Куколка (fb2)

- Куколка 2.55 Мб, 208с. (скачать fb2) - Михаил Широкий

Настройки текста:



I

Они встретились случайно. В центре города, в субботу, около полудня. Был прекрасный июньский день. Небо было ясным, безоблачным, солнце – ярким, но не жарким, заботливо обливавшим землю мягкими, будто ласкающими лучами. Если там, где не было тени, и припекало порой немного, то этот недолговечный зной почти сразу же разгонялся то и дело налетавшим лёгким освещающим ветерком, приятно холодившим лица прохожих, широкой безбрежной массой двигавшихся в разных направлениях по просторному тротуару. Не менее плотный автомобильный поток тёк по обширной проезжей части, оглашая окрестности не стихавшим ни на секунду густым монотонным гулом, из которого периодически вырывались то приглушённые, то пронзительные звуки сигналов.

– Привет, Денис.

– Привет, Влад.

Они пожали друг другу руки и мельком взглянули один на одного. И, несмотря на мимолётность этого взгляда, тут же сумели различить сквозь дежурные улыбки, как по команде появившиеся при встрече на лицах у обоих, некоторую напряжённость и хмурость, сквозившую в чертах и одного, и другого. Оба, по-видимому, были чем-то недовольны, озабочены, таили в себе что-то не слишком приятное для них, то, чем совсем не склонны были делиться даже с близкими приятелями, каковыми они являлись.

В результате после взаимных приветствий повисла не очень ловкая пауза. Они отвели взгляды друг от друга и принялись рассеянно озираться кругом, без всякого интереса глядя на прохожих, нескончаемой беспорядочной вереницей проплывавших мимо, на проносившиеся чуть поодаль, притормаживавшие на пешеходных переходах и снова мчавшиеся дальше машины, на выстроившиеся вдоль дороги ровной, уходившей вдаль шеренгой невысокие каштаны, увенчанные пышными тёмно-зелёными кронами, на вздымавшиеся по другую сторону тротуара массивные высотные дома, на первых этажах которых располагались многочисленные магазины самого различного профиля, от продовольственного до книжного, куда беспрерывно входили и откуда так же беспрерывно выходили, кто с покупками, кто без, бесчисленные посетители.

Наконец, видимо вдоволь насмотревшись на довольно однообразный уличный пейзаж и сообразив, что молчание чересчур затянулось, Влад, стройный, крепко сложённый шатен с красивым нагловатым лицом, на котором выделялись большие холодноватые ярко-голубые глаза, самоуверенно и цепко, с хищным прищуром, как на что-то принадлежащее лично ему, смотревшие на всё и всех вокруг, мотнул головой, будто стряхивая не совсем свойственную ему, тяготившую его задумчивость, и с лёгкой усмешкой обернулся к приятелю.

– Ну, чё молчишь-то, дружбан? Как делишки?

Денис, также поневоле отвлёкшись от своих дум, чуть скривился.

– Да никак. К экзамену вот готовлюсь. Как и все.

Влад, по-прежнему с насмешливым видом, кивнул.

– Экзамен – это хорошо. Это нужно. Что может быть важнее высшего образования? Особенно в наше время… А что за экз?

Денис, будто забыв название экзамена, к которому он, по его словам, готовился, на мгновение заколебался и лишь чуть погодя, да и то как-то нетвёрдо, словно не вполне уверенный, тихо проронил:

– Отечественная история.

Влад в притворном восторге закатил глаза.

– О-о, история! Тем более отечественная. Я всегда тащился от неё, ещё в школе. Это, если хочешь знать, вообще самый важный предмет. Важнее всех остальных, вместе взятых. А знаешь почему? – Он поднял палец вверх и, чуть понизив голос, будто раскрывая тайну, с расстановкой произнёс: – Потому что без знания истории у нас не может быть будущего. О как! – И, не выдержав этой ложной значительности, очевидно пародировавшей кого-то из преподавателей, тут же прыснул и залился смехом.

Который, правда, оказался недолгим и, как показалось Денису, не очень искренним. И оборвался так же внезапно, как и возник. После чего Влад заметно помрачнел и, наморщив лоб и поджав губы, вновь обратил блуждающий взгляд вдаль, поверх голов бесконечной чередой двигавшихся рядом, куда-то спешивших или, наоборот, никуда не торопившихся, просто прогуливавшихся в погожий летний денёк людей.

Опять установилось молчание. Приятели вновь глазели по сторонам и точно избегали смотреть друг на друга. Как будто им нечего было сказать один другому. Или, вернее, как если бы, несмотря на многолетнюю дружбу, они вдруг ни с того ни с сего застеснялись один одного, словно чужие, впервые повстречавшиеся люди, которым нет никакого дела одному до другого, которые тяготятся друг другом и думают лишь о том, как бы поскорее прервать ненужное им обоим знакомство и разбежаться в разные стороны, чтобы никогда больше, даже ненароком, не свидеться.

И снова продолжавшееся пару минут безмолвие нарушил Влад. Переведя некоторое время бесцельно бродивший где-то взгляд на товарища, также взиравшего неведомо куда и, по-видимому, ушедшего в себя, он по привычке неизвестно чему усмехнулся и, боднув головой, рассеянно, явно без особого интереса спросил:

– Ну, что там в универе новенького? Я просто давно там не был. Занят очень в последнее время, – с таинственным видом прибавил он.

Денис, вновь вынужденно оторванный от своих мыслей, немного растерянно огляделся и пожал плечами.

– Да вроде ничего. Всё по-старому.

Влад, задавший свой вопрос просто так, чтобы сказать хоть что-то, равнодушно кивнул.

– Ясно. Я другого и не ожидал. Что нового может быть в этой отстойной шараге? Там как на кладбище – никогда ничего не происходит. Тем более на истфаке.

Денис, видимо невольно задетый пренебрежительным тоном собеседника, вскинул на него глаза и насупил брови.

– Чего это «тем более»? А на твоей экономике лучше, что ли? Такой же отстой.

Влад не стал спорить:

– Согласен. И там тоже отстой. Но всё же… – он помедлил, будто подбирая нужные слова, – истфак – это, согласись, уже полное дно. Просто днище! Ниже некуда.

Денис насупился ещё сильнее и сердито покосился на приятеля. Но, подумав немного, ничего не смог возразить по сути и вместо этого привёл единственный пришедший ему в голову довод, говоривший, по его мнению, в пользу родного факультета:

– Зато девчонки у нас самые красивые в универе!

Но Влад расхохотался ему в лицо.

– Ага, как же! Держи карман шире. Видел я этих ваших красоток. Уровень ниже среднего. Ни то ни сё… Ну, ладно, справедливости ради признаю, есть там у вас пара-тройка годных тёлок. Но это скорее исключение. Приятное, но редкое.

– А где ж тогда, по-твоему, самые красивые тёлки? – не без ехидства полюбопытствовал Денис. – На экономике, очевидно?

Однако Влад, точно не заметив иронии, ответил без тени улыбки:

– Нет, не на экономике. В пэтэухах.

Денис недоумённо воззрился на него.

– Чего? Каких ещё пэтэухах?

– Самых обыкновенных, – по-прежнему совершенно серьёзно, не моргнув глазом, произнёс Влад. – Профтехучилищах. Ну, или колледжах, называй как хочешь. Вот там, по моим наблюдениям, самые крутые девчонки. Просто глаз не оторвать! Огонь!

Денис скептически покачал головой.

– Чепуха какая-то… С чего ты вообще взял это? Когда это ты бывал в пэтэу?

– Бывал, бывал, – заверил Влад с немного загадочной усмешкой. – Я ещё и не в таких местах бываю. Так что могу судить вполне авторитетно, на основании личного опыта.

Денис, не в силах сообразить, шутит приятель или говорит серьёзно – по его лицу и тону трудно было определить это, – передёрнул плечами и поинтересовался:

– Ну и почему ж они там, по-твоему, такие крутые? Что прям глаз не оторвать.

Влад немедленно удовлетворил его любопытство:

– Всё очень просто. Наука вредна человеку. С этим, надеюсь, ты не станешь спорить? А девушкам в особенности. Длительная изнурительная учёба влияет на внешность, осанку, цвет лица. И, как сам понимаешь, совсем не лучшим образом. Погляди вон на шибко вумных, учёных баб – уродина на уродине! Ну, и как следствие этого, портится характер. Причём необратимо и фатально. Девчонка становится замкнута, неуравновешенна, раздражительна, агрессивна. Постепенно превращается в самую настоящую стерву. Она всем недовольна, ей всё не нравится, она вечно на взводе и стремится сорвать зло на окружающих. Прежде всего на том, кто ближе всех: на своём парне. И кто в итоге оказывается в проигрыше? Кто становится козлом отпущения? Мы! Ты, я, кто-то ещё.

Денис усмехнулся краем губ.

– Очень верные замечания. Вероятно, тоже почерпнутые из богатого личного опыта?

Влад неопределённо качнул головой и чуть прищурился.

– Возможно.

И, немного помолчав, продолжил свою мысль:

– А пэтэушницы в большинстве своём свободны от всего этого. Они не заморачиваются учёбой. Да и всем остальным тоже… И как результат: они веселы, общительны, непринуждённы, ненавязчивы, раскованны, просты и доступны. А главное, они – красотки! В основном. Исключения, разумеется, бывают везде и во всём.

Денис, выслушав эти в высшей степени нетривиальные рассуждения, опять хмыкнул и покрутил головой.

– Оригинально. Очень свежие мысли. Невольно возникло желание замутить с пэтэушницей.

Влад выразительно повёл бровью.

– Всё в наших руках. Мы, только мы сами кузнецы своего счастья. Никто, кроме нас самих, об этом не позаботится.

Денис после этих слов вдруг посмурнел и вполголоса пробормотал:

– Да уж, с этим не поспоришь. Только мы сами…

Влад пристально, будто изучая, посмотрел на товарища и, словно прочитав что-то на его внезапно омрачившемся лице, – которое, впрочем, и до этого было не особенно жизнерадостным, – после небольшой заминки спросил:

– А что это ты вроде кислый какой-то? Случилось что?

Денис, точно застигнутый на месте преступления, чуть вздрогнул и решительно замотал головой.

– Да нет… С чего ты взял? Всё в порядке… Как обычно.

Влад, не отводя от него проницательного, испытующего взора, выпятил губы и поцокал языком.

– Н-да? Так-таки и ничего?

Денис ещё категоричнее тряхнул головой.

– Ничего! Всё в норме. Всё по плану.

Влад сделал удивлённо-заинтересованное лицо.

– А-а, даже так? У тебя и план есть, оказывается? Это что-то новенькое… Какой же, если не секрет?

Денис немного оторопело огляделся и пожал плечами.

– Ну-у… это… сессию вот сдать… Потом, значит, практика… Потом это… ну, как её?..

– Ну ясно, – не дослушав, прервал его собеседник и, прикрыв рот ладонью, зевнул. – Короче, нет у тебя никакого плана. Просто плывёшь по течению. А я-то думал…

Денис хмуро зыркнул на приятеля.

– Как и ты вообще-то.

– И я тоже, – с готовностью, даже как будто с радостью согласился Влад. – Плыву, как и все… Правда, иногда попадаются подводные камни, – как-то глухо примолвил он, уже совсем невесело ухмыльнувшись.

Его интонация и угрюмая усмешка не ускользнули от внимания Дениса. Он поднял глаза на друга и, секунду помедлив, спросил:

– И что ж это за камни?.. Если не секрет, конечно.

Влад ответил ему задумчивым, чуть прищуренным взглядам, в котором плясали и змеились мрачноватые огоньки. Он очевидно колебался, стоит ли откровенничать с товарищем и открывать ему то, что переполняло его, Влада, до краёв и рано или поздно, желал он того или нет, грозило выплеснуться наружу и стать известным всем и каждому. Во всяком случае, всем его друзьям и знакомым, более или менее близким. Ведь шила в мешке не утаишь. А история, которую он и хотел, но всё как-то не решался – что-то, он сам не понимал что, останавливало его в последний момент – поведать напарнику, была такого рода, что недолго сохраняются в секрете и в конечном итоге получают самую широкую и порой скандальную огласку, обрастая, по мере распространения, всё новыми подробностями, пикантными, будоражащими воображение штрихами и откровенно скабрёзными, на грани правдоподобного, деталями.

А потому, быстро прокрутив всё это в уме и справедливо рассудив, что таиться не имеет смысла и пусть лучше приятель узнает всё из первых уст, от главного героя и правдивого очевидца происшедшего, чем чёрт знает от кого, Влад в очередной раз криво усмехнулся и с нарочито бодрым, разухабистым видом – видом человека, которому уже нечего терять, – проговорил:

– Не секрет. У меня от друзей нет никаких тайн. Даже в такой, казалось бы, интимной сфере.

После этих слов Денис тут же навострил уши и чуть осклабился, приготовившись услышать нечто интригующее, дразнящее и пряное.

И не ошибся. Приятель не обманул его ожиданий, ярко и непринуждённо, ничего не скрывая и не упуская, точно на исповеди, поведав о том, что случилось с ним на днях.

– Короче, подцепил я по случаю одну шикарную тёлу, – отведя взгляд в сторону, на без конца двигавшийся невдалеке поток машин, начал Влад. – Кстати, учащаяся пэтэу. Автотранспортный колледж. Зовут Дианой. Поверь мне на слово, девка просто огонь! Всё, как говорится, при ней. Ноги, жопа, сиськи – всё экстракласса. Как у модели. Личико тоже прелесть, как на картинке… В общем, высший класс! Сам понимаешь, я б на абы что не польстился. Мне нужно только лучшее. Только эксклюзив… Ну, вот такой я, ничего не могу с собой поделать, – и он самодовольно и заносчиво скривил свои красиво очерченные, чуть бледноватые губы.

Денис с плохо скрытым недоброжелательством покосился на друга. «Ещё б тебе не выпендриваться!» – мелькнуло у него в голове. – «С таким баблом, как у твоего бати, можно хоть птичье молоко себе позволить, а не то что сисястую пэтэушницу».

– Ну, короче, девчонка сговорчивая оказалась, понимающая, – продолжил Влад свои откровения, как будто стремясь поскорее выговориться и снять лежавший на сердце груз. – В отличие от наших грамотных кривляк. Долго не ломалась… Да, собственно, вообще не ломалась, – прибавил он с похабной улыбочкой. Которая, правда, тут же улетучилась с его лица, сменившись напряжённым и даже чуть озабоченным выражением. – В общем, быстро мы столковались, и я повёл её к себе. Ну, там тоже долго не тянули – я раскочегарился, она тоже – и почти сразу принялись за дело… – он вновь сделал паузу и многозначительно посмотрел на друга.

Тот ответил ему таким же красноречивым поблёскивающим взглядом и качнул головой, словно призывая не отвлекаться.

Влад опять устремил взгляд на проезжую часть и, немного помолчав, будто собираясь с мыслями, повёл свою речь дальше:

– И надо ж мне было забыть, что я дал Оксанке ключ от своей хаты. Сам дал, понимаешь! Собственными руками. Никто меня не заставлял… Где была в тот момент моя голова? Как затмение какое-то нашло. Вот уж точно, если бог хочет наказать, то лишает разума…

Денис приподнял брови.

– О, даже так! Ваши отношения зашли уже так далеко? До ключа от квартиры… где деньги лежат, – не удержался он от остроты.

Но Владу, очевидно, было не до шуток. Он невесело, с оттенком горечи усмехнулся.

– Да уж, далеко. Дальше некуда… – И, тряхнув головой, будто прогоняя несвоевременные, мешавшие ему и тяготившие его мысли, заговорил подчёркнуто нейтральным, безразличным тоном, как если бы речь шла не о нём, а ком-то постороннем: – Ну, короче, в самый интересный момент… ну, ты понимаешь, в какой…

– Понимаю, понимаю. Ты не тяни резину, – поторопил его заинтригованный началом рассказа Денис, уже примерно представлявший себе, что будет дальше, и ожидавший подробностей, в которых обычно сосредоточивается главный нерв подобных историй.

И Влад не разочаровал его, подробно, связно, почти без запинок, а главное, без всякого стеснения, по-прежнему с безучастным, чуть насмешливым выражением изложив то, что было дальше:

– И вот, когда я меньше всего ожидал этого, когда голова у меня, да и всё остальное, была занята совсем другим, на пороге появляется Оксанка… Так тихо, блин, зашла, что я ничего не услышал. И Диана тоже. Такое ощущение, что она выследила нас и специально вошла как можно тише, чтобы застукать на самом горячем. Чтоб у меня не было возможности отпереться…

– Не исключено, кстати, – с видом эксперта отметил Денис.

– Я услышал и увидел её только тогда, когда она вошла в спальню, – продолжал Влад, наморщив лоб, словно припоминая не то, что случилось вот-вот, буквально на днях, а что-то давно прошедшее и успевшее изгладиться из памяти. – И остановилась как вкопанная… Я отлично – и, наверно, навсегда – запомнил её лицо в тот момент…

– О да! Могу себе представить, – опять не удержался от реплики Денис, скаля зубы и округляя глаза.

Влад же, дойдя до этого места, вдруг умолк и потупился, точно не в состоянии продолжать. Очевидно, едва он затронул и углубился в эту тему, воспоминания о случившемся нахлынули на него с особенной силой и, чего, возможно, не ожидал он сам, вывели его из душевного равновесия. Которое, впрочем, – в чём он вынужден был признаться себе, – и до этого было довольно относительное и неустойчивое. К происшедшему между ним и Оксаной он по привычке пытался относиться легкомысленно и небрежно, как к чему-то сиюминутному, незначительному, не стоящему внимания, что никак не повлияет на него, не отразится на его жизни и забудется через день-другой. Но день-другой прошёл, а, вопреки его ожиданиям, ничего не забывалось. И легче ему не становилось. Напротив, делалось всё тяжелее, тоскливее, нестерпимее. Настроение было хуже некуда, в голову лезли мысли одна гаже другой. И бесконечное количество раз всплывала в памяти всё та же безобразная сцена, в которой он выступил в, мягко говоря, несколько сомнительной роли. Сцена, с которой всё и началось. Или, вернее, если говорить об их отношениях, которой, как он всё отчётливее понимал, всё окончилось. Всё, что было между ними. Всё, что связывало их. Всё, что как-то неожиданно для него самого успело стать привычно, близко и дорого ему, без чего он уже не представлял своей жизни. А если и представлял, то она уже не казалась ему такой яркой, интересной, насыщенной, каждый день сулящей что-то новое и захватывающее, какой она стала после того, как в ней появилась Оксана.

И вот Оксаны нет. Вернее, она есть, она где-то рядом, живёт в этом городе, ходит по этим улицам. Но в его жизни её больше нет. Для него она потеряна. И, похоже, навсегда. Потому что он понимал, что она не простит его. Он ясно прочитал это в её глазах в тот миг, когда она возникла на пороге его спальни – уже ставшей к тому времени их спальней – и увидела то, как он предпочитает проводить время без неё. Её взгляд был более чем выразителен. Так умеет смотреть только девушка, обманутая и оскорблённая в лучших своих чувствах. Девушка, которой плюнули в душу. Которую облили грязью. И которая в это самое мгновение всё для себя решила. И назад дороги нет…

– Что, реально всё так плохо? – вывел его из задумчивости голос приятеля, утомлённого затянувшимся молчанием. – Неужели ж ты не мог как-нибудь вывернуться, оправдаться? С твоим-то красноречием.

Влад искоса взглянул на него и с мрачной иронией произнёс:

– Очень трудно оправдаться перед девушкой, если она видит тебя в тот момент, когда твой член находится во рту у другой тёлки.

Денис лишь развёл руками. Возразить было нечего. Ситуация была предельно ясна и не требовала уточнений.

Разговор прервался. Оба вдруг почувствовали себя немного неловко и отвели взгляды друг от друга. Снова без особого интереса и внимания принялись оглядывать окрестности, думая каждый о своём и не спеша продолжать общение. Казалось, им нечего было больше сказать один другому и, наскучив как продолжительным безмолвием, так и обществом друг друга, они вот-вот попрощаются и разойдутся кто куда, каждый со своими мыслями и впечатлениями от состоявшейся недолгой, но по-своему любопытной и содержательной беседы. И, возможно, если бы они так и поступили, это в итоге было бы лучше для них обоих…

Однако этого не случилось. Исчерпанный и иссякший, как казалось, разговор спустя какое-то время возобновился. И на этот раз молчание прервал Денис. По-видимому, более чем откровенные и саморазоблачительные признания товарища, на которые далеко не всякий решился бы, и его подтолкнули к тому, чего он поначалу совершенно не собирался делать. А именно, к тому, чтобы поведать свою историю. Может быть, не такую эффектную и каверзную, как у Влада, но для него самого, переживавшего случившееся остро и болезненно, ничуть не менее тягостную и драматичную. Как и прежде, не глядя на друга, а устремив отрешённый, чуть затуманенный воспоминаниями взор вдаль, он глуховатым, прерывающимся голосом произнёс:

– Ну, у меня это… как бы… тоже тут пару дней назад… маленькая неприятность случилась… А может, и не маленькая…

Влад тут же перевёл на него блеснувший интересом взгляд.

– Неприятность? Какого рода? В универе что-то?

Денис мотнул головой.

– Да нет. Универ тут ни при чём.

– А что? С родаками опять ругнулся? – предположил Влад.

Но Денис снова отрицательно качнул головой.

– Нет, и с родаками не ругался… Всё куда серьёзнее…

И, сказав это, он понурился и уронил совершенно потухший взгляд в землю, видимо не в состоянии говорить.

Влад, любопытство которого было задето таким многообещающим вступлением, подождал немного, не продолжит ли напарник свои заглохшие в самом начале откровения. Но, видя, что тот, судя по всему, совсем скис и не намерен развивать затеянный им же самим разговор, тронул его за плечо и мягко, но настойчиво промолвил:

– Ну, ты не тупи, дружбан. Раз уж начал, продолжай. А то некрасиво как-то получается.

Денис поднял на него хмурый, полный неподдельной грусти взгляд. Владу показалось даже, что он уловил в глазах приятеля блеск слёз. Однако он был неумолим.

– Рассказывай, Дениска, рассказывай. Чего уж там. Я ничего не стал скрывать от тебя. Выложил всё начистоту. Как другу. Так что давай откровенность за откровенность.

Неизвестно, эти ли настояния товарища или какие-то внутренние причины побудили Дениса продолжить свои признания, но он сделал это. Взяв себя в руки, преодолевая волнение и лёгкую дрожь в голосе, но по-прежнему отводя взгляд куда-то вбок, будто стесняясь или просто не в силах смотреть в этот момент на собеседника, он вялым, расслабленным голосом заговорил:

– Короче, позвонила мне позавчера Светка и сказала… Сказала, в общем, что между нами всё… всё кончено… Что у неё есть другой… которого она любит… С которым, как выяснилось, она уже давно… А меня она давным-давно разлюбила и ничего общего больше со мной иметь не хочет… Да и любила ли вообще, вот вопрос? – спросил он вдруг сам себя и мучительно, точно от боли, сморщился, как будто поражённый этой неожиданно осенившей его мыслью.

Влад, по губам которого бродила неопределённая, не то сочувственная, не то чуть насмешливая, полуулыбка, выслушав друга, передёрнул плечами и присвистнул.

– Ай да Светик! Ну и стерва!.. Хотя я всегда подозревал… – добавил он вполголоса и криво усмехнулся.

Денис взметнул на него острый, испытующий взгляд.

– Почему стерва? Что ты подозревал?

Влад попытался отшутиться:

– Ой, да все они стервы! Я тут Америку не открыл. Что ты, сам этого не знаешь?

– Нет, нет, не заговаривай мне зубы, – стоял на своём Денис, не сводя с приятеля упрямого, пронизывающего взора. – Говори прямо: что ты знаешь о ней?

Влад поглядел на него серьёзно, без улыбки.

– Ты действительно хочешь это знать?

– Да, хочу. Говори!

– Ну, смотри, – и, чуть помолчав, Влад, в свою очередь глядя на друга в упор, медленно, убийственно холодным тоном произнёс: – Я в последнее время не раз видел её в городе с каким-то хреном. Да и не только я… И по их поведению сразу было видно, что у них отношения вполне определённого рода…

– Они ц-целовались? – глухим, надломленным голосом спросил Денис, едва шевеля посеревшими губами.

Влад хмыкнул.

– Ну, очевидно. Тут можно и самому догадаться.

– Где ты их видел? – немедленно последовал другой уточняющий вопрос.

Влад закатил глаза кверху, припоминая.

– Ну, в кафешке этой, что у фонтана… Потом в пиццерии… не помню, как она называется… которая возле Белой церкви… Вот тут недалеко, в сквере, они гуляли совсем недавно в обнимочку…

По мере того как он говорил, Денис бледнел всё сильнее, и Влад, заметив это, остановился, опасаясь, что приятелю станет сейчас плохо.

– Алё, кореш, с тобой всё в порядке? – встревоженно спросил он, беря Дениса за руку.

Однако тот отнял руку и протестующе помахал ею.

– Не-не, всё нормально. Это я так… от неожиданности… Тяжело последним узнавать то, что непосредственно тебя касается… И что, как выясняется, давно уже всем известно… Всем, кроме меня, – и он горько усмехнулся и поник головой.

Влад пожал плечами и философски заметил:

– Ну, что ж поделаешь. Такова, мать её, жизнь!

Денис глянул на него исподлобья и каким-то совсем уж замогильным голосом пробормотал:

– Жизнь, говоришь… А нахрена вообще такая жизнь?

Влад нахмурился и ободряюще похлопал товарища по плечу.

– Э-э, братан, ты не перебарщивай! Не перегибай палку. То, что тебя тёлка опрокинула, это, конечно, неприятно, признаю. Но это всё-таки не конец света… Это только конец Светы! – походя скаламбурил он, но, тут же осёкшись, продолжил свои увещания: – Невелика потеря. Переживёшь как-нибудь. Заведёшь себе другую. Ещё и получше, чем эта шлюшка, которая у тебя за спиной…

Денис при этих словах опять скривился и побледнел, и Влад немедленно смягчил тональность и с беспечной, беззаботной улыбкой, несколько, правда, наигранной, проговорил:

– В общем, не надо делать из этого трагедии. Из мухи слона. Свет клином на ней не сошёлся. Тёлок на наш век хватит. С лихвой!

– А для меня сошёлся… клином, – с усилием процедил сквозь зубы Денис, глядя невидящими, мутноватыми глазами в пространство. – И именно на ней… Я любил её, понимаешь ты это?.. И люблю…

– Ну и дурак! – не выдержав, воскликнул Влад. – Она откровенно игнорит тебя, просто плюёт на тебя, шляется в открытую с кем попало. А ты любишь её после всего этого!..

Постепенно разгорячаясь, он хотел продолжить в том же духе и высказать приятелю всё, что он думал о нём и его уже бывшей подружке. Но, взглянув на расстроенную, жалкую, несчастную физиономию Дениса, казалось, делавшего отчаянные усилия, чтобы не разрыдаться, удержался от дальнейших обличений и снова мягко потрепал друга по плечу.

– Ну, ладно, ладно. Не кисни. Всё не так уж страшно, если разобраться. Всё в этом мире поправимо, кроме смерти… Я вот тоже Оксанку, вероятнее всего, потерял. Однако ж духом не падаю. Не посыпаю голову пеплом. Хотя мне тоже несладко сейчас. Кошки скребут на душе…

Денис дёрнул плечом, стряхивая руку напарника, и хмуро поглядел на него.

– Ты, блин, сравнил! Хрен с пальцем… У нас совершенно разные ситуации. Оксанка и не думала тебя бросать. Она любила тебя, козла… Ты сам всё изгадил, испоганил. Ты во всём виноват! А у меня… – он не договорил и, будто не находя слов, лишь махнул рукой и опять понурился.

Влад, судя по его лицу, хотел было ответить на неожиданный выпад товарища не менее резко. Но удержался и, мгновение подумав, шевельнул бровью и согласно качнул головой.

– Ну что ж, пожалуй, ты прав. Я во всём виноват… Только от этого почему-то не легче…

Разговор оборвался. И, как казалось, уже окончательно. Они сказали один другому всё, что хотели, и, наверное, даже больше того. И теперь не знали, о чём им ещё говорить. Главное было произнесено. То, что волновало, тревожило, мучило, не давало им покоя более всего, о чём, несмотря на все старания, они не смогли умолчать, что почти помимо их воли вырвалось наружу. Они, хотя бы отчасти, выговорились, облегчили, насколько это было возможно, душу, пожаловавшись друг другу на свои личные неурядицы. А вот дальше словами было уже не помочь. Дальше всё могла расставить по своим местам только сама жизнь. И тут от них уже мало что зависело…

Впрочем, Влад, как вскоре выяснилось, так не думал. Обладая кипучей, неугомонной, предприимчивой натурой, находившейся в вечном, хотя и несколько бестолковом, движении и непрерывном поиске чего-то нового, необычного, неизведанного, он, в отличие от приятеля, не в состоянии был чересчур долго предаваться унынию, тоске и бесплодным сожалениям. Длительное подавленное состояние, хандра и депрессия были неведомы ему. Как только он замечал, что подобные настроения вольно или невольно овладевают им, он стряхивал их с себя как старую изношенную одежду и азартно, безоглядно, чаще всего бездумно устремлялся навстречу новым впечатлениям, новым ощущениям, новым людям, стремясь отвлечься, забыться, переменить обстановку, вдохнуть другого воздуха. Напоминая в какой-то мере пьяницу, который отвлекается и забывается с помощью алкоголя.

И вот, настроившись после недолгого перерыва на эту, гораздо более привычную для него волну активности и напора, он уже намного веселее, с блеском в глазах и улыбкой на устах, взглянул по сторонам и толкнул локтем напарника, как и прежде, поникшего, сокрушённого, углубившегося в себя и свои безотрадные мысли.

– Ладно, всё! Хватит хныкать и ныть! Эти сучки реально не стоят этого. В любой момент можно найти им замену. Стоит только захотеть!

Денис не отреагировал. Даже глаз не поднял на друга, будто не услышал его и не почувствовал его прикосновения.

Но Влад не унимался.

– Я, если хочешь знать, делаю это запросто. Как говорится, с пол оборота, – очевидно не заботясь о том, слушает его приятель или нет, тарахтел он, бросая зоркий, оценивающий взгляд на тёкшую мимо многоликую, разношёрстную толпу – бесконечную череду ежесекундно сменявших друг друга лиц, от которых в конце концов начинало рябить в глазах. – Подхожу к первой попавшейся… ну, естественно, понравившейся мне тёлке и начинаю говорить лишь бы что, совершенную дичь, набор слов. Первое, что в голову взбредёт. Главное, чтоб это более-менее гладко и складно звучало. Ну, а уж это я могу, сам знаешь!

Знал это Денис или нет, осталось неизвестным. Он по-прежнему был безучастен и отстранён от окружающего и, казалось, полностью погружён в себя. И бодрая трескотня приятеля, судя по всему, совершенно не занимала его.

Но тому, вероятно, уже и не требовалось его внимания. Всё более распаляясь, входя в раж и вдохновляясь своими замыслами, ни с того ни с сего овладевшими им, он всё энергичнее вертел головой туда-сюда, всё пристальнее вглядывался в фигуры и лица прохожих, выбирая среди них то, что было ему нужно, на что он затевал широкомасштабную охоту, и, хищно щурясь, продолжал разглагольствовать, озвучивая соображения, роившиеся в его взбудораженном уме:

– И ведь это действует! Реально действует! Я это не просто так, ради похвальбы, для красного словца говорю, а сужу по собственному опыту. Они развешивают уши после первых же слов и слушают весь этот бред, как околдованные. И на лицах у них всех… ну, почти всех… такое выражение, словно они всю жизнь ожидали, чтобы кто-нибудь подъехал к ним и наплёл всякой хрени с три короба. Тут главное, чтобы говорящий прилично выглядел и внушал доверие. А остальное, как грится, дело техники… Ну, а с техникой у меня, слава богу, всё в порядке. Как и со всем остальным, – не удержался он от очередной маленькой похвалы в свой адрес.

Взглянув при этом на друга, он обнаружил, что тот вышел наконец из своей совершенно поглотившей было его апатии и, видимо волей-неволей привлечённый неумолчной болтовнёй приятеля, смотрел на него если не с интересом, то хотя бы уже не так отрешённо и уныло, как только что.

Обретя какого-никакого слушателя, Влад воспламенился ещё больше и, обращаясь уже непосредственно к нему, понемногу повышая голос, затараторил с новой силой:

– Знаешь, сколько я так тёлок снял? Вот так, запросто, тупо подойдя прямо на улице и поездив им по ушам. Пару десятков, ей-богу! Если не больше. Просто не считал… А мог бы и больше, гораздо больше, если б занялся этим всерьёз и поставил это дело на поток. Просто мне нужды в этом нет. Пикап для меня – так, хобби. Одно из средств поразвлечься, развеять скуку. Ну и тренировка своего рода – надо ж держать себя в форме, не утрачивать навыков. А для этого, как известно, нужна постоянная практика. Вот и практикуюсь периодически!

На бледном, осунувшемся лице Дениса, поневоле прислушивавшегося к нескончаемой, казалось, трескотне напарника, появилось что-то отдалённо похожее на улыбку.

Влад, заметив это, улыбнулся во весь рот и, взмахнув рукой, серьёзным, деловым тоном, без прежнего пыла, произнёс:

– Я всё это вообще к чему говорю? К тому, что девок вокруг пруд пруди. Как рыб в море. Как звёзд на небе. Они буквально валяются у нас под ногами. На любой, самый взыскательный и привередливый вкус. Выбирай какую хочешь. Стоит только оглянуться и посмотреть как следует. И ты увидишь такие чудеса! Нужно лишь дать себе труд наклониться и подобрать ту, которая понравится тебе… Но многим даже это в падлу сделать! Не будем же уподобляться таким увальням и лохам и примемся за дело немедленно. Чего тянуть-то?

Денис улыбнулся более определённо. И подал наконец голос, осторожно заметив:

– Что, ты прям сейчас собираешься заняться этим?

Влад ещё раз порывисто махнул рукой.

– А почему нет? Что или кто может остановить нас? Кто может помешать нам, встать на нашем пути? Мы теперь, после всего случившегося с нами, совершенно свободны, независимы, суверенны. Прям как наша замечательная страна… У нас ни перед кем нет никаких обязательств…

Денис ухмыльнулся с нескрываемым сарказмом.

– Можно подумать, они у тебя раньше перед кем-то были!

Влад пропустил эту колкую реплику мимо ушей и продолжал как ни в чём не бывало:

– Не мужское это дело – киснуть, плакаться, страдать. Этим пусть бабы занимаются – у них это получается гораздо лучше. А мы будем действовать. И всё у нас получится. Будем в шоколаде! Назло всем этим пафосным шалавам, бог знает что возомнившим о себе… Неужели они в самом деле вообразили, что они прям такие незаменимые, уникальные? Что мы жить без них не сможем? И никого не найдём себе вместо них? Что останемся одинокие, бесхозные, никому не нужные? Странное заблуждение! Незаменимых, как известно, нет. И я лично намерен найти себе кого-нибудь теперь же, не откладывая в долгий ящик, – и он, полуобернувшись, окинул орлиным взором заполненный народом широкий тротуар.

Денис также немного недоумённо огляделся.

– Ты серьёзно?

Влад, раздувая ноздри и не переставая буравить горящим взглядом уличный простор, решительно тряхнул головой.

– Да! Будем действовать здесь и сейчас. Я чувствую прилив вдохновения и энтузиазма. А это значит, что нас ждёт удача. Так что вперёд, мой друг. За дело!

И он тронулся с места и решительно вмешался в двигавшуюся мимо многоголовую толпу.

Денис медлил. На лице у него было написано сомнение. Но спустя какое-то время, чуть кривясь и покачивая головой, будто по-прежнему колеблясь, но не находя иного выхода, он потянулся вслед за товарищем.

II

Первую «жертву» не пришлось ждать слишком долго. Уже через минуту, пронзая цепким, пронзительным взглядом окружающую толчею и перескакивая с одного лица на другое, Влад высмотрел подходящую, по его мнению, кандидатуру и, довольно крякнув, устремился вперёд. Денис, являвший собой полную противоположность своему деятельному, исполненному сил и огня приятелю, по-прежнему чуть рассеянный и не скрывавший своего скепсиса в отношении предстоящей затеи, медленно, точно против воли, поплёлся за ним.

Но и Денис не мог не отметить, что девушка, избранная его ретивым напарником в качестве объекта охоты, заслуживала внимания. Стройная, фигуристая, просто, но со вкусом одетая, с тонкими, живыми, чертовски привлекательными чертами и блестящими небесно-синими глазами, которыми она с некоторым удивлением, но одновременно и интересом воззрилась на двух незнакомых парней, заступивших ей дорогу.

– Девушка, здравствуйте! – не давая ей опомниться, заговорил Влад, подступая к ней вплотную и ощупывая её блудливым масляным взглядом. – Простите за беспокойство. Помогите нам, пожалуйста, разобраться в одном важном вопросе. А то вот мы с товарищем спорим, спорим и всё никак не придём к соглашению.

– Что за вопрос? – мягким, грудным голосом произнесла красотка, взмахнув длинными ресницами и с ещё большим интересом взглядывая на нежданно-негаданно представших перед ней незнакомцев.

– Такая вот ситуация. Прямо скажу, непростая, – принялся на ходу сочинять Влад, глядя девушке в глаза и лучезарно улыбаясь. – Мой приятель, вот этот, Денис его зовут, – я, кстати, Влад, – поссорился недавно со своей подругой. Из-за ерунды какой-то, на которую и внимания обращать не стоило бы. Поссорились, значит, затаили обиду, прервали отношения. И даже не думают мириться. Ни он не желает делать первый шаг, ни она. Оба слишком гордые для этого! Вот я ему и советую: спрячь свою гордость в карман, переступи через себя и извинись. Просто извинись, это ж совсем нетрудно. А он ни в какую…

– Ну, как сказать, – прервала его девушка, тряхнув недлинными, но густыми русыми волосами и чуть сузив глаза. – Иногда бывает и трудно. Мне, во всяком случае, было бы непросто.

– А вы бывали в такой ситуации? – тут же спросил Влад, стараясь не терять её взгляда, буквально вонзившись в неё взором.

Она повела тонкими загорелыми плечами и, не вдаваясь в подробности, заметила:

– Ситуации бывают разными. У меня одна, у вашего приятеля другая. И каждый должен разрешать её по-своему, в зависимости от конкретных обстоятельств. Тут первый встречный вряд ли поможет. Так что ваш друг должен решить свою проблему сам.

«Ну ты, мать, и умная! Это ж надо», – подумал Влад, неприятно поражённый чересчур рассудительными и суховатыми, как ему показалось, сентенциями незнакомки, которых он никак не ожидал от неё.

Желание кадрить синеглазую красавицу у него тут же пропало. Сказалось давнее, укоренившееся недоверие и неприязнь, даже определённая опаска по отношению к слишком, на его взгляд, умным девушкам. На лице у него появилась довольно кислая мина, которую он, правда, тут же вытеснил нарочито любезной, даже чересчур, улыбкой и, уступая красотке дорогу, медоточивым голосом произнёс:

– Большое спасибо, девушка! Вы нам очень помогли. Особенно моему другу. Уверен, благодаря вашему бесценному совету он решит свою проблему в два счёта.

Незнакомка, естественно, распознала прозвучавшую в его словах иронию, – которая была так очевидна, что её крайне сложно было не заметить, – но не подала вида и, пожав плечом, равнодушно обронила:

– Не за что.

И, чуть покачивая обтянутыми джинсами бёдрами, проследовала дальше.

Влад проводил её сумрачным взглядом, а затем, переведя его на приятеля, боднул головой.

– Не, ну ты видел, а? Вот то, о чём мы только что говорили. Как на заказ. Яркий образчик заумной тёлки, напрочь лишённой понимания и чувства юмора. Которая корчит из себя бог знает что и с которой просто невозможно говорить по-человечески.

– Да уж, явно не пэтэушница, – съязвил Денис, несмотря на расстроенные чувства, в которых он пребывал, получивший некоторое удовольствие при виде неудачи, постигшей его не в меру самоуверенного и нахрапистого товарища.

Который, не обратив внимания на замечание напарника, продолжал сокрушаться по поводу происшедшего и возмущаться незнакомкой, оказавшейся совершенно непригодной для его целей:

– Вот же угораздило, блин! А такая приличная с виду. И симпатичная, кстати… Не-ет, с такими лучше не связываться. Боже сохрани! Таких умничек, которые с ходу лезут учить тебя уму-разуму и наставлять на путь истинный, надо обходить десятой дорогой. Видали мы таких. Намучился я с ними в своё время. Больше не хочу…

И, словно вдруг резко исчерпав эту тему или просто не желая развивать её, он оборвал себя и, насильно усмехнувшись, с деланной непринуждённостью проговорил:

– Ну что ж, первый блин, как и положено, комом. Но трудности лишь раззадоривают и возбуждают меня, но никогда не останавливают и не заставляют свернуть с избранного пути. Так что продолжаем!

И он внова устремил пристальный, ничего не упускающий, пылавший нетерпением взор в глубь двигавшейся по тротуару людской массы.

Денис промолчал. Лишь хмыкнул и с безучастным видом кивнул. Затея приятеля никакого сочувствия и интереса у него не вызывала, но чуть-чуть развлекала его, хоть немного отвлекая от копошившихся в нём угрюмых, безрадостных мыслей, в минуты уединения погружавших его в пучину самой чёрной, беспросветной тоски и безнадёжности.

Немного порыскав глазами туда-сюда, Влад, очевидно вновь приметив нужный объект, удовлетворённо оскалился и, петляя между прохожими, засеменил к намеченной цели.

Цели на этот раз оказалось сразу две. Впрочем, одну, приблизившись, Влад тут же мысленно забраковал – девушка была, на его вкус, так себе, ниже среднего, да к тому же в очках, что было для него совершенно неприемлемо. А вот с другой стоило, по его мнению, поработать – она была довольно мила, свежа, обладала правильными, мягкими чертами лица и красивыми, развитыми формами, прекрасно различимыми под лёгкой летней одеждой. К ней он и обратился прежде всего, выражаясь, правда, так, словно говорил с обеими:

– Привет, девчонки! Можно вас немножко побеспокоить?

Девушки, поневоле замедлив шаг, вскинули на него глаза, потом переглянулись, будто советуясь друг с дружкой, а затем опять перевели взгляд на него и разом кивнули, выражая своё согласие.

Влад мотнул головой и, сверкнув глазами, взялся за дело:

– Девочки, такая вот проблема. Мы с приятелем оказались в ужасном положении: нас практически одновременно бросили наши подруги. В один момент мы остались в одиночестве. Представляете, какое несчастье! Просто не представляем себе, как нам теперь быть. Растеряны, подавлены, удручены… Вплоть до того, что начинают порой посещать совершенно безумные мысли.

– Это какие же, например? – подала голос красотка, по-видимому заинтересовавшаяся горькой участью покинутых своими девушками парней.

– Да свести счёты с этой никчёмной, пакостной жизнью, в которой происходят такие вещи! – скорчив максимально расстроенную и жалобную мину, произнёс Влад таким же тоном и испустил тяжелейший вздох. – Вот скажите, как жить дальше после такого? Где найти силы для этого? Как верить людям после случившегося?

Влад врал вдохновенно и искусно, со знанием дела. Видимо, сказывался богатый и многообразный опыт в этом непростом ремесле. В его глазах в какой-то миг даже блеснули слёзы.

И это сработало. Девушки, очевидно, были впечатлены и растроганы. Вновь обменявшись одна с другой взглядами, они посмотрели затем на Влада и Дениса с неподдельным участием и даже невольно остановились.

– Ну, может не стоит так уж убиваться? – проговорила, чуть подумав, красотка. А её подруга усиленно закивала, демонстрируя полное согласие с товаркой. – Всё это неприятно, конечно, согласна… Но есть же выход и из этой ситуации.

– Какой? – спросил Влад, по-прежнему с таким горестным, убитым видом, как если бы он и вправду подумывал о прекращении своего бренного, опостылевшего ему существования.

Девушка подумала ещё немного, опять переглянулась со своей куда менее привлекательной и, видимо, несловоохотливой к тому же подружкой, участвовавшей в разговоре лишь пассивно, и, чуть покраснев, будто стесняясь, вполголоса произнесла:

– Ну, познакомиться с другой…

Влад, с таким выражением, как будто он услышал самую неожиданную и оригинальную мысль в своей жизни, распахнул глаза и уткнул в собеседницу горящий восхищением взгляд.

– Вот это да! Поразительно! Как это я сам не догадался?

Незнакомка зарделась и потупила глаза.

Влад не стал тянуть резину и немедленно перешёл в наступление.

– Я вижу, ты очень хорошая девочка, – вкрадчиво проговорил он, придвигаясь к ней поближе и стараясь заглянуть в её затенённые густыми ресницами серые глаза. – Добрая, умная… и красивая… Как тебя зовут?

Она, чуть помедлив и по-прежнему не поднимая глаз, тихо обронила:

– Ангелина.

– О-о, отлично! – напротив, возвысив голос, воскликнул Влад, умело имитируя ещё больший восторг. – Чудесное имя! Одно из моих любимых. И очень подходит тебе. Ты и впрямь похожа на ангела. Правда, Денис? – метнул он выразительный взгляд в сторону приятеля.

Тот, с лёгкой усталой усмешкой наблюдавший сцену нехитрого обольщения, утвердительно качнул головой.

– Ну, вот видишь, мой друг согласен со мной, что ты прекрасна, – продолжал искушать смущённую красотку Влад, приблизившись к ней уже настолько, что его губы почти касались её гладко зачёсанных и схваченных на затылке в плотный пук русых волос, а горячее дыхание обдавало её зарумянившуюся щёчку. – С этим только круглый дурак или слепой не согласится. Возле тебя, наверно, парни так и вьются, как пчёлы над цветком?

Никак не ожидавшая такого напора девушка, окончательно смешавшись, ничего не сказала и лишь отрицательно мотнула головой.

– Да ладно тебе! – с придыханием вымолвил Влад, осторожно приобняв её за плечо. – Вот уж не поверю. Ты наверняка обманываешь меня, не хочешь признаться, какая ты на самом деле сердцеедка.

«Сердцеедка», дрожа как осиновый лист, подняла на него глаза с робким и умоляющим выражением и едва слышно пролепетала:

– Нет, правда… у меня нет парня…

– Ну, так, значит, пора ему появиться, – заявил Влад с неожиданным металлом в голосе, сопровождая свои слова жгучим, заглатывающим взглядом, которым он гипнотизировал слегка ошеломлённую красотку, как удав кролика. – Я ведь нравлюсь тебе, да?

Ангелина, опять немного помедлив, будто поколебавшись, молча кивнула.

На губах у Влада появилась довольная, победительная улыбка.

– Ну, тогда сегодня вечером на площади, возле памятника, – твёрдым, не терпящим возражений тоном произнёс он, чуть отстранившись от неё и окинув её общим оценивающим взглядом. И, видимо удовлетворённый осмотром, закончил: – Жду тебя там в девять. Без опозданий, пожалуйста.

Она, вероятно не в силах от волнения произнести ни слова, вновь лишь безмолвно качнула головой.

А он, как бы в закрепление своего успеха, приподнял её голову за подбородок и поцеловал её в сочные алые губы.

Это, очевидно, оказалось для девушки последней каплей. Она вздрогнула, как от удара током, покраснела до корней волос, метнула на Влада укоряющий – и одновременно, без сомнения, уже влюблённый – взор и, схватив за руку свою немного обалдевшую от всего происходившего на её глазах подругу, чуть не бегом устремилась прочь.

Влад проводил её озорным смеющимся взглядом, после чего, обернувшись к приятелю, многозначительно вскинул брови.

– Ну, как тебе?

Денис развёл руками и закатил глаза.

– Шикарно! Я впечатлён. Признаю, ты мастер. Разыграл всё как по нотам… Хотя…

Вздёрнутые брови Влада застыли и чуть изогнулись.

– Что «хотя»?

Денис, поглядев вслед двум подружкам, которых давно уже поглотила толпа, чуть скривил губы.

– Да они ж зелёные совсем. Явно в школе ещё учатся.

Влад, словно оскорблённый в лучших чувствах, выкатил на него глаза.

– Ну и что? Хоть бы и так. Девчонки уже вполне созревшие, годные в дело.

И, видя, что напарник продолжает кривиться и с сомнением покачивать головой, заговорил с искренним убеждением в голосе:

– Развести школоту бывает порой ещё труднее, чем пэтэушницу или студентку. Они ж запуганные часто своими мамками, бабками, тётками. На контакт идут туго. Приходится всячески изворачиваться, включать смекалку, корчить из себя влюблённого дурачка…

– Ну это у тебя получается непревзойдённо! – со смехом вставил Денис.

Влад хладнокровно проигнорировал неуместную шутку товарища и, не моргнув глазом, продолжал:

– Но результат, поверь мне, стоит того! В невинности есть что-то такое… эдакое… – он сделал неопределённый жест. – Ради этого можно и постараться, и напрячься, и попотеть. В итоге будешь доволен!

– Ага, – чуть поморщился Денис. – Главное только не перестараться. А то итог может оказаться и не такой приятный.

Влад насторожился.

– Что ты имеешь в виду?

Денис промолчал. Лишь со значением шевельнул подбородком.

Влад, очевидно поняв, что имел в виду собеседник, передёрнул плечами и небрежно проронил:

– Не, это не про меня. Ничего недозволенного. Уголовный кодекс мы чтим. В лучших традициях…

На достигнутом, однако, Влад не остановился. Чувствуя растущий задор и охотничий азарт, он, как насторожившаяся гончая, вновь метнул кругом отточенный, сверкающий взор…

И почти сразу же разглядел нужную кандидатуру. И, не говоря ни слова, лишь сделав напарнику знак следовать за ним, поспешил навстречу новому знакомству.

Кандидатур снова оказалось две. Но уже не красотка и дурнушка, как только что, а две красотки, да к тому же близняшки, совершенно неотличимые друг от друга не только лицом, но и одеждой. Беседуя с ними, Влад беспрерывно переводил взгляд с одной на другую, пытаясь отыскать хоть какие-то отличия. Но безуспешно: сёстры были похожи как две капли воды, даже родинки чуть повыше губы у них были одинаковой величины и на одном и том же месте.

И вели они себя так же одинаково: сдержанно, с прохладцей, немного официально. Внимательно, будто запоминая, выслушали басню Влада о размолвке его приятеля с подружкой и нежелании обоих сделать первый шаг к примирению и, неизвестно, поверив или нет – по их бесстрастным, непроницаемым лицам трудно было понять это, – заявили, складно дополняя одна одну, что проявить инициативу и, если потребуется, извиниться, безусловно, должен парень. Корона с головы не упадёт, с авторитетным видом подытожила одна из близняшек. После чего, не обращая внимания на попытки Влада развить и углубить тему, возможно разгадав его истинные намерения, – что было, впрочем, не так уж сложно, – они вежливо, но твёрдо прервали разговор и удалились.

Влад с сожалением посмотрел им вслед и, пощёлкивая языком, отметил:

– Красивые… Но холодные. Как статуи. И больно уж правильные какие-то… Но до чего ж похожи друг на дружку! Одно лицо! Когда говорил с ними, казалось, что в глазах двоится.

Денис молча кивнул.

Влад же, чуть закатив глаза, с мечтательным выражением произнёс:

– Поверишь, всегда хотел затащить в постель близняшек… Я видел в каком-то фильме, мне понравилось. Что-то в этом есть…

Денис насмешливо осклабился.

– Ну, это явно уже не сегодня. Потерпи пока.

– Ну да, не сегодня, – согласился Влад, возвращаясь от мечтаний к действительности и вновь зорко оглядываясь вокруг. – Пока что поищем другие варианты.

Варианты не заставили себя долго ждать. Причём в данном случае девушка была не одна и даже не две, а сразу пять! Шумная, весело щебетавшая девичья стайка двигалась прямо навстречу друзьям, и Владу оставалось лишь ждать, когда она приблизится и окажется в его сетях. Отметив, что девочки находятся в приподнятом, игривом, даже несколько развязном настроении и, конечно же, не прочь будут пообщаться, он немедленно настроился на соответствующую волну, напялил на лицо легкомысленное, немного дурашливое выражение и, расплывшись в сияющей улыбке, тронулся к ним.

– Здорово, красотки! Можно поболтать с вами немножко?

Красотки были не против. Настолько не против, что в ходе последовавшего весьма сумбурного, смазанного общения не дали Владу сказать практически ни одной связной фразы. Говорили только они сами. Причём так бурно, эмоционально, экспансивно, а главное громко и вразнобой, почти не слушая друг друга и уж тем более своего случайно подвернувшегося собеседника, что Влад, сделав несколько безуспешных попыток вклиниться в общий разговор и навязать девчонкам свою повестку, очень скоро понял их бесплодность и, махнув рукой на разбушевавшихся малолеток, отстал от них.

Гомонящая, хохочущая, визжащая девчачья группа, даже как будто не заметив этого, двинулась дальше, по-прежнему что-то горячо обсуждая и ярко и непосредственно выражая свои брызжущие через край чувства. Окружающий мир как бы не существовал для них. Всё их внимание, весь их интерес сосредоточились в этот момент на каких-то сугубо внутренних вопросах, волновавших их маленький женский кружок. И чужаку явно не было там места.

Влад вернулся к приятелю немного оглушённый и обескураженный.

– Вот же бешеные девки! – ворчливо заметил он, неприязненно поглядывая им вослед и поневоле прислушиваясь к производимому ими гаму, понемногу затихавшему в отдалении. – Совершенно сбили с толку. Слова не дали вставить…

– А уж о том, чтобы просто вставить, и речи быть не могло, – с похабной усмешкой заметил Денис.

Влад, оценив солёную шутку, тоже ухмыльнулся.

– Точно! С такими трещотками каши не сваришь. У них ещё ветер в голове… Ладно, поищем что-нибудь поприличнее, – промолвил он, снова весь подобравшись и окинув окрестность пытливым, ищущим взором.

И взор этот попал в самую точку, высмотрев в толпе очень любопытный экземпляр. Пусть замеченная им девушка и не была красавицей в буквальном смысле слова – фигура её была далеко не идеальна, а черты лица не совсем правильны, – но эти недостатки с лихвой искупались необычайной живостью этих самых черт, неугасимым блеском ярких карих глаз, глядевших на всё вокруг как будто с непроходящим радостным удивлением, казалось, не покидавшей её лица, словно любовно прильнувшей к нему улыбкой, от которой на её щеках то и дело возникали очаровательные ямочки. И внешность её, как тут же выяснилось, вполне соответствовала её характеру. Она спокойно, без всякого стеснения, с интересом окинула быстрым плутоватым взглядом подошедших к ней незнакомцев, всем своим видом показывая, что совсем не прочь узнать их поближе.

И Влад, острым, намётанным глазом оценив ситуацию, не преминул воспользоваться этим. Сразу поняв, с кем ему придётся иметь дело, он не счёл нужным сочинять новую легенду и надевать на себя очередную маску, а решил действовать запросто, без изысков.

– Привет, красотка! – сказал он, одарив её широкой открытой улыбкой. – Как жизнь молодая? Скучаем?

Девушка решительно мотнула головой, отчего её короткие, но при этом густые, немного вьющиеся каштановые волосы в беспорядке разметались по лбу.

– Неа! Не скучаю. Я никогда не скучаю.

– Ну, я почему-то и не сомневался. Просто так спросил… Сразу видно, что ты весёлая, задорная девчонка. С тобой небось не соскучишься.

– Ага, – подтвердила востроглазая незнакомка, опять тряхнув головкой, и вперила во Влада прямой, искрившийся любопытством взгляд. – Никто ещё не жаловался.

Влад шагнул вперёд и сложил руки на груди, в свою очередь не отрывая от девушки бесцеремонного, завлекающего взора.

– Ну что ж, надеюсь, и мы с приятелем не пожалуемся, – низким, с лёгкой хрипотцой голосом проговорил он. – Ты же не против познакомиться с нами поближе?

– Почему бы и нет, – легко согласилась незнакомка.

– А провести с нами время? – тут же сделал следующий шаг Влад.

Она чуть наморщила носик.

– Прям сейчас, что ли?

– Можно и сейчас, отчего же нет…

Девушка резко мотнула головой.

– Не, щас не могу. Щас у меня тут одно дельце есть, спешное… А вот вечером… вечером я свободна. Так что можем встретиться. Часов в девять, идёт?

– Идёт. Отлично! В девять так в девять, – немедля согласился Влад, по-видимому нисколько не смущаясь тем, что совсем недавно назначил свидание на это же самое время другой девушке, о которой в этот момент он, скорее всего, вряд ли вспомнил.

Зато вспомнил вдруг, что впопыхах даже не узнал имя новой знакомой и не назвал своё.

– Меня зовут Влад, – представился он. – А тебя как звать-величать? Уверен, твоё имя такое же прекрасное, как ты сама.

Красотка охотно согласилась.

– Ага, а как же иначе. Оксана меня зовут!

Цветущие розы на щеках Влада неожиданно увяли и пожухли. Его только что живое, одушевлённое лицо посерело и поблёкло. Блеск в глазах притух.

Внезапная перемена в нём не ускользнула от внимания Дениса. И он сразу же понял её причину. И сам невольно помрачнел, после недолгого перерыва вспомнив о том, что у него самого ничуть не меньшие основания для грусти.

Резкое, не совсем объяснимое изменение настроения своего свалившегося ей как снег на голову поклонника заметила и девушка. Но интерпретировала его по-своему.

– Да не переживай ты! Встретимся мы, встретимся, – попыталась она успокоить его, взяв его за руку и с тонкой, шаловливой улыбкой заглянув ему в глаза. – В девять, как договорились. Давай на площади, возле памятника?.. А сейчас извини, мне бежать пора. Ты классный, Владик! Ты очень понравился мне. Всё, до вечера, пока!

Проговорив всё это на одном дыхании, она чмокнула Влада в щёку, кивнула Денису, не произнёсшему за всё это время ни слова, и умчалась так быстро, что через минуту и след её простыл.

А приятели после её ухода некоторое время молчали, не глядя друг на друга и лениво, без всякого внимания поглядывая по сторонам. Лица у обоих были мрачны и задумчивы, и очевидно было, что думают они об одном и том же. Или, вернее, вновь передумывают то, о чём ненадолго забыли, а вот теперь вспомнили ещё более ярко, отчётливо и болезненно, чем прежде. Они застыли, как два изваяния, прямо посреди плотного людского потока, не оскудевавшего и не прекращавшего своего движения на ни миг. Прохожие обходили их, порой задевали, иногда в их адрес летели сердитые замечания. Но они как будто не ощущали этих внешних воздействий, настолько погрузившись в себя, что окружающее и окружающие на какое-то время словно бы перестали для них существовать.

Первым, против обыкновения, очнулся Денис. Почувствовав, что гнетущие, упадочные мысли в очередной раз подчиняют его своей власти и грозят всерьёз и надолго вогнать в глухую депрессию, он с усилием отстранился от них и попытался вернуться к реальности. Взглянув на товарища, по-прежнему окутанного дымкой таких же безотрадных размышлений, он натянуто усмехнулся и спросил:

– Что ж ты скис-то так резко? Неужто из-за того, что эта тоже Оксаной оказалась?

Влад, поняв, что отрицать это было бы глупо с его стороны, кивнул.

– Ну да, пожалуй… Едва услышал её имя, как она сразу же возникла перед глазами… Не ожидал, признаюсь.

Денис ничего не сказал. Лишь понимающе качнул головой. Не став, в отличие от приятеля, произносить фальшиво-бодрых успокоительных речей о том, что незаменимых нет и свет клином не сошёлся. Сомнительность этих пошловатых утверждений, обильно излетавших не так давно из уст Влада, он сам подтвердил только что на собственном примере, при одном лишь воспоминании об утраченной, погибшей, а вернее погубленной им самим любви внутренне надломившись и замкнувшись в себе.

Впрочем, он, хотя бы внешне, ещё бодрился, хорохорился, не хотел признавать и показывать, что он сломлен, побеждён, разбит в пух и прах. Немного придя в себя, он, несмотря на отговоры Дениса, которого начала утомлять эта глуповатая игра в обольщение, вновь очертя голову ринулся на приступ девичьих сердец, высмотрев вскоре очередную дичь и попытавшись расставить ей силки.

Однако на этот раз что-то пошло не так. Девушка, красивая, привлекательная, обаятельная с виду, оказалась холодной, необщительной, даже грубоватой. Она, не только не дав Владу возможности показать себя во всей красе, но по сути не позволив ему и рта раскрыть как следует, так резко осадила его, что он в первый момент немного потерялся и не знал, как вести себя дальше. Но, быстро сориентировавшись и поняв, что к этой красотке, очевидно обладавшей непростым характером или же просто пребывавшей по какой-то причине в скверном расположении духа, нужен особый подход, он мгновенно поменял тактику и постарался подобраться к ней с другого боку, найти другие слова, нащупать иные струны в её душе.

Но и это не помогло. Девушка была настроена откровенно враждебно и явно не желала идти на контакт. Похоже, ещё мгновение, и, если бы Влад не прекратил свои домогательства, она попросту послала бы его подальше. Но он, и вправду имевший в этом хлопотном ремесле немалый и многообразный опыт и не раз оказывавшийся в подобных ситуациях, вовремя уразумел это и не довёл дело до критической точки, оставив капризную красотку в покое и пожелав ей напоследок всего наилучшего.

Не солоно хлебавши вернувшись к приятелю, наблюдавшему эту любопытную сцену со стороны и едва удерживавшемуся от смеха при виде провальных посягательств своего чересчур самонадеянного, разбалованного предыдущими успехами и свято уверовавшего в свою неотразимость товарища, Влад, отдуваясь и качая головой, сконфуженно промямлил:

– Ну и ну! Что за вредная тёлка попалась! Давно таких не встречал. Прям дикая кошка какая-то. Не представляю, как кто-нибудь сможет приручить такую.

– Может и найдётся такой, – с едкой усмешкой, будто радуясь неудаче напарника, проговорил Денис. – Но это уж точно будешь не ты!

– Да и не надо! – замахал руками Влад, будто открещиваясь от какой-то напасти. – Боже сохрани связаться с такой! Всю жизнь потом жалеть будешь, что встретил такое вот чудо.

– Но лихо она отбрила тебя, надо признать, – не без ехидства отметил Денис, посыпая соль на рану друга. – Я уж думал, она либо пошлёт тебя, либо – и такое, согласись, случается – по роже съездит.

– Пусть бы попробовала только, – проворчал Влад, угрюмо взглядывая в ту сторону, где пропала в уличной толкотне взбалмошная девица, нанёсшая ощутимый удар его весьма чувствительному в этом вопросе самолюбию. – Моя рожа не казённая, чтоб первая попавшаяся стерва утюжила её.

Денис хотел было съязвить ещё что-нибудь по этому поводу, но, взглянув на хмурую, расстроенную физиономию приятеля, одёрнул себя и вместо этого предложил:

– Ну, может хватит уже на сегодня этих экспериментов? Двух тёлок ты снял, вполне приличных причём. Чё те ещё надо?

Влад скосил на него глаза.

– Ну, себе снял. Теперь тебе надо.

Денис протестующе вскинул руку.

– Э, нет, спасибо! Я очень благодарен, конечно, тебе за заботу. Но не надо. Я уж как-нибудь сам.

Влад снисходительно и, как могло показаться, немного пренебрежительно ухмыльнулся.

– Сам! Знаю я, как ты сделаешь это сам. Сидеть будешь сложа руки, ныть, скулить и вспоминать свою Светочку. И ждать, когда она вернётся к тебе… Только зря ждать будешь. Не вернётся, даже не надейся…

– Заткнись! – услышал он вдруг напряжённый, придушенный возглас Дениса.

Влад, мгновенно опомнившись, взглянул на друга и увидел его метавшие молнии, горевшие нешуточной злобой глаза, дрожавшие пунцовые губы и судорожно стиснутые кулаки, которые, прозвучи ещё хоть одна неосторожная реплика со стороны не в меру разговорившегося товарища, возможно, были бы пущены в ход.

Влад, сообразив, что увлёкся и сболтнул лишнее, немного смутился и пробормотал:

– Ну лан, Денис, извини… Я ж не со зла… Меня эта курица с панталыку сбила. Вот я и разошёлся… Без обид, хорошо?

Денис, хотя вспыхнувшее в нём бешенство улеглось далеко не сразу и ещё некоторое время продолжало бурлить в нём, пересилил себя и чуть кивнул.

– Ладно, проехали.

Установилось не совсем ловкое молчание. Которое Влад прервал чуть погодя привычным способом – устремившись наперерез ещё одной красотке, выхваченной из людской реки его зорким профессиональным взглядом.

Однако удача, похоже, окончательно отвернулась от него. То ли жар его поугас и он действовал уже не так решительно и напористо, как прежде, то ли девушки, как нарочно, попадались хотя и симпатичные, но сплошь неконтактные, колючие, заносчивые, упорно не желавшие замечать его, несомненных для него самого, достоинств и отвечать на его ухаживания. Вернее, они отвечали, но это были совсем не те ответы, на которые он рассчитывал, вдохновлённый и окрылённый прежними успехами. Реакции незнакомок были одна хуже другой. В лучшем случае они просто проходили мимо, никак не реагируя на его заигрывания либо отделываясь дежурными фразами типа «мне некогда» или «в другой раз». В худшем же, если он не успокаивался и проявлял излишнюю настойчивость, граничившую – в чём он сам, в своём ослеплении, не всегда отдавал себе отчёт – с наглостью, из прекрасных уст начинали нестись резкости и грубости, а иной раз и откровенные оскорбления.

Едва не дошло и до открытого столкновения, когда он пристал, как банный лист, к одной на редкость красивой и эффектной блондинке с огромными лазурно-голубыми глазищами, выпиравшей, казалось, готовой выпрыгнуть из бюстгальтера сочной грудью и неправдоподобно длинными ногами, которые позволяла изучить во всех подробностях обтягивающая мини-юбочка, бывшая настолько мини, что её было почти незаметно. Пристал, даже не дав себе труд предположить, что вряд ли обладательница такой внешности может быть одинока. И был неприятно поражён, когда в самый неподходящий момент рядом возник широкоплечий бородатый верзила с мощной квадратной челюстью, внушительными кулаками и очень нехорошим блеском в маленьких мышиных глазках (наверно, единственное маленькое, что у него было), вспыхнувшим в них, как только он увидел какого-то смазливого юнца, с заговорщическим видом нашёптывавшего всякие пошлости его подружке.

– В чём дело? – прохрипел амбал, уткнув во Влада острый, сверлящий взгляд и грозно пошевеливая мохнатыми чёрными бровями.

Опешивший Влад окинул молниеносным взором могучие стати бородача и, мгновенно оценив положение, скромно потупился и пробубнел себе под нос:

– Ничего… Я так…

Громила перевёл взгляд на свою спутницу, на кукольном большеглазом личике которой застыла пустая, будто приклеенная улыбка. Глаза его налились кровью, лоб пересекла глубокая морщина. Но он сдержался и, метнув на незадачливого Дон Жуана, изрядно струхнувшего и сжавшегося в комок, презрительный взор, бросил сквозь зубы:

– Пшёл отсюда, щенок!

Влад не заставил бородатого богатыря повторять дважды. Он исчез так быстро, будто её унёс порыв ветра.

Этот досадный инцидент, лишь по счастливой случайности завершившийся благополучно, окончательно остудил пыл Влада и возвратил его с небес, на которые он вознёсся после первых удачных опытов соблазнения, на грешную землю. С довольно жалким, пристыженным видом, как нашкодивший и пойманный с поличным кот, потрусил он к товарищу, стоявшему чуть поодаль и с некоторым беспокойством, смешанным с невольным злорадством, следившему за щекотливой ситуацией, в которой очутился его любвеобильный и самоуверенный друг.

– Всё, шабаш! На сегодня достаточно, – с натугой, точно после тяжкой физической работы, произнёс он, проводя ладонью по чуть вспотевшему лицу и стараясь не глядеть на приятеля, по лицу которого бродила издевательская усмешка.

– Да, тут ты прав, – даже не пытаясь прятать её, согласился Денис. – Здесь тебе ловить больше нечего. Да и ты, похоже, переутомился уже.

– Угу, – устало отдуваясь, кивнул Влад, украдкой поглядывая туда, откуда он только что пришёл. – И впрямь притомился. Слишком крутой темп взял. Не рассчитал сил.

Денис также взглянул на крепкого бородача и его модельного вида подружку, что-то оживлённо обсуждавших и активно жестикулировавших, и скривил губы.

– Ну, в последнем случае уж точно.

Влад ещё раз метнул насторожённый взгляд на бурно выяснявшую отношения парочку и, явно чувствуя себя не слишком уютно в виду её, предложил спутнику:

– Может, пойдём отсюда? Надоело здесь торчать.

Денис шевельнул плечом.

– Я только за. Мне давно уже осточертело слоняться тут без толку и наблюдать твои художества.

Влад сделал большие глаза.

– Что ж ты раньше не сказал? Я же, собственно, для тебя старался. Хотел и тебе тёлочку подогнать.

Денис поморщился и открыл было рот, чтобы сказать неугомонному товарищу пару ласковых. Но лишь качнул головой и махнул рукой.

Влад сам, впрочем, понял, похоже, что немного зарапортовался, и, решив от слов перейти к делу, двинулся в сторону проезжей части.

– Ладно, пойдём покатаемся чуток. Проветрим мозги.

– А ты что, на колёсах? – немного оживившись, спросил Денис.

– Да, позаимствовал у бати… Без его ведома, правда. Но, я думаю, он не будет возражать… Потому что ничего не узнает, – прибавил он с бесшабашной улыбкой.

III

Вдоль обочины стояло в ряд несколько автомобилей. Влад подошёл к самому крупному и заметному из них – массивному бежевому внедорожнику «тойота ленд крузер», блиставшему своими мощными статями и плавными, обтекаемыми формами. Рядом с ним соседние машины выглядели более чем скромно, напоминая бедных родственников рядом с состоятельным, сановитым родичем, свысока поглядывающим на них и не желающим иметь с ними ничего общего.

– Ну, как тебе лошадка? – спросил Влад, стараясь говорить как можно непринуждённее. – Годится?

Денис, и вправду впечатлённый, даже не стал особенно скрывать этого.

– Да уж, прям орловский рысак! – сказал он, восхищённо – и явно не без зависти – оглядывая сверкавшее на солнце авто. – Когда это твой батя приобрёл такую красотку?

– Да недавно совсем, – ответил Влад, достав из кармана ключи и открывая переднюю дверцу. – Месяца ещё не прошло. Надоела эта старая кляча, на которой он пять лет ездил. Вот и решил сменить антураж.

Денис, отлично знавший эту «старую клячу» – великолепный пунцовый кроссовер «мерседес», скорчил выразительную гримасу и проворчал вполголоса:

– Н-да, красиво жить не запретишь.

– А то! – ослепительно улыбаясь, буквально сияя довольством и благополучием, произнёс Влад и небрежно махнул приятелю рукой. – Залазь давай. Прошвырнёмся по окрестностям.

Денис, не заставив себя долго упрашивать, уселся рядом с водителем и, утонув в тугом кожаном сиденье, чуть поскрипывавшем при каждом движении седока, отдался приятным, томным ощущениям, заглушившим ненадолго снедавшие его горькие, меланхоличные раздумья.

Влад, мурлыкая себе под нос какую-то незамысловатую мелодию, расположился на водительском месте. Некоторое время беспокойно ёрзал, будто устраиваясь поудобнее, вертел головой кругом, без видимой надобности трогал и перебирал вещи, находившиеся в салоне. Потом пробормотал:

– Чёт жарковато, – и включил кондиционер.

Просторный вместительный салон, действительно сильно прогревшийся за время стояния на солнцепёке, стал наполняться лёгкой освежающей прохладой. Которая подействовала на Дениса, утомлённого и разморенного от продолжительного и бессмысленного топтания по тротуару, среди толкотни и суеты, расслабляюще и почти убаюкивающе. Он ещё глубже погрузился в сидение, откинул голову и прикрыл глаза, перед которыми тут же поплыли смутные, немного причудливые и бессвязные картины. И никак не отреагировал, лишь чуть поморщился и шевельнул полузакрытыми веками, когда Влад заметил ему:

– Ты пристегнулся бы.

Поняв, в каком напарник состоянии, Влад не стал настаивать и, снисходительно усмехнувшись, тронул машину с места, вырулил на проезжую часть и, подождав немного, встроился в плотный автомобильный поток.

Несколько кварталов они проехали в молчании. Денис находился в сладостной полудрёме, на время отключившись от окружающего, от всех тяжёлых, нерешённых – и, возможно, нерешаемых – вопросов и с удовольствием отдавшись покою. Может быть, и даже скорее всего, хрупкому, эфемерному и быстротечному, но так необходимому ему после пережитого им на днях потрясения, последствия и отзвуки которого не только никуда не уходили, но делались, казалось, всё более явственными, отчётливыми и порой невыносимыми.

Влад же, по крайней мере с виду, был весел и беззаботен и, как могло показаться, напрочь позабыл обо всех проблемах, словно в какой-то момент они попросту перестали существовать для него. Он то напевал, то насвистывал, беспрестанно крутил головой по сторонам, оценивающе и, как правило, критически поглядывал на проезжавшие мимо машины, видимо невольно сравнивая их с той, за рулём которой он сидел, и, несомненно, отдавая предпочтение ей. А она и вправду заслуживала самой высокой оценки, была прекрасна и снаружи и внутри и могла быть предметом особой гордости своего хозяина. И Влад хотя, собственно говоря, и не был хозяином, но уж гордость-то испытывал в полной мере, она буквально распирала его, он весь сиял, как начищенный до блеска самовар, и смотрел на всё вокруг немного свысока, с трудно скрываемой, а то и вовсе нескрываемой спесью, как на что-то мелкое, ничтожное, не заслуживающее его внимания.

Миновав людный и шумный центр города, спутники на своём блистательном, притягивавшем (как, во всяком случае, казалось Владу) завистливые взгляды авто приблизились к городским окраинам и, свернув на куда менее оживлённую, порой почти пустынную улицу, поехали по её неширокой, убегавшей вдаль глади. Здесь Владу уже не на что и не на кого было бросать высокомерные взоры – автомобили и люди попадались тут лишь изредка, – и он вынужден был смотреть на дорогу, иногда скользя рассеянным взглядом по высившимся в отдалении длинным старым девятиэтажкам, у подножия которых зеленели густые палисадники. Это несколько однообразное зрелище явно не вдохновляло его, и он вскоре заметно поскучнел, с его лица постепенно пропала гордая торжествующая улыбка, в глазах промелькнула тень.

А тут ещё Денис, внезапно очнувшись от своего полусна, будто пробуждённый неожиданно посетившей его мыслью, поглядел на друга насмешливо и лукаво и, чуть помедлив, с ехидцей осведомился:

– А как же ты пойдёшь вечером на свиданку сразу с двумя тёлками?

Влад ответил ему пасмурным, не совсем довольным взглядом, как если бы товарищ напомнил ему о чём-то не слишком приятном.

– Причём встреча у вас назначена в одно и то же время в одном и том же месте, – продолжал рассуждать Денис, не сводя с приятеля острого смеющегося взгляда. – В девять, на площади возле памятника. Вот будет потеха, когда они припрутся туда обе. И Оксана, и эта… как её?.. Ангелина. Хотел бы я посмотреть на это!

– Не посмотришь, – откликнулся Влад, раздражённо дёрнув плечом.

– Почему? – с невинным видом поинтересовался Денис.

– Потому что я не пойду ни на какое свидание, – сказал Влад, двинув головой в сторону напарника.

Денис распахнул глаза в притворном изумлении.

– Вот те на! Как же так? Назначил девчонкам свидания и сам же не пойдёшь на них.

Влад ухмыльнулся.

– Я только одной назначил. Другая назначила сама.

– Ну, это отговорка, – отмахнулся Денис. – Причём неубедительная. Ты привязался к ним посреди улицы, наплёл чепухи всякой, напустил пыли в глаза, обольстил, договорился встретиться с ними. А теперь, получается, в кусты. Некрасиво! Не по-мужски как-то.

– Ой-ой-ой! – воскликнул Влад, видимо задетый за живое. – Тоже мне, мужик нашёлся! Мужик, только что плакавшийся мне в жилетку из-за шалавы, бросившей его. И наверняка сошёл бы с ума от счастья, если бы она вернулась к тебе. Всё простил бы ей и слова не сказал бы. А может и сам прощения ещё попросил бы у неё неизвестно за что…

По мере того как Влад говорил, лицо Дениса, по которому только что бродила тонкая ядовитая усмешечка, мрачнело и делалось всё напряжённее. Затем черты его чуть исказились, а побелевшие губы дрогнули, будто он хотел сказать приятелю что-то резкое и хлёсткое. Однако вместо этого он лишь вымолвил приглушённым, дрогнувшим голосом:

– Останови-ка.

– Чего? – удивлённо взглянул на него Влад.

– Останови, говорю, – по-прежнему глухо и холодно сказал Денис, не глядя на товарища. – Я выйду.

Влад, уяснив, что приятель снова обиделся на его чересчур откровенные, нелицеприятные заявления, и тут же пожалев о своей несдержанности, дал задний ход и примирительно проговорил:

– Да ладно тебе, кореш, не злись. Я опять сболтнул лишнее, извини.

– Нет, ты останови и высади меня, – произнёс Денис с хмурым и упрямым видом. – А потом можешь болтать тут всё, что тебе угодно.

– Ну, всё, всё, всё, – терпеливо, будто успокаивая ребёнка, повторял Влад. – Я ж сказал: извиняюсь! Бес попутал. Больше не буду. Даже не вспомню об этой твоей… – спохватившись, он вовремя умолк.

Но разобиженный, очевидно уязвлённый в самое сердце Денис, хотя и не требовал больше остановить машину и высадить его, продолжал сердито бормотать что-то нечленораздельное, надувшись и кидая порой на соседа неприязненные, горевшие сумрачным огнём взгляды.

Влад тоже примолк, не желая раздражать обидчивого спутника и дав себе слово не затрагивать больше в разговоре с ним тему его разрыва с девушкой, про которую Влад знал слишком много такого, чего, наверное, не стоило знать Денису.

Густонаселённые районы с оживлёнными улицами и высотными домами тем временем остались позади, и приятели углубились в городские задворки, застроенные в основном приземистыми одноэтажными домишками, утопавшими в буйной яркой зелени и цветах и огороженными где-то прямыми и крепкими, где-то ветхими и покосившимися заборами. Лишь изредка в их гуще, резко и броско выделяясь на общем фоне и господствуя над однотипной округой, попадались фешенебельные двух- и трёхэтажные особняки со всевозможными архитектурными затеями и вывертами, видимо отвечавшими тонкому вкусу их владельцев. Влад, и сам обитавший в похожем сооружении, только в другой части города, бросил на них чуть более внимательный и благосклонный, чем обычно, взгляд и, вероятно удовлетворённый увиденным, одобрительно тряхнул головой.

Но вскоре и частный сектор стал понемногу редеть, а земля пошла под уклон, перейдя постепенно в обширные пустые пространства, покрытые гладким зелёным ковром и испещрённые обильными россыпями полевых цветов. А ещё чуть погодя вдали мелькнула ровная серебристо-стальная поверхность реки, неспешно тёкшей между широкими пологими берегами, то густо заросшими высокой травой и кустами, подступавшими к самой воде и склонявшимися к ней, то переходившими в просторные пляжи, вырисовывавшиеся крупными серовато-жёлтыми пятнами и усеянные многочисленными отдыхающими и загорающими, которых с течением времени становилось всё больше.

Дорога же, в отличие от всё более уходившей вниз и вскоре почти пропавшей из поля зрения земли, напротив, устремилась вверх, приближаясь к огромному мосту, массивная тяжеловесная конструкция которого нависла над рекой, мощной железобетонной дугой вознёсшись над водой и прочно соединяя один берег с другим.

– Неплохо было бы окунуться, кстати, – нарушил молчание Влад, окидывая взором реку, медленно струившую внизу свои тихие мутноватые воды. – А то что-то жарковато стало к обеду.

Денис, выведенный этими словами из угрюмой задумчивости, в которой он пребывал после стычки с напарником, также уронил взгляд вниз и, видимо соблазнённый представившейся ему привлекательной картиной, вынужден был согласиться.

– Ну да, – пробормотал он, кивая. – Я б не отказался.

– Ну вот и отлично! – качнул головой Влад и, словно только что вспомнив о том, что ему чего-то не хватает, включил музыку. – Тогда щас проедем мост и спустимся к берегу. Я знаю там одну удобную дорожку, по которой можно съехать к речке.

Денис ещё раз кивнул и обратил взгляд вдаль, на теснившиеся на краю неба, у линии горизонта, кудрявые бурые облачка. Их было совсем немного, и они вроде бы не увеличивались в размерах и никуда не двигались, словно не отваживаясь нарушить безупречную чистоту ясного лазурного небосвода, пронизанного светозарным солнечным сиянием. Однако и не исчезали, прочно закрепившись на своём месте, будто приросшие к нему, и мало-помалу, почти неуловимо для глаза, темнея, плотнея, точно наливаясь свинцом, или, что было ближе к истине, набухая серой дождевой водой.

– Похоже, будет гроза, – заметил Денис, вдоволь насмотревшись на предвещавшие непогоду далёкие хмурые тучки и переведя взгляд на по-прежнему шедшую немного ввысь дорогу.

Влад скосил глаза на край горизонта.

– Ну да, вероятно. Но, думаю, ещё нескоро. Так что времени у нас достаточно. Успеем и искупаться, и… – он сделал неопределённое движение, по-видимому сам ещё не решив, чем намерен заняться после купания.

Тем более не знал этого Денис, у которого не было в этот момент ни желаний, ни стремлений, ни планов, который, по выражению Влада, просто плыл по течению, не барахтаясь и не сопротивляясь. И понятия не имея, куда оно вынесет его. Ему то и дело приходили в голову мысли о бросившей его девушке. Он гнал их прочь, отмахивался от них, но они являлись снова и снова, осаждали его со всех сторон, и он начинал чувствовать себя в их окружении как в западне, из которой не мог, не имел сил вырваться.

Но особенно изводили и терзали его даже не они, а не раз озвученные Владом глухие – а порой и не очень глухие, а вполне конкретные – намёки, ясно указывавшие на то, что Денис смутно подозревал, о чём он догадывался, но не решался признаться в этом самому себе. Потому что эта правда пугала его. И он не хотел её знать, отстранялся, прятался от неё, сам осознавая свою трусость, слабость, душевную дряблость, стыдясь этого, но ничего не в состоянии с собой поделать. Это было сильнее его, он не мог этому противиться. И в конце концов был побеждён, раздавлен своим чувством, оскорблённым, оплёванным, растоптанным той, на которую оно было направлено, которая с некоторых пор стала для него всем, практически целью и смыслом жизни. И вот этой цели и смысла больше не было, они пропали в один момент, растаяли как дым. И он остался один, в абсолютной пустоте, в вакууме, который ему нечем и некем было заполнить, кроме ярких, пленительных, завораживающих, но оттого ещё более мучительных для него сейчас воспоминаний о том, что миновало, ушло из его жизни и не возвратится уже никогда…

– Не, ну я молодец, конечно. Красавчик! – донёсся до него, будто издалека, голос Влада. – Точно ведь: должен встретиться сразу с двумя одновременно! Я как-то и не подумал об этом сразу. Такого даже у меня не бывало… Как же быть? Чё б придумать?

Денис критически поглядел на спутника.

– Ты ж вроде не хотел идти.

– Ну вот ещё! Не зря ж я старался, жопу рвал. Это мне награда за мои праведные труды. Глупо отказываться от неё… К тому же, – прибавил Влад, сладострастно ухмыляясь, – девчонки миленькие, ладненькие. Даже очень. Каждая по-своему. Ими стоит серьёзно заняться.

Денис хмыкнул.

– Ты б лучше подумал, как тебе сегодня вечером быть, когда они обе заявятся на свидание. А отменить ничего нельзя, ты ж даже номер телефона не удосужился взять хоть у одной.

Влад насупился с озабоченным видом.

– Да, ты прав. Тут я, безусловно, тупанул. В горячке упустил этот важный момент. С телефоном было бы проще. Позвонил бы, например, Оксанке, сказал бы, что у меня скоропостижно умерла двоюродная бабушка, я страшно расстроен и мне теперь не до свиданий. И с лёгким сердцем отправился бы окучивать Ангелинку… Она мне, в принципе, понравилась. Такая прям скромная, невинная, пугливая. Как лань… Давненько не встречал такого. Странно даже, что такие ещё сохранились. Я уж думал, перевелись, вымерли, как мамонты.

– Ну да, попадаются изредка, – заметил Денис, снова мельком взглядывая на бронзовевшие на окраине неба мрачноватые облачка, резко диссонировавшие на фоне кристально чистого прозрачно-голубого небосклона. – Хотя всё реже и реже. Уходящий тип.

– Ну, вот и хотелось бы поработать с этим типом, пока он окончательно не ушёл, – подхватил мысль приятеля Влад. – А то привыкли иметь дело с прошмандовками всякими, так кажется порой, что других уже и нет. Ан нет, есть! Уцелели каким-то чудом у нас на периферии.

Денис при упоминании о «прошмандовках» вновь погрустнел было, но, тут же попытавшись перебороть себя, с натугой скривился и проговорил:

– Ну, а как же всё-таки насчёт вечера? Как будешь действовать?

Влад снова озабоченно наморщил лоб.

– Как буду действовать? – повторил он, напряжённо глядя вперёд, на убегавшую в бескрайнюю даль ленту дороги. – Сложный вопрос. И, как назло, никаких толковых мыслей в голову не приходит. Говорю ж, впервые у меня так, не сталкивался раньше с такой проблемой. Если и назначал свидания сразу двум, а то и трём тёлкам, то, естественно, в разное время и в разных местах. А тут прям как в плохой комедии!

– В комедии? – уже более искренне усмехнулся Денис. – Боюсь, тебе будет не до смеха, когда они встретятся лицом к лицу и зададут тебе парочку неудобных вопросов. И это ещё не самое неприятное из того, что может случиться.

Влад, видимо быстро представив себе эту сцену, нахмурился и неохотно промямлил:

– Да знаю я, знаю… Только придумать пока ничего не могу… У тебя, кстати, никаких идей нет?

Денис мотнул головой.

– Да какие у меня могут быть идеи? Если даже ты, профи, ас из асов, подрастерялся, то где уж мне измыслить что-то. Я в такой ситуации уж точно не оказывался. Да, собственно, и пикап не практикую. Таланта Бог не дал на это дело.

– Тут не от таланта, тут от желания всё зависит, – задумчиво, будто разговаривая сам с собой, промолвил Влад. – Ну или почти всё… А я… я что-нибудь придумаю, обязательно придумаю. До вечера время ещё есть.

Денис скользнул краем глаза по лицу напарника.

– Значит, пойдёшь всё-таки?

– Разумеется, – по-прежнему в раздумье, словно занятый решением сложнейшей задачи, проговорил Влад. – Я должен это сделать. Просто обязан. Как честный человек. Иначе мне будет стыдно перед самим собой. Да и они могут подумать обо мне чёрт знает что. А мне не хотелось бы. Репутация – важнейшая вещь. Особенно в этом деле.

– А, ну это да, конечно, – с притворной серьёзностью согласился Денис.

Влад же, неожиданно захваченный своей мыслью, продолжал рассуждать:

– Репутация нарабатывается годами. И немалыми усилиями. И даже жертвами порой… А вот разрушить её можно запросто. Легче лёгкого. Один необдуманный, ложный шаг – и всё, нет её. А восстановить разрушенное уже очень трудно. Часто почти невозможно…

Денису, с сардонической улыбкой слушавшему товарища, показалось вдруг, что тот говорит уже не о том, что было заявлено вначале, а о чём-то другом, менее отвлечённом и абстрактном, более сокровенном и личном, о том, что по-настоящему волновало его и, несмотря на попытки скрыть это, то и дело невольно прорывалось наружу. И Денис, естественно, понял, о чём идёт речь. И усмешка исчезла с его лица. И он вновь задумался о своём. О том, что не давало ему покоя и угнетало и казнило его в ещё большей степени, чем его приятеля.

Приятель между тем, вероятно заметив, что помимо воли начал проговаривать свои потаённые мысли вслух, резко осёкся и, по обыкновению натянув на лицо беззаботную шалую улыбку, поинтересовался у соседа:

– Ну, а ты как, не желаешь со мной?

– В смысле? Что «с тобой»?

– Ну, сходить на свиданку вечером. Вдвоём-то веселее. И всё лучше, чем дома сидеть.

Денис опять заухмылялся и решительно замотал головой.

– Ну уж нет! Благодарю покорно. Мне такое веселье даром не надо. Я уж лучше дома посижу.

Влад покосился на него и двинул плечом.

– Ну и сиди. Посмотрим, что ты высидишь.

Денис ответил ему таким же косым взглядом и, ничего не сказав, отвернулся и уставился в боковое стекло, вновь устремив взор на застывшее вдали плотное скопление облачков, предвещавших, может быть, неблизкую, но неминуемую грозу.

Следующий участок пути друзья провели в угрюмом молчании, опять уйдя в свои мысли и глядя в противоположные стороны.

Автомобиль между тем, миновав мост и проехав ещё немного, достиг довольно обширного предместья, застроенного добротными частными домами с черепичными крышами и спутниковыми антеннами, окружёнными пышными садами и обнесёнными высокими крепкими изгородями. Практически возле каждого дома виднелись различные подсобные строения, гаражи, дорогие иномарки. Всё здесь буквально дышало благополучием, сытостью, довольством. И как-то странно выглядели на этом фоне бродившие вроде бы без дела небрежно и неопрятно одетые люди – мужчины в помятых, изношенных костюмах и запылённых сапогах, женщины в цветастых платках и длинных широких юбках, полы которых часто волочились по земле. И те и другие сплошь и рядом – с сигаретами в зубах, серьгами в ушах, крупными перстнями на тёмных нечистых пальцах. Ещё более живописно выглядели шнырявшие тут же небольшими ватагами дети – смуглые, темноголовые, чумазые, одетые в какие-то обноски, а то и вовсе полуголые. Эти маленькие чертята носились туда-сюда как заведённые, гонялись друг за другом, толкались, дрались, падали, путались под ногами у взрослых, не обращая ни малейшего внимания на их сердитые окрики и оглашая окрестности невообразимым гамом, заглушавшим порой даже музыку в машине приятелей.

Те, невольно привлечённые этой немного экзотической картиной, не без интереса смотрели на не совсем обычных обитателей заречного посёлка, оглядывая их причудливый внешний вид и прислушиваясь к изредка долетавшим до проезжей части обрывкам их непонятного гортанного говора.

– Удивительный всё-таки народ, – поделился впечатлением от увиденного Влад. – Вроде бы ничё не делают, ходят днями руки в брюки, а живут дай бог каждому. Аж зависть берёт.

– Ну, я б не был так категоричен, – не согласился Денис. – Торговля дурью – занятие довольно хлопотное. Тут сноровка нужна дай боже. Далеко не каждому по силам.

– Ну, допустим, – промолвил Влад, глядя то на дорогу, то на проплывавшие мимо фигуры вальяжно прохаживавшихся, никуда не торопившихся, очевидно совершенно довольных собой и своей жизнью людей. – Чё ж они тогда так убого выглядят? Наркота – дело вроде как прибыльное.

Денис, мгновение подумав, глубокомысленно изрёк:

– Конспирация… Ну и национальную традицию тоже учесть нужно… И потом, судить, по-моему, надо не по внешности, а по их домишкам, тачкам, гаражам. Они вкладываются не в барахло, а в кое-что более весомое. И правильно делают, на мой взгляд.

Влад, внимательно выслушав товарища, ещё раз окинул взглядом мелькавшие слева от дороги комфортабельные особняки и согласно кивнул.

– Ну да, пожалуй, ты прав.

А немного погодя, видимо переключившись мыслями на другой предмет, проговорил, чуть поморщась:

– Чёт жрать охота. Время-то обеденное.

Денис равнодушно обронил:

– Ну да.

– А чё ты так вяло? – полюбопытствовал Влад. – Не проголодался разве?

– Да так… – чуть замявшись, ответил Денис.

Влад понимающе усмехнулся.

– А, ну да, конечно. Первый признак несчастной любви – отсутствие аппетита.

Денис метнул на приятеля колкий взгляд.

– Ну ладно, ладно, – пряча улыбку, произнёс Влад. – Это я так, к слову… Ну, ты там как хочешь, а мне надо перекусить. Тёлки – это, конечно, хорошо, но я из-за них морить себя голодом не собираюсь. Так что, с твоего позволения, я тормозну и куплю себе чего-нибудь.

Влад, очевидно, знал, о чём говорил, так как минуту спустя свернул к обочине и остановился возле чебуречной.

– Не скучай тут, я скоро, – подмигнув другу, сказал он и, уже выходя из машины, спросил: – Может, и тебе купить всё-таки?

Но Денис отказался:

– Не, спасибо.

– Ну как хочешь.

Денис проводил напарника рассеянным взглядом и, оставшись в одиночестве, поневоле задумался о том о сём. Вернее, попытался думать о посторонних предметах, но, как и все последние дни, у него это плохо получалось. Мысль упрямо возвращалась к одному и тому же, обдуманному и передуманному множество раз, уже набившему оскомину, но упорно продолжавшему преследовать и угнетать его, лишая душевного равновесия, выбивая из колеи и погружая порой в бездну такой глухой, беспросветной тоски, что он опасался иной раз за свой рассудок. Он старался отвлекаться, направлять мысли в другую сторону, размышлять о чём угодно, только не о ней… Но, похоже, это было невозможно. О чём бы он ни пытался думать, куда бы ни смотрел, что бы ни слушал, – перед глазами была только она, она одна. Она вытесняла, подавляла всё и всех, рядом с ней всё остальное бледнело, тускнело, рассеивалось, как от дуновения ветра. Оставалась только она, безраздельно владевшая его чувствами, царившая над ними, устремлявшая их в одном-единственном, угодном ей, направлении. И ему в такие мгновения совершенно неважно было то, на что более чем прозрачно намекал, а затем прямым текстом, без обиняков указал Влад, что он краем уха слышал и из других уст, что и сам он предполагал, не решаясь, однако, признаться себе в этом, боясь посмотреть правде в глаза и без особых оснований надеясь, что всё как-нибудь обойдётся, утрясётся, придёт в норму, станет так, как должно быть, так, как виделось ему через розовые очки, которые он уже довольно долго носил.

Но ничего не обошлось, не утряслось, не пришло в норму. И розовые очки упали с него неожиданно и резко, и правда открылась во всей своей неприглядной, бьющей по глазам наготе, которой он так страшился, которую изо всех сил старался избегать, чтобы в конце концов быть настигнутым и оглушённым ею. И вот ему кажется, что он, разбитый вдребезги, обездвиженный, полубесчувственный, будто парализованный, лежит на самом дне глубочайшей пропасти, в вечном холоде и мраке. Откуда ему уже не выбраться, где он обречён остаться навечно, наедине со своими раздумьями и воспоминаниями, окружавшими его плотной сомкнутой цепью, разорвать которую он не в силах…

– Ну-с, приступим! – прервал его унылые, замогильные думы звучный голос Влада, сопровождавшийся стуком захлопнутой дверцы и шелестом пакета с провизией, который тот держал в руке вместе с большой бутылкой оранжевого газированного напитка.

Денис, сам не зная, рад он или нет тому, что приход товарища вывел его из состояния тягостной, делавшейся порой мучительной прострации, ставшей в последнее время почти привычным его состоянием, безучастно глянул на друга и машинально обронил:

– Приятного аппетита.

– Ага, спасибочки, – так же автоматически ответил Влад, извлекая из пакета поджаристый дымящийся чебурек, выглядевший так аппетитно, что мог бы, наверное, соблазнить даже человека, страдавшего полнейшим отсутствием интереса к еде.

Но, очевидно, только не Дениса. Видимо, Влад был совершенно прав, сказав, что несчастная любовь не способствует нормальному усвоению пищи. Денис безразлично взглянул на румяный, так и просившийся в рот чебурек и, не выказав никакого интереса, обратил взгляд вовне, на пыльный безлюдный тротуар, затенённый ветвистыми тополями, ронявшими невесомый, похожий на снежинки пух, трепетно кружившийся в воздухе, медленно оседавший на землю и снова вспархивавший при малейшем дуновении проносившегося иногда ветерка.

Аппетит же Влада, судя по всему, нисколько не пострадал в результате пережитой и им накануне личной драмы. Вероятно, сказалась и разность характеров двух приятелей, и то, что драмы у одного и другого имели свои особенности и существенные различия. Как бы то ни было, Влад принялся уплетать чебурек за обе щеки, запивая его пузырившейся рыжей жидкостью и аж покрякивая от переживаемого удовольствия. За первым чебуреком немедленно последовал второй, затем третий… И так до тех пор, пока пакет не был опустошён и последний кусок съестного не исчез в ненасытной утробе Влада. Но и после этого он ещё минуту-другую, будто по инерции, вхолостую двигал челюстями, продолжая ощущать во рту незабываемый мясной аромат и наслаждаясь послевкусием. Затем, прекратив это уже бесполезное пережёвывание, непроизвольно рыгнул и, прикрыв рот ладонью, с довольной улыбкой промолвил:

– Пардон! После сытной трапезы такое бывает. Даже в самом изысканном обществе.

Денис не откликнулся. По-прежнему молча смотрел на улицу с сосредоточенным и печальным видом, время от времени вздыхая и хмуря брови.

Насытившись и, по всей видимости, значительно повысив себе тем самым настроение, Влад развалился на сиденье и устремил наружу просветлённый, чуть прищуренный взгляд. Который тут же упёрся в высившийся немного поодаль роскошный белокаменный особняк, заметно выделявшийся своими размерами и внешней отделкой среди окрестных, куда более скромных домов. Влад некоторое время разглядывал высокие продолговатые окна с закруглённым верхом, вычурные прямоугольные надстройки над крышей, протянувшуюся через весь второй этаж просторную веранду с рельефными перилами, главный вход, увенчанный резным металлическим козырьком. И всё это великолепие, естественно, было огорожено мощной кирпичной стеной – неодолимой преградой, отделявшей частное владение и его обитателей от окружающего мира и надёжно скрывавшей их жизнь от чужих нескромных взоров.

Таких, как взор Влада, изучавшего белый коттедж с таким напряжённым вниманием, точно присматривал эту солидную недвижимость для себя. Результат осмотра, впрочем, оказался неоднозначным: Влад чуть скривился и проговорил:

– Ну, шик, конечно, не спорю. Глаз отдыхает, глядя на такое… Но как-то чрезмерно тут всё, пышно, через край. И дурновкусно, если хорошенько разобраться. Типичный цыганский стиль.

Денис не остался на этот раз безучастным, вполголоса вымолвив:

– Так тут, по слухам, и живёт самый их главный. Цыганский барон типа.

Влад раскрыл глаза пошире.

– Ах, вот оно что! Барон, значит. Ну, хотя ничё удивительного. Домишко говорит сам за себя. Кому ж тут и жить, как не барону.

Полюбовавшись ещё немного внушительным обиталищем предполагаемого цыганского барона, Влад покачал головой и, собрав в пакет остатки еды, взялся за руль.

– Ладно, мне надоело это цыганское царство. Погнали дальше.

– Куда? – чуть нахмурясь, осведомился Денис. – Мы ж вроде на речку собирались.

– Я передумал, – заявил Влад, тронув машину с места и вывернув её на дорогу. – Нахрена нам эта вонючая речка? Чё мы там не видели? Я знаю тут чуть подальше одно озерцо. Чудесный уголок! Тебе понравится. Я зажигал там как-то с двумя тёлками… Не припомню, правда, кто они такие были… так, случайные знакомые… Но это уже неважно, чёрт с ними. Главное, что там прекрасное тихое местечко. Отлично проведём время. Отдохнём немного после всех этих… ну ты сам понимаешь.

Денис, очевидно, понимал, так как посмотрел на друга взглядом побитого хозяином пса и, ничего не сказав, лишь махнул рукой, предоставив напарнику делать всё, что тому было угодно.

А тому, по-видимому, угодно было гнать машину на всех парах, что он и сделал, едва пересёкши городскую черту и избавившись от необходимости ограничивать скорость. Желая, видимо, показать товарищу свою лихость и гоночные возможности новоприобретённого авто, он, всё более входя во вкус стремительной езды, беспрерывно поддавал газу, и вскоре они уже не ехали, а буквально летели по протянувшемуся в необозримую даль пустынному шоссе, обсаженному с обеих сторон раскидистыми деревьями, длинные мохнатые ветви которых простирали свои широкие лапы над проезжей частью. Автомобиль нёсся так быстро, что толстые древесные стволы мелькали перед глазами приятелей, как колья забора, как если бы находились один от другого на расстоянии нескольких сантиметров. Создавалось впечатление, что от молниеносного передвижения пространство сжимается, умаляется, сплющивается, что они понемногу преодолевают его и вот-вот окажутся в каком-то ином измерении, где уже нет ни пространства, ни времени, ничего и никого.

Но Денис, несмотря на своё подавленное, депрессивное состояние, совсем не торопился очутиться в этом сладостном, утишающем все горести и скорби небытии. И хотя шоссе было почти пусто и другие машины появлялись лишь изредка, со скоростью болидов и коротким отрывистым шумом проносясь мимо них, он, взглянув на спидометр и увидев, что его стрелка подбирается к двумстам, нахмурился и заметил напарнику:

– Слишком быстро, Влад. Попридержи свою лошадку.

Увлечённый бессмысленной гонкой, опьянённый бешеной скоростью Влад, судорожно вцепившийся в руль и не отрывавший от дороги сверкающего, азартного взгляда – примерно такого же, какой был у него во время недавней «охоты» на девочек, – лишь повёл плечом и не удостоил приятеля ответом.

Но тот, насупившись ещё сильнее, настаивал:

– Владик, не дури! Давай притормаживай. Пока это не закончилось плохо.

Вынужденный как-то отреагировать, Влад снова дёрнул плечом и процедил сквозь зубы:

– Да не ссы. Всё под контролем.

Однако Денис был неумолим.

– Тормози, говорю! – жёстко и холодно потребовал он. – Если ты спешишь на тот свет, пожалуйста, это твоё право. Но меня перед этим, будь добр, высади.

Уловив неожиданную категоричность в голосе друга, а может быть, просто образумившись и поняв, что чересчур увлёкся игрой в гонщика, Влад деланно усмехнулся и не без сожаления начал сбрасывать скорость.

– Ладно, ладно, не психуй. Щас будем ползти как черепахи, если тебе так больше нравится.

– Неважно, что мне нравится или не нравится, – по-прежнему прохладным тоном сказал Денис. – Как я ни расстроен, – а я и не скрываю этого, – я не собираюсь, однако, кончать самоубийством. Постараюсь как-нибудь преодолеть всё это и жить дальше… без неё, – договорил он чуть дрогнувшим голосом.

Влад одобрительно кивнул.

– Ну что ж, это правильная позиция. Давно бы так.

Денис, глядя недвижным, чуть затуманенным взглядом на уже не проносившиеся, как только что, в головокружительном темпе, а неспешно проплывавшие мимо деревья, раздумчиво повторил:

– Ну да, правильная… А то я что-то приуныл… А надо бы, наверно, как ты…

– Точно! – подтвердил Влад, провожая неравнодушным взором обогнавший их роскошный белый «фольксваген поло». – Надо как я. Мне тоже, конечно, не ахти как приятно из-за того, что случилось. Но я не кисну. Держу хвост пистолетом… ну, стараюсь держать.

– У тебя совсем другая ситуация, – возразил Денис, – я уже говорил тебе об этом. Тебя никто не бросал. Ты сам всё испортил.

– Ну, согласен, согласен, – небрежно отмахнулся Влад. – Я всё испортил. Такая вот я мразь! – прибавил он с глумливой ухмылкой.

Денис искоса глянул на него и вполне серьёзно промолвил:

– Мразь не мразь, а поступил хреново… Хотя что-то в этом есть: ты когда-то увёл Оксанку у Никиты, а теперь вот по собственной глупости потерял её сам. Карма!

Влад угрюмо взглянул на товарища и, скрипнув зубами, опять надавил на газ. Машина рванула вперёд и стала набирать скорость. Придорожные деревья вновь замелькали быстрее. Ветер, врываясь в салон через открытое стекло, вихрился и свистел, заглушая лившуюся из динамиков музыку.

Денис на этот раз не стал протестовать. Лишь пожал плечами и снова воззрился наружу, на пролетавшие мимо обрывки пейзажа. Примерно так же проносились осколки мыслей в его голове…

И вдруг всё это метнулось куда-то в сторону, опрокинулось и исчезло. Взвизгнули тормоза. И расслабленное, обмякшее, охваченное дремотой тело Дениса, выброшенное из сиденья, метнулось вперёд и врезалось головой в лобовое стекло.

IV

Стекло оказалось крепким и выдержало удар. Чего нельзя сказать о голове Дениса. В первые секунды после столкновения ему казалось, что она раскололась, как орех. В глазах у него потемнело, в ушах будто зазвонили колокола. Судорожным движением он схватился за голову и стиснул её, точно боясь, что она в самом деле треснула и из неё вот-вот потечёт мозг. И только убедившись, что голова каким-то чудом всё же уцелела и видимых повреждений на ней нет, обернулся к приятелю и не своим голосом возопил:

– Что ж ты делаешь, гад?! Ты ж чуть не угробил меня!

Влад пожал плечами.

– Ну извини, братан. Забыл, что ты не пристёгнутый.

– Забы-ыл! – передразнивая его, протянул Денис, кривясь от боли и продолжая щупать гудевшую от удара голову. – Ты совсем придурок или прикидываешься?

Влад беспечно махнул рукой.

– Ни то, ни другое. Просто так вышло. Говорю ж, извини.

Но Денис, очевидно, не был готов извинять товарища. Он морщился, стонал и кидал на того свирепые взгляды. И бормотал ругательства, перемежавшиеся с оскорблениями и глухими угрозами:

– Что мне твои извинения, мать твою разэтак! Засунь их себе в жопу!.. Ты ж чуть не убил меня, сволочь! Водить научись! Дают права всякой шантрапе…

Однако Влад пропускал всё это мимо ушей. Отвернувшись от нывшего и брюзжавшего напарника, он воззрился наружу, вероятно заприметив что-то или кого-то и внимательно изучая увиденное. Но, поскольку Денис не унимался и продолжал бурно изливать на приятеля своё негодование, Влад опять обернулся к нему, чтобы выслушать новую порцию обвинений и жалоб.

– Ты, блин, понимаешь, что ты едва не укокошил меня? Я как чувствовал, что эта дурацкая гонка добром не кончится. Чтоб я ещё когда-нибудь сел в твою долбаную тачку!.. У меня до сих пор перед глазами темнота. Моя башка не чугунная, чтоб выдерживать такие удары.

– Ну, выдержала ж, однако, – отозвался Влад со сдержанной усмешкой. – Ты себя недооцениваешь.

Но Денис, который был слишком возбуждён, чтобы заметить иронию, продолжал неистовствовать:

– Ты сегодня реально как сдурел! То устроил эту идиотскую беготню за тёлками, которая тоже едва плохо не закончилась. Правда, только для тебя… А теперь вот в гонщика решил поиграть. Шумахер хренов! Не закончи только, как он… А для начала решил меня грохнуть!

– Ну ладно тебе, остынь, – видимо устав от причитаний друга, сказал Влад, вновь бросив зоркий взгляд за стекло. – Ничего страшного с тобой не случилось. Жив-здоров. Ну, приложился малость лбом, эка невидаль. Это не смертельно.

– Не смертельно?! – опять вскинулся было возмущённый до глубины души Денис, но приятель довольно резко оборвал его:

– Ну хорош! Хватит скулить. Пристёгиваться надо было, я говорил тебе.

Встретив отпор, Денис осёкся и попритих, шепча что-то невразумительное и исподлобья бросая на соседа враждебные взгляды.

Которые тот, впрочем, не замечал, так как его внимание было поглощено совсем другим. Он то и дело оборачивался и устремлял всё более пристальные, неотступные взоры назад, на автобусную остановку, находившуюся немного поодаль, на другой стороне дороги. А вернее – на одинокую женскую фигуру, облачённую в короткую юбку и обтягивающий красный топик, сидевшую на лавочке под навесом, ограждавшим её от отвесно падавших солнечных лучей. Это была совсем молоденькая девушка, с виду почти девочка, фигуристая, хрупкая, грациозная, с короткими каштановыми волосами, чуть ниспадавшими на лоб, и огромными миндалевидными глазами, которыми она с безразличным, скучающим выражением медленно водила по сторонам. Она сидела в свободной, непринуждённой позе, упёршись ладонями в обшарпанные доски лавочки, чуть подавшись вперёд и неспешно, будто лениво, ворочая своей хорошенькой головкой туда-сюда.

Влад, уже не обращая никакого внимания на злобное бормотание товарища, пронзительно, не отрываясь, смотрел на незнакомку и, судя по его сосредоточенному виду и всё более разгоравшемуся взгляду, что-то напряжённо обдумывал. Результатом этого обдумывания был нетерпеливый жест и короткий глуховатый звук, вырвавшийся из его горла. Он обернулся к напарнику и вопросительно взглянул на него.

– Ну, что скажешь?

Тот непонимающе уставился на него.

– Чего?

– Что, говорю, скажешь об этой тёлке?

– Какой ещё тёлке? – проворчал Денис, по-прежнему раздосадованный и обиженный после случившегося с ним инцидента.

Влад мотнул головой в направлении, куда только что был устремлён его взор.

– Вон, на остановке сидит.

Денис нехотя, без всякого интереса, перевёл взгляд туда же и, посмотрев лишь несколько мгновений, равнодушно дёрнул плечами.

– Ну, шмара какая-то. Ну и что?

Влад презрительно скривил губы.

– Шмара! Ты глаза-то разуй. Погляди только, какая красотка! Глаз не оторвать.

Денис поморщился и опять схватился за голову.

– Ой, блин, мне сейчас не до этого! У меня башка раскалывается по твоей милости, в глазах муть какая-то. Мне кажется, я щас сознание потеряю…

Но печальная участь товарища, по-видимому, нисколько не занимала Влада. Не дослушав Денисовы жалобы, он, вероятно решив не тратить время на разговоры, а действовать, распахнул дверцу и твёрдой, уверенной походкой направился к остановке.

Денис, кинув ему вслед косой взгляд, вновь принялся было охать и стонать. Однако, быстро сообразив, что он теперь один и не перед кем больше кривляться, тут же утих и, вздохнув, обратил пустой, бессмысленный взор вдаль. Так же пусто было и в его голове. Никаких мыслей, против обыкновения, там не было. Ни плохих, ни хороших. Даже о ней, о своей пропащей любви, он не в состоянии был размышлять. То ли передумал уже всё, что только можно, что было связано с этой животрепещущей, более чем болезненной для него, буквально кровоточащей темой, то ли сокрушительный удар о лобовое стекло напрочь вышиб из его головы все мысли без исключения, в том числе и горестные воспоминания о бросившей его подруге. И он, не волнуемый больше этими так долго жалившими и изводившими его переживаниями, неподвижно, с бездумным, даже несколько туповатым выражением смотрел перед собой, на росшую вдоль дороги пышную ярко-зелёную траву, колыхаемую мягким ветерком, на высившиеся рядом кряжистые деревья с мощными шершавыми стволами и изогнутыми, отягчёнными обильной листвой, переплетавшимися ветвями, на темневшую в отдалении плотную стену леса с неровным зубчатым верхом.

Но, вероятно, родные пейзажи совсем не вдохновляли его, так как он скорчил разочарованную гримасу и, видимо вспомнив об ушедшем друге и желая проверить, как обстоят у того дела, поворотил голову и бросил взгляд на противоположную сторону шоссе. И в очередной раз подивился – и в глубине души, не признаваясь даже самому себе, чуть-чуть позавидовал, – увидев, как бойко и умело приятель ведёт диалог с совершенно незнакомой девицей. Денис, разумеется, не слышал их разговор, но легко мог догадаться о его содержании по раскрасневшемуся лицу, оживлённой мимике и активной жестикуляции Влада и милой улыбке и внимательному, заинтересованному взгляду его собеседницы, который она не сводила с него, чуть покачивая при этом головой и время от времени произнося что-то. Приглядевшись к ней пристальнее, он не мог не отметить, что она действительно очень хороша, и невольно, опять-таки не признаваясь себе в этом, в какой-то мере понял товарища, который, заметив её, не совсем обдуманно дал по тормозам, подвергнув опасности здоровье своего непристёгнутого пассажира.

При этой мысли Денис опять потрогал свою не перестававшую немного гудеть и кружиться голову и, нащупав чуть повыше лба уже достаточно явственно обозначившуюся шишку, сморщился и послал в адрес напарника энергичное пожелание. А очевидно для того, чтобы оно тем вернее дошло до адресата, он повернулся в его сторону и сделал красноречивый жест, выбросив вперёд средний палец.

И увидел, что приятель, вероятно успешно договорившийся с незнакомкой, идёт вместе с ней к машине, по-прежнему размахивая руками и без умолку болтая.

– Твою мать!.. – ругнулся Денис, в отличие от друга, совсем не расположенный общаться сейчас с кем-либо, тем более с первой встречной красоткой.

Но делать было ничего, приходилось мириться с неизбежным. И он, изрыгнув ещё одно проклятие, вынужден был нацепить на лицо не слишком натуральную приветливую улыбку и изобразить радость от предстоящей встречи с той, кого он не знал и знать не желал.

В следующее мгновение Влад открыл заднюю дверцу со словами:

– Добро пожаловать в нашу скромную тележку. Всё, что могу предложить. Хотя ты, конечно, достойна много лучшего.

– Ничего, пока удовлетворюсь и этим, – тем же легкомысленно-шутливым тоном ответила девушка, располагаясь на заднем сиденье и с интересом взглядывая на Дениса. – Надеюсь, всё лучшее у меня ещё впереди.

– Разумеется, – подтвердил Влад, захлопнув за ней дверцу и уже через пару секунд заняв своё место. – И это будущее не за горами. Такая красавица, как ты, просто обязана быть счастлива…

Наступило молчание. Влад на мгновение запнулся, от чего не застрахован в определённые моменты даже самый словоохотливый и находчивый ловелас, обдумывая дальнейшую стратегию общения с очаровательной большеглазой незнакомкой. Денис же не очень-то и хотел разговаривать с ней, хотя не мог отказать себе в удовольствии разглядывать её тонкие изящные черты, чуть затенённые падавшими на лоб волосами, небольшую высокую грудь, отчётливо обрисовывавшуюся под обтягивающим топиком, красивые стройные ноги в лёгких босоножках с золотистыми пряжками, в которые он невольно упёрся таким настойчивым взглядом, что отвёл глаза только после того, как услышал голос приятеля, возобновившего после короткого перерыва беседу и представившего их друг другу:

– Познакомьтесь, кстати. Это мой кореш, Денис. А это… – он сделал многозначительную паузу, – это Лиза. Девушка, ради которой стоило тормознуть на полном ходу. Да, наверно, и не такие ещё безумства совершить.

Девушка взмахнула ресницами и снисходительно, будто соглашаясь, улыбнулась. Денис же, вспомнив о своей травмированной голове, наоборот, нахмурился и непроизвольно, сам, видно, не осознавая, что говорит, пробурчал сквозь зубы:

– Лиза-подлиза.

Улыбка на лице девушки потускнела. Она сдвинула свои чуть изогнутые соболиные брови и метнула на Дениса сумрачный взгляд.

– Что-что?

Влад, в ужасе распахнув глаза, посмотрел на товарища как на самого своего лютого врага и поспешил вмешаться, пока дело было не испорчено окончательно.

– Да ничего, Лизанька! Не обращай внимания. Человек не в себе. Только что долбанулся башкой… по моей, правда, вине, признаю… Вот и городит невесть что. Извини его!

Лиза ответила не сразу. Несколько мгновений сидела, надув губы и переводя прищуренный взгляд с Влада на Дениса и обратно. Влад с фальшивой натянутой улыбкой следил за выражением её лица, мысленно проклиная негодного приятеля, распустившего язык в самый неподходящий момент.

Но, на его счастье, девушка оказалась не из обидчивых. Она снова усмехнулась, смерила Дениса презрительным, отторгающим взором и куда более благожелательно и даже ласково взглянула на Влада.

– Ничего, бывает. Я понимаю.

Влад вздохнул с облегчением. И, вновь швырнув на друга яростный взгляд, повернул ключ зажигания и взялся за руль.

– Ну, тогда поедем покатаемся. Мы как раз направлялись в одно хорошее местечко, где можно отлично провести время. Ну, а с тобой, Лизок, мы наверняка проведём его просто великолепно!

«Лизок!», – едва не повторил вслух Денис, но вовремя удержался и лишь не слишком дружелюбно покосился на спутника. И ещё более неприязненно – на новую соседку, которая больше не смотрела на него, одаривая своим благосклонным вниманием только Влада. «Ну и не надо», – подумал Денис, передёрнув плечами, как и прежде, устремив взгляд наружу, на мелькавшие за стеклом виды, и пытаясь настроиться на свою волну.

Но это оказалось не так-то просто. Между Владом и прекрасной пассажиркой завязался такой оживлённый диалог, что Денису, несмотря на все его старания, не удавалось остаться наедине со своими мыслями. Он волей-неволей слушал их разговор, поначалу довольно пустой, малосодержательный, состоявший из целого ряда общих мест и банальностей, которыми обычно обмениваются люди, только-только сведшие знакомство и понемногу приноравливающиеся друг к другу. Влад, в частности, поинтересовался, есть ли у неё парень.

– Был, – чуть подумав, как-то не совсем уверенно, ответила девушка и лукаво прижмурила глаза, словно вспомнив что-то забавное. И с небрежной улыбкой прибавила: – Он оказался козлом, и я бросила его.

– И правильно сделала, – немедленно поддержал Влад. – Зачем такой восхитительной девушке козёл? Рядом с тобой достоин быть только самый лучший парень.

«Уж не ты ли?» – опять чуть не брякнул Денис, не глядя на товарища и лишь двинув в его сторону головой.

Лиза отнеслась к замечанию Влада более доброжелательно, лучезарно улыбнувшись ему и мягким, мелодичным голосом проговорив:

– Я тоже так считаю. Если кто-то не ценит нас по достоинству, тем хуже для них. И жалеть о таких людях не стоит.

– Именно так, – вновь поддакнул Влад, который, похоже, ради своих целей готов был согласиться со всем, что слетало с полных алых уст его новой знакомой. – Совершенно верно. Если твой бывший не оценил тебя, это говорит лишь о том, что умом он явно слабоват.

– Да уж, это верно, – со смехом признала девушка. – Уж чем-чем, а умом он точно не блистал. Другими достоинствами отличался.

– Какими же? – осведомился Влад, приподняв левую бровь.

Лиза не ответила, ограничившись выразительным движением губ.

Влад понял и, блеснув глазами, поддал газу.

Денис по-прежнему не участвовал в беседе. И явно скучал, чувствуя себя лишним при разговоре двоих, без труда нашедших общую тему и увлечённо развивавших её. Ему же было сейчас не до флирта, настроение было совсем не то, в голове бродили совершенно другие мысли, бесконечно далёкие от радостей жизни, которым в любую секунду готов был предаться его бравый, неунывающий напарник. Перед его глазами то и дело возникали картины из какой-то иной, прошедшей жизни, бывшей совсем недавно, считанные дни назад, но которая при этом уже казалась ему отодвинувшейся от него на огромное, неизмеримое расстояние, которое невозможно было преодолеть никакими силами. Оставалось лишь вспоминать о ней, перебирать в памяти её подробности и мельчайшие эпизоды, окунаться в прошлое, как в глубокий, засасывающий омут, предаваясь бесплодным сожалениям о безвозвратно ушедшем и испытывая от этого горькое наслаждение. Причём странной, необъяснимой особенностью картин минувшего, возникавших в его воображении, было то, что случившееся не так давно рисовалось ему как-то неясно, размыто, было точно подёрнуто дымкой; происшедшее же давным-давно и вроде бы уже стёршееся из памяти, напротив, представлялось необычайно ярко, зримо, впечатляюще, как если бы было вчера. И он охотно отдавался этим отрадным воспоминаниям, уходил в этот зыбкий, эфемерный мир, в котором ему было так хорошо и уютно, который так не хотелось покидать, чтобы возвращаться в унылое, серое существование, начавшееся для него несколько дней назад и грозившее растянуться до бесконечности.

Но пришлось возвратиться. Он вдруг почуял дым сигареты, наполнивший салон и потревоживший его чуткое обоняние. Он бросил взгляд через плечо и увидел, что их пассажирка держала между пальцами длинную тонкую сигарету, которую она время от времени мягким, ленивым движением подносила к губам и делала короткие затяжки. Она заметила его взор, но сама взглянула на него лишь краем глаза, как и прежде, холодно, безразлично, чуть свысока, как на что-то, не заслуживающее внимания. Всё своё внимание она дарила Владу, который, очевидно, вызвал у неё живейший интерес и симпатию и разговор с которым делался всё более неформальным и откровенным. Настолько откровенным, что, поневоле вслушавшись в него, Денис немного оторопел и, отвлёкшись от своих смутных, меланхоличных дум, тут же как-то поблёкших, стал ловить каждое слово собеседников, перешедших от общих, ничего не значащих фраз к более чем конкретным, жизненным вопросам.

– Так, значит, сосёшь? – оглушил его как обухом то ли вопрос, то ли утверждение Влада, сказанное таким обыденным, непринуждённым тоном, как будто приятель спросил свою новую знакомую о том, чистит ли она зубы перед сном.

Денис не поверил своим ушам. А затем решил, что его товарищ сошёл с ума, либо перегревшись на солнце, либо совершенно ополоумев и охамев в ходе своей зашедшей слишком далеко погони за девушками. И съёжился на своём сиденье и даже полузакрыл глаза, ожидая реакции девушки. Которая, в чём он не сомневался ни секунды, в лучшем случае сейчас же потребует остановить машину и высадить её, прибавив при этом несколько гневных, возмущённых слов и вылив на наглеца ушат негодования и презрения. А в худшем – и подобная реакция была бы абсолютно объяснима и оправданна – влепит зарвавшемуся, потерявшему чувство реальности и меры пикаперу увесистую оплеуху. И Денис не мог не признаться себе, что, случись это, он был бы полностью на стороне оскорблённой в лучших чувствах красавицы.

Однако, к его изумлению, ничего из предполагавшегося им не произошло. Пассажирка не вознегодовала, не задохнулась от возмущения, не потребовала выпустить её и уж тем паче не учинила над пошляком физической расправы. Она пыхнула сигареткой, криво усмехнулась и как о чём-то обыкновенном, само собой разумеющемся сказала:

– Разумеется. Как все нормальные девчонки.

Влад с сомнением покачал головой.

– Ох, если бы! К сожалению, далеко не все.

И вновь Лиза проговорила совершенно спокойно и безучастно, как если бы речь шла о погоде:

– Все, все. Рот же есть, значит, сосут. Только не все признаются в этом. Стыдятся, наверно. Уж не знаю почему.

Влад, чтобы не оборачиваться каждый раз и не терять из виду дорогу, то и дело поглядывал в зеркальце, висевшее перед лобовым стеклом, в котором отражалось милое личико сидевшей сзади красотки, окутанное прозрачными клубами ароматного дыма.

– Но вот ты, судя по всему, не стыдишься? – задал он риторический вопрос.

– А зачем? – также вопросом ответила она. – К чему все эти китайские церемонии? Мы, слава богу, живём в двадцать первом веке, и пора бы уже перестать жеманиться и говорить о таких простых, обычных вещах тоже просто, без напряга. А то как послушаешь иной раз какую-нибудь дурищу, так для неё отсосать своему парню – всё равно что в космос слетать. Прям непосильный, каторжный труд. Тяжкая повинность!

Влад с восхищённой улыбкой затряс головой.

– Вот слушаю тебя – и сердце радуется. Правильно, я бы даже сказал, мудро говоришь. Поучиться бы другим у тебя. Согласен с каждым твоим словом!

Лиза взглянула на него с хитрым прищуром.

– Ещё б ты не был согласен. Ты, как я погляжу, кобель тот ещё! Я сразу поняла, как только увидела тебя. Меня не обманешь. А уж когда ты рот открыл, последние сомнения исчезли.

Влад приосанился и самодовольно усмехнулся. Весьма своеобразная, на любителя, похвала девушки прозвучала для него как музыка. Она как будто видела его насквозь, читала его мысли и говорила именно то, что он желал от неё услышать. И, не смущаясь и не затягивая дела, выполняла его желания.

Денис же, в некоторых вопросах, очевидно, не такой продвинутый и свободный от замшелых предрассудков, как его соседи, всё не мог прийти в себя от услышанного и не знал, что ему думать обо всём этом и как вести себя. Он испытывал странные, противоречивые ощущения. С одной стороны, он чувствовал себя неудобно и сидел как на иголках; ему казалось, будто он случайно оказался свидетелем чужого интимного разговора, совсем не предназначенного для его ушей. А с другой – этот более чем откровенный обмен мнениями между его приятелем и незнакомой красоткой, неожиданно очутившейся в их машине, явившейся к ним точно из ниоткуда, невольно возбуждал его, будоражил его воображение, и он, хотя сам не принимал и не собирался принимать участия в беседе, слушал тем не менее очень внимательно, не пропуская ни слова и строя предположения, к чему же она в конце концов приведёт.

Занимал этот вопрос и Влада. Только не в теоретической, как его напарника, а в сугубо практической плоскости. Для него разговоры с девушками никогда не были самоцелью, они были лишь мостиком, необходимым и неизбежным этапом на пути к чему-то более существенному и ощутимому. И именно в этом вполне конкретном, точно обозначенном направлении он двигался и теперь. Тем более что обстоятельства благоприятствовали ему как никогда. Похоже было, что он ухватил наконец удачу за хвост и встретил ту, о которой можно было только мечтать. Девчонка, по всей видимости, была совершенно без комплексов. Полная оторва! Та не так уж часто попадающаяся женская особь, о которой грезит любой парень. И даже завоёвывать её не пришлось, стараться, тратить силы и нервы. Она, как созревший плод, сама упала ему в руки. И плод-то был не абы какой, а сочный, манящий, так и просящийся в рот. И можно было не сомневаться, какой он сладкий внутри. Что многократно усиливало желание попробовать его и оценить его вкус.

И, раззадоренный и обуреваемый всё более разгоравшимися в нём желаниями, которые по своей остроте и напряжённости не шли ни в какое сравнение с теми, что он испытывал во время недавней охоты на девушек, в разы превосходя тогдашние ощущения, он, уже не в силах остановиться, смело пошёл дальше в своих расспросах:

– А какие позы ты предпочитаешь?

«Что он несёт?» – мелькнуло в голове у совершенно обалдевшего Дениса. – «Какие нахрен позы?!»

Лиза же по-прежнему была невозмутима и бесстрастна, как бронзовое изваяние. Докурив к этому времени сигарету и выбросив окурок за окно, она откинулась на спинку и приставила пальчик ко лбу.

– Да особых предпочтений в этом смысле, наверно, и нет, –промолвила она после короткого раздумья. – Каждая поза хороша по-своему. Тут главное, чтобы парень не был мудаком и думал не только о себе, а постарался бы доставить удовольствие и мне.

«Я! Я не буду думать о себе! Я доставлю тебе удовольствие, моя королева!» – чуть не крикнул Влад, почувствовавший в этот момент настоящее возбуждение и сладкую дрожь в теле, что заставило его крепче вцепиться в руль и чуть сбросить скорость, так как, с одной стороны, он заметил расположившихся невдалеке гаишников, а с другой – он понимал, что становится рассеянным, всё меньше смотрит на дорогу и уже не в состоянии думать ни о чём другом, кроме своей очаровательной и разбитной пассажирки, в которой утончённая, изысканная красота и предельное, восхитительное бесстыдство выступали в таком бесподобном сочетании, что не восхититься и не увлечься ею было просто невозможно. В сравнении с нею сразу потускнели и отодвинулись на задний план все красотки, которых он видел и с которыми познакомился, а некоторым даже назначил свидание, накануне, все эти Ангелины, Оксаны, близняшки, блондинки, брюнетки и прочие. Он мгновенно забыл о них, выбросил их из памяти, как ненужный, обременявший её хлам. Такая же участь постигла и Диану, и другую, настоящую, вроде бы любимую им Оксану, о которой он до этого нет-нет да и вспоминал, мысли о которой совсем недавно будили в нём острую, щемящую сердце тоску и заставляли порой внезапно мрачнеть и задумываться.

И вот в одно мгновение всё закончилось, как рукой сняло. Не было больше ни воспоминаний, ни тоски, ни мыслей о прекрасном, но, похоже, уже невозвратном былом. Теперь перед его взором и в его голове была только она – хрупкая, миниатюрная, похожая на куклу красавица с чувственными полуоткрытыми губами и огромными, то суживавшимися, то широко, как бы в изумлении, распахивавшимися глазами, словно таившими что-то в своей сумеречной глубине. Впрочем, совсем не эта глубина занимала его в эту минуту. Как ни чудесны были её глаза и безупречные, идеально правильные черты лица, не на них он смотрел чаще всего. Его пронзительный, исследующий взгляд то и дело скользил по её смуглым обнажённым плечам, задерживался на тонком полупрозрачном лоскутке одежды, прикрывавшем упругую девичью грудь, выхватывал выглядывавший из-под короткой майки кусочек живота, гладил обворожительные, будто высеченные из слоновой кости ноги и, наконец, мысленно проникал к ней под юбку, в её крошечные белые трусики, которые он сумел пару раз заметить, когда она закидывала ногу за ногу. Эти элементы её обольстительной внешности вкупе с пряными, дразнящими разговорами, которые она вела совершенно не стесняясь, легко и небрежно, создавали цельный, законченный образ красивой, бесстрашной, независимой, свободной от всяких условностей и ограничений девушки, живущей так, как ей хочется и нравится, не признающей никаких запретов и препон для своей воли, смело отдающейся своим желаниям и не считающей это чем-то неприличным, постыдным, зазорным, напротив, полагающей это естественным, законным и дозволенным.

И, руководствуясь этими соображениями, молнией промелькнувшими в его взбудораженном мозгу, и решив, что после такого многообещающего начала уже нечего церемониться, он в очередной раз взглянул в зеркало, отражавшее прекрасные, сводившие его с ума черты, и приглушённым, с лёгкой хрипотцой голосом задал вопрос, который так и вертелся у него на языке, ожидая лишь мгновения, чтобы быть озвученным:

– А тебе нравится, чтобы куда тебе кончали?

Задавая этот совсем уж деликатный вопрос, он и сам не был уверен, как отреагирует на него собеседница, раскованность и раскрепощённость которой, возможно, всё-таки имели какие-то пределы, и немного волновался по этому поводу.

Но его волнение оказалось напрасным. Лиза, очевидно, действительно была той девушкой-мечтой, встречи с которой, даже не осознавая этого, он ожидал, наверное, всю свою пусть недолгую, но необычайно бурную жизнь. И вот встретил. Нежданно-негаданно, совершенно случайно, на пустом пригородном шоссе, на безлюдной заброшенной остановке, возле которой, похоже, давно уже не останавливался никакой транспорт. А он остановился, заметив её маленькую одинокую фигурку лишь краем глаза, но словно почувствовав в тот миг какой-то толчок, мощный импульс, властный внутренний голос, повелевший ему затормозить и выйти из машины. И приблизиться к ней, и заговорить, и познакомиться, и пригласить её покататься и приятно провести время вместе. Но то, что это «приятно» наступит так скоро, он даже предположить не мог…

– В ротик. Или на личико. Можно и на грудь, – по-прежнему как ни в чём не бывало, ровным, монотонным голосом, чуть растягивая слова, ответила Лиза. Но через секунду вдруг наморщила носик и с брезгливой гримаской промолвила: – Только не на волосы! Вот этого не люблю. Категорически! А то есть такая идиотская манера у некоторых…

– Только не у меня! – поспешил успокоить её Влад, судорожно глотнув вязкую сладковатую слюну, наполнившую его рот. – Я такой дурацкой привычки не имею, уверяю тебя.

Девушка устремила на него из-под полуопущенных ресниц долгий завораживающий взгляд и, ободряюще улыбнувшись, кивнула.

– Молодчина! Я в тебе и не сомневалась.

Получив удовлетворительный ответ на особенно волновавший и заводивший его вопрос, приправленный очередной похвалой в его адрес, сопровождавшейся таким выразительным, многообещающим, как ему показалось, взглядом, Влад взыграл духом, весь затрепетал и, не без оснований полагая, что дело в шляпе, что он почти у цели и нужно сделать лишь последний шаг, чтобы достигнуть её, шумно выдохнул и, то ослабляя хватку, то снова сжимая руль вспотевшими, слегка онемелыми пальцами, проговорил взволнованным, чуть хрипловатым голосом:

– Я уже упоминал, что мы с приятелем ехали отдохнуть в одно тихое местечко… Тут, недалеко… Там озерцо есть небольшое…

– А, ну да, знаю я это место, – перебила его Лиза, качнув головой. – Бывала там… Да, там очень миленько.

– Значит, двигаем туда? Ты не против? – Влад воззрился в зеркальце, в котором маячило чудесное, как мираж, отражение, с таким напряжённым ожиданием, словно от ответа пассажирки зависела его жизнь.

И та, вероятно поняв это, не отказала себе в удовольствии немного помучить его, не торопясь с ответом и будто в раздумье отведя взгляд в сторону. Но не выдержала долго и, снова обратив взор на замершего в нетерпении водителя, согласно опустила ресницы.

– Ну, давай, поехали.

Глаза Влада вспыхнули радостью и торжеством, на губах заиграла сладострастная улыбка. Он выпрямился, расправил плечи и, надавив на газ, громко возгласил:

– Ну так вперёд! Мигом домчимся.

В этот момент Денис, как и прежде, слегка ошалелый от всего происходившего и чувствовавший себя не слишком уютно на этом чужом для него празднике жизни, случайно полуобернулся в сторону девушки и бросил на неё мимолётный взгляд. И поразился, заметив странное, угрюмое выражение её лица, так не вязавшееся с её кукольной, няшной внешностью, кривую ухмылку, исказившую её губы, и тяжёлый, мрачный взор, устремлённый ею на окрылённого свалившимся на него счастьем, уже ничего не видевшего и не слышавшего Влада, весело насвистывавшего что-то и всё быстрее гнавшего машину туда, где должно было осуществиться его самое заветное желание.

Взгляд Дениса не остался не замеченным ею. И мгновенно с её лицом произошла обратная метаморфоза: его озарила светлая, лучистая улыбка, в глазах заискрились мягкие, ласковые огоньки, нежные алые губки расцвели и сложились бантиком. И Денис был изумлён этим молниеносным преображением не меньше, чем хмурой, отталкивающей миной, омрачившей только что её черты. Эта девочка владела своим лицом не хуже профессиональной актрисы. Только что означают эти превращения? Почему вдруг ни с того ни с сего так резко изменилось выражение её лица? Что это, просто крутой перепад настроения, или же за этим стоит что-то другое, более глубокое и серьёзное?

Пытаясь понять это, он вновь, на этот раз дольше и пристальнее, взглянул на неё. Но не заметил больше ничего интересного. Она не смотрела ни на него, ни на Влада, с равнодушным, рассеянным видом уткнувшись в свой телефон и быстрыми, почти неуловимыми движениями ловких тонких пальцев с ярко-красным маникюром набирая какой-то текст.

Денис ещё несколько мгновений поколол её насторожённым, подозрительным взглядом, но, так ничего и не высмотрев, отвернулся от неё и задумчиво уставился за окно. В отличие от напарника, пребывавшего в великолепном, даже несколько взвинченном расположении духа и волнующем предвкушении грядущих радостей, в неизбежности и близости которых после общения с разбитной пассажиркой он не сомневался, настроение Дениса, и до того не слишком приподнятое и радужное, испортилось окончательно. Он не понимал, куда и зачем они едут. Вернее, понимал, очень даже понимал, куда и с какой целью направляются Влад и подобранная им в буквальном смысле на дороге развязная девица, очень быстро нашедшие общий язык и узревшие друг в друге родственные души. Но ему-то что делать в их компании? Какая роль ожидает его в том, что, очевидно, должно было вскоре произойти на лоне природе, на берегу лесного озера, куда так нетерпеливо стремился Влад? В этом случае, как известно, третий лишний. Но, с другой стороны, и деваться ему некуда. Не идти же домой пешком – они отъехали от города уже слишком далеко. Так что волей-неволей придётся пройти этот путь – весёлый и захватывающий для одних, унылый и безрадостный для него – до конца.

V

Следующий участок пути Влад проехал, почти не глядя на дорогу, а зорко всматриваясь в громоздившиеся справа от шоссе заросли, состоявшие из высокой травы и густого кустарника, за которыми вздымались стройные колоннообразные сосны с пышными, будто вспененными верхушками и приземистые, раздавшиеся вширь ели, раскинувшие во все стороны свои длинные мохнатые лапы. Высмотрев через какое-то время небольшой, еле различимый просвет в буйно разросшейся зелени, он с довольным видом кивнул, выразительно подмигнул Лизе – та ответила ему тем же – и, свернув с проезжей части, поехал по узкой, едва уловимой извилистой дорожке, усеянной шишками и сухими ломкими ветками, вившейся между деревьями и кустами и, казалось, вот-вот готовой оборваться. Однако она не обрывалась, а, напротив, стала вскоре более явственной и отчётливой, расширилась и выровнялась и, сделав ещё несколько поворотов, упёрлась в плоский берег, поросший свежей изумрудной травой. В центре раскинувшейся среди лесной глуши обширной поляны лежало небольшое живописное озеро, окаймлённое со всех сторон цветущими зелёными берегами, обрисованными мягким ускользающим контуром. Воды его были совершенно безмятежны, неподвижны, невозмутимы, лишь мелкая рябь изредка тревожила его зеркальную гладь, когда над поляной проносился лёгкий тёплый ветерок, тихо шелестя в кронах деревьев.

Влад остановил автомобиль неподалёку от берега, под сенью рослой разлапистой ели. Денис заметил, что приятель взволнован – он был немного бледен, его руки слегка дрожали. И, чтобы скрыть волнение, он напялил на лицо легкомысленную, жизнерадостную ухмылку и подчёркнуто бодро и громко произнёс:

– Ну, братва, приехали. Выходим.

Денис покосился на товарища, хмыкнул и, ничего не сказав, открыл дверцу и выбрался наружу.

Влад же, оставшись со своей спутницей наедине, как-то нерешительно, будто украдкой, взглянул на неё и, не найдя что сказать, вдруг утратив своё обычное красноречие, лишь дёрнул головой и вяло усмехнулся.

Но девушка, очевидно поняв его состояние, пришла ему на помощь, задорно подмигнув и вкрадчиво промолвив:

– Ну, ковбой, чего же ты? Не смущайся. Смелее, за дело!

Он вскинул на неё глаза и чуть сдавленным, бесцветным голосом пробормотал:

– Что, прям сейчас?

Лиза, кладя телефон в сумочку, как бы между делом обронила:

– Ну да. А чего тянуть-то?

Влад перевёл дух и, чувствуя, как сердце в его груди стучит всё сильнее, выдавил из себя:

– Я думал, может искупаемся сначала… А потом уж…

Но девушка оборвала его, уверенно и твёрдо заявив:

– Нет, сейчас! Я так хочу. – И, с вызовом глянув на него, спросила: – Или, может, я не нравлюсь тебе?

– Ну что ты! Нравишься! Конечно, нравишься, – поторопился заверить её Влад, испугавшись, что она, приняв его смятение за нежелание, может передумать и всё запланированное им сорвётся в самый ответственный момент, когда он уже полагал дело решённым и почти сделанным. – Давненько не встречал такой красотки.

Она самодовольно усмехнулась и небрежным движением смахнула упавшую на лоб непокорную прядь.

– Да уж, что есть, то есть. Природа меня не обидела. Спасибо маме с папой, постарались…

Но, говоря это, она вдруг прервала себя, и по её лицу пробежало хмурое облачко.

Влад, не отрывавший от неё внимательного, вожделеющего взора, тут же отметил это и осторожно поинтересовался:

– Что-то не так?

Но она, уже овладев собой, широко улыбнулась и беззаботно взмахнула рукой.

– Порядок. Всё нормально… А сейчас… – прибавила она, чуть понизив голос, приобретший нежные, бархатистые нотки, и обдав собеседника жаром своих вспыхнувших огнём, заискрившихся глаз, – сейчас будет ещё лучше. Уж ты поверь мне!

«Верю!» – хотел сказать Влад, но не издал ни звука, внезапно задохнувшись от наплыва чувств. Вроде бы отлично известных, не раз испытанных им, ставших привычными и почти обыденными, но вот теперь, в этот момент, показавшихся ему какими-то новыми, незнакомыми, необычайно взволновавшими и взбаламутившими его. Так, что он едва контролировал себя и вообще с трудом узнавал самого себя, по-другому ощущал себя, как если бы это был уже не он, а кто-то другой, чудесным образом перевоплотившийся в него, оказавшийся в его шкуре и совершенно по-иному думавший и чувствовавший. И совершилось это странное превращение по вине этой маленькой изящной девушки, почти девочки, которую он ещё час назад знать не знал, а теперь, как безусый юнец, впервые оказавшийся наедине с женщиной, трепетал, чуть дышал и изнывал от желания под её пронизывающим, загадочно мерцавшим взглядом.

Лиза между тем, видимо действительно решив не затягивать и приступить к делу немедленно, ободряюще кивнула ему и вышла из машины. Влад, по-прежнему дрожа мелкой дрожью и ощущая лёгкое головокружение, последовал за ней. Но, покинув водительское кресло и сделав пару шагов, остановился и в нерешимости огляделся.

Девушка, угадав причину его замешательства, подошла к нему и указала место возле раскрытой дверцы.

– Стой тут, – коротко велела она.

Влад повиновался. Встал возле дверцы и уставился на партнёршу, ожидая новых указаний.

Однако их не последовало. Лиза от слов перешла к действиям: приблизилась к нему вплотную и, окинув, как товар в магазине, острым, оценивающим взглядом, внезапно сильно хлопнула его ладонью в пах.

Влад от неожиданности аж подпрыгнул и подался назад, упёршись спиной в дверцу. И удивлённо воззрился на девушку.

– Не бойся, – улыбнулась она и ласково коснулась его щеки. – Это так, прелюдия. А сейчас начнётся настоящее дело.

Влад, не в силах вымолвить ни слова, побледнел ещё сильнее и чуть тряхнул головой.

Лиза, ещё раз обворожительно улыбнувшись, опустилась на колени и быстрыми, уверенными движениями, обличавшими богатый опыт в этой области, принялась расстёгивать ремень на его джинсах.

Влад, ощутив вдруг некоторую слабость и томление во всём теле, испустил протяжный вздох, ещё плотнее упёрся спиной в открытую дверцу и огляделся кругом томным, чуть помутившимся взором. И увидел нависшие над его головой отягчённые продолговатой хвоей еловые ветки, голубевшую чуть поодаль недвижную гладь озера, с задумчивым видом бродившего по его берегу Дениса, черневшую ещё дальше мощную стену леса и теснившиеся над его кромкой густые сизые облачка, предвестники, возможно, неблизкой, но неминуемой грозы. Но всё это он видел смутно, неопределённо, как будто сквозь дымку, застилавшую его глаза и размывавшую всё, что ещё минуту назад он различал ясно и отчётливо. Однако это было вполне объяснимо: минуту назад очаровательная девушка не стояла перед ним на коленях и её ловкие, проворные пальцы не орудовали у него между ног!

Она меж тем не теряла времени даром. Через несколько секунд его расстёгнутые джинсы сползли до колен, и Влад остался в одних плавках, которые не могли скрыть его крайнего возбуждения, проявлявшегося уже не в виде эмоций и переживаний, а вполне зримо, наглядно.

Что не преминула отметить Лиза, расширив глаза при виде представившегося ей зрелища и с восхищением – непонятно, искренним или наигранным – протянув:

– О-о, ты уже так раскочегарился! Готов в бой прям сейчас. – И, подняв на него сверкающий взгляд и проведя кончиком языка по губам, замирающим полушёпотом, от которого его сердце заколотилось как бешеное, прибавила: – А он у тебя большой! Приятная неожиданность. Обожаю большие!

И, резко сдёрнув с него плавки, принялась за дело…

Денис тем временем прохаживался по берегу, на почтительном расстоянии от решившей предаться плотским утехам парочки, не зная, чем себя занять и остро переживая двусмысленность своего положения. Его не покидало настойчивое желание повернуться и уйти отсюда куда глаза глядят. Однако идти было некуда, местность кругом была глухая и незнакомая ему – лес, причём довольно дремучий, – а потому волей-неволей приходилось дожидаться, пока приятель и его партнёрша покончат со своими, безусловно, очень занимавшими их делами и можно будет отправиться восвояси. Но до этого момента было ещё, по-видимому, далековато – у случайных любовников всё ещё только начиналось, – и ему не оставалось ничего иного, как терпеливо дожидаться, когда они удовлетворят свои необузданные, мгновенно воспламенившиеся желания и Влад снова сядет за руль и вывезет их из этой глухомани.

В ожидании этого Денис, то и дело вздыхая и недовольно хмурясь, бродил по окрестностям лесного озера, рассеянно поглядывая на его покрытые сочной ядовитой зеленью берега, разросшиеся тут и там камыши, застылые, точно мёртвые воды стального цвета, слегка, будто нехотя, зыбившиеся под напором налетавшего временами ветерка, ближе к вечеру заметно усилившегося и посвежевшего. Всё чаще раздавался продолжительный монотонный шум, рождавшийся в кронах деревьев и разносившийся окрест мягкими неуловимыми волнами. Высокая трава клонилась к земле, из чащи доносились чуть слышные неясные звуки, и даже неколебимые, словно загустевшие воды озера под действием ветра чуть-чуть волновались и с тихим плеском набегали на берег.

У Дениса совсем не было желания смотреть, чем там занимаются его товарищ и его любезная, однако ненароком, почти против воли он взглянул в их сторону. Но ничего толком не увидел – любовников надёжно скрывал массивный блестящий корпус авто, особенно бросавшийся в глаза на фоне окружающей дикой природы. Виднелась лишь чуть склонённая голова Влада, уронившего взгляд вниз, на свою по-прежнему коленопреклонённую, совершенно не видимую Денисом партнёршу, и едва заметно шевелившего губами, очевидно говорившего ей то, что обычно говорят в таких случаях парни девушкам.

Неугомонное воображение, опять-таки вопреки его воле, тут же нарисовало ему картину того, что было скрыто от его глаз. Причём так живо и ярко, что ему на какое-то мгновение почудилось, будто он и впрямь видит это. И не только видит, но и слышит те слова, которые его приятель, не стесняясь в выражениях, говорит ублажавшей его девице, стимулируя её к более активным действиям. У Дениса возникло впечатление, что он подглядывает и подслушивает то, что совсем не предназначено для его глаз и ушей. И, стремясь избавиться от этого наваждения, он мотнул головой, отвернулся и устремил взгляд вдаль, на громоздившиеся на краю неба грязновато-серые, предвещавшие грозу облачка.

И вслед за взглядом устремились и его мысли. Далеко-далеко, прочь от этой поляны, где кому-то в эти мгновения было так хорошо и приятно, а ему – одиноко и тоскливо. И почти сразу главной героиней этих дум вновь сделалась та, о которой он только и думал все последние дни. Как ни гнал он от себя её образ, как ни отталкивал его, стараясь перечеркнуть и выбросить его из памяти, попытки эти оказывались тщетны. Он упорно, раз за разом, возвращался, казалось, ещё более явственный, зримый, почти осязаемый. И преследовал, донимал, изводил его, точно стремясь сделать ему побольнее, помучить его, свести его с ума. И – Денис вынужден был признать это – вполне успешно. Ему и вправду начинало порой казаться, что от всего пережитого и продолжавшего переживаться ум у него заходит за разум, голова идёт кругом, мысли в ней мешаются, беспорядочно мечутся и кружатся в стремительном хороводе. И не было никакой возможности привести их в порядок, расставить всё по своим местам, хоть немного утишить этот разрушительный вихрь, грозивший разнести его ослабевший мозг в пух и прах. Ну или хотя бы отрешиться на время от всего этого, успокоиться, отдохнуть, забыться. А затем попытаться встряхнуться, взять себя в руки и начать жить по-новому. Если получится…

Мысли его были прерваны каким-то движением, которое случайно отметил его мутноватый, затуманенный взгляд, беспорядочно блуждавший кругом. Оно как будто обозначилось на противоположном берегу озера, в паре десятков метров от Дениса. Он ничего не мог бы утверждать – слишком он был углублён в свои размышления и почти не замечал того, что окружало его, – но ему тем не менее показалось, что в густевших на противолежащем берегу зарослях мелькнула чья-то тень. Звериная или человеческая, этого он уже не знал. Чересчур смутно и мимолётно было его впечатление, и через минуту он уже сомневался, видел ли он что-то на самом деле или это лишь померещилось ему.

Денис ещё некоторое время шарил немного обострившимся взором по кудрявившимся в отдалении кустам и высоченной, почти в человеческий рост, траве, волнуемой и плавно колыхаемой ветром, пытаясь различить там что-то живое. Но ничего не различил. Там, как и повсюду вокруг, было пусто, ничего заслуживающего внимания не отмечалось, пейзаж был пустынен и уныл так же, как и внутреннее состояние смотревшего. И, прекратив это бессмысленное разглядывание, он отвёл глаза от безжизненной растительности, вздохнул и опять отдался своим депрессивным раздумьям, конца-краю которым, очевидно, не предвиделось.

Но теперь они несколько изменили своё привычное направление, обратившись к красотке, с которой развлекался невдалеке его приятель. В отличие от Влада, очарованного незнакомкой так, словно это была первая девушка в его жизни, Денис с самого начала, едва увидев её, ощутил к ней безотчётную, немотивированную, удивлявшую его самого неприязнь. Что действительно было странно, принимая во внимание её яркую, броскую внешность, что само по себе должно было вроде бы заинтересовать его и пробудить в нём как минимум определённую симпатию к ней. Но нет, ничего подобного. Ни интереса, ни симпатии не было и в помине. И уж тем паче возбуждения и желания, вспыхнувших, как огонь в соломе, в его товарище, от природы, впрочем, легко возбудимом и безоглядно отдававшемся своим следовавшим одно за другим увлечениям и порывам.

Что-то в ней настораживало и отталкивало Дениса. Что именно, он и сам не смог бы сказать определённо. Может быть, та лёгкость, с которой она уселась в машину к совершенно незнакомым парням и спустя недолгое время пустилась с одним из них в такой откровенный разговор, который и с близким человеком не очень удобно заводить. Может быть, та случайно замеченная им необъяснимая перемена в выражении её лица, когда она, думая, что никто не видит её, внезапно помрачнела и метнула на своих спутников ледяной, сверкнувший странным блеском взгляд. А может быть, его отчего-то раздражала её наружность – эти огромные сумрачные глаза на бестрепетном, холодно-прекрасном, как у статуи, лице, сочные кораллово-красные губы, периодически морщившиеся в едва уловимой брезгливой усмешке, тонкие, как паутинки, брови, изгибавшиеся дугой будто в удивлении, маленькие, изящно очерченные ручки и ножки, которыми она то и дело совершала чуть заметные нервные движения, крутые бёдра, рельеф которых подчёркивала узкая коротенькая юбка, гордо выставленная вперёд грудь, вроде бы ещё девственная, едва сформированная, но при этом выглядевшая агрессивно и вызывающе, как у опытной, видавшей виды соблазнительницы. И, похоже, только Денис, по своим, сугубо личным причинам, не поддался этому соблазну, властно увлёкшему и покорившему его напарника. Не поддался прежде всего потому, что его мыслями всё ещё безраздельно владела другая, сама отвергнувшая его, оскорбившая и унизившая его, но при этом, несмотря на это продолжавшая жить в его сердце, не отпускавшая его, стоявшая перед его взором как наяву с обольстительной, хмельной улыбкой на устах.

И в какой-то момент ему начало казаться, что эти улыбки, и губы, и глаза, и выражение лица схожи у той и у другой. У неизвестной девицы, занимавшейся в эти минуты за машиной удовлетворением его друга, и его теперь уже бывшей подруги, не выходившей у него из головы, будто поселившейся там навеки. Да, он только сейчас заметил и признал это: они действительно были на редкость похожи! И возможно, возникла вдруг в его мозгу неожиданная мысль, не только внешне. Кто знает, может быть, будучи на словах его девушкой, встречаясь, целуясь, занимаясь с ним любовью, говоря ему нежные слова, уверяя его в неизменности и вечности своих чувств, она втайне занималась тем же, чем занимается эта Лиза. Вела двойную жизнь. Усыпив его бдительность, и без того не слишком надёжную, напустив ему пыли в глаза, пользуясь его доверчивостью и близорукостью, гуляла направо и налево, когда и с кем хотела, ни в чём себе не отказывая и безудержно отдаваясь своим желаниям. А он ничего не знал, ни о чём не догадывался, думать не думал ни о чём подобном. Безусловно, безоговорочно верил своей Свете. Ему и в голову не могло прийти, что она способна обмануть его, посмеяться над ним, изменить ему. Кто угодно, но только не она. Она же особенная, единственная в своём роде, не такая, как все. Она лучше, выше, чище всех остальных. Она совершенство. Даже тень подозрения не смеет пасть на неё, даже мельчайшая крупинка грязи не может пристать к сияющим белым одеждам, в которые он мысленно облачил её.

Его порождённое любовью самоослепление, неумение и нежелание видеть истинное положение вещей, смотреть правде в глаза были поистине безграничны. Он, наверное, убил бы на месте любого, кто решился хотя бы намекнуть ему на то, как на самом деле обстоят дела, как ведёт себя и кем в действительности является его обожаемая Света. И, зная это, никто и не отваживался. Даже самые близкие друзья. Кому ж охота нарываться на неприятности. Все молчали. Лишь ухмылялись втихомолку, понимающе перемигивались и вполголоса обсуждали это у него за спиной. Правда во всей своей бесстыдной, безжалостной, бьющей по глазам наготе открылась перед ним, как чёрная зияющая бездна, лишь сегодня, после слов Влада. Открылась – и добила его, уже до этого разбитого и раздавленного, окончательно. Смяла, растоптала, уничтожила его…

Дикий, страшный, пронзительный вопль внезапно ворвался в его сумбурные думы и вернул его к реальности. Такого безумного, душераздирающего крика он, казалось, не слышал никогда в жизни. Буквально оглушённый им, Денис ошеломлённо огляделся, в первые мгновения не в силах сообразить, что произошло, кто кричал.

Ответ не пришлось искать слишком долго. Кричал Влад. Его скрюченное, очевидно от невыносимой, нечеловеческой боли, точно сведённое судорогой тело каталось по земле, орошая покрывавшую её траву свежей алой кровью, отчётливо видимой на яркой зелени. Он конвульсивно прижимал окровавленные руки к паху и заходился от истошного, срывавшегося крика, от которого у Дениса начало звенеть в ушах. Ошалело, ещё ничего не понимая, вернее, боясь понять, уставившись на полуобнажённого, запятнанного собственной кровью товарища, Денис видел его искорёженные, с трудом узнаваемые черты, раззявленный, страшно оскаленный рот, выпученные, вылезшие из орбит глаза с потемневшими, затмившимися зрачками, вероятно, уже ничего не видевшими из-за покрывшей их тьмы.

Но через секунду он поневоле вынужден был отвести глаза от этого жуткого зрелища, так как из-за машины вышла Лиза. Вышла и тут же выплюнула на траву что-то кроваво-красное, трепещущее, словно ещё живое. Денису показалось было, что она откусила и выплюнула свой язык. Но, одурело, с омерзением и ужасом взглянув на валявшийся на земле, в нескольких метрах от него, сочившийся кровью кусочек мяса, он, хотя и не сразу, уразумел, что это такое.

И невольно отшатнулся. И перевёл округлившиеся, очумелые глаза на девушку. Которая, с издевательской, глумливой усмешкой на лице, провела рукой по своим припухлым окровавленным губам, откинула с увлажнённого, блестевшего лба рассыпавшиеся по нему волосы и, чуть склонив голову, задорно подмигнула Денису.

При виде этого его изумление и шок как рукой сняло. Их сменила лютая, звериная ярость, окатившая его как варом. Ему захотелось растерзать, изувечить, разорвать на куски мерзкую гадину в соблазнительном девичьем образе, спокойно стоявшую перед ним и дерзко, без всякого страха ухмылявшуюся ему в лицо.

– Ах ты сука! – прохрипел он, едва шевельнув побелевшими губами, и, не помня себя, до боли стиснув зубы и сжав кулаки, в пьянящем, ослепляющем предвкушении мести ринулся на неё.

Но она, очевидно, совершенно не испугалась. Ни один мускул не дрогнул на её лице. Она по-прежнему стояла на месте и насмешливо, исподлобья смотрела на него. Или, как показалось ему, словно куда-то мимо него…

Это – её как будто чуть отклонившийся в сторону взгляд – было последним, что он успел заметить. В следующий миг мощный тупой удар по затылку оглушил его и повалил наземь. Уже теряя сознание, он машинально упёрся руками в землю и попытался приподняться, но второй удар, на этот раз по спине, между лопаток, окончательно отключил его.

VI

Лёгкая тряска и негромкий размеренный гул едущей машины было первым, что ощутил и услышал Денис после того, как стал приходить в себя. А ещё тихие придушенные стоны. Такие мучительные и жалобные, что у него невольно защемило сердце и в душу закралась такая тягучая, неизбывная тоска, будто случилось какое-то страшное горе. Только он никак не мог вспомнить какое. Он вообще не в состоянии был собраться с мыслями и восстановить в памяти то, что с ним произошло. Перед застилавшей глаза тёмной колыхавшейся, как занавес, пеленой мельтешили лишь смутные тени, причудливые образы, обрывки воспоминаний, сталкиваясь, смешиваясь, наслаиваясь одно на другое и образуя какой-то невероятный сумбур, разобраться и понять что-либо в котором не представлялось невозможным.

Однако очень скоро ему помогли припомнить случившееся с ним. Приглушённо, неясно, как будто издалека, сквозь наполнявший его голову шум до него донеслись голоса. Сначала почти неразличимые, едва уловимые, словно глухие отзвуки чьего-то разговора. Затем, по мере того как его сознание понемногу прояснялось и ощущения делались более ясными и отчётливыми, он стал различать отдельные слова, потом целые фразы и, наконец, весь разговор, который, как выяснилось, происходил не где-то вдалеке, а совсем близко, рядом с ним.

– Ну, сеструха, ты молодец! – произнёс низкий, грубоватый мужской голос. – Сработала, как всегда, на ура. В своём деле ты настоящая мастерица, надо признать.

– Да я-то мастер, – отозвался женский голос, показавшийся Денису удивительно знакомым, будто он слышал его совсем недавно, только никак не мог припомнить, когда и где. – Я своё дело знаю назубок и свои обязанности выполняю чётко, как по нотам. Чего не скажешь о вас. В прошлый раз вы едва не завалили всё дело.

– Да ладно, чё вспоминать-то? – вклинился в разговор ещё один мужской голос, похожий на первый, но ещё более грубый и сиплый, будто простуженный. – Ну, случился косяк. С кем не бывает? Сегодня же всё прошло без накладок, как по маслу.

– Да уж, спасибо, сегодня вы подоспели вовремя, – проговорила женщина, судя по тону, очевидно, с усмешкой. – А то ещё минута-другая – и этот хлыщ кончил бы мне в рот. Так себе удовольствие, прямо скажем, – принимать сперму от первого встречного сопляка, разъезжающего на папашиной тачке в поисках приключений… Ну что ж, сегодня он своё приключение нашёл. Правда, боюсь, совсем не то, на которое рассчитывал, – смеясь, прибавила она.

Собеседники ответили на её замечание дружным одобрительным смехом.

У Дениса от всего услышанного ещё сильнее потемнело в глазах и вновь зашумело в голове. Он всё вспомнил! Мгновенно словно яркий луч пронзил затопившую его сознание тьму, разогнал мелькавшие перед ним призраки и высветил недавние события. Всё, от начала до конца, пронеслось перед его мысленным взором. Утренняя встреча с приятелем, взаимные откровения, импровизированный Владов пикап, поездка за город, внезапная остановка, очаровательная незнакомка, объявившаяся в их автомобиле и пустившаяся в фривольные разговоры с Владом. А затем мёртвое, наполовину заболоченное, покрытое тиной и заросшее ядовитой зеленью лесное озеро, возня за машиной, разорвавший тишину страшный, исступлённый крик, катающееся по земле окровавленное тело, похабная и злобная ухмылка на миловидном девичьем лице. А потом обрушившийся на него сзади, словно из ниоткуда, удар. И тишина, бесчувствие, мрак…

Денис открыл глаза. Взгляд его упёрся в узкое пространство между задними сиденьями и спинками передних кресел, устланное ворсистым серым ковриком, на котором выделялись бесформенные тёмные пятна. Он некоторое время тупо смотрел на эти пятна, не понимая, что это такое и откуда они тут взялись. Потом догадался. Это была кровь. Он испугался было: не его ли? Но, пробежав тревожным взглядом по своему телу, прислушавшись к своим ощущениям, понял, что нет, вероятнее всего, не его. Он был очень слаб, буквально разбит, чувствовал головокружение и лёгкую тошноту, а главное – сильную ноющую боль в затылке и между лопаток, в тех местах, на которые пришлись удары, нанесённые неведомо кем и лишившие его чувств. Но кровотечения вроде бы не было, тем более такого обильного, при котором он мог бы запятнать своей кровью пол.

Но если это не его кровь, тогда чья же? Он осторожно повёл взглядом туда-сюда и, переведя его влево, нашёл ответ на свой вопрос. Рядом с ним, бессильно привалившись к дверце и уронив голову вниз, сидел, а вернее, почти лежал Влад. Он, очевидно, находился в полубессознательном состоянии, глаза его были закрыты, померкшее, осунувшееся лицо бледно, с синеватым отливом, как у мертвеца. Можно было бы, пожалуй, в самом деле принять его за покойника, если бы не то и дело искажавшие его черты лёгкие судороги и не вырывавшиеся из груди слабые, временами совершенно замиравшие стоны.

Поглядев на бесчувственного товарища несколько мгновений, Денис опустил глаза – и невольно вздрогнул. Ноги Влада, область паха, сиденье под ним, коврик, покрывавший пол, – всё было залито кровью. Причём не только подсохшей и запёкшейся, но и продолжавшей капля за каплей сочиться из его раны. Самой раны Денис не видел – она была скрыта кое-как натянутыми на бёдра джинсами и краем футболки, тоже насквозь пропитанными кровью, – но он к этому времени уже вспомнил, какого она рода, и в достаточной степени уразумел, что это означает для его злосчастного друга.

Впрочем, только ли для Влада? Его собственная участь также не внушала ему особого оптимизма. Ведь он не знал, даже не представлял себе, во власти каких людей он оказался, куда они везут его, что собираются сделать с ним. Очевидно было одно: ничего хорошего! Ужасное начало логично подводило к выводу, что продолжение будет не менее, а не исключено, что и более жутким. Денис ещё далеко не в полной мере осмыслил случившееся с ними, с ним и его напарником, но его мысль лихорадочно, в бешеном темпе работала, сравнивала, соотносила, анализировала. И заключения, к которым он в результате приходил, были неутешительны и повергали его в отчаяние.

Денис, оторвав взгляд от полуживого приятеля, украдкой посмотрел на других людей, разместившихся в машине. На заднем сиденье, справа от него, расположился кто-то, лица которого Денис не видел, слыша только его сиплый, осевший голос и улавливая исходивший от него смрад дешёвого курева, смешанный с кисловатым запахом такого же, по-видимому, не слишком изысканного алкоголя. А вот сидевших впереди он мог разглядеть довольно чётко. Место водителя занял широкоплечий, атлетически сложённый молодой мужчина с почти полным отсутствием волос на голове и резкими, рублеными чертами лица, на котором выделялись мощный квадратный подбородок и крупный костистый нос, придававший лицу хищное выражение. Положив огромные мускулистые руки на руль, он в ходе продолжавшегося разговора то и дело поворачивал голову к своей соседке, сидевшей на том месте, которое не так давно занимал Денис. И этой соседкой была не кто иная как Лиза, миниатюрная девочка с кукольной внешностью, в недобрую минуту подобранная его падким на удовольствия другом на шоссе и сыгравшая в их судьбе такую зловещую роль. Впрочем, как тут же мысленно оговорился Денис, роль эта была ещё далеко не сыграна и всё самое главное и интересное, очевидно, было впереди. Вероятно, всё должно было произойти и закончиться там, куда их везли на их же собственной машине, захваченной неизвестными в качестве трофея. И о том, что именно это будет, он старался даже не думать – слишком страшны были эти догадки и предположения, слишком большой, леденящий, затмевавший разум ужас вызывали у него находившиеся рядом люди, в полной, безраздельной власти которых он очутился.

– А ведь мы чуть не спалились, – промолвил после короткого молчания водитель, в очередной раз оборачивая к собеседнице своё резко очерченное носатое лицо и слегка усмехаясь. – Валерка сдуру вылез из кустов раньше времени, и этот, второй, кажись, засёк его.

Лиза фыркнула.

– Я почему-то не удивлена. Не было ещё случая, чтоб вы сделали всё как надо, по моим инструкциям. Так, как я делаю.

– Ага, точно, – подал голос сосед Дениса, зашевелившись и обдав его новой волной тяжёлого дымно-алкогольного чада. – Я маленько тупанул, решил, что уже надо идти к тебе на подмогу. Ну и полез было из зелёнки. Глядь, а на том берегу чел этот, – он похлопал Дениса по спине, – стоит и в мою сторону пялится. Хорошо, что братуха сообразил и тут же назад меня затащил. А то б реально спалились! – И он закатился жизнерадостным дураковатым смехом, от которого, как и от его прикосновения, у Дениса мороз пробежал по коже.

Лиза, не обратив на Валерины слова внимания, уткнула в водителя строгий, требовательный взгляд.

– Ну ладно, с этого придурка взятки гладки. А ты-то куда смотрел? Если бы его кореш действительно заметил вас и заподозрил что-то, всё могло бы пойти не так гладко.

Водитель пренебрежительно мотнул головой.

– Да не паникуй ты, Лизок. Всё ж по итогу хорошо закончилось. Как было задумано. Никаких промашек… Ну, кроме этой…

– Вот именно: кроме этой! – чуть повысив голос, холодно, со значением произнесла девушка. – А этого, по-твоему, мало? В нашем деле одной-единственной оплошности, самого мелкого, ничтожного промаха вполне достаточно, чтобы загубить абсолютно всё. По краю ходим! Сам, наверно, понимаешь, не дурак ведь.

– Понимаю, – процедил сквозь зубы её собеседник, устремив хмурый взгляд вперёд.

Денис не мог сказать про себя того же. Он ничего не понимал. Ни кто эти люди, ни что им надо, ни куда они везут его. Он мог только догадываться, предполагать, выстраивать в мыслях версии того, что должно было произойти с ним по прибытии туда, куда они направлялись. И от этих версий у него всякий раз холодело внутри, взор застилала мгла, сердце заходилось и едва трепетало в стеснённой груди. И его охватывал такой неописуемый, смертный ужас, какого он не испытывал ещё никогда в жизни. А распалённое воображение продолжало работать, догадки следовали одна за одной, одна страшнее и необычнее другой, вплоть до самых диких и невероятных. Так что в конце концов его начало брать сомнение в реальности происходящего, ему стало казаться, что всё это только мерещится ему, что он видит кошмарный сон, который, стоит ему лишь захотеть и сделать усилие над собой, прекратится, рассеется, как разгоняемый свежим ветром густой туман. И он в какой-то момент настолько уверовал в иллюзорность всего приключившегося с ним, что в самом деле стал пытаться стряхнуть с себя мнимое сонное оцепенение, принявшись глубоко вздыхать, трясти головой и усиленно вращать глазами.

Это не осталось не замеченным окружающими. Валера уже не похлопал, а довольно чувствительно стиснул сзади его шею и просипел ему в ухо:

– А ну-ка угомонись, чувачок, пока я тебе хребет не переломал.

И подкрепил свои слова действием, так сильно охватив шею Дениса своими мощными, точно железными пальцами, что тот, мгновенно прекратив свои телодвижения, замер и захрипел, приоткрыв рот и выпучив глаза.

Но Лиза, обернувшись к ним, умерила пыл своего подручного.

– Полегче, братан, полегче. Отпусти его. Пока что он нужен нам живой. Довезём его до дому в целости и сохранности. А там уж… – она сделала выразительную паузу и мрачно осклабилась. И, глядя Денису в глаза, зловещим шёпотом промолвила: – А там уж я потешусь с тобой вволю. Позавидуешь своему полудохлому кастрированному приятелю. Сам будешь о смерти просить, как о великой милости.

Валера, повинуясь её приказу, разжал пальцы, и полузадушенный Денис повалился на бок, хватая ртом воздух и с шумом втягивая его в себя. Чем немало развеселил Валеру, вновь разразившегося искренним детским смехом.

Лиза же, тут же переключив своё внимание на другое, обратилась к водителю:

– Пока добирались, ничего подозрительного не видели? Никого не встретили?

Тот небрежно взмахнул рукой.

– Да кого здесь встретишь, в этой глухомани? Тут даже зверья никакого не осталось, не то что людей.

Его беспечный тон, очевидно, не понравился девушке. Она строго сдвинула брови и, упёршись в собеседника острым, въедливым взглядом, внушительно произнесла:

– Толян, ты что, тоже дурак, как Валерка? Сколько раз вам объяснять, что надо быть внимательными, как зверь на охоте. Замечать всё, смотреть в оба, ничего не упускать из виду. Любая мелочь может нас погубить! Неужели так трудно это понять?

– Ну что ты, детка, истеришь сегодня? – примирительно сказал Толян, положив руку на колено девушки и ласково погладив его. – Всё же нормально, всё хорошо, всё как обычно. Чего ты нагнетаешь? Распекаешь нас, прям как детей малых…

– Да потому что вы ведёте себя как дети! – возмущённо ответила Лиза, шевеля тонкими кончиками ноздрей. – Как самые настоящие дети, ей-богу. За которыми нужен глаз да глаз. Которым всё надо объяснить и показать, разжевать и в рот положить. Но вы и после этого вечно умудритесь где-нибудь напортачить и испакостить дело. Прям зла не хватает!

– Ты преувеличиваешь, сестричка, – с приторной, масляной ухмылкой проговорил Толян, продолжая елозить рукой по колену соседки и понемногу продвигаясь вверх по ноге. – Ты слишком напряжена. Уж не отсос ли этому хлюпику так возбудил тебя?

Лиза резко сбросила его крупную кисть со своей ноги и, метнув на него горящий взгляд, негодующе воскликнула:

– Ты что мелешь, идиот? Говори, да не заговаривайся. Совсем страх потерял!

Ухмылка тут же исчезла с физиономии Толяна. Он неуверенным движением потёр свой массивный небритый подбородок, придававший ему сходство с бульдогом, положил руку на руль и, опасливо косясь на разгневанную напарницу, невнятно промямлил:

– Ну, ладно, ладно… Чё ты, в самом деле? Я ж пошутил.

– Я не переношу дебильных шуток, ты это отлично знаешь, – веско, отчеканивая каждое слово, произнесла Лиза, глаза которой продолжали метать молнии. – Заруби себе это на носу раз и навсегда! Ещё раз пошутишь так, пеняй на себя. Уяснил?

– Уяснил, – чуть помедлив, глухо пробурчал Толян.

Лиза впилась в него пронзительным, раскалённым взором.

– Громче. Я не расслышала.

– Уяснил, – возвысив голос, хотя по-прежнему не совсем вразумительно отозвался водитель.

Валера, до этого следивший за размолвкой брата и сестры молча и безучастно, словно это не касалось его, внезапно оживился и вмешался в разговор:

– Да лан, братва, успокойтесь. Остыньте. Чё вы накинулись один на другого? Было бы из-за чего… У нас и так врагов достаточно. Ещё не хватало, чтоб мы грызлись друг с другом им на радость.

Толян качнул бритой головой и искоса поглядел на девушку.

– А братан-то дело говорит. Как грится, устами младенца…

Лиза ответила ему долгим задумчивым взглядом и совсем другим, негромким, размеренным, почти задушевным, голосом промолвила:

– Да, он прав. Мы должны держаться вместе и стоять друг за друга горой. Иначе пропадём… Я ж не со зла наехала на тебя. Пойми: один неверный шаг – и всё, нам крышка. И назад дороги нет… Это не тот случай, когда совершил ошибку, исправил её и сделал всё как надо. У нас так не получится. Мы играем жизнями. И чужими, и своими. И для нас цена ошибки – смерть… Глупо и обидно губить себя из-за банальной неосторожности, которой вполне можно избежать. Для этого нужно просто слушаться меня и делать всё так, как я говорю.

– Да мы всё так и делаем, поверь мне, – сказал Толян, пошевелив своими могучими плечами. – В точности следуем твоим указаниям… Но только… ты ж сама понимаешь… всего не предусмотришь. Всякое может случиться, когда меньше всего ждёшь этого.

Лиза, нахмурив лоб, кивнула.

– Это да. Всего в жизни действительно не предусмотришь. Любая случайность может всё загубить… А впрочем, сколько верёвочке не виться… – она умолкла и мрачно усмехнулась.

Толян немного недоумённо взглянул на неё и скривил губы.

– У тебя, я гляжу, сегодня прекрасное настроение! С чего бы это? Всё вроде прошло гладко, как было задумано. Взяли этих додиков тёпленькими. Сейчас доставим их на место, разделаем, освежуем. Потеха будет та ещё. Всё как обычно. Как тебе нравится… Так чего хандрить-то? Я никак взять в толк не могу.

Девушка, глядя перед собой остановившимися, подёрнутыми лёгкой дымкой глазами, вздохнула и будто через силу проговорила:

– Не знаю, братуша. Не знаю, что со мной. Сама не своя хожу в последнее время… Какие-то предчувствия, страхи. Мысли мерзкие в голову лезут. Плохо спать стала, почти каждую ночь сны вижу один гаже другого… Вот на днях видела, будто в дом наш врываются потоки воды… мутной такой, грязной… и сносят всё к чёртовой матери… Паршивый это сон… К смерти это…

– Тьфу ты, мать твою! – выругался Толян и прибавил ещё парочку крепких слов. – Ещё не хватало нам в сны верить! Ты, сеструх, чёт не туда заворачиваешь. Так можно далеко зайти.

Лиза устало ухмыльнулась и, вновь переведя взгляд на соседа, с расстановкой произнесла:

– А мы давно уже зашли. Так далеко, что дальше просто некуда… И остановиться уже не можем. Поздно… Так что придётся идти до конца.

Толян ответил ей нежным, любящим взглядом. Его черты оживила скупая, но по-своему выразительная улыбка, немного странно выглядевшая на его чёрством, словно дублёном лице. Чуть сдавленным, как будто взволнованным голосом он выговорил:

– А я готов! До конца так до конца. Только бы с тобой… моя девочка… С тобой хоть в пекло. Дьяволу в пасть!

Лиза посмотрела на него с восхищением и обожанием. Так, как может смотреть только женщина на любимого мужчину. И Денис, несмотря на то что ему было теперь совсем не до наблюдений, уловил этот сверкающий, влюблённый взгляд. И невольно поразился. «Но они ведь типа брат и сестра! Как же так?.. А впрочем…» – тут же одёрнул он себя, припомнив всё, что было ему известно об этой очаровательной маленькой девушке. Она «пасёт» мужиков на шоссе, она готова сесть в первую попавшуюся машину, к совершенно незнакомым людям, вести с ними скабрёзные разговоры, после чего от слов перейти к делу. А потом делает такое, что у Дениса и сейчас меркло в глазах, когда он вспоминал об этом. Потому что это просто не укладывалось у него в голове, это превосходило все самые жуткие и омерзительные фантазии, какие только способно породить больное, свихнувшееся воображение. Вот только всё это оказалось не фантазией, не галлюцинацией. Это было на самом деле. Это произошло на его глазах. Он это видел. И эта страшная картина до сих пор стояла перед ним. И главный её герой – а вернее, жертва, – вот он, рядом. Мертвенно бледный, залитый кровью, полубесчувственный, жалобно стонущий и едва слышно бормочущий что-то в полубреду.

Денис взглянул на него – и тут же отвернулся. Он не в силах был смотреть на это не то что долго, а даже одно короткое мгновение. Если бы не слабые звуки, которые периодически издавал Влад, и не мелкая дрожь, то и дело пробегавшая по его телу, можно было бы принять его за мертвеца. Странно было, что жизнь вообще ещё теплится в этом недвижимом, охладелом теле. Вновь непроизвольно скосив на него глаза, Денис подумал вдруг, что его приятель уже не жилец, что его часы сочтены, что очень скоро издававшиеся им звуки и сотрясавшая его дрожь прекратятся и он утихнет навсегда. И от этой мысли Денис сам похолодел. Ему представился Влад, каким тот был ещё несколько часов назад. Весёлый, задорный, неугомонный, полный энергии и жизни, с неугасимым блеском в глазах и дерзкой, победительной улыбкой на губах… А что теперь? Застылый, истекающий кровью полутруп с окостенелыми чертами и потухшим, остекленелым взором. Который, судя по всему, вот-вот испустит последний вздох и отойдёт в небытие.

Пока Дениса одолевали эти убийственные размышления, брат и сестра продолжали свой прочувствованный диалог, из которого со всей очевидностью явствовало, какого рода отношения связывают этих двоих. В другое время и при других обстоятельствах Денис, наверное, с удовольствием подивился бы и даже посмаковал случайно открывшиеся ему пикантные подробности чужой личной жизни. Но только не теперь. Сейчас ему было явно не до этого. Рядом с ним умирал его друг. А его собственная судьба была настолько неопределённа и туманна, её окутывала такая густая мгла, что бессмысленно было даже пытаться различить в ней что-то. Ясно было только одно: его жизнь висела на волоске, и во власти этой милой большеглазой девочки было перерезать этот тонкий волосок. Двое громил, находившихся у неё в подчинении, по её приказу могли сделать с ним всё, что ей будет угодно. А что именно ей угодно, знала только она сама. Правда, она, как и её братец (или кем там он ей приходился), только что вскользь обмолвились на эту тему, проговорившись, какую участь они уготовали своей жертве. И от этих их слов, в правдивости которых у него не было особых оснований сомневаться, кровь стыла у него в жилах и леденело сердце от неимоверного, лютого ужаса, от которого ум у него заходил за разум. На него веяло смертью. И от уже почти безжизненного, по-видимому, пребывавшего при последнем издыхании товарища, полностью отстранённого от всего вокруг и, судя по всему, бывшего уже где-то по ту сторону. И от водворившейся в машине троицы, двоих амбалов и их предводительницы, везших своих пленников в неизвестном направлении и не скрывавших своих планов в их отношении.

Денису казалось, что поездка продолжается уже очень долго. Он потерял счёт времени. И вообще мало что уже соображал. Разум его окутала вязкая, как смола, беспросветная тьма. Люди, находившиеся рядом, как будто отодвинулись, отстранились от него, и их голоса, как и тогда, когда он только начал приходить в себя, доносились до него словно издалека. Он уже не мог разобрать их речей, да и не пытался делать это. Его охватили безразличие, отупение, апатия. Он был точно в столбняке. Жизнь в нём остановилась, замерла, застыла. Он будто провалился в бездонную чёрную пропасть и летел туда с бешеной, головокружительной скоростью. Ничего не видя и не слыша, кроме сплошной, непроницаемой тьмы и плотного, воющего шума в ушах. И с трепетом ожидая неминуемого конца…

Но вот бесконечная, как казалось, поездка, похоже, завершилась. Машина остановилась. Поневоле вышедший из бесчувствия Денис поднял голову и взглянул вперёд.

Перед ним были ворота. Большие, массивные, сложенные из прочных, плотно подогнанных одна к другой тёмных досок, скреплённых металлическими заклёпками. Они загородили весь передний обзор, и Денис, чтобы понять, где он находится, бросил взгляд в боковое стекло. Но не увидел ничего определённого и характерного, проясняющего ситуацию, ничего, за что мог бы зацепиться взор. На переднем плане трава и кусты, чуть подальше – выстроившиеся нестройной вереницей деревья, переходившие в отдалении в густой тёмный лес. И тускло мерцавшее над его вершинами красноватое закатное солнце, бросавшее окрест косые притушенные лучи. Денису вспомнилось, какое оно было днём. Яркое, сияющее, заливавшее землю потоками света и тепла. И согревавшее даже его, считавшего себя тогда несчастнейшим человеком в мире и даже не предполагавшего, что впереди его ожидает действительное, не надуманное, непоправимое несчастье. Падение в бездну, в которую он продолжал погружаться всё стремительнее и неудержимее, отчётливо сознавая весь ужас своего положения, из которого, судя по всему, уже не было выхода.

Валера вышел из машины и, повозившись немного с воротами, отворил их. Створки со скрипом распахнулись настежь, и автомобиль медленно въехал в просторный двор, замкнутый со всех сторон всевозможными, различными по размерам и назначению строениями, а в промежутках между ними – высоким крепким забором, составленным из стройных, гладко оструганных брёвен с заострёнными верхушками. Денис, как ни был он подавлен и деморализован, как только они оказались во дворе, невольно принялся озираться кругом, пытаясь получше разглядеть то место, где, возможно, ему суждено было окончить свою жизнь. И от этой мысли, внезапно пронзившей его точно калёным железом, его прошиб холодный пот и вновь охватили безнадёжность и апатия. Он потупил глаза, ссутулил плечи и поник головой. Сердце сжалось и заныло от тяжкой, будто предсмертной тоски. Он понял, что сейчас, через считанные мгновения, начнётся самое страшное, обещанное ему его похитителями.

Подлил масла в огонь и Валера, заглянувший в машину и, растянув рот до ушей в идиотской усмешке, проговоривший:

– Ну что ты, фраерок, пригорюнился? Ссышь, да? Полные штаны там уже небось? Почуял наконец, чем дельце твоё труба?

Но Лиза прервала его, полуобернувшись к ним и прохладно обронив:

– Хорош трепаться, Валерка. Дело делай!

Какое именно дело, она не уточнила, но Валера, по-видимому, знал это и без подсказок. Нимало не медля, он сгрёб Дениса в охапку и, не особенно церемонясь, потащил его из машины. Денис не сопротивлялся. Не только потому, что находился в лёгкой прострации и плохо владел своим онемелым телом, но и, прежде всего, потому, что понимал всю бессмысленность сопротивления. Валера был физически неизмеримо крепче и сильнее его. К тому же в любой момент на помощь ему мог прийти его братец, такой же дюжий, здоровенный мужик с мощной бычьей шеей и могучими ручищами, способными, наверное, задушить медведя. Денису же помочь было некому. Он был один. И, похоже, он был обречён.

Он почти ничего не успел разглядеть за те несколько мгновений, что Валера волок его по двору. Перед глазами опять мелькнули какие-то деревянные постройки, высившийся чуть поодаль большой двухэтажный дом с поблёскивавшими в закатном свете окнами. А ещё послышался хриплый злобный лай, очень быстро перешедший в тонкое поскуливание и повизгивание, – видимо, пёс не мог определиться, что ему делать в первую очередь: лаять на чужака или радоваться возвращению хозяев.

Но всё это длилось буквально несколько секунд и не позволило Денису составить сколько-нибудь точное представление о месте, куда он попал. Да и зачем бы ему нужно было это представление? – тут же пронеслась мысль в его голове. Не всё ли равно, где пропадать? Какая разница, где именно он будет замучен и погребён? Конец-то всё равно один. Для него иного выхода, по всей видимости, уже не было.

В следующий миг перед ним раскрылась какая-то дверь, и Валера впихнул его в открывшуюся за нею чёрную пустоту. Не удержавшись на ногах, он повалился на что-то мягкое. Как тут же определил, на солому.

Ещё через пару мгновений рядом с ним бессильно рухнуло другое тело. Он понял, что это Влад. Их, очевидно, ожидала одинаковая участь. Кто-то раньше, кто-то позже, уже не имело значения.

Дверь захлопнулась, снаружи щёлкнула задвижка, и приятели остались в кромешной тьме, которую не могли рассеять бледные клочки света, проникавшие в помещение сквозь многочисленные трещины в стенах. Денис ещё некоторое время прислушивался к уже хорошо знакомым ему голосам, доносившимся извне. Лиза и Толян вполголоса обсуждали что-то, – он не мог разобрать, что именно. Валера же, беззаботный, как дитя, по-видимому, играл с собакой – слышался его придурковатый утробный смех и радостный заливистый лай пса.

Но спустя минуту-другую все эти звуки стихли. Голоса постепенно удалились, смех и лай заглохли. И во дворе установилось глубокое, ничем не нарушаемое безмолвие. Ещё более беспредельная, немая тишина царила в помещении, где находились пленники. От этой мёртвой, давящей тишины у Дениса вскоре зазвенело в ушах. Больше всего на свете ему хотелось встать и уйти отсюда. Он отдал бы всё, что имел, за возможность покинуть это жуткое, внушавшее ему неодолимый ужас место. Подняться с этой гнилой вонючей соломы, вырваться из этого душного чёрного сарая – и идти, идти, идти. Наугад, куда глаза глядят. Через леса, поляны, опушки, заросли и буреломы. Не останавливаясь ни перед какими препятствиями, не зная устали, до полного изнеможения. Лишь бы оказаться как можно дальше от этого затерянного, будто спрятавшегося в лесной глуши двора и его странных и страшных обитателей.

Но это были только мечты. Он знал, что ему не вырваться и не уйти отсюда. Что он в ловушке, в западне, из которой ему не выбраться живым и здоровым. Пример его несчастного друга наглядно продемонстрировал ему, какая судьба его ожидает. Посулы Лизы и её братца также не вселяли в него надежд на благополучный исход. Всё было плохо. Очень плохо. Хуже некуда. Он чувствовал себя лежащим без сил на дне глубочайшего ущелья, разбитым, растерзанным, сокрушённым. Где-то там, в неизмеримой, недосягаемой выси, угадывается крошечный кусочек неба, мутное, размытое пятнышко света, не отваживающегося проникнуть в безбрежную мрачную глубину, где нет и не может быть жизни. И он знает, что ему никогда не добраться до этого света, что он обречён навечно остаться во тьме, сгнить тут заживо, обратиться в прах и исчезнуть.

Глухой стон прервал его тяжкие замогильные думы. Денис слегка вздрогнул от неожиданности. Он на какое-то время позабыл о своём бесчувственном товарище. Или, вернее, так погрузился в свои тягостные, безнадёжные размышления, немного смахивавшие на бред, что забыл, кажется, обо всём и обо всех на свете. Стон приятеля вернул его к действительности. Денис обернулся к нему и некоторое время смотрел на лежавшее рядом неподвижное, казалось, бездыханное тело. У него, как и в машине, возникло ощущение, что его напарник уже мёртв. Что Влад отмучился, покончил все счёты с жизнью и пребывает теперь в местах более приятных и уютных. А ему самому остаётся лишь последовать за усопшим другом и без особых сожалений покинуть этот холодный, враждебный и страшный мир, где жизнь так неустойчива и хрупка и каждую минуту может оборваться и рухнуть в никуда.

Однако, как оказалось, Влад был жив. Всё ещё, несмотря ни на что, жив. Хотя жизнь, по-видимому, тлела в нём едва-едва, как слабый трепещущий огонёк, в любой миг готовый вспыхнуть в последний раз умирающим призрачным пламенем и погаснуть навсегда. Из его груди вырывалось тихое, едва уловимое хрипловатое дыхание, по телу пробегала лёгкая дрожь, стоны, всё более короткие, отрывистые, замирающие, всё реже слетали с уст.

Денис осторожно коснулся его плеча. И едва удержался, чтобы немедленно не отдёрнуть руку: плечо было холодное как лёд. Денису показалось, что он притронулся к трупу. Тем не менее он, преодолевая волнение, чуть слышно позвал:

– Влад… Владик…

Ответа не последовало. Влад был недвижен и безгласен. Лежал в том же положении, которое приняло его тело, когда его швырнули сюда, – скорчившись на охапке соломы, согнув ноги в коленях и уткнув голову вниз.

С трудом глотнув наполнившую его рот вязкую горьковатую слюну, как будто разбавленную слезами, Денис снова потряс приятеля за плечо и окликнул чуть погромче:

– Вла-ад! Ты слышишь меня? Скажи хоть слово.

Но Влад, очевидно, не был способен произнести ни слова. Он лишь промычал что-то невразумительное. Едва ли он услышал Дениса. Вряд ли он вообще что-то слышал и понимал.

Тем не менее Денис ещё некоторое время тормошил его и взывал к нему. Но с тем же результатом. Влад либо совсем не реагировал, либо чуть слышно стонал или что-то невнятно лепетал.

Уяснив тщетность своих попыток привести товарища в чувство, Денис понимающе кивнул и отодвинулся от него. Не зная уже, что ему делать, о чём думать, на что надеяться, пустым, отчуждённым взором огляделся кругом. Освоившиеся с темнотой глаза различили смутные очертания громоздких бесформенных предметов – то ли ящиков, то ли сундуков, то ли каких-то деревянных чурбаков – в беспорядке сваленных вдоль стен и по углам. Пространство под крышей прорезали тонкие прямые полосы рассеянного бледноватого света, пробивавшегося в отверстия между кровлей и стенами и понемногу растворявшегося в плотневшем сумраке. Где-то в соломе, густо устилавшей трухлявый дощатый пол, раздавалось шуршание и писк. Воздух в помещении был спёртый, застоявшийся, пропитанный гнилью и ещё какими-то не совсем понятными и не слишком приятными запахами, уловив которые, Денис при других обстоятельствах не преминул бы брезгливо скривиться.

Но сейчас он не обратил на них ни малейшего внимания. Внешние неудобства и раздражители не играли теперь для него никакой роли, он попросту не замечал их. В сравнении с той угрозой, что нависла над ним, всё остальное было так мелко, незначительно, несущественно, что даже как-то смешно было думать об этом. Он и не думал. Впрочем, как и обо всём другом. С определённого момента он уже, как ему казалось, вообще ни о чём не думал. Как будто утратил вдруг эту способность. На смену целому вороху мыслей, соображений, предположений, догадок и версий, переполнявших его мозг ещё совсем недавно, пришла совершенная, абсолютная, звенящая пустота. И как её неизбежное сопровождение – бессилие, вялость, изнеможение, неспособность не то что действовать, а просто двигаться, шевельнуть рукой или ногой. Его понемногу охватывала своего рода летаргия, полнейшее безразличие к окружающему и отрыв от него, неодолимое желание растянуться на земле, закрыть глаза, замереть и погрузиться в глубокий беспробудный сон, несущий с собой тишину, покой, избавление от суеты и забот, от страдания и страха. И не беда, если у этого сна не будет пробуждения, если он окажется вечным. Может быть, это даже хорошо. В конце концов, не была ли вся его жизнь сном. Только не светлым, покойным и умиротворяющим, а буйным, неистовым, будоражащим, сбивающим с толку и оставляющим в итоге мутный, горький осадок, точно память о недостойном поступке, совершённом ненароком, по недомыслию, но оставившем на совести безобразное тёмное пятно, которое не смыть никакими силами…

VII

Громкие, оживлённые голоса и яркое, слепящее сияние внезапно ворвались в окутавшую его плотную пелену, вмиг разорвав её в клочья. Он не без усилия поднял веки и, щурясь от резкого красноватого света, ударившего ему в глаза, растерянно уставился на представшие перед ним, словно вынырнувшие из-под земли расплывчатые человеческие силуэты.

– Нет, братан, ты глянь только: он, походу, спал! – послышался вздрагивавший от смеха женский голос. – Это ж какие дубовые нервы надо иметь, чтоб умудриться заснуть в его положении. Даже Валерка, наверно, не был бы способен на такое. Да, Валер?

– Ага, не был бы, – отозвался сиплый, тоже смеющийся мужской голос. – Я б ни за что не закимарил, коли б знал, что из меня щас жилы тянуть будут. Какой уж тут сон! – И Валера разразился отрывистым грохочущим хохотом.

От этих слов и смеха болезненная дремота Дениса рассеялась окончательно, и его прояснившемуся взору со всей чёткостью явились уже известные ему фигуры. Огромные, под два метра ростом, крепко сколоченные, плечистые – мужские и тонкая, миниатюрная, грациозная – женская. Все трое стояли у раскрытой двери, за которой угадывались сгущавшиеся вечерние тени, и с различным выражением на лицах взирали на валявшихся у их ног пленников. Лиза – с мягкой, приветливой, едва ли не ласковой улыбкой, как если бы перед ней были дорогие, долго ожидавшиеся ею гости, наконец-то почтившие её дом своим визитом. Валера – с широкой безалаберной усмешкой, обнажавшей крепкие, не очень ровные желтоватые зубы и сообщавшей его крупному, почти круглому полнокровному лицу медного цвета простодушно- туповатое выражение, видимо вполне соответствовавшее его характеру и уровню интеллектуального развития. И лишь Толян отчего-то не поддался владевшему его родичами благодушному настроению: он был хмур, сосредоточен, немного напряжён, словно ему предстояло важное, ответственное дело, не терпящее легкомысленного к себе отношения.

Денис сразу же отметил, что братья очень похожи и телосложением, и обличьем. Возможно даже, они были близнецами. Единственное, что их отличало и мешало спутать, это выражение лиц. У Валеры – беззаботное, открытое, глуповато-наивное, почти детское, как будто, в полной мере развившись физически, он остался ребёнком в умственном отношении. У Толяна же – твёрдое, чёрствое, замкнутое, обличавшее сильный, упрямый характер и хотя, может быть, и ограниченный, но по-своему цельный и здравый ум.

Сохраняя на лице добродушную, снисходительную улыбку, как могло показаться, вполне искреннюю, непритворную, Лиза приблизилась к Владу и, чуть склонившись к нему, внимательно всмотрелась в его уткнувшееся в солому поблёкшее, синеватое, без единой кровинки лицо.

– Эй, алё! – позвала она, касаясь его запавшей щеки кончиком ноги, обутой в немного поношенный полосатый кроссовок. – Владик… или как там тебя? Ты живой ещё, или окочурился уже?

Влад, то ли по-прежнему бесчувственный, то ли в самом деле уже испустивший дух, никак не откликнулся ни на её слова, ни на прикосновение.

– Ну, ну, не притворяйся, – ещё не желая верить, что перед ней мертвец, продолжила Лиза свои призывы. – Тоже мне, симулянт выискался. Вздумал тут покойника разыгрывать. Меня не надуешь такими дешёвыми номерами. Не на ту напал. Давай, не упрямься. Поверни ко мне свою рожу и посмотри на меня, живо! Я ведь, если не ошибаюсь, так нравилась тебе. Ты глаз от меня оторвать не мог. На край света готов был идти за мной… Ну вот и пришёл!

И, не выдержав, она залилась звонким мелодичным смехом, как-то странно и дико прозвучавшим в этом мрачном сарае, озарённом слабым дрожащим светом запылённой рыжеватой лампочки, висевшей под потолком на тонком кривом проводке.

Но, видя, что Влад не отзывается и, как и прежде, лежит без движения, она резко оборвала смех и, насупившись, процедила сквозь зубы:

– Слушай, не зли меня, чувачок. Не надо испытывать моё терпение на прочность. Повернись ко мне – или горько пожалеешь!

И вновь никакой реакции со стороны Влада. Что заставило девушку подумать, что он действительно мёртв. Она надула губы и, сердито пнув неподвижное тело, разочарованно протянула:

– Вот те на-а… От незадача-то. Сдох! Так быстро. Не ожидала я от него такой прыти. Думала, протянет ещё немножко… Ну хотя бы эту ночь.

Видя, что она немного расстроена, Валера попытался, как умел, утешить её:

– Да он в любом случае не жилец был. Слишком много кровищи из него вытекло. Ведро, наверно, целое.

– Н-да, жаль… Очень жаль, – не слушая его, промолвила Лиза, вновь, на этот раз с некоторым ожесточением пихнув ногой безжизненное тело Влада. – А я специально ради него прихватила с собой его член. В пакетик его упаковала. Хотела, чтобы, перед тем как дать дуба, он посмотрел, как я скормила бы его дохлый хер Вольфу… А он, стервец, взял и загнулся! Лишил меня забавы. Э-эх, поспешил, поспешил…

– Поспешишь – людей насмешишь, – ввернул острое, как ему показалось, словцо Валера и громко расхохотался, трясясь всем своим объёмистым туловищем и взмахивая руками.

Однако его веселья никто не разделил. Лиза, похоже, действительно была раздосадована тем, что запланированная ею потеха неожиданно сорвалась. Толян, как и прежде, был непроницаем и угрюм и, вероятно, менее всего склонен к развлечениям. А уж про Дениса и говорить нечего: состояние, в котором он находился в этот момент, вообще трудно было передать словами. Он водил кругом одичалым, затравленным взглядом, как зверь, загнанный в расставленную ему ловушку, окружённый со всех сторон охотниками и приготовившийся к неотвратимой и скорой гибели, подступившей к нему вплотную. Он понимал – и на основе услышанного и узнанного до сих пор, и, в не меньшей степени, на основе внутреннего чувства, которое явно не обманывало его, – что рассчитывать ему не на что и не на кого, что пощады ему не будет, что нужно быть готовым к самому жестокому и страшному финалу.

Да он, собственно, уже и был готов. Он примирился со своей участью. Он не верил в спасение – ему неоткуда и не от кого было прийти. Пока был жив Влад, он, несмотря на всю отчаянность их положения, как ни странно, ещё на что-то надеялся. Не мог в полной мере осознать весь ужас происходящего. Не в силах был до конца поверить, что всё случившееся с ними – не дурной сон, не бред, а правда, явь. Что всё происходит на самом деле.

Смерть друга окончательно убедила его в этом. В том, что для него всё кончено. Что жизнь его вот-вот оборвётся. Вопрос был только в том, как суждено ему погибнуть. Мгновенно, безболезненно, легко? Или же он обречён умереть в муках, под пыткой, корчась от нечеловеческой, затмевающей разум боли и моля своих мучителей о смерти как об избавлении? Именно это посулила ему Лиза. И всё сказанное и сделанное ею до этого убедительно свидетельствовало, что ей можно верить. Что она не шутит, не бросает слов на ветер. Что она приведёт свои угрозы в исполнение и сделает с ним всё, что посчитает нужным. Ведь никаких препятствий для этого нет. Он в полной, абсолютной её власти. Слабый, беззащитный, беспомощный, жалкий… Только на её жалость ему рассчитывать не приходится. Она не пожалеет, не пощадит. Он ясно прочитал свой приговор в её ледяном, мрачно посверкивавшем взоре, который она устремила на него после того, как уверилась в смерти Влада.

– Ну что ж, чувачок, – вымолвила она, присаживаясь рядом с ним на корточки и заглядывая ему в глаза, – раз твой приятель откинул копыта (рано, надо сказать, слишком рано) и с ним мы уже не позабавимся – какой прок от трупа, – займёмся тогда тобой. Ты, надеюсь, не против?

Денис не ответил на этот издевательский вопрос. Он не желал подыгрывать ей и участвовать в её гнусном спектакле. Она не просто внушала ему ужас, она была омерзительна ему. Эта милая девушка с утончённой фигуркой и очаровательным кукольным личиком отчего-то не понравилась ему ещё там, на дороге, когда он – как выяснилось, на свою беду – увидел её впервые и ещё ничего не знал о ней, кроме разве того, что она не прочь покататься на машине с незнакомыми парнями, поболтать о своих пристрастиях в интимной сфере и по-быстрому перепихнуться на лесной полянке. И он не ошибся. Предчувствие не обмануло его. Он оказался прозорливее своего несчастного любвеобильного друга, в безумной, слишком далеко заведшей его погоне за наслаждениями погубившего и себя, и своего напарника. За обольстительной, трогательной внешностью скрывалось чудовище. Такое, какого он не встречал в своей жизни и даже не предполагал, что подобное вообще возможно.

– Ну, что молчишь-то? – окликнула его Лиза, видимо заметив, что в мыслях своих он витает где-то далеко. – Язык отнялся от страха? Или не хочешь разговаривать со мной?

Он опять проигнорировал её вопросы. И даже, чтобы не смотреть в её впившиеся в него мерцающие глаза, отвёл взгляд и попытался отвернуться.

Но она не дала ему сделать это. Вцепившись в его лицо своими маленькими тонкими пальцами с длинными, заострёнными на концах ногтями и приблизив к нему свои губы так, что он ощущал её горячее дыхание, она прошипела:

– Э-э нет, не смей отворачиваться! Смотри мне в глаза. Я хочу, чтобы, подыхая, ты видел свою смерть воочию. А твоя смерть – это я!

Несколько секунд они смотрели друг на друга в упор. Она – с яростным, немного сумасшедшим блеском в глазах, со злобной радостью, торжеством, упоением и ещё чем-то таким, чему, наверное, и названия не было. Он – хмуро, безучастно, казалось, без всякого страха, с какой-то даже усталостью и обречённостью, словно он был безмерно утомлён происходящим и ждал только того, когда всё это закончится.

Но у Лизы, очевидно, были другие планы. Она, в отличие от него, по-видимому, никуда не спешила и, напротив, стремилась растянуть затеянное ею представление подольше. Отпустив его лицо, на котором остались отпечатки её ногтей, она поднялась и, мотнув на него головой, коротко распорядилась:

– На столб его.

Её указание было выполнено незамедлительно и чётко. Толян и Валера подхватили Дениса под руки, подтащили к стоявшему поблизости толстому гладкому бревну, крепко врытому в землю, и, вскинув его руки кверху, привязали их запястья к металлическому кольцу, закреплённому у вершины столба. После чего, проверив, хорошо ли они всё сделали, удовлетворённо кивнули и снова заняли свои места за спиной Лизы.

Та тоже с довольным видом качнула головой и подмигнула Денису.

– Ну вот и отлично! Ты на своём месте. Можно приступать к делу. Предупреждаю сразу, чтоб не было потом нареканий в мою сторону, что, мол, не сказала заранее. Будет больно! Очень больно. Так, что ты даже вообразить себе не можешь. Свой ад ты проживёшь здесь, в этом сарае, возле этого столба. Который, уж поверь мне, повидал за последние пару лет много мук, много крови. Слышал вопли, хрипы, мольбы о пощаде… Хотя нет, – перебила она себя, презрительно скривив губы. – Какая там пощада! В это они сами не верили. Понимали ведь, с кем имеют дело… Они молили о смерти, о прекращении мучений, о смертельном ударе, который покончил бы со всем разом. И с болью, и с жизнью… Хотя, – снова оговорилась она, увлечённая неожиданно посетившей её мыслью, – разве это практически не одно и то же? Вся наша жизнь – это, в сущности, сплошная боль. В боли мы рождаемся, в боли умираем. Жизнь невозможна без боли… Так же, как, впрочем, и без коротких мгновений наслаждения. За которые, однако, часто приходится расплачиваться. И порой очень высокой ценой… Яркий пример тому – твой дружок, – Лиза мотнула головой в сторону распростёртого на полу Влада. – Он испытал самое большое для мужика удовольствие: ему отсосала такая потрясающая красотка, как я! Он мнил себя на вершине блаженства, полагал, что достиг предела своих желаний, и, вероятно, рассчитывал вслед за ротиком оприходовать и мою киску… Ха-ха-ха! – несколько театрально рассмеялась она, взглядывая по очереди на обоих своих приспешников, точно призывая их разделить её веселье. – Какая наивность! Какая слепота. И какая глупость. Тем большая, что за неё пришлось заплатить сначала членом, а потом и жизнью. Твой недалёкий похотливый дружбан не учёл, что в ротике у красотки есть не только нежный, умелый, способный творить чудеса язычок, но и острые, как у кошки, зубки. – Она самодовольно усмехнулась, обнажив два ряда прекрасных, сверкавших безупречной белизной зубов. – И одним лишь их нажатием я не только сделала его кастратом, но и лишила в конце концов жизни… Впрочем, не счастье ли это своего рода – расстаться с жизнью таким образом. Принять смерть от рук… хотя нет, не от рук – от зубов сногсшибательной красавицы, о которой можно только мечтать!

Денис промолчал. По-видимому, он не разделял её мнения. А ещё вернее – он попросту плохо понимал, что она хочет сказать и что имеет в виду, для чего она всё это говорит, какую цель преследует, чего добивается. Он просто бездумным, отупелым взглядом смотрел на неё и её помощников, чувствуя, как холодеет и тоскливо ноет его сердце, стынет кровь в жилах, а в голове творится такая вакханалия, какая бывает лишь при сильном опьянении или на грани безумия. Но ведь то, что происходило с ним сейчас, по сути и было самым настоящим безумием. Разве это возможно в действительности? Как такое может быть на самом деле? Если бы кто-то сказал ему сегодня утром, когда он выходил на улицу, что вечер он встретит не у себя дома, и не в компании друзей, и не в каком-нибудь весёлом заведении, где он имел обыкновение не без удовольствия, расслабляясь и развлекаясь, проводить вечера, а где-то далеко за городом, в лесу, в грязном, тускло озарённом пыльной лампочкой сарае, привязанным к пыточному столбу, рядом с мёртвым, истёкшим кровью другом и лицом к лицу с тройкой маньяков, готовых приступить к своему кровавому делу, – он, скорее всего, просто пожал бы плечами или покрутил пальцем у виска, а ещё вероятнее – от души посмеялся бы такой странной и мрачной фантазии, сильно смахивавшей на фильм ужасов. Однако каким-то диким, невероятным образом всё случилось именно так. Нечаянная встреча и болтовня с приятелем, затеянная последним чехарда с прохожими девушками, поездка на дорогом новеньком авто в неизвестном направлении, соблазнительная остроглазая девица, любительница ароматных сигарет и пикантных разговоров, плавно перетекающих в спонтанный секс на лоне природы, – поэтапно, шаг за шагом злая, за что-то ополчившаяся на него судьба, будто задавшись целью погубить его, вела его к этой внезапной и катастрофической развязке. Если бы он когда-нибудь задумался о своей смерти, он мог бы, наверное, представить всё, что способно породить самое буйное воображение, предположить какой угодно вариант, сделать самое причудливое и необычное допущение. Но только не такое! То, что в итоге действительно случилось с ним, выходило за рамки возможного, превышало всякое вероятие, превосходило любую, самую изощрённую и ненормальную фантазию. Этого не может быть! – чуть ли не кричало что-то внутри него, заходясь от ужаса. Этого просто не может быть!

И снова, как уже не раз до этого, он, цепляясь за эту мысль как утопающий за соломинку, попытался уверить себя, что всё это не на самом деле, а лишь мерещится ему. Что это бред, иллюзия, игра воспалённого воображения, завлёкшая его в тёмные, непроходимые дебри сознания, где, по-видимому, были заключены самые потаённые, сокровенные его страхи, о которых, возможно, не догадывался он сам. И вот они внезапно всплыли на поверхность, вырвались на свободу, овладели им и помутили его разум настолько, что он утратил всякое представление о реальном и мнимом, перепутал сон и явь и свои жуткие, химерические фантасмагории стал принимать за чистую монету. Он настолько распалил и взвинтил себя, что всерьёз уверовал, что он не в городе, не дома, не со своими друзьями, а в какой-то далёкой глуши, в руках садистов и убийц, на волосок от страшной, мучительной гибели…

– Эй, чувачок, ты о чём так задумался? – пробился к нему, как сквозь плотную завесу, резкий насмешливый голос. – Жизнь свою небось вспоминаешь? Маму с папой, родных и близких, девочек, которых успел потрахать. Много их было, а? Ну скажи, не стесняйся. В твоём положении уже ничего стесняться не нужно. Ты ж не девственник, я думаю? Парнишка вроде видный из себя. Должен пользоваться успехом. Хотя и не такой бойкий, как твой ныне покойный дружок. Тот, видать, просто бешеный был по этой части. На чём, собственно, и погорел… Ну так скольким девчонкам сунуть удалось? Двум, трём, пятерым? Говори, говори, нам всем очень интересно. Правда ведь, братцы, интересно?

«Братцы» отреагировали неодинаково. Валера радостно заулыбался и усиленно закивал, точно ему и впрямь было очень любопытно узнать о мужских подвигах Дениса. Толян же ограничился чуть заметным кивком, явно занятый более серьёзными соображениями и не склонный отвлекаться на пустяки.

И только тот, от кого так упорно добивалась ответа Лиза, остался, как и прежде, безучастен и нем как могила. Он больше не витал в облаках, он вернулся к действительности, он, на этот раз уже бесповоротно, убедился в реальности происходящего. И это окончательное крушение хрупких и зыбких, как дымка, надежд подействовало на него убийственно, сломало его совершенно, придавило его своей неподъёмной тяжестью. В голове у него зашумело так, словно там поднялся ураган. Кровь застучала в висках, точно по ними били молотками. Перед глазами растеклась мутная кроваво-красная мгла, из которой то и дело выбивались искажённые почти до неузнаваемости обличья его похитителей, кривлявшиеся, гримасничавшие, скалившие зубы, ухмылявшиеся и хохотавшие. Это были даже не человеческие лица, а то ли звериные морды, то ли невообразимые, мерзкие образины каких-то адских тварей, вырвавшихся из преисподней специально для того, чтобы потерзать, поиздеваться, поглумиться над ним.

– Значит, не хочешь разговаривать, – проговорила девушка, отбросив шутливый тон и нахмурив брови. – Решил разозлить меня? Зря. Неправильную тактику выбрал. Ты, уж не знаю почему, косо смотрел на меня ещё там, в машине. А я очень не люблю, когда на меня так смотрят. Я привыкла к совсем другим взглядам и к другому отношению. Так что ты уже тогда сильно обидел меня. А обиженная женщина… сам, наверно, знаешь, если не дурак… А теперь ты ещё больше усугубляешь своё положение. И без того, прямо скажем, не блестящее. Упрямишься чего-то, бычишь, в молчанку играешь. Повторяю тебе: хреновая тактика. Ты ничего этим не добьёшься, ничего не выиграешь. Ты и так уже проиграл всё, что только можно. А так сделаешь только хуже… Хотя, по правде говоря, куда уж хуже! – злорадно осклабилась она, сверкнув глазами и вперив их в поникшего, мертвенно бледного Дениса, внешне уже не очень-то отличавшегося от своего отошедшего в лучший мир напарника.

Неизвестно, то ли её всё более угрожающие речи возымели наконец действие, то ли Денис решил сказать хоть что-то напоследок, но он вдруг вскинул глаза на Лизу и тихо, с запинкой произнёс:

– З-зачем вы это делаете?

Услыхав его слабый, надорванный голос, она всплеснула руками и с жаром воскликнула:

– Ну наконец-то! Дождались. Сподобился сказать хоть слово. А то я уж думала, клещами придётся вытягивать их из тебя… Хотя и это, возможно, будет, – примолвила она потише и с игривым видом подмигнула Валере. А затем продолжила, обращаясь к Денису: – Ты, однако, как я погляжу, не слишком-то общительный. Опять-таки в отличие от твоего приятеля, мир его праху. Вот уж балабол был, тарахтел без умолку, как трещотка. Как это, интересно, вы дружили, такие разные? Хотя противоположности, как известно, сближаются… Впрочем, ладно, я отвлеклась. Возвращаемся к твоему вопросу. Зачем мы это делаем?.. Хм, а в самом деле, зачем? Как-то никогда не задавалась этим простым вопросом. Ты вот заставил меня задуматься.

Она с потешно-серьёзной миной приставила палец ко лбу и закатила глаза кверху, будто и впрямь погрузилась в раздумье. Которое, однако, продолжалось совсем недолго, так как девушка, не выдержав, прыснула и залилась весёлым, искромётным смехом. Отсмеявшись, она повернулась попеременно к обоим своим братьям, стоявшим чуть позади, и с забавной ужимкой повторила им Денисов вопрос:

– Так зачем мы это делаем, братцы-кролики? Вот товарищ интересуется. Надо уважить его. Разъяснить ему всё это. А то он подумает ещё, что мы скрываем от него что-то, секретничаем, таимся. А ведь это не так. Нам нечего скрывать от общественности. Нет у нас никаких тайн. У нас вообще душа нараспашку. Мы открыты, доверчивы и наивны, как дети. От этого, собственно, и все наши проблемы. От этого иногда и страдаем… Ну да ладно, не будем о грустном, – оборвала она, по своему обыкновению, саму себя и вновь озвучила заданный Денисом вопрос: – Так зачем же, в самом деле, мы всё это делаем? Зачем нам это нужно? Чего мы добиваемся? Чего хотим?

Валера и Толян молчали. Один – дурашливо усмехаясь и корча рожи, другой – по-прежнему с замкнутым, чуть отрешённым видом.

Лиза, по-видимому и не ожидая отклика от своих подельников, ответила на свои вопросы сама:

– А просто так! По приколу. От нечего делать. Живём-то, сам видишь, на отшибе, в захолустье. Хуторяне типа, т-твою мать… В город выбираемся от случая к случаю. Короче, скукотища. Прям хоть волком вой. А скука – страшная вещь. Такие мысли порой начинают посещать. Аж жутко становится… Ну и вот, чтоб не перерезать друг дружку с тоски, мы подумали, подумали, да и порешили резать других. Так-то оно лучше будет, безопаснее. Ну а потом вошли во вкус и уже не смогли остановиться. Это, блин, реально затягивает. Это как наркота. Попробовал разок, так, ради интереса. И уже не можешь остановиться. Хочется снова и снова. Дурь покрепче, дозу побольше. Замкнутый круг. И выхода нет… Ну как, устраивает тебя такое объяснение?

Денис не ответил. Он будто и не слышал её. И даже взгляд его, рассеянный, блуждающий, чуть ошалелый, как у невменяемого, был устремлён не на говорившую, а куда-то мимо неё. И его бледные, бескровные губы чуть слышно, как в бреду, шептали:

– Но мы же ничего вам не сделали… ничего… Я ничего не сделал… За что же?..

Как ни тихо он бормотал, Лиза услышала его. И её – наигранная или нет – весёлость вдруг испарилась в мгновение ока. Лицо заволоклось тенью и чуть исказилось, в сузившихся глазах загорелись притушенные огоньки. Полоснув своего пленника сухим, острым, как лезвие, взглядом, она медленным, тягучим полушёпотом проговорила:

– За что, хочешь знать? Думаешь, не за что? Невинного ягнёнка из себя строишь… Ну да, ну да, как и вы все, когда оказываетесь здесь. Когда в последнем, отчаянном усилии пытаетесь спасти свои убогие, никчёмные, гроша ломаного не стоящие жизни… Ну оно понятно, другого-то ничего не остаётся. Когда стоишь у этого столба, на многое начинаешь смотреть по-иному. Так ведь, а? Как будто глаза открываются и ты видишь мир уже не таким светлым и радостным, созданным исключительно для тебя и твоего удовольствия, для удовлетворения твоих бесконечных, всё умножающихся желаний, каким он казался тебе всегда, а совсем другим. Гадким, пугающим, тёмным, как кромешная ночь. И полным дикой, мучительной, рвущей на куски боли, от которой разрывается сердце и лопается мозг. И ты один, совсем один в этом жутком, чужом и враждебном тебе мире. В полном одиночестве, забытый, потерянный, сломленный. И некого просить о помощи, о спасении. Не к кому взывать. Никто не услышит!.. Ну, разве что к боженьке взмолиться, – глумливо ухмыльнулась она. – Больше, похоже, не к кому. Так ведь и он не услышит и не спасёт. Этот старый лжец и пустозвон давно уже оглох и никому не помогает… А может, и нет его вовсе, – прибавила она глухо, наморщив лоб и уронив взгляд вниз. – Мы тут веруем в него, надеемся, молимся, просим о чём-то, боимся его… А его нет! Тупо нету, и всё тут. Пустота! Мы верим в пустоту. Молимся пустоте. Все наши надежды и стремления летят в никуда… в ни-ку-да…

Её голос, делавшийся всё глуше и глуше, наконец, совершенно смолк, а сама она понурила голову и замерла, казалось, погрузившись в глубокую задумчивость. Которую никто не смел нарушить. Братья с почтительным вниманием взирали на свою ушедшую в себя сестру, не издавая ни звука и не шевелясь, будто пригвождённые к месту. Причём Валера даже перестал ухмыляться и гримасничать и попытался придать своей физиономии сколько-нибудь серьёзное и важное выражение, что, правда, не совсем удалось ему.

Что же касается Дениса, то он был как будто уже вне всего этого. Он давно всё понял и мысленно вычеркнул себя из жизни. Он был ещё жив, но это была уже не более чем фикция. А по сути он был таким же мертвецом, как его лежавший поблизости товарищ, которому посчастливилось испустить дух раньше и избежать того, что ожидало его самого через считанные мгновения. После того как словоохотливая красотка выговорится, выложит всё, что было у неё на уме, и решит, что достаточно уже потерзала свою жертву выматывающим ожиданием предстоящих ей мук и пора бы засучить рукава и взяться за дело. При мысли об этом у него на лице выступал ледяной пот, всё тело до кончиков пальцев холодело и костенело, кровь приливала к замершему, едва трепетавшему сердцу. Ему казалось порой, что он умирает, что жизнь вот-вот покинет его оцепенелое, измождённое тело. И он радовался этому. Он призывал смерть как спасение. Единственное для него теперь спасение. Единственная возможность вырваться из этого ада…

Однако это только чудилось ему. Он принимал желаемое за действительность. Смерть не спешила ему на выручку. Похоже, даже она, милосердная и всепрощающая, отказала ему в помощи, позабыла о нём, бросила его на произвол судьбы. Которая явилась ему в образе обворожительной фигуристой красавицы с огромными агатовыми глазами и полными кораллово-красными губами, с которых после недолгого перерыва стали срываться холодные, веские слова:

– Но это ещё не всё… Я не всё сказала, н-нет… Ты хотел знать, почему мы это делаем… почему я это делаю… зачем мне это… Ну что ж, я расскажу тебе, так и быть…

Он вновь помолчала немного, будто собираясь с мыслями. После чего, сделав шаг вперёд и вонзившись в Дениса прямым, немигающим взглядом, заговорила приглушённым, чуть подрагивающим голосом:

– Это случилось два года назад… Да-а, два года уже прошло… А я помню всё так, будто это произошло вчера. И всегда буду помнить, до конца своей жизни. Весь тот день, буквально по минутам… Самый страшный день в моей жизни! День, когда закончилось моё детство. Когда я узнала, что такое страдание и боль. Когда потеряла самого дорогого, самого родного, самого любимого человека… Понимаешь ты это?! – внезапно сорвавшись на крик, воскликнула она и топнула ногой.

Денис ответил ей недоумённым и растерянным взглядом. И увидел впившиеся в него расширенные, метавшие молнии глаза, раздувавшиеся ноздри, дрожавшие губы, сквозь которые вырывалось жаркое прерывистое дыхание. Казалось, она готова была убить его прямо сейчас, не прибегая к тем казням египетским, которыми она грозила ему только что. Прошло около минуты, прежде чем она подавила свою мгновенно вспыхнувшую ярость, взяла себя в руки и более-менее спокойно смогла продолжить свой рассказ:

– Его принесли домой ещё живого… Вот, они принесли, – она мотнула головой на братьев, – сыновья… своего батьку… Которого так любили… который так их любил… Но больше всех на этом свете он любил меня! До безумия, до самозабвения. Боготворил меня! На руках носил, пылинки с меня сдувал. Мне ни в чём не было отказа. Любое моё желание, любой каприз исполнялись немедленно. Мне иногда и просить не нужно было – он угадывал мои желания… А попробовал бы только кто-нибудь обидеть меня, имел бы дело с ним. И я бы не позавидовала такому храбрецу. Мокрое место от него осталось бы! – неожиданно благостно и мечтательно улыбнулась она и обернулась к своим сообщникам, точно призывая их в свидетели. Те тут же с готовностью закивали.

– Вы, ребята, конечно, здоровые бугаи, ничего не скажешь, – продолжала она, в свою очередь кивая им. – Бог вас силушкой не обидел. Но, признайтесь, до бати вам всё равно далеко. Вот уж богатырь был! То-то силищи в нём было! Подковы не гнул, правда, но, если б пришлось, уверена, погнул бы запросто. Меня, как пушинку, подхватывал одной рукой и сажал к себе на плечи. И выходил со мной со двора, и уходил далеко-далеко. Через лес, через поля, всё дальше и дальше. Мне чудилось, что мы с ним идём на край света. И я закрывала глаза, и сердце у меня сжималось от сладкой жути. А он, будто чувствуя это, насмешливо подбадривал меня: чего, мол, ты испугалась, дурочка? Я же здесь! Твой папка с тобой. И всегда будет рядом с тобой, пока жив… И пока он с тобой, ты ничего и никого не должна бояться… ничего с тобой не случится… Ты как за каменной стеной…

Её голос, делавшийся, по мере того как она говорила, всё слабее и прерывистей, оборвался, и она смолкла, потупившись и уткнув взгляд в пол. А когда подняла голову и опять взглянула на Дениса, в её глазах блестели слёзы. И голос был сдавленным, задыхающимся, когда она повела свою речь дальше:

– Но, как оказалось, эта каменная стена на самом деле так хрупка. Как стекло… И её так легко разрушить… сравнять с землёй… Достаточно одного малолетнего подонка, у которого молоко на губах не обсохло, за рулём дорогой тачки, чтобы убить такого человека. Больше, чем человека… Моего отца!..

Силы вновь изменили ей, и голос её пресёкся. Она снова уронила голову и некоторое время безмолвствовала, и Денис даже начал думать, что она умолкла окончательно. Но девушка, видимо одолев нахлынувшее волнение, опять вскинула на него пылающий, пронизывающий взгляд и возбуждённо, с надрывом заговорила:

– Он был ещё жив… И он узнал меня… И даже нашёл силы улыбнуться… И хотел что-то сказать мне… Наверно, как всегда, утешить… или попрощаться… Но не смог. Не хватило сил. Он стал задыхаться, захрипел, изо рта хлынула кровь… – Она стиснула кулаки и сверкнула глазами. Денису показалось, что она сейчас прожжёт его этим огнистым, испепеляющим взором. – И умер! У меня на руках… Лучший человек на свете… Лучший из отцов… Отец, о котором можно только мечтать…

Подступившие к горлу слёзы помешали ей говорить, и она опять утихла, покачивая головой и стискивая и покусывая побелевшие губы, точно сдерживая готовый вырваться крик. Очевидно, тяжёлые воспоминания двухлетней давности всколыхнулись в ней с новой силой и заставили её вновь пережить случившееся тогда. Даже Денис, которому, казалось бы, было совсем не до того, поневоле вслушался в её рассказ и ощутил всю безмерность и безысходность горя, испытанного когда-то этой в прямом смысле роковой для него девушкой. И не то чтобы посочувствовал ей – испытывать к ней участие после всего происшедшего и обещавшего произойти он был не в состоянии, – но как будто уловил в её голосе, тоне, во всём её облике что-то человеческое, наличия чего в ней даже не предполагал. И это на мгновение оживило в нём умершие было надежды. Он поверил было, захотел поверить, что не всё ещё потеряно, что он не обречён окончательно и бесповоротно, что его участь не предопределена и совершенно неожиданно может измениться в лучшую сторону…

Однако ему не слишком долго пришлось тешить себя иллюзиями, так легко, с такой готовностью вспыхивающими в отчаявшемся сердце. В глазах Лизы, вновь устремившихся на него, загорелись безумные, дьявольские огни, черты исказились, а в голосе прозвучали стальные ноты, когда она произнесла, с нажимом отцеживая слова:

– И ведь в тот проклятый день я потеряла не только отца, но фактически и мать. Она не выдержала всего этого, у неё случился инсульт, и с тех пор она…

Её голос опять сорвался, лицо болезненно искривилось, губы задрожали. Но она тут же усилием воли сжала их, мотнула головой, словно отметая воскресшие в памяти страшные картины, и после короткого перерыва продолжила:

– Не знаю, как я сама не умерла после всего этого. Или не сошла с ума… Но я выдержала, выстояла. Я ведь сильная. Я в отца. Не внешне, так внутренне… Только слабаки и неудачники вечно ноют, скулят и жалуются. И пальцем не пошевелят, чтобы изменить хоть что-то в своей никчёмной жизни. А сильные люди умеют постоять за себя. Не склоняются, не покоряются, не пасуют перед трудностями. Даже самое страшное горе, даже потерю того, чью потерю вроде бы невозможно пережить, они умеют принять и перенести с достоинством. И жить с этим дальше, как бы ни было тяжело и нестерпимо больно… Но самое главное, – тут она гордо вскинула голову и торжествующе усмехнулась, – самое главное – они умеют мстить! Ничего не забывают и не прощают. Воздают своим врагам полной мерой. И не беда, если и сверх меры. Око за око, зуб за зуб! Мудрое правило. Наверно, единственное, что стоит запомнить из той толстой скучной книжонки, которую я от нечего делать почитывала когда-то. И я запомнила. И следую этому правилу неукоснительно. Порой буквально… Вот и сейчас, пожалуй, сделаю так же. Первое, что я возьму у тебя, будет зуб. Ну а потом уж всё остальное. Внутренние органы, как обычно, оставим напоследок. На десерт, так сказать.

С этими словами и с ехидной ухмылкой на лице она двинулась к Денису, у которого от её последних слов захолонуло сердце. «Ну вот и всё, – мелькнуло у него в голове, – сейчас начнётся… Дай мне сил!» – мысленно обратился он к кому-то, сам не представляя к кому, закатив глаза кверху и упёршись взглядом в тёмную, будто закопчённую, дощатую кровлю.

Лиза между тем, остановившись в шаге от него, коротко бросила через плечо:

– Инструменты.

Валера, словно только и ждал этого приказания и отлично знал, какие именно инструменты требуются сестре для осуществления задуманного, немедленно подал ей молоток и стамеску. Взяв молоток в правую руку, а стамеску в левую, девушка приблизилась к окаменевшему, полумёртвому Денису вплотную и заглянула в его округлившиеся, полные невыразимого ужаса глаза. И, вероятно, увиденное понравилось ей, так как лучезарная улыбка осветила её лицо и весёлые озорные огоньки заплясали в её глазах.

– Ты боишься! – сказала она, забираясь, точно буравом, казалось, в самую глубину его расширившихся и потемневших зрачков. – Боишься так, как не боялся ещё никогда в своей жизни. Так ведь?.. Как же я люблю видеть этот страх! Видеть и ощущать его почти физически. Как он исходит, истекает, струится из вас. Таких вот, как ты и твой дохлый кореш. Это чувство ни с чем не сравнимо. Оно опьяняет, будоражит кровь… А сейчас, – улыбнулась она ещё ярче и светозарнее, – сейчас ты испытаешь боль, какую никогда ещё не испытывал. Я бы сказала, квинтэссенцию боли. Вариант адских мук, которые тебе доведётся пережить ещё здесь, в этом мире, прежде чем отправиться в другой. И я, тут можешь не сомневаться, сделаю всё для того, чтобы это не произошло чересчур скоро. Нам бы не хотелось потерять тебя так же быстро, как твоего приятеля-кастрата. Такой досадной ошибки мы не повторим… Ну а теперь, – улыбка вдруг испарилась с её лица, а голос, утратив мягкость и певучесть, стал сухим и жёстким, – поиграем в стоматолога. Обожаю эту игру! Надеюсь, тебе тоже понравится. Открой-ка рот, да пошире.

Денис не исполнил требуемого. Он, казалось, вообще не понял, что она имела в виду. Лишь продолжал таращиться на неё с недоумевающим, обалделым видом.

Лиза усмехнулась и отчётливо и раздельно, будто втолковывая ребёнку или разговаривая с плохо слышащим, промолвила:

– Ты не смотри на меня такими жалкими собачьими глазами, а делай то, что я велю. Мои приказы надо выполнять быстро и беспрекословно.

Денис не шелохнулся и не сделал ни малейшей попытки быстро и беспрекословно выполнить приказ.

Чем вызвал всплеск неудовольствия у девушки. Она, видимо начиная терять терпение, нахмурилась и с расстановкой произнесла:

– Ты что, не догоняешь, придурок? Я ж русским языком тебе сказала: открой рот! Мне десять раз повторять, что ли?

Но и это, по-видимому, не произвело впечатления на Дениса, то ли действительно не понимавшего, чего от него добиваются, то ли использовавшего это мнимое непонимание в качестве самозащиты.

Однако таким способом он мог лишь немного потянуть время, но никак не избежать неминуемой развязки. Валера вмешался и подсказал напарнице:

– Да что ты валандаешься с ним, сеструха? Дай ему молотком по зубам, он и раззявит пасть!

Совет, видимо, показался Лизе дельным. Она приблизила своё, вновь тронутое улыбкой и слегка зарумянившееся лицо к застылому, белому как бумага лицу Дениса и вполголоса вымолвила:

– Слыхал, а? Мне сделать так, как брательник говорит, или ты всё-таки раскроешь свой хлебальник?

Угроза подействовала. Денис медленно, неуверенно, точно его лицевые мускулы были сведены судорогой, начал приоткрывать губы, а затем, после новых, ещё более настойчивых и нетерпеливых понуканий девушки, вынужден был расцепить плотно стиснутые зубы. В образовавшуюся щель тут же проникла Лизина стамеска, и он ощутил её холодные резкие прикосновения к языку и дёснам и неприятный металлический привкус, отчего он скривился, а на глаза его невольно навернулись слёзы. Он непроизвольно попытался отстраниться, но упёрся затылком в бревно, к которому был привязан.

Лиза же принялась разжимать его будто одеревенелую челюсть, сопровождая свои действия насмешливо-похабными комментариями:

– Ну, ты давай заплачь ещё, как девчонка! И не морщись так, будто тебе член в рот суют. Это тебе не грозит, можешь не беспокоиться… Хотя для тебя, наверно, было бы лучше член пососать. Это мало того что совсем не больно, так даже приятно. Уж поверь мне, я знаю, о чём говорю. Опыт какой-никакой в этом деле имеется…

Балагуря и похохатывая, она ещё некоторое время растягивала его рот до нужного ей предела, а когда наконец он оказался распахнут настежь, заглянула в него с внимательно-заинтересованным видом и стала водить кончиком стамески по зубам нижней челюсти.

– Ну-с, больной, поглядим на ваши зубки. Проверим их состояние. Посмотрим, много ли сладкого вы едите… А, что, любишь сладенькое? – неожиданно отвлёкшись, подмигнула она Денису и растянула губы в шаловливой улыбке. – Любишь, признайся. Все вы любите. Вон твой приятель не скрывал этого. Даже бравировал этим. За что, правда, и поплатился по полной программе… А ты, как я погляжу, скромник такой, тихоня. Прям как целка. Или только вид делаешь, а на самом деле… В тихом-то омуте, сам знаешь… Ой! – вдруг вскрикнула она, расширив глаза и устремив пристальный взор в глубину его рта. – Больной, да у вас кариес! Вот, на зубе мудрости, червоточинка. Безобразие! Нужно срочно удалить. Немедленно!

Денис так никогда и не узнал, был ли у него кариес на самом деле или это была милая шутка вошедшей в роль стоматолога девушки, потому что он не увидел больше свой зуб мудрости. Лиза приставила к нему острый кончик стамески, сощурив левый глаз, примерилась, чуть повернула её, устанавливая поточнее, и, взмахнув молотком, ударила по её ручке. А затем, почти сразу же, ещё раз.

Неимоверная, чудовищная, жгучая, как огонь, боль пронзила его насквозь. Он даже представить себе не мог, что может быть так больно. В этом Лиза оказалась права: никогда в жизни он не испытывал такой боли. В первые секунды после удара она буквально разорвала его челюсть, затем охватила, точно пылающим жгутом, голову, погасив свет в глазах и взорвав мозг. После чего стремительно растеклась по телу, затопив нечеловеческой мукой все его части, заставив трепетать и содрогаться каждую клеточку, превратив всего его в одно сплошное невообразимое страдание.

Денис даже не закричал. Он просто завыл, как зверь. Откуда-то из глубины его вырвался такой дикий, ни на что не похожий, ни с чем не сравнимый звук, который ни разу ещё не доводилось ему издавать. Он весь скорчился у своего столба, как раздавленный червяк, выгнулся какой-то немыслимой дугой и, уронив голову на грудь, исторг изо рта поток слюны и крови, вместе с которым вывалился и злосчастный зуб мудрости с действительным или вымышленным кариесом.

Всё это происходило под аккомпанемент громкого задорного смеха Лизы, которая, не отводя от своей скрюченной и воющей жертвы неотрывного горящего взгляда, покатывалась от хохота, схватившись за бока и раскачиваясь из стороны в сторону. Ей вторил Валера, присоединив к её мелодичному переливчатому смеху своё сиплое бухающее гоготанье. И лишь Толян был невозмутим и наблюдал за всем с чуть отстранённым видом и едва приметной небрежной улыбкой на тонких сомкнутых губах. По-видимому, он не воспринимал происходящее всерьёз и рассматривал это как невинную детскую забаву, своего рода разминку, подготовку к чему-то гораздо более важному и трудоёмкому, где уже понадобится его непосредственное и, возможно, решающее участие.

Лиза между тем никак не могла успокоиться, хохоча как сумасшедшая, отирая выступившие на глаза слёзы и едва выговаривая сквозь смех:

– Ну, как из меня стоматолог? Клёвый, да? Тебе, я вижу, понравилось… Да и не только тебе. Все, кто побывал тут до тебя, были в восторге от моего искусства… Которое я оттачиваю от раза к разу. А то раньше, бывало, пока выбьешь зуб, весь рот раскровянишь больному, так что и зубов уже не видно. А сейчас, сам видел, один, максимум два удара – и готово! И я рада, и пациент доволен… Так ведь, да? Ты доволен, сучёныш? – вдруг резко оборвав смех и брезгливо оттопырив губы, неожиданно грубо спросила она. – Попробуй только скажи, что нет!

Но это был праздный вопрос. На него не могло быть ответа. Денис не мог сказать ни «да», ни «нет». Он вообще не в состоянии был произнести ни слова. Лишь протяжный захлёбывающийся вой и невнятные прерывающиеся всхлипы вырывались из его перекошенного кровоточащего рта, извергавшего всё новые то ярко-красные, то бледно-розовые струйки, стекавшие по подбородку и шее и капавшие на пол.

– А-а, ну да, понимаю. Тебе трудно говорить, – напустив на себя комично-участливый вид, проворковала Лиза, сочувственно покачивая головой. – Моё лечение немного жестковато, признаю это. Ограниченность в средствах даёт себя знать… Ну, впрочем, как и во всей нашей медицине… Приходится экономить буквально на всём, в том числе на болеутоляющих… Но, в конце концов, не так уж это страшно. Врач вынужден причинять боль, это неизбежно в его профессии. Он делает это ради высшей цели – исцеления больного. И я этой цели достигаю всегда. Моё лечение необычайно, просто феноменально эффективно! Жалоб от больных, во всяком случае, на моей памяти ещё не бывало. А у меня ведь было много пациентов… даже не припомню уже, сколько именно… Братан, сколько додиков побывало у нас тут? – осведомилась она, полуобернувшись к Валере.

– Одиннадцать штук, – с готовностью ответствовал Валера с широкой счастливо-идиотской улыбкой на круглом румяном лице, лишённом всякого выражения. – Эти двое, получается, двенадцатый и тринадцатый.

Лиза подняла кверху указательный палец и прижмурила глаза от удовольствия.

– О, вот видишь, какая я молодчина! Скольких вылечила. Цельных одиннадцать душ, один к одному! Ну, а с тобой и твоим корешком уже тринадцать будет. Чёртова дюжина! И исцелились ведь все без исключения! Причём от всех болезней сразу. И реальных, и воображаемых. Вот твоего дружка исцелила уже, упокоила на веки вечные. Теперь твой черёд, чувачок!

И тут совершенно неожиданно Денис выдавил из себя несколько слов, хотя от него сейчас меньше всего можно было ожидать этого. Сквозь нестройный хлюпающий вой, вырывавшийся из его сведённого судорогой горла, вдруг донеслось едва различимое, задыхающееся бормотанье:

– З-за что?.. Что я вам… сделал?

Лицо девушки внезапно сделалось серьёзным. Выражение издевательского сопереживания и ироничного бахвальства исчезло с него, сменившись суровой, высокомерно-презрительной миной. Глаза её сумрачно блеснули, когда она искоса взглянула на него и медленно, глуховатым голосом переспросила:

– За что?.. Мог бы вообще-то и догадаться, если не круглый дурак… Хотя, возможно, ты действительно дурак. Всяко бывает… Ну что ж, тогда объясню. Чтоб ты, прежде чем околеть, уяснил себе суть дела. А она проста. Прям как сама жизнь… – Лиза перевела дыхание и, чуть скривив лицо в напряжённой усмешке, по-прежнему неспешно, выделяя отдельные слова, продолжила: – Моего отца убил какой-то малолетний мажор на крутой тачке, нёсшийся на ней как угорелый. А потом смывшийся с места аварии и оставивший сбитого им человека умирать на дороге, в луже собственной крови… Даже сбитой собаке нормальные люди пытаются оказать помощь. А здесь человек… мой отец… – Её голос, как всегда, когда она вспоминала о погибшем родителе, дрогнул, а взгляд чуть затуманился. Но она, помолчав лишь мгновение, перемогла себя и заговорила вновь: – И тогда я решила… нет, мы, его дети, вместе решили мстить. Беспощадно, страшно, кроваво. Так, чтобы наши враги почувствовали то, что чувствовали мы. Чтобы они испытали ту неописуемую, нестерпимую боль, которую испытали мы. Чтобы они умирали долго и мучительно, ощущая смерть всем своим существом… Вот как ты сейчас ощутишь её! – закончила она, перейдя на зловещий полушёпот и скрипнув зубами.

Денис, по-прежнему кривясь от не стихавшей ноющей и дёргающей боли, обратил на девушку загнанный, измученный взгляд и чуть слышно, едва шевельнув окровавленными губами, промолвил:

– Но я-то тут при чём?.. Я не мажор… И я никого не убивал.

Лиза недоверчиво взглянула на него.

– Ага, конечно, так я тебе и поверю. Здесь-то вы все бедненькими и несчастненькими прикидываетесь. Невинными агнцами. В жалкой надежде спасти свои убогие жизни… Только неужели ты считаешь меня такой дурой, чтобы поверить в то, что обычные, живущие на зарплату люди могут разъезжать на такой шикарной тачке, как у вас! Я догадываюсь, сколько примерно она стоит. И что-то мне подсказывает, что ты в своём ещё очень нежном возрасте вряд ли способен заработать на такую машинку. Значит, взял покататься у папашки-деляги. Возможно, даже без его ведома. Ведь, сидя в таком авто, легче знакомиться с девочками, пускать им пыль в глаза, кружить их пустые головки. Можно, если повезёт, и потрахаться по-быстрому на заднем сиденье. Салон-то большой, места достаточно. Девочки ведь любят дорогие машины и богатых парней и на многое ради этого готовы…

– Это не моя машина, – собравшись с силами и с трудом преодолевая очередной приступ боли, прервал Денис разговорчивую красотку, с удовольствием предававшуюся своей праздной болтовне.

– Что-что? – спросила она, чуть прищурившись.

– Это не моя машина, – повторил Денис, твёрдо глядя ей в глаза и чувствуя, как его щёку подёргивает тик. – Приятель пригласил покататься… А я не мажор… совсем не мажор…

Он хотел ещё что-то сказать, но боль в развороченной челюсти стала в этот момент настолько невыносимой, что он вынужден был умолкнуть и, стиснув зубы, лишь глухо застонал.

А Лиза после его слов немного задумалась, как будто охваченная некоторым сомнением. Которое, впрочем, оказалось очень лёгким и мимолётным и, разумеется, никак не повлияло на её намерения. Она передёрнула плечами и, окинув Дениса отстранённо-уничижительным взглядом, холодно проговорила:

– Ну что ж, тем хуже для тебя. Отдуваешься, можно сказать, за чужие грехи. Не путался бы с богатеньким дружком и не садился бы в его тачку, купленную на нетрудовые доходы, и всё б у тебя было тип-топ. Сидел бы сейчас дома, с мамой и папой, или, ещё лучше, со своей подружкой в каком-нибудь уютном местечке… Есть ведь подружка, а? Должна быть, конечно. Куда ж без подружки? Не дрочить же в твои-то годы, не подросток уже, – и она вновь рассмеялась, хотя уже не так громко и весело, как прежде, даже как будто немного устало.

Её смех быстро угас. Брови нахмурились, в глазах снова вспыхнул периодически загоравшийся там жестокий огонь. Она повела ими кругом и, задержав взгляд на стоявшем поблизости громоздком деревянном чурбаке, утыканном ножами самых разных размеров и форм, подошла к нему. Выбрав приглянувшийся ей нож, потрогала пальцем его широкое блестящее лезвие и, удовлетворённо улыбнувшись, вернулась к Денису. Тот, напряжённо следивший за её манипуляциями, невольно подался всем телом назад и вжался в столб, не отрывая от вооружившейся девушки остановившегося взора и с замиранием сердца ожидая дальнейших её действий.

А та, будто нарочно, не спешила. С лёгкой, завуалированной полуулыбкой разглядывала свою жертву, словно изучая, исследуя её, очевидно наслаждаясь ужасом и томительным ожиданием, застывшим в распахнутых глазах Дениса и растягивая это удовольствие. А затем, вероятно для того, чтобы сделать его острее, приблизилась к своему пленнику вплотную и принялась неторопливо водить лезвием ножа по его лицу. Причём так старательно и усердно, что даже высунула кончик языка, прям как прилежная ученица, с усилием выводящая в тетрадке неподдающиеся, немного корявые буквы.

– Вот я думаю, – проговорила она чуть погодя, – что же вырезать тебе в первую очередь? Никак не могу определиться. Но надо же с чего-то начать…

– Начни с глаза, сеструха, – подсказал услужливый Валера, как обычно сопровождая свои слова дурацким смешком. – Ты классно глаза выковыриваешь, прям заглядение!

– Хм, а почему бы, собственно, и нет, – согласилась Лиза и, царапая щёку Дениса остриём ножа, по-прежнему очень медленно подтащила его к правому глазу. – А то ты так испуганно пялишься на меня, будто я какое-то страшилище, – со смехом прибавила она, – что меня так и подмывает потушить твои глазёнки… Ну, или хотя бы один для начала… Только вот не решила ещё какой, правый или левый.

Словно озадаченная этой сложной дилеммой, она задумалась, машинально водя кончиком ножа от одного глаза к другому и обратно.

– Ой, а чего это я мучаюсь? – воскликнула она спустя мгновение, точно осенённая внезапной идеей. – Предоставлю-ка я выбор тебе самому. Ну, давай, говори, какой глазик тебе выколоть?

Денис молчал. От всего происходящего он оцепенел. Лишь очумело таращился на мелькавшее перед ним, тускло поблёскивавшее лезвие и злорадно ухмылявшееся, особенно страшное и отвратительное для него в этот момент лицо своей мучительницы.

– Ну, что опять заглох, чмо? – нетерпеливо вопросила она. – Выбирай, говорю, с каким глазом желаешь попрощаться… Не, ну понятно, что ты вообще не хочешь этого. Но, видишь ли, ты сейчас не в том месте и не в том положении, чтобы чего-то хотеть. Здесь всем насрать на твои желания. Здесь имеет значение только то, чего желаю я. Ясно тебе?

И поскольку, похоже, совершенно ошалевший от всего творившегося Денис упорно молчал, затаив дыхание и смертельно побледнев, Лиза сделала выбор сама. Она приблизила остриё ножа к его правому глазу и оттянула тонкую кожицу снизу от него. Образовавшееся между этим кусочком кожи и глазным яблоком небольшое отверстие почти сразу же наполнилось непроизвольно выделившейся слёзной жидкостью, через мгновение переполнившей ямку и узенькой струйкой побежавшей по ножу. Что позабавило смешливую девушку, настроение которой имело обыкновение стремительно меняться в зависимости от внешних обстоятельств, а может быть, в ещё большей мере от неких внутренних побуждений, неведомых окружающим и тем более Денису, который не понимал и не чувствовал уже ничего, кроме беспредельного, всепоглощающего, заполнившего всё его существо животного ужаса.

– Ой-ой, ну вот уже и слёзки потекли! – рассмеялась она искренне и простодушно, как самая обычная девчонка, от полноты жизненных сил и брызжущего через край беспричинного веселья способная расхохотаться над чем угодно. – Расплакался, как баба… Хотя, признаю, тебя в какой-то мере, конечно, можно понять: зуб мудрости уже потерял, а сейчас вот без глаза останешься. Прямо скажем, сегодня не лучший день в твоей жизни!

Собственная шутка так рассмешила её, что она вынуждена была отвести нож от Денисова глаза и отдаться разудалому, бесшабашному смеху, сотрясшему всё её стройное, гибкое тело. Которому, как обычно, вторил дребезжащий сипатый гогот её малоумного братца, всегда готового посмеяться по любому поводу.

Но, как бывало уже не раз, её веселье вдруг резко прекратилось, сменившись размышляющим и хмурым выражением. Лиза приставила кончик ножа, смоченный Денисовыми слезами, к своему внезапно насупившемуся лбу и раздумчиво произнесла:

– Блин, но если я выколю тебе твой паршивый глаз, то ты одним оставшимся плохо будешь видеть то, что мы станем делать с тобой дальше. А ты обязательно, непременно должен увидеть это! Причём очень чётко, во всех подробностях. Подобное зрелище нельзя пропустить. Где ты ещё такое увидишь? Только здесь, в этом замечательном сарае, где побывало до тебя ровно одиннадцать таких же ушлёпков, как ты. И все они увидели тако-ое!.. – не досказав, она прикрыла себе рот ладошкой, точно боясь проговориться раньше времени, и восхищённо округлила глаза. – Ну, впрочем, ладно, не будем забегать вперёд. Всё по порядку.

Она окинула Дениса зорким, ощупывающим взглядом и, немного помедлив, проговорила:

– Ладно, с глазом погодим пока, для пользы дела… Но отрезать у тебя хоть что-нибудь я всё равно должна. Я уже настроилась. Я хочу крови! Вот только что?.. А-а, кажется, придумала…

И она, широко улыбнувшись и азартно сверкнув глазами, взмахнула ножом перед самым носом у Дениса и, схватив его левой рукой за ухо, молниеносным движением отхватила ему мочку.

Вопреки её ожиданиям, он не закричал. Лишь непроизвольно, судорожно дёрнулся. Из груди у него, сквозь крепко стиснутые зубы, вырвался сдавленный стон, а взор вновь помутился от острой, режущей боли. По шее побежала быстрая багровая струйка, которая, достигнув прикрытого футболкой плеча, стала растекаться по нему размытым, постепенно увеличивавшимся пятном.

Лиза отступила на шаг и пристально, жадными, пылающими глазами воззрилась на него, точно любуясь делом своих рук и получая удовольствие от зрелища струящейся крови и корчащегося в муках тела.

– Ну вот, так уже лучше. Намного лучше. Просто блеск! Ты даже не представляешь, какой ты красавчик. Жаль, что твоя девушка не видит тебя сейчас. Уверена, она полюбила бы тебя ещё больше… Однако, – обмолвилась Лиза со вздохом притворного сожаления, – она, увы, никогда больше не увидит тебя. Как и ты её. Не судьба вам, видно, быть вместе. У вашей лавстори не будет хеппи-энда. Ты расстроен этим, признайся?

Ответа она не услышала. Денис менее всего настроен был в эту минуту признаваться в чём-либо. К нестихавшей боли в челюсти прибавилась новая, не менее пронзительная и невыносимая. Его выдержки едва хватало на то, что терпеть эту двойную муку, явно превышавшую его и без того скудные – и продолжавшие стремительно иссякать – физические и душевные силы.

Лиза недовольно поморщилась.

– Опять ты немого из себя корчишь. Это, наконец, просто невежливо. Я же девушка, в конце концов. Ты у меня в гостях… ну, пусть и не совсем по своей воле. Но сути это не меняет. Мог бы быть немного общительнее. Не убыло б тебя, если б ты выдавил из себя пару-тройку слов. Неужели тебе самому неинтересно поделиться своими ощущениями? Ведь, уверена, таких у тебя ещё никогда не было… Да и не будет, – прибавила она, сумрачно ухмыльнувшись и потрогав пальцем кончик ножа. – Уж об этом-то я позабочусь. Из этого сарая не вышел ещё никто. Отсюда – только ногами вперёд!

И, убедительным тоном сделав это заявление, в правдивости которого у Дениса не было ни малейших оснований сомневаться, она вновь, чуть склонив голову, устремила на него пытливый, оценивающий взгляд и, выразительно шевельнув бровью, отметила:

– Нет, чего-то всё-таки не хватает для полноты картины. И крови, что ни говори, маловато. Надо добавить. И немедля!

И, опять подступив к нему, она таким же стремительным, неуловимым для глаз движением, каким отрезала ему пол уха, полоснула его по лбу, прочертив на нём тонкую, чуть изгибающуюся полосу.

Денис вновь машинально подался назад и глухо застонал. Струйка крови потекла по переносице, скользнула по узенькой бороздке между носом и левой щекой, залила губы и подбородок.

– Шикарно! – в восторге воскликнула Лиза и от полноты чувств отбросила нож и, совсем как маленькая девочка, захлопала в ладоши, как если бы перед ней был не полузамученный, залитый кровью человек, а миленький пушистый котёнок, к которому сама собой тянется рука, чтобы погладить его. – Вот теперь просто идеально! Именно так, как я люблю… Я ведь, можно сказать, художник в своём роде. Только мой холст – человеческая плоть, а кисть – хорошо отточенный нож, которым я малюю такие картины, что куда там всяким Пикассо и Дали. Они жалкие мазилы рядом со мной. Не каждый ведь, далеко не каждый сможет писать по живому, трепещущему от дикой боли телу, выслушивая одновременно стоны, крики, мольбы о пощаде… Нет, не каждый. Потому что хлипкие вы все, кишка у вас тонка. А у меня нет. Я могу. Я сильная! На всё способна… как мой отец… – бормотала она точно не в себе, расширив глаза и вздрагивая от внезапно накатившего на неё нервного возбуждения. – Вот это настоящее, истинное художество! Искусство высшего порядка. Искусство будущего! Прекрасное и свободное. Неистовый, неукротимый творческий полёт… Да-а, я уверена, так будут писать когда-нибудь, через много-много лет… когда уже не будет на этом свете нас всех… И даже память о нас сгинет без следа… будто и не было нас никогда…

Её всё более слабевшая и глохнувшая речь стихла окончательно, а вместе с нею схлынул и ненадолго овладевший Лизой энтузиазм. Блеск в её глазах поугас, зрачки сузились, лоб прорезала хмурая морщинка. Потом на её губах зазмеилась тонкая кривоватая улыбка, и она, разведя руками, с оттенком сожаления произнесла:

– Но, увы, моих художеств никто никогда не увидит. Мой редкостный, уникальный талант не оценят. Мне суждена участь непризнанного гения… Но оно и понятно, – её голос окреп, а улыбка сделалась ярче и увереннее, – моё искусство тайное, покрытое мраком, немного психоделическое. Оно не предназначено для всеобщего обозрения, для толпы. И мои, так сказать, картины хранятся в потайном месте. Совсем недалеко отсюда… И ты будешь там лежать, чувачок, – пообещала она Денису, игриво мигнув ему. – Вместе с остальными. Отличная у вас там компашка подобралась. Молодых, красивых… и мёртвых! – насмешливо-загробным голосом закончила она, потешно закатив глаза и скрестив руки на груди.

И тут же, не выдержав, разразилась таким безудержным, заразительным смехом, что даже бесстрастный, угрюмый Толян, глядя на неё, невольно чуть скривил своё застылое, каменное лицо, что, по-видимому, должно было означать улыбку. Валера же, не привыкший сдерживать себя и выражавший свои несложные чувства открыто и непосредственно, захохотал так громко и раскатисто, что от этих громоподобных звуков, казалось, вздрогнули ветхие стены старого сарая.

Ещё смеясь, Лиза значительно взглянула на Толяна и кивнула ему.

– Ну что, братан, я своё дело сделала. Душеньку свою маленько потешила. Теперь твой черёд. А то ты, гляжу, заждался уже.

Толян, видимо и впрямь заждавшийся и заскучавший от вынужденного безделья, немедленно тронулся с места, на котором он, точно монумент, неподвижно стоял всё время, пока его сестра разглагольствовала и измывалась над пленником, и двинулся к последнему, медленно доставая из-за пазухи нож. Лиза, не способная помолчать даже короткое время, оживлённо комментировала его действия:

– Ты не беспокойся, чувачок, тебе будет не очень больно. Возможно, ты даже почти ничего не почувствуешь… Ну, сначала, по крайней мере. Потом, конечно, не обещаю, – оговорилась она, хищно осклабившись. И тут же затараторила дальше: – Сейчас брательник сделает тебе на брюхе небольшой надрез. Маленькую такую, почти неприметную дырочку. В неё разве что мышка сможет юркнуть… А, ну так да, – прервала она себя и широко улыбнулась, – мы ж эту дырусю для мышки и будем делать. Для милого серенького мышонка!

При этих словах в руках у неё вдруг откуда ни возьмись появилась литровая банка, на дне которой копошился крошечный серый комочек, находившийся в непрестанном беспорядочном движении, беспрерывно тыкавшийся заострённой мордочкой в окружавшие его прозрачные стеклянные стены, встававший на задние лапки и тянувшийся вверх в тщетном стремлении выбраться из своего тесного узилища. Но, судя по Лизиным словам, вскоре у него должна была появиться такая возможность.

Девушка между тем, давясь от смеха и прилагая огромные усилия, чтобы говорить более-менее связно, продолжала, тряся головой и тыкая пальцем в банку:

– О-о, видишь, какой маленький, какой трогательный, нежный! И такой одинокий… Знаешь, мне его жалко. У него ведь, наверно, тоже есть мама. Мама-мышь… Ой, нет, не могу! – вскрикнула она, не сдержавшись и дав волю распиравшему её немного неестественному хохоту.

Толян тем временем, не обращая внимания на покатывавшуюся рядом, схватившуюся за бока сестру, к которой по привычке присоединился безбашенный Валера, с деловым, хмурым видом, как если бы ему предстояла важная, ответственная миссия, приблизился к Денису, разрезал сверху донизу его грязную окровавленную футболку и уставился на обнажившийся плоский, подтянутый живот, на котором угадывались кубики мышц. Толян с задумчивым, сосредоточенным выражением осмотрел его, затем потрогал его своим толстым коротким, будто обрубленным, пальцем и сдержанно-удовлетворённо кивнул. А затем, будто примериваясь, приставил остриё ножа чуть пониже пупа.

Денис ощутил это холодное прикосновение. Но остался безучастен. Он уже с трудом воспринимал происходившее с ним и вокруг него. Разрывавшая его боль была так сильна и неодолима, став уже как бы частью его существа, непременным и неотъемлемым его атрибутом, что он постепенно тупел от неё, разум его мало-помалу отключался и окутывался всё более густевшей мутной дымкой, в которой он уже скорее угадывал, чем видел, находившихся рядом с ним людей. Голоса которых он также слышал лишь как долетавшие откуда-то издалека отзвуки, не улавливая смысла того, что они говорили. И, пожалуй, так было лучше для него, потому что если бы он в точности представлял то, что готовили ему его мучители, то, что предстояло ему пережить в ближайшие минуты, одна мысль об этом лишила бы его остатков разума.

Лиза, кое-как отсмеявшись и немного успокоившись, принялась торопить брата, замершего в какой-то момент словно в нерешимости.

– Давай, давай, братуша, резче, – подначивала она его, не сводя горевшего кровожадным огнём взгляда с лезвия, впившегося в плоть и – для чего достаточно было лишь лёгкого нажатия – готового рассечь её и войти внутрь в любое мгновение. – Я и так, как обычно, увлеклась, и мы угробили дофига времени на болтологию. Поздно уже. День был тяжёлый, хлопотный. Я устала. Пора спаточки. Так что надо кончать!

– Да, я тоже спать хочу, – поддакнул Валера, раскрыв свою пасть в широком звучном зёве и ворочая покрасневшими глазами. – И жрать. Кончай этого хлюпика и пошли перекусим. И на боковую.

Толян, сохраняя на лице строгое, невозмутимое выражение, сдержанно кивнул и, ещё раз внимательно, изучающе, как полководец на карту театра военных действий, всмотревшись в живот Дениса, сделал на нём небольшой надрез.

Глаза Лизы, устремлённые туда же, при виде закапавшей из-под ножа густой пунцовой крови вспыхнули ещё ярче и плотояднее.

– Ну вот, начинается самое интересное! Самый что ни на есть экшн! – проговорила она, дрожа от охватившего её при этом лёгкого возбуждения и вскидывая глаза на вялого, обмякшего, бледного, как мертвец, Дениса, казалось, уже почти не чувствовавшего, как его режут по живому, и лишь слегка кривившегося и тихо стонавшего. Но Лизу это, по-видимому, не смущало, и она с увлечением, с жаром говорила, обращаясь к нему, как будто он слышал и понимал её: – Всё, что было до этого, это так, пустяки, разминка. Если ты думал, что это была настоящая боль, то ты сильно заблуждался. И сейчас это заблуждение будет рассеяно. Потому что только теперь начнётся настоящая, чистая, беспредельная и безбрежная боль, какая может быть, наверно, лишь в аду. В самом пекле! И, прежде чем сдохнуть, ты, как я уже обещала тебе, переживёшь свой ад. Здесь, на земле… А сделает это… кто бы ты думал? Вот этот очаровательный серенький мышонок! – она подняла и чуть встряхнула банку, в которой был заключён грызун, по-прежнему безуспешно пытавшийся выкарабкаться из своей прозрачной темницы. – Вот эта милая крошка. Которая заберётся в твои кишки и начнёт грызть их своими маленькими острыми зубками. И вот тогда ты действительно невзвидешь света и станешь, визжа и захлёбываясь, умолять о смерти, как о величайшей милости. И только в моей власти будет решить, даровать ли тебе эту милость или заставить в корчах издыхать тут полночи…

Всё более горячая, эмоциональная речь понемногу распалявшейся – и от собственных слов, и в предвкушении того, что должно было произойти, – девицы была прервана автомобильным сигналом, донёсшимся извне.

Трубный глас, раздавшийся с неба, не смог бы, наверное, произвести на присутствующих более потрясающего впечатления, чем этот негромкий, короткий сигнал. Только Денис остался, как и прежде, безразличен и безгласен; он, похоже, не уловил долетевшего снаружи звука. Лиза же и её подельники замерли, будто поражённые громом, и на несколько секунд застыли, точно окаменев. Лишь немного спустя Лиза, опомнившаяся первой, выговорила дрожащим, запинающимся голосом:

– Эт-то ещё что?

Ей никто не ответил. Братья пребывали в не меньшем недоумении, чем она. Особенно ошеломлён и растерян был Валера, всем своим видом – лицо его вытянулось, глаза были выпучены, а рот чуть приоткрыт – выказывавший крайнее изумление и оторопь. Толян, как обычно, сохранял внешнее спокойствие, однако и его маленькие невыразительные глазки, почти всегда прищуренные и будто сонные, беспокойно бегали и угрюмо посверкивали, а желваки на квадратных челюстях ходили ходуном под тёмной, словно дублёной, кожей.

Никто не двигался с места и не произносил ни слова. Все трое как будто надеялись, что им послышалось, что никакого сигнала на самом деле не было и через минуту-другую, окончательно удостоверившись в этом, они вздохнут с облегчением, посмеются своему беспричинному испугу и продолжат заниматься своим увлекательным делом, от которого так неожиданно были отвлечены.

Но сигнал повторился. Более протяжный и настойчивый. И теперь уж в его реальности трудно было сомневаться. Тем более что на этот раз сразу вслед за ним раздался злобный хриплый лай пса, очевидно разбуженного в своей будке нежданными ночными гостями.

Лиза сделала резкое нервное движение, обменялась с Толяном многозначительным тревожным взглядом и отрывисто велела Валере:

– Иди погляди, кто там.

Тот молча кивнул и, по-прежнему неся на лице удивлённо-оторопелое выражение, двинулся к выходу.

– Смотри, поосторожнее там, – бросила ему вслед сестра.

Валера опять безмолвно качнул головой и исчез за дверью.

В сарае после его ухода воцарилась напряжённая тишина, нарушавшаяся лишь беспрерывным захлёбывающимся лаем собаки и чуть слышными стонами полубесчувственного Дениса. Но Лиза и Толян не обращали на него никакого внимания, точно забыли о нём. Нежданная, негаданная забота, как снег на голову, обрушилась на них, грозя превратиться в серьёзную проблему, а возможно, в самую настоящую беду. Именно так воспринимала случившееся Лиза, не скрывавшая овладевшего ею беспокойства, бледневшая всё больше и не сводившая блестящих встревоженных глаз с брата, как и прежде, пытавшегося казаться уравновешенным и хладнокровным, но против воли чувствовавшего, как и в его твёрдое, бестрепетное, мало чего на свете боявшееся сердце ядовитой змеёй вползает страх.

– Кто же это может быть? – вопрошала Лиза и напарника, и саму себя, морща лоб и хмуря брови. – Кто?.. К нам же так давно никто не ходит и не ездит. Уже много лет… Все, кажется, уже забыли о нас. И знать не знают, что мы живём здесь…

Толян молчал. Набычившись, плотно сцепив зубы, не шевелясь. Будто погрузившись в глубокую задумчивость.

– Я знала… я чуяла это, – упавшим, по-прежнему подрагивавшим голосом прошептала девушка мгновение погодя, горестно покачивая головой и заламывая руки. – Мои сны никогда не обманывают меня… Я ждала беды. Вот она и пришла… Что же делать, братан? Что делать?..

Братан, очевидно, не знал, что делать. Он лишь чуть пожимал плечами и переминался с ноги на ногу.

– А может, всё ещё обойдётся, а? – с внезапным приливом надежды в голосе и во взоре спрашивала Лиза ещё через секунду. – Может, это случайность? Ошибся кто-то, заехал не туда. Всякое ж бывает… Бывает же, братуша, а?

Толян не отвечал ей. Продолжая стискивать зубы, вращая глазами и сжимая громадные кулаки, словно рассчитывал только на них, на свою неодолимую звериную силу и бешеную ярость в возможной схватке не на жизнь, а на смерть.

Мучительное ожидание прервал Валера. Он ворвался в сарай как вихрь. С перекошенной от ужаса физиономией, вылупленными глазами, трясущимися мокрыми губами. Которыми он, заикаясь, пролепетал только одно слово:

– М-менты.

VIII

Сообщение о прибытии инопланетян, наверное, не ошарашило бы Лизу больше, чем принесённое братом известие. Она отшатнулась назад в невообразимом смятении, её лицо залила смертельная бледность, в широко распахнувшихся глазах отразился ужас. Будто не веря услышанному, она прошептала внезапно онемевшими, еле двигавшимися губами:

– Что-что?

Валера, взволнованный и испуганный едва ли не более, чем сестра, на этот раз не смог вымолвить ни слова. Лишь боднул головой и беспомощно развёл руками, подтверждая уже сказанное.

Лиза перевела смятенный, оцепенелый взгляд на другого брата, демонстрировавшего некоторые, хотя бы внешние, признаки твёрдости и самообладания.

– Что ж это такое, братуша? – пролепетала она окостенелым, заплетавшимся языком. – К-как же это так?.. Это же невозможно… Неужели они выследили нас?

Толян, по-прежнему стискивая зубы и поигрывая мощной рельефной мускулатурой, бугрившейся под футболкой, покосился на неё с пасмурным видом. В его тёмных, непроницаемых глазах она прочла одновременно и угрюмую, почти животную покорность судьбе, и отчаянную решимость драться до последнего, не щадя ни врагов, ни себя.

И это настроение как будто передалось и Лизе. Хотя её лицо оставалось белым как мел, а пепельно-серые губы нервно подрагивали, она, стараясь говорить твёрдо и отчётливо, – что, правда, не совсем удавалось ей, – произнесла:

– Что ж, видно, от судьбы не уйдёшь. Я уже говорила: сколько верёвочке не виться… Когда-то ж это должно было случиться. Вот и случилось. Мой сон оказался в руку…

– Да не паникуй ты раньше времени, – подал голос Толян, двинув своими могучими плечами. – Сейчас неподходящий момент для нытья. Решать надо быстро. Они там, – он мотнул головой на полуоткрытую дверь, – не будут ждать, пока мы придём в себя и приготовимся к встрече.

Как бы в подтверждение его слов, со двора в третий раз донёсся сигнал. Более продолжительный, громкий, пронзительный, в котором слышалось явное нетерпение.

Лиза вздрогнула, услыхав его. Её лицо исказила гримаса, которой она безуспешно попыталась придать вид насмешливо-небрежной улыбки. Она слабо взмахнула рукой и изменившимся, немного ненатуральным голосом проговорила:

– Ну, семи смертям не бывать, а одной всё равно не миновать… И, возможно, это как раз наша явилась за нами…

– Пошли встречать гостей, – прервал её Толян и, сунув нож, которым он только что собирался потрошить Дениса, обратно за пазуху, двинулся к выходу, бормоча себе под нос: – Ох, не вовремя вы, ребятки, заявились! Очень не вовремя… Не надо лезть в берлогу медведя, когда он жрёт свою добычу… Как бы вам не пожалеть об этом!

Лиза, прежде чем последовать за ним, взглянула на окончательно отключившегося Дениса, бессильно повисшего на верёвке, которой он был привязан к столбу, и, по-видимому, уже ничего не воспринимавшего, и, мгновение подумав, велела Валере:

– Заткни ему рот.

Валера кивнул и, быстро отыскав какую-то грязную, замасленную тряпку, грубо запихал её Денису в рот.

Лиза, проследив за его действиями, кивнула и не слишком решительно, будто нехотя, с унылым, потерянным выражением, кусая губы и хрустя пальцами, двинулась за Толяном, уже исчезнувшим за дверью. Выходя из сарая, полуобернулась к Валере, замыкавшему скорбное шествие, и спросила:

– Сколько их там?

– Да я не разглядел толком, – насупился тот, припоминая. – Вроде двое.

Девушка качнула головой.

– Странно… Я думала, брать нас целая зондер-команда нагрянет. А их только двое… Хотя, – примолвила она, горько усмехнувшись, – это, видать, так, для отвода глаз. Остальные в засаде.

Толян, пройдя половину двора, остановился и, когда Лиза поравнялась с ним, обратился к ней:

– Слышь, сеструха, говорить с ними будешь ты. А мы с Валеркой… ну, в общем, по обстоятельствам… сама понимаешь, – и он со значением взглянул на неё.

Она понимающе кивнула. Но тут же с тревогой спросила:

– А что, если их на самом деле больше?

Толян посмурнел и сжал кулаки. И пробурчал, топорща брови:

– Ну, тогда постараемся продать свои жизни как можно дороже… Но, – прибавил он после паузы, – будем всё же надеяться, что их только двое. И тогда шанс у нас есть.

– Но у них оружие, – заметила Лиза.

Толян пренебрежительно махнул рукой.

– Оно им не поможет. На нашей стороне фактор неожиданности. Не дрейфь, может, всё ещё обойдётся… Стойте здесь, я открою им, – и, говоря это, он двинулся к воротам, из-за которых доносилось негромкое монотонное гудение стоявшего там на газу автомобиля, заглушаемое истошным хриплым лаем собаки, метавшейся возле ворот и то и дело прыгавшей на них.

Толян отогнал пса и стал открывать ворота. Лиза, не отрывая от него застылого, немигающего взгляда и дрожа мелкой дрожью, тщетно пыталась собраться с духом и приготовиться к встрече нежданных гостей, внезапное прибытие которых внесло такое смятение в души хозяев дома и грозило разрушить до основания их маленький, таинственно-зловещий, наглухо закрытый от всего окружающего мирок.

Через несколько секунд обе створки ворот раскрылись, и за ними показалась полицейская машина, озарившая погружённый в вечерний полумрак двор ярким сиянием фар. Лиза, привыкшая к тусклому, притушенному свету, едва брезжившему в сарае, сощурила глаза и невольно отвела их в сторону.

Автомобиль, точно устав стоять на одном месте, как только появилась возможность, тронулся и с приглушённым мерным ворчанием въехал во двор. Достигнув того места, где находились Лиза и Валера, остановился. После чего повисла напряжённая, гнетущая тишина, как перед чем-то тягостным, жутким, катастрофическим.

Затем почти одновременно открылись передние дверцы, и из машины вышли двое полицейских. У одного из них на плече висел автомат, что, несмотря на сумрак, сразу же отметил внезапно обострившийся Лизин взор. «Вооружились, твари!» – мелькнуло у неё в голове. – «Значит, не на пироги приехали. Значит, всё серьёзно… Серьёзней некуда…»

Полицейский с автоматом, прикрыв дверцу, остался стоять возле неё, с интересом оглядываясь вокруг. Второй же, сидевший до этого за рулём, – невысокий, но крепкий и статный, с короткой, ёжиком, стрижкой и правильными, энергичными чертами лица, – также бросив кругом цепкий, насторожённый, как показалось Лизе, взгляд, приблизился к ней и к стоявшему за её спиной Валере и, небрежно вскинув руку к непокрытой голове, представился:

– Лейтенант Шамраев. Здравствуйте.

Лиза, проглотив застрявший в горле комок, кивнула и с усилием, глухим, будто не своим голосом, так не похожим на её обычный звонкий, журчащий, как ручей, голосок, проговорила:

– Д-добрый вечер… Ч-чем обязана?

Лейтенант помедлил с ответом. Вновь окинув окрестность пристальным, изучающим взглядом, он с особенным вниманием задержал взор на Владовой «тойоте», стоявшей чуть в стороне, в тени одного из сараев, которых немало было в этом обширном, загромождённом всевозможными строениями дворе. Но скрыть такую машину, естественно, было непросто, она и своими размерами, и внешним видом буквально бросалась в глаза и притягивала к себе внимание. В частности, внимание лейтенанта, который, едва заметив приютившийся в углу двора роскошный внедорожник, уже не спускал с него глаз, точно не в силах оторвать их от великолепного авто, немного странно выглядевшего в такой не совсем подходящей для него обстановке.

Лиза с тревогой, а вернее, со страхом, который ей еле удавалось маскировать слабой, искусственной улыбкой, которую и улыбкой-то трудно было назвать, наблюдала за серьёзным, заинтересованным взглядом лейтенанта, устремлённым на угнанную машину, и едва нашла в себе силы, чтобы промолвить:

– Что-то случилось?

– Да нет, в общем, ничего особенного, – ответил полицейский, лицо которого, как опять-таки почудилось Лизе (а может быть, и не почудилось, а так и было на самом деле), вдруг как будто слегка напряглось и омрачилось. – Чистая формальность. Это займёт несколько минут… Скажите, пожалуйста, это ваш автомобиль? – спросил он чуть посуровевшим голосом и каким-то отчуждённым, официальным тоном, от которого веяло холодом.

Лиза опять с трудом сглотнула вязкую горьковатую слюну и, автоматически сунув руку за спину, как если бы там, как у её брата, был спрятан нож, не сразу и с запинкой ответила:

– Д-да… наша.

– Так, хорошо, – кивнул лейтенант с неопределённым, не то удовлетворённым, не то напряжённым, выражением. – Можно взглянуть на документы?

– Н-на машину? – по-прежнему запинаясь и не в силах справиться с волнением, спросила Лиза.

– Да, – ответил полицейский, не сводя с неё тяжёлого, сверлящего взгляда.

У Лизы зашумело в ушах, застучала кровь в висках, перед глазами замелькали пёстрые точки, линии, круги. Ей показалось, что она сейчас потеряет сознание. Несколько мгновений она стояла не шевелясь, пытаясь прийти в себя, осознать происходящее и сообразить, что делать дальше. Худшие её ожидания, похоже, оправдались. Всё было очень плохо, хуже некуда. Её потрясённая мысль отчаянно, словно птица в тесной клетке, билась в мозгу, мучительно ища выхода из ужасной, казалось, безвыходной ситуации. Соображать надо было быстро, очень быстро. В её распоряжении были считанные секунды.

Ко всему прочему её сбивал с толку и лишал остатков самообладания устремлённый на неё взгляд полицейского. Взгляд профессиональной ищейки. Твёрдый, упорный, ничего не упускающий, явно что-то подозревающий, о чём-то догадывающийся. А возможно, уже и знающий…

Уразумев, что пауза чересчур затянулась и медлить больше нельзя, она, не выдержав прикованный к ней пытливый, въедливый взор и опустив глаза, чуть слышно пробормотала:

– Да, конечно… сейчас.

Повернулась и, не чуя под собой ног, чуть пошатываясь, словно пьяная, направилась к автомобилю. Одолев отделявшие её от него несколько метров, остановилась, точно в раздумье, после чего открыла дверцу и, вновь немного помешкав, забралась внутрь. Делала она всё это будто неосознанно, как сомнамбула, движения её были вялыми, замедленными, даже глаза были полуприкрыты, как если бы она вот-вот собиралась заснуть.

Но это было кажущееся впечатление. На самом деле за эти несколько секунд Лиза в значительной мере сумела победить своё замешательство, растерянность и страх, взять себя в руки, мобилизоваться. Её мысль прояснилась и заработала в интенсивном, всё убыстрявшемся темпе, лихорадочно выискивая ту единственно возможную лазейку, которая помогла бы им выбраться из того убийственного, смертельно опасного положения, в котором они оказались, избежать нависшей над ними, как могильный камень, страшной угрозы.

Лейтенант, после того как Лиза исчезла из виду, перевёл взгляд, всё такой же зоркий, проницательный, исследующий, на Валеру. Который не нашёл ничего лучшего, как скорчить свою обычную дураковатую, приветливую, как он, вероятно, полагал, улыбку. Что явно не встретило понимания у полицейского – взор его сделался ещё более строгим, а губы сурово сомкнулись и утончились. Неуместная ухмылка тут же испарилась с Валериной физиономии, сменившись не менее характерным для него туповатым, полусонным выражением, а сам он пожал плечами и принялся тихо насвистывать что-то, болтая головой туда-сюда и вращая пустыми, слегка осовелыми глазами. Он производил впечатление идиота – каковым, собственно, и являлся на самом деле, – и полицейский, очевидно, быстро понял это: по его губам скользнула пренебрежительная усмешка, и он отвёл взгляд от Валеры, вновь обратив его на автомобиль, за тонированным стеклом которого пропала минуту назад Лиза.

Все, казалось, совершенно забыли о человеке, открывшем ворота и впустившем правоохранителей во двор. А он как будто был очень доволен этим и не спешил напоминать о себе. Некоторое время Толян оставался возле ворот, как бы невзначай отступив в тень и внимательно наблюдая оттуда за происходившим во дворе и прислушиваясь к разговору Лизы с лейтенантом. Но как только она исчезла в «тойоте», он, словно догадавшись о чём-то, двинулся с места и стал медленно, осторожно, неслышно, едва касаясь ногами земли, как охотящийся хищник, приближаться ко второму, вооружённому автоматом, полицейскому, по-прежнему недвижно стоявшему возле своей машины и немного рассеянно глядевшему по сторонам. Подбиравшегося к нему сзади Толяна он не замечал.

Лиза уже несколько минут, невидимая и неслышная, находилась в авто, неизвестно чем занимаясь там, и лейтенант стал проявлять признаки нетерпения. Он нахмурился, с недовольным видом зыркнул кругом, шевельнул губами, будто собираясь что-то сказать…

Но не успел. Глубокую тишину, в которой, казалось, можно было различить даже писк комара, нарушил другой звук. Протяжный, жалобный, замирающий стон, донёсшийся из ближайшего сарая, дверь которого по недосмотру осталась полуоткрытой.

На лице лейтенанта изобразилось недоумение. Он обернулся в ту сторону, откуда принёсся неведомый стон, и, нахмурившись ещё больше, немного растерянно произнёс:

– Это ещё что?..

Это были последние его слова. В следующий миг ярко вспыхнули фары «тойоты», взревел, как дикий зверь, мотор, и она, взрыв колёсами землю, резко рванулась с места. Лейтенант, ослеплённый ударившим ему в глаза сиянием, разорвавшим окрестную темноту, успел лишь инстинктивно прикрыть глаза рукой и отшатнуться назад. А через секунду исчез, смятый и раздавленный наехавшей на него массивной громоздкой махиной, снёсшей его как могучий вихрь, ломающий и вырывающий с корнем тонкое слабое деревце.

И почти в то же самое мгновение второй полицейский, похоже, не успевший даже изумиться происшедшему, рухнул как подкошенный, не охнув, поражённый ножом в спину, – незаметно подкравшийся к нему сзади Толян молниеносным, точно рассчитанным ударом погрузил лезвие ему между лопаток по самую рукоятку. А затем для верности, а может быть, просто в неуёмном кровожадном порыве, нанёс ещё около десятка мощных ударов по уже неподвижному, лишь слегка трепетавшему телу, пока это трепетание не прекратилось и не стих вырывавшийся из пронзённой в нескольких местах груди хрип.

Лиза тем временем, дрожащая и белая как стена, выбралась из автомобиля и, придерживаясь за неё рукой (в другой руке она держала пачку сигарет и зажигалку, которые, вероятно, нашла в машине), как если бы силы оставили её, сделала несколько неверных шагов вперёд, туда, где стоял Валера, склонив голову и внимательно разглядывая что-то лежавшее на земле, у его ног. Это был лейтенант, верхняя часть туловища которого виднелась из-под бампера. Он был ещё жив. Глаза его были полуоткрыты, подёрнутые тонкой мутной плёнкой, придававшей взгляду отстранённое, потустороннее выражение. На землистом, осунувшемся лице уже лежала тень смерти. Из проломленной груди вырывалось сдавленное, с присвистом дыхание. Очевидно, ему оставалось жить несколько минут, не больше.

Лиза остановилась возле него и устремила в его стремительно меркнувшие, стекленевшие глаза, неотрывный, пронизывающий взгляд которых внушал ей совсем недавно такой страх, высокомерно-уничижительный, сверкавший злобным торжеством взор. Её серые, как пепел, губы презрительно скривились.

– Ну что, мент поганый, взял меня, да? – прошипела она, оскалив зубы, и, не удержавшись, смачно плюнула в бескровное, анемичное лицо умирающего. – Выкуси, гадёныш! Не родился ещё тот мусор, который сможет взять меня. Руки у вас, мразей, коротки! Выследить-то выследили вы нас… уж не знаю как… но большего вам не видать… не видать никогда… Понял ты, урод?! – взвизгнула она, захлебнувшись от ярости и вся заколотившись от лютой, бешеной ненависти.

На лице лейтенанта не отразилось никаких чувств. По-видимому, он уже не слышал её и, возможно, не видел, хотя его глаза по-прежнему были обращены на неё. Его синеватые губы чуть-чуть шелохнулись. Ей показалось на мгновение, будто он хочет сказать ей что-то напоследок. Но вместо этого внутри у него что-то булькнуло, захлюпало, и изо рта хлынула густая чёрная кровь. Голова его запрокинулась, помутившиеся зрачки закатились вверх и стали почти не видны, уступив место белкам. Тело забилось в агонии.

Это зрелище вывело Валеру из владевшего им тупого оцепенения. Очнувшись, он стремглав кинулся в сарай и, спустя мгновение выскочив оттуда с топором в руках, принялся, урча от удовольствия, отделять голову полицейского от туловища. Послышалось тошнотворное чавканье, хруст ломаемых костей, кровь брызнула во все стороны и заструилась по земле ручьём, постепенно впитываемая ею. Мёртвое тело слегка колыхалось в такт ударам, уже не чувствуя боли, а просто пассивно реагируя на грубое внешнее воздействие.

Закончив, Валера, отдуваясь и отерев пот со лба, как после тяжёлой работы, выпрямился, держа в левой руке отрубленную голову и пристально, не отрываясь, как заворожённый, глядя на неё широко раскрытыми горящими глазами, как ребёнок смотрит на раздавленного им дождевого червя. Даже стоявшая рядом Лиза не выдержала долго этой жутковатой картины и, взглянув раз-другой на обезображенные, страшно искажённые, запятнанные кровью черты лейтенанта и особенно его затмившиеся, покрытые смертной мглой глаза, опять по какой-то странной случайности как будто покосившиеся на неё, невольно отвернулась.

В этот момент к ним приблизился Толян с окровавленным ножом в руке и автоматом на плече. Скользнув равнодушным взглядом по мёртвой голове, которой, пуская слюни от восторга, продолжал любоваться Валера, он обратился к Лизе:

– Ну что ж, сеструха, респект тебе! Молодчина! Сделала всё идеально. Продумала до мелочей. Только ты так умеешь.

Лиза устало отмахнулась.

– Какое там «продумала»? – передразнила она. – Я чуть не обосралась от страха. Особенно когда он спросил, чья машина и потребовал документы. Решила, что всё, пиздец нам!

– А по итогу пиздец оказался им, – мрачно усмехнулся Толян, помахав своим заляпанным свежей кровью ножом. – Я, как видишь, тоже маху не дал. Сориентировался мгновенно. Тот щегол даже пикнуть не успел. И «калаш» ему, сердешному, не помог, – прибавил он, похлопав рукой по снятому с убитого полицейского оружию.

В этот миг Валера, видимо вдоволь насладившись очаровавшим его зрелищем, испустил протяжный удовлетворённый рык и, раззявив рот в счастливой улыбке, отшвырнул от себя мёртвую голову, поддав её, будто мяч, ногой. Та отлетела в сторону и, приземлившись, с глухим стуком прокатилась пару метров, чуть подскакивая и понемногу замедляясь.

Все трое проводили её продолжительными взглядами. А затем, точно движимые одной и той же мыслью, перевели их на тело, от которого она была отделена. Повисло долгое, томительное безмолвие. Все задумались. Лишь теперь, когда их возбуждение и боевой пыл стали постепенно угасать и смысл происшедшего начал открываться им во всей полноте, до всех троих, наверное, даже до малоумного Валеры, дошло наконец, что случилось только что, чем это грозит им, какие неизбежные и непредсказуемые последствия это может и будет иметь для них.

– Ну что же, надо признать, плохо наше дело, ребятушки, – после минутного молчания промолвила Лиза с кислой, натянутой усмешкой. – Эти два перца приехали сюда не просто так. Нас вычислили, это очевидно! И если б мы не подсуетились и не сыграли на опережение, всё было бы совсем печально… Хотя и сейчас невесело, – присовокупила она со вздохом и, щёлкнув зажигалкой, закурила.

– Ну, не надо паниковать. Может, всё не так уж плохо, – отозвался Толян с таким выражением, будто пытался уверить в сказанном самого себя. – Мы же так и не узнали, зачем они приехали.

– Так мы уже и не узнаем! – повысив голос, произнесла Лиза и с мелким дробным смешком кивнула на лежавшее у их ног в луже крови обезглавленное тело. – При всём желании. Он вряд ли удовлетворит наше любопытство. Второй тоже… Хотя и без этого всё ясно, – меняя тон, продолжила она, делая короткие нервные затяжки и выпуская дым то ртом, то носом. – Не надо обманывать себя. Они пронюхали! Если и не всё, то хоть что-то. Но и этого вполне достаточно. В таком деле, сам понимаешь, нужно только потянуть за ниточку – и весь клубочек развяжется. И тогда откроется тако-ое!.. – она не договорила и, чуть распахнув глаза, лишь взмахнула рукой.

Толян кивал в такт её словам со своим обычным замкнутым и угрюмым видом. Его крупные, как и всё у него, желваки опять заходили туда-сюда. Обращённый куда-то в сторону взгляд мрачнел по мере того, как происшедшие и предполагаемые события начали выстраиваться в стройную, цельную картину того, что уже случилось и ещё должно было случиться. В картину того, как должна была измениться их жизнь после совершившегося только что. А то, что она неминуемо и радикально изменится, что в ней произойдёт колоссальный, необратимый переворот, с каждой минутой становилось для него всё более ясным. И слова сестры, бывшей для него высшим авторитетом, его идолом, кумиром, средоточием красоты, ума, таланта, всего самого лучшего и совершенного на свете, лишь ещё более убеждали его в этом и делали то, до чего он додумался сам, неоспоримой истиной.

Совершенно иную картину являл собой Валера. Он не участвовал в разговоре, как если бы тема беседы не касалась его или была неинтересна ему. Мысли туго, с немалым трудом ворочались в его большой яйцевидной голове с узким покатым лбом и выпиравшими надбровными дугами, придававшими ему некоторое сходство с орангутангом. Очень скоро заскучав, слушая диалог брата и сестры, он зевнул, мотнул головой, будто стряхивая с себя сонливость, и, помахивая топором, которым он так лихо оттяпал голову у мёртвого лейтенанта, медленно побрёл по двору, рассеянно водя кругом скучающими, бездумными глазами.

Обойдя полицейскую машину, из которой то и дело доносились отрывистые, встревоженные голоса и настойчивые призывы, остававшиеся без ответа, он увидел тёмный собачий силуэт, склонившийся над вторым трупом, распростёртым на пропитанной его кровью земле. Поставив одну лапу на грудь убитого, пёс с жадным урчанием и хлюпаньем обгладывал его лицо, на котором к этому времени уже трудно было различить черты, – вместо них виднелось бесформенное кровавое месиво с белевшими тут и там обнажившимися костями.

Валера, увидев это, довольно заулыбался и затряс головой. Его только что пустой блуждающий взор сосредоточился и заострился, будто примериваясь к новому объекту деятельности. Он шагнул вперёд и негромким окриком отогнал собаку, которая с явной неохотой оторвалась от своего жуткого пира, посторонилась, уступая место хозяину, но не спешила уходить, кружа поблизости, сердито рыча и поскуливая и не отрывая горящего взгляда от растерзанного, уже лишь отдалённо напоминавшего человека мёртвого тела.

– Ты порычи ещё мне тут, лярва, порычи, – ласково проворчал Валера, приближаясь к покойнику и продолжая помахивать топором. – Не лезь поперёд батьки в пекло. Соблюдай… эту… как её? – он запнулся и стал морщить лоб, припоминая слышанное когда-то мудрёное словечко. – Суб… суб-б… нацию… Как же её, стерву?.. Ну лан, хрен с ней. В общем, сперва я душу отведу, а потом уж ты, тварь неразумная, набивай себе брюхо. А то ишь, разлакомилась… Потому как человек – царь природы! – сентенциозно выдал он ещё одну фразу, схваченную им неизвестно где и когда и на этот раз всплывшую в его неверной памяти.

Она, видимо, показалась ему остроумной, так как он весело загоготал и сквозь смех повторил её несколько раз. И, ещё смеясь, остановился над мертвецом и некоторое время смотрел на него с живым, непритворным интересом, с задорным огоньком в глазах, как если бы перед ним был не изуродованный, потерявший всякое сходство с человеком труп, а нечто до крайности симпатичное и любопытное, от чего невозможно оторвать глаз. Наглядевшись вдосталь, он тихо ухнул, вскинул топор на плечо, легко взмахнул им и, склонившись, обрушил его широкое закруглённое лезвие на шею покойника, уже частично изъеденную крепкими собачьими зубами.

Удар оказался настолько точен и силён, что шейные позвонки, раздробленные и раскрошенные им, разошлись в один миг, а голова, будто внезапно ожив, резко дёрнулась и едва не отскочила. Помешали ей сделать это рваные лоскутья кожи – единственное, что ещё соединяло голову с туловищем. Валера парой лёгких ударов устранил это препятствие и, увидев, что голова полностью отделена от остального тела, пнул её ногой в том же направлении, куда он отфутболил недавно голову лейтенанта.

Пёс, волнуясь и скуля, бегавший поблизости и внимательно следивший за действиями хозяина, заметив покатившуюся по земле голову, устремился за ней следом с радостным, восторженным лаем, которому вторил и едва не перекрывал его не менее счастливый и гулкий хохот Валеры, размахивавшего окровавленным топором и слегка приплясывавшего от охватившего его, как и собаку, искреннего, неуёмного восторга.

Лиза и Толян, отвлечённые от своей беседы этими бурными проявлениями радости, человеческой и собачьей, так резко контрастировавшими с окружавшей мрачной, гнетущей обстановкой, взглянули на овчарку, догнавшую катившуюся голову и принявшуюся играть с ней, точно это был самый обычный мяч, затем на не перестававшего хохотать и пританцовывать Валеру и, наконец, друг на друга. Лиза нахмурила брови и скорбно покачала головой.

– Знаешь, я иногда завидую ему, – сказала она. – Как, наверно, хорошо было бы на всю жизнь остаться ребёнком, маленькой девочкой, папиной дочкой. Ни о чём не заботиться и не тревожиться, ни за что не отвечать, ничего не бояться. Веселиться, играться, дурачиться. Смотреть на мир через розовые очки, видеть всё не так, как оно есть на самом деле. Это ли не счастье?

– Это счастье идиотов! – сурово, даже жёстко ответил Толян, серьёзно и твёрдо глядя на неё. – Оно не для нас. Мы с тобой рождены для другого. И мы должны трезво смотреть на этот мир.

– Да, ты прав, – кивнула она, отвечая ему грустным, задумчивым взглядом. – Надо быть сильными. Нельзя опускать руки. Особенно теперь, после того, что случилось. Это уже непоправимо… Впрочем, рано или поздно это должно было произойти. И я была готова к этому… Насколько вообще можно быть готовым к такому…

С середины двора доносились звуки весёлой кутерьмы. Крики, смех, лай. Валера не выдержал искушения и присоединился к своему четвероногому другу, от которого он, по-видимому, недалеко ушёл в умственном отношении. И теперь они, объятые невероятным воодушевлением, вместе катали по песку замызганную, почерневшую мёртвую голову, устроив какой-то дикий, омерзительный футбол, от которого даже Лизе и Толяну стало немного не по себе.

– Вот же придурок! – вырвалось у девушки, невольно отведшей глаза от этого гнусного зрелища. – Нашёл время. Послал бог братца.

– Да чёрт с ним, – отмахнулся Толян. – Пусть развлекается. Чем бы дитя ни тешилось, как говорится. Теперь не до него. Сейчас у нас возникли проблемы поважнее.

Лизино лицо подёрнулось тенью.

– Да уж, важнее некуда… – И, помолчав немного, она вскинула глаза на брата и отчётливо произнесла: – Надо линять!

– И немедленно, – подхватил её мысль Толян. – Сегодня же ночью. Иначе наши дела станут не просто плохи, а очень плохи. Дюжина трупаков на нашем счету уже есть. А теперь, для полноты картины, ещё и двух мусоров завалили. Послужной список хоть куда!

– Но, блин, мы ж не хотели их мочить! – произнесла Лиза с таким изумлённо-невинным выражением, как будто ей и впрямь было невдомёк, как же всё это так получилось. – Они сами виноваты. Сами нарвались. Их никто сюда не звал. А мы не жалуем непрошеных гостей.

На квадратной Толяновой физиономии появилась не очень-то вязавшаяся с ней ироническая усмешка.

– О да! Для ментов это прозвучит очень убедительно. Мы не жалуем непрошеных гостей! А потому отрубаем им бошки и играем ими в футбол.

Лиза, до которой дошёл смысл сказанного ею, усмехнулась сама над собой и приложила ладонь к щеке, будто пригорюнившись.

– Ой, братуша, сама уже не понимаю, что несу! Крыша едет от всего этого. Ум за разум заходит. Мне срочно надо собраться, взять себя в руки, стряхнуть с себя этот морок… Я сильно испугалась. Я до сих пор вся дрожу…

Толян, движимый внезапно вспыхнувшей нежностью, почти умилением, обнял её и привлёк к себе. Её тонкая хрупкая фигурка буквально утонула в его могучих медвежьих объятиях.

– Успокойся, сестрёнка, – непривычным в его устах мягким, задушевным тоном проговорил он. – Всё будет хорошо. Как-нибудь выкрутимся… Деньги у нас есть, машина тоже, да ещё какая. Умчимся так далеко, что никакая мусорня нас не отыщет.

– А дом?

– Всё сожжём! – с нажимом, сквозь зубы произнёс Толян. – И дом, и сараи, и ментовскую тачку. К утру тут останутся одни головешки. И обгорелые трупы. Пусть тогда следаки роются здесь, как черви в навозе. Они мало что найдут.

На глаза у девушки навернулись слёзы.

– Наш дом… – прошептала она, ещё теснее прижимаясь к брату. – Батя построил его собственными руками. И всё остальное… Мы родились, выросли тут… Вот так взять всё и бросить…

Пасмурная усмешка исказила резкие, будто высеченные из гранита Толяновы черты.

– А что ж ты предлагаешь? Остаться здесь и дожидаться легавых? Они приедут, можешь не сомневаться. И очень скоро… Возможно, они уже в пути, – прибавил он, насторожённо прислушиваясь к беспокойным, перебивавшим друг друга голосам, не перестававшим доноситься из полицейского автомобиля. И примолвил вполголоса: – Вишь, уже почуяли недоброе, падлюки… зашевелились.

Лиза, точно не имея сил поверить в то, что должно было случиться, в ожидавшийся крутой поворот в их жизни, ещё более ошеломительный из-за своей внезапности, жалобно, будто упрашивая, бормотала:

– Но как же так?.. Это же просто ужас! В голове не укладывается… Неужели нам придётся бросить всё и уехать неизвестно куда?

– Да. К сожалению, да, – мягко и терпеливо, будто разговаривая с ребёнком, сказал Толян. – И нам надо спешить. Теперь каждая минута на счету. С собой берём только самое необходимое. Ничего лишнего.

Но Лиза, продолжая разыгрывать, видимо, понравившуюся ей роль маленькой испуганной девочки, нуждающейся в утешении и поддержке большого сильного мужчины, всё никак не могла оторваться от брата и, спрятав лицо на его широкой груди, чуть слышно лепетала:

– Мне так страшно, братуша. Так страшно… Мне кажется, я не переживу этого… Обними меня покрепче.

И, поскольку эта своеобразная полушутливая, полусерьёзная игра происходила между ними довольно часто и очень нравилась им, Толян не разрушал иллюзию, охотно подыгрывал партнёрше и, гладя своей огромной короткопалой ручищей её изящную, будто игрушечную головку, прижавшуюся к нему словно в поисках защиты и укрытия от окружающего страшного и враждебного, по её же собственным словам, мира, приговаривал ей на ушко, почти касаясь его губами:

– Надо, сестричка, надо. Другого выхода нет. Иначе нам капец… Мы за два года двенадцать душ загубили. А сейчас ко всему прочему ещё и ментов положили. За такое нас по головке не погладят, вот как я тебя сейчас… почётную грамоту не дадут. Совсем другое дадут… Такое, что и сказать противно… – и при одной мысли о возможном воздаянии за содеянное его лицо передёрнуло, как от кошмарного видения.

Лиза вдруг резко отстранилась и взглянула на него озабоченно и хмуро.

– А мать? – глуховатым голосом произнесла она. – Что с ней будем делать? С собой, что ли, потащим?

Физиономия Толяна омрачилась. Низкий, немного вогнутый лоб пересекла глубокая складка.

– Это будет проблематично, – пробурчал он.

– Вот и я о том же, – поддержала Лиза, значительно вскинув бровь. – В нашем нынешнем положении это обуза. Серьёзная обуза. Которую, боюсь, мы просто не потянем.

Толян утвердительно тряхнул головой.

– Угу… – прогудел он. – И пенсии её нам больше не видать, как своих ушей. Невелики, конечно, гроши, но всё же…

– О, читаешь мои мысли! – Лиза подняла указательный палец и прикрыла глаза ресницами, точно пытаясь скрыть свои мысли, которые выдавал её мерцавший недобрым светом взор.

Толян кивнул. Его крупные, рубленые черты искривила чёрствая, жестокая ухмылка. И, судя по всему, в этот момент участь парализованной матери страшного семейства, ставшей ненужной своим прагматичным детям, была решена.

Лиза хотела ещё что-то добавить, но в эту минуту к ним подбежал запыхавшийся, разгорячённый движением Валера, на блестевшем от пота лице которого сияла счастливая, бесшабашная улыбка.

– С Вольфом мяч погоняли! – похвалился он, шумно дыша и едва сдерживая распиравший его смех. – Вернее, нет… Мяча у нас не было. Но зато были головы мусоров… И я их так запинал, что там от кожи одни лохмотья остались. А от их голов – грязные безглазые черепушки… Вот я даже прихватил с собой одну… не помню только чью… Да и какая нахрен разница, все они одинаковые!

И он протянул вперёд руку, в которой держал покрытый пылью, грязью и запёкшейся кровью череп с висевшими кое-где обрывками кожи и чёрными, забитыми землёй глазницами, по которому действительно уже невозможно было определить, кому он принадлежал, лейтенанту или его напарнику.

Лизино лицо перекосилось от отвращения.

– Какого чёрта ты приволок это сюда! – рявкнула она на скудоумного брата. – Убери немедленно эту гадость!

Немного опешивший от такого приёма Валера, поняв, что далеко не все разделяют его пристрастие к черепам, опустил руку, вздохнул и, бросив на сестру обиженный взгляд, побрёл со своей ношей в глубь двора.

Лиза, проводив его косым, брезгливым взором, покачала головой и взглянула на Толяна, при виде всего этого не смогшего сдержать смеха.

– Ну вот, ты видел, братуша! Ну не кретин ли?

Толян лишь развёл руками и рассмеялся ещё сильнее.

– И знаешь, – продолжила она, чуть погрустнев, – мне кажется порой, что с годами он тупеет всё больше. Раньше он вроде умнее был.

Толян оборвал свой смех и тоже посмурнел.

– Ну что ж, родакам, ещё когда мы малые были, врачи сказали, что это вполне возможно. Что он будет деградировать до тех пор, пока вообще не перестанет быть человеком и не превратится в совершенное животное.

Лиза, слушая его, кивала и хмуро, исподлобья глядела на Валеру, со скучающим видом бродившего поодаль и уже не обращавшего внимания на собаку, прыгавшую вокруг него и тонким повизгиванием словно приглашавшую хозяина продолжить игру.

– Ладно, поживём – увидим, – проговорила девушка чуть погодя, отбросив назад упавшую на лоб длинную прядь. – Сейчас есть дела поважнее. Надо собираться. Пошли!

Она решительно двинулась было в сторону дома, но почти сразу же остановилась, заметив тускловатый отблеск, выбивавшийся через приоткрытую дверь сарая.

– Ой, чуть не забыла! – хлопнула она себя по лбу. – Там же этот задрот висит, который вздумал стонать в самый неподходящий момент. Надо с ним поквитаться.

И она, резко изменив направление, устремилась к сараю. Толян, хотя и без особой охоты, поплёлся за ней.

Денис был без сознания и поначалу даже не ощутил, как его бесчувственное тело, оторванное наконец от столба, к которому оно за последние два часа будто приросло, повалилось на пол и как на него обрушился град ударов и пинков, которыми щедро принялась награждать его внезапно пришедшая в бешенство Лиза.

– Гадина, мразь, уёбок!!! – вопила она, исступлённо топча простёртое у её ног податливое, даже не пытавшееся защищаться, как будто уже неживое тело. – Всё-таки дал о себе знать, да? Всё-таки обнаружил себя, урод!.. Ты что же, думал, это поможет тебе? Надеялся, что мусора спасут тебя, вызволят из узилища? Ошибся, сучёныш! Просчитался, ублюдок! Они и себя спасти не смогли, не то что тебя. Вон они, твои спасители, валяются безголовые во дворе. Как и ты скоро будешь валяться…

Она ещё некоторое время остервенело пинала его ногами и изрыгала угрозы и брань, похоже мало интересуясь тем, слышит ли он её. Пока не выбилась из сил и не вынуждена была прекратить избиение. После чего минуту-другую стояла без движения, тяжело дыша и вращая помутившимися, налитыми кровью глазами, точно не в силах прийти в себя. Затем уронила на скорчившееся на полу безжизненное, похожее на труп тело гадливый, уничтожающий взгляд и коротко велела Толяну, вернувшемуся к своей привычной роли безучастного наблюдателя:

– Свяжи этот кусок дерьма. Да покрепче.

– Да может просто прикончить его? – решился возразить Толян. – Чё возиться-то? Нам не до этого сейчас.

Лиза строго сдвинула брови к переносице.

– Не спорь со мной. Здесь решаю я. Делай что велено.

Толян равнодушно пожал плечами и, найдя подходящую для этой цели верёвку, крепко связал едва живому, тихо стонавшему Денису руки и ноги. Сильно сомневаясь при этом в целесообразности этого: пленник был так изранен и избит, что вряд ли можно было ожидать от него, что он сбежит от своих мучителей. Разве что на тот свет. Но в этом случае путы не могли бы стать для него препятствием.

Лиза же, не дожидаясь брата, медленно, слабой, шаткой походкой, как если бы она смертельно устала и еле держалась на ногах, двинулась к выходу, невнятно бормоча себе под нос:

– Для этого фраера я приготовила особую, эксклюзивную казнь… Когда будем уезжать, я перееду его на их же собственной тачке… Так, чтобы его пустая башка хрустнула под колесом! Д-даа… – протянула она, и удовлетворённая улыбка скользнула по её чуть заалевшимся губам.

IX

Какое-то время, один бог знал, сколько именно, Денис находился в полубессознательном состоянии, балансировал на тонкой грани между явью и бесчувствием. Иногда он ненадолго приходил в себя, и тогда до него доносились извне неясные, смутные звуки и шорохи, происхождения которых он, даже если бы попытался, не смог бы определить. Но он не пытался, ему было всё равно, им владело такое беспредельное равнодушие ко всему на свете, в том числе и к самому себе, к собственной судьбе, такая безмерная, сверхчеловеческая усталость, что даже в те короткие мгновения, когда он был в сознании, ему казалось, что он по-прежнему в обмороке и всё, что он слышит, это не более чем отзвуки причудливых и пугающих видений, проносившихся перед ним в тяжком, бредовом полусне. Видений, о которых он не мог бы сказать ничего определённого. Какие-то фигуры, лица, искажённые до неузнаваемости и почти нереальности; странные, диковинные существа, то ли люди, то ли нет, неуловимо скользившие где-то поодаль, будто не решаясь приблизиться к нему; заунывные, придушенные звуки, словно призывы, доносившиеся, как казалось, из бескрайней, неизмеримой дали и вроде бы вот-вот готовые заглохнуть. Но, вопреки его ожиданию, они не глохли, не замолкали, не становились тише. Наоборот, как будто усиливались, крепли, делались отчётливее и яснее.

Настолько яснее, что спустя некоторое время ему почудилось, что он разобрал своё имя. Он решил поначалу, что ему мерещится, что это в бреду и не стоит обращать на это внимания. Но зов повторился. Более твёрдый, настойчивый, явный. Даже как будто нетерпеливый. Потом ещё и ещё раз. Казалось, он доносится уже не издалека, как прежде, а где-то вблизи, совсем рядом. Буквально рукой подать…

И Денис подумал вдруг, что ему не чудится. Что это происходит на самом деле. Кто-то звал его! И это явно был не кто-то из его мучителей, – те ни разу не назвали его по имени. Потому что он был для них не человек, а кукла, созданная для их удовольствия, для того, чтобы своими муками и смертью доставить им извращённое наслаждение, повеселить и развлечь их. Нет, они не стали бы звать его по имени. Это был кто-то другой. Свой, знакомый, может быть, даже родной человек, каким-то невероятным образом проведавший о том, что с ним стряслось, в каком ужасающем положении он очутился, и, не в силах помочь ему и спасти его, посылающий ему своё последнее прости…

И вдруг волосы на голове у Дениса зашевелились. Он узнал окликавший его голос. Это был Влад! Это был зов с того света. Усопший товарищ звал его за собой. В пустоту, в небытие, в неведомый сумеречный край, откуда нет возврата. Где нет ужаса, боли, страданий, которыми так густо, сверх меры, наполнен этот мир. Где можно будет наконец успокоиться, расслабиться, забыться, погрузиться с головой в мягкие, обволакивающие волны покоя и неги. И стереть из памяти всё, что было в прежней жизни. И хорошее, и плохое. И светлое, и тёмное. И тягостное, и отрадное. Всё…

– Дени-ис… – в очередной раз раздался тихий, задыхающийся голос, показавшийся ему зовом из могилы.

Он знал, что нельзя откликаться на этот загробный оклик. Потому что тогда пути назад уже не будет… Но ему было всё равно. Он прекрасно понимал, что в любом случае ему не выбраться отсюда. Раньше ли, позже ли с ним будет кончено. Так какая разница? Может быть, даже лучше, если раньше. А то бог знает, что ещё придумают эти нелюди…

И он отозвался. Таким же слабым, срывающимся голосом, как и тот, потусторонний, звавший его из ниоткуда.

– Ну наконец-то, – проговорил в ответ голос, принадлежавший – в этом у него уже не было никаких сомнений – Владу. – Ты живой… Я уж думал, они грохнули тебя.

Денис, озадаченный и недоумевающий, преодолевая изнеможение, оторвал голову от пола и обратил взгляд в ту сторону, откуда доносился голос покойного друга. А может, и не покойного, – последняя его фраза заставила Дениса усомниться в этом. Несколько мгновений он неверным, помутнелым взором смотрел на лежавшего в трёх метрах от него приятеля, глядевшего в свою очередь на него.

– Ну чё уставился? – промолвил тот, по-прежнему шепчущим, прерывающимся голосом, с явным усилием. – Я не призрак… я ещё жив… пока ещё жив… Но осталось мне недолго… так что нам надо спешить.

Денис скривился и опять уронил голову на пол.

– Куда?.. Куда нам с тобой уже спешить?.. На тот свет разве что… Ну, за этим дело не станет…

– Мне – да, – прервал его Влад, стараясь придать своему бессильному, то и дело обрывавшемуся голосу хоть немного твёрдости. – Мне действительно спешить уже некуда… Я умираю, и меня уже ничто не спасёт… Чую, мне остались считанные минуты… Но ты… ты ещё можешь спастись… у тебя ещё есть шанс…

– Шанс! – повторил Денис с мрачной, безнадёжной иронией. – Ты серьёзно?.. Меня порезали, как кабана на бойне. Эта бешеная сука избила меня до полусмерти. На мне живого места не осталось… Какой уж тут шанс?.. Я мечтаю сейчас только об одном: сдохнуть поскорее и разом прекратить этот кошмар.

– У меня нет ни времени, ни желания спорить с тобой, – голос Влада раздавался глухо, как из бочки. – Если так хочешь умереть – умирай… Я просто хотел помочь… Чтобы хоть ты спасся… вырвался из этого ада…

– Не вырвусь, – вымолвил Денис после паузы с горестной интонацией. – Я связан по рукам и ногам. Двинуться не могу… Я тела своего уже почти не чувствую.

Влад помолчал, будто в раздумье. Слышалось только его хриплое, прерывистое дыхание. Потом заговорил вновь:

– Л-ладно… от тебя многого и не требуется… Просто попытайся подпозти ко мне.

– Зачем?

– Ты не вопросы задавай, а делай, что я говорю… У нас нет времени на болтовню… Ползи сюда!

Денис, хотя так и не уразумел, чего хочет от него приятель, сделал попытку двинуться с места. Получилось у него не очень: он скорее лишь судорожно дёрнулся всем телом, как недобитый, мучительно умирающий зверь, но остался лежать на месте. Его конечности, от сильно стягивавших их верёвок, затекли и одеревенели, и он практически не ощущал их. От большой потери крови шумело в голове и темнело в глазах, и он ожидал, что вот-вот опять потеряет сознание. Что, впрочем, уже не слишком пугало его. Как, похоже, и сама смерть…

Но Влад, судя по всему, не собирался так легко отступаться от задуманного. И близость смерти, ледяное дыхание которой он чувствовал всё более явственно и в скором наступлении которой не сомневался ни секунды, вынуждала его быть настойчивым и нетерпеливо взывать к товарищу по несчастью:

– Денис!.. Денис, не отключайся… Встряхнись, постарайся и ползи ко мне… Тут ведь совсем немного… чуть-чуть… Ну, давай, давай… так надо.

И, понуждаемый этими призывами, Денис, по-прежнему не представляя, что понадобилось от него напарнику, преодолевая слабость и немоту, понемногу растекавшуюся от конечностей по всему телу, тяжело дыша, кряхтя и постанывая от натуги, за несколько минут кое-как одолел совсем небольшое расстояние, разделявшее их.

Оказавшись рядом с другом и увидев его вблизи, Денис невольно содрогнулся. Влад был похож на мертвеца, лишь по какой-то случайности ещё говорившего и даже немного двигавшегося. Его кожа поблёкла, сморщилась и приняла неестественный, пергаментный оттенок; щёки ввалились, и под ними чётко обрисовались челюсти; истончившихся иссиня-бледных губ вообще почти не было видно – они сливались с кожей того же цвета. Мутные, затянутые серой дымкой глаза глубоко запали и глядели тускло, безучастно, отчуждённо, как смотрят покойники.

– Что, хорош? – спросил Влад, заметив изумлённо-испуганный взгляд приятеля. – Краше в гроб кладут?

Денис не ответил и смущённо потупил взор.

– Ладно, не обо мне речь, – холодно произнёс Влад. – Со мной всё кончено. Я чувствую, что умираю… Попытаемся спасти хотя бы тебя… Из-за меня ведь ты оказался здесь… моя вина…

Денис уныло покачал головой.

– Спасти!.. Как?

– Вот так! – и Влад приподнял руку с зажатым в ней ножом.

Денис удивлённо взглянул на него.

– Откуда он у тебя?

Влад хмуро свёл брови. Его померкшие глаза потемнели от ненависти. С усилием выдавил из себя:

– Это нож этой гадины… Она швырнула его… он упал рядом со мной… Может быть, не случайно…

Его дрожащий, задыхающийся голос прервался, и некоторое время он молчал, бессильно уронив голову и чуть пошевеливая помертвелыми губами. Слышалось лишь его тяжёлое, с присвистом дыхание и редкое бессвязное бормотание. Он словно впал в забытьё. Которое продолжалось минуту или две, после чего он вскинул голову, повёл кругом затуманенным, будто невидящим взором и, заметив лежавшего рядом приятеля, несколько секунд тупо смотрел на него в упор, точно не узнавая. Затем, видимо узнав и вспомнив, кивнул, взял нож, выпавший было из его ослабевших пальцев, и глухо, сквозь зубы произнёс:

– Повернись ко мне спиной… Постараюсь перерезать верёвку… если сил хватит, конечно.

Денис, похоже смекнувший наконец, что то, что хотел сделать его умирающий товарищ, это действительно его единственный шанс на спасение, в которое, сломленный и отчаявшийся, он уже перестал верить, не заставил упрашивать себя и, собрав все ещё остававшиеся у него каким-то чудом силы и извернувшись невероятным образом, подобрался вплотную к напарнику, так, чтобы его стянутые за спиной кисти оказались аккурат возле ножа, который держал в руке Влад.

Тот снова кивнул и, приставив нож к туго закрученному узлу, стал водить по нему лезвием взад и вперёд. Получалось не ахти как: Влад был слишком слаб, он даже говорил с трудом, а совершать какие-либо движения или тем более усилия он был уже не в состоянии. Он напрягался как мог, пытался выискать какие-нибудь ещё имевшиеся в его неуклонно угасавшем организме скудные резервы, но всё было без толку. Никаких резервов, очевидно, уже не было. Сил не оставалось. Он умирал, и ничто на свете не могло вернуть ему хотя бы крупицу его прежних буйных, неукротимых, бивших ключом молодых сил.

Но Влад не сдавался. Будто охваченный последней страстной, маниакальной идей, которых так много было в его жизни, он, стиснув зубы, обливаясь холодным потом, дрожа всем телом, как при ознобе, продолжал пилить стягивавшие руки приятеля путы, бормоча при этом хрипловатым, захлёбывающимся голосом:

– Здесь кто-то был… Я слышал сигналы во дворе… и как они тут переговаривались по этому поводу… Жаль, почти ничего не услышал… уши как ватой заложены были… Но я ясно различил: они были испуганы… Как знать, может это были менты…

Денис хмыкнул и с сомнением боднул головой.

– Менты… Куда ж они делись в таком случае? Чё ж не спасли нас?

Влад, на мгновение прекратив свой невыносимо тяжкий для него труд и отдышавшись, в раздумье произнёс:

– Не знаю… не знаю, что там дальше было… Помню только, что, когда они вышли, я застонал… Громко, как только мог… И тут же отрубился…

Денис, чуть подумав, предположил:

– Может, они и ментов угрохали? Это они могут.

Влад согласно наклонил голову.

– Может быть… И даже наверняка… Потому что иначе всё было бы сейчас по-другому…

Он резко смолк, услыхав донёсшиеся со двора звуки – хлопнувшую где-то вдалеке дверь и раздавшиеся затем быстрые шаги, сопровождавшиеся бормотанием и присоединившимся к нему собачьим поскуливанием. Которое тут же было оборвано раздражённым окриком, – Валериным, как немедленно определил Денис:

– Отстань, Вольф! Не до тебя.

После этого раздался звук открывшейся дверцы автомобиля, какая-то возня, снова бормотание, затем тишина.

Денис и Влад, замерев, тревожно переглянулись и невольно устремили взгляды на дверь.

Через пару минут хлопнула закрывшаяся дверца и вновь послышались торопливые шаги. Спустя мгновение остановившиеся, как если бы шедший, поражённый нежданной мыслью, замер на месте. Ещё через секунду они возобновились и стали приближаться к сараю.

Денис с мрачной безнадёжностью взглянул на товарища. Но тот продолжал, не отрываясь, смотреть на дверь. С обречённо-отчаянным видом, судорожно сжимая в руке нож, точно готовясь вступить в смертельную схватку, из которой он не вышел бы и не мог выйти победителем.

Приблизившись, шаги стихли. Дверь сарая, тихо скрипнув, слегка приоткрылась…

Денис конвульсивно стиснул зубы и уныло повесил голову. Последняя попытка спастись, в которую он уже почти уверовал, провалилась. Видать, и впрямь сегодня не его день. Или, возможно, он вообще родился под какой-то злой, несчастливой звездой…

– Ты чего застрял там, придурок? – долетел вдруг издалека, вероятно со стороны дома, недовольный Лизин голос. – Я ж сказала тебе: мигом, чтоб одна нога здесь, другая там.

– Да я… – протянул было Валера, но сестра резко оборвала его:

– Бегом назад, скотина! Разговаривать он мне ещё будет, недоумок.

Валера пробурчал что-то и, закрыв приотворённую им дверь сарая, поплёлся восвояси.

Но приятели, видимо ещё не до конца уверовав во внезапное спасение, пришедшее в самый последний миг, когда всё висело на волоске, ещё некоторое время лежали неподвижно, не смея дохнуть, не отводя глаз от двери и прислушиваясь к звукам, порой доносившимся извне. К ворчанию и чавканью пса, очевидно возобновившего свою мерзкую трапезу, участившимся порывам ветра, шелестевшего листвой, время от времени глухо погромыхивавшему вдалеке грому.

– Кажись, пронесло, – решился наконец произнести Денис подрагивавшим полушёпотом. – Я уж думал всё, кранты.

Влад не ответил ему. Пережитое только что волнение, по-видимому, окончательно обессилило его, и он какое-то время не мог вымолвить ни слова. Лишь продолжал бессмысленно пялиться на так и не открывшуюся дверь и беззвучно шевелил сморщенными бесцветными губами. А рука с ножом уже лишь чисто автоматически водила лезвием по стягивавшей запястья Дениса верёвке.

Прошло несколько минут, прежде чем Влад опомнился и, повернувшись к напарнику, с усилием, запинаясь и периодически умолкая, будто забываясь, проговорил:

– К-когда освободишься, н-не… не пытайся бежать… В-всё равно д-далеко не убежишь… слишком слаб, м-много крови потерял… Д-догонят и убьют…

Денис криво усмехнулся.

– А что ж мне делать прикажешь? В гости к ним идти, что ли?

– Да! – неожиданно твёрдо сказал Влад, и в его потухших, замутнённых могильным туманом глазах, наверное, в последний раз вспыхнул, как угасающая свеча, острый стальной огонёк. – П-пойдёшь… и убьёшь их всех… Другого выхода у тебя нет.

Денис, разумеется, не воспринял слова друга всерьёз. Услышав их и взглянув в его чуть расширившиеся, глядевшие в никуда и мерцавшие странным блеском глаза, Денис решил, что приятель уже не понимает, что говорит, и твердит это в предсмертном бреду, высказывая какую-то застрявшую в его умиравшем мозгу заветную мысль, которую он спешил передать товарищу. Ещё больше убедился он в этом, когда Влад, обратив свой отстранённый, нездешний взгляд на него, таким же чужим, едва узнаваемым голосом промолвил:

– Когда я лежал тут в отключке, ко мне пришла она…

– Кто она? – не понял Денис.

– Как это «кто»? Оксана! – невозмутимо, как о чём-то само собой разумеющемся, сказал Влад.

– А-а, – только и произнёс Денис, с невыразимой, хватающей за сердце жалостью взглянув на бредившего приятеля.

Который, вероятно уже ничего не видя и не замечая, кроме витавших перед ним завораживающих смертных видений, бывших для него теперь реальнее всего вокруг, продолжал грезить наяву:

– Она вспомнила обо мне… и пришла… И не упрекнула ни словом за то, что было… Она всё мне простила… и сказала, что отныне мы всегда будем вместе… Пока… пока смерть не разлучит нас… А может быть, и дольше… в вечности… всегда…

Его косневший, заплетавшийся язык выговаривал слова всё невнятнее, речь окончательно запуталась и сбилась, и лишь губы ещё несколько мгновений машинально двигались, словно договаривая невысказанное вслух.

Наступило молчание. Влад, обессиленный напряжением, впал в забытьё, в лёгкую летаргию, которая в его состоянии в любой момент могла перейти в смерть. Денис же, с глубокой печалью поглядывая на него, хмурился и покачивал головой, с ноющей, рвавшей душу тоской прозревая для себя самого подобный конец.

Во дворе завыла собака. Протяжно, заунывно, взахлёб. Как по покойнику. Или, вернее, по покойникам, которых немало было в этой осквернённой мучениями и убийствами, пропитанной кровью, будто проклятой кем-то земле.

У Дениса от этого воя мороз пробежал по коже. Ещё большая тоска и уныние охватили его. Ещё больший страх стиснул замершее, едва, будто нехотя, бившееся сердце.

Влад же, точно разбуженный воем, вскинул голову и, по-прежнему глядя в пространство, в чёрную пустоту, разлившуюся перед его, вероятно, уже незрячим взором, с неописуемой мукой, с надрывом в голосе промолвил:

– Как же глупо я прожил жизнь… Всё гнался за чем-то… боялся упустить… И упустил… – И, чуть помолчав, совсем тихо, еле слышно выдохнул: – Как же страшно умирать… как темно…

Поник головой и смолк.

Наступила тишина. Немая, свинцовая, давящая и оглушающая. Денис слушал и слышал только её, все остальные звуки, далёкие и близкие, будто перестали существовать для него. Кроме разве что дыхания приятеля. Едва уловимого, прерывистого, замирающего. И недолгого, – спустя минуту-другую оно стихло, как и только что его голос. И Денис понял, что его друг умер. И от этой мысли на него словно дохнуло холодом и мурашки забегали по его спине. И что-то как будто оборвалось в нём…

Некоторое время он лежал неподвижно, точно в столбняке. Без мыслей, без чувств. Он будто выпал ненадолго из окружающего, отстранился от него, забыл о нём. Закрылся в своём маленьком мире, наполненном светом и теплом, яркими красками и родными улыбающимися лицами, отрадными воспоминаниями и необманутыми надеждами. Мире, который всегда казался ему таким прочным, основательным, надёжным, почти вечным. А на деле оказался неустойчивым и хрупким, как карточный домик. Разлетелся от первого же порыва бурного ледяного ветра и похоронил его под своими обломками…

Тоненький писк вернул его к действительности. Денис открыл глаза и увидел мышонка, пробиравшегося по устилавшей пол соломе прямо напротив его лица. Маленький серый комочек, перебирая проворными лапками, оживлённо двигая острой мордочкой и поблёскивая тёмными глазами-бусинками, перескакивал с соломинки на соломинку, не переставая весело попискивать, точно радуясь долгожданной свободе.

Глаза Дениса расширились от внезапно нахлынувших на него ужаса и отвращения. Он узнал этого мышонка. Если бы не случай, не счастливое стечение обстоятельств, этот такой милый с виду зверёк пробирался бы сейчас не по соломе, а по его внутренностям, терзая их своими крошечными острыми зубками и причиняя ему неимоверные, ни с чем не сравнимые страдания.

Денис подскочил с пола как ужаленный. Только опутывавшие его верёвки помешали ему вскочить на ноги. Несколько секунд он водил кругом вытаращенными округлившимися глазами, приоткрыв рот и натужно дыша. Остановил блуждавший взор лишь тогда, когда он упёрся в мёртвого Влада. Тот лежал на спине, немного вздёрнув правое плечо и чуть повернув голову набок. Глаза его были открыты, застывший, окостенелый взгляд устремлён вверх, как если бы он увидел там, на потолке, что-то заинтересовавшее его. Белое как снег, с голубоватыми полукружьями под глазами, лицо было спокойно, безмятежно, статично, как лицо бронзового изваяния. Следы перенесённых мук – почти разгладившиеся морщины на лбу, складки возле губ – были уже едва заметны.

Денис несколько мгновений внимательно и немного удивлённо, точно не узнавая, смотрел в это лицо, такое близкое и в то же время в один миг словно отдалившееся на немыслимое, не обозримое взором расстояние. Вспомнил, как весело и азартно горели утром эти глаза, теперь померкшие, непроницаемые, остекленелые. Какая радостная, победоносная улыбка оживляла эти ныне мёртвые, стылые черты. Сколько силы, энергии, огня было в этом недвижимом, внезапно исхудавшем, будто уменьшившемся в размерах теле.

Вспомнил он и о том, какие планы были у его друга на сегодняшний вечер. Где он должен был быть теперь и чем заниматься. Встречаться на площади с одной из двух девушек, которым он умудрился назначить свидание в одно и то же время в одном и том же месте. И пытаться как-то извернуться и выкрутиться из крайне неловкого и щекотливого положения, если бы обе девицы вздумали явиться на свидание, к чему имелись все предпосылки.

Но Влад был избавлен от этой проблемы. Ему встретилась другая девушка, избавившая его от этой, а заодно от всех проблем разом. И в конечном итоге от самой жизни. Злая, чёрная, завистливая судьба повела его по дороге, оказавшейся дорогой к смерти. А вместе с ним и его незадачливого приятеля…

Дойдя в мыслях до самого себя, Денис помрачнел ещё больше и поник головой. Он не представлял, что ждёт его в самое ближайшее время, какую именно казнь придумают для него его мучители. Но эти частности, в общем, уже не очень-то и занимали его. Он знал главное: пощады ему не будет. Что бы ни было, как бы всё ни сложилось, что бы ни измыслили специально для него люди, неожиданно ставшие вершителями его судьбы, неограниченными, полновластными хозяевами и распорядителями его жизни, её минуты были сочтены. Гибель его предрешена и неизбежна. В любой момент во дворе могут раздаться уже знакомые ему шаги и голоса, дверь распахнётся, и снова появится страшная троица – два здоровенных обезьяноподобных лба с крупными мясистыми мордами и тонкая, как тростинка, и прекрасная, как видение, красотка с кровожадно горящими глазами и хищной ухмылкой на пунцовых губах…

Дух у него занялся и затмился взгляд при этой мысли. Он непроизвольно дёрнул связанными руками – и неожиданно почувствовал, что они стянуты как будто уже не так крепко, как прежде. Ещё не веря в это, он дёрнул ещё раз. Оказалось, что он не ошибся: верёвка действительно была немного ослаблена. Если раньше она буквально впивалась в кожу, отчего он почти не чувствовал своих рук, то теперь он уже не ощущал такой сильной рези в запястьях и мог двигать кистями. Чем он немедля воспользовался, принявшись, насколько позволяла ему это верёвка, по-прежнему плотно охватывавшая и стискивавшая его руки, что было сил двигать и дёргать ими, стремясь ослабить её охват ещё больше и вырвать их из плена. Делая это, он мысленно благодарил товарища, который, уже умирая, из последних сил, как мог, резал эту верёвку, стараясь дать надежду на спасение хотя бы приятелю. И хоть немного преуспел в этом: острый, как бритва, нож, пусть даже в бессильных, мало на что способных умиравших руках, всё-таки кое-что сделал, рассёкши на верёвке несколько волокон.

И теперь Денис изо всех ещё остававшихся у него скудных сил пытался вырвать руки из чуть ослабевших пут. Все его мысли, желания, устремления сосредоточились на одной этой цели – освободиться, вырваться из неволи во что бы то ни стало. Он раскачивался из стороны в сторону, извивался всем телом, до боли стискивал зубы, хрипел, стонал, матерился – и раз за разом дёргал слабыми, онемелыми руками в страстном стремлении избавиться от проклятой верёвки – единственного, что преграждало ему путь к свободе.

Однако та упорно не поддавалась ему. Всякий раз, когда ему казалось, что он близок к заветной цели, что вот-вот, ещё одно последнее усилие – и он наконец вырвет кисть из не отпускавшего, намертво вцепившегося в неё узла, его ждало разочарование: рука оставалась в плену. Такое близкое, казалось, маячившее перед самыми глазами спасение стало понемногу отдаляться. Его начало охватывать отчаяние. Он понимал, что слишком слаб, обескровлен, измождён. Что, похоже, несмотря на все его усилия, ему не вырваться из смертельных пут.

У него опустились руки. Он прекратил бессмысленные хаотичные движения, от которых не было никакого проку. И просто сидел, согнув спину, повесив голову и уткнувшись пустым, отупелым взглядом в усеянный грязной соломой пол, по которому продолжал ползти в неизвестном направлении серый мышонок. Денис некоторое время следил за ним, и угрюмые, чёрные мысли копошились в его изнурённом, как и весь он, мозгу. Даже этот ничтожный зверёк свободен. Может делать всё, что пожелает, идти туда, куда захочет. А он не может. Ему отказано в этом праве. И преградой для него является не высокая, неприступная стена, перебраться через которую не в человеческих силах, перелететь которую может разве что птица. И не широкий, заполненный мутной водой ров, который невозможно переплыть. И не густые лесные дебри, сквозь которые ни человеку, ни зверю не продраться. Неодолимым препятствием стала для него обычная пеньковая верёвка, к тому же надрезанная, узел которой он, совершенно обессилев, не в состоянии расширить ещё чуть больше. Хоть на сантиметр. Больше и не нужно…

Неизвестно, сколько бы ещё просидел он так в совершенном ступоре, предаваясь безнадёжным, упадочным раздумьям и бродя кругом одурелым, опустошённым взглядом, если бы со двора вновь не донеслись шаги. А может быть, и не шаги, а просто очередной порыв ветра, запутавшегося в листве и произведшего протяжный шелестящий шум. Но Денису почудилось, что это были именно шаги и ничто другое. Тяжёлые, бухающие, как если бы на ногах у шедших были сапоги. Шаги тех, кто шёл убивать его…

Он выпрямился, вскинул голову, напрягся, как натянутая струна, и вперил оцепенелый, немигающий взор в дверь, ожидая, что сейчас она отворится и на пороге появятся убийцы. Правая его рука непроизвольно, конвульсивно, с неведомо откуда взявшейся силой дёрнулась… и выскользнула из стягивавшего её узла!

Денис недоумённо воззрился на собственную кисть, будто не веря, что это действительно его рука. Затем так же автоматически дёрнул левую руку, которая уже совершенно свободно, без всяких усилий, выскользнула из узла. Денис и её оглядел со всех сторон изумлённым взглядом, точно всё ещё не в силах поверить в случившееся. После чего, видимо уверовав наконец в очевидное, принялся разминать и тереть друг о друга посинелые, отёкшие, будто ватные кисти с глубокими багровыми отпечатками от верёвок на запястьях, врезавшихся в кожу почти до кости. Очень скоро застоявшаяся в перетянутых жилах кровь, будто обрадовавшись такой возможности, стремительно побежала по разжавшимся венам, прилила к онемелым ладоням и пальцам, достигнув самых кончиков, где Денис почувствовал лёгкое покалывание. Он невольно улыбнулся, словно возвращению к жизни, этим непередаваемо приятным для него сейчас ощущениям. Затем опустил руки и слегка встряхнул ими, помогая крови быстрее разливаться по венам. Затем вновь поднял их и стал сжимать и разжимать кулаки, с наслаждением чувствуя, как онемение понемногу проходит, и вновь ощущая в руках совсем утраченную было силу.

Но вдруг, будто вспомнив о чём-то, он снова напрягся и устремил встревоженный взгляд на дверь. Воодушевлённый неожиданным освобождением, он совсем забыл об услышанных только что шагах. И теперь вновь стал напряжённо прислушиваться, не раздадутся ли они или ещё какие-нибудь связанные с ними звуки опять.

Однако, сколько ни вслушивался, ничего подобного больше не уловил. Ни шагов, ни голосов. Снаружи доносился лишь шум всё усиливавшегося ветра, раскачивавшего окрестные деревья и волновавшего их густую листву, да отзвуки громыхавшего в отдалении грома. Скорее всего, это была ложная тревога. Вероятно, ему действительно померещилось и никто пока что и не думал идти за ним.

Но это только пока. Эта пауза не могла продлиться чересчур долго. На этот раз шаги лишь почудились ему, но вскоре они раздадутся за дверью на самом деле. Рано или поздно за ним придут, чтобы расправиться с ним тем или иным образом. И тогда ему несдобровать. Тогда – всё, конец…

Взгляд его при этом сам собою обратился на покойного товарища, по-прежнему неотрывно, словно в безмолвном изумлении, глядевшего куда-то ввысь и, наверное, видевшего то, что недоступно взорам живых. И этот пристальный, казалось, прозревавший неведомое взгляд мёртвых глаз пугал Дениса едва ли не так же, как висевшая над ним смертельная угроза. Он улавливал в них и разочарование, и жалобу, и боль, и тихий укор. А потому он поспешил закрыть их.

После чего, разжав холодные, начинавшие коченеть пальцы мертвеца, взял из них нож, которым не так давно полосовала его Лиза, не подозревая, что он же поможет её измученной жертве вырваться на волю. Для этого нужно было лишь разрезать верёвку, опутывавшую ноги Дениса. И он, не медля ни секунды, – он отлично понимал, чем чревато для него малейшее промедление, – принялся за дело. Схватившись за рукоятку обеими руками, которые благодаря восстановленному кровообращению вернули себе некоторую, пусть и совсем скромную, силу, он буквально вгрызся широким блестящим лезвием в толстую прочную верёвку, в несколько обхватов оплетавшую его крепко притиснутые друг к другу лодыжки.

Его упорные, судорожные потуги и отточенное лезвие, с тихим шуршанием рассекавшее одно волокно за другим, сделали своё дело: через пару минут верёвка была разрезана. Денис, тяжело дыша и отирая выступивший на лбу пот, в изнеможении откинулся назад, сразу почувствовав, как много сил отняло у него это последнее яростное усилие. Чтобы прийти в себя и чуть-чуть восстановиться, а заодно чтобы дать время одеревенелым ступням, которых он почти не ощущал, наполниться кровью так же, как только что это было с руками, он некоторое время лежал без движения, полуприкрыв глаза и, как и прежде, чутко улавливая все звуки, долетавшие извне.

Потом, не забывая, как дорога для него каждая секунда, едва ощутив в нижних конечностях уже знакомое покалывание, медленно, не без труда поднялся и, едва передвигая тяжёлые, будто налитые свинцом ноги, пошатываясь и помахивая для удержания равновесия руками, двинулся к двери. На пороге остановился и, опёршись о притолоку, бросил взгляд назад. На крепко врытый в землю пыточный столб, место его мучений, место, где он должен был в нечеловеческих муках умереть. На висевшую на корявом проводке, заросшую пылью и грязью лампочку, озарявшую приглушённым мертвенным полусветом творившиеся здесь жуткие дела. На рассыпанную на утрамбованном земляном полу потемневшую, гнилую, давно утратившую свой первоначальный цвет солому, на которой умирали несчастные истерзанные жертвы, в недобрый час оказавшиеся тут.

И, наконец, на своего друга, лежавшего на этой соломе в спокойной, непринуждённой позе, с выражением лица одновременно умиротворённым и скорбным, как если бы смерть упокоила его, смирила бушевавшие в нём порывы и страсти, но вместе с тем наложила на него неизгладимую печать вечной, неисчерпаемой тоски о так безвременно, нелепо и страшно утраченной жизни, у которой имелись все возможности быть долгой и счастливой. Но, как оказалось, в жизни достаточно сделать всего один неверный шаг, случайно, даже не подозревая ничего дурного, свернуть на нехоженую ухабистую дорогу, и она приведёт тебя к могиле.

Денис качнул головой, будто прощаясь этим кивком с товарищем, и, стиснув в руке нож, открыл дверь и вышел во двор. В лицо ему ударил свежий прохладный ветер, от которого у него, привыкшего к спёртому, застоявшемуся воздуху сарая, захватило дух. Несколько секунд он, преодолевая головокружение и общую слабость, стоял на месте, ворочая глазами кругом и стараясь отдышаться. В объятом тьмой дворе он мало что мог разобрать, и он вскинул взгляд кверху. По растревоженному небу неслись взлохмаченные, местами изорванные буровато-свинцовые тучи – вероятно, те самые, что весь день теснились на краю небосклона, у линии горизонта, будто не отваживаясь омрачить чистое, залитое солнечными лучами небо. И словно лишь ждавшие захода солнца, чтобы вступить в свои права, растечься по небосводу и занять всё его необозримое пространство. В разрывах между быстро скользившими в вышине громадами туч временами показывалась округлая медная луна, бросавшая на погружённую во мрак землю холодные мутноватые отблески.

В свете одного из которых Денис в нескольких метрах от себя увидел большую собаку, показавшуюся ему в неверном лунном сиянии ещё крупнее, склонившуюся над безголовым трупом и погрузившую свою удлинённую морду в чёрный провал, бывший когда-то животом. И сопровождавшую свой обильный нынче ужин довольным урчаньем и чавканьем, которые Денис не услыхал раньше из-за свиста ветра и шума листвы.

Денис остолбенел от увиденного. Несколько секунд он стоял как вкопанный, в совершенном недоумении и ужасе от представившейся ему картины, которой бледное, неживое мерцание луны придавало ещё более зловещий характер. Не понимая, что здесь происходит, откуда взялось мёртвое тело, пожираемое псом-падальщиком.

Собака не дала ему времени на размышления. Почуяв чужака, она извлекла окровавленную морду из выгрызенного ею живота и взглянула на Дениса. Мгновение-другое длилось противостояние глаз – мрачно посверкивавших, отуманенных кровью собачьих и застылых, растерянно-испуганных человечьих. После чего собачьи сверкнули ещё ярче, пёс издал злобное глухое рычание, напружинился и, сорвавшись с места, устремился на внезапно объявившегося врага.

Денис по сути так и не вышел из владевшего им оцепенения. Увидев, что собака, как молния, метнулась на него, он, не отрывая от неё оторопелого взора, непроизвольно подался назад и, упёршись спиной в дверь сарая, инстинктивно выбросил руку с зажатым в ней ножом вперёд.

В следующий миг на него обрушилась крупная косматая собачья туша, сбившая его с ног и едва не дотянувшаяся своей оскаленной мордой до его горла. Но практически одновременно пёс пронзительно взвизгнул, его зубы клацнули вхолостую буквально в сантиметре от лица Дениса, тело внезапно обмякло и бессильно подалось вниз.

Повалившийся к подножью двери ошеломлённый Денис какое-то время не мог сообразить, что случилось. У него продолжала стоять перед глазами страшная картина пожирания собакой-людоедом изуродованного трупа неизвестно откуда взявшегося тут человека, и он ожидал, что и его самого вот-вот постигнет такая же незавидная участь.

Но собака отчего-то медлила. По-прежнему слышалось лишь её тихое, понемногу замиравшее повизгивание. Денис, немного оправившись, приподнялся и взглянул на неё. Овчарка лежала в шаге от него на боку, как-то неестественно изогнувшись, запрокинув голову и приоткрыв пасть с ощеренными, покрытыми пеной зубами, из которой вырывалось хриплое, прерывистое дыхание и жалобное поскуливание. Почти в центре её широкой мохнатой груди торчала рукоятка ножа, лезвие которого погрузилось в неё на всю свою длину. Очевидно, оно угодило в самое сердце.

Через минуту собака околела. Но Денис ещё некоторое время сидел, привалившись к двери, и, не отрываясь, смотрел на её мощные окровавленные клыки, едва-едва не добравшиеся до его шеи. И до всего остального. Он содрогнулся при мысли, что, если бы не счастливая случайность, эти клыки терзали бы сейчас его собственную плоть, так же, как плоть того несчастного незнакомца с огромной чёрной дырой вместо живота.

Ещё минуту спустя Денис, окончательно придя в себя, протянул руку и не без усилия вытащил из собачьей груди нож, вытер его лезвие о шерсть пса и поднялся на ноги. Как раз в это мгновение луна, в очередной раз прорвавшись сквозь изодранную облачную пелену, озарила двор, и даже в её слабом, притушенном свете он сумел более-менее подробно разглядеть окрестности. И первое, что бросилось ему в глаза, было то, что во дворе уже не одна, а две машины. Причём вторая – полицейская.

Покуда изумлённый этим Денис размышлял, откуда она тут взялась и что здесь делает, его продолжавший блуждать кругом взгляд различил нечто куда более поразительное и ужасающее. Ещё один обезглавленный труп, верхняя часть которого выдавалась из-под бампера Владовой «тойоты»! Причём на нём, как и на первом мертвеце, которого только что жрала собака, была форма. Оба убитых были полицейскими!

Переводя ошарашенный взор с одного изувеченного трупа на другой, Денис качал головой и шумно, с натугой вздыхал, как если бы ему не хватало воздуха. Он ничего не понимал, мысли мешались в его голове. Всё это было настолько омерзительно и жутко, что он почувствовал тошноту. Чтобы его не вырвало, он поспешил отвести глаза от искалеченных мертвецов.

Затем, после недолгой паузы, он нетвёрдой, шатающейся поступью направился к воротам. Не глядя больше по сторонам, точно опасаясь увидеть ещё что-нибудь под стать тому, что он уже разглядел в призрачном сиянии полной луны. Впрочем, он и не смог бы больше сделать это: как раз в этот момент слоистые клочковатые тучи закрыли своей толщей лунный диск и двор вновь погрузился в непроглядную тьму.

Но, достигнув ворот и уже взявшись за одну из её створок, он внезапно остановился, словно охваченный раздумьем. В его памяти всплыли слова умиравшего друга, он будто услышал голос Влада, донёсшийся до него из ниоткуда. Только теперь этот голос был твёрд, настойчив, требователен: «Когда освободишься, не пытайся бежать… Всё равно далеко не убежишь… Догонят и убьют…» И ещё чуть погодя – уже почти как приказ: «Пойдёшь и убьёшь их всех! Другого выхода у тебя нет…»

Денис некоторое время стоял в воротах, склонив голову и чуть покачивая ею. Он колебался. Десятки мыслей, сомнений, предположений теснились в его распалённом мозгу. Но сильнее всех их был продолжавший звучать в его голове суровый, повелительный голос, повторявший раз за разом одно и то же: «Иди и убей их всех! Другого выхода у тебя нет…» И спустя какое-то время ему уже начало казаться, что это не голос его умершего товарища. Что к нему обращается кто-то другой, неведомый и незримый, имеющий власть приказывать ему. И этому повелению нельзя не подчиниться…

Наконец он, видимо, принял решение. Издав горлом короткий рычащий звук и стиснув в кулаке рукоятку ножа, он повернулся и зашагал в направлении черневшего в глубине двора громоздкого двухэтажного особняка с высокой двускатной крышей.

Дойдя до середины двора, он споткнулся обо что-то круглое, смутно белевшее в темноте и откатившееся от удара. Наклонился и, внимательно всмотревшись, разглядел человеческий череп с почти полностью слезшей кожей, лишь кое-где болтавшейся грязными рваными лоскутьями, и забитыми землей глазными отверстиями и ртом.

Денис отшатнулся, пробормотал что-то нечленораздельное и, обойдя ужасную находку, не поколебавшую его решимости идти до конца, двинулся дальше.

X

Приблизившись к дому, Денис поднялся по низким поскрипывавшим ступенькам на невысокое крыльцо, пересёк его и остановился у двери, точно внезапно обессилев или глубоко призадумавшись. Верно было и то, и другое. По мере движения вперёд его первоначальная решимость понемногу затухала, боевой пыл угасал, и он всё менее стремился оказаться лицом к лицу с обитателями этого дома. Конечности его будто тяжелели, рука уже не так крепко сжимала нож, голова склонялась вниз, словно под бременем дум. Встав у двери и неуверенно взявшись за холодную металлическую ручку, он мучительно размышлял, стоит ли делать этот последний шаг, могущий стоить ему жизни? Какие у него шансы выйти победителем из задуманной им схватки?

Да и им ли задуманной? Будь его воля, он, выйдя за ворота, бежал бы сейчас куда глаза глядят, не слишком разбирая дороги, лишь бы оказаться подальше от этого страшного места, где погиб его друг, два полицейских и ещё многие другие, кого занесла сюда нелёгкая. Где был на волос от смерти он сам. И у этого тоненького волоска есть все возможности порваться в любой момент. В этот ли, в следующий или чуть позже, но это вполне может случиться. Он отнюдь не застрахован от этой опасности тем, что сумел вырваться из пут и вооружиться тем самым ножом, которым резали его самого. Этого явно недостаточно для спасения, этого слишком мало. Совершенно, безусловно, без всяких оговорок он мог бы сказать о своём избавлении лишь в том случае, если бы сумел убраться бесконечно далеко от этого проклятого, гиблого места. А он даже такой попытки не сделал. Вместо этого он вздумал сунуться в самое логово убийц. Сунуть голову в пасть льву! Это ли не безумие? И кто он после этого?

«Идиот!» – ответил он сам себе и невесело усмехнулся. Да, самый настоящий, круглый идиот. Всё, абсолютно всё, что он думал, говорил, делал, к чему стремился и чего добивался, на что надеялся и чего желал в последнее время, было глупо, нелепо, мелочно, бездарно, и ему стыдно и противно было даже вспомнить сейчас об этом. Это печальная и крайне неприятная для него истина, но надо признать и принять её как данность, как тягостную необходимость, от которой никуда не деться и не спрятаться. Потому что не спрячешься от самого себя. Можно скрыться, схорониться, сбежать от чего и от кого угодно, при желании и при удачном стечении обстоятельств даже от маньяков-убийц. Но нельзя убежать от своего прошлого, висящего над тобой тяжким, гнущим к земле грузом и постоянно грозящего обрушиться на тебя и раздавить. От своей трусости, лености, душевной дряблости, легкомыслия и легковесности, неумения и нежелания отвечать за свои поступки, принимать решения и воплощать их в жизнь. От своей нерешительности, неустойчивости, непоследовательности, вечных сомнений и колебаний, ставших уже как бы частью его, с чем он смирился, принял без сопротивления, с чем научился жить. И быть совершенно довольным такой жизнью, получать от неё удовольствие.

Стоит ли удивляться, что его собственной девушке надоело терпеть это, она устала от него и в конце концов бросила его. Ушла к другому парню, видимо, более соответствующему её представлениям о том, каким должен быть молодой человек, мужчина. И правильно сделала! – сказал он себе, признав то, чего ни за что и никогда не признал бы ещё совсем недавно, ещё сегодня утром, когда он готов был винить в своих бедах, промахах и неудачах кого угодно, весь свет, но только не себя самого. Себя он не привык корить и упрекать в чём-либо. Себя он любил. Холил и лелеял. Берёг, как дорогую изысканную безделушку.

Но за прошедший короткий промежуток времени, за один-единственный день произошло так много событий, одно ошеломительнее и катастрофичнее другого, что он очень на многое, и в первую очередь на самого себя, взглянул совершенно другими глазами. Ясными, не замутнёнными тщеславием, самовлюблённостью, ложным пафосом. Он точно впервые увидел себя со стороны. И увиденное не понравилось ему. Зрелище оказалось неприглядное, унылое, жалкое. Наверное, в первый раз в жизни он не захотел быть самим собой. Он желал бы быть другим. Твёрдым, уверенным в себе, мужественным, волевым, целеустремлённым. Способным на поступок. Чтобы доказать… нет, не окружающим, – вокруг, кроме мертвецов, никого не было, и его поступка всё равно никто не оценил бы. Доказать прежде всего самому себе, что он на что-то способен, что-то смеет. И пускай этот поступок будет последним в его жизни, что ж, пусть так… пусть так…

В отдалении полыхнула голубоватая зарница. Где-то, уже гораздо ближе, чем прежде, пророкотал гром. Сильнее подул порывистый, шквалистый ветер, в котором чувствовалась сырость. Денис скользнул хмурым взглядом по нёсшимся по небу низким всклокоченным тучам, сквозь которые пробивались холодные лунные блики, и, видимо окончательно приняв решение, открыл дверь.

Перед ним открылось тёмное тесное пространство, в котором он, как и незадолго до этого во дворе, поначалу ничего не в силах был разобрать. Только здесь свет луны уже не мог прийти ему на помощь. Он должен был напрячь зрение и постараться проникнуть сквозь расстилавшуюся впереди плотную чёрно-бурую пелену, наполненную какими-то предметами, лишь смутные, едва уловимые очертания которых выхватывал из сумрака его глаз. Оказавшийся, как назло, совсем не зорким и упорно отказывавшийся видеть в темноте. Напротив, от потери крови в глазах у него то и дело темнело ещё больше и ко всему прочему мелькали, как в калейдоскопе, пёстрые разноцветные узоры, круги, изломанные линии, как если бы кто-то рассыпал перед ним блестящие драгоценные камни.

Тем не менее, поколебавшись немного, преодолевая лёгкое головокружение, он переступил порог и, осторожно прикрыв за собой дверь, двинулся в глубь прихожей. Шёл медленно, крадучись, мелкими, тихими шажками, более всего стремясь не нарушить царившего кругом мёртвого безмолвия и не дать знать хозяевам, что в дом проник чужак. Причём такой, которого они менее всего ожидали в гости и которому, судя по всему, совсем не обрадовались бы.

Впрочем, его совершенно не интересовали те чувства, которые вызвало бы его внезапное появление у Лизы и её братьев или ещё кого бы то ни было, кто, возможно, обитал в этом доме. Он ведь действительно не в гости к ним заявился. Он пришёл, чтобы убить их! Об этом, когда он под воздействием временами накатывавших на него и сбивавших его с толку беспорядочных, горячечных мыслей забывал о своём намерении, напоминал ему нож, потеплевшую рукоятку которого он судорожно стискивал в горячей влажной ладони. А ещё более убедительно и властно – продолжавший звучать в его голове призывный голос покойного друга, иногда перекрывавшийся другим голосом, незнакомым, таинственным, долетавшим словно из бесконечной мглистой дали. И оба они, почти в унисон, настойчиво и непреклонно приказывали ему убить.

И под влиянием всего этого разом – и этих потусторонних голосов, нашёптывавших ему на ухо то, что он обязан был сделать, и всего пережитого и перенесённого за этот день, явственные следы чего он нёс на своём израненном теле, и ещё чего-то, неуловимого, неощутимого, что он и определить не мог как следует, но что жило в нём, заявляло о себе и, как и всё остальное, упорно подталкивало его к действию, – он, словно оставив за порогом все свои сомнения и колебания, неторопливо, но неуклонно продвигался вперёд. Миновав прихожую, в которой он так и не сумел разглядеть ничего, кроме размытых, едва угадывавшихся контуров предметов, он оказался в длинном коридоре, тоже объятом сумраком, но уже не таким плотным. Он чуть рассеивался в двух местах: в конце коридора, где пробивался свет из-за приоткрытой там двери, и прямо напротив Дениса, где мутный, рассеянный полусвет сквозил в узкую щёлочку из-за запертой двери, ведшей в ярко освещённую комнату, вероятно, гостиную.

Из-за двери, помимо тонких лоскутков света, доносились голоса, которые Денис немедленно узнал. Тут был и звонкий, щебечущий Лизин голосок, и густой, размеренный говор Толяна, и сбивчивая сиплая болтовня Валеры. Вполне можно было расслышать разговор, который вели эти трое, так как им и в голову не могло прийти, что кто-нибудь может подслушивать их в собственном доме, и они говорили довольно громко, не считая нужным приглушать голоса. Однако Денису неинтересна была их беседа. Он знал об этих людях достаточно, более чем, и новые, подслушанные сведения уже ничего не прибавили бы к этому знанию. А потому он лишь вскользь, краем уха послушал несколько минут их бурную дискуссию, – они обсуждали детали готовившегося бегства, настоятельная необходимость которого диктовалась незапланированным убийством полицейских, что, естественно, грозило всем троим самыми печальными последствиями.

Послушал и, нервно передёрнув плечами, по-прежнему осторожно, неспешно, тщательно рассчитывая каждый шаг, каждый жест, двинулся дальше по коридору. Он рассчитывал найти тёмный укромный уголок, которых в таком большом доме наверняка было немало, где он мог бы затаиться и, выждав удобный момент, нанести внезапный удар. А ещё вернее – он вообще ничего не рассчитывал и мало о чём думал в этот момент. В голове стоял туман, мутная колышущаяся дымка, в глубине которой бродили, как зыбкие тени, редкие невнятные мысли, не в силах оформиться во что-то более чёткое и конкретное. Порой эта серая, затмевавшая разум и чувства пелена прорывалась, и его охватывал панический, липкий ужас. Он недоумённо вопрошал себя: зачем он пришёл сюда? Что ему тут понадобилось? Что он делает в этом гнезде мучителей и душегубов, откуда нужно бежать сломя голову, пока не стало слишком поздно?

Но эти правильные, продиктованные здравым смыслом и чувством самосохранения вопросы оставались без ответов. Его вспыхнувший было на миг разум опять отключался, заволакивался дымом и погружался в забытьё. И снова в его мозгу начинали звучать упрямые, подавлявшие его волю голоса, призывавшие его к убийству, требовавшие от него крови. И ему и в голову не приходило противоречить, он без сопротивления подчинялся им и, сжимая в руке нож, шёл вперёд. Бездумно, сам не зная куда и зачем, очень смутно представляя, что он будет делать дальше, как нужно действовать в такой более чем нестандартной ситуации.

Так он достиг конца коридора, где мрак рассеивался благодаря проникавшему из-за приоткрытой сбоку двери свету. Он озарял ещё две двери, которыми, собственно, и оканчивался коридор; судя по всему, это были ванная и туалет. Чуть в стороне, в широком углублении, виднелись нижние ступеньки лестницы, очевидно ведшей на второй этаж; остальные ступеньки терялись в сгущавшейся вверху темноте.

Всё это Денис оглядел цепким, запоминающим взором, как боец, тщательно изучающий местность, где ему придётся дать врагу решительный бой, от которого зависит его жизнь. В данном случае дело обстояло именно так. Сунувшись сюда, он отрезал себе все пути к отступлению. Он знал, куда и на что шёл. На карту было поставлено всё, малейший промах, неверный шаг могли стать роковыми. Права на ошибку у него не было. Никто не дал бы ему исправить её. А потому нужно было действовать наверняка.

Особое его внимание, естественно, привлекла приотворённая дверь. Оттуда, помимо света, лились приглушённые монотонные звуки, – по-видимому, там работал телевизор. Но кто мог смотреть его? Ведь все обитатели дома собрались в другой комнате, в гостиной, – их возбуждённые, порой срывавшиеся на крик голоса периодически долетали до него и здесь. Неужели тут есть ещё кто-то? Или хозяева, как это нередко случается, просто включили телик и забыли о нём?

Денис остановился и, помедлив немного, затаив дыхание, вытянул шею и заглянул в открывавшееся перед ним помещение. Это была спальня. В противоположной части комнаты, возле окна, стояла массивная двуспальная кровать, аккуратно застеленная вышитым кружевным покрывалом и увенчанная несколькими взбитыми подушками разных размеров и цветов. Рядом, справа от окна, высилось добротное старомодное трюмо из коричневого потускневшего дерева с большим овальным зеркалом, в котором Денис мельком увидел своё отражение. Ещё дальше, в самом углу, притулился тяжеловесный комод, на котором лежали горстки чистого выглаженного белья.

Однако по этой и прочей обстановке, имевшейся в комнате, Денис пробежал взглядом лишь мимоходом, без всякого внимания. Которое прежде всего привлекло совсем другое. Находившееся неподалёку от двери инвалидное кресло, в котором покоилось неподвижное худое тело, едва различимое из-за покрывавших его тёплых одежд, как если бы оно, несмотря на стоявшую в доме нормальную, среднюю температуру, мёрзло и нуждалось в постоянном утеплении. Из этого вороха тряпья выглядывало бледное иссохшее лицо, обтянутое, будто плёнкой, тонкой, морщинистой, нездорового цвета кожей, с костлявым крючковатым носом, длинным заострённым подбородком и тусклыми, глубоко ввалившимися глазами, смотревшими бессмысленно и тупо, словно ничего не видя перед собой или не осознавая того, что видят. Они, казалось, были устремлены не на экран телевизора, а куда-то мимо него, в какую-то тёмную бездонную пустоту, куда, как кажется, смотрят тяжело больные и мёртвые, видя там недоступное взорам живых.

Денис поначалу удивился, увидев это тщедушное сморщенное существо неопределённого возраста и пола. Кто это? Откуда оно тут взялось? Но почти сразу же в его памяти всплыло несколько слов Лизы – краткое упоминание о её матери, которую после несчастья, случившегося с мужем, хватил удар, результатом которого стал паралич.

Так, значит, эти жалкие мощи, этот живой труп – её мать. Именно она родила троих маньяков и кровопийц, на совести (если в этом случае вообще уместно говорить о совести) которых полтора десятка жертв. Интересно, знает ли она о том, какую жизнь ведут её отпрыски? Что они вытворяют? Какое своеобразное развлечение себе придумали? Догадывается ли о том, что время от времени происходит совсем рядом, в нескольких метрах от её дома?

Да нет, вряд ли. Ничего она не знает, ни о чём не догадывается. Она давно уже вне жизни. Существует в своём мире, ограниченном для неё этой спальней и креслом-каталкой. В узком кругу своих плоских, однообразных мыслей и смутных, обрывочных воспоминаний о прежней, полноценной жизни, в которой было так много всего, что в один момент разлетелось, рассыпалось, пошло прахом.

Но, очевидно, не всё ещё отмерло в этом обездвиженном, полубезжизненном теле. Внезапно, будто почувствовав на себе посторонний взгляд, она чуть пошевелилась, беспокойно задвигалась, заёрзала в своём кресле, точно ей вдруг стало тесно и неудобно в нём, и, повернув свою маленькую, ссохшуюся, как печёное яблоко, голову, обросшую жидкими, разбросанными в беспорядке седыми волосами, обратила взор на Дениса.

Её белесые водянистые глаза распахнулись от изумления. В них мелькнуло что-то вроде смысла. А удивление почти сразу же сменилось страхом. Она как будто почуяла, зачем здесь этот истерзанный, окровавленный незнакомец. Прочитала приговор себе и своим близким в его застылых, мрачно поблёскивавших глазах. А может быть, заметила и нож в его руке, также достаточно красноречиво свидетельствовавший о намерениях чужака.

Им не слишком долго пришлось смотреть друг на друга. В противоположном конце коридора открылась дверь, доносившиеся оттуда голоса стали громче и слышнее. И Дениса будто ветром с места сдуло: он метнулся в самый тёмный угол коридора, куда не достигал свет из спальни, и забился в него. Замер, затаил дыхание и стал ждать.

По коридору, постепенно приближаясь, кто-то шёл. Раздавались тяжёлая крепкая поступь, шумное хрипловатое дыхание, бессвязное бормотание и посвистывание, по которым Денис признал Валеру. Через несколько секунд его крупная фигура показалась из-за угла и заслонила собой свет, лившийся из комнаты. Валера был в одних трусах; могло показаться, что он готовился отойти ко сну и, перед тем как улечься в постель, вышел по надобности.

Но, прежде чем сделать это, он, видимо, решил заглянуть к матери. Задержавшись на пороге спальни, он приоткрыл дверь пошире и, заглянув в комнату, протянул ещё более сиплым, чем обычно, нарочито оживлённым и, как показалось Денису, не совсем трезвым голосом:

– Здорово, маман! Как жизнь молодая? Всё сидишь в своей конуре?.. А на дворе уже лето. Погода благодать!.. Надо бы вытащить тебя наружу, чтоб ты хоть воздухом свежим подышала, проветрила свои трухлявые кости. А то совсем плесенью покроешься, сидючи тут безвылазно. Вон серая какая, сморщенная. Прям бледная поганка!

И, довольный своей убогой остротой, он весело расхохотался, раскачиваясь из стороны в сторону и потряхивая головой. По его развязной манере держать себя и чуть замедленному, нетвёрдому выговору Денис догадался, что за то недолгое время, что он не видел Валеру, тот успел хлебнуть чего-то горячительного, лишним подтверждением чего стал разнёсшийся вокруг кисловатый запах спиртного.

Далее Валера, по-видимому немного удивлённый чем-то, чуть изменившимся тоном, но по-прежнему с пьяным азартом проговорил:

– Ну, и чего ты глазёнки вылупила, будто привидение увидала? Чё мордочку перекривила? Сына родного, что ль, не узнаёшь уже?

Денис напрягся и крепко, до боли в кулаке, стиснул рукоять ножа. Он понял, что парализованная старуха пытается, насколько это было в её силах, привлечь внимание сына, подать ему знак, дать знать, что в дом проник чужак, что им всем угрожает опасность.

Но, на его счастье, Валера, и без того не слишком сообразительный, а сейчас ещё и поддатый, ничего не понял, счёл странную мимику и слабые телодвижения родительницы чудачествами больной и, пренебрежительно махнув рукой, направился к туалету, бормоча себе под нос:

– Да ну тебя! Совсем сбрендила старая. И жалко – мамашка ж вроде, – и ничё сделать нельзя… Ох, грехи наши тяжкие, грехи наши тяжкие…

Щёлкнув на ходу выключателем, он открыл дверь в туалет и вошёл в небольшое помещение, в центре которого высился белоснежный унитаз. Громко зевнул, пробурчал что-то нечленораздельное и приспустил трусы. В углубление унитаза ударила мощная журчащая струя.

Денис понял, что настал момент, которого он ждал. Так долго отворачивавшаяся от него удача, похоже, вдруг стала благоволить ему. Более удобного случая и представить себе было трудно. Враг не уразумел и не придал значения предостерегающим знакам, которые старалась подать ему мать. Он прошёл мимо, не заметив притаившегося в тёмном углу, в нескольких шагах от него, противника. Он был расслаблен, беспечен, да к тому же слегка – а может, и не слегка – пьян. А главное, он ни о чём не подозревал. Он считал, что в собственном доме он в полной безопасности, здесь ему никто и ничего не может угрожать. Здесь он хозяин.

Денис, по-прежнему напрягшийся, едва сдерживая дыхание, приподнялся с корточек и сделал шаг вперёд. Но тут же остановился. Его вдруг охватило сомнение. Валера был слишком крепок. Одолеть его, даже напав на него сзади с ножом, представлялось маловероятным. Тем более ему, ослабленному, еле стоявшему на ногах, потерявшему много крови, продолжавшей сочиться по капле из его обнажённых ран. Не безумие, не самоубийство ли, находясь в таком плачевном состоянии, вступать в противоборство с рослым широкоплечим здоровяком, казалось, сплошь состоящим из мышц? Не стряхнёт ли его Валера с себя, как котёнка, и не удавит ли здесь же своими могучими мускулистыми ручищами, силу которых Денис уже имел случай испытать на себе?

Но как только им овладели эти робкие, малодушные мысли, едва не заставившие его отступить, в голове почти сразу же вновь зазвучал голос, призывавший убивать. На этот раз ещё более резкий, суровый, безапелляционный. Не допускавший возможности неподчинения. Настойчиво, неумолимо требовавший от него мести и крови.

И он подчинился. И, одолев минутную слабость, сделал ещё шаг вперёд, выйдя из тени и ступив на освещённое пространство. Теперь отступать уже точно было поздно: Валера в любой миг мог увидеть его.

Но тот пока ничего не видел. Он был слишком увлечён процессом мочеиспускания, несколько затянувшимся ввиду того, что Валера сегодня был настолько занят, что долгое время не мог выкроить минутки для удовлетворения естественных потребностей. И вот только теперь, уже ночью, такая возможность наконец представилась ему, и Валера всей душой отдавался этой маленькой человеческой радости, с удовольствием глядя на никак не иссякавшую упругую струю и ласково разговаривая со своим немного напрягшимся членом:

– Давай, давай, работай. Ты просто красавчик! Встал будто на бабу. Давно уже пора вставить тебя в какую-нибудь шлюшку. А то Лизка, сучка, вишь, тока брательнику даёт. А мне ни в какую. Вот же маленькая дрянь…

Денис тем временем придвинулся ещё ближе. Он был уже на пороге туалета. Ещё чуть-чуть – и Валера окажется на расстоянии вытянутой руки от него. Денис расширенными, остановившимися глазами оглядывал широкую спину своего противника, короткую мощную шею, крепкий бритый затылок. И думал, напряжённо размышлял, куда, в какое место нанести удар. Так, чтобы наверняка, чтоб свалить этого быка одним махом, чтобы не дать ему ни единого шанса. Потому что в противном случае – смерть. Если его рука дрогнет в самый решительный миг, этот скудоумный детина с одной извилиной в мозгу размажет его по стене, переломает ему все кости, порвёт его, как цыплёнка.

От этих мыслей, бушевавших в голове как ураган, у него зашумело в ушах, кровь в висках колотилась и стучала как молотом, на лбу выступила испарина. Ладонь, в которой он сжимал нож, вспотела, а рука, занесённая для удара, дрожала. Перед глазами в самый неподходящий момент зарябило, стала разливаться какая-то муть. Он понял, что надо спешить, времени на раздумья и колебания больше нет. Надо бить сейчас же. Хоть куда. Только бы насмерть…

Случай оборвал его сомнения и заставил действовать немедля. Как ни мягко старался он ступать, половица предательски скрипнула под его ногой. Валера обернулся…

От изумления его глаза вылезли на лоб. На лице выразилось такое глубокое, искреннее недоумение, как если бы перед ним стояла его мать, каким-то чудом вставшая со своего кресла, к которому она была прикована уже два года. И лишь когда он заметил блеснувшее лезвие ножа, к удивлению прибавился запоздалый страх.

Впрочем, испугаться как следует он не успел. Денис взмахнул рукой и резким, молниеносным движением вонзил нож в шею врага. Справа, чуть повыше ключицы.

Валера вздрогнул всем телом и чуть подался назад. Как ни странно, неподдельное, детски-наивное изумление не исчезло с его лица. К нему лишь добавилось укоряющее и страдальческое выражение, точно у ребёнка, который не понимает, за что, за какие проступки его обижают, причиняют ему боль. Он воззрился в своего обидчика широко раскрывшимися, почти вывалившимися из орбит глазами, его лицо болезненно исказилось, рот искривился и медленно раскрылся. В глубине его, за двумя рядами длинных оскалившихся зубов, мелькнул красный трепещущий язык, сжавшийся, съёжившийся в преддверии истошного крика.

Но Денис, с быстротой мысли, рождающейся только в минуты крайней, смертельной опасности, тут же сообразил, что нельзя дать ему закричать и поднять тревогу. Что надо во что бы то ни стало и немедленно заткнуть ему рот. Иначе всё погибло.

Он вырвал нож из раны, из которой ручьём хлынула густая багровая кровь, и с силой всадил его в разверстую, раззявленную Валерину пасть, прямо в сморщенный, будто изжёванный язык. Лезвие легко, будто в масло, вошло в розовую влажную мякоть рта, и через секунду остриё вышло наружу пониже подбородка. И с него тут же крупными тяжёлыми каплями заструилась кровь.

Денис снова выдернул нож и на мгновение замер, ошалело уставившись в сделавшееся страшным лицо Валеры. Тот, обезумев от дикой боли, затрясся как в лихорадке, глухо замычал, потому что крикнуть уже не мог, захлопнул рот и судорожно сцепил зубы. Потом вновь распахнул рот в мучительном немом вопле и выплюнул в лицо врагу накопившуюся там кровь. А затем навалился на него всей своей массой и вцепился ему в горло.

Денис, ощутив на своей шее эти толстые твёрдые пальцы, вонзившиеся в него мёртвой хваткой, и почувствовав, как у него тут же перехватило дыхание и потемнело в глазах, мгновенно уяснил, что ещё пару секунд – и этот громила, хотя и тяжело раненный, истекающий кровью, но ещё не обессиленный, в последнем яростном усилии задушит его. Валере достаточно было лишь ещё немного сжать свои железные пальцы – и кости Дениса хрустнули бы, как стекло. Кроме того, на нём повисла тяжким, неподъёмным грузом огромная Валерина туша, грозившая попросту раздавить его.

Чувствуя, что он задыхается и теряет сознание, Денис с усилием выбросил руку вперёд и воткнул нож в выпученный, налитый кровью Валерин глаз, – он не мог бы сказать точно, правый или левый. Воткнул и повернул. Так, что глазное яблоко выскользнуло из глазницы и повисло на лезвии. Валера взвыл сдавленным, придушенным голосом и, отпустив шею противника, повалился назад, на унитаз. Денис же, торопясь поскорее покончить с этим, приступил к нему и, стараясь не смотреть на страшно зиявшую окровавленную дыру на месте его правого глаза, стал колоть его абы куда. В лицо, в шею, в грудь. И остервенело, опьянев от крови, колол, резал, кромсал, точно мясник на бойне, до тех пор, пока бившееся под его рукой большое, казалось, состоявшее из одних мускулов тело не перестало дёргаться и вздрагивать, а из перекошенного оскаленного рта не прекратили излетать гортанные хрипящие звуки.

Поняв, что враг мёртв, Денис, ещё дрожа от возбуждения, отстранился и посмотрел на убитого. Узнать Валеру было трудно. Разве что по могучему, атлетическому сложению, бугристой груди и широким плечам. Голова же, лицо, шея представляли собой сплошное кровавое месиво, на фоне которого проглядывали вылезшие из рассечённой кожи пучки коричневого мяса и розоватые кусочки костей. В крови было всё – труп, унитаз, на котором он сидел, уронив голову на грудь и ссутулив плечи, бачок, к которому он привалился. Кровью были забрызганы стены, на полу образовалась, постепенно увеличиваясь, тёмная кровавая лужа.

Взглянув на свои руки, Денис увидел, что они тоже в буквальном смысле по локоть в крови. И ещё заметил, что на лезвии ножа продолжает болтаться словно прилипший к нему Валерин глаз. Денис несколько секунд обалдело смотрел на него, а затем с гримасой отвращения встряхнул ножом и сбросил мёртвый глаз на пол.

После чего попятился назад, не отрывая очумелого, помутившегося взгляда от груды искромсанного, кровоточащего мяса, ещё несколько минут назад бывшего человеком, а теперь походившего на вспоротый бурдюк, истекавший пунцовым вином. Глаза его опять подёрнулись мглой. Он почувствовал отвращение и тошноту. Чуть погодя его вырвало…

А ещё через мгновение он услышал за своей спиной дикий, душераздирающий крик:

– Братуша-а-а!!! Он здесь! Он Валерку убил! Бля-а-а-дь!.. – пронзительный Лизин вопль сорвался и захлебнулся в слезах.

Денис круто обернулся. На другом конце коридора, на пороге гостиной, стояла бледная как смерть Лиза и, оцепенев от ужаса, с раскрытым в неистовом крике ртом, смотрела расширенными, обезумевшими глазами на представившееся ей жуткое зрелище, продолжая, уже без звука, шевелить побелевшими губами и вытянув вперёд дрожащую руку, словно указывая кому-то на совершившееся.

Этот кто-то не замедлил появиться. Из гостиной, как вихрь, выскочил Толян и, увидев изуродованный, залитый кровью труп брата и его убийцу с ножом в руке, на мгновение замер. Не веря своим глазам, ошеломлённый, точно оглушённый обухом.

Денис не стал медлить. Зная, что в схватке с этим амбалом ему не выстоять и минуты и сейчас у него только один выход – бежать, он, воспользовавшись секундным замешательством хозяев дома, сражённых нежданной гибелью своего брата и подельника, метнул взгляд по сторонам и, поняв, что путь для отступления тоже лишь один – на второй этаж, рванулся с места и бросился к ведшей наверх лестнице, начинавшейся в нескольких шагах от него.

За ним, также мгновенно опомнившись, с протяжным утробным рёвом ринулся Толян, сопровождаемый визгливыми, отрывистыми выкриками бившейся в истерике Лизы:

– Убей его, братуша! Замочи эту падлу!.. Вырви ему сердце! Выгрызи ему глотку! Порви его, как жабу!..

Денис, будто и не было у него слабости, изнурения, потери крови, не взбежал – взлетел по лестнице на второй этаж, сопровождаемый этими рыдающими, захлёбывающимися воплями и зычным рыком гнавшегося за ним Толяна. Оказавшись наверху, метнулся в глубь тёмного коридора и вломился в первую попавшуюся дверь, почти наощупь обнаруженную в кромешной тьме.

Ворвавшись в помещение, он захлопнул за собой дверь и запер её на щеколду, на которую случайно наткнулась его рука. Затем, не медля ни мгновения, кинулся к окну, смутно серевшему напротив среди практически непроглядной темноты. Нужно было прыгать. Только так можно было спастись от Толяна, с бранью и проклятиями нёсшегося за ним и – тут не могло быть никаких сомнений – намеревавшегося осуществить на деле то, к чему, надсаживаясь и заходясь от крика, призывала его вопившая и рыдавшая внизу сестра.

Но быстро открыть окно и выпрыгнуть наружу оказалось не так-то просто: проход к нему загораживал массивный дубовый стол и плотная занавеска. И пока Денис преодолевал эти вроде бы незначительные, но отнявшие у него несколько драгоценных секунд препятствия и дёргал ручку старой деревянной рамы, которая, вероятно оттого, что её давно не открывали, упорно не желала отворяться, снаружи раздался мощный удар в дверь, от которого она содрогнулась и едва не слетела с петель. Не открылась она только благодаря щеколде, жалобно звякнувшей и наполовину выскочившей из пазов. Теперь достаточно было лишь небольшого усилия со стороны входящего, чтобы она окончательно вырвалась и дверь распахнулась перед ним настежь.

Что и произошло через мгновение. На дверь обрушился ещё один сокрушительный удар, щеколда с коротким звоном отскочила и повисла, раскачиваясь туда-сюда, на погнутом гвозде, и дверь отворилась.

На пороге показалась дюжая, крепко сбитая фигура Толяна. Он вошёл в комнату и включил свет. Его обычно холодное, невозмутимое лицо было искажено бешенством. Ноздри раздувались, желваки безостановочно двигались, посинелые губы шептали ругательства и угрозы, почти дословно повторявшие те, что минуту назад выкрикивала объятая горем и яростью Лиза. Он окинул помещение залитым невыразимой, исступлённой ненавистью взглядом и, не увидев того, кого ожидал увидеть, выругался чуть громче.

Комната была совсем небольшая, и мебели в ней было немного. Стол и стул возле окна, справа от него застеленная толстым полосатым покрывалом кровать, слева – старинный платяной шкаф из потемневшего, будто опалённого огнём дерева. Ещё два стула и тумбочка в изножье кровати – вот и вся обстановка. Мест, где спрятаться, не то что мало, их почти не было.

Губы Толяна исказила усмешка. Одновременно свирепая и презрительная. По сдвинутому столу и откинутой и смятой занавеске он определил, что беглец пытался прорваться к окну и открыть его, но это не удалось ему. А времени на то, чтобы разбить два стекла и выпрыгнуть во двор, у него уже не оставалось. И тогда в последнюю остававшуюся в его распоряжении секунду он успел спрятаться. Тем самым продлив свою жизнь только на несколько лишних мгновений.

Твёрдым, размеренным шагом, нарочито громко ступая по скрипучему дощатому полу, покрытому ветхой облезлой дерюжкой с блёклыми остатками какого-то рисунка, Толян проследовал к окну, не переставая ухмыляться и водя кругом сузившимися, мрачно посверкивавшими глазками. Наклонившись, он мельком заглянул под кровать. Отодвинув стул, бросил мимолётный взгляд под стол. Но делал он это скорее автоматически, чем целенаправленно. Он знал, где в последнем отчаянном усилии спасти свою шкуру укрылся убийца его брата, их чудом выжившая и таким же чудом вырвавшаяся на свободу жертва, по какому-то странному, необъяснимому капризу, словно охваченная безумием, проникшая в их дом и тем погубившая себя окончательно.

Он остановился возле шкафа и некоторое время смотрел на него исподлобья тяжёлым, насупленным взором. Но его лицу продолжала бродить кривая, пренебрежительная усмешка. Он не спешил. Враг был в западне, в которую загнал себя сам. Бежать ему было некуда. На этот раз он действительно был обречён. И должен был умереть страшной, лютой смертью за то, что он сделал, и за то, что, по-видимому, намеревался сделать. А потому Толян был спокоен и даже несколько расслаблен. Он был слишком уверен в своём превосходстве над противником. Брата тот смог убить только потому, что, очевидно, подстерёг его, застал врасплох и нанёс предательский удар в спину. Он попросту обхитрил простоватого, неосторожного Валеру, у которого прекрасные физические данные явно превосходили скромные умственные способности. За своё легкомыслие и неосмотрительность он поплатился жизнью.

Ухмылка вдруг исчезла с лица Толяна. Взгляд прояснился и блеснул жестоким огнём. Ненависть, бешенство и жажда убийства вспыхнули в нём с новой силой. Кровь бросилась ему в голову, и он дрожащей от нетерпения рукой резко рванул дверцу шкафа.

… И тут же порывисто отпрянул назад, коротко вскрикнул и, бормоча глухие ругательства, недоумённо уставился на свой живот, в котором, чуть пониже пупа – по случайному совпадению почти в том самом месте, где он за пару часов до этого собирался вспороть живот Дениса, – торчала заляпанная запёкшейся кровью рукоятка ножа. Затем, словно так ничего и не поняв, он поднял выпученные, обезумевшие глаза на Дениса, воззрившегося на него такими же вытаращенными, осатанелыми глазами.

Денис, всё ещё наполовину сидя в шкафу, неотрывно глядел на крепко застрявший в брюхе Толяна нож, вокруг которого по светлой ткани майки расползалось бесформенное багровое пятно. Увидев, что его удар оказался верен и достиг своей цели, он поспешил закрепить успех. Бросившись к ошеломлённому, привалившемуся к столу и продолжавшему растерянно ворочать вылупленными, одурелыми глазами врагу, он вцепился в рукоятку и рванул её вниз и наискосок, к подбрюшью.

Из груди Толяна вырвался страшный, громоподобный крик. Взмахнув пудовым кулаком, он отшвырнул Дениса на пару метров от себя. А затем с мучительным стоном вырвал нож из раны и с ужасом воззрился на неё.

Через прорезь в майке зияла продолговатая рваная дыра с кровавыми краями, в глубине которой виднелись синеватые кишки.

При виде своего распоротого живота и обнажившихся внутренностей, готовых вылезти наружу, Толян задрожал, как от холода, и издал отрывистый, тут же оборвавшийся вскрик. По его лицу разлилась смертельная бледность. На лбу выступил холодный пот.

И только глаза – вероятно, уже в последний раз – зажглись дикой, неукротимой яростью и с неописуемой, неутолимой ненавистью впились в лежавшего на полу, оглушённого могучим ударом Дениса. В его уже начавшем мутиться взгляде угадывалось страстное желание раздавить, растоптать, размазать по полу эту гадину, это ничтожество, этого недорезанного выродка, лишь по их недосмотру и благодаря роковой цепи случайностей оставшегося в живых и натворившего таких бед.

Однако у Дениса, по-видимому, были другие планы. Быстро очнувшись, но ещё не в силах подняться, он медленно стал отползать к двери, перебирая ногами и не спуская застылого, немигающего взгляда с двинувшегося с места и начавшего наступать на него Толяна. Правой рукой тот пытался прикрыть ужасающую рану на животе, чтобы не дать внутренностям вывалиться из него, а левой сжимал нож, только что извлечённый им из собственного нутра. Одно-единственное стремление пульсировало в его отуманенном мозгу, ясно читалось в понемногу гаснувшем взоре, отражалось на искажённом смертной мукой лице – в последнем яростном усилии всадить нож поглубже в этого ползущего по полу жалкого слизняка, так легко, будто играючи, сумевшего погубить сначала его брата, а затем и его самого. В самое сердце! И успеть заглянуть в меркнущие глаза этого гнусного пса. Умереть самому, раз уж так было ему суждено, но утащить за собой и своего убийцу. И не дать ему совершить самого жуткого, непоправимого – добраться до сестры! До его обожаемой, боготворимой Лизы, за которую он всегда без рассуждений готов был отдать свою жизнь. И вот сейчас такая возможность представилась ему.

Эта мысль, прощальной яркой вспышкой полыхнувшая в его голове, как будто придала ему сил, и он сделал несколько шагов вперёд и приблизился в Денису вплотную. Он уже занёс было нож, собираясь расправиться с самым ненавистным для него в этом мире существом. На его бескровных губах показалась злобная, мстительная ухмылка.

Но она растаяла так же внезапно, как и появилась. А поднятая было рука с ножом бессильно, против его воли упала и повисла вдоль тела, как плеть. Он почувствовал, будто что-то мешает ему, сковывает его движения, как остатки сил стремительно покидают его. И одновременно ощутил, как судорожно прижатая к распоротому животу рука наполнилась чем-то тёплым, мягким, скользким.

Он опустил глаза, и от увиденного глаза его затянуло мутной мглой. Он держал в руке свои кишки! Голубовато-красные, блестящие, осклизлые, напоминавшие гигантских червей. Потревоженные его телодвижениями, они через огромный надрез в брюшине вывалились из живота и, не встречая никаких препятствий, кроме его вялой дрожащей ладони, продолжали лезть наружу, вытягиваясь вниз и уже почти достигнув колен.

– Твою ж мать!.. – только и смог прохрипеть он.

В следующее мгновение свет в его глазах окончательно затмился и померк, колени подогнулись, и он, как подкошенный, с грохотом рухнул на пол лицом вниз. Некоторое время ещё раздавалось его прерывистое, постепенно стихавшее дыхание. Через минуту заглохшее. По телу пробежала слабая конвульсия, после чего оно вытянулось и замерло.

Денис какое-то время не отрываясь смотрел на это громадное, едва не раздавившее его при падении тело, будто не веря, что оно в самом деле мертво и больше не угрожает ему. Пока не убедился, что это действительно так: Толян испустил дух.

В тот же самый миг снаружи раздался оглушительный удар грома, от которого, казалось, содрогнулся весь старый дом. Денис же словно даже не услышал его. Он был точно не в себе. Зрачки его были расширены, глаза беспорядочно блуждали по комнате, руки шарили кругом, будто в поисках чего-то. Пока правая рука не наткнулась на нож, выпавший из разжавшегося Толянова кулака. И только вновь ощутив в своей ладони рукоятку оружия, так хорошо послужившего ему сегодня, он как будто немного успокоился и овладел собой. И тут же вспомнил, что со смертью Толяна ещё не всё кончено. Есть ещё кое-кто, с кем нужно поквитаться.

Он не без труда поднялся – после короткого возбуждения слабость и изнеможение снова дали себя знать – и, даже не взглянув больше на Толяна, будто мгновенно забыв о нём, поплёлся к двери. Вышел в тёмный коридор и, придерживаясь за стены, чтобы не споткнуться в густом мраке, направился к лестнице. Сквозь шум в ушах он пытался прислушиваться к окружающему. Но ничего не слышал, кроме периодически повторявшегося, то громче, то чуть глуше, грохотанья грома. В доме же царила тишина. Он будто вымер. Словно оцепенел в немом изумлении и ужасе от того, что здесь случилось за истекшие четверть часа.

Однако это мёртвое безмолвие не обманывало Дениса. Он знал, что это кажущееся, мнимое спокойствие. Что расслабляться и успокаиваться ему рано, так как остался ещё один, последний и, пожалуй, самый опасный, хитрый и безжалостный враг, главный заводила и виновник всего происшедшего. Опасный тем более, что он, как зверь на охоте, загнан в угол и ему нечего больше терять. А потому, достигнув лестницы и медленно спускаясь по ней, Денис прислушивался ещё напряжённее, озирался кругом хватким, примечающим любую мелочь взглядом и крепко сжимал в руке нож. Видимо, ещё не насытившийся кровью…

Она ждала его внизу. Почти на том же самом месте, где совсем недавно он подкарауливал Валеру. И ждала не просто так. Она приготовилась к встрече. В руках у неё был автомат! Тот самый, что Толян снял с убитого им полицейского. Держала она его не очень умело, не совсем уверенно, –вероятно, впервые в жизни, – но огнестрел смертельно опасен даже в неопытных руках. Против такого оружия Денис со своим ножом был бессилен и беспомощен.

Он понял, что всё, это конец. На этот раз уже точно, несомненно. От пули не скроешься, не убежишь. А от автоматной очереди тем более. И он, преодолевший столько препятствий и мук, избегший смерти у пыточного столба, сумевший вырваться из пут, пробраться незамеченным в дом своих мучителей и расправиться с двоими из них, рухнет через минуту-другую, прошитый пулями насквозь. Значит, все эти невероятные, почти сверхъестественные, опьянившие его, вскружившие ему голову успехи – это лишь злая насмешка судьбы, поманившей его, давшей ему ложную надежду на спасение и вот сейчас жестоко посмеявшейся над ним. Всё это было лишь для того, чтобы немного оттянуть неизбежный роковой финал и дать ему в конце концов умереть от руки этой девицы. Именно от её руки…

– Ну что, мразь, думал, одолел нас, да? – глухим, будто неживым голосом промолвила она, сверля его неподвижным, тоже словно помертвелым взглядом. – Думал, и меня сейчас зарежешь, как моих братьев? А вот просчитался, гадёныш! Наконец-то пришла твоя очередь подыхать.

Денис не ответил ей. Лишь ещё больше замедлив шаг, продолжал спускаться по лестнице, не отрывая от девушки зоркого, наблюдательного взгляда и инстинктивно стискивая в руке нож.

– Но хотя ты и окочуришься сейчас, в эту последнюю минуту своей поганой жизни ты можешь торжествовать, – Лизин голос дрогнул, а в глазах блеснули слёзы. – Осиротил ты меня. Оставил одну на всём свете… Один мажор когда-то лишил меня отца, а другой сейчас убил моих братьев… Боже ты мой! – не выдержав, взрыднула она. – Что ж мне теперь делать?! Как же я жить-то буду без них? Без него…

– Я уже говорил тебе: ты ошиблась, приняла меня за другого. Я не мажор, – нарушил своё молчание Денис, и странная полуулыбка скользнула по его губам.

– Да мне насрать, кто ты! – с ненавистью выпалила Лиза, впившись в него едким, как щёлочь, взором и вскинув ствол автомата чуть повыше. – Ты, ублюдок, погубил, разрушил всё самое дорогое, бесценное в моей жизни. И за это ты сдохнешь сейчас, как шелудивый пёс! И это ещё самое мягкое наказание для тебя.

Денис, достигнув нижней ступеньки, остановился. Их разделяло теперь всего несколько шагов. И он спокойно, проникновенно и по-прежнему с чуть заметной улыбкой, так, как будто не смотрел в этот момент в лицо смерти, проговорил:

– Свою жизнь ты погубила сама, своими же руками. И уже давно… Я лишь довершил дело. Против своей воли…

– Заткнись! – окончательно выйдя из себя и затрясшись от бешенства, рявкнула Лиза. – Сдохни, тварь!

И она, со злобной гримасой, обезобразившей её миловидное лицо, нажала на спусковой крючок.

Однако выстрела не последовало. Раздался лишь негромкий сухой щелчок – и всё.

Лизино лицо, и без того бледное, как у покойницы, буквально посерело и приняло пепельный оттенок. В её глазах мелькнул страх. Она конвульсивно нажала на курок ещё несколько раз, но с тем же результатом.

Денис, словно ожидал этого, презрительно усмехнулся и, шагнув ей навстречу, как и прежде, бесстрастно, с расстановкой произнёс:

– С предохранителя надо снимать, детка.

С этими словами он небрежным жестом отвёл направленный ему в грудь ствол автомата в сторону и, пронзительно и жёстко глядя в устремлённые на него широко распахнувшиеся, потемневшие от ужаса глаза девушки, другой рукой всадил нож ей в бок.

Лиза жалобно охнула, лицо её исказило страдание, оружие выпало из моментально ослабевших рук. Она медленно осела на пол. Несколько мгновений сидела, неловко подогнув под себя ноги, упёршись одной рукой в пол, а другую прижав к кровавой ране в боку. Тяжело, прерывисто дыша, чуть покачивая склонённой растрёпанной головой и водя кругом одичалым, стремительно мутневшим взглядом. Затем, метнув на своего убийцу последний, уже бессмысленный взор, с тихим стоном откинулась назад и, распростёршись на полу, замерла.

Денис некоторое время хмуро смотрел на мёртвую красавицу, по лицу которой понемногу разливались спокойствие и безмятежность, так не свойственные ей при жизни. Потом перевёл взгляд на обезображенный Валерин труп, по-прежнему развалившийся на унитазе, в центре залитого кровью туалета. А затем просто уставился в тёмный угол, в котором прятался не так давно, и словно впал в анабиоз, то ли смертельно уставший от всего пережитого, то ли так глубоко задумавшийся над чем-то, что полностью отрешился от окружающего и, казалось, не слышал даже раскатов грома, доносившихся извне всё более отчётливо и гулко.

Его вывели из этого состояния едва уловимые, придушенные стенания и плач, раздавшиеся где-то совсем рядом. Денис немного ошеломлённо огляделся, поначалу не сообразив, откуда доносятся эти звуки и кто их производит. И лишь чуть погодя, прислушавшись к ним внимательнее, понял, кто это был. Прикованная к инвалидному креслу мать оплакивала своих детей! Она не могла знать, что именно с ними стряслось. До неё донеслись лишь отголоски происходящего. Пугающие отзвуки внешнего мира, давно ставшего для неё чужим, непонятным и враждебным. Ворвавшиеся, как смертоносный вихрь, в её крошечный замкнутый мирок и перевернувшие в нём всё вверх дном. Она, как предполагал Денис, даже не догадывалась, чем занимаются её отпрыски. Это, как и многое другое, было для неё где-то там, в другом мире, из которого она выпала навсегда. И уж тем более не подозревала она о том, какую судьбу готовили ей Лиза и Толян, для которых после случившегося сегодня она стала обузой. Им не хватило лишь нескольких минут, чтобы осуществить задуманное…

Ничего этого она не знала. Она лишь увидела случайно заглянувшего в её комнату окровавленного, оборванного незнакомца и сразу же почувствовала, зачем он пришёл сюда. А потом услышала крики, беготню, грохот, внезапно сменившиеся гробовой тишиной. И, по-видимому, всё поняла. Угадала, уловила каким-то необъяснимым, сверхчеловеческим чутьём. И столько непередаваемой, неизбывной тоски и боли было в её плаче и стонах, что Денис не выдержал и поспешил уйти.

Выйдя из дому, он остановился на крыльце и привалился плечом к одному из деревянных столбов, ограждавших вход. И несколько секунд вдыхал в себя густой прохладный воздух, насыщенный влагой и электричеством. Он словно хотел отдышаться и прийти в себя после тяжёлой, удушливой атмосферы дома, в котором он побывал.

Не было больше видно и проблеска луны. Всё небо было затянуто тёмной дымчатой пеленой, озаряемой яркими вспышками молнии и сотрясаемой треском грома. Сеялся мелкий дождик, шуршавший в листве и барабанивший по жестяному верху крыльца. Синеватые грозовые всполохи то и дело заливали безжизненным сумеречным светом двор и то, что в нём находилось. Две блестящие от дождя машины, два чёрных безголовых трупа, мёртвую собаку. Это смахивало на кошмарный сон. Как и весь сегодняшний день. Так обыденно начавшийся и так дико и страшно закончившийся.

Из полицейского автомобиля снова донеслись голоса, переговаривавшиеся по громкой связи. Резкие, отрывистые, говорившие что-то малопонятное, из чего можно было разобрать лишь отдельные слова и фразы. А может быть, дело было в том, что из-за возобновившегося шума в ушах Денис просто плохо слышал долетавшие до него звуки.

Спустившись с крыльца, он медленно, еле волоча ноги и чуть пошатываясь, пересёк двор. Не глядя вокруг, уткнувшись глазами себе под ноги. Дойдя до машины Влада, положил руку на холодное, забрызганное дождём переднее крыло, склонил голову и замер, точно задумался. Прохладные струйки бежали по его лицу, мешаясь с запёкшейся кровью и падая на капот розоватыми каплями.

Взглянув вправо, в сторону сарая, он заметил тусклый желтоватый свет, струившийся из-за приотворённой двери. Тут же нахлынули жуткие воспоминания, по телу пробежала дрожь. Он невольно уронил взгляд вниз и увидел лежавшего прямо у его ног, под колёсами авто, обезглавленного мертвеца. Минуту смотрел на него угрюмым, непроницаемым взором, по-прежнему будто раздумывая о чём-то. Потом взял труп за ледяные, окостенелые руки и оттащил его в сторону. Затем направился к воротам и распахнул их настежь. После чего вернулся к «тойоте», открыл дверцу и сел на водительское место.

В салоне было тихо и темно. Голоса, не смолкавшие в полицейской машине, почти не были здесь слышны. Громовые раскаты раздавались приглушённо, точно вдалеке. Шум дождя тоже как будто отстранился на значительное расстояние. Слышался лишь дробный стук капель по крыше автомобиля.

Денис положил руки на руль и опёрся на них головой. Она казалась ему слишком тяжёлой и всё время клонилась вниз. Рассеянный взгляд усталых, покрасневших глаз устремился вперёд. Лобовое стекло было залито водой, всё виделось размыто и неопределённо. Но он всё же различил боковым зрением выбивавшийся из сарая бледный клочок света, а прямо перед собой – чёрную громаду дома с растёкшимся светлым пятном на втором этаже. Он догадался, что это окно комнаты, в которой он убил Толяна…

Денис шумно выдохнул, откинулся на спинку кресла и, пошарив в темноте рукой, нащупал ключ зажигания. Машина, будто очнувшись после долгого сна, чуть вздрогнула, тронулась с места и с негромким мерным гудением покатилась по двору. Денис вырулил к выходу и через несколько секунд выехал за ворота.

Свет фар озарял узкую, неровную грунтовую дорогу, выхватывая из мрака деревья и заросли кустарника. Машину слегка потряхивало на ухабах. Скосив глаза, Денис разглядел в зеркале заднего вида удалявшуюся усадьбу, вскоре растворившуюся во тьме. И одновременно отчётливо, как наяву, услышал голос Влада. Не слабый, невнятный, задыхающийся, как в последние минуты его жизни, а звучный, энергичный, весёлый. Он оживлённо, взахлёб говорил о жизни, о счастье, о любви…

Силы изменили Денису, и так долго копившаяся в душе боль вырвалась наружу. Горло сдавило, будто спазмом, глаза заволокло пеленой слёз, тело затряслось от едва сдерживаемых рыданий.


Оглавление

  • I
  • II
  • III
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • IX
  • X