Принцип Любви (fb2)

- Принцип Любви 146 Кб, 34с. (скачать fb2) - Кларисса Рис

Настройки текста:




Рис Кларисса  Принцип Любви

Пролог

— Леди Валдестия, доброго утра, — я осторожно просочилась в кабинет декана некромантов и по совместительству невесты ректора.

— Евтария, проходи, — богиня Смерти кивнула на кресло около ее рабочего стола.

— Простите за беспокойство, — я поклонилась и опустилась на стул.

— Что случилось? — в ее глазах читалось беспокойство и тревога.

— Я хотела поговорить с вами о Принце Дабиане, — скромно потупив взор, с замиранием сердца стала ожидать ее вердикта.

— Дорогая моя, — Леди Смерть отложила перо, — объясни мне, на кой он тебе вообще сдался. Кроме громкого слова Принц с него и взять нечего.

— Я и сама не пойму, — честно, тоже не один десяток раз задавалась этим вопросом.

— Приведешь хоть одну достойную причину, — она улыбнулась, — дам тебе неделю.

— Почему так мало! — возмутилась я на такую несправедливость.

— Мне вполне хватило времени, — улыбка стала поистине коварной.

— Вы с самого начала заинтриговали весь дворец, — обижено промолвила в ответ.

— Думаю, ты тоже немало шуму наделала доведя Дабиана до обморока, — и еще шире улыбнувшись, она прыснула в кулак, — одним только поцелуем.

— Да теперь каждый хочет проверить, от чего там Принц чувств лишился.

— Вот и пользуйся этим, — Леди благословенно помахала на меня.

— Не смешно, — я опустила глаза в пол.

— Зато действенно, — декан в миг посерьезнела, — не поверю, что тебе матушка не передала пару десятков томов по любовным премудростям.

— У меня целая библиотека уже, — я вспомнила вечную шутку одногруппников, — только от этого мне не легче, у меня даже нормальных отношений ни разу не было, а мне, на минуточку, почти триста сорок пять.

— А нам с Ректором вообще не сосчитать, — Валдестия весело расхохоталась, — а я как порядочная семнадцатилетняя красотка ворочу носик и делаю вид, что мне ни капли не интересны его ухаживания и предложение немедленно сочетаться браком.

— Вы оба прекрасно понимаете, что все это специально, — я не собиралась сдаваться.

— Верно, — профессор только кивнула, — но и Дабиан понимает, что ты уже на него запала, и сдаваться не станешь.

— Не подскажете, как с его прилепалкой разобраться? — этот вопрос меня интересовал больше всего.

— Росильду можешь магией приложить, — беззаботно пожала плечами некромантка.

— Почему? — я удивленно посмотрела на Леди Смерть.

— Да ей Дабиан почти всю выжег, — еще раз дернула плечами в ответ, — за столько лет там от магии одно название осталось.

— А для моей не вредно? — что-то не хочется мне лишаться магии.

— Если вы ничего не напортачили во время ритуала, — глаза ярко блеснули, — то ничего. Принц абсолютно безвреден.

— А если?.. — тут меня уже одолели сомнения в профессионализме собственных собратьев по ученическим партам.

— То максимум через десять лет его жена лишится магии, будь она хоть трижды богиней, — золотые глаза с издевкой взглянули на меня.

— Вы бы не позволили такому остаться в живых, — я уверенно выдержала холодный взгляд одной из первых богинь.

— Правильно думаешь, — и на место холода пришло тепло.

— И? — я словно кролик вглядывалась в ее глаза.

— Иди пакуй вещи, — она что-то быстро черкнула на листе, — у тебя неделя.

— Спасибо вам, Леди, — я подпрыгнула и поклонилась.

— Не стоит, — отмахнулись мне в ответ, — каждый достоин шанса на любовь.

— И даже вы? — я с замиранием сердца смотрела на погрустневшую богиню.

— Я не та, о ком хочется разговаривать, — и по ее взгляду поняла — лучше выметаться.

— Доброго вам дня, — и, тихо прикрыв за собой дверь, покинула кабинет.

Я медленно шла по коридорам Академии. Не знаю почему, но от слов Леди Валдестии на душе становилось ужасно тоскливо и хотелось рыдать. Не знаю за что, но она словно наказывает себя, не позволяя быть счастливой. Не мне, конечно, рассуждать о причудах богов, но по-женски было ее очень жалко.

Но мне нужно было еще упаковать дорожную сумку, даже неделя предполагала, что у меня должно быть достаточное количество нарядов для выхода. И у меня не было под рукой разумной нежити, которая умеет побольше некоторых магов.

Не хотелось упасть в грязь лицом, я, как ни крути, дочь богини Любви, и значит должна быть женственна, элегантна и до жути коварна и сумасшедшая. Как и всякая любовь, которая огненным кинжалом проходит по венам будоража и распаляя.

Вот тут-то и начался мой самый большой ступор в жизни, что запихнуть в сумку и что мне вообще понадобится в течение этой недели. Если так подумать, семь