Ректор в награду (fb2)

- Ректор в награду 626 Кб, 176с. (скачать fb2) - Кларисса Рис

Настройки текста:



Рис Кларисса. Ректор в награду

ЧАСТЬ 1. Как довести ректора до белого коленья?


ГЛАВА 1. Встреча.

«Марианнааааа», — Раздался крик ректора из динамиков.

Я вздрогнула и начала перебирать все, что натворила за сегодняшний день. С учетом того, что сейчас только семь утра и первая пара магического права, то я бы просто физически не могла стать виновницей каких-либо неприятностей. Ну если только… Нет-нет, об этом он знать не может.

Я покорно встала со своего места, и не сказав ни слова, двинулась по очень знакомому мне маршруту. Уже и не стуча, (А зачем? Все свои!) я распахнула дверь и прошла в кабинет. Но в кабинете меня ждали двое мужчин. Один ректор Хаваргадис, а второй молодой статный брюнет. Я встала. Тряхнула головой. Еще раз. И еще. Ну и еще один раз. Оба мужчины следили за мной, склонив голову к плечу. А что? Я тут проверяю себя на глюков.

— Марианна, с тобой все в порядке? — Задал вопрос ошарашенный ректор.

— Угу, — Тихо ответила я и продолжила свое увлекательное занятие.

— Тогда что ты творишь? — Он тихо вскрикнул и схватит меня за плечи.

— Проверяю себя на глюки. Просто давненько у нас в академии не было таких мужчин, — Я кивнула на брюнета и выделила слова «таких».

Ибо он, мать вашу, прекрасен. Мужчина вопросительно поднял бровь, ну, а я, что уж так скрывать от скромности не умру, подмигнула ему.

— Хм, Рузерштерн, тогда думаю, что ты будешь рада, когда узнаешь, что такой мужчина новый ректор Мистер Авальдинос — Ректор Хаваргадис самодовольно улыбнулся, видимо ожидая, чтобы я смутилась, но… Ха, он что не изучил меня за три года учебы? Я лишь шире улыбнулась.

— А можно один вопрос, — Я перевела взгляд вновь на ректора, или уже бывшего ректора?

— Валяй, Марианна, — Он махнул рукой, всем видом показывая, что я уже и не жду от тебя ничего хорошего, Рузерштерн.

— Почему Вы позвали меня лично познакомиться с Мистером Авальдинос? — Кстати, упомянутый сзади тихо рассмеялся.

— Что ж, Марианна, я решил, что новый глава академии должен знать своего врага в лицо, — Мужчина перестал смеяться, Хаваргадис счастливо улыбался, видимо радуясь тому, что видит меня в последний раз, а я театрально закатила глаза.

— Вы преувеличиваете, — Да-да, так и есть, я не так ужасна. Правда…

— Вовсе нет, — И улыбается стоит, гаденыш.

Теперь я могу его так называть, он больше не ректор. Ха!

— Что вы имеете в виду? — Наконец-то подал голос новый ректор академии.

— О, дорогой Авальдинос, вместе с академией вам в придачу достается это чудо в перьях. Рост полтора метра с хвостиком, — Я возмущенно топнула ногой, ибо мой рост почти метр шестьдесят, — Вес сорок килограмм, — А вот здесь я удовлетворено кивнула. Мне тут килограммиков пять сняли, но это неважно, — Щепотка мозгов и целое ведро хулиганства, — Эй, а вот тут обидно.

— Все не так! И ростом я выше, — Уже тихо добавила я.

— Не так, Рузерштерн? Кто уничтожил школьную библиотеку? Кто превратил учителя по зельям в лягушку? — А вот поправочка, она сама сказала «это не зелья, а если и так, то быть мне лягушкой», а это было зелье, просто не то, которое было нужно. Но это сути не меняет! — Кто привел в академию пьяных гоблинов? Я потом их неделю не мог выгнать! Кто напоил сторожевого пса? Кто взорвал кабинет истории? Кто выпустил всех лягушек? Мне продолжать? — А вот и неполный спинок моих достижений подплыл.

— А почему ее нельзя просто исключить? — Недоуменно спросил Мистер Авальдинос, а я возмущенно кашлянула.

— С превеликим удовольствием, а вот только папочка этого прекрасного создания спонсор нашей академии. Нет Марианны — нет денег, а нет денег — нет академии, — Новый ректор протянул что-то вроде «аааа» и тихо сел в кресло, — Так что, удачи, я пошел, — Ректор Хаваргадис схватил свою шляпу и поспешил прочь из кабинета, не скрывая свою радость, — Всем бай-бай, пока и до, надеюсь, несвидания.

— Ну что ж, Марианна, приятно познакомиться, — Протянул новый ректор, а я лишь хмыкнула, и попрощавшись, поспешила удалиться из кабинета.

Я обиделась, ведь он хотел меня исключить. Так что, я покажу красавчику, что со мной лучше дружить. Время шалить!

* * *

А вообще, в свое оправдание, хочу сказать, что, в большинстве случаев, это не я ищу приключения, а они находят меня. Ну сами посудите, кабинет истории как-то само получилось, гоблинов мне жалко стало, на улице холодно было в конце-то концов, учительницу по зельям… Эм, так она же сама сказала, а лягушки, ну их тоже жалко стало, учителя хотели их на опыты пустить! Изверги! Так что, не такая уж я и хулиганка. Наверное…

ГЛАВА 2. Вот это мужик… мечта… заверните… выкину!

Прошло два дня со встречи с новым ректором. Он решал какие-то дела, поэтому все никак не представлялся перед своими адептами. Но сегодня будет целое торжество, где адепты познакомятся с новой главой академии. Все были взбудораженными, взволнованы, кроме меня. Я уже видала этого красавчика, и пф, ничего необычного. В моей жизни были мужчины и помогущественнее, и посимпатичнее. Хотя тут я немного соврала, не обессудьте.

Так что, направлялась я на мероприятие с высоко поднятой головой и надеждой на то, что хотя бы сегодня ни во что не вляпаюсь. С каждым разом, проходя по коридорам нашей академии, я не переставала удивляться. В этом месте царила магия. Потолков не было видно, складывалось ощущение, что идешь по открытой площадке. Черные мраморные колоны тянулись ввысь, стены с двух сторон были увешаны портретами выдающихся людей.

Кстати, среди них был и мой отец. Остановившись рядом с его портретом, я невольно опустила голову, а грустные воспоминания проникли в нее. Ведь я так сильно по нему скучаю! С его графиком работы на меня у отца не остается никакого времени. Тяжело вздохнув, я выпрямила спину и все же продолжила свой путь до актового зала.

Войдя туда, первое что мне бросилось в глаза-была одна стерва знатного рода. Агрх, Реджина Мулерс — лживая су…эм, тварь. Высокая блондинка, глупая, как пробка, дочь друга моего отца. Почти все детства мы провели вместе, но моя ненависть развелась к ней еще в те времена. Эта «кукла» стояла с ректором Авальдинос и о чем-то мило беседовала. Я решила попытаться пройти незамеченной, но видно не судьба.

— Марианна! — Услышала я писклявый голос Реджины и, проклиная всех и вся, нацепила фальшивую улыбку и повернулась к ней.

— Реджина! Мистер Авальдинос, здравствуйте. — Я мило улыбалась, хотя, боюсь, со стороны это выглядело как оскал, потому что ректор Авальдинос вопросительно поднял бровь и посмотрел на меня.

— Как я рада видеть тебя, родная! — Потянулась она ко мне и обняла, а я скорчила гримасу за ее спиной, ректор заметив это, едва сдерживал смех. Отстранившись, она схватила два бокала у официанта, проходящего мимо нас, и протянул один мне. Я приняла его, все еще мило улыбаясь. Реджина подняла бокал, — Ну на здоровье! — Подавись, тварь!

— Конечно, на здоровье, — Я тоже пригубила шампанское. Ах, сейчас бы что-нибудь покрепче, — А что ты здесь делаешь? — Интересно, смогу ли я не пройтись по ее милой физиономии до окончания банкета…

— О! Так твой отец прислал мне весточку, что ты учишься в этой академии, — После этих слов она немного скривилась, но быстро взяла себя в руки.

Ну конечно, наша прекрасная Реджина привыкла сидеть на шее отца, ничем не заниматься, кроме как чтением глянцевых журналов и распространением слухов.

— Отлично, я очень рада, что ты здесь, — Нет, нет, и еще раз — нет!

— Ладно, девушки, садитесь на свои места, скоро начнется церемония, — Авальдинос улыбнулась нам и поспешил удалиться.

Я прошла на свое место, а Реджина увязалась со мной. Все это время белобрысая что-то тараторила, но я ее особо и не слушала. Краем уха уловила, что говорит она о ее новом молодом человеке — мистере Эрондайле. Мистер Эрондайл… Хм, знакомое что-то. Стоп! Так это наш общий учитель, он преподавал нам раньше историю магии в школе. Вот это «молодой человек». Старичку уже лет пятьдесят — шестьдесят. Если честно, точно не знаю.

Из мыслей меня вывели аплодисменты. Я резко скинула голову и увидела на сцене нашего нового ректора. Вновь невольно начала таращиться на него, ведь было на что: высокий, сильный, стройный, сквозь ткань рубашки видны выступающие мускулы, темные волосы, которые при нашей первой встреча были распущены и доходили чуть ли не до плеч, сейчас были собрания в хвост, взгляд зеленых глаз был сосредоточенным и серьезным, не было того озорного блеска, который был, когда ректор увидел мою реакцию на Реджину.

— Здравствуйте, адепты! Я ваш новый ректор — Мистер Авальдинос, — Ха, ну, конечно, не назвал имени. Такие важные шишки, как он, мой отец, да и сам Император, которые всегда скрывается под псевдонимом — Черный Всадник, они всегда держат имя в секрете. Ведь именно в имени хранится сила, — И я очень рад, что нахожусь в вашей академии. Хочу сообщить, что помимо моей должности ректора, я также буду вести у вас основы боевой некромантии, так что будьте готовы, я буду строг. А сейчас, веселитесь, — После этого ректор одарил нас своей сногсшибательной улыбкой, от которой по залу прошлись тяжелые вздохи девушек, и удалился со сцены.

— Вот это мужик, — Тихо протянула рядом Реджина, а я закатила глаза. Мужик, как мужик. Я встала со своего места и поспешила к бару, — Эй, Марианна, ты куда? — Она тоже поплелась вслед за мной. Ох, она отстанет от меня?!

— Можно что-нибудь покрепче, — Навалившись на столик, попросила я официанта. Сзади Реджина что-то говорила, не умолкая. А я схватилась за голову, официант понимающе улыбнулся и пошел за напитком.

— А мне пожалуйста сок, мужчина, — Проорала она, присаживаясь на соседний стул.

Мы были полными противоположностями друг друга. На мне было свободное зеленое платье с глубоким декольте, темные волосы были собраны в замысловатую прическу, которую мне соорудил Ной — наш местный стиляга. Реджина же была в обтягивающем длинном платье красного цвета. Золотистые волосы были распущены и завиты. По характеру тоже отличались, я всегда была той еще непоседой, немного стервозной, но достаточно самостоятельной и любознательной, а Реджина та еще стерва, но тем не менее общительная, правда дико глупая и привыкшая сидеть на шее у родителей. Хотя, все в нашем обществе такие. Аж тошно становится.

— Спасибо, — Сказала я, забираю свой стакан виски у официанта.

Вдруг, Реджина что-то восторженно вскричала, и да, я снова ее не слышала, и вскинув руку, ударила беднягу по подносу. Тот, пытаясь поймать тот самый злополучный поднос, склонился в мою сторону, но все-таки не выдержав, свалил его на меня. Все напитки оказались на мне, а Реджина издала что-то вроде «ой».

Итог: я-злая, мокрая, благоухающая запахами различного алкоголя и соков. Официант — бледный, напуганный. Реджина — бледнее официанта, ведь знает, что… Травану, дуру! Ой, как отравлю!

ГЛАВА 3. Что в имени сокрыто?

Я в бешенстве бежала по коридорам академии. Ах, как же я ненавижу эту дуру! Напыщенная курица! Я встала перед дверью учительской, туда мне вход всегда открыт, поэтому не раздумывая ни минуты, я толкнула дверь и вошла в кабинет. Сразу же поплелась к раковине, которая находилась в самом конце комнаты. Включив воду и уже начав умываться, я услышала, как кто-то неловко кашлянул сзади меня.

Резко повернувшись, я увидела ректора. Авальдинос сидел на стуле, его жилет аккуратно лежал на спинке соседнего стула, так что мужчина оставался в одной рубашке. Он держал в руках бокал с вином, а наполовину пустая бутылка стояла на столе. Мужчина изучающе смотрел на меня, а потом перевел взгляд на мое испорченное платье. Он хмыкнул, и встав со своего места, двинулся ко мне.

Я уже несколько раз говорила об этом, но, черт возьми, не могу обойти стороной красоту этого мужчины. Я как зачарованная смотрела на него, пока он надвигался на меня. Авальдинос схватил что-то со стола, но я так и не поняла что именно.

— Ты действительно девочка-беда, — И он смочил полотенце в своих руках водой.

Ах, вот что взял со стола. Вдруг я почувствовала холод на своем животе, там где начиналось пятно. Невольно задержав дыхание, я следила за движениями мужчины. Он поднялся от живота до груди. Я аж покраснела, ибо мое декольте было уж очень откровенным. Мужчина задержал свою руку на моей груди, а дальше двинулся под платье. Так-с, а вот там уже пятна нет, дорогой ректор. Вдруг он резко отскочил, и пролепетав что-то вроде прощания, бегом удалился из учительской. И что это было?

* * *

Кстати, думаю, я должна рассказать вам немного про силу имени. Имя в нашем мире имеет огромную силу, как светлую, так и темную. Светлая сторона заключается в том, что сила мага кроется именно в его имени. Оно дается при рождении тремя сильнейшими колдунами нашего мира. Когда рождается ребенок, в первую ночь его рождения маги кладут в люльку сверток с именем первенца. Каждое имя имеет свою силу, оно бывает сильнее, бывает слабее. Это уж как тебя наградят Светлейшие.

Темная же сторона намного ужасней. Имя не только источник сил мага, но и его слабая сторона. Оно может ранить, убить или заточить в своем силовом поле. Да-да, было несколько таких случаев, когда колдуна запирали в специальной тюрьме, которая называется силовое поле. Называется оно так, потому что мага затачивают в его личной тюрьме, где он сталкивается со своими страхами, в конце концов человек просто сходит с ума.

Но имя становится опасным лишь тогда, когда становится известным. Правда, и управлять им могут лишь самые сильные маги. Поэтому, все важные шишки никогда не раскрывают секрет своего имени. Но это только особа важные люди, у которых много врагов, готовых в любой момент напасть. Они скрывают свое настоящее я.

Простолюдины же не сильно волнуются по этому поводу и не скрывают своего истинного имени. Ведь с его помощью маги производят множество магических действий. Для этого надо вслух сказать свое имя наоборот.

А людям, скрывающим свое имя, приходится намного тяжелее. Ведь им надо произносить его шепотом, чтобы никто не услышал. От этого сила заклинания уменьшатся. Чтобы получить заклинания такой же силы, приходится вкладывать больше сил из своего магического резервуара, но от этого маг быстрее устает. А чтобы пополнить резервуар нужно время.

Кстати, я отношусь именно к этим людям. Мое настоящее имя вовсе не Марианна. Отец заставил взять поддельное, ведь с помощью меня его могут шантажировать, а мой отец не последний человек в стране. А уж тем более, узнав враги мое настоящее имя, на меня бы началась настоящая охота. И не только из-за отца… Мое настоящее имя — Аисида. И это одно из самых сильнейших имен.

* * *

Со дня праздника прошло четыре дня. Ректора я за это время ни разу не видела. Но сегодня у нас был урок боевой некромагии, которую вел как раз Мистер Авальдинос. Зайдя в кабинет, который имел круглую форму, вокруг были трибуны, а в середине стол преподавателя и доска, я прошла на самую верхнюю трибуну. Как только я уселась ко мне сразу подсел по одногруппник Самуэль, парниша не отличался умом, но был тем еще весельчаком. Кстати, много пакостей мы совершали вместе.

— Эй, Рузерштерн, что-то давненько ты ничего не выкидывала. Неужели готовишь что-то особенное? — Он игриво повел бровями, заставив меня засмеяться.


— Ничего я не готовлю, рыжик, — Я толкнула его в плечо, ведь знала, что Самуэль ненавидит, когда его так называют.

Так и было, парень надул губы и сложил руки на груди, от чего я начал смеяться еще громче. Вдруг гул по всей аудитории резко замолк. Это значило лишь одно — Сатана зашел в преисподнюю. Ну или, преподаватель в аудиторию. Так и было, ректор Авальдинос уже что-то раскладывал на своем столе, а вздохи девчонок слышались на каждом углу. Я закатила глаза. Глупые курицы, у них нет шансов. Вообще никаких.

— Ну что же, адепты и адептки, я очень рад, что буду преподавать у вас. Думаю, представляться не надо. Ведь так? — По аудитории прошелся гул, ректор удовлетворенно кивнул и вскинул руку, все замолчали, — Отлично. Для начала я хочу понять какие у вас есть знания. Хм, адептка Рузерштерн, выйдите пожалуйста к доске, — Все взгляды устремились ко мне, среди них были и глаза цвета янтаря.

Они принадлежали ректору, который стоял и терпеливо ждал, когда я спущусь. Тяжело вздохнув, я встала с места и начала спускаться. Чувствую, мне достанется, ведь основы некромантии, а уж тем более боевой я совсем не учила. Более того, я даже книгу не открывала…

ГЛАВА 4. Основы боевой некромантии

Я стояла у доски, нервно теребя подол своей юбки. Ректор же что-то увлеченно вычитывал в книге. Так, что же меня спасет? Я начала вспоминать все известные мне молитвы. «Во имя трех созерцателей, братьев наших родных, именами их могущими, силой несконча…» Но дочитать в мыслях спасительную молитву мне не дал Авальдинос, бесцеремонно перебив меня.

— Адептка Рузерштерн, так что же вы знаете про основы боевой некромагии? Вообще, что такое некромантия? — с приятной улыбкой он смотрел на меня

— Ну, в общем, одним словом, так сказать… — Лучший способ, перечислять все известные тобою вводные слова! Проверено.

— Все, понял. Садитесь адептка. Плохо, — Он громко вздохнул и принялся что-то писать в своем блокноте, я же поплелась на свое место, — И да, задержитесь после урока, пожалуйста, — Я резко повернулась к нему, взгляд его все так же был устремлен исключительно в блокнот, но вот на губах играла хитрая улыбка.

Хм, ну ладно…

* * *

Весь урок я не могла сосредоточиться, все думала о том, что меня оставили после уроков. Эх, знала бы, что на место нашего доброго бывшего преподавателя придет «это», учила бы предмет. Вот и зазвенел недолгожданный звонок, адепты вскочили со своих мест, и не прошло и десяти секунд, как аудитория полностью опустела. Остались лишь только я да ректор наш ненаглядный. Было очень неловко, я стояла рядом со своим местом, переминаясь с ноги на ногу.

— Адептка Рузерштерн, подойди, я не кусаюсь, — Не поднимая головы, сказал ректор. Он все так же что-то увлеченно писал в блокнот. Эх, как же мне хочется узнать что именно! — Ну если только иногда, — Усмехнулся он. Это что, намек был?

— Вы что-то хотели мне сказать? — Я все же удосужилась спуститься к нему. Он поднял голову и заглянул мне в глаза. А вы знали, что я с ума схожу от зеленоглазых? Вот я тоже не знала, до это момента…

— Адептка? Рузерштерн? Марианна?! — Закричал ректор, да так, что я невольно подскочила.

— А? Извините, я немного задумалась, — Авальдинос поднял одну бровь и усмехнулся, тем самым вогнав меня в краску. Да что происходит со мной?!

— Я говорю, что Вы явно не дружите с моим предметом, — А вот здесь я даже спорить не буду. Не то чтобы не дружу, мы даже незнакомы, — Так что, я предлагаю Вам дополнительные занятия. Со мной.

— Стойте, с Вами? А там еще кто-то будет? — Я вопросительно посмотрела на ректора, ведь он оставил только меня, значит…

— Нет, только Вы. Помимо Вас, Рузерштерн, все разбираются в моем предмете, — Он рассмеялся, а я вновь покраснела, — Так что, это в ваших интересах. Я лишь хочу помочь, — Дейсвительно, в этом нет ничего плохого. Как говорится, только бизнес, ничего личного!

— Хорошо, — Я мило улыбнулась и поправила сумку на плече, — Спасибо.

— Отлично, тогда увидимся завтра в шесть вечера в этой аудитории? А потом, когда с теорией покончим, перейдем к практике, — Он тоже улыбнулся, обнажив идеальные белые зубы и пару просматриваемых клыков.

— Ладно, еще раз спасибо. До свидания! — Бросила я, и не дожидаясь ответа от некроманта, побежала прочь из аудитории.

* * *

Лекции давно закончились, поэтому я сидела в своей комнате и делала уроки. Жила я одна, за это спасибо папочке. Вдруг я услышала ужасающие звуки, больше похожие на последние бульканья утопающего, но потом поняла, что это всего лишь мой живот. Тогда я, не раздумывая ни минуты, стремглав помчалась в единственное место, которое ценила в этой академии: в столовую. Время было позднее, потому в ней никого не было, ну кроме поварих. Здесь меня любят, так что…

— Марианна! Дорогая! — Ко мне навстречу из кухни вышла давольно полненькая женщина.

Мисс Лобс, она очень добрая и приветливая, несмотря на то, что в роду у нее есть гоблины…

— Мисс Лобс, здравствуйте! Я так засиделась за книгами, что пропустила ужин, — А ведь ни слова не соврала, вот такая я вот примерная ученица.

— Больше ни слова, пойдем накормлю, тут как раз еще один так несчастный сидит, составишь парнише компанию, — Рассмеялась она и поманила рукой в сторону кухни.

Зайдя на кухню, я сразу почувствовала запах свежеиспеченной выпечки. Да, в академии всегда вкусно кормили, на это не пожалуешься. Отец не зря столько тратит на финансирование и откупные. За столом, который располагался в самом конце кухни сидел мужчина, и я сразу поняла кто это. Ах, вот Мисс Лобс дает, парниша, ну как же!

— Садись, Мари, сейчас принесу еду, — Пролепетала Мисс Лобс и пошла за моей прелестью.

Как только мужчина услышал мое имя, сразу поднял голову. Ректор удивленно смотрел на меня, а потом проглотив еду, улыбнулся. Что-то он слишком улыбчив в последнее время.

— Ну здравствуй, Марианна. Снова. А что ты тут делаешь? — Спросил ректор, рукой указывая на место напротив себя.

— Кушать пришла, — А что непонятно? Похоже, он тупенький!

— Ну ладно, не буду задавать лишних вопросов, — Авальдинос кажись и вовсе забыл про свой ужин, настолько он был увлечен разглядыванием меня прекрасной.

От его внимательно взгляда стало как-то не по себе. Я невольно отвела взгляд, тогда же Мисс Лобс подошла ко мне, кладя тарелку с ужином и парой выпечки в придачу на стол. Я от всего сердца поблагодарила ее, эта милая дама ни раз спасала меня от голодной смерти.

— Ну так что, готова к нашим урокам? — Неожиданно продолжил беседу ректор, я же застыла, наверное, с самым глупым выражением лица, не которое только была способна.

— Пф, конечно! — Никогда не доставлю ему такого удовольствия, как увидеть меня в растерянности. Размечтался! Я — Аисида Рузерштерн и никто не может заставить меня смущаться! — Вы же не съедите меня там, — Будто в потверждении моих слов, ректора кивнул, — Так к чему же мне готовиться?

— Эм, ну хорошо, — Видимо ректор не ожидал от меня такой живой реакция. Один — ноль, красавчик! — Принеси с собой тетрадь только, — Все так же подозрительно косясь, сказал мужчина.

— Без проблем, — Ответила я, продолжая жевать свою еду.

Я решила, что не буду обращать на него никакого внимания. Так что минут десять я просто молча, а на все вопросы лишь кивала или давала короткие ответы. Видимо, поняв, что я не настроена на общения, ректор закончил ужин и, попрощавшись, ушел. Я же недоверчиво проводила его взглядом. Не нравится мне все это… Но да ладно, сейчас у меня есть пирожок, который поможет мне забыться.

ГЛАВА 5. Не буди лихо, пока оно тихо

Проснулась я утром с отличным расположением духа, ведь сегодня выходной. Если бы еще не это дополнительное занятие, так вообще от счастья прыгала бы, но что тут поделать, придется идти. Переодевшись и покушав, я стала думать чем же заняться. До урока с ректором еще было почти полдня впереди, ну я и решила сгонять в свой «личный уголок». Так я называла маленькое озеро с водопадом.

Место красивейшее и, к моему счастью, неизведанное. Нашла я его случайно, когда отправилось на пробежку в лес. Так что немудрено, что никто кроме меня не знает об этом озере. Я взяла все нужные вещи и отправилась туда. Это место было как всегда прекрасно. Кристально чистая вода, зелень кругом. Тут я забываю о всех своих проблемах. Хрустальные струи водопада падают, сливаясь с грохочущей водой.

Раздевшись догола, я захожу в воду и вздыхаю полной грудью. Впервые за долгое время отпускаю все мысли об отце, успокаиваюсь и просто чувствую себя свободной. Поворачиваю голову чуть влево и замечаю чью-то фигуру, выходящую из воды. И, вот черт, это парень и он полностью голый.

— Святые колдунишки! — Пискнула я и попытались уйти под воду.

Парень же, услышав это, ойкнул и вновь зашел в воду, оказавшись недалеко от меня. Тут я смогла хорошенько его рассмотреть. Блондин, высокий, атлетического телосложения, он смотрел на меня глазами по пять копеек. Когда я вновь нырнула, то поняла, что он совершенно голый. Точнее не поняла, а увидела. И даже не увидела, а удостоверилась.

— Не надо, я голый! — Похоже он понял, почему я стала пунцовой, когда вынырнула.

— Я тоже, — Прокричала я и скрестила руки на груди, пытаясь хоть как-нибудь прикрыться, — Что ты здесь делаешь? Это мое место!

— Кто тебе это сказал? Это и мое место! — Он показал мне язык! Мне! Язык! Хамло, — Ну ладно, не о том думаешь, красавица.

— А о чем мне думать, придурок? — Я скорчила гримасу.

— К примеру о том, кто первый вылезет, красавица. Давай ты, обещаю не подсматривать. — Подмигнул мне этот…слов нет, чтобы описать кто он.

Вот бывает, знаете, любовь с первого взгляда. А бывает желание придушить с первого взгляда. Вот тут определенно второе.

— Во-первых-еще раз назовешь меня красавицей, я тебе шею сверну, индюк, — Он тут же схватился за сердце, всем своим видом показываю, как боится, — А во-вторых-фиг тебе, сам лезь. Я тебя голым уже увидела, — Ну да, что-то разглядеть я успела. Признаюсь, пятая точка у него ничего.

— Ну и как? — Подмигнул мне блондинчик, а я лишь закатила глаза, — Так, ладно, красави… — Начал было он, но увидев, какой взгляд я на него бросила, осекся, — Давай, я сейчас повернусь и закрою глаза, а ты пока переоденешься. Правда, обещаю, что не буду подсматривать.

Я задумалась. Знаете, эта наглая рожа совсем не внушала доверия. Но выхода у меня не было, так что я согласилась. Все время недоверчиво оборачиваясь, я вылезла из воды и начала одеваться. Но даю должное блондинчику, он, как и обещал, не повернулся.

— Все, — Проорала я и посмешила прочь из уже «не своего личного уголка».

Пройдя немного, я услышала, как кто-то бежит за мной. Сомнений не было, что это был этот пижон.

— Мы ведь не успели познакомиться. А то, знаешь, голышом поплавали, а имен друг друга даже не знаем. Чувствую себя последней блудницей, — Сравнявшись со мной, сказал блондин, — Я — Смуэль.

— Марианна, — Сухо бросила я.

— Красивое имя, но вряд ли оно твое настоящее, — Я резко остановилась, — ведь я прав?

— Как ты понял? — Заикаясь, спросила я. Это невозможно, он не может знать, нет.

— Моя магическая способность, на раз распознаю ложь, — Смуэль пожал плечами.

— Ох, я слышала про таких детей. Знаю, что кто-то может управлять водой, кто-то превращается в животное, кто-то говорит с этими самым животными. А ты, получается…

— Да, я ходячий детектор лжи. Когда кто-то врет, от него отходят какие-то импульсы, которые я и чувствую. Знаю, бред, но это так.

— Нет, вовсе не бред, это круто. Хотела бы я себе такую способность, — Я мечтательно вздохнула, сколько же лживых людей таким способом можно исключить из своей жизни, — Ты учишься в нашей академии? Просто я тебя не видела, — Действительно, его лицо мне совершенно незнакомо.

— Я первокурсник. А тебя я знаю, лжеМарианна, — Вот не смешно, ни капельки.

— Да? И откуда же?

— Серьезно? Да кто тебя не знает, Рузерштерн?

Я недоуменно посмотрела на блондинчика.

— Ну в смысле, ты классная. Правда, главный сорванец академии. Все хотят с тобой дружить, а ты ни с кем не общаешься.

— Не общаюсь, потому что хочу больше времени посвящать учебе, — И это правда.

Я должна доказать всем: отцу, Реджина, даже самому Императору. Я должна им всем доказать, что могу. Что не только гожусь для светских мероприятий. Я хочу большего, хочу стать полноценным магом. Но на эти мои заявления они лишь смеялись и махали рукой.

— А как же твои выходки? — Ну без этого я тоже не могу. Должна же я на ком-то вымещать злость. Поэтому, я пожала плечами, — Кстати, давненько ты ничего не вытворяла, — Ох, они все будут мне об этом напоминать? — Я могу тебе помочь, — Вдруг выдал Смуэль и потер руки, будто уже придумал план, — Вот серьезно, я люблю шалить.

— Хм, а действительно, — Я уже соскучилась по наказаниям, по тому, как вытягивается лицо ректора, когда он видит очередную проделку, ну по крайне мере так было с Хаваргадисом, — А давай!

— Отлично, — Смуэль подмигнул мне и, схватив за руку, потащил в академию, — Время шалить!

Этот парниша только что выдал мою любимую фразу. Думаю, это будет весело…

* * *

Шесть часов, с гордо поднятой головой я зашла в аудиторию ректора. Мужчина сидел за столом и вновь что-то писал, а в моей голове уже зарождался план, как выкрасть этот блокнот. Уж очень мне интересно, что он там пишет.

— Марианна, здравствуй, — Он встал со своего и подошел ко мне.

— Здравствуйте, — Я села за первый ряд и с готовностью вытащила тетрадь и ручку. Ректор что-то слишком долго стоял надо мной, подперев подбородок рукой.

— Вставай, — Вдруг выдал он и начал собирать свои вещи в комод. Я же сидела неподвижно, пристально глядя на него. Что значит "вставай"?

— Ну давай, Марианна. Я передумал, мы переходим сразу к практике.

— Что? Но я не взяла с собой форму, — Я тоже встала с места, но в отличии от Авальдиноса собираться не спешила.

— Ничего, забежим к тебе, чтобы ты переоделась, — А тут уже не поспоришь.

Поэтому, ничего мне не оставалось, как последовать за мужчиной.

* * *

Мы зашли в зал для тренировок, в основном он всегда был занят, адепты практиковались или сдавали здесь зачеты, но сегодня в зале не было ни одной души, кроме нас. Как-то нехорошо у меня под лопаткой закололо.

— Ладно, начнем с самых простых упражнений. Но для начала, постарайся завалить меня на пол, я не буду никак сопротивляться, — И он встал столбом прямо на середине зала.

«Ну что же господин ректор, это просто» — подумала я и побежала на этого громилу. Я его и толкала, и по животу била кулаками, и прыгала на него сзади, а он ни в какую. Лишь смеялся и шутил. Получилось так, что вместо него на полу оказалась я.

— Ну ладно, вставай, покажу как надо, — Я покорно встала. А он улыбнулся и, вдруг схватив меня за локоть, повалил на пол, а сам уселся сверху на мои бедра. Я застонала, — Враг повержен.

— Вы серьезно думаете, что я смогла бы сделать так? — Я взглянула на него, черная прядь волос упал ему на глаза, руки прижимали мои к матам, а бедра соприкасались с моими. От осознания того, в каком мы позе находимся, я покраснела.

— Ну со временем сможешь, — Он улыбнулся, заметив мое смущение. Вдруг, мужичина наклонился к моему лицу. Слишком близко, — Я научу.


— Х-хорошо, — Заикаясь, проговорила я, и сама того не хотя, взглянула на его губы.

— Черт, — Он выругался и в одно мгновение впился в мои губы.

Я тихо застонала, а он переместил одну свою руку на талию, второй же обхватил мою шею. Я зарываюсь пальцами в его волосы. Он буквально ложится на меня, а я оборачиваю ногу вокруг его талии. Я снова слышу сдавленный стон, но на этот раз уже не мой. Его язык приникает в мой рот, двигаясь вперед и назад, мой же, встретившись с ним, начал вторить его движениям. Авальдинос начал опускаться поцелуями к шею, ключицам и груди. Еще один громкий стон вырвался из меня и я прижала его голову ближе к себе. Некромант тихо засмеялся и припал к моей шее, оставляя на ней отметины.

У меня были другие поцелуи, но никто и никогда не целовал меня так. Авальдинос целовал меня жадно, прикусывая и оттягивая нижнюю губу. В этих поцелуях не было нежности, нет. Здесь была только страсть. Авальдинос резко сел, тем самым сажая меня к себе на колени. Его движения были уверенными и властными. Он обеим руками схватил меня за волосы, поместив большие пальцы на щеки, тем самым создав что-то вроде скобок.

Он вновь припал к моим губам, терзая их. Его губы были такими мягкими, и я отчетливо чувствовала вкус мяты, будто он недавно пил с ней чай. Но в одно мгновение он оторвался от меня и уставился долгим немигающим взглядом. Осознание того, что я только что целовалась со своим ректором, ударило в голову. Я отшатнулась, слезая с его колен. Прикоснулась к опухшим от поцелуев губам.

— Святой Люфраус, — Тихо проговорила я, смотря исключительно на пол. Ректор резко встал со своего места.

— Эм, Марианна, когда будешь выходить, прикрой дверь, — Он пустил пятерню в волосы и хотел уже было что-то сказать, но видимо передумал, — Да, — Прошептал он и быстро вышел из зала.

Я же сидела на матах, не в силах встать. Ноги до сих были ватными, и я уверена, попытавшись встать, они бы точно меня не удержали. Я громко вздохнула и закрыла лицо ладонями.

ГЛАВА 6. Экзамен

Весь следующий месяц меня игнорировали, на дополнительных занятиях вручали листок с вопросами, а сами утыкались в свой прекрасный блокнот. За этот месяц произошло два события: во-первых, наступило время сессий и экзаменов, так что все адепты сейчас были на нервах, что нельзя сказать про учителей, которые уже вовсю радовались очередной кровавой бойне, в виде экзаменов и завалов адептов. Ну, а во-вторых, мы с Смуэлем получили нагоняй от нашего декана и сейчас были на отработках.

За что нам влетело? Ну как сказать, мы кажется немного переборщили с магией и…алкоголем. Ладно, рассказываю по порядку. Был обычный вечер пятницы, я сидела в своей комнате и тихо радовалась оценке «отлично» за курсовую. Вдруг, ко мне влетает этот ураган в лице Смуэля, узнав про мою маленькую победу, он сразу же потащил меня в город.

Там и до таверны было недалеко. А в таверне нас споили! Да, вот взяли и бессовестно споили. Мы и говорим «Нет, нет, что вы. Мы приличные ученики, нам еще на уборку завтра территории академии идти», делать мы этого, конечно, не собирались, но факт остается фактом, сопротивлялись мы, как могли. Но кто мы против группы пьяных взрослых мужиков навеселе? Вот мы тоже подумали, что никто. Да и старше они нас, некрасиво было бы отказываться. В общем, подвыпили мы немного и сразу так весело стало.

Решили мы сгонять в бордель. А что? Восемнадцать нам есть, значит можно. Сходили, вот только одна проблемка вышла. Мы, кажется, чуток спалили само здание. Я просто решила пульсар создать, но что-то все вышло из-под контроля… Шуму было! Но нам ничего не сказали, точнее обматерили хорошенько, но выговор не написали. Да и кто осмелился бы? Сразу завидев на моей руке маленькую татуировку знати, приближенной к императору, все разбегались кто куда и старались голову не высовывать. Я всегда накладываю на тату морок, чтобы в академии ее никто не увидел, но в городе мне нечего прятать.

А татуировка, кстати, в виде маленькой ящерицы. Сколько себя помню, она у меня есть. Но ладно, что-то я отошла от темы. Так вот, рассказываю дальше. Отправили нас прямиком в академию, где нас сразу же схватил Магистр Айвэ — наш декан. И тут мы поняли, что в огромной и неповоротной… Ну вы поняли. Так что сейчас я и Смуэль сидим на полу в библиотеке и разбираемся со всеми документами. Складывается ощущение, что их не разбирали лет сто, если не больше.

— Ох, Люфраус, я больше никогда не буду пить, — Простонал парень, видимо так же, как и я, мучаясь от головной боли.

— Аналогично, — В тон ему ответила я и попыталась достать с верхней полки очередную стопку бумаг.

— Нет, ну повеселились мы вчера, конечно, хорошо, — Смуэль белозубо улыбнулся, а я, вспомнив, недовольное лицо декана, поморщилась, — Повторим?

Я громко застонала, вскинув руки. А сама поплелась в другую часть библиотеки за новой кипой бумаг. А сзади мне донесся лишь смех, в ответ же я подняли руку в не очень приличном жесте, чем заставила Смуэля хохотать еще громче.

* * *

Пришло время экзамена по основам боевой некромагии. Все мы сидели очень нервные, ибо за этот месяц успели понять, что ректор наш очень требователен по отношению к его предмету. Тему поцелуя, кстати, мы не затрагивали, да и никакую тему, кроме учебной, мы тоже не затрагивали. Дверь резок хлопнула, оповещаю нас о присутствии лектора.

— Здравствуйте, неучи, — Это было совершенно обычным приветствием нашего некроса. Он хоть и строгий, но тем не менее его можно охарактеризовать так «Бочка ехидства, сарказма и черного юмора», — Ну что готовы? — Поинтересовался Магистр, потирая руки и хитро прищуриваясь.

Тут стало понятно, что валить нас будут хорошенько, не жалея. Первой позвали отвечать туповатую блондинку-эльфийку, лицо которой не было видно из-за огромной груди и того, как сильно она приподнимала их, затягивая бюстгальтер. Девушка явно строила глазки ректору, но тот был непреклонен и вот, первый «неуд» в студию. Следом пошли ее подружки, которые отличались от эльфийки лишь цветом волос. И были полностью схожи с размером груди и с тупостью во взгляде. Они тоже клеились к красавчику, что меня немного, самую малость, но раздражало.

Нет, не то чтобы я ревную. Вовсе нет. Просто так и хочется встать и заорать на всю аудиторию «А я с ним целовалась на полу тренировочного зала. Выкусите!», а потом так спокойненько сеть, под звуки проклятий адепток. Но я ясно осознавала, что этот поцелуй ничего не значит. Мало ли, не сдержался мужчина. С кем не бывает? Так что, об этом я старалась не думать.

— Адептка Рузерштерн, прошу, — Тем временем пришел и мой час. И я, все так же вспоминая молитвы, начала спускаться. Да, некоторые вещи не меняются. И хотя я довольно сильно подтянулась по предмету, все равно не знала его очень хорошо, — Тяните билет.

Я громко сглотнула и уже хотела потянуться к билету, как один из крайних пошевелился. Я в недоумении уставилась на листок. Наверное показалось. Но, нет, как только я снова потянулась к билету, он вздрогнул вновь. Я подняла глаза на ректора, тот же сделал небольшой кивок в сторону двигающегося билета. Как бы, двое против одного, я не выдержала и вытащила неугомонный билет.

Прошлась глазами по вопросам и вздохнула с облегчением. Именно этот билет я знала лучше всего, остальные билеты раскрылись, показывая мне, что я потеряла. Тот билет, который я изначально хотела вытащить, оказался самым тяжелым, который я даже не учила. Я ошарашенно посмотрела на преподавателя, а он лишь улыбнулся, кивком показывая отвечать. Ну это я могу, ответила, получила «отлично», счастливая уже выходила из кабинета, но меня остановил Авальдинос.

— Адептка Рузерштерн, после экзамена зайдите ко мне, пожалуйста, — попросил ректор, а я кивнула и все-таки вышла из аудитории.

* * *

Как только я вышла из аудитории ко мне подскочил Смуэль. Парень схватил меня за плечи и начали трясти.

— Ну как? Сдала? Завалила? — Начал осыпать меня вопросами этот ненормальный.

— Я… — Трясет, — Сдала, — Трясет, — На, — Трясет, — Отлчино, — Последний раз встряхнул, но так, что я чуть кишками блеваться не начала.

— Мари, я так рад, — Смуэль обнял меня, — Теперь можно и отпраздновать?

— Неееет! — Я резко отскочила от него и побежала в свою комнату, а до меня доносились лишь отрывки проклятий и недовольное бурчание.

* * *

До конца экзамена осталось две минуты, а я уже стояла у двери кабинета. За это время, что шел экзамен, успела переодеться и покушать. Прозвенел звонок и последний адепт вышел из кабинета. Вид у него был потрепанный, а взгляд грустный. Видимо завалил. Мне его даже грустно стало.

— Проходите, Рузерштерн, — Раздалось из кабинета, и я, не медля ни секунды, зашла в аудиторию и прошла к столу ректора, — Здравствуй, — Смущенно проговорил мужчина. Не знала, что он может смущаться, — Еще раз.

— Здравствуйте, — Дааа, это было неловко. С того самого дня мы только и делали, что здоровались и прощались. А сейчас даже разговор целый грядет, — Я хотела спросить, почему Вы помогли мне с билетом.

— О, я как раз про это и хотел поговорить. Это мои извинения, я не должен был себя тогда так вести во время тренировки. Не знаю, что на меня тогда нашло…

— Минутная слабость, — Закончила я за него, поднимая палец вверх.

— Да! Минутная слабость. Так что, прости меня, Марианна, — Вот это резкий переход на «ты» меня немного смутил, но я не подала виду.

— Ничего, я уже забыла, — Я улыбнулась мужчине в ответ, — И спасибо за билет. Я правда знала его лучше всех. Вы меня очень выручили, — Авальдинос лишь махнул рукой, мол, «не за что».

Я уже хотела попрощаться, как в кабинет влетел злой до чертиков декан огневиков, а за ним не менее злой декан водников.

— Я требую правосудия! — Сходу проорал огневиков, а водник на это лишь презрительно фыркнул, — Подчиненные этого водяного затопили общагу моих адептов, — А вот под «подчиненные» он имел в виду адептов? Всем известно, что водники и огневики друг друга терпеть не могут. Так было, есть и будет всегда.

— Это вышло случайно, да и не тебе говорить, когда твои придурки, — Он перевел взгляд на меня и ректора, — Я дико извиняюсь за выражения. Они спалили наши шторы!

Я уже хотела было сбежать из этого дурдома, но меня остановили двое разъяренных деканов.

— Вот сама скажи, что они были безвкусными, — Обратился ко мне огневик, — Они должны нам спасибо сказать!

— Ты сдурел, огнежар? Твои адепты — звери! Им нужно назначить отработки, всем до единого! — Орал водник.

— Это твои звери! — Не отставал огневик, — Скажите же ему, Магистр Авальдинос!

— Ну Ваши адепты поступили некрасиво, — Сказал мужчина, — За это их действительно ждет наказание, — Ох, вы бы видели лицо водника в этот момент. Такого удовольствия я не видела еще, — Но шторы были действительно не очень.

— Что? — Возмущенно выкрикнул декан водного факультета, — А ты что думаешь, Марианна?

— А мне нравились, — Тихо проговорила я, на что ректор улыбнулся, а водник вновь гордо вскинул подбородок.

— Так ладно, господа, давайте пройдем в кабинет, — Все еще улыбаюсь, сказала ректор.

Деканы кивнули и, продолжая спорить, покинули кабинет. Как только они вышли, ректор облегченно вздохнул.

— Никогда не думал, что быть ректором в академии настолько весело, — Ах, милый, это ты еще не прочувствовал всю прелесть. Готовься, мы с Смуэлем совсем скоро выходим на поле боя. У нас уже даже пару шалостей заготовлено. — Ну ладно, до встречи, — Махнул мне ректор рукой и вышел вслед за деканами.

— До свидания, Магистр.

ГЛАВА 7. Шалость первая, или спасайся кто может!

Смуэль вбегает в мою комнату, громко захлопнув дверь. Я уже хотела возмутиться, но увидев состояние парня, передумала. Он был весь красный, но довольный и счастливый.

— Ты чего? — Я закрыла книгу и положила ее к себе на колени.

— Хаваргадис приехал, — Парень зловеще улыбнулся. А я, не сдержавшись, тоже растянула губы в хищном оскале.

— И что же этот старый хрыч здесь забыл? — Нет, я очень даже рада возвращению бывшего ректора. Эх, были же времена, когда я его донимала… Соскучилась по этому.

— Пришел навестить, так сказать «любимую академию», — Смуэль закатил глаза, а потом, схватив меня за руку, заглянул в глаза, — Ты понимаешь, что это значит?

— Конечно, Смуэль, — Я подмигнула юноше, а потом вытащила блокнот, где были записаны нами все проделки, которые мы собирались осуществлять.

* * *

— Ты уверена, что это сработает? — Уже в сотый раз задавал мне этот вопрос Смуэль, на что я отвечала ему многообещающим «пф».

— Ты во мне сомневаешься? — Я подняла правую бровь, всем своим видом показывая, что мастера никогда не ошибаются. Смуэль лишь буркнул что-то типа «ладно», — Я надеюсь ты сделал все правильно?

— Да, 312 кабинет, вторая пара «Магическое право». Именно эту пару решил провести Хаваргадис для бедных адептов.

— Они нам потом еще спасибо скажут, а то… — Но договорить мне не дал звучный голос, раздавшись по всей академии, цитирую «Марианнаааааааа, я убью эту…!»

А дальше цитировать не буду, леди такие слова не говорят. По коридору раздались шаги и крики, явно приказывающие, что бывший ректор уже вовсю мчаться в мою комнату. Я быстро вскочила с кровати, направляясь к шкафу.

— Ты куда? — Недоуменно спросил Смуэль.

— Прятаться, куда еще. На тебя-то не подумают, а меня вот, убить собираются, — Пояснила я парню, на ходу закрывая дверцу шкафа.

— А мне что им сказать? — Уже шепотом спросил парень.

— Ну скажи, что, — Но договорить мне снова не дали. Открылась дверь моей комнаты.

— Где она?! — Прямо сходу заорал Хаваргадис.

— Не знаю, — Совершенно спокойно, не растирявшись, ответил Смуэль.

— А ты что тут делаешь? — узнала я голос ректора Авальдинос. Я мысленно взвыла. Ух и попадет же мне, если найдут

— Жду Марианну, — и вновь мой мальчик не растерялся. Уважаю и аплодирую стоя.

— Ну и где эта бестия? — вновь взвыл Хаваргадис, — Ты знаешь, гаденыш!

— Нет, — Продолжал строить из себя пай-мальчика Смуэль.

— Врешь! — Прокричал Хаваргадис так, что даже у меня уши заложило.

Отвык он, походу, от моих выходок. Шалость совершенно безобидная. Ну подумаешь клей на стул вылила. Ну подумаешь, что супер-клей с примесью лапок лягушки… Кстати, всем советую! Клеит намертво, полезная штука. Вдргу ректор негромко кашлянул и, прошептал какое-то заклиная, заставил меня вывалиться из моего убежища.

— Здравствуйте, адептка Рузерштерн, — Совершенно спокойным тоном поприветствовал ректор, — А что вы там, собственно, делали?

— Здравствуйте, ректор Авальдинос. Магистр Хаваргадис, рада вас видеть! А что вы тут делаете? — Мда, актриса из меня от трех колдунов, — А я это, не пряталась там, нет. Просто одевалась, вот, — Для достоверности я даже поправила жилет на себе.

— А вот и виновница торжества! — Развел руками бывший глава академии, — Марианна, я тебе глаз на жопу натяну, да видят Колдуны! — Я сделала возмущенный вид, приложив руку к сердцу.

Вдруг я заметила огромную дыру на брюках Магистора Хаваргадиса, через которую просвечивали красные трусы в горошек.

— Магистр Хаваргадис, а Вам очень идет, — Тихо прыснув, сказала я, от чего мужчина еще больше покраснел и стал похож на свеклу, — Не подскажите, где можно купить такие трусы, папе подарю, — Парировала я, а Смуэль позади меня рассмеялся, и даже Авальдинос тихо прыснул в кулак, но затем, вновь сделал строго-напыщенный вид.


— Отработка, адептка, — Посмотрев на меня, выдал ректор, — Две недели.

— Четыре! — Вновь заорал Хаваргадис.

— Но за что? — Я возмущенно посмотрела на Авальдинос, — Вы не можете доказать, что это я! — Мужчина посмотрел на меня, насмешливым взглядом, как бы говоря «серьезно?», а потом перевел его на шкаф, позади меня.

— Три недели. Отработка с завтрашнего дня. Приходите в мой кабинет после пар, — И ничего больше не говоря, он вышел из комнаты.

Хаваргадис же остался, возмущенно топая ногой. А я… Я просто бросилась ему на шею.

— Ну согласитесь, что скучали по моим проделкам? — Я глупо улыбаясь, посмотрела на бывшего ректора. Тот лишь глубоко вздохнул.

— Нет, — Он серьезно посмотрела на меня.

— Ой, да бросьте, — Я шутливо толкнула мужчину в бока, отходя от него на шаг.

— Ты неизменна, Рузерштерн, — Направился мужчина уже к двери, прикрывая пятую точку рукой, а потом остановившись и немного подумав, выдал, — Хамло! — И скрылся за дверью.

Я широко улыбаясь, повернулась к Смуэлю, а тот уже валялся на полу от смеха, схватившись за живот.

— Ты ненормальная, — Еле выдал он и вновь залился смехом.

А я лишь хмыкнула и вновь обратно устроилась на диване. А я и забыла, как это весело! Отработка… Пф, думал меня этим напугать? Не на ту напал, в моей жизни их было столько, что уже и не пересчитать. Так что, отработка, так отработка!

* * *

На следующий день я счастливая направлялась в кабинет ректора на отработку. Даже не так, не шла, а порхала. Адепты с уважением смотрели на меня, а пара учеников даже поклонились. Ах, вот она популярность.

— Можно войти? — Постучала я в дверь из красного дерева, чуть приоткрыв ее.

Получив положительный ответ, я зашла в кабинет ректора. Он сидел за письменным столом и, о святые Колдунишки, снова писал что-то в своем блокноте.

— Здравствуйте, адептка, — Он все-таки поднял на меня взгляд, — Вот ваша работа, — А дальше произошло то, чего я опасалась больше всего. Бумажная работа! Много-много бумажной работы. Я громко застонала, но все же взяла стопку бумаг и, усевшись прямо на пол, начала их разбирать, — Здесь есть стул, — Заметил ректор. Как будто я не видела!

— Мне и здесь хорошо, — Буркнула я, продолжая разбирать бумаги.

Это оказались личные дела учеников. Причем здесь были ученики, которые закончили академию пять, десять, а то и тридцать лет назад. Я разбирала бумаги, пока не заметила одну с фотографией красивой черноволосой девушки. Весь воздух будто выбило из легких. Она смотрела на меня своими серыми глазами, полными задорства. Губы ее были растянуты в хитрую усмешку. Внизу было выведено «Гардения Вернер», позже Рузерштерн, жена моего отца, моя покойная мать…

— Адептка, — Слышала я голос словно издалека, чья-та тень опустилась рядом со мной. Но мне было все равно, я продолжала смотреть на фотографию этой лучезарной девушки, моей мамы, которую я почти не помню. Только обрывки воспоминаний, — Марианна, — Тихо позвал меня Авальдинос, положив руку мне на плечо. Я подняла на него взгляд, — Ты знаешь ее? — Он кивнул на документ в моих руках. Я слабо кивнула.

— Это моя мама, — Хрипло ответила я, — Она умерла, когда мне было четыре. Несчастный случай, — Слезы потекли по моим щекам, и я даже не знаю почему рассказала ему это. Он еще с минуты сидел и смотрел на меня, а потом резко встав на ноги, подал руку и мне.

— Так не пойдет, — Он рывком поставит меня на ноги, а я недоуменно смотрена на него, — Идем, — Не успела я ничего сказать, как он включил телепорт.

Это такая штука, которой умеют пользоваться только сильные и опытные маги, преимущественно очень темные. Ну, кто же сравниться по силе тьмы с первым некромантом императора. Я тоже умею, но пока только вызвать телепорт, а вот управлять им… Ну, мягко говоря, не очень. Как-то раз я оказалась посередине океана, потому что на секунду, когда представляла пункт назначения, подумала о воде.

Но вернемся к настоящему. Я и пискнуть не успела, как оказалось сидящей на мягком красном диване, а ректор уже держал в руке бутылку с чем-то крепким и два бокала. Налив мне немного, мужчина протянул мне вино.

— Плохо спаивать адепток, господин Ректор, — Сказал я шутливым тоном, окончательно вытирая слезы с лица. Нельзя раскисать!

— Ну мы ведь никому не скажем, — Авальдинос наклонился ко мне, — К тому же, я чуть-чуть и всего одну, — Он откинулся на кресло, стоящее напротив дивана. Я отхлебнуло немного вина и поняла, что этот не вино… Хм, крепкая штука, — Поосторожней, арманьяк очень крепкий. Сама не поймешь, как начнешь творить всякую чепуху, — Он хитро посмотрел на меня, явно намекая на бордель.

— Зачем мы пришли сюда? И где мы вообще? — Я огляделась по сторонам. Мы сидели в просторной гостиной, напротив был камин, так что в помещении были довольно тепло.

— Мы у меня дома. А пришли, чтобы ты излила мне душу. Расскажи про нее, — Я поставила бокал на столик рядом со мной и, подперев подбородок рукой, он явно настроился меня слушать.

— Но зачем? — Я недоуменно посмотрела на ректора, — Это было давно, я даже не помню ее…

— Но это не делает твою боль меньше и слабее, — Он посмотрел на меня таким взглядом, что я поняла. В его жизни тоже была важная потеря, — Ничто не убивает нас так, как собственные мысли, — Авальдинос улыбнулся, только вот эта улыбка была какой-то грустной.

— Мне было четыре, когда она умерла. Все утверждают, будто это несчастный случай, но как именно она умерла, мне никто не говорит. Отец хранит эту тайну, как шопоголик свою кредитку. Она не была сильным магом. Но вот как-то получилось, звезды так легли или что, но мой отец влюбился в нее. Влюбился без памяти. После ее смерти, отец ушел в себя. Долгое время он просто замкнулся от всего мира, даже от меня. Но потом, к счастью, все прошло. Это снова мой папа, только цена была слишком велика, — Я криво ухмыльнулась, не став углубляться в подробности, — Хм, а ведь я ее и нормально не помню, только какие-то обрывки. Как она стояла, раскинув руки, а я бежала ей навстречу. Или когда она читала на ночь мне сказки про принцев и принцесс, — Я улыбнулась, отдавшись воспоминаниям. За рассказом я и не заметила, как опустошила бокал, — Скажите, разве это возможно. Почти не зная человека, так чертовски сильно скучать по нему? — На последних словах мой голос дрогнул и слезы вновь покатились из глаз. Я опустила голову на колени.

Вдруг диван рядом со мной прогнулся и кто-то положил свою руку мне на плечо.

— Все будет хорошо, — Тихо прошептал Авальдинос, а я лишь улыбнулась.

А-то я не знаю…

ГЛАВА 8. Чепуха и ее последствия

Весь оставшийся день прошел, как в тумане. Я и сама не заметила, как оказалась в своей комнате. Но стоило этому случиться, как я сразу же упала на кровать и заснула. А вот проснуться меня заставило чье-то громкое чавканье прямо над моим ухом. Разлепив глаза, я увидела Саму, сидящего на моей кровати.

— Ладно, парень, у меня только один вопрос. Как ты зашел ко мне в комнату? — В комнаты к адептам телепортироваться нельзя, стоят обереги. Только если Вы не дали свое согласие. Но Смуэлю я его вроде не давала…

— А, — Парень махнул рукой, — Всего лишь взял слепок твоих ключей, — Ах, всего лишь… — Раз плюнуть.

— Ну это все меняет, — Пробурчала я, вставая с постели.

— Так вот что я хотел сказать, Марианна! — Вдруг громко выкрикнул Смуэль, заставив меня подпрыгнуть на месте, — Родненькая! Я просто обязан увидеть Галосса! Его недавно принесли, держат в клетке, — От слова «Галосс» меня передернуло. Для тех, кто не в курсе, Галоссы — это огромные каменные чудовища с железными зубами. Очень кровожадные и опасные, но это так, к слову, — Мы просто зайдем в клетку и посмотрим на него одним глазком. Он на цепи все равно, — Парень посмотрел на меня щенячьими глазами, продолжая жевать свои цветные конфеты.

— Ты в курсе, что это очень-очень плохая идея? — Я выразительно посмотрела на друга, подняв левую бровь, — Нет, она не просто плохая, она ужасная.

— Знаю… Круто, правда? — Широко улыбнулся тот.

— Если честно, то да, — Я пожала плечами, и мы рассмеялись каким-то странным зловещим смехом, — Буду готова через десять минут.

— Жду у клетки, — Смуэль кивнул и вышел из комнаты, а я, схватив одежду, начала переодеваться.

* * *

Мы стояли у огромной клетки, сделанный полностью из железа. Дверь так же была железной и очень прочной, ведь не дай Колдун, Галосс вырвется на свободу.

— Я тут подумала, мы — больные, — Уже у самой двери сказала я, нервно передернув плечами. В это время Смуэль увлеченно колдовал над замком. Заклинание было довольно прочным и парню не хватало сил, но я незаметно поделилась с ним немного своим резервом. Парень не заметил. Ну или заметил, но не подал ввиду, за что я ему очень благодарна.

— А ты только поняла? — Смуэль громко вздохнул, и, толкнув дверь, вошел в клетку. Там стояла духота и тяжелый запах разложения, — Ну и где это животно… — Начал было Смуэль, но договорить ему не дали, а не дал, собственно, чей-то рык.

— Вот и он, — Мы медленно развернулись и тупо уставились на Галосса. Ростом он был больше нас раза в два, но лицо детское, правда каменное. Смуэль разглядывал его с восхищением, зачерпнув в рот порцию конфет. Вдруг я заметила кое-что очень плохое…

— Смуэль?! — Шепотом крикнула я, отступая к стене.

— А? — Тупо переспросил парень, до сих пялясь на Галосса.

— Он, кажется, не на цепи… — И тут Галосс издал еще один грозный рык и сделал шаг вперед, потверждая мои слова. Смуэль что-то громко выругался и одним прыжком оказался рядом со мной. Теперь мы оба прижимались к стенке, как напуганные дети. Хм, так и было.

— Что нам делать? — Истерически прокричала я, вжимаясь спиной в стену все больше.

— Не знаю! — Галосс сделал огромный шаг к нам, полностью перегородив путь к отступлению, — Попробуй радугу, сучка! — Вдруг громко крикнул Смуэль, зачерпнув рукой целую горстку конфет и бросив ее в существо. На мгновение Галосс притих, но потом зарычал еще громче, подходя ближе.

— Мамочка! — Заорали мы разом и схватились друг за друга. Галосс вновь издал грозный рык и занес руку для удара. Но, вдруг, его руку обмотал кнут, дернув существо назад. Галосс с громким воспоем повалился на спину, и наш спаситель, не растерявшись, одним прыжком оказался рядом с существом и вколол ему что-то.

Мы с Смуэлем облегченно вздохнули и уже было хотели поблагодарить нашего спасителя, но подняв на него взгляд, увидели взбешенного ректора Авальдинос. Мужчина стоял, сжав руки в кулаки, а взгляд его не предвещал ничего хорошего, особенного для нас.

— В мой кабинет! ЖИВО! — Заорал ректор, а мы, не смея сопротивляться, проскочили мимо мужчины и бегом выбежали из клетки, направляясь в кабинет. Ох, мы такие тупые…

* * *

— Вы такие тупые! — Орал ректор, расхаживая по кабинету. А мы сидели, стыдливо опустив головы, — О чем вы думали?!

— Мы не думали… — Честно ответила я.

— То-то и видно! — Ректор резко наклонился к моему стулу, оперев руки о подлокотники, — Ладно он, — Ректор кивнул на Смуэля, — мозгов явно не хватает, — Смуэль возмущенно взмахнул руками, но промолчал, — но ты-то куда, Марианна? Ты же умная девушка! — Ректор посмотрел мне в глаза, а я забыла, что хотела сказать, потерявшись в его изумрудных глазах, — А если бы ты пострадала? — Уже тихо продолжал Авальдинос. Мужчина отвел взгляд и тяжело вздохнул, — Ходячее несчастье, — Шепотом пробормотал Магистр, выпрямляясь. — Ну ладно, адепты. Вам, дорогой Смуэль, назначаю отработку у Мисс Гарли, — Я сочувственно посмотрела на парня, вспоминая Мисс Грали. Высокая, воинственная дамочка, любящая издеваться над адептами, — а вы, адептка, Рузерштерн, продолжаете свои отработки у меня. А теперь уходите, — Вновь вздохнул ректор и сел на стул, подперев лицо рукой.

Нас просить дважды не надо, так что, уже через пять секунд мы были в коридоре.

* * *

— Фух, я думал, что просто отработкой не отделаемся, — Затараторил Смуэль, схватив меня за руку и таща в сторону столовки.

А я вспоминала взгляд ректора. Он был всего секунду, прежде чем мужчина отвел глаза, но я успела заметить в нем страх. Неужели, ректор боялся за нас… Или за меня? Я тяжело вздохнула, сама не понимаю, почему думаю об этом. И не просто думаю, а надеюсь.

— Ты меня вообще слушаешь? — возмутился приятель.

— Ах, да, конечно, — Я замотала головой, отгоняя все мысли. Сейчас не время!

— Я спросил, пойдешь ли ты на бал? — Я недоуменно посмотрела на Смуэль, всем своим видом давая понять, что не понимаю о чем речь, — Ты что, не знаешь про бал?! — Парень резко остановился.

— Нет, — Неуверенно пробормотало я, отдергивая юбку. Ненавижу балы!

— Бал по случаю прихода зимы. Ведь до зимы осталась всего декада, — Смуэль посмотрел на меня, как на умалишенную. Возможно, я такой и была, — Так, ты просто обязана пойти! — И не дожидаясь ответа, он снова схватил меня за руку, продолжая путь к столовке.

Я не стала возражать, понимаю, что это бесполезно. Эх, теперь платье придется покупать…

* * *

На следующий день мы с Смуэль были в городе, выбирая одежду на бал. Смуэль купил себе черной костюм с золотой отделкой. И сейчас мы шлялись по магазинам, в поиске платья для меня. Мне не нравилось ничего! Я перемерила платье, начиная от маленького черного и заканчивая пышным розовым платьем. Но все было не так!

Но вдруг, я встретила его… И, о три Колдуна, я влюбилась. Окончательно и бесповоротно. Это был черное платье с градиентом. Точнее, лиф был черным с глубоким декольте, а вот юбка отливала всевозможными цветами фиолетового. Смуэль так же одобрил покупку, так что, я не раздумавшая купила его.

— Ты красавица, — Прошептал тогда Смуэль, поднимая большой палец вверх.

Я же широко улыбнулась, подбежала к парню, чмокнула того в щеку. И затем, вновь скрылась в примерочной.

— Бал будет грандиозным! — Взманув рукой, пролепетал Смуэль, уже когда мы шли обратно в академию. Я тихо рассмеялась, понимая, какое удовольствие приносит бал первокурснику, — Ты согласна?

— Да-да, конечно, — Продолжая смеяться, проговорила я.

Но в душе я действительно ожидала от этого бала чего-то грандиозного. Правда, не знаю чего именно…

ГЛАВА 9. Принц не моего романа

И вот настал этот грандиозный момент — день бала. Адепты и учителя были очень взволнованы, а у Мисс Лобс намечался инфаркт, ибо надо было приготовить столько закусок! Занятия сегодня отменили, так что все адептки сейчас бегали по коридорам академии, клянча друг у друга то косметику, то обувь, ну или другие бабские вещи.

Все, кроме меня. Я сидела за своим столом, уже одетая в платье, и наносила макияж. Никогда не любила это дело, но обещалась Смуэлю. Хм, а парень должен появиться в моей комнате с минуты на минуту. Стоило мне подумать об этом, как дверь в комнату отворилась, и в проеме показалась белобрысая голова.

— Ты одета? — Спросил Смуэль с закрытыми глазами. Я рассмеялась.

— Да, — Ответила я, продолжая смеяться. Тогда парень открыл глаза и зашел в комнату. Сделав пару шагов, он остановился, как вкопанный.

— Помнишь, я говорил тогда в магазине, что ты красавица, но это были лишь цветочки, по сравнению с тем, как ты выглядишь сейчас, — Улыбнулся Смуэль, рассматривая меня.

Кстати, парень выглядел просто прекрасно. Блондинистые волосы, как всегда были в изящном беспорядке. Тело облегал костюм, подчеркивая крепкую мускулистую фигуру.


— Спасибо, — Смущено проговорила я, заливаясь румянцем. Одета я была именно в то платье, волосы были собрана в замысловатую прическу, которую раньше мне делала сестра, а губы накрешены в темно-фиолетовый цвет, под тон вставкам платья.

— Ну что, готова, красавица? — Спросил мой кавалер, подставляя локоть.

Да-да, Смуэль добился своего и теперь сопровождает меня на бал. Проигнорировав этот галантный жест, я ухватила парня за запястье и потащила прочь из комнаты. Смуэль на это лишь усмехнулся.

* * *

Уже через час бальный зал был забит не только адептами, но еще и гостями Академии Магических Искусств. Среди гостей я заметила Реджину и мне стоило огромных усилий, чтобы не развернуться и не пойти обратно в комнату. Почему ее всегда приглашают? Они что, на короткой ноге с ректором? От этой мысли меня передернуло. Да нет, бред какой-то. У Реджины же старикашка есть…

— Марианна, — Тихо позвал меня Смуэль, глядя куда-то в глубь зала, — почему-то наш дорогой ректор пялится на тебя, — Продолжил он, а я проследила за его взглядом и встретилась глазами с Магистром Авальдинос. Я поспешно отвела взгляд.

— Может не на меня, — Спокойно ответила я.

— Ты права, скорее всего, на меня. Я же прекрасен. — Смуэль шутливо взмахнул волосами, показывая мне эту самую шикарность, — Ну, а что ты скажешь на то, что он направляется к нам прямо сейчас? — Приподняв бровь, кивнул в сторону парень. Я резко повернула голову и, о черт, ректор действительно направлялся к нам.

— Добрый вечер, — Поприветствовал ректор, поравнявшись с нами.

— Здравствуйте, — Хором ответили мы.

Только Смуэль весело, а вот я как-то нервно. Даже не знаю почему я так реагирую.

— Марианна, — Вдруг обратился ко мне ректор, причем по имени, — Я хотел бы пригласить тебя на танец, — Мужчина протянул мне руку, а я, не смея отказываться, вложила свою в его широкую ладонь.

Мужчина потянул меня на танцпол, где уже вовсю танцевали множество пар. Авальдинос притянул меня к себе, положив руку на талию, а я свою ему на плечо. Мужчина прижал меня к себе слишком близко. Непозволительно близко для адептки и ректора.

— Ну как Вам вечер? — Тихо спросил мужчина, вновь переходя на на «Вы».

— Прекрасный, — Коротко ответила я, опуская голову вниз, чтобы он не заметил, как я покраснела.

— Хорошо, — Как-то грустно ответил мужчина. Повисла неловкая тишина, но мы продолжали танец.

В один момент рука ректора слишком сильно сжала мою талию, а я в ответ вцепилась ногтями ему в плечо, от чего тот склонил голову к моей шее и тихо зарычал. Ректор поднял на меня взгляд. В его глазах читалась какое-то непонятное мне отчаяние, а так же желание. У меня перехватило дыхание, когда рука мужчины начала спускаться вниз по спине, и сама тогда не осознавая, я тихо застонала. Авальдинос хищно усмехнулся и уже склонился, чтобы что-то сказать мне на ухо, но музыка остановилась, и нам пришлось отпрянуть друг от друга.

Я смотрела на него непонимающим расфокусированным взглядом. Как будто это вовсе и не я только что бесстыдно прижималась к ректору, позволяя ему положить руку на…кхм, сокровенное.

— Марианна, — Из раздумий меня вывел чей-то задорный голос, — Ректор Авальдинос, — Поприветствовал этот самый голос Магистра, — Можно у Вас украсть Рузерштерн? — И тут я поняла кто это и чтобы убедиться в этом, я все-таки посмотрела на обладателя голоса. И это оказался никто иной, как Кениур Эванс. По совместительству самый крутой парень Академи, таких называют «Парень, которого всех хотят». И что он от меня хочет?

— Эм, да, конечно, Кениур, — Протараторил Авальдинос и, бросив на меня мимолетный взгляд, ушел.

— Ну что, потанцуешь со мной, Марианна? — Улыбнулся белозубо парень.

— Нет, хватит с меня этих танцев, — Я недоуменно смотрела вслед ректору.

— Эм, тогда, давай выпьем? — Я посмотрела на Кениура, тот стоял, мило улыбаясь. Невольно я засмотрелась на него, ведь он правда был чертовски красив и сексуален. Каштановые волосы спадали ему на глаза, которые, кстати, были цвета океана. Он был высок и имел телосложение Апполона. От такого сравнения я тихо прыснула, заставив парня недоуменно посмотреть на меня.

— Ну да, со мной только пить можно, — Я игриво толкнула его в бок, а он лишь рассмеялась, увлекая меня к барной стойке.

— Ну конечно, ты у нас славишься пьяными похождениями, — Я возмущенно пижоном его, на что парень рассмеялся еще громче и, дойдя до бара, заказал нам спиртное. Ух…

* * *

— Я в такой хлам! — Прохрипела я, наваливаясь на стол.

— И не говори, — Раздался рядом голос Кениура. Я подняла взгляд и заметила, как парень смотрит на меня.

— Что? — Тихо спросила я.

— Я хочу тебя поцеловать, — В тон мне ответит Кениур, придвигаясь ближе. Вот наши лица в двух сантиметрах друг от друга, одного, несколько миллиметров…

— Адептка Рузерштерн! — Вдруг рявкнул кто-то совсем рядом с нами.

Ну, то есть, ректор, а не кто-то. От неожиданности я подскочила и, споткнувшись, полетела было назад, но Авальдинос быстро среагировал и придержал меня.

— Да, Магистр? — Тупо спросила я, обдав мужчина своим запахом перегара.

— Ух, — Авальдинос грозно посмотрела на меня, — Ты пьяна!

— Как и все здесь, — Я развела рукой, показывая на адептов. Ой, почему все кружится?

— Но ты особый индивидуум, — Тихо проворчал мужчина, — Пойдем, я отведу тебя в комнату. Дай мне разрешение на вход в свою комнату. Я послушно кивнула, ведь сил сопротивляться не было. И прежде чем исчезнуть в дымке телепорта, посмотрела на Кениура. Парень тупо махал мне вслед, явно не понимая, что сейчас произошло.

Оказавшись в своей комнате, я освободилась от хватки ректора и на шатающихся ногах поплелась в ванную.

— Марианна, — Настойчиво позвал мужчина, следуя за мной.

— Магистр, лучше выйдите, я хочу принять душ, — Я мило улыбнулась ректору, при этом икнув.

— Ну уж нет! Ты слышишь, такое поведение… — Не успел ректор договорить, как глаза его расширились, а палец так и повис в воздухе. А все потому что я, пожав плечами, скинула платья на пол, оставшись в одних трусах, ну потому что бюстгальтер под такое платье просто-напросто не наденешь, — Марианна, — Хрипло продолжил мужчина.

— Что? — Невинно спросила я, входя в душевую.

— Святые Колдуны, — Прошептал мужчина, пулей вылетев из ванны. А я всего лишь рассмеялась.

* * *

Выйдя из душа, я не ожидала, что ректор будет сидеть на моей кровати и дожидаться меня. А я уже переоделась в пижаму. Хм, а жаль, можно было бы скинуть полотенце, новый способ заставить Авальдинос замолчать.

— Ну так вот, — Снова начал он, а я проигнорировала и перелезла через него, улегшись на кровать, — Такого тонкого издевательства мне еще наблюдать не приходилось, — Проворчал мужчина, но все-таки замолк.

— А ты что, действительно, собиралась поцеловать этого Кениура? — Вдруг через пять минут тихо спросил мужчина.

— Ммм, — Простонала я, ведь уже почти заснула, — Может быть.

— А хотела? — Продолжал Авальдинос.

— Не знаю, — Честно ответила я, закутываясь в одеяло плотнее.

— Он тебе не подходит, — Уже совсем тихо сказал мужчина.

— Почему? — Я недоуменно посмотрела на него, а он смотрел куда угодно, только не на меня, — Он что, принц не моего романа, да? — Начала нести я какую-то чушь.

— Да, — Ректор посмотрел мне в глаза, в которых была решимость, — Он может и принц, но не твой, — Ректор склонился ко мне, поцеловав в лоб, и скрылся за дымкой телепорта. И в ту же секунду я провалилась в сон.

ГЛАВА 10. В дружбе тоже есть чувства, или берегись война придет на рассвете

— Адептка Рузерштерн! — Из сна меня вывел крик профессора Лэва.

— А? Да? Я тут, — Я резко подняла голову с парты, тем самым вызвав новую волную боли, — Ой, — Застонала я, хватаясь за голову.

— То что Вы тут-это я вижу. Только у меня к Вам просьба, — мужчина поправил очки на переносице, — Не спать на моей лекции! — Заорал мужчина, да так, что мои мозги решили по-тихому, по-здравому свалить, оставив свою хозяйку мучиться одной.

— Ладно, извините, — Прошептала я, еле держа голову на весу. Профессор удовлетворенно кивнул и продолжил вести лекцию, а я занялась самобичеванием. Чтобы я еще хоть раз столько выпила!

* * *

— Хей, малая, — весело поздоровался Смуэль, присаживаясь рядом на пол. Я решила прогулять обед, немного отдохнув в холле.

— Я старше тебя, — хмыкнул я, укладывая голову на плечо парня.

— Знаю, — пожал плечами тот, от чего получил тычок под бок от меня. — Ты лучше скажи мне, что ты вытворяла на бале?

— А что я вытворяла? — Я странно посмотрела на Смуэль, — Ничего не помню…

— Совсем ничего? — Парень изогнул левую бровь, самодовольно хмыкнув, — Ну… Мы целовались, — хитро сощурил глаза Смуэль.

— Что?! — Я резко села, широко распахнув глаза. — Не может такого быть! Нет! Ты врешь, нагло врешь! — Я начала несильно бить его по груди.

— Ладно-ладно, воительница, — Поднял руку в защитно жесте парень, — Шучу.

— Я тебе глаз на жопу натяну в следующий раз за такие шутки, — Выдала я любимую фразу Хаваргадиса, — А теперь серьезно. Что я наделала?

— Ну ничего особенного, кроме того, что обжималась с ректором, — растягивая слова, продолжил Смуэль.

— Что? Снова шутишь? — Я недоверчиво посмотрела на парня.

— Нет. Правда, не шучу. Сама вспомни, — он положил руку мне на плечо, укладывая меня к себе на колени. Как будто лежа мне будет легче думаться, — Вы сначала танцевали, а потом… — Парня остановил мой протяжный стон.

Я вспомнила. Причем все. От танца и заканчивая тем, что происходило в моей комнате. Точнее в ванне, то что было позже я не помню. Наверно, просто легла спать.

— Ох, Колдун! Смуэль, что я наделала? — Я уткнулась парню в живот, а он взял мою руку в свою.

— Все хорошо. В этом нет ничего постыдного. Отношения между учителями и адептами в нашей Академии разрешены, — Деловито проговорил он, — Ай! Мариаааа, — парень начал хохотать, а все потому что мои шаловливые пальчики пробрались к нему под футболку и начала щекотать, — Прекрати! — Истерически смеялся тот, ну, а я даже и не думала останавливаться.

Знаете, а ведь в этом момент я поняла, что в мире нет ничего важнее и приятнее дружбы. Исключить дружбу, значит лишить мир солнечного тепла. Раньше я ни с кем не дружила, да и не нуждалась в этом. Но сейчас, когда у меня появился Смуэль, я поняла, что ни на что не променяю эти моменты. А ведь в дружбе тоже есть чувства.

* * *

Сейчас лекция у Авальдинос. Ух, никогда в жизни так не нервничала. Как же я ему в глаза буду смотреть? Вдруг из аудитории вышел сам ректор и пригласил нас зайти. Я решила не испытывать судьбу и сесть на последний ряд, но как только сделала шаг по направлению к этому самому месту, как будто уткнулась в невидимую стену, что не давала мне пройти.

Я попыталась раз, попыталась два, но ничего. Меня просто нагло не пропускают туда. Я развернулась и увидела ухмыляющегося ректора. Ха! Я скорчила ему в ответ оскал и спокойно уселась на первый ряд. Беру свои слова обратно, очень просто могу смотреть ему в глаза!

— Что же, сегодня мы поговорим о защите, способной остановить надвигающееся на вас умертвие, которую используют люди довольно высокие по положению, — ректор посмотрел мне в глаза, — К примеру, принцы.

Принц не моего романа. В голове вспыхнула эта фраза. Хм, к чему бы это? Я вновь взглянула на ректора, а он загадочно улыбнувшись, продолжил лекцию. Да что происходит?

* * *

— Адептка Рузерштерн, останьтесь, — После окончании лекции попросил Авальдинос. Я дождалась пока все выйдут и только потом подошла к столу.

— Да, Маигстр? — Я оперлась руками о стол ректора, — Что-то случилось?

— Да нет. — Мужчина встал со своего места и, обогнув стол, стал подходить ко мне. Я развернулась так, что стол оказался сзади меня, — Я просто хотел сказать, что… — Мужчина оперся руками о стол с двух сторон от меня, тем самым заключила меня в ловушку.

— Что? — Я нервно сглотнула, переводя взгляд на губы мужчины.

— Чтобы Вы… — Он наклонился к моим губам так близко, что я могла чувствовать его дыхание, — Приготовили доклад о принцах, — Вдруг с улыбкой на губах закончил ректор и, быстро поцеловав меня в щеку, отошел и вышел из кабинета, — У Вас еще пара целительства, адептка! — Прокричал он напоследок. Я же стояла в ауте.

Что б меня… Это определенно очень-очень странный день!

* * *

Зайдя в свою комнату, я сразу замечаю конверт лежащий прямо под дверью. Беру в руки и сажусь на кровать. Хм, обычный белый конверт. Что же это? Распечатав, я нахожу внутри листок, свернутый в трое. А на листке лишь одно слово.

«Берегись!»

Что? Что это значит? Я оглядываюсь по сторонам, сама не понимая зачем. Кто бы это не подсунул, шутник из него так себе. Да, это точно шутка. А что же еще? Открываю окно и сжигаю послание, пепел из моих рук рассыпается, вылетаю в окно. Тяжело вздохнув, закрываю тяжелую створку и иду спать. Как говорится, утро вечера мудренее.

* * *

Все ночь я проворочалась. Никак не могла заснуть. Все-таки в четыре утра нервы сдали, и я, накинув на себя халат, направилась в столовку. Коридоры были пусты, а в академии стояла гробовая тишина. Даже как-то непривычно. Пройдя половин пути, я заметила кое-что очень странное. Коридор, который вел к библиотеке, был освещен ярко-зеленой вспышкой. И вдруг раздался голос. И, о Святые Колдуны, он звал меня. Произносил мое имя, растягивая буквы. Плюнув на все, я последовала туда. Раздалось протяжное эхо, заставив меня подпрыгнуть, а мурашкам пройтись по моей коже.

— Тут кто-то есть? — Тихо спросила я, боясь получить ответ. У меня уже маразм начинается.

— Марианна, — вновь позвал меня мелодичный голос.

Я резко остановилась. Мозг кричал не идти туда, но тело рвалось навстречу голосу.

— Черт, — Я оглянулась, рядом ни души. Я не могло сопротивляться желанию пройти дальше. Слезы покатились по щекам, руки начало трясти, а мысли перемешались, оставляя вместо какую-то кашицу.

— Марианна, — вновь взвыл голос, явно злясь, что я не иду, не слушаюсь его. Ноги сами последовали по направлению к библиотеке, не давая место сопротивлению. Разум затуманился.

— Нет! — Я все-таки смогла заставить себя остановиться, — Я не буду слушать тебя! — Я закрыла уши руками, усаживаясь на пол.

— Аисида! — Рявкнул голос. От звук своего настоящего имени, я вздрогнула, как от пощечины. Этого не может быть!

— Нет, нет, нет, — Я прижала руки к ушам сильнее, и сжавшись в углу, начала раскачиваться. Слово «нет» звучало для меня, как молитва.

— Марианна, — Вновь услышала я рядом с собой голос. Но он звучал мягче, теплее и явно принадлежал мужчине.

— Нет, — Я сильнее вжалась в стену, закрыв глаза.

— Марианна, — Кто-то схватил меня за запястья, — Марианна, послушай меня.

— Нет, пожалуйста, — Слезы текли, не останавливаясь, а дыхания сбилось.

— Марианна! — Громко закричали на меня, грубо встряхнув.

— Что? — Я открыла глаза, но передо мной стоял ректор, — М-магистр?

— Да, это я, — Мужчина глубоко вздохнул, — Марианна, что случилось? — Мужчина посмотрел на меня своими изумрудными глазами, а я не могла вымолвить и слова.

— Я не з-знаю, — Я задыхаюсь от рыданий, судорожно вздрагивая, когда Авальдинос притягивает меня к себе на колени и обнимает.

— Все хорошо, — мужчина гладит меня по волосам, — просто расскажи мне, что произошло. Как ты здесь оказалась?


— Мне не спалось и я решила сходить в столовку. Очень часто Мисс Лобс в это время хозяйничает, готовя завтраки для адептов, — Да, наша кухарка не знает, что такое сон, — Но по дороге я увидела какое-то странное свечение и голос. — На последнем слове мой голос дрогнул, — Он звал меня по имени, — уже тихо продолжала я, судорожно хватаясь за рубашку мужчины, — Магистр, он назвал меня настоящим именем. Его никто, кроме меня, отца и императора, не знают.

— Я разберусь, обещаю, Марианна, — Авальдинос взглянул мне в глаза, от чего паника начала отступать. Он здесь, рядом со мной. Все хорошо… — Пойдем. — Мужчина встает с пола, поднимая меня на руки. Не успела я и слова сказать, как дымка телепорта окутала нас и мы оказались дома у Магистра.

— Магистр, я бы хотела в свою комнату, — Начала было я, но ректор категорически покачал головой, укладывая меня на диван и накрывая пледом, — Но почему?

— Здесь будет безопаснее. — Мужчина сел рядом, глядя на меня в упор. В его глазах скользнуло беспокойство, — Я не знаю, что произошло, Марианна, но боюсь, это очень опасно для тебя. Мне будет спокойнее, если ты несколько дней будешь оставаться я меня, пока мы не найдем этот «голос», — он положил руку мне на лодыжку, легко сжимая ее. — Через мою защиту, кто бы это ни был, им не пробиться, — и столько решимости в его глазах, что я волей-неволей поверила ему.

— Ладно, — кивнула я, понимая, что другой ответ просто не примут, — А что вы делали там в этом время?

— Тоже, что и ты. Мне не спалось, — Ректор хитро улыбнулся, — А еще Мисс Лобс обещала мне ее фирменных пончиков.

— Ах, ну тогда я Вас понимаю. Хотя, обидно, что теперь у Мисс Лобс двое любимчиков, — улыбнулась я в ответ. — Раньше по ночам она только мне готовила пончики, — Я сделала обиженную физиономию, тем самым заставив ректора рассмеяться.

— Ну что же, у Вас появился соперник, адептка Рузерштерн.

ГЛАВА 11. Легенда про принцессу Аисиду.

Аисида, будь осторожна. Они придут. Остерегайся. Доверяй ему, он не придаст. Я проснулась в холодном поту, тяжело дыша. Доверять кому? Остерегаться? Осмотревшись вокруг, поняла, что в комнате никого нет, я откинулась на спинку кровати. С того странного дня прошло три дня, люди Магистра прочесала Академию, но ничего не нашли, хотя уловили какие-то странные импульсы, будто что-то было в Академии.

— Марианна? — Услышала я голос ректора и, повернув, увидела его, стоящего в дверях. — Можно войти? — Я кивнула. Мужчина был в пижамных штанах и в черной безрукавке, волосы были собраны, что я так не любила. Так и хотелось зацепить резинку и стянуть ее. — Ты как? — Авальдинос сел на край кровати.

— Почему Вы спрашиваете? — Пыталась я не выдать своего учащенного дыхания.

— Ты кричала, — я удивленно посмотрела на ректора, — я услышал твои крики, поэтому пришел. Так, что случилось?

— Пустятки, — я попыталась не выдать своего волнения. Это мои проблемы, не хочу никого втягивать, — просто кошмар приснился.

— Ты же знаешь, что можешь мне доверять? — Я кивнула, ибо знала, — Хорошо, потому что это так, — он улыбнулся, — тогда снова задаю вопрос. Что тебе снилось, Марианна?

— Снова этот голос, — я пожала плечами, — только, знаете, мне кажется, что он не хочет навредить мне, а, наоборот, предупредить о чем-то.

— Хм, интересно, — ректор перевел взгляд в окно, нахмурив брови, от чего на лбу появились складки. Я едва подавила желание пройтись по его лбу, заставив складкам разгладится. Чтобы он больше не хмурился. Ну еще заодно провести руками по волосам, а потом опуститься к шее, оттягивая ворот безрукавки… Ох, о чем это я? — Ладно, спи. — Мужчина встал и отошел к двери, но озабоченно оглянулся, — Ты точно в порядке? — Только после моего утвердительного кивка он вышел.

Я глубоко вздохнула, откидываясь на подушки. Дурдом какой-то, честное слова. Повернув голову влево, в сторону окна, замечаю какое-то странное свечение, а потом из воздуха, будто из ни от куда, материализовался конверт, падая прямо на кровать. Я громко сглотнула, беря его в руки. Открыв конверт, мне в глаза сразу бросилась записка, с одним единственным предложением. Мы близко.

Но помимо записки в конверте также лежало кольцо с огромным синим камнем. Взяв его в руки, я поняла, что это… Только не это! Резко вскочив на ноги, я выбежала из комнаты, хотя уже чувствовала, что силы вытекают из меня. Артефакт падает на пол. Ноги наливаются свинцом, веки слипаются, а руки дрожат. Где же Магистр Авальдинос?

Я спотыкаюсь на лестничной клетке, едва успев ухватится да поручень. Тяжело дыша, останавливаюсь, понимая, что сил больше нет. Оседаю на пол, сворачиваясь комочком. Боль усиливается, будто чья-та сильная рука сдавливает сердце, забирая всю силу, опустошая магический резерв. Я корю себя за то, что была так невнимательная. Как я сразу не заметила, что это сильнейший артефакт черного мага!

— О Колдун, — услышала я потрясенный голос домработницы. Миловидной женщины лет пятидесяти, — Кениурс! — Заорала она, подсаживаясь ко мне и беря мою руку, — Ох, госпожа, — Она пытается поднять меня, но из-за угла появляется мальчик лет десяти, весь взъерошенный и сонный, — Позови Магистра! Быстрее! — Мальчик кивнул и побежал в сторону комнаты ректора. А в глазах к этому времени начало темнеть.

Послышались быстрые шаги и чей-то громкий голос, но все что произошло дальше было для меня, как в тумане.

— Марианна! — Помню только голос Авальдинос и то, как прохрипела про артефакт, чтобы он знал с чем имеет дело.

* * *

Ах, как же плохо… Первая мысль после того, как я прихожу в сознание. Повернув голову, замечаю кресло, на котором расположился ректор. Мужчина спал, подложив под голову руку, а рядом, на столе, лежало кольцо. Приподнимаюсь на кровати, осматриваясь. Я в совершенно другой комнате. Эта какая-то большая и обжитая что ли. Высокий потолок, темные стены и деревянная мебель. Все просто, но со вкусом. Ох, это же комната Авальдинос! Мелькнула мысль, заставляя меня покраснеть.

— Марианна? — Из раздумий меня выводит хриплый голос Магистра, — Ты проснулась, — как-то облегченно вздыхает мужчина. Он поднимается со своего места, подсаживаясь ближе ко мне, на кровать, — Ты меня так напугала, — Авальдинос пускает пятерню в волосы, оттягивая их, — И давно ты стала получать такие записки и подарки?

— Это вторая, — Тихо отвечаю я, закутываясь в одеяла плотнее, ибо знобит, что аж до костей.

— Что было в первом конверте? — Мужчина притягивает меня к себе, обнимая, — Чтобы не мерзла, — объясняет он свои действия, а я не сопротивляюсь, лишь прижимаясь к сильному телу ближе.

— Только записка. — Я вдыхаю его аромат. От Авальдинос всегда приятно пахнет кофе с корицей, — Там было одно слово «берегись».

— Почему ты сразу не сказала? — Тяжело вздыхает мужчина.

— Я сначала подумала, что это кто-то неудачно пошутил, — Оправдываюсь я, сжимая локоть ректора.

— Это не шутки. — Авальдинос внимательно смотрит мне в глаза, — Тебя хотят убить, Марианна.

— Надеюсь, что только убить, — Пробормотала я, представляя, что будет, если они узнают мое настоящее имя. Или уже узнали… Тогда просто смертью мне не обойтись.

— Что? — Недоуменно спросил ректор.

— Что? — В тон ему ответила я, смотря мужчине в глаза.

— Ничего, — спокойно ответил тот, сжимаю руку на талии сильнее.

— Вот и я ничего, — прошептала я, прижимаясь к ректору ближе, укладывая голову ему на плечо. Хотя, кажется, куда уж ближе.

— Как думаешь, сколько ты пролежала так без сознания? — Тихо продолжил Авальдинос.

— Не знаю. Часа три-четыре, — ректор покачал головой, — тогда семь?

— Три дня. — Мужчина перевел взгляд в окно, — Тебя не было с нами три дня. — Ого, вот это я завалялась. Похоже, все действительно серьезно. Это артефакт очень сильного мага, раз смог завалить меня на три дня.

* * *

Вопреки всем уговорам, я все-таки отправилась на учебу на следующий день. Я что инвалид, чтобы лежать целыми днями? И так три дня провалялась.

— Эй, красавица, — услышала я голос Смуэль, — ты как? — Он бы каким-то обеспокоенным и взъерошенным, будто не спал всю ночь, — Ты так нас напугала! — Вдруг парень резко схватил меня за плечи, и притянув к себе, нет, не обнял. Он начала всматриваться в мои зрачки, а потом проверял пульс.

— Эм, — я попыталась отойти от парня, но мне банально не дали это сделать, — Смуэль, что ты творишь?

— Цыц, — погрозил мне пальцем друг, — я тут осмотр провожу. — Приложил парень руку к моему лбу.

— Ясно, — пробормотала я, отдаваясь в руки «опытному врачу».

* * *

На лекции истории я сидела, подперев голову рукой, и рисовала в тетради. В принципе, как и все другие лекции.

— Сегодня мы поговорим о легенде принцессы Аисиды. — Оп, а вот это уже интересно. Я подняла голову, намереваясь внимательно слушать, — Все мы знаем, что первой принцессой нашего государства была девушка по имени Аисида. Она была сильна, могущественна и благородна. Все было прекрасно, государство процветало, горожане были счастливы. Но в один день черный туман поглотил столицу. — я слышала эту историю. Раньше папа рассказывал мне ее, но неужели кто-то воспринимает это всерьез, а не как детскую сказку, — Черные маги захватили королевство, убивая горожан. Наступили хаос и смута. И тогда принцесса пошла на жертву, чтобы спасти свое государство. Она заточила темных магов в рубиновое сердце. И сама осталась в нем.

— Но как она смогла это сделать? — Подала голос адептка с задних рядов.

— Хороший вопрос. Она была сильной магиней. Если вы не знали, имя Аисида — одно из самых сильнейших. Если не самое. — Ох, поверьте, я знаю, — Так что, обладая такой силой, и не такое можно учудить, — по аудитории прошелся смешок, — и по пророчеству, пройдет много лет, но черные маги снова восстанут и пойдут по стопам своих предков. И тогда, девушка с тем же именем, должна сломать это сердце, освобождая принцессу.

— Но тогда и маги освободятся! — Недовольно проворчал Риван с первого ряда.

— Да, все верно. Тогда начнется война. И будет проходить на равных, как и должно быть. Но это предрешено судьбой. — Грустно закончил профессор Лэви, — А ведь даже есть небольшой стишок, — Я схватила ручку, намереваясь записывать, — Так вот, слушайте.

Чтобы открыть во мраке теней путь,

К сердцу бессмертного подбери ключ.

Коли дева душой юна и прекрасна,

Будет ответом любовь без прикрас.

Что за бред? Мне это ничего не дало. Хотя, чего я ожидала? Бред какой-то. Сказка для маленьких девочек!

* * *

Я вошла в свою комнату, намереваясь переодеться и немного полежать. На ночь, я правда, все равно оставалась у ректора. Выхватив тетрадь по истории, вновь начала перечитывать стих. Чтобы путь к сердце найти… Про какую дверь идет речь? Вдруг дымка телепорта вспыхнула в середине комнаты, и из нее вышел высокой светловолосый мужчина.

— Папа! — Заорала я, бросаясь на шею мужчины.

— Хэй, — он обнял меня, оторвав от пола, — девочка моя. — Вздохнул папа, немного отстраняясь. Но для того, чтобы обеспокоенно заглянуть мне в глаза, — Ты как? Я буквально пару минут назад узнал о том, что произошло.

— Все хорошо, пап, — Я улыбнулась, рассматривая его. С каждым разом папа выглядел все более уставшим. Темные круги под глазами выдавали бессонные ночи. Первая седина пробивалась сквозь блондинистые волосы. Хотя, так и не скажешь,?что папе через два года стукнет пятьдесят. Он высокий блондин, имеющий стройное сильное тело. А глаза и то горели, как у восемнадцатилетнего. Правда, сейчас в них больше усталости и беспокойство за меня, чем, как обычно, задорства, — А сам-то выглядишь ужасно.

— Ну спасибо, дочур, — засмеялся мужчина, выпуская меня из объятий и садясь на кровать.

— Я серьезно. — Строго ответила ответила я отцу, получая в ответила тихое «оу». Я села рядом с папой.

— Мужчина, — Я деловито положила одну ногу на другую, — нам надо поговорить.

— Глагольте, дамочка. Мне тоже есть о чем Вас расспросить. — Приняв ту же позу, ответил папа. Ох, сейчас начнется допрос. Причем не только с моей стороны, но и с папиной.

ГЛАВА 12. Авальдинос, ты что рехнулся?

— Хм, пап, а что ты думаешь про легенду о рубиновом сердце? — Как бы между прочем спросила я, разваливаясь на кровати.

— О, принцесса Аисида, — папа подмигнул мне, — а что? Решила стать частью легенды? — Мужчина рассмеялся. Я поспешно встала с кровати, подходя к своей сумке, лежавшей на полу.

— Нет, — неуверенно заявила я.

— Деми… — Предупреждающе начала папа, откашлявшись.

— Конечно, нет. Просто, — сглотнула я, судорожно придумывая аргумент, — приятно знать, что твое имя есть в истории. — Черт! Ляпнула какую-то глупость. Теперь от точно мне не поверит.

— Аисида, — строго начал папа, поднимаясь с кровати, — пообещай мне, что не ввяжешься в эту историю! — И сразу стало ясно-не поверил.

— Пап, — развернулась я к мужчине, подходя ближе, — я даже не верю во все это. — Честно заверила я, поймав его подозрительный взгляд, — Просто стало интересно.

— Честно? — Мужчина недоверчиво заломил бровь.

— Честно-честно, — пролепетала я, бросаясь к нему на шею. Папа обнимает меня в ответ, раскачивая, как маленькую девочку.

— Я не могу потерять и тебя, малышка, — тихо прошептал папа.

— А я никуда и не собираюсь…

* * *

— Ладно, мне пора, — Часа через три заявил папа, вставая с кровати, — я… — Но ему не дел договорить Авальдинос, появившимися посередине комнаты. Ректор переместимся с помощью телепорта. Черт, я и забыла, что дала ему доступ.

— Адептка Рузерштерн, Вы где пропадали? Я уже думал, что Вас Галосс съел, — недовольно проворчал ректор, стоя спиной к отцу.

— У меня были веские причины, — я кивнула на папу, а Авальдинос резко развернулся, оказываясь лицом к лицу с батей. Да, сейчас его можно только так называть. Серьезный, спина ровная, глаза сосредоточенные. Включил режим «дядька при дворце».

— Вы, как я понимаю, новый ректор академии, — начал папа, протягивая руку для рукопожатия.

— Да, — Авальдинос протянул свою в ответ, — Приятно познакомится, Господин Рузерштерн, — мужчины обменялись крепкий рукопожатием.

— Мне тоже, Магистр, — Я удивленно подняла бровь, поражаясь тому, что отец столько знает о ректоре, — к сожалению, мне срочно надо уехать. Но я надеюсь, что моя дочь в надежных руках. — Папа позволил себе легкую улыбку.

— Конечно, — Авальдинос белозубо улыбнулся в ответ, — в прошлый раз недоглядел, но сейчас, не спущу с нее глаз. Обещаю.

— Спасибо. — Совершенно искренне поблагодарил папа, — Ну что же, до встречи, — После этих слов, папа исчез в дымке телепорта, оставляя нас одних.

Мы где-то с минуты стояли молча, и как только я уже было открыла рот, чтобы что-то сказать, как ректор активировал телепорт, перемещая домой к Авальдинос. Мы оказались в просторной гостиной, которая уже так мне полюбилась. Мужчина уселся в своем кресле, а я, как обычно, на диван. Он достал книгу из комода, принимаясь читать ее. Знаете, вот в такие моменты я смотрю на Авальдинос, и он кажется таким… Домашним. Как будто, так и должно быть. Ну это все кончено прекрасно, но в голове крутится все тот же вопрос. И так хотелось задать его Авальдинос!

— Ну давай, Марианна, спрашивай, — ректор отложил книгу, снова перейдя на «ты», — я прямо так и чувствую ход твоих мыслей.

— Хм. — я возмущенно засопела.


Но все-таки интерес был сильнее, — А что Вы знаете о легенде принцессы Аисиды? — Вы можешь скажете, что я неугомонна. А я отвечу: «Так и есть!». А еще, к чему мне эти вопросы и, соответственно, ответы на них? Сама не знаю. Просто чувствую, что обязана это знать.

— Легенда рубинового сердца? — Глаза Авальдинос заинтересовано блестели, — Много чего. Смотря, что ты хочешь знать… — Вдруг мужчина резко встал и направился прочь их гостиной. Я и опомниться не успела, как он так же быстро вернулся, держа в руках тот самый блокнот, в котором вечно что-то писал, — Вот, — он протягивает его мне.

— Что это? — Вопрос кажется очень глупым. Что-что? Блокнот!

— Здесь собрана вся информация об этой легенде, которую мне удалось добыть, — я недоуменно посмотрела на Магистра, — я очень долгое время заинтересован этим.

— Расскажите мне про нее, пожалуйста! Что за рубиновое сердце? И правда, что если разбить ее, то колдуны вырвутся наружу? Начнется война и все такое? — Завалила я ректора вопросами.

— Бред, — Авальдинос встал, подходя к стойке с алкоголем и вытаскивая оттуда два бокала, — бред чистой воды. Вся это история с войной, — он налил нам вина, протягивая мне один бокал. Я взяла его, делая глоток красной жидкости, так напоминающей кровь, — В сердце заточены не колдуны с принцессой, а их сила. Ты же понимаешь, что принцесса была очень сильной магиней, а маги тоже не последними по силе? — Я кинула, внимательно слушая Авальдинос, — Ну конечно, черные маги как-никак. — Мужчина хмыкнул, — И вот на протяжении стольких лет черные и белые маги борются за это сердце. Попади оно в руки к черными магам — миру конец. Так что сердце должно быть уничтожено, — ректор невесело улыбнулся, — сделать это может только одна девушка. С тем же именем, что и принцесса. Аисида. Но по пророчеству она заплатит за это большую цену.

— Какую? — Хрипло прошептала я, делая еще один глоток вина.

— Не знаю, — мужчина откинулся на спинку кресла, — но ничего хорошего. Победа требует жертв, — я рассмеялась над тем, как ректор переврал любимую девушками поговорку.

— А почему профессор Лэви рассказал нам совсем другую интерпретацию легенды?

— Потому что есть несколько версий этой легенды, — в темноте блеснули два глаза цвета изумруда, — но поверь, Марианна, то что рассказала тебе я-это правда. Я изучал это на протяжении стольких лет. Все мои записи в этом блокноте, — мужчина кивнул на черные кожаный блокнот в моих руках, — можешь прочитать. Но потом, ладно? — Я кивнула, кладя его рядом на диван.

— А почему Вы доверяете мне эту историю? — Тихо спросила я, во все глаза глядя на мужчину, который встав со всего места, направляется ко мне.

— Не знаю, — честно признался мужчина, рывком поднимая меня с места и притягивая к себе, — просто знаю, что могу, — пролетал Авальдинос и, не дожидаясь ответа, резко впился в мои губы. От неожиданности я даже перестала дышать. Но быстро придя в себя, ответила на поцелуй.

Его рука потянулась ко мне, двигаясь настолько медленно, что мне начало казаться-он никогда до меня не дотронется. Но вот он обнимает меня за талию, привлекая к себе. Стоп! Мир остановился. Время остановилось. Дыхание участилось. Руки сами потянулись к его шее. А тело само прижалось к нему. Да-да, оно все само. Авальдинос начинает целовать меня жестко и страстно, да так, что мои ноги подкашиваются. Заметив это, мужчина подхватывает меня, сажая на стол из красного дерева. Ректор начал прокладывать дорожку поцелуев к шее.

— Магистр…

Отрывистый шепот вырывается из меня. Но он скорее похож на мольбу, чем на протест.

— Ты хочешь, чтобы я остановился? — Его лицо в паре сантиметров от моего. Я чувствую дыхание мужчина на своих губах, — Скажи, Марианна, — требует он, кладя руку мне на шею. Вторая же опускается на бедро, поднимаясь все выше.

— Нет, — тихо выдыхаю я, сама от себя такого не ожидая. Рука Авальдинос от шеи спускается к груди, сжимая ее, — ох, великий Колдун, — пролепетала я, поддаваясь его движениям.

Ректор тихо засмеялся, вновь припадая к мои губам. Вторая рука нежно гладит внутреннюю часть бедра. Авальдинос оборачивает мои ноги вокруг своей талии. Я слега сжимаю их, прижимая мужчину ближе. Слышу стон. Но на этот раз уже не мой.

— Вот это да! — Кто-то сзади тихо присвистнул, заставив Авальдинос оторваться от меня, ну, а мне стыдливо опуститься на пол, поправляя задравшуюся юбку, — Авальдинос, ты что рехнулся? Таких красоток таскать домой, — продолжал голос, и тогда я все же осмелилась поднять голову, чтобы взглянуть на нежданного гостя.

Перед нами стоял стройный мужчина с ярко-рыжими волосами и озорной улыбкой. На вид ему было не больше тридцати.

— Эбрагендашиор, — тихо проговорил ректор, сурово глядя на обломщика, — ты что тут делаешь?

— Ты не рад встрече со старым другом? — Эбрагендашиор развел руки в стороны, ка бы призывая к объятию, — Ну же, друг. Давай обниматься, — мужчина смешно повел плечами. Не сдержавшись, я тихо засмеялась, — А это что за красавица? — Эбрагендашиор озорно подмигнул мне, — А давай с тобой обниматься? А то этот не хочет, — и такое дико желание действительно обнять рыжика. Я уже было хотела обняться, как сзади послышался тихий рык Авальдинос.

— Не смей, Эбрагендашиор, — глаза мужчины сузились, — Инкуб недоделанный, — проворчал Авальдинос.

Ох, это многое объясняет. Инкубы — демоны страсти, ищущие сексуальных связей. Если они применят свои чары, то бедной девчушке не сбежать. Сама завалит демона на кровать (или что попадется), вытворяя такие вещи, что в Камасутре не писаны. Я зло посмотрела на Эбрагендашиор, отходя обратно.

— Да я просто обняться хотел. — Обиженно проговорил тот, склоняя голову. Мне аж стыдно стало, — Почти, — вновь нахально подмигивая. Я закатила глаза.

— Ну так, — Авальдинос подходит к Эбрагендашиор, протягивая тому руку для рукопожатия, но тот благополучно проигнорировал жест, рывком хватая ректора выше локтя, привлекая в крепкие объятия, — что ты здесь забыл? — Прохрипел Авальдинос, вырываясь из хватки мужчины. Чего он так взъелся? Силы инкуба на мужчин не действуют. Для этого есть суккубы. Хотя, я читала, что инкуба чаще всего бисексуальны. Им все равно с кем на сеновал идти.

— Да так, — вырвал из раздумий голос Эбрагендашиор, — пришел тебя навестить и пару мелких дел в городе. — Мужчина все-таки выпустил бедного ректора из объятий, — Ты лучше познакомь меня с этой красоткой, — Эбрагендашиор кивнул на меня, от чего я залилась краской, а глаза ректора сузились.

— Эбрагендашиор, — Авальдинос кивнул на меня, — это Марианна. Марианна, — ректор повернулся ко мне, тепло улыбаясь, — это Эбрагендашиор. Все, познакомил.

— Ой, да кто тебя манерам обучал? — Эбрагендашиор все-таки подошел ко мне, беря мою ладонь тыльной стороной и целуя ее, — Приятно познакомится, мисс, — я тихо ответила что-то наподобие инкубу, стараясь не смотреть в глаза. Ну, а вдруг, влюблюсь ненароком, — Ну, а теперь, я спать хочу, — Эбрагендашиор резко отошел, оглядываясь по сторонам, — где у тебя тут спальни?

— Там, — недоуменно отворил Авальдинос, рукой указывая по направлению к спальным комнатам, — ты здесь останешься?

— Да, — невозмутимо пожал плечами Эбрагендашиор, бредя в сторону спален, — сопровождать не надо, я сам найду. Спокойной ночи, дети. Не шалите, — напоследок бросил рыжик, уходя.

— Дурдом, — тихо пролепетала я, глядя туда, где недавно исчез инкуб.

— И не говори, — согласился Авальдинос, подходя ко мне, — Ну так что…

— Что? — Я с вызовом посмотрела на мужчину.

— На чем мы остановились? — И вновь не успела я и слова сказать, как Авальдинос прижал меня к себя и впился в мои губы.

— Ммм, — протянула я, когда мужчина оторвался от моих губ, но все также продолжал обнимать, — снова мимолетная вспышка страсти? — Спросила я, саркастично поднимая бровь. Мол «Скажи, милый. Скажи, что хочешь просто трахнуть меня».

— Нет, — коротко ответил ректор, в последний раз быстро целуя, — спокойной ночи, Марианна, — прошептал мужчина, удаляясь из гостиной.

— Спокойной ночи, — тихо в ответ прошептала я, глядя на удаляющуюся фигуру ректора. Что-то это мне напоминает, знаете. Правда, сейчас я вместо огромного стыда чувствую безграничную радость. Именно поэтому, оглядевшись и убедившись, что никого в комнате нет, я начала пританцовывать мой танец победы! Ха, выкусите все адептка, которые мечтают по ночам о ректоре! Я намерена добиться этого мужчину всеми способами и во всех смыслах.

* * *

— Я устал, — простонал Смуэль, наваливаясь на меня всем телом. Это было общее собрание адептов и преподавателей. Все были в сборе и ждали только ректора, — мне скучно, — продолжал ныть блондинчик.

— Ну что ты предлагаешь? — Не выдержала я.

— Хочу пошалить, — завопил Смуэль, вновь наваливаясь на меня. Да завопил так, что к нам развернулось пару адептов.

— Ну же, — я подмигнула любопытным Варварам, — не здесь же, подожди пока мы уединимся, малыш, — серьезным тоном сказала я, заставив зевакам раскрыть рот в изумлении. Смуэль странно посмотрел на меня и адептов, глазеющих на нас, но уловив ход моих мыслей, улыбнулся.'

— Я хочу тебя прямо здесь, — верещал Смуэль, почти уткнувшись в мою шею. Я едва сдерживала себя, чтобы не засмеяться.

— Туше, я обещаю, что отплачу за все минуты ожидания, — я погладила Смуэль по голове.

— Я надеюсь, — Смуэль хитро подмигнул мне. А адепты еще больше раскрыли рты, — что смотрите? — Смуэль саркастично поднял бровь, тем самым выводя адептов из ступора. Как только зеваки развернулись, я и Смуэль залились беззвучным хохотом.

Веселье прервал Авальдинос, важно входя в помещение. За ним плелась его ассистентка-Миан, милая старушка. Хотя, милой она только кажется, на самом-то деле эта женщина может задать жару любым врагам. Сама свидетель.

— Дорогие адепты, у меня есть две новости, — Авальдинос обвел взглядом присутствующих, лишь на миг задержавшись на мне.

— Одна плохая, другая хорошая? — С надеждой в голосе спросил какой-то первокурсник.

— Нет, обе плохие, — без тени улыбки отрезал ректор, — как вы знаете, недавно на территории академии было осуществлено покушение на адептку, — после этих слов я сжалась в сидение, стараясь слиться с ним, — и в связи с этим, я вынужден на время отграничить ваши перемещения по академии и вне ее. Первое правило, — мужчина поднял вверх палец, — комендантский час. После десяти часов вы не имеете права выходить из своих комнат или водить кого-то туда. И второе правило-запрет на выход в сам город без моего разрешения.

Адепты возмущенно зашушукались. Девица передо мной начала нервно выдергивать клок волос. Уф, психованная. И что они все так завились? Ну ввели комендантский час и что? Да и в город не так уж и обязательно каждые выходные шататься.

— Я понимаю, что вас это все не устраивает, — Авальдинос белозубо улыбнулся, тем самым заставив девушек тут же замолкнуть и тяжело вздохнуть, позабыв про все свои проблемы, — но поймите, это все для вашей безопасности. Как только мы поймем, что происходит, то сразу же все вернется на свои места, — адепты перестали гудеть, соглашаясь с ректором. Тот удовлетворенно кивнул, — я рад, что вы понимаете меня. Можете быть свободны, — попрощавшись, мужчина поспешил на выход.

Пришел, сказал, получил согласия. Все быстро и по делу. Да и кто осмелиться перечить Авальдинос… Правильно, никто. Смуэль потянул меня за руку ко входу. Живот жалостно заурчал. Есть хочу! Я глубоко вздохнула, подумав о еде.

— Хватит слюни пускать, — Смуэль щелкнул меня по носу, — пойдем лучше кушать, — и парень все так же не отпуская моей руки, потащил меня в столовую.

ГЛАВА 13. Новый враг и новый друг, кто из них сильней попал?

Солнечный свет попадал в комнату, освещая ее. Я поморщилась и, проклиная всех и вся, встала с постели. Очередное утро и очередной учебный день. Я оглядела уже свою родную комнату в общежитии и отметила, как скучала по мне. Мне наконец удалось уговорить Авальдинос разрешить мне спать в своей комнате. Он долго сопротивлялся, а в начале даже слышать не хотел.

Но и я не промах, знаете ли. После часа уговоров и множества фактов, приведенных ректору, тот все-таки согласился. Но только с условием, что он может в любой момент навестить меня и убедиться, что с его непутевой студенткой все хорошо. Делать было нечего, и я согласилась.

А сейчас нужно готовиться к новому дню в новом семестре. Сегодня пройдет первая пара по механической магии. Интригующе… Говорят, что преподаватель тот еще стервятник. Наверное, очередной старый хрящ, которой будет гонять нас, не жалея. С такими мыслями я направилась к аудитории, где и будет проходить пара. Там уже толпились мои одногруппники. Самуэль, увидев меня, весело улыбнулся и подошел ко мне.

— Хэй, Рузерштерн, — поравнявшись со мной, парень весело потрепал меня по голове.

— Привет, рыжик, — Самуэль недовольно посмотрел на меня из-за столь нелюбимого им прозвища, но промолчал.

— Ну что, готова к занятию? — Рыжик деловито посмотрел на дверь аудитории. Как раз вовремя, потому что прозвенел звонок и дверь распахнулась. Мы переглянулись и поплелись за всеми в аудиторию.

Преподавателя на месте не было, поэтому мы спокойно и не торопясь, прошли на свои места. Я и Самуэль уселись на последнем ряду, здраво осознавая, что не нужно привлекать внимание. Вдруг по аудитории прошелся громкий звук распахнувшийся двери и в комнату вошла женщина. И какая женщина! Высокая, стройная, с ярко-рыжими волосами. Мужская аудитория томно вздрогнула. Еще бы, перед нами настоящая рыжая бестия!

— Приветствую вас, дорогие адепты, — спокойно сказала женщина, усаживаясь на край стола. Так это что, получатся она наша… — я ваш новый преподаватель. Меня зовут Элизабет Стюартс, — женщина обвела взглядом аудитории, хищно сверкнув карими глазами.

Вдруг ее взгляд остановится на мне. Ее глаза сузились, а губы сжались в тонкую полоску. Я даже обернулась, вдруг за мной сидит кто-то, кто и вызвал такую недоброжелательную реакцию у преподавателя. Но нет, сзади меня была только стена. Я перевала недоуменный взгляд на женщину, то та уже что-то рассказывала, совсем не смотря в мою сторону. Странно все это… Похоже эта мысль теперь будет моим девизом по жизни.

* * *

По окончанию пары я немного задержалась, дожидаясь пока все выйдут из аудитории. Мне срочно нужно поговорить с преподавательницей! Вот она стоит ко мне спиной, собирая свои вещи и делает вид, что совершенно меня не замечает.

— Мисс Стюартс, — осторожно пролепетала я, подходя к преподавательскому столу.

— Вам что-то нужно, адептка Рузерштерн? — Женщина хищно сверкнула глазами, откидывая волосы назад. И тут возникает один вопрос: «откуда она знает мое имя?!» Во время пары никто не представляйся, видно Элизабет не считала это нужным. Видимо уловил ход моих мыслей, женщина издевательски ухмыльнулась.

— Мне просто показалось, что Вы… — я замялась, подыскивая слова. Ну, а что мне ей сказать? «Знаете, а вы странно на меня пялились! Сознавайтесь!»

— Знаю тебя? — женщина оторвалась от стола и начала подходить ко мне, — что ты мне неприятна? — Еще один шаг, — Что ты мне не нравишься? — Шаг и мой кивок, — Это не совсем так. Ты мне не просто не нравишься… Я тебя ненавижу, Рузерштерн, — прямо напротив моего уха прошептала преподавательница, а затем отстранилась.


Бросив на меня еще один презрительный взгляд, женщина махнула волосами и вышла из аудитории, оставив обалдевшую меня переваривать информацию.

* * *

После столь странного учебного дня я сидела в своей комнате на кровати. Тяжело вздохнув, я посмотрела на книгу, которую взяла из библиотеки. На обложке была нарисована красивая русая девушка в профиль. Она смотрела куда-то вдаль. Такое ощущение, что художник поймал ее за этим занятием и почитал это настолько красивым, что решил изобразить. На голове девушки была массивная корона, а шею украшали прекраснейшие украшения.

Угадайте, о чем она? Правильно! О принцессе Аисиде. Я поехала на этой истории, как будто именно я та девушка, которой суждено спасти мир. Я перевела взгляд на большое зеркало, висящее в моей комнате. Брр-р, это вряд ли. Не очень-то я похожа на героя. Особенно сейчас. Волосы находятся в полнейшем беспорядке, а под глазами залегли темные круги. Мда, красотка.

Надо выбросить из головы эти мысли и заняться учебой. А в особенности механической магией. Не знаю, чем я не угодила Элизабете Стюартс, но злить ее я не собираюсь. Хм, нет, ну я ее раньше точно не видела. Может ей насолил отец? Хотя, вряд ли. Папа никогда не влезает в конфликты с женщинами. Говорит, мол «Марианна, женщины-слишком проблемные существа. Ты скажешь слово, а она ответит десятью».

Из мыслей меня вывел звук откраивающего замка. Смуэль-сразу поняла я, ведь только у моего блондинистого друга был ключ. Причем, добытый нечестным путем. Но да ладно, это же Смуэль, ему можно.

— Хэй, малая! — Поздоровался друг, усаживаясь рядом со мной на кровать. Я фыркнула.

— Кто бы говорил! Я вообще-то старше тебя, — я заломила правую бровь и насмешливо уставилась на друга.

— Знаю, — парень наклонился и быстро чмокнул меня в щеку. Ух, невозможно злиться на этого прохвоста, — я тебя так называю, потому что ты маленькая и худенькая. Такая беззащитная.

— Ты уверен? — Я иронично закатила глаза, а потом испытующе уставилась на Смуэля.

— Ну, по крайне мере, кажешься, — уверенно закончил парень. Я удовлетворенно кивнула. Уж беззащитной меня точно не назовешь, — ладно, я пришел чтобы вместе позаниматься. А-то одному скучно.

Я согласно кивнула. Он прав, но так не хочется. Смуэль как будто прочитал мои мысли, потому что вытащил мои конспекты и учебники и с размаху бросил их мне на колени, да так, что я чуть своей слюной не подавилась.

— Учимся, — отрезал парень.

Спустя три часа я чуть ли не завывала от скуки. Не сдержавшись, я резко вскочила на ноги и начала мерить комнату шагами. Смуэль все это время следил за мной, с нескрываемым любопытством.

— Ну что? — Все-таки не сдержался парень и схватил меня за руку, останавливая.

— Хочу что-нибудь сделать! — Я взобралась на кровать, обнимая друга сзади да плечи.

— Что именно? — Осторожно спросил Смуэль, поворачивая ко мне голову. Я задумалась. Действительно, что именно? Мысль словно пуля влетело мне в голову. Маг я или кто?

— Знаю, — я схватила друга за руку, выбегая из комнаты. Надеюсь, что мне не достанется. А если и да, то лучше от ректора, а не от декана.

* * *

— Ты уверена, что это хорошая идея? — Задал любимую фразу Смуэль, внимательно следя за моими движениями.

— Нет, — коротко ответила я, продолжая свое занятие. А именно создание иллюзии. А если уж совсем точнее, то иллюзии милого дракончика. Я так давно хотела дракона! А папа не покупал, ну пусть хоть иллюзия будет. Колдовала я в саду академии.

— Ох, — Смуэль сцепил руки за головой, — и достанется же нам, если поймают. А нас точно поймают!

— С каких пор ты такой зануда? — Повернулась я к другу, уже заканчивая свою работу. Дракончик начал шевелиться.

— Я не зануда! — Смуэль грозно сверкнул глазами и уже хотела что-то сказать, но мой дракон заговорил.

— Что за индивидуум? — Дракончик махнул своим хвостом в сторону Смуэль. Тот аж рот открыл от неожиданности, — пасть закрой, а то мохнатик залетит, — Смуэль резко закрыл рот, грозно посмотрев на маленького синего дракона.

— Здравствуйте, — я с восхищениями смотрела на нашего дракончика.

Он был живым! И разумным! У меня, конечно, всегда были хорошие оценки по этой дисциплине, но я не думала, что смогу создать настолько хорошую иллюзию.

— Ну здравствуй, создательница, — дракончик шевельнул ушками, совсем как зайка, и опустился на скамейку.

— Я-Марианна, а этот, кхм, индивидуум, — я рассмеялась, а Смуэль грозно засопел сзади, — Смуэль.

— А меня зовут, — тут дракончик замялся, — я не знаю, как меня зовут. Ты должна придумать мне имя, — а потом перевел свои красные глаза на меня.

— Ну тогда, — я задумалась, — тебе будут звать, — я уже хотела назвать имя, но тут до меня дошло, — а ты кто? — Резко задала вопрос я, а дракончик уставился на меня странным немигающим взглядом.

— Дракон, — как совсем что-то очевидное пояснил наш новый друг. Они с Смуэль переглянулась, будто я вот такая дико тупая и что со мной делать. Совсем поехала девчонка.

— Нет, я не в этом смысле! Ты мальчик или девочка? — Я возмущенно уставилась то на дракона, то на Смуэля.

— А! Ну так сразу бы и сказала! — Воскликнул дракоша, а потом возмущенно уставился на меня, — А что, разве на видно? Я-мужик!

— Прости, конечно видно, — я едва сдерживала смех, — ну тогда, тебя зовут Доминик! — Я довольная от себя улыбнулась, но наткнулась на хмурый взгляд дракоши.

— Я тебе что, — он повел хвостом, — кукла что ли? Какой Доминик? Давай что-то брутальное!

— Что? — Я возмущенно посмотрела на дракончика, а потом перевела взгляд на Смуэль, ища поддержки. Но тот делал вид, что очень внимательно рассматривает сад, при этом посвистывая, — Ха, — я гордо выпрямила спину, — я сказала, что ты Доминик, значит так и будет! — Дракоша закатил глаза, но все же неохотно кивнул.

— Ну вот и хоро… — Договорить мне не дали. Вспыхнула дымка телепорта и из него вышли взлохмаченные мужчины. Один наш ненаглядный ректор, а второй такой же ненаглядный инкуб-Эбрагендашиор.

— Марианна! — Воскликнул Авальдинос и бросился ко мне. Подбежав, но схватил меня в охапку и задвинул за свою спину, в процессе вынимая кнут. Я даже пискнуть не успела.

— Эбрагендашиор всех спасет! — В свою очередь закричал инкуб, вынимая из чехла меч и бросаясь на ничего не понимающего Доминика.

— Не-е-т! — В один голос заорали мы с Смуэль. А дракончик с вялым интересом глянул на надвигающегося инкуба и, взмахну хвостиком, выбил у мужчины из рук меч.

— А? — Эбрагендашиор удивленно взглянул на Доминика.

— Где твои манеры, рыжик? — Дракончик осуждающе посмотрел на мужчину, а потом перевел взгляд на меня, — Марианна, скажи же ты этому агрессору, что нападать на ни в чем неповинных дракончиков, — на этом слове мы все вместе дружно фыркнули, Дарктаршикольд в ответ сузил глаза, — дракончиков, — настойчиво продолжил Доминик, — причем, подчиненного Марианны.

— Подчиненного? — Прошипел Авальдинос, который все это время молчал, — Что это значит?!

— Эм-м, — информативно ответила я.

— Ну… — не менее информативно продолжил Смуэль.

— Так вот, красавчик, — вместе нас решил ответить Дарктаршикольд, — я — иллюзия, созданная Марианной.

— Иллюзия? Ты не похож на иллюзию, — Эбрагендашиор сунул меч обратно в чехол.

— Так и есть, — Дарктаршикольд оскалил свои клыки, видимо попыталась улыбнуться. Надо попросить его больше так не делать, — но наша милая девочка вложила в меня слишком много своей энергии. И теперь, я частичка Марианны! — Дракончик сделал сальто в воздухе, выражая свою радость.

— То есть, — Авальдинос сильнее сжал мою руку, — ты что-то вроде персонального духа?

— Ага, — Дарктаршикольд подлетел к нам, — все верно, милый, — тут дракончик подмигнул прифигевшому ректору.

— Хорошо, но я не понимаю одного, — Эбрагендашиор вышел вперед, сверля меня взглядом, — это сколько силы ты вложила в него? Чтобы создать персонального духа нужно не мало энергии. То есть нужно быть очень сильным магом.

— Эм, — я растерялась, — ну у меня были накопители! — Я потрясла парой браслетов перед лицом инкуба. На самом деле это были вовсе не накопители, а совершенно обычные браслеты, но им об этом знать не обязательно.

— Хм, — мужчина недоверчиво взглянул на меня, но все же промолчал.

— Так, ладно, — ректор подошел ближе к дракончику, — чего ты хочешь, горе непутевое?

— От тебя ничего, — Дарктаршикольд окинул взглядом фигуру ректора и облизнулся, — ну почти, — подмигнул, — но вряд ли ты согласишься. — Авальдинос нахмурился и хотел уже что-то ответить, но Дарктаршикольд его опередил, — Но сейчас не об этом. Мне ничего не нужно, только быть со своей хозяйкой, — дракоша кивнул на меня.

— Хорошо, — Авальдинос улыбнулся, — только сегодня ты переночуешь у одного очень милого человека, пока завтра он тебя полностью не проверит, — Дарктаршикольд хотел возмутиться, но ректор, щелкнув пальцем, активировал телепорт и дракончик с воплем скрылся в нем, — вот так.

— Куда ты его отправил? — Эбрагендашиор подошел к ректору.

— К одному моему знакомому. Он как раз специализируется на странных животных, ну или иллюзиях животных, — после ректор повернулся ко мне и Смуэль, — ну что ж, рассказывайте. — Мы не успели и слова сказать, как оказались в кабинете ректора.

* * *

Рассказать пришлось все. Начиная от того, как мы сидели у меня в комнате и заканчивая тем, как эта «прекраснейшая» идея пришла мне в голову. Авальдинос все это время сидел хмурый, как грозовое небо. А Эбрагендашиор по ходу рассказа все больше расцветал. Прямо светился, как солнышко. Хм, отличная парочка, нечего сказать.

— Какие же вы… — ректор не договорил, ибо тяжело вздохнул и опустил голову на стол. Мы с Смуэль переглянусь, густо краснея.

— А как вы поняли, что что-то случилось? — Наконец-то задала я свой интересующий вопрос. А-то они как-то быстро прибежали, мы даже повеселиться толком не успели.

— Марианна, — Авальдинос просмотрел на меня уж совсем, как на последнюю дуру. Я в ответ оскалилась, демонстрируя все тридцать два зуба, — ты же знаешь, что у нас есть духи-хранители? — Кивнула, — вот они-то мне шепнули, что адептка Марианна Рузерштерн странно светится, а адепт Смуэль Гаверхильд выглядит, как ошарашенный труп, — мы с Смуэль вопросительно взглянули на ректора, а Эбрагендашиор захохотал, — не знаю, что это значит. Спросите у них сами, — мужчина откинулся на спинку стула и грозно зыркнул на инкуба, тот сразу же замолчал.

— Я так больше не буду-у, — вспоминала я свою коронную фразу, часто используемую в беседе с Сальмонелом.

— Да, — тут же подхватил Смуэль, — мы так больше не буде-ем, — вдруг ректор улыбнулся и махнул рукой.

— Лучше подумайте, что мы будет делать с… Эм, даже язык не поворачиваемся назвать дракончика иллюзией.

— Ну что ж, я его создала, мне с ним и возиться, — взяла я всю ответственность на себя.

— Марианна, это будет не так просто. Твой дракончик-разумное существо, как мы видим.

— Знаю, — я смело кивнула, — его зовут Доминик, — я мило улыбнулась, переминаясь

с ноги на ногу.

— Хм, — Авальдинос изучающе смотрел на меня, то на Смуэль, — ладно, Марианна, если все с твоим Домиником будет хорошо, то завтра вы с ним встретитесь, — я улыбнулась, ибо Дарктаршикольд мне действительно понравился. А как красиво заткнул Эбрагендашиор. Эх, стразу видно, весь в хозяйку!

— Спасибо! — Я бросилась к ректору, совершенно позабыв про правила приличия и посторонних. Расцеловав его в обе щеки, я уже хотела отойти, но мужчина не дал, продолжая сжимать меня в объятиях.

— Если ты будешь радоваться так каждой своей шалости, — шепнул Авальдинос, — то можешь к чертям сжечь всю академию, — я рассмеялась, а Эбрагендашиор сзади хмыкнув, видимо все-таки услышав слова ректора.

— Марианна, — вдруг обратится ко мне инкуб, — давай я провожу тебя и адепта Гаверхильд к вашим комнатам, — Авальдинос хотел возразить, — я хочу поговорить со студентами, пожалуйста, — Эбрагендашиор улыбнулся, вновь становясь тем задорным рыжиком, — а тебе еще работать, бестолочь, — мужчина подхватил под одну руку меня, а под другую Смуэля и поплелся к выходу, под возмущенное бормотание Авальдинос, — работай, лошара!

Вот только начинать разговор мужчина не спешил. Он лишь спросил где находится комната Смуэль, и мы пошли туда. Друг исчез в дверях, напоследок странно на меня взглянув. Я лишь пожала плечами. И мы с Эбрагендашиор продолжили свой путь, уже по направлению к моей комнате.

— Вы о чем-то хотели поговорить? — Неуверенно начала я.

— Да, — инкуб вдруг остановился, заглядывая мне в глаза, — ты милашка, Марианна, но вместе с тем, ты что-то очень опасное и пугающее, — в первый раз я видела Эбрагендашиор настолько серьезным.

— Что? — Я не могла подобрать слов. В горле будто ком застрял.

— Это Авальдинос наивный дурак, который просто не хочет ничего понимать, — Эбрагендашиор позволил себе легкую улыбку, — но я-то понимаю, что, чтобы создать разумную иллюзию не хватит одних накопителей. Ты должна быть очень, нет, не очень… Безумно сильным магом.

— Э-э-э, — информативно ответила, таращась на друга ректора во все глаза.

— Я не буду сейчас ничего тебе доказывать, это ни к чему. Ты сама все знаешь. Просто мне интересно, ты та, о ком я думаю…

— Я не знаю, что Вы там надумали, — наконец нашла силы, чтобы хоть что-то ответить, — но я уверена, что это чистой воды бред. Да, я не последней силы маг, но не «безумно сильный», как Вы выразились, — и развернулась, чтобы уйти.

— Скажи мне свое настоящее имя! — Донеслось за моей спиной, но я проигнорировала это и продолжила свой путь. Лишь в комнате я успокоилась, упав на кровать. Слезы градом полились по щекам. «Нельзя, чтобы кто-то узнал твою тайну, Марианна», — шептала я себе, чтобы хоть чуть-чуть прийти в себя.

У меня началась самая настоящая истерика. А знаете, что такое истерика? Это когда самом смешно от того, насколько все плохо. Так что я лежала на кровати, судорожно всхлипывая. Через час глаза начала слипаться. Я сопротивлялась, как могла, но все же сон взял свое и я заснула.

ГЛАВА 14. Не ходите на свидания

На следующий день рано утром в дверь моей комнаты постучали. Причем стучали очень долго и навязчиво. И я, как обычно, проклиная всех и вся, встала с постели и пошла открывать дверь. На пороге стоял никто иной, как Кениур Эванс.

— Здравствуй, Марианна, — улыбаясь, как Чеширский кот поздоровался парень, — я хотел подойти к тебе раньше, но начались экзамены и времени совсем не осталось, — Кениур виновато улыбнулся.

— Здравствуй, — я улыбнулась в ответ, плотнее закутываясь в халат, — войдешь?

— Нет-нет, — первый красавчик школы покачал головой, — я просто пришел спросить, — тут щеки парня залил едва заметный румянец. Я невольно умилилась, хорошо понимая его армию фанаток. Он был очень милым и нежным, никаким не «плохим парнем», — в общем, пойдешь со мной на свидание?

— Э-э-э, — я замялась. А почему бы и нет, к слову? Да, мы целовались со Авальдинос, но ничего больше. Ведь так? Я права? — а знаешь, давай!

— Отлично! — Парень весело передернул плечами, и каштановая прядка упала ему на глаза, — Тогда я зайду за тобой сегодня в шесть часов? — Получив утвердительный ответ, парень еще раз улыбнулся и, немного подумав, поцеловал меня в щеку. После чего удалился.

— Хм, — я скептически проводила его взглядом.


С чего бы такой интерес к моей скромной персоне? Да, я довольна симпатичная, но такой парень, как Кениур Эванс должен встречаться с блондинками с ногами от ушей, как Реджина. В прочем, Авальдинос тоже не должен обходить таких девушек стороной. И уж тем более, не целоваться с такой, как я. Хотя, все мы понимаем, что для ректора я временное влечение. Даже я сама это понимаю, хоть и не хочу принимать.

Только сейчас я разрешила признаться самой себе, что Авальдинос мне не просто нравится. Я влюблена в него. Правда, влюбленность для меня не столь сильное чувство. Вот, к примеру, я однажды влюбилась в оперного певца. И да, я действительно считаю, что была влюблена в него. Хотя мы ни разу не общались в живую.

Я счастлива вздохнула, уставившись на календарь. Суббота… Можно еще поспать. Во мне проснулась лентяйка, и я плюхнулась обратно на кровать. Но вот поспать мне не дали. Минут через десять комната вспыхнула синим светом, как это бывает, когда кто-то переходит телепортом, и появился сам ректор, а с ним мой маленький дракончик.

— Здравствуйте, — я сразу вскочила с постели, на ходу вновь надевая свой халат, но на этот раз специально не стала его завязывать. Под ним была очень даже симпатичная ночная сорочка.

— Здравствуй, Марианна, — мужчина громко сглотнул, задерживая взгляд на моей груди, — я тут Доминика привез, — мужчина махнул рукой на дракончика, все так же не отрывая взгляда от меня. Дарктаршикольд сзади возмущенно фыркнул.

— Лапочка мой, это-то она видит, — я кивнула, пытаясь держаться серьезно, но глупая улыбка сама по себе расползалась по моим губам, — ты лучше скажи ей то, что мы с тобой обсуждали все это утро!

— Что именно? — Я заинтересовано глянула сначала на дракошу, а потом на ректора. Ректор заколебался.

— Ну же, Авальдинос, — Дарктаршикольд подлетел к мужчине и дал тому щелбан, — не веди себя, как глупый влюб… — Дракончик не договори, поймав хмурый взгляд Авальдинос.

— На отбивную пущу, — вроде как это было сказано в шутку, но посмотрев на лицо Авальдинос, понимаешь, что да, действительно пустит. Но потом мужичина перевел свой взгляд на меня и улыбнулся, а я, не сдержавшись, улыбнулась в ответ, — так вот, Марианна, что ты делаешь сегодня вечером? — Улыбка в секунду сошла с моего лица.

— А-а-а, — я присел на краешек кровати, — а для чего?

— Ну я…

— Да на свидание он тебе пригласить хочет! — Перебил Дарктаршикольд Авальдинос, взмахнув хвостиком.

— Доминик! — В один голос зашипели мы, а дракончик лишь пожал плечами. Мол «я лишь хотел помочь, ничего личного». Эх, что же им спокойно не сидится. Вот что меня прошлые три года не трогали, а тут сразу двое. Але, притормозите, господа!

— Ну так что? — Мужчина присел рядом, но чуть поодаль. Нет, так дело не пойдет. Я придвинулась к нему чуть поближе. Тот хмыкнул и, схватив меня за руку, посадил меня чуть ли не к себе на колени.

— Честно говоря, меня сегодня уже пригласили на свидание, — я виновата опустила голову, но потом все-таки подняла ее, ведь пауза слишком затянулась. Я тихо ахнула, ведь глаза ректора на миг полыхнули желтым, но буквально на пару секунд, а потом вновь стали ярко-зелеными.

— Кто? — Странным голосом спросил мужчина, придвигаясь ко мне еще ближе. Так, что наши лица оказались в нескольких сантиметрах друг от друга.

— Кениур, — я, как завороженная, смотрела в его глаза, не в силах отвернуться.

— Эванс, — прорычал ректор. Именно прорычал. Я широко распахнула глаза от изумления, а Дарктаршикольд, который все это время молчал, тихо присвистнул.

— Ну ты конкретно попал, мужик, — дракончик подлетел и плюхнулся между нами.

— Скажи, что не пойдешь, — проигнорировал дракончика Авальдинос.

— Но как? Я уже дала ему согласие, как-то стыдно отказываться, — я устало потерла шею.

— Почему ты согласилась? — Через минуты спросил ректор, вновь отпихивая Дарктаршикольд и подсаживаясь рядом.

— А почему бы и нет? — Я просмотрела на мужчину, а тот в свою очередь смотрел на мои губы, — Я свободная девушка, — после этих слов ректор снова зарычал и, повалив меня на кровать, впился в мои губы. Дракончик сзади грозно зашипел, но мне уже было все равно. Я отвечала на эти обжигающие поцелуи с не меньшей страстью, кой получала.

— Стыдоба, — ворчал Дарктаршикольд, — что за люди? Может мне вам еще свечку подержать? — После этого мы оторвались друг от друга, хмуро уставившись на дракончика, — Ясно, ретируюсь, — после этого мой Дарктаршикольд скрылся за дверью ванной комнаты.

— Теперь ясно почему ты не пойдешь с ним на свидание? — Авальдинос хитро улыбнулся и полез своей шаловливой ручонкой мне под халат. Я возмущенно засопела и ударила его по ладони, на что мужчина лишь рассмеялся.

— Я уже дала согласие, — вновь неуверенно пожала плечами, — как-то неловко будет отказать.

— Предоставь эту проблему мне, — мужчина вдруг улыбнулся и встал, направляясь к двери, — и будь готова в семь, я за тобой зайду.

— А что Вы задумали по поводу Кениура? — Крикнула я вслед.

— Ты, — мужчина выразительно поднял бровь, — обращайся ко мне на «ты», Марианна. Согласись, наши отношения уже давно перешли порог адептка/ректор, — мужчина подмигнул, а я, смутившись, кивнула, — ну, а по поводу Эванса, я отправлю его сегодня на практику. На недельку, — и такая хитрющая улыбка на губах.

— Но ведь сегодня воскресенье, и к тому же, учебная неделя, — неуверенно проговорила я.

— Милая, — ласково ответил ректор и, подойдя ко мне, щелкнул по носу, — я-ректор, что хочу, то и творю, — и все также улыбаясь, Авальдинос вышел из моей комнаты, на прощание вновь кинул, чтобы я была готова к семи.

Эх, странные эти ректоры все-таки люди. Первый возмущался, что я что-то творю, а второй сам вытворяет невесть что. Ну, а по поводу свидания… Ну что-что, готовиться буду! И я даже знаю, кто мне в этом поможет…

— Доминик! — Заорала я, что есть мочи.

— А? — Из ванной комнаты вылетел дракончик, — Кого убивают? Где пожар? Ты ранена? — Начались сыпаться вопросы. Но оглядевшись и поняв, что ничего из вышеперечисленного не произошло, уставился на меня, — Хм, что тогда случилось?

— Сам все поймешь, — я схватила Дарктаршикольд за хвост, — герой-любовничек, — добавила я и рассмеялась.

— Не смешно, — фыркнул дракоша, — а ректор твой реально красивый мужик, — обиженно засопел Доминик.

— А я и не спорю. Вот и поможешь мне соответствовать этой красоте, — Дарктаршикольд радостно кивнул и устремился к моему гардеробу. Он так яро перебирал мои вещи, что у меня зародилось подозрения… Кажется, у моего дракончика пунктик по поводу моды!

* * *

Я оглядела себя в зеркале и удовлетворенно кивнула. Вообще, у нас писком моды считаются длинные платья, но когда это я следовала моде? Так что, на мне сейчас был брючный костюм, ранее сворованный у папы. Я лишь подогнала его под себя и все. Волосы я завила, точнее это сделал мой дракоша, который сейчас стоял я придирчиво окидывал взглядом дело рук своих.

— Ого, — наконец одобрил Дарктаршикольд, — законы тебе не писаны, дорогая. Но мне нравится, — дракончик облетел меня, — такая вся из себя «смотри, но не трогай, а то ужалю».

— Ну у тебя и сравнения, — засмеялась я.

Вдруг вспыхнула дымка телепорта и из нее вышел ректор. Как обычно, не предупреждая. На мужчине были брюки и рубашка, волосы он собрал в хвост.

— А если бы я была голая? — Я изогнула правую бровь, глядя на ректора. Тот только грязно усмехнулся, подходя ко мне. От этого внизу животно сладко потянуло.

— Я был бы рад, — Авальдинос наклонился ко мне, целуя шею, — ох, ты не представляешь, насколько рад.

— Эм, — я поспешно отодвинулась от мужчины, — мы идем?

— Конечно, — ректор вновь ухмыльнулся, а в глазах плясали чертики, но все же подал руку, я подхватила ее, — кстати, выглядишь шикарно. И, как обычно, умеешь удивлять.

— Спасибо, — я оскалилась и в этот момент телепорт переправил нас в центр города.

Там, как всегда, было шумно и многолюдно. Молодые пары, держась за руки, гуляли по площади, дети резвились, старики сидели на скамейках, о чем-то мило болтая.

— Пойдем, — Авальдинос потянул меня за руку в противоположную сторону. Я молча двинулась за ним. Мы пришли к ресторану «Эльфиский мир». Эх, сколько приятных воспоминаний связано с этим местом. Не буду даже говорить, что владельцами данного ресторана были эльфы. Мы сели за столик, располагавшийся рядом с окном и сделали заказ.

— Марианна, — тихо позвал меня Авальдинос. Я подняла на него глаза и увидела, что он улыбается.

— Что? — Также тихо спросила я.

— Ты улыбаешься, не переставая, — мужчина с теплотой посмотрел на меня, а я отметила, что, да, я улыбаюсь, как дура, — у тебя очень красивая улыбка, — я рассмеялась, — а смех еще красивее.

— Просто, — я вздохнула, опустив глаза. В этот момент официант принес нас заказ. Я дождалась, пока он уйдет, только потом вновь заговорила, — раньше, мы с папой часто сюда приходили.

— А сейчас?

— А сейчас-нет. Папа слишком занят, — я откинулась на спинку кресла, — я все понимаю, правда, просто… Даже не знаю. Мне его не хватает. Он вроде рядом, но все равно далеко. Наверное, ты думаешь, что я несу какой-то бред.

— Нет, — Авальдинос придвинулась ближе, — я тебя очень хорошо понимаю. Мой отец очень много времени проводил на работе. Да я почтальона видел чаще, чем отца. Нет, я, конечно, люблю его, но все же…

— Хотелось бы, чтобы он был рядом, — вместе произнесли мы. А потом рассмеялись и принялись за еду.

— Эм, — закончив, я отодвинула от себя тарелку и вновь уставилась на мужчину, который поедал стейк с кровью. Хм, у меня всегда эта еда ассоциировалась с настоящим мужчиной, — помнишь, мы говорили про легенду о рубиновом сердце? — Мужчина кивнул, — Я еще тогда хотела спросить… В стихотворении говорилось: «Чтобы путь к сердцу найти, дверь не забудь пройти…». Что за дверь? Где она находится? — После моих вопросов глаза Авальдинос заблестели.

— Есть сведения, что рубиновое сердце находится на вершине скалы Хэлсо, — мужчина отложил вилку с ножом, переводя свое внимание исключительно на меня, — там есть водопад. Я предполагаю, что водопад-это и есть та самая дверь.

— А почему тогда «…Солнечный блик поймай»?

— Ах, да, особенность данного водопада. Это место не просто, оно пропитано магией. Так что, водопад можно увидеть лишь тогда, когда заходит солнце и его блики падают на местность, освещая ее.

— Отпа-ад… — выходила я, а мужчина лишь рассмеялся.

— Действительно, — ответил он, тоже откидываясь на спинку кресла.

* * *

После обеда мы гуляли по центральной площади. Признаюсь честно, так хорошо мне давно не было. Я, оперевшись на руку ректора, лениво плелась и рассматривала проходящих мимо людей. Погода уже была не столь теплой, как раньше, ведь наступали холода, зима не заставляла себя долго ждать.

— Внимание! — Заорал кто-то сзади нас. Мы резко обернулись и заметила народ, столпившийся на одном месте, — Все сюда! — Продолжал верещать голос, видимо принадлежавший пожилой женщине.

— Пойдем, — я потащила Авальдинос за руку ближе к женщине.

— Они придут! — Кричала старушка, взобравшись на стул, — Вы слышите меня? Они уже близко! — Очень прытко, вспрыгнув со стула, она подошла к какому-то парню и, схватив за плечи, начала трясти несчастного, — Нам всем конец, — я, просачиваясь сквозь толпу, подошла к ней очень близко. Тут старуха резко повернула голову в мою сторону, — ты, — прошипела она и начала надвигаться на меня. Я запаниковала и схватила руку Авальдинос крепче, а он притянул меня за талию к себе. Вдруг, женщина резко остановилась, в ее взгляде читался неподдельный ужас, — они уже здесь, — прошептала она.

В этот момент кольцо на пальце Авальдинос начало верещать, я аж отпрыгнула от мужчины. «Взлом защиты академии! Внимание! Произошел взлом! Взлом был совершен магом десятого уровня!». Мою сердце ухнуло в пятки. Ректор что-то громко выругался и, схватив меня за руку, телепортиворовался. Мы оказались у дверей моей комнаты.

— Что произошло? — Я обернулась к мужчине, все так же удерживая его за руку, а второй вцепилась в его рубашку.

— Все в порядке, — Авальдинос улыбнулся и, обхватив меня обеими руками за лицо, притянул к себе и поцеловал, — поцелуй на ночь, — прошептал он, а я отвечала на поцелуй, хватаясь за него, как за спасательный жилет. Слезы уже подступили к горлу.

— Это они, да? — Истерически прошептала я, цепляясь за одежду мужичины сильнее, — Это темные маги…

— Марианна, — ректор пыталась поймать мой взгляд, я же его наоборот, пыталась отвести, — да, это сильный маг, но необязательно, что темный. Ну действительно, что они могли забыть в академии? — Мужчина улыбнулся, яа я грустью подумала, что могли забыть одну непутевую адептку с необычным именем, — Мне сейчас надо идти, а ты посиди в комнате и не выходи никуда, ладно? — Я кивнула, но видимо в моих глазах ректор увидел что-то, что ему не понравилось и не внушало доверия, потому через секунду добавил, — а хотя, для надежности наложу-ка я заклинание на дверь, чтобы уж точно, — я хотела уже возмутиться, но меня нахально еще раз поцеловали и втолкнули в комнату.

— Марианна? — Удивился Дарктаршикольд, — Что-то ты рано… — Начал дракончик, но я его не слушала и бросилась вновь к двери, но та никак не поддавалась.

— Сволочь! — Я пытаюсь ее открыть, но Авальдинос наложил такое заклинание, которое не может открыть никто, кроме того, кто его наложил. Оперевшись на дверь, я сползла по ней вниз. Святой Колдун, он ведь там с этим магом… И, возможно, что этот маг там не один! Лишь бы все было хорошо, лишь бы обошлось. Произносила я эти слова как молитву и сама не заметила, как заснула прямо на полу.

ГЛАВА 15. Маски сброшены, карты вскрыты

Проснулась я на своей кровати. Вскочив с нее, посмотрела на время. Три часа ночи.

— Чего встала? — Вдруг подали голос сзади. Я резко повернулась и лицезрела Дарктаршикольд, сидевшего на подоконнике и делавшего грозный вид.

— Кто перенес меня на кровать? — Я мигом подлетела к нему.

— Кто? — Дракончик тяжело вздохнул, — Да ректор твой.

— Ох, Великий Колдун, — облегченно вздохнула я, — как он себя чувствовал?

— Хромал он, — Дарктаршикольд поморщился, а я вновь запаниковала, — думаю, ногу повредил, но виду пытался не подавать, — дальше слушать я не стала. Выскочив за дверь, бросилась к кабинету Авальдинос. Лишь бы был там! Но даже если нет, я знаю, где находится его дом.

Но мне повезло. За закрытой дверью слышались голоса. Один принадлежал самому ректору, а второй точно Эбрагендашиор.

— Ну и как ты так умудрился? — Пыхтел тот. Я чуть приоткрыла дверь, в свете фонаря виднелись две фигуры. Эбрагендашиор склонился над Авальдинос.

— Замолчи, — простонал ректор, и только тогда я поняла, что… Что-то не так. Я резко раскрыла дверь, мужчины повернули головы ко мне. Опустив голову, я заметила, что нога Авальдинос, начиная от колена и вниз, была вся в крови.

— Великий Колдун… — Я подошла и села рядом с Эбрагендашиор на пол, — Ч-что? — Мой голос дрогнул, — Что произошло?

— Ничего такого, милая, — ректор улыбнулся сквозь боль.

— Ничего такого? — Заворочал инкуб, — Да у тебя чуть пол ноги не оттяпали, придурок! — Авальдинос закатил глаза. Эбрагендашиор продолжил залечивать рану ректора, видимо используя лекарскую магию. В ней я ничего не понимала, поэтому не стану судить.


— Что случилось? — Уже настойчивее продолжила я, — Это были черные маги? Я правда, да?

— Да, — ректор резко выдохнул не то от боли, не то от злости.

— Чего они хотели?

— Малая, — Эбрагендашиор рассмеялся, — ты думаешь, они вели с нами интеллигентный разговор? Нет, они просто напали, но пришли с какой-то явной целью.

— Да чтобы они горели в Бездне, — проворчала я, а ректор, улыбнувшись, взял мою руку в свою. Рана уже перерастал кровоточить и стала зарастать.

— Я усилю охрану академии. Никто больше не сможет ворваться сюда, — мужчина рывком поднял меня, усаживая к себе на вторую здоровую ногу. Он приблизился к моему лицу, Эбрагендашиор снова заворчал, но не тут-то было…

— Дорогой, — в кабинет влетела Элизабет Стюартс, — ты как? — Взволнованно пролепетала она, но когда она увидела меня ее глаза сузились, а губы поджались, — Рузерштерн, вы что тут делаете? И почему на коленях ректора? — Спросила она так, будто я сама туда села, а Авальдинос во всю сопротивлялся. И стоп? Что значит «дорогой»?!

— А разве не понятно, Клар? — Ах, он значит к ней еще и сокращая имя, обращается. Ну все понятно с ними…

— Нет, — буркнула женщина, а я надулась и попыталась слезть с колена ректора, но тот не пустил, крепко обхватив меня за талию.

— Ты спишь с адептками, Авальдинос? — Вдруг прошипела Стюартс, а Эбрагендашиор сзади захихикал.

— Не твое дело, — пропел мой ректор, а я надменно взглянула на учительницу механической магии.

— Как раз мое! — Элизабет встала и, бросив испепеляющий взгляд то на меня, то на Эбрагендашиор, вышла из кабинета.

— Нервная она какая-та, — вынес вердикт Эбрагендашиор, а я согласна кивнула, — утихомирь свою девочку, — после этих слов я возмущенно уставилась на ректора и, не дав сказать ему ни слова, бросилась прочь из комнаты. Ах, вот она как. У них там, наверное, отношения без обязательств… Точно! Так и есть! Из кабинета донесся крик Авальдинос: «Ты придурок? Вот сам ей все и объясняй!».

Сзади меня послышались шаги, я услышала недовольное ворчание Эбрагендашиор.

— Твоя баба-ты и разбирайся, — вот все, что мне удалось разобрать, — да стой ты, дура! — А это уже мне. Я остановилась, возмущенно взирая на Эбрагендашиор, — Ты все не так поняла!

— Ага, конечно, — я фыркнула, — вот скажи, у них так просто секс без обязательств? — Я грозно посмотрена в сторону кабинета Авальдинос.

— Больная что ли? — Эбрагендашиор повертел пальцем у виска, — Будет он с сестрой спать… Ишь что придумала! Инцест в их семье не практикуется.

— С-сестра? — Я потрясенно посмотрела на Эбрагендашиор, а потом на Авальдинос, только вышедшего из кабинета, — Но у нее фамилия другая! — Пыталась возразить я.

— Сестра по маминой линии, — улыбнулся ректор, подходя ближе, — истеричка, — поцелуй в шею, — моя, — совсем тихо добавил мужичина так, чтобы услышала его только я. Удивленно посмотрев на него, я поймала хитрый взгляд.

— Меня от вас тошнит, — видимо все-таки инкуб услышал…

* * *

Вечером, когда я шла к себе в комнату, Эбрагендашиор снова навязался со мной. Авальдинос отправился смотреть на разгром, устроенный в академии после нападения. Я хмуро глянула на рыжеволосого, помня наш прошлый разговор. Но, как ни странно, Эбрагендашиор молчал.

— Ну что, ничего не спросишь? — Не выдержала я, нервно подглядывая на мужчину.

— Не-а, я уже и сам все понял, — ухмыльнулся тот.

— И что же ты понял?

— Ничего особенного, — махнул рукой инкуб, а я облегченно вздохнула, — Аисида, — я подавилась собственной слюной.

— Бред, — я засмеялась. Нервно, — Аисида? И откуда такие предположения?

— Дура, — фыркнул мужчина, — а я не дурак. Слишком сильная, раз откуда-то знала про черных магов, — я изогнула бровь, — Авальдинос рассказал, — Многовато интересуешься про легенду принцессы, ах, да, в прошлый раз слишком сильно заволновалась, когда я завел разговор. Не надо быть гением, чтобы понять.

— И чего ты ждешь от меня? — Я поняла, что нет смысла отрицать это.

— Ничего, — просто ответил мужчина, пожав плечами.

— Что? — Я удивленно посмотрела на него, — А как же рубиновое сердце?

— Он не даст тебе этого сделать, — инкуб остановился, буравя меня взглядом.

— Кто? — Я тоже остановилась.

— Авальдинос, — понизив голос до шепота, ответил он. А потом, подмигнув, ушел прочь, оставив меня стоять там. Запутавшуюся и недоуменную.

* * *

Признаюсь, с утра я караулила этого несносного инкуба около двери. И, как только он появился, чуть ли не налетела на него.

— Ты не прав! — Сходу заорала я, хватая его за рукав.

— В чем? — Эбрагендашиор недоуменно посмотрел на меня, пытаясь тем временем освободиться от моей мертвой хватки.

— По поводу Авальдинос. Он много лет потратил на разгадку этого пазла! Для полной картины осталась только я.

— Малая, — мужчина все-таки освободил свою руку, — ты ждала всю ночь, чтобы сказать мне это? — Я опустилась голову, но ничего не сказала. А что говорить? Так все и было… Всю ночь не спала, но рыжику об этом знать не нужно, — А по поводу нашего любимого ректора… Расскажи ему все и сама убедишься.

— Но девушки с моим именем встречаются раз в несколько сотен лет…

— Он предпочтет спасти мир через триста лет, чем сейчас, но подвергая тебе опасности, — инкуб щелкнул меня по носу и ушел. Снова! Хамло!

* * *

Я злая вышагивала в сторону мужского общежития к Смуэль. Где там мой брат по духу, когда так нужен? Але, мужчина, придите на зов. Стучала я настойчиво, не переставая. Дверь мне открыл сам Смуэль, который, к слову, был не очень-то и одет, а также чертовски сонным.

Я ни говоря не слова, зашла в комнату. Кстати, у Смуэль был сосед, который сейчас во всю храпел. А мне на душе стало так гадко. Все спят, а я этого хама выслеживаю. Так что, не долго думая, я села близко к бедному парнище и… Как заорала! Тот подпрыгнул и перевел недоуменный взгляд на меня. А что? Не спать, так вместе!

— Ни стыда, ни совести. — Констатировал факт Смуэль, присаживаясь на свою кровать и накрываясь одеялом. Я села рядом, тоже залезая под одеяло. Друга я не стесняюсь. Да и вообще я баба не стеснительная, — Что-то случилось?

— Да нет, — рассказывать что-то другу я не хотела. Не хочется его беспокоить, может чуть позже, — просто пришла к тебе.

— А меня зачем было будить? — Возмутился сосед Смуэль.

— А что это ты спишь? — Я с вызовом посмотрела на парня.

— Восемь утра! Воскресенье! — Заорал, как я позже узнала, Лиам и повернулся к нам спиной, накрываясь во весь рост одеялом.

— Придурок, — заворчала я, поворачиваясь к другу. Тот очень внимательно рассматривал меня, а на губах играла веселая усмешка.

— Ты неисправна, — друг покачал головой, все также улыбаясь, а потом заправил мою выбившуюся прядь за ухо, — но что-то точно случилось! Ты так просто на людей не бросаешься, а особенно не покушаешься на сон. Это же для тебя святое! Выкладывай.

— Не бери в голову, — я положила голову на плечо друга, — просто давай чем-то займемся, пожалуйста! — Я подняла молящие глаза на Смуэль.

— А давай! — Тот сразу подхватил идею, — Пойдем к водопаду? — Предложил парень, а я радостно закивала.

* * *

Весь оставшийся день мы провели в нашем «тайном уголке». И когда я уставшая, но счастливая шла к своей комнате, то влетела в чертов телепорт! Он появился прямо на моем пути. Вылетела из него прямиком в кабинет ректора.

— Ой, — пискнула я, плюхнувшись на пятую точку.

— Ой, — вторил мне Авальдинос, — по моим расчетам ты должна была приземлиться на диван. Прости, — он подошел ко мне, подавая руку, а я хмуро зыркнула на него, потирая ушибленную филейную часть, — тебя не было в академии, — это был не вопрос, а констатация факта.

— Да, — согласилась я, садясь на вожделенный диван, а ректор сел рядом.

— А где была? — Перед мужчиной появились два бокала, наполненные вином, одну из которых он притянул мне. Никакой ловкости рук, лишь магия.

— С Смуэль ходили купаться, — я отхлебнула напиток. Вино приятно разлилось по телу, даря тепло и блаженство.

— Адепт Гаверхильд, — мужчина в миг помрачнел, — а чем занимались? — Процедил он, отпивая вино из своего бокала.

— Купались, — сказал я очевидное. Какие вопросы, такие и ответы.

— А еще? — Авальдинос начал закипать. Упс! Заметив это, я ухмыльнулась.

— Ох, ты не предоставляешь, — я в прямом смысле уселась верхом на мужчине. Тот недолго думая, положил руку мне на талию. Я склонилась ближе к ректору, — мы целовались, купались голышом, а потом… Приличные девушки такое не говорят, — под конец моего короткого рассказа я не удержалась и засмеялась. А вот Авальдинос сидел хмурый, как грозовые небо.

— Ха-ха, — издевательски протянул ректор. Вдруг на его лице появилась хитрая ухмылка, — показать, чем приличные девушки не занимаются? — Я вскрикнула, когда мужчина подхватил меня на руки, вставая. Уже через мгновение с помощью телепорта мы оказались, как я предполагаю, в его спальне.

Он кинул меня на кровать, а сам забрался сверху. Коленом раздвинул мои ноги, а сам расположился между ними. Платье задралось, оголяя бедра. Сил сопротивляться не было совсем, наоборот, хотелось притянуть мужчину к себе ближе, почувствовать его всего.

— Ты вообще знаешь, что со мной делаешь? — Простонал Авальдинос, оставляя дорожку поцелуев от моей шеи и до груди.

— И что же? Расскажи, — попросила я, хватаясь руками за его широкие полечи и выгибаясь навстречу поцелуям.

— Я так сильно хочу тебя, — хриплым голосом ответил мужчина, поднимая на меня глаза, — я хочу сорвать с тебя это чертово платье, прикоснуться к коже, поцеловать каждый сантиметр твоего тела. Почувствовать себя в тебе, услышать, как ты будешь кричать мое имя, изгибаться подо мной, — его рука полезла под платье, а я застонала от его прикосновений, — иногда мне кажется, что я одержим. Одержим тобой. Когда ты рядом, я не могу думать ни о чем кроме тебя.

— Святой Колдун, — я потянулась к нему за поцелуем, но неожиданная мысль посетила мою голову, так что я остановилось. Он должен знать.

— Что-то не так? — Все таким же хриплым голосом спросил Авальдинос, — Я сделал тебе больно? — Обеспокоенно посмотрел он на меня.

— Нет, конечно, нет, — прошептала я, — но мне нужно тебе кое-что рассказать, — сердце начала безумно колотить, когда ректор слез с меня и сел на постель.

— Давай, — он улыбнулся, притягивая меня в свои объятия и вновь начиная покрывать мою шею поцелуями. Я заколебалась.

— Я… — я опустила голову, — черт, не думала, что это будет настолько сложно!

— Ты кого-то убила? — С серьезным выражением лица поинтересовался ректор.

— Что? Нет, — я возмущенно посмотрела на мужчину, а тот лишь виновато улыбнулся, — короче, — после этого я наклонилась и грубо вписалась в губы Авальдинос. Мужчина ответил с тем же пылом. Ну, а что? Вдруг в последний раз, — мое настоящее имя — Аисида, — нехотя оторвавшись от ректора, протараторила я.

Повисло молчание. Минута. Две минуты. Три минуты. Четыре минуты. Что-то в комнате стало жарко. Авальдинос открыл рот. Видимо хочет что-то сказать. А, нет, я ошиблась. Пять минут.

— Что? — Ошеломленно спросили у меня.

— Мое имя-Аисида, — шепотом ответила я.

— Секундочку, — попросил ректор, поднимаясь с кровати и направляюсь прочь из комнаты. Я глубоко вздохнула. Его не было минут десять. Когда он вошел, я встрепенулась.

— Я… — Начала я, но меня жестом остановили. Потом легли на кровать, уложили рядом и обняли.

— Спи, — приказал мужчина.

— Но…

— Спи! Мне нужно переварить это все, — возразил ректор, поцеловав меня в шею. «А эти двадцать минут ты что делал?» — проворчала я, но послушно устроилась поудобнее и в голове пронеслась мысль: «Черт, опять мужика обломала…»

ГЛАВА 16. Виталирд.

Солнце светило в глаза, заставляя проснуться. Приподнявшись на кровати, я наткнулась на взгляд изумрудных глаз.

— Виталирд, — произнес Авальдинос и вдруг улыбнулся.

— Что? — Я вопросительно подняла бровь, улыбка мужчины стала еще шире.

— Мое имя, — я изумленно уставилась на него. Неужели… — Виталирд.

— Приятно познакомиться, Виталирд. — Я протянула мужчине ладонь для рукопожатия, — Аисида, — ректор хитро улыбнулся и, схватив меня за руку, дернул на себя. Я оказалось в его объятиях.

— Очень и очень приятно, — прошептала он, целуя меня. Вот сейчас действительно все карты раскрыты.

— Сегодня понедельник, — прошептала я, отстраняясь.

— Я ректор, что хочу…

— То и творю, — закончила я за него, улыбаясь. Мне отвечали той же улыбкой, — но я-то не ректор. Творю, конечно, много чего, но…

— Я выпишу тебе справку о болезни, — он лег, притягивая меня к себе, — побудь со мной.

— Хорошо, — меня уговаривать долго не надо! И к тому же… — нам надо поговорить.

— Поговорить? — Переспросил он, а в глазах-то читалось лукавое «Поцеловать?»

— Да, — твердо ответила я, пытаясь придать себе решительный вид.

— Ну ладно, — глубоко вздохнул Виталирд, — а чем ты хотела проговорить? — Я замялась, не зная как простроить разговор.

— В общем, — приподнялась я, — по поводу рубинового сердца… Что мне нужно делать? — На одном дыхании выпалила я. Для себя я решила, что моя жизнь не столь важна, как миллионы других, которых могут пострадать из-за черных магов!

— Что? — Изумленно прошептал он, тоже приподнимаясь.

— Что мне нужно сделать, чтобы… — начала я подбирать слова, — разбить сердце?

— Не смей, — вдруг прорычал Виталирд, я подняла на него глаза и тихое «ой» застряло в горле, но до губ не дошло. Глаза ректора вспыхнули желтым, — не смей даже думать об этом! Это опасно!

— Виталирд, твои глаза… — я кивнула, и мое «ой» все-таки вырвалось.

— Не переводи тему! — Прикрикнул Авальдинос.

— Но ведь, — я схватила его руку, — ты сам говорил, что ради этого стоит пожертвовать!

— Но не тобой! — Проорал он, заглядывая мне в глаза.

— Почему? — Изумленно прошептала я, откидываясь на назад.

— Неужели ты до сих пор не поняла? — Также тихо прошептал ректор, вставая с постели и направляясь к двери, которая ведет, как я предполагаю, в ванную.

Как только дверь за ним закрылась, я, тяжело вздохнув, тихо выругалась про себя. Я уверена, что разбив сердце, поступлю правильно! Но как это доказать Виталирду? И это получается, что Эбрагендашиор оказался прав? Приплыли…

* * *

Хм, Авальдинос нет уже минут пятнадцать. Что он там делает? Злится? Может позвать?

— Виталирд, — заорала я во всю глотку. Ответ не последовал. Я встала и подошла к двери, — Виталирд, — на этот раз тише позвала я, стучась в дверь. И снова ноль реакции. Он что это, получается, игнорирует меня? Может еще и обиделся? — Молчишь? Ну и молчи! — Я ударила дверь ногой, при этом возмущенно фыркая.

Я вздернула носик, пытаясь придать себе надменный вид. Ха, я тоже умею обижаться! С высоко поднятой головой я активировала телепорт. Конечно, он у меня получается не таким хорошим, ибо я не могу вкладывать в него всю силу моего имени. Такой всплеск энергии может привлечь много внимания. Но тем не менее, не такой он у меня и хилый! Оказалась я у себя в комнате с растрепанный прической, а-ля «сколько я вчера выпила?» Ладно, может и хилый… Тяжело вздохнув, я пошла в ванную, чтобы хоть как-то привести себя в порядок и отправиться на занятия.

* * *

— Адептка Рузерштерн! — Заорала прекраснейшая рыжеволосая женщина, стоящая напротив меня. Что-то сегодня все орут…


К слову, сейчас была пара по механической магии и Элизабет Стюартс взглядом пытались выжечь во мне дыру, — Позвольте спросить, о чем Вы, пустоголовая, думаете? — Прошипела сестра ректора так, что Самуэль, сидящий рядом со мной, поежился.

— Я… — Договорить мне не дал строгий голос, раздавшийся по всей академии. «Адептка Рузерштерн, немедленно в мой кабинет!» — приказал никто иной, как Виталирд Авальдинос. Я тяжело вздохнув, начала собирать вещи в сумку. Элизабет возмущенно фыркнула, но все-таки оставила меня в покое, продолжая вести лекцию.

— Что опять натворила? — Прошептал Самуэль, с интересом глядя на меня.

— Сама пока не знаю, — еще раз тяжело вздохнула я и, попрощавшись, вышла из аудитории.

Направилась я примяком в кабинет ректора. Всем свои видом пытаясь показать какая я бесстрастная, что мне все равно… Но, честно говоря, в душе я ликовала, ведь сегодня специально надела самое короткое, облегающее, сексуальное («дальше продолжать?») платье. Парни заинтересовано оглядывались, некоторые открыто пялилась, а самые смелые даже подходили.

Раньше я всегда одевалась очень скоромно, поэтому это был фурор, когда я появилась на занятиях в черном обтягивающем платье. Но сегодня был повод, так что можно. Позлить одного несносного ректора! Я постучалась в дверь, не прошло и секунды, как она распахнулась и меня, схватив за талию, втащили в кабинет.

— Здравствуйте, — официально поздоровалась я, отходя от мужчины на шаг, — Вам что-то нужно? — Виталирд от такого опешил.

— Сдурела что ли? — Покрутил пальцем у виска мужчина, — И вообще, ты куда делась? — Прикникнул ректор, буравя меня взглядом. Пока его глаза ниже лица не спускались.

— А сам-то? — Возмущенно засопела я, — Заперся в ванной комнате и игнорировал, когда я звала тебя! Что мне еще оставалось делать?

— Ох, прости, — мужчина тяжело вздохнул, — я телепортировался в город, чтобы купить тебе… — взгляд ректора наконец- то спустился ниже моего прекрасного чела, — Что это на тебе? — Закричал ректора, делая шаг ко мне.

— А что? — Лучший способ защиты-атака, — Не нравится? Фигура не очень, да? Что тебе еще во мне не нравится? — Но ректор на мои игры не повелся. Он схватил меня за руку, дергая на себя и прижимая сзади.

— Нравится, — его теплая ладонь легла на бедро, там где заканчивалось платье, — но в таком виде тебя должен видеть лишь я, — прорычал он мне на ухо, обдавая горячим дыханием. Ох, а ректор у нас еще и собственник. Я тихо застонала, надеясь, чтобы он не услышал.

— Уверен? — Все-таки нашла в себе силы съязвить.

— Абсолютно, — ответил Виталирд, в голосе слышалась явная насмешка. Его рука двинулась вверх по моему бедру, я прижалась к нему сильнее, чувствуя как что-то упирается мне чуть ниже спины. И я даже знаю что.

— Виталирд, — прошептала я, поворачиваясь и прижимаясь к нему всем телом. Мужчина подмигунул, отходя от меня. Так, стоп! Что? — Виталирд! — Я возмущенно топнула ногой, а мужчина на это лишь злобненько так усмехнулся, присаживаясь на стул. Это выбесило меня еще больше, — Знаешь кто ты, Авальдинос? — Кричала я, махая руками. Ректор встал со своего места, злобно глядя на меня.

— И кто же? — Рявкнул мужчина в ответ, — Просвети меня!

— Сволочь ты, вот кто!

— А ты стерва!

— Козел зеленоглазый!

— Психопатка брюнетистая! — Скопировал мою интонацию Авальдинос, скорчив гримасу.

— А ты… ты… — я замялась, лихорадочно подбираясь слова.

— Ну давай, — вдруг мужчина сделал шаг ко мне, — кто же я? — Тут я потеряла дар речи, ибо столь проникновенные глаза смотрели прямо на меня с нескрываемой нежностью.

— Дурак ты, — проворчала тихо я, опуская голову и пялясь на мужские ботинки, чей обладатель уже находился совсем близко. Я чувствовала его дыхание на своей щеке.

— А ты моя маленькая несносная девочка, — Авальдинос ухмыльнулся и сгреб меня в охапку, прижимая к себе, да так, что у меня, кажется, ребра треснули. Отраснинившись от меня, он направился к своему столу, — Иди сюда, — он поманил меня пальцем к себе. Я подошла, надеясь на продолжение банкета, но не тут-то было, — черт, мне все-таки срочно нужен холодный душ, — проворчал Авальдинос. Из этой фразы я поняла, что продолжать мы не будет.

— Что такое? — Спросила я, тихо посмеиваясь.

— Повернись, — попросил мужчина, а я повиновалась. Вдруг кожи коснулось что-то холодное. Опустив взгляд вниз, я восторженно вздохнула. На моей шее висела прекраснейшая золотая подвеска в виде сердечка, — это артефакт, настроенный на меня. С помощь него ты можешь связаться со мной или телепортироваться ко мне, где бы я не находился, — я, как завороженная смотрела на артефакт.

— Спасибо, — наконец-то сумела прошептать я, поднимая глаза на мужчину.

— Не за что, — улыбнулся мужчина. Он просто стоял и, улыбаясь, смотрел на меня. И тут мне в голову ударила мысль. Он всегда первый целовал меня, я же никогда не делала первый шаг, а что если…

— Что ты сделаешь, если я поцелую тебя? — Улыбнулась я, заглядывая в глаза цвета изумруда, и снова утопая в них.

— Хм, — Виталирд сделал вид, будто задумался, — поцелуя тебя в ответ, — его улыбка стала еще шире. Я встала на носочки и, притянув к себе мужчину, коснулась губами его.

Он ответил, прижимая меня к себе. Этот поцелуй был не похож на все остальные. В нем не было страсти, а была лишь нежность.

— Кхм, — сзади нас кто-то кашлянул. Я мысленно взвыла, но все-таки нехотя оторвалась от ректора. Тот выглядел не менее хмурым, — я, конечно, понимаю все. Романтика и так далее, но сейчас я бы хотел посмотреть на что способна Деманика, — спокойно сказал Эбрагендашиор, а мой дракончик согласно кивнул. Стойте! А что здесь делает Доминик?

— Так ты все знал? — Прошипел ректор, буравя взглядом инкуба.

— Догадался, — усмехнулся тот, махнув рукой, — ну, а сейчас пойдем? — Пропел Эбрагендашиор, не обращая внимания на наши хмурые лица, — Ну давайте, детки, вперед и с песней! — Я убью этого несносного инкуба, и меня, Бездна его подери, оправдают!

* * *

Мы направились в тренировочный зал. Эбрагендашиор и Доминик просто сияли от счастья, дракончик даже сделал пару сальто в воздухе.

— Стойте, а откуда ты узнал, что я все рассказала Сто…

— Виталирду, — мягко вставил Эбрагендашиор, а я подняла на него удивленные глаза.

— Окуда ты знаешь его имя? — Виталирд сзади тихо рассмеялся.

— Он рассказал мне это, когда нам было по четырнадцать, — довольный собой вставил инкуб.

— Ты выпытал его, — вновь рассмеялся ректор, кладя руку мне на плечо.

— Может быть, — пожал плечами рыжик, — это не имеет значения.

— Ладно, но все-таки, как ты узнал, что я все рассказала Виталирду?

— Ты думаешь я вчера вечером не видел Авальдинос, неравно расхаживающего по комнате. Поверь, это случается редко, — инкуб подмигнул мне, — ну еще я слышал ваши голоса, — я уже было хотела возмутиться, но ко мне подлетел Доминик, прижимаясь к боку.

— А ты откуда знал, сорванец? — Я улыбнулась своему дракончику, получив ответный оскал.

— Мари… тьфу ты! Аисида, не забывай, что я частичка тебя, — дракончик вновь сдалал сальто в воздухе, — я знаю все твои секреты, — мои глаза округлились, а фраза «Все твои секреты» эхом отдалась в голове. Я нервно взглотнула, про себя подметив, что Дарктаршикольд злить не буду.

— Ну ладно, — хлопнул в ладони Эбрагендашиор, когда мы остановились у дверей тренажерного зала. Он распахнул двери и мы все вмести вошли туда.

* * *

— Ладно, что ты хочешь, чтобы я сделала? — Уже в третий раз спросила я инкуба, а тот лишь отмахивался, погруженный в свои думы.

— Эбрагендашиор! — Не выдержал Виталирд, схватив друга за руку.

— Ну что? — Тот все-таки удосужил нас взглядом, — Не видите, я думаю! — Я развела руками, мол «Ну извините меня, пожалуйста! Такую вот несносную!»

— Ладно, думай сколько влезет, — Виталирд начал медленно закипать, — но зачем тебе проверять способности Аисиды? — Мужчина сжал кулаки.

— Просто интересно, — пожал плечами рыжик, — ничего такого, друг, — инкуб хлопнул ректора по плечу.

— Если ты думаешь, что она…

— Нет, успокойся, — Эбрагендашиор рассмеялся, — я знаю, что ты этого не допустишь.

— Молодец, — Виталирд запустил пятерню в волосы, я невольно залюбовалась им. Из раздумий меня вывел толчок дракончика.

— Ты слишком открыто пялишься, — шепнул он, кивая на Авальдинос.

— Ну ладно, Аисида, иди сюда, — меня схватили за руку, вытягивая в центр зала, — выпусти всю свою силу, цветочек, — я хмуро глянула на инкуба.

— Еще раз меня так назовешь и сам станешь растением, — Эбрагендашиор на это лишь белозубо улыбнулся и жестом показал начинать, — стой, если я выпущу свою силу, то это могут почувствовать… нежеланные гости, — вяло вставила я.

— Не волнуйся, на академию наложена сильная защита. Моя и Виталирда, — Эбрагендашиор подмигнул, — так что все хорошо, — после его слов я немного успокоилась.

Без слов развернулась к ним спиной и наконец-то за столь долгое время спокойно выдохнула, освобождая всю ту мощь, которую хранила в себе. По телу разлилось тепло, начиная с кончиков пальцем и заканчивая макушкой. Глаза прикрылись, а губы приоткрылись, внимая столь приятным ощущениям.

Комнату ослепило голубое свечение. Оно хотело вырваться наружу, стать свободным… и я ему это позволила. Я отпустила, освободила его. Вдруг, защитное поле тренировочного зала дрогнуло и пошло рябью. Так, стоп! Защитное поле?! Кажется, я попала… Моя же сила оттолкнулась от непроницаемой стены и полетело в меня, отшвырнув к дальней стенке. Больно…

— Деми! — Заорал Доминик, подлетая ко мне. За ним потянулись и все остальные.

— Ой, — Эбрагендашиор виновато озарился по сторонам, — кажется, я забыл убрать защитное поле зала… — Виталирд подлетел ко мне, укладывая мою голову к себе на колени. Я застонала, ибо внутри как будто происходила целая битва. Нет, побоище! Я не могла пошевелить даже кончиков пальцев.

— Деми, ты как? — Авальдинос положил мою голову к себе на колени.

— Я сейчас сдохну, — выразилась я, совсем не как леди. Но сейчас, честно говоря, было все равно, — тараканов тебе в глотку, упырь несчастный, — а это уже было адресовано Эбрагендашиор.

— Прости, такое больше не повториться! — Заверил меня инкуб, а я вспоминал себя, когда натворив очередную пакость, с невинными видом завывала Хаваргадису «я так больше не буду-у».

— Придурок, — прошипел Авальдинос, зло глядя на друга.

— Черт с тобой, — проворчала я, пытаясь приподняться, но обессиленно упала обратно. Виталирд, ни слово не говоря, подхватил меня на руки, — похоже демонстрацию способностей придется отложить на завтра.

— Стой, — Эбрагендашиор просиял и восторженно вскинул руки, — ты была на высоте! Этот свет нас чуть не ослепил! Ты чувствуешь свою силу? — Настойчиво спросил инкуб. Я прислушалась к себе и поняла, что, да, чувствую.

— Да, — прошептал я, кладя руку на живот. Там как будто вспыхнул небольшой огонек, но он не обжигал, а лишь согревал.

— Отлично, — беззвучно прошептал Эбрагендашиор, проходя мимо нас. Он вышел из зала, бросив что-то неразборчивое на прощания.

— Куда мы? — Спросила я у ректора, когда тот тоже вышел из тренировочного зада, но направился совсем не ко мне в комнату.

— Ко мне, чтобы ты отдохнула. Тебе надо полежать, — спокойно ответил ректор.

— У меня есть своя постель, — притворно заворчала я.

— Знаю, но мне нравится, когда ты в моей, — на это заявления я широко улыбнулась, но попыталась спрятать улыбку, уткнувшись в грудь Виталирда.

ГЛАВА 17. Любовь на древнем языке

Прошел месяц. Месяц, полный блаженства и счастья. Виталирд был рядом почти все время. И я…я просто пропала. Каждый раз я тонула в этих изумрудных глазах. Каждый раз, находясь рядом с ним, я хотела зарыться пальчиками в его черные, как смоль волосы. Каждый раз я хотела притянуть его ближе и впиться губами в его. Каждый чертов раз я хотела стянуть с него эту проклятую бездной одежду.

Правда не все было гладко в раю. Все чаще я ловила на себя странные взгляды Эбрагендашиор. А еще я чувствовала, что отношения Смуэль ко мне изменилось, после того, как он узнал о Виталирде. А может быть есть и другие причины… Не знаю.

— О чем думаешь? — Прошептал мне Авальдинос на ухо, когда проходил мимо моей парты.

— Да так, — я улыбнулась, получив ответную улыбку.

— А если честно? — Продолжал докапываться ректор. Со стороны послышались рычания однокурсниц, которые уже начали догадываться о моих отношения с Дакаром.

— Я соскучилась, — хищно улыбнулась я, уйдя от ответа.

— Я тоже, — он лукаво усмехнулся, а грязные мысли вновь посетили мою голову. Каждый раз нам что-то мешает! То какой-то несносный адепт что-то натворит, то ректора кто-то срочно вызывает, нам даже как-то пришлось вытаскивать Дарктаршикольд из прутьев лестницы, ибо он там застрял, и все это под громкий смех Эбрагендашиор, — но мы еще поговорим о том, что тебя так тревожит, — продолжил ректор и все-таки отошел от моей парты. Я глубоко вздохнула, продолжая слушать лекцию.

* * *

— Вот ты где! А я ищу тебя, — подкараулил меня у комнаты Эбрагендашиор.

— Вообще-то у меня были лекции, — приподняла бровь я.

— Точно, — протянул инкуб, бесцеремонно входя в мою комнату, не дожидаясь приглашения.

— Так что ты хотел? — Спросила я, подходя к окну и садясь на подоконник.

— Ты не передумала… ну, разбить сердце, — осторожно спросил Эбрагендашиор. Я ошеломленно просмотрела на него.

— Нет, — твердо ответила я, — но как же Виталирд? — Я понизила голос до шепота.

— А мы сделаем так, что он и не узнает, — также шепотом ответил мужчина.

— Но, — я замялась, — как мы это сделаем?

— Доверься мне, — Эбрагендашиор сжал мою руку и сразу же отпустил, — будь готова в шесть утра. У входа в академию, — Он уже отправился к двери, но я окликнула его.

— Хорошо, — выдохнула я.

— Деми, — вновь повернулся ко мне инкуб, — все будет хорошо. То, что произойдет после того, как ты разобьешь сердце никому не известно, но… я верю в лучшее. И ты поверь.

— Я постараюсь, — прошептала я уже в спину уходящему инкубу. Посидев так пару минут, я стремительно встала и выбежала из комнаты, направляясь прямиком в мужское общежитие. Попрощаться с Смуэль. А с Виталирдом у меня другие планы и сегодня нам точно никто не помешает.

— Смуэль! — Я начала настойчиво стучать в дверь. Не прошли и пары секунд, как она распахнулась. Меня схватив за руку, втолкнули в комнату.

— Я скучала!

— Нам надо поговорить! — Одновременно воскликнули мы.

— Что?

— Что?

— Ничего, — пожала плечами я, подходя в другу и обнимая его, — я просто скучала. Очень.

— Я тоже скучал, — парень прижал меня сильнее и зарылся носом в мои волосы, — но нам действительно надо повторить. Точнее, я должен тебе кое-что сказать.

— И что же? — Я немного отстранилась, чтобы видеть лицо друга. Светлые волосы растрепанны, а под глазами залегли мешки.

— Я…как сказать…вообщем-то… Вот! — И тут его губы впились в мои. Смуэль обхватил мое лицо руками. А я…я стояла в шоке, не в силах пошевелиться. Тут парень также быстро отстранился от меня, — Прости! Я не сдержался и… — я не дала договорить другу, просто напросто обнимая его.

— Все хорошо, — прошептали я. На глаза начали наворачиваться слезы, — все в порядке. Ничего страшно не произошло, — начала успокаивать не то себя перед завтрашним днем, не то Смуэль.

* * *

— Виталирд, — шепотом позвала я мужчину, входя в его кабинет. Он сидел за столом, сосредоточенный на какой-то бумаге.

— Как ты? — Мужчина поднял на меня взгляд, улыбаясь.

— Отлично, — прошептал я, подходя к нему и усаживаясь на колени, — а ты? — Целую его в шею.

— Не просто отлично, — он тянется к моим губам, — а потрясающе, — нежный поцелуй, от которого на глазах наворачиваются слезы. Я прижимаюсь к Виталирду ближе, пытаясь почувствовать его каждой клеточкой своего тела.

— Пойдем, пожалуйста, — всхлипываю я, хватаясь за его рубашку, — пойдем к тебе. Ты мне нужен, — я пробираясь руками под его рубашку. Уже через секунду мы оказались в его комнате.

Потянув меня за руку, он ложится на кровать, увлекая меня за собой. Я оказываясь верху. Его руки обвиваются вокруг меня, и в этом момент я не могу думать ни о чем другом, кроме этого мужчины.

Он переворачивается, подминая меня под себя. Ощущать все его тело на себе невероятно. Руки Виталирду потянулись к застежке моего платье, и через минуту оно слетело с меня. Виталирд сел на колени и сжал в кулак свою рубашку позади шеи, сдирая ее через голову, и бросаю вслед за платьем. Воздух покинул легкии. Я с нескрываемым восторгом смотрела на ректора. При свете луны он был еще красивее.

— О чем задумалась? — Прошептал он, целуя мою нижнюю губу.

— О том, насколько ты прекрасен, — не стала кривить душой, честно отвечая на вопрос.

— Это ты прекрасна, — шепчет Авальдинос, прокладывая дорожку поцелуев вниз по моему телу. Я, постанывая, изгибаюсь в его руках, нащупываю застежку моего лифчика и, расстегнув его, снимаю, — эй, я хотел это сделать! — Обиженным голос проворчал Виталирд, но в этот же миг его рука сжимает мою грудь.

— Ох, — я откидываю голову, прижимаясь к мужчине ближе. Я не успеваю опомниться, как мы уже оказываемся полностью раздетыми. Мы в нашем мире. В мире, где нет никого. Только он и я. Его изумрудные глаза смотрят прямо в мои, а тела сливаюсь в одно целое.

Я испытываю небольшую боль, но это ничто по сравнению с теми ощущениями, что Виталирд дарит мне.

— Аисида, — шепчет Авальдинос, смотря мне прямо в глаза.

— Скажи что-то, — шепотом прошу я его. И он говорит. Он говорит на языке, который я не понимаю. Но я понимаю лишь одно — эти слова очень важны. Как для него, так и для меня.

— Diligo te tantum. Amo te, die ac nocte, cras, nunc, et semper. Ego amo te, ad solis occasum, et in aurora. Im ' iustus iens ad amorem in perpetuum, si te exire ad me.

Я так люблю тебя. Я люблю тебя и днем и ночью, завтра, сегодня, всегда. Я буду любить тебя на закате и на рассвете. Я просто буду любить тебя всю жизнь, если ты мне это позволишь.

— Что это значит? — Я хватаюсь за его слова, как за якорь.

— Лишь одно, — он целует меня в щеку, переплетая наши пальцы, — я так отчаянно и чертовски сильно влюблен в тебя, Аисида, — я до боли сжимаю его в своих объятиях. Слезы катятся по моим щекам.

— Я тоже влюблена в тебя, — я целую его везде, куда могу дотянуться, — безрассудно влюблена, — эти слова вырываются с громким стоном, унося меня в мир блаженства и тепла.

* * *

Я лежала на груди Виталирда, обводя пальчиком его тату. Немного ниже живота у мужчины было набито какое-то слово на неизвестном мне языке. Но этот язык не был похож ни на один человеческий. Это скорее, были руны, нежели буквы.

— На каком это языке? — Я приподымалась, заглядывая в глаза Виталирду.

— Демонический, — спокойно ответил ректор.

— Что? — Ошеломленно прошептала я. У меня есть на это причины, ведь демонический знают и понимают только демоны!

— Да, — хитро улыбнулся Авальдинос.

— Милый, ты демон? — Да, эта фраза слишком странно звучит. Было бы весело, если Виталирд сейчас ответил: «Милая, а ты ведьма?»

— Наполовину, — пожал плечами мой ректор.

— Что? — Вскрикнула я, садясь. И, если вы подумали, что я испугались, то вы глубоко ошиблись. Это же так круто! Демон! Живой демон! Мой демон!

— Тебе это пугает? — Обеспокоенно спросил мужчина.

— Издеваешься? Конечно, нет! А хвост у тебе есть? — Я попыталась перевернуть мужчину на спину, чтобы получить ответ на свой вопрос.

— Только в демонической ипостаси, — рассмеялась Авальдинос, привлекая меня к себе и целуя.

— Покажешь? — Я с восторгом смотрела на своего демона. Это, кстати, и объясняет, что когда Виталирд злиться, его глаза желтеют.

— Как-нибудь потом, а сейчас спи, принцесса — мужчина целует меня в лоб. После этой фразы грусть накатила новой волной, ведь потом для меня может и не наступить…

— Хорошо, — я вновь улыбаюсь, прогоняя все мысли прочь, и ложусь обратно на грудь ректора. Я и не замечаю, как засыпаю…

* * *

5:15 утра.

Я стою уже одетая. Бросаю последний взгляд на спящего мужчину и через силу заставляю себя выйти из комнаты. Так хочется обнять, поцеловать его напоследок, но понимаю — проснется. Эбрагендашиор уже ждал меня на главной лестнице академии.

— Чего так долго? — Инкуб недовольно сопит, возясь с амулетом передвижения.

— Опаздала всего на пятнадцать минут, — пожала плечами я, подходя к рыжему ближе.

— Всего?! — Прикрикнул Эбрагендашиор, — Женщины… — устал дополнил инкуб, — все, готово, — мужчина поднял амулет на уровне глаз, — готова?

— Нет, — честно ответила я, — но нужно. Давай, — махнула я рукой.

— Стойте! — Мы дружно повернули голову в сторону прекрасной рыжеволосой женщины. Элизабет была сегодня очень старанно одета. Черные джинсы, черная блузка. Непривычно видеть ее в таком образе. — Неужели решили провернуть это все без меня?

— Как ты догадалась? — В шоке прошептал Эбрагендашиор. В ответ рыжеволосая лишь хитро улыбнулась.

— Как ты мог! — Опомнившись, прикрикнула Стюартс, — Не вы одни вложили в это дело всю душу! Я столько лет потратила на разгадку этой тайны!

— Знаю, прости, — протороторил инкуб. Я с интересом следила за их диалогом, — просто сейчас все надо сделать быстро, пока Виталирд не просек.

— У нас четыре минуты. Не спрашивай откуда я это знаю, — женщина иронично приподняла бровь, — а, хотя, ладно, скажу. Видишь эту милую вещицу на шею Аисиды. Виталирд подарил? — Я ошеломленно кивнула.

— Так вот, там есть следящеее заклинание, помимо связывающего. Братик знал, что ты во что-то точно вляпаешься! Так что… когда Виталирд проснется…, а его будильник прозвенит через…упс, уже 3 минуты. Он почувствует, что его ненаглядная где-то далеко. И не сложно догадаться где, когда он заметит, что и лучший друг куда-то пропал.

— Нужно снять артефакт! — Эбрагендашиор бросился ко мне, а точнее к моей шее.

— Не так быстро, — Элизабет ухмыльнулась, — замок не откроется без разрешения дарителя.

— Черт, — дружно выругались мы.

— Да-да, почти угадали. Так что, Эбрагендашиор, пора и портал открыть. И я с вами! Без возражений!

Эбрагендашиор горестно вздохнул, но все же активировал амулет. И вот уже перед нами открывается прекраснейший вид на водопад. На тот самый волшебный водопад — вход в пещеру принцессы Аисиды…

За латынь просьба не бить, учила я ее давненько, могла чего-то неправильно составить. Если заметили ошибку, напишите в личные сообщения

ГЛАВА 18. Пожалуйста, не надо

На горе Хэлсо солнце начинало заходить за горизонт. Странно, у нас в Академии только утро, а здесь день уже подходит к концу. А это означает лишь одно… скоро откроется вход в водопад. Дорога к рубиновыму сердцу. Направление к разгадке легенды. Путь к спасению людей. Скоро все закончится…

Тем временем в Академии. Высокий темноволосый мужчина бежал по коридорам учебного заведения, задевая еще сонных адептов, которые спешили на пары. Он остановился у нужной комнаты и бесцеремонно начал барабанить в дверь.

— Гаверхильд, открой! — Крикнул Виталирд, продолжая издеваться на дверью. За ней послышались тяжелые шаги. Дверь распахнулась и перед ректором предстал сонный адепт. Упс, кажется он попал… Решил прогулять пару и вот те на…

— Магистр, а я вот… — начал было оправдываться Смуэль.

— Марианна у тебя? — Резко перебил его Авальдинос.

— Что? В смысле? — Блондин недоуменно уставился на ректора, — Вчера, когда мы с ней попрощалось она сказала, что идет к Вам.

— Она и пришла, — мужчина нервно запустил пальцы в волосы, — но утром ее уже не было. И самое ужасное, я не чувствую ее. Следящее заклинание тоже не может ее найти. Нужно время.

— А, — Смуэль замялся, подыскивая слова. Парень был готов сорваться с места и побежать на поиски подруги, — у Вас вообще нет никаких предположений? — Адепт с надеждой посмотрел на Виталирда.

— Есть, — Глаза ректора вмиг пожелтели, но в ту же секунду вновь стали зелеными, — черт, — ректор выругался и, резко повернувшись, устремился в другую сторону.

— Стойте, — Смуэль побежал за ректором, — я с Вами. Марианна моя подруга и…черт возьми, объясните мне, что происходит, — отчаянно прошептал парень.

— Ты в пижаме, — не поворачивая голову к адепту, заметил Авальдинос.

— Не столь важно, — Гаверхильд махнул рукой, — пожалуйста, Магистр Авальдинос.

— Хорошо, по дороге расскажу, — тяжело вздохнул Виталирд.

— Хорошо. Стойте, а куда мы идем? — Парень недоуменно осмотрелся, ведь осознал, что по этому коридору академии он еще не ходил.

— Проверять мою догадку. К одному рыжему оболтусу, — прошипел ректор.

— А если Ваша догадка окажется верной…

— В Академии появится один труп, — гадко улыбнулся Виталирд, ускорив шаг.

* * *

— Мне конец! — Отчаянно воскликнул Эбрагендашиор.

— Почему? — Я недоуменно посмотрела на инкубат, который вмиг побледнел на три тона.

— Я только что почувствовал, что защиту моей комнаты взломали. Это Виталирд, — пропищал мужчина. Ого, не думала, что он умеет издавать такие звуки, — он уже понял, что в твоей потере виноват я.

— Не веди себя как баба, — закатила глаза Элизабет, осматривая вход в водопад. как только солнце взошло, мы заметили дверь. Дверь! Дверь в скале! Ну это, как минимум, странно, — ладно, думаю, все чисто. Может заходить, — она первая вошла, поманив нас за собой.

— Не как баба, а как потенциальный покойник, — пробурчал Эбрагендашиор, замыкая нашу цепочку.

— Ох, точно, — Элизабет мечтательно вздохнула, — сначала он тебя убьет. Мучительно. Потом расчленит, — Эбрагендашиор громко взглотнул, — я помогу ему намотать твои кишки на…

— Все, хватит! — Прикрикнул инкуб. Я не удержалась и громко засмеялась.

— А ей смешно, — проворчал рыжик.

— Отстань от девочки. Ей сейчас и так не легко, — Элизабет мне улыбнулась.

— Эй, мадам, — Эбрагендашиор поднял одну бровь, — а с каких это пор ты так хорошо относишься к Аисиды? Помнится, в первые дни ты ее убить была готова, — Элизабет недовольно цокнула языком на заявления друга.

— Я просто не люблю, когда используют моего брата, — прошипела женщина. Я возмущенно уставилась на нее, — я тогда так думала. Сейчас я так не думаю, правда. Прости, Аисида.

— Все в порядке, — я тепло ей улыбнулась, получив такую же ответную улыбку, — я тоже виновата.

— Нет, — Элизабет остановилась, взяв меня за руку, — ты не виновата. К тому же, я увидела, как мой брат смотрит на тебя?

— И как же? — Я на миг затаила дыхание.

— Как будто ты океан, а он не прочь бы утонуть, — я застыла, не зная, что сказать. Я просто не могла подобрать слов. Вдруг, мы услышали громкий хлопок. Резко повернув голову в сторону звука, мы увидела как тяжелый камень отодвигается, открывая вход в очередной проход.

— Пойдем, — Элизабет вновь без страха прошла внутрь.

— Сумасшедшая, — пробурчат Эбрагендашиор, хватая меня за руку и тоже ведя в том направлении. Я громко хмыкнула.

— Вот это да, — как только мы оказались на месте выдохнула я.

— Крастота, — согласилась женщина. Перед нами расстилался небольшой водопад прямо в центре пещеры, внизу в углублении была вода.

— Кажется тут достаточно глубоко, — проговорил Эбрагендашиор, опускаясь на колени рядом с водой.

— Где-то тут должно быть сердце, — задумчиво прошептала я, оглядывая пещеру.

— Аисида, берегись! — Вдруг закричала Элизабет. Я едва успела отклониться от заклинания, летящего в меня.

Перед нами стояли три черных мага. Мужчины были облачены в черные плащи, а длинные волосы у всех были собраны в хвосты.

— Вы не понимаете, что творите, глупцы! — Закричла один из них, видимо самый главный, — Вы не должны этого делать.

— Что вы имеете в виду? — Я поднялась на ноги и с вызовом посмотрела на магов. Одновременно с этим я за спиной сплетала сильное проклятие, чтобы если что, бросить его в магов.

— Вы не должны разбивает сердце, — вперед вышел уж совсем молодой маг. Парень, кажется, был одного со мной возраста.

— Это еще почему? — Эбрагендашиор нахмурился, вытаскивая меч из ножен.

— Потому что вы не знаете всей истории, — вновь подал голос главный, — вы не знаете всей правды.

— Ну конечно, — фыркнул Эбрагендашиор, — мы не собираемся останавливаться.

— Тогда нам придется остановить вас, — прошептал прежде молчавший маг, — мы не хотели это, — в этот момент он бросил в нас сильнейше заклинание стазиса. Но мы сумели вовремя отскочить.

Я начала лихорадочно высматривать сердце, но его нигде не было. Вдруг что-то в воде заискрилось. Я напрягла зрение и заметила, что поверхность чуть отдает красным. Вот же оно, рубиновое сердце! Я подбежала к воде, прикидывая глубину. Плюнув на все, я начала резко стаскивать с себя одежду и обувь. Эбрагендашиор и Элизабет тем времена боролись с магами. По мимолетному взгляду я не смогла определить кто же побеждает.

— Стой, — я обернулась на голос и уткнулась носом в плечо того самого молодого мага, — Аисида, остановись, — маг хотел положить руку мне на плечо, но я резко оттолкнула ее.

— Так останови меня, если сможешь, — после этих слов я прыгнула воду. На секунду пропали все голоса, отступая место тишине. Спокойствие окутало меня. Я хотела остаться в нем навсегда…

* * *

— Так куда мы идем? — Задал Смуэль один и тот же вопрос уже раз десять. Виталирд тем временем пытался настроить партал на гору Хэлсо, где находилась эта самая пещера.

— Лишь бы успеть, — прошептал мужчина. Через секунду, как будто услышав его зов, портал открылся. Мужчина победно улыбнулся и, схватив парня за шиворот, втолкнул в него, а потом зашел следом.

— Эй, — парень поднял указательный палец, но так и застыл в такой глупой позе, узрев огромную пещеру и водопад, — вот это да…

— Пойдем быстрее! — Виталирд быстрым шагом направился к пещере. Слава Колдунам, что время здесь текло совсем по-другому, иначе бы они точно не успели.

— Я все еще не понимаю, — Смуэль торопливо ступал за ректором, — причем тут Марианна?

— Настоящее имя Марианны-Аисида, — коротко ответил мужчина, — я думаю, что ты знаешь, что это значит.

— О, нет, — парень глубоко выдохнул, — только не это.

— Да, — тихо ответил Авальдинос, — но… — не успел он договорить, как где-то справа от него разадлался громкий крик. Смуэль и Виталирд поспешили туда.

Первое, что они увидели были два колдуна и Элизабет с Эбрагендашиор, сражавшиеся с ними.

— Смуэль, — позвал парня ректор, а сам лихорадочно искал взглядом Аисиду. Тут же он заметил знакомую хрупкую фигурку около воды и темного мага, надваигащегося на нее, — помоги им, — Виталирд кивнул на Эбрагендашиор и Элизабету, а сам поспешил к девушке.

— Так останови меня, если сможешь, — услышал он слова Аисиды, а после этого девушка решительно прыгнула в воду.


— Деми! — Закричал Авальдинос, подбегая к воде и по пути разуваясь. Черный маг рядом выругался и тоже начал поспешно стаскивать мантию.

— Вы не понимаете, — затороторил черный маг, на вид еще совсем молодой, — вы… — но Виталирд его уже не слышал, он прыгнул в воду, пытаясь отыскать свою девочку. Но ее нигде не было…

* * *

Тишина. Спокойствие. Безмятежие. И я перед рубиновым сердцем. Но, как ни странно, я не спешила прикосаться к нему. Перед моими глазами встал образ моей матери. Как будто она пыталась что-то сказать мне, сообщить, предупредить. И я, окунаясь в это зыбучее спокойствие, вспоминала свое детство. Я будто бы научилась дышать под водой. Будто бы вода была частицей меня.

Знаете, судьба моей матери сложилась так, что она всегда кого-то ждала. Когда ей было десять ее отец ушел на войну меж двумя государствами и не вернулся. Через месяц туда сослали и ее брата. Три месяца спустя им пришло письмо с известием о его смерти. Мать моей мамы не выдержала этого и через год погибла. Моя мама осталась одна. Но потом в ее жизни появился папа.

Папа всегда говорил, что она была его лучиком света. Но, мне кажется, что это он был ее лучиком. Ее кантом, что не давал ей утонуть. Потом родилась я. Все было хорошо. Но потом… все. Темнота. Ее жизнь оборвалась так же резко, как и началась. А я даже толком и не помню ее. И сейчас, видя перед собой ее, я думала, что схожу с ума. Я не могла так отчетливо помнить черты ее лица. Но вот она, стоит передо мной, сотканная из воды. Лишь образ, но такой четкий.

— Деми, милая, — сказала мама, а я не сомневалась, что была действительно она. Но самое странное, это был тот самый голос, что я некогда слышала в коридорах Академии и чуть позже дома у Виталирда во сне.

— «Так это была ты, мама», — подумала я.

— Аисида, — начала мама, переводя взгляд на красный рубин в форме сердца, — я должна тебя предупредить… — но она не успела договорить. Вода начала бурлить и вмиг мама растоврилась, будто ее и не было.

Я недоуменно оглянулась, но ее дейсвительно нигде не было. Вдруг воздуха стало резко не хватать. Я поплыла к сердцу и схватив его, оттолкнулась от дна, плывя к поверхности.

— «Мамочка, я не забуду», — горько подумала я, оставляя ее там, на глубине. Оставляя кусок своего сердца с ней.

* * *

— Аисида! — Отчаянно кричал мужчина. Ее нигде не было. Вдруг кто-тот сзади резко вынырнул. Виталирд повернул голову и облегченно вздохнул. Вот она.

— Виталирд, — ошеломленно прошептала она, когда мужчина подплыл ближе, — что ты здесь…? — Но ректор на дал ей догорите самым банальным способом, заткнув поцелуем.

— Глупая, — отчаянно прошептал мужчина, обнимая ее, — я проснулся, а тебя и след пропал.

— Прости, — она вновь прильнула к губам брюнета. Ах, как же она скучала, — Виталирд… — оторвавшись от него, девушка все-таки раскрыла ладонь. В ней лежало рубиновое сердце.

— Вот черт, — тихо выругался Виталирд.

— Не смей разбивать его, — вдруг выкрикнул неожиданно оказавшийся рядом маг. Он хотел вырвать сердце из рук, но не смог. Виталирд бросил в него заклинание. Парня аж выдернуло из воды и отбросило к стене.

— Умница, дорогой, — пролепетала Аисида, вылезая из воды. Вдруг ее взгляд зацепился за знакомую светлую макушку, — а этот что тут делает? — Девушка недоуменно посмотрела на ректора.

— Долгая история, — Виталирд хотел подойти к девушке, но будто уперся в стену. Аисида поняла, что мужчина намеривался забрать у нее сердце и встроила перед собой щит, — родная, не надо. Не нужно разбивать сердце. Мы не знаем, что будет, когда ты сделаешь это. Я не могу потерять тебя, — мужчина пытался пробиться сквозь барьер.

— Поздно, — Аисида печально улыбнулась и, бросив сердце под ноги, разбила его. Из рубиновго сердца вырвалось настоящее зло. Но не такое, какое ожидали все…

ГЛАВА 19. Неожиданно, но факт

… Из рубиновго сердца вырвалось настоящее зло. Но не такое, какое ожидали все…

В один момент всю пещеру озарила красная вспышка, ослепив нас всех. Виталирд все-таки пробрался через мою защиту и, подбежав ко мне, прижал к себе. Я не сопротивлялась, наоборот, облокотилась на него, ведь мой магический резерв пустовал.

— Ох, как же я устала… — перед нами появилась высокая блондинка в черном платье. Руки ее были по плечо в крови. Корона запуталась в волосах. Она разминала затекшие конечности. — Ну здравствуйте, — обведя нас всех взглядом, хищно улыбнулась она.

— Кто вы? — Ошарашенно спросил Эбрагендашиор.

— Я? — Женщина залилась громким смехом. В этом смехе было что-то зловещее. — Я-Аисида. Принцесса Аисида Астралис Третья. Приятно познакомится.

— Не может быть, — прошептал Виталирд, прижимая меня к себе ближе. Вдруг принцесса резко повернула к нам голову и вцепилась в меня взглядом.

— Ты ведь тоже Аисида? — Женщина вмиг оказалась рядом с нами. Я нашла в себе силы оторваться от Виталирда и с вызовом посмотреть на принцессу. Она мне точно доверия не внушала.

— Объясните, что происходит, — поколебавшись, я выстроила щит, закрывавший меня и женщину ото всех, — иначе…

— Ох, какая прелесть, — принцесса взяла меня за подбородок. Виталирд метнулся к нам, но вновь наткнулась на щит. Авальдинос глухо застонал и ударил кулаком по преграде, — а наша птичка еще и строптивая.

— Объясните, — требовательно прошипела я.

— Ладно, — глаза женщины почернели, а улыбка стала хищной, — так уж и быть. Все равно вы живыми отсюда не выйдите. Особенно ты, малышка, — Аисида схватила меня за горло, прекрывая дахательные пути. Виталирд стал сильнее бить по щиту, но уже применяя и магию. Смуэль также пытался помочь, кидая в преграду пульсары.

— Зачем? — Прохрипела я.

— Мальчики, даже не старайтесь. Тут двойной щит. Если ее вы еще пробьете, то мой точно нет. — Женщина вновь улыбнулась. Хищно. Дерзко. — Ну как зачем? Дорогая, я думала ты умна.

— В легенде говорилось… — начала было я, но принцесса редко перебила меня.

— Все это бред, — жестко отрезала она, — черные маги… эх, их всегда считали злыми, черствыми. Ну, а принцесс добрыми и милыми, — еще одна улыбка. Что-то она больно улыбчивая, — а что если все наоборот? — Пальцы на моем горле разомкнулись и я осела на холодный камень, — Уже и не помню сколько прошло. Сотня, две сотни или может тысяча лет? Неважно. — Аисида начала расхаживать вокруг меня.

— Много лет назад у меня был любимый. Асгар. Мы любили друг друга, хотели завести семью, детей. У нас все было хорошо, — голос женщины перешел на шипение, — но потом появилась она. Харагассия…или как там звали эту пришмадовку. Мой Асгар бросил меня ради нее. Меня! Принцессу! — Ее глаза налились кровью, а кулаки сжались. — Богиня даровала им вечную любовь и жизнь, — я глубоко вздохнула. Богиня любви-Асферта раз в тысячу лет дарует понравившейся ей паре подарок. Вечную молодость, — а мне оставалось только беспомощно следить за всем этим…, но как бы не так. Я решила уничтожить это проклятое бездной место, подчинить их всех, чтобы они на коленях просили меня помиловать их. Чтобы Асгар понял, что я его единственная! Я, а не Харагассияа!

— Вы… — я не знала, что и сказать.

— Все бы получилось, но… — женщина на мгновенье задумалась, — черные маги. Они решили пойти против меня, спасти народ. Была борьба, в ходе которой меня заточили в рубиновое сердце, — женщина вновь горько рассмеялась, — вот только вы глупцы… вы все. Такие глупые и жалкие людишки. Народ сразу стал обвинять спасших их магов, а меня благословить. И мне это было на пользу…, но сейчас… я снова здесь. И я не оступлюсь. Я не дам им жить спокойно.

— Вы про Харагассиюу и Асгара? — Я тяжело сглотунула. Резерв по-прежнему пустовал.

— Да, — женщина опустилась рядом со мной на колени, — ты красива, Аисида, — она провела тыльной стороной ладони по моей щеке, а я дернулась от ее прикосновения, — жаль тебя убивать. Напоминаешь меня. Такая же вспыльчивая, бесстрашная и…думаю, это можно назвать глупостью.

— Заметьте, сами сказали, что Вы глупы, — я ухмыльнулась, а принцесса лишь пренебрежительно пожала плечами.

— Конечно, глупа, — она устремила взгляд в пол, — если бы я была умна, то не убивалась бы так из-за Асгара и забыла бы уже его. Но люблю зла.

— Нет, — я покачала головой и предприняла попытку встать, но ноги меня не слушались. Подаренная Виталирдом подвеска начала жечь, — это Вы сделали свою любовь такой.

— Ты не знаешь, что говоришь! — Принцесса вскочила и зло начала поправлять корона.

Я повернула голову в сторону Виталирда. Мужчина стоял и что-то беззвучно шептал. На секунду его тело окутал мрак. И вот передо мной стоит настоящий полу демон. Хвост сердито бьет по полу, глаза желтые и грозно светятся. Смуэль от такого представления чуть на пол не свалялися, но взял в себя руки. К ним подбежали изрядно помотанные Элизабет и Эбрагендашиор. Черные маги до сих пор находились в отключке.

— Ох, — я схватилась за подвеску, ведь она начала нестерпим жечь. Но вместе с тем я почувствовала невероятный прилив сил. Как будто кто-то со стороны наполнял мой резерв. Подвеска… Виталирд просто золото! Я смогла встать на ноги.

— Как ты… — начала было принцесса, но в тот момент Виталирд ударил по щиту. Он пару раз сверкнул и…исчез. Мужчина самодовольно улыбнулся, а Элизабет сзади издала счастливый клич.

— Давайте надерем этой грымзе ее королевскую пятую точку, — пропел Эбрагендашиор. Принцесса бросила в него заклинания, но инкуб легко увернулся от него. На губах рыжика появилась прямо-таки завлекающая улыбка. Инкуб. Что тут еще сказать?

— Прости, — я улыбнулась блондинке, а за спиной уже создавала проклятие третьего уровня. В академии такое не преподают. Да и вообще оно запрещенное, но… Спасибо папе! — Твои планы какие-то слишком зловещие, не находишь? — Я подмигнула ей, а принцесса вновь бросила в меня заклинание. Не сильное, совсем простенькое. И тут до меня дошло, что она еще совсем слаба. Видимо, оставшиеся силы ушли на щит. В этот момент инкуб бросил в блондинку заклинание обездвижения. Я зловеще рассмеялась:

— Кстати, как ты относишься к гоблинами? — Женщина поморщила аккуратный носик, — Фу, какие расистские наклонности.

— Малышка, — услышала я рядом голос Виталирда. Его хвост нежно обвил мое бедро, а мне так и захотелось потрогать его, — не тяни уже, — я нежно улыбнулась ему и наконец-таки бросила проклятие в принцессу. Она вскрикнула, но уже ничего не видела и не слышала. Губы Виталирда нашли мои, а руки скользнули вниз по моей талии.

— Вита, — прошептала я, закрывшись рукой в его волосы. Тут я нащупала…небольшие рожки! — Великий Колдун, какая прелесть! — Завизжала я, а в след за мной послышался повторный визг принцессы.

— Ты неисправима, — улыбнулся Виталирд и повернулся в сторону принцессы. А там вместо нее сидела…маленькая белобрысая гоблинша. Ну точнее, это и есть принцесса. Я вам сказала почему проклятие-то запрещенное? Нет? Ну тогда сейчас расскажу. Раньше этим проклятием наказывали неверных мужьям жен. Ох, сколько крыш тогда поехало! Ну вы представьте, вся такая прекрасная и красивая девушка вмиг превращается в морщинистую и маленькую гоблиншу. Как говорится, красота-страшная сила.

— Что ты наделала? — Зорала принцесса Аисида. Эбрагендашиор подхватил ее на руки, — Слушай ты, осел, поставил меня на пол!

— Я не осел, а козел, — исправил ее Эбрагендашиор и лучезарно улыбнулся. Даже у меня перехватил дыхание. Ух, мерзкий инкуб. Принцесса же вовсе забылась, и он улыбнулся во все пять зубов, — ладно, пойдем, красавица.

— Куда? — Прошептала принцесса.

— Как куда? — Инкуб нежно провел пальчиком по шее принцессы Аисиды, — К другу моему одному. Он-то с тобой потолкует, — принцесса округлила глаза и начала вырываться из цепких рук инкуба.

— Отпусти меня! — Заорала она. Но Эбрагендашиор лишь коварно улыбнулся и, помахав нам, вышел из пещеры.

— Не думала, что все будет так просто, — прошептала я.

— Он у нас все веселье забрал. А я так хотела испробовать свою комнату пыток. Я там новую машину купила. Говорят, что с помощью нее можно любого разговорить, — разочарованно протянула Элизабет. Я в шоке уставилась на нее.

— Меня всегда пугали твои садистские наклонности. Даже в детстве, — рассмеялся Виталирд.

— Марианна! — Придя в себя, закричал Смуэль и бросился ко мне. — Вот что ты за человек, Рузерштерн? — Прошипел парень, стискивая меня в своих объятиях.

— Она просто ненормальная, — вставила Элизабет. Я перевела взгляд на Виталирда. Мужчина хмуро смотрел на Смуэль.

— Прости, я просто не хотела, чтобы ты ввязывался во все это, — улыбнулась я и осторожно высвободилась из объятий друга. Подошла к своему мужчине и осторожна обняла за талию. Виталирд прижал меня к себе ближе.

— Мне не нравится, как Гаверхильд на тебя смотрит, — сверкнув желтыми глазами, прошептал мой полу демон.

— Ревнуешь? — Я хитро прищурила глаза.

— А если и так? — Авальдинос наклонился к моему лицу.

— Тогда день прожит не зря, — я щелкнула его по носу, на что Вита лишь рассмеялся.

Я наконец-то смогла перевести дыхание за последние два месяца. Все кончено…

ГЛАВА 20. Рузерштерн, у тебя нет выбора

Месяц спустя.

Учеба. Виталирд. Учеба. Смуэль. Учеба. Виталирд. А я говорила «учеба»? Если нет, то скажу. Учеба! Учеба! Учеба! С того события прошел ровно месяц и два дня. Я считала. Виталирд завалил меня дополнительными сочинениями. Ректор выразился, мол «А не надо было совать свой нос в ту пещеру. Вдруг бы ты погибла! Ты хоть представляешь, как это опасно! И бла-бла-бла».

Одним словом, как только мы оказались из пещеры в Академии до Виталирда дошло, что я чуть не умерла и вообще, что я полная дура, раз полезла туда. Не могу сказать, что он не прав. Так что, мужчина решил полностью меня загрузить, чтобы в голову больше не лезло столь глупые идеи. А я… Что я? Устала я! Скучно мне!

Я решительно поднялась с кровати. Тряхнула волосами и с гордо поднятой головой вышла из комнаты. Если он думал, что может посадить меня на цепь, то глубоко ошибся. Я, знаете ли, баба не из робкого десятка. Увидим еще кто кого… Завтра как раз выходной. А я так напиться хочу… Не долго думая, я телепортировалась в город. Как обычно, подпортила прическу, но настроение мне это не испортило. Купив несколько бутылок алкоголя, направилась обратно в Академию. Виталирд сейчас, должно быть, на совещании. Так что, я прямиком направилась к двери Смуэль, но дойти не успела…

— Рузерштерн! — Заорал кто-то рядом. Я повернула голову и узрела Эбрагендашиор, который хитро прищурив глаза, рассматривал бутылки, — Напиваемся значит… и без меня? — Улыбнулся инкуб и, схватив меня за руку, повел к ближайшей аудитории. Открыв дверь, Эбрагендашиор сразу же попытался ее закрыть, но не тут-то было. Чья-та изящная нога попросту не дала это сделать, — Жопа подкралась незаметно, — шепнул рыжеволосый мне.

— Ну что ж… — Элизабет стояла в дверном проеме и зловеще улыбалась, — я с вами, — она кивнула на бутылки в моих руках. Эбрагендашиор хотел возразить, но женщина его перебила, — а то Виталирду расскажу, — я замотала головой, а Эбрагендашиор сокрушенно кивнул. Элизабет радости хлопнула в ладоши и жестом показала нам проходить в аудиторию.

Час спустя.

— А я ей говорю, — рассказывает Эбрагендашиор заплетающимся языком, — лучик ты мой ненаглядный, свет очей моих, солнышко ты мое, я тебе не изменял! Я лишь пытался поднять детородность в твоем селе! Все это время я думал только о тебе!


— А она что? — Заинтересовано спросила я, чуть подавшись вперед.

— Ударила меня скалкой по голове и выгнала, — пожал плечами инкуб.

— А детородность-то поднял? — Спросила Элизабет, делая глоток коньяка.

— Нет, — Эбрагендашиор скривился, — зачем мне тридцать детей?

— Тридцать? — Изумленно прошептала я.

— Ну ты кобель! — Элизабет возмущенно ударила Эбрагендашиор кулаком по плечу.

— А инкубы все изменяют? — Задала я мучавший меня вопрос.

— Изменяют все, — кивнул Эбрагендашиор, а я неодобрительно на него зыркнула, — но до тех пор, пока не находят свою единственную.

— А так как наш Эбрагендашиор очень любвеобильный, — Элизабет кинула на инкуба насмешливый взгляд, — с единственной у него пока все туго.

— И надеюсь таковым останется еще надолго, — хмыкнул рыжеволосый, — мне сейчас не нужны отношения, — гордо заявил он. Мы с Элизабетой дружно закатили глаза, — кстати, Рузерштерн, как там Виталирд в постели? Мы, инкубы, не против и однополых интрижек. Вот я решил как-нибудь попробовать, но Виталирд отказался, — я ударила инкуба по ноге, чуть не свалившись со стола.

— Ой, заткнитесь, — Элизабет закрыла уши руками, — я не хочу ничего знать. Он мой брат! А ты, — она указала пальцем на Эбрагендашиор, — такой мерзкий!

— Спасибо, — хмыкнули три инкуба одновременно. И тут я поняла, что перед глазами все плывет. Вот и допилась до звездочек… ну или до инкубов.

— Я в такую зюзю, — прошептала я, наваливаясь на Элизабету.

— Аналогично, — хмыкнула женщина и хотела была что-то добавить, но дверь аудитории резко распахнулась и перед нами появился обеспокоенный Виталирд.

— Клар, ты не видела Деми? Я никак не могу ее найти, — тут его взгляд остановился на нас, потом на пустые бутылки и снова на нас. Авальдинос нахмурился. Подошел к нам. Принюхался. Поморщился. Еще раз нахмурлся, — алкоголики, — вынес вердикт.

— Малыш, — пропела я, падая в объятия своего мужчины, — ты пришел.

— Деми, — ректор поднял меня на руки, — за все то время, что мы знакомы, я вижу тебя пьяной уже три раза!

— А разве не четыре? — Задумчиво протянула я.

— Вроде три, — пожал плечами Вита, а я уткнулась ему носом в плечо, — убирайте здесь, — кинул он Элизабете и Эбрагендашиор и со мной на руках вышел из аудитории.

— Малыш, — я дернулась и вырвалась из его объятий. Пошатываясь, я направилась в противоположную сторону от дома Виталирда, — пошли, — я махнула рукой и из-за этого движения чуть не встретилась носом с полом.

— Куда? — Устало выдохнул мужчина.

— Знакомиться! — Решительно ответила я.

— С кем?

— С кем надо!

Мы дошли до нужной аудитории. Я резко распахнуда дверь и, схватив Вита за руку, втащила внутрь.

— Вот, — я неопределенно махнула рукой и вновь чуть не упала.

— Что? — Виталирд поднял одну бровь.

— Ну вот, — я уже обеими руками указалывла на стоящего рядом скелета, — знакомься! Это-Апофий Мартынович, — я положу руку на плечо скелета.

— Милая, — Вита осторожно подошел ко мне, — он не живой.

— Да? — Я перевела удивленный взгляд на Апофия, — А неделю назад еще был живым, — я стукнула скелета по черепу. Секунду ничего не происходило…но вот, я уже получаю костлявой рукой по собственной.

— Ишь что делает, — фыркнул скелет. Виталирд так и остался стоять, раскрыв рот, протягивая мне руку, — конечности убрала!

— Дядя, — начала я, но получила теперь уже костлявой ногой по пятой точке.

— Убирайтесь от сюда! Я спать пытаюсь, — заорал Апофий.

— Хорошо, мистер, — Виталирд наконец-то пришел в себя и, схватив меня за руку, потащил прочь из аудитории.

— Вита, — простонала я, но все же пошла за мужчиной.

— Сегодня ты у меня остаешься! — Отчеканил он.

— Надо зайти за пижамой, — рассеянно прошептала я.

— Зайдем, — спокойно ответил Вита.

В комнату я буквально ввалилась и так и замерла.

— Папочка, — прошептала я, кидаясь в объятия папы.

— Ты пьяная? — Прикриунул папа. А что он тут делает, кстати? Вопрос я задать не успела. В комнате появился Вита.

— Ты долго? — Ректор, заметив моего отца, нагло усмехнулся, — Господин Рузерштерн, здравствуйте! У меня, как раз, имеется важный разговор, — на это я икнула и повалилась на кровать.

— Я слушаю, — отец присел на стул.

— Я люблю вашу дочь, — я повторно икнула. Папа вытаращил глаза. А Виталирд нагло усмехнулся.

— Кто ж это недоразумение полюбит? — Ошарашено спрашивает папа. Я встала и возмущенно топнула ножкой. Вдруг папин артефакт связи завибрировал. Его вызывали.

— Я, между прочим, сама ангел! — Начала возмущаться я, — Да я то еще сокровище, — я вновь топнула ножкой, чуть повторно не свалившись на кровать. Папа закатывает глаза и показывает жестом, мол «я же говорю».

— Мистер Рузерштерн, — вдруг Виталирд хватает меня и перекидывает на свое плечо. Я визжу и бью его кулаками по спине, но моему полу-демону, кажется, все равно, — я ее забираю. Эта ненормальная в моем вкусе, — папа одобрительно хмыкает, а Авальдинос, попрощавшись, направляется к двери.

— Куда мы? — Хнычу я.

— За кольцом, — меня бьют по филейной части из-за чего я тихо взвизгиваю.

— Как это понимать, Авальдинос?

— А так, что ты либо выходишь за меня замуж, либо я женюсь на тебя.

— Что это значит?

— Что у тебя нет выбора! — Виталирд гадко посмеивается, а я бью его чуть ниже спины, за что получаю ответный шлепок.

ЧАСТЬ 2. Как довести окончательно или женить на себе ректора?


ГЛАВА 1. Вот теперь птичка вляпалась

— Ты, придурок, согласен ли ты взять в жены эту дуру?.

— Согласен!.

— Я ж и говорю, придурок!

— Я не хочу! — Навзрыд рыдала я.

— В смысле? — Прошипел Виталирд. Мне кажется, в такие моменты он был готов задушить меня.

— Не хочу на свадьбу шоколадный торт! — Я продолжала рыдать, уткнувшись ему в плечо.

— Ну так в чем проблема? Тогда закажем какой ты хочешь! — Вита устало откинулся на подушку. Я чуть ли не взобралась на него.

— В том-то и проблема! — Взвыла я, — Я не знаю какой хочу-у-у.

— Святой Колдун, — провыл мой мужчина. Я поняла, что уже достаточно долго достаю его, так что все-таки перестала ныть и тихонько прилегла, положив голову ему на грудь, — успокаилась?

— Я люблю тебя, — невинно прошептала я.

— Я тебе тоже, дуру такую, — устало прошептал Вита, целуя меня в макушку.

— Виталирд! — Деверь комнаты открылась и в нее пулей влетела Элизабет. Она была вся красная и явно взволнованная.

— Что? — Авальдинос подскочил, — Что случилось?

— Мама… — пытаясь отдышаться, прошептала она.

— Что с мамой? — Я села на кровати, навострив уши.

— Приехала, — выдохнула Элизабет. Такое ощущение, что она была готова грохнуться в обморок.

— О, нет, — простонал Вита. И тут до меня дошло…мама Виталирда и Элизабет приехала…приехала будущая свекровь!

— Мамочки, — пролепетала я. Теперь полуобморочное состояние перешло ко мне.

— Нам конец! — Провыла Элизабет, — Пора валить от сюда.

— У кого-нибудь есть нож? — Тихо спросила я.

— Зачем? — Недоуменно спросил Вита.

— Буду вены резать! — Я была готова заплакать, ведь просто психологически не была готова ко встрече с будущей свекровью. И реакция Вита и Элизабеты не добовляла уверенности.

— Так, успокойся, — Виталирд рывком поднял меня с кровати и схватил за плечи, — ты ей понравишься.

— Вряд ли, — обречено прошептала Элизабет, — ей никто не нравится. Мне иногда кажется, что даже мы ей не нравимся, — объяснила она.

— Вита! — Округлив глава, уставилась я на своего мужчину.

— Не правда, — неуверенно возразил Авальдинос, — вы с ней похожи, — «обрадовал» он меня.

— Все еще хуже чем я думала, — я скептически подняла бровь. Вдруг в дверь квартиры постучали.

— Виталирд, милый, — послышался за ней женский голос, — сынок, это я.

— Нет, — провыла Элизабет.

Мое сердце остановилось, а Виталирд, обреченно вздохнув, пошел открывать дверь. За ней стояла высокая темноволосая женщина. На вид я бы не дала ей больше сорока лет. Хотя, ей явно больше. Что говорить, если ее сыну уже тридцать.

— Мама! — Радостно воскликнул Вита. В голосе явно сочилась фальшь. Переигрываешь, родной, переигрываешь.

— Милый! — Повторив интонацию, воскликнула женщина. Виталирд раскрыл объятия, но мать просто оттолкнула его в сторону, — Покажи мне ее. Я, как только получила письмо, сразу выехала.

— Я не думал, что письмо так быстро дойдет, — проворчал Виталирд. Мать Вита зашла в комнату и резко остановилась, узрев меня и Элизабету.

— Здравствуй, мам, — прошептала рыжеволосая. Но женщина даже не обратила на нее внимания. Она была занята-пожарила взглядом меня бедную.

— Эбигейл, — представилась она, продолжая разглядывать меня. Мне сразу стало интересно, какое же настоящее имя у этой женщины. Уверена, что что-то сильное и могущественное.

— Марианна, — прошептала я заплетающимся языком.

— Очень приятно, — улыбнулась она, — красивая, — обратилась она к сыну.

— Знаю, — Виталирд тепло мне улыбнулся и подмигнул.

— Но какая-та обычная, — моя улыбка мигом слетела с лица, — и что тебе в ней понравилось? Таких миллион.

— Мама, лучше молчи, — грубо прервал ее Вита.

Лицо Эбигейл вытянулось, но уже в следующую секунду она взяла себя в руки и мило улыбнулась.

— Ты прав, дорогой. Это не мое дело, — Виталирд отстраненно кивнул. Тут женщина резко повернулась к Элизабету. Та сразу побледнела, — милая, а где твой жених? Ты говорила, что он тоже в Академии, — мы недоуменно уставились на девушку. Ведь не было у нее никакого жениха… скажу более, она всех парней от себя отгоняла ядовитой палкой. Нет, серьезно. У нее и такая была.

— Ах, он… — Элизабет замялась, но потом все-таки взяла себя в руки и, вскинув подбородок, выдала, — Смуэль Гаверхильд. Он тоже здесь учиться. На первом курсе, — я чуть своей собственной слюной не подавилась.

— Что? — Этот вопрос прозвучал аж в три голоса.

— Ты что, совсем что ли? Какой адепт первого курса? Этот еще ладно, — женщина махнула рукой на сына, — Марианна хоть на третьем курсе и девушка. Но парень… он должен быть, как минимум, одного возраста со своей невестой, а лучше вообще старше!

— Мама, у нас разница всего пять лет. И вообще, это не поддается обсуждение. Ты с ним даже не знакома, — городо вставила Элизабет.

— Тогда я хочу его видеть! — Поджала губы Эбигейл.

— Хорошо, — былая уверенность тут же пропала.

— Прямо сейчас, — настоялась женщина и, не дожидаясь ответа, прошла к двери.

— Черт, — прошипела Элизабет, — предупредите его! — Шепотом прикиринкнула она нам. Мы слаженно кивнули и, как только дверь за ними закрылась, Вита открыл портал в комнату Смуэль.

— Что вообще происходит? — Ошарашенно спросил Виталирд, привлекая меня к себе, и обнимая за талию. Так мы и вошли в телепорт.

— Не знаю, — шепотом ответила я. Смуэль лежал на кровати, читая книгу. Увидев нас, он сразу вскочил.

— Что-то случилось? — Неуверено спросил парень. С Виталирдом у них были довольно натянутые отношение. Первый ревновал, а Смуэль просто… даже не знаю. Все сложно. Особенно после того поцелуя. Я стараюсь не вспоминать этого, но все чаще ловлю взгляд парня на себе.

— Да! — Я побежала к другу и быстро обняла, — Смуэль, только ты можешь нас выручить! Притворись женихом Элизабеты, — Смуэль застыл и тяжело взглотнул.

— Прости? Элизабеты Стюартс? — Я кивнула, — Зачем? — Еле выдавил Смуэль.

— А вот это потом спросишь у нее сам. Мы сами не в курсе. Она сейчас идет сюда с мамой.

— То есть я должен притворится женихом перед ее матерью, — Смуэль явно не догонял.

— Ага, — синхронно ответили мы с Вита.

— Ладно, — сдался парень, — а когда они здесь будут? — Ответа ждать долго не пришлось. В дверь забарабанили.

— Черт, — тихо выругался Вита и попытался отрыть портал. Именно, что попытался, — Гаверхильд, что с порталом?

— Ах, да… — Смуэль почесал затылок, — мы с соседом поставили блок. Одна очень навязчивая особо все пыталась пробраться к нам в спальню. Вот мы и сделали так, чтобы зайти она смогла, а выйти-нет, — объяснил друг. Я тихо взвыла.

— Нет времени снимать блок! — Я схватила жениха за руку, пытаясь найти место, где можно спрятаться. Шкаф! — Пойдем.

— Куда?

— В шкаф! — Я втолкнула мужчину туда и полезла следом. Да, тесновато… Но, как говорится, в тесноте, да не в обиде, — А еще пол года назад я тут от тебя пряталась, — прошептала я на ухо Виталирду. Мужчину улыбнулась и, прижимая меня к себе ближе, поцеловала в лоб. Тут случилось страшное. Свекровь-садист и Элизабет вошли в комнату. Мне так Смуэль жалко стало.

— Здравствуйте, — уверенно поприветствовал вошедших друг. Потом, не долго думаю, подошел к Эбигейл и поцеловал ее руку, — очень приятно с Вам познакомиться! Прекрасно выглядите, — подлиза!

— Ох, спасибо, дорогой, — женщина явно засмущалась. Не думала, что она так может, — Эбигейл, — представилась она.

— Смуэль, — парень обнял Элизабету, которая все это время стояла в ступоре, — родная, у тебя потрясающая мама.

— Стой, — Эбигейл насторожилась, а мы с Вита прильнули к дырке шкафа, чтобы все лучше видеть, — а как ты узнал, что я ее мать?

— Ох, — Смуэль улыбнулся, — вы ведь так похожи! — Я скептически подняла бровь. Ну да, похожи, но не, как он выразился, «так»! Но Эбигейл удовлетворенно кивнула, а дальше были вопросы на подобии «как вы познакомились?», «любишь ли ты мою дочь?», «когда свадьба?», «может устроим сразу двойную?», «Как учеба?». Я так сильно навалилась на дверцу, что она скрипинула и начала открываться. Черт! Элизабет заметила это, так как стояла лицом к шкафу. Ее лицо сразу побледнело.

— Что там? — Эбигейл хотела повернуться, но тут Смуэль резко схватил обеих женщина и, притянув к себе, обнял.

— Я так рад, что мы станем одной семьей в будущем! — Провыл парень, сильнее обнимая их. Я тем временем пыталась бесшумно дотянуться до дверцы и закрыть ее.

— Там что-то скрипнуло, — проговорила Эбигейл и вновь попыталась повернуться.

— Что? — Элизабет удивлено помотала головой, — Где? Я ничего не слышала. А ты, милый?

— Тоже ничего, — уверено ответил парень. А я все-таки смогла закрыть дверцу. Вита счастливо выдохнул, а я перевела дыхание. Обошлось…

Когда женщины распрощались и вышли из комнаты, мы с Вита буквально вывалились из шкафа. Смуэль стоял весь красный и, кажется, кто-то совсем скоро надерет мне мою красивую пятую точку. Но ведь я не виновата! Так что, весь остаток дня прошел в игре "Гаверхильд, не трогай мою невесту! Она моя подруга, что хочу, то и делаю! Смуэль, я все могу объяснить!"

ГЛАВА 2. Киндер-сюрприз!

Жених жаждал крови. Невеста тоже…крови сверкови.

— Нет, — качал головой Смуэль, — нет, нет и еще раз-нет!

— Почему? — Злобно зыркнула на него я. От моего взгляда парень вжал голову в плечи.

— Потому что, — ответит он уже не столь уверенно, — ты понимаешь, что Авальдинос убьет нас за это.

— Тебя может и убьет, — кивнула я, — а со мной просто не будет разговаривать.

— Марианна, ты совсем не умеешь уговаривать, — пробормотал парень.

— Смуэль, ну пожалуйста! — Я упала на колени и сложила руки, готовясь уже разрыдаться.

— Вот не надо тут, — блондин отвел взгляд, а я громче захныкала.

— Ты меня не любишь! — Провыла я. Ну, а что? С Вита срабатывает.

— Люблю, — спокойно ответил парень.

— Нет! — Я встала и зло оттерла фальшивые слезы, — Смуэль, пожалуйста. Вот я выйду замуж и уже не будет всего это, понимаешь? — Ангельским голос прошептала я.

— Не будет? — Взгляд парня стал грустным и растерянным.


Мне сразу захотелось подойти к нему и, хлопнув по плечу, сказать: «Ты что? Поверил что ли? Конечно, будет. Из меня примерной жены все равно не получится…»

— Нет, — но я твердо ответила, вскинув подбородок. На войне все средства хороши!

— Ладно, — устало вздохнул парень. Я радостно завизжав, кинулась ему на шею и поцеловала в щечку.

— Только зайдем за Домиником! А то бедный уже совсем заскучал, — весело прощебетала я, бросаясь вприпрыжку к своему дракончику.

* * *

— Куда ты говоришь мы должны перенестись? — Воскликнул Дарктаршикольд, делаю круг вокруг меня.

— На болото, — спокойно ответила я, открывая портал.

— А зачем? — Деланной спокойно спросил Смуэль.

— Наведать старого друга, — загадочно улыбнулся я.

— Какого? — В голосе блондина начали проступать истерические нотки.

— Увидите, — рассмеялось я, затаскивая их в портал.

— Я ненавижу тебя, Рузерштерн! — Закричал Дарктаршикольд, когда заметил, что его хвост чуток подпалился, а наши с Смуэль волосы встали дыбом. Ну никогда у меня не получались эти порталы!

— Зато мы дошли целыми, а не кусками, — да, с Реджиной так и получилось… Я взялась за постройку портала еще в те времена, когда мы учились во дворце. Ну так вот, открыла портал, втолкнула Реджину и вышла эта стерва уже без большого пальца на правой руке. Ух, и истерику она закатила…, а как я радовалась! Правда, потом палец ей вернули, но тем не менее.

— Тьма, я по колено в болоте, — простонал Смуэль. Я закатила глаза. Ранимая душа.

— Зыхар, — заорала я. Тишина. Минута. Две. Три, — вылезай, болотный кретин!

— О, Марианна! — Из воды сразу высунул макушку синеволосый русал, — Сразу бы так, а то сначала по имени и я не понял, что это ты.

— Как ты? — Я подошла к русалу ближе, а он, широко улыбнувшись, попытался меня обнять, но тут резко остановился, вытаращив глаза.

— Что это у тебя на пальце? — Прошептал парень, косаясь на обручальное кольцо на моем пальце.

— Ох, — я широко улыбнулась, поднимая руку вверх и разглядывая виновника моей скорой свадьбы. Кольцо было очень красивое. Правда, черное. Ну это я по пьяни выбрала и настояла на том, что именно это кольцо будет моим. Вита понял, что у нас все равно все никак у всех и согласился со мной, — а я замуж выхожу. Вот пришла позвать тебя. Люкс аквариум гарантирую, — улыбнулась я потрясенному русалу.

— Ой, — синеволосый икнул, — хорошо.

— Отлично! — Хлопнула в ладоши я. Тут мой взгляд зацепился за милое красное существо, сидящее рядом на кувшинке, — Ой, а что это за прелесть? — Пропела я, подхватывая милого зверька на руки.

— Стой, Марианна, он плюется… — договорить русал не успел, а вот существо успело плюнуть. Красной жижей. На мою белую футболку.

— Ну вот, — протянула я, резко выпуская зверька, от чего тот с шлепком упал в воду, — теперь придется отмывать. Ладно, мы пойдем. Сегодня еще с будущей свекровью ужин, — Смуэль сзади тяжело вздохнул. Сегодня не мне одной мучиться с этой змеей.

— Конечно, — улыбнулся русал, а сзади Доминик ошеломленно икнул, — обязательно буду на твоей свадьбе.

— Буду ждать, — крикнула я, уже будучи одной ногой в портале.

— Что только что произошло? — Прошептал изумленно Смуэль, садясь на пол в библиотеке. Именно оттуда я выстроила портал.

— Святой Колдун, я, конечно, знал, что наша Марианна немного не в адеквате, но чтобы настолько… — протянул Дарктаршикольд.

— Эй, — обиженно прикрикнула я, — с чего это?

— А кто дружит с русалами? Дорогая, они как бы должны соблазнять красавиц и утаскивать на дно.

— Ну видно я не красавица раз еще здесь, — прошипела я и двинулась к двери, чтобы наконец уже снять с себя грязную футболку. Адепты на меня странно косились, а несколько девушек даже хлопнулись в обморок. Странные они. Ребята поплелись за мной, что-то недовольно бурча.

— Если Виталирд узнает об это, — прошептал Доминик, — нам конец.

— Молись, чтобы не узнал, — сглотнул Смуэль, — я жить хочу. — На это я лишь громко фыркнула. Прорвемся!

* * *

До комнаты мы дойти не успели. Перед нами открылся портал и из нее вышли Эбрагендашиор и ректор. Да-да, именно ректор! Сейчас его только так и можно назвать. При виде меня его глаза пожелтели, а сам он начал менять ипостась на демоническую.

— Ма-ма-магистр, — прошептал Эбрагендашиор, хватаясь за меня. Честно, даже мне стало страшно.

— Нет, — рассмеялся Эбрагендашиор, — это, скорее, папа, — сам инкуб выглядет расслаблено.

— Милый, — протянула я, подходя к Вита, — а ты чего такой злой? — Я попыталась робко улыбнуться, но наткнувшись на тяжелый взгляд мужчины, нет, не оставила эту попытку, а улыбнулась еще шире.

— Почему я злой? — Глухо прорычал Вита, резко притягивая меня к себе за талию, — Потому что мне доносят, что по академии ходит моя мертвая невеста!

— Мертвая? — Ошеломленно прошептала я, — Ты что с приведением крутишь роман? — Прошипела я, пытаясь вырваться.

— Ты-мертвая невеста, дура! — Ответно прошипел мой мужчина.

— Да какая я мертвая? Что ни на есть живая!

— А это что? — Прикрикнул Вита, указывая на «кровавое пятно» на моей футболке.

— Оу, — понимающе протянула я, — неловко вышло, — Эбрагендашиор сзади залился звучным смехом, Дарктаршикольд хмыкнула, Смуэль выдохнул, а Вита…прорычал. И, ни говоря ни слова, схватил за руку и затянул в открывающими портал. Я лишь успела на прощание помохать рукой ребятам.

— Какая же ты головная боль, Аисида! — Прорычал Вита, когда мы вышли в его спальне.

— Ох, — я сложила руки на груди, — может хочешь расстаться? — Прошипела я, поддавшись вперед.

— Нет, — рявкнул Виталирд. Я села на кровать, отворачиваясь от него. Пять минут прошли в полном молчании, — Деми, — кровать позади меня прогнулась, — ну, прости, спылил. Просто я испугался, — я повернулась к Виталирду, а он мне нежно улыбнулся, — а как бы ты отреагировала, если бы сказали, что твоя невеста вся в крови и ведет себя, как призрак. Совершено спокойно и безмятежно, — да уж, меня тут за призрака приняли… похоже, Вита действительно волновался.

— Извинения приняты, — я обняла мужчину, утыкаясь носом в его грудь.

— Кстати, где вы были? — Ни с того ни с сего спросил он. Я торопливо притянула его к себе и поцеловала.

— Это не столь важно, — прошептала я, ложась и утягивая его с собой.

— Деми, — предупредительно прорычал мужчина.

— Любимый, — еще один поцелуй и мой полу демон все-таки сдается и уже сам начинает настойчиво целовать, попутно стягивая с меня одежду.

* * *

Ужин с свекровью проходил в родовом замке Авальдинос. С помощью телепорту мы без проблем добрались до него. Стол уже был накрыт. Женщина, вскинув голову и не говоря ни слова, прошла к столу. Вита взяв меня за руку, повел меня следом. Посадив рядом с собой, сел сам. Эбрагендашиор вальяжно опустился на стул рядом с Эбигейл, а Элизабет с Смуэль тихонечко присели немного в стороне ото всех.

— Отец придет? — Спросил Вита, беря меня за руку под столом.

— У него дела, — спокойно ответила женщина, — но он обещал на днях приехать в академию, — Святые Колдунишки, еще и свекр!

— Отлично, — Виталирд радостно улыбнулся и я поняла, что с отцом у него теплые отношения и сама чуть расслабилась.

Минут двадцать мы ели молча. Слуги то приносили подносы, то уносили.

— А теперь честно, — Эбигейл подняла на меня зеленые глаза, — ты беременна, дорогая? — От такого вопроса я аж подавилась едой.

— Извините? — Еле выдавила я.

— Извиняю, — все так же спокойно ответила женщина, — так я права, ты беременна?

— Мама, с чего ты это взяла? — Виталирд сжал посильнее мою руку.

— Ну тогда с чего бы это вдруг ты решил на ней жениться, — протянула эта…стерва, нарезая стейк. Она ест его с кровью. Поистине вампирша!

— Марианна, не беременна, — прошипел Вита, буравя мать взглядом, — а что, уже внучков хочется?

— Упаси Колдун, — женщина отправила в рот кусок мяса, — тогда ты точно должен будешь на ней жениться. А сейчас у тебя хоть есть шанс образумиться. — От такой наглости я раскрыла рот, а Вита сжал вилку в руках с такой силой, что она прогнулась.

— Тогда смею тебя огорчить, — прошипел Вита, — мы уже думаем о ребенке.

— Да? — Удивденно спросила я.

— Да! — Уверенно ответил Авальдинос. Потом встал и, схватив меня за руку, потянул к лестнице.

— Куда вы? — Озадаченно спросила Элизабет.

— Делать маме внуков! — Зло прошипел Виталирд.

— Свечку подержать? — Рассмеялся Эбрагендашиор. Виталирд зло рыкнул и инкуб резко замолчал.

— Виталирд! — Крикнула нам вслед Эбигейл, но сын ее просто-наспросто проигнорировал. Затянул он меня во вторую по коридору дверь. Это была просторная комната в синих тонах. От нее так и веяло юношеством и беззаботностью. Как бы странно это не звучало.

— Это твоя старая комната? — Спросила я, поворачиваясь к жениху спиной. Тот до сих был злой и напряженный.

— А? — Вита поднял голову. Я повторила вопрос, — Да, еще до того, как уехал учиться, — он улыбнулся, но напряженность так и не прошла из его взгляда.

— Не переживай, — я подошла к нему и, поцеловав в щеку, обняла, — твоя мать еще примет меня.

— После того, что она сказала, мне уже совершено плевать на ее мнение.

— Милый, ну что ты, — я погладила его по руке, — зато мне важно ее мнение. Если я ей не нравлюсь, то мы заставим ее полюбить меня! — Прошептала я, нагло улыбаясь. Вита странно на меня посмотрел, но видимо что-то увидел в моем взгляде, что просто пожал плечами.

Ну держись свекровушка!

ГЛАВА 3. Родственные души

Зачастую, невестка — зеркальное отражение своей свекрови.

— Кто-то по лестнице поднимается, — прошептал Вита, вскакивая с кровати, на которую мы так удобно легли.

— Кто? — Тихо спросила я. Вита прислушался.

— Мама, — ох уж это демонское чутье, — что делать? — Хвост Вита нервно ударил по полу. Я, как завороженная следила за этими движениями. Не зря все-таки попрасила его перекинуться.

— У меня есть идея, — я резко схватила его, попутно избавляя от рубашки и толкая на кровать.

— Ох, Виталирд! — Простонала я, прыгая следом на кровать и стаскивая с себя платье. Авальдинос понял, что я задумала и начал подпрыгивать на кровати.

— Марианна, — прорычал он, а сам едва сдерживался, чтобы не засмеяться. Шаги притихли.

— Милый, еще! — Тут видимо Эбигейл не сдержалась, потому что по двери кто-то начала настойчиво стучать, — ох! — Я в последний раз подпрыгнула и, резко встав, накинула рубашку жениха и растрепала волосы. Вита в свою очередь накрылся по пояс простыней.

— Эбигейл! — Я резко открыла дверь, чтобы лицезреть перед собой злую свекровь. Из идеальной прически выбилась одна прядь, а лицо раскраснело. Ух, красотище!

— Что вы тут делаете? — Прорычала женщина, заглядывая в комнату. Ух, вы даже не представляете, уважаемая свекровь.

— Ребенка, — так же невинно захлопала ресницами я, — слушайте, мне нужно мнение эксперта. Как думаете, мне сейчас стоит лечь и поднять ноги, что б уж наверняка? — Я изогнула правую бровь, а снизу послышался истерический смех. Видимо, Эбрагендашиор решил не пренебрегать своим абсолютным инкубовским слухом.

— Вы… — начала было Эбигейл, — вы…

— Мы просто чудо! — Любезно подсказала я, растягивая губы в насмешливой улыбке. Это, видимо, было последней каплей. Эбигейл фыркнула и, резко развернувшись, пошла прочь. Я тихонечко прикрыла дверь.

— Это ты чудо, — рассмеялся мужчина, хватая меня за руку и притягивая к себе.

— Твое чудо? — Виталирд улыбнулся и поцеловал меня в лоб. А я довольно улыбнулась.

— Только мое, — шепнул мой мужчина.

* * *

Сегодня должен был приехать свекр. Коленки дрожали. Эбигейл и свекр, кстати, были в разводе. Ну, я понимаю мужчину. С таким чудовищем не каждый сможет жить.

— Папа тебе понравится, — улыбнулся Вита, — а ты ему. Я в этом уверен, — а я вот не уверена. Я вообще не уверена, что кому-то могу понравится. Это только ты, милый, сглупил так.

Вдруг в самом центре кабинета Виталирда вспыхнул черный огонь и из него вышел… демон. Самый настоящий демон! Длинные черные, как смоль волосы спадали вниз по плечам, черные глаза, которую смотрели в самую душу, резкие чертов лица.

— Ну здравствуй, сын, — строго начал отец, но вдруг его губы растянулись в шаловливую улыбку, полностью разрушая весь этот суровый образ, — я скучал, гаденыш! — Мужчина резко притянул сына к себе и коротко, но порывисто обнял. Потом перевел взгляд на меня и его улыбка стала еще шире, — А это милая девушка, как я понял, моя невестка, — ну про милую Вы загнули.

— Здравствуйте, — невинно захлопала ресницами я, — Марианна.

— Феликс, — улыбнулся мужчина. Демоны всегда называют свое истинное имя, ведь никто не может причинить им вреда, даже зная имя. У них своя магия, которая магам неподвластна.

— Очень приятно, — сладко протянула я.

— Да-да, мне тоже. Иди сюда, — тут мужчина схватил меня за руку, резко потягивая в свои медвежьи объятия, — что как неродная-то? — Вита прыснул, а я радостно рассмеялась. Со свекром у меня проблем точно не будет!

— Милая, — позвал Вита, — а когда твой отец приедет? Он же обещал сегодня зайти.

— Да, точно, — я хлопнула себя по лбу, ведь совсем забыла об этом.

— О, знакомство с родней! — Превкушающе пропел Феликс.

Тут в дверь настойчиво постучали.

— Виталирд, открой, — послышался за дверью голос Эбигейл. Мы со свекром одновременно выгурались, а потом обменялись понимающими взглядами, — я знаю, что твой отец тут!

— Меня тут нет, — прошептал Феликс, качая головой.

— А можно меня тоже тут не будет? — Также шепотом спросила я.

— Можно, — свекр схватил меня за руку, накрывая невесть откуда взявшимися крыльями. Я восторженно взвизгнула. Крылья демон имели очень занятную особенность. Становились невидимыми, тем самым закрывая нас от чужих взглядов.

— Да, мам? — Открыл дверь Вита, пропуская женщину. Эбигейл двинулась именно туда, где стояли мы, что я даже засомневалась не видит ли нас женщина. Мы со свекром тихонько попятились.

— Где твой отец и невеста? — Ледяным тонном спросила Эбигейл.

— Их здесь нет, — спокойно ответил Вита. А я задумалась, что что-то слишком часто я прячусь от свекрови. В прошлый раз шкаф, а сейчас крылья свекра.

— Я чувствую запах ужасного одеколона твоего отца, — Феликс недовольно проворчал, а я улыбнулась. Эбигейл в своем репертуаре.

— Это мои, — спокойно соврал Вита, — папа подарил.

— Не пользуйся ими, — фыркнула Эбигейл, — они ужасны.

— Да, хорошо, — кивнул Вита. Женщина еще раз осмотрелась.

— Тогда я пойду. Когда твой отец придет, скажи, что я хочу с ним поговорить.

— Хорошо, обязательно, — дверь за женщиной закрылась, а мы со свекром вышли из убежища.

— Вот стерва, — проворчал Феликс, — одеколон ей мой не нравится. А мне не нравится она, но я же молчу, — я тихо прыснула, а Вита закатил глаза.

Тут мой артефакт вызова начал звенеть. Это значило лишь одно…папочка приехал!

— Папа! — Радостно крикнула я, выбегая из кабинета.

* * *

Вот уже второй час мужчину весело сидят за столом и…пьют. Да, они бестыдно нажираются. Папа со свекром сразу поладили. Прямо два сапога-пара. А Вита они просто начали спаивать. Меня жених принципиально не пустил к алкоголю. Сказала-чревато…

— Милая, — папа резко притянул меня к себе, — я не верю, что ты так повзрослела! — Мужчина смачно поцеловал меня в щеку.

— Да, папа, — я похлопала его по плечу, отворачиваясь. Перегаром пасет, — дети взрослеют, стареют и умирают. Но не будет о грустном.


— Марианна! — В комнату влетел Смуэль. Я уже обрадовалась, что вот! Вот мое спасение! Но мужчины радостно взревели и, схватив друга, посадили между собой.

— Ты Смуэль? — Папа обнял друга за плечи. Смуэль потрясено кивнул, — Наслышан!

— Ты друг Марианны? — Еще один кивок, — Ну друзья Марианны-наши друзья! — Переполненный до краев стакан скочевал в руки Смуэль. И началось…вообщем, бухали уже четверо.

Я тихо прошмыгнула из комнаты, чтобы мужчины не заметили. А то надоели. Пьют, а мне не дают.

— Марианна? — Послашлось за моей спиной, — Марианна, стой! — Ко мне подбежал Кениур.

— О, привет, Кениур, — я улыбнулась старому знакомому, — ты как?

— Отлично, а ты? — Я ответила, что тоже, — это хорошо…я хотел спросить. Помнишь, ты обещала мне свидание?

— Ох, — я резко остановилась, — прости, но… — Я подняла руку, демострируя кольцо.

— Так эта правда? — Я вопросительно посмотрела на парня, — Что ты с ректором?

— Да, — я улыбнулась, но наткнулась на тяжелый взгляд Кениура.

— И какого это быть подстилкой ректора? — Прошипел парень. От столь быстрой смены настроения я растерялась. Хлопая ресницами, я ошеломленно смотрела на Кениура.

— Что ты сказал? — Дар речи все-таки вернулся ко мне и я, гордо вскинув подбородок, зло посмотрела на него.

— Что слышала, — закатил глаза парень, — какая же ты продажная, Рузерштерн.

— Что ты, бездна тебе подери, несешь? — Взревела я, окончательно утратив терпение.

— Правду, — резко ответил Кениур и, развернувшись, быстрым шагом скрылся за поворот. А я так и стояла, удивленно смотря ему в след. Вот что значит думают обо мне адепты…

* * *

— Ты чего такая задумчивая? — Спросил Вита, когда вечером того же дня мы принимали вместе ванну.

— Что? — Я повернула голову, что встретиться с ним глазами, — Я не задумчивая. Просто устала.

— Ну уж нет, — Вита поцеловал меня в шею, — расскажи мне, пожалуйста. Марианна, я не хочу, чтобы ты не доверяла мне.

— Я доверяю тебе! — Я перевернулась, чтобы видеть его лицо, — Просто это бред. Ничего серьезно.

— В прошлый раз, когда ты сказала «ничего серьезного», ты пошла разбивать рубиновое сердце, — напомнил Вита.

— Как думаешь, меня можно назвать…ну, на знаю, плохой.

— Что значит-плохой? — Недоуменно спросил Вита.

— Ну в смысле во всем. Плохая невеста, плохая дочь, плохой друг, плохой человек, — тихо прошептала я.

— Что? — Виталирд попытался поймать мой взгляд, но я старательно отводила его. Не хочу, чтобы он видел мои слезы. Да, я как последняя слабачка разрыдалась, — Кто сказал тебе этот бред? — Прошипел Авальдинос.

— Никто, — я тихо всхлипнула, обнимая его за шею и прижимаясь всем телом, — просто… — я не смогла договорить, тело пробила крупная дрожь, а слезы начали течь с удвоенной силой.

— Деми, — Виталирд начал нежно поглаживать мою спину, — не знаю, откуда у тебя в голове такие глупые мысли, но…черт, Аисида, ты самая потрясающая девушка, какую я только встречал! — Я подняла на жениха недоверчивый взгляд.

— Правда? — Всхлипнула я.

— Конечно, — Вита нежно улыбнулся, целуя мой носик, — таких людей, как ты еще стоит поискать! Ты, как глоток свежего воздуха. Слишком прекрасная, слишком добрая, слишком веселая, слишком преданная… я люблю тебя, Аисида.

— Я тебя тоже, — я вновь разрыдалось. Наверное, от облегчения.

Не важно, что думают обо мне другие. Важно, что думает обо мне мой мужчина.

ГЛАВА 4. Практика

Брак — единственная война, во время которой вы спите с врагом.

— Милый, — я ввалилась в кабинет жениха и, подойдя, плюхнулась к нему на колени, — вся Академии так и трещит о летней практике, — воодушевленно пропела я.

— Да, — кивнул Авальдинос, продолжая изучать какой-то документ.

— Куда ты меня оправишься, если не секрет? — Я обняла Виталирда за шею и смачно чмокнула в щеку.

— Никуда, — спокойно ответил тот.

— В смысле? — Непонимающе уставилась я на мужчину.

— Я тебе семестр и без этого закрою, — Вита посмотрел на меня и, улыбнувшись, вновь вернулся к чтению.

— А я не хочу! — Я бесстыдно подпрыгнула на коленях жениха, а тот издал тихое «ой». — Я хочу на практику.

— Нет, ты не поедешь, — сказал, как отрезал, — и это не обсуждается!

— Что? — Я резко соскочила с его колен, — Почему?

— У нас скоро свадьба. Вот и готовься к ней, — Авальдинос наконец-то оторвался от чтения и посмотрел на меня.

— Я и так все успею! — Прорычала я.

— Я посмотрел отчеты о двух предыдущих твоих практиках. Я первый раз ты чуть не свалилась со скалы, а во второй попала в логово драконов!

— Ну мы неплохо тогда поболтали, — проворчала я, — если бы они еще и не хотели меня съесть, вообще было бы все отлично.

— Вот именно! — Вскинул руки Виталирд, — А в этот раз что? С оторванной головой придешь? Прости, милая, но нет.

— Ты обращаешься со мной, как с ребенком! — Закричала я, обиженно складывая руки на груди.

— Нет, я просто забочусь о тебе, дура! — На такое заявления я фыркнула и, повернувшись, вышла из кабинета, напоследок громко хлопнув дверью.

* * *

Целых два дня мы не разговаривали. Вообще. Я спала у себя в общежитии, а на лекции старательно игнорировала его. Но сегодня мы всей «семейкой» едем, или правильнее будет сказать — телепортируемся, в личный замок Виталирда. Будет сложно. Сейчас мы стоит в комнате телепортов, отвернувшись друг от друга. Вот я не понимаю…он-то чего обижается? Это он во всем виноват! Мы ждем Феликса, ибо все, кроме, нас уже во дворце. Но свекр что-то задерживается.

— Ладно, обижайся сколько хочешь, — наконец-подал голос ректор. Аллилуйя! — Но мама не должна понять, что мы в ссоре. Иначе она нас сожрет и не подавится, — я помолчала минуту, но потом все же согласно кивнула. В этом Виталирд прав.

— Дети, я тут. Простите, старика, опаздал! — Тем временем в комнату ворвался Феликс. Я скептически посмотрела на «старика». Да он фору любому адепту даст!

— Отец, — улыбнулся Вита, а я помахала рукой, — вот скажи, — тут я напряглась, — что делать, когда невеста-дура? — Я возмущенно уставилась на жениха.

— Ну моя невеста была не дурой, а стервой, — тихонько засмеялся Феликс, начиная вводить координаты в телепорт.

— О, так это то, что надо! — Воскликнул Виталирд, бросая на меня насмешливый взгляд, — Моя и дура и стерва. Два в одном. Ассорти.

— Что? — Тут я не выдержала и, заорав, ткнула пальцем в грудь жениха, — А ты… — выразительно начала я, но тут Феликс громко вздохнул и, схватив нас со словами «Достали меня, глупцы», втолкнул в телепорт.

Вывалились мы прямо в ноги свекрови, а за нами с громким шлепком плюхнулся демон.

— Ох, бывшая женушка моя ненаглядная, — вскочил на ноги Феликс, подходя к женщине. А я, бросив на жениха, злобный взгляд, поднялась следом.

— Здравствуйте, Эбигейл, — поздоровался я со свекровью.

— Здравствуй, Марианна, — женщина даже не удосужила нас со свекром взгляда и двинулась к сына. Я посмотрела на Феликса, а тот закатил глаза.

— Проходите, комнаты уже готовы, — после того, как обняла и поприветствовала Виталирда, женщина двинулась к выходу из прихожей и повела нас вверх по лестнице к покоям.

* * *

— Я не буду с тобой спать в одной кровати, — сходу начала я, останавливаясь рядом с огромной кроватью. Виталирд фыркнул, поправляя пиджак. Через пять минут мы должны спуститься на ужин.

— Удачи, потому что я не собираюсь никуда уходить, — выгнул правую бровь женишок.

— Ну и ладно! — Я вскинула подбородок, — Тогда я уйду! Посплю… — я обвела комнату взглядом, — на террасе! — Виталирд закатил глаза и вышел из комнаты. Я, глубоко вздохнув, поплелась следом.

* * *

Ужин проходит в полнейшем молчании, пока Эбигейл не надоедает и она заводит разговор о свадебной платье, Элизабет сразу же подхватывает, а я лишь краем уха слушаю их. Тут к Эбигейл подходит слуга и что-то говорит той на ухо. Она встает и, извинившись, уходит.

— Милая, — подал голос Авальдинос-младший, — подай, пожалуйста, блинчик, — мужчина оскалился, а в моей голове тараканы начали плясать джингу.

— Хорошо, малыш, — я беру блинчик с джемом и со слащавой улыбкой припечатываю его прямо на белоснежную рубашку жениха, — ой, прости, родной, — я хлопаю ресницами, зловеще смотря на Авальдинос. Тот громко выдыхает через зубы, но внезапно улыбается.

— Ничего, родная, — мужчина резко рукой берет кусочек торта, лежащий на моей тарелке, — не хочешь торта? — С этими словами он размазывает торт по моему лицо и волосам, несколько кусочков падает в декольте, — вкусно?

— Очень, — шиплю я, хватая остатки и делаю тоже самое с его лицом, — а тебе нравится?

— Безумно, — в тон мне шипит Виталирд. Элизабет сзади тихо издали что-то похоже на «ой», а Феликс едва сдерживается, чтобы не засмеяться.

— Что тут происходит? — Мы резко повернули головы, услышав шипение змеи. Ой, то есть, голос свекрови.

— Ничего, дети просто развлекаются, — Феликс ухмыляется, — так сказать, готовятся к семейной жизни.

— Святой Колдун, вы такая убойная парочка, — бьется в истерике только вошедший Эбрагендашиор. А это когда успел так незаметно подкрасться?

* * *

Вот сейчас подошла самая ужасная часть этого дня. Сон. Я с гордо поднятой головой беру подушку и одеяло и иду на террасу. Виталирд лишь фыркает мне в спину и ложится в кровать в футболке и домашних штанах, беря книгу в руки. Полежала на террасе минуту. Вторую. Третью. Холодно. Комары. Все-таки лето на дворе.

Полежала. Поразмышляла. Пришла к выводу, что почему это я должна спать на террасе. Встала. Взяла вновь подушку и одеяло. Вошла в комнату. Легла на кровать. Для того, чтобы не расслаблялся показала фигу и повернулась к нему спиной. За спиной вновь послышлось фырканье. Вновь показала фигу. Все повторилось. Не выдержала и резко развернулась к Авальдинос.

— Вот что ты за человек-то такой? — Заорала я.

— А я и не человек вовсе, — прошипел Авальдинос, резко стаскивая с себя футболку и поварачиваясь ко мне спиной и утыкаясь в книгу. Я не удержавшись, бью его ногами в спину от чего тот чуть не падает с кровати.

Выскакивая с кровати, бегу в ванну и прихватываю комплект белья, который был взял, так сказать «на всякий случай». В ванной комнате долго не проторчала, боясь, что женишок уснет. Черное кружевное белье подчеркивает все прелести фигуры. Точнее, оно подчеркивает ее тем, что почти ничего не скрывает. Я накидываю полупрозрачный халат и выхожу к Виталирду. Тот до сих пор читает книгу. Я тихо кашляю. Ноль реакции. Кашляю второй раз. Третий. В итоге кашляю, как туберкулезник. Виталирд все-таки нехотя поворачивается.

— Ну что ты… — мужчина не довгоряет. Он вовсю разглядывает мою фигуру, а я внутри ликую, — что у тебя под халатом? — Хриплым голосом шепчет будущий муженек.

— Да так, — я скидываю халат и грациозно переступаю через него, — почти ничего, — вот и говорю чистую правду. Ложусь, а Виталирд пододвигается ко мне, намереваясь обнять, — нельзя, — я легонько бью его по ладони, которая уже скользит по моей ноге, — смотри, но не трогай. Не для тебя моя шипастая роза цвела, — пропела я, поворачиваясь к жениху спиной.

— Вот стерва, — слышу я, а потом Виталирд поворачивается в другую сторону и выключает свет, — чтобы ты не выспалась, — в итоге шипит он.

— Тебе того же, родной, — улыбаясь, воркую я.

* * *

Утром я проснулась из-за того, что чья-та тяжелая рука придавила мое тело к кровати. А моя нога почему-то бестстыдно лежит на талии жениха.

— Убери руку, — шиплю я. Виталирд что-то бормочет себя под нос, но все-таки убирает ее. Но лишь для того, чтобы притянуть меня к себе ближе и закинуть уже ногу и руку, — Авальдинос!

— А? — Сонно бормочет Виталирд.

— Я тебе сейчас самый важный мужской орган оторву! — Шиплю я, вырываясь.

— Какой? — Мужчина поднимает растрепанную макушку.

— Нос! А ты что подумал? Без носа долго никто не проживет, — Авальдинос закатывает глаза и все-таки откатывается в сторону.

Я одеваясь и выхожу из комнаты.

— Извините, а Вы не знаете где комната Элизабет? — Спрашиваю я у слуги. Женщина кивает и даже провожает до покоев преподавательницы.

— Женщина, — я резко открываю дверь, — проснись! Пожар! — Кричу я, плюхаясь на кровать.

— Что? Пожар! — Вскакивает с кровати рыжеволосая, — Где? — Он оглядывается, но заметив мою нагло усмехающуюся рожу, успокаивается и с укором смотрит на меня, — Вот что ты за человек-то такой, Рузерштерн?

— Не представляешь, я тот же вопрос вчера задавала твоему брату.

— Так он и не человек, — хмыкает она, вновь садясь на кровать.

— Так он так же и ответил! — Вскивдываю я руки, а рыжеволосая смеется.

— Кстати, к чему был столь красочный подъем?

— Платье, — я откидываюсь на кровать, — вчера краем уха слушала предложение твоей матери и ужаснулась. Так что, надо купить все до того, как это сделает она.

— Согласна, — девушка ложится рядом со мной, — если за это возьмется мамочка, зная твой характер, боюсь, что либо ты выйдешь в белье, либо мама получит инфаркт.

Кхм, второе предпочтительней. А что? Неплохая идея.

ГЛАВА 5. Платье, или что значит их несколько?

А потом мы пошли в ЗАГС и поставили государство в известность о том, что спим вместе…

— Это то, что надо! — Воскликнула я, восторженно глядя на платье. Длинное, оно красиво облегало фигуру, а сзади шлейф усыпанный розовыми, золотыми, серебряными цветочками красиво развивался при ходьбе.

— Это прекрасно, Аисиды, — прошептала Элизабет, — не верю, что мой брат женится, — она улыбнулась мне.

— Ну…мне самой не верится, — я глубоко вздохнула, отгоняя тошноту, которая сегодня с самого утра преследовала меня, — а вдруг я не справлюсь? Ну серьезно, какая из меня жена?

— Не неси чепуху! — строго отрезала Элизабет.

— Посмотрим, — прошептала я, — а хотя, не я себя выбирала! Он сам на это подписался, — фыркнула я, когда вспомнила, что все-таки обижена на Виталирда. И не время его жалеть.

— Вот и правильно, — рассмеялась Элизабет. А я позвала сотрудника и попросила завернуть платье и, дав адрес замка, с Элизабетой под руку вышла из ателье.

* * *

Когда мы вошли в гостиную все были в сборе. Эбрагендашиор и Виталирд лениво читали книги, Эбигейл листала каталог свадебных платьев, а Феликс развлекал себя тем, что подкидывал в камин пульсары.

— Всем здравствуйте, — весело пропела я, вбигая в комнату, — а мы…

— Марианна! — Воскликнула Эбигейл, подбегая к нам, — Я нашла платье! Смотри! — Она ткнула пальцем в каталог, где было изображено платье. Само оно было неплохим, но…розовым. Я уже хотела было возразить, но Феликс возмущенно встал со своего места, а за ним и Виталирд с Эбрагендашиор.

— Ну уж нет, — качнул головой свекр, — платье Марианны должно быть красным! Так принято у демонов, зайка, — пояснил он мне, — так что, я выбираю платье!

— Ну раз уж на то пошло, — вклинился в разговор инкуб, — все мы знаем, что инкубы славятся своим отличным вкусном, — Эбигейл пренебрежительно фыркнула, — к тому же, я шафер. Так что, платье выберу я и оно будет прекрасным.

— Так, стойте, — развел руками жених. Я облегченно вздохнула. Он сейчас со всем разберется, — Марианна-моя невеста и, следовательно, платье должен выбрать я! — Что он сказал?! Они что, совсем с ума посходили?

— Ах, так! — Сложила руки на груди свекровь, — Тогда мы каждый выберем по платью и Марианна решит какой лучше!

— Решено, — хором воскликнули мужчины. Потом все четверо развернулись на носках и поплелись каждый в разные стороны. Я перевела ошеломленный взгляд на Элизабет.


— Ну что поделаешь… — пожала плечами девушка.

— Святая Бездна! — Выругалась я.

— Не благословяй тьму, — на автомате выдала все еще ошеломленная Элизабет.

* * *

— И что это было? — Я ворвалась в комнату уже под вечер. Все это время я провела с Элизабетой, где мы составляли список гостей.

— Что? — Мужчина оторвал взгляд от свадебного каталога.

— Что за борьба платьев? — Прикрикнула я, — У меня вообще-то уже есть!

— Ну тогда будет еще одно, — я фыркнула. Тут голова начала кружиться. Я присела на кровать.

— Знаешь кто ты, Авальдинос? — Устало спросила я.

— Кто? — Подал голос погруженный в свои мысли мужчина.

— Придурок! — Прорычала я.

— Угу, — кивнул он, перелистывая страницу.

— Авальдинос! — Я вскочила с кровати, — Ты… ой, — что-то пошло не так. Так что вместе того, чтобы поливать жениха всякими ругательствами я бегу в ванную и падаю прямо лицом на унитаз.

— Деми? — Слышу я встревоженный голос Авальдинос, — Аисида! — Шаги приближаются, — Ты в порядке? — Тут он видит склонившуюся меня над унитазом и подбигает, собирая мои волосы и притягивая меня к себе, — Что случилось, малыш? — Встревоженно спрашивает он, а я в ответ лишь мычу.

Рвет меня долго и со вкусом. Я устало откидываюсь на плечо Виталирда.

— Что случилось? — Шепчет он мне на ухо, прижимая к себе ближе и протягивая невесть откуда взявшуюся бутылку с водой.

— Наверное, съела что-то не то, — соплю я, делая глоток воды.

— Ты не ела сегодня ничего нормально, — ворчит жених.

— Я пила кофе с тортом, — возражаю я, — наверное, все из-за торта. И вообще, на чем я остановилась? — Я отодвигаюсь от Вита, чтобы продолжить ссориться, но он не дает мне это сделать и, вновь прижимая к себе, целует. У меня же изо рта воняет сейчас, наверное…

— Хватит, — шепчет он мне в губы, — я устал от этих глупых ссор, — он начинает прокладывать дорожку поцелуев от моей шеи к ключице. Я тихо стону, — люблю тебя, — жаркий шепот раздается где-то в районе моей груди.

— А я тебя, — я сдаюсь, полностью отдаваясь ему.

* * *

— Так вот, это мой список гостей, — протягивает нам листок Эбигейл. Я беру и, скользнув глазами по именам, передаю его Вита. Все равно никого не знаю…

— Мама, нет, — вдруг резко рявкает Вита, — мы не будет ее приглашать!

— Поздно, — спокойно отвечает женщина, — я уже всех пригласила. Ах, да, Марианна… я пригласила еще… как там ее? Реджину! Она же вроде твоя лучшая подруга, — от такого заявления я чуть в обморок не грохнулась.

— Простите? — Прошипела я. Вита поспешно схватил меня за талию, похоже опасаясь за жизнь своей матери, — Нет! Она не моя лучшая подруга! Да она и не подруга мне вовсе! — Сдерживаясь, шиплю я.

— Да? — Наиграно удивляется женщина, — Как жаль, а я ее уже пригласила!

— А мою бывшую ты зачем пригласила? — Шипит Виталирд, а я еще раз дергаюсь по направлению к женщины, точнее, к ее волосам, что так сильно манят к себе. «Вырви меня! Вырви прямо с корнем», — прямо так и шепчут они.

— Ну как же? Харагассия хорошая девушка, — улыбается женщина.

— Мама! — Рычит Виталирд, а я наконец обмякаю в его руках. «В следующий раз», — обещаю я себе.

— Ну простите, — и вовсе она не сожалеет! — Что сделано, то сделано! — С этими словами женщина поворачивается и спешит прочь. Я едва сдерживаюсь, чтобы не дать ей пинка.

— Милый, — делано спокойным голосом шепчу я, — ты не представляешь, чего мне стоит сдержаться, чтобы не свернуть твоей прекрасной матери шею.

— Вот теперь-то ты меня понимаешь, — кривит губы Вита.

* * *

— А что за баба? — В три часа ночи я все-таки задаю этот вопрос.

— Какая? — Целует меня в макушку Вита.

— Бывшая твоя, — шиплю я, приподнимаясь на локтях и заглядывая жениху в глаза.

— Ах это, — он качает головой, — ничего особенного. А что? — Он прищуривается, хитро улыбаясь, — Ревнуешь?

— Нет, конечно, — фыркая я, а потом минуты подумав, все-таки неохотно выдаю, — да, ревную. Но тебе было бы приятно, если бы на свадьбе был мой бывший?

— Нет, конечно! И воообще, я сам не хочу ее видеть, — ворчит Виталирд.

— Да, но она будет, — взвыла я. Мое настроение вдруг из раздраженного опускается до отметки «слишком несчастная».

— Это не имеет значения, — пытается остановить мой поток слез Вита.

— А вдруг ты снова в нее влюбишься! — Рыдаю я, не слыша его. Я представила, что Виталирд бросает меня у алтаря и уходит к бывшей, и еще громче зарыдала.

— Аисида! — Виталирд хватает меня за плечи, — В этот день я могу влюбиться снова лишь в одну девушку. В тебя. Точнее, теперь я влюблюсь уже в свою жену, — ну вот не понимаю я, как это потрясающий мужчина меня терпит.

— Хорошо, — настроение из «слишком несчастная» поднимается до «слишком счастливая», — Вита, может по тортику?

* * *

— Нет, ну я все понимаю, — говорю я жениху, кладя в рот кусочек торта, — но ей я все-таки заехала тогда по физиономии.

— Зачем? Она же извинилась, — спрашивает Виталирд, откусывая эклер.

— Но мне-то от этого легче не стало, — вскидываю я руки, всем своим видом показываю «Ну это же очевидно».

— Есть смысл, — кивает Вита.

— Ну конечно, — соглашаюсь я, — черт, так рыбы хочется.

— Ты же не любишь рыбу, — странно смотрит на меня Вита.

— Ну, видимо, теперь люблю, — пожимаю плечами я, — так вот, милый, я боюсь, что и сейчас не смогу сдержаться. Так что, появление Реджины на свадьбе может закончиться летальным исходом. Ее. И тогда меня посадят. А ты станешь…вдовцом? Нет, не то. Короче, мужем преступницы!

— Ну тогда я тоже кого-нибудь убью и мы сядем вместе! — Улыбается Вита, а я пожимаю плечами. Как вариант.

* * *

— Так что за баба? — Еще раз спрашиваю я.

— Деми, — ворчит Вита, который уже почти уснул.

— Имя, пожалуйста.

— Эжана де Лаврос, — сопит Вита и вновь погружается в сон.

Эжана де Лаврос… Эжана де Лаврос? Эжана де Лаврос!

Я резко выскакиваю с кровати. «Да так, это не важно», — говорил он мне. А то, что это чертова графиня он мне не сказал! Ну тогда и мой бывший должен присутствовать на свадьбе. И хотя мы встречались три месяца… Его отец уже дал согласие, что придет. Я всегда считала его дядей и с папой они очень близки… так что и сын императора должен присутствовать на свадьбе.

ГЛАВА 6. У меня же отсутствуют материнский инстинкт!

Свадьба — это подвиг, на него идут самые отчаянные и безнадежно влюбленные.

— Вита, — скривилась я, — что за запах? — Я осмотрела сад, пытаясь найти источник столь неприятного аромата.

— Я не чувствую, малышка, — мужчина принюхался.

— Как будто тут кто-то помер, — вынесла вердикт.

— Твоя фантазия меня порой поражает, — улыбнулся Авальдинос. Мы выбирали цветы, которые будут на свадьбе. Мне ничего не нравилось! Каждый аромат сводил меня с ума. Не в хорошем смысле…

— Нет, милый, лучше уж искусственные цветы, — я покачала головой. Тут я заметила, что к нам, раскачиваясь, идет гном.

— Господа, — обратился он к нам. Смотрел на нас снизу вверх, ибо был мне чуть выше колена, а Вита и то ниже, — Вам что-то понравилось?

— Нет, — резко ответила я. Очень хотелось уже поскорее отсюда убраться. Есть хочется невероятно!

— Тогда, — помялся гном, — у меня есть еще один вариант. Он довольно специфичной, но…

— Ладно, показывай, — махнула рукой я. А гном повел нас в закрытый павильон.

— Гаремисы, — махнул он рукой на ярко-синие цветы в черную крапинку. Я принюхалась и…обомлела. Это было слишком прекрасно. Посмотрела на Вита и гнома, но те от чего-то стояли зеленые.

— Это же прекрасно, — выдала я, во все глаза глядя на жениха. Тот покачал головой и отчаянно посмотрел на дверь, — мы должны их взять.

— Давай купим тебе букетик, — едва проговорил Авальдинос, — а на свадьбу лучше искусственные, — он попытался улыбнуться, но позеленел еще больше. Я лишь пожала плечами. Пусть будет, как хочет он. Но цветы действительно прекрасно пахнут!

* * *

— Тебе действительно нравится как они пахнут? — Спросил Вита, зажимая нос, когда мы уже были в комнате и я искала вазу для цветов.

— Они пахнут просто потрясающе, — кивнула я, все же найдя «домик» для моих цветочков.

— Твои вкусы довольно специфичны, — выдал Виталирд, все-таки не выдержав, и сбежав из комнаты. Я лишь пожала плечами, вновь вдыхая аромат гаремисов.

* * *

Прошло целых четыре дня. Ничего не предвещало беды…ну как сказать… Предвещало, но я полностью игнорировала эти намеки. А зря… И вот тогда, когда я сидела на паре по истории имен, то почувствовала, как мой завтрак лезет обратно. Вот прямо не хочет он оставаться во мне… так как преподаватель воодушевленно рассказывал лекцию, не давая слова сказать, предупредить его я не могла.

Ну, а мне что оставалось? Я связалась с Вита по артефакту и…наорала. Сказала, что если он меня не заберет с пары, то моя репутация будет убита. Безжалостно и жестоко. Не успел преподаватель сказать «Святой Колдун», как меня всю окутала дымка телепорта и я уже оказалось сидящей на коленях жениха в его кабинете. Ну хоть на прощанье успела ручкой помахать.

— Что случилось? — Встревожанно спросил ректор, наклоняясь ко мне. Я вскочила с его колен и понеслась в ванную. Ну и началось…

— Мне кажется, я сейчас помру тут, — простонала я, входя снова в кабинет. Вита стоял задумчивый и что-то кому-то говорил по артефакту связи.

— Пойдем, — он схватил меня за руку и мы оказались в каком-то белом кабинете, будь этот телепорт неладен! Стойте, шприцы, щипцы, лекарства, зелья…это же кабинета врача! Мои глаза округлились, а рот раскрылся в немом крике. Я же ненавижу врачей! Я подпрыгнула, но Вита схватил меня, прижимая к себе спиной. Я простонала.

— Ну что случилось? — Тут же появился Эбрагендашиор… в женском комбинезоне и со следами красной помады на щеках и шее, — Ты так неожиданно меня позвал, что я даже одеться нормально не успел.

— А это что? — Ехидно спросила я, осматривая его с ног до головы.

— Ах это, — он неопределенно махнул рукой, — что было под рукой, то и надел.

— У тебя под рукой был женский костюм? — Изогнула я правую бровь.

— Нет, — пожал плечами инкуб, — костюм лежал под кроватью, а под рукой у меня была женщина.

— Ты такой мерзкий, — простонала я. А костюмчик, кстати, был неплохой…

— Так зачем ты меня позвал? — Спросил он у Вита.

— Проверь ее, — глухо попросил Вита. Это кого тут проверить надо? Меня что ли? Меня не надо!

— В плане…? — Изогунл бровь инкуб.

— Да, — кивнул Вита.

— Без проблем, — кивнул Эбрагендашиор, подходя к нам, — а зачем мы в кабинет-то перебрались?

— Ну я подумал, что тебе будут нужны какие-нибудь лекарские инструменты.

— Чтобы проверить это, — ухмыльнулся рыжик, — мне достаточно сделать так, — с этими словами он положил руку мне на живот, — эм, что он делает? Они вообще в норме?

— Ладно, — протянула я, смотря на сосредоточенного Эбрагендашиор.

— Вот это да, — рассмеялся он, убирая руку, — ты оказался прав, — Виталирд улыбнулся, а я…ну я не догоняла.

— А поподробнее? — Я сложила руки на груди.

— Ну, Деми, моя хорошая, — начал этот «недоврач», — как давно у тебя были…ну ты меня поняла, — подмигнул мне инкуб, а еще больше заломила бровь. Он вздохнул и начал мне объяснять, что моя матка каждый месяц очищается и в связи с этим…и так далее.

— Эй, это я и сама знаю, — и тут до меня дошло… — какое сегодня число? — Охрипшим голос спросила я.

— Двадцать второе, — ответил Вита, а я, видимо, побледнело, — ты в порядке, Деми? — Десять дней…задержка десять дней!

— Да, — так, еще не время паниковать. Наверное, это я все неправильно поняла и вообще…

— Ты беременна, Аисида, — а, нет, зря надеялась. Вита расплылся в улыбке, а я расплылась в истерике.

— Мамочка, — я осела на пол, открыв рот. Виталирд тут же опустился следом.

— Деми, — он коснулся моего плеча. От этого меня прорвало…так что, двое мужчин пытались успокоить одну беременную рыдающую меня. Беременную!

— Да какая из меня мать! — Вскочила я, безумным взглядом смотря на мужчин, — Да никакая! Мне нельзя доверять ребенка! А вдруг я его потеряю или еще хуже!

— Милая, — пытался обнять меня Виталирд.

— Вита, — я схватила его за плечи, ради чего мне пришлось встать на цыпочки, — ну хоть ты скажи! Эбрагендашиор! — Заорала я так, что инкуб подскочил, — Может есть какие-то зелья, чтобы…ну…прервать беременность?

— Аисида! — Заорал Виталирд, хватая меня и перебрасывая на плечо. Я обессиленно обмякала, — Спасибо, Эбрагендашиор, дальше я сам.

— Надеюсь, ребенка назовете в мою честь, — рассмеялся рыжик.

— Обойдешься, — буркнула я, на минуту реально задумавшись о имени ребенка. Вот ужас! Это что, значит, я уже приняла тот факт, что беременна?

— Вот что ты несешь? — Спросил Виталирд, бережно укладывая меня на кровать уже в своей комнате.

— Вита, милый, — я села, притягивая его к себе, — ну какая из меня мать, сам подумай.

— Самая хорошая, — поцеловал он меня в носик.

— У меня вообще нет материнского инстинкта! — В ужасе прошептала я.

— Все у тебя есть, — еще один поцелуй, но уже в шею.

— Получается, — тихо спросила я, заглядывая в эти глаза цвета изумруда, — я буду мамой, а ты-папой?

— Да, — кивнул Вита.

— Святой Колдун, — пролепетала я, а Вита лишь тихо рассмеялся, — стой, а…твоя мать убьет нас.

— Ну, — Виталирд с улыбкой посмотрел на меня, — поверь, она обрадуется. Не верь всему, что она говорит. Вот увидишь, — еще один поцелуй в носик, а потом меня опрокинули на кровать, нависая сверху, — интересно, кто же будет? — На это раз поцелуй достался животу.

— Вита, — рассмеялась я, уже как-то даже проникаясь идеей с ребенком, — стой, — тут я резко села. Десять дней…до этого еще почти месяц…это что же получается? Я уже будучи беременной напилась в зюзю? Упс…

— Что? — Спросил мой мужчина, покрывая мою шею поцелуями.

— А, знаешь, ничего, — я решила не просвещать Вита в свою догадку… как говорится, меньше знаешь-крепче спишь!

* * *

— Нет, не так. Смотри, — я выпятила грудь вперед и выпрямила спину, а потом неожиданно плюхнулась на колени, — Дорогая Эбигейл, простите нас, Ваших рабов глупых! Светлость Ваша неноглдяная, мы, рабы Ваши, отдались утехам плотским и…

— Я бы посмотрел на лицо Адрины, если бы ты так ей рассказала, — рассмеялся Эбрагендашиор, вальяжно развалившийся в кресле. Мы втроем решали, как рассказать о том, что «ее Светлость» скоро станет бабушкой. Точнее, Вита просто предлагает сказать в лоб, а мы с Эбрагендашиор категорически против такого.

— Что рассказала? — В комнате появился свекор и, подойдя ко мне, смачно чмокнул в щеку.

— А, — я почнчала затылок, а Вита ухмыльнулся.

— Пап, — его улыбка стала еще шире, — или можно уже назвать тебя дедушкой? — Повисло молчания, рядом с дверью что-то упало. Элизабет… видимо зашла в комнату и услышала конец разговора.

— Внучата! — Вмиг повеселел демон и, подлетев ко мне, обнял, как говорится, со всей демонской силой.

— Вы сейчас серьезно? — Спросила очухавшаяся Элизабет, ползя к нам. В прямом смысле ползя.

— Да, — кивнул Вита, улыбаясь.

— Какой срок? — Спросила Элизабет, вскарабкиваясь на диван.

— Примерно полтора месяца, — ответил Эбрагендашиор.

— Вот это да, — протянула девушка, а Феликс до сих пор меня обнимал.

— Я буду дедушкой! — Рассмеялся мужчина. Я посмотрела на него. Ну не выглядит он как дедушка, — Наконец-то! А то этот Сэмираль уже мне все уши прожжужал про то, что у него второй внук родился.


— Осталось рассказать твоей матери и моему папе. Ну и Смуэль, — при упоминании друга Виталирд помрачнел, но все же неохотно кивнул.

* * *

— Смуэль! — Я ломились в дверь друга, но открыл мне его сосед-Лиам. У нас были напряженные отношения, потому что в прошлую нашу встречу я не дала ему поспать. Подумаешь! — Где Смуэль?

— Я тут, — услышал я сзади голос друга.

— Смуэль! — Я прыгнула на друга, обхватив его талию ногами, — Мне столько тебе надо рассказать!

— Пойдем, — со мной на руках он поплелся в комнату, а Лиам, что-то пробурчав себе под нос, вышел из комнаты, — так что случилось?

— Ты не хочешь стать крестным отцом? — Начала я издалека. Но Смуэль все и так понял. Он ошеломленно смотрела на мой живот, будто ждал, что он прямо на его глазах раздуется.

— Ты беременна? — Охрипшим голосом спросит Смуэль, садясь на кровать.

— Да, — почему-то шепотом ответила я, смотря в потухающие глаза друга.

— Да… — эхом повторил Грэмм. А потом кое-как выдавил из себя улыбку. Я видела, как трудно ему это далось, — это…потрясающе, Деми! — Он улыбнулся, но улыбка вышла какой-то грустной, — и, да, конечно, я стану крестным отцом! — Я просто подошла к другу, обнимая его. Он уткнулся носом в мою шею, глубоко вздыхая, — Так глупо…в глубине дыши я наделся, что ты уйдешь от него… я же, — от запнулся, прижимая меня к себе, — я же так люблю тебя, Деми, — я вдрогнула, ведь он впервые там открыто признался в своих чувствах, а он всхлипнул, — я слабак, прости, — он попытался отстраниться, но я не дала ему это сделать, — я сам во всем виноват! Не признался, когда было надо, — он поцеловал меня в щеку, — но, знаешь, я просто хочу, чтобы ты была счастлива.

— Смуэль, — прошептала я, отстраняясь.

— Аисида Рузерштерн, — он улыбнулся. По моей щеке скатилась одинокая слеза, — я официально заявляя, что буду стараться больше не любить тебя и отпустить, — я рассмеялась, а Смуэль лишь вздохнул и тоже расплылся в улыбке, — так как, думала уже о имени ребенка? — В этом весь Смуэль…

ГЛАВА 7. Спасай всех, кого не поздно.

Банально — это лапша на уши и в постель… А вот за волосы и в загс — это оригинально. Про ребенка Эбигейл была рассказано на следующее же утро за совместным завтраком. Женщина сначала помолчала минуту, а потом выдала сухое «Отличная новость». Но мы-то все заметили, что весь оставшийся завтрак женщина счастливо улыбалась, хоть и пыталась скрыть это.

— Ладно, все было не так страшно, — улыбнулась я. Мы со Авальдинос-младшим сидели в его кабинете.

— Я же говорил, — приобнял меня Вита.

— Почему я обо все узнаю последний? — Проворчал Доминик, влетая в кабинет ректора. Ему обо всем сегодня рассказал Смуэль. Друг рассказал, что дракончик долго бушевал. Да так, что сломал зеркало в моей комнате в общежитии.

— Не последний, — покачала головой я, — еще мой папа не знает.

— Это не имеет значения! — Прикрикнул на меня Дарктаршикольд, — Я должен был узнать обо всем первый!

— Ну прости, маленький мой, — я встала, подходя к дракончику. Тот обижено засопел, но все же приобнял меня хвостом.

— Ни стыда ни совести, — проворчал он, но уже через минут подлетел к Виталирду и плюхнулся тому на колени, — хорошая работа, красавчик! — Подмигнул ему Доминик, а ректор, фыркнув, столкнул его с колен.

— Кстати, любимый, — я все-таки решила завести этот разговор вновь, — практика…

— Нет, — отрезал Виталирд, — теперь точно-нет!

— Виталирд Авальдинос! — Прикрикнула я, — Сделай это ради своего ребенка! — Я всхлипнула, уже готовясь заплакать.

— Аисида, — простонал Виталирд.

— Ты меня не любишь, — провыла я свою старую шарманку, — если бы любил, то выполнил бы эту мою маленькую просьбу!

— Ты понимаешь, что это может быть опасно! — Прикрикнул Виталирд, глубоко вздыхая. Тут он вздрогнул и неожиданно широко улыбнулся, — А хотя, знаешь, малышка, хорошо, — я недоверчиво посмотрела на жениха, — будет тебе практика.

— Правда? — Я вскинула правую бровь, все также недоверчиво на него поглядывая.

— Да, — Вита вновь улыбнулся, а я подлетела к нему, целуя в щеку.

— Спасибо, любимый! — Я радостно запрыгала.

— Что-то мне это не нравится, — тихо протянул Доминик, — я поеду с тобой.

— С нами, — поправил его Виталирд, — я и Эбрагендашиор тоже поедем. Надо же будет за тобой приглядывать, — я кивнула. Я даже на это согласна!

— Котик, — Дарктаршикольд подлетел к Виталирду, — а ты стал еще красивее. Я понимаю, у тебя уже семья, ребенок скоро, но… ты бы не хотел сходить со мной в ресторан? Первый и последний раз. После этого я отпущу тебя, красавчик. Буквально вырву из своего сердца! Думаю, Деми будет не против, — после этих слов горе герой-любовник подмигнул Авальдинос, а тот кашлянул, округлив глаза.

— Дракончик нетрадиционной ориентации-это что-то новенькое, — тихо хихикнула я, наслаждаясь реакцией жениха.

* * *

— Мы едем на практику! — Напевала я, двигаясь в сторону лет-автобуса. На практику летели именно на них. Эбрагендашиор и Виталирд на пару с Домиником плелись сзади, явно не разделяя моего интузиаста, — Мальчики, давайте быстрее! Шевелите…малым тазом.

— В такие моменты я ненавижу ее, — провыл сонный Эбрагендашиор. Я зловеще рассмеялась, ускоряя шаг.

— Аналогично, — простонал Дарктаршикольд. А Виталирд лишь громко хмыкнул, мол «ну вы теперь меня понимаете?».

Мы уже подошли к лет-автобусу. Рядом стояли студенты. Точнее, подобие на студентов. Все, так сказать, «неудачники» собрались здесь. Вот вонючка-Джел, а рядом с ним плакса-Рина, а сзади стоит Корт-прощай, штаны. А остальных я даже не знаю. Помню, что где-то видела, но не запоминала. Я перевела задумчивый взгляд на ректора, но тот делал вид будто не при делах.

— Ну все, — громко воскликнул он, выходя на центр. Я пожала плечами. Ну действительно, какая разница с кем поеду на практику? — Занимайте свои места, адепты, — При виде Вита плакса-Рина засветилась от счастья и чуть ли не вприпрыжку двинулась к лет-автобусу.

— Пропустите ректора! — Заорала я и схватила Вита за руку, первой вваливаясь в лет-автобус.

— И маленьких дракончиков! — Завыл Доминик.

— Ну и обворожительных инкубов, — томным голосом прошептал Эбрагендашиор и подмигнул. Какая-та девочонка в толпе, кажется, упала. Упс…

— Отлично, — мы с Вита заняли первые два сиденья, а Дарктаршикольд и Эбрагендашиор сели сзади нас.

— А почему мы не можем добраться туда телепортом? — Проворчал Эбрагендашиор.

— Потому что это традиция Академии! — Я повернулась к ним всем корпусом, — Ты ничего не понимаешь, глупый инкуб! — Эбрагендашиор на это лишь громко фыркнул. Вита тихо рассмеялся, усаживая меня обратно и внимательно следя за каждый адептом, заходящим в автобус.

— Так куда мы летим? — Я улыбнулась, предвкушая интересную практику.

— Увидишь, — загадочно улыбнулся Виталирд, не отрываясь от своего занятия.

— Ах, кстати, что там у вас с платьями? — Я хитро улыбнулась, а Виталирд и Эбрагендашиор обменялись вражескими взглядами.

— Я заказал, — коротко ответил Эбрагендашиор.

— Я тоже, — кивнул Вита.

— Стой! — Неожиданно прикрикнул Эбрагендашиор, — свадьба через месяц. Ты будешь почти не пятом месяце бере…

— Говори тише! — Шикнула я на инкуба.

— А ты что скрываешь? — Изогнул правую бровь Эбрагендашиор.

— Не то чтобы скрываю, — протянула я, провожаю взглядом вонючку-Джела, — но зачем им знать?

— К концу практики ты вряд ли сможешь скрывать это.

— Марианна, у тебя третий месяц, — улыбнулся Эбрагендашиор, — и даже сейчас что-то да видно. На четвертом будет заметно еще сильнее.

— Ничего у меня пока не видно, — проворчала я.

— А ты попробуй надеть что-нибудь облегающее, — хмыкнул рыжик. Вита посмотрел на мой живот и тепло улыбнулся мне.

— Так что я говорил, — вернулся к разговору инкуб, — придется перешивать платье, — он почесал подбородок, — а то оно обтягивающее, — Вита хмыкнул, а инкуб ойкнул, поняв что выдал свою тайну.

— Дамы и господа! — Прозвучал голос водителя, когда все пассажиры уселись, — Приветсвую вас на лет-автобусе «Леприконий экспресс»! — Что он сказал?!

— Виталирд, — прорычала я.

— Наша точка назначения-Радужная долина! Приятной поездки, — после этих слова лет-автобус взмыл в воздух.

— Я убью вас, — прошипела я, сжимая кулаки. В чем проблема? А в том, что в радужную долину к леприконам каждый год отправляют самых безнадежных адептов. Да там даже делать нечего! Со скуки можно помереть!

— Ну Аисида, — протянул Доминик, — это было ожидаемо.

— Так ты знал? — Прошипела я, поворачиваясь к дракончику.

— Нет, но догадывался, — махнул хвостом тот.

— С чего бы это?

— Ну сама подумай, — лениво заметил Дарктаршикольд, — станет он рисковать тобой, тем более сейчас, — я возмущенно засопела, отворачиваясь ото всех к окну.

— Вы такие…злые, — обиженно прошипела я, надуваясь.

— Ну малыш, — Вита нежно погладил мое плечо, — прости, но я не мог по-другому. Зато, как хотела, ты попала на практику.

— Просто молчите, — простонала я, утыкаясь лицом в окно. Эбрагендашиор сзади громко рассмеялся.

* * *

Через четыре часа мы долетели до Радужной долины.

— Добро пожаловать, уважаемые гости! — Нам навстречу вышел высокий зеленоволосый мужчина. Не смотря на стереотипы, леприконы вовсе не толстые рыжеволосые карлики. Они довольно высокие и имеют одну особенность. Их волосы. Они бывают разных цветов радуги. Прогуливаюсь по городу, можно встретить синеволосую, рыжеволосую, крансоволосую девушку или, как этот мужичина, зеленоволосую, — меня зовут Лантей.

— Авальдинос, — протянул руку Вита. Мужчины обменялись крепким рукопожатием, — я куратор группы.

— И ректор Академии, — улыбнулся зеленоволосый, — знаю. И мне очень приятно познакомиться, — Виталирд улыбнулся, отходя на шаг, — здравствуйте, адепты. Надеюсь, что вам у нас понравится.

— Здравствуйте, — поприветствовали мы его хором.

— Пройдемте, господа, — он махнул рукой, — ваши комнаты уже готовы.

— А можно сразу на балкон? — Протянула я, перехватывая своего плюшевого медведя. Во все поездки я ездили с ним. И это не исключение.

— Зачем? — Ошеломленно спросил леприкон.

— Хочу сброситься, — мрачно заявила я.

— Меня пугают твои суицидальные наклонности, — хмыкнул Эбрагендашиор.

— Это не единственное, что тебя должно пугать во мне, — я хищно улыбнулась, а Корт-прощай, штаны тяжело взглотнул.

* * *

Ужин прекрасен! Что уж тут сказать? На столе не были свободного места. Все было занято разными блюдами.

— Будешь? — Спросила я у Эбрагендашиор, указывая на его маринованный огурчик. Свой и Виталирда я уже съела. Доминик отказался от трапезы и остался в его с Эбрагендашиор комнате.

— Нет, — кивнул Эбрагендашиор, отправляя в рот кусок мяса, — забирай.

— Эй, Рузерштерн, — вдруг раздался ехидный голос плаксы-Рины, — а ты случаем не беременна? — Я аж подавилась маринованным огурчиком.

— Прости? — Я выжидающе посмотрела на эту выскочку.

— Ну из твоего гардероба пропали обтягивающие платья, а еще ты что-то налегла на солененькое, — язвительно протянула Рина. Вот стерва. Я отдернула мешковатую футболку и положила в рот остаток огурца.

— Не неси чепуху, — прорычала я, отворачиваясь. Вита и Эбрагендашиор тихо посмеивались, — Вот что вы за люди такие? — Прошипела я, прожигая их взглядом.

— А мы и не люди, — сладко протянул Эбрагендашиор старую шарманку.

— Это вас не оправдывает, — я схватила с тарелки вонючки-Джела его огурец и зло откусила, — спасибо, — бросила я пареню.

— В-всегда пожалуйста, — заикаясь, кивнул Джел, — Марианна, — он тяжело взглотнул, — ты сегодня прекрасно выглядишь, — пропищал он. Серьезно? Парень, кажется у тебя проблемы со зрением. Вся лохматая, в черной широкой футболке и в брюках. Ну прямо красавица!

— Спасибо, — равнодушно бросила я, но поймай равнивый взгляд Виталирда, подобралось, — ты тоже ничего, — я игриво провела пальчиком по плечу парня. Со стороны ректора послышался натуральный рык. Я злорадно улыбнулась, ибо воспоминания о его бывашей до сих пор не покинули мою прекрасную головушку.

* * *

— И что это было с этим Джелом? — Раздраженно спросил Вита, лениво развалившись на кровати.

— Ревнуешь? — Игриво спросила я, стаскивая футболку.

— А что если и да? — Проворчал Виталирд.

— Это глупо, — я закатила глаза.

— Почему? — Спросил Вита, приподнимаясь на локтях. Я многозначительно подняла бровь и махнула на свой уже небольшой живот рукой. Красноречивее всех слов.

— Ну мне как бы уже никуда не деться, — проворчала я, — к сожалению, — Виталирд сзади громко рассмеялся.

ГЛАВА 8. Я тебя придушу!

Церемония бракосочетания подходит к концу. Родные и близкие могут попрощаться с женихом. Три часа ночи. Тик-так. Тик-так. Тик-так. А спать-то не хочется… Виталирд сладко спит, подложив руку под голову.

— Авальдинос, — я все-таки не выдерживаю, толкая его в плечо.

— Что? — сонно шепчет он, поднимая голову. А взгляд-то какой неосмысленный…

— Мне не спится, — жалостно пролепетала я. Жених громко вздыхает, притягивая меня к себе.

— Спи, — бормочет он, зарываясь носом в мои волосы, — поздно. — А я как будто не знаю! Спасибо, что открыл мне глаза, любимый!

Вот так казалось бы мне и лежать до утра…но в четыре утра пришло спасение. В четыре утра под нашим окном послышались голоса адептов. Я тихонько приподнялась с кровати, прислушиваясь.

— Если поймают, то нам не поздоровится, — прошептала Рина.

— Да, нам влетит, — согласно протянул незнакомый голос.

— Да не бойтесь вы! — прошипел Корт, а я, гаденько захихикав, побежала одеваться.

Подойдя к Вита, я осторожно взяла его руки. Мой план был настолько глуп, что даже я усомнилась в своей адекватности. Я его пальцами открыла замок на подаренном им же самим артефакте, что может следить за мной. И…у меня получилось. От счастья и удивления я так грязно выругалась, что даже самой стыдно стало. Быстро спустившись вниз, я застала адептов на улице в полном составе.

— Ну и что вы делаете, дети? — «дети» дружно заорали, шарахаясь от меня, как от аббаса.

— Рузерштерн! — заорала Рина. — Ты напугала!

— Ну простите меня, Ваше высочество, — я отвесила шутливый поклон, — а что вы тут делаете?

— Не скажем, — вышла вперед незнакомая мне девушка.

— А ты вообще кто? — я изогнула правую бровь, насмешливо глядя на нее.

— В смысле? — удивленно спросила девушка.

— Ну в прямом, — я пожала плечами, — ты имени своего не знаешь?

— Атильда, — вздернула подбородок вверх девушка, — ты со мной уже третий года в одной группе учишься вообще-то!

— Правда? — удивилась я. Ну не помнила я ее. Хоть убей. — Не помню.

— Атильда права, — вышел вперед Корт, — ты все ректору расскажешь.

— С чего бы мне все ректору рассказывать? — я насмешливо оглядела эту компанию.

— Ну вы же… — начал мямлить какой-то незнакомый парень, — ну…он твой жених, — остальные согласно закивали.

— Ну да, — лекго согласилась я, — но это не значит, что я ему расскажу. Пойдемте!

— Куда? — Удивленно спросил Джел.

— Как куда? — я улыбнулась. — Туда, куда собирались вы. Я с вами! — Рина застонала, вскидывая голову к небу, а Джел расплылся в улыбке.

— С Рузерштерн поведешься-проблем не наберешься, — со знанием дела протянул Корт. На это я лишь тихо рассмеялась.

* * *

— Серьезно? — я иронично изогнула бровь. — Вы серьезно в это верите?

— Так в легенде написано! — возмущенно засопела Рина.


— Ну мало ли что в легенде написано, — я посмотрела на нее, как на последнюю дуру. В принципе, ею она и являлась, — нет, ну сама посуди. Ты серьезно веришь, что если перейти радугу, то к тебе спустятся потомки леприконов-карлики с рыжей бородой и подарят горстку золота? — по потупевшему вмиг взгляду я поняла, что, да, она верила, — понятно, так уж и быть. Давайте попробуем, — я схватила за руку Атильду и толкнула вперед, — давайте она первая пойдет. Ее хоть не жалко, — девушка возмущенно засопела, но все же пошла первая.

С каждым шагом мы приближались к радуге, которая даже в четыре часа ночи была отчетливо видна. Радужная долина, что тут сказать? Мы оказались прямо у ее подножья. Радуга по консистенции была похожа на сахарную вату. Так и хотелось откусить кусочек.

— Ну давай, — я подбодряюще улыбнулась Атильде, а сама спряталась за спиной Корта. Как говорится, от бездны подальше.

Девушка где-то минуты две мялась, так и не решаясь перейти порог.

— Давай уже! — прикрикнула я. — Ты пока решишься, я уже рожу! — Рина побледнела, а я хлопнула себя по лбу, осознав, что только что раскрыла свою "тайну".

— Так ты все-таки беременна? — закричала плакса-Рина.

— А что? Хочешь быть крестной? — девушка зло засопела. Ну да, плакало ее будущее с Вита, о котором она так мечтала. Что, думала, я не вижу, как она смотрит на моего жениха? — Но мы сейчас не об этом. Так что… Атильда, бездна тебя подери, давай уже! — девушка вздрогнула и бегом преодолела порог.

Минуты две ничего не происходило. Вообще ничего.

— Все ясно, — пропела я, — бред эта ваша легенды, — как будто в подтверждении моих слов земля под нами задрожала, а вниз по радуге начали спускаться маленькие человечки на…драконах?

Четыре тридцать пять утра.

— Ее нет! — закричал Виталирд, врываясь в комнату Эбрагендашиор и Доминика.

— Что? — инкуб приподнялся на кровати. — Кого нет?

— Аисиды! — заорал Авальдинос. — Она еще и артефакт сняла!

— Вот хитрая, а! — восторженно произнес Эбрагендашиор, поднимаясь. — А ты чего молчишь, Доминик?

— Не мешайте! — дракончик передернул хвостом. — Я пытаюсь наладить связь с хозяйкой, — мужчины напряженно следили за Дарктаршикольд.

— Ну? — первым не выдержал Виталирд.

— Близко она, — Эбрагендашиор закатил глаза, — по дороге пойму. Пойдемте! — они вышли в коридор. Виталирд напряженно теребил застежку на браслете.

— Стойте, хочу кое-что проверить, — Эбрагендашиор подошел к первой попавшей двери. На этаже были только адепты. Один ловким движениям когтя он взломал замок и вошел в комнату. Доминик и Виталирд переглянувшись, зашли следом. — Так я и знал. Все вместе сбежали, — и действительно, две кровати были разобраны, но в них никого не было.

— Я их убью, — прошипел Виталирд.

— Не стоит, друг мой, — рассмеялся Эбрагендашиор, направляясь к двери, — зная твою невесту…скорее всего, это она генератор идей.

— Замочли, несносный инкуб, — зашипел дракончик и, замахнувшись хвостом, влепил рыжему затрещину.

* * *

Ну такого я точно не ожидала! А драконы-то тут что забыли?

— Вы кто? — начал было маленький рыжий мужчина, сидящий на ярко-красном драконе, но его остановил звук падающего тела. Это Джел плюхнулся в обморок.

— Мы… — Корт почесал затылок, — люди.

— За себя говори, — проворчал сзади вампир. Вроде Тон зовут парня.

— Зачем позвали? — прищурился тот же самый мужичок. Да, назвать его мужчиной язык не поворачивается.

— По легенде, — набрала в грудь воздуха Рина, — тем, кто проходит под радугой, вы даете деньги! — надеюсь, ее драконы первые съедят, а мы, может быть, даже сбежать успеем.

— Бред эта ваша легенда, — сказала второй мужичок, сидящий уже на желтом драконе.

— Вот и я говорила, — согласно закивала я, с опаской поглядываю на драконов. Прошлый раз еще не забыла. Как потом неделю сидеть не могла из-за подпаленной пятой точки тоже помнила, — бред чистой воды!

— Вы потревожили нас без надобности, — грозно начал мужичок на красном драконе, — за это вы не можете уйти безнаказанными.

— Стойте, — я вышла вперед. Дипломатические отношения сейчас придется налаживать, — вы нам скажите, какая должна быть надобность и мы разыграем все с самого начала. Пойдет? — по их лицом было понятно, что, нет, не пойдет.

— Рэв, давай, — махнул рукой «главный» и драконом взмыл в воздух.

— Нам конец, — со знанием дела пролепетала я. Сейчас за этим последует…огонь. Да, так и получилось. Дракон раскрыл пасть и в нашу сторону понесся столб огня.

Тут прямо между нами вспыхнул телепорт и из него вышли потрепанные Вита, Эбрагендашиор и Доминик.

— Я тебя придушу, — сходу начал Виталирд, буравя меня злым взглядом. Я виновато улыбнулась жениху.

— Малая, — Эбрагендашиор громко рассмеялся, — во что опять вляпалась? — он обвел взглядом собравшихся. — Здравствуйте, — кивнул он. Я перевела взгляд на Дарктаршикольд, но тот молчал, с открытым ртом пялясь на драконов.

— Какие вы красивые! — прошептал Дарктаршикольд, подлетая прямо к красному дракону, который от неожиданности даже перестал атаковать.

— Дарктаршикольд, отойди подальше! — в панике прошептала я.

— Вы кто? — начал «главный».

— Не столь важно кто мы, главное, что мы пришли к вам с миром! — пропел Эбрагендашиор, поднимая руки вверх.

— Вы кто? — повторил вопрос мужичок. Дракон плавно опустился на землю, а его наездник продолжал сверлить нас взглядом.

— Здравствуйте, — слово взял Вита, — я ректор Академии магических искусств, а это ее адепты. Мы приехали сюда на практику.

— Почему Ваши адепты вызвали нас? — мужичок изогнул правую бровь.

— Потому что идиоты, — прошипел Эбрагендашиор.

— Этого больше не повторится, — улыбнулся Виталирд, — они раскаиваются и не хотели тревожить вас без надобность, — по нашим наглым физиономиям было понятно, что мы ничуть не раскаиваемся.

— Хорошо, — после минутного раздумья, произнес мужичок, — на этот раз мы вас простим. Взлетаем, парни! — после этих слов произошло сразу три события. Он взмахнул рукой, и дракон вздрогнул, собираясь взлететь, Дарктаршикольд взлетел следом, хватаясь за его хвост.

— Доминик! — заорала я, но дракончик просто не обращал на меня абсолютно никакого внимания. Так что…я сделала, возможно, самый глупый поступок в своей жизни. Я прыгнула на дракона и успела уцепиться в последний момент, пока он не взлетел.

— Марианна! — заорал Виталирд, пытаясь схватить меня за ногу.

— Доминик! — я пыталась добраться до дракончика, но тот лишь отмахнулся от меня хвостом.

— Что ты делаешь, глупая? — заорал на меня мужичок, подавая руку, чтобы я окончательно взобралась на дракона.

Неожиданно воздух вокруг нас нагрелся, а пейзаж начал размываться.

— Что происходит? — в панике заорала я, мертвой хваткой цепляясь за дракона.

— Мы переносимся, — тяжело вздохнул мужичок.

— Куда? — я все также продолжала орать.

— В Радомир, — спокойно ответил он, а Доминик сзади восторженно вздохнул.

— Там есть драконы? — он с надеждой посмотрел на мужичка.

— Целая стая, — кивнул тот.

— Отлично, — прошептал дракоша. Ужасно!

— Я тебя придушу! — я повернулась к Дарктаршикольд, пытаясь схватить того за шею.

— Деми, успокойся! — дракоша рванул от меня подальше, впечатывается в спину мужичка.

— Успокойтесь оба! — заорал тот, не сдержавшись. В этот момент перед нашими глазами начал появляться…город.

— Что это такое? — изумленно прошептала я.

— Радомир, — хмыкнул мужичок, а красный дракон фыркнул.

— Но я все равно тебя придушу, — прошептала я, все также продолжая пялиться на этот прекрасный город. Разноцветные дома, ярко-голубое небо, розовые тучи и радуга. Не одна, а сразу три!

— Хорошо, — легко согласился Дарктаршикольд, — только встань в очередь. Думаю, Виталирд захочет сделать это первым…

Я кивнула. Вот это красота… Так и становятся, похоже, попаданками!

ГЛАВА 9. Невестку украли, или свекровь-то на тропе войны!

Самое главное в споре с мужем — переманить на свою сторону свекровь.

— Виталирд, не паникуй! — орал на друга инкуб. Полудемон нервно расхаживал по комнате злой, как черт.

— Эбрагендашиор, мать твою! — в ответ заорал ректор.

— Мать мою не трогай, — на автомате хмыкнул инкуб. — Она, между прочем, женщина хорошая, образованная.

— Эбрагендашиор! Моя беременная невеста Колдун знает где! И у меня было лишь два способа найти ее! Один лежит на комоде, — мужчину махнул рукой на подвеску, — а второй свалил вместе с ней!

— Так, — рыжеволосый встал, отряхивая одежду, — главное, успокойся. Что-нибудь придумаем, — Виталирд фурункул, но вдруг вздрогнул всем телом и вытащил свой артефакт связи.

— Была не была, — пролепетал он, надевая его. Эбрагендашиор напряженно следил за другом. — Мама, у нас проблемы… — Эбрагендашиор завыл. Не сдобровать им обоим!

* * *

— И что нам делать? — прошипела я, дергая Доминика за хвост.

— А мне почем знать? — в ответ зашипел дракон. — Никто не просил тебя прыгать следом!

— Знаешь что… — я прищурила глаза. — Ты неблагородная сволочь!

— А ты ненормальная истеричка! — дракончик раздраженно махнул хвостом, сбивая с полки часы.

Мы сидели в выделанной нам комнате и пытались трезво оценить всю ущербность нашего положения. Как только вострог спал я и Деми поняли, что попали…

— Я слышу шаги, — прошептал Дарктаршикольд. И в правду, через пару секунд в дверь комнату постучались. Не дожидаясь ответа, в покои зашел маленький рыжий человечек. Я тяжело вдохнула, понимаю, что запомнить их будет трудно. Они же все на одно лицо…

— Господа, вас приглашают к ужину, — после этих слов леприкон молча повернулся и вышел из комнату, бросив лишь, — жду вас. — Странно… в радужной долине было раннее утро, а здесь уже вечер.

— Главное, не спались! — зашипел на меня дракончик.

— В смысле? — не сразу поняла я, но поймав выразительный взгляд, устремленный на мой живот, сразу вникала. — Поняла! — после этого мы с Дарктаршикольд осторожно выползли из комнаты, где нас уже ждал леприкон.

— Прошу, — он повел нас вниз по лестнице и остановился у огромной столовой, выполненной в красно-золотых тонах. Большой дубовой стоял стоял по середине столовой, а за ним уже сидела люди…точнее, леприконы. Наш недавний знакомый и, видимо, его жена и сын.

— Здравствуйте, — прошептала я, а Дарктаршикольд кивнул.

— Проходите, присаживайтесь, — мужичок кивнул на место рядом с его сыном. Я на ватных ногах подошла к стулу и плюхнулась на него. Дарктаршикольд завис позади меня, ободряюще положив хвост на мое плечо. — Меня зовут Сэл, — я кивнула, — моя жена-Ди и сын-Лар.

— Прияно познакомиться, — я все-таки вспомнила кто я есть и что эта скромность мне вообще не подходит, так что вскинула подбородок и, хитро улыбнувшись Лару, представилась, — я-Марианна, а это Доминик, — дракончик в потвержлении моих слов махнул хвостом.

— Вы такая красивая, — прошептали прямо под моих ухом. Повернув голову, я наткнулась на восторженный взгляд Лара.

— Спасибо, мальчик, — я подмигнула ему, а тот громко сглотнул. — И как вы нас отправите обратно? — я решила сразу перейти к главному.

— С этим будут небольшие проблемы, но…

— Папа! — вдруг заорал Лар. — Я хочу ее себе! — что? Простите? Извините? Что этот мелкий только что сказал?

— У тебя нет шансов, — прошипел сзади Дарктаршикольд.

— Лар, ты уверен? — Сэл сделал вид, что не услышал Дарктаршикольд и не видит моего злобного взгляда.

— Да, папа! — мальчишка вскочил со стула. — Я хочу на ней жениться!

— А я не хочу выходить за тебя! Я вообще-то… — тут Дарктаршикольд шлепнул меня хвостом чуть ниже спины, — Доминик!

— Мы будем только рады! — пролепетал дракончик, хватая меня за руку и выводя из столовой. — Правда, сейчас Марианна очень устала и нормально не соображает! Но утром, я вас уверяю, она будет плесать от счастья. Да, дорогая?

— Чечетку буду отплясывать, — прошипела я. Дракончик кинул что-то на прощание и вывел из столовой, — что происходит, Доминик? Ты больной? — я накинулась на дракончика, как только мы ввалились в комнату.

— Может и больной, но зато здравомыслящий, — пришипел Дарктаршикольд.

— В каком смысле? Можно же сказать, что я уже как бы помолвлена и вообще, знаете ли, беременна!

— Можно было бы, но… — дракончик устало опустился на спинку стула, — если они узнают про ребенка, то нам точно отсюда не выбраться, — я недоуменно посмотрела на Дарктаршикольд, — мылыш точно родится магом, да еще и с кровью демона… Марианна, они не упустят такого шанса. — Как ни грустно это признавать, но Дарктаршикольд прав…

— И что же нам делать? — я вздохнула, присаживаясь на край кровати.

— Ждать, — промычал Дарктаршикольд, падая рядом и утыкаясь мордой в подушку, — не думаю, что новоиспеченный папаша сейчас спокойно себе где-то сидит и потягивает вино. А ты, — от ткнул когтем в меня, — притворяйся, что рада и вообще тебе очень понравился Лар.

— Но он же ребенок! — взвыла я.

— Да какой он тебе ребенок! Вместо того, чтобы делать поспешные выводы, лучше бы в ауру его заглянула. Этому ребенку уже тридцать с лишним.

— Да? — я недоуменно уставилась на дракончика, — а ростом с ребенка.

— Деми, открою тебе глаза, солнышко. Они все такие!

— Не умничай, — я обиженно надула губки и отвернулась от друга. Дарктаршикольд сзади тихо взвыл. А что? Имею права обижаться!

* * *

— Как это Марианна пропала? — орала Эбигейл, расхаживая по комнате точно также, как до этого делал ее сын.

— Вот так вот, — вздохнул Эбрагендашиор, уже устав пересказывать историю пропажи Деми женщине. В третий раз уже как-то надоело. — Взяла и улетела на крыльях любви к леприконам!

— Зови своего отца! — женщина кивнула сыну, который сидела на кровати, опустив голову на колени и обхватив ее руками. — Виталирд!

— Что?

— С отцом свяжишь, говорю! — заорала Эбигейл. Виталирд кивнул, хватаясь за артефакт связи.

Через пару минут в середине комнаты открылся портал и из него вывалился растрепанный Феликс.

— Вы придурки! — сходу начал он, подходя к бывшей жене.

— А мы этого и не скрываем, — хмыкнул Эбрагендашиор.

— Что ты задумала, мам? — Виталирд подошел к матери, которая что-то вычитывала в своей книжке.

— Найдите мне котел. Поры бы уже вспомнить о своем происхождении, — улыбнулась Эбигейл

— Вот ведьма, — хмыкнул Феликс.

— Что правда, — Эбрагендашиор тихо рассмеялся, — то правда!

* * *

— Милый, хочешь клубнички? — за завтраком я была сама вежливость. Улыбалась Лару и вела себя очень скромно. Ну я не хамила…и этого достаточно.

— Нет, моя сладенькая магичка, — прошептал Лар, восторженно глядя на меня. Я оскалилась, поворачиваясь лицом к Дарктаршикольд. Сделав всеми известный жест «ты-труп», я вновь повернулась к леприконам.

— Ну что ж, дети, я так рада, что мой маленький мальчик наконец-то выбрал себе невесту! — Ди умиленно сложила руки.

— Да, я тоже очень рада, — сквозь зубы прошипела я.

— Когда свадьба? Пора бы и о наследниках задуматься, — если бы я пила воду, то точно бы подавилась. Но я ее не пила. К сожалению. Лучше бы подавилась и умерла в страшных муках.

— Вот я женщина легкого поведения, — прошептал я Дарктаршикольд, — два жениха, один ребенок от одного, второй от другого в планах.

— Прекрати, — прошептал в ответ дракончик, — и улыбайся. — Я вновь растянула губы в фальшивой улыбке и выдавали убийственное:

— Я до свадьбы ни-ни, — для правдоподобности даже пальцем покачала в воздухе.


— Правда? — удивленно спросил Сэл.

— Правда! — я сложила руки на груди, — я что похожа на уличную девку?

— Нет, что Вы, Марианна! — Поспешно вставила Ди. — Просто у нас нет такого правила. Мы не знали, что у магов до брака не принято. — Да у нас как бы еще как принято, но вам об этом знать, господа, не нужно.

— Тогда надо сыграть свадьбы как можно раньше, — Сэл задумался, — к примеру, послезавтра! — Ди и Лар согласна закивали, а мы с Дарктаршикольд затравлено переглянулись.

* * *

— Хвост крысы, — послушано вложили в руку Эбигейл ингредиент, — волос из носа инкуба.

— Что? — Эбрагендашиор схватился за нос.

— Мне повторить? — женщина изогнула правую бровь.

— Секунуд, — прошептал инкуб и уже через пару секунд в котел был добавлен его волос.

— Кровь демона. — Продолжила женщина.

— Секунду, — Феликс хотел уже взять клинок, но бывшая жена распорядилась иначе. Не успел он и слова сказать, как ему в нос заехал кулак женщины.

— Как же давно я мечтала это сделать! — удовлетворенно прошептала женщина, поднося склянку к кровоточащему носу демона.

— Эбигейл!

— Мама!

— Вот это женщина! — прошептал восторженно инкуб.

— Если бы не мой внук, я бы даже не стала вам помогать! — прошипела Эбигейл, — так что, дайте хотя бы насладиться процессом. — А теперь, последний ингредиент. У тебя есть личная вещь Марианны? А еще лучше расческа?

— Да, — Виталирд начал рыться в шкафу, пока не достал от туда расческу девушки.

— Отлично, — удовлетворенно кивнула женщина, хватая вещь из рук сына. Она не долго думаю, кинула расческу в котел.

— По-моему, там хватило бы и волоска, но твоя мать просто захотела угробить какую-нибудь вещь Марианна, — прошептал Эбрагендашиор Виталирду.

— Не без этого, — не стала оправдываться Эбигейл, — готово! — последний взмах руки и котел заволокло зеленой дымкой. Секунду ничего не происходило, но вдруг жижа из котла, как змейка начала выползать и скрутилась в спираль.

Через мгновение спираль вспыхнула, озарив комнату яркой вспышкой. И на месте этой самой спирали появился портал.

— Экспресс прямиком к твоей невесте, — хмыкнула женщина, первой входя в портал. Другие ни долго думаю, шагнули следом…

ГЛАВА 10. Серенады под окном

В доме жениха еще ничего не знают, а у невесты уже свадьбу играют.

— Я так больше не могу! — заныла я. Десять часов вечера. Третий час бесперывных серенад. Третий час!

— Я его лично подпалю! — прошипел Дарктаршикольд, вновь высовываясь из окна. А Лар…ох, ну и надрывался же там леприкон под окном.

Пел хрипло, надрывно, сопровождая это все такой актерской игрой,?что я аж засмотрелась.

— Марианна-а-а! — тем временем вновь пропели, ну точнее, проорали мое имя. — Ты так прекрасна-а-а! Невыносимо прекрасна-а-а!

— Нет, все, с меня хватит! — я вскочила с кровати и, быстро обувшись, бегом начала спускаться вниз.

— Ударь его и от меня тоже! — заорал мне Дарктаршикольд вслед.

— Всенепременно, — буркнула я, вылетая за дверь.

* * *

— На этот раз точно получится, — зашипела на мужчин Эбигейл.

— Ты говоришь это уже пятый раз! — прикрикнул на бывшую жену Феликс.

— Если понадобится, то скажу и в шестой! — зарычала Эбигейл, вновь настраивая портал.

— Эбигейл, — жалобно протянул Эбрагендашиор, — только не в болото, как в третий раз! — на это женщина лишь пренебрежительно фыркнула и, махнув рукой, открыла портал, — прошу, дамы, — Виталирд первый влетел в портал, не дожидаясь никого.

Следом в портал шагнули и остальные. Они вышли около большого белого дома с прекраснейшим садом. Где-то рядом завывал какой-то недоделанный романтик, нарушая тишину.

— Больше похоже на призыв демона Смерти, — хмыкнул Эбрагендашиор.

— А может это любовь, балбес, — проворчала Эбигейл.

— Может и любовь… — задумчиво протянул Феликс, — но вас не смущает, что парнишка завывает имя Марианны.

— Что? — Виталирд подошел ближе. Под окном стоял парень лет пятнадцати. Типичный леприкон, рыжий и маленький ростом.

— Марианна-а-а, будь со мной, моя жрица счастья-я-я! — продолжал надрываться он. Тут входная дверь с грохот открылась и на лестничной площадке появилась… Аисида!

— Слушай ты, герой-любовничек… — грозно начала девушка. Виталирд счастливо выдохнул. Его девочка тут и с ней все хорошо…

* * *

— …еще немного и… — закончить я не смогла, ибо увидела позади Лара Виталирда в кустах! Я тряхнула головой. Еще раз. И еще один. Нет, это точно он, а не какая-та иллюзия. — Я скучала, малыш! — заорала я, улыбаясь жениху. Тот улыбнулся в ответ и хотел уже было подойти ко мне, но был перехвачен Феликсом, который, как оказалось тоже был тут. Ну, а дальше я увидела счастливого Эбрагендашиор и вечно недовольную Эбигейл.

— Я тоже скучал, моя королева! — Лар, видимо, принял мои слова на свой счет и, подлетев ко мне, хотел обнять. А так как он был ростом намного ниже меня, то…явно бы его лицо уперлось бы в мой уже и не такой плоский живот… и тогда все бы полетело Колдуну под венец! Так что, я резко опустившись на колени, обняла леприкона. Тот не долго думая, уткнулся носом в мою шею.

Четверо за спиной Лара дружно изогнули левую бровь. Вот это было синхронно! Мне даже похлопать захотелось.

— Лар, милый, родненький, — я улыбнулась леприконы, — давай устроим пикник?

— В десять вечера? — с сомнением спросил леприкон.

— Ну да! — улыбнулась еще шире. — Я тебя тут подожду, а ты за едой беги! — я подмигнула рыжику, от чего тот покраснел и, кивнув, побежал в дом.

— Ну ты даешь, малая! — пропел Эбрагендашиор, выходя из укрытия. — Еще старый ухажер жив, а ты уже с новым!

— Если бы вы опаздали еще на сутки, то попали бы на мою свадьбу, — проворчала я, обнимая Виталирда.

— В смысле? — Вита выжидающе посмотрел на меня.

— В прямом! — заорал Доминик из окна комнаты. — Звмуж твою невесту этот леприкон решил взять! — с каждым словом глаза Вита желтели все сильнее, а руки вокруг меня сжимались все плотнее.

— Ну какая разница? — пропела я. — Главное,?что вы успели! И мы сейсас все дружно уберемся отсюда!

— Всеми крылашками за! — Доминки вылетел из окна, приземлившись Феликсу прямо на руки.

— А напомнить, кто во всем этом виноват? — ехидно протянул Эбрагендашиор.

— Не умничай, несносный инкуб, — проворчал Дарктаршикольд. — Сейсас главное выбраться отсюда.

— Согласна, — впервые подала голос Эбигейл. Посмотрев на женщину, я поняла одно… на меня будут кричать на пару с сыном, когда выберемся отсюда.

— Отлично, — Феликс подошел ко мне и поцеловал в макушку, — не пугай нас так больше, девочка, — я улыбнулась свекру.

— Эй, вы кто? — мы резко обернулись на голос и увидели Лара, который стоял в паре метров от нас с корзинкой в руках. Эбигейл, не мешкая, начала настраивать портал.

— Папа! — тем временем заорал леприкон, поняв, что его потенциальная невеста решила свалить куда подальше от него.

— Готово! — Эбигейл схватила Эбрагендашиор за шкирку и втолкнула в портал.

— Стоять! Вы похищаете мою невесту! — тут Вита не выдержал и кинул в наглеца проклятие. Потом, схватив меня, влетел в портал. Я только и успела, что помахать раздувающемуся и зеленеющему леприкону ручкой.

— Сынок, ну ты даешь! — рассмеялся Феликс, когда мы все вышли около какого-то леса. — Давно я не видел, чтобы кто-то использовал проклятие несносный жабы. Как тебе это только в голову пришло?

— Ну мы же сегодня побывали на болоте, — прыснул инкуб, подходя к нам и попутно вытаскивая из волос ветку. Видимо, Эбигейл не очень-то и удачно втолкнула рыжеволосого.

— Да, — мрачно кивнул Вита, сильнее сжимая мою руку, — проникся этой болотной атмосферой.

— Где-где вы были? — ошеломленно спросила я. Опустив глаза, я лицезрела, что обувь моих спасителей вся в грязи и тине.

— Долгая история, — улыбнулся Феликс.

— А сейсас-то мы где?

— В Авриловских лесах, — без запинки ответил Вита.

— А ты откуда знаешь? — с интересом спросил Эбрагендашиор.

— Я здесь по работе был.

— Сейчас открою портал, — Эбигейл выглядела ужасно, если честно. Побледневшая, она еле держалась ногах. Было видно, что женщина устала.

— Не нужно, — Виталирд выпустил меня из объятий и я, подбежав к свекрови, подхватила ее под руку. — Я сам открою. — Не прошло и минуты, как перед нами вспыхнул ярко-голубой портал. — Прошу, — я улыбнулась жениху и вместе со свекровью вошла в портал.

* * *

— Ты ненормальная! — на меня кричали. Громко. Дружно. Синхронно. Я кивала.

— Чокнутая! — добавил Эбрагендашиор.

— Ты хоть о ребенке подумала? — я покачала головой. Не думала. За что сейчас очень стыдно сейчас.

— Дура! — Эбигейл схватила меня за руку и повела в другую комнату. — Нам надо поговорить наедине! — Виталирд сочувственно посмотрел на меня, но потом, видимо вспомнив, что я все-таки напортачила, прищурил глаза и дал ведьме меня увести.

— Только не сильно, Эбигейл, — устало протянул Феликс. Женщина зашипела и закрыла за нами дверь.

— Ты больная, — ну что ж…коротко, ясно и по существу.

— Я знаю, — кивнула я.

— Но мой сын заслуживает тебя, — я подняла удивленный взгляд на свекровь. Неужели она так низко оценивает Виталирда?

— Вы не правы, — я устало опустилась на стул. — Он заслуживает намного большего.

— Девочка, — голос женщины прозвучал неожиданно мягко, — каждый достоин того, что считает, что он заслужил. Он любит тебя, Марианна.

— Я знаю, — прошептала я, — я тоже его безумно люблю.

— Он очень волновался. Да и я тоже. Будет честно, если я скажу, что волновалась их-за внука, — чуть подумав, женщина добавила, — или внучки, — Эбигейл улыбнулась.

— Я знала, что он Вам не безразличен, — хмыкнула я.

— Конечно, нет, — женщина фыркнула, — каждая мать мечтает о внуках.

— Думаю, моя мама тоже была бы рада, — прошептала я и не осознанно погладила себя по животу. В первый раз. Я сразу одернула руку. Это было так…странно.

— Чего ты испугалась? — улыбнулась женщина, заметив мою реакцию. Женщина положила руку на мой живот, а я… разрыдалась.

— А вдруг бы с ним что-нибудь случилось? — прохныкала я, только осознав, что могло произойти. — Я такая дура-а-а!

— Ладно, — женщина неуверенно обняла меня, а я уткнулась носом в ее шею, — ничего же не случилось.

— Что происходит? — в комнату ворвался Виталирд. — Марианна, что случилось? — мужчина присел рядом со мной на корточки.

— Прости меня, — завыла я, буквально прыгаю на него и сбивая с ног. В итоге мы оба оказались на полу. Ну, точнее, Вита на полу, а я на нем.

— Как малые дети, — прошептала Эбигейл и вышла из комнаты, оставив нас вдвоем.

— Прости меня, — вновь протянула я, — можешь сказать все, что думаешь обо мне! Я не обижусь, — я посмотрела на жениха, а тот лишь глубоко вздохнул.

— Я люблю вас, — выдал этот самый потрясающий мужчина. — Вот что я думаю, — Вита нежно поцеловал меня, подхватывая на руки. Он сел на кровать, усаживая меня к себе на колени. — Просто…не делай так больше, пойдет?

— Пойдет, — я рассмеялась, вновь целуя Вита. И когда мужчина прижал меня к себе крепче, мир просто перестал существовать. Он исчез, оставив нас двоих…нет, троих наедине.

ГЛАВА 11. Битва за платья, или вездесущая бывшая

Если я сказала «Приятно познакомиться», то речь идет не о твоей шикарности, а о моей воспитанности.

— Я первая! — закричал Эбигейл. Щелкнув пальцем, в ее руке появилась вешалка с платьем. — Вот! — женщина с широкой улыбкой протягивает мне платья, а я…

— Прекрасно, — еле выдавила я из себя. Нет, платья само красивое, но цвет… Розовый! Я и розовый-это две несовместимые вещи!

— Я знала, что тебе понравится! — женщина развернулась и подарила победную улыбку сидящим в креслах мужчинам. — У ведьм нет такого, что невеста обязаны быть в белом. Так что, думаю, что цвет просто отлично подходит. Да? — Нет!

— Согласна, — просто улыбайся, Аисида. Просто улыбайся. Не скались, а улыбайся!

Сегодня утром мы приехали в родовой замок Авальдинос, ведь уже через три дня состоится свадьба.

— Уходи, женщина, — Феликс встал со своего места и вытащил из огромного свертка красное платья. Оно было прекрасным во всех смыслах. — Демоницы выходят замуж в красном. Цвет силы, мощи и крови. Тебе подойдет, маленькая бестия, — я с восторгом смотрела на платье свекра, уже мысленно примеряя его.

— Оно такое красивое, — прошептала я.

— Так, — Эбрагендашиор резко вскочил с места, отталкивая Феликса, — моя очередь! Думаю, тебе понравится, — мужчина протянул мне белое облегающее платья. На спине был огромный вырез, обрамленный кружевом.

— В таком платья на нее все мужчины будет пялиться, — проворчал Виталирд, — идем, малышка. Мое платья ты примеришь, — мужчина схватил меня за руку, потащив вверх по лестнице.

Как только мы вошли в спальню, то я увидела платье, лежащее на кровати. Белое, пышная юбка, закрытый вверх.

— Надевай, — поцеловав меня в лоб, Вита скрылся за дверью. Тяжело вздохнув, я взяла платье в руки.

— Это тихий ужас, — прошептала я.

— Не тихий, а очень даже громкий, — услышала я голос Доминика, — неужели правда, что мозги влюбленного мужчины полностью отключаются?

— Не знаю, — проворчала я, стаскивая с себя блузку и юбку, — но надену!

* * *

— Ну как? — спросила я, покружившись, у мужчин и Эбигейл. Реакция была потрясающая. Эбрагендашиор подавился вином, Феликс закрыл лицо руками, Эбигейл громко сглотнула, явно пытаясь подобрать слова, и только один Виталирд сидел счастливый, как никогда.

— Целомудрие-залог успеха, — изрек мой ненаглядный жених. Нет, мой неноглядный ревнивец.

— Милый, — протянула я, подходя к нему и кладя руку на плечо, — это похоже на упаковку.

— Что? — ворчливо спросил Вита.

— Друг, — рассмеялся Эбрагендашиор, — ее как будто в лепешку завернули.

— Нет, ну… — Эбигейл замялась, — неплохо.

— Неплохо? — фыркнул Феликс, залпом выпивая все вино в бокале, — это ужасно, сын.

— Зато все закрыто, — прошипел Виталирд. Я тихо рассмеялась, целуя того в щеку.

— Хоть убей, — прошептала я, — не надену, — не говоря больше ни слова, я побежала вверх по лестнице, помохав на прощанье Вита.

* * *

— Ты издеваешься? Смуэль, ты просто… — я откинулась на спинку дивана, пытаясь подобрать слова, — потрясающий. Смуэль-завоеватель женских сердечок, — протянула тихо я, взмахивая рукой.

— Рузерштерн, ты издеваешься? — прошипел блондин, выхватая у меня из рук воду. — Она меня поцеловала!

— И что? — я зевнула, насмешливо глядя на друга. — Ну поцеловала она тебе и что?

— И сказала, что я ей нравлюсь! — заорал в ответ друг. — Она мой преподаватель, тьма!

— Я понимаю, — я тихо хихикнула, глядя на раздраженного друга. — Но… Вита ведь тоже мой ректор и преподаватель. Так что, Гаверхильд, решать, кончено, только тебе, но… дай ей шанс, — с этими словами я чмокнула друга в щеку и поспешила выйти из комнаты. Вслед мне раздался громкий вздох.

Ему нужно подумать. И если он решится, то я буду очень рада. Смуэль заслушивает счастья. И Элизабет Стюартс сможет дать ему это.

* * *

— Волнуешься? — спросила Элизабет, наклонившись ко мне.

— Нет, — протянула я, закатывая глаза, — подумаешь, в родовой замок жениха приезжает его бывшая. Нет абсолютно никаких причин для волнения, — я нервно захихикала.

— Ты намного лучше, — понимающе улыбнулась рыжеволосая, — и намного красивее. К тому же, у вас есть две огромные разницы.

— И какие же? — я отдернула юбку, нервно поглядывая на дверь.


— А то, что тебя Вита любит, а ее-нет, — прошептала Элизабет. — И не любил никогда, уж поверь мне.

— Ну да, — тут дверь гостиной отворилась и в комнату вошли Вита и Эбигейл в сопровождении с ней… с моим самым главным кошмаром. Бывшей Виталирда.

Честно? Я подавилась собственной сильной. Что там Элизабет говорила? Я красивее? Тогда, сестра Вита, видимо, слепая.

— Девушки, спешу представить вам, — Вита тепло мне улыбнулся, а я оскалилась в ответ, — графиня Эжана Де Лавров, — я встала, подавая руку этой потрясающей женщин. Высокой, статной, темноволосой. Я про себя взывыла. — Эжана, а это моя невеста-мисс Марианна Рузерштерн, — женщина улыбнулась мне, а я… ну мне захотелось выбить ей все зубы.

— Мы уже знакомы, — Элизабет мило улыбнулась. Эжана кивнула, тоже скалясь в ответ.

— Очень приятно, — на самом деле, как-то совсем не приятно.

— Аналогично, — Эжана пожала мою руку, — на каком месяце? — поинтересовалась она, кивая на живот.

— На четвертом, — у меня уже рот сводит из-за этой фальшивой улыбки.

— Чудо какое. Можно? — она указала на мой живот. Я, не понимая, что она от меня хочет, кинула. В тот же миг ее горячая ладонь легла на мой живот, чуть погладив. От неожиданности я сделала небольшой шаг назад, но Вита придержал меня за спину, не давая отступить еще дальше, — а кто у вас? Мальчик? Девочка? — нет! Там оно! Неизведанное существо!

— Еще не знаем, — Вита притянул меня к себе ближе.

— А кого хочешь, папаня? — а что она так на него смотрит? Вот…шалава!

— Ну если будет мальчик, то мальчика. А если девочка, то девочку, — вот она прямо съедает его глазами! Сто процентов представляет, как уединяется с Вита. Про…развратница!

— Виталирд, подойти, пожалуйста, — Эбигейл поманила сына пальцем, и, тот, кивнув, отошел.

— Ну так что… — протянула Эжана. — Какого это знать, что любимый человек женится на тебе только из-за ребенка? — ехидно спросила эта мымра.

— Что? — прошипела я.

— Что слышала, — женщина поправила и без того идеально лежащие волосы. — Все мы знаем, что Виталирд сделал тебе предложение только из-за того, что ты беременна. Бедный мой, наверное, для него это стало настоящим ударом.

— Слушай ты, — зарычала я, — Виталирд сделал мне предложение еще до того, как мы узнали о ребенке!

— Ох, правда? — брови Эжаны поползли вверх. Я победно улыбнулась, складывая руки на груди. — Тогда он еще отчаяннее, чем я думала!

— Ты о чем? — я уже не думала ни о каких титулах и обращались к Эжане на «ты».

— А о том, сладенькая, — пропела эта стервень, — что Виталирд начал с тобой встречаться только для того, чтобы позлить меня. — С этими словами она ухмыльнулась и, помахав ручкой, отошла от меня. Я тяжело сглотнула, пытаясь перевести дыхание.

Я поняла, что не стоит верить словам Эжаны, но слезы предательски брызнули из глаз. Что же я эмоциональной такой стала? Пробормотав что-то на прощанье, я бросилась вверх по лестнице, надеясь поскорее дойти до комнаты.

— Марианна, — закричала мне вслед Элизабет, но я ее уже не слышала.

Войдя в комнату, я закрыла дверь, наваливаясь на нее спиной. А что… если она права? Кто знает? Может Виталирд не хотел звать ее на свадьбу, потому что думал, что не сможет сдержаться и… а ребенка он не хотел бросать, ведь… Вита все-таки благородный и все такое. Я тихо всхлипнула и попыталась успокоиться.

— Марианна, — в дверь постучались и я быстро стерла слезы, открывая. — Ну ты чего? — Элизабет вошла в комнату, беря меня за руку. — Что эта стерва тебе сказала?

— Ничего такого, — отмахнулась я, присаживаясь на край кровати.

— Да-да, — покачала головой рыжеволосая, — именно поэтому ты такая грустная и плакала.

— Я не плакала, — буркнула я, не желая признавать свою слабость.

— Брось, Деми, — прошептала Элизабет. — Расскажи мне.

— Она сказала, что Вита со мной только из-за ребенка! — протороторила я. — И что он до сих пор любит ее и начал со мной встречаться только, чтобы насолить ей! — я закрыла глаза, ложась на кровать. А Элизабет… засмеялась. Громко и, кажется, на грани истерики.

— Ты себя-то слышишь? — сквозь смех выдавила она. — За день до отъезда Вита в академию эта про… — что ж нам всем так хочется назвать ее этим словом? — Эжана приехала к нему домой. В коротком красном платье и с вызывающей улыбкой. Какого же было ее удивление, когда дверь ей открыла я, опередив дворецкого, а Вита при видя нее вообще скривился. — Я тихо захихикала. — Потом Феликс ненавязчиво намекнул ей, что такой наряд носят только, прости меня, Колдун, проститутки! — ну наконец-то Элизабет сказала столь долгожданное слово!

— А когда они расстались? — тихо спросила я, успокаиваясь.

— Еще за год до отъезда Вита, — хмыкнула Элизабет, — но Эжана все никак не могла смирится с этим.

— У нее совсем нет чувства собственного достоинства, — прошептала я.

— И чувства самосохранение тоже, — Элизабет подмигнула мне, явно намекая на…. О Святой Колдун, я люблю эту женщину!

* * *

— Пожалуйста, только не подпали ей волосы, — прошептала я, хватая Доминика за хвост.

— Так я думал, что весь план заключается в том, чтобы подпалить ей волосы, — хмыкнул дракончик.

— План в том, чтобы опозорить ее, — рассмеялась Элизабет. — Но твой вариант мне определено нравится больше!

— Так давайте…

— Нет! — припечатала я. Мне Эжана, конечно, до коликов в животе не нравится, но эта уже слишком. — Запомнил? — решили я уточнить у дракончика, прежде чем впустить в комнату к спящей Эжане.

— Да! — в предвкушении Дарктаршикольд сделал сальто в воздухе. — Залетаю в комнату, ищу кристалл пожарной безопасности, чуть-чуть подпаливаю его и… потом развожу огонек в волосах этой мымры!

— Все правильно, кроме последнего! — зашипела я, хмурясь.

— Ну хотя бы чуть-чуть, — прошептал рядом Элизабет, хватая меня за руку.

— Ну… — я чуть подумала, — если только кончики.

— Моя девочка! — Дарктаршикольд восторженно хлопнул лапками и, не дожидаясь указний, рванул в комнату.

Мы с Элизабетой спрятались за колонной.

— Думаешь, получится? — прошептала я, напряженно глядя на дверь.

— Не знаю, но…

— Что получится? — услышали мы сзади заинтересованный голос. Прикрикнув, мы обе подпрыгнули и ударились лбами.

— Ой, — Элизабет застонала, хватаясь за голову, — нельзя же так пугать, Авальдинос!

— Простите, — хмыкнул мой мужчина, — ну так что вы тут делаете? — Мы с Элизабетой переглянулись. Я покачала головой, а она кивнула. — Ну… — протянул Виталирд, с интересом глядя на нашу молчаливую перепалку.

— Мы решили поставить эту Эжану на место! — протараторила Элизабет. Я стукнула себя по лбу. Первый закон шалостей-никогда не раскрывай шалость!

— Умнички мои! — Виталирд обнял нас за плечи и, притянув к себе, поцеловал в лоб. — Давно пора эту проститу… — Вита замолчал, а мы с Элизабетой понимающе переглянулись, — в общем, что задумали? — мы вкратце пересказали Вита, что сейчас будет происходить за дверью, — коварные женщины, — прошептал любимый. — А что она сделала, кстати?

— Так сказать, у нее слишком длинный язык, — прошипела рыжеволосая.

— Милый, — я положила руку на грудь жениха, — а из-за чего вы расстались?

— Да, братик, — кивнула Элизабет, — ты и нам тогда не рассказал.

— Она мне изменила, — безразлично кинул Вита.

— Вот проститутка! — во второй раз за день не удержалась Элизабет.

Тут в соседней комнате послышался истерический крик, громкий хохот и не менее громкий грохот. А потом… из комнаты выбежала темноволосая женщина с горящими кончиками волос и с воплем бросилась вниз по лестнице, пытаюсь одновременно потушить горящий халат.

— Ну как? — из комнаты вылетел Дарктаршикольд, нахально махая хвостиком.

— Ты ж моя прелесть! — Элизабет схватила Дарктаршикольд за этот самый хвост и, притянув к себе, чмокнула в пасть. От этого дракончик весь подобрался и покраснел.

— А ты, красавчик, не подаришь поцелуй? — подмигнул Дарктаршикольд Виталирду. Мой мужчина тихо застонал, закатывая глаза. А мы с Кларой весело рассмеялись, наслаждаясь звуками не стихающего вопля…

ЭПИЛОГ. Ах, эта свадьба или табор уходит в небо!

Свадьба-она и в Африке свадьба!

— Я не верю! — завывала я, сидя по пояс в болоте в платье от Феликса и переодически всхлипывая. Сегодня день моей свадьбы! Моей, Бездна ее подери, свадьбы! И где я, спросите вы? А я отвечу! В каком-то, чтобы его Аббас сожрал, болоте! — Мать твою! — выругалась я. Вита виновато посмотрел на меня, а я фыркнула. — Не твою, твоя хорошая, — Эбигейл сзади тихо что-то проворчала, а Феликс нервно захихикал.

— А может тут проведем церемонию? — совсем уж тихо спросил священник. Мы дружно на него зашипели. — Ладно, понял.

Наверное, вам ничего не понятно. Так давайте расскажу!

Семь часов назад.

— Кто выходит замуж? — заорала я, счастливо прыгая по комнате.

— Ты! — пропел Дарктаршикольд, делая сальто.

— Да! — я рассмеялась, подбегая к двери, в которую уже несколько секунд, как настойчиво стучатся. Открыв дверь, я увидела нескольких служанок, которые пришли по мою душу. Ну точнее, пришли накрасить и одеть меня. — Я выхожу замуж! — заорала я им, хватая худенькую белобрысую девушку за руку и втаскивая ее в комнату.

— Мисс Рузерштерн, — обратилась ко мне женщина в строгом черном платье, — какое платья Вы преподчитаете надеть сначала? — я уставилась на пять платьев, висящих в моем шкафу.

— Красное, — выдала я, немного подумав. Женщина улыбнулась краешками губ и вытащила платья. Я, как обычно при виде этого платья, восторженно затаила дыхание.

— Отлично, — в комнату ворвалась Элизабет, — это платье отлично подходит к твоему характеру! — и это был комплимент?

— Я даже не знаю, — задумчиво протянула я, — обижаться или нет. — Элизабет рассмеялась, неожиданно обнимая меня.

— Я так рада, Деми! — я тихо фыркнула, вспомнив нашу первую встречу.

— Ладно, — женщина в черном буквально вырвала меня из объятий и посадила на стул, — пора начинать, — а вот тут согласна!

* * *

— Мари, ты только не волнуйся, — прошептал Эбрагендашиор, садясь, точнее, плюхаясь рядом в болото, — мы все уладим. Глушка через часов десять пройдет и…

— Заткнись, Эбрагендашиор, — раздраженно зашипела на инкуба Эбигейл.

— Да, чувак, — Доминик перекрестился, глядя на мой безумный взгляд и тяжело сглотнул, — лучше помолчим.

* * *

— Красавица, — прошептал Эбрагендашиор, оглядывая меня. Я тихо взвизгнула и бросилась обнимать мужчину.

— Так, — раздался сзади голос, — а я думал, что первое объятие невесты достанется мне.

— Смуэль, — я улыбнулась другу и тот, подойдя ближе, поцеловал меня в лоб.

— Неужели ты делаешь это? — он улыбнулся краешками губ. — Что ж, Рузерштерн, вот твоя главная шалость…

— Нет, — раздался сзади ехидный голос Эбигейл, — главная шалость еще впереди, — женщина выразительно посмотрела на мой живот и счастливо вздохнула, — ух! Жду не дождусь, когда увижу, как ты страдаешь! — она подхватила вазу с цветами и поторопилась удалиться.

— Ведьма, — пропел Феликс, таща в руках сразу три вазы и следуя за бывшей женой.

— Деми! — в гостиную ввалилась Элизабет и безумно улыбнулась, хватая меня за руку. — Мисс стерва спустилась! — девушка захихикала, ведя меня в холл.

Потом, видимо, поняв, что в гостиной находился и Смуэль, резко развернулась и мило улыбнулась, махнув волосами. Я тихо рассмеялась и покачала головой, направляясь в холл. Первое, что мы увидели-это уже не столь потрясающая женщина с короткими темными волосами. На ней было красивое черное облегающее платье, но даже это не спасало положение. Короткие волосы ежиком определенно все портили.

— Графиня, — я притворно удивилась, хватаясь за сердце, — что произошло?

— Марианна, — женщина замялась, подыскивая слова, — это…мода такая новая.

— Ночью о ней узнала? — ехидно протянула Элизабет. — Что ж нам не сказала? Мы бы тоже, так сказать, усовершенствовались.

— Ах ты ж, — женщина прищурила глаза, но быстро осеклись и, попрощавшись, двинулась прочь от нас.

Вдруг я ощутила теплые, но столь знакомые руки у себя на талии. Горячее дыхание опалило кожу и я, улыбнувшись, откинулась Вита на грудь.

— Готова? — прошептал уже совсем скоро мой муж.

— Если ты готов, — я улыбнулась, прикрывая глаза.

— С тобой я на все готов…

* * *

— Это что такое? — я дрожащей рукой указала на нечто, что выглядывало из болота.

— Ах, — Вита устало махнул рукой, — всего лишь карликовый аллигатор. Стоп, аллигатор! — Виталирд бросил в аллигатора проклятие, но тот успел увернуться.

— Что? — орала я знатно, — убейте его! Прикончи! Да-да, вот так! — я буквально взобралась на Виталирда, обхватив его ногами. — Эбрагендашиор, левее! Феликс! Сзади! — поздно… Маленький аллигатор вцепился зубами в филейную часть свекра.

— Твою ж…бывшую жену! — даже в этой ситуации не растерялся. Обожаю этого мужчину!

— Ах ты ж, — Эбигейл голами руками оторвала от Феликса аллигатора. — Старый ты хрен! — на месте брюк, которые должны были прикрывать у Феликса самое сокровенное осталось…ничего не осталось.

— Спасибо, — прохрипел мужчина, хватаясь за пятую точку и оседая в болото.

— Стой! — женщина грозно зыркнула на демона. — Не смей отключаться! Я еще не договорила!

* * *

— В каком смысле торт пропал? — я недоверчивы сощурила глаза, глядя на Дарктаршикольд.

— В прямом, — дракончик нервно передернул хвостом, — укатился…

— Куда? — взревел рядом Эбрагендашиор, хватая Дарктаршикольд за хвост и подтягивая к себе.

— Туда, — дракончик указал на открытое окно. Подойдя к нему, мы действительно увидели торт, одиноко лежащий на асфальте.

— Где можно срочно найти торт? — устало спросила я у только что вошедшего Вита.

— Эм… — мужчина недоуменно посмотрел на нас.

* * *

— Тортика не хотите? — неуверенно пролепетал Дарктаршикольд и, не дожидаясь ответа, сам сунул в пасть нехилый кусок.

— Ну как? — спросила я, со страхом глядя на дракончика. Все-таки пек его Смуэль и за краточащйий срок, поэтому…

— А торт должен быть соленым? — прохрипел дракончик. Мы дружно покачали головой.

— Сплюнь лучше, — посоветовал Виталирд. Дарктаршикольд тут же последовал совету.

— Ну хоть где-то есть плюс, — кривясь от боли, прохрипел Феликс, — зато гостям этот недоторт не достался.

— А это минус, — задумчиво протянула я, — я бы посмотрела, как Эжана давится этим тортом… — все дружно закивали. Эх, такое зрелище упустили…

* * *

— Вишинку сверху положить? — с видом знатока спросил Смуэль, оглядывая дело рук своих.

Ну, а что? За столь короткое время торт найти не получилось…но он нужен!

— А давай! — закивала я. — Стой! А давай сразу несколько! — Элизабет с недоверием смотрела на наши старания.

— Не думаю, что это хорошая идея, — покачала головой она, — лучше уж без торта, чем отравить всех гостей…

— Да ты не бойся! — решил успокоить ее блондин. — Все отлично!

— Да, — подхватила я, кладя в рот вишенку, — выглядит довольно аппетитно.

* * *

— А я для вас цветочек нашел, — прошептал священник, усаживаясь рядом со мной и протягивая кувшинчик, — на вас похож, — то есть я похожа на потрепанный кувшин, который, к тому же, весь в тине.

— Спасибо, — не знаю комплемент это или нет, но все же…

— Таких сомнительных комплиментов я еще не слышал, — протянул Эбрагендашиор, качая головой. Зло зашипев, я бросила в него кувшин и угадила прямо в голову.

А сзади снова послышался отборный мат и громкие споры. Эбигейл, Феликс и Вита в который раз пытались открыть портал…

* * *

— Готова? — спросила Элизабет, ведя меня к отцу.

— Нет, — честно ответила я, пытаясь развернуться. Так невовремя накатила паника…

— Поздно, — фыркнула она, передавая меня в столь родные руки отца.

— Если хочешь, — сразу начал папа, — мы еще можем убежать. Ребенка сами вырастим, все хорошо будет… — смысл слов пропал, когда я увидела нервничающего Вита, стоящего у алтаря.

— Нет, — покачала головой я, ускоряя шаг, — пойдем, — я буквально потащила его в сторону алтаря.

— Ну смотри, — протянул пап, — это был последний шанс, — я кивнула, оглядывая зал. Тут были все. Преподаватели, однокурсники, русал, знакомые и не очень, Эжана, что б ей провалиться. — Попробуй обидеть ее, — зашипел папа, передавая меня Вита. Ой, а я и не заметила, как мы пришли.

— Даже и не думал, — Вита улыбнулся мне и повел к алтарю.

Священник начал свою долгую и скучную речь. «Бла-бла-бла, Святой Колудн, бла-бла, благослови…»

— Эжана оделась, как на похороны, — прошептала я рядом стоящей Элизабете.

— Так она и пришла, — хмыкнула девушка, — на похороны ее с Виталирдом будущего, — мы ехидно хихикнули.

Вдруг совсем рядом раздался громкий крик и в нас полетел…шар переноса.

— Бездна! — только и успел вскрикнуть Вита, притягивая меня к себе.

— Мужчина, это храм! — только и успел ответить священник.

Нас затянуло в портал. Лишь Элизабету откинулу силой открывшегося портала…

* * *

Ну вот как-то так… вот мы и здесь. На болоте!

— Я лично придушу того, кто сделал это, — зарычала я.

— В очередь встань, — в тон мне ответила Эбигейл.

— В этот список нужно за год записываться, — прохрипел снизу Феликс.

Я закрыла глаза…, а ведь нам столько пришлось пережить с Вита. Неужели какие-то глупцы смогут так просто сорвать нашу свадьбу? Ну уж нет!

— Виталирд, вставай!

— Куда? — недоуменно спросил мой мужчина.

— Неважно где, но замуж я сегодня выйду! — священник встрепенулся и подскочил на ноги.

— Правильно! — Эбигейл улыбнулась. — Свадьба-она и на болоте свадьба!

— Горько! — захлопал в ладони инкуб.

— Рано, дурак, — прохрипел Феликс.

— То есть ты готова провести церемонию здесь? — с надеждой спросил Вита, обнимая меня.

— С тобой я на все готова, — повторила я его слова, сказанные сегодня утром.

— Ну так чего мы ждем? — Дарктаршикольд подтолкнул священника к нам. — Жени! — святой отец кивнул и начал свою речь. Снова…

— Давайте быстрее, пожалуйста, — поторопила его Эбигейл, — а то я тут состарюсь.

— Но… — священник оглядел нашу компашку, перепачканную в тине и еще Колдун знает в чем, — ах, плевать! Согласна ли Вы, Марианна, взять в…? — договорить ему не дали.

— Да! Да! Да!

— А Вы, Дан…? — договорить ему снова не дали.

— Да!

— Ну и Колдун с вами! — сплюнул в болото священник. — Объявляю вас мужем и женой. Можете поце… Эй, я еще не закончил. Ну серьезно!

Но кто его слушал? Точно не мы с Вита.

— Я люблю тебя, — оторвавшись от моих губ, прошептал мой полудемон.

— А я тебя, — я хихикнула, пряча лицо в рубашке мужа.

Все-таки не только в сказках бывают счастливые концы… И под этим я могу подписаться!

.


Оглавление

  • ЧАСТЬ 1. Как довести ректора до белого коленья?
  • ГЛАВА 1. Встреча.
  • ГЛАВА 2. Вот это мужик… мечта… заверните… выкину!
  • ГЛАВА 3. Что в имени сокрыто?
  • ГЛАВА 4. Основы боевой некромантии
  • ГЛАВА 5. Не буди лихо, пока оно тихо
  • ГЛАВА 6. Экзамен
  • ГЛАВА 7. Шалость первая, или спасайся кто может!
  • ГЛАВА 8. Чепуха и ее последствия
  • ГЛАВА 9. Принц не моего романа
  • ГЛАВА 10. В дружбе тоже есть чувства, или берегись война придет на рассвете
  • ГЛАВА 11. Легенда про принцессу Аисиду.
  • ГЛАВА 12. Авальдинос, ты что рехнулся?
  • ГЛАВА 13. Новый враг и новый друг, кто из них сильней попал?
  • ГЛАВА 14. Не ходите на свидания
  • ГЛАВА 15. Маски сброшены, карты вскрыты
  • ГЛАВА 16. Виталирд.
  • ГЛАВА 17. Любовь на древнем языке
  • ГЛАВА 18. Пожалуйста, не надо
  • ГЛАВА 19. Неожиданно, но факт
  • ГЛАВА 20. Рузерштерн, у тебя нет выбора
  • ЧАСТЬ 2. Как довести окончательно или женить на себе ректора?
  • ГЛАВА 1. Вот теперь птичка вляпалась
  • ГЛАВА 2. Киндер-сюрприз!
  • ГЛАВА 3. Родственные души
  • ГЛАВА 4. Практика
  • ГЛАВА 5. Платье, или что значит их несколько?
  • ГЛАВА 6. У меня же отсутствуют материнский инстинкт!
  • ГЛАВА 7. Спасай всех, кого не поздно.
  • ГЛАВА 8. Я тебя придушу!
  • ГЛАВА 9. Невестку украли, или свекровь-то на тропе войны!
  • ГЛАВА 10. Серенады под окном
  • ГЛАВА 11. Битва за платья, или вездесущая бывшая