Уильям Шекспир – вереница чувственных образов (fb2)

- Уильям Шекспир – вереница чувственных образов 2.2 Мб, 120с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Alexander Sergeevich Komarov

Настройки текста:





Постер обложки книги «Уильям Шекспир – вереница чувственных образов»

Poster 2020 © Swami Runinanda «William Shakespeare»


Уильям Шекспир – вереница чувственных образов


О Г Л А В Л Е Н И Е


«Сонет 116 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 116» 11.06.2018 © Свами Ранинанда


«Сонет 23 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 23» 07.07.2018 © Свами Ранинанда


«Сонет 130 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 130» 26.01.2019 © Свами Ранинанда


«Сонет 68 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 68» 07.04.2019 © Свами Ранинанда


«Сонеты 145, 127 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnets 145, 127» 02.01.2019 © Свами Ранинанда


«Сонет 17 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 17» 20.04.2020 © Свами Ранинанда


«Сонет 29 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 29» 20.05.2020 © Свами Ранинанда


«Сонет 104 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 104» 12.07.2020 © Свами Ранинанда


В В Е Д Е Н И Е


Приходится часто сталкиваться с переводами Шекспира в цифровой последовательности написания их оригиналов. Могу заверить неискушённого читателя, что увязывание сюжетов сонетов в этой последовательности практически ничего не даст для углублённого изучения характерных черт

Хочу обратить внимание читателя, на то, что последовательность перевода и анализа сонетов в этом сборнике не случаен. Так как эти переводы отражает основные события адресанта сонетов и автора, связанные с сюжетом каждого. Вызывают чувство недоумения, кичливыми и поверхностными версиями переводов без увязки с почерком автора, а именно Шекспира. Мировоззрением, отражающим менталитет автора сонетов, чувствами, которые переживал он во время написания каждого сонета. В таких переводах на русский полностью отсутствуют увязки с автобиографическими или историческими событиями, которые автор подразумевал, описывая, делая намёк непосредственно в сюжетах сонетов. По этой причине, паттерн и авторский почерк полностью исчезли в их переводах. Что указывает на то, авторы переводов воспринимали автора сонетов, как некий символ. А не как живого человека с чувствами преживаниями, с конкретными врагами и друзьями, Но самое главное, нарекание вызывает неоспоримый и удручающий факт, что образ самого автора полностью выхолощен в таких неудачных переводах, где каждый переводчик выпячивал только себя со своим авторским почерком, литературными приёмами, которые абсолютно не характерны Шекспиру, как автору сонетов.

Утверждения некоторых исследователей творчества великого драматурга и поэта, базирующееся на банальной, но не очевидной оговорке, что «... язык Шекспира — очень ёмок: для перевода одной строки сонета требуются иногда две строки на русском языке. Иными словами, в стихах Шекспира столько образов, что передать их все в переводе — невозможно».

— Но, так ли, это на самом деле?

Согласиться с таким категоричным утверждением никак нельзя. В противовес этому безапелляционному и абсурдному утверждению мной был составлен сборник переводов нескольких сонетов с семантическим и историческим анализом, доказывающий полную несостоятельность подобных утверждений.

Положа руку на сердце, могу подсказать, где располагается главнейшая ошибка большинства переводчиков Шекспира — это ложно приписанная передёрнутая фаза, которую приписывают Пушкину. Как основополагающая цитата для оправдания всевозможных искажении при переводе сонетов Уильяма Шекспира на русский. Корень проблемы — это фривольное интерпретирование, якобы известного высказывания А.С. Пушкина: «Переводчик в прозе — раб, переводчик в поэзии — хозяин». «Но хозяин чего»? — напрашивается закономерный вопрос. Текста оригинала, который можно изменять под свои индивидуальные запросы? Хозяйничая и изменяя текст оригинала до полной неузнаваемости! Обнаружилась нелицеприятная деталь, которая может испортить творческую карьеру использующих эту фразу в свою угоду. Которые взяли её, как главный аргумент, поэтому их можно в полной мере обвинить в передёргивании другого изречения.


— Какого? — может задать вопрос неискушённый читатель.


Это известная фраза Василия Андреевича Жуковского, известного поэта, переводчика, одного из основоположников романтизма в русской литературе. Именно он, впервые обратил внимание на талант мальчика Саши Пушкина, на экзамене ещё в лицее Царское Село. Эта фраза В.А. Жуковского звучит так: «Переводчик в прозе есть раб, переводчик в стихах — соперник», сопровождавшую его перевод с немецкого баллады Гёте «Лесной царь», которую он изрёк в 1818 году.


— «Быть или не быть, вот в чём вопрос»!


Но перевод поэтического произведения гения драматургии, предусматривает качественный перевод сонета не только семантическом литературном, но и в логически осмысленном смысле слова. Этот нюанс предусматривает не только талантливость переводчика, как поэта, литератора или писателя, но и великолепное знание языка оригинала, также знание исторического материала, как подосновы эпохи авторского текста оригинала сонета. Самоуверенность, непоколебимая уверенность в своём творческом потенциале в процессе перевода, могу отметить, достаточно сложных сонетов Шекспира не в подспорье. Однако, что мы видим на территории цехового пространства поэтов, переводящих сонеты Шекспира? Полную безответственность, горделивое самодовольство своими весьма посредственными переводами, где они поставили свои персоны на заглавное место, но при этом не обладая, хоть малой толикой таланта, остроумия и интеллекта в изложении автором витиеватого сюжета оригинала сонета! Можно самонадеянно списать все издержки на особенности русского языка, русской загадочной души, менталитета русского человека, делать буквально всё — на авось. Оправдания слишком шаткие, базирующиеся на заведомо ложной аргументации, к сожалению, ставшие правилом.


— Но соответствует ли, это утверждение действительности?


Когда национальная идея исключительности, избранности охватила не только все слои интеллигенции, но всю без исключения остальную часть общества. Например, лично мне по душе переводы шекспировского «Гамлета» Иосифом Александровичем Бродским по точности перевода и ощущению проникновения, перенесения в ту далёкую эпоху. Не является секретом тот факт, что многим исследователям творчества Шекспира стали понятны мотивы сюжета сонета 66, которые перекликаются в более развёрнутых драматических событиях пьесы «Гамлет» Уильяма Шекспира в пяти актах. С первоначальным названием «Трагическая история о Гамлете, принце датском», одной из самых знаменитых пьес в мировой драматургии.

Давайте, посмотрим на мир Уильяма Шекспира моим взглядом, как автора переводов и семантического анализа сонетов. Только предлагаю читать в той последовательности дат написания мной, которая шаг за шагом раскроет секреты, возможно о которых вы не имели никакого понятия. В хронологической последовательности раскрывая исторический контекст межличностных отношений автора сонета с его современниками.





Сонет 116 Уильям Шекспир, - перевод Свами Ранинанда


Свами Ранинанда

*******************



 Poster © 2018 Swami Runinanda. «William Shakespeare Sonnet 116»


 William Shakespeare Sonnet 116, «Let me not to the marriage of true minds»


______________





  Уильям Шекспир в своих произведения утверждал, что любовь не подвластна течению времени: «У времени нет власти над любовью; хотя оно мертвит красу лица...» перевод Маршака (У. Шекспир сонет 116).


Но на самом ли деле все популярные поэтические переводы Сонета 116 Шекспира отражали дух шекспировской эпохи и непосредственно мировоззрение написавшего их гения?



— Не думаю, что это так.



  Мне были известны, и любимы мной по книгам и кинофильмам строки переводов на русский многочисленных авторов, так как зачитывался Шекспиром в течении всей своей жизни.


Большинство авторов переводов в предложенных анализах сонета 116 Шекспира упоминали и обращали внимание читателей, на якобы грамматические ошибки автора сонета. Поверхностный подход этих переводов и анализ строчек сонетов, — очевиден, при более углублённом изучении исторического наследия. Однако, диалект древнеанглийского языка той эпохи сильно отличался от современного английского множеством оборотов речи, именно тогда в условиях средневековой эпохи семантика, грамматика английского претерпевали процесс формирования.



  И тогда, мне пришла идея литературного перевода сонетов Уильяма Шекспира с последующей вставкой в начале моих стихов в качестве лейтмотива ниже написанного.


Мне всегда нравились поэтические переводы Маршака. Но в какой-то момент, стал замечать, что мои переводы коренным образом отличаются от предыдущих, авторов некогда «избранных» партийно-номенклатурной пропагандой, поэтому публикую перевод этого сонета. Цитаты и ссылки именно на этих «избранных» авторов переводов Шекспира заполонили практически всю Википедию на русском!




2018 © Перевод Свами Ранинанда


2018 © Translation by Swami Runinanda



__________


Original text:


__________




Let me not to the marriage of true minds


Admit impediments. Love is not love


Which alters when it alteration finds,


Or bends with the remover to remove:


O, no! it is an ever-fixed mark,


That looks on tempests and is never shaken;


It is the star to every wandering bark,


Whose worth’s unknown, although his height be taken.


Love’s not Time’s fool, though rosy lips and cheeks


Within his bending sickle’s compass come;


Love alters not with his brief hours and weeks,


But bears it out even to the edge of doom.


If this be error and upon me proved,


I never writ, nor no man ever loved.




— William Shakespeare Sonnet 116


_____________________________




2018 © Литературный перевод Свами Ранинанда, Уильям Шекспир Сонет 116




*             *             *



Позвольте, мне не жениться на истинных умах


Признать препятствие. Любовь — не любовь, всё не так


Что изменяется она, когда находим в ней измененья,


Или изгибами с удаляющими для удаленья:


О, нет! Всё это, отныне зафиксированный знак. Итак,


С волнующим взором: не всколыхнёт ничто её никак;


Звезда — эта, словно каждому блуждающий баркас,


Чья ценность неизвестна: большой ценой, хоть будет взята.


Любовь — не дурачина Времени, губ розовых, щёк напоказ


С пределами изгиба, как компас серповидный;


Любовь не изменяет часам кратким и недель своим,


Её лишь, переносит на погибели край очевидный.


А если, это — есть ошибка, доказана и мним,


Во век не напишу, и не был бы всегда любим.




*             *             *



Copyright © 2018 Komarov A. S. All rights reserved


Swami Runinanda Jerusalem 18.06.2018


__________________________________






  Сонет 116 Уильяма Шекспира — необычайно колоритный сонет, не подпадающий под категорию, общепринятых серий сонетов, поэтому стоит как-бы особняком. Многие исследователи и переводчики абсолютно неправильно перевели на русский предложение оригинального текста на английском (в строках 9 и 10): «губ розовых, щёк напоказ с пределами изгиба, как компас серповидный». Где автор сонета сравнивает округлость щёк возлюбленной с «sickle’s compass», что принижает познания Шекспира в морском деле и навигации на море. По этой причине был полностью утерян подстрочник текста оригинала, плюс факт биографии автора, что Шекспир по уровню знаний, ни коим образом не мог быть продавцом солода и ростовщиком.


   Сонет 116 Уильяма Шекспира был впервые опубликован в 1609 году. По структуре построения и форме подачи сонет 116 является ярким примером, характеризующим шекспировскую ироническую манеру написания. Такой почерк написания невозможно спутать с почерком написания других поэтов, та, как присущий только Уильяму Шекспиру.


  Автор сонета начинает его с заявления, — «позвольте, мне не жениться на истинных умах». Красноречиво подчеркнув, что большой ум, и искушённость в обольщении возлюбленной не является гарантией её истинной любви. Такое понятие, как любовь непостоянная субстанция по истечению времени, и "что изменяется она, когда находим в ней измененья". То есть любовь не может быть истинной, если она меняется по какой-либо причине сопутствующей. так как истинная любовь должна быть постоянной, несмотря ни на что.  Как может показаться на первый взгляд непреодолимые трудности. Автор сонета намекает на Полярную звезду (строка 7), которая традиционно служит ориентиром для навигации в море. В тоже время, говорит о возлюбленной, как путеводной «звезде», к которой стремится каждый ищущий любви.  Описывая, при первом знакомстве внешний облик возлюбленной скромной и пленительной «с волнующим взором: не всколыхнёт ничто её никак». Автор профетически подмечает, раскрывая реальное положение дел, что возлюбленная, «словно каждому блуждающий баркас», добавив не без чувства иронии, — «чья ценность неизвестна: большой ценой, хоть будет взята». В завершающем сонет двустишии, автор сонета 116 как бы спускает читателя на твёрдую почву реальной жизни. Подтверждая, что и ему ведомо чувство истинной взаимной любви, а если это утверждение является ошибкой, подтверждая правдивость сказанного. Таким даёт зарок читателю, то «во век не напишу, и не был бы всегда любим», — резюмирует автор сонета 116, подводя черту под написанным.




* «компас серповидный» или «sickle’s compass», есть секстaнт, секстан (от лат. sextans (род. п. sextantis) — шестой, шестая часть) — навигационный измерительный инструмент, используемый для измерения высоты Солнца и других космических объектов над горизонтом с целью определения географических координат точки, в которой производится измерение. Для определения горизонта, как ориентира, принимается морской горизонт, а как точка для измерения местонахождения — судно, с борта которого проводится измерение. Например, измерив высоту Солнца в астрономический полдень, можно, зная дату измерения, вычислить широту места расположения прибора. Строго говоря, секстант позволяет точно измерять угол между двумя направлениями. Зная высоту маяка (с карты), можно узнать дистанцию до него, измерив угол между направлением на основание маяка и направлением на верхнюю часть и произведя несложный расчёт. Также можно измерять горизонтальный угол между направлениями на разные объекты.



  Википедия утверждает, что два человека независимо друг от друга изобрели секстант в 1730 году(?): английский математик Джон Хэдли и американский изобретатель Томас Годфри. Секстант вытеснил астролябию, как главный навигационный инструмент. Но судя по тексту Сонета 116 Уильяма Шекспира, секстант был известен и использовался значительно раньше даты указанной в Википедии, из этого можно сделать вывод, что информация, находящаяся в Википедии не достоверна. Исаак Ньютон исследовал принцип секстанта, и даже спроектировал прототип секстанта в 1700 году, который был использован Джоном Хэдли и Томасом Годфри для установления официального авторства в 1730 году, авторами которого по факту, они никогда не являлись.



 Весь парадокс Википедии, заключается в нестыковке ею поданной информации: согласно её же статьи об Мирзо Улугбеке, внуке знаменитого Тимура (Тамерлана), есть описание средневековой обсерватории Улугбека, построенной Улугбеком на холме Кухак в окрестностях Самарканда в 1424—1428 гг.


  Остатки обсерватории были найдены и исследованы археологом В. Л. Вяткиным в 1908 году. Согласно сделанной реконструкции, обсерватория имела вид трёхэтажной цилиндрической постройки высотой 30,4 м и диаметром 46,40 м, и вмещала ориентированный с севера на юг грандиозный угломер — секстант (или квадрант) радиусом 40,21 м. Однако Улугбек, не являясь изобретателем идеи секстанта, по-видимому, взял за прототип ручного секстанта, значительно ранее изобретённого, предположительно в 9-10 веке в Полинезии. Его устройство и навигационные качества не раз упоминались в средневековых рукописях.




 11.06.2018 © Свами Ранинанда «Сонет 116 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 116»


© Copyright: Свами Ранинанда, 2018


Свидетельство о публикации №118061806864





Сонет 23 Уильям Шекспир, - перевод Свами Ранинанда


Свами Ранинанда

******************



Poster © 2018 Swami Runinanda. «William Shakespeare Sonnet 23»


«As an unperfect actor on the stage» William Shakespeare Sonnet 23


_____________





   Изучая эпоху Уильяма Шекспира, я попытался понять дух эпохи, всю сложность взаимоотношений, живших тогда, - плоть от плоти. Это уклад жизни шекспировского средневековья.



— Отличались ли, чувства живших в шекспировскую эпоху от чувств людей живущих в наши дни, в нынешнюю эпоху?



— Не думаю, что были отличия, ибо чувства в эпоху средних веков были такими же, как и ныне.


Очевидно, в будущем человеческие чувства останутся, такими же. Вполне вероятно, что чувства людей живших в далёком прошлом были более чище и ярче, мы только можем предполагать  изучая и анализируя тексты тех времён.



Это и было основной моей целью и мотивацией для перевода мной Сонета 23 Уильяма Шекспира, ибо предыдущие переводы, не дали мне объемлющего ответа на возникшие вопросы в ходе изучения текста оригинала. Однако можно отметить, что текст оригинала Сонета 23 отличается от текста Сонета 116 в значимой части стилистикой и морфологическими признаками, где чётко отчерчиваются временные рамки формирования старо британского диалекта. Предположительно, что Сонет 23 был написан в более раннем, творческом периоде Шекспира.




2018 © Перевод Свами Ранинанда


2018 © Translation by Swami Runinanda



__________


Original text:


__________




As an unperfect actor on the stage,


Who with his fear is put besides his part,


Or some fierce thing replete with too much rage,


Whose strength’s abundance weakens his own heart;


So I, for fear of trust, forget to say


The perfect ceremony of love’s rite,


And in mine own love’s strength seem to decay,


O’ercharged with burthen of mine own love’s might.


O, let my books be then the eloquence


And dumb presagers of my speaking breast;


Who plead for love, and look for recompense,


More than that tongue that more hath more express’d.


O, learn to read what silent love hath writ:


To hear with eyes belongs to love’s fine wit.





— William Shakespeare Sonnet 23


______________________________



2018 © Литературный перевод Свами Ранинанда, Уильям Шекспир Сонет 23



*               *              *



Как актёр неподражаемый на подмостках никудышных,


Кто своим страхом к тому же — их составляет часть,


Или какая-то жестокая вещь, наполнив яростью чувств излишних,


В излишках неведомой силы, я своё сердце слабее делаю опять;


Поэтому доверием не злоупотребляя, сказать наверно я позабыл


О идеальной церемонии любви, сего обряда вспять,


И в собственной своей любовной силе, я кажется почил,


Разлившимся бременем своей собственной любви.


О, пусть мои рукописи красноречивее будут завершенья


И предвестниками безмолвными в моей клокочущей груди;


Кто умоляет о любви и чувствам ищет вознагражденья,


Тем более, чем языком, который дарован больше, чем ориентир.


О, научись читать, что молчаливая любовь напишет:


Услышь глазами — в этом вся смекалка великолепная любви.




*               *              *



Copyright © 2018 Komarov A. S. All rights reserved


Swami Runinanda Jerusalem 09.07.2018


________________________________






  Сонет 23 — является одним из ярких, отражающих автобиографические моменты жизни автора из сборника 154 сонетов, написанных английским драматургом и поэтом Уильямом Шекспиром, и являясь неразрывной частью серии «Прекрасная молодёжь» («Fair Youth»).


В сонете повествующий не в состоянии адекватно повествовать о своей любви по причине спонтанности своих чувств, которые не могут совладать с физиологией. Он сравнивает себя с актёром на сцене, который подвержен и страдает от страха. Поэтому не может исполнить свою роль любовника, так как чувство любви и страсть перехлёстывают наружу, Его наполненного страстью вводят в замешательство чрезмерные эмоции, которые побеждают его самовыражение в чувстве любви. Он забывает правильные слова, которых заслуживают ритуалы любви. Страстная любовь, в конце концов разгружает его физиологию, так как она перегружена эмоциями. Сонет заканчивается детерминированным заключением автора сонета, научись читать, что молчаливая любовь напишет в глазах, Услышь глазами и «в этом великолепная смекалка истинной любви».


Метафора через образ актёра на сцене любви вызвала соответствующий биографический интерес и комментарии. Шекспир использует метафору из театра, чтобы выразить идею бессилия говорящего при исполнении «идеальной церемонии любви»

(строка 6).


Автор как-бы подсказывает, что вместо этого влюблённый должен читать внимательнее «между строк», чтобы понять любовь неопытного и юного поэта, любовь находит выражение в паузах между фразами, как сцене.  Сонет даёт понять, рамки границ языка при выражении чувств.



* «разлившееся бремя собственной любви» — автор сонета, очевидно имел ввиду преждевременное семяизвержение.



** «языком, который дарован больше, чем ориентир» — судя по красноречивому намёку в тексте сонета Шекспира язык, это инструмент красноречия, не только для уговаривания к совершению акта любви с возлюбленной, но и для «французских» поцелуев, которые и могли привести к преждевременному семяизвержению.



*** «O, let my books...» — не могу согласиться, о якобы ошибке автора сонета, как утверждают некоторые исследователи,- гений поэзии и драматургии грамматических ошибок не делал. Первая типография в Англии была основана Уильямом Кекстоном около 1474 г. первоначально в Вестминстере, затем в Лондоне. При жизни труды Шекспира не издавались в типографии, и он писал рукописи от руки собственноручно каллиграфическим готическим шрифтом.




 07.07.2018 © Свами Ранинанда «Сонет 23 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 23»


© Copyright: Свами Ранинанда, 2018


Свидетельство о публикации №118070906512





Сонет 130 Уильям Шекспир, - перевод Свами Ранинанда


Свами Ранинанда

********************



Леди Елизавета Поуп, Роберт Пик, ок. 1615 г., из коллекции Галереи Тейт


William Shakespeare Sonnet 130, «My mistress’ eyes are nothing like the sun»


__________________





  «Когда слышу или читаю в интернете о некой «вычурности» дикой природы, её  какого-то явления или проявления, то вспоминаю изречение гениального физика нашей эпохи «о бесконечной человеческой глупости». У слова «вычурность», есть слово синоним «неестественность», — таким образом, люди утверждающие о вычурности природы создают  казус несоответствия, ибо сама по себе природа, является эталоном гениальной естественности» 2019 © Свами Ранинанда





   Сонет 130 Уильяма Шекспира — является ярким образцом использования утончённых эпических сравнений, а также одним из изысканно колоритных сонетов в реалистическом отображении автором своей возлюбленной.



Можно предположить, что Шекспир во время написания этого сонета был в зрелом, довольно-таки немолодом возрасте, и его возлюбленная тоже. По определению Карла Аткинса (Carl Atkins), многие ранние редакторы приняли текст этого сонета по номиналу и наивно полагали, что это было простое умаление качеств своей возлюбленной автором сонета. Несмотря на это, Уильям Флеч (William Flesch) предполагал, что стихотворение на самом деле, как раз точно до наоборот является, — комплиментом, полностью соответствующим межличностным отношениям мужчины и женщины той далёкой эпохи. Он прямо указывал, что есть очень много стихотворений на злобу дня, где авторы, как правило, излишне напыщенно нахваливают эпитетами объекты написания по множеству качеств, которые в действительности не могут иметь место. Такие как, белоснежная кожа рук и плеч, пухлые и ярко алые губы или золотистые сверкающие волосы. Мы во многих стихотворениях можем наблюдать общепринятое «помпезное украшательство» стихотворной строки эпитетами в адрес любимых дам, как характерное проявление банальной безвкусицы.



Уильям Флеч (William Flesch) заявил, что большая часть людей, на самом деле не хотят быть описанными в произведении с качествами, которые они в действительности не имеют и которыми не обладают. Например, старый человек не хочет быть описанным в поэтическом произведении, что он физически молод, на самом деле, он хочет быть описанным таким образом, — в поведении или во взглядах на жизнь он современный и юный. Уильям Флеч (William Flesch) отмечал, что, во времена Шекспира, о чём он, как автор пишет, может показаться ироничным, но в действительности автор сонета восхваляет качества, которыми реально обладает его возлюбленная, и завершает финал сонета, как апофеоз — признанием ей в любви.



Хочу отметить, при ознакомлением с многими переводами Сонета 130 Уильяма Шекспира, я пришёл к неутешительному и удручающему выводу, — большая часть переводчиков на русский абсолютно не поняла основного и ключевого замысла автора сонета, его иронически сатирический оттенок, присущий только эмоционально психологическому настрою автора, что и послужило мотивацией публикации данного перевода на русский с аннотацией и семантическим анализом сонета.





2019 © Перевод Свами Ранинанда


2019 © Translation by Swami Runinanda




__________


Original text:


__________





My mistress’ eyes are nothing like the sun;


Coral is far more red than her lips’ red:


If snow be white, why then her breasts are dun;


If hairs be wires, black wires grow on her head.


I have seen roses damask’d, red and white,


But no such roses see I in her cheeks;


And in some perfumes is there more delight


Than in the breath that from my mistress reeks.


I love to hear her speak, yet well I know


That music hath a far more pleasing sound:


I grant I never saw a goddess go,


My mistress, when she walks, treads on the ground:


And yet, by heaven, I think my love as rare


As any she belied with false compare.





William Shakespeare Sonnet 130


__________________________




2019 © Литературный перевод Свами Ранинанда, Уильям Шекспир Сонет 130



*             *             *



Глаза моей возлюбленной — на солнце не похожи, отнюдь;


Коралл более красней оттенком, чем цвет её губ красных:


Если снег — белый, то отчего тоном буро-серым её грудь;


Если волоса — на голове прядью вьются, как чёрные сплетенья.


Я повидал дамасских роз: красных, и белых — разных,


Но роз таких же я не увижу в её щеках, как исключенье;


И в некоторых духах куда больше — восхищенья


Чем сильный запах в дыхании возлюбленной моей.


Люблю слушать, как слово молвит, ещё я знаю без натуг


У той музыки — намного более звук приятнее на слух:


Я признаюсь, что никогда не видел, моя богиня как уходит,


Моя любимая, когда ступает наземь тяжёлой поступью, слегка:


И все же, клянусь я небесами, считаю — моя любовь редка


Как любой, она опровергает ложное сравненье в обиходе.




*             *             *



Copyright © 2019 Komarov A. S. All rights reserved


Swami Runinanda Jerusalem 29.01.2019


__________________________________







В Сонете 130 Уильям Шекспир в подчёркнуто иронической форме высмеивает каноны идеальной женской красоты, которые были распространены в литературе и в произведениях искусства в целом времён эпохи правления Елизаветы.



_________


Елизаветинская Эпоха — знаменательный период в истории Англии XVI века, связанный с превращением ее в могучую мировую морскую державу. Попытка контрреформации в период правления Марии Тюдор (Марии Кровавой), преследования протестантов. Елизавета I (7 сентября 1533 — 24 марта 1603), Добрая королева Бесc, Королева-дева — королева Англии и Ирландии с 17 ноября 1558 года, последняя из династии Тюдоров. Единственная дочь короля Англии Генриха VIII Тюдора от брака с Анной Болейн. Время правления Елизаветы иногда называют «золотым веком Англии» в связи с расцветом культуры (т. н. «елизаветинцы»: Шекспир, Марлоу, Бэкон и др.) и с возросшим значением Англии на мировой арене (разгром Непобедимой Армады, Дрейк, Рейли, Ост-Индская компания).


_________




Влияние этих канонов, берут начало со времён поэзии древней Греции и Рима, когда была установлена традиция их безукоризненного выполнения. Это было обычным делом, чтобы восхвалять красоту объекта привязанности, в подчёркнуто высокопарной сравнительной форме, с помощью таких литературных приёмов, как эпитеты и гипербола.


Например, с помощью образцов эталонной красоты найденными в окружающей природе или на небесах, такими, как звезды в ночном небе, золотистый луч восходящего солнца, оттенки на красных и белых розах (к примеру, дамасских, как в тексте оригинала Сонета 130). Шекспир в утончённой иронической форме излагает реальные качества своей уже не молодой возлюбленной, надсмехаясь над общепринятыми шаблонами эталонной красоты, применяемыми в качестве литературных приёмов. Как может показаться на первый взгляд, так крайне необходимых при написании любого стихотворения, как некий признак или символ, характеризующий лирическую поэтичность произведения.


В данном случае, Шекспир высмеивает с помощью гиперболы намёки и красочные живописные эпитеты, так часто используемые поэтами, для которых в елизаветинскую эпоху правления, они стали клише, довольно предсказуемым и однообразно скучным.



В этом сонете автор пародийно сравнивает любовницу поэта со многими естественными красотами; каждый раз отмечая для себя обязательным, очевидное несоответствие его любовницы, именно в таких сравнениях. В виду того, что возлюбленная не может надеяться на победу в противостоянии красотам природы и всего мироздания.


Первые два четверостишия сравнивают любимую женщину с аспектами природы такими, как снег или коралл; каждое сравнение, завершается подчёркиванием незавидного положения для её самой,— его возлюбленной.


В заключительном двустишии автор объявляет свою любовную привязанность к возлюбленной, но при этом уточняет, что не делает ложных сравнений, значение которых не являются очевидными. Ввиду того, что другие поэты при стихосложении своих стихотворных произведений делают, — точно от обратного. Содержание Сонета 130, имело целью, по замыслу автора доказать противоположное, указывая, что его возлюбленная — является идеальным объектом его привязанностей из-за её подлинных, не приукрашенных качеств, поэтому она достойна его любви более, чем возлюбленные других поэтов, которые излишне причудливы в эпитетах при описании их красоты в своих стихах.



Иронический тон сонета усиливается в заключительном двустишии «Sonnet 130», в котором Шекспир завершает сатирической строкой: «And yet, by heaven, I think my love as rare, аs any she belied with false compare». Эта авторская линия, ремаркой проецирует основной посыл автора сонета читателю, унижая излишнюю вычурность в сравнительных характеристиках, при использовании литературных приёмов многими поэтами.





* ВЫЧУРНОСТЬ, вычурности, мн. нет, жен. (книжн.). отвлеч. сущ. к вычурный. Вычурность украшений. Вычурность речи. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935—1940.


Синонимы: витиеватость, замысловатость, затейливость, изысканность, крикливость, кудреватость, кудрявость, литературщина, логодедалия, манерность, мудрёность, неестественность, орнаментальность, пестрит, пестрота, претенциозность, причудливость, странность, фасонистость, цветистость, эвфуизм.




 26.01.2019 © Свами Ранинанда «Сонет 130 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 130»


© Copyright: Свами Ранинанда, 2019


Свидетельство о публикации №119012904615





Сонет 68 Уильям Шекспир, - перевод Свами Ранинанда


Свами Ранинанда

*******************



William Shakespeare Sonnet 68, «Thus is his cheek the map of days outworn»


Fragment of manuscript, which confirms the involvement to Richard III in the killing of boys


___________________






Сонет 68 является одним из необычайно сложно сложенных сонетов и посвящён молодому человеку, по всей видимости исторической личности. Многие годы исследователей творчества Шекспира, литературоведов и переводчиков волновал и волнует этот вопрос: «Какому именно молодому человеку, юноше посвятил автор этот сонет»? В ходе исследовательской работы ответ на этот вопрос найден, и будет предложен читателю ниже.



Сам текст сонета, написанный английским драматургом и поэтом Уильямом Шекспиром насыщен новаторскими литературными приёмами, не побоюсь сказать, и даже в сонете — есть революционное открытие. Характерно, что в сонете присутствует необычный литературный приём сложных каскадных сравнений, поэтому литературные переводы многих авторов сильно «спотыкались» и столь значительно разнятся по смыслу между собой. Но при этом, не отражают тематической идеи, которую автор сонета хотел передать читателям через века, а именно нам.



Напрашивается ряд вопросов: — «Почему все эти многочисленные переводы сонета 68 при наличии очевидных литературных качеств, так и не отразили авторской манеры, а также интеллектуального потенциала Шекспира»? «В чем основная проблема столь именитых авторов переводов, публикациями которых заполонены все энциклопедии и справочники, как виртуальные, так и не виртуальные, при том, что они имеют несомненную ценность, так как литературно построены безукоризненно и красиво»? Именно, в духе той «красоты» стихосложения, над которой насмехался Шекспир в Сонете 130, против которой ратовал автор и называл «помпезным украшательством»!



— Думаю, их нельзя отрицать, они заняли своё достойное место в мировой литературе, их вполне можно рассматривать, как ступени непрерывного поступательного движения человеческой мысли. Давайте, попытаемся разобраться в главной причине,— почему же большинство авторов переводов не могли охватить всю широту научного кругозора Шекспира? При детальном и внимательном рассмотрении переводов данного сонета каждый автор перевода пытался втиснуть удлинённую шекспировскую строку с каскадными сравнительными характеристиками в свою укороченную строчку с классической структурой построения строки в ямб или хорей. Моей основной задачей не является критика или сравнительный анализ предыдущих переводов Сонета 68, так как все предыдущие переводы, не отразили даже малую толику смыслового контекста, которую заложил автор при написании сонета. Где основная причина семантических ошибок многочисленных авторов скрыта в недостаточно глубоком историческом и культурном анализе быта и образа жизни елизаветинской эпохи при переводах на русский Сонета 68.



Первая моя попытка перевода Сонета 68 Шекспира, была в 2010 году, когда захотел использовать этот текст в качестве эпиграфа, так как он был созвучен теме одного из моих стихотворений под названием «Опадёт цвет орхидеи». Однако, прошли года и однажды, я совершенно по-другому «увидел» Сонет 68, и тут же сделал перевод на русский, что стало вторым «заходом». Но, как говорится, — «нет худа без добра». На этот раз пришлось значительно глубже вникать в историю Англии, и как оказалось не безрезультатно.



Постараюсь поэтапно провести семантический анализ этого сонета, пройдясь по каждой строке. При этом, найдя связующие цепочки и параллели с историческими личностями и событиями при королевском дворе до елизаветинской и елизаветинской эпох. Ни для кого не является секретом, что автор сонета, который ангажировал свои сонеты и гениальные пьесы под именем Шекспир, был вхож в королевский дворец по ряду причин и чувствовал себя там, как рыба в воде. Давайте погрузимся в историю Англии и разберёмся, что имел ввиду гениальный Уильям Шекспир, сопоставляя драматические исторические события. Как говорится, знал всю «подноготную» придворной жизни, при написании строчек Сонета 68.




2019 © Перевод Свами Ранинанда


2019 © Translation by Swami Runinanda




    __________


    Original text:


    __________





       Thus is his cheek the map of days outworn,


       When beauty lived and died as flowers do now,


       Before these bastard signs of fair were borne,


       Or durst inhabit on a living brow;


       Before the golden tresses of the dead,


       The right of sepulchers, were shorn away,


       To live a second life on second head;


       Ere beauty's dead fleece made another gay:


       In him those holy antique hours are seen,


       Without all ornament, itself and true,


       Making no summer of another's green,


       Robbing no old to dress his beauty new;


       And him as for a map doth Nature store,


       To show false Art what beauty was of yore.




       William Shakespeare Sonnet 68


______________________________




     2019 © Литературный перевод Свами Ранинанда, Уильям Шекспир Сонет 68



      *             *             *



       Итак, на карте дней изнеможённых щёк морщины,


       Когда-то красота жила и умерла, как в цветах ныне,


       Перед бастарда знаков, где справедливость прижилась,


       Иль посмели обитать на лба его овале;


       Средь локонов златых волос умершего таясь,


       Подстричь их напрочь — гробница в праве,


       Чтоб в следующей жизни с иною головой;


       Вначале, уже умершего прочёсом, другого сделав краше:


       В чём ход святой часов античных мы узрим,


       Без всех украшений, сам по себе и верный им,


       Создал не лето — иное в зелёной чаще,


       Не изымая старой, чтоб новою одеть красой;


       И ею, лицо его облечь, так на Природы карте сохранив,


       Чтоб показать Искусство фальши — красоты былой.




        *             *             *



Copyright © 2019 Komarov A. S. All rights reserved


Swami Runinanda Jerusalem 09.04.2019


__________________________________







Сонет 68 начинается со связующего слова предлога «итак», поскольку тема сонета, является кабы продолжением и расширяет тему логики Сонета 67. Из чего можно сделать вывод, что все 154 сонета между собой связаны, где каждый последующий повторяет или развивает тему предыдущего. Мы видим чисто логически завершённую математическую последовательность. Таким образом, литературная форма «на карте дней» означает «на лице», так как детерминировано связана со следующей формой «изнеможённых щёк морщины». Саму «карту дней» автор в следующих строках рассматривает частями. Согласно данной литературной формы, как «карта дней» автор доводит до сведения читателя, что лицо человека, словно навигационная карта, по которой можно «прочитать» черты характера, устоявшиеся дурные привычки и склонности, а также приобретённые болезни в течении прожитых дней. Потенциал здоровья и умственных способностей, так же написаны на частях лица, морщины лишь подчёркивают, но остаётся совсем малое, — научится правильно читать «карту дней».




_____________


Елизаветинская Эпоха — знаменательный период в истории Англии XVI века, связанный с превращением ее в могучую мировую морскую державу. Попытка контрреформации в период правления Марии Тюдор (Марии Кровавой), преследования протестантов. Елизавета I (7 сентября 1533 — 24 марта 1603), Добрая королева Бесc, Королева-дева — королева Англии и Ирландии с 17 ноября 1558 года, последняя из династии Тюдоров. Единственная дочь короля Англии Генриха VIII Тюдора от брака с Анной Болейн. Время правления Елизаветы иногда называют «золотым веком Англии» в связи с расцветом культуры (т. н. «елизаветинцы»: Шекспир, Марлоу, Бэкон и др.) и с возросшим значением Англии на мировой арене (разгром Непобедимой Армады, Дрейк, Рейли, Ост-Индская компания).



_____________





В елизаветинскую эпоху была дискредитирована библейская идея о жизнеописаниях праведников, якобы проживших по 500—900 лет, а также о том, что природа «сохраняет красоту» верующих, как благодать божью, а также красоту цветов, сопоставимую с природной красотой человека в молодости. В противовес опальной идее, время беспощадно уничтожает сначала красоту всего живого, а затем обладателя красоты лица и тела, вследствие естественных процессов старения и отмирания.




_____________


Анна Болейн (ок. 1507 — 1536), до замужества — маркиза Пембрук в собственном праве. Мать второй правящей королевы Англии, Елизаветы I Английской В течение продолжительного времени была недоступной возлюбленной Генриха VIII, так как отказывалась стать его любовницей вне брака. По одной из версий, Генрих был автором текста баллады Greens leeves (Зелёные рукава), которую посвятил Анне. После того как кардинал Уолси не смог решить вопрос развода Генриха с Екатериной Арагонской, Анна наняла богословов, которые доказали: король — владыка и государства, и церкви, и ответственный только перед Богом, а не перед папой в Риме (это стало началом отсоединения английской церкви от Рима и создания англиканской церкви). Стала женой Генриха VIII в январе 1533 года, была коронована 1 июня 1533 года, а в сентябре того же года родила ему дочь Елизавету вместо ожидаемого королём сына. Последующие беременности заканчивались неудачно. Вскоре Анна потеряла благосклонность Генриха, была обвинена в супружеской измене и обезглавлена в Тауэре в мае 1536 года.


Примечание от автора эссе: достоверно известно, что любовная переписка Анны Болейн с Генрихом VIII периода до её замужества, ныне хранится в библиотеке Ватикана.


_____________





   Однако, существует механизм наследственных признаков, который исправно работает и передаёт наследственные признаки от отца сыну или от матери дочери. Следует отметить, что Природа сама по себе самодостаточна, по причине необычайно большого потенциала и не имеет никаких связей с верой и вероисповеданием, в чём автор сонета абсолютно был уверен в момент написания сонета.


Таким образом, в Сонете 68 автор подчёркивает природный паттерн, где красота человека имеет единые корни как в создании, так и в смерти и исчезновении, как  например, красота цветов. И проистекает из природных процессов, где автор проводит очевидное сравнение, когда «когда-то красота жила и умерла, как в цветах ныне». Не правильное и грубой понимание слова «паттерн», интерпретаторами воспринимается, как «шаблон» или «лекало», что они используют при переводе на русский. На самом деле, паттерн — это схематический образ в чувственном, ментальном восприятии личности, предположительно обладающей интеллектом.


Без интеллекта понимание паттерна,— невозможно ввиду того, что паттерн, является тончайшей энергией, близкой к интуиции.



__________


«Паттерн — схематический ассоциативный образ, возникающий в сознании человека через опосредованное представление или восприятие на высоком эмоционально чувственном уровне, благодаря которому в режиме одновременности происходит восприятие логическим мышлением, в котором выявляются закономерности, которые существуют и действуют независимо друг от друга, как в природе, так и в обществе» 2019 © Свами Ранинанда


__________




   Но наступает момент, и становится абсолютно очевидным факт, что Сонет 68 воспринимался интерпретаторами и переводчиками сонета неправильно в процессе литературного перевода. Именно тогда, когда они начинали рассматривать его с позиций религиозных предрассудков, которые не признают логической связи между продолжительностью жизни и внешним видом лица, тела с позиций идеала красоты. Тогда, как интерпретаторы Шекспира безуспешно пытались сохранить первоначальный смысл каждого слова, но почему-то по отдельности, что создавало казус.



   Следующим шагом, интерпретаторы преобразуют другие переведённые слова или фразы в смысловые формы современного понимания и написания без учёта эпохи написания оригинального текста. Что существенно ограничивает семантическую нагрузку данного набора слов или строки. Таким образом, из переведённых фрагментов интерпретаторы начинают составлять, словно мозаику общую картину перевода всего сонета. Именно, благодаря этому приёму окончательно разрушается смысловая целостность сюжетной линии сонета, его смысловая нагрузка, первоначально заложенная Уильямом Шекспиром при написании Сонета 68. В некоторых редакциях переводов «провалы» и прорехи в сюжетной линии интерпретаторы «латают» произвольными стихотворными заплатками в духе искусственного украшательства. Что и произошло с сонетом 68, где «бастарда знаки» изменяют на слово «приметы» и так далее, разрушающие семантику, характеризующую признаки бастарда, простолюдина, когда некие отметины на лице, являющиеся источником дополнительной информации в стиле средневековой физиогномики. Которая была хорошо известна автору сонета, поэтому он упомянул.



— Можно ли упрекнуть автора сонета в незнании признаков или почти неприметных отметин на лице, которые притаились где-то в районе лба, бровных дуг юноши, именно они отличали бастарда от не бастарда?



— Никак нет!



Ввиду, того, что с большой долей вероятности автор сонета являлся значимой персоной при дворе, членом жюри для выявления не бастардов от бастардов. В последующем претендующим на право, быть допущенными ко двору. Так как это, входило в его служебные обязанности.


Критериями справедливости в обществе елизаветинской эпохи были «бастарда метки», которые окончательно и бесповоротно определяют его социальный статус, «где справедливость прижилась». Некоторые простолюдины осмеливаются («durst» — посметь) претендовать на более высокий социальный статус. Но все усилия остаются безуспешными, так как в эпоху Шекспира существовал жёсткий и строгий контроль. Автор сонета, как-бы задаётся извечным и парадоксальным вопросом бытия, — для чего природа бесконечно обновляет, не сохраняя «былую красу»? И сам же отвечает на этот сакральный вопрос, — для того, чтобы красоту в следующем круговороте природы сделать краше и совершеннее. «Гробница в праве» подстричь «златые локоны волос», — автор согласен с затуханием и смертью красоты, согласно логическому финалу всего живущего. Однако, тут же поясняет, — «чтоб в следующей жизни с иною головой», используя литературный приём реверсии, автор добавляет «другого сделать краше». Как-бы раскрывая мистический сакральный потенциал природы, при этом утверждение о второй жизни, имеющее восточные корни теории инкарнаций, где полностью отрицается католический догматизм, утверждающий о только одной жизни и посмертном воскрешении из мёртвых. Шекспир использует искусственно библейские образы, чтобы высмеять отрицательные для  уклада обыденной жизни убеждения и догмы католичества и протестантства, как ортодоксальной ветви православия. Этот был долгий путь, который прошла история Англии к образованию англиканской церкви.





_____________


Формальным поводом для разрыва отношений с папством стал в 1529 году отказ Папы Климента VII признать незаконным брак Генриха VIII с Екатериной Арагонской и, соответственно, аннулировать его, чтобы тот смог жениться на Анне Болейн. В такой ситуации король принял решение разорвать связь с Апостольским Престолом. В 1532 году английским епископам было предъявлено обвинение в измене по ранее «мертвой» статье — обращению для суда не к королю, а к чужеземному властителю, то есть папе. Парламент принял решение, запрещающее впредь обращение к папе по церковным делам. В этом же году Генрих назначил новым Архиепископом Кентерберийским Томаса Кранмера, взявшего на себя обязательство освободить короля от ненужного брака. В январе 1533 года Генрих самовольно женился на Анне Болейн, а в мае Томас Кранмер объявил предыдущий брак короля незаконным и аннулированным. Папа римский Климент VII 11 июля 1533 года отлучил короля от Церкви. В 1534 году парламент принял «Акт о супрематии», по которому Генрих был провозглашён главой англиканской церкви. В 1540 году, после неудачного четвёртого брака короля с протестанткой и казни организатора этого брака Томаса Кромвеля, форсировавшего церковную реформу, король вновь стал благоволить католической доктрине. В 1542 году парламент принял «Акт о шести статьях», объявлявший обязательность для всех подданных веры в пресуществление Даров во время мессы. Провозглашены обязательным участие в мессе, причащение мирян под одним видом (только св. Телом), исповедь, безбрачие духовенства, сохранение монашеских обетов. Несогласие с этим Актом тоже приравнивалось к государственной измене. Уильям Шекспир. Пьеса «Генрих VIII»


_____________






     Двойное значение словосочетания «иной зелёной чаще», означает символ красоты в забавах Эроса, бога любви из греческой мифологии. Использование сочетания слов «на природы карте сохранив» делают этот сонет особенно значимым, так как этой фразой возвышаются качества Природы по отбору и улучшению представителей разумных и неразумных видов жизни природы. Что, вне сомнения, является выдающимся открытием автора до дарвиновской эпохи, изложенным в завершающих строках сонета. В тоже время, этот приём указывает на бытовавшую в обиходе придворных учёных елизаветинской эпохи манеру построения фраз по законам цифрологии, тем самым создавая ритмы. В сонете 68, помимо мифической, присутствует мистическая подоснова для набора слов и фраз, составляющих информативно насыщенную шекспировскую строку сонета.


   Давайте разберёмся кого из исторических личностей имел ввиду Шекспир, когда писал Сонет 68, учитывая начальное связующее слово «итак», которое служит связующим звеном с сонетом 67. По моему мнению, Сонет 67 аллегорически говорит о жизни Ричарда III, который приобрёл славу убийцы принцев в Тауэре. В начале Сонета 68 Шекспир, продолжая тему предыдущего сонета указывает на «изнеможённых щёк морщин», именно Ричарда III. Далее автор детерминировано проводит параллели с золотоволосым юношей, это Ричард Йоркский (17 августа 1473 — ок.1483), младший сын английского короля Эдуарда IV и Елизаветы Вудвилл. Младший племянник Ричарда III — младший принц в Тауэре, убитый по приказу Ричарда III. Логически продолжив тему переходит к следующему паттерну.


Дело в том, что в 1483 году английский парламент издал закон, известный как «Titulus Regius», которым объявил обоих принцев незаконнорождёнными, то есть бастардами. Это принцы в Тауэре — Эдуард V (4 ноября 1470 — около 1483) и его брат Ричард Йоркский (17 августа 1473 — около 1483), сыновья английского короля Эдуарда IV и Елизаветы Вудвилл. Ставший королём Англии дядя принцев, Ричард III, поместил их в лондонский Тауэр, в то время бывший королевской резиденцией. После лета 1483 года о принцах не было никаких сведений, их дальнейшая судьба неизвестна, считается, что они умерли или были убиты в Тауэре. Согласно наиболее распространённой версии, принцы были убиты по приказу Ричарда III, который ранее добился лишения их права на английскую корону и сделал пленниками Тауэра. За убийством также могли стоять преданный рыцарь на службе у Ричарда, сэр Джеймс Тиррелл, который в 1502 году под пытками сознался в убийстве принцев, и правая рука Ричарда, герцог Бекингем. Томас Мор писал, что тауэрский констебль Роберт Брэкенбери отказался убить принцев по приказу Ричарда III, но позже подчинился приказу выдать ключи от Тауэра Джеймсу Тирреллу, который и организовал убийство. Согласно Мору, убийство произошло в августе или сентябре 1483 года. В 1674 году во время ремонтных работ в Белой башне под лестницей, ведущей в часовню, были обнаружены два детских скелета. В то время их посчитали останками двух принцев, и Карл II приказал перенести их в Вестминстерское аббатство. В 1933 году могилу вскрыли, надеясь с помощью современной науки определить, принадлежали ли останки принцам, но установить возраст и пол детей не удалось. Но уже в современной истории Англии был обнаружен манускрипт, указывающий на прямую причастность Ричарда III к убийству мальчиков.




Э        П        И        Л        О        Г




   А. С. Пушкин хорошо знал и высоко ценил творчество Уильяма Шекспира, часто использовал литературные приёмы и сюжеты из драматургического наследия гениального поэта елизаветинской эпохи.




Как молотком стучит в ушах упрёк,


И всё тошнит, и голова кружится,


И мальчики кровавые в глазах...


И рад бежать, да некуда... ужасно!


Да, жалок тот, в ком совесть нечиста.




А.С. Пушкин «Борис Годунов» (1825, опубл. 1831)




     Строка «и мальчики кровавые в глазах», позднее ставшая крылатой фразой — из трагедии «Борис Годунов» (1825, опубл. 1831) А. С. Пушкина (1799 — 1837). Монолог царя Бориса (сцена «Царские палаты»), прямая ссылка на произведение Шекспира «Ричарда III» с прямой причастностью Ричарда III к убийству его племянников несовершеннолетних мальчиков, объявленных бастардами.



    Шекспировские герои очень часто упоминаются в рукописях и заметках Пушкина за 1826 — 1836 гг. («О народности в литературе» — 1826 г., в материалах к «Отрывкам из писем, мыслям и замечаниям» — 1827 г., «В зрелой словесности приходит время» — 1828 г., в наброске «О романах В. Скотта» — 1829 — 1830 гг., в набросках плана статьи «О народной драме и драме Погодина: Марфа Посадница» — 1830 г., в заметке Пушкина, опубликованной без его подписи в «Литературной газете» от 25 февраля 1830 г.), в заметке к «Сцене из трагедии Шекспира: Ромео и Юлия» в переводе П. А. Плетнева», в многочисленных письмах к друзьям, в полемике с критиками по поводу поэмы «Полтава», в отрывке о Шейлоке, Анджело и Фальстафе, относящемся к серии заметок, объединённых заглавием «Table-talk». Пушкин был очень высокого мнения о самоценности для мировой литературы творчества Уильяма Шекспира, по этой причине среди исследователей пушкинистов бытует предположения, что поэт не раз порывался написать особый «трактат о Шекспире».




 07.04.2019 © Свами Ранинанда «Сонет 68 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 68»


© Copyright: Свами Ранинанда, 2019


Свидетельство о публикации №119040903736





Сонеты 145, 127 Уильям Шекспир, - перевод Свами Ранинанда


Свами Ранинанда

*******************



Poster © 2020 Swami Runinanda. «William Shakespeare Sonnets 145, 127»


Portrait of Amelia Bassano Lanier | Nicholas Hilliard 1591. Collection Victoria and Albert Museum


__________________





Когда я слышу в среде исследователей жизни и творчества Уильяма Шекспира, что абсолютно не важно с какими историческими личностями сталкивался, использовал в качестве литературных образов сонетов, а иногда имел личные или творческие связи автор сонетов, то полностью не согласен с их утверждениями.



Шекспировский образ загадочной «Тёмной Леди».



Наиболее распространённое утверждение, культивируемое противниками реального сосуществования «Тёмной Леди», как конкретной исторически существовавшей женщины, было в качестве основной версии многие годы. Эта версия предусматривала наличие «Тёмной Леди», но как литературного образа, не имеющегося аналога в реальной жизни шекспировской эпохи. Причина простая, легче было бы обосновать разно полюсные позиции, и на своё усмотрение интерпретировать образ «Тёмной Леди». Что предоставляло бы пространство для фантазий в разгуле воображения. Однако, любая наука, тем более историческая любит конкретные документированные подтверждения. Без сомнения, сам Уильям Шекспир тяготел к наукам, что явственно прослеживается из текстов его произведений. Поэтому, по истечению времени утверждение о том, что «Тёмная Леди» являлась плодом воображения автора показало свою несостоятельность. В последующем анализе Сонетов 127 и 145 будут предоставлены весомые доводы полностью опровергающие, все утверждения, что «Тёмная Леди» была, лишь литературным воображаемым образом.



Элизабет Харвэй (Elizabeth Harvey), как исследователь творчества Шекспира предположила: «Многие исследователи творчества драматурга и поэта предполагают, что Уильям Шекспир был под влиянием воображаемого образа женщины при написании серии сонетов «Тёмная Леди». При переводе и анализе сонетов 145 и 127 мне, как исследователю творчества великого драматурга был предоставлен очередной шанс углубится в историко-поэтическое наследие и найти ответ на вопрос, кто же на самом деле была, та самая «смуглая леди», которой Ульям Шекспир посвятил эти поэтически яркие и психологически проникновенные строки».



Как ни странно, ранее не было единого мнения о том, кем на самом деле была загадочная и сексуальная тёмная леди. К большому сожалению, текст сонетов не содержит никакой информации относительно возраста, происхождения или положению в обществе данной особы. О чём подчёркивалось в указанном исследовании. (Green, Martin. «Emilia Lanier is the Dark Lady of The Sonnets». English Studies, Vol.87 Issue 5. Master Premier, 2006). Несмотря на это, я продолжил поиски документальных подтверждений существования загадочной «Тёмной Леди».



Сонет 145 — один из сонетов, с не свойственной манерой написания сонетов присущей Уильяму Шекспиру. Сонет входил в серию сонетов под названием «Тёмная Леди», и является единственным, написанным не пяти стопным ямбом, а тетраметром. Сонет 145 Шекспира написан, как описание чувств мужчины, который настолько влюблён в женщину, что, не понимает смыла её слов, — «я ненавижу». Эта фраза, тут же создаёт в его сознании чувство страха, ибо он первоначально полагает, что она отвергает его чувства. Но следом, смягчив тон, она повторяет туже фразу, осознав какую боль причинила этой фразой своему возлюбленному. На что, он делает сравнительную характеристику её настроению меняющемуся диаметрально противоположное с «демоном тьмы», сопоставив день с ночью, когда по её окончанию демон улетает «обратно в ад прочь». Отнюдь, она не против ответить взаимностью на его пылкую влюблённость. Однако её намёк в смягчении тона, при повторном произнесении той же фразы: «Я ненавижу», даёт знать ему, что на самом деле у неё нет ненависти к нему. Она ненавидит не его с чувством влюблённости, она ненавидит ту ситуацию, в которую она попала по воле случая. Позднее автор сонета осознает, все тонкости женской психики, тем более женщины красавицы необычайно сексуальной и притягательной своим утончённым умом и манерами. И то, что она спасла ему жизнь, когда сказала перед моментом потенциальной близости, когда любой человек теряет самообладание: «Не ты». Тем самым красноречиво намекнула на то, что у неё уже есть высокородный любовник, который узнав о их интимной близости способен убить его, но не сам, а с помощью наёмных убийц, как это обычно делалось при елизаветинском дворе.



Сам факт того, что сборник сонетов «Dark Lady» был напечатан и получил распространение при жизни автора, но без его согласия, красноречиво подтверждает мою версию о заинтересованной персоне, а именно той самой сексуальной и очень привлекательной даме, которая по всей вероятности являлась соавтором сборника сонетов в разной степени для каждого сонета.




© Translated by Swami Runinanda


© Перевод Свами Ранинанда




__________


Original text:


__________




Those lips that Love's own hand did make,


Breathed forth the sound that said 'I hate',


To me that languished for her sake:


But when she saw my woeful state,


Straight in her heart did mercy come,


Chiding that tongue that ever sweet


Was used in giving gentle doom;


And taught it thus anew to greet;


'I hate' she altered with an end,


That followed it as gentle day,


Doth follow night, who like a fiend


From heaven to hell is flown away.


'I hate', from hate away she threw,


And saved my life, saying 'not you'.




— William Shakespeare Sonnet 145


______________________________




2020 © Литературный перевод Свами Ранинанда, Уильям Шекспир Сонет 145



*                *                *





Эти губы, что ласкала собственной рукой любовь,


Звук выдохнули, сказали: «Я ненавижу»,


Мне, чтоб из-за неё не томился вновь:


Но лишь, когда мои страдания увидела ближе,


Пришло прямо в её сердце милосердие скоротечно,


Язык свой упрекнула, который сладким был извечно


Использовала в получении изнеженных грёз;


И научила так привечать, сызнова до слёз;


«Я ненавижу», в конце сменила тон безмятежный,


Что за этим последовало, словно день нежный,


Который следует за ночью, похожей на демона тьмы


С небес, обратно в ад улетающего прочь.


«Я ненавижу», она с отвращеньем бросила в ночь,


И мою жизнь спасла, сказав: «Не ты».





*                *                *



Copyright © 2020 Komarov A. S. All rights reserved


Swami Runinanda Jerusalem 02.01.2019


__________________________________






Ранее, все исследователи творчества Шекспира предполагали версию, более подходящую по описанию, что Амелия Бассано Ланьер (Amelia Bassano Lanier), по всем присущим признакам была той самой «Тёмной Леди» Шекспира. С тех пор идентификация, впервые предложенная В 1973 году А. Л. Роузом, была повторена несколькими авторами. Предположение о темной леди появляется в книге Дэвида Ласоки и Роджера Прайора: «Басанос — венецианские музыканты и производители инструментов в Англии 1531-1665» (1995), и в книге Стефани Хопкинс Хьюз. Хотя, цвет волос Ланьер им был неизвестен, существуют записи, в которых её двоюродные братья Бассано назывались «тёмными», что в то время было обычным термином для брюнетов или людей со средиземноморским цветом волос, но поскольку после замужества Амелия Бассано Ланьер была из семьи придворных музыкантов, то вполне соответствует шекспировской картине женщины, играющей девственницу в сонете 128, которой на самом деле не являлась. Шекспир утверждает, что эта женщина была «предана» другому человеку в 152-м сонете, в котором, по предположениям исследований, и фактически подтверждённым знакомством Амелия Ланьер с Уильямом Шекспиром через покровителя Шекспира, Лордом Хансдоном, её любовником и спонсором. Версия о том, что Амелия Ланьер была «Тёмной Леди», также подверглось сомнению другими учёными исследователями творчества Амелии Ланьер, такими как Сюзанна Вудс (1999) и Барбара Левальски. Они отмечали, что теория Роуза отвлекла внимание от Амелии Ланьер, как поэтессы феминистки. Однако Мартин Грин утверждал, что хотя аргумент Роуза был необоснованным, он был прав, говоря, что Амелия Бассано Ланьер упоминается в сонетах.



Моя версия основана не только на том, что Амелия Бассано Ланьер не только упоминается в Сонете 145, но и на том, что она являлась соавтором Уильяма Шекспира, как например в сонете 127, поясню почему.


Драматурги, музыканты и поэты также высказывали своё мнение по поводу, кто на самом деле являлся «Тёмной Леди». Как например, театральный историк и драматург профессор Эндрю Б. Харрис написал пьесу «Леди раскрыта», в которой в виде хронологии приводит отождествление Роузом Амелии Ланьер с «Тёмной Леди». После чтений в Лондоне и в клубе игроков он получил постановочное чтение в Нью-Йорке 16 марта 2015 года.



В 2005 году английский дирижёр Питер Бассано, потомок Амелии Ланьер, предположил, что она некогда предоставляла некоторые тексты для порядка 1589 песен Уильяма Берда «Sundrie Natures», посвящённых Лорду Хансдону. И, что одна из этих песен, являющаяся интерпретацией перевода итальянского сонета «Of Gold All Burnisht», вероятнее всего была использована Шекспиром в качестве темы сюжета для его иронического сонета 130: «My mistress' eyes are nothing like the sun». В сонете 130 Шекспир описывал свою любовницу, придворную даму королевы Леди Елизавету Поуп, которая отличалась своим более тучным телом, по сравнению с женой Шекспира Энн Хатауэй (Anne Hathaway), она была худощавой и старше автора сонетов. Брак с Энн Хатауэй был навязан Шекспиру её отцом в ходе сделки.



Ирландский поэт Найл Макдевит (Niall McDevitt) также считал, что Амелии Ланьер была «Тёмной Леди» Шекспира, ибо утверждал следующее: «...она отвергла его ухаживания где-то в процессе отношений, и он никогда не возвращался к ним обратно.... Это подлинная история неразделённой любви».



Вышеизложенные многочисленные подтверждения исследователей окончательно укрепили мою версию при переводе Сонета 145, что Амелия Бассано Ланьер никогда не имела интимных отношений с Уильямом Шекспиром, однако была с ним хорошо знакома и являлась соавтором, а в некоторых случаях инициатором передачи Шекспиру сюжетов историй, послуживших для написания ряда сонетов.



Тони Хейгарт дал официальное подтверждение, что на миниатюрном портрете 1591 года работы Николаса Хиллиарда изображена Амелия Бассано Ланьер.



При переводе на русский и анализе сонета 145, стало ясно, что он структурно и семантически связан с сонетом 127 темой образа «Тёмной Леди». Поэтому дополнительно предоставляю вниманию читателей перевод сонета 127, из той же серии сонетов.





© Translated by Swami Runinanda


© Перевод Свами Ранинанда



__________


Original text:


__________





In the old age black was not counted fair,


Or if it were, it bore not beauty's name;


But now is black beauty's successive heir,


And beauty slander'd with a bastard shame:


For since each hand hath put on nature's power,


Fairing the foul with art's false borrow'd face,


Sweet beauty hath no name, no holy bower,


But is profan'd, if not lives in disgrace.


Therefore my mistress' brows are raven black,


Her eyes so suited; and they mourners seem


At such who, not born fair, no beauty lack,


Slandering creation with a false esteem:


Yet so they mourn, becoming of their woe,


That every tongue says, beauty should look so.






— William Shakespeare Sonnet 127


_____________________________




2020 © Литературный перевод Свами Ранинанда, Уильям Шекспир Сонет 127



*                *                *




В старину чёрный цвет прекрасным не считали,


И если это было так, то не носил он имени красоты сам;


Но чёрный, ныне преемником красоты назвали,


И красоту подменили, её место заполонил бастарда срам:


С тех пор, как каждая рука на себя природы силу возложила,


Возносит мерзость, заимствуя лицо с лживости искусством


Слащённая красота, не имеющая ни имени, ни свЯтого удела.


Но оскверняется, если не живёт в бесчестии смелом.


Поэтому брови госпожи моей чёрные, как ворона крыло,


Её глаза также схожи; и кажутся скорбящими они для меня


У тех, кто не рождён прекрасным, нет красоты и поделом,


Оклеветали естество творенья с ложным уваженьем зря:


И тем не менее, они скорбят, став частью этого горя,


Что каждый язык скажет, красота должна выглядеть так.




*                *                *



Copyright © 2020 Komarov A. S. All rights reserved


Swami Runinanda Jerusalem 02.01.2019


__________________________________







Сонет 127 — это первый из сборника сонетов, написанных Уильямом Шекспиром и посвящённый загадочной даме «Тёмной Леди». Сонет был опубликован в 1609-м году в сборнике сонетов «Dark Lady», и является первым из серии (сонеты 127-152), посвящённый по определению большего числа исследователей и критиков творчества Шекспира жене великого драматурга и поэта — Энн Хатауэй (Anne Hathaway). На которой женился не по любви, и которая была старше его.



Сонет 127 имеет очевидную связь с Сонетом 130, стилистикой в подчёркнуто иронической форме, переходящей в сарказм о вырождении эстетического вкуса и нравов общества шекспировской эпохи в отношении естественной женской красоты, — во-первых. Очевидная связь прослеживается, но частично. Ибо, сама тема сюжета сонета 127, извечная на все времена, была злободневной и присущей для обсуждения женскому полу. При написании этого сонета, на творчество автора повлияло непосредственно мнение, той самой дамы, которой посвящена, именно она принимала непосредственное участие в издании серия сонетов «Тёмная Леди».



Серия сонетов «Dark Lady» посвящена необузданной любви, сексуальной привлекательности, ревности и необычайной красоте дамы. Первый сонет этой серии, Сонет 127, начинается с того, автор сетует на чрезмерно увлечение чёрным цветом в одежде с сарказмом подчёркивает, что чёрный является излюбленным цветом простолюдинов — «бастарда срам». Некоторые читатели начинают понимать, что «чёрный» — это нечто большее, чем просто цвет. Это может быть образом мысли, как например «чёрные мысли» или «тёмные делишки» интриганов лицемеров или людей с не благородным происхождением. Рональд Левао (Ronald Levao) предполагал семантическое отожествление с взаимозаменяемыми терминами синонимами («foul») скверный или отвратительный.



Связь между языком семантической лексики и цветом, как категории палитры необычайно важна для понимания сборника сонетов Тёмной Леди. Элизабет Харвэй поясняет: «параллель между языком и искусством была далеко не простой, и цвета риторики зависели от призрачного дискурса естественного исторического знания». Независимо от этого формировалась семантическая лексика сонетов, написанных Шекспиром. Обозначения и качества, связанные с чёрным цветом в тексте сонета, не несут нагрузку универсальных или вне временных качеств, а только являются литературным инструментом для создания контраста в сравнительных характеристиках автора сонета 127.



Ярые критики этой точки зрения приводили аргументы, связывающие так называемую «темноту» цвета леди, сопрягая с чернокожей расой, то есть по этнической принадлежности. Вызывает чувство недоумение от сравнительных характеристик и отожествления исследователей раннего современного колониализма, которые считали вполне уместным «изображение сексуальных отношений некого белого мужчины (то есть автора сонета), сексуально привлекаемого к чернокожей женщине». Вызывает чувство глубокой неприязни от того, что эта академическая версия послужила темой диссертации Элизабет Харвэй (Elizabeth Harvey). Можно выразить сожаление, что колониальное мышление автора этой публикаций не дало ни одного шанса продвинуться в изучении творчества Шекспира, наглядно показав по истечению времени свою несостоятельность, как крайне неудачной версии. Которая не выдерживающей никакой критики. Но нашедшей своё место в англоязычной Википедии, как научный труд, на который в рамках проекта сделаны неоднократные ссылки. (Harvey, Elizabeth and Schoenfeldt, Michael (editor). A Companion to Shakespeare's Sonnets. Blackwell Publishing, 2007).



Можно ли утверждать, что Уильяма Шекспира, как автора в Сонете 127 волнует вопрос несправедливости того, что любая некрасивая женщина, которую простолюдины называли «дурнушка», применив косметику может стать красавицей? — Отнюдь, нет! Интрига сонета 127 заключена именной в ироническом сарказме, характерном, именно Шекспиру. Нечто подобное мы видим в сонете 130. Однако, повествование автора сонета 130, совершенно о другой женщине. Не смотря на другую эпоху, эта тема времён Шекспира, и ныне волнует, продолжая волновать в основном женский пол! Из чего, можно сделать детерминантно заключение, соавтором Сонета 127 была женщина очень красивая, которую волновал именно этот вопрос и она, как интересант непосредственно участвовала в публикации сборника сонетов «Dark Lady», — есть «Тёмная Леди».



Сонет 127, также может быть понят читателем, как отображение первой реакции любой женщины на соперницу, уступающую по естественной природной красоте. Но использующей чрезмерно косметику для компенсации природных качеств в присвоении себе пальмы первенства первой красавицы. Читателю Сонета 127 может первоначально показаться из содержания текста, что использование косметики следует рассматривать, как некое негласное моральное преступление перед обществом. Но это не так, так как подобные негласные «правила» в обществе создают в любые времена мещане-обыватели, как акт лицемерия.



Хелен Вендлер в твоей публикации о сонете 127 отметила, — что прослеживается намёк на использование чрезмерно косметики в истории, где «черноволосая, черноглазая женщина стала доминирующей наследницей красоты». Её версия, как версия женщины заводит читателя в дебри феминизма и объясняет Сонет 127 таким образом, — что «изобретение косметики, якобы опозорило истинную красоту, позволив каждой некрасивой женщине стать красивой». (De, Grazia Margreta., and Stanley W. Wells. The Cambridge Companion to Shakespeare. Cambridge: Cambridge UP, 2001). Не могу согласиться с данной версией, потому что косметика не может «дурнушку» сделать красавицей, косметика может, лишь подчеркнуть природную красоту любой женщины.



Автор подчёркивает тот факт, что чёрные волосы и смуглый цвет лица ранее, в аристократическом обществе не считались красивыми. Помимо этого, искусственная красота уже узурпирована дурным вкусом бастардов и подменена вместо естественной женской красоты, назвав это явление хлёсткими словами «бастарда срам». Шекспир не критикует сам чёрный цвет. Ибо именно «чёрный цвет», по определения возникшего значительно позднее течения художников импрессионистов, «является королём всех цветов» в общей палитре красок. Поэтому согласно, текста сонета 127, глаза (подкрашены) в чёрный цвет, что «кажутся скорбящими они для меня», а «брови госпожи моей чёрные, как ворона крыло», красноречиво намекая на черные мысли даже у дам и кавалеров благородного происхождения. Утончённость семантики строк сонета 127 подводит «красную черту» где, автор подчёркивает лицемерие высшего сословия, где «оклеветали естество творенья с ложным уваженьем зря». Определяя характерную черту всего общества, где «каждый язык скажет, красота должна выглядеть так». Аллегория строки распространяется не только на внешний вид при применении слова «лицо», но и на обличье внутреннего мира придворной знати, где обычным делом является двуличность, «заимствуя лицо с лживости искусством». То есть заимствуя образ благородного человека с честью, но при этом оставаясь низменно бесчестным и мстительным бесчестным по сути своей, скрытой от глаза человека несведущего.




Фиктивная версия о Мэри Фиттон (Mary Fitton), как персонажа «Тёмной Леди».



Основываясь на повторяющейся теме, в ранних сонетах о двух мужчинах, соперничающих за любовь «Тёмной Леди», часто предполагалось, что это были Уильям Шекспир с Уильямом Гербертом (William Herbert), 3-м графом Пембруком. У Уильяма Герберта действительно была любовница Мэри Фиттон, поэтому её кандидатура фигурировала некоторое время и была предложена, в качестве «Тёмной Леди».



Первым, кто сделал это предположение, был Томас Тайлер в предисловии к своему факсимильному изданию сонетов 1890 года, но более поздние комментаторы оценили её кандидатуру, как чисто «фиктивную версию», представленную Томасом Тайлером, как автором комментариев к изданию для ангажирования и усиления интереса в литературных кругах. Но когда в 1897 году был обнаружен портрет Фиттон, на котором она изображена со светлым цветом лица, каштановыми волосами и серыми глазами то, тогда данная фиктивная версия потерпела полное фиаско. Это была, та самая Мэри Фиттон, которую Джордж Бернард Шоу (George Bernard Shaw) имел ввиду, когда написал свою пьесу «Тёмная Леди Сонетов» («The Dark Lady of the Sonnets»).




Пролонгированная версия «Чёрной Люси» — Люси Бейнхэм (Lucy Baynham) и Люси Морган (Lucy Morgan).



Харрисон (G. B. Harrison) в своих заметках 1933 года, отмечал, что владелица борделя в Клеркенуэлле (Clerkenwell), известная как «Чёрная Люси», принимала непосредственное участие в Рождественских празднествах 1601-1602 годов в гостинице Грея (под сценическим псевдонимом «Люси Негро»), и якобы она, могла там встретиться с Шекспиром, так как это событие, было реальным поводом для первого представления «Двенадцатой ночи». Харрисон «ориентировочно» предлагал «Черную Люси» в качестве предполагаемой «Тёмной Леди». Две содержательницы борделей Клеркенуэлла носили прозвище «Чёрная Люси» — Люси Бейнхэм и Люси Морган, — однако, нет никаких свидетельств того, что они были темнокожими женщинами африканского происхождения. Дункан Салкельд (Duncan Salkeld), шекспировед из Чичестерского университета (The University of Chichester), позднее откровенно признался в том, что «записи не связывают их напрямую с Шекспиром», при этом подчеркнул, что у Люси были зафиксированы контакты с администрацией нескольких театров, где она получала роли на театральных сценах Лондона.




Семейная версия, где, жена Джона Флорио — «Тёмная Леди».



Версия Джонатан Бейт (Jonathan Bate) в своей книге «Гений Шекспира» (The Genius of Shakespeare) (2008) рассматривает вариант, как для Ланьер, так и для Люси, прежде чем предложить свою собственную версию — «приятную фантазию». Где не названная, «низкого происхождения», но «остроумная и талантливая» жена итальянского лингвиста Джона Флорио (она же сестра поэта (Samuel Daniel) Самуэля Даниэль), была «Тёмной Леди», любовницей не только Шекспира, но и Генри Райотесли (Henry Wriothesley), 3-го графа Саутгемптона (Southampton), который был в то время покровителем, как литераторов, так и драматургов. Бейт признает возможность того, что сонеты могут быть, не более чем «ничего не значащими фантазиями» Шекспира, а не намёками на реальные исторические события.



Обри Берл (Aubrey Burl), член общества антикваров и комментатор по доисторическим памятникам, поддерживал утверждение о том, что «Тёмная Леди» являлась женой Джона Флорио, которую тот называл «Алиной Флорио». Он приводит каламбур, который он придумал по этому поводу: «...характер Розалин в трудах любви теряется, будучи полученным от объединения «розы» от «Райотесли» и «Алины», как популярного современного имени. Берл перечислял восемь кандидаток, которые, по его мнению, подходили, на роль «Тёмной Леди», но в конце концов остановился на утверждении, что настоящая «Тёмная Леди» — миссис Флорио. Он использовал некоторые подсказки, которые были упомянуты им в собственном произведении, как драматурга, а именно в пьесе: «...она была темноволосой, эгоцентричной и наслаждалась сексом». По его словам, госпожа Флорио любила «для собственного удовольствия», предаваться «искушению в бессердечно самодовольном предательстве своего мужа», что совпадает с характерными чертами характера «Тёмной Леди». Он также указывал на тот факт, что миссис Флорио родилась в семье низкого происхождения в Сомерсете, чем объясняется смуглый цвет лица «Тёмной Леди». Обри Берл (Aubrey Burl) предположил, что миссис Флорио, вероятнее всего, впервые встретилась с Шекспиром в Титчфилде (Titchfield), и неоднократно встречалась с ним в Лондоне, в доме Флорио.



Сэул Фрэмптон (Saul Frampton) из Вестминстерского университета идентифицировал место рождения Самуэля Даниэль, как Уилтон, недалеко от Мальборо, Уилтшир, ссылаясь на книгу Уильяма Слэтьера (William Slatyer) «История Великобритании» (1621); Оксфордский Словарь Национальной Биографии (The Oxford Dictionary of National Biography) фиксирует связь между семьёй Даниэль и Мальборо. Фрэмптон обратил внимание на то, что записи о крещении в приходе содержат запись на некую «Авису Даниэль», датированную 8 февраля 1556 года, и делает вывод, что это была сестра Самуэля, Из чего следовало, что жена Джона Флорио, — и есть «Тёмная Леди».




02.01.2019 © Свами Ранинанда «Сонеты 145, 127 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnets 145, 127»


© Copyright: Свами Ранинанда, 2020


Свидетельство о публикации №120010212418





Сонет 17 Уильям Шекспир, - перевод Свами Ранинанда


Свами Ранинанда

*******************



Poster 2020 © Swami Runinanda. «William Shakespeare Sonnet 17»


Portrait at Edward de Vere, 17th Earl of Oxford by Cornelis Ketel


«Who will believe my verse in time to come» — William Shakespeare Sonnet 17


____________




«...но что за человек этот Шекспир! Не могу прийти в себя! Как мелок по сравнению с ним Байрон-трагик»! «У меня кружится голова после чтения Шекспира. Я как будто смотрю в бездну».  А. С. Пушкин





Многие годы в литературных кругах по всему миру идут горячие споры, кто на самом деле писал под литературным псевдонимом «Уильям Шекспир»?  «Шекспировский вопрос» продолжает волновать умы исследователей творчества Шекспира по всему миру. Влияние творчества Шекспира неоспоримо простирается и нашло отражение в творчестве многих известных писателей и поэтов после шекспировского времени, не только в Англии, но и за пределами. Исследователи творчества Шекспира в литературных кругах продолжают дискуссии об истинном авторе литературного наследия человека, писавшего под именем «Уильям Шекспир». Они находят все больше и больше подтверждений огромного влияния литературно наследия Шекспира на всю мировую литературу и драматургию.


Хочу отметить, что «шекспировский вопрос» о загадочном гении, чьему перу на самом деле принадлежат драматические произведения и сонеты, подписанные именем «Шекспир», не снят с повестки дня и по ныне. Большая часть версий порой фантастических на грани досужих измышлений высосанных из пальца без учёта хронологии исторических событий, а иногда не прикрытых фальсификаций, с целью само ангажирования. Но лёгких путей в исследовательской работе не бывает, поэтому предлагаю на суд читателя ретроспективу наиболее нашумевших версий со своими ремарками. А также будет предложен анализ орфографического казуса в подмене последнего слова сонета 17 Шекспира «rime» на слово «rhyme». Читателя наверняка заинтересует вопрос: «Кому предположительно был посвящён сонет 17 Шекспира, и для чего была написана серия сонетов «Прекрасная молодёжь».


Влияние Уильяма Шекспира в значительной мере повлияло на литературу и театр, включая современные, а также на лексику и форму английского языка. Широко распространено не только мнение (как нам преподносит всезнающая Википедия), но и твёрдое убеждение в том, что Уильям Шекспир являлся и является величайший английским писателем классической литературы, а также выдающимся драматургом на все времена. Мы воочию видим, что Уильям Шекспир изменил европейский театр, показал, чего можно достигнуть путём работы с характерами персонажей, фабулой, языком речи и документированным материалом. Произведения Шекспира повлияли на многих писателей и поэтов, в том числе на Германа Мелвилла и Чарльза Диккенса. Шекспир наиболее цитируемый писатель после различных авторов Библии, - многие изречения из его произведений используются по сей день повсеместно во всём мире. Ныне неологизмы Уильяма Шекспира широко используются в английском языке и литературе. Всем известно, что Бернард Шоу завидовал Уильяму Шекспиру, поэтому придумал иронический неологизм слово «bardolatry» сказав: «Если вы не можете, как Моцарт, кончить фразу в до мажоре, а потом с той же ноты начать в ля мажоре, значит, вам не по силам играть Шекспира». Представители романтизма и викторианцы так преклонялись перед Шекспиром, что Бернард Шоу назвал это «bardolatry» (англ.) что в переводе с английского на русский означает «бардопоклонство». Произведения Шекспира остаются популярными и в наши дни, они постоянно изучаются и переосмысливаются в соответствии с политическими и культурными условиями. Бардопоклонство — это поклонение, особенно когда считается чрезмерным, Уильяма Шекспира. Шекспир был известен, как «бард» с восемнадцатого века. Отныне, все любители и исследователи поэзии, кому понравились пьесы и сонеты Шекспира, с лёгкой руки писателя Бернарда Шоу были заклеймены язвительным словом, бардопоклонники. Чувство любви к поэзии Уильяма Шекспира, им было прозвано — «бардопоклонством». Хочу отметить характерную и нелицеприятную черту творческих личностей по отношению к гениям, которая выразилась примерно в такой язвительной форме, конечно же — чёрная зависть!



Термин «бардопоклонство» в интерпретации Бернард Шоу, был получен  из спонтанного сочетания слов «бард и служение», исходя из греческого слова «богослужение» пророчицы Сивиллы Кумской богу Аполлону по Вергилию, был придуман английским писателем Джорджем Бернардом Шоу в предисловии к его сборнику «Три пьесы для пуритан», опубликованной в 1901. Шоу заявил, что не любит Шекспира, как мыслителя и философа, потому что последний не занимался социальными проблемами, как Шоу в своих пьесах. Причина зависти Бернарда Шоу к Уильяму Шекспиру заключалась в творческой чёрной зависти, так как произведения Шекспира по популярности среди англичан значительно превосходили произведения Бернарда Шоу. Можно предположить, что в данном случае зависть настолько затмила разум Бернарда Шоу, что он уже не мог отличить слово «изучение», от слова «поклонение». В конце концов Уильям Шекспир выдающийся драматург, а не божество!




Краткая справка.




  По одной из теорий, первоначально «Сивилла» — имя одной из пророчиц, впервые этот персонаж, по свидетельству Плутарха, упоминается у Гераклита. Затем оно было перенесено на прочих предсказательниц и пророчиц. Согласно Варрону, слово Сивилла переводится «божья воля». Первая Сивилла была жительницей Трои, дочерью Дардана и Несо. Согласно Акесандру, она победила на состязаниях в поэзии на играх по Пелию. По-видимому, Бернарда Шоу имел ввиду её, так как пророчицы Трои поклонялись богу Аполлону. Гераклит утверждал, что изречения Сивиллы были порождением не человеческого ума, а скорее божественным внушением. Говорят также, что в зале собраний в Дельфах показывали камень, служивший, по преданию, седалищем первой Сивиллы, сошедшей с Геликона, где она была воспитана Музами. Некоторые же говорят, что она пришла из Малии и была дочерью Ламии и внучкой Посейдона. Сивиллы, сибиллы — в античной культуре пророчицы и прорицательницы, в состоянии пророческого экстаза предрекавшие будущее, в том числе стихийные бедствия, эпидемии и войны. Например, знаменитая Сивилла Кумская, которая предсказала Троянскую войну, судьбу Энея, легендарного основателя Рима, и будущее потомков Энея. Некогда бытовало утверждение, что она предсказала, пришествие Иисуса Христа. Родом она была из Эритреи, а в юности обладала удивительной красотой.



Стоит отметить, что ранний английский язык елизаветинской эпохи не имел устоявшейся литературной словарной базы, а главное не было единого британского словаря английских слов. Подобного греческому или латыни, он видоизменялся, как в семантически, так и синтаксически. Характерен факт, что, творчество Шекспира непосредственно повлияло на формирование английского языка. Английский стал изменяться, заимствуя слова и выражения из других языков. Это процесс происходил естественным путём посредством торговли, войн и дипломатии. Процесс изменения английского языка продолжался, вследствие колонизации территорий и населявших их народностей других стран и континентов. Во время правления Елизаветы I, английский стал широко использоваться в областях философии, теологии и естественных наук, но учёным не хватало слов для выражения своих идей и открытий. Чтобы сделать это, такие писатели как Эдмунд Спенсер, Филип Сидни, Кристофер Марло и Уильям Шекспир в своих произведениях, вводили новые слова, то есть неологизмы для пополнения английского. Таким образом, создавая неологизмы английского языка. По приблизительным данным, Уильям Шекспир при написании своих произведений пополнил английскую литературу двумя тысячами новых слов. Является историческим фактом то, что значительно позднее, в период формирования русский язык принял слова и выражения из уже сформировавшегося английского словаря. В основном это были слова индустриального и технического назначения. Не стоит забывать, что современный русский язык содержит очень много слов из Оксфордского словаря английского языка!




_________


Оксфордский словарь английского языка (англ. Oxford English Dictionary, OED), Оксфордский словарь, Большой Оксфордский словарь — главный исторический словарь английского языка, издаваемый издательством Оксфордского университета. Он прослеживает историческое развитие английского языка, предоставляя всесторонний ресурс учёным и академическим исследователям, а также описывает использование языка во многих его вариациях по всему миру.


_________





Оксфордский словарь английского языка один из наиболее известных и крупных академических словарей английского языка издательского дома «Oxford University Press». Издание 2005 года содержит около 301 100 статей (350 млн печатных знаков). Словарь известен под разговорным неофициальным названием «Словарь Мюррея» (Murray’s), по фамилии первого главного редактора — Джеймса Мюррея. Лексикон Оксфордского словаря включает все слова, бытующие или бытовавшие в английском литературном и разговорном языках начиная с 1150 года. В нём даётся их подробное этимологическое, семантическое, орфографическое, орфоэпическое и грамматическое описание. На основе примеров и выдержек делается попытка проследить изменения в значении, правописании, произношении и употреблении каждого слова в разные исторические промежутки. Первое издание словаря содержит около 500 тысяч слов, и около 2 млн цитат из 20 тысяч произведений более чем 5 тысяч авторов.




Предыстория величайшего литературного наследия гения драматурги на все времена.




Уильям Шекспир родился в маленьком английском городке Стратфорде, расположенном на реке Эйвон в 1564 году, крещён 26 апреля, точная же дата рождения неизвестна. По преданию, согласно которого дата его рождения приурочена к 23 апреля, но, как ни странно, эта дата совпадает с достоверно известным днём его смерти. Кроме того, 23 апреля отмечается день святого Георгия по всей Великобритании, как покровителя Англии. Ик этому дню, по всей вероятности было приурочено рождение великого драматурга, чтобы подчеркнуть его значение не только, как национального поэта, но и как символа мировой поэзии, а также мирового наследия. Его отец был перчаточником и торговал шерстью. И хотя он был неграмотен, однако избирался членом городского совета и даже городским судьёй. Мать Шекспира принадлежала к одной из старейших саксонских семей. Всего у четы было 8 детей, Уильям родился третьим. Множество версий о юности Уильяма Шекспира порождали следующие, но наука не может признать их вполне достоверными. Скудность информации, как часто бывает, породила множество легенд. Принято считать, будто Уильям учился в школе, хотя списки учеников не сохранились. Сохранились списки студентов конец XVI века. Имени Уильяма Шекспира в них нет, поэтому доподлинно известно, что в университете он никогда не учился. В 1582 году, в 18-летнем возрасте, он женился на Энн Хатауэй, дочери местного землевладельца, бывшей на 8 лет его старше. Энн была из состоятельной семьи, а Шекспир любил деньги. Бракосочетание состоялось 27 ноября 1582 года, через шесть месяцев родилась дочь Сюзанна. В феврале 1585 года родились близнецы: сын Гамлет и дочь Юдифь.


С 1595 года Шекспир упоминается как совладелец «Труппы лорда Чемберлена», а через четыре года как совладелец театра «Глобус». Если, как драматург Шекспир из Стратфорда и был известен, то в очень узком кругу поэтов и литераторов, и то на слуху. Истинная популярность произведениям Шекспира пришла только в XIX веке, то есть спустя три столетия. Под именем «Уильям Шекспир» издано 37 пьес, 154 сонета, 4 поэмы. Большинство работ написаны в течение 24 лет с 1589 по 1613 годы. Отсутствуют документальные доказательства, что Шекспир получал какой-либо литературный гонорар, как автор драматургических произведений. Хотя владелец театра «Роза» Филипп Хенслоу, который ставил пьесы Шекспира, скрупулёзно записывал, то есть фиксировал все выплаты авторам пьес. Однако, драматурга Уильяма Шекспира в его бухгалтерских книгах не было обнаружено. Что подталкивает на мысль о недостоверности авторства пьес Шекспира из Стратфорда. Нет никаких записей, упоминающих автора Шекспира из Стратфорда в сохранившихся архивах театра «Глобус». Первый, кто усомнился в авторстве Шекспира из Стратфорда, был его соотечественник английский писатель Роберт Грин. Он обратил внимание на то, что произведения Шекспира, включённые в Большое Фолио 1623 года, подписаны именем «William Shakespeare», тогда как все известные автографы актёра из Стратфорда читали, как «William Shakspere». Уильям Шекспир не оставил после себя ни одной рукописи.  В  распоряжении библиографов имеется единственная корявая собственноручная подпись на завещании, в котором не упоминались литературные труды.


В 1785 году Джеймс Уилмот выдвинул предположение, что настоящим автором знаменитых трагедий был писатель и учёный Фрэнсис Бэкон. Англичанка Делия Бэкон в 1857 году написала книгу «Разоблачённая философия пьес Шекспира». Она также предположила, что подлинным автором пьес Шекспира был целый кружок единомышленников во главе с Фрэнсисом Бэконом — знаменитым английским философом, литератором, композитором и математиком. История пестрит многочисленными версиями предполагаемых авторов, которым принадлежат великие драматические произведения, подписанные именем «William Shakespeare». Например, в 2008 году вышла книга Марины Литвиновой «Оправдание Шекспира». Автор отстаивает версию, будто произведения Шекспира были созданы двумя авторами — Фрэнсисом Бэконом и Мэннерсом, пятым графом Рэтлендом. Есть версия, что на самом деле Шекспир был итальянцем, и он родился на Сицилии, — звали его Микеланджело Кролаланца.


Анализируя творчество Шекспира, можно сделать заключение, что он хорошо знал французский, итальянский, латынь, греческий, свободно ориентировался в истории Англии, а также знал историю и литературу древнего мира. Шекспир тяготел ко многим наукам и был известен своими гениальными драматургическими произведениями, несмотря на это прекрасно разбирался в юриспруденции, дипломатии, музыке, ботанике, медицине, физиогномике, военном и морском деле. Он был хорошо информирован о нравах и обычаях елизаветинского двора, из чего следует, что он был придворным, который участвовал в такой военной кампании, как разгром испанской «Непобедимой Армады», в ходе в Гравелистом сражении. Тогда в своей знаменитой речи в Тилбери Елизавета сказала:


— «У меня тело слабой и немощной женщины, но у меня сердце и мужество короля, к тому же — короля Англии», — Elizabeth's Tilbury speech





Красивая, но неправдоподобная версия причастности салона Мэри Пемброк




   В июне 2004 года американский учёный Робин Уильямс заявил, что Шекспир на самом деле был женщиной, а именно: оксфордской графиней Мэри Пемброк (1561—1621). По версии учёного, графиня сочиняла великолепные литературные произведения, однако не могла открыто писать для театра, который в те времена в Англии считался безнравственным. Поэтому она решила сочинять пьесы под псевдонимом Уильям Шекспир.




_________


Мэри Сидни (англ. Mary Sidney), в замужестве Мэри Герберт, графиня Пемброк (англ. Mary Herbert, Countess of Pembroke; 27 октября 1561, Бьюдли, графство Вустершир, Королевство Англия — 25 сентября 1621, Лондон, Королевство Англия) — английская аристократка и поэтесса, чьё творчество получило высокую оценку у современников. Произведения Мэри Сидни вошли в известную антологию Джона Боденхэма «Бельведер» (англ. Belvedere), наряду со стихами Филипа Сидни, Эдмунда Спенсера и Уильяма Шекспира. Трагедия поэтессы «Антоний» (англ. Antonius) получила широкое признание и стимулировала возрождение интереса к монологу на основе классических образцов. Вероятно, она послужила источником (среди прочих) для вдохновения при создании драмы Сэмуэля Дэниэла «Клеопатра» (1594) и трагедии Уильяма Шекспира «Антоний и Клеопатра» (1607). Признание также получил, сделанный Мэри Сидни, перевод «Триумфа смерти» — части поэмы «Триумфы» Франческо Петрарки, а лирический перевод библейской книги псалмов, окончательно утвердил за ней звание одной из первых английских поэтесс.


_________





   В поместье Уилтон-Хаус графиня Пемброк организовала «рай для поэтов», известный под названием «Уилтонского круга», членами которого были Спенсер, Дэниэл, Дрейтон, Джонсон, Бретон и сэр Джон Дэвис. Литературный салон образовался благодаря гостеприимству и высоко образованности графини. Джон Обри, так написал о этом литературным салоне: «Уилтон-Хаус был подобием колледжа, так много там было искусных в остроумии лиц. Она (Мэри Сидни) была не лишена остроумия, обладала утончённым умом, поэтому значительно преобладала по образованию и уму любую даму своего времени». Была известна как покровительница и меценат литературного бомонда Лондона. Поэтому в течении жизни, графиня Пемброк получила очень много стихотворных посвящений, значительно больше, чем любая другая придворная дама в елизаветинскую эпоху. Она была музой поэта Сэмуэля Дэниэла при создании им стихотворения «Делия» (анаграмма слова «идеал»).




Феерическая несостоявшаяся версия причастности Кристофера Марло.




   В 1955 году американский учёный Кельвин Хоффман опубликовал книгу «Убийство человека, который был Шекспиром». В ней он предложил свою версию Шекспира, что настоящим создателем бессмертных трагедий является известный драматург елизаветинской эпохи Кристофер Марло. Кристофер Марло (1564 – 1593) являлся выпускником Кембриджа и был известен, как английский драматург того времени.




________


Кристофер Марло (англ. Christopher Marlowe) (крещён 26 февраля 1564, Кентербери — 30 мая 1593, Дептфорд) — английский поэт, переводчик и драматург-трагик елизаветинской эпохи, наиболее выдающийся из предшественников Шекспира, разведчик. Благодаря ему в елизаветинской Англии получил распространение не только рифмованный, но и белый стих.


________





 С марта 1581 года Кристофер Марло учился, как стипендиат архиепископа Паркера, в Кембриджском университете. В Кембридже Марло сблизился с Томасом Нэшем и Томасом Уолсингемом, племянником члена Тайного совета Ф. Уолсингема. Марло окончил Колледж Тела Христова в Кембриджском университете, став бакалавром (1584), а затем, вероятно, по протекции Уолсингема старшего — магистром (1587). Однако эта версия не выдерживает никакой критики, ибо Уильям Шекспир, не использовал дословно изречения из святого писания и прямые ссылки на Библию, что не сложно проследить по текстам его произведений. В 1592 году Марло был задержан властями Соединённых провинций в портовом городе Флиссингене и обвинён в фальшивомонетничестве. Его выслали в Англию, где он должен был предстать перед лордом Уильмом Сесилом Бёрли; по возвращении на родину никаких обвинений ему предъявлено не было. Биографы Марло связывают этот эпизод с его разведывательной деятельностью. Пользуясь своими обширными связями, Кристофер Марло переехал в Лондон, где занялся активной литературной деятельностью. Он сблизился с т. н. «университетскими умами», кругом драматургов, писавших для общедоступного театра, куда входили поэты Д. Лили, Т. Нэш, Р. Грин, Дж. Пил и Т. Лодж. В английской столице за ними закрепилась репутация курильщика опиума, распутника, скандалиста, дуэлянта, колдуна, вольнодумца и содомита. Тогда же была поставлена его первая трагедия «Тамерлан великий, скифский пастух», которая пользовалась таким колоссальным успехом, что Марло вынужден был написать её продолжение.




 Шаткая версия причастности к наследию Шекспира Роджера Мэннерса.




   Бытует пролонгированная версия Ильи Гилилова, который опубликовал свою книгу расследование «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса». Где он пытался неубедительно доказать, что все без исключения пьесы Шекспира на самом деле были написаны Роджером Мэннерсом графом Рэтленд, которому помогала его жена Элизабет Сидни (дочь поэта Филиппа Сидни). Из чего не трудно догадаться, что пьесы Шекспира писались образовавшимся литературным сообществом, состоящим из близких родственников, это граф Рэтленд, его жена и её тётка Шэри Будрок. Граф Рэтленд получил образование в Оксфорде и Кембридже, учился в Падуанском университете в Италии. Он путешествовал по всей Европе, принял участие в военных кампаниях под командование Эссекса, а также был послом в Дании.


Альфред Барков считает «открытие» И. М. Гилилова заведомым обманом и подтасовкой недостоверных фактов. Роджер Мэннерс граф Ратленд не был не только «Шекспиром», но и поэтом вообще. Дело в том, что лорду Рэтленду было всего 16 лет, когда в 1592 году уже были написаны и поставлены как минимум три пьесы Шекспира. А Лорд Оксфорд де Вер умер в 1604 году. А такие шедевры Шекспира, как «Король Лир», «Макбет» и «Буря» появлялись вплоть до возвращения Уильяма Шекспира в Стратфорд в 1612 году. Хотя можно предположить, что они были припрятаны, вышли на свет и подмостки, уже после смерти де Вера, так как роль душеприказчика после смерти великого драматурга взял на себя поэт Бэн Джонсон по просьбе автора! Поэтому версия, описанная в фильме «Аноним» (2011г.) о жизни Уильяма Шекспира, не представляется правдоподобной, — она полностью надуманная. Выводы: версия авторства Шекспира И. М. Гилилова с самого начала до конца мотивирована с целью ангажирования своей книги «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса» автором.


Элла Аграновская, (автор фильма «Шекспир против Шекспира») также придерживается версии, что автором шекспировского литературного наследия, был Кристофер Марло. Это при том, что Кристофер Марло «умер» за две недели до того, как было опубликовано первое произведение Шекспира.  Представленная в фильме версия, весьма шаткая, и является её персональной точкой зрения. Эта версия полностью блекнет перед более убедительными документированными фактам, предоставленными позднее академическими кругами исследователей профессионалов с докторскими степенями из Кембриджа.




Уильям Шекспир, как псевдоним, за которым скрывал своё творчество анонимный гений драматургии.




  Как ростовщик Уильям Шекспир становится драматургом Уильямом Шекспиром? Не тот Шекспир, который был высоко образован и богат, знал греческую мифологию, латынь и писал гениальные пьесы для театра «Глобус», а Шекспир, который занимался мелким ростовщичеством, упорно преследовавший должников по судам. Который был известен своей скупостью, однако не делал никаких попыток, хоть коим образом финансировать издание своих пьес, большая часть которых печатались анонимно. Без сомнения он мог быть только посредником, да и то не во всех случаях, ибо у поэта Бэн Джонсона в период постановок пьес были большие сомнения по поводу авторства Шекспира ростовщика, который не обладал ни талантом, ни значительными материальными средствами для постановок пьес и нужды театра «Глобус», включавшие в себя костюмы, декорации и гонорары актёрам.


Парадоксально, что при сопоставлении датировок событий написания самых выдающихся произведений, а именно в зените литературной славы Уильям Шекспир ростовщик занимался скупкой солода для пивоварения. За использование своего имени «Уильям Шекспир», в качестве литературного псевдонима и посредничество в связях с творческими личностями, а также молчание.


Шекспир ростовщик получал приличные гонорары на каждую постановку пьесы в «Глобусе», на который смог позволить себе купить пай театральной труппы театра «Глобус», став долевым собственником. А также, приобрести в собственность дом, единственный жилой каменный дом в Стратфорде. В декабре 1596 года «за заслуги» (что было покрыто тайной), Шекспир получил официальное право на дворянский титул, то есть «дворянство с гербом». Но это был тот Шекспир, который практически не умел писать, и оставил единственную корявую собственноручную подпись на завещании! Которая, отчётливо видна на чёрном фоне под его портретом на моей иллюстрации к переводу Сонета 23.


Итак, согласно вышеизложенной версия о стратфордском Шекспире, напрашивается закономерный логический вывод, что он не был в состоянии претендовать на литературное наследие человека, писавшего под литературным псевдонимом «Уильям Шекспир» в виду полного отсутствия возможностей написать гениальные произведения, как физически, так и ментально!




Правдоподобная версия, что Уильям Шекспир, это Эдуард де Вер, 17-й граф Оксфорд.




Эдуард де Вер, 17-й граф Оксфорд  (Edward de Vere, 17th Earl of Oxford),был известен не только, как представитель одного из величайших дворянских родов в истории Англии, глава которого с XII по XVIII века носил титул графа Оксфорда.




_______


Эдуард де Вер (англ. Edward de Vere, 17th Earl of Oxford, 12 апреля 1550, Хедингемский замок — 24 июня 1604, Хакни, Лондон) — английский государственный деятель, 17-й граф Оксфорд, лорд Балбек, Лорд великий камергер в 1562—1604 годах при дворе королевы Елизаветы I. Известность в популярной культуре получил благодаря версии, которую высказал в 1920 году английский педагог и церковный деятель Джон Томас Луни, согласно которой настоящим автором произведений, приписываемых Уильяму Шекспиру, на самом деле является Эдуард де Вер,  17-й граф Оксфорд. Сторонники этой теории, не признанной научным сообществом из-за несоответствия критериям научности, называют себя «оксфордианцами». Они разделяют автора драматургических произведений, писавшего под псевдонимом Shakespeare, и актёра Shaksper, живших примерно в одно и то же время (см. шекспировский вопрос). «Оксфордианская» версия во второй половине XX века стала наиболее популярной из «нестратфордианских» теорий авторства шекспировских текстов и нашла отражение в фильме Роланда Эммериха — «Аноним» (2011).


_______




В конце 1560-х годов Эдуард де Вер прибывает к королевскому двору. В 1564 году он становится бакалавром Святого Иоанна Куинз-колледжа Кембриджского университета, в 1566 году — магистром Оксфордского университета. С 1567 года он получает юридическое образование при адвокатской коллегии в Лондоне Грей Инн. Впрочем, согласно историку Алану Нельсону, де Вер свои университетские звания «получил незаслуженно». 23 июля 1567 года де Вер, во время урока фехтования с закройщиком Эдвардом Байнамом во дворе дома Сесила, убивает безоружного повара Томаса Бринкнелла. На последующем судебном процессе было «решено», что покойный сам набежал на обнажённую шпагу де Вера, чем совершил самоубийство (одним из присяжных на этом суде был хронист Рафаэль Холиншед, материалами которого постоянно пользовался Уильям Шекспир при написании своих произведений).




______


Рафаэль Холиншед (Холинсхед, англ. Raphael Holinshed, умер около 1580) — английский хронист, один из авторов «Хроник Англии, Шотландии и Ирландии» (англ. The Chronicles of England, Scotland and Ireland), известных как «Хроники» Холиншеда (т. 1–3, 1577). Работал переводчиком у издателя Реджинальда Вулфа (англ. Reginald Wolfe, ум. 1573). Вульф готовил к выпуску всемирную историю с древнейших времён до царствования Елизаветы I. Этот амбициозный проект так и не был завершён, но его часть была опубликована в 1577 году как «Хроники Англии, Шотландии и Ирландии». В работе над «Хрониками» также участвовали Уильям Харрисон (англ. William Harrison, 1534 - 1593), Ричард Стэнихерст (англ. Richard Stanyhurst, 1547 – 1618) и Джон Хукер (англ. John Vowell Hooker, 1525 – 1601). Самому Холиншеду принадлежат разделы по истории Англии (до 1575), Шотландии (до 1509) и Ирландии (до 1547). «Хроники» насыщены обильным фактическим материалом, как тексты официальных документов. «Хроники» получили широкую известность у современников. Шекспир использовал второе переработанное издание «Хроник» (опубл. в 1587 году) как источник для некоторых произведений, связанных с историей Британии — в частности, пьес «Макбет», «Король Лир», «Ричард III», «Цимбелин» и др.


______




19 декабря 1571 года де Вер женится на 15-летней дочери Сесила, Анне. Сэр Уильям Сесил в 1571 году был удостоен титула барона, что сократило разницу в ранге между ним и графом Оксфордом. В этом браке родилось 5 детей, из них 3 дочери дожили до совершеннолетия. В 1575 году Оксфорд совершает путешествие в Европу, он посещает Германию, Францию и Италию. Был известен своими симпатиями к католицизму. По возвращении в Англию его корабль был захвачен пиратами и разграблен, сам же граф чудом избежал смерти. Дома открылась неверность его жены, родившей в течении его длительного путешествия ребёнка.


 В 1581 году де Вер был уличён во внебрачной связи с Анной Вавасур, родившей от него ребёнка, и на короткое время был заключён в Тауэр, так как это приключение привело к длительной вражде с дядей Вавасур, сэром Томасом Найветтом, которая закончилась схваткой, — итог этой схватки трое убитых и несколько раненых. Сам граф де Вер на одной из дуэлей был тяжело ранен, что стало причиной его хромоты, по мнению историков.


В 1585 году граф Оксфорд командует войсками в Нидерландах, в 1588 году он участвует в разгроме испанской Великой армады. В том же году умирает, в возрасте 32 лет, его первая жена, Анна Сесил. В 1591 году де Вер женится вторично, на Элизабет Трентам, одной из приближённых королевы. Эдуард де Вер всегда был известен, как меценат и многолетний покровитель ряда известных писателей и поэтов, таких как Эдмунд Спенсер, Артур Голдинг, Роберт Грин и др. Поэты Джон Лили и Энтони Манди на протяжении ряда лет служили у графа личными секретарями. Кроме этого, де Вер и сам был маститым поэтом, а также анонимным драматургом елизаветинской эпохи. По понятной причине нежелания компрометировать частную жизнь елизаветинского двора, о котором он слишком правдиво в мельчайших подробностях описал жизнь при дворе, порой с тончайшим чувством иронии и сарказма, присущему только ему.


Среди современных сторонников не стратфордианской версии граф Оксфорд считается наиболее подходящим кандидатом на авторство шекспировских произведений. Исследователи различных версий в поиске истины в решении «шекспировского вопроса», а именно авторстве пьес находят новые более убедительные доводы. Прежде всего, это касается хронологической схожести между событиями, описываемыми в пьесах Шекспира, и реальными историческими фактами из жизни Эдуарда де Вера. Не является секретом, что он являлся зятем барона Бёрли, предположительного прообраза Полония из «Гамлета». Старшая дочь Эдуарда де Вера от этого брака была помолвлена с Генри Ризли именно в то тот промежуток времени, когда, по расчётам большинство исследователей, были написаны первые сонеты Шекспира. Эдуард Де Вер был приближённым королевы, человеком, хорошо знающим придворную жизнь, и был в курсе всех событий при дворе Елизаветы. Ко всему этому, достоверно известно, что он был маститым и признанным драматургом и поэтом. В сохранившейся переписке, письмах граф Оксфорд высказывал мысли и идеи, на удивление схожие на изложенные во многих шекспировских произведениях. Стоит подчеркнуть, что в личной Библии Эдуарда де Вера помечены места с комментариями его рукой, совпадающими с выдержками из пьес великого драматурга. Однако, большая часть исследователей, отмечает, что Шекспиру не было присуще, давать прямые ссылки на Библию. Причина легко объясняется, отчаянным, а порой кровавым противостоянием, как при дворе, так и в народе католиков с протестантами. В этом вопросе Шекспир при написании своих пьес, и сонетов занимал нейтральную позицию. Что вполне объяснимо, но Уильям Шекспир являлся глубоко верующим человеком. И это, находит отражение в непрямых, косвенных ссылках в его произведениях, как стихотворные идеи в контексте, передающие смысловое содержание святого писания.


В 1932 году Перси Аллен (Percy Allen) опубликовал жизнеописание Эдварда де Вера под названием «Уильям Шекспир». Аллен был сторонником теории Дж. Томаса Луни (J. Thomas Looney) о том, что произведения Шекспира были написаны Эдвардом де Вером, 17-м графом Оксфордским. Он утверждал, что черты лица человека на портрете Эшборна совпадают с чертами лица де Вира и что костюм указывает на более раннюю дату, чем 1611 год. Он полагал, что портрет датируется 1597 годом, но позже был ретуширован, как часть «тщательно продуманного сюжета» («The Life Story of Edward de Vere as «William Shakespeare» Percy Allen).


В 1940 году Чарльз Виснер Баррелл (Charles Wisner Barrell), бывший директор кинокомпании «Вестерн Электрик Компани» (Western Electric Company), американский последователь взглядов Луни и Аллена, изучил портрет с помощью рентгеновской и инфракрасной фотографии и доказал то, что подозревал Аллен, а именно, что картина действительно была подделана. Он поддержал вывод Аллена о том, что это был отретушированный портрет Эдварда де Вира. На основании того, что было принято за монограмму художника С. К. под гербом, он пришёл к выводу, что портрет был работой Корнелиуса Кетеля (Cornelius Ketel), который активно работал в Англии и, по слухам, сделал один из Оксфордских портретов. Он также предположил, что герб принадлежал жене Оксфорда, Элизабет Трентам. На самом деле, Кетелю было поручено в 1577 году написать серию из 19 портретов для компании Cathay Company в которую Оксфорд вложил большую сумму денег, которые не принесли дохода.


Опознание Баррелла получило широкую огласку и вызвало сенсацию. Баррелл полагал, что он доказал, что существует буквально прикрытие, заговор с целью скрыть личность Эдварда де Вере, которого он считал настоящим автором произведений Уильяма Шекспира. В 1945 году Перси Аллен консультировался с экстрасенсом Эстер Дауден (Hester Dowden), которая общалась с духом Оксфорда. Оксфорд подтвердил, что «это мой портрет; вы правы; на нем герб моей жены». Он указал имя художника, что он был «модным в то время».


В конце 1948, начале 1949 года в Национальной Галерее искусств Стивеном С. Пичетто (National Gallery of Art by Stephen S. Pichetto) была сделана ещё одна серия рентгеновских снимков. На них не было видно латинские буквы «C. K.» под гербом. Есть предположение, что если они и были там, то, вероятно, обозначали «Клемент Кингстон» (Clement Kingston), первоначального владельца, который извлёк выгоду из «открытия» нового портрета, якобы изображающего Шекспира. в 1948 году Баррелл подал в суд на Джайлза Э. Доусон (Giles E. Dawson), хранитель книг и рукописей для библиотеки Фолджера Шекспира (Folger Shakespeare) в Вашингтоне, округ Колумбия, за то, что предположил в письме, что Баррелл якобы подделал его рентгеновские снимки. Хотя Баррелл обещал снабдить библиотеку Фолджера копиями заказанных им фотографий, он никогда этого не делал, и их нынешнее местонахождение неизвестно. Директор Фолджера, Джозеф Куинси Адамс (Joseph Quincy Adams), По словам Доусона, также считал, что Баррелл подделал его показания. Позднее этот иск был безапелляционно отклонён в 1950 году.


 Эдуард де Вер осиротел в возрасте 12 лет, когда умер его отец, и мальчик унаследовал титулы графа Оксфорда и лорда великого камергера. Как для сироты высокого рода его опекуном выступила английская корона, воспитывался он в доме сэра Уильяма Сесила, 1-го барона Бёрли, лорда-казначея, члена Государственного совета при королеве Елизавете I и её ближайшего советника. Сторонники «оксфордианской» версии видят в бароне Бёрли прообраз Полония из трагедии «Гамлет». Эдуард получил у Бёрли отличное образование, знал французский и латинский языки. Одним из решающих козырей «стратфордцев» (сторонников авторства Уильяма Шекспира ростовщика) является датировка его произведений. Так, граф Оксфорд скончался 24 июня 1604 года, в то время как 11 произведений Шекспира были датированы более поздней датой (в том числе пьесы «Буря» 1610 года и «Генрих VIII» 1613 года). «Оксфордцы» же настаивают на изначально ошибочной датировке этих сочинений. Кроме этого, «стратфордцы» справедливо указывают на тот факт, что в своих произведениях Шекспир практически никогда не пользовался ссылками на Библию, что якобы обесценивает цитаты из молитвенника графа Оксфорда, как доказательство в вопросе его авторства. Однако Эдуард де Вер мог не использовать напрямую ссылки из святого писания, а мог использовать, как материал иносказательного характера, как например, в основной идеи сонета 17. Где всем известное: «…плодитесь и размножайтесь» служит основной сюжетной линией, выраженной автором сонета иначе, ввиду очевидной заинтересованности автора, в период сватовства дочери Эдуарда де Вера.


Френсис Мерес в 1598 году, перечисляя комедиографов своего времени, называл графа Эдуарда де Вера и Шекспира, как двух разных авторов. Сторонники общепринятой в науке точки зрения подчёркивают также, что «оксфордианцы» чересчур преувеличивают литературные таланты своего героя, и что похвалы ему, расточаемые некоторыми современниками, связаны с его высоким общественным положением.  На что, могу констатируя сказать словами Аристотеля: «Сократ мне друг, но истина дороже». Сократ мне друг, но истина дороже (или Платон мне друг, но истина дороже) — известная крылатая фраза, берущая начало со времён Древнего Рима и Древней Греции.




2020 © Перевод Свами Ранинанда


2020 © Translation by Swami Runinanda



______


Second original Sonnet 17


______




Who will believe my verse in time to come


If it were fill’d with your most high deserts?


Though yet, heaven knows, it is but as a tomb


Which hides your life and shows not half your parts.


If I could write the beauty of your eyes


And in fresh numbers number all your graces,


The age to come would say, ‘This poet lies;


Such heavenly touches ne’er touch’d earthly faces.’


So should my papers, yellow’d with their age,


Be scorn’d, like old men of less truth than tongue,


And your true rights be term’d a poet’s rage


And stretched metre of an antique song:


But were some child of yours alive that time,


You should live twice, - in it and in my rime.





The real Shakespeare Edward de Vere, 17th Earl of Oxford


_______





Who will believe my verse in time to come,


If it were filled with your most high deserts?


Though yet heaven knows it is but as a tomb


Which hides your life, and shows not half your parts.


If I could write the beauty of your eyes,


And in fresh numbers number all your graces,


The age to come would say "This poet lies;


Such heavenly touches ne'er touched earthly faces."


So should my papers, yellowed with their age,


Be scorned, like old men of less truth than tongue,


And your true rights be termed a poet's rage


And stretched metre of an antique song:


But were some child of yours alive that time,


You should live twice, in it, and in my rhyme.





— William Shakespeare Sonnet 17


________



2020 © Литературный перевод Свами Ранинанда, Уильям Шекспир Сонет 17




*               *              *



Кто поверит в грядущие времена моим стихам,


Пусть даже смыслом наполнят всевышнего пустыни?


Уж, точно небеса знают, что могила соскучилась по нам


Которая спрячет вашу жизнь и не покажет даже половины


О, если б я мог красоту глаз ваших описать,


И считая освежить в памяти добродетели — вашу стать!**


Грядущий века сказал бы: «Поэт этот — лгун дивный;


Такие небесные прикосновенья, не касались земных лиц»!


Должно быть, от возраста пожелтели все пергаменты страниц,


Быть презираемым, как старик, что на язык менее правдивый,


И ваше истинное право, вы можете назвать — поэта страсть,


И растянута она метрономом в античной песне мне,


Но чтоб дитя ваше было живо — во времена те возвратясь,


Должны прожить вы дважды — в нём и в моей рифме.




*               *              *




* Добродетель — философский и религиозный термин, означающий положительное нравственное свойство характера определённого человека, определяемое его волей и поступками; постоянное деятельное направление воли к исполнению нравственного закона (заповедей). Является антонимом слов «грех» и «порок». (Мн. ч. добродетели)



** СТАТНОСТЬ, статности, мн. нет, жен. отвлеч. сущ. к статный, статное сложение. Фигура его отличалась статностью. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935—1940. Синонимы: видность, грациозность, ладность, молодцеватость, осанистость, представительность, складность, стройность, хорошее сложение. (Примечание: сокращённое поэтическое название слова грациозность — стать или статность).






  Сонет 17 — один из 154-х сонетов из серии «Свадебные Сонеты» (series «Marriage Sonnet», 154 sonnets), написанных английским драматургом и поэтом Уильямом Шекспиром.  Это заключительная сонет о том, что исследователи называют сонет о преемственности передачи качеств родового древа (сонеты 1—17), в котором открываются каноны преемственности «прекрасной молодёжи» в мотивациях продолжения рода («Fair Youth»).





Сонет 17 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 17.





    В тексте Сонет 17 автор ставит под сомнение описания поэтом молодого человека в этой последовательности передачи красоты лица и грации тела от родителей к детям и внуками. Предполагая, что будущие поколения сочтут эти описания красоты, как преувеличения, если прекрасная молодёжь не создаст копию с самой себя, естественным путём, став родителем красивого ребёнка. По своей сути, это не дословная версия начальной части «Сотворения» святого писания: «Плодитесь и размножайтесь...».


Так, например в сонете 130, Шекспир отстаивает диаметрально противоположную мировозренческую позицию, где в иронической форме, присущей автору показывает проявления самоуверенности поэтами елизаветинской эпохи при описании в своих стихах красоты и привлекательности любимой дамы. Хочется отметить интересную заметку, что объединяет Сонет 17 с сонетом 130, тонко подмеченная автором особенность человеческой натуры, — это приукрашивание и вычурное украшательство, хоть чего или кого, что было в его собственности или окружении.




Семантический анализ сонета 17 Уильяма Шекспира.




    Поэт вопрошает, взывая к читателю, кто поверит его стихам в будущем: «Кто поверит в грядущие времена моим стихам», об красоте юноши «пусть даже смыслом наполнят всевышнего пустыни?». Автор сонета сомневается и подчёркивает сомнения литературным приёмом гиперболы, что в глубокий смысл его стихов в будущем могут не поверить.


Следующее утверждение, подсказывают читателю, что автор верующий: «Уж, точно небеса знают», — и это не прямая ссылка на содержание писания, строку завершает логическое умозаключение: «…что могила соскучилась по нам». Могила «спрячет вашу жизнь и не покажет даже половины!»


Драматическая преамбула проста и трагична, как приговор могилы «…которая спрячет вашу жизнь и не покажет даже половины!». Некоторые исследователи Шекспира указывают на то, что могила спрячет всё прекрасное и позитивное, которое есть в характере человека, а также таланты и красоту лица, тела и грациозность, но это есть внешние характеристики молодого человека при жизни.  Значительно чаще подразумевают, что части тела после смерти, будут подвержены естественному процессу разложения, тления в могиле, гробнице, усыпальнице. Но моё понимание семантики данной строки автора сонета ушло значительно глубже и дальше. Реальная продолжительности жизни разнится у большинства людей. Не секрет, что большая часть людей не проживает полной жизни до срока наступления старости и естественной смерти от старости. В шекспировские времена многие умирали совсем молодыми, не прожив даже половины жизни. Причины были просты, — не достаточно хорошая медицина особенно при родах, либо проблемы со здоровьем, — это для дам.  Мужчины, как правило умирали на дуэлях отстаивая свою честь, или же в многочисленных религиозных войнах, которые в те времена были, как правило часто.



Сначала обращается к молодому человеку: «…если б я мог красоту глаз ваших описать». Затем с помощью литературного приёма реверсии автор сонета мысленно возвращается в прошлое и обращает к читателю сонета, поднимая тему своей «памяти»: «… считая освежить в памяти добродетели, вашу стать», автор как бы подчёркивает несчётное количество добродетелей и (граций) грациозность молодого человека. Сопоставив в противовес грядущие времена: «…грядущий века сказал бы», но откуда возникает такая уверенность у автора сонета? Он как будто опережает время и пытается объяснить свою тревогу, что новые поколения грядущего века не поймут его, и скажут «этот поэт лгун». Конечно же у автора возникли сомнения, его волновало, что будут говорит люди в будущие века!


Автор ещё раз подчёркивает необычайную красоту лица «такие небесные прикосновенья, не касались земных лиц». Божественными прикосновениями, даруемыми поэту музой, проводя аналогию с мазками кисти или резца скульптора вдохновенной рукой творца, создателя этой красоты. Которая, «коснувшись» лица земного человека, делает его совершенным и одухотворённо красивым. Как, к примеру в сонете 85, фраза, взятая из античной поэзии, — фраза из «Сатиры» Горация. Уильям Шекспир, как драматург в совершенстве знал греческий и латынь, и был хорошо знаком с мифологией древней Греции и Рима.



Гораций «Сатиры» — «ad unguem, factus homo» (редакционная справка автора эссе).



Ad unguem (лат. язык) — «До ногтя»; до полного совершенства; точно, безукоризненно. Гораций, («Сатиры», I, 5, 32): «Ad unguem factus homo» — «Безупречный человек». Согласно, объяснения древнего комментатора, выражение возникло из скульптурной техники: обработка мраморной статуи считалась законченной, если при проведении по её поверхности ногтем не ощущалось шероховатости.




  Автор обращает взор на свои рукописи: «…от возраста пожелтели все пергаменты страниц». Он имеет ввиду страницы пергаментов, а не бумажные листы, автор сонета имел ввиду именно пергаменты. Так как стоили они необычайно дорого. В предыдущих переводах сонета 17, авторы переводов акцентировали внимание на «страницы бумаг», автор сонета писал на пергаментах, что и позволило им сохраниться во время пожара театра «Глобус», текст пьес был на пергаменте и хранился там.  Бумага была изобретена в Китае в 14 веке и получила распространение первоначально в Европе, Голландии. Исследователи приходят к выводу, что окончательное изобретение Иоганном Гутенбергом технологии книгопечатания следует относить к 1440 году.



  Опасения автора, что будущие читатели могут посчитать описания сонета выдумкой, преувеличением вполне оправданы. Шекспир не желает этого и стоит на своём, что описания красоты лица не являются старческим преувеличением, он не хочет: «быть презираемым, как старик, что на язык менее правдивый». Тогда и до ныне бытует мнение, что со старостью люди становятся «на язык менее правдивыми».


Но автор определяет границы недоверчивости читателя: «… ваше истинное право, вы можете назвать, — поэта страсть». Полагая, что единственной причиной преувеличений может быть «поэта страсть», одержимая увлечённость в процессе написания сонета.



  При переводе и трактовке следующей строки большинство переводчиков неправильно истолковывают написанное автором сонетов слово «metre», имеют ввиду некую единице метрической системы. Но метрическая система, которую мы знаем и пользуемся сейчас возникла только в 1837 году и была принята во Франции, в первой половине XIX века её приняло научное сообщество. При переводе сонета 68, с нечто подобным я сталкивался «…ход святой часов античных мы узрим», этот стиль характерный для Шекспира. В сонете 17: «…растянута она метрономом в античной песне». Автор сонета даёт прямую ссылку на античных авторов в упоминании данного спорного слова.




Краткая справка.




  Метроном (от греч «мера» и «закон»)— прибор, отмечающий короткие промежутки времени равномерными ударами. В основном используется музыкантами как точный ориентир темпа при исполнении музыкального произведения на репетиции. По общепринятому мнению, википедиоведов метроном появился в конце XVII века.


Но на самом деле этот прибор, как приспособление первоначально применялся в античные времена, что нашло подтверждение не только в произведениях Шекспира, но и других авторов. Например, как вспомогательный инструмент синхронизации гребцов при гребле в Троянской войне.



 Но в контексте данной строки автор подразумевает, тот факт, что именно «античная песня» Гомера. Наиболее подробно сохранившееся изложение событий Троянской войны содержится в 2 поэмах Гомера — «Илиаде» и «Одиссее»: главным образом этим двум поэмам. Троянская война — легендарная война, сказания о которой были распространены в греческом народе ещё до сложения Гомеровского эпоса: автор первой рапсодии «Илиады».



Автор Сонета 17 завершает его распространённым представлением в екатерининскую «золотую эпоху» о том, что если у упомянутого в сонете молодого человека будет ребёнок, то он будет жить и в ребёнке, и в стихотворении поэта дважды.




«Rime» vs «Rhyme».




  В оригинальных рукописях сонета 17 Уильяма Шекспира при написании завершающей поэтической фразы сонета оканчивалась словом «rime», как свидетельствует первое опубликованное издание в 1609 году. Шекспир, как драматург, поэт и писатель сочинял свои сонеты за два столетия до того, как доктор Сэмюэл Джонсон ошибочно ввёл в английский язык слово «rhyme».  Поясняя этот пикантный казус привожу не только оригинальный текст Сонета 17 (который располагается выше), что присутствует слово «rime», и текст более позднего издания, где присутствует слово «rhyme». Вполне закономерно напрашивается вопрос: «Чья же эта ошибка текста сонета 17, при последующих переизданиях»?! Этот же вопрос я хочу, также переадресовать создателям Википедии, где был взят мной текст на английском со словом «rhyme».




_______


Сэмюэл Джонсон (англ. Samuel Johnson; 7 [18] сентября 1709 года — 13 декабря 1784 года) — английский литературный критик, лексикограф и поэт эпохи Просвещения, чьё имя, по оценке «Британники», стало в англоязычном мире синонимом второй половины XVIII века.


Сэмюэл Джонсон В 1744 выпустил удачную биографию Ричарда Сэвиджа, после чего получил заказ на составление толкового словаря английского языка. Этот труд занял девять лет, прославил автора по всей стране, укрепил его материальное положение и принёс ему степень магистра искусств Оксфордского университета. Несмотря на то, что Джонсон не имел предшественников в подобного рода работе, а на момент публикации (1755) этот словарь был первым в английской литературе, он и до настоящего времени не потерял своей ценности (его значение сравнимо со Словарём Академии Российской для русского языка).


_______





В 1765 году Джонсон издал собрание сочинений Шекспира (8 тт.; англ. The Plays of William Shakespeare), снабдил его интересным предисловием, в котором, характеризуя великого драматурга, установил новый, идущий вразрез с господствующими точками зрения, взгляд на закон драматического творчества. Предвосхищая мысли Гердера, он объявляет Шекспира «поэтом природы», прощает ему различные «поэтические вольности», неподчинение классическим правилам, оправдывая даже шекспировский приём смешения комического с трагическим, который подвергался безусловному осуждению в кругах классиков. Учёные и критики Елизаветинской литературы установили, что последовательность из 154 сонетов Шекспира можно разделить на три тематические категории: «Брачные Сонеты 1—17; «Сонеты музы» 18—126; классифицируемые, как «Прекрасная Молодёжь»; и сонеты «Тёмной Леди» 127—154.




«Брачные Сонеты» «Marriage Sonnets» 1—17.




Содержание текстов в шекспировских «Свадебных Сонетах» преследует единственную цель: убедить молодого человека жениться и произвести на свет такое же красивое, как он сам потомство. Стилистика написания текста Сонета 17, присущая шекспировскому канону изложения.




_______


Генри Ризли, 3-й граф Саутгемптон (англ. Henry Wriothesley, 3rd Earl of Southampton; 6 октября 1573 — 10 ноября 1624) — английский аристократ, участник заговора графа Эссекса, один из предполагаемых покровителей Уильяма Шекспира и адресат сонетов Шекспира.


_______




Непосредственное участие Генри Ризли в издании ряда произведений документированный факт. Опекуном Генри Ризли, 3-й граф Саутгемптон после преждевременной кончины его родителей был назначен Уильям Сесил, лорд Бёрли,  Он же был опекуном у Эдуарда де Вера, который был женат на дочери Уильям Сесил, лорд Бёрли  Анне Сесил. А Генри Ризли, 3-й графу Саутгемптону прочили в жёны внучку его опекуна Элизабет Сесил, которая была старшей дочерью Эдуарда де Вера и Анны Сесил.


 Генри Ризли, 3-й граф Саутгемптон поступил в Кембридж (колледж Святого Иоанна) в 1585 году. В 1589 году Саутгемптону была присвоена степень магистра искусств. Продолжил обучение в школе барристеров Грейс-Инн. В семнадцать лет представлен ко двору, где стал другом Роберта, графа Эссекса. Покровительствовал поэтам и писателям: первое посвящение ему было сделано в 1591 году, когда графу едва исполнилось 18 лет; затем последовали посвящения Шекспира («Венеры и Адониса» в 1593 году и «Обесчещенной Лукреции» в 1594 году), Томаса Нэша (роман «Злосчастный путешественник, или Жизнь Джека Уилтона», 1593 год) ; Т. Уилсона (рукописный перевод пасторального романа де Монтемайора «Диана», 1596 год), Джона Флорио (итало-английский словарь «Мир слов», 1596—1598 гг.), У. Бертона (английский перевод греческого романа Ахилла Татия «Клитофонт и Левкиппа», 1597 год) и несколько других посвящений.





Версия предполагаемого адресата «Брачных Сонетов» Уильяма Шекспира.





   В 1609 году издатель Томас Торп опубликовал сонеты Шекспира, прибавив к ним посвящение: «Тому единственному, кому обязаны эти сонеты своим появлением, господину W. H., счастья и вечной жизни, которую обещал ему наш бессмертный поэт, желает тот, кто рискнул выпустить их в свет». (Перевод А. А. Аникста)


Некоторые биографы склонны считать, что посвящение исходит от самого Шекспира, другие считают, что сонеты опубликованы без ведома автора. Под инициалами W. H. по разным мнениям спрятано имя либо Уильяма Герберта, графа Пембрука (инициалы совпадают полностью), либо Генри Ризли, графа Саутгемптона (инициалы переставлены), либо Уильяма Хетклифа (выпускника Грейс-Инн), либо актёра Уилла Хьюза (версия Оскара Уайльда). Сторонники версии Саутгемптона указывают на то, что знакомство с ним Шекспира датируется 1593 или 1594 годами — вероятным временем появления первых сонетов. Сонеты, где старший друг торопит молодого человека с женитьбой, могли быть заказаны Шекспиру родственниками графа в ту пору, когда в жёны Саутгемптону прочили Элизабет де Вир, внучку его опекуна. Сторонники версии, что Шекспир — это граф Ратленд, считают, что адресатом сонетов был Уильям Герберт, родственник Ратленда, который и передал сонеты в печать в 1609 году.  Однако, создав парадокс, ибо граф Ратленд, который умер в 1460 году, является действующим лицом хроники Уильяма Шекспира «Генрих VI, часть 3» дата написания 1591


«Генрих VI, часть 3» (англ. Henry VI, Part 3) — историческая хроника Уильяма Шекспира, третья часть драматической трилогии о царствовании Генриха VI Ланкастерского, написанная предположительно около 1591 года. Относится к раннему периоду творчества Шекспира.




Нестандартный подход в сонете 99 и особенности сонетов 126 и 145.




   Сонет 99 — это один из неравномерный сонетов в последовательности Шекспира (остальные — это Сонет 126, который по своей структуре вовсе не сонет, а скорее поэма из шести пятистопных двустиший, и Сонет 145, который имеет типичную схему рифмы, но написан ямбическим тетраметром). В то время, как типичный английский или шекспировский сонет имеет три четверостишия, за которыми следует заключительное рифмованное двустишие с рифмованной схемой ABAB CDCD EFEF GG, этот сонет начинается с Квинты, дающей рифмованную схему ABABA CDCD EFEF GG. Как и другие сонеты (кроме сонета 145), он составлен в пятистопном ямбе, типе поэтического метра, основанного на пяти парах метрически слабо сильных силлабических позиций. 8-я строка иллюстрирует обычный пятистопный ямб.


Эдвард Мэсси и другие утверждали, что это стихотворение было непосредственно вдохновлено стихотворением из «Дианы» Генри констебля (1592); Т. У. Болдуин отверг это утверждение, отметив, что тот же сонет констебля вдохновил отрывок из сцены «изнасилования Лукреции». Во всяком случае, самомнение — это распространённое явление, и параллели с ним можно найти в стихах Эдмунда Спенсера, Томаса Кэмпиона и других. Джордж Уилсон похвалил это стихотворение как пример синестезии.


Этот сонет привлёк некоторое внимание как один из тех, которые, по-видимому, дают ключ к пониманию исторической идентичности шекспировского сонета, при традиционном подходе можно отметить, что стихи несут отпечаток автобиографичности. В 1904 году С. С. Стоупс упомянул существование портрета Саутгемптона в Уэлбекском аббатстве, на котором его волосы вьются в манере, похожей на «молодой майоран». Этот анализ был оспорен учёными, которые утверждают, что запах, а не внешний вид, является главным аргументом Шекспира. Из-за экстравагантного восхваления тела возлюбленной некоторые викторианские учёные этой версии не верили в то, что это стихотворение было адресовано мужчине. Но позднее, современные исследователи объединили этот сонет с другими стихотворениями, как «написанные для молодого человека».




Финальная аргументация темы безысходности, в Сонете 104 Уильяма Шекспира.




________


© Translated by Swami Runinanda


© Перевод Свами Ранинанда


________




Hath motion and mine eye may be deceived:


For fear of which, hear this, thou age unbred;


Ere you were born, was beauty’s summer dead.



Движением обладая и глаз мой мог обманчивым быть:


Из страха, перед которым услышь это, безродности твой век;


Ещё до твоего рождения красавицы лето умерло, человек!





   Читатель может тонко прочувствовать удел, судьбу, какая выпала родившемуся безродным бастардом, который устал от борьбы за уважение к нему безродному, в его век безродности, — это «де-факто», длительностью в целую жизнь.  Безродность бастарда делает его жизнь безысходной, без единого шанса на карьеру и богатство и по существу: «...услышь это, беспородности твой век; ещё до твоего рождения красоты лето умерло, человек»! («...hear this, thou age unbred; ere you were born, was beauty’s summer dead»). В екатерининскую эпоху у простолюдина ещё до его рождения умерло лето, приносящее плоды его деятельности «красавицы» жизни, то есть яркой и плодотворной жизни, — резюмирует автор.




Сонеты из серии «Свадебных Сонетов», Сонеты 153 и 154, фабула сонета 145.




Сонеты 153 и 154 также несколько проблематичны. Они классифицируются, как сонеты «Тёмная Леди», но сюжетная линия повёрнута иначе, чем у остальных сонетов из сборника «Тёмная Леди».


Сонет 154 — это парафраза сонета 153, поэтому, они несут одно и то же послание. В двух последних сонетах драматизируется одна и та же тема сожаления на безответную любовь, но при этом сюжетная линия облекается в форму мифологической аллегории. Автор использует литературный приём проекции чувств мифологического бога любви Купидона и богини охоты Дианы. Таким образом, автор сонетов дистанцируется от своих чувств к «Темной Леди». Которая, надеется в конце концов освободиться от цепких рук, пылких чувств скоропалительной влюблённости и ненасытной похоти, что принесут ей беспокойство, разрушение спокойствие ума и сердца. Но главное, сохранит жизнь ему, которую он может потерять, если это узнает её любовник, очень влиятельная и опасная персона при дворе.


В серия сонетов «Dark Lady», «Тёмная Леди» автор сонетов в стихотворной форме излагает автобиографичный диалог между ним и дамой, который происходит «тет-а-тет», то есть наедине, с глазу на глаз.  В последних двух сонетах, автор действительно упоминает её. Завершение сонета диктует авторскую линию, которую абсолютно не поняли переводчики этого сонета. поэтому мы видим свободный перевод Шекспира необременённый «длинной строкой», характерной именно для Шекспира. Хочу отметить начальную и завершающую важные части сонета 145. Практически, большинству переводчиков на русский Сонета 145, была абсолютно не понятна интрига, где дама воскликнувла: «Я ненавижу». Когда обращается к влюблённому намекает ему на смертельную опасность ожидающего его, после их ещё не состоявшейся кратковременной связи. Согласно, законам логики здравого смысла автор сонета 145, понимает, что означали её предыдущие слова «я ненавижу», и сделал выводы для себя, также читателя, и завершает сонет словами: «...мою жизнь спасла, сказав: — «не ты».




       20.04.2020 © Свами Ранинанда «Сонет 17 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 17»


© Copyright: Свами Ранинанда, 2020


Свидетельство о публикации №120042009675





Сонет 29 Уильям Шекспир, - перевод Свами Ранинанда


Свами Ранинанда

*******************



Poster 2020 © Swami Runinanda. «William Shakespeare Sonnets 29»


«When, in disgrace with fortune and men’s eyes» — William Shakespeare Sonnet 29


Portrait of Henry Wriothesley, 3rd Earl of Southampton (1573-1603). John De Critz the Elder, John Decritz | Private collection Duke of Buccleuch and Queensberry


________________






   Можно ли, быть равнодушным к содержанию текста сонета 29 Уильяма Шекспира?



— Конечно же, нет!



Однако, с помощью интернета можно убедится, как многочисленные доморощенные переводчики сонета 29 Шекспира искажают содержание, эмоции и чувства, переполнявшие автора сонета во время его написания до полной неузнаваемости.  Нечаянны, безобидны ли, эти многочисленные интерпретации при переводе на русский наследия великого драматурга и поэта на все времена?



— Я не думаю, что они безобидны, как могло бы показаться на первый взгляд. В неимоверно сильном желании школяра потягаться в пробе пера с самим Шекспиром. Ибо ни одному из этих псевдо исследователей не пришла в голову мысль: «А, понравился бы автору, а именно Уильяму Шекспиру их перевод с английского на русский язык его сонета»? Могло бы показаться, чем больше переводов, тем больше граней творческого наследия Шекспира отразятся через эти переводы. Отнюдь, но это не так к величайшему сожалению. Эти разные, по большей части безликие переводы не отражают, хотя бы на йоту заложенные мысли, идеи, чувства и переживания, которые автор хотел передать читателю. Эти переводы на русский не откроют очередную тайну жизни и творчества автора сонетов, не передадут всю гамму зачастую противоречивых чувств, которую  чувствовал, ощущал автор в момент написания этих сонетов!



Поэтому, закономерно напрашивается прямой вопрос: «Так, для чего тогда эти авторы переводов, не изучив досконально шекспировскую эпоху наперебой переводят на русский язык сонеты великого драматурга»?  От чего возникает, весьма нелицеприятный ответ, — главной целью переводов этих псевдо исследователей творчества Шекспира, является выпячивание и выделение себя среди общей, зачастую необразованной публики на многочисленных поэтических порталах и сайтах. Не вызывает сомнения тот факт, что основной мотивацией этих горе переводчиков, является их само ангажирование для закрепления за собой статуса переводчиков и знатоков творчества великого драматурга и поэта. Этим объясняется то, что они ни разу не ответили на мои примечания в написанных рецензиях под их переводами сонетов Шекспира, есть случаи удаления этих рецензий, которые были написаны, по существу, в добродушно дружественном тоне. Можно ли считать, что эти «знатоки» ратуют за точность перевода сонетов, во всеобщем нестерпимом желании отразить чувства и мысли автора сонетов в момент их написания?



— Нет, ни коим образом!



 Паттерн присущий большинству сонетов Уильяма Шекспира, абсолютно не понятен горе переводчикам Шекспира. И это ещё не самое худшее. Худшее – это когда они вообще не замечали или не замечают паттерн, присущий сонетам Шекспира! Углублённому изучению анализу исторического материала и корневой основы творчества Шекспира, в переводах на русский ими была найдена замена в виде: стихотворных форм с укороченной строкой и шаблонными элементами аляпистого украшательства. При абсолютно поверхностном и посредственном переводе именно там, где ими не был понят утончённый паттерн, в переведённой на русский строке возникли примитивные вычурные эпитеты, отражающие узость мировоззрения авторов переводов. Хотя, сам Шекспир, ещё при жизни крайне негативно отзывался о греческой традиции слепого украшательства стихотворных произведений.  Он был против традиционного украшательства стихов поэтами елизаветинской эпохи, согласно греческой традиции стихосложения. О чём уже упоминалось мной в переводе и анализе сонета 130 Шекспира.




________


   «Паттерн — это схематический ассоциативный образ, возникающий в сознании человека через опосредованное представление или восприятие на высоком эмоционально чувственном уровне, благодаря которому в режиме одновременности происходит восприятие логическим мышлением, в котором выявляются закономерности, которые существуют и действуют независимо друг от друга, как в природе, так и в обществе». 2019 © Свами Ранинанда


________




    Однако, мы видим, как представители нового поколения псевдо исследователей творчества Шекспира, беззастенчиво в угоду меркантильным личным интересам продолжали пагубную «традицию» переводов, зачинателями которой были представители элитарного клуба переводчиков Шекспира советского периода. Не которые прекрасно помнят, как чиновники высшего ранга министерства культуры и уполномоченные по культуре ЦК КПСС официально утверждали кандидатов в переводчики Шекспира. Чтобы они делали переводы строго, в духе официально принятого социалистического реализма. Не является секретом, тот факт, что для некоторые ещё малоизвестных поэтов и писателей советского периода, переводы Шекспира стали трамплином для их известности Благодаря переводам Шекспира они сделали первы шаг  в их карьерном росте, как литераторов. Зачастую, переводы Шекспира служили хорошей стартовой площадкой для успешного вступления в Союз писателей СССР, или же в получении государственных премий в области литературы и культуры.


Современное поколение переводчиков Шекспира, мало чем отличается от предыдущего поколения в желании прославится. Современные переводчики сонетов Шекспира сохранили преемственность в интерпретировании и искажении трудов великого драматурга и поэта.



Давайте рассмотрим основные «принципы», которых они придерживаются при переводах на русский сонетов Шекспира, — максимальное упрощение основной идеи сонетов, а также сюжетной линии и авторского контекста; осмысленное размывание и укорачивание авторской строки с последующим внесением в шекспировскую строку элементов вычурности. В итоге, мы получает продукт после перевода, где творческий стиль, почерк переводчиков становится доминирующим фактором. Подминающий под себя оригинальный текст на английском, с полностью искажённым смысловым подстрочником, оторванным от основного исторического контекста. По факту, при таком переводе сонетов Шекспира, происходит полное обезличивание авторского текста сонетов, от этого, проигрывает только, русскоговорящий читатель.




________


   ВЫЧУРНОСТЬ, вычурности, мн. нет, жен. (книжн.) отвлеч. сущ. к вычурный. Вычурность украшений. Вычурность речи. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935—1940. Синонимы: витиеватость, замысловатость, затейливость, изысканность, крикливость, кудреватость, кудрявость, литературщина, логодедалия, манерность, мудрёность, неестественность, орнаментальность, пестрит, пестрота, претенциозность, причудливость, странность, фасонистость, цветистость, эвфуизм.


________




    При внимательном изучении и анализе переводов сонетов на русский, оказалось, что, каждый переводчик сонетов Шекспира, используя один и тот же текст оригинала сонета, по-своему интерпретирует укороченной строкой великого драматурга и поэта, которого в эпоху «золотого» века называли бардом. В конце концов, мы видим мночисленные стихотворные опусы на русском, заполонившие всё пространство интернета, где русский читатель не в состоянии самостоятельно понять, разобраться в основном авторском замысле, и наслаждаться изысканным и неповторимым шекспировским стилем. Однако, не всё выглядит так мрачно, мной замечено, что неистощим дух истинного творческого поиска, но почему-то среди людей говорящих на английском. Потому ниже привожу некоторые выводы их научных гипотез, касательно сонета 29 Уильяма Шекспира. С некоторыми из которых я согласен, а некоторыми абсолютно не согласен, на которые у меня есть весомые аргументации.





© Translated by Swami Runinanda


© Перевод Свами Ранинанда




__________


Original text:


__________




When, in disgrace with fortune and men’s eyes,


I all alone beweep my outcast state,


And trouble deaf heaven with my bootless cries,


And look upon myself and curse my fate,


Wishing me like to one more rich in hope,


Featured like him, like him with friends possess’d,


Desiring this man’s art and that man’s scope,


With what I most enjoy contented least;


Yet in these thoughts myself almost despising,


Haply I think on thee, and then my state,


Like to the lark at break of day arising


From sullen earth sings hymns at heaven’s gate;


For thy sweet love remember’d such wealth brings


That then I scorn to change my state with kings.




— William Shakespeare Sonnet 29


___________________________



2020 © Литературный перевод Комаров Александр Сергеевич, Уильям Шекспир Сонет 29



*                *                *



Когда в немилости у фортуны, в глазах людских и нелюдим;


Моё отверженное достоинство дало течь, и я совсем один.


И к небесам, оглохшим с тревогой в бесполезных стенаньях, я взываю,


И на себя смотрю с печалью — судьбу свою я проклинаю.


Желал уподобиться тому, кто более богат надеждой — чаю,


С такими же лица чертами, как у него, его друзьями желая обладать.


Стремясь получить мастерство этого и размах — другого,


С наслажденьем тем наибольшим, довольствоваться от наименьшего того.


И все же, в этих мыслях, когда почти себя я презирал!


Возможно, думал я о тебе, и о достоинстве своём потом,


Как жаворонок, появившись на рассвете раннем том


Над землёй мрачной распевал гимны — у врат рая свой хорал!


Твою сладкую любовь, как вспоминаю какое достоинство приносит,


То я насмехаюсь, — своё богатство с королями менять не стал!




*                *                *



 Copyright © 2020 Komarov A. S. All rights reserved


Swami Runinanda Jerusalem 16.05.2020


________________________________





   Сонет 29 — является одним из самым почитаемым читателями из 154-х сонетов, написанных английским драматургом и поэтом Уильямом Шекспиром. Он является частью серии сонетов под общепринятым названием «Прекрасная молодёжь» («Fair Youth»). Эта серия сонетов включает в себя сонеты 1—126 в нумерации, которая была установлена в первом издании сборника сонетов в 1609 году. Хочу отметить, что сонет 29 всегда являлся культовым сонетом в течении всего времени со времён его написания, поэтому постараюсь пояснить эту необычайную популярность, не только среди англичан, но и у читателей по всему миру. Критики творчества Шекспира не однозначно отнеслись к Сонету 29, несмотря на это, все критики отмечали удивительную неординарность текста, изобилующего большим количеством литературных приёмов и образов при наличии в сюжете сонета всего одного главного героя.



  Во-первых, сонет 29 изобилует наличием в тексте абсолютно диаметрально противоположных, порой контрастирующих эмоций переживаний. От полнейшего отчаяния в начале сонета до торжества духовного осмысления, я бы сказал преображения внутреннего и эмоционально настроя молодого человека, которому и посвящён этот сонет.


   Во-вторых, в сонете 29, отражены внутренние переживания молодого человека вследствие сложившихся крайне неблагоприятных обстоятельств.


В самом начале автор сонета 29, повествует от имени третьего лица, молодого человека, который сокрушается о своём безысходном положении отверженного окружающими людьми молодого человека. Однако, в окончательной части сонета любовная тема наполняется необычайным подъёмом и оптимизмом. Когда молодой человека начинает понимать магию духовного исцеления, исходящую от горячей любви к девушке из глубин сердца, которое является ристалищем души. В-третьих, у большинства исследователей сложилось ложное представление, что молодой человек, является бастардом, а основная причина его одиночества, страданий и отчуждённости от людей — это его безденежье. Эта версия не выдерживает никакой критики, по причине её простоты и абсурдности в семантическом прочтении сюжетной линии. Шекспировская строка сама наводит на мысль, что отсутствие материальных средств у молодого человека, не может быть основной причиной его одиночества «отверженное достоинство дало течь, и я совсем один». В данном случае, отсутствие материальных средств у молодого человека, адресата сонета 29, не является причиной его проклятия своей судьбы «судьбу свою я проклинаю», Шекспир, как автор не видит в этом проблемы, ввиду того что главная по его замыслу, причина упадочного настроения молодого человека в вынужденном отчуждения от общества.


Отнюдь не «мрачная» земля с населяющими её людьми или безразличные к его страдания «оглохшие» небеса, не приносящие ему душевный покой! А чистая, не запятнанная догматическими и религиозными идеями любовь возрождает его, даёт ему чувство внутреннего удовлетворения и утерянное достоинство, как ему вначале показалось.



  Вполне очевиден намёк автора сонета на некую возлюбленную с её принадлежностью к другому клану в обществе. Подобная тема присутствует в пьесе «Ромео и Джульетта». У меня сложилось впечатление, что сонет 29, как бы перекликается с уже написанной пьесой «Ромео и Джульетта». Но всё становится на свои места, когда концовка сонета наводит на мысль о том, что его возлюбленная придворная фрейлина при дворе. Кроме того, молодой человека необычайно нетерпелив, ибо «желал уподобиться тому, кто более богат надеждой». Ему не терпится в едином порыве любви слиться со своей возлюбленной.



Момент истины для меня наступил при прочтении строки «с такими же лица чертами, как у него, его друзьями желая обладать», где автор сонета используя паттерн передал желание адресанта сонета, походить на него!


— На кого же хочет походить главный герой сонета? Конечно же, на своего старшего друга, такого близкого друга, что он его почитает и любит, как старшего брата.


— Может ли, главный герой сонета 29 завидовать своему старшему другу за «размах» успехов, «стремясь получить мастерство» его или кого другого?  Конечно же, нет!



Непосредственная связь автора сонета Эдуарда де Вера с литературным псевдонимом Уильям Шекспир и Генри Ризли признанным адресантом сонетов 17 и 29 очевидна, ибо у обоих был один опекун Уильям Сесил, лорд Бёрли, в доме которого они и воспитывались. Случайных совпадений не бывает!



Строка «c наслажденьем тем наибольшим, довольствоваться от наименьшего того» олицетворяет популярность греческой философии в шекспировскую эпоху.  У автора сонета и предполагаемого адресанта были практически одни и те же учителя по греческой философии и мифологии. Что объясняет, схожесть их чувств и переживаний. Прослеживает очевидная вероятность в повторении ими схожих ошибок в похожих ситуациях.




Краткая справка.




Есть такое выражение: «Довольствоваться малым». В обиходе принято считать, что кто довольствуется малым, тот мудр, и что говорит это о рациональности и внутренней духовности человека, а исключительных случаях о его просветлённости.


«Довольствоваться малым», — впервые сказал великий греческий мыслитель Эпикур, который является основателем одной из эллинистических философских школ. Его полное имя было, Эпикур Самосский (по месту рождения остров Самос). Эпикур полагал, что прежде, чем выяснять каким образом можно достичь счастья, нужно полностью устранить все препятствия к нему. Что мешает обрести благо? Страх, зависть и злость. Эпикур разработал концепцию миропонимания, исходящую из представлений о справедливости и гражданском праве. Согласно его философии, гражданское право —это договор об общеполезном существовании граждан и государства для обеспечения индивидуальной свободы и взаимной безопасности людей в общественно-политической жизни, как основополагающих принципов в эпоху эллинизма.




_____


Эпикур Самосский (др.-греч. Epicurus; 342-341 до н. э., Самос — 271-270 до н. э., Афины) — древнегреческий философ, основатель эпикуреизма в Афинах («Сад Эпикура»). Философия Эпикура в значительной степени возникла развивалась под влиянием идей Демокрита. От почти трёхсот произведений, которые, как предполагают, написал Эпикур, сохранились только фрагменты. Среди источников знаний об этом философе — сочинение Диогена Лаэртского (Лаэрция) «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов» и «О природе вещей» Лукреция Кара. В возрасте 32 лет он основал свою философскую школу, которая первоначально находилась в Митилене (на острове Лесбос) и Лампсаке (на азиатском берегу пролива Дарданеллы), а с 306 года до н.э. — в Афинах. В этом городе Эпикур со своими учениками поселился в купленном им саду (отсюда наименование эпикурейцев: «философы Сада»). Над входом туда висело изречение: «Гость, тебе здесь будет хорошо. Здесь удовольствие — высшее благо».


_____





    Сонет 29 написан в форме, характерной, именно для Шекспира, состоящей из 14 строк пятистопного ямба, заканчивающихся рифмованным двустишием.


По мнению исследователей творчества Уильяма Шекспира, Палью (Camille Paglia) и Франк (Frank), а также по мнению большей части библиографов великого драматурга, Сонет 29 был написан о «молодом человеке» его чувствах и переживаниях. Связанных с тем, что молодой человек, по всей вероятности дворянского происхождения полностью отлучён от двора, что подталкивает его к депрессивному, упадочному настрою.  В его состоянии отверженного, он «в немилости у фортуны и в глазах людских» (Camille Paglia, Break Blow Burn. New York: Pantheon Books, 2005).


Например, у меня при внимательном и неоднократном прочтении текста сонета, сложилось впечатление, что автор сонета, повествующий от 3-го лица, молодого человека, отчасти в виде паттерна передаёт не столько переживания и страдания главного героя, сколько свои, значительно раньше пережитые им самим в годы молодости. Этот нюанс объясняет нарушенную последовательность повествования при переходе из «настоящих» событий в давно «прошедшие». На что обратила своё внимание, например: Элизабет Харрис Сагейзер (Elizabeth Harris Sagaser). Ниже, попытаюсь доступным языком изложить читателю её точку зрения, как учёного, исследователя творческого наследия Уильяма Шекспира, из её монографии на английском (Sasager, Elizabeth H. «Shakespeare's Sweet Leaves: Mourning, Pleasure, and the Triumph of Thought in the Renaissance Love Lyric», English Literary History, The Johns Hopkins University Press 61.1 (1994): 1-26. JSTOR. Web. 27 Oct. 2009).



Но, у читателя Сонета 29 возникает вопрос, — так, что, какие действия привели молодого человека к его состоянию отторжения двором и придворной знатью?  Без всякого сомнения, всему этому должна быть весомая причина! Могу, предположить, что речь идёт об одном из эпизодов из жизни Генри Ризли, 3-го графа Саутгемптона. Пылких и непримиримых критиков этой версии хочу сразу охладить, — это не только моя версия, но и большей части исследователей творчества Шекспира, поэтому не желая повторяться, всем сомневающимся предлагаю внимательно ознакомиться с уже опубликованным моим переводом м анализом Сонета 17 Шекспира.



Итак, Генри Ризли, 3-й граф Саутгемптон — английский аристократ, участник заговора графа Эссекса, один из предполагаемых покровителей Уильяма Шекспира и являлся предполагаемым адресатом сонетов Шекспира из серии «Прекрасная молодёжь» («Fair Youth»).


Генри Ризли, 3-й граф Саутгемптон в 1596 году подал прошение королеве о разрешении участвовать в экспедиции в Кадис, однако ему было в этом отказано. Но в следующем, 1597 году, заручившись поддержкой Государственного секретаря сэра Роберта Сесила (сына своего бывшего опекуна), добился разрешения на участие в экспедиции на Азорские острова. В 1598 году получил разрешение королевы в течение двух лет путешествовать по Европе и отправился в Париж вместе со свитой сэра Роберта Сесила, отправленного, как представителя посольства к Генриху IV во Францию.


    Однако вскоре стало известно, что любовница Саутгемптона, фрейлина королевы и кузина графа Эссекса Элизабет Вернон, ждёт от него ребёнка. Граф тайно вернулся в Лондон на четыре дня, где поспешно заключил брак. Об этом быстро стало известно. Королева пришла в ярость: она не терпела, когда представители аристократических родов и её фрейлины вступали в брак без её согласия. Именно этот момент описан в начальный строках сонета 29. Из чего следует, что возлюбленной молодого Саутгемптона, была фрейлина королевы и кузина графа Эссекса — Элизабет Вернон. Именно за любовь к фрейлине королевы Елизаветы, был он отлучён от двора и был «в немилости у фортуны и в глазах людских». Когда Елизавета потребовала, чтобы Саутгемптон снова вернулся в Лондон, чтобы наказать его. Тот пытался противиться, но неудачно, и в ноябре 1598 года прибыл в Лондон, где был на некоторое время заключён в тюрьму Флит. Его молодая жена также провела некоторое время в заточении.



   Я склонен к версии более правдоподобной что, именно этот момент описан в начальных пессимистических строчках Сонета 29 Шекспира. Затем в 1599 году Саутгемптон воевал в Ирландии. Принимал активное участие в заговоре Эссекса в феврале 1601 года. Вследствие чего, был приговорён к смертной казни. Смертная казнь была заменена на тюремное заключение, которое он отбывал в Тауэре до восшествия на престол Якова I Стюарта в 1603 году. Как многие аристократы того времени, Саутгемптон увлекался театром. «Милорд Саутгемптон и милорд Ратленд», — писал Роланд Уайт сэру Роберту Сидни в 1599 году, — «Не кажут глаз ко двору… Они убивают время в Лондоне, день за днём сидя в театре». Известно, Эдуард де Вер умер 24 июня 1604 г. (прожив 54 года). Что, отчасти свидетельствует о преобладании вероятности выдвинутой мной версии принадлежности исторических событий к переживаниям «молодого человека» и описанным в Сонете 29 Шекспира.



Мы видим на иллюстрации к данному эссе и переводу сонета 29 портрет Генри Ризли, 3-го графа Саутгемптона во время заключения в Тауэре, где видно библию «к небесам, оглохшим с тревогой в бесполезных стенаньях, я взываю». Косвенными подтверждением служит строчка «стремясь получить мастерство… и размах другого», достоверно известно, что Генри Ризли учился в Кембридже (колледж Святого Иоанна) в 1585 году. В 1589 году Саутгемптону была присвоена степень магистра искусств. Не смотря на религиозность автор сонета 29, говорит о том, что взывал «с тревогой» к «оглохшим небесам». Авторская строка, как бы подтверждает предчувствие молодого человека, что все просьбы к небесам обречены на безрезультатность и провал.



— Но так ли, это на самом деле?



Когда молодой человек пошёл наперекор принципам королевы Елизаветы! Вполне очевиден факт, что небеса тут ни причём. Автор сонета в этой строчке, показывает читателю своё дистанцирование от религии, дистанцирование своего творчества. Хотя в эпоху европейского и итальянского ренессанса, многие художники, скульпторы, композиторы, писатели и драматурги выполняли социальные заказы церкви и королей. Легко объясняем факт, что автор всех 154-х сонетов аноним и работает под псевдонимом Ульям Шекспир.



Палью (Camille Paglia) называет средний раздел сонета 29, неким «списком наполовину воображаемых обид». На что, Фрэнк (Frank), в конце концов частично соглашается с её утверждением о «наполовину воображаемом», поскольку, по его мнению, именно «повествующий» сам притягивал на себе несчастья. По его версии, его «несчастья» отчасти являются продуктом его юношеского мышления и излишне поспешных выводов, с некой доминантой «надуманности» проблем (Bernhard Frank, «Shakespeare's 'SONNET 29», The Explicator Volume 64 No.3 - 2006).



— Так ли, обстоят дела на самом деле? Мне показалось очевидным, что большинство современных исследователей, анализируя сонет 29, по понятной причине больше опираются на свои ассоциативные ощущения перекладывая проекции своих чувств на молодого человека главного героя сонета 29. (Camille Paglia, Break Blow Burn. New York: Pantheon Books, 2005).



— Однако, мой семантический анализ не находит никакой «надуманности» в переживаниях автора сонета и молодого человека, описанных в сонете 29. Ибо он действительно несчастен и одинок, так как отлучён не только от двора, где его возлюбленная придворная фрейлина, но и разлучён со своей возлюбленной по приказу королевы.



Элизабет Харрис Сагейзер (Elizabeth Harris Sagaser) выделяет 29-й сонет среди других сонетов «елизаветинской эпохи» тем, что в нем автор, повествующий от имени 3-го лица, то есть молодого человека, является главным объектом внимания читателя. Что отличает монет 29 от многих любовных сонетов того времени, полностью сосредоточенных на объекте любви повествующего или же сокровенных желаниях поэта, как автора. От этого у читателя создаётся впечатление, что стихотворение посвящено женщине, а не повествующему. Однако, Элизабет Харрис Сагейзер (Elizabeth Harris Sagaser) подчёркивает: «Я не имею в виду это... то есть (эти стихи), которые сами по себе о «конкретных» возлюбленных. Но они (возлюбленные), действительно притворяются, и в этом разница». Таким образом она объясняет основное различие, именно то, что сонет 29 значительно отличается от большинства любовных объектно-ориентированных сонетов того времени.


Автор, повествующий от лица молодого человека в Сонете 29 прямым образом признается, что результаты его жизненного опыта остаются его собственными, несмотря на то что независимо от этого он делает в последних двух строчках окончательный вывод. Который звучит на эмоциональном подъёме, как гимн вечной любви.



Тема любви у большинства авторов той эпохи была направлена на то, чтобы прежде всего «задаться вопросом» любви. Что означает, что, хотя большая часть поэтических произведений того времени «искусственно камуфлировалась» авторами под любовную тему, но несмотря на это, в сонете 29 автор, абсолютно «не пытается проделать такое же».


Из аргументаций Элизабет Харрис Сагейзер (Elizabeth Harris Sagaser) становится ясно, что отличительной особенностью этот сонета, является сосредоточение внимания читателя автором сонета на повествующего влюблённого человека, а сонет посвящён эмоциям и переживаниям автора, а не возлюбленного. По мнению, критиков инсайдеров, Элизабет Харрис Сагейзер (Elizabeth Harris Sagaser) обращает внимание на отсутствие категории конкретного времени в последовательности повествования, как «тогда» или «затем», некий временной переход в сюжете сонета 29, от определенного момента: не прошедшего момента, а настоящего (Sasager, Elizabeth H. «Shakespeare's Sweet Leaves: Mourning, Pleasure, and the Triumph of Thought in the Renaissance Love Lyric», English Literary History, The Johns Hopkins University Press 61.1 (1994): 1-26. JSTOR. Web. 27 Oct. 2009).



Можно ли говорить о реальных религиозных ссылках, которые, как могло бы показаться читателю, присутствуют в тексте сонета 29. Например: вначале повествующий заявляет, «к небесам, оглохшим с тревогой в бесполезных стенаньях, я взываю». А ниже тон отчуждения полностью пропадает и повествующий декларирует своё чувство торжества «как жаворонок, появившись на рассвете раннем…над землёй мрачной распевал гимны», отнюдь, не псалмы, а именно гимны! Где автор сонета осознанно создаёт контраст. Далее автор усиливая созданный контраст словами, символизирующими возрождение «у врат рая» влюблённого молодого человека. Некоторым читателям могло бы показаться, что глухие небеса, вначале не слышат взывания «в бесполезных стенаньях». Душевные страдания повествующего оставались без ответа, но вдруг, небеса смиловались, обретя способность услышать его мольбы. Критики сходятся в одном мнении в своих дискуссионных эссе и публикациях, что в Сонете 29 нет религиозной темы, а также отмечают отсутствие каких-либо ссылок на бога.  Несмотря на то, что в ходе повествования, молодой человек находящийся на грани отчаяния упоминает о небесах и райских вратах. Давайте разберёмся в историческом контексте вышеупомянутых символов «жаворонок» и «у врат рая».


В европейской поэзии Нового времени от Сидни до Шекспира и Элиота Филомела означает соловья или жаворонка, либо в прямом значении, либо как символ творческого начала, воплощение истинного поэта.




Краткая справка.




Филомела — персонаж древнегреческой мифологии, дочь царя Афин Пандиона и Зевксиппы, сестра Прокны, Эрехтея и Бута. Ласточку, Пандиониду упоминают уже Гесиод и Сапфо. Миф о ней локализуется либо в Фокиде, либо во Фракии. Жила в Давлиде. Вторая жена Терея, который вырезал ей язык. Чтобы избежать преследований Терея, превратилась в ласточку в городе Давлиде (в другом варианте — в соловья). По другой версии мифа, Филомела, дочь царя Афин, была у своей сестры, Прокны, жены царя Фокиды, Терея. Терей подверг Филомелу насилию, и, чтобы скрыть своё преступление, вырвал у неё язык. Филомела рассказала об этом сестре вышивкой на ткани. Разъярённая Прокна убила своего сына от Терея, Итиса и накормила мужа его мясом. Зевс превратил Филомелу в ласточку, Прокну — в соловья, а Терея — в удода. Более поздние источники (Овидий, Гигин и Аполлодор) в своих произведениях утверждали, что в соловья была превращена Филомела, а в ласточку — Прокна.


Жаворонок — атрибут Цереры (Деметры) богини земледелия, изобилия и земли в Древней Греции. Поэтический аллегорический символ, отражающий состояние ликования. По распространённым приметам, жаворонок весной прилетает первым, то есть он является предвестником весны или изменений. Жаворонок символизирует: союз земли и неба — из-за очень высокого полёта и стремительного приземления, юношеский пыл, порыв радости — утренний пение и полет жаворонка. Богословы считали пение жаворонка радостной молитвой, обращённой к Богу или раю обителью Бога. Как птицу почитаемую, жаворонка запрещалось употреблять в пищу, а убивать считалось грехом. Жаворонок поёт к ясной погоде (сидит, нахохлившись и не поёт, значит к грозе).



Развивая эту же мысль, Пол Рэмси (Paul Ramsey) продолжил утверждение темы: «Сонет 29 красноречиво говорит, что бог разочаровывает и, что молодой человек освобождается (от своих разочарований). Это означает, что стихотворение не религиозное в каноническом смысле слова, а скорее всего является своего рода религией». Рэмси продолжает: «…против этого неба, против Бога, установлено счастливое небо, где жаворонок поёт гимны. Эта поэма — гимн, прославляющий истину, объявленную выше религии». Таким образом, в то время, как Сонет 29 содержит некоторые религиозные ссылки, но Пол Рэмси (Paul Ramsey) утверждает, что «…эти ссылки на самом деле, по своему настрою — являются антирелигиозными» (Ramsey, Paul. The Fickle Glass: A Study of Shakespeare's Sonnets. New York: AMS, 1979).



Не могу согласиться с мнением некоторых критиков, что автор Сонет 29 в сюжете стихотворения показывает себя в состоянии неуверенного и отчуждённого человека, отчуждённого от общества людей. Что он, отражая в тексте сонета свою неудовлетворённость, некую пристыженность, якобы отчаянно завидует окружающим. Но это не так, на самом деле. Примитивные поведенческие шаблоны поведения и переживаний, которые ему приписывались, не были присущи автору сонетов. На самом деле, автор сонета самодостаточен, однако, без чувства самоуверенности, — чувство зависти ему не присуще. Аристократы и бастарды посещавшие постановки его пьес в театре «Глобус» любят его творчество и его , как автора. Они любят не того Шекспира, продавца солода и ростовщика, не умевшего даже писать. А Шекспира, их современника, написавшего гениальные пьесы. Ибо по размаху его творческого потенциала никто не был в состоянии его превзойти. Именно, этот факт вызывал неимоверную зависть, например: у его современника драматурга Грина, а позднее у писателя Бернарда Шоу!



В сюжете, автор сонета 29 в подсточечнике текста акцентирует внимание читателя на мысли, что чувства и переживания главного героя сонета уже некогда давно были пережиты им самим. Главный герой сонета, и есть, то самый предполагаемый молодой влюблённый адресант, к кому обращено это послание.  Однозначно, в сюжетной линии сонета 29 прослеживается некое сопоставление переживаний, а также проведение автором сонета «параллели», сходного поворота судьбы, с некогда происшедшими и пережитыми событиями, самим автором сонета. Ибо, он на 17-ть лет старше предполагаемого адресанта. Очевиден факт, что они были друзьями с детства, так как воспитывались в доме у одного и того же опекуна сэра Уильяма Сесила, он же являлся отцом Роберта Сесила. Все они, были близко знакомы и дружили, поэтому их судьбы так тесно связаны!




Роль соратников Шекспира по театру в создании Первого фолио.




     Соратники Шекспира по труппе решили сами осуществить полное издание его пьес. Этим занялись актёры Джон Хеминг и Генри Кондел, возглавлявшие тогда труппу, при помощи поэта Бена Джонсона. Для напечатания книги был создан своего рода синдикат из четырёх издателей. В него вошли Уильям Джаггард, Эдуард Блаунт, Джон Смитуик, Уильям Аспли.


Для начала надо было выкупить у разных издателей права на пьесы, выпущенные ранее и принадлежавшие теперь по закону им. Это удалось сделать в отношении всех пьес, за исключением одной — «Перикла».


Далее надо было суметь разобраться в текстах и не перепечатывать искажённые «пиратские» издания, появлявшиеся на протяжении всего творческого пути Шекспира. Этим занялись Хеминг и Кондел, которые сами играли в пьесах Шекспира и могли судить о подлинности текстов. Но были ещё восемнадцать пьес, которые вообще не публиковались ранее. О сложности той работы с текстами задачи Хеминг и Кондел писали потом в предисловии к фолио: «Признаем, было бы желательно, чтобы сам автор дожил до этого времени и мог наблюдать за печатанием своих произведений, но так как суждено было иначе и смерть лишила его этой возможности, то мы просим не завидовать нам, его друзьям, принявшим на себя заботу и труд собирания и напечатания его пьес, в том числе тех, которые ранее были исковерканы в различных краденых и незаконно добытых текстах, искалеченных и обезображенных плутами и ворами, обманно издавшими их; даже эти пьесы теперь представлены вашему вниманию вылеченными, и все их части в полном порядке: вместе с ними здесь даны в полном составе и все его прочие пьесы в том виде, в каком они были созданы их творцом». Издание готовилось не менее года. В 1623 году оно вышло в свет.


Сторонники версии Саутгемптона указывают на то, что знакомство с ним Шекспира датируется 1593 или 1594 годами — вероятным временем появления первых сонетов. Сонеты, где старший друг торопит молодого человека с женитьбой, могли быть заказаны Шекспиру родственниками графа в ту пору, когда в жёны Саутгемптону прочили Элизабет де Вир, внучку его опекуна. Сторонники версии, что Шекспир — это граф Ратленд, считают, что адресатом сонетов был Уильям Герберт, родственник Ратленда, который и передал сонеты в печать в 1609 году.




_________


Уильям Герберт, 3-й граф Пембрук (8 апреля 1580 — 10 апреля 1630) — сын Генри Герберта 2-го графа Пембрука и его третьей жены Мэри Сидни. Ректор Оксфордского университета, основатель колледжа Пембрук. В 1623 году вместе со своим братом профинансировал публикацию первого фолио Шекспира. Первое фолио — термин, употребляемый для обозначения первого собрания пьес Уильяма Шекспира (1564—1616), изданного Джоном Хемингом и Генри Конделом (работавшими в шекспировской труппе) в 1623 году под заглавием: «Мистера Уильяма Шекспира комедии, хроники и трагедии. Напечатано с точных и подлинных текстов» («Mr. William Shakespeares Comedies, Histories, & Tragedies»). В эту книгу вошли тридцать шесть пьес Шекспира (Кроме «Перикла» и «Двух знатных родичей»).


_________





Некоторые биографы склонны считать, что посвящение исходит от самого Шекспира, другие — что сонеты опубликованы без ведома автора. Под инициалами W. H. по разным мнениям спрятано имя либо Уильяма Герберта, графа Пембрука (инициалы совпадают полностью), либо Генри Ризли, графа Саутгемптона (инициалы переставлены), либо Уильяма Хетклифа (выпускника Грейс-Инн), либо актёра Уилла Хьюза (версия Оскара Уайльда).



   «Уильям Шекспир, всегда останется для исследователей загадкой, которую до конца невозможно разгадать, и тогда всегда будет возникать очередной вопрос, на которой люди не будут находить ответа. Как на вопрос, — являются ли, сонеты Шекспира полностью автобиографическими?» 2020 © Свами Ранинанда «Сонет 29 Уильям Шекспир»





20.05.2020 © Свами Ранинанда «Сонет 29 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 29»


© Copyright: Свами Ранинанда, 2020


Свидетельство о публикации №120052008521





Сонет 104 Уильям Шекспир, - перевод Свами Ранинанда


Свами Ранинанда

*******************



Poster 2020 © Swami Runinanda «William Shakespeare Sonnets 104»


Portrait of Elizabeth Vernon, Countess of Southampton


Portrait of Elizabeth Vernon (c. 1590–1600) attributed to Marcus Gheeraerts the Younger


_____________





  Произведения Шекспира, со времён написания всегда были предметом бесконечных жарких споров в среде литературоведов, филологов и исследователей нескольких поколений. Однако, даже при наличии множества мнений творческое наследие великого драматурга и его биография остаётся для ныне живущих предметом изучения. Несмотря на это природа человека заключается в познании окружающего мира. Что заставляет человечество переосмысливать предыдущие знания, внося изменения в старые. Этот процесс продолжается, ибо сонеты и пьесы Уильяма Шекспира будоражат умы и ныне, вдохновляют и служат материалом для создания новых произведений в музыке, литературе и живописи. Не в этом ли, доказательство его необычайной привлекательности.



  Хорошо помню, как в рецензии к переводу одного из переводчиков Сонета 104 Шекспира в интернете оставил отрывок перевода завершающих строк сонета 104:



Hath motion and mine eye may be deceived:


For fear of which, hear this, thou age unbred;


Ere you were born, was beauty’s summer dead.



Движением обладая и глаз мой мог обманчивым быть:


Из страха, перед которым услышь это, безродности твой век;


Ещё до твоего рождения красавицы лето умерло, человек!



   В тот момент, отнюдь не из желания оспаривать, как мне показалось весьма неудачного и посредственного перевода высокомерно настроенного автора. Причина моей заинтересованности в содержании трёх завершающих строчек сонета 104 заключалась совершенно в другом. Эта часть текста автора сонета на языке оригинала при правильном переводе на русский, полностью опровергали критику известного английского писателя, о чём более развёрнуто поясню ниже. Честно говоря, для меня это было, как маленькое открытие, словно некое откровение, переданное автором сонета через века, которое послужило мотивацией для перевода сонета 104. Язвительное и высокомерное отношение автора к моей критике, которое было передо мной на этом обсуждении уже не имело существенного значения.


Но посмотрев с другого угла зрения, а именно позиции психоаналитика я обнаружил примитивный мир атавизма мещан-обывателей. Что получило дополнительным более мощным стимулом для реализации задуманного. Поэтому, привожу некоторые мои выводы при беспристрастном рассмотрении мира «околошекспирья» на одном из русскоязычных литературных порталов.



Не получив конкретного и внятного ответа на свою рецензию. И мне пришла мысль: «В чём персональная проблема этого автора перевода, с которым я пытался вступить в диалог?». Но с подобным явлением уже неоднократно сталкивался как в жизненных ситуациях, так и в виртуальном пространстве, когда, говоря на одном языке, а именно русском мы абсолютно не понимаем друг друга. Можно допустить, что эта неприглядная ситуация, как лакмусовая бумага проявляет издержки пренебрежительного положения друг к друга в обществе или воспитания автора перевода сонета, недостаточный запас знаний, характеризуя интеллект, не достигший зрелости. Однако, это могло бы быть проявлением элементарной трусости, когда слабак непрофессионал, не нашедший достаточно доводов, побоялся вступить в дискуссию со мной.


   Но увидев большое количество отзывов наполненных восхищением людей, не имеющих никакого отношения к литературе всё, стало ясно, как божий день! Без всякого сомнения, — это был способ самовыражения, словно некая отдушина в серой и унылой реальности, в конце концов время провождения сообщества современных графоманов. А автор струсивший, и не нашедший доводов достойно ответить мне, всего лишь купался в лучах кратковременной славы, которую он, сам создал и всеми фибрами своей души и тела пытается растянуть.


  Сейчас очень модно в интернете на бесчисленных порталах и сайтах с названием «литературный» переводить сонеты Шекспира. Таким образом, любой кухонный поэт или поэтесса находят высшее самоудовлетворение писаки. Таких в интернете, хоть пруд пруди, — пытаться вступить с ними в дискуссию, равно, что ломать копья борясь с мельницами.



  Известно, что термин «бардопоклонство» в интерпретации Бернард Шоу, был получен  из спонтанного сочетания слов «бард и служение», исходя из греческого слова «богослужение» пророчицы Сивиллы Кумской богу Аполлону по Вергилию, был придуман английским писателем Джорджем Бернардом Шоу в предисловии к его сборнику «Три пьесы для пуритан», опубликованной в 1901. Где Бернард Шоу заявил, что не любит Шекспира, как мыслителя и философа, потому что последний не занимался социальными проблемами, как Шоу в своих пьесах.


  Из вышеизложенного следует, что утверждения и критика Бернард Шоу о том, что Уильям Шекспир не затрагивал в своих произведениях, темы социальных проблем выглядят крайне неубедительными и более того, — несостоятельными. Современному человеку, живущему в 21-м века необычайно трудно понять, какое большое значение в жизни простолюдина имело его происхождение, а именно тема безродности (unbred). По этой причине, у большинства исследователей творчества великого драматурга процесс осмысления этого явления проходил по разному руслу, — у каждого по-своему, соразмерно интеллектуального потенциала каждого. Это привело к тому, что в их понимании, и как следствие в переводах на русский укоренилось упрощённое восприятие оригинального текста. В итоге в переводах на русский, текст оригинала сонетов, был искажён почти до неузнаваемости. Поэтому предоставляю читателю свой перевод с семантическим анализом сонета 104 Уильяма Шекспира.



   Фокусируя внимание читателя на исторические событиях, попытаюсь показать истоки превращения Англии в Великобританию, как ведущую колониальную империю. Детерминировано приведшие Англию к «золотому веку» елизаветинской эпохе, эпохе расцвета литературы, поэзии, драматургии и искусства.





© Translated by Swami Runinanda


© Перевод Свами Ранинанда



__________


Original text:


__________





To me, fair friend, you never can be old,


For as you were when first your eye I eyed,


Such seems your beauty still. Three winters cold


Have from the forests shook three summers' pride,


Three beauteous springs to yellow autumn turned


In process of the seasons have I seen,


Three April perfumes in three hot Junes burned,


Since first I saw you fresh which yet are green.


Ah yet doth beauty, like a dial-hand,


Steal from his figure, and no pace perceived;


So your sweet hue, which methinks still doth stand,


Hath motion, and mine eye may be deceived:


For fear of which, hear this, thou age unbred;


Ere you were born was beauty's summer dead.




— William Shakespeare Sonnet 104


______________



2020 © Лит. перевод Свами Ранинанда, Уильям Шекспир Сонет 104



 *                *                *



Для меня, прекрасный друг, ты не станешь старым никогда,


Такой же ты, как был, когда впервые твой взгляд увидел я,


Ещё такой же, оказалась ваша красота. Пока, трёх зим мерзлота


Сотрясала с лесов трёх лет тщеславие, надменную спесь!


Прекрасные три весны, превратились в жёлтую осень.


Со сменою сезонов хода, увидел я: — О, неужели!..


Как три Апреля благоухающих в Июнях жарких трёх сгорели,


С тех пор, как я вас увидел свежим, пока не позеленели.


Ах, всё же красота осталась, как стрелка циферблата,


Укради у неё рисунок, и никакого не заметишь темпа;


Как твой оттенок нежный, мне кажется, до сих пор стоит,


Движением обладая, и глаз мой мог обманчивым быть;


Из страха, перед которым услышь это, безродности твой век:


Ещё до твоего рождения красавицы лето умерло, человек!




*                *                *



  Copyright © 2020 Komarov A. S. All rights reserved


Swami Runinanda Jerusalem 07.07.2020


_______________________________





Сонет 104 — это романтический сонет, который посвящён разрушительной силе времени из серии сонетов «Прекрасная молодёжь» («Fair Youth»). Когда каждый человек, не зависимо от его состояния или социального статуса стареет и теряет красоту, но есть такие люди, у которых по истечению времени красота остаётся неизменной. Автор сонета взяв опорную тему из древнеримской поэзии мастерски использует литературные приёмы, описывая в виде примера разлуку со своим другом. Адресант, он же главный герой сонета и близкий друг, который значительно моложе его, и к которому он обращается с необычайной лирической нежностью.


Автор сонета откровенно восхищается тем, что его друг сохранил свою юношескую внешность за то время, в течении которого они были в разлуке. Можно ли, утверждать, что разлука надуманна, в тоже время является литературным вымыслом?


— Отнюдь, это не так!


Искренность автора сонета не вызывает никаких сомнений, что видно из содержания текста повествования.


Сонет был предназначен для адресанта, с которым автор сонета очень давно знаком и очень близок.


— Но можно ли, утверждать, что взаимоотношения автора сонета с адресантом сложились, как отношения двух мужчин геев? Пользуясь ссылкой на Горация: «...я отрезвился от любви к Инахии — третий декабрь с той поры листву с деревьев стряхивал...». Учитывая бисексуальную ориентацию Горация, в традициях римских патрициев, — где следует следующее «…к мальчикам страсти огонь зажечь иль к нежным девушкам»? Горацию во время написания было около 25-27-ми лет, а Инахия — это юноша, который моложе его. Гораций имел ввиду не разлуку с Инахией, а наоборот длительный срок влюблённости в Инахию, во время трёхлетнего военного похода римлян.


Но можно ли, провести параллели в схожести сюжета сонета 104 Шекспира с поэзией Горация?


— Ни в коем случае, нет!


Это дружба, наполненная нежной любви, скорее всего братской, они воспитывались и провели своё детство в одном доме опекуна. Которому королевским указом было предписано воспитывать и обучать всем наукам их, потерявших своих родителей в раннем детстве. Автор сонета старше своего адресанта, независимо от этого у них обоих дворянские титулы, переданные им по наследству от родителей. Итак, предполагаемый автор сонета 104 Эдуард де Вер в 1567 году осиротел в возрасте 12 лет, когда умер его отец, и мальчик унаследовал титулы графа Оксфорда и лорда великого камергера.19 декабря 1571 года де Вер женится на 15-летней дочери Сесил Анне.


Предполагаемый адресант сонета Генри Ризли Саутгемптон, которому тогда было восемь лет, в начале 1582 года переехал жить в Сесил-Хаус на Стрэнде, в дом своего опекуна сэра Уильяма Сесила. Автор и адресант получали образование, воспитывались и жили до совершеннолетия в доме сэра Уильяма Сесила, согласно указу королевы. Не стоит забывать, что дочь Эдуарда де Вера от его жены Анны Сесил была помолвлена с Генри Ризли Саутгемптоном как раз в то время, когда, как полагают большинство исследователей, были написаны первые сонеты Шекспира. Согласно моей версии, это событие послужило мотивацией для написания серии сонетов «Прекрасная молодёжь» («Fair Youth»).



 Сонет 104 — это лирические наполненные лирикой братской любви, нежные строки о крепкой мужской дружбе двух мужчин из разных дворянских родов. Где автор сонета вспоминает свои тёплые воспоминания о их первой встрече. Эта встреча произошла по всей видимости в дому их опекуна, и без всякого сомнения их настоящая мужская дружба проверена годами. Использования автором сонета 104 паттерна, который органически вписывается в контекст, создавая ощущение движения во времени. Тогда автор приводит сопоставление и сравнение межсезонных изменений в течении трёх лет с временем разлуки с адресантом сонета и его внешним обликом, а также с его неизменной красотой.


Но это привело к великому сожалению, к многочисленным утверждениям исследователей о гейской любви, с чем я абсолютно не согласен. Такой чересчур упрощённый подход не вписывается в брутальную шекспировскую эпоху, где за оскорбление чести можно было поплатиться жизнью.


  Чувства и переживания, которые закладывал Шекспир в содержание сюжета при написании этих строк значительно глубже и тоньше, чем могло показаться креаторам современных неординарных версий.



   Характерно то, что Шекспир в свойственной ему манере завершая повествование сонета, как бы уходит от основной темы. В финальных двух строках сонета в виде обращения к читателю всплывает тема происхождения человека простолюдина. Тот есть тема безродности (unbred), по моему мнению это финальная тема «безысходности».


Вне всякого сомнения, последние две строчки адресованы не главному герою сонета, ибо он благородного происхождения, а совершенно другому мужчине.


   Именно, такая судьба выпала любому родившемуся безродным бастардом, который устал от борьбы за достойное отношения к нему со стороны представителей дворянства, имеющих дворянские титулы. Его век безродности, — это «де-факто», длительностью в целую жизнь. Безродность (unbred) делает жизнь бастарда безысходной, без единого шанса на карьеру и богатство. По существу, эти слова характеризуют главную социальную проблему екатерининской эпохи: «...услышь это, беспородности твой век; ещё до твоего рождения красоты лето умерло, человек»! («...hear this, thou age unbred; ere you were born, was beauty’s summer dead»). Но, что заставляет автора сонета возмущённо обращаться к читателю через две строки завершающие сонет 104? Очевидным фактом является то, что автор сонета, являясь дворянином, и имея престижную должность при дворе королевы находит слова возмущения по поводу социального неравенства в обществе. Что дополнительно подтверждает версию, о том, что такое мог написать и опубликовать обширным тиражом, человек пишущий под псевдонимом, то есть — аноним.


  В екатерининскую эпоху у простолюдина ещё до его рождения умерло лето, приносящее плоды его деятельности «красавицы» жизни, то есть яркой и плодотворной жизни, — резюмирует автор сонета.


Можно задаться вопросом: «Почему автор сонета переключает внимание читателя на тему безродности (unbred)? В тоже время читателю становится понятно, что эта тема не направлена на адресанта сонета, ибо адресанта не затрагивает эта тема, он от рождения дворянин. Но, некоторым образом, опосредованно связана с ним. Становится понятной мотивация автора сонета, и очевидная направленность последних двух строчек сонета, где автор фокусирует внимание читателя на основную социальную проблему эпохи, в которой жил.



  Но как, при упрощённом переводе передать читателю, что строчки посвящены адресанту, его неизменной красоте и обаянию? Где настоящая природная красота лица, облика и грация рождены чистотой чувств и помыслов адресанта сонета, не имеющих срока годности.


 Сюжет и тема сонета построены, на свойстве природы, как стихии к преобразованию самой себя, так и окружающего мира включая людей. Разрушительное свойство времени является основной темой для практически всех сонетов Уильяма Шекспира.


Некоторая часть исследователей творчества Шекспира утверждают, что поэт, обращается к своими воспоминаниям о первой встрече с адресантом сонета, как некой первоначальной опорной точке при написании этого сонета. Расхожая версия, в среде некоторых исследователей о якобы гомосексуальной страсти, которую автор сонета проецировал на молодого мужчину (Генри Ризли, 3-й граф Саутгемптона), по моему мнению не выдерживает никакой критики.


   Многие исследователи творчества Шекспира пытались установить действительную дату написания сонета и подлинную личность любовника Шекспира, как они полагали. Но ссылки на «три года», в течении которых нежная дружба продлилась до момента завершения оказались полностью несостоятельными. Некоторые утверждали, что это определённо относит нас к лету 1594 года, а упомянутые «апрель» и «июнь» относятся к 1592, 1593 и 1594 годам. Для сторонников идеи, что Саутгемптон был любовником, и якобы ему было бы восемнадцать, когда они встретились, и двадцать один, когда Шекспир написал Сонет 104. Однако критики категорически против, именно этого метода хронологических датировок, так как их слишком много. Создатели многочисленных версий были уверены, что использование автором сонета 104, слова «три» можно считать, всего лишь поэтическим приёмом или условностью, к которой обращается автор сонета, чтобы привлечь внимание читателей сонета. Попытаюсь кратко поставить точки над «и», опровергнув беспорядочные версии с помощью, выдвинутых аргументов.



    В сонете 104 указан период трёх лет разлуки автора сонета и его предполагаемого адресата. Когда наконец в 1598 году Генри Ризли, 3-й граф Саутгемптон получил разрешение королевы в течение двух лет путешествовать по Европе и отправился в Париж вместе со свитой сэра Роберта Сесила, отправленного, как представителя посольства к Генриху IV во Францию. До этого он в 1596 году, уже подавал прошение королеве о разрешении участвовать в экспедиции в Кадис, однако ему было в этом отказано. Но в следующем, 1597 году, заручившись поддержкой Государственного секретаря сэра Роберта Сесила (сына своего бывшего опекуна), добился разрешения на участие в экспедиции на Азорские острова.


Однако, вскоре стало известно, что любовница Саутгемптона, фрейлина королевы и кузина графа Эссекса Элизабет Вернон, ждёт от него ребёнка. Граф тайно вернулся в Лондон на четыре дня, где поспешно заключил брак с кузиной графа Эссекса — Элизабет Вернон.


Именно, за любовь к фрейлине королевы Елизаветы, Генри Ризли, 3-й граф Саутгемптона был отлучён от двора и был «в немилости у фортуны и в глазах людских», о чём я писал ранее в переводе и анализе сонета 17.


Итак, 30 августа 1598 года Элизабет Вернон тайно вышла замуж за Генри Ризли, 3-й граф Саутгемптона, который является предполагаемым адресантом сонета. Свадьба состоялась после того, как Элизабет обнаружила, что беременна. Узнав об этом, Королева дала приказ запереть беременную Елизавету Вернон под домашним арестом. Её муж по приказу королевы Елизаветы был заключён в тюрьму Флит, а после освобождения супруги были отлучены от двора и лишены права пользоваться благосклонностью королевы.


  В период беременности Элизабет писала в письме к своему мужу, обращаясь с просьбой: «…купить ей корсаж из алого сукна, подбитый плюшем, чтобы не замерзала во время верховой езды», а также, чтобы привёз свой портрет, «очень изящно выполненный».




Особенности литературных приёмов в зарождении английского романтизма.



   Характерно, что использование автором сонета ярких литературных образов с помощью приёмов сделало его хорошо узнаваемым и почитаемым среди читателей в течении нескольких веков. Там образом, автор создал неповторимый образный язык, присущий только самому Шекспиру. Этот образный язык необычайно эмоциональный и усиленный литературными приёмами для того, чтобы подчеркнуть неординарность сюжета, утончённую незабываемость каждой строки сонета. Некоторые исследователи творчества Шекспира находят, как им показалось схожесть английского романтизма, ярким представителем которой является Ульям Шекспир с итальянским романтизмом Петрарки. На это мнение могу сказать одно, Шекспир сам по себе является неповторимым лириком, романтиком и драматургом в одном лице. Вероятнее всего Шекспир не был знаком с лирикой Петрарки, и это видно по структуре построения сонета, строка не имеет никаких признаков схожести, так как строки сонета 104 неповторимы изящной утончённостью.



 Краткая справка.



Франческо Петрарка (итал. Francesco Petrarca, 1304—1374) — итальянский поэт, глава старшего поколения гуманистов, один из величайших деятелей итальянского Проторенессанса, ученик Варлаама Калабрийского. Римский сенат и Парижский университет, в 1341 году, объявили Ф. Петрарку лауреатом.


  Характерен, факт биографии Петрарки, — от отца по наследству он получил, только оригинал рукописи сочинений Вергилия. Сам Петрарка относился к свои стихам с долей некоторого пренебрежения, как к «пустякам», рифмованным «безделушкам», которые, как он описывал позднее: «...не для публики, а для себя... стремясь хоть как-нибудь, не ради славы, облегчить скорбное сердце». Непосредственность, утончённая искренность и романтизм стихов Петрарки, особенно в его сонеты, обусловили необычайное их влияние на творчество поэтов современников и последующее творчество более поздних поэтов и писателей. В одном из сочинений, поэме «Триумфы» («Trionfi») поэт аллегорически изображает победу любви над человеком, целомудрия над любовью, смерти над целомудрием, славы над смертью, времени над славой и вечности над временем.


Петрарка создал по-настоящему художественную форму для итальянской лирики, поэтому можно констатировать факт поэзия Петрарки впервые отрывает из внутри историю индивидуальных чувств и переживаний конкретного человека. Что является характерным этапом мировой литературы, объединяющим лирику Петрарки с поэзией Шекспира.




Доминирующий литературный приём сонета 104 — анафора.



Анафора (греч. anaphora — вынесение вверх) — стилистический приём, когда в начале каждого ряда стиха, строфы или фразы повторяются одни и те же слова, элементы или звуки.


   В сонете 104 анафора применена автором с использованием слова «три». Это слово повторяется в строках 5 и 7 с дополнением деталей в виде других приёмов.


Шекспир в строчках «...пока, трёх зим мерзлота сотрясала с лесов трёх лет тщеславие, надменную спесь» как бы продолжил и развил тему, раннего древнеримского поэта Квинта Горация Флакка одного из его произведений, — это Эпод XI: «...третий декабрь с той поры листву с деревьев стряхивал». Но нашлись исследователи Шекспира, которые настойчиво отстаивали позицию, литературного приёма в сочетании двух слов «трёх лет», якобы как заимствование библейской темы троицы, с чем не могу согласиться. Ибо эту версию расцениваю, как элементарное незнание истории литературы, а именно раздела древнеримской поэтической лирики. Для внесения ясности привожу отрывок из Эподов:



Эпод XI



«Любовью той, что ищет пуще всех во мне


К мальчикам страсти огонь зажечь иль к нежным девушкам.


Я отрезвился от любви к Инахии —


Третий декабрь с той поры листву с деревьев стряхивал...»



(Квинт Гораций Флакк. Собрание сочинений СПб, Биографический институт, Студия биографика, 1993 OCR Бычков М.Н.).



Хочется отметить, что Эподы XI, XIII, XIV, XV отличаются от остальных и образуют особую группу, где нет ни политики, ни язвительности, насмешек и сарказма, свойственных ямбографии Горация. Они отличаются особым настроением, где Гораций пробует силы в области, так называемой «чистой лирики», поэтому эподы написаны не чистым ямбом, а квази-логаэдическими стихом.



Краткая справка.



Квинт Гораций Флакк (лат. Quintus Horatius Flaccus), часто просто Гораций (8 декабря 65 до н. э., Венузия — 27 ноября 8 до н. э., Рим) — древнеримский поэт «золотого века» римской литературы. Его творчество приходится на эпоху гражданских войн конца республики и первые десятилетия нового режима Октавиана Августа.



   Автор сонета сопоставляет чувства молодого человека с проявлениями природы через ассоциативные образы сезонов года, где возникает ощущение динамики течения времени в не разрывной связи прошлого, настоящего и будущего. Этот литературный приём характерен для сонетов Шекспира, о чём уже писал ранее в переводах сонетов.



  В сонете 104 были использованы необычные литературные приёмы, например: сравнение «ах, все же красота осталась, как стрелка циферблата…». Например, олицетворение: «…пока, трёх зим мерзлота сотрясала с лесов трёх лет тщеславие, надменную спесь», где автор имеет ввиду не три года, а «три лета». Продолжая перечисление приёмов, хочу отметить утончённость следующей строки «…прекрасные три весны, превратились в жёлтую осень», здесь происходит сопоставление сезонов с изменениями внутреннего мира молодого человека в течении данного промежутка времени.


   Жёлтая осень — это время сбора урожая, то есть время сбора плодов своей деятельности после прожитой жизни, таким образом автор подчёркивает важность жизненного цикла человека. Важность того, что человек оставит после прожитой им жизни другим живущим людям.


   Движение времени продолжает изменять природу посредством смены времён года, время параллельно продолжает вносить изменения во внутренний мир адресанта сонета через олицетворение переживаний автора «…как три Апреля благоухающих в Июнях жарких трёх сгорели». До чего красиво звучит эта строка, наполненная утончённой поэтической лирикой!


  Автор, как бы подводит черту, сопоставляя движение стрелки циферблата с течением времени, подчёркивая главное свойство времени — это его невидимость, и очевидную иллюзорность «…как стрелка циферблата, укради у неё рисунок, и никакого не заметишь темпа». Необычность данного литературного приёма с использованием темы циферблата и стрелок часов, неоднократно находила применение у последующих писателей и поэтов.



Краткая справка.



    Историки определили, что начали использовать механические часы в Европе на рубеже XIII—XIV веков.


Башенные колёсные часы стоит назвать первым представителем механического поколения измерения времени, — стоит выделить некоторые из них.


Из ранних механизмов, таких как башенные часы в Вестминстерском аббатстве в Англии (1288 г.), в храме Кентербери (1292 г.), в Флоренции (1300 г.), к сожалению, ни один не сумел сберечь имена их создателей, оставшись неизвестными.


В 1402 году были сооружены Пражские башенные часы, оснащённые автоматически подвижными фигурками, которые во время каждого боя курант отображали определённый набор движений, олицетворяя историю. Самая древняя часть Орлоя — механические часы и астрономический циферблат, была реконструирована в 1410 году. Каждая составляющая деталь была произведена часовым мастером Микулашем из Кадани по проекту астронома и математика Яна Шинделя.


Первые карманные часы были сделаны ориентировочно в 1510 году благодаря механику из немецкого города Нюрнберга — Петеру Хенлейну. Главной особенностью прибора стала заводная пружина. Модель показывала время с помощью всего одной стрелки, демонстрируя приблизительный период времени. Корпус был изготовлен из позолоченной латуни в форме овала, в результате получив название «Нюренбергское яйцо».




Авторская ирония и метафора иллюзорности времени в тексте сонета.



   Хочу отметить метафору, которая носит шутливо иронический характер. Автор хорошо осведомлён, он в курсе дела о том, что происходило, намекая подсказывает события, которые происходили с адресантом сонета: «…с тех пор, как я вас увидел свежим, пока не позеленели», как например, зелёный мох каменных стенах у входа в тюрьму Флит. Отсутствие чувства воображения у переводчиков на русский язык сонета 104, не умение увязать хронологические события, мешают уловить, вполне очевидные вещи. Но это не главная проблема при небрежном переводе сонета, узость мировоззрения создала обманчивое ощущение исключительности у авторов переводов, по причине их самоуверенности в неоспоримой правоте. Таким образом понять подстрочник сонета некоторым было не по плечу, по причине невозможности охватить и понять глубже кругозор автора в кругу его интересов.



   Очевидная иллюзорность времени в повествовании автора сонета проявляется во всей красе, когда Шекспир раскрывает секреты времени, как субстанции. Где создаётся иллюзия сохранения статичности образа человека из прошлого, даже при длительном его отсутствии, автор сравнивает стрелку циферблата в движении с образом молодого человека: «…как твой оттенок нежный, мне кажется, до сих пор стоит», «движением обладая, и глаз мой мог обманчивым быть»!


Характерной строкой, как красной линией автор сонета, с помощью литературного приёма гипербола завершает сонет 104: «…ещё до твоего рождения красавицы лето умерло, человек». Последние три строки сонета посвящены не адресанту сонета, так как адресанта не затронула проблема «безродности», он от рождения имеет дворянский титул и немалое состояние, перешедшее ему по наследству. Автор сонета завершает сонет и затрагивает одну из самых злободневных проблем — это социальная проблема.



Однако, предыдущая строчка, даёт возможность приблизительно понять, кому посвящены последние две строчки сонета. Так как являются подсказкой, если быть точнее двумя подсказками: «…движением обладая, и глаз мой мог обманчивым быть».


Во-первых, очевидным фактом является, что это человек хорошо образованный, но не благородного происхождения. Без всякого сомнения он вхож во дворец королевы, приближенный ко двору и лично знаком со всеми придворными. Во-вторых, автор сонета не однозначно намекает в этой строке на внешнюю схожесть этого человека на адресанта сонета, которому посвящены сонеты из серии «Прекрасная молодёжь» («Fair Youth»).


  Использование образности, дало возможность автору сонета передать читателю грани утонченности чувственного языка, который в воображении читателя при осмыслении передаёт дополнительные ассоциативные ощущения. Особенностью сонета является то, что на все ассоциативные ощущения, переданные через образы, дополнительным слоем наложенные ощущения, которые передаются через органы чувств, включая интуицию автора. Автор предвидит, что проблема безродности, как явление социального неравенства, в конце концов будет снята с повестки дня у будущих поколений.




Символы, как производные, формирующие сюжет сонета 104.



    Символ — это графический, письменный, голосовой или физический объект, который представляет собой другой. Символ — это использование объекта или действия, которое означает нечто большее, чем его буквальное значение. Символы, используемые в сонете 104, — это смена времён года и месяцев, такие как слово зима, лето, осень, апрель и июнь. Он символизирует, что красота всегда движется вперёд, как время на часах, или мы можем сказать, что красота будет медленно меняться во времени.



   Итак, общий контекст и подстрочник этого сонета заключаются в том, как мы ценим красоту нашего друга, которого мы давно знаем, и как красота осталась, но это другая красота, которая со временем обрела оттенки присущие смене времён года. Братская любовь, проверенная временем, оставила неизменными общечеловеческие ценности, уверен автор. Первоначально сказанные слова автор сонета приобретают новое звучание, что «как твой оттенок нежный… до сих пор стоит», красота его друга, адресанта сонета 104. Но следующим шагом сопрягая красоту человека красотой проявлений природы в смене сезонов, подтверждает, что не зависимо друг от друга красота «прекрасного друга» и очарование природы, остаются неизменными. Читателю может показаться, что это разновидность комплемента в адрес молодого человека, но это не так. Сопоставление природы и человека, доказывают неразрывную связь человека и природы, являясь символом единства человека и природы.



   Но человеку свойственно ошибаться осознавая, что красота природы циклична и имеет тенденцию к изменению, смене времён года согласно. При этом природа, включая внешность «прекрасного друга», обладают качеством очаровательной красоты в любой сезон, так как истинная красота остаётся неизменной в любом возрасте. Не искушённому читателю при прочтении могло бы показаться, что автор не беспристрастен в изложении сюжета, так как его страх перед временем, является очевидным фактом. Напрашивается вывод, что автор проецирует свои чувства, ранее пережитые самим собой на адресанта. Конкретного молодого человека, который существовал в реальности и с которым был в близких отношениях автор сонета. Искусственно созданная версия об вымышленном литературном герое в серии сонетов «Прекрасная молодёжь» («Fair Youth»), терпит полный крах.


   Бытует предположение ряда исследователей творчества Шекспира, что на тему сюжета и подачу теста сонета 104 оказывал значительное влияние итальянской романтизм в литературе и поэзии. Однако, это не так, ввиду несоответствия с реальной действительностью.


  Сонет 104 — это лирическое повествование о романтической красоте дружбы, что связывает его с темой большинства литературных произведений елизаветинской эпохи, эпохи зарождения английского романтизма в поэзии. В строке «…как твой оттенок нежный, мне кажется, до сих пор стоит» автор сонета одухотворяет свои воспоминания, тем самым подтверждая магическую способность памяти в сохранении образов через органы чувств в статически неизменной форме.


  Это об явлении, происходящем на тончайшем уровне, оно, словно высшая математика сферы сверхчувственного восприятия автора, абсолютно непонятая многими переводчиками на русский. Словно связующей нитью пронизывает весь сонет от начала до конца.



Сонет 104 отображает некое состояние неповторимости, чего-то незабываемого, что происходило в шекспировскую эпоху. То, что уже никогда не сможет повториться по истечению времени со следующим поколением. В последних двух строках сонета это усиливается, когда после прочтения возникает внутреннее предчувствие «неповторимости», и как послевкусие, только нарастает по истечению некоторого времени.


  При семантическом анализе набор слов: «услышь это» — это вариация фразы «услышь себя», как возглас, обращение автора к читателю через века, которое провозглашает, предупреждая о чём-то очень важном для читателя.




Реформация, как решающий фактор прихода «золотой эпохи» правления Елизаветы I.



Приход «золотой эпохи» — это время правления Елизаветы I, когда, произошёл расцвет просветительства, литературы, драматического искусства и живописи. Драматические произведения Уильяма Шекспира стали доступны простолюдинам, в театре «Глобус», так как стоячие места были бесплатными. Общественный подъем в период «золотой эпохи» стал возможен благодаря Реформации в Англии и как следствие экономическому росту. Величайшим и ярким представителем английской литературы и драматургии был и остаётся Уильям Шекспир. Своими драматическими произведениями Шекспир сделал революцию в мировой драматургии, заложив основы просветительства и гуманизма.


Период до брачного адюльтера и препятствия к заключению брака между Генрихом VIII и Анной Болейн сыграли решающее значение и заложили предпосылки к отделению Англии от юрисдикции Ватикана, а также прихода эпохи Реформации. Фактически Генрих VIII был в повешенном состоянии, когда, находясь в законном браке с Екатериной Арагонской, вёл любовную переписку и флиртовал с Анной Болейн. Это был тупик, поэтому Генрих VIII, желая как можно скорее аннулировать свой брак с Екатериной Арагонской, подал в 1527 году первое письменное прошение главе Ватикана Папе Клименту VII.


Любовные письма короля доказывают, что  отношения между Генрихом VIII и Анной Болейн носили характер чисто неконсуммированной связи,  оставаясь  такими же весь период вплоть до его брака на Анне ( от ред.: достоверно известно, что оригиналы писем из любовной переписки между Генрихом VIII и Анной Боленйн  ныне хранятся в архивах Ватикана). Большое значение в подготовительном периоде к переходу к Реформации в Англии сыграли формулировки из Библия Тиндейла. Предположительно, предложила Анна Болейн, как интересант в виде аргументаций из дословного перевода с арамейского Тиндейла. Эти аргументации послужили серьёзным поводом для разрыва предыдущего брака Генриха с Екатериной Арагонской игнорируя официальное разрешение на развод от Ватикана.



Краткая справка.



Библия Тиндейла обычно относится к своду библейских переводов Уильяма Тиндейла (ок. 1494—1536). Библия Тиндейла считается первым английским переводом, работающим непосредственно с древнееврейских и греческих текстов. Кроме того, это был первый английский перевод Библии, который был массово выпущен в результате новых достижений в искусстве печати.


Следует отметить, что термин «Библия Тиндейла» не совсем корректен, потому что Тиндейл никогда не публиковал полную Библию. Эту задачу выполнил Майлз Ковердейл, который дополнил переводы Тиндейла своими собственными и в 1535 году выпустил первую полную печатную Библию на английском языке. Перед казнью Тиндейл закончил перевод всего Нового Завета и примерно половины Ветхого. Из последнего Пятикнижия, Откровения от Иоанна и переработанная версия Книги Бытия уже были опубликованы при его жизни. Другие ветхозаветные труды Тиндейла были впервые использованы при создании главы Библии от Матфея, а также оказали сильное влияние на все последующие крупные английские переводы.


Первым шагом к узакониванию будущего брака было то, что 1 сентября 1532 года Генрих наделил Анну титулом маркизы Пембрук по собственному праву, соответствующему статусу будущей королевы. Таким образом, по уровню значимости титула Анна Болейн стала знатнее прочих дворян. В 1534 году парламент принял «Акт о супрематии» (англ. Act of Supremacy), по которому Генрих был провозглашён главой Церкви Англии. Разрыв с Римом был завершён. Не являлось секретом то, что Анна Болейн поддерживала и покровительствовала евангелистам и тем, кто был готов развивать идеи Уильма Тиндейла. Одному из протестантских реформаторов, Мэттью Паркеру, она доверила заботу о дочери (Елизаветы, будущей королевы Англии) перед своей смертью.


Великая Библия 1539 года была первым официальным изданием Библии на английском языке, разрешённым королём Англии Генрихом VIII для чтения вслух на церковных службах Англиканской церкви. Великая Библия была подготовлена Майлзом Ковердейлом, работавшим по поручению Томаса, Лорда Кромвеля, секретаря Генриха VIII.


Великая Библия включает в себя многое из Библии Тиндейла, с пересмотренными нежелательными чертами. Поскольку Библия Тиндейла была неполной, Ковердейл перевёл оставшиеся книги Ветхого Завета и апокрифы из латинских Вульгат и немецких переводов, вместо того чтобы работать с оригинальными греческими, еврейскими и арамейскими текстами. Несмотря на то, что она называется Великой Библией из-за её большого размера, она известна также под несколькими другими именами: Библия Кромвеля, так как Томас Кромвель руководил её изданием; Библия Уитчерча после её первого английского печатника; Библия в цепях, поскольку она была закована в цепи, чтобы предотвратить удаление из церкви. Его менее точно назвали Библией Кранмера, поскольку, хотя Томас Кранмер не был ответственен за перевод, предисловие к нему появилось во втором издании.


Английская Реформация произошла в Англии XVI века, когда Англиканская церковь откололась от власти Папы Римского и Римско-Католической Церкви. Эти события были отчасти связаны с более широкой европейской протестантской Реформацией, религиозным и политическим движением, которое повлияло на практику христианства в Западной и Центральной Европе. К числу таких причин относятся изобретение печатного станка, увеличение тиража Библии и распространение новых знаний и идей среди учёных, представителей высших и средних классов и читателей в целом. Этапы Английской Реформации, охватившие также Уэльс и Ирландию, были в значительной степени обусловлены изменениями в государственной политике, к которым постепенно приспосабливалось общественное мнение.




Э    П    И    Л    О     Г




  Русские писатели и мыслители в частной переписке и на публичных выступления давали высокую оценку произведениям Уильяма Шекспира.


В своей речи «Гамлет и Дон Кихот» (1860), содержащей интересный, хотя и не совсем правильный анализ образа Гамлета, Тургенев, подобно Белинскому и Герцену, сказал: «Шекспир берет свои образы отовсюду — с неба, с земли — нет ему запрету; ничто не может избегнуть его всепроникающего взора; он исторгает их с неотразимой силой, с силой орла, падающего на свою добычу. Все человеческое кажется подвластным могучему гению английского порта». И под конец своей жизни Тургенев писал: «В течение всей литературной деятельности я стремился, насколько хватало сил и уменья, добросовестно и беспристрастно изобразить и воплотить в надлежащие типы и то, что Шекспир называет «The body and pressure of time» («Подобие и отпечаток века» ("Гамлет", III, 2).), и ту быстро изменяющуюся физиономию русских людей культурного слоя, который преимущественно служил предметом моих наблюдений».


  В. Белинский хорошо был знаком с творчеством Уильяма Шекспира поставив его на первое место, как автора и драматурга: «Слишком было бы смело и странно отдать Шекспиру решительное преимущество пред всеми поэтами человечества, как собственно поэту, но как драматург он и теперь остаётся без соперника, имя которого можно б было поставить подле его имени».


  Хочу отметить очень характерное высказывание (в заметках 80-х годов) А. Н. Островского, глубоко изучившего Шекспира и даже переводившего его («Усмирение строптивой»): «Изобретение интриги потому трудно, что интрига есть ложь, а дело поэта — истина. Счастлив Шекспир, который пользовался готовыми легендами: он не только не изобрёл лжи, но в ложь сказки вкладывал правду жизни. Дело поэта не в том, чтобы выдумывать небывалую интригу, а в том, чтобы происшествие даже невероятное объяснять законами жизни». Часто упоминал Шекспира в своих произведениях Н. Г. Чернышевский, восхищавшийся его глубокой правдивостью. В романе «Что делать?» (гл. VIII) Лопухов говорит: «Почему Шекспир величайший поэт? Потому, что в нем больше правды жизни, меньше обольщения, чем в других поэтах».


Не менее восторженно, чем Белинский, относился к Шекспиру А. И. Герцен, в письмах и статьях которого имя великого драматурга встречается очень часто. «Душа Шекспира была необъятна…». «Страшный Шекспир огромен, велик», — писал он в 1837 году Н. А. Захарьиной. Два года спустя Герцен вспоминает «широкое, многообразное изящество, которое находим мы в трагедиях Шекспира», отмечает, что «его создание имеет непреложную реальность и истинность». «Протестантский мир, — пишет он в 1843 году, — даёт Шекспира. Шекспир — это человек двух миров. Он затворяет романтическую эпоху искусства и растворяет новую… Для Шекспира грудь человека — вселенная, которой космологию он широко набрасывает мощной и гениальной кистью». И в «Письмах об изучении природы» (1845) Герцен повторяет снова: «Поэтическое созерцание жизни, глубина понимания, действительно, беспредельна у Шекспира».


С 60-х годов и до начала XX столетия все наши большие писатели, литературоведы и критики, проявляли к Шекспиру отношение, в большей или меньшей степени восходящее к традициям русской литературы середины века. Исключение составлял лишь Л. Н. Толстого, отрицательное отношение которого к Шекспиру имело особые причины, неподдающиеся логике вещей. Как-то прощаясь с Чеховым, Л. Толстой сказал ему: «Вы знаете, я терпеть не могу Шекспира, — но ваши пьесы ещё хуже. Шекспир все-таки хватает читателя за шиворот и ведёт его к известной цели, не позволяет свернуть в сторону. А куда с вашими героями дойдёшь? С дивана, где они лежат, - до чулана и обратно...». Эти слова у современного читателя могут вызвать недоумение, что вполне объяснимо, но таким был Толстой, и ничего не поделаешь!


Одним из проявлений этого было осознание неоценимого значения шекспировского наследия, внутренней близости Шекспира передовым устремлениям русской общественной мысли. Это прекрасно выразил И. С. Тургенев в своей речи о Шекспире в 1864 году по случаю 300-летия со дня рождения великого драматурга. «Мы, русские, — заявлял Тургенев, — празднуем память Шекспира, и мы имеем право её праздновать. Для нас Шекспир не одно только огромное, яркое имя: он сделался нашим достоянием, он вошёл в нашу плоть и кровь».





12.07.2020 © Свами Ранинанда «Сонет 104 Уильям Шекспир. William Shakespeare Sonnet 104»


© Copyright: Свами Ранинанда, 2020


Свидетельство о публикации №120071207017






«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики