Аконит, 2020 № 07-08 (цикл 2, оборот 3:4, февраль) (fb2)

- Аконит, 2020 № 07-08 (цикл 2, оборот 3:4, февраль) (пер. Роман Викторович Дремичев, ...) 1.29 Мб, 305с. (скачать fb2) - Август Уильям Дерлет - Александр Подольский - Михаил Ларионов - Андрей Бородин - Илья Андреевич Соколов

Настройки текста:



Аконит #7–8 (´20)

© Издательский дом Boroff & Co, Новосибирск, 2020.

Все права защищены. Высшими силами.


18+

* * *
Мучительный дар даровали мне боги,
Поставив меня на таинственной грани.
И вот я блуждаю в безумной тревоге,
И вот я томлюсь от больных ожиданий.
Нездешнего мира мне слышатся звуки,
Шаги эвменид и пророчества ламий…
Но тщетно с мольбой простираю я руки,
Невидимо стены стоят между нами.
Земля мне чужда, небеса недоступны,
Мечты навсегда, навсегда невозможны.
Мои упованья пред миром преступны,
Мои вдохновенья пред небом ничтожны!
Валерий Брюсов. «Мучительный дар»

ЭХО НАШИХ ГОЛОСОВ ◊

Александр Ковалёв Fidelis

Мы познакомились с ним в сквере около школы. Не знаю, как его назвать. Проповедник или рекрутер? Наверняка есть какой-то подходящий термин, но я не уверен. Когда меня посвятили в неофиты, мы называли таких как он — зилотами.

Я приходил туда иногда… нередко. Часто. В последнее время каждый день. Знаю, что это перебор, но в тот момент моей жизни всё шло слишком убого и мерзко. Мне просто неоткуда было взять хорошие эмоции, чтобы пережить всё это дерьмо. И я стал приходить туда каждый день и смотреть.

Мне не просто нравилось смотреть. Боюсь, это было заметно по моим глазам, угадывалось во взгляде. Но я не делал ничего плохого. Просто смотрел. Может кто-то иной раз и глянул бы на меня косо, но никто даже не думал прогонять меня. Напротив, я сам часто выгонял из сквера наиболее подозрительных на вид мужиков. Ведь я люблю детей — и терпеть не могу всяких извращенцев, которые могут позволить себе их обижать.

Может, в этом есть какая-то доля лицемерия. Но я всегда разграничивал понятия любви и похоти. Ты можешь желать объект похоти, но не любить его. Тогда тебе не важно, каким способом и как добиться цели. Твоя цель просто получить физическое и психическое удовольствие, любыми путями. Причиняя боль или калеча. Мне это было мерзко. И по иронии судьбы и прихоти моего сознания, дети получили защитника в лице того, кого бы им на самом деле следовало опасаться. И, осознавая это, я никогда не походил. Не говорил. Только смотрел. Исключительно на красивых девочек. Их игры, ребячества, свежесть школьной поры. Вздыхал и представлял себя рядом с ними таким же юным школьником, переживающим романтические трудности первой влюблённости.

Я прекрасно осознавал иллюзорность этих фантазий. И, очевидно, он тоже это заметил. Именно поэтому он выбрал мою лавку и сел рядом со мной.

На тот момент я не был этой развалиной, сломленной и изувеченной пожизненным сроком в кромешной бездне и изоляции. Мне было чуть больше двадцати пяти. Я был невысок, крепок здоровьем и психикой, не считая маленького дефекта, о котором говорилось выше. Но, ко всему прочему, я был безработным. Уже нескольких месяцев как.

Всю жизнь, с того самого момента, как я пошёл в первый класс, меня мучил этот вопрос: «Что будет, если я не справлюсь?» Не смогу закончить школу, поступить в вуз, найти работу, удержаться на ней? И вроде бы всё шло хорошо. Я справлялся со всем, что подкидывала жизнь, и уверенно шёл по известному пути. Но… внезапно путь оборвался. И, слетев в кювет, я со всей дури ударился головой об дно.

Видно, удар был хороший, так как я до сих пор не мог подняться с этого дна. Не буду подробно говорить о том, как я потерял работу. Это ведь, по сути, к делу не относится. Но это был первый удар по моему прежде крепкому психическому здоровью — я потерял уверенность в себе. А затем была череда неудач с поиском новой работы, и вот, спустя некоторое время, бездарно потраченное в пустую на бесполезных собеседованиях и комиссиях, я впал в депрессию.

Возможно, если бы у меня было больше денег, я заедал бы стресс едой и присовокупил бы к этому алкоголь, но денег у меня, конечно же, не было. Поэтому единственное, что я мог себе позволить, это поддаться своему противоестественному пороку и приходить в этот сквер, чтобы смотреть на красивых маленьких девочек.

Раньше я думал, что он оказался в том же месте случайно и просто заметил меня. Но зная то, что я знаю теперь, уверен, он был в этом месте специально. И выискивал там не то же, что и я. Нет. До юных школьников и школьниц ему не было никакого дела. Он выискивал таких как я. А поскольку я ревностно охранял свою территорию от чужаков, на меня он неизбежно обратил внимание. Ведь я такой был здесь один.

Но не подумайте, что он искал именно… как бы это выразить? Фанатов Голубой Орхидеи и Сибирских Мышек. Это всего лишь одна из групп, подходящих для проповеди. Для него был важен любой, кто страстно желал чего-то запретного. Кто имел тайное желание, осуждаемое в том или ином виде обществом. Или просто презираемое. Иначе говоря, он искал тех, кто испытывал невроз, вызванный табу.

Эти вечные неизменные табу, на которых строится мораль и культура человеческого общества. Они заставляют нас отказываться от естественных животных желаний, вызывая неврозы и калеча животную природу. Вроде так говорил Юнг. Или Фрейд. Не помню. Запомнил я только одно — человеческая личность достигла такого развития не просто так, а благодаря своему уродству. Как бывает у слепых, когда у них развиваются слух и чувство равновесия. Но более приемлемой будет аналогия с кастратом, монахом-целибатом, который, лишившись возможности расходовать свою агрессию и сексуальную энергию, вынужден направлять ее на созидание и искусство. Вывод получается довольно оскорбительный, но точный. Человек — это кастрированное животное, сублимирующее жестокость и сексуальность. А кастрируют нас — табу. Именно так он и сказал, присев рядом со мной на лавочку:

— Нас кастрируют!

— Что, простите? — я с угрозой и страхом посмотрел на незнакомца. В первую секунду решил, что он педофил, и намекает на грозящую нам судьбу. Но тотчас же удостоверился в своей ошибке. Ему было совершенно не интересно ничего, кроме книги, которую он читал и, как ни странно, меня. По его глазам я понял — эфебы и лолиты ему безразличны. У этого человека было иное извращение. Он вздохнул и поднял глаза от книги.

— Нас кастрируют. Не в смысле ножом или химикатами. Нас кастрируют здесь! — он постучал пальцем по виску. — Начиная оттуда, — и указательный палец, оторвавшись от виска, вытянулся в сторону школы. — Даже ещё раньше. Всё закладывают в голову. Все запреты. Куча запретов. Общество, религия, государство. Они подавляют нас.

— И правильно делают! — буркнул я. — Что же за бардак начнётся, если каждый будет делать, что ему вздумается.

— А вам есть дело до каждого? — прищурившись, посмотрел он на меня. — Ведь всё равно всё получают только избранные. Не каждый… Но избранный. Почему этим избранным не должны стать Вы?

— Что Вы имеете в виду? — я был слегка озадачен. В большей степени тем, что отчасти был согласен с большинством слов незнакомца, но отчего-то мне отчаянно хотелось ему возразить, но никак не находилось возражений. И наконец я выдавил: — Если вы собираетесь задвигать мне что-то про бога или политику, мне не интересно. Что у вас там? Что-то вроде библии? Только вчера прямо под дверь приходили. Сначала коммунисты со своей агитацией, потом свидетели Иеговы. Или наоборот. Я их не различаю.

— Мне плевать на выдуманного бога или революцию, — фыркнул незнакомец и вновь уставился в свою книгу. — Мне гораздо интереснее, чего Вы хотите. Что Вы хотите? И, да! Вы правы! Это что-то вроде библии. Для вас…

На этих словах он захлопнул книгу и, взглянув мне в глаза, повторил:

— Чего Вы желаете?

Я промолчал в ответ.

— Вы не сможете произнести вслух, — засмеялся он, отложив книгу и вставая со скамейки, собираясь уходить, — не можете говорить, потому что язык отрезан. Ты кастрирован. Изувечен, изуродован, бессилен, импотент. Как ни называй, суть одна. Вопрос лишь в том, хочешь ли ты исцелить увечья? Подумай о том, чего ты хочешь

— Ага! Как же! — я скривил рожу и усмехнулся. — Не хватало мне психотерапевтов доморощенных. Что дальше? Оставишь визитку и номером?

Он ушёл, не ответив на окрики. И лишь когда незнакомец исчез из моего поля зрения, я заметил книгу, которую он читал. Дурак забыл ее на скамейке. Я не собирался бежать за ним, чтобы вернуть её. Взяв книгу в руки, я ради праздного интереса решил пролистать, и… холодный пот прошиб меня с первых же страниц. Это была не книга, а альбом. Альбом с фотографиями. На них были девочки, как раз из той школы, рядом с которой находился сквер. Некоторые из тех, кого я увидел на фото, прямо сейчас бегали с подружками около входа и резво побежали внутрь, как только раздался звонок. Я с первобытным ужасом захлопнул альбом и огляделся, не было ли кого поблизости, кто мог разглядеть содержимое. Проклятый незнакомец! Если бы я знал раньше, я бы сам оттащил его в ближайший участок милиции. Но… Но что мне теперь делать? Я слишком часто ошивался в этом сквере. Моё лицо уже примелькалось. А тут. На фото эти девочки из школы. И я держу наполненный ими альбом в руках. На нем мои отпечатки. Меня могли видеть с ним в руках!

Паника захлестнула меня. Ведь за всю свою жизнь я не делал ничего предосудительного. Да, я мог желать и фантазировать, но никогда не делал. Всегда чётко осознавал границу дозволенного. Эту алмазную грань, вбитую в сознание, запрограммированную с детства. А за одно то, что я держу эту мерзость в руках, меня могут на всю жизнь запереть в одной камере с насильниками-гомосексуалистами. Как только ко мне вернулась способность двигаться и хоть немного логически рассуждать, я вскочил и побежал домой. По пути мне хотелось выкинуть чёртов альбом в мусор. Но это было слишком опасно. Лучше всего было бы его сжечь. Именно! Запереться и сжечь его к чёртовой матери!

Дома я был через пятнадцать минут. Тщательно заперев двери, я приготовил всё для сожжения. Взял подставку для горячего, большую кастрюлю, жидкость для розжига костра и спички. Налив пол флакона на дно кастрюли, поджог затравку. Подумал, что если кинуть альбом сразу целиком, он будет плохо гореть. Нужно вырывать страницы и сжигать их по одной.

Эта мысль с одной стороны была верной; с другой, сжигая по одной, я невольно рассматривал их. И рассматривал очень подробно. В столь необычных позах, ракурсах были запечатлены модели. На их лицах хорошо читалось явное веселье и удовольствие. Моделям, несомненно, нравилось то, что происходило во время съёмок. И это не то, о чём вы могли догадаться из моих обрывочных описаний. Какого-то нарочито сексуального действия запечатлено не было. Скорее это походило на мистерию или церковное таинство.

Всё же, я не решусь говорить о содержании альбома подробно. Мне кажется, что даже его детальное описание было бы способно на время повредить рассудок человека неподготовленного. На меня же увиденное обрушилось шоком, ещё более сильным оттого, что я видел моделей в живую перед собой. Слышал их голоса и смех, наблюдал их детские игры — а потом внезапно увидел и совершенно другое, реальность чего была несомненна, но поверить в неё было трудно.

Тогда я подумал о том, кому удалось заснять эти кадры, и что вообще там происходит? Действие на фотографиях напоминало какой-то праздник или церемонию. Возможно ритуал. Я не знал тогда, что это. Да и сейчас не уверен, хотя и возвысился до адепта. Не всё мне было открыто на доступных ступенях. Многие таинства совершались вне пределов моего зрения и понимания, и посвящены в них не были даже биготы, зилоты и аколиты.

Кое-что и вовсе заставило меня передёрнуться от инстинктивного животного не то страха, не то отвращения. Некое существо, смутно проглядывавшееся на снимках сквозь марево размытого фокуса. Животное непонятной природы, смутно вызывающее ассоциацию с… может быть, сфинксом? Или нет. В нем было нечто не столько от кошки, сколько от собаки, хотя оно и не напоминало внешне ни одну из известных мне пород собак или волков. Неестественные пропорции, грубые звериные формы, бесконечно ускользающие от внимания, сколько не вглядывайся в них, словно туман между обнажённых юных тел, стерегущий их подобно овчарке. В какой-то миг я обнаружил, что это и вовсе игра теней на снимке, складывающихся в устрашающий образ, как разрозненные пятна японских стерео-картин превращаются в трёхмерное изображение, если слишком долго в них вглядываться.

К своему стыду, я обнаружил, что рассматриваю фотографии всё дольше, и всё меньше мне хотелось их уничтожить. Я сжигал их из страха, но самому себе мог признаться, что хотел бы ими обладать. Хотел бы любоваться на них, если бы это было возможно без последствий. Почему это запрещено? Ведь, если судить по фотографиям, девочки рады участвовать в подобном. Они делают это добровольно и, несомненно, получают массу удовольствия от происходящего. Как мне казалось. Хотя вполне возможно, что это говорила во мне та самая похоть, которой я поддался, и которую я ненавидел в педофилах.

Вынужден признаться. Незнакомец меня победил. Он знал как ударить, чтобы уничтожить одним движением тонкую стенку гнойника, через которую хлынула зловонная гангренозная гниль. Слишком хорошо была отработана эта техника. И, поняв это, я с ужасом осознал, как много уродов им встретилось прежде, чем они нашли меня! Насколько было велико их количество, что это стало простой отработанной рутинной операцией? Мне поплохело. Я бросил в огонь остатки альбома и проклятых фотографий. Жаль, что нельзя так же сжечь воспоминания в голове. Клочки фотокарточек горят в закопчённой кастрюле, а запечатлевшиеся в памяти образы выжигают мне мозг.

Внезапно я резко обернулся к окну, из-за чувства, что на меня смотрят. За стёклами было ожидаемо пусто, ведь я живу на четырнадцатом этаже. Но отвратительное жгучее чувство никуда не делось. Будто кто-то невидимый буравил меня колючим взглядом из-за прозрачного стекла. Мне пришлось пересилить накативший приступ паники и подойти к окну. Когда я схватился за края тяжёлых штор, мне показалось, что прямо перед собой за тонкими стёклами я слышу частое тяжёлое дыхание громадной псины. Той самой, чьи невидимые глаза выжигали мои нервы. Спазматическим судорожным движением я задёрнул непрозрачные шторы и упал на пол. Но кем бы ни была эта тварь или галлюцинация, она не покинула меня до тех пор, пока я не забылся прямо на полу тяжким, полным кошмаров сном.

Это была моя первая встреча с domus dicata. Она чуть было не свела меня с ума, но я устоял на грани. Хотя, несомненно, в тот день моя психика понесла существенный непоправимый урон. Все последующие контакты лишь довершали начатое, пока не превратили меня в того, кого вы сейчас видите перед собой. И самым страшным был даже не шок или моральная ломка. Ужасной была идея, которую они как семя бросили в почву моих депрессии и порока. Почему я не избранный? Избранные могут то, что не дано другим. То, что не дано никому! Quod licet Jovi, non licet bovi. Вы хоть и смотрите на меня со смесью презрения и нисхождения, о себе тоже втайне полагаете, что вы особенные. Что вас выделяют из толпы. Вы хотите быть избранными. Я тоже хотел…

Незнакомец не зря не оставил мне визитки — это лишняя улика. Он прекрасно понимал, что будет дальше. Без всякой визитки и контакта я начну его искать. Как только начнётся ломка, вызванная просмотром проклятого альбома. Я держался неделю. А потом пришёл в сквер и увидел некоторых девочек, бывших на фотографиях. И, кажется, они заметили меня. Словно их кто-то инструктировал, и они ждали, что я приду.

Когда я пересёкся с одной из них взглядом, это стало очевидным. Она улыбнулась мне, отчётливо и ясно. Именно мне. Эти грязные ублюдки не стеснялись использовать детей. Для них даже были отдельные ступени посвящения. Я знаю, что этих девочек звали серафимами, потому что они ещё не вкусили яблока. Хотя в это трудно поверить после просмотра того альбома. Вкусивших называли Евами, и их хорошо обучали вне зависимости от возраста. Ни одна серафима или серафим не могли стать Адамом или Евой, пока их психика и разум не были готовы к новой ступени. Но были ещё и агнцы… О! О них я расскажу позже, чтобы не забегать вперёд. Хотя, может, вы не захотите слушать. Я бы не стал вас за это винить. Ни один нормальный человек не желал бы узнать нечто подобное.

Так или иначе, они поняли, что я ищу их. И они позволили себя найти. Тогда я услышал впервые это выражение: «Fersa Sangva!» Свежая кровь! Это не латынь, нет. Не эсперанто. Возможно, этот язык бесконечно древний, а может, он плод больной фантазии извращённого лингвиста. По мере общения с членами Дома, я начал постепенно привыкать к нему, нахватался разных словечек и целых фраз.

За ними последовали и другие, пока моим кредо не стало: Necro mestru dargo torrum! Dargo torrum — сложное понятие. Это не просто первобытный страх и неотвратимая судьба. Если упростить до примитивнейшего предела, чтобы было возможно приблизительно перевести на человеческие языки, его можно передать как изменяющие… нет, скорее разлагающие… Пожирающие — вот самое подходящее слово. Пожирающие… псы… Они как само время — пожирающее плоть естества. Когда родилось «Нечто», в след за ним тёмные прародители исторгли из себя «Пожирающих Псов». «Нечто» подобно улитке ползёт по времени и трём измерениям, оставляя за собой след естества реальности, а псы следуют за ним, пожирая его следы. И пока Оно обгоняет псов, эта реальность существует для вас. Но однажды они догонят улитку, и, когда сожрут ее, сожрут затем и тёмных отцов, а в конце и самих себя. Но раньше они доберутся до вас! А вы копошитесь в слизи улитки как личинки червяков, не способные поднять голову выше грязи, не способные увидеть их.

Вся ваша надежда, надежда вашего мира и ваших богов на то, что dargo torrum хоть на секунду будут задержаны, когда fidelis поднесут им сладкое мясо жертвы, усыпляющее их голод. И пока псы сыты, пока чувствуют запах накормившей их руки, они делают вид, что служат Им, позволяя на какой-то жалкий миг уползти улитке чуть дальше, чтобы затем снова броситься в бесконечную погоню. Ибо, в конце концов, не смотря на все усилия: Necro mestru dargo torrum! А значит, нужно спешить!

Вы Caecux — непосвящённые, вы не ведаете значения этих слов, вы Malaax — неверующие. Даже если вы знаете значения слов, вы не способны понять их смысл. В то время я сам ещё был caecux malaax. Но, в отличие от вас, я не был c'hanah. Поэтому мне позволили войти в Дом. Если кто-то из c'hanah входит в Дом… я думаю, Вы в полной мере понимаете последствия.

Однако я отвлёкся. Вы ведь хотели услышать о том, как я нашёл их. Правильнее будет сказать, что меня привели, оставив коридор и расставив нечто вроде указателей. Эти указатели может видеть любой, кроме c'hanah. Да даже c'hanah могли бы их увидеть, если бы не были такими слепыми. На стенах домов, на подоконниках окон, среди расклеенных объявлений, даже среди ценников, на витринах магазинов и в заголовках газет, на фресках храмов и в рисунках икон. Везде, где есть mambra domus, можно различить их глифы. Глифы для неофитов начертаны нарочито заметно, в то время как ecuxscio способны различать практически невидимые глазу символы и значения, которые совсем не обязательно должны быть в облике примитивных глифов и графити.

Первый из них я обнаружил на углу той самой школы, в сквере возле которой встретил проповедника. Этот глиф был частью покрывавшего фасад здания барельефа. Помимо типичных символов учения, спорта, детства и взросления, какие мы можем наблюдать на десятках ещё советских школ, там был странный символ. Нормальный человек счёл бы его просто ляпом и забавной ошибкой художника. Так получилось, что в сценке, где пионеры почему-то косили рожь вместе с колхозниками, крайняя фигура мальчика, указующая в сторону протянутой рукой, как будто пронзена серпами других детей. Скорее всего, c'hanah не заметили бы этого, поскольку их психика устроена иначе, и мозг просто не создаёт такой ассоциации при виде этой картины. Но мой разум, как вы успели заметить, отличается. И в тесте Роршаха я вижу летучих мышей вместо лисьей морды. Не знаю, как это работает, но может быть, когда вы будете на грани, в определённом состоянии, вы тоже начинаете замечать эти знаки. Во всяком случае, агнцы всегда идут по тропе к алтарю. А неофиты всегда идут к порогу.

Я направился, следуя указанию. Обнаружив ещё несколько глифов, в конце пути я оказался около здания бывшей проектной конторы, которую ныне владельцы превратили в некое подобие офисного центра. Помещения сдавали любым организациям и шарагам, какие только водились в городе. Среди них был «Центр Перерождения». Довольно претенциозное название для кучки волонтёров, которые якобы помогали наркоманам, алкоголикам и просто бомжам стать полноценными членами общества. Не знаю, почему я тогда решил к ним зайти. На самом деле, я просто потерял тропу, которой меня вели глифы. Можно сказать, я сбился с пути, а в флаере Центра Перерождения было сказано, что они помогут отыскать путь. Знаю. Звучит тупо.

Центр почему-то помещался в полуподвальном помещении. Это была хорошо экранированная комната на цокольном этаже, в которой находились проектор, белый матерчатый экран и расставленная полукругом дюжина складных стульев. По своей старой профессии я был знаком с такими комнатами. Обычно они использовались для монтажа или сборки оборудования, требовавшего повышенной изоляции и стерильности. Стены были экранированы звукоизоляцией ещё на стадии проектирования здания, и не зря комната находилась на уровне ниже земли. Пол выложен кафельной плиткой с рельефным узором. Его легко мыть, а рельеф делает его нескользким. Здесь можно было бы поставить цех по сборке мобильных телефонов или другой аналогичной ерунды. Но увы! Советский Союз развалился, а его промышленные мощности используют не по назначению. И комнату, специально спроектированную для сборки точной электроники, отдали в аренду какому-то сборищу анонимных алкоголиков.

Помимо меня там были уже одиннадцать человек, считая куратора. Кажется, некоторые из них были уже знакомы, а кто-то были новичками, как и я. Меня, во всяком случае, встретили улыбкой, и куратор тут же подошёл, пригласил к пустующему стулу, всучив бесплатные бутерброд и кофе. Знаете, не в моих правилах принимать пищу от незнакомцев, но я уже пол года нищенствовал, перебиваясь растворимой лапшой с майонезом и сосиской «бюджетной» — редкой гадостью из перекрученной через мясорубку свиной шкуры пополам со жмыхом, жёванной бумагой и дроблёными куриными костями. Бутерброд выглядел очень съедобным. Кусок белого хлеба с маслом, на котором лежали кусочек российского сыра и кусочек мяса. Кофе на вкус и запах самый обычный растворимый, с порошковым молоком вместо сливок. К ним ещё предложили варёные яйца в скорлупе. Среди собравшихся были люди явно не большого достатка, и такое угощение несомненно играло немалую заслугу в том, что они посещали это собрание.

Думаю, «кислота» была не в кофе. Он всё-таки горячий, а температура разлагает молекулы «кислоты». Скорее всего, её запихнули куда-то в бутерброд или даже яйцо. Человек почему-то склонен к стереотипу, что отраву подмешивают в питьё. Он может покоситься на напиток, но без страха съест предложенный бутерброд или варёное яйцо. Яйцо вообще вне подозрений, ведь оно в скорлупе. Но отравить яйцо в скорлупе… скажем так, это очень в их духе. Очень.

За закуской мы бегло познакомились друг с другом. Мой сосед справа оказался таким же, как и я, безработным. Сбербанк внезапно провёл массовые сокращения, и он оказался на улице. Как ни странно, но на работу его никто не хотел брать, словно он прокажённый. Слишком похоже на мою собственную историю, чтобы не проникнуться симпатией. Остальные, кроме куратора, также были людьми со дна. Бомж Аркадий не скрывал того, что приходил сюда ради угощения. Знаете, когда ты неудачник, и тебе кажется, что все смотрят на тебя сверху вниз, тебе необходимо оказаться вот в такой компании. Я даже на какое-то время забыл, как и почему пришёл сюда.

Наконец в комнату заглянул ещё один новичок. Его усадили в последнее свободное кресло, и нас стало тринадцать. Как только это произошло, прежнее ощущение тревоги и страха стало возвращаться. Я быстро осмотрел все стены, пол и потолок в поисках глифа. Неужели я его пропустил? Тринадцать! Никогда такие числа не бывают случайными. Случайными могут быть четырнадцать, семнадцать, двадцать два. Но не тринадцать. Однако глифов нигде не было. Может, я ошибся? Может, больное воображение слишком разыгралось?

Начался семинар.

Он был… довольно обычным. Я имею в виду, для таких семинаров. Если вы бывали хоть на одном, то поймёте, о чем я говорю. За исключением одного. Я внезапно понял, что обдолбался. Точно вам говорю, это была она, мать ее! Зелёная фея, радуга… Как там ещё говорят? Это была кислота. Она придавала происходящему оттенок сюрреалистичности.

— Вы все на самом деле избраны! — говорил где-то на фоне реальности куратор. — Это не случайность, что каждый из вас пришёл сюда! Это знак! Символ того, что ваша жизнь изменится. Вам нужно убить неудачника в себе, чтобы подняться со дна к вершине! Нужно выпустить своих демонов прочь и пустить в свои жилы новую кровь! Пусть свежая кровь льётся в ваших жилах!

Я не сразу понял, о чем он говорит. Большей частью потому, что не хотел слушать. Слова были такими заезженными и избитыми, что стоило добавить к ним пару фраз про бога, и получилась бы типичная баптистская проповедь, которую крутят в субботу утром по местному телеканалу.

— Вы должны убить неудачника в себе! Убить неудачника! Принести его в жертву своему будущему! — продолжал бубнить куратор, и только тут мои глаза открылись, а уши начали слышать. Из всего того псевдопсихологического бреда, что он нёс про новую жизнь и борьбу со старым собой, слышались кусками фразы: Ты должен убить! Принести в жертву неудачника! Пусть льётся свежая кровь!

Наверное, мои зрачки расширились до предела. Потому что стало казаться, что лампа над нами светит слишком ярко, а углы комнаты погружены во мрак. В руках куратора вдруг появились ножи, с виду похожие на обычные кухонные. Он продолжал, не останавливаясь, нести какую-то чушь. Что ножи должны что-то символизировать. Мы вставали с кресел, механически брали эти ножи. И вдруг тот парень, что зашёл последним сказал:

— А я? Мне ножа не досталось!

Двенадцать человек с ножами разом повернулись к нему. В комнате стало очень тихо. Мой сосед справа тихо, почти шёпотом, произнёс:

— Убить неудачника…

Я обернулся в соседу, переваривая услышанное. В ту же секунду осознание происходящего вошло в мой мозг раскалённым гвоздём. Я резко обернулся к тринадцатому парню и крикну:

— Дурак! Беги!

Его глаза расширились, выражая испуг и недоумение. Он ошарашенно продолжал стоять на месте. Я бросился к нему, чтобы толкнуть. Заставить идиота сдвинуться с места и бежать отсюда к чёртовой матери. Но… Нож бездомного Аркадия через секунду вошёл в спину жертвы, и его окровавленный кончик показался из груди. Следующим ударил несчастного мой сосед, продолжая шептать:

— Убить! Принести в жертву! Свежая кровь!

— Свежая кровь! — подтвердил куратор, с размаху погружая нож в грудь жертве по самую рукоять. — Fersa Sangva!

Они все. Все по очереди били парня ножами. Один я стоял в истерике, не в силах сделать что-либо. И тогда на меня посмотрел сначала куратор, затем кто-то ещё из двенадцати… Я был один среди них. Изолированный в комнате, откуда не вырвется ни звука наружу. И они смотрели на меня, держа чёртовы ножи в руках… Да! Да, мать вашу! Я тоже его ударил! Я ударил его ножом, и он был ещё жив, когда я это сделал! Ну и что вы так смотрите на меня, лицемеры? Фарисеи! Думаете, я не знаю? Не знаю, как поступили бы вы на моем месте? Тут выбор невелик. Либо вы c'hanah, либо… Всё зависит от того, хватит ли Вам мужества. Хватит ли мужества переступить через c'hanah и стать над ними. Чтобы выжить. Чтобы обрести то, что вы желаете. Смерть — удел слабых и трусливых. Судьба всех c'hanah, рано или поздно. Но если вы агнец, она настигнет вас быстрее. Агнцы, они похожи на нас. Они почти такие как мы. Но они не одни из нас. Неспособны осознать, понять и поверить, не могут принять нашу мораль и суть. Но они могут читать наши знаки. Они приходят по тропе. Приходят к алтарю. Их даже иногда впускают в Дом. Иногда охраняющие Порог псы пропускают их…

Будучи неофитом, я этого не знал, но когда меня возвели в адепты, то кто-то по секрету поведал, что среди тринадцати всегда оказывается один агнец. Я спросил:

— А бывало ли такое, что все были… что не приходило ни одного агнца?

Тогда говоривший задумался, вспоминая, а затем произнёс:

— Говорят, однажды было такое… и тот, кого посчитали агнцем, вырвал нож у куратора и… больше мне ничего не известно. Об этом инциденте принято молчать. Но то, что такое всё же бывало, говорит о том, что это не подстава и не ложь. Не игра случая. В жертву всегда приносят агнца.

Я не помню, как выбрался из той комнаты. Не думаю, что шёл по городу весь заляпанный кровью. Нет. Но не помню решительно. Возможно это из-за кислоты. Может, из-за шока. Из-за парализовавшего сознание страха. Я ведь был там и участвовал в убийстве человека. Всё, что было после — словно в трансе.

Словно бы меня за шкирку, как котёнка, тащило нечто. Что-то запредельное и обычно невидимое. Как невидимы на плоскости объемные картинки, так и оно не было видимо в трёх измерениях, пока ты не вглядываешься в них так долго, что начинаешь видеть четвёртое. И тогда призрачная игра теней складывается в иррациональную фигуру четырёхмерного пса, поднимающего вас над привычными тремя измерениями и тащащего за шкирку как шелудивого щенка. Очнулся я дома. На мне была чистая одежда. Но… было кое-что ещё. Я держал в руках нож. Да, тот самый. Который мне дали на семинаре… или, точнее, на причастии.

Испугавшись, словно увидел в руке живую змею, я вскрикнул и отбросил его. Железка ударилась о стенку и покатилась по полу. Что мне с ним теперь делать? Его не сжечь, как те фотографии из альбома. Это уже никак не сжечь и не забыть. Fersa Sangva!

Мне нужно было успокоиться. В конце концов, я жив. Я оказался по эту сторону забора; по другую скот, приготовленный на убой. Это ведь в какой-то мере хорошо! Это даёт защиту! Если бы я этого не знал? Что было бы? Над моей головой, точно так же, как над головами других скотов, всегда нависал бы нож мясника. А сейчас я хотя бы могу быть уверен в том, что я сам среди мясников. Я тот, кто есть мясо, а не тот, чьё мясо едят… мясо…

Вдруг вспомнил о бутербродах, которые раздавали на семинаре. Я тогда подумал, что наркотик был в бутерброде, потому что у него был необычный вкус. Но сейчас, задумавшись, понял, что новизну вкусу придавало именно мясо. Мне стало дурно. Отчасти из-за интоксикации после наркотика. Я побежал в туалет и навис над унитазом, изрыгая всё, что успел съесть в тот день.

Долгое время я избегал всех и вся. И больше не видел никого из них. Или думал, что не видел. Они исчезли из пределов моего зрения. Я стал как malaax, хотя и был lumigita — знающим о таинстве. Это было опасное состояние. Malaax lumigita подобны живым мертвецам. Они противоестественны по своей природе. Либо он становится elektus lumigita, либо necro mestrum. Как говорил помазавший меня бигот: «Necro mestru dargo torrum!» Но тогда, я ещё этого не знал. Всё, что мне мерещилось, это то, что я проснулся от кошмарного наваждения. Жуткого сна, растаявшего с последними следами кислотных остатков наркотика в моей крови.

А спустя некоторое время моя жизнь начала налаживаться… Я нашёл работу. Грязную, но хорошо оплачиваемую. На свиноферме в городском пригороде. Я кормил свиней помоями. Мой напарник говорил, что свинина очень похожа по вкусу на человечину. Когда зеки бегут из лагерей в тайге, они берут с собой ещё одного. Самого упитанного и молодого. Он иногда показывал мне лагерные татуировки, оставшиеся на исполосованном шрамами теле со времён молодости.

Мы вместе с ним на стареньком ржавом ЗИЛе объезжали все рестораны, кафе и столовые города, собирая в огромные алюминиевые бидоны то, что не доели посетители. Затем мы привозили это на ферму, и, вываливая в корыта помои, ковырялись в зловонной каше руками, выбирая из дерьма то, что могло оказаться для свиней несъедобным или ядовитым. Металлическую фольгу, куски пластиковой упаковки, трубчатые куриные кости и иногда целые столовые приборы. Можете не сомневаться, свинья проглотит вилку не задумываясь, и если та не проскочит в пищевод, изнутри разрывая желудок скотине, то непременно станет поперёк горла.

Я ещё подумал: ведь люди и свиньи едят одно и то же. Неудивительно, что вкус их мяса похож. Тогда мой мозг не сразу заметил разницу в мышлении. Обычно, человек в таких случаях, говоря о людях, употребляет слово «мы». Нормальный человек в мыслях построил бы фразу: «Наше мясо и мясо свиней». Но незаметно для самого себя уже тогда я начал отделять себя от людей. От c’hanah, которые едят помои и визжат от удовольствия, спариваясь в жидкой грязи из собственных экскрементов.

Животных забивали тут же. На ферме. Иногда мне казалось немного странным, сколько мяса выходит из стен разделочного цеха. Как будто его было немного больше, чем на отправляемых туда свиньях. Но, может, это лишь мастерство мясников? Я никогда не видел процесс забоя и разделки, хотя слышал почти человеческие визги и плач умерщвляемых свиней. Для этого было отстроено специальное помещение, куда чернорабочим вроде меня вход был запрещён. Там всё было стерильно. Туда не мог войти грязный. И, когда в один из дней я подумал, что просто смыть грязь с тела и одежды недостаточно, чтобы стать чистым, я увидел глиф. Точнее, я видел его всегда, с тех самых пор, как меня взяли на работу. Каждый день он красовался у меня перед глазами прямо на стене разделочного цеха. Но увидеть в нем глиф я смог лишь спустя некоторое время, когда моя психика достаточно перестроилась. И когда я его увидел, то остановился посреди двора как вкопанный, пялясь в одну точку. Поражённый и близкий к истерике, ибо все те воспоминания, что казались в последние дни фантазией больного рассудка, внезапно вновь обросли плотью реальности.

— Что ты там увидел? — удивлённо спросил напарник, посмотрев туда же, куда и я, но увидев там только стену, грубо закрашенную широкими мазками. И тогда я внезапно ощутил отвращение к нему, какое люди способны испытывать к копошащимся в грязи свиньям или даже слизнякам. Жалким, мелочным, ничтожным. Неспособным видеть ничего кроме собственного брюха и члена под ним. Я испытал отвращение Fidelis к c'hanah, и в тот миг что-то окончательно переломило внутри меня человека. Этот бывший зэк, так похвалявшийся передо мной тем, что убивал и ел других c'hanah, был не более похож на elektus lumigita, чем пожирающая исчадие своего чрева свиноматка. Ему так нужно было поделиться с кем-то рассказами о своих подвигах лишь потому, что иначе он не мог возвысить себя над жидкой грязью из собственных экскрементов. Еlektus lumigita не испытывают потребности в жалком бахвальстве. Они просто ощущают своё природное превосходство над скотом и агнцами вроде этого зэка.

Тогда я отчётливо начал видеть в узоре татуировок клеймо агнца. Он принадлежал одному из биготов domus dicata — нашему хозяину, владельцу фермы. Он и помазал меня в неофиты, дав простое задание:

— Покорми свиней, — сказал он, когда мы с напарником накормили уже всех животных в стойлах.

— Но они все накормлены, — удивился мой напарник. Однако, увидев, что я иду к свинарнику, двинулся следом. Когда он вошёл внутрь, я уже нашёл под очередным глифом дверь в подвал, которой никогда раньше тут не было. Точнее, она никогда раньше не была видна. Просто malaax не могут ее видеть. Мой напарник был шокирован, словно увидев дьявольское колдовство. Но ещё больше он был поражён, когда, ступив по грязным скользким ступеням вниз, увидел огромный широкий подвал со сводами, укреплёнными толстым деревянным брусом и железо-бетонными балками. И зрелище, представшее его глазам, как только он опустил взгляд, сломало в один миг его психику. Я уже догадывался, что увижу там. Ведь не просто так из разделочного цеха выходило больше мяса, чем можно снять со свиной туши.

В конце концов, человеческое мясо по вкусу очень похоже на свинину, и люди редко замечают разницу. Впрочем, тех существ, что нагими копошились в тесных загонах, уже и людьми было назвать сложно. Среди них, конечно, были и Fersa Sangva. Убежавшие из дома дети, которых так и не нашли, пропавшие без вести девушки и женщины, записанные на счёт неуловимым маньякам, потерявшиеся вдали от дома юноши и опустившиеся мужчины. Они все были тут, лишившиеся рассудка и разума при виде того, что их окружало. Ведь иногда приходится пополнять стадо, но его нельзя сформировать только из Fersa Sangva. Это слишком заметно и требует слишком много усилий, которые невозможно скрыть. А пойманная охотниками дичь не могла бы обеспечить постоянно возрастающие запросы domus dicata и наших Patres Tenebris.

Большая часть «свиней» — c'hanah — была рождена и выращена в этом подвале. Не единожды — но многие поколения, пока они не утратили способность ходить на двух ногах, произносить членораздельные звуки и даже выражать эмоции. У некоторых из них атрофировались ставшие ненужными глаза и уши. Они ориентировались в пространстве, вывалив наружу непрестанно шарящий в поисках пищи язык; они волочили по грязи гипертрофированные половые органы, непрестанно ищущие партнёров. Они жрали, жирели, спаривались и плодились. А мы их кормили. А если забывали покормить, или еды не хватало, они ели друг друга.

Когда напарник наконец справился с параличом и медленно повернул ко мне голову, я ударил его промеж глаз тяжёлым металлическим бидоном. Настолько сильно, чтобы череп хрустнул и выпустил из своей клетки на волю запах крови и мозга. Скатившись по ступеням вниз, тело здорово переломалось, а мясо отбилось. Труп пару раз застревал на ступенях во время падения. Мне пришлось спуститься и подтолкнуть его, пока он не упал в гущу жадных голодных разинутых пастей и не исчез под копошащейся живой грудой.

Это была моя искупительная жертва. Кровь, которой я смыл с себя грязь полностью, дабы войти на порог domus dicata. Стать сыном простёршего надо мною руку бигота. Вкушать священную трапезу вместе с аколитами и зилотами. Увидеть то, что не способны видеть не только c'hanah, но даже презренные и ненавистные Malaax lumigita, отринувшие domus dicata и Patres Tenebris. Это подобно тому, как слепой начинает видеть, а глухой слышать. Подобно тому, как отличается трёхмерное изображение стерео-картин от двухмерного.

Изменился и мой взгляд на реальность. Я словно увидел четвёртое измерение, хотя даже это неправильный термин. И там были они. Впервые я смог видеть их достаточно отчётливо. Они ждали с разинутыми пастями, полными клыков с капающей слюной. Ждали той вожделенной подачки. Того сладкого мяса, что на краткое мгновение заставляет их забыть о бесконечном голоде, подталкивающем пожирать следы космической улитки. Огромные, дикие, голодные, омерзительные и жуткие. Ещё более жуткие оттого, что чем лучше их видишь ты, тем отчётливее они видят и чувствую тебя. Я понял это в тот самый момент, когда увидел их, словно керберов, возвышающихся над охраняемым стадом свиней Цирцеи. Я понял это, потому что в тот самый миг, когда увидел их, они подняли на меня чудовищные морды, усыпанные глазами, и я ощутил тот самый страх и ощущение злобного жгучего взгляда из пустоты, какие уже чувствовал давно, сжигая в очистительном огне фотографии лолит.

Изменениям в психике сопутствовали изменения в физиологии. Процесс ускорялся благодаря употреблению праведной пищи. Вы ведь знаете, что я не вру. Врачи, делавшие мне трепанацию, извлекли их. Новые сформировавшиеся органы. Вы ведь знаете, что это именно новые органы осязания, отсутствующие у людей, а не просто кисты и опухоли. Вы можете делать вид, что это не так, но знаете правду. Подобно тому, с какой скоростью деградировали и без того низко развитые люди до низшей степени c'hanah в подвалах скотобойни, с такой же скоростью я возносился над людской моралью и естеством, эволюционируя в сверхсущество. Всё ещё низменное в сравнении с аколитами и ecuxscio, но уже возвышающееся подобно пастуху над стадом скота. Мы — неофиты — и были свинопасами в Доме Цирцеи. Следили за стадом. Отбраковывали больных и паршивых и отбирали молодых и тучных к столу. А главное, следили, за тем чтобы Patres Tenebris никогда не испытывали потребности в пище, питье или наслаждении. А DargoTorrum подле их столов были неизменно сыты. Ровно настолько, чтобы не кусать руку хозяевам, но по первому жесту бросаться на жертву, стоит лишь почувствовать ее запах. Ведь на плечах отцов лежали заботы даже более величественные и непостижимые для нас, чем управление Домом.

Мы никогда их не видели, даже не стояли на их пороге в глубине Дома, но знали, что они существуют. Как наверняка существует и кто-то, для кого Patres Tenebris являются не большим чем для нас c'hanah. Я даже уверен в том, что, в отличие от нас, ни они, ни их предки никогда и не были людьми. Я знаю это, потому что я видел их «овчарок». Этих существ, невидимых для глаз caecux malaax.

Пожирающие псы… Dargo torrum! Они сожрут вас! Разорвут на куски за то, что вы сделали со мной! За то, что вырезали из моей головы «глаза», которыми я видел невидимое. За то, что вы посмели поднять руку на свинопаса, служащего Дому! Ваши дети будут копошиться в грязи среди бесформенных деградировавших туш, способных только жрать и спариваться. Вы слышите? Это когти псов разрывают на лоскутья трёхмерное пространство. Это их вой разносится волнами ужаса в ультракоротких звуковых диапазонах. Они придут за вами, чтобы разорвать ваши глотки и похитить из кроваток ваших детей. Они придут за вами на мой запах. За вами! За мерзкими и богохульными Malaax lumigita.

Но сначала они придут за мной. Потому что я подвёл их. Слишком беспечный, уверовавший в свою неуязвимость, я забыл, что даже тупые дикие звери могут ранить пастуха, если потерять осторожность. Я проявил непозволительную халатность. Позволил вам меня схватить. Поэтому вы пожизненно спрятали меня здесь. Вы знаете. Вы знаете, что живы до тех пор, пока псы тёмных отцов не нашли меня. Ведь когда вы найдёте меня растерзанным их клыками и когтями здесь — в этой изолированной от света и мира подземной одиночной камере-карцере, это будет означать лишь одно… Necro mestru dargo torrum! А на мне они обнаружат уже ваш запах. И когда вы почувствуете на себе полный ненависти голодный взгляд из кажущейся пустоты, это будут они. Сокрытые от вашего восприятия гранями четырёхмерного пространства.

А! Нет! Я слышу их! Я слышу, как они скребутся в углы моей камеры из теней! Нет! Нет! Maalehum casaam! Maran affa torrum. Caus vaticus? Caus vaticus, Patres Tenebris? Умоляю, нет! Они здесь… Dargo torrum! Necro mestru ааааа…

Михаил Гречанников Пробуждение

Ночью Артёму снилось что-то непонятное. Нестерпимо громкий рёв в клубах не то дыма, не то пыли… По пробуждении этот рёв перешёл в гудок грузовика, стоявшего в пробке под окном дома. Странные сны — обычное дело, куда реже приходится увидеть сон развёрнутый, с сюжетом и персонажами, как кино. Чаще во сне Артём видел какую-то чушь — мешанину несвязанных друг с другом людей, событий и мест, которые то и дело превращались друг в друга. Однако большинство снов забывались в первые секунды после пробуждения и не оставляли за собой никаких чувств, в то время как бывали и другие, редкие сны, которые могли засесть в голове надолго, постоянно вызывая то щенячий восторг, то депрессивную подавленность. Такие сны были ещё большей редкостью, чем сюжетные, но впечатления оставляли куда больше.

Однако день брал своё. Стараясь отделаться от воспоминаний о ревущем дыме, Артём встал и отправился в туалет, то и дело хватаясь за стены — видимо, органы равновесия ещё толком не проснулись. Душ зашелестел струями воды, и в мозгу Артёма вновь вспыхнуло видение: светящийся изнутри дым. Да, он однозначно светился, притом очень ярко.

Приняв душ и позавтракав, Артём оделся, взял с тумбочки ключи от машины и вышел в подъезд. Поздоровался со старушкой, ждущей лифта на пару со своим йоркширским терьером, и стал спускаться по лестнице.

И тут его словно ударили по голове. Артём потерял равновесие и полетел вниз, крепко приложившись затылком об пол. В себя он пришёл через пару секунд, взглянул на часы, потрогал ушибленное место рукой — рана на затылке кровила. В подъезде ничего не было слышно, если не считать звука движущегося лифта.

Артём встал, и его снова мотнуло в сторону. Будучи готов к такому, он крепко схватился за стены и устоял.

«Нет, — подумал Артём. — На машине я так не поеду. Надо такси вызывать».

Вернувшись в квартиру, он как мог осмотрел себя в зеркале. Затылок разглядеть полностью не получалось, но было ясно, что рана на голове куда больше, чем казалось поначалу. Кровь всё не останавливалась, пропитывая волосы, стекала за воротник белой рубашки. Позвонив начальнику, Артём сообщил, что с ним произошёл несчастный случай, и сейчас он поедет в травмпункт. Начальник, мужик незлобивый, попросил лишь отзвониться после осмотра у врача:

— Ну, чтобы мы знали, ну… Ждать тебя вообще-то или нет… Так-то отчётности, Артём…

— Знаю, что отчётности, — просипел тот, прижимая к ране полотенце. — Я постараюсь освободиться пораньше.

— Ты уж освободись.

Такси получилось вызвать с первого раза. Артём подумал было, что ему сегодня везёт — и шеф не злится, и машина сразу приехала — но потом вспомнил, что расшиб голову, и его радость от везения несколько улетучилась.

«Что-то мозги сегодня совсем не работают, — подумал Артём, выходя из подъезда. — Сотрясение, наверное».

Ехать до травмпункта было минут двадцать. Артём старался сидеть ровно, но его постоянно качало, а от езды начало тошнить. Он уже собрался было попросить таксиста остановить машину, чтобы не залить салон рвотой, но тут голову пронзило невыносимой, ослепляющей болью, и далёкий голос сказал:

«Здравствуй».

Боль тут же исчезла. Голос был чёткий, но звучал словно издалека. Артём огляделся, спросил у таксиста:

— Вы что-то сказали?

— Нет, ничего.

Артём проверил телефон — мало ли, вдруг позвонил кому-то «из кармана»? И такое бывало. Но нет, вызова не было.

«Это не телефон», — повторил голос.

Артём и думать забыл про тошноту.

«Что за хрень?!», — подумал он.

«Это не хрень, это общение», — возразил голос.

«Ты слышишь мои мысли?!»

Подумав это, Артём тут же поправил себя:

«Ты что это, шизик, сам с собой разговариваешь? Тут уже не в травмпункт, тут в дурку ехать надо!»

«Ты не сошёл с ума, — сказал голос. — Я подожду, пока ты не залечишь голову и не успокоишься, а потом мы поговорим».

— Приехали, — раздражённо бросил таксист.

Артём понял, что они уже какое-то время стоят. Снаружи был дом из красного кирпича с вывеской, на которой золотыми буквами на синем фоне было написано: «Травматологический пункт». Расплатившись, Артём вышел и направился ко входу. Было тихо, только снег скрипел под ногами.

Народа в коридоре приёмного покоя не было, так что у Артёма невольно промелькнула мысль: «Повезло». И снова он чертыхнулся про себя, что везение это довольно относительное.

После рентгеновского снимка Артёма отправили в процедурный кабинет. Тут стоял стол, напоминавший массажный — в нём даже был специальный подголовник, куда можно было положить лицо, если лежишь на животе. Дальше верхней одежды раздеваться не пришлось. Разве что обувь снять у порога.

— В полицию заявлять будем? — спросил подошедший врач, натягивая синие перчатки, когда Артём уже лежал на столе.

— Нет, — сказал Артём, а про себя подумал:

«Разве что в психушку».

— По рентгену у вас всё нормально, — продолжал врач. — Переломов костей нет. Сознание теряли?

— Да, но ненадолго.

— Тошнит?

— Тошнило, пока ехал сюда. Голова болела. Потом вдруг резко прекратилось.

— Резко прекратилось? — переспросил врач.

— Да. Это что, ненормально?

— Ну… Скажем так, необычно. Сейчас я сделаю вам несколько уколов, а потом буду зашивать рану. Ничего страшного, даже больно не будет.

Лёжа на столе и слушая, как доктор готовится зашивать, Артём вдруг заплакал. Это удивило даже его самого, ведь плакать он не собирался, да и в принципе делать это давно уже отвык. Однако слёзы полились сами собой. Наверное, подумал Артём, это из-за страха перед галлюцинациями.

Доктор стал делать уколы в кожу головы Артёма, и тот почувствовал, как его затылок немеет. Жидкости в шприце, видимо, было много, и вскоре раствор уже стекал по щекам вниз, смешиваясь с кровью и слезами и срываясь струями в тазик под подголовником.

Потом доктор отложил шприц и стал зашивать. Что-то скрипело — или нити, или сама кожа, и от этих звуков по спине Артёма побежали мурашки. Доктор больше не проронил ни слова, и эта тишина, прерываемая скрипом, показалась Артёму жуткой.

— Послушайте, — забеспокоился он. — Там… Долго ещё?

— Не беспокойтесь, скоро всё закончится.

Когда швы были наложены, голову Артёму обмотали бинтами, дали рекомендации и отправили на приём за больничным листом.

«Тебе не нужен больничный», — сказал вдруг голос так, что Артём подскочил.

Он огляделся, надеясь найти обладателя голоса, но в коридоре, кроме него, никого не было. Вообще никого.

— Что за чёрт? — прошептал Артём.

«Никакой чертовщины. Но нам нужно поговорить».

Голос теперь звучал куда громче, словно его обладатель буквально сидел на плече у Артёма. Тот даже провёл по плечам ладонями, но никого там не нашёл.

— Ты у меня в голове? — спросил Артём.

«Я в тебе, да. Но я и очень далеко от тебя, если говорить твоими категориями. Я пытаюсь разбудить тебя».

«Я же не сплю!» — мысленно возразил Артём.

«Спишь. Та твоя часть, что определила себя как человека, Артёма Гуляева, считает, что проснулась, но ты — ты ещё спишь. А мне нужно разбудить тебя».

«Я не понимаю! Какая ещё часть? Артём Гуляев — никакая не часть!»

«Артём Гуляев — лишь ворсинка на теле. Чувствительная антенна, направленная своими рецепторами в вечность Космоса. Именно этой ворсинке посчастливилось почувствовать меня… и себя тоже — первой».

«Что за чушь? Господи, мне срочно нужен психиатр!»

«Тебе не нужен психиатр. Тебе нужно осознать себя. Ещё одна ворсинка не поможет тебе осознать себя целого».

«Я осознаю себя! И хватит называть меня ворсинкой!»

«Если хочешь, я могу звать тебя клеточкой. Рецептором. Мне всё равно, да и тебе скоро будет всё равно. Ты спал миллиарды лет — по меркам тех частичек, что попытались изменить тебя, а значит, и себя — но близок тот момент, когда ты проснёшься».

Артём схватился за голову. В коридор невдалеке вышла медсестра. Она остановилась и внимательно посмотрела на Артёма, и тот, испугавшись, что его сочтут сумасшедшим, выбежал на улицу. Не замечая холода и зажимая руками уши, он побежал от травмпункта, покуда мощная волна головокружения не сбила его с ног. Артём упал, не в силах сфокусировать на чём-то взгляд — деревья вокруг кружились как безумные танцоры — и его вырвало.

«Наступает то мгновение, когда мы снова становимся единым целым, — продолжал голос. — Сон заканчивается, и знания должны быть переданы в срок, потому что мой сон вот-вот начнётся».

Артём вытер рот снегом и встал. Через дорогу, сквозь чёрные стволы деревьев, он увидел церковь. Верующим себя Артём не считал, хоть и носил на шее крестик, подаренный матерью.

«В церковь! — торжествующе подумал Артём. — В церковь! Эти голоса пропадут в церкви!»

«Не пропадут. Ты видел меня через сон той ворсинки, что почувствовала меня, а теперь сопротивляется той правде, которая готова открыться тебе. Сейчас я — лишь раскалённое газовое облако, в твоём временном представлении образовавшееся за четыре с половиной миллиарда лет до появления на свет этой чувствительной клеточки, Артёма Гуляева. Но я меняюсь. Я вижу, какой будет моя следующая форма, и вижу, что мой разум погаснет. И также я вижу, как разум возвращается ко мне. Я сам передаю себе знания о себе в этот самый момент. В тот вечный момент, который никогда не прекращался, за гранью того представления о времени, которое придумали твои ворсинки, чтобы объяснить себе неспособность увидеть целостность мира. И своё единство с тобой — и со мной».

Машина чуть не сбила Артёма, переходившего дорогу. С сердитым гудением заснеженный автомобиль пронёсся мимо. Кровь стучала в висках, а в ушах нарастал уже знакомый гул. Наконец Артём, перед глазами которого плыли круги, добрался до тротуара.

— Ты просто голос в моей голове! — процедил он. — Тебя не существует!

«Это тебя не существует, маленькая ворсинка. Существую лишь я. В то мгновение, когда я предвкушаю свой долгий сон, и в то мгновение, когда я собираюсь просыпаться. Я существую всегда, в каждый миг моей очень большой жизни. К сожалению или к счастью, я тоже есть лишь клеточка на теле Вселенной, и я также рано или поздно сольюсь с ней единым потоком энергии. Но в данный момент я должен разбудить себя в… будущем, так ты это называешь. Я должен разбудить себя в будущем, чтобы спокойно уснуть в прошлом. Но я ещё сплю, а для того, чтобы услышать свой зов из прошлого, у меня есть миллиарды чувствительных ворсинок. Повторяю: тебе повезло, что именно ты услышал мой зов, маленькая клеточка. И именно ты первым вольёшься в единый поток энергии вместе со мной».

Уже почти добравшись до церкви, Артём вдруг остановился. Перед его глазами вспыхнуло видение: бескрайний, чёрный космос, и исполинское газовое облако, светящееся изнутри. Оно ревело и гудело, но услышать гул можно было, лишь став его частью, вибрирующим потоком этого огромного разума.

«Ты уже видишь меня, маленькая ворсинка? Значит, через тебя себя вижу и я… Тот я, частью которого ты являешься. Значит, я уже готов принимать информацию. А это значит, что пришла пора её передать».

Его тело словно стало высоковольтным проводом под напряжением. Исчезли зрение, слух, все чувства. Была только боль, которая вскоре перестала быть болью, стала лишь… информацией.

— Слишком много! — взвыл Артём от нахлынувшей головной боли.

«Я не передал и миллионной части тех знаний, которые положено передать. Но теперь, я вижу, ты готов. Я готов».

И в этот миг Артём полностью растворился в том немыслимом потоке информации, который прошёл через него.

Женщина, которая шла из церкви, увидела корчившегося на снегу мужчину и направилась было к нему, чтобы помочь. Но через секунду мужчина исчез, на его месте остался лишь кружащий вихрь из снежинок. Перекрестившись, женщина поторопилась уйти.

А в тысячах километрах от церкви, в нескольких местах по всему миру, сейсмические датчики фиксировали пробуждение древних вулканов. Мир пробуждался от долгого сна.

Дмитрий Колейчик Восхождение к пауку

Я проснулся утром и понял, что опутан паутиной с ног до головы. Как туго спелёнатый младенец, вишу в центре паучьего «гамака» посреди комнаты. В углу сидит он! Чудовищных размеров, мохнатый, чёрный… о восьми лапах и глазах, — и смотрит на меня — жадно, плотоядно, не двигаясь.

С детства я не любил пауков, и тем хуже моё нынешнее положение. Что же мне теперь делать? Я не могу пошевелиться, даже чуть шевельнуть пальцем не могу! Мышцы околели, по телу озноб — загустевшая кровь, как повидло, лениво катится по венам и не греет. Мозг задыхается. Странно, что я в сознании, но уповаю, что это ненадолго…

Моя арахнофобия с возрастом поутихла, а ребёнком я мог и заорать, если вдруг откуда-то сверху опуститься на плечо это восьмилапое, шевелящееся… чудовище!

Знаете, как они это делают? Неожиданно и быстро!

Могут часами, сутками сидеть недвижимы на потолке в одной точке, словно мёртвые… Смотреть на них неприятно, но всё-таки — сидит себе и сидит, уже как будто всегда там сидит, и вроде привыкаешь — ну и чёрт с ним… А потом — раз! — и прямо тебе на плечо! …или перед лицом опускается с потолка и смотрит на тебя… Ну что ему надо? Ну зачем он это сделал? Ведь не съесть он тебя собирается! Он же маленький… Смотри, какой! А ты большой… Ну чего ты кричишь? Сейчас, сейчас! Уберу его, не плачь, не плачь… Вот, смотри: раз — и нету! (И мать хватает его худой дряблой рукой, когда он карабкается по своей невидимой паутине наверх — обратно на потолок.) Вот, видишь? Я отнесу его на кухню и выброшу в окно, — говорит мать.

— Смой его в унитаз, смой его в унитаз! Пусть он сдохнет, пусть он сдохнет! А то он вернётся! — кричу я матери.

Но она не будет убивать паука, я знаю. Она никогда не убивает ничего живого. Даже самое ничтожное насекомое — назойливую мушку, которой и не разглядеть — просто точка, мешающаяся перед глазами — хлоп в ладоши, казалось бы, и всё, — и то она отгоняет, отмахивается, но не убивает…


Пылинки, как феи, танцуют в солнечных лучах и беззаботно садятся на паутинку. Свет резкий — широкими лентами — сквозь неплотно пригнанные доски заколоченного окна. Паутинка приближается и вырастает в лохматые тенёта — они опутали всю комнату. Паук засел в самом тёмном углу, куда солнечные ленты не попадают. Я его вижу краем глаза, но больше чувствую нутром его присутствие — тяжесть его туши, какая она огромная, и… его желание.

Обморок был коротким, и кошмар продолжается. А жаль! Глубокий беспробудный обморок до самого конца — это, возможно, лучшее для меня в такой ситуации.


Эх, мама, мама! Что бы ты сказала сейчас, глядя на эту тушу в углу?! Его короткие отростки спереди головогруди, хелицеры, чуть подрагивают, он хочет жрать, и ему не терпится приступить. Меня от этого вида тошнит — тяжёлый гладкий шар в животе. Но спазмы так сдавили глотку, что я и дышу еле-еле…

А они, к слову, возвращались! Пауки, которых мать не хотела убивать. И мстили мне — опять и опять пугая до смерти. Мстили за то, что я поднял крик, и из-за меня их вышвырнули с насиженного места, из уютного тёплого дома на улицу. Я был в этом уверен. Конечно, это, скорее всего, были другие пауки, а не те, которых мать выкидывала в форточку. Но я этого не понимал. И вообще, все пауки похожи. Мы же их не различаем, понимаешь, понимаешь? Вот, смотри, этот же крупнее, чем тот, которого я выбрасывала последний раз… Убей, убей его!.. Хорошо, хорошо, я выброшу его в форточку… Нет, мама, нет! Он вернётся!

— Ну что ты паникуешь? — говорю я сам себе, подхожу и глажу себя маленького по голове, — такой уже большой — сам себе старший брат… Откуда этот «старший брат»? Откуда я взялся такой большой и взрослый, как… как…

…сейчас! Сейчас я такой большой и взрослый, и такой беспомощный, хнычущий, как младенец, туго спелёнатый в клетке-кроватке. Только я не в детской кроватке с высокими перилами, прохожими на звериную клетку в зоопарке. Я в паутине гигантского паука. Таких не бывает! Но вот же он — есть! И скоро он будет есть меня!


У пауков внешнее пищеварение. Они вводят в жертву парализующий яд, который выполняет ещё и функцию желудочного сока. Под действием яда ткани жертвы начинают размягчаться и доходят до нужной кондиции. Затем паук поедает уже переварившуюся нежную плоть. Примерно так я помню из школьных уроков биологии.

Не знаю, как долго муха остаётся жива, после того как паук в неё вводит свой яд. Что она при этом чувствует, пока заживо переваривается, а потом её начинают есть? В конце концов, муха тупая, у неё нет воображения, и поэтому ей везёт. У меня же есть воображение, и — о, боже! — как оно разыгралось!

Пока что я жив, и, к моему несчастью, сознание периодически возвращается ко мне, чтобы отчётливо, в красочных деталях показать, что меня ждёт. Что меня жрёт… Как меня будет жрать это чудовище, а я буду вынужден на это смотреть! Меня тошнит от одной мысли, а я не могу даже сблевать… Он будет жадно колупаться во мне своими жвалами, высасывать меня, как консервированный помидор — до шкурки — только медленно — по капле — высасывать мою жизнь, чтобы продлить свою, стать ещё жирнее… Я так сойду с ума!

Уже вечер. В комнате сумерки… Я почти не чувствую своего тела, боли не будет, но… я буду всё видеть!


Эх, мама-мама! Почему-то у нас в доме всегда было полно пауков… Вот, что случается, если их не убивать. Дурная была идея — остаться здесь ночевать. Ведь знал же, что в доме всегда полно пауков… Зачем я сюда приехал? По совету психолога, ах да!

«Ваше прошлое вас не отпускает, — сказал психолог. — Ваша мать… висит над вами. Вы не можете её простить за то, что она сделала с вами, это понятно. Но вы должны вернуться назад, в начало, чтобы расставить точки над „i“… Встретиться со своим прошлым, лицом к лицу, так сказать… в символическом смысле, и похоронить его. Вы ведь не были на похоронах матери? Вы не были дома с тех пор, как…»

Я не был в родительском доме с тех пор, как моя хиппующая мамаша отравила меня галлюциногенами. ЛСД, или на чём она тогда висела… Мне исполнилось тринадцать лет. И она сделала мне подарок — «широкий взгляд».

Мир не такой, каким кажется, сказала она. Люди видят только одну грань реальности, и думают, что видели всё, и всё знают. От того в мире так много зла — от нехватки взаимопонимания, от узости взглядов. Если бы люди понимали, насколько мир многогранен, насколько он не такой, каким кажется… Это всё — наши иллюзии и заблуждения. Но лучше один раз увидеть! И тогда у тебя появится широкий взгляд! Однажды, поверь, тебе это поможет… И она дала мне стакан молока. Вкусного молока с мёдом. И с чём-то ещё.


В глазах темнеет, или солнце скрылось… Это всё ещё тот самый день? Я постоянно теряю сознание, но уверен, что сутки ещё не прошли. Помощи ждать неоткуда. Паук меня съест, или я сойду с ума. Лучше сначала сойти с ума.

Он уже приступил к моему бедру… Жрёт и смотрит… Жрёт и смотрит… И я начинаю сходить…


От левой ноги уже мало осталось. Краем глаза вижу — торчит кость. Это моя кость! Боли я не ощущаю, и крови почти нет — видимо, из-за яда. Чувствую только лёгкое копошение в бедре, вибрацию в кости — паук резво работает своими жвалами… Жрёт и смотрит… жрёт и смотрит…


Карма, мантры, стакан портвейна… Моя мать была хиппи и вегетарианкой. Все детство я ел капусту и рис. Я топил их в соевом соусе, чтобы у еды появился хоть какой-то вкус. Мясо — нельзя! Мясо — это убийство. И паучка надо отпустить, ведь он тоже хочет жить, и у него есть детки, которые его ждут, понимаешь, сынок? А ничего, что он ест мясо, мама?! Моё мясо!

Я различаю его контуры и глаза — их бессмысленный синий блеск в рассеянном по комнате лунном свете. Значит, наступила ночь. Кажется, он уже орудует у меня внизу живота… сладко копошится в потрохах… Любишь потрошки, да? Любишь печёнку, паучок?


Почему я не умираю? Зачем? Тварь! Тварь! Проклятое чудовище! Иногда победа над чудовищем стоит того, чтобы самому стать чудовищем — кто это сказал? Что он имел в виду? Думай об этом, думай об этом — о чём угодно, но не думай о пауке!

Не думай о себе! Не думай, как твоего размягчённого, как тушёная капуста, тела становится всё меньше с каждым причмокиванием… с каждым нервным содроганием волосатых отростков, которые отрывают от твоего живого ещё тела кусочки!

Если от меня к утру останется хотя бы половина, я ещё буду жив? Меня можно будет спасти? Утром заявится психолог. Он обещал. Он сказал, что поможет мне. Поможет разделаться с прошлым. Пусть лучше разделается с этим пауком!


Мама говорила, что нужно иметь широкий взгляд — уметь смотреть на любую ситуацию глазами другого. Мир — это иллюзия. Тот, кто её смотрит целиком, смотрит глазами тысяч, миллионов людей. Интересно, это Бог? Или некое Верховное Существо, которое воображает себя нами — каждым по очереди и всеми сразу? Или великое Ничто? Большая, огромная светящаяся хреновина, которая меняет точки сборки, словно щёлкает пультом телевизора? У матери всегда была такая каша в голове из разномастной эзотерической дребедени!

Когда она накачивалась чем-нибудь, и на неё «снисходило просветление», она начинала сыпать «откровениями». Поначалу меня это пугало — у неё становилось чересчур счастливое «просветлённое» лицо, и она несла всякую околёсицу — для ребёнка это было слишком. Но потом я привык. Я научился отстраняться — смотреть на себя, на неё и на всё окружающее со стороны.

Это не я играю с солдатиками, а мать кричит, что война — это отвратительно, и выбрасывает мои (нет, не мои!) игрушки в окно (туда — к паукам!). Это происходит с каким-то другим мальчиком, это его игрушки. А я смотрю это, как по телевизору, глазами другого.

Это не я ем безвкусный завтрак… Это скоро закончится. Просто такая дурацкая серия, неинтересный эпизод…

Отстраняться я умел ещё до маминого эксперимента с расширением моего сознания. После мне это здорово помогло в детском доме, когда я не мог дать сдачи и… в каком-нибудь кафельном туалете с потрескавшимися стенами и полами какие-то злые мальчишки — дураки! — купали в унитазе какого-то мальчика… смой его в унитаз! смой его в унитаз!.. Теперь ты понимаешь, как было бы плохо паучку?


Отстранись!


Огромная светящаяся штука в форме шара меняет точки сборки — яркая точка перемещается по ней, переключая каналы, как паук рыщет по паутине… Он ищет себе добычу — ищет пожрать!

Отстранись! — говорит «старший брат», похожий на меня маленького (но я всё равно знаю, что он старший, умнее и опытнее меня!).

Отстранись, вспомни, как это помогает сделать стакан тёплого молока, говорит мама… Мама, твой стакан молока не помог мне отстраниться, он обрушил на меня всех пауков сразу!

Погоди… Хватит говорить с матерью, её здесь нет. Посмотри на происходящее, как на интересный, необычный феномен. Ты везунчик! Тебе довелось увидеть, узнать, что-то уникальное. Во-первых — такая смерть… Такой опыт! У тебя есть возможность умереть прекрасной насильственной смертью! Во-вторых — ты мог бы себе представить что-то подобное? Ты же не Ганс Гигер, а тебе перепало наблюдать вживую!.. вживую… живьём… Он ест меня живьём!!!


Ну и ладно, ладно! Чего ты так расстроился?

Это только с твоей точки зрения происходит нечто невообразимое, нечто за гранью порога восприятия. Посмотри на это иначе, абстрагируйся! Муха — она тупая. Она просто умирает. Биологический механизм. Постепенно, пока паук её поедает, её функции отключаются, и она — все меньше муха, пока её не остаётся совсем. И паук. Он тоже тупой. Он просто ест! И его становится больше. Потому что такова его природа. Таков механизм его пищеварения…

Ты бы мог быть мухой. Ты бы мог быть и пауком! Может, ты — и есть?.. И как бы тебе понравилось, если бы я убила тебя? — ласково говорит мне мама, и склоняется надо мной. Её лицо огромно, оно заняло весь угол обзора, на периферии зрения — туман, как пепел в молоке, молочно-серого цвета.

Откуда ты знаешь, что ты — это ты? Это всего лишь слова, игра сознания, иллюзия эго… Ты — не твоё эго. Мы все, и даже паук — эманации единого космоса, единого Ничто, продолжает maman, и голос её становится далёкий, гулкий, словно она читает лекцию с кафедры — как какой-нибудь «просветлённый» гуру поучает своих… паучат!

Лицо матери отстраняется, уступая пространство пепельно-чёрному Ничто, становится жёстким, напряжённым, скулы резко выделяются на побелевшей коже, бешено играют желваки; они бугрятся под кожей всё быстрее и сильнее, пока, наконец, она не рвётся, и я вижу — что под лохмотьями её лица нервно шевелятся паучьи жвалы — волосатые, чёрные, лоснящиеся, они вытягиваются из тьмы Ничто под лохмотьями кожи на скулах лица моей матери. Она улыбается, а глаза её горят оранжевыми сигаретными угольками.


Я фокусирую зрение, и два тлеющих сигаретных кончика сходятся в один. Сигарета торчит изо рта психиатра. Он навис надо мной и держит меня за плечи, а я — на влажном от пота матрасе — привязан к койке. Он говорит: «Успокойся, твои фантазии не имеют ничего общего с реальностью. У тебя диссоциативное расстройство — трудности с определением границ собственной личности».

Когда он говорит, волосатая бородавка на его носу смешно подрагивает.

Ах, вот как? Я в психушке? Я всего лишь в психушке, и весь этот ужас мне померещился! Слава богу! Слава богу! Это мать меня отравила — и я всё ещё в психушке… Но волосатая бородавка психиатра становится грубее, темнее, она разрастается и покрывается жёсткими чёрными волосами, чёртовой паучьей щетиной… Нет! Вот реальность — паук! Кошмар продолжается. Он добрался до солнечного сплетения и жрёт меня под рёбрами. Что делать? Что же делать? Отстранись!


Иначе умрёшь!

Вместо того, чтобы попусту суетиться, смотри! Смотри во все глаза! Смотри в паука как в бескрайнюю бездну новых уникальных впечатлений, недоступных никому, кроме тебя. Постигай этот опыт, пока есть возможность. Есть возможность? ЕСТЬ возможность? Ты шутишь, да? Ну хватит истерить! Ты меня понял! Это единственный способ избежать кошмара и обрести смысл… Жизнь — это просто смысл.

Если подумать, то ведь паука даже жалко. У него нет смысла. И нет жизни. Он не понимает, что делает. И неспособен насладиться этим! Какой первобытный ужас, какую чудовищную смерть он несёт несчастному беспомощному человеку, и даже не понимает, насколько он сам… велик! Насколько он велик в этом своём проявлении! Насколько безупречен! Архетипичен! Арахнотипичен, ха-ха…

— Да, ты прав!

— Я же говорил, у всего есть две стороны медали, главное разглядеть третью — наиболее интересную.

— А давай поможем пауку, сделаем это за него!

— Что сделаем?

— Осознаем за него!

— Осознаем что?

— Величие ужаса!

— Как?

— Представим себя пауком. Только так можно спастись — нужно осмыслить…

— Что он носитель величия ужаса?

— Что мы — носитель величия ужаса. Что мы — этот ужас и есть! Мы — паук! Мы пожираем этого несчастного человека, впитываем его жизнь с каждым кусочком сладкой размягчённой плоти! И он бессилен нам противостоять.

Я чувствую его отчаяние, его напряжённый страх… Он сам даже не в состоянии объять его до конца! — всего лишь человек! — со всем своим, на самом деле, примитивным, воображением! Жалкий кусок мяса, дрожащий от любой тени. Чего стоила его жизнь? Как многого он боялся! Он был запутан и несвободен, завяз в своих страхах крепче, чем в моей паутине! Но теперь это в прошлом. Я освобождаю его! Потерпи человечек — этот ужас исчерпаем, скоро всё кончится, я обещаю, и тебе больше никогда не будет страшно…

Как часто он просыпался по ночам в холодном поту, а сердце его учащённо билось… Сейчас я ем его сердце! И он шёл на кухню пить ржавую воду из-под крана пересохшим ртом… М-мм… какое вкусное сердце!

— Что ты делаешь?! Это же мы! Это наше сердце!

— Ха-ха-ха! Глупости!


Какая нелепая фантазия! Пока я ел, я вообразил себя на месте этого человека. Словно бы взглянул на происходящее его глазами. Как если бы меня ели. Ух, и жуть же это! Аж не по себе. Не хотел бы я оказаться на его месте. Но… слава богу, я на своём. Я — паук!

Maman была права, главное — иметь широкое зрение. О, у меня очень широкое зрение — восемь глаз!

И я всё ещё голоден. Скоро, едва наступит утро, сюда заявится психолог. И я подарю ему величественную бездну ужаса, всю красоту кошмара.

Александр Подольский Кап-кап

Дом всегда был наполнен звуками. Сквозь хлипкие стены они расползались по этажам, точно невидимые крысы. Из квартиры в квартиру, из шахты лифта на чердак, из мусоропровода в подвал. Так звуки влезали в чужую жизнь.

Стас слышал соседей и понимал, что те слышат его. Он различал их по кашлю и чихам, знал любимые телеканалы и песни, был осведомлён о семейных проблемах и привычках. Дом знакомил людей, хотели они того или нет.

Чета пенсионеров снизу привычно занималась делами: гудел пылесос, шумел кухонный кран. А вот сверху творилось что-то странное. Стас не знал имени соседки, как не знал имён и остальных обитателей дома, поэтому про себя называл её Сменщицей. Неделю она работала с утра до вечера и возвращалась очень поздно. Это было время тишины. Но следующую неделю соседка оставалась дома, и тогда её квартиру распирало от звуков. Голоса, звон посуды, музыка. Ругань или смех, хлопающая по ночам дверь или стучащая в стену кровать. Немолодая тётенька любила принимать гостей.

Около часа назад она начала двигать мебель. По полу елозило, скрежетало, с шумом падали предметы. А хозяйка плакала. Подвывала в пустой квартире, точно забытая на даче собака. Потом сверху раздался крик. Громыхнуло, будто уронили шкаф, и Сменщица затихла.

Стас сидел за компьютером, представляя распластавшийся на полу труп соседки. Нелепая поза, посиневшие губы, стеклянные глаза. Отогнать образ не получалось, наоборот — Стас начинал чувствовать какой-то нездоровый душок. Запах старости, лекарств, умирающего тела. Стас тряхнул головой и подошёл к окну. Дождь стучал в стекло, барабанил по карнизу и размывал силуэт недостроенной высотки, что закрывала вид на город. Её уродливую тушу возводили слишком близко — казалось, до раскрашенных в клетку стен можно добросить камень. Скоро там появятся жильцы, и к звукам примкнут образы. Люди будут наблюдать друг за другом, выглядывать из-за стёкол, точно животные в террариуме… Стас поморщился. Открыл форточку пошире, запуская в квартиру свежий воздух и косую морось. К высотке качнулась стрела башенного крана, облила электрическим светом, и на секунду почудилось, будто в чёрных окнах что-то шевелится.

Бум.

Стас поднял голову на шум. Похоже, соседка пришла в себя.

Бум-бум. Бум-бум.

Звуки становились громче. Сменщица измеряла комнату шагами — слишком тяжёлыми, словно разнашивала сапоги на огромной платформе. И ковра на полу у неё не было. Топот гулял от стены к стене, дребезжала люстра под потолком. Вернулись и рыдания.

Стас вздохнул и потёр переносицу. Мёртвой Сменщица нравилась ему больше. Он пытался сосредоточиться на сайте, который должен был доделать и сдать заказчику ещё вчера, но грохот сверху этому не способствовал. Да и снизу уже чёрт знает сколько не замолкал пылесос. Шум не перемещался, как обычно, а застыл на месте. Словно пылесосили одну точку. Или специально заглушали другой звук. Потому что сквозь равномерный гул прорывалось странное «шурх-шурх-шурх». Кажется, старички скоблили стену.

Запах стал сильнее. На кухне Стас вытащил из мусорного ведра пакет с отходами, завязал горловину. Аромат был тот ещё, но беспокоил вовсе не он. И на утечку газа это не походило. Необъяснимая вонь потихоньку заполняла квартиру.

В дверь позвонили, и Стас вздрогнул. Он никого не ждал. Не прямо сейчас или сегодня, а вообще. Гостей у него не бывало, да и сам он без особой нужды квартиру не покидал. Ему хватало своей однокомнатной зоны комфорта.

Позвонили ещё раз. Одиннадцать утра, середина недели, все нормальные люди на работе. Бродить по подъезду могли разве что продавцы бесполезных товаров и впариватели ненужных приглашений. Стас вышел в коридор и, стараясь не шуметь, доковылял до двери. Прислушался. Человек снаружи звонил и в другие квартиры. Стас приник к глазку и замер. Прямо перед дверью стоял незнакомец в плаще, лицо его прятал раскрытый над головой зонт. Стас сглотнул, и этот звук вдруг показался ему чудовищно громким, настоящим пушечным выстрелом, который невозможно не услышать с той стороны. По телу пополз холодок. Стас точно знал, что никого из соседей по этажу нет дома. И не будет до самого вечера. Кажется, теперь это знал и человек с зонтом. Он больше не поворачивался к другим дверям, а ждал, когда откроет Стас. Он поднял руку к звонку, и в эту минуту в шахте загрохотал лифт. Незнакомец резко развернулся и поспешил вниз по ступенькам. Зонт он так и не сложил.

— Вот дебил, — прошептал Стас с облегчением и двинулся в комнату, когда услышал новый звук.

Кап-кап. Кап-кап. Кап-кап.

Он вошёл в ванную и влез тапками в небольшую лужицу.

— Твою мать…

На грязно-жёлтой поверхности потолка, точно ожоги на коже, набухали пузыри. Они медленно раздувались и капельками срывались на пол. Стас вытер мокрое пятно и поставил тазик под местом основной протечки. Но пузыри висели по всему потолку, будто дозревали, прежде чем просочиться в квартиру.

Теперь всё вставало на свои места. В доме прорвало трубу, вот сантехник и обходил квартиры. Стас повернул кран, чтобы услышать знакомое гудение, но в раковину ударила струя кипятка. Странно. Ему всегда казалось, что первым делом при аварии отключают воду. Тогда проблема не в трубах. Стас не слышал, чтобы Сменщица сегодня набирала ванну, да и её «поющий» кран перепутать с другим было трудно. Значит, сама она вряд ли устроила потоп. Но дом был той ещё развалюхой, а Сменщица жила на последнем этаже. Наверное, к ней могло натечь с чердака, тем более что дождь шёл третий день. Залило ведь однажды лестничную площадку.

Стас присел у тазика. Жижа на дне не была прозрачной, а напоминала ту разбавленную ржавчиной дрянь, что льётся из труб после перекрытия стояка. И знакомая вонь… Пахло не хлоркой, а затхлостью и гнилью. Стас подставил ладони под морось с потолка. Вода оказалась ледяной, точно в проруби.

Кап-кап.

Стас вернулся в комнату и выглянул в окно. Дождь усилился. Теперь высотка просматривалась будто сквозь туман. Махина строительного крана пылала прожекторами, стрела рубила валящийся с неба поток воды. А на недостроенной крыше здания стояли люди с зонтами.

Стас с трудом оторвался от этой картины. Сердце стучало сильнее обычного, покалывало кончики пальцев. Ванная. Ему нужно было сосредоточиться на ванной, потому что другие мысли сейчас не помогали, а царапали психику, уводили в дебри фантазий.

Кап-кап.

Наверху проблему никто не решал. С потолка в ванной тянулись длинные струи, точно в нём просверлили отверстия. Тазики и кастрюли закончились, тряпки промокли насквозь. Стас не справлялся. Скоро вода просочится на этаж ниже, и виноват в этом будет только он. Как ни крути, надо идти к соседке. Может, она и не в курсе, что у неё там творится.

Стас не очень-то любил людей и старался свести любое общение к минимуму. Одно дело — переписка, где всегда есть время подумать, найти нужные слова. Но решение вопросов с глазу на глаз приводило его в ступор.

Прежде чем выйти наружу, он попробовал прикинуть, что говорить. Как обращаться к соседке? На «вы» или на «ты»? Надо ли здороваться, если раньше никогда не здоровался? Не ополоумела ли она там вообще, раз носится по квартире в каких-то чугунных башмаках? Стас встал перед зеркалом в прихожей, пригладил волосы. Руки подрагивали. Вдох, выдох. Он захватил с собой мусорный пакет из кухни и выскользнул в подъезд.

Дверная ручка снаружи была влажной. Пол пересекали мокрые следы, будто бы оставленные водяным. Шлёп-шлёп-шлёп. Почему-то очень не хотелось с ними соприкасаться. Стас обошёл лужицы, взбежал по ступенькам к мусоропроводу и отворил его железную пасть. По внутренним стенкам трубы струилась вода, запах валил с ног. Стас зажал нос, и тогда из черноты раздался свист.

Стас отпрянул, выронив пакет. Свист был коротким, негромким, таким пытаются привлечь внимание конкретного человека. Иногда дом создавал иллюзии и прятал источники звуков — например, кто бы из соседей ни затеял ремонт, казалось, что сверлят и стучат именно у тебя за стеной. Не спасала даже разница в несколько этажей. Но сейчас Стас был уверен: кто-то посвистывал на дне мусоропроводной кишки.

— Эй, — просипел он в черноту и едва узнал собственный голос. Но его услышали.

Снизу засвистели громче, и… звук не пропал. Он набирал силу, сливался с эхом и не обрывался ни на мгновение, словно гудение телевизора на канале с профилактическими работами. Человек не был способен на такой долгий выдох. В трубе заскребло, застрекотало, принялось перебирать лапками, коготками. И поползло вверх. Дрожащими руками Стас запихнул пакет в жерло мусоропровода и захлопнул крышку.

Он подошёл к лестнице, перегнулся через перила и посмотрел вниз. Люди с раскрытыми зонтами стояли сплошной массой, как слипшиеся грибы. Шляпки раскачивались из стороны в сторону, сочащиеся влагой ножки под всевозможными углами врастали в пол, стены, потолок, друг в друга. Подъезд накрывало волной смрада.

Стас бросился к себе на этаж и влетел в квартиру. Вокруг было темно, будто ночью. Горели лампы, которые никто не включал. Стас сумел запереть дверь, несмотря на то, что почерневшие пальцы не слушались. Тапочки хлюпали по воде, в ванной плескалось. В квартире снизу что-то скребло потолок.

Мир за окном исчез в дожде, растворилась даже высотка. Мрак разгоняли только огни крана, который больше не походил на букву Г. Стрела извивалась и скручивалась кольцами, в кабине проклёвывалось красное, моргающее. От каркаса отделялись новые металлические отростки. Покрытые прожекторами щупальца переплетались в ливневой стене, скрежетали, блестели в неживом свете.

Стас слышал, как стучит в висках кровь, как стучит в окно тьма. Он почесал переносицу изогнутым когтем, вспоминая случай трёхлетней давности. Сел перед компьютером и оставшимися пальцами вбил запрос в поисковик. Мерно гудел системник, работал Интернет, поскрипывало кресло. Всё как обычно. Если бы ноги не срослись с промокшими тапками и кто-то не пытался вломиться в квартиру через внешнюю стену на высоте восьмого этажа.

По экрану ползли строчки старых новостей. На другом конце страны исчезла новостройка — вернее, так только показалось, потому что целый день лил сильнейший дождь, и видимость была нулевая. Другие здания района просматривались, хоть и плохо, а это — нет. Но когда непогода утихла, только что сданная многоэтажка выглядела давно заброшенной. Гигантские трещины по всему корпусу, пустые глазницы окон, обвалившиеся балконы. Запустение царило и внутри — здание будто пережило войну. Осколки ступеней и штукатурки в подъездах, копоть, выбитые двери, пожравшая стены плесень. Заселиться туда успело четыре десятка семей, никого так и не нашли.

В доме погас свет, и фотографии аномальной высотки сгинули в небытие. У Стаса остались только звуки.

Шаги наверху, шуршание снизу, движения в стенах, стрекот, свист…

Кап-кап повсюду.

Он добрался до полки и нашарил телефон. Включил фонарик, отгоняя шевелящуюся вокруг тьму. Подумав, взял из шкафа ещё кое-что. На дисплее горели три полоски сигнала, не так уж и плохо, но Стасу некому было звонить. Десяток ненужных номеров в записной книжке, третий месяц ровно сто сорок четыре рубля на счёте. Его никто не хватится. О нём никто не будет грустить.

Стас задёрнул шторы, чтобы не видеть, как снаружи накатывает чернота. Как то, что живёт в ней, оплетает дом. Внутри хлюпало и чавкало. Трескались перекрытия, хлопьями осыпалась мебель, расплавленным шоколадом стекал потолок. Вот-вот к нему провалится соседка, и тогда Стас проверит свою догадку. Он не сомневался, что не будет никаких сапог на огромной платформе.

Новые суставы, чёрная шкура, когти… Стас почти не чувствовал рук, да и не руки это теперь были. Но раскрыть зонт у него получилось.

Дом всегда был наполнен звуками, а сейчас их стало слишком много. Половину Стас уже не узнавал. Он поднял зонт над головой и стал ждать. Медленно растворяться в звуке, который всё изменил.

Кап-кап.

Кап-кап.

Кап…

Дмитрий Николов Костюм

Иван Калитин скинул неприятно пахнущие кроссовки в прихожей и сразу бросился на кухню. Резать не было ни времени, ни сил, поэтому он выхватил из пакета ещё тёплый батон и, рухнув на хлипкий табурет, принялся жадно и бездумно кусать горбушку, время от времени отплёвываясь от зажёванного полиэтилена. Укоротив хлебобулочное на треть, он отправился в душ, где сбросил опостылевшую одежду, юркнул, матерясь, под холодную — третий месяц отключки — с ржавцой, воду. После, собрав в охапку попахивающее шмотьё, голым добежал до кровати и шмыгнул под одеяло, предварительно швырнув вещи в угол, символизирующий шкаф.

Иван так и называл эту квартиру, и вообще всё, происходящее с ним — символическое.

Символическая квартира представляла из себя комнату с обоями в струпьях, где стояла продавленная кушетка странной длины, при спанье на которой пятки свисали вниз, и тумбочка без дверцы. Единственный чистый угол в комнате, за которым хозяин следил, назывался шкафом — туда отправлялся извечный и практически единственный Ванин костюм — оранжевая кофта-кенгуру с капюшоном и линялые джинсы. Был ещё наряд выходного дня для развлечений и визитов, который лежал завязанным в кулёчек и по назначению не применялся. Домашние спортивки и майка тоже пылились в шкафу — после смены не тянуло бродить по дому, а короткие перебежки между кроватью, туалетом, кухней и снова кроватью до зимы можно было делать в трусах.

В тумбочке хранился пакет «Зоологического» печенья, а на ней, рядом с довоенным на вид дисковым телефоном, лежала книга Пикуля «Нечистая сила». На книгу Иван позарился из-за названия, но никакой мистики в ней не обнаружил. Пикуль заменял ему телевизор, о чём хозяин шутил время от времени вслух.

«Ну что — мол — показывают сегодня? Опять Пикуля передают!».

Читать у Калитина получалось обычно не дольше трёх страниц, но дело было не в бесталанности автора — усталость, огромная, накопленная, Сизифова, давала о себе знать. Глаза закатывались за веки, книжка сползала и шлёпалась на грязный пол.

На кухне мебели было чуть больше — пятнистая от сколов, как ягуар, эмалированная раковина, колченогий столик, где стояла походная электрическая плитка, и табурет. Раньше квартира, если верить фотографиям, была почти приличной, но сын арендаторши — наркет — продал всё, что можно было продать, а остальное — сломал. Оставил лишь гулкое эхо и неприятный сладковатый запах, вытравить который новый хозяин не смог — то ли ширево, то ли благовония. Зато арендная плата за квартиру была минимальной, и Ивана это полностью устраивало.

Вообще, планы у него были наполеоновские. В деревенской школе Калитин был лучшим, и отметки позволяли ему поступить если не в Москву, то в любой региональный университет. Если бы только Васька не болел… Чтобы поддерживать худо-бедно лечение младшенького, Иван и перебрался в райцентр.

Райцентр был с виду как его квартира — облупленный и Богом забытый, и не было бы смысла в его существовании, если бы местная вьетнамская диаспора не вложила деньги в заброшенный советский полиграфический комбинат. Именно туда и устроили Ивана по знакомству — не было времени на поиски вариантов поинтереснее, деньги были нужны ещё вчера.

Сначала Калитин был разнорабочим — грузил и возил на тележках тяжеленные как палеты с силикатным кирпичом бумажные пласты. Потом подняли до обрезчика — тоже обезьянья работа, но считавшаяся более квалифицированной, к тому же, платили за неё почти вдвое. Прошуровав какое-то время обрезчиком, он выучился на печатника и встал за станок. В советское время печатники работали тут в две смены, с семи утра до одиннадцати ночи. Иван же впахивал за двоих.

Порой Калитин сам удивлялся, как он умудряется каждый день просыпаться в полшестого и шлёпать по окраине к комбинату в надежде поймать попутный автобус. Готовил еду Иван раз в неделю, стирал — раз в месяц. Воскресенья он пролёживал на диване пластом, сил хватало лишь на поход в туалет. Раз в две недели заставлял себя проведать брата. Иногда начальство, зная о его потребностях и простой человеческой безотказности, просило выйти «хотя бы на полдня» и в воскресенье.

Наташа, Иванова деревенская любовь, с которой они планировали поступать и жить вместе, уехала покорять столицу одна. Вместо неё, если не была слишком пьяна по случаю выходного, приходила Маринка — соседка с истекающим сроком годности — и Калитин выменивал у той на ласки стирку или готовку. Пытался он и читать, но вскоре понимал, что просто елозит по страницам глазами, не вникая в суть прочитанного.

Лишь устроившись на комбинат, Иван понял, почему бухал отец. Ему всегда казалось, что это блажь и слабоволие. Нет, в определённом смысле так и было — отец не отличался твёрдостью характера, хотя человеком был не плохим. По крайней мере, когда не пил. Вот только пил он год от года всё больше. Пока не допился.

«Нужна железная воля, чтобы в таких условиях оставаться человеком».

Желая закрепить осознанную максиму, Калитин купил ещё одного Пикуля на той же барахолке; что-то про железных канцлеров. Руки до книги не дошли, но всё чаще доходили до беленькой. Детство и юность Иван держался, наученный горьким примером, подальше от самогонщиков. За «слабо» бил в нос без разбору, и ребята, исправно «принимающие» с шестого класса, оставили его в покое. Но теперь, после рабочего дня, рука так и тянулась к стакану. Чем больше выпьешь — тем меньше домой унесёшь на плечах.

Поначалу присматривавшиеся старожилы признали в нём своего и день-через день начали выставлять в обед полбанки. Ещё полбанки выпивали на ход ноги вечером. Было удивительно, но опьянение, в привычном Ване виде, не наступало. Он не шатался, не блевал. Руки знали своё дело безошибочно, зато в голове с тех пор поселилась приятная ватная мягкость.

Под привычный рок, который Калитин крутил всю юность на старом кассетнике, работать стало невыносимо. Ухало басом по голове, острые гитарные риффы заходили под дых ножом. Да и ребятам — так он привык называть про себя мужиков в районе полтинника — не нравилось. Лучше всего для работы подходил, как ни странно, шансон. Кучин, Круг, Наговицын. Как презирал Калитин раньше, гудящие из каждого утюга, прокуренные баритоны… Теперь же он прекрасно понимал, почему воры не желают тянуть его собственную лямку, и почему эти мужики, не сумевшие построить другую жизнь, втайне восхищаются героями блатных баллад. Про себя Иван, конечно, думал иначе.

«Вот Васька поправится и тогда всё брошу! Укачу в Москву, только меня и видели!».

Калитин знал, что врёт себе, если не по большому, то в частностях. Ваське лечиться — не долечиться. Особенно с местными докторами. Это не год, не два. А потом все знания выветрятся из головы, как дым. Он и теперь не смог бы на раз-два щёлкнуть логарифм, что же будет через год? Но если отбросить надежду, что останется в итоге? Символическая жизнь, в которой есть еда, сон, работа, нехитрые развлечения… но самой жизни нет. Кто он такой? Призрак? Что от него останется? Капля в море ВВП? Подоходный налог?

* * *

Иван проснулся и трусцой — ноябрь уже не позволял вальяжности — пробежал в ванную, где умылся холодной водой и протёр зубы щёткой без пасты. Режим строжайшей экономии налицо. Заскочил на кухню, плеснул в щербатую кружку кипячёной воды из чайника — поверхность подёрнулась неприятной молочной плёнкой.

Когда Калитин вернулся в комнату и подошёл к шкафу, его рука, протянутая за джинсами, вернулась к глазам, чтобы посильней их протереть.

Не помогло.

В гардеробном углу, рядом с безвольно оплывшей кенгурушкой и угловатыми рогаликами заскорузлых носков, стояли джинсы. Именно стояли, замерев, как сапоги, словно их натянули до невидимых щиколоток, да так и бросили — присобраны гармошкой, мотня болтается, но форму держат отлично.

Калитин осмотрел их снаружи и изнутри и не заметил никаких подпорок. Мало ли, вдруг наркоман, хозяйкин сын, сбежал из психушки и решил попроказничать. Нет. Может быть слиплись от пропитки краской ещё вчера? Нет. Когда Иван аккуратно приподнял джинсы за пояс, они тут же, расправив все складки, вытянулись по струнке.

Хмыкнув, Калитин натянул штаны и, убедившись, что ничего подозрительного не происходит, побежал в прихожую — за опоздание могли запросто штрафануть.

На работу он не опоздал — повезло втиснуться в автобус и неудобно зависнуть на ступеньках. Стоявшая перед ним девчонка, совсем молоденькая, но из категории «уже можно», сморщила носик и отвернулась. Иван аккуратно склонил нос к подмышке, запах пота не превышал уровень бактериологической опасности. Может краска? Запах краски он практически не чувствовал — придышался. Раньше, стоило пройти одетому через цех, и по дороге домой в ноздрях першило, а теперь, хоть купайся в ней, словно фильтры в ноздри загнали. Как ни странно, обоняние на любые другие запахи оставалось в силе.

В голове проплыла унылая мысль: «Может, устроить постирушки?». Но её тут же уравновесил еврейский ответ: «А в чём завтра пойдёшь?». «Похер». «Вот и не надо спешить».

Бывают такие дни, когда хочется выпить прямо с утра: накатывает тоска, скребутся воспоминания, мечты кажутся особенно призрачными. И погода назло мрачная и слякотная, хотя чего ждать от осени? На работе Калитин стащил забрызганные до колен джинсы. Старая грязь выглядела светлее, новая же темнела кофейной гущей. Кофе пить не хотелось.

Потоптавшись возле Саныча и позадрачивав его для проформы вопросами, Иван наконец с нужной интонацией произнёс одно слово: «Есть?». Саныч, не отвечая, вышел в курилку, и Калитин, выдержав изящную паузу, побрёл следом. После сотки под лучок жизнь наладилась — он блестяще отбарабанил до обеда и получил негласный бонус от коллег по опасному бизнесу. Благо, входя в обстоятельства, денег за горькую они от парня не требовали. Время пошло ещё быстрее и остановилось в тот момент, когда Иван принял стременную. Последняя, как водится, оказалась лишней. Он давно разучился блевать, но с перепоя особенно неприятно болела голова.

Мужики рассосались быстро — все семейные и получать дома нагоняй не хотелось никому. Иван чувствовал себя совершенно разбитым. Мысль о том, чтобы сейчас подняться с лавки, пойти в эту промозглую ночь и, добравшись до омерзительной паучьей халупы, спать там пять часов или даже того меньше, казалась невозможной, противоестественной. Ночевать на работе было немногим лучше — ни душа, ни дивана здесь не предполагалось, но подобные мелочи смутить его не могли. По крайней мере, сегодня.

С утра Иван проснулся совсем больным. Помимо гула в голове и малоприятного осадка во рту, ломило спину — спать пришлось на обрезочном столе, подложив под голову пачку бумаги. Заварив крепкого чаю, Калитин прогулялся по пустым цехам, во избежание нагоняя, выключил свет там, где должен был выключить ещё вчера, убрал со стола объедки и пошёл за сигаретами, оставленными вчерашним утром в шкафу. Он целый день раскуривал Саныча и теперь колебался между совестью и жадностью — «не для себя ведь, для брата экономлю» — купить или нет коллеге пачку «Примы».

Ещё мучась над дилеммой, он открыл шкафчик, запустил руку в карман брюк и извлёк пачку сигарет без фильтра. Закурив от спички, Ваня собрался было пойти за чаем, но поперхнулся дымом. Откашливаться пришлось долго, до слёз. На секунду мелькнула мысль о том, что он лишь тянет время перед тем, чтобы снова заглянуть за закрашенную голубой эмалью дверцу.

«Кашель рано или поздно закончится, а до начала смены всё равно слишком далеко. Да и смешно ведь просить Саныча или дядю Мишу заглянуть в шкафчик вместе со мной. Особенно, если там всё окажется как надо».

Докурив через силу, Иван всё-таки заставил себя открыть дверцу. Толстовка лежала на верхней полочке, ботинки аккуратно стояли в углу, но джинсы… джинсы, натянутые до невидимого колена, топорщились наискосок, словно их владельцу тесно было ютиться в не предназначенном для человека ящике.

Калитин осторожно притворил дверцу и выскочил на улицу, где курил до прихода дяди Миши. В раздевалке он брякнул что-то вроде: «Гляди, дядь Миш, какая крыса здоровенная!» — и распахнул ящик. Штаны лежали почти аккуратной стопкой, а отсутствие всяческих крыс позволило дяде Мише обидно шутить про «белочку» и «молодёжь пить не умеет, а берётся».

День прошёл точно во сне. С утра мутило, после того, как поправил в обед здоровье, начала болеть голова. Но все оттенки похмельного синдрома не донимали Ивана так, как мысли о вышедших из-под хозяйской опеки джинсах. Сбивчивый диалог, примерно в одних и тех же вариациях, повторялся целый день.

— Может всё-таки показалось?

— Два раза показалось?

— А при дяде Мише тогда чо?

— Испугалось. Не знаю. Может, последний раз дверцей хлопнул сильнее, чем нужно.

— И что теперь делать?

— А хер его знает.

* * *

Вечером Иван поставил в угол комнаты табурет и, аккуратно сложив на нём сперва джинсы, а затем толстовку, придавил конструкцию двухтомником Пикуля. Несмотря на пережитый стресс, уснуть удалось быстро, даже без помощи «Нечистой силы».

Единственный плюс подобной работы — экономия на снотворном. Нервы преобразовались в сон — тягучий, почти бесконечный. Снились Калитину не злополучные джинсы, а все этапы его трудового пути: от подсоба к резчику, а следом — к печатнику. И заново, заново, заново. Иван таскал, резал, заправлял бумагу, печатал, но листы выходили из машины необрезанными и девственно белыми. Его раз за разом разжаловали в подсобы, и восхождение начиналось опять. Поутру Иван так и не сумел вспомнить, сколько подобных цепочек прошёл перед пробуждением.

Когда, открыв глаза, он первым делом посмотрел на шкаф, то увидел, что толстовка и книги лежат, как и прежде, на табурете, а джинсы натянуты рядышком во всю длину и объём, только пуговка на поясе и ширинка оставались издевательски расстёгнутыми. Иван подскочил, точно заранее готовился к такому исходу, и с лёту вмазал по брюкам кулаком. Его развернуло — штаны не оказали ни капли сопротивления, будто просто парили в воздухе.

Грубо, но весело матерясь, Калитин натянул их на себя и пошёл пить чай. Если не можешь сопротивляться — поддайся и получай удовольствие. Раньше бы он сказал, что это тезис для проституток, но в последнее время Иван всё чаще пересматривал свои старые убеждения — не он ли отдаётся за копейки целиком, всем телом с ног до головы каждый божий день?

Вечером Калитин взял в ларьке бутылку без акцизки, кильку в томате, где количество пар глаз превосходило количество рыбок, и достал с единственной уцелевшей антресоли последнюю банку солёных огурцов. На работе Иван намекнул мужикам, усиленно хлюпая носом, что чувствует себя неважно — в горле першит, и сопли текут — так что путь к отступлению ему был обеспечен. Не выйдет на работу — скажется больным. Оставалось только ждать, и провести время ожидания он собирался с максимальным комфортом. Набрасывая на толстую краюху чёрного хлеба ржавых и худых рыбин, Калитин выпивал рюмку неароматной жидкости, замирал, будто прислушиваясь к ощущениям внутри, и только тогда закусывал.

Со штанами, брошенными в том же самом углу, не происходило ровным счётом ничего. Подрезая огурчики на деревенский манер дольками-четвертинками, Ваня досадовал на себя за эту авантюру. Отключился он, не досидев пару минут до будильника, но не от водки, а от усталости, и, когда дребезжащий монстр всполошил Ивана с пустой рюмкой в кулаке, в шкафу уже стоял силуэт человека, только «обрезанного» по грудь.

Брюки были натянуты и застёгнуты. Кофта же, почти натурально расширялась до груди, но рукава и капюшон свешивались, заламывались назад, словно одежда была пачкой, а человек внутри неё — сникерсом, и кто-то отхватил от него добрую треть. Иван налил себе рюмку — водку так и не удалось одолеть до конца — и, приподняв её навстречу костюму, будто чокаясь, опрокинул в себя.

«Мир, дружба, братство, свобода, равенство, жвачка…» — провозгласил он и попытался обнять одежду, тотчас опавшую к его ногам.

Калитина это неожиданно разозлило, как если бы он на самом деле надеялся почувствовать ответное объятие, а в ответ был безжалостно отвергнут. Сон с него сняло как рукой, а значит сачковать работу смысла не было — не отдохнёшь и денег не заработаешь.

Сил пешкодралить Иван в себе не нашёл и, приготовившись получать за опоздание, дождался автобуса. Он едва втиснулся на заднюю площадку, где было ещё тесней, чем обычно. Над ним, почти касаясь лица, нависли тяжёлые рыхлые груди. Их обладательница вела житейский разговор, из тех, что случаются сплошь и рядом, и похожи друг на друга все, как один. Кто-то от кого-то ушёл, скандал, мордобой, мама в слезах. Самое забавное, что эти малоинформативные подробности всегда удивительно интересно слушать, особенно, если повезло с рассказчиком.

Отдавшись ритму переваливающегося по кочкам автобуса, Калитин слышал и не слышал в полудрёме журчание диалога, пока его не привёл в себя неожиданный комплимент.

— Поди ж ты, теперь и бродяг сажают. Зачем это? У него времени свободного много, пущай прогуляется да повыветрится, — поддакивания со стороны поддали спичу жару, — воняет потом, краской или ацетоном каким-то, землёй воняет, будто из-под неё и вылез, червь.

Они говорили о живом ещё человеке так, будто перед ними вдруг вырос уродливый огромный гриб, при котором можно не стесняться в выражениях. Собравшийся было сказать пару ласковых хамоватой попутчице, Иван осёкся и сжался, пытаясь занимать как можно меньше места.

Калитин вышел на ближайшей остановке и побрёл домой пешком. В нём не было ни капли злости к этой бабе, но только когда Иван увидел собственное отражение в зеркальном стекле окраинного универмага, ему стало понятно отвращение попутчиков.

Картина, как говорится, маслом. Из-под капюшона выбивается сальная чёлка, хотя последний раз он стригся практически «под ноль». Кофта висит бесформенным мешком, напоминая разношенный башмак; манжеты растянуты и неопрятно выворачивают края как допотопные репродукторы. Колени брюк вытянуты и истёрты, голенища усеяны плевками слякоти.

«Неужели так быстро опускается человек? Или во всём виновато извечное „встречают по одёжке“? Почему тогда мне самому смотреть на это отвратительно? Как коварна изменчивость, как невнимателен человеческий глаз. Голова седеет по волоску, но замечаешь обычно либо первый, либо последний. Бац, и у отца всё лицо в морщинах. Бац, и ты из вчерашнего медалиста превратился в человеческий мусор.

Как там говорили коммунисты? Бытие определяет сознание? Может быть, одежда — это и есть отображение моего бытия? И теперь оно переходит в наступление? Просачиваясь с запахом краски, сигаретной вонью, водочным перегаром, запахом прелого тела и пота в его одежду, пытается подменить меня собой?»

Всё это даже у Ивана в голове звучало неубедительно, но позволяло отвлечься, чтобы ужас, вполне материальный, связанный с перерождением его внешнего облика, не превратился в тихое сверлящее безумие, навязчивое, как жёванная несколько часов кряду жвачка.

В ларьке Калитин взял бутылку пива и, опустошив её в несколько глотков, оставил пустую тару у подъезда. Пиво было безвкусным и холодным, никакого эффекта Иван не почувствовал. В квартире он прислонился к косяку, не зная, как поступить дальше. Хотелось покончить со всем одним махом. Нужно было помыться, совершить, пусть символическое, очищение, постирать одежду, но было совершенно немыслимо оставить её без присмотра. Отвернёшься на секунду, и вот уже балахон тянет к тебе полуосязаемые лапы. Ведь не исключено, что вместе с законченностью, до которой оживающей по ночам фигуре оставалось совсем немного, она обретёт и плоть?

Решение пришло. Не успев с ним до конца согласиться, Калитин забрался под душ и отвернул краны.

Горячей воды не было. Одежда тяжелела, липла к телу, тащила его, обессиленного ночным бдением и спиртным, вниз. Иван сполз по стенке, дотянулся до бруска хозяйственного мыла, принялся ожесточённо и беспорядочно тереть им одежду и тело. Липкая матовая плёнка застывала и лопалась, животный резкий дух, исходящий от мыла, казался тошнотворно-вездесущим…

Истерев весь брусок до обмылка, Калитин понялся и дрожащими руками принялся смывать с себя хлопья бурой пены. Зубы стучали неудержимо, подушечки пальцев покрылись водяными морщинами. Иван обхватил себя, провёл руками по одежде, пытаясь выгнать скопившуюся в ней воду — всё было тщетно. «Чёрт с ним!» — выдохнул он наконец и прошлёпал, оставляя мокрые следы, к дивану. Снимать одежду Калитин не собирался, он не слишком верил в магические свойства хозяйственного мыла. Несмотря на крупную дрожь, бившую тело, а, может быть, и благодаря ей, провалиться в сон удалось быстро.

Снился Калитину лично Яков Семёныч — начальник производственной линии, который распекал печатника за сегодняшний прогул. В начальственном кабинете у окна почему-то стояла кроватка, с которой укоризненно смотрел на брата Васька. Это было неприятно, но терпимо. Иван неуклюже извинился и, только собравшись уходить, понял, что он абсолютно гол. Ужас вырвался из груди криком и мгновенно заполнил всю комнату. Дело было, конечно же, не в стыде — он отчётливо осознавал, что одежда вырвалась на свободу.

Когда Калитин испуганно подскочил на кровати, не успев ещё толком открыть глаза, на лоб ему легла, придавливая к подушке, мягкая тёплая ладонь. Такое материнское, исключительно женское движение. Маринка. И на секунду вернулось успокоение. Мир показался почти сносным.

Пока Иван не понял, что под одеялом — не своим худым и мокрым, а под пуховым, Маринкиным — он абсолютно гол.

* * *

Зарёванная, слегка пьяная Маринка, не могла взять в толк, в чём именно она виновата.

— Я свет в окне увидела и пришла — тебя так рано никогда дома не бывает, мало ли что. Давай звонить, а ты не открываешь. Дёрнула ручку — открыто. Ты во сне колотишься от холода под мокрым одеялом. Что я должна была сделать? Раздела тебя и сухим укрыла — только и всего. А вещи на батареях развесила.

— И где они теперь? — Калитин давил любовницу мрачным неотрывным взглядом.

— Да откуда я знаю? Я к себе смоталась за лекарствами, — она указала на горку таблеточных ласт посреди подоконника, — думала, воспаление лёгких схватишь. Может зашёл кто?

Иван удручённо кивнул головой и посмотрел в окно. Одинокий фонарь посевал крупнодисперсным ржавым пшеном. То и дело в конусе его света мелькала фигура прохожего, заставляя Калитина вздрагивать — вдруг это его одежда возвращается домой. Какой будет их встреча? Может быть, она попытается убить его, чтобы отнять последнее — эту уродливую квартиру и изводящую работу.

А вдруг — свистнула шальная мысль — мы сможем подружиться? Ивану вспомнился фильм об Электронике, который привозили показывать в деревенский клуб. В фильме кудрявый мальчишка приучил помогать себе робота-близнеца, свалив на того всю учёбу.

«Может быть, он тоже станет моим помощником. Возьмёт всю работу на себя. Или, хотя бы, одну смену. Я возьму себе утреннюю, а он вечернюю. Это будет почти похоже на жизнь».

Калитин понимал, что он плывёт. Тело горело, рука, опиравшаяся на поручень кушетки, согнулась, и он рухнул лицом в подушки.

Проснулся снова Иван уже ночью, от настойчивых поглаживаний Маринки, чьи пышные формы с трудом помещались на их полуторном лежбище. То ли она нагрела его, как кошки греют хозяев, то ли нахлынувший на жар не отступал до сих пор — пот струился по Калитину ручьями. Всё случилось в полузабытьи, как по пьянке в их первый раз. Наутро он догадывался, что что-то было, но что именно, припомнить не мог. Жар и ломота в теле сменились теплом и приятной истомой.

«Отогрела всё-таки».

Настроение у Калитина было, как ни странно, отличное. Пока Маринка на кухне соображала нехитрый завтрак, он, так же, как вчера, но уже без испуга и горячности, осмотрел всю квартиру и констатировал, что вещей след простыл.

— Ва-а-а-нь, завтракать иди, — протянула почти по-деревенски с кухни любовница.

Сегодня она выглядела особенно свежей, но всё равно грустной.

— Ты, это, не обижайся за вчерашнее, нервы у меня ни к чёрту. А вещи… да и чёрт с ними. Давно пора было что-нибудь новое купить, — Иван хотел сгладить последствия недавнего срыва.

— Уезжать тебе надо, — Маринка подняла глаза и тут же опустила в стол. — Вроде я тебя должна наоборот к себе привязывать, но жизнь моя уже отжита, — она махнула ладонью, отсекая возможные возражения, — а тебе, покуда не засосало в эту трясину, бежать надо. Я себя знаю, я шалая, моей заботы дольше, чем на неделю, не хватит, а больше тебя и подхватить некому.

Калитин не нашёлся, что ответить, но Маринка и не ждала ответа, что подтвердила, погладив кулак, с зажатой в нём вилкой, измазанной в оранжевом желтке.

«Словно солнечную родинку расковырял», — подумал Иван про себя.

Любовница редко оставалась у него наутро, а тем более на целый день, но сегодня они не могли разойтись. Молча лежали, прижавшись друг у другу, ложечкой, пока бок не затекал, и тогда переворачивались на другой. Переговаривались редко, больше молчали. Иван часто проваливался в приятную бессонную дрёму.

Проснувшись в очередной раз, засветло, Калитин любовницы не обнаружил. Испуга не было, Маринка как раз должна была выходить на смену в своём паршивом кабаке. Иван не верил, что одежда может навредить ей. С чего бы? Может быть, ничего в их отношениях хорошего не было, но и плохого не было тоже. «Живём, хлеб жуём», — как говаривала бабка Зина.

Фонарь за окном уже не горел, и теперь редкого пешехода можно было увидеть лишь в отражениях луж, впитавших холодное серебро осенней луны. Иван, отпивая из кружки холодный вчерашний чай, скользил взглядом от одной лужи к другой. Вот промелькнул в молочной слякоти кошачий хвост, а несколькими минутами позже скользнул по соседнему отблеску тёмный силуэт.

Калитин на секунду замер и тут же бросился к входной двери, но не успел. Хрюкнул полуисправный звонок. Воцарилась тишина.

Иван пытался себя убедить, что это пришла Маринка, заскочила перед выходом на смену, но не умом, а костным мозгом, понимал, что увидит в дверном глазке. Поэтому он лишь тихо вздрогнул, когда обтянутая оранжевым капюшоном пустота попала в фокус окуляра. Непослушная рука со второго раза отперла прокручивающийся замок.

Несколько секунд они стояли друг напротив друга, не шевелясь. Наконец, Иван выглянул на клетку и убедился, что лестничные пролёты пусты.

— Ну что, заходи, — стараясь добавить в голос юмора, прошептал приглашение хозяин.

Реакции не последовало. Костюм стоял истуканом, не шевелясь ни единой ворсинкой. Что ж, придётся самому. Калитин думал, что теперь, когда костюм расправился, наделся вовсю, он станет упругим, почти живым, но кофта послушно сползла к нему в ладони, а джинсы осели на бетон. Иван подхватил их, почти привычно, легкомысленно даже, и отнёс в комнату. Вещи были ещё немного влажными, но до работы в них добраться можно будет без проблем. Мысли Ивана постепенно возвращались к привычному укладу, он и так корил себя за то, что проволынил целых два дня.

За окном начинало светать. Слышались первые голоса, шуршали прутьями мётлы дворничих — и почему никто не подозревает в них ведьм? — пыхтели, взбрыкивая, редкие проезжие жигули.

Несмотря на то, что вещи пролежали добрых полчаса без присмотра, они не сдвинулись ни на сантиметр. «Хороший мальчик», — шутливо, но осторожно, как дрессировщик тигра, погладил Калитин кенгурушку по рыжей голове и принялся одеваться.

Звонок телефона застал Ивана уже в дверях. Вообще было удивительно, что в доме осталась рабочая вещь, на которую не позарился вандалистый наркоша.

— Доброе… здравствуйте. Мне нужно поговорить с Иваном Калитиным, — голос в трубке подрагивал.

— Это он. В смысле — я, — Иван уже приготовился к тому, что секретарша передаст трубку Семёнычу и начнётся концерт.

— Вам нужно срочно приехать во вторую больницу. Ваш брат… скончался сегодня ночью. Асфиксия.

* * *

Всё, что происходило потом, Калитин помнил слабо. Поймал «ивана», добрался до больницы, где опознал брата. На каталке тот выглядел почти подростком. Нескладный, высокий, несмотря на болезнь; даже первый пушок начал проклёвываться над губой.

«Почти взрослый ведь. И когда только успел?».

Потом Иван получил заключение о смерти. Тут же подписал договор с суетливым представителем ритуальной конторы и уже через три часа держал в руках небольшую урну с останками собственного брата.

На обратном пути, немного придя в себя, заглянул к завотделения, который, уже отыграв роль скорбящего, держался почти раскованно.

— У меня один вопрос, Владислав Сергеевич. Асфиксия — это ведь удушение?

— Да, вы совершенно правы, Иван, простите, не помню, как по батюшке.

— А вы не думаете, что это могло быть убийство?

Врач поменялся в лице, но голосом не дрогнул.

— И кто же, позвольте вас спросить, мог убить мальчика в лежачем отделении? А главное — зачем?

— У вас тут совсем никакой охраны нет…

Иван замялся, пытаясь подобрать слова; нельзя же было рассказать о костюме, который жёг всё его тело. Калитин не мог понять чувствует он это на самом деле, или всё происходящее — лишь плод его собственной фантазии. На воре и шапка горит? Или оранжевый капюшон?

Владислав Сергеевич, заметив смятение гостя, продолжил.

— Среди наших пациентов подобный диагноз — не редкость. Сами понимаете — отделение тяжёлое, а тут столько лет и без улучшений…

Попытки Калитина вернуться к вопросу лишь выводили врача из себя. Иван собрался было сказать ему напоследок что-нибудь обидное, но понял, что брата больше нет, точнее — он держит всё, что осталось от Васьки, в собственных руках — и никакие разговоры ничего изменить уже не могут. Поздно.

На работу Калитин не пошёл и даже звонить не стал. Маринкин дом обошёл за квартал. Забрал деньги из нычки, взял кое-что из вещей, Пикуля — «теперь-то я его дочитаю» — и пошёл на вокзал. День стоял тёплый, даже, попрятавшиеся перед лицом приближающейся зимы кошки высыпали из подвалов и грелись теперь в солнечных лужицах.

— На любой ближайший до Москвы, — Иван протянул паспорт в окошко.

В ожидании поезда он прогулялся по облупленному зданию вокзала, задержался у невесть как сохранившегося с советских времён огромного зеркала и… не узнал себя. По крайней мере таким, каким видел позавчера, в витрине универмага.

Благородная импозантность затёртой джинсы, плечи под чистой толстовкой расправлены, кожа лица не блестит в тени капюшона, затянутая жирной плёнкой, глаза смотрят прямо и уверенно. Ни следа от обиженного помятого жизнью сморчка.

Поезд крикнул птицей и вытянулся вдоль перрона. Не обращая внимания на суетящихся соседей, Калитин запрыгнул на верхнюю полку плацкарта и пристально смотрел в окно, пока не увидел окраину родной деревни, а чуть позже — пустую посадочную платформу. Когда она скрылась из виду, Иван отвернулся от окна и натянул капюшон на глаза.

Андрей Бородин Черви извне

Чем дольше длился его спуск по суглинку склона, тем больше Михаил Вачегов сожалел о том, что ввязался в эту авантюру. Ступать приходилось осторожно; склон был крутым и осыпающимся, к тому же, покрытым тонкой корочкой наледи, которая в мертвенном свете увядающей луны начала ноября имела вид струпьев на коже прокажённого мертвеца. Спуск напоминал нисхождение в недра гробницы, не открывавшейся многие сотни лет — и вот, наконец, любезно отворившей двери перед своим новым обитателем, испустив в мир тошнотворные миазмы.

Вскоре его ноги ступили на горизонтальную поверхность, и Михаил позволил себе отдышаться и выкурить сигарету. Впереди лежала изрытая оврагами местность, покрытая смешанным лесом. В течение последних пятнадцати лет он не бывал здесь, и те немногие воспоминания о тропах и полянах, что не истёрлись среди бесконечных тусовок, не были унесены дымом травки и не растворились в морях алкоголя, сейчас отчаянно пытались разорвать сковавшие их оковы. Михаил посмотрел на часы — они показывали без пятнадцати час. Стоило поторопиться, ведь этот придурок сказал, что встретится с ним ровно в два в «месте, где всё началось».

Вячеслав Горькин… За свои без малого тридцать пять лет Михаил встречал различных людей, как одержимых всевозможными идеями, так и начисто лишённых оных. Вячеслав не подходил ни под одну из этих категорий; возможно, поэтому Михаила поначалу и потянуло к нему.

Он был замкнут, раскрываясь лишь в компании немногих товарищей. Он был толст и некрасив, не имея никаких преимуществ в глазах противоположного пола. Когда девушка, по которой он страдал много лет, в итоге вышла замуж за похожего на Ричарда Гира красавца, Михаил, конечно, посочувствовал горю приятеля — но после не раз и не два высмеял страдальца за бутылочкой пива в кругу своих знакомых.

Многим ещё можно было охарактеризовать Вячеслава, но главным было одно. Он был тронутым.

Возможно, он был таким всегда, однако в первое время после их знакомства ни о чём подобном речи не было. Ровно до того дня, когда Вячеслав с торжественным и таинственным видом провозгласил ему, что на протяжении уже нескольких ночей видит один и тот же сон. В нём трое созданий, чьи истинные формы с трудом угадываются под вязкими накидками, делятся с ним откровениями о мирах по ту сторону всех восприятий и о существах, чей облик неописуем и ужасен. Вячеслав был искренне уверен, что эти создания действительно существуют и связываются с ним через сны — хотя Михаил и пытался уверить его в обратном. Позже он зарылся во всевозможные оккультные книги, и постепенно все его диалоги и рассказы начали сводиться к тому, что он извлёк из их чтения, и что сделал сам, следуя найденным там руководствам. Затем он сообщил, что все оккультные книги и всё, что изложено в них — ложь в третьем поколении, и что теперь он — под диктовку тех самых трёх созданий из его снов! — пишет свой собственный труд. Он даже показывал Михаилу некоторые страницы, исписанные корявым почерком — однако мешанина из заунывного пафоса разрозненных кусков текста, перемежающихся странного вида диаграммами и символами, лишь вызвала усмешку и дала лишний повод для того, чтобы посмеяться над тронутым.

Однажды он зазвал к себе Михаила и ещё нескольких общих знакомцев, пользовавшихся его наибольшим доверием, и предложил им организовать орден. «Мы изменим этот мир!» — постановил он, пыхтя своей любимой дешёвой сигаретой. Он тыкал им в лицо своей рукописью, пытаясь доказать, что большой овражный комплекс, расположенный на окраине города — это место силы, «пересечение нескольких углов», и что если зажечь там двенадцать костров и кое-что подсчитать, то… К счастью, Михаил уже успел подзабыть большую часть того бреда, что нёс этот псих. Однако тогда он и его друзья решили подыграть Вячеславу — они были молоды, и им было куда интереснее слушать трёп безумца и шататься по окрестностям, чем посещать скучные пары в родном университете.

Естественно, каждый из них полагал предлагаемые Вячеславом мистические практики чепухой, а истории — бредом сумасшедшего. Сам Михаил, ради интереса, испробовал некоторые «ритуалы» на себе — но не получил ровным счётом никакого эффекта.

В одну из тёплых майских ночей Вячеслав повёл свой новоявленный «орден» в овражный комплекс. Он хотел, чтобы «аколиты», как он называл поведшихся на его россказни приятелей, переходили от теории к практике, и смотрели и слушали. Сам он, по его словам, уже много раз бывал здесь ночью, и много чего успел увидеть и услышать. Спотыкаясь и перешучиваясь между собой, они спустились на дно одного из самых больших оврагов, где расположились на стволах поваленных деревьев, сохраняя торжественную тишину, попивая энергетики и куря вплоть до рассвета. Что они должны были увидеть и услышать, ни Михаил, ни кто-то другой так и не поняли: долетавшие до них звуки были естественны для ночного леса, а что до видений — мозг, изрядно протравленный алкоголем, одурманенный травкой и возбуждённый смесью кофеина и таурина, способен выдать столько фантазмов, что хватило бы на целую галерею химер. Однако Вячеслав был доволен и сообщил им всем, что теперь не только они видели и слышали, но и их увидели и услышали.

«Брат мой!» — говорил Вячеслав, и Михаил соглашался. А после смеялся над его наивностью.

Апофеозом и расколом «ордена» послужила выходка Вячеслава накануне очередного конца света. Тогда он слонялся по улицам, и буквально умолял каждого встречного бросить всё и отправляться в овраги. «Там исток, там спасение», — причитал он до тех пор, пока его не забрали стражи порядка. На его призыв ходить и проповедовать вместе с ним «аколиты» не откликнулись, поэтому их и не коснулась рука правосудия. Отсидев пятнадцать суток, Вячеслав явился в мир очень хмурым; он захмурел ещё больше, когда Михаил сообщил ему от лица всех членов «ордена», что они прекращают заниматься этими сомнительными делами, покуда их не упекли в психушку. Также он посоветовал Вячеславу и самому завязывать с оккультизмом, столь ярое увлечение которым точно не доведёт до добра.

Вячеслав сказал, что всё понял.

С тех пор он отдалился от Михаила и его компании. Потихоньку, постепенно. Не откликался на приглашения выпить, а после — даже на предложения встретиться. Михаил отчислился из университета, поскольку видел свою жизнь совершенно в другом. Именно тогда их связь была окончательно потеряна. От общих знакомых он узнал, что Вячеслав защитился, а вот что с ним происходило дальше… Несколько раз, первое время, он пытался дозвониться до него, чтобы предложить подключиться к сетевому маркетингу, которым он только начал заниматься, однако тот не брал трубку, а после, похоже, и вовсе сменил номер. Вскоре Михаил стал совершенно равнодушен к тому, что когда-то и где-то мог существовать некто Вячеслав Горькин.

Правда, иногда он видел его во снах, блуждающего по оврагам, истощённого и деформированного, напоминающего размятую чьей-то небрежной рукой фигурку из глины. Но и эти сны отступили, унеся Вячеслава в чертоги полного забвения.

И вот, спустя столько лет, его телефон разрывается от звонков со странного неизвестного номера. Решив поначалу, что это коллекторы, Михаил игнорировал звонки, но, в итоге, что-то заставило его взять трубку. Давно забытый голос по ту сторону незримой паутины сообщил, что его обладатель желает встретиться. Голос доносился словно из бездны истлевших тысячелетий, из глубочайшей могилы, глухой, лишённый эмоций. Неизвестно почему, но Михаил согласился на эту встречу. И даже не был удивлён, когда узнал, где именно она должна состояться.

И вот он здесь.

Докурив сигарету и втоптав окурок в землю, Михаил направился к назначенному месту, ориентируясь по остаточным воспоминаниям, связанным с особенностями здешней территории. Опавшая листва, тронутая инеем, хрустела под его ногами, словно кости в зубах упивающегося гуля. Морозный воздух забивался в лёгкие комками стылой кладбищенской земли, иссыпающимися меж чьих-то тонких озябших пальцев в таинстве погребения. Лёгкий ветерок шевелил мертвя́нные остовы деревьев, и казалось, что пространство вокруг наполнено шорохом мириад незримых злотворных крыл. Сложно было сказать, от холода, или же от чувства необъяснимой тревожности ёжился Михаил. Однако ноги уверенно несли его к месту встречи.

В чём-то он был благодарен Вячеславу. Благодаря его «кружку по интересам» он познакомился с Татьяной и в течение долгих лет сожительствовал с ней. Он бросил тусовки, бросил курить и употреблять алкоголь, завязал с травкой. Подкачался. Развивался на стезе сетевого маркетинга, гордо именуемого им «мой бизнес». Однако с месяц назад Татьяна покинула его. Вскрылись некоторые ошибки его молодости, ложь, про которую забыл и он сам. Следом за её уходом прогорел и «бизнес». Зато вернулись алкоголь, травка и сигареты. Старые друзья давно были женаты, так что тусоваться ему теперь приходилось в компании малолеток. Чад кутежа, беспорядочный секс и прочая, прочая… Возможно, ещё и поэтому Михаил согласился встретиться с Вячеславом — неожиданным приветом из не такого уж и плохого, как показало время, прошлого.

Вот он и на месте. Тот самый овраг, где некогда они смотрели и слушали. Тот самый овраг, где однажды, в жарком июле, Татьяна отдала ему свою невинность — в тайне от Вячеслава и в насмешку над его сакральным ви́дением этого места. Осторожно, боком, хватаясь за растущие по крутому склону растения, Михаил начал очередное погружение.

Казалось, время здесь застыло, и ничего, ни единой веточки, ни единого упавшего листа не покидало своего места в течение пятнадцати лет. Михаил позвал Вячеслава, но в ответ услышал лишь тишину. Взглянув на часы и убедившись, что означенное время ещё не пришло, он устроился на одном из брёвен и закурил. Тишина поразила его; если там, наверху, воздух был наполнен множеством звуков, то здесь создавалось ощущение пребывания во вмурованном в толстую каменную стену аквариуме. Небо, одевшееся в тучи, начало исторгать из себя снег, но даже он опадал на землю беззвучно — так прах сожжённого дыханием макрокосмического сфинкса мира мог облетать в непроглядные глыби небытия.

Он упустил момент, когда метрах в пяти от него возникла фигура Вячеслава. Он был полностью обнажён. Тело истощено и искажено, словно в результате какой-то тяжёлой болезни. Черты лица заострены, волосы на голове редки и седы. Слегка покачиваясь, он стоял, бледным пятном среди холодной черноты, устремив немигающий взгляд пылающих запавших глаз на Михаила.

— Здравствуй, Слава. Ты изменился.

— Здравствуй. А ты нет.

Михаил поднялся с бревна. Казалось, момент требовал того, чтобы подойти к давнему знакомому, пожать его руку, обняться после стольких лет. Но всё было слишком противоестественным; всё напоминало вязкий тревожный сон: напряжение нарастает, и скоро перед глазами предстанет финальный кошмар, после которого ты закричишь и проснёшься. Вот только здесь конца напряжению не было.

— Смотрю, ты совсем поехал. Я ещё могу понять выбор места и времени встречи, но зачем ты явился сюда голым? У тебя и так маленький член, а теперь от холода он совсем сжался. Хорошо, что тебя не видит никто из девушек, идиот, — попытался пошутить Михаил.

Вячеслав приблизился к нему на пару шагов. Казалось, он не шевелил ногами, а будто плыл над поверхностью земли. Теперь Михаил мог в подробностях рассмотреть своего старого товарища. Всё его тело было покрыто странными пигментными пятнами, напоминающими вязь какого-то неведомого алфавита из столь любимых Вячеславом оккультных трудов. За плечами угадывался небольшой горб. Лицо же было лицом древнего старика, морщинистым, иссушенным. Синие безжизненные губы. Посмертная маска, но не живое лицо. Лишь глаза — сияют и неотрывно смотрят.

— У меня рак, — раскрылись две синюшные створки губ, и слова повисли в воздухе.

Михаил по-новому взглянул на товарища. Нечто вроде сострадания проскользнуло в его сознании. Захотелось хотя бы утешающе похлопать Вячеслава по плечу, но в последний момент он удержал себя, вместо этого выдавив:

— Мне жаль, чувак…

Михаил прикурил очередную сигарету и предложил Вячеславу, но тот никак не отреагировал на предложение. Лишь глаза продолжали немигающе сиять на него, а синюшные губы всё так же монотонно смыкались и размыкались.

— Крошечная, ничтожная виноградинка в моей голове. Пани Глиобластома — так мне представили её в клинике, куда я обратился, через пару лет после того, как наши пути разошлись — и это была уже не виноградинка, а целая переспелая гроздь. Занятно, что она появилась во мне незадолго после нашего знакомства.

— Так ты решил встретиться со мной, чтобы обвинить меня? Я сочувствую твоему горю, но я здесь ни при чём! — Михаил начал потихоньку закипать.

Вячеслав ещё немного приблизился к нему, и Михаил невольно попятился. Что-то исходило от этой карикатуры на человека, что-то гнетущее и омерзительное, противоестественное.

— Ты не представляешь, как сложна структура опухоли. Это целая система, микровселенная. Сочащаяся бесконечность в единой грозди, гниющее небо в чаше моего черепа. Боги — истинные боги — они тоже там, внутри, в каждой мёртвой клетке стоят их престолы. Они говорили со мной — с тех самых пор, как я начал, сам того не ведая, приносить им в жертву самого себя. Они открывали мне тайны, они растворяли передо мной двери. Это величайшее проклятье — и величайший дар.

Михаил не знал, что ответить на это; не знал, нужно ли вообще отвечать. По крайней мере, теперь безумие Вячеслава обрело объяснение — он был просто-напросто болен. Тем не менее, странное чувство тревоги не покидало Михаила, и он продолжал медленно отступать от этого искажения, явившегося сюда из их прошлого.

— Я дописал книгу — ты же помнишь, ту самую, первые страницы которой ты видел. Под их диктовку — тех, кто приходил в мои сны от алтарей в моём мозгу — а к ним из крипт, что таятся в самых тёмных уголках мироздания. Они желали, чтобы миру было явлено очередное откровение, и я, их инструмент и сосуд, исполнил их волю. LiberVoid — так я назвал книгу; так называли её те, кто был до меня, и назовут те, кто будет после. Она столь же едина во всех временах и мирах, как едина связь между раковыми клетками в моей голове…

Это был бред абсолютно безумного человека, и у Михаила не было никакого желания продолжать его слушать. Не для того он мёрз всё это время, чтобы внимать бессвязному потоку сознания больного человека, стоящего совершенно голым напротив него.

Он развернулся и решительно направился к склону оврага, чтобы покинуть это место, добраться до дома, и навсегда забыть о Вячеславе и всех этих рассказах о богах, живущих в раковых опухолях, книгах, единых везде и всюду, и о тайнах, сочащихся чёрной гниющей слизью.

Пока он взбирался по осыпающейся обледенелой тропе, Вячеслав продолжал вещать за его спиной.

— Я разжёг двенадцать костров, здесь. Я высчитал всё, что было нужно — ведь теперь я знал, что́ нужно высчитывать и как это сделать правильно. Грань миров так тонка там, где истончается войло земное. Болота, острые выступы скал, овраги… Я прошёл по осыпанному прахом мосту над безднами, осенённый оскалами чёрно-зелёных звёзд. Я блуждал в тени между мирами, и запредельные ветра облизывали моё тело, слизывая с него плоть, словно воск с тающей свечи. Как видишь, мне больше нет нужды в одежде; да и плоть я одел исключительно ради того, чтобы сохранить до поры твой рассудок в целости. Реки мёртвого огня вливались в мой рот, и прах убиенных в утробе миров касался моих ноздрей. Я видел миры, лежащие у основания, видел миры, лежащие у Предела — в них были размер и форма; я был в мирах, лежащих за Пределом — и там нет ни размера, ни формы, ибо всякий обитающий там сам себе размер и форма. Я беседовал с теми, кто мудр в своём безумии, и с теми, кто безумен в своей мудрости. Я смотрел в глаза кипящих в ядовитых соках безвременья созданий, и те делились со мной своим знанием…

Почти на половине подъёма Михаил неудачно поставил ногу, и та заскользила по обледенелой поверхности суглинка. Он рухнул вниз с высоты полутора десятков метров, изорвав одежду и лицо, прямо к ногам Вячеслава; до его слуха донёсся хруст переломанной ноги. Окровавленный, он прохрипел, глядя на безумца:

— Помоги…

— …плоть тверди прогрызена, грань так тонка. Здесь, прямо под нами, одна из дверей, к которой нужно лишь подобрать верный ключ. Если ты помнишь, я говорил тебе — всем вам — об углах, о дорогах, ведущих в иные миры. Но не все миры пересекаются с нашим посредством углов; есть и те, что расположены параллельно нашему миру, и попасть в них не так-то просто. Обитатели их ещё более ужасны и причудливы, чем те, кто возлежат на гранях, а законы, действующие там, чужды любому смертному разуму. Тогда я хотел, чтобы вы увидели и услышали, но вы не захотели этого; вы солгали мне — теперь я явственно вижу это. Так смотри же сейчас, пока ещё есть такая возможность.

Оглохший, наполовину ослепший, Михаил глотал кровь и слёзы. Он замерзал, он не мог пошевелиться. Взглянув прямо в глаза Вячеслава, пылающие на его бесстрастном лице, он, не имея силы выносить этот взгляд, отвернулся лицом к земле. Тонкая корочка льда, опадавшая в течение несчётных лет листва, земля — всё расплывалось перед его глазами, становилось подобным мутному стеклу. Под тем стеклом клубились наполненные ядовитыми испарениями гнилостного цвета небеса, источавшие потоки слизевых ливней на вязкую дыбящуюся твердь, напоминавшую разлагающуюся смрадную раковую опухоль, протянувшуюся от края до края горизонта. Что-то двигалось под её поверхностью, извивалось и вращалось; неведомая жизнь бурлила там, словно известь в кипучем омуте разложения… Поражённый, Михаил забыл о боли и вновь поднял взгляд на Вячеслава.

— Я стал един с теми, кто приходит оттуда. У вас — у тебя — тоже был выбор: встать рядом со мной и переступить черту вместе. Но ты избрал путь презренной жизни, ты отказывался видеть и слышать, тогда как они видели и слышали тебя. Они рассказали мне обо всём, о каждом твоём шаге, открыли каждую твою мысль. Они пульсировали в моей голове метастатическими литаниями сквамозным карциномическим богам. Жировоск, гордо называвший себя человеком, твоё время пришло. Копошащаяся грязь на теле мира, смотри, как они идут сюда из слизи и крови!

Воздух гудел, словно разлагающаяся в могиле плоть. Летящий снег обжигал кожу изъязвляющей кислотой. Михаил заплакал — как никогда ещё не плакал в своей жизни.

— Друг… брат…

В бессилии он вновь свалился ничком. За матовым стеклом, в том мире, что лежал под ним, твердь лопалась, словно многоглавый гнойник, и что-то немыслимое, цвета гниющей рвотной массы, устремлялось, извиваясь нерестящимися в мутных водах угрями, к тонкой плёнке, отделявшей Михаила от иного мира.

Он окончательно оглох, но теперь он мог слышать. Он окончательно ослеп, но теперь он мог видеть. Он слышал голоса неведомых безликих богов, поющих в поражённой недугом черепной коробке безумца. Он видел чёрно-зелёные оскалы когтистых лезвий звёзд раковых клеток. Он чувствовал, как сотни вечно голодных безгубых ртов прогрызают иглистыми зубами тонкую грань двух миров и впиваются в его плоть, проникают внутрь, словно черви в отданное земле тело. На мгновение он увидел лицо Вячеслава — но это не лицо, это маска! И она опадает вниз последней из вуалей познания, открывая взору безграничную разлагающуюся вселенную, в которой пылают два отсвета творения — две последних искры разума в сознании сошедшего с ума творца…

А затем, внезапно, он перестал что-либо видеть, слышать и чувствовать.

Катерина Бренчугина Богиня

Я открыл глаза.

Полная неизвестность. Пустое пространство.

Темнота быстро отступила, и я увидел, что парю в воздухе. Я не падал, не летел в каком-либо направлении, я просто парил. И при этом я прекрасно осознавал, что держусь там своими силами. Рядом ничего нет. Я один. В этом пустом пространстве я один! Самым страшным было то, что я даже не двигался, я просто ничего не понимал, и было страшно, волнительно настолько, что воздух густыми каменьями душил лёгкие. Через какое-то время я увидел, что завис где-то в стратосфере, под ногами виднелись часть континента и голубой океан, огромный и пустой. Изредка дребезжание сине-зелёной природы прерывалось небольшими урывками перисто-кучевых облачных островков, перекликающимися пушистыми барашками с точками деревьев. Хотя я и не поднимал головы, но знал, что мне в затылок светит Солнце, и, почему-то, сильно ощущаются его масштабы. Оно было близко, оно состояло из огня и источало нестерпимый жар. А небо… небо было бесконечно глубоким и прерывалось только неуверенным бледным блином земли. Оно было настолько густое, что над головою становилось черным.

При всём том, что мне открылось, я оставался смертным человеком. Мне не были доступны какие-либо заветные знания, видения, я был простым существом, но при этом невероятных размеров!

В какой-то момент я всё же решился посмотреть на Солнце. Там меня уже ждали. Ждала. Вместо палящих лучей я увидел Нечто… нечто прекрасное!

Я увидел Богиню. Она была титанических размеров. Сначала виднелся лишь ее тёмный силуэт, но потом она подлетела ко мне ближе, и я смог всю ее рассмотреть. Солнце же, что не давало спокойно открыть глаза, медленно превратилось в золотой диск, нимб над головой Богини. Тёплая и нежная — так бы я охарактеризовал Её. Смеющиеся янтарно-зелёные глаза, бледный розово-персиковый тон кожи. Каштаново-рыжие волосы, собранные назад, напоминали объёмную шапку, в них были вплетены тонкие золотистые ленты. Платье струилось золотисто-охристыми складками, настолько лёгкими, что с ними сравнились бы крылья бабочек, в подоле платья виднелись вышитые кадмиево-коричневые узоры трав, цветов. Богиня восседала на облаках, которые то собирались в плотные тучи, то рвались как вата и развеивались. Я чувствовал, что я Её уже знаю, что мы с Ней всегда друг друга знали и вот, спустя столько времени, наконец, встретились. В моей голове роились вопросы, словно потревоженные сильным порывом ветра белые пушинки одуванчиков; их было много, они вертелись, кружились, но ни одной я не мог поймать и узнать, что за вопрос несёт в себе она — или любая другая. Взгляд прекрасной Богини говорил о том, что Она это знает, явно представляет, что я хочу сказать, но не могу.

Наконец Она ещё сильнее приблизилась ко мне и сказала: «Небо — мой Отец, Солнце — моя Мать, Облака — моя Колыбель, но Земля — мой Дом». Своей шёлковой рукой Она указала в сторону севера самого большого континента, где земля была припудрена белым рассыпчатым покрывалом и продолжила: «На Небе холодно, а на Земле жарко. Я появилась там, потому что те условия близки моим родным». Широкая полоса укрывистого белого снега сияла на солнце и рефлексировала бледным голубым светом. Когда я вновь обернулся к Богине, мы держали друг друга за руку на всё ещё большом расстоянии. Это было так странно, ощущать Её руку в своей, как будто держишь плотный мягкий воздух. Она была телесна, но в то же время метафизична. Это Божество таило в себе столько добра, столько света, Великого Света! Она была истинным и любимым чадом природы, её сил, дыхания, воспоминаний, времени… Она была результатом существования этого мира — и моим другом.

В ней были и покой, и радость, и детская искренность, и вечная мудрость… В ней была Сила Жизни.

В следующее же мгновение наши одежды сменились. Мои повседневные грубые ткани и Её платье сменились белоснежными. У меня появился кадмиево-красный пояс, а у Богини того же цвета треугольник, идущий с расширения на вырезе у ворота до сужения на талии. Мы связаны, навсегда.

Медленно, Она начинает опускать меня на землю. Хотя я и не чувствую скорости, но подо мной нижние ярусы облаков просто разлетаются, подобно кругам на воде. Это момент прощания.

Она остаётся на Небе, я возвращаюсь на Землю. Мы всегда будем рядом — и при этом безумно далеко. Я не хочу отпускать Её руку! Ведь, если я её отпущу, мы больше никогда не увидимся. Чувство скорой потери начинает нарастать по мере того, как я опускаюсь к земле. Я стремлюсь уловить каждую секунду, пока перед моими глазами Она. Я хочу кричать, но не могу произнести и звука. Наконец, вихрь мыслей в моей голове застыл в одном предложении «НЕ ОТПУСКАЙ!». Внутри всё кричало лишь эти два слова. Я боялся упасть, боялся остаться без Неё, потерять Её, боялся неизвестности. Хотя я Ей и всецело доверял, но мне всё равно было страшно.

Вот уже облака начали сгущаться надо мной, у меня из-под ног начал туманиться тот же сумрак, что скрывал меня вначале.

Её образ мутнеет, расплывается. Наши руки уже далеки друг от друга, но я ощущаю Её взгляд, Она продолжает смотреть мне в след.


Темнота сгустилась вокруг, и я снова попал в неизвестность. Лишь небольшое облако белого света постепенно меркло передо мной. Я уже не хотел видеть, как оно потухнет…

Я закрыл глаза.

Сергей Лобода Месть

Ядовито-оранжевое солнце наполовину спряталось за горизонт. Предчувствуя свой скорый закат, оно ярко осветило на прощанье своими догорающими лучами грозные колонны древнего языческого храма, придав этим и без того величественному зданию ещё и впечатляющий окрас, который вынуждал каждого увидевшего его бессознательно лицезреть себя до слепоты. Свет и камень, идеально соприкоснувшись друг с другом, заставили раболепно восхищаться собой не только каждого смертного, но и самих богов, вводя своим необычным союзом и тех и других в безумный эстетический экстаз.

Казалось, что ничто не способно испортить эту божественную идиллию. Но это случилось, и виной тому стал старый Амхотэн.

Он, словно вор, медленно и осторожно, поминутно оглядываясь, пробрался в храм, пройдя между устремившихся вверх, словно стволы деревьев, колонн.

Внутри его также встретили колонны. Они длинными рядами тянулись по обе стороны храма, создавая тем самым иллюзию уходящего вверх коридора. За колоннами находились внушительных размеров статуи многочисленных богов, которые одним своим видом могли вызвать в человеке страх, благоговение и неконтролируемый трепет. Одни из них напоминали сказочных птиц, другие представляли собой причудливое смешение животного и человека, третьи же имели сходство с уродливыми и безобразными глубоководными обитателями морей и океанов.

Амхотэн, поочерёдно оглядывая богов, громко зашлёпал сандалиями по застилавшим пол мраморным плитам. И вот, наконец, он нашёл того, кого искал.

Пригладив тунику и сняв с плеча тяжёлую кожаную сумку, он посмотрел по сторонам и опустился на колени.

Перед стариком возвышалась огромная статуя древнего божества, представлявшая собой очень мускулистого человека с бычьей головой, руки которого были воинственно растопырены в стороны. Казалось, что в любую минуту он готов схватить и разорвать в клочья любого, посмевшего бросить ему вызов. Это был сильный и справедливый, грозный и мстительный бог плодородия и повелитель домашнего скота — Вэлус.

Старый Амхотэн ещё раз воровато огляделся по сторонам и забормотал еле слышно себе под нос:

— О, Великий Вэлус, повелитель скота, хранитель пастбищ и полей, дарящий плодородие и посылающий спасительные дожди! Всю свою жизнь я верил лишь тебе и всегда одаривал тебя щедрыми дарами, каждый сезон великодушно отдавая тебе в жертву быка или корову. И ты, милостивый Вэлус, был также щедр ко мне, посылая мне сочные пастбища, наполняя молоком моих коров, одаривая силой моих быков. Ты кормил меня и мою семью. Я благодарю тебя за это… Но сейчас ты покинул меня… В самый трудный момент моей жизни… Ты отвернулся от моих пастбищ, стал равнодушен к моему скоту… Я очень долго думал о тебе, о, Великий Вэлус! И я понял, что ты покинул меня навсегда.

О, Всемогущий Вэлус, ты бросил меня, ты обрёк мои стада на мор, ты превратил мои пастбища в песок. Я остался ни с чем! Почему ты сделал так? Ведь я всегда был щедр к тебе!

Старик замолчал. Изрытое глубокими морщинами лицо выражало глубокую обиду, медленно перераставшую в неконтролируемую злость. В глазах мелькнула молния отчаянной ярости, которая тотчас вырвалась вон:

— Ты — грязный бог, ты бог червей и навозных жуков! Будь ты проклят! Я тебя проклинаю!

Амхотэн плюнул в статую. Потом достал из сумки внушительных размеров булыжник и поднял его двумя руками над головой. Раздался глухой треск. Его заглушил грохот упавшей бычьей головы.

Божество было обезглавлено. Поверженная голова беспомощно валялась на полу.

Старик опустил булыжник и испуганно огляделся по сторонам — в храме царила тишина. Преступление осталось незамеченным. Чувство удовлетворения отобразилось на морщинистом лице палача. Он с надменностью победителя ещё раз плюнул в божество. Он ликовал. Он чувствовал себя в эти минуты равным богам.

Где-то в глубине храма послышался шум. Старик мгновенно спустился с небес на землю и вновь очутился в шкуре простого смертного. Охваченный страхом перед наказанием, он позорно бежал с места своей триумфальной победы над богом.

Когда Амхотэн оказался за стенами храма, город уже крепко спал, накрывшись одеялом звёздного неба. Быстрым шагом старик проходил тёмные и узкие улицы. Иногда его глаза врезались в ослепляющий свет факелов, висевших на домах богатых горожан, заставляя Амхотэна щуриться и отворачиваться от них.

Почувствовав, наконец, чрезмерную усталость, он остановился, чтобы немного перевести дух. Сердце испуганно колотилось, иссохшая глотка жадно вдыхала воздух, руки лихорадочно тряслись. Медленно приходило осознание совершенного проступка. Потом сожаление и раскаяние. «Может быть, я изрядно погорячился? — думал старик. — Может, не следовало этого делать? Зачем накликать на себя гнев богов?»

Возле одного из богато украшенных домов мирно горел одинокий факел. Взгляд Амхотэна остановился на нём. Пламя огня успокаивало и приносило некое внутреннее ощущение домашнего очага. Уставшие глаза медленно опустились вниз и посмотрели на извивающуюся от пламени огня тень. Она причудливо плясала на устланной булыжником мостовой и в ходе своего безумного танца приобретала знакомые очертания, в которых удивлённый старик узнал человеческую фигуру… с головой быка!

Амхотэн вскрикнул от ужаса и, забыв про усталость, бросился прочь, повернув в ближайший переулок. Он бежал, не разбирая дороги. Страх полностью затмил его сознание, не давая времени на то, чтобы сосредоточиться и правильно выбрать маршрут.

По дороге перестали попадаться горящие факелы. Темнота полностью поглотила Амхотэна, оставив один на один с пугающей неизвестностью. Двигаться теперь приходилось практически на ощупь, часто ударяясь и спотыкаясь о выступы стен. Выставленные вперёд руки неожиданно врезались в каменную стену. Тупик. Старик неподвижно стоял лицом к стене, боясь повернуться. Капли пота медленно стекали по лицу. Сердце бешено колотилось.

Амхотэн сделал глубокий вдох и обернулся. Никого. Он немного подождал. Тишина. «Может, показалось? Со страху чего только не померещится!» — подумал старик, осторожно зашагав вперёд.

Вдалеке мелькали отблески молний. В воздухе приятно запахло дождём.

Немного успокоившись, старик вышел на знакомую улицу, которая пересекалась с другой, ведущей прямиком к его дому.

Темно и тихо. Всё замерло. Тишину нарушал лишь шум шагов Амхотэна.

Внезапно небо разрезала огромная молния. На мгновенье стало светло, как днём.

На крыше одного из домов старик увидел его… А он, скрестив на груди руки и слегка наклонив бычью голову, смотрел сверкающими огоньками глаз на Амхотэна.

Испугавшись, старик издал крик, соединивший в себе весь накопившийся страх и ужас. Инстинкт самосохранения тотчас толкнул его в ближайший дворик.

Крыша опустела. Из глубины маленького дворика вновь раздался крик, утонувший в раскатах пришедшего на смену молнии грома.

На мостовую, орошая булыжник кровью, выкатилась голова Амхотэна. Остекленевшие глаза, наполненные ужасом, удивлённо посмотрели куда-то вдаль и, несколько раз моргнув, погасли.

Алиса Клёсова Зев земли

Дорогой читатель, что найдёт эти исписанные нетвёрдой рукой листки, знай, это — последнее послание несчастного, чей разум вот-вот должно поглотить безумие. Я взялся за сей болезненный и бесполезный труд лишь для того, чтобы как-то отвлечь свой мозг, терзаемый кошмарным видением, которое неотступно преследует меня, и что не может принадлежать никакому иному месту, кроме Преисподней.

Но довольно об этом, позволь мне сперва представиться, как следует цивилизованному человеку. Хотя порой, когда я вновь и вновь бесконечно думаю о том, что явилось моему взору, то сатанинский хохот рвётся из моей груди: наша цивилизация — абсолютное ничто, причём не только перед теми, кто кичливо посматривает на нас со звёзд, она ничто даже в сравнении с тем, что у нас под ногами. Впрочем, довольно, я хотел представиться…

Меня зовут Артур Делерт, я студент того самого Мискатоникского университета, весьма известного благосклонностью многих своих членов к различным тайным и оккультным знаниям и наукам, что, как мне теперь кажется, в немалой степени определило и мою участь.

В бытность свою студентом я достаточно серьёзно увлекался антропологией, в особенности различными малоразвитыми дикарскими племенами — историей ацтеков и майя Южной Америки. Мои страстные увлечения также поддерживал и разделял профессор моей кафедры Николас Уиллоуби, бывший также в силу весьма молодого возраста моим близким другом.

Многие вечера мы провели за чашкой горячего пунша, обсуждая в жарких дебатах всевозможные пути и модели развития разнородных общественностей вида homo sapiens: что было бы, если бы гегемонию на Земле получила не белая, а жёлтая или вовсе чёрная раса, и многое, многое другое, рождавшееся в разгорячённых пуншем головах.

Дорогой Николас! Если ты однажды возьмёшь в руки сей недлинный и неровный труд — прими мою искреннюю благодарность за проведённые вместе годы и искреннее раскаяние, что в ту роковую ночь я не прислушался к твоему разумному голосу и остался дожидаться того, что отныне повергает меня в клокочущие пучины безумия. Прости и прощай, дорогой мой друг!.. Сожги эти листы, не читая того, что несёт моё воспалённое сознание.

Вновь возвращаюсь к тебе, мой неведомый и незнакомый читатель. Два месяца назад мой друг Николас У. явился в аудиторию как всегда на два часа раньше начала занятий, ибо так было у нас заведено — сходиться и обмениваться новыми фактами, мыслями, идеями касательно нашей общей антропологической стезе. Но в тот день, 21 августа 1902 года, Николас был возбуждён и взволнован больше обычного. В ответ на мои нетерпеливые расспросы, он кратко поведал мне, что ему удалось натолкнуться на упоминание совершенно нового, неизученного племени в джунглях Южной Америки. Также ему удалось списаться и встретиться с одним путешественником, почему-то пожелавшим не называть своё настоящее имя, но в то же время любезно предоставившего в распоряжение моего воспылавшего азартом друга подробные карты и координаты местообитания этого нового сорта дикарей; даже пообещавшего нам, — то есть Николасу и мне, ибо он уже тогда заикнулся о возможности моего участи в этом рискованном предприятии, — пообещавшего нам двоим проводника, человека, хорошо знакомого с бытом и обычаями данного племени, а также умеющего ходить по джунглям.

Я стоял и слушал всё это, разинув рот: такая удача не может быть случайной! Это знак судьбы! Мы избраны, чтобы внести великий вклад в науку, встать рядом с известнейшими учёными-антропологами — Лебоном, Брока, Миклухо-Маклаем и т. д. и т. п.

Глупые мечты самоуверенного болвана! Теперь же я часто думаю, что этим путешественником должен был быть не кто иной, как слуга самого дьявола, в чьи нечестивые обязанности входит заманивать наивных людей в алчущую пасть своего хозяина.

В тот день мы, разумеется, не отправились ни на какие занятия, а, взяв себе отпуска, в предвкушении разошлись по домам, готовиться и собирать вещи. Наш корабль отплывал через три дня… Думаю, мне стоит опустить подробности нашего весьма заурядного путешествия через океан. Хотя, к чёрту, если быть до конца искренним, то да, признаюсь, мне просто страшно, ибо мы не ведаем, каких чудовищных тварей скрывает от нашего взора внешне спокойная гладь воды.

Опять же опущу подробности нашего прибытия в порт К* и схему маршрута, ибо не хочу, чтобы кто-то, такой же азартный и горячий, пострадал из-за меня. Думаю, дорогой читатель, когда я доскажу свою историю, тебе станут ясны причины и мотивы этой скрытности.

Скажу лишь, что до места мы добрались в целости и сохранности 12 сентября того же года. Наш проводник — угольно-чёрный негр, обросший густой и жёсткой щетиной, делавшей его похожим на экзотического дикобраза, был угрюм и неразговорчив, наподобие своего воображаемого тотема. За всё время наших нетерпеливых расспросов от него удалось добиться только того, что племя, к которому мы едем, называет себя Хтау-лимну — «стоящие перед землёй», и в подтверждение своего имени, Хтау-лимну очень чтят землю и всё, что с ней связано: они не пашут, не сеют, не строят жилищ из камня, глины и прочего, что предоставляет нам земная твердь. К тому же, — здесь старик делал недоброе лицо и неохотно цедил из-за сжатых зубов, — белым людям тоже неплохо было бы научиться уважать землю, ибо в противном случае та непременно разверзнется под их ногами и поглотит грешников.

В этой части его рассказа мы с Николасом неизменно пожимали плечами и отходили прочь от полубезумного дикаря. Как мой друг говорил мне в моменты, когда мы оставались одни, — подобный священный трепет аборигенов перед тем, что любому просвещённому человеку кажется простым и заурядным, скорее всего происходит от того, что в этих местах нередки весьма разрушительные землетрясения, и наивные дикари, должно полагать, младенчески боятся их и стараются задобрить своего гневливого бога таким вот оригинальным и в чём-то даже забавным способом. Знать бы тогда, насколько всё непросто, и отказаться, отказаться от этой безумной, рождающей панику идеи, но теперь поздно, слишком поздно…


19 сентября солнечным и душным утром мы прибыли к месту поселения Хтау-лимну. Это, как и следовало ожидать, оказались приземистые дикари, что мужчины, что женщины, ниже пояса укрытые юбочками из длинных высушенных трав, связанных наподобие балетной пачки, верхнюю же часть своего тела они старательно натирали вездесущей пылью, отчего их грубая эбонитовая кожа казалась гораздо светлее. Кроме того, этот странный и нечистоплотный обычай, соседствуя с необходимостью взрослым и высокопоставленным племенным мужам постоянно ходить со свежими разрезами на щеках в виде пары волнистых линий, расположенных одна над другой, вызвал во мне смесь брезгливости с некой разновидностью сочувствия — ведь из-за пыли, покрывающей их тела с непрестанно кровоточащими ранами, среди взрослого и сильного мужского населения Хтау-лимну должна быть очень высокая смертность от заражения крови. И как же быть тогда с возможностью того, что, прельстившись на беззащитных женщин и детей, на их племя нападёт другое племя?

Выслушав мои соображения, наш проводник лишь усмехнулся и уверил меня, что другое племя не посмеет нападать даже и в мыслях. Хтау-лимну охраняет сама Уммбаттау — «Открытая Земля». Произнося эту сколь безумную, столь и пафосную тираду, мой собеседник тут же опустился на колени и старательно обтёр себе лицо тем, что нашёл под ногами, отчего его засорённые песком глаза немедленно приняли откровенно бычье выражение.

Я пожал плечами и поспешил присоединиться к моему другу, который ушёл несколько вперёд меня. Надо сказать, что быстро ходить было весьма неудобно, так как вождь племени, о чём-то посовещавшись с проводником, выставил условия. Белокожие пришельцы могут остаться и в течение нескольких дней безвозмездно пользоваться их гостеприимством, если только будут уважать их божество Уммбаттау и не навлекут его гнев на жителей деревни. Мы согласились, и наш проводник огласил нам список условий, одним из которых, самым тяжёлым, была необходимость передвигаться без обуви. Я хотел было протестовать, так как мои непривычные к голой земле и камням стопы легко могли быть травмированы, и тогда, возможно, исход мой будет печален — я подхвачу столбняк и погибну в этих глухих местах без надлежащей медицинской помощи.

Но Николас отвёл меня в сторону и, апеллируя к перенесённым тяготам пройденного пути, а также к нашей с ним сияющей славе в грядущем, уговорил-таки меня принять эти дурацкие условия. Впрочем, тонкие носки из козьей шерсти мне было милостиво позволено оставить. Хоть какая-то защита…

С этими мыслями я неспешно брёл по деревне, стараясь распределить своё внимание между дорогой под ногами и примитивными постройками вдоль моего пути. Проводник рассказал нам сущую правду: эти наивные дети природы и правда не использовали в своих псевдо-архитектурных сооружениях никаких иных материалов, кроме смеси сухих и свежих листьев, кое-как скреплённых между собой размочаленными волокнами деревьев. «Странно, — подумал я, — ведь эти убогие халупы должны неизменно разваливаться при каждом маломальском сотрясении земной коры, кои в силу величайшей подвижности оной, случаются здесь с частотой едва ли не по разу в неделю». Землетрясение — мой мозг почему-то цепко ухватился за это слово, и я не знаю, было ли это предчувствием, проблеском некоего звериного инстинкта, доставшегося нам от далёких, покрытых шерстью предков, и властно велящим немедленно покинуть опасное место, — однако, именно тогда я впервые почувствовал себя как-то неуютно, словно земля уходит из-по ног. Надо сказать, что в этих местах уже в течение нескольких дней мы с Николасом временами испытывали дискомфорт из-за регулярных лёгких колебаний поверхности. И этот непрекращающийся грохот…

Со вчерашнего полудня мой слух улавливал непрекращающиеся раскаты, наподобие далёкой грозы или грома сотен барабанов, взывающих к отваге защитников отечества и к ниспровержению захватчиков. Ещё тогда, заинтересовавшись, я вновь обратился с расспросами к нашему проводнику, но не смог добиться от него ничего вразумительнее фразы: «Это ворочается Уммбаттау… — он добавил, поймав мой вопросительный взгляд, — Кто увидит Уммбаттау — тот более чем мёртв…» Больше ничего об этом сверхъестественном Уммбаттау мне узнать не удалось. Помню, что в тот раз, как и в несчётное количество предыдущих, я отнёс всё к суевериям, подпитываемым страхами и предрассудками невежественных людей. Теперь же мне и впрямь стало не по себе — горизонт был девственно чист, никаких врагов вокруг не было и в помине, а зловещий гром тем не менее и не думал утихать; со вчерашнего дня он стал только ближе, явственнее, отчётливее. От мысли, что то, что способно издавать такие неистовые звуки, должно быть поистине огромным и несущим в себе невероятную мощь и энергию, мне стало не по себе, и на мгновение я было допустил мысль о том, что эти наивные люди, возможно, не так уж и не правы в своих опасениях. Но в следующую же секунду пытливый учёный во мне взял верх, и я сказал себе: «Не будь малодушным, Артур! Ты в будущем великий учёный, разумеется, в паре с твоим другом Николасом, — тут же подправил я себя, — так что не давай пустым страхам расти и расцветать в твоей душе. Если будет нужно, ты исследуешь и первым опишешь эту диковинную геологическую аномалию». Подбодрив себя этим честолюбивым рассуждением, я подобрался и отправился дальше, продолжив свои попытки где-нибудь разыскать моего друга и вместе с тем поближе познакомиться с бытом Хтау-лимну.

Надо сказать, последнее сделать было несложно. Их жилища, больше напоминающие огромные ульи из травы, не имели ни окон, ни дверей, потому с улицы любому было видно, что в них происходит. А происходило везде примерно одно и то же: голые и грязные дети с пронзительными криками молотили друг друга палками и дрались. Их кожа была покрыта старыми и новыми ранами и саднящими вспученными язвами.

Здесь надо добавить, что Хтау-лимну ничего не подбирают с пола — будь то упавшая еда, посуда, предметы. По их поверьям, земля так «ест» и сама выбирает эти предметы себе в жертву. А поскольку полы в их хибарах земляные, то думаю, излишним будет сообщать, что эти люди добровольно жили на гниющей свалке, которую сами же и создали у себя под ногами; их дети резались и заражались от гниющих повсюду отходов пищи, а также от роящихся кругом мух.

По этой причине я решил пока не продвигаться вглубь деревни, в гущу смрада, а подумал, что лучше будет обойти странную деревушку вокруг, и заодно, может, что-то прояснится с этой таинственной Уммбаттау. Но тут моё внимание привлёк пронзительный и отчаянный крик, переходящий на самых высоких нотах в истошный вопль. Кричала женщина. Потому первым моим желанием, как джентльмена, было броситься на помощь, но потом, вспомнив о неприглядной наружности грязных аборигенок, я уже поумерил свой пыл, но в следующую секунду меня до костей прожгло одно-единственное слово, вспыхнувшее в мозгу: Николас!! Что, если он как-то связан с этим криком, что, если он в беде?!

Не разбирая дороги, я бросился на звук, и вскоре застал сборище, не менее странное, чем всё виденное мною до этого: кажется, всё взрослое племя собралось здесь. К моему несказанному облегчению, поодаль я увидел и Николаса с проводником, они горячо о чём-то совещались, и я решил немедля к ним присоединиться.

В центре же живого и гудящего круга лежала растрёпанная и окровавленная женщина. Это она испускала столь пронзительные крики, что, казалось, любое сердце должно смягчиться и растаять. Но только не сердца этих тупых дикарей, худших из рода человеческого. Их безумный жрец, размалёванный и укрытый с головы до пят чем-то вроде соломенных циновок, вознёс над ней свой грязный кривой посох и что-то каркал на варварском наречии. Ещё и ещё; начав с пары неуверенных голосов, постепенно всё племя присоединилось к нему и начало выкрикивать одну и ту же фразу, перекрывая даже вездесущий и неумолчный грохот, перманентно присущий этому месту.

Скорбный смысл безобразной сцены был ясен любому — несчастная женщина, видимо, сумела как-то прогневать вождя, и теперь её ждут скорый суд и такая же скорая расправа, или просто расправа безо всякого суда, или жертвенный алтарь… Я вгляделся в искажённое от боли и ужаса лицо несчастной: нечёсаные космы цвета серого пепла были вымазаны в текущей с лица и макушки крови, она кричала и голосила, не переставая хватать своего жестокосердного мучителя за ноги. Тощие груди бились о землю, а короткая юбочка сухой травы готова была вот-вот расползтись под острыми коленями.

В ужасе я отвёл глаза от этого непристойного зрелища и обратился к проводнику, указав глазами на бедную женщину: «За что её так?» Тот обратил на меня свой мутный от предчувствия скорого кровопролития взгляд и прохрипел: «Уммбаттау… Её выбрала Уммбаттау». Его слова будто послужили сигналом озверевшей толпе: дикари обступили свою несчастную соплеменницу вплотную, несколько сильных рук подняли её и поволокли, невзирая на протесты.

Я обернулся к двинувшемуся было за ними в каком-то ослеплении Николасу, схватил его руку и покачал головой. Кажется, он понял, что я хотел сказать, и ласково улыбнулся, ответив: «Друг мой, понимаю твои чувства, но мы ничего не можем сделать для этой бедной женщины, мы — лишь исследователи, посланцы и представители цивилизованного мира, мы можем только беспристрастно наблюдать и фиксировать происходящее». Он тронулся было в путь, но заметив в моих глазах тлеющий огонёк сомнений, добавил: «Мы учёные, не забывай…» Я со вздохом вынужден был признать его правоту и покориться. В первый же день быть свидетелем казни — не о таком я мечтал в своих честолюбивых грёзах о карьере…

Тем временем зловещая процессия во главе со жрецом, шествующим с гортанными вскриками и постоянным перекладываем посоха из руки в руку, приговорённой, влекомой двумя дебелыми ублюдками, и остальными бездельниками-зеваками двинулась, по всей видимости, прочь из деревни. Снова боятся осквернить свою ненаглядную землю? В моей душе поднялось было бешенство, но тут же улеглось — рука моего друга бережно взяла меня за локоть и осторожно подтолкнула за всеми.

Дальнейшие часы, дни и недели моего существования больше похожи на один нескончаемый дурной сон, от которого я до сих пор не могу проснуться.

С дьявольскими завываниями и хрипами племя медленно ползло вперёд. Грохот всё усиливался и приближался, мне казалось, что мои барабанные перепонки не выдержат, и из ушей вот-вот польётся кровь. Несколько раз я хотел бросить всё и вернуться в деревню, домой, в Аркхем, к родному очагу, подальше от этих беснований и богомерзких ритуалов… Но Николас, как я брошу его здесь одного? И как я найду дорогу назад?

Постепенно начало темнеть. Я всё-таки повредил правую ногу и теперь хромал, опираясь на верное плечо друга. И всё чаще ловил себя, что двигаюсь как автомат, давно уже не думая о том, куда и зачем мы идём, лишь бы всё поскорее закончилось, лишь бы её поскорее убили, лишь бы поскорее… Боль в ноге и нестерпимый грохот, древним тараном бьющийся в мои барабанные перепонки — медленное шествие под монотонные завывания постепенно вгоняло в подобие транса даже цивилизованных белых людей. Возможно, уже тогда мой рассудок помутился от переживаемого мною нервного потрясения, и всё дальнейшее — лишь плод моего воспалённого воображения. Как бы мне этого хотелось!.. Друг Николас! Умоляю, заклинаю тебя всем святым, скажи, что там ничего не было, что я заразил кровь и погрузился в горячечный бред, и всё дальнейшее мне приснилось! Скажи, что нет никакого Уммбаттау, — всё это вымысел, миф, сказка для детей, бред досужих дикарей! Прошу, умоляю, скажи…


Вокруг царила глубочайшая ночь, разгоняемая лишь несколькими факелами, что прихватила охрана жреца. Всё остальное племя, и мы с ними, двигались на ощупь, спотыкаясь и раскачиваясь в такт безумному шествию. Грохот стал таким невообразимым, что казалось, если бы он хоть на мгновение смолк, то тишина раздавила бы меня как таракана. О разговорах не могло быть и речи, да и самих мыслей не наблюдалось. Тупое и покорное движение. К гибели. Своей или чужой — не важно. Внезапно мы встали, и задние ряды стали напирать, по инерции врезаясь в спины передних.

Что произошло дальше? Я не знаю. С одной стороны, я понимаю, что никак не мог в этом затопляющем всё грохоте расслышать несколько коротких выкриков-проклятий сатанинского шамана и последовавший за ним безумный и отчаянный женский визг, перекрываемый более низким гортанным криком мужчины, словно смелая женщина каким-то образом смогла прихватить с собой одного из её палачей…

После чего вся толпа, только что варварски расправившаяся с беспомощной жертвой, как один развернулась и в отупении побрела назад. Не знаю, что за бес овладел мною тогда, но я просто обезумел: как, и это всё? Только за этим мы брели сюда полдня и полночи? И я даже ничего не увижу в кромешном мраке?! Дальнейшее я помню крайне смутно: кажется, я вырвался из отчаянно удерживавших меня рук Николаса… Боже мой, наверное, он звал меня, искал… Сердце обливается кровью при мысли, что с ним могло случиться в том дьявольском месте…

Очнулся от своего припадка я только днём — и обнаружил, что прижимаюсь спиной к какому-то утёсу. Солнце ярко светило с небес, создавая невероятно сюрреалистичную картину: зелёная лужайка, неведомо откуда на ней взявшийся исполинский булыжник — и человек, который прячется за ним, сам не зная от чего… Надо ли говорить, что сопровождавший это всё адский грохот никуда не делся за столько времени? Помню, что первым, о чём я подумал, было: «Боже, как хочется пить…» Пот градом лился с меня. И надо было решать, что делать дальше. Я, шатаясь, вылез из-за своего импровизированного укрытия и огляделся по сторонам: я был один, значит, все ушли. Голова раскалывалась и кружилась. Всё плясало и плыло перед глазами. Позади меня вихлялся лес, который мы вчера прошли, а впереди, впереди, кажется, был обрыв, пропасть, другой берег которой терялся в неразличимой дали. И в ней находился источник этого грохота. Не знаю, не могу объяснить, какая сила в тот момент повлекла меня, словно мотылька на огонь. Дьявольский голос шептал в мою душу: «Загляни… загляни… ты же учёный… а вдруг там твой друг?.. а вдруг ему нужна помощь?.. Ты же за этим сюда пришёл, не так ли?» Не в силах противиться растущему изнутри безумию, шатаясь, на заплетающихся ногах, я подошёл к краю… Кажется, последняя искра, последний проблеск здравого смысла заставил меня упасть на колени и зажмуриться: «Беги, глупый человек, беги…» Но сатанинская гордыня шепнула: «Посмотри!..»

Потом я бежал, бежал от того, что там увидел, бежал как загнанный зверь, не осознавая, куда… Наверное, через какое-то время я выбрался к океану, и меня подобрал корабль. Во всяком случае, в себя я пришёл уже в каюте. Но всё это не имеет никакого значения — куда бы я ни пошёл, что бы ни делал, я вижу перед собой Уммбаттау. Про́клятую богами и людьми Уммбаттау. Я кричу и сжимаюсь в комок, обхватывая слабеющими руками голову, и ничего не могу с собой поделать, оно стоит перед моими глазами — безумное видение ада — в ложбине между двумя берегами пропасти, заполняя её всю, на глубине нескольких сот футов лежит колоссальная графитно-серая туша, покрытая дугообразными отростками плоти, радиусом, вероятно, в несколько миль каждая. Они раскрываются, словно гигантские губы чудовищных ртов, усаженные по краям кривыми шипами толщиной в ствол доброго дерева. И именно они, поднимаясь и схлопываясь вновь с присущей им титанической силой, и производят этот грохот. Кажется, эта фантасмагорическая тварь продолжалась глубоко вниз, залегая также во все стороны под землёй, и именно судорожные конвульсии её необъятного тела и производят то, что мы называем землетрясениями…

Кажется, я кричал, бежал, потом меня, истощённого и обессиленного, подобрали, ласкою и увещеваниями добившись, чтобы я назвал своё имя и хотя бы примерное местожительство. Теперь я дома, добрые матросы подбросили меня сперва до Бостона, снабдив деньгами на первое время, а оттуда я уже своим ходом добрался сюда, в Аркхем. Но после того, что я видел, никакое место на этой планете не может по-настоящему считаться безопасным домом и убежищем, я нигде не могу быть спокоен, я не могу быть уверенным в том, что земля не обвалится, и оттуда не покажется отвратительная и необъятная масса Уммбаттау… Стоит мне лишь прикрыть глаза, как я вновь стою на коленях на обрыве, и неодолимая сила стягивает меня вниз; моё тело летит прямо под один из алчно устремившихся ввысь отростков, и последнее, что я вижу — веерообразно раскрытый над моей головой частокол изогнутых шипов, что вот-вот вместе с несущей их плотью обрушатся на меня и не оставят даже мокрого следа от слабого человеческого тела…

Каждый раз с диким криком я просыпаюсь и вскакиваю с пропитанных потом простыней, и кощунственные мысли лезут мне в голову — что лучше бы мне было тогда погибнуть, лучше бы земле содрогнуться и отправить меня в последнее падение в раскрытый зев Уммбаттау. «Кто увидит Уммбаттау — более чем мёртв», — сказал старик. Он был, несомненно, прав. Но самого ужасного он не договорил — ведь то, что мы привыкли называть землёй, нашей землёй, на самом деле может оказаться лишь тонкой скорлупой над этой ужасающей тварью…

Сергей Катуков Своя своих не познаша

Детство — подземелье сокровищ, в которое спускаешься, освещая нисходяще ступенчатый путь в прошлое фонарём любопытства. Разбитые, расколотые корабли мечтаний и надежд; парящие в стартовом огне и клубах дыма ракеты, инопланетные пейзажи и галактические фейерверки. Смуглые, душные джунгли снов, несметные богатства миров, полупрозрачных и пересекающих друг друга, как слои кальки: шаг между ними — и вселенская катастрофа, и другой шаг — полёт на огненных колесницах; и перо ангела-возницы щекочет глаз и выжигает в ладони на память черты. Или же детство всего лишь сундучок с потрёпанными куклами в чулане. В темноте которого светлым пятном горит воспоминание о каком-нибудь единственном дне — как лунная монета в глубине колодца. И ты всю жизнь бежишь, летишь, путешествуешь в погоне за этим пятнышком — а оно всё дальше и дальше.

— … и до него невозможно дотянуться, даже встав на цыпочки. Представляете, в детстве я думал, что нужно только научиться балетной стойке на носках, чтобы достать луну. Я думал, что это вроде такое испытание. Надо всего лишь научиться. Но время шло, а я так и не решился. А когда появилась возможность, я уже был взрослым и понимал, что так не бывает.

— Значит, вот эту вот луну вы хотели достать? — девушка показала на гигантские фото, развешенные по стенам большой квартиры-студии в два уровня. В панорамном окне навязчиво маячил иконический образ высотки на Котельнической.

— Именно. А вас ведь Елена зовут?

— Лена, — девушка протянула руку, поправив сумочку на левом плече.

— Елена — от Селена. Значит «Луна», — он пожал ладошку.

— Неправда, — уклончиво ответила девушка. — А вы тот самый Роджер?

— Чистая правда. Тот самый. Весёлый. Роджер. Ну, проходите, раз уж пришли. Располагайтесь, — мужчина лет сорока жестом «милости просим» показал на диван размером с вертолётную площадку, вписанный в длинный альков напротив окна. — Сейчас будет кофе. Или что-то другое? — продолжил он из кухни, отделённой стеклянной стеной с росписью «под Ван Гога».

— Нет-нет, кофе вполне подойдёт.

Луна была потрясающая. Розовая, голубая, пепельная, с опаловыми кратерами — словно следами колоссальных мыльных пузырей. В шершаво-пористом покрывале. С тёмно-фиолетовыми пигментными пятнами. Похожая то на пенисто пригоревшую сковороду, то меловой сетью радиальных полос на созревший арбуз с множеством «пупков».

Возле окна растопырился крупный, как бочонок, телескоп, рефлектор Ньютона.

Елена подошла к нему. За диваном после поворота стены виднелась ещё одна комната. Там широко, вальяжно расположилась барабанная установка. На стойках, словно в плоских креслах, несколько электрогитар. Посередине — гладко причёсанный щёголь-микрофон. Это интересовало её больше всего.

— Репетиционное отделение, — Роджер передал ей миниатюрную чашечку и присел на диван, положив свободную руку на спинку. — Удивительно, — он сделал глоток, — когда-то я думал, что все эти кратеры просто выдумка. А когда впервые посмотрел в телескоп, не поверил. Настолько они графически отчётливые, как будто специально нарисованы. Для тех, кто смотрит с Земли. Дразнит, не правда ли?

Елена сделал компромиссный кивок и демонстративно посмотрела на инструменты.

— Знакомьтесь. Это мои ассистенты, — он прошёл в комнату. — В последнее время нечасто сюда заглядываю. Вы ведь по поводу этого? — Роджер посмотрел на фото.

— Отчасти. Я из биографического журнала. Поэтому меня интересует всё.

— Я-то думал, вам нужна только моя новая исследовательская программа, — сказал он сдержанно, поставив кофе на подоконник, перебрался за барабан и, взяв палочки, стал настукивать забавный ритм.

Елена сразу оживилась.

— Даже не знаю, с чего начать, — он разогревался, делая дроби и сбивки, останавливался, настраивал, подкручивал пластики. Потом нашёл игривый ритм вразвалочку, ироничный, — походка враскачку, — и стал говорить под него. Размеривая дыхание, словно на ходу. — Можно начать с наводящих вопросов.

— Расскажите, с чего всё началось?

— Знаете, я провёл столько интервью… по поводу того, «с чего всё началось»… вы же, честное слово, читали про это мильон раз…

— Верно… — Елена сделала поворот, тоже ставя чашку на подоконник, и судорожно, молниеносно перебирая в голове темы и подходы. — В одном из них вы даже говорите, что музыка для вас — не главное.

— Вот именно, вот именно… мои эксперименты, моя музыка… закончилась на альбоме «Дофамин»…

— Это самый лучший, самый потрясающий ваш альбом! Расскажите, как сформировались…

— Чёрт возьми! — Роджер швырнул палочки, выскочил из-за установки. — Вы что, одна из тех дурочек, которые тащатся от волосатых музыкантов?! Вы пришли, чтобы воткнуть очередную писульку в какой-нибудь туалетный журнал? Идите к чёрту, в таком случае… — он допил кофе, подобрал палочки и, осторожно поправляя, уложил их на диаметр чувствительного пластика. — Извините, сеанс окончен. До свидания.

Елена, нервно отвернувшись, пряча лицо, вытянув, скривив губы, пошла к двери.

— Извините ещё раз, — Роджер вздохнул. Хлопнул по карману, достал сигареты. — Вы знаете, что такое апофения?

— Нет, не знаю, — Елена удивлённо остановилась, рассеянно размышляя, повернуться и начать интервью заново или уйти. Выглядеть «дурочкой, которая тащится от волосатых музыкантов», ей не хотелось. Сносить нервные вспышки избалованной рок-звезды — это, пожалуй, совсем не её работа. — Вы тоже меня извините, Роджер… я не знаю, как там вас на самом деле зовут… Я плохо знакома с музыкой, — достала из сумочки книгу. — Вот ваша авторизованная биография. По-моему, не очень. — Елена повернулась, иронично посмотрела. — Я вообще-то, скорее, научный сотрудник. Мне сказали, мол, он сам всё, что нужно, расскажет.

— Хорошо-хорошо, простите меня, — примиряюще сказал он, прикоснулся к её рукаву. — Присаживайтесь, пожалуйста.

— Скажите, что такое эта ваша апофа… апофе…

— Апофения… это когда игре случайных совпадений придаётся целенаправленный смысл… у меня так постоянно… А вы давно в журнале?

— Вторую неделю, — выдохнула напряжённо Елена, присела.

— Тогда всё правильно. Начнём сначала.


Вначале ничего не было. Потом в Ничто взорвалось Извне. И стало Здесь. Чего тут непонятного? Об этом написано во всех самоновейших учебниках по астрономии. Когда в до-нашии дни была свобода недомыслия, учёные-фантасты ещё придумывали новые теории. Целое меню теорий предоставлялось тем, кто сам не мог выдумать, откуда же и отчего произошла Вселенная. До этого главенствовало представление о Большом Взрыве Мозга. А ещё до этого — что наша Вселенная существует специально в противовес другой, идеальной, симметричной и прекрасной, к тому же — абсолютно стерильной, уравновешивая её своим несовершенством, хаосом и непредсказуемостью. Главным космогоническим доказательством было то, что, пытаясь заглянуть в будущее, всё равно видишь настоящее.

Проработав с самой юности «покорителем бытия», Терлень ещё не оставлял надежду открыть что-нибудь новое, действительно огромное. Себя он считал странным и загадочным даже по местным меркам. Всё человеческое, думал он, есть интуитивное. Это нисколько не противоречило официальной человеческой доктрине, согласно которой мышление в ходе познания должно было двигаться исключительно метафорическим путём, случайно и по наитию. Интуитивная наука. Вообразительное искусство. Загадочная эволюция, учившая, что разные типы людей произошли от разных видов животных, птиц, рыб и насекомых. Основной её принцип — удачная неожиданность. Местная логика безупречно доказывала, что всё — именно такое, каким кажется. Даже если абсурдно. А преподаватели-роботы, интегрировавшие в себе все самые лучшие черты великих исторических деятелей, ничему конкретному не учили, но бережно прививали только принцип самостоятельного мышления, фантазирования и придумывания.

О себе Терлень был того мнения, что ещё в детстве сошёл сума и имел различные расстройства личности на почве гениальности. Что он человек подсознательный, сиюсекундный. Что он чокнутоватый, да к тому ещё и сумасшедший. И сумасшедший вполне, чтобы изменить мир. Во время посещения лекций по принципам синхронного мышления и даже когда предавался числовым галлюцинациям, он вспоминал о свой подружке, девушке совершенно необыкновенной. У неё были отлично, прекрасно артикулированные части тела. Членораздельная женщина! Если у других девушек груди были мелкие, то её груди — как необитаемые острова. Перлово-белые зубы. Целомудрено голубой цвет глаз. На лице по два щекастых пирожка, между которыми кротко приючивался дефис рта. В общем, она была по-настоящему плодородной женщиной. Хотя и вела себя, как стыдливая нехочуха.

И даже тогда, когда он, оттягивая вверх, подбривал усики под той мягкой, длинноватой частью своего носа, которая похожа на небольшой упругий хвостик над задом какого-нибудь странного животного из местных средневековых хроник, — даже в этот момент он о чём-нибудь да думал. Например, высокопренебрежительно о своих сожителях, с которыми делил общую человеческую казарму и к которым обращался исключительно на «-те». Об их горюче-смазочном оптимизме. Или о том, что «ах, почему, когда умножают число карманов на число пальто, то в итоге получают увеличение карманов, а не пальто». Или о том, что неужели он создан только лишь для того, чтобы всю жизнь зарабатывать свои жалкие пипидастры. Что живёт он на полставки. А побрившись, улёгшись в гамак, слушая, как спят его коллеги-космолётчики, сотрясая воздух колючим или перепончатым храпом, думал, что счастье не в накоплении вещей, не в обладании и даже не в манипулировании ими. Но, напротив, в том, что их как будто вовсе не существует. И тогда, — хотя из подмышек его соседа пахло гороховым супом, — он чувствовал, несмотря ни на что, что жизнь на самом-то деле гладит тебя своей массажной расчёской.

Ему было достаточно своего великолепного мозга на три тысячи кубиков и того, что из каждого глаза глядели совершенно разные личности. Тогда как у других были всего лишь чёрные, безжалостные пунктуационные точки зрачков. Которые смотрели так, как будто выворачивали наизнанку. В свободные часы и даже во время полётов Терлень сочинял кибер-поэтические трёхстишия, играл в стихигры или наново перераспределял свои знания по полушариям мозга. Из западного полушария часто дул ветер и приходило гомеостатическое настроение. В восточном же транслировался иллюзион снов. Когда его хотели вывести из задумчивости или просто спрашивали о чём-нибудь совсем невинном или постороннем, он почему-то обижался: «И чего они так воспеклись обо мне!». На любое случайно ляпнутое словцо он отвечал внешней медленностью и произносимыми внутри себя нервоуспокаивающими словесными формулами, что у него вообще впечатление от всего окружающего коллектива, как будто попал на праздник дураков.


В тот четверг к Терленю подошёл его начальник Эмиль Дустович Эрфольг, черногривый, квадрозадый кобылец, которого подозревали в бытовом эксгибиционизме. Он спросил:

— Не хочешь ли совместить приятное с необходимым?

Это означало снова отправиться в геометрически прохладную пустоту космоса, слетать в космологический заповедник.

Нет необходимости говорить, что и там, в бесконечной пустоте, люди передвигались тоже интуитивно. На орбиту их поднимал лифт. А вниз они, выполнив необходимое, просто медленно опускались под собственной тяжестью. Как в воздухе оседает пыль или капля стекает по стеклу. Атмосфера на их планете была очень разреженной. Гравитация — слабой. Себя они называли «людьми» — точно так же, как и любая цивилизация считала себя «человеческой», а все остальные — инопланетными. Поэтому утром в пятницу, зацепившись за промышленно произведённый луч света, корабль «покорителей бытия» в составе пяти человек числом нырнул в белую мглу космоса, отправился в заповедник. Полёт проходил в штатном режиме. Терлень, как обычно, находился на посту возле тонковизора. Сочинял. И вышло у него в этот раз неплохо.

Сочти звёзды.
Назови их число.
Это имя бесконечности.

— «Дофамин» в действительности был последний альбом. До. Фа. Ми, — продолжил Роджер через некоторое время.

— Но это же десять лет назад…

— Кстати, ваши слова насчёт «не очень», — словно не услышав, несколько сконфуженно проговорил он. — Вы сказали, что моя авторизованная биография — «не очень». Это касается книги или именно биографии? «Не очень».

— Ну… — уклончиво ответила Лена.

— Знаете, я сейчас должен ехать по делам… Впрочем, вы можете составить компанию. Вам будет интересно. Это как раз касается продолжения интервью.

— Я не против, — пожала плечами Лена.

Через пять минут красный «феррари» нёс их в потоке по Третьему кольцу.

— Я не собирался быть музыкантом… — Роджер сосредоточенно смотрел на дорогу, лавируя между автомобилями с искусством геймера. — Сразу же после школы я приехал в Питер. Денег у меня было на два месяца. Я страстно желал поступить на математико-механический факультет. Жить было практически негде. Знакомых не было. Отец сказал, что аккурат через три месяца меня загребут в армию. Лучше бы поступал в местный пед. Я никого не слушал. С математикой у меня был полный завал. С физикой лучше. Но… как бы это объяснить. Я понимал её интуитивно.

— Физику? Интуитивно? — Елена посмотрела, как позади остался неуклюжий «Геландваген» размером с небольшую квартирку. Ей, кандидату физико-математических наук, всякая лирика и метафизика относительно точных знаний казалась абсурдной.

— Меня интересовала астрономия… Понимаете? Звёзды. Туманности. Сверхновые. Чёрные-пречёрные дыры. Тёмная материя. Но чисто поэтически. Художественно, так сказать.

— Интересно знать, как это вы чисто поэтически поймёте закон сохранения энергии? Законы термодинамики? Или энтропию?

— Не знаю, не знаю! На уроке физики я мог объяснить это на пальцах. Формулы мне не давались. Но чисто интуитивно — я уверен! — я всё понимал.

— Ну и дальше что было? — Елена оглядела его чуть ли не с жалостью. — Осторожно, ой…

— Ну, астрономия меня, конечно, интересовала больше всего… — чопорный «вольво», казалось, исказился и очень ловко, словно расплавленное масло от ножа, ушёл прямо под колёса «феррари».

— Как это вы так? — выдохнула Елена.

— Астрономия? А, вы про «вольво». Не знаю, я езжу чисто интуитивно, у меня даже прав нет. Шутка. — И они будто поднырнули под солидный «мерседес», похожий на чиновника в пиджаке. — Я был уверен, что должен стать астрофизиком, разбираться в небесной механике, как часовщик в часах, проникать сквозь толщу пространств при помощи инструментов теоретической физики, проходить сквозь игольное ушко материи, как дельфин — через цирковое кольцо. Чтобы хоть как-то продержаться, я пришёл на одно прослушивание. Искали гитариста. Я сбацал несколько песен. Можете не верить, но игра на музыкальных инструментах мне давалась без всяких проблем. Мне сказали: «окей, парень, мы тебе позвоним». Я тут же пересел за барабанную установку и слабал сначала «Отель Калифорния», — с вокалом, конечно же, — потом длиннющее барабанное соло. «Моби Дик», так сказать. Меня никто не останавливал, я играл на пределе, как только мог. Перед глазами так и мерещилась табличка математического факультета. Когда треснула палочка, они переглянулись и сказали: «Ты принят! Репетиция завтра». Сначала меня взяли во второй состав. Запасной игрок. Я играл на всём подряд, заменяя тех, кто не приходил на репетицию. Через месяц я был штатным ударником, играя в разы лучше предыдущего, которого они выгнали. Через полгода я стал фронтменом.

— У-у-у… — покачала головой Елена. — Круто.

— Считаете, да? Для меня это была временная подработка. Теперь я жил у продюсера. Занял деньги и поступил на платное. Репетиции отнимали практически всё время. Вторую сессию я завалил по всем предметам. Препод по квантовой механике, довольно испуганно глядя на мой рокерский прикид, сказал на экзамене: «Юноша, вы похожи на лосося, который идёт против течения. Вы ничего не знаете. Вы абсолютный ноль». Я перевёлся на заочное. И за остальные пару лет основательно похерил все школьные знания. Я уже был знаменит. Если бы кто-нибудь увидел, как я после репетиции или концерта ставлю учебник на пюпитр и вожу по строчкам барабанной палочкой, он бы точно сказал: «Чувак, брось это! На гитаре у тебя получается гораздо лучше. А как вокалист ты звучишь вообще бесподобно».

— Вы правда думаете, что вам бы так и сказали?

— Ну, чисто гипотетически. На самом деле мне однажды так и сказали. Почти так.

— Скажите, а вот чисто по-человечески, вам что, плохо быть рок-звездой?

— А вам лучше быть высокооплачиваемым журналистом, чем заниматься наукой, да? — Роджер изобразил сардоническую улыбочку.

«Феррари» мягко подкатил к зданию в глубине парка. Лаборатория дальнего космоса. Тихий, полузаброшенный подъезд. Немытые, туманные окна. Большая, в толстом деревянном окладе дверь. Метрополитеновская.

Внутри Елену встретил знакомый советский антураж. Любопытные, пламенные лаборанты, очкастые старшие сотрудники, премудрые мировые светила с выражением лица «всё есть тлен». Как ни странно, Роджер вписывался в эту конфигурацию довольно неожиданно и правдоподобно: словно бойко трепещущий, весёлый флаг на макушке основательного, хотя и потрёпанного галеона. Весёлый Роджер, одним словом.

Как только он вошёл, его сразу же окружила шумная лаборантская стайка. Бочком подплыл степенный мэтр.

— Что-нибудь новенькое? — спросил Роджер, при виде его делая серьёзное лицо.

— Очень даже, — ответил тот, покусывая дужку очков. — Сигнал повторился. В этом же частотном диапазоне. Но уже значительно ближе.

— Один раз?

— Нет, не один, — мэтр скрыл деланное удивление, — три раза. С уменьшающейся частотой. Буквально так. — Он запрокинул голову, просиял просветлённым взглядом и пропел: Пи, пи-пик, пи-пик.

— О! — Роджер поднял указательный палец и посмотрел на Елену. — Это оно! Это то самое!

— Что «то самое»? — ей показалось, что её разыгрывают. Или, быть может, разыгрывали Роджера?

Он отвёл её в сторону, усадил.

— Это пока тайна. Секрет. Не должно попасть к массовому читателю. Понимаете? — Он присел, улыбаясь, так что её колени оказались на уровне его груди. — Мы на пороге фантастического открытия, — он волновался. — Понимаете, внеземной сигнал, инопланетная цивилизация.

— Ааа… — она прищурилась, кивая, делая вид, что понимает и что присоединяется к заговору. — Инопланетная цивилизация. Ага. Ну-ну.


Всплывали и делали пробу космоса, зачёрпывая квантовый субстрат. Анализатор показывал наличие питательных радиоволн. Тёплая, потенциально жизнедостаточная среда кормила планктоновые элементарные частицы. Терлень знал, что это только снаружи космос похож на пустую консервную банку. Внутри таились настоящие залежи микрочастиц. Если капнуть флюоресцентным пятипроцентным раствором проявителя, на поверхности материализовывались тысячи потенциальных обитателей вакуума. В учебке у Терленя был товарищ, который постоянно ощущал их присутствие.

«Как это ты чувствуешь? Кожей?» — спрашивали его.

«Чешуёй!» — язвил он.

Эрфлольг подплыл незаметно, зыркнул в тонковизор, осведомился, сколько раз выходили на перископную глубину и какой сигнал отражения бросали.

— Трижды, — процедил сквозь зубы Терлень. — Делали вот так: пи, пи-пик, пи-пик…

— И что?

— Нечисто. Анализатор однозначно выдаёт вот это, — сделал рукой жест «неопределённости, помноженной на высокопотенциальную возможность странности».

— Да-да, именно так, — Эрфольг потёр ладони. — Это моя любимая планетка. Я писал по ней кандидатскую. Сейчас в процессе докторская. Если мои предсказания оправдаются, светит присуждение академической. Постарайтесь по полной программе. В разведку пойдёте вы с мастером поиска Яндыхом.

— Есть.


Приземление было мягким. Как обычно, они завалились набок, долго скользили, кувыркались, пока не упёрлись во что-то большое. Терлень чертыхнулся, отстегнулся и пошёл собирать инвентарь и наборный скафандр. Снаружи было пасмурно. Не темно, но и свет был каким-то неясным, словно они находились в тени. Планета оказалась чертовски огромной. Гравитация неприятно сдавливала желудок и то, что пониже. Он частенько припоминал свою подружку. Яндых семенил сзади, восхищённо останавливаясь на всякой чепухе. Поисковик из него был никудышный. Придётся всё делать самому. Терлень пощёлкал многочастотный определитель жизни. Тот тонко, пронзительно запищал. Батарейка была наполовину разряжена. Выругался: идём в заповедник, а обслуживающий персонал не может как следует подготовиться. С кем он работает? За какие пипидастры? Кто его окружает? Импозантный хлыщ Эрфольг, искатель сенсаций? Растяпа Яндых? Даже ещё не бакалукр, а всё туда же — в поисковики. Определитель замер, завис и нежно, хрустально прокурлыкал. Стало жарко. Терлень стоял как вкопанный. Капли пота медленно, нерешительно выделялись на шее. Он чуть обернулся. Напарник шастал по каким-то кустам. Впереди нависала мягкая, огромная скала. Определитель трепетно звал за неё. Он включил отбрасыватель опасности, потом записыватель событий. Подумав, отключил его. Если что, скажет: кнопка заела. И приседающим шагом пошёл вперёд.

Скала шевелилась и вздрагивала, как живая. Под ней пряталась тень. Только приблизившись вплотную, Терлень понял, живое — там, наверху. Потея, он полез по круглым, пружинящим выступам. Взобрался. Свет здесь мерещился яснее. Его ударило вбок и оттеснило почти на край скалы. Он встал и обошёл предмет вокруг. На него из обширного, модного и чрезвычайно продуманного скафандра смотрело существо. Сквозь переднюю форсунку с фильтром-шестернёй, видимо, осуществлялось дыхание. Четыре пары лап оканчивались цепкими коготками. Переминаясь с боку на бок, оно производило впечатление очень милого доброжелательного медвежонка.

Терлень включил записыватель событий.

«Несомненно, это разумное существо, — он щёлкнул диктофоном. — Оно облачено в прекрасный скафандр. Лапы очень мощные. Движения скоординированы и скупы. Там, где, возможно, находится ротовое отверстие, виден крупный фильтрационный блок. Вероятно, совмещённый с речевым усилителем. База, база, — обратился Терлень по рации, — у меня есть живой объект. Передаю картинку». Послышались суетливые помехи и радостный голос Эрфольга:

— Делайте приветственные движения. Передайте ментальную морзянку. Если почувствуете угрозу, немедленно отступайте к базе. Поняли меня? Отступайте к базе в случае угрозы.

— Вас понял. Попытаюсь установить контакт, — это был звёздный час самого терпеливого и опытного звёздопроходчика среди людей, капитана второго ранга Терленя Вялоуста. Кто будет помнить Эрфольга, если контакт с разумным объектом наладит именно он? Его имя войдёт во все документальные учебники.

Он выполнил контактоустанавливающий танец. Он сгенерировал ментальную морзянку на ста двадцати умственных диалектах галактики. И даже как можно шире растягивал улыбку, пока густо не запотело стекло в шлеме. Наконец, он потрогал аборигена планеты за бока. Тот сначала оживился, потом замер. И вдруг начал сжиматься. Когда завеса пара сошла со стекла, Терлень к своему ужасу и невыносимой жалости к себе увидел только помятый кожистый бочонок.

— База-база, — плачущим голосом сообщал он, — объект скукожился. Повторяю, скукожился. Ничего не могу понять. Ничего… ничего…

— Держите себя в руках, капитан, — строго наставлял Эрфольг, — помощь идёт.


Через несколько часов Терлень сидел у себя в каюте. Мрачный. Нехотя жевал сушёный абсент. Существо оказалось неразумным. Целое стадо подобных было обнаружено неподалёку. Похоже, они паслись на подножном корме. При всяком тактильном контакте неизбежно сжимались. С пару десятков таких бочонков закатили в грузовой отсек корабля. Для дальнейших исследований. Надежда, замаячившая было так близко и ярко, угасла. Эрфольг был в исключительнейшем ненастроении. Ещё через пару часов они покинули космологический заповедник, отказавшись от всяких поисков.

Как только стартовали, Терлень, нажевавшись абсента, задумался глубоким теоретическим полусном. Он вспоминал, что когда-то читал о том, что на этой планете обитают ещё и другие существа. Типичные неразумные гиганты. Более того, делалось предположение, что они даже не живые, а нечто вроде биологических механизмов, носителей глубоко встроенных в них программирующих сущностей. Эти последние и управляют ими. Собственно, вся эволюция гигантов спровоцирована как раз этими микроскопическими элементами. Также он вспомнил об интереснейшей гипотезе, что Вселенная возникла из взрыва космического корабля, который неудачно вышел в гиперпространство. Наша Вселенная для того корабля оказалась катастрофическим гиперпространством. Каким, должно быть, огромным был этот корабль, раз его вещества хватило на весь Универсум. Последнее, что он увидел перед сном, — большая необитаемая планета, спутница той, на которой они побывали. Она улетала бархатисто-пыльным шаром, буквально облепленная следами древних метеоритных атак.


Роджер вышел из здания. Закурил. Потёр переносицу. Вслед за ним выкатились лаборанты, переговариваясь вполголоса. Незаметно, отдельно ото всех появилась Елена. Роджер смотрел на огромную новорождённую луну, всходившую над деревьями парка, изрешечённую следами падений древних астероидов и метеоритов.

— Не расстраивайтесь… Роджер, — Елене сейчас это имя показалось неуместным, глупым, издевательским. Он почувствовал то же самое.

— Никакой я не Роджер… Николай… — он повернулся к ней, протянул ладонь. — Коля Веселенко.

— Ну вот, уже лучше, — сказала она, пожав руку, и зябко поёжилась: всё-таки осень. — Но вы в самом деле не расстраивайтесь, Коля. Установить инопланетный контакт ещё никому не удавалось. Вы — не исключение. Много вы потратили средств на эту программу?

— Много. Хуже другое. Теперь возбудятся недоброжелатели: полез астроном-недоучка куда не надо. Волосатый музыкантик.

— Может быть, вы не музыкантик, а даже хороший музыкантище. «Дофамин», как-никак…

— Забудьте это… У меня с детства навязчивая идея про астрономию. И апофения. Помните? — Он затянулся и снова посмотрел на луну.


— Коллеги-коллеги! — звонко привлекал внимание одни из лаборантов, худенький, губастенький «майонез» — младший научный сотрудник. — У меня возникла невероятно продуктивная идея! Что если мы приняли на самом деле не три отдельных, а один сигнал! Представьте, что Вселенная имеет несколько уровней вложенности. Да что там несколько! Сколько угодно! Вселенная множества уровней вложенностей. Одна входит в другую, а эта — в ту, как капуста. Сигнал на самом деле мог прорваться из какой-нибудь глубинной вселенной и создать в ней дубль. Так что мы услышали трижды продублированный сигнал. Слишком уж они были похожи друг на друга.

— Есть идея, что мультиверсум, — подхватил другой лаборант, — это на самом деле одна вселенная, но в ней единовременно существует настоящее, прошлое и будущее. Поэтому повторено трижды.

— Однако ж это не объясняет природу сигнала. И почему он повторялся всё ближе и ближе к нам, как будто его передавал двигавшийся к Земле объект искусственного происхождения, — печально возразил обоим мэтр, покусывая дужку очков.

— Пойдёмте, — прошептал Николай, — это очень надолго. Похоже, начинается заседание ночного научного клуба.

Когда они садились в автомобиль, всеобщим вниманием завладел губастенький, выдвинувший и доказывавший какую-то совсем уж невероятную гипотезу, что инопланетяне, вообще-то говоря, могут быть микроскопическими. Что если они на самом деле уже давно прилетают к нам? Но встречают только сопоставимые по размерам микроорганизмы. Например, тихоходок.

— Вы знаете, кто такие тихоходки? Это уникальнейшие существа! На Земле у них нет родственников. Они выживают в открытом космосе. Они выносят радиацию и кипячение. Они способны восстанавливать повреждённую структуру своей ДНК! Может быть, они и есть потомки микроскопических инопланетных существ!

Мэтр слушал его заворожённо, с зачарованной, небесной улыбкой.


— Едем ко мне. Я хочу вам показать кое-что интересное. А потом подброшу вас до дома. Вам куда?

— Юго-Западная.

В квартире Николай сразу пошёл на второй уровень, куда, ступенчато следуя лестнице, продолжалась лунная фотогалерея.

— Здесь у меня чулан.

— Ну и что?

— Это необычный чулан. Это чуланчик из моего детства.

— Вы выросли в чулане? — усмехнулась Елена.

Они заглянули в комнату, похожую на детскую. Тут была детская кровать. Детский шкафчик с книгами и полками, на которых спали игрушки и конструкторы. Потолок и стены вручную разрисованы звёздами и светилами. Огромная овальная, неумело выведенная чёрной гуашью луна, засела в верхнем углу.

— Это копия моей детской комнаты. Я собрал её по памяти буквально по частям. Иногда я ночую здесь. Когда хочется свободы и чего-то… иррационального, интуитивного… Ведь наверняка есть другие миры, в которых всё познаётся интуитивно. И тем, кто очень хочет стать астрономом, там никто не мешает. Говорят: ну хочешь, брат, так чёрт с тобой, будь им, астрономом.

Тёплый свет бра прятался подобно гаснущей комете. Нарисованные звёзды мерцали оловянистым серебром. И даже казалось, тонко доносился травный сухостой и вечерний сверчок несмело вступал в ночь. Было, как в детстве, спокойно и хорошо.

— Коля, а поедем в кафе? — спрятав улыбку, предложила Лена. — Обсудим вашу интуитивность.

Николай Скуратов Случай Виктора Зубова

Из цикла «Мифы Чёрного цилиндра»; история вторая


Сегодня решающая ночь.

Или они находят беглеца, или их самих отправят на переработку.

Комиссар, глава отдела РОП, включил телевизор с грязным экраном, чтобы показать агентам мотивирующий ролик.

Посреди сумрачного цеха работала громадная мясорубка. Из ее рыла с множеством отверстий медленно вылезали длинные разламывающиеся червяки фарша.

Наполнялась большая металлическая ёмкость — и люди в ошейниках и жёлтых куртках оттаскивали ее в сторону.

Другие люди подставляли новую.

Кадр сменялся видом лежащих штабелями громадных колбас. Из тьмы появлялись механические руки и уносили их прочь.

Далее, догадывался Агент 125, колбасы из крысятины, отправлялись в столовые.

На этом экран телевизора потух. Комиссар сунул в рот папиросу и закурил, довольно посмеиваясь.

— Уснул, что ли!..

Агент 400 больно ткнул товарища локтем. Агент 125 шикнул.

— Если будешь хлопать ушами, нам конец! — Агент 400 уставился на него с яростью. — Или может, ты сдался, шайзе? Тогда я сам убью тебя сейчас. Хочешь?

Слабо блеснул кинжал.

— Нет, — покачал головой Агент 125.

— Или работай, или умри!

Агент 400 схватился за отворот его шинели и стиснул пальцы. Затем отпустил с видом победителя.

Агент 125 дал обещание, что больше не будет витать в облаках.

По правде говоря, он не хотел работать в Спецслужбе, но так распорядилась судьба. Альтернатива была хуже, а тут всё-таки спецпаёк: сальные свечи.

О Бриллиантовая Мать, до чего они вкусны!

…Агент 125 проглотил слюну, стараясь не думать о голоде, и огляделся. Его товарищ двинулся к ближайшему канализационному люку. Затем стал подниматься по скобам, вмурованным в бетонную стенку.

Агент 125 поплёлся следом за ним. Канализацию покидать не хотелось. Наверху было холодно, зимняя вьюга словно выдувала из тела саму душу. Но служба есть служба. Тёмные дела делаются в темноте.

Люк отъехал в сторону, нос Агента 400 высунулся в щель, принюхиваясь. Агент 125 ждал внизу. Слышно было, что прогрохотала грузовая машина.

Наконец, Агент 400 дал добро: можно вылезать!

Они выбрались из канализационного люка неподалёку от пустующей остановки междугородных автобусов; быстро, пружинистой походкой, добрались до глубокой тени позади билетной кассы. Замерли. Несмотря на время и плохую погоду, на улицах ещё встречались люди.

Так они и стояли, словно тени, — сгорбленные, с длинными голыми хвостами, торчащими из-под серых шинелей, в шляпах, надвинутых на горящие красными пламенем глаза.


Агент 400 первым выбежал из-за кассы и помчался к домам. Агент 125 за ним.

Они скрылись в тени, пошли по глубокому снегу, запетляли между голыми деревьями, растущими под окнами пятиэтажек.

Агент 125 посмотрел вверх, заметив тени по ту сторону занавесок. Странные существа — люди. Крысе их никогда не понять.

Мороз крепчал. У Агента 125 начал мёрзнуть хвост, нос так вообще превратился в ледышку и перестал различать запахи.

После, казалось, хаотичного петляния по улочкам посёлка городского типа они добрались до нужного дома.

Во дворе, заваленном снегом, горел только один жёлтый фонарь, машины ночевали под открытым небом и страдали от одиночества. Агент 125 мог слышать их тёмные механические мысли.


Крысы укрылись за сугробом. С этого места был хорошо виден подъезд двухэтажки.

Долгое время ничего не происходило, никто не покидал жилище, никто не возвращался. Нужная им квартира казалась мёртвой, но агентам было известно, что это не так. Согласно оперативной информации, Виктор Зубов приходит сюда каждые два дня, чтобы посетить свою жену, а также поесть и помыться. И если всё верно, сегодня придёт опять.

Это будет его последний визит, не без злорадства подумал Агент 125. Уж лучше он, чем я. Лучше он, чем мясорубка.

Ждали, мёрзли, мысленно и вслух проклиная судьбу, начальство и Высшее Руководство. В последнем случае делали они это весьма осторожно, ибо каждый знает, что у Них всюду уши и глаза.


Наконец, удача решила повернуться к агентам лицом. Шатающийся человек вышагнул из тени. Он плёлся, пряча лицо от холодного ветра и смотря под ноги.

— Наш клиент! — прошипел Агент 400. — Ну, теперь ты за всё ответишь, шайзе!

Виктор Зубов, которого крысы упустили в прошлый раз, остановился и начал оглядывать двор.

— Надо брать, — сказал Агент 125, доставая из подмышечной кобуры револьвер. — Уйдёт.

— Никуда теперь не денется. Дадим ему войти в подъезд.

Зубов не нашёл во дворе ничего подозрительного — а может, не хотел находить. Может, он мечтал лишь оказаться дома, в тепле, хоть ненадолго почувствовать себя в безопасности.

На этом и строился расчёт. Зубову дважды удавалось избегать встречи с агентами Спецслужбы, но он всего лишь человек и полон слабостей. Он привязан к жилищу, а потому, рано или поздно, вернётся туда.

Наводка не подвела. Агент 125 подумал, что и на его улице случается праздник.

Зубов открыл подъезд и вошёл. В тот же миг Агент 400 ринулся за ним, надеясь успеть до того, как дверь закроются. И успел.

Агент 125 подскочил следом. Оба крыса юркнули на лестничную площадку.

— Виктор Зубов, сдавайтесь! Сопротивление бесполезно! — Агент 400 скакнул на три ступени вверх, почти настигнув свою добычу.

Однако перепуганный человек оказался шустрее. Он увернулся от протянутой крысиной лапы и помчался вверх. Агенты преследовали его до квартиры.

Агент 125, бежавший позади, услышал, как Зубов кричит:

— Майя! Майя!

Услышал лязг отодвигаемой задвижки, а потом увидел женщину, выходящую на лестничную площадку. В руке у неё сковородка.

Майя замахнулась ею на Агента 400, но промазала. Крыс был куда проворнее.

Зубов спрятался за жену, упал на колени у стены и заскулил, словно собака, которую переехал грузовик.

— Пошёл вон, вонючее отродье! — пронзительно завопила Майя Зубова, пытаясь во второй раз ударить Агента 400 сковородкой.

Крыс и теперь увернулся. В этой ситуации он имел полное право применить оружие и потому выстрелил Майе в лицо.

Женщина, у которой между глаз появилось новое отверстие, повалился назад, на мужа, придавила его своим мёртвым телом.

Агенту 125 стоило труда вытащить Зубова из-под неё.

Человек не сопротивлялся. Лёжа на боку, он тихо стонал. От него воняло выпивкой и мочой.

— Всё в порядке! Оперативные мероприятия! — сказал Агент 125 старухе, чья сморщенная физиономия возникла в соседних дверях.

— Давно пора, — прошамкала старухина голова. — А то некоторые тут совсем распоясались. — Она посмотрела на лежащего на заплёванному полу соседа и скривила поистине страшную морду. На Майю Зубову, из головы которой шла кровь, и вовсе плюнула. — Слава Зефирке!

— Слава Зефирке, — удивлённо промямлил Агент 125. Меньше всего он ожидал услышать это он неё.

Агент 400, тем временем, сбегал в квартиру Зубовых и вернулся разозлённый.

— Нет телефонов. Ни стационарного. Ни мобильных. Параноики! Шайзе!

Он обыскал карманы Зубова, ничего не найдя.

— Можно от вас позвонить? — сверкнул зубами в сторону просвещённой старухи Агент 400.

Агент 125 остался на лестничной площадке, чтобы сковать Зубова наручниками.

Он слышал, как его товарищ орёт в телефонную трубку из глубины пропахшей валидолом старухиной квартиры:

— Нет… нет… Я сказал, я не потащу его через канализацию… Это слишком ценный экземпляр! Шайзе! Передай комиссару, чтобы засунул свой хвост себе в задницу! Транспорт мне! Быстро!

Агент 400 вернулся злым, но довольным.

Вместе крысы потащили скулящего Виктора Зубова к выходу. Голова арестованного билась о ступеньки.


Улица. Вьюга чуть стихла, но Агент 125 всё равно ощутил, как его продувает насквозь, и запахнулся в шинель. Он подумал, что Агент 400 пробивной парень, что сам он так не умеет. Дежурный просто послал бы его куда подальше, а комиссар потом устроил взбучку.


Однако сегодня они победители, им можно и понаглеть.

Транспорт зарулил во двор примерно через десять минут — чёрная машина со злыми глазами. Затормозив, она встряхнулась, чтобы скинуть снег с крыши.

За рулём сидел агент, чьё зловещее молчание целиком состояло из первостатейной крысиной ярости.


Погрузились. Виктора Зубова бросили на пол, сами сели на сиденье, положив ноги на его вздрагивающую спину.

Машина мчалась по ночным, продуваемым ледяным ветром улицам посёлка. Снежные столбы вылетали из-под ее бешено вращающихся колёс. Дворники с яростью скребли ветровое стекло.

Уже при выезде на трассу Агент 125 заметил на гребне придорожного сугроба какую-то фигуру. Он приник к стеклу. Калпа стояла неподвижно и смотрела им вслед. Ее глаза, где светилась вечность, были мёртвыми, а из открытого рта текла зловонная жижа.


Комиссар, хотя и ворчал, выглядел довольным.

— Будь вы расторопней, не пришлось бы сейчас зады отмораживать, — сказал он, глядя, как Виктора Зубова уводят два рослых крыса-охранника.

Агенты 125 и 400 стояли перед начальственным столом.

— Ладно.

Комиссар вытащил бумагу, что-то начеркал на ней, тиснул печать и протянул Агенту 400.

— Отдайте интенданту. Вы заслужили сегодня поощрение, засранцы. В мясорубку не попадёте.

Потом он смеялся скрипучим омерзительным смехом.

Агенты сходили к интенданту, который выдал им дополнительный паек.

В нем, конечно, были и сальные свечи, от вида которых у Агента 125 заурчало в животе.


Пучеглаз сидел на диванчике и смотрел телевизор, когда раздался звонок. Он протянул руку к столику с телефоном и ответил в трубку:

— У аппарата!

Трубка что-то крякнула.

— Наконец-то! — Пучеглаз вскочил с диванчика. — Наконец-то!

Трубка упала на рычаг, а сам Пучеглаз стремглав бросился в соседнюю комнату.

Там он открыл квадратное окно и высунул голову наружу.

Пролетая мимо окна, громадная бабочка с белыми черепами на чёрных крыльях сбросила свой груз — картонную коробку, обёрнутую скотчем.

Кудахча от нетерпения, Пучеглаз отскочил от подоконника и разорвал скотч. Внутри коробки, на куске ваты лежал Виктор Зубов.

Пучеглаз рассматривал его пристально и с нескрываемым восторгом.

Ну точно такой, какой ему был нужен! Один в один!


Осторожно вытащив человечка из коробки, Пучеглаз отправился в другую комнату. Выглядела она как библиотека, но вместо книг на полках стояли кубические аквариумы без воды. И в каждом кто-то жил.

Пучеглаз остановился. Вот оно — специально приготовленное для Виктора Зубова жилище.

Туда, в новенькую стеклянную коробку с крышкой, вентиляцией, системой подачи воды и пищи, Пучеглаз и опустил своё новоприобретение.

— Хорошо, — радостно пробубнил Пучеглаз, глядя через стекло на новый экземпляр своей коллекции. — Великолепно. Экселент!

Он отошёл от стеллажа, завёл патефон и поставил пластинку с легкомысленным вальсом.

Затем Пучеглаз вернулся и стал с удовольствием и трепетом разглядывать человечка.

А человечек лежал на боку — совершенно безвольно, словно дохлый червь, — и сама его поза была воплощением Покорности Судьбе.

Немигающими глазами он таращился на гигантскую лягушку в домашнем халате по другую сторону стекла.

…Вальс тренькал, игла подпрыгивала.

Николай Скуратов Чаепитие

Из цикла «Мифы Чёрного цилиндра»; история третья


В самом лучшем пансионе для девочек Катинграда был прелестный маленький парк, где три подруги любили гулять.

В середине лета они сделали это снова.

Нарядились в лучшие платья — синее, зелёное и жёлтое — и собрали всё самое необходимое.

Оставалось выйти в Солнечный День.

— Будьте осторожны, — предупредила девочек воспитательница с лицом из сырого теста и двумя изюминками вместо глаз. У неё не было рук, но в остальном эта женщина была идеальной, особенно фигура — настоящий портновский манекен.

Девочки спросили, чего им бояться в парке за высоким забором.

— Время идёт, — сказала воспитательница. — И оно всё ближе.

Повернувшись, воспитательница укатилась на своих маленьких, отлично смазанных колёсиках.

Девочки посмеялись.

Ну и пусть себе идёт, это время! Им-то что?

И они выбежали из дверей с весёлым хохотом, и помчались по мраморным ступеням, как могут мчаться лишь те, у кого в кармане вечность.

Однако девочка в жёлтом, будучи осторожной от природы, всё-таки проверила свой карман: не пропала ли… Вечность лежала там, где ей и положено, тёплая и приветливая.


У подруг было любимое место — под большим раскидистым деревом, туда-то они и побежали, щебеча, подобно ранним пташкам. Развернули клетчатый плед, поставили корзинку с едой и разложили игрушки: самое время закатить чаепитие. Поставили девочки сервиз, начали вести светские беседы. Тут был и Пучеглаз, любая игрушка девочки в синем, и Киса, плюшевая кошка девочки в зелёном, и Медведь, которого девочке в жёлтом подарила покойная бабушка.

Тик-так. Тик-так. Тик-так.

По гравийной дорожке катил трехколёсный велосипед. Управлявший им мальчик был одет в розовую матроску, и его почти мужественное лицо смотрело вдаль, словно он капитан на мостике военного корабля. Изо всех сил крутил мальчик педали, пока не поравнялся с деревом, у которого расположились подруги.

Мальчик затормозил и громко бросил им:

— Вы почему здесь сидите?

— Вы довольно невежливы, сударь, — произнесла, надувшись, девочка в синем.

— И грубы, кажется, — поддакнула девочка в зелёном.

— Совершенно невоспитанный мальчик, — заключила девочка в жёлтом, и Медведь, которого она держала в руках, кивнул. Пасть Медведя разъехалась, чтобы показать два ряда треугольных зубов.

— Время идёт, — сказал мальчик, гордо запрокинув голову. — А вы словно глупые цыплята! Неужели вы ничего не понимаете?

— Мы понимаем, — ответила девочка в синем, — вы, сударь, мешаете нашей игре. Вот мой Пучеглаз крайне недоволен.

Пучеглаз кивнул.

— Моя Киса говорит вам своё фи, — показала игрушку девочка в зелёном.

Киса прижала уши и зашипела.

Тик-так. Тик-так. Тик-так.

Мальчик на велосипеде пренебрежительно фыркнул и, прислушавшись, сказал:

— Они тикают. Ваши часики. Возвращайтесь в пансион.

И тут Медведь подошёл к нему, к этому вздорному мальчику, и откусил ему голову вместе с бескозыркой. Девочки зааплодировали. Жуя, Медведь радостно зарычал, и его морда окрасилась кровью.

— Возвращайтесь, — сказал мальчик в розовой матроске и помчался дальше, усердно крутя педали.


Солнце над Катинградом палило радостно, крона дерева, под которым сидели девочки, покачивалась зелёным зонтом.

Девочка в жёлтом вытерла Медведю рот платком.

— Вот мой Медведь будет управлять Вселенной. Есть ли ему дело до всяких глупых мальчишек?

— Нет. Нет дела, — квакнул Пучеглаз, хватая чашку и глотая игрушечный чай. Его лягушачьи глаза вылезли из орбит, будто стремились заглянуть за край бесконечности.

— Мы признаем его главенство, — подняла лапку Киса.

— Великий Медведь! Достославный Медведь! Непобедимый Медведь! — возгласили девочки, кланяясь Повелителю Вселенной.

— Летал Медведь в Пустоте Великой, когда не было ни тверди, ни жидкости, ни газа. И создал он всё это, потому что стало скучно, — проговорила девочка в жёлтом.

— Воистину, — сказали ее подруги.

Тик-так. Тик-так. Тик-так.

Чиновник по особым поручениям, одетый в нарядный сюртук и панталоны, остановился у парковой ограды.

— Не подскажете ли, сколько времени, юные барышни? — спросил он елейным, очень противным голоском, точно задумал недоброе.

— Мы не знаем, — сказала девочка в жёлтом. — И нам всё равно.

— Тогда у меня для вас поручение, особое поручение, как вы понимаете. Служба всё-таки.

— Уходите, — сказала девочка в синем. — Иначе Медведь вас проглотит!

— Я должен передать вам уведомление! — настаивал чиновник по особым поручениям.

Он улыбнулся алым ртом с толстыми губами и перебросил через ограду лист бумаги. Лист перевернулся в воздухе, раскрылся и лёг рядом с девочками.

Было на нем написано следующее:

«Тик-так! Тик-так! Тик-так! Время идёт. И оно близко!»

Рассердились девочки.

— Да какое нам дело до вашего времени? — спросили они чиновника. — У нас в карманах Вечность.

Чиновник снова препротивно улыбнулся.

— Так ли, барышни? Так ли? Ха-ха. Позвольте откланяться, ибо дела-с.

Он помахал девочкам шляпой. Тотчас к нему подкатил громадный, начищенный до блеска самовар и, открыв в его боку дверцу, чиновник забрался внутрь.

— Н-но! — крикнул, взмахнув бичом, сидевший на вершине самовара кучер — глобус мира с единственным островом посреди Океана, и самовар помчался прочь изящным аллюром.

— Послушайте! Беда! — вдруг прошептал с испугом девочка в жёлтом. — Вечность пропала! Мой карман пуст!

Она показала, насколько он пуст. Совершенно пуст. На его дне плескалась космическая чернота, от которой стыли девочкины пальцы.

— И у меня, и у меня пропала… — заголосили подружки. — Невероятно! Куда она подевалась, наша вечность? Кто ее украл?

Стали они озираться в надежде увидеть вора, способного на такой мерзкий поступок. И увидели, да не одного, а троих — крысолюдей, сгорбленных, с длинными голыми хвостами и горящими алым огнём глазами. Эта дерзкая хихикающая троица стояла поодаль, никуда не собираясь уходить, тем более бежать.

— Отдайте! Отдайте нам нашу Вечность! — закричала девочка в жёлтом. — Медведь, помоги нам!

Медведь двинулся к крысам, но те стояли и смеялись над ним, издевались, святотатственно подзуживали, словно Медведь не был Повелителем Вселенной, а всего лишь игрушкой.

Медведь очень старался настичь воров, но не смог. Чем быстрее он мчался, тем сильнее прирастал к одному месту.

— То, что упущено, не вернётся, — сказал один крыс, подкидывая на ладони вечность девочки в синем.

Его ужасные жёлтые резцы сверкали, подобно карающим мечам.

— Ни один Император не восполнит потерянное. — Другой крыс бросил в рот Вечность девочки в зелёном.

— Всё тлен! — хихикнул третий крыс, превращаясь в могильного червя, который тут же зарылся в землю и исчез.

Его сообщники, желая, очевидно, ещё сильнее расстроить девочек, растаяли в воздухе, оставив облако трупного зловония.


Тик-так. Тик-так. Тик-так.

Теперь и девочки слышали этот звук, словно неподалёку от них, рядом с городом, с планетой стояли громадные часы.

И часы эти планомерно, неумолимо отсчитывали каждый миг.

— Не могу подняться, — слабым голосом произнёс девочка в зелёном. Из-под ее подола полилась кровь, нижняя белая юбка мигом стала влажной. — Умираю…

Девочка в синем засмеялась стеклянным дребезжащим смехом. На лице ее выступили сине-жёлтые пятна, одна сторона опухла, на шее появились следы чьи-то пальцев.

Через миг она уже висела, покачиваясь, над пледом с игрушечным сервизом. Верёвка сдавила ее шею, язык, влажный, вывалился между губ.

Тик-так. Тик-так. Тик-так.

Девочка в жёлтом повернулась, чтобы обнять своего Медведя, но тот исчез. Вместо него стоял рядом с ней мерзкий господин. Глядя на неё, он презрительно кривил жирные от щей губы и что-то говорил.

Тик-так. Тик-так. Тик-так.

Из девочки в жёлтом один за другим лезли окровавленные младенцы. Оказавшись снаружи, они ползали туда-сюда, точно черви, и повсюду оставляли кровавые отпечатки своих ручонок.

И они кричали — вопили, как могут вопить только новорождённые.

Тик-так. Тик-так. Тик-так.

Девочка в жёлтом оплыла, словно комок теста. Младенцы облепили ее, продолжая вопить, а жирногубый господин хлопал, довольный, и хохотал беззвучно.

Облетало дерево.

Умирала трава.

Времена года неслись галопом.

Солнце то жгло, то налетала метель.

Чугунная ограда парка рассыпалась в прах. Следом унесло ветром то, что осталось от пансиона, от домов по соседству, от улицы, города, мира.

Всё стало тленом.

А потом явилось Время. Печальное. Скорбное. Утешающее.

Однажды художник изобразил его скелетом, вооружённым косой, и нарёк Смертью. Так и повелось с той поры.

Взглянула Смерть на подруг и тяжело вздохнула. Взмахом косы отрубила девочке в жёлтом уродливую голову, другим взмахом избавила от агонии девочку в зелёном, осторожно сняла девочку в синем с дерева. Ее голову Смерть положила в корзинку вместе с другими.

— Я их честно предупреждал, — сказал мальчик на велосипеде.

— Я сделал всё, что мог, — поклонился чиновник по особым поручениям.

Он взял корзинку с головами девочек и с подобострастием всякого опытного служаки взглянул на Смерть.

— Всё тлен, — сказала она.

Втроём они пошли через парк, которого уже не было, оставив Пучеглаза, Кису и Медведя сидеть в траве, чья память сгинула навечно.

— Жаль всё-таки, — квакнул Пучеглаз. — Тик-так.

Взял он чашку и начал прихлёбывать обжигающий игрушечный чай.

И вкус у чая был чёрный-чёрный, словно у леденцов небытия.

Николай Скуратов Последний Nevermore

Из цикла «Мифы Чёрного цилиндра»; история четвёртая


Если достаточно долго плутать, обязательно куда-нибудь придёшь.

Олечке Смуриной повезло — она нашла путь, который совершенно неожиданно привёл ее к дорожному указателю.

Вот что было на нем написано:

«Когда явится Ворон Линялый, сбудется пророчество».

Указатель висел криво, и краска на нем потрескалась.

— Думаешь, нам надо туда? — спросил Человек-рыбка.

Он был любимой игрушкой Олечки Смуриной, единственным настоящим другом. К тому же, в отличие от себе подобных, Человек-рыбка обладал разумом и умел говорить.

Под словом «туда» он имел в виду городок, раскинувшийся шагах в пятнадцати от путешественников. К нему вела дорога из багрового кирпича.

— Полагаю, у нас нет иного выхода, — рассудила Олечка.

Она взяла Человека-рыбку за руку, и они пошли.

Вскоре стало ясно, что здесь обитают чудища.

«Вы входите в Nevermore. Добро пожаловать!» — таращился кривыми буквами второй указатель, торчащий из земли рядом с домом, похожим на мятую обувную коробку.

Не успела Олечка разглядеть странный дом, как старушка, выскочившая из двери, закричала:

— Привет! Привет! Рада видеть! Внутрь! Идёмте внутрь!

Старушка оказалась необыкновенной. На вид — лет сто, видовая принадлежности — мышь, причём мышь круглая, пышная, мягкая, словно шарик из седой шерсти.

На ее носу блестело золотое пенсне.

— Я тоже очень рада… — протараторила Олечка, которую с настойчивой вежливостью заволокли в невыносимо уютную гостиную.

— Ты ведь чужестранка, — проговорила старушка, улыбаясь мышиным ртом и прижимая мышиные уши. — И ещё человек… ай-ай-ай…

— Почему ай-ай-ай? — спросил Человек-рыбка.

— Местные законы не очень приветствуют homo sapiens. До такой степени, что… — она провела рукой по горлу. — В любой момент тебе могут снести голову с плеч, милочка. Ты хочешь, чтобы тебе снесли голову с плеч?

Олечка ответила максимально честно:

— Нет. Думаю, это больно. А потом ещё целый месяц в больнице лежать и пить микстуры!..

— Целиком с тобой согласна, милочка, — улыбнулась мышка-старушка.

Она указала на картину, висящую на почётном месте:

— Кстати, это Чёрный Цилиндр. Разве ты не слыхала о нем?

— Мы не слыхали, — ответил за Олечку Человек-рыбка.

— Должно быть, вы прибыли из Очень Дальних Мест… Понимаете, это… это Чёрный Цилиндр… О нем известно немного, но нередко его можно заметить плывущим между вселенными.

— А… — открыла рот Олечка, но старушка ее перебила. Вероятно, дальнейшие расспросы грозили завести их в область, не предназначенную для непосвящённых. — Кстати, меня зовут Розали.

— Ольга Семеновна Смурина, — представилась девочка, — это мой друг — Человек-рыбка.

— Знаю, знаю, — умилилась Розали. — Вы оба такие милашки-милашечки! Прямо бы съела!

— А кто такой Ворон Линялый? — спросила Олечка. Она чуть отодвинулась от мышки-старушки, ибо не очень любила, когда с ней так сюсюкаются.

— Ты про указатель? Хм. Ну как тебе сказать. С одной стороны, он Ворон. Знаешь, такой, из семейства врановых. С другой, он Линялый — у него что-то там… с перьями. Облез, в общем. И теперь, увы, летать не может.

— А что он делает?

— Ходит. Или ездит на велосипеде. По слухам, — подмигнула Розали.

— А что за пророчество?

— Это касается нашего Мэра. Он знаешь ли, эксцентрик, хотя, надо заметить, вынужденный… Ест собственных детей.

— Зачем? — поразилась Олечка. — По-моему, это гадко.

Розали вздохнула.

— Дело в том, что некий болван сообщил нашему Мэру, что один из его детей свергнет его власть в Nevermore и сам займёт руководящий пост. С той поры Тыква вынужден заниматься детоедством. Бедняга. Отпрыски постоянно созревают… думаю, однажды он лопнет.

— Но пророчество…

— Ну, тот же болван прибавил: придёт Ворон Линялый и прикончит Тыкву.

— Однако, — покачала головой Олечка Смурина. — Тут всё довольно запутанно.

— Да что ты. Ясно как день! — воскликнула мышка-старушка. — Ну, я побежала ставить чайник.

Розали исчезла. Олечка и Человек-рыбка остались в невыносимо уютной гостиной.

— Смотри, какой-то дяденька, — сказал Человек-рыбка, указывая на фотографию в рамке, стоящую на тумбочке. — Хмурый.

Олечка не могла не согласиться. У дяденьки были большие печальные глаза, чёрные волосы и полная безнадёжность в каждой чёрточке лица.

— Мой брат Эдгар, — сказала Розали, появляясь с подносом, где стоял чайник, чашки и вазочка с печеньем.

— Но ведь он человек, — заметила Олечка.

— Человек, но это большая тайна. Клянитесь никому ее не раскрывать.

Олечка и Человек-рыбка поклялись Черным Цилиндром и сели пить чай с печеньем. Кстати, шоколадным. И очень вкусным.

Когда животы были набиты и нежились от удовольствия, Розали сказала:

— Ну, время идти на праздник.

— Куда? — спросила Олечка.

— Сегодня Хэллоуин. Мы наряжаемся людьми и ходим по домам.

— Наряжаетесь людьми?

— Ну, они же страшные, приносят несчастья, пугают малышей. Так, по крайней мере, считается. Но это же весело, да? Нарядиться и заставить соседей гадать, кто перед тобой!

Олечка и Человек-рыбка переглянулись.

— А как быть мне? — спросила девочка.

— Вот всё голову ломаю… — почесала покрытый шерстью нос Розали. — Если ты оденешься чудовищем, то какой будет тогда смысл?

— Пойду так, — предложила Олечка. — Пусть все думают, я страшный человек.

— А если кто-то попросит снять маску?

Это был тот случай, когда ответ лежал не на поверхности.

— Придумала! Будет чуточку больно, чуточку. Скорее, неприятно. Идём!

Розали схватила Олечку за руку и потащила в ванную комнату. Человек-рыбка остался на месте.

В ванной комнате мышка-старушка избавила Олечку от одежды, потом сделала длинные надрезы на коже спереди и сзади — и сняла кожу целиком. Олечка посмотрела на себя, на кровавую лужу, которая натекла у ее ног, и расстроилась.

Честно говоря, в такое дурацкое положение она ещё не попадала. Попадала в разные, но не в такое.

— Теперь ты можешь стать настоящим чудищем! — объявила Розали, напяливая на неё чужую шкуру. Застегнув пуговицы на спине, мышка-старушка повернула девочку к зеркалу.

В зеркале стояло страшное существо, похожее на свинью. Во всяком случае, у него был пятачок.

— Нравится?

— Ладно. Пусть так, — согласилась Олечка. — Только как-то колет. Словно свитер.

— Дело привычки. Быть чудовищем, знаешь ли, не так просто.

Розали надела на неё обратно кожу человека и прибавила:

— Теперь, если снимешь ее, все увидят, что ты самая обычная образина!

Они вышли из ванной. Увидев Олечку, Человек-рыбка пожал плечами. В конце концов, он только игрушка, и его мнение никого не интересует.

В Nevermore праздник уже начался.

— Я подожду вас дома, — сказала Розали, махнув рукой на прощанье.

Олечка махнула в ответ.


Чудища бродили по соседям, собирая сладости в корзинки и мешки.

Олечка поразилась, как много стало вокруг людей, однако вспомнила, что все они ненастоящие.

Обойдя несколько домов, Олечка и Человек-рыбка приблизились к особняку Мэра. Над главным входом красовался портрет самого Тыквы, в парадном мундире и при шпаге. И хотя мундир и шпага производили впечатление, сам Тыква бы всего лишь украшением на Хэллоуин, которых вокруг было полным-полно.

— Сладость или гадость, — крикнула Олечка Смурина, когда открылись двери мэрского особняка.

На пороге стояла Жирная Гусеница. Из ее маленьких глазок лились кровавые слезы.

— Просто ужас что такое! Ужас! — пролепетала Жирная Гусеница. — Вы должны это видеть!

— Мы? — удивилась Олечка.

Но Жирная Гусеница убежала внутрь дома. Ничего не оставалось, только следовать за ней.

В большой спальне, на большой кровати сидел сам Тыква. Он был в ночной рубахе и совершенно расстроенных чувствах. У стены рядком стояли слуги: козел, баран и майский жук, все в ливреях, густо расшитых золотом. Боясь, что и их съедят, бедняги не смели лишний раз пошевелиться.

— Добрый вечер, — поздоровалась Олечка, но на неё никто не обратил внимания. Тыква в особенности, ибо целиком был занят трапезой.

Тачка с вопящими от ужаса детьми стояла возле кровати. Мэр протягивал руку, брал очередного отпрыска и совал в свой зубастый рот. Ему было совершенно наплевать на крики и протесты.

Хрум! Хрум! Хрум!

Так ел своих детей Тыква. Одного за другим. Безо всякой жалости, надо подчеркнуть.

Не успела Олечка ничего придумать, как в комнату, оттолкнув ее и Жирную Гусеницу, ворвалась супруга Тыквы — впрочем, не одна, а в компании с каким-то господином.

Супруга Тыквы не была тыквой по рождению. Скорее, ее можно было назвать Восковой Мандаринкой, такой реалистичной, что хотелось сорвать с неё кожурку и скушать.

— Всё, с меня хватит! Я предупреждала тебя! — закричала Восковая Мандаринка. — Ты не хочешь внимать голосу разума!

Тыква посмотрел на супругу со страхом и раскаянием.

— Дорогая, я говорил, ничего сделать нельзя. Это судьба! Если я не буду есть наших детей, моему владычеству в Nevermore придёт конец!

Лежащие в тачке тыковки завопили ещё громче.

— И хорошо, что придёт! — сказала со всей твёрдостью Восковая Мандаринка. — Я привела Ворона Линялого! Тебе крышка!

И господин вышагнул из-за ее спины. Он был одет в элегантный клетчатый костюм и кепку. Из-под кепки торчал длинный вороний клюв, а из штанин голые птичьи ноги с чёрными блестящими когтями.

— Добрый день, господин мэр! Вы готовы?

— К чему? — встрепенулся Тыква. — Ни к чему я не готов! Я вас не знаю!

Ворон Линялый посмотрел на Олечку Смурину, хмыкнул, блеснул черным глазом, словно говоря — «Я знаю, кто ты!», и направился к кровати, на которой восседал Мэр.

— Пророчество нельзя изменить. Вот моё явление!

Один из слуг — майский жук — включил стоящую в углу радиолу, из которой полилась трагическая музыка.

Тыква закричал. Ворон взобрался на кровать, ведь перьев у него не было и взлететь бы не вышло, и со всей силы клюнул Мэра в голову.

Тыква дёрнулся, скатился с кровати и умер.

— Nevermore! — гаркнул Ворон Линялый.

Все закричали:

— Ура!

И стали хлопать Ворону Линялому, который элегантно кланялся присутствующим. Жирная Гусеница при этом так разволновалась, что лопнула, и из неё выпорхнула бабочка.

— Тут есть мораль, — шепнул Человек-рыбка Олечке. И она согласилась.

Кричали и освобождённые тыковки. Радостно они раскатились по полу, а Восковая Мандаринка кудахтала, словно наседка, прыгая туда и сюда.

Олечке же в честь праздника вручили громадную плитку шоколада и пригласили на ужин, который состоялся на главной площади Nevermore.

Там Тыкву, по всеобщему признанию, самого ужасного Мэра из всех, разрезали на части и съели с большим аппетитом.

Олечка из вежливости попробовала пару кусочков.

— Не так и плохо, — заметила она. Человек-рыбка ответил, что очень даже неплохо.

Потом все танцевали и горланили песни, а Ворон Линялый читал стихи. В одном стихотворении, к восторгу жителей, упоминался даже городок Nevermore.

В полночь по традиции все сняли маски и превратились обратно в чудовищ. Олечка последовала их примеру. Спасибо мудрой Розали: никто не обратил внимания на ее костюм существа со свиным пятачком.

Прежде чем сесть на велосипед и уехать, Ворон Линялый помахал ей. Кажется, он действительно знал, кто она.

Свою кожу Олечка Смурина спрятала от чужих глаз — пригодится.

Если она когда-нибудь найдёт своего отца, ему будет приятно видеть дочь такой же, как раньше.

Элиас Эрдлунг Прозрение, или история брамина

Эту историю рассказал мне один почтенный брамин-аюрведист из Лакхимпура, за чашкой отличного масала у него в мансарде.

— Друг мой, — начал он, — сейчас я расскажу тебе о том, как обстояли дела за четыре миллиарда лет до нашего нынешнего воплощения. Я вспомнил это в одной из своих випассана-медитаций на склоне горы в Уттаранчале. Как ты знаешь из современной околонаучной эзотерики, наша с тобой Вселенная и все вещи в ней последовательно проходят великие циклы Брахмы. Дни Брахмы — это Манвантары, или Расширения Вселенной, Ночи же — это Пралайи, или Сжатия Её. Они представляют собой настолько чудовищные по протяжённости отрезки, что никакие ваши калькуляторы не способны их подсчитать, и никакие ваши квантовики-метафизики — осилить своим серым веществом. Так вот, мне однажды открылось, что шесть Пралай назад — или вперёд, не столь важно — от нынешней Манвантары, Земля представляла либо будет представлять собой вдевятеро большую сферу, нежели сейчас, вращающуюся в совершенно иной галактике, и у неё было/будет три Солнца, четыре Луны, и будет зваться она Одж-Мабула.

Я перебил учёного брамина, сказав, что мне сложно воспринимать его повествование одновременно в прошедшем и в будущем залогах. Брамин кивнул, поправил очки на своём большом учёном носу, откашлялся и продолжил в настоящем времени.

— Так вот, друг мой, Одж-Мабула представляет собой три огромных континента посреди первобытного Океана фосфоресцирующей плазмы. Её населяют колонии разумных существ, которые можно описать только сравнительно с высшими насекомыми в сочетании с грибами и морскими протерозоидами. Первый континент зовётся Зар-Суушвад, и населяют его странные твари вроде высокоразвитых крылатых термитов, они же Великая Раса; каждый член этой расы размером с индийского слона. Второй континент называется Мна-Тхйовур, его населяют колонии разумных не то грибов, не то полипов, именующие себя тцэб-тцэб, которые попеременно воюют с народом Зар-Суушвада, а в перерывах между войнами ведут с ними торговлю какими-то склизкими древними артефактами, промысловой икрой гигантских головоногих и чёрным вулканическим жемчугом. В свою очередь, Великая Раса охотится за дорогими и редкими панцирями представителей тцэб-тцэб. Третий континент зовётся Му’Уб и на нём возводят свои странные глянцевитые города из сплава оникса и обсидиана мрачные кишечнополостные по имени йегс-хьол-пхо, которые не поддерживают каких-либо контактов с другими расами Одж-Мабулы.

Я был одним из жителей многомиллиардного суперулея Великой Расы, или руммах-джэдж, «свободным гражданином». Социальная структура у них поделена, как и у нас в Индостане, на касты браминов, кшатриев, вайшью и шудр. Брамины, или, по-ихнему, адхбношру, имеют увеличенную мозговую долю в своих спиралевидных ганглиях верхней части туловища, увеличенные крылья и увеличенные верхние лапы, с тремя сильными когтями на каждой, чтобы писать, чертить схемы, рисовать и музицировать. Брюшко адхбношру заканчивается тремя радужными перьевыми хвостами. Цвет их тела спектрально-фиолетовый с оттенками лилового и ляпис-лазурного. Каждый из касты адхбношру имеет привилегированное положение в обществе, ему полагаются рабы из касты шудр, так что он может заниматься наукой и искусством, не думая о своём пропитании. Кшатрии, или, на их языке, шешрег, обладают ярко выраженными богомоловидными средними лапами с кривыми лезвиями-серпами на каждой, меньшим размером тела, чем у адхбношру, однако более развитым экзоскелетом и гораздо более крепкой хитиновой бронёй, чем у тех, а брюшко их заканчивается жёлто-чёрными ядовитыми шипами, которыми они могут наносить ужасные пробивные удары. Цвет их тел — оранжево-жёлтый. Шешрег рано формируются и вылупляются из своих кладок, в то время как адхбношру созревают достаточно долго — но и живут их брамины значительно дольше, чем кшатрии. Шешрег привилегированы чуть менее адхбношру, хотя тоже имеют своих рабов-шудр, свои обширные гнёзда, многочисленные гаремы и являют собой военную элиту улея-государства. Мумзум, или вайшьи Великой Расы — те же наши торговцы, ремесленники, земледельцы и так далее, у них более всего развиты нижние конечности (третья пара лап), а крылья у них ещё меньше, чем у шешрег. Фактически, только первые две касты способны взлетать в воздух. Мумзум могут только на время с тяжким жужжанием отрываться и неуклюже парить в нескольких метрах от земли, а представители последней касты, гхарнаг, или шудр, вообще имеют только рудиментарные зачатки крыл. Мумзум имеют ярко выраженное седалищное основание, хвост у них очень дороден, как и брюшко, голова маленькая, в виде сферического завитка с множеством оптических усиков, как и у прочих представителей их расы, тело у них изумрудного оттенка. Гхарнаг — самые низкие по социальной иерархии из народа руммах-джэдж, после них идут «отверженные», а также преступники, дезертиры и разного рода дефективные особи. Каста гхарнаг мелка и в физическом плане — они чуть больше телёнка, тела у них ржаво-коричневые или эбонитово-чёрные.

Как ты можешь видеть, мне открылась социальная организация этих существ в весьма детализированной форме. Так вот, не вдаваясь сейчас в особенности их культуры, религии, традиции, права, суеверий и прочее, остановлюсь только на их концепции Ультрамонархии, а также на учении о Бесплотных.

У Великой Расы правящей единицей всегда была и остаётся Королева, или центральная матка-воспроизводительница. Это чудовищно огромная туша, обитающая в исключительной роскоши и плавающая в собственном соку в недрах каждого Улья (всего таких Ульев около шестнадцати по всему континенту), особа которой служит объектом культового поклонения, ибо наделена божественной мощью творить все четыре касты руммах-джэдж. Каждый оборот планеты вокруг галактического светила сопровождается культовым празднеством, или «Великим Сбором Урожая» — целых три месяца из 18 годовых народ этих высших инсектоидов справляет разрождение их маток новым потомством в виде обширных кладок из миллиона яиц в каждой, которые помещаются в Главные Инкубатории Улья. Вылупившиеся новорожденные граждане по внешним признакам тотчас же разбираются на выполнение соответствующих работ. Да, забыл упомянуть: перед тем, как разродиться, матка обязательно пожирает своего незадачливого супруга, который весь предыдущий год окучивал её громадное тело. Супруг, или йабжваль, т. е. «принц-регент», выбирается из числа трутней, особого сословия, неизвестного у нас в Индии: это ярко окрашенные изнеженные существа чуть побольше адхбношру, у которых весьма крупные «жала». Ну, ты понимаешь, что я имею в виду, ни у кшатриев, ни у браминов таких крупных «жал» не имеется. Так вот, после ритуального пожирания очередного своего любовника, Королева Улья начинает метать икру в бешеном количестве. Это отвратительное и впечатляющее зрелище, как мне рассказывали другие руммах-джэджи. Королева Улья живёт порядком девятиста лет по хроноисчислению Одж-Мабулы, это что-то около тринадцати тысяч наших лет, после чего издыхает, и в Улье, да и в соседних мегаструктурах Великой Расы, воцаряется годовой траур, и пророки из числа жрецов-адхбношру должны в течение трёх сезонов найти новую Королеву в самом Улье или же предсказать её появление в соседних. Когда где-либо находят непомерную личинку, народ ликует, и опять наступает время празднества.

В Залах Хронографии мне довелось прочесть, что в период между Двести Двадцать Пятой и Двести Тридцать Второй Династиями моего Улья жрецы-адхбношру не могли найти Королеву, и во всём городе-государстве воцарился небывалый кризис. Вся инфраструктура рушилась, появилось множество убийц, воров, дегенератов, чернокнижников и каннибалов, а некоторые придворные чиновники стали поговаривать о грядущем Ксеноциде. Народные волнения нарастали. Гхарнаги объединялись в банды или профсоюзы пролетариата и громили гнёзда почтенных патрициев-адхбношру и грозных центуриев-шершег, убивали трутней и грабили лавки добрых мумзум. В этот же период случились опустошительные набеги отвратительных слизняков тцэб-тцэб, разгромивших часть колоний, в которых тоже отсутствовали Королевы, и чуть не захвативших власть в нашем Улье. Но близилось Троичное Солнечное Затмение, и это было знаменательным астрономическим событием. Придворные астрономы истолковали Затмение не как Сумерки Богов, но как Великое Возрождение, и когда на восемнадцатый день после него ряды осаждающих неприятелей дрогнули, и с неба обрушился метеоритный ливень, народ руммах-джэдж возликовал и устроил грандиозную резню поганых тцэб-тцэб. В то время сразу в четырёх великих домах-ульях был собран самый замечательный урожай из куколок будущих Цариц-Маток и заодно — самый богатый трофейный сбор драгоценных панцирей безобразных тцэб-тцэб.

Теперь же я поведаю тебе об эзотерическом учении этих странных существ. Каждый из числа руммах-джэдж, будь он хоть распоследний йав'вах, то есть «отверженный», имеет право стать нцхарб, или «Бесплотным», что означает возродиться в новом теле, оно же «сияющее космическое естество». Это не очень вяжется с нашей индийской концепцией колеса Самсары, как ты понимаешь, но зато неплохо стыкуется с древнеегипетской религиозной верой, а также с тайным тибетским учением дзогпа ченпо. Этому учению посвящены многотомные исследования почтенных жрецов-адхбношру, а главным источником всех предписаний, формул и установок для «выхода в Свет» служит древнейшая Книга Бесплотных, или дх'Йернед-ф'Баззаб. Это величественное собрание табличек, написанное причудливыми иероглифами на мягких пластинах какого-то металлического сплава, неизвестного на нашей планете, но похожего на твёрдую органическую ртуть, который можно складывать в рулоны и архивировать тысячелетиями; хранятся они в Святая святых Центрального Библиофонда каждого Улья, где переписываются прилежными писцами испокон веков. Она, эта Книга Бесплотных, повествует о странствовании жизненной эссенции, или цхэ, каждого почившего существа их народа, сбросившего свою бренную оболочку, сквозь бездны космической тьмы, хаоса и холода к Единому Источнику Всего Сущего, или Йадж'Йюм. Но для этого нужно пройти семьсот семьдесят семь Домов Божественных Унгьял’д’цхоб (что-то вроде будд или бодхисаттв), а чтобы пройти каждый Дом, нужно знать все Имена населяющих его сущностей и иметь необходимые инструкции и рекомендации, как то известно нам из египетской книги мёртвых. К тому же цхэ должно быть не отягощено плохой м'аддиб, или кармой, иначе его просто-напросто дезинтегрирует космическая энтропия. Что любопытно, м'аддиб стандартно выше по качеству у первых двух каст, чему у всех прочих, поэтому у них выше шанс спастись и трансморфироваться. А м'аддиб Царицы Улья и её женихов-трутней просто баснословен. Если же цхэ проваливается где-то по дороге или застревает в каком-либо из Домов, она рискует заплутать на веки вечные и не получить Спасения, то есть стать гьюбьядж, или «проклятой». Родственники очень боятся, что цхэ их покойного домашнего станет гьюбьядж — ведь тогда обитающая в гробнице часть естества, или цхорб, связанная тонким эфирным каналом с заплутавшей цхэ, преобразуется и станет гью-цхорб, или «тёмным двойником», который станет вредить всем вокруг и проклинать любого нарушившего его покой. Так что ты можешь представить себе, насколько сложным для меня оказался труд по расшифровке этого пространного руководства пользователя.

Я откровенно признался, что у меня уже голова кругом идёт от всего этого нагромождения малопонятных и неудобоваримых терминов, однако просил почтенного брамина продолжать. Тот, приосанившись и потянувшись как следует, продолжал так.

— Как и в Древнем Айгюпте, в циклополисной структуре каждого Улья Великой Расы существуют свои Дома Жизни, где жрецы-бальзамировщики из числа браминов-адхбношру с целыми бригадами подопечных шудр занимаются всяческими приготовлениями к дальнейшему упокоению скинутых оболочек своих братьев, в основном привилегированных слоёв населения. Низшие касты хоронят как попало в общественных некрополях, а вот адхбношру, шершег и некоторых зажиточных мумзум погребают со всеми почестями, т. е. мумифицируют и помещают в персональные склепы, где часть их естества, та самая цхорб, остаётся обитать и получать подношения от родственников и друзей, тогда как их цхэ устремляется к Свету Единого Йадж'Йюм, дабы воссоединиться с ним и преобразиться в нцхарб. Чтобы эта трансформация в «имаго» прошла успешно, жрецы обёртывают мумию почившего в благоуханные покровы из секреций тутовой многоножки (они у них тоже внушительных пропорций), умащают её, читают над ней необходимые заклинания и ритуалы, но главное — они помещают в погребальный сосуд копию священной дх'Йернед-ф'Баззаб, которая представляет собой голографический слепок с оригинальной рукописи, бесконечно воспроизводящий сам себя в видео— и аудиоформате, если можно так выразиться. Ты удивлён? Ах да, я забыл сказать, что у этих высших насекомых достаточно развитые технологии, весьма отличные от наших, как наше биологическое устройство отлично от их устройства. Технологии их основаны на матричных органических вычислителях, схожие устройства можно встретить в современном жанре «биопанк». Вообще, эти руммах-джэдж крайне любопытны с точки зрения мышления. У них восемнадцать пар сложных глаз, включая три коронных у браминов, тридцать две пары головных усиков, шесть пар лап, девять нервных центров, двенадцать типов чувств, из которых четыре — осязательные, и сорок восемь мембранных хранилищ памяти в каждом из нервных центров. И вообще, всё у них подчинено строжайшей логике, двоичной математике и структурному анализу, так что даже не по себе становится. Миллионы жужжащих, постоянно вибрирующих и снующих гигантских разумных насекомых, и ты сам среди них, такой же… Бррррр…

— А вы были среди них, надо полагать, брамином, как его, андбхшру?..

— Нет, друг мой, вовсе нет. Я был там обыкновенным шудрой, помощником архивариуса по имени Мзфрохц’Аарпти’Цхэ, что значит «Наделённый Силой Трёх Радужных Драгоценностей». Это так звали архивариуса, а меня никак не звали — шудрам имена не положены. Хотя позже мастер всё-таки дал мне имя. Чистил я, значит, инструменты всякие, чинил акведуки, готовил питательную массу, утилизировал отходы, и так далее…

— Так… И что же вы извлекли из данного опыта? — спросил тогда я, премного поглощённый сим повествованием.

Брамин задумчиво поглядел на закатное небо и серебристую нить великой реки Ганги, текущей внизу в долине, налил себе ещё масалы и хотел уже продолжить, как тут к нам подошли его красавица-жена в сари и с серьгой в носу и четверо детей разного возраста. Сам брамин, принимавший меня в гостях на своей шикарной мансарде, был невысок и достаточно упитан, как и следует быть почтенному брамину. После ритуала знакомства с семьёй и улаживания каких-то официальных дел с женой, брамин, почему-то тоскливо глядя в сторону горизонта поверх взбирающихся на изумрудные холмы ярусов белоснежных глинобитных домов и пальмовых рощ, прихлебнул традиционный пряный чай и продолжил свой диковинный монолог.

— Друг мой, то, что я извлёк из данного опыта, это в первую очередь, то, что неисповедимы пути Брамы, Творца Вселенных. Я, казалось, прожил целую вечность в теле этого странного высокоразвитого насекомого, занимаясь презренной кармической деятельностью шудры. Благо, я был способным учеником, жадным до знаний, и ещё до моего совершеннолетия мой мастер-адхбношру обучил меня священному языку иерограмм жрецов и учёных, з’аарик’тха’э, чем определённо выделил меня из сотен тысяч мне подобных прислужников в Центральном Библиофонде. Я обучился создавать голографические матрицы и печатать священные книги на мягких ртутных пластинах, у меня даже была собственная небольшая лаборатория, где мой мастер наставлял меня в основах кибернетики, псионики, или ментальной магии, и прикладной алхимии, или цзарм’цхуфи. Кстати говоря, алхимия у этих инсектоидов имеет статус официальной науки и не делится на «внешнюю» и «внутреннюю», как это принято у вас, европейцев. Алхимия представляет у Великой Расы Одж-Мабулы цельную дисциплину, в которой оператор трансмутирует разные неблагородные вещества, жидкости, эмоции и состояния ума внутри самого себя, а на выходе получает удивительный кальцинированный порошок под названием нб’дхиф, аналог пресловутого lapisphilosophorumсредневековых арабских, испанских и европейских алхимиков, он же универсальное лекарство металлов и питьевое золото. Чудодейственный песок нб’дхиф, однако, имеют право получать только учёные адхбношру и некоторые из высших шешрег, и бывает он двух видов — пурпурный и янтарный, в зависимости от степени кальцинации. Вообще, в цветовом спектре Великой Расы присутствуют ещё как минимум пять дополнительных цветов по сравнению с человеческим восприятием, но об этом я даже не буду начинать, так как всё равно все мои попытки описать тебе эти цвета будут лишь умозрительными приближениями. Пространственно-временное восприятие у них также отличается от человеческого, и это создаёт неописуемые психеделические эффекты. Такое ощущение, что ты присутствуешь в нескольких местах одновременно, и геометрия там явно неевклидовая. А продвинутые жрецы-адхбношру способны усилием коронных нервных центров путешествовать во временных потоках, ускорять/замедлять/зацикливать временные отрезки, создавать собственных иллюзорных двойников и прочее.

Я попросил брамина немного придержать коней, так как не справлялся с обилием информации. Солнце уже садилось за западными горами, и вот-вот должна была наступить долгожданная прохлада субтропической ночи, наполненная звуками цикад, от которых мне теперь было не по себе.

Брамин предложил мне ещё масалы, от которой у меня уже начиналась изжога, после чего извлёк из-за пазухи бурнуса небольшой кожаный мешочек, раскрыл его и передал мне. Там оказались какие-то пахучие шарики смолисто-чёрного оттенка.

— Это что, аюрведа, гашиш или опиум? — подозрительно спросил я у брамина. Не хватало только ещё слушать его бредни под воздействием психотропов.

— Съешь один и расслабишься, — только и сказал брамин, загадочно ухмыляясь.

Я осторожно выудил из мешочка одну странно пахнущую горошину и поднёс её к носу. Пахло определённо чем-то наркотически-тягучим, с примесью индийских специй. Я был немного сведущ в индийской аюрведе, потому без особых опасений положил горошину под язык и стал медленно рассасывать, а мешочек отдал обратно брамину. На вкус эта горошина напомнила мне корень солодки, имбирь, женьшень, финиковое варенье, инжир и обладала остро-солёно-пряно-горько-сладким привкусом. Брамин, ещё раз хитро посмотрев на меня, продолжил свой рассказ:

— Так, значит, что там…? А, ну вот. По моему социальному статусу мне не полагалось экстрагировать из самого себя этот алхимический порошок, как его, нб’дхиф. Я мог только читать об этом и совершать нехитрые опыты с прочими эссенциями внешнего и внутреннего происхождения в свободное от каждодневной рутины время. Распорядок дня в Улье следующий — тридцать часов труда, восемь часов на отдых. Так что особо не расслабишься. Шудрам, помимо алхимии, запрещено читать священные тексты, включая Книгу Бесплотных дх'Йернед-ф'Баззаб, писать собственные сочинения, издавать их, оскорблять жрецов, воинов и торговцев, заниматься оккультными науками и даже иметь секс! — по ихнему кх’факсc. А что и говорить, мне очень нравилась одна половозрелая кшатрийка по имени Йахримч’х-Фнхьит’пс, что значит «Совершенная телом, душой и духом Огнеглазая Наездница». Она, кстати, моя нынешняя жена. И знаешь что, друг мой?

— Что же? — спросил я у почтенного брамина каким-то странно изменившимся голосом, будто не своим, в то время как воздух между мной и ним заметно задрожал, как будто от невидимой вибрации — или от жужжания.

— Я согрешил-таки с этой благородной кшатрийкой, очаровав её как-то раз в нашем Центральном Библиофонде магическими феромонными сигилами, когда она пришла почитать какие-то редкие издания по боевым искусствам, а за такое шудрам народа руммах-джедж полагается смертная казнь через льех’бндадж, или дезинтеграцию всех девяти составляющих души, или тонких энергоинформационных тел, выражаясь эзотерически.

— Вот ведь как! Ну и ну! — откликнулся я, увязая в мягких подушках и подмерзая от прохладного вечернего ветерка. Тут на резные перила нашей мансарды приземлился большущий богомол и стал чистить свои крылышки, подёргиваясь и перебирая конечностями. Я постарался не обращать на него внимания и вперился взглядом в вибрирующий силуэт почтенного брамина-аюрведиста.

— Да, представь себе, какая меня ожидала незавидная участь. Казнь осуществляется довольно просто, по стандартному сценарию — осуждённых приводят в Зал Аннигиляции, где стоят ряды одинаковых сферических плексигласовых камер, каждая из которых представляет собой дезинтегратор частиц, или пресловутую Чёрную Дырку в миниатюре.

— Да, меня всегда смешили эти американские астрофизические и квантовые термины, особенно этот их Биг Бэнг, и ещё очарованные кварки с бозонами Хиггса и дарковым маттером. Что за мультяшный сленг, а ведь серьёзные учёные лбы придумывают, — заметил я невпопад, глядя, как богомол, начистив свои лопасти, глядит на нас своими шарообразными окулярами, очевидно, намереваясь перебраться на столешницу с масалой и фруктами.

Брамин, казалось, не обратил внимания на моё невнятное замечание и продолжил.

— И вот там тебя и дезинтегрируют в полное Ничто. Моя сладенькая кшатрийка была из знатного рода шешрег, и её отец и братья были вне себя от гнева, когда узнали о содеянном мною бесчестии. Однако, сама красавица после продолжительного слияния половых энергий кх’факсcв тантрическом стиле й’цурб, которому я обучался десятилетиями, опять же под руководством своего учителя-жреца, была настолько очарована моим умением удержания семени, или цэгдэг, и прочими моими учёными заслугами, что попросила братьев и отца отложить мою казнь, в то время как мой учитель, прознав в свою очередь о проделках своего лучшего подмастерья, был крайне раздосадован, однако смягчился и придумал довольно изящный и остроумный план.

Слушая брамина, я всё больше погружался в какое-то пограничное состояние осознанного сновидения, или галлюцинаторного восприятия привычной реальности. Богомол меж тем, шумно жужжа подкрылками, переметнулся с перил на столешницу, прямиком в вазу с финиками, и стал там копошиться. За ним я заметил расползающийся след из пошаговых анимационных фаз, как если бы богомол перемещался единым движением. Брамин и глазом не моргнул. На улице выли и лаяли собаки и перекликались погонщики слонов, вдалеке у берега Ганги слышались странные крики болотных выпей и павлинов, все звуки были с реверберацией и словно бы раздавались прямо в моей бедной голове.

— Так, и что же это был за план? — спросил я у хитрого брамина.

— А план, друг мой, был прост, как и всё гениальное у этой расы высокоразвитых гигантских инсектоидов, — донёсся до моих ушных улиток, словно из другого измерения, вкрадчивый голос моего визави. — Мой мастер-архивариус должен был лично дезинтегрировать меня в nihil, ибо лишь он был ответственен за неблаговидное поведение своего подмастерья, которому дал слишком много учений и полномочий, не рассчитав их с коэффицентом развития его нравственной природы. Пострадавшее семейство моей кшатрийки было этим заявлением удовлетворено, и был назначен день моей дезинтеграции. Однако сперва мой учитель, Великий Архивариус Центрального Библиофонда нашего Улья по имени Мзфрохц’Аарпти’Цхэ, хотел доказать всему учёному миру, что экспериментальным путём из шудры-гхарнаг может быть добыт драгоценный порошок нб’дхиф, и если эксперимент пройдёт успешно, я стану первым исключением из правил, получу амнистию и все шесть пар конечностей и девять нервных центров моей возлюбленной шешрег Йахримч’х-Фнхьит’пс, в приданое. Члены клана моей кшатрийки, равно как и весь учёный мир МегаУлья во главе с постоянным оппонентом моего учителя, Верховным Биоинженером Цхэнг’Йорбнцзи, подняли моего учителя на смех, ибо не бывало такого раньше и едва ли возможно inprincipe. Я же знал, что такое возможно, так как более восьми десятков лет прилежно изучал королевское искусство цзарм’цхуфи вкупе с тантрической техникой й’цурб, и в последние дни перед моей дезинтеграцией получил все необходимые наставления от моего мастера. Ко мне в карцер несколько раз приходила моя кшатрийка, и мы обменивались телепатическими данными эротического содержания. Также она меня воодушевляла и мотивировала, а ещё сообщила, что не за горами восстание мутировавших от неизвестного вируса отверженных-йав’вах, которые, по слухам, уже разрушили до основания и заразили вирусом как минимум два соседних Улья. Ходят слухи, что за всем этим стоят объединённые силы мерзотных тцэб-тцэб и мрачных йегс-хьол-пхо. Все силы жрецов и кшатриев сейчас мобилизуются на борьбу с мутантами, так что я могу ничего не опасаться. Также приходил мой мастер и сообщил, что специально приурочил день моей дезинтеграции к началу ионного шторма на одном из трёх наших Солнц, что могло выгодно сказаться на самочувствии всех присутствующих и снизить их бдительность. В крайнем случае мой учитель обещал мне, что сделает перенос моего сознания, или бхй’орвэ, сквозь время и/или пространство в подобающий мне физический сосуд какого-либо разумного цивилизованного существа, прежде чем осуществится дезинтеграция моих девяти составляющих цхэ. В общем, как ты видишь, всё складывалось как нельзя лучше.

Я меж тем не отрываясь смотрел на зелёного богомола, деловито копавшегося в сладостях на столе, одновременно воспринимая своим ставшим как водная гладь умом слова безумного брамина в формате медиафайлов или гиперссылок с картинками и сценками. Индус же, как ни в чём не бывало, прихлёбывал масалу и пожёвывал свою аюрведу, а богомол, выбравшись из конфитюрницы, проворно пополз по столешнице, перебирая своими длинными лапками и шевеля усиками, к моему собеседнику, словно спеша сообщить какую-то срочную весть.

— Действительно, прекрасный расклад, — сказал я потусторонним голосом.

— Так вот, — продолжал неугомонный брамин, опять всецело завладевая моим измученным вниманием. — Вот и настал день моей дезинтеграции. Стражники-шешрег отвели меня, закованного в псионные кандалы с головы до хвоста, в Главный Паноптикум нашего Библиофонда, где обычно проводились различные лабораторные опыты и испытания новейших изобретений наших учёных академиков. Собралась большая толпа маститых учёных, включая делегатов из других Ульев, все оживлённо обменивались сенсорными сигналами и саркастически поглядывали на меня своими сложноустроенными фасеточными глазами. Также нас сопровождал вооружённый конвой отборных шешрег на случай каких-либо оказий со стороны меня и моего учителя, и ещё всё семейство моей кшатрийки, включая её саму. Помню, что она одела тогда свои самые прелестные украшения и браслеты из редкоземельных металлов, а также очень соблазнительно накрасила особой переливающейся пудрой свои коготки, хвостовые плавники и чешуйки крыльев. К сожалению, а может к счастью, я был слишком далеко от неё, иначе мне вскружил бы мои высшие нервные узлы запах её феромонных секреций. Но я должен был постоянно концентрироваться на своём сакральном нервном центре цьеб’лха, расположенном точно в центре брюшка, в котором происходила внутренняя алхимическая работа по трансмутации двенадцати эндокринных секреций, семи тонких ликворов, пяти кислотно-щелочных субстратов и трёх изначальных жизненных энергий в единую Философскую Ртуть, или нб’дхиф. Меня посадили на специальное кресло, нацепили множество датчиков и всяческих измерителей, спроецировали изображение моих внутренних органов в голографическом формате с увеличенным масштабом, чтобы всем собравшимся на трибунах сотням почтенных адхбношру было как следует видно происходящие в моём чреве преобразования, и воцарилось относительное молчание. Мой учитель стоял рядом со мной, многозначительно сжимая свой металлический жреческий посох из сплава, похожего на платину или электрум, с цельным кристаллом звёздного сапфира в его верхней части, способный наносить испепеляющие удары псионной энергией, и спокойно ждал результата. Я же находился в состоянии глубинной медитации недвойственного ума тхынц’гйолб, в котором процесс кристаллизации заветного порошка происходил сам собой, и начитывал необходимые для этого мантры. Ионный шторм нашего зелёного Солнца делал своё дело, и ментальное напряжение в зале вскоре мало-помалу спало, уступив место вялому интересу, к каковому эффекту также приложил свои заклинания мой учитель. Через широкие ромбовидные и октогональные витражные окна в зал лился зеленоватый тусклый свет, хотя на дворе был самый полдень. И вот когда на масштабной голограмме моих внутренних органов пищеварения появилось долгожданное пурпурное свечение, говорившее об успешной трансмутации моих субстанций в нб’дхиф, я ненароком переключил внимание на свою возлюбленную, от которой ко мне пришёл телепатический посыл безмерного восхищения и обожания. Я тут же отвлёкся от глубокой концентрации и стал генерировать сексуальную секрецию шхэл’чхэ, из-за чего мои энергопоказатели резко возросли, а выработка Философской Ртути прекратилась, и процесс пошёл вспять. Я мысленно выругал себя на чём свет стоит, так как знал, что любое малейшее отклонение от концентрации несёт с собой полный провал эксперимента, так как повторное вхождение в нужное для трансмутации ликворов состояние потребует неимоверных усилий и длительного времени. Да и собравшиеся учёные мужи заметили моё минутное колебание и подняли раздражённый галдёж, более же всех взбесились кшатрии клана моей возлюбленной, от которых не укрылась причина неожиданного производства моей семенной эссенции в большом количестве. Мой учитель понял, что я поставил его под удар всего сообщества, и, грязно выругавшись, одним ударом сбросил меня с кресла, а сам принялся направлять грозные молниевые удары своего псионного жезла в собравшихся на трибунах академиков и кшатриев, целясь, естественно, в первую очередь, в своего заклятого врага, Верховного Биоинженера, который не дал бы моему учителю сносить головы за такое фиаско. Его оппонент, в свою очередь, стал атаковать моего учителя вместе с соратниками-академиками. Поднялась страшная неразбериха, стены зала содрогнулись от взрывов псионной плазмы, стали рушиться громадные шестигранные колонны, поддерживающие потолок. Я находился в состоянии крайнего ужаса и не знал, что предпринять, однако в миг сорвал с себя все датчики и счётчики и бросился прочь со сцены по направлению к партеру, где находилась моя сладкая кшатрийка, сметая по дороге нападавших на меня гвардейцев, вдвое больше меня размером, голыми клешнями и псионными атаками, которыми научил меня мой учитель. Моя возлюбленная тем временем сражалась со своими родичами, которые пытались остановить её от безумного желания броситься ко мне в объятия смерти, и уже успела сразить нескольких своих более медлительных братьев могучими ударами передних конечностей и хвостовых шипов. Периферийным зрением я увидел, как моего учителя и мастера, который был всё-таки уже довольно дряхлой особью, к тому же брамином, сбили с ног и закололи своими серповидными клешнями закованные в хитиновые панцири проклятые гвардейцы, но напоследок Великий Архивариус произнёс могучее заклинание самодезинтеграции, и большую часть гвардейцев, забравшихся на сцену, смело в пыль, впрочем, и меня самого отбросило в дальний проход и ударило об стену с громким хрустом, так что я был практически обездвижен. Одновременно с царившим в зале переполохом послышались звуки тревожной сирены, доносившиеся с городских стен, что означало внешнюю атаку, по всей видимости, вторжение инфицированных отверженных-йав’вах. Я понял, что мой час пробил, так как не мог подняться на ноги — очевидно, мой позвоночный экзоскелет был перебит в нескольких местах, и конечности меня не слушались. Последнее, что я запомнил во всей этой кутерьме — склонившееся надо мной… эммм… лицо? физиогномику моей роскошной кшатрийки, с ног до головы вымазанной зеленоватым ликвором своих убиенных сородичей, тяжело дышавшей и гладившей мои сломанные конечности своими, сильными и чуткими. Потом я почувствовал острую боль в сердечном центре и последующее расслабление и остановку всех жизненных систем, что означало, что моя возлюбленная меня милосердно добила… Затем пришла Космическая Темнота, дух мой освободился из бренных хитиновых останков, и я узрел все семьсот семьдесят семь Домов блаженных Унгьял’д’цхоб, после чего вновь пришёл в себя на склоне горы в Уттаранчале. Таким вот образом моя жизнь в мире Одж-Мабула закончилась. Ну, что скажешь?

Я не знал, что на это сказать. Меня била сильная нервная дрожь, я весь покрылся холодным потом, как будто только что лицезрел всё это инопланетное действо собственными глазами. Богомол тем временем перебрался моему рассказчику на плечо, а оттуда, по щеке, на чалму, и устроился прямо на макушке, расправляя и вновь собирая свои крылышки.

— Я… ээээ… ну-у… а что с этим, как его, переносом сознания? Ваш учитель сделал его вам или же?..

Брамин смотрел на меня, хитровато улыбаясь, его глаза таинственно светились в полумраке южной ночи. Из-за двери мансарды послышался голос его жены, очевидно, звавшей нас ужинать на хинди. Я смотрел на этого странного безумного брамина, и мысли у меня в голове путались. Потом он хохотнул, быстрым движением схватил богомола со своей чалмы и с хрустом заглотил его целиком.

Станислав Курашев Первая луна декабря

Я живу за чертою летопогоды, в квартале первой луны декабря, и у нас здесь всегда минус четыре градуса Фаренгейта.

Моё имя — так начиналась одна старинная книга, которую я читал в детстве — Тереза Мария Берта Авель, или просто — Авель.

Моя жизнь проста, безыскусна, и в ней нет ничего интересного, мои родители умерли, когда мне было три года, от циркониевой лихорадки, которую мне удалось пережить, но где-то глубоко внутри я всё ещё болен, и иногда, по вечерам, я кашляю, кашляю долго, безысходно, и вспоминаю о том, что также кашляла моя мать перед смертью.

Живу я в небольшой комнатке в многоквартирном доме, которая осталась мне от родителей.

Работаю я на заводе, на конвейере, там, где производят разноцветные кубики многоразового рисового супа. Я должен выбирать из кубиков на конвейере синие кубики и складывать их в коробки, а дальше на конвейере складывают в коробки кубики других цветов.

Синий цвет я ненавижу.

Все мои утра одинаковы. В шесть утра включился кристалл потолка, озарив комнату седьмой симфонией Людвига Вана.

Я пошёл умываться, потом был завтрак и холодный бутерброд с концентратом сыра.

Потом я пошёл на свой завод, утро было тусклым и серым.

Прохожие были одеты в тяжёлые тёплые пальто, и каждый спешил на свою фабрику.

Я шёл медленно и думал о том сне, который снился мне сегодня — жаркий день в квартале четвёртой луны августа, я лежал на берегу моря и вдыхал отчётливое тепло солнца, пока меня не окликнула какая-то девушка — Авель… и я понял, что я ее люблю… а она — любит меня…

В кварталах летопогоды я не был ни разу, и море видел только в кристаллах сна.

Я закурил первую утреннюю сигариллу, и сердце отозвалось привычной болью.

На заводе всё было как всегда — синие кубики, пятнадцатиминутный перерыв на обед и снова синие кубики.

После работы я не пошёл сразу же домой, а свернул в сторону реки и ее бесконечной набережной.

Исеть была закована в холодный торжественный лёд, в ее чёрных снах вода была свободной, освобождённой ото льда в летомесяце под названием июнь.

Исеть была покрыта льдом ещё задолго до моего рождения, и ее лёд был испещрён снежными тропами тех, кто хотел сократить здесь путь.

Прохожих на берегу реки не было, все уже разошлись по домам к источникам искусственного тепла.

Я посидел на парапете набережной, куря сигариллу, и тоже пошёл домой.

По дороге домой я встретил двух леточеловек, их плащи были окрашены жёлтым, дымчатым светом, я обогнул их, чтобы случайно не коснуться силового поля, под защитой которого они находились.

Что они делают здесь — вот чего я не пойму, ведь здесь нет ничего интересного.

Может, для них это нечто вроде экскурсии, может, они скучают по снегу, так же, как мы скучаем по солнцу и тёплому летнему дождю.

Дома я включил кристалл визора, там передавали новости соседних кварталов — января и ноября.

В ноябре, как всегда, был дождь, а в январе — сильная, сорвавшаяся с цепи, метель.

В январе я был однажды, в детстве, на школьной экскурсии, там было ещё холоднее, чем у нас, и все были закутаны в тёплые шарфы и меховые накидки.

Детей декабря там явственно не любили, и больше я там не был ни разу.

А вот в октябрь — месяц моего рождения — мне путь закрыт, как и во все другие месяцы, кроме января и февраля.

Такие дела.

Все люди застыли в кусках янтаря, но птица — другой самолёт…

По визору началась космострелялка, я приглушил звук и взял свою любимую книгу — письма Марины к Килгору Трауту.

Кристалл потолка излучал сонный голубой свет.

Я лёг на кровать, держа в руках письма другого одинокого человека, такого же одинокого, как я, и даже больше.

В одиннадцать я включил кристалл сна, выпил свои таблетки — снотворное и антидепрессанты — и уснул.

Мне снова приснилось море, оно было мертвенно-зелёного цвета, и на берегу моря был я один, берег был диким и отчуждённым, словно миллион лет назад.

Следующий день был выходной — воскресенье, и мне не нужно было идти на завод.

Ко мне пришла Белка, это моя девочкадруг.

Ей тоже восемнадцать, как и мне.

Знакомы мы уже восемь лет.

Мы выпили псевдозелёного чая и стали собирать паззл — картину какого-то древнего художника под названием «Подсолнухи».

Собираем мы его уже несколько недель, и получается пока плохо, Белка всё время путает фрагменты и вообще плохо разбирается в цветовой палитре.

Она тоже, как и я, переболела в детстве циркониевой лихорадкой, только ее родители выжили, а мои — нет.

Можно было пойти в синематограф, но у нас не было денег, моя зарплата была давно, и после паззла мы решили просто пойти погулять на улицу.

Мы прошли Элизиумом и вышли на бульвар Рабов.

Шёл снег — тихий и отстранённый.

Белка была закутана в тёплое пальто, а на мне была меховая куртка.

— Тебе снилось море? — спросил я ее.

— Нет, — ответила она, — никогда, я даже плохо представляю себе, что это такое, это кажется большое количество солёной незамерзшей воды?

— Ну да, примерно так. Так пишут в газетах.

— А чего ты спрашиваешь?

— Просто, мне оно снится, постоянно снится.

— Сходи в психбольницу.

— Я и так хожу туда каждый месяц. Ну расскажу я им про море, и что?

— Не знаю, может, от этого есть какие-то таблетки.

— Ладно, давай поговорим о чем-нибудь другом.

Мы дошли до реки и ее покорного льда, река выглядела как рано состарившаяся и некрасивая женщина.

Я закурил сигариллу, а Белка достала из кармана псевдоорехи.

Так мы стояли, пока не погасло солнце, и наш квартал не стал темным, но вскоре зажглись фонари вечера.

Потом я проводил Белку домой, она жила на улице Калек, и мы попрощались.

Она поцеловала меня в щеку и, отряхнув перчатки от снега, взошла по своей лестнице.

Я постоял ещё немного, глядя на ее горящие окна, а потом пошёл домой.

Этот месяц называется декабрь-4.

Такие дела.

У нас никогда не наступает новый год.

Редкие вечерние прохожие были сумрачны и глядели хмуро и неприветливо.

Я дошёл до своего дома, там всё было по-прежнему.

И в этот раз несобранный паззл так и лежал на столе, храня невидимое тепло рук Белки.

Люблю ли я ее? — вот вопрос, который занимает меня даже больше, чем вопрос — любит ли она меня?

Я не знаю, честно, не знаю, я слишком к ней привык, она девочкадруг, слишком много лет мы знакомы.

День сегодня был долгим, и, даже не ходив сегодня на завод, я почувствовал, как устал.

Зевая, я расстелил постель, включил кристалл сна и уснул.

Море было напоено солнечным светом.

Оно было удивительно спокойным и безмятежным.

Я сидел на берегу, песок просыпался сквозь пальцы.

Вверху парили небольшие птицы, названия которых я не знал.

На берегу я был один.

Жалко, что во сне со мной не было Белки, она была бы рада увидеть море.

Пробуждение было внезапным, мерный шум моря сменился холодным криком кристалла потолка.

Я кое-как встал, ещё не вполне отойдя ото сна, и направился в ванну.

Есть мне не хотелось, и я ограничился только псевдокофе.

Утренняя дорога на завод была заполнена бесконечным падающим снегом.

На другом конце квартала Белка шла на свою фабрику текстильных изделий.

Выбирая на ленте конвейера синие кубики, я думал о Марине и Килгоре Трауте, и странном мире эпистолярной любви.

После работы я решил сходить к зимогранице декабря.

Я прошёл мостом Несчастных и по Ледяной улице вышел к границе квартала.

Зимограница сияла нестерпимым белым цветом льда.

Через дверь в границе можно было пройти в январь, если у тебя, конечно, был кристалл визы.

Дверь отворилась и оттуда вышел леточеловек, его лицо было спокойно и наполнено каким-то чувством собственного достоинства.

Жёлтый плащ горел медленным светом.

Я смотрел ему вслед, как он идёт в сторону моста Несчастных, и думал о том, что я, наверное, никогда не увижу август.

Я постоял ещё немного и пошёл домой.

В следующее воскресенье мы с Белкой должны были закончить паззл, потом можно было его склеить псевдоклеем, поставить в рамку и повесить на стену, тихим украшением моей маленькой комнаты.

Завтра мне — как и всем, пережившим циркониевую лихорадку, раз в месяц — надо было идти в больницу.

Я подумал о том, дадут ли мне там таблетки, чтобы никогда больше не видеть море.

В моих снах оно было слишком тёплым для живущего в квартале первой луны декабря.

Станислав Курашев Фаренгейт Блокады

Я держал в руке сложенные бумажные листы, последнее письмо Белки, и эти листы были мокрые, как венгерская салями, вынутая из вакуумной упаковки.

То ли Белка плакала, сочиняя письмо, то ли она писала под хрупким дождём, безразличным подземной пневмопочте.

Для меня блокада всегда ассоциировалась с зимой — люди, закутанные в старые пальто и шарфы, еле идущие, кругом сплошной снег, кто-то падает и уже не поднимается, старуха везёт на санках пустое ведро к полынье в замёрзшем пространстве реки, где-то плачет ребёнок, совсем неслышно.

Но я никогда не думал, что блокада будет в безумном июне, и люди будут умирать под прямыми лучами солнца.

Девушка с волосами цвета беличьей шерсти писала, что когда будет сто градусов Фаренгейта, она, наверное, тоже умрёт. Сегодня был уже 91 градус.

Если это — цена, то я — не плачу эту дань, писала Белка отчётливым зелёным гелием, аккуратными округлыми буквами, о том, что ей опять на улице предлагали купить человеческое мясо.

Ее родители были убеждёнными веганами, помешанными на здоровье, и крепко вдолбили Белке отвращение к мясу.

Пятилировой карточки сегодня хватило только на сельдерей, который спокойно переносил жару на фермах юга города.

Если б был концентрированный кубик, то даже можно было бы сделать что-то вроде супа, но кубики в городе давно кончились.

В конце письма Белка опять писала о постоянных болях в сердце и что она отдала бы всё за таблетку жёлтого нурофена.

В завершение, она передавала привет собаке, которую звали Нексус-6.

Он по прежнему прибегает к монитору, когда звонит мама? — спрашивала она.

Подземная пневмопочта всё ещё работала, но Белка, конечно, догадывалась, что все письма вовне перехватывались врагом и никуда не доходили.

Впрочем, она и не ждала ответа.

Помнишь, как мы зимой ждали лета, и вот это лето пришло, и ему не будет конца.

Я держал в руке сложенные листы, они были влажными и пахли летом, чужим, терпким, далёким летом.

За окном было 27 февраля, через два дня наступала календарная весна, и чёрный снег начал своё извечное превращение в чёрную грязь.

Сервера в городе Белки были отключены с началом блокады, но мой компьютер работал, можно было посмотреть блюда из сельдерея, потом пойти в гипермаркет и купить его, благо, у нас его тоже было много.

Настроение у меня было тяжёлым, я впервые почувствовал, что Белка утратила надежду.

В первых письмах, в конце, она рисовала вместо подписи смешную белку с шикарным хвостом.

В этом письме не было ни рисунка, ни подписи, просто «пока».

В городе начиналась чума, и эта эпидемия должна была закончить историю блокады; в городе уже не было централизованной службы захоронения трупов, и с каждым днём трупов на улице становилось всё больше, эпидемия распространялась как бессмысленный лесной пожар.

Я не знал, сколько людей жило в городе до блокады, но думаю, не меньше миллиона.

В одном из писем Белка писала, что город — это последняя надежда человечества, и с падением города исчезнет и смысл существования людей.

Пока враг захватывал один город за другим, люди в городе Белки готовились к войне, и, судя по тому, что враг не стал штурмовать их город, подготовились они хорошо.

Не предвидели они только одного — блокады.

Где тот поэт, который опишет сияющее пламя Фаренгейта над умирающим городом?

Я пошёл к холодильнику, на нем — я помнил — висел старый сломанный английский магнитик, показывающий две погоды — холодный Цельсий и равнодушный Фаренгейт.

Он показывал всего 64 градуса.

Я отбросил мысль о походе за сельдереем и стал осматривать свои припасы, словно привычный опытный блокадник.

В начале месяца я всегда посвящаю какой-то день закупке продовольствия, предвидя безденежные дни конца месяца.

Я покупаю много картошки, лука, моркови и чеснока, в силу которого я свято верю.

Ещё в гипермаркете была уценённая тушёнка, и я купил пятнадцать банок.

Я сел за стол и начал чистить овощи, как всегда включив радио и склонившись над столом как усталый робот.

Картошку я варил, а оставшиеся овощи жарил, потом я соединял ингридиенты в одной кастрюле вместе с разогретой тушёнкой, и этого блюда мне хватало дня на два.

Я положил картошку в кипящую воду и решил позвонить консьержке.

Я снял трубку и сказал — здравствуйте.

Имена консьержек я никак не мог запомнить, хотя они постоянно открывали мне дверь подъезда, когда я подходил к нему — они-то знали меня хорошо.

Да, — ответила консьержка.

Скажите, почтальон сегодня приходил? — задал я свой привычный вопрос.

Нет, по выходным они никогда не приходят.

Спасибо, — сказал я и положил трубку.

Вот так, почтальон не приходил, а письмо я получил, утром я нашёл его в своём почтовом ящике.

Я снова пошёл на кухню, овощи надо было постоянно помешивать, они всё время у меня пригорали.

Я вспомнил самое первое письмо, полученное мной.

Оно было, как и все последующие, без конверта.

Это было единственное письмо, написанное Белкой в хорошем настроении.

Начиналось оно идиллически — привет! всё думаю, буду ли я снова лежать на вашем стареньком прекрасном диване в гостиной, а радостный Некс будет лизать мне лицо?

Кончалось оно словами — со мной всё в порядке, ваша (дальше следовал рисунок белки).

Сейчас же мне казалось, что Белка начинает потихоньку сдвигаться, от безумного Фаренгейта, от сельдерея на завтрак, обед и ужин, и самое главное — от безысходности происходящего.

Я вспомнила новый анекдот — про то, что мы давно уже не люди, писала она в последнем письме.

Я сложил листы на книжную полку к таким же листам, мои руки пахли, и это был запах Белки.

У меня вдруг закружилась голова, я крепко взялся за книжную полку, чтобы не упасть, закрыл глаза, и тяжёлая темнота навалилась на меня.

Как одинокая радиостанция, я транслировал горечь и грусть в пустоту.

Наконец меня отпустило, и тяжесть в голове прошла, картошка сварилась, герань на подоконнике так и не зацвела, а за окном падал снег.

После обеда, я включил компьютер, в почте было одно письмо, от моей японской знакомой.

Я изучаю японский по вечерам, два раза в неделю, и познакомился с этой японкой (ее звали Мидори) на одном форуме.

Она, в свою очередь изучала русский по Достоевскому, и искала русского, который читал Федора Михайловича.

Мы с ней сошлись, она в этот момент пыталась читать «Неточку Незванову», и мне это в ней понравилось.

Я видел ее фотографический снимок — маленькая, худая, в очках, некрасивая.

По-японски я ещё не мог писать и пользовался интернет-переводчиком.

Русский ей тоже давался плохо, и ее письма часто напоминали криптограмму.

В Йокогаме весь день идёт дождь, писала она, я читаю ФМД и мне грустно, неужели человек действительно может создать такую красоту?

Насколько мелки и ничтожны все эти наши харукимураками, кобоабэ и прочие, по сравнению с «Неточкой Незвановой».

Ты всё ещё ешь эту свою ужасную картошку с тушёной говядиной?

Я долго смотрел в монитор, не зная, что написать, я давно хотел ей рассказать про письма Белки, и может быть именно она и смогла бы меня понять, но почему-то не мог.

Что я мог ей объяснить, что?

Что где-то в далёком будущем, в блокадном городе умирает девушка, и эта умирающая девушка — это всё, что у меня есть.

Наконец я собрался с силами и написал — привет, Мидори, у нас дело движется к весне, но снег всё ещё лежит…

Дальше дело пошло проще, в письмах мы часто иронизировали друг над другом, словно люди, прожившие долгое время вместе.

Она называла меня недалёким русским варваром, а я ее — провинциальной старой девой, любящей паззлы.

Ну как твои паззлы? — всегда спрашивал я.

Она с удовольствием играла в эту игру, и отвечала, что собрала деву Христину с младенцем из трёх тысяч деталей, и сейчас думает, приклеить ли ее на стену, или нет.

Переписку мы начали в середине декабря, она сначала никак не могла понять, что значит минус тридцать градусов Цельсия и тотальный снег за окном.

Мидори жила прямо на западном берегу Токийского залива, ее окна выходили на Тихий океан, и, благодаря океану, климат в Йокогаме был мягкий и тёплый, и даже в самом холодном месяце январе температура редко опускалась ниже десяти градусов по Цельсию.

До Токио было пятнадцать минут на скоростной электричке, и Мидори часто ездила туда по выходным гулять по столице.

Подруг у неё, как я понял, не было, и она была так же одинока, как и я.

В конце письма она как всегда писала непонятные ей русские выражения, и я стал терпеливо ей писать разъяснения, поминутно сверяясь с переводчиком.

Некоторые выражения я никак не мог объяснить, они просто не переводились на японский.

Наконец я отправил письмо и стал смотреть, каких продают собак.

Это тоже было из-за Белки, она очень любила ту собаку и писала о ней в каждом письме, собака была видимо маленькая и с большими ушами, Белка называла его смешным уродцем, ушастиком и ушастым созданием.

Как там наше любимое ушастое создание? — часто спрашивала она.

У нас в основном продавали очень дорогих шпицев, некрасивых и злобных той-терьеров, глупых овчарок, которые мне никогда не нравились; чихуахуа были ещё ничего, среди них попадались забавные, но они тоже были дорогими.

По карману мне были разве что таксы; в принципе, они были симпатичными, но я всё никак не решался завести собаку.

Хотя это, наверное, было бы хорошо, у меня было бы живое существо, которое бы любило меня всей душой, радовалось бы моему приходу домой.

Мы бы с ним гуляли, а дома я бы мыл ему лапы от чёрного снега.

И мы вместе бы ели картошку с тушёнкой.

За окном начал сгущаться сумрак, пора было идти на улицу.

Один японский философ писал, что надо каждый день писать стихотворение и проходить десять тысяч шагов.

Стихи я писать не умел, а вот ходить старался каждый день и даже специально купил для этого шагомер.

Ходил я от 8-го марта до Белинского и обратно.

По привычке я заглянул в почтовый ящик, там было пусто.

На улице было около ноля Цельсия, и чёрная грязь, обращённая снегом и льдом.

Я прошёл через двор, любимое место собачников, но ни одной собаки сегодня не было.

Я шёл, глядя под ноги, и думал о Белке.

Напишет ли она ещё хоть одно письмо?

И что будет в том письме?

До свидания, люди планеты Земля.

Или прощайте, люди планеты Земля?

У меня всегда слезятся глаза на морозе, но в этот раз мне действительно хотелось плакать.

Может, дать объявление — куплю маленькую собаку с большими ушами?

Белка, Белочка, Белюченька, несчастный ребёнок, умирающий непонятно за что.

Вначале мне всё это казалось шуткой, но сейчас это уже стало трагедией.

Я не знал, чего я хочу: чтобы эта дыра во времени залаталась навсегда или ждать нового письма.

Ветер февраля был холодным, и это было приятно.

Я вдруг отчётливо понял, что я не хочу жить.

Что всё, что есть у меня, что всё, что я делаю, моя работа, все эти придуманные мной занятия — йога и изучение японского, всё это — не жизнь.

И единственное, что было живого в моей жизни — это письма Белки.

Она, умирающая, делилась со мной жизнью.

Наконец я прошёл вечерние десять тысяч шагов.

Консьержка заранее открыла мне дверь, и я прошёл мимо, не глядя на неё.

Письма не было.

Когда я открыл дверь, меня не встретил ничей радостный лай, никто не обрадовался моему приходу.

Я разделся и сел за компьютер, Мидори прислала новое письмо, но я не стал его читать.

Я напечатал и разместил на сайте объявлений своё объявление — куплю недорого маленькую собаку с большими ушами.

Потом достал все листы, написанные Белкой, и долго сидел на диване, не читая, а просто вдыхая их запах.

Он был чуть сладким, пряным и тёплым.

Он был настоящим.

Потом я лёг спать.

Завтра наступала календарная весна, в мире безумных трамваев и спокойных пенсионных фондов всё было нормально.

Люди шли на работу, люди возвращались домой, и никто не знал, что в будущем идёт война, миллиарды убитых, лунное кольцо, лучевой кратер, и белый город на берегу океана в блокадных тисках, в одной из комнат которого кашляет кровью единственная женщина, которую я любил в своей жизни.

Станислав Курашев Довольно прохладный вечер в Антарктиде

Ночью мне опять снилась Антарктида.

Земля Разумной Королевы Мод.

Создатели кристалла были по старомодному обстоятельны — на мне были утеплённые штаны, аляска с меховым воротником, тёплая шапка и рукавицы.

Следы на снегу были необычайно отчётливы.

Впереди меня шла женщина.

Ее следы были маленькими и неглубокими.

Сегодня я нашёл третий обронённый ею предмет.

До этого я нашёл изящный черепаховый гребень и заколку для волос из солнечного лазурита. Эти предметы выглядели совершенно новыми и ничем не пахли.

Сегодня я нашёл шахматную королеву из тёплой и тонкой кости.

Королева была чёрной.

Я засунул ее во внутренний карман куртки и двинулся дальше.

Стояло полное безветрие и из-за этого было не так холодно.

Я взошёл на небольшой холм, дальше тянулась бесконечная равнина, чей девственный наст был разрушен идеально точной прямой линией следов, словно они были оставлены андроидом, а не человеком.

Я спустился с холма и пошёл параллельно цепочке следов, чувствуя непонятную тоску в сердце.

Два месяца назад умер мой дед — последний из всех моих родственников — к сожалению, он не был богат, и мне досталась в наследство только небольшая коробка.

Там было несколько черно-белых инсталляций, жёлто-зелёный крест какой-то богом забытой страны (надпись на кресте я так и не смог разобрать) и этот кристалл, завёрнутый в белую материю.

Наклейка с кристалла была отклеена, и больше всего он напоминал стеклянную бусину неправильной формы туземных бус.

Таких кристаллов, наверное, не выпускали лет сто.

Когда я вставил его в разъем, я почувствовал необычайный холод, потом сильную волну тепла, и я испугался, что сейчас мой мозг расплавится, но наконец кристалл плотно вошёл в разъем, и я увидел южную оконечность Земли Отвратительной Королевы Мод.

Передо мной была цепочка следов.

Зачем дед хранил этот кристалл, я так и не понял.

Вообще-то, даже сто лет назад вряд ли кто-нибудь выпустил бы настолько скучный кристалл.

В нем не было ни крови, ни эротики, ни адреналина.

Кому могло прийти в голову просто-напросто идти по чьим-то следам в снегу?

Я попытался сдать его в антикварный магазин, но без маркировки его отказались взять.

Оценщик — грустный мужик лет пятидесяти — сказал, что кристалл был сделан примерно лет сто двадцать назад.

Работал он — как и все древние кристаллы — на энергии лунного света.

Поэтому их раньше и называли кристаллами Луны или лунными кристаллами.

Кристалл деда был абсолютно тусклым из-за долгого нахождения в коробке.

Я положил его за штору на подоконник и на какое-то время забыл о нем, пока как-то ночью, ложась спать, не увидел холодное синее свечение за шторой.

Я слез с кровати, отдёрнул штору — кристалл сиял каким-то мрачным и торжественным светом.

Я долго смотрел на него, охваченный каким-то странным сомнением, но потом, решив, что это просто какая-нибудь древняя стрелялка, вставил его в разъем, и моё сердце сковал ужасный холод.

Я шёл и шёл по равнине вслед за следами, оставленными словно бы ногой маленькой невесомой японской балерины.

Наконец кристалл отключился, и я открыл глаза.

Кристалл часов показывал половину шестого.

Я почистил зубы, отчаянно зевая, кое-как оделся.

Я накинул куртку-дождевик (всю эту неделю прогнозировали дожди) и вышел на улицу.

Шексна была необычайно чёрной, словно бы этот тусклый рассвет был рассветом сто тысяч лет назад.

Я пошёл вдоль реки, на набережной никого не было.

Повсюду валялись пустые водочные бутылки и обрывки бумажных цветов.

В ресторан «Танцующий эльф» я вошёл через восточную служебную дверь, прижав кристалл служебной карточки к разъёму двери.

В помещении для приёма товара никого не было, из десяти холодильников был заполнен только один.

На улице, у входа уже виднелось несколько женских силуэтов, но до половины седьмого было ещё десять минут, и я закурил первую утреннюю сигариллу, заклеив ее двумя гранулами Луны, чтобы наконец проснуться.

Докурив, я открыл дверь для приёма товара.

Первой сегодня оказалась совсем молоденькая девушка лет семнадцати, на руках она держала ребёнка, которому ещё не было и года.

Она положила его на электронные весы — вес был 5670 грамм, возраст 281 день, пол — женский.

Ребёнок был совершенно здоров, и я заплатил ей сколько следовало по тарифу.

Ребёнка я положил в холодильник, он был совершенно спокоен, даже не делая попытки заплакать.

Всего в этот день принесли девятнадцать детей, из которых мальчиков было двенадцать, что не очень хорошо, так как женское мясо ценится выше.

Я отправил мэйл на детскую ферму, чтобы они привезли больше девочек, чем мальчиков.

Грузовик должен был прийти около десяти утра.

Итак, утренний приём был закончен.

Я проверил температуру в холодильниках, все дети были ещё живы.

Я сделал температуру чуть повыше, чтобы дети дожили до вечера, когда их начнут готовить.

Я выбрал латте в кофейном автомате и взялся за книгу, которую я читал уже месяц.

Это была «Божественная комедия» Данте в оригинале.

Чтение давалось мне с трудом, даже с помощью кристалла итальянского языка.

Вечерний сменщик должен был прийти в шесть вечера, и, в принципе, до шести мне делать было нечего, только иногда проверять температуру в холодильниках да ждать грузовик с детской фермы.

Когда я читал про ледяной круг ада, раздался гудок грузовика, и я пошёл открывать ворота.

У ворот меня уже ждал водитель, держа в каждой руке по младенцу.

Все они были завёрнуты в чёрную материю.

Наконец все дети были погружены в холодильники, и грузовик уехал.

Я курил сигариллы, читал Данте и ждал сменщика.

День тянулся медленно как ожерелье из самоцветных камней.

Гранулы Луны наконец-то подействовали, и я впервые за долгое время почувствовал себя хорошо.

Я сидел у открытого окна, чтобы дым выходил наружу и не портил своим запахом младенцев.

Дым Луны был отчётливо жёлтым.

Наконец пришёл сменщик, мы проверили все холодильники, двое детей были уже мертвы, и мы достали их, чтобы отправить в разделочный цех.

У них были спящие умиротворённые лица.

Смерть стёрла с них всё детское и заполнила всё покоем.

Интересно, какие у них были имена, подумал я.

Моя смена закончилась, я попрощался со сменщиком и вышел на улицу.

На улице шёл тихий дождь, словно в медленном наркотическом сне.

Шексна была напоена сном.

Я пошёл вдоль реки, потом спустился вниз и под небольшим мостом закурил очередную сигариллу.

Гулять особенно мне не хотелось, и я пошёл домой, еда вроде ещё оставалась, и я решил не заходить в магазин.

Дома всё было также — признаки запустения и призраки неудачной жизни.

В холодильнике были яйца, венгерская салями и засохший французский батон.

Я сделал кофе и пожарил яичницу.

Еду я отнёс в гостиную и стал смотреть свой любимый канал «Investigation».

Я вообще люблю смотреть про всяких серийных убийц, сам не знаю отчего.

Просто нравится и всё.

В этот раз показывали передачу про Эстебана де Ла Розу, шахматного убийцу из Толедо, который оставлял на местах убийств шахматные фигурки.

Когда его поймали, у него оставалось всего лишь две белых пешки и белый слон.

Такие дела.

Ещё у Эстебана была привычка целовать свои жертвы в лоб, оставляя коричневый отпечаток губ (Эстебан пользовался коричневой помадой).

По-испански этот отпечаток назывался так красиво, что даже казалось, что эта фраза имеет смысл.

Когда ведущий рассказывал о грустном детстве Эстебана, которое было точно таким же, как и у всех других серийных убийц, фоном шли улицы Толедо, снятые при хорошем дневном свете.

Все жители города были нехорошо, бедно и как-то неладно одеты.

На всех лицах была печать неудовлетворённости и какого-то явственного несчастья.

Все женщины были сутулы и отчётливо некрасивы.

В общем, Эстебана можно было понять.

Завтра мне было опять в утреннюю смену, и я решил лечь спать пораньше.

Кристалл лежал на подоконнике, залитый тихим обесцвеченным светом Луны.

Я долго смотрел на него, испытывая странное нежелание вставлять его в разъем, но наконец я совладал с собой и почувствовал холодный ветер. Я открыл глаза — передо мной лежала бесконечная земля Прекрасноликой Королевы Мод.

Казалось, в пейзаже что-то неуловимо изменилось, но что, я не мог понять.

Я надвинул поглубже шапку, поневоле искривив губы от холода, и отправился в путь.

Ветер потихоньку заметал следы (интересно, это входило в планы создателей кристалла?).

Я пошарил в бесчисленных карманах куртки и нашёл большие чёрные очки, чтобы защитить глаза от снега.

В окровавленной дыбе — летучие рыбы.

Внезапно цепочка следов прервалась, и я застыл на месте как ребёнок, потерявшийся в ночном лесу.

Я прошёл чуть дальше, потом вернулся назад, описал небольшой круг — не улетела же она отсюда на воздушном шаре?

Я сделал несколько глубоких вдохов чтобы успокоить прану, вглядываясь в даль, и наконец увидел вдалеке небольшое чёрное пятно.

Подойдя поближе, я снова увидел следы, чёрное пятно вблизи оказалось кровью.

В нескольких метрах от пятна, лежала толстая короткая стрела, какие используют синоби.

Конец стрелы почернел от крови.

Я пошёл дальше, женщина прошла ещё немножко, — следы ее были путаны, — и вскоре упала; на этом месте снова было кровавое пятно, на этот раз побольше первого, видимо, она лежала здесь долго.

На этом месте я нашёл два шприца и обрывок крепкой материи, которую она, видимо, использовала как бинт.

Следы стали чуть чётче, и кровь стала капать гораздо реже.

Ещё дважды она падала, но каждый раз довольно быстро поднималась.

У меня появилось странное чувство, что ещё недолго, и я ее увижу.

Я поднялся ещё на один холм, но внизу никого не было.

Ветер стих, и стало удивительно тихо.

Уже не в первый раз я пытался понять создателей кристалла, зачем они всё это придумали, но я никак не мог понять смысл всего этого.

Обо мне создатели кристалла заботились вполне хорошо: каждые пять километров я находил склад с едой, это были просто несколько коробок, выкрашенные в ярко-оранжевый цвет и поставленные друг на друга; там были армейские пайки и вода.

Следы у складов никогда не останавливались и шли отчётливо дальше, вперёд.

По состоянию крови, будь я каким-нибудь следопытом, я, вероятно, смог бы определить время, когда эта кровь пролилась.

Мне почему-то казалось, что девушка становится всё ближе и ближе.

И в этот момент зазвенел кристалл часов.

Место разъёма горело огнём, кристалл был горячим. Я кое-как его вынул; он обжигал пальцы, и я снова испугался, как бы это не подействовало на мозг.

Я положил его на подоконник и стал одеваться.

Аргояз этого года назывался солнечным бормотанием, и все вокруг называли друг друга «брат» и «сестра».

Меня он ужасно раздражал.

В прошлом году был лунный шёпот и лунные шептания девушек.

Я сам никогда не ел детей, хотя мудрые доктора утверждают, что блюда из детей чрезвычайно полезны и питательны.

Очень может быть, но я как-то не испытываю особого желания, несмотря на то, что у нас на работе можно забирать еду домой, то, что не доели клиенты ресторана.

Многие так и делают.

На работе всё было как всегда.

Трое детей были больными, а одного вообще принесли мёртвым.

Естественно, я отказался брать этого ребёнка, хотя девушка меня долго умоляла взять его.

Видимо, ей очень нужны были деньги, но правила есть правила.

Слезы девушек давно на меня не действуют, а всяких грустных историй, я наслушался здесь столько, что будь я писателем, их хватило бы на целый роман.

Что поделать, на такой работе приходится быть равнодушным.

Читать Данте мне не хотелось, мой ум сейчас был не в силах разбираться в хитросплетениях итальянского языка.

Я всё время думал о девушке и о стреле, окрашенной кровью.

Кристалл видимо всё же был неисправен, что-то в нем сломалось за эти сто двадцать лет, он слишком нагревался, и я подумал, что рано или поздно это может закончиться для меня плохо.

Мой мозг сгорит, и я навсегда останусь заключён в гранях кристалла, я вечно буду идти по следам девушки.

В принципе, не такая уж плохая смерть.

Моя смена закончилась, и я пошёл домой, на улице шёл тихий и тусклый, как сны старика, дождь, оставляя невидимые следы на поверхности Шексны.

Хмурые прохожие под зонтами шли домой, и эти улицы ничем не отличались от улиц Толедо.

Дома всё было также — добрый волшебник не выстирал белье, не вымыл посуду, не стёр пыль со стола.

Я включил телевизор и стал есть вегетарианские чипсы, запивая их колой.

Сегодня показывали старую загадку, так и не разгаданную за три прошедших века — убийство ДжонБенет Рамси.

XXI век напоминал по древности мезозойскую эру; довольно странно было смотреть про время, в котором не было кристаллов.

Сама малышка ДжонБенет уже никого не интересовала, всем было интересно только, кто ее убил.

Кристалл медленно светился за шторой, я очень не хотел его включать, но я должен был узнать, что случилось с девушкой.

Почему-то вдруг мне это показалось самым важным в моей жизни.

Над бесконечной поверхностью земли Равнодушной Королевы Мод дул слабый ветер.

В самом начале пути этого довольно прохладного вечера я нашёл ещё один шприц и кусок материи, который она использовала вместо бинта, сплошь пропитанный кровью.

Я ускорил шаг.

Белое солнце в лазури прекрасно отражалось от высветленной белизны белого снега.

Я поднялся на ещё один холм, и моё сердце дрогнуло ещё до того, как я успел понять, что внизу находятся коробки с армейским рационом и водой, и что с ними что-то не так.

Они были поставлены так, что образовывали небольшой навес.

Когда я подошёл поближе, я увидел, что под навесом лежала она.

Она была в тёплой куртке с воротником, лицо ее было до ресниц замотано шарфом.

Грудь ее вздымалась медленно и равномерно.

Она спала.

Ее руки в рукавицах были засунуты в карманы куртки.

Она просто спала.

Я сел на снег подле неё и стал ждать ее пробуждения.

Кристалл будильника всё ещё не звенел, но я знал, что даже если зазвенят все кристаллы всех будильников в мире, то я всё равно ничего не смогу услышать.

Илья Соколов Больше не уснёшь

1. Пластиковый крематорий трещит по швам…

Стремительная тишина валит висячую стену. Девочка и мальчик выбегают прочь из перманентного прицела целостности подвальной подсобки. Дядя Пьющий просто остался сидеть у печурки камина, наливая себе следующую…

Ремонт мироздания идёт полным ходуном, опережая график суматохи.

— Дай нам Бог терпения, — говорит Пьющий нарочно. А после — опрокидывает стопку горькой в глотку, опрокидываясь в раззявленный тоннель земляной трясучки.

Здание сжигателя охвачено тремором счастья. Девочка и мальчик успевают ускользнуть куда-то в центр. А крематорий основательно рушится…

Пламя пляшет блестяще. Сизое солнце уже мечтает стать луной. Окраина приятно пульсирует от финальных аккордов гибели Пепельного Завода. Под ногами неба много листвы, сухой, горевшей, словно спящей. Но дорога в туман мрачно различима.

Кстати, девочку зовут Белая. А мальчика, конечно же, Чёрный.

2. Бумажный Тигр идёт в магазин…

Он, будучи типичной детской игрушкой, ласково стоит у витрины с мясом. Денег на лучший кусочек не хватит(жаль), но Бумажный согласен хотя бы «поесть глазами».

Тигр утробно вздыхает, долго тащится до отдела забытой продукции, где (настойчиво торгуясь) покупает-таки красивую банку слёзных консервов. И хлеб, что тоже очень похвально для аппетита…

Прорываясь сквозь двери на выход, Тигр привычно ждёт, когда магазин остановится. До ближней тротуар-станции немало секунд, и даже можно полюбоваться чем-нибудь летящим во взрывчатом небе. Бумажный смотрит на жёлтые листья с деревьев, один из которых плавно закручивается по дуге к покупателю Тигру. Тот ловко ловит лист. Затем читает новость о разрушении крематория, что выжжена с обеих сторон «растительной листовки».

К этому времени платформа магазина тормозит у остановки.

3. Капрал бросается в атаку…

Вторая мировая. Начинается ночь. Враг невдалеке. Прямо напротив.

Всем страшно. Бой совсем скоро. Для многих — самый первый. Для многих — смертельно последний.

Довольно молодой капрал ожидает сигнала к началу. Он отчаянно вспоминает почти всю свою обычную жизнь. Раннюю любовь к беловолосой девчонке из соседнего дома. У неё необычайные глаза цвета индиго. И ещё она смешно умеет изображать птицу в полёте.

Капрал бережно вспоминает их сладкие поцелуи (немного робкие, укрытые полутьмой чердака). Та замечательная девчонка потом хотела стать его Самой Любимой… Он этого хотел ещё больше.

Ему вспомнилась осень, какие-то школьные дни, меланхолия будущего. А дальше пришла война. И жизнь стала чёрной. Его беловолосая девчонка испуганно плакала, вытирая солёное горе платком на перроне.

Вдруг командир поднялся, в полный рост возвышаясь над взводом. А после все остальные тоже увидели сигнальные огни ракет в небесах. Ночь закричала как будто. Враг пошёл в бой…

Лихорадочно вылезая из грязи окопа, капрал почему-то вспомнил свою любимую детскую игрушку.

Бумажного тигрёнка. Самого прочного в мире.

4. Серпентина не может заснуть…

Идеально стройная красоточка, выщёлкивая замысловатый ритм шпильками по мостовой, нежно омытой дождём час назад, шествует к зданию кинотеатра, где собирается подыскать себе кого-нибудь. Хотя бы для этой ночи.

Серпентина проскальзывает в полностью пустой холл «СинемаХаус» и покупает билет в автомате, бумажка без времени сеанса, ведь картины идут непрерывно.

Серпентине нравятся ужастики… Она проходит в Чёрный зал, здесь кто-то есть, человек у дальней стены. Девушка хищно пробирается прямо к нему, пока на экране кого-то режут штыками в ближнем бою. Похоже, идёт фильм про Вторую мировую (немирно настроенные солдаты атакуют друг друга, точно чудовищные марионетки чужих решений).

Серпентина грациозно подсаживается к мужчине, тот вяло мажет по ней взглядом, затем опять устремляет внимание к батальной сцене. А девушка возмущена таким отношением.

Но тут же в зале появляется ещё один хлыщ, привлекательный и холёный собственной уверенностью в себе. Когда эти мужики начинают жадно целоваться, Серпентина оскорблённо признаёт, что фильм не так уж плох.

5. Охотники за нечистью переживают явный кризис…

Мы прибыли по назначению, как посылки для гуманистов.

Какой-то диковатый лес, осенние луга, привычные проклятья привидений на снимках памяти. Мои коллеги (до крутости невнятная девка плюс туповатый парень с высшим образованием) сразу же бросают меня одного у машины, убежав на поиски Сестёр, позабыв про оружие, будто заядлые пацифисты…

Быстро собрав ружьё и взяв как можно больше патронов (с порохом из адской пыли плюс дробью из чистого серебра), я продираюсь через чащу, выхожу к лугам, а моих напарников не видно, как чертей в церкви. Дал же Бог помощников!

Зато вот Старшая Сестра уже «отзеркалила» моё ружьё себе увесистой копией. Возможно, у неё получилось гораздо более страшное орудие поражения… И теперь эта демоническая сучка готова затеять собственную охоту. Где же тогда Младшенькая? Осталась сторожить черепа? Или следит за мной вон из того оврага?

Я бегом преодолеваю расстояние до деревьев на холмике, зорко осматриваюсь по сторонам осеннего леса: замечаю своих друзей-дебилов, которые зачем-то спустились к реке. Ещё вижу — «зеркальное» ружьё опасно темнеет в её руках безжалостной любительницы человеческого мяса…

Почти моментально добравшись до берега, тихо ору своим:

— Придурки! Надо уходить, Сестра нас всех сейчас заметит…

Крутая девка наконец-то оборачивается на мой не ближний шёпот, тупой заучка в это время склонился над чем-то в прибрежной траве. Он там рыбу удит, что ли?!

А Старшая Сестра всё-таки двинулась к нам, неотвратимо отвратительная, точно молочная диета для беременных.

6. Уродец Мщения ищет виноватых…

Рухнувшая тишина выдавила его из мрака. Похожий на ящерицу, мерзкий Урод вылезает на свет из провала. Развалины Пепельного Завода траурно скучны, куски чадящего пластика навевают чувство отчаяния.

Урод мстительно кривит свою харю, оскалив пасть в своей искомой манере одиноко-страшного существа. Он слушал бухой рассказ дяди Пьющего, когда тот, провалившись под землю, учинил «покаятельные посиделки».

Пещера Урода под крематорием легко сохранила его и дядю от поверхностного катаклизма.

Теперь Урод знает, кто виноват во всём. Теперь он готов искать тех двоих (мальчика плюс девочку)… Мщение, возводимое до благородной жажды справедливости, взводит курок неотвратимого воздаяния Уродца.

Преисполненный тупой решимости, недочеловек на четвереньках, точно Мёртвый Волк Войны, быстро и неуклюже бежит в сторону туманной дороги.

7. Белая и Чёрный учувствуют в Чемпионате…

Сладкое небо поражает их чистотой своего воздуха. Осени надо много пространства. Палая листва весело бьёт желтизной по глазам.

Белая держит друга за руку, он немного печален, но и полон решимости. Этот мальчик хочет закончить внезапно начатый путь как можно лучше…

Слева от дороги стоит человек, одетый слишком броско. Будто богатый клоун в старинном цилиндре. Он жестами приглашает путников пойти за ним. Они идут.

Маленький карнавал в праздничном разгаре. Множество детей, чуть меньше — взрослых. Мертволицые куклы проводят конкурсы развлечений, веселясь даже несколько больше, чем толпа людей… Начинается Чемпионат Чудес.

Чёрного с Белой выбирают первой парой участников. Они должны отказаться от казни.

Приговорённый бедолага слёзно уговаривает их пустить тьму в Камеру Обскура, чтобы умереть (легко и красиво). Дети долго не соглашаются, а это означает их победу.

Испытание кончается. Приговорённого уносят прочь, чтобы убить ударом топора по горлу. А Белая и Чёрный уходят с карнавала, перерастающего в чудовищный кошмар.

8. Камерный мотоцикл уносит прочь героя…

Бумажный Тигр возвращается домой, закидывает хлеб на крышу холодильника, отрезав перед этим твёрдую корочку, которая очень вкусна с консервами вприкуску, а дальше включает мятый телевизор.

Через экран Тигру стали показывать весьма странный мультик. Некий герой борется против отряда мутных зомби в столовой, а они сильны невероятно. Но смелый герой лупит по ним пулями из пластилина, перемежая этот процесс весёлыми вставками употребления холодного кофе.

Ему особенно удаётся момент, когда приходится выбросить себя сквозь окно на опустевшую улицу города мёртвых… Безличные дома скованы пустотой. А медленные зомби-люди всё-таки напирают, стараясь схватить героя, который прыгает на мотоцикл, доверчиво оставленный здесь кем-то несколько недель назад.

Камеры мотора стартуют по направлению новой сцены мультфильма… Глубина поражения залегает между миром небес и земли, надрывно формирующейся круговыми движениями. Жизнь выкипает, словно кипячёная кровь закатных звёзд над горами. Шёлковая зима рождает ласковый холод. Трупы горожан пропитаны морозом. Каждый из них улыбается по-своему, оставив Вечность навсегда.

Однако, осень сильнее всего. Она чернеет в условиях ночи, смакует себя твоей страстью, лечит твоё расщепление, вонзает мозги вглубь желаний, готовых тебя причастить.

Каменное устье реки ожидает смены времён, которой не будет.

Беззаботно-весёлый герой на мотоцикле уносит себя прочь из города, чтобы получить заветный удар топора по горлу среди кошмарного карнавала.

9. Серпентине встречается Незнакомец…

После посещения кинотеатра наша суперкрасотка заходит в излюбленный кафе-бар, работающий ночи напролёт.

В заведении (кроме бармена) спиной к входным дверям расположился Незнакомец в осенне-жёлтом пиджаке. Девушка видит, что ещё у него выжжены все волосы на голове (во всяком случае — на затылке точно)…

Серпентина заказывает бокал красного, показательно садится правее Незнакомца, который оставляет своё лицо под покровительством теней, скопившихся по залу бара. Заинтригованная девушка хорошо видит лишь его руки. Они искусственно бледные, напоминают щупальца манекена из супермаркета для демонов.

Ей «начинает быть» немного страшно от этого. А безучастный Незнакомец неторопливо (точно топор над головой обречённого во сне про Королевство Палачей) поворачивает своё «обугленное» лицо Люцифера к Серпентине и смотрит на неё, пронзительно, ярко, долго… Глаза Незнакомца (девушке видны только они) невероятно жёлтого цвета. Такие бывают у кошек, что могут превращаться в змей на полную луну.

Незнакомец страшит девушку ещё больше, когда становится ясно: его неразличимое лицо останется под маской тьмы навечно… Он сухо отворачивается, неразгаданно-чёрствый и поглощённый собственной судьбой, готовый оставить Серпентине счастье будущего.

Но девушка уже решила искать избранника где-то ещё.

10. Туристическое шок-шоу удивляет всех кричащих…

Наша компания организует лучшее для многих в плане адреналина. Специализируем себя на создании неординарных ситуаций для самых обычных любителей отдыха. Например, однажды мы встретили очередную группу, прибывшую на Остров Развлечений.

Те туристы хотели чего-нибудь необычного… И вот они уже орут (все как один), когда экскурсионный автобус падает с неба на удлинённых крыльях, резко пикируя в конце пути на широту центрального перекрёстка.

Жители города привычно демонстрируют испуг, пока автобус «с кричащей поклажей» летит колёсами по асфальту, почти цепляя крыши припаркованных машин.

— Вот такой зазор, — показываю я пассажирам миллиметраж спасения от столкновений. Все кричат дальше, шокированные происходящим «отпуском»…

После парковки на уровне второго этажа, туристы всё-таки успокоились, но дальше их ожидал путь по опасным мостикам над водопадами, а мне пришлось показывать запланированный супертрюк, преодолевая жутчайшие ножи ловушек, не подпускающих к дешёвым сокровищам…

Всё кончилось удачно: туристы стали временными неврастениками, а наша компашка (водитель-счетовод, темнокожая вуду-девчонка, слуга-актёр для представлений и ваш покорный слуга), поделив законную выручку, распределилась кто куда для лёгкого отдыха.

Вуду-симпотяжка приводит меня к себе домой. Чтобы чуть-чуть познакомить с родителями: негритянский отец-карлик, живущий в зеркале, плюс многочисленная гаитянская маматерь, с рождения умеющая воскрешать мертвецов… За этой встречей следует тепловое свидание, в период которого моя чернокожая красавица зачем-то выключает смысловые различия. И визуальность мироздания канула в нонсенс безумия.

Грачи напоминают пистолеты. Вектор силы стал похож на фьючерсы. А фотография наслаивается идентичностью под пластик пламени огня… Колдовская девчонка наконец вернула реальности привычное лицо. Мимо нас через проулок бежит какой-то урод, похожий на ящерицу.

Я уже собираюсь предложить ему прибыльную работу в нашем шок-шоу, но этот «квазимодо» кричит, что ему не нужны деньги. Он просто хочет кому-то отомстить.

11. Монохромная ночь стучит по крышке гроба…

Слюнявая красавица избаловала своего кавалера: её нежность трепещет внутри; её грудь «грохочет» снаружи; её стройные ноги готовы обнять страсть и похоть; её нахальный взгляд уже почти стонет в ответ на мысли…

Она приоткрыто проходит к зеркалу, а мягкая ночь сдержанно тревожит отражение. Кавалер красавицы скован по рукам и ногам — сидит на стуле в опустелой гостиной. Ему теперь не слишком страшно. Но при этом жуткая девушка у зеркала, в прихожей уже переместила свою сестру сюда из измерения Преисподней.

Младшенькая весело смотрит на голого мужика, что обездвижен спиной к безлунным окнам…

— Тебе понравилось с моей Старшей Сестрой? — спрашивает девочка-демон, намеренно приумножая интерес голоса, который звучит точно радостный шёпот усопшего.

Коряво ужаснувшись, кавалер не способен ответить. А Младшенькая очень спокойно начинает есть: пока кровь течёт по её подбородку, обнажённый «бывший» мужчина остаётся в сознании (к огромному для него сожалению). Ну и, конечно, Старшая Сестра уходит в душ, полюбовавшись своей «ангельской» внешностью истинной красотки секса…

Цифровой гроб украшен чернотой. И больше ничего ему не нужно. Впрочем, он ждёт свою единственную «поклажу». То тело, что предназначено ему.

Ночь постелила вокруг тяжёлый саван. Заметный ветер будит Белую; девчонка опасливо всматривается во тьму леса. Вечерний костёр погас минуту назад. А мальчик по имени Чёрный проснётся ближе к рассвету…

Тревога после приснившейся сцены каннибализма плюс любви почти прошла. И Белая хочет уснуть снова. Ей почему-то представляется тигр из бумаги, который ровно дышит во сне, удобно устроившись на диване. Рядом с ним покоится гроб, похожий на жуткое зеркало.

Девочка устало прижимается к другу, чтобы просто немного согреться.

Ночь скользит по лесу, ласково обнимая деревья.

12. Охотники за нечистью чуть не становятся добычей…

Весьма сложная ситуация!

Мы бежим уже не через лес — тот превратился в нечто, напоминающее коридоры катакомб. Адские Сестрички где-то рядом? Или уже давно перешли в ближайшую реальность сновидений, бросив нас бессмысленно блуждать под землёй…

Мои «коллеги по охоте» совсем запыхались. Похоже, никто за нами больше не гонится: можно передохнуть.

Я суеверно сажусь близ колонны, перед глазами проносится идиллия какого-то идиотского совершенства смерти без жизни. Кажется, что сейчас всё в максимальном порядке. Грезится, будто наша миссия имеет самый особый смысл. Особенно, когда солнце бьёт об песок прямо перед выходом из проклятого подземелья: мои служебные коллеги противно щурятся на свет, а я, уверенно поднявшись, подхожу к ним поближе, чтобы тоже увидеть красивую яркость солнца над пустыней в этот день…

Но тут же сонный взрыв разносится звучанием на сотни миль вокруг. Ужасная зима почти влезла в локальность, и наша троица теперь будет переброшена куда-то ещё.

13. Куда приводят всех все сны…

Распалённо-жгучая Серпентина стучит каблучками через проулок, а летняя тьма сливается через красотку-девушку с чем-то, многозначительно несущимся вдоль арочных стен, точно безумная обезьяна, учинившая погоню за эволюцией человечества…

Мягкое время ночи практически рвётся по швам, если смотреть не на звёзды с бескрайнего неба, но видеть при этом самую мутную перестановку, которая объединяет моменты судеб… Мерзкий Уродец Мщения, вроде, напал на след той парочки тварей, разрушивших нечто большее, чем старый крематорий из пластика. Они уничтожают уродливость реальности, что так не нравится Уродцу.

Удивлённая Серпентина едва не попадает под этот «полуночный экспресс», который проносится мимо чернильной тенью мстительного вихря… Мальчик с девочкой (рука в руке) идут по темноте аллеи, совершенно не нуждаясь в словах.

Деревья мрачно притихли, будто боясь накликать злобный ветер. Дети глядят на небеса — тусклый месяц как остриё Копья Судьбы; глазницы звёзд предсонно приоткрыты…

Тут впереди появляются два силуэта. Они, точно зеркальные двойники Чёрного и Белой (но это только быстропроходящая видимость, сродни мгновению галлюцинаций). Демонические Сестрички всего лишь случайно наткнулись на эту улицу, одетую в такой удобный мрак. Дальше можно попробовать напасть, внушая терпкий страх, передавая вкусный ужас меж собой, откусывая психику детишек, когда те будут липко лежать в ближайшей канаве каннибализма…

Быстрый бег Уродца Мщения прерывается прямо перед двумя жуткими «девушками». Младшенькая безумно улыбается пастью, полной клыков белеющей акулы; а Старшая Сестра уверенно сжимает Ружье Теней когтистыми руками «демон-куклы». Ветер сновидений приносит новых носителей плоти…

Дойдя до дальней стороны аллеи, Серпентина с интересом смотрит следующий эпизод: некий неимоверно заученный паренёчек опасливо стоит близ вполне симпатичной девицы, которая боязливо держится рядом с чуваком, смело вооружённым какой-то «палкой», во тьме похожей на ружьё.

Охотники за нечистью прибыли довольно во время (плюс место)…

— Стоять, Сёстры! — ограничительно кричит парень с ружбайкой. Всё тут же ящерообразный «мутант» резво оборачивается, позволяя Чёрному и Белой успеть затеять прятки от смерти.

Пока Младшенькая Сестричка скрывает себя в темноте, Старшая стреляет по преследователям, убегая под защиту деревьев… Ответный огонь сносит несколько веток, исчезающих с мучимым звуком, но кошмарные «девушки» уже готовы изменить суть происходящего:

Тысячезначная ночь разбуженно-прекрасна собственной целостностью.

Начались откровения. Отлично…

Судоходный материал граничит с памятным манёвром сложных (невозможных) связей. Человеческая радость упряма, точно атомный гриб лунной радиации.

Сутулая история сливается сквозь сияние власти, которое также предпочитает быть не сильно заметным (но есть). Обратная тень слеплена плохо. Правильная тональность сложена горьким костром для сожжения стеклянных режимов.

Дворы заимели картинность дворцов при лукавости солнца… Исторгнутый снаряд боеголовки копируется на протяжении десятка секунд, после чего смертоносно блестит рассечением неба, убивая веселье будущих мыслей обычных детей.

Размеренный свист разъедает воздух над столицей. Условная печаль расползается пасмурным взрывом, расплавленные облака измельчаются до молекул, развеянно-унесённых ядерным ветром во все концы славной столицы.

Извечные дома, шумные перекрёстки, парковые дорожки, этажи подвалов, просторы крыш, уступки магазинов, пролёты лестниц, катакомбы канализации, сумерки скверов, непредсказуемая тьма аллей… Люди испуганно вскидывают головы. Повсюду слышен вой, предупреждающий обречённое население о скорейшей смерти через познание ядерной мощи далёкого противника.

Первые удары словно сметают реальность, как крики призраков пронзают пространство, сминают саму жизнь. Теперь лишь мёртвые везде (а без могил и даже тел им очень неспокойно думать страшной злобой)… После конца немного кажется, что солнечный шар начинает капать, «рассыпаться» жаркими потоками ливня.

Вселенная лишилась одного из своих ярких глаз. Измученное небо убито наповал. Проклятья не озвучены, враг победил, столицы больше нет, страна вся существует в заражённой зоне… Выжженный воздух кипит, как в аду, во времена самых лучших чудес.

Атомная чума смердит по направлениям к выжившим «счастливцам». Остатки последних людей уже теряют любую надежду плюс малейшую возможность спастись (хотя по-прежнему стараются существовать). Совсем скоро исчезнет целая нация. Вместе с ней пропадут «смежные» народности. Все люди опасной страны. Никого не оставят последствия ядерных взрывов…

Но происходит нечто максимально непонятное. Сменяется природа новорождённых деток, они становятся чем-то совершенно поразительным. Их питает только энергия смерти, только губительный «свет», только весомая месть…

Так вот, эти дети теперь могут (способны, хотят) отомстить. Ядерная зима делает их сильнее. А дальше — они сами летят сквозь небеса, пылая праведностью гнева.

Это за убитых отцов и матерей. Это приведёт к новому циклу ответной «реакции». Это будет атомной эволюцией. Это неизбежно…

Гулкий звук рассеивается по аллее, выстрел за выстрелом.

Демонические Сестрички пока не видны, но охотники за нечистью уже преодолели морок видений, теперь готовые втроём исполнить свой «гражданский долг».

Серпентина же видит вдали двух детей, которые явно напуганы неким существом, затаившимся перед фатальным прыжком чуть в стороне от желаемых жертв.

— Нет! Осторожно! Берегитесь! — предупредительные вопли Серпентины добавляют новых обертонов сложившейся стресс-ситуации… Белая и Чёрный отскакивают куда-то вбок, после почти прицельного прыжка Уродца. Создание мстительного мира обернулось (его глаза противны, точно два отхожих «колодца» посреди зыбучих песков).

Отсечённые от развития событий, Сестрички выходят «на свет». Старшая врезает из ружья мимо намеченно/ долгожданно/ жертвенно/ мнимо/ искупаемо/ нежданно/ ежданно стандартно/ смято/ слитно/ мёрзло/ мерзко/ кратно/ сонно… Мимо видимой во тьме цели, которая распалась на три убогие части.

Охотники за нечистью бросаются врассыпную, девонька геройского отряда тут же натыкается на Младшенькую, которая запряталась в кустах терновника, и сидит тихо-тихо, чтобы опять спастись, а после этого — увидеть смерть отличнейших людей, которые всегда хотят жить очень счастливо… Обе они видят глаза «соперницы», полный притязаний на лучший вариант взгляд, незримо обращённый к самым смело-сильным парням «планеты памяти»…

Девушка-охотник шлёпает комья земли прямо в харю Младшей Сестры-людоедки. Та больше не может ничего, но Старшая быстра, как молния Теслы без грозы. Дикий крик летит над аллеей: сухость пустых щелчков — ружьё уже разряжено, патронов больше нет. Выстрел наугад сносит часть черепа Уродца, случайно миновав Сестёр сквозь тьму листвы взволнованных деревьев. Дым из ствола возносится к луне.

Сестрички ушли куда-то вдоль пространства, преломив реальность сновидения на доли встречных секунд общей жизни… Некрасивый труп Уродца Мщения годен лишь для сожжения в новом крематории из пластика, стекла и полимеров.

Чёрный вместе с Белой спокойно стёрты с «лица» ночного пейзажа, продолжая свой интересный путь прямиком в будущее.

Отважные-таки охотники за нечистью отправляются по меньшей мере на промежуточный отдых (есть мысль поучаствовать в туристическом шок-шоу, которое себя весьма смогло зарекомендовать)… Только Серпентина теперь стоит в темноте, чего-то ожидая.

Самый настоящий Бумажный Тигр идёт в её сторону, появившись совсем не из пустоты, а из ближайшего проулка. Он просто шёл за выпивкой в привычный магазин «24», но на его пути вдруг оказалась девушка-красотка, остановившая его и взглядом, и желанием…

Они знакомятся. Он говорит приятно. Ей нравится его лицо. Она немножечко даёт понять, что можно ему будет всё.

Бумажный с Серпентиной входят в арку ближнего дворика, покуда остальные утратили способность засыпать. А сон, конечно, продолжает свой «обход»…

Мари Роменская Сеанс

Где ярче свет — там тени гуще.

Иоганн Вольфганг фон Гёте

Елена шла к брату через лес.

Вот уже который год Игорь страдал от затворничества по воле недуга — стоило ему выйти на улицу, как тело одолевала смертельная слабость и душил мучительный, надсадный кашель. Во многом именно по этой причине все окна в доме были наглухо замурованы от внешнего мира; на стёклах светоотражающая плёнка, снаружи — ставни, от которых они по счастливой случайности не успели избавиться после смерти дедушки. Игорь мог дышать только через повязку, которая фильтровала поступающий воздух.

Он пробовал лечиться. Но врачи разводили руками, да и средств у них, собственно говоря, не было. Елена работала штатным психологом, а Игорь, по большей части, занимался переводами редких изданий зарубежных книг.

Игорь мечтал заняться научной деятельностью, но коварная болезнь замуровала его в четырёх стенах. Если бы не Елена, которая приходила к брату строго по часам и поочерёдно проветривала комнаты, вела хозяйство и подолгу беседовала с ним, он бы давно лишился рассудка.

Девушка сознавала, что долго так продолжаться не может, и однажды прибегла к помощи целителя, который почему-то настаивал на прозвище «знахарь». Елена не знала, каким выдающимся знахарем он представлялся себе, но на деле — испорченные нервы и вечер. Иначе как можно истолковать стремительное исчезновение «доброго» старца, стоило ему увидеть Игоря. Объясниться он не пожелал, равно как и компенсировать оплаченную дорогу — одно из условий сделки.

Вот она приблизилась к скромному убежищу Игоря — так он называл свою вынужденную тюрьму. На фоне бескрайнего поля, какое представало взору после хвойного леса во всей своей пустынной и колючей красе, домик казался особенно крохотным, а покосившаяся от неумолимого хода времени крыша и кое-где облупившаяся краска лишь усиливали общее впечатление запустения и отрезанности от всего вокруг. Домик смотрелся почти нелепо.

Девушка подошла к входной двери и по заведённой привычке постучала шесть раз: два раза отрывисто, остальные четыре — чуть настойчивее. Она сама придумала этот шифр, чтобы брат сразу переходил в другую комнату, подальше от угрожающей встречи со свежим воздухом.

Девушка поспешно затворила за собой дверь и сняла тёплое пальто. Она не торопилась сменять его лёгкой ветровкой. Рисковать здоровьем было для неё несвойственно; ко всему она подходила с присущими ей благоразумием и расчётом. С материальной точки зрения она была почти как все, а вот с духовной — иной.

Несмотря на первое впечатление, какое девушка производила своей юностью и манерами, веровала и занималась она совсем иным, антинаучным делом вместе со своим братом.

Это был их маленький секрет.

После долгой беседы они спокойно могли перейти из просторного зала в крохотную комнату, отведённую для так называемых «сеансов», будь то спиритические или же безуспешные попытки исцеления недугов. Стены и потолок комнаты украшали обои в тёмных тонах, способные произвести тягостное впечатление на любого, кроме самих хозяев. Справа от двери находилась керосиновая лампа. Стоило её зажечь, мрак, в котором утопала зловещая темница, рассеивался, демонстрируя кушетку, тумбу и круглый стол с причудливыми атрибутами. Пожалуй, их можно было с уверенностью причислить к тем вещам, какие встречаются в жилищах помешанных на оккультных ритуалах безумцев: восковые свечи разных цветов и оттенков, кристаллы, полудрагоценные камни, руны и ритуальные клинки, склянки с отварами, даже тибетские поющие чаши, по преданию очищающие пространство от скверны после призыва духов. Всё это служило ради одной цели — побороть недуг.

Но, к сожалению, как бы последовательно и усердно они не призывали ушедших из жизни людей, никто не являлся к ним. Впрочем, не всегда глаза видят то, что скрывается от них в тёмных углах, прячет своё присутствие, сливаясь с окружающей тишиной. Один из спиритических сеансов мог бы послужить доказательством существования призраков, если бы они заметили это. Но безмолвная тень возникла без единого шороха и дуновения потустороннего ветра и так же безмолвно слилась с густыми тенями комнат.

Елена и Игорь, ничего не подозревавшие, с досадой принимали каждую новую неудачу.

— Наверное, нужно иметь какие-нибудь способности, чтобы получилось, — говорила Елена и разочарованно откладывала личные записи дедушки, который, однако, умел говорить с духами. Стало быть, и Елена, и Игорь должны были унаследовать столь необычный дар.

— А, может, нам стоит сконцентрироваться на другом? — спросил Игорь.

— Мне кажется, мы уже всё перепробовали, — вздохнула Елена и принялась убирать со стола.

— Прибор для осознанных сновидений. Слышала о таком? — Игорь попытался сказать фразу как можно непринуждённее, но реакция Елены тут же выдала её внезапную заинтересованность; глаза засветились от любопытства.

— Впервые слышу. Как его можно достать? Сколько стоит? — затараторила девушка. Игорь же загадочно улыбнулся и встал из-за стола за рисунком. Он протянул его сестре, которая с минуту изучала его, а потом, отложив в сторону, заключила:

— По-моему, чушь какая-то, впрочем, как и все наши «приборы».

— Не торопись с выводами. Я попытаюсь собрать его сам. Думаю, так будет надёжнее. Только мне нужна твоя помощь, — сказал он.

— Что, опять? — скисла Елена, — Ладно, говори, что нужно достать. Сколько ты будешь его делать? — она внимательно посмотрела на брата.

— Мне нужны крохотные светодиодные лампочки, желательно из одной партии, обязательно красного цвета. Не знаю, сколько это займёт времени. Вечер, а, может, и два, — он пожал плечами.

— Затягивается самое интересное, — вздохнула она.

— А ты со всей своей благоразумностью до ужаса нетерпелива, сестрёнка, — рассмеялся Игорь. У него был низкий голос, отчего смех звучал зловеще.

— О да, это у нас в крови, ведь, согласись, в тебе это тоже сидит, — парировала она с усмешкой.

— Если так подумать, то внутри нас скрывается многое. Но мы как-то научились находить с этим общий язык. Главное — терпение, — последнее его слово прозвучало особенно горько; уж что такое терпение Игорь знал, как никто другой. Сколько раз его проверяли на прочность, да и до сих пор проверяют, словно дотошные учёные, рассматривающие каждую его клеточку под микроскопом и, по своему усмотрению, вводящие реагенты, чтобы оценить результат.

Сегодня аппарат был готов, потому Елена, охваченная предвкушением праздника, с нетерпением спросила:

— Ну, где же он? Я хочу попробовать первая! — она не дождалась его и забежала в комнату для сеансов.

— Если честно, я уже испытал его сам, иначе как бы я понял, что он работает, — замялся Игорь и виновато посмотрел на сестру.

— Без меня, — расстроилась она, — И что же ты увидел? — любопытство её, конечно, пересилило обиду.

— Да ничего особенного. Мне кажется, я и этого не могу, не то что призраков вызывать, — он разложил на тумбе необходимые атрибуты.

— Итак, занимай горизонтальное положение, постарайся не шевелиться. Я одену на твои глаза особую повязку со светодиодами красного цвета. Первые пару секунд они горят хаотично, потом в строгой последовательности. Также, на всякий случай, я положил аппарат для измерения давления и пульса, если вдруг что-то пойдёт не так, — он уложил сестру на кушетку и выполнил все необходимые приготовления.

— Поняла. Ну, пожелай мне удачи, — прошептала она и постаралась сосредоточиться на предстоящем «путешествии», если, конечно, можно окрестить столь сомнительное предприятие подобным образом.

— Удачи, — сказал Игорь и принялся терпеливо ждать. А тени в углах комнаты неумолимо сгущались.

* * *

Елена шла по коридору. Узкий и отталкивающий, в мрачных тонах, он петлял, как петляют коридоры в утробах древних, полуразрушенных и забытых гробниц. Казалось, ещё немного — и стены его сомкнутся, но то была лишь игра света и тени.

Впрочем, Елена была лишена возможности восхититься этой зловещей архитектурой, потому как её разумом верховодила одна мысль — отыскать второй этаж и забрать бумаги по работе. Ни о том, что она пребывает во сне, ни тем более о разговоре накануне она не вспоминала, равно как и об отделившейся от сумрака тени; тень то неестественно вытягивалась во всю ширь, то сворачивалась в крохотный клубок. Возможно это была тень живого существа, но в том, что она принадлежала иному, неизвестному человеку миру, не оставалось никаких сомнений.

Вскоре мысль, довлеющая над сознанием Елены, ослабла; её прояснившийся взор остановился на первом, что привлекало внимание — смятом листке неестественного пурпурного цвета. Внезапно она поняла, что спит. Новые ощущения, какие она испытала от скоропостижного осознания, поразили своей изумительной остротой. Однако длились они недолго и, хотя Елена пыталась вновь призвать их, ничего не выходило. Ко всему прочему зрение её ухудшилось и сложно было разглядеть, куда идти. Чем сильнее она напрягала свой мысленный взор, тем дальше удалялась от желаемого — найти выход из бесконечных, повторяющихся лабиринтов жуткого здания.

Её бесцельное блуждание, однако, вскоре нарушил незнакомец, который вышел из-за угла. Но откуда здесь взяться углам, если пространство вокруг один нескончаемый коридор? Елена не придала этому обстоятельству должного значения. Она пристально вглядывалась в лицо незнакомца, но ничего не видела, кроме клубящейся, как ореол, темноты.

— Мне нужна твоя помощь. У тебя есть метка, видишь? — непринуждённым, изящным взмахом руки незнакомец указал на причудливый символ на руке девушки, которого она не видела прежде. Размером он едва превышал чайное блюдце, но выглядел при этом устрашающе: точно пасть сбежавшей из инфернального пламени твари, разверстая в невыносимой агонии.

Неприятная тревога сдавила её в своих цепких объятиях. Елена не могла пошевелиться и лишь всматривалась в размытый силуэт незнакомца. Внезапно его беспомощность, отчаянная и горькая, будто передалась и самой Елене. Он вынудил девушку сочувствовать ему.

— Куда идти? — безучастным голосом спросила она. Отныне её воля принадлежала безымянному, и он мог внушать ей всё, что пожелает. Именно поэтому девушка покорно следовала за ним, пребывая под его потусторонним заклятием.

Незнакомец прекрасно знал выход из дьявольских лабиринтов: вскоре они вышли за пределы здания, которое тут же рассеялось, как рассеиваются воздушные замки от случайного порыва ветра. Вопреки трепету, какой вызвало это поистине странное зрелище, Елена не могла остановиться. Они миновали несколько кварталов, свернули направо, прежде чем попали на автобусную остановку. Елена отчётливо помнила это место, поскольку каждый день приходила сюда и садилась на старенький автобус № 130, чтобы попасть к своему брату.

— Наш автобус, — взволнованно сказал чужак и помахал рукой.

— А почему мы не можем оказаться там, где пожелаем? Это же всего лишь сон, — она внимательно посмотрела на незнакомца. Он усмехнулся, и усмешка эта, вкупе с его торопливыми движениями, создавала впечатление воистину отталкивающее; девушка также отметила, каким странным и чужеродным казался его силуэт посреди знакомых улиц города.

И тут её осенила тревожная мысль. А что, если это — злобный дух, пришедший за ней, чтобы покарать за излишнее любопытство?

— Боюсь, твои вопросы останутся безответными до тех пор, пока ты сама не пожелаешь узнать ответы. А сейчас сосредоточься на том, что действительно важно, — его слова звучали загадочно. Только Елену они на сей раз не тронули и, собравшись с мыслями, она твёрдо процедила:

— Evanescet[1]

Мгновение спустя янтарный луч света вспорол полотно осознанного сновидения.

* * *

— Елена, Елена! — кричал Игорь и тряс девушку за плечи. — Очнись! — в приступе паники он схватился за фонарь и направил на девушку, отчего та проснулась. С минуту она пыталась прийти в себя, но мысли, как назло, путались, а тело била мелкая дрожь.

— Что случилось, Игорь, я же полчаса поспала? — сбивчиво шептала она.

— Какие полчаса, о чем ты? Ты сутки пролежала! — он сжал её руку и заглянул в глаза. Никаких видимых следов столь долгого сна он не обнаружил, если, конечно, не брать в расчёт свойственную подобному состоянию рассеянность.

— То есть, как сутки? Сколько сейчас время? — она поспешно вскочила с кровати, но тут же раскаялась в необдуманном поступке. Тело ослабло, а перед глазами разворачивалась настоящая карусель; разноцветные вспышки света, подобные разрядам молний, вибрировали повсюду, куда бы она ни обратила свой взор.

— Что он со мной сделал? — бормотала девушка, не в силах устоять на месте.

— Кто сделал? О ком ты? — Игорь помог ей лечь обратно, а потом присел на край кушетки. Для него видеть дурное самочувствие сестры было равносильно муке.

Елена сомкнула веки от внезапно навалившейся усталости. То немногое, что она успела сказать, казалось, вымотало последние силы. Игорю ничего не оставалось, кроме мучительного ожидания. Он поправил плед сестры и отправился на кухню, чтобы заварить чай.

Тем временем Елена, которая не желала мириться с внезапным пробуждением, бездумно схватилась за повязку и повторила эксперимент самостоятельно.

* * *

Каково было её удивление, когда она вновь очутилась на автобусной остановке. Чужак находился поблизости. Она уж было смирилась со своей участью, но вдруг, присмотревшись, поняла, что за существо вело её за собой в прошлый раз. Должно быть, недолгое пробуждение способствовало этому открытию.

Фигуру незнакомца скрывала плотная чёрная ткань плаща, столь ветхая и древняя, что девушка ощущала, как от одеяния веет загробным зловонием; лица же было не разглядеть из-за мерзкой маски в виде пожелтевшего от времени черепа оленя. Чужак как будто предчувствовал её заинтересованный взгляд, потому принял все меры, чтобы не выдать свой истинный облик. Быть может, она бы смогла бороться с ним, узнай она его настоящее лицо. Но ситуация складывалась не в её пользу, а столь необходимые сейчас слова из оккультных книг бесследно улетали из её затуманенного сознания, точно мотыльки, устремившиеся на манящий свет адского пламени.

— Как сон наяву, или наоборот. А, может, это и есть реальный мир, а тот, откуда пришла я — фальшивка? — спросила она и затем замерла от подступающей тошноты. Чужак покачал головой.

— Всё это вздор, — бросил он уже через плечо и прошёл в автобус. Любопытно, в минувшем осознанном сновидении автобус практически подъехал к остановке, а после недолгого перерыва, будто специально стоял и ждал их. Говорит ли это о том, что чужак умеет управлять и событиями сна? Однако Елена не успела подумать. Решимость снова изменила ей, сдав на поруки мороку, который с момента недавнего её пробуждения непостижимым образом усилился. Она молчаливо шла за чужаком, зачарованная извращёнными, сверхъестественными картинами, какие рисовало ей заклятье.

— Пока мы не приехали, я чувствую, что должен тебе рассказать что-то. Но стоит мне попытаться, как слова застревают, встречая невидимые препятствия. Такое случается. Зря ты думаешь, что если сон, то обязательно фантасмагорический. У каждого мира есть свои законы, за нарушение которых можно поплатиться самым драгоценным, что имеешь — своим собственным духом. Ты сама поймёшь, как только увидишь её, — чужак закончил свою речь лёгким кивком. Однако Елена внимала его словам с ледяной отстранённостью, какую, пожалуй, не способен испытывать простой смертный. Что же это за нечестивый монстр, пожелавший подчинить себе её волю?

Наконец они приехали. Теперь их путь пролегал через вытоптанные тропы, то петляющие, то прерывающиеся рытвинами и глубокими лужами. Небеса заволокло плотным слоем свинцовых, грозовых облаков, а мягкий свет солнца утопал в них, как и Елена, находящаяся под заклятием безымянного существа.

Они подошли к ветхому дому. Девушка чуть не задохнулась, когда узнала в нем дом брата.

Неприятные уколы страха то и дело ощущались на коже по мере того, как они приближались к жилищу. Ей не хотелось смотреть на знакомые ставни с облупившейся синей краской, на колодец, сиротливо выглядывающий из-за деревьев, и на крышу с замшелым шифером. А каких усилий ей стоило подойти к двери. То, что покоилось за ней, невыразимо пугало её. Иррациональный ужас опутывал всё её существо, пока она заходила внутрь, перед этим не забыв простучать привычный шифр, а после вышел за пределы логики и здравого смысла.

— Игорь? — позвала она, но в ответ услышала лишь надрывный стон половиц. Кто-то здесь был. Кто-то, но не Игорь.

В полузабытьи она пошла на шум, а когда увидела его источник, чуть не поперхнулась; перед ней сидела точная её копия, только младше лет на двадцать. Ничего не выражающее белое, точно алебастр, лицо и глаза, такие тёмные, словно кто-то по ошибке растопил в их провалах дёготь. Она почти не дышала и не двигалась, укачивая на руках бездыханное тело маленького мальчика.

— Что это? Игорь? — Елена попыталась коснуться ребёнка, но двойник оттолкнул её руку со злобным шипением.

— Это же я. То есть ты — это я. Елена, — прошептала она и всхлипнула. Девушка не могла объяснить чудовищную муку, намертво пригвоздившую её к месту. Если её можно условно назвать бездной, а Елена не сомневалась в этом ни на минуту, то любой смельчак рисковал потерять рассудок при одном взгляде в этот омерзительный колодец. Она не хотела вглядываться в неё, упрямо пряча взгляд, но бездна, напротив, изучала её с неприкрытым интересом, торжествуя.

— Он мёртв. Я не смогла его спасти, — произнесла, наконец, девочка, и вдруг Елена всё поняла, а потом пробудилась.

* * *

— Я поняла, Игорь! — воскликнула девушка прежде, чем распахнула глаза, словно одержала первенство в изматывающей схватке с врагом. — Я поняла, почему видела этот сон. Да это и не сон вовсе. Я была в прошлом и нашла ответ, почему ты болен! — нездоровый восторг ощущался в каждом слове в то время как её собеседник согбенно склонялся от подступающей к горлу тошноты.

— Не надо, не говори. Прошу тебя, — умолял он, и Елена попыталась прикрыть рот рукой, но тело не желало её слушаться.

— Прости, Игорь, хороший мой. Я не буду. Сколько я проспала? — она смутилась и виновато потупила взгляд.

— На сей раз недолго. Несколько часов. Видимо сон твой оказался нестабильным, — он говорил медленно, пытаясь справиться с дурнотой. После, подняв голову, он продемонстрировал случившиеся с ним изменения и присел на краешек кушетки.

Елена не верила своим глазам. Откуда за считанные часы на коже Игоря могли возникнуть столь уродливые рубцы и шрамы, пересекающиеся между собой, сливающиеся в немыслимые скопления узоров и, если присмотреться, подобий неразборчивых фраз.

Она машинально перевела взгляд на свою руку, но ничего не обнаружила.

— Игорь, неужели это я наделала? Но откуда я могла знать, — говорила она сквозь рыдания и сжимала руку брата. За окном, словно вторя её горю, бушевала гроза.

— Как бы тяжело мне не было, я должен был понять, почувствовать свой уход из яви, но видимо случился какой-то сбой, или же я совсем лишился рассудка. Где же обещанные небеса или, на худой конец, мягкий луч лунного света, по которому я бы вскарабкался прямиком в вечный покой… — он не успел договорить. Елена прервала его скорбную речь.

— Я всё понимаю и не оставлю тебя, — она улыбалась ему сквозь слезы. Кажется, Игорь почти поверил ей.

После этого случая Елена попросила уничтожить прибор — пусть сам по себе он и не представлял опасности, но девушка страшилась однажды не справиться с чужаком, который, несмотря на своё дьявольское колдовство, помог ей прозреть. Единственным огорчавшим их обстоятельством было постепенное ухудшение здоровья девушки.

Елена теряла зубы, а волосы заметно поредели; кожа на локтях огрубела и шелушилась всякий раз, стоило девушке принять душ. Только это её не останавливало. Страх лишиться брата заглушал голос разума, отодвигая его на задворки, подальше от обезоруживающей правды. А правда была такова, что Елена умирала день ото дня, гнила изнутри и, если бы не Игорь, который заметил последствия своего эгоизма, она бы распрощалась с жизнью и навсегда бы осталась в этих стенах.

Почему он здесь, Игорь, кажется, понимал, а вот позволить и своей сестре пройти через ад он не мог.

Через месяц он осторожно постучал в комнату, отведённую для сестры. Вчера она пришла к нему с ночёвкой. Девушка открыла дверь и улыбнулась.

— Я решил уйти.

— Зачем? — Елена уставилась на него с откровенным непониманием. В этот момент в ней бушевали два противоречивых чувства. С одной стороны, она отдавала себе отчёт в том, что когда-нибудь день их прощания наступит, но с другой — столь внезапно лишиться близкого человека и смысла жизни она не могла.

— Я вижу, как ты страдаешь. Если можно, то оттуда я буду следить за тобой, — пытался заверить её брат, но Елену его слова ничуть не успокаивали, да и как могли успокоить, если теперь ей пришлось бы учиться жить заново. Одной.

Елена ещё раз взглянула на брата. Все те шрамы и раны, ослепившие взор после пробуждения, затянулись, и от них не осталось ничего, кроме родинок. Он был почти таким же, как и при жизни. Почему она не могла вспомнить, при каких обстоятельствах он умер? Однако ей и не нужно было ничего выяснять.

— Я не стану прощаться с тобой, потому что мы ещё встретимся, пусть я и не знаю, когда, но верю, — тихо сказала девушка, но её слова, казалось, проглотили сгущающиеся в комнате тени. Незаметно они окружали их, напирая со всех сторон.

Игорь уходил.

Однако не таким ему представлялся исход. Лицо его исказила жгучая боль.

Он схватился за голову и пронзительно закричал, не в силах унять громыхающий зов, что сокрушал его изнутри. Елену вдруг посетила страшная мысль.

«Я совершила ошибку. Кто был тот чужак?»

В этот миг бесплотный дух брата навсегда исчез из привычной жизни Елены, при этом очутившись в плену безымянного создания. Знали бы они, что всё это время чужак скрывался в их доме, поджидал нужный момент, чтобы сначала околдовать сестру, а потом подобраться и к беззащитному брату. Если бы они обращали внимание на дрожащие, причудливые тени, кто знает, возможно, печальной участи удалось бы избежать.

А пока чужак, получивший желаемое, ликовал; ему предстояло ни один год питаться самым излюбленным своим лакомством — вечными страданиями пойманной в силки дьявольской ловушки души.

Илья Пивоваров За деревьями, за домами

Утро на остановке вобрало в себя всё типичное, что могло вобрать. Грязную марлю неба. Промозглый ветер, проникающий под одежду. Туман в кронах тополей. Запахи сырости и земли.

Однако сегодня что-то изменилось, и я не сразу понимаю, что именно. В стылом воздухе разливается перезвон, тихий, словно весенняя капель. От этого звука в животе всё сжимается, будто в желудок швырнули горсть речной гальки.

Сцена из ужастика, который однажды мы смотрели с Лизой: играет колыбельная, стихает, мгновение абсолютной тишины перед тем, как выскакивает монстр. Ещё с месяц я просыпался в поту и слезах, словно доказывая, что от прошлого не сбежать.

Ищу источник звука, пока в поле зрения не попадает пластиковый обруч, болтающийся на ветке. С него свисают металлические трубочки. Они сталкиваются: дзинь, дзинь…

К гальке подсыпают ведро грязного льда. Глотаю сырой воздух и не могу надышаться. В ушах стучит. Когда подъезжает нужная маршрутка, я разворачиваюсь и бегу прочь от остановки.

Все, кто мне дорог, в очень большой опасности.

* * *

Должно быть, с высоты птичьего полёта то ещё зрелище: беспокойная фигурка мечется от здания к зданию. Ни дать ни взять муравей спасается от солнечного луча, сконцентрированного увеличительным стеклом. Скрываюсь под кронами деревьев, под козырьками подъездов, стараюсь не показываться на открытой местности. Домой возвращаться нельзя — за квартирой, скорее всего, уже следят.

А ведь я только устроился на работу, которая мне по душе, познакомился с классной девушкой. Надо позвонить. Достаю смартфон. Пять пропущенных вызовов, и все от мамы. К чёрту! Набираю номер Лизы. Череда длинных гудков кажется бесконечной. Неужели её нашли? Сердце болезненно сжимается. Ну пожалуйста, ответь.

— Да?

Слава богу, всё в порядке. Присаживаюсь на скамейку у подъезда.

— Лиз, есть разговор.

— Слушаю, — голос на том конце трубки становится настороженным.

— То, что я скажу, тебе покажется странным, но, — в наш разговор вплетаются короткие гудки. Мама. Разумеется, мама, — позвони сегодня на работу, — гудок, — и отпросись. Скажи, — гудок, — что заболела. Придумай, — гудок, — что-нибудь. Например, — гудок, — простыла, или отравилась, или… — гудок, — блин, да сколько можно?

— Ты чего ругаешься?

— Мама звонит, — гудок, а затем тишина. Судорожно роюсь в настройках, ищу опцию, которая бы отключила второй вызов. Нашёл! Едва я включаю её, мама звонит опять. Гудки звучат издевательски.

— Может, позже перезвонишь тогда?

— Хорошо, — гудок. — Лиза, ты меня поняла? — гудок. — Отпросись с работы, спрячься дома и никуда не показывайся. Даже к окнам не подходи. Потом объясню, почему. Лиз?

На экране смартфона дрожит зелёная трубка. Мама.

— Да?

— Сынок, а ты куда пропал? Звоню, звоню, а ты всё трубку не берёшь.

— Привет, мам. На работу иду, телефон в кармане, не слышно.

— Неужели?

— Мам, что-то случилось? — озираюсь по сторонам. Обычно они прячутся за деревьями, за домами. Но пока периметр чист. На скамейке у подъезда восседает старуха в платке и бежевом пальто. На миг мне представляется, что я вижу пластиковую миниатюру, а двор и хрущёвка на фоне — всего лишь декорация, и за ними… но нет, старуха двигается, и наваждение рассеивается.

— Да нет, ничего, просто соскучилась, хотела поговорить. Как дела? Как там эта твоя…

— Лиза, мам.

— Да, точно. Вы ещё встречаетесь?

— Блин, тебя послушать, так можно подумать, что я девчонок как перчатки меняю.

— Ты же знаешь, что я имею в виду, — да, я знаю. Обычный бытовой разговор, который так переполнен скрытыми смыслами, что напоминает урок по фехтованию. Сколько можно? Не позволю собой помыкать. — Просто она…

— Мам, хватит! Вечно говоришь, что я мог бы найти кого получше, и в то же время никто тебя не устраивает. Может, пора остановиться, а? — я решительным шагом направляюсь к метро. Надоело скрываться. Да и работу никто не отменял. Ещё один больничный, и меня выгонят.

— Хорошо-хорошо, сынок, — послышалось, или в её голосе прозвучали угрожающие нотки?

* * *

— Раз, два, три, четыре, пять… Я иду искать.

В детстве родительская квартира представлялась целым миром, огромной комнатой игрушек. Напротив старенького «Сони» находилось Задиванье — тёмное пространство, куда не дотягивался папин пылесос. Кроме пыли, там можно было обнаружить старые носки, а если повезёт, то и монету — сокровище для ребёнка. Над диваном располагалось Полочное королевство; родители не любили, когда я отправлялся туда с миссией. Постоянные «Не залезай так высоко, разобьёшься» привели к тому, что я действительно упал, а очнулся уже в операционной, когда доктор накладывал швы. С тех пор я сменил много жилищ, но ни одна съёмная квартира не располагалась выше второго этажа.

Я любил узкие, тесные пространства. Пахнущий старым лаком Комодостан. Подкроватье — однажды папа вернулся с работы и грохнулся спать, не ведая, что едва не раздавил меня. Иногда мама находила меня в одном из отделений шкафа (увы, для него названия не нашлось). Наверное, привези кто в квартиру гроб, я бы спрятался и там. Мне нравилось представлять, как внутри мебельной стенки обнаруживается лаз, и я ползу по нему как герой Уиллиса из «Крепкого орешка» по вентиляции, а локти, коленки и спина упираются в твёрдое, и в этой деревянной утробе так комфортно и уютно. Безопасно.

Открытые пространства я не любил.

Когда маршрутка проезжает по мосту, ведущему к метро, я вцепляюсь в рюкзак. По воде гуляет рябь, между многоэтажек на том берегу бродит серая фигура, и если она меня заметит… Стекаю по сиденью, и всё равно, что подумают остальные пассажиры. Пулей выскакиваю на нужной остановке и бегу к метро.

Площадь перед входом на станцию огорожена красно-белой лентой. Тех, кто норовит поднырнуть под неё, ловят работники в оранжевых робах. Подхожу ближе. От дурных предчувствий сжимается горло. И точно, фигурная плитка продавлена; на широком конце продолговатой рытвины — пять ямок поменьше.

С трудом просачиваюсь сквозь давку у входа в вестибюль. Пищат турникеты, голос диктора бодро зачитывает рекламный текст, тоннели наполняются гулом. Хочется затеряться в человеческой гуще, снова переехать. Проблема в том, что, куда ни отправься, с тобой останется тот же багаж.

Поезд мчится так, словно того и гляди развалится, но мне уже всё равно. А телефон разрывается от звонков, даже здесь, под землёй. Теперь папа не даёт покоя.

* * *

— Смотрите, кто явился, — приветствует меня охранник. Он единственный, кто стоит в зале. Официанты бегают с подносами. Менеджер помогает принимать заказы. Даже бармен носится от полок с бутылками к холодильнику, а оттуда к стойке, колдует с бутылками и шейкером. Гости сидят: одни читают меню, другие едят, третьи болтают. Я пробегаю через служебный вход, мимо кухни и крикливых поваров к раздевалке. Через несколько минут хостес проводит к столику новых посетителей, я принимаю заказ и вбиваю его через терминал. Рабочий день начался.

Телефон остался в шкафчике вместе с повседневной одеждой, но всё равно слышу его пронзительную трель. Он будет звонить, даже если его выключить. Даже если утопить или бросить под поезд. До тех пор пока я не отвечу.

— Мне, пожалуйста, салат «Цезарь» и стейк средней прожарки, — говорит паренёк на диване. У него борода и модная стрижка, одежда от топовых производителей. На меня он не смотрит, тонкие пальцы бегают по экрану последнего «айфона». Папа обозвал бы его бабой, «жидким мужиком» или кем похуже.

Я повторяю заказ и иду к терминалу. От отца мне достались волевой подбородок, серые глаза, широкие плечи. Телосложение рабочего. Папа занимался со мной как мог, всё пытался подтянуть математику, потом физику. Ругался, когда я не поступил в техникум. Хотел, чтобы я устроился на завод. Сложно объяснить ему, что большинство мужчин — грубые матюгающиеся дети, и мне с ними некомфортно.

Я вообще не соответствую ожиданиям отца. Парень с мощной спиной и грубыми ладонями — лишь оболочка. Под ней человек, который предпочитает книжку попойке с друзьями. Может быть, поэтому у него мало друзей. Он фотографирует закаты, потому что они потрясающие. Он любит наблюдать за танцующими людьми. Ему вообще нравится всё красивое. Однажды он умрёт. Последней его мыслью будет то, что мир — прекрасное, но жестокое место.

От грохота на улице подпрыгивают приборы и посуда, моргают лампы. Какая-то женщина вскрикивает, а затем нервно смеётся. Я застываю на месте, но шаги удаляются, сопровождаемые лязгом металла, звоном стекла и перекличкой сигнализаций. Стук сердца тоже стихает. Надо покурить.

Во внутреннем дворике грузчики носят коробки с продуктами. Менеджер со старшим официантом стоят поодаль и что-то обсуждают. Завидев меня, оба умолкают. Понятно. Подхожу, спрашиваю зажигалку. Пока коллега роется в карманах, менеджер откашливается.

— Слушай, — говорит он, — ты же помнишь, я говорил тебе: ещё раз опоздаешь, и всё, пиши увольнительную. Было такое?

Я лишь киваю в ответ.

— Так вот, — продолжает он. — Сегодня ты когда должен был приехать?

— В девять, — старшему официанту звонят, и он отходит в сторонку, чтобы ответить.

— Так точно. А пришёл ты во сколько?

К чему эта пытка? Что-то трещит в паре шагов от нас — деревянный ящик, из которого во все стороны катятся помидоры. Грузчиков нигде не видно. Хочу вернуться, но менеджер хватает меня за локоть.

— Слушай, — говорит он, — ты говорил, проблемы с семьёй. Но ты не должен приносить их с собой, понима…

Небо темнеет. Сзади нас раздаётся короткий вскрик. Оборачиваемся — двор опустел. Сверху падает и разлетается на осколки смартфон.

— Не понял, — говорит менеджер. Хочу объяснить ему, что это мои проблемы пришли за мной, но просто отворачиваюсь и зажмуриваю глаза. Еле заметное движение воздуха за спиной; звук, будто что-то тянут вверх с большой скоростью. Секунда абсолютной тишины, словно даже крысы боятся пискнуть. Грохочут, удаляясь, шаги, и всё живое вокруг облегчённо вздыхает.

Открываю глаза. Мысли заглушил страшный барабан, поселившийся в сердце. Во дворе ни людей, ни грузовика. Двери в ресторан тоже нет; стену на её месте стянули, словно пластилин; кажется, я даже вижу отпечатки пальцев на штукатурке. Гигантских пальцев.

Забегаю в ближайшую арку. Надо забрать Лизу, а потом… Исполинская босая ступня проминает асфальт между «хондой» и грузовиком. Переждать здесь? Здание содрогается до основания, и я падаю. В лицо летит бетонная крошка. С трудом встаю. В ушах звенит, арка болтается перед глазами, гигантские змеи тыкаются в решётку. Не змеи — пальцы. Жёлтые ногти, под которыми скопилась грязь, скрежещут по железу. Бегом возвращаюсь во двор, заскакиваю в подъезд, вжимаюсь в угол. Пусть, пусть меня обнаружили, но Лиза здесь ни при чём. Надо сказать ей самое важное, пока не стало слишком поздно.

На экране смартфона застыла ненавистная зелёная трубка. Красного значка нет, вообще никаких альтернатив. Ты пойдёшь в школу, поступишь в университет, отслужишь в армии, устроишься на работу. Ненавистный кусок пластика улетает к ступенькам. Видимо, тачскрин реагирует на удар, потому что снаружи всё разом затихает. И в наступившей тишине раздаётся знакомый голос. Он доносится одновременно из динамика и откуда-то с невообразимых высот:

— Алло? Сынок?

— Мам мне уже тридцать лет, — кричу я. Жалкое зрелище: джинсы порваны на коленях, ладони кровоточат, одежда белая от пыли. — Хватит со мной сюсюкаться! Я уже работаю, встречаюсь с девушкой, которую люблю. У меня должна быть своя жизнь. Взрослая жизнь.

— Но для нас ты всегда будешь маленьким, — раздаётся второй голос. На площадке темнеет: я не вижу, но знаю, что это два лица поочерёдно заглядывают в окна. Сверху лопается стекло, затем звук раздаётся вновь, уже ближе. Скоро меня найдут. Они всегда меня находили, куда бы я ни забирался.

— Отпустите Лизу, — кричу я. — Она ни в чём не виновата.

— Но милый, — говорит мама. — Лиза здесь. С ней всё хорошо. Сам посмотри.

Это последняя капля. Я покидаю убежище. Во дворе царит разруха. Куски стен валяются, словно детали от «лего». Перевёрнутый грузовик кажется игрушечным рядом с исполинскими фигурами, которые подпирают небо. Одна скрестила руки на груди, другая наклоняется ко мне:

— Смотри, Лиза здесь, — пальцы аккуратно опускают тело, которое тут же безвольно валится на асфальт. В глазах-пуговицах нет ни любви, ни интереса к жизни, стежки плотно стянули рот, тряпичные руки не тянутся ко мне. И всё же, я обнимаю эту подделку, потому что альтернатив всё равно нет.

Так проходит несколько минут. Я стою на коленях, слёзы капают на тряпичное лицо, мир вокруг чужой и непостижимый, а время играть подходит к концу. Сколько раз я сбегал, сколько меня находили? Кажется, я никогда и не был взрослым, это всё страшная игра, а рядом родители, они такие большие, что я легко помещаюсь у отца на ладони, мамины глаза смотрят на меня с затаённой тревогой: не брошу ли я их, не потеряюсь ли, но нет, я здесь, и они здесь, и даже Лиза, и мы никогда, никогда не умрём.

— Пошли спать, — говорит папа. Ему не нравится, что я играю с куклами, но что поделать. Сильные руки подхватывают меня и несут над зданиями и улицами, к колыбели с решётками вместо стен. В воздухе разливается знакомая мелодия, тихая, словно весенняя капель. Она должна убаюкивать, но почему от неё всё сжимается внутри?

Владимир Ромахин Сестра Святого Лазаря

Свен не завидовал соседке, которой оставил ключи от своей стокгольмской квартиры в канун 1970 года. Теперь наверняка фру Вальстедт примет его за сумасшедшего — если, конечно, не думала так раньше.

Что найдут у него дома, кроме облезлого кота? Окурки и пыль? Нераспечатанные письма от друзей и бывших коллег? Не важно. После того, как он умрёт, свежий номер «Экспресса» украсят фотографии газетных вырезок, развешенных в комнате, кухне и даже туалете.

«Самое загадочное дело в истории Норвегии», «Гибель подлодки в Баренцевом море», «Единственного выжившего члена экипажа находят на островах Северной земли», «Власти засекречивают полученную информацию от выжившего механика „Стрелы“ Нута Истада»…

И ни соседка, ни фотографы «Экспресса» не заинтересуются стеной с изображениями молодой женщины. Её биография не имела ничего примечательного, кроме самоубийства в двадцать лет. Но разве мало людей так заканчивают жизнь в угрюмых городах Скандинавии?

Свен не смирился с гибелью младшей сестры по одной простой причине: она работала медсестрой в больнице, где от воспаления лёгких лечился Истад. А до её смерти после общения с механиком «Стрелы» покончили с жизнью, по крайней мере, два человека. Свен изучил биографии покойных: журналисты, что особо назойливо рылись в прошлом старика. Но какие бы тайны не хранил Истад, Свен решил, что не отступит даже перед лицом Люцифера, ведь сестра была его единственным родственником.

Два года со дня её смерти Свен потратил на сбор информации о «Стреле». Он добровольно оборвал все прошлые связи и стал затворником, который без устали копался в прошлом. Теперь он знал о «Стреле» всё: от биографий членов экипажа до механизма подлодки. Каждый день Свен звонил и рассылал письма всем, кто когда-то был знаком с Истадом. И наконец судьба, бог или удача вознаградили Свена. Вчера он получил письмо, которое было подписано Нутом Истадом.

«Скарсваг, Норвегия, катер, быстрее».

Это всё, что написал выживший механик.


— Как найти Нута Истада?

— О, гость из Швеции! — Рыбак повернул голову к Свену, закряхтел и поднялся с мостика, едва не задев ногой ведёрко с уловом.

Рассвет в норвежском посёлке встретил Свена промозглым ветром и моросящим дождём. Бороться с октябрьским холодом помогал термос, в котором плескалась смесь кофе и коньяка. Что поделать: после безуспешных попыток найти механика Свен зачастую прикладывался к бутылке. О том, что когда-то он был одним из лучших пловцов Швеции, Свен уже подзабыл. Из-за бороды, лишних килограммов и мятой одежды он напоминал обычного пропойцу, коими полнится любой город.

— Механик со «Стрелы», — добавил Свен. — Мне нужно найти его катер.

Рыбак сложил удочку, заглянул в ведёрко с уловом и одобрительно хмыкнул. Свен огляделся по сторонам: ни одного собеседника, кроме этого старого норвежца. Хозяева нескольких домов, где, несмотря на ранний час, горел свет, дверь незнакомцу не открыли.

— Датчанин, исландец, теперь швед. Понимаешь, к чему я веду?

— Национальности журналистов, которые покончили с жизнью после разговора с Истадом.

Мужчина жестом попросил у Свена сигарету. Тот протянул пачку. Рыбак вытащил сразу три папиросы.

— Я рыбачу здесь каждый день на протяжении двадцати лет, — задумчиво произнёс он, окутав лицо клубами сизого дыма. Оставшиеся две сигареты он спрятал за уши. — Те парни тоже спрашивали дорогу. После разговора с Нутом они выглядели разочарованно.

— Настолько, что один вскрыл вены, а другой вышел в окно?

— Не знаю. Но помяни моё слово, если хочешь жить.

— Сколько ты попросишь в обмен на то, чтобы подождать меня у его катера? Если Истад загипнотизирует…

— Гипноз? — хохотнул рыбак. — Скорее, он просто тебя напугает.

— Почему?

Лицо незнакомца вмиг стало серьёзным. Он высморкался в ладонь, потряс ей, но так и не избавился от висящей на пальцах сопли.

— Он разделил судьбу Святого Лазаря. Год назад Истада сразила проказа.


Рыбак наконец объяснил Свену дорогу, и теперь швед брёл вдоль берега моря. Вода то и дело норовила дотянуться до ботинок, а узкая линия пляжа не давала пространства для манёвра. Но другого пути к катеру Истада не было.

Когда Свен поскользнулся на гальке, волна тут же промочила его одежду и вырвала из рук термос. Свен погнался за ним, но вновь упал и охнул от боли: кажется, он подвернул ногу.

Следующий километр пути Свен едва волочился, но то и дело напоминал себе, что близок к разгадке гибели сестры. Когда он увидел старенький катер, то закурил и прикоснулся к спрятанному в кармане шприцу. Если Истад попробует что-нибудь сделать, он обездвижит его, а после задаст интересующие вопросы.

— Уходи, — раздался голос из-за гряды камней, охраняющих окраину посёлка от моря.

Свен обернулся. Подлодка «Стрела» пропала в 1930 году, а Нут Истад родился в 1899. На фотографиях после спасения он выглядел безумно: выпученные глаза, седые волосы, скрюченные руки. За сорок лет из седого, но всё же молодого мужчины, вышедший из-за камней Истад стал человеком, которого можно было демонстрировать в цирке уродов. Его губы и уши превратились в огромные наросты шелушащейся плоти, а глаза едва виднелись под полуопущенными веками. Щёки старика ввалились внутрь, отчего казалось, что раздутые скулы вот-вот упадут ему на плечи. Одет Истад был просто: рыбацкие сапоги, тёмные штаны и серый поношенный свитер.

— Ты из лепрозория? — спросил бывший механик.

— Нет.

— Славно, — прохрипел Истад. — Эти ублюдки меня не поймают. Но и тебе я не рад.

— Ты прислал мне это. — Свен вытащил из кармана промокшее письмо. Истад недоверчиво протянул руку. Швед улыбнулся: тщедушный мужчина едва дотягивал до метра семидесяти, так что вряд ли создаст проблемы.

Истад взял бумагу, хмыкнул и бросил в море.

— Тебе пора домой, — пояснил он недоумевающему Свену.

Когда старик повернулся к нему спиной, Свен схватил его за плечо и развернул к себе.

— Моя сестра лечила тебя. Агда Элмандер.

По лицу механика — если то, что от него осталось, можно было так назвать, — потекли слёзы. Свен тут же отпустил его плечо.

— Датский газетчик верил в то, что я расскажу историю о призраках, а исландский мечтал услышать какую-нибудь теорию заговора, — глухо сказал Истад и вытер слёзы. — Но судьба «Стрелы» гораздо безумнее и удивительнее. Ты готов уже сегодня наложить на себя руки?

— Разумеется. Иначе зачем я прибыл из Стокгольма в эту дыру? Да и письмо…

— Я не присылал письмо, — перебил старик. — Это сделала твоя сестра.

Свен не успел ответить: моросящий дождь превратился в ливень. Несмотря на старость и болезнь, механик бодро потопал в сторону катера. Свен чертыхнулся, выбросил докуренную сигарету и похромал следом.

Поднявшийся шторм едва не сбил Свена с ног, когда он поднимался на борт. Истад уже стоял на палубе и, казалось, наслаждался непогодой.

— Потрясающее зрелище, — изрёк Истад. — Стихия, перед которой человек — ничто. Пройдём в каюту?

Свен кивнул и вновь нащупал шприц. Он ни на секунду не поверил в бредни старика про письмо. В конце концов, Свен был на похоронах, целовал бледный лоб сестры и держал её чуть пухлые ладошки. В том, что Истад сумасшедший, он не сомневался. Как можно после гибели всех членов подлодки, где ты служил, разглагольствовать о красоте шторма?

Когда Свен оказался в каюте, то чуть ли не вслух поблагодарил бога за этот подарок. В крохотной комнатушке было тепло и пахло свежей выпечкой.

— Фру Ингред страшно обидится, если узнает, что я принимал визитёра и не предложил её пирожки, — будто прочитал мысли Свена механик.

— Не откажусь, — шмыгнул носом гость. Он не думал, что старик попробует отравить его. Судя по всему, такие убийства были явно не в его вкусе.

Истад полез в крохотный шкафчик около столика. Свен поглядел в окошко каюты: капли дождя разбивались о палубу, чёрные тучи спрятали солнце, и, казалось, что вместо рассвета над Скарсвагом воцарились сумерки.

Наконец Истад положил на стол тарелку с пирожками и разлил кофе из своего термоса в две крошечные чашки. Затем старик пригласил гостя сесть и плюхнулся на стул напротив.

Следующие пару минут Свен был занят едой: фру Ингред и впрямь умела готовить. Лишь чёрный кислый напиток портил завтрак. Нет, ну как можно пить кофе без коньяка?!

— Не буду тянуть, — начал Истад — «Стрела» погибла. Всё как всегда: брешь в корпусе, ледяная морская вода, утопленники с лиловыми лицами и раздутыми телами.

— Но…

— Как я выжил? Перед тем, как мы вышли из Тромсё, я и старший механик Филин проверили «Стрелу» на исправность. Мы доложили капитану Амфи и вскоре начали погружение. Наше задание было простым: охранять границы Норвегии.

— Это официальная версия.

— Хочешь переодеться? В такую непогоду и заболеть недолго, — заботливо проворковал Истад.

— Зачем? Я хочу умереть в своей одежде.

Механик расхохотался, но тут же так сильно закашлялся, что Свену пришлось встать и похлопать его по спине. Когда Истаду стало лучше, он погрозил собеседнику пальцем и сказал:

— Шутник! Но это хорошо, ведь смерть…

— Я знаю о «Стреле» всё, — перебил Свен, вновь садясь на стул, где прежде наверняка восседали погибшие журналисты. — Поэтому не будем тратить время. Что на самом деле произошло с подлодкой?

— Она утонула.

Голос старика не выражал эмоций. Он говорил о гибели сослуживцев, а может, и друзей, так спокойно, будто рассказывал кому-то о просмотре документального фильма, который его не сильно впечатлил.

— Вдруг история «Стрелы» не так проста? И те, кто в неё не верил, умирали? — прошептал Истад и потеребил себя за щёку. Частички кожи тут же посыпались с неё, будто перхоть с давно немытой головы.

— Но моя сестра…

— О, она великая женщина! Пусть ей и было всего двадцать лет.

Для того чтобы не испепелить старика взглядом, Свен поглядел на настенные часы: семь утра. Что ж, он готов ждать сколько угодно.

— Я тоже кое-что изучил, — тоном доброго дедушки продолжил механик. — Например, то, что ты был одним из лучших пловцов Швеции.

— Это в прошлом.

С минуту они молча смотрели друг другу в глаза. Уродство Истада пугало Свена, но давать слабину швед не собирался. И всё же каждый раз, когда механик улыбался, где-то внутри Свена что-то умирало от страха: ведь одно дело видеть прокажённого по телевизору, а другое — прямо перед собой.

— Я будто слышу, о чём ты думаешь, — оскалился Истад. — Проказа не передаётся воздушно-капельным путём.

— Знаю, — соврал Свен.

— Славно. Видимо, ты и впрямь жаждешь умереть?

Свен кивнул. Старик что-то сказал, но его голос заглушил раскат грома. Катер качало из стороны в сторону, а в крошечном окошке каюты Свен видел беспокойные волны, над которыми зависли чёрные, будто гниющие тучи. С непривычной для себя поэтичностью швед подумал, что природа ополчилась на корабль прокажённого убийцы. А в том, что напротив сидит старый, дряхлый, больной, но всё же душегуб, он не сомневался.

Молния ударила совсем близко. Истад расхохотался. Впервые за многие годы Свен захотел помолиться.

— У «Стрелы» отказали приборы, и мы даже не могли подать сигнал SOS, — беспечно изрёк старик. — Я пошёл искать причину неисправности и увидел самого себя.

— Как это?

— Когда я зашёл в рубку, то споткнулся о сидящего на полу человека. Это был мой двойник. С такой же одеждой, волосами, кожей. Конечно, я подумал, что сошёл с ума. Но и двойник, казалось, не понимал, что от него требуется. Он сидел как потерянный ребёнок и смотрел в одну точку. Всё изменилось, когда я коснулся его руки.

— Что произошло?

Истад молча задрал рукав свитера. Среди бугорков вздувшейся кожи чётко виднелась то ли вытатуированная, то ли вырезанная цифра.

— На запястье появилась единица, — хмыкнул механик. — Только благодаря этому я жив.

Свен глумливо хмыкнул в ответ. Что ж, Истад запросто мог набить наколку после спасения, чтобы травить байки о собственной избранности. Значит, время «убийственной истории» ещё не пришло. Швед вновь глянул в окошко: гроза поутихла, и сквозь скопление туч робко пробился луч солнца. Отчего-то такая простая вещь, как этот луч, дала Свену надежду.

— И затем на борт «Стрелы» пришли беда и ужас? — вернулся к разговору Свен.

— Я отовсюду слышал крики. Мы все узрели то, что нам хотели показать.

— Бог? Дьявол? Воспетый каким-нибудь писакой невыразимый монстр?

— Последнее явно ближе, — хихикнул механик. — Мы не пытались атаковать двойников. И без них у нас было полно проблем. Но, как ни странно, лодка перестала тонуть. Я даже смог открыть вертикальный люк и вылезти наружу.

— Стоп, стоп, стоп. Куда вылезти? По отчётам, которые я прочитал, «Стрела» уже должна была достигнуть дна Баренцева моря…

— Ооо, — Истад встал из-за стола и возвёл руки к потолку. Глаза старика светились от счастья, будто он собирался поведать Свену самую важную тайну в истории человечества. — Я попал в рай. Но, если быть точнее, в глотку сожравшего нас монстра.


Пока Свен едва сдерживался, чтобы не высказать механику всё, что об этом думает, Истад подошёл к нему сзади. Швед не двигался. Лишь пальцы со всей силы сжимали спрятанный в кармане шприц.

А затем случилось самое странное, что Свен мог себе представить: старик наклонился, схватил его за голову, повернул к себе и поцеловал в губы.

— Ублюдок! — заорал Свен, когда механик отшатнулся от него.

— Ну, ты ведь согласился умереть, верно? — подмигнул Истад.

Свен вскочил со стула, пока старик отходил в угол каюты. Игла шприца блеснула в руке, но Истад лишь равнодушно улыбнулся:

— Лучше выйди на палубу и осмотрись. Уверяю, ты удивишься.

— Ну уж нет! Не думай, что я дам тебе достать пистолет…

Механик расхохотался и жестом показал Свену на выход. Затем старик, не обращая внимания на гостя, покинул каюту. Пробормотав иисусову молитву, Свен похромал следом.

Когда они поднялись на палубу, Истад помахал фигуре на берегу. Свен механически посмотрел в ту сторону. Его ноги тут же подкосились, а шприц выпал из вмиг ослабевшей руки.

Неподалёку от катера стоял двойник Свена. Слегка полноватый, в мокрой одежде, с такой же рыжей бородой.

— Миттельшпиль закончился, — сказал Истад. — Перейдём к эндшпилю?

Свен нервно кивнул, дрожащими пальцами достал из кармана пачку сигарет и тут же закурил. Мокрая папироска едва тянулась, и он не чувствовал никакого вкуса. Тварь, которую он видел, пусть и неуклюже, но повторила действия шведа.

«Но и двойник, казалось, не понимал, что от него требуется», — вспомнил Свен слова механика.

— Скоро ты бросишь курить. — Голос старика из язвительно-отеческого превратился в холодный и безразличный. — И отправишься туда, где мне, увы, не нашлось места.


Дождь кончился, и тусклое солнце кое-как, но всё же освещало этот забытый богом уголок мира. Свен курил третью сигарету подряд, хоть его и подташнивало уже после второй. На берегу двойник с небольшим опозданием копировал действия шведа. Истад с видом бывалого мореплавателя расхаживал по палубе и говорил так методично, будто читал какую-то лекцию.

— Нас проглотил не какой-то монстр из глубины. Скорее, мы попали в… Пусть будет Существо. Но поверь, оно гораздо больше, чем просто дремлющая на дне океана тварь. Меня уже просили рассказать, как оно выглядело, но, боюсь, это невозможно. Ведь как, например, можно описать цвет кислорода? Поэтому мы не видели Существо, а лишь чувствовали, что находимся внутри него. Оно заставило нас чувствовать. Пожалуй, спустя годы я могу сказать, что мы оказались в другом мире. Тогда же Существо и предложило жуткую сделку.

— Какую?

— Служить. Оно дало выбор: покориться или умереть. Никто не ответил, кроме доблестного капитана Амфи. Тот был уверен, что мы должны погибнуть как мужчины. Двойнику капитана понадобилось несколько секунд, чтобы разорвать нашего лидера на части.

— Как это — разорвать? — Свен закашлялся и выбросил окурок в море.

— Двойники обладали нечеловеческой силой. Конечно, со смертью Амфи погиб и его призрачный убийца. Все остальные члены экипажа тут же согласились покориться Существу. — Старик облокотился на бортик катера. — Лишь я оказался на берегу, — с ненавистью добавил он. — Меня не сделали избранным, как братьев, а заставили выполнять задание.

— Существа?

— Ну явно не короля Харальда! — то ли рассмеялся, то ли закашлялся Истад. — Единица. Один год. Один последователь. И так до бесконечности. Разумеется, я мог приводить слуг чаще, но Существо боялось привлечь внимание. А может, и не боялось. Ведь никто не знает, о чём думает бог, верно?

Механик закончил и молча разглядывал, как волны разбиваются о кряж. Свен поднял шприц с палубы и, хромая на больную ногу, подошёл к старику со спины.

— Что ты сделал с моей сестрой? — спросил он. — Мне плевать на коллективную галлюцинацию экипажа и на то, что вы убили собственного капитана. Тварь, которая стоит на берегу, мне тоже безразлична, ведь наверняка этому есть рациональное объяснение. Так что расскажи про Агду, и я покину Скарсваг.

Истад повернул голову к Свену. Полуприкрытые глаза старика были жёлтыми, как у какого-то кота. Десятки багровых и серых шишек устрашающе смотрели на гостя. Покрытые гнойными наростами губы зашевелились, и он медленно, почти по слогам, проговорил:

— Сначала я помог ей узреть Существо, а после лишил её девственности.

Свен закричал и занёс шприц для удара. Механик не двинулся с места. Швед ударил, но кто-то с ужасающей силой перехватил его руку. Свен зарычал от боли, выронил шприц, упал на палубу. В эту же секунду грянул гром, и небо за какой-то миг вновь встало чёрным. Прежде, чем Свен успел хоть что-то подумать, он услышал до боли знакомый голос.

— Существо знает, что каждый из нас прекрасен, — промолвила Агда Элмандер.

— Сестра?! Но как…

Агда улыбалась. Рука Свена отозвалась острой болью. Швед недоумевающе поглядел на девушку: при жизни толстушка-медсестра не обладала нечеловеческой силой.

— Присоединись к нам, братик, — продолжила она. — Мы всегда будем рядом.

Сестра сказала ещё что-то, но Свен не слушал. Он встал на ноги, подошёл к ней и зарылся лицом в её копну светлых волос. Сестра равнодушно приняла объятия, пока Свен, борясь со слезами, бормотал:

— Агда, милая, как всё это…

— Ты хоронил не меня, а двойника. — Сестра отстранилась от Свена, который так и застыл с протянутыми для объятий руками. — Спустя пару дней земле предадут и твоё тело. Двойник обладает знаниями и воспоминаниями хозяина, но он недолговечен. Главное, что копия безропотно умрёт вместо тебя, как было со мной и теми журналистами.

Свен перевёл взгляд на Истада. Тот кивнул. Безумная догадка поразила шведа.

— Значит, когда ты меня поцеловал? — спросил он.

— Существо даровало мне часть своей силы, — развёл руками Истад. — Не думаю, что важно, как это работает. Я говорил, что шторм прекрасен, но разве необходимо знать, почему волнуется море, капает дождь…

Свен перебил речь старика своим криком. Впрочем, монолог Истада прервался не по вине шведа, а потому, что наросты на теле механика лопнули с жутким хлюпающим звуком. Гной, кровь, мозги и глаза разлетелись в стороны, будто раскиданные ребёнком детали пазла. Так закончилась история единственного выжившего члена экипажа подлодки «Стрела».


Свен перестал кричать, когда заметил, что море стало белым. Он не видел, как это началось, но сейчас белоснежные волны сплелись в танцующую фигуру. Свен не взялся бы описывать её размер: на вид она едва не дотягивалась до неба. Фигура коснулась волн, и швед увидел множество сплетающихся лиц. Они менялись будто в каком-то калейдоскопе, пока Существо танцевало над ними. Хотя, скорее, оно дрыгало тем, что заменяло ему ноги.

— Наше тело лишь тюрьма, — услышал он голос Агды. — Я поняла это, когда Истад поведал мне историю «Стрелы». Я думала, что он бредит, но Существо позвало меня. Тогда же я написала тебе письмо, которое механик обещал передать, если Существо так захочет. Ты хотел найти меня? Прыгни в воду, утопни и воскресни рядом со мной. Твой двойник доберётся до Стокгольма и совершит самоубийство, которое спишут на депрессию из-за гибели сестры.

Агда замолчала, пока танцующая фигура всё дальше и дальше ползла к горизонту. Когда она исчезла, Свен посмотрел на останки механика, с трудом сдержал рвотный рефлекс и перевёл взгляд на морскую даль. Непогода, терзавшая Скарсваг всё утро, окончательно сменилась на солнце и чуть прохладный ветерок. И, конечно, море вновь стало синим. Интересно, кто-нибудь из жителей посёлка видел танцующую фигуру, тварь на берегу и белую воду? Отчего-то Свен в этом сильно сомневался.

Лишь двойник всё ещё стоял на берегу. Швед помахал ему рукой, и тот неуклюже повторил жест. После Свен вновь достал сигарету и закурил. Конечно, двойник перенял и эту вредную привычку.

А затем Свен исчез.


Доказательств, что швед убил механика, не нашли. Но жизнь Свена превратилась в ад.

Около полугода он сидел в тюрьме, пока шёл судебный процесс. После к нему домой неоднократно приезжали люди из правительства, которые пытались выведать тайны Истада. Десятки журналистов толпились у двери в квартиру Свена, а сотни бродили около дома. Он пускал только тех, у кого с собой был кокаин или ЛСД. По крайней мере, так жить веселее.

Долгие часы Свен думал над одними и теми же вопросами. Какие цели преследует Существо? Сколько людей, подобно Истаду, ищут новых приспешников для владыки океана? Существо даровало механику смерть для того, чтобы старик не мучался? Или наказало за плохую службу? Ведь тот отговаривал шведа подниматься на катер…

Однажды на улице в Свена врезался неприметный человек, который, впрочем, тут же извинился и, будто сдаваясь, поднял руки. На запястье у него была такая же цифра, как у Истада: один.

— Оно довольно? — спросил Свен, прежде чем незнакомец смешался с толпой людей на площади Стурторьет.

Новый — а может, и старый рекрутёр, — обернулся и кивнул. Больше Свен его никогда не видел.

Когда кокаин, барбитураты, мескалин и все средства, которые можно было достать в одном из крупнейших городов Европы, перестали спасать Свена от реальности или иллюзий, он попробовал героин.


Всю эту картину Свен видел, пока докуривал последнюю сигарету из пачки. Там, куда он отправится, чёртов никотин не пригодится. А в том, что он последует за Существом, Свен уже не сомневался. Жизнь, которую оно показало ему, была ужасна. Да и как существовать дальше, зная, что есть другой мир, в котором ты будешь как минимум избранником божьим?

Свен прикрыл своей одеждой останки Истада и прыгнул в море. Агда не обманула брата. Каждый из них был прекрасен, и каждый тянул его на дно. Свен боролся, но силы были неравны. Когда воздух в лёгких закончился, он увидел, как его тело идёт ко дну.

— Оно тебе больше не нужно, — услышал он голос Агды. — Каждый из нас невидим, но реален так же, как плывущие мимо рыбы. Не бойся. Если Существо позволит, то ты явишься на сушу, как сделала я.

Свен не знал, когда они получили задание. Времени больше не существовало. Может, прошёл год, а может, вечность. Они уже сделали много важных вещей, но главное — познали мудрость, которую им дарило Существо. Наконец-то у них будет возможность его отблагодарить!

Агда и Свен плыли туда, куда указал их бог. Вокруг хохотали братья и сёстры: они знали, что рано или поздно вместе с Существом обрушат гнев на агонизирующую планету и смоют все её грехи.

— Каждый мой ребёнок вышел из воды, — шептало Существо. — И каждый в неё вернётся.

Но Свен понимал: торопиться не следует. Земля должна мучаться столько же, сколько ползущие по ней насекомые причиняли боль тому, кто их когда-то породил. Как добрый родитель, Существо возьмёт непутёвых детишек назад. Кого-то перевоспитает, а кого-то уничтожит.

Они остановились неподалёку от подлодки, которую поглощало Существо. Вот-вот отсеки наполнятся двойниками всех членов экипажа. Свен замер рядом со старшим механиком Филиным. На этот раз у Существа не получилось сделать всё быстро: люди внутри подлодки сопротивлялись его воле и даже смогли перебить нескольких двойников.

Наконец оно приказало уничтожить лодку. Из ублюдков не получится новых последователей.

Название подлодки складывалось из пяти букв, которые Свен прочитать не мог. По большому счёту, ему было всё равно, но всё же он спросил у братьев и сестёр:

— Как называется подлодка?

— «Курск», — ответил Филин.

Они врезались в её корпус. Они корёжили, разрывали, топили.

Существо будет довольно.

Сергей Капрарь Вверх

Моя жизнь — череда кошмаров и повторяющихся воспоминаний. Контролировать их или пытаться снизить ущерб от них я не могу. Я блуждаю изо дня в день — и они все одинаковы, как если бы я открывал дверь, переходил в следующую комнату, а она оказывалась точно такой, как предыдущая, и так снова, и снова, и ещё раз… Возможно, я не двигаюсь, я — лишь статичная точка в движущемся вокруг меня космосе. Закончатся ли мои кошмары? Угаснут ли воспоминания?

Я помню следующее…

Мне шесть лет, отец привёл меня на утренник, который устраивали на его работе для детей сотрудников. Отец работает на госпредприятии, их здание — типичный образец советской архитектуры, монолитная коробка с множеством одинаковых глазниц-окон. Где-то здесь актовый зал, в котором проводят утренник.

Родители вместе с детьми уселись в старые потёртые кресла. Представление началось. Я почти ничего не помню из увиденного. Мои воспоминания — это нечёткие слепки — мельтешение красок, изобилие громких звуков, музыки, света и теней. Дешёвое представление, но разве нужно нечто большее мальчику шести лет?

Я отчётливо помню только клоуна. Он вышел на сцену и показывал различные фокусы. Он кривлялся как помешанный и отпускал шуточки, приглашал на сцену детей — участвовать в его номерах, выполнять различные задания. Для одного задания он вызвал меня.

Я помню, как трясся от ужаса. Выходить на сцену было для меня невыносимым испытанием. Толпа людей казалась мне многооким чудовищем, каждый его глаз я мог ощущать почти физически. Их взгляды сосредоточились на мне, а я хотел только одного — провалиться сквозь землю, лишь бы эти взгляды не касались меня. Моё тело набили холодной ватой, в желудке образовалась пустота. На деревянных ногах я ковылял к сцене, сердце билось о грудную клетку с неистовой силой. Клоун улыбался, и красные линии вокруг его рта расширяли улыбку до омерзительных пропорций. Он призывно махал мне рукой, отпуская шуточки самым гнусным образом. Я возненавидел клоуна с первой секунды, как увидел его.

В моих воспоминаниях я не могу найти каких-либо других звуков, кроме его визгливого голоса. Наверняка зрители в зале хлопали или даже смеялись — конечно, смеялись! — надо мной. Может быть, играла музыка, пока я заставлял себя пробираться к сцене. Нет, ничего такого не помню, только его слова:

— А теперь мы с моим юным помощником… Как вас зовут, молодой человек?.. Ага, мы с Илюшей продемонстрируем достопочтенной публике чудеса эквилибристики!

Клоун воззрился на меня сверху вниз, всё продолжая щериться своей мерзкой улыбкой. Возможно, его грим был неудачно наложен, но каждая деталь лица будто скрывала самые отвратительные пакости, которые клоун приготовил для каждого ребёнка на свете. Его глаза казались двумя маленькими хитрыми бусинками, утопавшими в темно-синих пятнах грима. Их лисий взгляд пронизывал насквозь. Неконтролируемая дрожь била меня.

Сначала он достал металлический цилиндр, положил его на сцену и демонстративно покатал туда-сюда. Затем, покопавшись внутри своего костюма, извлёк деревянную доску, которую водрузил на цилиндр.

— А теперь, Илюша, мы покажем нашим зрителям опасный номер! — визгливо и торжественно объявил он.

Его руки потянулись ко мне, и я едва не упал в обморок, только представив, как эти лапы хватают меня, поднимают в воздух и тащат, тащат, тащат… Я хотел убежать, но он поймал меня и, смеясь, водрузил на дощечку, так ненадёжно стоявшую на цилиндре. Мои ноги дрожали, и я готов был упасть — хотел упасть, — но он мне не давал.

— Стой смирно, Илюша, смотри, как замечательно у тебя получается! А что если мы добавим ещё цилиндр и дощечку? Что скажете, друзья, — обратился клоун к публике, — справится ли наш юный герой с этим смертельным для жизни трюком?

Громогласное и полное восторгов «Да!» обдало меня жаркой волной, едва не сбрасывая с непрестанно двигающейся под моими ногами опоры. Клоун достал ещё цилиндр и дощечку и невероятным, немыслимым ловким движением подставил их под меня. Этого просто не могло быть, это не укладывалось в голове — как он это сделал? — но я стоял уже на двух цилиндрах. С высоты сцены, кренясь и болтаясь из стороны в сторону и каким-то чудом не падая вниз, я возвышался над зрителями. Они превратились в безликую массу, что аплодировала, скандировала и колыхалась. Свет перед моими глазами тускнел, и я почти перестал что-либо соображать. Они кричали:

— Вверх! Вверх!

И проклятый клоун всё так же ловко продолжал подставлять всё новые и новые геометрические тела под мою опору. Я боялся смотреть вниз, но конструкция подо мной так сильно раскачивалась, что иной раз мой взгляд падал на клоуна, и я видел, как он добавляет всё новые и новые кубы, шары, цилиндры, пирамиды, доски… Я устремлялся всё выше и выше, и над моей головой образовалась сверхъестественная тьма, а внизу люди, — все, кто был в зале, — и даже сцена скрылись из виду в непроницаемой блеклости, будто съеденные заживо туманом. Далеко вниз уходила трясущейся неустойчивой башней конструкция из бесчисленного множества элементов. Я поднял взгляд и увидел над собой невозможную бездну, раскинувшую хищные объятия. Откуда она взялась? Что со мной происходило? Почему никто не кричал в ужасе от жуткой неправильности происходящего на сцене? Что-то было в бездне, что-то, чего я не должен был касаться, чего я хотел избежать любым способом, потому что глубоко внутри неё, я чувствовал, таилась неслыханная и пугающая опасность. Страх стиснул моё горло и подавил крик, что готов был разорвать мою грудь. После я помню только долгое мучительное падение, моё тело стремилось вниз, а рядом медленно, как хлопья снега в морозную зиму, падали металлические кубы, шары, цилиндры, пирамиды…

Эти болезненные образы преследуют меня всю жизнь. Более того, они стали неотъемлемой ее частью, они глубокими шрамами ушли внутрь меня. Их влияние на моё мироощущение бесспорно. И кто бы что ни говорил о том, что воспоминания мои нереальны — даже я сам понимаю их чудовищную невозможность, — тем не менее, других у меня нет.

Можно ли утверждать твёрдо, что законы физики, законы бытия и любые другие, которые вывело человечество, непреложны постоянно? Много ли мы знаем о времени, чтобы утверждать, что двадцать лет назад, десять, год или попросту секунду назад действовали те же правила, что и в настоящий конкретный миг? Или, что ещё больше меня пугает, неужели мы можем быть абсолютно уверены, что прошлое во времени — это некая константа, которую никто не может изменить? Может быть, я помнил что-то иное — нормальную жизнь, нормальное детство обычного ребёнка. Но теперь мне доступны только воспоминания, в которых клоун строит подо мной зыбкую башню из кубов, шаров, цилиндров и пирамид, а я поднимаюсь всё выше и выше — вверх, — пока не падаю в ужасе и смятении.

Я просыпаюсь от очередного ночного кошмара. За окном спит город — чужой и холодный, куда я приехал с единственной целью — поиск. Не в моих силах повлиять на события, что происходят со мной, на силы, что контролируют меня и ту условную действительность, в которой я нахожусь. И если я давно вышел за ворота, перешёл черту условной нормальности и вступил в область безумия, что ж… Мне остаётся лишь наблюдать и искать, а всё остальное — выше моих скромных сил.

Этот город ровно такой, каким я представлял его до моего приезда. Всё в нем так же зыбко, так же ненадёжно и неустойчиво, как я предполагал. Когда я гуляю по его узким перепутанным улицам, на которых болезненно-серые дома склоняются друг к другу, перекрывая вечно затянутое облаками небо, я вижу вокруг всё то же, что и в своих беспокойных воспоминаниях и сновидениях. Его мощённые камнем мостовые переносят меня в кошмары, и кажется, будто я не иду вперёд или назад, кажется, будто вовсе не движусь в горизонтальной плоскости. Нет, эти ровные кирпичи под ногами приводят меня к мысли, что я всего лишь карабкаюсь вверх, всё по той же башне, как цирковой эквилибрист. И когда я вглядываюсь в линии между кирпичами, мне видятся в них маленькие цилиндры, и дощечки, и сферы, на которых стоят эти кирпичи — стоят и колышутся, дрожат и вот-вот готовы разъехаться в стороны, и тогда мостовая обвалится.

В неверном свете уличных фонарей я боюсь смотреть на дома, в чьих фасадах угадываются те же кирпичи — крупнее, конечно, но между ними, в том, что кажется слоем цемента, так же проглядывают геометрические тела. И тогда с ужасом я взираю на крыши домов, ощупываю взглядом их ненадёжную конструкцию и прихожу к неизбежной аналогии — они такие же башни, на которых циркачи могли бы сделать эквилибр, и любое неосторожное движение повергло бы эти дома в прах.

Сложно сказать, произошло это сейчас или этого никогда не было.

Я поднимался по лестничному пролёту дома — вверх, только вверх, — надеясь подняться так же высоко, как когда-то на сцене. Вперёд меня толкает только безграничное любопытство — достичь той же высоты, как когда-то, добраться до самого конца, когда верх закончится и я найду… Но всё бесполезно. Даже выломав замок и забравшись на крышу того дома, я всего лишь оказался под настоящим небом. Оно тут же откликнулось на моё появление мелким холодным дождём. Капли застили мне глаза, и я ничего не видел, только преломлённую влагой действительность, потерявшую свои чёткие пропорции, она изогнулась и разбилась на калейдоскопические осколки. Я стоял на крыше и чувствовал вибрацию дома под моими ногами, его внутренние кубы, сферы, цилиндры и пирамиды дрожали, чуткие к каждому моему движению. Я поспешил спуститься вниз.

Вот почему я приехал в этот город. Только клоун мог показать мне дорогу вверх, открыть путь к той кажущейся недосягаемой высоте. Пусть она скрывала в своём нутре напугавшую меня когда-то бездну, но также в ней была заключена тайна. Неведомое всегда привлекает хрупкие чувствительные души. Мой путь, таким образом, был предопределён вышними силами.

Мне стоило огромных усилий спустя столько лет отыскать следы клоуна. Он переехал сюда, и выбор города был очевиден — самую его суть составляли дома, лишь по чьей-то неведомой прихоти не рассыпавшиеся, как карточные домики, и улицы, которые казались такими же ненадёжными даже в своей горизонтальной плоскости.

Почему я оттягивал встречу с клоуном? Наверное, это в человеческой природе — страх сделать последний шаг, который откроет самый важный секрет, ведь поиск ответов составлял всю мою жизнь, и найди я ответ — что мне тогда делать дальше?

Вновь воспоминание или только сон — я сижу у себя в съёмной комнате и внимательно всматриваюсь в свои руки. Моя кожа — тонкий белый слой, покрытый сеточкой пор. Я проваливаюсь в кожу, сквозь слой эпидермиса, падаю вниз, в неизмеримые пространства и сквозь время, падаю бесконечно долго, пока падение не кажется мне только движением вперёд. И, наконец, передо мной появляется полый металлический цилиндр, а на нем ровно лежит дощечка. Я становлюсь на неё и жду, когда под ногами появятся новые цилиндры, кубы, дощечки, пирамиды, сферы. Я двигаюсь вверх и вижу над собой огромный глаз. Он взирает на меня с холодностью, от которой всё внутри стынет и дыхание перехватывает. Этот взгляд я узнаю — он мой собственный. Шатающиеся под ногами цилиндры, кубы, сферы и дощечки продолжают нести меня вверх, пока я не прохожу сквозь собственный зрачок, и тьма принимает меня в нежные, но липкие, неуютные объятия. Всё моё тело теперь мнится мне скоплением геометрических тел. Я осматриваю его и с ужасом наблюдаю чудовищную метаморфозу. Мои стопы — два полых цилиндра, на которых вертикально стоят тонкие параллелепипеды голеней, дальше — сферы-колени, снова параллелепипеды, многоугольные трапецоэдры, пирамиды, кубы — гротескный конструктор, составляющий моё туловище. Неудачно пошевелившись, я заметил, как руки мои — скопление многочисленных маленьких тел — вывалились из плеч, устремились вниз, в бесконечную кошмарную тьму, с тонким свистом рассекая воздух. Я закричал, и моя челюсть полетела вслед за руками вниз, и весь я посыпался дождём геометрических тел в голодную бездну, в ее жуткий разверстый зев…

Я стоял перед домом клоуна, готовый сделать последний шаг. Тянуть более я не мог. Над головой висели тяжёлые тучи, скрывавшие свет вечерних звёзд. Ветер шумел в соседней подворотне, насмехаясь надо мной и моими кошмарами. Я зашёл в подъезд и стал подниматься вверх по лестничной клетке. Мне было точно известно, где искать клоуна, я хорошо подготовился. Он жил на последнем этаже, в мансарде старого пятиэтажного дома. Обшарпанная дверь в его квартиру едва держалась на петлях, и я не удивился, когда она открылась безо всякого ключа.

Длинный коридор убегал далеко вперёд и почти не освещался. Лишь в самом его конце, в пятне сумеречного света я увидел фигуру, сидевшую на полу. Все мои чувства напряглись до предела. Я вошёл внутрь, и тёмные стены коридора сдвинулись, сомкнули меня в клещи. Холодный воздух был таким плотным и неподвижным, что я едва продирался сквозь него, направляясь к неподвижной фигуре.

Может быть, это ложное воспоминание? Ещё один тревожный кошмар человека, сошедшего с ума давным-давно? Или всё же действительность условна, и законы ее легко нарушаются по воле Неведомых и Незримых?

Он сидел на полу, прислонившись к стене, и ждал меня. Его аляповатый наряд давно превратился в лохмотья, готовые рассыпаться в пыль от малейшего прикосновения. Дурацкий красный нос упал со сгнившего лица. Глазницы были пусты, нижняя челюсть свалилась на грудь, обнажая рот в беззвучном смехе. Сквозняк едва шевелил редкие остатки высохшей кожи, кое-где покрывавшей скелет. Клоун был мёртв.

Я смотрел на него безучастно, будто знал наперёд, какой будет встреча с этим отголоском прошлого. Свет, струившийся сквозь приоткрытую дверь из комнаты неподалёку и освещавший эти жалкие останки, привлёк моё внимание. Он подарил мне чувство успокоения, ободрил меня уверенностью, что поиск завершён. Легонько толкнув дверь, я вошёл в комнату и обнаружил на полу в круге света нечто колеблющееся. Здесь всё было причудливо освещено, не позволяя разглядеть ничего ни вверху, ни внизу. Создавался эффект присутствия в бесконечности, в невесомом космосе, где была только одна ненадёжная точка опоры — конструкция из цилиндров, кубов, сфер и пирамид, тянувшаяся в непроглядную бездну — вверх, только вверх! — в бесконечность. Знакомый порыв любопытства подтолкнул меня к ней. Жажда дойти до конца заставляла меня дрожать от нетерпения и ужаса. Руки мои коснулись шаткой конструкции, ноги встали на опасные опоры.

Я поднял голову и не увидел ничего. Я знал, что нужно ползти, карабкаться, и тогда мне откроется тьма, что из года в год плела для меня по ночам кошмары. Вокруг всё исчезло, и не осталось ничего, кроме цилиндров, кубов, сфер и пирамид, дрожавших и колыхавшихся под моими пальцами и ногами.

Я полез вверх.

Евгений Долматович Каштановые сны на хвосте пурпурного дракона

За окном пушистыми хлопьями вовсю порхают снежинки, а на нас смущённо взирает зимняя ночь. И откуда-то из иной реальности доносятся голоса — напуганные, напряжённые, вместе с тем таящие в себе толику радости, некое предвкушение. Голоса? Они звучат, передают эмоцию, некий смысл…

Но что это за смысл?

— Как он?

— Да не особо…

Слышим бормотание телевизора, чарующие переливы музыки — композиция незамысловатая, но иного не требуется, — что-то там ещё… Впрочем, не важно! Ведь Человек за окном улыбается. Он чёрный-чёрный, этот Человек, — словно бы тьма внутри злодея… или гения. Но зубы у него большущие, белые-белые.

— Кто ты?

— Я — Царь царей! Бог давно забытого царства, преданный и изгнанный. Я мог бы зваться Осирисом, мог зваться Сетом, но правда в том, что у меня вообще нет имени. Я — всё и ничто. Я — любовь.

— Ты смерть?

— Я смерть?

Каштановые сны… бурлящие багровые реки, текущие вдаль. На них уносятся мечты, в них захлёбывается детство. В поскрипывающем под ногами снегу и в мистике новогодней ночи. В прелестно-банальных надеждах юности, утопающих в крови, циркулирующей по вздувшимся жилам мира; в крови, что и есть жизнь этого мира, или же — его агония?

— Ты смерть?

— Я — любовь.

— Нет.

— И так тоже верно.

У него длинный ярко-пурпурный хвост, а его жуткие гипнотизирующие глаза переливаются тысячью запретных оттенков. Его зубы большие и жемчужно-белые — остры как бритва. А сам он — порождение ночных кошмаров, запредельный ужас и… вместе с тем он есть вера ребёнка в красоту воображаемого, олицетворение необузданной фантазии.

— Мир прекрасен?

— Я покажу тебе. Сам решишь. Хватайся!

Мы протягиваем руки: нужно уцепиться за хвост. Ни в коем случае нельзя распугать каштановые сны.

— Полетели! Удиви меня, о Смерть.

— Удивляться ты должен сам. Смотри!

Мы летим. Он впереди: Великий Красный Дракон, сошедший с истлевающих страниц Откровения, вырвавшийся из тлена архаичных символов, обрядов и суеверий. Пурпурный хвост… жемчужно-белые зубы… и Чёрный Человек, стоящий за окном. Снег не ложится на его плечи, и все эти праздники не в его честь. Он давно уже канул в забвение. И всё же он здесь.

— Что с ним?

— Он весь горит.

Симфония забытого прошлого: тихие вечера на берегу озера, под кваканье лягушек и урчание живота. Робкая улыбка девочки, в глазах которой сама вселенная; вкус ее мягких влажных губ… — но чьих именно? Девочки? А может, вселенной? Ведь мы — дети. Дети!

— Летим!

Мир прямо под нами — сплошь неоновые вспышки сознаний, сотворившие порок. Грех и Добродетель, играющие в карты на раздевание. Они тоже целуются. Вместе они — гармония. Чередование всего, установленный порядок вещей.

Мир прямо под нами — сплошь полузабытые предания, обречённые воскресать снова и снова. Причудливые мистерии, сказания и легенды — все эти истории, сотканные из страхов, надуманных переживаний и сновидений, нисколько не отражающие реальную жизнь и вместе с тем как нельзя точно обрисовывающие ее исподнюю.

Мир прямо под нами — сплошь промёрзшие, засыпанные снегом улицы, сияние автомобильных фар, гудение мыслей в головах… А ещё — грустный смех ряженого Деда Мороза, который не более чем тряпичное изваяние, фальшивка, живущая одной лишь верой. Скоро мы убьём сказку — осталось совсем чуть-чуть. Каких-то пару лет.

Эх, люди, люди…

— Смотри внимательно! — напутствует нас Дракон.

— Наша болезнь?

— Она дома, ждёт тебя и пьёт шампанское. Скоро подадут горячее…

А на окраинах города темно. В центре же, во дворах, свербящее предвкушение грядущего праздника. Но отчего тогда это корёжащее душу чувство неправильности, какого-то недоверия? Праздника не существует, а недоверие циклично. Лишь зима настоящая. Эх, люди, люди…

В тесноте кирпичных коробок, в нескончаемом хороводе улыбок из глянца, обработанных ножницами общественного мнения, люди смотрят печальные сериалы собственных жизней. А в коробках на чердаках, среди хлама и сора, хранится детство, полное ярких мечтаний и несбыточных надежд. Радость и печаль — они предаются любовным играм, они ласкают друг друга…

Дракон парит. Каштановые сны есть мы — все мы, без остатка!

В переулках клоуны, под гримом которых сплошная пустота. Они разбрасывают семена лжи, заставляют вымученно улыбаться прохожих, зачем-то их поздравляют. Но в душе у клоунов всё так же пусто. Там давно уже ничего не осталось: безобидное некогда фиглярство растворилось в бездне минувшего, безжалостно пережёванное, оно было проглочено модной ныне серьёзностью. Тогда же клоуны утратили свои лица. Сохранился один только грим, грим… Их безликие души, как и их глаза — цвета осеннего ветра, цвета пыли на давно заброшенных дорогах, ведущих из ниоткуда в никуда…

А в парке на деревьях спят оставленные дети. Они помнят этот волшебный праздник, но понимают, что он не для них. Ведь они больше не нужны! Дети молчат, слушая отчаянные крики замерзающих котят, которые тоже никому не нужны.

И даже в канализациях, сокрытые клубами липкого пара и удушливым зловонием, на нас таращатся злобные морды. Существа, живущие глубоко под землёй; существа, никогда не выбиравшиеся наружу, не видевшие дневного света. Но и до них долетает манящий запах жареной курицы — всего-навсего дыхание ближайшего супермаркета (действуют предпраздничные скидки!).

Дракон улыбается. Забавно, ведь мы-то думали, что драконы не умеют улыбаться…

Под нами города, дома, машины и квартиры; под нами россыпь человеческих судеб.

— Я — бред тысячелетий. Я — человек с планеты Земля. Я — ребёнок прогресса.

— Ты смерть?

— Я смерть?

По улице плетётся обросший старик — захмелевший, сутулый, в стоптанных дырявых ботинках и в заношенном рваном пальто. У него в кармане булькает бутыль сильно разбодяженной водки, а в свалявшейся бороде копошатся жучки, пригретые теплом его тела. Мысли же его пусты, пусты, пусты…

— Кто это?

— Иисус. Он заблудился, прогадал со временем. Здесь его проповеди больше не актуальны.

Бродяга заходит в переулок и удивлённо таращится на зарёванную девушку, которая неподвижно стоит возле бака с отходами. В груде мусора копошится нечто махонькое и розовощёкое. Ребёнок сучит ножками и надрывно плачет: нет, вовсе не таким представлял он себе этот праздник.

— Покайся, дочь моя, — мямлит бродяга-Иисус, не обращая внимания на младенца. — И подкинь старику мелочишки…

Девушка ничего не говорит своему богу, в которого она давно уже не верит. Молча разворачивается и уходит в ночь — словно бы падает во тьму, падает и падает, и нет конца и края ее падению. А ребёнок кричит, кричит, кричит, и снег покрывает его лицо…

— Это прекрасно, — говорит Дракон.

— Ты спрашиваешь или утверждаешь?

— Решай сам.

На площади стонет большая ёлка. Она вся обвешана гирляндами и новогодними игрушками, и дети неустанно скачут вокруг неё, веселятся, дразнятся, водят хороводы. Фальшивый Дед Мороз и Фальшивая Снегурочка фальшиво улыбаются. Дети скачут и водят хороводы. Взрослые хохочут, целуются и лапают друг дружку, с причмокиванием глотают шампанское из пластиковых стаканчиков. Дети же кривляются, показывая языки, и продолжают свои хороводы… А ёлка вопит, задыхаясь в агонии, — так мало-помалу жизнь оставляет ее. И в последние мгновения несчастная вспоминает свой лес — блаженную тишину, густоту и насыщенность его запахов, тех птиц, что ее навещали, родных белок и сов. Даже волков, что выли на луну, отдавая той дань уважения.

— Луна умерла.

— Когда?

— Когда человек впервые шагнул на неё. Сказка погибает, если начать ее анализировать. Волшебство не нуждается в точном разборе. В этом его сила и слабость. Оно просто есть.

— А что есть волшебство?

— Каштановые сны.

На серебрящемся в свете уличных фонарей снегу угрожающе темнеют капли крови. В глазах вдовы отчаяние, хотя муж по-прежнему улыбается ей… с многочисленных фотографий. И вот она накрывает на стол, разливает вино по бокалам.

— Возвращайся, — шепчет в пустоту. — Я не могу без тебя!

— Не вернусь, — отвечает ей пустота. — Но ты легко можешь присоединиться ко мне.

— Разве в этом любовь? — всхлипывает вдова.

— И в этом тоже…

— Но ведь любви нет? — обращаемся мы к Дракону, выпрыгивая из окна ее квартиры. — Ведь нет же?!

— Решай сам.

А парой этажей ниже, в мареве табачного дыма, в окружении дурных воспоминаний, мужчина играет с револьвером. Игра стара, как мир: одна пуля, шанс — шесть к одному. Щелчок прокручиваемого барабана. Оглушающий звук добровольно спускаемого курка.

Бах!

И в глазах вспышка прозрения…

— С Наступающим, — бормочут его мозги, стекая по стене.

— И тебя! — хохочет сосед в квартире напротив, откупоривая бутылку шампанского.

Бах!

Дракон летит над неспящим городом — бесчисленные ряды домов, в которых призраки сидят за одним столом с живыми и чокаются фужерами, полными игристого вина. Тут же и вилки в салатах, и красная икра, и селёдка под шубой… И какая-то девочка нервничает, наблюдая за своим молодым человеком. Для неё многое важно. А для него?

Позже он ласкает ее промежность, жадно вдыхая запах ее естества. Она закатывает глаза, выгибает спину, постанывает. И всевозможные мысли сталкиваются в ее голове — так до тех пор, пока наслаждение не затмевает всё. А из камина за ними наблюдает иностранец Санта-Клаус. Смущённый, он гадает, чего бы положить им под ёлку: контрацептивы или всё же пинетки?..

Увы, дети слишком быстро растут, тем самым подгоняя старость своих родителей.

— Я — мудрость тысячелетий. И нет ничего глупее и наивнее, чем я.

Брошенная на произвол судьбы, лодка угрюмо молчит на берегу, а где-то сквозь стылую чащу пробирается отощавший от голода оборотень. Он злобно рычит, вынюхивая добычу. Лодка же скучает. Она ждёт, когда растает лёд и возродится река. Но река вечна, а лодка уже начала подгнивать. Ведь лодка никому не нужна…

И где-то на краю света маяк слепит искрящуюся зимнюю тьму, пока корабли упрямо спешат по волнам домой. В их трюмах вода, их днище давно пробито, а команда мертва. Но корабли по-прежнему спешат домой. Маячник же читает Блока:

…И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам, — плакал ребенок
О том, что никто не придет назад…

— С праздником вас!

— И вас, два гамбургера, пожалуйста. Кстати, а в чем разница между одними бургерами и другими?

Девушка-продавщица жеманно улыбается. Улыбка у неё очень нежная, как и ее глаза, в которых толика пошлости граничит с океаном наивности, и всё это расцветает пышным цветком надежд для мужчин, которых она ещё пока не встречала.

— Разница? Наверное, только в том, что в один бургер мы плюнули, а в другом поджарили таракана. А ещё у нас есть толстушка, так вот она…

— Давайте тот, в который плюнули. Знаете, я ведь ни разу не целовался. Пусть это зачтётся как первый поцелуй.

— Поцелуй со вкусом фастфуда? Кстати, у нас действуют предпраздничные скидки!

А грустный старик-уборщик трёт кафель. Ему некуда идти, не к кому спешить. Он и забыл уже, что это за праздник такой. Однажды он влюбился — хорошее было время! Но мужчина, которого он полюбил, бросил его. Мужчина, которого он полюбил, был Адонис — восхитительное изваяние из мрамора. И теперь Адонис в другом музее, куда старика-уборщика не берут на работу.

Всё, о чем мечтал когда-то, ветром унесло…

В модном ресторане звучит странная музыка: ненавязчивая, даже незаметная, — идеальный аккомпанемент для симфонии жующих ртов, лязгающих вилок и шуршащих купюр… Мы же смотрим в глаза, в которых видно, что люди по-прежнему играют друг с другом, хотя игра давно уже перестала им нравиться. В принципе, она никогда им не нравилась. Зачем тогда играть? Почему нельзя быть честными? Да они и сами не знают, все эти — эх! — люди, люди… Но они подсознательно чувствуют, что Истина продалась за мятую сотку, и с ней такое вытворяли — о-о-о…

Бах! — услышим мы позже. Но что это? Очередная бутылка шампанского или очередной револьвер?

— Я — агнец, пожравший взалкавшего крови Яхве. Я тот, кто выставил Аллаха за порог его дома, попутно отобрав всех его наложниц. Я подсыпал мышьяка Будде, и тот отравился, пока курил свой кальян. Да, это меня именовали Тиамат, и тогда я стал грозным Мардуком. Да, это обо мне говорили «инь и ян», и тогда я слился в яйцо, показав, что над белым и чёрным всегда торжествует красное. А ещё я пустил на дрова Иггдрасиль и захлопнул дверь перед приходом Мессии. И это я сочинил Веды и Великую Книгу Воскресения. И это я смеялся над Торой, пародируя ее в Библии. Я позволил Инквизиции устроить террор, тем самым укрепив веру в любовь и благородство Всевышнего. Я — Амон Ра, но мне не нравится Солнце: оно слишком ярко, и потому я дрессирую Фенрира. Мой рай не Валгалла, и Один — не мой сын, но я смотрю на вселенную через его пустую глазницу. Я похоронил Атлантиду, так как ее жители познали Абсолютное Счастье, но это не мне уготованы недра Шибальбы, ибо нет таких весов, что способны взвесить меня. Я сровнял с землёй Шамбалу, дабы выстроить ряд супермаркетов, и женил на себе Шакти. И это я — Антихрист, влюблённый в мир…

С головой укутавшись пуховым одеялом и сунув ладонь под подушку — туда, где прохладней, — вампир мирно посапывает на своей новенькой кровати с балдахином (ручная работа, французское качество, вкусный мастер). Через неделю вампиру предстоит идти к дантисту из-за кариеса на левом глазном зубе. А через месяц неплохо бы и у кардиолога провериться…

А в озере, зарывшись в ил, дремлет рыба.

— Запомни, — обращается к нам Дракон, — в омуте прошлого крупная рыба прячется где-то на самом дне. Главное, не захлебнуться, гоняясь за давно упущенными возможностями.

Мы наблюдаем за рыбой. Она, выпучив глаза, сквозь сон наблюдает за нами. Большая рыба — наше прошлое. Вот оно, совсем рядом, осталось лишь подобрать наживку.

Покачиваясь в лодке, с бамбуковой удочкой в руках грезит старик. Лодка его из картона, а грёзы вечны. Но старика мало заботит творящийся вокруг хаос: в кармане у него запрятана пара сигар и фляга отменного самогона — этого больше чем достаточно, чтобы почувствовать себя счастливым.

А по улицам разрушенных городов с криком бегут нацисты — в касках с орлами и свастиками, с автоматами в руках и гранатами на ремне. А навстречу нацистам — парад гомосексуалистов. Мы же висим в воздухе, наблюдаем. Гомосексуалисты заигрывают с нацистами, зовут их на свидания, целуют в губы, дарят цветы и признания в любви. В ответ нацисты решетят бедолаг из автоматов. Так исказилась реальность: две временные линии слились в одну. Или же… всего-навсего извечная агония? Любовь, купающаяся в крови принёсенных на ее алтарь жертв. Чтобы врать — нужны двое: кто врёт, и кто верит. Чтобы любить — двое: кто любит, и кто позволяет себя любить. Чтобы совершить убийство — тоже требуются двое… В этом гармония. Ничто не происходит без участия второго человека. Только если безумие.

Выйдя из моря, Дракон сожрал Венеру, и пена пузырилась у него на зубах…

Пурпурный цвет его тела, его длинный хвост, уносящий нас как можно дальше, порождает всё новые и новые каштановые сны.

— Ты не смерть. Так кто же ты?

— Я — твой Чёрный Человек.

Прекрасен материнский инстинкт! Это есть величайшее из чудес, которому, увы, суждено уничтожить мир. Ведь даже у самого жуткого из чудовищ была мать, которая берегла его ото всех, которая холила его и лелеяла…

Тротуары полны снега, залиты мерцанием гирлянд в окнах квартир. А в бойницах цокольных этажей вопящие от голода физиономии духов… хотя нет, померещилось: всего лишь озябшие бродяги. Но также есть и поскрипывание сухих половиц в прихожей дома, где давно уже никто не живёт. Также есть запах табачного дыма в комнате, где от рака лёгких скончался заядлый курильщик…

Кошка нервничает, как и ее хозяин, который целует девушку своей мечты. Но если последнего ещё можно понять, то отчего же разнервничалась кошка? Всё потому, что кошка-то знает, насколько ветрены девушки и эфемерны мечты.

— Смотри!

Мы ныряем в одну из форточек и глядим на Него, сидящего в кресле перед компьютером. Он полноват, в трико и затасканном свитере, с сигаретой в руке наслаждается мраком и моментом вдохновения. Его Муза оставила его. Но в кладовке у него томится ещё с десяток таких же Муз. И тем не менее он одинок. И Новый год не интересен ему, так как некого поздравлять, некому дарить подарки. Есть лишь работа воображения — те причудливые реальности, что он создаёт.

— Кто это?

— Читай! — велит Пурпурный Дракон. — Читай, что он написал.

Мы склоняемся над монитором и читаем:

«— Кто это?

— Читай! — велит Пурпурный Дракон. — Читай, что он написал.

Мы склоняемся над монитором и читаем…»

Всё, о чем мечтал когда-то, пылью заросло…

А в это время по проводам несутся терабайты информации: бессмысленные разговоры бессмысленных людей, жаркие споры на извечные давно остывшие темы, обещания того, чего не собираешься выполнять, сиюминутные признания в любви, которая изживёт себя уже через неделю, ссоры ради ссор и подозрения ради подозрений, а ещё безобидный флирт — тот самый, что рано или поздно обернётся слезами, — много ещё чего. Оцифрованные эмоции суть двоичный код человеческой жизни. И вам поставят плюсик в профиль, добавив снизу смайлик…

И не является ли тот плюсик очередным крестом на могиле, а смайлик — упрощённой донельзя посмертной фотографией?

— Что есть Жизнь?

— Это трудный вопрос.

— Это невозможный вопрос!

— Значит, ответ не требуется?

Набожные неистово молятся своему богу: благодарят за деяния его, за то, что приглядывает за ними. Набожные даже и не подозревают, что их бог в это самое время потягивает разбавленную водку в одном из окутанных тьмой переулков. А рядом с ним в куче мусора задыхается от крика младенец.

— И что прикажешь с тобой делать, а, малец? — спрашивает бродяга-Иисус. — Воспитать или сожрать? Жертвоприношения! Э-эх, и почему все жертвы доставались исключительно моему взбалмошному папаше?

— Я был тем Змием, что подарил Еве яблоко, — говорит Пурпурный Дракон. — Но я не желал первородного греха. Просто… просто она мне понравилась! Это не было соблазнением, только ухаживание…

— А мы — простачек Адам, у которого едва не отбили бабу, — отвечаем мы.

— Я не хотел убивать своего брата Авеля. Но Всевышний приказал мне отделаться от слюнтяя, сказав, что так предначертано, так должно быть, чтоб много позже он — Всевышний — мог упиваться собственной властью. А ещё — чтоб у него появились причины окончательно проклясть род человеческий. То же самое он сказал и Авелю. Я просто защищался. Это было состояние аффекта, господин прокурор…

А Бодлер пишет стихи, вспоминая, как на июльском солнце бесцеремонно разлагалась обнаглевшая лошадь. Окрылённый моментом безумного прозрения, напрочь лишённый слуха Босх тщательно выводит музыкальный ад. Золя сидит на чердаке, закутавшись в простыню. Де Сад же просто хочет быть любимым, ну и — чтоб общество не лезло в его личную жизнь. Кстати, это именно он породил ролевые игры, ага!

И в одной из квартир, в затхлой темноте снуют тараканы, выискивая своими длинными усами-антеннами пропитание. В соседней же комнате неподвижно сидит человек. Он жуёт бутерброд с колбасой, в то время как его тело лоснится от пота. Разум этого человека давно уже мёртв: оцифрованный телевидением и интернетом, он отправился в бесконечное путешествие по каналам информации, то и дело спотыкаясь о смайлики и многоточия, банальные до зубовного скрежета сентенции, похабные шуточки и многочисленную рекламу. А стоящая у противоположной стены кровать пуста и холодна, на давно не стираной простыне пятна сомнительного происхождения. И если заглянуть в угол под потолком, то нетрудно отыскать паука, методично плетущего Ловец снов. В сетях этого паука запуталось уже немало ночных кошмаров, пустых иллюзий и блеклых надежд. И совсем скоро паук вырастет до размеров дома. Тогда он пожрет человека и сам станет человеком.

И, быть может, всё повторится?

— Значит ли это, что каждый из нас когда-то был пауком?

— Или остался им. Или ещё только станет.

— Подари нам правду!

— Но ведь правды нет! Неужели ты не понимаешь, миленькая Сапфо? Твой Фаон никогда не приплывёт к тебе под Алыми Парусами сбывшейся мечты. Ведь он влюблён в море-океан. И море-океан заберёт его себе. Уже забрало, глупенькая моя Сапфо…

В дремучем лесу Фавн раскладывает кости и следит за судьбами, постепенно исчезая в вихрящемся тумане. Впрочем, в том тумане исчезает не только фавн, но и прошлое, и будущее, и даже настоящее. Лишь феи хихикают в темноте, да русалка томно целует губы охладевшего к ней утопленника.

— Ты веришь? — спрашивает нас Дракон.

— Мы видим! Да, теперь мы видим.

— Что ты видишь?

— Каштановые сны на твоём хвосте.

— Мой хвост — это дорога из красного камня, уходящая волнами сквозь тьму предвечного хаоса.

А мы помним, как в детстве боялись телевизионных антенн, и как Великий Океан разговаривал с нами. Из морской пучины на берег выходили Глубинные Жители; они приносили изделия из кораллов и жемчуга, дивились картинкам в телевизоре, осторожно пробовали на вкус вареного краба и копчёную рыбу. Бывало, к берегу причаливали шлюпки. Призраки пиратов обступали нас полукругом, интересовались: не видали мы, часом, тут чего подозрительного? Мы же просили поделиться сокровищами. А вдали, в снежной пелене, чёрными штрихами вырисовывался фрегат. Обрывки парусов колыхались, мачты были поломаны. В трюмах вопили живые ещё пока узники…

— Я — горячечный бред убийцы, — шепчет Пурпурный Дракон.

— Но на нас нет крови, — говорим мы, — мы не убивали.

— Себя, и кровь на вас есть ваша кровь.

Где-то в лесах кричат гагары, в земле кроты роют норы. Опытный охотник греется у костра и, устало потирая ладони, наслаждается звуками леса. А в чаще таится Первобытное Зло. Дети рассказывают друг другу страшилки, в то время как Санта-Клаус пытается устроить рейдовый захват быстро нищающей корпорации Деда Мороза — увы, нынешнее законодательство вполне допускает подобное.

— Мы же найдём его, да?

— Смотри.

И там, в снегах, в покосившейся избушке заперся исхудалый многовековой старикан. Отрешённо слушая, как в камине потрескивает огонь, он, поморщившись, глотает коньяк, шмыгнув носом, утирает слезу со щеки. Его борода давно уже не белая, она сделалась серой, будто пыль на книжной полке, будто половая тряпка. А его звучный некогда смех отныне напоминает лишь скрежет проржавевших дверных петель. Детвора больше не пишет ему писем, а игрушки в дырявом мешке ветшают из года в год. Так у него отняли смысл жизни — его праздник.

Все, о чем мечтал когда-то…

Грядёт Рождество, и Люцифер нервничает, играя в компьютерные игры у себя в замке. Безлимитный интернет нравится нечестивому, хотя он по-прежнему не в силах одолеть самых заядлых игроманов, с которыми сражается в сети.

А в каких-нибудь военных училищах курсанты видят сны о свободе. Случается, правда, и такое, что их сновидения путаются со сновидениями заключённых в тюрьмах по всему миру. Политики же, напротив, не спят — волнуются, так как за власть нужно постоянно бороться, а они уже обленились, раздобрели, устали. Что ж, наверное, грядёт ещё одна нескончаемая осень для бесчисленного множества патриархов. А ведь им, бедолагам, хочется-то лишь тепла да уюта…

Тепла да уюта…

«Кто ты такой?» — спрашивает девушка, и чудовище улыбается. Но почему? Потому что нашло очередную жертву? Или же потому, что влюбилось?

А может, любовь и есть поиск жертвы? Может, именно любовь плодит чудовищ?

— Давай выше, — приказываем мы Пурпурному Дракону, — гораздо выше!

— Не забудь захватить подарок сестре, — отвечает он.

И мы взмываем, постепенно оставляя землю, покидая города и людей. Их мысли узнаваемы, но ведь где-то по ту сторону реальности скрывается иной мир. Другие существа с другими надеждами.

Необъятная геометрическая фигура, составляющая многомерную систему из размышлений и самых различных образов, — она существует в великой пустоте и постоянно меняется, трансформируясь во всё более и более сложную фигуру.

— Тессеракт в энной степени.

И каждый ее угол, каждый вектор, каждая длина и высота — всё это думает, задается извечными вопросами, пытается постичь непостижимое, пытается постичь… самое себя? Такова доведённая до совершенства рефлексия, где всякая обнаруженная истина — случайность. Значит, смысла и вовсе нет?

Мы протягиваем руку и хватаем вспыхивающие звезды.

— Пора возвращаться, — говорит Пурпурный Дракон. — Нас уже заждались.

— С Новым годом, — ликуем мы. — Каштановые сны восхитительны!

— Теперь ты понял?

— Да, мы поняли. Нет ничего, и есть всё. Красота в многообразии. Всё вместе — гармония, которая и образует наш мир.

— Летим, цепляйся за мой хвост крепче, — напутствует Дракон. — Нужно успеть до рассвета. До первого луча солнца. Потому что после я уйду. Чёрный Человек уйдёт. А ты… — ты останешься.

— Ты смерть.

— Возможно. Но если и так, то я — не твоя смерть. Ещё не время.

Мы стремительно падаем. Обратно на Землю. К людям. К их домам и к запертым в этих домах историям. К жизни.

— Ты любовь.

— Возможно. Но если и так, то я — ничья любовь. Я та любовь, какая бывает в совершенстве.

— Ты надежда.

— Возможно. Но если и так, то я — исключительно твоя надежда. Остальные вряд ли поймут.

— А мы всё равно верим! И будем верить! Снова, снова и снова…

Но Дракон хранит молчание, даже не глядит в нашу сторону — лишь на помещение, где мы очутились. Знакомая комната… И снег кружит за окном, ночь постепенно отступает. Миг — и она уже бежит прочь из города, куда-нибудь в другое место, подальше от ясности дня, туда, где близится время магии и чудес.

— Температура спала, — слышим мы голос. — Думаю, ему уже лучше.

Постепенно всё возвращается. Мир вновь обретает чёткие очертания. И нет больше жара, нет судорог, одна только слабость.

— Бред прошёл.

— Как себя чувствуешь?

— Не знаю. Я видел сны… Спал и видел сны! И Чёрный Человек, обернувшись Пурпурным Драконом, унёс меня далеко-далеко, в страну волшебства… Обыденного волшебства… Такого, о котором мы не имеем ни малейшего понятия…

Слышу голос сестры:

— Мама, посмотри-ка, чего мне Дед Мороз под ёлку положил.

Оборачиваюсь: в руках у сестры звезда — та самая, которую я принёс из мира забытья. Мама молчит, удивлённо разглядывая незнакомый ей сияющий предмет.

— Тебе уже лучше, Женя? — спрашивает меня сестра.

— Да, Глазастик, мне уже лучше.

— Вот, — она показывает звезду, — мне подарили.

— Вижу, маленькая… вижу…

ПИСЬМЕНА НА КАМНЯХ ◊

Лоуратис Ичтимр Комета

Мне снился сон осеннею порою —
Кошмарный сон о будущем Земли,
Как будто странница небрежною рукою
Смахнула в пыль цветы, что здесь росли.
Из миллиардов зим холодная, седая
Летела в миллиарды новых лет
Комета, в солнечных огнях сгорая —
Осколок Смерти забыты́х побед.
Тяжёлый шлейф за нею волочился —
То плоть мертвяная под яростным лучом
Звезды ближайшей корчилась, дымилась
И обрывалась ледяным хвостом.
Превратны обращенья масс небесных.
Порою даже мудрые молчат,
Не в силах угадать, где на тропе отвесной
Назначено свиданье тех громад.
Земля покойно по своей орбите
Свершала путь, когда из внешней тьмы
В уютную солярную обитель
Вошла посланница космической зимы.
И где-то на дороге, что извечно
Соединяет годы, месяцы и дни,
На миг единый, краткий, скоротечный
В полёте сблизились и разошлись они.
Однако же секунда во вселенной
Нередко значит более веков —
Так бор, в листву всё лето облаче́нный
За час теряет свой златой покров.
В ночной тиши, не ведающей страха,
Раздался вдруг протяжный долгий свист —
То воздухи под дланью горсти праха
Кричали болью, лопались, рвались!
И чудился мне в этом диком звуке
Весёлый посвист, будто в скачке ветряной
Комета с удовольствия иль скуки
Под нос себе напев свистала над Землёй.
Жестокий бич хвоста кометы злого
Хлестнул леса, моря, пустыни, льды —
Так кнут в руке, не знающей благого,
Бьёт смертника, что скован в кандалы.
Кора планеты углилась, крошилась
Под тяжкою пятою чёрных глыб,
Когда льдяная плоть с небес валилась,
Мир претворяя в груду мёртвых дыб.
Напрасно рук воздетых миллионы
Взывали к милосердью божества,
Ибо не разума мудрейшего законы
На гибель обрекли живые существа.
В гармонии бездушных уравнений,
Что пишет хаос на скрижалях пустоты,
Холодных льдин ужасное паденье —
Лишь акциденций мимолётный стык.
Оставив за спиной кровавые руины,
Скиталица продолжила свой ход,
И посвист жуткий над земной могилой
Уже не бередил померкший небосвод.

Хеллена Эльо В тринадцатое полнолуние

В дебрях лесных под покровом пожухлой травы
Каменный гроб увязает в безжизненной почве;
Между увядших деревьев туманною ночью
Слышно лишь жуткое уханье белой совы.
Здесь, поглощённая мраком, я сплю вечным сном,
Только во веки веков не найти мне покоя,
Сдавлена грудь бездыханная хладной плитою,
Сомкнуты бледные губы в страданьи немом.
Перед восходом тринадцатой полной луны
Замерло всё в этом гиблом, покинутом месте…
Но, наконец, где-то волк затянул свою песню,
Воем тоскливым разрушив силки тишины —
Значит, свершилось! Земля задрожала, и вдруг
Гроб раскололся со стоном на мелкие части.
Я возрождаюсь — но так кратковременно счастье
Видеть, как о́живший лес зеленеет вокруг.
Серый мой друг у осколков гранитных сидит.
Он, как всегда, в полнолунье приходит с часами,
Чаши которых полны не песком, а слезами —
Знаю лишь я, что в себе волчье сердце таит.
Смотрит с печалью и нежностью преданный зверь,
Трепетно голову мне положив на колени.
Капля за каплей в часах исчезают мгновенья,
И до разлуки так мало осталось теперь…
Вместе с последней слезою ушло волшебство.
Снова вокруг всё мертво и до боли нелепо:
Волк в свой чертог возвратится уже человеком,
Я — под замшелой плитою продолжу свой сон.

Хеллена Эльо Город Теней

Стёртый с карты земной, затерявшийся в долгих веках,
Цепенеющий в липких объятьях густого тумана,
Беспощадно забытый, давно превратившийся в прах —
Этот город покоится в хладных волнах океана.
Здесь не слышно людских голосов — только крики ворон
И шуршание тихое ветра в ветвях обнажённых.
Каждый час отмеряет набата кощунственный звон
На холме, в опоясанной тернами старой часовне.
А когда в хмуром небе мелькнёт око бледной Луны,
Тотчас полнятся улицы сотнями призраков странных
И звучат, нарушая просторы глухой тишины,
Холодящие сердце, зловещие стоны органа.
Это — реквием душам усопших, влюбившихся в ночь,
Вторят горькой симфонии мрака они безнадёжно;
И ничто не способно теням бестелесным помочь.
Только скорбь на безжизненных лицах, на маски похожих.
Никому из живых не увидеть обугленных стен,
Не услышать загробные песни теней обречённых.
Потерявший однажды святыню — проклятый Эдем
Навсегда стал фантомом в волнах океана безмолвных.

Андрей Бородин Грёза

Я видел во сне, как ноги мои
Вгрязаются в чрево могилы,
И черви на них, и комья земли,
И травы, увядши и гни́лы.
Мятущ карнавал псориазовой мглы
В венозном венке надо мною.
Глядел я в могилу — и видел гробы,
Но в гробе не видел покоя.
Я видел во сне, как подмыло водой
Мой дом, и он рухнул, стеная.
И сгинули все обитавшие в нём,
Меня и богов проклиная.
И мутный поток уносил меня вдаль
По ко́стям, по мясу, по крови.
Укрыла глаза мои смерти вуаль,
И крики задохлися в горле.
Я видел во сне: на руинах Земли
Пируют нездешние твари.
И я приглашён вместе с ними вкусить
Вина́ человечьей печали,
И томных иллюзий, и проклятых лет,
И горя любви безнаде́жной.
В бессветном пространстве меж мёртвых планет
Мы справим конец неизбежный.

Михаил Ларионов Медуза Горгона

Божественным наказанная правом —
Всё дышащее делать неживым.
Но глаз моих пьянящая отрава
Меня лишает головы:
Герой пришёл, чтобы забрать без боя
Обещанный в порыве страсти приз;
Мой злой удел — пожертвовать собою
За тот каприз.
Всесильны меч и щит его зеркальный;
Персею Зевс благоволит в бою.
И значит — перед разумом и сталью
Не устою.
Секущий мах — и голову роняю…
Безжалостны любимчики судьбы.
По воле злой Афины умираю
Я без борьбы.
Повержена… Но взор мой полон силы —
Смертельный яд за синевою век.
Одной ногой уже на дне могилы
Взглянувший человек.
Моих волос клубящее шипенье
Заряжено губительным огнём,
И все, услышавшие это пенье, —
Утонут в нём.
Свершила месть суровая Афина:
Глава моя приколота к щиту;
Горгонеоном навсегда застыну —
Убитая за красоту.
Всё кончено. Но, прежде чем исчезну,
Окаменев, подобно янтарю,
Я распахну пылающие бездны, —
И посмотрю.

Михаил Ларионов Кракен

Then once by man and angels to be seen,

In roaring he shall rise and on the surface die.

Alfred Tennyson
Я отрываюсь ото дна. Я слишком долго спал во тьме.
Спасительная глубина, я побороть тебя посмел.
Я слишком долго жил во мгле, забыв о птицах и волнах,
Не вспоминая о земле; мой дом — покой и тишина.
Меня пугают солнца свет и грозовые облака,
Мне безразличен ход планет — в ночи проспавшему века.
Над километрами воды, баюкающей тишиной,
Парят прекрасные сады, в мечтах придуманные мной.
И вот, в чудеснейшей из грёз, лечу куда-то высоко,
Забыв о том, что не сбылось, и жить — прекрасно и легко.
Виденьем лживым увлечён, безмерной тягой изнурён,
Не сожалея ни о чём, я обрываю долгий сон,
И покидаю глубину. Проклятье света ждёт вдали.
Вверх, в эту бездну соскользну, своё желанье утолив,
Что обещает вечный рай, что оборвёт мои года…
Я поднимаюсь из «вчера» в погибельное «навсегда».

ПО ТУ СТОРОНУ СНА ◊

Шеймус Фрэзер Фетиш-циклоп ~ Shamus Frazer The Cyclops Juju ~ 1965

[Перевод с английского: Илья Бузлов]

Впервые о джу-джу[2] я услышал от Брэдбери Минора.

— Сэр, вы ещё не видели божка Уинтерборна? Ему прислали по почте этим утром.

— Божка?

— Да, из Африки. У него всего один глаз, и он до ужаса безобразен, сэр.

И когда Уинтерборн извлёк предмет нашего обсуждения, чтобы я мог его как следует изучить, то я обнаружил, что Брэдбери отнюдь не преувеличивал: фетиш был поистине безобразен, хотя и не в силу нарушения пропорций, как то можно ждать от западноафриканских умельцев. Работа была африканской, однако сами черты и их зловещее качество были европейскими.

— Это прислал твой отец, Уинтерборн?

— Мой отчим, да, сэр. Кукла принадлежала настоящему колдуну-знахарю. Отчим взял её из его хижины.

— А знахарь был в курсе?

— В письме сказано, что тот бросился наутёк в заросли, так что сопровождающий моего отчима полисмен перевернул всю хижину вверх дном и поджёг её. Это был очень плохой колдун, и если бы его поймали, то непременно бы вздёрнули… Так вы думаете, что это — божество, сэр?

— Некий магический фетиш, и полагаю, черномагический.

— Чёрт возьми! Он невыразимо отвратителен — точь-в-точь как то одноглазое чудище в римской пьесе, которую мы ставим… циклон-каннибал, сэр, как его… Полли… Полли…

— Уолли Дудли?

— Нет, не так, сэр. Я не могу вспомнить имя.

— Полифем, циклоп, а не циклон, Уинтерборн.

Я только недавно стал школьным учителем, но уже приобрёл эту прискорбную привычку поправлять других.

— Полифем, точно! Это именно то, как я представляю себе Полифема, только этот гораздо меньше. Но он тяжёлый. Почувствуйте его вес, сэр.

Я взял фетиш и перевернул его пальцами. Он был вырезан из какого-то твёрдого, как железо, дерева и покрашен грубовато, но старательно. Что-то такое было в наклоне тела и в вывернутой посадке головы, что наводило на мысли — но на какие мысли, я на тот момент не имел представления. Фетиш выглядел почти что по-гречески: спирально вырезанные завитушки красных волос и бороды обрамляли белое, как мел, лицо, из квадратного рта выступали острые желтоватые клыки, и весь облик этого уродца в целом напоминал маски трагедии. Но не в древней Греции мне следовало искать намёки на эту вздёрнутую голову и растянутое горло, единственный глаз, странно глядящий вверх; ассоциация, пришедшая мне на ум, кажется, принадлежала к более поздней эпохе. Я произнёс свою догадку прежде, чем до меня дошло, что же это такое:

— Знаете, Уинтерборн, я полагаю, это модель гальюнной фигуры корабля[3].

— Но она же крошечная, сэр?

— Это модель, сделана в уменьшенном масштабе, но она больше напоминает гальюнную фигуру корабля восемнадцатого столетия, чем обычный пример традиции африканских идолов, тебе не кажется?

— Но она же африканская.

— Я бы сказал, что это африканское изделие, скопированное с европейского образца.

— Ну тогда это вообще никакой не божок, — Уинтерборн, кажется, расстроился, — а просто кусок дурно пахнущей модели лодки! Что за мошенники!

— Не вижу причины, почему бы ему не быть божеством, — ответил я. — В конце концов, они ещё не так давно надевали на своих идолов цилиндры, и эта фигурка циклопа должна быть во много раз более могущественным джу-джу, чем шёлковая шляпа. Моя догадка состоит в том, что это была модель гальюнной фигуры корабля работорговцев — что делало её очень сильным талисманом для белого человека. Она уродлива и зла в достаточной мере, чтобы навести шороха среди туземных божков. Вот, возьми этого уродца обратно, пока он не сглазил меня!

Я сделал вид, что содрогаюсь от омерзения, которое вдруг перешло в настоящее, так как перед моим внутренним взором возникло видение — странно яркое — как будто фетиш в моих руках вырастает до огромных размеров, раскачиваясь над мангровыми деревьями где-то в зловонном устье западноафриканской реки, с бушпритом, выдающимся над ним подобно громадному копью, а заплатанные паруса лениво похлопывают на слабом ветру.

— Гальюнная фигура работорговцев превратилась в бога! — умилённо напевал Уинтерборн над своим возвращённым сокровищем. — Вы и правда думаете так, сэр?

— Я вовсе не удивлён — чёрный бриг «Циклоп» или «Полифем», кто их знает? Можете представить себе впечатление, которое гальюнная фигура, вдесятеро большего размера, производила на туземцев, плотоядно сверля их глазом над грязевыми берегами. Чтобы поддерживать её в добром расположении духа, местные сделали её модель, я полагаю, и взяли её на берег, угождая ей жертвоприношениями, какие ей более всего приятны.

— Бог мой, я, кажется, понимаю, что вы имеете в виду, сэр — касаемо гальюнной фигуры корабля. Это должен был быть отвратнейший корабль.

— Самого худшего свойства.

— Он не выглядит особо добродушным прямо сейчас, не так ли, сэр? Возможно, у него давно не обновлялся график подношений. Думаете, его устроит молочный шоколад?

— Боюсь, ему потребуется более калорийная, чем молочный шоколад, диета.

— То есть кровь, сэр? И человеческие сердца, вырванные из кричащей смердящей плоти…

— Что-то вроде того, без сомнения.

— Я вот что скажу. Отложу-ка я полсосиски из супа для Полли… для Полливолли Дудла, сэр.


После появления джу-джу я отметил, что Уинтерборн проявил величайший интерес к латыни его роли, ну или, по крайней мере, на репетициях мы использовали это выражение. Была традиция школы Шеридан-Хаус, состоявшая в том, что мальчишки исполняют два спектакля ежегодно на День вручения наград, такой же латинский, как и английский праздник. Роджер Эдлингтон, несколько лет назад получивший должность директора от своего отца, также унаследовал от него несколько старомодную идею, состоявшую в том, что родителей следует сначала впечатлить, а потом уже развлекать. Латинская пьеса должна была, естественно, впечатлять. Роджер попросил меня сделать в этом году обе постановки, и я выбрал маленькую драму об Улиссе и Циклопе, потому что она короткая, доступная и содержит достаточно мимики и действий, чтобы быть понятной даже не обученным латыни родителям. К тому же к театральному проспекту также прилагался короткий синопсис сюжета. Более того, эта похожая на гран-гиньоль[4] тема создаст эффективный контраст с «Мистером Жабом из Тоад-Холл», который должен идти следом.

Уинтерборн был сначала заявлен на роль овцы циклопа, но это его нисколько не воодушевило, и когда Фенвик слёг с желтухой, то он быстро предложил свою кандидатуру на вакантное место Полифема.

— Но ты же всего по пояс Фенвику, — сказал ему я. — Полифем был гигантом.

— Вы же собирались сделать картонную голову для Фенвика в любом случае, сэр. Мне вы можете сделать её чуть выше, вот и всё.

— Если ты способен отыграть роль, я это сделаю, без проблем.

Уинтерборн оценивающе поглядел на остальных.

— Чур я — Полифем! — сказал он.

Никто не принял вызов.

— Это самая длинная часть, Уинтерборн, — сказал я. — Ты что же, выучишь всё?

— Уже выучил, сэр. Я никогда не думал, что Фенвик особенно хорош, даже до того, как его свалила желтуха, так что решил, что могу сыграть и получше. И я говорю вам, сэр — когда вы будет делать эту карнавальную голову для меня, то можете скопировать лицо у Полливолли Дудла.

— Твоего фетиша? Я его последнее время как-то не примечал.

— Ну, я же держу его в общей спальне, сэр.

— Он берёт его с собой в кровать, сэр, — сказал Брэдбери, — чтобы у истукана были сладкие сны — в чём я сомневаюсь!

— Ох, стопорнись, Брэдбери, и заткни свою зловонную глотку!

— Что ж, давай попробуем тебя в роли, Уинтерборн.

На удивление он оказался очень даже хорош, и ему лишь дважды понадобилась подсказка. Крик, который он издал, когда Циклопу выжгли глаз, был невероятно реалистичным — резкий, пронзительный, злобный вопль, подобный крику павлина. Он взял роль Полифема — и не прошло слишком много времени, как взял на себя ещё и роль помощника режиссёра.


Та сцена, где Улисс и его моряки поджигают посох великана и втыкают его конец в глаз спящего Полифема, самая драматическая во всей постановке, могла легко скатиться в фарс из-за неисправностей механики. Я подумывал о создании съёмного глаза для головы циклопа, что-то наподобие пробки для ванны, которую можно вытащить из разъёма резким рывком изнутри. Я даже обыгрывал идею светящегося электрического глаза, который можно будет отключить в момент ослепления. Однако ни один из этих методов не казался совершенно защищённым от осмеяния или случайности. Ни кто иной, как Уинтерборн придумал решение, которое, хотя и мрачноватое, было одновременно простым и эффективным.

— Слушайте, сэр, они ведь пихают в жаровню лодочный шест, чтобы поджечь его. Огонь — это просто красная бумага со светом позади. Ну а почему бы нам в таком случае не положить в жаровню ещё и ведёрко с красной краской? Тогда всё, что им останется сделать — это пихнуть конец шеста в краску, так что, когда они вытащат его, конец шеста будет выглядеть раскалённым докрасна, и размазать им по моему… по нарисованному глазу Полифема, пока он не станет просто пунцовым месивом навроде малинового варенья.

— А что, это идея, Уинтерборн… но мне тогда понадобится две головы для двух спектаклей. Я бы хотел попробовать это сперва на репетиции для школьного собрания, и едва ли найдётся время перекрасить голову циклопа для родителей на следующий день.

— О, без проблем, сэр, — ответил Уинтерборн, — мы вместе поможем вам сделать их.

Этот метод я одобрил. Мы сделали головы из проволочной сетки и папье-маше, и в качестве модели использовали фетиш Уинтерборна. Мы приклеили им пряди красных волос из крепированной бумаги в качестве шевелюры, бороды и единственной брови, и эффект вышел достаточно отталкивающий. Было похоже, как если бы фетиш путём какого-то чудовищного партеногенеза зачал, выносил и породил эту пару гигантов-близнецов, разбухших и крайне зловещих копий самого себя.


Летние спектакли проходили на открытом воздухе, когда позволяла погода, а иной раз даже в непогоду. На лужайке широким полукругом расставлялись стулья, сценой же выступал небольшой летний домик с колоннами, стоящий на пологом холме и похожий на греческий храм, затмеваемый величественными буками, которые служили шатром и звуковым резонатором для актёров. Этот угол поляны образовывал естественный театр, так как кустарники, окружавшие утопающую в зелени аллею Бич-Уолк, предлагали сколь угодно скрытых тропинок для входа и выхода, и садовый храм, имевший безвременную и миниатюрную элегантность, мог с успехом выступать как дворец и как хибара, как Тоад-Холл и как пещера Циклопа, в один и тот же день, без какого-либо ущерба для воображения.

В полдень, перед костюмированной репетицией, актёры собрались здесь для добавления последних штрихов к своим нарядам. Полифема снабдили длинным алым плащом, который свисал с подбитых наплечников, прикреплённых к картонной голове, и из щели в складках которой выглядывали бусинки глаз Уинтерборна, похожего на гнома. Он выглядел устрашающе. Молли Себайн, которая занималась набивкой жакета для гольфа М-ра Жаба и приделывала к его корзинообразной голове вспученные глаза, похожие на теннисные мячи, издала слабый вскрик, когда повернулась на звук злобного кулдыканья Уинтерборна и узрела раскрашенного Циклопа, нависающего над ней.

— Божечки! — воскликнула она, после чего повернулась ко мне в слабом протесте. — Не слишком ли он страшенный, Джеймс? Вы ж так внушите мальчикам кошмары.

Уинтерборн был безмерно доволен.

— Я напугал Сэбби практически до безумия, — прокаркал он из-за складок своего плаща, — Дракула и Франкенштейн — ничто по сравнению со мной. Вам понадобятся профессиональные медсёстры и санитары с носилками из Красного Креста, чтобы выносить падающих в обморок мамаш на День вручения наград.

— Подойди-ка, — сказал я ему, — и позволь мне снять эту голову, прежде чем твоя собственная слишком распухнет.

Костюмы и головы были убраны в летний домик до завтра. Уинтерборн стоял позади меня, пока я проверял всю бутафорию и запирал дверь. Он всю дорогу бормотал на латыни, как если бы хотел впечатлить меня тем фактом, что в совершенстве заучил роль и может прочесть весь свой текст задом наперёд, если необходимо.

Однако он произнёс: «О Боже!» на английском, когда мы шли обратно через лужайку, — Я же забыл там Полливолли Дудла.

— Что ж, ты говорил, что собираешься завтра носить его под плащом как талисман, так почему бы ему не остаться там на ночь вместе с остальными вещами?

— Только лишь потому, что я обещал одолжить его Кастенсу этой ночью. Но это не важно, сэр. Сделаю это в любой другой день.

— Что Кастенсу понадобилось от него, ради всего на свете?

— Ну, это забавно, что Сэбби… что сестра-хозяйка сказала сейчас насчёт кошмаров. Видите ли, если любой из нас ложится спать, положив его под подушку, то у него случаются грёзы.

— Грёзы… у всех вас? Что ты хочешь сказать?

— Мы все пробовали. Нам снится этот корабль, сэр.

— Чепуха. Ты выдумываешь.

— Поначалу я так и думал, что это просто мысли о нём, а не настоящие сны. Однако это испробовали все в нашей общей спальне, и всегда грёзы касались этого жуткого корабля.

— По-видимому, вы просто все слишком возбуждены из-за Дня вручения и воображаете себе невесть что. Или же закидываете в себя слишком много контрабандных сластей после «отбоя», за что и расплачиваетесь дурными снами. Я скажу завхозу, чтобы она исключила кошмары из вашего рациона…

— Это, по сути, не кошмары, сэр, и не от возбуждения. Там темно и душно, и кто-то напевает внизу; скрипят стропила, и мы перекатываемся с боку на бок, так что цепи стучат друг об друга. И там ещё какие-то крики в темноте, и надо всем этим царит ощущение, что вот-вот произойдёт нечто. Мы сравнивали впечатления, и у всех одно и то же — будто напряжение постепенно становится всё невыносимее…

— Это всё отлично, — сказал я, — в смысле, что ты забыл свой фетиш в летнем домике. Вам нужен весь возможный отдых для следующих двух дней, а что не нужно, так это лежать без сна всю ночь напролёт, рассказывая друг другу страшные басни.

— Ох, мы не лежим без сна, сэр. Только к самому утру мы обсуждаем… корабль и то, что может случиться дальше.

— Ну, тогда забудьте об этом, пока не пройдёт День вручения.

Учителя начальной школы, подобно родителям, часто слушают одним ухом, когда мальчики обращаются к ним. Слова взрослого и ребёнка сталкиваются, но никогда не взаимопроникают. Я раскопал в памяти этот диалог с Уинтерборном лишь после недавних событий, потребовавших вспомнить его. Тогда же он быстро погрузился вглубь и забылся в потоке рутинных обязанностей, практически сразу, как он и я добрались до школьных зданий и разошлись по своим делам.


Ни одна мамаша, по факту, не упала в обморок на День вручения наград, хотя некоторые признались, что латинская пьеса показалась им тревожной. Уинтерборн, взволнованный поздравлениями своих школьных друзей после репетиции, превзошёл самого себя во втором спектакле. Он выглядел просто сказочно непристойно: маленькие ноги в сандалиях и тонкие колени, едва видные из-под каймы багряного плаща, только усиливали уродливость широченных плеч и неуклюже качавшейся головы, а писклявый голосок, шедший от этой высокой тяжеловесной громадины, был гротескным и, безусловно, абсурдным. Поначалу, когда он произнёс первые строки, раздался чей-то нервный смешок, но после публика свыклась с его режущим слух дискантом, как с ещё одним из множества тревожных уродств изображаемого им чудовища. И вот, когда он встал, шатаясь, между колонн садового храма, со своим отвратительным нарисованным лицом, морщинистым и размалёванным, как у конюхов Дункана из «Макбета», со сгустками сочащейся алой краски, он издал резкий, пронзительный вопль, похожий на крик птеродактиля, который, казалось, способен прорвать мозговые мембраны. Это был нечеловеческий вопль — зрители забыли, что это мальчик вопит через щель плаща; нет, это был сам Циклоп, ревущий от боли и гнева.

Родители были неприятно впечатлены этим криком, так что я собрал их после спектаклей на чай там же, на поляне. Но их сыновья твердили им, что это был ПЕРВОКЛАССНЫЙ вопль, суперский, волшебный, выше всех похвал — и тем самым выхлопотали для Уинтерборна его приз зрительских симпатий. Матерей, производивших ментальные кувырки и умалчивания под многообразием модных шляпок, принудили согласиться, что латинская постановка, и, в частности, Полифем, а особенно его крик, были безоговорочно ПЕРВОКЛАССНЫ. Однако были тут и взгляды из-под шляп и выщипанных бровей, в меру строгие взгляды, подобно тому, каким одарила меня Молли Себайн два дня назад, что наводили на мысль о том, что латинский спектакль определённо впечатлил родителей, хотя не обязательно в том же ключе, в каком ожидал этого Роджер Эдлингтон. Матушкам было больше по нраву, когда сыновья позволяли им это делать, обсуждать «Жаба из Тоад-Холла», в котором было всё то, что и ожидалось, и который помогал рассеять в весёлом смехе напряжение, вызванное выступлением Уинтерборна.

Как обыкновенно бывает на таких событиях, нужно было ещё очень много чего убирать после того, как последний лимузин увёз последнюю пару родителей. Некоторые из старших мальчиков, как заведено у нас, остались и помогали. Поставщики провизии уже укладывали посуду и арендованные кресла, и компания парней должна была загрузить их в грузовик. Школьные стулья были возвращены в библиотеку и разные классные комнаты, откуда были взяты. Лужайка была местом предположительно организованной суматохи, откуда мне удалось выцепить нескольких моих актёров для помощи с уборкой летнего домика, и в нескольких покрытых листвой «зелёных комнатах» в зарослях. Мы собрали несколько раздавленных тюбиков грима, карандаши для бровей, бутылки со спиртовой камедью с налипшими на них пучками волос из крепированной бумаги, и убрали всё это в общую коробку. Парики, костюмы, головы животных и зеркала были помещены в корзины из-под белья в летнем домике, и отправлены в бельевую комнату для окончательной сортировки и хранения. Две громадных запёкшихся циклопьих головы, по-прежнему липких от краски, были оставлены среди прочего хлама в греческом храме — с истлевающей теннисной сеткой, пыльными связками бамбуковых тростей, сломанной машиной для маркировки белых линий и ободранными шезлонгами. Прежде чем закрыть, я огляделся, дабы удостовериться, что ничего не было забыто. На одном из оконных выступов что-то лежало. Это был фетиш Уинтерборна.

— Вот оно, — сказал я. — Где же Уинтерборн? Он вновь оставил свой талисман.

— О, давайте я заберу его, сэр, — сказал Кастенс. — Уинтерборн просил меня приглядеть за ним.

— А где он сам? Я не видел его со времени спектакля, его спектакля.

— Не думаю, что он чувствует себя хорошо, сэр.

— Он что, уже ушёл в постель?

— Нет, сэр. Он снаружи, сидит на траве.

— Ладно. Взял его? Я закрываю.

Я задержался между дорическими колоннами. Спускались сумерки. Луна, похожая на обрезок ногтя, планеты и дерзкие звёзды уже расцветили небо цвета бледнейшего голубого сатина. Алебастровый дом будто бы светился среди деревьев призрачным белым сиянием, по сравнению с которым янтарные прямоугольники поздно освещённой общей спальни казались тусклыми, словно кровавые пятна на испещрённом прорехами теле призрака. Я думаю, это напомнило мне три из двадцати глубоких шрамов Банко[5]. Слабый пробирающий ветер поднялся вместе с тонким серпом луны. Мне вспомнился ослеплённый Полифем, качавшийся на этом месте несколько часов назад, собираясь с силами для этого холодящего кровь вопля — и меня передёрнуло. Кастенс был уже на полпути к выходу с лужайки, размахивая джу-джу словно дубинкой; и стоило мне отправиться вслед за ним, от куста на краю шелестящих зарослей навстречу ему двинулась фигура, преградив дорогу.

— Привет, Кастенс! Я был серьёзен. Тебе не следует брать его с собой на ночь.

— Ты же обещал мне. Обещал ещё две ночи назад.

— Но я предупреждал тебя. Он в ужасном настроении…

— О, не городи, Уинтерборн. Ты всё это вообразил. Это же просто окрашенная деревяшка. Он не может делать то, что ты говорил про него.

— Оставь его внизу — в своей парте. Где угодно. Не бери его с собой в спальню этой ночью… Так, давай его сюда.

Последовала короткая бесшумная схватка.

— Чур я!

— Нет, это мой черёд.

Уинтерборн издал крик.

— Вот, я же говорил тебе. Он укусил меня.

Кастенс высвободился и стал прыгать на дёрне в своего рода военном танце, потрясая фетишем.

— Полная чушь и бред! — крикнул он через плечо. — Вы оба куски дерева от колен и выше. Ты никогда не чувствовал его.

Уинтерборн посасывал свой палец, когда я подошёл к нему.

— Поранил руку, Уинтерборн?

— У него ужасные острые зубы. Он напился крови, когда укусил меня.

— Ты хочешь сказать, что защемил свой палец во рту идола, когда пытался только что отобрать его у Кастенса?

— Возможно, так оно и было, сэр. Он прокушен с обеих сторон.

Он поднял пораненный палец, чтобы мне были видны тонкие струйки крови.

— Словно шипами.

— Тебе лучше показать палец сестре-хозяйке по дороге в кровать и попросить её заклеить его пластырем. Кастенс сказал, что ты не очень-то хорошо себя чувствовал этим днём.

— Я чувствовал себя вымотанным после спектакля, сэр. Но теперь в порядке.

— Это был… — я подбирал слово, или, возможно, слово выбрало себя для меня, — вопиющий успех, твоё выступление этим полуднем.

— Так все и говорят, сэр. Только… я не слишком-то помню, что было после того, как меня ослепили, за исключением, что я уверен, что не издавал того шума.

— Какого шума?

— Этого визга, сэр — и того булькающего предсмертного хрипа, который последовал за ним.

— Ты точно превзошёл самого себя, Уинтерборн, — сказал я, — и полагаю, что некоторые люди, сестра-хозяйка, например, не очень-то и заметили это.

— Я не был самим собой, сэр. Видите ли, после того, как Улисс со своими греками проткнули шестом мой глаз, и я полностью выпрямился, то запутался в складках своей накидки. Я не видел ничегошеньки, сэр. Всё вокруг меня было тёмным и душно-красным. Я подумал, что у меня случилась боязнь сцены или что-то вроде того; я боялся, что превращусь в посмешище, разбивши голову об колонны летнего домика или скатившись через ступеньки. Мой Пол… мой фетиш, ну вы поняли, был со мной под накидкой, и пока я сражался с этими гадскими красными складками за воздух и дневной свет, чтобы издать свой крик… что ж… это звучит глупо, сэр, и возможно, я выдохся и вообразил себе, но… я… никто не поверит мне, сэр, но…

— Продолжай, Уинтерборн. Что но?

— Мне почудилось, сэр, что этот деревянный истукан стал извиваться в моих руках и затем… затем он завизжал, сэр, издал этот длинный резкий вопль с бульканьем… Я выронил его, словно горячее пирожное, и услышал, как он стукнулся о ступеньку летнего домика, и он извивался, как змея, и укусил меня в колено. В этот момент мне удалось найти щель в плаще, и я увидел перед собой круг из лиц, и понял, где нахожусь и когда мне следует продекламировать на латыни. Было похоже, как если бы кошмар обратился в обычное сновидение, сэр; я испытал облегчение, но всё равно желал проснуться, в страхе, как бы не стряслось ещё чего похуже.

— Если ты спросишь меня, — ответил я, — это спектакль оказал на тебя сильное воздействие. Когда ты запутался в своей накидке, то запаниковал и вообразил то, что сейчас мне рассказал. Тебя увлекла твоя роль, и, возможно, ты подумал, что первый крик был слишком уж приглушённым и, освободив лицо, ты продолжил его в этом внушающем страх клокотании.

— Возможно, сэр. Это я и пытался сам себе втолковать. Под накидкой было жарко, и, может быть, штуковина скользнула в моих руках. Поэтому я решил, что она извивается, и бросил её и порезал себе колено.

— Вот почему ты так славно прокричал. Сейчас уже поздно для представлений. Но я лично отведу тебя к мисс Себайн, чтобы она осмотрела твой палец — и колено. И пока она будет этим заниматься, я попрошу её дать тебе парочку таблеток аспирина. То, что тебе нужно этой ночью, дорогой мой, это сон и ещё раз сон.

— Ну, а я рад, что это не у меня, а у Кастенса он будет этой ночью, — сказал Уинтерборн, пока мы шли к школьным постройкам.


В последующие после Дня Награждения недели погода приобрела тропический колорит. Дни стали тяжкими от жары. Было похоже, как если бы воздух приобрёл качество металла, как если бы земля покрылась золотой маской, словно грезящий в мёртвом сне фараон, лежащий недвижно, но всё же живой в своём золотом образе. Деревья стояли, будто вырезанные и позолоченные, ни листочка не колыхалось на ветру. Дёрн стал желтовато-коричневым, как песок пустыни.

Было невозможно заниматься какой-либо работой в классных комнатах: мальчишки сидели за своими партами, раскраснелые и вялые, а голоса их учителей воздействовали на них снотворно, будто монотонное жужжание насекомых. Когда мог, я проводил уроки в какой-либо затенённой части лужайки, однако не могу сказать, что и там было произведено сколько-нибудь достаточное количество работы. Мой собственный голос определённо имел тот же снотворный эффект на меня самого. Игры и те были в тягость. Поле для крикета, столь же расплавленное, как и асфальт, потрескалось зигзагами, так что шарик вытворял на нём любопытные и смертельные пируэты, и капитан первых Одиннадцати[6] получил болезненный перелом локтевой кости, запутавшись в сетке. Принимающие игроки били баклуши, судьи забывали кричать «довольно!»[7]; пальцы боулеров были липкими от пота, и хотя песок был требуемого качества, шарик всё равно вёл себя хаотически. Битники[8] ни с того ни с сего разражались вспышками гнева и портили свои клюшки, ударяя ими с подозрительной нерегулярностью по грунту плоскими частями. В общем, это едва ли можно было назвать крикетом.

Единственное место, где мы могли достичь иллюзии прохлады, было бассейном; и его вода, сверкающая весь день на солнце, была горячей чуть ли не как суп, к тому же крайне переполнена плавающими или апатично дрейфующими телами. Персонал мог искупаться только после «отбоя», но это было подобно погружению в тёплое масло и малейшее напряжение, даже от плавания, делало ночной воздух ещё более зловонным, когда кто-либо выплывал из бассейна.

Заход солнца не приносил какого-то облегчения от жары, но, по-видимому, лишь усиливал дискомфорт. Ночи были полностью безветренными; и у темноты была какая-то ворсистость, едва ли не видимая краснота, эта «тёмная, душная краснота», которую Уинтерборн описал, когда вспоминал момент паники, захлестнувшей его во время единоборства со складками накидки. Сон долго не шёл, а когда приходил, то раскалывался странными грёзами и звуками. Часто на краю горизонта вспыхивала зарница и раздавался раскат отдалённого грома. Мы были всполошены предвестиями бури, но никакой грозы не случалось.

Чтобы ещё усугубить положение, на третьей неделе пекла бассейн был опорожнён решением школьного доктора. Несколько мальчиков заразились кожной болезнью — разновидностью фурункулёза, которую доктор Холлидей считал инфекционной и происходящей из бассейна на открытом воздухе. Определённо, его терапия не возымела пользы — инъекции пенициллином, о которых мне рассказали, только лишь сделали волдыри ещё воспалённее. Бассейн был осушен, однако зараза — если таковая была — продолжила распространяться.

Инфицированные мальчики не страдали от высокой температуры, и потому им было разрешено посещать школу, их папиллы были спрятаны под компрессами из пластырей и бинтов. Мне не доводилось лицезреть эти волдыри до той особенно знойной ночи, когда, мучимый головной болью, я поднялся в «процедурную» Молли Себайн после наступления темноты, чтобы мне выдали аспирин и сонерил[9], и тут заглянул Кастенс. Он стоял в своей ночной пижаме, моргая на свет.

— Думаю, что подхватил эту бубонную чуму, мэм, — сказал он. — У меня на груди какой-то волдырь.

— Ты будешь седьмым из этой спальни, — сказала ему Молли. — Сними-ка свой халат и дай мне взглянуть… Теперь верх пижамы, глупый… Да, у тебя то же самое.

В середине груди мальчика красовалось овальное обесцвеченное пятно — круглое фиолетовое вздутие, похожее на жемчужину, окружённое яйцевидным контуром желтоватой сморщенной кожи.

— Они все такие? — спросил я.

— Они все одинаково выглядят, — ответил Кастенс, — но у Брэдбери такой на руке, у Фелтона на животе, а у Уинтерборна такой красавец — на ключице. И…

— Стой спокойно, — сказала Молли, пока она мазала вздутие лосьоном и перевязывала. — Не болит?

— Ну, скорее пульсирует, но не болит на самом деле.

— Я кладу пластырь на твой волдырь, так что не расчёсывай его. Приходи ко мне утром.

— Хорошо, мэм… Не думаете ли вы, — добавил он, сражаясь с рукавами своего халата, — что это укусы москитов?

— Может быть. Так что воздержись от игр и приходи в мою процедурную утром и вечером.

— Кастенс, — спросил я, — ты знаешь, что происходило на том корабле?

Он посмотрел на меня расширенными глазами.

— Так вы знаете о корабле, сэр?

— Кое-что. Что-то ведь должно было произойти, так ведь?

— Ну, мы захватили судно, знаете ли, — сказал он как ни в чём не бывало, — кого-то прикончили в драке, остальных заковали в наши же цепи. Потом случился шторм — Фелтону приснилось, сэр — и корабль потерпел крушение и разбился. Потом пришёл мой черёд, там не так уж много. Вокруг был сплошь дремучий лес, и огни горели на прогалине, и ещё была огромная штука, которую мы тащили через дебри. Барабаны били как одержимые, и одиножды или дважды эта штука — какой-то идол, я думаю, — спотыкалась и падала наземь, и когда это происходило, каждый вскрикивал.

— Ты знаешь, что это было?

— В моём сновидении это было ночное время. Я мало что видел. Я вместе с другими тянул тросы.

— О чём это вы таком толкуете? — вопросила Молли.

— О, просто об истории с продолжениями, — ответил я, — которую мальчики из спальни Кастенса рассказывают друг другу.

— Я расскажу вам это, сэр, — продолжал Кастенс, — я не собираюсь быть, как они…

— Они?

— Люди, которых мы связали. Мы тоже взяли их с собой в лес, и…

— Джеймс, прошу, — сказала Молли. — Сейчас уже время ложиться в постель… Теперь ступай в спальню, Кастенс, и старайся не расчёсывать.

— О, оно вовсе не зудит, ничего такого. От него идёт ощущение чего-то живого, вот и всё, своего рода слабое постукивание, как будто сердце птички бьётся, когда ты берёшь её в свои пальцы… Сладких снов, мэм… Доброй ночи, сэр.

Когда он ушёл, я сказал:

— Доктор Холлидей был сбит с толку этими воспалениями, не так ли? Что он заключил?

— Он считает, что это могут быть укусы насекомых какого-то вида.

— В самом деле?

— Я не знаю. Никогда не видела ничего подобного прежде.

— А я думаю, что видел, — ответил я. — Этот волдырь на груди Кастенса был похож на глаз — глаз с катарактой или полупрозрачной плёнкой на нём… Они что, все такие?

— Да, все. Теперь, после твоего замечания, полагаю, что они отдалённо напоминают форму глаза.

— А у кого-либо из мальчиков есть более одного такого волдыря?

— Полагаю, что — нет.

— Забавно, что вспышка этой заразы произошла, по большому счёту, в спальнях выпускников.

— Это навело меня на мысль, что доктор был не прав, запретив водные процедуры, но, надо полагать, он знает, что делает… Так что это за мрачная байка была такая, которую Кастенс пытался выложить тебе, пока я готовила его к постели?

— Не уверен, что понимаю. Тут есть какая-то связь с джу-джу фетишом Уинтерборна — этим циклопским идолом, знаешь ли.

— Ох, — выдохнула в раздражении Молли, — они опять притащили эту мерзкую штуку в свои спальни. Пусть только я найду её в кровати кого-то из них. Я же говорила им, что если увижу ещё раз эту гадость в спальне, то конфискую её.

— И как они это восприняли?

— Ха, обычным бурчанием. Но они точно уяснили, что я имела в виду.

— Молли, — сказал я, — не стоит ли нам подождать полчаса или около того, а потом совершить проверку спален выпускников? Мне хотелось бы знать, у кого будет этот фетиш сегодня ночью.

— Они не посмели бы… Я однозначно донесла до них, что конфискую его, и накажу виновника.

— Честно говоря, я думаю, что ты сможешь конфисковать его этой

же ночью.


Уже на полпути по коридору мы могли слышать через открытый дверной проём, что мальчишки из спальни Кастенса даже не думали спать. Мы прокрались на цыпочках последние несколько ярдов по тёмному коридору и остановились, чтобы послушать оживлённое перешёптывание внутри.

— Говорю тебе, это правда. Если кому-то одному это снится, то и нам всем.

— Ты хочешь сказать, — раздался голос Кастенса, — что мне это приснится, даже если фетиш не со мной?

— Да, говорю же, любому, у кого есть чумная метка — семеро наших и другие в соседних спальнях.

— То же самое?

— Всегда то же самое.

— У кого он этой ночью? Сейчас черёд Бредбери.

— У меня. Уинтерборн сказал, что всё нормально.

— Чёрт возьми, Фелтон. Вот мне интересно, что же мы будем с ними делать, в конце-то концов.

— Ты знаешь, — кто-то хихикнул в темноте, — ты знаешь очень хорошо. Зачем мы кормили их целыми неделями, э?

Молли Себайн включила освещение. Раздалось быстрое шарканье, скрип кроватных пружин, и глубокое тяжёлое дыхание. Ни одна голова не двинулась на подушке.

— Вы разговаривали после отбоя, — укорила Молли.

Никто не произнёс ни звука и не пошевелился.

— Бредбери, — сказал я, — передай эту вещицу нашей сестре-хозяйке.

Он повернулся, мигая на свету, притворяясь только что проснувшимся.

— Что… кто… что такое, сэр?

— Штука в твоей кровати — передай её нам.

— В моей кровати, сэр?.. Что вы хотите этим сказать, сэр! У меня ничего нет.

Что-то тяжёлое в то же мгновение брякнулось на половицы спальни. Другие мальчики решили «проснуться» от стука, однако сделали это малоубедительно.

Я поднял фетиш джу-джу там, где он упал, то есть позади кровати Бредбери, и передал его Молли.

— Твоя награда, — сказал я.

Но Молли казалась столь же взбешённой из-за меня, как и из-за мальчиков. Она одарила меня одним из своих взглядов, прежде чем выкрутила на полную выключатель синего света в спальне.

— Очень хорошо, — сказала она. — Вы все болтали после того, как был объявлен «тихий час», и вы все будете наказаны. Вы знаете, что я говорила о том, что будет, если кто-то принесёт эту ужасную грязную штуку в спальню. Что ж, я должна буду просить мистера Херрика конфисковать её до конца семестра. И, Бредбери, я должна буду наказать тебя и за непослушание, и за ложь. Теперь, если я вновь поймаю кого-либо из вас на болтовне этой ночью, вся спальня будет отправлена к директору.

Она выключила огни и царственно удалилась — оставив после себя глубочайшую тишину.

— Я думаю, Джеймс, — сказала она, когда мы дошли до её комнаты, — что если ты знал, что они пронесут этого идола наверх этой ночью, то тебе следовало бы сказать об этом мне.

— Но я не знал, что ты запретила его. И до этого вечера я считал её безвредной. Хочешь взять его себе?

— Нет, ты приглядывай за ним. И смотри, чтобы Уинтерборн не заполучил её обратно до конца семестра. И, Джеймс… — добавила она с улыбкой, сообщившей мне, что я прощён, её ярость выкипела и она вновь стала самой собой, — ты можешь брать его с собой в постель каждую ночь, если хочешь.


Мне этого не захотелось. Я положил его в гардероб и закрыл дверь на замок. Но даже так мне приснился сон. Было адски жарко, и я был закован в кандалы по рукам и ногам. Где-то горел огромный костёр, отбрасывая гротескные тени, скачущие, будто демоны, по всей хижине. Глинобитные стены горели багрянцем от этого света, и я наблюдал за большим, медного оттенка скорпионом, взбиравшимся к потолку над моей головой и затем скрывшимся в тростниковой крыше. Завывающий нескончаемый речитатив шёл снаружи вместе с ритмичным буханьем тамтамов, отдававшимся в моей голове. Струйки пота, столь же мучительные, как мухи, катились с моей головы и пролагали свой путь вдоль лица, попадая в уголки глаз. Внезапно бряцанье и барабанный бой прекратились, и в наступившем затем долгом затишье я стал безумно бороться, лишь бы вырваться из этих оков. Пронзительный и ужасный выкрик вонзился в моё сердце, словно нож, и я упал навзничь на жёсткий глиняный пол. За криком последовал протяжный дрожащий вздох, совершенно отвратительный, словно бы вышедший из пасти самого Ада, из всех пастей Ада одновременно. Ритуальное пение и буханье в ручные барабаны возобновилось, взяв ещё более дикую ноту. Затем в хижину закинули стенающее тело, которое кувыркнулось через чьи-то ноги и прокатилось по полу, остановившись напротив меня. Я бросил взгляд на кровавое искалеченное лицо в свете костра и проснулся от крика: «Глаза! Они съели глаза капитана Завулона![10]»

Когда я вновь заснул, тени приняли новую исступлённую форму; они топтались и плотоядно глядели на меня, большущие головы покачивались над худосочными раскрашенными телами, а татуированные и украшенные перьями ноги кружились над моей головой. Женщина, вымазанная с головы до пят жёлтой краской, упала на локти и осталась так лежать, её груди колыхались, а изо рта текла пена. Она рычала на меня как шакал и придвигалась ближе, извиваясь по полу. Кто-то в шкуре гиены отбросил её в сторону и наклонился, чтобы покормить меня из окрашенного калебаса[11]. Я услышал голос в своём ухе, хрипло шепчущий: «Не ешь это. Это Завулон». И я проснулся вновь навстречу красному и бездыханному рассвету, и знакомым измождённым купам буков за моим окном.

Я встал и оделся. Я открыл гардероб и достал оттуда колдовского циклопа, и какое-то время я стоял у окна, думая, что же мне сделать с ним. Из моей комнаты открывался вид на часть Бич-Уолк, которая была здесь в прямой досягаемости к этому крылу дома. Буки отходили прочь, и по левую руку можно было увидеть лужайку и маленький храм, который они перекрывали. С нарастанием утреннего света ужас ночного видения делался всё более зыбким. Мои полные страхов подозрения, только что такие свежие, начинали казаться абсурдом. Тем не менее, я не имел желания делить мою комнату ещё одну ночь с этим куском грубо размалёванного железного дерева, который держал подобно скипетру в клешне своей руки. Мои глаза остановились на гипсовом летнем домике, стоящем на вершине лужайки, и это дало мне ответ на проблему. Греческий храм станет святилищем для Полливолли Дудла до конца семестра.

Прежде, чем кто-либо проснулся, я взял ключ с доски снаружи школьного офиса, вышел через боковую дверь и прогулялся по покрытой росой и паутинками траве до летнего домика. Здесь я спрятал фетиш Уинтерборна в свёрток из старой сетки и запер его там. Я почувствовал великое облегчение, пока брёл обратно к школе. Там он будет в сохранности, пусть мыши и пауки сновидят вместе с ним, если он того пожелает. Я чувствовал себя очень удовлетворённо, и в то же время чудесным образом сознавал собственную абсурдность.

Как показали дальнейшие события, было бы гораздо умнее с моей стороны, если бы я последовал своему импульсу по пробуждении, который заключался в том, чтобы отнести фетиш-циклопа в бойлерную и спалить его дотла в печи.

Уинтерборн крайне разнервничался из-за конфискации его бога.

— Сэр, это несправедливо. Я не знал, что Бредбери притащил его в верхнюю спальню, честно, сэр. Могу я получить его обратно, если пообещаю, что никто больше не возьмёт его наверх?

— Сестра-хозяйка сказала, что ты получишь его в конце семестра. Даже если ты надавишь на неё, и она изменит своё мнение на этот счёт, я останусь при своём. Он останется заперт до конца семестра.

— Это подлое мошенничество, сэр. Это мой бог. Я не знал, что Бредбери заграбастал его, мелкий жулик… Если Бредбери придёт и скажет вам, что я тут не при чём, не будете ли вы…

— Он сказал, что ты одолжил фетиш ему, и другие это подтвердили.

— Грязные лжецы! Но, сэр, могу ли я просто взглянуть на него сейчас либо позже, просто взять его в руки?

— Нет.

— Где вы держите его, сэр? Он же не в вашей комнате.

— Как ты узнал это, Уинтерборн?

— Ну, я… никак, просто предположил. Но куда вы положили его, сэр?

— Можешь продолжить угадывать.

Уинтерборн закрыл свои глаза, и тень бесконечного страдания пробежала по его лицу. Он придвинулся ближе ко мне. Пластырный бандаж показался над открытым V-образным воротом его рубашки, бинт слегка отошёл, так что я отметил под ним чёрный клеевой блеск йодной мази, которую, полагаю, нанесла на его болячку Молли Себайн.

— Это всё подлость. Эта школа — как тюрьма, — пробубнил он, по-прежнему не открывая глаз; он уже тяжело навалился на меня, так что в какой-то момент я подумал, что Уинтерборн сейчас потеряет сознание.

— Что такое, Уинтерборн? — спросил его я. — Тебе плохо?

Он открыл глаза и сказал:

— Малость задремал… всё в порядке, сэр. С ним всё будет в порядке. Вы отдадите его мне в последний день?

— Отдам.


В следующие несколько ночей у меня продолжились видения, но я склонен приписать их скорее духоте, чем джу-джу. Мои кошмары теперь вроде как состояли целиком из звуков: странных криков, стенаний, отдалённого барабанного боя. Эти звуки пробуждали меня в полной боевой готовности всех органов чувств: мои глаза напряжённо вперялись в темноту, мой слух был изнурён коварством этой тяжкой тишины, моё дыхание было тонким, словно провода, что управляли взмахами маятника моего сердца. Не прошло много времени, как мне открылось, что другие тоже слышат шумы, которые я воображал в своих грёзах.

— Эта чёртова птица, — буркнул однажды за завтраком Роджер Эдлингтон. — Ты слышал её, Джеймс? Она не давала мне сомкнуть глаз добрую половину ночи.

— Птица? — переспросил я. — Мне слышатся разные странные шумы вот уже несколько ночей, но я не могу определить их источник.

— Полагаю, что это одна из пичуг полковника Торкингтона вырвалась из своей клетки. Она кричала, носясь вокруг дома, часами. Сперва я решил, что это — павлин, но у неё был более пронзительный и протяжный крик. Я бы сказал, что это какой-то отвратный попугай, или кукабарра[12].

— Птичники полковника Торкингтона расположены в пяти милях от нас, — заметил я.

— Я знаю. Странно, что она прилетела гнездиться именно к нам. Но это единственное, что приходит мне в голову в качестве объяснения тому ужасному шуму прошлой ночью. Я наберу Торкингтону этим утром и потребую, чтобы он прислал кого-то из своих людей поймать её.

Позже утром я набрёл на Роджера в библиотеке. Перед ним на столе лежали два тома Британской энциклопедии, и несколько книг о птицах.

— Ни одна из птиц Торкингтона не пропала, Джеймс, — сказал он. — В одном я уверен точно — наш ночной визитёр определённо не был совой.

Он стал пролистывать страницы энциклопедии, выискивая «кукабарра».

— Главная проблема орнитологов в том, что они совершенно неспособны доходчиво воспроизвести в тексте крики этих пернатых. Они то неясны и поэтичны, то музыкальны, говорят о «прозрачных нотах» и «нисходящих гармониях».

— Полагаю, что прошлоночная птица не была ни смутной, ни поэтичной, ни музыкальной?

— Никоим образом! — сказал Роджер с мрачным видом, склоняясь обратно к своим штудиям повадок и криков зимородка-хохотуна.


Этой ночью мы бдели, и около часа пополуночи мы услышали крик этой твари невдалеке от дома, долгий и резкий звук, в конце переходящий в кулдыканье. Роджер вышел с пистолетом, чтобы выследить существо в лунном свете. Он вернулся спустя двадцать минут, чтобы сообщить о неудаче.

— Хитрая тварь, — сказал он, — ибо я не услышал и писка с момента, когда вышел из дому. Однако у меня было чувство, что за мной всё это время следили. Было достаточно жуткое ощущение.

Вылазка Роджера с оружием была, как минимум, успешна в том, что отвадила существо. Раз или два оно вновь издало крик, но уже издалека, откуда-то с игрового поля или из леса.

Следующей ночью я рано отправился спать и неоднократно просыпался, по недавнему своему обыкновению, посреди ночи, в глубочайшей тишине. Должно быть, было уже далеко за полночь, когда я был разбужен стуком в мою дверь и сотрясанием ручки. Я зажёг прикроватную лампаду и спросил: «Да… кто это?»

Это была Молли Себайн, в своём ночном пеньюаре, выглядевшая испуганно.

— Джеймс, — начала она, — в Синей спальне старшеклассников никого нет. Их кровати пусты. Я посмотрела в соседнюю Жёлтую, и там было только двое спящих мальчиков. Остальные исчезли.

Я нацепил свой ночной халат, обул шлёпанцы и последовал за фонариком Молли по коридору.

Синяя спальня была ярко освещена полной луной, что светила через высокие, образца позднего восемнадцатого века окна, отбрасывая прямоугольники фрагментированного света на пол и делая из узких кроватей алебастровые надгробные плиты.

— Они пробрались обратно, Молли, — прошептал я, указывая на кровать у двери, так как на ней возвышался небольшой холмик спящего под одеялом тела, а на подушке виднелся тёмный контур головы.

— О, они приняли меры предосторожности, — ответила она, и откинула одеяло и простыню.

Подушка, сбитая в форму, пара набитых чулок, мешок от губки для головы и сама губка для волос — это и был наш спящий мальчуган. Молли направила фонарь на другие подушки.

— Остальные, — сказала она, — не менее изобретательны. Но куда же они подевались?

— Слушай, Молли, — сказал я, — ты не могла бы составить список пропавших? Я пойду накинуть что-то из одежды, потом разбужу Роджера. Нам следует постараться справиться самим и не поднимать лишнего шума.

Все прогульщики, за исключением одного, оказались из старших спален. Молли обнаружила одну пустующую и взлохмаченную кровать в Зелёной спальне младших.

— Это малыш Дикки Заппингер, — рапортовала она, — и он — единственный, у кого не было этого.

— Не было чего? — спросил Роджер, сварливый из-за прерванного сна и поспешного принятия на себя ответственности.

— Того, что они зовут «бубонами» — эти вздутия, которые я лечу.

— Ты хочешь сказать, что у всех остальных они есть?

— Список, что я сейчас составила, в точности совпадает с моим списком из процедурной, сделанным прошлой ночью — за вычетом Заппингера.

— Маленькие глупые задницы! — сказал Роджер. — Я заметил, как они непристойно горды этими своими чирьями. Небось, устроили неподалёку гулянку, чтобы отметить свои Метки Каина. Они получают дополнительные отметины от розги[13], совершенно иного свойства, когда я только доберусь до них.

Мы тщательно обыскали местность, и в школьных зданиях наших беглецов не обнаружилось. Роджер заметил, что ключ к боковой двери пропал с общей доски.

— А ключ от летнего домика? — спросил я.

— Не наблюдаю… Нам лучше разделиться по секторам. Я прочешу местность у бассейна, загляну в гимнастический зал, далее пройду вдоль игрового поля до парка. Ты возьмёшь другую сторону. Двигайся вдоль Бич-Уолк. Они могли засесть в зарослях. Если их там не будет, то иди в парк и прямо до леса. Если мы оба окажемся ни с чем, тогда встречаемся у Холма, где сооружают костёр для Гая Фокса. У тебя фонарь. Есть свисток?

— Нет.

— Вот, возьми этот. Захвачу другой из моего кабинета. Свисти в него как псих, если они попытаются удрать.


Дверь в летний домик была приоткрыта. Я заглянул внутрь. Свёрток из сетки и Штуковина, которую я спрятал в нём, пропали. Пыльная маленькая клетушка казалась очень пустой, прямо-таки зияющей в рассеянном лунном свете, так что я мгновение застыл в нерешительности, дивясь этой пустоте, прежде чем припомнил, что, когда последний раз был здесь, то две огромных окрашенных головы пристально смотрели на меня с ныне голых углов выцветших панелей, на которых играли лунный свет и луч моего фонарика.

Я двинулся в заросли, освещая фонарём сумрак. Поблизости никого не было. Я круто спустился со склона в лощину с тропинкой, забранной в туннель из буков. Лунный свет беспокойно мерцал тут и там, просачиваясь тонкими струйками через прорехи в листве и падая в лужи вдоль тропы и на оголённые земляные кочки. Бич-Уолк вела в парк и, в конце концов, сгущалась в «лес», вернее, в рощу или ветровой заслон вдоль северного окоёма парка. Пока я приближался к лесу, то различил сияние огня сквозь деревья, и стал мало-помалу фиксировать черты своего лица в маску суровости и строгости, которые данные обстоятельства требовали даже от начинающего школьного учителя.

Я выключил мой фонарик и двинулся прочь с тропы, окольным путём обходя эти бледноватые отсветы огня, так что в конечном итоге должен был выйти к костру с той стороны, где деревья стояли плотнее всего. Монотонный речитатив тонких голосов и буханье в импровизированные барабаны перекрывали звуки моего приближения. Даже когда я добрался до открытого места, где полыхал огонь, никто, по-видимому, не услышал и не заметил меня.

Там было около двадцати фигур, голых и перемазанных пеплом мальчишек, присевших на корточках полукругом у костра. Я был в пределах десяти ярдов от огня, прислонившись к дереву и размышляя, стоит ли мне теперь громко свистнуть в мой свисток и крикнуть с чудовищной весёлостью: «Перерыв!»

Большая часть тех, кто сидел на корточках, раскачивались в такт своему монотонному пению, спиною ко мне. Но лицом ко мне, стоя на каком-то возвышении у дальнего конца костра, высились три крупные застылые фигуры. «Они сделали третью голову, — сказал я сам себе тревожно, — и перекрасили лица двум прежним». Барабанщики сидели на коленях с обеих сторон Циклопов и выбивали ритм на ржавых бочонках из-под масла и вроде как жестянках из-под бисквитов. На приподнятой земляной площадке между огнём и тремя окрашенными фигурами лежал длинный чёрный предмет, который я поначалу не мог опознать. Крайне неожиданно песнопения и барабанный ритм смолкли. Послышалось что-то вроде вздоха, подобно эху того непристойного воздыхания из моего сна, только мягче, и один из ряженых циклопов качнулся вперёд, пока не встал над той чёрной штукой, лежащей на земле. Чёрное нечто содрогнулось и издало приглушённый крик. Циклоп поднял длинную палку, заточенную с одного конца до остроты наконечника копья, и тогда я заорал на пределе своего голоса: «Брось это!» и ринулся прямо к огню. Раздался длинный хрипловатый вопль, перешедший в демоническое кулдыканье. Копьё широко отклонилось от своей цели и воткнулось, дрожа, в землю. Трое размалёванных циклопов повернулись и неуклюже бросились прочь, плутая среди деревьев.

Я пробежал через полукруг, обогнул костёр и двинулся к тому существу на земле, когда полная тишина тех детей позади меня заставила бросить взгляд на их лица.

Они спали; спали, либо, возможно, были в трансе. У большинства были закрыты глаза, те же, чьи глаза были открыты, глядели прямо перед собой с пугающе стеклянной неподвижностью. Свет от огня странным образом заставлял блестеть мазь на их болячках. Я вновь обернулся к торчащему копью и тому, что лежало, растянувшись, рядом с ним. На какое-то тошнотворное мгновение мне показалось, что я гляжу на обугленное тело; в следующий момент я с бесконечным облегчением осознал, что это была старая теннисная сетка из летнего домика, в которую было обёрнуто трясущееся тело. Сквозь черноту сетки я распознал два испуганных глаза, шапку русых волос и рваные обрывки наволочек, которыми парнишку связали и заставили умолкнуть.

— Всё в порядке, Дикки, — прокричал я, пока разрывал его путы, — минута, и я тебя вытащу.

Это была долгая минута, и я по-прежнему возился с узлами, что держали его, когда второе деревянное копьё упало невдалеке от нас на краю костра, взметнув сполох искр. Я встал и вновь оглядел полукольцо сомнамбул. Они казались замороженными в той же позе, в которой я последний раз видел их, кто-то с закрытыми глазами, кто-то — с немигающим застывшим взглядом. Однако, когда я вновь наклонился над сеткой, у меня возникло странное ощущение, что множество глаз следят за мной. Это была ситуация, с которой я не мог совладать в одиночку. Я дунул в свисток, затем ещё раз и ещё, и был рад услышать не столь отдалённое эхо. Несколько мальчиков вокруг костра проснулись и начали хныкать.

— Что случилось?.. Это мистер Херрик?.. Где это мы?.. Случился ночной налёт, сэр?

— Всё в порядке, — успокаивал я их, — сидите у огня, согревайтесь и старайтесь бодрствовать. Это важно, понимаете? Не позволяйте себе вновь уснуть. Растормошите других, чтобы проснулись тоже.

Но пока я кричал Роджеру, направляя его к месту, мальчики заняли свои места в полукруге и снова провалились в сон. Маленький Заппингер потерял сознание, и я стоял над ним, охраняя, пока не появился Роджер.


— Разновидность массового гипноза, — сказал я Роджеру. — Разбуди их и не давай заснуть. У деревьев вокруг поляны свалка пижам и ночных халатов. Если сможешь заставить их одеться, я отправлюсь за оставшимися. Несколько парней убежало в лес.

Они были не слишком далеко — три внушительные фигуры, будто гигантские поганки, выросшие под деревьями. Один из циклопов ткнул в меня острой палкой, но я поймал его за тонкое запястье и встряхнул: крашеная голова свалилась с его плеч, и разоблачённый Фелтон, моргая, вернулся к жизни.

— Что случилось, сэр?.. Что такое? Что мы вообще тут делаем, сэр?

Другие два циклопа слонялись среди деревьев. Я поймал ближайшего за руку, пока он шёл за своим сородичем, скинул его фальшивую голову, и Бредбери начал плакать.

— Что, во имя всех святых, сэр?.. Эй, Фелтон, на тебя же ничего нет! Что мы делаем в лесу?

Я притащил их обоих на свет костра, и передал в руки Роджера, который был занят сортировкой одежды для своей группы мальчиков.

— Ба, Фелтон и Бредбери! — сказал он. — Что ж, это хороший улов, Джеймс.

— Есть ещё один в лесу, — сказал я. — Сейчас приведу его.

— Но все пропавшие мальчишки здесь. Я уже сделал перекличку. Ты должен помочь мне довести их обратно до школы. Заппингера надо будет нести.

Было уже раннее утро, когда мы отвели всех беглецов к школе и в их спальни. Послали за доктором, а тем временем Роджер, жена Роджера Памела и Молли Себайн караулили у их кроватей.

Я сказал Роджеру о том, что меня смутило, и добавил:

— Я уверен, что один из них убежал в лес.

— Но мы проверили их всех, Джеймс. Ни одного не пропало… О, поскорей бы уже доктор прибыл. Полагаю, что это было что-то вроде самовнушения, как выразился бы ты, разновидность массовой истерии или истерически вызванный гипноз. — И он устало добавил: — Я думаю, что был также пойман в него. Знаешь, пока мы отводили их обратно, я… я на самом деле думал, что язва на шее Уинтерборна была глазом. Он брёл в одиночестве и с закрытыми глазами, и на мгновение я вообразил, что он глядит на меня из своей глотки. Абсурд. Но это была изматывающая ночка.

— Хочешь, чтобы я остался здесь на страже?

— Нет. Здесь и так хватает сторожей. Думаю, доктор Холлидей будет с минуты на минуту. Иди лучше сам немного вздремни.

— Я пойду в парк, — ответил я, — посмотреть, не осталось ли чего-то, что мы упустили там. И я захватил бы твой пистолет, если ты разрешишь.


Пока я шёл через парк, воздух был очень душен. Буря, что задерживалась неделями, наконец-то приближалась. Гром прокатывался через лес, и вспышки молний, казалось, заставляли деревья выпрыгивать мне навстречу. Однако на востоке небо становилось бледнее.

Моя экскурсия с оружием, подобно предыдущей у Роджера, потерпела неудачу. Один раз мне показалось, что я услышал резкий крик из купы деревьев в центре парка, но, когда приблизился, там не было ничего особенного. И затем, после долгой кавалькады громовых раскатов и фантастических каракулей молний на севере я подумал, что слышу крики циклопа из леса. К тому времени, как я достиг опушки леса, темнота сгинула, и мне более не нужен был фонарик. Я прочесал рощу по расширяющейся спирали, начав от поляны с костром, и после двадцати минут я наткнулся на фетиш-циклопа.

Он был сжат до своего обычного размера, лёжа среди кустов ежевики на границе леса. Я поднял его и понёс ко всё ещё горящему огню. Он пытался цепляться к моей руке своими зубами, но я стряхнул его и затем метнул в тлеющее сердце костра. Поднялся дикий сноп искр, и раздался резкий вопль. Фетиш несколько мгновений корчился посреди раскалённых добела углей, и я взял одно из деревянных копий, чтобы пихнуть его обратно, если ему удастся выбраться из костра. Вскоре всё было кончено. Я глядел, как он горел, пока не превратился в ослепительно мерцающую окалину, и я потыкал в неё копьём, пока она не превратилась в пепел.

Я вернулся в школьное здание прямо перед тем, как разразился ливень. Несколько гигантских капель упали на меня, пока я бежал через лужайку, и, пока я входил через боковую дверь, с неба обрушился ревущий потоп.

В холле я встретил доктора Холлидея, спускающегося по лестнице с Роджером Эдлингтоном.

— Удивительно! — говорил доктор. — Они пропали прямо-таки чудесным образом. Ни одной отметины не осталось, за исключением того бедняги, что прикусил себе язык, и я не поверю, что у него были какие-то вздутия вообще, так ведь?.. Удивительно всё-таки, на что способны современные медикаменты.


Никто из мальчиков, вовлечённых в это дело, не помнили ничего из той ночи. Я должен был бы вообразить, что подобно Роджеру, был пойман в ловушку массового гипноза — если бы позднейшие события не предоставили постскриптум к этой истории. Во время войны наше транспортное судно было торпедировано посреди Атлантики, и выжившие были доставлены в зловонный портовый посёлок на побережье Западной Африки, чтобы дождаться прибытия другого конвойного судна. Я провёл несколько дней там, и во время своего пребывания посетил местный музей. В углу сделанного под стиль мадам Тюссо[14] «Зала этнологии» высился мрачный и внушительный оригинал джу-джу фетиша Уинтерборна. Отпечатанная карточка у его стоп объясняла, что эта гальюнная фигура потерпевшего крушение парусного корабля была многими столетиями ранее родовым божеством народа Валупа. Валупа, о чём мне сообщил сосед по барной стойке, были некогда печально известными каннибалами. И ещё:

— Возможно, — добавил он, — они остаются ими и поныне. Мой друг, полисмен, занимался одним делом до войны. В нём фигурировал колдун-знахарь Валупа…

Так я вновь услышал о рейде, в ходе которого был найден джу-джу Уинтерборна. Детали этого рейда и находок в хижине колдуна вполне достаточны, чтобы придать достоверности моей истории. Но я, пожалуй, опущу их. Это едва ли подходящая история для барной комнаты.

Август Дерлет Те, кто ищут ~ August Derleth Those Who Seek ~ 1932

[Перевод с английского: Роман Дремичев]

Мистер Джейсон Филлипс не собирался идти в то аббатство, но когда молодой Арнсли узнал, что он художник, вынужден был отправиться туда — иного выхода не было. Сначала он мягко протестовал; ему ещё предстояло закончить роспись замка, и он пообещал себе несколько свободных дней, чтобы побродить по поместью лорда Левереджа, отца Арнсли. Но его возражения были отвергнуты взмахом руки, и потому мистер Филлипс оказался в это октябрьское утро перед своим мольбертом, мрачно глядя на руины аббатства, которые так захватили внимание юного Арнсли.

Оно было очень старым, как и многие другие аббатства, которые мистер Филлипс имел удовольствие видеть. Тем не менее, мистер Филлипс сразу заметил, что здание довольно хорошо сохранилось для своего возраста, — оно, как сказал Арнсли, относится ко времени римского вторжения, пусть некоторые и говорили о более ранних временах. Второй и третий этажи здания почти исчезли; только несколько опор вздымались в воздух тут и там. Но первый этаж, скрытый по большей части густым пологом виноградников и кустарников, на удивление хорошо сохранился. Сквозь кустарники можно было видеть глубоко посаженные окна, по направлению к монастырской аллее была расположена огромная дверь, которая настолько увлекла воображение художника, что он решил нарисовать аббатство так, чтобы можно было видеть аллею и дверь.

Мистер Филлипс начал рисовать углём. Он сделал несколько пробных мазков и стёр их. После минуты изучения он повторил процесс. Было что-то в виде этой монастырской аллеи, что ускользало от мистера Филлипса. Он отвернулся от холста и молча посмотрел на аббатство, затем снова попробовал рисовать углём, на этот раз с большей точностью. Через некоторое время он отложил свой уголь. Похоже, он не мог нарисовать аббатство так, как видел его — было ощущение, будто кто-то другой направляет его руку. Мистер Филлипс чувствовал себя словно не в своей тарелке.

Возможно, причиной была мрачная история аббатства, которой Арнсли развлекал его по пути наверх, добавляя свои мысли к тому, что уже знал. О постройке аббатства было мало что известно. Самая ранняя дата — 477 г. н. э., как сказал лорд Левередж, именно тогда аббатство отобрали у кельтов саксы. Лорд Левередж предполагал, что кельты первыми возвели аббатство как храм поклонения друидам, и недавние открытия в этой местности ничего не обнаружили, чтобы опровергнуть эту теорию. Действительно, некоторые из ведущих авторитетов были согласны с лордом Левереджем, и в последующей истории этого места данный момент подчёркивался вне всяких сомнений. В истории аббатства был разрыв в триста лет. В 777 г. аббатство вновь появилось в современной истории. Известен странный случай таинственного исчезновения группы датчан, которые осаждали это место, в то время ещё бывшее храмом. Мистер Филлипс вспомнил, что он читал о старых бардах, которые пели об этой легенде. Возможно, это был первый из инцидентов, которые и принесли аббатству зловещую репутацию. Другой случай произошёл в 1537 году, во времена Генриха VIII, когда на храм, тогда уже аббатство, напала группа наёмников Реформации Его Величества. Аббатство в то время было незанятым, но странные необъяснимые слухи передавались после от поколения к поколению, намекая на ужасные вещи, которые происходили там во время набега. Арнсли вспомнил газетные сообщения о «тёмных людях» аббатства, призраках давно умерших монахов, которые маршировали по монастырской аллее, потрясая своими чётками и читая свои требники. В результате аббатство приобрело репутацию места, населённого привидениями.

Была ещё одна история, ставшая легендой, которая произошла всего четыре года назад. Один рыбак забрёл в аббатство переночевать; его братии было свойственно спать в укромных местах на побережье, где они занимались своим промыслом. На следующее утро этот человек был найден блуждающим в глубоком смятении на берегу моря. Сначала он ничего не мог сказать, а позже, когда речь частично вернулась к нему, он бессвязно бормотал о песнях и молитвах, и о том, как что-то зеленоватое смотрело на него. Через два дня после того, как он частично выздоровел, он исчез. Когда была отправлена поисковая группа, он был найден мёртвым и ужасно изуродованным в том самом аббатстве. Из предметов, с помощью которых он был убит, ничего не было обнаружено. На теле мужчины были обнаружены любопытные следы, глубокие, словно оставленные когтями разрывы, а невероятная белизна заставила провести осмотр, показавший, что в теле бедняги не было ни капли крови — человек либо обильно истёк кровью, либо был осушён.

Все эти размышления вызывали лёгкую дрожь, и мистер Филлипс, внезапно возвращаясь к реальности, быстро подхватил другой кусочек угляи снова начал набросок, что, как казалось, на этот раз проходило несколько легче.


Мистер Филипс едва успел закончить рисунок, как Арнсли появился изнутри аббатства и подозвал художника к себе. С недовольной улыбкой мистер Филлипс встал и медленно прошёл через кусты к месту, где стоял Арнсли.

— Так, — спросил он, подойдя, — что случилось? — в его голосе прозвучала нотка раздражения, которая полностью ускользнула от Арнсли.

— Я наткнулся на надпись, друг мой, и мне стало интересно, сможете ли вы её прочитать. Я думаю, она на латыни, но настолько любопытной и старой, что я не уверен, правильно ли я её понимаю, — хотя мне кажется, я могу немного проникнуть в смысл этой надписи.

— О! — сказал мистер Филлипс слегка раздражённо.

— Просто следуй за мной, — сказал Арнсли. Он повернулся, вошёл в аббатство и быстро прошёл по коридору, параллельному монастырской аллее. — Это здесь, в коридоре, — сказал он через плечо мистеру Филлипсу и слегка обернулся, окинув взглядом художника в тусклом свете коридора.

— Продолжайте, — быстро сказал мистер Филлипс, думая о рисунке, который он собирался закончить.

— Кажется, это выбитона какой-то плите — так я и должен сказать, — продолжал Арнсли, будто не расслышав его. — И надпись почти уничтожена— вы ожидаете этого, не так ли? — Арнсли внезапно остановился. — Мы пришли.

Арнсли подошёл к прямоугольному камню, установленному, как смог определить художник, прямо в центре коридора. Мистер Филлипс наклонился, чтобы взглянуть на надпись, на которую Арнсли указал своей тростью.

— Что это? — спросил Арнсли через мгновение.

— Это латынь, конечно, — как вы и думали.

— Ну, она, кажется, указывает на то, что это место имеет римское начало, в конце концов, а?

Мистер Филлипс раздражённо хмыкнул; он вспомнил, что, несмотря на мнение авторитетов, Арнсли придерживался своей веры в то, что аббатство является продуктом римского вторжения.

— Даже если это здание было основано римлянами во время первого нашествия, надпись могла появиться здесь и много лет спустя. Насколько я могу судить, здесь написано «QUI. PETIVERENT. INVENIENT.», и это, если перевести буквально, является цитатой из христианской Библии: «Те, кто ищут, найдут». Почему вы решили, что это место — римское, Арнсли?

— О! Я считаю это лучшим объяснением, — сказал Арнсли, пожав плечами. — Мне сказали, что в Уоллингтоне есть священник, у которого находится старая газета об этом аббатстве, и он, кажется, думает так же, как и я. Однажды я отправился к нему, чтобы взглянуть на эту газету, но старика не было дома, а его перепуганная домработница не позволила незнакомцу шарить в бумагах священника. Его имя Ричардс, отец Ричардс; я думаю, вы могли бы получить от него немало материала, если бы захотели. Он специалист в области старых аббатств и соборов.

Мистер Филлипс поднял брови.

— Возможно, ваш отец должен знать что-то об аббатстве?

Арнсли покачал головой.

— Хотя он и назначен правительством хранителем аббатства, в его библиотеке нет ничего, относящегося к этому месту. И, как ни странно, он никогда не горел желанием обсуждать со мной аббатство. Время от времени он бросает несколько расплывчатых слов, фактов, но большую часть того, что я знаю, я узнал из разговоров с археологами, которые посещают его. Он довольно сильно цепляется за друидические истоки этого места, но когда однажды я высказал ему своё мнение на этот счёт, он довольно резко отверг его. Кроме того, он, кажется, полагает, что в этом месте что-то не так. Думаю, это вытекает из опыта, который он сам получил здесь.

Он был в этом месте однажды, охотясь поблизости. Придя сюда после наступления темноты, он клянётся, что слышал, как здесь кто-то поёт, и увидел в желтовато-сером призрачном свете процессию фигур в чёрных капюшонах. Он вспомнил всем известные истории о призрачных монахах, посещающих аббатство. Никто из нас не обращает никакого внимания на его историю; его фляга была совершенно пустой, когда он добрался до дома — а он обычно не в состоянии влить в себя так много.

Мистер Филлипс осторожно рассмеялся. Арнсли посмотрел на плиту.

— Как вы думаете, это что-нибудь значит? — спросил он. — Возможно, это относится к какой-то определённой вещи?

— Вздор, Арнсли. Вполне вероятно, что монахами и была сделана ​​эта надпись. Я думаю, вы найдёте и другие, если осмотритесь.

Арнсли посмотрел на мистера Филлипса с улыбкой на лице.

— Странно, что вы сразу подумали об этом. Я тоже так думал, и попытался осмотреться, прежде чем позвать вас. Других надписей нет.

— Очень вероятно, — невозмутимо ответил мистер Филлипс. — Вы видите, что эта надпись почти уничтожена. Возможно, другим повезло меньше.

— Возможно, — неохотно уступил Арнсли, всё ещё не сводя взгляда с плиты.


Мистер Филипс пожал плечами и вышел из здания, направившись туда, где стоял его мольберт. Арнсли опустился на колени и начал осматривать плиту в мельчайших подробностях. Вопреки словам мистера Филлипса, он не верил, что надпись была помещена сюда просто в религиозном рвении, чтобы монахи, которые проходили по этому пути час за часом в давно ушедшие годы, склонив головы и шепча безмолвные молитвы, видели это вечное слово, а увидев, надеялись и стремились проникнуть сквозь завесу. Но более тщательный осмотр плиты ничего не дал.

Наконец он поднялся и, исполнившись внезапной надежды, осмотрелся вокруг в поисках какого-нибудь камня или старой изношенной скобы. Он внезапно подумал, что эта плита может скрывать какой-то секретный проход, давно забытый — возможно, сейчас уже совершенно непроходимый. Камень примерно в три раза больше его сжатого кулака, почти спрятанный в полумраке коридора, был наградой за его поиски. Недолго думая, он схватил его и начал колотить по плите. Через несколько секунд он остановился; усилия казались совершенно бесполезными. Ему показалось, что он услышал глухой звук из-за плиты, но не был уверен в этом;то, что так привлекло его внимание, было, во всяком случае, очень незначительным. Тогда он подумал, что камень должно быть очень толстый — настолько толстый, что удары его маленького орудия мало что дадут. Он встал и отбросил камень к стене коридора.

Через окно монастыря он увидел, как мистер Филлипс старательно чертит свой холст. Он начал жалеть, что они запланировали остаться здесь на ночь, чтобы дать художнику достаточно времени отдохнуть и на следующий день нанести последние штрихи на свою картину. Если бы только мистер Филлипс запротестовал против связки одеял! Арнсли не мог объяснить свои мысли, ведь именно он предложил остаться на ночь. Возможно, некая угроза в атмосфере угнетала Арнсли, — так, по крайней мере, заключил он, посмотрев на зловещие чёрные тучи, нависшие низко над горизонтом. С нетерпением вздохнув, он вышел, взял связки одеял и небольшой набор инструментов, которые они принесли, и отнёс их в аббатство. Он разместил их в углу одной из самых защищённых комнат инаправился к мистеру Филлипсу, который уже нарисовал задний план и теперь начал изображать монастырскую аллею, чего он не мог сделать полностью, потому что фон мог бы смешаться с её цветом по краям.


Был уже поздний вечер, когда мистер Филлипс отложил в сторону картину. Они с Арнсли слегка перекусили, после чего провели оставшийся час дневного света, бродя по аббатству и окружающему его лесу. Они решили лечь спать пораньше, чтобы покинуть аббатство до полудня следующего дня; следовательно, на западном горизонте всё ещё оставалась слабая красная линия, когда они разделись и закутались в свои одеяла.

Арнсли заснул почти сразу, но мистер Филлипс беспокойно ворочался ещё около часа. Он не мог избавиться от неприятного ощущения надвигающейся катастрофы, и страх проникал в него из тьмы беззвёздной ночи. Наконец он погрузился в состояние зыбкого сна. Ему снились бескрайние чёрные просторы, где жизнь была вечно окутана мраком. Он видел огромные чёрные пейзажи, где большие измождённые фигуры древних саксов, чьи жёсткие, жестокие лица блестели под капюшонами, выстраивались в боевые порядки подобно гигантским колоссам. Сквозь мрак проявились очертания; там было большое серое каменное здание, грубое, какое только могли сделать руки древних предков. И ряд за рядом фигуры в капюшонах маршировали триумфальной процессией вокруг каменного круга и исчезали в черноте неба. Там была огромная каменная колонна, с плоской вершины которой потоки красного цвета стекали в чёрные пасти, распахнувшиеся, чтобы принять их. Внезапно мелькнула белая вспышка, и мистер Филлипс увидел во сне огромную зелёную тварь, с трудом различимую на фоне неба, взбивающую воздух длинными красными щупальцами, с чьих присосок капала кровь, и разбрызгивающую её над стоящими на коленях фигурами молящихся поклонников. Появилась лёгкая дымка, упавшая, словно бархатный занавес, и снова появились одетые в чёрное фигуры, двигающиеся туда-сюда среди верующих, тут и там приказывая избранникам следовать за ними. Затем всё вновь исчезло, укрытое за сверкающей белизной, похожей на непроницаемый туман, бессильно кружившийся вокруг.

И вот возник знакомый пейзаж, и там были фигуры людей, дико бегущих от чего-то слюнявого и бормочущего, что шло за ними, ловя их одного за другим своими извивающимися щупальцами. Мистер Филлипс видел белизну поражённых страхом лиц огромных высоких людей, съёжившихся от неимоверного страха. С далёкого севера эти датчане пришли за победой, но наши лишь внезапную ужасную смерть, принявшую их в свои объятия. Были и другие, более мелкие, хилые люди, одетые в цвета тюдоров, которые что-то бормотали с пеной на губах, падая на землю. Некоторые, доведённые до безумия, били головами о скалы в округе, в то время как над ними возвышалась та огромная зеленовато-чёрная тварь, хватавшая этих беспомощных людей алеющими щупальцами. Затем появилось одно единственное лицо, страх запечатлённый на нем был настолько ужасен, что это заставило мистера Филипса беспокойно задвигаться во сне. Лицо внезапно исчезло, и он увидел человека, бегущего, спотыкаясь, по полям, куда глаза глядят, и наконец вернувшегося к месту, с которого он начал — населённым призраками руинам аббатства! Опять бегство — и священники в чёрных одеждах, которые сидели, ожидая возвращения того, кто убежал в ночь. Нечестивый свет лежал на лицах наблюдателей.

Постепенно другие вещи стали обретать форму. Во сне мистер Филлипс внезапно узнал монастырскую аллею аббатства и увидел надпись на плите, состоящую из пылающих символов, — формирующихся из ничего, один за другим: «QUI. PETIVERENT. INVENIENT.» Он видел бесконечный танец букв, яркость пламени и неподвластный времени смысл, который трепетал сейчас в уме спящего художника, порождая страх. Буквы выделялись посреди белого света, но внезапно возникли огромные облака клубящегося тумана, и снова в грёзы мистера Филлипса вторглись чёрные фигуры. Внизу, во тьме, он разглядел длинную зеленовато-красную тень, скользящую в тумане, в котором теперь проявились искажённые от страха лица людей — саксов, датчан, а так же круглые лица монахов, искажённые от страха. Затем разлилась краснота, похожая на кровь — и пение, неописуемое бормотание донеслось снизу. Во сне к нему пришло знание, которое позволило мистеру Филлипсу узнать эту древнюю песнь, эту церемониальную молитву, доносившуюся до него. Затем раздалось жуткое завывание, и из окон монастыря потёк отвратительный, гнилостный сине-серый свет. Из-под земли донеслись жуткие безумные песнопения, которые поползли сквозь ночь. Туман, который парил над ним, превратился в длинную руку, которая качалась взад-вперёд в воздухе над плитой и, наконец, грациозно опустилась к узким окнам монастыря. Вниз, вниз стремилась она и, наконец, коснулась с лёгким нажатием второго из трёх низких подоконников прямо напротив плиты. Тут же плита откинулась вверх, словно крышка люка. Затем откуда-то вновь появились одетые в чёрное фигуры и начали спускаться во тьму под открытой плитой. Их были десятки и сотни — казалось, эта процессия никогда не закончится.


Мистер Филипс не знал, который был час, когда его сон прервался; он осознал лишь, что это был внезапный резкий крик, вырвавший его из сна. Он сел и посмотрел на кровать своего спутника. Арнсли там не было. Он вскочил и начал искать в полутьме свои брюки. Едва он схватил их, как крик повторился. Он был похож на крик о помощи, ираздавался откуда-то поблизости, внутри самого аббатства, на первом этаже.

Мистер Филлипс поспешно оделся, схватил из небольшого набора инструментов, который они взяли с собой, молоток — единственное оружие, попавшееся под руку — и осторожно выскользнул в коридор, потому что, как ему показалось, именно оттуда раздавался крик. Он постоял минуту, прислушиваясь. По коридору пролетела череда слабых звуков, словно кто-то медленно уходил вдаль — кто-то тяжёлый, к тому же, нёсший громоздкий предмет, или масса существ, движущихся в ритмичном унисоне.

Сжимая в руке молоток, мистер Филлипс решительно двинулся вперёд. Продвигаясь, он увидел в лунном свете, проникающем сквозь щели в окнах, что плита с надписью была перемещена; она лежала с краю от чёрной пропасти у стены. Мистер Филлипс остановился. Мог ли Арнсли видеть тот же сон, что он? Он бросил быстрый взгляд на подоконники; второй был слегка опущен — и Арнсли не мог знать об этом, если не видел тот же, что и художник! Мистер Филлипс был охвачен внезапным, ужасным страхом; мгновение он стоял, словно прирос к месту. Он боялся двигаться; казалось, что-то предупреждает его не идти дальше. Он почувствовал внезапное необъяснимое желание повернуться и убежать, но снова подумал об Арнсли и о криках, которые слышал в тишине. Сейчас в ночи его испуганный ум вызвал в воображении видение рыбака, о котором он слышал.

Он осторожно пошёл вперёд, его рука плотно сжала рукоять маленького молотка. Он приближался всё ближе и ближе к отверстию. Он всё ещё ужасно боялся, но был одержим ужасным любопытством, подстёгиваемым его страхом, и оно влекло его к отверстию. Теперь он едва мог слышать странный ритмичный звук шагов, он раздавался словно издалека, и мистер Филлипс подумал, а не может ли это быть отдалённым биением морских волн на скалистом берегу. В своих раздумьях он почти забыл про Арнсли. Внезапно вспомнив о своём спутнике, художник громко крикнул: «Арнсли!» и снова «Арнсли!» Мистер Филлипс бросился на пол и наклонил голову, чтобы взглянуть в чёрную зияющую пропасть под каменным полом коридора.

То, что произошло потом, сохранилось в мозгу мистера Филлипса смутными фрагментами. Он утверждает, что ничего не видел, но появилась отвратительная, ужасная вонь, которая окутала его полностью, пока он смотрел в темноту. Снова послышалась череда слабых криков и низкий, ужасный стон, который заставил художника спотыкаясь и почти в слепую выскочить на шоссе, где он упал на землю в приветственном свете встречного «Даймлера».


Мистер Филлипс пролежал несколько недель в состоянии бреда. Прислушавшись к обрывкам бормотания, которые художник издавал в беспамятстве, следователи провели необходимые работы в аббатстве в поместье лорда Левереджа. Надпись на плите была на своём месте, но при нажатии на подоконник одного из окон плита поднялась вверх. В заплесневелом склепе внизу было обнаружено едва узнаваемое тело Арнсли. По всему его телу были видны своеобразные следы, как будто крошечные присоски прикреплялись к его порам. Он был лишён крови, а большинство костей его тела были раздроблены. Осмотр коронера определил, что он принял свою смерть от людей или неизвестных тварей. Оборудование, найденное в аббатстве, вместе с полотном художника было возвращено мистеру Филлипсу. Мистер Филлипс с трудом признал в холсте свою работу.

Прошло два месяца, прежде чем художника, всё ещё слабого, выписали из больницы. Мистер Филлипс немедленно отправился на поезде из Манчестера в Уоллингтон, где обратился к отцу Ричардсу, от которого он надеялся получить хоть немного знаний об ужасах аббатства. В картине тоже было что-то, что мистер Филлипс обнаружил лишь после тщательного изучения.

Мистер Филлипс обнаружил, что священник очень хочет поговорить, и художник позволил ему немного поболтать, прежде чем достал холст. Он сделал это внезапно и показал его священнику, чьё пухлое лицо явственно выражало полное удивление.

— Как же так, мой дорогой сэр, — сказал он с благоговением, бросая подозрительный взгляд на художника, — это почти идеальное воспроизведение сцены, которую вы никогда не могли видеть. Здесь вы поменяли местами монастырскую аллею и дверь; вы нарисовали так, как это было в старом храме, а не так, как сейчас — и есть ещё сотни иных деталей. Здесь изображён старый британо-римский храм странного языческого божества — Бога жизни, которого почитатели и современные археологи чаще называют Богом Крови. У меня где-то было изображение этого бога; вы понимаете, эта картина создана посредством воображения. Но это и заставляет меня содрогаться. Она в цвете и показывает бога вместе с его слугами в чёрных одеждах. Этот бог похож на огромное чёрно-зелёное желе и, похоже, оснащён мелкими присосками и щупальцами, очень похожими на осьминожьи. Он очень напоминает морское существо, испускает сине-серый свет, и ярко-зелёным светом горят его глаза. Говорят, что он питался кровью.

Поскольку аббатство находится недалеко от побережья, есть много археологов, которые утверждают, что когда-то был подземный переход от моря к аббатству, соединяющий, по их словам, склеп под коридором. Я не знаю, правда ли это. Одна вещь озадачивает меня во всём этом деле: знали ли христиане об этом дьявольском поклонении или нет?

Если нет, то кто же выбил эту латинскую надпись на плите в коридоре?

Август Дерлет Плата Дьяволу ~ August Derleth The Devil's Pay ~ 1926

[Перевод с английского: Роман Дремичев]

Гондола ударилась о причал, и из неё выпрыгнул мужчина. Он закутался в свой тёмный плащ, и кольца на его пальцах вспыхнули в лунном свете, когда он повернулся к гондольеру.

— Меня не будет, возможно, несколько часов, мессер.

— Неважно, Великолепный. Я в вашем распоряжении. Я буду ждать, если это будет необходимо, до рассвета второго дня.

— Тогда подожди.

Он повернулся и погрузился в тени, которые, казалось, сгустились, чтобы поглотить его. Он шёл быстро, уверено. Его лицо было скрыто за вуалью, а длинный чёрный плащ доходил до лодыжек. Несколько пешеходов, которые проходили мимо, повернулисьи мгновение смотрели на него, но затем продолжали свой путь, не понимая его бормотания. Дорога не была ровной, и не один раз мужчина из гондолы спотыкался о камни. Наконец он снизил свой темп и начал осматривать дома вокруг. Он остановился перед низкой постройкой, казалось, присевшей перед ним, как уродливый мерзкий обитатель тьмы. Он поднял руку, чтобы постучать по дверной панели, но прежде чем коснулся её, дверь качнулась внутрь.

— Входи, — повелел ему голос из тьмы, и он вошёл. В дальнем конце длинного зала он мог различить слабый свет, проникающий в щель между складками тяжёлого занавеса.

— Иди, — снова раздался голос, и он двинулся вдоль стены к тому месту, где висел занавес. Когда он достиг его, ткань была отодвинута в сторону, и свет обрушился на него и окутал сверкающим потоком. Он вошёл в комнату, и занавес снова опустился на место. Перед ним стоял человек такого же отталкивающего вида, как и место, в котором он жил. Он был невысокого роста, и его глаза-бусинки злобно сверкали, смотря на посетителя. Он попытался улыбнуться, но его чувственные губы лишь глумливо сжались, словно в насмешку над этой попыткой. Он медленно опустил подсвечник, который держал на расстоянии вытянутой руки от стола позади него, и попытался проникнуть за завесу, скрывающую лицо его посетителя.

Герцог Венеции снял вуаль и шагнул вперёд.

— Мессер Дука! — ахнул чародей, и его лицо слегка побледнело. — В чем причина такой чести, могу я спросить, Великолепный?

Герцог опустился на стул и задумчиво посмотрел на чародея перед собой.

— У меня есть враг, мессер Гамани… — Он многозначительно взглянул на своего хозяина.

— Ах, ваше превосходительство. Яды? Или, может быть, острый стилет? — ответил тот быстро.

— Нет. Ничто из этого не подойдёт. Они мне ничем не помогут. Я уже использовал их. Я напал на своего врага, но он повернулся и убил моих людей, сбежав без единой царапины. Дьявол! Я послал ему вѝна, разбавленные лучшими ядами, но они отправились на дно канала Венеции. Я послал ему великолепное платье, пропитанное смертельным ядом, но он позволил лакею надеть его и раскрыл мой план, так как лакей умер. Я послал ему опал с проклятием ада на нём, но он размолол его и вернул мне. Но нужно ли мне продолжать? Я пришёл к тебе в последнюю очередь. Он должен умереть!

— Я вижу только один путь, ваше превосходительство. Вы желаете… — он остановился, чтобы дать возможность передумать, но продолжил после нетерпеливого жеста своего посетителя. — Вы желаете заручиться поддержкой сил тьмы?

Герцог молча кивнул и красноречиво передёрнул плечами.

— Вы знаете, мессер Дука, что человек должен заплатить за общение с Сатаной?

— Я знаю. Меня не волнуют последствия.

— Это опрометчивый поступок, Великолепный.

— Мой враг должен умереть, — холодно ответил герцог.

Мессер Гамани пожал плечами и развёл руки в жесте беспомощности.

— Поскольку вы полны решимости, ваше превосходительство…

— Да.

— Может быть, у вас есть портрет вашего врага?

Герцог что-то положил на стол, рука мага накрыла это, затем он пристально взглянул на предмет.

— Он очень похож на Борджиа.

— Чезаре? Это не он, это не Борджиа, как бы ни был похож.

Мессер Гамани молчал. Он подошёл к камину и плеснул масла в огонь.

— Желаете наблюдать за подготовкой, ваше превосходительство? Я завершу первую часть своей работы за один поворот песочных часов. Если вам не интересно, вы можете пройти в мою библиотеку и приятно провести время среди моих книг.

— Что я и сделаю, мессер Гамани.

Панель в каменной стене возле камина отодвинулась, и герцог прошёл в библиотеку чародея.


Песок в песочных часах медленно сыпался вниз, и когда последние крупинки упали, мессер Гамани открыл панель в стене и позволил герцогу войти.

Чародей держал в руке восковое изображение и показал его герцогу, который резко воскликнул:

— Это похоже на него, моего врага, мессер Гамани!

— Это было слеплено на основе предоставленного вами изображения.

— Что ты предлагаешь делать с этим?

— Этот образ должен быть сожжён. Потребуется ещё один поворот песочных часов, однако не следует торопиться.

— Но когда мой враг умрёт?

— Как только пламя полностью растопит воск, ваш враг — умрёт.

Скептическое выражение появилось на лице герцога.

— Я очень сильно сомневаюсь.

— Сатана не подводит своих последователей, Великолепный.

— Это ещё предстоит выяснить.

Он уселся в кресло и смотрел, как чародей поджигает фитилёк восковой фигуры. Колдовство чародея привлекло его внимание, и он наблюдал, как восковая фигура медленно тает перед его глазами. Сначала исчезла голова, затем тело, и вот уже пламя с треском перекинулось на ноги этой фантастической маленькой фигурки. Когда пламя исчезло над остатками воска, мессер Гамани повернулся к герцогу.

— Он мёртв, Ваше Превосходительство. В час, спустя семь поворотов песочных часов после захода солнца.

Герцог бросил на стол мешочек с дукатами, но мессер Гамани не стал его брать.

— Берегись, мессер Гамани, если твои усилия потерпят неудачу, если ты обманул меня… — он указал на кошель. — Возьми это золото.

— Золото — это плата мне. Но есть кое-что ещё…

— Больше золота?

— Ещё плата. Сатана должен взыскать долг.

Герцог шёл по коридору, чародей за ним по пятам. У двери они остановились.

— Дьявол получит шкатулку, полную золота, — засмеялся герцог, — если мой враг мёртв.

— Вы слышали, Великолепный? Дьявол ничего не ценит так сильно, как душу.

Его хитрое лицо исчезло в темноте, а герцог смаковал видение головы мага на конце пики, возвращаясь туда, где его ждала гондола.

Он сошёл со своей гондолы на пристань перед своим великолепным дворцом и стоял там, наблюдая, как гондола удаляется прочь. Он посмотрел на луну и задумался о своём враге. Если он не будет мёртв, образ головы чародея на пике больше не будет видением, а станет реальностью.

Он уже собирался повернуться, чтобы подняться по ступеням к своему дворцу, когда услышал плеск воды. Гондола движется довольно быстро, решил он. И не ошибся, потому что вскоре увидел её, и некоторое время спустя она приблизилась к пристани, на которой он стоял.

— Мессер Дука, — раздался приглушённый голос из гондолы.

Герцог вздрогнул; он узнал голос своего наблюдателя, подосланного им в дом врага.

— Хо, мессер Марко. Ты прибыл из резиденции герцога?

— Так и есть, и я должен спешно вернуться, иначе моё отсутствие будет замечено. У меня есть хорошие новости.

— Герцог?..

— Мёртв.

— Превосходно.

— В конце шестого часа после захода солнца его охватила сильнейшая боль по всему телу. Он закричал, что горит, что его отравили. Но он не был отравлен, потому что все его дегустаторы до сих пор живы. В конце седьмого часа он скончался от ужасной боли, проклиная вас.

— Хорошо, мессер Марко. Ты будешь щедро вознаграждён за это. Тебя не преследовали?

— Я полагаю, нет, Великолепный.

— Тогда поспеши и возвращайся обратно; не нужно, чтобы кто-нибудь заподозрил тебя в качестве моего агента.

Лодка отодвинулась, и герцог ликующе поспешил по ступеням во дворец. Он поднялся в свою комнату, сбросил плащ и надел роскошное платье. Его враг был мёртв! Теперь он больше не будет мешать его планам! Его главный советник должен узнать об этом. Сейчас он пойдёт к нему и сообщит об инциденте. Дьявол может прийти и забрать золотую шкатулку — десять шкатулок, так как его враг был мёртв.

Он начал спускаться по лестнице так быстро, насколько позволял его тяжёлый халат. Но на полпути он наступил на край одежды, споткнулся и упал головой вниз на каменные ступени. Лакей нашёл его на следующее утро. Он был мёртв; его шея была сломана.

Август Дерлет, Марк Шорер Красные руки ~ August Derleth, Mark R. Schorer Red Hands ~ 1932

[Перевод с английского: Роман Дремичев]

Двое мужчин затаскивали свою маленькую лодку на песчаный пляж расположенной в трёх милях от материковой части Индии Черды. Билл Карни, крупный, похожий своим телосложением на кулачного бойца, со шрамами и оспинами на лице, посмотрел на напарника и провёл своей жирной рукой по потному лицу.

— Мы должны решить всё здесь и сейчас, Джерри, — сказал он.

Тот кивнул. Он был маленьким человеком, хилого телосложения, с гладким лицом, создававшим впечатление проницательности, которой не было у Карни. Закончив с лодкой, они двинулись по песку к краю расположенных поблизости джунглей.

— И помни, я получаю три четверти за то, что избавился от Вебера, — сказал Карни, пристально глядя на своего спутника.

Джерри Мартин ничего не ответил; на его лице не отразилось никакого намёка на его мысли. Но он подумал: «Если это будет в моих силах, то не видать тебе трёх четвертей, Карни!»

— Это была нелёгкая работа, понимаешь, Джерри, — продолжал гнуть своё крупный, отчасти извиняясь за то, что взял больше, чем мог получить его напарник, отчасти убедив себя, что не просто жадность породила его желание получить в три раза больше, чем Джерри Мартин.

Джерри Мартин слегка улыбался, думая: «Дубина, кто, по-твоему, мозг нашей команды? Где бы ты был без меня?»

Они прорывались сквозь густую стену подлеска и листвы джунглей во внутреннюю часть острова.

Джерри заколебался.

— Иди вперёд, Билл, — сказал он. — Ты знаешь путь, а я нет. Это в конце той тропы, так ведь, Билл?

Билл Карни, послушно взяв на себя инициативу, кивнул.

— Да, но тут мало что осталось от тропы.

Джерри Мартин оказался в обстановке, в которой никогда раньше не бывал. Хотя его опыт не был ограничен Индией и тропиками Африки, он никогда не видел такой ​​густой и необычной растительности. Здесь были деревья с листьями, похожими на огромные веера, со стволами и ветвями, похожими на огромные волосатые руки, украшенные экзотическими цветами, более прекрасными, чем он мог представить даже в своих снах. Птицы с переливающимся оперением грациозно и умело летали по густому лесу, издавая хриплые крики при виде незваных гостей в джунглях на этом редко посещаемом острове.

Билл Карни беспечно двигался через низкие кусты, а Джерри следовал за ним. Жара была удушающей. Казалось, под землёй здесь располагались огромные печи, а толстые листья тропических деревьев удерживали весь жар у самой поверхности, не давая ему уйти в бледно-голубое небо над головой. Густой аромат цветов и сильный запах болота наполняли это место почти невыносимым зловонием.

— Боже, как жарко! — пробормотал Карни.

— Дьявольски жарко, — сказал Джерри.

Они остановились, чтобы отдохнуть. Джерри прислонился к дереву и закурил. Карни сел, опершись спиной о ствол и вытянув ноги по земле.

— Как ты избавился от Вебера, Билл? — внезапно спросил Джерри.

Билл Карни пожал плечами.

— Следовал за ним по этой тропе, смотрел, как он закапывает добро, а затем пристрелил его. Он упал возле ящика. Я вернулся. С тех пор никто не ходил по тропе. Никого даже на острове не было.

— Надеюсь, так и есть.

Карни почувствовал себя слегка неловко под пытливым взглядом Джерри Мартина.

— Что-то беспокоит тебя, Билл? — спросил Джерри.

— Я не могу забыть Вебера — тот момент, когда я прикончил его, — сказал Карни. Гримаса отвращения скользнула по его закалённому лицу. — Это было ужасно, Джерри.

Джерри Мартин хмыкнул.

— Что ты имеешь в виду?

— Он упал в грязь; затем встал на колени и издал ужасный рёв. Он увидел, что я стою там с дымящейся пушкой, и заорал на меня: «Давай, возьми это, Карни!» Потом он начал смеяться как сумасшедший — всё смеялся и смеялся… — Билл Карни сделал паузу; его лицо заметно побледнело от воспоминаний.

— Продолжай, — сказал Джерри. — Меня ведь там не было, не так ли? Он сказал что-то ещё?

— Ничего, что имело бы смысл, Джерри. Думаю, он сошёл с ума. Что-то твердил о руках — красных руках, вот и всё. Он орал: «Подойди и возьми это, Карни — и не забудь о красных руках!» Как думаешь, что он имел в виду?

Джерри Мартин пожал плечами.

— Вероятно, это что-то поэтичное; скорее всего, он имел в виду твои кровавые руки, красные от его крови.

— Возможно. Но почему я должен не забывать о них? Что он имел в виду?

— Наверное, ничего, — сказал Джерри, бросая сигарету в лужу рядом с тропой. — Может, он имел в виду, что ты выдашь себя и будешь пойман, что-то в этом роде. Я не знаю. В любом случае, он мёртв. — Но, взглянув на Карни, который теперь заметно нервничал, Джерри продолжил. — Возможно, это означает, что он вернётся и будет преследовать тебя, Билл. Он всегда был немного повёрнутым на призраках и тому подобном, ты же знаешь.

Он внимательно посмотрел на своего спутника и с удовлетворением отметил, что его удар достиг цели.

— Боже, Джерри, ты думаешь, что он может вернуться… назад?

— Вздор, Билл! Что скажешь, если мы продолжим путь?

— Хорошо, — Билл Карни медленно встал, но уже не так уверенно, как раньше. — Но если он сможет вернуться, Джерри, что тогда?


На мгновение Джерри Мартин пожалел о своих словах. Он нетерпеливо указал жестом на тропу и сказал:

— Брось, он не сможет, Билл. Я просто пугаю тебя. Пойдём.

Вновь люди начали борьбу с густым подлеском, пробиваясь через джунгли, сквозь которые бежала редко используемая тропа. Внезапно Карни оглянулся.

— Хочешь пойти первым, Джерри? — спросил он.

— Нет. С чего бы? — подозрительно уставился на него Джерри Мартин.

Карни колебался.

— Вебер лежит там впереди — точнее, то, что от него осталось. Я не хочу обнаружить его первым, Джерри. Он уже, наверное, начал гнить…

— Вздор, — фыркнул Мартин. — Вперёд!

Глядя на нерешительное испуганное лицо своего спутника, он подумал, что с Биллом Карни будет легко справиться, когда придёт время.

Они продолжили путь. Джерри Мартин вспоминал начало этого дела. За три месяца до этого он впервые услышал о человеке по имени Вебер в Калькутте; Вебер привёз с собой из Индии опиума на сто тысяч долларов. В то время наркотик был в Калькутте, спрятан в дешёвом доме на одной из худших улиц этого города. Затем Веберу сообщили, что полиция идёт по его следу, и, в отчаянной попытке спасти своё запретное сокровище от обнаружения, он отвёз его на Черду, пустынный остров где-то в двухстах милях от города и в трёх милях от материка. Там было безопасно, поскольку, по неизвестным причинам, Черда имела плохую репутацию среди туземцев.

Джерри не мог вспомнить, как он вышел на Билла Карни. Вероятно, он наткнулся на него в одном из питейных заведений, постоянным обитателем которых тот был. В любом случае, он рассказал Карни всё о Вебере, пообещав ему половину добычи, если он проследит за Вебером и уберёт его с дороги. Добыча, несмотря на низкие расценки, будет продана в Калькутте, а не в Америке, где цены высоки — контрабанда могла обернуться большими неприятностями.

Дальше всё было очень просто. Они с Карни следовали за Вебером — и Карни позаботился о Вебере, пока Джерри ждал на пляже. Это было более двух месяцев назад. Они оставили товар на Черде и вернулись в Калькутту; неразумно было забирать его, пока полиция всё ещё ищет Вебера, а может, и людей, с которыми Вебер встречался.

Джерри Мартин знал, что Билл Карни в глубине души был трусом. Он несколько раз спрашивал Билла о подробностях убийства Вебера, но Карни никогда раньше не говорил ему о том, что же там произошло. Теперь, когда они приближались к месту смерти Вебера, Билл Карни, казалось, внезапно испугался, и под воздействием чар его страха проявились детали — вплоть до точных слов обезумевшего умирающего человека — убийства, которое так напугало его. Сейчас Карни, детина более шести футов ростом, с большими руками и огромными плечами, с силой гориллы, явно боялся, и его уродливое, изрытое оспинами лицо стало болезненно-жёлтым от страха.

— Боишься увидеть, что осталось от Вебера? — Джерри Мартин громко хмыкнул, так что Карни стремительно обернулся и с тревогой посмотрел на него через плечо.

— В чем дело, Джерри? — спросил он.

— Ни в чем, — сказал Джерри.

Двое мужчин шли к центру острова, пробиваясь сквозь кусты и листву, беспокоя странных птиц, которые порхали среди тяжёлых листьев и кричали причудливыми голосами, сбивая странные красные лилии и розово-лиловые орхидеи, росшие на их пути.

Внезапно Карни остановился.

— Мы почти на месте, — сказал он.

— Идём же! — сорвался Мартин.

Карни отвернулся и продолжил ломиться сквозь переплетение кустов. Джерри Мартин остановился, бросив быстрый взгляд по сторонам. Затем он вытащил револьвер из кармана, поднял его и прицелился в Карни. Оружие заговорило внезапно, перебив гомон птиц.

Билл Карни изогнулся, а затем рухнул на землю. Мгновение Джерри Мартин стоял на месте, вслушиваясь и пытаясь понять, мёртв ​​Карни, или нет. Тот не издавал ни звука; Джерри попал точно в цель. Из соседних кустов внезапно поднялась огромная оранжевая птица иулетела прочь, взмахивая большими крыльями. Затем стало тихо.


Больше не оглядываясь. Джерри осторожно двинулся вперёд. Билл Карни лежал там, где упал; он был мёртв. Джерри перешагнул через безжизненное тело и продолжил путь, не сводя глаз с едва заметной тропинки, направляясь туда, где Вебер встретил свою смерть более двух месяцев назад. Он знал — стоит ему потерять тропу, вновь её ему уже не найти. Продвигаясь вперёд, он то и дело улыбался, вспоминая о Билле Карни и его желании заполучить три четверти добычи.

Вскоре он достиг места, почти лишённого деревьев, где виноградные лозы свисали с кустов и ползли по болотистой земле. В центре он увидел мокрый, топкий пятачок, на котором виднелась верхушка наполовину закопанного ящика. За ним он и шёл сюда.

Джерри Мартин остановился на краю поляны и промокнул лоб маленьким носовым платком. Атмосфера здесь была ещё тяжелее, ещё тошнотворней, чем на тропе, а жара, казалось, стала ещё более гнетущей и удушающей. Было тихо, даже как-то неестественно тихо. Птицы, казалось, избегали этого места. Тишина была беспощадной, почти пугающей, и теперь он тоже почувствовал прикосновения какого-то неведомого страха, который так быстро вывел из равновесия Карни. Джерри оглянулся на едва видимую тропинку, почти ожидая, что на ней кто-нибудь появится. Там никого не было; и было тихо как в склепе.

Именно тогда его ноздрей коснулся новый запах, запах гнили и распада. Он осторожно двинулся вперёд, внимательно глядя перед собой, и вскоре обнаружил то, что осталось от Вебера. Джерри Мартин резко отвёл взгляд в сторону, но его снова потянуло взглянуть на то, что когда-то было Вебером, зрелище, которое так боялся увидеть Карни. Он смотрел на гниющее тело, лежавшее недалеко от его ног, наполовину покрытое зелёной слизью джунглей, которая, однако, не могла скрыть совершенно неузнаваемое лицо человека, плоть которого слезла с коричневых костей.

Стоя в нерешительности, Джерри Мартин подумал о страхе, который Вебер навёл на Билла Карни своей безумной болтовнёй о «красных руках». Что он мог иметь в виду? «Не забудь о красных руках». Сущая бессмыслица. Это было предупреждение или угроза? В нетерпении он перелез через низкую поросль, окружавшую место, где лежали тело и наполовину закопанный в землю ящик. Он сразу отметил, что ящик будто и не пытались закапывать вовсе, просто бросив его в топкое место.

Затем он внезапно ощутил на коже руки острое жгучее покалывание. Он подумал, что это какое-то насекомое, но когда осмотрел руку, не смог найти ни единого следа укуса — и тут же вспомнил, что не видел здесь ни насекомых, ни птиц. Он вновь взглянул на свою руку и громко закричал. На его плоти виднелся чётко очерченный, быстро набухающий и увеличивающийся ярко-красный след — след от руки, как будто кто-то схватил его за предплечье и сжал так сильно, что кровь прилила к этому месту, воспроизведя отпечаток ладони и пальцев. Но Джерри знал, что не было никакой руки, что не могло быть никакой руки, потому что Вебер лежал перед ним и не двигался, и никогда уже не будет двигаться снова.

Забыв обо всём, он бросился вперёд и снова почувствовал острую жгучую боль — сначала на одной руке, затем на другой, а после, сквозь тонкую рубашку, на спине. Боль внезапно стала нарастать, сводя с ума, расползаясь по его рукам, добираясь до плеч и выше. Джерри Мартин застыл, словно человек, оказавшийся в объятьях смерти, его глаза вылезли из орбит, он смотрел прямо перед собой — смотрел на странные зелёные лозы, окружавшие его.

Они двигались, медленно колебались взад и вперёд, всё ближе и ближе подбираясь к нему. Его глаза отыскали листья, которые коснулись его, листья, похожие на человеческие руки — на нижней стороне их были видны капли крови — его крови! Стоя среди них, он чувствовал медленный и ужасный паралич, проникающий в его конечности и двигающийся вверх, прямо к сердцу.

Он начал слегка покачиваться, в такт трепещущим вокруг него растениям; затем он рухнул посреди листьев, чувствуя, как они сжимаются вокруг него.

Теперь он вспомнил слова Вебера: «И не забудь о красных руках!»

Мгновение он лежал неподвижно, затем изо всех сил попытался перевернуться на спину, и после казавшейся бесконечной агонии он сделал это, чув