(не) очень нежный Босс (fb2)

- (не) очень нежный Босс (а.с. Автор её беременности-2) 408 Кб, 122с. (скачать fb2) - Рин Скай

Настройки текста:



Автор её беременности 2: (не) очень нежный Босс Рин Скай

Пролог

На прошлой работе

Вот как бывает, живешь, живешь себе относительно спокойно лет …ять, ну как спокойно? Как и большинство, от зарплаты до зарплаты, тянешь на себе малолетнего брата-инвалида, а потом бац и тебя, солидную тётеньку за тридцать, вызывает на ковер начальство и со словами: «Даша, нам с тобой придется расстаться. Желательно с сегодняшнего дня. Желательно по-хорошему. Кризис, понимаешь ли?» рушит не уютный, не интересный, но зато такой удобный кокон жизни до основания.

— Михаил Владимирович! Ну как же так? Неужели нельзя остаться хотя бы до конца месяца? — потрясенно воскликнула я, всё еще смутно представляя себе последствия этих обычных для других, но грозящих обернуться катастрофой для меня, слов начальника.

— Нельзя, Даша! — ответил шеф, развалившись в скрипучем кресле, словно боров около кормушки. — Заявление твое оформлено концом прошлого месяца. Так решил главный.

— Но… — только и смогла пролепетать я, хотя глупо конечно лепетать низкорослой семидесятикилограмовой разожравшейся тетеньке.

Да и работать этой тетеньке с высшим образованием, помощником повара на местной фирме тоже не к лицу, только вот никуда больше в нашем захолустье не устроиться — мало-мальские заводики-предприятия благополучно вымерли, работоспособное молодое население массового покинуло малую родину в поисках лучшей жизни, и только наша фирма еще кое-как держалась на плаву. Но видимо и в ней дела шли настолько плохо, что пришлось пойти на крайние меры и сократить даже помощника повара.

Интересно, и как Лидочка собирается одна справляться — как-никак на два десятка человек кашеварить, это тебе не сковородку картошки пожарить. Вернее не одну, а к ней еще и котлет навертеть, и шницель отбить, и макарошек десять пачек за раз отварить… Да кому я это всё объясняю? Борову… то есть шефу? Он и без меня прекрасно знает всю обстановку на кухне. А вот я докатилась, что ни о чем другом кроме как о готовке и собственно еде думать не могу. Вот и разожралась при росте метр с кепкой до семи десятков кг живого веса…

Видимо все эти сомнения красноречиво отразились на моем лице, ибо шеф, зараза такая, покровительским тоном позволил себе пожурить меня:

— А вот следить за собой надо, да начальников своих беречь: улыбаться, юбку покороче таскать, каблуки время от времени носить…

«Встречаться с определенными целями после работы, как это успешно делает повариха Лида» — мысленно закончила я за него и содрогнулась, ясно представив себя флиртующей с эти жирным кабаном, у которого живот больше его письменного стола, а жена вечно беременная, и не могущая в полном объеме удовлетворять потребности «Аполлона» местного розлива.

— А ты? — нетактично хмыкнуло начальство, — ну взгляни на себя: упаковала в джинсы толстые ляхи и необъятную попу, разъела бока, что из-под футболок выпирают, да три волосинки свои резинкой стянула — фу, розовой! Аж смотреть противно! А на Лидочку свою взгляни: юбочки-платьица выше колен, блондиночка, прическа, губы накрасит, каблучки опять же! Ну? Любо-дорого взглянуть! Оттого и улыбается, а не как ты — гоблином угрюмым согнешься в три погибели и зыркаешь зло….



Нет, и кто бы это говорил? Жирный, лысеющий, похотливый кабан, у которого брюки уже на резинке, ибо ни один ремень на «рельефном» пивном пузе не сходится, с жирной кожей, желтыми зубами и противным запахом изо рта! И он мне смеет что-то говорить?! И сравнивать меня с этой крашенной вытравленной перекисью подстилкой-хохотушкой, с вульгарно-красной помадой и мини-юбкой короче некуда? А пергидрольная химическая завивка и залаченный начес? Это он назвал «прической»? В общем шеф и его любовница видимо стоят друг друга, и мешать их жаркому союзу я не стану, но всё же уточню, ибо не смогу сдержаться:

— А что, Михаил Владимирович, если бы я перекрасилась в блондинку, намазала губы и влезла в мини-юбку, у меня было бы больше шансов?

— У тебя? — скептически скривился мачо-шеф. — Вряд ли Даша. Похудей сначала, хотя бы до размеров Лидочки.

Ну всё, это было выше меня. Он нашел моё слабое место и болевую точку и с удовольствием давил на нее.

Я шла домой, посреди рабочего дня, можно сказать впервые в жизни, ведь больничных вообще не брала, простуду и грипп стойко переносила на ногах, не опаздывала, уходила в срок и никогда не отпрашивалась. Не сплетничала, со всеми разговаривала ровно и доброжелательно. Но в наше время, и в нашем захолустье, видимо всех этих качеств было недостаточно. Именно поэтому я оказалась безработной. В тридцать три года. Не замужем. Без детей, и с братом инвалидом-подростком, которому нужна постоянная поддерживающая терапия, стоящая баснословных денег. И что мне делать со всем этим, я вообще не предполагала.

Говорят, что то, что происходит с тобой сейчас, является следствием предыдущих поступков… Где я оступилась, чтобы сегодня понуро идти, не сумев сохранить даже место помощника кухарки, не говоря уже об отсутствии головокружительной карьеры вообще. Куда мне теперь податься? Работы в городке кот наплакал, и люди держаться за нее, зубами, когтями и бог еще знает, чем.



На автопилоте подошла к ближайшему к дому сетевому супермаркету. У входа стояло несколько машин, но одна из них, ярко-синего, нереально кобальтового цвета особенно привлекла мой взгляд. Хищно-изогнутая, спортивная, и невероятно дорогая. Такую в нашем захолустье я встречала впервые, и очень уж стало любопытно, кто же пожаловал к нам из большого города? Наверняка какая-нибудь столичная звезда, не иначе как.

Толкнула стеклянную дверь и тут же влетела во что-то очень твердое, рельефное и вкусно пахнущее мужским дорогим парфюмом.

— Простите, — пролепетала от неожиданности, задрав голову наверх, оглядывая высоченного молодого парня с нереально кобальтовыми глазами, прямо под цвет виденной ранее машины.

Парень дежурно улыбнулся мне в ответ, став при этом еще прекраснее, хотя это казалось просто невозможным, посторонился, пропуская меня в магазин, галантно придержал дверь. Я просто не могла отвести от него взгляда. Что-то трепыхнулось в груди, разбередилось, и поднялось роем радостных бабочек в пресловутом животе. Наверно все это выглядело очень глупо со стороны, ибо незамеченная мною ранее девица на метровых шпильках и в мини-юбке короче некуда, капризно поджала накаченные губы и произнесла с призрением:

— Чего застыла, коровень? — а затем, взяв под локоток умопомрачительного парня, заметила очень громко, так чтобы все кто был в супермаркете, услышали: — видите, Игорь Эдуардович, тётке сороковник, а все на молодых мужчин пялится, корова разожравшаяся!

— Перестаньте, Аллочка! — одернул ее синеглазый красавчик и они вышли на улицу.

Я же встала у банкомата — проверить, пришли ли расчетные на карточку и краем глаза наблюдала, как невероятная парочка садится в тот самый приметный автомобиль.

Слова силиконовой девицы не сильно испортили мне впечатление о волшебном Игоре Эдуардовиче, и то, как он приструнил ее ради меня, рождало на моем лице мечтательную улыбку, заставляя забыть об увольнении и остальных проблемах. Вот есть же еще подобные принцы в наше время… ведь все при нем — и рост, и стать, и молодость, и обаяние вкупе с мужественной красотой, и в материальном плане, вероятно проблем нет, раз ездит на такой машине и рядом с ним эта дорогая фифа!

— Ты двигаться будешь, или как?! — гаркнули на ухо совсем рядом.

Я вздрогнула и обернулась — здоровый мужик с нетерпением сжимал свою карточку, вожделея доступа к банкомату.

— Или как! — буркнула на автомате, но все же от греха подальше отошла, как бы мне не хотелось и дальше пялиться на столь приметную парочку.

Под ворчливое: «разожрались тут, даже шевелиться не хотят», я быстрее купила несколько сарделек на развес, сунула батон хлеба в корзинку, да поспешила на кассу.

Выходя из магазина была удивлена, что машина всё еще стоит на стоянке, а прекрасный принц, то есть тот приятный парень сосредоточенно вглядывается в дорожную карту, а фифа, которая Аллочка, чуть ли на залезла к нему на колени — благо коробка передач не позволяла это осуществить — совала под нос экран смартфона, загораживая ему весь обзор.

«Заблудились что ли? Может им помочь?» — пронеслось в голове. Не то, чтобы я была такой альтруисткой, и народная мудрость — не делай добра, не будет и зла, была мне знакома, просто, если быть с собой честной, мне очень понравился этот парень, и меня подсознательно тянуло к нему.

За всеми этими мыслями, я и не заметила, как очутилась у багажника умопомрачительного автомобиля, и в это же мгновение, машина дернулась, резко сдала назад. Не успела опомниться, как получила пребольный удар в бок, откинувший меня прямо в пыльную выбоину на асфальте. Машина тут же затормозила, и оттуда выскочил давешний парень.

— Вы не ушиблись? — поторопился он ко мне, — простите, не понимаю, как это вышло. Смотрел, но не заметил вас. Ничего себе не поломали?

— Да вроде нет, только ушиблась, — пролепетала я, вовсю рассматривая мужественное молодое лицо.

— Уже хорошо, — невероятно сильные руки легко подняли все мои несчастные семьдесят кило живого веса, и аккуратно поставили на землю.

Из автомобиля, даже не пытаясь одернуть юбку, вылезла злая девица со смартфоном наперевес.

— Игорь Эдуардович, не волнуйтесь, я снимаю. Эта корова специально кинулась к нам под колеса! Сейчас компенсацию потребует! И не смотри на меня своими коровьими глазами — зло кинула она мне, — ты должна по тротуару ходить, а не по территории стоянки! Не выйдет у тебя ничего!

— Да я не… — попыталась оправдаться я.

— Алла Владиславовна, дайте сюда — парень легонько выхватил мобильный из рук ошарашенной девицы и отправил его в карман джинсов. — Ничего такого девушка не думала делать.

Девушка? Это он меня назвал девушкой? О Боже, я в нем не ошиблась! Ради такого стоило немного пострадать.

— Идите в машину, — тем временем отправлял он девицу обратно. — Не нужно мне тут скандал на ровном месте заводить.

— Ну уж нет, Игорь Эдуардович! СВОЕГО босса я в беде не бросаю. — скрестила она руки, ненавистно глядя в мою сторону.

— Как знаете. — холодно кинул он ей, а потом тон его потеплел, — Вы как? Идти сможете, или мне вас в больницу отвезти?

— Да бог с вами! Какая больница? — испугалась я, — У меня братик дома. Мне к нему срочно надо!

— У вас вещи грязные, и джинсы порвались — он резко присел и осторожно дотронулся до ушибленного колена, а у меня искры из глаз разве что не повалили. Только не от боли. Нет, это была далеко не боль! — покажите, где у вас магазины, быстро куплю вам новые!

— Нет, нет! — ужаснулась я еще больше, и проследила глазами до отлетевшего в сторону свертка с сардельками и хлебом. — Это и моя вина тоже.

Парень ловко подобрал пакет с земли, отряхнул его, и выпрямившись, легко оторвал меня от асфальта.

— Ох! — только и смогла выдохнуть я, околдованная вкусным запахом духов, — Не надорвите спину, и куда вы меня?

— Спину? — улыбнулся он мне, и стал еще прекраснее, — Сколько вы там весите? Пятьдеся-шестьдесят? Да я штангу в спортзале с еще большим весом запросто тягаю!

Я смотрела на него во все глаза, все еще не веря, что все это происходит со мной.

— Отвезу вас домой хотя бы! — сообщил молодой атлет и легко зашагал со мной и моими сардельками в сторону умопомрачительного автомобиля.

Глава1

В салоне автомобиля было так же дорого и пафосно, как и снаружи. Ярко-красные вычурные сидения, выполненные из темно-красной кожи, очень вкусный автопарфюм, сытое урчание двигателя с мощными лошадиными и силами, и сам водитель, очень органично вписавшийся за рулем чудо-машины. Всё портила только одна деталь — девица, устроившаяся впереди и демонстративно фыркнувшая себе под нос:

— Фу, всяких шавок блохастых в свою машину сажать, надо потом на глистов провериться!

— Куда вам, милая девушка? — обернулся ко мне Игорь и улыбнулся так, что вся боль мгновенно отпустила, а ворчание Аллочки стали не более, чем рябь на воде.

— Тут недалеко. В этот проулок и направо, — выдавила я из себя, впервые сожалея, что живу так близко и знакомство с невероятным парнем тоже окончится так же быстро. — Да, этот подъезд, остановите. До свиданья! — я нехотя потянулась к ручке двери.

— Подождите, — остановил меня красавчик и полез в карман за кошельком. — Вот, возьмите, — протянул он мне мой двойной оклад, — одежду себе купите, и еще чего-нибудь, чтобы загладить мою вину.

Аллочка надменно поджала свои губищи презрительно поглядывая то на меня, то на протянутые деньги.

— Нет, не возьму, уберите! — не смогла я вытерпеть это унижение. — Всего доброго!

Уже открыла дверь и выставила одну ногу из салона.

— Да подождите же вы! — вновь окликнул меня парень, — Откуда такая прыть?

Я застыла на месте. Меньше всего мне сейчас хотелось покидать компанию прекрасного принца, даже не смотря на общество Аллочки.

— Номер телефона дайте, вечером позвоню удостовериться, что с вами все в порядке, — снова применил свое обаяние синеокий красавец.

Номер ему мой? Серьезно? Ну, номер, пожалуй дам. Мало ли? Быстро продиктовала цифры, очень хотела взять его телефон в ответ, но так и не решилась — постеснялась. Попрощалась и пошла в свою скучную серую жизнь в каморке на втором этаже к братику, который всегда ждал меня, словно появление деда Мороза.

Глава 1

Делаю обычные домашние обязанности, готовлю Витюше, кормлю, играю с ним, разговариваю, а сама все это время поглядываю на дисплей смартфона: позвонит или нет? И умом понимаю: нет, такие как он никогда не звонят таким как мне, тем более при наличии живой Аллочки под боком, но вопреки логике, здравому смыслу и здоровому скептецизму я жду. О, как же я его жду!

Витюша конечно удивлен, что я вернулась с работы так рано, и мой загадочно-мечтательный вид не укрывается от его добрых глаз.

— Ничего, прорвемся! — хлопаю его по плечу в ответ на немой вопрос.

Конечно, храбрюсь и виду не показываю, что мы остались без заработка, но расстраивать братика не хочется. Зачем? Что-нибудь придумаю, обязательно.

Брат лишь улыбается, сидя в инвалидном кресле. После аварии, где выжил только он, а родители умерли в одно мгновение, мальчик обитает в своем, безусловно прекрасном мире, озаряя мою серую реальность постоянной молчаливой улыбкой. Полностью обездвиженный, худющий пятнадцатилетний подросток, не проявляющий никаких коммуникационных навыков кроме навечно застывшей улыбки, теперь целиком и полностью зависит от меня.

И я не сдаюсь: массаж, разговоры, чтение книг вслух, занятия со специалистом, дорогие лекарства — делаю всё возможное от себя, чтобы помочь ребенку хоть немного вернуться в мир, а теперь? Да, братик получает какое-никакое пособие по инвалидности, но его не хватит даже на треть требуемых процедур.

И какие уж тут свидания-встречи-личная жизнь, когда в нашу родительскую однушку я делю с инвалидом?! Наверно поэтому и поправилась, заедая проблемы бутербродами, да дешевой калорийной выпечкой. Из всего гардероба тоже постепенно «выросла», остались лишь единственные джинсы, в которые помещаюсь, разве что без мыла… и вот теперь они были порваны прекрасным принцем, который… и тут меня внезапно осенило: парень-то выглядит невероятно молодо. Да ему небось слегка за двадцать, а я, взрослая тётя, пустила слюни на молодого атлета, наверняка моложе меня. Ох, Дашка! Совсем от горя ты ополоумела! Поставь уже телефон на зарядку и прекрати пялиться на экран каждую секунду. Такие красавчики не смотрят на таких как ты. И не перезванивают. Займись лучше поиском работы!

Быстро подключаю мобильный к питанию и выхожу на кухню — компьютер у нас там. Звонок! Застыв над клавиатурой, с обезумевшим от стука сердцем, бегу обратно в комнату. Неизвестный номер. Принимаю входящий:

— Да.

— Привет! — это его голос! Узнаю его мгновенно, и на лице поселяется абсолютно дурацкая, не свойственная мне, счастливая улыбка.

— Дашка! Ты ли это? — выпаливает Леночка, соседка по лестничной клетке.

Я запираю квартиру на замок, а она наоборот, возвращается откуда-то.

— Ты куда так намарафетилась, а ну признавайся! Небось мужика себе нашла!

— Не мужика, а парня. И не нашла, а он сам меня нашел, — слегка смущаюсь я, оглаживая черные брюки из плотной ткани, которые сидят на мне как влитые, это если не дышать.

Но все равно, выбора у меня нет: джинсы продрались модными дырками на коленках и в стирке, а у меня стоял выбор, либо к парню своей мечты в домашнем трикотажном костюме идти, либо в этих теснейших брюках.

— Смотри Дашка, охмурит тебя мужик, глазом не моргнешь, как пропишется и вас с Витюшей за порог выставит!

— Да там такой парень, на такой машине, которая нам и не снилась! — ляпнула и прикусываю язык, мы-то с Игорем договорились просто прокатиться по городку, и ничего больше.

— Тогда тем более, соседка, что этому олигарху понадобилось от тебя? — скептически оглядывает она меня с головы до ног, — будем честными: ты далеко не модель. Не уродина, но и не Афродита!

— Умеешь же ты комплементы делать, Ленка. — бурчу в ответ и тут же ощущаю вибрацию от прилетевшей смски. — Всё, Лен, пошла я, — тщательно скрываю счастливую улыбку, ведь он написал: «спускайся».

— Просто я — реалистка. Не может молодой парень на крутой машине заинтересоваться такой как ты, Дашка, ты уж извини. Витюшку-то с кем оставила?

— Спать положила. Что с ним случится? Задерживаться я не собираюсь. — чтобы пресечь остальные, неприятные мне разговоры, перескакиваю через две-три ступени, с несвойственной мне прытью — будто за спиной крылья выросли.

— Лети, Дашка, лети! — кричит соседка в спину, — только смотри, не залети!


Дура, блин! Вот какое ей дело, залечу я или нет? Мне давно уже не 16! Уже и залететь не стыдно. Даже наоборот, стыдно не залететь, тем более от такого роскошного мужского экземпляра, как Игорь Эдуардович, хотя… да разве этот атлетический красавец с телом Аполлона посмотрит на мои «прелести»?

— Добрый вечер, Дашенька! — выводит меня из своих раздумий его ласкающий баритон.

— А? Что? — так задумалась, что не сразу обнаружила себя вышедшей из подъезда.

Игорь стоит облокотись на дверь автомобиля, в руках сжимает роскошный букет роз, едва завидев меня, подается вперед.

— Это — вам! — одаривает розами, и глаза его при этом синие-синие, улыбаются так, что в животе не то что начинают бабочки порхать — целые птицы проносятся, вспугнутые и растревоженные его обаянием.

— Не надо было, — мнусь я.

Мне-то цветов отродясь никто не дарил… а тут…

— Как это не надо? Милым девушкам можно и нужно дарить букеты, садитесь, Дашенька, не будем терять времени.

Он галантно открывает дверь, помогает усесться на переднее сидение, и прикрыв ее, возвращается на свое. Краем глаза замечаю, как окно соседки Ленки гаснет светом, а затем потихоньку отворяется — подглядывает, ей богу! Ох, представляю ее вытянувшееся лицо. Ну и ладно, пусть завидует.

— Дашенька, у меня есть предложение получше, чем просто безумное катание по городу.

— И какое?

— Если бы вы только согласились выручить меня на корпоративе!

— Что за корпоратив?

— Да партнер по бизнесу пригласил нас на вечеринку во дворе своего особняка в коттеджном поселке, недалеко отсюда. Мы приехали с Аллочкой сюда еще днем, когда нечаянно сбили вас. Честно говоря немного заблудились, и решили сходить купить минералки, а тут вы… но я очень рад, что встретил вас. Надеюсь, что не бросите меня в беде!

— Что за беда?

Я смотрю ему в рот, завороженная его улыбкой и убаюканная его голосом. Так и голову потерять недалеко. А он еще и улыбается так, что ух!

— Аллочка! Она — моя главная беда. Вы не представляете, что она придумала на счет меня!

— По-моему, она к вам не равнодушна — замечаю я.

— Да спит и видит, как бы затащить меня в постель, а потом женить на себе!

— Я так поняла, что она ваша сотрудница?

— Секретарша! — безнадежно машет он рукой, — Давно бы уволил, но она из кожи вон лезет, чтобы угодить мне. До этого ума хватало у нее хоть чуть-чуть держать дистанцию, но то, что я случайно услышал в ее телефонном разговоре с подругой, добило меня окончательно.

— Что же вы услышали? — стало любопытно мне.

— Она подсунула мне дырявую контрацепцию!

— Что?! — даже воздухом поперхнулась от неожиданности.

— Вот! Полюбуйтесь! — Игорь лезет в карман и достает распечатанную пачку, — Когда она мне сунула её сегодня утром с самым заговорщическим видом, пачка выглядела нетронутой на первый взгляд, но после услышанного, я полез ее осматривать, и понял, что пленка поверх картона наклеена криво, будто самопально, а изделия внутри, в общем, взгляните, не пугайтесь.

Смущаясь и заливаясь краской лезу в эту пачку. Достаю розовый прямоугольник.

— Вот она. — светит на нее фонариком смартфона Игорь, — полюбуйтесь — дырочка в упаковке — иглой продырявила, шельма.

— Зачем?! — искренне поражаюсь я, и впрямь разглядев крохотный брак.

Игорь смотрит на меня с сочувствием.

— Замуж она за меня хочет, — вздыхает он. — поэтому, мне вас сама судьба послала. Поможете?

— Чем же мне помочь?

— Появимся там вместе! — Игорь оценивающе осматривает меня с ног до головы. — Вместе, как пара!

— Да кто же нам поверит? — вздрагиваю я. — Вам сколько лет-то? И посмотрите на себя.

— А что со мной не так? — делает стойку Игорь, — Двадцать семь уже, совершеннолетний, улыбается он. У девушки возраст никто не спрашивает. А сейчас еще я отвезу вас в одно волшебное место, после которого ни у кого не останется сомнений, что мы их не разыгрываем.

Куда это он меня везти собрался? — настораживаюсь я.

— Дашенька, вы очаровательны, когда боитесь. Мы поедем в салон красоты всего лишь.

— Денег нет у меня по салонам разъезжать! — тут же ставлю его в известность, а он фыркает от смеха, поворачивая ключом зажигания.

— Ну неужели вы думаете, что я собрался за ваш же счет делать из вас красавицу?!

— Я тоже не собираюсь ничего делать за ваш счет! — тут же упрямлюсь я. Мне не по себе от этой всей ситуации.

— Дашенька, ну будьте другом! Раздерут же меня эти крашенные кошки — охотницы на богатеньких кошельков! Вот чувствую, что затащит кто-то из них меня в свои сети, а потом я оттуда не выберусь! Ну помогите мне, пожалуйста!

Ох, уж эти его большие синие глаза, как у просящего конфету ребенка… и почему я такая жалостливая?!

— Игорь, а почему вы думаете, что у меня нет на вас таких же планов? — Ухты! Я тоже начинаю флиртовать с ним — вон как глазками стрельнула.

Игорь смеется. Ржет в голосину, как говорится. Переключает коробку передач и плавно трогается с места.

— Вы? На меня? Нет! В этом я абсолютно уверен! Вы, Дашенька, совершенно не такая!

Городишка у нас маленький, и ехать до приличного салона не так уж долго. Минут через пять Игорь помогает мне вылезти из машины. Какой галантный! Руку подал. А ладонь такая теплая, и наши пальцы соприкоснулись на мгновение. Какой парень! И как меня только угораздило попасться к нему под колеса? И моложе меня на пять лет… Это вообще нормально? Так, Даша, стоп! Какая разница, насколько он меня моложе? Он мне не по зубам, и не для меня созданный, поэтому быстренько закатала губки обратно и ручки в карман убрала.

— А мы не опоздаем? — спрашиваю в следующее мгновение, чтобы отвлечься. — Уже скоро ночь!

— Вас кто-то ждет Дашенька?

— Братик младший. Но я уложила его спать. Обычно он крепко спит до утра.

— Вот и отлично! Тогда спешить некуда — корпоратив продлится до самого утра!


Ловкие девушки тут же подхватывают меня в восемь рук, начиная разом делать маникюр и педикюр, справляются за каких-то полчаса и передают меня в руки стилистки.

— Покрасить не успеем… — искренне вздыхает она. — Жаль, я выучилась делать такое окрашивание, что ко мне из Питера едут сюда!

— Не надо красить — пугаюсь я. Не то чтобы ярая противница всей бьюти-индустрии, но у меня и так на голове три волосинки, а если еще и краской их потравить, то вообще атас…

— Ну хоть оттеночным шампунем яркости придадим? — с надеждой оборачивается стилистка на сидящего в кресле в основном зале Игоря.

Каким-то чудом Игорь слышит нас и одаривает парикмахершу такой улыбкой, что загораются кончики ее ушей.

— Где же вы такого парня нашли?! — тихо спрашивает он меня, затаив дыхание. — У него брата нет случайно? Хотя бы двоюродного?

— Не знаю, — отвечаю я. — мы еще с ним так близко не знакомились.

— А зря! — отрезает парикмахерша, и добавляет по-свойски: — держи его крепко и не отпускай одного — уведут и глазом моргнуть не успеешь. Такой мужской экземпляр редко встретишь в нашей жизни!

— Это точно — тихо соглашаюсь я, а самой становится не по себе, потому что понимаю: никогда ему не быть моим. Сейчас исполню роль Золушки на балу, а в полночь…

Мне высоко закололи волос — простенько и в то же время очень ловко, так бы я себе никогда не смогла сделать. Визажистка отвернула меня от зеркала и начала колдовать над лицом. Пока меня красили, другие девочки, всполошась приходом в их салон миллионера и его «девушки», сбегали на первый этаж, где их хозяйка держала элитный по местным меркам бутик и приволокли мне на выбор платьев, туфель и белья.

— Какая красивая у вас фигура! — в экстазе, видимо уже подсчитывая прибыль, щебетали феи красоты, прикладывая к моим пышным формам ту или иную одежду.

Примерила одно по их совету — темно-синее, вроде бы и свободного кроя, но животик с баками так и норовили пробиться сквозь ткань.

— Что делать? — расстроилась я. Платье-то приятное к телу, нигде не сковывает движений, закрытое и ниже колена — остальные выглядели намного вульгарнее.

— Как что? — удивились феи. — Коррекционное белье мы тоже принесли.

И они принялись снимать с вешалочек устрашающие конструкции, которыми впору ведьм пытать в средневековье.

— Так, это не подходит — вашему… мужчине будет не справиться со всеми этими крючочками, — отметают они корсет.

— А зачем ему с ними справляться?!

— Как зачем? После праздника, когда гости разойдутся, а вы останетесь наедине… — подмигивает мне одна из фей. — Наденьте лучше это! — протягивает она мне нечто бежевое, тянущееся, словно вторая кожа.

Что-то больше всего смахивающее на гимнастический купальник скользит на мне, моментально подтягивая фигуру и скрывая большинство изъянов. Теперь платье сидит на мне идеально. Меня ставят на устойчивые, но изящные каблучки, в руки дают небольшой клатч на длинной серебряной цепочке на тон темнее платья и туфель, подбирают красивый комплект бижутерии и выводят к заждавшемуся Игорю.

Игорь подается мне на встречу, с открытым ртом, ни грамма не скрывая своего восхищения.

— Кто эта прекрасная девушка? Дашенька, это вы?! — улыбается он, а сам проводит взглядом по моей фигуре, останавливаясь на основных моментах так, что я моментально чувствую жар от прилившей к ним крови.

***

Прибываем в особняк. За воротами и высоким забором скрывается раскидистый сад, на лужайках которого расставлены роскошные столы, над которыми горят гирлянды и китайские фонарики. На небольшой сцене ди-джей крутит пластинки, некоторые девушки на вид один-в-один как Аллочка соблазнительно приплясываю в такт музыки. Много народу. Много солидных мужчин, одетых в деловом стиле. Рядом вьются рои девушек модельной внешности. Я теряюсь и чувствую себя чужой на этом празднике.

Игорь невероятным чутьем догадывается о моем состоянии и, приобняв за талию, притягивает к себе близко.

Я же, как приличная девушка и хочу вырваться из этих объятий — не так уж мы и знакомы, чтобы позволять мужчине так себя тискать, и в то же время, эта пьянящая близость с ним, запах его терпкого парфюма, розы, благоухающие в прохладном, едва обозначившемся осеннем дыхании.

Игоря тут же окружают знакомые. Он непринужденно болтает с ними, будто не замечая хищных взглядов девушек, так и норовящих привлечь его внимание, а рука его при этом так же непринужденно скользит вниз оглаживая мне бедро и застывает на резинке чулок. Пальцы его деревенеют и напрягаются, но лишь на миг, а потом такими же оглаживающими движениями возвращаются на талию.

— Ты без белья, — шепчет мне он на ухо, когда та группа оставляет нас в покое, а новая только на подходе, — ну ты и смелая!

А я заливаюсь краской, как кисейная барышня. Мало того, что на ты перешел, так еще и такие вопросы задает, а смотрит при этом на меня так… в общем до него еще на меня так никто не смотрел.

— Не красней ты так, Дашенька, у меня сейчас крышу сорвет! — признается он, снова обняв меня за мгновение до того как нас окружают новые собеседники.

Игорь

А она — ничего. Да, немного полновата, но в салоне с ней сделали настоящее чудо. То-то крашенные кошки расшипятся, поняв что я прибран сегодня на вечер. Обнимаю ее. Она вся такая теплая, мягкая… Хочется гладить и тискать ее, как пушистую кошечку. Мои руки сами по себе пускаются в путешествие по ее аппетитным формам. Вдруг ловлю себя на мысли, что под платьем у нее ничего нет. Мысли тут же улетучиваются, кроме одной. Наверно, в салоне решили, что лучше ничем не портить наряд. И правильно сделали. Если раньше я еще сомневался, то теперь решил. Сегодня она будет моей. Моим маленьким приключением перед свадьбой. Но не будем о грустном. И ей об этом знать не обязательно. Не то сорвется с крючка. С нее станется. Слишком уж «правильная» она. Нужно с этой правильностью кое-что сделать. Что-то, что доставит удовольствие нам обоим.

Даша

В компании более молодых людей Игорь оживляется и втягивается в интересный разговор. Его объятия отпускают меня, и я оказываюсь на свободе и вроде как вытесненной из круга. Стою еще какое-то время за могучей спиной Игоря, согретая его жаркими речами и шаловливыми пальцами, а потом чувствуя себя покинутой решаюсь отойти в сторону.

Всё верно, Игорь не может весь вечер «проносить» меня подмышкой, ему хочется пообщаться и наедине с друзьями. Обхватив себя за плечи оглядываюсь, куда бы можно податься.

— Эй, ты! — коротко окликают меня и я поворачиваюсь на звук: группа девушек-моделек окружает меня со всех сторон.

Красавицы. Все как на подбор: худые, грудастые, пухлогубые и с метровыми ресницами. Волосы распущенны и блестят до талии. Только их цвет отличается, а так одинаковые, и с одинаковым презрением оглядывают меня с ног до головы. Но вдруг, расталкивая их ровный полукруг вперед вырывается Аллочка.

— Ты же с Игорем пришла! — прищуривается она, будто я кажусь ей знакомой, но узнать меня ей никак не удается. — Где он тебя откопал? Шлюха что ли из местной элиты?

Аллочка, как всегда в своем репертуаре. Усмехаясь так же оглядываю ее ярко-красное платье с низким декольте и едва прикрывающим попу подолом. Яркие шпильки делают ее еще стройнее и выше меня на целую голову.

— Чего на меня зыркаешь?! А ну отвечай!

— Алла Владиславовна, никакая я не шлюха, не элитная, не простая, не угадали вы. — отвечаю ей с сарказмом. Надо же, какой она эпитет ко мне подобрала! Детей мне с ней не крестить, а хамства тоже не спущу, тем более эта Аллочка явно младше меня, как и Игорь.

— Откуда ты меня знаешь? — трепещет частоколом искусственных ресниц секретарша Игоря.

— Так вы меня сегодня с Игорем Эдуардовичем сбили около супермаркета, не помнишь что ли? — смеюсь я, наблюдая за ее реакцией.

— Это ты?! Да не может быть! Та бабища вообще была коровой, а на тебя хоть немного смотреть можно!

— Не веришь, не надо. — пожимаю я плечами. Хоть и хорохорюсь, но слова гламурной девы задевают за живое.

— Милая девушка! — раздается незнакомый, но приятный баритон, — Окружили вас эти кобры и ядом капают со своих прекрасных губок.

Оборачиваюсь и вижу пожилого, но крепкого мужчину в очках. Несмотря на седину, выглядит он достойно и очень респектабельно. Идеально сидящий костюм, дорогая обувь и аксессуары. Опрятная прическа.

— Оставьте нас! — слегка прищелкивает он Аллочку по носу и девушки разбегаются кто-куда.

Мы стоим друг на против друга. Его глаза улыбаются, но продолжают изучать меня.

— Вы с ними особо не церемонитесь, — замечаю я.

— А зачем? Бабочки созданы для украшения мира. Они красивы в любом состоянии — пархающими на лугу или под стеклом в коллекции любителя.

Он продолжает улыбаться, но сквозь стекла его глаза вспыхивают на секунду чем-то не очень добрым.

— Кто вы? Я не видел вас раньше! — он гипнотизирует меня словно удав кролика.

— Она со мной, Виктор! — рядом появляется Игорь и собственническим жестом притягивает меня к себе.

Мужчины сверлят друг друга глазами. Игорь на мгновение выпадает из образа дурашливого мальчишки, и теперь передо мной собственник ревниво оберегающий свои владения.

— Да, ладно тебе! — усмехается седовласый мужчина. — Я понял.

Молча, Игорь разворачивается от него и чуть ли не волоком тащит меня в укромный уголок.

— Что ты ему говорила?!

— Да… ничего. Не успела. А что?

— У него… своеобразные предпочтения в постели. Об этом уже легенды ходят. — хмурясь заявляет Игорь.

А я краснею, точно девица невинная.

— Какие?

Игорь оценивающе смотрит на меня, а потом решается ответить:

— Тебе бы такое точно не понравилось. И вообще, Даша, держись от него подальше, хорошо?

Киваю, пожимая плечами. Всё равно я в этом обществе ровно на один вечер. Такие импозантные седовласые миллионеры около обшарпанных районных пятиэтажек не ошиваются.

— Игорь! — на этот раз моего спутника похищает худощавая девушка в джинсах и модных кедах, — мне с тобой нужно посоветоваться!

Игорь оборачивается ко мне:

— Постой тут, далеко не уходи, я ненадолго.

Они уходят, а я вновь предоставлена самой себе. Оглядываюсь в поисках скамьи или стула, где можно спокойно дождаться Игоря.

— Эй, иди к нам! — окрикивают меня модельки, улыбаясь при этом вроде как вполне дружелюбно.

Одна из них отходит от кучки подружек и берет меня за руку.

— Давай, хоть познакомимся что ли? Я — Стеша.

— Даша, — буркаю я. — Мне не очень приятно с ней общаться, интуиция так и вопит о новом подвохе.

— Даша, у тебя руки ледяные! Пошли в дом, погреемся.

— Игорь попросил меня не уходить. — попыталась избежать ненужного общения.

— Да Олеська Игоря на час заняла, раньше не отпустит. Так и будешь торчать? И заболеть не далеко.

Я и правда замерзла, а потом решила, если посижу немного в тепле помещения, ничего плохого не случится. О, как же я ошибалась…

Глава 2

Заходим куда-то в боковую дверь. Стеша буквально вталкивает меня в темное помещение и спешит захлопнуть за собой. Несмотря на всю тщедушность девчонки, силой она обладает немереной и я, точно снаряд, лечу в неизвестную мне цель.

— Какая встреча. — раздается баритон того самого Виктора. — Игорь так быстро забрал тебя, что я даже не успел насладиться сполна нашим общением.

Мужчина шагнул ко мне и приобнял за плечи. Мне страшно. Еще и слова Игоря о его странных предпочтениях… но не будет же он меня насиловать прямо тут, на празднике?

— Что вы себе позволяете? — стряхиваю с себя его руки, — так нельзя!

А про себя гневно матерюсь на моделек, ну ш… маленькие, надо же заманили в силки извращенца!

— Я много себе чего позволяю! — леденеет тон седовласого. — А вот тебе много не позволю! И так уже достаточно надерзила.

Я пячусь назад, надеясь, что в темноте мой отступательный маневр останется незаметным.

— А ну стоять! — приказывает он и в его руках сверкает что-то темное, похожее на пистолет.

Ой, мамочки… куда же меня привез Игорь?! А я сама — верх глупости и наивности! Подалась за прекрасным принцем приключений на свою пятую точку искать. А ведь у меня Витюша маленький беспомощный… а если этот психованный тезка братика, сейчас меня пристрелит?!

Застываю на месте. Дыхание перехватывает. Подмышки моментально становятся влажными, как и ладони, а горло, сдавленное спазмом пересыхает.

— Так-то лучше! — самонадеянно хмыкает он, понимая, что жертву удалось убедить. — Правильный выбор, Зефирка.

— Я — Даша, — севшим голосом зачем-то сообщаю я.

— С этого момента, будешь Зефиркой! — он подходит ко мне и бесцеремонно ощупывает грудь — будто на рынке подушку выбирает. — Такая же мягкая и воздушная! Поняла, Зефирка?

Задыхаюсь от унижения.

— Я не слышу! — рявкает он.

— Да… — закусываю губы, чтобы не разреветься. Это уже слишком для одного дня и одной меня!

— Хорошая девочка, — треплет он меня по щеке, как собачку. — А теперь на колени!


Вот вроде бы и ничего еще не сделал, а мне уже под душ хочется, смыть с себя прикосновения, жадные взгляды и пошлые намеки.

— Я не та, за кого вы меня принимаете. — я и с места не шелохнусь, не то, что перед извращенцем на колени бУхаться. — я тут совершенно случайно!

— Конечно, случайно. Вниз, я сказал! — рычит, поглаживая дуло пистолета.

Господи, где же Игорь? Он же сказал, что я с ним, и дал понять, что меня лучше не трогать.

Глаза извращенца мерцают в темноте холодным льдом. Если бы у Айсберга были очи, они сияли бы точно так же.

— Не покорная, да Зефирка? Страха у тебя совсем нет?

На самом деле так страшно мне еще не было ни разу, но просто я никак не могу переступить через себя, даже под дулом пистолета.

— Я так и думал. Тест пройден. Таких строптивых и люблю.

— Как кой тест? — я совершенно сбита с толку творящимся вокруг беспределом.

— Сейчас, Зефирка, — он медленно убрал оружие обратно в кобуру под пиджак и заложил руки за спину, — девять баб из десяти опустились бы на колени и сделали всё, чтобы я остался удовлетворен.

— Я вам сразу сказала, что я не такая. — что за придурок? Что за дебильные психологические игры?

— Поэтому и нахожу себе десятых. С ними интереснее. Иди к своему хахалю, мы еще встретимся! — с этими словами он проходит мимо меня и открывает дверь наружу. — Всё равно, ты будешь моей, Зефирка! — тихо рыкает он, когда я быстро протискиваюсь сквозь него и дверь.

На улице меня всю трясет и колотит. Я буду его?! Да черта с два! Что за самоуверенный извращенец!

— Даша, вот ты где! — улыбаясь во все 32 белоснежных зуба ко мне направляется Игорь, а я потерял тебя… Даш, что случилось? На тебе лица нет!

Я уже близка к истерике. Трясусь и пытаюсь отвернуться от парня.

— Даш, да что произошло? Ну все, ну хватит. Замерзла совсем — Игорь быстро снимает с себя легкую кожаную куртку, и оставшись при этом лишь в футболке облегающей каждый мускул его прекрасного тела, накидывает мне ее на плечи.

— Игорь, — утыкаюсь ему в грудь, вдыхая приятный запах его тела, смешанный с парфюмом, — давай уйдем отсюда, пожалуйста!

Игорь видит, что со мной творится неладное. Он крепко сжимает меня в своих объятиях, будто пытается защитить от невидимой опасности и легонько поглаживает по спине через куртку. С ним так хорошо чувствовать себя беззащитной и приходит уверенность, что он меня не обидит, а наоборот закроет от всех бед.

— Хорошо, Даш. Уйдем сейчас же! Только возьму тебе чего-нибудь погорячее. Тебе необходимо согреться и расслабиться.

— Ладно, — соглашаюсь я. Выпить мне не помешает. Всё произошедшее с Виктором очень уж мерзко для меня. — Только отведи меня в машину, не хочу оставаться тут больше.

Игорь возвращается через пару минут с бутылкой белого полусухого и парой бокалов из тонкого хрусталя. За это время комфортный салон его спортивного автомобиля успевает прогреться до уютной температуры. Из динамиков льется романтичная мелодия, а Игорь улыбается так, что невольно забываю все произошедшее в доме с Виктором.

— Ты зачем бокалы прихватил? — хихикаю я.

— Не с картонных же нам стаканчиков пятидесятилетнее вино употреблять! — Игорь передает мне пузатую бутылочку и бокалы, а сам трогается с места.

— Что? Полувековой напиток? Он наверно стоит, как моя годовая зарплата! Тебе ничего не будет за это?

Игорь смеется так, что я смущаюсь.

— Дашенька, от одной бутылки мой партнер уж точно не обеднеет. Не буду сообщать тебе стоимость бокалов, чтобы не смущать.

Игорь съезжает с основной трассы на какую-то поросшую травой и бурьяном проселочную узкую дорожку, что теряется меж деревьев.

Вопросительно смотрю на него. Мне не страшно с ним абсолютно. Он выхватывает у меня бутылку, роется секунду в бардачке и точным движением откупоривает пробку. По салону разливается дивный аромат винограда, согретый и подрумяненный до идеального состояния летним солнцем, бог знает какого года.

Низкий полумесяц светит нам прямо над кронами деревьев. Вокруг тишина и ни души. Лишь чарующая мелодия из динамика, полумрак от подсветки на приборной доске, красивый улыбающийся мужчина, о котором я не могла помыслить даже в своих самых смелых фантазиях и вино.

Игорь разливает вино и протягивает мне бокал.

— За знакомство!

Я киваю и пробую дорогой алкоголь. Терпко. Вкусно. Очень крепко. Голова идет кругом и все вокруг становится еще прекраснее.

— Еще? — предлагает парень.

Да можно и еще. Почему нет? Кто же знал, что после увольнения, наезда, угроз психопата на вечере, это тяжелый день закончится столь волшебной ночью!

В какой-то момент чувствую Игоря совсем близко. Наши поцелуи сначала робкие, лишь прикосновения губ к губам, изучение друг друга, пробы на вкус. Потом же они становятся все более ощутимыми, требовательными, глубокими. Перебираемся на заднее сидение. Тогда наши поцелуи перерастают в нечто большее. Я совсем сбита с толку. Я потеряла голову, только вот от вина или от близости самого прекрасного мужчины на земле и от того, что он делал со мной, там в автомобиле, на пустынной дороге.

— Ты такая красивая, Даша! Ты даже не представляешь! — шепот, щекотавший мне ушко останется со мной на всю жизнь. — Никого не слушай, ты идеальна! Я так сильно хочу тебя, что весь вечер еле сдерживал себя, чтобы не наброситься прямо там, где-нибудь за углом.

Я оказываюсь без одежды. Быстро избавляюсь и от утягивающего белья, иначе Игорю точно не справиться, и чувствую его пальцы, ласкающие меня всю, целиком. Еще мгновение, пока Игорь заботится о контрацепции и я полностью растворяюсь в безумной страсти, поглотившей нас обоих.

Утро встречает меня ласковыми лучами, что играют на моем лице. Игорь еще крепко спит. Приглаживаю торчащие в разные стороны пряди, быстро одеваюсь и выхожу из машины. Еще очень рано. Время на смартфоне показывает пять минут восьмого. Отлично. Если потороплюсь, то успею и к Витюшиному пробуждению. Очень надеюсь, что братик не проснулся раньше времени и не напугался моего отсутствия.

Кидаю прощальный взгляд на мужчину своей мечты. Вчера была поистине волшебная ночь. Я благодарна ему за это, но утро наверняка разрушит былое очарование. Не хочу неловкости рядом с ним. Не хочу его прячущихся от меня глаз. Не хочу несбыточного «я перезвоню». Что было, то было прекрасно. Захочет меня найти и продолжить — мой номер и адрес он знает. А не захочет, что вероятнее всего. То… Вздыхаю.

— Прощай, мой идеальный. Пусть у тебя все будет хорошо. — шепчу на последок, стараясь запомнить каждую черточку, каждый мускул, расслабленный сейчас, пока он крепко спит.

Мне пора и я быстро иду в сторону трассы. Невдалеке виднеется автобусная остановка. Ну или попутку остановлю.


***

Игорь

Сбежала значит? Ну и не плохо. Не люблю это все поутру. Ночью все кажется особенным, магическим, желанным, а солнце словно снимает покровы. Не готов я еще просыпаться с женщиной в одной постели. С одной был готов, но и то, потому что она носила моих детей. Я так думал, по крайней мере. Ладно, не надо сейчас о ней, иначе настроение улетучится окончательно.

Выхожу из машины в утреннюю прохладу. Разминаю затекшую спину. Всё-таки автомобильный диван не лучшее место для полноценного отдыха. Скребусь по отросшей за ночь щетине, взъерошиваю волосы назад. В душ бы сейчас не плохо и зубы почистить — всё-таки бутылку вина вчера на двоих выпили.

Достаю мятный леденец. Хоть что-то. Хотя ехать до особняка не далеко, но мало ли гайцы какие решат подоить мажора на крутой тачке. Иду в кусты. Всё же, куда же она могла податься на пустой трассе?

Сажусь за руль. Что-то мешается на сидении. Достаю ту самую пачку. Это что, я вчера использовал испорченные Аллочкой??? Лихорадочно высыпаю оставшиеся прямоугольники на сидение — семь из десяти. О, нет! Я совсем идиот? Мне жениться через две недели! Брак хоть целиком и полностью фейковый, но залетной птички мне сейчас ой как не надо!

Я зол на Аллу! Ну, кошка дранная, устроила мне тут русскую рулетку! Ну попадись она мне на глаза! Бью по газам и мчусь в особняк. Быстрая езда немного остужает мой пыл. Киваю прислуге, что быстро ликвидируют последствия вчерашнего вечера. Иду в ванную. Быстрый холодный душ, обычные процедуры, и злость моя немного оседает.

Дырочки Алла своей иголкой проделала крошечные. Может и пронесет еще. А нет… ну тогда и подумаю над проблемой. Денег предложу. Дашка выглядит более порядочной, чем эти все акулы. Может удастся ее уговорить в случае чего сделать все без пыли и шума.

Алла, поджав хвост и опустив глазки в пол, поджидает меня у ванной комнаты. Уже в полной боевой готовности и при параде.

Пискнула «доброе утро» и потрусила за мной, съежившись от моего гневного взгляда. Знает, стерва, что нашкодила, вот и боится получить за испорченные тапки хозяина. Молча садимся в машину. Скреплю челюстями, чтобы не сорваться и не послать ее куда подальше. Но на светофоре не выдерживаю. Достаю испорченную пачку и швыряю ей на колени.

— Это тебе!

Алла закусывает губу. Тут же по щеке катится слеза. Прозрачная и красивая. И такая же ненатуральная как она вся. Секретарша молча убирает пачку к себе в сумочку и всхлипывает. Но меня этими рыданиями не провести.

Виктор

Седовласый мужчина медленно пил кофе из маленькой чашечки, казавшейся в его руках игрушечной. Перед ним стояла симпатичная ухоженная девушка с идеальной прической и макияжем. Строгая офисная юбка, пиджак без единой складочки, белоснежный топ и туфли на шпильке. Идеальный личный помощник. Во всем.

— Вот ее снимок, — показал он экран смартфона, где была запечатлена девушка со вчерашнего вечера. Симпатичная, но немного полноватая. Она приехала с Игорем Орловым, и Анна была немало удивлена этим фактом. — Мне нужна любая информация на нее. Кто она? Что она? Чем занимается. Рычаги давления. Круг общения. Времени тебе до вечера. К ужину жду отчет. А сейчас свободна!

Анна сухо кивнула и без лишних вопросов поспешила к двери.

— Скоро я тебя надкушу, моя маленькая Зефирка, — глумливо ухмыльнулся Виктор, внимательно вглядываясь на фотографию на смартфоне.

Глава 3

Даша

Как же я ждала звонка от него… весь тот день и следующий не отрывала глаз от телефона! Мне бы работу искать, да Витюше сиделку, а у меня дебильная улыбочка на лице, да бабочки в животе… И ведь умом понимаю, что ни разу не сдалась молодому красивому миллионеру, но вот сердце, что делать с ним, будь оно не ладно? Как его успокоить, и убедить не биться так хаотично при мысли об Игоре?

— Не гуляешь сегодня с мажорчиком? — подливает масла в огонь Ленка.

Я только возвращаюсь из продуктового, а она уже тут как тут.

— Лен, какая тебе разница? — отбриваю ее. — Я же не спрашиваю, с кем ты проводишь свое личное время.

— Да я за тебя волнуюсь, соседушка! — притворно вздыхает сплетница. — Не обрюхатил поди тебя добрый молодец?

— Лен, за себя волнуйся! — быстрей забегаю к себе.

Вот надоедливая какая! Злюсь на нее, а у самой все мысли только о той ночи. Игорь ведь предохранялся. Я точно помню. Надеюсь, ту испорченную его секретаршей пачку он выкинул. Ведь не станет же хранить ее, пользоваться уж тем более. На вид он парень серьезный и ответственный. Эх… и до «этих дней» далеко еще… считай середина цикла, ближе к началу. Да нет! Мне только этих проблем не хватало. Нет. Конечно, же Игорь воспользовался новой пачкой. Однозначно.

Виктор.

— Отчет о Пичугиной Дарье. Или мне попозже зайти?

— Нет. Давай сейчас. — Виктор отложил вилку и нож, которым аккуратно разделывал стейк из рыбы и отодвинул тарелку.

Девушка аккуратно положила тонкую папку перед седовласым мужчиной.

— Это всё, что удалось найти? — мужчина небрежно скользнул по серой юбке и задержал взгляд на груди.

Девушка абсолютно бесстрастно выдержала этот взгляд. Так было уже миллион раз. Это — просто часть ее работы. Такая же обязанность, как и варить кофе по первому требованию.

— Да Виктор Борисович. То, что удалось узнать к этому часу. — Анна застыла в ожидании следующих инструкций.

Хорошая девочка. Дрессированная. Стальному она нравилась. За это он платил ей огромные зарплату и дополнительные, сверхурочные.

— Хорошо, Анна. Я посмотрю.

— Разрешите идти?

— Иди. — Виктор открыл папку.

Сверху лежала фотография. Та самая, распечатанная со смартфона. Зефирка мило улыбалась сопляку, притащившему ее вчера на вечер.

— Вернись! — передумал он, когда Анна была уже в дверях.

Девушка застыла и быстро подошла к нему.

— На колени! — коротко приказал он, откинувшись в кресле, не думая выпускать фотографию Дарьи из рук.

Даша

Несколько следующих дней ободрения мне не принесли. Игорь так и не позвонил, наверно, мне не надо его ждать. Что ж? Надо отпустить эту ситуацию и идти дальше. Около него вон сколько красоток вьется… зачем ему толстая старая и страшная тетя, которая старше его на пять лет?!

С работой в нашем городке как оказалось, тоже полный швах! Никому не нужны ни повара, ни экономисты, коим я была по высшему образованию. От безысходности стала рассматривать вакансии в Питере — вот там уже поинтереснее. Можно найти себе подходящее — хоть поваром пойди, хоть в офис, в соответствующий отдел.

Едва воспряв духом, оборачиваюсь на Витюшу. Мальчик, улыбаясь, смотрит мультик по телевизору. И как я поеду в Питер? Везти его с собой — нереально. У него тут процедуры, врачи, которые за минимальную плату помогают поддерживать его здоровье, да воздух тут в конце-концов чище. А там? Неужели потащу Витюшу в съемную комнату, ведь даже на целую квартиру мне может не хватить?

Вспоминаю, что когда-то давно узнавала о центре «Новая Жизнь» — богатом пансионате для больных с деньгами. Там обеспечивают полноценный уход и лечение таким несчастным как мой братик, но месяц пребывания в данном заведении стоит как моя двухгодичная зарплата на предыдущей работе. Где взять такие деньги? Но зато, если бы удалось его устроить, то можно было бы со спокойной душой податься в большой город и работать, навещая братика по выходным и праздникам.

Квартирку что ли эту продать? Витюше на первое время бы хватило, а там глядишь и я бы подзаработала… но нет. Прекрасно понимаю, что даже без такой хрущевки нам с братиком оставаться нельзя. Мало ли что там случится дальше. Не оставаться же мне на улице с малолетним инвалидом!

У Игоря попросить в займы? Он бы дал конечно, но кто я такая, и кто он мне, чтобы разбрасываться подобными суммами? Подумаешь, провели вместе одну волшебную ночь. Тогда в его глазах я превращусь в подобие меркантильной Аллочки и он будет презирать и избегать меня так же. Вот чего бы мне хотелось меньше всего.

На следующий день съездила в областное медучреждение в двух часах езды от нашего городка. Но там, прямо с порога заявили, что мест нет, и очередь расписана на три года вперед. Предложили собрать уйму документов и встать в эту самую очередь. Но когда я прошлась по обшарпанному коридору и невольно позаглядывала в местные палаты, то отправлять сюда Витюшу расхотелось окончательно. Нет, нужно искать другой выход.

И этот выход, как ни странно не заставил себя ждать. Еще трясясь в маршрутке по дороге домой мне позвонили из «Новой Жизни».

— Дарья Андреевна, — говорил приятный женский голос. — некий спонсор оплатил пребывание вашего брата в нашем пансионате на год.

— Кто это? — не веря своим ушам и своему счастью воскликнула я.

— Не имеем право рассказать. Спонсор пожелал остаться неизвестным.


Сжимаю трубку у уха, не в силах прийти в себя.

— Дарья Андреевна, когда вам будет удобно подготовить брата к переезду? Вам оплачена транспортировка больного до «Новой жизни» нашей специально-оборудованной машиной.

Это кто же такой щедрый… у меня только одно предположение, и от него сладко сжимается все внутри! Он узнал про мое тяжелое положение и решил помочь в данной ситуации! И ведь знал, что не приму от него такой помощи, и потому решил остаться инкогнито!

— Дарья Андреевна, вы тут? — окликнули меня в телефоне.

— Да…

— Отлично. Номер клиники сохраниться у вас на телефоне. Перезвоните, как будете готовы. Так же вам, как близкому родственнику оплатили гостиницу на территории нашего пансионата. Вы можете пожить рядом с братом неделю — посмотреть и понять принцип работы, условия, уход, отношение персонала и многое другое.

— Да… — все, что могла я произнести.

***

Несколько дней в пансионате действительно показались нам с Витюшей «Новой жизнью». Витюшина палата больше напоминала обычную спальню, чем больничное помещение. Одноместная, специально оборудованная. С его персональным креслом и персональной сиделкой. Спонсор расщедрился на вип-пакет услуг, включавший в себя уход, лечение, медикаменты, массаж, физиопроцедуры, лфк и занятия с педагогами.

Особенно нас с братом поразила чистота вокруг и отзывчивый улыбчивый персонал. Неделю в гостинице на территории «Новой жизни» я провела как на курорте. Отдохнула, привела мысли в порядок и немного воспряла духом.

То, что добрый ангел, устроивший нам с братом королевский сюрприз — Игорь я не сомневалась ни на мгновение. Я вновь и вновь ждала его звонка, мечтая поблагодарить, и пообещать вернуть все затраты, как только смогу, но смартфон оставался глух.

В последний день перед моим возвращением домой я настолько накрутила себя, что зажмурившись, набрала его номер, оставшийся в памяти еще с того дня. С замиранием сердца слушаю длинные гудки, порываясь каждый раз сбросить вызов.

— Да. — немного раздраженно бросает знакомый баритон.

— Игорь… — смущаюсь я.

Ты взрослая женщина, Даша! Возьми себя в руки и поблагодари его. Чего здесь такого?!

— Да, я слушаю! — раздражается он все больше.

— Игорь, это Даша, из …ка ты помнишь?

— Какая Даша? — голос из раздраженного перетекает в недоумевающий, а у меня… у меня все опускается и переворачивается.

— Ну… Даша! Ты меня сбил около супермаркета, а потом мы с тобой на корпоративе…

— Всё, вспомнил! — прерывает меня Игорь. — Я сейчас сильно занят! Перезвоню сам, когда освобожусь.

— Э-э-э… ну да, конечно!

Игорь моментально прерывает звонок. Действительно ли он занят, или просто захотел отделаться от меня? Нет, я давно уже не наивный щенок, всё понимаю сама. Но, черт как же больно все это! И кто тогда оплатил Витюше клинику, если не Игорь? Нет, это всё-таки он. Решил таким образом откупиться от меня. Что ж… больше надоедать ему не буду. Надо будет, сам позвонит.

***

— Виктор Борисович, все доставили. Я проверила по списку. В этот раз ничего не упустили. — Анна поднялась на встречу к вернувшемуся домой шефу.

— Хорошо. — сухо кивнул он.

— Не желаете взглянуть?

— Отчего же и не взглянуть? — хмыкнул Стальной.

Они спустились в темную полумрачную комнату, расположенную на минус первом этаже роскошного особняка. Обновленные плети, стеги и прочие атрибуты игр для взрослых были аккуратно развешаны на стенах.

Виктор придирчиво осмотрел новую коллекцию. Снял плеть с тонкими ремешками, взвесил в руке. Упругая. Перед его мысленным взором тут же возник снимок Дарьи. Он попробует с Зефиркой всё. Но позже. Когда окончательно сломит ее морально и полностью подчинит себе.

Виктор резко развернулся к своей помощнице. Та инстинктивно отпрянула от него. Едва, лишь на полшага, но от Виктора это не ускользнуло. Ладно. Пока она нужна ему в целостности, а игры могут вывести ее из строя на несколько дней, если он вновь не сможет сдержать себя.

— Вызови мне девушку из агентства. — потребовал Стальной — хочу опробовать товар.

***

Питер. Через несколько дней.

Это только первое время кажется, что жизнь с увольнением заканчивается. В больших городах, рассудила я, успокаивая саму себя, вообще с работой дела обстоят получше. Тем более, у меня высшее образование. Пора бы вспомнить прошлые навыки, забытые годами работы на неблагодарного шефа. Ладно, не время поминать его не добрым словом на новом собеседовании. Нас, помимо меня, собралось еще четверо кандидаток, и все как на подбор: красивые, стройные, с идеальным макияжем, ухоженными руками и жутко деловыми взглядами.

А как модно мои соперницы были одеты! Будто не в бизнес-компанию пришли устраиваться, а минимум на собеседование в модели «Ангелов Виктории Сикрет». И я по сравнению с ними: еле как залезла в старые классические брюки, впившиеся мне куда только можно, в которых не только говорить — вздохнуть было не реально. Голубоватая блузка еле сошлась на увеличившейся за счет лишнего веса груди, и я молила только о двух вещах: чтобы молния на тесных брюках не разошлась, да чтобы пуговицы с блузы не поотлетали.

И под дождь кандидатки умудрились не попасть: не иначе как каждая на машине приехала, если не на личной, то на такси, а у меня разве есть лишнее с комфортом разъезжать? Вот и мотылялась битый час на автобусе — чтобы добраться из той дыры, где удалось снять однушку до центра, где располагался пафосный офис моего предполагаемого места работы. Я же, пока бежала с остановки до входа в башню бизнес-центра — вымокла что буек на море в шторм, целиком то есть, благо додумалась плащ нацепить, а вот зонтик ни ума ни фантазии прихватить не хватило — когда выходила из нынешнего дома, на небе не было ни облачка, а экстрасенсорными способностями, я как видно из предыдущего жизненного опыта я, к сожалению, не обладала.

На проходной стащила верхнюю одежду, за неимением куда деть, свернула подмышку, отчего она естественно намокла. Так, еще не хватало в этом опозориться! Блин, вот бы взглянуть на себя в зеркало хоть одним глазком! Но где же в этом пафосном офисе туалет? И спросить неудобно — выхолощенные красотки и безупречно одетые красавцы плыли мимо с такими важно-брезгливыми лицами, что и на той самой козе, которая сраная, не подъедешь к ним так запросто.

В нашей фирмочке все было гораздо скромнее и что удивительно, уютнее: обшарпанный линолеум в коридоре, теплые желтые лампочки в потолке, отопление и охлаждение раздельное, все друг другу если и не улыбались, но всё равно за столько лет работы притерлись — были внутренние приколы, шутки, поддевки… да что там теперь говорить: по облупленному шеллаку со сломанного ногтя обычно не плачут.

А здесь? Система охлаждения централизованная — льется с потолка арктическим холодом и таким же синеватым галогеновым освещением с модного навесного спот-потолка. Всё начищенное — сверкает, хоть глаз выколи; чужое, не уютное. И мебель в этой приемной, куда нас с остальными девицами завели, сияла аки хирургический кабинет безумного, помешанного на пластиковой красоте врача-шизофреника. Холодные тона, строгость, промозглая неуютная, недружелюбная атмосфера.


Я поймала себя на мысли, что не представляю собственное рабочее место таким. Я — другая, абсолютно не подхожу ко всему этому пафосу и дороговизне. Вон и диван, на котором мы сидели, широкий, до спинки не дотянуться, не облокотиться (сиди с затекшей поясницей и ледяными руками, жди своей участи), и низкий — запросто с него не соскочишь, а колени оказываются выше головы автоматически. Но хуже всего тут выглядела хозяйка этого арктического оплота начальственного комфорта, (приемной то есть), секретарша. Строгая юбка-карандаш сидела на ней словно влитая вторая кожа, безупречно выглаженная, без единой складочки блузка обтягивала высокую красивую грудь и одновременно подчеркивала тончайшую талию. Шпильки элегантных черных туфелек, тончайшие как паутина и бесконечные, словно небоскребы в Нью-Йорке, при одном только взгляде вызывали во мне дрожь и боль в ступнях, но одновременно захватывали дух, волновали воображение. Какой же тут должен быть начальник, если подчиненные настолько хороши?

Не громкий, но тревожно-отчетливый звонок телефона заставил меня вздрогнуть и вынырнуть из созерцания окружающего мира.

Идеально-пухлыми губами, секретарша произнесло что-то еле различимое, а затем, соизволив приподнять умело подведенные глаза на нас, недовольно произнесла:

— Иванова Алиса. Есть такая среди вас?

Исполненная чувством собственного достоинства приятная фигуристая блондинка в превосходно сидящем брючном костюме, с сумочкой-планшетом, в очках тончайшей оправы и на каблуках, конечно же, грациозно выпорхнула из объятий неудобного монструозного дивана.

— Пойдемте в переговорную. — кинула ей секретарша, скрываясь за дверью, ведущей в холл.

Я и еще трое девушек остались наедине, искоса переглянувшись друг с другом. И одна из них, внезапно произнесла кивая на меня другим соискательницам.

— А мы еще переживаем! Вон некоторые даже голову не удосужились помыть и морду перед интервью замазать!

В первые секунды я просто остолбенела от сказанного: голову ведь мыла, даже несмотря на отсутствие с утра пораньше водопроводной воды в кране — пришлось по старинке, ковшиком! И даже пучок аккуратный из своих, как заметил дорогой бывший начальник, трех волосинок, соорудить попыталась. И лицо накрасила! Вот честное слово! А все дождь — и прическу превратил в немытые пакли и тушь смыл, небось не куда-то, а именно под глаза, делая меня еще старше и более уставшей, чем есть на самом деле.

Заерзала на диване, заозиравшись по сторонам: может хоть во что-то есть возможность взглянуть, за неимением зеркала? Все ли так плохо, как фыркнула соперница?

— Блин, она еще и чесоточная! — возмутилась вторая.

Нет, — прикрыла я глаза, стараясь не слушать их. Это всего лишь мои соперницы, и они пытаются устранить врага, морально вымотав его. А вот не получится у них. Вот возьму и получу эту должность! Им назло! Хренашечки дождутся моей капитуляции. Может они и красивые модно упакованные куклы, но надеюсь, что тут оценивают потенциального сотрудника по умственным качествам, а не праздной и праздничной мишуре!

В проем заглянула секретарша, и не глядя бросила: все в переговорную. Для вас будет общее задание! Мы подскочили с мест как по команде и бросились вслед за хозяйкой приемной.

Переговорная радовала глаз большим светло-коричневым столом, удобными креслами, широкими окнами и потрясающим видом на город за ними. Большая плазменная панель висела во всю стену, рекламируя местную производимую продукцию. Ну и конечно же первая кандидатка, спешно поправляла сбившуюся юбку и незаметно застегивала верхнюю пуговицу на блузке. Довольный как Ихтиандр, выбравшийся из сетей дона Педро, HR-менеджер тоже имелся. Он обвел всех нас придирчиво-сальным взглядом и заметно поежился на мне. Я же внешне никак не отреагировала на такую явную неприязнь, зато внутренне отметила новый тычок судьбы.

Секретарша быстро раздала нам мини-тест с опросником и поставила таймер на десять минут. Как и остальные девушки, я быстро начала заполнять пустые графы, когда в переговорную вошли двое. Они громко гоготали совершенно не обращая на нас никакого внимания. Зато секретарша и HR-менеджер заметно подобрались, подобострастно глядя на напыщенных смазливых юнцов, упакованных в дорогие костюмы, и носивших часы стоимостью в целую мою квартиру.

— Это что еще такое? — прогнусавил один из них.

— Мари себе помощницу выбирает. — ответил второй.

— И эту покусанную пчелами «Анжелину Джоли»!? — не поверил первый, бесцеремонно ткнув в меня пальцем.

Все, включая пресловутого менеджера, довольно жестоко заржали, открыто пялясь на меня.

***

«Ах ты ж гнусавая тварь», — шла я, молясь только не пролить истерику прямо в автобусе. Лучше сначала добраться до дома, а там уж, сокрывшись от всего мира в душевой поплакаться вволю и навзрыд.

Хотя чего тут плакать? Это была всего лишь первая попытка. А первый блин, он всегда комом. Это еще задолго до меня подмечено было. Да и как бы я там работала под началом всех этих напыщенных людишек, только и могущих что шпынять слабых, самоутверждаясь, за счет других.

Вон ларек с шаурмой и калорийными сосисками в тесте. Сейчас как устрою себе пир на весь мир, и денег на антидепрессанты тратить не надо. Подхожу ближе. С зеркальной витрины на меня смотрит несчастная тетенька средних лет. Видно, что одежда на ней вот-вот треснет, а лицо едва ли поместится в форточку, откуда светит золотым зубом улыбчивый смуглый торговец:

— Всё свежее, красавица! Что тебе сделать? Мяса побольше положу, лучку, помидорчиков, такой девушке ничего не жалко!

Красавица? — вздрогнула я. Парень явно издевается, или хочет втюхать товар клиенту. Всем известно, что мы для продавцов самые красивые любимые и дорогие клиенты на свете. Во всех смыслах и во всех сферах.

Огромным усилием воли сдерживаю возмущенно урчащий желудок, улыбаюсь парню и решительно сворачиваю в соседний продуктовый. Минут через пять выхожу, мужественно сжимая зубы и пачку самого обычного геркулеса. Отварю на воде — красота! Что не съем на лицо намажу, вот и салонная процедура будет. А деньги, которых кстати не очень много приберегу на будущее.

***

— Как там дела у Пичугиной? — Виктор снял очки в тонкой оправе и развалился в кресле.

Анна поспешила к нему, встав на почтительном расстоянии.

— Помассируй мне плечи. — последовал короткий приказ.

Анна по настоянию Босса окончила курсы массажисток и теперь он использовал и этот ценный навык своей незаменимой помощницы. Девушка знала свое дело на отлично и вскоре напряжение в шее и плечах стало сходить на нет.

— Говори. — разрешил Виктор.

— Она не прошла интервью. Завтра у нее другое собеседование в «Холдинг-Фросте».

— Ты уже связалась с руководством?

— Да. Меня заверили, что Пичугина провалит его.

— Отлично. Тогда пускай завтра же позвонит наш эйчар. Позаботься, чтобы Зефирка получила эту должность.

Хотя босс впервые назвал Пичугину Зефиркой при ней, Анна и виду не подала, продолжала умело разминать шефу позвонки.

— Достаточно! — приказал Виктор.

Анна убрала руки и встала рядом с креслом начальника. Она знала этот оценивающий взгляд, и то, что последует дальше. Интуиция ее не подвела. Виктор рывком дернул ее на себя и усадив на колени быстро открыл фотографию Дарьи на планшете.

— Блузку! — потребовал он, ослабляя петлю галстука.

Глава 4

Холдинг-Фрост… что-то очень знакомое. Гуглю в интернете название компании, куда меня пригласили завтра на собеседование.

Придя домой после первого неудачного интервью, не стала заедать стресс как обычно, а пошла в душ. Тоже не долгий — чтобы не разморило, и не разреветься. А то как завтра опухшей идти получать должность мечты?

После душа придирчиво оглядела себя в зеркале старинного шифоньера. Что ж? Надо признать, что лишний вес у меня явно имеется, и нужно с ним что-то делать. Сделала стандартный комплекс упражнений, десять приседаний и пару десятков упражнений на пресс. Хотя спортивная нагрузка — так себе, но уже хоть что-то. Довольная собой, сварила овсянку на воде. Даже проглотила полтарелки. Больше не влезло. Остальное, как и планировала, использовала на лицо, шею и зону декольте. Кожа ответила благодарностью. Посвежела и стала на ощупь как бархат. И почему я раньше так не делала?!

Памятуя о вчерашнем провале, сегодня подготовилась основательно. Вода в душе была на моей стороне, так что прическу сделать мне удалось, нанесла макияж и зонт предусмотрительно сунула в сумку. Как оказалось — зря. На улице стояла чудесная солнечная безветренная погода. Автобус подошел сразу, даже нашлось свободное место.

Э, нет, Дашка! Нечего свои роскошные телеса баловать. Стоя доедешь — всё полезнее для фигуры.

Красивое стеклянное здание Холдинг-Фроста выглядело солиднее вчерашней фирмы, да и менеджер по персоналу по приятнее вчерашней Мари.

— Следуйте за мной — улыбнулась она мне и легонько развернулась на каблучках.

У меня же после вчерашнего ужина овсянкой и завтрака с ней же, в теле ощущалась такая же легкость! Даже словно уже и брюки не так давили как раньше… Я летела за ней поражаясь контрасту со вчерашней компанией и этой… Тут действительно хотелось работать, было как-то уютнее что ли.

— Располагайтесь — завела она меня в небольшую переговорную, — я сейчас позову начальника отдела, куда требуется сотрудник. Он и будет проводить собеседование. Вам что-нибудь принести? Воду? Сок?

А я сижу настолько пораженная поведением менеджера, что даже дар речи потеряла, смотрю на нее как на инопланетянку.

— Да не волнуйтесь вы так! — улыбается приятная девушка. — Начальник не зверь, очень милый и справедливый.

Дверь остается открытой, а мое волнение, несмотря на дружелюбную атмосферу только ползет в верх.

Внезапно осознаю себя в тишине. Только откуда-то слышится дробное стучание пальцев о клавиатуру, доносится вкусный запах настоящего сваренного кофе. И в этой благостной атмосфере раздается детский веселый визг и топот маленьких ножек. Это все мне кажется настолько необычным и неуместном в серьезном офисе, что я, не осознавая что делаю, подаюсь вперед и выглядываю в дверь.

Маленькая девчушка, годика два, не более, блондиночка с очаровательными кудряшками, сжимая игрушечного котенка бежит на встречу к… Игорю?

Я глазам своим не верю, но то что парень как две капли похож на моего случайного любовника, это факт. Парень подхватывает девчушку, и та, заливаясь довольным смехом, тычет котенком ему прямо в лицо.

— Аришка, тьфу ты! — парень разворачивается, пытаясь спрятать губы от мягкой игрушки, и мы с Игорем встречаемся глазами.


— Ты? — удивляется он, а сам пытается спрятать от меня свои руки, зарыв их в рюши пышного платьица малышки. — Что ты здесь делаешь?

— Я… на работу пришла устраиваться… на собеседование. А ты?

Очаровательная девчушка все не оставляет попыток тыкнуть пластмассовым носом котенка в губы Игоря.

— Да, Ариша! — притворно прикрикивает он на проказницу, — Я кому сейчас покажу?

Но девчушка не пугается ни притворного гнева, ни сдвинутых бровей к переносице. Она продолжает смеяться и озорничать. В коридоре раздается звук отворяемой двери. К нам выходит красивая молодая блондинка. Стройная, хорошо одетая, приятная такая. Не то, что вчерашние мымры.

Девушка бросает странный взгляд на Игоря. А его прямо не узнать. Изменился за секунду, поменялся в лице. И смотрит на нее с такой грустью и сожалением, будто украл у нее что-то или сделал плохое, а теперь раскаивается.

— Вот, ты куда делась, Ариша! — девушка улыбается своей дочери, а потом кивает и мне, как знакомой. Заметила, не проигнорировала, и правда приятная.

— Да куда же ей убегать, Саша? — тихо произносит Игорь, поудобнее устраивая девчушку на руках. — Хоть вы и редко сюда приезжаете, но принцесса помнит… па…

— Дядю! — твердо перебивает его Саша. — Дядю Игоря.

— Да. — обреченно соглашается он. — Дядю… Игоря.

В конце коридора появляется еще один ребенок. Мальчик на этот раз. Завидев нас, он со всех ног кидается в нашу сторону вопя при этом что-то невообразимое. За ним, уверенным размашистым шагом вышагивает высокий темноволосый мужчина. По мере того, как он подходит к нам, его симпатичное мужественное лицо мрачнеет с каждым мгновением. Он неприязненно окидывает меня ледяным взглядом, а Игоря — откровенно злым:

— Отдай мне МОЮ дочь! — с нажимом выделяет он местоимение.

Игорь не спорит. Осторожно передает ребенка в руки отца.

— Чего ты боишься, Руслан Сергеевич? — тихо спрашивает он. — Дай хоть подержать Аришку немного?

— Нечего МОИХ детей держать! — ревниво отбривает он.

Ну и злюка… не дай бог у такого работать!

— Руслан, ну что ты в самом деле? — улыбается Саша и улыбкой разрежает напряжение, повисшее в воздухе между двумя мужчинами.

Не отпуская дочь, Руслан осторожно берет Сашу за руку, и подарив ей влюбленную улыбку оборачивается к мальчику.

— Вертлявый, давай за нами! Скоро на площадку поедем!

— Площадка! Площадка! — орет малыш, но к родителям всё-таки подбегает.

Руслан легонько подхватывает его в свободную руку и всё семейство удаляется к лифту. Я замечаю, с какой любовью и тоской Игорь провожает взглядом Сашу и детей. Что-то тут не так. Наверняка, у него с этой девушкой что-то произошло. И Руслан, как мне показалось, жутко ревнует Сашу и детей к нему. С чего бы это?

— Похоже, мужчина тебя недолюбливает, — тихо замечаю я.

— Ненавидит. — с тоской подтверждает Игорь. — А впрочем, у него есть на это полное право. Так что ты тут делаешь? — быстро переводит разговор он, беря себя в руки. — Преследуешь меня теперь?

Игорь

Она появилась внезапно. Нет, я знал, что Котов и Саша с детьми должны прибыть сегодня, но все равно она застала меня врасплох. Красивая. Уверенная в себе. Неподражаемая. Как строила она меня чуть больше двух лет назад? Как отбривала! Почему я не настоял на своем и позволил Котову завоевать её?! Я же делал ей предложение! Очень хотел этих детей, которые в итоге достались не мне!

Как я ждал результатов днк… как надеялся, что хотя бы один из двойни мой! Но нет… экспертиза не врет. Она безжалостно отобрала у меня обоих детей и отдала сопернику, вместе с женщиной, которую хотел… хочу. Черт, хочу ее до сих пор!

Понимаю прекрасно, что не нужно лезть в их отношения, не нужно пытаться сломать семью, тем более только недавно сочетался браком, пусть и фиктивным. Даже кольцо не снял, идиот!

И тут Саша вновь… вошла ко мне следом за Котовым, а у меня все внутри оборвалось, скрутилось внизу живота, дыхание перехватило! А она улыбнулась так, что будь моя воля, закинул бы ее на плечо и в автомобиль — подальше от Руслана, как тогда на том злополучном корпоративе. Уж теперь бы я ее не выпустил, не смогла бы она от меня отделаться просто так!

Пока пожирал ее глазами, она быстро подхватила на руки девчушку, что осталась незамеченной мной. И тут же заорал второй ребенок, немедленно требуя взять и его. Дети! Уже так подросли! Видел их последний раз полгода назад, а теперь не узнать! А ведь я им сказки читал. Идиот! Нужно было хватать Сашу, а не ждать, пока она там выберет из нас. Всё равно это мои дети, чтобы там не говорила экспертиза!

Руслан передает мне пакет документов, сухо в деловом стиле обсуждаем рабочие моменты. Он ненавидит меня, а я его. Напряжение так и летает в воздухе. Он ревнует Сашу до белого каленья, дурак! Если бы у меня был хоть единый шанс отбить ее у него, я бы воспользовался им незамедлительно.

Стараюсь не смотреть в ее сторону, но глаза так и скашиваются к тонкой хрупкой фигуре сидящей девушки, помогающей нашим детям раскрашивать щенят фломастерами. А еще в кабинете вовсю витает ее запах, заставляя меня думать о таких вещах, о которых ни в коем случае нельзя помыслить в отношении чужих жен.

Меня спасает Ариша. Она срывается с места и бежит в коридор. Я кидаюсь за ней, как тигр за своим котенком. Подхватываю на руки. Легкая, воздушная, с кудряшками, выбившимися из тонких хвостиков. Пахнет молочком и еще чем-то приятным, словно ангелочек. Моя дочка. Могла быть моей, если бы не…

И тут вспоминаю, как отдавал детскую мебель в детдом, книжки и игрушки, что накупил им тогда. Руслан наотрез отказался забирать это все. Еще и послал, чуть морду вновь не разбил.

Оборачиваюсь и вижу новый сюрприз. Не такой приятный, как появление Саши и детей. Явилась… как ее там? Похоже, я недооценил дамочку. А вот она сто процентов заценила и мою машину, и особняк, куда я ее притащил, спасаясь от Аллочкиных планов, и мою щедрость в салоне красоты. Но разве я не сполна искупил наезд на нее и Аллочкины оскорбления? Зачем нужно было приезжать из своего захолустья и появляться в моей компании? Она же позвонила мне, и я явно дал ей понять, что между нами ничего нет и быть не может!?

У меня и так скудные секунды общения с дочерью и Сашей, а она норовит испортить мне и их!

***

— Так, что ты тут делаешь? — хмурюсь я. Соперник увел Сашу и детей, и теперь неизвестно, когда я смогу увидеть их вновь.

Сейчас бы помчаться за ними, но эта Глаша, или Маша, как там ее, стоит глазки в пол опустила, будто случайно сюда зашла и вообще меня не искала. Надо признать, что она похорошела с той нашей встречи, даже вроде как немного постройнела. Но до Саши ей еще далеко! Интересно, денег сразу начнет требовать, или еще поломает комедию для приличия?

— Я… жду начальника отдела и менеджера по подбору персонала. Меня пригласили сюда на собеседование. — проблеяла она.

Надо же, даже покраснела. Аж кончики ушей порозовели.

— Значит, работать тут собралась? — усмехаюсь я. Мне начинает надоедать весь этот фарс. Ну да, мы переспали. И что теперь? Жениться я ей не обещал же? К чему эти преследования?

— Если примут. — осторожно отвечает она, не поднимая глаз.

— А ты знаешь, кто тут самый главный, в этой компании? — иронично осведомляюсь я.

— Ты? — предполагает она.

— Ну конечно, ты всё знаешь! Долго ли информацию собирала? Даже из провинции приехала, в надежде получить это место и меня в качестве нехилого такого бонуса?!

Дамочка вздрагивает, а я распаляюсь еще больше. Вся эта ситуация начинает мне порядком надоедать. Еще и от Руслана негатива хлебнул. Кто же сдержится после такого?

— Я не знала, что это твоя компания. — робко отвечает она.

— Не знала? Знаешь, что, Наташа! — специально коверкаю ее имя. — Я не верю тебе! Твой план тут не прокатит! Если ты думала, что после того, как переспишь со мной, у тебя откроются радужные перспективы в большом городе, то тебе лучше вернуться обратно! Ибо помогать я тебе не собираюсь! Совесть надо иметь! Зачем звонила мне? Я думал, что после моего ответа, если бы в тебе была хоть капля гордости, ты бы больше не появилась на моем пути, но нет! Мы не гордые, да?!

В гневе я откинул упавшую на глаза челку и сверкнул обручалкой прямо перед ее глазами.

— Ты женат!? — упавшим голосом прошептала она.

— Я не пойму, на что ты надеялась? — я хотел и дальше обличать ее, сравнить с Аллочкой, которая хоть и меркантильная до мозга костей, но и то действовала намного изящнее, но девушка меня прервала:

— Достаточно, Игорь Эдуардович. Я все поняла. Больше вас не побеспокою.

А у самой слезы в глазах, пока оборачивалась и убегала от меня по коридору. Только меня этим спектаклем не пронять. Если она думает, что я сейчас брошусь вслед за ней, то глубоко ошибается.

— Игорь Эдуардович? — зовет меня менеджер по персоналу. — Тут девушка на собеседование приходила. Куда подевалась, не видели случайно?

— Видел. — коротко ответил ей. — Больше ее в это здание не пускать. Предупредите охрану.

— Поняла. — смущается работница, и оглядываясь на меня, семенит в сторону к лифтам.

Черт! Возвращаюсь к себе. В кабинете по-прежнему пахнет духами Саши. На столике валяются недорисованные разукрашки. Собрал их в аккуратную стопку.

— Алла Владиславовна. Зайдите. — вызвал вертихвостку по селектору.

Опять — юбка короче некуда, распущенные длинные волосы как у русалки, губки бантиком, в глазах призыв. Нет! Еще одна! Да не нужны вы мне все, как не поймете?! Женушка хоть, не пристает и то ладно. Такая же холодная и расчетливая как ее отец — наш крупный партнер.

— Заведите отдельную папку для рисунков. Будет храниться у меня в сейфе.

Вот что мне только остается иметь от детей… Все на свете бы отдал, чтобы хотя бы Ариша оказалась от меня!



Даша

Выбегаю из здания офиса. Слезы так и текут сами с собой. Больно? Очень. Это — конец. Он просто не поверил мне. Я не собиралась его преследовать! Правда не знала, что это его компания. Да даже если бы и знала, разве это повод так меня унижать? Не помню, как добралась до съемного жилища. Отревелась там вдоволь.

Кто-то звонил с неизвестного номера. Может следующий работодатель? Но у меня не было ни сил, ни желания разговаривать ни с кем. Возможно сейчас я вновь упускаю шанс, но… но!

Сходила в душ, немного успокоилась. Что ж? Будет мне уроком в дальнейшем, как верить и доверять людям. Мужчинам в особенности. Стала думать про звонок. Открыла номер. Может перезвонить? Мало ли кто это?

Телефон звонит тут же. Ух, не пришлось долго мучиться сомнениями!

— Пичугина Дарья Андреевна?

— Да, это я.

— Вас беспокоят из компании «НьюКалм». Удобно ли будет вам завтра к десяти подойти на интервью?

— Да… но, я не подавала резюме в «НьюКалм» — удивляюсь я.

— Но на сайте же свое резюме оставляли? — справедливо возражает приятный женский голос.

— И то верно, — что-то из-за случившегося с Игорем мозги мои отказывают работать правильно.

— Тогда ждем вас, не опаздывайте.

Кладу трубку и подхожу к зеркалу. Лицо красное и опухшее, глаза зареванные… надо срочно остудить чайные пакетики и сделать самую простую и эффективную примочку на веки. А потом сварить себе овсянки — другого ведь ничего нет.

А и не надо ничего другого — это я уже гляжу на свою фигуру в черных домашних лосинах: последнее время аппетита совсем нет, а на одном геркулесе живот мой опал, роскошные бедра немного сдулись, и лицо даже вроде как немного заострилось. Совсем чуть-чуть, но все же!

Стараясь не думать об Игоре, поела, сделала задуманные косметические процедуры, а потом зарядку. Раз решила браться за себя — пропускать нельзя. Тем более результаты — на лицо!

***

Это невероятно, но на работу меня приняли прямо в день собеседования. Расспросив все подробно, мне объяснили как и что делать и отвели… в собственный небольшой кабинетик!

Вот это да!!! Солидная большая компания, располагающаяся в стеклянной высотке, неподалеку от офиса Игоря. Теперь я буду работать тут? Отдельно? Да и фронт работ показался мне плевым на первый взгляд. Конечно, много чего неучтенного вылезет в процессе, но я не боюсь трудностей. Но больше всего меня порадовала зарплата. Начальная сумма была в пять раз больше той, что я получала, будучи помощником повара. А после прохождения испытательного срока обещали увеличить ее на двадцать процентов! Плюс все возможные отчисления, соцпакет, премии и прочие плюшки. Я случайно не в рай попала?!

Начальник отдела, да и весь этот аналитический отдел, состоявший из пяти женщин разного возраста, приняли меня дружелюбно. В обед позвали в кафетерий, но я была слишком взволнована, и кусок в горло не лез. Попила лишь ягодного морса и съела пару ягод, с него же. Потом, часа в четыре, они позвали меня к себе попить чаю с тортом по случаю дня рождения одной из коллег. Торта мне очень хотелось, но я пересилила себя, опять-таки взяв лишь дольку апельсина к чаю. Раз взялась за себя — нужно держаться. Сорвусь и рот мой не закроется.

К слову все сотрудницы «НьюКалма» были хорошо одеты и явно следили за фигурами. Такой же полненькой как и я была разве что уборщица, которую встретила в туалете. Вот мне и еще один дополнительный стимул взяться за себя. Не хочется быть белой вороной посреди изящных фламинго. Ничего, вот зарплату первую получу и куплю себе чего-нибудь красивого, чтобы на работу не было стыдно ходить.

Ближе к шести я стала собираться домой.

— Можно. — в дверь вошла высокая стройная девушка. Кажется, я видела ее на том злополучном вечере. — Я Анна, личный помощник Виктора Борисовича Стального.

Я уже успела узнать, что компания, в которой я теперь работаю принадлежит некоему Стальному, и мужчина этот, по сплетням моих новых сотрудниц не зря носит подобную фамилию.

— Я вас слушаю, — улыбнулась я, а у самой сердце в пятки ушло. Что этому Стальному от меня надо?


— Дарья Андреевна, в нашей компании существует определенный дресс-код.

Так, не понравилась помощнице генерального моя одежда. Мне тоже не нравится, но что я могу сделать? До зарплаты еще целый месяц работать, а занять мне не у кого…

— Да, я заметила. Обещаю с первой же зарплаты приобрести себе что-то более подобающее. — говорю, а самой так стыдно, что даже на одежду денег нет…

— Зарплаты ждать незачем, — улыбается Анна. — Виктор Борисович выделил средства на нашу корпоративную карту. На них вы приобретете себе одежду и все необходимое.

О, как! Застываю в изумлении. Разве так можно? Неужели ген директоры крупных компаний выделяют средства на личные нужды сотрудников? Что-то тут не так…

— Виктор Борисович поручил мне помочь вам с покупками. Собирайтесь, водитель уже ждет нас.

— Но…

— Вы против?

— Я просто не знаю, у вас такое часто практикуется?

— Да. — просто отвечает Анна. — Если вы отказываетесь, я буду вынуждена сообщить Виктору Борисовичу. Но хочу вас сразу предупредить. Он будет огорчен. Вы готовы потерять ТАКОЕ место работы из-за того, что не выполнили маленькое пожелание господина Стального?

— Нет-нет! Работу я не хочу терять, просто это для меня очень необычно!

Анна скидывает себя официоз и тепло улыбается мне:

— Да ладно вам! Виктор Борисович — святой человек! Увидел, что у новой сотрудницы беда с финансами и решил помочь. Что в этом такого? Он авансом выдал вам премию в надежде на хорошую отдачу работе в будущем. Тем более в нашем офисе все держат марку. Сотрудники — это лицо нашей компании и ради клиентов все стремятся выглядеть совершенно.

Всё еще сомневаюсь. Не нравится мне это все. Хотя с другой стороны… Работа, высокооплачиваемая. Коллектив сразу принял. Начальник отдела даже похвалил в первый день. Глупо лишаться всего этого из-за того, что генеральный дал денег на приличную одежду, чтобы носить во время работы! Ведь можно считать, что он такую униформу выдает сотрудникам. Тогда в этом нет ничего зазорного. Или есть?

— Даш, поедем сейчас и устроим хорошенький шопинг себе! — улыбается Анна. — Можно на ты? Я вот тоже сто лет ничего не покупала. Пойдем, пока шеф щедрый! Ты привыкнешь скоро и не будешь так шарахаться!


Глава 5

С Анной мы устроили себе незабываемый шоппинг. Она оказалась легкой на подъем, общительной девушкой с безупречным вкусом в одежде. Все, что она мне советовала и подбирала, делало меня визуально стройнее и скрывало несовершенства моей фигуры. Когда счет за одежду подобрался к двум моим новым зарплатам, я забеспокоилась:

— Анна, ты уверена, что шеф одобрит все это? Давай остановимся? Мне потом долго придется отдавать ему долг. А у меня между прочим, братик на иждивении.

— Да прям! — отмахнулась помощница генерального. — На эти копейки Виктор Борисович даже внимания не обратит! Вот если мы с тобой соберемся ювелирку покупать, тогда нам нужно будет с ним согласовать, и то, я уверенна, он разрешит, а уж тряпье и подавно! Идем лучше нормальное белье тебе подберем!

Консультанты в магазине нижнего белья оказались знакомыми Анны. Они окружили нас, мило щебеча всякие глупости, с придыханием справились о здоровье и самочувствии Виктора Борисовича. Видимо он тут был почетным клиентом. Интересно, женат ли он, и как его спутница относится к его желаниям приодеть сотрудниц?

Анна, отобрав для меня кружевных изделий, отправилась со мной в примерочные — и себе за одно кое-что выбрала. Такой красоты я еще до этого не носила, и уж тем более не покупала — все мои изыски были выбраны в обычном сетевом магазинчике, или на рынке.

— Показывай! — попросила Анна. — Выходи к большому зеркалу.

— Я стесняюсь! — буркнула я.

— Да что я там не видела? Выходи, заодно и меня в новеньком оценишь.

Я вышла, чувствуя неловкость и скованность.

— Во-о-от! Не плохо! — одобрила мой выбор Анна. — Тебе немножечко похудеть и фигура будет шикарной! Я, например, через день сижу на огурцах и кефире.

Почему-то меня тут же замутило, едва я представила себе это сочетание. К горлу подступила тошнота, и в помещении резко запахло противным освежителем воздуха.

— Тебе-то зачем? — выдавливаю я из себя, пытаясь унять взбунтовавшийся желудок.

— Ну, мне нравится носить платья размер «S». Поэтому один день питаюсь в обычном режиме, а другой у меня кефирно-огуречный.

Фу… снова это чувство. Да что ж такое?

— Ну как? Взять мне этот комплектик? — Улыбается девушка, не замечая моего состояния.

Я приглядываюсь внимательней и замечаю несколько тонких шрамов на безупречном теле Анны.

— А это что?

Анна заметно вздрагивает, но тут же берет себя в руки.

— Так… с велосипеда упала. Тогда берем все. Идем переодеваться.

***

Через полчаса, уставшие, но довольные потягиваем фреши в небольшом баре этого торгового центра. Я не могу без содрогания смотреть на дольку огурца в напитке у Анны. Господи, что за напасть? Эти дни должны пойти вот-вот. Вроде все признаки и тянущие ощущения в наличие присутствуют. И Игорь использовал защиту. Но мало ли?

Под предлогом купить себе цитрамона от головной боли, лечу в соседнюю с баром аптеку и покупаю себе тест. Самый простой. На навороченный денег жалко, да и зачем, если результат, хоть за пятнадцать рублей, хоть за триста пятьдесят, одинаковый?

Утром еле встаю от ноющей боли внизу живота. Первым делом в туалет. Ух… пошло дело. Но всё равно решаю сделать этот тест, на всякий случай. Чтобы удостовериться окончательно.

Я не желаю никакой беременности. Вот уж чего мне сейчас не надо! Если бы мы хотя бы изредка встречались с Игорем, еще куда ни шло… но так, когда он послал меня куда подальше? Мне это совершенно не нужно.

Одна полоска. Теперь уж точно не беременна. Выкидываю отрицательный тест и мысли о беременности благополучно из головы.

На работе снова идиллия. Плевые задания, похвала начальника отдела, внимание от коллег. В кафетерии заказываю себе легкий салат. Весь день меня немного мутит, и живот прибаливает, что не удивительно в этот период.

Вдруг разговоры как-то заметно стихают и по напрягшимся спинам коллег, понимаю, что зашел в столовую кто-то очень важный.

— Стальной пришел, — шепчут мне справа. — только не оборачивайся резко.

Большой босс проходит мимо меня и я понимаю, что лицо его разглядеть не успела, но вот спину и абсолютно седые волосы, хотя в целом он выглядит довольно молодо, я уже где-то видела.

А перед концом рабочего дня ко мне снова заглядывает Анна.

— Виктор Борисович одобрил твой выбор одежды. — улыбается она мне. — И он рад, что ты следишь за своим питанием.

— А откуда он меня видел? — удивляюсь я, безумно смущенная всем этим, и настороженная. — Я даже его лица в кафетерии не разглядела!

— Поверь, — доверительно сообщает она, склонившись ко мне, — Виктор Борисович видит и замечает всё. Так что ты все делаешь верно. Он передал тебе и дальше продолжать питаться правильно. Потому что компании очень важен внешний вид сотрудников.

Вот блин, а! Когда ты сознательно садишься на диету, отказываясь от любимых булочек и тортиков — это одно дело! А когда самый главный генеральный босс просит тебя воздержаться от них — это совсем другое. Не нормально это ни сколечки! Какого простите черта, его вообще заботит моя фигура и мое питание?!


***

Всё прояснилось через пару дней. Причем так, что лучше бы я и дальше оставалась в благостном неведении…

Я была в общем кабинете у остального отдела, когда вновь все голоса затихли. Обернулась и так и застыла, забыв выдохнуть и прикрыть рот. Извращенца с вечера, куда меня притащил Игорь, я узнала сразу. В безупречно сидящем на нем дорогом костюме, очках тонкой оправы, и едва заметной усмешкой на краешке губ он подошел ко мне сзади и положил свои руки на спинку кресла, где сидела я. По обоим сторонам от моего лица. Я отпрянула и вскочила с места.

Виктор Борисович Стальной! Тезка моего Витюши! Я должна была догадаться! Ну и идиотка! Вот попала, и что теперь делать, а?

— Дарья Андреевна? — раздается его густой баритон, а глаза так и оглаживают мою фигуру, упакованную в шмотки, что были куплены на его деньги, но больше лениво и снисходительно, чем похотливо. — Ну как вам у нас? Нравится ли рабочее место? Условия?

Еще бы! Мне все нравится, все-привсе, кроме генерального босса, ибо имела честь с ним познакомиться накануне.

— Мне все нравится, спасибо, Виктор Борисович! — проблеяла я, поражаясь насколько жалко пропищал мой голос от страха и неожиданности.

— Это просто замечательно, Дарья Андреевна. Я несказанно рад, что вам все нравится. Я всегда забочусь о своих сотрудниках — оскалился он волчьей улыбкой на моих притихших коллег, — не так ли друзья?

— Все так, — сглотнули некоторые, другие же предпочли молча уставиться в пол.

— Ваш шеф вас хвалил, Дарья Андреевна, я вот подумал, что пора завершать испытательный срок и повышать зарплату такому ценному кадру как вы. Что вы на это скажете? Хотите побыстрее в штат?

Молчу. В штат я может и хочу, но не к этому Стальному извращенцу, который к слову, похоже меня не узнал, потому что ни словом, ни эмоцией не выдал нашего не очень удачного знакомства.

— Дарья хочет в штат. — пришел мне на помощь шеф. — Я только «за» за такого ответственного и толкового кадра. Она просто от счастья дар речи потеряла.

— То ли еще будет. — мило улыбается извращенец. — Тогда принимайте ее в штат побыстрее. А вы, Даша, отлично выглядите! Анна доложила мне, что вы прислушались к ее рекомендациям по поводу дресс-кода. Молодец! Я ценю ПОСЛУШНЫХ сотрудников!

Большой босс ушел, коллеги расслабили плечи, некоторые облегченно выдохнули.

— Не правда ли он душка? — сказал тихо кто-то.

— Угу. — без энтузиазма согласились остальные. — Святой человек…


Возвращаюсь в кабинет смятенная и сбитая с толку. Вот и что мне теперь делать со всем этим?! Откуда мне было знать, что извращенец с памятного вечера и мой новый генеральный директор, одно и то же лицо?!

Подумав немного, всё же пишу «по собственному». Ну его, мало ли что в голову придет больную? Дальше поищу работу… С другой стороны, я же должна ему кучу денег за одежду. Вот как не хотела брать, а все эта Анна — настояла, всучила. Но я и сама, конечно, виновата. Но делать нечего, придется отрабатывать. Но только не у него!

Сжимая листок, решительно поднимаюсь на этаж начальства. Стучусь в его приемную, а у самой все от страха встретится с ним лицом к лицу, сжимается.

— А, ты! — поднимает глаза от бумаг Анна, — Что-то случилось?

— Да. — очень неловко это говорить, но придется. — Мне нужно с Виктором Борисовичем увидеться.

— Даже так? — удивляется помощница, — А ты себя в зеркале видела?

— В смысле?

— В прямом! Лоб блестит, губы не накрашены, сама бледновата. Нет, в ТАКОМ виде к Виктору Борисовичу нельзя. Пойди, приведи себя в порядок, потом зайдешь. Он не любит несовершенства во внешности.

О, Боже! Не любит он… да мне просто уволиться надо, а не глазки ему строить.

— Тогда на, сама передай — отдаю ей свое заявление. Так даже еще лучше.

Анна пару секунд вчитывается в бумагу, а потом поднимает на меня круглые, словно испуганные глаза:

— Даша, тебе НЕЛЬЗЯ увольняться!

— Почему это нельзя? — удивляюсь я.

— Потому что Виктор Борисович, широкой души человек, сделал кое-что для тебя. Ты не можешь вот так запросто его подвести! — у Анны такой вид, будто я оскорбила её дорогого шефа самыми последними словами.

— Деньги за гардероб я отработаю в другом месте, — обещаю я. — Всё отдам до копейки!

— Дело не в шмотках. — тихо говорит она. — Так что возвращайся к себе, пока не попалась к Стальному на глаза!

— А в чем же?

Анна встает из-за стола, как всегда одетая с безупречным вкусом, и с таким макияжем, что хоть сразу на подиум выпускать, и подходит к шкафу с папками. Безошибочно достает одну из них, начиная листать документы.

— Ты же не отстанешь, да? — без особого энтузиазма интересуется она.

— Нет. — подтверждаю я. — Не вижу ни одной причины, по которой мне НЕЛЬЗЯ, как ты говоришь, увольняться.

— Тогда смотри! — Анна быстро открепляет несколько подшитых документов и передает мне их в руки. — Убедилась? Тогда срочно возвращайся к себе и забудь эти мысли об увольнении. Такой человек, как Виктор Борисович сам решает, когда ему расстаться с сотрудником, а когда это самое сотрудничество продолжить.

Я вчитываюсь в официальные бумаги, ни жива ни мертва, еще до конца не осознавая, насколько сильно я попала в зависимость к этому страшному, по словам Игоря, человеку.

— Что всё это значит? — севшим обморочным голосом спрашиваю я.


***

Субботнее утро начинается для меня ужасно. Накануне я провертелась практически до рассвета — мысли на счет Стального и его спонсорства Витюше не давали мне покоя. Надо признать, что Игорю, как оказалось на самом деле, я не нужна совершенно — он и не думал оплачивать клинику моему братику. Зато это, зачем-то, сделал Виктор…

Вчера Анна убедила меня вернуться к себе. До шести я просидела как на иголках. Никто ко мне так и не пожаловал. Ни работы, ни заданий, ни Стального. Выключила компьютер и поспешила домой. Там снова кусок в горло не полез. Привычные упражнения не упорядочили мыслей в голове, наоборот закружив ее. После двадцати упражнений на пресс я едва удержалась на ногах: в глазах все потемнело, а потом долго летали мушки.

Я легла спать, но так ничего путного и не придумала — забылась под утро тяжелым кошмаром, а едва закрыв глаза — меня разбудил звонок телефона.

Смотрю на часы: десять утра. Кто бы мог мне звонить в такое время в выходной?

— Даша, ты уже встала? — интересуется Анна, как ни в чем не бывало. — Отлично. Завтракай, я заеду за тобой через двадцать минут.

— Э-э-э… — протягиваю я, спросонья не совсем осознавая происходящее. — Зачем?

— Виктор Борисович желает, чтобы ты сопровождала его сегодня на вечере по поводу подписания очередного контракта с нашими партнерами.

— Эм… Я?!

— Ну да, ты! Он поручил мне подготовить тебя к вечеринке.

— Но… — блин, только этого мне не хватало! — Я занята вечером. У меня срочные дела, — выдумываю я.

— Значит, отмени! — отрезает Анна. — Виктору Борисовичу не отказывают. Давай, меньше слов, больше дел. Нам надо успеть приобрести тебе подходящие платье и обувь, а заодно привести тебя в порядок в салоне красоты.

— Но я новенькая в вашей компании, зачем он хочет, чтобы непременно я сопровождала его? Я же ничем подсказать ему не смогу…

— Дашенька, — прыскает Анна, — ты серьезно? Собралась чего-то подсказывать Стальному!? Ты его украшение на этом вечере, не более.

— Ну почему я?! У нас есть сотрудницы и покрасивее!

— Приказы и желания Виктора Борисовича не обсуждаются. Точка.

Игорь

Она танцует. Такая хрупкая, тонкая, пластичная. Его руки скользят по ее талии, приобнимают за плечи, их губы вот-вот коснуться для легкого незаметного, но такого интимного поцелуя.

Я хмуро наблюдаю за Сашей и Русланом из-за угла, сжимая в руках бокал с виски. Мне не хочется пить, но лью в себя янтарную жидкость, чтобы заглушить тупую боль в левой части грудной клетки.

Детей небось с нянькой оставили. Конечно, контракт подписан, можно немного расслабиться, ведь уже завтра они улетят обратно и вновь, неизвестно когда еще увижу ее.

Ко мне подходит Виктор, закрывая собой обзор на сладкую парочку. Рядом с ним новая девушка в ярко-красном платье. Она старательно отворачивается от меня. Ну и ладно. Мне-то что?

Стальной обменивается взаимными поздравлениями по поводу нашего контракта и в который раз напоминает, как же здорово заключить подобный взаимовыгодный договор. Когда он, наконец, оставляет меня в покое, замечаю, что Саша прекратила танец и направляется из зала к противоположному выходу.

Что-то в голове у меня щелкает, и вопреки здравому смыслу, я иду догонять ее, предварительно убедившись, что Виктор на этот раз плотно завладел вниманием Котова.

На что я надеюсь, преследуя ее? Чего хочу на самом деле? Не знаю, это уже за гранью разума. Она скрывается в дамской уборной, а я жду ее за углом, словно маньяк-извращенец. Оглядываю коридор в поисках укромного уголка и нахожу подобный — техническую подсобку со швабрами, тряпками и моющими средствами.

Она выходит из уборной. В коридоре никого. Пора действовать.

— Саша! — тихо зову ее, чтобы она не испугалась, но тут невдалеке слышится шум и женский смех.

Нет, я не позволю кому-то помешать мне поговорить с ней. Недолго думая, хватаю ее, несильно прижимая к себе, а то еще поврежу или нечаянно синяк оставлю. Она и пикнуть не успевает, как оказывается в темном помещении, прижатая мною к свободной стене.

— Игорь, ты в своем уме? — ожидаемо возмущается Саша.

А у меня совершенно сносит крышу от ее запаха, который витал в кабинете еще несколько дней после ее ухода. Только сейчас он концентрированный, манящий зарыться в ее распущенные длинные волосы, а губы ее так близко, что я неосознанно тянусь к ним, но ее оклик:

— Немедленно отпусти и отойди от меня! — немного остужает мой пар.


Цепенею от ее тона, но все же отпускаю. Саша отталкивает меня, но куда ей со мной тягаться?

— Подожди, пожалуйста! — молю я, вновь поймав ее за руки, завожу их за спину. Я возбужден, и ничего не могу с этим поделать.

— Игорь, это уже ни в какие ворота не лезет! — возмущается она, злющая, как разбуженная кобра, но дыхание у нее сбивается все же.

— Я сейчас отпущу тебя, ладно? — обещаю я, — Но не убегай сразу!

— Руслан скоро заподозрит неладное. Даже думать не хочу, что он с тобой сделает, если увидит нас тут. — угрожает мне Саша.

А мне не нужно угрожать. Вреда я ей приносить не собираюсь.

— Саша! — отпускаю ее потихоньку, но наваливаюсь на дверь, чтобы она не сбежала раньше времени. — Я не могу без тебя больше!

— Игорь, между мной и тобой ничего нет и быть не может! — со злостью в голосе поясняет она, готовая испепелить меня своими зелеными глазищами.

— Не может?! Ну а мне что делать? Я не могу спокойно смотреть на вас, на детей! Постоянно представляю себя на месте Руслана. Я должен быть с тобой, понимаешь? Я хочу воспитывать этих детей!

— Игорь, у тебя какая-то болезненная страсть! Это ненормально! Мы с Русланом любим друг друга, уже давно женаты. У нас двое детей. Зачем ты хочешь сломать нашу семью? Тебе мало было моего первого брака? Решил мне по жизни все рушить?

— Всё так… — сникаю я. На что собственно рассчитывал, зажимая ее тут в подсобке? На то, что она скажет, да Игорь, я сейчас разведусь с Русланом и буду с тобой до конца?

Больше не удерживаю дверь. Она может в любую секунду выскочить из комнатки, но она не спешит.

— Тебе нужно повзрослеть, Игорь. — тихо слышится ее голос.

— Да я взрослый мужик, Саша! — оборачиваюсь к ней, — Может два года назад я и был идиотом, но с тех пор повзрослел окончательно! Как мне тебе это доказать?

— Только по-настоящему МУЖСКИМ поступком. — отвечает она.

— Каким? Я готов! Только скажи, я ради тебя все сделаю!

— Люди — не игрушки, пойми это. А я — не робот, которого тебе не купили в магазине! Прекрати портить мне жизнь и лезть в мою семью. Это и будет настоящим МУЖСКИМ поступком.

Дверь хлопает, Саша уходит, оставив меня одного в темном, точно моя душа помещении. Неужели это конец наших с ней отношений? Неужели она не видит, как сильно я хочу быть с ней и детьми? Чем я хуже Руслана?! Чем Котов лучше меня?!




6 Даша

После салона красоты и всех обязательных процедур, меня одетую и накрашенную так ловко, что мама бы родная не узнала, привезли в загородный особняк, обнесенный глухой двухметровой стеной. Настоящая неприступная крепость, по периметру контролируемая и охранниками и видеокамерами.

Пожилая, но крепкая женщина, похожая на классическую экономку из сериалов, встретила меня на крыльце и, не говоря лишнего, провела в дом. Я оглядывала помпезность и позолоту, дорогие картины на стенах, скульптуры и прочие украшения жилища и мне становилось неуютно с каждым шагом.

Я совершенно не привыкла к этой роскоши, и абсолютно не подхожу на роль эскорта к такому богатому мужчине. Да, меня сейчас упаковали в дорогое ярко-красное платье, бельем скорректировав все несовершенства, но это была лишь оболочка. Внутри я оставалась все той же испуганной провинциальной простушкой, которая вообще не понимает, что же такое мог в ней разглядеть этот стареющий миллионер?

Виктор кивает мне, придирчиво оглядывая с ног до головы.

— Молодец, Анна! — усмехнувшись, произносит он, — знает свою работу. Не зря держу ее. Ну а ты? Готова? Поменьше открывай рот и побольше улыбайся.

В машине едем молча. Кажется, он не замечает меня. Что-то попеременно просматривает на двух планшетах.

— Виктор Борисович, скажите честно, ну зачем я вам ну…

— Я разрешал тебе говорить? — прерывает он меня ледяным тоном и колким стальным взглядом. — Вот и молчи. Когда будет нужно, я попрошу тебя поработать языком. Но на вечере тебе этот навык не понадобится. Продемонстрируешь другой — умение держать его за зубами, пока я не найду ему лучшего применения.

Тушуюсь и отворачиваюсь от него. Мне жутко противно и неприятно. Куда же меня втянули, а? Чувствую себя песчинкой, уносимой ветром вглубь пустыни, откуда уже не выбраться никогда.

Остальная часть пути и начало вечера проходят относительно спокойно. Стальной не обращает на меня никакого внимания. Общается с остальными людьми, партнерами по бизнесу, корреспондентами. Замечаю Игоря невдалеке. Он скользит по мне мимолетным взглядом и отворачивается. Не узнал. Конечно, я немного похудела, и в салоне красоты из меня сделали практически модель.

Хотя мне и больно это делать, но тоже старательно отворачиваюсь от него. Еще узнает, и вновь подумает, что я его преследую. Много чести очень! Замечаю пару, что видела у Игоря в офисе. Руслан и Саша, кажется. Они танцуют, пожирая друг друга жадными взглядами. Надо же, какая любовь. У них уже дети, но чувства в самом разгаре. Можно только по-доброму позавидовать. Игорь тоже пялится на них без остановки. Нет, определенно его и Сашу что-то связывает. Возможно общее прошлое.

— Дашенька! — отвлекает меня голос Стального. — Пошли, присядем! Для нас подготовили укромный уголок!


Мы проходим к богато сервированному столу. Чего там только не нет: одной икры несколько видов, горячие блюда, холодные закуски, мясо, рыба, птица, дичь и… целая гора зефира. Розовые аккуратных купола воздушного лакомства выложены в глубокую тарелку и придвинуты к одному из кресел.

— Присаживайся там. — указывает перстом Виктор на то самое кресло. — Помнишь, ты проявила непокорность в нашу первую встречу?

Вот гад, узнал меня всё-таки! А я так надеялась, наивная дурочка!

— Так вот, в наказание, будешь кушать зефир. Но не радуйся рано. Ибо будешь его есть. Целую неделю, запивая водой. И ничего более.

— Как это?!

Ага. Сейчас! Разбежался. Вот ничего тут не съем, а дома буду делать все, что захочу. Тоже мне нашелся рабовладелец долбанный!

— Вот так, Зефирка! И если ты думаешь, что целую неделю тебя ожидает сладкая жизнь, то так же глубоко ошибаешься! Попробуй набрать хоть грамм лишнего веса или сантиметр на твоей и так не идеальной талии — будешь сгонять его в поте лица и день и ночь!

— Но… но это же невозможно! — искренне возмущаюсь я.

Виктор привстает со своего места и наклоняется ко мне. Обдает меня колким ледяным взглядом из-под бликующих очков, кладет тяжелые ладони на мои обнаженные плечи:

— Значит, неделю не будешь жрать вообще! — цедит он каждое слово. — Включай мозг, Зефирка и будь хорошей девочкой, пока я не продлил наказания еще на неделю!

— Да пошел ты знаешь куда?! — скидываю руки с его плеч, отталкиваю мучителя и удираю со всех ног.

— А ну стой! — слышу его спокойный голос за спиной.

Ага. И не подумаю. Бегу через весь зал расталкивая гостей. Жалко, что эту тарелку ему на голову не одела, извращенец долбанный!

Выбегаю в коридор, оглядываюсь: много дверей, но все закрыто. Разглядываю невдалеке уборные. Стальной выбегает в поисках меня.

— Дарья! Немедленно остановись! Месяц будешь жрать этот зефир!

Юркаю в дамскую. Он за мной. Буквально перед его носом решительно захлопываю дверью и проворачиваю замком.

— Открой, дура! Ты еще не поняла всей серьезности?

— Пошел к черту! — ору ему в ответ. — Я сейчас полицию вызову и не выйду, пока они не приедут!

— Ты сама напросилась! — тихо угрожает мужчина и я слышу его удаляющиеся шаги.

Ага. Вызову я полицию. Телефон же в сумочке у этих чертовых зефирок оставила. И что теперь делать? Выйти — страшно. Скорее всего, он только сделал вид, что ушел, а на самом деле небось притаился, садюга хренов!

Мечусь по комнатке. Может через окно удрать? Отодвигаю плотную штору, всматриваюсь в темные тротуары улицы, расцвеченные островками света от фонарей. Замечаю давешнюю пару что танцевали, и ранее приходили в компанию Игоря. Руслан и Саша, кажется. Они идут держась за руки. В какой-то момент Руслан жарко обнимает свою жену, практически полностью закрыв своим огромным телом, будто пытаясь согреть, а потом отпускает ее, чтобы притянуть для поцелуя. Как же они влюблены друг в друга! Эту идиллию портит лишь странный хлопок и… девушка падает, как подкошенная. Следом за ним раздается второй глухой «чпок» и рядом с ней медленно оседает мужчина. Под ним быстро разрастается черное блестящее пятно.

Еще секунду ничего не происходит, а потом улица заполняется высыпавшими из ресторана людьми. Игорь подбегает к девушке. Она ранена, но шевелиться. Кто-то нащупывает пульс у Руслана. Сразу несколько человек достают сотовые телефоны. Мужчина продолжает лежать без движения. Игорь снимает свой пиджак, и свернув его, подкладывает ему под голову. Значит, Руслан еще жив, иначе его бы этим пиджаком накрыли с головой. Игорь подхватывает Сашу на руки и относит в сторону.

Игорь

После происшедшего в подсобке возвращаюсь в зал. Саша быстро и молча собирает телефон, блокнот и еще какую-то мелочь в сумочку. Руслан смотрит на нее с подозрением, наверняка пытается вызнать, что случилось. В конце сдается и под руку уводит её из зала.

Опрокидываю в себя порцию виски. Мне обидно, а еще больно. Так больно, что становится тяжело дышать. Выхожу из зала и пристраиваюсь к окну в холле. На улице первым делом замечаю их. Соперник обнимает желанную женщину, а я хочу с досады разбить стекло, чтобы хоть как-то выплеснуть злость и отчаяние.

Пересилив себя, все же возвращаюсь в зал.

— Котовых убили! — кричит кто-то, заглушая музыку и гомон голосов.

— Как убили?! — выкрикнул я и первым ринулся на улицу.

Я не замечал ничего вокруг, ни толпы, окружившей меня, ни осеннего холода, ни слякоти — видел только их: Руслан лежал с закрытыми глазами, навзничь упавший на спину. Вся его белая рубашка из-под распахнутого пальто была обильно залита черной кровью. И лужа продолжала растекаться под ним.

Кто-то проверяет его пульс.

— Жив. Скорую быстрее!

Скидываю с себя пиджак, подкладываю под его голову. Почему помог сначала ему? Потому что моя Саша потеряно сидит рядом. Она тоже в крови, бледная и испуганная, но СИДИТ, а это — главное.

Подбегаю к ней:

— Ты цела? Не ранена?

— Руслан… — шепчет она со слезами на глазах.

— Он жив, милая! А ты? Не задели тебя?

— Дети… — она уже сипит, глядя мне в глаза и теряет сознание.

Подхватываю ее на руки и только потом замечаю, что все ее пальто намокло от крови. На черном было плохо видно. Понимаю, что и ее ранили в спину. Шокированный, на негнущихся ногах отношу ее под крышу — дождь из накрапывающего, переходит в ливень.

Черт, она теряет много крови, не говоря уже о Руслане — его ранение на мой взгляд намного хуже Сашиного. Только бы скорая не подвела.

— Игорь — тихо зовет меня женский голос, но это не Саша.

Оборачиваюсь и понимаю, что мы не одни на крыльце ресторана. Там стоит… как ее там, Даша! Вот как! Опять она! Только ее мне тут не хватало.

— Игорь, пожалуйста, помоги мне!

Хочу ее послать, но вижу мертвенную бледность на ее щеках, трясущиеся руки и полное отчаяние в глазах. Не могу я, когда на меня так смотрят. Что угодно выдержу, но только не этот затравленный вид. Немного тревожу Сашу, доставая ключи от машины с брелоком-сигнализацией из кармана брюк.

— Иди поближе! — зову испуганную девушку. — Вот смотри, нажмешь сюда, и двери разблокируются. Сядь, закройся изнутри и дождись меня. Машина на стоянке. Ты ее знаешь. Давай быстро, потом разберемся с тобой!

Даша

Даша

Не бросил! Господи, Игорь не прогнал меня, хотя я была уверенна в обратном! Только страх быть пойманной Виктором заставил покинуть меня дамскую кабинку и идти к Орлову за помощью.

Сжимаю в руке увесистый ключ с брелоком, крадусь на стоянку. Сашу и Руслана жалко неимоверно, но если сейчас меня поймает Виктор, — добром это не кончится. Про братика, и о том, что вновь безработная подумаю позже. Придется умолять Игоря и вгонять себя в долги. Но пусть уж я лучше буду должна человеку, которого… которого, в прочем не важно что, чем этому садюге-извращенцу.

А вот и его ярко-синий автомобиль. Щелкаю сигнализацией. Открылась. Очень боялась из-за тремора рук, нажать не туда и привлечь к себе внимание. Игорь-то на другой стороне улицы и у него на руках истекающая кровью Саша. Мне он точно не смог бы прийти на помощь.

Закрываюсь в машине на все замки. Тихо ложусь на заднее сидение. У него даже плед есть. Укрываюсь им с головой — на случай преследования. И не зря. Ибо подглядывая через ткань, вижу как несколько человек бегло осматривают стоянку. Радуюсь, что Игорь поставил машину не под фонарем, а в укромном темном местечке почти вплотную к кустам. Ну и радуюсь его затемненным, практически черным тонированным окнам.

Мужчины подходят к автомобилю. Я ни жива, ни мертва. Даже не дышу под пледом. Только сердце оглушительно колотится от страха. Господи, быстрей бы пришел Игорь и вывез меня уже из этого кошмара!

Мужчины вглядываются в стекла, но разглядеть могут мало чего.

— Ускакала? — слышится рык одного из них сквозь пелену дождя.

— Похоже на то! Да что ты там высматриваешь?! Видно же, что машина закрыта. Откуда у нее ключи возьмутся?! Пошли к главному входу! Там небось затаилась, или вообще в здании заныкалась!

Мужчины отходят, а я продолжаю лежать смирно. Мало ли? Вдруг специально обманули.

Внезапно в стекло раздается стук. Вздрагиваю от страха. Нет, это Игорь! Нетерпеливо барабанит в окно. Открываю двери.

— Давай ключи! — командует он и не мешкая вставляет их в зажигание.

Игорь нервничает. Руки его ходят ходуном, челюсть неподвижно выдвинула желваки вперед. Рубашка кое-где заляпана кровью. Машина трогается с визгом с места, а я улетаю назад, едва не двинувшись башкой о стекло. Моментально начинает тошнить.

— Куда мы? — преодолевая тошноту, спрашиваю я.

— За детьми. — коротко поясняет он.

— Игорь, на самом деле я… попала в очень нехорошую ситуацию, — я все понимаю, момент меганеподходящий для подобных разговоров, но нужно все рассказать Орлову, хотя бы ради брата! Где гарантия, что мерзкий тезка не выкинет моего Витюшу на улицу из пансионата прямо сейчас?!

— Послушай, Даша! — несмотря на огромную скорость Игорь оборачивается ко мне, готовый убить меня взглядом. — Сейчас мне НУЖНО спасти детей! Если их обоих попытались убрать из-за дел Руслана, то и дети могут этим тварям помешать.

— Я поняла, Игорь, смотри на дорогу пожалуйста, — молю я. Игорь явно не в себе и может покалечить нас обоих, если выедет на встречку.

— Не указывай мне! — рявкает он, но все же оборачивается на дорогу. — Я сейчас тебя выкину отсюда, если будешь мне поперек говорить! Сначала дети, а потом все остальное! Ты меня поняла?

Несмотря на все мои опасение — невменяемое состояние Игоря и его явное опьянение (я видела, что он пил на вечере), до квартала с престижными новостройками мы доезжаем без происшествий.

— Пошли вместе, поможешь мне! — кинул Игорь громко хлопая дверью.

Поднимаемся на последний этаж.

— Это их Питерские апартаменты, — поясняет мне Орлов. — Скорее всего, дети с няней.

Но Игорь ошибся. Дверь ему открыла заспанная сотрудница компании.

— О, Светлана, вы тут? — удивляется Игорь.

— Да, Руслан Сергеевич попросил приглядеть за малышами. Они обещали, что скоро вернутся.

— Они не вернутся. — мрачно сообщает Игорь, роясь в смартфоне. — Вот, гляди! Последние новости!

Мы вваливаемся в широкую прихожую квартиры и Игорь закрывает дверь.

— Но… — бледнеет сотрудница, — это точно правда? Кто мог покушаться на них?

— Всё случилось прямо на моих глазах. Александра и Руслан живы, но тяжело ранены. Они в больнице. А вот детям может угрожать опасность. Почему они не взяли с собой няньку? У них вроде была постоянная. Зачем вас попросили?

— Руслан Сергеевич сказал, что их няня сломала руку и они прилетели сюда сами, без помощи.

— Ясно. — коротко обрывает ее Игорь. — Светлана, мы с Дарьей забираем детей.

— Но… — мямлит она.

— Никаких «но»! Вы их сможете защитить? Вы профессиональная няня?!

— Нет, Игорь Эдуардович, но…

— Тогда без возражений. Вас попросили посидеть с малышами несколько часов. Ваша работа окончена. Сколько вам обещали заплатить?

Светлана называет сумму. Игорь не колеблясь вытаскивает в два раза больше и отправляет в карман исполняющей обязанности няни.

— Сейчас поможете нам собрать детские вещи, детей и можете быть свободными.

— Дети спят. — пищит испуганная женщина.

— Вот и отлично! Поможете нам их донести! Немедленно! — мы обе мешкаем. — Дамы, шевелимся, — раздраженно выкрикивает Игорь.

***

Бросаемся в детскую. Светлана зажигает дополнительное освещение по периметру — при ночнике ничего толком не видно. Два сладких карапузика уютно сопят в своих кроватках. Мне становится так страшно, от того, что еще час назад они могли остаться круглыми сиротами. Смотрю на них и чуть ли не плачу — перед глазами окровавленные Руслан и Саша, падающие, словно кто-то их подкосил.

На глазах наворачиваются слезы. Игорь жестом показывает мне прекратить истерику. Действуем слажено и бесшумно. Светлана собирает детские вещи в чемоданы, я стараюсь аккуратно одеть девочку в розовый комбинезончик, Игорь осторожно ворочает спящего мальчика, боясь разбудить.

Наконец, дети одеты, а вещи собраны. Игорь берет на руки паренька и увесистую упаковку подгузников, я прижимаю к себе девочку, чувствуя как во мне пробуждается древний как мир материнский инстинкт. Замыкает наше шествие Светлана с чемоданом на колесиках и ворохом пакетов со смесями, кашами и пюре.

— Сзади поедешь, будешь детей придерживать. — тихо говорит мне Игорь, располагая малышей на заднем сидении.

Естественно. Так я и предполагала. Только после того, как заблокировал наши двери, Игорь начинает грузить вещи в багажник. Садится за руль. Машина плавно трогается и он делает облегченный вздох. Ведет не в пример аккуратнее прошлого раза, соблюдая все правила дорожного движения.

— Игорь, — тихо спрашиваю я, придвигаясь поближе к нему. — тебе так дороги эти дети, или мне кажется?

— Тебе не кажется. Это — мои дети.

— Как это? — удивляюсь я.

Хотя это было видно с самого начала. И его тоскливые взгляды на ребят, и заинтересованно-досадные на Сашу.

— У вас с Сашей что-то… было?

— Что-то было. — раздраженно отрубает он. — Дети могли бы быть моими. И я их таковыми и считаю. Впрочем, это не твое дело!

— Да, и в самом деле, не мое. Прости. И куда мы сейчас?

— Ко мне. Ты с нами?

— Игорь, мне больше некуда идти. Мне страшно!

Игорь не отрывается от дороги, только его голова слегка дергается от моих слов.

— Даш, мы сейчас спокойно доедим, устроим детей, а потом ты расскажешь, что с тобой случилось, хорошо?

И тут у Игоря раздается звонок сотового.

— Стальной! — сквозь зубы выплевывет Орлов, — Интересно, что этому извращенцу понадобилось?

— Игорь! — тихо впадаю я в панику. — Не бери, умоляю тебя. О нем я и хотела тебе рассказать!

Игорь тормозит у обочины и несколько секунд напряженно вглядывается мне в газа.

— Не бери. — шепчу я.

Но ему всё равно на мои слова. Не разрывая зрительного контакта он принимает входящий.

— Да. — напряженная тишина.

А я чувствую, как холодная капля стекает между лопаток.

— Они в больнице. Под усиленной охраной. Да нет, там ментов столько нагнали, полицией весь этаж оцеплен.

Я чувствую, как мне становится потихоньку дурно. Сердце колотится в горле, а еще вновь эта тошнота.

— Нет, Виктор. Никакой девки я не видел.

Игорь кладет трубку.

— Он спрашивал про тебя.

Я хочу ему ответить, хочу все объяснить, но чувствую, как задыхаюсь, как стремительно не хватает воздуха.

— Эй, Даша! Да что с тобой?

На грани сознания чувствую, как он выходит из машины и меня вытаскивает на капот. Дети сладко спят. Видимо наши разговоры их нисколько не потревожили.

— Да что случилось-то? Даша, возьми себя в руки!

— Нам надо забрать моего брата, — сиплю я.

— Откуда забрать? Почему?

— Игорь, пожалуйся, садись за руль. Мне легче. Я тебе по дороге всё объясню. Боюсь, что на нас могут напасть прямо тут.

— Даша, — он крепко прижимает меня к своему твердому торсу, и делает несколько успокоительных движений по спине, — я взрослый мужчина, и я смогу защитить тебя и детей от кого бы то ни было! При мне вас никто не обидит. Ты поняла?

А мне так хочется верить, что все именно так. И никак иначе.

— Всё, прекращай волноваться и лить слёзы. Садись. Всё мне расскажешь прямо сейчас!

Игорь вел аккуратно и молча выслушивал все мои злоключения.

— Я днем-то заблудился у вас там. Не представляю, как найду дорогу ночью.

— Игорь, он может просто вышвырнуть Витюшу в ночь, или еще хуже забрать его, чтобы точно вернуть меня к себе и продолжить издевательства.

— Даш, конечно же мы его сейчас заберем. Я настрою навигатор. Ему нужен какой-то дополнительный врачебный уход?

— В принципе, я всё могу делать сама. Какие-то специальные развивательные навыки делали специалисты, но именно уход обеспечить ему я в состоянии.

Через несколько часов мы прибываем на место.

— Сиди в машине, никому не открывай. Дети если будут кричать — успокой. Я сам заберу Витю.

— А тебе его отдадут?

— У меня спец-талон! — отрезал Игорь, проверяя наличность в портмоне.

— И всё же?

— Наша компания спонсирует и данное заведение в том числе. На меня там молятся, Даша! Так что вам с Витей очень повезло!

— Игорь, у тебя кровь! — замечаю я бурые засохшие пятна на его животе и груди.

— Ч-черт! Должна быть где-то запасная футболка. — он роется в бардачке. — Вот, нашел — не раздумывая стягивает испачканную, и я не могу отвести взгляда от его широкой натренированной спины.

Несмотря на всю опасность ситуации мне безудержно хочется обвести каждый мускул, каждую черточку и впадину на его позвоночнике. Но спину скрывает черная ткань футболки, а я трясу головой и быстро блокирую двери изнутри.

Очень переживаю, сможет ли он вызволить Витюшу. Чтобы отвлечься, всматриваюсь в спящие мордашки. Дети не близнецы. Они похожи чем-то меж собой, и очень похожи на Руслана. От Игоря у них нет ничего. Может Сашиного чуток, хотя я видела Котовых всего пару раз, и то мельком.

Глава 7

Игоря не было минут двадцать. Я вся извертелась в его ожидании, искусала все губы и высмотрела все глаза, пытаясь разглядеть в каждой редкой проезжающей мимо машине свой личный кошмар.

Ну вот где он так долго? Может выйти посмотреть? Но нет — детки могут проснуться и испугаться. Мальчик, словно прочитав мои мысли тут же зашевелился и всхлипнул. Взяла его на руки убаюкать — тяжеленький. Укачивание хорошо подействовало и на меня саму. Вроде как стала понемногу успокаиваться, и дождь так уютно стучал по крыше.

Когда я уже потеряла надежду и терпение, Игорь вылетел с крыльца: в одной футболке, в холодную осеннюю ночь. Сел в салон, запуская свежий дождливый запах.

— Дети не просыпались? — обернулся он на нас, поворачивая ключом зажигания.

— Мальчик ворочался…

— Саша. Мальчик у нас Саша, а девочка Ариша, — улыбнулся он спящему парню на моих коленях. — А ты смотрю, неплохо справляешься с детьми.

А мне становится так приятно от его слов, так тепло…

— Не замерзли тут? Сейчас обогрев включу.

— Игорь, ну как там с Витюшей?

— Вон, смотри, специально-оборудованный автомобиль едет за нами.

Оборачиваюсь. И впрямь рассекая дождь светом фар за нами едет фургон, что забирал Витюшу из дома. Огромная благодарность и нежность к Игорю затапливает меня. Кладу заснувшего Сашу обратно, и поддаваясь секундному порыву приобнимаю Игоря за плечи.

— Спасибо! — шепчу в его влажные от дождя густые волосы, вдыхая запах одеколона и лосьона после бритья, что задержались на его виске. Ничего лучшего в жизни своей не нюхала.

Замираю, мне так хорошо, что не хочу отпускать его. Несколько мгновений он продолжает вести автомобиль, а потом его рука скользит по моей, сдавливает мою кисть. Поглаживает и похлопывает ее. А у меня слезы в глазах, и сердце так странно заходится от каждого его прикосновения. Не бросил он меня в трудную минуту. И Витюшу вызволил. Даже сейчас не отталкивает.

На этот раз шевелится девочка и нам приходится отпустить столь странные спонтанные объятия.

Ариша открывает глазки и тихонечко мяукает, удивленно смотря на нас.

— Привет. — улыбаюсь я ей.

— Проснулась? — умиляется Игорь. — Не бойся, скоро домой приедем.

— Кажется, она голодная, — предполагаю я.

— Остановиться? Достать пюре? — волнуется Игорь, но зря. Девочка закрывает глазки и засыпает вновь.

— Наверно, до дома потерпим. Игорь, а куда именно мы все едем?

— У меня есть загородный дом. Он в охраняемом поселке. Сейчас там никто не живет, я предпочитаю обитать в городе, поближе к работе, но охрана там есть. А еще высокий забор и видеонаблюдение. Дети и ты с братом пока поживете там. Я буду приезжать на ночь. Днем буду занят на работе и в больнице с Сашей и Русланом. Ты справишься с троими, или дополнительную сиделку выписать?

— Конечно, справлюсь! — восклицаю я, не веря своему счастью. — Игорь, ты себе не представляешь, как выручаешь нас сейчас!

— Ты особо не расслабляйся! — осаждает он меня. — За этими сорванцами глаз да глаз нужен! Если не справишься, лучше сразу сообщи, хотя левых людей в этой ситуации нанимать не хочу!

— Я справлюсь, Игорь! — горячо обещаю ему.

В серой дымке рассвета мы въезжаем на охраняемую территорию. Наличие КПП и четверых крепких охранников меня особенно радует. За высокими глухими заборами возвышаются красивые добротные особнячки, по периметру которых густо натыканы камеры видеонаблюдения. Этакие небольшие крепости. Форт-посты, охраняющие покой своих хозяев.

Подъезжаем, пожалуй, к самому высоченному забору. Игорь нажимает на пульт сигнализации и ворота разъезжаются пред нами. Он медленно едет по аллее осеннего золотого сада. Весной и летом тут, скорее всего, невероятная красота, а сейчас, когда осень окончательно вступила в свои права кусты роз и других цветов замотаны пленкой, готовясь заснуть до весны.

Фургон с Витюшей не отстает от нас. Встречают всех два бодрых охранника. Они помогают перетащить вещи в дом, а потом санитарам пересадить Витюшу в инвалидное кресло. Обнимаю братика, смеясь и оттирая слезы одновременно. Не видела его несколько недель и заметила, как брат подрос и впалые его щечки немного округлились. Видимо, хорошо за ним смотрели в этом пансионате.

— Даш! — окрикивает меня Игорь, — я хочу, чтобы ТЫ взяла Аришу.

Отхожу от брата и беру на руки спящую красавицу. Игорь поднимает мальчика, вместе идем в дом.

— Даш, я только тебе детей доверяю, ты меня поняла?

— Да, Игорь, поняла.

— Смотри, отвечаешь за них головой. Никому не позволяй приближаться, ни охранникам, ни посторонним. Сейчас из-за этого покушения я очень опасаюсь за них.

— Игорь, само собой. Я сама буду с ними все время.

Игорь попутно зажигает свет, но дети от этого не просыпаются — видимо хорошо их укачало в дороге — ездили считай всю ночь. Мы проходим в большую комнату. Там двуспальная кровать, диван и пара кресел.

— Надо кроватки срочно купить, — озабоченно прикидывает Игорь. — на кровать опасно класть! Могут упасть во сне.

Я смотрю на него с уважением: хоть и нет у парня детей, но он так рассуждает, словно сам отец.

— Давай, кресла к дивану придвинем и застелем простынями, — робко предлагаю я, — спинки не дадут им упасть, да и подлокотники достаточно высоки.

— Хорошая идея, молодец, Даша!

Устраиваем деток в импровизированную люльку, затем Витюшу в другую комнату. Фургон уезжает, охранники идут на свои места, получив дополнительный инструктаж по поводу нашего чрезвычайного положения в этом доме.

Когда все расходятся, мы с Игорем остаемся один на один в большой гостиной.

— Даш, иди тоже поспи, всю ночь не спала.

— А ты, Игорь? Сколько часов за рулем провел! Это тебе сон просто необходим!

— Уже семь, — смотрит он на часы. — Сейчас в больницу поеду, узнаю как там Саша с Русланом. Потом на работу надо. Непонятно еще за что покушение было организовано. Но, думаю, что наша компания играет в нем не последнюю роль. А потом, детям нужно заказать мебель, твоему брату всё необходимое, тебе…

Я осматриваю свое измявшееся красное вечернее платье и глубоко вздыхаю. Игорь ловит мой взгляд.

— Пошли, — кивает он. — Тут должны были остаться старые вещи моей сестры. Переоденешься на первое время, потом решим и этот вопрос.

— У тебя сестра скорее всего не моего размера.

— Почему?

— Потому что я — полная.

— Кто тебе сказал? Эта идиотка Аллочка?! Даш, ты не полная, ты… приятная.

Чувствую украдкой его взгляд, ощупавший каждый сантиметр моего тела и уши мои заливаются краской и жаром.

— Моя сестра примерно такой же комплекции как ты. Пойдем!

Игорь оказался прав. Из горы довольно-таки новых вещей я выудила спортивный костюм и свободную футболку. Волосы заколола карандашом, причем вышло не хуже, чем специальной палочкой.

— Игорь, а почему, если в доме никто не живет — тут так чисто и даже пыли нет?

— Женщина из клиннинговой компании приходит сюда дважды в неделю, поддерживает чистоту. Вот только холодильник пуст…

— Ну а кофе есть, или чай?

— Думаю, есть.

— Идем, я сварю тебе хотя бы кофе. Всю ночь не спал, бедный! — я так благодарна Игорю, что очень хочу сделать ему что-то приятное, позаботиться о нем.


Выпив крепкий сладкий кофе Игорь уехал в город. Я заварила себе чай и тут проснулись дети, а я в полной мере осознала то, о чем говорил Игорь несколько часов назад.

Подгузники у обоих были полными, пока поменяла каждого, искупала, умыла, почистила маленькие зубки, переодела, причесала Сашу и заплела Аришу, сварила им кашу, накормила, поменяла подгузники еще раз — оба одновременно сходили по большому прямо после завтрака. Посадила их играть в крупный «Лего». Побежала проведать Витюшу, провела все утренние процедуры и с ним. Накормила той же кашей, что и малышей.

Несмотря на то, что не ем уже вторые сутки, аппетита из-за всех стремительных событий у меня нет. С трудом впихиваю в себя пару оставшихся на дне кастрюльки ложек каши и бегу мыть посуду за всеми. Малышня отбрасывает «Лего» и приходит на кухню. Аришу интересуют магниты на холодильнике, Сашу, содержимое кухонного шкафчика с посудой. Он сосредоточенно вытаскивает каждую миску и кастрюлю, примеряет себе на голову. Ариша называет магнитные фрукты на русском и английском. Умиляюсь этому. Или Ариша такая усидчивая, или Саша хорошо с ними занимается… занималась.

Слышу посторонний шум за дверью. Беру кухонный нож совершенно неосознанно. Выглядываю, сжимая рукоять.

— Даш, это я! — слышится голос Игоря, а потом появляется он сам с ворохом пакетов и свертков. — О! — кивает он на нож и одобрительно усмехается. — Дети защищены — а я спокоен!

Он придвигается ко мне — высокий, уже успел переодеться в деловой костюм и повязать галстук на белоснежной рубашке. И только черные круги, залегшие под его глазами, и небритые щеки напоминают о вчерашнем кошмаре и бессонной ночи. Но он улыбается, и за одну эту улыбку я готова забыть, что все время до обеда крутилась юлой между детьми, плитой и Витюшей.

— Ну как ты? Удалось отдохнуть? — он ставит свертки на стол и присаживается на высокий табурет. Подхватывает с полу Арину, сажает к себе на руки, бережно прижимая и целуя в макушку. — Сладкая! Молочком пахнет!

— Нет, малышня сразу проснулась и вот, до сих пор вертимся.

— Они не спрашивали про родителей?

— Нет, наверно еще очень малы. Немного маму позвали, я пообещала, что она скоро вернется. Похоже, я им понравилась!

— Еще бы ты не понравилась! — Игорь состраивает девочке козу, а та озорно хохочет в ответ, — Ты добрая и красивая. Дети чувствуют это.

Снова заливаюсь краской и готова полететь от этой фразы.

— Как там Саша и Руслан? — выдавливаю из себя, пытаясь скрыть смущение.

— Сашу прооперировали. Она в реанимации. К ней пока не пускают, но дают хорошие прогнозы, а вот Руслан… его тоже прооперировали, но ввели в искусственную кому, чтобы стабилизировать.

— Господи, — я смотрю на мальчика, тому надоело играть с кастрюлями и он подошел ко мне с огромными голодными глазами, — надеюсь, что Руслан поправится. — беру Сашу на руки и вдруг что-то колет внизу живота. — Молока будешь? — спрашиваю его, стараясь не показать боли.

— Да. — серьезно отвечает он. Настоящий мужчина. Серьезный и голодный. Всегда.

Наливаю ему стакан, быстро выпивает его, закусив печеньем.

— Даш, я там всего купил, разберешь пакеты, я пока с малышней в гостиной побуду.

— Здорово, я тебе обед приготовлю тогда. Чего бы ты хотел?

— Да я там нам с ресторана пасту с морепродуктами заказал, не надо тебе готовить. Пойдемте, команда, я вам так чего-то интересного купил!

Троица удаляется, а я быстро разбираю пакеты, благо что холодильник тут по истине огромный — почти все поместилось и не нужно ломать голову как впихнуть остальное. Потом открываю контейнеры из ресторана. Паста остыла и выглядит унылыми червяками. Иду в гостиную, чтобы узнать как тут работает микроволновка.

Игорь и дети сладко спят прямо на полу в ворохе разбросанного конструктора. Парень, раскинув руки лежит на спине, а две сладкие мордочки сопят на его широкой груди. Чуть ли не мурлыкаю от умиления. Вот и как ему удалось всех успокоить за пять минут? Из него выйдет прекрасный отец.

Приношу из спален подушки и пледы. Собираю конструктор. Устраиваю детей поудобнее. Тянусь ослабить петлю галстука на шее у Игоря. Он ворочается и нехотя приоткрывает глаза. Заспанный, и такой уютный.

— Спи, — шепчу я ему. — Вот, голову на подушку положи.

— Я сейчас, пять минуточек отдохну и приду! — а голос такой охрипший ото сна.

— Отдыхай, Игорь, спи сколько надо. — с трудом сдерживаюсь, чтобы не поцеловать его прямо в заросшую щеку. Тушу свет и прикрываю дверь.

В обнимку с Витюшей засыпаю ровно на четверть часа, а потом словно что-то толкает изнутри. Чувство голода. Зверское, до головокружения. Кажется, если сейчас не поем — умру. Иду на кухню, держась за стенку. Съедаю холодную пасту из ресторана — мерзость такая! Неужели и Игорю ее придется есть?

Нет, нужно приготовить всем нормальной домашней еды. Повар я в конце-концов, или кто? Ставлю на плиту кастрюлю с курицей, быстро нарезаю лук и помидоры для зажарки. Благо Игорь много чего накупил.

Через час на кухню медленно вползает слегка растрепанный, заспанный Игорь. Он переоделся в домашние спортивные штаны и черную футболку.

— Пахнет обалденно, — потягивает он носом и садится за стол. — зачем готовишь, я же привез еды.

— Тебе макарон твоих разогреть или свежий куриный супчик налить? — прищуриваюсь я.

— Конечно супчик давай! Я сейчас просто слюной тут всё закапаю, от аромата!

Быстро ставлю перед Игорем полную тарелку с добрым куском курицы, нарезаю салат, а он завороженно смотрит на ровные аккуратные дольки помидоров и кольца лука.

— Ты где так научилась готовить? Я сейчас оргазм получу! — Довольно урчит он.

— Так я же помощником повара сколько лет проработала, пока меня не сократили.

— Ну и идиоты твое начальство! Хорошо, что ко мне попала! Даш, будешь мне готовить?

— Конечно, буду! — улыбаюсь я.

— Нет, я серьезно, когда все поутихнет, будешь у меня на кухне работать?

— Твоя жена не будет против? — киваю на его безымянный палец, с которого таинственным образом исчезло кольцо.

— Кто? — теряется он на секунду, — А, она? Нет, не будет. Мы не живем вместе.

Вот так… новая мода? Жениться и жить отдельно? Может я чего-то про жизнь в большом городе не знаю?

— Тебе корочку чесноком натереть? — спрашиваю, чтобы скрыть неловкость.

— Даша! Что ты со мной делаешь? А если мы потом целоваться будем?!

Нет, ну а он что со мной делает? Зачем вот так шутить? Не знает ведь, что со мной творится от этих его шуток!

— Тогда не буду! — улыбаюсь ему.

Из гостиной слышатся детские визги. Спешу к ним. Всё начинается заново — смена подгузников, кормежка, на этот раз Игорь забирает их во двор — подышать и побегать на свежем воздухе. Спешу к Витюше.

После ужина, купаю малышей, устраиваю в их кроватке. Игорь вызывается почитать им перед сном, отпуская меня к братику. Кормлю его супом, когда в дверь раздается деликатный стук.

— Познакомишь нас? — в комнату заходит Игорь.

Испытываю дискомфорт. И не понимаю из-за чего… Стыдиться мне не за что. Я ребенка не бросила, тяну и делаю, все что в моих силах, но чуда не происходит. Витя лежачий. Кроме того, он не разговаривает, и редко издает какие-то звуки. В основном улыбается, или просто часто моргает.

— Ну, привет! — присаживается Игорь к нему на корточки. — Я Игорь, — протягивает Витюше ладонь.

Ноль реакции. Тогда он сам нащупывает тонкую ручку подростка и сжимает ее. И тут происходит чудо. Витя поворачивается к нему и рассматривает, будто узнает.

— Ты ему понравился. — восхищаюсь я.

— А он мне. Даш, ты хорошенько его обследовала? Что говорят врачи?

— В нашем городишке ему предрекали жизнь овоща… в других местах мы не были.

— Почему?

— Знаешь, какая у меня была зарплата? Я понимаю, это не оправдание, но я действительно сделала все, что было в моих силах.

— Даш, а может его за границей показать? Специалистам из Израиля или Германии? Уверен, они смогут помочь.

— Может и смогут, но откуда у меня деньги на заграницу?

— Даш, когда все придет в норму, я займусь этим. Жалко парня. Сколько ему?

— А сколько даш? — я, будто со стороны рассматриваю тонкое исхудавшее тельце брата.

— Лет десять-двенадцать, — предполагает Игорь.

— Пятнадцать. Ему уже пятнадцать.

— Ну вот… вся жизнь впереди у парня. Надо ему помочь.

— Игорь, я всю жизнь буду тебе готовить, и по дому все делать, если ты поможешь с Витей.

— Я помогу Даш. Последнее время стал заниматься благотворительностью. И не за твою работу, а потому, что хочу чтобы и этот ребенок обрел счастье.

Две следующие недели проходят в абсолютной идиллии и иллюзии гармоничных отношений. Хотя почему иллюзии? Всё так и есть. Весь день я кручусь с детьми, Витей и по дому, а вечерами появляется уставший Игорь с ворохом продуктов и подарков для всей троицы. Да, Витюшу он тоже начал спускать в гостиную, и пока я накрывала нам на ужин, и резала свежий салат, занимался и играл со всеми троими.

Обожаю эти вечера. Игорь с аппетитом наворачивает мою еду, прося добавки и нахваливая каждый раз. Даже на работу просит собирать ему контейнеры, забросив заказы в своем элитный ресторан. Дети смешно копошатся за низким столиком, разукрашивая карандашами очередные картинки. Очень сосредоточенно и вытащив от натуги розовые языки. И комната в лучах заката наполняется нереальным золотым светом, обрамляя три любимых макушки нимбом оранжевого свечения. Жаль, что Витюшу на кухне расположить нельзя, но от осознания, что он тоже наверху, ухожен и накормлен придает моему сердцу еще больше радости.

Каждый день я ложусь в кровать в одной комнате с малышами уставшая, но довольная. Понимаю, что идиллия скоро закончится — Сашу перевели в обычную палату и Игорь собирается вскоре забрать ее оттуда, но… он же позвал меня на работу к нему? Значит, не прогонит? И Витюше обещал помочь, так что все должно быть хорошо! А Саша, понятное дело, сейчас рядом с Русланом, которому не легче, но и к детям своим ей тоже побыстрее хочется.

Лежу и думаю в темноте, как же все будет, когда Игорь привезет сюда Сашу. В этом не сомневаюсь, он уже говорил, что не позволит ей находиться в городе с детьми и без охраны. Что-то грохает внизу, и я вся настораживаюсь, в ужасе думая о проникших в наш дом киллерах. Вскакиваю, как есть в длинной футболке практически до колен, хватаю деревянную вешалку с железным крюком из шкафа и крадусь вниз. На кухне горит свет, но дверь закрыта. Осторожно открываю ее. На высоком табурете, скрючившись сидит Игорь, зажимая правый бок.

— Господи, Игорь, что случилось? — в ужасе бросаюсь к нему, замечая, как под широкой ладонью мелькает что-то красное…

- Об острый край шкафа ободрался в темноте! — морщит он лицо от боли.

— Дай, посмотрю!

Сажусь на корточки перед ним. Игорь задирает испачканную футболку а там нехилая такая борозда вспоротой кожи.

— Ох… — только и могу выдохнуть я. — Ничего себе, «ободрался»! Почему свет не зажигал?

— Что-то лежал-ворочался, захотелось твоего пирога. Думал в темноте разберусь, ан нет. И шкафом заделся и кастрюли на пол грохнул.

— Надо обрабатывать! — я достаю аптечку и роюсь в поисках перекиси, йода и пластыря.

Оборачиваюсь на Игоря и… застываю, забыв как дышать. Игорь снял футболку и сидит в одних штанах. Литые мышцы напряглись на спине, кубики пресса сохранили свою форму даже в нем, сидящем, а какие взгляды он бросает на мои голые коленки! Заливаюсь краской. Он вновь смутил меня, как девчонку незрелую, а ведь по сути, я его старше и намного!

Присаживаюсь рядом. Стараюсь глядеть только на царапину, а не на шикарный рельефный торс, смачиваю ватный диск в перекиси. Осторожно обрабатываю порез. Игорь мужественно терпит и йод и налепленный лейкопластырь. Наклеиваю ему липкую ленту, и нечаянно поглаживаю твердую кожу. Больше чем надо. Дольше, чем надо. Всё внутри скручивается в тугую спираль. Пытаюсь одернуть руку, но он накрывает мою своей широкой ладонью. Рывок, и вот я уже сижу на его коленях, в сладком плену его объятий. От Игоря приятно пахнет мужским запахом. Может гель для душа, а может это его собственный запах, терпкий и головокружительный. Еще мгновение и он притягивает меня за затылок, запустив длинные пальцы мне в волосы, фиксирует голову и целует. Целует так сильно, так неистово, будто год ни с кем не целовался до этого.

— Игорь, — пытаюсь остановить его, — это так… неправильно!

— Почему неправильно, глупая? — шепчет он, отпустив мои губы и прокладывая дорожку из жаркий поцелуев до впадины перед ключицей.

— Ты женат… а я не…

— Даша, у меня фиктивный брак. Пожалуйста, не отказывай мне! У меня с той ночи в машине, ничего не было ни с кем, я знаешь какой голодный… Зачем вышла тогда в одной футболке? Я не приму отказа, слышишь?!

Уговаривая меня, его руки времени не теряют. Я и не замечаю, как остаюсь без футболки. Растворяюсь в нем. В его безумных, безудержных ласках, в этих руках… Игорь знает, что делает, открывая во мне потаенные желания и чувствительные островки. Если там, в машине, он действовал не спеша, то сейчас так, будто я убегу, не овладей он мной в ту же секунду. Но я испытываю к нему нечто большее, чем просто влечение или благодарность. Меня лавиной затапливает чувство, которое я одновременно боюсь и желаю.

Но нужны ли мне такие отношения? Неужели соглашусь на роль любовницы, пусть даже и в фиктивном браке? Неужели буду содержанкой у молодого богатого мальчика?! Но Игорь без труда берет меня на руки, как жених невесту и несет в свою комнату. Миг и шелк его черной простыни холодит мое разгоряченное бесстыдными ласками, обнаженное тело. Нас переплетают чувства и эмоции и из головы тут же вылетают все сомнения. Я на седьмом небе, в раю, в объятиях любимого мужчины, обласкана и зацелована, любима и люблю, мы вместе достигаем вершины, наши чувства — взрыва. Я прикусываю внутреннюю сторону щеки, чтобы сдержать все в себе, а вот Игорь не сдерживается…

— Саша… — выдыхает он мне в губы чужое имя и роняет голову на мое плечо, — Саша-а…

Всё в дребезги… все в осколки. Не только душа и сердце, а абсолютно все. Падение с седьмого неба оказывается таким болезненным. Я не готова к этому. А как к такому подготовишься? Не меня он любил в этот раз, не мои губы целовал, Сашу ласкал он в безумном неистовстве, а я как самая последняя идиотка позволила себе мечтать, что это все мне, для меня!

Выбираюсь из-под него, тяжелого. Он понимает, что совершил ошибку, вроде как тоже подавлен, но к чему теперь что-то выяснять? И так все ясно!

Босая спрыгиваю на пушистый ковер, стремительно заворачиваюсь в скомканное одеяло.

— Даша, постой!

— Нет, мне лучше уйти.

— Даш, прости, не знаю, само вырвалось!

— Ты правда не знаешь, почему ее имя вырвалось у тебя? Правда не понимаешь? Не обманывай меня!

— Я знаю, Даш. Люблю я её. Ничего поделать с собой не могу! Я жениться на ней хотел, детей воспитывать, дать им свои отчество и фамилию, а она предпочла мне Руслана.

— Мне тебя еще пожалеть? Утешить? — говорю все это, глотая горькие слезы. — Женат на одной, любишь вторую, а спишь с третьей! Знаешь, Игорь, кто ты после этого?!

Бегу в комнату к детям, зареванная, растрепанная. С кровоточащим сердцем. Разве так можно поступать с чувствами живого человека? Разве так вообще можно?! Еще долго рыдаю в подушку, чувствуя себя гаже некуда.

Глава 8

Рано утром Игоря уже не было дома. Уехал куда-то не сказав, ни слова. Контейнеры с едой, заботливо приготовленные мною накануне так и остались стоять в холодильнике.

Занимаюсь своими обычными делами. Дети встали сегодня тоже рано и были какими-то взбудораженно-возбужденными. По-своему капризничал даже Витюша. Игорь надарил ему развивающих игр и братик никак не мог выбрать из большого четырех-фрагментного паззла, простой головоломки и мячкиов-антристресс с различной фактурой. Мальчик злился, раскидывал игрушки, всячески выражал свое раздражение.

В общем, этим утром все валилось из рук. Я старалась не думать о прошлой ночи, но мысли то и дело возвращались туда, а еще и мое опухшее зареванное лицо служило наглядным доказательством ночного фиаско.

Расколотив чашку, которую Игорь привез из своей квартиры я жутко расстроилась, пока заметала осколки, услышала грохот и возню в гостиной. Захожу. Оглядываю дикий погром, и две абсолютно счастливые перепачканные мордочки.

— Саша, Ариша, вы что натворили? — берусь я за голову, подскакивая к некогда белому, а теперь заляпанному красками роялю.

Впрочем в краске перепачкан не только он, но и вообще ВСЁ. А два маленьких торнадо продолжают кружить по гостиной, гоняясь друг за другом и пачкая попутно все вокруг без разбора.

Вылавливаю их не без труда. Обоих в охапку и тащу в ванную. Мою с головы до ног два этих вертлявых чуда. Никогда не думала как с двойняшками тяжело на самом деле. Высушиваю, одеваю, расчесываю, заплетаю, кормлю. Еще только утро, а я уже устала как ломовая лошадь. Еще и подташнивает, и словно бензином где-то пахнет.

— Даша! — слышится голос Игоря. — Дети!

Помогаю им спустится со своих стульчиков, и не поспевая за сорванцами, выхожу на голос. Игорь не один. Надежно поддерживает под локоток бледную, осунувшуюся но живую Сашу. Девушка и раньше-то была стройна, а теперь, после ранения и реанимации, выглядит просто изможденной. Дети окружают их.

— Мама! Ма! — мяукает счастливая Ариша, тычась в ноги матери.

Игорь играючи приподнимает ее и подносит к лицу Саши. Она долго целует и обнимает дочь, шепча той слова любви и то, как она скучала по своей принцесе. Тогда ревновать начинает мальчик.

— ММА-А-А-ММА-А-А! — ревет он хорошим таким баском, требуя поделиться мамой и с ним. Отпустив Аришу Игорь проделывает тоже самое с Сашей.

Саша горячо принимает сына, и наобнимавшись, ее глаза натыкаются на меня.

— Саша, — улыбаюсь я. — Я Даша. Помогаю Игорю с детьми и по дому…

— Эдуардовичу, — вдруг перебивает меня Игорь.

— Что? — я не сразу понимаю, что произошло, но по его тону и замечанию чувствую, как в наших с Игорем отношениях произошли заметные перемены.

— Я — Игорь Эдуардович, Даша. — мягко, но твердо сообщает он. — А что тут произошло? — он обводит глазами царящий бардак и хмуро поглядывает на меня, ошеломленную его замечанием и возведенным барьером между нами, словно между боссом и подчиненной.

— Дети игрались… — шепчу я, потрясенная этими переменами.

— Сашенька, посидишь на диване пока с детьми? — Игорь смотрит на девушку таким влюбленным взглядом, что все у меня в душе саднит и ноет, а еще кружится голова, и самочувствие просто отвратительное. — Даша, можно тебя на пару слов? — Игорь усадил гостью, а сам устремляется ко мне и по его раздраженному взгляду я понимаю, что сейчас получу…

— Даша, — на кухне Игорь становится на против меня скрестив руки на могучей груди. — Саше, как ты понимаешь, сейчас необходим полный покой.

А у самого такой вид важный будто жениться на ней собрался, а не после больницы выхаживать…

— Поэтому, — продолжает он, сверля меня взглядом, — никакого бардака в доме быть не должно! Если ранее я закрывал на это глаза, списывая на твою адаптацию тут и испуг после Виктора, то сейчас самое время брать себя в руки и вести хозяйство приемлемо!

Я стою ни жива ни мертва от его злых слов.

— Игорь, а разве я плохо вела до этого дом? Разве я не делала все, что в моих силах???

Ох, как же мне обидно сейчас. Злость и закипающая ярость снедают меня. Вот значит оно как… пока Саша была в госпитале — Даша самая лучшая, умная, рукастая, понимающая, покорная в постели идиотка, а как вернулась Саша, мне быстро и четко указали свое место — у плиты, у швабры с тряпкой и рядом с детьми — меняя им подгузники и подтирая сопли…

— Кстати, Даша, — продолжает резать меня без ножа этот двуличный надютый индюк, — на счет обращений. Давай заканчивай свое фамильярное отношение к нам. Я для тебя теперь Игорь Эдуардович, а Саша — Александра Филипповна.

Смотрю на него свирепо, едва сдерживая желание выхватить скалку из подставки и огреть ею его самодовольную морду.

— Не смотри так на меня, Даша. Сашу я привез из больницы под свою ответственность и обещал ее доктору обеспечить ей комфортные условия. Не хочу, чтобы она думала, что между нами что-то есть!

И тут даже мое терпение лопается с треском, потоки ярости неконтролируемо выливаются изнутри:

— Что, Игорь Эдуардович, вы собрались занять место Руслана? Не верите, что он выживет? — говорю все это злым тоном, наблюдая как ходят из стороны в сторону желваки на прекрасном лице засранца, как белеют его сжатые кулаки и темнеют ярко-синие глаза.

Ох, кажется теперь я нарвалась по настоящему…

— Если тебе так хочется знать, то — да! — практически рычит он.

Таким злым я его еще не видела, и не знаю, чего от него ожидать.

— Саша и дети должны принадлежать мне по праву! Руслан — случайный прохожий в их жизни. Я не желаю ему смерти, но если вдруг так случиться, то не раздумывая заберу ее и ребят! Легче тебе от этого?!

От Игоря исходят волны негатива и злости. Таким он не нравится мне совершенно. Что же произошло между ними несколько лет назад?!

— Даша! — Игорь смягчает тон, чувствуя, что перегнул палку, — Если тебя что-то не устраивает, я тебя не держу. Витюше твоему помогу, а ты можешь уходить!

Вновь кружится голова. Он прогоняет меня?! Черт, как же унизительно! Закусываю губу, чтобы вот так позорно не разреветься.

— Но, знай, что мне сейчас очень нужна твоя помощь, — продолжает Игорь, видимо заметив моё состояние, — не думай, что я тебя прогоняю, просто хочу, чтобы ты знала, что у тебя есть выбор.

Выбор-то у меня есть, но не великий. За ворота охраняемого дома прямиком к извращенцу Виктору, либо оставаться тут и наблюдать, как Игорь будет распускать павлиний хвост перед Сашей…

— Твоё решение, Даша! — торопит он меня.

— Я — остаюсь. — тихо шепчу в ответ, боясь проронить лишнее слово, а за ним и лавину слез.

Мне показалось, или Игорь вздохнул с облегчением?

— Спасибо, Даша! Я очень рад, что ты выбрала мой дом!

И так теплеет от этих его слов на душе, словно из-за туч пробиваются лучики солнца.

— Ты всё-таки уже тут полмесяца, всё знаешь, дети привыкли к тебе и признают…

Вот лучше бы молчал, ну зачем вновь и вновь выпихивать меня из мечты, напоминая, что я тут только нянька и остальная рабочая сила?!

— Кстати, Даша. Вот. Чуть не забыл. — он вытаскивает из кармана белый конверт. — Это твой аванс. За работу.

Он смотрит на меня улыбаясь, и протягивает деньги. Почему же все это кажется мне унизительным?! Я же не за деньги ему помогала, а от души!

— Бери, Дашенька. В конце месяца получишь на треть больше.

Он засовывает мне конверт в большой карман фартука и в миг серьезнеет.

— А сейчас, приберись в зале и свари Саше бульон. Хотя нет, сначала накормим нашу гостью, а потом за уборку.

***

Пока готовила, Игорь буквально задолбал меня своими требованиями. Что ж за день сегодня такой?!

— Даш, скоро? Саше уже пить лекарство надо, а на голодный желудок нельзя.

— Скоро, — вяло отвечаю я, бледнея от запаха вареной курицы. Надо же! Как от запаха тошнит! Наверно курица какая-то не свежая. — Игорь… — ловлю его предупредительный взгляд, — Эдуардович, попробуйте, не нравится мне эта курица.

Игорь придирчиво осматривает бульон, зачерпывает ложкой.

— Даш, не вредничай, бульон превосходен! Свари и мне супчик на нем!

Наконец, Игорь добывает еду для Саши и оставляет меня в покое. Но лишь на миг, чтобы вновь появиться на кухне:

— Даш, а чего до сих пор в гостиной не прибрано? Саша хочет поиграть с детьми! Как я принесу раненую девушку в подобный бардак?!

Вроде говорит вежливо, но по тону раздражен.

— Игорь Эдуардович, мне вам суп готовить и в зал отмывать? — не без злости вопрошаю я.

— И то и то. — на полном серьезе скрещивает руки начинающий самодур.

— Пока еще меня никто не клонировал, и разорваться я тоже не могу!

— А было бы не плохо, — заявляет мне Игорь. Как раз бы получилось две миниатюрных Дашеньки.

Ну говнюк! Я уж думала хуже его теперешнего отношения и быть не может, ан нет — по самому больному бьет. По моей далекой от идеалов фигуре. Бросаю тряпку со злостью на стол, представляя что в его прекрасную морду лица, и иду в зал. Нахамил — пусть остается без супа. Я лучше Саше комфорт сделаю, чем для него, через чур умного.

***

Ношусь с тряпкой по комнате как угорелая. Краски хоть и легко отмываются, но их так много, что я совершенно подавлена и вот-вот останусь без спины. Со второго этажа доносится детский визг и смех взрослых.

— Даша! — зовет меня голос Игоря.

Уфф… бросаю тряпку, разгибаюсь не без удовольствия и иду на зов. Хоть какая-то передышка. В комнате царит почти семейная идиллия. Саша полусидит на кровати, в обнимку с детьми, а Игорь рядом, с подносом на коленях и кормит девушку с ложки. Чувствую себя явно лишней в их теплом кругу.

— Даша, — замечает меня Игорь. — приготовь для Саши мою спальню. А я перееду сюда. Мы решили, что так будет удобнее.

— Хорошо, — покорно отвечаю я, привалившись в бессилии к дверному проему. Перед глазами мелькают мушки.

— Даш, все нормально? — спрашивает меня более чуткая Саша. — Ты так побледнела.

— Нет, — отмахиваюсь я, но мне приятна ее забота, — всё нормально. Что-то еще?

— Ты отмыла зал? — интересуется Игорь.

— Не до конца.

И вновь в его глазах читаю лишь раздражение и досаду.

— Даш, надо шевелиться немного. Уже скоро ужин готовить, а в доме по-прежнему бардак, с детьми мы между прочим сами сидим. — озвучивает свои претензии этот гад.

— Так, Игорь, подожди, — останавливает его Саша. — кто все это время сидел с двойняшками?

— Даша. — ничего не подозревая отвечает мой работодатель.

— Кто готовил обеды?

— Она же.

— Кто убирал дом?

— Тоже я. — тихо отвечаю.

— А сколько человек тебе помогало? — на этот раз Саша обращается лично ко мне.

Я улыбаюсь.

— Никто мне не помогал. Сама справлялась. Просто сегодня дети добрались до красок, и я не знаю, как так вышло…

— Игорь! — возмущенно глядит на него Саша, — Ты что рабовладелец? Ты зачем на одного человека повесил три обязанности?

— Э-э-э… а что такого? — искренне удивился парень с опаской глядя на возлюбленную.

Это она еще не знает, что по ночам Игорь тоже обращается ко мне, представляя ее на моем месте.

— Как что такого?! — негодует девушка. — Да Даша сбежит от такой нагрузки! Смотри она еле на ногах стоит! Немедленно найди ей помощницу! А лучше двух. Пусть Даша только за детьми следит. У нее правда хорошо выходит, а обязанности по дому, пусть на кого-то другого передут.

— Ты думаешь? — задумчиво чешет подбородок начинающий самодур.

— Игорь, не идиотничай! — Саша очень близка к тому, чтобы запустить в него подушкой, — Запугал девушку, она тебе слова лишнего боится сказать, помощника попросить, а ты и рад взвалить на нее все и помыкать при этом!

— Да не запугивал я ее. — удивленно произносит Игорь.

— Угу. А зачем отводил на кухню? — проницательно изгибает бровь Саша, — Даш, я вижу, ты девушка хорошая, но доверчивая. Если он тебя будет обижать, скажи мне. Я сама была в таком положении, — злобный взгляд в сторону Игоря. — и наших в обиду не даю. А дети тебя так полюбили, что все это время рассказывали, какая ты хорошая, и как с тобой интересно играть. Да я и сама вижу, что малыши накормлены, опрятны и ухожены, я переживала, как они там все это время, пока была в больнице, но теперь вижу, что напрасно. Так что, — вновь предупредительный взгляд в сторону Игоря. — не смей мне Дашу обижать!

Игорь

Как же она меня бесит и раздражает, эта неуклюжая Даша! Очень боялся, что Саша увидев весь этот бардак не захочет остаться в доме, и подвергнет опасности свою жизнь и жизни моих детей. Хорошо хоть эта идиотка ребят отмыть успела и причесать к нашему приходу.

Весь день она ходит по дому как сонная муха, и ничего не успевает. Ничего не остается, как прийти к ней на помощь — Саша очень слаба, встает ненадолго и ее привлекать к труду никак нельзя. Следую совету любимой, набираю домработницу, что приходит через день в мою городскую квартиру. Она обещает прислать назавтра свою дочь, Даше в помощницы. Давно надо было так сделать, тогда бы не облажался так перед Сашей.

Вечером тушу овощи под Дашиным чутким руководством. Тошнит ее видите ли от запаха варенного брокколи. Тоже мне неженка нашлась, ну да ладно, ради Саши и детей я готов пойти на многое, так что ужин приготовить, это еще ерунда.

Конечно я не рассчитываю ни на что в первые дни общения с Сашей, но мне доставляет огромное удовольствие ухаживать за ней, показывать свою заботу, доброту и ласку. Нравится играть с ней и детьми. Витюша ей тоже понравился. Хороший парень. Вот Саша немного на ноги встанет и займусь им. Надо их обоих с Дашей отправить заграницу. И у него шанс появится, и она развеется, а то дальше Питера и своего «задрипанска» моя домработница не ездила…

Вечером, пожелав Саше спокойной ночи я потянулся чмокнуть ее. Хотя бы в волосы, но она так отшатнулась от меня, что я вздрогнул:

— Прости, — поспешит исправить неловкость.

— Хорошо. — тихо согласилась она, — Только больше так не делай.

Эх, разозленный иду по коридору к себе. Из детской осторожно прикрыв дверь выходит Даша. Опять в этой своей футболке, в которой надо признать, она аппетитна и дико сексуальна!

Мне очень неприятно, как Саша отталкивает меня, но ведь той ночью получилось представить себе ее на месте Даши! Это было восхитительно!

— Не спится? — тихо интересуюсь я, идя в наступление на свою домработницу.

Даша

Эээ… чего это он? Выскользнул из Сашиной комнаты как гепард из кустов и с такой же хищной грацией двинулся в мою сторону.

— Не спится? — произносит тихим, но низким голосом.

— В..водички захотелось. — пытаюсь обойти его по широкой дуге. Больно уж глаза мне его с безуминкой не нравятся.

— К-куда? — так же тихо, но настойчиво интересуется он, сцапывая меня за предплечья.

Незаметное движение и я оказываюсь зажатой меж стеной и таким же твердым во всех положенных местах и заметно ощутимым через тонкую футболку телом.


— Игорь, ты чего? Отпусти! — кладу ладони на его широченную грудь и пытаюсь оттолкнуть, но это так же бессмысленно, как и пытаться сдвинуть с места бетонную плиту.

— Даша! — он наклоняется и тяжело дышит, щекоча дыханием моё ухо. — Пойдем ко мне, а?

— Нет!

— Ну чего ты упираешься? Тебе ведь тоже понравилось! Согласись, я хорош в этом деле! Лучший!

— Может ты и хорош в этом деле, — упираюсь я, не оставляя попыток выбраться из-под могучего тела озабоченного босса, — но после него, ты отвратителен!

— А ну замолчи, пока я не нашел твоему ротику лучшее применение! — вдруг подхватывает он меня на руки и тащит к себе, как орел, поймавший на тропе горного барана.

— А ну пусти! Пусти, говорю! — молочу я кулаками по его спине, — Я устала, и так целый день на тебя пахала! Не обязана еще и ночами тебя удовлетворять!

Тем временем он опустил меня на свою кровать и плотно прикрыл дверь в комнату. Еще и свет потушил. Это чтобы лучше Сашу представлять, вместо меня. Вскакиваю с кровати, одергивая футболку. Озабоченный Игорь вновь надвигается на меня, расстегивая ремень джинсов.

— Я тебе серьезно говорю, — настораживаюсь я, — никакого интима не будет, пусти по-хорошему! Я закричу!

— Даш, ну чего ты завелась, то добровольно соглашалась, а теперь захотела чтобы я тебя силой взял? Ну, если хочешь, давай так!

— Не хочу я так! Уйди!

— Даш, — меняет он тон еле уловимо, — ты СЕРЬЕЗНО не хочешь?!

— Представь себе нет, не хочу!

— Ну и глупая! — обижается Игорь, возвращая ремень обратно.

— А ты вообще офигевший сексуальный маньяк!

— Что ты сказала? — подскакивает он ко мне, разворачивая за плечо. — У нас голосок прорезался? То была такая тихоня послушная, а теперь зазвездилась? Почувствовала защиту в лице Саши?

— Не неси чушь! — осаждаю его, мне это все надоело и направляюсь к выходу из его комнаты.

— Нет, это не чушь Дашенька. Это было моим одолжением тебе!

— Каким еще одолжением?!

— Смотрю, очереди у тебя из женихов нет… даже ни одного завалящегося поклонника не нашлось! Я тебе наоборот всем этим льстил! Давал желанной почувствовать, а ты?

— С чего ты взял, что у меня никого нет? — блефую я. Неужели мой потерянный взгляд одиночки так заметен постороннему взгляду?

— С того Даша, что ты очень узенькая.

— В смысле?!

— В прямом. Не часто этим пользуешься, правда?

— Не твое дело, — вспыхиваю я, понимая о чем именно говорит этот гад.

Игорь зло ухмыляется, а я подавив острое желание запустить в него что-нибудь тяжелое, быстрее вылетаю за дверь.

Глава 9

— Вот Даша, знакомься, это — Марточка. Твоя новая помощница. — рекомендует мне Игорь нежно улыбаясь высокой шатенке в ярко-красном мини-платье.

Гляжу на свою новоявленную товарку: молода, стройна, ярко-накрашена. Белые ровные зубы мерно перемалывают жвачку. Глаза влюбленно оглаживают идеальное тело босса-красавчика. Мда… с такими ресницами, карамельной помадой и километровыми ногтями… А Марточка точно пришла сюда горничной работать, или сразу в койку к барину?

— Игорь Эдуардович! — хлопает ресницами прелестница, — Какой у вас большой красивый дом! Жду не дождусь, чтобы побыстрее приступить к своим обязанностям! — аж в ладоши хлопает и ножкой в шпильке притопывает от восторга, курица крашенная!

— Как обязанности будем делить? — буркаю я хмурясь.

— Даш, Саша хочет, чтобы ты целиком занялась детьми. Всё остальное, — нежный взгляд на Марточку, побыстрее выставившую свой бюстик четвертого размера, — на твоей помощнице. Конечно, взаимовыручку никто не отменяет. Марта будет жить в гостевой комнате. Ты ночуешь с детьми.

***

«В гостевой, в гостевой»… ворчу я про себя, помогая собирать паззл детям, «может сразу к тебе в спальню Марточка твоя переедет?»

Игорь сидит в кресле напротив, попивая кофеек, заботливо приготовленный новой домработницей. Саша заснула, а на работу он с недавних пор (как привез ее из больницы) больше не ходит — стережет девушку, боясь оставить одну даже в охраняемом доме. Мерно стучит пальцами по сенсору планшета. Изредка бросает на детей ласковые взгляды, на меня же обиженно косится. Делаю вид, что не замечаю. Ну в самом деле, я нанималась за домом следить, а за интимными услугами пускай идет в соответствующее место. Но, у Игоря, видимо свои представления и видение этой ситуации.

— Игорь Эдуардович, еще кофе? — мило улыбаясь с подносом вышагивает Марточка.

— Пожалуй, можно и еще. — улыбается он помимо воли, и на миг выражение довольного котяры озаряет его лицо.

Тоже мне султан в гареме нашелся! Вот пусть ее и тащит ночью к себе в пещеру. Она похоже не прочь! В этот же момент, будто подтверждая мои мысли, Марточка наклоняется за упавшим паззлом так, чтобы ее аппетитная пятая точка оказалась на против лица довольного шефа, а крохотное алое платьице задирается на столько, что едва ли прикрывает такие же крохотные трусики. Вот ни секунды не сомневаюсь, что это все Марта подстроила специально, в смысле платье, трусики и макияж. Или мама-домработница в квартире у Игоря решила устроить счастье дочурки.

— Игорь… Эдуардович, — не могу стерпеть я, — а не пора ли униформу вводить? Дети всё-таки смотрят!

Выныривая из внимательного осматривания задних красот новой помощницы, Игорь смеясь смотрит на меня, и в глазах его прыгают бесята.

— А что ты так волнуешься, Дашенька? Или красный тебе не к лицу?

Марточка одаривает Игоря нежнейшим взглядом, а потом меня, готовая убить им же. Подойдя по ближе «вдруг» опрокидывает на меня ополовиненную Игорем чашку с остывшим кофе. Бокал больно бьет меня по плечу, и залив мне всю белую футболку до того как разбиться вдребезги заливает диван и ковер кофейными брызгами.

- Ох… — стон у меня не хуже какой-нибудь порнозвезды, когда я потираю ушибленное место.

Игорь вскакивает, отбрасывает планшет и застывает напротив меня, облитой и ошеломленной:

— Очень больно?

А Марта, эта кошка дранная, видимо понимает, что в общем-то зря она это сделала, начинает суетиться и юлить, очаровательно краснея:

— Ах, Дашенька, не понимаю как это получилось, я такая неловкая!

Не понимает она, а еще не понимает, почему Игорь, сколько она не старается, не ведется на ее попытку мимикрировать под рака.

И тут, глядя в искренне испуганные глаза Игоря во мне просыпается нечто, древнее как этот мир. Нечто такое, о чем я подозревала в существовании, но никогда этим осознанно не пользовалась: женские чары.

— Я… я испугалась… — пролепетала я, охватывая себя за мокрые плечи. А потом быстро добавила: — и за детей.

— Даша права, — взревел Игорь, как разъяренный тигр, — Марта! — девушка вздрогнула, а вместе с ней и я. Даже не подозревала о наличии подобной ярости в этом мальчике-мажоре. — А если бы ты пролила кипяток на детей, я бы лично урыл тебя, косорукая курица!

— Простите, Игорь Эдуардович, — Марта снова выставила вперед свое главное оружие, первые девяносто, то есть, — я бы никогда детям…

— Замолчи и убери все! — продолжает бесноваться большой босс, — и не дай бог ковер и обивку мебели не ототрешь — вычту из твоей зарплаты! Исчезла за тряпками!

— Ох…! — прижала ладони к губам Марта, и взглядом полным ненависти и слез стрельнула в меня.

А я тут же была схвачена Игорем на руки.

— Ну что ты так испугалась, глупенькая! — тут же сменил гнев на милость начальник, — идем что-нибудь холодное приложим, а то синяк будет.

Игорь несет меня на кухню, а мне… так хорошо, от того что он встал на мою сторону, защищает и хочет позаботиться. На кухне он пытается стащить с меня мокрую футболку, а я смущена до предела.

— Игорь Эдуардович, что вы делаете?

— Даш, всего лишь хочу осмотреть тебя, вдруг ты ранена серьезнее, чем просто ушиб. На твою честь не покушаюсь.

Он до этого уже покушался, и не один раз видел меня не только без футболки но и вообще без всего, так что бояться мне вроде как нечего. Тем более что под футболкой у меня майка на бретельках. Он молча прикладывает лед к синяку, а я замечаю его взгляды, которыми он оглаживает меня, думая что я ничего не вижу.

— Красивая ты, Даша… — задумчиво говорит Игорь.

Ага. Ты всем подряд это говоришь, или только тем, кого затащить в постель хочешь, султан недоделанный?

***

На следующий день Руслану стало легче. Он пришел в сознание, а Сашу и детей будто бы подменили… У Саши точно крылья за спиной выросли — осанка расправилась, щеки порозовели, из глаз исчез постоянный испуг и затравленная тревога. Малыши сделались поспокойнее, то и дело звали папу.

Игорь вздрагивал, хмурился, ходил мрачнее тучи, постоянно покрикивая на косорукую Марточку. Алла привезла очередные документы на подпись и тоже огребла по пустяку от озверевшего начальника.

— Игорь, — подхожу к нему, потому что таким подавленным и потерянным я его еще не видела, — не надо так расстраиваться, Руслан пришел в себя, и слава Богу! Посмотри на Сашу и детей — они счастливы!

— А я? Даша… как же я?! — в глазах его стынет столько боли, столько немого упрека и обиды.

Мне жалко его. По своему жалко, пусть он и эгоистичный засранец, но искренне любит детей, и… похоже что и Сашу. Преодолевая свою ревность привлекаю его голову к себе. Глажу по волосам.

— Игорь, она давно сделала свой выбор. Не рушь их семью, их отношения. Может тебе о своей семье подумать? Расторгнуть фиктивный брак и оформить новый, с любимым человеком, а?

— С тобой что ли?! — кисло отпрянул от меня Игорь.

Вот засранец!

— Ну почему это сразу со мной? Я в целом говорила, абстрактно.

— А-а-а… — мне показалось или разочарованно протянул он. — Даш, ты уж меня извини за правду, но я не смогу тебя полюбить, даже если разведусь. На таких как ты не женятся!

***

В клинике

Объятиям Руслана и Саши можно только позавидовать. По-доброму позавидовать. Осунувшиеся, бледные, как ни держалась Саша, но слезам своим она сейчас не хозяйка. Руслан нежно обнимает ее, что-то нашептывает в ухо, от чего она мило краснеет и смеется сквозь слезы.

Игорь же до боли сжимает мою ладонь — как взял меня, после того как мы вошли в палату, так больше и не отпускал. Мне больно, но приятно. Игорь сильный, но такой далекий и не мой. Ведь на таких как я не женятся мальчики, подобные Игорю. Его слова.

Дети носятся вокруг больничной койки, льнут к родителям и снова носятся. Мы с Игорем чувствуем себя явно лишними в этой чужой семейной идиллии.

— А знаешь что, Даша? — вдруг тихо говорит мне молодой босс. — Мне нужен ребенок. Мой собственный. Сын или дочь, а лучше оба. И чтобы никто не смог забрать их у меня!

Смотрю на этого большого ребенка, которому так остро захотелось быть отцом, нести ответственность за маленькую беззащитную жизнь и впервые в жизни жалею, что первый Аллочкин трюк не удался, а я не смогла забеременеть после того раза. Хотя это очень глупо и рискованно, но мне кажется, Игорь бы обрадовался этой внезапной беременности.

Глава 10

Прошло четыре месяца.

— Зима в этом году удивительно мягкая! — Алита Бор задумчиво толкает коляску с Витюшей вдоль аллеи парка при клинике с облетевшими деревьями.

Я на самом деле не знаю какими должны быть зимы в Германии, а посему внимательно слушаю ее, кутаясь в длинный удобный пуховик. Дорожки сухие — ни снега ни дождя, но воздух звенит и искрится от небольшого морозца.

Алита — русскоязычная медсестра-сиделка, прикрепленная к моему брату. Мы подружились с ней с первых дней нашего пребывания заграницей, и поэтому я, не знающая хорошо языка не чувствую себя тут так одиноко. Подружилась с другими семьями соотечественников, записалась на курсы немецкого в ближайшем городке, в общем занимаю себя как могу.

Несмотря на то, что Игорь так и не проявил ко мне интереса как к девушке, а не как к заменителю Саши, он всё же сдержал свое обещание. Едва Саша, Руслан и дети вернулись в Москву, Игорь вручил мне билеты, кредитную карточку, на которую он переводит ежемесячную сумму содержания, и помог с оформлением загранпаспортов и виз. Проблем с перелетом не возникло. Прямо с аэропорта за нами приехал специально-оборудованный автомобиль из этой клиники, а Алита помогла с переводами диагнозов и обследований.

Перед отлетом, Игорь свозил меня домой. Не туда, где я ютилась несколько недель в поисках работы в Питере, а в наш городишко — собрать вещи, законсервировать дом и отдать ключ соседке-Ленке на всякий случай.

Пока собиралась, для интереса примерила парочку бывших мне маленькими до этого брюк — всё висело на мне как на вешалке. Надо же со всеми этими стрессами и отсутствием аппетита вон сколько скинула. Стала даже стройнее, чем была!

— Ты чего такая загадочная? — даже Игорь заметил моё состояние, когда я звонила в дверь к Ленке.

— Я похудела, Игорь! — чуть ли не кинулась к нему на шею.

— Да ты и была не особо полная. Аппетитная в некоторых местах, — вдруг ущипнул он меня за бок, который больше не свисал с ремня джинс.

— Ай! — вскрикнула я и притворно набросилась на него с кулаками.

Дверь открылась и Ленка во все глаза уставилась на наши заигрывания.

— Даша, можно тебя на пару слов, — поманила она меня пальцем вглубь квартиры.

Пожав плечами пошла на зов.

— Ох, Дашка! Смотри-ка заневестилась! — прищурилась хитро соседка, — Похорошела, килограммы скинула. И все с тем же молодым миллионером! — подавила она завистливый вздох. — Вот теперь я вижу, что у вас с ним может что-то получиться. Ты свой шанс не упускай. Как поволокет он тебя в койку — ты презервативы прокали, да залети от него поскорей. Чтобы он значица, алименты платил, если разлюбит тебя!

— Лен, да что ты такое говоришь?! — вздрогнула я, вспомнив нашу первую ночь в машине. Интересно, Игорь все-таки пользовался ими или целые взял?

— Дело я тебе говорю, Дашка! Жизни учу!

Да уж! Видимо, что Ленка, что Аллочка — одного поля ягоды, и методы по соблазнению холостых миллионеров у них одинаковые.

Распрощавшись с Ленкой, мы заехали на местный рынок. Я всегда покупала у одной и той же милой тетеньки свежего творогу и сливок на сырники для Витюши. Вот и тогда решила побаловать братика и Игоря перед отлетом.

Первыми на кого мы наткнулись на рынке, были мой старый начальник и его любовница Лидочка.

— Игорь, можно я возьму тебя под руку? — тихо прошептала я, просовывая свою и устраивая пальцы на его бицепсе.

Парень удивленно поднял брови, но увидев, как улыбаясь к нам подходит побитая молью парочка понял все без объяснений, и ненавязчиво обнажая дорогие часы из под рукава куртки, поигрывая узнаваемым брелоком от спортивной машины вдруг быстро и демонстративно поцеловал меня в губы.

— Даша?! — раздался удивленный возглас Михаила Владимировича, а Лидочка непонимающе вперилась в обаятельно улыбавшегося Игоря.


- Даша, это правда ты?! — Лидочка даже отошла от своего престарелого любовника на полшага и стала поправлять свою «химию» на вытравленных волосах.

«Неужели думает, что привлечет своими «неземными красотами» молодого миллионера? — подумала я тогда.

— Игорь! — отрекомендовал сам себя мой спаситель и дружелюбно протянул руку с «будильником» в стоимость новенькой иномарки моему прошлому шефу.

— Даша, это твой друг? — кокетливо накрутила локон на пальчик Лида.

— Это мой… — шеф, хотела было сказать я, но Игорь меня перебил.

— Я ее парень.

— А-а-а… — завистливо протянула Лида. — а вам есть восемнадцать, Игорь? А то Даша у нас уже дама возрастная, зачем вам…?

— Возрастная?! — усмехнулся мой спаситель, — Послушайте, если вам пятьдесят, то не обязательно думать что и все вокруг такие.

— Мне не пятьдесят, — вспыхнула уязвленно Лида, — мне всего лишь…

— Ну, шестьдесят, какая мне разница! — отмахнулся от нее Игорь, — Дашенька, солнышко, пойдем купим вон той сметанки! Я взобью ее с щепоткой измельченной ванили и намажу на наше любимое местечко! — и тут Игорь выкинул уж совсем несусветное, — он наклонился к моему уху и жарко зашептал куда именно, он мне эту сметану намажет.

Лидочка вспыхнула, и зацепив рукав престарелого мачо, потащила его прочь от нас. Ну и хорошо, ибо со мной по красноте мог сравниться лишь закат в ветреный вечер.

— Игорь, да как тебе не стыдно? — устыдила я его, но по его самодовольному молодецкому хохоту, поняла, что не стыдно ему. Вот ни грамма не стыдно. А даже очень приятно.

***

— Даш, ты чего так загадочно улыбаешься? — вернула меня к реальности Алита.

— Да так, вспомнила кое-что, — вынырнула я из размышлений.

Игоря мне не хватало… За тот короткий период времени, что мы прожили вместе под одной крышей я успела очень привязаться к нему. Он звонил время от времени, но это было не более чем дежурным интересом дел, моих и Витюши, не более.

Поначалу я боялась Виктора, но потом все повернулось настолько не в его пользу, что вскоре смогла дышать спокойно, и выходить из пансионата не вздрагивая каждый раз. Оказалось, что покушение на Руслана организовал именно он. Когда следствие добралось до этой правды, Виктора тут же взяли под стражу, а Игорь моментально развелся с его дочерью. Их брак был нужен только для контракта, и Виктор, как выяснилось, не предусматривал конкурента с третьей стороны. Вот и решил зачистить семейство Котовых на корню… Верная Анна до сих пор приходит к своему начальнику в СИЗО чуть ли не ежедневно и чем они там занимаются, мне не известно.

Я смотрю на своего братика. За четыре месяца в Германии ему стало значительно лучше. Местные врачи и лекарства просто творят чудеса, а перспективы у мальчика самые радужные. Только вот со мной последнее время твориться что-то странное. Уже потихоньку начинаю сходить с ума и выискивать у себя какие-то страшные заболеваний, ибо живот мой постоянно вздут, и там внутри будто что-то происходит… Если бы не регулярный цикл, я бы подумала, что все-таки беременна, но месячные приходят во-время, а значит про беременность и думать не стоит.

— Ох! — хватаюсь за этот самый живот, ибо явно ощутила… толчок. Наверно я схожу с ума. Ну кто у меня там может толкаться?!

— Даш, ты побледнела вся. Присядем? — Алита толкает коляску в сторону скамейки.

— Да. Что-то происходит со мной, Алита. Не пойму что.

— У тебя месячные давно были? — подозрительно смотрит на меня сиделка.

— Нет. Регулярно приходят, если ты о беременности… Но вот в последнее время, там словно кто-то плавает и толкается. И смотри как живот вздулся! — распахиваю пуховик демонстрируя шарик вместо талии.

— Ну а контакты были у тебя?

— Какие? — чуть было не спросила я. А потом само дошло. — Были…

— Тест делала?

— Один раз делала. Был отрицательный.

— А тошнило? Мутило? Голова кружилась?

— До сих пор кружится. — признаю в ответ. — К чему ты ведешь Алита? Это очень страшно?

— Пока веду к тому, что нужно идти к гинекологу. У нас есть такая. Очень хорошая. Я помогу тебе с переводом.

Лежу на кушетке в кабинете ультра-звука ни жива ни мертва. То, что сообщил мне гинеколог через Алиту, вообще не укладывается не только в голове, но и вообще нигде. Беременность! Причем по размерам матки соответствует двадцати трем — четырем неделям!

Да я чуть с кресла на осмотре не свалилась от шока! По всем срокам выходит, что та ночь, первая в автомобиле не прошла для нас с Игорем даром. В том, что автор малыша Игорь, я даже не сомневаюсь. У меня не было никого ни до него, ни, тем более, после! Получается, что работая у Игоря дома, нянчась с Сашиными детьми я уже была беременна, и ничего не подозревала о своем состоянии!

— Малыш в порядке, соответствует сроку, названному гинекологом, — переводит мне Алита немецкую речь специалиста УЗИ. Хочешь посмотреть?

— А? — застает она меня врасплох.

— На ребеночка будешь смотреть, врач спрашивает.

— Б-буду…

Ко мне разворачивают монитор. И впрямь что-то плавает внутри, колышется, дрыгается и машет крохотными ручками. У меня слезы на глазах от счастья, а внутри ужас. Как же сообщить об этом казусе отцу ребенка? И надо ли сообщать?

— Тебе пол говорить? Врач интересуется.

— Пол? — снова теряюсь я. — Да, конечно! Если видно!

— Мальчик, — улыбается Алита. — Стопроцентный! А главное — здоровый! Поздравляю!

***

Сижу на скамейке, потерянная, ошеломленная. Малыш внутри толкается без остановки. И раньше толкался, только вот я принимала эти пинки за серьезную болезнь, а оно вон как на самом деле… сын!

«Надо сообщить Игорю» — свербит в голове. Уже три раза набирала его по вайберу. И так и не решилась на разговор. Обрадуется ли он, или наоборот? Он же ясно дал понять, что у нас с ним не может быть будущего, но вот оно: притаилось в моем организме и успешно скрывалось практически шесть месяцев!

А если Игорь разозлится? Обидится, что я не сообщала ему столько времени? Поверит ли в то, что сын его? Хотя днк-тест может с легкостью его убедить в отцовстве. Но вот никакой днк-тест не сможет заставить его полюбить и принять ребенка, к сожалению!

— Даш! — вдруг раздаётся голос Игоря из трубки.

Пугаюсь, но понимаю, что все-таки нечаянно нажала на кнопку вызова. Раз ответил — значит судьба.

— Даш, как ты? Как Витя?

— Всё… хорошо, Игорь. А у тебя как?

Игорь молчит, да и голос у него не воодушевленный. Словно он чем-то подавлен.

— Игорь, что-то случилось? — осторожно интересуюсь я.

— Да… Саша!

— Что опять с ней? — он меня пугает. Неужели снова покушение?

— Саша снова беременна. У них с Русланом будет третий ребенок.

Ах, это… Вот это новость! Приятная же! Значит, решили после покушения и дальше работать над семьей.

— Игорь, неужели ты расстроен?!

— Даш, ну конечно я расстроен! — в словах парня чувствуется раздражение. — Ты же знаешь мое отношение к ней! Моё чувство! Этот ребенок должен был быть моим, как и те двое. Почему не я? А, Даша?

Что ему ответить? Только если обрадовать своей…

— Игорь, а у меня есть тоже для тебя новость.

— Говори. — кисло разрешает мне парень.

— Игорь… я тоже жду ребенка… — сказала и в душе все оборвалось.

— Что?!

— Я беременна Игорь!

— От кого?!

— Я спала только с тобой.

Молчание. Долгое молчание, а затем короткое:

— Нет. — и обрыв связи.

Сижу потрясенная. Не понимаю, это и правда сбой в сети, или Игорь бросил трубку, чтобы забыть меня и ребенка как страшный сон? Не хочу перезванивать, писать или выяснять чего-то. Я все ему сказала, всё что нужно, он услышал. Теперь решение только за ним.

От Игоря не было вестей несколько дней. Даже его профиль в соцсетях был неактивен, а перезванивать я не стала. Переживала ли я всё это время?! Как ни странно, но нет. Меня одолевали очень необычные чувства. Во-первых чувство любви. Еще вчера я не подозревала ни о каком сынишке, притаившемся у меня под сердцем, а сегодня люблю его больше всего на свете!

А еще одолевает чувство, будто меня лишили радости. Да. Радости осознавать и наслаждаться беременностью с самого начала. Ведь одно дело, когда ты сразу узнаешь о своем положении, и другое, когда лишь спустя почти полгода…

Толчки и пинки я ощущаю теперь непрерывно и так же непрерывно кручусь перед зеркалом, наглаживая кругленький животик. Такого подарка от судьбы я вообще не могла ожидать. Ребенок от любимого мужчины. Какие гены ему достанутся! Ведь Игорь красив. Да, избалован, взбалмошен, эгоистичен, но это все можно скорректировать воспитанием.

Даже если Игорь больше не объявится, вернемся с Витюшей домой. А там как-нибудь. Братику намного легче, опять же спасибо Игорю. Возможно, даже он мне сможет помогать с малышом в дальнейшем.

Мои радостные мысли прерывает звонок. Игорь. Сам соизволил объявиться.

— Это правда? — начинает он без приветствий.

— Что именно?

— Сама знаешь что! — рявкает Орлов.

— Игорь я жду ребенка. Так уж получилось, что я ничего не знала о беременности.

— Не ври! — психует он, — Если решила меня привязать этой беременностью, то ничего не выйдет!

— Я не хотела тебя привязывать. Подумала, что ты как отец имеешь право знать…

— Никакой я не отец! — бесится парень, — Ты со мной даже не посоветовалась, не спросила, хочу ли я вообще ребенка от тебя?!

— Игорь, да как я могла советоваться, если я не знала об этом?

— Короче, Даша! Не делай из меня идиота. Делай аборт пока не поздно. А если оставишь, на меня не рассчитывай!

— Игорь, какой аборт? Уже шестой месяц беременности! Ребенок полностью сформирован, и если родится на таком сроке, то его выходят, тем более тут. Не предлагай мне таких страшных вещей!

— Ну и тварь же ты, Даша! — шипит парень мне в трубку. Мне больно, но я должна держаться. — Я не хочу иметь к ТВОЕЙ беременности и ТВОЕМУ ребенку никакого отношения!

— Хорошо, Игорь, — беру себя в руки, сдерживая навернувшиеся слезы, — верни нас с братом обратно домой, и больше я тебя не потревожу.

Ответом мне снова послужила лишь оборванная связь.

***

Почему то мне казалось, что Игорь первым делом заблокирует карточку, перекрыв денежный поток в качестве карательного метода. Не то, чтобы я тратила много денег, но все же самое необходимое себе покупала. Но нет. Карточка исправно работала, как и деньги на лечение Витюши поступали бесперебойно.

Всю неделю от Игоря не было ни слуху ни духу, я уж и ждать перестала. И именно в тот день прилетело сообщение.

«Кто у тебя будет?»

«Сын»

Молчание. Через час опять:

«Как назовешь?»

«Не думала пока. Ты хочешь дать имя?» — я подкалываю его специально.

«Нет! Мне-то какая разница?»

Ему какая разница? — усмехаюсь я про себя. Не было бы разницы, не писал бы ни с того ни с сего и не спрашивал.

«Ты когда нас вернешь обратно?»

«Витя долечился?»

«Нет. Ему еще полгода реабилитации врачи рекомендуют.»

«Тогда и сидите там. Куда собрались?»

«Рожать мне надо»

«Вот и родишь там. Наоборот лучше будет. Я оплачу роды, но это будет первой и последней помощью твоему сыну».

***

Рожу тут? Ну и замечательно, — усмехаюсь я. — не буду видеть кривой рожи Ленки и остальных соседок по поводу своей «брюхатости» без мужа. А тут и врачи лучше и медицина по современнее. Значит все со мной и сыночком будет хорошо.

Грустить у меня ни повода, ни времени нет — любую свободную минутку гуляю на свежем воздухе, изучаю литературу по уходу и воспитанию малыша, просматриваю вакансии и возможность заработка удаленно.

Но вот Игорю вроде как действительно неймется. Сообщения так и сыплются от него:

«Я требую днк-тест» — заявляет он.

«Хорошо» — легко соглашаюсь я. Мне опасаться уж точно нечего. — «Сам прилетишь?»

«Нет, конечно! Иначе убью тебя сразу! Пошлю свой материал туда. В твоем случае можно провести тест по крови»

«Как хочешь» — набираю в ответ.

***

Конечно же тест подтверждает отцовство Игоря. Мог бы и не заморачиваться. Откуда у меня бы взялись другие мужчины?

«Ребенок, правда, мой.» — сообщает мне Игорь.

«Ну да. Я тебе сразу сказала. Мог бы и не заморачиваться с тестами.»

«Это — мое дело, заморачиваться или нет!»

«Хорошо.»

Снова молчание. Примерно на два часа. Осознает Игорь этот факт так долго или у него другие дела? Впрочем, мне все равно. Давно я себя так классно не чувствовала.

«Когда тебе рожать?»

«В мае. Врачи точнее не говорят. В середине месяца. А что?»

«Ничего!»

Ну раз ничего, ничего. Пожимаю плечами и иду с Витюшей на свежий воздух.

***

«Я хочу кесарево сечение» — получаю я сообщение уже накануне своих родов.

Чего он там хочет?! Май, весна, вот видимо у Игоря и весеннее обострение.

«Раз хочешь, так делай!» — пишу ему, обхохатываясь в ответ.

«Я требую, чтобы тебе сделали!»

«Зачем? Врач сказала, что у меня всё хорошо. Рожу сама. Никаких показаний для операции нет.»

«Даша, платно они сделают всё. Не хочу рисковать ребенком.»

«А какие риски в естественном природном процессе?»

«Есть риски. Сашей с детьми не стали рисковать, сделали операцию и все хорошо в итоге. И тебе сделают. Я так хочу.»

Ничего себе заявочки, он так хочет. А потом со швом и после полостной операции мне страдать!

«Игорь, у Саши была двойня, и насколько я знаю, один ребенок лежал неправильно. Иначе и она бы родила сама. У нашего же…»

Набрала сама и вздрогнула, потом «нашего же» стерла, оставила просто:

«…сына же, всё хорошо. Пока нет никаких предпосылок для операции.»

«Да как ты не поймешь, Даша! А если ты испугаешься в процессе, будешь тужиться недостаточно сильно, или наоборот очень сильно. Ты хочешь, чтобы МОЙ ребенок с диагнозами родился?»

«Во-первых, я не испугаюсь, во-вторых, ребенок не только ТВОЙ!»

И следом пишу окончательное сообщение:

«Я буду рожать сама. Если в процессе пойдет что-либо не так, то сделают экстренную операцию. Я противиться не буду. Но настраиваюсь на естественные роды.»

Отправляю и отключаю телефон. Ну что еще за странный человек? То ему пофиг на меня и ребенка, то кесарево ему для ЕГО ребенка подавай?!

Глава 11

Госпиталь «Преподобной Клары», куда меня положили накануне родов, наверное еще не видывал подобного цирка в своей истории. Цирка с Игорем в качестве главного клоуна.

Накануне он прислал мне занятное сообщение:

«Даша, не рожай пока нашего сына. Я закончу все дела и уеду к вам в отпуск. Хочу лично принять сына на руки».

Аха. Не рожай. Разве же я контролирую этот процесс? Но, видимо, сына послушался папку и дождался-таки его. На мою голову. Если бы я только знала, что устроит Игорь в больнице, то потребовала бы ускорить роды и родить раньше, до его прилета.

Я уже собиралась засыпать, как ко мне в палату ворвался он и… дорвался до моего живота. Тискал, гладил, целовал, причитал, я же была такая уставшая, что почти дремала, но Игорь всё никак не успокаивался. Я честно хотела отстегнуть ему эту часть тела и выспаться хорошенько, потому как уже начинало потягивать поясницу перед родами и шли лёгонькие коротенькие схваточки. Я так хотела выспаться перед тяжелой работой, но в Игоря точно дух квочки-наседки вселился.

— Игорь, успокойся, дай мне поспать! — требую я, желая только одного: убить парня.

— Даш, а ты роды не проспишь?!

— Больной что ли? Как я их просплю?

— Да не знаю, вдруг будешь спать, а малыш выйдет и ты его ногами задушишь?

— Игорь, я сейчас тебя задушу. Руками причем собственными. Хватит глупости нести!

— Даша, это не глупости! Это наш ребенок!

Игорь вновь щекочет меня вдоль пупка, а сын внутри реагирует на папку и начинает бить меня по печени. В прямом смысле.

— Что-ты раньше не проявлял такого рвения к моей беременности. На аборт отправлял! Передумал?

— Передумал. Всё-таки ребенок не виноват, что его мама…

— И его папа такой же! — прерываю его. Сейчас я чувствую свою власть над ним, свое превосходство, а потому никаких оскорблений не позволю и не спущу на тормозах.


Всё же мне удалось заснуть. Чем там занимался Игорь с моим животом я так и не узнала, и когда он угомонился и заснул, скрючившись рядом на стуле, я тоже не заметила. Но проснулась я от того, что вся была мокрая и схватки шли уже довольно болезненные.

— Игорь, началось! — тормошу будущего папашу, — зови врачей!

— А? Что? — подскакивает парень. — Что началось?

— Роды начались. Видишь, чуть сам их не проспал!

В палату набегает много врачей и медперсонала — Игорь переполошил весь госпиталь. Меня осматривают, берут необходимые анализы, Игорь же путается у всех под ногами, квохча вокруг меня и моего живота.

— Игорь, попроси успокоительное! — хватаю его за ладонь и очень серьезно говорю ему в перерывах между схватками. — Это только начало. Всё, что от тебя требуется, это быть спокойным и сдержанным!

— Даша, да как я могу быть спокойным?! — глаза у Игоря безумные, — Мой сын рождается! Он сейчас без воды, задохнется еще! Даш, прошу тебя, согласись на кесарево! Это меня успокоит!

— Валерьянка тебя успокоит! Отстань! — рявкаю на него уже, хотя это вообще на меня не похоже. Но реально достал.

Я прошу сделать мне необходимые гигиенические процедуры. Иду в туалет. Этот безумный рвется за мной.

— Игорь, там ты мне не поможешь! Жди тут! — останавливаю его злым взглядом.

— Даш, ты там ребенка не выронишь? — в ужасе интересуется он.

Смеюсь, сквозь схватку. Медсестра хоть и немка, но видимо по виду Игоря понимает все без перевода, тоже улыбается со мной. Хоть юморит на родах, комик мой.

Вот в родзале мне уже становится не до смеха. Схватки идут одна за другой, давая буквально секундные передышки.

— Да сделайте ей кесарево в конце концов! — орет Игорь по-немецки.

И почему я не удивлена, что он знает этот язык? Не все, но отдельные слова я понимаю.

— Сэр, с роженицей все в порядке, — пытается успокоить его акушерка. — так и должно быть.

— Вы мучаете ее и мучаете МОЕГО ребенка! Не дай Бог он с диагнозами родится, да я вас тут всех засужу!

— Игорь, заткнись! — ору я на схватке.

— Дашенька, тебе плохо? — пугается он вероятно моего озверевшего от натуги вида. — Я же вижу, что тебе больно!

— Естественно мне больно, идиот! Я же рожаю, а не на спа-процедурах лежу!

У Игоря такое страдальческое лицо, будто это он сейчас тужится, а не я.

— Игорь, выйди пожалуйста! — прошу его, потому что вижу, еще секунда и двухметровый верзила, бледный как гейша в своем мейкапе, просто грохнется без чувств.

— Нет, нет, Даша! Не выйду! Я должен видеть всё!

***

К чести Игоря, в обморок он так и не хлопнулся, хотя мельком брошенный мой взгляд сквозь последнюю и самую болезненную потугу на Игоря сообщил мне, что парню едва ли чуть легче, чем мне. Моя боль резко прекратилась, а родильную палату возвестил громогласный возглас сына.

— Четыре восемьсот, Дашка! — кричит мне Игорь вес малыша, — Ну не молодец ли я?

О, да Игорь, ты — конечно молодец, а я так — мимо проходила, попутно сына выносила и родила.

— Высокий парень — пятьдесят восемь сантиметров! Я тоже с таким ростом родился! Ну значит, сынуля вымахает под два метра, как и его папаша.

— Дайте, дайте мне его, — никак не угомонится Игорь, прыгая вокруг врачей, пока те проводят необходимые процедуры с новорожденным.

— Игорь, да дай ты врачам спокойно его обследовать! — взываю я к разуму новоиспеченного папаши. — Лучше мне водички налей!

Вздрогнув, Игорь переключается на меня. Подносит мне прохладной воды.

— Давай я тебе помогу Даша. Ты такая бледная! Как ты?

— Так, словно я только что родила! — шучу, жадно осушая стаканчик.

— Еще, Дашенька? Я мигом! — Игорь повторяет манипуляцию со стаканом. — Даша, он — такое чудо! Так похож на меня. Сразу видно, мой сын.

— Папа, идите возьмите ребенка! — зовет его врач по-немецки.

Игорь берет орущий комочек и прижимает его к груди. Сын не доволен. Тычется Игорю в рубашку, явно ища еду от мамы.

— Папа, маме отдайте ребенка, его покормить бы не плохо.

— Да… — рассеяно соглашается Игорь и передает мне малыша.

А я беру его и вижу маленького Игоря в нем. Сходство просто поразительное.

— Корми его хорошо, Даша! Наш сын не должен голодать! — заявляет мне Игорь.

***

— Даша! Ты что делаешь? — Заспанный Игорь поднимает голову с кровати и с ужасом смотрит на то, как я кормлю сына из бутылочки.

Он очень устал после родов и проспал более пяти часов. Ни крики малыша, ни моя возня с ним, ни визиты медсестёр и врачей не были ему помехой. Понятное дело. Мужчина пережил огромный стресс. Я же наоборот не могла заснуть, даже когда ребенок засопел в кювезе. Всё сравнила отца и сына и находила еще больше схожих черт в их внешности. Они даже сопели одинаково…

— Кормлю. — пожимаю я плечами.

— Почему не грудью?!

— Молоко еще не пришло. Сын голодный.

— Даша, я прочитал много литературы и форумов! Все говорят, если хочешь чтобы молоко пришло побыстрее, не делай никаких докормов. — поднимает он палец вверх. Алекс сам добудет себе молока. Только дай ему такую возможность!

— Алекс? Александр? — уточняю я. — Ты назвал нашего сына в честь Саши? Или в честь Сашиного сына?

— Да, Александр! — насупился Игорь. Ни в чью честь. Просто мне нравится это имя. И заметь, не Саша, а именно Алекс. Алекс Игоревич!

Пожимаю плечами. Алекс, так Алекс. Мне особо нет разницы.

— Даш, надо ребенка грудным молоком кормить, — возвращается к излюбленной теме Игорь.

— Да сейчас такие современные смеси, если у меня молока так и не будет, то ничего страшного. А потом, мне все равно скоро на работу выходить — что-то себе подыскивать. Значит ребенок будет на молочной смеси. Я не смогу его кормить в рабочее время, а если буду кормить грудью, то как заработаю себе на еду?

В принципе, я говорила правильные вещи. Игорь мне ничего не обещал, кроме того, что оплатит роды, а значит обоих мальчишек поднимать мне самой. Ничего. Вернусь, устроюсь на работу, а Алекса на смесь переведу. Вон сколько детей искусственников выросло. И нормальные же? А значит и у нас все будет хорошо.

***

— Даш! Какая работа? О чем ты? — тихо интересуется Игорь. — Ты хоть представляешь на секунду, сколько у меня денег?!

Игорь смотрит на меня так, будто я обвинила его во смертных грехах. Причем во всех и сразу.

— Вот именно. У тебя денег. Меня не интересуют твои деньги. Ты сам сказал, что оплатишь мне только роды. На что я должна жить по-твоему с малышом и братом?

Игорь порывисто садится на кровать и сгребает нас с сыном в охапку. Он нежно гладит меня по спине, зарывается носом в макушку. Нам так хорошо в его теплых объятиях, аж Алекс перестает чмокать и умиротворенно застывает между нами.

— Даш, я погорячился. Эта новость застала меня врасплох. Но потом подумал спокойно и все осознал. Ну как я смогу оставить своего ребенка на произвол? Простишь?

— Игорь, я не держу на тебя зла. Просто мне нужна уверенность в будущем, а не семь пятниц на неделе: Вчера пошла на фиг, сегодня — обнимашки-целовашки.

— Ну конечно же я буду обеспечивать сына и тебя. Я дам ему свою фамилию, и на наследство он будет иметь такие же права, как и остальные мои дети.

Вот эта формулировка царапает мое сердце.

— Правильно ли я поняла, что ты ограничишься фамилией и обеспечением нашего сына?

— Даш, я не женюсь на тебе. Не чувствую я к тебе ничего. Прости.

Уже даже и не больно. Вполне ожидаемо. Возможно я и встречу еще свою настоящую любовь когда-нибудь.

— Я куплю вам квартиру в Питере. Твоей единственной работой до трех лет нашего малыша будет грудное вскармливание, хорошо? Посчитай сумму всех расходов на вас троих, которую тебе будет комфортно тратить, ни в чем не ущемляя вас в плане питания и одежды. У тебя будет помощница по дому. Не няня. Сразу говорю. Потому что кроме матери никто не будет смотреть за ребенком лучше. Ты занимаешься только Алексом. За это я оставляю право за собой приходить к сыну в любое время, и оставаться с ним столько, сколько захочу. Согласна?

— Как я могу не согласиться, Игорь? Это единственный разумный выход в сложившейся ситуации.

— Ну и здорово! — хлопает меня по плечу парень. — До окончания Витиной реабилитации осталась пара месяцев. За это время я решу вопрос с квартирой, домработницей и всем остальным. Сейчас я тоже подумаю о более комфортных для вас с Алексом условий проживания. Ты только выкорми его. И ни о чем не думай. Теперь у вас есть я!

Вот теперь я вижу в Игоре не избалованного мальчика, но мужчину. Спокойного, рассудительного, надеюсь надежного, потому что если он не выполнит свое обещание, нам всем придется очень туго.

***

Обещание свое Игорь, как ни странно выполнил. Срок реабилитации подошел к концу и посвежевшего, подлечившегося Витюшу выписали домой. Возвращались мы уже втроем в просторную многокомнатную квартиру в новостройке. Игорь лично выбрал мебель и отделку. Детская радовала глаз суровыми мальчишескими прибамбасами. Всё было в виде автомобилей с рулями, педалями и колесиками: кроватка, пеленальный столик, ходунки, шкаф для одежды и прочее прочее.

Мы с сыном во все глаза рассматривали все это великоленпие, и похоже что Алексу все понравилось. Угодил ему папа.

Наши с Витюшей комнаты тоже были обставлены всей необходимой мебелью и техникой.

Глаза Игоря горели гордостью. Похоже, что он сам от себя не ожидал подобной щедрости и доброты.

Помощница по дому жила с нами. Пожилая, но крепкая женщина, Елена имела за плечами большой опыт и в качестве сиделки с тяжелобольными, так что и с Витей она мне помогала просто на ура.

Целыми днями я занималась только Алексом — кормила его, как хотел Игорь, играла, читала книжки, гуляла в ближайшем парке, ходила с ним за покупками, благо в шаговой доступности был огромный торговый центр, да и россыпь супермаркетов поблизости.

Игорь не ограничивал меня в средствах. По прилету я подсчитала все грядущие расходы и у меня получилась приличная сумма. Немного боязливо я озвучила ее Игорю, ожидая, что он сейчас разозлится и обвинит меня в неумелом планировании, но последовала совершенно другая реакция.

— Даш, ты уверена что тебе этого хватит? — поднимает новоявленный отец бровь.

— Конечно. Вроде я все учла.

— Хорошо, — загадочно улыбается Игорь, а на карточку через пару минут приходит тройная сумма, от той, что я озвучила ему первоначально. — Вот столько ты будешь получать. Тогда я буду спокоен, что мой сын накормлен и ни в чем не нуждается.

— Но… — возражаю было я…

— Не «нокай». Не надо экономить ни на себе ни на моем сыне. Дашка, ты наивная, прямо как Алекс. Наверно, даже наивнее его. Была бы на твоем месте Аллочка, она бы мне эту карту с тройной суммой в рожу выкинула, требуя миллионы ежемесячного содержания, а ты за копейки переживаешь.

— Вот и цени тогда! — буркаю я.

— Я ценю, — тихо говорит Игорь, бросая на меня оценивающий взгляд, — Даш, если тебе понадобятся средства выше этой суммы, просто сообщи мне.

Я киваю, и когда с сорванной после бесконечного таскания немаленького Алекса спиной мне прописывают массаж, плавание и занятие йогой, Игорь без лишних разговоров оплачивает мне абонемент в хороший спорт-клуб.

Вечерами Игорь частенько приезжает к нам. Днем он конечно же занят, но несколько раз в неделю заглядывает. В эти дни я иду на занятия, а он сам сидит с Алексом. Не доверяет его даже Елене.

Но сегодня он что-то опаздывает. Я надела спортивный костюм — уже собралась идти в фитнес-центр, как в дверь раздался звонок. Не посмотрев в глазок, распахиваю дверь в ожидании увидеть Игоря на пороге. Но там другой человек.

Высокий, седовласый, крепкий с такими же синими, как и у Игоря, пронзительными глазами, которые не могут спрятать очки в тонкой дорогой оправе. От мужчины веет властью, уверенностью в себе, силой.

— Эдуард Германович, — представляется он.

— Даша. — говорю в ответ и сторонюсь, пропуская отца Игоря в дверь.

Взгляд деда Алекса, цепкий, всевидящий, точно рентгеновский луч. Он быстро сканирует квартиру, не оставляя ничего без его внимания.

— Чай? — предлагаю я, — Может кофе?

— О, нет, Даша. Не беспокойся. — спокойно останавливает меня Эдуард Германович. Я пришел увидеть внука.

— Сейчас я принесу его, — обещаю, выходя из гостиной.

Возвращаюсь с сыном. Алекс только поел, а потому находится в благодушном настроении. Улыбается обезоруживающей беззубой улыбкой, гулит что-то на своем.

— Ну вот, и второй Орлов подоспел. Вернее первый. Сын дочери носит другую фамилию.

Эдуард Германович забирает у меня сына, а тот и не против пойти к деду на руки.

— И без теста видно, что наш. Словно Игоря маленького на руках держу. — голос у новоиспеченного деда смягчается, а взгляд становится теплым и ласковым.

— Игорь делал днк-экспертизу, когда я еще была беременна.

— Да. Я видел. Говорю же, и так всё видно невооруженным взглядом. Даш, ты же умная женщина, и должна понимать. Это не просто мой внук, это наследник моей корпорации.

А у меня внутри все обрывается. Неужели захочет отобрать у меня сына? Не отдам! Ни за какие деньги и вообще ни за что на свете не отдам им своего ребенка!

— Да не трясись ты. Никто наследника у матери отбирать не будет. Но его воспитанием и образованием займусь лично.

— Каким образом?

— Найму ему опытных педагогов, подберу престижный лицей и университет в дальнейшем. Но ты будешь рядом с сыном. Психологических травм у моего наследника мне не нужно.

Вздыхаю с облегчением. Самое главное этот мужчина не собирается нас разлучать.

— Теперь хочу выяснить для себя ваши отношения с моим сыном.

— У нас нет отношений. Игорь купил нам эту квартиру, выделяет ежемесячную сумму ныа расход. Навещает ребенка несколько раз в неделю. Вот и все наши отношения.

— Почему?

— Что почему? — не понимаю я.

— Почему он не вместе с тобой? Ты не хочешь? Он ТОЖЕ тебя изнасиловал?!

— Что?! — сначала я даже не понимаю смысл последнего слова, но потом… — нет, нет, он не… у нас все было по обоюдному согласию. А что значит тоже? Он изнасиловал кого-то?! — мне плохо. Будто разом из комнаты исчезает весь воздух. Мне нечем дышать. Я не могу поверить в то, что Игорь, этот добрый милый парень, спасший Сашу, приютивший ее детей, помогающий Витюше и мне с сыном мог ТАК поступить с какой-то девушкой. — Кого он изнасиловал?

— Спроси у него. — спокойно и безжалостно отвечает его отец.

Глава 12

Всю ночь я не могу сомкнуть глаз. Алекс наелся и спит, вот чего бы мне не отдыхать, но нет, я всё гоняю сказанные отцом Игоря слова про изнасилование по кругу. Неужели я родила ребенка от преступника, готового получить желанную женщину любой ценой, даже против ее воли? Как же я могла так вляпаться?

Игорь не пришел вчера, позвонил, сославшись на встречу с отцом. По моему голосу он понял, что что-то не так, но по телефону выяснять не стал. Пришел с утра пораньше. С подарками для обоих мальчишек. И с букетом для меня. Это были первые цветы от него за долгое время. Но они меня совершенно не обрадовали.

Стою потерянная с ними, пока букет не забирает хозяйственная Елена.

— Даш, что-то случилось? — подозрительно смотрит на меня Игорь.

— Пойдем в комнату. — тихо зову его. — Это личный разговор.

Запираю дверь, и только убедившись, что нас никто не подслушивает, задаю ему прямой вопрос:

— Ты кого-то изнасиловал?

Игорь меняется в лице. Бледнеет и мрачнеет одновременно.

— Ч-черт! — отворачивается от меня и с силой бьет кулаком по шкафу. Светлое дерево идет трещинами. Я вздрагиваю. — Кто тебе это сказал?

Я молчу. Никогда не видела подобного проявления агрессии от него.

— Отец? У тебя вчера был отец? Он рассказал тебе?

— Он сказал спросить тебя об этом. Игорь, это правда?

Мужчина опускается на кровать, обхватывая руками голову.

— Игорь! Да, ответь наконец! — по его реакции не возможно не понять, что все, что сказал Орлов-старший накануне — правда.

— Это было давно. Она простила меня.

— Значит правда… — я не в силах удержать слез. Но кто? Кто она?

А потом резко наступает озарение. Он так смотрел на НЕЁ! В экстазе шептал ЕЁ имя, считал ЕЁ детей своими…

— Саша? — произношу имя, пораженная догадкой. — Это была Саша?

— Да! — Игорь порывисто поднимается и сгребает меня в охапку. Обхватывает ладонями мое лицо, — Даша, я был идиотом! Ты даже не представляешь, что со мной творилось в то время! Но она простила меня. Я готов был жениться на ней. Признать детей, от кого бы они не были! Я был готов все сделать для нее, но она выбрала не меня.

— Нет… Игорь отпусти меня! — мотаю головой, пытаясь выбраться из его тисков.

— Даша, я все понял, осознал. Я никогда в жизни не повторю ничего подобного! Ты веришь мне?

— Нет! НЕТ!!! — срываюсь на крик.

Рывок и он отпускает меня. Я поскальзываюсь на ковре. Спешно поднимаюсь. Бегу к двери. Мне нужен свежий воздух. Я не могу тут больше находиться. Как я могла все это время любить изверга? Как я могла родить от него ребенка?

— Даша! — слышу его крик вдогонку. — Даша, вернись! Ты нужна мне…

Но мне он теперь не нужен. Брожу по парку, оттирая слезы, что никак не могут остановиться. Мысли чернее некуда. Ну и что мне теперь делать, зная всю эту грязь про Игоря?

— Даша, что вы делаете сегодня вечером? — вопрос от мужчины, что посещает фитнес-центр вместе со мной хоть и неожиданный, но вполне закономерный.

— У меня ребенок маленький, я вам не говорила, Алексей? — улыбаюсь ему, незаметно оглядывая его высокий рост и широкие плечи.

— Ребенок? — удивляется мужчина, — А обручального колечка я на вашем пальчике не заметил. Давит вам, наверное?

— Нет. Нечему там давить. Нет его.

— Может ваш мужчина готовится к свадьбе? — приподнимает игриво бровь Алексей.

— Снова нет. Мы не вместе с отцом ребенка.

— Ну тогда, возможно ваша няня сможет посидеть с малышом, а мы же сходим куда-нибудь?

— Няня… — задумываюсь я.

С момента, как отец Игоря открыл мне глаза прошел месяц. Что-то произошло со мной. С моим внутренним мироощущением. Розовые очки разбились вдребезги и я смогла трезво оценить Игоря без искажения реальности всепрощающей любовью. Игорь всегда был поверхностным, поддающимся своим сиюминутным слабостям и желаниям. Он использовал испорченные презервативы, хотя сам накануне показал мне их. Но безалаберно, безответственно поступил со мной, прекрасно зная, откуда берутся дети.

Игорь не захотел продолжать со мной никаких отношений, наговорил грубостей в офисе, и если бы не случай с Виктором, вряд ли помог мне в дальнейшем.

Да, он приютил нас с Витюшей, но опять-таки тащил в кровать, пользуясь мною как заменителем Саши. А если вспомнить то, как чудовищно он поступил с ней, то вообще становится страшно.

«На таких не женятся» — бросил он мне, и эти его слова до сих пор карябают сердце, ранят душу. А теперь, зная все это, я сама за такого как он, замуж не выйду.

Да, только благодаря щедрости Игоря Витюше сейчас легче. Еще несколько таких курсов и он может вернуться к обычной жизни. Но я родила Игорю ребенка. По его вине. Моей виной было лишь то, что я вообще согласилась на близость с ним, хотя вспоминая изнасилование Саши, у меня вряд ли были шансы на отказ.

— Няня… — выныриваю из своих мыслей. — Да, пожалуй, няня сможет посидеть с сыном.

— Отлично! — Алексей искренне рад. — Я заеду за вами в семь. Вы любите японскую кухню?

— Японскую? Обожаю!

***

Кручусь перед зеркалом уже полчаса, выбирая себе наряд на вечер. После посещения спортзала и диеты кормящей матери, мне все катастрофически велико. Елена пожертвовала мне свое «маленькое черное платье», которое я сначала приняла за чулок — таким узким оно мне показалось. Но влезла в него и застыла от неожиданности. Сколько же килограмм я потеряла, что влезла в размер «экстра-смол»?

— Даша, ты картинка! — подмигивает мне Елена. — Недаром Игорь Эдуардович уже который день сам не свой рядом с тобой. То прикоснется невзначай, то цветов принесет, а смотрит как!

— Как?!

— С интересом. Знаешь, когда у мужика глаз на бабу горит, это всегда заметно. Особенно как ты спортивное облегающее наденешь, так он тебя с открытым ртом в фитнес-клуб провожает. Даже отпускать не хочет, то то спросит, то это.

И точно. Почувствовав мою холодность Игорь, как настоящий охотник злится, что дичь ускользает из пальцев. Как только я начну смотреть ему в рот так же как и раньше, он наденет привычную маску равнодушия. Но я не буду.

— Может тебе показалось, Лен? — на самом деле мне все равно. После слов отца Игоря, весь интерес к нему у меня пропал. Будто и не было его.

— Какой там, показалось! Он спрашивал у меня кое-что. — загорелись ее глаза интересом сплетницы. — Неинтересно, чего?

— Вообще-то нет…

— Спрашивал нет ли у тебя мужика какого постороннего, — несмотря на мой отказ, продолжает наушничать Лена.

— А ты?

— Сказала, что не знаю.

— Ну и правильно! — пожимаю я плечами. — Это не его дело.

— А если сейчас он приедет к сыну, что ему сказать?

— Так и скажи, на свидание пошла… — бурчу я, смотря на экран смартфона — Алексей пишет, что подъехал к подъезду.

— Ох… — вздыхает Елена. — Ну, хорошего тебе вечера!

***

Зря переживала Лена о внезапном визите Игоря к сыну. Потому что первым на кого наткнулись мои глаза в японском ресторане был… именно он. И он был не один. Крашенная длинноволосая блондинка поджимала в недовольстве силиконовые губки, а Игорь! Игорь не мог оторвать ставших огромными как два фитнесс-бола глаза от меня и моего спутника.

Мы прошли мимо них. Наши взгляды с Игорем всё же пересеклись, и мне пришлось кивнуть ему в знак приветствия. Но мужчин я друг другу представлять не собиралась.

Блондинка сразу как-то заметно напряглась, попыталась перетянуть внимание Игоря на себя, но тот неотрывно следил за мной.

Вот Алексей отодвинул для меня стул, а потом заботливо придвинул к столу, вот улыбнулся мне, предложил меню из рук услужливого официанта. Все это время я, сидя вполоборота к Орлову, чувствовала на себе горячий взгляд Игоря.

В ожидании заказа у нас завязалась милая беседа. Потом Алексей отозвал официанта в сторону, пошептался с ним несколько мгновений, и через пять минут, когда я и думать забыла об их секретах, официант вернулся с роскошным букетом роз.

Алексей принял у него цветы и передарил мне, перемежая комплиментами и восторгами по поводу моей внешности. У Игоря разве что челюсть не отпала от всего происходящего.

Вот так тебе Игорь, за все мои страдания и оскорбления! Получай! Это только начало. Далее в программе фееричное шоу!

— Алексей, — мило улыбаюсь спутнику. — Цветы очень красивые. Видите этого мужчину, что сейчас дыру во мне взглядом просверлит? Это отец моего сына. Видимо тоже на свидание с кем-то пришел. Не могли бы вы взять меня за руку?

— Да… конечно, — прищуривается мужчина, нежно взяв мои пальцы в свои. Он преподносит их к губам, целуя каждый, разминая и поглаживая.

Искоса наблюдаю за Орловым. Его лицо искажает гримаса злости. Кажется, еще секунда и он подлетит к нам, бить морду Алексею. Хотя сам с девушкой, между прочим.

Мои прогнозы сбываются с точностью до секунды. Сквозь звуки льющейся музыки слышу скрежет отъезжающего стула, царапающий паркет, и чувствую полуобнаженной спиной приближающийся вихрь.

— Даша! — рычит Орлов, точно разбуженный зимой медведь. — Надо же, какая неожиданность!

Алесей поднимается к нему на встречу. Вопросительно смотрит на меня, а потом на него.

— А я всё думаю, ты не ты? — мило хлопаю я ресницами.

— Неужто забыла уже? — прищуривает Игорь синие кобальтовые глаза, стараясь притушить злость, но у него плохо выходит.

— Я смотрю, тебе тоже особо некогда предаваться воспоминаниям обо мне! — возвращаю ему шпильку, кивая на крашенную кошку, недовольно ждущую его за столом. — Кстати, это Алексей. Алексей, а это — Игорь…

— Отец ее ребенка! — Игорь разве что не скрепит зубами от ярости. — Вы знали, что у Даши есть сын? — обращается он к Алексею, сжав кулаки.

— Конечно. — спокойно отвечает он. — Разве же дети помеха отношениям? Детей я люблю. Подумаешь, что не родной. Главное, кто воспитал, а не кто родил! Вот женюсь на Даше, пообщаюсь с мальцом несколько месяцев, и он думать забудет что я ему не родной!

С уважением смотрю на Алексея. В моих глазах сейчас он набрал плюс сто очков в свою карму. А вот на Игоря лучше не смотреть. Костяшки пальцев его побелели, из глаз разве что искры молний не сыплются. Ой, что сейчас будет!

— Так, мы с Дашей уходим! — гаркает Игорь на весь ресторан, не иначе как мой теплый взгляд на Алексея за любовный принял.

— Чего это мы уходим? — удивляюсь я. — С Алексеем пришли, с ним и уйдем.

Официант приносит заказы и ловко сервирует стол. Отворачиваюсь от Игоря и принимаюсь за еду как ни в чем не бывало.

— Ммм… морепродукты удались… Леш, садись, попробуй. Я очень проголодалась.

— Я сказал: мы уходим! — вновь рычит Игорь, тяжело дыша.

— Игорь, вернись к своей девушке, — насмешливо советую ему. — Иначе мы сейчас испаримся от температуры ее негодования.

— Встала и пошла за мной! — Игорь хватает меня за запястье и рывком ставит на ноги из кресла.

— Эй, полегче! — Алексей вновь встает в позу, словно боксер на ринге.

— Игорь, как ты со мной разговариваешь? — искренне возмущаюсь я. — Это что еще за тон?

— Как хочу, так и разговариваю! Не пойдешь за мной, увидишь что будет.

— Парень, остынь! — советует Алексей почти дружески. — Не видишь, девушка не хочет идти. Вернись к своей, как советует Даша и не порть нам всем вечер.

— Так, не пойдешь? — Игорь вновь обращается ко мне напрочь игнорируя слова Алексея.

— Не собираюсь!

— Тогда получай!

Я и моргнуть не успеваю, как оказываюсь в сильных руках Орлова, заброшенная на его могучее плечо.

— А ну пусти! — визжу на весь ресторан, — Пусти я сказала!

Но Игорю до лампочки мои визги, как и наплевать на всех сидящих в ресторане посетителей. Проходя мимо блондинки он кинул на стол несколько купюр, и не сказав ни слова вышел со мной из ресторана. Мы даже верхней одежды не забрали в гардеробе.

Но мне не было холодно. Я продолжала визжать и молотить его кулаками, он же невозмутимо продвигался к парковке. На ступенях ресторана замаячил Алексей. Издалека я не могла разглядеть выражение его лица, но как мне показалось, он ухмылялся.

— Пусти! Изверг! — ору я, — Насильник!

— О, да, Дашенька. Я такой. Кричи, это меня только заводит.

Он щелкает брелоком сигнализации и его спортивный автомобиль приветливо моргает фарами. Он сгружает меня, барахтающуюся, царапающуюся точно тигрица, на заднее сидение и наваливается сверху. Не могу скинуть его с себя. А он этим бессовестно пользуется. Отыскивает мои губы и впивается точно кочевник в пустыне в бутылку с прохладной водой.

Его руки вовсю шарят по моим бедрам, забрасывая подол короткого платья наверх. Его сильные бедра вторгаются меж моих и я со всей явностью ощущаю силу его желания. Но поделать с этим ничего не могу. Игоря не волнуют мои потребности в это мгновение, только собственная страсть и собственная потребность утвердиться в своих правах на меня.

— Да отстань… прекрати… я не хочу… — кричу я в перерывах между его безумными поцелуями.

— Хватит Даша! Ты — моя! Тебе понятно?

— С чего это твоя? Твоя та резиновая кукла, что осталась без твоей компании!

— Мне плевать на нее, дурочка! Я просто хотел спустить пар немного. А ты с каким-то левым мужиком потащилась в ресторан. Тебе не стыдно?

— Мне стыдно так же как и тебе! — возвращаю ему его слова, — и тоже хочу «выпустить пар»!

— Тогда вместе будем выпускать!

Игорь задирает короткое платье до талии, рвет крохотные трусики, быстро высвобождает член из брюк. Входит в меня рывком, глядя прямо в глаза.

— Сейчас я выпущу из тебя весь пар, вытряхну весь воздух! Я проучу тебя, Даша! — мощными толчками он вбивается в меня, — рыча свои дурацкие угрозы. — Всю дурь выбью из башки, чтоб ни на одного мужика больше не смотрела!

— Да иди ты к черту! — все еще сопротивляюсь я. — Только и можешь что угрожать, да насиловать!

— Ну все, Даша! За эти слова я затрахаю тебя до смерти! — и правда движения его становятся все более порывистыми и мощными. В этом соитии нет ни капли нежности. В какой-то момент все тело Игоря напрягается и он сотрясается во мне, изливаясь оргазмом.

— Игорь! — в ужасе ерзаю под ним. — Ты в этот раз снова презерватив не надел! Даже дырявый!

— Ну да, — Игорь все же сжалился надо мной и, поднявшись с раздавленной меня, сел рядом, заключив в плен своих рук. — Алексу нужна сестренка. Или брат!

— Так ты специально?! — злюсь я.

— Да, — усмехается он, прекрасный в своем коварстве. — Чтоб на посторонних мужиков у тебя времени не осталось!

— Чтоб у меня на других мужчин ничего не оставалось, надо самому хоть чего-то делать! — бурчу я недовольно.

— Вот я и делаю!

— Берешь против воли и брюхатишь?

— Если моя женщина по-другому не понимает, то да. Беру и брюхачу!

— Гад!

— Да, Даша! Давай-ка повторим. Для закрепления результата так сказать.

Эпилог

Как бы Игорь не хотел и не надеялся, сделать мне еще одного ребенка, у него ничего не выходило. Он старался. Видят небеса, он старался чтобы у меня вообще не осталось свободного времени на других мужчин. Переехал к нам. Даже часть работы взял на дом, работая по интернету и гоняя Аллочку с подписями своих приказов.

Игорь выпускал меня из постели, только чтобы я смогла покормить сына, поесть сама, и чтобы самому поработать. Даже в спортзал и в бассейн таскался лично со мной, ссылаясь на желание подтянуть и без того идеальную фигуру.

Но ничего у него не получалось. Игорь хмурился, покупал мне очередной тест на беременность и снова расстраивался. А секрет бы прост. До половины года я регулярно кормила грудью сына и цикла у меня не было. Но естественно, я ему об этом не сообщала. Кинула только однажды удочку, что забеременею только после того, как кое-кто соизволит узаконить наши отношения, а то собрался второго ребенка заделывать просто так, не беря на себя никаких обязательств и никакой ответственности!

Игорь надолго задумался над моим предложением, даже уехал куда-то, чему я была несказанно рада. Уехал один Орлов, но тут же приехал другой. Старший.

— Даша, давай дожимай его! Не зря я тогда к тебе парня из клуба подослал.

— Алексея? — удивляюсь я глядя на то, как дед играет с внуком.

— Его. Зная психологию моего сына, решил что нужно его мягко подтолкнуть к решительным действиям, а то ни у тебя, ни у него прогресса в отношениях не замечалось.

— Вы тоже хотите чтобы Игорь женился на мне?

— Ну конечно! Я давно его уже хотел женить. Даже получилось недавно, но хорошо, что ничего у них не вышло. С преступниками и предателями я не собираюсь иметь ничего общего!

— И вы не против меня? Я же не из вашего круга, провинциалка, еще и старше вашего сына на пять лет!

— А мой Игорек только на «постарше» похоже и западает. А потом, у вас уже есть общий ребенок. После этого вся эта шелуха возраста, круга, положения, денег, отпадает автоматически. И если ты, взрослая женщина, в состоянии это понять и принять, то Игоря… надо подталкивать. Иначе он не догадается.

Задумываюсь над его словами. Неужели и правда есть такие непонятливые люди как Игорь, которых надо ко всему подводить, подталкивать к правильному решению?

— Давай, Даша! Вдвоем мы его дожмем и пусть уже успокоится наш неугомонный! Даю тебе полный карт-бланш на моего сына. Только потом не взвой. Если что мне можно жаловаться. Ремня ему еще в состоянии всыпать, и в угол на горох поставить. Ну и воспитывай потихоньку сама, я ведь не вечен!

***

Вернулся Игорь еще более задумчивый, чем уходил.

— Даша… ты правда думаешь, что у нас получится со вторым только после свадьбы?

— Ну конечно, Игорь. — прищуриваюсь я. — Как ты собрался двоих внебрачных детей воспитывать? Это не по-людски!

— Да сам знаю. — отмахивается он и лезет в карман. — Вот.

Он раскрывает кулак, в котором притаилась лазурная бархатная коробочка.

— Открой.

Осторожно откидываю крышечку. А там такая красота! Тонкий ободок из белого золота и крупный бриллиант в виде сердца.

— Ох… — не могу сдержать восхищенного вздоха. У меня подобного вообще отродясь не было.

Из всех украшений имелась только тонюсенькая цепочка от мамы, простенькие золотые гвоздики да нитка жемчуга. Вот и все мои сокровища до этого. Кольцо, что протягивал мне Игорь было очень изящно, красиво переливалось в электрическом свете и стоило отвратительно дорого.

— Даш, ты выйдешь за меня?

— Мне надо подумать! — загадочно улыбаюсь я и сдерживаюсь, чтобы не покатиться от хохота наблюдая за ошеломлением на лице Игоря.

— Нечего тут думать! — рычит он и вырвав изящный ободочек из углубления, ввинчивает его на мой безымянный пальчик. — Думать она собралась! У нас скоро второе дите появится, а она все думает!

— Игорь, ну мне же как девушке хочется немного…

— Я знаю, что тебе хочется поломаться, и очень даже много, но не выйдет! Я все решил!

***

Позже, лежа в постели после головокружительного оргазма, который, как выяснилось все же может доставить Игорь своей партнерше, я в полудреме млею от его нежного перебирания моих волос.

— Я говорил тебе, что Саша родила? — с тоской вопрошает он.

— Нет, не говорил. Мы вообще мало говорили в последнее время. Когда она родила и кого?

— Мальчика. Давно уже. Теперь у них трое детей.

— Ничего, и мы нагоним! — улыбаюсь, и перевернувшись на спину тянусь за продолжением.

Отец Игоря прояснил ситуацию с изнасилованием Саши, и меня отпустил тот ремень ужаса от поступка Игоря, что сдавил мою грудь после этого известия. Теперь я могла спокойно продолжать любить этого несносного неразумного мальчишку, который сам не знает, чего хочет. Но ничего. Я воспитаю его. Выращу настоящим мужчиной, всю дурь из башки выбью. Спуску ему не дам. Уж я-то себя знаю.

***

Конечно же в первый месяц после свадьбы я и обрадовала Игоря полосатым тестом.

— Даша, у тебя какой-то секрет! — прищурился он, оттанцевав «джигу» и откружив со мной по всем комнатам дома. — Откуда ты узнала, что нам нужно пожениться сперва?

А никакого секрета нет, Игоречек. Всё дело в нашем сыне. Просто Алекс в полгода принялся пробовать новую пищу и мои кормления резко сократились, а с ними вернулся и цикл. Вот и вся магия! Но Игорю это знать не обязательно.

— Если девочка будет, Маришей назовем! — вовсю планирует молодой отец.

— Чтобы всё как у Саши? — подкалываю его не без злорадства. — Алекс, как ее сын, и Мариша, как Ариша? А как третьего зовут? Чтобы я сразу знала, как нам называть нашего следующего малыша.

— Марк… сына она назвала Марком.

— Неплохое имя, конечно. Но может мы по-своему все же назовем? Будет справедливо, если следующего ребенка назову я сама.

— Ага! Как же! Чьи дети? Мои! Значит я и буду называть!.

Смотрю на этого самца-доминанта. Его дети. А как же? Я просто мимо проходила и родила их. Нечаянно. А он — отец! Но ничего, у меня впереди еще восемь месяцев на перевоспитание зарвавшегося отца. И я сделаю это. Потому что безумно и безудержно люблю этого несносного, синеокого мальчишку всепрощающей и всепоглощающей любовью. И Витюша его очень любит. На днях так и сказал. Сам. Впервые с момента аварии, чем растрогал нас до слез. Но то были слезы радости, и плакать от радости рядом с моими родными и любимым Игорем я готова всю жизнь!


Конец