Огонь и пепел (fb2)

- Огонь и пепел (пер. Елена Александровна Сибуль) (а.с. Бенни Имура-4) (и.с. young adult. Антиутопия. Зомби-апокалипсис) 1.43 Мб, 339с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Джонатан Мэйберри

Настройки текста:



Джонатан Мэйберри Огонь и пепел

Посвящается миротворцам.

Гениальным юным читателям с моих уроков по экспериментальному написанию книг для подростков: Ребеке Комли, Натану Залеско, Заку Бэйтошу, Саре Буши, Карлу Холлу, Мей Пенг Риззо, Маквеллу Кавалларо, Уиллу Перкинсу и Арчеру О’Нилу Одом.

И — как всегда — Саре Джо.

Благодарности

Особые благодарности реальным людям, позволившим обращаться к ним за советом и информацией. Моим агентам Саре Кроу и Харви Клингер, моему киноагенту Джону Кэссиру из CAA, Дэвиду Гейлу и всем хорошим людям в Simon & Schuster Books for Young Readers, Нэнси Ким-Комли, Тиффани Фаулер-Шмидт, Майклу Хомлеру из St. Martin Griffin, доктору Джону Кмару из Отделения инфекционных заболеваний Университета Джона Хопкинса, Карлу Зиммеру, автору «Паразита Рекса» (Simon & Schuster) и Алану Вейсману, автору «Мира без нас» (Thomas Dunne Books), М. Бертону Хопкинсу Младшему, Сэму Вест-Меншу, Крису Грэму, Дэвиду Николсону и Джону Палакасу из документальных фильмов Zombies: A Living History с канала History, пилоту военного вертолета Самуэлю С. Гарсиа, Мэйсону Бандшу, команде в компании First Night Productions — Луи Озаве Чанчен, Полу Греллонгу, и Хиту Калленсу, Роберту Киркману, создателю «Ходячих мертвецов».

Часть I Петли судьбы

«Меняются — именно это люди делают, когда у них не остается вариантов».

— Холли Блэк «Красная перчатка»

1

Бенни Имура сидел в темноте и разговаривал с монстрами.

Так было каждый день.

Это стало рутиной. Тени и кровь. И монстры.

Повсюду.

Монстры.

2

Существо присело в темноте.

Оно воняло сырым мясом и разложением. Металлический ошейник защелкнулся на его шее, а стальная цепь кольцами лежала на дне клетки, напоминая сброшенную кожу гигантской змеи.

Существо подняло голову и бросило злобный взгляд сквозь прутья решетки. Сальные черные волосы свисали грязными патлами, частично скрывая серое лицо. Кожа казалась больной, мертвой. Но глаза…

Глаза.

Они горели злобным вниманием. Бледные руки обхватили прутья с такой силой, что костяшки пальцев побелели от напряжения. В зубах существа застряли кусочки мяса.

Бенни Имура сидел на полу, скрестив ноги.

Ему было тошно.

Болело сердце.

Боль поселилась в глубине души.

Бенни наклонился вперед. Его голос был мягким, полным эмоций, когда он произнес:

— Слышишь меня?

Губы существа искривились.

— Да, ты меня слышишь, — сказал Бенни. — Хорошо… Ты меня понимаешь? Знаешь, кто я такой?

Жирная капля крови стекла между зубов существа, скатилась по нижней губе, задержалась там на секунду и потом с тихим плеском упала на пол.

Бенни наклонился еще ближе.

— Ты узнаешь меня?

Через долгое мгновение существо в клетке тоже наклонилось вперед. Выражение его лица медленно изменилось. Сомнение блеснуло в глазах, губы расслабились. Оно принюхалось, словно попыталось определить запах Бенни. Сомнение в его глазах усилилось. Существо наклонилось еще ближе, и теперь казалось, что его губы пытаются сформировать слово.

Бенни сам наклонился еще сильнее, пытаясь услышать хоть что-нибудь.

— Голх, — пробормотало существо со скрежещущим хрипом, — …голх голх… ух.

— Давай, — подбадривал его Бенни. — Продолжай. Ты можешь это сделать. Скажи что-нибудь…

Существо уперлось лбом в решетку.

— …голох… голох.

— Что такое? — прошептал Бенни. — Что ты пытаешься сказать?

Существо выговорило слово. Получилось похоже на шепот. Целое слово. Три слога.

— Голоден!

Внезапно оно кинулось к Бенни, а серые руки вырвались за прутья решетки и схватили его за рубашку. Существо бешено завыло:

— ГОЛОДЕН!

Влажные зубы клацнули. Существо прижало лицо к решетке, пытаясь укусить Бенни, разорвать его.

Успокоить голод.

Бенни заорал и рванулся назад, но существо держало его сильными руками. Зубы клацнули. Слюна, холодная и грязная, как вода в канаве, брызнула Бенни на лицо.

— Голоден… голоден… голоден!.. — выло существо.

Позади Бенни послышался чей-то гневный окрик. Солдат двигался слишком медленно, и было уже слишком поздно. Что-то просвистело в воздухе над головой Бенни и со звоном врезалось в прутья. Дубинка, которой с поразительной силой размахивал солдат.

Существо дернулось назад от удара, который мог размозжить ему челюсть и переломать зубы.

— Нет! — завопил Бенни, оставшийся в хватке существа. Он извивался и боролся с ним, размахивая руками, чтобы загородить монстра от солдата.

— Двигайся, парень! — рыкнул охранник.

Дубинка снова ударилась о прутья с оглушающим «буууум!»

Бенни согнул колени и впихнул ногу в узкую щель между ним и прутьями решетки, а потом оттолкнулся. Существо выпустило его рубашку из одной руки, но схватилось за прутья решетки, чтобы еще сильнее тянуть другой. Бенни бил ногой, раз, два, и снова, ударяя пяткой по руке, держащейся за прутья решетки, каждый раз попадая по костяшкам. Существо завыло и отдернуло руку от решетки. Его визг агонии прорвал воздух.

Голова Бенни кружилась. Оно все еще чувствует боль.

Эта мысль, эта капля правды была утешением.

Оно все еще чувствовало боль…

Оно все еще было живо.

— С дороги, парень, — прорычал солдат, снова поднимая палку. — Я разберусь с этим…

Бенни снова ударил ногой, и его кофта спереди разорвалась. Он свалился на солдата, врезав ему по ногам так сильно, что тот отшатнулся к бетонной стене. Бенни опустился на холодный пол, тяжело дыша и вздрагивая от страха.

Внутри клетки существо прижало руки к серой плоти и разразилось плачем боли и отчаяния.

И голода.

Солдат сердито оттолкнулся от стены, подхватил Бенни под мышки и поднял на ноги, а потом толкнул его к двери.

— Ну вот. Уходи. А я научу этого монстра чертовым манерам.

— Нет! — крикнул Бенни. Он отмахнулся от руки солдата и толкнул его в грудь обеими руками. Его поддерживали боль и ярость — солдат отлетел назад, проехался по влажному бетону и упал. Дубинка выскочила из его руки и со стуком покатилась по полу.

Существо в клетке завыло и снова кинулось на решетку, в этот раз пытаясь схватить руку упавшего солдата. Охранник отдернул ее с криком отвращения. Смачно сплюнув, он откатился в сторону, встал на колени и потянулся к дубинке.

— Ты совершил огромную ошибку, парень. Я надеру тебе задницу, а потом ты посмотришь, как я вобью манеры в…

Послышался звон стали, и нечто серебряное мелькнуло в воздухе, и мгновение застыло. Солдат стоял на коленях, опираясь одной рукой о землю, а другой удерживая дубинку. Его глаза стали огромными, когда он взглянул на штуку, что прижалась к мягкой плоти его горла. Солдат видел собственное отражение в длинном тонком лезвии катаны Бенни Имуры.

— Послушай меня, — сказал Бенни, и было совсем не важно, что голос переполняли эмоции, и он то и дело срывался на всхлип. — Ты ничего со мной не сделаешь. И ты ничего не сделаешь с…

— С чем? Это монстр. Это мерзость.

Бенни прижал кончик меча к горлу мужчины. Одна крошечная капелька горячей крови появилась на краю стального лезвия и пробежала по подобной зеркалу поверхности кривой линией.

— Это не монстр, — сказал Бенни. — И у него есть имя.

Солдат ничего не ответил.

Бенни усилил давление.

— Произнеси его имя.

Лицо солдата покраснело от ярости.

— Произнеси, — рыкнул Бенни голосом, которого сам никогда не слышал. Грубым, жестоким, злым. Не оставляющим выбора.

Солдат произнес имя.

Он выплюнул его изо рта, словно у него был неприятный вкус.

— Чонг.

Бенни убрал меч, и солдат стал поворачиваться, но лезвие блеснуло в тени и снова остановилось, острое как бритва, прямо у горла мужчины.

— Я вернусь завтра, — сказал Бенни тем самым отвратительным голосом. — И через день, и на следующий после этого день. Если я увижу хоть один синяк на теле моего друга, если ты или любой из твоих друзей навредите ему… тогда вам придется волноваться не только о монстрах в клетках.

Солдат сердито смотрел на Бенни непроницаемым взглядом.

— Ты выжил из ума, парень.

Бенни почувствовал, как губы изгибаются в улыбке, но судя по выражению лица солдата, она была безумной.

— Выжил из ума? Ага, — сказал Бенни. — Скорее всего, так и есть.

Бенни отступил назад и опустил меч. Он повернулся спиной к солдату и подошел к клетке. В этот раз он стоял на достаточном расстоянии.

— Мне жаль, Чонг, — проговорил он.

Слезы бежали по щекам Бенни. Он заглянул в эти темные глаза в поисках хоть каких-нибудь следов человека, которого знал всю жизнь. Сообразительный, очень умный, с приятным характером. Если Чонг был жив, то все это еще должно быть в нем. Где-то там. Бенни наклонился поближе, желая отыскать во взгляде существа хоть намек. Он мог бы справиться с этим ужасом, существуй хоть малейший шанс, что Чонг всего лишь отстранен от контроля над своим сознанием. Как бы пугающе это ни звучало, это означает, что, возможно, существует какое-то решение, спасение.

— Давай, придурок, — прошептал Бенни. — Дай мне хоть что-то. Ты умнее меня… ты найди меня. Скажи что-нибудь. Все что угодно…

Серые губы существа поднялись над влажными зубами.

— …голоден…

Единственное слово. Слюна текла по его подбородку и капала на покрытый соломой пол клетки.

— Знаешь, он и не мертв, — сказал Бенни солдату.

Солдат вытер струйку крови на горле.

— Он не жив.

— Он. Не. Мертв, — Бенни четко произнес каждое слово.

— Да. Конечно. Как хочешь, парень.

Бенни снова опустил меч в ножны, повернулся и прошел мимо охранника, через железную дверь, вверх по каменным ступеням в суровую жару утра Невады.

Из журнала Никс:

Три недели назад мы были на войне.

Думаю, это была религиозная война. Типа того. Священная война. Хотя кажется странным писать эти слова.

Сумасшедшая женщина матушка Роза и еще более безумный святой Джон учредили религию и назвали ее Церковью Тьмы. Они поклонялись одному из древних греческих богов смерти Танатосу. Почему-то они вбили себе в голову, что эпидемия зомби — намеренная попытка их бога стереть с лица земли все человечество. Они считали любого выжившего богохульником, идущим против воли их бога.

Поэтому люди Церкви Тьмы решили, что должны закончить план Танатоса, убив всех оставшихся. Они тренировали последователей Церкви, превратив их в отменных бойцов. Они называли себя жнецами.

Жнецы планировали убить себя, когда дело будет сделано.

Безумно, да?

По словам Бунтарки, нашей новой подруги, которая (без шуток) дочь матушки Розы, жнецы убили около десяти тысяч людей.

Десять тысяч.

Множество жнецов погибли в большой битве. Джо убил их с помощью реактивной установки и другого оружия, которое мы нашли в разбившемся самолете. Джо хороший парень, но смотреть, как он расправляется с убийцами… это безумно. Это было неправильно в любом случае.

Но все же… какой у него был выбор?

Хотела бы я, чтобы в этом мире все еще был смысл.

3

На расстоянии многих километров…

Мужчина по имени святой Джон шел вдоль дороги, укрытой тенями живых дубов и сосен. Деревья были необычно сухими для этого времени года: жертвы засухи, вытягивающей жизненно необходимые соки мира. Святому, однако, было все равно. Это был еще один способ его бога не дать жизни продолжаться в мире, больше не принадлежащем человечеству. Святой Джон ценил утонченность и внимание к деталям.

Его армия растянулась позади, мужчины и женщины в черном с белыми ангельскими крыльями спереди на рубашках и красными полосками ткани позади. Их головы были аккуратно обриты и покрыты татуировками цветов и виноградных лоз, кусающихся насекомых и хищных птиц. Маршируя, жнецы Церкви пели песни о Тьме и конце страданий. Гимны вечной тишине, где боль и унижение больше не имеют власти.

Святой Джон не пел. Он двигался, сложив руки за спиной и склонив голову в размышлениях. Он все еще мучился из-за предательства матушки Розы. Но его дух поддерживало знание того, что сестра Сан и брат Питер — два верных человека из Совета скорби, — неустанно работали над служением их богу. Они зажгут пламя, которое уничтожит инфекцию человечества.

Когда они трудились в Неваде, чтобы начать этот пожар, святой Джон провел основную часть армии жнецов по пустыням и лесам, пустошам и горам, в поисках девяти городов — девяти крепостей богохульства и зла. До вчерашнего дня он не знал пути. Но они встретили путешественника, который рад был поделиться знанием о тех городах. Сначала он колебался, делиться ли, но после некоторого поощрения он был готов прокричать все, что знал.

Первый из городов назывался Хейвен, что значит «гавань». Такое же неудачное и наивное наименование, как и Убежище.

Второй город назвали Маунтинсайдом.

Святой Джон слушал песни жнецов, панихиду, что твердили сорок тысяч голосов, и, удовлетворенный, шел вперед.

Во тьме, за рядами жнецов, двигалась вторая, большая армия. Та, которую не нужно было кормить, та, которая не уставала, которой нужны были лишь свистки для собак, чтобы двигаться, и специальные красные ленты, чтобы контролировать аппетит.

Но по-своему они тоже пели. Не гимны или оды, состоящие из слов. Их песни, звучащие тысячами мертвых голосов, были неумолимым голодным стоном, пока армия живых мертвецов шла на войну под лозунгом бога смерти.

4

Солнце висело над пиками гор на востоке, словно шипастая корона света. Бенни закрыл глаза и повернул лицо к свету, впитывая его жар. В зоне ожидания было слишком холодно. Бенни никогда раньше не имел дела с кондиционерами, и не был уверен, понравилось ли ему. Было приятно чувствовать солнечный свет на лице, груди и руках. Днем он будет охотиться за кусочком тени, но сейчас уходить не хотелось.

«Мы спасем Чонга», — говорил внутренний голос.

— Да, спасем, — прорычал Бенни вслух.

По его лицу пробежала тень, он посмотрел наверх и увидел, как стервятник слетает с верхушки шестиэтажного корпуса больницы. Он хлопал своими большими черными крыльями, усаживаясь на припаркованный реактивный самолет, который неподвижно застыл в двух сотнях метров от него.

Реактивный самолет.

Он увел Бенни, Никс, Чонга и Лайлу из Маунтинсайда. Он должен был дать ответы на все их вопросы, помочь понять мир.

Он стоял, повернувшись к далеким горам, с темными окнами и закрытой дверью. Но вокруг входа были видны кровавые пятна, брызги алой крови и один отпечаток, ставший вместо ярко-красного коричневым. Трап был в нескольких метрах. На каждой ступени была кровь, и ее следы тянулись по земле к ряду массивных серых ангаров.

Когда Бенни впервые увидел кровь, он спросил о ней монаха брата Альберта, провожающего их:

— Зомы напали на экипаж?

Брат Альберт поморщился от слова «зом» и Бенни пожалел, что использовал его. Монахи всегда называли мертвых Детьми Лазаря и верили, что эти «Дети» были смиренными существами, которые по замыслу Бога должны унаследовать Землю. Бенни был абсолютно не согласен с такой точкой зрения, хотя она казалась приятнее, чем радикальные идеи Церкви Тьмы.

— Нет, — сказал монах. — Сирены отозвали Детей, когда приземлился самолет.

Военные использовали ряд сирен на высоких башнях, чтобы очистить посадочную полосу от зомов и открыть доступ в ангары и блокгауз. Солдаты, находящиеся в маленьком каменном здании на дальнем конце поля, контролировали сирены. Когда те затихали, мертвые снова возвращались, привлеченные людьми на монашеской стороне рва.

— Тогда что произошло?

Брат Альберт пожал плечами.

— Точно не знаю, брат. Они поставляли припасы и оборудование на базу в форте Уорт. Должно быть, там произошло нападение, — он сделал паузу. — Ты знаешь об Американском Государстве?

— Конечно. Капитан Леджер и Бунтарка рассказали нам немного. Это в Ашвилле, в Северной Каролине. Там должно быть около сотни тысяч людей. Там новое правительство, и они пытаются забрать страну у мертвых.

— Так они говорят.

Бенни бросил взгляд на самолет. Во время большой битвы со жнецами он упал с неба как чудовищная птица из древней легенды. Невозможно огромный, ревущий четырьмя массивными двигателями, он пролетел над местом битвы и опустился у Убежища.

Когда они увидели его впервые почти год назад, высоко над горами Калифорнии, то подумали, что это пассажирский самолет. Теперь Бенни и его друзья знали, что это военный реактивный самолет-транспортировщик C-5 Galaxy. Самый большой из когда-либо созданных военных самолетов.

— Что насчет экипажа? — спросил Бенни. — С ними все в порядке?

Монах пожал плечами.

— Не знаю. Нам ничего не говорят.

Это была правда. Военные ученые работали на большой подземной базе на одной стороне рва, а монахи занимались больницей и хосписом на другой. За исключением встреч в бункере, коммуникация между ними была до странного ограниченна.

За самолетом на дальней стороне аэродрома стояла огромная толпа зомов. Они направлялись к Бенни, хотя ближайший из них все еще был в километре от него. Каждое утро вой сирен очищал для него путь, чтобы он мог пересечь ров, и каждый вечер звук очищал поле, чтобы смогла прийти Никс. Они проводили один час на переговорах с учеными. Однако никогда лично. Будки для переговоров были кубами, встроенными в угол одного из ангаров, весь контакт происходил через микрофон и динамик. Новизна этой техники почти сразу же надоела. Ученые задавали много вопросов, но почти ничего не давали взамен. Ни информации, ни ответов. Позволение Бенни видеть Чонга — удивительный акт щедрости, хотя Бенни и гадал, не было ли это просто частью научного эксперимента. Наверное, это позволяло им наблюдать, сколько человеческого осталось в Чонге.

«Голоден».

Боже.

Каждый вечер монах приводил Никс сюда. Позволят ли ученые и ей увидеть Чонга?

Они добрались до входа в куб. Он открылся, когда подошел Бенни. Внутри стоял складной металлический стул.

Бенни бросил взгляд через плечо на зомби. Капитан Леджер сказал Никс, что их только пара сотен тысяч. Монахи сказали, что там по крайней мере полмиллиона. Но они работали с больными и умирающими, поэтому могли ошибаться.

— Они ждут, брат, — пробормотал монах-проводник, и Бенни усомнился, имел ли брат Альберт в виду зомов или ученых.

— Да, — сказал Бенни. — Я знаю.

Монах захлопнул дверь, и гидравлические болты встали на место с шумом вырывающегося пара. Здесь был лишь тусклый электрический свет, который едва отгонял тени.

Пока Бенни ждал в темноте, ему казалось, что он слышит голос Чонга.

«Голоден».

5

Потерянная Девушка была действительно потеряна.

Восемь месяцев назад она жила одна в пещере за водопадом высоко в Сьерра-Неваде. Она проводила дни за охотой или искала книги в заброшенных домах. Избегала зомби и выслеживала людей, которые убили ее семью. С двенадцати лет и некоторое время после ее семнадцатого дня рождения Лайла ни с кем не разговаривала.

Ее последними словами в первый раз стали те, что она сказала своей сестре Энни, когда встала на колени под дождем рядом с первым Геймлендом.

Ранее тем днем Лайла спаслась из Геймленда и вернулась к своей сестре. Энни должна была ждать ее, но не смогла сделать этого. Она выбралась из своей клетки, и в разгар бури за ней погнался Молот Автограда. В ветреной дождливой тьме Энни споткнулась и упала, ударившись головой о камень. Смертельная травма. Молот оставил ее там как мусор, который даже не стоил того, чтобы его выкинули.

Лайла видела это из своего укрытия. Ей было двенадцать, она была исхудавшим и слабым ребенком. Если бы она напала на Молота, он избил бы ее и оттащил обратно к зом-ямам. А Молот мог бы и Энни отправить туда же. Это был гарантированный аттракцион, привлекающий людей с деньгами.

Когда Молот ушел, Лайла пробралась на дорогу, где лежала Энни. Она попыталась вдохнуть жизнь в легкие сестры, пыталась нажимать на ее грудную клетку, как учил Джордж. Она пыталась разжечь эту угасающую искру. Лайла молила, давала обещания небесам, предлагая собственную жизнь взамен. Но обмякшее тело, которое она держала в руках, стало тем, чему не нужно ни ее дыхания, ни молитв. Оно жаждало лишь ее плоти.

Лайла держала сопротивляющееся существо крепко в объятиях, зарываясь лицом в волосы Энни. Долгое ужасное мгновение она раздумывала, не стоит ли перестать бороться, не стоит ли лечь и подставить Энни свое горло. Если она не смогла защитить ее при жизни, по крайней мере могла бы дать ей пищу после.

Это мгновение было самым долгим в ее жизни. Самым ужасным.

— Мне жаль, — сказала она и потянулась к камню, на который упала Энни. Он был маленьким, размером с плотно сжатый кулак. Полшага вправо, и Энни пропустила бы его и вместо этого упала в лужу.

Лайла хотела закрыть глаза, чтобы ей не пришлось быть свидетелем того, что она собиралась сделать. Но это был выбор труса. Джордж учил, что девочки должны быть сильными. Всегда сильными. А это была Энни. Ее Энни. Ее сестра, родившаяся в Первую ночь у умирающей матери. Она была последним человеком на Земле, которого знала Лайла. Отвернуться, закрыть глаза, отказаться от ответственности, быть свидетелем того, через что пройдет ее сестра, казалось таким же трусливым и ужасным поступком, как и тот, что совершил Молот Автограда.

Поэтому Лайла следила за лицом Энни. Она следила, за своей рукой, поднимающей камень.

Она наблюдала за всем.

Она слышала собственные слова.

— Я люблю тебя.

Она слышала звук поступка, который судьба и любовь заставили ее сделать. Это был жуткий звук. Лайла знала, что он будет вечно отдаваться эхом в ее голове.

Девушка провела последующие пять лет в тишине.

Были разговоры, но происходили они только в ее голове. С Энни, Джорджем. Лайла повторяла слова, которые хотела произнести, когда станет достаточно сильной, чтобы выследить Молота Автограда. Теперь и он был мертв. И Джордж.

Энни.

Том.

Лайла ходила вдоль рва, час за часом, километр за километром. Она была намного сильнее, чем раньше. Она знала, что если бы могла взять это тело, все навыки и вернуться в то мгновение на мокрой дороге, то Молот сделал бы свой последний вдох во тьме.

Лайла позаботилась о том, чтобы стать сильной. Быстрой, ловкой и смертоносной.

Бессердечной.

Это была ее цель. Стать бессердечной. Машиной, настроенной на убийство. Не зомов — они попадались ей случайно, — а злых людей этого мира. Таких, как Молот, Чарли Кровавый Глаз и проповедник Джек. Брат Питер, святой Джон и жнецы. Она заставила себя позабыть милосердие, потому что вместе с ним забылись страх и любовь. Любовь — путь к жестокой боли. Этой стрелой судьба всегда целится в твою спину. Любовь вмешалась бы, создала трещину в ее броне.

Нет, она никогда не позволит себе полюбить.

Шагая вперед, она думала об этом. Это обещание было таким же бессмысленным и хрупким, как и обещание, данное Энни, вернуться и освободить ее.

Когда Лайла спасла Бенни и Никс от охотников за головами в горах, она переступила черту. Когда встретила Тома и увидела, что мужчина может быть добрым и достойным, полным сострадания и сильным, Лайла почувствовала, что ее решительность слабеет. Джордж был единственным известным ей хорошим мужчиной. Совершенный незнакомец, последний выживший из группы беглецов от эпидемии зомби. Он вырастил Энни и Лайлу. Он любил их как отец, кормил, заботился о них, учил. И его убили люди, которые забрали девочек в Геймленд.

Лайла считала, что он единственный достойный человек, оставшийся в живых, а все остальные были подобны Молоту.

А потом появился Том.

В которого она влюбилась. Который отверг ее любовь таким нежным, добрым способом.

Том… который погиб.

Она остановилась, и ее взгляд пробежал через ров к ангару. Туда, где во тьме оставался Чонг.

Лайла никогда не хотела ничего испытывать к Чонгу. Он был городским мальчиком. Слабым, не обученным выживанию. Она не хотела, чтобы он ей нравился. Влюбиться в него было так неправильно, что иногда она смеялась над собой. И когда абсурдность этого поразила Лайлу, она накинулась на Чонга.

Глупый городской мальчик.

— Чонг, — прошептала она.

Что хорошего в том, чтобы быть сильным, если любовь обнажает твою плоть для зубов несчастья? Зачем рисковать и любить кого-то или что-то, когда жизнь — настолько хрупкая вещь, что сильный ветер может просто задуть ее? Она хотела вернуться к своему молчанию и одиночеству. Найти свою пещеру и прятаться там среди стопок пыльных книг. Рядом с рычанием водопада никто бы не слышал ее криков, она была в этом уверена.

Сколько понадобится недель, месяцев или лет, прежде чем она сможет думать о Чонге, и ей не будет казаться, что нож застрял в ее сердце?

Жнецы забрали у нее Чонга.

Навсегда? Или только на время?

Она не знала, как и не знали ученые в бетонных зданиях.

Если навсегда, тогда холодный голос в голове Лайлы говорил ей о том, каким будет будущее — бесконечной неумолимой охотой на жнецов — выследить и убить их всех. В книгах героини клялись преследовать врага до края земли. Она уже была там. Это апокалипсис, и будущее омыто кровью и тишиной.

— Чонг, — сказала она пустынному небу и попыталась заставить свое сердце превратиться в камень.

6

— Доброе утро, мистер Имура, — произнес холодный равнодушный голос через динамик в стене. — Как вы сегодня себя чувствуете?

— Сержусь, — сказал Бенни.

Наступила пауза.

— Нет, — сказал голос, явно сбитый с толку. — Как вы себя чувствуете?

— Я уже сказал вам.

— Вы не понимаете. Вы плохо себя чувствуете? Вы…

— Я понял вопрос.

— Вы ощущали необычные симптомы?

— Конечно, — сказал Бенни. — У меня болит голова.

— Когда начались эти боли?

— Примерно месяц назад, — ответил Бенни. — Безумный мутант-зомби ударил меня по голове палкой.

— Мы знаем об этом ранении, мистер Имура.

— Тогда зачем спрашивать?

— Мы спросили, чувствуете ли необычные симптомы.

— Раны, нанесенные палкой зомби по голове, вообще-то не такие уж обычные, док. Почитайте.

Женщина вздохнула — сделала такой выдох через ноздри, какой бывает, когда люди теряют терпение. Бенни широко улыбнулся в тени.

Следующий вопрос стер улыбку с его лица.

— Что произошло сегодня в клетке?

— Он… попытался схватить меня.

— Он коснулся вашей кожи своими руками?

— Нет.

— Он укусил вас?

— Нет.

— На вас попали какие-либо его телесные жидкости?

— Фу. И нет.

— У вас жар?

— Я не знаю, почему бы вам не пустить меня внутрь, чтобы измерить температуру?

Пауза.

— Существует протокол безопасности.

— Здесь, — закончил за нее Бенни. — Ага, я знаю. Я слышал это сорок миллионов раз.

— Мистер Имура, нам нужно, чтобы вы сказали, если инфицированный…

— Его зовут Лу Чонг, — рявкнул Бенни. — И я хочу, чтобы вы сказали, что с ним сделали.

В этот раз пауза затянулась.

— Мистера Чонга лечили.

— Я знаю, гений. Я хочу знать как. Я хочу знать, что с ним происходит. Когда ему станет лучше?

— У нас… нет ответов на эти вопросы.

Бенни ударил кулаком по маленькому металлическому динамику на стене.

— Почему нет?

— Мистер Имура, — сказала женщина. — Пожалуйста, вы все усложняете.

— Я усложняю? Мы отдали вам все, что нашли в этом потерпевшем крушение транспортном самолете, все эти медицинские записи. Почему вы не можете сделать хоть что-то для нас?

Когда ответа не последовало, Бенни постарался сменить тему в надежде, что сможет подтолкнуть их к настоящему обмену информацией.

— Что насчет стада диких кабанов, которые постарались съесть мою подругу Лайлу? Откуда они? Я думал, только люди могут превращаться в зомов.

— Мы знаем об ограниченной инфекции среди небольшого процента популяции диких кабанов.

— Что это значит? Что за «небольшой процент»? Это сколько?

— У нас нет точных данных…

Бенни вздохнул. Они всегда говорили так уклончиво.

Через мгновение женщина спросила:

— Вы испытываете чрезмерное потоотделение, мистер Имура? У вас двоится в глазах? Пересыхает во рту?

Вопросы все продолжались и продолжались. Бенни закрыл глаза и откинулся на спинку стула. Через какое-то время голос принял тот факт, что Бенни не собирается сотрудничать.

— Мистер Имура?..

— Да, да, я все еще здесь.

— Почему вы все так усложняете?

— Я говорю вам — это не так. Я пытаюсь общаться с вами, но вы закрываетесь от меня стеной. В чем дело? Потому что, как мне кажется, вы, ребята, должны мне и моим друзьям. Если бы мы не рассказали капитану Леджеру об оружии в том самолете, та армия жнецов пришла бы сюда и перебила всех: вас, всех больных, монахов и всех в этом тупом ангаре.

Самолет, о котором шла речь, — C-130J, мощный грузовой самолет с четырьмя двигателями, построенный до Первой ночи. Бенни и Никс нашли его обломки в лесу. Его использовали для эвакуации ученого доктора Моники Макреди и ее команды с «Надежды-1» — отдаленной исследовательской базы рядом с Такомой, Вашингтон. Там команда изучала недавние мутации вируса зомби.

— Не путайте героизм со взаимным интересом, мистер Имура, — сказала женщина ледяным тоном. — Вы сообщили капитану Леджеру о том оружии и материалах, потому что только так вы и ваши друзья могли выжить. Это акт отчаяния, который из-за природы нынешнего конфликта был выгоден обеим сторонам с одинаковым планом. Любой в вашем положении сделал бы то же самое.

— Правда? Этот самолет находился там пару лет — достаточно долго на вашем чертовом заднем дворике, — а вы и понятия не имели о его существовании. Если бы вы проводили меньше времени, засунув ваши головы в…

— Мистер Имура…

Он вздохнул.

— Ладно, может, мы и думали о собственном выживании, когда рассказали вам об этом — мы вообще-то не тупые, — но это не отменяет факта, что мы спасли ваши задницы.

— Вряд ли это точная оценка ситуации, мистер Имура. Святой Джон и его армия Церкви Тьмы все еще там. Вы знаете, где они?

Бенни неохотно ответил.

— Нет.

По правде говоря, никто не знал, куда исчезли жнецы. Охранники, патрулирующие окрестности, видели парочку, а Джо Леджер сказал, что нашел признаки небольших групп в пустыне. Но основная часть огромной армии жнецов пропала. Кажется, что сам святой Джон ушел вместе с ними, но никто не знал куда. Сначала Бенни и его друзья радовались этому — пусть беспокоят кого-то другого, но подумав, они решили, что это эгоистичная и подлая реакция. Незрелая. У жнецов была только одна миссия — уничтожить все живое. Куда бы они ни пошли, умрут невинные люди.

— Так что, — сказала ученая, — в действительности вы не можете претендовать на — и я цитирую — «спасение наших задниц». Возможно, мы все теряем время.

— Что это значит? — Ответа не последовало. Он пнул стену. — Эй! Что это значит?

Тишина.

А потом снова зажегся свет и с шипением дверь открылась. Снаружи уже выли сирены.

7

Брат Альберт провел его через мост к монашеской стороне Убежища. На другой половине Бенни заметил Лайлу, идущую вдоль края рва. Он присоединился к ней. Некоторое время они шли в тишине. Позади охранники с помощью лебедки подняли мост.

Лайла была высокой, красивой, с бронзовым загаром и светлыми волосами, до такой степени выгоревшими на солнце, что они стали белыми как снег. У нее были большие проницательные глаза, которые иногда казались ореховыми, а иногда медовыми: оттенок менялся в зависимости от ее настроения. Она носила с собой копье, сделанное из черной трубы и военного штыка.

Каждый раз, когда Бенни видел ее, он испытывал какое-то странное чувство. Не любовь — он любил Никс всем сердцем. Кроме того, эта Лайла была странной, слишком не похожей на него. Нет, это было чувство, которое он никак не мог обозначить. Оно преследовало его с тех пор, когда Бенни в первый раз увидел ее на зомби-карте.

Лайла, Потерянная Девушка.

Наконец он собрался с силами и сказал ей:

— Они позволили мне повидаться с ним сегодня.

Лайла резко остановилась и схватила его за кофту.

— Расскажи мне.

Бенни мягко оттолкнул ее руку и рассказал обо всем, что случилось. Он не стал упоминать, как солдат постарался ударить Чонга своей дубинкой. У Лайлы было уже достаточно проблем с солдатами. Первые несколько дней после того как Чонга поместили в лабораторию, Лайла оставалась с ним. Дважды солдаты пытались увести ее, и дважды солдат уносили в медпункт. Потом, на восьмую ночь, Чонг оказался под влиянием вируса «Жнец». Он не подавал признаков жизни, и ученые решили, что он умер. Они хотели быстро вывезти его наружу, чтобы он оказался среди других зомов, когда восстанет. Но Лайла не приняла смерть Чонга. Либо ей подсказывали инстинкты, либо ее рассудок помутился. Бенни считал, что, скорее всего, и то и другое. Когда санитары намеревались забрать Чонга, Лайла напала на них. Бенни так и не узнал подробностей, но судя по тому, что сумел собрать воедино, четверо санитаров, двое врачей и пятеро солдат были ранены, а медицинское оборудование сильно пострадало в битве эпического размаха. Солдаты были близки к тому, чтобы застрелить Лайлу, но она закрылась одним из главных ученых, как щитом, прижимая нож к ткани защитного костюма, иначе они бы сделали это.

Это был тупик.

А потом машина снова запищала, споря с механической уверенностью того, что Чонг не мертв. Ученые, боясь за свою жизнь и не видя другого выхода из этого тупика, поклялись Лайле, что сделают все возможное, чтобы поддерживать жизнь Чонга и найти способ излечить болезнь, процветающую в нем. Лайлу, не доверяющую никому, было трудно убедить. Но в конце концов победила нужда Чонга в медицинском вмешательстве. Лайла отпустила ученого. Чонгу вкололи нечто, называемое метаболическим стабилизатором, — смесь, основанную на формуле, найденной среди записей доктора Макреди в самолете. Как только состояние Чонга стабилизировалось, Лайлу под прицелом пистолета увели из лаборатории и вернули Бенни с Никс к монахам. Лайле запретили пересекать ров. Четверо охранников наблюдали за ней с монашеской стороны моста.

Когда Бенни описал состояние Чонга, Лайла пошатнулась, словно он ее ударил. Девушка оперлась на свое копье, чтобы удержаться на ногах.

— Однако он разговаривал, — с надеждой сказал Бенни. — Это что-то. Это улучшение, не так ли? Это хороший знак и…

Лайла покачала головой и посмотрела вдаль, на здание лаборатории.

— Мой городской мальчик потерян.

— Лайла, я…

— Уходи, — произнесла она голосом, едва похожим на человеческий.

Бенни засунул руки в карманы и отправился на поиски Никс.

8

За забором…

Через телескоп казалось, что парень с мечом за спиной и девушка с копьем в руке стояли всего в полуметре. Достаточно близко, чтобы коснуться их. Достаточно близко, чтобы убить.

— Я открою кровавые уста вашей плоти, — прошептал человек с телескопом. — Слава тьме.

Из журнала Никс:

В охоте зомы полагаются на один или несколько органов чувств. Обоняние — хорошее, мы это знаем. Они чувствуют здоровую плоть. Вот почему кадаверин работает, его запах напоминает гниющую плоть.

Зрение и слух также важны.

Должен быть стратегический способ использовать эти три органа чувств против них. Я собираюсь поговорить с капитаном Леджером об этом. Кажется, что он знает о борьбе с зомами больше, чем все остальные.

9

Шесть месяцев назад…

Святой Джон стоял под кроной зеленого дерева, в то время как две самые могущественные в Церкви Тьмы женщины спорили друг с другом.

— Это ересь старого мира, — стояла на своем матушка Роза, духовный лидер Церкви Тьмы. Она была высокой и привлекательной, грациозной, как утро, красивой, как лезвие ножа. — Этот самолет и его содержимое олицетворяют все, против чего выступает церковь.

— Я с этим не спорю, — сказала другая женщина, хрупкая кореянка по имени сестра Сан. Год назад она была еще подтянутой и сильной, но в последние несколько месяцев рак начал пожирать ее. Женщина самостоятельно составила прогноз: жить ей осталось меньше года, и она была намерена использовать это время для помощи Церкви Тьмы в покорении еретиков. — Я имею в виду, что нам нужно изучить те материалы, чтобы понять, что происходит с серыми людьми.

— Ничего не происходит…

— Матушка, вы знаете, что это неправда. Наши люди видели много серых людей, передвигающихся стаями. Раньше такого не происходило. Ходят слухи о серых людях, которые двигаются почти так же быстро, как живые. Даже были случаи, когда те поднимали камни и валуны и использовали их как оружие.

— Ну и что? — высокомерно возразила матушка Роза. — Вся жизнь меняется. Даже не жизнь. Это часть природы, разве нет?

— Так и есть, — продолжала сестра Сан. — Но вирус «Жнец» не часть природы, как я уже много раз говорила.

Теперь святой Джон повернулся и поднял руку. Обе женщины мгновенно затихли.

— Вирус, поднявший мертвых и разрушивший города грешных людей, был принесен на Землю божественной рукой повелителя Танатоса.

— Да, слава его тьме, — в унисон сказали женщины.

— Таким образом, это часть естественного порядка Вселенной.

— Достопочтенный, — сказала сестра Сан, — пожалуйста, выслушайте меня. Все вы выслушайте. Я знаю этот вирус. Я изучала его с самого начала. Моя команда работала с Центром контроля заболеваний и Национальным институтом здоровья. Никто из живых не знает эту болезнь лучше меня. Только Моника Макреди.

— Эта еретичка мертва, — сказала матушка Роза.

— Мы не знаем этого наверняка, — возразила сестра Сан. — Мы выслали пять команд жнецов на ее поиски, и две команды так и не вернулись.

Матушка Роза отмахнулась от этого аргумента.

— Если Макреди работала с болезнью, если она старалась найти лекарство, тогда, возможно, вирус мутировал из-за нее, — со страстью продолжала сестра Сан. — И, возможно, изменение в болезни может значительно повлиять на предсказуемое поведение серых людей, а это опасно дня нашей церкви. Вы знаете об этом. Если позволите взглянуть на материалы в самолете, я, возможно, смогу определить, что она делала. Возможно, смогу это остановить или узнать, как предсказать, какие изменения будут происходить, чтобы мы смогли адаптировать модификации поведения к доктрине нашей церкви. Но мы не можем позволить различным изменениям проявляться без ответа на это со стороны церкви. Подумайте, насколько разрушительно это будет, особенно для групп жнецов, среди которых высокий процент новых рекрутов. Сомнение — наш враг.

Матушка Роза качала головой все это время.

— Самолет — гробница, и я запечатала его. Он останется закрытым.

Она повернулась спиной и ушла прочь.

Сестра Сан схватила за рукав святого Джона.

— Пожалуйста, достопочтенный, уж вы точно понимаете опасность.

— Гробница принадлежит матушке Розе, — сказал он.

— Но…

— Она принадлежит ей.

Святой нежно убрал ее руку и направился в глубь леса, зная, что она стояла и наблюдала за ним все это время. Он не позволил ей увидеть улыбку на своем лице.

10

Столовая находилась в сборном домике позади ангара общежития. Ряды длинных столов, складных стульев и стол с паровым подогревом стояли там для самообслуживания. Бенни взял поднос и тарелку, набросал туда несколько яиц всмятку и куски того, что, он надеялся, было свиной сосиской. Это могла бы быть и ящерица или черепаха, как Бенни уже узнал.

Еды много не бывало. Пищи было достаточно, но лишней не оставалось.

Когда Бенни пришел сюда впервые, он навалил кучу еды на поднос. Никто ничего ему не сказал, пока он не сел напротив Бунтарки, которая одарила его строгим взглядом.

— У тебя здесь еды, как для беременной свиньи, — сказала она, и в ее голосе послышался сильный акцент Аппалачи.

— Я в курсе, представляешь? — сказал он и запихнул вилку с яйцом в рот. — Даже неплохо.

Бунтарка была худой с твердыми мускулами и очень милой, с обритой головой, покрытой татуировками роз и диких лоз. Она носила джинсы и кожаный жилет на голое тело, насколько мог это определить Бенни.

— Может, тот зом выбил не только все здравомыслие из твоей головы… но еще и манеры? Сегодня четыре человека останутся голодными, потому что ты взял себе еды на пятерых. Осмотрись — думаешь, здесь есть что-то, напоминающее изобилие? Все здесь в нескольких шагах от голодной смерти, а вот и ты, набивающий пузо едой, словно у тебя день рождения.

Когда Бенни огляделся, он увидел лишь вежливые понимающие улыбки монахов. Потом он посмотрел на гору яиц, картошки, овощей и половину буханки хлеба. Без единого слова он встал и направился обратно к столу с паровым подогревом, положил свой поднос перед первым человеком в очереди. Потом ушел и больше ничего не ел в тот день.

Теперь он составил себе рацион. Одно яйцо, половинка жареного картофеля, кусок хлеба с тонким слоем масла и чашка воды из колодца. Это всегда было чуть меньше, чем ему хотелось бы, и всегда чуть больше для кого-то другого. После пары голодных дней Бенни стал чувствовать себя хорошо благодаря этому правилу. Теперь это был его ритуал. Он также проводил время каждый день, работая в бобовых полях и фруктовых рощах, помогая с разной работой, для которой не требовались особые навыки. Это был изнурительный труд, но Бенни чувствовал себя хорошо. К тому же в этих занятиях была выгода, если рассматривать их как тренировки, чтобы вернуть силу и мышечный тонус.

Он пытался заставить некоторых монахов, работающих в поле, спеть несколько нестандартных песен, которым Морги научился у своего папы, но это не сработало.

Сегодня Бунтарка была на другой стороне столовой, сидела рядом с Евой, крошечной светловолосой девочкой, которую Бенни спас, когда они оба упали в расселину, кишащую зомами. Ева смеялась, и даже с этого расстояния Бенни слышал, каким странным и отрывистым был этот смех. Бедняжка прошла через слишком многое. Жнецы сожгли поселение, в котором она выросла, и истребили практически всех жителей. Беженцы провели несколько безумных дней, скитались по пустыням и лесам, а за ними охотились жнецы и отправляли их «во тьму». Ева стала свидетельницей ужасного момента, когда слуги Танатоса убили ее отца и мать.

Монахи работали с Евой каждый день, день за днем доставая из девочки красные тени ее травмы. Хотя прогресс и был заметен, совсем скоро стало ясно, что, возможно, разум Евы поврежден навсегда. Бенни так же сильно волновался и о Бунтарке, — бывшая жница словно взяла на себя миссию по «спасению» девочки. Бенни боялся того, что может случиться с Бунтаркой, если хрупкий разум Евы не восстановится.

Из-за этого Бенни ощущал как грусть, так и ярость, поскольку жнецы были хуже зомби. У мертвых не было разума, они действовали согласно импульсу какой-то силы, вернувшей их тела к жизни. Жнецы знали, что делают.

В более спокойные мгновения Бенни пытался представить, что жнецы действительно считали, будто творят благое дело, верили, что служат воле своего бога. Но он не мог понять мировоззрение религии, основанной на убийстве. Даже если жнецы верили, что их бог хочет, чтобы все умерли, у них нет права навязывать свою веру остальным. У них нет права превращать жизнь ребенка, такого как Ева, в настоящее шоу ужасов.

Никакого права.

— Привет, — послышался знакомый голос позади него, и, повернувшись, Бенни уже улыбался, потому что плохой день внезапно стал намного лучше.

— Привет, — ответил он, наклоняясь через стол, чтобы одарить Никс Райли быстрым легким поцелуем. Она была красивой девушкой с дикими рыжими волосами, изумрудно-зелеными глазами, светящимися интеллектом и россыпью веснушек на улыбчивом лице. Длинный розовый шрам тянулся от линии волос почти до челюсти, но даже с ним она казалась молодой, свежей и счастливой. Уже многие месяцы она не выглядела так хорошо. Как и Ева, Никс пережила абсолютный ужас: ее мать убили у нее на глазах. Не жнецы — эти убийцы еще не стали тогда частью их жизни — а жестокий охотник за головами Чарли Кровавый Глаз и Молот Автограда. Саму Никс эта парочка избила и похитила. Они собирались заставить ее драться в ямах с зомби в Геймленде. Том и Бенни спасли ее, но с тех пор жизнь Никс стала нескончаемым кошмаром, бегством из одной части ада в другую.

Никс присела, но заметила, что Бенни смотрит на нее.

— Что? У меня что-то на лице?

— Лишь это, — сказал он и отправил ей горсточку воздушных поцелуев.

— Твои слова слишком слащавые, — сказала Никс, улыбнувшись. — Сегодня ты долго был в переговорной. О чем на этот раз шла речь?

Улыбка Никс растворилась, когда Бенни рассказал ей о Чонге.

— Мне казалось, Лайла говорила, что он жив!

— Он жив.

— Но… он пытался укусить тебя.

— Ладно, он болен, у него проблемы… но он все еще Чонг.

— Каким образом? Каким образом он все еще Чонг? Он полностью инфицирован, Бенни. Ради бога, они держат его в клетке.

Лицо Бенни мгновенно запылало.

— Что ты хочешь сказать? Считаешь, они должны усыпить его, как собаку?

— Не как собаку, Бенни. Он зом и…

— И что? Они должны упокоить его?

Никс откинулась назад и сложила руки на груди.

— Что, по-твоему, произойдет, Бенни? Думаешь, что Чонг внезапно выйдет из этого состояния?

— Может, и так! — повысил голос Бенни.

— Возможно, он не сможет.

— Я не могу поверить, что ты бросаешь его, Никс. Это Чонг! Чонг! Он наш друг.

— Был ли это действительно Чонг там в клетке? Пытался бы Чонг укусить тебя?

Бенни ударил кулаком по столу.

— Он не зомби, Никс. Он болен, и ему нужна наша помощь.

— Какая помощь? — требовательно спросила она, и ее голос стал на октаву выше. — Что мы вообще можем для него сделать?

Бенни пришлось искать ответ.

Когда он заговорил, его голос был горячим шепотом.

— Нам нужно дать ученым время выяснить это.

— Ладно. Хорошо. А что будет происходить в это время? Будем посещать его словно животное в зоопарке?

— Почему ты ведешь себя как тварь?

Никс встала так внезапно, что ее пояс зацепился за край тарелки и перевернул ее, раскидав еду по столу. Удивление, смущение и гнев боролись на ее лице.

— Я…

— Вот не надо, — рявкнул Бенни и, встав из-за стола, пошел прочь.

Он почти дошел до двери, когда Никс догнала его. Он услышал ее шаги и ускорился, но она пробежала оставшееся расстояние, схватила его за рукав и развернула. Прежде чем он успел что-либо сказать, она ткнула пальцем ему в лицо.

— Послушай меня, Бенджамин Имура. Я люблю Чонга не меньше твоего. Я и Тома любила. И я любила свою маму — но люди умирают. В этом мире люди умирают. Все умирают.

— Ну, спасибо тебе, леди Эйнштейн. А я-то думал, что все живут вечно, а каждый день полон яблочных пирогов и щеночков, — он сердито посмотрел на нее. — Я знаю, что люди умирают. Я не тупой, и я не обманываю себя насчет проблем Чонга. Может, он не вернется, может, он уже безнадежно болен… но сегодня я слышал, как он говорит, и пусть это было лишь одно слово, но оно доказывает, что какая-то его часть все еще здесь. Он еще не исчез, и я не сдамся. Нет, пока совсем не останется надежды.

— Бенни, я… — начала она, но он покачал головой и отвернулся.

Он протолкнулся мимо нескольких монахов на пути из столовой. Никс окликнула его по имени, но за ним наружу не вышла.

11

На расстоянии многих километров…

Его звали Морган Митчелл, но все звали его Морги.

Морги выглядел слишком взрослым для своего возраста, словно ему скорее восемнадцать, чем пятнадцать. Мускулистые плечи, на руках бугрились мышцы, а на лице был намек на бороду, щетина покрывала щеки и подбородок.

Его одежда была пропитана потом, а глаза наполнены тенями.

Шина старого грузовика свисала на веревке с ветки большого дуба. Побитая погодой резина покрылась тысячами шрамов от удара боккэном — деревянным мечом, который Морги держал в руках. Каждый удар заставлял шину танцевать и вращаться, а Морги перемещался то туда, то сюда, преследуя ее, продолжая наносить удары, бить по ней снова и снова. Сила каждого удара отдавалась эхом в дальнем конце дворика. Боккэн был вручную вырезан из ствола пекана. Это был его шестой меч. Первые пять треснули и сломались в этом дворе, побежденные не шиной, а силой рук, держащих дерево.

И болью.

Каждый удар отдавался болью. Это не отдача, вибрация от удара доходила до мышц и костей Морги. Совсем не это. Боль была в его сердце. И он каждый день сражался с ней. Несколько раз в день. Тренировки подтянули его тело, сожгли детский жир, обнажили мускулы, выкованные в печи горя и сожалений.

Морги знал, что за ним следят, но ему было все равно. Так было все время, почти каждый день. Рэнди Кирш, мэр Маунтинсайда и бывший сосед Тома Имуры, сидел на своем пороге. Рядом с ним расположились двое мужчин, и каждый из них пил кофе из керамической кружки.


— Ставлю два рационных доллара на то, что он сломает еще один меч сегодня, — сказал Кит Странк, капитан городской стражи.

— Глупая ставка, — сказал Лирой Вильямс, большой чернокожий мужчина, сидящий слева от него. Он был фермером, выращивающим кукурузу. Он потерял правую руку в автокатастрофе, когда перевозил группу людей сквозь полчища зомов после Первой ночи. — Парень работает с настоящей яростью. Он сломает этот меч или собьет шину с чертового дерева.

Мэр взглянул на свои часы.

— Он уже два часа над этим работает.

— Я потею, просто глядя на него, — сказал Странк.

Они все кивнули и сделали глоток кофе.

«Бах, бах, бах» — удары меча о шину не прекращались.

— Ты узнал, что произошло между ним и Бенни? — спросил Странк. — Слышал, что у них было что-то вроде драки, прежде чем Том увел тех ребят из города.

Мэр покачал головой.

— Слышал, это из-за девушки, — заметил Лирой. — Помните, Морги ухаживал за ней у Райли в ночь, когда убили Джесси? Мэрион Хаммер чуть не разбил Морги голову. А через семь месяцев Никс ушла с Бенни.

— А, — сказал Странк, — девушка. Тогда понятно.

Они все вздохнули и кивнули.

— Не думаю, что это просто из-за девушки, — сказал мэр Кирш. — Думаю, дело в той драке. Я слышал, что Морги повалил Бенни на землю.

— Если они и дрались, — заметил Лирой, — то из-за девчонки Райли.

Они все снова кивнули.

Капитан Странк добавил:

— Морги недавно попросил меня позволить ему присоединиться к городской охране. Когда я сказал ему, что он слишком молод, он получил работу ученика охранника забора.

— Отвратительная работа для парня, — сказал мэр. — Он попросил у меня заявление на вступление в отряд Всадников Свободы. Он хочет пойти с Соломоном Джонсом и его командой.

— Хотя для этого ему должно быть восемнадцать, — сказал Лирой.

— Так и есть. Но он пытается получить особое разрешение, потому что тренировался с Томом Имурой.

— А, — заметил Странк.

Лирой что-то проворчал.

— Может, они должны разрешить ему. Том хорошо натренировал тех ребят… и к тому же посмотрите на него. Парень больше и сильнее любых известных мне восемнадцатилетних.

— Том хорошо поработал, — согласился Странк, пока они наблюдали, как Морги бьет по шине. — Зуб даю, Том бы гордился им.

Деревянный меч рассекал воздух и ударял снова, и снова, и снова.

12

Бенни шел вдоль рва — подальше от Лайлы — пока жар солнца не заставил его замедлить яростный темп. Наконец, покрывшись потом и почувствовав невероятную подавленность, он остановился, засунул руки в карманы и устремил взгляд через ров. Несколько мертвецов все еще беспокойно двигались, но остальные стояли неподвижно, словно стали надгробиями собственных могил.

Бенни краем глаза заметил движение и, повернувшись, увидел, как Бунтарка идет вместе с Евой на детскую площадку и передает ее главной няне — сестре Ханналили. Потом Бунтарка увидела Бенни и направилась к нему.

— Привет, — тихо сказала она.

— Привет, — откликнулся Бенни.

— Видела ту суматоху в столовой. Поссорился с Рыжей?

Бенни пожал плечами.

— Из-за Чонга?

— Да, — ответил Бенни. — Думаю, так.

— У него большие проблемы, да?

— Он болен… и если ты тоже хочешь читать мне нотации, о…

— Притормози, парень, — сказала она. — Просто спросила.

— Да, — медленно произнес Бенни. — Он в плохой форме.

— Рыжая хочет его усыпить, в этом дело?

— Да.

— Она знает, что Лайла сдерет с нее кожу в мгновение ока, да?

— Она знает.

— Так что это значит для всех?

Бенни вздохнул.

— Проблемы.

— Жизнь никогда легче не становится, не так ли? Она просто постоянно усложняется.

Они наблюдали за Лайлой, которая перестала ходить взад-вперед и теперь молчаливо стояла, словно живой труп, глядя через ров на серое бетонное здание.

— Эта Лайла — загадка, — тихо произнесла Бунтарка. — Я, должно быть, пятьдесят раз пыталась с ней заговорить. Не начать какой-то там умный разговор, просто обсудить день. Она лишь говорила мне уходить. Только одно слово. «Уходи».

— У Лайлы была действительно тяжелая жизнь, — сказал Бенни.

На лице Бунтарки появилось насмешливое выражение.

— Да неужели? Ну, не у нее одной есть право на грусть и сожаление, сынок. Нас всех измотали и избили тяжелые времена. Но эта девушка взяла и закрылась. Я встречала серых людей, которые казались живее, — она постучала пальцем по виску. — Я начинаю подозревать, что никого нет дома.

— Она выйдет из этого состояния, как только они сделают что-нибудь для Чонга.

Бунтарка склонила голову набок.

— Вы все правда так думаете?

— Да, — ответил Бенни с напускной уверенностью. В действительности он боялся за Лайлу. Ее прогресс в общении, кажется, исчез. И втайне он соглашался с диагнозом Бунтарки, который утверждал, что Лайла казалась… ну, потерянной. Она участвовала в боевых тренировках, но в остальной жизни — нет.

Его внутренний голос спрашивал: «Как глубоко нужно упасть внутрь своего разбитого сердца, чтобы не проявлять никаких внешних признаков жизни?»

Этот печальный вопрос заставил Бенни задуматься, какой стала бы Никс, если бы ей пришлось самостоятельно справляться с убийством матери.

Или что стало бы с ним после смерти Тома, если бы не Никс, Лайла и Чонг.

Он хотел что-нибудь сделать. Если бы это был враг, с которым он мог бороться, Бенни взял бы меч в руки. Но правда заключалась в том, что существовали противники, которых нельзя победить.

Бенни кивнул в сторону.

— Ты была там, верно? Несколько лет назад? В лаборатории. Каково это?

— Те парни мало что позволяли мне увидеть. Они засунули меня в маленькую комнату с койкой и комодом. Не было даже хорошей книги для чтения. Я могла лишь смотреть на стены целыми днями, а это даже не так интересно, как звучит. — Она подумала над этим, а потом усмехнулась. — Я была счастлива, когда услышала, что Лайла там устроила. В лаборатории есть хорошие люди, но они точно не из приятных.

Бенни что-то проворчал и сменил тему:

— Ты сегодня видела Джо? Хочу спросить его о Чонге.

Она покачала головой.

— Нет. Он был у обломков прошлой ночью. Не знаю, когда он вернулся. Видела его большую старую собаку этим утром — один из монахов выгуливал.

Бенни спросил.

— Что ты о нем думаешь?

— О Джо? Тебе стоит спросить Рыжую, — сказала Бунтарка. — Она думает, что мир вращается вокруг этого парня. Берегись, мальчик, — думаю, он ей нравится.

— Все не так. Никс вытягивала у него информацию.

— Информацию для чего? Для этого глупого дневника?

— Он не глупый, и это не совсем дневник, — заметил Бенни. — Она собирает информацию о зомах.

— Например?

— Ловушки, барьеры и все такое. Как бороться с зомами. Она разрабатывала план, как мы, люди, можем вернуть мир. Это умно. Джо предоставил ей много страниц заметок. Она также интересовалась, как сражаться со жнецами. Например, если мы устроимся в городе или, может, организуем где-то поселение, Никс хочет быть готовой защитить его от всех, как живых, так и мертвых.

Бунтарка одобрительно кивнула.

— Если это произойдет, пусть занимается защитой.

Бенни кивнул.

А девушка улыбнулась.

— Вау. И все это время я считала, что она писала любовные стишки или истории о принцессах и единорогах.

— Ты и правда совсем не знаешь Никс, да?

— Как оказалось, нет. Она…

Голос Бунтарки затих, когда девушка с открытым ртом уставилась поверх рва. Когда Бенни проследил за ее взглядом, то увидел фигуру, от которой ему стало тошно и грустно.

Это был зомби. Женщина. При жизни она была красавицей с копной волнистых черных волос и холодным царственным выражением лица, словно великая королева из средневековья. А теперь ее плоть стала серой и сморщенной, влагу высосал жар, а волосы повисли грязными нитями.

Матушка Роза.

Бывший духовный лидер Церкви Тьмы. Бывший консорт святого Джона.

Бывшая мать Бунтарки.

А теперь… во что она превратилась?

Матушка Роза остановилась на краю рва и словно узнала Бунтарку. Они обе, и мать и дочь, уставились друг на друга. Бенни пытался перечислить все, что разделяло их. Верования, сожаление, сама жизнь, столько всего. Намного больше, чем измеримые метры, сантиметры и миллиметры.

Две маленькие слезы скатились по щекам Бунтарки.

— О боже.

— Бунтарка, не смотри, — быстро произнес Бенни. — Возвращайся в ангары, не позволяй…

— Уходи, — сказала девушка.

— Эй, нет. Я просто хотел сказать…

— Просто уходи.

Бунтарка медленно опустилась на землю, скрестив ноги. Она сидела там, уставившись через ров на существо, когда-то бывшее ее матерью.

Бенни повернулся и медленно побрел прочь.

13

Бенни вернулся в столовую, чтобы найти Никс. Он не хотел злиться на нее. Может, поговори они, она смогла бы понять чувства Бенни.

Но ее там не было.

Толпа, пришедшая на завтрак, практически рассосалась, но Бенни заметил, как у столов появился рейнджер Джо. Крупный мужчина носил камуфляжные штаны, покрытую пятнами пота серую рубашку и самодельные сандалии. Его голубые глаза были спрятаны за темными очками, кожа загорела до красновато-золотого цвета, не считая белых линий старых и новых шрамов. А их было много. Несмотря на то что Джо было около шестидесяти или чуть больше, он был подтянутым, с жилистыми мышцами, которые напрягались под его огрубевшей кожей при ходьбе. Обычно Джо был полон хорошего настроения и быстрых колких замечаний, но сегодня он едва дошел до стола с паровым подогревом, и казалось, что ему нужно хорошо сосредоточиться, чтобы положить еду на тарелку. Собака Джо, монстр-мастиф по имени Гримм, шла за ним. Джо плюхнулся за стол у дальней стены. Гримм свалился на пол рядом с ним. Все за ближайшим столом встали и передвинулись.

Бенни подошел туда.

Гримм поднял голову и изучил Бенни так же, как Морги Митчелл изучал кусок говяжьей пашины на гриле. Джо склонился над едой, отправляя ложку за ложкой в рот. Он не поднял взгляд, чтобы посмотреть, кто подошел.

— Отвали.

Бенни остановился.

— Что?

Джо поднял голову, чтобы сердито посмотреть на Бенни поверх оправы солнечных очков, съехавших на переносицу. У него были красные уставшие глаза.

— А, это ты.

— Не против, если я присяду?

— Против.

— Что сегодня такое? Это день «скажи Бенни Имуре „уходи “»?

— Звучит неплохо. И… уходи.

— Нет, не думаю, — он подошел еще на шаг ближе. Гримм издал низкое предупреждающее рычание, которое словно вибрацией отдалось в полу. — Он укусит меня?

— Вполне возможно, — признал Джо.

— Я рискну.

Джо устало облокотился о стол.

— В чем дело, парень? В твоем поколении у «отвали» есть другое значение?

— Нет. Я понял. Вы хотите, чтобы я ушел. Я просто не ухожу.

Бенни опустился на стул. Рейнджер наблюдал за ним с тусклым восхищением.

— Ты странный парень, — сказал Джо. — Большинство людей действуют согласно убеждению, что Гримм с радостью съест их на обед. А ты словно думаешь по-другому. Не знаю, разбираешься ли ты в собаках или просто полный идиот.

— Суд присяжных пока пытается это решить, — сказал Бенни.

— Ладно… что у тебя на уме? — вздохнул Джо. — И говори потише. У меня болит голова.

Бенни пригляделся к нему.

— Вы напились?

— Нет, у меня похмелье. Есть четкое различие. Одно весело, второе — совсем нет. Сейчас мне совсем не весело, а ты не помогаешь.

— Вот мысль — почему бы не напиваться?

Бенни не был фанатом выпивки. Алкоголизм и пьянство стали серьезными проблемами во всех девяти городах с Первой ночи. Конечно же, было много причин. Каждый взрослый потерял кого-то в те ужасные дни. Явный апокалипсис выжег веру множества людей — веру в их религию, их идеологию, их ожидания, их правительство и собственные мечты. Непоколебимость вируса породила поразительную паранойю. Приближался конец мира, так какая разница? Почему бы не напиться? Почему бы не сровнять все острые края? Бенни испытывал как печаль, так и отвращение, потому что это было признанием проигрыша. Не осталось духа борьбы. Никакой попытки снова встать и потрясти кулаком перед Вселенной и попытаться снова. Одна из любимых поговорок Тома о боевых искусствах гласила: «Упади семь раз, поднимись восемь». И все же казалось, что некоторые люди просто хотели снова упасть.

Джо попивал свой кофе.

— Когда именно мои дела стали твоими?

— Вы солдат, да? Рейнджер? Разве вы не должны быть образцом для подражания?

— Вау, ты сегодня отвратительный ублюдок. На завтрак съел двойную порцию испорченных хлопьев?

— Нет. Я провел утро в темнице под лабораторией, глядя на моего лучшего друга, который, судя по всему, превращается в зомби.

— А, — сказал Джо. — Да, понятно. Я видел его вчера. Жаль.

— Жаль? Это все что вы можете? Жаль? Я думал, эти ученые должны были его вылечить.

— Во-первых, — ответил Джо, указывая на Бенни чашкой с кофе, — перестань кричать. Из-за тебя у меня болит голова. Во-вторых, кем ты их считаешь? Волшебниками? Думаешь, они могут помахать волшебной палочкой и исправить все?

— Да. После того как мы нашли те записи в разбившемся самолете, вы все были так возбуждены. Вы сказали, что мы спасли мир.

Джо протер глаза.

— Ага, ну…

— Ну… что? Мы отдали им записи исследования доктора Макреди, так почему они не могут помочь Чонгу?

— Все сложно. Они натыкаются на разные препятствия в этих записях.

— Например, на какие?

— Послушай, парень… ты знаешь, что доктор Макреди почти разгадала все, да? Именно в ее лаборатории на «Надежде-1» проводились самые передовые исследования. Там, в поле. Где мутировал вирус «Жнец». Она отсылала отчеты в Убежище, так что они следовали за ней, отставая лишь на несколько шагов. Это не похоже на старые дни, когда информацию могли переслать по интернету. Когда людей с «Надежды-1» эвакуировали, транспортный самолет должен был привезти все, что было у Макреди. Все, до самой последней бумажки, чтобы большая лаборатория в Убежище могла закончить ее исследование и наконец победить эту штуку. — Он сделал паузу и покачал головой. — Подумай об этом, Бен. Мы были так близки. Мы почти победили вирус, уничтоживший целый мир.

— Ну… ладно, жаль, что доктор Макреди умерла во время крушения самолета — или, может, до нее добрались жнецы, как бы то ни было — я хочу сказать, что если исследование было в том самолете, тогда почему ученые в убежище не могут просто, ну не знаю, закончить его?

— Потому что, — тихо сказал Джо, — не все материалы были в самолете.

Если бы Джо потянулся через стол и ударил Бенни в лицо, тот бы удивился меньше.

— Я просмотрел грузовые накладные, — продолжил рейнджер, — и там упоминается серия D коробок. Мы нашли все от A до C. Ничего под буквой D. Если брать во внимание время, когда эвакуировали «Надежду-1», не было ничего, датированного позже, чем за месяц до этого.

— Они каким-то образом оставили эти вещи в «Надежде-1»?

— Ни за что. В накладной сказано, что они запакованы. Они должны были быть в самолете.

— Тогда где они?

— Парень, если бы я знал, то не напился до паралича вчера вечером, так ведь?

Бенни почувствовал, что краснеет.

— Хотите сказать, что нет никаких предположений?

Джо вздохнул.

— Не знаю. Было одна ссылка на Юматиллу, но никаких записей. Ничего, чтобы подтвердить, что они остановились там.

— Что такое Юматилла?

— Химический склад в Юматилле — военная база в Орегоне. Они хранили там химическое оружие. Зарин[1] и V-газ.[2] Ужасные вещества, которые должны были уничтожить. База была закрыта в 2015 году. Не знаю, что случилось с ней после этого, но у транспортного самолета не было причин там останавливаться, и уж точно не было причин выгружать серию D там. Вся эта территория была захвачена во время Первой ночи. Я упоминаю ее только потому, что это единственное, чего мы не нашли в записях.

— Вы туда собираетесь?

— Я? Нет. Я отправил весточку паре знакомых рейнджеров, чтобы они направились туда. Это долгая дорога и, скорее всего, не стоит усилий.

— Послушайте, — сердито сказал Бенни. — Даже если у вас нет материала за месяц, то, что мы нашли, помогло бы вам хорошо продвинуться. Оно должно чего-то стоить.

— Так и есть, — устало согласился Джо. — Некоторые клинические данные в тех коробках в ответе за то, что твой друг Чонг все еще дышит. Метаболический стабилизатор и несколько других лекарств. Именно они держат его на этой веселой стороне мертвых.

— Сегодня Чонг говорил со мной.

Джо поднял бровь.

— И что он сказал?

Бенни рассказал ему.

— Ай, — сказал он. — Послушай, мы сбились с пути. Вчера я находился там весь день, но не смог найти пропавшие записи. Должен сказать тебе, Бенни, что это не тот конец, который я много раз представлял. Пару последних лет этот самолет был для нас Священным Граалем. Это была наша серебряная пуля. Мы находим его и записи доктора Макреди и бам, безумные ученые в лаборатории создают лекарство, и мы все рассказываем нашим внукам, как спасли мир. Но… доктора там, кажется, не могут понять, в каком направлении двигалась доктор Макреди в своих исследованиях за эти последние недели перед тем, как закрыли «Надежду-1». Там были образцы мутагена и ссылки на рабочее лекарство под кодовым названием «Архангел». Но у нас есть только название. Нет ни капли информации о том, что такое «Архангел» или что он делает. Эти коробки — ключ, и они потеряны. Мы потеряли свой последний шанс победить этот вирус.

— Не говорите так! Должно быть что-то еще. Должен быть способ найти тот материал.

Джо просто продолжил пить кофе.

— Джо, вы собираетесь сидеть здесь и говорить мне, что просто сдались? Вы? Вы капитан Леджер, ради бога. Вы герой Первой ночи.

— Конечно, парень, так сказано на зомби-карте. Должно быть, это правда.

— Мой друг умирает, — прорычал Бенни. — Мы не можем сдаться.

— Думаешь, ты единственный человек, испытывающий боль? — спросил Джо. Его взгляд казался уставшим и поблекшими. — Прежде чем все это началось, у меня были жена и шестимесячный ребенок. Я был за морем на миссии, когда появился вирус «Жнец». Я позвонил жене, сказал ей выбираться оттуда ко всем чертям, поехать на ферму моего дяди рядом с Робинвуд, Мэриленд. Мне понадобилась неделя, чтобы вернуться в Штаты. К тому времени, как я добрался до Сан-Диего, вся страна сошла с ума. Не было больше коммерческих рейсов. Военные базы тоже были разрушены. Когда народ начал паниковать, все собрались у ближайшей базы, но из-за того, что многие беженцы были уже укушены или заражены, эти базы превратились в поля смерти. Я украл вертолет с базы Национальной гвардии, которая стала буфетом самообслуживания, и пролетел полстраны, прежде чем армия начала сбрасывать ядерные бомбы на зомби. Электромагнитный импульс убил двигатель, мой мобильный и спутниковый телефоны. Вертолет сдох, и мы хорошо так упали. В той птичке нас было десять. Четверо выжили при падении. Мы разделились, и все попытались найти путь домой. Мне понадобилось три недели, чтобы добраться до фермы дяди Джека. Но… там никого не было. Это место сгорело дотла, так что я не мог даже сказать, добрались ли туда мои жена и ребенок.

Бенни уставился на него.

— Так зачем я тебе все это рассказываю? — спросил Джо. — Затем, что все в нашем мире указывает на то, что моя семья мертва. Моя жена, сын, дядя. Мой брат Шон со своей семьей в Балтиморе. Я так и не нашел никого из них. Ни намека, ни единого признака жизни за все эти годы. Они, скорее всего, мертвы. Они, скорее всего, ходят вокруг в виде живых мертвецов, как и все прочие. Но знаешь что?

Бенни ничего не ответил. Он сомневался, что вообще может говорить.

Джо положил руку на приклад пистолета в кобуре.

— Если бы я поверил в это, если бы дошел до того, чтобы поверить, что все, кого я любил, мертвы, тогда я бы вырубил весь свет. Но я в этом не уверен, парень. Не уверен. Я не могу. Даже сейчас, даже после проблем с записями доктора Макреди. — Он вздохнул. — У меня осталась лишь слабая надежда, что мир не полностью уничтожен. Это заставляет меня продолжать, и вот почему я не сложу оружие.

Наконец Бенни спросил:

— Тогда зачем напиваться?

Рейнджер покачал головой.

— Иногда отчаяние наносит сокрушительные удары. Прошлая ночь была ужасной. И это утро — отстой. Днем я нанесу на карту сетку поиска и утром сразу же начну искать под каждым камнем, внутри каждой пещеры и в заднице каждой ящерицы. Если записи там, я найду их.

— А что, если их там нет? — спросил Бенни. — Что, если они в другом месте? Что, если их забрали жнецы?

— Ты задаешь плохие вопросы, — вздохнул Джо. — Уходи.

— Я могу помочь.

— Через десять секунд я скажу Гримму откусить у тебя нечто ценное. Десять, девять, два…

Бенни ушел, но он не собирался попусту тратить остаток дня. Завтра будет слишком поздно начинать искать то, что Чонгу нужно прямо сейчас.

Он украл квадроцикл, завел двигатель и рванул в пустыню.

Из журнала Никс:

Вчера мы с Бенни ездили на квадроциклах по внутреннему периметру забора здесь, в Убежище. Только с этой стороны рва, конечно же. И все равно целых двадцать два километра забора. На главных воротах двое солдат и три отряда на квадроциклах. Восемь солдат для патрулирования всех этих километров забора. У нас было намного больше в Маунтинсайде.

Заставляет задуматься, нет ли у них проблем с безопасностью.

14

Транспортный самолет доктора Макреди разбился более чем в шестнадцати километрах от Убежища. Поездка к месту крушения была полна опасностей, потому что солдаты, когда-то служившее на базе, использовали динамит, чтобы заблокировать большую часть дорог, оставив лишь одну извивающуюся еле заметную дорожку, ведущую через красные скалы. Квадроцикл едва мог протиснуться там.

Квадроцикл Бенни был уродливой маленькой машинкой с четырьмя толстыми шинами и сиденьем, напоминающим кресло водителя. Несмотря на ужасный звук двигателя, Бенни нравилась эта машинка. По неровной земле она могла ехать с поразительной скоростью в сорок километров в час. На ровной поверхности Бенни смог разогнаться более чем до шестидесяти. Пешком он мог идти максимум семь километров в час, если бы сильно старался, а чаще от четырех до пяти километров из-за ландшафта и погодных условий.

Его поражало, что он мог бы доехать до Маунтинсайда, находившегося более чем в семиста километрах отсюда, за два дня. За один, если бы не останавливался, чтобы поесть или справить нужду. Такая скорость казалась почти нереальной. Понадобилось больше месяца, чтобы пройти это расстояние. Если принимать во внимание тот факт, что большая часть времени ушла на то, чтобы избегать зомби, искать пропитание, дорогу и тренироваться с мечами.

Когда Бенни выехал из Убежища, он на мгновение остановился, чтобы взглянуть на рукописный знак, висящий на заборе из сетки рабицы:

УБЕЖИЩЕ
ВСЕ УСТАВШИЕ, НЕСЧАСТНЫЕ, ЗАБЛУДШИЕ ДА ОБРЕТУТ ЗДЕСЬ ПОКОЙ

Внизу все еще виднелись изначальные слова, стертые песком:

ЗОНА 51
ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ США
ЗАКРЫТАЯ ТЕРРИТОРИЯ

Бенни сделал глубокий вдох, завел двигатель квадроцикла и направился в пустыню.

Эти записи были впереди. Шесть коробок с большой буквой D.

Он найдет их.

15

Никс Райли едва видела лезвие.

Она парировала скорее машинально, и копье отрикошетило от ее меча с такой силой, что волны дрожи пробежали по рукам. Следующий удар был еще сильнее, как и последовавший за ним. Никс отходила назад, взмахивая мечом раз за разом, ее дыхание вырывалось болезненными вздохами. Наконец один из ударов задел ее меч прямо над гардой и выбил его из рук. Он со стуком упал на землю. Нападающий сбил девушку с ног, и она упала, ударившись локтями, плечами и затылком о твердый песок. Внезапно она ощутила, как острый конец копья прижался к груди прямо над… сердцем.

— Ты мертва, — прорычала Лайла. Они стояли на скалистом выступе в четверти километра позади ангара-общежития. Отвесный утес поднимался за их спинами, и вокруг виднелись тенистые ущелья глубоких борозд — следы высохших рек. Несколько редких кактусов и кустиков юкки заполняли ландшафт, не обещая никакой приятной тени.

Никс не видела Потерянную Девушку. Слезы в ее глазах заслоняли весь мир.

— Сосредоточься, — рявкнула Лайла, когда они приготовились начать снова.

Но слишком много мыслей было в голове Никс.

Ей нужно было извиниться перед Бенни, но он уехал. Никс видела, как он уезжал на квадроцикле. Девушка почти собралась поехать за ним, но не сделала этого. Никс не знала, какие слова смогут стать клеем, который восстановит их отношения.

Поэтому она отправилась на поиски капитана Леджера, посмотреть, не даст ли он ей еще один урок борьбы. Он чуть не спустил на нее свою собаку.

Рейнджер был тайной, одной из многих вещей, которые Никс в это время своей жизни не понимала. Иногда он был таким резким и грубым, что она хотела скормить его зомам. Но иногда мужчина вдруг становился необычайно добрым и мудрым. Почти как Том.

Вскоре после приезда в Убежище Джо дал Никс настоящий меч взамен ее деревянному, который она держала при себе еще в Маунтинсайде. Он предложил такой и Лайле, но Потерянная Девушка предпочла свое копье.

Меч, который Джо отдал Никс, был одним из нескольких катан высшего качества, которыми владел рейнджер. Рукоять и крепеж были новыми, но Джо сказал, что лезвие древнее. Ему сотни лет.

— А она крепкая? — спросила Никс в ужасе от того, что может сломать такой красивый предмет старины.

Но Джо засмеялся.

— Этот меч был сделан мастером Ясуцуной из Хоки, одним из величайших мастеров меча всех времен. Это отличный клинок. Я бы взял его без колебаний в любую битву. У него есть имя — Додзигири.

— Что это значит?

Джо широко улыбнулся.

— Додзигири значит «разящий монстра». Вполне подходяще имя, не находишь?

Меч выглядел не особо впечатляюще, с простой обмоткой из черного шелка на рукояти и пятнистой перевязью. Однако Никс приняла оружие с глубоким уважением.

— Додзигири, — повторила она, держа его так, словно тот мог рассыпаться в ее руках. — «Разящий монстра». Это безумие. Он, должно быть, стоит целое состояние.

— Ты сама решаешь, сколько он стоит, Никс. Никто больше не смотрит. Вся система оценки теперь — лишь строчка в истории.

— Но… он должен быть в музее.

— Был раньше, — сказал Джо с улыбкой. — Он был национальным сокровищем Японии, частью коллекции бесценных артефактов, на время предоставленных американскому музею. Однако после Первой ночи единственными посетителями музея стали зомби и мародеры, поэтому я забрал его и другие ценности. Не совсем кража, верно? К тому же… меч сделали для того, чтобы им пользовались, а не для того чтобы он собирал пыль. Думаю, Том пытался научить вас быть воинами, да? Поэтому… будь воином.

Бенни вытащил свою ками катану и показал Джо.

— У меня тоже хороший меч.

Рейнджер одарил его снисходительной улыбкой.

— Не знаю, как тебе сказать об этом, парень, но твой меч… здесь современное лезвие хорошего качества и на него точно можно положиться в битве, но его не назовешь «легендарным» мечом.

Бенни обиделся.

— Это был меч Тома.

— Конечно, — согласился Джо, — и он хорошо им пользовался, но факт остается фактом: таких, как этот меч, сделали примерно десять тысяч. Черт, это даже не настоящий меч Тома.

— Нет, настоящий! — настаивал Бенни.

— Это не так. Он сломал свой первый меч через несколько дней после Первой ночи. Том рассказывал мне об этом. Хорошая история. И… думаю, после этого у него был другой. Я был с ним, когда он забрал свою малышку у одного из всадников черепа, которые…

— Кого? — одновременно воскликнули Бенни и Никс.

Джо моргнул, глядя на них.

— Всадники черепа? Команда убийц из Рено? — он сделал паузу. — Том вам никогда о них не рассказывал?

— Нет, — сказали Бенни и Никс в один голос.

— Он не рассказывал вам о времени, когда он, я и парень по имени Соломон Джонс уничтожили группу работорговцев рядом с озером Тахо? Или, когда мы объединились с Гектором Мехико, Джонни Апачи и Парнями Битбокс и избавились от грабителей, нападавших на торговые пути между девятью городами?

— Нет, — тяжело сказал Бенни. — Вы придумываете все это? Том никогда не говорил о подобном. Он был охотником за головами, вот и все.

— Вот и все? Правда? — капитан Леджер рассмеялся. — Как, по-вашему, Том научился всем этим трюкам? Думаете, он стал так хорош, упокаивая зомов? Вытащи голову из задницы, парень. Пока все строили города и заборы, твой брат разъезжал с крутыми парнями по «Руинам» — он сделал паузу, задумался и вздохнул. — Но… в этом весь Том. Он никогда не хвастался. Удивлен, что ты никогда не расспрашивал о брате других охотников за головами.

— Единственные охотники за головами, к которым прислушивался Бенни, были Чарли Кровавый Глаз и Молот Автограда, — сказала Никс.

— А, — сказал Джо. — Эти двое. Том сделал бы одолжение всему миру, если бы пустил пулю им в голову, когда у него еще был шанс. Избавил бы мир от больших бед. — Джо внезапно напрягся и резко взглянул на Никс, а потом вздрогнул. — О-о-ох, боже, прости. Я забыл о твоей маме. Я идиот.

Никс хотелось плакать, но ее глаза оставались сухими.

— Бенни убил Чарли. Я убила Мэриона Молота.

На лице Джо появилась едва заметная улыбка.

— Серьезно?

— Ага, — сказал Бенни.

— Сопли святой лягушки. Тебе нужно мне все рассказать.

Так они и поведали ему об убийстве матери Никс и ужасах того дня.

— Я был знаком с ней, знаешь? — печально заметил Джо. — Джесси была настоящей леди. И красавицей. У тебя ее глаза, Никс. И ее сила. Я знаю, она гордилась бы тобой.

И слезы все же покатились по щекам Никс, но ее голос не сорвался, пока история продолжалась. Когда они добрались до конца, Джо громко хлопнул Бенни по плечу и поцеловал Никс в лоб.

— Это супер! Это круто. Вы убили Чарли трубой самого Молота, а потом снова убили его в зомби-ямах. О боже, вот это легендарно.

Никс вытерла слезы.

— В то время все это не казалось легендарным. Было страшно и странно.

— Конечно, но все настоящие приключения кажутся страшными и странными, — ответил Джо. — Поверьте мне… я знаю.

Они вернулись к тренировкам, но Бенни был явно зол. Никс могла понять почему. Джо явно смотрел по-другому на все то, чему научил их Том, и часто объяснял все по-своему. Несколько раз в тот день Бенни возмущался из-за того, что рейнджер пытался внести изменения в его технику боя.

— Том делал не так.

Ответом Джо на каждый комментарий было пожатие плечами.

— Делай то, что поможет тебе остаться в живых.

Совет Джо сильно задел Бенни.

— Эй, старик, перестань вести себя так, словно знаешь больше, чем Том.

Джо улыбнулся. Это была снисходительная улыбка, но его терпению явно приходил конец.

— Послушай меня, парень. Я даю тебе возможность приобрести дополнительные навыки и узнать о тактике ведения войны. Хочешь этому научиться — хорошо. Не хочешь — тоже хорошо. Но сначала пойми две вещи о Томе. Во-первых, он был очень-очень талантливым любителем, но все же любителем. Он только день назад вышел из полицейской академии, когда началась Первая ночь. Он никогда не служил в армии. Большую часть информации, которую он узнал о битве, Том выучил во время первых четырнадцати лет работы охотником за головами и специалистом по упокоению. И многому он научился у меня. Теперь… после того, что я видел, когда он бегал с моей стаей, и после того, что я слышал потом, Том был действительно хорош. Достаточно хорош для того, чтобы надрать зад Чарли Кровавому Глазу и его команде, и достаточно хорош для того, чтобы проповеднику Джеку пришлось застрелить его в спину, а не рисковать в бою один на один. Это о многом говорит. Том был тем парнем, которому бы я доверил свою жизнь в любой ситуации. Но есть и другая сторона. До Первой ночи, за много лет до Первой ночи, я был лучшим стрелком в группе, которая нанимала только лучших стрелков. Я боролся с монстрами, плохими парнями и террористами еще до рождения Тома. На минутку задумайся об этом, парень. Я говорю это не для хвастовства. Это временная панорама. Я сражался на этой войне так или иначе более сорока лет. Еще до Первой ночи я видел то, во что ты бы и не поверил. То, от чего бы ты кричал, уткнувшись в подушку каждую ночь. Я вел бойцовские команды в перестрелки на всех континентах и убил больше людей, чем ты встретил за всю свою жизнь. Руками, оружием, ножами и однажды книгой в мягкой обложке. Думаешь, я пытаюсь подорвать репутацию твоего брата, исправляя твои размахивания мечом? Парень, если бы я хотел унизить тебя или его, я забрал бы у тебя этот меч и сломал бы его. Но, как оказывается, я уважаю то, что вы с Никс делаете, и уважаю то, чему научил вас Том, и я уважаю Тома как павшего брата по оружию. Я так сильно все это уважаю, что хочу позаботиться о том, что все это не было напрасно просто потому, что ты чрезмерно горд, у тебя раздутое эго, и ты не можешь принимать конструктивную критику. Так что если ты перестанешь спорить со всем, что я говорю, то я научу тебя каждому известному мне грязному трюку, который поможет тебе остаться в живых.

Бенни сердито смотрел на него очень долгое время. Наконец, взяв голос под контроль, он сказал:

— Это одна точка зрения. Вы сказали, что есть две. Какая другая? Вы еще что-то хотели сказать о моем брате?

Джо одарил Бенни самой холодной улыбкой, которую когда-либо видела Никс на человеческом лице.

— Да, — сказал Джо. — Том мертв. Я жив. После всех этих лет я все еще жив. Это кое о чем говорит. Учись у выживших или возвращайся, черт возьми, домой.

Это был конец беседы. Бенни выскочил оттуда пулей и провел остаток дня, выкипая от злости.

На следующий день он вернулся, с мечом, сумкой и полной извинений гордостью.

Джо и слова не сказал о ссоре. Они начали с того, на чем остановились, и Джо тренировал их, не зная пощады. И делал это хорошо.

Бенни и Никс улучшили свои навыки. Они стали быстрее, хитрее, сильнее и намного изобретательнее.

Но теперь…

Никс ощущала себя неуклюжей и глупой. Лайла снова, и снова, и снова прорывалась через ее защиту.

— Мне… мне жаль… — сказала Никс тихо.

— Жаль? — Лайла взмахнула копьем, подняла его над головой и с ворчаньем опустила вниз. Острие воткнулось в песок в нескольких сантиметрах от лица Никс и отсекло несколько прядей ее вьющихся рыжих волос. — Жаль? Ты тренируешься, чтобы выжить или практикуешься в собственной смерти, глупая городская девчонка?

Никс закрыла лицо руками и покачала головой.

— Мне жаль, — только это она и могла ответить.

Лайла выпрямилась и некоторое время просто стояла над Никс. Потом с отвращением швырнула копье на землю и опустилась рядом с плачущей девушкой.

— Что такое? — голос Лайлы всегда казался призрачным шепотом.

Никс перекатилась и обхватила ее руками, цепляясь за Лайлу, как ребенок. Цепляясь, как утопающий.

Они так и не услышали, как подошли зомби, пока белые пальцы не сомкнулись на их руках, как железные тиски.

16

Когда Бунтарка больше не могла смотреть на свою мать, она отправилась на детскую площадку, чтобы найти Еву. Они сидели вместе на одеяле, а вокруг были разбросаны принадлежности для шитья: иголки, катушки ниток, клубки цветной пряжи, наперстки и отрезки ткани.

Пока Бунтарка наблюдала за девочкой, Ева взяла ножницы, чтобы вырезать из куска розового фетра выкройку для блузки. Почти выкройку для блузки. Сейчас это больше напоминало кляксу или трехногую розовую черепашку. Во время работы Ева от усердия высунула язык.

Над ними в листве носилась пара обезьян-капуцинов, которая выбралась из частного зоопарка в Лас-Вегасе. Монахини дали им имена: Чарити, что значит «милосердие», и Фоберенс — «терпимость». Дети звали обезьян Чатти и Фубеар.

— Вот! — сказала Ева, гордо показывая розовую тряпочку.

— Выглядит красиво, — сказала Бунтарка. У блузки было три рукава. — А это… — Бунтарка указала на один из них, — воротник?

Ева посмотрела на кофту, слегка хмурясь.

— Ой, — сказала она и убрала один из рукавов. — Лучше?

— Намного лучше, — согласилась Бунтарка. — Красивая, как радуга после весеннего дождя.

Ева захихикала.

Они нашли немного голубой ткани для юбки и кусочки коричневой для туфель. Бунтарка помогла Еве приклеить и пришить кусочки платья к кукле из грубой ткани, сделанной одной из монахинь. Пока они работали, Чатти и Фубеар спустились по дереву и сели на краю одеяла, наблюдая за Бунтаркой и Евой горящими темными глазами.

Когда кукла была почти готова, Ева наклонилась и стала искать что-то среди материалов, пока не нашла почти пустой клубок ярко-красной пряжи. Она прижала его к кукле, чтобы прикинуть цвет, а потом кивнула самой себе. Бунтарка наблюдала, как Ева отрезала несколько маленьких кусочков и начала связывать их вместе вокруг шеи куклы. Одно ужасное мгновение Бунтарка боялась, что Ева делает нечто похожее на красные полоски ткани, которые жнецы крепили к одежде. Полоски символизировали красные врата, что распахиваются в теле «еретиков», которых жнецы отправляют в вечную тьму. Их смачивали раствором, созданным сестрой Сан: эта жидкость имела сильный запах, который не давал мертвым нападать на живых.

Но Ева делала что-то другое.

Она обмотала красную пряжу вокруг шеи куклы.

— Что это? — спросила Бунтарка, ее улыбка стала натянутой.

— Ожерелье.

— А… мило. Какое ожерелье? Это рубиновое ожерелье, как у принцесс?

Ева посмотрела на красное кольцо пряжи вокруг тряпичного горла куклы. Потом она медленно повернулась к Бунтарке. Ее улыбка была яркой и счастливой.

— Нет, глупая, — сказал она, — это как у мамы. Помнишь? Ее ожерелье было таким ярким и сияющим.

— Ожерелье?.. — пробормотала Бунтарка. Сердце в ее груди мгновенно превратилось в лед.

У матери Евы действительно было ожерелье из сияющего красного. Оно было на ней в последний раз, когда Бунтарка и Ева видели женщину. Это ожерелье, конечно, не было рубиновым или даже гранатовым. Жнец по имени Эндрю перерезал косой горло матери Евы.

Бунтарка посмотрела на куклу, а затем на Еву. Малышка все еще улыбалась, сияя, как солнце, а в этих невинных голубых глазах двигались тени.

Очень темные и пугающие.

17

На крик не было времени.

Четыре холодные руки обхватили Никс сзади и оторвали ее от Лайлы.

Потерянная Девушка закричала, и существо с красным ртом побежало к ней.

Побежало.

Оно двигалось быстро, протягивало руки, его губы поднялись над потрескавшимися острыми зубами. Зом врезался в Лайлу и сбил ее с ног. Они свалились и покатились по склону, на мгновение зависнув на краю отвесного двухметрового обрыва, а потом упали в овраг и исчезли из виду.

Никс никак не могла оторвать от себя руки, схватившие ее со спины. Зубы щелкали в сантиметрах от ее шеи, плеч и ушей. В таком положении невозможно было нанести удар мечом, поэтому Никс сделала единственную полезную вещь: разжала пальцы и позволила «разящему монстра» упасть на землю. Потом откинулась назад настолько сильно, насколько могла, используя всю силу хватки зомби вместе с силой своих ног. Лишняя инерция нарушила шаткое равновесие существ, и оба зомби рухнули на землю, а Никс приземлилась недалеко от них. Будь они живыми, из их легких выбило бы весь воздух, но они оставались мертвецами. К счастью. Никс выдохнула перед тем, как удариться о землю, — так ее учили и Том, и Джо. Выдох подготовил ее тело к удару, но все же приземление было достаточно жестким, и в ее голове взорвались фейерверки.

Тела, на которые она упала, были какими-то странными, водянистыми. Они умерли недавно? Были ли они все еще наполнены кровью и другими телесными жидкостями? Ее кофта сзади и штаны и казались теплыми и влажными.

Пальцы все еще держали ее, поэтому Никс подняла руки прямо над головой, сцепила пальцы, а потом ударила локтями зомби настолько сильно, насколько могла. Левый локоть ткнул зома в нос и откинул его голову назад, на каменистую землю, а правый попал другому в ребра. В обоих случаях удары достигли цели и подарили Никс долю секунды на то, чтобы выбраться из плена и откатиться в сторону. Она поднялась на ноги и повернулась лицом к мертвым. Один из зомов лежал неподвижно, его затылок был размозжен. Второй пытался встать.

— Лайла! — закричала Никс, но ответа не последовало. Она услышала шум со стороны оврага, но было невозможно сказать, это Лайла борется за свою жизнь или другой зом забирается по склону, чтобы присоединиться к атаке.

У Никс не было оружия. Она выпустила свой меч из рук, а пояс с пистолетом висел на ветке дерева вверх по склону. Второй зом уже встал на ноги, и Никс увидела, что это был недавно умерший, скорее всего, один из группы беженцев, которую Бунтарка вывела из разрушенного города Тритопса в Убежище. Зом был латиноамериканцем, невысоким, но широкоплечим, и выглядел сильным. Вокруг его рта расползалось красное пятно, но это была не кровь. Было похоже на какой-то порошок. Такие следы были и на одежде. Никс гадала, могла ли это быть какая-то пыльца.

Зом двинулся к ней, качаясь на согнутых ногах. Его походка была еще более неуклюжей из-за отсутствия одного ботинка. Когда он потянулся к Никс, она увидела, что его ладони и предплечья были покрыты шрамами. Когда она поняла, что это за шрамы, ей стало плохо. Это были порезы, которые наносит противник, когда ты защищаешься. Такие, которые человек зарабатывает, когда, беспомощный, отходит от того, кто пытается его порезать. Был ли этот человек безоружен перед лицом одного из жнецов? Те же порезы покрывали и внутреннюю часть рук, и его грудь. Никс могла представить, как он отступал от убийцы, разводя руки в безнадежной попытке защитить кого-то. Жену или детей. Используя собственную плоть, как щит, и осознавая с каждым порезом все четче, что не сможет сделать ничего, даже пожертвовав своей плотью и кровью, чтобы помешать ножам этих фанатиков-убийц совершить их ужасную работу.

Никс чуть не стошнило от этой мысли. Этот человек так много страдал. На его горле выделялась последняя глубокая рана — смертельный удар, его одежда была покрыта кровью, а сердце остановилось навсегда. Он замерло в его груди, тихое и безмолвное, побежденное и сломленное злом.

Если бы Никс могла развернуться и побежать, она бы сделала это. Но за ней был отвесный обрыв. А путь к свободе был за зомом. Не было других вариантов кроме как битвы. Нужно нанести еще больше вреда этому мужчине.

Черная жидкость вытекала изо рта существа, вязкая и плотная, и Никс показалось, что она видит крошечных аскарид, копошащихся там.

Она быстро присела на колени, чтобы схватить камень размером с кулак, и, проделав это, Никс заметила еще одно несоответствие. Нога без ботинка разбухла и стала бесцветной — признак начавшегося разложения. Такими же обесцвеченными были руки, грудь и часть лица мужчины. Бесцветные вены просвечивались сквозь кожу, а несколько ногтей отпало. Ткани разбухали, когда во время процесса гниения из разлагающейся ткани выходил газ.

Но… это невозможно.

Одна из неразгаданных тайн Первой ночи состояла в том, что зомби разлагались до определенного момента, а потом процесс останавливался. Никто не знал почему. По какой причине живые мертвецы не разлагались до такой степени, когда их плоть начинала бы отслаиваться от костей. Но этот словно был готов взорваться. Его мягкие ткани начинали наполняться водой. А такого не происходило. Не с зомби. Только когда зома упокаивали, начинался нормальный процесс разложения. А о таком Никс никогда раньше не слышала. Такого не было даже в отчетах доктора Макреди. Это новая форма мутации? Если так… что это значит? Что это могло значить?

Зом продолжал идти к ней. Он не бежал, а скорее шел шаркающей походкой. Даже так сильно разложившись, он двигался быстрее, чем обычный зомби, и с лучшей координацией.

Никс кинула камень со всей силы. Он ударил монстра в грудь со звуком разбившегося арбуза. Зловонная черная кровь потекла из раны. Запах был таким сильным, что девушка отшатнулась назад. Единственное вещество с аналогичным запахом — кадаверин, но это странно, потому что тело выделяло кадаверин только на второй стадии гниения. В школе они с классом ходили на городскую экскурсию на завод по изготовлению кадаверина, и видели, как техники собирают его с разлагающейся плоти.

Никс подняла еще два камня так быстро, как только могла, и стала кидать их снизу, они попали существу в плечо и лицо. Оно отшатнулось к каменистой стене, потом отскочило от нее и снова направилось к ней. Никс схватила камень побольше. Он был слишком тяжелым для броска, поэтому она взяла его обеими руками, подняла над головой, побежала вниз по склону и со всей силы обрушила его на зома.

Голова существа взорвалась.

Черная масса брызнула на ее лицо, волосы и одежду. Никс закричала и начала истерично стряхивать с себя червивую жидкость.

Позади нее зом свалился на землю с глухим тошнотворным звуком.

— Сзади!

Это был голос Лайлы, хриплый, призрачный и отчаянный. Никс резко развернулась, когда третий зом побежал на нее. Теперь живой труп был в девяти метрах от нее. Никс кинулась к Додзигири и обхватила его руками. Времени не оставалось, и она с силой замахнулась.

Последние быстрые шаги зома были странными, и безголовое тело покатилось вниз по земле, разбрызгивая черную червивую кровь.

18

Его звали Чонг.

Это он знал, хотя его имя скорее было звуком, нежели чем-то знакомым, чем-то, на что он реагировал. Он не знал, что оно означает. И означает ли что-либо вообще.

Чонг сидел на корточках в темноте, руки безвольно лежали на коленях, голова была опущена. Он смотрел вперед из-под нитей грязных волос. Периодически его пальцы дергались, и этот спазм был похож на попытку схватить что-нибудь. Или сжать что-то кричащее.

Слюна блестела на его губах и бежала по подбородку.

Он думал о человеке, который приходил сюда раньше. Он тоже был звуком. Словом-звуком, вызывающим воспоминания. Не воспоминания о смехе, разговорах, рыбалке или обмене зомби-картами. Эти воспоминания иногда вспыхивали в его мозгу, но оставались бессмысленными фрагментами. Нет, он помнил его запах.

Запах мяса. Такой сильный. Так близко.

Когда он подумал о том человеке, его губы зашевелились. Он услышал, как из горла вырвался звук. Чонг прислушался к звуку, наполнившему воздух.

— Б-Бенни…

Звук имени усилил его голод.

Это мясо было так близко. Его зубы почти вонзились в него. Его желудок болел от этой мысли. Он свернулся здесь, в тени, и ждал, когда человек — мясо — вернется.

19

Три месяца назад…

Святому Джону нравились крики. Для него они были подобны молитвам.

С каждым криком боли, мольбе о милосердии, которое не последует, он знал, что глаза, умы и души еретиков открывались для правды. Старые боги, старые религии не могли их защитить, потому что были фальшивыми. Когда лезвия жнецов отворяли красные врата, каждый говорил свою правду. Лишь забытье было спасением.

Он стоял посреди горящей улицы вместе с сестрой Сан. Она радовала его. Жница была абсолютным гением, холодным, как лунный свет. Она не давала болезни пройтись по рядам жнецов, хотя иссушающие ветры рака уничтожали ее день за днем. За последние шесть месяцев она потеряла восемнадцать килограммов и вскоре станет скелетом.

Если у нее и был какой-то недостаток, кроме нездоровья, так это упрямый отказ забыть о науке старого мира. Из-за этого у нее случались конфликты с фанатичными жнецами. Но в то же время это был ее уникальный дар, который иногда был полезен святому Джону. Тот факт, что матушка Роза ненавидела сестру Сан и боялась ее, тоже был полезным. Наблюдая за их отношениями, святой Джон часто узнавал важные вещи о каждой из них. Сейчас они были двумя самыми могущественными женщинами Церкви Тьмы.

Теперь он шел вместе с сестрой Сан по горящей улице к центру обреченного маленького городка.

— Что ты хотела показать мне? — спросил он.

— Брат Виктор получил ранение в битве, — хрипло сказала сестра Сан. — «Сосущая» рана грудной стенки. Его отнесли в павильон, который мы использовали как центр сортировки, но он истек кровью. Красные Братья собирались выпустить его за пределы города, чтобы он мог уйти, но…

Она замолчала, когда они подошли к павильону посреди деревенской площади. Здание было окружено членами Красного Братства — военной элитой жнецов. Все они были помечены красной ладонью, вытатуированной на их лицах. Они разошлись, позволяя святому Джону и сестре Сан получше все рассмотреть, но остальных держали подальше.

Приблизившись, святой Джон увидел брата Виктора с другой стороны перил. Лицо жнеца было мертвенно-бледным, а его рот наполнился темной кровью. Он повернулся, услышав движение новоприбывших, и сразу же сгруппировался, как кошка, готовая к прыжку. Он обнажил зубы и зарычал. Черная вязкая жижа, густая, как моторное масло, капала с его зубов на подбородок. Маленькие белые черви копошились в этой жиже.

Было ясно, что брат Виктор стал одним из серых людей.

Внезапно мертвое существо кинулось на святого Джона.

Четыре мускулистых Красных Брата бросились ему наперерез и отогнали Виктора назад деревянными шестами. Жнец отступил, но начал ходить взад и вперед, периодически кидаясь на перила.

Святой Джон нахмурился.

— Я не понимаю этого. Он мертв?

— Да, — сказала сестра Сан.

— Но он такой быстрый.

— Да. Быстрый и умный. Смотрите.

Мертвый жнец снова и снова кидался на перила, ударяясь с разных сторон, пытаясь протиснуться через них, все еще скалясь. Он был так быстр, что один раз практически перебрался через перила, прежде чем люди с шестами смогли ударами отогнать его обратно.

— Он пробует разрушить перила в разных местах, — заметила сестра Сан. — Пытается найти слабое место.

— Вы его осмотрели? У него нет пульса, нет…

— Он мертв, — сказала сестра Сан. Она наклонилась ближе. — Это мутация, о которой мы слышали. Теперь это произошло и с одним из нас. Почтенный… если это распространится…

Святой Джон ничего не сказал. Он почти чувствовал страх в голосе сестры Сан и видел его в глазах Красных Братьев.

Однако в своем собственном сердце, глубоко в той бархатной тьме, он ощущал совсем другое. И это вызывало у него улыбку.

20

Впереди Бенни увидел расплывчатую полоску зеленого цвета, парящую в мираже.

Лес.

Сам факт наличия леса здесь, на широких сухих землях Невады, казался странным. До Первой ночи несколько застройщиков забрели в самую жаркую часть пустыни и решили, что это место станет отличным гольф-клубом. Они построили ряд за рядом высокие ветрогенераторы для подачи электричества и воды, посадили деревья, траву и декоративные кусты в весьма недружелюбном месте. Они создали иллюзию густого леса, чередующегося с широкими зелеными лугами. Генераторы еще не были разрушены последствиями Первой ночи, однако жара и песок остановили большинство из них. Лишь несколько из них все еще работали, посылая ленивые струйки воды в почву. Теперь большинство экзотических растений погибли, жесткие сорняки и голая земля пришли на смену большей части густой травы. Милые кустики заменили уродливые, жесткие лиственные растения. Когда последний ветрогенератор перестанет работать, пустыня убьет незнакомые деревья и вернет себе землю. Бенни решил, что лет через десять не останется и следа от полей для гольфа, никаких свидетельств того, что человек пытался навязать свои капризы и волю дикой Мохаве.

Четыре толстые шины беспрепятственно катились по каменистой почве. Впереди Бенни видел вспышки белого цвета сквозь зеленую листву. Самолет. Бенни настолько глубоко погрузился в размышления, что не услышал, как второй квадроцикл с ревом направился к нему из-за рощицы деревьев. Единственным предупреждением стал оглушительный рев двигателя в тот момент, когда водитель уже врезался в Бенни.

Внезапно он оказался в воздухе, размахивая руками и ногами. Юноша приземлился с глухим ударом, встряхнувшим все мышцы и кости в его теле. Его катана вылетела из ножен на песчаную землю. Но Том научил его реагировать, а не замирать от удивления. Он пополз, встал на ноги и присел, сбитый с толку, испуганный и сердитый. Его квадроцикл лежал на боку рядом с транспортным самолетом, колеса вращались, а вторая машина прижималась к нему, синий этаноловый дым вырывался из обеих труб.

Он услышал звук шагов, быстро обернулся и увидел, как нож сверкнул в воздухе, быстро приближаясь к его горлу.

21

Бенни вскрикнул и отпрыгнул назад, почувствовав, как ветер полоснул его по кадыку, лезвие пролетело в миллиметре от шеи. Бенни ударился пятками о древесную корягу, торчащую из земли, и повалился назад с глухим ударом, щелкнув зубами громкое «клак»!

Жнец широко улыбнулся, явно предвкушая легкое убийство.

— Я несу тебе дар тьмы, брат мой.

— Пошел ты, — ахнул Бенни и, схватив горстку камешков, кинул их в убийцу. Жнец уклонился, и камни попали в его плечи и бедро, а должны были прямо в лицо.

Меч Бенни был в трех метрах от него, потенциально смертоносное стальное лезвие сверкало на солнце. Убийца стоял между Бенни и катаной, так что до нее было не достать. Большой самолет лежал в нескольких метрах позади Бенни.

Жнец присел, держа нож в руке, его мышцы напряглись, готовые к прыжку. Это был высокий мужчина лет двадцати, целиком состоящий из крепких мышц и сухожилий. Он был одет в черные джинсы и майку с вышитыми на груди ангельскими крыльями. Голова мужчины была обрита и покрыта татуировками лоз и саранчи. Полоски красной ткани были привязаны к его лодыжкам и запястьям, обернуты вокруг пояса. Ткань пахла гниющим мясом — свидетельство того, что ее недавно окунали в химикаты, которые защищали от мертвых. Бенни так же ужасно вонял кадаверином, которым смочил одежду.

Он отполз назад по земле, увеличивая расстояние между собой и жнецом, насколько это было возможно. Убийца притворился, что атакует, а потом ногой пнул песок прямо в лицо Бенни, но тот уже двигался, уже загребал песок, чтобы бросить его в жнеца. Обе горсти пролетели сквозь друг друга со свистом и попали в цель. Бенни быстро вскинул руку, чтобы защитить глаза, но оказался с полным песка ртом. Жнец пытался отвернуться и частично преуспел, поэтому песок попал ему в щеку и ухо.

С рычанием, которое было одновременно и злым и испуганным, Бенни ударил жнеца плечом в живот, и воздух взорвался от вскрика убийцы: «уф». Быстрая атака Бенни толкнула их в металлическую изогнутую стенку гигантского транспортного самолета. От удара жнец закричал и выронил нож. Бенни ударил его головой, сломав мужчине нос. Жнец вновь вскрикнул, но долю секунды спустя он дернул коленом вверх и треснул со всей силы Бенни прямо в промежность.

Бенни отшатнулся, прижимая руки к паху.

Жнец застонал и опустился на колени, кровь стекала по его лицу из разбитого носа.

— Я… открою… красные врата в твоем…

— Да, да, — выдохнул Бенни сиплым голосом, борясь с болью и тошнотой, — …красные врата в моей плоти… отправишь меня во тьму… понял… ааай!

Сотрясаясь от рвотных позывов и кашляя, жнец потянулся к ножу.

Бенни оттолкнул его ногой.

Они медленно, скривившись от боли, поднялись на ноги. Нос жнеца стал фиолетовой шишкой, а губы и зубы блестели от крови. Бенни был уверен, что его собственные гениталии где-то в грудной полости.

Жнец ухмыльнулся Бенни.

— Ты действительно так глуп, что думаешь, будто у тебя есть шанс?

— Да, — с вызовом сказал Бенни. А потом нахмурился. — Стой, нет, я хочу сказать, что не глуп, но, да, у меня есть шанс против тебя.

— Я не об этой драке, брат.

— Не называй меня братом, ты, чертов фрик, — пробормотал Бенни.

— Церковь Тьмы подавит все сопротивление воле бога.

— Ага, знаю, что вы непобедимы. Ой, подожди, разве вам, идиотам, не отстрелил задницы один парень с ракетной установкой? Как тебе такое «подавит все сопротивление»?

Жнец сплюнул кровь на песок.

— Жнецы, погибшие в Усыпальнице Падших, были еретиками и предателями Танатоса — слава его тьме. Они были отбросами, последовавшими за матушкой Розой. Ты понятия не имеешь, какая армия следует за святым Джоном. Брат Питер и сестра Сан подавят все сопротивление воле божьей.

— Конечно. Ладно. Как бы то ни было. Думаю, кого бы ты ни цитировал, он будет впечатлен. Но запомни — попытаетесь напасть на Убежище снова, и капитан Леджер познакомит вас с мистером Гранатой с ракетным двигателем.

— Думаешь, этот еретик сможет защитить от нас Убежище? — жнец рассмеялся.

— Вполне.

— Голос бога эхом отразится от гор и возвестит славу тьмы, и тучи крови накроют землю. Тогда быстрые мертвые пожрут тех, кто слишком медленно принимает тьму.

— Ладно, не пойми меня неправильно, — сказал Бенни. — Но ты словно пришел на день открытых дверей в сумасшедшем доме.

Нож лежал метрах в трех от правой ступни жнеца, меч Бенни — в шести метрах от его левой. Они оба одновременно посмотрели на оружие. На меч, нож, потом друг на друга. Парни бросились вперед одновременно. Жнец был быстрее, выше и сильнее. Он схватил нож, его пальцы сомкнулись на рукоятке из оленьей кости, которая идеально легла в его ладонь. Бенни был чуть медленнее и на несколько лет моложе, кувырком подлетел к катане и встал на ноги, держа ее двумя руками. Он крутанулся и занял боевую позицию.

— Не надо! — предупредил Бенни, отходя на шаг. — Мы оба знаем, что выиграю я. Зачем продолжать? Просто уйди.

Так драка и должна была бы закончиться. Нож против меча. Но мир давно был не в порядке, как и здравомыслие.

Жнец закричал и кинулся на Бенни.

— Нет! — крикнул Бенни, когда это мгновение окрасилось красным безумием.

Нож снова упал на песок. Жнец открыл рот и сказал то же, что и Бенни:

— Нет.

Его колени подогнулись, и он упал на землю.

— Нет, — снова сказал он, словно это слово могло изменить мир.

Мир, до конца упрямый, отказывался слушать. Жнец упал лицом вперед, не пытаясь выставить руки. Маленькие облачка пыли поднялись вокруг жнеца. Бенни стоял со все еще поднятым мечом.

Он закрыл глаза.

— Нет, — сказал он.

Из дневника Никс:

Когда мне было одиннадцать, я играла с куклами.

Когда мне было двенадцать, я начала читать книги о волшебстве и романтике.

Когда мне было тринадцать, я безнадежно влюбилась.

Когда мне исполнилось четырнадцать, я стала убийцей.

22

Никс стояла под душем нагретой солнцем воды и оттирала кожу, пока та не покраснела. Лайла осталась снаружи душевой и нажимала на рычаг, накачивая воду из большого бака. Вода была недостаточно чистой для употребления в пищу, но в миллион раз чище, чем кровавая жижа, прилипшая к волосам и коже Никс. В какой-то момент девушка услышала странный тихий звук, напоминавший вой маленького испуганного животного. Когда она поняла, что является его источником, то перестала скрести себя, закрыла глаза, и прижалась лбом к внутренней части деревянной душевой. Ее тело тряслось. За закрытыми глазами плясали блики. Она много времени потратила, концентрируясь на своем дыхании. Пытаясь вспомнить, как правильно это делать. Не давая ему перерасти в рыдание. Или крик.

Поток воды замедлился и остановился. Никс услышала тихий голос, когда Лайла облокотилась о дверь с другой стороны.

— Никс?..

— Д-да.

— Ты…

— Со мной все в порядке. В рот, глаза или куда-либо еще не попало.

— Нам нужно рассказать им, — сказала Лайла. — Их четверо… четверо быстрых. Нужно сказать Джо.

— Знаю.

Никс прижалась щекой к шероховатой поверхности деревянной двери и прислушалась к звуку голоса Лайлы. Редко можно было услышать такой страх в голосе Потерянной Девушки.

— Что это значит? — спросила Лайла своим призрачным шепотом.

— Не знаю.

23

Бенни отошел от мужчины, которого только что убил.

Над телом начинали кружиться стервятники. Бенни смотрел на мертвого жнеца, гадая, восстанет ли он из мертвых — как практически все, кто умер с начала мора в Первую ночь, — или так и останется мертвым. В последнее время все больше людей оставались мертвыми. Никто не знал почему.

«Оставайся мертвым», — тихо просил Бенни жнеца.

Секунды летели, словно осколки по горячему ветру. Пальцы жнеца дернулись. Потом его ступня. Внезапно его глаза распахнулись, а губы раскрылись, и он издал тот протяжный низкий ужасный голодный стон, причисляющий его к живым мертвецам. Это был вечный голод. Голод, не имевший смысла. Мертвым не нужно было питаться, им не нужна еда.

Так почему они были так голодны? Почему они убивали людей и пожирали человеческую плоть?

Почему?

— Почему? — требовательно спросил Бенни.

Зом повернул голову на звук его голоса. Существо медленно село, пустые глаза обратились к источнику звука: зомби начал принюхиваться. Благодаря кадаверину Бенни был в безопасности. Он мог позволить этому зому уйти.

Монахи в Убежище не разрешали убивать зомов.

Однако это не Убежище. Это «Гниль и руины».

Бенни высоко поднял меч и начал медленно отступать, пока зом неловко поднимался на ноги. Он постоял мгновение, раскачиваясь, словно привыкая к новому облику и состоянию. Это было неправильно, и Бенни это знал. Мертвые не думали, не чувствовали.

Они просто существовали.

Зом вновь застонал. Бенни прислушался к нему, отыскивая в звуке какой-то след человечности, пусть и крошечный. Но услышал лишь голод. Бездонный, пустой, вечный.

Зомби посмотрел на Бенни и неуверенно пошаркал к нему.

— Не надо, — сказал Бенни, и от этих слов зомби резко вскинул голову. Пустые глаза поднялись и посмотрели прямо на него. Зом сделал еще один шаг.

Бенни отступил на шаг назад, а зом сделал еще два вперед. Еще шаг, и он будет достаточно близко, чтобы постараться схватить Бенни. Руки мертвеца поднялись и потянулись к юноше.

— Не надо.

Бенни медленно онемело потянулся за плечо и убрал катану в ножны. Потом его руки безвольно опустились вдоль тела. Зомби сделал еще один шаг, и теперь схватил Бенни неуклюжими пальцами, которые словно пытались вспомнить потерянную ловкость. Бенни оттолкнул руки.

Зом потянулся снова.

Бенни знал, что должен прекратить это. Здесь и сейчас, быстро и чисто. Будет легко. После всего, через что он прошел, один зомби его больше не пугал. Он был уверен, что мог бы сломать его шею голыми руками или легко покалечить его ударом в колено.

Мог бы. Скорее всего, должен. Пока здесь был самолет, бродящий вокруг зом был потенциальной угрозой. Даже для таких, как Джо.

Но Бенни не атаковал. Он снова отошел, не желая причинять вреда этому существу, хотя мгновения назад перед ним был убийца, желающий лишить его жизни. Теперь все было по-другому, и он это знал. Теперь все в этом существе, этой штуке… бывшем человеке изменилось. Бенни чувствовал, как колотится в груди его сердце, и хотел что-то сделать. Закричать, заплакать, прочистить желудок. Или убежать.

Или умереть.

Зом тянулся снова и снова, и каждый раз Бенни отпихивал его ищущие руки.

— Давай, старик, — просил Бенни. — Не делай этого.

Оно продолжало наступать. Шагало, тянулось. Бенни отталкивал остывающие руки. Существо восстанавливало равновесие, снова возвращало руки на место, делало шаг, тянулось. Вся эта встреча становилась каким-то больным и печальным балетом, очень странным танцем. Момент перестал быть страшным и стал чем-то другим, чем-то неопределенным и сюрреалистичным. Он был ужасен не в физическом смысле. Бенни чувствовал, что раскачивается на краю какого-то действия, которое повредит его собственную душу больше, чем этот монстр смог бы навредить его телу. Его беспорядочные мысли пытались осознать происходящее, но, правда, прозрение, ускользало от него так же усердно, как он уходил от зомби.

Внезапно живой мертвец остановился, а его глаза обратились к лесу. Он сделал один неуклюжий шаг в том направлении, потом еще один, и еще. Зомби направлялся к деревьям, следуя за… кто знает, за чем. Каким-то звуком, запахом?

Бенни наблюдал за зомби, пока тот не исчез в тени деревьев. Потом наклонился и поднял свою катану, стер кровь с клинка и убрал оружие в ножны.

Эти действия были выполнены практически бессознательными. Мысли Бенни находились в другом месте. Они падали сквозь красное осознание совершенного.

Он убил человека.

Личность.

Маленькая странная часть его разума хотела злорадствовать — противник был старше, сильнее, быстрее и, скорее всего, опытнее. В дуэли один на один Бенни мог бы проиграть даже с лучшим оружием. Но эти размышления были очень незначительными, и Бенни надеялся, что они никогда не станут чем-то большим. Этой части разума было наплевать на убийства. Она хотела убивать. Ей нравилось возбуждение от битвы, обещание пролитой крови, взрыв адреналина.

Бенни боялся этой части себя. Он пытался поверить, что она совсем не принадлежит ему.

Однако такая ложь никогда не работает с собственным разумом.

Остальная его часть была напугана тем, что он только что сделал. Бенни и раньше убивал людей — в лагере Чарли Кровавого Глаза в горах Центральной Калифорнии, в Геймленде в Йосемити, и здесь, в пустыне Мохаве, когда жнецы пытались отправить Бенни и всех его друзей в бескрайнюю вечную тьму.

Среди деревьев пели птицы, а воздух гудел от насекомых. Маленькая темная змейка пробиралась среди кустов, а вдалеке пара обезьянок болтали, гоняясь друг за другом по ветвям кедра. Пустыня была спокойной и красивой.

Бенни Имура сел, прислонившись спиной к камню, отложил меч в сторону и закрыл лицо руками.

— Мне так жаль, — сказал он. Кому принадлежит это извинение: монстру, который был человеком, лесу или своей темной стороне, — Бенни не знал.

24

Капитан Леджер присел рядом с зомом, которого убила Лайла. Кажется, его похмелье закончилось. Он просто выглядел постаревшим и уставшим. И очень обеспокоенным.

Гримм стоял рядом, бросая взгляды на тела вверху и внизу холма. Этот большой и свирепый мастиф периодически испуганно скулил.

— Вы уверены, что все они были быстрыми?

— Трое точно, — сказала Никс. — Тот, чья голова разбита… Насчет другого не скажу.

— И все же, — заметил Джо. — Три из четырех.

Он развернулся, чтобы осмотреть окружающий их пейзаж.

— Этот склон ведет к развилке, — раздумывал он вслух. — Направляется прямо к ангарам… Поверни налево, и дорога выведет на оленью тропу, которая приведет в горы.

— Я нашла следы, — сказала ему Лайла. Она кивнула на горы. — Они пришли оттуда.

— В этом есть смысл? — спросила Никс. — Зачем зомам идти вверх, в горы? Я думала, они не ходят вверх по холмам, если только не преследуют добычу. Так нам сказал Том.

— Том был прав, — согласился Джо.

— Сирены могли привести их сюда? — спросила Лайла.

— Не думаю. Убежище находится как бы в миске плоской земли, окруженной горами. Когда вой достигает гор, он отражается и невозможно определить источник, если ты не стоишь здесь, на равнине. Не думаю, что мы можем считать это причиной. — Он сделал паузу, подумал, а потом добавил: — Нет, — снова сказал он очень тихо.

Когда они рассказали Джо об атаке, мужчина взял маленький кожаный чемоданчик, который теперь был открыт перед ним. Он потратил несколько минут на тщательный сбор материала зомов. Ткань и жидкости. Потом взял огромную лупу и посмотрел через нее, склонившись над головой и плечами одного из трупов. Он что-то проворчал.

— Что такое? — спросила Лайла.

С помощью маленькой кисточки Джо смел что-то с рубашки зома во флакон. Когда он поднял ткань для изучения над головой в свете солнца, Никс увидела, что это был красный порошок, который она заметила на другом зоме.

— Вы знаете, что это? — спросила Никс. — Что-то важное?

— Никак нет, — ответил он, но в подробности вдаваться не стал. Вместо этого Джо поднялся и осмотрел другие тела, сосредотачиваясь только на образцах красного порошка. Он остановился у одного из тел, взглянул на него, а потом посмотрел на Никс.

— Этот, по твоим словам, мог быть медленным?

— Да, — сказала она. — Я упала на него и ударила локтем в лицо и…

Джо словно перестал слушать. Он встал и его взгляд начал сканировать окрестности.

— Как, черт возьми, оно сюда попало? — пробормотал он. А потом Никс показалось, что он губами произнес одно слово: — «Архангел».

Потом Джо внезапно начал упаковывать материал в чемоданчик.

— Что такое? — спросила Никс. — Что не так?

— Не так? — Джо одарил ее улыбкой, которая могла бы быть обнадеживающей. Но она казалась ужасной. Фальшивой и хрупкой. — Ничего такого. Вы, девочки, возвращайтесь в столовую и возьмите что-нибудь на обед. Все хорошо.

Он поднялся, щелкнул языком собаке и поспешил прочь. Несколько минут спустя они услышали сирены, когда Джо приготовился пересечь мост. Никс и Лайла увидели, как рейнджер исчез в ангаре рядом с лабораторией. У него с собой был чемоданчик, и он перешел на бег.

25

Спустя какое-то время Бенни поднялся на ноги.

Зом не вернулся, но Бенни все равно вытащил бутылку с кадаверином из кармана и смочил свою одежду. Его поразило, что спустя столь долгое время он все еще ощущал запах вещества, и ему приходилось наносить мятный гель на верхнюю губу из баночки, которую он всегда носил с собой. У мяты был такой сильный аромат, что он полностью убивал обоняние. Когда твоя одежда пахнет, как разлагающаяся человеческая плоть, мята — настоящее благословение.

У Бенни возникла странная мысль. Если бы он умер сейчас и возродился, с мятным гелем кадаверин на него не подействовал? Скорее всего. Это была жуткая мысль.

День обещал быть очень жарким этой и так необычайно жаркой весной. Даже дома, в Маунтинсайде, это была странная весна, температура в апреле достигала тридцати градусов, а дождей почти не бывало. Бенни понятия не имел, это просто такой год — бывали жаркие годы, а бывали холодные — или это знак, что грядет нечто плохое. Его настрой склонялся ко второму варианту.

«Возможно, это конец света, — шептал внутренний голос. — Может, капитан Леджер прав. Возможно, шансов не осталось».

— Ой, заткнись, — прорычал Бенни.

Он подошел к разбившемуся самолету и долгое время стоял у подножия крепкой веревочной лестницы, которую Джо прикрепил к открытому люку.

Бенни жалел, что не позвал с собой Никс. Он на мгновение закрыл глаза и подумал о том, как она сосредоточенно тренируется с катаной, которую дал ей Джо. Бенни представил ее образ, и внезапно Никс оказалась рядом, такая настоящая, словно он мог действительно прикоснуться к ней. Ее непослушные рыжие волосы развевались на утреннем ветерке, пришедшем из пустыни, а ее умные зеленые глаза пробегали по пейзажу, пока она представляет, как к ней приближаются нападающие. Ее бесчисленные веснушки темнели, когда пульс становился чаще, а кожа краснела. И меч. Бенни был очень хорошим мечником, но Никс была лучше. Она была быстрее, точнее, увереннее и намного опаснее. В ее маленьких ручках это мощное оружие раскрывало свой настоящий потенциал. Лезвие становилось вымпелом жидкой ртути, а острие спокойно прорезало воздух, соломенные цели или шеи живых и мертвых.

Но сейчас Никс не пользовалась этим клинком против живых.

В отличие от Бенни. Сейчас и много раз до этого.

«Она убивала, — подумал Бенни. — Убивала с помощью ножей и оружия, и своим старым деревянным боккэном». В этом смысле она была такой же, как он. И такой же, как Лайла, Чонг и Бунтарка. Все они стали убийцами.

Детьми на войне.

Детьми войны.

Это было так нечестно.

— Никс, — сказал Бенни, просто чтобы отдать ветру ее имя. А потом он произнес ее полное имя: — Феникс.

Ее имя, любая вариация, даже теперь, когда он был зол на нее, звучало для Бенни как молитва.

Первая девушка, в которую он влюбился.

Первый человек, которого он полюбил. Кроме родителей. Но это было воспоминание любви маленького ребенка. Это другое.

Он любил Никс. Она была единственной девушкой, которую он собирался любить. Он бы убил за нее.

«Нет, — поправил внутренний голос, — ты убивал за нее. И вместе с ней».

— Заткнись, — снова сказал Бенни и отвернулся, словно, спрятавшись, он мог бы уйти от этого внутреннего голоса и своих меланхоличных мыслей.

Самолет лежал там. Мертвый. Отброшенный временем. И все же каким-то странным образом Бенни он казался живым.

Ожидающим его.

Бенни понял, что улыбается.

Джо четко приказал Бенни — и всем остальным — держаться подальше от самолета. Глава ученых доктор Моника Макреди и вся ее команда либо погибли при крушении, а потом ушли, превратившись в зомби, либо их убили жнецы Церкви Тьмы.

Теперь самая важная часть исследований доктора Макреди была утеряна.

В любом случае надежда мира на лекарство потеряна, возможно, навсегда.

Это было безумием, но три недели назад Бенни и Никс еще не знали о докторе Макреди, ее команде, возможности исцеления и людях, которые проводили исследования. Это было так удивительно, так меняло жизнь.

Как он должен был внезапно отбросить всю эту надежду и просто принять, что они лишены будущего, в котором нет вируса и смерти? Он не знал, как вместить это в свою голову.

Если надежда на исцеление исчезла, то что это значит для Чонга? Возможно, он уже мертв. Может, вся надежда умерла.

«Мы потеряли последнюю возможность победить эту заразу».

— Нет, — сказал Бенни, и теперь это слово приобрело совсем иное значение, чем пару минут назад. Теперь оно было наполнено гневом, непокорностью. А Том однажды сказал ему, что непокорность перед лицом катастрофы напоминает надежду. — Нет, абсолютно ни за что.

Над ним разверзлась черная пасть открытого люка самолета.

Бенни взялся пальцами за веревочную лестницу и потянул. Крепкая и сильная.

Но Джо, высокий, смертоносный, бывший стрелок, который теперь возглавлял команду рейнджеров в «Руинах», сказал держаться подальше от самолета. Никаких оправданий, никаких исключений.

— Ну, — сказал Бенни веревочной лестнице. — Что он может сделать? Отправить меня в мою комнату?

Он двинулся внутрь.

Там царил беспорядок. Джо явно перерыл это место в поисках материала и пропавших записей серии D. Без зомов, ящиков с оборудованием и коробок с записями было легче увидеть повреждения. Упав, самолет повредил корпус, а его металлическая кожа вздулась и треснула. Пол был усыпан мусором. Бумагой, сломанными контейнерами и сотней сотен гильз автоматов, из которых стрелял Джо, отражая атаку жнецов. Они тускло сияли в лучах света, проникающих сквозь разломы в потолке. Бумажный мусор валялся у стен. Бенни присел на пустой ящик, в котором когда-то находилась ракетная установка, и начал рыться в бумагах.

Он понятия не имел, что ищет. Не то чтобы он ожидал обнаружить отрывок бумаги с надписью «лекарство».

И даже так, здесь был ответ. Какой-то ответ, Бенни был в этом уверен.

Проходили часы, а юноша все просматривал каждый кусочек бумаги, каким бы маленьким он ни был.

Здесь не осталось ничего ценного.

Ни слова, ни отрывка.

Бенни взял бумаги и с силой бросил их в стену. Страницы, как целые, так и обрывки, ударились о неподвижный металл, а потом плавно опустились на пол в таком же беспорядке, такие же бесполезные, как и раньше.

Бенни опустился на пол, его лицо горело от гнева, а все тело сотрясалось от раздражения и отчаяния.

И тогда он вспомнил о квадроциклах.

Двигатели обоих наконец затихли.

— О… боже…

Он подбежал к машинам. Квадроцикл жнеца под углом прижался к машине Бенни, лежащей на боку. Юноша оттолкнул второй квадроцикл «Хонду» от своей «Ямахи». «Хонда» двигалась лениво, неуклюже сопротивляясь — правое переднее колесо сдулось, резина взорвалась при ударе. Бенни осмотрел «Ямаху». Правое заднее колесо болталось под странным углом, и Бенни, когда нагнулся осмотреть его, застонал. Ось лопнула, как хлебная палочка.

Бенни выпрямился, сделал долгий медленный вдох, вспомнил многочисленные уроки Тома о сохранении спокойствия во время кризиса — и следующие две минуты с криками пинал «Ямаху» со всех сторон.

Потом он застыл минуты на три, его грудь вздымалась, ноги чертовски болели, пока Бенни со злостью смотрел на машину.

Наконец он открыл багажник квадроцикла, вытащил гаечный ключ и домкрат, снял колесо с «Ямахи» и надел его на «Хонду». Колеса были одного размера, и только когда Бенни закончил, он ворчливо признал, что хоть в этом ему повезло. Не все квадроциклы были одного размера.

Потом Бенни постарался завести «Хонду». Ничего не вышло.

Он попытался снова.

Тишина.

Двигатель не заглох после столкновения. У машины просто кончилось топливо.

Бенни схватил камень и был почти готов опустить его на приборную панель.

«Прекрати!» — заорал его внутренний голос.

Бенни остановился с камнем в руке.

— О боже, — сказал он и уронил его на землю.

«Найди шланг, — сказал его более разумный внутренний голос. — Откачай топливо из другого…»

— Да, да, знаю, понял, — прорычал он.

Внутренний голос затих.

Бенни начал обыскивать багажник и седельные сумки собственного квадроцикла, но ничего не нашел. Затем он приступил к «Хонде».

Шланг нашелся сразу же. Однако то, что Бенни обнаружил дальше, заставило его забыть о шланге, топливе, квадроцикле, ноющей боли в паху и вообще обо всем прочем.

В «Хонде» была папка с бумагами, на корешке которой значилось: командная книга, а на обложке пестрел тисненый флаг. Это не были звезды и полосы США. Нет, это был символ нового, Американского Государства. Такой же знак виднелся на хвосте самолета и на нашивках мертвых членов экипажа.

Бенни пролистал командную книгу и увидел, что каждая двухсторонняя страница была посвящена члену команды доктора Макреди с «Надежды-1». На каждой странице выделялась цветная фотография человека либо в зелено-коричневой форме нового Американского Государства, либо в белом лабораторном халате. Под фотографиями были напечатаны основные данные: имя, ранг, идентификационный номер, пол, группа крови, рост, вес, цвет глаз, цвет волос и сокращенная версия послужного списка. Большая часть информации была бесполезной для Бенни, особенно те разделы, где значилось слишком много военных аббревиатур и акронимов. В «Надежде-1» работали доктор Макреди, шесть других ученых, десять лабораторных техников, восемнадцать солдат и пятеро человек из генштаба. Сорок человек. У C-130 было восемь дополнительных солдат и команда летчиков из четырех человек. Всего пятьдесят два человека.

Бенни рассматривал фотографию доктора Моники Макреди. Она была чернокожей женщиной, в очках для чтения, с короткими волосами. Согласно данным, ей было пятьдесят шесть лет.

— Где вы? — спросил он ее. — Где лекарство? Вы нужны моему другу. Его зовут Чонг, и он…

«Голоден».

— …он не заслуживает такого. Где вы?

Фотография ему не ответила. Однако книга — да. Кровь была на каждой фотографии в книге. Старая, засохшая кровь. Ей было уже несколько недель, а в некоторых случаях кровь была такой старой, что засохла и превратилась в порошок. Это были не случайные брызги, а отметки, нанесенные специально. Примерно половина фотографий были перечеркнуты кровавым крестом. Одиннадцать других были помечены кровавым отпечатком большого пальца, но в каждом таком случае отпечаток был оставлен на сердце человека. Такой же отпечаток был на всех подобных.

Так что это значит?

Бенни раздумывал над этим.

Кресты казались очевидными. Это члены команды, убитые или погибшие во время крушения. На двух помеченных фотографиях были люди в форме пилотов, и Бенни видел их раньше. В день, когда они нашли этот самолет, к поперечным перекладинам, возведенным на земле перед кабиной, были привязаны два зома.

Второй набор с уникальными отпечатками было понять сложнее, но когда он снова просмотрел все лица, то нашел одно, которое смог узнать. Лицо было тем же, но на фотографии у мужчины были черные волосы.

Бенни видел это лицо несколько минут назад. Он смотрел в эти глаза, когда человек на фотографии был жив, и он смотрел в те же глаза, когда все следы человеческой жизни покинули их.

Жнец.

Согласно командной книге, его звали Маркус Флад, возраст двадцать семь лет, родился в Канзасе. Он был младшим капралом в армии Американского Государства.

Человек, которого он только что убил, был членом команды доктора Макреди. Одним из солдат, которого отправили помочь в эвакуации «Надежды-1».

Но он стал жнецом.

Как?

Почему?

Бунтарка и Джо сказали, что армия жнецов состоит по большей части из людей, которым дали выбор: умереть со всеми остальными в городе или присоединиться к армии. Это была стратегия завоевателя, которая показывала свою эффективность всегда, начиная с Александра Македонского и заканчивая нацистами. И даже так… Бенни не мог заглянуть в голову человека, который бы добровольно присоединился к группе, чьей конечной целью являлось уничтожение людей. Конечно, этот выбор давал возможность прожить чуть дольше, но всех ждал один конец. Смерть.

Что заставляло кого-то делать подобный выбор? Они думали, что каким-то образом улизнут и их не отправят во тьму, когда святой Джон решит, что время пришло? Или они действительно купились на веру жнецов?

Мужчина на фотографии, видимо, да.

В этой группе была еще одна фотография, которая привлекла внимание Бенни. Еще один солдат. Большой, явно сильный и до странного знакомый. Его звали Луис Ортега, и он был координатором логистики команды.

Что бы это ни значило.

Бенни прикоснулся к фотографии.

— Откуда я тебя знаю? — вслух подумал он. Принадлежал ли этот человек жнецам, как Маркус Флад? Если так, бродил ли он сейчас поблизости? Был ли он одним из тех жнецов, что еще остались в живых? Погиб ли он вместе с матушкой Розой или исчез со святым Джоном и основной силой армии жнецов? Был ли он одним из тысячи больных людей, за которыми ухаживали монахи? Или одним из беженцев, которых Бунтарка привела в Убежище?

Эта встреча, о которой он плохо помнил, должна была произойти недавно, потому что мысль настойчиво жужжала в голове Бенни.

Монахи сказали ему, что из-за серьезной травмы головы возможна частичная амнезия. Не полная, совсем небольшая, но могут возникнуть провалы в памяти. Это был один из них, Бенни был в этом уверен. Он мог почти — почти — увидеть воспоминание об этом человеке, почти уловить его. Крупный мужчина в военной форме, подобной этой. Бенни видел сотни других видов военной формы, учитывая те, что были на зомах, убитых во время Первой ночи. Некоторые люди в городе носили камуфляжные жилеты из старого мира. Форма нового Американского Государства была другой. Камуфляжный рисунок изменился: крапинки пыльно-красного смешались с черным, рыжеватым, коричневым и серым.

А потом… что-то, какой-то фрагмент воспоминания проскочил в голове Бенни при взгляде на лицо и форму сержанта Ортеги. Он застыл, надеясь уловить его, понять, что же это было.

Но оно ушло так же быстро, как и пришло, спрятавшись в тени под камнем его поврежденной памяти.

Бенни пролистал книгу снова, в этот раз разглядывая маленькие обрывки бумаги, прикрепленные к некоторым страницам. Одна заметка была написана округлым курсивом и явно женской рукой.

Сообщают о мутациях в Калифорнии.

Нужно проверить.

Полевая команда 5?

Мутациях?

И… что такое «Полевая команда 5»?

Бенни начал осматривать остальные отделения и сумки на квадроцикле, но больше не нашел записок или бумаг. Нашлось еще высушенное мясо в пальмовых листьях, но Бенни не доверял тому, что жнецы считали здоровой пищей, поэтому выкинул его. Он отыскал предмет, который выбивался из ряда вещей жнеца — старую запечатанную упаковку цветных воздушных шариков. Их было пятьдесят. Такая вещь казалась странной и несовместимой с образом убийцы. Он гадал, использовали ли их для каких-то невербальных сигналов. Бенни почти выкинул их, но потом решил оставить. Еве они могут понравиться. Все, что заставляло улыбаться малышку, было бесценным. Он запихнул упаковку шариков в карман жилета.

Единственная найденная им вещь, имеющая какую-либо значимость, — маленький блокнот на спирали. Все страницы были заполнены мелким зигзагообразным почерком. Большая часть написанного было молитвами и ритуалами жнецов. Бенни хотел выкинуть и его, но решил сохранить. Если жнецы были врагами, совет Тома был как нельзя кстати. «Знай своего врага. Чем больше информации ты соберешь, тем сложнее ему удивить тебя. Изучая своих врагов, ты сможешь найти их слабость или уязвимое место».

А также Бенни помнил ту фразу, которой Лайлу научил Джордж, человек, вырастивший ее: «Знание — сила».

Он решил оставить блокнот и по другой причине — потому что жнец написал на последней странице что-то вроде кода.

КА/Ж 1: 4,522

Квадроцикл: 66

КА/Ж 2: 19,200

Квадроцикл: 452

НВ/Ж: 14,795

Квадроцикл: 318

ВА/Ж: 8,371

Квадроцикл: 19

ЮТ/Ж: 2,375

Все его инстинкты кричали ему, что командная книга и срочная записка, как Бенни подозревал, написанная доктором Макреди, были важны. Но почему?

«Сейчас уже жнеца не спросишь», — подумал Бенни и вздрогнул, вспомнив, что был вынужден сделать.

Он убрал блокнот и командную книгу в бардачок «Хонды». Потом с помощью резинового шланга перекачал этанол из собственного поврежденного квадроцикла в бак соседнего. Бенни вернул на место крышку топливного бака, забрался в кресло, завел двигатель и отправился в Убежище, погруженный в размышления.

Из дневника Никс:

Люди, с которыми я выросла, жители Маунтинсайда, называют начало мора Первой ночью. Это немного неправильно, потому что цивилизации понадобились недели, чтобы пасть.

Бунтарка и люди, с которыми она выживала, называют это Падением.

Я также слышала, как люди называют это Концом, Серым разрывом, Восстанием, Днем Z, Армагеддоном, Возмездием, Днем мора, Днем войны № 1 и разными другими именами.

26

Бунтарка дремала в соломенном кресле-корзинке, когда к ней подошла одна из монахинь. Девушка открыла глаза и увидела строгое лицо сестры Ханналили, главной монахини, присматривающей за детьми во время дневного сна.

— Ты должна немедленно пойти со мной, — сказала монахиня.

— Что такое? — спросила Бунтарка. — Что-то случилось с Евой?

Сестра Ханналили, словно не могла решить точно, как ответить на такой простой вопрос.

— Тебе нужно пойти со мной, — сказала она. — Прямо сейчас.

Бунтарка поднялась на ноги и последовала за монахиней. Сестра Ханналили не то чтобы бежала к палатке, где спали дети, но шла очень быстро: ее тело напряглось, как струна, руки сильно раскачивались.

— О боже, — выдохнула Бунтарка себе под нос. — Пусть все будет хорошо. Пусть малышка не пострадает…

Она добрались до палатки, где брат Майкл, монах, помогающий психологическими беседами, ждал их. До Первой ночи он был ведущим радиопрограммы.

Сестра Ханналили выглядела напуганной, но Бунтарка не могла понять почему. Из палатки послышался тихий звук удара. Словно кто-то взбивал подушку.

— Мы вывели других детей из палатки, — сказала сестра Ханналили. — Подумали, так будет лучше.

— Вывели? Почему? Где Ева?

Бунтарка потянулась ко входу в палатку.

Ева была единственным человеком внутри. Бунтарка почти сразу же поняла, что малышка спит, хотя она и стояла, и двигалась. Лунатизм в каком-то смысле. Ужасном смысле.

Девочка собрала всех тряпичных кукол, которых дети сделали во время уроков рукоделия. Они лежали рядом друг с другом на одной из кроватей. Ева держала ножницы с зубчатыми лезвиями, с помощью которых вырезали красивую бахрому на платьях кукол. Девочка обхватила их. Она держала ножницы обеими руками и медленными уверенными движениями протыкала ими кукол снова, и снова, и снова.

И улыбалась.

Бунтарка ахнула, и Ева на секунду остановилась, повернувшись лицом ко входу в палатку. Губы малышки растянулись в улыбке, но в глазах не было радости. Там вообще ничего не было. Ни эмоций, ни узнавания, ни гнева.

Абсолютная пустота.

Казалось, словно эти голубые глаза были окнами дома, лишенного света и жизни, местом, где двигались только мрачные и ужасные тени.

Потом Ева снова повернулась к куклам.

Ножницы поднимались и падали, поднимались и падали.

27

Три месяца назад…

Святой Джон вышел из долгой глубокой медитации, когда услышал рядом тихие шаги.

— Добрый день, сестра Сан, — тихо сказал он с закрытыми глазами.

— Достопочтенный, — сказала она.

Святой Джон открыл глаза и коснулся ее головы, пробормотав короткое благословение. Она выпрямилась и присела на указанное место. Сестра Сан когда-то была красивой женщиной, и у нее все еще были умные глаза и лицо, напоминающее изображение Ма-гу, древней даосской богини долголетия. Конечно, это было горькой иронией, так как у нее осталось совсем мало времени. Месяцы, не годы. Он никогда не говорил о схожести, конечно же, потому что считал, что это может оскорбить ее в духовном смысле — напоминание о богине, одной из многих фальшивых религий человечества.

Вместо этого святой Джон сказал:

— Кажется, что-то вас беспокоит, сестра.

— Так и есть. Было множество докладов о мутациях. Все больше серых людей начинают двигаться быстрее, чем считается возможным.

— Сколько случаев?

— Семь, что поднимает общие итоги надежных отчетов до двадцати двух.

— И это продолжает беспокоить тебя?

— Да, достопочтенный. Мы скоро будем возвращать жнецов в Неваду, и я спросила матушку Розу, не настало ли время подумать об открытии Усыпальницы.

— Каких действий ты ожидаешь, сестра? — спросил святой Джон. — Чтобы мы воспользовались оружием еретиков?

Сестра Сан мгновение размышляла над этим.

— Достопочтенный… я люблю моих товарищей-жнецов, но я не настолько глупа, чтобы думать, будто все они с нами из вечной любви к Танатосу — слава его тьме. Некоторые из них — возможно, многие — предпочтут поцеловать нож, а не почувствовать его на своей коже.

Святой Джон никак это не прокомментировал.

— Но я спорила с матушкой Розой не из-за оружия на том самолете, — сказала она. — Мне лишь нужен доступ к записям доктора Макреди, образцам, клиническим исследованиям и…

Прежде чем она успела что-то добавить, ее тело сотряс приступ сильного влажного кашля. Ее хрупкое тело напряглось и запульсировало от боли, а тонкие, как у птицы, кости заскрипели. Она прижала красный платок ко рту. Святой Джон знал, что цвет ткани был выбран не случайно: красная ткань эффективнее прятала капли крови, вырывающиеся с каждым приступом кашля.

— Тьма зовет тебя, сестра моя, — сказал святой Джон.

Когда кашель отступил, сестра Сан ответила:

— Слава тьме. Но, пожалуйста, послушайте меня. У меня почти не осталось времени. Посмотрите на меня, достопочтенный. Для того чтобы прочитать и обдумать то исследование, нужен не только здоровый ум, а когда тело сдается, то и разум тоже. Церковь Тьмы потеряет ценную возможность понять, почему этот вирус меняется и что эти изменения означают для нашей миссии. Я не знаю, как долго еще смогу заниматься серьезной работой.

— Вирус есть вирус, — сказал святой Джон. — Он не угрожает планам нашего бога.

— Думаю, он стал весомой угрозой, — сказала сестра Сан. — Патогены, выпустившие этот вирус, в действительности были смесью нескольких супервирусов и ряда генетически созданных паразитов. Как вы знаете, это не то, что природа — или бог — создали. Вирус «Жнец» был оружием войны, однако…

Святой Джон прервал ее.

— Нет. Это голос бога нашептывал определенным людям. Им сказали создать вирус в качестве способа очистить землю от инфекции жизни. Вирус «Жнец» был мечом бога, и у этого меча я взял имя для слуг бога, чьи ножи открывают красные врата в последних грешниках.

Они поднялись на ноги и какое-то время шли в тишине. Наконец сестра Сан заговорила:

— Достопочтенный, это теологические рассуждения, и я уважаю вашу святую проницательность. Однако исследование доктора Макреди не просто… хм, обыденное дело. Это наука.

— Да, я это понимаю. Она хочет остановить вирус «Жнец», — заметил святой Джон. — Доктор Макреди — враг бога, а ее работа — богохульство.

— Несомненно, — быстро сказала сестра Сан. — Но я хочу сказать, достопочтенный, что патоген, возможно, стал нестабилен.

— Разве не все живое меняется?

— Не это, — продолжала она. — Вирус «Жнец», согласно всему, что я узнала о нем, прежде чем принести присягу Церкви Тьмы, был создан не для того, чтобы мутировать. Это биологическое оружие, инфекция, созданная людьми. Вирус был придуман так, чтобы оставаться подконтрольным, чтобы любое его изменение можно было предсказать. Это значит, что, мутация вируса неестественна. Кто-то вызывает мутацию. И, думаю, мы оба знаем кто.

Они вышли далеко за периметр лагеря жнецов, прежде чем святой Джон заговорил.

— Какую опасность от мутации ты предвидишь?

— Если серые люди мутируют в нечто, что будет охотиться на жнецов, разве это не станет ложным посланием нашим людям? Мы говорим им, что серые люди, как овцы, а мы пастухи, но это изменится. На нас станут охотиться. Послание исказится и может нам навредить. Оно ослабит наш контроль. Это может подорвать веру наших людей.

— Или, — сказал святой Джон. — Может проверить их веру.

— Исследование доктора Макреди слишком опасно, чтобы оставлять его в стороне. Мы должны действовать. Мы должны найти ее.

— Мы считаем, что доктор Макреди, скорее всего, в Калифорнии, — раздумывал святой Джон. — Или, возможно, в Орегоне. Если она все еще жива, то объясни мне, как эксперименты в сотнях километров отсюда могут вызывать мутации здесь.

— Достопочтенный… думаю, мы могли их вызвать.

— Каким образом?

— Когда матушка Роза нашла самолет, его борт был полон. Серые люди, которых она поймала, медицинские записи, биологические образцы и мешки с каким-то красным порошком. Мне так и не разрешили их изучить. Однако я знаю, что один из жнецов матушки Розы открыл мешок с порошком. Скорее всего, из праздного любопытства. Он не нашел ничего ценного и выкинул его из люка. Если я права, то, возможно, в нем содержался какой-то мутагенный агент. Это могло бы объяснить увиденные нами мутации, ведь все они появились после вскрытия того мешка.

Святой Джон нахмурился.

— Это беспокоит.

— Думаю, что доктор Макреди создала мутаген и везла его в Убежище для дальнейшей разработки и, возможно, массового производства.

— Ах… Убежище, — пробормотал святой Джон. — Может, придет время, когда станет необходимо стереть это чумное место с лица земли.

— У них там целое военное подразделение.

— Неужели?

— Так говорят наши шпионы.

Святой Джон что-то тихо проворчал.

— Если бы у меня был доступ к работам Макреди, — продолжила сестра Сан, — я могла бы что-нибудь сделать с мутацией. Возможно, остановить ее. Или изобрести другой тип. То, что скорее помогло бы Церкви Тьмы, а не стало для нее угрозой.

Святой Джон поджал губы, но ничего не ответил.

— Пожалуйста, — тихо умоляла сестра Сан, — позвольте мне получить доступ к исследованию Макреди.

28

Никс сидела на качелях, взявшись за цепи и зарывшись пальцами ног в песок, чтобы качели двигались лишь на несколько сантиметров вперед и назад. Уровень адреналина в ее крови стал понижаться и словно забирал с собой всю энергию, оставляя лишь усталость и печаль.

Ева не могла развеять эту печаль.

Малышка спала на руках у Бунтарки, но ее лоб был нахмурен. Никс могла представить, какие кошмары ждали ее во сне.

Когда девушка закрывала глаза, то видела, как Чарли Кровавый Глаз и Молот Автограда загоняют ее маму в угол и начинают избивать. Это было последнее воспоминание Никс о матери. Сразу после этого Чарли вырубил ее. Когда она пришла в сознание, то уже была в «Руинах» на пути к Геймленду. А ее мать умерла. Том Имура нашел ее слишком поздно и упокоил.

Уйдут ли когда-нибудь ее сны?

Никс в этом сомневалась.

Это ее и волновало. Грусть и гнев искажали ее. Многие месяцы Никс была груба с Бенни — единственным человеком, который беззаветно любил ее. Она иногда чувствовала себя сварливой и злобной.

Только недавно это стало меняться, и Никс не знала почему.

Ее все еще преследовали кошмары. И в своих неспокойных снах она, скорее всего, хмурилась так же, как сейчас Ева. Никс знала, что скрежещет зубами — ее челюсти всегда болели по утрам.

Как отойти от края? Что там говорил Ницше?

«Кто сражается с чудовищами, должен остерегаться, что сам может стать чудовищем. Если долго вглядываться в бездну, то бездна начнет вглядываться в тебя».

Бунтарка заметила, что Никс смотрит на Еву, и долгое мгновение они обе глядели друг на друга, без слов говоря о стольких вещах. Бунтарка медленно кивнула, и Никс кивнула в ответ.

«Она тоже понимает».

«И Лайла».

«И Бенни, теперь, когда Тома больше нет».

«А Чонг?»

Он не хотел отправляться с ними в это путешествие. Самолет ничего для него не значил. Он оставил дом из любви, и прошел весь путь по дикой местности до самого края.

Был ли Чонг потерян? Стал ли он монстром?

Если ты сражался с монстрами, а потом сам стал таким… можно ли вернуться обратно? Или бездна навсегда завладела Чонгом… и Евой?

Всеми ними?

29

Два месяца назад…

Святой Джон облокотился о дерево, очищая инжир маленьким ножом и наслаждаясь движением лезвия под кожицей фрукта. Не в первый раз он гадал, чувствует ли плод боль. Мог ли он кричать. Даже простой инжир был бы намного вкуснее в таком случае.

Шесть высоких, суровых бойцов Красного Братства стояли неподалеку. Двое наблюдали за ним, а четверо остальных — за происходящим вокруг. Самые неопытные среди них отправили сотни еретиков во тьму. Святой Джон любил Красных Братьев, словно они были его собственными детьми. Они по своему выбору носили на лицах татуировку его левой руки. Брат Питер был его правой рукой, и они — все вместе — были левой.

Внутри их круга на пеньке сидела сестра Сан. На земле между ней и святым Джоном стоял старый голубой пластиковый ящик для льда. Крышка была запечатана скотчем. Рядом с холодильником стояла горка коробок. Каждая была помечена большой буквой D.

— Сестра моя, — сказал святой Джон. — Ты знаешь, что это?

Глаза сестры Сан округлились, когда она посмотрела на материалы. Женщина кивнула, потеряв способность говорить.

— Ты все еще утверждаешь, что воле бога послужит открытие этих коробок? Чтение слов еретички Макреди?

Сестра Сан постаралась заговорить, но ее голос был переполнен эмоциями. Женщина откашлялась и попыталась снова:

— Да, достопочтенный.

— Даже если матушка Роза считает, что они запятнаны?

— Да.

— Даже если это разрушит доверие матушки Розы?

Теперь сестра Сан подняла глаза и посмотрела прямо на святого.

— Я верю в бога, — сказала она. — То есть… я люблю матушку Розу, но…

— Не извиняйся, — сказал святой. — Это неподобающе.

Она покраснела и кивнула.

Святой Джон отрезал кусочек инжира, положил в рот и глубокомысленно прожевал его, а потом кивнул на папки.

— Весь этот месяц матушка Роза будет в Юте. Когда она вернется, то, скорее всего, осмотрит печати Усыпальницы Падших.

Сестра Сан кивнула.

— Когда это произойдет, она найдет печати нетронутыми.

Святой Джон не сказал «или» и не озвучил другой угрозы. Он отрезал еще один кусочек инжира и предложил его сестре Сан, которая потянулась за ним дрожащей рукой. Женщина тихо жевала его, пока святой стоял и улыбался ей.

30

Бенни припарковал «Хонду» на месте поврежденной «Ямахи» и отправился на поиски капитана Леджера.

Когда он проходил мимо детской площадки, то заметил Бунтарку и Еву, сидящих на ржавых качелях. Бенни направился туда. Лицо девушки оживилось, когда она рассказала смешную историю про безумную маленькую собачку Розы и ее приключения в заброшенном магазине игрушек. Бенни показалось, что Бунтарка выглядит очень напряженной, несмотря на ее оживление. В ее глазах горел странный свет, а голос иногда начинал дрожать.

Сестра Ханналили стояла в дюжине метров от них, притворяясь, что поливает цветы. Но женщина явно наблюдала за Евой. Глубокие морщины беспокойства избороздили ее лицо.

Лицо Евы было вялым, глаза стали тусклыми и застывшими, словно весь ее внутренний свет выключили. Она часто бывала такой, плавая между относительно хорошим настроением и очень плохим. Бенни вытащил пачку воздушных шаров из кармана, открыл его, выбрал ярко-желтый и начал надувать его, стоя перед качелями. Бунтарка заметила, что он делает, и удивленно приподняла брови. Воздушные шары были редкостью — как и большинство вещей старого мира. Они не были долговечными, и многие шары так сильно высохли, что любая попытка надуть их заканчивалась провалом. Эти шары в пачке чудесным образом сохранились, и с каждым вдохом шарик рос и рос.

Лицо Евы оставалось вялым, но после пятого или шестого вдоха ее взгляд сфокусировался и переместился на Бенни. Чем сильнее раздувался шар, тем больше осознанности появлялось в глазах девочки. Бунтарка одарила Бенни благодарной улыбкой, в ее глазах стояли слезы.

«Должно быть, это действительно один из плохих дней Евы, — подумал Бенни. — Кажется, Бунтарка уже готова закричать».

Наконец Бенни остановился и завязал воздушный шар.

— Для миледи, — сказал он, протягивая шарик Еве с преувеличенной грацией и поклоном. — Полагаю, вы заказывали большую мягкую желтую штуку.

Было мгновение, когда Ева смотрела только на шар, а ее рот и тело казались дряблыми. Но после, словно солнце, скромно выглядывающее из-за темнейших грозовых туч, легкая улыбка появилась на ее губах. Девочка взглянула на Бенни и моргнула несколько раз, словно впервые в жизни увидела его. «Возможно, — подумал он с грустью, — так оно и есть». Он сам удерживал на лице улыбку, пока девочка пыталась выбраться из тени. Когда ее крошечная рука медленно поднялась и потянулась к шару, Ева взяла его так осторожно, словно боялась, что он внезапно исчезнет.

Бенни выпрямился и вытащил еще два шара из пачки, голубой и зеленый. Он чуть не взял красный, но Бунтарка быстро и отчаянно резко покачала головой. Бенни быстро убрал красный шар и отдал остальные шарики Бунтарке.

— Если улетишь в Страну Оз, — сказал Бенни, — не забудь послать мне сообщение через службу посылок Жевунов.[3]

Ева серьезно кивнула, словно это было разумное предложение.

Бенни ушел, и когда взглянул через плечо, то увидел, как Бунтарка учит Еву надувать зеленый воздушный шар. Малышка улыбалась, но Бенни все равно было больно. Он знал, что старшая монахиня, сестра Ханналили, наблюдала за ним. Он улыбнулся и кивнул ей, и женщина ответила. Кивок, но без улыбки.

Несколько минут спустя Бенни нашел Джо Леджера, работающего в небольшом загоне позади последнего ангара на этой стороне рва. Пес Джо, Гримм, открыл один сердитый глаз, решил, что Бенни не обед с доставкой, и снова пошел спать. И все равно Бенни держался подальше от мастифа, шагнув на территорию загона.

Джо Леджер был одет по пояс: на нем были только камуфляжные штаны и ботинки. Он двигался на пятках, работая с тяжелым мешком. Джо наносил быстрые удары, хуки, верхние удары, апперкоты, нижние удары, тяжелые удары, удары двумя костяшками, закрученные, локтем и иногда режущие ладонью. Потом он перешел на удары ногой — быстрые удары, удары ногой с разворота, боковые и рубленые удары. Груша тряслась и танцевала, словно находилась под непрекращающимся обстрелом, и с каждым ударом пыль вырывалась из толстого плетения мешковины.

Бенни не нравился тот факт, что, хотя Джо был лет на тридцать старше Тома, он был по крайней мере таким же быстрым. Может, быстрее. И намного сильнее. Это раздражало. Казалось неправильным, словно его лучшие навыки оскорбляли память Тома. И все же… зрелище было завораживающим.

Однако со временем Бенни стал терять терпение все быстрее, уже не так наслаждаясь демонстрацией боевых искусств. Парень приложил ладони ко рту и прокричал:

— Привет, Джо!

Гримм гавкнул один раз, словно огрызаясь.

— Я не с тобой разговаривал, — сказал ему Бенни.

Бенни мог поклясться, что собака подняла одну бровь, словно ее это позабавило.

Наконец Джо отошел от груши, его грудь тяжело вздымалась, а пот тонкими ручейками бежал вниз по телу и конечностям. Его красное лицо было темнее загорелого тела, а глаза сияли. Больше не казалось, что он страдает от похмелья.

— Привет, парень, что такое? — спросил Джо. Он взял флягу с груды пеноблоков, снял крышку и сделал долгий глоток. Запаха алкоголя не последовало, и Бенни был рад, что емкость наполнена водой, а не «опохмелом». Джо словно почувствовал это и широко улыбнулся. — Лучший способ очистить организм — много воды и такие упражнения, от которых кровь бежит быстрее.

— Или можно оставаться трезвым.

Джо взглянул на Бенни, делая еще один долгий глоток.

— Ты как заноза в заднице, тебе говорили?

— Бывало.

— Не сомневался. Ну, — сказал Джо, поднимая флягу для еще одного глотка, — чем я обязан?

Бенни ответил:

— Сегодня меня пытался убить жнец.

Джо выплюнул воду чуть ли не через весь загон.

— Что? Где?

— Там, у самолета.

— У самолета? — проорал Джо. — Что, черт возьми, ты делал там?

— Не умирал, спасибо, что спросили, — крикнул Бенни в ответ.

Джо наставил палец на Бенни.

— Мне казалось, я сказал вам, детишкам, не подходить к самолету.

— Сказали, — согласился Бенни. — А я проигнорировал ваши слова. По большей части потому, что не помню, чтобы вы были моим боссом. Когда это произошло?

— Когда ты встретил ответственного взрослого, — прогремел Джо.

— Правда? — спросил Бенни едко. — Ответственного взрослого? Это шутка. Почти все взрослые, которых мы встречали с тех пор, как ушли из дома, были одного или другого типа психопатов. Охотники за головами, которые пытались заставить нас драться в ямах с зомби в Геймленде. Отморозки-одиночки, которым нравится украшать ворота головами людей. Монахи на заправках, которые считают зомби смиренными, что унаследуют землю. Ученые, запирающиеся в лаборатории и даже не разговаривающие с нами. Жнецы, которые пытаются убить всех, и вы — кем бы вы ни были. Солдат Джо. Не нужно читать мне лекции насчет «ответственных взрослых». Мы с друзьями-детишками, о которых вы говорите, — ни с кем не начинали биться. Мы не пытаемся навязать кому-нибудь свои религиозные взгляды, не пытаемся забрать то, что есть у других. И лишь то, что мы подростки, не значит, что мы не можем принимать правильные решения и заботиться о себе. Мы больше не маленькие дети. Мы сильно выросли за последние несколько месяцев. Очень сильно. Мы пришли сюда, чтобы найти доказательства того, что люди вашего поколения еще пока не разрушили все стоящее. Почему? Потому что, может, ваша история и закончилась, но не наша. Я просто надеюсь, что, когда мы станем взрослыми, мы не будем такими же злобными и жестокими, как большинство так называемых взрослых, которых мы повстречали здесь, в «Руинах». И я здесь, чтобы сказать вам, Джо, что нам нужны лучшие образцы для подражания.

Джо втянул в себя воздух.

— Ты закончил?

— Нет. Жнец, пытавшийся убить меня, тоже был взрослым.

Гримм зарычал.

Джо бросил злой взгляд на пса.

— Кто тебя просил выбирать сторону? — он вытер рот тыльной стороной ладони и сказал: — Ладно, ладно, у тебя была сложная жизнь, парень, я понял. Позже можем сесть и немного поплакать. А прямо сейчас как насчет того, чтобы перестать вещать передо мной речи и рассказать, что произошло у самолета? Вообще-то нет. Сначала скажи мне, как ты сбежал? И где теперь жнец?

— Он мертв.

— Как?..

Бенни встретился с ним взглядом.

— Я убил его.

Джо спросил:

— Что?

— Я убил его. Он набросился на меня с ножом. У меня… у меня не было другого выбора.

— О, боже, парень, — Джо тяжело опустился на груду пенопласта. — Послушай, Бен, я рад, что с тобой все хорошо, и мне жаль, что тебе пришлось через это пройти.

Это был не тот ответ, которого ожидал Бенни. Он думал, что будет больше криков или какое-нибудь воодушевляющее дерьмо о победе в битве. Вместо этого Джо, казалось, по-настоящему загрустил. Это смутило Бенни.

— Мне тоже жаль, что пришлось пройти через это, — сказал он.

— Уверен, что не пострадал?

Бенни пожал плечами.

— Несколько синяков. Сильное потрясение… и, думаю, неприятное чувство в животе.

— Ага. Такое часто приходит с этой работой.

— Работой? Какой работой? Я не солдат.

— Может, и нет, но давай признаем, парень. Мы на войне. Святой Джон начал геноцид, священную войну, и лишь тот факт, что мы живы, делает нас его врагами.

— Я не хочу драться со святым Джоном.

— Эй, и я не хочу.

— К тому же армия жнецов исчезла. Вы прогнали их ракетными установками, и все такое.

Джо покачал головой.

— Было бы хорошо, будь это правдой, парень, но жнецы, с которым я сражался, являлись отдельной группой матушки Розы. Основная сила армии жнецов где-то в другом месте. Надеюсь, они далеко, очень далеко отсюда, но факт — что они где-то там.

— Основная сила? Сколько их?

— По скромным подсчетам, включая группу святого Джона и полдюжины маленьких отрядов, которые он бы мог собрать вместе при необходимости… можно сказать, что тридцать пять, сорок тысяч.

Бенни чуть не упал.

— Что?

— Может, и больше.

— Но… это больше, чем все население Маунтинсайда и других восьми городов, вместе взятых!

— Знаю. Вот почему святой Джон продолжает выигрывать. У него слишком большая армия. Даже если защитники хорошо вооружены, святой Джон продолжает бросать на них людей, пока у них не кончатся пули. Он не гений тактики, знаешь ли, просто готов сделать все необходимое, чтобы выиграть.

— И люди готовы умереть за него… это так…

— Ты смотришь на это не с той стороны, — сказал Джо. — Они умирают не за святого Джона, они умирают за идею. Он убедил их, что смерть — противоядие от боли и страданий, а с этим трудно поспорить. Большинство религий говорят о жизни после смерти или о рае, да? Ну, этот мир пятнадцать лет был дерьмовым и не был таким уж шикарным до этого. Жизнь трудна, люди страдают, заболевают, теряют любимых. Если бы ты правда верил, что как только войдешь во тьму, как называет это святой Джон, боль и страдания прекратятся, будет лишь счастье — если бы ты в это верил, ты бы сделал все, чтобы попасть туда. Даже пошел бы на стену пуль. Особенно если понимал бы, что если умрешь за правое дело, то позаботишься о спасении и счастье всех остальных. Это беспроигрышная ситуация. Возможно, сам святой Джон тоже верит в этот бред, скорее всего, так. В качестве стратегии он принял установку: на войне все средства хороши.

— Боже…

— Причина, по которой еще никто его не победил, — сказал Джо, — в том, что люди в наши дни боятся. Они сражаются, как побитые собаки. В них не осталось настоящей агрессии. Они дерутся, защищаясь, и поэтому проиграют все битвы.

— Мне казалось, что, согласно поговорке, лучшее нападение — это защита.

— Ты неправильно понимаешь. Лучшая защита — нападение. В китайском боевом искусстве вин-чун говорят, что блокирующая рука тоже бьет. Понимаешь значение этой фразы?

Бенни кивнул.

— Это теория, однако… нет никого к западу от Скалистых гор с такой проработанной техникой или безумной решительностью, чтобы правильно сражаться со святым Джоном.

— А как правильно?

Джо наклонил голову и внимательно посмотрел на Бенни.

— У меня куча своих психологических проблем, — сказал он. — Были времена, когда я попадал в ситуации, где должен был проиграть. Против большего числа людей, и я сражался с более крепкими. Но, знаешь, почему я все еще дышу, а они кормят червей? Потому что когда дело доходит до основного, нет ничего, что бы я ни сделал, чтобы выиграть. Ничего. Однажды, когда мы оказались в действительно сложной ситуации, парень, на которого я работал, посмотрел на меня и сказал: «Я бы сжег сами небеса, только бы остановить это». Это звучит круто лишь потому, что ты не знал того человека. Вот на что он был готов, а я был намного безумнее. Так что… думаю, тебе нужно спросить себя самого, юный самурай, как далеко ты готов зайти, чтобы остановить святого Джона, если он придет за тобой и твоими людьми. Насколько страшным ты готов стать, чтобы выбить дух из врага? Готов стать чудовищем? Готов стать монстром из их ночных кошмаров? Если внутри себя ты найдешь черту, которую не сможешь пересечь, слишком жесткую границу, то гарантирую — святой Джон победит. Без вариантов.

Из журнала Никс:

Пока мы не нашли разбившийся самолет, мы не знали, что происходит в «Руинах». Мы знали, что кто-то мог летать на самолете, но это было не очень информативно.

Теперь мы знаем об Американском государстве.

Старое правительство пало, и ходят слухи, что президент и некоторые члены Конгресса прячутся в бункере. Капитан Джо Леджер сказал нам, что большой группе выживших удалось занять Ашвилл в Северной Каролине. Там более сотни тысяч людей и, по крайней мере, еще пятьдесят тысяч живут в укрепленных городах поблизости. Джо и группа солдат провели зачистку от зомов, их команды следят за территорией вокруг города. Они заняли военную базу и базу военно-воздушных сил, вот почему у них столько оружия. И самолет. У них также есть ударные вертолеты «Черный ястреб» и «Апач». Большая часть всего этого находится в Северной Каролине. Я спросила Джо, есть ли вертолеты и оборудование в ангарах, но он не ответил.

31

Бенни сказал:

— Я нашел кое-что, что вам нужно увидеть.

— Это красный порошок? — быстро спросил Джо.

— Что? Нет. Почему вы спросили?

Джо отмахнулся.

— Что у тебя для меня есть?

Бенни вытащил командную книгу и передал ее Джо.

Рейнджер мгновение смотрел на нее, и глаза округлились.

— Где ты это нашел?

— Она была в квадроцикле жнеца. И нет, я не знаю, где он нашел ее. Мы… недолго разговаривали, знаете ли.

— Должно быть, она оставалась в самолете, но ее точно там не было, когда я обыскивал его. Значит, кто-то забрал ее до этого.

— Это хорошо? — спросил Бенни. — Значит ли это, что записи серии D где-то рядом?

— Возможно.

— Джо, что, если записей нет поблизости?

— Что ты хочешь этим сказать?

— Не знаю… просто мне кажется странным, что из самолета пропал лишь один набор записей. Пока что мы не нашли их, а среди зомов не было доктора Макреди. Что, если ее не было и на борту самолета?

— Цель состояла в том, чтобы эвакуировать ее, парень.

— Знаю, но, может, произошло что-то еще. Они записали бы это?

Джо что-то проворчал.

— Возможно, но вряд ли. Как только самолет улетел, у Макреди не было бы шанса выбраться оттуда, а мои рейнджеры обследовали «Надежду-1». Ученой там не было.

— Может, ее могли высадить в другом месте? На другой базе, похожей на Убежище.

— Есть миллион мест, где она могла бы приземлиться. Нам не удастся ее отыскать, только если не были сделаны записи, а я проверил каждый сантиметр этого самолета… — его голос затих.

— Что такое? — спросил Бенни.

— Возможно, я опережаю события. Мы точно не знаем, приземлялся ли самолет в другом месте или нет. В кабине не было бортового журнала, по крайней мере мы его не нашли. Я знал всех тех парней. Только Луис мог обладать нужной информацией, а мы так и не нашли его тело.

— Кто?

— Луис Ортега, координатор логистики. Он вел записи. Луис любил детали. Чихнешь, и он запишет время, дату и скорость воздуха. Он никогда ничего не пропускал.

— Подождите… мне знакомо это имя.

Бенни перевернул на фотографию сержанта Луиса Ортеги и показал ее Джо.

— Об этом парне вы говорите?

— Это он. Старина Луис был большим, напоминал полузащитника, но у него было сердце бухгалтера. Это именно тот парень, который ничего не пропускает, которого вы бы отправили эвакуировать исследовательскую группу. Он бы привез обратно все до последней скрепки. — Джо поднял бровь, глядя на Бенни. — Как это ты так быстро вспомнил его?

Бенни объяснил, что ему показалось, будто он узнал этого человека, но не мог вспомнить откуда.

— Он здесь? — спросил он. — То есть может он быть среди зомов на аэродроме?

Джо подумал об этом.

— Нет, я так не думаю. Когда я видел его в последний раз, они загружали самолет, чтобы отправиться в «Надежду-1». Но… дай мне знать, если вспомнишь, где видел его. Если эти записи серии D не были на борту или если доктор Макреди планировала другие остановки, возможно с целью оставить часть исследовательского материала и груза где-то в другом месте, Ортега бы точно знал все подробности. Это его работа. — Джо снова что-то проворчал.

— Что?

— Мне бы хотелось, чтобы он был на аэродроме. Учитывая, что Луис занимался логистикой, у него с собой мог быть блокнот с подробностями передвижения каждого человека, каждой коробки, каждой ниточки. Ортега все держал в памяти. Он всегда делал записи и убирал их в карман. Добавлял их в свой журнал вахты в конце дня.

— Еще я нашел маленький блокнот, но не думаю, что это журнал вахты. — Бенни передал его Джо.

Джо пролистал блокнот и фыркнул.

— Молитвенная книга Жнецов. Ее можно использовать в качестве туалетной бумаги, вот и все.

— Нет, — сказал Бенни. — Посмотрите на последнюю страницу.

Джо пролистал блокнот и посмотрел на список: на его лице появилось неприятное выражение.

— Вот… дерьмо.

— Что это значит?

Джо показал блокнот и первые строки.

КА/Ж 1: 4,522

Квадроцикл: 66

КА/Ж 2: 19,200

Квадроцикл: 452

— «Ж» значит «Жнец». КА — «Калифорния».

— Откуда вы знаете? — спросил Бенни.

— Потому что здесь есть аббревиатуры Невады и Вайоминга. НВ и ВА, — Джо вздохнул. — Это подсчеты численности армии жнецов. Кажется, в Калифорнии их две, одна численностью 4522 человека, а вторая намного больше — 19 200 человек. В Неваде 14 795 человек, 2375 — в Юте и 8371 в Вайоминге. Ты спрашивал, сколько жнецов. Вот ответ.

Бенни подсчитал в голове.

— Это 49 263 человека. О боже.

— Ага, ну мы уже знали, что у нас большие неприятности.

— А что значат остальные цифры? Квадроциклы… это сколько у них машин?

— Ага, и хорошие новости в том, что их немного. Шестьдесят шесть на одну группу и лишь 452 на большую армию.

— Это хорошие новости?

Джо вздохнул.

— Вообще-то, если подумать об этом, то нет. Святой Джон, скорее всего, использует квадроциклы, чтобы тащить фургоны с оборудованием и едой, но если придется, он отцепит их и будет использовать в качестве легкой кавалерии.

Бенни надеялся, что эти заметки помогут Джо найти записи серии D, но вместо этого они раздавили его собственный оптимизм. Он с трудом отдал рейнджеру последний обрывок.

— Еще я нашел вот это, — неохотно сказал он. — Думаю, это принадлежало доктору Макреди.

Джо прочитал записку:

Сообщают о мутациях в Калифорнии.

Нужно проверить.

Полевая команда 5?

— Что это значит? — спросил Бенни.

Рейнджер бросил не него безрадостный взгляд.

— Это значит, что у нас больше вопросов, чем ответов, — Джо щелкнул языком Гримму, и тот поднялся. — Послушай, парень, я хочу пойти показать это полковнику Рейд. Возможно, она сможет что-то с этим сделать.

— Кому?

— Командиру базы. Она мой босс.

— Как это я никогда с ней не встречался? Вы никогда ничего не говорили о…

— Ты многого не знаешь, парень, и многое я не имею права тебе рассказать. Сейчас не время добывать информацию. Найди свою подружку и Лайлу. Послушай их историю.

— Почему? Что случилось? Никс в порядке?

— Она не ранена, — уклончиво сказал Джо. — Поговори с ней, с Лайлой, и, может, попозже мы все вместе обсудим. Я иду в лабораторию. Ты должен пообещать мне — поклянись мне, — что не покинешь Убежище снова. Не без меня.

— Конечно, — сказал Бенни, хотя был уверен, что это неправда.

32

На расстоянии многих километров…

— Головы вверх, глаза смотрят вперед, — крикнул страж на башне, — подъезжает торговый фургон.

Трое охранников посмотрели вверх на него и потом проследили за направлением его руки.

— Торговый фургон? — подумал Талли, старший из охранников. — В это время дня?

Его партнер по смене, Хупер, поднял бинокль, висящий на шее, и посмотрел через забор. Солнце почти село, и косые лучи окрасили большое поле и далекую линию деревьев в оттенки кроваво-красного, алого и хеллоуинского оранжевого.

— Торговый фургон, вижу, — сказал он. — На полдня опоздал и… подождите… Кажется, что-то не так.

Самый юный из троих, ученик охранников забора, поднял свой бинокль. Тот был старым, но дорогим, и раньше принадлежал его отцу, который теперь был мертв. Мужчина стал жертвой несчастного случая на стройке, пока помогал возводить зерновую силосную башню. Юноша настроил фокус.

— Возница ранен, — сказал он.

— Откуда ты знаешь? — спросил Хупер.

— Он истекает кровью, — сказал молодой человек.

Старшие уставились на него, а потом проворчали.

— У тебя хорошие глаза, Морги.

Морги Митчелл никак не отреагировал на комплимент. Его зрение сделало его хорошим стражем башни, но он хотел работать внизу. Через год они позволят ему присоединиться к охранникам башни в качестве кадета. А после этого… ну, когда Морги смотрел в будущее, он видел себя сидящим с ружьем на высокой лошади, с настоящей стальной катаной, перекинутой через плечо, чтобы быстро доставать ее, как делал Том. В будущем на Морги будет пояс Всадников Свободы, и он будет работать на дорогах от Нью-Эдена до Хейвена и всех городов между ними.

А сейчас он был учеником охраны забора. Работа, которая не слишком помогала выделиться и длилась долгие часы.

Морги не был против.

Он жил настоящим, а до будущего он еще доберется.

Чем длиннее будет смена, тем меньше времени ему нужно проводить одному. И он не считал, что заслужил какого-то особого отношения. Еще нет. Ему не нужна была слава, взятая взаймы из-за того, что он учился у Тома Имуры. Это была слава Тома.

А Том был мертв. Похоронен в «Руинах» рядом с обгоревшими костями ужасного места, разрушенного Томом. Геймленда.

Морги жалел, что его там не было. Он должен был быть там.

Даже если бы он там погиб. Даже ничем не отмеченная могила на том поле что-то значила бы.

В тот день Том изменил мир. Все это знали.

Пока Морги не достигнет нужного возраста, не получит силу и возможность изменить хоть часть мира, он будет работать где сможет.

Юноша продолжал изучать сцену, развернувшуюся перед забором.

Поле между Маунтинсайдом и лесом было больше полукилометра в ширину. Его густо покрывали сорняки, кроме нескольких отдельных троп, которые постоянно очищали работники в тяжелых защитных плащах и футбольных шлемах. Торговые дороги должны были оставаться в хорошем состоянии, иначе поток припасов в город иссякнет.

Поле, однако, не было пустым. По нему бродили зомы. Всегда. Иногда лишь несколько дюжин, бродивших вдоль этой части забора, иногда сотни две. Некоторые из них остались здесь с основания города. Это были те, чьи родственники жили за забором. Родственники, которые не могли заставить себя нанять охотника за головами, чтобы упокоить своих любимых. Остальные были бродячими зомами, которые пришли сюда, преследуя добычу. Часто они шагали медленным неровным строем за торговым фургоном или охотником за головами, вернувшимся из великих «Гнили и руин».

Сегодня был один из промежуточных дней. Морги насчитал около семидесяти зомов.

Дорога, ведущая из леса к воротам, была прямой как стрела, но фургон то и дело съезжал с нее. По крайней мере, дюжина зомов, вытянув руки, следовала за ним. Фургон держался впереди них только потому, что зомы не могли выбрать цель или придумать план перехвата. Они всегда шли прямо к цели, останавливаясь лишь, когда цель уходила прочь.

— Что делает возница? — выдохнул Хупер, когда фургон скатился с колеи в густые сорняки.

Все уставились на приближающийся фургон. Лошади были хорошо защищены легкими покрывалами, обтянутыми сеткой стальных шайб, соединенных металлической проволокой. Их ноги были обернуты подбитым ватой брезентом, а хвосты подвязаны. Если только лошадь не остановится, зом никогда не сможет укусить ее. Скакуны продолжали двигаться вперед по знакомой дороге, несмотря на невнятные команды извозчика.

Талли прижал ладони ко рту.

— У ворот! — проорал он, и команда повернулась к нему. — Подъезжает фургон. Возница ранен. Приготовьте карантинный загон и вызовите полевых медиков. Давайте, быстрее за дело!

Команда у ворот вытащила ружья, и полдюжины учеников сняли металлические горшки и ложки с забора. Они пробежали пятьдесят метров вдоль ограждения и начали стучать и бренчать. Большинство зомов повернулись к новому, более громкому звуку.

— Давайте приведем его, — сказал Талли.

Хупер опустил свой бинокль на грудь, и отстегнул помповое ружье и прицелился.

Фургон был теперь в четверти километра, и лошади набирали скорость, решительно настроившись попасть за безопасную линию забора.

Талли похлопал Хупера по руке:

— Пошли.

Втроем они подбежали к воротам, и, как только толпа зомов снаружи поредела, Талли кивнул, и большие ворота открылись. Они направились наружу, когда Талли внезапно поставил напряженную руку перед грудью Морги.

— Подожди! Не ты, сынок.

— Но я…

— Ты ученик, Морган Митчелл, — сказал Талли. — И у тебя только деревянный меч. Останься здесь и позволь профессионалам разобраться.

— Но…

— Будь внимательнее и учись, — сказал Хупер с улыбкой.

Они выбежали за ворота сначала легкой трусцой. Потом, когда путь стал безопасным, мужчины на полной скорости бросились к фургону.

Морги настроил фокус бинокля. Когда фургон подъехал ближе, он заметил кровавые брызги на груди и руках мужчины. Он видел бледное лицо и темные глаза. Поводья были обернуты вокруг запястьев, но эти руки дергались и мотались без видимой причины.

Хупер первым добрался до фургона. Он держал ружье в одной руке и махнул в сторону возницы, призывая его замедлиться, чтобы он смог забраться к нему.

Возница повернулся к нему, и поводья выскользнули из его рук.

Морги наблюдал за всем через свой бинокль, он увидел выражение на лице возницы. В одно мгновение оно было вялым от усталости и сильных ран, а когда Хупер потянулся к нему, его губы внезапно обнажили кровавые зубы.

— Подожди! — крикнул Морги. — Нет!

Но было слишком поздно.

Возница спрыгнул с фургона и врезался в Хупера, мощно повалив охранника на землю. Из-за удара Хупер дернул спусковой крючок и выстрелил, разбив переднюю часть фургона. Осколки ударили в бок одну из лошадей. Она заржала и поднялась на дыбы, а потом бросилась вперед, вспугнув и вторую лошадь. Талли постарался уйти с дороги, но у него не было шанса, когда подкованные сталью копыта втоптали мужчину в землю. Его вопли звучали пронзительно, как крики цапли, пока колеса не закончили эту пытку.

Лошади в панике неслись к воротам, а фургон подпрыгивал и дребезжал позади. Трое охранников ворот в ужасе смотрели на происходящее. Им не хватило двух секунд, чтобы закрыть ворота. Лошади врезались в мужчин, подкинув всех троих в воздух, как тряпичных кукол.

Морги кинулся в сторону. Он перекатился, как учил Том, поднялся на пятки, согнув колени, и схватил меч. Как учил Том.

Задняя часть вагона была забрызгана кровью, и дверь висела на одной изогнутой петле. Внутри двигались тени. Морги наблюдал, как они медленно выбираются на тусклый свет. Бледно-белые, ярко-красные и совершенно черные пустые глаза. Торговцы, четверо. Крупные мужчины, которые провели жизнь, работая в «Руинах», чтобы привозить товары и припасы от падальщиков Крысиной Стаи в девять городов. Они были искусаны и сильно избиты.

Возможно, одного из них укусили в «Руинах», а остальные забрали его в фургон, чтобы постараться вылечить. Или, возможно, они все шли рядом с фургоном, чтобы облегчить ношу лошадям, когда на них напали зомы. Может быть, одного укусили, но он не сказал товарищам, потому что укус был смертным приговором.

Теперь было не узнать.

Не было времени беспокоиться об этом.

Они выбрались из фургона и кинулись на Морги.

Часть II Штормовые земли

«Корабль в гавани находится в безопасности, но суда строят не для этого».

— Уильям Г. Т. Шедд
Из журнала Никс:

Сегодня за ворота пробрался один из инфицированных кабанов. Двое солдат с моста погнались за ним на квадроциклах и застрелили. Я видела, как они тащили тело в один из ангаров на другой стороне рва.

Зачем им нужен мертвый зомби-кабан?

Я поспрашивала пару монахов, но они все время говорят одно и то же:

— Мы не говорим об этом, сестра.

33

Месяц назад…

Сестра Сан последовала за Красным Братом прочь от жаркого солнца Невады в липкую тьму старого круглосуточного магазинчика. Металлические полки давно опустели, а пол был покрыт экскрементами животных, костями и мусором. Повсюду виднелись брызги крови, и сестра Сан подумала, что почти слышит крики еретиков, которых приводили сюда для допроса. Пустыня снаружи была наполнена слепыми мертвецами без кожи, которые без цели бродили по округе.

За стойкой святой Джон сидел на стуле, аккуратно очищая свои многочисленные ножи. У него были длинные ловкие пальцы, и сестра Сан знала, что если будет наблюдать внимательнее, то может впасть в транс.

Святой не поднял головы.

— Как мило, что ты присоединилась ко мне, сестра моя.

Она поклонилась.

— Достопочтенный.

— Матушка Роза вернулась, ты знала?

— Да, достопочтенный.

— Мне сказали, что она посетила Усыпальницу Падших вчера.

— Да.

Он наконец поднял взгляд, и в его глазах искрилось веселье. Почти задор.

— Мне сказали, что она осталась довольна нетронутыми печатями на Усыпальнице, — сказал он.

Сестра Сан кивнула.

Святой посмотрел мимо нее на убийц из Красного Братства, тихо стоящих у двери.

— Оставьте нас, — сказал он. — Никто не зайдет, пока я не скажу.

Они кивнули и, словно призраки, покинули магазинчик.

Святой Джон позволил опуститься тишине.

Его ловкие руки уверенно работали с тканью, маслом и маленькой лопаткой, счищающей малейшие кусочки засохшей крови с ножа для свежевания.

— У тебя был месяц для изучения материалов еретички доктора Макреди, — сказал он.

— Да, достопочтенный.

— Расскажи.

Сестра Сан сделал глубокий вдох, чтобы успокоить нервы. Она дрожала не от страха. От ужасного возбуждения.

— Как я и говорила множество раз, достопочтенный, — начала она, — наука — как нож. В руках еретика она большое зло. Если использовать ее в правильных целях, наука превратилась в священное оружие великой силы.

— И ты считаешь, что нашла способ использовать это зло во имя священной цели?

— Да, — сказала она. — Так и есть.

Святой отложил нож.

— Объяснись.

Так она и сделала. Святой Джон был умен. И наделен холодным разумом, способным отделять рациональную оценку от эмоций и религиозных страстей. Сестра Сан рассказала ему о том, что нашла в тех записях и что эта информация совпадала с ее теориями. Сестра Сан объяснила, что узнала из этих записей, и подчеркнула, чего еще не знала.

— Ты говоришь, что среди записей есть формула излечения от вируса «Жнец»? — спросил святой Джон.

— Лечения, — поправила она. — Но это почти одно и то же. Макреди собиралась уничтожить вирус и всех серых людей. Но она явно отправилась в другое место для завершения исследования.

— Ты могла бы создать противоядие от этого «лечения»? — спросил святой.

Сестра Сан пожевала губу, а потом медленно покачала головой.

— Нет. Не думаю, — сказала она. — Но я могла бы использовать ее исследование с пользой для нас.

— Каким образом?

Сестра Сан рассказала ему.

— Что для этого потребуется?

Она ответила:

— Мне нужна лаборатория. Или, по крайней мере, базовое оборудование.

— Мы в пустыне.

Она покачала головой.

— Менее чем в двух сотнях километров отсюда есть место для биологических исследований. Я могла бы им воспользоваться. Там у меня будет переносной генератор, который можно восполнять горючим. Если у меня будет десять жнецов в качестве ассистентов, я смогу создать лабораторию за две недели.

Святой Джон размышлял над этим, поджав губы.

— А если у тебя будет пятьдесят жнецов-ассистентов — как быстро ты сможешь приступить к работе?

Женщина уставилась на святого. Заглянула в его темные блестящие глаза. На его улыбку.

И тоже улыбнулась.

34

Бенни искал Никс весь остаток дня, но не нашел ее.

Когда он направлялся к столовой, то краем глаза заметил какое-то движение и, повернувшись, увидел синий шар, парящий в горячем воздухе. Он был на дальнем конце рва, и зомы подняли свои мертвые глаза, чтобы взглянуть на него. Шар едва двигался над землей и отскакивал от одного зома к другому, касаясь их голов, отпрыгивая от неуклюжих пальцев.

«Должно быть, он сбежал от Евы», — подумал Бенни.

Потом парень удивился: «Как он вообще смог подняться над землей?»

Бенни знал о гелии от Перечного Пальца, клоуна на ярмарке урожая в Маунтинсайде. У него был большой бак с гелием — должно быть, это стоило кучу рационных долларов, которые ему платил город за выступления для детей. Каждый год Перечный Палец отдавал наполненный гелием шар ребенку, который вырастил самый большой сладкий перец. Кузина Морги, Бетти, выигрывала дважды.

Но у кого здесь мог быть бак с гелием?

Бенни наблюдал, как шар все отскакивает и отскакивает, а потом увидел, как одному из зомов удалось схватить его. Синий шар исчез в толпе мертвых, а секунду спустя послышался громкий хлопок.

Бенни нахмурился, глядя на зомов, а потом посмотрел на небо в поисках других шаров. Их не было. Он взглянул на детскую площадку, детей тоже не оказалось. Время полуденного сна?

Бенни пожал плечами и забыл о шаре, возобновив поиски Никс.

Наконец он спросил сестру Ханналили, знает ли она что-нибудь, и монахиня подтвердила, что на Никс и Лайлу напали живые мертвецы. Судя по осуждающему выражению лица монахини, Бенни понял, что напавших зомов упокоили. Монахи и монахини на заправках были против жестокости во всех ее проявлениях, особенно по отношению к Детям Лазаря. Они считали, что грешно вредить неразумным мертвым. Женщина промолчала, но эти мысли были написаны на недовольном лице.

— С ней все в порядке? — быстро спросил Бенни. — С Никс. И с Лайлой тоже. С ними все в порядке?

Монахиня заколебалась.

— Физически они в порядке.

— Но?..

— Они обе были травмированы. Возможно, совершенные действия слишком тяжелы для их разума.

«Возможно, что и синие обезьянки вылетят из моей задницы», — подумал Бенни, но вслух этого не сказал.

— Где они?

— В женском общежитии, — ответила сестра Ханналили.

— Можете вы…

— У них был сложный день, юный брат, — сказала монахиня. — Если хочешь позаботиться о них, то дай им достаточно времени подумать о своих действиях и заглянуть в свою душу в поисках прощения Господа.

Бенни проверил пятнадцать разных способов убедить сестру Ханналили, что ему нужно передать девушкам сообщение. Он мог бы с таким же успехом постараться убедить зома пожонглировать или рассказать анекдот.

— Возможно, вечер тихих размышлений и молитв вам тоже пойдет на пользу, — сказала монахиня. После чего она развернулась и направилась в палатку-часовню для вечерних молитв.

Бенни пошел ко входу в женское общежитие, но монахиня, охранявшая его, напоминала костолом с лицом горгульи. Она выслушала Бенни с безучастным лицом, а потом сказала ему уходить. Женщина физически ему не угрожала — она все-таки была монахиней, — но в ее голосе ощущалась такая явная угроза, что Бенни почувствовал себя совсем маленьким. И уполз прочь.

Он поел в одиночестве и вышел на прогулку вдоль рва. Нужно было столько всего обдумать и взвесить. Когда солнце опустилось за горы, пустыня сменила цвет с темного и горящего красного в мягкий прохладный пурпур. Бенни наткнулся на сгорбленную фигуру, одиноко сидящую на краю рва. Он был в трех метрах от нее, когда услышал приглушенные всхлипы.

— Бунтарка?

Фигура выпрямилась, и девушка обратила к нему свое опухшее и влажное от слез лицо. Она всхлипнула.

— Привет, Бенни.

Юноша подошел к ней и сел рядом.

— Ты как?

Она снова всхлипнула.

— Так же, как выгляжу.

— Могу помочь?

— Нет, если у тебя нет машины времени или волшебной палочки.

— Если бы.

Они смотрели, как темнело небо: превращаясь из темно-фиолетового в бездонно-черное. Звезды зажглись одна за другой, и вскоре весь потолок Вселенной горел миллионами светящихся точек.

— Твоя мама?.. — попробовал спросить Бенни.

Но Бунтарка покачала головой.

— Это только часть.

— Ева?

— Эта бедная маленькая девочка, — сказала Бунтарка тихим голоском, слишком хрупким, чтобы удержать прилив рыданий.

— Ш-ш-ш, — успокоил ее Бенни, — теперь она в безопасности. С ней все будет в порядке.

— Нет, не будет, — сказала Бунтарка. — Нет… ох, Бенни, я не могу этого выдержать. Она потеряна. Она совсем одна в темноте, и я не могу до нее дотянуться. Никто не может. Они убили ее. Будь они прокляты, но они убили эту милую девочку.

Всхлипы взяли верх над Бунтаркой, и звуки ее рыданий чуть не разбили сердце Бенни. Он приобнял ее и притянул к груди. Бенни хотел что-то сказать — что угодно, — что сможет избавить Бунтарку от боли, но в действительности… какие слова будут правильными? Ее мать была монстром, а теперь стала зомби. Родителей Евы убили у девочки на глазах, и теперь не существовало способа исправить это.

«Она совсем одна в темноте, и я не могу дотянуться до нее».

Эти слова звучали еще хуже из-за своей правдивости.

«Иногда слов недостаточно, — подумал Бенни. — Иногда есть настолько глубокие раны, что их невозможно описать словами. Они находились там, где слова не имеют значения, и солнце никогда не светит». Бенни оставил свои отпечатки в том месте. Это было в тот день, когда Том привел его в Сансет Холлоу, в дом, где Бенни жил, когда был маленьким, место, где его родители ждали своего часа, цепями прикованные к стульям на кухне. Том мог много лет назад упокоить их, но он ждал, потому что знал, что однажды его маленькому брату нужно будет быть здесь, и боль уйдет. В тот день — тот ужасный день — Том взял нож и упокоил папу Бенни, отчима Тома. Потом он отдал нож Бенни. Это было проявлением милосердия и уважения, которое, казалось, было худшим предательством, худшим наказанием.

Обнимая Бунтарку, Бенни закрыл глаза и снова оказался в том моменте, воспоминание о котором было таким же ясным и точным, как порез бритвой.


Бенни встал у зомби за спиной, и ему потребовалось шесть или семь попыток, прежде чем он смог заставить себя коснуться его. Наконец он решился. Том направлял его, дотронувшись до того места, куда нужно было навести нож. Бенни установил кончик лезвия.

— Когда будешь это делать, — сказал Том, — действуй быстро.

— Он чувствуют боль?

— Не знаю. Но ты чувствуешь. И я. Работай без промедления.

Бенни закрыл глаза. Прерывисто вздохнул и сказал:

— Я люблю тебя, мама.

Это случилось быстро.

И все закончилось.

Он отшвырнул нож. Том обхватил брата, и они вместе опустились на колени посреди кухни, рыдая так громко, что мир угрожал обрушиться.


Плач Бунтарки был визой в эту страну. Никс тоже была здесь. И Лайла. Каждый из них прошел один по этой земле, беженцем, среди разорванного войной мира, который лишил их детства.

Бенни не стал утешать Бунтарку словами, что все было хорошо, потому что это ложь.

Он не сказал и того, что это пройдет. Этот момент — да, но шрамы останутся навсегда. Именно они всегда будут выделять их как скитальцев по штормовым землям души.

35

Неделю назад…

Жарким днем сестра Сан, пошатываясь, вышла на солнечный свет. Святой Джон и армия ушли уже несколько недель назад, строем отправившись в Калифорнию, чтобы найти девять городов, полных еретиков. К тому времени, когда сестра Сан вернулась из лаборатории в двух сотнях километров отсюда, святой уже ушел. Она чувствовала себя опустошенной без него, он был источником ее силы.

Стражи Красного Братства встали по стойке смирно, увидев сестру Сан. Ближайший из них видел, насколько нетвердо она стояла на ногах, и бросился подхватить женщину до того, как и колени подогнулись.

— Сестра, — начал он, но она его оборвала.

— Нет, со мной все в порядке… мне просто нужно присесть. Пошлите кого-нибудь с сообщением брату Питеру. Сейчас же. Хорошо. И немного воды. Спасибо…

Она села в тени под юккой и мелкими глотками пила воду из алюминиевой фляги. Ее руки так сильно тряслись, что вода смочила ее губы и пролилась на рубашку: черная ткань стала еще темнее, и ангельские крылья пропитались влагой.

— Брат Питер поднимается по холму, — сказал жнец, который помог ей присесть.

Сестра Сан подняла взгляд и увидела хмурого молодого человека, идущего к ней быстрым шагом. Его собственные охранники шли на некотором расстоянии позади него.

— Тебе плохо, сестра моя? — спросил он, пробежав последние несколько метров. Сестра Сан схватила его за запястье и притянула поближе.

— Отошли их, — прошептала она.

Питер щелкнул пальцами, и Красные Братья немедленно отдалились, чтобы не слышать их разговора, но находиться в поле зрения.

— Что такое, сестра? — спросил Питер нежным и обеспокоенным тоном. — Дело в болезни?..

— Нет, — сказала она, и улыбка появилась на ее губах. — Дело не во мне. Все нормально.

— Тогда?..

Она сгребла в кулаки его рубашку с отчаянным возбуждением.

— У меня получилось, Питер, — крикнула она.

— Ты…

— Я знаю, как убить их.

— Убить кого?

Сестра Сан чувствовала, как славное безумие расцветает в ее глазах. А по реакции Питера поняла, что и он тоже видит это.

— Всех, — сказала она, — я поняла, как убить… всех.

Из дневника Никс:

В день, когда мы нашли Убежище, нам удалось увидеть самолет. Он приземлился на аэродром, но к тому времени, как мы достигли базы, самолет закрыли и обесточили. Мы так и не увидели ни пилота, ни команду.

Каждый раз, когда меня приводят в лабораторию для опроса, я спрашиваю, где команда самолета, но они никогда не отвечают. Ученые лишь говорят, что за ними следят, что бы это ни значило.

И Джо нам не рассказывает.

Что они прячут?

36

— Как вы себя чувствуете сегодня? — спросил голос.

— Я развил непреодолимую тягу к человеческой плоти, — сказал Бенни.

Последовала долгая-долгая пауза. Куб для интервью был таким темным, что Бенни едва видел динамик на стене. Он наклонился поближе, чтобы слышать. Он слышал дыхание задающего вопросы.

— Привет?

Голос сказал:

— Когда вы говорите, что развили…

— Ох, ради бога, это была шутка.

Через мгновение голос произнес:

— Шутка?

— Да. Уверен, что и вы, гайки, слышали такое слово раньше.

— Мистер Имура… почему вы шутите о таком?

— А почему нет?

Ответа не последовало.

Бенни постучал по громкоговорителю:

— Эй, вы все еще здесь?

— Как вы себя чувствуете сегодня? — спросил голос, словно разговор только начался.

Бенни вздохнул.

— С руками.

— Мистер Имура…

— Почему бы вам не рассказать мне, что вы делаете, чтобы помочь моему другу Чонгу?

— Мы делаем все возможное.

— Ему становится лучше?

— Его состояние стабильно.

— Ему становится лучше? — снова спросил Бенни, медленнее, выделяя каждое слово.

— Мы… не уверены, что можем ожидать улучшений на данный момент.

— Тогда выпустите меня отсюда.

— Что?

— Выпустите. Разговор окончен.

— Мистер Имура, — сказал голос, — вы ведете себя очень незрело.

— Незрело? — засмеялся Бенни. — Я вчера поехал к тому самолету, чтобы найти эти дурацкие записи исследования. Не видел вас там.

— Нам нужно оставаться в лаборатории.

— Я и ваших солдат там не видел. А знаете, кто там был? Чертов жнец. И знаете что? Я, черт возьми, убил его. Вот что я сделал. Хотите прятаться за своими тупыми стенами в этом чертовом бункере и называть меня незрелым? — Бенни со всей силы пнул динамик. Маленькая решетка погнулась. — Вы ничего не делаете для меня или Чонга или кого-либо другого, так скажите, почему я должен помогать вам? Скажите мне, чего мы добиваемся этими нашими маленькими разговорчиками. Вы лишь тратите мое время и раздражаете меня.

Он еще раз пнул динамик.

Прошло почти три минуты, прежде чем дверь открылась. За это время голос так и не вернулся, больше он не задал ни вопроса.

Бенни встал и вышел на жаркий солнечный свет. Там стоял монах, чтобы провести его обратно через мост.

«Я ни за что туда не вернусь, — сказал Бенни самому себе. — Я скорее попаду в зомби-яму в Геймленде с руками, связанными за спиной».

Внезапно этот фрагмент разбитого воспоминания вчерашнего дня снова всплыл в его голове.

Он замер.

— Брат?.. — спросил монах, но Бенни поднял ругу.

— Дайте мне секунду…

Он закрыл глаза и повторил то, о чем только что подумал. Там что-то было.

Зомби-яма.

Да.

Сержант Ортега. Крупный солдат.

В яме с зомби?

Да.

Нет. Не совсем. Не в зомби-яме.

Не в Геймленде. В этом Бенни был вполне уверен. Сержант Ортега.

Он видел его лицо.

Не живое лицо. Мертвое.

Точно зомби.

Это точно был Ортега. В этом не было сомнений.

В яме.

Зомби.

Яма.

А что насчет остальных ям с зомби там?

И внезапно он понял.

Его глаза распахнулись.

Бенни вспомнил, где именно видел сержанта Луиса Ортегу. И если он был прав, тогда этот человек — зом, бывший человеком, — все еще будет там.

Бенни рванул прочь от монаха и побежал изо всех сил через мост.

37

Бенни нашел Никс в столовой. Она сидела рядом с Бунтаркой, и их головы склонились в разговоре.

— Никс! — крикнул он через полкомнаты.

Ее голова резко поднялась, и девушка огляделась. Потом сразу же встала и приготовилась уйти. Бенни подбежал к ней и схватил за запястье.

— Никс, я слышал о вчерашнем. С тобой все в порядке?

— Да. С нами обеими все нормально.

— Слава богу! — выдохнул он, запыхавшись. — Послушай, мне нужно поговорить с тобой.

— Бенни, нет, я не могу… я…

Он нежно развернул ее, чтобы она взглянула на него. Ее глаза покраснели, словно она много плакала, а все лицо немного припухло. Шрам и веснушки всегда становились темнее, когда Никс была расстроена, и сейчас они напоминали коричневые пятнышки.

— Послушай, Никс…

Она взглянула на него с такой болью в зеленых глазах, что он замер.

— Я видела его.

— Видела… Чонга?

— Мы с Бунтаркой пошли туда вчера. Они позволили нам посмотреть на него.

Бенни обернулся, чтобы взглянуть на выражение лица Бунтарки. Прошлой ночью она ему об этом не рассказала. В ее жизни бушевали и другие бури, и Бенни не обижался.

Прежде чем он что-то успел сказать, Никс бросилась в его объятия и крепко прижалась к груди.

— О, Бенни… он выглядел так плохо, — плакала она. — Выглядел таким больным. Таким потерянным.

Ее слова превратились во всхлипы, такие глубокие, такие мучительные, что вся столовая затихла. Они были такими же ужасными, как и рыдания Бунтарки.

Бенни обнял Никс и прижал к груди. Ее тело казалось горячим, как печка, а слезы жгли кислотой. Она дрожала от глубокой грусти и боли, что доставали до самого сердца. Бенни понимал такую боль. Он обнял Никс и поцеловал в макушку.

Монахи за столами отвернулись. Некоторые из них одарили его легкими улыбками и подбадривающими кивками, но ничего не говорили и не вмешались.

Бенни проводил Никс обратно к столу, и они вместе сели, все еще неловко прижимаясь друг к другу. Бунтарка встала и, обойдя их, обняла и прижалась щекой к их макушкам.

В конце концов буря утихла.

Никс постепенно выпрямилась и отстранилась, Бунтарка села с ее стороны стола. Все взяли салфетки, чтобы вытереть мокрые лица.

— Никс, я… — начал Бенни, но она коснулась пальцами его груди.

— Пожалуйста, Бенни, позволь мне сказать первой.

— Ладно.

Она промокнула глаза.

— То, что я вчера сказала о Чонге…

Бенни кивнул, но ничего не ответил.

— Пожалуйста, не думай, что…

— Нет, — оборвал он ее. — Послушай меня, Никс, тебе не нужно этого говорить, а мне не нужно слышать. Мы… все равно уже все это сказали.

Бунтарка добавила:

— Видишь, я была права насчет тебя, Бенни. Ты, правда, умнее, чем кажешься.

Это была не самая удачная шутка, но она порвала пузырь напряжения, который все разрастался, заполняя мгновение.

— Мне жаль, — сказала Никс. — Мне нужно было сказать хоть это. Правда, жаль.

Бенни поцеловал ее.

Никс поцеловала его в ответ.

Бунтарка показала, что ее тошнит.

— Снимите комнату и назовите ребенка в честь меня.

Бенни показал ей неприличный жест.

Потом он откинулся назад, пытаясь восстановить дыхание.

— Послушайте, — сказал он, — мне нужно вам кое-что рассказать, но сначала я хочу узнать все о вчерашнем дне. Я только слышал, что на тебя, Никс и на Лайлу напали зомы.

Никс рассказала ему всю историю. Сердце Бенни пропустило удар.

— Быстрые зомы? Четверо?

— Три быстрых и один, скорость которого нам не удалось установить, — исправила его Никс.

— Даже так, — сказала Бунтарка, — это извращенная математика. Вам всем повезло выйти оттуда с кожей на костях.

— А то я не понимаю, — сказала Никс, закатив глаза.

— Что про красный порошок? — спросил Бенни.

— Не знаю, — призналась Никс, — я показала его Джо, и он рассердился. С тех пор я его не видела.

— Интересно, что это, — заметила Бунтарка.

— Послушайте, — сказал Бенни, меняя тему. — У меня тоже был безумный день. Нужно вам кое-что рассказать, ребята, и мне потребуется ваша помощь с кое-чем. Я бы попросил Джо, но никто не знает, где он, а времени не осталось. Так что… вы обе должны мне помочь сделать нечто невероятно опасное и невероятно тупое.

— Опасное и тупое? — спросила Никс, и на ее красивом лице впервые за день промелькнула улыбка. — Похоже на один из твоих планов.

— Я уже в деле, — сказала Бунтарка. — Я уже несколько недель не совершала ничего опасного и тупого. Пора бы.

Бенни рассказал о том, что произошло вчера. История о драке со жнецом сразу же стерла улыбки. Рассказ о командной книге заставил девушек удивиться. Подсчет сил жнецов сделал их лица бледными. Глаза девушек наполнились страхом, когда Бенни объяснил, где видел сержанта Ортегу.

— Ты хочешь, чтобы мы пошли куда? — спросила Бунтарка. — Ты тронулся, парень.

— Ты совершенно свихнулся, — сказала Никс. — То есть серьезно, Бенни, ты безумен.

— Знаю, знаю, — сказал он. — Но вы в деле?

Никс и Бунтарка уставились на Бенни, потом друг на друга, а потом снова на него.

— Мы в деле, — сказала Никс.

38

За много километров от Убежища…

Капитан Странк сидел на перевернутом ведре, тяжело опершись локтями о колени. Торговый фургон находился в трех метрах от него. На земле, покрытой кусками холста, лежали четыре тела. В пятнадцати метрах после линии заграждения лежали еще три. Их всех упокоили.

Два человека стояли перед ним. Низкий мужчина и высокий парень.

Мужчина был заместителем Горманом, вторым после Странка.

Парень был Морги Митчеллом.

На земле между Морги и капитаном Странком лежал кусок дерева. Боккэн. Покрытый кровью и сломанный на две части.

— Я проверил его, кэп, — сказал Горман, — ни укусов, ни царапин.

Странк кивнул.

— Я же сказал вам, что не ранен, — ответил Морги. — Могли бы мне и на слово поверить.

— Ты сражался с четырьмя зомби палкой, парень, — сказал Странк. — Я бы никому на слово не поверил, если бы он сказал, что сделал это, не получив ни царапинки.

Морги ничего не ответил.

— Том научил тебя всем этим движениям?

Морги кивнул.

— До этого сражался с зомами?

— Нет.

— Вообще с кем-либо до этого сражался?

Морги пожал плечами.

— Ничего серьезного.

Однако он вспомнил свой последний акт жестокости. Никакого физического насилия, но момент был ужасный. Он толкнул Бенни и сбил его с ног, прямо там, в своем дворе. В тот день, когда Бенни ушел из города. День, когда Морги убил дружбу с Бенни. И Никс. И Чонгом. День, когда он потерял всех своих друзей.

Ничего серьезного. Только это стало концом всего.

Странк продолжил:

— Охранник на башне сказал мне, что ты не запаниковал, когда зомы вырвались из фургона.

Морги пожал плечами.

— Он говорит, что, разобравшись с зомами из фургона, ты поспешил на помощь Талли и Хуперу.

— Я был недостаточно быстр. Когда я добрался туда, они уже были мертвы.

— Был недостаточно быстр, — отозвался эхом Горман. — Боже.

— Охранник на башне рассказал, что ты упокоил Талли и увел Хупера за ворота, пока он еще был жив.

— Я не упокоил его, — сказал Морги. — Другие охранники…

— Знаю, — прервал его Странк. — Я не критикую тебя. Просто перечисляю факты.

Морги ничего не ответил.

— Твой руководитель сказал мне, что ты начал работать у забора, потому что был слишком юным для охраны города.

— Да, сэр.

— Насколько?

— Мне исполнится шестнадцать через восемь месяцев.

Странк взглянул на Гормана, который слегка улыбнулся и покачал головой.

Тень упала на Морги, он повернулся и увидел, что кто-то стоит прямо позади него. Человек, которого он видел только на цветных зомби-картах. Мужчина не отличался высоким ростом, но выделялся мощным телосложением. Его голова была выбрита, а на подбородке проглядывала серая козлиная бородка. Его кожа была темно-коричневой, красный пояс Всадников Свободы пересекал грудь. Он носил пару одинаковых мачете в низко висящих ножнах на перекрещенных кожаных ремнях.

У Морги пересохло во рту.

Мужчина кивнул Странку.

— Это тот парень, кэп?

— Это он. Морган Митчелл.

Новоприбывший осмотрел Морги.

— Ты тренировался с Томом.

— Да, сэр, — сказал Морги.

— Друг брата Тома? Один из друзей Бенни?

Вопрос был хуже удара ножом в живот. Морги понадобилось много времени, прежде чем он смог довериться своему голосу и ответить мужчине.

— Бенни был моим лучшим другом, — его голос почти — почти — сорвался. — Я жалею, что не пошел с ним и Томом.

Мужчина кивнул.

— Том бы гордился этими словами, Морги. И Бенни тоже.

Морги отвернулся, чтобы не было видно его глаз.

Мужчина положил руку на плечо Морги.

— Не думаю, что у тебя есть будущее в охране города.

Морги развернулся и уставился на мужчину взглядом, полным боли. Но тот улыбался. Как Странк и Горман.

— Думаю, ты должен пойти тренироваться со мной, — сказал он.

— Ч-что?..

— Ты знаешь, кто я?

— Да, сэр. Вы Соломон Джонс.

— Я делаю нечто важное. То, что Том одобрил бы, — сказал Соломон. — И ищу настоящих воинов.

Морги уставился на него.

Соломон протянул мускулистую руку.

— Хочешь ко мне присоединиться?

39

Сначала нужно было кое-что сделать. И Никс взяла на себя эту обязанность. Они стояли в тени позади столовой.

— Нам нужно рассказать Лайле, — сказала Никс, и Бенни поморщился.

— Удачи с этим, — пробормотала Бунтарка.

Любой разговор с Лайлой был сложным. Потерянная Девушка провела слишком много времени в одиночестве, убивая зомов и преследуя охотников за головами, работающих на Чарли Кровавого Глаза и Молота Автограда. Все эти долгие годы она ни с кем не общалась. Ни разговоров, ни взаимодействий. Ни объятий, пожатия руки или доброго слова. В таком социальном вакууме она выросла странной. Даже сейчас, после нескольких месяцев жизни в семье Чонга в Маунтинсайде, тренировок с Томом и путешествия с Никс, Бенни и Чонгом в поисках самолета, Лайла все еще оставалась странной. Было трудно предсказать и реакцию, хотя проще было сразу предположить агрессию. На некоторое время она выбралась из своей скорлупы, когда, против всякой логики, они с Чонгом влюбились друг в друга — но из-за болезни Чонга Лайла стала еще более отстраненной. Она редко говорила, а когда вступала в диалог, ограничивалась односложными фразами. Бенни не думал, что обменялся более чем двумя сотнями слов с Лайлой за последние три недели.

— Она не захочет уходить отсюда, — сказала Никс. — Думаю, Лайла считает, что они не упокоили Чонга только из-за того, что боятся ее реакции.

— Это опасение нельзя назвать безосновательным, — сказала Бунтарка. — Когда взрослые с ружьями боятся девушки с копьем, тут есть о чем задуматься.

Бенни кивнул, хотя он переживал по другому поводу. Он боялся того, что Лайла может с собой сделать, если Чонг умрет. Лайла была эмоционально нестабильна, и ей часто приходилось скорбеть по дорогим людям. Ее маленькую сестру и опекуна убили, Тома тоже, а теперь Чонг затерялся в сумерках между жизнью и смертью. Бенни не знал, сколько еще жизнь может бить Лайлу, прежде чем она сломается. Юноша взглянул на Никс и увидел в ее глазах те же опасения. Никто из них не произнес этого вслух — Бунтарка была другом, но она пока еще не была членом их семьи.

— Я скажу ей, — предложила Никс.

Бенни покачал головой.

— Если она узнает о…

— О чем? Что я считаю, Чонга должны упокоить? Это было раньше, Бенни. Я сказала это до того, как пошла туда и увидела его.

— Я просто хочу сказать…

— Я подстрахую тебя, Рыжая, — сказала Бунтарка. — Вопрос в том… где она? Обычно Лайла гуляет по краю рва, но я не…

Над ними послышался тихий звук, они резко обернулись и увидели Лайлу, сидящую как охотник-ястреб на приподнятой погнутой металлической ставне над окном столовой. Она смотрела на них между согнутыми коленями, и кончик ее копья выглядывал из теней на солнечный свет. Глаза Лайлы казались такими же черными и бездонными, как у черепа.

— Лайла… — ахнула Никс.

Бенни инстинктивно двинулся, чтобы встать между Никс и Лайлой.

— Послушай, Лайла, я могу объяснить.

Потерянная Девушка прыгнула вперед, и ее стройное тело выпрямилось, когда она коснулась земли. Это был прыжок с трех метров, но она приземлилась легко, хотя ее плотно сжатые губы слегка дернулись в гримасе — единственный отклик раны, которую она получила меньше месяца назад. С ранением или без, в ее глазах горела злоба. И желание убивать.

— Боже, — выдохнула Никс. Бунтарка вытащила свою рогатку. Рука Бенни метнулась к рукояти меча.

Лайла сделала несколько шагов вперед, игнорируя Бунтарку. Она остановилась в нескольких сантиметрах от Бенни.

— Подвинься, — сказала она.

— Лайла, — ответил Бенни, не сдвигаясь с места, — ты не понимаешь…

Но двинулась Никс. Она вышла из-за Бенни, легонько оттолкнув его с пути. Она была намного ниже Лайлы и младше девушки почти на год. Ее оружие осталось в кобуре и ножнах, руки были свободны.

— Что ты слышала? — спросила она.

— Все, — здесь не осталось теней, чтобы скрыть ее лицо, и глаза Лайлы были цвета расплавленного меда. Горячие, но без намека на сладость. — Ты хотела упокоить Чонга.

Никс сделал вздох. Бенни видел, что ее руки тряслись.

— Да, — сказала она.

— Вот почему ты ходила повидаться с ним?

— Нет.

— Тогда почему?

— Потому что он мой друг. Потому что я люблю его. Потому что сама хотела увидеть, что происходит.

Лайла вытащила узкий нож из ножен на бедре.

— Это нож Чонга.

— Знаю.

— Они не дают мне его увидеть, — сказала Лайла.

— Знаю.

— Я могу его увидеть. Я могу туда пробраться. Ты это знаешь?

— Да.

Бенни и Бунтарка тоже кивнули. Никто из них не сомневался, что Лайла смогла бы найти путь в здание. Люди могут погибнуть в процессе, но способна попасть туда.

— Никто не усыпит Чонга, кроме меня, — голос Лайлы был смертельным шепотом. — Поняла?

— Да, — сказала Никс тихо.

Лайла посмотрела на остальных.

— Вы все поняли? Никто, кроме меня.

Бенни кивнул. Как и Бунтарка.

Лайла подняла нож, чтобы солнечный свет отразился от него и окрасил лицо Никс ярким светом.

— Скажи мне, — сказала Лайла, — мне нужно воспользоваться им сегодня? Чонг потерян? Его больше нет?

Никс медленно покачала головой.

— Скажи это, — прорычала Лайла. — Мне нужно убить моего городского мальчика?

— Нет, — сказала Никс. — Боже… нет.

Взгляд Лайлы долгое время блуждал по лицу Никс. Потом она убрала нож обратно в кожаные ножны и кивнула. Один кивок, маленький и короткий.

— Если он должен умереть… скажи мне.

Никс не могла говорить, поэтому просто один раз кивнула.

Лайла посмотрела на Бенни.

— И ты тоже. Скажи мне, если я должна пойти туда.

— Скажу, — ответил Бенни. — Но… возможно, нам не придется этого делать.

И он рассказал ей о своем плане.

Она тоже была в деле.

40

На расстоянии трех километров…

Ученая, член группы релятивистов-астрофизиков в Лаборатории реактивного движения в Пасадене, Калифорния, проводила день за днем, надувая воздушные шары.

Она уже девятый день отдавала этому занятию, и напряжение от вдыхания воздуха и наполнения им шаров брало вверх. Теперь все время у нее кружилась голова, а планеты и галактики словно вращались вокруг.

Женщина сидела в тенистом зеве пещеры. По крайней мере, они дали ей много воды и стул. И вестники прибегали к ней три раза в день, чтобы принести еду, и два других человека работали вместе с ней: бывший риелтор из Лос-Анджелеса и актер, выигравший две премии «Эмми» за шоу на канале HBO до того, как мертвые восстали и съели его публику. Риелтор тоже надувал шары. Его лицо покраснело от напряжения, а глаза потемнели от потери иллюзий.

Как и женщина, двое других были бесполезными людьми. Никто из них не умел сражаться. Они были паршивыми охотниками. Их выживание стало результатом не качеств, которыми они обладали. Каждому из них помогли во время апокалипсиса. Они были беженцами. Ученая даже верила — в глубине души — что никто из них не принес присягу только потому, что они верили во что-то кроме способа пережить этот момент. Никто из них даже никого не убил. По крайней мере, ученая знала, что она — нет. Проверив ее способность драться на тренировке, жнец-тренер в отвращении отверг ее и отправил в «запасной легион».

Это было типа ярлыка для все разрастающейся массы жнецов, у которых не имелось никаких полезных навыков, кроме готовки, санитарного надзора, собирания и, видимо, надувания воздушных шаров.

Она закончила с шаром и передала его актеру, сидевшему на более высоком стуле рядом с ржавым металлическим баком. Он взял шланг, натянул шар на него и нажал пластиковый рычаг. Послышался еле слышный взрыв звука — резкое шипение газа под давлением — и шар слегка поднялся. В нем было недостаточно гелия, чтобы он смог летать, лишь столько, чтобы он мог подпрыгнуть. Актер снова завязал его, повернулся на своем стуле, легонько толкнул, и шар двинулся глубже в пещеру, где врезался в тысячи других.

Когда ученая потянулась за другим шаром, ее коротковатые пальцы коснулись дна коробки, стоящей у ног.

— У меня закончились, — сказала она.

Другая жница, ребенок с обожженно-иссохшей ногой и оплавившимся лицом, поднялась из теней на дальнем конце входа в пещеру. Она вытащила черный мусорный пакет и открыла его для ученой, которая потянулась и достала горсть маленьких пластиковых пакетов. Пятьдесят цветных воздушных шаров в каждом пакете. Ученая и девочка с обожженным лицом стали вместе разрывать упаковки и высыпать содержимое в коробку. Когда та заполнилась, девочка похромала на свое место.

Ученая сделала долгий глоток воды и прищурилась, устремив взгляд на освещенный солнцем пейзаж. Такое ужасное место. Со своего места, спрятанного в тени, она видела высокие металлические шпили сирен башен Убежища.

Женщина подняла еще один шар, растянула его, сделал глубокий вдох и наполнила воздухом ярко-красную резину.

41

Монах, охранявший квадроциклы, увидел, что четверо человек направляются в его сторону, и сразу же начал качать головой, шагнув им навстречу.

— Капитан Леджер оставил четкие указания, что никто не берет квадроцикл без его разрешения.

Бенни бросил взгляд на Никс.

— Вы где-нибудь видите капитана Леджера?

— Нет.

— Ты видишь его, Бунтарка?

— Не вижу нигде ни волосинки этого большого старого парня.

— Лайла?

Ответом было кислое ворчание.

— Капитан очень четко высказался насчет этого, — ответил монах. — Он в особенности упомянул брата Бенджамина. Ни при каких обстоятельствах вы не должны брать квадроцикл.

Бенни похлопал монаха по руке.

— Думаю, вы поймете, что это скорее совет, чем правило.

Монах все говорил им, но поделать ничего не мог. Никс одарила его улыбкой такой же яркой, как все цветы мира. Бунтарка подмигнула мужчине. Они сняли оборудование и стали просматривать багажники своих квадроциклов. Они нашли еду, защитные плащи, целый запас кадаверина, оружие и аптечку первой помощи. Бенни носил меч на плече, как это делал Том. У Никс был Додзигири на поясе, «разящий монстра» — древний меч, подаренный Джо, — и старый револьвер Тома Smith and Wesson.38 в кобуре на плече. У Бунтарки были патронташ с петардами, автомат Raven Arms 25-го калибра, различные ножи и ее любимое оружие — крепкая рогатка и целый мешочек острых камней и металлических шариков. У Лайлы тоже было много оружия, включая девятимиллиметровый «Глок». На каждом был жилет с многочисленными карманами, заполненными разными вещами, необходимыми для выживания.

Монах сдался, перестал пытаться физически отгородить их от квадроциклов и стал суетиться вокруг. Он дважды проверил запас еды и воды, прочитал им лекцию о недопустимости жестокости по отношению к любым созданиям Бога, живым или мертвым.

Никс залезла в кресло своего квадроцикла, ярко-красного «Кавасаки».

— Брат, — сказала она, — мы вообще не хотим кому-либо вредить. Мы пытаемся спасти жизни.

Монах внимательно посмотрел на нее.

— Серьезно?

Бунтарка подняла руку.

— Клянусь Богом.

Это заставило монаха изрядно удивиться, и выражение его лица оставалось таким, когда они завели квадроциклы и покинули Убежище.

Они проехали мимо скованных цепью ворот, и Бунтарка вызвалась показывать дорогу. Хотя Бенни, Никс и Лайла знали путь, Бунтарка являлась экспертом. Она была знакома с каждым сантиметром этой страны. Как только они выбрались из закрученного лабиринта, который на самом деле был тайной дорогой, ведущей из открытой пустыни в Убежище, Бунтарка подняла руку над головой и сделала ею круг в воздухе. Они сразу же включили двигатели и вчетвером направились к умирающему лесу.

Они ехали быстро, и, помимо рева двигателей, не раздавалось ни звука. Бенни все обдумывал события последних дней: Чонг, странные интервью с учеными, ссора с Никс, ужасная правда о пропавших файлах серии D, драка со жнецом, командная книга, разговор с Джо и вернувшиеся воспоминания о сержанте Ортеге. Нет… воспоминания о местонахождении сержанта.

Они остановились у скалистого холма над большим лесом. Плато с разбившимся самолетом было к востоку отсюда. Самая плотная часть леса находилась к северу и западу от них. Тонкий, созданный человеком, ручеек, являвшийся частью оригинального ландшафта поля дня гольфа, прорезал землю. И даже с расстояния они могли уловить отблески его синей ленты, хаотично завивающейся среди деревьев. Далее, на западе, раскинулось большое поле, где раньше был судоходный канал. Сломанная оросительная система образовала в поле канал, подрезая зелень и образуя длинную искаженную лощину. Она была естественным углублением в ландшафте, поэтому Бенни решил, что сточные дождевые воды помогли прорезать канал в мягкой и песчаной почве.

Бенни показал вперед.

— Вон, — сказал он, хотя все они об этом знали. Это было то место, где Бенни и Никс впервые увидели Бунтарку. Их первая встреча была странной. Девушка отпугнула резкими хлопками петард прайд голодных львиц, которые поймали в ловушку Бенни и остальных ребят. Их защита не была актом доброты — настоящей целью Бунтарки являлось спасение Евы, которую Бенни нашел в той самой лощине. Ева была частью группы беженцев, бегущих от убийств жнецов. Бунтарка провожала их в Убежище, когда Ева потерялась. Как ни странно, именно атака жнецов помогла Бенни и Никс сбежать от Бунтарки и ее компаньонов. Это был очень странный день.

Никс вытащила бинокль из чехла, осмотрела пейзаж, покачала головой и передала его Лайле.

— Видите что-нибудь? — спросил Бенни.

— Нет, — ответила Лайла.

Бенни не почувствовал особого облегчения. Зомов было удивительно трудно заметить на подобном пейзаже. Если они активно не преследовали добычу, то обычно стояли, замерев на месте. Совсем не шевелясь, без каких-либо мелких, рефлекторных или привычных движений, которые периодически совершают люди.

Бунтарка сделал большой глоток из своей фляжки, а потом приподняла бровь, глядя на Бенни.

— Ты в этом уверен?

— Достаточно.

Бунтарка улыбнулась.

— «Достаточно» не так успокаивает, как можно было бы подумать.

— Это все, что могу сказать, — признался Бенни.

— Достаточно честно.

— Перестаньте болтать, — сказала Лайла. Она завела двигатель, пересекла возвышение, а потом поехала вниз по склону с рычанием квадроцикла.

— Достаточно честно, — повторила Бунтарка. Она подмигнула Бенни и отправилась следом за Лайлой.

Бенни бросил многозначительный взгляд на Никс.

— Он будет там, — сказала она, но ее слова были сказаны тем самым тоном, который люди используют, когда пытаются помочь тебе преодолеть разочарование. Она направила квадроцикл к лощине.

Голос в голове Бенни сказал: «Положительный момент ситуации в том, что, если это сработает, люди могут перестать считать тебя полоумным».

— Ох… заткнись.

Бенни прибавил газу и полетел вниз с холма догонять остальных.

Из дневника Никс:

Будь я главной, я бы все сделала по-другому.

С тех пор, как мне исполнилось десять, я собирала всю доступную информацию о зомби. Как они двигаются, как нападают. Я поговорила с каждым членом охраны забора и всеми членами городской стражи. Я пообщалась со всеми, чьей работой было защищать город от живых мертвецов. И дело в том… что они делают все неправильно.

Они думают, что забор и охранные башни — правильный способ, потому что на нас никогда не нападала большая волна зомов. Том говори, это из-за того, что зомы идут в гору, только если активно не преследуют добычу. Маунтинсайд расположен в верхней части Сьерра-Невады. А зомов намного больше в долинах и низинах. Так что… это не значит, что наша защита такая крутая, просто нам повезло с месторасположением.

Что, если это изменится? Теперь есть быстрые зомы. Мы сражались с некоторыми из них. Вне города мы видели зомов, передвигающихся стаями. Жнецы даже могут заставить зомов двигаться стаями или стадами.

Если большая волна зомов нападет, забор-рабица их не остановит.

Я прочитала столько книг об укреплениях и защите! От Древнего Рима до средневековых осад, от Наполеоновских войн до «тоннельных войн» во Вьетнаме. Есть множество способов улучшить оборону. Люди в городе слишком ленивые, чтобы быть умными.

Если бы я была главной, я бы сделала все по-другому.

Лучше.

42

Они припарковали квадроциклы на дальнем конце поля и выключили двигатели. А затем быстро и легко побежали сквозь тени деревьев. Они нашли хорошее место в нескольких сотнях метров от края прогалины и остановились там, чтобы осмотреть выбранное местоположение. Лайла прикоснулась пальцем к губам, но все они и так были осторожны и не издавали ни звука. Бенни помнил один из уроков Тома о хитростях и наблюдении. «Когда сомневаешься, наблюдай, слушай, жди и оценивай».

Рев квадроциклов был неизбежен: они объявили о своем приезде всему и всем. Однако место, где они оставили квадроциклы, находилось в глубокой тени. Издалека невозможно было сказать, где расположились наездники этих машин. Если здесь были хищники — зомы, жнецы, прайд львиц или кто-то еще, — тогда они будут следить за этим местом, ожидая подходящего момента.

Бунтарка показала другим жестом, что собиралась двинуться глубже в лес, чтобы проверить близлежащую территорию. Лайла кивнула и двинулась в другом направлении, оставив Никс и Бенни. Когда двое лучших охотников обследуют территорию, они смогут определить, насколько безопасно это место.

Тянулись долгие минуты, и постепенно воздух наполнили естественные звуки леса. Здесь было много птиц и несколько гомонящих обезьянок. Повсюду жужжали насекомые. Олень осторожно вышел из-за деревьев на дальней стороне поля, он пасся среди можжевельника. Через десять минут из леса рядом с припаркованными квадроциклами вышла Лайла. Ее пистолет был в кобуре, и она спокойно держала копье в руках. Секунды спустя Бунтарка выбежала из прохода между камнем и большим пихтовым деревом. Она помахала, показывая, что все чисто.

— Пойдем, — сказал Бенни, и вместе с Никс они вышли из тени на солнечный свет. Поле было покрыто высокой сухой травой, вздыхающей при каждом дуновении ветерка.

Они прошли сквозь высокую траву и осторожно подобрались к краю лощины, проверяя ногами землю на тот случай, если она подрезана. Месяц назад Бенни стоял на краю этой лощины и думал, что оторвался от группы преследующих зомби, но край обвалился под ним, и Бенни полетел на дно вместе с дюжиной мертвецов.

Они нашли одно прочное место и встали плечом к плечу, заглядывая вниз.

Море белых лиц подняло на них взгляд.

Зомы.

— Боже, — сказал Бенни, — они все еще здесь.

Бунтарка взглянула на него.

— Я думала, что именно этого ты и ожидаешь.

— Конечно, — признался он. — Но подумай. Эти зомы будут там вечность. Просто стоять. Год за годом.

— Это ужасно, — заметила Никс.

— По-моему, это ад, — сказала Бунтарка.

— Это «Руины», — холодно сказала Лайла.

Они все посмотрели на нее, а потом снова вниз. Лица мертвых были бледными, как опарыши, их кожа покрылась грязью, глаза припорошило пылью, а руки тянулись наверх.

— Сколько их по вашим подсчетам? — спросила Бунтарка.

— Больше, чем раньше, — отозвалась Никс, — намного больше, чем было после того, как упала группа, преследующая Бенни. Остальных, должно быть, привлек звук.

Лайла прошлась вдоль края рва. Бенни восхищался тем, что она идет не хромая. Прошло всего несколько недель после ранения, и каждый шаг наверняка отдавался болью. Тот факт, что девушка шла ровно, не значил, что она не подавляла боль. Это одновременно впечатляло и пугало.

«Мы все подавляем боль, — заметил внутренний голос. — Все четверо, и Чонг, и Джо, и все остальные. Победа над болью дает нам топливо для продолжения битвы».

В этот раз Бенни не мог ни в чем обвинить этот внутренний голос. Он кивнул себе.

— Я займусь другой стороной, — сказал он. — Никс, Бунтарка… вы идите на другой конец и начинайте оттуда, — он описал им Ортегу как мог.

Бунтарка ушла, но Никс на мгновение задержалась.

— Что? — спросил Бенни.

Она ступила ближе и заговорила таким тихим голосом, чтобы только Бенни мог услышать.

— Бенни, вчерашний день был просто кошмаром.

Он пожал плечами.

— Нет, — отрицала она, — так и было. Я психанула из-за Чонга и отреагировала неправильно.

— Это…

— Знаю, что мы уже говорили об этом, и знаю, что пережили этот момент вместе, — сказала она, — но я, в отдельности, — нет. Не знаю, кто это был вчера, но это была не я.

— Ага, — ответил он с нежной улыбкой, — я понимаю.

— Правда?

— Правда.

Никс коснулась щеки Бенни, но это движение было осторожным, почти боязненным.

— Могу… могу я задать тебе один вопрос, Бенни?

— Можешь спрашивать у меня что угодно.

Она сделала глубокий вдох и, казалось, приготовилась к будущим словам.

— Ты… все еще любишь меня?

Он чуть не рассмеялся.

К счастью, его внутренний голос и здравый смысл, справились с машинальной реакцией и подавили ее. Так что, вместо того чтобы рассмеяться, он улыбнулся. И все равно лицо Никс сразу же заволокли тучи.

— Я серьезно, — резко сказала она.

Бенни кивнул.

— Я знаю.

Он поцеловал ее.

— Это самый глупый вопрос, который мне когда-либо задавали.

Никс нахмурилась сильнее.

— Он не глупый.

— Для меня — да. Конечно, я все еще люблю тебя. Я всегда буду любить тебя, — сказал он.

Никс оставалась в смятении. Она посмотрела на Бенни с беспокойством.

— Почему?

— Что?

Она покачала головой.

— Почему, черт возьми, ты все еще любишь меня?

— Я…

— Я злобная и противная, и мое настроение быстро меняется. Я холодна к тебе большую часть времени, а иногда выношу мозг, когда ты просто пытаешься быть милым. Я чудовище.

— Ага, а я всегда коробка вкусных шоколадок. Ну, ладно, Никс, насколько поверхностным ты меня считаешь?

Прежде чем она успела ответить, Бенни отвернулся и пошел вдоль лощины, вглядываясь сквозь тени в белые лица внизу. Он чувствовал на себе взгляд Никс и думал, что мог представить по крайней мере часть того, что происходило в ее голове. Часть. Однако он думал, не пытается ли она угадать, что происходит в его голове. Бенни вспомнил, что однажды сказал капитан Странк из городской стражи одним жарким летним днем на пороге супермаркета «Лафферти». Бенни, Чонг и Морги сидели на ступеньках у входа, открывая пачки зомби-карт. Капитан Странк расположился на старом кухонном стуле, а с ним компания других мужчин города. Мэр Кирш, Ригли Спаттерс, городской почтальон, большой однорукий Лирой Вильямс, папа Морги Митчелла и четверо или пятеро других. Мужчины болтали об отношениях до и после Первой ночи. Когда один в отчаянии сказал, что все женщины сумасшедшие, а мужчины еще более сумасшедшие, потому что влюблялись в них, все рассмеялись. Они согласились, что нельзя понять тайны любви. Никак, нет никаких объяснений. Чонг, которому в то время было двенадцать, сказал:

— А что тут понимать? Люди просто влюбляются.

Мужчины смотрели на него какое-то время широко открытыми глазами, а капитан Странк сухо ответил с веселым изумлением:

— Парень, если окажется, что ты хорошо и верно понимаешь любовь, я лично номинирую тебя на Короля Мира и гарантирую, что каждый человек здесь проголосует за тебя.

Все рассмеялись. Чонг покраснел, как редиска.

Шагая вперед, Бенни почти мог слышать эхо того смеха. Тогда его смутили эти разговоры, но не теперь.

Три минуты спустя Лайла окликнула их:

— Сюда!

Бенни с Никс подбежали к Лайле, которая копьем указывала в темноту. Зом, выше других, с большими руками и широкой грудью, стоял посреди стаи. Они видели лишь его плечи и голову, но этого было достаточно, чтобы узнать узор камуфляжной формы Американского Государства. И увидеть ремень на его груди — ремень, который, Бенни смутно вспомнил, держал сумку. Он лишь мельком заметил его тогда. В то время все внимание Бенни было сосредоточено на сражении. Он попробовал широкий поперечный удар мечом, которым Том перерубал ноги зомби. Но удар был неудачным, и лезвие застряло в тяжелой бедренной кости зома. Рукоять вырвали из рук Бенни, и он мог потерять меч, если бы Лайла каким-то образом не сумела его вернуть. До сегодняшнего дня Бенни считал, что она упокоила зома, чтобы забрать меч, но это было не так. Мертвец казался таким же мощным и смертоносным, как и раньше.

Бенни присел на краю лощины.

— Здравствуйте, сержант Ортега, — сказал он.

43

— Как мы доберемся до него? — спросила Никс.

— Хороший вопрос, Рыжая, — пробормотала Бунтарка. — Там мертвых больше, чем клещей на еноте.

— Сколько, как считаешь? — спросил Бенни.

— Грубо говоря, — сказал Бунтарка, прищурившись, — примерно…

— Двести шестьдесят один, — сказала Лайла.

— Вот черт, — Бенни вздохнул. — Если посмотреть с положительной стороны, это всего шестьдесят пять на каждого.

Никто не посмеялся над его шуткой. Даже сам Бенни.

Бунтарка крутила в пальцах серебряный свисток, который носила на шее. У каждого был такой.

— У меня появилась безумная идея: двое из нас позовут серых людей с разных концов лощины, чтобы проредить стадо. Но это просто не сработает. Слишком их много.

— Так какой план Б? — спросила Никс. — Мы спускаемся с одного конца и пробуем что-то вроде систематичного упокоения? То есть лощина достаточно узкая, так что на нас одновременно могут напасть лишь четыре или три зома.

— Глупо, — отмела ее предложение Лайла.

Никс покраснела.

— Знаю, я размышляла вслух.

Лайла посмотрела на нее.

— Не надо. Если только у тебя нет умного плана.

— Спасибо, королева такта, — пробормотал Бенни себе под нос.

Они начали обсуждать идею, которая включала использование квадроциклов для того, чтобы подтянуть большие ветки, маленькие поваленные деревья и другие большие обломки и скинуть все это по обе стороны от сержанта Ортеги. Если нагромоздить достаточно обломков, они смогут создать временные стены вокруг Ортеги — и, скорее всего, нескольких зомов, стоящих близко к нему. В конечном результате им придется разбираться с намного меньшим количеством зомов, чтобы получить доступ к карманам сержанта и той сумке.

Потом они стали находить дыры в плане.

— Чем больше мы будем использовать квадроциклы, тем больше возможности, что нас услышат другие зомы, — сказала Никс.

— И жнецы, — добавила Бунтарка. — Это место не так далеко от территории, где вчера напали на Бенни.

— К тому же, — сказал Бенни, указывая вниз, — если мы перекроем тоннель, это оставит Ортегу и группку зомов в тесном пространстве. Если один человек туда спустится, у зомов начнется пир. Если мы вчетвером спустимся, нам станет там так тесно, что мы будем мешать друг другу. И не сможем застрелить зомов из-за шума.

— Можем вернуться завтра с луком и стрелами Чонга, — предложила Никс.

— Нет, — сказала Лайла. — Слишком много времени займет. Я могу нагнуться туда с моим копьем, попробовать ударить их в голову…

— И, скорее всего, свалиться туда, — заметила Бунтарка. — Земля слишком ненадежная, тебе будет не за что ухватиться.

Они стояли и смотрели.

Бенни задумчиво пожевал внутреннюю часть щеки. Ему пришла в голову идея, и он посмотрел на кольцо веревки, висящее на плече Лайлы.

— Хм, — тихо пробормотал он.

— Что? — спросила Никс.

— Бунтарка, ты сказала что-то несколько минут назад, — медленно произнес он. — Насчет того, чтобы сбить зомов в стаю?

— Да, но свистки не помогут, — сказала она.

— Нет, но я читал достаточно вестернов, чтобы немного знать о том, как ковбои сгоняли отбившихся от стада, — он забрал веревку. — Здесь кто-нибудь знает, как кидать лассо?

Как оказалось, знали все.

Никс немного слышала об этом в школе скаутов. Лайла работала с веревкой, пытаясь выжить — закидывая лассо на дерево, чтобы забраться туда, и ловила раненых животных, охотясь. Но настоящим экспертом была Бунтарка.

— Когда я свалила из Церкви Тьмы, — сказала она, начиная делать аркан, — я оказалась в группе падальщиков. Они называли себя Крысиной Стаей. Это была безумная компашка детишек, они совершали набеги на города и помечали здания с хорошими припасами. Все детишки любили экстремальный спорт — или то, что считалось экстремальным перед Падением. Скейтборды, байки BMX, роликовые коньки и паркур.

— Что это? — спросила Никс.

— Вид спорта, когда ты делаешь разные акробатические штуки над препятствиями, лазаешь по стенам, типа того. Похоже, словно прыгает группа безумных обезьян, но это удивительно. И весело.

— Ты это делала?

Она пожала плечами.

— Я знаю несколько трюков. Там был парень по имени Джолт, который многому меня научил.

Мечтательное выражение промелькнуло в глазах Бунтарки, и Бенни взглянул на Никс, которая явно это тоже заметила.

— Джолт был твоим парнем? — осторожно спросила Никс.

— Между нами кое-что было, — смущенно сказала Бунтарка, но распространяться не стала.

— Что с ним случилось? — спросил Бенни, хотя и боялся услышать ответ.

— Я не совсем уверена, что знаю. Примерно год назад, когда я сопровождала людей в Убежище, на лагерь Крысиной Стаи напали жнецы. Я добралась туда примерно через два дня после произошедшего и обнаружила половину знакомых убитыми, а остальные исчезли. Они разошлись во всех возможных направлениях, и, судя по следам, казалось, что за каждым гнались жнецы, — она тяжело вздохнула, — я упокоила мертвых. Почти двадцать. Некоторые были детьми. И лишь несколько жнецов. Падальщики вообще-то не убивают, даже в целях самозащиты.

— Глупо, — сказала Лайла, и Бунтарка одарила ее сердитым взглядом.

— Можешь держать свое чертово мнение при себе, мисс? — рявкнула Бунтарка, кидая веревку и вставая нос к носу с Лайлой. — Эта Крысиная Стая была больше всего похожа на настоящую семью для меня, и я не потерплю ни слова против них.

Лайла, казалось, была искренне удивлена реакцией Бунтарки.

— Но они позволили себе погибнуть, — произнесла Лайла.

— Как и монахи на заправках, — возразила Никс. — Не все готовы убивать.

Лайла слегка оттолкнула Бунтарку назад. Просто чтобы обозначить дистанцию.

— Ты была с ними? Падальщицей?

— Да, — сказала Бунтарка.

— И ты убиваешь.

Бунтарка посмотрела на землю. Через мгновение она вздохнула и взяла веревку.

— Джолт и другие? Они были лучше меня. Они лишь хотели найти еду и повеселиться, пока часы отсчитывали время. — Бунтарка снова взглянула на Лайлу. — Хочешь сказать мне, что это неправильно?

В этот раз Лайла молчала. Она казалась смущенной, не способной придумать ответ.

Бенни спросил:

— Ты искала Джолта?

— О да, — сказала Бунтарка. — Я всю пустыню обошла в поисках его. Не нашла даже следа.

— Ну, — сказал Бенни, — когда все закончится, когда все успокоится… возможно, мы сможем помочь тебе в поисках.

Бунтарка улыбнулась и покачала головой.

— Ты ничего не знаешь, да, парень? Это никогда не кончится.

Она посмотрела на веревку в своих руках. Потом, не сказав ни слова, завязала ее в легкий узел.

Под ними огромный солдат замер в толпе из дюжины небольших зомов: несколько женщин, несколько подростков и двое мужчин среднего роста. На вид Ортега был где-то метр девяносто или выше.

— Они стоят там достаточно плотно, — сказала Бунтарка. — Лучше всего закинуть лассо на грудь. Но наш парень тянется вверх. Возможно, придется поймать руку, чтобы вытащить его.

Бунтарка подобралась настолько близко к краю, насколько посмела. Подрубленная земля слегка трещала даже под ее незначительным весом. Бенни взял веревку и встал за ней, чтобы подстраховать девушку.

— Давай, сделай это! — сказал он.

Бунтарка взмахнула лассо над головой несколько раз и кинула его вниз.

Она схватила три разные руки, две из которых принадлежали другому мертвому.

Она ослабила лассо и попробовала снова.

И снова.

И снова.

После восьми попыток ее ругательства лились потоком, и она использовала такой красочный и насыщенный язык, что Бенни был весьма впечатлен.

Наконец девушка отошла от лощины и кинула лассо на траву.

— Вот и весь твой гениальный план, — проворчала она. — Могу с таким же успехом повеситься на этой штуке.

Она сердито двинулась прочь, отошла примерно на десять шагов и остановилась. Девушка повернулась с вопросительным выражением на лице. То же самое выражение расцветало на лицах Лайлы и Никс, Бенни был уверен, что выглядит так же.

Бунтарка сказала это.

Повеситься.

Они посмотрели на лассо. Все улыбнулись.

Десять секунд спустя они стояли на коленях на краю лощины, свешивая намного меньшую петлю в тень.

— Немного влево, — сказал Бенни. — Нет, это слишком. Назад… назад.

Лайла сидела рядом с Бунтаркой, и ее копье смотрело вниз, с помощью лезвия она отталкивала тянущиеся руки и подталкивала петлю к Ортеге.

— Еще немного… — выдохнул Бенни. — Немного…

Край петли задел лицо зома. Все задержали дыхание, и с бесконечной осторожностью Бунтарка продела петлю через голову мужчины, а потом медленно-медленно опустила ее, чтобы она висела под его подбородком.

— Сейчас! — крикнула Никс, и Бунтарка дернула веревку. Свободная петля затянулась, плотно обвивая горло сержанта Ортеги.

Он был у них в руках.

Ну, почти.

Он все еще находился в яме.

Ребята схватили веревку и начали тянуть.

Бенни, хоть и стройный, был самым тяжелым из них, но, как и девушки, он потерял вес из-за трудностей войны, частых ранений, небольших рационов и стресса.

Сержант Ортега до смерти и начала процесса разложения весил, должно быть, килограммов 120. Сейчас его вес составлял примерно сотню килограмм. Преимущество в весе было два к одному, но они тянули сверху, и большая часть веса сержанта находилась под ними, а поднять его нужно было на шестиметровую стену. Пока он боролся, извивался и дергался.

Из гениального плана это превратилось в жесткую борьбу. Солнце палило в небе, пот бежал изо всех пор. Ребята уперлись ногами в песчаную почву, используя кустарники для сцепления. Они стонали и рычали, кричали и ругались.

Сержант был невозможно тяжелым. Казалось, будто он весил килограммов пятьсот. Они отступили еще сантиметров на тридцать.

И лишь настолько они и смогли продвинуться.

Бенни тянул и тянул, пока кровь не начала петь в его ушах, а в глазах стали расцветать черные маки.

Наконец они свалились. Их руки болели, легкие горели от нехватки кислорода. Все лежали, растянувшись там, где упали, все, кроме Никс, которая, словно жертва на поле битвы, подползла к краю лощины и посмотрела вниз.

Никс, которая не любила ругаться, повторила несколько высказываний Бунтарки, произнесенных пару минут назад.

— Что? — апатично спросил Бенни.

— Дело в зомах, — сказала она.

Бенни поднял голову.

— Что?

— Они схватили Ортегу, как только мы начали тянуть. Некоторые из них все еще его держат.

Бенни уронил голову с глухим ударом. Он почувствовал, как Никс подползла к нему и упала рядом. Так они и лежали, побежденные.

Наконец Лайла выдавила из себя одно единственное слово. Утверждение и вопрос.

— Квадроцикл?

Бенни показалось, что Бунтарка начала смеяться первой. Его глаза были закрыты, поэтому точно он сказать не мог. Сначала она, а потом послышался трескучий призрачный смех Лайлы, затем Никс. Потом и сам Бенни. Они взорвались смехом, лежа на высохшей коричневой траве.

44

Когда ребята смогли встать на ноги, они привезли квадроцикл Бенни, привязали конец веревки к задней части «Хонды», включили двигатель и вытащили сержанта Ортегу из лощины так же легко, как морковку выдергивают из земли. Вместе с ним вылезли четыре зома. Лайла и Бунтарка ждали их, и лезвия сверкнули в солнечном свете. Иссохшие руки держались за большого сержанта, но заканчивались у локтей.

Пока Бенни оттаскивал сержанта Ортегу от лощины, Никс бежала рядом с зомом трусцой, а ее «разящий монстра» был занесен для упокаивающего удара.

Но ей не пришлось этого делать.

Солдат неподвижно лежал на траве.

Бенни выключил двигатель и побежал к Никс. Бунтарка и Лайла присоединились к ним. Сержант превратился в кучу рук и ног. Его лицо казалось умиротворенным в этом спокойном отдыхе последней смерти. На первый взгляд он напоминал любого другого зома. Не такой высохший, как люди, погибшие в Первую ночь, но все еще весь словно из дубленой кожи после солнца Невады. Единственное, что с ним было не так, это шея.

Она была слишком длинной.

На несколько сантиметров длиннее обычной.

Из-за тяги квадроцикла и других зомов, прицепившихся к нему, кости шеи разделились, а позвоночник растянулся и лопнул. Если бы натяжение было чуть сильнее, оболочка из кожи и мышц, составляющая его шею, порвалась бы, и они вытащили бы из лощины только голову.

Ребята встали вокруг него, и их тени падали на зома подобно савану.

— Я рада, что нам не нужно упокаивать его, — сказала Никс. Остальные, даже Лайла, кивнули.

Бенни присел на колени и поднял ремень сумки. Ему пришлось приподнять неподвижную голову сержанта, чтобы снять ее. Бенни поморщился, но все равно сделал это. Как только он снял сумку, Никс и Бунтарка присели на колени и начали обыскивать карманы сержанта, выкладывал содержимое на чистый участок земли. Лайла раскладывала вещи.

Они нашли ржавый универсальный инструмент; жетон для игры в покер из Лас-Вегаса, который Ортега, скорее всего, носил с собой в качестве талисмана на удачу; пластиковую карманную расческу; карандаш, который словно был заточен ножом; и несколько сложенных бумажных купюр неизвестной валюты. Вместо изображения президента центральным рисунком была звезда, и Бенни увидел фразу на латыни: POPULUS INVICTUS.

Никс, читая через его плечо, перевела: «непобедимый народ».

В отличие от Бенни, она уделяла внимание языкам.

— Думаю, это девиз Американского Государства, — предположил Бенни.

Лайла согласно кивнула, но Бунтарка фыркнула.

— Что? — спросил Бенни, бросив на нее взгляд. — Ты так не думаешь?

— Почти три сотни миллионов американцев умерли, сынок, во время Падения и в течение всех этих лет, — сказала Бунтарка. — Сколько еще должны крякнуться, чтобы они решили, что игра окончена?

— Все, — заметила Лайла.

— Именно, — согласилась Никс, — мы все еще боремся.

— Ага, — сказал Бенни, кивая. — К тому же не наше поколение проиграло, когда восстали мертвые. Я все еще верю, что будущее есть, и собираюсь его увидеть.

Бунтарка посмотрела на него, и медленная улыбка расползлась по ее лицу.

— Ну настоящий Капитан Герой.

— Ой, заткнись, — сказал Бенни, но улыбнулся.

Последним они нашли обрывок бумажки с набором цифр:

+ 36°30′ 19,64», — 117°4′ 45,81»

— Что это такое? — спросила Бунтарка.

— Координаты на карте, — сказали одновременно Бенни и Никс. Они оба изучали ориентирование в скаутах.

— Координаты чего?

Бенни пожал плечами.

— Скорее всего, «Надежды-1», но мне понадобится карта, чтобы это выяснить.

Он засунул бесполезные вещи обратно в карманы мертвого сержанта. Потом они обратили внимание на сумку, забитую бумагами. В другом климате дождь и влага превратили бы бумагу в кашицу или чернила бы стерлись и поблекли. Но в хорошей кожаной сумке и в сухой жаре пустыни большая часть бумаг были читаемы, хотя все они и высохли, и стали хрупкими. Джо сказал, что сержант Ортега был координатором логистики, и бумаги это доказывали. Здесь находились копии погрузочных ведомостей, списки припасов, личные списки персонала, письменные приказы и много всего, набитого военными акронимами так старательно, что текст казался совершенно случайным набором букв и чисел.

— Ну, это так же полезно, как ногти на ногах улитки, — заметила Бунтарка.

— Что мы ищем? — спросила Никс.

— Маленький кожаный блокнот, — ответил Бенни. — Джо сказал, что если Макреди не было в самолете, когда он разбился, то ответственный за логистику знал бы, где она могла быть. И ее местоположение может быть зафиксировано в кожаном блокноте, который он обычно носил в кармане рубашки.

— Я проверила карманы, — сказала Никс. — Ничего.

Они снова порылись в сумке, тщательно проверяя каждый карман и мешочек, и все равно ничего не нашли.

Лайлу начинало раздражать происходящее, и она ушла проверять окружающую местность. Вскоре она исчезла в лесу.

Хандра сильно ударила Бенни в грудь. Он тяжело осел и выкинул пустую сумку прочь. Бунтарка и Никс все еще сидели рядом, просматривая хрустящие бумаги. Они изучали каждую страницу с нарастающим разочарованием и пихали все обратно в сумку. Осталась лишь горсть небольших обрывков, и Никс просматривала их, сидя со скрещенными ногами.

— Бенни! — внезапно вскрикнула девушка и подняла обрывок бумаги. — Посмотри на это. Думаю, я что-то нашла.

Бенни поспешил к ней, опускаясь на колени между девушками. На бумажке было написано:

Срочно: докл активности B3 по близ с нпдс-надеж свид

***ПК5?

— Мне вообще ни о чем не говорит, — сказала Бунтарка.

Но Бенни ответил:

— Ох, черт…

— Знаю, — согласилась Никс и, несмотря на жару, поежилась. — Боже… B3.

— Что такое B3? — спросила Бунтарка. — Такое впечатление, что вы оба проглотили жука.

Бенни сказал.

— Когда мы только нашли самолет, то обнаружили там один из полевых отчетов доктора Макреди. Она не просто искала лекарство, она изучала несколько странных новых мутаций вируса зомби. Женщина разделила зомби на несколько групп. B1 — нормальные зомби, которые передвигаются медленно.

Большую часть его жизни это был единственный тип зомби, о котором Бенни знал, и его первые встречи с ними были совершенно ужасными. Ему все еще снился художник мистер Саккетто, недавно восставший из мертвых и напавший на него в гостиной. Бенни чуть не проиграл в схватке. Времена изменились, однако Бенни знал, что становится опытным бойцом. Юноша был уверен: в решительном бою он и его меч могли справиться с шестью или восемью такими. Без оружия, по его мнению, он мог бы одолеть двух или трех одновременно. Они были медленными, тупыми и слабыми.

— Зомы B2, — продолжил Бенни, — известны как «быстрые ходячие» или «ходоки» среди людей Макреди — они стремительнее и сохранили некоторую координацию. Впервые мы наткнулись на нескольких из них рядом с Йосемитским парком и еще раз во время битвы в Геймленде.

Бенни бился с парочкой B2, и победить одного из них было совсем другим делом. Парень бы не хотел сражаться с такими без меча.

— Так что такое B3? — спросила Бунтарка.

— Очень быстрые, — сказала Никс. — Как те, что напали на меня и Лайлу вчера. Согласно докладам доктора Макреди, B3 могут решать проблемы, избегать некоторых атак, пользоваться простым оружием и даже устраивать базовые ловушки.

— Ах. Как те, которых какой-то гений выпустил из разбившегося самолета.

Бенни покачал головой.

— Не напоминай.

Чтобы отвлечь стаю жнецов и спасти Никс, Бенни забрался на борт разбившегося самолета и выпустил всех зомов, которых собрала команда доктора Макреди: B1, B2 и новых B3. Зомы отвлекли жнецов, и это спасло жизнь Никс, однако именно один из таких зомов схватил палку и чуть не выбил мозги Бенни.

— Так что, согласно этому сообщению, — сказал Бенни, — кто-то заметил B3 где-то поблизости. Думаю, «активности поблиз» значит «активность поблизости от», правильно?

Никс кивнула.

— А «надеж свид»? Что это? «Надежный свидетель»?

— Звучит правильно.

— Тогда что такое «нпдс»? — спросила Бунтарка. — И «ПК5»?

— «ПК5» звучит знакомо, — сказал Бенни. — Я почти уверен, что видел эту аббревиатуру в «Командной книге», которую отдал Джо. Подождите, крутится прямо на кончике языка… — он несколько раз щелкнул пальцами, а потом его лицо прояснилось. — Ну вот. Там была записка. Что-то о полевой команде 5.

— Полевая команда? — пробормотала Никс. — Если они собирались исследовать что-то вроде активности B3, тогда «полевая команда» подходит.

— Там перечислялись имена, но я помню только доктора Макреди. Она была на верху списка.

Долгое время все молча переглядывались, хотя их взгляд говорил обо всем.

— Ну, сдерите с меня кожу и подвесьте высохнуть, — выдохнула наконец Бунтарка. — Дока Макреди не было в том самолете. По крайней мере, не во время крушения. Кто-то из вас думает иначе?

Никс покачала головой.

Бенни продолжил:

— Я так и думал все время. С тех пор как Джо рассказал мне, что записи серии D утеряны.

— Если это было полевое исследование, — начала Никс, — зачем ей брать с собой записи исследования? Почему бы не отослать их в Убежище?

— Не знаю.

Бунтарка постучала по записке, которую все еще держала Никс.

— Что это значит? «Нпдс»? Есть идеи?

— У меня нет, — сказал Бенни. — Еще какая-то военная аббревиатура, возможно? Начальство чего-то-чего-то-чего-то.

— Полезно, — заметила Никс. — Нет, думаю, это место. «Докл активности B3 поблиз»…

— Поблизости от чего? — заныла Бунтарка. — Они летели из штата Вашингтон в Неваду. Куча чертовых мест могли располагаться поблизости.

Бенни взял записку, крепко зажав ее между большим и указательным пальцами. Ему хотелось закричать на нее, заставить говорить человеческим голосом и раскрыть свои тайны.

И потом она заговорила с ним.

Не словами, а подтекстом.

Он поднял голову и развернулся к павшему сержанту Ортеге.

— Нет, — сказал он, вскочив на ноги и побежав. — Нет. Нет, ни за что.

Никс и Бунтарка уставились друг на друга на одно мгновение, а потом бросились за ним.

Просмотренные бумаги были в сумке. Бенни откинул ее верхнюю часть и начал лихорадочно перебирать сухие листы.

— Ни за что, — повторил он. — Нет. — Потом он схватил маленький, сложенный кусочек бумаги, открыл его и заорал: — Да!

— Что такое? — требовательно спросили девушки.

— Джо сказал, что сержант Ортега был человеком, любившим детали, — сказал Бенни. — Он записывал все. Каждую подробность. Даже мелкие события.

— И что? — спросила Бунтарка.

— Ну, тот, кто записывает мелкие детали, точно должен записывать важные. Как, например, куда отправились доктор Макреди и полевая команда 5 для расследования мутации зомби. Такая информация обязана быть в его отчете.

— Конечно. Нпдс, — сказала Никс. — Так что? Мы не знаем, что это или где это.

— Ты не права, Никс. Мы не знаем, что это или где это прямо сейчас, но, думаю, у нас есть первая настоящая подсказка.

Он показал им сложенную бумажку.

+ 36°30′ 19,64», — 117°4′ 45,81»

— Координаты карты.

— Ну и что? — спросила Бунтарка. — Насколько ты знаешь, это координаты расположения «Надежды-1».

— Возможно, — сказал Бенни. — Но это было в кармане у сержанта Ортеги, так ведь? Если это являлось частью изначальной миссии, разве не были бы координаты напечатаны, как и все остальные материалы, связанные с миссией? Нет, он зафиксировал эту информацию, и она осталась после смерти с ним. Что означает, он, скорее всего, сделал это на борту самолета или вскоре после. Если доктор Макреди отправилась в другое место, тогда вполне возможно, что эта записка может сообщить ее реальное местоположение. Она может быть ключом к завершению мора.

Втроем они пристально смотрели на него долгое время, и, наконец, рассмеялись. Они обнимали друг друга и кричали, когда их прервал внезапный рев квадроциклов дюжины жнецов, вырвавшихся из леса.

45

— Бегите! — закричала Никс, вскакивая на ноги.

Но жнецы уже были между ними и тремя квадроциклами ребят. Только машина Бенни, с помощью которой они подняли сержанта Ортегу из лощины, осталась поблизости.

Жнецы окружили их на огромной скорости, поднимая позади себя высокие клубы темной пыли. Солнечный свет отражался на острой стали их ножей и мечей.

— Боже, — закричал Бенни. Он запихнул бумагу в карман жилета, схватил сумку и перекинул ее через плечо, а потом быстро вытащил меч. — Никс… бери квадроцикл и выбирайся отсюда.

Девушка достала пистолет и подняла его, держа обеими руками и широко расставила ноги, а корпус слегка наклонила вперед, как учил ее Том.

Бунтарка в отчаянии огляделась по сторонам.

— Где Лайла? Я нигде ее не вижу. Они добрались до нее?

— Нет, — выдохнула Никс, но это было лишь отрицание возможного. В действительности поблизости не было признаков Потерянной Девушки. Никс направила дуло на ближайшего из жнецов. Рев двигателей становился оглушающим.

Бенни высоко поднял меч, держа его обеими руками, как делали самураи против атаки кавалерии. Это был прием, которому научил их Том. Они не думали, что когда-либо воспользуются им. Бенни шире расставил ноги и перенес вес на пятки, пригнув колени, и приготовился резать, избегать ударов, бежать и убивать. Он чувствовал, что его сердце бьется быстрее квадроциклов.

Не было шанса сбежать. Позади них оставалась лощина, полная зомби, и вокруг — лишь сужающийся полукруг жнецов. Даже если бы им удалось прорезать строй убийц, эти машины могли развернуться и погнаться за ними, куда бы Бенни и остальные ни двинулись. Их квадроцикл не сможет разогнаться до нужной скорости, даже если они все втроем смогли бы забраться на него. Вышла хорошая ловушка. Умная и хорошо спланированная. Бенни решил, что жнецы переместили свои квадроциклы на край леса, выключив двигатели, а когда ловушка была готова, они включили моторы и напали.

Очень умно, и Бенни отдал должное такому тактическому ходу.

Однако это слабое утешение на случай, если их убьют умные убийцы.

Мертвый и есть мертвый.

Никс переместилась и встала слева от Бенни, а Бунтарка остановилась справа, стальной шарик лежал в ее мощной рогатке.

Двенадцать против троих. У Никс было оружие с пятью пулями в цилиндре. Она была хорошим стрелком, так что Бенни рассчитывал, что она попадет по крайней мере в троих. Рогатка Бунтарки была медленнее, чем револьвер, но так же смертоносна. Девушка могла стрелять и перезаряжать ее со скоростью молнии. У Бенни был меч. Если только жнецы не решили раздавить их, убийцам придется слезть с машин.

Скольких они в силах одолеть?

Шесть? Восемь?

Победить всех двенадцать было героической мечтой, но не реальностью.

Если бы здесь была Лайла… возможно.

Квадроциклы не останавливались.

— Они собираются задавить нас, — проорала Бунтарка, просчитав ситуацию так же, как и Бенни.

— Назад, — рявкнул он. — Жнецы не смогут переехать нас, если мы будем стоять прямо на краю.

Край, однако, мог не выдержать их общего веса, и Бенни знал об этом. Подъем сержанта Ортеги из лощины ослабил уже и так шаткую почву. Но это была уже другая проблема. Или, возможно, это была еще одна проблема, связанная с нынешней, которая не уменьшала их шансы на выживание, а уничтожала их.

Бенни взглянул на лица жнецов, когда они приблизились. У всех, кроме одного, были красные руки, вытатуированные на лицах. Они казались дикими и свирепыми, словно варвары из старой книги рассказов.

Когда жнецы оказались совсем близко, то поняли, что не смогут воспользоваться машинами как оружием. Молодой человек с серьезным лицом — единственный жнец, не отмеченный татуировкой красной руки, — поднял кулак, и нападающие увеличили число оборотов двигателей. Шум квадроциклов напоминал дыхание гигантского дракона.

«Это он, — подумал Бенни. — Он их лидер».

Молодой человек был похож на воина. Стройный и мускулистый, с большими руками и тяжелым убийственным взглядом.

Даже сквозь шум Бенни услышал, как Бунтарка сказала:

— Брат Питер… о боже.

Это имя позвонило в огромный колокол ужаса в сердце Бенни. Он еще не встречал этого человека, но слышал о нем. Он знал о нем из тысячи ужасающих историй Бунтарки. Из рассказов переживших бойни жнецов. Из описаний монахов, которые стали свидетелями актов такой жестокости, что в их разуме остались шрамы после увиденного. Из фотографий слежки, которые ему показал Джо.

Брат Питер, правая рука святого Джона.

Даже Джо сказал, что Питер был одним из самых опасных среди живых людей. Смертоносным с любым видом оружия и беспощадным в битве без оружия. Человек, совершенно лишенный милосердия и раскаяния.

Словно эхо из темного прошлого, Бенни показалось, он услышал голос Тома: «Не поддавайся страху. Будь умным воином и выживи».

Бенни кивнул, словно Том мог увидеть, как он соглашается.

Горячий ветер заставлял клочья пыли проноситься мимо, на мгновение скрывая ребят из виду и обращая в призраков. Потом пыль устремилась в лощину и дальше. Высокая трава пьяно раскачивалась на ветру.

Жнецы встали плотным полукругом. Они продолжали газовать, и этот звук словно бил в грудь Бенни.

— Никс, — сказал он достаточно громко, чтобы девушка услышала его сквозь пульсирующий рев квадроциклов. — Если придется стрелять, попробуй попасть в брата Питера.

Никс направила пистолет на мужчину.

Брат Питер увидел это и улыбнулся. Потом он резко опустил свой сжатый кулак и внезапно все жнецы одновременно отключили двигатели.

Тишина давила. Она заключила мир в сюрреалистичный пузырь, окруживший лощину, убийц на квадроциклах и троих друзей.

«Где, черт возьми, Лайла?» — думал Бенни. Они уже добрались до нее? Она уже лежит мертвая в лесу?

Брат Питер сидел в тишине, изучая их. Когда его взгляд остановился на Бунтарке, глаза мужчины на мгновение расширились.

— Сестра Маргарет, — сказал он, и другие жнецы вздрогнули от его слов. Некоторые зашипели и сплюнули на землю.

— Не называй меня так, — предупредила Бунтарка.

— Почему нет? Ты дочь матушки Розы, этой ведьмы-предательницы.

— Моя мать уже давно умерла, — сказала Бунтарка. — Она просто стала еще одной жертвой святого Джона и его болезни.

На это три жнеца внезапно спрыгнули со своих квадроциклов, но брат Питер поднял руку.

— Нет, — сказал он. — Слова не могут навредить достопочтенному святому, и это дитя не может запятнать свою душу еще больше, чем уже сделала это.

— Поцелуй меня в зад, — предложила Бунтарка.

— Ты громоздишь грех на грехе, — сказал жнец. — Не боишься за свою душу?

— С моей душой все в порядке, спасибо, — эти слова были беспечны, но Бенни слышал страх в ее голосе. Бунтарка была крепким и жестким бойцом, но она явно до ужаса боялась брата Питера.

Что касается его, жнеца словно не заботил пистолет Никс, направленный ему в голову.

Брат Питер посмотрел на Бенни.

— Знаешь, кто я такой?

— Знаю, — сказал Бенни. — Но мне все равно.

— А должно быть наоборот.

— Слушай, я лишь хочу, чтобы ты со своими бугаями сел на квадроциклы и оставил нас в покое. Мы вам ничего не сделали, и нам не нужны неприятности.

— Знаешь, каким испуганным кажется твой голос?

— Знаешь, что ты почувствуешь с пулей в мозгу? — спросила Никс.

— С такого расстояния, маленькая сестра, ты не сможешь выстрелить больше двух раз. А потом мы откроем красные врата на твоей красивой коже.

— Возможно, — согласилась Никс. — Первый выстрел будет направлен прямо в твое уродливое лицо.

Жнец покачал головой.

— И что? Я должен упасть в обморок от страха? Мы жнецы, дитя. Мы молимся, чтобы тьма забрала нас. Каждое утро, каждую ночь мы молимся, чтобы повелитель Танатос забрал нас.

— Слава его тьме, — в один голос пропели жнецы.

— Вы так говорите, — сказала Никс. — Но я видела, как ваши люди бегут.

— Я был самым первым из жнецов, — сказал брат Питер. — Мои компаньоны — члены Красного Братства. Спроси сестру Маргарет: побежим ли мы прочь? От тебя или от чего-либо другого.

Бунтарка ничего не ответила, что совсем не воодушевляло. Бенни сглотнул ком сухой пыли.

— Если хочешь испытать мою веру, маленькая сестричка, — сказал брат Питер, — нажми на курок.

Пистолет в руках Никс не дрогнул, но когда Бенни взглянул на нее, то заметил, как пот от страха сбегал по ее веснушчатому лицу.

Когда Никс не ответила и не выстрелила, брат Питер кивнул. Он указал на Бенни.

— Вчера ты забрал кое-что у одного из моих жнецов. Нечто, не принадлежащее тебе.

— Да? И кто это сказал? — спросил Бенни, желая, чтобы его голос звучал уверенно. Но ничего не вышло.

— Я наблюдал за тобой через бинокль. Я видел, как ты приехал, видел, как ты сражался с братом Маркусом, видел, как ты обворовал его после того, как он отправился во тьму.

Бенни ничего не ответил. Его очень сильно обеспокоило то, что вчера за ним наблюдали. Он подумал о схватке, о своих слезах, о том, каким уязвимым он должен был казаться.

Брат Питер кивнул на сумку на плече Бенни.

— Сегодня вы пришли сюда, чтобы осквернить и ограбить одного из серых людей. Эта сумка тебе не принадлежит. Ты не можешь забрать ее.

Никс прервала его.

— Пистолет тяжелый. Если хочешь что-то сказать, говори конкретнее.

Бенни чуть не улыбнулся. Такую строчку он видел в романах, а она произнесла ее с той бравадой, которую он пытался изобразить мгновение назад. В этом Бенни уступал Никс. Он не был уверен, взяла ли Никс эту строчку из книги или девушка просто была невероятно крутой. Скорее всего, и то и другое. Несмотря на все происходящее, ему захотелось ее поцеловать.

Брат Питер посмотрел на них с веселым изумлением, хотя на его лице не было улыбки. Бенни вспомнил слова Бунтарки, что этот фрик никогда не улыбался.

— Если отдашь мне то, что забрал, — сказал брат Питер, — сумку с твоего плеча и вещи, украденные у моего жнеца, мы отпустим вас.

— Ой, правда? — спросила Бунтарка так едко, что смогла бы снять краску с бака.

— Правда, — ответил брат Питер.

— Когда я проверяла в последний раз, — продолжила Бунтарка, — вы, жнецы, оставляли в живых только тех людей, которые присягали вам. Разве это не так работает? Мы выживем, если тоже станем жнецами?

— О, павшая сестра, — сказал брат Питер печальным тоном, — для тебя нет места в Церкви Тьмы. Ты изгой, забытая богом, недостойная тьмы. Ты отлучена от церкви, богохульница, и будешь наказана долгой жизнью мучений.

— Мне подходит, — сказала Бунтарка.

— Да, и мне тоже, — согласилась Никс.

Бенни кивнул.

— Правда, — повторил брат Питер, — вам это нравится? Жить в блужданиях, будучи слепыми и прокаженными, кричащими о милосердии без языка, покинутыми всеми, потому что на вашем лице метка проклятия.

Бунтарка доказала, что ее ранняя демонстрация ругательств была лишь разминкой. Она описала акт настолько физически чудовищный и невозможный, что даже Бенни поморщился — но оценил. Несколько жнецов побледнели и взялись за ножи.

— Ты доказываешь свое ничтожество с каждым вздохом, — брат Питер просто отмахнулся от Бунтарки и обратил внимание снова на Бенни. — Выбирай, маленький брат. Можешь уйти, невредимым, нетронутым, живым, если отдашь то, что тебе не принадлежит. Верни, что забрал у моего жнеца, и передай сумку, украденную у мертвого.

Бенни посмотрел на него, на других жнецов и на огромный жестокий мир вокруг них, словно тот мог предложить решение в этот безумный момент. Он перехватил меч одной рукой и коснулся ремня сумки.

— Отдай мне сумку, — сказал брат Питер жутко спокойным голосом. Словно говорил о погоде. — Отдай ее мне и живи.

— Это обман, — сказала Бунтарка. — Не делай этого.

— Бенни, ты не можешь, — сказала Никс.

Бенни улыбнулся.

— Конечно, могу, — сказал он.

46

— Что?

Никс, Бунтарка и брат Питер спросили одновременно.

Бенни пожал плечами и опустил меч. Он снял сумку с плеча и протянул ее.

— Я сказал: конечно. Забирайте.

Брат Питер изучил его подозрительным взглядом.

— Будет неразумно постараться внезапно напасть, маленький брат, я…

— Знаю. Красные врата, вырезанные языки. Что такое с вами, парни, почему вы все время угрожаете? Вам нужно поработать над социальными навыками.

Все уставились на Бенни. Парень улыбнулся и качнул сумку вперед-назад. Его сердце металось, словно безумная обезьянка, но он был уверен, что ему удается неплохая бесшабашная улыбка. Было больно сохранять ее на лице.

Брат Питер щелкнул пальцами, и один из Красных Братьев спустился и шагнул к сумке. Никс направила пистолет на него, и жнец остановился.

— Если он сделает еще один шаг, — сказал Бенни, — она отстрелит ему голову, а потом застрелит тебя.

Жнец вопросительно взглянул на брата Питера, который показал ему оставаться на месте. Вместо этого он слез с квадроцикла и протянул руку Бенни.

— Сумку, — сказал он.

Бенни гадал, был ли малейший шанс, что брат Питер не убьет его в тот же момент, когда он передаст сумку. Бунтарка сказала, что у жнеца дюжина ножей, спрятанных в специальных карманах. Он мог вытащить их и пустить в ход быстрее молнии. Девушка видела, как он делает это очень много раз.

Поэтому Бенни качнул сумку в его сторону вместо того, чтобы передать. Он замахнулся очень сильно, надеясь попасть брату Питеру в лицо, но тот просто выхватил ее. Жнец открыл ее, и сухой ветер прошелестел в страницах. Брат Питер одобрительно кивнул.

— Теперь отдай то, что вчера украл у моего жнеца, — сказал он.

— Ах, — заметил Бенни. — Это будет проблематично.

Брат Питер поднял бровь.

— У меня вообще-то всего того нет, — сказал Бенни. — Я отдал все капитану Леджеру. Возможно, вы знаете его? Большой парень, очень ворчливый, с такой огромной собакой?

— Джо Леджер, — медленно произнес брат Питер это имя, пробуя его на вкус, с ненавистью и наслаждением. Бенни видел все, что промелькнуло в темных глазах Питера, и ему понравилось выражение настоящей тревоги, пробежавшее по лицам других жнецов.

«Джо пугает их до чертиков», — подумал он. Рейнджер приобрел еще большее уважение Бенни.

— Этот парень, — сказал Бенни. — Так что… вам придется попросить его.

— Нет, — сказал брат Питер. — Думаю, ты пойдешь и заберешь записи и принесешь их мне сюда.

— Думаете, я действительно сделаю нечто настолько глупое, потому что вы просите?

— Я не прошу, маленький брат. Я говорю тебе.

Бенни покачал головой.

— Нет, я играл честно. Я отдал вам то, что мы взяли у зома. Не собираюсь спорить об юрисдикции всего этого. Но то, что я вчера забрал у жнеца, принадлежит мне. Ваш жнец напал на меня. Все, что я забрал у него, мое по праву. Военные трофеи.

— Это не война, мальчик.

— А, черт, и как вы это называете?

— Ты бросаешь вызов воле бога.

— Вполне уверен, что нет.

Брат Питер вздохнул.

— Тогда позволь мне все упростить. Я отошлю тебя обратно в Убежище. Ты заберешь то, что отдал Джо Леджеру и вернешь мне.

— С какой стати я буду делать нечто настолько глупое?

Брат Питер не ответил. Не словами.

Он стоял в метре от Никс, явно игнорируя револьвер, направленный на его голову. А потом он двинулся. Так быстро, что не было времени отреагировать или крикнуть. Брат Питер выхватил пистолет из руки Никс, развернул ее и рукой обхватил за горло. Он позволил пистолету упасть, и внезапно в его руке появился нож, край лезвия которого прижимался к шее под челюстью Никс.

Меч блеснул, когда Бенни вытащил его из ножен, но брат Питер заставил его застыть на месте всего пятью ужасными словами:

— Я окроплю тебя ее кровью.

Пистолет лежал на земле у ног брата Питера. Он пнул его в лощину.

— А теперь, — спокойно сказал он, — повтори, что отказываешься отдать то, что принадлежит мне. Скажи мне это, парень, и увидишь, как жизнь этой девушки оставляет ее.

— Нет! — крикнул Бенни.

Никс уставилась на Бенни широко раскрытыми глазами, наполненными абсолютным ужасом.

Жнецы начали спускаться со своих квадроциклов, и на их татуированных лицах появились улыбки.

Бунтарка резко развернулась и направила рогатку на ближайшего, но Бенни знал, что ничего не выйдет. Она могла бы убить этого человека, Бенни разобрался бы с другим лезвием, но то уже было у горла Никс.

Затем внезапно послышался резкий металлический звук позади жнецов. Звук такой особенный, что все уже узнали его, до того как повернулись и посмотрели.

Пистолет сняли с предохранителя.

Потерянная Девушка поднялась из высокой травы позади полукруга жнецов, двумя руками удерживая оружие.

— Отпусти Никс, — сказала она могильным шепотом, — или я снесу тебе голову.

Жнецы замерли на месте, некоторые уже успели вытащить оружие. Брат Питер повернулся лицом к Лайле.

— Убьешь меня, и она умрет.

— Ты и так угрожаешь убить ее. Лучше убью тебя первым.

— Мои жнецы из Красного Братства перебьют вас.

Лайла сказала:

— Посмотри мне в глаза и скажи, если тебе кажется, что мне не все равно.

Брат Питер действительно заглянул ей в глаза, и Бенни показалось, что он видел, как нечто изменилось в выражении лица мужчины. Это был не страх — Бенни не был уверен, что этот человек способен на такие эмоции — но, возможно, это было понимание, принятие.

Он опустил нож и легонько толкнул Никс. Она, шатаясь, шагнула вперед, и Бенни схватил ее за руку. Никс сразу же развернулась и попыталась ударить брата Питера в пах. Он легко отразил ее удар, словно отмахнувшись от мухи.

— Никс, — предупреждающе сказал Бенни, оттягивая ее от жнеца. Она вырвалась из его хватки и вытащила свой меч. Додзигири сиял в ярком солнечном свете, но, несмотря на всю его смертоносность, брат Питер словно не заметил его.

Пистолет Лайлы был неподвижен в ее руках.

— Убирайтесь отсюда.

Не спеша брат Питер убрал нож.

— Послушай меня, — тихо произнес он. — Мы все сейчас уйдем. Но пойми — мне нужно то, что вы отдали капитану Леджеру. Вы принесете это мне.

— Почему ты считаешь, что мы вообще рассматриваем такой вариант? — рявкнула Никс.

Брат Питер протянул руку, указывая на Убежище в нескольких километрах от них.

— Думаю, вам не безразличны люди в Убежище. Больные, беспомощные, — он сделал паузу. — Дети.

Бенни слышал, как Бунтарка сделала резкий вдох.

— Вы думаете, что Убежище — это крепость, — сказал жнец, — что вы в безопасности внутри.

— Так и есть, — твердо сказала Никс.

Брат Питер поднял сумку и убрал ее в заднее отделение квадроцикла.

— Не принесете мне то, что украли, и узнаете, насколько безопасно Убежище.

— Она права, — сказал Бенни. — Попробуйте сделать хоть что-то, и армия вас остановит.

Брат Питер фыркнул. Жнецы засмеялись. Грубый, жесткий смех, который словно подпитывало определенное знание о том, что имел в виду брат Питер. Они подмигнули друг другу и дали пять.

— Ты странный, парень, — сказал брат Питер. — Ты действительно думаешь, что «армия» встанет на твою защиту?

— Лично мою? Скорее всего, нет, — признал Бенни. — Я никто. Но если постараетесь забрать что-то у капитана Леджера, то, конечно, они поддержат его. Но это глупо. У вас ножи, у них ружья.

Брат Питер покачал головой.

— В мире нет достаточного количества пуль, чтобы остановить волю Танатоса — слава его тьме.

Жнецы подхватили его слова.

— Я дам вам время до завтрашнего заката, — сказал брат Питер, забираясь на свой квадроцикл. — Этого должно быть более чем достаточно, чтобы обмануть Джо Леджера и вернуть украденное. Принесите бумаги сюда и оставьте их на краю лощины, прижав камнем. Мы не станем вмешиваться, когда ты доставишь украденное.

— Эй, парень, я отдал тебе сумку, — сказал Бенни. — Как я и сказал, я оставлю себе то, что нашел вчера. Сойдемся на ничьей.

— Нет, — сказал брат Питер, — не сойдемся.

Лайла подошла, чтобы встать с Бенни и другими.

— Убирайтесь отсюда, — сказала она.

Глаза брата Питера были полны мрачной таинственности.

— Грядет буря, — сказал он. — Она в дыхании моего бога, и она будет мощнее, чем любой виденный вами ураган. Тучи раскроются, и дождь крови прольется на вас. Грядущая буря уничтожит здания вашего старого мира, она найдет богохульников, где бы они ни прятались. Она очистит землю, и когда закончится, не останется доказательств, что вы — любой из вас — когда-либо жили.

Бенни хотел ответить каким-нибудь колким замечанием, но в голосе брата Питера было что-то такое, как и в выражении его глаз, что слова застыли на языке Бенни.

— У вас есть время до завтрашнего вечера, — сказал брат Питер. Он дал сигнал жнецам завести двигатели. Они развернулись и поехали прочь, пересекли поляну и ровным строем въехали в лес.

47

Потерянная Девушка опустила пистолет и подняла копье.

Никс сделала долгий прерывистый вздох, убрала меч в ножны, повернулась и ударила Бенни в грудь так сильно, как только могла.

— Подожди — а-а-ай! За что? — проорал он.

— Ты просто отдал ему сумку? — кипела Никс. — Ты просто взял и отдал единственные предположения, которые у нас были насчет месторасположения доктора Макреди?

— Нет, я…

— Что, черт возьми, происходит в твоей голове, парень? — спросила Бунтарка. — Там вообще что-то происходит?

— Нет, — сказала Лайла, — он не очень умен.

— Послушайте, я…

Никс с отвращением покачала головой.

— И ты планируешь попросить у Джо свою находку?

— Удачи с этим, — сказала Бунтарка и добавила себе под нос: — Придурок.

— Эй, подождите, я…

— О чем ты думал, Бенни? — спросила Никс.

— Вы, ребята, классные, — сказал он с сарказмом, — спасибо, что доверяете мне… но я вообще-то не тупой.

Он засунул руку в карман жилета и вытащил бумаги, держа их в сантиметре от лица Никс. Девушки изучили бумажки. Никс взяла одну, Бунтарка другую. Лайла подошла и взглянула поверх их плеч.

Никс прочитала:

Срочно: докл активности B3 по близ с нпдс-надеж свид

***ПК5?

Бунтарка прочитала:

+ 36°30′ 19,64», — 117°4′ 45,81»

Лайла сказала:

— Подождите… что?

— Я не знаю, что искал брат Питер, — сказал Бенни, — но, думаю, вот это.

Медленная улыбка расползлась по лицу Никс и даже ее веснушки засветились.

— Я засунул их в карман, когда увидел квадроциклы. Ничего важного в сумке не осталось.

Бунтарка широко улыбнулась и покачала головой.

— Ей богу, парень, ты скользкий, как жирная ласка.

— Спасибо, наверное.

Лайла оценивающе взглянула на него, словно удивившись, что он все-таки не умственно отсталый.

Улыбка Никс застыла.

— Что произойдет, когда брат Питер поймет, что у него нет нужных бумаг?

— Как мы можем знать, что он сам знает, что ищет? — спросил Бенни. — Они, скорее всего, следили за нами и видели, как мы забрали сумку. Потом видели, что мы положили все обратно, и теперь она у них. Нам лишь нужно унести свои задницы обратно в Убежище. — Он сделал паузу. — Вчера Джо сказал мне, что из-за того, что они не могут найти записи серии D, мы теряем шанс победить эту штуку. Не думаю, что это правда.

Никс сказала:

— Что имел в виду брат Питер, говоря о грядущей буре?

— Он блефовал, — сказал Бенни. — Лайла нацелила на него оружие, и он нес всякий бред.

Потерянная девушка медленно покачала головой.

— Нет, это не так.

— Думаешь? — спросил Бенни.

— Белоснежка права, — заметила Бунтарка, — брат Питер совсем не блефовал, нет, сэр. Можно было по его голосу определить. Он думает, что одержит победу.

— Против Убежища? — засмеялась Никс. — Против капитана Леджера и солдат? Как?

Никто не мог ответить на этот вопрос.

— Тогда это какое-то оружие, — сказала Лайла. — То, чего мы еще не видели.

— Жнецы пользуются лишь ножами, — сказала Никс.

Бунтарка пожала плечами.

— Когда я еще была с ними, они бы никогда не воспользовались квадроциклом. Это наука старого мира, абсолютное табу. А теперь посмотрите. Так что, кто знает, что еще они могут предпринять? — Бунтарка покачала головой. — Нет… мы должны быть готовы ко всему.

Не сказав больше ни слова, они сели на квадроциклы и направились обратно в Убежище.

48

Брат Питер завел свой квадроцикл в расщелину упавших валунов и выключил двигатель. Сестра Сан сидела на стуле в тени навеса, высеченного для нее телохранителями-жнецами. Она пила воду из пластикового стакана. Женщина казалась старше своих лет и напоминала хрупкую сосульку теплым утром.

— Как прошло? — спросила она, когда брат Питер подошел и сел напротив нее.

Он налил себе немного воды, выпил ее и убрал стакан.

— Прошло прямо так, как было запланировано, — сказал он.

Она потянулась и похлопала его по руке.

— Хорошо.

Из журнала Никс:

Бенни не тот парень, с которым я выросла.

Прошло меньше девяти месяцев с тех пор, как начались все наши неприятности. Девять месяцев назад Бенни был действительно маленьким. Милый и умный, но незрелый для своего возраста. Все так думали, но никто не был настолько откровенен, чтобы сказать ему это в лицо.

После того как Том в первый раз отвел его в «Руины» Бенни начал меняться. Теперь улыбается намного меньше, хотя и говорит глупые вещи или поступает безумно.

Но… иногда я гадаю, не являются ли его действия в такое время защитным механизмом. Интересно, пытается ли он быть ребенком, в то время как все остальное в мире пытается состарить его.

Он знает об этом?

С тех пор как мы пришли в Убежище, он изменился еще сильнее. Не знаю, как это описать. Словно он успокоился. Он спокойный. Это имеет смысл. Этот новый Бенни намного больше похож на Тома. Независимый и сильный. Но в то же время он другой. Может, Бенни изменяется.

Надеюсь, Бенни нравится тот, кем он становится.

Мне — да. Может, даже больше, чем когда-либо.

49

На расстоянии многих километров…

На знаке было написано: «Дорога Бойни».

Это заставило святого Джона улыбнуться как из-за ярких изображений, созданных разумом, так и благодаря поэзии, которую он находил в событиях каждого дня.

Он стоял в тени билборда, на котором уверенно улыбающаяся фигура обещала, что все смогут услышать его. У святого Джона никогда не было мобильного телефона. Еще до Падения он верил, что они шепчут о соблазнах и подобно клещам вытягивают веру и здравый смысл. Кроме того, еще до воскрешения мертвых, когда бы святой Джон ни испытывал необходимость сказать кому-то что-то важное, он отводил его в отдаленное место и делился своими секретами в паузах между криками.

Сорняки и трава заполнили пространство вокруг билборда, а случайный лес молодых деревьев разросся вдоль дороги. Поверхность дороги была избита корнями и погодой, но оставалась относительно свободной от растений. Когда скауты святого Джона увидели это, они предупредили его, и взвод Красного Братства приехал сюда, следуя по проверенной дороге. Высохшая грязь после недавних дождей запечатлела следы лошадиных копыт, колес фургонов и отпечатки ботинок. Это был торговый путь.

Четыре грузовых фургона медленно ехали вдоль дороги. Рамы были сделаны из шасси грузовика и колес деревянных телег с большими коробками, прикрепленных к раме. Все коробки были обшиты листами металла, и лошадей прикрывали защитные плащи, покрытые сетью из стальных шайб, соединенных проволокой крупного диаметра. Оседланные лошади были защищены таким же образом, а все мужчины и женщины в группе носили длинные прочные плащи, толстые кожаные перчатки и различные головные уборы, включая маски для фехтования, футбольные шлемы, древние нормандские стальные шлемы, украденные из музеев, и даже пластиковый аквариум с дырами для вентиляции. Здесь было четыре всадника и десять пеших охранников. Все были вооружены, и, кроме ножей и мечей, у многих были ружья.

Защита была очень эффективной, и старые выгоревшие на солнце кости, лежащие вдоль дороги, подтверждали это.

Святой Джон положительно оценил фургоны, разумную конструкцию защитных плащей и металлических доспехов. Всего этого было более чем достаточно, чтобы остановить атаку живых мертвецов.

— Взять их, — сказал святой Джон.

Жнецы Красного Братства, собранные, словно кулак, атаковали.

Меткие стрелы на мгновение заполнили небо, а потом тела начали падать с лошадей, а кони заржали. Внезапно все эти умно продуманные приспособления развалились, когда хищники намного опаснее ходячих мертвецов доказали то, что все мудрые убийцы и так уже знали: нет никого опаснее живых людей.

50

Как только Бенни и девушки вернулись в Убежище, они припарковали квадроциклы и поспешили через мост.

— Нам нужно увидеться с капитаном Леджером, — требовательно сказала Никс.

Охранники никак не отреагировали. Они даже не посмотрели на нее.

— Эй, — громко сказал Бенни, — мы с вами говорим.

Тишина.

Бунтарка показала пальцем.

— Посмотрите все, Потерянная Девушка нарушает ограничение в пятнадцать метров. Она прямо там, у края рва. Думаю, вам нужно сообщить капитану Леджеру.

Один из охранников посмотрел на Лайлу, улыбнулся, а потом пожал плечами. Это был самый длинный ответ, который им дали охранники моста.

— Черт с ним, — пробормотал Бенни, пытаясь протолкнуться мимо солдат и добраться до рычага, удерживающего мост.

Ближайший из солдат толкнул его. Очень быстро и очень сильно.

Послышался скрежет стали, и меч Никс, Додзигири, вспыхнул в солнечном свете.

Через сотую долю секунды на них были направлены ружья. На Бенни, Никс, Лайлу и Бунтарку. M16, автоматические винтовки.

— Я вам скажу один раз, — сказал охранник, который толкнул Бенни. — Уходите. Сделайте это прямо сейчас, или мы будем стрелять. Не совершайте ошибку, думая, что это можно обсудить. Уходите.

— Нам нужно увидеться с капитаном Леджером, — стоял на своем Бенни.

— Первая пуля попадет тебе в коленную чашечку, парень, — сказал охранник. — Как хочешь.

Они пошли прочь, но через десять шагов Бенни побежал.

51

В километре отсюда.

— Что они нашли, сестра? — спросил брат Питер. Он замер, словно бледная обезьяна на выступе красной скалы.

Двигатель квадроцикла сестры Сан был выключен, но она все еще сидела на нем, перенеся вес на руль. Женщина вздохнула и откинулась назад, положив руку на сумку на своих коленях.

— Это, — сказала она.

Брат Питер спрыгнул со скалы и взял сумку. Он быстро и тщательно пролистал бумаги.

— Координаты?

— Их нет, — сказала сестра Сан.

Они посмотрели друг на друга.

И улыбнулись.

Это была неожиданная удача.

Не слепая удача, однако. Для них это было доказательство силы их бога.

52

Бенни склонился над рулем квадроцикла и завел двигатель.

— Что ты делаешь? — проорала Никс сквозь рев.

— Помнишь, в скаутах, мистер Фини сказал, что выживание требует проактивного отношения?

— Да, но…

— Я проактивен.

Любой комментарий, который Никс могла бы отпустить, затерялся в реве двигателя, когда он пронесся мимо нее, а колеса поднимали песок позади. Ему показалось, что он услышал, как она выкрикнула его имя, но не обернулся.

Бенни пролетел мимо детской площадки и сада. Монахи и дети уставились на него, но никто ничего не сказал. Хотя, возможно, он слышал, что один из старших монахов кричал даже громче, чем Никс. Что-то насчет притормозить, наверное. Бенни решил не слушать это предостережение. Сейчас было неподходящее время для того, чтобы подчиняться правилам.

Настало время действовать.

Ров находился в сорока метрах впереди. Как только Бенни проехал мимо последнего сада, он свернул налево, направляясь к месту, где стальной мост опускался дважды в день. Там находился метровый кусок металла, торчащий над обрывом, и он был шире моста. Достаточно широк для колес квадроцикла.

Бенни так надеялся.

На другой стороне рва была только металлическая пластина. Ни моста, ни других препятствий.

Он никогда раньше такого не делал, конечно же.

Даже в своих мыслях.

Вопрос был лишь в скорости и топливе.

И удаче.

— Давай, Том, — прорычал он, прибавляя газу. — Немного помощи с того света не помешает.

Бенни вжал газ в пол, и мотор заревел, как живое существо. Свирепое, живое и мощное.

— Давай… давай! — орал Бенни.

Поднятый мост находился там, прямо там, по сторонам его стояли четверо солдат. Они уставились на Бенни, словно тот сошел с ума. Парень мог понять почему.

Двое из них подняли винтовки, и Бенни распластался над рулевой колонкой, пытаясь стать очень маленькой целью.

Конечно, если в него попадет пуля, она пробьет ему голову. Он призадумался. Квадроцикл, не сдерживаемый мыслями о смертности, продолжал лететь вперед.

— ОСТАНОВИСЬ! — орали охранники.

Послышался глухой «крак-крак-крак» стрельбы.

Бенни приготовился к удару.

Но ничего не почувствовал.

И продолжал ехать.

Он рванул к мосту, собирая каждую каплю скорости, а потом, в последнюю секунду, повернул колеса, и квадроцикл промчался мимо охраны, мимо поднятой стали и пролетел над пустым пространством.

Послышался один «бамп», когда заднее колесо задело край ворот. Всего одно прикосновение. Бенни сделал все правильно.

Он заорал — громко, яростно и свободно, — когда чувство скорости, казалось, исчезло, и квадроцикл завис в воздухе вне оков силы притяжения, прекрасный и парящий. Под ним шестиметровый ров словно двигался со странной скоростью, как будто само время замедлилось. Он посмотрел вниз и во вспышке паники увидел, что передние колеса уже начали опускаться ко дну рва, а дальняя сторона все еще казалась в миллионе километров оттуда. Бенни потянул за ручки, словно мог поднять всю машину чистым усилием воли и мышц.

А потом край рва оказался рядом, и мягкие шины опустились на землю в нескольких сантиметрах от него. Послышался второй удар, когда на земле оказались задние колеса, и от этого удара у Бенни задрожали кости и щелкнули зубы. Его руки все еще были направлены вперед, он все газовал, так что наступил момент, когда инерция, удар и сила притяжения столкнулись в яростное ничто: колеса проворачивались и высокие клубы темного песка поднимались за ним, а квадроцикл дрожал так, словно сейчас развалится. Когда шины глубоко врезались в землю, а двигатель превозмог силу притяжения, тянущую вниз, квадроцикл Бенни бросился вперед, словно пуля, выпущенная из ружья.

Бенни издал вопль бурной радости и чистого возбуждения.

Крак! Крак!

Он слышал выстрелы, но пули миновали его. Или он молился, чтобы миновали. Боли не было, не было ни тяжелого удара столкновения, ни жжения порванных нервов и тканей.

Бенни быстро бросил взгляд через плечо и увидел, что двое солдат растянулись на земле. Бенни остановил квадроцикл боком, взметнув стену пыли между собой и зомами. Частицы песка словно застыли там — коричневое пятно этого момента. Третий солдат, тот, что отказался передавать сообщение капитану Леджеру, облокотился о мост, держась за то, что было похоже на сильно сломанный нос. Четвертый стоял без оружия с поднятыми руками.

Никс, Лайла и Бунтарка явно зашли со слепой стороны солдат, пока те стреляли в Бенни.

«Ну, — подумал Бенни, — думаю, отстойно быть ими».

И все же он надеялся, что девушки сильно никому не навредили. Жаль, что охранникам не хватило ума, приказов или манер, чтобы передать простое послание.

Бенни увидел, что Никс повернулась к нему и раздраженно покачала головой. Он был уверен, что, если бы она узнала о его плане, сделала бы все, чтобы остановить его. И все же… яркая улыбка расцвела на ее лице.

Лайла взглянула на Бенни и коротко кивнула.

Он был уверен, что получит взбучку за свою поспешность, но в это время другие страдали от коллективной женской ярости. Ему это подходило.

Какое-то движение заставило его повернуться, и он увидел мертвых, четыре сотни тысяч пар глаз, глядящих на него. Шаркающих в его направлении. Тут и там Бенни видел зомов в черных одеждах с красными тканевыми полосками, привязанными к запястьям и лодыжкам. Это были жнецы, погибшие в большой битве три недели назад. Бенни узнал несколько лиц. Жнецы выглядели как обычные люди, ну, зом-версии обычных людей, но ведь они были такими злобными при жизни, с таким твердым намерением уничтожить все живое. Такой концепт казался Бенни еще более непонятным, чем тот факт, что теперь эти люди были живыми трупами.

«Жизнь действительно странная штука, — подумал он. — И чем дальше я отхожу от дома, тем страннее она становится».

Потом, с коллективным стоном бесконечного голода, потрясшего мир, и топотом восьми сотен тысяч иссохших ног, они бросились на него. Когда Бенни только встретил Джо Леджера, рейнджер насчитал около двух сотен тысяч зомов. Монахи насчитали в два раза больше.

И он засмеялся.

— Укусите меня! — проорал Бенни во всю глотку.

Он нажал на газ и рванул вперед, сначала направляясь на скорости к приближающейся стене смерти, а потом, в последнюю секунду, свернул налево, отъезжая от ангара и лаборатории, мимо безмолвного, заляпанного кровью самолета, пролетая мимо ряда протянувшихся рук, на всей скорости направляясь к дальнему концу летной полосы.

Все зомби начали следовать за ним.

Вскоре он обогнал их. Чем дальше Бенни продвигался, тем меньше становилось зомов. Вскоре он оказался на открытой местности, где только одинокий зомби-солдат медленно бродил по бессмысленному кругу, представляя печальную картину из-за отсутствия ступни. Бенни свернул направо, направляясь к низкому зданию у подножия ряда башен с сиренами.

Он бросил быстрый взгляд через плечо и увидел по крайней мере в полкилометре позади себя линию волны зомби.

Идеально.

Он подъехал к маленькому зданию. Вперед вышел солдат с винтовкой в руке.

— Остановись прямо здесь, — скомандовал он. — Кто ты и что здесь делаешь? Это зона ограниченного доступа.

— Без шуток, — сказал Бенни, — мне нужно, чтобы вы включили сирены.

Солдат начал поднимать винтовку.

Бенни сразу заставил двигатель поработать на холостом ходу, чтобы поднять облако удушающей пыли. Потом он рванул на юг вдоль линии башен с сиренами. Он громко ругался, повторяя все грязные словечки, которым научился у Бунтарки. У девушки был действительно ядовитый язык, и Бенни ощущал некоторое смущение, бормоча эти описания, хотя никто и не слышал его.

Зомы продолжали идти, привлеченные облаком пыли и ревом квадроцикла. Частицы песка теперь кружили на высоте в тридцать метров, а ветерок, хоть и легкий, продолжал развеивать облако, менять его форму, отправляя к горам. Мертвые последовали за ним, словно зачарованные.

Когда Бенни убедился, что находится вне досягаемости выстрелов винтовки, он остановился у подножия гор, приманивая зомов.

— Давайте, — сказал Бенни сквозь сжатые зубы. — Давайте…

Зомам понадобилось почти двадцать минут, чтобы добраться до него.

Когда первые мертвецы оказались в пяти метрах от него, Бенни прибавил газу и рванул прочь, направляясь еще дальше на юг. Они всколыхнулись, словно нечеловеческий прилив, но Бенни двигался слишком быстро и был уже слишком далеко. Потом он резко свернул направо и снова направо, направив квадроцикл на север, но держался в стороне от тучи зомов, двигаясь на низкой скорости, чтобы двигатель скорее мурчал, чем рычал. Зомы услышат его, но не сразу.

К тому времени, как он добрался до лаборатории, Никс и остальные закончили связывать солдат. Над ними стояла Лайла, спокойно держа в руке «Зиг Зауэр». Бунтарка и Никс пытались понять, как работает блокировочная система моста. Дюжины монахов вышли из других зданий на той стороне рва. Некоторые обвиняли девушек в насилии, но большинство просто наблюдали в немом восхищении.

Бенни остановился у входа в серое бетонное здание. Он выключил двигатель, слез с квадроцикла и очень быстро обежал все строение, чтобы убедиться, что не пропустил зомов.

Никого из мертвых рядом не было.

Бенни широко улыбнулся.

Он подбежал к краю рва и позвал Никс по имени.

Первое, что она сказала, было:

— Ты идиот.

— Ага, не новость.

— Но я люблю тебя.

Он кивнул мимо нее на солдат.

— С ними все в порядке?

Девушка безразлично пожала плечами.

Бенни поразила разница между его восприятием девушек как более слабых, скромных и не способных к насилию или жестокости и реальностью. И не то чтобы он видел доказательство противоположного. Лайла была ходячим подтверждением женской силы. Как и Бунтарка. И Никс, которая так же хорошо владела мечом, как Бенни. И, несмотря на все это, осколок гендерного предубеждения все еще гноился в его голове. Он гадал, перестанет ли когда-нибудь удивляться, когда его предвзятое мнение будет сокрушено правдой.

Бунтарка кинулась к краю.

— У тебя есть настоящий план, парень, или ты надеешься на божественное вмешательство?

— И то и другое, — признался Бенни.

— Мы узнаем план?

— Он прост, — сказал Бенни. — Я собираюсь стучать в дверь, пока они меня не впустят.

Девушки одарили его долгими бесстрастными взглядами.

— Эй, — сказал Бенни, — я с радостью выслушаю предложения.

Лайла, молчавшая до этого, сказала:

— Стучи громко.

Он так и сделал.

Из журнала Никс:

Каждый раз, когда я думаю о Маунтинсайде и других городах, меня охватывает паника. Надеяться на сетку-рабицу просто глупо. Даже тот психопат, проповедник Джек, гораздо умнее в таких вещах. В Геймленде существовали все виды защиты. Разумной защиты. У них был крепкий забор из сетки-рабицы, но это лишь внешний барьер. И он был спрятан за двумя рядами плотной вечнозеленой изгороди, играющей роль перегородки.

Зомы не видят сквозь изгородь, у них возникает гораздо меньше визуальных соблазнов. За забором дорога вела через сложную систему рвов. Там выстроились ряды проволочных заграждений и замаскированные смертоносные ямы. Указания, как безопасно пройти мимо защиты, были написаны на больших деревянных знаках. Это умно, потому что люди умеют читать, а зомы — нет.

Защита Геймленда не была похожа на укрепления городов и военных баз. Она была специально придумана против врага, который не мог думать.

Ров в Убежище — тоже умное приспособление.

Том сказал: чтобы оставаться в безопасности, нужно понимать природу угрозы, а не ориентироваться на свое представление. Сначала я этого не понимала.

Теперь понимаю.

53

— Откройте чертову дверь! — орал Бенни. Он кричал так громко, что эхо отдавалось от далекой красной горы и рикошетом возвращалось к нему над головами сотен зомби, медленно шаркающих к нему. Его кулак болел, а голос охрип, но он стоял там и продолжал. Стучать, кричать.

— Парень… эй, парень! — окликнул его голос. — Они тебя не слышат.

Бенни развернулся и увидел рейнджера Джо. Он не слышал, как тот подошел.

— Откуда вы?

— Изначально? Балтимор. А сейчас — из ангара.

— Много времени вам понадобилось, — Бенни растирал руку. — Где вы были?

— Дела. Хочешь рассказать мне, почему ты и твоя команда разбойниц выбила дерьмо из четырех солдат? А пока ты это делаешь, как насчет объяснить тот трюк с квадроциклом? Я видел тупые вещи, и тупых видел, но это…

— Тупо, ага, я понял, куда вы клоните.

Легкая улыбка появилась на лице Джо.

— Так в чем дело? Это связано с тем, что ты хочешь увидеть своего друга Чонга? Избиение солдат и нарушение правил не…

— Я пытаюсь попасть внутрь, — сказал Бенни. Он еще раз ударил по двери.

— Это понятно, вот почему я вышел сюда. Пытаюсь сэкономить твое время, — Джо указал на высокие стальные двери в бетонном фасаде здания. — Читай по губам, парень, попытайся понять. Они. Не. Слышат. Тебя.

— Почему нет?

— Это ультразащитное звуконепроницаемое укрепленное здание. Оно создано, чтобы противостоять всему, кроме прямого удара ядерного оружия. Ты можешь ходить взад и вперед весь день с духовым оркестром, и они не услышат ни звука. Ничего. Nada.[4] У меня получилось достучаться до тебя хоть немного?

Бенни проигнорировал его.

— Еще оно создано, чтобы удерживать кучу зомби снаружи, как тех, что, хм, да, движутся в эту сторону.

— Им нужно, по крайней мере, десять минут, чтобы дойти.

Джо что-то проворчал.

— Справедливо. Но дверь все равно будет закрыта, когда они сюда доберутся… а ученые внутри даже не узнают, что зомы тут жуют упрямого подростка.

— Почему? — требовательно спросил он. — Они должны знать, что мы здесь.

— Так и есть. Периодически один из них даже смотрит на видеомонитор.

— Что?

— Типа электронного окна.

— Тогда, если они видят нас, почему не открывают двери?

— А зачем?

Бенни указал пальцем на здание.

— Потому что я стучу.

— Не обижайся, парень, но кто, черт возьми, ты такой?

Бенни ударил его.

Он даже не знал, что сделает это. Его рука уже двигалась, когда собралась в кулак и врезалась в челюсть Джо.

В ударе был весь гнев и раздражение.

Джо пошатнулся. Он откинул его на полшага назад.

И все.

Бенни постарался ударить еще раз, но Джо перехватил его открытой ладонью, словно бейсболист, хватающий мяч. Пальцы Джо сжались вокруг кулака Бенни железной решеткой. Потом он выкинул руку вперед и схватил Бенни за перед рубашки, и внезапно Бенни уже стоял на кончиках пальцев, нос к носу с рейнджером. Голубые глаза Джо прожигали его, а губы мужчины дергались, словно сдерживали ругательства.

Наконец он улыбнулся и оттолкнул Бенни.

Джо потер челюсть.

— Хороший удар. Не могу сказать, когда в последний раз меня заставал врасплох удар.

— Надеюсь, больно.

— Больно, — признал Джо. — Однако… скорее всего, не так, как твоей руке.

Бенни пытался игнорировать свою руку. Он словно опустил ее в раскаленное железо.

— Позволь мне кое-что сказать тебе, парень, — сказал Джо. — Так как ты брат Тома Имуры и, скорее всего, еще не оправился от черепно-мозговой травмы, я закрою на это глаза. Я понимаю, что ты расстроен, твой лучший друг там и, возможно, умирает, или уже стал зомом, но нужно научиться выбирать битвы. Я тебе не враг, и не хочу становиться грушей для того, кто хочет выпустить пар.

— Я не могу позволить Чонгу умереть, не сделав все возможное, — сказал Бенни, — я не могу.

— Ладно, я восхищаюсь этим. Браво, — сказал Джо. — Но как весь этот бред может помочь ему?

Бенни опустил руку в карман и достал два обрывка бумаги.

— Сегодня мы ездили в «Руины», — сказал он. — К лощине рядом с тем местом, где упал самолет.

— Зачем?

— Потому что там сержант Ортега. Был там. Он мертв. По-настоящему мертв то есть.

Джо прищурился и кивнул на обрывки бумаги.

— Вы взяли это у него?

— Да, — Бенни передал их Джо. — Думаю, мы узнали, где находится доктор Макреди.

Джо изучил бумажки. Это было послание:

Срочно: докл активности B3 поблиз с нпдс-надеж свид

***ПК5?

Бенни наблюдал за реакцией мужчины. Джо смертельно побледнел. Потом его глаза округлились, и Бенни показалось, что они сейчас вывалятся из головы.

— Где?..

Бенни рассказал об их вылазке в лощину, как они вытащили сержанта Ортегу, о том, что нашли, и столкновении с братом Питером и Красным Братством.

— Он сказал, что хочет получить то, что я отдал вам.

— Ага, сейчас, — сказал Джо.

— Он сказал, что, если я не верну это к завтрашнему закату, жнецы нападут на Убежище.

Бенни ожидал, что Джо засмеется, но нет.

— Джо? — спросил Бенни. — В действительности жнецы не могут взять Убежище… разве нет?

Но Джо не ответил.

— Где сумка, которую ты забрал у сержанта Ортега?

— Я… эм… отдал ее брату Питеру.

Лицо Джо из бледного стало синевато-серым, а потом опасно красным.

— Ты с ума сошел? — прогремел рейнджер. На мгновение он схватил Бенни за рубашку. — Ты глупый, тупой маленький…

И Бенни отдал вторую бумажку.

С координатами.

— Вы, солдаты, слишком долго воевали, — сказал Бенни. — Постарайтесь хоть немного верить в людей.

Джо уставился на бумажку. Она была разорвана пополам.

— Это только половина.

— Знаю. Мы отдадим вам вторую, как только вы пообещаете мне кое-что.

— Ходишь по тонкому льду, парень, — сказал Джо тихим и опасным голосом.

Бенни наклонился ближе к мужчине.

— Я ходил по тонкому льду с тех пор, как зомби сожрали мир. Мне нужно, чтобы вы пообещали мне две вещи. Выполнили два условия.

Джо изучал его стальными глазами.

— Какие?

— Первое: вы скажете мне, что происходит внутри лаборатории и ангара.

— Поверь мне, парень, ты не захочешь этого знать.

— Не говорите мне, что я хочу знать. И не считайте, что я не могу с этим справиться.

— Какое второе условие?

— Вы берете меня с собой, — сказал Бенни. — Меня, Никс, Бунтарку и Лайлу.

Бенни ждал, напрягшись всем телом, приготовившись к спору, ярости, отказу, которые, он знал, последуют. Рейнджер посмотрел мимо него на трех свирепых девушек на другой стороне рва. Потом повернулся и взглянул на зомов, которые уже были меньше чем в четверти километра от них. Наконец он посмотрел на оборванный кусок бумажки в своей руке.

— Ты делаешь все это из-за твоего друга? Из-за того парня, Чонга?

— Я делаю это, потому что этот мир тоже принадлежит нам. У вас нет права отстранять нас от сражения за него.

Джо сделал глубокий вдох и медленно выдохнул через нос.

— Дай-ка я кое-что скажу тебе, парень, — сказал он. — Из-за того, что мне нравился твой брат, я забуду, что ты пытался шантажировать меня.

— Спасибо, но это не шантаж, — рявкнул Бенни. — А если и так, я не могу позволить Чонгу умереть, не сделав все возможное.

Джо взглянул наверх, чтобы посмотреть, как высоко стоит в небе солнце.

— У вас есть час на подготовку. Один сменный комплект одежды, вода и еда на неделю, все имеющееся оружие. Встретите меня у моста со вторым куском записки.

Бенни запустил руку в карман, вытащил второй обрывок бумаги и отдал его Джо. Рейнджер улыбнулся.

— Как я и сказал — вам нужно больше верить в людей.

54

На расстоянии многих километров…

Мясные мухи кружились вокруг святого Джона, пока он стоял с руками за спиной: задумчивое выражение лица, а его темные одежды блестят от крови. Повара и помощники заняты убийством лошадей. Мародеры армии жнецов в это время обыскивали фургоны в поисках ценных товаров. Большая часть того, что торговцы привезли с собой, было греховным — книги в мягкой обложке, священные тексты десятка фальшивых религий, ювелирные украшения, антибиотики, игрушки, предметы роскоши. Вещи, благодаря которым людям хотелось наслаждаться жизнью, а это являлось оскорблением Танатоса — слава его тьме. Он ведь объявил, что все человечество должно умереть, что все, кто остался жив, оскорбляли этим бога. Кроме жнецов, которые знали, что по завершении великого очищения они откроют красные врата друг в друге и войдут во тьму, где их ждет огромное и вечное ничто.

Приказы святого были точными: никого не убивать.

Стрелы, остановившие конвой, попали точно в цель. Убили лошадей, ранили всех охранников. Эффект был предсказуем. Охранники, не знавшие нападений, увидели, как их товарищи слева и справа падают на землю. Они впервые повстречали стрелы и кровь, услышали визг, крики боли и страха, и дух борьбы покинул их. Они побросали оружие и стали просить пощады. Милосердия.

Лишь у пары охранников храбрость оказалась сильнее чувства самосохранения. Или, возможно, они верили, что достаточно сильны для противостояния. Один мужчина, латиноамериканец с широкой грудью, соскочил со своей умирающий теннессийской лошади. На нем было ожерелье из свадебных лент и ружье, из которого он выстрелил в первую волну Красных Братьев. Когда карабин опустел, он уронил его, вытащил девятимиллиметровый «Глок» и убил еще восемь жнецов, прежде чем новая волна врезалась в него. Мужчина упал. Он убивал и наносил удары ножом, который забрал у одного из Красных Братьев, а когда тот застрял в груди одного жнеца, он бился голыми руками.

Святой Джон приказал жнецам взять мужчину живым.

Так они и сделали, но плоть человека, которого притащили к святому, была уже испещрена дюжиной красных врат, и одной ногой он уже стоял во тьме. Это опечалило святого Джона. Боец был тем, кто мог стать отличным Красным Братом.

Святой Джон остановился над ним, сцепив руки. Остальные выжившие были связаны. Некоторых учили манерам, необходимым, чтобы пережить интервью со святым. Их крики наполнили воздух.

— Как твое имя, брат?

Латиноамериканец злобно посмотрел на него.

— Гектор Мехико, — прорычал он.

Потом он подчеркнул это рядом ругательств на английском и испанском, от которых жнецы вокруг святого Джона побледнели.

Святой проигнорировал слова и предложения невозможных физических актов.

— Ты умираешь, — сказал он. — Тьма жаждет тебя.

Гектор Мехико плюнул кровью на ботинки святого Джона.

— Может и так, pendejo[5], но я уложил двадцать твоих парней в могилу, так что поцелуй…

Даже наблюдавшие жнецы не видели, как святой Джон достал нож. Они заметили лишь смазанное движение, а потом латиноамериканец закричал, когда кончик ножа прорезал линию на его лбу.

— Нет, — сказал святой Джон, показывая ему нож. — Бравада и оскорбления не облегчат твой путь. Ты оскорбил моего бога. У твоей истории не будет героического конца.

Гектору пришлось сжать зубы, чтобы сдержать рвущийся наружу крик.

— Только если, — спокойно сказал святой Джон, — ты не окажешь простую услугу Церкви Тьмы.

Гектор ничего не сказал.

— Укажи мне лучший и быстрейший маршрут в Маунтинсайд.

Гектор покачал головой.

— Или в любой другой город.

Тишина.

Святой Джон вздохнул и дал сигнал своим жнецам.

— Приведите другого.

Они притащили раненого испуганного молодого человека. У него были светлые волосы и веснушки, и ему не могло быть больше восемнадцати. Жнецы поставили его на колени перед Гектором.

Святой остановился над парнем с ножом в руке.

— Мне нужно узнать путь к девяти городам, — сказал он. — Мне нужен лишь один из вас, чтобы узнать его. Указавшему путь не придется провести последние часы в мольбах о смерти. Этого человека примут в Церковь Тьмы, и он станет одним из нас.

Святой вытащил нож и позволил крови капнуть на землю между Гектором и юношей.

— Кто это будет?

Гектор прохрипел.

— Не делай этого, Лонни. Будь мужчиной… больно будет недолго…

Но святой Джон прервал его.

— О нет, братья мои, будет. Будет больно очень долгое и сладкое время.

Один голос говорил, умоляя рассказать.

Другой кричал, проклиная и оскорбляя жнецов.

И все это время святой Джон улыбался.

55

Джо организовал все так, что сирены отозвали зомов, и Бенни смог пересечь ров, чтобы отправиться собирать вещи. Когда Бенни с девушками вернулись к мосту с сумками, там уже стояло четверо новых охранников. Солдаты были бледнолицыми незнакомцами, которых Бенни никогда не видел раньше.

Когда он подошел ближе, один из них, мужчина с длинным лицом и поразительно голубыми глазами, положил руку на кобуру пистолета 45-го калибра. На его лице виднелись едва заметные следы почти сошедших синяков, а фиолетовый шрам тянулся через бровь. Казалось, что на него ушло восемь швов. На его форме было написано «Перуцци». Он проигнорировал Бенни, но одарил Лайлу смертоносным взглядом.

— Я помню тебя, — сказал он со злобной усмешкой.

— Стоило бы, — ответила Лайла, не обеспокоенная угрозой в этой улыбке. Бенни понял, что Перуцци, должно быть, был одним из тех солдат, которых Лайла избила после того, как Чонг чуть не умер. Несколько воинов были госпитализированы. Когда он взглянул на других, то увидел те же следы недавних травм.

«Упс», — подумал он.

— В чем дело? — спросила Никс, уверенно стоя рядом с Лайлой. — Кто вы?

— Не с тобой говорят, малявка, — ответил Перуцци.

— Ну а я говорю с тобой, — сказала Никс.

Перуцци засмеялся и одарил ее проницательным взглядом.

— Большие сиськи не делают тебя взрослой, — сказал он отвратительным тоном. — Следи за манерами и заткнись.

Рука Бенни метнулась к мечу, но солдат вытащил пистолет так быстро, что лезвие показалось лишь на четверть. Дуло уперлось Бенни в щеку прямо рядом с носом.

— Дай мне повод, — сказал Перуцци.

Остальные солдаты засмеялись и направили ружья на девушек.

Перуцци ухмыльнулся.

— Вы побили тех идиотов, что работали здесь до нас. Коснетесь кого-либо из моих людей снова, и я сделаю вам больно таким способом, о котором вы никогда не слышали.

Дуло было холодным, но казалось горячим на коже Бенни. Парень был напуган, но в то же время в нем кипела жуткая ярость.

— Лучше бы тебе опустить это оружие, — посоветовала Бунтарка.

— А вам всем лучше заткнуть свои отвратные рты, — сказал Перуцци, насмехаясь, копируя ее акцент Аппалачи.

— Просто пытаюсь предупредить вас, вот и все, — сказала она, как будто ее не беспокоило оружие.

— Да, ну как насчет поцеловать мою…

А затем послышался низкий рык.

Рык из самой груди, который словно принадлежал медведю.

Бунтарка улыбнулась. Все повернулись и увидели Гримма, стоящего в нескольких сантиметрах от самого дальнего солдата, в полной военной экипировке: отсутствовал только шипастый шлем. Собака была массивнее даже самого большого из мужчин, а от ярости ее мускулы надувались и двигались под шерстью. От движения его цепь щелкала, но все были так поглощены противостоянием, что не заметили приближения мастифа.

Рейнджер Джо медленно направился к группе. Он был в камуфляжной форме, его пояс обвивал ремень, из оружия на виду были пистолет, меч и винтовка. Мужчина с легкостью держал тяжелую брезентовую сумку в одной руке.

Никто не произнес ни слова, когда подошел рейнджер. Однако Перуцци опустил пистолет.

— Гримм, — сказал Джо, — сидеть.

Пес немедленно перестал рычать и сел. Но его глаза горели явным желанием укусить нечто, что завопит.

Джо подошел к Перуцци и продолжал идти, пока солдат не отступил, оставив свою позицию. Он заставил мужчину отойти до самого моста. Плечи Перуцци, его пятки и затылок ударились о сталь. Не сводя глаз с Перуцци, Джо протянул руку и забрал у него пистолет. Он уронил магазин в песок, вытащил патроны и выкинул пистолет в ров.

Перуцци открыл рот, собираясь запротестовать, но Джо наклонился вперед так, чтобы их лбы соприкоснулись.

— Давай, сержант, — тихо пробормотал Джо, — скажи. Скажи что-нибудь. Скажи, что именно у тебя на уме, потому что, как ты знаешь, меня всегда интересовали мысли в твоей голове. Иногда это похоже на фантастику. Трудно поверить, что там работает человеческий мозг.

Перуцци смог выдержать взгляд Джо три секунды, а потом опустил глаза. Но Джо это не интересовало. Он отклонился назад, чтобы поднести руку и резко похлопать Перуцци по лбу.

— Я не понял, — сказал он. — Я пропустил ту часть, где ты извинился перед этими девушками и моим другом Бенджамином?

— М-мне жаль, — пробормотал Перуцци.

Джо похлопал его по щеке.

— Ага, знаю, что так и есть, — он все еще стоял спиной к трем другим солдатам. — Всем здесь будет нехорошо, если я повернусь и увижу, что вы, трое подпевал, все еще целитесь из ружей, а не стоите на страже с ними.

Гримм снова зарычал, тихо, но многозначительно.

Солдаты встали по стойке смирно.

Джо одарил Перуцци испепеляющим взглядом.

— Мы не вернемся к этому разговору, сержант Перуцци?

— Нет, сэр.

— И я могу спокойно спать ночью — каждой ночью — уверенный, что ничего плохого не произойдет с этими четырьмя молодыми людьми… или их другом в лаборатории. То есть мы пришли к соглашению, так?

— Да, сэр.

Джо улыбнулся. Это была широкая веселая улыбка. Та, что мэр Кирш назвал бы улыбкой «Черт!». Бенни знал, что никакого намека на шутку в этой улыбке не было.

— Хорошо, — сказал рейнджер. — Теперь как насчет того, чтобы запустить сирены и опустить этот мост?

Солдаты быстро принялись за работу.

Джо бросил быстрый взгляд на Никс, Лайлу, Бунтарку и Бенни.

— Нельзя стоять и торговать зомби-картами весь день, ребята. Зря тратим дневной свет.

56

Святой Джон поднял голову, чтобы кроваво-красный свет умирающего солнца оросил его лицо.

Он слышал движения жнецов позади себя. Красное Братство формировало первые ряды — в пять сотен. За ними строилась основная часть армии.

Команды бежали вдоль рядов с ведрами, переполненными химикатами, которые создала сестра Сан. Все жнецы опускали в ведра свои красные ленты и снова привязывали их к лодыжкам и кистям, продевали через петли на поясе и прикалывали к рубашкам между раскрытыми крыльями ангела. Это была самая отвратительная и мощная версия химиката, формула, которую сестра Сан усовершенствовала, чтобы приспособиться к взрывам агрессии серых людей. Иногда жнеца побеждали и пожирали, несмотря на химикаты, но это было нормально. Если такое происходило, значит, того желал бог, а выжившие жнецы праздновали, что один из них отправился во тьму.

Кроме того, святой Джон мог позволить себе потерять несколько жнецов. Он мог позволить себе потерять несколько сотен. Армия численно выросла, когда всадники на квадроциклах связались с товарищами по всей Калифорнии, Юте, Айдахо и Неваде. Некоторые из них были высланы ночью, когда святой Джон ушел от места поражения матушки Розы у ворот Убежища. У него было более трех сотен рабочих квадроциклов и тысячи жнецов. Некоторые из них принесли присягу тем же днем. Среди новых приспешников встречались бывшие охранники торговцев и охотники за головами, жившие в девяти городах. Они были невероятно рады, и желали поделиться всеми секретами этих городов.

Святого Джона поразило, что у большинства городов были только заборы из сетки-рабицы для защиты от серых людей.

Словно угрозой были только мертвые.

Словно мертвые вообще являлись реальной угрозой.

Словно волю бога можно так легко игнорировать.

Это разозлило святого Джона. Он чувствовал, что это проявление неуважения к важности его миссии. Это казалось вызовом, хвастовством. Или приглашением доказать каждому грешнику за этими хрупкими стенами, что волю Танатоса — слава его тьме — нельзя игнорировать.

Он открыл глаза и снова взглянул на табличку, чтобы насладиться моментом. Это не был один из знаков напечатанных машиной. Это была вывеска, сделанная от руки на пустой скобяной лавке, стоящей у обочины четырехполосного шоссе.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ХЕЙВЕН
НАС 5219
ПРИХОДИТЕ С МИРОМ,
ПОКИДАЙТЕ С ПРОЦВЕТАНИЕМ
ПУСТЬ БОГ И АНГЕЛЫ ЗАЩИТЯТ ВАС В ДОРОГЕ

Дорога шла вниз по склону около километра и останавливалась у ворот сетчатого ограждения. Святой коснулся серебряного свистка, висящего на шее.

— Добро пожаловать в Хейвен, — прочитал вслух святой Джон, наслаждаясь каждым слогом.

Он поднял свисток к губам.

Он призвал не армию жнецов.

Ответом на его зов стал оглушительный стон голода, гром которого прокатился по холму к металлическим воротам.

57

Когда зомы отошли к дальнему концу аэродрома, Джо сказал Бенни и девушкам следовать за ним и провел их мимо лаборатории и первых двух ангаров. Гримм бежал рядом с ним, и его броня щелкала на каждом шагу: пес продолжал кидать сердитые взгляды на сирены и зомов. Крепкий забор из сетки-рабицы создавал безопасный коридор между зомами и ангаром. Рама забора стояла на колесах, поэтому всю конструкцию можно было переместить для самолета и другого транспорта. Главные двери ангара закрыты, но Бенни увидел, что ворота поменьше приоткрыты, и он захотел заглянуть внутрь.

Первый ангар был заполнен частями сломанных машин: вертолетов, маленьких самолетов, танков, бронемашин, джипов, армейских вездеходов и мотоциклов. Все они были разобраны, а некоторые части отсутствовали. Ничто не казалось целым, все было старым.

— Что это? — спросила Никс, склонившись рядом с Бенни, чтобы взглянуть.

— Мусор, — сказал он.

— Где все остальное? — продолжила девушка. — Я думала, что они заново строят машины.

— Похоже, что разбирают.

Они поспешили к остальным, но снова остановились у второго ангара. Здесь располагались ряды квадроциклов камуфляжного цвета. С больших рабочих столов свисали неизвестные детали двигателей. Рядом находились сундуки с инструментами на колесах, схемы машин были приклеены к стенам. И снова здесь витал запах опустелости. Словно работу над восстановлением машин забросили. Недели или месяцы назад.

— Где солдаты? — спросила Никс. — И техники? Монахи говорили, что здесь больше двух сотен людей. Мы, возможно, видели десять солдат и капитана Леджера. И слышали три-четыре разных голоса во время интервью в тамбуре.

— Я не знаю, но это меня пугает, — признался Бенни. Никс кивнула, но казалось, это больше чем пугало ее. Казалось, это ее глубоко ранило.

— Пойдем, — сказала девушка, и они поспешили прочь.

Джо и Гримм остановились у входа в третий ангар. Дверь поменьше была приоткрыта, но он застыл перед ней.

— Я знаю, ребята, что у вас миллионы вопросов по поводу того, что здесь происходит, — начал он.

— Может, два миллиона, — сказала Бунтарка, — и это только у меня. Рыжая там записывала в свой журнал вопросы, и у нее каждая страница заполнена с обеих сторон.

Никс кивнула.

— Я просто с ходу могу задать несколько сотен тысяч, — сказал Бенни. — Есть шанс, что мы получим какие-то ответы?

— Происходит то, о чем вы не знаете, — сказал Джо, — многое из этого — секретная информация.

— Почему? — резко спросила Лайла.

— Потому что военные любят хранить свои дела в тайне.

— Почему?

Джо улыбнулся.

— Потому что секретность вызывает зависимость. Это стало проблемой с тех пор, как люди захотели править миром. Конечно, правительству нужно хранить пару секретов. Но слишком часто люди в правительстве заблуждаются, думая, что, если они знают нечто, чего не знают другие, то становятся могущественнее. Такой тип мышления вызывает у них презрение ко всем вне их круга. Оно рождается из убеждения, что их собственная власть прямо пропорционально зависит от прозрачности их действий. Поэтому секреты становятся валютой, которая покупает им членство в клубах, таких эксклюзивных, что их планами не делятся, и ценность того, что они хранят, измеряется только самим человеком, — он сделал паузу. — Понимаете?

— Да, — сказал Бенни.

— Однако есть еще кое-что, — сказал Джо. — Жадность и чувство неполноценности не единственные причины, почему люди хранят секреты. Иногда они прячут вещи — информацию, правду, себя — под покровом тайны, просто потому, что боятся.

— Боятся чего? — спросила Лайла.

— Вас, — сказал Джо. — Все, имеющие доступ к власти, все, кто хранил хоть какие-то секреты, все, кто участвовал в управлении миром до Первой ночи, в ужасе от вас, ребята.

— От нас? — спросила Никс.

— Не только от вас четверых — от всего вашего поколения. Вы пугаете их до смерти.

— Но… почему? — спросил Бенни.

— Есть три причины, — сказал Джо, и начал загибать пальцы. — Потому что вы хотите знать правду. Потому что вы в итоге узнаете правду. И потому что вы заслуживаете правды.

Бенни посмотрел мимо него на открытую дверь.

— Какую правду, Джо?

Рейнджер ничего не сказал.

— Вирус «Жнец», — тихо сказал Бенни. — Есть разные теории о том, как все началось. Новый вирус…

— Радиация из упавшего космического зонда, — заметила Никс.

— Гнев бога, — добавила Бунтарка.

— Нечто, случайно выпущенное из лаборатории, — сказала Лайла.

Бенни закрыл глаза.

— Ничто из этого не является правдой, да?

Когда он открыл глаза, то увидел взгляд Джо, полный такой глубокой печали, что его сердцу стало больно.

— До Первой ночи, — сказал рейнджер. — Я провел всю взрослую жизнь, работая на правительственную организацию, которая делала лишь одно: мы охотились на людей, желающих уничтожить мир. Террористов, религиозных экстремистов, настоящих сумасшедших ученых, людей из правительства, слетевших с катушек. Снова и снова я вел хороших мужчин и женщин в битву, чтобы помешать выпуску оружия, которое приблизит конец света. Я выигрывал каждый раз. И потерял множество друзей по пути. Даже потерял первую женщину, которую действительно полюбил. Мое тело покрыто шрамами от ран, полученных при исполнении долга. Мы с моими ребятами иногда были единственным, что стояло между миром и концом. Звучит грандиозно, да? Но так и было, — он вздохнул.

— Вы проиграли, — сказала Лайла. Она произнесла это как утверждение, жесткое и бескомпромиссное.

Он поднял руки, словно пытаясь объять весь мир.

— Некоторые люди скрывали свои секреты слишком долго и слишком хорошо, и к тому времени, когда наша команда узнала об этом, дьявол уже сорвался с поводка, — Джо покачал головой. — Это не извинение, не оправдание. Я хочу, чтобы мы понимали друг друга. Я рейнджер. Я не работаю на Американское Государство. Я работаю с ними. Там есть хорошие люди, которые помогают укрепить новое правительство. Но есть те, кто все еще придерживается старого. Их религия — культ тайны, и они так же опасны, как и святой Джон, и психопаты, руководящие Церковью Тьмы.

— Зачем сейчас нам об этом рассказывать? — спросил Бенни. — О чем вы еще умолчали?

— Бенни, — предупреждающе сказала Никс, но Джо покачал головой.

— Он совершенно прав, милая. Когда мы шагнем в этот ангар, вы покинете знакомый мир и попадете в ужасающую часть старого мира. Они захотят манипулировать вами. Постараются скрыть от вас свои пещеры секретов. Вы гражданские дети, и они верят, что вы не имеете никакого значения.

Джо вытащил обрывки бумаги, которые они нашли у сержанта Ортеги.

— Это другой тип валюты, и на реальном уровне он стоит намного дороже, чем секреты людей на этой базе.

Джо передал листки Бенни.

— Я сказал им, что у вас есть информация о возможном местонахождении доктора Макреди. Им очень нужна информация. Они считают, что ваша обязанность просто передать ее. Если вы так сделаете, они просто пнут вас обратно на другую сторону рва. Не позволяйте этого сделать. Это ваш мир. Всегда был вашим. У нас не было права ломать его, и нам больше непозволительно хранить секреты.

Ребята вчетвером стояли перед Джо Леджером, взвешивая его слова, читая подтекст. Гримм облизнулся и наблюдал за ними.

Наконец Бенни сказал:

— Вирус «Жнец» не был случайностью, так?

— Нет, — сказал Джо призрачным голосом. — Мы создали монстра и выпустили его из клетки.

— Специально? — в ужасе спросила Никс.

Его глаза наполнились грустью.

— Когда-нибудь слышала о Фридрихе Ницше?

Никс кивнула и добавила тихим голосом:

— Я думала об этом раньше. «Кто сражается с чудовищами, тому следует быть осторожным и самому не стать чудовищем. Если долго вглядываться в бездну, то бездна начнет вглядываться в тебя».

— Именно так, — сказал Джо. — Мы так долго смотрели в бездну, что нам понравилось увиденное. Боже, прости нас всех.

58

Джо повернулся и направился в амбар. Гримм следовал за мужчиной. Бунтарка и Лайла переглянулись и двинулись за ним. Бенни остановился и дотронулся до руки Никс. Ему не нравился ее дикий взгляд.

— С тобой все в порядке?

— О, конечно, — напряженно сказала она. — Все в порядке. Мне не стоило даже удивляться. После всего, что произошло с Чарли и Молотом, проповедником Джеком, матушкой Розой, святым Джоном… не знаю почему я все еще верю в людей.

— Я знаю почему, — сказал Бенни.

Она одарила его долгим холодным взглядом.

— О, правда? Почему же?

— Потому что мы сами люди. Твоя мама была хорошим человеком, который никогда никому не вредил. Том погиб, пытаясь помочь людям. Тот парень, Джордж, годами заботился о Лайле и ее сестре. Зеленый человек. Воины вроде Соломона Джонса, Салли Два Ножа и все, кто помог уничтожить Геймленд… они тоже люди. Ева — человек. Как и Бунтарка, хотя ее хотели сделать монстром. Она оставила все позади и последние пару лет рисковала своей жизнью, чтобы помогать людям. Они хорошие, и это то, во что я верю, Никс. Эта доброта существует, и она мощная. И я думаю, ты тоже в это веришь.

Она закрыла глаза и прижалась лбом к его груди.

— Но их так много. Посмотри на то, что они сделали. Они уничтожили весь мир…

— Нет, — мягко сказал Бенни. Он пальцем нежно поднял ее лицо за подбородок. — Не весь мир. И не лучшую его часть.

Губы Никс дрожали, она почти плакала, прибитая к земле словами Джо.

— Я не могу жить в таком мире, — сказала она. — Я не могу жить, если все разрушено и существует только боль.

— Да, — согласился Бенни, — и я не могу. Так давай жить в лучшем мире.

Внезапно Никс обхватила его руками, и они прижались друг к другу.

— Пообещай мне, — попросила она.

— Обещаю, — сказал Бенни.

Держа Никс в объятиях, он думал о своих словах. Легко обещать, когда перед тобой разбитое сердце и слезы. Но он знал, что теперь это обещание значит для него больше, чем что-либо другое. Что-то сдвинулось в его голове и сердце, словно щелкнул тумблер в механизме, который построили, но никогда не включали. Бенни точно не знал, что питало эту машину. Может, любовь, может, ненависть, может, моральная ярость, такая сильная, что из-за нее стали вращаться двигатели, а мотор загорелся.

Есть такие моменты. Секунды, на которых держится настоящая значимость жизни, мгновения, способные изменить все. Это был момент, когда слова, сказанные им вслух, и шепот его внутреннего голоса находились в гармонии. И Бенни понял, что его внутренний голос всегда будет звучать в унисон с реальным. Он словно догнал совершенную версию себя, которая все время была на шаг или два впереди.

— Я обещаю, — сказал он.

«Я сделаю», — имел в виду он.

59

Они зашли в огромный пустой ангар. Два больших черных вертолета стояли на бетонной стартовой площадке. В отличие от машин в первом ангаре, их не разобрали на части. Они выглядели свирепыми и зловещими, готовыми рыком прочищать себе путь в воздухе. Бенни читал о вертолетах и подумал, что эти могут быть «Черными ястребами», хотя для этого у них были коротковатые винты. Но юноша был почти уверен, что штуки на крыльях были пулеметами и метательными снарядами. С одной стороны, Бенни думал, что вертолеты выглядят очень круто, с другой стороны, это было всего лишь оружие. Потенциально полезное, но созданное только для разрушения. Даже если это разрушение было необходимым.

Бенни вспомнил выражение «необходимое зло» и решил, что сейчас понимает его лучше, чем когда-либо. Словно меч, который он носил. Это напоминало о том старом самурайском афоризме, который однажды произнес Том. Он описывал явное противоречие тех, кто готовится к войне, но не хочет ее: «Мы тренируемся тысячу часов, стараясь приготовиться к единственному моменту и умоляя, чтобы он никогда не настал».

Бенни кивнул себе.

Большая часть ангара находилась в тени. Один угол был подсвечен и занят большим металлическим складным столом. Женщина в военной форме сидела за ним и встала, когда Джо подвел их ближе.

— Ребята, познакомьтесь, полковник Рейд, — сказал Джо. — Командир базы в Убежище.

Полковник Рейд была строгой непривлекательной женщиной, напоминающей упаковочный ящик. У нее были коротко стриженные седые волосы цвета железа, безгубая прорезь рта и взгляд, теплоты в котором было не больше, чем в замороженной голубике.

Несмотря на первое впечатление, Бенни хотел начать все правильно. Он улыбнулся и протянул руку.

— Рад познакомиться с вами, мэм. Меня зовут…

— Я знаю, кто вы, мистер Имура, — произнесла женщина, резко прервав Бенни. Она неодобрительно посмотрела на них четверых, словно недовольный посетитель на гарнир, который не заказывал. — Я знаю вас всех.

Джо вздохнул.

Рука Бенни на мгновение повисла в воздухе.

— Ладно, понял, — сказал он, опустив руку.

Рейд взглянула на Джо.

— Какова твоя новая миссия? Профи-нянька?

Слабая улыбка Джо исчезла.

— Они заслужили возможность здесь быть.

Рейд покачала головой.

— Тогда они твои. У меня нет лишних солдат, чтобы тратить время на присмотр за ними.

— Мы не просили, чтобы за нами присматривали, — сказал Бенни.

— Да, — заметила Никс. — Я слышала, что четверо ваших парней попали в медпункт.

Ледяное выражение лица Рейд исчезло.

— Ты острячка, девочка.

— А вы…

— Ладно, хватит! — крикнул Бенни.

Все посмотрели на него, моментально замолчав от удивления.

— Что, черт возьми, с вами такое? — продолжил Бенни, его голос теперь звучал ниже, но он все равно был жестким. — Если вы злитесь на нас из-за того, что мы побили нескольких из ваших солдат, тогда жаль. Заканчивайте с этим. Они могли бы действовать как люди, а не как роботы.

— Они следовали моим приказам.

— Тогда, возможно, вам стоит начать отдавать приказы получше, — холодно сказал Бенни. — То есть кем вы себя возомнили? Кем вы нас считаете? Мы не по разные стороны баррикад в этом деле. Если только я не ошибаюсь, мы против них, а «они» — это жнецы и зомы. Мы должны работать вместе, чтобы спасти мир.

— Мы так и делаем, — горячо ответила Рейд. — Американское Государство использует все ресурсы, чтобы сражаться с вирусом «Жнец».

Бенни облокотился о край стола.

— А я и мои друзья? Что мы для вас? Проблема?

— Думаю, вы уже пытались доказать свою важность тем, что нашли самолет.

Бенни улыбнулся.

— Ага, так и думал, что узнал ваш голос. Это с вами я вчера говорил. Вы сказали, что мы рассказали о нем из личной выгоды. Вы действительно так глупы? Так непробиваемы? Мы поделились с вами информацией, потому что именно так поступают люди. Вот как все выживают. Может, в последнее время вы не выходили на улицу, полковник, но там зомби съели мир. Люди царапались и бились, чтобы выжить, пятнадцать лет. Мой собственный город в Калифорнии. Ваш самолет пролетел прямо над нами. Хотите сказать мне, что не видели его? Хотите сказать мне, что не знаете о девяти городах в горах? Капитану Леджеру известно о них, так что я поставлю новый рационный доллар на то, что и вы слышали о них.

— Мы в курсе, — согласилась полковник Рейд. — И что дальше?

— Что дальше? — Бенни хлопнул ладонью по столу так сильно, что прозвучало это как выстрел. Эхо отлетело от стен ангара. — Почему, черт возьми, вы не сказали нам? Мы полагали, что остальной мир мертв. Не думаете, что нам бы помогло знание о существовании других людей? Что есть новое правительство? Что ученые работают над лекарством? Что люди пытаются вернуть миру форму, у которой был бы смысл? Вы настолько далеки от человеческих эмоций, что не понимаете, как сильно это помогло бы людям? Помогло нам? Это дало бы надежду.

Полковник Рейд хотела ответить, но Бенни еще не закончил.

— Я прочитал достаточно исторических материалов, чтобы понять, что человечество постоянно находилось в состоянии войны. Люди участвовали не просто в войнах, но и в политических сражениях, социальных столкновениях. Я клянусь, иногда, читая эти исторические книги, я гадал, не хотели ли люди больше драться, чем выживать. — Он выпрямился и пригвоздил ее холодным взглядом. — Когда мы увидели самолет, то подумали, что все теперь будет хорошо. Мы подумали, что это шанс на лучшее будущее, чем то, что было нам уготовано. Я даже не могу словами описать, каким обманутым я себя чувствую, узнав, что здесь все так же.

Тишина заполнила весь ангар.

Наконец Бунтарка пробормотала:

— Парень прав… мы по уши в болоте с аллигаторами, а вы все еще не пускаете нас в лодку.

Полковник Рейд смахнула несуществующую пылинку с лацкана. Никс сжала руки в маленькие кулачки так крепко, что костяшки затрещали.

Более спокойным голосом Бенни сказал:

— Прямо сейчас мы нужны вам.

Он вытащил лист с координатами.

Лицо Рейд стало багровым, и она резко повернулась к Леджеру.

— Ты сказал, что координаты у тебя.

— Так и было, — признал Леджер. — И я отдал их Бенни. Ведь он нашел их.

— Это предательство. Я могла бы расстрелять тебя за это.

Джо улыбнулся.

— Ты могла бы попытаться, Джейн. Но, не думаю, что это бы произвело нужный эффект, — он покачал головой. — Кроме того, эти бумаги принадлежат Бенни.

— Это собственность Американского Государства.

— Простите, — вмешалась Никс, — но где именно проходят границы Американского Государства?

— Это шутка? — спросила Рейд.

— Нет, это прямой вопрос. Мы нашли эти бумаги там, в «Руинах». Бенни отнял одну бумагу у жнеца, а координаты — у зомби. Хотите сказать, что это произошло на вашей территории?

— Весь континент — это Американское Государство.

— От Атлантики до Тихого Океана?

— Конечно.

— Так Центральная Калифорния является частью, да?

Рейд захлопнула рот, но было слишком поздно. Она уже ступила в медвежью ловушку Никс.

— Вы говорите, что наш город Маунтинсайд и все остальные города в Сьерра-Неваде являются частью Американского Государства?

Рейд молчала, но ее лицо потемнело. Бенни хотел рассмеяться, но сам держал рот закрытым.

— Вы признаете, что наши города — часть вашего государства, и все же вы ни разу никого к нам не отправили. Чем мы были? Неудобством? Многочисленными проблемами? Вы просто списали нас со счетов?

Когда Рейд не ответила, Лайла презрительно фыркнула. Пока что это было ее единственное дополнение к разговору, но этого хватило.

Наконец Рейд не сдержалась.

— Вы заносчивые маленькие сопляки. С кем, черт возьми, по-вашему, вы разговариваете? Я посвятила всю свою жизнь защите этой страны.

— Правда? — спросил Бенни. — И сколько из этого времени вы потратили на защиту народа?

Рейд покачала головой.

— Вы не способны понять, что необходимо для защиты государства.

— А я — да, — тихо сказал Джо. — И ребята задают правильный вопрос. Мои рейнджеры соединили карты всех населенных пунктов. За последние два года я был в Ашвилле трижды, чтобы попросить разрешение на образование связей и ресурсов, на обеспечение технологических услуг для восстановления, медикаменты и оборудование для связи. Люди вроде вас каждый раз выступали против этого. Это не лучший способ распределения ресурсов. Расстояния слишком большие. Местное население городков не могло похвастать высоким процентом ученых и исследователей. Много отмазок, и ни одна из них не стоила лосиного плевка.

— Вам платят не за то, чтобы вы оценивали политику, капитан.

— Никому не платят за то, чтобы обесценивать жизни десяти тысяч людей, потому что защищать их неудобно. Не могу даже объяснить, как мне стыдно за то, что я не взял дело в свои руки. Мне нужно было рассказать брату этого парня об Американском Государстве. Я должен был рассказать всем. Мне вообще не стоило слушаться приказов, следовало оставить это вышестоящим. Вообще оставить. Они заслуживают знать.

— С ними бы связались в правильное время. Для этого есть расписание.

— Связались когда? — спросила Никс. — Когда мы все были бы уже мертвы? После того как жнецы или зомы перебили бы нас? Когда именно наступило бы «правильное» время?

— Этот разговор смехотворен, — сказала Рейд, отмахнувшись от них. — Вы передадите эти координаты, чтобы я назначила команду…

— Нет, — сказал Бенни.

— Не проверяй меня на прочность, мальчик.

— Ответ — нет. Вы их не получите.

Рейд положила руку на пистолет в кобуре.

— Хочешь сыграть в эту игру, мальчишка? Хочешь, чтобы я их у тебя забрала?

Никс и Лайла вытащили свои пистолеты со скоростью молнии. Бунтарка очень спокойно сняла рогатку с пояса и зарядила в нее шарик. Джо Леджер сложил руки на груди и облокотился о стол.

Бенни лишь одарил Рейд легкой холодной улыбкой.

— Как сказал капитан Леджер — вы можете попробовать.

Но Рейд было нелегко смутить.

— Капитан Леджер, я приказываю вам…

— Полковник Рейд, с этого момента я отказываюсь от своей должности в армии Американского Государства, отказываюсь от ранга, зарплаты, бонусов и привилегий прямо сейчас.

— Вы не можете этого сделать.

— Только что сделал. В действительности очень давно Том Имура предложил мне переночевать на его диване и помочь создать группу охотников за головами в Маунтинсайде. Поэтому я задним числом принимаю его предложение, что значит, я объявляю себе гражданином Маунтинсайда, одного из девяти городов Сьерра-Невады. Вы не поймете, услышав это, но я говорю о Девяти Городах как о едином. Если никто еще не объявил их суверенным государством, то это сделаю я.

— Ты…

— Если только, — сказал Джо, — вы не захотите официально принять эти города в Американское Государство, предоставив гражданам полную поддержку и ресурсы.

Прежде чем Рейд успела ответить, Джо сделал шаг вперед. «Его улыбка странная, — подумал Бенни. — Дикая, словно волчья». Казалось, что другой человек — более решительный и уверенный — проглядывал через голубые глаза Джо.

— Послушай меня, Джейн, и тебе очень полезно будет держать уши открытыми, а рот закрытым, — сказал он, и его голос был тише шепота. — Я сражался за мою страну и мой мир. Ты сидела за столом. За тридцать лет ты и часу не провела в поле. Ты не понимаешь, что в первую очередь создало эту страну. Ты очень гордишься тем, что ты офицер Американского Государства. Как и я, но ранг и форма приходят с ценой, нет, с обязанностью защищать людей, как и недвижимость. Некоторые из наших коллег не всегда понимали это. Некоторые — да, но многие — нет. Они глупцы, считающие, что лучше сбросить ядерное оружие на города, чем защитить выживших и отобрать землю обратно. Это те, кто пользуется словами «вклад» и «сопутствующие потери» для описания людей и их гибели. Ну, знаешь, что… это заканчивается здесь и сейчас. Америка родилась в огне революции, когда люди захотели освободиться от давления. Страна стала сильнее в огне гражданской войны, направленной на то, чтобы освободить народ. В каждом десятилетии находились люди, которые не боялись говорить, которые стояли на своем. Я смотрю на тебя и на то, что ты собой представляешь, на этих четверых детей, их искренность и потенциал, и, сестра, тебе далеко до них.

— Лицемер, — сказала Рейд.

— Я знаю. Но это было пять минут назад. Чудо чудес, я официально очнулся. Как насчет этого? И с этих пор я сделаю все возможное, все, что необходимо, чтобы искупить вину за то, что был упрямым придурком и служащим, внимающим хозяину слишком долго, — он сделал маленький шаг вперед. — О, да, и за кражу. Я собираюсь украсть один из тех вертолетов, чтобы попробовать найти доктора Макреди.

Бенни кивнул Никс и другим, и они опустили оружие.

— Тебе не стоит этого делать, капитан, — сказала Рейд.

Он отступил назад и пожал плечами.

— Я уже не капитан.

Джо подошел к вертолету, залез в него и большой мотор застонал и ожил. Потом мужчина вылез, подошел к стене рядом с дверью, через которую они прошли, и нажал большую красную кнопку. Массивные двери ангара сразу же начали открываться, впуская горячий дневной воздух с запахом гниющей плоти.

Пока Джо все это проделывал, полковник Рейд стояла на месте. Она ничего не сказала и ничего не сделала.

Рейнджер вернулся к столу.

— Как только мы взлетим, — сказал он, — мы свяжемся с вами насчет координат. Просто на всякий случай. Может, когда ты увидишь, как мы улетаем, ты поймешь.

Лицо Рейд было деревянным.

Джо остановился.

— Я знаю, через что ты проходишь, Джейн. И ты знаешь, что я поступаю правильно.

Ее губы поднялись и обнажили маленькие твердые зубы.

— Надеюсь, ты умрешь там, — прорычала она.

Джо вздохнул и ушел. Бенни стало грустно. Именно это Морги Митчелл сказал ему, прежде чем они оставили его в Маунтинсайде. Даже сейчас Бенни считал, что полковник говорила несерьезно, как и Морги. Иногда вам может быть больно, грустно и вы так растеряны, что готовы озвучить лишь злобные слова.

Бенни начал поворачиваться, но остановился, когда Лайла указала пальцем на Рейд.

— Заботьтесь о Чонге.

— Лу Чонг — наш пациент, — сказала Рейд, — не стоит оскорблять меня.

Лайла покачала головой.

— Это не оскорбление. Это угроза. Я думала, вы поняли.

Она повернулась и направилась к вертолету.

Бенни понял, что все это время никто из солдат Рейд не вмешался. Это казалось неправильным.

— Полковник? — спросил он спокойным голосом. — Где солдаты? Где все остальные?

Он ожидал резкого ответа или, по крайней мере, какого-то саркастического замечания. Вместо этого ее глаза наполнились грустью. Плечи женщины на мгновение опустились, словно ужасный груз лежал на них.

Но на вопрос Бенни она не ответила.

60

Они забрались в вертолет, и Джо пристегнул всех к сиденьям. Гримм плюхнулся на пол с громким треском обмундирования. Только Бунтарка не двинулась с места.

— Тебе нужно пристегнуться, девочка, — сказал Джо.

Но она покачала головой.

— Я не лечу. Не хочу оставлять Еву одну. Птичке очень плохо, и я хочу присмотреть за ней.

Никто не мог с этим поспорить. Лайла сделала нечто, что удивило Бенни. Строгая, отдалившаяся ото всех Потерянная Девушка потянулась и взяла Бунтарку за руку, ободряюще сжимая ее. Одно напряженное мгновение Бунтарка держалась за эту руку как за спасательный круг. Лайла наклонилась и поцеловала руку Бунтарки. В этом не было романтики, просто связь на бессловесном человеческом уровне. Разговор через действие.

Это тронуло сердце Бенни. С тех пор как Чонг заболел, Лайла перестала быть похожей на человека. Холодная, невозможно далекая и жесткая. Может, она начала оттаивать? Или Ева слишком сильно напоминала ей Энни?

Бенни сказал:

— Поцелуй Еву за меня.

Бунтарка одарила его печальной улыбкой.

— Ей понравились те воздушные шары.

— Было приятно видеть ее улыбку.

От этих слов лицо Бунтарки изменилось, но она отвернулась, чтобы спрятать свой взгляд. У двери она остановилась.

— Возвращайтесь живыми и невредимыми, слышите?

Потом она вышла наружу, и они услышали ее шаги, когда девушка побежала к мосту.

— Воздушные шары? — спросил Джо.

Бенни рассказал о пачке ярких воздушных шаров, которые нашел в квадроцикле жнеца.

— Непонятно, зачем они были ему нужны.

— Все немного падальщики в эти дни, — заметил Джо. — Может, он знал каких-то детишек, и подумал, что они могут им понравиться.

От этого Бенни не почувствовал себя лучше. Дети, ждавшие, когда вернется жнец с подарком для них.

Он вздохнул и занялся ремнями. Сиденья, для которых требовались ремни, были незнакомы Бенни, как и вертолеты. Но он не мог сказать, стучало ли его сердце так сильно от мысли о настоящем полете — особенно в машине, которая, как он думал, вымерла подобно динозаврам — или из-за конфронтации с полковником Рейд. Он подозревал, что в равной степени от того и другого.

Никс села рядом с ним, вложив маленькую ручку в его, переплетя пальцы. Ее кожа была холодной как лед. Лайла опустилась напротив, мыслями она явно была не здесь. Девушка закрыла глаза.

Джо зафиксировал дверь, присел и проорал, перекрикивая рев двигателя:

— У нас было выражение: «Вот теперь все по-настоящему». Ну, вот и мы так. Крадем оборудование у правительства, и у нас не остается в Убежище друзей, кроме кучки монахов.

— Это должна быть вдохновляющая речь? — спросил Бенни.

— Просто излагаю факты.

— Спасибо, — сказала Никс. — Но, думаю, мы уже и так достаточно напуганы.

Джо широко улыбнулся.

— Мы вообще знаем, куда направляемся?

— Да, — Джо вытащил большую карту из кармана и, разложив ее на полу, ткнул в одну точку указательным пальцем. — Прямо сюда.

Никс наклонилась вперед и прочитала слова, напечатанные на карте.

— Национальный парк Долины Смерти. О, разве это не замечательно?

— Долина Смерти? — спросил Бенни. — Серьезно? Долина Смерти?

— Это и есть «нпдс», который мы нашли в записке, — поняла Никс. — Подходит.

— Я понимаю, но это действительно… Долина Смерти?

— Думаю, мы можем оценить иронию, — сказала Никс.

— Не уверен в этом, — ответил Бенни. Он потянулся и носком ботинка коснулся другого места. — Здесь, правда, написано Похоронные Горы?

— Пусть это тебя не пугает, парень, — сказал Джо. — Эти названия были даны еще до того, как поднялись мертвые.

— Слабое утешение, — заметил Бенни, и Никс согласно кивнула.

— Мы направляемся к месту под названием Забриски-Пойнт на восточной стороне Долины Смерти к югу от Фернес-Крик. Это в бесплодных землях…

— О, «бесплодные земли». Тоже весьма приятное местечко.

Джо сказал:

— Послушайте, если соберем все, что знаем, то у нас получается немного мрачноватая картина и капля надежды. Думаю, мы можем решить, что доктор Макреди не было на C-130, когда он разбился. Кажется, ясно, что самолет остановился на химическом складе в Юматилле в Орегоне, где, я считаю, доктор Макреди и полевая команда 5 сошли с самолета и сели на альтернативный транспорт до Долины Смерти.

— Зачем доктору Макреди было останавливаться на базе в Орегоне? — спросила Лайла. — Что там такого?

— А, ну… — стыдливо проговорил Джо. — Один из наших грязных секретиков. Хотя эту базу официально закрыли, она все еще работала во время вспышки вируса.

— Хотите сказать, что там все еще оставалось химическое оружие? — спросил Бенни.

— Оставалось, — согласился Джо, — и есть. Химическое и биологическое оружие, агенты, смеси и ингредиенты. Все хранится там. Процесс закрытия был дымовой завесой. Правительство разыграло спектакль, якобы соглашаясь с Конвенцией о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении. Международное соглашение было предложено Организацией по запрету химического оружия, штаб-квартира которой находилась в Нидерландах.

— Но мы оставили оружие?

На лице Джо было сожаление.

— В шкафу много скелетов, ребята.

— Ладно, так зачем доктору Макреди останавливаться там? — спросила Никс.

— Потому что там много важного оборудования, — сказал Джо. — Такого, какое Американское Государство еще не может производить. Вещи вроде защитной одежды, оборудование биологической защиты, почти все то, что могло понадобиться доктору Макреди, если она планировала собирать полевые образцы мутационного патогена. И самолеты там были. Возможно, что один из них — другой самолет, не реактивный — могли починить. А возможно, это уже сделали, и Макреди услышала об этом. Не имеет значения. Важно то, что она остановилась там, нашла другой транспорт и, насколько мы знаем, все еще жива.

— И находится в Долине Смерти, — сказал Бенни.

— Возможно.

Никс вступила в разговор.

— Долина Смерти недалеко, да?

— Полторы сотни километров и поворот, — ответил Джо.

— И док пропала год назад?

Джо кивнул.

— Около восемнадцати месяцев. Мы искали ее, но страна слишком большая. И у нас не хватало ресурсов.

— Если она все еще жива, — сказала Никс, — она не очень хочет домой. Она бы уже пять раз дошла обратно.

Джо поморщился, но еще раз кивнул.

— Не считайте, что я не думал об этом. Но нам все еще нужно постараться найти ее. Теперь откиньтесь на сиденья и наслаждайтесь полетом. Раньше никто из вас не летал, да? Ну, вам это понравится, гарантирую.

Им не понравилось.

Только Лайлу не стошнило.

61

Ход вертолета изменился, и Джо позвал ребят присоединиться к нему. С зеленым лицом, потея и ощущая невероятную тошноту, Бенни и другие отстегнули ремни и, пошатываясь, прошли вперед, сгрудившись в маленькой кабине пилота. Джо согнал Гримма с места второго пилота, чтобы Никс могла туда сесть, и мастиф уныло побрел в пассажирский отсек. Бенни и Лайла загородили проход.

— Добро пожаловать в пустоши Долины Смерти, — сказал Джо, словно был рад этому. — Забриски-Пойнт прямо по курсу.

Под ними расстилался ландшафт, который, по мнению Бенни, напоминал инопланетный мир. Повсюду тянулись голые хребты. Пейзаж заполняли созданные ветром пустынные земли, глубокие ямы, выдолбленные в земле миллионами лет эрозии, и черные зевы пещер, вырезанные ветром по обеим сторонам мрачных гор. Тут и там виднелись отчаянные всплески цвета стойких деревьев и кустов, которых даже эта негостеприимная пустошь не могла убить.

— После всего этого Невада кажется тропическим лесом, — заметила Никс. — Думаю, имя ей вполне подходит.

— И здесь почти ничего нет. Пустынное шоссе 190 прорезает эту местность, но оно, скорее всего, использовалось людьми, которые хотели пробраться через эту территорию как можно быстрее, — сказал Джо. — Ни городов, ни животных, ни…

— Эй, — внезапно сказал Бенни, — что это?

Джо посмотрел в том направлении, куда Бенни указывал, и его брови поднялись в удивлении.

— Ну, ну, ну… Разве это не чертовски интересно?

В полукилометре от них растянулась неестественно плоская скала, находящаяся посреди более высоких пиков морщинистой осадочной породы. Когда Джо направил туда вертолет, все заметили, что она залита бетоном. Поверхность потрескалась и заросла упорными, но безлиственными лозами. На ней давным-давно был нарисован какой-то символ. Большой круг с буквой «Н» в центре.

— Это вертолетная площадка, — сказал Джо. — Место для посадки вертолетов.

— Мне казалось, ты говорил, здесь ничего нет, — заметила Никс.

— Так и есть.

Бенни кивнул на вертолетную площадку.

— Так… что, черт возьми, здесь делает это?

— Думаю, сейчас узнаем.

Они облетели по кругу стену побитой эрозией скалы и зависли в тридцати метрах над площадкой. Отсюда виднелись следы ног, ведущих в пустошь, но никакой различимой дороги или зданий не было.

— Странно, — сказал Бенни.

Джо сверился с приборами.

— Эта вертолетная площадка — самый центр координат. Сюда и направлялась команда доктора Макреди.

— Вы сказали, что они, скорее всего, прилетели сюда на маленьком самолете, — сказала Никс. — Мог ли самолет здесь приземлиться?

— Нет. Только другой вертолет, — Джо умолк. Пока они продолжали кружить над площадкой, успели рассмотреть склон на дальней стороне. Это был отвесный обрыв глубиной метров в тридцать. На полпути вниз среди острых камней виднелись останки разбившегося вертолета. Большая часть обломков была неузнаваемо искорежена, но, словно чтобы поиздеваться над ними, плоская секция корпуса лежала на выступе поменьше. На боку был нарисован выцветший за полтора года на сильном солнце и ветре флаг Американского Государства.

— О боже, — выдохнула Никс.

— Никто бы не смог пережить такое, — сказал Бенни.

— Это обломки, — сказал Джо, — но давайте пока не будем делать поспешных выводов. Мы не знаем, упал ли он, когда они добрались сюда, или позже. К этим утесам не подобраться. Если кто-то там умер, зомби, скорее всего, все еще в ловушке.

Но внизу ничего не двигалось.

Джо снова подлетел к вертолетной площадке. Выступ утеса за ними был плоским, но его окружало кольцо потрескавшихся валунов, некоторые из которых были размером с двухэтажный дом.

— Что это? — спросила Лайла, показывая на выступ.

Медленно по лицу Джо расплылась улыбка. Когда он подлетел ближе, они все смогли это увидеть. Объект был в высоту метра четыре и два в ширину, и, хотя его покрывали пыль и грязь, он явно был сделан из крепкой стали.

— Шлюз, — выдохнул Бенни.

— Шлюз, — согласился Джо.

Никс подозрительно взглянула на них.

— Прямо как в Убежище. Здесь спрятана еще одна лаборатория? Вы знали об этом?

Он покачал головой.

— Если так, то это для меня новость.

— Еще секреты? — спросил Бенни.

— Слишком много секретов, — сказал Джо, медленно кивнув. — Слишком много чертовых секретов.

— Доктор Макреди там? — спросила Лайла.

Никто не ответил. Казалось, словно дверь не открывали долгие годы.

— Ну… плюс ситуации в том, — заметил Бенни, — что здесь, по крайней мере, нет зомов.

Но день словно хотел посмеяться над ними. Темная фигура вышла из тени высокого скалистого утеса и сердито посмотрела на вертолет. К ней присоединилась еще одна. И еще. Они выходили из пещеры и выползали из-под веток больших кустов, пока их не собралось около дюжины, протягивающих руки вверх к шуму двигателя.

— Это, — сказал Джо, — нехорошо.

Некоторые из зомов были одеты в тряпки, которые раньше были военной формой. На одном висел лабораторный халат, покрытый пятнами крови. Несколько других носили черные одежды с красными полосками и белыми крыльями на груди. Только трое зомов были в обычной одежде.

— Это, правда, нехорошо, — пробормотал Джо.

Никс указала на зома в белом лабораторном халате.

Расстояние было слишком большим для того, чтобы разглядеть лицо существа, но это явно была женщина.

— О нет… это доктор Макреди?

Джо передвинул ручку управления, чтобы опустить вертолет, отчего двигатель завизжал сильнее. Зомы царапали небо, словно могли сорвать машину вниз, разбить ее и добраться до сладкого мяса внутри. Рейнджер выровнял вертолет, и тот завис над домами. Потом Джо достал бинокль из кобуры рядом с сиденьем и посмотрел в него. Все они наблюдали за ним, видя, как мышцы напрягаются под его одеждой. Через минуту это напряжение слегка ослабло.

— Нет… это доктор Джонс. Мерри, думаю, ее так звали.

«Мерри[6], — подумал Бенни. — Какое печальное имя для существа, которое проведет там внизу вечность, в постоянном голоде, оставаясь в высушенной плоти, даже когда жизнь уже потеряла значение».

Джо передал бинокль Никс и кивнул на место, где командная книга лежала под приборной доской. По его просьбе она открыла страницу доктора Мерри Джонс и подтвердила личность зома в лабораторном халате. Потом она пролистнула другие страницы и опознала троих солдат — Энгебрета, Холлингсворта и Карра. Остальные были жнецами. Никс почти закрыла книгу, когда Лайла остановила ее.

— Вернись, — требовательно сказала она, и, когда девушка пролистала страницы обратно, Лайла сунула руку вперед и ткнула пальцем в одну фотографию. — Вот.

Это была страница сержанта Луизы Крисп.

— Что с ней? — спросил Джо.

— Она там, у высокой скалы, — сказала Лайла. — Видите ее?

— Это жница, — начала Никс, но Бенни оборвал ее.

— Нет… посмотрите на нее.

Так они и сделали, их взгляд метался между жницей, стоящей у края, и лицом сержанта из командной книги. Густые черные волосы исчезли, но у женщины было узнаваемое лицо коренной американки. Она очень напоминала заместителя Гормана из городской стражи, который был чистокровным навахо.

— Это она, — уверенно сказала Лайла.

— Черт, — выдохнул Джо. — Луиза Крисп была старшиной пятой полевой команды. Ее работа заключалась в защите ученых.

Никс покачала головой.

— Но она стала жнецом. Почему?

Джо не ответил. Его пальцы лежали на пластиковом рычаге контрольной ручки управления.

— Послушайте меня, — сказал он. — Нужно приземлиться и постараться пробраться в шлюз. На это потребуется время, и мы будем беззащитны. У нас два варианта. Мы доверимся кадаверину и понадеемся, что он сработает. Запахи плохо распространяются в таком сухом воздухе.

— Или?.. — спросил Бенни с рухнувшим сердцем. Он знал, к чему все ведет.

— Или мы устраним угрозу здесь и сейчас.

— Боже, — выдохнула Никс, — мы не можем просто убить их. Они жертвы…

— Мы все знаем, кто они, Никс, — сказала Лайла. — Но я не вижу выбора.

Но что-то еще беспокоило Бенни, нечто помимо этической дилеммы.

— Подождите секунду, — сказал он. — Джо, может эта штука подлететь ближе к земле? То есть ты можешь… пролететь над землей от одного края поляны к другому? Спуститься почти до земли, зависнуть рядом с ними, а затем — не знаю — отплыть от них. Не вверх, а параллельно земле. Можешь так сделать?

Рейнджер хотел спросить зачем, потом улыбнулся и кивнул, понимая, что Бенни имел в виду.

— Давай попробуем.

Джо опустил вертолет так низко, что колеса врезались в скалистую землю в десяти метрах от кучки зомов. Живые трупы сразу же побежали к ним с воем демонов, их руки разрывали воздух, пока они неслись вперед. Джо не пытался отплыть в сторону, а просто поднялся на пятнадцать метров и завис.

Это было очевидно.

Все они были B3. Все до единого.

Джо медленно развернул «Черного ястреба» к зомам, которые теперь остановились под машиной. Некоторые из них пытались подпрыгнуть, чтобы схватить вертолет, пусть тот и был слишком большим. Рейнджер обернул палец вокруг спускового крючка.

— Вы, ребята, идите назад, — предложил он, — вы не захотите этого видеть.

— Нет, — сказал Бенни, — не захотим.

— Кто бы захотел? — спросила Лайла.

Никс что-то пробормотала. Это была молитва, которую они слышали дважды в тот день, прежде чем покинули Маунтинсайд. Сначала на одном кладбище, когда хоронили семью Хаузеров, потом на другом, когда в холодную землю опускали Зака Маттиаса, племянника Чарли Кровавого Глаза.

Молитва за упокой.

В кабине за ними Гримм наклонил свою большую голову и залаял, как гончая из какого-нибудь старого романа ужасов.

Когда Джо открыл огонь из пулеметов тридцатимиллиметрового калибра, Бенни показалось, что он услышал, как большой рейнджер пробормотал одно единственное слово.

— Аминь.

62

Большой «Черный ястреб» парил над ареной бойни. Где минуту назад была группа зомов B3, самого быстрого и самого опасного вида, теперь валялись куски мяса и сломанные кости. Пули буквально разорвали мертвых на части.

— Боже всемогущий, — выдохнула Никс.

Лицо Джо было мрачным и серьезным, когда он опустил вертолет в центр площадки. Вращающиеся лопасти разрезали дым от оружия и разносили его по сухому ветру пустыни, сбрасывая большую часть месива за край. Джо выключил двигатель.

— Ладно, — сказал он. — Собираемся.

Шкафчики в задней части вертолета были заполнены защитной одеждой. Тонкие кожаные куртки, покрытые сеткой-рабицей и металлическими шайбами, подкладки для рук и ног, прочные перчатки. Шлемы тоже были с решеткой. При этом одежда не стесняла движений и на удивление оставалась легкой. Джо показал им особое приспособление.

— На это уйдет много времени? — спросил Бенни. — Брат Питер сказал, что его хватит до завтрашней ночи, чтобы…

— Давай будем беспокоиться о брате Питере завтра, — сказал рейнджер. — У нас сегодня достаточно работы.

Но Никс спросила.

— Он действительно нападет на Убежище?

— Может попробовать, — ответил Джо. Он постучал по небольшому ружью, встроенному в корпус машины. — Ножи и топоры не очень действенны против шести тысяч залпов в минуту.

— И ракет, — с энтузиазмом сказала Лайла.

— И ракет, — Джо покачал головой. — Если брат Питер покажется завтра, мы объясним ему правила игры.

Рейнджер встал на колени и застегнул броню Гримма. Из шлема пса торчали подобные кинжалам лезвия, такие же, как шипы по всему мощному телу.

— Сделайте заметочку, — пробормотал Бенни, — не обнимайте щеночка.

Гримм согласился с большим мокрым «хлюп».

Лайла вытащила магазин своего «Зиг Зауэра», проверила патроны и поставила его на место. Джо сделал то же самое. И Никс.

— Бенни, — позвал Джо, — тебе нужен револьвер?

— Нет, спасибо. Я не очень хорошо стреляю.

В действительности Бенни не любил огнестрельное оружие. Тома застрелили. Бенни не имел моральных возражений против Никс и остальных, использующих его. Это решение было личным. Он боялся, что если возьмет огнестрельное оружие, ему захочется использовать его слишком часто, чтобы решать проблемы быстрее, а не находить другие решения. Этот взгляд был его собственным, и он никогда не делился им с Никс и не пытался никого убедить, что это был единственный правильный вариант. Это просто было его решением.

Меч? Это другое. Возможно, именно древнее поверье, гласящее, что душа самурая живет в стали меча, сделало оружие иным для него. Этот меч раньше принадлежал Тому, но теперь перешел к Бенни. Меч для ближнего боя требовал первоклассных навыков. И, несмотря на мрачную цель, для которой он был создан, в нем ощущались элегантность и красота.

Они собрались у двери.

— Вот как все будет, — сказал Джо. — Я веду, вы следуете. Все держат глаза открытыми. Пытайтесь болтать по минимуму. Если что-нибудь произойдет или мы разделимся, направляйтесь обратно к вертолету. Там достаточно припасов и оружия, чтобы продержаться пару недель. Но давайте сделаем так, чтобы они нам не понадобились, ладно? Держимся вместе. Мы все зайдем, мы все выйдем, без сюрпризов, без драм. Поняли?

— Умный воин, — сказала Лайла.

— Умный воин, — эхом отозвались другие. Даже Джо.

Он открыл дверь, и поток горячего воздуха хлынул в кабину. Гримм выпрыгнул первым, и его шипастая броня щелкнула, когда он приземлился и сразу же начал обнюхивать землю. Джо был следующим, и все остальные двинулись за ним в обжигающий жар, по сравнению с которым пустыня вокруг Убежища казалась прохладной. Не влияла она, казалось, только на Джо.

— Неплохо для мая, — сказал он. — Скорее всего, не выше 43 градусов. Я был здесь однажды в июне, было 56.

Никс одернула боевой костюм.

— Несколько часов в этом костюме под таким солнцем, и мы станем жареной ветчиной.

— Жареная ветчина сочная, — заметил Бенни, останавливаясь рядом с ней. — Мы скорее будем похожи на вяленую говядину.

Площадка для вертолета была испещрена сотней дыр от пуль. Патроны лежали внизу и сверкали среди кусков мертвечины. Крови не было, но черная жижа расплескалась повсюду. Ее было здесь больше, чем Бенни когда-либо видел в мертвых зомах, и, казалось, она вытекала из порванных тканей. Когда парень наклонился, чтобы рассмотреть ее, он заметил крошечные белые пятнышки, которые словно ниточки копошились в разлагающийся массе.

Внезапно Гримм гавкнул на Бенни, и Джо резко развернулся.

— Не прикасайся!

— Ни за что, — сказала Бенни, — похоже на червей, но я раньше не видел червей в зомах.

Они все собрались вокруг.

— Они всегда там были, — сказал рейнджер. — По крайней мере, яйца. В большинстве зомов личинки умирают, отложив яйца. Они спят, пока зомы не перестают гнить. Некоторые вылупляются, но забираются глубоко в ткани нервов и мозга. Они поддерживают жизнь зома — если это можно так назвать — но не спрашивайте, каким образом. Там что-то связано с протеинами, которые они выделяют.

— Ладно, фу, — сказал Бенни.

— Это не яйца, — сказала Никс. — Прямо как в тех зомах, с которыми мы с Лайлой сражались.

— Именно, — сказал Джо. — B3, быстрые зомы. Личинки активны в быстрых зомах. И в диких кабанах. Это часть мутации, которую изучала команда ученых.

— Они заразны? — спросила Никс, отходя от них.

— Очень, — сказал Джо. — Не очень страшно, если они попадут на твою кожу, и ты их быстро уберешь, но если они попадут на слизистую оболочку… в глаза, нос, рот, открытую рану…

Ему не нужно было заканчивать.

У Бенни появилась ужасная мысль. Если Чонга заразили, тогда эти яйца — или личинки — тоже находились в его теле. Ему хотелось кричать. Вот почему ученые спросили его, попали ли телесные жидкости Чонга на него. Бенни держал мысли при себе. Будет ужасно жестоко поделиться этим с Лайлой, и он надеялся, что девушка об этом не подумает. Он даже избегал взглядов ее сторону из опасений, что она прочитает его мысли.

Они отошли подальше от черной жижи и последовали за Джо в шлюз. В Убежище коридор был почти таким же, с маленьким стеклянным коробом, размещенным в отверстии рядом с дверью. Это был сканер руки. Биометрический сканер был темным, стекло потрескалось и наполнилось песком. Джо стукнул по двум кнопкам и опустил руку на стекло, но ничего не произошло. Он воспользовался рукоятью пистолета, чтобы выбить стекло и добраться до проводов, но через пятнадцать минут прикладывания одного проводка к другому он с отвращением отбросил их обратно в отверстие. Потом стал бить по двери кулаком.

Ничего не произошло.

— Мне казалось, вы говорили, что удары по двери ни к чему не приводят, — заметил Бенни. — Они не слышат, находясь внутри.

Джо одарил его ядовитым взглядом.

— Когда-нибудь падал с площадки для вертолетов на кучу острых камней?

— Понял, — сказал Бенни.

— А что теперь? — спросила Никс. — Пойдем искать запасной вход?

— Нет, — ответил Джо, направившись обратно к «Черному ястребу», — теперь попробуем план Б.

Когда они все вернулись обратно в «птичку», Джо включил двигатель и поднял вертолет в воздух. Он отлетел от тамбура, минуя край обрыва.

— Есть старая военная поговорка, — сказал рейнджер. — Если ничего не получается, нанесите удар с воздуха.

— Что это значит? — спросил Бенни.

— Значит «Разнеси эту дыру!»

Джо повернул круговой рычаг и нажал на спусковой крючок. Послышался такой звук, с которым пар выходит из бойлера, а потом что-то вылетело из-под лопастей вертолета. Бенни лишь на сотую долю секунды успел увидеть что-то гладкое и черное, а потом передняя часть обрыва словно расцвела огромным шаром оранжевого пламени. Куски камня и металла полетели во все стороны, но Джо быстро набрал высоту, и «Черный ястреб» остался цел. Вертолет пролетел по кругу, пока снова не оказался у обрыва. Шар огня подобрался к краю утеса, за ним последовали дым и горячий ветер. Потом он поредел и распался на искры. Джо наклонил вертолет, чтобы с помощью лопастей разогнать дым, зависший у площадки.

Шлюз в шесть тонн выглядел так, словно по нему ударил кулак великана. Он лежал на спине, вдавленный на три метра в гору. Место, где он находился, превратилось в зияющую дыру, настолько большую, что туда мог бы проехать торговый фургон.

— Святая… — начал Бенни, но ничего дальше не пришло в голову, поэтому он просто повторил: — Святая…

Лайла по-волчьи весело скалилась.

— Что это было? — ахнула Никс.

— Ракета «адское пламя», — сказал Джо.

Гримм издал глубокий «вуф», словно одобрил сказанное.

Бенни покачал головой. Когда Джо использовал ракетные установки, чтобы победить жнецов матушки Розы, Бенни был без сознания, пал жертвой удара по голове. Он никогда раньше не видел ничего подобного. Но по выражению лица Никс он понимал, что это «адское пламя» было намного мощнее тех ракетных установок. Они читали о таком оружии в школе, но Бенни никогда в действительности не задумывался о его настоящей разрушительной силе. Это очень волновало.

Обломки скалы засыпали площадку, но места для приземления было более чем достаточно.

Джо выключил двигатель.

— Ладно, давайте попробуем снова.

63

На расстоянии многих километров…

Морги Митчелл сидел на верхней ступеньке крыльца пустого дома Имуры. Он уже побывал внутри. Пол подмели, повесили свежие занавески, а скрипящую шестую ступеньку починили. Его меч лежал рядом с левым бедром, а справа медленно теплела бутылка колы.

Завтра будет его первый полноценный тренировочный день с Соломоном Джонсом и Всадниками Свободы. Он понятия не имел, чего ожидать. Люди, которые ездили с Соломоном Джонсом были знаменитостями с зомби-карт. Морги просмотрел пачку и вытащил карточки активных членов Всадников Свободы. Он снова и снова просматривал их, вглядываясь в лица, пытаясь вообразить, какими они будут в жизни.

Салли Два Ножа с ее диким ирокезом и блестящими охотничьими ножами.

Джей-Дог и Доктор Скилз, говорившие на старом серферском сленге, который никто не понимал.

Пушок МакТиг с помадой, бриллиантовыми серьгами и розовым защитным плащом.

Бандит Бэшман с его бейсбольными битами.

Карл Быстрый Хук, который все еще носил широкополую коричневую шляпу своего легендарного отца, шерифа Рика.

Джонни Мерин Апачи в своей римской нагрудной пластине и шлеме с конским волосом.

Сумасшедшая женщина Дез Фокс, которая, как они говорили, путешествовала с мумифицированной рукой погибшего мужа в своем рюкзаке.

И многие другие.

Каждый из них был героем, каждого окружали тайны и небылицы.

Морги покачал головой. Кем он был, чтобы даже думать о том, что достоин тренироваться с ними, уже не говоря о том, чтобы покидать город?

Кем он себя считал?

Морги повернулся и посмотрел на дом.

Он собрал все свои карточки и аккуратно положил их в сумку. Потом поднял меч и вышел во двор, чтобы отточить удары, которым его научил Том.

64

Гримм пробежал вперед, когда они приблизились к разбитому краю обрыва. Шлюз заполняли искореженные обломки. За ними виднелась широкая комната с металлическими стенами и бетонным полом. Теперь эти стены покрывала сажа. Разбитые лампы свисали с потолка, качаясь на паутине разорванных проводов.

Джо и его команда осторожно и тихо ступили внутрь. Входная комната вела в два коридора.

— Нам нужно разделиться? — спросила Лайла, — я могу…

— Ни за что, — сказал Джо, — это не плохой ужастик. Мы будем держаться вместе и прикрывать друг другу спину. Никто не пойдет в подвал в нижнем белье, чтобы узнать, что там за странный звук.

Лайла посмотрела на него, как на сумасшедшего.

— Что?

— Ничего. Отсылка к старой поп-культуре, время таких слов, видимо, прошло. Жаль.

Бенни показалось, что он услышал, как Потерянная Девушка пробормотала: «Идиот».

Сначала они пошли по левому коридору, просто потому что он был ближе. По обе стороны находились закрытые двери. Джо остановился перед первой и аккуратно попробовал повернуть ручку. Она легко поддалась. Мужчина взглянул на Лайлу, которая заняла оборонную позицию рядом с ним, а потом полностью провернул ручку и пинком открыл дверь.

Это был шкаф. Металлические полки, заваленные коробками с офисными принадлежностями. Ни зомов, ни людей.

Они двинулись ко второй двери и повторили проделанное.

И замерли.

В комнате был человек.

Он сидел за большим столом. Открытый ноутбук стоял на столе. Офис был декорирован фотографиями в больших рамах, изображающими бегущие ручьи, снежные горы, роскошные осенние леса. Мужчина на стуле сидел с головой — или тем, что осталось от нее, — откинутой назад. Ружье стояло на прикладе, зажатое между его ног. Даже находясь в дверном проеме, Бенни мог представить себе эту сцену. Человек — или в отчаянии или, возможно, заразившись — садится, ставит ружье на край стула, опускает большой палец на спусковой крючок, направляет дуло под подбородок и говорит «прощай» всему наиболее важному.

Стена позади стола и часть потолка были раскрашены шоколадно-коричневым и плеснево-зеленым, что раньше было ярко-красной кровью и мозгом.

Все это весьма отвратительно, это конец. И произошел он очень давно. По крайней мере, несколько месяцев назад.

Никакой надежды.

Что было еще хуже, так это то, что мужчина написал черными чернилами на бумаге:

ПУСТЬ ГОСПОДЬ ПРОСТИТ НАС ЗА СОДЕЯННОЕ
МЫ ВСАДНИКИ
МЫ ЗАСЛУЖИВАЕМ СОЖЖЕНИЯ

Подписи не было. В ней не было нужды.

Путники выстроились вокруг стола.

Никс перевела взгляд с письма на тело, обмякшее на стуле.

— Бедняга.

Бенни кивнул.

— И что это значит?

— Наблюдай за коридором, — сказал Джо, начиная быстро просматривать ящики. Он рылся в содержимом, выкидывая некоторые вещи на пол, игнорируя другие. Потом он нашел пачку бумаги, из-за которой напрягся, и уставился на нее. Он тихо выругался.

— Что это? — спросил Бенни.

— Думаю, я нашел то, за чем доктор Макреди прибыла сюда.

Он показал титульную страницу Бенни и девушкам.

СТАНЦИЯ БИОЛОГИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ И ПРОИЗВОДСТВА ЗАБРИСКИ-ПОЙНТ.
АРМИЯ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ

— Что это значит? — спросил Бенни. — Биологической оценки и производства? Это какая-то лаборатория?

Джо забрал бумаги и скомкал их. На лице его была маска отвращения.

— Это фабрика монстров, — сказал он.

65

Брат Питер наблюдал, как двое Красных Братьев несли сестру Сан вверх по склону. С каждым днем женщина словно старела на десять лет. Рак, пожирающий ее, был безжалостен и голоден. Скоро он заберет ее. Через несколько дней, максимум недель.

В каком-то смысле брат Питер ей завидовал. Скоро она отправится во тьму, а он будет обречен жить, пока миссия Церкви Тьмы не будет завершена.

Жнецы опустили ее, один из них вытащил маленький складной стул и поддерживал сестру, пока та садилась. Питер приказал одному из них принести воду и направил другого поставить переносной навес.

В скале были трещины, которые предоставляли отличный вид на забор из сетки-рабицы, аэродром, ряд башен с сиренами и ангары по обеим сторонам рва длиной в несколько километров. Однако с обратной стороны жнецов не было видно под покровом глубоких теней.

Жнец забежал в расщелину.

— Благословенные, — сказал он сестре Сан и брату Питеру, — мы готовы.

Брат Питер кивнул.

— Хорошо. Заметили вертолет?

— Нет, брат мой. Десять моих скаутов следят за этим.

— Очень хорошо.

— Ветер продолжает менять направление, — сказал жнец. — Сестра Элис думает, что он поменяется еще на два или три узла, но я посчитал несколько раз. Лучше всего выступать сейчас.

Брат Питер снова кивнул.

— Идите к забору и ждите команд с сетями. Сестра Сан даст сигнал.

Мужчина поклонился и ушел.

Сестра Сан улыбнулась брату Питеру и, потянувшись к его руке, сжала ее со всей оставшейся силой.

— Ты позволишь мне это сделать? Это так мило с твоей стороны, Питер.

— Это твоя победа, сестра.

— Я знаю, что святой Джон так гордится тобой, — сказала она, — и ты будешь принят в любящие объятия, когда придет твое время слупить во тьму.

Он наклонился, поцеловал руку скелета и прижал ее к своей щеке. На другой стороне пустыни, за красными горами, солнце начинало свое долгое падение к огненным сумеркам. Им, полному жизни молодому человеку и постаревшей умирающей женщине, казалось, что весь мир сейчас сгорит.

Позади них послышалось шуршание, и, повернувшись, они увидели, как дюжина жнецов двигаются парами вдоль тенистой дорожки у стены скалы, направляясь к забору. У каждой пары был моток веревки, концы которой соединялись с огромными сетями. Сети казались невозможно большими, но они были обернуты вокруг горсти ярких воздушных шаров. Тысячи шаров в каждой сети.

Люди в каждой команде кивали с уважением, проходя мимо. Внизу, ближе к забору, жница, известная как сестра Элис, подбрасывала горстки песка в воздух, чтобы наблюдать за направлением ветра.

— Пришло время, — сказал брат Питер.

Но прежде чем она могла дать сигнал, сестру Сан сотряс ужасный приступ кашля. Она резко наклонилась вперед, словно ее ударили в живот, и капли крови забрызгали колени и землю у ее ног. Брат Питер беспомощно смотрел, как приступ кашля разрывает умирающую женщину на части. Остальные жнецы стояли рядом, их лица были печальны. Хотя каждый из них желал сестре Сан успокоительной тьмы, они хотели, чтобы она стала свидетельницей триумфа своего плана.

Постепенно, словно пытка, кашель чуть успокоился и затем медленно-медленно затих.

Сестра Сан сидела на стуле, словно хрупкая кукла, держащаяся на месте только с помощью тонкого изломанного шеста. Жнецы — и мир вокруг них — успокоились — и даже ветер на мгновение стих, словно не желая дуть без разрешения женщины.

Ее правая рука тряслась на коленях, и было ясно, что она едва может ее поднять. Наконец сестра Сан поднялась. Сначала на сантиметр, потом еще на один, и еще.

Брат Питер выпустил горячий шар воздуха, который обжигал стены его легких, и звенящим голосом сказал:

— Сестра Сан дала слово. Пусть благословит вас тьма.

Жнецы у забора закончили свою работу. Четверть километра забора упала на землю. Команды с сетями сразу же кинулись на аэродром, пробегая между двумя южными башнями с сиренами. Они выстроились в длинную шеренгу, и другие жнецы подбежали к ним, чтобы помочь разрезать веревочные сети. Наружу сразу же вырвались плененные шары, и по ветру их понесло на юго-восток.

Тьма завладевала мыслями сестры Сан, но когда красные, желтые, синие и зеленые шары прыгали и танцевали на горячем песке, ее губы смогли тихо вытолкнуть одно слово:

— Красиво.

Потом тьма обняла ее, и она рухнула на землю.

66

— Что это значит? — спросил Бенни. — Что за монстров они создавали? Или это наивный вопрос?

Рейнджер не ответил.

Бенни с отвращением фыркнул:

— Я все чаще чувствую, что после того как цивилизации пришел конец, стало лучше.

— Все чаще я согласен с тобой, парень, — Джо кивнул на мертвеца. — Вот почему я ушел сегодня в отставку. Я достиг лимита стыда и чувства вины за то, что являюсь частью старой системы.

— Вы знали о вирусе «Жнец»? — спросила Никс.

— Нет, я не это имею в виду. Как и говорил вам, я был парнем, который пытался такое остановить. Любил свою страну, и думаю, все еще люблю, хотя чувствую себя ребенком, который скоро узнает, что его родители не только не идеальные герои, но и имеют кучу недостатков.

— Вся страна была такой? — спросил Бенни.

— Нет, и близко нет. По большей части, она оставалась достаточно хорошей долгое время. Но никогда не было страны, какой бы благородной или с какими бы добрыми намерениями она ни была, которую не инфицировали бы жадные и желающие власти люди. Они не так уж отличаются от паразитов, поражающих зомов. Мы не можем винить заболевшего человека больше, чем всю страну, но мы точно будем презирать этих паразитов.

Лайла встала рядом с мертвецом.

— Кем он был?

— Согласно найденным бумагам, это заместитель директора этого места, возглавляющий операции. Он следил за работой этого места до, во время и после Первой ночи. Он хранил эти старые секреты все это время. Этого места нет на карте… и бьюсь об заклад, здесь есть такое, чего быть не должно.

— Ну разве это не утешает? — кисло спросила Никс.

Они вернулись в коридор. Тот, по которому они шли, уперся в стену, но на дальнем конце взорванного входа находился другой проход, уходящий в темноту. В воздухе все еще стоял дым, двигаясь, словно призраки на ветру. Он окутывал коридор, как туман в переулке влажной ночью.

— Я веду, — сказал Джо, — вы следуете. Лайла, прикрывай спины.

Месяц назад — или, возможно, несколько часов — Бенни было бы неприятно от того, что Лайле доверили более важную работу, но теперь он мыслил по-другому, и знал это. Лайла лучше ориентировалась в бою, и у нее было несоизмеримо больше опыта. Девушка умела быть настороже и двигаться аккуратно. Конечно, она была лучшей из них. Еще Бенни знал, что если бы здесь была Бунтарка, они могли бы еще поспорить за первое место.

Соглашаться с такими вещами было почти утешительно. Это напомнило Бенни старый урок Тома, который говорил, что нужно видеть вещи такими, какими они являются, без ожиданий, предчувствий или самонадеянности. Было что-то освобождающее в том, что он все видел яснее.

«Я не тот, каким был, — подумал Бенни, шагая за Никс. — Вот, кто я. Я не Том, и я больше не маленький Бенни».

«Я и есть я».

Несмотря ни на что, Бенни улыбнулся себе.

Он захотел рассказать об этом Никс. Он знал, что она бы поняла, и эти мысли вернули что-то еще на место в его голове. Они с Никс много ссорились с тех пор, как покинули Маунтинсайд, их отношения напоминали скорее дружбу, чем любовь. Ему казалось, что он понимает почему. Двое влюбленных были наивными и невинными детьми в уединенном городе, спрятанном за забором. Этих детей больше не существовало. Для Бенни путь от наивного ребенка до познавшего мир юноши начался, когда Том отвел его в «Руины», и Бенни увидел реальность внешнего мира. Настоящий мир совсем не был похож на ту версию реальности, которую он придумал в своей голове. Даже такие вещи, как битва и приключения, оказались другими за воротами. Это было невесело, они не были частью игры. Людей ранили, и они умирали, и не всегда наступал счастливый конец, нельзя было просто убрать фигурки с доски и начать все заново. Для Бенни все началось с этого, но процесс изменения включал в себя еще и борьбу за жизнь. Убийства, спасение своей жизни и жизни других, необходимость видеть, как умирают люди. Как умирает Том. А затем они покидают место, где похоронен его брат, и идут дальше, в «Руины», мимо знакомых мест и какого-либо шанса на безопасность. Там, где каждый день был изнуряющим, и каждый выбор давался с трудом, что-то произошло со старым Бенни. Он не умер, но ребенок в нем отступил назад, и появилось нечто другое. Не взрослый — а подросток, который сам управлял своей жизнью.

Должно быть, такой же процесс происходил и в Никс. Она больше не была веселой, счастливой, беззаботной девушкой, в которую влюбился Бенни. Жизнь с тех пор не давала ей много поводов дня смеха, а счастье было трудно сохранить под жестоким солнцем пустыни. А кто был беззаботным здесь, в «Руинах»? Джо притворялся, что он такой, но теперь Бенни знал, что старый рейнджер исполнял роль. В действительности он был человеком с разбитым сердцем, который провел всю свою жизнь, пытаясь спасти мир и постоянно разочаровываясь в людях, которым он должен был доверять. Его веселая болтовня и шутки, скорее всего, были тем, что помогало ему держаться на ногах.

Никс, должно быть, почувствовала, о чем он думает, как часто бывало. Она повернулась и взглянула на Бенни. Тот коротко кивнул ей и одарил быстрой, но искренней улыбкой. Никс нахмурилась на секунду, а потом он заметил тот самый момент, когда они поняли друг друга.

И тогда Бенни увидел в глазах Никс нечто, чего не видел со времен смерти ее мамы.

Радость.

Лишь искорку. Но доказательство того, что этот огонь полностью не погас, не больше, чем его собственный.

Из-за этого ему захотелось громко рассмеяться, закричать, обнять ее.

Но Никс отвернулась и последовала за рейнджером и его собакой. Бенни двинулся за ней сквозь дым и темноту в место тайн и смерти, но при этом Бенни Имура был по-настоящему счастлив и доволен впервые в жизни.

«Да, — подумал он, — вот кто я такой».

67

Они двигались по зданию. Здесь были кладовые с научным оборудованием, офисы, в которых остались только пауки в пыльной старой паутине, а в некоторых комнатах они нашли мертвые тела. Нескольких из них оставили гнить, но большинство было осторожно завернуто в пластик. Когда они прошли мимо поврежденного входа, то увидели, что электричество все еще есть. Они заметили комнату с генератором, где большая штука, обшитая металлом, шумела с терпеливым прилежанием.

Они зашли в комнату, с табличкой «столовая». Она оказалась просторным помещением, с двумя дверьми, ведущими наружу, на одной был знак «помещение для сотрудников», а другая вела в кухню. Двери кухни были открыты, но комната за ними погрузилась в полную темноту. Столовую освещали только две потолочные лампы. Все столы были сдвинуты, чтобы освободить место для многочисленных рядов пластиковых коробок. Пять коробок в груде, пять груд — ряд. Они тянулись от внутренней части двери почти до дальней стены. Рядом с контейнерами лежали кучи огромных пакетов из прозрачного пластика. Каждый такой пакет был наполнен маленькими мешочками с прозрачными капсулами, содержащими ярко-красный порошок. Бенни подумал, что тут была, по крайней мере, тысяча таких больших мешков и бесконечные сотни тысяч капсул.

Когда Джо Леджер увидел эти мешки, он застыл как вкопанный.

— Этот порошок, — тихо сказала Никс. — Это то же вещество, что мы нашли на быстрых зомах?

— Думаю, да, — сказал рейнджер. — Но цвет немного другой. Вещество, собранное мной с зомов, было светлее.

Бенни потянулся взять одну из сумок, но Джо схватил его за запястье.

— Нет. Не без перчаток.

— Почему? Что это за вещество?

— Думаю, это «Архангел».

— Это яд? — спросила Лайла.

— Нет… не яд, — ответил Джо, но прежде чем он успел закончить, Гримм внезапно повернулся к открытой кухонной двери на дальнем конце комнаты, издав низкое и очень угрожающее рычание.

Все четверо резко развернулись и подняли оружие. Джо быстро встал впереди, его указательный палец правой руки лежал на курке, а ствол был направлен в центр дверей.

— Что это? — спросила Никс.

Но Бенни только покачал головой. Он отступил в сторону, чтобы освободить себе и Никс пространство для взмаха мечом.

— Смотрите… — прошептала Лайла.

За дверьми что-то шевельнулось. У движения не было формы, оно было нечетким, словно тень, и Бенни не мог даже предположить, что скрывается в темноте.

Послышался звук. Шарканье. Тихое и пассивное, словно кто-то волочил ногу.

— Приготовьтесь, — прошептал Джо, — если все полетит к чертям, я хочу, чтобы вы затащили свои задницы обратно в вертолет.

Что-то выходило из темноты. Оно даже не напоминало человека. Создание было большим и чудовищным, с головой неправильной формы и конечностями толстыми, как стволы деревьев.

Все тело Гримма тряслось, то ли от желания напасть, то ли бежать, Бенни понять не мог. Сам Бенни хотел скорее покинуть это место.

Неуклюже ковыляющее существо продолжало двигаться вперед, и теперь Бенни заметил, что у него странная морщинистая кожа. Бледная и неестественная.

— Застрелите его, — торопила Лайла. — Джо… застрели!

Когда Джо не нажал на спусковой курок, Лайла подняла копье и напряглась, собираясь совершить прыжок.

— Нет, — медленно сказала Никс, — не надо…

Бенни взглянул на нее. На лице девушки промелькнуло удивление, и она медленно опустила меч.

Все замерли на месте, наблюдая со смесью ужаса и ожидания, пока существо шаркало к открытому дверному проходу. Оно остановилось в темноте кухни. Джо опустил палец на курок.

Бенни почувствовал, как пот течет по щекам.

Потом существо из темноты выступило на свет.

— О боже, — сказала Никс.

Это был не монстр.

Это был не зом.

Это был человек, с ног до головы покрытый морщинистым, много раз перелатанным белым защитным костюмом.

Фигура сделала дрожащий шаг вперед и потом подтянула ногу. Теперь Бенни видел, что нога костюма была натянута на что-то — гипс или шину.

Но действительно привлекло его внимание, остановило дыхание и закружило разум имя, написанное на передней части костюма. Его губы сформировали три слога, хотя именно Лайла произнесла имя вслух.

— Макреди.

Она дернулась от звука голоса Лайлы, или, возможно, от звука собственного имени. Потом посмотрела на Джо Леджера — его оружие и смертоносного вооруженного пса.

— Вы пришли убить меня? — спросила доктор Моника Макреди. Ее голос был глухим из-за костюма.

У рейнджера отвисла челюсть.

Доктор Макреди кивнула, словно это был ответ на ее вопрос.

— Как раз самое время.

68

— Что это? — спросил брат Альберт.

Он поднес чашку к губам, но замер, подняв голову, чтобы прислушаться. На другой стороне стола сестра Ханналили намазывала маслом кусок хлеба.

— Что что? — рассеянно спросила она.

— Там! — сказал Альберт. — Ты слышала это?

— Я не слышала… — Ханналили затихла, когда внезапно она действительно услышала что-то.

Далекий «хлоп». Потом несколько секунд спустя еще один.

— Что это?

— Раздается снаружи, — сказала монахиня. Она поднялась и подошла к двери. Другие монахи и монахини тоже стали подниматься.

Хлоп!

Хлоп-хлоп!

Альберт присоединился к ней, когда она вышла наружу в огненную красноту заката.

Хлоп!

— Я ничего не вижу, — сказал он. Но вскоре к своему полнейшему удивлению забыл свои манеры, клятвы и приличия.

— Что за черт?

Он уставился выпученными глазами на зрелище, которое совсем не имело смысла. Оно было странным, невозможным. Сюрреалистическим, на грани комедии и ужаса.

Небо было наполнено шарами.

Они отскакивали от земли, лопаясь под ногами мертвых и перекатываясь в потоках воздуха над ними. Дети Лазаря были привлечены цветом и движением. Мертвенно-бледные руки тянулись к ним. Хватали их. Острые ногти разрывали тонкую резину. Сломанные зубы вгрызались в яркие игрушки.

Хлоп-хлоп-хлоп-хлоп…

69

Джо убрал оружие в кобуру и ступил вперед к доктору Макреди, но ученая отшатнулась от него.

— Моника! — воскликнул он. — Боже милостивый, Моника… это я — Джо.

— Я знаю, кто ты, — рявкнула она голосом, словно заржавевшим от молчания. — Конечно, это ты. Кого бы еще они послали, как не своего убийцу номер один?

От этого Джо застыл как вкопанный.

«Ай», — подумал Бенни.

Они могли видеть только глаза Макреди. Те были дикими и полными сомнений.

Джо поднял руки в успокаивающем жесте, показал, что не угрожает.

— Моника… никто не посылал меня вредить тебе. Мы ищем тебя несколько месяцев.

— Восемнадцать месяцев, одну неделю, шесть дней, — сказала Макреди. — А я была здесь все это время. Как усердно вы искали? — горечь послышалась в ее голосе.

— Мы не знали, где ты, — ответил Джо.

Смех Макреди был обрывистым и грубым.

— О, я почти поверила. Там был самолет, полный людей, которые знали, где я нахожусь. Я своей рукой написала координаты и вложила их в руку Луиса Ортеги. Хочешь сказать, он не…

— Доктор Макреди, — сказал Бенни, делая шаг вперед, — вы не понимаете.

Голова Макреди повернулась к нему.

— А ты кто? Джейн Рейд теперь нанимает детей?

— Доктор Макреди, — спокойно сказал Бенни, — меня зовут Бенджамин Имура. Эти девушки — Феникс Райли и Лайла — мои друзья. Мы нашли ваш самолет.

Ее глаза сузились от мгновенного подозрения.

— Что ты хочешь сказать под «нашли»?

— Он разбился. Мы его нашли.

Макреди понадобилось три секунды, чтобы осмыслить это.

— Ч-что?

— Он говорит правду, Моника, — сказал Джо. — Самолет разбился в пустыне в пятнадцати километрах от Убежища. Луис Ортега мертв, как и команда самолета. Эти детки нашли обломки и рассказали мне. Я отнес твои исследования в Убежище, но на самолете не было ничего, что бы указывало на точку назначения. Потом Бенни с друзьями отыскали сержанта Ортегу. Он был инфицирован, но ребята смогли обыскать его и найти координаты этого места. Все это произошло сегодня, и мы сразу же направились сюда.

— Самолет… разбился? — Макреди было явно сложно принять эти новости. Она тяжело осела на край разрушенного шлюза, и ее плечи опустились. — Он так и не добрался до Убежища?

— Нет.

— Боже мой… — Макреди стала рассеянно расстегивать липучки защитного костюма. Ее руки заметно тряслись. Она сняла капюшон, открыв лицо, осунувшееся и постаревшее в сравнении с фотографией, которую Бенни видел в «Командной книге». Шоколадного цвета кожа Моники Макреди поблекла до пыльно-серой. В ее глазах все еще светился ум, но еще в них появилась глубокая понятная усталость, приправленная грустью. Она думала о самолете. Ее волосы были коротко неровно острижены, словно она сама этим занималась.

Потом она напряглась и спросила:

— Они все сделали? Массовое производство и распространение? Мутация уже добралась до популяции?..

Ее голос затих. Она переводила взгляд с лица на лицо, и когда никто не ответил, Макреди стала заметно трястись.

— Скажите мне, что команда Джейн Рейд донесла это до всего чертового мира!

Джо встал на колени перед Макреди.

— Она не могла, Моника. Люди Рейд не смогли продолжить с того места, где ты остановилась. Им нужны эти последние записи.

Она тупо уставилась на него.

— Какие последние записи?

— Последние. Материал серии D. Без него…

Макреди внезапно толкнула Джо так, что он упал назад. Гримм беспокойно залаял.

— О чем ты говоришь? — закричала она. — Все было в том самолете. Каждый клочок исследования. Все полевые записи, наши клинические исследования, проекты мутации. Полная формула «Архангела». Все.

Бенни помог Джо встать.

— Записей серии D там не было, — сказала Никс. — Мы подумали, что вы забрали их с собой.

— Зачем мне брать их с собой? Я отправила все в Убежище, чтобы Рейд могла начать производство.

— Производство чего? — спросила Лайла.

Макреди казалась удивленной.

— Лекарства. А вы думаете, о чем я?

— Подождите, подождите, — сказал Бенни. — Вы говорите, что нашли лекарство? Вот что такое «Архангел»?

— Конечно, — рявкнула Макреди. — Зачем, вы думали, мы покинули «Надежду-1»?

Лайла покачала головой.

— Джо сказал нам, что вы захотели эвакуироваться, потому что мертвые стали слишком активными.

— Именно, — просто сказала Макреди. — В этом весь смысл. Мы разработали сначала метаболический стабилизатор, а потом нашли лекарство. «Архангел». Это было радикально, да, но сработало.

— Но… но, — Лайла огляделась в смятении.

— Моника… это не имеет смысла, — сказал Джо. — Мы ходим по кругу. Мы думали, что «Надежду-1» захватили. Вот что рассказала мне полковник Рейд. Ходоки стали слишком резвыми, и ты хотела забрать свою команду обратно в Убежище.

Еще до того как он закончил, Макреди уже начала качать головой.

— Мы точно знали, насколько активны ходоки. Мы уже собрали нескольких, чтобы отослать в Убежище, чтобы команда Джейн Рейд могла изучить разные мутации. Остальные были нашими объектами для тестов. Мы выпустили их в мир рядом с «Наде-ждой-1», чтобы посмотреть, заразят ли они остальных своим мутагеном. Так и было. И очень-очень быстро. Как только мы заметили, как это работает, я сказала Джейн, что хочу вернуть свою команду в Убежище, чтобы заняться всем по-настоящему.

— Подождите, — сказал Бенни, — ваши слова все еще не имеют смысла. Начните сначала.

— Послушай, Моника, — сказал Джо, — записей серии D либо не было в самолете, либо кто-то забрал их из-под обломков.

— Они были в чертовом самолете, — прорычала Макреди.

— Тогда их забрали. Мы не можем их найти, а записи, которые у нас на руках, указывали на то, что ты забрала их с собой.

Бенни спросил:

— Думаете, кто-то занялся ими? Специально оставил ложный след?

— Начинает так казаться, да?

— Зачем?

— Это еще предстоит узнать, — сказал он Макреди. — Есть ли способ воссоздать «Архангел» без тех записей?

Она подумала над этим.

— Без записей серии D? Нет. С теми записями — да. Нужны лишь основные химикаты, некоторые минералы, свинья и ходок. Все могут сделать «Архангел». Трюк в том, чтобы довести его до порошковой формы. В самолете были бумаги, в которых сказано, как и это сделать. Я подготовила их, чтобы Рейд могла перенести их во все лаборатории Государства, — она остановилась и поникла, словно до нее дошло значение всего произошедшего. — Боже, мы потеряли восемнадцать месяцев. Все это уже должно было кончиться. Все ходоки уже должны были умереть.

70

— Посмотрите на шары! — сказала Ева, и ее лицо засветилось от радости.

Бунтарка встала со своего места на песке, рядом с малышкой. Люди выходили из всех ангаров, общежития и столовой, чтобы посмотреть на этот странный спектакль. Тысячи цветных шариков прыгали среди мертвых, и толпа зомби быстро возбуждалась, кидаясь на них, хватая и кусая.

Это было что-то, чего Бунтарка и представить себе не могла. Это было так абсурдно, так странно, что она поняла, что улыбается.

Это сделали монахи?

Нет, это было смешно.

Солдаты в ангаре?

Как будто отвечая на эту мысль, внезапно начали, словно банши, орать сирены. Мертвые остановились, и многие повернулись на звук. Некоторые даже побрели в ту сторону, привлеченные звуком или движимые каким-то остаточным рефлексом в конечностях и нервах. Но остальные за ними не последовали.

Сирены были далеко. Шарики прыгали прямо здесь.

— Оставайся тут, — сказала Бунтарка Еве, ушла с игровой площадки и побежала к краю рва. Ее сердце шумно стучало в груди.

Один за другим мертвые отвернулись от сирен. Они хватали ближайшие воздушные шары и рычали, когда те лопались. Бунтарка заметила вспышку цвета. Не ярко-желтой, голубой или зеленой резины, а ярко-красную — такого цвета был воздух, выходящий из лопающихся шаров. Это была пыль?

Или… порошок?

Он прилипал к коже зомов. Падал на их глаза и в открытые рты, отбрасываемый силой взрывов.

— Что за черт? — спросила она вслух.

Некоторые мертвые остановились там, где были, их тела сотрясались и дрожали, словно началось землетрясение. Но причина их возбуждения явно, насколько могла видеть Бунтарка, исходила изнутри. Это должно быть что-то внутри них. Нечто булькающее под поверхностью их иссушенной кожи.

А потом мир сотрясла серия взрывов. Не близких — а к востоку, за пределами далекого забора. Бунтарка прищурилась, смотря сквозь марево, как с полей взлетели шары огня.

Среди монахов и монахинь ходили слухи, что армия расставила мины в тех полях. До этого момента Бунтарка в это не верила.

Там что-то двигалось, и Бунтарка, мастерски отличающая живых от мертвых и наоборот, увидела толпу зомов, бегущих через минное поле. Бегущих и подрывающихся на минах. Еще больше мертвецов было за ними. И еще. Мины срабатывали, а зомы продолжали идти и бежать так быстро, словно у них была цель.

Бежать, словно их направляли.

Позади них Бунтарка увидела волну жнецов на квадроциклах.

Когда они приблизились, девушка заметила, что их головы были обвязаны шарфами, а на глазах красовались старомодные очки для подводного плавания. У каждого между зубами был зажат серебряный собачий свисток. Они вели стадо зомов через минное поле, расчищая его от взрывчатки. Открывая путь толпе жнецов, следующей за зомами.

А здесь прыгали шарики. Мертвые ловили их, кусали, взрывали, и на них сыпался красный порошок.

Бунтарку тренировали как воина и лидера воинов. Она поняла, что происходит. Девушка повернулась, взглянув на голую и безответную стену лаборатории, закрытые двери ангара. На беспомощную массу монахов и умирающих людей, за которыми они ухаживали.

Она медленно повернулась, чтобы посмотреть на приближающуюся волну смерти.

— Боже, — выдохнула она.

71

Все это уже должно было кончиться.

Все ходоки уже должны были умереть.

Бенни чувствовал, что слова доктора Макреди были физическими ударами, которые она наносила по его сердцу и голове.

— Вы… серьезно? — спросила Никс.

— Конечно, я серьезно, — рявкнула Макреди. — Думаете, я стала бы шутить о подобном? — она кивнула на пластиковые контейнеры с «Архангелом». — Почему, как вы думаете, я прибыла сюда? Эта база — лучшее место для производства биоматериала к западу от Скалистых гор. В десять раз лучше, чем установка в Убежище, но даже такая тупица, как Джейн Рейд, должна была суметь что-то сделать.

Джо вздохнул.

— Без записей серии D она лишь смогла создать метаболический стабилизатор и очень-очень слабую версию «Архангела». Она испробовала ее на ходоках и получила нестабильные результаты.

Макреди закрыла глаза.

— Спасите меня от идиотов.

— Послушай, Моника, — сказал Джо. — Откуда ты вообще знаешь об этом месте? Я, черт возьми, уверен, что никогда не слышал о нем.

Макреди фыркнула:

— Есть полдюжины таких баз, о которых ты не слышал. Места, о которых никто не знает, если только не находится в нужном списке.

— Я должен быть во всех списках.

— О, я сейчас расплачусь, — сказала Макреди. — Всегда есть более высокий уровень секретности, ты не в курсе? Я знаю об этом месте, потому что вела протокол его строительства. Как и подписывала бумаги для изменения внешнего вида и назначения химического склада в Юматилле, Орегон.

— Зачем?

— Потому что Соединенные Штаты Америки должны были оставаться в безопасности, и мы не могли позволить наивным международным договорам о химическом оружии мешать нам. Каждая страна третьего мира, которая не могла позволить себе программы ядерного вооружения, но у которой была коробка экспериментов «Юный химик» на Рождество, готовила биологическое оружие и вещества нервнопаралитического действия. А что нам оставалось делать? Ждать, пока кто-то что-то запустит, а потом жаловаться Конгрессу, что мы не могли ответить, потому что наше финансирование урезали, а наши привилегии отменили? Повзрослей, Джо.

— Думаю, для вас все хорошо закончилось, — подметила Никс.

Доктор Макреди одарила ее таким смертоносным и ядовитым взглядом, что Бенни подумал: Никс может упасть прямо здесь, но подруга только прищурилась и ответила ей тем же.

Прежде чем разразилась бы ссора, Бенни спросил:

— Где остальные сотрудники? Мы видели несколько тел. Один парень в офисе?..

— С пулеметом?

— Да.

— Дик Прайс. Он был последним. Небольшая потеря, — ученая еще раз презрительно фыркнула. — Остальные умерли. Большинство сами себя убили. Трусы.

Бенни было жалко женщину, но хорошо относиться к ней становилось все сложнее и сложнее.

— К тому времени, как моя команда добралась сюда, — сказала Макреди без тени раскаяния, — более половины сотрудников уже погибли. До и после того, как мы заперлись, персонал мучился от мысли, не были ли использованы биологические ужасы, созданные ими, для уничтожения мира. Возможно, были. Потом начались самоубийства… убийства-само-убийства. Сердечные приступы от стресса. Несколько человек просто ушли в пустоши, чтобы позволить пустыне или мертвым поглотить их, — она с отвращением покачала головой. — Мы пытаемся спасти мир, сохранить жизнь, а эти идиоты не могут дождаться автобуса отсюда.

— Тот парень, мистер Прайс, оставил сообщение, — сказал Бенни. — Он написал: «Пусть Господь простит нас за содеянное…»

— Мы Всадники. Мы заслуживаем сгореть, — закончила Макреди. — Все очень драматично.

— Если он убил себя из чувства вины, — спросила Никс, — в чем вы все виноваты?

Макреди не моргнула и не запнулась.

— Если вы спрашиваете меня, участвовала ли я в разработке вируса «Жнец», то ответ «нет».

— Простите…

Макреди махнула рукой в сторону коридора, на кабинет Прайса.

— Он — да. И остальные люди здесь.

— Они распространили вирус? — в ужасе спросил Бенни.

— Не будь идиотом. Зачем нам выпускать смертоносный вирус? Мы ученые. Мы исследуем, разрабатываем — мы не применяем. Другие люди — политики и генералы — берут науку и превращают ее в оружие. Думаю, капитан Леджер забивал вам головы своей леволиберальной антивоенной пропагандой.

— Во-первых, — сказал Джо. — Я придерживался умеренных взглядов, когда выборы еще имели смысл. Во-вторых, я военный. А теперь перестань избегать вопросов, Моника. Мы пришли сюда спасти тебя, а нашли базу, о которой мне должны были доложить. Сотрудников, убивших себя в раскаянии. Записку самоубийцы и чувство вины как повод для суицида. Перестань быть такой стервой и расскажи нам, что произошло.

Бенни подумал, что женщина начнет спорить, но вместо этого она словно сдулась.

— Ладно, ладно… мне жаль. Думаю, я оставалась одна слишком долго. Месяцы. Вот краткая версия. Я привела свою команду в «Надежду-1», чтобы исследовать доклады о мутации среди популяции ходоков в штате Вашингтон. Меня это очень интересовало, потому что мутация считалась невозможной, так как «Жнец» создавался ультрастабильным. Может, вы знаете, «Жнец» — это комбинация нескольких видов биологического оружия, включая девять разных вирусов, четырнадцать бактерий и пять генетически измененных паразитов, а также большой папочка — птеромалиды.[7] Сердцевина — нечто, называемое «Люцифер-113», — была разработана Советским Союзом во время холодной войны. «Люцифер» выбирался из мешка пару раз и уже обещал стать абсолютным оружием. Но его смогли блокировать, и все известные образцы были либо уничтожены, либо отправлены в места, подобные этому. Но однажды кто-то достал образец «Люцифера-113», и он оказался в руках незаконной лаборатории, которая совместила его со старым террористическим вирусом под названием Seif Al Din[8], — разве не его выпуску ты помешал, Джо?

— Дважды, — с грустью сказал он, а потом выругался.

— Нашим командам по биологическому оружию вручили эту суперчуму и приказали создать идеальную версию, а затем использовали это как уловку для активации протокола защиты в случае, если вирус выйдет из-под контроля. И каким-то образом его идеальная версия увидела свет, наша версия. Никто точно не знает, как именно это произошло, и у всех нас есть доказательство того, что раньше настолько агрессивной и настолько разрушительной болезни не существовало.

— Так как «Жнецом» двигают паразиты, нет такой вещи, как естественный иммунитет, хотя остается инкубационный период, отрезок времени до проявления симптомов, некроза и других последствий. Основная мысль: все, кто встречается с вирусом, заражаются, а в мире все встречаются с вирусом. Они, должно быть, поместили яйца и бактерии в источники воды по всему миру. Мы начали получать об этом сведения за два года до настоящей вспышки. Лаборатории отмечали присутствие компонентов в земле во всех агрокультурных регионах, в грунтовых водах и резервуарах, и даже в переработанных продуктах. Скорее всего, эти компоненты были выпущены в биосферу не позднее, чем за десять лет до начала мирового мора. Понадобилось бы по крайней мере столько времени, чтобы бактерии и паразиты распространились. Всемирная организация здравоохранения, Центр по контролю и профилактике заболеваний, Агентство по охране окружающей среды, Национальные институты здравоохранения и Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов — все сильные игроки были вовлечены в исследование распространившихся компонентов, но никто в действительности не понимал, что из себя представляет эта угроза.

Она покачала головой.

— Странным образом можно восхититься масштабом проблемы. Координированный мировой выпуск компонентов смертельного вируса. Чтобы такое произошло, нужны большие деньги — сотни миллионов долларов — и огромное количество вовлеченных людей. Просто управление чем-то подобным поражает.

— Может, это был культ, — предположил Джо, встав на колени и снимая шлем Гримма. Язык мастифа вывалился между его резиновыми губами. — По всему миру все больше крупных культов и псевдорелигий получали все больше последователей. Моя команда натыкалась на нескольких из них в те годы. Некоторых хорошо финансировали, они были хорошо организованы и были весьма воинственны.

— Я тоже об этом подумала, — сказала Макреди. — Но, правда, кому какое дело? Вред нанесен. Они сделали то, что задумали. Они выпустили смертельный вирус, и для большей части населения Земли, таким он и стал. Погибли семь миллиардов человек. Если некоторые группы не смогли бы найти защитные позиции или научиться работать вместе, вместо того чтобы паниковать, как мыши, мы бы вымерли, как динозавры. Нам повезло, что выжило столько людей, сколько выжило. — Она пожала плечами. — В любом случае мы услышали о мутации в Вашингтоне, и нам нужно было проверить. Возможность мутации радовала, потому что это значило, что есть шанс определить мутаген, который контролирует процесс мутации.

— И что хорошего это принесло? — спросила Лайла.

Макреди кивнула, словно одобряла вопрос.

— Патоген достиг предела возможностей. Его нельзя сделать более опасным. Любое изменение в его природе или структуре означает снижение общего уровня угрозы, а это значит, что он отошел от неизменности. Понимаете?

— Я… думаю, да. Если он меняется, тогда он больше не идеален.

— Умная девочка, — сказала Макреди.

Никс заметила:

— Мы видели несколько мутировавших. B3. Они намного быстрее и страшнее.

— И умнее, — сказала Лайла.

— И каким образом это может быть хорошо? — спросил Бенни.

Макреди покачала головой.

— Это кратковременные эффекты. Произошло следующее — спящие яйца паразитов вылупились. В инфицированных недавно есть активные нематоды, но они умирают, отложив яйца. Когда они отмирают, процесс разложения хозяина затягивается. Мы все еще не знаем, сколько продержится ходок, когда достигнет этой стадии — ясно, что много лет, — но мы все еще не изучили это до конца. Может, кто-то это скоро сделает. Не моя забота. Когда мы работали в «Надежде-1», мы исследовали разные типы мутаций. Умные ходоки, быстрые ходоки, выше и ниже по шкале Шелдона; по методу оценки, который мы разработали после начала эпидемии. Это было увлекательно. И опасно… мы на собственном печальном опыте увидели, насколько быстрыми и умными могут быть эти мутации. Потеряли треть сотрудников в первые несколько недель, и потеряли еще больше, когда стали активно искать самые опасные мутации.

— Это, должно быть, было ужасно, — сказала Никс.

Макреди пожала плечами.

— Это того стоило. Это снова была настоящая наука. Мы делали в день по десять-пятнадцать аутопсий. Наблюдали за образцами ткани и другими факторами все время. Мы узнали, что в этой смеси появилась новая бактерия. Это одна из шуток природы, потому что после того как мы посмотрели на все типы организмов или возбудителей, которые могли заставить паразитов вылупиться, то нашли такой, который не должен был повлиять на птеромалид — паразита в сердцевине вируса «Жнец». Он сам по себе был мутацией, мутировавшей формой бактерии Brucella suis, заражению которой подвержены свиньи. Думаю, что ходоки в Северной Калифорнии напали на каких-то диких свиней или кабанов, укусили их и инфицировали, но не убили. «Жнец» взаимодействовал с бактерией Brucella suis и вызвал мутацию. Это, скорее всего, произошло раньше, десять-двенадцать лет назад. Уровень и форма этой мутации сообразна радиации, поэтому такие ходоки могли выжить после сброса ядерных бомб в Сан-Франциско или даже Сиэтле. В любом случае мы имеем мутацию, вызванную радиацией в ходоках, которые укусили свиней, и присутствие бактерии, которая активировала дальнейшую мутацию…

Ее голос затих, когда она окинула всех взглядом.

— Вы понимаете?

Бенни показал расставленные на сантиметр указательный и большой пальцы.

— Примерно вот на столько.

— Мы встретили некоторых из этих инфицированных свиней, — сказал Джо. — Одна из них чуть не разорвала Лайлу напополам.

Макреди вздохнула.

— Живых или мертвых?

— Мертвых, — сказал Джо, — но бойких.

— Вот то, чего мы боялись. Бактерия Brucella suis позволила патогену «Жнеца» адаптироваться к биологии свиньи. Они начали появляться примерно четыре года назад. Мы привезли двоих из «Надежды-1», и я по радиосвязи попросила Дика Прайса приказать своим людям найти больше свиней к прибытию моей команды. Он так и сделал, но в процессе перевозки инфицированных кабанов в Долину Смерти он мог случайно распространить бактериальную инфекцию на ходоков в этой зоне. В любом случае он смог достать необходимые экземпляры. У нас какое-то время был загон примерно с сорока особями.

— Вы содержали их? — ахнула Лайла.

— Конечно, содержали, — сказала Макреди. — Живые и мертвые кабаны — идеальное место для выращивания бактерий.

— Что произошло с ними? — спросил Бенни.

— Когда мы научились выращивать бактерии синтетически, я приказала избавиться от животных. Дик Прайс послал туда всех своих десятерых солдат. Никто из них не вернулся.

— Кабаны напали на них?

— Кабаны получили то, что осталось от них. Жнецы устроили засаду. Мы даже не знали, что они есть в той зоне. Они поймали нашу команду в ловушку снаружи, заставили отдать коды доступа, чтобы зайти в комплекс. Они убили многих наших людей и даже выпустили нескольких кабанов. Нам пришлось сражаться с ними метлами и складными стульями, всем, что могли схватить. Солдат убивали снаружи. Научная команда Прайса запаниковала и неадекватно отреагировала. Они использовали гранаты и самодельные взрывчатки, чтобы отбиваться, и один из взрывов что-то сделал с тамбуром, поэтому мы не смогли выйти. Жнецы разбили наш центр коммуникации. Мы убили их, но было слишком поздно. Они скинули наш вертолет с края обрыва. Это было примерно через месяц после того, как мы добрались сюда. Мы убили последних жнецов и перебили свиней, которых они выпустили, но что с того? Мы застряли здесь без средств связи и выхода из этого здания, пока вы не взорвали дверь. Учитывая тех, кто умер в засаде и остальных, покончивших с собой здесь, я видела, как умер сорок один человек с момента нашего приезда.

72

Теперь Бенни понимал отчаяние.

Самоубийства и безнадежность.

Макреди и ее люди были в ловушке в этой запертой гробнице из бетона почти полтора года — месте таком секретном, что даже Джо Леджер и его рейнджеры не знали о нем. Ученые и сотрудники думали, что обречены здесь погибнуть, забытые умирающим миром. Пока не появилась Макреди и жнецы.

Бенни сказал:

— Не все с транспортного самолета погибли при крушении. Несколько человек выжили, они присоединились к Церкви Тьмы. Я… эм… убил одного из них, — он прочистил горло. — У одного из них, должно быть, была копия координат, и он отдал ее им, когда присоединился к жнецам. Вот так, скорее всего, они и нашли это место.

Макреди подумала над этим, вздохнула и кивнула.

— Это может объяснить произошедшее с потерянными записями и образцами мутагена и «Архангела», которые я отправила в Убежище.

— Мы кое-что нашли, — сказал Джо. — Рейд хватит, чтобы создать слабые версии мутагена, но она не смогла понять, как сделать из мутагена лекарство. Рейд сказала, что без твоих записей они в тупике.

— Черт, — Макреди протерла глаза. Они были бледнее, чем Бенни ожидал, не такие темно-карие, как на фотографии в «Командной книге», а скорее пыльного горело-золотого оттенка. — В полной изоляции есть один плюс, ты можешь сконцентрироваться на работе, — она кивнула на груды контейнеров и кучи мешков. — Видите эти коробки? Одиннадцать тонн порошковой версии мутагена, они в коробках, чтобы было легче перевозить и хранить. Но вы не захотите, чтобы это попало на ваши слизистые оболочки. Любая влага активирует бактерию, и черви начнут вылупляться, — она засмеялась. — Эти черви — нечто другое. Усердные и умные маленькие ублюдки. Как только они становятся активными в ходоке, все его ткани становятся мягкими, податливыми. Вот почему B3 могут передвигаться так быстро.

— Что в мешках? — спросила Никс. — Это лекарство? Это «Архангел»?

— Да. По вчерашним подсчетам у нас здесь 968 000 капсул. В Убежище достаточно запасов, чтобы делать миллион доз в месяц.

— Мы можем спасти мир, — прошептала Никс.

Макреди протерла глаза.

— Да, — хрипло сказала она. — Да, можем.

Они уставились на мешки. Бенни почувствовал, что пол наклоняется под ним.

Голос Лайлы пронзил тишину.

— Этот мутаген делает зомов не только быстрее. Они становятся умнее.

Бенни кивнул.

— Один из них взял палку и ударил меня ею.

— Хм, — неуверенно произнесла Макреди. — В улучшении мыслительных функций нет ничего волшебного. Паразиты скармливают крошечные дозы кислорода мозгу, как и другие ключевые протеины и химикаты нервной системе. Это значит, что мозг полностью не отмирает, как в случае обычной смерти. Паразиты должны сохранять некоторые черепные нервы, чтобы тело-носитель могло идти, хватать, есть, жевать.

— Но им не нужно есть, — сказал Бенни. — Все это знают.

— Конечно, знают. Когда они не едят или не могут, они переходят в более глубокую стадию. Они перестают двигаться, перестают тратить энергию. Это улучшенная версия гибернации, похожая на спячку белки. Метаболический уровень белки падает до одного процента, а в случае ходоков до одной тысячной процента. Они мертвы согласно любой клинической модели, но не фактически. Паразиты не могут позволить телу хозяина полностью сгнить, иначе оно потеряет для них ценность как вектор распространения болезни. Поэтому процесс некроза замедлен до почти незначительного уровня. Однако когда они едят, поглощенная пища расщепляется энзимами на невероятно медленной скорости. Им могут понадобиться месяцы или даже годы, чтобы полностью переварить поглощенный белок. И все это время паразиты сыты.

— Почему люди об этом не знают? — спросила Никс.

— Люди знают, — сказала Макреди. — Все в Американском Государстве знают об этом. Этому учат в школах. Я удивлена, что вы не знаете.

— Такому нас не учили, — ответила Никс.

— Жаль, — фыркнула Макреди. — Знание — это сила. Недостаточное знание — самоубийство.

Бенни не ответил на это. Он спросил:

— Меня смущают некоторые вещи. Почему этот человек, мистер Прайс, написал то, что написал?

— Прайс потратил жизнь на создание биологического оружия. Переносимая по воздуху Эбола и форма туберкулеза, используемая для убийства. Он был Доктором Смертью в течение тридцати лет до Падения. Думаю, он считал, что за многое ответственен. Он, скорее всего, был за многое ответственен. Может, не за «Жнеца», но хватит и других монстров.

— Почему вы решили, что Джо здесь, чтобы убить вас?

Они почти улыбнулась.

— Когда я увидела Джо, то подумала, что Джейн Рейд или один из ее боссов решили, что я уехала в резервацию, может быть, сошла с ума и присоединилась к жнецам. Как бы то ни было. В общем, если вы видите, что Джо Леджер направляет на вас ружье, думаю, вы начинаете задумываться над своими поступками.

— Я не ассасин, — спокойно сказал Джо.

— Уверена, на твоей бизнес-визитке никогда не было этого пункта, — послышался холодный ответ Макреди.

— Есть еще кое-что, — прервал ее Бенни. — Вы сказали, что в Вашингтоне были B3, и еще несколько здесь… но мы с Никс видели быстрых зомов рядом с тем местом, где живем. Рядом с национальным парком Йосемити, Марипоса.

— Бродячие, — сказала Макреди. — Скорее всего, дикие кабаны принесли мутацию.

— Но что насчет кабанов, напавших на Лайлу в Неваде, и B3, с которыми сражались Никс и Лайла? Дикие кабаны не живут в пустынях.

Макреди что-то проворчала.

— Я… не знаю. — Она посмотрела на Джо. — Могла Рейд?..

— У Рейд нет записей серии D. Я дал ей несколько образцов мутагена, но она не знала, что с ними делать. А даже если знала, она бы не испытывала их на ходоках в полевых условиях. Она не гений, но и не самоубийственно глупа.

— Жнецы, — сказала Лайла.

Все посмотрели на нее. Макреди сказала:

— Только если у них были потерянные записи и хороший ученый. Химик, молекулярный биолог и эпидемиолог. Тот, кто понимает, о чем мы говорим.

— У жнецов мог быть кто-то подобный? — спросила Никс. — Они же религиозные фанатики.

— Это сейчас они религиозные фанатики, — сказал Бенни. — Кем и чем они были до вступления в Церковь Тьмы?

Это был неприятный вопрос, и ответ почти кричал им в лицо.

— У меня есть вопрос, — сказала Никс в тишине. Она кивнула на стену пластиковых контейнеров. — Вы все это сделали. Почему? То есть… если вы были в ловушке, если думали, что никогда не выберетесь, почему вы?..

Впервые взгляд Макреди смягчился.

— Потому что всегда есть надежда, да?

— Есть ли? — спросила Лайла напряженным голосом. — Надежда для кого?

— Для всех. Даже если мы бы умерли здесь, всегда был шанс, что кто-то найдет нас и запасы «Архангела». И я думала, что мои записи, исследование, было в руках людей Джейн Рейд в Убежище. Я думала, что к этому времени они уже наладили массовое производство миллионов тонн лекарства. Должны были. Как только паразиты переходят в активную фазу, подключается процесс разложения, и бактерии свиньи ускоряют его. Ходоки станут еще опаснее, это точно, но только на неделю или около того. Потом разложение ослабит их связывающие ткани. Они начнут распадаться.

— Зомы снаружи казались вполне бодрыми, — заметил Джо. — Мне пришлось расстрелять их.

— Нет, это естественная мутация от свиней. Они быстрее, но процесс разложения все еще медленный. Мы решили, что понадобится от сорока восьми до шестидесяти месяцев, чтобы ходоки пали. Наша синтетическая версия природного мутагена — та, что мы разработали до эвакуации из «Надежды-1» — отличается. Ходок становится очень быстрым на два или три дня, а потом — медленным и неуклюжим, затем вы получаете гору мяса и костей.

— А что насчет того, кто инфицирован, но не мертв? — спросила Лайла. — «Архангел» бы спас такого человека… или убил?

— Такому нужно дать «Архангел» до того, как они встретятся с мутагеном. По крайней мере, полную дозу. Две капсулы. Если повезет, он быстро подействует, но без «Архангела» в системе мутаген просто убьет его быстрее.

— А с «Архангелом»? — требовательно спросила Лайла.

— Зависит от того, о чем ты спрашиваешь. Если кто-то примет «Архангел» и умрет, он не воскреснет.

— Мой брат умер и не ожил, — сказал Бенни.

Макреди кивнула.

— То же самое произошло с несколькими людьми здесь. Мы думаем, что это побочный эффект мутации. Пока распространяется новая версия патогена, некоторые люди развивают иммунитет к инфекции, возвращающей к жизни. Наши компьютерные модели показывают, что со временем — может, через десять или пятнадцать лет — один процент популяции разовьет иммунитет. Хотя звучит неплохо, это не ответ. Говоришь, твой брат не ожил? Тогда считай, что тебе повезло.

— Нет, — сказала Никс, — все не так. Мы, возможно, видели, как в той битве убили пятьдесят или шестьдесят человек, и, по крайней мере, шесть или семь из них не ожили. Это скорее десять процентов.

— Тогда, значит, в определенных местах должна быть большая концентрация бактерии Brucella suis. И снова же считайте, что вам повезло. В большинстве мест концентрация очень низкая, и в некоторых климатах бактерия даже не станет расти. Просто радуйся, что твой брат попал в этот процент.

— Он все равно умер.

— Все умирают, — сказала ученая.

— Как насчет тех, кто инфицирован, но не мертв? — снова спросила Лайла. — Спасет или убьет их «Архангел»?

Макреди выпрямилась.

— Почему ты спрашиваешь?

Бенни не мог смотреть на грусть и страх на лице Лайлы.

Она ответила.

— Мой… то есть Чонг… мальчик… которого я… люблю, инфицирован.

— Как это произошло?

— В него попала стрела, опущенная в плоть ходока, — сказал Джо.

— Как давно?

— Чуть больше месяца назад.

— Но… он должен был бы умереть, — потом Макреди кивнула. — Он в Убежище, да? Джо, ты сказал, что у них есть все, кроме записей D?

— Да.

— Тогда у них точно есть метаболический стабилизатор.

— Да. Они использовали его на нем.

— На Чонге, — сказала Лайла. — Его зовут Чонг. Они делали ему инъекции.

— Он в сознании? — спросила Макреди. — Знаете его жизненные показатели? Внутреннюю температуру? Она упала ниже 35? У него есть?..

— Мы не знаем, — рявкнула Лайла, в ее глазах стояли слезы. — Он болен. Он потерян и не узнает меня. Мой городской мальчик не узнает меня.

Никс поспешила к ней и обняла Потерянную Девушку.

— Есть ли у него надежда? — спросил Бенни. — Хоть какая-то?

Доктор Макреди смотрела на него долгое время, прежде чем ответить. Единственными звуками в этот момент были затрудненное дыхание Гримма и всхлипы Лайлы.

— Да, — сказала Макреди, — надежда точно есть.

Все напряглись, все взгляды были устремлены на нее.

Доктор Макреди развязала шнуры по бокам защитного костюма и позволила ему упасть к ногам. На ней была заляпанная потом футболка и шорты. Ее голые руки и ноги были такими же пепельно-белыми, как и лицо. Она повернула ногу, чтобы показать длинный неровный шрам. Он шел волной сверху и снизу.

Это был явный след укуса.

— Когда жнецы впустили сюда инфицированных кабанов, — медленно произнесла она, — меня укусили за голень. Дик Прайс вколол мне стабилизатор, а потом я приняла дозу «Архангела». Первый эксперимент на человеке, не было выбора.

— Боже… — выдохнула Никс.

— «Архангел»… сработал? — прошептала Лайла. — Вы излечились.

Доктор Моника Макреди улыбнулась. Это была странная улыбка, которая казалась еще страннее на ее неестественно бледной коже.

— Я принимаю две таблетки в день, каждый день, и, скорее всего, буду принимать всю оставшуюся жизнь. Но… по крайней мере, я жива. — Она показала на мешки. — Если сможете отвезти меня в Убежище, я смогу спасти мистера Чонга.

73

Они не тратили время попусту.

Бенни, Никс и Лайла загрузили металлические телеги с ящиками мутагена и мешками с капсулами «Архангела». Они были осторожны, но работали экстремально быстро. Пока они грузили, Джо пошел с Макреди, чтобы помочь ей упаковать последние записи исследования, ноутбук и остальные важные запасы.

Они выкатили тележки через пробитую в стене дыру и сформировали цепь из троих, чтобы передавать коробки и сумки в «Черный ястреб». Они закончили лишь наполовину, когда выбежали Джо и Макреди.

— Этого хватит, — проорал Джо. — Забирайтесь внутрь. Мы вернемся за остальным. Давайте, поехали, поехали.

Их не нужно было подгонять. Доктор Макреди заняла место второго пилота, и Джо запустил двигатели «Черного ястреба». Они развернулись и помчались по темнеющим небесам к Убежищу.

Бенни и Никс сидели по обеим сторонам от Лайлы, и каждый держал ее за руку. Ее хватка была железной, а на лице была странная жесткая улыбка, которая была больше похоже на посмертную маску, чем на что-либо еще. Недели непроходимого холода, которые Лайла пережила, взяли свое. Во время этих недель она едва говорила, едва общалась с ними. Вместо того чтобы подпустить Никс и Бенни ближе, чтобы они могли помочь ей преодолеть боль и грусть, она закрылась. Бенни знал, что она уже натренировалась поедать собственную боль и носить маску невозмутимого стоицизма на лице, но теперь вмешалась сила, мощнее и опаснее, чем любой враг Лайлы. И это была сила, над которой у нее не было власти.

Надежда.

Надежда на то, что «Архангел» вернет Чонга обратно ей, была больше, чем Лайла могла вынести. Слезы постоянным потоком текли по ее щекам. Они сияли, как горячая ртуть, на ее загорелом лице. Ее дыхание было быстрым и прерывистым, как у спринтера или дикого животного, зажатого в угол, чей единственный выход — уничтожить все, даже себя.

Надежда, знал Бенни, была ужасной вещью с двумя сторонами.

— Лайла, — тихо сказал он, — все будет…

— Заткнись, или я убью тебя, — сказала она сквозь сжатые зубы.

Бенни совсем не сомневался, что она говорила серьезно.

Он заткнулся.

Но он так и не отпустил ее руку.

«Черный ястреб» разрезал последние бледные лучи света, на полной скорости направляясь к тьме на востоке.

К Убежищу.

К Чонгу.

74

Голос Джо Леджера прогремел рядом с ними из динамика:

— Быстро сюда!

Они скинули ремни и собрались в дверях кабины.

— Что случилось? — спросила Лайла.

Джо показал. Глубокие морщины напряжения прорезали его кожу, а глаза были полны ужаса. Восток был огромным черным ничто, где землю и небо нельзя было отличить друг от друга. Кроме одного места, в нескольких километрах отсюда.

Красно-золотистое сияние окрасило горизонт.

— Что это? — спросила Никс.

Джо напряженно прошептал:

— Это Убежище.

Они уставились на свет. С каждым мгновением, с каждым километром свет становился все ярче и ярче. Они знали, что были все еще далеко, что означало: свечение не могло исходить от маленького костра.

— Нет, — произнесла Никс тихим и пустым голосом.

Из груди Лайлы вырвался душераздирающий разбитый всхлип.

Бенни почувствовал, словно падает сквозь пространство, словно дыра открылась в дне вертолета. Его сердце сорвалось с привязи и утонуло во тьме.

Там, вдали, на другой стороне лощины кошмарного ландшафта горело Убежище.

Часть III Правда вдалеке

«Я не люблю смерть, однако есть вещи, которые я не люблю больше смерти. Поэтому временами я не избегаю опасности».

— Мэн-Цзы, китайский философ

75

«Черный ястреб» летел в самый ад.

Сцена внизу не могла разворачиваться в другом месте.

Главные ворота Убежища были распахнуты, патруль ворот порезан на кусочки. Большая часть ангаров горели. Огонь и дым поднимались столбами на десятки метров в воздух. Мост был опущен, и ровный поток зомов протекал по нему.

Они не шли или шаркали, а бежали.

Десятки тысяч зомов уже были на другой стороне. Некоторые монахи бежали от них. Некоторые сформировали защитные линии между ордами мертвых и входом в ангары хосписа, но у них не было оружия. Некоторые держали матрасы и металлические кровати перед собой в отчаянной попытке защититься от мертвых и защитить беззащитных. Но Бенни и другие видели с безотчетным ужасом, как зомы B3 вырывали эти заграждения из рук монахов и кидали на землю кричащих Божьих Детей.

Несколько монахов встали на земле на колени, они сцепили руки в молитве, склонив головы, позволяя мертвым схватить себя.

— Сделайте что-нибудь! — прокричала Никс.

Джо подлетел ниже и открыл огонь из пулеметов. Тяжелые пули врезались в зомов, отрывая руки и головы. Монахи трясли в их сторону кулаками и пытались отогнать вертолет прочь.

— Что они делают? — спросила Макреди.

— Пытаются защитить Детей Лазаря, — мрачно сказал Джо.

Пока монахи махали и кричали на «Черный ястреб», существа, которых они пытались защитить, побеждали их и разрывали на части. Это было противное зрелище.

За гранью ужаса.

— Кто-то выпустил мутаген, — сказала Макреди. — Это не случайность, но кто?..

— Жнецы, — сказал Бенни. Это был не просто ответ на ее вопрос. Он указал на толпу, где жнецы на квадроциклах преследовали группу монахинь, загоняя их в руки мертвых.

Макреди схватила Джо за руку.

— Джо…

— Сейчас, — сказал он и прицелился в них. Пулеметы прогрохотали один за другим. Но зомы проскочили мимо горящих квадроциклов и волной накинулись на монахинь. Джо продолжал стрелять, но смысла в этом не было. Десятки тысяч зомов потоком текли в ангары, а сотни жнецов гнали монахов и монахинь из укрытий. И было ясно, что битва длилась уже очень долго. Многие зомы были реанимированными мертвыми, восставшими после своей смерти.

Доктор Макреди ударила по приборной панели.

— Нет! Все должно быть не так. Мутаген должны были выпустить осторожно после того, как человеческое население эвакуируют из зоны. Он жизнеспособен лишь до момента смерти хозяина. Через неделю даже остатки порошка на открытом воздухе станут инертны. Черт, все должно быть не так, — она наклонилась вперед и закрыла лицо руками.

— Брат Питер сказал, что они не нападут до завтрашнего дня, — сказал Бенни.

Лайла схватила его за кофту.

— И ты поверил ему?

Никс оттолкнула ее.

— Прекрати. Мы все поверили ему. Это не поможет и не приведет нас к Чонгу.

Джо направил «Черный ястреб» прочь от ангаров. Бенни видел, как слезы оставляли дорожки на его сером лице.

— Видите Бунтарку? — умоляющим тоном спросила Никс. — Я нигде не вижу ее.

Никто не ответил.

Одна фигура прошла мимо ряда качелей, но, когда Джо посветил на нее, на них взглянуло лицо не Бунтарки и не Евы. Это была сестра Ханналили. Ее рот был заляпан красным, и она держала в руках человеческую руку. Она зашипела на вертолет.

Ощутив тошноту, Джо убрал свет.

Они парили еще мгновение над мостом. Теперь мертвых было больше на стороне рва монахов, чем на другой. Намного больше. Группа из двадцати жнецов работала над мостом, переправляя зомов.

— Черт бы вас побрал, — прорычал Джо, заряжая ракеты «адское пламя». — Отправляйтесь в ад.

Ракета вырвалась из-под короткого крыла «Черного ястреба» и врезалась в скалистую землю рядом с мостом. Взрыв был мощным, и, когда винты разогнали дым, в стене рва открылась дыра. Мост все еще стоял на месте, но вокруг него лежали обгоревшие, в которых нельзя было опознать людей.

Потом они увидели вспышки у одного из ангаров. Сначала Бенни подумал, что это серия петард, запущенных пламенем.

— Это ружья, — проорала Никс. — Солдаты дают отпор.

Джо направил «Черный ястреб» к ружейным выстрелам. Зомы гнались за машиной, а жнецы ехали на квадроциклах и бежали по взлетной полосе в том же направлении. Он еще раз выстрелил ракетой в толпу зомов и жнецов, а потом полетел прямо через огонь и дым.

Выстрелы слышались из ангара, где они встретили полковника Рейд. На земле лежали тела, окруженные наклонившимися фигурами зомов, которые пировали. Бенни не мог определить, принадлежало ли какое-то из этих тел Бунтарке или Еве. Мертвые заполняли ангар, и среди них были жнецы, толкающие зомов вперед, собирая их, ведя их от убийства к убийству.

Джо почти опустился на землю и медленно повел вертолет через открытые двери ангара. Стрельба сосредоточилась в одном углу, и Бенни видел горсть солдат, передвигающихся тесной кучкой, к двери в задней стене. Некоторые из них стреляли в приближающуюся орду зомов, другие — в направлении двери, чтобы расчистить путь. Но не было сомнений в том, что несколько зомов и жнецов уже прошли через те двери.

— Они внутри комплекса, — сказал Джо. — Эта дверь ведет в тоннель, который соединяет все эти здания.

Макреди подняла взгляд, ее лицо стало еще бледнее.

— Оборудование… лаборатория.

— Чонг! — воскликнула Лайла.

Выражение лица Джо было свирепым и жестоким, когда он открыл пальбу из пулеметов. Он медленно развернул вертолет кругом и продолжал беспрерывно стрелять, создавая ад, который раньше Бенни не видел. Один человек и одна машина превратили весь ангар в бойню. Жнецы и зомби разлетались на части. Других откидывало друг на друга или к стенам. Гильзы падали, как дождь. Но ружья стали стрелять холостыми, патроны кончились.

Джо посадил «Черный ястреб» в вихре кровавого дыма.

Группа солдат теперь была у двери. Они застрелили последних жнецов на своем пути и исчезли во входе в тоннель.

И захлопнули дверь за собой.

76

— Все наружу, — проорал Джо, выбравшись с места пилота. — Живо, живо!

Они схватили оружие, Лайла забрала две сумки с капсулами. Бенни увидел это и тоже схватил парочку и засунул в рюкзак.

— Никогда нельзя знать наверняка, — сказал он.

Джо схватил автомат и начал засовывать запасные магазины в карманы.

— Лайла, ты пойдешь с Макреди. Если хочешь вернуть своего парня, убивай всех, кто просто посмотрит на нее.

Лайла оскалилась.

— Никс, Бенни, вы держите строй и прикрываете мне спину. Мне нужно пробраться через ту дверь, и на это потребуется минута. Если у меня не получится или произойдет что-то странное, возвращайтесь в вертолет и закройте дверь. Там достаточно оружия и амуниции, чтобы остановить армию.

Потом Джо щелкнул языком Гримму, и как только собака повернула к нему свою массивную бронированную голову, Джо быстро потянулся и коснулся плеча Никс.

— Семья, — сказал Джо, и Гримм единожды гавкнул, признавая это.

Джо коснулся Бенни.

— Семья, — снова сказал он.

Пес гавкнул еще раз.

— Защищай, — сказал рейнджер, и собака издала низкий лай в третий раз.

Джо отодвинул дверь «Черного ястреба» и начал стрелять еще до того, как выпрыгнул. Этот угол ангара был завален мертвыми, но все больше их заваливалось в ангар через открытые массивные двери. Образовалось небольшое пространство, почти как загон для крупного рогатого скота, между стеной и вертолетом, и лишь пара мертвых могли бежать там одновременно.

Никс одарила Бенни одной храброй улыбкой.

— Умный воин, — сказала она.

— Умный воин.

И не по какой другой причине, кроме той, что мир был безумен, они засмеялись.

Мертвые кинулись вперед, а Бенни и Никс — последние из самураев — бросились им навстречу.

Бенни направился вперед и влево и ками катана словно ожила в его руках, как будто хотела этого, желала. Или, возможно, теперь, когда дух Бенни стал цельным, часть духа, живущая в стали меча, тоже присоединилась. В любом случае, когда на него бросились первые зомби, Бенни встречал их атаку взмахом за взмахом. Летели мертвые конечности, резко безногие зомы падали перед существами, стоявшими за ними. Мертвые сталкивались и падали друг на друга, а Бенни стоял там, не отступая, лезвие меча сверкало. Никс заняла позицию в трех метрах от него и размахивала Додзигири с такой же свирепостью.

Гримм прыгнул в пространство между ними, ощетинившись шипами и лезвиями на голове, плечах и боках. Когда мертвые кидались вперед, чудовищный мастиф разрезал их на кусочки. Не зубами, а острым, как бритва, металлом.

Пока все это происходило, Бенни ощутил еще одно изменение внутри себя. Его разум словно абстрагировался от этого момента и нормального течения времени. Он отстранился, чтобы с расстояния наблюдать, ведь это помогало увидеть полную перспективу, подробный обзор ситуации. Это позволило Бенни оценить свою позицию; позицию Никс; расстояние до места, где Джо стоял на коленях перед закрытой дверью; расстояние до отверстия прохода; количество мертвых и присутствие живых жнецов в толпе. Крупный рейнджер лихорадочно пытался открыть замок.

Все это было деликатно отделено от эмоций, словно ловкий разрез хирургическим скальпелем убрал их, чтобы ему не мешали или не оказывали на него влияние обычные человеческие чувства. Так, в представлении Бенни, смотрят на доску великие шахматисты. Ясно и с расстояния.

Он видел свое тело, стойку, пространство между руками на рукояти, угол ударов. Он видел мелкие несовершенства своих движений, и, когда он наблюдал за ними, его тело делало поправки, которые увеличивали силу и эффективность каждого удара.

Мертвые начали собираться грудой перед ним, его враги стали бастионом против основных сил орды. Бенни знал со всей ясностью, что, если бы он сражался с таким большим количеством быстрых зомов еще месяц назад — даже неделю — он бы уже погиб. Изменение, которое он ощутил сегодня ранее, каким-то образом соединило все отдельные его части. Все его аспекты, которые росли, как сорняки — быстро, но дикие и в различных направлениях — внезапно соединились в его душе. Они все были внутри него. Его опыт в «Руинах». Уроки Тома и уроки, выученные в победах и поражениях. Любовь, которую он испытывал к Никс, — и его новое признание силы этой рыжеволосой воительницы. Свирепая ярость на несправедливости, совершенные Церковью Тьмы во имя религии. Упрямое желание иметь будущее, несмотря на голоса взрослых, продолжающих кричать, что будущего нет. Вера в себя — в человека, которым он стал. Все это слилось в тихом месте в голове Бенни Имуры.

Слышался резкий треск, когда Лайла, охраняя доктора Макреди, осторожно стреляла, целясь между Никс и Бенни. Каждый выстрел достигал цели, но не каждая пуля била в голову. Неограниченные и идеальные выстрелы в голову каждый раз были невозможны с легким огнестрельным оружием, и теперь Бенни это понял. Это было логично, и таким образом ясно его новому восприятию.

«Так думает самурай, — раздумывал он. — Так Том чувствовал себя в битве. Вот почему он всегда казался спокойным».

Даже эта мысль воспринималась без эмоций. Это была правда, и она стала частью его опыта.

— Пойдем!

Крик вернул его обратно в тело, и Бенни, повернувшись, увидел, как Лайла и доктор Макреди исчезают за открытой дверью. Джо поднял винтовку и ступил на место между Бенни и Никс.

— Гримм! Назад!

Пес развернулся, отошел и побежал к Джо, оставляя пространство без защиты.

— Я удержу их, — крикнул Джо. — Заходите внутрь.

Бенни и Никс не стали тратить время. Они тоже резко развернулись и побежали к двери, когда Джо перекрыл проход выстрелами автомата. Потом он зарядил гранатомет за дулом винтовки и выстрелил. Вставлял и стрелял, вставлял и стрелял. Он целился в стену, подальше от «Черного ястреба», но радиус взрыва уничтожал любого, вставшего в проходе.

Потом Джо резко развернулся и побежал к двери.

Когда он прыгнул сквозь дверной проем, Никс захлопнула дверь, и Бенни поставил засов на место. Гримм яростно и триумфально рычал, эхо отражалось от стен.

Снаружи мертвые руки начали барабанить в дверь.

77

— Дверь выдержит? — спросила Никс, ее лицо было красным от страха и возбуждения.

— Это остановит мертвых, — сказал Джо, — но эти жнецы найдут способ пробраться внутрь. Нельзя терять время.

Они оказались в каменном коридоре, который вел к лестничному пролету, уходящему вниз в темноту. Джо постарался зажечь свет, и несколько ламп вспыхнуло, но большинство уже было разбито. На полу валялись гильзы, а стены были перемазаны кровью и черной жижей.

— Смотрите, чтобы это не попало на вас, — предупредила Макреди.

— Такого в планах не было, — ответил Бенни.

Из глубины, снизу, донесся шум. Выстрелы, стоны, крики и визг.

Лайла выкинула пустой магазин и вставила в пистолет новый.

— Чонг там.

Джо коснулся ее руки.

— Послушай меня, Чонг в подвале под блокгаузом. Это три сотни метров отсюда, и между нами много дверей. Есть также десять способов добраться до тех клеток, или, по крайней мере, до коридора, который ведет к клеткам. Нам нужно спуститься по этим ступеням и найти эксплуатационный люк. Мы сможем воспользоваться им и проскочить мимо зомов, возможно, опередить их. Понимаешь?

Она кивнула.

Джо коснулся ее щеки.

— Мы доберемся до него.

Но в глазах Лайлы была пустота, и Бенни боялся, что Потерянная Девушка уже потеряла надежду.

Никс сказала:

— Подождите, а что насчет солдат? Где они? Почему они не отбиваются? Я видела только охранников, которые следили за мостом… Где все остальные? Где солдаты, которые только что на наших глазах забежали сюда?

— Это так, — сказала Макреди. — Здесь две сотни людей…

— Здесь сорок восемь солдат, — ответил Джо. — И тринадцать членов медицинской команды.

— Остальные выехали?

Глаза Джо потускнели.

— Если бы.

Далекие выстрелы и крики словно ответили вместо него. Он приставил приклад к плечу и быстро, тихо пошел вниз по лестнице. Бенни посмотрел на других и увидел разные выражения в их взглядах. Последние два слова Джо были словно ударом для них всех.

Один за другим они последовали за ним вниз по покрытым кровью ступеням. Они нашли двух мертвых солдат, которые только начали оживать. Джо убил их точными выстрелами в голову.

Бенни шел последним, и когда он, словно призрак, следовал за остальными, то раздумывал обо всем плохом, что могли значить слова Джо. И он гадал, найдут ли они во всем этом безумии Бунтарку и Еву. Живы ли они? Погибли? Смогла ли дикая бывшая жница каким-то образом прорваться через море убийц, чтобы защитить маленькую девочку, которой дорожила?

Если бы кто-то и смог, Бенни знал, это была бы она.

Ступеньки вели вниз, поворачивали за угол, снова шли вниз, а потом обрывались в круглой комнате, из которой в разных направлениях отходили четыре коридора. Джо остановился, и они все остановились, чтобы прислушаться. Самые насыщенные звуки сражения доносились из коридора слева. Из двух средних раздавались нечеткие звуки, в коридоре справа стояла тишина. Но свет в правом тоннеле не горел, и край стены, ведущей в него, был испачкан черной жижей.

— Дайте угадаю, — кисло сказал Бенни, — нам нужно туда, да?

Джо натянуто улыбнулся ему.

— Что такое? Хочешь жить вечно?

— Не вечно. Но, может, еще десятков семь, да.

— Расскажешь мне, получилось ли.

— Фонарь? — спросила Никс.

Джо включил маленький фонарик на своем ружье и настроил его на самый широкий луч, но свет был тусклым и недалеко уходил во мрак. Больше ни у кого не было фонарика.

— Не кучкуйтесь, — сказал Джо. — Мне не нужен меч в заднице.

Они зашли в коридор, следуя за голубовато-белым свечением фонаря Джо. Снова Бенни занял позицию позади. Больше не нужно отдавать эту ответственность Лайле. Он чувствовал, что способен защитить их.

Но пока они продвигались все дальше и дальше, свет со стороны лестницы тускнел, а потом исчез, и все позади Бенни стало черным, словно смоль.

«Не нужно быть слишком самоуверенным, — сказал он себе. — И не пугайся. Зрение — не единственное твое чувство. Слушай, что может рассказать тебе тьма».

Это был один из уроков Тома, пропущенный через его собственное восприятие.

Он позволил остальным двигаться вперед на таком расстоянии, чтобы звук их шагов и бряцанье оборудования стали тише. Он прислушался к темноте.

Все позади него было погружено в тишину.

Тишина.

А потом нет.

Он услышал звук.

Тихий. Быстрый.

В темноте звук бега часто узнается по тяжелому дыханию бегущего и шлепанью ног по поверхности.

Если только…

Если только бегущему нужно тяжело дышать, вообще нужно дышать.

Бенни внезапно понял, что все остальные ушли слишком далеко вперед, это было ясно по тусклому свету фонарика Джо, который почти не был виден отсюда.

А что-то надвигалось.

Что-то бежало прямо к нему.

Тихо.

Быстро.

И он не видел этого.

78

У Бенни было две секунды на решение.

Остановиться и сражаться в полной темноте или…

Он развернулся и побежал.

Он бежал так быстро, как раньше никогда не бегал. Он бежал так быстро, что слышал только свое дыхание, отдающееся в ушах. Этот звук заглушал любой шум преследующего его, что значило, что он практически сразу потерял понимание того, насколько тот был близко.

Он бежал и бежал.

Впереди Джо Леджер завернул за угол и забрал свет с собой.

Коридор стал совершенно черным.

Бенни показалось, что он услышал шум позади себя.

Не ритмичное дыхание еще одного бегущего, а низкий протяжный стон чего-то настолько голодного, что оно бы вечность бежало, пока не поймало бы жертву и не победило ее.

— Джо! — проорал Бенни.

Он хотел еще раз крикнуть, попросить света, но сохранил дыхание для бега.

И потом она появилась.

Вспышка света, такая яркая, что он ослеп. Он отшатнулся от нее, вскидывая руку, чтобы прикрыть глаза.

Внезапно что-то врезалось в него сзади.

Толчок отбросил его на стену, и он больно ударился. Меч выпал из его рук и с грохотом упал на землю. Воздух выбило из легких, и холодные пальцы схватили Бенни за кофту, стараясь зацепиться за его губу.

Образ крошечных белых червей в черной жиже наполнил разум Бенни так быстро и резко, как взрыв гранаты. И тогда Бенни начал действовать.

Он двигался вдоль стены, вертясь, пока зомби, хватающийся за него, не был зажат между ним и непреклонным камнем, потом уперся ногой и оттолкнулся к противоположной стене, потом снова оттолкнулся, упираясь ногой в стену, и дернулся назад со всей силы. Эти действия, похожие на пинг-понг, отбросили Бенни и нападающего снова назад, но в этот раз они врезались в стену намного сильнее. Существо ослабило хватку и упало на пол.

Свет Джо приближался, и все орали и бежали к нему.

Зом — мужчина в форме солдата Американского Государства — поднялся с земли и бросился на него, рыча и кусая воздух.

Бенни ударил его ногой в грудь и снова отбросил в стену.

А потом с яростным ревом Гримм врезался в зома. Они упали на бок, и Бенни уклонился от мокрых кусков, которые полетели в стороны, забрызгивая стену.

— Фу! — крикнул Джо, и громадный монстр замер. Красная кровь стекала с его шипов. У зома в венах и тканях все еще была кровь, что значило: он обратился всего несколько минут назад.

Когда Джо подбежал и посветил на зома, Бенни понял, что знал этого мужчину.

Сержант Перуцци.

Теперь мертвый, разорванный на кусочки.

Бенни услышал, как Никс издала тихий грустный звук.

Он был груб и угрожал Никс, но такого он не заслужил.

Никто не заслужил.

Бенни взглянул на Джо, ожидая увидеть твердое пренебрежительное выражение убийцы, но в глазах рейнджера была грусть.

— Пойдемте, — сказал он.

Лайла подняла меч Бенни и отдала ему.

— Спасибо, — сказал он, — я…

Но перед его лицом появилась Потерянная Девушка.

— Меня ждет Чонг. Не тормози нас снова.

Ее лицо было безжалостно, без капли милосердия.

Бенни мог лишь кивнуть.

Они повернулись и побежали.

Прошли два боковых коридора, но они оказались пустыми. Джо быстро объяснил, что один вел в ангар для ремонта, а другой — в комнату с генератором.

Они прошли вверх по лестнице и вдоль коридора, который был лучше освещен. Здесь были две тяжелые двери, расположенные в пятидесяти метрах друг от друга, и рядом с каждой они увидели кровь и гильзы.

— Кто-то здесь сражался, — заметил Джо, — используя двери и повороты коридора как точки обороны.

Тел, однако, не было. Никс указала на это.

— Значит ли это, что они уже внутри? — спросила она.

— С мутагеном реанимация происходит очень быстро, — сказала Макреди. — Больше, как переход из одного состояния в другое, чем смерть и возвращение к жизни. Все, кто здесь умер, могли бы встать через несколько секунд.

— Кто-либо остался? — спросила Никс.

Новый грохот стрельбы стал ей ответом. Он шел из глубины комплекса, вдоль пути, по которому они следовали. Макреди и Джо прислушались, каждый определял расстояние. Их глаза широко распахнулись одновременно.

— Боже, — произнес Джо.

— Больница, — сказала Макреди.

Все бросились вперед, а стрельба продолжалась, насыщенная стонами и криками. Все коридоры и лестничные пролеты казались Бенни одинаковыми, и у него было иррациональное чувство, словно они бегают кругами.

Потом один коридор закончился тамбуром, подобным тому, что они уничтожили в пустоши. Дверь была приоткрыта, ее придерживала обмякшая фигура с пулей в голове. «Зом», — понял Бенни. На его волосах и лице был красный порошок, черная жижа испачкала рот.

За тамбуром находилась маленькая комната, а потом второй тамбур, так же перекрытый ногами мертвой женщины, чья голова висела на неестественно изогнутой шее. Женщина не была одной из зомов снаружи, и не была жницей. На ней был грязный лабораторный халат поверх военной формы.

— Боже, это Карен Лански, — прокричала Макреди. — Здешняя медсестра.

Шум битвы был теперь намного ближе, но не такой насыщенный.

Меньше выстрелов. Меньше криков.

Бенни не думал, что это хороший знак.

Пока они собирались с силами, чтобы пройти через тамбур, Бенни наклонился и поцеловал Никс в губы.

— На удачу, — сказал он.

— Я знаю, — ответила она, улыбаясь. — Но она нам не понадобится. Мы заберем Чонга, найдем Бунтарку и Еву и выберемся отсюда.

Странно, что она сказала что-то настолько позитивное, но Бенни не видел сомнения в ее глазах. Она в это верила.

От этого ему снова захотелось поцеловать ее.

Джо глянул на них через плечо.

— Бенни, ты меня месяц доставал насчет того, почему солдаты и ученые ничего не делали, чтобы помочь тебе. Почему не пускали тебя, — он казался мрачным и серьезным. — Иногда нужно быть осторожным со своими желаниями.

Сказав это, он ступил через тамбур, быстро осмотрелся и немедленно открыл огонь.

Лайла встала прямо рядом с ним, и пистолет дергался в ее руке, пока она стреляла и стреляла.

Бенни и Никс крепче ухватились за мечи.

— Давайте, док, — сказал Бенни, — мы не позволим ничему случиться с вами.

Взгляд доктора был полон скепсиса.

— Слишком поздно для этого, ребята. Но… спасибо.

Они услышали еще два выстрела, а потом на весь комплекс внезапно опустилась тишина.

Джо Леджер позвал их.

— Все чисто, — сказал он жестко. — Здесь все кончено.

Они прошли через тамбур и увидели четверых жнецов и пятерых зомби, лежащих грудой впереди, за тем местом, где стоял Джо. Дым от винтовки рейнджера стоял голубой пеленой вокруг него.

Бенни и Никс вступили еще в одну сцену ужаса и безумия.

Прямо за дверью была кровать. На ней лежал мужчина, его глаза были широко распахнуты от ярости и боли, а пижама испачкана кровью и жижей, его конечности дергались, когда он пытался подняться. Не спастись — атаковать. Веревки привязывали его к кровати, приковывая руки, ноги и торс к металлической конструкции. Черная слюна слетала из кричащего рта мужчины.

Бенни посмотрел мимо него на лежащего на следующей кровати. И на следующей.

И на всех других.

Сотни кроватей. На каждой из них кто-то лежал. Все они боролись с путами, стонали и кусали воздух. Всех удерживали веревки.

Их форма висела на спинках стульев или была перекинуты через край кровати. Форма солдат Американского Государства. Лабораторные халаты ученых. Пиджаки пилотов.

Меч Никс резко опустился в ее руке, и кончик уперся с глухим «тинк» в бетон.

Вот почему никто по-настоящему не сопротивлялся вторжению жнецов.

Вот почему самолет стоял, бесполезный, на взлетной полосе.

Вот почему солдаты и ученые были такими озлобленными.

— Они все инфицированы, — пробормотал Бенни. — Они все…

Он услышал всхлип и, повернувшись, увидел, как трясется доктор Макреди.

— Нет, — сказала она, — нет.

Джо с деревянным лицом поменял магазины.

— Инфекция распространилась три месяца назад, — сказал он. — На нескольких солдат во время патрулирования у башен с сиренами напала стая B3. Одна смерть, но на нескольких других попала черная кровь. Я не знаю, попала ли она в чьи-то глаза или рот, или она была на руках солдата, и он коснулся лица руками. Мы теперь не узнаем. Но он принес мутаген в Убежище вместе с собой. Мы отправили послание в Американское Государство, чтобы объявить это место карантинной зоной. Списать его.

Он печально покачал головой.

— Убежище мертво.

Они все уставились на него широко распахнутыми глазами.

Бенни подошел, встав нос к носу с Джо.

— Ты привел нас сюда, черт возьми. Зачем приводить нас на кладбище?

Джо покачал головой.

— Я вас сюда привел, чтобы спасти от святого Джона и матушки Розы. Но мы не позволяли вам войти. Мы держали вас подальше от вируса, чтобы вы не заразились. Если бы не ваш друг Чонг, я бы отвез вас, ребята, в Северную Каролину. Теперь вы в зоне карантина. В ловушке, как и все остальные в Убежище.

79

За шесть проходов оттуда команда Красных Братьев бесшумно двигалась сквозь тени, держа ножи наготове, будучи настороже, убивая любого, кого встретят на пути. Брат Питер бежал вместе с ними, его лицо было красным от перенапряжения, а одежда промокла от крови.

Двое солдат пытались удерживать дверь, но брат Питер приказал паре жнецов пробиться. Мужчины улыбнулись шансу послужить брату, послужить их богу и кинулись, как герои, во тьму. Они издали разрывающий барабанные перепонки рев, бросившись прямо на стену пуль. Выстрелы за выстрелами врезались в них, забрызгивая стены кровью, превращая убийц в танцующих марионеток и, наконец, в непохожих на человека тряпичных кукол.

И когда они упали, брат Питер, который на всей скорости бежал за ними, перепрыгнул через их трупы, держа по ножу в каждой руке.

У солдат даже не было времени закричать.

Остальные Красные Братья потоком ворвались в лабораторный комплекс. Комнату наполняли светящиеся машины, полки с подвергнутыми санитарной обработке инструментами, шкафчики с медикаментами и компьютеры.

Там находился один ученый.

Женщина с седыми волосами, завязанными в пучок, и очками для чтения, висящими на тонкой цепочке на шее.

Она упала на колени, когда брат Питер и жнецы окружили ее.

— Пожалуйста, — умоляла она. — Не делайте этого.

Брат Питер встал на колени перед ней.

— Почему нет, сестра? Скажи мне.

Ее глаза сияли от слез.

— Мы так близко, — сказала она. — Мы можем это вылечить. Мы это вылечим. Пожалуйста… просто дайте нам время. Мы можем спасти всех… пожалуйста, поверьте мне.

— Поверить тебе? — размышлял жнец. — Сестра моя. Я верю тебе. Я всем сердцем верю, что вы можете излечить вирус, который почти уничтожил человечество.

Безотчетный ужас в ее глазах сменился на удивленную надежду.

— Тогда вы оставите нас в покое? Вы не причините нам вред? Вы ничего не разрушите?

Он опустил один нож и этой рукой погладил ее по лицу. Это был такой нежный жест, такой мягкий, что женщина закрыла глаза и прижалась щекой к его грубой ладони.

— Я сказал, что верю тебе, сестра, — сказал брат Питер, наклонившись вперед и прижавшись щекой к ее затылку. — И да смилостивится бог над тобой за все совершенные грехи в этом богохульном месте.

Ее глаза широко распахнулись.

Не из-за его слов.

Они открылись из-за болевого шока. Она обмякла и отстранилась от него, глядя на нож, который брат Питер воткнул ей в грудь.

— Найди прощение в бесформенной вечности тьмы.

— Слава тьме, — сказали остальные.

Питер оглянулся на жнецов и потом посмотрел на машины в комнате.

— Уничтожьте все, — сказал он.

80

Ужас и грусть того, что их окружало, были кошмарными. В каком-то смысле Бенни боялся, что ответ на тайну Убежища будет примерно таким, но он никогда не позволял этой мысли полностью сформироваться. Теперь это было неоспоримо.

— Вы можете что-нибудь для них сделать? — спросила Никс, снимая рюкзак.

— Мы можем попробовать, — сказала Макреди, — но некоторые из них… думаю, некоторые из них ушли слишком далеко за черту.

Но она стояла, замерев, словно пораженная собственными словами и всем, что это означало.

Бенни понял, что она имеет в виду, он понимал. Некоторые из инфицированных внешне отличались от большинства бедных людей в кроватях. Отличающиеся были бледнее, их кожа серее и в их глазах чего-то не хватало. В глазах всех зараженных горели ярость и голод, но для некоторых этим все и ограничивалось. Помимо этих двух вещей, там была тьма, словно пустые тени на дне канавы. Какое бы неопределимое качество не отделяло зараженных людей от зараженных зомов, его больше не было. Его поглотил ненасытный аппетит вируса «Жнец».

Однако остальные…

Искра человечности все еще была в них. Мерцала на черном ветру, но все же была там.

Макреди все еще стояла, не шевелясь.

Потом Лайла подошла к ней на два шага, развернула женщину и с поразительной силой ударила ее по лицу.

— Сделайте что-нибудь. Проверьте лекарство. Покажите мне, что оно работает перед тем, как я дам его моему городскому мальчику. Покажите мне сейчас, или я скормлю вас им.

Это была злобная угроза, но Бенни совсем не сомневался, что Лайла говорила серьезно. Джо сделал шаг к доктору, и Бенни с Никс двинулись одновременно, прижав кончики мечей к его груди.

— Не надо, — предупредил Бенни.

Джо осторожно оттолкнул мечи.

— А ты не забывай, кто ваши друзья, — сказал он Макреди. — Лайла приказала тебе, Моника, это была не просьба.

Макреди с ненавистью посмотрела на него, а потом выхватила у Никс рюкзак и поспешила к кровати женщины, в которой все еще была искра человечности.

— Помогите мне, — сказала Макреди, и Лайла оказалась прямо рядом с ней. — Крепко держите ее, да, вот так. Мне нужно, чтобы у нее был открыт рот. Хорошо…

Пока Лайла следовала указаниям, Макреди взяла две капсулы из сумки и открыла их.

— При других обстоятельствах мы бы позволили ей проглотить капсулы и подождали, пока они переварятся и всосутся через слизистую желудка… Но у нас нет времени. Держи ее — она будет биться. Первая доза болезненная. Паразиты в теле будут сопротивляться.

Мускулы Лайлы напрягались и задвигались, но голова женщины не шевелилась вообще. Макреди высыпала порошок в открытый рот.

— Воды, — позвала она, и Никс подбежала с фляжкой. Макреди налила немного воды в рот женщины, а потом сказала Лайле закрыть ей челюсти.

Женщина сразу же начала дергаться в десять раз сильнее, чем до этого. Ее мышцы стали твердыми, как железо, и ее тело изгибалось и тряслось с такой силой, что Лайле пришлось лечь поперек нее, чтобы не дать костям сломаться. Крики были ужасными, худших Бенни не слышал. Высокие, умоляющие, пронзительные.

— Не работает, — сказала Никс. — Боже, не…

Внезапно женщина обмякла.

Все произошло в одно мгновение. Ее тело откинулось назад на кровати, и она продолжала лежать, уставившись в потолок, ее грудь подымалась и опадала с волнующей скоростью, когда она вдыхала и выдыхала воздух сквозь сжатые зубы.

Они собрались вокруг кровати, сжав в напряжении кулаки, задержав дыхание.

— Давай, — пробормотала Макреди. — Давай… давай…

Потом кто-то сказал.

— Боже…

Они все переглянулись.

Это голос повторил:

— Боже… помогите мне.

Это была женщина.

Исхудавшая, мокрая от пота и покрытая собственной грязью, избитая и дошедшая до худобы скелета.

Но человек.

Не монстр.

Джо рявкнул:

— Все делимся на две команды. Пошли.

Это было невозможно. Такую работу предлагали в аду. Это было самое сложное, что Бенни когда-либо приходилось делать. Но пока Джо шел по комнате и упокаивал тех, чья искра жизни выгорела, остальные работали парами — Лайла держала пациентов для Макреди, Бенни — для Никс.

На это ушла вечность.

Вечность… И каждую секунду Бенни думал о Чонге.

Но они клали две капсулы в рот всех людей в комнате.

Солдаты.

Ученые.

Персонал.

Экипаж самолета.

Сто шестьдесят два человека.

На это ушла вечность.

Но они это сделали. Лайла продолжала говорить себе: «Работает. Мы можем спасти моего городского мальчика». Она повторяла это снова и снова.

К тому времени, как они закончили, Бенни едва держался на ногах. Никс открыто плакала. Как и многие из пациентов.

«Архангел» был чудесным лекарством, все это знали, но Бенни читал слишком много фантастических романов, где чудесные исцеления были мгновенными. Он хотел, чтобы зараженные внезапно вышли из этого состояния, их глаза прояснились, а штука, живущая в них, сбежала. Но так произошло не со всеми. Для некоторых все было быстро, для других удивительно долго. Реальность обычно жестче фантастики. Медленнее и намного менее удовлетворительна.

У большинства инфицированных «Архангел» вызвал крики и конвульсии, наполнил их глаза орущим безумием.

— Вы убиваете их! — кричал Бенни.

— Заткнись, — сказала Макреди. — Это паразиты — они запрограммированы защищать самих себя.

Несколько пациентов обмякли, погрузившись в полусознательное состояние, тяжело дыша. Некоторые отвернулись и плакали в подушку, словно стыдясь каких-то темных мыслей, которые устроились в их головах. Некоторые просто уставились в потолок, словно застыв во времени.

Некоторые умирали.

Бенни начал развязывать одного из вылеченных пациентов, но Макреди остановила его, предупреждая, что может случиться рецидив, пусть это было и маловероятно, но возможно. Понадобится наблюдение в течение нескольких часов.

Они собрались у кровати одного из худших случаев. Солдат кричал и бился, и, наконец, упал на спину, его глаза и рот были открыты, а грудь замерла внезапно. Макреди схватила медицинскую карточку, висящую на крючке у изножья кровати.

— Его укусили во время патрулирования. Кажется, он уже зашел слишком далеко, когда они дали ему метаболический стабилизатор.

— Он мертв? — спросила Лайла перепуганным голосом.

— Да.

— Мы убили его, — выдохнула Никс.

Макреди казалась грустной.

— Он уже почти перешел на стадию реанимации. Все яйца паразитов в его теле уже, должно быть, вылупились. Напряжение… было просто чрезмерным для него, и сердце не выдержало.

Она изучила другие случаи смерти.

— У этого были изначальные проблемы со здоровьем, — сказала она, читая другую карточку. — А у этой, кажется, был удар.

Лайла сказала:

— Что насчет Чонга? Это… я хочу сказать… «Архангел»?..

Доктор покачала головой.

— Никак нельзя определить. Для каждого инфицированного все индивидуально. Всегда будет существовать риск.

Она вздохнула и потерла глаза.

— Я вымотана, — сказала она. — Мне нужно присесть и…

— Нет! — прорычала Лайла, схватив сумку с капсулами и сердито глядя на Макреди. — Нам нужно найти моего городского мальчика. Прямо сейчас.

81

Брат Питер зашел в длинную мрачную комнату, по обеим сторонам которой стояли клетки с железными прутьями. Все клетки, кроме одной, были пусты. Существо в клетке злобно глядело на него из-за нитей грязных волос. Его глаза были темные и бездонные. Бледные губы обнажали мокрые зубы.

— Привет, маленький брат, — сказал он. — Почему они держат тебя здесь? Какой грех ты совершил, что они заперли тебя здесь как животное?

Существо в клетке зарычало. Это был животный звук, в котором не было ни следа человечности. На полу лежали пожеванные кости, а его металлическая тарелка с водой была погнутой и побитой.

— Кажется, он скоро перейдет на другую сторону, — заметил один из Красных Братьев. — Хочешь оставить его здесь или выпустить?

Существо в клетке пробормотало одно единственное слово:

— Голоден…

— Все еще жив, — сказал Красный Брат.

— Значит, он все еще грешник, — ответил брат Питер, повернувшись, чтобы уйти. — Отправьте его во тьму. Сделайте это быстро, потом приведите остальных Красных Братьев. Я хочу убедиться, что с грешниками в медицинском центре разобрались.

Жнец кивнул и, поклонившись брату Питеру, ушел.

На стене висело кольцо с ключами, и жнец принес их и испробовал несколько прежде, чем один открыл дверь. Он вытащил длинный нож и открыл дверь клетки.

— Не сопротивляйся, брат, — сказал жнец. — Скоро вся боль закончится.

Крики наполнили весь блок с клетками.

82

— Проход к клеткам прямо сюда, — сказал Джо, показывая им путь.

— Почему они посадили мальчика в клетку? — спросила Макреди. — Наверху осталось три-четыре кровати.

— Они не хотели, чтобы мы видели, что весь персонал заражен, — сказала Никс.

Джо кивнул.

— Ты же знаешь Джейн Рейд, Моника. Она пристрастилась к секретам.

Он повернул за последний угол и резко замер, словно ударился в стену. Потом сделал два неуклюжих шага назад.

Бенни и Никс уставились на него в безотчетном ужасе. Они все смотрели на Джо.

На его живот.

— Нет… — прошептала Макреди.

Нож был вогнан по рукоять в живот Джо Леджера. Кровь пульсировала из раны и стекала по его телу.

Фигура вышла из бокового прохода.

Гримм гавкал в страхе и удивлении.

Никс закричала.

Это был брат Питер.

Правая рука святого Джона.

После самого святого он был самым опасным из армейских убийц Церкви Тьмы. Неулыбающийся монстр с лицом ангела. Профессиональный убийца.

Коридор за ним был забит жнецами с отпечатками красных рук, вытатуированными на лицах.

— Б-бегите… — крикнул Джо голосом, который был чуть слышнее шепота. Он упал на колени, и винтовка со стуком грохнулась на землю. — Ради бога… бегите…

83

Гримм напрягся, готовясь к прыжку, но Джо выставил руку, мешая ему, и схватился за него. Было слишком много жнецов. Они убьют мастифа. Но Гримм рычал и бился, возбужденный запахом свежей крови, желая бойни и мести.

Брат Питер посмотрел на них всех и кивнул самому себе.

— Я видел, как вы, маленькие птички, улетели на той большой черной машине, — тихо сказал он. — Потом я услышал, что вы вернулись. Я подумал, что моя уловка не сработала.

— Какая уловка? — требовательно спросил Бенни. Потом понял. — Твой ультиматум… фальшивка?

— Необходимая ложь. Я хотел, чтобы вы забрали отсюда этого грешника. — Он плюнул на Леджера, который сидел, постанывая и истекая кровью на полу. — Он не нужен был нам здесь, когда мы двинулись на Убежище. Мы знали, чего он искал и как отчаянно хотел это найти. Так что мы дали ему несколько полезных подсказок, — он показал пальцем на Макреди. — Но она нам была нужна. Мы хотели, чтобы вы и этот грешник нашли ее и привели обратно. Вы были такими изобретательными, что я не сомневался, что вы все спасете доктора и привезете ее — и ее богохульное лекарство — ко мне. Так вы и сделали.

Он не улыбался, но жестокий свет танцевал в его глазах. Он этим наслаждался.

Бенни посмотрел мимо него. Люди за ним были огромными и хорошо вооруженными. Ружья Лайлы и Никс все еще были в кобуре. У них будет время и шанс достать оружие, только если он выступит щитом, чтобы купить им две секунды. Он столько продержится?

Бенни был уверен, что брат Питер убьет его. У него не было иллюзий насчет того, что он может победить этого человека. Будет ли смерть ради того, чтобы задержать Питера, достойной жертвой?

Если Никс и Лайла не могли убить Питера и, по крайней мере, половину жнецов пулями, у них совсем не было шансов с мечом. Это был ужасный момент, и Бенни искал в голове какой-нибудь выход. Что бы самурай сделал в такой ситуации? Что бы сделал умный воин?

Джо закашлялся и отвернулся от них, сжимаясь в клубок, лицом к стене. Под ним растекалась лужа крови.

— Странно, — сказал брат Питер рейнджеру, — но мы так боялись тебя. Для жнецов ты что-то вроде монстра из ночного кошмара.

Джо ничего не сказал. Его тело дергалось и дрожало.

— Переверните его, — сказал брат Питер своим людям. — Ему стоит увидеть, насколько бесполезны все совершенные им грехи.

Гримм опустил голову и продолжил угрожающе рычать.

— Почему вы не можете оставить нас в покое? — спросила Никс. — Почему подобные вам люди всегда думают, что могут заставить всех делать то, чего они хотят?

Брат Питер положил одну руку на грудь, широко расставив пальцы.

— Я слуга бога, — сказал он. — Я выполняю его волю. И не хочу, чтобы вы что-либо делали.

— Тогда отпустите нас.

Несколько жнецов засмеялись, но брат Питер рявкнул на них.

— Нет, братья мои. Не смейтесь над ней — она юна и не понимает. Никто из них не понимает — кроме павшего грешника и этой богохульницы, — он показал на доктора Макреди. — Она понимает.

— Откуда вы вообще знаете, кто она такая? — спросил Бенни.

— Я встретил ее так же, как и ты, маленький брат, — сказал Питер. — Как картинку в книге. В книге, которую ты украл у одного из моих жнецов.

— Командная книга…

— Мой жнец был на пути к обломкам самолета, собираясь оставить книгу там, где ее сможет найти Леджер, но вместо этого он встретил тебя. Это была очень удачная встреча, и у моего жнеца было несколько возможностей. Или оставить сведения, чтобы их нашел Леджер, или убить любого из Убежища, кто подойдет слишком близко к Усыпальнице и оставить книгу среди его вещей. Ты предоставил альтернативу — убил жнеца, и это сделало историю только более достоверной. Ты отнес книгу обратно в Убежище. Идеально. Лучше и быть не могло, даже если бы ты репетировал. Потом небольшая постановка у лощины. Если бы ты не отправился за сержантом Ортегой, ты бы потом нашел еще один набор координат. Их четыре, все спрятаны в разных местах. Неизбежно ты бы нашел одни из них, поэтому мы наблюдали, ждали и адаптировали наш план согласно тому, что вы, грешники, делали.

Бенни почувствовал тошноту, но в то же время ничего из сказанного в действительности не удивило его. Том всегда с предубеждением относился к совпадениям, и теперь Бенни понимал почему.

Макреди сказала:

— Послушай, мистер, я не знаю кто ты, но знаю достаточно о Церкви Тьмы. Вы думаете, что мы действуем против воли вашего бога, пытаясь сохранить жизнь. Но, будучи доктором, все, что я учила, все клятвы, которые давала, были направлены на сохранение жизни, рассмотрение любой жизни как священной. Почему это грех? Почему действовать согласно моим убеждениям — грех, даже если они отличаются от твоих?

— Потому что твои клятвы даны ложному богу, — сказал брат Питер.

Это был бесполезный спор, и все об этом знали. Жнецы не усомнятся в своей вере — если бы они могли, то никогда бы не наводнили это здание. Ненависть к жизни засела в них слишком глубоко.

— Вы их всех перебьете, да? — безэмоционально спросила Макреди. — Людей в госпитале… вы просто перебьете их?

— Мы освободим их от их мучений, — исправил ее брат Питер.

— Нет, я освободила их. Я дала им лекарство. С ними все будет в порядке. С большинством в любом случае. Они не обязаны сейчас умирать. Вы не можете просто убить горстку больных людей, привязанных к кроватям. Это бесчеловечно.

— Это милосердие Танатоса…

— Слава его тьме, — эхом отозвались жнецы.

— Но если их путы беспокоят тебя, не волнуйся, — продолжил Питер. — Мы освободим их, чтобы они могли свободно принять присягу и прощение тьмы. Как мы освободили тысячи пленных на этой стороне рва над нами. Мы освободили всех пленных, — он показал обратно на путь, откуда пришли жнецы, — мы даже нашли несчастного в одиночной клетке там и освободили его — и тело, и дух.

— Вы что?.. — спросил Бенни, глядя мимо брата Питера.

— В клетке? — эхом отозвалась Лайла, бледнея. — Чонг?..

— Боюсь, он не мог сказать мне свое имя. Я оставил одного из моих жнецов освободить его от цепей, чтобы он смог без оков войти во тьму, что ждет нас всех.

Крик, наполнивший коридор, был ужасен. Он вырывался из самой глубины, такой разбитой и сломленной, что в нем нельзя было отыскать и следа личности, языка или человечности. Он не исходил — не мог исходить — из человеческого горла.

Но все-таки так и было.

Лайла оттолкнула Никс в сторону и кинулась на брата Питера, целясь копьем ему в сердце. Это был такой убийственный удар, который проделал бы красную дыру прямо в его теле.

Но брата Питера там не было.

Он двигался так быстро, что его тело словно таяло на пути копья. Вместо этого копье Лайлы убило жнеца позади него, пробив его живот и позвоночник, откинув мужчину на пол.

Брат Питер ударил свободной рукой и попал Лайле по лицу, она упала на колени. Удар был мощным, и любой бы свалился там и тогда, но ярость в Лайле была слишком горяча, а скорбь неимоверно ужасна. Она кинулась на ноги Питеру, обхватив их руками и опрокинув его. Он упал с криком искреннего удивления, вырвавшегося из его рта.

Бенни вышел из шока в тот же момент, что и жнецы. Двое из них бросились помогать брату Питеру, но ками катана Бенни сверкала и резала, и о спину Лайлы ударялись руки, уже не соединяющиеся с тянущимися телами. Брызги красного облили борющихся.

За мгновение коридор превратился в арену убийств и хаоса.

— Гримм, — слабо прохрипел Джо, — фас, фас, фас!

Жнецы с топорами и мечами побежали вперед и попытались убить Джо — человека, которого все боялись, — но Гримм встретил их атаку. Бенни на секунду увидел, как опустилось тяжелое оружие, и услышал тяжелый лязг ножей о броню, крик собаки и человека. Потом у него больше не было времени делать что-то другое, кроме как драться.

Бенни резко повернулся и пнул одного из кричащих жнецов так сильно, что тот упал на группу других, и Бенни снова кинулся вперед, тыкая мечом снова и снова, сначала с одной стороны мужчины, потом с другой. Два жнеца закричали, когда красные врата открылись в их груди.

Потом остальные кинулись вперед, толкая умирающих мужчин на Бенни, используя их, чтобы закрыться, пока они движутся вперед. Внезапно там оказалась Никс с Додзигири, и древний клинок резал сверху и снизу, свирепо разрубая колени и бедра.

В более широком коридоре жнецы бы выиграли, но это тесное помещение мешало убийцам окружить их. Никс и Бенни сражались бок о бок, работая мечами, как самураи, — рубя не мышцами, а плавно ударяя длинным лезвием катаны, используя гладкое движение клинка, чтобы сталь вошла глубже. Где-то — в миллионах километров оттуда — доктор Макреди кричала.

Бенни смутно осознавал, что Лайла и Питер катаются по окровавленной земле. Жнецы Красного Братства бросились вперед, и внезапно показалось, что мир полон ножей. Они с Никс блокировали и парировали, отходили, сражаясь, используя все свои навыки просто для того, чтобы остаться в живых. Эти убийцы отошли от своего изначального потрясения, и теперь Бенни понимал, почему они были элитой Церкви Ночи. Каждый из них был отличным бойцом, любой из них мог бы победить двух подростков с мечами и закончить все это раз и навсегда.

Он заметил Гримма. Пес все еще стоял на ногах, все еще сражался, его броня была покрыта кровью. Мужчины, и никто из них не был целым, лежали на полу вокруг него. Жнец поднял копье Лайлы и попытался убить мастифа. Гримм побежал и прыгнул на него, подбрасывая свои сто двадцать килограммов шипастой брони в воздух. Жнец упал назад — и его тело словно разлетелось на куски.

Крики Макреди стали резче и выше, когда нечто ударилось в спину последнего рейнджера в коридоре. Нечто, что кинуло его на землю с такой свирепостью, что голова мужчины ударилась о каменный пол. Нечто, что прыгнуло, как безумная обезьяна, на следующего человека в ряду и стало рвать его горло сломанными ногтями и сильными зубами. Нечто, что рычало и выло, и стонало, произнося одно единственное ужасное слово:

— ГОЛОДЕН!

Красные Братья повернулись.

Бенни и Никс уставились на существо.

Гримм гавкнул в страхе.

Существо обнажило кровавые зубы, глядя на них.

Лишь Никс смогла обрести голос:

— Чонг!

84

Брат Питер был скован смертельной схваткой с Лайлой, но он смог прокричать приказ своим испуганным людям:

— Убейте это!

Говорить так было ошибкой.

Да, это выдернуло всех из потрясения, но сместило фокус битвы в неправильное место на долгое мгновение.

Когда жнецы кинулись разобраться с диким монстром, которым был Чонг, они сразу же забыли о Бенни и Никс.

Молодые самураи Тома Имуры заставили их заплатить за такое отношение.

Без слов, даже не обменявшись одобрительными взглядами, Бенни и Никс атаковали. Их клинки взлетали и резали со всей скоростью, на которую были способны, в ход пошли все навыки и ярость, горевшая в их сердцах. Они не пытались наносить смертельные удары. Это требовало больше времени, чем давал этот хрупкий шанс. Вместо этого они резали сухожилия и мышцы, били по задней части коленей и рук. Мужчины и оружие падали. Крики наполнили коридор, их эхо било по борющимся фигурам во всех направлениях.

Бенни услышал глухой удар и краем глаза заметил, как Лайла наклоняется в сторону, отлетая от жуткого удара брата Питера. Это был второй удар, нанесенный им, и какой бы крепкой Лайла ни была, она все еще была девушкой-подростком, в то время как брат Питер — взрослым мужчиной в расцвете своей физической силы. Она, оглушенная, перекатилась к стене, из ее носа и левого уха текла кровь.

Гримм напал на группу жнецов сбоку, ударяясь в них со стороны, чтобы воспользоваться шипами на плечах. Красные Братья тыкали в него оружием и сломали одно из лезвий на его броне.

В нескольких метрах от них брат Питер поднялся на ноги, шатаясь. Он был весь в крови и тяжело дышал. Один глаз заплыл и почти закрылся, на его щеке была рваная рана, туда Лайла его свирепо укусила. Длинный неглубокий порез проходил через грудь, отчего рубашка разошлась, обнажая ярко-очерченные под окровавленной кожей мышцы. Несмотря на все эти повреждения, молодой жнец не казался встревоженным. Он все еще держал короткий нож и, вставая, вытащил еще один из потайного кармана в одежде.

Жнецы кричали, оказавшись в ловушке между свирепостью диких атак Чонга и свистящими лезвиями Додзигири и ками катаны. Выжившие жнецы сражались спина к спине, пытаясь с помощью своих лезвий остановить более длинную сталь, и теперь они защищались.

Гримм бежал вдоль стены к брату Питеру, но жнец ловко отступил в сторону и ударил пса в бок. Удар пришелся по броне, но был достаточной силы, чтобы отбросить мастифа в стену, где он остался лежать, восстанавливая дыхание и скуля.

Издав рык раздражения, брат Питер вступил в схватку, блокируя лезвие Никс одним ножом и рубя по ней другим. Кровь брызнула среди веснушек на щеке Никс, когда удар разрезал шрам, бежавший от линии волос до ее челюсти.

Никс вскрикнула от боли и отошла, нанося удары с удвоенной скоростью, но куда бы ни попадал ее меч, ножи брата Питера оказывались там, отражая ее удары. Он двигался так быстро, словно у него было восемь рук. Металл лязгал о металл, пока он заставлял Никс отходить назад.

Бенни хотел прыгнуть ей на помощь, но остальные жнецы возобновили атаку, заставляя его отойти. Другие убийцы окружили Чонга.

Внезапно раздался выстрел, и один из жнецов, прокрутившись, отошел, кровь вырывалась из дыры в его горле.

В одно иррациональное мгновение Бенни подумал, что это был Джо Леджер, но рейнджер только смог подняться на четвереньки и облокотиться о стену, хватая ртом воздух, словно рыба, вытащенная на берег.

Шок от огнестрельного выстрела на время остановил битву в коридоре. Жнецы отошли от Чонга, не совсем понимая, что происходит, а тот отполз от них, истекая кровью.

Фигура подбежала со спины к доктору Макреди, схватила ученую и оттащила ее от кучи сражающихся, сделав еще два выстрела. Жнецы уворачивались и кричали, один из них упал с раной в плече. Новоприбывшая была в военной форме, порванной и окровавленной, и ее глаза были дикими.

Полковник Джейн Рейд.

Она еще раз выстрелила, и жнец схватился за грудь и упал, а потом пистолет полковника Рейд замолк.

Брат Питер увидел это, и, увернувшись от ударов Никс, побежал на Рейд с горящими глазами.

Каким-то безумным образом Бенни мог понять ярость жнеца. Полковник Рейд была командиром Убежища, а все это место было символом всего того, что Церковь Тьмы хотела уничтожить. Ее убийство должно быть для брата Питера тем же, что убийство эрцгерцога ада для рыцаря-крестоносца прошлого.

Бенни встал на пути жнеца, подняв меч.

— Остановись!

Если брат Питер и был немного впечатлен Бенни и его мечом, он этого не показал. Он просто казался нетерпеливым. Бенни отошел назад, чтобы оставаться между жнецом и полковником.

— Нет, — сказал он.

Вся битва в коридоре остановилась. Даже Чонг держался подальше, согнувшись, как обезьяна, его глаза были свирепыми и наблюдали за ними, обнажив зубы.

Брат Питер остановился.

— Если хочешь умереть смертью героя, мальчик, — сказал он, — тогда я помогу тебе.

— Все будет не так.

— Ах, — сказал жнец, — это тот момент, когда ты произнесешь красивую речь о том, как мы все можем разойтись, сохранив жизни? Предложишь мне мою жизнь и безопасный выход отсюда, если мы оставим вас и этих грешников в живых? Дело в этом?

— Нет, — сказал Бенни. Несмотря на тени, коридор казался ярче. Все звуки были такими ясными и четкими. Если его тело и дрожало от страха, в тот момент Бенни этого не ощущал.

— Или, — сказал брат Питер, и на его лице было холодное веселое удивление, — ты собираешься поиграть в героя и хочешь бросить мне вызов на дуэль, где победитель заберет все? Два чемпиона, сражающихся за разные цели. Это очень красиво, но…

— Не совсем.

Глаза жнеца потемнели.

— Тогда в чем дело? Просто хочешь, чтобы все видели твою героическую смерть?

Гримм, наконец вставший на ноги, издал долгий низкий рык.

— Нет, — снова сказал Бенни. Он облизнул губы. — Это не великая пьеса и не сцена из сборника рассказов. Это я, Бенни Имура, просто мальчик из маленького городка, говорю тебе, что убью тебя. Прямо здесь, прямо сейчас.

Брат Питер покачал головой.

— Почему вы, люди, не можете понять, что мы желаем смерти — смерти всех, включая нашу собственную. Почему вы продолжаете пытаться запугать нас своими угрозами?

— Я не это пытаюсь сделать, — сказал Бенни. — Мне все равно, хотите вы умереть или нет. Мне все равно, если убить вас — то же самое, что подарить щенка вам на день рождения. Мне все это не важно, ты, уродец. Я просто говорю тебе, что собираюсь убить тебя.

Брат Питер раскинул руки в стороны, как святой Джон часто делал в момент, когда учил еще одного богохульника ошибкам его самонадеянности.

— Тогда давай, маленький грешник. Если думаешь, что можешь убить меня… тогда убей меня.

Бенни Имура посмотрел в мертвые глаза профессионального убийцы.

— Конечно, — сказал он.

И напал.

85

Том однажды рассказал Бенни о сражении.

— Поставь двух любителей против друг друга, и схватка будет длиться весь день. Они поломают много мебели и немного пустят кровь друг другу, но в конце концов, вряд ли кто-то сильно пострадает. Однако в битве двух экспертов — двух людей с опытом и настоящей решимостью убить другого — все кончится за секунду или две. Спортсмены занимаются дуэлями, убийцы убивают.

Все кончилось за две доли секунды.

В первую половину секунды.

Брат Питер остановил меч Бенни ножом, отбил удар и воткнул другой нож Бенни в спину. Лезвие разрезало крепкую броню и проскользнуло по задней части грудной клетки, взрывая шар чужеродного жара в теле Бенни.

Но Бенни не был шокирован болью. Как и повреждением.

Он не был удивлен, что его ранили.

Он это ожидал.

Он это планировал.

Брат Питер был слишком хорош, чтобы победить его в такой дуэли. Может, Том, в лучшей форме, и смог бы это сделать. Может, более юный и быстрый Джо Леджер мог бы. Но никто в том коридоре — Никс или Лайла, Гримм или Чонг и полковник Рейд, даже если бы у нее все еще были пули, — никто из них не смог бы победить брата Питера.

Бенни знал, что брат Питер отобьет атаку, потому что он ее ожидал. Бенни знал, что жнец ранит его, потому что он был слишком хорош, чтобы не сделать этого. Поэтому Бенни напал, его удар парировали, и он был ранен. И был готов к этому. Его первый шаг был большим быстрым кири ороси, вертикальным ударом сверху вниз. Его поднятые руки вынудили брата Питера блокировать удар, но также держали ножи убийцы подальше от его горла.

В последнюю долю этой секунды…

Когда лезвие врезалось в его спину, Бенни резко развернулся на месте. Неуклюжее движение, наполненное агонией, но идеальное в своем выборе. Оно использовало мощь бьющего ножа, чтобы придать силу повороту, когда Бенни взмахнул мечом между собой и братом Питером. Йоко гири, резкий боковой удар, разрубивший воздух между ними.

Вот только между ними не было достаточно места, чтобы меч прошел без препятствий.

Брат Питер был слишком близко.

Слишком близко, чтобы избежать лезвия.

Слишком близко, чтобы избежать этого момента со всей его красной правдой.

Меч провел линию через оба бицепса жнеца, через плоскую поверхность грудных мышц, ударил по кости груди, зарываясь в грудную клетку так глубоко, что она впала внутрь. Брат Питер закашлялся, когда разломанные кости совершили свою ужасную работу в его теле.

Ками катана вылетела из рук Бенни, когда момент удара был завершен. Ему удалось сделать один рефлекторный шаг назад, прежде чем боль повалила его на колени. Он упал на руки полковника Рейд, которая — как и все остальные — смотрела в безотчетном ужасе на происходящее.

Секунда пришла и ушла, а за ней последовало разрушение, которое запечатлено навсегда.

Брат Питер стоял еще мгновение. Серьезное лицо человека без морщин, который никогда не улыбался, теперь озарилось первой улыбкой. Удивленной улыбкой, когда он посмотрел на свою грудь и увидел кровавые врата, растянутые по всему его телу. Он упал на колени с такой силой, что звук удара кости о цемент был похож на выстрел.

Бенни повернулся и посмотрел на него. Их разделял всего метр, и оба они стояли на коленях.

— Ты не выиграл, — сказал брат Питер влажным и дрожащим голосом.

Послышался звук — резкий, сильный, металлический звук затвора пулемета, — и Бенни увидел Джо Леджера, истекающего кровью, с лицом серым от боли, облокачивающегося о стену. Оружие было в его руках, и дуло было направлено на остальных жнецов.

— Нет, выиграл, — сказал Бенни, и его голос звучал тверже, чем он думал. Он ожидал, что будет говорить умирающим шепотом, но свет в его голове не угасал. Еще нет.

— У нас теперь есть лекарство. Мы выиграли.

Жнец ухмыльнулся ему, и кровь хлынула у него изо рта.

— Берите свое… лекарство… посмотрите, спасет ли оно… кого-нибудь…

Его слова прерывал кашель, от которого он свалился на камни. Он перекатился и уставился на Бенни застывшими глазами, но его губы все еще двигались. Несмотря на агонию в собственном теле, Бенни подполз к нему и склонился, чтобы послушать.

— Ваши грехи… уже… оплачены… — свистящим шепотом сказал брат Питер. — Даже сейчас… святой Джон и наша… армия… подбираются к твоему… дому.

— Дому? О чем ты говоришь?

Брат Питер быстро ускользал, свет исчезал из его глаз.

— Маунтинсайд сгорит.

С улыбкой, застывшей на лице, жнец обмяк и словно облокотился на холодный камень. Бенни хотел схватить его, втряхнуть жизнь обратно в него, заставить его прожить еще мгновение, чтобы он объяснил только что сказанное.

«Маунтинсайд сгорит».

Это было безумно, невозможно. Откуда жнецы могут знать о Маунтинсайде? Потом он подумал о кусочке бумаги, найденном им, на котором было написано, сколько в Калифорнии жнецов. Две армии… в одной четыре с половиной тысячи, в другой более девятнадцати тысяч убийц. Уже в Калифорнии.

И они знали название родного города Бенни.

Он знали о Маунтинсайде.

Боже…

Как сможет его город себя защитить? И чем? Крошечная городская стража и несколько охранников забора? Хрупкий забор-рабица?

Против армии из двадцати четырех тысяч убийц?

Внезапно Бенни показалось, что он снова падает.

Он почувствовал, как чьи-то руки хватают его. Над ним нависли женщины.

Доктор Макреди.

Полковник Рейд.

Они говорили одновременно, крича, зовя его по имени, орали друг на друга.

Потом все затопил звук выстрелов.

Бенни видел, как жнецы пытались прорваться к брату Питеру, видел, как они внезапно дернулись, остановились и затанцевали, как марионетки на нитях безумца, их дерганье и прыжки казались бессмысленными. Когда они упали, их тела были изрешечены пулями, и Бенни увидел, что Лайла и Чонг смотрели друг на друга, оба на корточках, словно животные.

Он обнажил зубы, глядя на нее.

Она обнажила свои.

Чонг напал, кинувшись, как пантера, но Потерянная Девушка бросилась в атаку, откидывая его голову в сторону и обхватывая мускулистой коричневой рукой его горло, кидая его на землю, борясь с ним, прижимая его к полу, выкрикивая одно и то же слово, которое Бенни пытался понять.

— Таблетки! ТАБЛЕТКИ!

Никс тоже там стояла, разрываясь между желанием кинуться к ней или к Бенни.

Бенни смог поднять руку и сделать жест, словно толкал ее к Лайле.

«Ты ей нужна, — хотел он сказать. — Ты нужна Чонгу. Помоги им».

Гримм стоял рядом с Джо Леджером, обмякшим на полу.

Бенни пытался что-то сказать, то, что даст объяснение этому моменту.

Ему нужно было рассказать Джо, Никс и Лайле о том, что ему прошептал брат Питер.

«Маунтинсайд сгорит».

Но, открыв рот, он смог лишь закричать.

Потом рука тьмы обхватила его холодными пальцами и сжала их в кулак.

Часть IV Непокоренный

Из-под покрова тьмы ночной,
Где мир страданий и обид,
Благодарю я всех богов,
Что свет души меня хранит.
Тиски жестокие невзгод
Не победили тишину.
Ответ хранил земной оплот,
Заполнив кровью темноту.
— Уильям Эрнест Хенли «Непокоренный»

86

Голос сказал:

— Эй, придурок… будешь вечно спать?

Первой реакцией Бенни было удивление. В своих снах он был мертв, убит братом Питером или съеден зомби. Или разорван белым носорогом. Или застрелен проповедником Джеком.

Но мертвым был в любом случае.

Его второй реакцией было смятение. Не из-за того, что он выжил, а из-за того, кто с ним говорил.

Это был неправильный голос. Это был не Джо и никто из девушек. Это даже не был брат Альберт.

Чей это был голос? Он был похож на…

Он осторожно, аккуратно открыл один глаз.

Он лежал на больничной койке. Металлическая рама, белые простыни, вездесущий запах антисептика с другими более неприятными запахами за ним. Электрические лампы на потолке.

Рядом с его кроватью стоял стул, и на нем сидел человек. Худой, угловатый и невозможный.

— Ч-Чонг? — заикаясь сказал Бенни.

— То, что осталось от него, — сказал его друг. Лу Чонг казался сделанной из палок версией себя. Он был завернут в одеяло и сжимал в ладонях чашку чая, от которой шел пар. Его кожа была ужасного серо-зеленого оттенка. Его волосы были свежевымытыми и убранными с лица.

— Добро пожаловать обратно из страны мертвых.

— Как? — умоляюще спросил Бенни. — Как ты… то есть…

— Вы, ребята, спасли меня, — сказал Чонг.

Бенни пришлось потянуться глубоко в тени, цепляющиеся за его воспоминания. Он смутно вспоминал, где находится — в больничном крыле Убежища, — и еще более смутно, как попал сюда. Самыми яркими воспоминаниями были те, в которых говорилось о спрятанной лаборатории биологического оружия, встроенной в опаленные солнцем скалы Забриски-Пойнт. Он помнил доктора Макреди, мутаген… и «Архангел».

— Таб… таблетки? — осторожно спросил он.

— Таблетки, — подтвердил Чонг, кивая. — Никс и Лайла рассказали мне, как вы нашли доктора Макреди и привели ее обратно.

Бенни лежал на боку, и его тело словно не хотело двигаться. Он поднял голову и осмотрелся. Большая часть персонала спали в своих кроватях, но несколько побитого вида медсестер работали, приводя больных в порядок. Одна помогала только что оправившемуся солдату встать на ноги. Никто не кричал и не дергался.

— «Архангел» действительно работает, — сказал Бенни. — Боже…

— Это было странно, — медленно произнес Чонг. — Я чувствовал, как вещество в таблетках сразу же стало работать, но казалось, словно кто-то опрокидывал ведра с водой на локальное возгорание в моей голове. Каждая секунда была еще одним ведром. Сколько прошло времени, прежде чем я перестал хотеть делать безумные вещи с людьми — типа съесть их, черт возьми? Часы, друг. И даже больше, прежде чем я смог сказать Лайле, чтобы она развязала меня. Но все это произошло прошлой ночью.

— Прошлой ночью? Который сейчас час?..

— Седьмой час, утро. Давай лучше скажу тебе, что ты был без сознания примерно с десяти часов прошлой ночи. Так что примерно восемь часов, — он вздохнул. — Это была долгая ночь, друг.

— Ты… ты помнишь, что произошло после того, как Бунтарка привела тебя сюда? — Бенни затих. — Помнишь, как был… эм… болен?

Тень пробежала по лицу Чонга.

— Я все помню. Каждую минуту. Как в меня попала стрела… поездку сюда на квадроцикле Бунтарки. Изменения. Боже… голод. Я даже помню, как ты приходил и навещал меня в камере, — он коснулся своего виска. — Все здесь, в любое время, когда я захочу на это взглянуть.

Он говорил ироничным веселым тоном, но было ясно, что демоны устроились в обители его воспоминаний, и Бенни гадал, можно ли их будет когда-нибудь изгнать.

— Эй, друг, — сказал он, — мы нашли лекарство, да? Давай сосредоточимся на этом… — он затих, когда боль блеснула в глазах Чонга. — Что такое?

— Бенни… насчет этого. Эти таблетки… они не совсем лекарство. Они лечение. Я все еще болен. Если буду принимать их, буду собой, более или менее. Но если перестану, я снова стану тем существом, что ты видел в клетке. Вот как это будет. Если только они не придумают настоящее лекарство, то, что навсегда выведет это из моего организма, мне всегда придется принимать лекарства. И… мне всегда нужно будет быть очень осторожным. Это заразно, понимаешь?

Бенни сглотнул ком размером с кулак.

— А… Лайла?

— Она знает. Нам нужно быть очень-очень осторожными. Мы можем касаться друг друга и все такое, можем целоваться. Но все другое… Боже, Бенни, это безумие. Я люблю ее, старик, — сказал Чонг, вытирая глаза. — Я люблю ее больше всего на свете, но я не хочу, чтобы она заболела.

— Знаю…

— Нет, — сказал Чонг, — ты не знаешь. Я сказал ей, что ей нужно держаться подальше от меня. Ей не стоит даже касаться меня, не стоит подходить ко мне близко. Доктор Макреди сказала ей то же самое…

— Что ответила Лайла?

Чонг издал грустный смешок.

— Она угрожала вбить зубы доктора Макреди ей в глотку и сказала мне перестать быть глупым городским мальчишкой. Сказала, что, если я снова постараюсь от нее уйти, она сломает мне ноги. Эта девушка очень романтична. Милая, как котенок… если бы котенок был сибирским тигром с проблемами настроения.

Бенни широко улыбнулся.

— Да, но по какой-то необъяснимой причине она любит тебя.

— Это лишь показывает, насколько она безумна.

Бенни огляделся.

— Эй, где Никс?

— Никс была здесь все это время за минуту до того, как ты очнулся. Думаю, она пошла в туалет. У них здесь настоящие туалеты. Не нужно садиться на корточки в кустах и подтирать зад ядовитым плющом.

— Мы не совсем так делали.

— Казалось, что так.

— А где Лайла?

— А, — сказал он, и его улыбка померкла. — Врачи хотели ей сделать какое-то МРТ. Понятия не имею, что это такое, но они сказали, что у нее, возможно, трещина в черепе, — он покачал головой. — Я не могу себе позволить, чтобы с ней что-то произошло, Бенни. Что-либо.

Бенни потянулся и попытался ободряюще похлопать друга по руке, но вздрогнул, когда боль прострелила его спину.

— Ай-й-й! Какого черта?

Чонг кивнул.

— Да, они сказали, что болеутоляющее скоро перестанет действовать.

— Болеутоляющее?.. От чего?

— О, это мило, что ты сначала подумал обо мне, прежде чем вспомнить, что у тебя состоялась великая древняя битва на мечах с психопатом-убийцей. Эта легкая боль, что ты ощущаешь — ножевое ранение, гений. Сказали, что от анестетика ты можешь стать немного медленным. Не сказали, что это может быть твое новое ментальное состояние.

— Укуси меня, — сказал Бенни сквозь сжатые зубы.

— Нет, спасибо, — ответил Чонг. — С этого момента я собираюсь поэкспериментировать с веганством.

— Это… больно. Насколько все плохо? Что произошло?

— В общем-то, тебя ранили не в том месте, — сказал Чонг и рассказал Бенни достаточно, чтобы двери его памяти раскрылись. Битва с братом Питером прокрутилась в голове Бенни с болезненной ясностью.

— Почему же я не мертв?

— Потому что удача сопутствует глупым, — сказал Чонг. — Нож ударил тебя в ребра под неправильным углом. Не проткнул ничего настолько важного, чтобы убить тебя. Скорее поцарапал.

— Мог бы и обмануть меня, черт возьми. Если я лишь поцарапан, то почему вырубился?

— Потому что ты девчушка.

— Нет, правда, укуси меня.

— Врачи сказали, что это от потери крови, шока и еще чего-то насчет сдавленного нерва. Они наложили гору швов. Сказали, что с сегодняшнего дня ты сможешь выбираться из постели, но только на несколько минут за раз. Твоя броня не дала ножу попасть слишком глубоко. И они изучили нож брата Питера. На нем не было инфекционных материй. В отличие от стрелы, которая попала в меня.

— Это уже что-то.

— Поверить не могу, что ты согласился на дуэль с парнем, по сравнению с которым Чарли Кровавый Глаз кажется молокососом.

— Это была не дуэль. У меня был план.

— План, в котором тебя вспороли ножом?

— Да, — сказал Бенни и объяснил то, что сделал. — Это была жертва королевой ради шаха и мата.

Чонг уставился на него.

— Это что-то между самым храбрым поступком, о котором я когда-либо слышал, и самым глупым. Скорее всего, и то и другое.

— Скорее всего, — согласился Бенни.

Чонг покачал головой.

— Что касается всего остального, я узнал всякую всячину обо всем. Этот парень Джо где-то здесь. Это тот Джо Леджер с зомби-карты?

— Да. Он в порядке?

— Ему тоже повезло. Они сделали ему операцию и смогли спасти его жизнь. Но у него много повреждений. Доктор Макреди сказала, что пройдут месяцы, прежде чем он снова сможет сражаться.

— О боже…

— Главное, Бенни, то, что мы оба живы, как и Никс, и Лайла, — Чонг замолк. — После произошедшего, после того как все стало клониться в худшую сторону там, в лесу… Я подумал, вот оно, понимаешь? Я думал, мы все погибли. Казалось, все шло к логическому завершению. То есть кто мы такие? Четверо детишек, которым не стоило выходить из дома. Ладно, может, Лайла и другая, но после того как Том умер, нам стоило вернуться в Маунтинсайд.

И паутина стремительно слетела с воспоминаний Бенни.

— Маунтинсайд! — воскликнул он. — О боже мой!

87

Они собрались вокруг кровати Джо Леджера. Бенни в инвалидном кресле, Чонг и Лайла, держащиеся за руки, и Никс, стоящая рядом с Бенни. Там также были доктор Макреди и полковник Рейд.

Рейнджер был в сознании и мучился от сильной боли. Его лицо было плохого цвета, а лоб покрыт испариной. Доктор Макреди сердилась на него, потому что он отказывался принимать любые болеутоляющие.

— Мне нужно думать, — проворчал он, — а я не могу этого делать, накачанный морфином.

— Боль усиливает стресс и…

— Ой, заткнись, Моника, — ответил он ей. — Мне бывало и хуже, чем…

— Знаю, знаю, Джо, слышала все эти истории. В тебя стреляли, ранили ножом, переезжали и рвали дикие животные. Я весьма впечатлена твоим уровнем тестостерона, но остается тот простой факт, что все это происходило с человеком намного моложе и…

— Как я уже сказал, заткнись.

Гримм, уже без брони, лежал у постели и издал сердечное «ваф».

Джо обратил свои красные затуманенные глаза на Бенни.

— Давай, парень… о чем ты хотел нам рассказать?

Бенни повторил последние слова брата Питера.

«Маунтинсайд сгорит».

— Нам нужно добраться домой, — закончил Бенни.

— Мы не можем, — заметила полковник Рейд. — Мы в безопасности в этом здании, но, прежде всего, это все еще военная база. Все мои солдаты либо мертвы, либо находятся в медпункте, а снаружи миллион инфицированных. Их еще больше, если они убили всех людей в ангарах. Только бог знает, сколько там жнецов.

— И все те монахи, — сказала Никс. На ее свежем порезе, оставленном братом Питером, была повязка.

— Что насчет Бунтарки и той маленькой девочки, Евы? — спросил Чонг.

Никто не хотел встречаться с ним взглядом.

— Они были там, — сказал Бенни. — Мы… мы не видели их, когда приземлились.

Смысл сказанного повис в воздухе.

— Хотите сказать, что они мертвы? — спросил Чонг.

— Здесь есть места, где можно спрятаться, — слабо сказал Джо. — А Бунтарка знает их все.

— Может быть, — сказала Рейд, — но это ничего не меняет. У нас нет сил, чтобы забрать территорию у мертвых, и мы не можем позвать на помощь. Жнецы разбили центр коммуникаций. И мы пользуемся запасным генератором, потому что они уничтожили главную электростанцию.

— Мы не можем здесь застрять, — сказал Бенни и ударил кулаком по металлической раме кровати Джо. — Наш город…

— Ваш город может быть на дальней стороне луны, — сказала полковник Рейд. — Эти шары были наполнены мутагеном. Этот красный порошок липнет ко всему. Пока мутаген не ослабит инфицированных с помощью разложения, мы в ловушке. Я просто надеюсь, что генератор продержится достаточно, чтобы это произошло.

— Нам нужно выбраться отсюда, — строго сказала Никс. — Нам нужно постараться найти Бунтарку и Еву, и потом нам нужно вернуться в наш город.

— Для чего? Четверо детей не могут спасти город, — сказала Рейд. — А учитывая то, что Джо рассказал мне о Маунтинсайде, его нельзя защитить. Плоское поле и забор-рабица — совсем не защита.

— Ага, — горько сказала Никс. — Думаю, вам это знакомо. Минное поле за забором не остановило шары, а сенсоры не предупредили никого, потому что все были больны. Жнецы просто протанцевали сюда.

Лицо Рейд потемнело.

Никс вытащила свой журнал из сумки.

— Видите это? Я собирала все, что нужно знать о зомах, и о том, как люди сражаются с зомами. Я также задала Джо миллион вопросов о тактике и стратегии. Если я смогу добраться домой в Маунтинсайд, я смогу помочь им подготовиться. Земляные укрепления, буреломы, стены с шипами, огненные ямы… я понимаю такое. Только об этом я и думала.

— Она не шутит, — сказал Чонг. — Если мы выберемся отсюда, мы действительно сможем как-то помочь нашему городу. Нам нужно найти выход из этого места.

Рейд покачала головой, но Чонг оборвал ее.

— Моя семья в Маунтинсайде, — сказал он, и в его голосе было напряжение, которого раньше Бенни не слышал. — Я прошел через такой ад за последний месяц, что даже не хочу это обсуждать.

— Он прав, — сказал Бенни. — Послушайте, полковник, ваши солдаты либо мертвы, либо выздоравливают после вируса, так что сейчас, думаю, нас больше, чем вас. Мы выберемся отсюда. Вопрос в том, поможете ли вы нам, и в таком случае можете закрыть за нами дверь, или вы не станете нам помогать и рискнете, если кто-то или что-то зайдет в эту дверь.

Мгновение растянулось, пока Рейд переводила взгляд с Бенни на Чонга, Лайлу и Никс.

В тишине заговорил Джо Леджер. Бенни знал, что он, должно быть, испытывает ужасную боль, и все же рейнджер контролировал голос, что говорило о невероятной силе воле. Как у Тома. Уникальной по-своему, но и похожей на Тома. Своего рода братья.

— Джейн, — спокойно сказал он, — я знаю, о чем ты думаешь. Это четверо подростков. Детей. Бенни подлатали, и он выглядит так, словно его кинули в шахту лифта. Чонг — черт, несколько часов назад Чонг хотел есть людей. Лайлу дважды ударил в лицо сильный взрослый мужчина. А маленькая Феникс — в ней ведь даже нет полутора метров, и выглядит она так, словно в ней сорок килограммов рыжих волос и веснушек. Да, дети. И кто дети по сравнению с тем, что снаружи? Дети на такое не способны.

— Именно так… у них просто нет шансов.

— Если бы я так думал, я бы сам выполз из кровати и связал их. Я бы спустил на них Гримма.

Гримм ответил «ваф».

— Так что да, они подростки, но давай признаем это… они больше не дети. Где-то на песке была черта, и они все пересекли ее. Посмотри на них, Джейн. Посмотри им в глаза. Каждый из них опытный боец. Они бывали в сражениях. Они убивали. Людей и зомов. Я бы не нашел и не спас Монику без них. И если бы не эти четверо самураев, мы бы все умерли в том коридоре внизу или бы шаркали в поисках горячего обеда из человеческой плоти. Благодаря им у нас все еще есть «Архангел», что значит, нравится тебе это или нет, что эти дети в действительности помогли спасти мир. Настоящий мир, включая ту часть, где ты стоишь с таким самодовольным негодованием.

Комната погрузилась в глубокий колодец тишины.

Моника Макреди покачала головой, но скорее раздраженно и обессиленно, чем в знак протеста. Рейд уверенно стояла у изножья кровати и ничего не говорила.

Наконец она произнесла:

— Как? Скажи мне, Джо. Как мы поможем им выбраться?

— Я работаю над этим. Джейн, ты можешь закрыть двери ангара?

— Они закрыты, — сказала она. — Мы запечатали это место, пока ты был в операционной. Эм, девушки помогали.

Бенни уже знал об этом. Никс рассказала ему, пока они ждали, когда присоединятся Рейд и Макреди. Как только внешние двери, включая большие двери ангара, были закрыты, нужно было ходить из комнаты в комнату, из коридора в коридор, отслеживая мертвых и отбившихся жнецов и убивать их. Гримм был с Рейд и девушками, и, хотя он был в синяках после удара брата Питера, чудовищный мастиф был полезен, как домашний танк. Он врезался в зомов и срезал их, оставляя искалеченные останки, чтобы Никс, Лайла и Рейд прикончили их. Весь процесс занял пять тяжелых часов.

Хуже всего было очищать ангар. Там было более сотни зомов. Полковнику Рейд пришлось проделать большую часть работы пулеметом, а девушки поддерживали и защищали ее, пока она перезаряжала оружие.

Джо сказал:

— Ладно, все, что нам нужно теперь, — это план.

Бенни прочистил горло.

— Вообще-то, — сказал он, — думаю, у меня есть один. Но я уверен, что он никому не понравится.

Он рассказал им план.

Как обычно… он никому не понравился.

Но они все равно его выполнили.

88

Никс толкала кресло Бенни, Лайла — Чонга, а Моника и Макреди толкали кресло Джо. Лифт отключили из-за ограничения энергии дополнительного генератора, но Рейд временно выключила освещение и кондиционер на достаточное время, чтобы воспользоваться лифтом. На коленях Джо лежал пистолет — что полностью противоречило предписанию врача. У Рейд был 45-й калибр в руках. Бенни сидел, и его ками катана лежала между колен, а в руках Чонга был лук, из которого в него выстрелили. Бунтарка сохранила его, и он оказался среди вещей Чонга в медпункте. Все стрелы в колчане все же стерилизовали. Бенни одобрил выбор оружия. В скаутах и на уроках физкультуры Чонг всегда преуспевал в стрельбе из лука.

Когда они добрались до нижнего уровня, они прошли крутые повороты и выкатились в ангар. Состояние большой комнаты заставило всех притормозить, даже Никс и Лайлу, которые участвовали в этом разгроме. Повсюду лежали тела, а кровь и черная жижа покрывали буквально все.

Бенни потянулся и сжал руку Никс.

Слова действительно не могли описать чувств. Однако, как сказал Джо, они уже побывали на стольких полях битв, что слова были не нужны. Иногда лишь знание того, что кто-то понимает, имело значение.

Никс наклонилась и поцеловала его пальцы, а затем макушку.

Они подошли к вертолету. Это было нелегко. Тела и части тел пришлось оттаскивать с пути, чтобы освободить место для кресел.

Никто ничего не говорил, пока они не добрались до двери «Черного ястреба». Полковник Рейд схватилась за ручку и отодвинула дверь, пока Лайла прикрывала ее пистолетом. Просто на тот случай, если будут сюрпризы.

Их не было.

Это было небольшой каплей облегчения.

Потом Джо нужно было поговорить с Рейд, Лайлой и Никс о процессе перезарядки тридцатимиллиметровых пулеметов, установленных под короткими крыльями «Черного ястреба». Рейд, несмотря на то что была офицером, в действительности была бюрократом. Такой работой она никогда не занималась. Джо немного знал об этом, и все рассказал им. Он не стал заставлять их заменять выпущенные им снаряды.

Он сказал:

— Эта «птичка» сконструирована, чтобы нести шестнадцать таких на своих крыльях системы размещения вооружения. Я использовал шесть, так что осталось еще десять. Если десять бомб «адского пламени» не сделают дело, тогда мы неправильно их используем.

Настоящей проблемой был бензин.

— У нас достаточно топлива на тридцать минут полета, — сказал он. И это в обрез. Эти штуки не летают на благих намерениях или молитвах.

Замена топлива была невозможна. Заправку взорвали на куски металла во время нападения.

— Мы должны постараться, — сказал Бенни.

Джо кивнул.

— Да, должны.

Сложнее всего было перетащить Джо Леджера из инвалидного кресла в кабину и посадить в кресло пилота, не порвав швов, внешних или внутренних. К тому времени, как мужчина устроился на сиденье, все постарели лет на десять. Бенни и Чонг добавили несколько новых слов и фраз к своему словарному запасу поразительных ругательств.

— Вау, — сказал Чонг после одного из высказываний Джо. Он одобрительно кивнул. — И скотина.

— Мне нравится это с игуанами и перцем халапеньо.

— Точно-точно.

Они взглянули друг на друга и широко улыбнулись.

— Я действительно скучал по тебе, чувак, — сказал Бенни.

— Я тоже действительно скучал по себе, — ответил Чонг.

Доктор Макреди проверила бинты Бенни, нахмурилась и передала ему небольшой узелок с лишними бинтами, антисептиком и бутылкой синих таблеток.

— Они от боли, — сказала она.

— Я стану сонным из-за них?

— Да.

— Тогда нет, спасибо.

Она покачала головой.

— Перестань разыгрывать из себя мачо и возьми. Если сейчас они тебе не нужны, как только вы начнете осуществлять свой дурацкий план, тебе они понадобятся. Поверь мне.

Он взял сумку.

Макреди улыбнулась ему и протянула руку.

— Тебе пятнадцать?

— Почти шестнадцать.

— Когда мне было пятнадцать, я писала стихотворения и гадала, будет ли у меня парень на балу в десятом классе.

— Что это?

— Не важно, — потом она сделала то, чего Бенни точно не ожидал от нее. Она наклонилась и поцеловала его в щеку.

— Береги себя и выживи.

Она развернулась и ушла, чтобы проверить Джо. Бенни смотрел, как она уходит. Эта женщина, как и большинство людей, которых он встретил, покинув свой город, была противоречивой. Гениальной, колючей и с каждого нового ракурса казалась другой.

Подошла Лайла и встала перед Чонгом, который пытался выбраться из своего инвалидного кресла.

— Я могу понести тебя.

— Нет, не можешь.

— Я достаточно сильная, — сказала она.

— А я нет, — ответил Чонг. — И Бенни никогда-никогда не даст мне об этом забыть.

Она пристально посмотрела на Бенни.

— Это правда, — признал он. — Никогда.

Ее губа поднялась, пока она пыталась придумать какой-то ядовитый комментарий. Вместо этого она издала низкое горловое рычание. Было очень похоже на Гримма.

— Тогда вставай и иди, глупый городской мальчишка, — рявкнула она.

Чонг напихал карманы мешочками с «Архангелом», а потом протянул руку.

— Как насчет небольшой помощи?

Судя по выражению лица Чонга, было ясно, что Лайла чуть не вырвала его руку из плеча. Он стоял перед ней на подгибающихся коленях, бледный как смерть. И хотя Бенни скорее бы умер, чем произнес это, но его друг никогда не был так похож на зома, как сейчас.

И с этой мыслью пришла другая, отвратительная, колкая. Если они смогут вернуться в город и если каким-то образом армию жнецов можно остановить, Чонгу придется сообщить новости своим родителям о том, что он был инфицирован, что он всегда будет инфицирован, что он был лишь в крошечном шаге от границы между собой и монстрами, которых все в мире ненавидели и боялись.

Что они скажут? Как отреагируют?

Как отреагирует остальной город?

Он внимательно смотрел на бледное лицо лучшего друга и знал, что никакая таблетка не могла облегчить всю ту боль, что Чонгу еще предстояло испытать.

Но одно он знал… что бы ни случилось, что бы кто ни сказал, Бенни будет рядом с Чонгом. Как и Никс. И, без сомнений, Лайла.

Пока Лайла помогала Чонгу, Никс подтянула его кресло ближе к Бенни и уселась в него. Они взялись за руки и склонились ближе для поцелуя.

— Я хотела кое-что сказать, — начала она.

— О боже, Никс, если это что-то в стиле речи «на тот случай, если мы умрем»…

Она улыбнулась.

— Не совсем. Я хочу в кое-чем признаться.

Бенни напрягся, вполне уверенный, что он не хотел слышать ничего, что последует за таким вступлением. Но сам произнес.

— Хорошо.

— После того как Том умер, после того как мы ушли из Геймленда… думаю, я перестала любить тебя.

— Никс, пожалуйста, я…

— Позволь мне закончить, Бенни… пожалуйста, — она посмотрела на него своими умными зелеными глазами, которые всегда казались ему полными тайны и волшебства. — Там, в пустыне, я поняла, что мы влюбились слишком быстро. Нет, не говори этого… я знала, что все давно движется в этом направлении. С тех пор как нам было сколько, десять, мне кажется. По крайней мере, так было для меня. Но когда мы были в горах, когда оказались одни в лесной башне рейнджера, думаю, я влюбилась в того, кем всегда тебя представляла. А не того, кем ты был. Понимаешь?

Он хотел сказать, что нет, хотел встать и сбежать от этого разговора. Вместо этого он сказал «Да». Очень тихо. Потому что он действительно понимал.

— Думаю, ты тоже это чувствовал, да?

— Да, — сказал он. Шепотом.

— Словно в сказке или старой истории о рыцарях и замках. Я была принцессой, ты был принцем. У нас должен был быть счастливый конец «и жили они долго и счастливо», но в жизни не так, да?

— Не так.

Он хотел бы, чтобы его рот перестал с ней соглашаться. Он не хотел соглашаться. Он не хотел говорить.

— Потом все эти месяцы тренировок, подготовка к пути, хотя, скорее, к побегу. Я сбегала от смерти матери. Как и Том. И я думаю, он бежал от того, что считал своим провалом. Он не смог спасти мою маму. И он устал сражаться. Он продолжал пытаться заставлять людей в городе — нашем городе и всех остальных городах — проснуться и открыть глаза. У Тома был хороший план по защите города и созданию милиции таким образом, чтобы все работали заодно, защищая город, и начали бы забирать мир обратно. Он покинул город, потому что никто не слушал его, и это сводило его с ума. А ты, Бенни… ты покинул город из-за меня, — она покачала головой. — Думаю, ты покинул город, потому что считал, что должен. Потому что так поступает романтический принц-герой ради своей принцессы.

Бенни ничего не сказал.

— Я идиотка, потому что заставила тебя уйти, — сказала она.

— Ты никого не заставляла уходить.

Она пожала плечами.

— Я могла бы заставить тебя остаться. Тебя и Тома. Можешь посмотреть мне в глаза и сказать, что это неправда?

Он даже не пытался.

— После Геймленда… я подумала, что мы снова влюблены, но потом все стало сложнее и… я не знаю… этого чувства не было. Ты тоже это почувствовал, я видела.

— Оно вернулось, — сказал он.

— Вернулось? Или мы просто перестали пытаться форсировать события? Когда мы добрались сюда, мы думали, что потеряли Лайлу и Чонга. Даже когда вернули Лайлу, она уже не была прежней. Она все еще не прежняя. Она регрессировала почти до того состояния, в котором мы ее встретили. Чонг тоже об этом знает, это можно видеть в его глазах и слышать в его голосе. Он справляется с ней, но ее настоящей там нет.

— Куда ты клонишь, Никс? Потому что прямо сейчас я не…

— Ш-ш-ш. Просто послушай, ладно? Я не пытаюсь казаться крутой девчонкой ради разнообразия. Нет, ничего не говори, и нет, ради бога, не защищай меня перед мной самой. Я не очень хороший человек, Бенни. Даже я сама себя еле терплю большую часть времени. Я знаю, что иногда действую тебе на нервы. И я действительно не знаю, как или почему ты меня терпишь, — она вздохнула. — Думаю, я пытаюсь сказать, что что-то изменилось. За последний день во мне что-то изменилось. Я больше не маленькая Никс Райли. Я не та девочка. Но в то же время я не знаю, кто я. Я знаю, что стала сильнее. Очищать территорию с Лайлой и полковником Рейд? Можешь вообще представить, чтобы Никс несколько месяцев назад делала такое? Теперь… я просто это делаю. Это часть моей жизни. Мечи, битвы и убийства. Это часть моей жизни. Если мы это переживем, думаю, это все еще может остаться частью моей жизни. Я никогда не буду той девушкой, что сидит дома и растит детей, и я не стану работать в универмаге, отмеряя зерно или упаковывая овощи. Я настоящий воин, Бенни. Мне нравится быть воином. Когда я смотрю в будущее, я вижу лишь, как забираю землю обратно. Если мне придется убрать зомов, я это сделаю. Если мне придется отправиться за охотниками за головами и бандитами, тогда я и это сделаю. Вот кто я, Бенни. Не смейся, но думаю, я действительно стала той, кем пытался нас сделать Том. Я стала самураем и хочу продолжать им быть. Я хочу воспользоваться полученными знаниями, чтобы все исправить. Не хочу, чтобы все было как прежде. Я хочу помочь создать совершенно новый мир. Вот кто я, Бенни.

Бенни кивнул.

— Знаю, Никс. Я предвидел это.

Она посмотрела ему в глаза, затем кивнула.

— Так куда это приводит нас? — спросил он. Потом вздохнул и задал самый сложный вопрос в мире: — Ты все еще любишь меня?

Слезы потекли по ее щекам.

— Я всегда буду любить тебя, Бенни, — сказала она. — Я просто не знаю, влюблена ли я все еще в тебя.

Она сжала его руку.

— Бенни… пожалуйста, не ненавидь меня за правду.

Бенни Имура притянул ее к себе, и они обнялись в пылу этого ужасного общего понимания.

— Я никогда не смог бы тебя возненавидеть, Никс, — сказал он, его слова прозвучали глухо, потому что он уткнулся в ее волосы, и также они были заглушены болью в его сердце.

Она не спрашивала, любит ли он ее.

Никто из них не хотел слышать ответа на этот вопрос. Каким бы ни был ответ, он бы ранил так же, как меч.

89

Полковник Рейд прочистила горло, и Бенни отпустил Никс. Она выпрямилась и отошла на несколько метров.

— Нам нужно перенести тебя в вертолет, — сказала она. Ее взгляд обратился к лицу Никс, покрасневшему и залитому слезами, и Бенни, но он отвернулся.

Никс протянула руку и помогла Бенни выбраться из кресла. Доктор Макреди использовала мощный местный анестетик для ножевой раны, и он, по мнению Бенни, совсем не помогал. Но боль была чудесным способом отвлечься от еще более серьезной раны в его сердце.

Они забрались в вертолет. Никс хотела пристегнуть Бенни к сиденью, но он покачал головой, предпочитая оставаться у двери. Она неохотно согласилась и начала закрывать двери, но Рейд поставила руку, блокируя ее.

— Вы все еще можете передумать, — сказала полковник. — Вам будут рады, если вы останетесь. Как только Американское Государство поймет, что наши средства коммуникации вышли из строя, они пришлют сюда команду. Они знают, что у нас карантин, но они пошлют вертолеты для наблюдения и отчета. Возможно, всего через несколько дней.

— Жнецы маршируют в Маунтинсайд, — сказала Никс. — Насколько мы знаем, они уже могут быть там. Святой Джон ушел отсюда месяц назад.

— Тогда еще больше причин оставаться там, где безопасно.

Никс покачала головой.

— Нигде не безопасно. Нет, пока мы не сделаем так.

Рейд вздохнула и начала отворачиваться.

— Не забывайте о нас, — сказала Никс. — Просто то, что ваши люди нас не видят, просто то, что мы в тягость вам, не значит, что мы не имеем значения.

Полковник Рейд повернулась к ней, и выражение ее лица было нечитаемым. Она не произнесла ни слова, не кивнула или еще что-нибудь. Вместо этого она закрыла дверь. Бенни и Никс наблюдали через окно, как полковник и доктор бежали через дверь обратно в здание. Она захлопнулась, после того как они исчезли.

Двигатель заработал, и большие лопасти стали вращаться. Из верхних динамиков прогремел голос Джо.

— Ладно, ребятки, отправляемся. Если все это полетит ко всем чертям, просто помните, что идея принадлежала Бенни.

— Здорово, — проорал Бенни. — Спасибо.

Джо смеялся, отключив микрофон.

Раздался громкий предупредительный сигнал, когда с грохотом открылись двери ангара, откатываясь в сторону по металлическим рельсам.

Мертвые были прямо там, снаружи. Их было слишком много, чтобы сосчитать. Целое море.

— Боже, — заметил Чонг, и Бенни, повернулся, чтобы посмотреть на друга, стоящего прямо рядом с ним. И Лайлу.

— Они быстро идут, — проорал Бенни.

Вертолет содрогнулся, поднявшись с земли. Бенни лихорадочно подсчитывал в голове. От шасси до лопастей «Черный ястреб» был пять метров в высоту. Если бы зомы потянулись, чтобы схватить его, самый высокий мог бы дотянуться до двух метров. Рейд сказала им, что двери ангара высотой почти семнадцать метров. Это дает вертолету двенадцать метров свободного пространства. «Более чем достаточно, — сказал себе Бенни. — Кому какое дело, если пилот едва жив и немного безумен?»

— Давай… давай!

Они все это говорили, желая, чтобы вертолет поднялся до того, как волна живых мертвецов преодолеет пятнадцать метров бетона.

Они не шаркали.

Они бежали.

Каждый из них.

— Давай!

Он поднялся.

Даже сквозь визг лопастей они услышали, как общий голос зомов поднялся ужасающим стоном неудовлетворенного голода. В мире не было достаточного количества живой плоти, чтобы утолить голод армии мертвых.

Они слышали, как руки били по шасси. Слышали, как ногти царапали металл. Они чувствовали, как машина содрогнулась, сражаясь с холодными пальцами, хватающими шасси.

Джо наклонил «Черный ястреб» вперед, пролетая в сантиметрах от пальцев мертвых, таща троих, ухватившихся за него зомов, с собой. Внешняя сила на мгновение наклонила вертолет, и кончик лопасти задел поле тянущихся рук на долю секунды. Но этого хватило, чтобы оторвать дюжину кистей от иссохших рук.

Потом один из висящих зомов упал.

И другой.

Последний свалился в кипящую массу мертвых. Вертолет достиг открытого прохода.

— Ты слишком высоко, — закричал Бенни. — Слишком высоко!

Но вращающиеся лопасти разрезали только воздух. Массивный дверной проем промелькнул прямо над ними, и внезапно они вылетели в золотистый солнечный свет пустыни Мохаве.

Бенни выкашлял дыхание, что задерживал, пока вертолет поднимался к свету. Потом он услышал тихий звук рвоты. Никс, Лайла и Чонг уставились из окна на то, что раскинулось внизу.

Они видели это с воздуха, и лучи солнца выделяли все всплески красного, все сожженные тела, все серые лица, и из-за этого вида внизу сердце Бенни грозило упасть.

Из груди Никс вырвался болезненный звук.

— Ищите… ищите Бунтарку. Она может быть где угодно.

— Там, внизу? — сухо спросил Чонг. — Как мог…

Он не закончил, и Бенни понял, что его друг попытался замолкнуть на несколько секунд позже, чем следовало бы.

— Она должна быть там, внизу, — настойчиво сказала Никс. — Она бы нашла, где спрятаться вместе с Евой.

Но Джо повернул вертолет прочь, направляя его тупой нос к ряду башен сирен. Теперь они молчали. Эта часть аэродрома была относительно чистой. Там было только нескольких старых медленных шаркающих зомов B1, остальные мертвые собрались вокруг ангаров по обе сторон рва.

— Что будем делать, если жнецы разбили сирены? — спросил Чонг.

— План Б, — сказал Бенни.

— А какой план Б?

— Мы скормим тебя зомам, и пока они будут тебя есть, у них расстроятся желудки, и мы сбежим.

Лайла положила руку на нож.

— Нет, ты не сможешь это сделать.

— Лайла, — сказал Чонг. — Он шутит.

Она холодно посмотрела на Бенни.

— Это не смешная шутка.

— Совсем нет, — ответил Бенни.

— Эй, эй, ребята, — сказал Чонг, показывая мимо них. — Смотрите.

Внизу здание с сиренами устроилось у стены красных скал. Раскрошенный гравий вокруг бункера был завален телами — среди них было несколько зомов, но в три раза больше жнецов — и был виден след из трупов, ведущий изогнутой линией обратно к горящим ангарам. Квадроцикл стоял в нескольких метрах от двери бункера, и несколько зомов сгрудились у входной двери, беспрестанно колотя по металлу.

— Внутри кто-то есть, — сказала Никс.

— Надеюсь, они знают, как работают сирены, — заметил Чонг.

— Как вы думаете, кто это? — спросила Лайла.

— Я не знаю, но эти зомы действительно упорно стараются пробраться внутрь, — сказал Бенни. — Джо?

— Ага, — послышался ответ. — Понял.

Мгновение спустя пулеметы открыли стрельбу.

Удары прошлись по гравийной дорожке, пока не попали в фигуры у двери. Пули за пулями попадали в мертвых и откидывали их во всех направлениях. Когд