Энциклопедия Браун протягивает руку (doc)

-  Энциклопедия Браун протягивает руку  [пер. Викентий Борисов] (а.с. Энциклопедия Браун-11) 6.02 Мб (скачать doc) (скачать doc+fbd)  (читать)  (читать постранично) - Дональд Соболь

Книга в формате doc! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:



 

Дональд Дж. Соболь

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРАУН

Книга одиннадцатая

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БРАУН
ПРОТЯГИВАЕТ РУКУ



Перевод с английского
Викентия Борисова

Художник Леонард Шортолл

© Copyright: Викентий Борисов. Перевод, составление,
оформление, предисловие, примечания. 2020



ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1999 году в издательстве «Махаон» вышли три книги о приключениях мальчика-детектива Лероя Брауна по прозвищу «Энциклопедия» из маленького провинциального американского городка Айдавилл (перевод Олега Георгиевича Битова; книги имеются в интернете в свободном доступе). Автор этих книг – американский писатель Дональд Дж. Соболь. За свою жизнь, помимо множества других произведений, он написал около 30 книг о приключениях Энциклопедии Брауна. То, что выпустил «Махаон», является сборниками рассказов, взятых из разных книг.
Вам предлагается одиннадцатая книга из этой серии в том виде, как она впервые вышла из печати. Все рассказы, вошедшие в этот сборник, на русский язык переводятся впервые.

В. Борисов



Оглавление

СБЕЖАВШИЙ СЛОН
ЗАТЁРТЫЕ ФРАЗЫ
ВОНЮЧАЯ ОБЕЗЬЯНА
ФАЛЬШИВАЯ БАНКНОТА
ОФОРМЛЕНИЕ ВИТРИНЫ
СЕРЕБРЯНЫЙ ДОЛЛАР
КАК СПРАВИТЬСЯ С МУСОРОМ
ИСПУГАННЫЙ СВИДЕТЕЛЬ
ВЗОРВАВШИЙСЯ ТУАЛЕТ
СЭНДВИЧ С САЛЯМИ 

Сиси и Дику Роуэнам

Дональд Дж. Соболь

Сбежавший слон

По всей Америке люди задавались вопросом: «В чём секрет Айдавилла?»
Уже больше года в Айдавилле никому не удавалось совершить преступление.
Айдавилл – помимо того, что являлся образцом законности и порядка – был очаровательным приморским городком. Всё, как обычно – чистые пляжи и три кинотеатра. Церкви, синагога, четыре банка и два кулинарных магазина.
Начальником полиции был мистер Браун. Он знал, что почти каждый американец считает его лучшим офицером в стране. А также знал правду о том, что на самом деле происходит в Айдавилле.
Настоящим мозгом в войне Айдавилла с преступностью был единственный сын Брауна – десятилетний Энциклопедия.
Всякий раз, когда перед шефом Брауна возникала проблема, которую не удавалось решить, он приводил в действие свой аварийный план. А именно – отправлялся домой ужинать. И за столом излагал Энциклопедии все факты.
Мальчик-детектив обычно раскрывал дело ещё до десерта. Однако время от времени ему приходилось просить добавки, чтобы выиграть больше времени.
Шеф Браун сильно переживал из-за необходимости держать в секрете способности своего сына. Он считал, что Конгресс должен выразить Энциклопедии благодарность. Но как он мог предложить подобное?
Кто поверит, что рука, направляющая полицию Айдавилла, способна с помощью йо-йо выделывать различные фигуры?
Никто.
И шеф Браун сохранял молчание.
Энциклопедия никому не проронил ни слова о помощи, которую оказывал отцу. Он не хотел отличаться от других пятиклассников.
Но ничего не мог поделать со своим прозвищем.
Только родители и учителя называли его по имени, Лерой. А все остальные в Айдавилле – Энциклопедией.
Энциклопедия – это книга или набор книг, заполненных фактами от А до Я. Энциклопедия прочитал так много книг, что действительно напоминал библиотеку. Пожалуй, он был единственной библиотекой, в которой справочное бюро находилось на верхнем этаже.
Однажды вечером шеф Браун поднял глаза от своего супа.
– Пятница, тринадцатое, – пробормотал он.
– Ты ошибаешься, дорогой, – сказала миссис Браун. – Сегодня пятница, двенадцатое.
– Я имел в виду – семнадцать лет назад, – уточнил шеф Браун.
– Дата имеет какое-то отношение к делу? – спросил Энциклопедия.
– Да, со слоном мистера Ханта, Джимбо, – ответил шеф Браун. – Возникли проблемы.

Энциклопедия отказывался верить своим ушам. Джимбо был единственным домашним слоном в Айдавилле. И никогда ни по какому поводу не вызывал проблем. Мистер Хант держал его на заднем дворе.
– Если с Джимбо связана загадка, расскажи Лерою, – предложила миссис Браун. – Это может оказаться его величайшим делом.
Шеф Браун кивнул.
– Оказывается, Джимбо может не принадлежать мистеру Ханту, – начал он. – Мистер Хант нашёл его за окном своей спальни первого апреля семнадцать лет назад.
– Какое потрясение для него! – воскликнула миссис Браун.
– Могу себе представить, – ответил шеф Браун. – Когда мистер Хант открыл глаза, Джимбо глядел в окно. Пришлось разбудить миссис Хант, чтобы убедиться, что это не сон.
– И что она сказала? – спросил Энциклопедия.
– «Надеюсь, он на привязи», – ответил шеф Браун, – по словам мистера Ханта.
– У мистера Ханта прекрасная память, – удивился Энциклопедия.
– Как и у мистера Сиппаса, – согласился шеф Браун. – Который сегодня пришёл ко мне в офис. Он говорит, что владеет слоном и хочет его вернуть. Он утверждает, что мистер Хант так и не заплатил за Джимбо.
– А что мистер Хант? – поинтересовалась миссис Браун.
– Мистер Хант настаивает, что отправил деньги мистеру Сиппасу, – сказал шеф Браун.
Он подождал, пока миссис Браун уберёт тарелки из-под супа. Когда она подала окорок, он вынул свой блокнот из нагрудного кармана.
– Сегодня я побеседовал и с мистером Сиппасом, и с мистером Хантом, – продолжил он. – Сначала я изложу тебе версию мистера Ханта.
Энциклопедия с матерью обратились в слух.
– Мистер Хант говорит, что он принял появление слона на заднем дворе за розыгрыш, так как было первое апреля. Он немедленно вызвал полицию. Оказалось, что слон сбежал из маленького цирка, только что прибывшего в город.
Через час в доме мистера Ханта появился мистер Сиппас – владелец и дрессировщик Джимбо. К тому времени Хант успел привязаться к слону. И спросил мистера Сиппаса, не продаст ли он его.
Мистер Сиппас согласился. А также согласился остаться в доме Хантов на неделю-другую. Семья хотела научиться ухаживать за Джимбо. Однако мистер Сиппас предпочитал вначале увидеть деньги. В тот же день мистер Хант обналичил необходимую сумму Оушенсайд-банке и предъявил их дрессировщику.
Спустя почти две недели Ханты почувствовали, что смогут справиться с дружелюбным Джимбо. Мистер Хант предложил мистеру Сиппасу деньги. Но мистер Сиппас не принял их, потому что была пятница, тринадцатое, и он боялся неудачи.
В ту же ночь мистер Сиппас покинул Айдавилл. Он оставил адрес для пересылки, и мистер Хант отправил ему деньги по почте.
Шеф Браун поднял глаза от своего блокнота.
– Вот что говорит мистер Хант, – сказал он. – А мистер Сиппас настаивает, что так и не получил денег. Адрес, который он оставил Ханту – дом его сестры в Нью-Джерси. Сиппас сообщил, что она была больна и позвонила ему, чтобы он приехал и находился рядом с ней.
– Почему мистер Сиппас ждал семнадцать лет, прежде чем вернуться в Айдавилл, чтобы потребовать Джимбо? – спросил Энциклопедия. – Это звучит неестественно.
– Он объясняет, что сестра умерла вскоре после того, как он добрался в Нью-Йорк, – ответил шеф Браун. – Через день после её смерти он получил предложение о работе в Индии. И был за границей всё это время. Он вернулся в Соединённые Штаты только пять дней назад.
– Вот ещё что непонятно, – присоединилась миссис Браун. – Почему он попросил мистера Ханта предъявить ему деньги в первый же день? По-моему, как-то непорядочно. Он должен был доверять мистеру Ханту.
– Мистер Сиппас говорит, что не просил предъявить ему деньги, – ответил шеф Браун. – И утверждает, что мистер Хант никогда не ходил в банк. Кроме того, единственная причина, по которой он так долго оставался у Хантов, заключалась в том, что каждый день мистер Хант обещал заплатить ему завтра.
Шеф Браун закрыл блокнот.
– И потом, – добавил он, – мистер Сиппас отрицает, что он отказался от денег в пятницу, тринадцатого, потому что это принесёт неудачу. Он уверяет: единственное, что он получил от мистера Ханта – это обещания расплатиться.
– А как насчёт банка? – не успокаивалась миссис Браун. – Разве банки не ведут учёт?
– В том же году разразился ураган, – объяснил шеф Браун. – Вызванное им наводнение привело к затоплению Оушенсайд-банка, дома мистера Ханта и большинства зданий в Айдавилле. Все записи были уничтожены.
– И всё равно я не понимаю, – не унималась миссис Браун. – Мистер Сиппас работал в цирке. Как он мог выкроить почти две недели, чтобы остаться у Хантов?
– Мистер Сиппас сказал мне, что устал от цирковой жизни, – ответил шеф Браун. – Продав Джимбо, он мог уйти и открыть собственное дело.
– Кому же верить? – вздохнула миссис Браун.
Она поднялась, чтобы вымыть посуду и принести десерт. И с беспокойством взглянула на Энциклопедию. Он всегда управлялся с делом перед десертом. Не окажется ли этот случай слишком сложным?
Мальчик-детектив закрыл глаза. Он всегда закрывал глаза, когда глубоко задумывался.
Внезапно его глаза открылись.
– Папа, – сказал он. – У обоих мужчин память, как у слона. Но лжец – мистер…

КТО?

Затёртые фразы

Летом Энциклопедия открыл в гараже собственное детективное агентство. Чтобы помочь соседским детям.
Каждое утро он вывешивал объявление:

Детективное агентство «Браун»
Ровер-авеню, дом 13
Президент – Лерой Браун
Для нас нет слишком мелких дел
25 центов в день плюс расходы

Утром в четверг ему позвонил Макс Корриган. Десятилетнему Максу требовалась помощь.
Энциклопедия проехал на велосипеде до угла улиц Мейпл и Мэйн, где за столом с книгами сидел мрачный Макс. Над ним возвышался пляжный зонт, на котором было написано: «Любые сведения – от 5 до 15 центов».
– Я покидаю этот угол, – объявил Макс. – Здесь слишком опасно.
В этот момент подъехала машина. Из неё вышел мужчина.
– Как мне добраться до Тайгертайл-драйв? – спросил он.
Макс открыл карту и указал на улицу.
– Это стоит пять центов, – сказал он. – У вас есть ещё вопросы, мистер?
– Я всегда хотел знать, где находится широчайшая мышца спины, – очень серьёзно сказал человек.
Макс просмотрел свои книги – кулинарные пособия, альманахи, справочник по химии, «Энциклопедический словарь» Роже и, наконец, старый экземпляр «Анатомии» Грея.
– Вот эта мышца, – указал он на картинку.
Мужчина улыбнулся и дал ему четвертак. Когда он уехал, Энциклопедия посоветовал Максу не переезжать.
– Половина твоего бизнеса – указание улиц заблудившимся водителям, – объяснил мальчик-детектив. – Лучшего места в округе не найти.
– Тогда я продам бизнес тебе, – предложил Макс. – Знания в этих книгах бесценны. Но для тебя, Энциклопедия... три доллара.
Внезапно Макс схватился за голову, потрясённый собственными словами.
– Три доллара? Такая сделка! Не могу поверить, – выдохнул он.
– У меня уже есть бизнес, – напомнил ему Энциклопедия. – Что же такого опасного на этом углу?
– Затёртые фразы, – ответил Макс. – Ты поймёшь. У тебя ум – как лезвие бритвы. Ты умён, как таблица умножения.
– А?
Макс объяснил. Его дядя Боб прислал ему газету с Аляски. Газета проводила конкурс, чтобы выяснить, какие фразы и сравнения читатели считают самыми банальными и затёртыми. Например: «плоский, как блин», «длинный, как столб» и так далее.
– Я вырезал историю о конкурсе с тридцать первой страницы, – продолжал Макс. – И написал на ней печатными буквами: «Аляска Таймс», стр. 31». Затем принялся читать оставшуюся часть газеты.
– Я упускаю суть, – недоумевал Энциклопедия.
– И ещё, – сказал Макс. – Я положил вырезку о конкурсе на этот стол. И читал последнюю страницу газеты, когда появился Жучила Мини.
– Жучила! Ну кто ещё мог быть тут замешан! – охнул Энциклопедия.

Жучила был главарём банды подростков под названием «Тигры». Энциклопедии вечно приходилось пресекать их бесчестную деятельность
Только на прошлой неделе Жучила наполнил стеклянную миску водой и повесил на неё табличку: «Рыба-невидимка. Два доллара за пару». Маленькие дети наблюдали за пузырьками воздуха и кричали: «Вот они!».
Энциклопедия спросил:
– Жучила украл вырезку о конкурсе?
– И газету, – добавил Макс. – Я хочу нанять тебя, чтобы вернуть вырезку. Без неё я не знаю, куда отправить свой список затёртых фраз.
– Хорошо, – согласился Энциклопедия. – Пойдём и побеседуем с Жучилой.
– Не я, – возразил Макс. – Жучила – крепкий орешек, а я ещё жить хочу.
– Будь храбрым, как лев, и хладнокровным, как лёд, – ответил Энциклопедия. – Мне уже приходилось иметь дело с Жучилой.
Клуб «тигров» был заброшенным сараем, стоявшим за кузовной мастерской мистера Суини. Мальчики застали там одного Жучилу.
Газетная статья о конкурсе была прикреплена к стене. Энциклопедия предпочёл бы, чтобы Макс писал номер страницы и название газеты не печатными буквами. Вся вырезка выглядела однородной.
– Ты украл мою вырезку! – набросился на Жучилу Макс. – Вот она висит на стене, такая же большая, как жизнь!
– Украл? – завопил Жучила. – У тебя мозгов меньше, чем у клопа! Я купил газету, причём у тебя. – Жучила развёл руками, словно взывая к отсутствующим зрителям. – Я всю жизнь был чистым, как стёклышко, и надёжным, как золото.
– А также никогда не платил за то, что мог украсть, – подхватил Энциклопедия. – Ты скользкий, как угорь, и изворотливый, как змея. Зачем тебе газета с Аляски?
– Я не знал, что она с Аляски, пока не купил, – ответил Жучила. – Я видел, как этот малыш читал последнюю страницу с объявлением о конкурсе. Я хотел узнать поподробнее. Вырезал его, пометил страницу и прикрепил к стене. Мы, «тигры», собираемся выиграть пятьсот долларов!
– Интересно было бы узнать, как, – отрезал Макс. – Ты туп, как пробка.
– Ах, так? – зарычал Жучила. – Когда получишь от меня на орехи, тебя в этой жизни уже больше ничто не заинтересует!
– Мой слишком длинный язык… – пробормотал Макс. – Я исчезаю, тихий, как мышка, и быстрый, как молния.
– Ты с места не сдвинешься, пока мы не вернём то, за чем пришли, – возразил Энциклопедия.
Мальчик-детектив повернулся к Жучиле.
– Ты украл у Макса и газету, и вырезку, – заявил он. – И это ясно, как день!

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ТАК УВЕРЕН В СВОИХ СЛОВАХ?

Вонючая Обезьяна

У Жучилы Мини была единственная мечта в жизни. Расправиться с Энциклопедией.
Жучила не мог вынести, что вечно попадает впросак. Он мечтал избить Энциклопедию так, чтобы у того глаза вылезли на лоб вместе с зубами.
Но это желание так и не воплощалось в жизнь. Всякий раз, когда у Жучилы начинали чесаться руки, он вспоминал младшего партнёра Энциклопедии Салли Кимболл.
Салли была не просто самой красивой пятиклассницей. Она осуществила то, что ни один мальчик до двенадцати лет не считал возможным.
Она сбила с ног Жучилу Мини.
Всякий раз, когда им приходилось драться, Жучила оказывался на земле, пыхтя, как паровоз.
Из-за Салли Жучила прекратил издеваться над детективом. Но ни на мгновение не прекращал попыток отомстить.
– Я не знаю, кого Жучила ненавидит больше – тебя или меня, – как-то раз сказал Энциклопедия Салли. – Он никогда не смирится с тем, что ты его одолела.
И не успела Салли ответить, как в детективное агентство ворвался Гас Сармиенто. Его рот был открыт так широко, что туда свободно могла влететь ворона.
Гас был ведущим виолончелистом Айдавилла. Вообще-то вначале он учился играть на скрипке. Но из-за плоскостопия пришлось перейти на виолончель. Скрипка, конечно, меньше, но на виолончели играют сидя.
– Я… я видел это! – завопил он. – Вонючая Обезьяна! Залезла в окно моей спальни!
Вонючая Обезьяна была эдаким мерзким вариантом Айдавиллского Снежного человека – предположительно получеловеком-полуобезьяной.
– Я не верю в Вонючих Обезьян, – заявила Салли. – Ты что-то унюхал?
– Ковёр, – ответил Гас. – Я так испугался, что упал лицом вниз. – И застонал, припоминая случившееся. – Волосатая рука протянулась и схватила мой пустой футляр для виолончели, – продолжил он.
– Ха! – усмехнулась Салли. – Музыкальная Вонючая Обезьяна. Хотелось бы мне посмотреть на такое.
Энциклопедии, наоборот, хотелось, чтобы Салли не всегда была такой отважной. Но он не смел показаться трусом. И вместе с ней последовал за Гасом к его дому.
– Я занимался на виолончели, когда увидел руку, – сказал Гас. – Я всегда практикуюсь… между… двумя и тремя часами…
Гас умолк. И застыл перед окном своей спальни. На мягкой земле отпечатался огромный след.
Голова Энциклопедии дёрнулась.
– Это самое потрясающее зрелище с тех пор, как я перестал ползать, – дрожащим голосом пошутил он.
– Я чувствую запах крысы, а не Вонючей Обезьяны, – отрезала Салли. – Разве Уилма Хаттон не живёт поблизости?
– Тремя домами дальше по кварталу, – ответил Гас.
– Она – кузина Жучилы Мини, – бросила Салли. – И играет на виолончели!
Без лишних слов дети направились к дому Уилмы.

– Смотрите! – крикнул Гас, указывая на футляр для виолончели, который лежал среди деревьев рядом с гаражом.
Гас поднял его, и тут на подъездную дорожку вырулила машина. Из неё выпрыгнула Уилма Хаттон. Она поспешила к дому маленькими шажками – из-за узкой юбки. И, не переставая, кричала: «Полиция! Полиция!».
Входная дверь распахнулась. На крыльце появился Жучила Мини. За ним следовал офицер Карлсон.
– Вот ваша Вонючая Обезьяна, офицер! – вскричала Уилма. – Когда я подъехала, эти паршивцы как раз укладывали костюм в футляр для виолончели.
– Грязная ложь! – воскликнула Салли.
– Лучше открой его, Гас, – сказал офицер Карлсон.
Гас положил футляр для виолончели на землю и открыл его. Внутри был костюм обезьяны. Запах заставил Гаса пошатнуться.
– Что там сдохло? – прохрипел Жучила.
– Твой мозг, – огрызнулась Салли. – Это фальшивка!
Жучила сжал кулаки и зарычал:
– Чтоб тебя гигантский моллюск укусил за нос!
– Чтоб тебе на голову грохнулся мешок с песком! – не осталась в долгу Салли.
– А ну, тихо, вы, оба! – рявкнул офицер Карлсон. – Жучила заявил, что Вонючая Обезьяна уже несколько дней пугает его кузину Уилму. Поэтому я решил сам посмотреть, что тут творится.
– Уилма больше не может этого вынести, – сказал Жучила полицейскому. – Она – виолончелистка. Артисты очень возбудимы и чувствительны. Вот почему они выбрали её.
– О, это круто! – парировала Салли. – Ей семнадцать, и свидание с Франкенштейном вызовет у неё лишь смех. Ты просто пытаешься отыграться, Жучила Мини!
– Они знали, что родители Уилмы уехали в Европу, – продолжил Жучила. – Бедная девочка, она осталась одна в этом большом доме. Шок, испытанный из-за Вонючей Обезьяны, может разрушить её карьеру.
– А как же моя карьера? – взвыл Гас.
Офицер Карлсон взмахнул рукой, пытаясь добиться молчания.
– Перейдём к сути. Это твой виолончельный футляр, Гас?
– Похож на мой, – ответил Гас. – Как и многие другие.
– Ну, конечно же, это не мой, – заявила Уилма.
Она подошла к своей машине, открыла багажник и вытащила футляр для виолончели.
– Я была в Гленн-Сити, играла на виолончели, – объяснила она. – Когда я вернулась домой, то увидела, как один из этих типчиков стоит среди деревьев в костюме Вонючей Обезьяны. Стоило им заметить меня, как они быстро сняли его и засунули в футляр для виолончели.
– Уилма заодно с Жучилой, – сердито прошептала Салли Энциклопедии. – Как бы мне доказать это?
– Не ломай голову, – ответил Энциклопедия. – Это сделаю я.

КАК?

Фальшивая банкнота

Арманду Дженксу было восемь лет, и он любил птиц. Он считал их лучше людей.
Когда начались летние каникулы, Арманд практически всё время стал пропадать в лесу. Он почти никогда не говорил. Он щебетал.
Но тем утром, когда он пришёл в детективное агентство «Браун», он не щебетал. Он держал в руках птичье гнездо.
– Дьявол победил! – возвестил он. – Птицы ведут себя как люди! Деньги свели их с ума!
Он положил гнездо на стол перед Энциклопедией. В мох, выстилавший гнездо, была вплетена двадцатидолларовая купюра.
– Тысяча ухающих сов, Арманд! – воскликнул Энциклопедия. – Птицы не могут отличить деньги от обёртки жевательной резинки. Успокойся...
Внезапно Энциклопедия нахмурился. Он прикоснулся к двадцатидолларовой банкноте. Она показалась ему слишком тонкой. Он достал увеличительное стекло.
– Эта банкнота фальшивая, – сказал он. – В ней нет красных и синих волокон.
– Где ты нашёл гнездо, Арманд? – спросила Салли.
– В Гленн-Сити, – ответил он. – За старой железной дорогой хорошие леса.
– Покажешь нам, – распорядился Энциклопедия.
Дети сели на десятичасовой автобус до Гленн-Сити. Во время езды Арманд с грустью говорил об изменениях в природе.
– Вскоре птицы перестанут стремиться в тишину и покой лесов, – вздыхал он.
– Люди их испортили, – согласился Энциклопедия.
– Птицы сегодня стремятся туда, где что-то происходит, – продолжал Арманд. – Я видел гнёзда, в которых валялись спичечные коробки, варежки, этикетки с банок, чулок и средства для чистки труб.
– Ты можешь сказать, где было свито гнездо, просто взглянув на него? – поинтересовался Энциклопедия.
– Иногда, – ответил Арманд. – Если гнёзда возле деревообрабатывающего цеха, то вокруг веток вьются стружки. Билеты – возле кинотеатров, а длинные волосы – у салонов красоты.
Автобус остановился. Дети вышли. Они прошли мимо старой железнодорожной колеи в лес.
– Птицы обленились, – не унимался Арманд. – Вьют гнёзда из мусора и толстеют, пробавляясь из кормушек на задних дворах домов.
– Для них это не так уж плохо, – сделала вывод Салли. – У них остаётся гораздо больше времени для себя.
Арманд остановился у большого дерева и указал на ветку.
– Вот где я нашёл гнездо с поддельной купюрой, – сказал он. – Как вы думаете, фальшивомонетчики здесь где-то рядом?
– Возможно, – согласился Энциклопедия. Он залез на дерево и огляделся.
– Я вижу три дома, – сообщил он. – Каждый из нас возьмёт по одному. Встретимся здесь через полчаса.
Дети разошлись. Энциклопедия направился в самый дальний дом.

Он двигался осторожно. Когда он приблизился к дому, открылась входная дверь. Из неё вышел человек в полицейской форме.
– Я могу тебе помочь? – вежливо спросил он. Затем расстегнул правый нагрудный карман и вытащил блокнот и ручку. Над карманом был прикреплён полицейский значок Гленн-Сити с номером 14.
– Я… я, кажется, сбился с пути, – пробормотал Энциклопедия.
Он повернулся и поспешил прочь. Подбежав к дереву, он, тяжело дыша, принялся ждать, пока вернутся остальные. Арманд появился первым.
– Танцы и подделки! – воскликнул он. – Одно тянет за собой другое!
Увидев, что у Энциклопедии отвисла челюсть, Арманд приступил к объяснениям.
Передняя часть дома, которую он исследовал, оказалась балетной школой. Несколько маленьких девочек танцевали под музыку «Танец Феи Драже»

П. И. Чайковский. Балет «Щелкунчик».. Понаблюдав за ними некоторое время, он перешёл к заднему стеклу.
– Шесть женщин играли в карты на кухне!
– Это преступление? – удивился Энциклопедия.
– Танцы и карты приводят к преступлению, – настаивал Арманд. – Эти женщины начинают с того, что учат детей быть изящными. Затем – очищать карманы, становясь на пуанты. После этого – азартные игры и выпуск фальшивых денег!
– Тебе лучше пойти и лечь, – пробормотал Энциклопедия. Он был рад увидеть, что к ним приближается Салли.
– Меня преследовала утка, – заявила она. Затем уселась под дерево и рассказала, что случилось.
Когда она подошла к дому, который выбрала, то услышала громкое кряканье. И на неё напала большая утка.
– Из окна высунулся толстяк и спросил меня, чего я хочу, – повествовала Салли. – Я сказала, что хочу избавиться от утки.
– Утки – отличные сторожевые псы, – подхватил Арманд.
– Этот человек, казалось, уезжает в путешествие, – продолжила Салли. – У входной двери валялись чемодан, теннисная ракетка и водные лыжи. Ты что-нибудь узнал, Энциклопедия?
Энциклопедия рассказал ей, что они с Армандом видели в двух других домах.
– Эти женщины – фальшивомонетчицы, – упрямо стоял на своём Арманд. – Они, вероятно, играли в карты и делали ставки на поддельные деньги, когда ветер выдул в окно двадцатидолларовую банкноту. Птица подхватила её и использовала, чтобы выстлать себе гнездо.
– Может быть, и так, – согласилась Салли. – В этом предположении не меньше смысла, чем во всех остальных. Но боюсь, что фальшивомонетчики всё-таки живут совсем не рядом.
– Я бы так не сказал, – возразил Энциклопедия. – Деньги – не единственная фальшивка, которую можно здесь обнаружить.

ЧТО ОН ИМЕЛ В ВИДУ?

Оформление витрины

Детективы занимались покупками в универмаге Гектора, когда глаза Салли внезапно расширились.
– Берегись, Энциклопедия! – воскликнула она. – Сейчас тебя ударит бык!
Энциклопедия слышал о быке в посудной лавке, но ни разу – в отделе женской спортивной одежды. Однако решил не рисковать и отпрыгнул вправо.
Голова быка с длинными изогнутыми рогами пронеслась мимо. Она была сделана из папье-маше.
– Простите, – извинился мужчина в рубашке с длинными рукавами. Он поспешил дальше, ведя голову быка через толпу покупателей.
За ним торжественно проследовало несколько стройных юношей и женщин. Салли и Энциклопедия остановились и стали смотреть.
Сначала появились четыре женщины, тащившие корпус быка из папье-маше. За ними – двое мужчин в костюмах тореадоров и мужчина с большим цветным плакатом, объявляющим о корриде.
Затем – ещё трое мужчин. Каждый держал пластиковый женский манекен. За ними шли мужчина с несколькими нижними юбками в руках и женщина с одёжной щёткой.
– В чём дело? – спросил Энциклопедия.
Женщина со щёткой задрала нос.
– Мы готовим витрину номер семь для демонстрации брюк тореадора, – ответила она и двинулась дальше.
– Брюки тореадора? – повторил Энциклопедия. – Кто их носит в Айдавилле?
– О, вы, мужчины, – с отвращением фыркнула Салли. – Брюки тореадора для женщин в этом сезоне очень популярны. Они стилизованы под настоящие штаны, которые носят тореадоры.
Энциклопедия никогда не видел ни корриды, ни того, как украшают витрину.
– Пойдём посмотрим, – предложил он.
Витрина № 7 находилась в передней части магазина. Близлежащий участок был очищен и оцеплен, чтобы держать клиентов подальше.
Салли поднялась на цыпочки, чтобы понаблюдать за взрослыми, выстроившимися вдоль ограждения.
– Снаружи, там, где Ред Паффлингер, будет лучше видно, – решила она.
Энциклопедия тоже увидел Реда, стоявшего на тротуаре. Хотя Ред, казалось, смотрел прямо в витрину, его глаза продолжали косить.
– У меня пальцы заболели, – пожаловалась Салли. – Я выйду на улицу, где не так тесно, прежде чем мне понадобится ортопед.
– Выйдешь на улицу – и тебе понадобится глазной врач, как Реду, – предупредил Энциклопедия. Однако последовал за ней.
Они не успели пройти и двух ярдов
1 ярд – 3 фута, примерно 90 см..

Рядом загремели выстрелы. Женщины закричали. Покупатели и клерки пустились в беспорядочное бегство, разбивая прилавки и опрокидывая витрины.
– Ложись на пол! – крикнул Энциклопедия Салли. А сам упал на живот и закрыл голову руками.
Стрельба длилась примерно полминуты. Энциклопедия прочитал про себя «Сову и Кота»
«Сова и Кот» – стихотворение Эдварда Лира., прежде чем решился встать. Салли исчезла. Красный пуховик лежал на тротуаре.
Энциклопедия выбежал на улицу.
– Ред, ты в порядке? – крикнул он.
– Вполне, – кивнул Ред, вставая. – Ты видел, кто стрелял?
– Я думал, ты мне об этом скажешь, – ответил Энциклопедия. – Ты же смотрел в витрину.
– Я не смотрел, – возразил Ред. – Я считал.
Оказывается, он смотрелся в витрину, как в зеркало, чтобы сосчитать веснушки на носу.
– Двести пять, – сказал он гордо. – Вместе с ушами, подбородком, лбом и щеками у меня уже есть две тысячи четыреста семьдесят. Не хватает всего трёх для участия в чемпионате.
– Подожди до следующего года, – пробормотал Энциклопедия.
– Это уж точно, – согласился Ред. – Чемпион штата – подросток из Суитуотера, но он вышел из игры. Из-за прыщей. В следующем году чемпионом стану я и выиграю трёхдневную поездку в Шепчущие Холмы на двоих.
Пронзительно завыли сирены. Улица заполнилась полицейскими машинами. Несколько офицеров во главе с шефом Брауном ворвались в универмаг.
Следующие двадцать минут Энциклопедия провёл в поисках Салли. Он вернулся ко входу в магазин, и тут как раз вышел шеф Браун.
– Кто-нибудь пострадал, папа? – спросил Энциклопедия.
– Нет, слава Богу, – ответил шеф Браун. – Стрелок выстрелил в потолок. В этой неразберихе кто-то украл драгоценности на сто тысяч долларов.
Шеф Браун направился к своей патрульной машине, и тут появилась спешившая Салли.
– Где ты была? – спросил Энциклопедия.
– Гналась за бандитами, – выдохнула Салли – Я выяснила, кто стрелял, и последовала за ним. Вы знаете отдел ювелирных изделий? Это прямо возле седьмой витрины. Когда стрелок прошёл мимо стойки с браслетом, к нему присоединились двое мужчин с мешками.
– Тогда стрельба просто должна была распугать всех, – понял шеф Браун.
– Какое облегчение, – выдохнул Ред Паффлингер. – А я-то подумал, что чемпион из Суитуотера пытается меня прикончить!
– Воры выбежали через чёрный ход и запрыгнули в машину, – продолжила Салли. – Но я запомнила их номер!
Она протянула шефу Брауну листок бумаги с написанным на нём номером.
– Как ты узнала, кто стрелял? – ошарашенно спросил Энциклопедия. – Я не видел никакого пистолета!
– Это потому, – объяснила Салли, – что ты – мальчишка!

ТАК КТО ЖЕ СТРЕЛЯЛ?

Серебряный доллар

Чонси ван Трокмортон одевался лучше всех детей в Айдавилле.
У него имелась одежда на все случаи жизни. Он надевал костюм для скачек только для того, чтобы посмотреть на лошадиную подкову.
Но когда как-то утром он заявился в детективное агентство, на нём не было одежды. Только зелёное полотенце.
– Чонси! – ахнул Энциклопедия. – Не удивительно, что я не слышал, как ты подходишь.
– О чём ты говоришь? – огрызнулся Чонси.
– Я имею в виду... – Энциклопедия замялся. Чонси вечно хвастался, постукивая серебряным долларом в кармане брюк. Его можно было услышать за квартал.
Энциклопедия предпочёл побыстрее сменить тему.
– Я имею в виду – полотенце не совсем подходит для прогулки по улицам.
– Я не хотел носить его, – буркнул Чонси. – Я только что совершил ужасную ошибку. Проехался по адресу
В оригинале использовано более сильное, но непереводимое выражение – «Сказал свежим ртом». То есть позволил себе наглое, неуважительное высказывание для того, чтобы, унижая других, одновременно возвысить себя. Можно было бы перевести – «выпендриться», но это тоже далеко от точности. Линдилу Дакуорт.
– Это та семиклассница, которая тренирует женскую футбольную команду? – спросила Салли.
Чонси кивнул.
– Девочки занимаются два раза в неделю в Южном парке. Я пошёл туда в новой спортивной куртке, чтобы посмотреть. А закончилось тем, что побежал, спасая собственную жизнь.
Он объяснил. Линдилу подошла к нему. Девочкам не хватало одного игрока, и она попросила его заполнить вакансию.
– Я сказал ей, что у неё в голове винтиков не хватает, если она вообразила, что я испачкаю свою одежду, пытаясь отбивать удары, – сказал Чонси. – Она разозлилась и отколотила меня.
Его лицо покраснело, и он указал на синяк под левым глазом.
– Я не мог подняться на ноги, а она затащила меня за деревья, – продолжал он. – Обозвала расфуфыренной штаниной и заставила раздеться. Затем она спросила, продолжаю ли я думать, что я жуть какой высокий и сильный. Я позволил думать своим ногам. Я побежал.
– Голый? – ахнула Салли.
– Конечно, нет, – сказал Чонси. – На мне были эти зелёные туфли, носки и голубое нижнее бельё. Как-то неловко.
– Я понимаю, – пробормотал Энциклопедия.
– Нет, не понимаешь, – возразил Чонси. – Я мог бы сойти за бегуна на длинные дистанции. Но зелёный с синим? Фу! Они совершенно не сочетаются. Мне потребовалось некоторое время, прежде чем я нашёл красивое зелёное полотенце, висевшее на бельевой верёвке.
– У тебя прекрасный вкус, – заметила Салли.
– Ах, право, – ответил Чонси. – Теперь я хочу вернуть свою одежду. Мне нужна твоя помощь. Эта Линдилу Дакуорт – какой-то монстр.
– Ничего подобного! – воскликнула Салли. – Ты ревнуешь, потому что она такая сильная. Но мы всё равно поможем тебе.
Энциклопедия одолжил Чонси свои лучшие рубашку и брюки, и все трое направились в Южный парк. А по дороге вернули зелёное полотенце.
Чонси шёл молча. У него не было серебряного доллара, чтобы греметь им в кармане.
Энциклопедия тоже шёл молча. Он задавался вопросом, как обращаться с Линдилу, которая может одной рукой поднять его и закопать в землю.
«Джентльмен не дерётся с дамой, – подумал мальчик-детектив. – Надеюсь, Линдилу вспомнит, что я джентльмен».
Футбольная тренировка уже заканчивалась, когда они добрались до Южного парка. Энциклопедия сразу увидел Линдилу.
Красивую белокурую девушку. Самую широкоплечую из всех присутствовавших. А также – единственную в команде, не носившую наплечников.

Салли подошла прямо к ней.
– Чонси утверждает, что ты избила его и забрала у него одежду, – сказала она Линдилу.
– Я не бью неженок, – ответила Линдилу. – Хотя он и разозлил меня. Он стоял, наблюдая за тренировкой и стуча своим серебряным долларом.
– Откуда ты знаешь, что это был серебряный доллар? – вмешался Энциклопедия.
– Да кто этого не знает? – расхохоталась Линдилу. – Он шумел так сильно, что я попросила его уйти. Тогда он разделся.
– У меня кошмар, – простонал Чонси.
– Ты сказал мне, что хочешь пробежать несколько миль, – обвиняющим тоном произнесла Линдилу. – Ты снял одежду, потому что не хотел, чтобы она вспотела.
Линдилу махнула рукой по направлению к груде одежды.
– Ты бросил её как попало прямо на поле, – сказала она. – Я отодвинула твои вещи в сторону и аккуратно сложила. Никто не прикасался к ним, кроме меня. Так что не смей говорить, что они измялись!
Энциклопедия последовал за Чонси туда, где на траве высилась стопка аккуратно сложенной одежды.
– Лучше проверь карманы, – посоветовал Энциклопедия.
Чонси вывернул каждый карман. На свет появились носовой платок, бежевый образец материала для нового костюма, серебряный доллар и кожаный бумажник.
– У меня в бумажнике было ещё пять долларов, – разозлился Чонси. – Они исчезли! И восемьдесят центов мелочью. Линдилу ограбила меня!
– Не говори так громко, – предупредил Энциклопедия. – Ты рассердишь её.
– Говорю тебе, она врёт, – прошептал Чонси. – Я не снимал одежду, чтобы бежать. Футболистки должны были видеть, как она тащила меня за деревья.
– Они скажут то, что им прикажет Линдилу, – ответил Энциклопедия. – Неважно. Нам не нужны свидетели. Я знаю, кто лжёт.

И КТО ЖЕ?

Как справиться с мусором

Энциклопедия с Салли шли домой после вечерней игры в бейсбол, и тут заметили мальчика, сидевшего на обочине.
– Чёрт возьми, – сказала Салли. – Как ты думаешь, что с ним случилось?
Мальчик сидел, упёршись локтем в колено и поддерживая рукой подбородок.
– Это самый грустный мальчик из всех, кого я когда-либо видел, – прошептал Энциклопедия.
Большая машина свернула за угол. Водитель выбросил пустую пачку сигарет и прибавил скорость.
Мальчик посмотрел на обёртку, лежавшую на улице. Он медленно встал и поднял её. Бросил в мусорную урну на углу. И снова сел на бордюр.
Салли подошла к нему.
– Ты очень хорошо поступил, – сказала она. – Каждый должен внести свой вклад в поддержание чистоты наших улиц.
– Раньше я делал больше, – поднял глаза мальчик. – Теперь с этим покончено.
– Ты подобрал этот пакет, – напомнила ему Салли. – Значит, тебе всё равно?
– Беспокоиться и делать – разные вещи. – Мальчик вздохнул и снова опустил подбородок на руку. – Это была такая хорошая идея, – добавил он себе под нос.
– Что за идея? – спросил Энциклопедия.
– «Гордость», – ответил мальчик. – Я лично организовал «Гордость». Все дети из моего класса Воскресной школы присоединились к группе ещё до каникул.
Энциклопедия слышал о «Гордости». Так называлась детская группа, которая всё лето отправляла мусор по почте. Участники хотели сохранить красоту Айдавилла.
– Почему же ты покончил с этим? – спросила Салли.
– Я испугался, – ответил мальчик. – Кто-то угрожал оторвать мне голову, если я продолжу.
– Может быть, мы сможем тебе помочь, – сказал Энциклопедия. – Я – Лерой Браун, а это – Салли Кимболл.
– Детективы? – воскликнул мальчик. Внезапно он заметно повеселел. – Я – Марло Фосгуд. Конечно же, мне нужна помощь.
– Кто тебе угрожал? – спросил Энциклопедия.
– Вот, – достал письмо из кармана Марло.
Энциклопедия вынул письмо из конверта и прочитал:
«Дорогой Марло Фосгуд! Хватит совать свой нос в мусор других людей. Если ты не обратишь внимание на это предупреждение, я приду за тобой. И оторву тебе голову».
Письмо было напечатано на простом белом листе. Без подписи, и на конверте не было обратного адреса.
– Писать письма с угрозами – это преступление, – заметил Энциклопедия. – Кто бы ни был автором, он может попасть в тюрьму.
– Мы должны передать это письмо твоему отцу, Энциклопедия, – предложила Салли. – Там могут быть отпечатки пальцев.

– Если нет отпечатков пальцев виновного, это бесполезно, – возразил Энциклопедия.
– И потом, он определённо носил перчатки, – добавил Марло.
– Разве мы не можем хоть что-то предпринять? – не унималась Салли. – Эй, смотри! На обратной стороне листа тоже что-то есть.
Энциклопедия перевернул лист. На обратной стороне было напечатано: «Съешь ещё этих мягких французских булочек, да выпей чаю».
– Выглядит, как строчка из детской книжки, – разочарованно сказала Салли.
– Да нет, – возразил Энциклопедия. Он закрыл глаза. Он всегда закрывал глаза, когда интенсивно размышлял. – Скажи мне, Марло, как работает «Гордость»?
– Члены группы отправляют по почте мусор и прикладывают к нему мешок для мусора, – ответил Марло. – Письма, которые мы пишем, являются вежливым, но твёрдым напоминанием о том, что выбрасывание мусора куда попало противоречит закону. Мы просим человека не повторять подобные поступки. Мы собираем взносы, чтобы покрыть стоимость почтовых расходов.
– Как вы узнаёте, куда отправлять мусор? – поинтересовалась Салли.
– Большая часть возвращённого мусора – это конверты, объявления о продаже, квитанции и другие вещи с именами и адресами.
– Предположим, что нет имени или адреса – как на этой пачке сигарет, – сказала Салли.
– Полиция помогает нам, – ответил Марло. – Они отслеживают его по номеру машины.
Энциклопедия открыл глаза. Он внимательно изучил почтовую марку на конверте.
– Письмо было отправлено вчера в Айдавилле, – сказал он. – Таким образом, тот, кто написал это, должен жить в городе.
– И можно опознать машинку, – предложила Салли. – Я имею в виду, что нет двух одинаковых пишущих машинок. Их шрифт – вроде отпечатков пальцев.
– А толку? – вздохнул Марло. – Пишущая машинка в Айдавилле может быть у кого угодно.
– Можешь вспомнить хотя бы некоторых людей, которым вернули мусор за последние несколько дней? – поинтересовалась Салли.
– Нет, «Гордость» не ведёт записи такого рода, – продолжал грустить Марло.
– Люди, которые пишут письма с угрозами – трусы, – заявила Салли с отвращением. – А этот тип – хуже мусора. Оооо! Хотела бы я заставить его проглотить собственные слова!
– Я бы тоже не против, – кивнул Марло. – Но мы не знаем, где его найти.
– Ты не прав, – возразил Энциклопедия. – Мягкие французские булочки приведут нас к нему.

ЧТО ОН ХОТЕЛ ЭТИМ СКАЗАТЬ?

Испуганный свидетель

Когда Салли вернулась в детективное агентство после обеда, её первыми словами были:
– Что такое оратор?
– Человек, умеющий красиво говорить и произносить длинные речи, – ответил Энциклопедия. – А что случилось?
– У Лютера Джиноккио какие-то проблемы, – заявила Салли. – Он забавно выражается.
– Лютер любит использовать такие громкие слова, как «оратор», – согласился Энциклопедия. – Иногда это звучит смешно.
Лютер Джиноккио был ведущим малолетним автором Айдавилла. Он начал интересоваться словами, ещё когда только учился писать свою фамилию.
– Это не просто громкие слова, – замотала головой Салли. – Ты знаешь Бруно Девлина, этого тупицу? Он прицепился к Лютеру, и я не знаю, почему.
Затем объяснила. Лютер попросил её перепечатать свой последний рассказ, потому что у него не было пишущей машинки. Возвращаясь с обеда, она остановилась у его дома с готовой работой. Лютер стриг газон.
– У меня не было возможности сказать ему ни слова до того, как рядом возник Бруно Девлин, – злилась Салли.
– Бруно живёт через улицу, – пожал плечами Энциклопедия. – Я не вижу ничего плохого…
– Я тоже – сначала, – сказала Салли. – Бруно встал позади Лютера и стоял там, будто собирается предложить помощь.
Энциклопедия нахмурился.
– Бруно и пальцем ради другого не пошевельнёт.
– Я вернула Лютеру его историю, – продолжила Салли. – Там не было ни единой опечатки. И знаешь, что он мне сказал? «Оратор сможет разобраться. Уж спасибо!»
– А что Бруно?
– Лютер ещё и рта не раскрыл, как Бруно схватил его за загривок, – процедила Салли. – Лютер выглядел напуганным до смерти. Я спросила, не причиняет ли Бруно ему боли.
– Лютер, естественно, заявил, что всё в порядке, – предположил Энциклопедия.
– Вот его точные слова: «Бруно – не мой торментор. Моя голова гудит, как колокол».
Салли смущённо потупилась.
– Что такое торментор?
– Это тот, кто причиняет страдания, мучитель, – ответил Энциклопедия.
– Лютеру явно пришлось скверно, – кивнула Салли. – И вовсе не от головной боли. А от боли в шее. Бруно сжимал его шею так сильно, что у Лютера чуть глаза не вылезли.
Внезапно она сжала кулаки.
– Это, должно быть, как-то связано со вчерашней кражей в начальной школе! – воскликнула она. – Лютер, очевидно, что-то знает, а Бруно не хочет, чтобы он говорил!
Энциклопедия посчитал, что эта мысль заслуживает внимания. Пятьдесят долларов – пять десятидолларовых купюр – были украдены накануне из школьного офиса.
– Бруно и Лютер по утрам работают в школе, – напомнила Салли. – Бруно – в офисе. Лютер помогает сторожу, мистеру Лонгу, с почтой.
– В этом что-то есть, – согласился Энциклопедия. – Они оба были в школе, когда деньги исчезли.

– Лютер не стал бы воровать, – задумалась Салли. – Но Бруно... сомневаюсь. Он бросит тонущему оба конца верёвки.
– Миссис Уоттс, помощник директора, приходила к нам домой вчера вечером, – сказал Энциклопедия. – Она рассказала отцу о краже.
– Ты что-нибудь подслушал? – спросила Салли.
– Да что там было подслушивать? – отмахнулся Энциклопедия. – Деньги оставили на столе в офисе, чтобы оплатить доставку. После кражи Бруно потребовал обыскать его, чтобы доказать собственную невиновность. Лютер тоже. Денег не нашли ни у одного.
– Бруно не потребовал бы, чтобы его обыскали, если бы к этому времени уже не припрятал деньги, – фыркнула Салли. – Он, вероятно, заметил, что Лютер видел, как он ворует. Так что Бруно будет торчать возле Лютера, пока у него не появится возможность вернуться за добычей.
– Я согласен с твоей версией, – согласился Энциклопедия. – Если Лютер скажет хоть слово, Бруно изобьёт его.
– Что же мы можем сделать? – встревожилась Салли.
– Мы должны разыскать деньги раньше Бруно, – ответил Энциклопедия. – Но нельзя позволить ему предположить, что Лютер донёс на него. Начнём с другого.
– С чего? – спросила Салли. – Едем в школу?
– К дому Лютера, – возразил Энциклопедия. – Я хочу убедиться в фактах.
Детективы подъехали к дому. Лютер подрезал изгородь. Бруно стоял рядом с ним, как сторожевой пёс.
– Привет, Лютер, – поздоровался Энциклопедия. – Салли говорит, что у тебя отличный рассказ. И чудесный язык. Вкусный, как хорошо прокопчённый окорок.
При слове «окорок» лицо Лютера вспыхнуло. Испуг на его лице сменился робкой надеждой.
– Она хорошо поработала, – тихо сказал он. – И… э-э-э... я тоже стал писать лучше. Ты помнишь мой первый рассказ двухлетней давности?
– Он был не очень, – тщательно подбирал слова Энциклопедия. – Честно говоря, после чтения в глазах что-то кололо, как заноза.
Лютер отвернулся от Бруно. Улыбка мелькнула на его губах.
– Давай, пока, – сказал он и помахал на прощание.
Энциклопедия проехал чуть не половину квартала, прежде чем Салли догнала его.
– Куда ты летишь? – спросила она.
– В школу, – ответил Энциклопедия. – Деньги спрятаны в одном из классов. Следовало догадаться о том, что летом там никого нет.
– Мы никогда не найдём деньги, – возразила Салли. – Пять десятидолларовых купюр можно спрятать в любом месте!
– Это будет несложно, – заверил её Энциклопедия. – Проверим канцелярские материалы. Деньги спрятаны...

ГДЕ?

Взорвавшийся туалет

В субботу утром Энциклопедия заканчивал завтракать, когда позвонил Уинслоу Брант.
Уинслоу был главным вынюхивателем Айдавилла. Он слонялся по городской свалке и соседским мусорным кучам. Всякий раз, когда ему удавалось найти хлам, по его мнению, заслуживавший внимания, он ремонтировал его и продавал как антиквариат.
Однако сейчас он звонил не по поводу антиквариата. А по поводу своей жизни.
– Тебе лучше побыстрее приехать ко мне! – вопил он в трубку. – Меня только что чуть не убил собственный туалет!
Энциклопедия не стал терять времени на расспросы.
– Я сейчас буду, – обещал он.
Уинслоу жил в девяти кварталах от Браунов. Он ждал прибытия Энциклопедии перед домом.
Детектив сошёл с велосипеда, и в этот момент у обочины остановился маленький автомобильчик-универсал. Забитый всеми видами барахла. Среди грязной старой посуды, ламп, стеклянных изделий и прочего хлама не оставалось места даже для того, чтобы воткнуть карандаш.
Сидевшая за рулём восемнадцатилетняя Глэдис Смит была такой же старьёвщицей, как и Уинслоу. Она явно удивилась, увидев Бранта стоявшим перед домом.
– Всё в порядке, Уинслоу? – окликнула она.
– Всё, кроме моего туалета, – ответил Уинслоу.
Подъехали две пожарные машины. Пожарные ворвались в здание.
– Нам лучше воспользоваться задним входом, – сказал Уинслоу, жестом указав Энциклопедии и Глэдис следовать за ним. Он прошёл с задней стороны дома, через парковку и в служебный лифт.
– Я спустил воду в туалете, и он начал издавать смешные звуки, – рассказывал Уинслоу. – Хлынула горячая вода. Я убежал. И туалет тут же взорвался.
Лифт остановился на шестом этаже. Уинслоу открыл дверь своей квартиры.
– Не волнуйся, мама, – крикнул он. – Пришёл Энциклопедия Браун!
Мать сидела в гостиной, явно изумлённая. Отец по телефону задавал вопросы о страховке. Полы были мокрыми, а с потолков капала вода.
– Сюда, – показал Уинслоу. Он вошёл в ванную. Где вообще не осталось ничего, кроме труб и маленьких белых кусочков.
– Знали бы вы, как я рад, что успел выбежать, – признался он.
– Просто ужасно, – согласилась Глэдис. – Но нам пора, Уинслоу.
– Глэдис везёт меня в Седартаун, – объяснил Уинслоу Энциклопедии. – Сегодня там проходит крупнейший антикварный рынок года. У меня масса вещей на продажу.
– Я помогу тебе отнести их к машине, – кивнула Глэдис.
– Они в двух ящиках из-под апельсинов в котельной, – сообщил Уинслоу. – Мои предки не позволяют хранить что бы то ни было в квартире. А как насчёт туалета, Энциклопедия? Это была бомба?
– Пока не знаю, – ответил Энциклопедия.
Он подошёл к окну. Квартира Уинслоу выходила на задний двор. Детектив уставился на парковку.

– Я хочу увидеть котельную, – произнёс он.
В котельной находились двое пожарных и мастер. Объяснивший Уинслоу, что тот может забрать свои коробки с антиквариатом, но очень осторожно. Пол был залит водой.
– Боже, – забеспокоился Уинслоу. – Надеюсь, с моим антиквариатом всё в порядке…
Оказалось, нет. Оба ящика были разбиты вдребезги. Как и их содержимое.
– Мой лев..! – захныкал Уинслоу.
Пока он пытался справиться со слезами, Глэдис рассказывала о льве.
Две недели назад они с Уинслоу на гаражной распродаже
Гаражная распродажа – это барахолка, участники которой меняются вещами или покупают-продают за символическую плату. Сюда приходят пообщаться, познакомиться, послушать музыку и между делом приобрести вещи. Одна из версий названия – от жанра «гаражный панк», необработанный звук «на коленке». Когда такая музыка появилась, её играли для друзей. Закрытые концерты проводились в гаражах. И такая же специфическая музыка сопровождает распродажи. Другая версия – при переезде бывшие владельцы дома устраивают в своём гараже распродажу ненужного хлама. увидели двух маленьких мраморных львов. Львы эти были некрасивы, но выглядели редкими и старыми, и, возможно, порядочно стоили.
– Уинслоу купил одного, а я – другого, – сообщила она Энциклопедии. – Мы собирались сегодня проверить их у эксперта на антикварной распродаже.
Энциклопедия кивнул и принялся за обход труб и резервуаров котельной. В углу он увидел кирку, лопату и кувалду. Он показал кувалду Уинслоу.
– Человек, который разбил весь твой антиквариат, взорвал и твой туалет, – заявил детектив. – Вероятно, с помощью этих инструментов.
Уинслоу вопросительно посмотрел на кувалду.
– Преступник, уничтожая вещи, воспользовался кувалдой, – продолжал Энциклопедия. – Она выскользнула у него из рук и разбила центральный змеевик внутри этих двух теплообменников.
Пожарные и мастер, прекратив беседу, подошли поближе к Энциклопедии и прислушались.
– После разрушения теплообменников кипящая вода из центральной отопительной установки стала вытекать в обычные трубы подачи горячей и холодной воды, – разъяснил Энциклопедия.
– Конечно! – согласился мастер. – Это может привести к тому, что медные стыки в трубах распаяются, и вода прорвётся на верхний этаж.
– А там, где стыки выдержали, – подхватил один из пожарных, – горячая вода попала в холодные фарфоровые чаши и ёмкости и разрушила их.
– Верно… – не мог сдержать удивления мастер. – Да ты просто вундеркинд!
– Но кому понадобилось разбивать весь прекрасный антиквариат Уинслоу? – возразила Глэдис.
– Тебе, – ответил Энциклопедия.

ПОЧЕМУ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ОБВИНИЛ ГЛЭДИС?

Сэндвич с салями

Шестнадцатилетний Зигги Кетчум был самым рассеянным мальчиком в Айдавилле.
Он часто нанимал Энциклопедию, чтобы помочь ему найти вещи. Только в прошлом месяце Зигги потерял свои наручные часы. Энциклопедия нашёл их на другом запястье.
Рано утром в пятницу Зигги вошёл в детективное агентство «Браун». Он положил четвертак на канистру.
– Я хочу нанять тебя, – сказал он. – Я собираюсь потерять работу.
– Боже мой, Зигги! – воскликнул Энциклопедия. – Мы не можем помочь тебе найти то, что ты ещё не потерял!
– Ну, если ты найдёшь мой ланч, я не потеряю работу.
Энциклопедия моргнул, а Зигги приступил к объяснениям.
Летом он работал в универмаге Гектора. Каждый день он прятал свой ланч в другой коробке с обувью для мальчиков.
– Я забыл, где я спрятал свой ланч – сэндвич с салями – в понедельник. Если мистер Уилсон, менеджер этажа, найдёт его раньше, чем я, мне конец.
– Почему тебе нужно прятать ланч? – спросила Салли.
– Эл Ношман – другой парень на третьем этаже, – ответил Зигги. – Если я не спрячу ланч, он его съест.
– Он так быстро жуёт? – удивился Энциклопедия.
– Быстрее молнии, – кивнул Зигги. – Он ест свой десерт ложкой для супа.
– Ходи на ланч в кафе, – предложил Энциклопедия.
– Нет, это слишком дорого, – возразил Зигги.
– Элу Ношману следует, по меньшей мере, как-нибудь пригласить тебя с собой, чтобы перекусить, – заметила Салли. – Он у тебя в долгу.
– На прошлой неделе он пригласил меня в закусочную, – признался Зигги. – Больше я с ним не пойду.
– Почему нет? – поинтересовалась Салли. – Разве он не оплатил счёт?
– Да оплатить-то оплатил, – ответил Зигги. – Но без устали отпускал дикие замечания. Например: «Эта скатерть грязная – её сняли с кровати?» «Интересно, есть ли у них собственная больница для здешних клиентов?» Кошмар!
– Могло быть и хуже, – подхватил Энциклопедия. – Эл забыл спросить: «Когда официанты объявили забастовку?» Или: «Они утилизируют собственный мусор прямо здесь?»
– Он, вероятно, специально вёл себя так, – предположила Салли, – чтобы ты больше не захотел пойти и поесть вместе с ним.
Обсудив, что делать, детективы решили пойти с Зигги в универмаг Гектора и обыскать складское помещение в попытках обнаружить сэндвич с салями. Они сели на автобус № 3 до города.
Зигги вошёл в магазин со служебного входа. Энциклопедия и Салли ждали на улице до десяти часов, пока двери открылись. Сыщики встретились с Зигги на третьем этаже.
Домашние принадлежности занимали половину помещения, а одежда для мужчин и мальчиков – вторую половину. Зигги указал на двери в боковых стенах.
– Эти двери ведут в складские помещения, – произнёс он. – Эл Ношман занимается домашним хозяйством. Я – одеждой. Идите за мной.

Дети медленно вошли через отдел одежды. Он был наполнен всевозможными вещами – от кепок до туфель.
Салли ахнула, когда они вошли на склад.
– Да здесь пятьсот коробок с обувью и ещё миллион!
– Я работаю целый месяц, – кивнул Зигги. – И до сих пор не выучил половину цветов и размеров.
– Мы никак не сможем просмотреть все коробки без того, чтобы нас не обнаружили, – заметила Салли.
– Как ты запоминаешь, в какую обувную коробку прячешь ланч? – спросил Энциклопедия.
– Я составляю список на каждую неделю, – ответил Зигги. Он вытащил лист бумаги из кармана.
На нём было написано: «Коричневый 7½, Коричневый 7, Белый 7½, Бежевый 6, Белый 6½». После каждого цвета и размера стояла галочка.
– Галочка означает, что в тот день я нашёл ланч, – объяснил Зигги. – Это список с прошлой недели.
– Тогда всё, что нам нужно сделать – посмотреть список этой недели, – заключила Салли.
Зигги покачал головой.
– Я составляю новый список по понедельникам. В этот понедельник я приболел, и мне пришлось уйти пораньше. Я не только забыл о своём ланче, но и не помню, куда я положил новый список.
– У тебя есть шкафчик в магазине? – спросил Энциклопедия.
– Внизу, – обрадовался Зигги. – Ну ты и умный! Теперь вспомнил – я положил свежий список на полку!
Он помчался и вернулся, размахивая листком бумаги. И показал его Энциклопедии.
Мальчик-детектив прочёл: «Чёрный 6, Чёрный 6 ½, Бежевый 7 ¼, Белый 7 ¾, Белый 7 ½». И ни единой галочки.
– Чёрный, шестой размер! – ликовал Зигги. – Через пару минут сэндвич с салями будет у меня в руках. А вам лучше смыться до того, как вас найдёт менеджер этажа мистер Уилсон.
Детективы проскользнули на торговую площадку и стали ждать Зигги у стойки мужских галстуков.
Вскоре Зигги вышел из кладовой. Он подошёл к стойке с таким видом, будто собирался повеситься на галстуке.
– Я просмотрел каждую коробку чёрных туфель шестого размера, – простонал он. – Никакого сэндвича с салями. Должно быть, у меня вообще не работала голова, когда в понедельник я составлял список. Если мистер Уилсон найдёт мой обед в обувной коробке, я могу начинать искать новую работу.
– Не волнуйся, – улыбнулся Энциклопедия. – Я знаю, где найти сэндвич.

И ГДЕ ЖЕ?

ОТВЕТЫ

Сбежавший слон

Мистер Хант не заплатил за слона ни цента.
Он солгал, когда заявил, что мистер Сиппас отказался принять платёж в пятницу, тринадцатого, потому что это принесёт неудачу.
Но попался он на другой лжи. Он сказал, что первого апреля забрал из банка наличные, чтобы купить Джимбо.
Поскольку события происходили семнадцать лет назад, мистер Хант полагал, что ему ничто не угрожает. Но не принял в расчёт Энциклопедию.
Энциклопедия знал: если в какой-либо месяц пятница выпадает на тринадцатое, то первый день ​​месяца – воскресенье.
А по воскресеньям банки закрыты.

Затёртые фразы

И Макс, и Жучила утверждали, что написали «Аляска Таймс», стр. 31» на вырезке с объявлением о конкурсе.
Поскольку фраза была написана печатными буквами, Энциклопедия не мог определить, кто говорит правду.
Но Жучила сказал, что впервые заметил историю о конкурсе на последней странице газеты. Это была его ошибка!
Последняя страница газеты никогда не бывает нечётным числом: например, 31. Последняя страница всегда является чётным числом: например, 30, или 18, или 42.
Снова оставшись в дураках, Жучила вернул вырезку.
Макс принял участие в конкурсе, занял сорок третье место и выиграл шариковую ручку.

Вонючая Обезьяна

Жучила заставил офицера Карлсона ждать в доме Уилмы именно тогда, когда Гас играл на виолончели – каждый день в одно и то же время.
Тем временем Уилма оделась в костюм Вонючей Обезьяны и украла футляр для виолончели. Затем она натёрла костюм тухлыми яйцами, сунула его в футляр и оставила там, где его можно было легко найти.
Жучила знал, что Гас побежит к Энциклопедии за помощью. Уилма наблюдала из припаркованной неподалёку машины, как дети нашли футляр. И в это момент она вырулила на подъездную дорожку и поспешила к дому в узкой юбке.
Энциклопедия понял, что она не могла прийти домой после игры на виолончели, как следовало из её слов.
Виолончель держат между ног. Женщина, чтобы играть на ней, носит брюки или свободную юбку – но никогда не узкую юбку!

Поддельная банкнота

Энциклопедия позвонил отцу и рассказал ему и о поддельной банкноте, и о полицейском.
Шеф Браун связался с начальником полиции Гленн-Сити. Сразу же обнаружили, что с полицейского склада украдены одна униформа и значок № 14.
На дом совершили облаву. Нашли миллион долларов в поддельных купюрах. И захватили четверых бандитов, включая поддельного полицейского.
Что пробудило у Энциклопедии подозрения?
Полицейский всегда носит значок над сердцем – на левой стороне груди.
Фальшивый полицейский забыл об этом. И прикрепил значок справа.

Оформление витрины

Салли поняла, кто стрелял: человек, который не участвовал в оформлении витрины.
Её оформляли для демонстрации брюк. Как известно каждой девочке, нижние юбки носят под обычными юбками, а не под брюками.
Так что человек, который нёс нижние юбки, на самом деле не был оформителем. Он стащил со склада несколько нижних юбок, чтобы среди них спрятать пистолет.
Пока все спасались бегством, два сообщника вооружённого бандита ограбили отдел ювелирных изделий.
Поскольку Салли записала номер автомобиля, на котором удрали налётчики, трое грабителей были схвачены, а драгоценности – найдены.

Серебряный доллар

Линдилу Дакуорт заявила, что попросила Чонси уйти с поля, потому что он слишком шумно стучал своим серебряным долларом.
Она также сказала, что никто не трогал его одежду, кроме неё самой. И тем самым призналась в воровстве!
Когда Чонси проверил карманы, он нашёл серебряный доллар, но без мелочи. Он не мог стучать серебряным долларом по мягким предметам в кармане.
Изобличив себя собственными словами, Линдилу призналась, что соврала.
Она забрала восемьдесят центов и пять долларов из бумажника после того, как вытащила одежду Чонси из-за деревьев.
Линдилу вернула деньги. А Чонси больше никогда не оскорблял футболисток.

Как справиться с мусором

«Съешь ещё этих мягких французских булочек, да выпей чаю» – вот что помогло Энциклопедии догадаться.
В этом предложении использованы все буквы алфавита.
Энциклопедия понял, что человек, написавший эту фразу, проверял свою пишущую машинку. Следовательно, он либо только что купил её, либо забрал старую из ремонта.
Энциклопедия рассказал о случившемся отцу. Шеф Браун проверил магазины, которые продавали или ремонтировали пишущие машинки. И получил имена всех, кто недавно купил новую машинку или чинил старую.
Полиция смогла установить, что текст был напечатан на машинке, принадлежавшей Дьюку Келли, одному из «тигров» Жучилы Мини.

От переводчика.
Очередной рассказ, где при переводе приходится отходить от оригинала, поскольку решение основано на особенностях английского языка. Оригинальная фраза – «Быстрая коричневая лиса перепрыгнула через ленивых собак». Естественно, она гораздо больше похожа на детский стишок.

Испуганный свидетель

Когда Салли вернула перепечатанный рассказ, Лютер дал ей три подсказки. А именно: слова «оратор», «торментор» и «колокол»
Салли дословно рассказала Энциклопедии о случившемся, на что Лютер и надеялся. Энциклопедия понял, в чём дело, но навестил Лютера, чтобы быть уверенным.
И его уверенность укрепилась, когда лицо Лютера просветлело при слове «окорок», и окончательно окрепла, когда Лютер улыбнулся при слове «заноза».
Слова «оратор», «торментор», «колокол», «окорок» и «заноза» имеют одну общую черту. Последние буквы каждого слова совпадают с начальными буквами.
Поэтому Энциклопедия вернулся в школу. Просмотрел канцелярские материалы в поисках того, где лежит калька – прозрачная бумага для копирования. И под стопкой листов кальки обнаружил украденные деньги.

От переводчика.
Ещё один рассказ из той же серии, неизмеримо более трудный для перевода. В оригинале Лютер сообщает Салли: «Читабельно» (legible). Жалуется на головную боль (headache). Слово «торментор» пришлось оставить. Лицо Лютера просветлело при словах «рассказ хорошо оформлен» (edited). Рассказ двухлетней давности «пахнет хуже, чем лук» (onion). А деньги нашли рядом с классной доской под губкой для стирания (eraser).
И ещё: при прощании Лютер использует очень многозначительную фразу: «Take care». Её можно понять по-разному: и «До свидания», и «Будь осторожен», и «Действуй побыстрее». Англоязычному читателю это понятно, но как перевести максимально близко по смыслу?!

Взорвавшийся туалет

Глэдис разбила весь антиквариат Уинслоу, чтобы скрыть тот факт, что она интересовалась только львом.
Раз Уинслоу лишился льва, лев Глэдис возрастёт в цене. Как единственный оставшийся.
Но Глэдис погубила чрезмерная жадность. Она загрузила слишком много антиквариата в свой универсал для продажи в Седартауне. И места для вещей Уинслоу не осталось!
Она не могла знать, что Уинслоу не сможет взять с собой антиквариат, если только сама не уничтожила его!
Поскольку окна квартиры Уинслоу выходили на парковку позади дома, она припарковалась спереди. Она не хотела, чтобы Уинслоу видел её перегруженный фургон.
И уж тем более не ожидала появления Энциклопедии. Уинслоу не заметил ничего особенного. А вот Энциклопедия – заметил и сделал выводы!

Сэндвич с салями

Чтобы Эл Ношман не нашёл его ланч, Зигги каждый день прятал его в разных коробках.
«Я до сих пор не выучил половину цветов и размеров», – признался он. В этом-то и крылась проблема!
Список тайников на следующую неделю гласил: «Чёрный 6, Чёрный 6½, Бежевый 7¼, Белый 7¾, Белый 7½».
Энциклопедия знал, что обувь не выпускается в размерах, заканчивающихся на ¼ и ¾. В отличие от шляп и кепок, которые продавались в универмаге!
В понедельник больной и рассеянный Зигги спрятал свой ланч в коробке чёрных кепок шестого размера!
Благодаря Энциклопедии Зигги нашёл свой сэндвич и сохранил работу.





MyBook - читай и слушай по одной подписке