Лилит (fb2)

- Лилит 3.63 Мб, 169с. (скачать fb2) - Елена Романова

Настройки текста:



Глава 1. Урод

Больше всего на свете Миша ненавидел своё отражение. Вот живёшь ты себе спокойно, общаешься с друзьями и чувствуешь себя при этом отлично, но как только взгляд падает на зеркальную витрину, или затонированный автомобиль, а ещё красноречивее говорят ошарашенные лица незнакомцев, тогда и вспоминаешь о своём уродстве.

С рождения Мишино тело покрывают огромные бордовые пятна с чётко прорисованными рваными краями. Врач сказал, что это ошибка природы. Интересно, он имел в виду родимые пятна или самого Мишу? В детстве Миша мог часами разглядывать своё убожество, которое занимало большую часть кожи, и, словно кровавый океан, омывало небольшие участки бежевой суши.

Тогда же, в детстве, Мише пришлось научиться давать отпор. Его родители были слишком интеллигентными, чтобы проучить обидчиков сына, но достаточно обеспеченными, чтобы оправить Мишу в спортивную секцию по боксу.

Смесь крепких мышц, сильного характера и родительских денег сделали из Миши главаря местной подростковой банды, которая держала в страхе всю школу.

– Эу, ты охренел?! Я тебе чё сказал? А ты чё принёс?

Когда Миша злился, на него почему-то боялись смотреть. Его глаза наливались яростью, которая в сочетании с уродливой кожей, заставляла паниковать даже смельчаков. На Мишином лице было пять багровых пятен, каждое из которых было размером с мандарин. Два на лбу над бровями, два в районе скул, и одно на подбородке ровно посередине.

– В глаза мне смотри! – Велел Миша своей жертве.

Миша мог запугать кого угодно, он любил унижать, издеваться, шантажировать, но ещё ни разу он никого не ударил. Эту грязную работу за Мишу делала его банда. Вот и сейчас, четверо ребят окружили полного мальчика, который смотрел на Мишу, не мигая, продолжая держать в дрожащих руках деньги.

– Это в-всё, что я с-смог д-достать.

– Твои проблемы. Значит так, здесь только половина, – Миша двумя пальчиками выдернул купюры из бледной руки. – И вариантов всего два. Либо ты завтра приносишь мне столько же, и мы расходимся, либо мои парни тебя проучат так, что ты месяц не выйдешь из дома.

Миша даже голос не повысил. Он мог говорить тихо или шёпотом, это не имело значения, потому что его голос гипнотизировал, каждое слово отражалось в голове эхом. Да, Миша неплохо научился манипулировать людьми, но это была вынужденная мера. То, чем он занимался в банде, не приносило ему огромного морального или материального удовлетворения. Миша не нуждался в деньгах, но это был единственный способ, чтобы завоевать авторитет у ребят, иначе он давно бы оказался на месте жертвы.

Пока парни отрабатывали свою премию, избивая хнычущего восьмиклассника, Миша, привычно оглядывая территорию, вдруг заметил человека, который стоял довольно далеко, но что-то в нём насторожило Мишу. Парень или мужчина, не разобрать. Лица Миша не видел, но чётко запомнил синюю кепку и большие круглые очки. Незнакомец несколько секунд смотрел на малолетних бандитов, а потом неспешно развернулся и ушёл.

Нет, Миша этого так не оставит. Он не боялся свидетелей, тем более сам-то Миша никого не бил, но вот что это за новое лицо появилось на его территории. И почему оно так бесстрашно ходит?

В школе всем было известно, что близлежащие закоулки поделены между несколькими старшеклассниками. И Мишина территория была самой большой, потому что его банда была многочисленнее остальных и опаснее. На их землю никто не мог просто так сунуться, тем более в момент расправы. Если только случайный прохожий.

Миша ловко перепрыгнул через кучу кирпичей, которые раньше были верандой, пролез через дыру в заборе и едва не упустил незнакомца. Тот свернул за дом, но Миша вовремя поднял глаза. Перейдя на бег, Миша не сомневался, что меньше, чем через минуту он догонит этого паренька, который даже не замечал погони и шёл довольно спокойным шагом. Миша уже почти коснулся синей кепки, но тут он почувствовал резкую боль в правой щиколотке.

– Санни! Фу! Санни!

Надрывался кто-то сзади. Миша посмотрел на свою ногу. Огромная овчарка мёртвой хваткой вцепилась в Мишину плоть. На джинсах проступили ручейки крови.

– Санни!

Что-то хлестнуло возле Миши, но он как в замедленной съёмке наблюдал за скрывающимся из вида незнакомцем. Тот даже не обернулся. И только когда синяя кепка пропала в потоке людей, Миша осознал, что хозяин собаки лупит своего пса поводком. Зверь, наконец-то, ослабил хватку.

Миша дёрнул ногой.

– Санни, нафига ты это сделал? Извини, пацан, я не…

Хозяин пса был шкафоподобным лысым мужиком. И Миша не подозревал, что даже такие могут чего-то бояться. А по его глаза было ясно, что мужик чуть ли не обосрался. Ну, понятно из-за чего. Вернее кого.

– Чё вылупился? Рожа моя не нравится? – Огрызнулся Миша и пнул пса в бок.

Животное быстро взвизгнуло.

– Пойдём, Санни. Домой! – Скомандовал лысый.

Миша задрал штанину. Рана была неглубокая, но всё же лучше обработать. Миша рос в цивилизованных условиях, а не как некоторые ребята из класса – в общаге. Они не брезговали мыться в одной ванне после пьяниц и нариков. Хотя и сами-то были не лучше. Миша много раз задавался вопросом, почему его родители не определили в более благополучную школу или гимназию. Но не так давно он кое-что понял. Родители наверняка пытались и даже за деньги отправить сына в престижное заведение, вот только детки богачей не захотели бы учиться в одном классе с уродом. Наверняка директора гимназий побоялись гнева родителей, вот и пришлось Мише пойти туда, где брали всех подряд. Это был рассадник преступности. Учителя даже не пытались воспитывать учеников. А некоторые разрешали курить на уроках в окно. Школа. Школа жизни. И тут выживает сильнейший. Только так можно покинуть это место с более или менее здоровой психикой. Тут ты либо закалишься, либо сломаешься.

Дома Миша первым делом промыл укус тёплой водой. Потом он достал перекись из аптечки и обильно полил на ногу. Белая шипастая пена неприятно щипала кожу, но это можно было потерпеть. Теперь пластырь, переодеть джинсы и можно возвращаться к парням.

– Мих, ты где был? – Спросил Антон, вертя в руке зажигалку.

– Там тип один шатался. Я его проводил.

– Ну, где бабло? Сколько сегодня? – Антон был нетерпелив и очень жесток. Намного беспощаднее Миши. Антон был прирождённым маньяком, потому что он получал настоящий кайф от страданий других людей.

Как и Миша, Антон учился в одиннадцатом классе. Ещё в начальных классах Антон был одним из тех, кто задирал Мишу, обзывал его, а теперь они чуть ли не лучшие друзья. Ну, так может показаться со стороны. На самом деле Миша ненавидел Антона и терпел только из-за того, что Антон обладал немалым влиянием. Ведь до того, как Миша сделался главарём, Антон играл эту роль. Правда парень слишком жестоко относился не только к жертвам, но и к своим же друзьям.

Антон родился с правильными чертами лица и идеальной кожей, но комплексовал по поводу своего роста. Коротышка доходил Мише до груди. И это не потому, что Миша был высоченный. Нет, сто восемьдесят сантиметров – это считается чуть выше среднего, хотя в классе Миша был выше всех.

Антон побаивался своего вожака, но постоянно прощупывал грань дозволенного. Например, он мог упражняться в язвительности и остроумии, примеряя новые оскорбительные фразочки к своим соплеменникам. Они-то терпели, смалчивали, а вот Миша не допускал к себе такого отношения.

– Вот если человек родился калекой, ему вроде как тяжелее должно быть в жизни. Но всё выходит по-другому. С инвалидов какой спрос? Даже бить таких рука не поднимается.

– Это у тебя-то? – Заржал один из банды.

– А какой мне интерес трясти слабака, который и так еле дышит? А вот если этот доходяга чего-то добьётся в жизни, то все глотки рвут и распинаются, какой он молодец. Но ведь у нормального здорового человека в жизни нет таких поблажек, как у калек. Их все жалеют, мол, не повезло. Но чаще всего они живут лучше, чем мы. Вон Миха какой авторитет. А если бы у него была нормальная кожа, стал бы он таким?

Антон выжидательно посмотрел на Мишу. Вот ведь умеет он сказать. Вроде как и похвалил, и в то же время…

– Это ты меня так культурно инвалидом назвал?

– Нет, я просто, к слову.

– Могу помочь тебе с изучением калек. Хоть сейчас присвою вторую группу инвалидности. А хочешь, первую?

Миша закипал. Его бесил любой намёк на его уродство. Этот козёл давно нарывался. Мише становилось всё сложнее себя сдерживать, и, похоже, настал тот момент, когда придётся вспомнить уроки по боксу.

– Воу, красотка, куда идёшь? – Этот внезапный вопрос относился к девушке. Антон всегда включал самца, когда мимо проходила длинноногая юбка.

Мише сразу же расхотелось марать руки об морду коротышки, потому что теперь он наблюдал за плавной походкой девушки из параллельного класса. Мише нравилось, что она всегда была приветливой. Даже с таким неисправимым грубияном как Антон. Она была одиночкой. Сколько раз Миша замечал, что другие девчонки сбивались стайками после уроков, курили за школой или просто болтали в коридорах, но она всегда была сама по себе. Миша слышал, что она считалась странной. Это на фоне остальных девчонок, которые с шестого класса начали размалёвывать лица, бухать по-взрослому и сношаться с одноклассниками. В последнем он, Миша, сам лично убедился, и не раз. Такие легкодоступные девки привлекали его только первое время, потому что гормоны играли, да и любопытство брало своё. Но вдоволь изучив одинаковые тела начинающих шлюх, Мишу теперь не цепляли короткие платья или татуировки на ягодицах.

Она прошла мимо парней, кивнула им, и продолжила свой путь. В ней всё было необычное. А самое главное – это чувство собственного достоинства, которое сам Миша в себе воспитывал много лет. Она была одета очень невзрачно. Тусклая голубая юбка по колено, желтоватая блузка и вязаная кофта сверху полностью стирали её женственность и сексуальность. А серые кроссовки и вовсе отметали мысль о том, что девушка хочет казаться привлекательной. Может она и не хотела, но Миша считал её очень красивой. В конце десятого класса он осознал, что она ему нравится. По-настоящему.

Когда девушка скрылась из вида, Миша вновь ощутил прилив ярости. Антон ржал и высказывал похабные шуточки про неё.

Глава 2. В подвале

– Лилит, это ты пролила молоко на пол?

– Нет, – тихо прозвучал поспешный ответ.

Мама разочарованно покачала головой. Она не поверила. Лилит никто в семье не верил. Мама вышла из-за стола и вплотную подошла к Лилит, которая стояла возле раковины и чистила огромную кастрюлю.

– Не ври мне. Ты же знаешь, что за враньё бывает, – прошептала мама, но от её слов у Лилит по спине пробежала волна животного страха.

– Знаю, мама.

– Тогда домывай посуду и спускайся в подвал. Я всё подготовлю и позову деда.

Лилит беззвучно втянула воздух, а когда мать вышла из кухни, она, Лилит, позволила себе шумно выдохнуть. Она знала, что будет в подвале. То же, что и вчера, и позавчера, и каждый день с момента, как она себя помнит.

Мама называла это очищением, которое необходимо Лилит, чтобы подготовить её к будущей важной миссии.

– Лилит, спускайся!

За все эти годы Лилит почти привыкла к боли. Почти. На её теле десятки шрамов и сотни ссадин и синяков, но это было не самое страшное. Больше всего Лилит боялась дедушкиной проповеди. Вот что действительно причиняет Лилит боль, только эта пытка намного сильнее физического истязания.

Лилит медленно спустилась в подвал. Там всегда пахло могильной сыростью и гнилью. Дедушка был готов. Он снова надел этот странный наряд, в одной руке он держал книгу, а в другой какой-то деревянный предмет. Лилит столько раз пыталась рассмотреть эту вещицу, но у неё ничего не получалось. Она легла на низенькую скамейку. Толстый кожаный ремень с металлическими шипами висел на привычном месте.

В подвальной комнате было довольно тесно, но Лилит знала, что там есть и другие помещения, в которые ей, Лилит, заходить было запрещено. Каменные стены были изрешечены маленькими дырками, через которые подувал прохладный ветерок, охлаждая её горячее тело.

Первый удар пришёлся на поясницу. Лилит очень захотелось почесать ушибленное место, но как только её рука потянулась к спине, второй шлепок угодил прямо по тонким пальцам. Лилит быстро отдёрнула руку. Она не закричала, и даже не плакала. Лилит знала, что это ничего не изменит. Мать будет продолжать экзекуцию до тех пор, пока дедушка не закончит свою речь. Лилит не смела поднять голову, поэтому её взгляд был направлен в пол. Этот кусочек пола она знала наизусть. Каждый миллиметр, каждую трещинку, каждый бугорок. Уткнувшись в него взглядом его, она старалась обнаружить новые детали. А ещё Лилит любила фантазировать. В своём воображении она представляла, что цементный серый пол – это чистый холст. А когда на него падали капли крови, Лилит старалась дотянуться пальцами и размазать их. Тогда холст начинал оживать, и Лилит могла увидеть на нём зверушку или дерево, а иногда даже целый пейзаж.

Ещё несколько шлепков, и Лилит почувствовала, как по её спине потекло что-то тёплое. Наверное, мама растеребила ещё незажившую рану. Лилит с сожалением подумала о своём платье, которое было и так застиранное и даже с заплатками. Возможно, она походит несколько дней с пятнами. Хорошо, что на красном они будут не так заметны.

Но эти размышления прервал поток боли. Вот оно. Началось. Боль была не от маминого ремня, она вгрызлась внутрь тела и расползалась по венам. Боль усиливалась, когда дедушка начинал говорить нараспев непонятные слова, при этом прижимая к затылку Лилит деревянный предмет.

Лилит вырывалась, но папа и тётя крепко держали её. Они всегда приходили в самом разгаре порки. Папа не любил смотреть, как Лилит корчится от боли. Как она выворачивает руки и стучит ногами. Папа вообще меньше всех принимал участия в жизни Лилит. Он целыми днями пропадал в огороде. Лилит знала, что папа выращивает плоды, которые они употребляют в пищу. А ещё папа присматривал за петухами и чёрной козой, которая давала горьковатое молоко.

Все остальные члены семьи почти весь день проводили в доме. Только дедушка уходил рано утром по воскресеньям куда-то. А когда он возвращался, то он него пахло чем-то сладким, цветочным.

Дедушкина речь стала быстрой, а боль в теле почти нестерпимой. Но когда Лилит была на грани потери сознания, всё резко прекратилось.

– Вставай, – сказала мама, вешая ремень на место.

Лилит поднялась на ноги. Её голова гудела, руки дрожали, а ноги подгибались. Дедушка толкнул Лилит в спину, чтобы поторапливалась, в тот же момент слабый отголосок боли кольнул её. Но это был пустяк. Лилит поднялась в ванную и открыла воду. Ей очень захотелось принять душ, но это было разрешено только раз в месяц, поэтому сейчас Лилит умылась холодной водой, которая тут же смешалась со ржавчиной и кровью. У неё ужасно саднило шею возле позвоночника. Она потёрла беспокоящее место, и обнаружила на пальцах следы крови. После побоев у неё часто кровило пятно на шее. Лилит могла лишь на ощупь определить округлые очертания, выпуклость, но она не имела возможности рассмотреть болячку. В их доме не было зеркал. Они были запрещены, но Лилит любила тайком разглядывать своё лицо вечером, когда темнело, в отражении окон. Она не знала красивая она или нет, потому что за всю свою жизнь она общалась только с мамой, папой, дедушкой и тётей. Все вместе они жили в собственном деревянном доме с небольшим участком, куда Лилит дозволялось выходить только вечерами и под присмотром кого-то из старших.

У Лилит было строгое расписание дня. После утренней порки у неё начиналась учёба. Обычно этим занималась мама, иногда тётя. Уроки не отличались разнообразием. Лилит изучала латинский язык, историю, литературу. Обязательными были уроки по каллиграфии, где Лилит выводила целые куски текста в отдельном альбоме.

А ещё Лилит очень много читала, практически всё свободное время она проводила за чтением книг, что очень поощрялось со стороны старших. Книг в доме было полно, и все они располагались в родительской спальне. Вообще-то Лилит не разрешалось туда заходить, только в сопровождении кого-то из старших и только для того, чтобы взять книги.

– Обед!

Приёмы пищи были строго в одно время, и вся семья собиралась вместе. На столе стояло четыре тарелки, четыре ложки и одна кастрюля. Когда все расселись, дедушка произнёс традиционную молитву, и первым зачерпнул из кастрюли.

Лилит сидела на своём месте и ждала, когда ей дадут её порцию.

– На, – на пол опустилась кастрюля, где были загустевшие остатки супа, и Лилит, подставив свою миску, принялась за обед. Её никогда не сажали за стол. Это полагалось только старшим, но Лилит прекрасно устроилась на полу. Она вставала на колени, сгибалась над миской, чтобы капли еды не запачкали пол, длинные волосы она засовывала под ворот платья, и быстро орудуя ложкой, уплетала пищу. Еды ей доставалось ровно столько, чтобы она не умерла с голоду.

– Поднимайся, – велела мама, когда Лилит едва закончила свой обед. – Убери тут.

Лилит стала собирать со стола и почувствовала какую-то тяжесть в животе. Это была даже не боль, но какое-то новое ощущение. И оно Лилит не понравилось.

До вечерней службы было ещё полно времени, и чтобы скоротать его, Лилит взялась за книгу. Их домашняя библиотека никогда не пополнялась, поэтому за свои шестнадцать лет Лилит перечитала уже всё и не по одному разу, но всё равно некоторые книги с возрастом воспринимались по-новому. Лилит пристроилась с книжкой на кухне. Своей комнаты у Лилит не было. Ну, ведь ей она и не нужна. Тем более в доме было только три спальни. Одна родительская, вторая для дедушки, а третья тёткина. Весь день Лилит проводила за учёбой, уборкой или чтением, а ночью она спала в подвале на священном ложе.

Ночь. Это было любимое время суток. Вернее, ей нравилось то, что происходило в подвале. Это было самое лучшее, что с ней случалось.

– Лилит. Ты готова? – Спросила мама, разглядывала дочь.

– Да, мама. – Лилит вся дрожала от нетерпения.

– Распусти волосы.

Лилит послушно высвободила свои длинные светлые волосы, которые были стянуты резинкой. Они мелкими кудряшками расползлись по открытой спине и лицу. Для предстоящего мероприятия Лилит переодевалась в полупрозрачную белую сорочку на тонких бретельках.

– Пойдём.

В подвале уже собралась вся семья. Они сидели на той самой лавке, где утром истязали Лилит. Она прошла мимо них к круглому возвышению, расположилась на нём, как обычно, лицом к стене. Ей нужно было читать молитвы. Она знала их наизусть, и эти молитвы пробуждали в ней невероятные чувства. Лилит как будто парила надо всеми. Она закрывала глаза и полностью отдавалась процессу. Её тело становилось лёгким, а сознание летело по бесконечным лабиринтам. Она слышала как семья, сидящая за её спиной, вторила её молитвам, как они восхваляли её, Лилит, и как в соседних комнатах что-то шарубшало, а в небольших стенных отверстиях мелькало какое-то движение.

Мозг Лилит отключался, и ею завладевало единственное желание – долететь до цели. Она почему-то была уверенна, что в конце, там, где мелькает красное свечение, её ждёт нечто потрясающее. С каждым разом она продвигалась всё дальше.

Так проходили ночи. Она в полусознательном состоянии почти не следила за тем, что происходит в реальности, чем заняты её родные. Её это не беспокоило, но каждое утро она просыпалась на своём ложе, заботливо укутанная белой простынёй. В то утро Лилит обнаружила на своей белой ночнушке нечто странное. Это было огромное пятно алой крови, которое безобразно расплылось по всему подолу.

Глава 3. Феномен пятен

Её звали Лиза. Она всегда носила чёлку и конский хвост, который при ходьбе ударялся о её лопатки. Волосы Лиза не красила, поэтому её естественный тёмно-русый цвет казался тусклым по сравнению с пёстрыми головами одноклассниц. Она была немного рассеянной, смотрела как будто сквозь тебя и часто не замечала насмешек в свой адрес. Или просто делала такой вид.

Миша ждал следующего урока, потому что математика проходила у них с Лизой в соседних кабинетах, и это была отличная возможность полюбоваться на неё, пока все будут стоять в коридоре.

Всю перемену Миша показывал друзьям снятые на телефон видео, где в основном малявки ноют и размазывают сопли по щекам. Лизы нигде не было, и Миша решил, что, наверное, её сегодня нет в школе.

– Ха, прикинь, как эта размазня фарш метала, когда я засадил ему под рёбра, – Антон ржал так громко, что все присутствующие в коридоре, посмотрели на него.

Миша не любил, когда Антон перетягивал одеяло на себя, то есть когда он был в центре внимания, а Миша так, в роли зрителя.

– Это ещё фигня. Угадай, какого размера кучу навалил тот прыщавый. – Миша вопросительно посмотрел на Антона.

– Такую? Нет? ТАКУЮ?

Антон одновременно ржал и размахивал руками, пытаясь угадать размер.

– Не-а. Вот! – Миша как-то резко дёрнул рукой, а в этот момент мимо него бежала Лиза. Она, видимо, боялась опоздать на урок.

Миша её не заметил. Какая ирония! Ведь ждал же целый день этой встречи, а тут не увидел. Он локтём двинул ей по плечу. Миша почувствовал, что он ударился обо что-то и обернулся.

Лиза потирала ушибленное место, а он, Миша, тупо стоял и смотрел на неё, даже не сообразив, что нужно извиниться. Девушка же вроде, как и не расстроилась. Она с любопытством посмотрела на Мишино лицо. Наверняка ей и раньше хотелось поближе изучить его уродство, а тут такая возможность. Лиза не прятала взгляд, наоборот, она подняла руку, как будто собиралась дотронуться до его лица, но её рука неуверенно застыла в воздухе.

– Твои пятна… – она удивлённо посмотрела Мише в глаза, а потом нахмурилась.

– Ты чё, выдра, – кто-то толкнул Лизу так, что она упала и её юбка задралась, обнажая тощие ляжки.

Почти все присутствующие парни заржали, кроме Миши. Да и девчонки были хороши. Никто не помог ей подняться. А Лиза даже не смутилась. Она быстро поправила одежду, встала и пошла в класс.

И тут Мишу понесло. Как только Лиза скрылась за дверью, он почувствовал волну ярости.

– Ну, всё, сука, ты попал! – Миша впервые за последние годы не сдержался и ударил человека. Кулак пришёлся Антону прямо в нос.

– Ты офигел? Ты чё творишь? – Антон согнулся и обеими руками зажал переносицу.

– Какого хрена ты её трогаешь?

Миша продолжил нападение, подключив ноги, которыми он старался угодить противнику в пах.

– Так ты меня из-за этой чувырлы? Она же на тебя как на макаку в зоопарке пялилась. Я ж за тебя. А ты! А ты что?

– Это не твоё дело! Мне не нужны защитники, я и сам могу за себя постоять. Или ты сомневаешься в моих способностях? Мало тебе?

– Отвали, придурок, – Антон слабо толкнул Мишу и убежал вниз по лестнице.

Прозвенел звонок, и ребята разошлись по кабинетам.

– Ты идёшь? – Спросил его кто-то из парней.

– Нет, я на воздух.

Миша всё равно не смог бы сосредоточиться на занятиях. У него в голове проносились сотни мыслей одновременно. Он даже ни разу до этого момента не говорил с Лизой, но всё равно что-то дёрнуло его заступиться. Наверное, со стороны это выглядело нелепо. Крутой парень дерётся из-за дурнушки, какой все её считают. Но сейчас Мишу меньше всего волновало общественное мнение. Хотя раньше он каждый свой шаг продумывал, прикидывая, что скажут другие. А Антона ему не было жалко. Тот давно нарывался. И правильно он, Миша, поколотил его. Этот придурок всё время руки распускает и задевает всех подряд без повода. Миша вот терроризирует только парней и то лишь таких же плохишей, как он сам, только помладше. Получается, что-то вроде Робин Гуда среди школьных бандитов.

– Спасибо, – у Миши от неожиданности ёкнуло сердце. Этот тихий голос он точно ни с кем не спутает.

Лиза стояла за его спиной. Он обернулся, и расстояние между их лицами оказалось неприлично маленьким.

– За что? – У Миши в голове роились сотни вопросов. Он не знал, как вести себя с девушкой. Вот что делать с тёлкой он представлял и не раз делал, а тут настоящая скромница, и, наверняка, девственница. Откуда эти мысли?

– Я, конечно, против насилия, но ты единственный, кто заступился за меня. Это очень странно, ведь ты же такой популярный и пользуешься уважением у всех. – Лиза говорила просто и спокойно. Она не пыталась его задеть, она не боялась выглядеть глупой, она была собой. И это именно то, за что её недолюбливали.

– Просто это моя вина. Я тебя задел локтем. Извини.

– Ничего, – она рассмеялась. – Это же случайность. Ты не специально. А вот Антон…

– Не думай о нём. Он своё получил.

– Он всё равно не отстанет от меня теперь. Я помню, как два года назад он издевался над девочкой из моего класса. Она, кстати, перевелась в другую школу из-за него.

– Серьёзно?

– Ага. А ещё Антон очень стыдится своего роста, вот и ненавидит всех девчонок, кто выше его, – она гордо подняла голову, пытаясь казаться выше, но всё рано до Миши ей было ещё расти и расти, но вот Антона она точно на голову обогнала.

Болтая о школе и Антоне (вот же «классную» тему выбрали), они ушли довольно далеко. Узкие дворики не отличались разнообразием, но это было даже к лучшему. Так они не отвлекали Мишу и Лизу от беседы.

– А почему ты с уроков ушла? – Спросил Миша.

Его спутница решила присесть на лавочку. – Иногда мне бывает морально тяжело находиться в классе. Надо мной и так все смеются, а когда ещё и повод есть, то даже учителя не помогут. Это нестрашно, ведь завтра всё забудется, будет новая жертва.

Миша о многом хотел спросить. Например, почему она всё время ходит одна, почему на ней такая старая одежда. Может, ей помощь нужна.

Лиза, наверное, заметила, как взгляд Миши блуждает от её кроссовок до кофты. Она улыбнулась.

– Да, фасончик устарел. Все думают, что у меня такой вкус, что мне нравится одеваться в старьё. Но на самом деле это не так. Эти вещи мамины. Она умерла. Давно уже, мне тогда пять лет было.

– Что с ней случилось? – Спросил Миша.

– Несчастный случай. Машина сбила. Это всё сучилось неожиданно. Я плохо помню, но бабушка говорила, что после этого папа долго не мог вернуться к нормальной жизни. Он начал пить, но так и не смог остановиться.

– Ты с бабушкой живёшь?

– Нет. Она тоже умерла через три года после мамы. Я живу с папой. Он хороший и желает мне добра, когда трезвый.

– А когда пьяный? – Уточнил Миша.

– Тогда лучше не попадаться ему на глаза.

– У вас проблемы с деньгами? Я могу помочь.

– У нас нет проблем. Нет денег – нет и проблем, – Лиза рассмеялась, а Миша с ужасом смотрел на неё. Как в такой ситуации можно сохранять оптимизм? – Мне не нужна помощь, но всё равно спасибо. На еду нам хватает, а шмотки – это ерунда. Это не главное в жизни.

– А что главное? – Миша подумал, что если бы у него не было дорогой и модной одежды, то его бы все считали чмошником.

– Люди. Человеческие отношения. Любовь.

В Лизе не было жеманности и кокетливости, которые были присущи всем знакомым ему девчонкам. Она рассуждала просто, а говорила искренне. Рядом с ней Миша чувствовал себя по-другому. Ярость угасала, а ещё он не ощущал себя изувеченным. Она смотрела на него как на обычного человека. Без страха и глупого любопытства. Но Мише почему-то самому захотелось рассказать ей про себя. Про свою жизнь и уродство.

– Тебе, наверное, интересно узнать, откуда у меня эти пятна. – Начал он. Лиза молчала. – Это с рождения. И они не только на лице, на самом деле у меня почти вся кожа бордовая. Сейчас.

Миша задрал рукав, демонстрируя красноту, которая поразила почти всю руку, не задев только пальцы.

– Можно? – Лиза осторожно провела кончиками пальцев по его руке. От локтя до запястья. – Они как будто немного отличаются от обычной кожи. Грубее и немного шершавые.

Миша вообще-то ненавидел любое упоминание о его изъяне, а тут он сидел и спокойно позволял себя трогать, но самое странное, что ему это нравилось. Её прикосновения.

– Смотри! Твои пятна. Опять…

Миша опустил взгляд и не поверил себе. Бордовый участок кожи стал бледно розовым.

– Ой, и на лице тоже. Сейчас, – она достала из своего рюкзака маленькое зеркальце в облупившейся оправе.

Миша не любил зеркала, но сейчас он жадно вглядывался в своё отражение. Его лицо было почти нормальным. Бледные пятна могли сойти за солнечный ожог. Если бы его кожа выглядела так всегда, он бы был самым счастливым человеком на свете.

– Подожди. Ты сказала, опять?

– Да. Сегодня в коридоре, когда ты задел меня, я заметила, что твои пятна побледнели, правда, на несколько секунд. Я хотела тебе сказать, но…

– Но этот козёл толкнул тебя.

– Да. Но это неважно. Я уже говорила, что справлюсь.

– Говорила. – Миша больше не слушал её. Он не мог оторвать взгляд от зеркала. Что это? Организм начал бороться с уродством? Или что-то другое на него так воздействует?

Пока он всматривался в отражение, какое-то движение мелькнуло в зеркале. Миша обернулся. Позади него метрах в десяти стояли двое. Они нагло рассматривали их с Лизой и даже не скрывали этого. Это была странная парочка – дедок в чёрной шляпе и узкоглазая женщина.

– Что случилось? – Забеспокоилась Лиза.

– Ты видишь этих двоих? – Он мотнул головой в сторону стоящих.

– Да. Они смотрят на нас.

– Вот именно. Это ненормально. Недавно я видел одного паренька, тот тоже пялился на меня.

– Это, наверное, из-за твоей кожи. Просто ты привлекаешь внимание, а у людей не хватает чувства такта, чтобы не выдавать своего любопытства.

– Нет, тут точно что-то другое. И тем более, сейчас мои пятна не такие явные.

– Ну, теперь они снова краснеют.

Миша посмотрел в зеркало. Следившие за ним не сдвинулись с места, а лицо действительно становилось прежним.

Миша не любил загадки. Он решил подойти к ним и выяснить, какого чёрта им нужно. Он сделал несколько шагов, а незнакомцы развернулись и начали удаляться. Нет, Миша этого так не оставит. Он их догонит. На этот раз точно. Эти двое ещё имели наглость не сбежать, а идти прогулочным шагом. Дед взял китаянку или кто она там, под руку. Вот же бесстрашные. Миша быстро догнал их. Он постучал деду по плечу. Парочка остановилась.

– Чё вам от меня надо? – Выпалил Миша. Дед и китаянка обернулись, и Миша отпрянул назад. У них были красные лица. Полностью. Как варёные раки.

– Аааа!

– Ты что? – Кто-то дотронулся до его плеча. Это была Лиза.

– Ты видела их? Видела их лица?

– Ну, да. Обычные.

– Обычные? Они же красные!!!

– Тебе показалось.

Между тем парочка уже свернула за угол дома.

– Нет, я тебе сейчас докажу. Побежали.

Миша припустился. Лиза не отставала, но как он не искал, не смог обнаружить их в потоке прогуливающихся людей.

– Успокойся. Ну же. Почему ты так нервничаешь из-за них? – Спросила Лиза, когда они возвращались к школе.

– Я не знаю. Но мне кажется, что это всё неспроста.

– Серьёзно? Тебе просто не хватает приключений, вот и мерещится всякое. – Лиза была весела, и Миша понял, что его отпускает. Рядом с ней он испытывал лёгкость и, кажется, чувствовал себя счастливым.

Вернувшись домой, Миша заперся в своей комнате. У него в голове творилось что-то невероятное. Ему нужно было обдумать всё, что произошло сегодня. Несколько раз ему на сотовый звонил Антон. Но Миша не взял трубку. Ему не хотелось сейчас идти на стрелку или снова кого-то запугивать. Да и с этим ублюдком дел иметь не стоило. Не сегодня.

В чём Миша был уверен, так это в том, что за ним следили. Причём дважды. И этого он просто так не оставит. Нужно быть хитрее. Он на эмоциях действует слишком открыто и не обдуманно. А ещё Мишу волновали пятни. Вернее их странное поведение. Впервые за много лет он стоял перед зеркалом и внимательно рассматривал своё лицо. Пятна были такие же яркие, как и всегда. Но ведь днём они бледнели. Он это видел, а если верить Лизе, то такое случилось два раза. Но почему? Какая связь?

Если только Лиза не врала ему про первый раз. Но вряд ли бы она с ним так поступила. Лиза. В обоих случаях рядом с ним оказывалась Лиза. До этого дня он с ней даже не разговаривал, а сегодня… Мысли завертелись в голове Миши. Он кое-что понял. И эта догадка повергла его в шок и радость одновременно.

Глава 4. Первая кровь

Лилит всегда ругали, если на её одежде были следы крови. После порки она должна была избавиться от красных пятен, но в то же время Лилит просто не могла каждый день стирать платье, ведь другого у неё не было, а от частой стирки ткань истончалась. Но сегодня она впервые испачкала торжественную сорочку. Такого раньше не случалось, и Лилит, боясь очередного наказания, решила быстренько застирать её. Сейчас она проскользнёт в ванную, и никто ничего не заметит.

Она ловко управилась со стиркой, поэтому настроение у неё было приподнятое. После завтрака, когда Лилит убирала кухню, голос мамы прозвучал непривычно взволнованно.

– Лилит, быстро спускайся вниз.

Какое-то неприятное предчувствие кольнуло в груди. Но это не было связанно с предстоящей ежедневной поркой.

Внизу была вся семья. Это очень странно, ведь тётя и папа обычно приходят позднее. Все четверо смотрели на Лилит с нескрываемым ужасом, а от папы так вообще исходила волна ненависти.

– Лилит, что это? – Мама держала в руке что-то белое. Простыню! Как же Лилит могла забыть про это. Наверняка капли крови просочились и на неё.

Но когда мама развернула белое полотно, Лилит поняла, что немного ошиблась. Там было огромное кровяное засохшее пятно.

– Что это такое? – Повторила мама.

– Я не знаю. Я проснулась, а моя сорочка была в крови, и, наверное, на простыню просочилась. Я всё выстираю, – спохватилась Лилит и протянула руки, но отец снял с крючка ремень и сильно ударил Лилит по кистям.

– Ты хотела это скрыть от нас? – Крикнул папа. – Раздевайся!

Лилит не смела пошевелиться.

– Живо! Снимай всё, – поторопила её мама.

А снимать особо было и нечего. Красное платье быстро оказалось на полу.

– Трусы! Снимай их! – Велела мама.

Подобное с Лилит происходило впервые. Зачем ей полностью раздеваться? Она это делала только когда принимала душ.

– Что ты встала как кулёма, сказано тебе, – это тётя подключилась. Она стала стягивать с Лилит трусы, и тут же Лилит ощутила, что по её ногам полилось что-то тёплое. Она подумала, что она описалась. Но жидкость была алой и густой.

– О, нет! – Папа схватился за голову и стал растирать лоб.

– Почему так рано? Мы ещё не готовы. – Начал дедушка, но мама его перебила.

– Ей уже шестнадцать лет. Природа берёт своё.

– Природа? – Усмехнулся папа.

– Мы сделали всё, чтобы отдалить этот момент. Но мы давали клятву, так что…

– Ну, уж нет! Я ещё не готов! Может, это ещё только начало, не в полную силу. Лилит, ложись на скамью.

Папа впервые так много и эмоционально говорил. А ещё он никогда раньше Лилит не лупил. Сейчас в нём было столько злости и ярости, что голое тело Лилит быстро покрылось красными полосами.

Даже мама и та пыталась успокоить отца.

–Ты же её убьёшь! Вон сколько крови!

– Ничего, ей на пользу.

– Успокойся! Отдай мне ремень. На ней же живого места нет.

Лилит слушала этот диалог и тихо радовалась, что сегодня дедушка не прочитал свою проповедь. Её тело горело, но эта боль как будто придавала ей сил. Она ощущала движение крови по венам, и как волоски на её коже колышутся от каждого нового удара.

Отец закончил, только когда у него не осталось сил. Он опустился на пол и заплакал. Лилит видела это, но мама быстро спровадила её в ванную, разрешила принять душ, и ещё дала марлевую подкладку, чтобы Лилит приложила её к паху.

Тело ныло, а особенно низ живота. Как будто к нему привязали тяжёлые мешки, и эти мешки тянули Лилит к земле. После душа стало немного легче. Когда Лилит завернула кран с водой, то она услышала, как папа с мамой ругаются в коридоре. Лилит приложила ухо к двери.

– …не обязан. Я думал, что у меня ещё есть хотя бы год. Это всё неожиданно, – возмущался папа, а мама ему спокойным голосом отвечала.

– У нас нет выбора. Ты же знаешь. Когда ты давал клятву, то понимал, что рано или поздно это произойдёт.

– Это слишком рано.

– Глупый. Зачем цепляться? Тут только мука. Там же он возблагодарит нас. Мы справились с заданием.

– Всё равно я не согласен. Вы как хотите, а я ухожу. Да. Я просто уйду, – обрадовано придумал папа.

– Ты ведь понимаешь, что или она, или он сам тебя найдёт. Хуже будет.

– Плевать.

– Ну, хорошо. Дело твоё. Только на сегодняшнем ритуале ты обязан быть.– Смирилась мама.

– Буду.

Через несколько секунд дверь в ванную открылась.

– Лилит. Ты закончила? – Спросила мама.

– Да, мама.

– Хорошо. Иди заниматься.

Остаток вечера у Лилит не выходил из головы странный разговор папы и мамы. Он хочет их бросить? Куда-то уйти? Но почему?

Это она, Лилит, виновата. Её кровь испугала отца. Обычно во всём, что случалось в доме, обвиняли Лилит. Если окно разобьётся, или молоко скиснет, или кто-то заболеет. Лилит не спорила, она верила старшим, потому что она не знала, что может быть по-другому. Вся её жизнь заключалась в этих четырёх стенах. Одна считала, что мир вокруг очень маленький. Что есть ещё несколько таких же домов, где живут такие же девочки. Она была уверенна, что Земля небольшая. Поэтому её удивило папино решение. Куда он пойдёт? В другую семью? Но ведь там, наверняка, не найдётся для него места. Ведь даже в их собственном доме было слишком тесно, чтобы поставить кровать для Лилит.

Перед ритуалом полагалось поужинать. Вся семья, как обычно собралась за столом. Лилит уселась на полу. Пахло чем-то очень приятным из небольшой кастрюльки, от которой мама не отходила весь вечер, постоянно что-то помешивая и добавляя.

Мама поставила кастрюлю на стол и разлила содержимое в четыре тарелки. От аромата у Лилит заурчал желудок. Она подставила свою миску.

– Перебьёшься сегодня. Нет для тебя еды, – огрызнулась мама.

Лилит отползла в угол и с завистью посмотрела на старших, которые уплетали ужин. Вскоре тётя сжалилась и бросила на пол полкуска хлеба.

Лилит махом его проглотила. Когда пришло время убирать со стола, Лилит надеялась втихаря облизать тарелки и, если повезёт, выскрести остатки из кастрюли. Но мама заметила эту несмелую попытку.

– Брысь! Пошла отсюда, – Мама больно ударила по лбу, и Лилит убежала с кухни в ванную.

Она часто там уединялась, потому что это было единственное место, где Лилит могла хотя бы на пять минут спрятаться ото всех. Иногда ей это было необходимо, потому что она чувствовала внутри себя что-то горячее и волнообразное, готовое вырваться наружу. В последнее время Лилит стала замечать, что её слабые пальцы всё чаше сжимаются в кулаки, особенно когда на неё кричат или бьют. Лилит иногда представляла в голове страшное. Как она истязает мать, как дедушка задыхается, держась за горло. Эти фантазии пугали Лилит, и она старалась не представлять себе такое. Но за мыслями очень сложно угнаться.

– Спускайся!

В подвале было тихо. Старшие сидели и в трансе покачивались. В этот раз всё было по-другому. Лилит слышала, как за стенкой кто-то скулит, скребётся. Она могла различить даже гул голосов, но её любопытство притупилось, потому что настало время молитв. Сегодня она с особенным желанием их произносила. Она ощущала сильную энергию внутри себя. Старшие же как-то вяло повторяли за ней. Но Лилит некогда было удивляться их странному поведению, потому что в этот раз она точно доберётся до конца. Лабиринт был почти пройден. Она чувствовала это. Её сознание летело с необычайной скоростью и вот, наконец, заветная дверь. Что за ней? Лилит медлила. Она знала, что после того, как она перешагнёт порог, её жизнь навсегда изменится.

На счёт три Лилит дёрнула ручку. Деревянная дверь скрипнула, и перед Лилит оказалось огромное зеркало во весь рост. Впервые он увидела себя. И хоть это и происходило не в реальности, Лилит была уверенна, что отражение не врёт. Эта стройная девушка с узкими плечами и длинной шей, с густыми кудряшками до пояса, с бледной кожей и медовыми глазами была она, Лилит.

Лилит проснулась от ноющей боли в животе. Опять кровь. На этот раз нужно выстирать и простыню. Лилит поднялась на ноги и с удивлением обнаружила старших. Они лежали на полу. Никогда раньше они не спали в подвале. Первая мысль была – незаметно проскочить в ванную, пока все спят. Но что-то насторожило Лилит. Позы, в которых они лежали, были странными. А лица слишком бледными. А у дедушки даже глаза были приоткрыты. Как можно спать с открытыми глазами? Лилит присела на корточки и дотронулась до мамы. Тело той было холодным. Даже ледяным. Лилит подошла к остальным, но никто не проснулся, даже не пошевелился. Они все будто застыли.

Они умерли? Почему-то это слово пришло ей в голову. Она читала про смерть и про то, что люди коченеют. Но Лилит не испытала страха. Скорее любопытство. Она раздвинула мамины веки, но глаз был мутным, безжизненным. Лилит поднялась наверх. Сначала она застирала испачканное бельё, потом пришла на кухню и села на пол. Ведь обычно в это время был завтрак. Через пару минут она поднялась с пола и подошла к холодильнику. Она оглянулась на подвальную дверь. Ей было запрещено открывать холодильник. Но сейчас она рискнула нарушить правила. Ведь если они умерли, значит, не отругают её.

Лилит достала кусок позеленевшего сыра и банку с молоком. Молоко прокисло. Это Лилит виновата. Но она всё равно опустошила банку. Что делать дальше, она не знала. Ей было запрещено без старших выходить из дома, но вдруг, теперь можно.

Она открыла входную дверь и обернулась. Из подвала никто не вышел. Лилит впервые оказалась на улице днём. Он яркого солнечного света глазам стало больно. Она нерешительно сделала два шага, а потом услышала, как к дому бежит собака. Лилит заскочила внутрь. Эту собаку они видела несколько раз из окна. Подождав немного, Лилит снова вышла из дома. Теперь она решилась пройти до узенькой тропинки. Вдалеке стояли небольшие дома, похожие на их. Где-то рядом прозвенело. Такой быстрый и звонкий звук.

– Эй, с дороги!

Лилит обернулась. На неё мчалось какое-то чудище. У него были колёса вместо ног.

– Ты кто? Заблудилась? – Дяденька подпрыгнул, и оказалось, что он такой же, как и Лилит. На двух ногах. А ехал он верхом на двухколёсной машине. Про машины Лилит знала. Тётя как-то показывала картинку.

– Я тут живу, – робко ответила Лилит, махнув рукой на дом.

– А, это в секте? Ты чего такая грязная? У тебя кровь на одежде. Где твои родители?

Дядя был как папа. С таким же низким голосом, только лицо его было чистое, без бороды.

– Они умерли.

– Умерли? А с кем ты живёшь? – Не унимался он.

– Со старшими.

– Сёстрами? Я слышал про ваш дом. Вроде бы вы Сатане поклоняетесь.

– Кому?

– Ну, не важно. Тебе нужно в больницу. Давай я отведу, тут недалеко.

– Мне домой надо. – Лилит испугалась, когда этот дядька взял её за руку.

– Ну, давай я с твоёй роднёй поговорю. Где они?

Незнакомец без приглашения вошёл в дом. Несколько раз он крикнул, но никто не ответил.

– Где все?

– В подвале.

Он смело спустился вниз. Лилит не последовала за ним. Она пошла в родительскую спальню и взяла книжку, которую не закончила читать.

Через малое время незнакомец прибежал к ней.

– Они это, мёртвые. Ё-моё, надо ментов звать, Гришку, и ещё скорую что ли. В общем, ты сиди здесь. Никуда не уходи. Я скоро.

А Лилит никуда и не собиралась уходить. Странный человек убежал, и даже дверь не закрыл. За это наказывают.

Лилит успела прочитать несколько страниц, и в доме снова появился незнакомец. Только теперь рядом с ним было ещё полно людей. Лилит даже не представляла, что столько людей живёт на Земле. Несколько человек в белом спустились в подвал. Другие осматривали дом, открывали шкафы, брали с полок вещи. Так нельзя делать.

– Тебя как зовут? – Обратился к ней человек в синей фуражке.

– Лилит.

– Сколько тебе лет? Ты здесь жила?

– Шестнадцать.

После её ответа он достал из кармана маленькую коробочку, приложил её к уху, а потом сам с собой заговорил.

– Алё. Привет. Да. У нас тут четыре трупа в доме сектантов. Похоже на массовое отравление. Ну, подробности после вскрытия, ты знаешь. Ага. Слушай, тут есть девочка. Нет, живая. Ей бы психолога. Всё-таки жить в таком доме… Ладненько.

Лилит поняла, что разговор с невидимым собеседником шёл про неё. Кто такой психолог и почему он ей, Лилит, нужен, она не знала. Но спорить со старшими было запрещено.

Когда Лилит посадили в машину и увезли, она не сопротивлялась. И в машине, между прочим, ей очень понравилось. Особенно было хорошо смотреть в окно. Оказывается, мир был больше, чем она его себе представляла. Маленькие деревянные дома встречались редко, только в самом начале пути, но чем дальше они ехали, тем выше становились здания. И машин на дороге было полно. И больших, и с рогами, и всевозможных цветов. А людей-то сколько. Ни в одной книжке, которые читала Лилит, не было сказано, что на свете столько людей.

– Приехали, давай руку, – сказал всё тот же человек с фуражкой. – Сейчас я тебя отведу в свой кабинет. – Он осмотрел Лилит с ног до головы, а потом добавил, – и покормлю. Как из Освенцима, честное слово.

В кабинете было интересно всё. Вертящийся стул, который Лилит понравился больше всего. А ещё гудящие квадратные машины на столах, и коробочки поменьше, которые беспрестанно трезвонили, как колокольчики.

Лилит вручили бумажный стаканчик с чем-то ароматным. Такого Лилит никогда не пробовала. Но вкус был приятный и сладкий.

– Это кофе со сливками, – объяснили ей.

А ещё ей дали длинную булку, кажется, «хот-дог». Было очень вкусно. Лилит никогда не ела эту, как её, сосиску. И вообще мясо ей не полагалось, только для старших. Перед тем, как начать есть, Лилит забралась под стол и прекрасно устроилась на полу.

– Совсем дикая, – произнёс кто-то.

– Ничего. Наш психолог сделает из неё человека.

Лилит удивило это. Если из неё сделают человека, то сейчас она кто?

Глава 5. Нападение

В Лизе всё дело. Когда она рядом, он, Миша, становится добрее. А когда она дотрагивается до него, то уродливые пятна светлеют. Полночи он размышлял над этим и решил провести эксперимент. Завтра же он попросит Лизу ещё раз дотронуться. Если это сработает… Он не знал, что дальше делать. Может, это судьба? Может, это знак свыше, что им нужно быть вместе?

На следующее утро Миша был в отличном настроении, что не скрылось от родителей.

– Ты чего такой довольный? – Спросил папа за завтраком.

– Просто так.

– А может, ты влюбился? – Догадалась мама.

Но Миша не ответил. Он торопился в школу, что совершенно не было на него похоже. Обычно его с утра не добудишься.

В школе же Миша ждал только одного – окончания занятий. Он знал, что у Лизы тоже пять уроков сегодня, а, значит, после школы они смогут прогуляться и проверить его теорию.

Лиза была в неизменном наряде. Миша подумал, что если она такая гордая, нужно просто подарить ей новую одежду на какой-нибудь праздник. Только какой? И не разбирался он в женском шмотье. Но после уроков кое-что произошло.

В раздевалке он заметил толпу ребят. Они гоготали, как ненормальные. А в центре этого скопления был, конечно же, Антон. Опять нашёл себе жертву. Стоп. А не Лиза ли это? Точно!

Миша толчками прорывался через людей к эпицентру событий. А в это время коротышка говорил.

– Ну, давай, красотка, не скромничай. Ты же знаешь, чего мы все ждём. Просто расстегни блузку, и тогда я его тебе верну.

Этот ублюдок держал в руке Лизин рюкзак.

– Отдай, Антон. У меня там ключи. Мне домой надо. Пожалуйста.

– Нет, детка. Устрой-ка нам небольшой стриптиз и тогда…

На последнем слове Антон прервался, потому что Миша толкнул его в спину.

– Слышь, отдал ей рюкзак.

– Ой, а вот и бой-френд пожаловал. Что, природа своё берёт? Убогий тянется к убогой? – Сказал и замер. Он ждал не столько реакции Миши, сколько поддержки толпы. А это стадо одобрительно улюлюкало. Мол, давай, Антоха, продолжай.

– Тебе же хуже будет. Ты меня знаешь. – Пригрозил Миша и почувствовал, как злость поднимается к горлу.

– Вот ты придурок. Всё представление нам испортил. Ладно. Держи.

С этими словами он одной рукой протянул Лизе рюкзак, а второй задрал ей юбку до пояса.

– Вау! Девочка – девственница в бабушкиных панталонах, – гад заржал.

Лиза схватила рюкзак, одёрнула юбку и, прорвавшись через толпу, выбежала из школы. Хищный смех не стихал, и Мише захотелось каждому присутствующему дать по морде. Но он ограничился только одной, коротышкиной харей.

– Давай! Бей! Бей! Бей его! – Скандировала ошалевшая от восторга публика. И стриптиз, и драка.

– Убью, сука! – Взревел Миша и, оседлав противника, молотил его голову как боксёрскую грушу.

Антон не молил о пощаде, лишь широко улыбался, демонстрируя кривые зубы, сквозь которые сочилась кровь. Миша остановился только когда кто-то из учителей дёрнул его за руку и оттащил от лежащего. Мишу как будто вырвали из оцепенения. Он начал осознавать, что натворил. Антон перевернулся на живот и откашлялся кровью. Мише стало противно от этого зрелища и стыдно за то, что он совершил такое. Миша выскочил из здания и побежал, сам не зная куда. Что с ним творится? Он раньше никогда не испытывал такой несдержанной ярости, он умел контролировать свои чувства. Но сейчас с его эмоциями происходит что-то пугающее. Это как качели – от взрыва ненависти до всепоглощающей любви. Ну, вот, опять. Миша ощутил, как комок нежности подкатывает к сердцу, и в этот момент к нему подошла Лиза.

– Зачем ты его избил?

– Так вышло. Он тебя унизил.

– Это не повод избивать человека до полусмерти, – строго произнесла Лиза, но Миша и сам это знал. Он присел на корточки и обхватил голову двумя руками.

– Что с тобой? Миш, ну, расскажи мне.

– Я и сам не знаю. За последние несколько дней вся моя жизнь перевернулась. И больше всего меня пугает то, что я делюсь этим с тобой, хоть мы едва знакомы.

– Ну, почему же, едва? Мы с первого класса видим друг друга каждый день. Я про тебя наслышана, но не уверенна, что то, что мне рассказывали, правда.

– А что ты знаешь обо мне? – Мише стало любопытно.

– Ты самый жестокий и беспощадный парень, который держит в страхе всю школу.

Мише стало смешно. Ведь это именно то, чего он и добивался, но Лиза произнесла это таким заговорщицким голосом, что не улыбнуться было невозможно.

– В общем-то, это правда. А что, по-твоему, я не такой?

– Когда дрался, был такой, но когда я общаюсь с тобой, то вижу в тебе много доброты и потерянности. Ты придумал себе образ и просто соответствуешь ему. Но ты давно перерос это позёрство.

– Наверное. Сейчас меня больше волнует моя реальная жизнь, чем то, как я выгляжу со стороны. Вот, кстати, ещё одна тема, на которую я хотел с тобой поговорить. Про пятна, – Миша замолчал и посмотрел на Лизу.

Её чёлка залезала в голубые глаза, в которых отражалось его встревоженное лицо.

– Я понял, что они бледнели, когда ты дотрагивалась до меня.

Лиза задумчиво смотрела на него. Она подняла правую руку и неуверенно поднесла к его лицу. Миша быстро схватил Лизину ладонь, она была прохладной, и прижал её к своей щеке. Всё, что он сейчас чувствовал, – это прилив нежности. Ему захотелось обнять Лизу, прижать к себе и не отпускать. Он, не отрываясь, смотрел ей в глаза, пытаясь прочитать в них её реакцию.

– Они…бледнеют, – наконец произнесла Лиза, – неужели, это правда?

Миша больше не мог терпеть. Он провёл рукой по Лизиному подбородку, а потом быстро прижал её к себе и поцеловал прямо в губы. Лиза не оттолкнула его. Она как натянутая струнка замерла, но через несколько секунд её мышцы обмякли, а руки обхватили Мишину шею.

Они не следили за временем, просто отдались чувствам. Миша никогда раньше не испытывал такого. Это была не просто страсть, ему хотелось слиться с ней воедино, проникнуть не только в её тело, но и в душу. Наверное, это и есть любовь.

Когда Лиза и Миша оторвались друг от друга, то Лиза в голос рассмеялась.

– Это невероятно! Они пропали! Совсем! – Она достала зеркальце и протянула Мише.

Он даже не смог ничего сказать. Он не верил. Может, это зеркало какое-то неправильное, или у них с Лизой зрение искажается.

– Пойдём со мной. Я должен показать это родителям.

Миша знал, что уж кто-кто, а они-то смогут это объяснить, ну, или хотя бы подтвердить, что ему не кажется. Они бежали, держась за руки, и когда добрались до квартиры, то застали дома только Мишину маму. Папа ещё не вернулся с работы.

– Мам, это я. Знакомься, Лиза. Мы учимся в одной школе, – выпалил Миша с порога.

Мама сдержала улыбку, рассматривая девушку сына. Вид у неё был победоносный, как будто она мысленно говорила «я, так и знала». А после Лизы мама взглянула на Мишу. И тут на её лице отразилась вся смесь эмоций от страха до радости.

– Миша! Что с твоим лицом?

– Не только лицом, но и всё остальное, – он задрал кофту. – Я сам не знаю точно, но они бледнеют. Мам, ты ведь тоже это видишь?

– Да, – неуверенно ответила она. Мама выглядела испуганной. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но передумала. – Хотите чаю? – Спросила она после долгой паузы.

– Нет, спасибо. Мне уже домой пора, – заявила Лиза, и Миша пошёл провождать её до дома.

Возле Мишиного дома их уже поджидали.

– Ну, чё, Мих, ты, я смотрю, променял друзей на эту шлюху, – Антон смачно сплюнул. Ну и рожа у него. Разукрашена как надо. Рядом с ним стояли трое ребят из Мишиной банды.

– Отвали, урод. Ещё хочешь получить? – Огрызнулся Миша, заслоняя собой Лизу.

– Нет, Миш, урод у нас тут ты…. – Антон удивлённо посмотрел на Мишу. – Кстати, куда это делось твоё убожество? Твоя шлюшка тональник тебе прикупила. Очень хороший результат. Ты теперь как голубок без косметички никуда?

Парни заржали, а Лиза схватила Мишу за руку и потащила в сторону. Но противники преградили им путь.

– Куда это вы собрались? Ты, чё, думал, что я это так оставлю? – Антон ткнул указательным пальцем в своё лицо. – Такое не прощается. Но, знаешь что? – Антон изобразил задумчивость. – Пусть она будет твоим наказанием.

Миша не успел ничего предпринять, как двое парней схватили его за руки, а третий повалил Лизу на землю. Антон неспешно подошёл к ней.

– Горячая штучка. Как она в постели? Надо бы проверить. – Он рванул блузку на Лизе. Пуговицы разлетелись.

Миша вырывался как одуревший. Резкие толчки руками едва ослабили хватку державших.

– Сань, Серый, вы чё? Он же вас использует. Забыли, как он унижал вас?

– Мих, ты сам виноват. Позарился на эту… Променял нас.

Антон уселся верхом на Лизу. Конечно, она брыкалась и пиналась, но что она могла сделать против двоих парней, один из которых держал её руки, а другой, распластавшись на её бёдрах, расстёгивал свою ширинку.

– Ну, красотка. По кругу пустим. Кто первый? – Спросил Антон у парней, и те масляно переглянулись. – Я начну. А этот пусть смотрит.

Антон задрал Лизину юбку, и в этот момент кто-то ударил его по голове. Парень, державший Лизу, испуганно отбежал в сторону. Мишины же надзиратели замешкались, но этого хватило, чтобы он одним рывком высвободился.

– Лиза, как ты? – Миша подбежал к ней и помог подняться.

– Пойдём отсюда. Я уже в полицию позвонил. – Это был Мишин папа. Никогда раньше Миша не думал, что отец способен вступить в схватку с отморозками. А бывшие Мишины друзья, хоть и отбежали в сторону, но окончательно ретироваться не спешили. Видимо, Антон не дал такой команды. Он раздумывал. Четверо безбашенных подростков против девчонки, хилого мужика и урода.

Их сомнения прервал гул сирен, который раздался неподалёку. Как по команде банда разбежалась.

– Вы в порядке? Все целы? – Спросил папа у Миши и Лизы.

– Да, пап. Норм. Я Лизу домой провожу.

– Нет уж. Хватит с вас приключений. Садись ко мне в машину, я довезу тебя, – папа обратился к Лизе, но Миша не собирался так просто отпускать девушку и заявил, что тоже хочет проехаться.

Чуть позже папа признался, что ментов вызвать не успел. И что им крупно повезло, когда в тот момент проезжала мимо машина скорой помощи. Антон, наверное, потом понял, что зря они испугались, но жертвы уже успели сесть в машину и уехать.

Они подъехали к девятиэтажной малосемейке. Это что-то вроде бывшего общежития, где на этаже шестнадцать квартир, большинство из которых однокомнатные, зато со всеми удобствами и даже небольшой лоджией. Вонючий подъезд охраняли бабки на лавочке. Они с раскрытыми ртами смотрели, как Лиза выходит из крутой машины, и как до двери её провожает парень. Миша затылком чувствовал, как эти бабки смотрят и обсуждают Лизу. А кто-то даже произнёс слово «проститутка».

– До завтра, – сказал Миша и поцеловал её.

Лиза кивнула и вбежала в черноту подъезда.

Когда Миша сел в машину, папа с испугом рассматривал сына.

– Где твои пятна?

Миша пожал плечами. – Они теперь пропадают. Иногда.

– Иногда? Странно. Может быть она умирает? Или уже умерла? Нет, это невозможно.

Папа разговаривал сам с собой и казалось, что он забыл про существование сына, который, между прочим, всё прекрасно слышал и просто сгорал от любопытства.

– Пап! Кто умирает? – Спросил Миша.

Папа даже не взглянул на него.

– Папа! – Миша потряс отца за плечо. – Кто умирает? Кто она?

Папа нерешительно посмотрел на Мишу. Он как будто просчитывал, что лучше ответить, а потом тихо произнёс.

– Лилит.

Глава 6. Новый мир

Лилит очень понравилось разговаривать с психологом. Это была толстая тётя с красными волосами. Она задавала очень много вопросов. Лилит с охотой на них отвечала, потому что никогда прежде старшие не разговаривали с ней ласково. А ещё эта тётя попросила Лилит порисовать.

– Ты можешь нарисовать всё, что захочется. Я не буду тебя смущать и выйду на полчасика, а ты тут располагайся. Вот карандаши и фломастеры. Бумага на столе. – Про карандаши Лилит знала. А ещё она дома рисовала красками. Но вот коротенькие цветастые палочки, которые без усилий давали яркие цвета, были для Лилит в новинку.

Когда психолог вышла, Лилит первым делом встала и подошла к большущему зеркалу во всю стену. Теперь, когда ей не запрещали рассматривать своё отражение, она любила подолгу любоваться собой. Лилит дотронулась пальцами до стекла. Её удивляло, как точно и быстро отражение повторяет за ней. Она быстро помахала руками, потом скорчила рожицу. Улыбнувшись себе напоследок, Лилит села за стол, взяла карандаши и бумагу, закрыла глаза и стала рисовать.

– Как дела, Лилит? – Психолог вернулась в тот момент, когда Лилит заканчивала работу. – Почему ты рисуешь с закрытыми глазами?

– Мама говорит, что так лучше чувствуется поток.

– Поток? Какой?

– Священный, – Лилит не нравилось, что её отвлекают от процесса. И вот, сделав последний штрих, она открыла глаза.

– Можно взглянуть? – Психолог встала рядом с Лилит и взяла в руки лист. – Ты молодец! Это…это очень интересно. А кого ты нарисовала?

Лилит пожала плечами. Она и сама не знала, кто этот парень с красными пятнами на лице и чёрными глазами. Он был очень красивым. Лилит нравился его уверенный взгляд, его хитрая ухмылка.

– Я просто рисую и не задумываюсь.

– Хорошо. Я сейчас вернусь.

Психолог забрала рисунок и вышла из комнаты. Она неплотно прикрыла дверь, поэтому Лилит слышала, как психолог с кем-то разговаривала.

– И о чём это говорит? – Спросил неизвестный голос.

– О том, что подсознание девочки глубоко ранено. Её родители много лет издевались над ней, унижали, заставляли делать жуткие вещи.

– И как это всё на ней отразилось? Она не сможет социализироваться?

– Детский мозг быстро адаптируется. Она сильная девочка. Но сейчас её необходимо окружить любовью. И нужно немалое терпение, чтобы обучить её.

– Она не ходила в школу, так? Она умеет читать и писать?

– С ней занимались родители, но их представление об учёбе было несколько иным, чем у нас. Она совершенно не знакома со школьной программой, но читать и писать умеет.

– Хорошо. Мы определим её в школу – интернат. Конечно, в её возрасте об удочерении думать не стоит, два года до совершеннолетия.

– Постарайтесь объяснить учителям и ребятам, что ей нужно внимание и забота. Дети сейчас очень жестокие. Особенно к тем, кто отличается от них.

Лилит несколько дней провела в больничной палате. Её одиночество скрашивал врач, который осматривал её несколько раз в день, и медсестра. Ночью же Лилит оставалась одна. Ей очень не хватало священного ложа, но она придумала, как всё устроить. В палате она сооружала себе возвышение из одеял и подушек, садилась на него и читала молитвы. Их звучание придавало ей сил, только не хватало старших. Ей было непривычно проводить ритуал в одиночестве, но всё же теперь, когда она прошла лабиринт, ей нужно решить следующую загадку. Как пройти сквозь зеркало.

Медсёстры, находившие Лилит по утрам на полу, жалобно смотрели на неё и заставляли спать на кровати. А Лилит не понимала, почему правила резко изменились. Ведь ей нельзя спать на кровати. Она даже попробовала прилечь. Было неудобно и слишком мягко.

– Собирайся, Лилит. За тобой приехали, – сообщила медсестра.

У Лилит не было вещей. Её старое платье выкинули, а взамен выдали новые вещи. От них ничем не пахло. И сами они были странные. Синие узкие штаны. Лилит не видела, чтобы мама или тётя носили штаны. Это полагалось только папе и дедушке. Женщинам же нужно ходить в платье. А ещё Лилит дали, кажется, кроссовки. Вот уж мудрёная обувь с длиннющими верёвочками. И зачем они нужны, когда есть просто галоши. Верёвочки назывались шнурками. Её научили завязывать их в бантик. Но Лилит не понимала, кому нужен этот бантик на ноге. Для красоты, что ли? Так вниз никто не смотрит. А бантик скрылся под штанами.

Ещё раз проехаться в машине было интересно. Теперь она больше знала о мире. Психолог объяснила ей многие вещи. Например, что на свете семь миллиардов людей, это очень, очень много. Что есть разные страны, языки, национальности. Что Земля круглая, а вселенная безгранична. Информации было много, но Лилит всё-всё запоминала.

Машина остановилась возле широкого трёхэтажного здания. Возле него гуляли дети. Они скучковались и с любопытством смотрели на Лилит, выходящую из машины. Дяденька, который вёз её, вручил Лилит большую сумку.

– Держи. Это твои вещи. Всё необходимое тебе купили. Кое-что из одежды и так, по мелочи.

Лилит заметила, как что-то большое и тёмное несётся на неё. Лилит присела на корточки и протянула руки навстречу огромной чёрной собаке с оттопыренными вверх ушами-бабочками. Собака резко затормозила возле Лилит, и, не отводя от неё взгляд, как по команде села на землю.

Девушка в строгом костюме подошла к машине.

– Привет. Ты, наверное, Лилит. Я провожу тебя к нашему директору. Эй, Босс, иди отсюда. Не приставай. – Это было адресовано собаке. – Да ты не бойся. Наш немецкий дог мирный. Какая же ты худенькая. Пойдём!

Машина уехала, а Лилит вошла в огромное здание.

– На первом этаже у нас учебная часть. Тут ты будешь ходить на уроки вместе со своим классом. На втором этаже актовый зал, учительская, кабинет директора и комнаты для воспитателей.

Они остановились возле двери с надписью «директор». Три коротких стука, и разрешительное «войдите», прозвучало в ответ.

Оказавшись в огромном кабинете, Лилит почувствовала себя потерянной. Особенно когда сопровождающая её девушка вышла в коридор, сказав, что подождёт снаружи. За огромным столом сидел дяденька. Вернее, надо говорить мужчина. Это психолог объяснила, что в её возрасте неприлично называть людей тётями и дядями. У сидевшего была чёрная борода, как у папы. А ещё усы. Тёмная растительность на лице прореживалась белыми прядями. А на голове волос было ещё меньше. Круглая плешь сливалась с высоким лбом.

– Так-так. Присаживайся, Лилит.

Она уселась на свободный стул возле стола.

– Я вижу, что ты растеряна. Конечно, такое горе пережить не каждый сможет. Но, мне говорили, что ты сильная и быстро учишься. Конечно, тебе будет нелегко. Придётся догонять ребят по учёбе. Ну, это ничего. Учебный год только начался. Тебе потребуются дополнительные занятия, но мы не можем определить тебя в младший класс, потому что через два года ты будешь совершеннолетняя, так что ты пойдёшь в десятый. Наше учебное заведение берёт над тобой опеку, и я, как представитель школы – интерната, готов всегда прийти на помощь. Кстати, я не представился. Меня зовут Владимир Николаевич Суходоев.

Он протянул руку и улыбнулся. Лилит не понимала, чего он от неё хочет. Она уставилась на его плотно сжатые пальцы, которые нетерпеливо потрясывались в воздухе.

– Мне говорили, что ты плохо социализирована. – Он убрал руку. – Этим займётся воспитатель. А наши девочки тебе помогут обустроиться в комнате и всё покажут. Ну, ступай.

– До свидания. – Лилит вышла из кабинета.

– Всё обсудили? Значит так, на третьем этаже у нас спальные комнаты. Ты будешь жить в девятой.

Пока они поднимались по лестнице, Лилит раздумывала о своей дальнейшей судьбе. Она здесь ненадолго. Через два года она останется одна и никто о ней не позаботиться. Думать о таком было страшно.

– Заходи. Девочки, знакомьтесь. Это Лилит. – Сопровождающая громко сделала это объявление и ушла.

В комнате было шесть кроватей и пять девочек. Все они дружно повернули головы и, замерев, смотрели на Лилит. Она же стояла на пороге, не зная, что ей дальше делать. Наконец, одна из девочек подошла к Лилит.

– Привет. Вон свободное место, – она махнула рукой в угол, где у стены стояла железная пружинная кровать, на которой кульком лежали свернутый матрас и подушка. – Меня зовут Юля.

Юля была выше, чем Лилит и толще раза в два. Она носила прямоугольные очки, а волосы были ярко розового цвета. Лилит не знала, что такой цвет волос бывает. Ещё у Юли была воспалённая кожа на лице. Щёки и лоб были усыпаны красными бугорками.

– А это Вика, Маша, Ира и Оля. – Перечислила Юля, указывая рукой на присутствующих.

Остальные девочки не были так дружелюбны. На вид они были ровесницы Лилит. Или даже старше. Трое из них с опаской поглядывали на Вику. Вика на самом деле выделялась. Среди остальных невзрачных девочек, она выглядела настоящей королевой. На ней почти не было одежды. Только короткая синяя юбка и узкая полоска красной ткани, едва прикрывающая большую грудь. А в пупке блестела какая-то брошка. И как только держится, не падает? А ещё у Вики были красивые чёрные волосы, кончики которых завивались возле обнажённых плеч. Длинная шея была опоясана чёрной кружевной лентой, а черты лица выделялись необычной яркостью. Губы алые, как кровь на простыне, глаза огромные. Над ресницами проведена чёрная полоса.

– Чего уставилась? – Сказала Вика, и Лилит опустила глаза в пол. – Мы вообще-то не любим новеньких, тем более таких.

– Каких? – Тихо спросила Лилит, кладя сумку с вещами на кровать.

– Таких странных. Я слышала про тебя. – Вика подошла к Лилит и, опёршись рукой о стену, преградила путь. – У неё все родственники умерли в один день. Самоубийство. Массовое. Или, может, она их траванула. Сама-то живая осталась. Хотя, это ненадолго. Её же в секте воспитывали. Учили поклоняться дьяволу, так что скоро он приберёт её грешную душу себе, – Вика громко рассмеялась, а остальные девочки со смесью страха и любопытства уставились на Лилит.

– Это правда? – Спросила Юля, когда Вика вышла из комнаты.

Лилит не ответила. Психолог сказала, что если ей, Лилит, не захочется отвечать на какие-то вопросы или разговаривать, то она не обязана это делать. Она начала разбирать свою сумку.

Юлина кровать соседствовала с койкой Лилит, поэтому все действия происходили под неустанным взглядом девочки.

– Сколько тебе лет? – Юля сменила тактику.

– Шестнадцать. А тебе?

– Пятнадцать. В нашей комнате всем по пятнадцать лет, кроме Оли. Ей только через два месяца исполнится. Значит, ты самая старшая из нас. Странно, что тебя в десятый класс определили. Ты должна в одиннадцатом учиться. По возрасту.

– Мне сказали, что я многое не знаю из школьной программы.

– Ты отсталая что ли? Да, ты не обижайся. Просто здесь всяких полно. В основном тут сироты или те, от кого отказались родители. Типа трудные подростки. У меня вот отец бухает, а мать умерла. Его лишили родительских прав. Но здесь даже лучше, чем дома. Кормят нормально и свобода есть. А учиться в интернате легко. Халява.

Юля говорила много. От её бесконечной болтовни Лилит уже не знала куда деваться. Но спасение пришло внезапно.

– Девки, ужин, – прокричала чья-то голова, заглянувшая в комнату.

– Пойдём, я покажу тебе, где столовая. – Пообещала Юля.

Столовая находилась на первом этаже. Это был огромный зал, где тремя шеренгами стояли длинные столы. Пахло очень вкусно. Внутри было полно детей, которые смеялись, громко разговаривали. Лилит даже не подозревала, что в интернате столько людей.

– Сядешь со мной, – сказала Юля и потащила Лилит вперёд. Они дошли до конца зала, где было несколько свободных мест. Юля уселась на табуретку и многозначительно посмотрела на Лилит. Но Лилит не понимала, зачем её приглашают за стол. Это не разрешено.

– Садись. Вот твой ужин, – Юля указала на тарелку, где лежала какая-то белая рассыпчатая крупа и коричневый овал.

Лилит подошла к столу, взяла тарелку. От запаха у неё заурчал желудок. Она осмотрелась и приметила подходящее место. В углу, возле стены.

Лилит встала на четвереньки. Привычным движением она скрутила волосы и убрала их под кофту. На вкус еда казалась необычной. Что-то похожее она ела в больнице. Это было мясо. Лилит узнала его вкус. С ужином она управилась быстро, за пару минут. А когда она подняла голову, то увидела, как сотни глаз ошарашено смотрели на неё.

– Что она делает?

– Совсем чокнутая!

– Вот, дура. Ещё и в моём классе учиться будет.

– Бомжиха! Жрёт с пола как шавка.

Кто-то бросил на пол кусок хлеба. Лилит хотела подобрать, но потом полетели ещё куски.

Чья-то рука схватила Лилит и потащила к выходу.

– Почему ты не села за стол? – Спросила Юля, когда они выбежали из столовой.

– За столом могут сидеть только старшие. Мне нельзя.

– Что за бред?! Это правда? Про секту? Ты жила с сектантами?

– Нет. С мамой, папой, тётей и дедушкой.

– Понятно, – Юля закатила глаза. – После сегодняшнего ужина тебя будут травить. Ладно, прорвёмся. Меня ведь тоже здесь травили, но, рано или поздно им надоест. Ты только поменьше странностей делай.

– Странностей? Каких?

– Ну, любых. Веди себя нормально. Как все. Смотри, что все делают и повторяй.

– Хорошо.

Когда в комнату вернулись остальные девочки, все разговоры велись про Лилит. Какая она дура и что позорит всю комнату. Лилит старалась не слушать. Она ждала ночи. Ведь это было её любимое время, когда начинался ритуал.

Когда воспитательница прошла по комнатам и погасила свет, Лилит поняла, что время пришло. Девочки продолжали разговаривать, а она зашла в туалет, чтобы переодеться в сорочку, в комнате сложила одеяло и подушку на пол, сверху села сама, лицом к стене, закрыла глаза и начала читать молитвы. Она погружалась в таинственный лабиринт, но вдруг что-то резко выдернуло её в реальность. Лилит почувствовала, как что-то мягкое и большое ударило её по затылку.

Глава 7. Визит

– Кто это? Кто такая Лилит? – Спрашивал Миша всю дорогу до дома. Папа молчал. Видимо он жалел о том, что вообще произнёс это имя. И что это вообще за имя такое странное?

Дома же Миша не отставал с расспросами.

– Никто! Никто. Тебя это не касается, – ответил папа, когда они разувались в прихожей.

– Что тут у вас? Где вы оба так долго были? – Мама вышла из кухни, держа в руке стакан с водой.

– Всё в порядке. Девочку, Лизу, до дома довозили, – отозвался папа.

– Точно? Что-то вы странные оба.

– Мам, кто такая Лилит? – Прямо спросил Миша, и тут же раздался звон разбитого стекла. Стакан с водой разлетелся на мелкие осколки.

– Иди к себе! – Строго сказал папа. Казалось, что после вечерних событий папино лицо постарело. Миша ведь был поздним ребёнком, но родителей своих он не стеснялся. Они старались следить за собой. Быть в курсе молодёжных веяний.

Миша хотел поспорить, но решил, что лучше он поступит хитрее. Ему нужно просто подслушать, о чём будут говорить родители.

Дверь в свою комнату он оставил приоткрытой. Родители остались на кухне и что-то тихо обсуждали. Миша расслышал лишь несколько фраз: «она опасна», «мы выполнили обещание», «между ними нет связи», «ему нельзя говорить».

Происходило что-то странное. Миша не любил тайн, ему хотелось ворваться и просто всё узнать, но в этот момент его сотовый телефон зазвонил. Это была Лиза. В машине они успели обменяться номерами.

– Алё. Лиза? Алё! – У Миши возникло нехорошее предчувствие. Телефон тихо всхлипывал.

– Миш, можно я у тебя переночую? Мне больше не к кому идти.

– Что? Да, конечно! Что случилось? – Миша вскочил с кровати и заметался по комнате.

– Я потом расскажу. – Лизин голос зазвучал прерывисто, будто она бежала. – Я уже подхожу к твоему дому.

Она отключились, а через минуту зазвонил домофон. Миша первый подбежал и нажал на кнопку.

– Кто там? – Спросила с кухни мама, но Миша не ответил. В тот момент, когда родители вышли с кухни, на пороге появилась Лиза. Её лицо было в крови, на шее красные полосы, будто её душили. Одежда вся рваная, грязная и заляпанная красными пятнами.

– О, Боже! – Мама прикрыла рот рукой и подбежала к Лизе. – Бедная девочка. Кто это сделал?

– Этот гад? Антон со своей шайкой? – Миша был уверен, что отморозки сделали то, что хотели. У него в голове стучала только одна мысль – убить всех, кто принимал в этом участие. Просто взять нож и…

– Нет, Миш. Это не они. Я в норме, только синяки и губа разбита. – Лиза не врала. Она просто не умела. – Мне нужно одну ночь где-то переждать, пока всё успокоится.

– Дорогая, нужно обратиться в полицию. Тот, кто это сделал должен быть наказан, – заявила мама.

– Не нужно. Он не хотел. Можно мне умыться? – Пока Лиза была в ванной, родители обсуждали, как лучше поступить.

– Нужно снять побои и показать её врачу. Нельзя это так оставлять, – говорила мама.

– Лизе сейчас надо отдохнуть. Оставь её в покое, хотя бы до утра, – папа выглядел уставшим. Было видно, что он не хочет никаких разбирательств, лишь бы добраться до кровати и уснуть.

Миша был с папой согласен. Пусть Лиза отдыхает, а Миша выяснит у неё, что произошло и сам разберётся с обидчиком. Зачем привлекать ментов?

Мама сказала, что уложит Лизу на диване в гостиной. Миша приготовил для девушки свою чистую футболку, полотенце и тапочки.

– Одни косточки, смотреть больно, – схватившись за сердце сказала мама, когда Лиза вышла из ванной. – Пойдём на кухню. Я покормлю тебя.

Лиза не стала отказываться от плотного ужина. Ела она с аппетитом. По маминому лицу было видно, что она жалела Лизу, и наверняка, думала, что Лизу не кормят. А, может, это было правдой.

Папа давно ушёл в спальню, мама осталась на кухне, а Миша сидел в гостиной с Лизой до тех пор, пока она не заснула, что произошло через пять минут после того, как Лизина голова коснулась подушки.

Миша так и не смог добиться от Лизы вразумительного ответа. Она явно покрывала кого-то близкого. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что это её отец. Лиза же сама говорила, что тот выпивает. Он единственный родственник, который у неё остался, иначе бы зачем она искала ночлег. Миша решил, что завтра же он пойдёт и набьёт морду пьяному ублюдку. А Лизу нужно спасать. Пусть живёт у него, лишь бы родители не были против.

Миша почти уснул, как дверь в его комнату открылась. Он сел в кровати.

– Прости, не хотела тебя будить, но я не могу уснуть. Сердце колотится и всё время какие-то шорохи слышатся. – Лиза подошла к его кровати. – Может у вас есть снотворное или успокоительное?

– Ты же спала, когда я уходил, – удивился Миша.

– Да, вырубило минут на двадцать. А дальше никак.

– Ты садись, я сейчас за аптечкой сбегаю. – Миша вернулся в комнату, держа в руке коробочку с таблетками. Аптечка хранилась в ванной, но Миша плохо разбирался, какие таблетки от чего.

– Ты найдёшь сама? – Миша вывалил содержимое на кровать.

– Да, спасибо.

Лиза довольно долго швырялась в лекарствах, но всё же ей удалось найти какое-то успокоительное.

– Если тебе страшно, ты можешь спать у меня, – сказал Миша.

Лиза была невероятно нежной. Её кожа пахла чем-то цветочным, а тонкие запястья выглядели крайне беззащитными. Мише захотелось взять её руку. Ощутить, что она настоящая, живая, не кукольная. Лизины пальцы завораживали. Он мог перебирать их вечно.

Лиза откликнулась. Видно, что ей и самой хотелось трогать Мишу. Накаченные мышцы и колючие волосы были полной противоположностью её телу. Всё случилось само собой. Они просто лежали, гладили друг друга, но страсть оказалась настолько сильной, что они не смогли сдержаться. Миша был аккуратен. Его опыт помогал Мише действовать уверенно, но в то же время нежно, ведь для Лизы всё происходило впервые.

Во время близости Миша физически чувствовал, что он перерождается в другого человека. Его прошлая гнилая сущность растворялась, а на её месте росло нечто сильное, светлое и совершенно незнакомое.

Утром Миша слышал, как дверь в его комнату тихо приоткрылась. Он так и не понял, кто из родителей заходил, но за завтраком они ничего не сказали и не спросили по поводу их с Лизой совместной ночевки.

Утром Миша был уже другого мнения о Лизином отце. Сейчас ему казалось, что нужно с несчастным поговорить, нужно спасать его из запоя, класть в больницу, если понадобится. Материально родители Миши помогли бы, он в этом не сомневался.

В тот день был выходной, но Миша не остался дома.

– Ты куда? – Спросила мама.

– Не волнуйся. Я скоро вернусь, мне нужно Лизе помочь, – Лиза же согласно закивала, а мама ошарашенно уставилась на Мишу.

Ну, конечно, он никогда так вежливо не разговаривал с родителями. Ему теперь многое предстоит переосмыслить. Например, как дальше выстраивать общение со своими врагами. Он же не может только кулаками объясняться, но слова до них не доходят.

– Всё. Пришли. – Лиза оторвала его от размышлений.

Знакомая девятиэтажка совсем не изменилась со вчерашнего дня. Ночью Лиза рассказала, что отец избил её, потому что думал, что Лиза стала проституткой. Её вчерашний непотребный вид с порванной одеждой без пуговиц слишком впечатлил отца, и ещё соседка наплела, что на дорогих иномарках только шлюх подвозят, вот папа и разозлился. Он ведь хотел уберечь дочь, но понимал, что бессилен, особенно в пьяном виде. Миша не знал, как разговаривать с человек, много старше его самого, который нуждается в помощи, и в то же время опасен для окружающих.

Лиза жила на четвёртом этаже. Они поднялись пешком, вошли в длинный коридор, где располагалось восемь дверей, одна из которых была приоткрыта. У алкашей принято не запирать двери?

– Пап? – Лиза была встревожена. Она влетела в квартиру, и Миша последовал за ней. – Вы кто?

Из комнаты показалась женщина явно не славянской наружности. Она была похожа на ту, что Миша видел недавно в паре со старикашкой. Но вот та же самая это дама или другая, Миша сказать не мог. Уж очень они между собой похожи, эти азиаты.

Женщина направилась к выходу. Она не произнесла ни слова, но чувствовала себя очень уверенно. Она посмотрела на Мишу, уделив должное внимание его лицу. Что она там столько времени высматривала, если его уродство пропало? Обычно так на него пялились, когда бордовые пятна были на месте.

Лизу же она удостоила быстрым взглядом, задержав его лишь на Лизиной юбке. А чего она так вылупилась? Лиза ещё вечером юбку застирала и подшила порванное, так что сейчас ничего не было видно.

Узкоглазая женщина вышла из квартиры. Миша так растерялся, что просто стоял и смотрел, а Лиза бросилась в комнату.

– Пап! Что с тобой?

На полу лежал мужчина. На нём были только вытянутые трусы и шнурочек с крестиком на шее.

– Он живой? Миш! Надо вызывать скорую, – в голосе Лизы чувствовалась паника, но, тем не менее, она смогла взять себя в руки и мыслить рационально. – Я слышу, как он дышит. Это хорошо. И тело тёплое, а руки так вообще горячие.

– Может, он просто напился и отрубился? – Предположил Миша.

– Возможно, но что это была за тётка?

– Посмотри, ничего не пропало?

– У нас нечего красть. Денег и ценностей нет.

– Может антиквариат, какой?

– Ты что? У нас почти вся мебель самодельная. Папа сколотил. Надо было её задержать, но я как-то не сообразила. Ладно, ты позвонил в скорую?

Врачи приехали нескоро. Они вообще на такие вызовы, где пострадавший человек, возможно, находится в алкогольном опьянении, приезжать не торопятся. Лизиного папу всё-таки забрали в больницу. По всем признакам, у него было отравление, но от чего конкретно, было неясно.

Лиза осталась в квартире, а Миша вернулся домой. Его приход никто не заметил, потому что родители слишком увлечённо разговаривали в спальне. Миша сел на банкетку в прихожей и просто слушал всё, что долетало до него.

– Ты всё это время следила за её судьбой? И даже мне не сказала!

– Мне это не приносило удовольствия, просто я хотела убедиться, что она под контролем, и что наш сын в безопасности.

– Да, брось! Лилит всего лишь ребёнок, она бы не смогла…

– Просто ты привязался к ней за те три месяца. Жаль, что ты так и не принял всерьёз всё, что я тебе сказала.

– Я верю, верю тебе, но, ты преувеличиваешь. Она не может сделать что-то…

– О, дорогой мой, ты ошибаешься. Её воспитывала секта, а эти люди добиваются своего, надеюсь, ты помнишь. Так что Юко не было смысла мне врать. Это отродье дьявола, которое они создали.

– Вообще-то, Лилит – в первую очередь человек, и её родила ты.

Миша медленно поднял голову. Родила? У него что, есть сестра? Миша подошёл к родительской спальне и открыл дверь.

Глава 8. Чокнутая

– Заткнись, дура! – Голос был Викин. Лилит медленно обернулась, подняла врезавшуюся в неё подушку и отложила её в сторону.

Юля лежала на своей кровати и активно шевелила губами. Видимо, она пыталась что-то сказать, но так, чтобы Вика не услышала.

– Чего вылупилась? Долго нам слушать твои бредни?

Вика села на своей кровати, скрестив ноги под собой так, что щиколотки лежали под коленками. Викина промежность оказалась прикрыта лишь тонкой полоской прозрачной ткани и притягивала взгляд.

Вика проследила за взглядом Лилит и встала с кровати. – Так, ты у нас девочек любишь? Хочешь сделать мне приятное? – Вика подошла к Лилит, которая сидела на полу. Голова Лилит была на уровне Викиного лобка.

– Оставь её в покое. Не видишь, что у неё психологическая травма, – вступилась Юля, но Вику эта фраза рассмешила.

– Да мне насрать. Я не мамочка, чтобы жалеть всех обделённых.

Лилит поднялась на ноги. Её не волновало то, о чём девочки разговаривают. Сейчас ей нужно было найти место, где она смогла бы провести свой ритуал.

– Куда попёрлась?

– Эй, отдай мою подушку, – одна из девочек подбежала к Лилит и вырвала у неё вторую подушку. Ту, которую кто-то бросил в Лилит.

Лилит вышла в коридор, волоча по полу свою подушку и одеяло. Она плохо ориентировалась в здании, но довольно быстро нашла пустое помещение. Там было темно и пыльно. Почти всё место занимали вёдра и щётки, но Лилит приспособилась. Она плотно закрыла дверь и, наконец-то, погрузилась в долгожданный мир.

– Эй, ты что тут делаешь? Эй! – Кто-то потряс Лилит за плечо. Она открыла глаза. – Всё бельё измарала. Вылезай отсюда, слышишь?

Лилит встала и вышла из своего убежища. В коридоре никого не было. Она заглянула в комнату номер девять. Все девочки спали. В окно пробивались солнечные лучи. Лилит никогда раньше не видела рассвет. Она прошла через всю комнату и открыла балконную дверь. На улице пахло свежестью. Она простояла там около часа, любуясь первыми прохожими и проезжавшими автомобилями.

Перед завтраком Юля отвела Лилит в сторону и сказала. – Сядешь за стол и будешь есть как все. Поняла? Иначе тебя совсем заклюют.

– Но это ведь…

– Забудь про всё, что тебе говорили дома. Твои родители были ненормальные. Мир устроен не так, как тебе говорили, и ты должна подстраиваться под него, иначе не выживешь.

Лилит и сама уже поняла, что все вокруг не такие, как она. Сложно было поверить в то, что мамины слова – неправда. Нет, такого не может быть, ведь ночью Лилит погружается в транс и это придаёт ей сил. А уж в её предназначении, о котором твердила мать, она, Лилит, точно не усомнится. И почему её просто не оставят в покое. Зачем ей жить как все?

С этими мыслями Лилит доедала свой завтрак. Юля всё-таки заставила её есть за столом, но остальные ребята всё равно бросали в неё еду. Лилит подобрала все брошенные кусочки и сложила их в карман.

– Она точно больная, – сказал кто-то, а Юля вздохнула и закатила глаза.

После завтрака начинались уроки. Лилит выдали учебники и тетради, которые она сложила в большую спортивную сумку и пошла с ней класс.

Первым уроком была математика. Лилит впервые слышала это слово.

– Минутка тишины. У нас в классе новенькая? – Учительница сверлила взглядом Лилит, которая села вместе Юлей за третью парту среднего ряда. – Представься.

– Меня зовут Лилит, – ответила она.

– Встань с места, когда с тобой учитель разговаривает, – пожилая женщина с огромным рыжим пучком на голове недовольно нахмурилась, сдвинув свои очки на кончик носа.

Лилит поднялась. Весь класс уставился на неё, а учительница продолжила.

– Так вот, Лилит. Мне сказали, что ты занималась эээм, по другой программе. Я хочу проверить твои знания. Держи, – она подошла к парте Лилит, – ответь на вопросы и задания в этом тесте. Как раз одного урока тебе хватит.

Лилит села на место и посмотрела на тест. Она видела знакомые буквы и цифры, но вместе они складывались в какие-то мудрёные формулы. Лилит была в растерянности, потому что она не знала, что ей делать с тестом.

– Выбери один из вариантов на каждый вопрос, – шепнула ей Юля.

– Я не знаю, что выбирать.

Юля посмотрела на учительницу, которая писала что-то на доске, и не отводя взгляда от пожилой женщины, Юля сказала. – Пододвинь тест ко мне поближе. Я посмотрю.

Лилит так и сделала. Юля опустила взгляд и стала беззвучно шевелить губами. Её зрачки метались по листку, а розовые пряди волос легли на парту, потому что Юля опускала голову всё ниже.

– Суворова! А ну-ка пересядь. Давай, давай. Это на один урок. Я понимаю, что ты хочешь помочь новенькой, но мне нужны честные результаты.

Юля виновато посмотрела на Лилит и, взяв свои вещи, пересела на единственную свободную последнюю парту. Теперь Лилит осталась наедине с непонятным тестом. Юля успела отметить кружочками несколько вопросов, и Лилит решила последовать её примеру. Она наугад обводила варианты ответов, что заняло всего пять минут.

– Уже закончила? – Удивилась учительница, когда Лилит встала и отдала ей тест.

– Да.

– Хорошо. Садись на место, я чуть позже проверю. А пока новая тема…

Лилит не слушала. Вернее, она пыталась, но как ни старалась, не могла уловить смысл фраз. Пока все что-то записывали в тетради, Лилит решила порисовать. Она понимала, что не сможет сидеть на уроке с закрытыми глазами, поэтому кое-что придумала. Лилит невидящим взглядом смотрела на доску, а её рука выводила карандашом какие-то очертания. Она смогла погрузиться в транс и абстрагироваться от всего происходящего. Она не слышала ничего, что происходило в классе, и продолжала рисовать, пока кто-то грубо не тряхнул её за плечо.

Лилит очнулась. Весь класс смеялся, а учительница, которая стояла возле Лилит, что-то громко говорила.

– … никогда раньше не было. У тебя уровень второклашки. Даже не знаю, как ты будешь учиться вместе с нормальными детьми. Ты вообще понимаешь, о чём я говорю? – Все в классе чуть ли не падали со стульев от смеха. Некоторые выкрикивали слова «тупая», «даун», а учительница высокомерно и с долей обречённости смотрела на Лилит. – Что ты там…

Она не успела договорить вопрос, как глаза женщины расширились, и в них появился ужас. Она вырвала из рук Лилит тетрадь и поднесла к своему лицу, спустив на нос очки.

– Что ты себе позволяешь? Угрожать мне вздумала? Больная. Я всё передам директору! – Учительница быстро зашагала и выбежала из класса. Пока она шла, ребята сворачивали головы, пытаясь разглядеть рисунок Лилит. Те, кому это удалось, округляли глаза и судорожно перешёптывались.

Прозвенел звонок. Юля схватила Лилит за руку и потащила из класса.

– Слушай, а что ты нарисовала? Никогда не видела, чтобы наша мымра так испугалась.

– Не знаю, – призналась Лилит. – Когда я рисую, то не смотрю на бумагу. У меня открывается поток, и руки сами действуют.

– Офигеть. – Юля усмехнулась и покачала головой. – Ты точно чокнутая. Ладно, пошли на следующий урок.

Русский язык Лилит понравился. Предмет оказался очень лёгким. Так как за свою жизнь Лилит много читала и имела отличную память, то у неё не возникло трудностей с написанием слов и предложений. А особенно всех удивил подчерк Лилит.

Учительница попросила Лилит написать на доске предложение и разобрать его. Лилит написала всё без ошибок, но вот с разбором она медлила, так как не понимала, что от неё хотят.

– Ничего себе, где ты так красиво научилась писать? – Удивилась учительница.

– У меня были уроки каллиграфии…

Вика, которая сидела за второй партой, громко сказала. – Зачем вообще кому-то понадобилось учиться красиво писать? Сейчас же у всех компьютеры и телефоны. Скоро мы вообще от руки писать не будем.

– Знаешь, это очень полезный навык, который развивает мелкую моторику. И потом, а если вдруг электричество пропадёт или ещё что-то случится, и не будет возможности напечатать текст, что ты будешь делать? – Улыбнулась учительница.

– Найму того, кто за меня напишет. Например, Лилит. На неё даже тратиться не надо, всё сделает за кусок хлеба, – по классу прокатилась волна смеха.

Вообще день прошёл неплохо. Лилит поняла, что её знания и представления сильно отличаются от остальных. Некоторые учителя обещали позаниматься с ней дополнительно, а некоторые просто отмахивались и говорили, что «на троечку потянет». После пятого урока Лилит позвали к директору.

– Это из-за рисунка, который отобрала математичка, – шепнула ей Юля. – Удачи.

Директор в кабинете был не один. Рядом с ним стола учительница, имя которой Лилит не запомнила.

– Лилит, зачем ты это нарисовала? – Владимир Николаевич бросил на стол перед её носом распахнутую тетрадь. Наконец-то, Лилит увидела своё творение. На рисунке была изображена пожилая женщина с большим пучком на голове, лежавшая на земле. Одежда и фигура очень напоминали учительницу, стоявшую рядом с директором, только вот часть лица на рисунке отсутствовала. Вместо носа и рта было месиво, которое неравномерными клочками было распределено по нижней части лица, оголяя носовой хрящ и половину челюсти с гнилыми зубами. Только глаза были нетронутые. В них застыл животных страх.

– Хочу заметить, что я расцениваю это, как прямую угрозу, поэтому требую…

– Лариса Петровна, мы же работаем с детьми, так что нужно проявлять больше терпения, особенно к тем, кто совсем недавно пережил трагедию. Не думаю, что Лилит желала вам зла. Так ведь? – Директор посмотрел на Лилит. Она кивнула ему.

– И всё равно мне это не нравится, – заявила учительница.

– Давайте поступим так. Лилит извинится и пообещает, что больше так делать не будет. – Придумал Владимир Николаевич.

Лилит посмотрела на учительницу. Та с нескрываемым торжеством в глазах едва сдерживалась, чтобы сохранить обиженное лицо.

– Извините, – тихо произнесла Лилит.

– Что? Я ничего не слышу, – заявила учительница, а директор тяжело вздохнул и взглядом дал понять Лилит, чтобы та повторила.

– Извините. Я больше так не буду!

– Хорошо, можешь идти.

После того, как директор её отпустил, ей захотелось выйти на воздух. Вообще-то сейчас полагалось заниматься домашним заданием, но центральная дверь была открыта, и ничто не могло остановить Лилит. Прохладный ветер приятно трепал пушистые волосы. Во дворе никого не было, и Лилит решила, что ничего страшного не произойдёт, если она немного прогуляется по территории. Не успела она пройти и десятка шагов, как появилась большая чёрная собака, которую она видела в день приезда. Кажется, Босс.

– Привет. Ты за мной следишь? – Игриво поинтересовалась Лилит, но пёс лишь смачно чихнул и посеменил рядом с ней.

Лилит довольно быстро вернулась в комнату. Гулять особо было негде, территория небольшая, а за высокий забор не выбраться, да и страшновато.

– Ты нашего Босса выгуливала? Он обычно ни к кому не подходит, а ты ему понравилась, – сказала Юля. – Как всё прошло у директора?

Лилит всё рассказала, а ещё добавила, что ей не нравится, как Лариса Петровна на неё смотрит.

– Пф, не нравится! Да она всех тут бесит. А ты молодец, что не стерпела. Она тебя так унижала на уроке, что не каждый бы выдержал. Ладно, можно забыть об этом до понедельника. У нас по субботам дискотека в спортзале проходит. Тебе обязательно нужно пойти, может, кого-нибудь подцепишь.

– Подцеплю? Кого?

– Ну, парня. Ты красивая, в отличие от меня, – Юля вздохнула и похлопала себя по животу. – А ещё прыщи на лице. Я их тональником замазываю. А тебе повезло с кожей. Если тебя приодеть и немного подкрасить, то будешь королевой.

Лилит не сопротивлялась. Она верила, что Юля желает ей добра, поэтому делала всё, как та говорила.

– Так, начнём со шмоток. Ну, мой размерчик тебе будет великоват. Так. У Маринки из восьмой было одно платье…. Подожди, я скоро.

Несмотря на свою комплекцию, Юля носилась как угорелая и вообще была довольно шустрой. Она вернулась, держа в руках что-то зелёное.

– Примерь. Должно классно смотреться с твоими жёлтыми волосами. У нас вообще все друг с другом шмотками меняются. А ещё вот, тебе туфли достала к платью, правда тридцать седьмого размера. Ты какой носишь?

Лилит пожала плечами и пошла в туалет, чтобы переодеться. Платье было ужасно неудобным. Оно обтянуло Лилину грудь и бёдра, а узкий подол не доходил до коленей на две ладошки.

– Вау! Секси! Теперь туфли.

Юля кинула на кровать две одинаковые вещицы, из которых торчал длинный шип. Лилины ступни утонули в них.

– Можно ваты в нос положить. У тебя, наверное, тридцать пятый. Такой размер здесь только у Вики, но она тебе точно обувь не даст.

Только Юля успела это произнести, как Вика с подружками вошла в комнату и первым делом посмотрела на Лилит.

– Ну, надо же. Убогая хочет себе женишка подцепить? – Вика пошла к своей кровати и стала прихорашиваться.

– Я сейчас тебя накрашу, – с этими словами Юля достала из тумбочки маленькую сумочку и вывалила всё содержимое на свою кровать.

Макияж, как назвала это Юля, занял минут двадцать, но результат Лилит очень понравился. Её лицо выглядело взрослее. Чёрные ресницы доставали до самых бровей, а стрелки, которые Юля выводила на веках, делали взгляд немного раскосым, но притягательным.

Вика поправила свой макияж и обильно полила себя ароматной водой, а перед уходом, она громко сказала Юле.

– И охота тебе возиться с этим убожеством.

Юля ей ничего не ответила.

На дискотеке было шумно. Лилит не слышала не только Юлю, но и даже себя. Ходить в туфлях оказалось неудобно, а танцевать и того хуже. Но остальные девочки как-то легко с этим справлялись. Под быструю музыку они подпрыгивали, извивались, и их ноги от этого не страдали. В спортзале было темно, но разноцветные лучи света то и дело вылавливали чьи-то лица. Лилит заметила, как один парень несколько раз посмотрел на неё. Вернее, он отводил взгляд сразу, как Лилит обращала на него внимание. Он был высоким. Его светлые волосы, необычно уложенные, чем-то напоминали хохолок у петуха.

– Ты чё, на Марка запала? Смотри, осторожнее. Это парень Вики, и он из одиннадцатого класса. – Юля покосилась на Марка, к которому подошла Вика, он обнял её за талию и притянул к себе.

В этот момент Лилит ощутила какую-то тёплую волну в животе. Она то и дело посматривала на Марка, медленно перебирая ногами, и стараясь повторять за Юлиными движениями.

Довольно скоро быстрая музыка сменилась медленной. Все девочки как по команде встали вдоль стен, и лишь несколько пар закружилось в зале. Среди них были Марк и Вика. Лилит заметила, как Марк положил свою руку на Викино бедро и сильно сжал его пальцами, отчего Вика крепче обхватила его за шею.

– Эй, детка, пошли со мной, – кто-то схватил Лилит за руку и потянул в центр зала, но Юля тут же дёрнула её обратно и прокричала.

– Она не танцует, придурок, отвали. – Когда придурок отошёл, Юля сообщила. – Это Витька. Он очень странный и стрёмный. С ним никто не встречается, и тебе не нужно. Но он сексуально озабочен. Постоянно лезет ко всем, мацает за грудь и жопу, так что не подходи к нему.

Медленная музыка закончилась, а через несколько танцев снова повторилась. Лилит смотрела, как Вика с подружками вышла из зала, и тут кто-то объявил.

– Белый танец.

Послышалось дружное возмущённо-радостное «Ооо!»

– Что это значит? – Спросила Лилит.

– Девушки приглашают парней танцевать.

– И что? Можно пригласить кого хочешь?

– Ну, да, – Юля улыбнулась. Она ещё не знала, что Лилит задумала.

Зато Лилит даже не сомневалась. Она перешла на другую сторону зала, где Марк болтал с какими-то парнями, и сказала ему. – Приглашаю тебя танцевать.

Лилит сказала это уверенно. Она не понимала, почему остальные девочки не приглашают парней. Ведь в зале танцевало всего две пары.

– Ого! Вот даёт. Ну, всё Марк. Теперь держись. Вика тебе этого не простит, – заржал кто-то из стоявших рядом.

Но Марк им не ответил. Он просто взял Лилит за руку, и они пошли в центр. Когда он приобнял её, Лилит снова ощутила, как тепло разливается по всему телу. Ей захотелось прижаться к нему всем телом, чтобы пропитаться его запахом. Марк же, не отрываясь, смотрел ей в глаза. Его лицо было серьёзным и красивым. Лилит никогда раньше не видела таких красивых людей. Ну, вообще-то, она раньше людей почти не видела. Но сейчас ей очень захотелось, чтобы Марк сделал с ней то же самое, что и с Викой на предыдущем танце. Его горячая рука опустилась с талии немного ниже, и в этот момент что-то острое вонзилось в спину Лилит.

– Ты охренел? Как ты можешь танцевать, да ещё с этой дурой? Ну, ты и козёл! – Вика кричала так, что заглушала даже громкую музыку. Она держала в руке свою туфлю.

– Вик, она меня сама пригласила.

– Ну, конечно. И ты так сразу же и поплёлся за новой юбкой. А ты, сучка, – это было обращено к Лилит, – сейчас пойдёшь со мной. Я с тобой разберусь.

Вика схватила Лилит за руку и потащила к выходу. Она так и шла в одной туфле, и лишь выйдя из зала, на ходу, надела её на ногу.

Лилит слышала, как за ними следовала толпа. Куда они идут? Довольно скоро это прояснилось. Они вышли на улицу, только не через центральную дверь, а какую-то другую. Было темно и холодно. Кто-то из толпы крикнул.

– Бей её! Давай!

Вика остановилась напротив Лилит и мерзко улыбнулась. – Бить, это слишком просто! Я придумала кое-что получше. Пусть разденется догола, и все увидят, какая она на самом деле красотка, иначе останется ночевать прямо на улице.

Лилит пробрала дрожь. Откуда Вике известно про следы на теле? Нет, пусть лучше бьёт. Это Лилит вытерпит.

– Снимай! Снимай! – Скандировала толпа.

Вика же бесцеремонно расстегнула молнию на платье Лилит и рванула его вниз.

– Вот, полюбуйтесь. – Так как было темно, Вика достала телефон и посветила на Лилит. Яркий луч выхватил все участки искалеченного тела.

– Офигеть!

– Вот страшилище!

– Фу, гадость. Меня сейчас вырвет.

Лилит не понимала, за что с ней так обошлись. Больше всего её расстроила реакция Марка, который поморщился, будто видел дохлую крысу.

– Вы все об этом пожалеете, – тихо сказала Лилит. Впервые за долгие годы она заплакала.

– Что? Что ты сказала? – Переспросила Вика и все ребята замолчали.

– Я отомщу вам. Я могу то, чего не может никто из вас. Я избранная, – ну, вот. Она это сказала. А что такого? Мама часто повторяла, что Лилит будет вершить судьбы людей, и что её ждёт великое будущее. Именно поэтому они её и воспитывают, проверяют на прочность. Мама много чего рассказывала, и всё это подтверждалось в тех книгах, которые читала Лилит.

– Сектантка паршивая. Ну, давай. Чё смотришь? Давай прямо сейчас отомсти мне, – смело сказала Вика. – Что, не можешь? Потому что ты просто тупица, а не избранная.

Вика толкнула Лилит плечом и ушла. Остальные тоже стали расходиться. Все, кроме Юли.

– Пойдём отсюда. Кошмар, откуда у тебя столько шрамов и синяков?

Но Лилит ей не ответила. Она решила, что пора выпускать на свободу то, что спрятано в зеркале в конце лабиринта.

Глава 9. Серьёзный разговор

– Что ты сказал? – Миша уставился на отца, который явно не ожидал увидеть сейчас сына.

– Миш, всё не так, как ты подумал.

– Да? По-моему, ты сказал, что у меня есть родная сестра.

– Она тебе не сестра. Она нам вообще никто, – сухо пояснила мама.

– Как же она может быть никем, если ты её родила?

– Ты ничего не знаешь! И хватит на меня так смотреть. Это не твоё дело! – Мама злилась.

– Не моё?

– Миш, подожди. На самом деле, мама права, просто…

– Я хочу знать всю правду. Всю! – Заявил Миша.

Родители переглянулись. Как будто они решались на самый отчаянный шаг в жизни, и, наконец, папа заговорил.

– У нас с твоей мамой долго не получалось завести ребёнка. Что мы только не предпринимали, но пять лет безуспешных попыток сведут с ума кого угодно. В общем, мы решили забить, вернее, я так думал. У нас намечался отпуск, и твоя мама настояла, чтобы мы поехали в Японию. Азиатская культура мне не была близка, но я не возражал. Там она сдружилась с одной японочкой, которую звали Юко. Знаешь, я даже был рад, что она немного отвлеклась и перестала думать о беременности. Юко как-то хорошо влияла на неё. Ну, я так думал. А когда мы вернулись домой, то узнали, что у нас будет ребёнок. Вот тогда и началось всё самое страшное.

Папа замолчал и посмотрел на маму, будто бы спрашивая разрешения продолжить рассказ. Мама быстро кивнула.

– С самого первого дня беременности начались странности. Твоя мама стала замкнутой, злой, агрессивной. Она почти ничего не ела, только пила какой-то отвар, а ночью, куда-то уходила. Я был в шоке. Я не сразу заметил, что она гуляет по ночам, но потом я проследил за ней. Оказывается, она встречалась с какими-то странными людьми в заброшенном доме. Но самое ужасное, что её живот…он постоянно то надувался, то сдувался. Что-то вырывалось оттуда. Знаешь, я думал, что схожу с ума. – Папа потёр рукой вспотевший лоб, а Миша с непониманием уставился на маму, которая быстро сказала.

– Я почти не помню тот период. Это из-за отвара.

Папа продолжил. – Но это ерунда, по сравнению с тем, что было дальше. Мама за всю беременность ни разу не посещала врача, хоть я и настаивал. Теперь-то я понимаю почему, но тогда, я просто сходил с ума. И вот когда было уже месяцев семь к нам в гости приехала Юко. Я, дурак, сначала обрадовался. Но когда я понял, зачем она приехала, то был в ужасе. Юко приехала на роды. Да, в тот самый день у нас появился ребёнок. Но не один. А сразу двое. Мальчик и девочка.

Миша не верил своим ушам. Всё это время от него скрывали родную сестру. Зачем они приплетают какую-то Юко. Разве это важно?

– Мальчик родился с пятнами по всему телу, а девочка была просто красавицей. Я, помнил, как нечто странное происходило во время беременности, и как какая-то сущность вырывалась из её живота. Так вот я подумал, что мальчик с красными пятнами и есть эта сущность. Твоя мама мне ничего не говорила. Она вообще рассказала правду только через три месяца после рождения детей, когда снова пришла Юко и забрала Лилит.

– Что? Мою сестру похитили?

– Она не твоя сестра, – сказала мама.

– Но, как же, ведь ты её родила.

– Сейчас поймёшь. – Ответил папа и продолжил. – Три месяца мы жили как нормальная семья. Я очень привязался к Лилит, потому что она была такой хорошенькой. Но потом пришла Юко, твоя мама отдала ей девочку. Я, конечно же, пытался остановить их, но Юко ушла, а твоя мама мне всё рассказа.

Миша перевёл взгляд на маму. Было видно, что ей неприятно вспоминать об этом, но она пересилила себя и начала.

– С самого начала я никому ничего не рассказывала. Это было одним из условий ритуала. Дело в том, что в попытках забеременеть, я настолько отчаялась и разуверилась в медицине, что готова была пойти на всё. Я часто сидела на форумах и переписывалась с подругами по несчастью, и вот, однажды, мне написала Юко. Она жила в Японии и занималась тем, что помогала женщинам зачать, но нетрадиционным способом. Она рассказала про какие-то травы, особую воду, ничего конкретного, но мне очень захотелось туда поехать. Твой папа был не в курсе, почему я выбрала для отдыха то место. Юко же встретила нас, и мы с ней стали проводить почти всё время. Она рассказала, что входит в одну масонскую группу и что они верят в пришествие дьявола. Да, я тогда тоже посмеялась, но мне было без разницы, во что они верят, если это поможет мне забеременеть. Они провели ритуал. Я почти не помню, что там происходило, потому что меня чем-то напоили. После этого Юко сделала два маленьких надреза на моём животе и сказала, что я буду вынашивать двоих. И что один ребёнок принадлежит им, и его нужно будет отдать.

– Просто взять и отдать своего ребёнка? – Не понял Миша.

– Это не мой ребёнок. Они с помощью молитв и обрядов, подсадили мне ещё один плод. Но ко мне он не имел никакого отношения. Наш договор был простым – они помогли мне забеременеть, а я как инкубатор вынашивала нужный им плод. Я ведь не осознавала этого всего. Я не верила в их бредни про дьявола, и я думала, что если у меня будет двойня, то, естественно, я оставлю себе обоих. Во время беременности мне нужно было пить специальный отвар, и вот тогда-то моё сознание начало замутняться. Стали происходить жуткие вещи, за мной постоянно следили какие-то люди, а когда пришло время рожать, то я уже сама хотела избавиться от второго ребёнка, потому что чувствовала, как он высасывает из меня жизнь. Сначала родился ты, Миша, весь в пятнах. Я сразу поняла, что ты – мой настоящий ребёнок, а потом, когда появилась девочка… я не забуду этого. Твой папа не видел, потому что находился в другой комнате, но после рождения девочки Юко сразу же сделала Лилит надрез. Вместо крови из девочки полилась серая слизь. Внешне она была похожа на обычного ребёнка, но я знала, что это монстр. Во время беременности мне нельзя было ходить в больницы и делать УЗИ, потому что строение тела дьявольского отродья отличалось от нормального ребёнка. А так как рожала я дома, то после всего я просто взяла тебя и поехала в больницу. Девочку же нам никому нельзя было показывать. Кстати, имя для неё Юко придумала. Это было обязательное условие.

В течение трёх месяцев я должна была растить Лилит, потому что ей нужно было материнское молоко. Но за эти месяца она чуть не убила нас всех.

– Хм, дорогая, по-моему, ты…

– Я знаю, что ты мне не веришь, но я всё видела. Ты, наверное, забыл, как она пыталась меня убить. Да, Миш. Когда я спала, эта мелкая тварь подобралась к моему лицу и перекрыла мне кислород.

Миша в ужасе посмотрел на папу.

– Было дело, но всё же, я считаю, что это была случайность, ведь младенец не может…

– Ползать, думать, убивать? – Усмехнулась мама.

– И что было дальше? – Мысли у Миши в голове перепутались, а сердце отчаянно стучало.

– А дальше я еле дождалась, когда ей исполнится три месяца, – сказала мама, а папа уточнил.

– Для меня это был вообще шок, так как я не знал об этих обрядах и о том, что Лилит не наш ребёнок.

– Юко мне запретила рассказывать до того, как она заберёт ребёнка, – перебила мама.

– Да. И вот через три месяца я всё узнал. За это время я очень привязался к девочке, и мне было сложно поверить, что она не моя, но все события, которые происходили во время беременности и после рождения убедили меня. А особенно один случай, когда мы переодевали вас, и положили рядом. Лилит протянула руку и дотронулась до тебя, Миш. До твоей шеи. Я точно помню, как на моих глазах проступило новое красное пятно. Оно и сейчас у тебя есть. Небольшое круглое под затылком.

Миша инстинктивно потёр шею. – Вы думаете, что мои пятна появились из-за Лилит?

– Конечно, ведь ты находился в одном утробе с дьявольским отродьем. Она ещё тогда пыталась тебя убить, но, видимо, у неё не хватило сил. Но последней каплей, тем, что окончательно убедило нас стало то, что в день, когда ей исполнилось три месяца, у неё на шее возле позвоночника появилась дьявольская отметина. Ровный красный круг и рога. – Произнесла мама, а Миша слушал весь этот бред и думал о том, то его родители настоящие психи.

– Вы что, поверили в эту чушь? Какие-то люди просто пришли и забрали вашего ребёнка! Что они с ней сделали?

– О, не переживай, сынок, с ней всё… в порядке. – Последнее слово мама произнесла неуверенно.

– Я хочу её найти. Где она живёт? – Миша был настроен решительно. Как вообще они могли их разлучить?

Папа опустил глаза, а мама, почему-то начала кричать.

– Ты даже близко к ней не подойдёшь. Ясно? И всё на этом. Тему закрываем. Я не хочу о ней ничего слышать, это была самая большая ошибка в моей жизни.

– Ошибка? То есть я для тебя ошибка? – Взорвался Миша.

– Не ты, глупый, а Лилит. Но это был единственный способ, чтобы в нашей жизни появился ты.

Миша просто не знал, что ответить. Лучшее, что он придумал, это хлопнуть дверью и выбежать на улицу. Что же они наделали? Миша абсолютно не верил в бред про дьявола и в то, что ребёнок мог кому-то причинить вред. Единственный ответ, который напрашивался – это то, что его родители ненормальные. Они столько лет скрывали от него правду.

Миша шёл по улице, пока ноги сами не привели его к дому Лизы. Сейчас она была единственным человеком, которому он мог верить. Она поймёт его и даже подскажет, как лучше поступить. Он поднялся в её квартиру.

– Миш? Что с тобой? – Наверное, у него был такой вид, что Лиза сразу поняла, что что-то случилось.

Миша подошёл к ней и крепко сжал её хрупкое тело в своих руках. Его горло перехватило, он не мог говорить, потому что слёзы душили его. Откуда они взялись? Он не помнил, чтобы хоть раз плакал за последние десять лет.

– У меня есть сестра. Родная.

Разговор был долгим. Миша рассказал всё, что услышал от родителей. Лиза не перебивала. Она утешающее гладила его по спине, качала головой и крепко сжимала его руку. Миша решил переночевать у Лизы. Её отец находился в больнице, а на звонки своих родителей Миша принципиально не отвечал. Он даже телефон отключил. Пусть поволнуются. Хотя, если они однажды избавились от одного ребёнка, то вряд ли их будет волновать судьба другого.

– Конечно, в этой истории странно всё. – Начала Лиза, когда они сидели на её кухне и пили крепкий горячий чай из стеклянных стаканов. – Тут вопрос веры. Веришь ли ты своим родителям? Ты их знаешь всю жизнь, как, по-твоему, могли они отдать своего родного ребёнка или всё же пошли на этот шаг, точно зная, что девочка – монстр.

– Они всё детство заботились обо мне, таскали по врачам, покупали всё самое лучшее, но, вдруг, они просто хотели так загладить свою вину?

– По твоему рассказу, родители не чувствуют себя виноватыми сейчас.

– Мама точно не чувствует. Она с такой ненавистью рассказывает про Лилит. А папа… Папа выглядел расстроенным. Мне кажется, что он не хотел отдавать Лилит. Он её любил, но после тех ужасов, что рассказала мама, он поддался ей. Знаешь, я думаю, что у мамы могло быть какое-то помешательство.

– Типа послеродовая депрессия? – Лиза задумалась. – Это вполне возможно.

– И что мне теперь делать? А вдруг Лилит сейчас плохо. Её забрали какие-то психи. Эта Юко, она же член какого-то тайного общества. Она резала новорождённого ребёнка. Это же…

– Да, полный треш. Миш, сейчас важно не рубить с плеча. Во-первых, с родителями нужно помириться, во-вторых, поговорить спокойно. Ты имеешь право общаться с сестрой, если этого хочешь.

Хотел ли Миша? Ему скорее было любопытно. Что он скажет сестре? Знает ли она вообще о его существовании?

С этими мыслями Миша улёгся на кровать рядом с Лизой. Миша чувствовал беспокойство, даже тревогу. Он не мог уснуть, и всё время прислушивался к звукам, которые доносились из соседних квартир. Тонкие стены не скрывали сокровенных разговоров и пошлых скандалов. К последнему Миша прислушивался, чтобы занять свою голову чем-то другим, кроме Лилит. Соседи гремели бутылками, матерились, а потом послышался скрежет возле входной двери. Миша сел в кровати. Может, ему показалось? Какое-то время он не слышал ничего, кроме соседской болтовни, но вот шорох повторился. Было такое чувство, что кто-то копается в замке.

– Лиза. – Шёпотом позвал Миша. Она открыла сонные глаза. – У кого есть ключи от твоей квартиры?

– Что? А, у папы. То есть, его комплект остался дома, ведь его повезли в больницу. А что?

– Ты слышишь? По-моему, кто-то пытается попасть в квартиру.

Лиза встала и на цыпочках подошла к двери. Миша последовал за ней. Лиза же, не включая свет, медленно отодвинула заслонку глазка.

– Ничего не видно. Кто-то вырубил свет в коридоре, – прошептала Лиза. Миша видел, что ей было страшно. Её руки похолодели.

– Может это воры? – Миша поискал глазами, что можно использовать в качестве средства защиты.

– Ты думаешь это те, кто был в квартире днём? Но что им надо?

– Не знаю. Но нужно быть готовыми. – Миша пошёл на кухню и, стараясь не греметь, достал большой нож, которым совсем недавно Лиза резала бутерброды к чаю.

– Ты с ума сошёл? Надо позвонить в полицию!

– Пока они приедут, нас уже убьют! – Миша вернулся к двери.

В это время через замочную скважину начала просачиваться тонкая струйка белого дыма. Запахло чем-то сладким, и дым растворился.

– Что это? Гарью не воняет, – сказала Лиза. – Может это мальчишки соседские, они постоянно по ночам шляются, да в двери долбят.

Миша пожал плечами. Некоторое время они ждали, но больше так ничего и не произошло.

– Может они испугались, что дома кто-то есть. Наверное, слышали наши голоса, – предположила Лиза и зевнула.

– Наверное. Ладно, иди спать. Я ещё тут постою.

Мишу клонило в сон. Он сел на пол и прикрыл глаза. Было трудно бороться с дремотой. Она сковала его тело. Ему сделалось невыносимо жарко. Ноги пекло, а ещё не хватало воздуха. Мише снилось, что его поджаривают на большой сковородке. Он вздрогнул.

Первым делом он закашлялся. Глаза никак не хотели разлипаться, но ясность ума начала возвращаться. Возле двери полыхало. Огонь разнесся по прихожей, сжирая обувь и куртки. Миша бросился в комнату и растолкал Лизу.

– Вставай! Надо бежать! Тут пожар! – Миша рванул простыню и дал кусок ткани Лизе. – Вот, прижми к лицу.

Огонь уже перекинулся в комнату. До входной двери было не дотронуться. Её деревянное полотно полыхало. Миша за несколько сильных толчков выбил её, и они выбрались в коридор.

Пока бежали к выходу, Лиза барабанила по соседским дверям.

– Пожар! Выходите!

На улице Мише стало легче. Кто-то позвонил пожарным, а пока те ехали, они с Лизой смотрели на выбегающих в панике людей и на полыхающее окно на четвёртом этаже.

– Поживёшь пока у меня, – заявил Миша. – Других вариантов нет.

– Я даже не знаю. Все мои вещи и документы остались в квартире, я только сумку успела схватить. А папа? – Лиза прикрыла рот рукой. – Папа с ума сойдёт от горя, когда узнает о пожаре. Где мы с ним будем жить?

– Пока он больнице. А завтра мы во всём разберёмся. Тебе нужно поспать.

Они шли медленно. Ночная тьма рассеивалась, а ветер неприятно холодил лицо. В Мишиной квартире горел свет. Это он ещё с улицы заметил. Родители, наверное, его ищут, а он так и не включил телефон. На секундочку Мише стало стыдно.

– Мам, пап, у Лизы дома был пожар. Ей некуда идти. – Миша сообщил это прямо с порога.

Казалось, эта новость не могла так шокировать родителей. Но вид у них был совершенно потерянный и очень взволнованный. Они переглядывались, а когда Лиза ушла в ванную, мама сказала Мише.

– Я видела Юко. Она к нам приходила ночью. Ты должен прекратить общение с Лизой.

Глава 10. Несчастный случай

Лилит почти не появлялась в комнате. Последующие дни она предпочитала гулять или заниматься дополнительно с учителями. Особенно ей нравились уроки рисования. Софья Михайловна очень хвалила Лилит и говорила, что у неё настоящий талант. Это было приятно, но ребят из класса это очень злило. Они специально испортили её работу и пририсовали к ней какой-то вытянутый предмет.

Софья Михайловна была очень доброй. Лилит часто видела, как та подкармливает Босса и играет с ним. Большинство же ребят и учителей лишь отгоняли пса, а некоторые даже били.

По ночам Лилит искала себе место для обряда. Её постоянно отовсюду выгоняли, но она всё равно умудрялась устроиться в укромном уголке. После того случая на дискотеке ей не давали проходу. Задевали, толкали, плевали в неё. Кроме Вики, больше всех старался Витька. Тот парень, с которым Лилит не стала танцевать. Один раз он её подкараулил на улице, сильно толкнул и начал срывать одежду. Хорошо, что мимо шла Софья Михайловна и спасла Лилит.

На следующее утро после этого Витька заболел.

– У него всё лицо покрыто какими-то язвами. Фу! Мерзость! – Рассказывала Вика в столовой.

– Интересно, это заразно? – Тихо спросила Юля у Лилит.

– Не бойся, ты точно не заболеешь, – Лилит улыбнулась.

Местный врач так и не смог определить, что это за напасть. Витька почти не выходил из своей комнаты, что вполне устраивало Лилит. Очень уж он ей надоедал.

– Убогая, от тебя, что ли так воняет? Ты вообще моешься? – Спросила Вика, когда Лилит вошла в комнату.

– Мыться можно только раз в месяц, – тихо ответила Лилит, и услышала порцию злого смеха.

– Фу! Иди отсюда, бомжиха! Не хватало нам только вшей тут.

Интересно, что такое вшей? Лилит вообще иногда плохо понимала ребят. Она не могла отличить, когда они шутят, а когда говорят правду. Ей было сложно общаться, поэтому она предпочитала молчать.

– Не обращай внимания. От тебя не воняет, это она специально так говорит. Когда меня травили, она тоже всем рассказывала, что он меня несёт помойкой. Это ж Вика. Чего от неё ожидать? – Юля была единственной, кто поддерживал Лилит.

– Ей это так просто не сойдёт.

Вечером, когда Вика в очередной раз отправилась в душ, Лилит сидела в комнате. Ира, Оля и Маша были не такими смелыми без Вики, но всё равно пытались подкалывать Лилит.

– Нормальные люди два раза в день в душ ходят. Тут всё-таки приличное общество, а не твоя секта.

– Ага. Да, ей, наверное, противно до своего тела дотрагиваться. Оно и понятно. Вон у Вики фигура и кожа что надо.

– Ваша Вика скоро пожалеет обо всём. И её тело не будет таким идеальным. – Лилит испытала удовольствие, когда в глазах девочек увидела страх. А через несколько минут из душевой раздался жуткий ор.

– ААА! Помогите!

Девочки тут же прибежали на крик, и оказалось, что Вика сломала руку. Поскользнулась и неудачно упала.

– Ты бы её видела! Этой стерве давно пора было помучатся, – Юля была очень рада этой новости. Но остальные девочки стали шептаться, что Вика поскользнулась из-за Лилит.

– Она же её ненавидела. Ты помнишь, как эта сектантка сказала, что с Викой скоро что-то случится. Так всё и вышло.

А Вика же ни в какую не признавала, что в её беде виновата Лилит. Всё время отшучивалась. Даже на гипсе своём красной помадой написала «Отдам в добрые руки».

Слухи разлетелись по всему интернату, и теперь насмешки в адрес Лилит сменились боязливыми взглядами. Смельчаков, которые продолжали издеваться, становилось всё меньше.

– Фигня это всё! Я вот вообще не верю во всякую мистику, – говорила Юля. – Просто совпадения. Ведь так?

Лилит пожимала плечами. Она не знала, как это получалось. Но её желания исполнялись. Те люди, которые больше всего её доставали, теперь сами страдали. Но когда произошёл случай с учительницей, уже никто в интернате, в том числе и сама Лилит, не сомневался в её сверхъестественных способностях.

Лариса Петровна вызвала Лилит к доске и потребовала, чтобы та решила задачу. Конечно же, Лилит не могла этого сделать, ведь она ещё не успела усвоить программу более младших классов. Лилит очень старалась и ходила на дополнительные занятия, правда, к другой учительнице.

– Впервые вижу, чтобы такую элементарную задачу не смогла решить шестнадцатилетняя кобылица.

Класс дружно засмеялся.

– Лучше бы тебя определили в школу для отсталых детей. Тут даже двоечники справятся. Правда, Киселёв? Скажи-ка нам ответ.

Киселёв подошёл к доске и написал несколько цифр.

– Молодец! Правильно. Куда пошла? – Последнее относилось к Лилит. – Я с тобой ещё не закончила. За это я тебе даже кол не могу поставить. Придётся тебе попотеть, чтобы заработать двоечку. Если ты такая тупая и не можешь решить элементарную задачку, что ж, удиви меня другим талантом. Пусть от тебя хоть какая-то польза будет.

Лилит чувствовала, как что-то липкое и горячее подкатывает к горлу. В ушах застучало, а пальцы на руках сжались в кулаки.

– Давай так, до конца урока ещё десять минут. За это время ты должна немного повеселить меня и всех ребят, а то ты слишком утомила нас своей тупостью. Расскажи нам что-нибудь смешное. Тогда я поставлю тебе двойку, а, может, если хорошо постараешься, даже тройку.

Лилит усмехнулась. На этот раз она знала, что делать. Раз ей предоставили возможность высказаться, то пусть слушают её молитву. Ей было плевать, понравится она им или нет, но главное, что ей, Лилит, она придавала сил.

Лилит закрыла глаза. С каждым словом она погружалась всё дальше в своём лабиринте и, добравшись до зеркала, остановилась. Она уже столько раз пытала его разбить. И ногами, и руками, даже головой билась, но на зеркале появились лишь небольшие сколы. Лилит поднесла палец к отражению и два раза постучала по стеклу ногтем. Её движение было быстрым и точечным. От того места, где остановился палец, паутинкой поползли трещины. Через несколько мгновений всё зеркало раздробилось на тысячи частей и рухнуло мелкими осколками.

Лилит открыла глаза, потому что кто-то тряс её за плечи.

– Скорее. Пойдём отсюда, – Юля повела Лилит в коридор.

– Что случилось?

– Что? Ты несла какую-то ахинею, а Лариса Петровна, видимо, слишком впечатлившись, схватилась за сердце. На самом деле это выглядело крипово. А что ты говорила?

– Да так. Неважно. А куда она ушла?

– Училка? Сказала, что ей нужно подышать свежим воздухом. – Они подошли к окну, которое выходило во двор.

Лариса Петровна медленно шла, прижимая к уху телефон. Лилит долго не могла понять, как в такой маленькой коробочке убирается столько информации, но Юля ей всё объяснила. Пожилая женщина активно жестикулировала свободной рукой. В этот момент из-за угла показался Босс. Он остановился и, склонив голову набок, посмотрел на гулявшую. Но не прошло и нескольких секунд, как пёс разогнался и бросился на женщину. Всё произошло очень быстро. Он повалил её на землю и вгрызся в лицо. Юля сразу же побежала за кем-то из взрослых, а некоторые ребята, выбежали на улицу.

Никто из них не решался подойти к озверевшей собаке, и лишь спустя несколько минут, когда появился охранник с дубинкой, Босс сам отбежал от жертвы. Лариса Петровна ещё дышала, но до приезда врачей её жизнь оборвалась. Обезображенное лицо казалось знакомым, и Лилит почти сразу вспомнила свой рисунок.

– Этого просто не может быть! – Заявила Юля, когда врачи забрали тело.

– Что?

– Ты ведь видела это заранее, что с ней произойдёт такое? Жалко, что Босса усыпили, он ведь был такой добрый. Что на него нашло? Слушай, я, конечно, скептик, но такие совпадения убеждают даже меня. Ты можешь предсказывать будущее?

– Не знаю. Просто она меня бесила. И она это заслужила, как и остальные. – Выпалила Лилит.

– То есть ты хочешь сказать, что это всё реально ты устроила? Но как?

– Это получилось само собой, потому что я так захотела.

– Так не бывает, – возразила Юля. – Нельзя просто пожелать смерти и надеяться, что человек умрёт. Так не работает.

– Может быть, это работает только для избранных?

Последующие несколько дней все избегали попадать Лилит на глаза, а некоторые учителя даже отказались вести уроки в её классе. Директор, конечно же, пресекал все разговоры про то, что Лилит – ведьма. Он строго наказывал всех, кто распространял эти слухи.

Но был человек, который не только не поверил в силу Лилит, но продолжал делать едкие замечания. После ужина Лилит подходила к комнате, дверь была приоткрыта, и она услышала, как Вика говорила кому-то.

– Бред! Я ни на секунду не поверила в это! Вы слишком мнительные и зашуганные.

– Но ведь ты с ней была в ссоре, и после этого ты сломала руку.

– Я сама виновата. Просто неудачно упала. Слушайте, если бы она реально что-то могла, то почему бы ей не сделать этого сразу? Ведь всё происходит спустя какое-то время. Просто стечение обстоятельств.

– Сомневаюсь. Уж слишком много совпадений.

– Ладно, тогда мы устроим проверку. Я поговорю с одним человечком, он мне поможет. Если она на самом деле обладает силой, то придётся ей применить её сразу же, на месте, если ей жить хочется.

Жить Лилит очень хотелось, поэтому она готовилась к очередной подлянке. Ждать пришлось недолго. Вика улучила момент, когда Лилит оказалась одна без Юли. Она с помощью парней затащила Лилит в комнату. Дверь заперли.

– Вот и встретились. Чего это ты дрожишь? Боишься? – Вика была в гипсе, но это нисколько не мешало ей чувствовать своё превосходство.

Лилит держали двое парней, а третий привязывал её конечности к кровати. Она узнала в нём Витьку.

– Ну что, детка, где твои суперсилы? Давай, покажи нам свой гнев!

Лилит молчала, потому что ей в рот запихнули какую-то тряпку. Витя проверил верёвки и, убедившись, что всё надёжно, он взял с тумбочки ножницы и стал разрезать на Лилит одежду. Юбка и кофта ошмётками полетели на пол.

– Молодец! Хороший мальчик. А теперь, выйдите на минутку, нам нужно кое-что обсудить.

Парни переглянулись, а Витя обиженно выпучил нижнюю губу.

– Эй, мы ведь договаривались.

– Всё будет, подожди за дверью. У нас девчачий разговор.

Вика и Лилит остались наедине.

– Так как говорить ты не можешь, то начну я. Даже не думай, что я просто пугаю тебя. Нет. Ты дрянь, которая заслужила всё, что с тобой произойдёт, но об этом позже. Ты, наверное, считаешь себя очень крутой девчонкой, которая держит в страхе всю школу? Так вот. Чтоб ты знала, всё произошедшее не имеет к тебе никакого отношения. Не веришь? Ну, давай, прямо сейчас пожелай мне смерти. Ну, же! Что? Не выходит? Правильно, потому что всю грязную работу за тебя делали мы.

Лилит много чего хотела сказать, но могла лишь мычать и поднимать брови.

– Тебя, наверное, интересует, кто это мы? Знаешь, я была приятно удивлена, что ты не бросила свои вечерние обряды. Ведь иначе бы нам пришлось намного сложнее. Ты думала, что масоны, а точнее говоря, служители Аполлиона, ограничивались четырьмя людьми? Нет! Ну, ты и дура! И почему тебе выпала честь быть избранной? Ладно. На самом деле нас много. И всё было просчитано на годы вперёд. Как ты уже поняла, я тоже из этого тайного общества. И меня с рождения воспитывали с одной лишь целью – помочь тебе обрести силу. Я столько раз наблюдала за твоими обрядами. В вашем доме. Ты разве не знала, что ночью приходили другие члены общества и повторяли твои молитвы? Мы находились за стенкой и наблюдали за тобой через маленькие отверстия. Как же я завидовала тебе, но тут у меня появилась возможность немного отыграться.

Лилит услышала, как за дверью что-то происходило. Кто-то начал ломиться, а Вика подошла ближе и понизила голос.

– Мне было велено всячески унижать тебя, как все эти годы издевались над тобой старшие, чтобы твоя внутренняя сила прорвалась. Но почему-то это на тебя не действовало. Тогда нам велели сделать так, чтобы ты поверила в себя, в то, что ты способна причинить вред. Ты реально до сих пор думаешь, что это всё твоих рук дело? – Вика взглядом указала на свой гипс. – Мне пришлось самой себе сломать руку. На что не пойдёшь, ради дела. Но после того, как ты обретёшь силу, ты поможешь мне вернуть руку в нормальное состояние. С Витькой было совсем просто, я подсыпала ему одну травку в чай, в маленьких дозах она безобидная, но вот в больших – вызывает повреждения кожи. Но самое сложное было с Ларисой Петровной. Тут, конечно, я бы не справилась. Хорошо, что я здесь не одна.

Лилит с трудом воспринимала информацию. Она не верила Вике. Нет! Этого не может быть. Вика бы не стала бы сама себе вредить. Она просто всё придумала. И про вечерние обряды. Мама ни разу не говорила, что по ночам в дом приходит кто-то ещё. И Лилит никого не видела. Хотя она начала припоминать, что во время молитвы слышала через дырки какие-то звуки.

В этот момент за дверью начали ругаться, ручка дёрнулась, и на пороге появилась Софья Михайловна. Она застыла и несколько секунд не сводила взгляд с Лилит. Пленница же отчаянно брыкалась и всячески показывала, что ей не нравится её положение.

Софья Михайловна подошла к Лилит и вынула из её рта кляп.

– Это всё Вика и мальчишки. Помогите мне. Вика сошла с ума, она хочет меня убить.

Софья Михайловна удивлённо посмотрела на Вику, но та лишь непонимающе пожала плечами. Лилит не спешили освобождать.

– Нет, ты нам нужна живая, но для пробуждения силы, придётся тебя немного помучить. – Спокойно произнесла Софья Михайловна.

– Что? – Вырвалось у Лилит.

– Ты ведь знаешь, как Босс меня слушался. Он с удовольствием полакомился щёчками Ларисы Петровны. Жаль, что его убили, а иначе бы он нам сейчас очень пригодился. Босс был славным кобелём. Ну, ничего, у нас тут есть ещё один.

Лилит посмотрела на дверь, где виднелись затылки парней, через которые прорывалась Юля. Её не пускали.

– Отпустите меня. Я хочу домой. Вы всё врёте! – Завопила Лилит, но Софья Михайловна покачала головой.

– Перестань. Физическая боль тебя ведь не сильно беспокоит. Ты никогда не задумывалась, почему во время утренней порки тебя так ломало от дедушкиных речей? Да, я частенько наблюдала за этим. Так вот дед читал молитвы, только не наши, а церковные. И прикладывал к твоему телу распятие. Таким способом обычно проводят сеансы экзорцизма, то есть изгоняют демона из тела. Но дед, наоборот, укреплял тебя, чтобы ты выработала своего рода иммунитет к изгнаниям.

Лилит поняла, что ей не выбраться, и что никто не поможет. Она чувствовала, как её ладони горят. Кровать под ней вдруг затряслась, но это продлилось всего несколько секунд.

– Ага! Вот оно. Начало есть, нужен толчок. – Обрадовано сказала Софья Михайловна. – Ты знаешь, что делать.

Последнее было обращено к Вике. Та кивнула, и учительница вышла из комнаты.

– Помогите! – Крикнула Лилит, но прозвучало это как-то безнадёжно.

– Держись! Лилит, эти чокнутые хотят… – кто-то заткнул Юле рот.

Лилит так и не узнала, чего же именно хотят эти чокнутые, но, когда к кровати подошёл Витька, у Лилит промелькнула нехорошая мысль.

– Ну, что красавица. Теперь ты моя. И я буду делать с тобой всё, что захочу. – Он запрыгнул на кровать и уселся прямо на Лилит.

Глава 11. Побег

Миша несколько секунд смотрел на мать, не зная, как на такое реагировать.

– В каком смысле? Почему?

– Потому что так нужно! И не спрашивай.

– То есть ты хочешь, чтобы я не общался с любимой девушкой, и даже не спрашивал, почему?

– Миш, поверь мне, я желаю тебе только добра, но Юко…

– Ты будешь делать всё, что скажет Юко? А если она тебе велит убить меня?

Мама тяжело вздохнула. – Просто так будет лучше для всех.

– Для кого? Для вас с папой, может быть. Но для меня и Лизы, точно нет.

– Да пойми же ты, что находиться рядом с Лизой опасно.

– Опасно? Почему?

Миша смотрел на мать, которая явно жалела о том, что проговорилась.

– Она им мешает. Они скоро от неё избавятся и не пощадят тех, кто встанет у них на пути.

– Это ты про сектантов своих? Ты вообще слышишь, чё несёшь? То есть они хотят убить Лизу? Это же, это же бред! Что она сделала?

– Я не знаю. Это как-то связано с Лилит.

– Ну, ясно, с кем же ещё. – Мише вдруг пришла в голову невероятная мысль. – Слушай, а ты вообще уверена, что вы отдали того ребёнка?

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, если в утробе было двое, и один из них дьявольский ребёнок, то почему ты думаешь, что это не я?

– Я знаю, что ты мой ребёнок.

– Ты ведь не можешь быть в этом уверенна на все сто процентов? А вдруг Юко тебя обманула или сама перепутала, а сейчас они всё поняли и теперь боятся, что я убью их? С моим телом сейчас происходит что-то странное, может, это и есть доказательство того, что я – монстр.

Мама испуганно посмотрела на Мишу. Казалось, ему удалось посеять сомнение в ней. Но через мгновение она мотнула головой.

– Нет. В общем, Лиза ночует у нас одну ночь, а дальше, чтобы её здесь не было. Понял?

Миша не ответил. Он ушёл в свою комнату, просто офигевая от происходящего. Ну, если уж родители совсем с катушек съехали, то тут выход только один. Ему просто опасно находиться рядом с ними в одной квартире. Кто знает, что им взбредёт в голову, или что прикажет Юко.

На самом деле про себя он только что всё сочинил и до этой минуты даже не думал о том, что он может оказаться дьявольским дитём. Но какая-то логика в этом была, и его собственные слова не выходили у него из головы.

Чтобы всё точно узнать, есть только один способ. Надо дождаться утра и бежать. Из дома валить нужно в любом случае, но вот не в пустоту, а к Лилит. Как бы узнать, где она живёт. Мать ведь не скажет. Ладно, с этим он разберётся позже. Нужно собрать какие-то вещи и деньги. Вот денег у него не было. Сколько вообще их нужно?

Миша задумался, а потом решил, что единственный вариант – это спереть у родителей. А где он ещё найдёт посреди ночи деньги. Ему бы только улучить момент и добраться до маминой сумочки. Она часто пользуется наличкой, а вот папа только кредитками.

Мама с папой ещё какое-то время разговаривали в своей спальне, а потом затихли. Миша вышел из комнаты. Обычно мама оставляла свою сумку в прихожей. Так и есть. Миша не стал включать свет, тем более что уже наступило раннее утро, и света из кухонного окна хватало, чтобы разглядеть содержимое сумки.

Миша нащупал кошелёк и достал его. Ему повезло, что там было несколько крупных купюр. Быстро вытащив их, он стал прикидывать, насколько этих денег может хватить. Если ужаться, то пару недель можно протянуть. О том, что будет потом, он сейчас не хотел думать. Закрывая кошелёк, Миш заметил, что какая-то бумажка вылетела из него. Он подобрал её и прежде, чем положить обратно, вгляделся. Текст был написан маминым подчерком.

«Улица Горная, дом 93».

Мишино сердце застучало. Чей адрес мама хранит в кошельке на маленьком свёрнутом клочке бумаги? Никаких родственников и знакомых, насколько ему было известно, там не живёт. Да, Миша вообще впервые слышал про такую улицу. Где это вообще? В любом случае это была зацепка. Вдруг это адрес Лилит.

Миша взял бумажку себе и, застегнув сумку, пошёл будить Лизу. Она просыпаться не хотела.

– Давай, Лиза. Надо идти.

– Куда? – Сонно спросила она, но всё равно встала и пошла за Мишей.

– Я собрал немного вещей, мы уходим. – Сообщил Миша шёпотом в прихожей, надевая куртку.

– Зачем? Что случилось?

– Я тебе в дороге расскажу, а то родители проснуться, и тогда у нас ничего не выйдет.

На свежем воздухе Лиза окончательно проснулась. Было прохладно, но Миша это предусмотрел и надел на себя не ветровку, а курточку потеплее, а Лизе он дал свою старую куртку, которая ему стала мала.

– Куда мы идём? – Спросила Лиза, когда они отошли от дома довольно далеко.

– Во-первых, тебе грозит опасность, нам нужно спрятаться. А во-вторых, я хочу найти сестру.

– Опасность? – Лиза резко остановилась. – Мне? От кого?

– Юко, – коротко пояснил Миша. – Мама проболталась, что сегодня ночью к ним приходила Юко и сказала, что ты им мешаешь. Они хотят от тебя избавиться, ну и от меня заодно.

– Значит пожар в моей квартире…

– Да, это, скорее всего их рук дело. Проклятая секта!

– Но что я им сделала?

– Понятия не имею. Чёрт их знает, что в голове у этих придурков творится. Но они реально опасны.

– Подожди. А как же папа? – Спохватилась Лиза.

– Мы ему ничем не сможет помочь. Он в безопасности, под присмотром врачей. Пойдём.

Лиза несколько секунд сомневалась, но всё же, последовала за Мишей. Через полчаса они зашли в круглосуточный супермаркет, где Миша купил горячий чай и две булочки.

Пока Лиза завтракала, Миша достал свой телефон и стал в навигатор вбивать адрес с бумажки.

– Ого! Нам на другой конец города ехать. – Сказал он.

– Это адрес Лилит? – Лиза отхлебнула чай и посмотрела на Мишу.

– Да. Сейчас проложу маршрут.

Автобусы начинали ходить только через час, а добираться до места нужно было с тремя пересадками, что в общей сложности должно занять несколько часов.

Когда они наконец-то дождались транспорт, то едва могли шевелить пальцами. Утренний дождь пропитал куртки. В автобусе Миша и Лиза пригрелись и заснули. Они чуть не пропустили свою остановку, но Мишин внутренний компас их вовремя спас.

Это была самая долгая и ужасная поездка в жизни Миши. Он устал, замёрз, но когда добрался до цели, то оказалось, что всё было проделано напрасно.

– Я не понимаю. Улица Горная, дом 93. Вот этот адрес.

– Вроде всё верно.

– Да, но в этом девятиэтажном доме сотня квартир. Как я буду её искать? – Возмущался Миша.

– Сейчас у кого-нибудь спросим. – Лиза осмотрелась по сторонам. Они встали возле первого подъезда, и когда из него вышел мужчина, Лиза спросила.

– Извините, я ищу подругу. Её зовут Лилит, ей шестнадцать лет. Я знаю, что она в этом доме живёт, но вот в какой квартире, не помню.

Лиза врала так убедительно и артистично, что Миша был поражён. Он-то считал её самой честной и порядочной, а оказывается, если бы она захотела его обмануть, то он бы, Миша, даже этого не заметил.

Мужик посмотрел на Лизу, которая стояла в Мишиной старой куртке, затем прошёлся по лицу Миши, на котором пятна проявились не в полную силу, но всё же были заметны.

– А ну, пошли вон отсюда! Нечего шляться тут, выискивать. Сейчас ментов вызову, и всю вашу шайку воровскую прикроют.

Лиза и Миша посчитали за лучшее скрыться и переждать, когда злой мужик уйдёт.

– Надо было кого-то подобрее выбирать для разговора, – сказала Лиза, скорее сама себе. – О, вон бабушка на лавку села. Так, я пойду одна, а то вместе мы доверия не вызываем.

Лиза довольно долго разговаривала с бабулькой. Миша не знал, о чём вообще столько времени можно болтать с незнакомым человеком. Вот, наконец, Лиза и бабка встали с лавки, но Лиза не пошла к нему. Она довела бабку до подъезда, помогла внести сумки, и только после этого вернулась к Мише.

– Ну? – Он горел от нетерпения.

– Мимо. Бабушка тут сто лет живёт и всех в доме знает. Такое редкое имя как Лилит она вообще впервые слышала, да и девушек шестнадцати лет тут немного и все они обычные, не похожи по описанию на сектанток.

– А ты знаешь, как ведут себя сектантки?

– Предполагаю, что они хотя бы странные. И замкнутые.

– И что теперь?

– Я намекнула, что не уверена насчёт города.

– Да ладно? А это мысль. И она не удивилась?

– Не-а. Наоборот, сказала, что такое бывает, и что она точно знает, в каком городе есть улица Горная. Её приятельница живёт в Костроме, и несколько раз та говорила, что у них в городе про эту улицу слухи нехорошие ходят. Мол, творится там чертовщина. Вот наша бабулька и запомнила название.

– Мне кажется, это нам подходит, – сказал Миша. – А может мама просто не тот номер дома написала и нам нужно прочесать всю улицу?

– Вряд ли. Если написан дом без квартиры, значит это частный дом, а на этой улице сплошные девяти этажки.

– Ты права. Значит, поедем на экскурсию в Кострому.

– Ага. Только надо ещё туда добраться.

Путь был неблизкий. Электричка, автобус и на своих двоих. Хорошо, что денег хватило на билет и кое-какую еду, но усталость после бессонной ночи была настолько сильной, что Мишу всё время вырубало. Когда они добрались до нужного населённого пункта, был уже поздний вечер. Миша понятия не имел о том, где они будут ночевать, но он предпочитал не думать об этом до тех пор, пока они не доберутся до цели.

Цель была найдена затемно. Дом оказался настолько древним, что Миша боялся в него заходить. Дверь, почему-то была опечатана.

– Может через окно? – Предложила Лиза.

– Я аккуратненько ножом печать подрежу, и всё нормально будет.

Так и сделали. В доме никого не было. Хотя, судя по вещам, тут жило несколько человек. Одежды было немного, зато книг дофига.

– Смотри, тут реально жили сатанисты. Все книги про какую-то дичь из ада. А некоторые на другом языке.

– Латынь, – подсказала Лиза.

– Ага. Ты его знаешь?

– Нет. Просто видела некоторые слова в словарях. Тут даже вода в кране есть. Вот бы помыться, а то я чувствую себя бродячим псом.

– А ещё неплохо бы поспать. Может, переночуем здесь? Кровать большая есть, да и сюда никто не сунется, дверь ведь опечатана.

Так и сделали. Лиза отлично помылась, только её очень удивило, что в ванной нет зеркала. Но, в общем-то, оно и не очень-то нужно было ей. Миша уже лежал на кровати с телефоном в руках.

– С лёгким паром.

– Спасибо. А ты не пойдёшь?

– Я с утречка. Так спать хочу, что сил нет.

Уснули сразу же, да так крепко, что не слышали даже, как в дом пробрались люди. Эти люди, в общем-то, тоже не заметили незнакомцев, поскольку пришли в дом исключительно по делу и сразу же направились в подвал.

– Миш, мне кажется, что в доме кто-то есть, – Лиза сидела на кровати в полной темноте.

– Кто? Опять?

– Да! – Прошептала она.

– Да сколько же можно! Я хочу, наконец-то, поспать нормально. Может, тебе кажется? – С надеждой спросил Миша.

– Может быть. Звук идёт как будто из-под земли. Какое-то пение.

Миша прислушался. Надо признать, что действительно было некое звучание, но походило оно на приглушённый приёмник, который заедало.

– Это может даже не в доме, а на улице. – Миша хотел поверить во что угодно, но только не в то, что им опять ночью нужно убегать.

– Что будем делать? Мне страшно.

– Ну, давай я спущусь в подвал и посмотрю.

Когда он это говорил, то смелости у него было хоть отбавляй, но когда дошло до дела, то Миша слегка занервничал. Внизу действительно что-то происходило. Звуки становились тем громче, тем ниже он спускался. Это уже не было похоже на радио. Это определённо были живые люди. По крайней мере, он надеялся, что живые. Это ведь лучше, чем мёртвые и поющие.

В подвале было темно. Миша не стал включать фонарик на телефоне, потому что тот светил слишком ярко. Миша ограничился подсветкой. Двери в комнаты были плотно закрыты. Все, кроме одной. Она была пустая, а в центре стояло возвышение. Интересно, для чего оно. Миша осторожно подошёл ближе и заметил, что в стенах проделаны небольшие дырки. Он колебался недолго. Тихо подойдя к отверстиям, Миша нагнулся, прищурил один глаз и заглянул в соседнюю комнату.

Там несколько человек стояло на коленях. Они покачивались, будто находились в трансе. Периодически они издавали протяжные звуки, которые сменялись быстрым шёпотом. Это всё походило на атмосферный фильм ужасов. Миша почувствовал, как мурашки пронеслись по его телу.

Странные люди были как будто под гипнозом. Миша, чтобы получше рассмотреть их, перебирался от одной дырки в стене к другой, и вдруг что-то упало на его ногу. Он посмотрел вниз. Это был увесистый ремень. За стенкой послышалось движение. Миша замер. Он долго решался, прежде чем поднести глаз к отверстию.

А там он увидел такой же глаз. Миша отпрыгнул от стены. Кто-то завыл, что-то грохнуло, но Миша без разбора понёсся наверх к Лизе. Надо бежать. Лизы в кровати не было. Где же она?

– Ты не её ищешь? – Вкрадчивый голос раздался совсем рядом. Миша обернулся и увидел возле книжного шкафа Лизу, а рядом с ней старикашку. Он приставил к её горлу что-то блестящее. Это был тот самый дед, которого Миша видел возле школы, и у которого было красное лицо.

– Эй, дед отпусти её.

– Ну уж нет. Она слишком дорогая добыча. За неё мне много чего дадут, – проскрипел дед.

Миша понимал, что действовать нужно быстро, пока подмога из подвала не подоспела. Он прыгнул на деда так резко и сильно, как только смог. Дедок оказался хлюпким, да ещё и трусом. Миша придавил лежащему шею, схватил Лизу за руку и вместе они выбежали из дома.

– Кто они? – Спросила Лиза.

– Сектанты проклятые. Я видел их ритуал в подвале. Они просто сумасшедшие и готовы на всё.

– Да, только одно плохо.

– Что? – Спросил Миша.

– Мы так и не узнала, где Лилит.

– Зато мы точно знаем, что она тут жила. А раз дом опечатали, значит, тут произошло какое-то преступление. Скорее всего убийство.

– Ты думаешь, что её могли убить?

– Не удивлюсь. А может она убила. В любом случае, нужно искать информацию в полиции.

– Ага. Так нам и рассказали. Это ж тайна следствия, или как там её.

Миша задумался. Тут без связей не обойтись. Только где их взять? Хотя, не только связи решают, но и деньги.

Пока Миша размышлял, Лизин телефон зазвонил. Она остановилась.

– Что? Как? Когда?

Это было всё, что сказала Лиза, но Миша понял, что произошло что-то страшное.

– Лиза, что случилось?

– Из больницы звонили. Папа умер! – Лиза не заплакала, завыла. Она рухнула на его грудь и скулила как раненая собака.

– От отравления? Да? – Тихо спросил Миша, когда она немного успокоилась.

– Нет. Он выпал из окна.

– Что?

В тот момент Миша осознал, насколько серьёзная опасность им грозила. Он, как и Лиза не верил, что её отец случайно выпал из окна или таким образом покончил собой. Это было предупреждение? Для неё? Что им нужно от Лизы? Миша вообще не понимал, как она связана с этими сектантами и почему они не трогают его?

Миша и Лиза как слепые котята шли по незнакомому городу, встречая грёбанный рассвет. Миша готов был просто лечь на землю и уснуть. Ноги почти не двигались, а ещё хотелось пить.

– Ребятки, а вы чаво тут делаете? Заблудились? – Низенькая бабушка в драном тулупе переваливалась с ноги на ногу, ведя перед собой козу.

– Да, бабушка, мы заблудились. А ещё очень хотим спать, – без прелюдий сообщила Лиза.

Бабушка внимательно оглядела их, а потом охнула.

– Ну и дела. Пошли ко мне. Накормлю вас, да и покемарить у меня можете. Не хоромы, конечно, но перинку годную подыщу.

Миша и Лиза готовы были расцеловать бабушку и рванули за ней. Она всю дорогу до дома болтала, а у ребят уже языки не поворачивались.

– Утомила я вас расспросами, простите бабку. Уж от одиночества совсем озверела. Вот тут у меня есть матрас, ложитесь, я пока к скотине пойду, а потом я завтраком вас накормлю. А вы спите. Ага.

Перед тем как заснуть, Миша подумал о том, что надо бы расспросить бабку про Лилит, вдруг чего знает. Всё-таки не так далеко тут живёт. Мише снилось, что кто-то стоит над ним и шепчет на латыни. Бабка почему-то превратилась в чёрную козу, а Лиза в волчицу, которая норовила перегрызть ему, Мише, горло. Он очнулся и подскочил на матрасе. На него падал луч яркого солнца. Он повернул голову, но обнаружил, что Лизы рядом нет.

Глава 12. Порочная

В комнате, кроме Витьки, находилась только Вика. В коридоре за дверью стояли парни и отгоняли всех любопытных.

Лилит не понравилось то, как Витька на неё смотрел. Было в его взгляде что-то хищное. Она не могла пошевелиться, а ещё ей было противно от того, что Витька налёг на неё своим потным телом, покрытым язвами.

– С чего бы начать? – Он взял ножницы, которыми изрезал её одежду и продел то же самое с её бельём. – Ммм, какая грудь.

Лилит затошнило. То ли от запаха, от ли вида этого мерзкого парня, который облизывал её шею и грудь.

– Мне больно. Ты тяжёлый, – прохрипела Лилит.

– Ой, да брось. Мы ещё до самого сладенького не дошли. Обожаю девственниц, особенно, как они кричат.

С этими словами Витька расстегнул свои штаны, и Лилит пронзила резкая боль. Её бросило в холод, а потом в жар. Она чувствовала, как её разрывают изнутри, но теперь к физической боли подключилась и другая.

Вика подошла к кровати и стала читать проповедь, как дедушка. Это было невыносимо. Лилит думала, что она умирает, но в какой-то момент, она вдруг перестала слышать звуки. Полная тишина. Она посмотрела на Витьку, тот был весь раскрасневшийся, но движения его стали очень медленными. Неестественными. И Вика почему-то стала слишком медленно говорить, её губы открывались и закрывались с такой скоростью, будто бы она зевала.

Лилит почувствовала, как кровать под ней затряслась. Но это не испугало её. Она поняла, что может управлять своим ложе. Лилит дёрнула плечом вправо – и кровать проехалась по полу, дёрнула влево – кровать вернулась на место. Лилит вдруг осознала, что она может двигать предметы. Она посмотрела на верёвки, которые сковали её руки и ноги, и приказала им развязаться. Те сразу же подчинились.

Теперь надо избавиться от этого вонючего садиста. Лилит едва дотронулась подушечками пальцев до его тела, как Витька подлетел вверх, почти к потолку, и тут же рухнул на пол.

Лилит понравилось, как хрустнули его кости. Вика замолчала и со смесью страха и восторга посмотрела на Лилит. Что там она говорила, отомстить ей прямо здесь и сейчас? Да, легко!

Вика попятилась назад, но это всё равно бы ей не помогло. Её сломанную руку вывернуло так, что Вика закричала от боли.

В комнату влетели ребята. Кто-то подбежал к Вике, кто-то пытался поднять Витьку, но ни один, кроме Юли, не подошёл к Лилит.

– Боже, что он сделал! Лилит, тебе надо ко врачу. Ты вся в крови!

Но Лилит не спешила уходить. Она не смущалась своего голого тела, наготу которого прикрывали лишь длинные волосы. Ребята попятились от Лилит. Она же слегка дёрнула руками, и всех, кто был возле двери, засосало обратно в комнату. Несколько человек успело сбежать, но она с ними позже разберётся. Ей нравилось, что они молили о пощаде. Лилит направила ладони на Юлю, и та вылетела за дверь, а затем медленно вышла и сама Лилит. Дверь тут же захлопнулась, и из-за неё послышался стук десятков рук.

Лилит улыбнулась. Комната номер девять станет большим склепом для всех, кто обидел её. Лилит крутанула указательным пальцем, и девятка заскрипела, нехотя превращаясь в шестёрку.

Лилит щёлкнула пальцами, и дверь обхватил сильный огонь. С той стороны закричали. Из-под двери повалил густой серый дым, послышался звук разбитого стекла.

Юля с ужасом смотрела на Лилит, пятясь к лестнице. Лилит было наплевать, что та про неё подумает. Главное сейчас наказать всех, кто мучил её. Со всех сторон стали прибегать учителя и дети, они пытались выломать горящую дверь, но Лилит знала, что у них ничего не получится. Она спустилась вниз и вышла на улицу. Ей не было холодно, наоборот, она чувствовала внутри себя невероятную энергию, которая разливалась по всему телу.

– Нам нужно уходить! Давай же! – Это была Вика. Лилит посмотрела на неё так, что у той затряслась нижняя губа.

– Я же с тобой заодно! Ты вошла в силу, и без меня тебе не справиться! Я помогу тебе, подскажу, что делать дальше. Ты избранная, и нужна ЕМУ!

Лилит швырнула Вику, та пролетела несколько метров и ударилась головой о стенку здания школы.

– Подожди! Я докажу тебе! Вот, – Вика одной рукой вытащила из пупка огромную брошку, и на её месте Лилит увидела небольшой чёрный круг и полумесяц – этот священный знак Лилит видела много раз в домашних книгах, и у старших.

– Все члены нашего общества имеют такую татуировку на теле.

Лилит остановилась. – Не все. У меня её нет.

Это почему-то очень рассмешило Вику.

– Ты была рождена с ней. Ты избранная, потому что ОН пометил тебя ещё в утробе матери. Пойдём, сама увидишь.

Вика направилась к школьной двери. На первом этаже висели огромные зеркала, друг напротив друга. Вика подвела Лилит между ними и подняла её волосы.

Лилит увидела на своей шее этот знак. Небольшое пятнышко, которое иногда кровило и чесалось, было на самом деле священной отметиной.

– Убедилась?

Лилит как заворожённая, не могла оторваться от отражения, но чьи-то быстрые шаги отвлекли её.

– Девочки, быстро уходим. – Софья Михайловна вывела их через чёрный ход, потому что к школе подъехало несколько машин с сингалками.

Они шли довольно долго, но Лилит не устала. Софья Михайловна набросила на Лилит свою куртку, но в ней было жарко и неудобно идти.

– Не снимай! Нам нельзя привлекать лишнее внимание. Скоро доберёмся.

И действительно, они дошли до речки, через которую был перекинут мост. Под мостом виднелся небольшой выступ с дверью, которая заросла мхом и плесенью.

– Нам сюда, – с этими словами Софья Михайловна вставила ключ в замок и повернула его.

Внутри было темно. Софья Михайловна чем-то щёлкнула, и замерцал тусклый свет. Пахло сыростью и травами. Такой же запах был в подвале дома Лилит.

– Это наше секретное место, куда мы приходим, чтобы совершать ритуалы. – Пояснила Софья Михайловна. – Здесь мы побудем некоторое время до ритуала, пока не придёт ОН.

– Кто он? – Спросила Лилит.

– Тот, чьего пришествия мы все ждём. Аполлион!

Аполлион. Лилит много раз представляла его себе, когда молилась ему. Значит, он скоро должен прийти?

– И только ты способна его вызволить из ада. – Продолжила учительница.

– Я? Потому что я избранная?

– Потому что в тебе его семя! Ты была зачата и рождена для того, чтобы стать ЕГО проводником в этот мир. Тебя воспитывали члены общества в строгости и лишениях, чтобы твоя сила закалилась, и её хватило для главного испытания.

Лилит задумалась. – А для чего Аполлион придёт в наш мир?

– Он будет царствовать, строить новый мир. Наказывать неверных и вознаграждать преданных. Будет воздано по справедливости и по заслугам.

– А сейчас что, не справедливо? – Лилит плохо представляла себе строение мира. Да, она много читала про Аполлиона, что он верховный судья и правитель, и что он заточён в аду, но скоро выберется. Только Лилит не понимала, зачем. Зачем ему приходить в этот мир. И почему она должна стать его проводником.

Вика опередила учительницу с ответом. – Ты сама видела, в каких условиях живут дети в интернате, как тяжело им выбраться из нищеты, кем-то стать. У них нет шансов на хорошую жизнь. Они отбросы, потому что их родили слабые люди, которые не были готовы к детям, или больные, которые умерли рано. Так вот с приходом Аполлиона всё это изменится. Он уберёт слабых людей. Они не нужны. Они сами прожигают свою жизнь и рожают таких же неудачников. Потом он установит такие правила, благодаря которым неважно будет, сколько у тебя денег, и в каких условиях ты живёшь. ОН наградит тебя только за твою преданность. Это всё, что нужно. И никакие связи не помогут. ОН подарит невероятные способности, такие, как у тебя, а особо приближённым – вечную жизнь.

Лилит слушала с интересом, одновременно крутя в воздухе деревянный стул. При очередном повороте, спинка стула ударялась об стенку, и Лилит каждый раз улыбалась. Ей хотелось, чтобы стул развалился совсем, но не быстро, не одним ударом, а постепенно, поворот за поворотом.

– И что мне нужно делать?

– Ритуал проводится строго в полночь. Так что у нас есть несколько часов, чтобы подготовиться. Остальные члены общества будут проводить обряды в наших тайных храмах.

– Каких? – Спросила Лилит.

– Большинство расположены в домах, наподобие того, где ты жила. Сейчас я заварю травы, а тебе, Лилит, нужно хорошенько отмыться от грязи и крови.

Мыться пошли к реке. Вика сопровождала Лилит, и по дороге несколько раз ойкнула от боли.

– Сильно ты меня приложила. И ещё эта рука. Ты должна подлатать меня. – Вика не спрашивала, она упрямо ставила перед фактом.

– Посмотрим, – уклончиво ответила Лилит.

Вода была холодной. Осень и вечерний ветер сделали её неприятной для купания. Но Лилит больше не волновали физические ощущения. Она думала о своих новых способностях, и ей не терпелось их изучить. Зайдя в воду, она провела пальцами по прозрачной глади, и та расступилась, образуя шеренгу пустоты. Лилит нырнула. Она ведь раньше никогда не видела водоёмов, но почему-то ей не было страшно погружаться в тёмную глубину. Изучать дно было интересно, поэтому Лилит шла по нему, не разбирая дороги. А опомнилась, только когда поняла, что слишком долго не дышит. Оказывается, Лилит не нуждалась в кислороде. Эта новость её очень обрадовала. Она крутанулась вокруг себя, образуя огромную воронку, которая выплюнула Лилит на поверхность реки. Лилит огляделась. Она находилась примерно на середине реки. Нужно возвращаться. Лилит загребла рукой волну, которая стала расти, потом подхватила Лилит и вынесла на берег.

– Офигеть! – Всё, что сказала Вика.

– Ты что-то говорила про бессмертие. Я могу не дышать под водой, значит, я никогда не умру?

– Ну, ты защищена Аполлионом, его метка охраняет тебя от физической смерти, но если ЕМУ захочется тебя убить, думаю, он найдёт способ. – Вика хихикнула.

Лилит очень расстроилась, что она всё же может умереть. В отместку за плохую новость, она схватила Вику за сломанную руку.

– Ты что? – Испугалась Вика.

– Ты вроде сама просила, чтобы я тебе руку вправила.

Вика немного расслабилась, но всё же смотрела на Лилит со страхом.

Лилит понятия не имела, как вправляют кости, но она знала, что ей нужно лишь приказать костям срастись, и всё будет готово. Лилит улыбнулась. Она кое-что придумала.

– А-а-ай! – Вика кричала, дёргалась, но ничего не могла поделать с болью, которая пронизывала её руку. Её гипс сорвало, а кости, прежде чем срастись, раскололись на мелкие кусочки, каждый из которых впился в плоть под кожей.

– Ой, немного перепутала, – Лилит даже не скрывала своего восторга от происходящего. – Сейчас всё исправлю.

Вика была на грани потери сознания, когда её рука, наконец-то, пришла в норму. Лилит вприпрыжку побежала к убежищу, задерживаясь при прыжке в воздухе дольше, чем обычный человек.

– Лилит, надень это, – Софья Михайловна протянула ей красную сорочку.

– Но раньше я на ритуалы надевала белую.

– Раньше ты была девочкой, а теперь женщина. Распусти волосы, и ещё нужны символы на теле. Сейчас принесу перо и нож.

Единственное, о чём сожалела Лилит, это о том, что здесь не было зеркала. Новая сорочка ей страшно понравилась: кружевная, полупрозрачная. Вика смотрела на Лилит с завистью, и это очень поднимало настроение.

– Давай руку! Нужна твоя кровь. – Учительница полоснула лезвием ладонь Лилит. – Сейчас начинается самое сложное. Все символы должны быть изображены в точности с книгами, иначе ничего не получится. Вика, подойди ко мне, будешь светить. А ты, Лилит, не вертись.

Сидеть в одном положении, не двигаясь, было скучно. Лилит всё время косилась на руки Софьи Михайловны, чтобы следить за её работой. Но это ей быстро приелось, поэтому Лилит придумала себе занятие. Она взглядом приподнимала предметы, и перемещала их все на коврик. Через два часа Софья Михайловна закончила свою работу. Лилит осмотрела руки и ноги, которые были полностью покрыты красной росписью.

– Теперь ты готова. Через пятнадцать минут можно начинать. Я уже связалась с остальными.

Лилит трепетала от нетерпения. Всё, что ей нужно сделать, это читать молитвы, как обычно, погружаясь в транс. Это было просто. Лилит обожала ощущение, которое ей дарили ритуалы. На этот раз она быстро пролетела лабиринты, прошла через осколки разбитого зеркала, и оказалась в темноте. Лилит сделала шаг, и чья-то сильная лапа затащила её в темноту. Лилит не видела своего противника, её тело сковало. Всё, что она чувствовала, это как кто-то сдавливал её словно лимон в кулаке. Дышать она не могла.

Она вспомнила про свои новые способности. Лапа не сразу, но подчинилась ей, ослабляя хватку. Когда Лилит вырвалась, она понеслась без разбору, пока не сорвалась вниз. Летела она очень долго. Это был не то колодец, не то просто обрыв. Но чем ниже она падала, тем ярче становилось дно. Оно светилось и мерцало. Лилит стало жарко, а когда она упала на дно, то сразу же подскочила, потому что земля под её ногами была горячая.

Идти босыми ногами не представлялось возможным, поэтому Лилит парила над землёй. Но это у неё получалось ровно до тех пор, пока она не зашла в каменные ворота. Не сразу, но Лилит догадалась, что её сила тут не работает. Она не знала, куда идти. Просто бежала, быстро перебирая ногами. Её ступни местами покрылись волдырями. Хотелось просто опустить их в воду. А вот и она. Озеро! Лилит понеслась к нему и без раздумий плюхнулась в воду. Первое, что она почувствовала, была приятная прохлада. Но вскоре вода начала покалывать кожу, а вокруг Лилит на поверхности образовалась ледяная плёнка. На другой стороне озера стоял полуразрушенный домик. Это было единственное здание в округе, но к нему, иначе как по воде, не доберёшься.

Сейчас Лилит не была так равнодушна к боли. Она ощущала её каждой клеточкой тела. Озеро замерзало, и было всё сложнее ломать лёд, пробираясь вперёд. Из последних сил Лилит выползла из озера. Её руки были изрезаны и сильно кровили. Но она пошла дальше. В домике не было окон, зато дверь открыта нараспашку. Подойдя ближе, Лилит услышала, что в доме происходит какая-то церемония. Человек десять стояли кругом и смотрели в центр. Там лежал продолговатый ящик, а в нём человек. Этим человеком была она, Лилит.

Люди в доме не смотрели на настоящую Лилит, они оплакивали ту, бездыханно лежащую. Лилит подошла ближе. Она не могла оторвать взгляд от себя. Люди стали обходить ящик по кругу и прикасаться к руке умершей. Кто-то подтолкнул Лилит, чтобы не задерживала очередь, поэтому Лилит тоже обошла ящик и дотронулась до ледяной руки. Мёртвые глаза распахнулись, сильный рывок, и вот уже она, настоящая Лилит лежит в ящике и не может пошевелиться. Её быстро накрыли крышкой и понесли туда, откуда исходил невероятный жар. В печь?

Через несколько мгновений она поняла, что горит заживо. Это был настоящий ад! Лилит не могла кричать, шевелиться, но она всё чувствовала, до самого последнего момента, когда её сознание отключилось, а перед глазами предстала темнота.

Глава 13. Мотя

– А, проснулся. Как спалось-то? Небось, вы, городские, не привыкли к нашенским порядкам, – бабушка суетилась на небольшой кухне, раскладывая на столе еду.

– А где Лиза?

– Подруга твоя воздухом свежим дышит. К природе приобщается. Да ты не волнуйся, всё с ней хорошо.

Мишу эти слова немного успокоили, но он всё равно решил выйти во двор, чтобы убедиться. Лиза сидела на крыльце и просто смотрела вдаль.

– Доброе утро. Ты давно здесь? – Миша подошёл в ней и вдохнул запах её волос.

– Я проснулась полчаса назад и вот, захотелось проветриться. Я всё думаю про папу…

– Лиза, мы уже не сможем ему помочь.

– Да, но мне нужно его похоронить.

– Это не безопасно. Они охотятся за тобой.

– Мне всё равно. Я не могу его там бросить. Одного.

– Лиз, у тебя даже нет денег и вообще, такие вопросы шестнадцатилетние подростки не решают. Его похоронят. Но тебе нужно думать о своей дальнейшей жизни.

– Я же теперь полная сирота. У меня вообще больше никого нет. Меня, наверное, в детский дом сдадут.

– Ну, уж нет. Когда всё закончится, мы с тобой поженимся.

– Это ты мне так предложение делаешь? – Лиза улыбнулась.

– Типа того.

– А как же твои родители? Они ведь меня не любят.

– Это всё из-за сектантов. Просто они боятся за мою жизнь и свою. А вообще-то ты маме понравилась. Я это видел.

Лиза рассматривала Мишу так, будто видела впервые. Интересно, о чём она думала. Её глаза стали очень серьёзными. Ненадолго. Потом в них смешалась печаль с привычным оптимизмом.

– Слушай, эта бабушка Мотя такая классная. Она мне обещала подарить несколько нарядов. – Сообщила Лиза.

– Мотя?

– Ну, полностью Матильда, но она попросила, чтобы её называли баба Мотя.

– Ясно. А что за наряды? Старьё вековой давности? – Миша рассмеялся, но Лиза укоризненно посмотрела на него.

– Ничего подобного. Я так поняла, что у неё была не то дочка, не то внучка, я не стала спрашивать, что случилось, но одежда почти не ношеная осталась. По размеру мне подойдёт, я уже видела. Тем более выбора у меня всё равно нет. Не могу же я в грязных вещах ходить.

– Ну, ладно. – Со вздохом смирился Миша. Когда они поженятся, то Лиза будет ходить в красивой дорогой одежде. Он это твёрдо решил.

Они зашли в дом, где невероятно вкусно пахло.

Завтрак был очень сытным. Свежее молоко, горячий хлеб, деревенские яйца и домашний сыр.

– Всё своё. Скотины немного, но на прокорм хватает, – хвасталась баба Мотя. – Кушайте детки, не стесняйтесь. Мне старухе ведь много не надо.

Неловкость возникла после приёма пищи. Нужно было как-то начать разговор, только вот с какого бока, Миша не представлял. Но хозяйка дома сама проявила инициативу.

– Вижу, что идти-то вам некуда. Вы что, как Ромео и Джульетта, сбежали из дома, потому что родители против вашей любви?

– Почти, – уклончиво ответил Миша, но Лиза, почему-то решила рассказать всю правду. Может, это и к лучшему. Ведь с правдой всегда проще.

– Нас преследуют. Это долгая история, но важно то, что мы ищем девочку – Лилит. Она жила тут…

– А, знаю, в проклятом доме. – Закивала бабушка. – Я вообще-то её в глаза не видела, но как случилось у них там это несчастье, так милиция приезжала на нескольких машинах. Тут все на ушах стояли. Слышала я, что девочку увезли в больницу, а потом не то в детский дом, не то в интернат определили.

– А в какой? Вы не знаете? – Миша с мольбой в глазах смотрел на бабу Мотю.

– Не интересовалась, но, коли надо, могу поспрашать. Чай у нас тут все свои.

– Было бы здорово, – сказала Лиза и покосилась на Мишу.

– А она вам кем приходится? – Бабушка любопытничала, но это было объяснимо, ведь в их местности, наверняка, события такого масштаба происходят нечасто.

– Моя сестра, – Миша опустил голову.

– Сестра? – Мотя удивилась. – Ну и ну. Тогда вот что. Вы пока у меня поживёте. Мне как раз помощники нужны. Сейчас самый сезон уборки урожая. Да и по дому дела найдутся. А вам кров и хлеб.

Что и говорить, а предложение было выгодным. Они согласились.

Первые несколько дней Миша с непривычки так уставал, что спал без задних ног. А Лиза ничего. Ей, казалось, и не в тягость было.

– Я ведь всю жизнь дома готовлю, убираюсь, стираю. Так что физический труд мне близок, – говорила она бабушке Моте за ужином. – Мне это даже нравится. Мысли все отпускаю, голова становится чистой.

– Вот, верно. Труд он облагораживает. А ещё полезен для здоровья. Ведь деревенские почему так долго живут? Потому что тело своё в тонусе держат, без дела не сидят, да ещё на свежем воздухе всё. Завтра я тебе покажу, как козу доить.

Миша не разделял Лизиного восторга от деревенской жизни, и не только из-за того, что он все пальцы в мозоли стёр от топора и лопаты. Просто скучно тут было. Никаких развлечений. А самое главное, ради чего он это всё терпел, не было новостей про Лилит.

– Погоди, торопыга. Не всё так быстро. Я одному хорошему человечку удочку закинула, он у другого спросит, вот по цепочке и дойдёт, до кого надо.

И, правда. Через неделю пришла первая весточка.

– Лилит в интернате, но в другом городе. Могу тебе сказать точный адрес, только вот ехать пока туда не советую. Что-то произошло в этом интернате. Люди погибли. Кто-то в больнице. Пожар был. Нужно узнать, там ли твоя сестричка, и жива ли вообще.

– Что я тебе говорил? Видишь, что это за люди! – Шептал Миша. – Они ни перед чем не остановятся.

– А, вдруг, это с ними не связано?

– Ха! Ты в это веришь? Нет, это точно их рук дело. Боюсь, что они и Лилит пытаются убить. Поскорее бы узнать, что к чему.

Но дни тянулись, а новостей больше не было. Миша первое время всё выглядывал, искал, нет ли поблизости странных людей. Хоть дьявольский дом и был расположен на приличном расстоянии от бабкиного, но всё же кто его знает. Лиза же вела себя смелее. Даже в магазин ходила.

– Как тебе идёт это платье, – баба Мотя расплылась в улыбке, глядя на Лизу. – Я ведь сама его сшила. Вот этими руками. Уж до чего доченька моя его любила. Ей особенно рисунок нравился.

– Что это за цветок? – Спросила Лиза, разглядывая красивое розовое растение, которое было вышито шёлковыми нитками.

– Камелия. Дочка мне картинку показала и попросила, чтобы я его вышила.

Бабушка погрустнела. Она, видимо, боролась с собой, думая, рассказать или нет. Лиза её подтолкнула.

– А где ваша дочь сейчас?

– У меня больше нет дочери. – Это было сказано печально и твёрдо одновременно. – Она выбрала другой путь. Неправильный. Связалась с плохими людьми, начала делать такие вещи, от которых у меня мурашки по коже. Господи, прости мя грешную, что родила её. Но что я могла поделать.

– Давно вы её не видели?

– Давненько. Уж не один десяток лет. Но знаю, что жива она, дочка-то.

– Откуда вы знаете? У вас есть общие знакомые?

– Упаси Господь! С такими знакомыми знаться не желаю. – Отрезала баба Мотя.

Лиза с жалостью посмотрела на старушку. – Значит, вы тут совсем одна?

– Ну, почему одна? У меня вот скотинка есть, соседи приходят, а теперь ещё и вы.

– Мы ведь ненадолго. Скоро нам придётся уехать.

Бабушка хитро так улыбнулась. – А ты, девка, не зарекайся. Никогда не знаешь, как жизнь повернётся.

Миша не влезал в бабские разговоры. Он уже давно заметил, что эти двое поладили. А ему с каждым днём становилось всё сложнее тут находиться. И когда он уже совсем отчаялся и подумывал о том, как бы найти новое пристанище, то баба Мотя объявила.

– Узнала. Ой, что узнала. Кошмар!

– Ну же. Не тяните, – несдержанно сказал Миша.

– Лилит твоя как поселилась в интернате том, так одни беды и посыпались. Говорят, что она со странностями. Дети её боялись, да что дети, даже взрослые. Одну учительницу она уж больно невзлюбила, так ту собака насмерть загрызла. А потом она закрыла несколько человек в комнате и подожгла их. А сама голая по улице разгуливала. Но это ещё не всё. Один человек мне признался, что есть свидетели, которые божатся, что видели летающие предметы, и как девка эта взглядом их перемещала. Вот такие дела. Нечистое там творится.

– А где она сейчас? – спросил Миша.

– Чего не знаю, того не знаю. Но в интернате её нет. Сбежала. И ещё двоих людей с собой прихватила.

– Кого?

– Одноклассницу свою и учительницу какую-то. Я бы вам советовала туда не соваться. – Заключила бабка.

Миша задумался. Информация была исчерпывающая и сеющая сомнения. Если это всё правда, то ему, Мише, не нужно такое знакомство. А вдруг люди всё переврали? А если Лилит тут не причём. И как проверишь? Если бы не Лиза, он бы отбросит эту затею. Но ей грозит реальная опасность. Почему-то сектанты за ней охотятся. А значит, какой бы правда ни была, но с Лилит встретиться нужно, хотя бы для того, чтобы она помогла защитить Лизу.

– Вы сказали, что вместе с Лилит ушла её одноклассница. Надо узнать, как её зовут и с кем Лилит вообще там дружила. Наверняка, кто-то поддерживает с ней связь. Так мы сможем выйти на Лилит, – Лиза здорово придумала. Миша в очередной раз поразился, насколько она умная.

Узнали, что девочку зовут Вика. Была она ещё той стервой, поэтому друзей у неё было немного. А те несколько девочек, которые с ней жили – сгорели. Её молодой человек лежал в больнице в реанимации, но есть ещё кое-кто. Юля. Она единственная, кто не пострадал из той комнаты. Говорят, что с Викой она не особо ладила, зато дружила с Лилит. После пожара Юлю положили в больницу. У неё с головой что-то. Она рассказывала жуткие вещи.

– Так это от Юли стало известно о чертовщине, которая там творилась? – Спросила Лиза.

– Получается, что от неё. – Баба Мотя развела руками.

Больница находилась далековато-то. Но поехать туда было решено с утра. Однако задуманное совершить не получилось, потому что ночью Лизе стало плохо. Её тошнило, и несколько часов она не вылезала из туалета.

– Поезжай один. Будем созваниваться. Я боюсь, что в дороге мне хуже станет, – сказала Лиза.

Лицо её было бледное, болезненное. Мише было страшно оставлять Лизу одну, но он понимал, что медлить нельзя. А вдруг, заметая следы, они и с Юлей что-нибудь делают.

Ехал он на всё готовенькое. Ну, это знакомые бабушки Моти подсуетились, чтобы его, Мишу, пустили в психиатрическую больницу навестить сиротку.

Юля явно не ожидала гостей, поэтому сперва испугалась, когда увидела незнакомца, тем более с пятнами на лице. Вдали от Лизы они снова стали проявляться в полную силу.

– Ты кто? – Насторожилась Юля.

– Меня зовут Миша. Я хочу поговорить с тобой про Лилит.

– О, ты из этих? Мозгоправов? Меня уже сто раз спрашивали, но я точно знаю, что видела, и слова свои не изменю!

– Вот и отлично! Меня как раз правда интересует. Пусть жуткая, невероятная, мистическая, но правда.

Юля посмотрела на него уважительно.

– Ты мне веришь?

– Ну, я слышал только малую часть, так что расскажи мне всё, что помнишь, с самого начала.

– А тебе зачем?

Миша замялся. Чтобы сейчас сделала Лиза. Сказала правду?

– Я её родственник.

– Чей?

– Лилит.

– Так ты один из этих? – Юля отползла от гостя подальше к стене.

– Нет. Я вообще ничего не знаю о тех, с кем она жила. На самом деле они ей не родня. А вот я её брат. И только совсем недавно узнал об этом. Мне нужно найти Лилит. Очень.

Юля задумалась. – Я не знаю, где Лилит сейчас.

– Ты уверенна? Понимаешь, эти сектанты охотятся за моей девушкой, Лизой. Они уже несколько раз покушались на неё, убили её отца, и теперь мне нужны ответы и помощь.

Юля прониклась. Она уважительно посмотрела на Мишу. Наверное, в её жизни слишком мало романтики.

– Ладно. Если ты хочешь их найти, то советую тебе запастить каким-то оружием для самозащиты. Ты даже не представляешь, что Лилит вытворяла. Хотя, если, по правде, все, кто там погиб заслужили это. Ведь меня-то она почему не тронула? Потому что я хорошо к ней относилась. А эти? Они унижали, били, изнасиловали. Жесть. Но я сама лично видела, как Лилит одним взмахом руки раскидывала людей как шар кегли. Она взглядом подожгла дверь, и я уверенна, если она захочет тебя убить, то ничто тебя не спасёт.

– Я буду осторожен. Так ты мне скажешь, где она может быть?

– Когда начался пожар и все повалили на улицу, я видела, что они сбежали. Направление тебе мало что скажет, но есть одна зацепка. Я подписана в инсте на одного паренька, он собирает всякий хлам и делает из него красивущие штуковины. Типа скульптур. У него почти миллион подписчиков и… А, так вот, недавно в его профиле появилась новая поделка, центральной деталью которого был гипс.

– Гипс? Какой гипс?

– Обыкновенный гипс. Но Вика перед пожаром сломала руку и ей наложили гипс.

– Ну и что? Гипсов ведь каждый день кому только не накладывают, – справедливо заметил Миша.

– Это да. Но не на каждом гипсе есть надпись «Отдам в хорошие руки».

– Это про гипс на руке? Смешно. Только причём тут твоя Вика?

Миша смотрел на неё непонимающе.

– Эту фразочку Вика собственной рукой выводила. Значит, это её гипс. А если учесть, что сбегала она ещё с забинтованной рукой, то…

– Да, ладно? Где парень его нашёл? Не знаешь?

– Знаю! У реки.

Миша испытывал странное чувство. Он вот-вот подберётся к разгадке, но слишком уж всё запутанно, и, честно говоря, страшно.

– Спасибо, Юль. Ты, это выздоравливай.

– Я вообще-то здорова. Только все меня почему-то чокнутой считают. Но мне наплевать. Я буду стоять на своём. – Такое упрямство вызывало уважение. Миша сам не терпел полумер, но смог бы он так держаться, если бы от его решения зависела его дальнейшая жизнь? Казалось бы, что стоит, просто сказать, что ошиблась, приснилось, шок, и вот она, долгожданная свобода. Но Юля не из таких.

– Ты всё-таки подумай о своём будущем.

– Ага. А ты ничего так. Если бы не пятна на лице, можно сказать, красавчик. Заглядывай ещё.

Красавчик. Хм. Юля ему определённо нравилась. Ну, в смысле, как человек. Как девушка она была несимпатичная, и у него ведь есть Лиза. Кстати, как она там? Миша достал телефон и набрал Лизу.

– Привет. Тебе лучше? Ты даже не представляешь, что я узнал. Можно сказать, что я практически нашёл её.

– Молодец. Это здорово, – Лизин голос был рассеянным и беспокойным.

– С тобой всё в порядке? – Миша начал переживать.

– Ну, как сказать. Я в порядке. Но тут есть кое-какие новости.

– Какие? Что случилось?

– Кое-что очень неожиданное. Приезжай ко мне. Это не телефонный разговор.

Она отключилась, а Миша не знал, как ему лучше поступить. С одной стороны, он почти добрался до Лилит. Совсем немного осталось, с другой стороны, у Лизы что-то произошло, но почему она не может рассказать об этом по телефону? Может, её подслушивают или похитили и держат в плену? Тут фантазия Миши так разыгралась, что он приказал ей остановиться. Нет. Голос у Лизы был нормальный, и сама она сказала, что всё в порядке.

Мише нужно было выбирать. Он принял решение довольно скоро и с быстрого шага перешёл на бег.

Глава 14. Встреча

Сначала вернулся слух. Только звуки были приглушены, как если бы она, Лилит, находилась под водой. После нескольких попыток удалось открыть глаза. Полумрак был приятен взору, но Лилит не сразу поняла, где находится. Она попыталась подняться, но голова отозвалась такой болью, что она сочла за лучшее лечь обратно. Чьи-то быстрые шаги приближались к ней.

– Наконец-то! – Голос был Викин. – Софья Михайловна!

Лилит поморщилась. И зачем она так орёт? Где-то в углу комнаты послышалась возня и невнятная речь. Через пару минут ей положили на лоб что-то мокрое и холодное.

– Полегче будет. Вот ещё, выпей, чтоб голова не болела, – ей протянули стакан с мутным содержимым.

Лилит приподнялась и сделала первый глоток. Было горько, и её губы невольно задрожали и скривились.

– Пей, давай!

Противная склизкая смесь вызывала у Лилит рвотный рефлекс. Но она его поборола. И после того как стакан был опустошён, Лилит почувствовала себя лучше.

– Что… – Лилит прочистила горло. – Что со мной?

Вика радостно открыла рот, но учительница не дала ей возможности сказать.

– В отключке была. Знатно тебя так прихватило.

– Но почему? Я ведь плыла, кажется, а потом был дом и ящик… – Лилит начала вспоминать всё, предшествующее её так называемой отключке. – Ритуал! Как всё прошло?

– Ну, как сказать, – замямлила Вика, вопросительно глядя на учительницу.

– Никак. Ничего не получилось. Ты вырубилась во время ритуала и пролежала без сознания двенадцать дней.

– Сколько?

– А чего ты удивляешься? Это нормальная реакция организма. Сейчас ты немного очухаешься, и будем выяснять, почему не получилось. Правда, есть у нас одна версия. Но об этом потом, а пока тебе надо поесть. Вика сейчас всё принесёт.

Лилит даже не подозревала, что она настолько голодна. Она съела всё предложенное за пять минут. И ещё даже не наелась. Только после того, как всё было проглочено, Лилит осознала, что именно она съела. Её руки были в красноватой жиже. Это кровь? Она ела сырое мясо? Опять рвотный позыв и снова она совладала с собой.

Вика усмехнулась. – Что, не понравились тебе местные птички?

– Птички?

– Ага. Тебе нужна кровь. Животная или человеческая. Не важно. Так что привыкай к такой пище.

– А почему я не могу есть нормальную еду?

– Потому что ты теперь не обычный человек. И вообще не человек даже. Ты зверь, хищник, убийца. Для пополнения сил и энергии тебе нужно только мясо, причём самое свежее, то, которое пять минут назад бегало. А если жевать хлеб и запивать его молоком, то пользы не будет.

Через некоторое время Лилит действительно почувствовала прилив сил. Она даже могла снова передвигать предметы взглядом.

– Во время ритуала, когда я была на дне, почему мои силы не действовали? – Лилит вопросительно посмотрела на Софью Михайловну.

– Потому что это часть испытания. Вот как раз об этом мы сейчас и поговорим. Расскажи, что там было.

Лилит описала всё, что вспомнила как можно подробнее. Вика и учительница слушали её, не смея перебивать.

– Всё ясно. Значит, ты не справилась со страхом собственной смерти. Тебя заколотили в гроб и сожгли, – пояснила женщина.

– Страхом? А где я вообще была?

– Это чистилище. Чтобы добраться до Него и привести его в этот мир, нужно пройти все испытания, которые должны быть под силу избранной, если только… если часть силы от тебя не перешла.

– Перешла? Но к кому? – Лилит не могла понять, почему её сила оказалась у кого-то другого.

Вика и Софья Михайловна переглянулись, а потом учительница продолжила.

– Мы, то есть члены общества, не хотели тебе это рассказывать, потому что психологические потрясения тебе не к чему, но, похоже, другого выхода нет. У тебя есть единоутробный брат. Но во время того, как вас вынашивала мать, вероятно, часть силы перешла ему. Только он ещё об этом не знает.

У Лилит в голове возникли тысячи вопросов. – Почему мне мама ничего об этом не рассказывала? Где живёт мой брат?

– Те люди, которых ты всю жизнь считала своими родителями, но самом деле тебе не родственники. Они просто члены общества и взялись за твоё воспитание, потому что обычный человек не мог тебя вырастить, как следует. Только у наших людей есть необходимые знания, методы и огромный опыт.

– Значит, моя родная мама живёт с братом?

– Верно, но она была просто инкубатором, у которого мы взяли часть плоти и…

– Я не понимаю, почему меня не могла родить та мама, которая воспитывала? Или кто-то другой из вашего общества? Зачем было разлучать меня с родной матерью и братом?

Софья Михайловна замялась, а потом решительно кивнула головой. – Лучше я расскажу всё с самого начала. Итак, наш культ, секта, тайное общество, называй, как хочешь, это вообще не имеет значения, так вот мы существуем уже много сотен лет. Если покопаться в старинных бумагах, то можно обнаружить, что наш культ намного древнее всех современных религий. И всё это время наши предшественники пытались зачать особенного ребёнка, у которого будет метка. Его метка. Но ничего не получалось. Хоть все женщины и соответствовали требованиям, а именно, находились в отчаянии, добровольно готовы были пойти на рождение дьявольского дитя и во время беременности делали всё в точности как надо, но ничего не получалось. Все женщины, находившиеся в нашем обществе, попробовали себя на эту роль, но или у них вообще не получалось зачать, или рождался обычный ребёнок. Когда появилась твоя мама, никто не питал особых надежд. Она выглядела совершенно обычно, такая простушка-тихоня. У них с мужем не получалось долгое время зачать, вот она и прибегла к помощи, так сказать, нетрадиционной, медицины. Всё сделали быстро и чётко, ведь процесс уже был отлажен. Беременность у неё проходила очень хорошо, ну, в смысле, для неё плохо, а для нас просто замечательно. Она должна была мучиться во время вынашивания. Наши люди следили за ней, как и за её предшественницами, передавали ей необходимые ингредиенты, чтобы она делала специальный отвар. Она очень сильная женщина, ведь внутри у неё росло сразу два плода. Это было её вознаграждение, и чтобы она добровольно согласилась на наши условия, мы пообещали, что один ребёнок будет её, а другого она отдаст нам. Юко умеет убеждать.

– Кто? – Не поняла Лилит.

– Юко! Она потомок древнейшего рода по отцовской линии, который основал наш культ. Юко самая преданная Его слуга. Она сама принимала роды и проводила обряд посвящения новорождённых. На самом деле у Юко есть какая-то чуечка, ведь она не к каждой беременной ходит роды принимать. У нас таких по всему миру сотни. Но здесь она никому не доверила эту процедуру. После своего рождения ты должна была прожить три месяца с матерью. Очень важно было питаться её молоком. И вот, спустя положенное время, когда Юко пришла забрать тебя, она даже не надеялась увидеть эту отметину. Юко рассказывала, что в твоих глазах увидела решимость и готовность. А ещё дьявольский огонь. Это был лучший день в моей жизни, когда я узнала, что родилась избранная, и я буду свидетелем Его прихода.

Лилит задумалась. – То есть отметина появилась только, когда мне исполнилось три месяца? А если бы её не было? Меня бы оставили у родной мамы?

– Нет, тебя бы всё равно забрали и воспитывали как одну из послушниц. Все дети, рождённые членами общества, обязаны жить по нашим законам. А так же и те дети, которых зачали для обряда, но которые не стали избранными.

– Как я. – Прокомментировала Вика. – У нас ведь с тобой разница всего в несколько месяцев. Когда проводили обряд над моей мамой, ты ещё не родилась. Интересно, а если бы с тобой что-то случилось или ты бы вообще не появилась на свет, то избранной стала бы я? – В глазах Вики промелькнула искорка зависти и азарта. Конечно, быть избранной – великая честь, только когда ты не знаешь об этом, не понимаешь своего могущества, то живётся тебе очень непросто.

Софья Михайловна строго посмотрела на Вику и повернулась к Лилит.

– И ещё кое-что. Имя тебе было дано такое не случайно. Лилит – это особое имя, которое может носить только избранная. Оно принадлежало жене самого дьявола. И оно наделяет свою обладательницу необходимыми чертами: коварством, терпением, упорством.

Лилит улыбнулась. Да, это всё было про неё. Но всё же её интересовало кое-что другое.

– А мой брат, он знал про меня?

– Вряд ли, – Софья Михайловна покачала головой. – Но теперь он должен всё узнать, потому что без него у нас не получится совершить ритуал.

– А если он не согласится? Или вообще мы не найдём его?

– Юко присматривает за ним и его семьёй. Она должна знать, где он находится. А уж уговаривать – это твоё дело.

– А если, – Лилит замялась, – если у моего брата не получится. Ну, если он слишком слабый, что тогда?

Если уж у Лилит не получилось пройти все испытания, то как это сможет сделать брат, который понятия не имеет ни про Аполлиона, ни про тайное общество.

– Сила, которая даётся от рождения избранному – огромная. Её должно хватить для того, чтобы Аполлион пришёл к нам. Другое дело, когда эта сила досталась не одному ребёнку, а сразу двоим. Вернее у Миши лишь небольшая часть, но всё же.

– Миши? – Переспросила Лилит.

– Да. Так его зовут. Я не видела его лично, только по описанию Юко знаю. У него проблемы с кожей. Такие грязные пятна по всему телу.

Человека с пятнами Лилит недавно где-то видела. Это был парень. Точно! Она же сама его нарисовала в кабинете психолога! Интересно бы узнать, это был её брат? Значит, она, ещё до того, как узнала про Мишу, смогла нарисовать его портрет. Эта новость очень взволновала Лилит. Ей нестерпимо захотелось встретиться с братом, но не из-за родственных чувств. Скорее из любопытства.

– И когда мы с ним встретимся? – Спросила Лилит.

– Я свяжусь с Юко и всё уточню. Но чем скорее это произойдёт, тем лучше. А пока, тебе нужно набираться сил перед новым ритуалом.

Было ещё кое-что, что беспокоило Лилит.

– Почему мои родители, те, которые воспитывали, умерли?

Софья Михайловна медлила с ответом. – Это был их долг. Они обязаны были умереть в день твоей первой крови. Этот день означал, что ты больше не нуждаешься в опеке, и готова к главной миссии. А они принесли себя в жертву, отдав тебе свою жизнь.

– Мне? – Этот ответ Лилит очень удивил. Уж чего-чего, но родители никогда и ничем не жертвовали ради неё. Наоборот, они всё самое лучшее забирали себе, а ей, Лилит, доставались остатки. И то не всегда.

– Конечно! Твои ритуалы высасывают энергию из тех, кто на них присутствует, а ты этой энергией питаешься. И вот в последний раз они тебе отдались до капли, приняв перед этим особый отвар.

– Яд?

– Вроде того.

Лилит улыбнулась. Почему-то мысль о том, что ради неё умерли, ей понравилась. Хотя, может это связанно с тем, что в глубине души она их ненавидела за те истязания, которые они ей причиняли.

– Мне кажется, что я желала им смерти. Всегда. Особенно дедушке. – Тихо произнесла Лилит.

– О, дедушка твой был очень смелым, можно сказать, героем. Его вклад в твоё развитие был неоценим.

– Почему?

– Он каждое воскресенье ходил в церковь на службу. Конечно, это доставляло ему мучения, но он набирался там той энергии, которую потом выплёскивал на тебя. Я даже представить не могу, каково ему было там находиться.

– Мне всегда было так больно от его проповеди. – Лилит передёрнула плечами. Самые страшные моменты вновь всплыли у неё перед глазами.

– Так и должно быть. В любом случае, это всё в прошлом. Запомни, всё, что происходит или происходило, это тщательно продуманный план, который нужен для единственной цели…

– Привести в наш мир Аполлиона, – закончила Лилит.

Софья Михайловна кивнула и вышла на улицу. Лилит же требовалось время, чтобы уложить новую информацию в голове. Её не особо взволновала новость и том, что воспитывалась она не у родных людей, что у неё есть кровная мама и брат. Она восприняла это так, будто бы уже догадывалась об этом раньше. Возможно мысль о том, что у неё есть другая семья, время от времени мелькала в голове из-за той жестокости, которая окружала её, и от которой ей хотелось убежать.

Но сейчас ей было плевать на все родственные связи. Главное, что необходимо – это склонить брата на свою сторону. Лилит даже не представляла, какой он по характеру, и каким способом на него лучше воздействовать.

Пока Лилит размышляла, Софья Михайловна вернулась и сообщила, что связалась с Юко.

– Всё очень удачно складывается. Он сам идёт к нам.

– Как? – Вырвалось у Лилит.

– В нём взыграли братские чувства, наверное, он узнал, что у него есть сестра, так что Миша ищет тебя.

– И что мне делать?

– Я думаю, что не стоит прямо с порога всё выкладывать. Познакомьтесь, изучи его слабости. Нужно действовать хитрее. А ещё надо узнать, не убивал ли он людей.

– Что? – Интересно, как такое можно узнать у незнакомого человека.

– Понимаешь, для того чтобы проводить ритуал, необходимо замарать ручки. Избранный обязан убить человека, иначе он даже и половину пути до Аполлиона не пройдёт.

– Но ведь я избранная? – Напомнила Лилит.

– Для ритуала вы двое – одно целое. На твоём счету есть трупы, и не один. А вот про братца надо уточнять.

– А если он никого не убивал? Как я заставлю его это сделать? – Лилит засомневалась, а Вика прыснула.

– Не парься! Всё можно подстроить так, что у него не будет выбора. Простые манипуляции, нужные слова. Это несложно. Если хочешь, я научу тебя.

– А где он сейчас? Когда я его увижу?

– Лилит, мы же не ясновидящие! Просто у нас хорошо развита информационная сеть. Он был в больнице, где лежит Юля.

– Юля? Она в больнице? – Лилит на секундочку испугалась. – Но ведь я её не трогала.

– Не трогала! – Согласилась учительница. – Но всё считают, что она умом тронулась. Ну, это неважно. Он будет искать тебя возле реки. Нужно организовать вам случайную встречу. Вик, за это отвечаешь ты.

– Окей. – Вика осмотрела Лилит. – Ну, нарядец надо поскромнее, немного румянца на щеках и готово.

Вика суетилась вокруг Лилит, наверное, полчаса, приводя ту в порядок. В это время Лилит развлекалась тем, что гоняла муху, которая до этого момента спокойно сидела на стене. Бедная муха не могла вырваться из-под цепкого взгляда Лилит.

Когда Вика закончила, девочки выбежали на улицу. В доме не было зеркал, а Лилит хотелось посмотреть на себя в полный рост. Вода в речке была спокойной, и помогла Лилит сделать задуманное.

– Прямо девочка – припевочка, – прокомментировала Вика. – Последний штрих и готово.

Вика сорвала голубой цветок, который рос возле реки, и вплела его в волосы Лилит.

Софья Михайловна велела Лилит ждать на улице. А ещё лучше прогуляться вдоль водоёма. Ей было невыносимо скучно, потому что учительница запретила использовать сверхъестественные способности, чтобы не привлекать внимание и не спугнуть брата. И всё же Лилит позволила себе небольшое послабление. Крикливые чайки, которые кружились над рекой в поисках пищи, были слишком большим искушением. Лилит заставляла мелкую рыбёшку подплывать к поверхности, почти выныривая, чтобы приманить птиц к воде. А когда чайка окуналась за добычей, то уже обратно вылезти из воды не могла. Несчастная отчаянно махала намокшими крыльями, дёргала шеей, но всё было бесполезно. Лилит нравилось смотреть на медленные страдания, как жизнь угасает, и приходит смерть.

Гуляла она уже около часа, когда на другой стороне реки заметила парня. Лилино чутьё сразу подсказало ей, кто это. У неё был большой соблазн подшутить над ним. Ведь он её пока не увидел, но Лилит сдержалась. Она села на большой камень и просто наблюдала, как он перебирался через мост. Чем ближе он к ней подходил, тем явственнее она ощущала это. Такого ещё с ней не случалось. Её сердце сначала сжалось, а потом, как будто стало расти. Она чувствовала, как оно выплёскивается из груди, вырывается на волю. Куда оно так спешило? К другому такому же сердцу, с которым их разлучили?

Брат шёл сначала быстро, но вскоре замедлил шаг. Это произошло в тот момент, когда он заметил Лилит. Он точно узнал её. Она не поднялась, не помахала ему рукой. Нет. Просто продолжала сидеть и смотреть на него в упор. Пусть он подойдёт поближе. Она хотела растянуть этот момент, когда он, в нерешительности, будет присматриваться к ней, как в его глазах заискрится догадка и тут же угаснет под страхом ошибиться. Лилит было интересно, насколько он решительный.

– Привет. Это, наверное, прозвучит глупо, но ты случайно не знаешь девушку, по имени Лилит? – Он был решительным. Это ей понравилось. Он точно знал, что она и есть Лилит, но всё же осторожничал. Боялся выглядеть глупо?

– Знаю. Это я. – Вот так просто всё и разрешилось. Она смотрела на его красивое необычное лицо с пятью красными пятнами. Брат же любовался ею. Она была хорошенькой, Лилит знала это. Что делают нормальные люди в таких ситуациях? Миша протянул ей руку, как когда-то сделал директор интерната, и в этот раз Лилит подала в ответ свою. Они смотрели друг на друга, и когда их руки соприкоснулись, то во взгляде Лилит вспыхнуло удивление. Пятна на лице брата почернели.

Глава 15. Тёмная сторона

Мишу будто хлыстнули по лицу чем-то горячим. Он никогда раньше не испытывал такого жжения на коже. Когда он отпустил руку сестры, стало немного полегче.

– Меня зовут Миша, – начал он, – и я твой…

– Брат. Да, я уже знаю. – Лилит чувствовала некоторое превосходство. Во-первых, потому что она обладала явно большей информацией, чем брат. А во-вторых, уверенности ей придавала её сила, которую сейчас было запрещено применять, но ведь всегда можно сделать исключение.

– Правда? – Он очень удивился, потому что долго обдумывал, как ей всё рассказать.

– Жалко, что узнала я о тебе совсем недавно. И я очень рада, что у меня есть брат. – Лилит вела свою игру. Она решила создать образ такой хрупкой и несчастной девочки – сиротки. Ей бы эта роль удалась, ведь она на себе испытала все тягости такой жизни.

– Я тоже. Мне родители не рассказывали про тебя. Я вообще их не понимаю, они говорили очень странные вещи. Я даже не представляю, как ты к этому отнесёшься.

Миша ожидал увидеть монстра, демона, который, по словам мамы, способен убить его. Но перед ним была обычная девчонка, слишком худая и скромная, чтобы быть тем, кем её считают.

– Могу догадаться. Давай ты мне расскажешь немного о себе и о том, что про меня говорили, а потом я тебе поведаю о своей жизни.

Гуляли они вдоль реки долго. Но даже этого времени им не хватило, чтобы наговориться. Лилит никогда ещё не чувствовала себя так легко. Ей даже не хотелось совершать никакие пакости, она просто была собой и говорила много и открыто.

Миша же тоже почувствовал в ней истинную родственную душу. Они едва знакомы, но уже понимают друг друга с полуслова. Рядом с ней он ощущал себя нужным, сильным, ответственным за это хрупкое создание. Он рассказал ей правду. Что всю жизнь страдал из-за уродства, что ему пришлось возглавить местных школьных бандитов, и как он расправлялся со школьниками, чтобы не потерять авторитет.

– Ты их бил? – Уточнила Лилит, помня про главный вопрос.

– Нет. Только одного. Он был из моей банды, и этот гад заслужил всё, что я с ним сделал. Антон издевался над моей девушкой. Я очень разозлился и даже чуть не убил его.

– Чуть? Но ведь не убил же?

– Нет, конечно! Ты что! Я не такой зверь. Я не способен на убийство. Даже такого подонка.

Лилит слабо улыбнулась. Значит, всё осложняется. Ну, она так и думала.

Миша же заметил некоторое разочарование в лице сестры. Что её могло так расстроить? Ну, конечно, она, наверное, не думала, что её брат бандит. Кого эта новость может обрадовать? Наверняка, такая хрупкая и светлая девушка не одобряет подобного поведения.

Но сестра больше ничем не выказала своего удивления. Потом он рассказал Лилит, что от него скрывали тайну её рождения.

– Я не знаю, почему, но мои родители считают тебя монстром. Мама рассказала мне жуткую историю про обряды, про то, как она забеременела с помощью какой-то секты, и теперь эти люди преследуют нашу семью. Они даже убили отца моей девушки. Я думаю, что они просто психи. Но причём тут ты? Ты не похожа на них, хоть и воспитывалась в их семье.

Упоминание о девушке натолкнуло её на одну интересную мысль. На что он готов, ради любимой? А вслух Лилит сказала.

– В семье я была чем-то типа служанки. Целыми днями убиралась, готовила, из дома меня никуда не выпускали, каждый день били. В общем-то, я думала, что все так живут, но, когда они умерли, оказалось, что они просто издевались надо мной.

Лилит с грустью в глазах посмотрела на Мишу. В тот момент ей стало действительно себя жалко. В её голове пронеслись все обиды, накопленные за шестнадцать лет, все унижения, которые она воспринимала как должное.

Миша же искренне жалел сестру. Если бы только она жила с ним, с его родителями, то всё бы сложилось по-другому. Но всё равно в рассказе Лилит Миша не понял главного.

– Когда я был в больнице у Юли, она уверяла, что видела странные вещи. Например, как ты перемещала взглядом людей, как подожгла комнату, а потом сбежала вместе с какой-то девочкой и учительницей.

Миша пристально смотрел на реакцию сестры. Если она всё это совершила, то сейчас должна как-то выдать себя, испугаться.

Но Лилит только улыбнулась.

– Меня все считали странной. Это из-за моего поведения. Я не знала, как правильно разговаривать, как есть в столовой, как спать. Вот и напридумывали про меня всякое. Это может быть связано с моими рисунками. Я привыкла рисовать не совсем обычные вещи, которые испугали учителей и ребят.

– Понятно. – Миша сразу же поверил сестре. Она не выглядела как убийца-поджигатель, да и вообще, как человек, способный на жестокость. – А где ты живёшь сейчас и с кем?

– Тут недалеко есть один домик, меня там приютила Софья Михайловна. Меня и Вику. Когда случился пожар, учительница велела нам бежать, сказала, что так будет лучше, иначе меня упекут или в больницу, или в тюрьму.

– Интересно, почему она так сказала, если ты ничего плохого не сделала? – Удивился Миша.

– Потому что незадолго до этого я нарисовала, как одна противная тётка лежит в крови вся истерзанная. И после этого её загрызла собака.

– Офигеть! Так ты, получается, предсказала будущее? Или…

Миша не стал говорить вслух то, о чём он подумал. А подумал он об организации убийства. Могла ли Лилит всё подстроить так, чтобы ту женщину загрызла собака?

– Наверное. Или просто угадала. Но все в интернате стали меня бояться, и в то же время устраивать мне неприятности.

– Да, нелёгкая у тебя жизнь выдалась. Но теперь всё можно изменить. Мы встретились, я понял, что мои родители ошибались, и, возможно, если они посмотрят на тебя, то всё осознают, и ты сможешь жить у нас.

– Было бы здорово, – отозвалась Лилит.

При мысли о родной матери, она испытала не зов крови, нет. Просто это был бы отличный шанс совершить всё задуманное. Надо обсудить это с Викой и Софьей Михайловной. Но времени слишком мало.

– Если хочешь, можешь пройти в моё жилище. – Сказала Лилит. – Не думаю, что тебе будет приятно там находиться, но это лучше, чем на улице разговаривать.

В доме Мише и вправду было некомфортно. И не только из-за отсутствия в нём элементарных удобств, но атмосфера там была какая-то напряжённая, и полумрак. Как в таком месте вообще можно жить, тем более втроём? С Софьей Михайловной его познакомили, а вот Вика куда-то ушла, так что ему не удалось её застать в доме. Но это не так важно. Его, в первую очередь, интересовала Лилит. А ещё он чётко осознал, что сестре тут не место. Её нужно срочно спасать. Прямо сегодня же везти в нормальные условия. Только как родителей подготовить? И ведь ещё Лиза. Он не мог вернуться к ней. Это заняло бы слишком много времени. Но и оставлять Лизу у бабы Моти неправильно. Надо ей позвонить.

Миша вышел на улицу. Его телефон долго исполнял гудки, но, наконец-то, Лиза ответила.

– Алё? Миш? Где ты? Я не могла тебе дозвониться.

– Наверное, тут связь плохая. Я нашёл её. Лилит! Ты даже не представляешь, в каких условиях она сейчас живёт.

– Нашёл? И как? Она… она нормальная? – В голосе Лизы слышался испуг. Мише стало лестно, что за него переживают.

– О, да! Конечно, много испытаний ей досталось. Но всё, что говорили родители, неправда. Она замечательная, добрая, красивая. И я решил, что нужно её познакомить с моими родителями.

– Ты уверен, что это хорошая идея? Они и меня-то выставили, а уж Лилит, которую они так боятся и ненавидят…

– Вот я и хочу их убедить в том, что они ошибались. Лиз, прошу, мне нужна твоя помощь. Я хочу, чтобы ты была рядом со мной в этот момент. Мне надоело ото всех прятаться, убегать, я хочу просто, чтобы все жили вместе большой дружной семьёй.

– Миш, это здорово. Правда! Когда ты планируешь выезжать?

– Сегодня же.

Лилит с радостью согласилась уехать. Софья Михайловна, видя, что он – человек ответственный, отпустила её. Мише даже не пришлось женщину уговаривать. Добирались долго и с несколькими пересадками.

Что удивительно, но у Лилит не возникало желания применить свою силу, чтобы ускорить процесс передвижения. Может, это из-за того, что она никогда не путешествовала, и ей просто было интересно сделать это впервые. А, может, на неё так повлияла встреча с братом.

Что касается Миши, то ему не терпелось поскорее добраться до места. Мысленно он ругал водителя за то, что тот слишком осторожничает, автобус за то, что еле едет, а светофоры были виноваты в том, что постоянно светили красным.

В дороге они много разговаривали, и Миша всё больше стал испытывать странное желание дотронуться до сестры. Его так и манила её бледная кожа и длинные жёлтые волосы. Интересно, почему внешне они полностью противоположны друг другу. И волосы, и глаза, и фигура, нет даже капельки сходства. Будто они и не родные вовсе.

За время его побега, Мишины родители не раз ему звонили. И если сначала он просто отключал телефон, то потом решил написать им сообщение, что жив, здоров, и успокоить. Они вроде как отстали, но теперь Миша не захотел их предупреждать о своём приезде. Пусть всё случится неожиданно. У них не должно быть времени на обдумывание. Пусть руководствуются чувствами. Это ведь их дочь. Родная кровь.

Миша периодически созванивался с Лизой, которая тоже была уже в пути. А в те моменты, когда Миша разговаривал со своей девушкой, Лилит внимательно его рассматривала. Она искала его слабые места. Ведь ей придётся заставить брата убить человека. Но как это сделать, если он не способен на убийство. Нет в нём жестокости. Но если сыграть на других чувствах. Например, на его любви к Лизе…

Когда они, наконец-то, добрались до места, то Миша мечтал лишь об одном – нормально поспать и поесть. Но на это рассчитывать было глупо, ведь ему предстоит столько объяснений и выяснений отношений.

Лиза приехала раньше их, и всё это время гуляла по торговому центру, который находился недалеко от дома Миши. Он позвонил ей и сказал, чтобы она подходила к подъезду.

– Это Лиза – моя девушка, – он представил её сестре.

Лилит изучила незнакомку. Сначала она показалась ей глуповатой простушкой, но позднее Лилит разглядела в ней упёртый нрав и стальной характер. Она, похоже, была сильнее братца. А ещё Лилит почему-то было неприятно прикасаться к Лизе. Её организм сопротивлялся такому общению, вызывая в теле дрожь.

– Ну, что. Готовы? – Миша посмотрел на девочек и отпер квартиру.

Сначала он подумал, что дома никого нет, потому что свет на кухне не горел, что было редкостью в это время суток. Но через полминуты из спальни показался сначала папа, а затем и мама.

– Миша? Наконец-то. – Папа пошёл к сыну, но мама опередила его, бросившись на Мишу с объятиями.

– Слава Богу, ты вернулся! Я себе места не находила, но твой отец запретил мне вмешиваться и подавать в розыск.

– Да, я уверен, что наш сын достаточно взрослый человек и способен принять верное решение, – гордо сказал папа. Он был явно доволен собой.

Миша посмотрел на него. – Способен. И я уже решил кое-что. Девочки, заходите, – Миша сказал это входной двери, в которую тут же несмело зашли двое.

– Я же тебе сказала, чтобы её тут не было, – начала мама, увидев Лизу, но тут же осеклась.

Она хотела спросить про вторую девушку, но вопрос повис в воздухе, потому что мама, похоже, догадалась.

– Это же…она.

Папа вертел головой от мамы к Мише, и явно ничего не понимал. – Кто это?

– Лилит. Моя сестра, – сообщил Миша.

– Как? – Это всё, что смог сказать папа. Он просто впился взглядом в Лилит и жадно разглядывал её.

Лилит же испытывала крайнее любопытство. Неужели эта женщина её мать? Никакого сходства. Она, Лилит, намного красивее.

– Зачем ты её привёл в наш дом? – Мама злилась.

– Я хочу, чтобы вы познакомились, и Лилит этого хочет. Она же твоя дочь!

– Она дьявольское отродье!

– Ты ошибаешься, мам. Лилит очень добрая, просто она жила с сектантами, но она совершенно другая.

– Миш, ты меня не переубедишь. Я знаю, на что они способны. Просто ты у нас слишком доверчивый.

Лилит раздумывала. Стоит ли ей ввязываться в спор или лучше промолчать. Она видела, как Миша закипает и что он на грани срыва. А это хороший толчок. Это ей на руку.

И тут у Лилит созрел план. Это же элементарно. Почему она сразу об этом не подумала? Миша должен убить собственную мать! Она та ещё стерва и заслуживает этого. А Лилит лишь спровоцирует его.

– Подожди, милая, давай всё спокойно обсудим. – Вмешался папа. Вот же дипломат, а вернее бесхребетный хпюпик.

И тут Лилит заговорила. – Я не знаю, почему вы меня так ненавидите, но если бы вы узнали меня поближе, то поняли бы, какую непростую жизнь я прожила. Это были сплошные лишения, унижения и избиения. Я даже не представляла, что можно жить вот в таких условиях, – она обвела взглядом квартиру. Между прочим, довольно просторную и с современной мебелью.

– Ты ж моя бедная овечка, – ухмыльнулась мама.

– Я не виновата, что меня родили вы, а воспитывали совершенно другие люди. Мне вообще ничего от вас не нужно.

– Значит так. Я скажу это один раз и больше повторять не буду! Лилит – не моя дочь. Я её выносила, только чтобы родить тебя, Миша. Мне совершенно наплевать на её судьбу, но я не хочу, чтобы она больше появлялась в этом доме. Ты – взрослый парень, и можешь сам решить с кем тебе общаться, но тогда не рассчитывай на то, что ты будешь жить здесь. В этой квартире нет места сектантам и всему, что с ними связано. Больше нет.

Мама была уверенна в своей правоте. Она высокомерно оглядывала всех присутствующих, давая понять, кто здесь главный. Даже папа, и тот не смел с ней спорить. Он лишь с сожалением смотрел на Лилит.

Лилит знала, что ему очень хотелось бы с ней пообщаться, но он был слишком труслив, поэтому он должен поплатиться за свою нерешительность. Лилит оглядела кухню, часть которой была видна из прихожей. В подставке для ножей было так много соблазнительных тесаков. Лилит пошла в наступление.

– Простите меня за то, что я причинила вам неудобства. Я не хотела.

Пока Лилит выжимала из родителей слезу, Лиза подошла к Мише и отвела его в сторону.

– Мне нужно тебе кое-что сказать. Сейчас не лучшее время, я понимаю, но нам надо что-то решать прежде, чем ты окончательно разругаешься с родителями. В общем, – Лиза набрала в грудь побольше воздуха. – Я беременна.

Миша тупо уставился на неё.

– Как?

– Вот так. Когда ты уехал один, мне было плохо, тошнота, слабость. Баба Мотя и намекнула, что вдруг, то самое. Ну, я купила тест в аптеке и правда. Две полоски.

– Я просто в шоке. Что же нам делать? – У Миши в голове лихорадочно забегали мысли. Он не знал, готов ли к ребёнку. Ведь он ещё так молод. А Лиза? У неё ни жилья, ни поддержки. Как они будут содержать и воспитывать ребёнка?

От раздумий его оторвал спор, который возник между родителями.

– Подумай, может, это второй шанс для нас. – Говорил папа маме, а она ему крикливо отвечала.

– Я ей ничего не должна! Видеть её не могу! А если тебе так хочется, можешь вместе с ней убираться отсюда.

– Да успокойся ты! Я не понимаю, почему ты её так ненавидишь?

– Я вынашивала этого монстра, и я очень хорошо всё помню.

Лилит смотрела на эту сцену и улыбалась. Сейчас, пожалуй, самое время. Убедившись, что никто не видит, Лилит притянула взглядом подставку для ножей на край стола, рядом с которым стояла их мама.

А между тем женщина вся покраснела от напряжения и перешла на крик. – Тебе вообще было наплевать на всё. Это я хотела ребёнка, и ты даже не знаешь, каково мне было, если я решилась на такое. От тебя никакой поддержки нет! Ты – эгоист!

– Ну, что, ты? – Папа попытался подойти к маме, но она резко оттолкнула его.

– Не подходи!

Но папа не отошёл, и тогда мамина рука потянулась в сторону ножей, выхватив самый большой. Лилит всего лишь подталкивала. Она знала, чем это всё закончится, но это не её, Лилит, вина.

– Я сказала, не подходи! – Мама пригрозила отцу ножом.

– Ну, это уж совсем ни в какие ворота не лезет, убери нож. – Папа бесстрашно и резко схватил мамину руку, но та неестественно дёрнулась и вонзила нож папе прямо в живот.

– Папа! – Закричал Миша, бросившись на пол к отцу. – Что ты наделала?

Миша, бедный Миша. Он ещё не знал, что приготовила ему Лилит. И зачем так убиваться из-за этого труса? Лилит заметила, что на неё кто-то смотрит. Это была Лиза. На её лице читался страх и сомнение. Может, догадалась?

– Ты! Это всё из-за тебя! – Мама кинулась на Лилит, но та успела отпрыгнуть. И под руки мамы попалась Лиза.

Миша поднялся с пола и прыгнул на мать, которая размахивала ножом перед лицом Лизы. Он повалил её на землю, но она была не в себе, руки её дёргались хаотично, губы были плотно сжаты, а глаза расширены. Она явно пыталась засадить в Мишу нож.

Лилит спокойно подошла к брату и положила ладонь ему на плечо.

Он снова ощутил жжение на коже и одновременно прилив ярости и злости. Когда мама сделала очередную попытку, Миша перехватил её руку и направил нож остриём к маминой груди.

Это произошло быстро. За одну секунду. И вот, мама не дышит. Но Миша ни капельки не жалел об этом. Ему не нужны такие родители. Он и без них справится.

– Пойдём отсюда, – бросил он, и девочки вышли из квартиры. – Надо найти временное жильё. Есть идеи? Лиза! Что с тобой?

Лиза смотрела на Мишу, как на монстра. – Ты только что убил свою мать!

– Знаю! Она это заслужила. Она пыталась тебе навредить! Вообще-то я спасал тебя!

– Это ведь не ты. Ты не такой. Это всё… – Лиза не договорила. Она развернулась и побежала вниз.

– Куда ты пошла? Ты без меня пропадёшь. Ещё и с ребёнком. Я не хочу его! Слышишь? Мне он не нужен!

Лилит взяла брата за руку. Всё шло, как нужно. – Давай найдём местечко получше. Теперь мы единое целое и нам нужно кое-что обсудить.

Глава 16. Решение Лизы

Она бежала так быстро, как только могла. В её ушах всё ещё звучали последние слова Миши, а перед глазами стоял весь этот ужас. Ужас заключался не только в смерти двоих человек, но в Мишином отношении к этому. А особенно её поразило влияние Лилит. Это ведь она так воздействует на Мишу, Лиза в этом не сомневалась. А ещё эти перемены во внешности… От Лизы не укрылось, как почернели Мишины пятна, едва Лилит до него дотронулась. Она ведь просто склонила его на свою сторону.

Только теперь Лиза поняла, что Мишина мама была права во всём. Это не просто психи, которые придумали себе предмет поклонения. Это настоящие последователи дьявола. Лиза не сомневалась, что Лилит обладает супер способностями. Какими именно неизвестно, но ясно одно, что ей, Лилит, нужен Миша. Иначе бы она не строила из себя любезную добрую девушку. Ну, раз они нашли друг друга и так спелись, то вот пусть и живут вдвоём, но без Лизы. Она не хочет иметь ни малейшего отношения к этой тёмной истории. Она справится, как-нибудь сама. И ребёнка она оставит. Не назло Мише, а просто для себя. Ведь у неё теперь нет в мире ни одного родного человека. А тут будет дочка или сын. Лиза улыбнулась при мысли о ребёнке. Почему-то она была почти уверенна, что будет девочка.

Лиза шла без разбора, не имея конкретной цели. К своему дому она даже близко не подошла, пронеслась мимо. Там теперь нет жизни. Без папы. У неё мелькнула мысль сходить на кладбище к отцу, но она понятия не имела, где он похоронен, и кто этим всем занимался. В тот момент Лиза почувствовала себя гадко. Разве любящая дочь так поступила бы? Вероятнее всего папа погиб из-за неё. Из-за того, что кто-то охотился за Лизой. Она так и не поняла, зачем. Или это всё их с Мишей фантазии? Но Мишина мама совершенно ясно сказала, что она, Лиза, кому-то мешает, и что от неё хотят избавиться.

Единственное объяснение, которое смогла придумать Лиза – это было её положительное влияние на Мишу. Рядом с ней он добрел, становился мягким и человечным, наверное, именно это и не устраивало людей из секты. Им, судя по всему, нужен зверь, как Лилит. Ну, теперь-то они могут успокоиться. Ведь Лиза отошла в сторону. Она сама не хочет больше иметь ничего общего с Мишей.

С этими мыслями Лиза добралась до автостанции. Что её держит в этом городе? Ни-че-го! Он стал ей противен. В детский дом она не собирается идти. Но зато есть место, где ей хорошо, и где она может оказаться полезной. Лиза решила вернуться к бабе Моте. Эта весёлая старушка за несколько дней стала Лизе как родная бабушка. Она не прогонит, а Лиза будет очень стараться, чтобы помогать ей по дому и в огороде. А когда появится ребёнок, то и для старушки это будет радостью. Сколько раз она сожалела вслух, что нет у неё внуков. А тут нежданное пополнение.

Лиза села в автобус. Денег у неё хватило впритык, тех, что дала баба Мотя на поездку к Мише. Вот она обрадуется, когда Лиза вернётся. О том, что реакция может быть другой, Лиза предпочитала не думать.

В деревне было темно. В окнах кое-где горел свет, но в основном местные жители уже спали. Такого чистого воздуха в городе не найдёшь. Это очень подходящее место для жизни с ребёнком. Лиза открыла знакомую калитку. Дверь в дом была не заперта. Как и всегда. Лиза с порога почуяла аромат свежей выпечки. Кому это баба Мотя на ночь глядя готовит?

– А, пришла? Не подвело меня чутьё. Так и знала, что ты сегодня воротишься. – Баба Мотя подбадривающе улыбнулась. – Ну, чего в дверях-то стоишь? Раздевайся.

Дом – это не только то место, где тебя ждут, но и место, куда тебе хочется возвращаться. Вот, например, Лизин папа по-своему любил дочь. И очень её ждал, но Лиза не любила возвращаться в ту квартиру. Особенно, когда отец был пьяным. Дело было даже не в бедности жилища, а в том, что слишком много плохих воспоминаний оно хранило. И все они были связаны с отцом. У неё просто не было другого уголка. А здесь же Лиза чувствовала нечто иное. Это место она могла с уверенностью назвать своим домом.

Баба Мотя накрыла на стол и сама уселась на свой любимый стул. Она приготовилась слушать. Баба Мотя любила слушать истории, особенно жизненные. А с Лизой за последнее время столько всего произошло, что из этих истории можно целую книгу написать.

Лиза не хотела врать. Она рассказала, всё, как есть. И про Мишу, и про его родителей, и про Лилит, которая оказалась вовсе не такой тихоней – затворницей, какой Миша её считал. И ещё Лиза не забыла упомянуть про Мишины слова об их ребёнке.

– Это он по глупости сморозил. Не слушай его, девка. И не вздумай избавляться от дитя. Это дар божий! И для меня на старости лет утешенье.

– Я и не собиралась, баб Моть. Миша мне не нужен. Особенно теперь, когда я увидела его истинное лицо… Пусть думает, что я сделала аборт. Так даже будет лучше.

– Вот и правильно, – баба Мотя поддержала Лизу, причмокнув липкими от варенья губами.

– Только дома у меня больше нет. Сгорел он. И из родни никого не осталось. Негде мне жить. Так страшно, что я даже о себе позаботиться не могу, но малыша всё равно не брошу.

– Ну, чего удумала? Чем тебе тут плохо? Или дом не подходящий? – Обиделась баба Мотя. – А, может, я тебе не нравлюсь? – Старушка нахмурила кудрявые белёсые брови, но это было сделано не всерьёз. Её губы едва сдерживали улыбку.

Лиза замотала головой. Она ведь и сама знала, что баба Мотя с радостью её примет, но Лизе хотелось быть уверенной, что её присутствие не стеснит старушку.

– Вовсе нет. Тут замечательно. И если вы позволите здесь остаться…

– О чём разговор, – махнула рукой хозяйка дома. – Будешь мне вместо дочери.

Да, уж. У Лизы теперь нет папы, а у бабы Моти нет дочери. Наверное, они вовремя нашли друг друга. И всё же Лизе было интересно, что будет, если дочь старушки вернётся? Она об этом тут же спросила.

– Глупости не говори! Не воротится она.

– Но почему вы в этом так уверенны?

– Потому что мы с ней на разных сторонах. – Уклончиво ответила бабушка.

– Сторонах чего?

– Добра и зла.

– В каком смысле? – Лиза не могла понять эти полунамёки. Уж слишком они были расплывчатые.

– Вот ты мне про дом сектантский рассказывала и про обряды, а ведь я об этом знаю побольше тебя. Когда-то в том доме жил отец моей дочери. Я же родилась не здесь, не в этой местности. Сюда я приехала, когда была в твоём возрасте. После школы меня работать в колхоз отправили. Тут и познакомилась с ним. Горо был очень красивым. Такой высоченный, плечистый с узкими глазами и золотистой кожей. Все местные девки по нему сохли, а он выбрал меня. Дурында я была. И подсказать-то некому, родители за много километров отсюда жили. Влюбилась в него без памяти. А он в меня. Ну, его родители настрого запрещали Горо встречаться с неверными. То есть с такими, как я. Не из их круга. Я поначалу-то и не понимала, чем они занимаются. Потом слухи стали доходить, мол, кого это ты, Матильда, себе в женихи выбрала. Они ж с самим дьяволом знаются. Ну, я-то не верила в эту чепуху. Думала, завистники выискались. Меня советский союз воспитал. А ещё Горо мой сбежать предлагал, потому что наша запретная любовь не одобрялась никем в деревне.

– И как? Сбежали?

– Сбежали. Только ненадолго нас хватило. Рай в шалаше он только в книгах красив. Мы в лесу нашли заброшенную избушку, несколько дней там пожили, а потом голодно стало. Да и осень была. В конце концов, к нам пришли его родственники и забрали Горо. Он потом из дома несколько месяцев не выходил. А меня не подпускали и близко к их воротам. А я-то всего лишь хотела сказать, что беременна. Живот у меня рос, по деревне слухи разлетались, и вот перед родами ко мне приходит его мать. Говорит, мол, ребёнка я ей должна отдать. Ага, разбежалась. Вы мне, говорю, никто и нечего тут указывать. И вдруг она начала такие выкрутасы делать. Меня чем-то облила. Я отключилась, а когда очнулась, то вся комната в дыму, а у меня живот ноет. Время рожать пришло. Я еле вырвалась из дома, и давай соседей звать. Прибежал фельдшер и как раз вовремя. Родилась девочка. Красивая.

– А как назвали? – Поинтересовалась Лиза.

– Назвала я её Настенькой. Но как только она повзрослела и с отцом своим спелась, то взяла себе другое имя – Юко.

Лиза даже ложку уронила от неожиданности. Юко? Та самая Юко, которая преследовала Мишу, угрожала его родителя и вообще является основной фигурой во всём этом действе? И Юко – это дочь бабы Моти?

– Как такое возможно?

– Очень просто. – Баба Мотя по-своему поняла вопрос. – Я-то дочку воспитывала в доброте и заботе. И ни разу ей про эту дьявольщину не рассказывала. Ведь её отец с семьёй после родов сразу же съехали. Дом пустовал. Но разве в деревне чего утаишь? Рассказали ей добрые люди про её папашу. А дочка моя любопытная была, страх. Вот и полезла в тот дом, да и стала там пропадать подолгу. Уж чего она там делала, я не знаю. Не сразу я об этом узнала, ну а когда до меня дошло, то поздно было. Она уже во всю эту ересь поверила. Ведь я-то атеисткой была, и её так воспитывала. Но однажды кое-что произошло. После чего я поверила и в бога, и в чёрта. Дочке тогда пятнадцать лет было. Она уже велела себя Юко величать. И по ночам в своей комнате что-то всё время бубнила. А иной раз в подвале я её заставала. Уж я и заходить-то к ней боялась. И вот слышу как-то ночью голос в доме мужской. Ну, я сначала на воров подумала. А потом прислушалась, а это внизу. Она ж там часто в последнее время заседала. Не иначе, думаю, жениха привела. Ну, сейчас ремнём отхожу. Я, значит, заглядываю туда, а посреди комнаты, прямо из пола голова в белом круге торчит. И голова-то не человечья. Морда чертовская! Посмотрел он на меня со злостью и исчез. Я тогда давай дочку лупить. Говорю, чем ты тут занимаешься? Что за дела с нечистью? Она мне так спокойно заявляет, что это не нечисть, а наши спасители. И что надо им помогать, потому что скоро придёт такой момент, когда в мире начнётся полнейший хаос, и выживут только самые преданные. После этого случая я стала в церковь ходить и вымаливать у бога прощения, только чтобы он дочку мою на путь истинный наставил. Но бог мне не помог. Дочь собрала вещи и ушла, но перед уходом она мне сказала, что вроде как я ещё столкнусь с её последователями, и что мне выпадет очень важная роль. С тех пор я её не видела.

Лиза слушала и не верила, что такое вообще возможно. – А как же тот дом? Он ведь был заброшен?

– Был, но потом эти сектанты заселили его. Я лишь пару раз слышала детский плач. А больше я туда не подходила. Не было желания, да и далековато он стоит. На отшибе. Дел в той стороне у меня никаких не было.

Интересная ситуация. Получается, что Лиза будет жить у той, что родила её преследователя. Лиза задумалась, а что, если её ребёнок будет другим. Не обязательно сектантом, просто полной её противоположность? Сможет ли она с этим смириться и принять?

Когда Лиза легла в кровать, она всё ещё прокручивала в голове рассказ бабы Моти. Ей показалось, что старушка что-то утаила. Почему она не остановила дочь или не искала потом? Ведь любая бы мать не смогла бы так просто расстаться со своим родным ребёнком.

В этом доме Лизе на удивление хорошо спалось. Она чувствовала себя в безопасности. Ей снились прекрасные пейзажи, какие можно увидеть только в рекламных роликах. Она прогуливалась возле океана, держа на руках младенца, завёрнутого в белую простыню. Каждый, кто подходил к ней, поздравлял Лизу и говорил, что её дитя просто ангел. Лиза чувствовала себя самой счастливой, пока к ней не подошёл Миша и не выхватил ребёнка.

– Она принадлежит нам! – Лиза взглянула на Мишу, а вместо него стоял чёрт.

Лиза вскочила с кровати. Её сердце билось, а в ушах гудело. Было раннее утро. Спать больше не хотелось. Лиза пошла в ванную, чтобы смыть с себя липкий пот, который появился после ночного кошмара. Она включила тёплую воду и расслабилась под струёй приятной воды. Лиза натирала своё тело: руки, грудь, живот, и вдруг ощутила лёгкий толчок. Как будто мышца в животе дрогнула.

Она быстро выключила кран и подошла к зеркалу. Её живот выглядел таким же, как и обычно, лишь слегка надулся, наверное, от плотного ужина. Она решила, что ей показалось.

– Лизонька, пойдём завтракать, – баба Мотя крикнула так громко, что Лиза непроизвольно вздрогнула.

– Иду.

Еда была вкусной, особенно Лизе понравился травяной чай. Такого она ещё ни разу не пробовала.

– Что-то ты сегодня бледненькая. Как себя чувствуешь? – Заботливо поинтересовалась старушка.

– Неплохо. Только кошмары снятся.

– Это от душевных переживаний у тебя. Ты не тревожься, а лучше побольше на свежем воздухе гуляй.

Лиза так и поступила. После еды она вызвалась прополоть грядки на огороде. Ей нужно было занять чем-то руки, чтобы в голове не осталось грустных мыслей. И природа, и польза. Два в одном. Лиза так увлеклась своей новой работой, что не сразу заметила кое-что. Она будто почувствовала на себе тяжёлый взгляд. Лиза огляделась и заметила довольно далеко фигуру. Кажется, женскую. Фигура приближалась, и Лиза явственнее видела, что женщина определённо тут оказалась не случайно. А ещё её выдавала внешность. Узкие глаза, оливковая кожа. Уж не Юко ли это?

Догадка пронзила Лизу острой болью, которую она почувствовала в своей ноге. Лиза упала на четвереньки, нащупала рукой больное место. Возле правой коленки торчал небольшой шип. Лиза чувствовала, как онемение разливается по её ноге. Незнакомка же бежала к ней так быстро, что могла посоревноваться с олимпийскими бегунами. Лиза стала звать Мотю на помощь, но та не отзывалась. Азиатская женщина оказалась совсем рядом, а в её руке было небольшое шило. Она уже замахнулась, но тут баба Мотя подоспела и толкнула незнакомку.

– Юко? Что ты удумала, паразитка?

Юко растерянно смотрела на старушку.

– Ты обязана её убить! Она нам всё испортит! Её ребёнок…, – она не договорила, просто бросилась бежать.

Лиза и баба Мотя смотрели друга на друга. И в этот момент Лиза ощутила явный толчок в живот. Такое ни с чем не перепутаешь.

Глава 17. Единое целое

– Она тебя бросила! Ты ей не нужен! Она не заслуживает такого парня, как ты. Тебе нужно быть с теми, кто действительно тебя любит. – Лилит ни на секунду не сводила взгляд с брата.

Он был сейчас на распутье и очень важно не упустить этот момент. Надо склонить его на правильную сторону. Немного подтолкнуть и всё. Нужна помощь Вики.

Куда они шли, Миша понятия не имел. У него настолько кипели эмоции, что он всё ещё проживал последние моменты, когда оборвалась жизнь его родителей, а по сути, мама погибла от его руки. Какой-то далёкий отголосок пищал, что Миша – жестокий убийца, но его заглушал более настойчивый голос. И он утверждал, что мама сама виновата. Во-первых, она убила папу, во-вторых, напала на Лилит и Лизу, и ещё Мишу пыталась ранить. Он просто защищался. Это не его вина.

Почему Вика задерживается? Лилит же позвонила ей, когда они вышли из дома. Она должна проводить их в какой-то дом, где и будет проводиться дальнейший обряд. На улице похолодало, но ни Лилит, ни Миша почти не заметили этого. Если бы кто-то дотронулся до их кожи, то, наверняка, подумал бы, что брата и сестру лихорадит.

– Наконец-то, – выдохнула Лилит, когда увидела знакомое лицо. – Что так долго?

Вика запыхалась. Её дыхание было быстрым и прерывистым, – я вообще-то эту местность не знаю. Немного заблудилась. Это Миша?

– Да. А это Вика.

Миша не сразу услышал своё имя. Его мысли заглушали все разговоры. Но когда Лилит потрясла его за плечо, он очнулся.

– Ага. Привет.

– Ясно, – улыбнулась Вика. – Пойдём за мной. Мне сказали, что это не очень далеко отсюда. На самом деле наши люди обычно не сидят долго на одном месте, только в редких случаях. Сейчас же они обосновались в каком-то старом доме.

Они шли быстро. Вика вертела головой по сторонам, сверяясь со своим телефоном. Лилит втихаря разгоняла листву и голубей, а Миша просто шёл по инерции. Когда девочки остановились, он даже не сразу среагировал и чуть не сбил Вику с ног.

– Прости, – Миша вернулся в реальность.

– Братец. Хватит уже витать в облаках. Дело сделано, а сейчас тебя ждёт кое-что по-настоящему важное и великое.

Они зашли в двухэтажный деревянный домик. Ни в одном окне свет не горел. Внутри воняло плесенью и кошкиным ссаньём. Миша заткнул нос, потому что рвотный позыв дошёл до желудка.

– Ой, какие мы нежные, – прокомментировала Вика. Они с Лилит спокойно относились к запахам. Ведь им приходилось жить не в таких шикарных условиях, как Мише.

Лестница в доме отсутствовала, поэтому подняться на второй этаж не представлялось возможным.

– Нам вон в эту дверь. – В темноте они ориентировались только по телефонному фонарику. За деревянной сырой дверью открылось пустое пространство. Из окон сильно задувал ветер.

– Бррр, – поморщилась Вика. – Хоть бы фанерой забили. Холодно ведь.

– Зато хоть какой-то свет есть. – Ответила Лилит. – Кто-то ещё придёт?

– Да. Несколько человек будут помогать нам, но у нас ещё есть время, чтобы подготовиться и всё рассказать…

Вика и Лилит одновременно посмотрели на Мишу. А он как раз прогуливался возле окна. Резкая тишина привлекла его внимание, и он обернулся.

– Что?

– Иди к нам. Нужно поговорить, – Лилит уселась прямо на грязный пол. Вика присоединилась к ней, и Мише ничего другого не оставалось. Хоть ему и было противно. Они втроём сидели в подобии круга, а потом Лилит взяла брата за руки. Он смотрел ей прямо в глаза.

– Сейчас я тебе кое-что покажу. Только ты не бойся. Это мой секрет.

Лилит, не выпуская руки брата, одним взглядом подняла Вику вверх на полметра.

– Эй, обязательно демонстрировать на мне? – Возмутилась Вика, но Миша не слушал её болтовню. Он офигел от увиденного. Но у него не возникло желания убежать или позвать на помощь. Ему было любопытно, как такое возможно.

– Понравилось? – Спросила Лилит, и, получив короткий кивок, добавила. – Ты ведь тоже так можешь, потому что мы с тобой избранные.

– Мы с тобой кто? – Слишком много событий произошло за этот вечер. Миша уже с сомнением воспринимал реальность.

– Тебе ведь мама говорила про моё рождение, и кто ей в этом помогал?

При слове «мама», Миша вздрогнул. – Да, она говорила про обряды и сектантов. Но даже если это и было на самом деле, ведь они просто психи.

– Не совсем. Они, то есть мы, не просто верим в пришествие Аполлиона, но и всячески хотим приблизить этот момент. Я сама про в свою «избранность» поверила не так давно, но уже поняла, какая на мне лежит важная миссия.

Вика, всё это время висевшая в воздухе, замахала руками, – может, ты меня вернёшь на место?

Лилит опустила девушку, а Мише сказала. – В тебе есть такая же сила, как и во мне, потому что мы ещё в утробе были крепко связаны, и то, что предназначалось только мне, перешло и на тебя.

Миша с удивлением посмотрел на Лилит. – Значит, это всё правда, и ты реально дитя дьявола. А я твой брат. – Последнее он произнёс с долей безнадёжности.

– И ты тоже наделён особой силой. Тебе нужно только раскрыть её. Ты сможешь это сделать, с помощью специального ритуала.

Лилит взмахнула рукой, и в разбитые окна ворвался мощный поток ледяного ветра.

– Что за ритуал?

– Это похоже на сон, только совместный. Мы будем проходить испытания вместе, чтобы добраться до цели и освободить того, кто подарит тебе силу, а всему миру новый порядок.

Миша почти не сомневался. Что он терял, в конце концов? У него теперь не осталось никого роднее и ближе сестры. А если они вместе будут обладать суперспособностями, то смогут устанавливать свои правила. Он любил власть. Это ощущение, которое ослабло после встречи с Лизой, вновь захватило его.

– Ладно. Я хочу попробовать.

Вика и Лилит обменялись взглядами.

– Я сейчас всё подготовлю, – быстро проговорила Вика. То ли она боялась, что Миша передумает, то ли просто времени было мало. Но Вика шустро начала разрисовывать мелом пол, а после этого сделала надрезы на руках Лилит и Миши, чтобы кровью нанести таинственные знаки на их тела.

Весь процесс занял не так много времени, но Миша уже успел себе представить, как он отыграется на всех, кто его бесил. Особенно на Антоне.

Вика несколько раз с кем-то созванивалась, а Лилит всё переживала из-за своей одежды. Для обряда нужно переодеваться в красивую сорочку. Это придаёт ей больше сил, но сейчас под рукой ничего не было. Так что проводить ритуал придётся в том же самом платье, что сейчас на ней.

Лилит немного нервничала. Она не знала, каково это – проводить совместный обряд и получится ли у них вообще. Всё происходящее было для неё ново. Что уж говорить о Мише.

Он не думал о предстоящем. Его мысли витали где-то далеко, и он едва мог их уловить.

– Всё готово, – отозвалась Вика. – Можно начинать. Сейчас придут люди и будут читать священные тексты. А вы пока настраивайтесь.

Народу пришло немного. Человек семь-восемь. Миша и Лилит расположились в центре круга, нарисованного на полу, а остальные уселись по краю комнаты.

– Просто закрой глаза, – шепнула она Мише и взяла его за руку. – Я всё сделаю сама, только ничему не удивляйся там. Это будет похоже на сон, но очень реалистичный.

Миша доверился. Сначала он ничего не ощутил. Просто темнота, шептание сестры и ощущение невесомости. Нечто подобное он испытывал, когда напивался. Пьяная голова кружилась, и казалось, что он куда-то летит.

Через малое время он увидел зеркало. Рядом с ним стояла сестра, но в отражении почему-то был только один Миша.

– Я уже разбила своё и могу идти дальше. Теперь твоя очередь. Я подожду тебя за зеркалом.

– Погоди! Я как его разбить?

– Просто доверься себе.

Миша не понимал, что делать. Стекло казалось крепким, и под рукой ничего подходящего не было. Миша обернулся. Где-то вдалеке к нему приближалось что-то светящееся. Миша снова уставился на себя. Его лицо изменилось. Два из пяти пятен на лице стали набухать. Над бровями образовались две симметричные шишки. Миша ощупал их.

Сзади что-то грохнуло. Свечение подбиралось всё ближе, и Миша смог различить в нём какой-то силуэт. Что-то ему подсказывало, что этот свет опасен и нужно поскорее убираться.

В отражении он увидел два заострённых шипа, которые вылупились прямо изо лба и уже выросли на два сантиметра, каждый из которых был ровно посередине пятна. Мишина кожа страшно зудела, но он не испугался, когда шипы стали удлиняться, превращаясь в настоящие рога. Тут-то и пришло решение. Миша огляделся и, прикинув, что преследующее свечение ещё в нескольких метрах, он разбежался и ударил рогами стекло. Оно громко треснуло и разлетелось на осколки.

– Наконец-то, – выдохнула Лилит. Она взяла брата за руку и втащила вглубь черноты. Они бежали, и Миша услышал, как что-то огромное пронеслось над его головой. А потом ещё раз.

– Пригнись! – Велела сестра. Но Миша замешкался, и в этот момент его кто-то схватил.

Миша успел сделать один вдох, как его грудь сдавило, и он просто беспомощно болтался в воздухе, ощущая себя мухой, которую поймало здоровенное чудище.

– Потерпи. Я сейчас, – с этими словами Лилит упёрлась взглядом куда-то вверх, и через несколько секунд пришло облегчение. – Бежим!

Только они разогнались, как твёрдость под ногами пропала, и вместо неё Миша ощутил пустоту.

Он и впрямь падал. Это ощущение ни с чем не спутать. Он попытался кричать, но голос застрял в горле. Он ничего не мог поделать, лишь размышлять. Некая сила тянула его вниз, а страх неизбежного падения отступал. Через некоторое время Миша услышал короткий шлепок, потом яркую вспышку, и затем упал сам.

Как только его кожа коснулась земли, он тут же ощутил приятное покалывание в ступнях.

– Тебя что, огонь не жжёт? – Удивилась Лилит, которая перепрыгивала с одной босой ноги на другую.

– Огонь? Какой?

– Ну, земля, где ты стоишь, она горяченная.

– Нет. – Миша посмотрел на свои ступни. Они были бордовые, как и всегда.

– Наверное, твои пятна защищают тебя от огня. Вот почему, нам нужно проходить эти испытания вместе. То, что не смогла сделать я, у тебя получится с лёгкостью!

Миша посмотрел на сестру, которая со страдальческим лицом переминалась на месте, он подхватил её на руки и понёс. Она была почти невесома, но как только они прошли каменные ворота, его ноша стала тяжелее. Это было удивительно, но с каждым новым шагом Лилит по ощущениям прибавляла килограмм по десять. Миша остановился.

– В чём дело? – Спросила Лилит.

– Не могу. Чем дальше идём, тем ты тяжелее становишься. Уже килограмм сто.

Сестра задумалась, – это проверка. Кому-то из нас придётся пожертвовать собой, чтобы добраться до озера. – Она махнула рукой в сторону показавшегося водоёма.

Лилит спрыгнула на землю, пробежала несколько шагов, но обжигающая боль была настолько сильной, что она тут же забралась на спину брата. Мишу потянуло назад, но он удержался.

– А почему ты не можешь просто передвигаться по воздуху? Ты же поднимала в доме Вику.

– Тут моя сила не работает. После каменных ворот я обычный человек. – Призналась Лилит.

– А почему на меня это не действует? Ну, я ничего не чувствую.

– Наверное, твои физические изъяны тут приобрели силу.

До озера оставалось всего несколько шагов, но они были самыми сложными. Мишу клонило назад, потому что на его спине сидела Лилит, и он придумал идти задом. Так он быстрее доберётся до озера, ведь тяжесть теперь будет ему помогать.

Шаг, второй и всплеск. Миша не устоял на ногах и рухнул прямо спиной в озеро.

– Ай! – Лилит коротко вскрикнула. – Ты меня чуть не пришиб.

Она встала на ноги и пошла вглубь озера, подгребая рукой. Миша хотел последовать за ней, он перевернулся на живот, и даже проплыл несколько метров, но вдруг его стало тянуть вниз. Причём именно голову. Сначала Миша не понял, как это происходит. Он почувствовал, что его шею что-то обмотало. Это походило на водоросли, но ощупав своё лицо, Миша догадался – борода.

Нет, Миша никогда не носил бороды, да у него только недавно стала пробиваться чёрная щетина, а тут настоящая длинная козлиная бородка. И за эту прядь кто-то тащит его вниз.

Миша дёрнул головой и освободился от неведомой силы. Только в тот момент он заметил, что вода покрыта небольшим слоем льда, но сам он не чувствовал холода. Впереди плыла сестра, а за ней кровавый шлейф. Она выбралась на берег и легла пластом, повернув голову к озеру, чтобы наблюдать за братом. Но чем ближе он подплывал к берегу, тем больше округлялись её глаза.

– Классная бородка. И рога подросли, – прокомментировала она.

– Куда теперь? – Миша сделал вид, что не расслышал её слов.

– В дом. Там было то, что я не смогла пройти, – призналась Лилит.

– И что же это?

– Смерть.

В доме всё так же не было окон, а из распахнутой двери тянулись распевные звуки. Сердце у Лилит начало стучать. Она не хотела туда идти. Миша же, казалось, не волновался. Он зашёл внутрь первым.

Посередине комнаты на небольших табуреточках стояло два гроба. В одном лежала Лилит, а в другом он, Миша. Людей было много, а места мало, так что они с сестрой очень быстро оказались возле гробов.

– Сейчас будет самое страшное. Нам придётся как-то выбираться из ящиков, – Лилит едва успела это сказать, как ледяная рука её дёрнула и она, Лилит, снова оказалась лежащей в узкой коробочке.

Миша успел только подумать о том, что гробы-то хлипкие. Из них легко вылезти, но в ту же секунду с ним произошло то же самое.

Он смотрел в потолок. Его тело было сковано. Миша не мог даже моргнуть или дёрнуть бровью. К нему подходили незнакомые люди, целовали в лоб, слёзы с их лиц капали на Мишино лицо, а потом его накрыли деревянной крышкой. Он слышал, как заколачивают гвоздями сначала его гроб, а потом тот, где лежала Лилит.

Всё, что Миша мог делать, это думать. Перед его глазами была кромешная тьма, но он почувствовал, как откуда-то сверху подуло жаром. И в этот момент Мишу пронзила знакомая боль. На его лице стали набухать щёки. Это ужасное чувство, когда ты не можешь почесать зудящее место. Потом Миша услышал, как что-то, выросшее из его щёк стукнулось о стенку гроба, а потом оно проделало дыру и стало расти дальше. Мишу понесли в жар, но что-то мешало гробу пройти в печь. Люди снаружи уж как только не пытались, но, в конце концов, плюнули и принялись за второй гроб.

Лилит, которая всё это время уповала лишь на чудо, ощутила страх. Опять. Опять её сожгут заживо. Эта боль была невыносимой. Её быстро понесли в печь и стали заталкивать внутрь, но, когда верхняя половина ящика уже начала гореть, кто-то дёрнул её обратно, крышку гроба сорвали, она поднялась и… Миша! Или нет…

Перед ней стоял человек с козлиной мордой. Четыре рога, два изо лба, два из щёк, были крепкими длинными и загибались полукольцом. Но Лилит не испугалась. Её братец был очень похож на одного демона из книжки, которую Лилит любила читать в родительском доме.

Тут же началась паника. Люди сновали туда-сюда, со страхом глядя на Мишу и Лилит. Но почему эти люди не выбегали из дома? Ведь дверь была открыта, значит, они не могли, или не хотели, потому что что-то охраняли…

Лилит огляделась. Рядом с печкой была низенькая широкая дверь, примерно вполовину её роста. Она быстро подбежала к ней, но как только её рука коснулась ручки, Лилит тут же оттолкнули от двери.

Значит, надо как-то избавиться от этих людей.

– Миш, нам нужно попасть вон за ту дверь, но прежде надо сжечь всех людей. Они нас и близко туда не подпустят.

Миша кивнул. В нём было очень много силы. Он одной рукой схватил какого-то мужика и отправил его в печку. Остальные же, как муравьи, стали бегать по кругу, но разве от Миши убежишь. Он управился очень быстро, и когда последний из стороживших оказался сожжён, Миша закрыл дверцу печи.

Брат и сестра взялись за руки и, пригнувшись, прошли в потайную дверь. А за ней была знакомая комната, посередине которой сидели они сами с закрытыми глазами, а в уголках были другие члены общества. Все они шептали молитвы, но вот один из молившихся дёрнул головой, поднялся на ноги, и направился прямо к пришедшим.

– Это было неплохо. Осталось последнее испытание. – Его голос был булькающий, низкий, а лицо скрыто в тени сумерек.

С этими словами он подошёл к брату и сестре, которые сидели в круге, вынул из-за пазухи широкий нож без рукоятки, но зато с заострённым лезвием с двух сторон, и пристроил его между сидящими так, что обе стороны ножа упирались в виски Миши и Лилит.

– Выбирайте, кем будем жертвовать.

Глава 18. Кто внутри?

– Что с тобой, Лиза? – Баба Мотя наклонилась к лежавшей и помогла ей подняться.

– Не знаю. Я почувствовала толчок в животе.

– Это Юко тебя ударила?

– Нет. Это было изнутри. Как будто ребёнок …

Старушка с удивлением посмотрела на Лизу.

– У тебя ведь срок вроде маленький был. Или ты обманула меня? Но живота-то ещё не видно.

Баба Мотя прислонила тёплую ладонь к Лизиному брюху, и тут же испугавшись, отпрянула.

– Господи святы, он и вправду толкается. Но ведь ещё вечером живот был плоским как дощечка, а теперь…

А теперь Лиза и сама увидела, как у неё на глазах животик округлился и заметно выступал из-под платья.

– Как будто пятый месяц, – пробормотала старушка и, подхватив Лиза под руку, повела её в дом.

В доме Лизу заставили лечь на кровать, а хозяйка начала шарить в небольших шкафчиках, неаккуратно шабурша бумажками. Наконец-то старушка выпрямилась и с довольной улыбкой подошла к Лизе.

– Вот, нашлась. Это тетрадочка одной знахарки. Она жила тут неподалёку, когда я ещё молодая была и беременная ходила. Я с ней хорошо общалась, вот она мне и рассказала про один случай, который произошёл невесть сколько лет назад, но сказ о нём передавали из поколения в поколение. Вот и до неё дошёл. А теперь ты слушай.

Баба Мотя прищурилась, разбирая убористый подчерк на ветхих листах. Потом она сходила за очками, и уже во всеоружии принялась читать.

– Верка забрюхатела, а от кого, неизвестно. И как родители-то пропустили? Хоть и немолодая она уже была, двадцать два года, а всё ещё с родителями жила. А куда ей ещё податься? Мужа не было и не намечалось, а родители обязаны были сохранить дочернюю честь. Но не уберегли. Отец всю Веркину душу вытряс. Всё допытывался, кто этот негодяй. А Верка сначала отмалчивалась, а потом созналась. Мол, Пашка приезжий, из города который. Отец и мать прикинули, подчитали, да и не поверили дочери. Ведь Пашка-то поселился тут всего три недели назад, а живот у Верки был о-го-го какой. Ну, дочь больше и слова не сказала. Только всё к речке ходила. Родители уж тайно за ней следили, боялись, что погубит себя девка. Не выдержит общественного давления. Но она ничего. Погуляет, ножки помочит и возвращается. Только живот у неё рос как на дрожжах. Уж Верка сама-то худющая была, страх, а живот больше неё. Родители и сами-то видят, что неладное твориться. Не может у нормальной бабы брюхо за неделю в два раза увеличиться. В то время в стране неладное происходило. Чумная болезнь разносилась по миру и люди мёрли как мухи. Никакого спасения от неё не было, и лишь на бога и уповали. Земные поклоны били, крестные ходы совершали, но чума не отступала. На фоне общей паники, Веркино положение не очень-то всех волновало, вот соседи-то и проглядели, как всего за месяц от начала беременности Верка разродилась. Ох, и мучилась девка. Два дня её трясло, разрывало, но всё же смогла она родить на свет сыночка – Митю. Тот родился румяным, крупным и голосистым. А улыбался так, будто ангелок светом озарял. Вера умерла сразу же. Только и успела имя сыну дать. Что было дальше, доподлинно неизвестно, потому что некоторые записи не сохранились, но одно ясно наверняка. После Митиного появления на свет, эпидемия стала угасать. А Митя вроде как с младенчества мог людей лечить. Так и прозвали его Митридат – лекарь, он в семнадцать лет в лес ушёл отшельником. Так и не появлялся больше.

Баба Мотя отложила записи и посмотрела на Лизу. Лиза же быстро смекнула, что к чему.

– Вы думаете, что моя беременность чем-то похожа, и я рожу юного лекаря – отшельника? – Лизе стало смешно. Ну, кто в здравом уме в это поверит? Как ребёнок может остановить чуму? Просто так совпало, мало ли детей рождалось под конец эпидемии. А что беременность быстро прошла, так родители, наверное, поздно заметили, вот и насочиняли небылиц.

Сама же Лиза своё положение объясняла так. Просто у неё особенность организм такая. Она худая, а ребёнок может быть крупным. Ведь Мишка-то вон, какой высоченный. А вдруг там вообще двойня?

– Я ничего не утверждаю, но всё происходящее напомнило мне эту историю. Так что ты, Лиза, расскажи мне всю правду. Сколько недель твоей беременности?

Старушка вопросительно уставилась на Лизу.

– Я ведь и так правду сказала. Вот тут в вашем доме и узнала. Ведь Миша у меня первый был, так что…

– Ну, дела, – баба Мотя схватилась за голову. – Ладно, поживём, увидим. Но ты, Лиза, если что странное будет происходить, говори мне, не стесняйся. А я пока, может, с кем посоветуюсь.

Лиза пожала плечами, думая о странностях старушки. Но уже через несколько дней Лиза была готова поверить кому угодно, кто смог бы объяснить её состояние. Ребёнок во всю пинался, живот рос, а Лизино самочувствие ухудшалось. Она не могла есть, только пила козье молоко, и очень плохо спала.

– Ты погляди-ка. Совсем иссохла за неделю-то. Губы посинели, и синяки под глазами расплылись. Ребёнок этот всю жизнь из неё высасывает, – констатировала баба Мотя пришедшей в дом старушке.

Лиза приподняла голову, чтобы поздороваться, но комната так и поплыла перед глазами.

– Лежи, ты, лежи спокойно. Сейчас тебя Полюшка осмотрит. Она знахарка очень хорошая. Не бойся, деточка.

Полина медленно подошла к лежащей и зачем-то наклонилась к Лизиной голове так близко, что носом зарылась в её волосах.

– Запах необычный. – Сказала Полюшка.

– Плохой? Помирает она что ли? – Баба Мотя запричитала, и даже всплакнуть успела.

– Подожди ты. Не реви. Жить будет твоя девка. Только вот ребёнок у неё особенный. Я не могу понять, что с ним не так, потому что он отталкивает меня своей силой, не пускает. Этот ребёнок точно будет великим. У него есть высшее предназначение. Я это чувствую.

Знахарка спрятала руки в карманы платья и уставилась на Лизу. Она зачем-то три раза обошла вокруг кровати, потом звонко чихнула, и вышла из комнаты.

О чём разговаривали за дверью, Лиза точно не знала, но кое-что ей удалось подслушать.

– Ты скажи, как облегчить её страдания. – Голос бабы Моти Лиза распознала с первого слова.

– Тут я не подсказчик. Первый раз на моём веку такое. Буду приходить к тебе, наблюдать, но с беременными сложно. Я не берусь им настои делать. Мало ли какая реакция будет. Тут только время подскажет.

– Но ведь не может плод так быстро развиваться. Это противоестественно.

– Кто знает. Сейчас сложные времена настали. Слышала, что в городах-то творится? Несколько дней уже то пожары, то наводнения. А вчера такой ураган, я по телевизору видела. Несколько домов унесло.

Лиза слышала, как они распрощались у порога, и баба Мотя вернулась к ней.

– Знаешь, я вот покумекала тут. Ведь страх-то какой творится в мире. Может, ты заступника ждёшь? Как у Верки было. Вон ведь как торопится на свет Божий. Не даст нам пропасть.

Лиза на это ничего не ответила. Она провалилась в долгожданный сон, где её кто-то преследовал, а она пыталась спрятаться, потому что чувствовала, что её ребёнок вот-вот родится.

– Деточка, что ты? Лиза! – Баба Мотя заботливо обмакивала Лизин лоб, который покрылся испариной. – Ты кричала во сне. Кошмары замучили? Дай-ка я на тебя погляжу. Скинь одеяло.

Лиза послушалась, но в ответ услышала новый возглас. – Ох, растёт. Как на дрожжах. Чую, добром это не кончится. Хоть бы жива осталась, – последнее было сказало шепотом под нос, но Лиза всё равно услышала.

Она медленно встала с кровати. Голова почти не кружилась. Хватит жалеть себя и бояться! То, что с ней происходит, не отменяет нормальной жизни. Это её ребёнок, и если ему угодно появиться на свет так рано, значит, есть на то причины. Лизу уже сложно было чем-то удивить, но она решительно не собиралась больше валяться будто больная. Лиза сделала несколько шагов и поняла, что вполне уверенно стоит на ногах.

– Куда пошла? Лиз! Вернись! – Взмолилась старушка, но Лиза лишь махнула рукой.

– Прогуляюсь.

Лиза и сама не знала, куда шла. Природа тут хорошая, только погодка не летняя, но это даже и к лучшему. На жаре-то голову печёт, и спать хочется, а прохлада освежает, бодрит. Лиза забрела в лес. Сначала она прошлась по краешку, потом прибавила шаг, придумав себе дело. Надо клюквы набрать, уж больно баба Мотя любила из неё морс делать. А Лиза как раз заметила островок с ягодами. Жалко только, что корзинку не прихватила. Но не возвращаться же. Она решила набирать в карманы, а там видно будет.

Только спустя час Лиза опомнилась. И то только потому, что карманы и подол были заполнены. Да и устала она немного. Уселась на упавшее дерево, ягоду в рот взяла. Кислая, а всё равно так и тянет ещё ягодку съесть. И вдруг Лиза услышала что-то, будто человек ходит. Или показалось. Она встала и огляделась. Вроде никого. Лес, деревья. Правда чуть подальше опушка проглядывалась. Лиза только начала подходить ближе, как заметила там её! Точно! Ни с кем не спутаешь! И она ведь тоже Лизу увидела, или не поняла. Лиза стояла за деревом и не дышала до тех пор, пока она не убралась с опушки. Вот же, блин! Надо возвращаться назад. Что-то плохое тут намечается. А может её ищет? Но почему в лесу?

А вот про обратный путь Лиза и не подумала. Неужели заблудилась? Сначала Лиза ещё питала надежду выбраться, но в лесу и так было сумрачно, а ещё и ночь подбиралась. Лизе становилось хуже. Она чувствовала, как живот набухает и тяжелеет. Уж не родит ли она ночью? Эта безумная мысль напугала Лизу, но она решила её отбросить. Лучше не думать. Она справится. Нужно только добраться до дороги.

Когда совсем стемнело, идти не имело смыла. Лучше переждать. Одну ночь она вытерпит. Не сломается. Ещё не так холодно, только вот без воды плохо, но ягоды спасали. Лиза высасывала из них кислый тонизирующий сок. Этого ей хватало. Лиза пристроилась на пригорке. Так было мягко от лежавшего мха. И совсем не холодно. Она задремала, а когда очнулась, то обнаружила, что её живот, словно огненная печка. От него исходит такой жар, что даже мох местами подсох. Видно, ребёночек, не хочет, чтобы мама померла. Заботливый. Лиза с улыбкой на лице снова погрузилась в спасительный сон.

Разбудила её голосистая птица. И чего ей неймётся в такую рань или уже день? Лиза не могла сориентироваться во времени, потому что сейчас в любое время суток был полумрак. Лиза потянулась. Она очень хорошо себя чувствовала. Давно так не высыпалась. Может это свежий лесой воздух на неё подействовал? Лиза поднялась на ноги и пошла. Она не думала, просто доверилась своей чуйке. Вернее, была у неё одна задумка. Если её ребёнок такой удивительный и заботливый, то он должен подсказать мамочке, как выбраться из леса.

Расчёт у Лизы был верный. Уже через час она вышла на дорогу. Только деревня оказалась не её, а соседняя. Местные, конечно, повздыхали, что беременная на таком большом сроке в лес пошла одна и ночь там провела. Но, так как осталась жива и здорова, то дело разговорами и закончилось. Отвезли её прямо к дому бабы Моти.

– Нашлась! Ой, батюшки! Нашлась! Где же ты, родненькая, была? Ведь всю ночь мы тебя искали. – Старушка бросилась прижимать Лизу, целовать, гладить по спине. – Уж и не думала, что живая. Как же ты меня напугала!

Что на это Лиза могла ответить? – Я тут клюквы немного набрала. Вот. – Она запустила руки в карманы.

– Эх, клюква! Да на кой чёрт мне она сдалась? Чтобы больше из дому дальше огорода ни ногой!

Лиза кивнула и пошла в дом. Ей очень хотелось пить, причём непременно молоко. Старушка заботливо поднесла Лизе стаканчик и свежую булку.

– Бабушка Мотя, я в лесу, кажется, видела, кое-кого из секты. – Лиза не стала уточнять. Зачем? – Мне страшно. Они не просто так тут снова появились. И ещё эти слова Юко. Они хотят причинить вред моему ребёнку.

Старушка тяжело вздохнула. – Боятся они твоего заступника-то. А ты не трусь! Слышишь? Тебе выпала большая честь – родить спасителя, как святая Мария. Ой, надо свечку сходить поставить к церкву. Помог ведь бог-то, вернул тебя.

Лиза прошлась по дому. На душе у неё было тревожно. Она никак не могла усидеть на одном месте. Душа трепетала в ожидании чего-то важного, а сердце отчаянно колотилось. Лиза решила дойти до ванной, чтобы принять душ, но вдруг её живот кольнуло.

– Малыш, ты чего там буянишь? Мамочка тут, рядом. – Лиза круговыми движениями гладила своё пузо, и вдруг её прямо в ладонь ударило что-то небольшое и твердое. Неужели ручка или ножка?

Не успела Лиза подумать об этом, как её пронзила дикая боль, а из неё на пол хлынула вода.

– Кажется, рожаю, – всё, что смогла подумать Лиза перед тем, как её тело снова сковала волна острой боли.

Глава 19. Последнее испытание

Миша не мог оторвать взгляд от их с Лилит фигур, которые были на волосок от смерти.

– Кто это? – Тихо спросил он у Лилит.

– ОН!

– Он?

– Аполлион.

Миша посмотрел на незнакомца другими глазами. Так вот кого они должны вызволить из заточения, но почему он угрожает их убить, они же ему помогают.

– Я повторяю свой вопрос, – пробулькал дьявол. – Кто из вас готов пожертвовать своей жизнью, ради меня. Нет желающих?

Его голос пугал и зачаровывал. Миша не собирался расставаться со своей жизнью. С чего бы? Он ведь и на ритуал этот согласился, чтобы обрести суперсилу. Но умирать! Нет уж, спасибо.

Лилит же кое-что придумала. Конечно, жертвовать собой ей не хотелось. И она бы скорее подставила под нож любого другого, но Миша ей был нужен. Он её дополнял, он спас её из той жуткой печи.

– Что ты предлагаешь? Тот, кто пожертвует собой, должен что-то получить взамен, – смело сказала Лилит.

Их собеседник задумался. Свободной рукой он сделал быстрое движение, и тень возле его лица рассеялась. То, что они увидели, вызвало дикий ужас и внезапный порыв дурноты.

Миша вообще был не из пугливых, но когда перед тобой стоит живой мертвец с зелёной облезшей кожей и скалит гнилые зубы, то поневоле затрясёшься.

– Вечность, проведённая в аду, подпортит даже самое симпатичное личико. Всё, что мне нужно, это свобода и новое тело. Кто-то из вас должен отдать мне свою оболочку, но я гарантирую ему, что в мире мёртвых, он будет на особом положении. У него будет власть над душами грешников, сила, равной которой нет ни у одного демона.

Лилит оценила щедрость предложения, но она догадывалась, что никакие блага не могут заменить свободу и настоящую жизнь. – Мы с братом единое целое, если кто-то один умрёт, то второй не справиться и не сможет вывести тебя на свет. Это большой риск.

Миша с удивлением посмотрел на сестру. Она пытается поставить свои условия самому дьяволу? Смело!

Аполлион же покрутил нож в руках, а потом резким движением засадил его сначала в висок сидящей Лилит, а потом и в Мишин. Стоящие же брат с сестрой не успели даже ничего сказать, как их ноги подогнулись, и они упали на пол.

– Мне условия ставить не нужно. Я и сам могу выбраться, теперь дверь открыта. А два тела мне пригодятся, когда из них уйдёт вся жизнь, – с этими словами он перешагнул через Мишу, схватил тело Лилит и скрылся за низенькой дверцей.

– Лилит, ты можешь ползти? – Спросил Миша, пытаясь перебраться к своему раненому телу.

– Да, но с трудом. Слушай, тут моя сила не действует, но ты можешь нас спасти. Аполлион не выберется из ада, потому что он слеп. На свету он не ориентируется. И сил у него мало, поэтому он вернётся за одним из нас. Нужно заставить его сохранить нам жизнь, при условии, что мы будем его проводниками.

– Но ведь ему нужно тело, – напомнил Миша.

– Значит, мы предложим ему тело, но другое. И немного позже.

Прошло слишком мало времени, чтобы Миша успел, как следует всё обдумать, как Лилит отключилась, а Аполлион вернулся. Он был очень зол.

– Это не годится. Оно грязное, запачканное чужой кровью, трупами! Оно отторгает меня. Мне нужно другое, – Аполлион швырнул тело Лилит в угол.

– Тогда я тоже не подойду. Я ведь убил человека. Свою родную мать! – Миша впервые сказал это чуть ли не с гордостью, чем заслужил долгий взгляд дьявола.

– Найди мне другое тело! – Приказал грозный голос.

– Хорошо, только без сестры я не смогу это сделать.

– Она почти что умерла.

– У неё столько силы, что она может достать любое тело, а ещё без неё не получится вернуться назад. Выбирай.

Аполлион со злостью посмотрел на Мишу, но всё же подошёл к Лилит, что-то прошептал, и она очнулась.

Возвращались медленно. У ребят почти не осталось энергии, а дьявол был настолько стар, что после того, как они переплыли озеро, он лишился остатков носа.

Когда всё было пройдено, Миша снова ощутил головокружение и через несколько минут он обнаружил себя сидящем на полу в том же самом месте, где и начинали обряд. Лилит была рядом. Живая. Может ему всё привиделось?

– Получилось! – Вика подбежала к сидящим и потащила их в сторону. – Нужно выйти из круга, сейчас прибудет он!

В комнате появился вихрь. Он был такой силы, что подхватил Вику, а потом и ещё нескольких людей. Они болтались в воздухе, бились об стены, а из круга стало появляться зелёное свечение. Сначала оно было слабым, но постепенно в нём проступил силуэт Аполлиона. На полу появилась огромная трещина и стала затягивать оставшихся людей. Лилит и Миша повисли в воздухе, потому что сестра успела среагировать и из последних сил удерживала их. Наконец всё стихло.

В комнате была гора трупов, а над ними парил дьявол. Его фигура была полупрозрачной. Он всего лишь неосязаемый дух с огромной силой.

– ОХ! Не думал, что так мало людей будет меня встречать.

Он отшвырнул покойников и появился прямо перед носом Лилит.

– Это всего лишь малая часть. Остальные проводили ритуал в других местах. – Голос сестры дрожал, но ведь она смотрела в глаза самому дьяволу.

– Хорошо. Сейчас мне нужно немного размяться. А вы пока соберите всех моих людей в каком-нибудь лесу, там я решу, как действовать дальше. Даю вам шесть дней.

С этими словами дьявольский дух испарился, оставив Мишу и Лилит в разрушенном здании.

После ритуала Миша первым же делом отыскал зеркало. Его лицо было прежним, без рогов и бороды. Это хорошо. Ходить по городу в таком виде было бы очень странно. Зачем ему лишнее внимание?

Лилит же была занята тем, что связывалась с Софьей Михайловной и передавала ей указания Аполлиона. Собрать всех членов общества в одном месте было очень сложной задачей. Ведь многие из них находились в разных странах.

– Значит, получилось, – выдохнула учительница в телефонную трубку. – Я займусь этим. А вы пока что подыщите подходящий лес.

Поиски заняли несколько дней и осложнялись тем, что в мире творился хаос. Аполлион, видимо, решил размять старые косточки и хорошенько повеселиться. Дома взрывались, реки выходили из берегов, птицы накидывались стаями и заклёвывали людей до смерти. Это было похоже на самый кровавый и жуткий фильм ужасов. Люди боялись включать новости, потому что каждый день случались новые катаклизмы. Мише нравилось наблюдать, как люди бьются в истерике, строят догадки, теории, но никто даже близко не подобрался к истине.

Мир погрузился во мрак. В прямом смысле, потому что тёмные тучи затянули всё небо так, что солнечные лучи не могли пробиться. Миша помнил о слепоте Аполлиона. Он очень хорошо приспособил мир под себя.

Всё чаще люди стали страдать от неизвестной болезни. Их кожа деформировалась. У кого-то проступали язвы, некоторые обзавелись колючими шипами на лице, а у кто-то кожа гнила заживо.

Однажды Миша совершенно случайно увидел Антона. Того самого придурка, который занял его, Мишино, место в банде. Но это просто невероятно! Антон нисколько не пострадал. Он был таким же наглым, весёлым и промышлял тем, что забирался в разрушенные дома и уносил оттуда ценности. Миша решил, что не упустит такого случая наказать паршивца.

Дело в том, что после ритуала у Миши появилась сила. Но она не была постоянной. Однажды его вывел из себя один старикашка, который увидев пятнистое лицо Миши, стал орать про нечистую силу. Эх, знал бы он, что почти угадал. Но Мишу этот крик раздражал и он сам того не замечая разозлился и вышел из себя. Тогда то и проросли его рога и борода. Как во время ритуала. Старичок начал вопить и убегать, но Миша в один прыжок его настигнул и просто растоптал левой ногой до хруста костей. Его конечности могли перемолоть камни, металл. Миша тут же проверил это. Только ярость его стала угасать, а вместе с ней и сила.

Но уж на Антона можно положиться. Он одним своим видом бесил Мишу, поэтому беспокоиться не стоило. Миша подкараулил его, когда тот вылезал из-под обломков с битком набитой сумкой.

– Опа-на! Старый дружок пожаловал, – Антон сказал это смело, даже слишком. – А ты всё такой же, только рожа страшнее стала. Вот ведь как мир поменялся. Теперь таких уродов пруд пруди.

Миша ухмылялся. Он собирался растянуть удовольствие.

– И ты не меняешься. Как был трусливым воришкой, так и остался. Что там у тебя? Деньги? Золото? Или ты ради пачки чипсов забрался под обломки?

– Ну, я не привередничаю. Беру всё, что под руку попадётся. Считай благое дело, ведь нужно ж кому-то расчищать это, – он кивнул на разрушенный дом.

– Да уж. А ты не боишься, что тебя поймают и накажут?

– Кто? – Усмехнулся Антон. – Или ты ментом заделался?

– Скорее тем, кто очищает мир от такого непотребья, как ты.

В этот момент Миша с удовлетворением отметил, как зрачки Антона стали наполняться ужасом. Ведь прямо на глазах Мишино лицо преображалось.

– Э-э-это что т-т-такое, – вот уж никогда раньше Миша не замечал за Антоном заикания.

– Это всего лишь моё новое обличие. И оно мне очень нравится.

Антон попятился, но Миша с лёгкость его догнал и преградил путь. Мишины руки зажали коротышкину шею.

– Отпусти, – прохрипел тот, выронив из рук пакет с украденным.

– Ну-ну. Ты куда-то спешишь? Смотри-ка, всю добычу растерял. Что-то ты замолчал. Слова что ли все позабыл? Так я тебе напомню.

Миша сжал шею Антона так сильно, что лицо несчастного сначала покраснело, а потом начало синеть. Миша ослабил хватку. Его длинная бородка болталась прямо перед глазами Антона.

– Ты меня из-за этой? Из-за Лизки? Я не хотел. Прости, прости! – Антон захныкал как ребёнок. Маленький, обиженный мальчик, которому страшно, но никто не придёт ему на помощь.

– Просто ты меня всегда бесил. А сейчас у меня появилась возможность тебя прикончить. Знаешь, твоя смерть далеко не первая на моём счету, но, я уверен, она доставит мне самое большое удовольствие.

Антон, то ли от страха, то ли от безысходности, дёрнул Мишину бороду так сильно, что Миша ударился подбородком о коротышкино темечко.

– А вот это было зря! – Рыкнул Миша. Антон уж и сам это понял, но всё равно его бы ничего уже не спасло. А этот порыв лишь приблизил неминуемое.

Миша с особой нежностью обхватил Антонову шею своей пятернёй, приподнял парня в воздухе и одним махом сжал кулак. Шейный позвонок хрустнул, Антон упал замертво.

Испытал ли Миша удовлетворение? Пожалуй, да. Но его было слишком мало, чтобы насытиться. Больше всего Мише нравилось смотреть в глаза жертве, когда та осознавала неизбежность смерти и теряла всякую надежду. Это придавало уверенности в том, что он, Миша, всемогущий. Почти такой же, как Аполлион.

А пока Миша развлекался в ожидании назначенной встречи с дьяволом, Лилит просто с ног сбилась, подыскивая подходящее место. Хорошо, что она могла перемещаться по воздуху, но даже такое умение не очень-то помогало, потому что её голова просто разрывалась от постоянного напряжения. Ведь для применения силы нужно полное сосредоточение. А оно даже на несколько минут давалось тяжело. Что уж говорить о часовых перелётах между городами и сёлами.

А ещё Лилит очень мешал всеобщий хаос. Ураганы сбивали её, в полумраке было трудно ориентироваться, а вечный дым от пожаров раздражал слизистую глаз. И ведь не надоело Ему. Нет, Лилит не смела осуждать решения того, кто создал её, кому она принадлежала, и кого она сама пригласила. Но всё же это было несерьёзно. Почему нельзя сразу убить всех неверных или сделать их рабами? А членов общества наградить за преданность?

Лилит держала эмоции при себе. Она не решалась с кем-либо делиться своими размышлениями. Интересно, а Он знает, о чём она думает? А вдруг Ему не понравится это? И что тогда? Лилит усмехнулась. Разве Он может наказать её, ведь она нужна Ему!

Лилит никогда раньше не бывала в лесу. Ей было сложно определить, какая местность подойдёт больше, но Софья Михайловна сказала, что нужна большая опушка в глубине тёмного и густого леса. Кажется, Лилит нашла подходящий. Её тянуло именно туда. Там пахло хвоей. Удивительно чистый воздух больно резанул по лёгким. Ничего подобного она ещё не испытывала. Ей захотелось полежать на сухой, увядающей травке. Хоть и было довольно холодно, но Лилит этого не ощущала. Она просто смотрела наверх. Тёмное пятно неба было обрамлено лысыми макушками.

Лилит так расслабилась, что резкий хруст веток застал её врасплох. Она подскочила и начала озираться по сторонам. Тут кто-то есть?

– Эй!

Тишина.

– ЭЙ! Кто здесь? – Лилит повторила это несколько раз, а потом пригляделась и заметила на земле семейство ежей.

Лилит выдохнула. Ну и глупая же! Зверюшек испугалась. Лилит подлетела на несколько метров вверх, и, оказавшись над макушками деревьев, она понеслась к Софье Михайловне, чтобы сообщить радостную новость.

– Ты должна не только собрать там людей, но и подготовить ритуальный костёр. Я напишу тебе список растений, которые тебе необходимо раздобыть. И ещё нужно несколько литров животной крови, чтобы окропить ею землю. К завтрашнему дню успеешь?

– Постараюсь.

Лилит устала. Она вымоталась, но это её долг. Пора подключать братца. Пусть он занимается кровью, в конце концов животные ему ближе. Она улыбнулась. Был братец Миша, а стал рогатый не то козёл, не то чёрт.

Ну, конечно же, Миша пришёл в восторг от такого поручения! Он только и мечтал о чём-то кровавом, но сожалел, что кровь нужна животная.

– А, может, человеческая лучше? Я мигом управлюсь!

– Нет! Пока что хватит животной. А людей оставь на потом.

Миша пожал плечами и отправился выполнять поручение. Он управился быстро. Несколько десятков овец, коз, дюжина коров. Проблема возникла только с тарой, но он сумел раздобыть огромные бочки.

Приготовления к ритуалу очень воодушевили Мишу. Ему понравился и лес, и костёр, и кровь на земле.

– А кто Аполлиону сообщит о месте? И вообще как с ним связаться?

– Я уверенна, что Он сам придёт, когда все соберутся. Он же вездесущ! – Лилит произнесла это с долей иронии.

И ведь сработало. Людей набралось просто тьма. Огромная лесная поляна была забита до отказа. Люди стояли, плотно прижавшись друг к другу и разговаривали в полголоса, но всё равно их галдёж не давал Лилит сосредоточиться. Она пыталась передвинуть костёр, чтобы людям было попросторнее, но это у неё получалось с трудом.

– Тишина! – Голос прозвучал негромко, но так, что все разом замолчали. Это была Софья Михайловна. – Как только мы зажжём костёр, Аполлион явится перед нам и откроет нам свою волю. Мы должны с радостью и покорностью воспринять любое Его решение или желание, ведь Он наш создатель и основатель, Он дарует нам все земные блага, а кому-то и вечную жизнь.

По всеобщему молчаливому согласию, бывшая учительница зажгла костёр, и от него пошло разноцветное свечение. Несколько минут спустя, из центра костра, как тогда в комнате, стала проявляться фигура. Аполлион выглядел намного лучше, и сейчас его кожа местами наросла, прикрыв обнажённые зубы.

– Вот вы какие, дети мои, – сказал он торжественно. – Я собрал здесь лучших из рода человеческого. Все эти дни я следил, как вы живёте, чем занимаетесь, и понял, что моё дело процветает. Я немного размялся, опробовав свою силу, но мне хочется кое-чего другого. Я не могу существовать в человеческом обличье, пока не найдётся достойное тело. Чистое тело. Молодое и с частичкой моего духа. Поэтому я вас и собрал, ведь все вы посвящённые, вы должны отдать за меня жизнь. Разве не так? Есть тут чистая душа?

Молчание было настолько дружным, что Аполлион повторил вопрос. Но некая женщина вышла вперёд, Миша узнал её. Это точно была японочка Юко. Она проговорила.

– Среди нас нет такого человека, ведь, чтобы войти в число посвящённых, нужно совершить убийство.

Аполлион со злостью посмотрел на неё, но Юко успела добавить.

– Однако есть один ребёнок. Он ещё не родился, поэтому чист. Но в нём находится частичка дьявольского семени, ведь зачат он от него. – Она указала пальцем на Мишу.

– Что? Мой ребёнок? – Миша растерянно смотрел по сторонам. Лиза!

Глава 20. Особенный ребёнок

– АААА! Ааааа! ААА! – Лиза не стеснялась. Она кричала так, что сначала прибежала соседка, а через малое время вернулась и баба Мотя.

– Лизка рожает! А мне парнишка Васька сказал. Я ведь в церкви была, он бешеный прискакал… – эти россказни мало кого в данный момент интересовали, поэтому старушка быстренько прикрыла рот и послала за знахаркой.

Лиза страшно мучалась. Ещё её раздражало, что столько людей собралось и все на неё пялятся. Хоть бы ушли, но Лиза даже слово внятно сказать не могла, только мычала.

Зато, когда пришла знахарка Полюшка, то стало полегче. – А ну-ка брысь отсюда! Пошли, пошли! Нечего тут смотреть! Девок, что ли не видали?

– Поль, как быть-то? За фельдшером послать?

Полюшка покачала головой. – Чего он сделает-то? Тут ведь особенная беременность и роды. Не по медицинской части. У меня опыт кое-какой имеется в таких делах, я уже принимала роды, но, не такие скоротечные, конечно.

Тем временем Лиза корчилась от боли и едва могла соображать. Она слышала, что две женщины шептались, обсуждая дальнейшее, но вдруг они быстро смолкли.

– А ты что тут делаешь? А ну-ка брысь! – Голос бабы Моти звучал встревоженно.

– Мне нужен он. Пусти, старая!

– Даже не думай! Не пущу! Вот и Полюшка тебе скажет, что нельзя туда.

Что ответила Поля, Лиза не расслышала, она только уловила потерянный возглас бабы Моти. Потом кто-то сказал.

– Ты ведь меня знаешь. Я своего добьюсь. Пойми ты, что у него такое предназначение. И ты обязана мне помочь.

– Нет! Не буду! Не отдам! Не проси! Это мой ангелочек, мой заступник пришёл, грехи мои отпустить. Ведь не уберегла я тебя, так хоть его…

– Вот, тебе от отца. Прочитай.

Потом что-то зашабуршало, кто-то упал, а Лиза почувствовала, как её кожа трескается.

Лиза отключилась. Ей было так хорошо. Во сне она не чувствовала ни боли, ни беспокойства. Она была рядом с мамой и папой, они выглядели ещё молодыми, а самой Лизе было не больше трёх лет. И мир был такой светлый, солнечный, а воздух прозрачный и свежий. Люди прогуливались по тропинкам, смеялись, беззаботно болтали, сидели на траве и ели бутерброды. У кого-то плакал ребёнок. Совсем рядом. Лиза поискала его глазами, но так и не найдя, пошла дальше. Только мамы с папой уже не было. И солнце скрылось. Куда все пропали? Где она?

Кто-то хлопал Лизу по щекам. Было очень неприятно и обидно, она хотела треснуть по рукам наглецу, но её собственные руки не слушались.

– Очнулась? Как она? Живая?

Лиза попробовала открыть глаза. Это получилось, но далеко не с первого раза. Перед ней было несколько мутных пятен, которые то отдалялись, то приближались.

– Дай ей, положи на грудь, – этот голос принадлежал Моте.

Лиза почувствовала, как что-то горячее шевелится на ней. Она попыталась сфокусировать взгляд. Ребёнок! Она уже родила?

– Девочка! Поздравляю! – Сказал кто-то. Лиза не ответила.

Она не могла отвести взгляд от этой удивительной малышки. У неё было такое милое личико и огромные глаза. Чистенькая и румяная она была похожа на ангела. Такая красивая!

Лиза снова провалилась в сон, но ненадолго. Баба Мотя суетилась возле неё и шуршала подолом.

– Лиза, можешь встать?

– Где мой ребёнок?

– Тут она. Спит. Вот какое дело. Прятаться тебе надо вместе с дитём.

Голос Моти был тихим, но твёрдым. А Лиза не могла понять, почему её просто не оставят в покое. Зачем опять от кого-то прятаться.

– Юко приходила. Я её выпроводила. Но она скоро вернётся. И не одна. Спасаться вам надо.

– Что им нужно? – Лиза приходила в себя и всё отчетливее воспринимала происходящее.

– Ребёнок твой, вот что!

– Что? Зачем?

– Ох, Лиза. Угораздило же тебя. У Юко нюх на особенных детей. Она уже много лет этим занимается.

– Чем?

– Детьми, следит за беременными из секты, роды принимает.

– Так вы с ней общались все эти годы?

– Да, что ты! Знать бы её не знала. Так слухи долетают, и вот сейчас. Пришла. Умоляла помочь, рассказала мне всякое, ещё и письмо от отца своего передала.

– И зачем ей моя дочка?

– Она с самого начала, как только увидела тебя ещё в городе, поняла, что ты беременная. Ты тогда ещё сама не знала, а она уже почуяла. И это ей очень не понравилось. Она в тот же миг поняла, что твой ребёнок будет угрозой всему ихнему племени. Что родится тот, в чьих силах будет остановить их и защитить всех людей. Вот Юко и пыталась тебя приструнить, сначала она хотела только от плода избавиться, но потом решила, что лучше тебя убить. Даже отца твоего не пожалела, думала, что так выманит тебя. Но ей не повезло, потому что ты пришла ко мне. А уж я тебя в обиду не дам.

Лиза вздрогнула, потому что где-то сбоку заплакал ребёнок. Она тут же встала и с полусогнутой спиной подошла к дочке.

– И что теперь? Она ведь была здесь. Почему она не убила меня и ребёнка?

– Потому что планы у них переменились. Теперь твоя дочь нужна им живой для какого-то обряда.

Лиза укачивала ребёнка, а сама пыталась сообразить, куда ей идти.

– Лиз, ты не волнуйся. Я тебя в лесной сторожке спрячу. Там никого нет, да и мало кто про неё знает. Пойдём скорее.

Лиза с ребёнком на руках последовала за старушкой. Баба Мотя же прихватила с собой одеяло, банку молока и хлеба.

– Этого хватит на несколько часов. Я буду приходить к вам. Но без меня носа не показывай из дому.

Шли они какими-то окольными путями. Как сказала Мотя, чтобы соседи не выдали. Лиза даже не подозревала, что бабка так шустро бегает.

– Вот, заходи.

Домом это было сложно назвать. Четыре стены, одна из которых была почти разобрана, на крыше огромная дыра, окна разбиты, двери и вовсе не было.

– Ты не пугайся. Жить в подвале будешь. Там у старого лесника подсобка была оборудована. А дом-то хороший был. Тут мы с отцом Юко и скрывались.

И, правда. Подвал был вполне пригоден для жизни. Низенький стол, табуретка, сложенная раскладушка и даже работающая лампочка Ильича в стене.

– А вы куда? – Лизе стало вдруг очень страшно. Что она сделает одна, хотя, от старой бабки тоже невелик прок.

– Мне в дом надо возвращаться. Юко скоро явится, так я и скажу ей, мол, сбежала Лиза с дитём, куда не знаю. Пусть дом обыскивает. А как уйдёт ни с чем, я тебя навещу.

Так и осталась Лиза в полном одиночестве. В подвале дышать было трудно, воздух, спёртый с примесью тухлятины. И занять себя было нечем. Но всё равно Лиза чувствовала себя счастливой. Глядя на крепко спящую дочку, она не могла нарадоваться. И как же быстро её жизнь изменилась. Лиза не думала о далёком будущем. Ей бы сейчас выжить и спасти ребёнка. А что будет потом, она решит. Только бы Миша не узнал. Но этого не избежать. Если знает Юко, то узнают и остальные. Мише она больше не могла доверять. Иногда ей мечталось, что это всё было помутнение, что он придёт к ней с лучистой улыбкой и скажет, что он очень виноват. Но это были лишь её фантазии. Умом-то Лиза понимала, что такому человеку больше доверять нельзя. Миша не просто предал её, но и убил родную мать. Даже если это и было сделано под влиянием его сестры, всё равно, Миша мог бы ей противостоять, если бы захотел.

Лиза так задумалась, что незаметно для себя погрузилась в сон. Из забытья её вырвал плач дочери.

– Тише, тише, – Лиза укачивала малютку. – Хочешь кушать? Сейчас.

Лиза собиралась покормить ребёнка, но услышала, как сверху что-то упало. Там кто-то есть? Или зверь какой забежал? Лес всё-таки, дикая природа. В эту минуту Лиза даже не знала, что лучше, встретиться лицом к лицу с Юко или с голодным волком.

Несколько минут затишья прервались детским плачем.

– Баю-бай, баю-бай, ты меня не выдавай, – нараспев прошептала Лиза. Она прислушалась. Вроде бы никого. Проверить? Или не рисковать.

Лиза положила ребёнка на раскладушку, а сама всё-таки подошла к двери, ведущей наверх. Она просто хотела убедиться, что та плотно закрыта. Замка на ней не было. Даже подпереть в случае чего нечем, ведь в подвале мебели почти нет. И тут за дверью Лиза чётко услышала шаги. Кто-то спускался вниз. Времени на раздумье у неё было мало. Она сняла с ноги ботинок и, дотянувшись до лампочки, разбила её. Затем в полной темноте Лиза нащупала дочь, схватила её и вернулась к двери, устроившись за ней так, что когда дверь откроют, Лизу не будет видно. Ей останется только дождаться, когда незнакомец пройдёт дальше в комнату, а она, Лиза, выскользнет наверх.

План был простым. Получится ли у неё? Сердце так громко стучало, что она едва слышала, как дверь скрипнула, и кто-то зашёл внутрь. Пахнуло чем-то цветочным. Женщина. Незнакомка передвигалась очень тихо, как кошка. Но Лиза, глаза которой немного привыкли к темноте, сумела различить очертания. Тёмная фигура направлялась в противоположную сторону от двери, и как только она оказалась на достаточно большом расстоянии, Лиза начала осуществлять свой план. Она надеялась, что ей удастся остаться незамеченной, но дочка не удержалась и всхлипнула.

Лиза, не оборачиваясь, побежала вверх по ступенькам. Она не знала, гнались ли за ней. Лиза хотела только одного – убежать, спрятаться. Куда угодно, только подальше от них. На первом этаже никого не было, и Лиза, спешно переступая через дыры в полу, оказалась возле дверного проёма. От лесной свободы её отделяло несколько шагов, но кто-то преградил ей путь.

– Всё, Лиза. Отдай её мне. – Юко была запыхавшаяся.

– Нет! – Лиза повернула назад, но там стояли двое незнакомцев.

– Тебе же лучше, глупая! Я не хочу тебя убивать! Ты мне не нужна!

Юко приблизилась к Лизе, между ними завязалась борьба.

– Не отдам! Отвали! – Лиза прижала дочь к себе так сильно, что та начала кашлять и задыхаться.

– Ты делаешь ей больно! – Юко крикнула своим помощникам, и они подхватили Лизу под руки.

Юко вырвала ребёнка.

– А что делать с ней? – Спросил один из сектантов.

Юко на секунду задумалась. – Отпустите. Ей и так досталось. А ты, – она посмотрела Лизе в глаза, – уезжай отсюда как можно дальше. Поняла?

Дочка жалобно захныкала, а Лизу сильно толкнули, и она упала на грязный пол, больно ударившись головой.

Она не отключилась, но подняться смогла не сразу. Она доползла до порога, и увидела подбегающую старушку.

– Лизонька! Девочка моя! Нашли-таки, сволочи! – Баба Мотя причитала так громко, что голова у Лизы отозвалась новой болью.

– Забрали. Её забрали, – едва шевеля губами, сказала Лиза.

– Да уж знаю. Видела, как они убегали. Старая я ведь, не догнать. Юко пришла ко мне в дом, скандалила, всю мебель перевернула. А мне хоть потоп. Думаю, пусть убивает, а тебя не выдам. Так она своих подручных по всей деревне разослала. Говорит, что всё равно найдёт. Уж как им удалось, ума не приложу. Наверное, кто-то нас с тобой видел, когда мы к сторожке шли. Ты, прости меня, Лиза.

Баба Мотя разрыдалась, а Лизе было всё равно. Она ничего больше не чувствовала. Ни жалости, ни отчаяния, ни боли.

– Куда ты? Лиза? Куда пошла?

– За дочерью, – Лиза даже не знала, что её голос может звучать так отрешённо и жёстко.

– Где искать-то её теперь? – Не унималась Мотя.

– В лесу. Когда я заблудилась, я наткнулась на одной поляне на Лилит.

– Ты опять заплутаешь там. Одна ведь. Давай я с тобой пойду.

– Нет, – отрезала Лиза. – Ждите здесь. Если мне нужна будет помощь, то я найду, как сообщить.

Лиза сказала это, только чтобы старушка отвязалась. Ей никто сейчас не поможет, кроме неё самой. Она шла настолько быстро, насколько это было возможно после всех перенесённых травм и потрясений. По лицу сильно били ветки, несколько раз она падала, спотыкаясь о корни деревьев, а один раз она наткнулась на медведя. Настоящего! Лизе было настоль плевать, что она не только не испытала страха, но даже наоборот. В глазах появилась ярость и твёрдая убеждённость, что она доберётся до дочери, чего бы ей это не стоило. И если придётся убить целого медведя. Что ж…

Медведь же, по всей видимости, понял, что девушка настроена решительно, поэтому он бочком протиснулся в заросли малины, а оттуда скачками убежал.

Сначала Лиза увидела огонь. Ещё издалека, но она уже поняла, что добралась до места. Потом послышались разговоры людей и, самое главное, детский плач.

Глава 21. Перерождение

Миша уже и забыл о беременности Лизы. Он ведь ясно дал понять, что ему не нужен этот ребёнок. Неужели она его оставила?

– Когда он родится? – Спросил Аполлион у Юко.

– Скоро. Буквально со дня на день.

Как? Беременность вроде бы девять месяцев длится, а Лиза только недавно сообщила ему о своём положении. Миша вообще не понимал что происходит.

Аполлион кивнул. – Мне это подходит. Ты отвечаешь за ребёнка лично, и если его не будет или он родится мёртвым, то я тебя заточу в аду.

Юко низко склонила голову, демонстрируя тем самым своё полное повиновение, а затем, прихватив несколько человек, пошла в лес.

Лилит стояла возле брата. Больше всего она боялась, что в Мише проснутся прежние чувства к Лизе, и он всё испортит. Нужно как-то его отвлечь.

– Слушай, пока сейчас такая неразбериха, нам нужно подготовить пути отступления. – Проговорила Лилит.

– Ты о чём вообще? – Миша стал сомневаться в своём рассудке. Второй раз за пять минут он не может понять смысл сказанного.

– Неизвестно, получится ли у Аполлиона переродиться, и что будет потом. Может он всех обманет и просто убьёт нас, прямо вот на этой поляне?

– Ага. Типа одна большая братская могила, – Мише стало смешно. – Ведь это ж вы всё затеяли. Зачем тогда его вызывать, если боитесь?

– Это не моя идея, но мне ничего другого не оставалось. Старшие меня всю жизнь так воспитывали, и потом ещё эти мои способности. Но сейчас я стала понимать, что Он намного опаснее и очень непредсказуемый. Те, кто верил в Его щедрость и благородство – ошибались.

– И что ты предлагаешь? Как мы можем спастись, если он захочет нас убить?

– Только убедить Его, что мы полезны и без нас Он не справится.

– Ага. Это дьявол-то не справится? Сомневаюсь, – отрезал Миша.

– Допустим, Он переродится в физическое тело. В ребёнка. Но ведь Он будет в этом теле совсем беспомощным. Какое-то время Ему нужны будут рядом взрослые люди, которые будут помогать и развивать Его. Пусть и душа Его вековая, но новорождённое тело не может так быстро развиться.

– Ты хочешь, чтобы мы стали ему родителями? – Мишу шокировала эта догадка. Хотя, ведь это была бы правда, по крайней мере в отношении его.

– Вот именно! Ты и есть настоящий отец ребёнка, а кровная связь очень сильна.

– А как же мать? Тогда и Лизу нужно звать!

– Нет. Она слишком слабая. – Но про себя Лилит подумала, что если Лиза останется жива, то она сама, Лилит, не будет нужна. Ведь кровная мать очень важна для ребёнка, тем более, когда он – сам дьявол. Нужно убить её. Непременно.

– Но она мать! – Мише вдруг очень захотелось повидаться с Лизой.

– Я дам этому ребёнку гораздо больше. Я смогу его защитить, и Аполлион это понимает. Миш, забудь про Лизу. Мы с тобой одно целое и мы должны заботиться друг о друге. – В эти слова Лилит вкладывала столько напора и энергии, что почти выдохлась. Миша не должен думать о Лизе, у него другое, более важное предназначение. Вот пусть этим и занимается, а разборки с Лизой она возьмёт на себя.

Миша почти во всём был с ней согласен, кроме того, что Лиза не нужна. У него в голове друг всплыли образы, как они целовались, как её дрожащее тело прижималось к нему ночью. Какая она была нежная и беспомощная. Ведь он, Миша, защищал её от Антона и Юко, он спас её из пожара, он вместе с ней проехал сотни километров, чтобы спрятаться и добраться до правды. Но сентиментальные мысли оборвались, когда Лилит схватила его за руку.

– Нам нужно найти себе ночлег.

– Что? В лесу?

– Ну, да! Мы не уйдём отсюда, пока Юко не принесёт ребёнка, и не совершится обряд перерождения.

– Я не понимаю, как ребёнок может так быстро родиться?

– Не знаю. Юко виднее.

Опять эта всезнающая Юко. Миша распинывал ногами ветки, сбивал мухоморы, и всё это сопровождалось мучительным раздумьем. Миша почти не помнил свою прежнюю жизнь. Он не горевал по родителям, не испытывал радости от новости, что у него вот-вот родится ребёнок. Он был чёрствым.

Миша безучастно смотрел, как огромная толпа людей разбредается по лесу. Кто-то укладывался прямо на земле, кто-то пристраивался на упавших деревьях, а Лилит сооружала что-то типа шалаша.

– Поможешь? – Она обратилась к брату.

Нехотя он поплёлся за ней. Несколько толстых веток, высохшая трава, и вполне себе симпатичный домик был готов. В детстве он играл в таком с мальчишками. Вернее, не так. Он бы хотел играть, но его никогда не брали. Рожей не вышел. Миша лишь с завистью глазел на ораву мальчишек, которые с радостными возгласами бегали по двору. В основном он наблюдал из окна, а когда все дети разбегались по домам, то Миша выбегал на улицу и залезал в самодельный шалаш. Это было лучшее, что он испытывал. Маленький уютный уголок, где можно спрятаться ото всех. Только его уединения продлились недолго. Один из мальчишек как-то заметил, что Миша без спросу залезает в их домик, дождался вечера и поджёг шалаш прямо с Мишей внутри.

Эти воспоминания всегда пробуждали в нём злость. Вот и сейчас он почувствовал, как на его лице выступают дьявольские рога.

– Эй, ты чего? – Спросила Лилит.

Миша ответил не сразу. – Всё нормально. Просто вспомнил кое-что.

Они улеглись на траву. Крыша оказалась кстати, потому что холодный ветер неприятно обдувал тело.

– Хочешь есть? – Спросила Лилит у брата. Он отрицательно помотал головой. И куда только аппетит пропал?

А вот Лилит проголодалась. Ей нужны были силы, и раз обычная еда ей не подходит, не даёт нужной энергии, то она, Лилит, достанет себе чего-нибудь посущественнее. Благо лес кругом. Зверей и птиц навалом. Лилит выползла из шалаша и отправилась на охоту. С птицами возиться не хотелось, много перьев. А вот заяц вполне бы сгодился. Лилит приметила одного. В темноте было сложновато, но это не могло остановить Лилит.

Она подкинула добычу в воздух и притянула к себе. Одним движением Лилит свернула зверю шею и тут же взглядом распотрошила жертву.

Вкуса она не чувствовала, только приятную тяжесть в желудке. Она отбросила остатки и забралась обратно в их с братом домик.

Миша уснул только под утро. Ему ничего не снилось, и это было хорошо. Слишком много событий происходило в жизни, хоть во сне от них отдохнул. Но повинуясь неожиданному порыву он распахнул глаза и резко вскочил, ударившись макушкой о крышу из веток. Откуда-то в его голове возникла фраза, которая не хотела отставать.

– Что случилось? – Спросила Лилит. Она уже вышла из шалаша, но Мишино пробуждение, наверняка, было слишком громким.

– Я стал отцом. – Это была та самая фраза. Он просто знал, что Лиза родила. Это было так же очевидно, как и то, что уже почти полдень.

– Ты уверен? – Лилит не удивилась. Наверное, Мишин голос был слишком убедительным.

– Уверен.

– Значит, скоро Юко найдёт его и принесёт сюда.

– Её, – поправил Миша.

– Что?

– У меня родилась дочь. Я просто знаю это.

Лилит внимательно посмотрела на брата. Ну, раз он знает…

Миша вышел из шалаша и пошёл вглубь леса.

– Куда ты?

Лилит могла кричать сколько угодно, но это не остановило бы его. Он не мог сидеть на месте. Ему нужно было чем-то занять свою голову. Скоро он увидит свою дочь. Ведь он же не хотел её! Что за странные чувства в нём родились?

Лилит занервничала. Хоть бы у Юко всё получилось. Скорее бы уже это закончилось. Она устала от неопределённости. Мишу она убедит, даже если в нём взыграют отцовские чувства, она сможет его приструнить, иначе Аполлион с ним церемониться не будет. И тогда их план прогорит, а без Миши этот план бесполезен.

Народ слонялся без дела. Кто-то варил еду на костре, кто-то молился, а кто-то просто валялся на холодной земле. Повсюду были разбросаны остатки еды, стеклянные бутылки, окурки. До возвращения Юко никому нельзя уходить. Аполлион же исчез, и вызывать его нужно тогда, когда Юко вернётся с ребёнком.

Лишь бы Миша не опоздал. А то забредёт ещё в чащу, ищи его потом. А летать сквозь деверья Лилит не понравилось. Уж слишком ветки колючие.

Размеренное безделье на лесной поляне оборвалось неожиданно.

– Зовите Его! Скорее! Она у меня!

Все начали оборачиваться, вертеть головами, потому что народу было так много, что трудно определить, где именно стоит говоривший. Это была Юко. Она несла на руках ребёнка, который крепко спал.

Лилит страшно обрадовалась, что всё так быстро получилось. Сейчас они зажгут костёр и… стоп. Миша ещё не вернулся. Нужно срочно его найти. Лилит только отошла от поляны, но чья-то рука её остановила.

– Куда это ты собралась? – Софья Михайловна строго смотрела на Лилит.

– Эм. Хочу Мишу позвать.

– Сам придёт. Ты мне нужна.

Лилит ничего не оставалось, как последовать за женщиной к ритуальному костру. Всё было проделано быстро, так что уже через десять минут Аполлион явился перед ними.

– Ну? – Только и сказал Он.

– Вот! – Юко поклонилась, протягивая ему ребёнка.

Девочка проснулась, захныкала. Аполлион же не мог взять её на руки, поскольку ещё не обладал физическим телом, но он поднял ребёнка в воздух, рассматривая её хорошенькое личико.

– Девочка! – Констатировал он. – Чистая и сильная. Она будто создана для того, чтобы я в неё переродился. Он поднёс к ней свою голову и глубоко вдохнул. – Где её мать?

– Она в лесу, – неопределённо ответила Юко, и тут же добавила. – Но отец тут на поляне.

Аполлион поискал взглядом, но так и не найдя того, кто бы признался в отцовстве, сказал.

– Кровные узы очень сильны, они должны помочь мне переродиться. Приведите мне одного из родителей.

Лилит бросилась в лес. Миша, где же ты? Такой шанс пропадает. Ты нужен Ему! Если кто-то раньше приведёт Лизу, то всё, Он избавится и от Миши, и от Лилит.

Она неслась по лесу так быстро, как только могла, даже взлетела над макушками, и наконец-то заметила Мишу, он был недалеко от поляны. А рядом с ним стояла Лиза. Лилит едва не упала на землю от неожиданности. Что эти двое задумали?

Лилит решила не обнаруживать себя. Она бесшумно спустилась и подслушала их разговор.

– Ты не сможешь её вернуть, пойми. Он не отдаст, – убеждал Миша.

– Лучше отпусти. Я всё равно заберу своего ребёнка. И мне плевать на ваше сборище.

Лилит заметила, что Миша стал не уверен в себе. Он ослабил хватку, начал сомневаться.

Лиза схватила Мишу за руку и сказала.

– Это ведь и твоя дочь. Неужели ты допустишь, чтобы с ней что-то случилось? Она ведь такая крошка! Беспомощная! Её хотят убить, а ты будешь просто стоять и смотреть на это?

Миша растерялся. Он не хотел убивать свою дочь, но и подводить Аполлиона было нельзя. Лиза, такая нежная, добрая, но она не понимает, не знает, какая опасность им грозит, если они ослушаются.

– Прости, я не могу. – Миша опустил голову. Он преграждал Лизе путь своим огромным телом, а она решилась на отчаянный шаг.

– Ну, тогда убей меня. Давай! Как ты убил свою мать! Ну, же! Мне без дочери не за чем жить. – Произнося эту пламенную речь, Лиза упала на колени, а руки опустила на землю.

– Я не могу! И не хочу…

– Зато я могу!

Глава 22. Битва

Лиза схватила с земли стеклянную бутылку, разбила её о Мишино колено, потом подскочила на ноги и сделала пять резких ударов по его лицу. Миша завыл. Лилит подбежала к брату.

Из его пятен сочилась чёрная кровь.

– Моё лицо! ААА! Я ничего не вижу! – Он вопил, его глаза заливало кровью, а Лилит с ненавистью смотрела на Лизу.

– Ну всё, тебе конец. – Лилит подняла руки, и Лизу отбросило назад. Она ударилась об дерево и упала.

Лилит не спешила. Она дождалась, пока Лиза поднимется на ноги, и повторила свой манёвр. Только теперь она подбросила Лизу выше, так что падать, наверняка, было больнее.

В передышках между полётами и падениями, Лиза пыталась сообразить, как избавиться от этой ведьмы. Явных преимуществ у неё, Лизы, не было, разве что Миша, но и тот уже не боец, тем более она его так сильно ранила, что вряд ли он будет на её стороне.

А Лилит продолжала развлекаться. – Ты всего лишь инкубатор. Тебя надо было сразу после родов убить! Не понимаю, почему ты ещё жива.

Очередной шлепок, Лиза подняла голову. – Потому что Юко так велела.

Лилит на секунду опешила. – Что?

– Юко сказала, что для меня уготовлена особенная роль. А ты надеялась, что все лавры достанутся тебе? Нет, уж! Это моя дочь, а значит только я смогу её вырастить, – Лиза сочиняла на ходу. Она просто наблюдала за реакцией Лилит, давила на её уязвимые места. Кажется, получалось неплохо. По крайней мере уже минуту Лизу не швыряли.

– Не врёшь! – Лилит разозлилась. Этого не может быть! Они с братом главные! Они избранные.

– Не веришь? Спроси у Юко! Давай же! – Лиза просто тянула время. Она заметила, что Миша совсем ослаб. Он просто сидел на земле и смотрел в одну точку. Его нужно добить, потом Лилит, потом ещё тысячу людей и самого дьявола. Всего-то. Отличный план. Лиза бы даже посмеялась, если бы её губы не были разбиты.

Лилит пыталась сообразить, что лучше. Убить Лизу прямо сейчас или найти Юко? А вдруг и, правда, без Лизы ребёнок не выживет. За такую серьёзную ошибку Аполлион убьёт Лилит.

Пока Лилит размышляла, она потеряла бдительность, чем и воспользовалась Лиза. Миша почти не мог сопротивляться, но Лиза всё равно вонзила осколок стекла ему прямо в горло. Хлынула кровь.

– Нет! – Лилит отшвырнула Лизу и подскочила к брату. Она ничего не могла сделать. Он умер за несколько секунд.

Лизе было немного жаль Мишу. Но иначе она не могла. Теперь её главной задачей было спасение дочери, и она это сделает любым способом.

На поляне началась жуткая паника. Лилит не понимала в чём дело, ведь они были на отдаление, и вряд ли бы разом заметили их борьбу.

– Аполлион! Что с ним такое? – Кричали в толпе.

Лилит со злостью схватила Лизу за руку и потащила в центр круга. Теперь у неё не было выбора. Остался лишь один родитель у ребёнка. Лизу нельзя убивать. По крайней мере пока. А Лилит нужно срочно придумать как сохранить свою жизнь.

Но на поляне Лилит увидела страшную картину. У Аполлиона не было левой половины лица и левой руки. Он всё крушил, вырывал с корнем деревья, поднимал в воздух людей, поджигал траву.

Юко металась рядом с ним, пытаясь его успокоить, но сама попала под горячую руку. Одно движение, и Юко засосал стихийный ураган, который тут же стих, выплюнув мёртвое тело.

– Что с ним? – Тихо спросила Лилит у Софьи Михайловны, которая молча стояла и наблюдала за происходящим.

– Не знаю! Его тело просто начало исчезать, он не может себя контролировать. А где ты была? И кто это? И Где Миша?

– Миша умер, – коротко пояснила Лилит, а в глазах Софьи Михайловны промелькнула догадка.

– Как? Так вот из-за чего. Ведь у Него не было тела, только дух, который привели в этот мир вы с Мишей. И если Миша погиб, то и частичка Аполлиона тоже вернулась в ад.

Лиза одновременно слушала увлекательный рассказ незнакомой женщины, и смотрела на свою дочь. Та висела в воздухе рядом с половинчатым монстром, и казалось, что ей нравился хаос, который происходил вокруг. Дочка с интересом наблюдала за летающими предметами и умирающими людьми.

– Так кто это с тобой? – Нахмурилась Софья Михайловна.

– Это Лиза. Мать девочки. – Лилит теперь понятия не имела, что делать. Аполлион не в себе, и едва держится в этом мире. Получится ли у него переродиться? Вряд ли. Может и Лиза уже не нужна?

– Отлично. Она сейчас очень поможет нам, тем более если Миши нет.

– А Он всё ещё хочет проводить ритуал? – Усомнилась Лилит.

– Естественно.

Лиза посмотрела на руку Лилит. Та держала крепко, но если сделать резкий рывок, а потом побежать, то… Нет, не успеет. Дочь слишком далеко, за это время Лилит снова превратит её, Лизу, в фарш. Но ей срочно нужно что-то предпринять, пока дьявол не начал свой ритуал, и пока дочь ещё жива.

– На, это нужно для перерождения. – Софья Михайловна протянула Лилит длинный серебристый предмет. Он был похож на скальпель, только более заострённый с каким-то узором на рукоятке.

Лиза видела, что Лилит завороженно рассматривает вещицу, вертя её в руке.

– И что мне с этим делать?

Интересно, Лилит реально не понимала, для чего людям нож?

– Ритуальные надрезы. Аполлион тебе скажет, что делать. Иди к нему.

Софья Михайловна была слишком настойчива. Лилит, вообще-то, ещё не готова. Она не придумала, что скажет про брата, и про себя. Лизка – была единственным её гарантом, доказательством своей нужности. Но как только он переродится, может избавиться от Лилит.

Как же она боялась! Лилит. Но всё же пошла к своему хозяину. Аполлион выглядел ещё страшнее, чем в день, когда они его вызволили. И хоть он сейчас немного успокоился, но люди вокруг продолжали летать и биться головами о деревья.

Лиза дожидалась того момента, когда она окажется поближе к дочери. У неё созрел план. Если после смерти Миши дьявол ослаб, значит, если убить Лилит, то он совсем исчезнет. Нужно только успеть схватить дочь и бежать. Но как убить Лилит? Она же намного сильнее.

Аполлион заметил двоих, идущих к нему.

– Кто??? – Он говорил плохо и едва понятно, ведь половина его рта отсутствовала.

– Мать ребёнка, – Лилит сказала это громко и твёрдо, но внутри у неё всё дрожало.

– Мне…надо…ритуа….

Лилит поняла его. Конечно, ему нужно срочно перерождаться. Она приготовила нож и подошла к ребёнку. Лилит больше не держала Лизу. Зачем? Совсем рядом Аполлион, в случае чего он не упустит Лизу, ну, или просто убьёт её.

А Лиза времени не теряла. Ей было плевать, что с ней сделают. Хоть в пыль сотрут, но она обязана спасти дочь. Лиза как в замедленной съёмке следила за Лилит, которая шла к ребёнку и поднимала над ней нож. Дочка всё ещё висела в воздухе, поэтому до удара оставалось совсем небольшое расстояние. Дьявол дал какую-то команду, Лилит кивнула, но прежде, чем она успела сделать удар, Лиза сбила её с ног, ударив сзади под коленки.

– Ааа! Отвали от неё! – Лиза повалила соперницу на землю, и просто била руками по лицу.

Лилит несколько секунд была в замешательстве, но потом она выскользнула из-под рук Лизы и подняла её в воздух.

– Ты серьёзно думаешь, что сможешь меня убить? – Рассмеялась Лилит. Если бы она захотела, но расплющила бы Лизину голову прямо в эту же секунду.

– Да! У всех есть уязвимые места, и ты не исключение, – Лиза тянула время. Она скажет что угодно, лишь бы её дочь подольше оставалась живой.

– Меня невозможно убить, ведь я избранная. Моё тело охраняет особая метка, – Лилит дотронулась до своей шеи. – И никто не сможет причинить мне вред.

Лилит сказала это, и посмотрела на Аполлиона. Он-то был единственным, кто способен Лилит уничтожить. Но в данный момент Он был слишком занят тем, что пытался совладать со своей силой. Только сейчас Лилит поняла, что разгром, который тут творился, был устроен не со злости, а стал всего лишь следствием смерти Миши.

Лизу снова отбросило на землю. Но она кое о чём успела подумать. Дьявольская метка. Если она даёт неприкосновенность, то должен быть способ избавиться от отметины. Лиза поднялась на ноги. Она сильно закашлялась, потом сплюнула. На земле оказалась небольшая кровавая лужица.

– Ну, ты неугомонная, – Лилит лениво подняла руку и снова подкинула Лизу в воздух. – Пока так повисишь, чтобы от тебя было меньше проблем.

С этими словами Лилит повернулась к ребёнку, а Лиза, нащупав ногой дерево, оттолкнулась от него и в полёте выхватила нож у Лилит. В Лизиной голове билась лишь одна безумная мысль, если не получится, то она точно погибнет, ну и пусть. Зато она, Лиза, будет уверенна, что сделала всё возможное.

Всё, что успела почувствовать Лилит, это как кто-то схватил её за волосы, задрав их вверх, а потом что-то больно кольнуло её в шею. Сначала Лилит почти не чувствовала боли и пыталась сбросить с себя Лизу, но у неё это, почему-то плохо получалось. Что-то случилось с её силами. И что именно Лилит поняла, когда они вместе с Лизой упали на землю.

– Ну, что, теперь ты не бессмертная! – Лиза торжествующе продемонстрировала какой-то бежевый клочок, в центре которого был красный круг и…

О, нет. Лилит быстрым движением ощупала шею. Там отсутствовал кусок кожи. Эта гадина срезала её метку. Лилит попыталась взглядом отшвырнуть Лизу, но ничего не получилось. Её сила пропала!

Аполлион, который всё ещё удерживал ребёнка в воздухе, согнулся пополам. От Его призрачного тела отвалилась нога и растаяла в воздухе.

Лилит всё ещё не собиралась сдаваться. Она бросилась на Лизу. Между ними завязалась ожесточённая борьба. Длинный нож выпал из Лизиных рук и оказался на земле.

– Я убью тебя! – Завизжала Лилит.

Она пыталась дотянуться до упавшего ножа, но Лиза ей не давала этого сделать. Она схватила Лилит за длинные волосы и потащила на себя.

– Не выйдет! – У Лизы почти не осталось сил, но она была у цели. Всего лишь один удар и всё. Всё закончится.

Лиза вывернулась и дотянулась пальцами до лежавшего оружия. Она не думала, а действовала инстинктивно. Первый удар пришёлся Лилит в грудь, второй – под рёбра. Нож увяз между костями. Лилит откатилась и распласталась на земле. Она ещё дышала, но Лиза переползла через неё и потянулась к дочери, но тут же ощутила, как её живот что-то пронзило. Она с удивлением посмотрела вниз. Нож наполовину вошёл в её плоть.

А Лилит, лежавшая на земле, рассмеялась. – Ты тоже сдохнешь здесь, вместе со своей мелкой паршивкой.

Ничего. Она не умрёт. Не сейчас. Лиза просто не могла себе этого позволить. Лилит делала последние вздохи, Аполлион, рассыпался в воздухе. И Лиза в последний момент поняла, что её дочь сейчас упадёт. Сила Аполлиона, державшая ребёнка, тает. Высота была значительная. У Лизы не было времени подниматься на ноги. Она на четвереньках подползла к висевшей дочери, откинулась на спину и распласталась, чтобы было проще поймать. И как раз вовремя. Ребёнок тут же упал. Лиза ощутила тяжесть на своём теле. Дочка упала прямо на живот. Рукоятка ножа, торчавшая из Лизы, вошла в Лизино брюхо целиком.

Всё сразу затихло. Лиза не поняла, то ли она оглохла, то ли всё прекратилось. Ребёнок захныкал, и Лиза подтянула её к своей груди. Девочка была цела. Ни царапинки. Лиза почувствовала, как под ней растекается что-то тёплое. Она выдернула нож и отбросила его. Надо вывести дочку из леса. Лиза поднялась на ноги, и в животе тут же резанула боль. Она откашлялась, но всё равно пошла. Лиза перешагивала через трупы, спотыкалась об оторванные части тела, но её руки крепко сжимали ребёнка.

Лиза почти ничего не соображала, она понятия не имела, как выбраться из леса. Она просто шла. Бездумно. Она чувствовала, как силы покидают её, как жизнь уходит из её тела. Нужно продержаться. Ради дочери. Не упасть, пока она не встретит хоть кого-то из людей.

Временами пропадал слух и темнело в глазах. Лизины ноги не выдержали и подкосились. Но она поползла, держа одной рукой ребёнка. Где-то за деревьями промелькнул силуэт. Может это человек? Или у неё уже галлюцинации? Страшно хотелось пить и спать.

– Лиза! Боже мой! Деточка моя! – Этот голос был такой родной. – Ох, что же они сделали с тобой? Я сейчас за подмогой.

У Лизы не было сил, чтобы остановить бабу Мотю, но она смогла прохрипеть.

– Заберите ребёнка. Позаботьтесь…о ней.

Через несколько секунд Лиза ощутила пустоту в руке. Дочка хныкала где-то вдалеке.

– Лизонька! Ты потрепи. Как же дитё-то без матери, – старушка жалобно причитала, но всё это было уже неважно.

Последнее, что успела сказать Лиза. – Назовите её…

А дальше язык не слушался. Мысли ещё метались в голове, зрение отказало, слух начал улавливать какую-то мелодию. Она погрузилась в нечто вязкое, тёплое, и такое долгожданное. Лиза не сопротивлялась сладкой дремоте. И боль отступила.

Перед смертью Лиза улыбнулась. Дочь в надёжных руках.


Эпилог

Три месяца спустя

Баба Мотя несколько недель не могла прийти в себя. Ведь Лиза умерла у неё на руках. Жалко, что дитя осталось без матери, но пусть лучше так, чем, если б обе погибли. Хоть какое-то утешение ей, старой.

Ребёнок захныкал, и старушка поспешила его утешить.

– Ну-ну, будет тебе, Лизонька. Не плачь. На-ка сушку послюнявь.

Лиза ведь так и не успела дать имя дочери, но зато она, Мотя, сразу скумекала. В честь матери. Малышка пока не отзывалась на Лизоньку, но ведь мала ещё. Ничего, вырастит, выкормит, будет ей подмога.

Мотя с горечью подумала о своей дочери. Упустила она Юко, и ведь не общались давно, а всё равно жалко. Родная кровь. А отец её какой гад оказался. Ведь знал же, как она, Мотя, к этим делишкам относится, а всё равно письмо с Юко передал, мол, не отвертишься.

Старушка подошла к ящичку и вытянула оттуда белый лист, исписанный мелким подчерком. Она уж не раз его перечитывала с того дня, как малышка родилась. И до сих пор сомневалась, что в тот день поступила правильно. Ведь от них добра не жди.

«Дорогая Матильда!

Я знаю, что ты в обиде на меня за то, что так и не сложилась у нас жизнь, и что Юко выбрала мою сторону. Ты её за это не вини, это зов крови. Просто мои гены посильнее твоих. Ты всё делала правильно, и воспитание дала, и образование, но Юко не могла жить по твоим правилам, иначе бы она просто погибла. Как цветок, который получает слишком много солнечного света, засыхает.

Но у тебя ещё есть шанс всё исправить. Юко сказала мне, что ребёнок должен родиться особенным. Он будет обладать огромной силой и властью, но вот в какую сторону это применить, решать только ему самому. Если ребёнку суждено будет выжить и остаться с тобой, твоя обязанность помочь ему. Малыша нужно лишь слегка направлять, он сам выберет верный путь. Милая моя, Матильда. Если ты желаешь ему добра, если не хочешь, чтобы он умер от отчаяния и непринятия себя, не губи его.

Я знаю, что ты бы с хотела сделать из него святого праведника. Не спорю, что такой вариант не только возможен, но даже вероятнее всего. Ведь иначе бы Юко так не следила за его судьбой. Но если ребёнок повернётся лицом к тёмным силам, прошу, не руби с плеча. Ты уже потеряла дочь, которая сбежала от тебя, так что не лишай себя ещё одного ребёнка.

Подумай, Матильда, какая на тебе лежит ответственность. Надеюсь, что ты сделаешь правильный выбор. Прощай. Гора»

В конце письма стояла красная печать в виде небольшого круга и полумесяца, который насквозь проходил верхушку круга.

Она бережно свернула письмо и положила обратно. Сомнения её одолевали лишь по одному поводу. Не сказала она тогда Лизе, что роды-то Юко принимала. Иначе бы не разродилась девка, погибла бы вместе с ребёнком. А она, Мотя, этого допустить не могла.

Юко тогда сразу же ребёнка забрать хотела, даже имя ей дала – Лилит, но Мотя уговорила, мол, дай хоть часок, не гоже это, чтобы мать своего ребёнка даже не увидела. Пусть вместе побудут. Юко согласилась подождать неподалёку, а Мотя решила схитрить. Упрятать Лизу подальше, но не уберегла.

На пол что-то упало и покатилось. Сушка! Девочка захныкала. Мотя бросилась к ней, уж и новую сушку ей дала, и дольку яблока, а она всё одно ревела надрывалась.

– Ну что случилось? Чего ты? – Старушка взяла девочку на руки и утешающе погладила по голове. – Что тебя беспокоит? Лизонька.

После последнего произнесённого слова, девочка ещё пуще разрыдалась, а Мотя заметила, что у ребёнка на коже что-то шершавое.

– Что это? Круг и …. Ох, ты, дай-ка очки надену. – Мотя положила девочку на стол, лицом вниз, нацепила очки и стала разглядывать знак на шее. – Неужели? За что мне это? Не смогу ведь.

Бабка охала и всплёскивала руками, но через малое время успокоилась и твёрдо посмотрела на девочку.

– Что ж, видно судьба у нас такая. – Она взяла ребёнка и понесла его в подвал.

На полу виднелось возвышение, на которое Мотя и положила девочку, а затем, немного отойдя в сторону, села на колени, опустила голову и сказала.

– Добро пожаловать, Лилит.


Обложка создана с помощью фотостока https://pixabay.com/ru/photos/ 1868459/ и доступна для свободного использования по лицензии Creative Commons.


Оглавление

  • Глава 1. Урод
  • Глава 2. В подвале
  • Глава 3. Феномен пятен
  • Глава 4. Первая кровь
  • Глава 5. Нападение
  • Глава 6. Новый мир
  • Глава 7. Визит
  • Глава 8. Чокнутая
  • Глава 9. Серьёзный разговор
  • Глава 10. Несчастный случай
  • Глава 11. Побег
  • Глава 12. Порочная
  • Глава 13. Мотя
  • Глава 14. Встреча
  • Глава 15. Тёмная сторона
  • Глава 16. Решение Лизы
  • Глава 17. Единое целое
  • Глава 18. Кто внутри?
  • Глава 19. Последнее испытание
  • Глава 20. Особенный ребёнок
  • Глава 21. Перерождение
  • Глава 22. Битва