., 1974.

(обратно)

52

Сомов В. А. Французская «Россика» эпохи Просвещения и русский читатель // Французская книга в России в XVIII в. Очерки истории. Л., 1986. С. 173-245; Somov V. А. Le livre Castéra d’Artigues sur Catherine II et sa fortune // Catherine II et l’Europe / sous la dir. A. Davidenkoff. Paris, 1997. Р. 211-223.

(обратно)

53

Артемова Е. Ю. Впечатления французских путешественников о русской культуре последней трети XVIII в. // Культура средних веков и нового времени. М., 1987. С. 69-79; она же. Записки французских путешественников о культуре России последней трети XVIII в. // История СССР. 1988. № 3. С. 165-173; она же. Облик российских городов в последней трети XVIII в. в записках французских путешественников // Россия и Франция XVIII-XIX вв. Вып. 1. М., 1995. С. 69-82; она же. Культура России глазами посетивших ее французов (последняя треть XVIII в.) М., 2000.

(обратно)

54

Артемова Е. Ю. Культура России... С. 213.

(обратно)

55

Карацуба И. В. Россия последней трети XVIII - начала XIX в. в восприятии английских современников. Автореферат дис.... канд. ист. наук. М., 1986. С. 20-21; она же. Реформаторы и реформируемые в России XVIII в.: взгляд извне и изнутри // Из истории реформаторства в России. М., 1991; она же. «Нация противоречий и парадокса»: историко-публицистический трактат о России Дж. Маккартни (1768 г.) // Россия и Запад: диалог культур. М., 1994.

(обратно)

56

Мезин С. А. Дидро и цивилизация России. М., 2018.

(обратно)

57

Там же. С. 187-214.

(обратно)

58

Там же. С. 150.

(обратно)

59

Liechtenhan F.-D. Les trois christianismes et la Russie: Les voyageurs occidentaux face à l’Eglise orthodoxe russe (XV-e - XVIII-e siècle). Р., 2002. Cm. также статью: Лиштенан Ф.-Д. Русская церковь XVIII века глазами западных наблюдателей: политический и философский аспекты // Европейское Просвещение... С. 65-76.

(обратно)

60

Liechtenhan F.-D. Ор. cit. Р. 175.

(обратно)

61

Партаненко Т. В. Образ России во Франции XV - начала XX в. (по материалам мемуарных и дневниковых свидетельств): Автореферат дис.... канд. филос. наук. СПб., 2001.

(обратно)

62

См.: Партаненко Т. В., Ушаков В. А. Взаимовосприятие России и Запада (XVIII - первая половина XIX в.). СПб., 2006.

(обратно)

63

Заметим, что именно в конце XVIII в. споры о путях цивилизации России приобрели новую актуальность: революционеры в дебатах апеллировали к идейному наследию просветителей и не могли обойти стороной «русскую тему». (О роли наследия Дидро и спорах о России см.: Мезин С. А. Дидро и цивилизация России. М., 2018.)

(обратно)

64

Вощинская Н. Ю. Социокультурная проблематика французской «Россики» последней трети XVIII века: Автореф, дис. ... канд. культурологии. М., 2005.

(обратно)

65

В историографии последнего десятилетия эта тенденция ярко представлена также в работе В. Ададурова.

(обратно)

66

Неклюдова М. «Общая картина современной России» Виктора Комераса (К вопросу о типологии европейской «Россики») // Тыняновский сборник. Вып. 11. М., 2002. С. 79-99.

(обратно)

67

В. С. Ржеуцкий и А. Банделье отмечают: «Важным аспектом является критика русской пропаганды. Большая часть книги прямо или косвенно посвящена этому вопросу: говоря о численности русской армии или о ее победах, Форнеро стремится везде показать лживость образа, который представляют западной публике русский двор, льстецы-философы и часть европейской прессы, которую автор называет «продажной» и «пристрастной». Ржеуцкий В. С., Банделье А. «Республиканец» Форнеро: швейцарский гувернер против царской пропаганды // Французский ежегодник 2011: Франкоязычные гувернеры в Европе XVII-XIX вв. М., 2011. С. 292.

(обратно)

68

Промыслов Н. В. Французское общественное мнение о России накануне и во время войны 1812 года. М., 2016.

(обратно)

69

Гладышев А. В. 1814 год: «Варвары Севера» имеют честь приветствовать французов. М., 2019.

(обратно)

70

Промыслов Н. В. Указ. соч. С. 250.

(обратно)

71

Митрофанов А. А., Промыслов Н. В., Прусская Е. А. Россия во французской прессе периода Революции и Наполеоновских войн (1789-1814). М., 2019.

(обратно)

72

Гладышев А. В. Указ. соч.

(обратно)

73

Проскурина В. И. Мифы империи. Литература и власть в эпоху Екатерины II. М., 2006; она же. Империя пера Екатерины II: литература как политика. М., 2017.

(обратно)

74

Проскурина В. И. Империя пера Екатерины II... С. 9.

(обратно)

75

Мильчина В. А. Россия и Франция... СПб., 2004; Неклюдова М. С. «Общая картина современной России» Виктора Комераса (К вопросу о типологии европейской Россики) // Тыняновский сборник. Вып. 11. М., 2002; Нойманн И. Указ, соч.; Kabakova G. Mangeur des chandelles: l'image de Cosaque au XIX-е siècle. Philologiques IV. Transfers culturels triangulaires France- Allemagne-Russie. Sous la dir. De K. Dmitrieva, M. Espagne. Р., 1996. Р. 207-230.

(обратно)

76

Классический пример историко-публицистического жанра, получивший большую известность после издания на нескольких языках, в т. ч. на русском: Меттан Г. Запад - Россия: тысячелетняя война. 2-е изд., доп. М., 2017. См. рецензию: Черкасов П. П. Русофобия: реальность или миф? По страницам книги Ги Меттана // Новая и новейшая история. 2017. № 3. С. 169-181.

(обратно)

77

Malia М. Russia under western eyes: From the bronze horseman to the Lenin mausoleum. Cambridge, 1999. Ссылки даются по изданию в переводе на французский язык: Malia М. L’Occident et l’énigme russe: du cavalier de bronze au mausolée de Lénine / Trad. de l’anglais par J.-Р. Bardos. Р., 2003.

(обратно)

78

Malia M. Op. cit. Р. 104.

(обратно)

79

Ibid. Р. 96.

(обратно)

80

Ibid. Р. 102.

(обратно)

81

Ibid. Р. 97.

(обратно)

82

Malia M. Op. cit. P. 107.

(обратно)

83

Adamovsky E. Euro-Orientalism: liberal ideology and the image of Russia in France (c. 1740-1880). Oxford, N. Y., 2006.

(обратно)

84

Дж. Годжи, Ж. Дюлак, С. Я. Карп, С. А. Мезин и др.

(обратно)

85

Отношение просветителей к проблеме «просвещенного деспотизма» на примере русских государей, к проектам колонизации России, да и к возможности цивилизации империи демонстрирует плюрализм многочисленных альтернативных «образов» России, в период космополитизма и доминирования французского языка особая «национальная оптика» восприятия другой страны размывалась. См.: Европейское Просвещение и цивилизация России. М., 2004.

(обратно)

86

Т. н. «консерваторами» условно можно назвать ту часть просвещенной элиты, которая состояла из высшей аристократии, духовенства, верхних страт «третьего сословия», а «левыми» - философов и литераторов, критиковавших двор, сословное неравенство, религиозную нетерпимость и цензуру. При этом двор, аристократия, литераторы, журналисты придерживалась общих ценностей, чиновники молчаливо покровительствовали «литературной республике». См., например: Дарнтон Р. Поэзия и полиция. М., 2018. Из работ Дарнтона видно, что и подлинной оппозицией двору были высшие аристократы и их клиентела, которые вовсе не считаются идеологами либерализма, речь часто шла о борьбе за влияние на власть и общественное мнение.

(обратно)

87

Анализ понятия «буржуазия» в историографии с учетом исследований последних десятилетий см.: Чудинов Л. В. Французская революция: история и мифы. М., 2007. С. 27-29.

(обратно)

88

Ададуров В. Война цивилизаций: социокультурная история русского похода Наполеона. Т. 1. Киев, 2017.

(обратно)

89

Ададуров В. Указ. соч. С. 15. Отметим, что в нашем исследовании уделяется внимание как полярным представлениям о России периода 1789— 1799 гг., так и промежуточным «версиям»: от скептического взгляда до восторга перед Россией как «последним бастионом Просвещения». О возникновении русофобии в недрах исполнительной власти Франции см., например: Митрофанов А. А. Россия как «антипод Французской революции»: политическое бюро Директории и генезис русофобии во Франции // Диалог со временем. № 64. 2018. С. 102-111.

(обратно)

90

По мнению В. Ададурова, яркими примерами реакции французской общественной мысли последнего двадцатилетия XVIII в. являются тексты П.-Ш. Левека и Ш.-Ф. Массона. См.: Ададуров В. Указ. соч. С. 14-15.

(обратно)

91

Отметим только «знаковые» работы по теме: Bergeron L., Chaussinand-Nogaret G. Les «masses de granit». Cent mille notables du Premier Empire. Р., 1979; Chaussinand-Nogaret G. La noblesse au XVIII siècle. De la féodalité aux Lumières. Р., 1976; Histoire des élites en France du XVIe au XXe siècle: L’honneur. Le mérite. L’argent / G. Chaussinand-Nogaret, J. M. Constant, C. Durandin, A. Jouanna. Р., 1994; Le Bozec C. Élites - Révolution - Transition (1760-1830) // Cahiers d’Histoire. Revue d’histoire critique. № 73. 1998. Р. 35-45.

(обратно)

92

Чудинов A, В. Просвещенная элита (к истории понятия) // Французский ежегодник. М., 2001. С. 266-279.

(обратно)

93

Furet F., Richet D. La Révolution française. 2e éd. Р., 1973. Р. 63.

(обратно)

94

Шартье Р. Культурные истоки Французской революции. М., 2001. С. 19.

(обратно)

95

Там же. С. 21-22.

(обратно)

96

Там же. С. 25-26.

(обратно)

97

Histoire des élites en France du XVIe au XXe siècle... Р. 269.

(обратно)

98

Важную роль сыграют выходцы из т. н. «литературной богемы» («Rousseau du ruisseau») - широкой прослойки литераторов, либеллистов, не имевших до 1789 г. доступа к привилегиям, «выброшенных за пределы» корпорации, но имевших затем большое значение в Революции: Darnton R. The Literary Underground of the Old Régime. Cambridge, 1982. (франц. издание: Darnton R. Bohème littéraire et Révolution. Le monde des livres au XVIIIe siècle. Р., 1983).

(обратно)

99

Особенно отметим роль национальной гвардии и революционной армии как центра формирования новой элиты 1789-1799 гг. См.: Bertaud J.-P. La Révolution armée: les soldats-citoyens et la Révolution française. Р., 1979; Forrest A. The Soldiers of the French Révolution. Duke University Press, 1990; Idem. Napoléons Men: The Soldiers of the Révolution and Empire. N. Y., 2002.

(обратно)

100

Histoire des élites en France du XVIe au XXe siècle... Р. 280.

(обратно)

101

К числу нотаблей во Франции обычно относят: чиновничество всех уровней, дипломатов, офицерский корпус, парламентариев и судей, ученых и педагогов, включенных в государственные институции, и т. д. См.: Gremion Р. Le Pouvoir périphérique. Bureaucrates et notables dans le système politique français. Р., 1976; Coronel J.-L. « Notables » // Boutin C., Dar O. d et. Rouvillois F. (Sou la dir.). Le Dictionnaire du conservatisme. Р., 2017.

(обратно)

102

См.: Ослоп А. Уолтер Липпман о стереотипах: выписки из книги «Общественное мнение» // Социальная реальность. 2006. № 4. С. 126. (Липпман У. Общественное мнение. М., 2004.)

(обратно)

103

См., например: Александренков Э. Г. «Этническое самосознание» или «этническая идентичность» // Этнографическое обозрение. 1996. № 3. С. 13-23; Кцоева Г. У. Опыт эмпирического исследования этнических стереотипов // Психологический журнал. Т. 7. № 2. 1986. С. 41-50; Солдатова Г. У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.

(обратно)

104

Миллер А. И. О дискурсивной природе национализмов // Pro et contra. 1997. Т.2. № 4. С. 141.

(обратно)

105

См. также: Stereotypes and Nations / Ed. by Walas T. Cracow: International Cultural Centre, 1995.

(обратно)

106

См. подробнее: Стефаненко T. Г. Этнопсихология. 4-е изд. М., 2008; она же. Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности. М., 1999.

(обратно)

107

Филюшкина С. Национальный стереотип в массовом сознании и литературе (опыт исследовательского подхода) // Логос. 2005. № 4 (49). С. 142.

(обратно)

108

Farge A. Dire et mal dire: L’Opinion publique au XVIIIe siècle. Р., 1992; Gunn J. A. V. Queen of the World: Opinion in the Public life of France from the Renaissance to the Revolution. Oxford, 1995; Habermas J. Strukturwandel der Öffentlichkeit [1962]. Frankfurt a. M., 1990. (франц. перевод: Habermas J. L’Espace public. Archéologie de la publicité comme dimension constitutive de la société bourgeoise. Р., 1996); Baker K. M. Politique et opinion publique sous l'Ancien Regime // Annales ESC. 1987. Р. 41-71; Baker K. M. Au tribunal de l’opinion. Essai sur l’imagerie politique au XVIII siècle. Р., 1993; Ozouf M. Le concept de l'opinion publique au XVIII siecle // Ozouf. M. L'homme régénéré: Essais sur la Revolution Française. Р., 1989.

(обратно)

109

Baker K. M. Op. cit. Р. 55.

(обратно)

110

См.: Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания. М., 1996; Тартароло Э. Общественное мнение // Мир Просвещения. М., 2003. С. 290.

(обратно)

111

Вовелъ М. К истории общественного сознания эпохи Великой французской революции // Французский ежегодник. 1983. М., 1985. С. 130-148; Wahnich 5. L’impossible citoyen: l’étranger dans le discours de la Révolution française. Р., 1997.

(обратно)

112

Baker К. М. Ор. cit. Р. 55. Подробнее об этом см.: Ganochaud С. L’opinion publique chez Jean-Jacques Rousseau. Р., 1980.

(обратно)

113

Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. Трактаты / Пер. с франц. А. Д. Хаютина, В. С. Алексеева-Попова. М., 1998. С. 310-311.

(обратно)

114

См.: Руссо Ж.-Ж. Указ. соч. С. 220. См. об этом также: Ноэль-Нойман Э. Указ. соч. С. 126-127.

(обратно)

115

Цит. по: Baker К. М. Op. cit. P. 56.

(обратно)

116

Цит. по: Тартароло Э. Указ. соч. С. 290.

(обратно)

117

Цит. по: Baker K. M. Op. cit. P. 56.

(обратно)

118

См.: Шартье Р. Книги, читатели, чтение // Мир Просвещения. М., 2003. С. 295-300. За XVIII в. число газет, распространявшихся во Франции, возросло с нескольких десятков до 277 (1789 г.), появлялись новые типы газет, ученая и литературная периодика уступала первое место изданиям общественно-политическим, а пресса превращалась в удобный инструмент политических дискуссий вокруг важнейших событий.

(обратно)

119

Подробнее об этом см.: Farge Л. Dire et mal dire. L’opinion publique au XVIII-e siècle. L’opinion publique au XVIII-e siècle. Р., 1992.

(обратно)

120

См.: Тартароло Э. Указ. соч. С. 292, 293.

(обратно)

121

Шартье Р. Культурные истоки Французской революции. М., 2001. С. 43, 45.

(обратно)

122

Цит. по: Генифе П. Политика революционного террора: 1789-1794. М., 2003. С. 159.

(обратно)

123

Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. М., 1991. С. 310 (Общественное мнение).

(обратно)

124

См.: Энциклопедический социологический словарь / Общая ред. Осипова Г. В. М., 1995. С. 411-412.

(обратно)

125

РГАСПИ. Ф. 317 (М.-А. Жюльен). Оп. 1. Д. 219; АВПРИ. Ф. 44/4. Оп. 1. Сношения России с Гамбургом, ед. хран. 323 (В данном фонде сосредоточены материалы о деятельности агентов французских властей в сфере пропаганды (за период 1799-1800 гг.). Национальный Архив Франции.

(обратно)

126

О французской периодической печати см., например: Histoire générale de la presse française / Sous la dir. Bellanger C. Vol. 1. Р., 1969; Bertaud J.-Р. C’était dans le Journal pendant la Révolution Française. Р., 1988; Cabanis A. La presse sous le Consulat et l’Empire (1799-1814). Р., 1975. Feyel G. La presse en France des origines à 1944. Р., 1999; Gallois L. Histoire des journaux et des journalistes de la Révolution Française. Vol. 2. Р., 1845-1846; Popkin J. D. Revolutionary news. The press in France 1789-1799. Durham; L., 1990.

(обратно)

127

Митрофанов A. A., Промыслов Н. В., Прусская Е. A. Указ. соч.

(обратно)

128

Mallet du Pan. Du péril de la balance politique de l’Europe ou Exposé des causes qui l’ont altérée dans le Nord, depuis l’avènement de Catherine II au trône de Russie. Londres, 1789.

(обратно)

129

Basterot compte de. Considérations sur la position actuelle de la France avantages auxquelle elle pourroit prétendre en s’alliant avec la Russie et en contribuant an démembrement de l’empire Ottoman. Р., 1791.

(обратно)

130

Chantreau Р.-N. Voyage philosophique, politique et littéraire, fait en Russie pendant les années 1788 et 1789 / Par le citoyen Chantreau trad. du hollandais, avec une augmentation considérable. Vol. 1-2. Р., 1794.

(обратно)

131

Scherer J.-B. Anecdotes et recueil de coutumes et de traits d’histoire naturelle particuliers aux différent peuples de la Russie / Par un voyageur qui a séjourné treize ans dans cet Empire. V. 1-6. Londres, 1792.

(обратно)

132

Castéra J. Vie de Catherine II, impératrice de Russie. Vol. 1-2. Р., 1797.

(обратно)

133

Laveaux J.-Ch. Histoire De Pierre III, Empereur De Russie, Imprimée sur un manuscrit trouvé dans les papiers de Montmorin, ancien Ministre des affaires étrangères, et composé par un agent secret de Louis XV, à la cour de Pettersbourg. Р., An VII [1799]. 3 Vol.

(обратно)

134

Fornerod. Coup d’oeil sur l’état actuel de la Russie envisagée sous ses rapports physique, moral, économique, politique et militaire ou les Russes tels qu’ils sont. Par un ami de la Vérité. Lausanne, 1799.

(обратно)

135

Rulhière Cl.-C. de. Histoire ou anecdotes sur la révolution de Russie en l’année 1762. Р., 1797.

(обратно)

136

Richer-Serisy J. T. Lettre sur la Russie // Voyage en Norvège, en Danemarck et en Russie dans les années 1788, 1789, 1790 et 91. Par A. Swinton. Р., 1797. T. 2; интерес для реконструкции образа России представляет богатая публицистика монархистов, например: L’Ombre de Catherine II aux Champs Eliysées. Au Kamtchatka le 1 janvier 1797: Conférence de Catherine II avec Louis XVI, le grand Frédéric et Pierre le Grand aux Champs Eliysées. A Moscou, janvier 1797. Se trouve à Р. au Bureau Général des Nouveautés.

(обратно)

137

Сомов В. A. Французская «Россика» эпохи Просвещения и русский читатель // Французская книга в России XVIII в. Л., 1986. С. 173-245. В 2008 г. этот список был дополнен и уточнен В. А. Сомовым, см.: Сомов В. А. Французская книга в русской цензуре конца XVIII века // Век Просвещения. Вып. 2. Кн. 1. М., 2008. С. 153-191.

(обратно)

138

[Mallet du Рап] Du péril de la balance politique de l’Europe... 1789. Малле дю Пан, Жак (1749-1800). В канун Революции сотрудничал в «Mercure de France». В 1789 выступил сторонником реформ, что добавило к его славе публициста ореол идеолога конституционной монархии. Из эмиграции (с 1792 г.) он вел памфлетную войну против Конвента, Директории и Бонапарта. В Лондоне издавал альманах «Mercure britannique». О нем см.: Сергиенко В. Ю. Французская революция глазами конституционных монархистов (опыт эмиграции) // Французский ежегодник. 2001. М., 2001. С. 187-200; она же. Малле дю Пан и его Размышления о Французской революции // Актуальные проблемы всеобщей истории. Ростов-на-Дону, 2002. С. 138-147; она же. Конституционные монархисты-эмигранты времен Французской революции конца XVIII века // Новая и Новейшая история. 2003. № 5. С. 59- 74; Descostes F. La Révolution Française. Vue de l’etranger 1789-1799. Tours, 1897; Gallois L. Histoire des journaux et des journalistes de la Révolution Française. Р., 1845-1846. T. 2; Histoire générale de la presse française / Sous la dir. de C. Bellanger, J. Godechot et autres. Р., 1962. T. 1. Подробный анализ произведения: Митрофанов А. А. Образ России во французском памфлете 1789 года «Об угрозе политическому балансу Европы» // Россия и Франция XVIII-XX вв. Вып. 7. М., 2006. С. 57-76.

(обратно)

139

Mehée de la Touche J-C. Histoire de la prétendue révolution de Pologne. Р., 1792. Мейе де ля Туш, Жан-Клод-Ипполит (1760-1826). В юности полицейский служащий, с 1787 г. жил в Польше по заданию торгового дома К. де Бомарше, затем в России. В 1791 вновь в Польше (журналист «Gazette de Varsovie»). Резкие выступления Мейе против Конституции 3 мая стали причиной его выезда во Францию, где он успел побывать секретарем Тальена в Парижской коммуне и поработать редактором некоторых газет, а затем занимал многие должности в революционной администрации и в итоге оказался среди доверенных лиц министра полиции Фуше. О нем см.: Olivier В. Les Espions de la Révolution et de l’Empire. Р., 1995; Lojek J., Moureau F. Mehée de la Touche // Dictionnaire des journalistes. Grenoble, 1983. Р. 147-149; Cobban A. The Great Mystification of Méhée de la Touche // Bulletin of the Institute of Historical Research, University of London. 1968. T. XLI. Р. 100-106.

(обратно)

140

Пейсонель Клод-Шарль, де (1727-1790), в последние годы своей жизни сотрудничавший с Ж.-А. де Кондорсе, не раз обращался к русской теме. Ему принадлежат: Examen du livre intitulé «Considérations sur la guerre actuelle des Turcs», par m. de Volney. Par m. de Peysonnel. Amsterdam, 1788; Situation politique de la France et ses rapports actuels avec toutes les puissances de l’Europe... Adressées au rois, et à l’Assemblée nationale. Par m. de Peysonnel. 2 vls. S. 1. 1789.

(обратно)

141

[Mehée de la Touche J.-C.] Histoire de la prétendue révolution de Pologne. Р., 1792. Р. 77.

(обратно)

142

См. работы Заиченко О. В., где отмечено большое влияние сочинения Малле дю Пана на развитие общественной мысли в Германии конца XVIII - начала XIX в.: Заиченко О. В. Образ России в немецкой публицистике в первое двадцатилетие после Французской революции: (публикация источни ков). М., 2018; она же. В. Проекция разочарований и надежд: «Русский вопрос» в контексте немецкого внешнеполитического дискурса первой трети XIX века: эссе по исторической имагологии. М., 2018.

(обратно)

143

Barbier А.-А. Dictionnaire des ouvrages anonymes. Р., 1964. T. 3. Р. 251. Точку зрения Барбье поддерживал и Ж.-М. Керар (Quérard J.-M. La France littéraire ou dictionnaire bibliographique. Reprint. Р., 1964. T. 5. Р. 473-474), хотя в отдельной статье на имя Пейсонеля и он упоминает это произведение: Quérard J.-M. Ор. cit. Т. 7. Р. 111. Тем не менее в крупнейших библиотеках мира сложилась традиция: относить данное сочинение одновременно к творчеству Малле дю Пана и Пейсонеля. В Библиотеке Конгресса США издания на французском и шведском языке отнесены к Малле дю Пану, а перевод на английский язык - Пейсонелю The National Union Catalogue. Pre - 1956. Imprints. Vol. 357. Mansell, 1974. Р. 504; Ibid. Vol. 454. Mansell, 1976. Р. 119. В каталоге Национальной Библиотеки Франции сочинение однозначно приписывается Малле дю Пану: Catalogue général des livres imprimés de la Bibliothèque Nationale. Auteurs. Р., 1930. T. 104. Р. 707. В каталоге Британской библиотеки данное сочинение можно обнаружить одновременно и на имя Пейсонеля, и на имя Малле дю Пана (The British Library General Catalogue of Printed Books to 1975. L.; München; N. Y.; Р., 1983. T. 209. Р. 113. T. 256. Р. 470). И в каталоге Российской Национальной Библиотеки все издания сочинения «Об угрозе политическому балансу...» относятся к творчеству Густава III с пометкой: «Малле дю Пан, псевдоним Густава III».

(обратно)

144

Corbet Ch. Ор. cit. P. 25.

(обратно)

145

См.: Бильбасов В. А. История Екатерины II. Т. 12. Ч. 1. Берлин, 1896. С. 410.

(обратно)

146

См.: Lesur Ch. Des progrès de la puissance Russe, depuis son origine jusqu’au commencement du XIX-е siècle. Р., 1812. Р. V.

(обратно)

147

Об обстоятельствах создания сочинения см.: Boberg S. Kunglig krigspropaganda. Goteborg, 1967. (Резюме на франц. языке.)

(обратно)

148

Volney С.-F. Considérations sur la guerre actuelle des Turcs. Londres, 1788.

(обратно)

149

Об этом свидетельствует переписка Сталя фон Гольштейна с Густавом III (письмо к королю 17.09.1789) см.: Boberg S. Kunglig Kriegspropaganda. Goteborg, 1967. P. 66-67 (на шведском языке, резюме на французском языке). ‘

(обратно)

150

Du péril de la balance politique de l’Europe ou Exposé des causes qui l’ont altérée dans le Nord, depuis l’avènement de Catherine II au trône de Russie. Stockholm, 1790; O niebezpieczeństwie wagi polityczny, albo wykład przyczyn, które zapale rownowaznosena Polnocy, od wstąpienia na tron rosyjski Katarzyny II. Warsawa, 1790; The danger of the political balance of Europe. Tr. from the French of the king of Sweden, by the Rt. Hom. Lord Mountmorres. Dublin, 1790; Om farau for den politiska jamvigten uti Europa eller, Afhandling om de orsaner som rubbat den samma uti norden, alt sedan Catharina II s upstigande pa ryska thronen. Stockholm, 1790.

(обратно)

151

Archives du Ministère des Affaires Étrangères. Mémoires et documents, Russie. (MD). Vol. 35. Mémoires et documents divers sur la période de 1778 à 1885. F. 4-26. См. также: Митрофанов А. А. Образ России во французском памфлете 1789 года «Об угрозе политическому балансу Европы» // Россия и Франция XVIII-XX вв. М., 2006. Вып. 7. С. 57-76.

(обратно)

152

Peysonnel С. de. Situation politique de la France et ses rapports actuels avec toutes les puissances de l’Europe. Р., 1789.

(обратно)

153

Scherer J.-B. Anecdotes et recueil de coutumes et de traits d’histoire naturelle particuliers aux différent peuples de la Russie, par un voyageur qui a séjourné treize ans dans cet empire. 6 vol. Londres, 1792. Существуют два издания этой, книги, которые отличаются только названием на титульном листе. См.: Сомов В. А. Французская книга в русской цензуре конца XVIII века (приложение) // Век Просвещения. Вып. 2. Кн. 1. С. 160, 189-190.

(обратно)

154

См.: Бильбасов В. А. История Екатерины II. Берлин, 1896. Т. 12. Ч. 1. С. 465; Scherer J.-B. Anecdotes intéressantes et secrètes de la cour de Russie... Londres; Р., 1792. Vol. 2. Р. 27; Vol. 3. Р. 190.

(обратно)

155

Scherer J.-B. Annales de la Petite - Russie ou Histoire des Cosaques - Zaporogues et des Cosaques de l'Ukraine ou la Petite-Russie. Р., 1788; Histoire raisonnée du commerce de la Russie. Р., 1788.

(обратно)

156

Fortia de Piles A. Voyage de deux Français en Allemagne, Danemark, Suède, Russie et Pologne fait en 1790-1792 et publiée en 1796. Р., 1796. T. 3. Р. VIII.

(обратно)

157

Correspondance littéraire, philosophique et critique par Grimm, Diderot, Reynal, Meyster etc. Revue sur les textes originaux... / Par M. Тоитеих. Р., 1877— 1882. T. 14. Р. 202-203.

(обратно)

158

Moniteur Universel. 1791. 28 mai. № 149.

(обратно)

159

В. А. Бильбасов полагал, что Шерер не был в России в 1762 г. и поэтому не описывал обстоятельств переворота и прихода к власти Екатерины II. См.: Бильбасов В. А. История Екатерины II. Т. 12. Ч. 1. Берлин, 1896. С. 465. По мнению В. А. Сомова, эта глава была написана Шерером, но осталась ненапечатанной и хранилась в виде рукописи долгие годы. См.: Сомов В. А. Екатерина Великая во французской «Россике» конца XVIII века // Екатерина Великая: Эпоха российской истории. Тезисы докладов. СПб., 1996.

(обратно)

160

L’Esprit des journaux. Octobre. 1793. Р. 33-39.

(обратно)

161

Подробнее о нем см.: Dictionnaire de biographie française sous la direction Prévost et Roman d’Amat. T. 8. Cayron - Cléry. Р., 1959. Р. 399. В Испании Шантро был известен как преподаватель и автор популярного учебника французского языка, за что в 1797 был удостоен звания члена Королевской академии Мадрида.

(обратно)

162

См.: Fabre des Essart. Hiérophantes. Etude sur les fondateurs de religions depuis la Révolution jusqu’à ce jour. I série. Р., 1905. Р. 34-36.

(обратно)

163

В 1794 г. Шантро предложил директории департамента Жер издавать газету «Les documents de la raison, feuille antifanatique», к которой предлагал следующий эпиграф, характеризовавший его как убежденного антиклерикала: «Les prêtres ne sont pas ce qu’un vain peuple pense, Notre crédulité fait toute leur science». Cm.: Dictionnaire de biographie française sous la dir. Prévost et Roman d’Amat. T. 8. Р., 1959. Р. 399.

(обратно)

164

Cadot M. Op. cit. Р. 55-66.

(обратно)

165

Mohrenschildt D. S. von. Op. cit. Р. 235.

(обратно)

166

De tegenwoordige staat van Rusland. Amsterdam, 1781, Etat présent de la Russie. St.-Petersbourg et à Leipzig, 1783. (Cadot M. Op. cit. Р. 61).

(обратно)

167

Castéra J. Vie de Catherine II, impératrice de Russie. T. I—II. Р., 1797; Laveaux, J.-Ch. Histoire De Pierre III, Empereur De Russie, Imprimée sur un manuscrit trouvé dans les papiers de Montmorin, ancien Ministre des affaires étrangères, et composé par un agent secret de Louis XV, à la cour de Petersbourg. 3 Vol. Р., An VII [1799]; Rulhière Cl.-C. de Histoire ou anecdotes sur la révolution de Russie en l’année. 1762. Р., 1797.

(обратно)

168

Например, «историческое» сочинение Рюльера вызвало отклики монархической оппозиции времен Директории, см.: Richer-Serisy. Lettre sur la Russie // Voyage en Norvège, en Danemarck et en Russie dans les années 1788, 1789, 1790 et 91. Par Swinton. Р., 1797. T. 2.

(обратно)

169

Fornerod. Coup d’oeil sur l’état actuel de la Russie envisagée sous ses rapports physique, moral, économique, politique et militaire ou les Russes tels qu’ils sont. Par un ami de la Vérité. Lausanne, 1799.

(обратно)

170

В. A. Бильбасов ошибочно полагал, что это произведение является перепечаткой «Антидота» Екатерины (несмотря на частичное совпадение названий, ничего общего между этим двумя сочинениями нет). Бильбасов В. А. История Екатерины II. Берлин, 1896. Т. 12. Ч. 2. С. 59.

(обратно)

171

Gohier L.-J. Mémoires. P., 1824. T. I.; [Hautefort, Ch. V., comte d’] Tableau politique de l’Europe depuis la Révolution Française. Р., an VI (1797-1798). Автор установлен по: Barbier A. A. T. 4. Col. 651; Lebrun Ch. Comte rendu à la Convention nationale par le ministre des affaires étrangères dans la séance du 26 septembre 1792. Р., 1792; Mirabeau. Doutes sur la liberté de l’Escaut. Londres, 1784; Le Sarmate A. Adresse d’Albert le Sarmate / ci-devant Turski, nonce polonais / a la Convention Nationale le dimanche 30 décembre 1792. Р., 1792; Volney C.-F.-Ch. de. Considérations sur la guerre actuelle des Turcs. Londres, 1788.

(обратно)

172

Сен-Жюст Л. A. Речи. Трактаты. СПб., 1995.

(обратно)

173

Робеспьер М. О политическом состоянии Республики. 17 ноября 1793 г. // Избранные произведения. М., 1965. Т. 3.

(обратно)

174

Moniteur. № 133. 13 pluviôse, an III (1 février 1795); № 165. 15 ventôse, an III (5 mars 1795).

(обратно)

175

Марешаль С. Страшный суд над королями // Избранные атеистические произведения. М., 1958.

(обратно)

176

Garran-Coulon J.-Ph. Récherches politiques sur l’état ancien et moderne de la Pologne appliquées a sa dernier révolution. Р., 1795.

(обратно)

177

Peysonnel C. de. Situation politique de la France et ses rapports actuels avec toutes les puissances de l’Europe... Adressées au rois, et à l’Assemblée nationale. Par m. de Peysonnel. S. 1. 1789 (ГПИБ, ОИК).

(обратно)

178

Mehée de la Touche J.-C. Histoire de la prétendue révolution de Pologne. Р., 1792.

(обратно)

179

Carra J.-L. L’Orateur des Etats-Généraux. Seconde partie. Р., 1789.

(обратно)

180

Pictet F.-Р. Lettre à un seigneur etranger sur la position actuelle de la France, relativement aux autres états de l’Europe. Londres, 1793.

(обратно)

181

РГАСПИ. Ф. 317. Оп. 1. Д. 219. Copie d’une Mémoire présenté au Comité de Salut public en juin 1793. Éléments de la diplomatie. Tableau des alliances naturelles et convenables à la France.

(обратно)

182

Carra Jean-Louis. L’Orateur des Etats-Généraux. Seconde partie. Р., 1789. В экземпляре 1-й части памфлета, хранящегося в ГПИБ, в качестве автора указан Рейналь, а в изданиях из Национальной Библиотеки Франции (http: //gallica.bnf.fr) - Карра.

(обратно)

183

Peysonnel С. de. Situation politique de la France et ses rapports actuels avec toutes les puissances de l’Europe... Adressées au rois, et à l’Assemblée nationale. Par m. de Peysonnel. S. 1. 1789. О реакции на это произведение при русском дворе см. письмо Э. Жене министру Монморену от 1 января 1790: Recueil des instructions données aux ambassadeurs et ministres de France depuis les traités de Westphalie jusqu’à la Révolution Française. IX. Russie. Tome 2. Р., 1890. Р. 495- 497.

(обратно)

184

Hans N. François Pierre Pictet, Secretary to Catherine II // Slavonic and East European Review. 1958. Vol. XXVI. № 87. P. 481-482.

(обратно)

185

Pictet F.-P. Lettre à un seigneur etranger sur la position actuelle de la France, relativement aux autres états de l’Europe. Londres, 1793.

(обратно)

186

РГАСПИ. Ф. 317 (М.-А. Жюльен). Оп. 1. Д. 219. Copie d’une Mémoire présenté au Comité de Salut public en juin 1793. Éléments de la diplomatie. Tableau des alliances naturelles et convenables à la France.

(обратно)

187

Документ, представляет собой 10 сшитых в тетрадь листов большого формата. Доклад хотя и написан каллиграфическим почерком, но содержит большое количество поправок.

(обратно)

188

Le grand banquet des rois du Nord. [Paris], Imprimerie de Setier fils, S. A. [1793].

(обратно)

189

Garran-Coulon J.-Ph. Recherches politiques sur l’état ancien et moderne de la Pologne appliquées à sa dernière révolution. Р., 1795.

(обратно)

190

Подробнее о Гарран-Кулоне см.: Kuscinski A. Dictionnaire des conventionneles. Р., 1916. Р. 282.

(обратно)

191

Массон Ш. Секретные записки о России. М., 1996; Сегюр Л.-Ф. де. Записки графа Сегюра о его пребывании в России. СПб., 1865; [Fortia de Piles А.] Voyage de deux Français en Allemagne, Danemark, Suède, Russie et Pologne fait en 1790-1792 et publiée en 1796. Р., 1796; [Fortia de Piles A.] Examen de trois ouvrages sur la Russie. Voyage de M. Chantreau. Révolution de 1762. Mémoires secrets. Par l’auteur du voyage de deux français au Nord de l’Europe. Р., an X (1802).

(обратно)

192

Артемова Е. Ю. Культура России глазами посетивших ее французов (последняя треть XVIII в.). М., 2000. Впервые в одном издании мемуары о России объединены Клодом де Гревом, см: Anthropologie des Voyageurs Français au XVIII et XIX ss. Le voyage en Russie / Sous la dir. Cl. de Grève. Р., 1990.

(обратно)

193

Campagne V. de. Epitre a Paul premier. P., an VIII; Gallet P. Les puissances de l’Europe au tribunal de la vérité, poëme en trois chants, par P. Gallet. 1799; Leclerc de Vosgues. Le Russe à P., petit poème en vers alexandrins, imité de M. Ivan Aléthof, composé au mois de vendémiaire, an VII, par M. Péters-Subwathékoff, arrivé de Rastadt, beau-frère de M. Aléthof, mis en lumière avec des notes critiques et politiques pour se conformer aux temps et aux moeurs, par Guillaume Vadé, ex-membre de l’ex-académie de Besançon. P., an VII.

(обратно)

194

См.: Дюше М. Мир цивилизации и мир дикарей в эпоху Просвещения // Век Просвещения. М.; Париж, 1970. С. 254.

(обратно)

195

Мезин С. А. Взгляд из Европы... С 46.

(обратно)

196

См.: Liechtenan F.-D. Le Russe, ennemi héréditaire de la chrétienté?.. Р. 100; Мезин С. A. Стереотипы России... С. 150.

(обратно)

197

Lortholary A. Op. cit. Р. 13.

(обратно)

198

На это, в частности, обратил внимание С. А. Мезин. См.: Мезин С. А. Взгляд из Европы... С. 46.

(обратно)

199

Алексеев М. П. Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей: Введение, тексты и комментарий XIII—XVII вв. 3-е изд. Новосибирск, 2006.

(обратно)

200

Майков Л. Н. Современные рассказы и отзывы о Петре Великом // Русский архив. 1881. Кн. 1. № 1. С. 6.

(обратно)

201

Дипломатическая переписка французского полномочного министра при русском дворе Кампредона // Сборник Русского исторического общества (далее - РИО). Т. 52. СПб., 1886. С. 145.

(обратно)

202

Нойманн И. Указ. соч. С. 111-113.

(обратно)

203

Огромную популярность приобрело сочинение Джона Перри: (Реrrу J.) Etat présent de la Grande Russie ou Moscovie... Р., 1717. О реакции общества на визит царя см.: Сен-Симон. Мемуары. Полные и подлинные воспоминания герцога де Сен-Симона о веке Людовика XIV и Регентства. Избранные главы. М., 1991. С. 351-353; Lortholary А. Ор. cit. Р. 283. О дипломатическом аспекте путешествия Петра: Guichen E. de. Pierre le Grand et premier traité franco-russe. Р., 1908; Черкасов П. П. Двуглавый орел и королевские лилии. М., 1995.

(обратно)

204

В 1716 г. Фонтенель впервые упомянул о Петре I в «Похвальном слове Лейбницу». См.: Мезин С. А. Взгляд из Европы... С. 64.

(обратно)