Красавица и чудовище. Часть 2 (fb2)

- Красавица и чудовище. Часть 2 [СИ] 2.34 Мб, 509с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анна Бигси

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Глава 19

Раскаленные иглы пламени пронзали тело насквозь, едкий дым заполнял легкие, отчего дышать становилось все труднее. Весь мир сузился до крошечной точки на лобовом стекле. Ее лицо. Последнее, что он видел в этой жизни. Лиза… Это конец. Последний вдох, и темнота наконец поглотила его…

Услышав собственный сдавленный хрип, Алекс открыл глаза. Тело сотрясала крупная дрожь, а в носоглотке саднило от угарного дыма. Кошмар был настолько реалистичен, что мозг принимал его за правду, заставляя вновь испытывать те же эмоции.

Закашлявшись, Алекс встал и распахнул окно, чтобы проветрить комнату от вымышленной гари. Холодный ветер ворвался в помещение, стремительно понижая температуру, но Алекс не замечал этого. Жадно вдыхал свежий морозный воздух, избавляясь от тяжелых воспоминаний.

Справившись с ночными демонами, закрыл створки и, присев на кровать, спрятал лицо в ладонях. События прошлого вновь вырвались наружу, напоминая о том, что он так хотел забыть.

Больницы, страдания, тоска, разрывающая душу в клочья. Тогда, лежа в палате, весь перемотанный бинтами молился не об избавлении от телесных мучений, просил только об одном – еще хотя бы раз увидеть Лизу. Сердце билось в предсмертных конвульсиях и отказывалось верить, что она его бросила, что больше не любит… и никогда не придет. Он ждал. Несмотря ни на что не терял надежды. Даже слова матери о том, что Лиза вместе с мужем давно уехала из города и забыла о его существовании, не подействовали. Он перестал спрашивать, но веру не утратил. Закрылся в себе от окружающих и, стиснув зубы, продолжал надеяться на чудо.

Ждал до самого отлета в Канаду, но она так и не пришла. Набравшись смелости, позвонил ей из аэропорта, чтобы просто попрощаться, но механический голос не позволил сделать и этого, известив о недоступности абонента. Наверное, именно этот момент и стал переломным, положил начало тому, что сейчас творилось в его жизни, но тогда Царев улетал в другую страну с четким желанием скоро вернуться, оставляя свое сердце в России.

Алекс невольно улыбнулся, вспомнив, каким он был слюнтяем. Сейчас от былой надежды не осталось и следа. Многочисленные ураганы судьбы затушили теплившийся огонек, заполнив пустоту в душе обидой и разочарованием в женщине, которую считал почти святой. Тьма проникла в сердце, вытеснила из него любовь и наполнила ненавистью. Он сам не заметил, как изменился. Как выстроил вокруг себя непробиваемую стену под названием «Гилберт» и спрятался за ней от всего мира. Только эти метаморфозы и помогли выжить и добиться всего, что сейчас имел. Правда, цена была непомерно высокой… И он послушно платил эту цену до встречи с Лизой.

При виде нее вся налаженная схема перестала работать. Потухший огонек вновь зажегся в душе, рассеивая темноту. Царев проснулся от долгой спячки и теперь яростно сражался с Гилбертом за право остаться навсегда. Вчера он почти победил. Но почти не считается…

Злобно оскалившись, Алекс поднялся на ноги. Вчерашнее поражение ощутимо задевало самолюбие. Повелся как сопливый школьник! Негромко выругавшись, решил выкинуть всю эту ванильную ерунду из головы и заняться, наконец, полезными вещами.

Первым в списке значилась сегодняшняя тренировка Жени. Вчера он договорился о просмотре с тренером одной из лучших московских школ по хоккею, и в случае положительного решения мальчик мог рассчитывать на место в ее составе.

Набрав номер, Алекс еще раз уточнил время, к которому надо подъехать, и начал собираться.

***

– Мам, ну просыпайся. – Лиза услышала голос сына и с трудом разлепила веки.

– Доброе утро, – пробормотала она и лениво потянулась.

Заснула очень поздно и теперь чувствовала себя совершенно разбитой. Вечерние "посиделки" с Алексом не прошли без следа. Полночи она пыталась сложить осколки своей жизни в одну картину и разобраться уже, наконец, в происходящем.

Еще совсем недавно все было просто и понятно, но с появлением Алекса ситуация изменилась. Он ураганом ворвался в ее душу, разнес в щепки и оставил после себя хаос и неразбериху.

С каждым днем влечение к нему росло и крепло, Лиза не могла контролировать этот процесс. Алекс волновал ее тело, словно дергал за какие-то потаенные ниточки, вынуждая отзываться на каждый мимолетный жест, таинственный взгляд, ласковое слово. Ее неудержимо тянуло к нему вопреки законам логики. В его присутствии пульс невольно учащался, а кожа покрывалась мелкими мурашками.

Лиза слишком хорошо помнила эти предвестники, но упрямо отказывалась верить, что такое возможно. Ее сердце принадлежало другому мужчине, его она любила, а все остальное списывала на обычную физиологию. Гормоны, в конце концов. Да все что угодно, только не любовь!

Так и не сумев договориться с собой, она забылась тревожным сном.

– Ну ты и соня, – недовольно пробормотал Женя и спрыгнул с кровати. – Нам, вообще-то, скоро ехать надо.

– Который час?

– Почти девять.

– А выехать хотели в двенадцать, – напомнила Лиза и вновь опустилась на подушку. Сил совершенно не было.

– Мам! – недовольно воскликнул Женя и нахмурился. – Ну тренировка же в десять!

– Какая еще тренировка? – настороженно поинтересовалась она и приподнялась на локтях. Ни о каких мероприятиях на сегодня не слышала ни от сына, ни от Алекса.

– Алекс вчера договорился покататься с игроками НХЛ. Представляешь, я и НХЛ, – восторженно подчеркнул он и, схватив одежду, принялся торопливо одеваться. – Кому расскажу – не поверят.

– Мне кажется, это не очень хорошая идея… – осторожно начала Лиза, обдумывая дальнейшие слова, чтобы не подтолкнуть сына к противостоянию. Ругаться не хотелось совершенно, как и портить впечатления о поездке.

– Почему?

– Они все взрослые мужчины. Это просто небезопасно…

Стук в дверь прервал ее фразу на середине. Лиза едва успела натянуть одеяло до подбородка, как сын распахнул дверь.

– Я почти готов, – вместо приветствия выпалил Женя, услужливо пропуская гостя внутрь.

Алекс уверенно шагнул в комнату и остановился, откровенно разглядывая ее. Лиза смущенно опустила глаза и закусила губу от досады, представив, как «замечательно» сейчас выглядит в растянутой футболке и с торчащими во все стороны волосами. Он же был полностью одет и готов к выходу. Темная водолазка плотно обтягивала его широкие плечи и вновь подталкивала Лизу на греховные мысли. Слишком свежи были воспоминания о недавней близости: его глаза, черные от страсти, терпкий аромат парфюма, опалявший легкие изнутри. Ее кожа все еще хранила нежность прикосновений, а жаркое дыхание до сих пор теплилось на ее губах.

– Жень. – Словно сквозь вату она услышала голос Алекса. – В следующий раз дай маме сначала одеться.

Ребенок виновато посмотрел на нее.

– Прости, мам. Я не подумал.

– Ничего страшного. – Лиза с трудом отвела взгляд от мерно вздымавшейся груди Алекса и улыбнулась сыну.

– Беги ешь, завтрак уже привезли. – Алекс подтолкнул мальчика к выходу. – Через полчаса выезжаем.

Женя испарился в ту же секунду, оставив их наедине.

Алекс не мог оторвать взгляд от женщины на смятой постели. Ее растрепанный вид неудержимо манил к поцелуям. Лиза была такой нежной и беззащитной, что перехватывало дыхание. Чтобы не поддаться соблазну, он сцепил руки в замок за спиной. Понимал, что должен уйти, что неприлично вот так пялиться, но ноги словно приросли к полу. Алекс отчетливо ощутил, как удавка на его шее затягивается и он сам шатает табуретку, на которой стоит. Шумно выдохнув, шагнул к выходу.

– Почему вы не сказали мне про тренировку? – догнал его взволнованный окрик Лизы. Он остановился на безопасном для себя расстоянии и развернулся.

– Я говорил. Еще в машине на обратном пути, но ваши мысли были не с нами, – язвительно напомнил Алекс и прислонился к стене, скрестив руки на груди, словно защищаясь от нее.

Лиза попыталась вспомнить путь из ледового в гостиницу, но тщетно: в голове не отложилось ничего. Она была так поглощена своими переживаниями, что не замечала ничего вокруг. Словно оцепенела, застыла внутри себя, заново проживая счастливые моменты прошлого. Ее боль была нестерпимой, а горе – поистине непомерным. Сердце разрывалось от обреченности. Она давно смирилась с тем, что ничего не вернуть, научилась жить, подстроившись под новые реалии, но прошлое настигло внезапно, безжалостно показав ей то, чего она так страстно желала в глубине души, чего она лишилась. Лиза не справилась с волной отчаяния, та сбила с ног и унесла с собой в океан тоски и жалости, выплыть из него было невероятно сложно.

– Насколько это опасно для ребенка? – тихо спросила, осознавая свою вину.

– Не больше, чем на обычной тренировке, – заверил Алекс, вглядываясь в снежную пелену за ее спиной. – Он просто продемонстрирует свои умения, получит несколько советов от профессионалов и вернется на скамейку.

– Хорошо. – Она не стала спорить, решив поверить ему, тем более сын уж очень хотел попасть на это мероприятие. – А теперь можно я приведу себя в порядок?

– Конечно. Надеюсь, получаса вам хватит. – Он отошел от стены и, как-то странно посмотрев на нее, вышел.

***

Тренировка планировалась закрытая, поэтому людей в ледовом дворце практически не было. Лиза поднялась на хоккейную трибуну и заняла одно из многочисленных свободных мест. Специально села повыше, чтобы не мешать тренеру и игрокам. Удобно устроившись в кресле, ждала появления сына и мельком просматривала события в телефоне. Ни смс, ни пропущенных звонков от безмерно ревнивого мужа не наблюдалось, и это придало уверенности в предстоящем разговоре о разводе.

Лиза глубоко вздохнула холодный воздух и улыбнулась. Ее жизнь так давно и плотно была переплетена с хоккеем, что она уже не мыслила себя без него. Но сейчас окунулась в принципиально другую атмосферу. Взрослые мужчины, взрослые тренировки. У себя в ледовом она была весомой фигурой, а здесь всего лишь малюсенькой пешкой, но тем не менее каждый, кто появлялся на площадке, уважительно кивал ей в знак приветствия. Она не знала, с чем это связано, но ей, несомненно, было приятно.

Вскоре Женя появился на льду и, уверенно оттолкнувшись от борта, поехал по кругу. Лиза убрала телефон в сумку и сконцентрировала все внимание на сыне. Он был так счастлив, что она не могла сдержать улыбку. Единственное, что настораживало, – Алекса нигде не было видно. Нетерпеливо заерзала в кресле, осматриваясь по сторонам. Рассчитывала на то, что он поднимется к ней и они вместе посмотрят на тренировку, но у него, очевидно, были другие планы.

Краем глаза заметив хоккеиста, выходящего на хоккейную площадку, почувствовала, как сердце ухнуло вниз. Как же он был похож на Царева! Тысячи раз видела его в хоккейной форме, помнила каждое появление как на тренировке, так и на игре, и если бы не знала, что это Алекс…

Приложив дрожащую ладонь ко рту, следила за его перемещениями. Горло сковал спазм, мешавший нормально дышать, она, как рыба, хватала ртом воздух и усиленно проталкивала в легкие. Неосознанно всматривалась в лицо под шлемом, надеясь узнать родные черты. Сидела бы ближе, без труда увидела бы детали, а так приходилось напрягать зрение. Свет отражался от куска пластика, но губы были отчетливо видны. Лиза слишком хорошо помнила их…

Небрежная улыбка озарила лицо Алекса, и она ощутила, как пространство вокруг нее покачнулось. Тело затрясло, как в лихорадке, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Хотелось вскочить и побежать к нему, но Лиза с горечью понимала, что все это лишь игра ее воображения.

– Это невозможно, – прошептала она и покачала головой, силясь прогнать наваждение, но ничего не изменилось. Как ни пыталась она унять взбесившуюся фантазию, перед глазами стояло лицо Царева.

Ее охватила паника. Лиза так боялась рецидива своей болезни, но, видимо, он все же наступил. Опять придется идти к психиатру, и опять Краснов получит возможность выставить ее психбольной. Этого нельзя было допустить. Ведь осталось подождать всего полгода…

С трудом взяв себя в руки, Лиза попыталась трезво взглянуть на вещи. Она уже неоднократно замечала их внешнее сходство. Поразительное сходство. Глаза, губы, голос – все это напоминало ей любимого мужчину, но не делало Алекса им. Ее мозг кипел от нахлынувших мыслей, но все равно не получалось свести концы с концами. Что-то постоянно ускользало от ее внимания.

Наблюдая за тренировкой, Лиза отмечала не только сходство, но и отличия. Алекс двигался более плавно и размеренно, слегка припадая на левую ногу. В его действиях не было царевской стремительности. И не могло быть, ведь это совсем другой человек.

В итоге Лиза смогла успокоиться, в очередной раз приняв суровую правду как есть.

***

Рассекая лед острыми лезвиями, Алекс несся по кругу, развивая высокую скорость. В каждое движение вкладывал всю злость, кипевшую внутри: за вчерашнюю слабость, за то, что позволил чувствам взять верх над разумом, за то, что перестал контролировать ситуацию и едва не пустил под откос весь свой план, даже за бессонную ночь, проведенную недалеко от желанной женщины.

Утром Лиза никоим образом не напомнила о вчерашнем вечере. Но напряжение, повисшее между ними, невозможно было игнорировать. От былой легкости не осталось и следа, Алекс кожей чувствовал ее взгляды и с большим трудом сохранял спокойствие. Слишком беспечно себя вел и теперь боялся, что она узнает в нем Царева. Что тогда? Сможет ли он, глядя в глаза, сказать ей все, что накопилось? Доведет ли до конца коварную месть?

– Начинай, – услышал он голос тренера и остановился, направляя свои мысли в нужное русло.

Алексу дали пятнадцать минут, чтобы продемонстрировать способности мальчика в полной мере. Закончив раскатку, он давал Жене упражнения, которые тот с легкостью выполнял. Оставалось последнее, то, что они разучивали несколько недель.

– Готов? – крикнул Алекс, кивая на ворота.

– Да, – уверенно ответил Женя.

– Давай как на тренировке…

Алекс покатился вперед, толкая перед собой шайбу, выбрал подходящий момент и отдал пас Жене, тот мастерски обработал ее и точным ударом отправил в ворота. Радость на лице ребенка невозможно было скрыть. Он весь сиял как начищенный медный таз.

– Молодец. – Алекс добродушно похлопал его по плечу. – Все получилось. Я думаю, достаточно.

– Жаль, – протянул Женя, но не стал спорить и поехал за Алексом к борту.

Выйдя со льда, они сняли шлемы и остановились около тренера.

– Сколько тебе лет? – поинтересовался тот у Жени.

– Девять.

– А занимаешься со скольки?

– С пяти лет.

– Ты молодец, – похвалил тренер и выразительно посмотрел на Алекса.

– Спасибо. – Женя широко улыбнулся, радуясь такой высокой оценке.

– Бери маму и беги переодевайся, – попросил Алекс, заметив спускавшуюся к ним Лизу. Не хотел говорить с тренером при ней.

– Но я хочу посмотреть, как они тренируются, – возразил мальчик.

– Переоденешься и посмотришь.

– А ты?

– А я тебя здесь подожду, – торопливо пообещал Алекс.

– Ладно, – нехотя согласился Женя и поспешил к выходу, где его уже ждала Лиза.

– Как он вам? – прямо спросил Алекс, не желая ходить кругами.

– Отличный мальчик. Большой потенциал, – равнодушно перечислил тренер, словно обдумывая каждое слово.

– Значит, возьмете к себе? – уточнил на всякий случай, хотя и так понял по его горящим глазам. Слишком хорошо знал эту кухню изнутри – если тренеру понравился игрок, он сделает все, чтобы заполучить его, но на лучших условиях для себя.

– Почему сам не займешься, сын все-таки? – резонно поинтересовался тот, взвешивая все за и против, прежде чем принять окончательное решение.

– С чего вы взяли?

– Разве нет? Похож просто.

Алекс заметно напрягся. Уже не первый раз за эти два дня ему говорят о внешнем сходстве с Женей посторонние люди. Но не стал развивать эту мысль, сейчас важно было совсем другое.

– Нет, не сын. А не возьмусь потому, что не знаю специфики. С детьми никогда не работал. Вот лет через десять…

– Ну конечно, – добродушно рассмеялся тренер. – Вырастить чемпиона, которого ты потом приберешь к рукам.

– Договоримся. – Алекс усмехнулся такому предположению, но отрицать не стал. Все возможно. И будущий переход Жени под его крыло тоже вполне вероятен.

– Ладно. Звони, как соберешься – я его устрою. Мой номер у тебя есть. – Наконец, тренер озвучил свой вердикт и протянул ладонь, чтобы закрепить договоренность.

– Спасибо. – Алекс довольно пожал протянутую руку и уже собирался занять место на трибуне.

– Ты и сам в неплохой форме. Не хочешь в двухсторонку?

Алекс нервно сглотнул. И мечтать не смел еще хотя бы раз выйти на лед в качестве игрока, пусть и только на тренировке. С его травмами это было просто нереально, от нагрузок Жени-то все тело словно распадалось на атомы, а тут другой уровень: мощный и серьезный. Справится ли его организм? Но соблазн был слишком велик, чтобы отказываться.

– Почему бы и нет? – Алекс пожал плечами, чтобы скрыть волнение, вновь шагнул на лед и занял место нападающего на точке сбрасывания. Душа его ликовала, а тело слегка потряхивало от переполнявших эмоций.

Буквально за секунду до начала игры заметил Лизу и Женю, севших на скамейку запасных, и занервничал еще больше. Облажаться просто не имел права.

Звук свистка вытеснил все посторонние мысли из головы. Выиграв сбрасывание, он помчался к воротам соперника. Адреналин бурлил в крови, заставляя сердце работать в полную силу. Ни с чем не сравнимое ощущение – вновь оказаться в гуще ледового сражения – пьянило сознание. Он забыл обо всем, сосредоточившись только на хоккее. Азарт гнал вперед, притупляя инстинкт самосохранения. Получив пас от партнера, Алекс с силой ударил по воротам, загнав шайбу в левый верхний угол и почувствовал, как острая боль пронзила тело.

Последнее, что он услышал, это отчаянный крик Лизы, а затем провалился в темную бездну.

***

Лиза не ожидала увидеть Алекса на льду, почему-то считала, что он закончил хоккейную карьеру. Присев рядом с Женей, ощутила давно забытое волнение болельщика. По долгу службы ей постоянно приходилось смотреть хоккей, и она давно не испытывала никаких эмоций, лишь отмечала возможные травмы у своих подопечных. Сейчас же с замиранием сердца смотрела за игрой. От каждого жесткого стыка дрожь пробегала по позвоночнику – сама того не осознавая, переживала за Алекса.

Что-то в его действиях настораживало, он был чересчур напряжен, и Лиза как опытный спортивный врач видела малейшие отклонения от нормы, но остановить его не могла. Алекс просто не стал бы слушать.

Не спуская с него глаз, она интуитивно следила за его движениями и неосознанно ожидала чего-то плохого. Волнение с каждой секундой нарастало, сердце в груди стучало как сумасшедшее, когда Алекс с шайбой пронесся мимо них.

– Давай! – восторженно завопил Женя, она отвлеклась на него и пропустила забитый гол. Поддавшись порыву, захлопала в ладоши, радуясь маленькой победе, но через секунду оцепенела.

Она словно в замедленной съемке смотрела на то, как Алекс оседает на лед. Не успела понять, что случилось, ведь секунду назад все было хорошо. Страх стянул внутренности колючей проволокой, а руки мгновенно оледенели.

– Алекс, – крикнула Лиза изо всех сил и рванула к нему. Не думала ни о чем, кроме лежавшего на льду мужчины. Слишком хорошо знала специфику и могла предположить, каким будет исход.

– Вам нельзя, – крикнул кто-то из игроков, преградив ей дорогу. – Нужен врач.

– Так зови, – поторопила Лиза и, выразительно посмотрев, оттолкнула его руку и ступила на скользкую поверхность. Остановить ее было невозможно, как танк перла вперед, ломая на пути все препятствия.

Неожиданно Пономарев оказался поблизости, взял ее за локоть и помог добраться до цели без приключений. Осторожно сняв с Алекса шлем, она вздрогнула – кожа бледная как мел, а губы приобрели синюшный оттенок.

Действуя практически на автомате, Лиза достала телефон, включила фонарик и приоткрыла веко Алекса – зрачок на свет не отреагировал. Приложила пальцы к сонной артерии – пульс был слабым, нитевидным, а дыхание поверхностным. Страх сковал липкой паутиной, она судорожно пыталась придумать, как помочь Алексу, но тщетно – в данной ситуации была бессильна. А в голове отчаянно билась мысль: «Только не умирай».

– Где врач? – Она подняла глаза на собравшихся вокруг хоккеистов.

– Уже идет, – кто-то ответил, и это вселило надежду.

Лиза опустилась на лед, положив голову Алекса себе на колени, нежно гладила по волосам и лицу, пытаясь хоть как-то согреть ледяную кожу, и бормотала что-то невнятное. От мысли, что он может не проснуться, становилось дурно, Лиза сама была близка к обмороку. В такие минуты все чувства обострились. Лиза отчетливо поняла, что не хочет потерять еще и его.

– Разойдитесь! – Громкий голос разрезал звенящую тишину, толпа расступилась, и носилки с грохотом упали рядом с ней.

Молодой мужчина поставил на лед кофр с медикаментами и, присев на корточки, принялся повторять те же манипуляции, что и Лиза несколькими минутами ранее.

– Очень похоже на болевой шок, – заикаясь от душивших рыданий, произнесла она.

– Вы что, врач? – Искоса взглянув на нее, он достал амбу и приложил к губам Алекса.

– Врач.

– Значит, умеете пользоваться?

Она кивнула, и мужчина передал ей мешок. Сам же набрал в шприц лекарство и, закатав Алексу рукав, сделал укол в вену.

– Алекс, пожалуйста, – методично надавливая на амбу, шептала Лиза. Горячие слезы струились по ее щекам и мерными каплями падали на его лицо.

Алекс чувствовал ее легкие касания, тихий шепот проникал в самое сердце и постепенно возвращал к жизни.

– Рано вы меня хороните, Елизавета Андреевна, – язвительно пробормотал он и мучительно поморщился от боли, остаточными судорогами гулявшей по телу.

Открыв глаза, увидел ее заплаканное лицо и не смог вынести этого зрелища. Трепетный огонек зажегся в его груди. Неужели она переживала за него? Неужели ей не все равно? Или все это лишь очередная игра расчетливой стервы?

– Как ты? – Врач вынудил его сфокусировать зрение на нем и проверил рефлексы.

– Терпимо, – обманул Алекс. Боль в ноге была адской, но он не хотел показывать свою слабость перед Лизой.

– Что болит?

– Старая травма, – неопределенно пояснил он и потер левое колено. – Переоценил свои возможности.

– Встать сможешь?

Подумал об этом и отрицательно покачал предательски закружившейся головой.

– Так, все, поехали, – скомандовал врач, и несколько человек поставили Алекса на ноги.

Острая боль прострелила все тело так, что искры посыпались из глаз. Он шумно выдохнул и сжал зубы до скрежета. Какое-то время не шевелился, привыкая к ощущениям.

– Обопритесь на меня, – участливо предложила Лиза.

– Хватит, – огрызнулся Алекс, выплескивая на нее свою боль. – Что вы со мной, как с маленьким. Я не один из ваших подопечных.

Она промолчала, лишь закусила губу от незаслуженной обиды.

Ребята проводили Алекса до скамейки запасных и, заменив его другим хоккеистом, продолжили игру.

– Ну чего, очухался? Моя помощь больше не требуется? – поинтересовался врач, складывая в кофр медицинские принадлежности.

– Спасибо, все хорошо.

– Неплохо бы показаться специалисту…

– Так и сделаю. – Алекс пожал его руку в знак благодарности и, откинувшись на спинку, прикрыл глаза. Злился на себя за опрометчивость. Ведь знал, что сильно рискует. Такие нагрузки были слишком высокими для его организма, он просто не выдержал и сломался. И все это на глазах у Лизы. Алекс готов был провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть сочувствия в ее глазах. Когда-то он был здоров и красив, а сейчас превратился в жалкого калеку, вдоль и поперек украшенного ужасными шрамами. "Чертов урод! Бессмысленный кусок мяса!" – мысленно костерил себя Алекс.

– Где болит? – Лиза вновь попробовала наладить контакт. Видела, как он мучается, корчась от боли, и хотела хоть как-то облегчить его страдания.

Алекс открыл глаза и долго сверлил ее взглядом, словно решая, можно ли доверять.

– В раздевалке, в правом кармане моего пальто есть таблетки, принесите их мне.

Она с сомнением посмотрела на него. Как врач считала, что лекарств достаточно, но как человек не хотела отказать в невинной просьбе.

– Пожалуйста, – сквозь зубы процедил он. Боль не стихала, а справиться с ней он мог только одним проверенным средством.

Лиза вернулась через несколько минут с бутылкой воды и таблетками из его кармана. Алекс забрал упаковку и вытащил сразу четыре штуки.

– Вы с ума сошли? – возмущенно воскликнула она. Знала это лекарство, и оно было мало того что сильным, так еще и имело очень серьезные побочные эффекты. – Это доза для слона! – попыталась вразумить.

Он смерил ее убийственным взглядом и закинул в рот все четыре таблетки.

– Как угодно. – Лиза раздраженно пожала плечами, села на одно из свободных кресел и сделала вид, что сосредоточилась на игре. В конце концов, если он придурок – это его проблемы.

– Алекс, ты как? – осторожно поинтересовался Женя. Все это время терпеливо ждал, пока Алексу станет лучше.

– Все хорошо. – Он вымученно улыбнулся. – Прости, напугал я тебя.

– Немного. Это из-за травмы, да?

– Да, бывает иногда, – подтвердил Алекс предположение мальчика. – Главное, забил.

– Да-а, – восторженно протянул Женя. – Гол был шикарный.

– Какая травма? – Лиза невольно вклинилась в их разговор. Изначально видела проблемы у Алекса, но не могла поверить, что он с травмой додумался выйти на лед.

– Вам-то какая разница? – снова огрызнулся Алекс, невольно вспомнив, что все его травмы – и внешние, и внутренние – только из-за нее.

– Да никакой.

Она снова отвернулась и скрестила руки на груди. Злость вспыхнула в душе. Лиза не понимала его агрессии. Как ни старалась наладить хоть какой-то диалог, натыкалась на глухую стену. Алекс вел себя как избалованный мальчишка, чем сильно бесил ее. Только недавно лила слезы о нем, а теперь сожалела об этом.

Финальный свисток объявил о конце игры. Хоккеисты спешно покидали площадку и каждый интересовался состоянием Алекса. К этому времени его боль почти утихла, и он рискнул попробовать встать и доковылять до раздевалки.

– Жень, пойдем, я тебе отдам ключи, подождете меня в машине.

Мальчик послушно пошел следом. И Лизе ничего не оставалось, как пойти за ними.

– Вам в больницу надо… – философски заметила она, наблюдая за тем, как Алекс хромает.

– Я сам знаю, что мне надо! – грубо ответил он и остановился, чтобы перевести дух. Меньше всего ему сейчас хотелось выслушивать нотации заботливой мамочки.

– Вы уверены, что сможете сесть за руль? – Проигнорировав его жесткий тон, Лиза продолжила свой натиск.

– У вас есть другие предложения?

– Я умею водить машину…

– Очень смешно, – отмахнулся Алекс и захромал дальше по коридору.

Лиза почувствовала, как внутри что-то взорвалось. Терпение лопнуло, как мыльный пузырь.

– Хорошо, давайте посмеемся. – Сжав кулаки, она обогнала Алекса и встала перед ним, вынуждая его тоже остановиться и посмотреть-таки на нее. – Или я сажусь за руль вашей машины, или мы с Женей едем на такси.

Лиза отчаянно блефовала. Денег на такси у нее не было, но так хотелось умыть этого самовлюбленного идиота, что не смогла сдержаться.

– Вы серьезно? – Он саркастично приподнял бровь, словно оценивая ее настрой.

Даже сквозь боль ощущал восхищение. Лиза была бесподобна: щеки пылали от негодования, глаза горели праведным огнем. Алекс потерял дар речи. Он мог одним махом поставить ее на место, на языке уже крутилось несколько колких фраз. Мог раздавить морально, но не посмел.

– Абсолютно. Я не позволю вам в таком состоянии везти моего ребенка, – холодно закончила она возможные препирательства и решительно сложила руки на груди, демонстрируя серьезность своих намерений. Дух противоречия пробудился в ее душе и теперь куражился изо всех сил.

– Как угодно, – усмехнувшись, передразнил ее Алекс и скрылся в раздевалке. Женя скользнул следом.

Лиза облегченно выдохнула и прижалась спиной к стене. Она выиграла этот бой, но что дальше? Водить-то она, конечно, умела, но когда это было? Растерянно покачала головой – Алекс снова втянул ее в какую-то авантюру!

***

Лиза пожалела о своем решении очень скоро. Оказавшись на водительском месте, почувствовала, как руки сковал мандраж. Она тысячу лет не сидела за рулем, а такую махину вообще вблизи ни разу не видела, не то что управлять ей. Но отступать было некуда. Не признаваться же Алексу, что ужасно боится… Глубоко вдохнув, вставила ключ в замок зажигания и нажала кнопку запуска – монстр ласково замурчал. Втайне порадовалась, что вещи из гостиницы забрали сразу, и это ее немного успокоило – не придется делать крюк, чтобы заезжать.

Алекс неуклюже вскарабкался на пассажирское сидение, откинулся на спинку и прикрыл глаза, чтобы перевести дух. Он чувствовал волнение Лизы и прекрасно знал его природу. Когда-то у нее была машина, маленькая и аккуратная, типичный женский вариант, но Лиза редко ее использовала, поэтому опыт вождения был ничтожно мал. Да и вообще, она была ужасной трусихой. Алекс усмехнулся, ему Лиза не посчитала нужным об этом сообщить.

– Можем ехать, – заметил он и подмигнул Жене в зеркало заднего вида.

– Да, сейчас.

Лиза осторожно включила режим «Drive» и аккуратно нажала на газ. Автомобиль плавно тронулся с места к ее величайшей радости. Довольно улыбнувшись маленькой победе, вырулила с парковки и остановилась у края проезжей части. Оживленный поток был нескончаемым, но она не чувствовала габаритов машины и боялась не справиться с управлением, поэтому медлила.

– До вечера стоять будем? – язвительно поинтересовался Алекс. Сам давно бы уже вклинился в движение.

– Не отвлекайте, – нервно попросила Лиза, полностью сосредоточившись на дороге.

Паника, проскользнувшая во взгляде, заставила его смягчиться. Несколько секунд проанализировав ритм движения, скомандовал:

– Давай.

Она послушно нажала педаль и встроилась в поток автомобилей.

– Спасибо.

Монотонный гул колес действовал успокаивающе. Женя уснул почти сразу, а Алекс отвернулся к окну и делал вил, что не проявляет интереса к происходящему, но на самом деле внимательно следил и за Лизой, и за дорогой. Как мог, контролировал ее действия, чтобы избежать опасных ситуаций.

Немного освоившись, Лиза смогла расслабиться и даже получить удовольствие от управления этим автомобилем. Он хоть и был большим, но чутко реагировал на все, что она делала.

– Сегодня Женю смотрел тренер одного московского хоккейного клуба… – издалека начал Алекс, решив прощупать почву перед главной новостью.

Лиза промолчала, лишь крепче сжала руль в ожидании подвоха. Она помнила, как после Жениной тренировки они разговаривали с кем-то, но не придала значения. Видимо, зря…

– Он готов взять его к себе… – не встретив возмущений, продолжил Алекс. – Если вы, конечно…

– Кто вам дал такое право? – резко перебила его Лиза, ощутив, как волна гнева поднимается внутри. Картинка в голове сложилась за секунду: тренер, Москва, взять к себе. Гилберт возил Женю на смотрины. Просто продал его как товар.

– Что? – Алекс даже не сразу понял суть ее возмущений.

– Кто вам дал право принимать решения относительно жизни и судьбы моего сына? – проговаривая каждое слово, отчеканила она. Старалась оставаться спокойной хотя бы внешне, но внутри все кипело от злости на Алекса. Такой бесцеремонности она никак не ожидала.

– Я всего лишь предоставил выбор… – как бы между делом заметил он. Знал, что на Лизу нельзя давить, иначе она упрется рогом, и ее будет не сдвинуть с места.

– Вы слишком самонадеянны. – Она усмехнулась и метнула в него презрительный взгляд. – Думаете, за деньги можно все купить?

– При чем здесь деньги? – теперь уже не выдержал Алекс. Ей каким-то непостижимым образом удалось перевести все в другую плоскость. Выставить его благородные намерения жаждой наживы. – Он перспективный мальчик

– Именно! Он мальчик! – воскликнула Лиза. Эмоции били через край, и чем дольше продолжался спор, тем больше их становилось. – Ему нужна семья, а не интернат для хоккеистов!

– Вы, правда, не понимаете, какая это возможность? – возмутился он, отстаивая свою точку зрения. – Это же другой уровень! Если бы мне в его возрасте предложили…

– Он не вы! – грубо напомнила она. Ее уже лихорадило от злости. – И никогда им не будет! И пока еще я принимаю решения относительно его будущего!

– Из-за своего упрямства вы готовы сломать ребенку жизнь? – Алекс не намерен был сдаваться и безжалостно наступал на больные мозоли.

– Это вы из-за своего тщеславия хотите сделать из него робота для получения прибыли! – Лизу несло. Не думая, она высказывала все, что приходило на ум. Пытаясь защитить интересы своего сына, готова была идти до конца.

– Да какое тщеславие? У него талант!

– Хватит, – осадила она Алекса, ставя жирную точку в их споре. – Ребенку нужна мать, и я не лишу его этого. Мой ответ – нет!

Чтобы продемонстрировать серьезность своих намерений, она повернулась к Алексу и спокойно выдержала горящий гневом взгляд. Машина резко вильнула в сторону, Алекс вовремя заметил это и, схватив руль, выровнял ее на полосе.

– Дура! На дорогу смотри! – прикрикнул он, выплескивая в эти слова весь свой негатив.

Лиза ничего не ответила, просто проглотила обиду. Внутри все оборвалось от страха. Осознала, что слишком далеко зашла и чуть не подвергла ребенка опасности, руки мелко задрожали.

– Это ваше последнее слово? – уже спокойнее поинтересовался Алекс, решив выяснить все до конца.

– Да.

– Отлично. Надеюсь, он скажет вам спасибо, когда вырастет.

– Будьте уверены. – Лиза была непреклонна. Даже тени сомнения не пробежало в ее душе. Уже жалела, что вообще, позволила Жене проводить время с этим беспринципным типом, и решила на всякий случай предупредить: – И да, если вы не перестанете дурить ребенку голову, я на самом деле запрещу ему с вами общаться. И поверьте, найду такие слова, чтобы он меня услышал.

– Не сомневаюсь, – язвительно усмехнулся Алекс и отвернулся к окну.

Остальную дорогу ехали молча. Эмоциональная вспышка утомила обоих, но вскоре утихла. Нормально разговаривать они не умели, даже не пытались услышать друг друга. У каждого была своя правда. Алекс искренне хотел помочь ребенку добиться успеха в жизни, а Лиза не желала делить единственного сына ни с кем. От одной мысли о том, что придется расстаться хоть на время, становилось дурно. Она не готова была к этому, ведь Женя – ее единственная отдушина в жизни.

Въехав во двор Алекса, Лиза заглушила машину. Это решение пришло к ней спонтанно, во-первых, не хотелось, чтобы Максим видел ее за рулем машины Алекса, а во-вторых, все же сострадание к больному никуда не исчезло. Она понимала, что доехать до дома ему будет сложно.

– Надеюсь, дальше вы сами справитесь? – язвительно спросила Лиза и выбралась на улицу.

– Не сомневайтесь, – в тон ей ответил он.

– Ну и славно. Жень, просыпайся, – распахнула заднюю дверь и несильно потрясла сына за плечо.

– Что, приехали уже? – Мальчик открыл глаза и сонно потянулся. – Где это мы?

– Пойдем давай домой, папа ждет, – поторопила Лиза, сделав акцент на слове "папа", и усмехнулась, перехватив колючий взгляд Алекса. Забрала из багажника их сумку и стала ждать Женю.

– До завтра? – спросил мальчик, глядя на Алекса.

– Конечно. – Он попытался улыбнуться, хотя поводов было мало.

– До свидания, Елизавета Андреевна, – крикнул Алекс, открыв окно.

– И вам всего доброго, – ответила Лиза. Закинула сумку на плечо, взяла сына за руку и направилась к выходу с территории.

Глава 20

Оставшись один, Алекс откинулся на спинку и прикрыл веки. Дорожная перепалка с Лизой отняла последние силы, опустошила его морально и физически, хотелось просто расслабиться и ни о чем не думать. Но он не мог. Невольно вспоминал ее горящий синим пламенем взгляд, едкие, будто ядовитые стрелы, слова и неукротимую, неудержимую решимость. Почти сразу понял, что она не отступится, и не стал настаивать, снисходительно подарив ей иллюзию победы.

Но Лиза на этом не остановилась. Словно почувствовав его уязвимость, добила издевательским напоминанием о ждущем ее муже. Стерпел. Мужественно и спокойно. Ни один мускул не дрогнул на лице, хотя внутри извергался вулкан негативных эмоций. С трудом поборол внезапную вспышку ревности, невольно представив, как Макс завершит то, что он сам вчера начал, и лишь с силой сжал кулаки в бессильной злобе, заглушая опрометчивое желание доказать свое право на эту женщину.

Смерив его насмешливым взглядом, она ушла не обернувшись, оставив его гнить в болоте собственных противоречивых чувств.

Алекс глубоко вдыхал и медленно выдыхал, ощущая, как напряжение постепенно отпускает и сердечный ритм восстанавливается. Негромкий стук в окно заставил раздраженно поморщиться и открыть глаза. Увидев свою помощницу, шумно выдохнул и опустил стекло.

– Что происходит? – взволнованно поинтересовалась она, разглядывая салон автомобиля.

– Ничего. Сижу, отдыхаю, – как можно более беззаботнее ответил Алекс и, улыбнувшись, развел руки в стороны.

– Я так сразу и подумала, – иронично заметила, но не поверила в этот спектакль одного актера. – Другого места-то нет?

– Нет сил… – устало признался он и распахнул дверь. – Подожди, я выйду, припаркуй мою машину.

– А сам чего? – подозрительно прищурившись, поинтересовалась Элис.

– Я не могу. – Алекс неуклюже выбрался на улицу, стараясь не наступать на больную ногу.

– Господи, что с тобой? – охнула девушка, подхватила его под руку и помогла дойти до скамейки.

– Неудачное падение, – отмахнулся он, но, перехватив лютующий взгляд помощницы, понял, что шутки кончились.

– Только не говори, что ты полез на лед… – предупреждающе начала Элис, качая головой.

– Эль, не начинай…

– Какой же ты придурок! – процедила сквозь зубы, едва сдерживаясь, чтобы не треснуть по физиономии. – Ну ничему жизнь не учит.

Она села за руль, громко хлопнув дверью, и поехала парковаться.

Алекс облегченно выдохнул и присел на лавку в ожидании своей участи. Знал, что Элис молчать не будет, обязательно выскажет все, что думает. Понимал, что она искренне переживает за него, и не сердился. Ей он позволял практически все.

– Идти можешь? – Элис с сочувствием посмотрела на него и протянула руку.

– Могу. – Он оперся и встал, скорчившись от острой боли.

– Ну точно идиот, – проворчала она, помогая дойти до подъезда. – Где были твои мозги?

– Пойдем уже, хватит ворчать.

Несколько мучительно долгих минут подъема на нужный этаж, и они вошли в квартиру. Элис помогла ему снять верхнюю одежду и проводила до дивана.

– Раздевайся, – коротко бросила она и ушла мыть руки.

– Зачем?

– Осмотрю тебя.

– Не на что там смотреть, сделай просто укол, и все, – пытался договориться Алекс. Меньше всего ему хотелось терпеть новую боль.

– Ага, щаз! Чтоб ты кони двинул? Небось уже ведро таблеток сожрал. – Элис вернулась в комнату с полотенцем в руках. – Раздевайся, я сказала.

Она была непреклонна, и Алексу пришлось уступить. Расстегнув джинсы, приспустил их и кое-как уселся на диван. Прохладные пальцы Элис аккуратно порхали по его коже, ощупывая каждый сантиметр.

– Переломов вроде нет… но хорошо бы рентген сделать на всякий случай, – заметила она, обдумывая дальнейшие действия. С травмами Алекса шутить нельзя, последствия могли быть самыми плачевными, поэтому Элис не собиралась спускать эту ситуацию на тормозах, только лишь снимая болевой синдром. Нужно было обязательно выяснить причину этой боли и устранить именно ее, пока не стало хуже.

– Да нет там ничего, это мышечное… перестарался просто, – осторожно прокомментировал он.

– То есть это давно началось? – Ее испытующий взгляд не предвещал ничего хорошего, но Алекс вынужден был кивнуть.

– Ну да… как с Женей тренироваться начал.

– И ты все это время молчал?

– Не хотел тебя волновать…

– Серьезно? Ты вообще, что ль, с головой не дружишь? – Элис вскипела в секунду. Его спокойствие и беспечность к собственному здоровью просто поражали. Столько времени и сил потратить на то, чтобы улучшить качество своей жизни, добиться высоких результатов, а потом разрушить все в одну секунду.

Нервно расхаживая из угла в угол, она думала, как поступить. Если Алексу плевать на все, то ей нет. Слишком много всего вложила, чтобы поставить его на ноги, и не могла остаться в стороне.

Достав из кармана смартфон, принялась рыться в телефонной книге в поисках нужного номера.

– Что ты делаешь? – настороженно спросил Алекс.

– Врачу твоему звоню.

– Не надо! – попытался остановить ее, но Элис не позволила.

Бросив грубое: «Заткнись!», сразу же расплылась в улыбке, услышав бодрый голос доктора Смита. Следующие несколько минут они оживленно беседовали, казалось, даже забыв о цели звонка. Но Алекс рано радовался; обсудив ненужные детали, Элис упомянула о новых проблемах и протянула мобильный ему, вынудив пообщаться с врачом и рассказать все случившееся. Довольно кивнув, забрала телефон обратно, внимательно выслушала рекомендации и завершила соединение.

– Что он сказал? – полюбопытствовал Алекс, готовясь узнать вердикт доктора.

– МРТ надо сделать, чтобы исключить осложнения, и больше никакого льда. – Элис была настроена очень серьезно, и возражать ей не посмел бы никто. – Ты слышишь? – громкий голос эхом отлетал от стен. – Никакого! Даже случайно!

– Понял я, – примирительно ответил Алекс, полностью признавая свою капитуляцию, но о поощрении все же попросил, сложив руки в немой мольбе. – Укол сделаешь?

– Сделаю, – засмеялась она и вышла за аптечкой, крикнув на ходу: – Оголяй зад.

Алекс кое-как перевернулся на живот и чуть приспустил трусы, ожидая экзекуции.

***

Как только они свернули во двор своего дома, Женя увидел друзей и начал канючить, отпрашиваясь недолго погулять. Лизе очень не хотелось идти домой одной, но отказать сыну не смогла.

Поднявшись на нужный этаж, остановилась в нерешительности. Открыть дверь ключом или нажать на звонок? С одной стороны, это ее квартира, и она имела права приходить в любое время, но с другой – застать мужа в постели с любовницей очень не хотелось. Поколебавшись, Лиза все же открыла замок, бесшумно вошла внутрь и поставила на пол сумку с вещами.

В доме царила абсолютная тишина, но приторно-сладкий запах чужих духов отчетливо ощущался, им словно пропиталось все вокруг. Значит, не ошиблась – любовница была здесь. Неужели и правда Алена? Ей самой-то не противно?

Лиза передернула плечами от омерзения, сняла верхнюю одежду, разулась и прошла в кухню. Грязная посуда горой громоздилась в раковине, на столе хаотично валялись крошки, на полу пятна и «вишенка на торте» – пустые бутылки из-под вина. Как можно за сутки превратить кухню в свинарник?

Утихшее было раздражение вновь вспыхнуло в груди ярким пламенем. Лиза с силой сжала кулаки, чтобы хоть немного успокоиться и не позволить эмоциям взять верх. Внутри аж потряхивало от злости и яростного желания высказать мужу все, что о нем думала. Благо Максима не было в поле зрения, иначе вряд ли бы сдержалась.

Несколько раз глубоко вдохнув, усмирила внутренних демонов, закатала рукава и включила воду. Монотонная работа немного успокоила расшатавшиеся нервы, отрезвила мысли, но взамен накатила такая жалость к себе, что слезы невольно подступили к глазам. Ужасно устала от такой жизни, от всей этой грязи и жестокости. Так хотелось прийти домой и просто расслабиться.

– Почему так рано? – Голос мужа заставил вздрогнуть, колючими хрусталиками рассыпавшись по позвоночнику. Максим остановился у нее за спиной, его шепот небрежно царапал шею. – Я ждал вас только к вечеру.

– Это не от меня зависит. – Лиза выключила воду и отошла к окну, чтобы увеличить расстояние между ними. – Скажи, неужели так сложно помыть за собой посуду?

– Зачем? У меня есть жена.

Макс усмехнулся и смерил оценивающим взглядом. Сразу было понятно, что она затеяла бунт, но он еще не решил, как на это отреагирует. Алена ушла не так давно, на прощание удовлетворив его полностью, но Лиза в гневе всегда пробуждала в нем низменные инстинкты… так приятно было ломать ее дух сопротивления и подчинять своей воле.

– Любовница у тебя тоже есть, и она вполне способна помыть за собой посуду и убрать весь этот срач! – в сердцах выпалила Лиза. Эмоции, накопившиеся за целый день, рвались наружу, сдержать этот поток не получилось. В кои-то веки решилась на открытый поединок с мужем. Возможно, победа над Алексом придала ей уверенности в собственных силах, или просто накипело до такой степени, что терпеть стало невозможно.

– Не много ли ты хочешь? – Макс двинулся в ее сторону, но Лиза не пошевелилась. Слишком сильно бурлила злость, притупляя инстинкт самосохранения. – Скажи спасибо, что она вместо тебя отрабатывает в постели.

– Нижайший поклон, – иронично ответила Лиза и скрестила руки на груди, закрываясь от мужа единственным доступным способом.

Максим тем временем подобрался совсем близко, грубо нарушая границы ее личного пространства. Не касался, но как вампир высасывал все силы, давил своей мрачной энергетикой, вселял панический страх. Титаническим усилием воли она заставляла себя оставаться на месте и, пряча внутреннюю дрожь, уверенно смотрела в глаза.

– Ты в сравнении с ней ничто. Даже бревном назвать не за что. – Макс перешел в наступление, привычно опуская жену ниже плинтуса. – Посмотри на себя, – ткнул в нее пальцем. – Ни тела, ни фантазии, зато гонора хоть отбавляй.

Лиза молча слушала его колкости, стараясь не реагировать, но обидные слова невольно задевали женское самолюбие.

– Фригидная дура. – Макс брезгливо выплюнул очередное обвинение. – Ни у одного нормального мужика не встанет на тебя. Только и годишься для зеленых пацанов, как живое пособие по анатомии.

– Раз такая плохая, зачем я тебе? – усмехнувшись, спросила Лиза.

Не стала ничего доказывать и переубеждать супруга. Да и что она могла противопоставить? В ее жизни было всего двое мужчин. Но лишь один из них смог подобрать ключ к ее телу. Царев открыл ей сказочный мир плотских наслаждений. Научил получать удовольствие и щедро дарить его. С ним она познала всепоглощающую страсть и нежные, словно лепестки роз, ласки. С ним научилась полностью отдаваться мужчине и достигать высшей точки блаженства. Побывав в раю, уже не смогла вернуться к обычной серой жизни. Жалкие попытки Макса пробудить ответный интерес так и не увенчались успехом. Ее тело словно умерло, отказываясь отзываться на чужие прикосновения.

– Ты моя собственность, – злобно прошипел Максим, практически в лицо. – Я тебя купил. Напомнить стоимость?

Лиза невольно перенеслась в прошлое, вспоминая, как продала себя: тело, душу, все – лишь бы спасти любимого.


Максим появился на пороге ее квартиры почти сразу после отъезда Жени на выездную серию игр. Не спрашивая разрешения, вошел внутрь и по-хозяйски прошел на кухню. Лиза с трудом стерпела такую наглость, не хотела скандалить перед судом, и прошла за ним.

– Что тебе нужно? – холодно поинтересовалась, плотнее запахнув халат.

– Скоро суд. Готовься передачки таскать полжизни. – Он усмехнулся, чувствуя себя королем ситуации.

– Чего ты добиваешься? Его все равно не посадят, – спокойно ответила Лиза. Да, некоторая нервозность присутствовала, но адвокат ясно дал понять, что максимум, грозивший Цареву, – это условный срок.

– Да, если суд не получит новые доказательств…

– Какие доказательства? Женя тебя не трогал, ты сам упал и сломал свою злосчастную руку.

– Ты так думаешь? – Коварный оскал исказил лицо. Немного помедлив, Макс вытащил из кармана смартфон и, положив его на стол, нажал на кнопку.

Видео начало воспроизводиться, и Лиза невольно вцепилась руками в столешницу, чтобы сохранить равновесие. На экране трое парней били Максима, а когда тот упал, жестоко пинали ногами. Лиц было не разобрать, но кофта с капюшоном, принадлежавшая Цареву, отчетливо выделялась.

– Вот тебе еще показания свидетелей, чистосердечные признания подельников, – перечислял он, поочередно вытаскивая и раскладывая на столе какие-то бумаги, но Лиза ничего уже не видела. Слезы застилали глаза плотной пеленой. Ее мир покачнулся. Жесткая правда едва не сбила с ног. Неужели Женя врал ей все это время? Неоспоримые доказательства лежали перед ней, но она отказывалась верить в них. Не мог! Не посмел бы! Их отношения строились на абсолютном доверии… Судорожно пыталась подстроиться под новые обстоятельства, договориться с собой, но тщетно: разочарование тягучей массой осело на сердце. Только страх за любимого мужчину перевесил все, сковал душу мертвой хваткой.

– Хватит! – резко оборвала его, пытаясь взять себя в руки и найти какой-то выход из ситуации. Понимала, что готова отдать все, что угодно, лишь бы уберечь Женю от беды. – Чего ты хочешь? Квартиру?

Максим расхохотался, довольный полученным эффектом. Лиза попалась на крючок, дальше оставалось только дожать ее.

– Ну нет. Квартира мне больше не нужна…

– А что тебе нужно?

– Ты.

Она вздрогнула, как от пощечины, и подняла на него красные от невыплаканных слез глаза. Невольно подумала о сексе. Готова ли расплатиться телом за свободу любимого? Мерзкие мурашки забегали по коже. Нервно сглотнув, все же решила уточнить:

– Что ты имеешь в виду?

– Я хочу, чтобы все было как раньше. Ты моя жена, мы семья, уезжаем из этого города и живем долго и счастливо.

Его приговор как гром среди ясного неба. По глазам видела, что Максим не шутит, но требовал он слишком много. Даже в страшном сне Лиза не могла представить себе возвращение к мужу, а уж «долго и счастливо» вообще не укладывалось в сознании.

– Это невозможно… – прошептала она, чувствуя, как паника занимает все больше внутреннего пространства. Руки мелко дрожали, а сердце трещало по швам от переполнявших эмоций.

– Лизк, ну как невозможно-то? – Макс встал и подошел к ней. Невесомо провел пальцами по озябшей щеке вниз к вырезу халата. – Мы же родные люди…столько лет душа в душу…

– Я не люблю тебя и никогда не соглашусь на это, – отвечали ее губы, хотя сердце решило по-другому. Она должна сделать это. Пожертвовать собой ради Жени, ради его будущего. Не могла она сломать ему жизнь и карьеру даже после того, как он жестоко обманул ее.

– Это все мелочи, – отмахнулся Максим, забрал свои бумажки и направился к выходу. – Времени подумать тебе до вечера.

Хлопнула дверь, но Лиза так и не пошевелилась. Оцепенев от шока, стояла и смотрела в одну точку. Понимание, что она должна собственноручно убить любовь, медленно просачивалось в сознание. Боль наполнила до краев и безжалостно разрывала душу в клочья, но другого выхода у нее не было.


– Свою цену я заплатила сполна! – возразила Лиза, вернувшись в реальность. Отголоски той боли до сих пор не утихли в ее душе. Да, она смирилась со своей участью, но не с потерей. Отошла на несколько спасительных шагов и продолжила: – Десять лет я терпела все твои выходки, но с меня хватит. Я хочу развод.

– Больше ты ничего не хочешь? – Макс ехидно ухмыльнулся, разглядывая ее с ног до головы, словно оценивая серьезность намерений.

– Я не шучу, – предупредила она, будто прочитав его мысли, и гордо расправила плечи, демонстрируя призрачное превосходство.

– Что, больше не боишься за своего хоккеистика? – все еще продолжая ухмыляться, уточнил Макс. – Запись-то все еще у меня и показания свидетелей… группой лиц по предварительному сговору… Ты же знаешь последствия?

– Макс, я же не полная дура, – на этот раз усмехнулась Лиза, сумевшая достойно отбить удар. – Срок давности истек, можешь выкинуть свои доказательства в мусорное ведро.

– Какие мы осведомленные…

– Представь себе.

– То-то, я думаю, осмелела. Хлебнула новой жизни и губу раскатала? – Он взорвался мгновенно, подлетел к ней и схватив за предплечье встряхнул. – Оставь эти мысли, пока я по-хорошему предупреждаю.

Лиза не пикнула, хотя пальцы, словно тиски, сдавливали нежную кожу.

– Я не могу так больше. Отпусти меня, – попросила она, понимая, что вряд ли на него это подействует.

– Я тебя не держу, дверь там… – Макс на удивление быстро согласился и толкнул ее в сторону выхода.

Лиза с подозрением посмотрела на него и не пошевелилась, ожидая какого-то подвоха.

– Но сын останется со мной, – добавил он после небольшой паузы, разбивая ее надежды на благоприятный исход вдребезги. – Ты, наверное, забыла, что у нас равные права на ребенка. А при некоторых обстоятельствах… Попытка суицида – это тебе не шутки. Даже справочка имеется…

Прекрасно помнила тот день, когда в ее анамнезе появилось жирное пятно, которое ничем не смыть. Ночь была тяжелой – Женя плохо спал, все время капризничал, и Лиза, забыв, что уже пила таблетки, выпила их еще раз. Ей стало плохо, тошнило, мутило, муж вызвал скорую и долго рассказывал врачам слезливую историю о том, как жена давно грозилась отравиться и выполнила обещание, не подумав о маленьком сыночке. Как ни пыталась Лиза вразумить их, ничего не вышло – диагноз остался неизменен. Тогда она еще не понимала, какими проблемами он может обернуться, все мысли были направлены на ребенка, оставшегося на попечении мужа. Промыв желудок и выдержав несколько капельниц, Лиза подписала все необходимые бумаги и вернулась домой.

– Ты лучше меня знаешь, что ничего не было! Это ты все подстроил! – отчаянно пыталась защищаться она, не думая о последствиях.

– Заткнись. – Звонкая пощечина обожгла щеку. Удар был такой силы, что Лиза не устояла на ногах. Приложив ладонь к пылающей коже, отползла назад, но скоро уперлась в стену. – Как же ты меня за сегодня достала.

– Нас могут и без твоего желания развести… И сына тебе не отдадут, одно мое заявление и…

Макс злобно оскалился и вышел. Вернулся через несколько секунд с пачкой бумаг в руках и наклонился к Лизе.

– Которое из этих? – Не выдержав, с силой швырнул их в нее. Листы рассыпались по полу, и Лиза узнала в них свои заявления на мужа, которые много раз писала участковому. – Даже не смей пугать меня. Я слежу за каждым твоим шагом в этом городе.

Крыть было нечем, и Лиза обреченно сдавала позиции. Макс связал ее по рукам и ногам. Все продумал таким образом, чтобы она не могла уйти. На что надеялась, затевая этот разговор?

– Зачем мы тебе? – не сдерживая подступившие слезы, спросила Лиза, обреченность вновь проползала в душу, задувая яркий огонек надежды своим дыханием. – Отпусти нас и живи в свое удовольствие.

– А я и так живу в свое удовольствие, – констатировал он, но неожиданно предложил ей отступной вариант: – Вот родишь мне нормального сына и можешь забирать своего щенка и проваливать.

Она даже опешила от такого предложения. Максим требовал детей с самого начала, но она исправно пила таблетки и регулярно проверялась, чтобы не дай бог не допустить беременности. Не желала иметь детей от этого монстра.

– Ни за что, – отрицательно покачала головой, пресекая даже малейшую вероятность.

– И знаешь… – Максим решительно двинулся к ней, проигнорировав отказ. – Можно и ускорить процесс, пожалуй, я готов начать прямо сейчас.

– Не надо, пожалуйста, – заикаясь от слез, умоляла Лиза. Закрыла лицо руками, чтобы защититься, но это было невозможно. Он приближался слишком стремительно, не оставляя надежды на спасение.

– Ну же, любимая, ты же так хотела свободы, – расстегнул ширинку, извлек на свет уныло висевшее достоинство и небрежно провел по лицу жены. – А ее надо заработать!

Лиза задрожала от омерзения. От одной мысли о том, как этот гадкий слизень окажется у нее во рту, к горлу подступила тошнота. Но мужа явно не интересовали ее ощущения, ему нравилось мучить и изводить ее.

Щелчок дверного замка эхом пронесся по квартире.

– Мам, пап, я дома, – радостно известил Женя и зашелестел курткой.

– Вечером договорим, – грозно пообещал Макс и, застегнув ширинку, с силой сжал подбородок Лизы. – Приведи себя в порядок и выкинь эту дурь из головы. – Резко оттолкнув ее, скрылся в коридоре.

Тело сотрясало от беззвучных рыданий. Она понимала, что надо встать и уйти, чтобы сын не увидел ее в таком состоянии. Кое-как справившись с собой, добрела до ванной, закрылась изнутри и, включив воду, дала волю слезам.

***


– Ну как, полегчало? – Элис передала Алексу тарелку с пастой и опустилась в кресло напротив.

– Намного. – Он лениво потянулся, устроил больную ногу поудобнее и засунул вилку в рот. – Вкусно… А выпить ничего нет?

– С ума сошел? В тебе столько лекарств что… Будем надеяться, обойдется без последствий твое самодурство.

– Ну хватит уже, все я понял. – Алекс нахмурился и продолжил жевать.

– Скажи мне вот что, – задумчиво протянула Элис и замолчала, прикидывая дальнейший диалог. – А ты хорошо помнишь ту аварию?

– Как будто вчера, а что? – Он ответил честно, но насторожился. Неспроста Элис задала такой вопрос.

– Просто интересно, как так получилось. – Ее голос звучал спокойно и ровно, но руки выдавали нервозность. Методично прощелкнув каждый палец, принялась постукивать ими по подлокотнику.

– Эль, я не очень люблю вспоминать тот день.

– Ну все же попробуй… – попросила она и, не выдержав напряжения, встала и отошла к окну, приготовившись внимательно слушать и сопоставлять его рассказ с той информацией, которой владела.

Алекс шумно выдохнул, отставил тарелку в сторону и прикрыл глаза, мысленно переносясь в тот роковой вечер, старался говорить по существу, не цепляя ненужные детали.

– Я выехал от Лизы сразу на тренировку. До вечера нужно было успеть, так как самоволка могла стоить мне места в команде. Превышал прилично, даже сам не заметил, как стрелка перевалила за сотню. Скорость и напряжение помогали не думать о личной драме. Хотя я всегда водил очень аккуратно, в тот вечер не мог реально оценивать свои возможности. Помню на трассе знак «крутой поворот», пытался затормозить, но педаль тормоза ушла в пол. Пробовал ручник – не сработал. Снизить скорость двигателем уже не успевал, ну и попытался войти в поворот на скорости по большему радиусу, а там встречка. Хотел уйти от столкновения, но дорога скользила, и машину занесло прямо под фуру. Вот, пожалуй, и весь рассказ. – Он замолчал и потер лицо ладонями, скидывая груз тяжелых воспоминаний.

Элис долго всматривалась в белую мглу за окном, мысленно перебирая варианты. По всему выходило, что Марго права и тормоза и правда были неисправны, но почему тогда никто не стал разбираться с этим?

– Странно… Может, ты педали перепутал? – спросила скорее для приличия, чтобы отмести один из вариантов.

– Очень смешно.

– А почему тормоза тогда не сработали?

– Откуда я знаю? Может… – Алекс задумался о возможных причинах, но отмахнулся. – Да не знаю я почему.

– А машина чья была?

– Кисляка. Да что за допрос-то? – не выдержал он. Элис вела себя как минимум необычно. Раньше ее никогда не интересовало его прошлое, а сегодня прямо прорвало.

– Просто странная какая-то история. – Она будто равнодушно пожала плечами и обернулась. – Ты не думал об этом?

– Нет, как-то не до того было. Да и какая разница? Уже все равно ничего не вернуть. – Алекс вновь взял тарелку и попытался сосредоточиться на еде, не поддаваясь на провокации со стороны своей помощницы.

– А если кто-то специально тормоза испортил?

– Я тебя умоляю, кому это надо?

– Кисляку насолить… – Элис предположила вариант Марго, хотя ей самой он не казался верным.

– Исключено, – с набитым ртом пробубнил Алекс и, дожевав, продолжил мысль: – Без тормозов я бы не доехал до дома Лизы, а разбился на первом светофоре. Это ж другой город, часа четыре в дороге.

– Нигде не останавливался?

– Нет.

– А если их повредил кто-то у дома Лизы? – Элис, наконец, подобралась к самой сути. Этот вариант она считала более вероятным, но не могла напрямую сказать Алексу. Хотела, чтобы он сам догадался.

– Кто, например? – Он вопросительно приподнял бровь и, встретив красноречивый взгляд, логически продолжил ее мысль: – Краснов, что ль?

– Почему нет?

– А ему это зачем? – Алекс усмехнулся. – Лиза же меня бросила, чтобы с ним остаться. Где логика?

– Ну может, не все так просто, как кажется? – предположила Элис, стимулируя Алекса копаться в этой истории дальше. Дураку же было понятно, что вся она шита белыми нитками.

– Хорошая попытка, но нет. – Он не захотел участвовать в ее игре. Отставив пустую тарелку, поднялся и непроизвольно поморщился, опершись на больную ногу.

– Зря.

– Эль, – выразительно посмотрел на нее. Она примирительно подняла руки. – Спасибо, все было вкусно.

– На здоровье. – Она забрала посуду и ушла на кухню, по дороге обдумывая дальнейшие шаги. Надо было как-то распутать весь этот клубок интриг, но без помощи главных героев это сделать было непросто.

***

Максим остановился в коридоре, подперев плечом стену и, окинув сына внимательным взглядом, поинтересовался:

– Ну что. Как съездил?

– Здорово. – Мальчик расплылся в довольной улыбке. – А мама где?

– В душ пошла, – отмахнулся Макс и продолжил допрос: – Чем там занимались?

– Сначала хоккей смотрели, потом в раздевалку к игрокам ходили, потом в номер вернулись и смотрели телевизор. – Женя пожал плечами, как будто говорил о совершенно обыденных вещах. Почему-то совсем не хотелось делиться эмоциями с отцом. Они никогда не были близки, а сейчас интуитивно чувствовал фальшь с его стороны и предпочел скрыться в своей комнате.

– Мама не мешала? – Максим проследовал за ним с четким намерением выяснить все, что хотел.

– Нет.

– Куда еще ходили?

– На тренировку … – вспомнил Женя и неожиданно решил похвастаться. Наивное, детское желание, чтобы тобой гордились. – Тренер меня хвалил – сказал у меня большой потенциал.

– Ладно, – отмахнулся Максим, неосторожно задев нежные чувства ребенка, но не обратил на это никакого внимания и перешел к главному для себя: – Денег у Гилберта просил?

– Нет, а зачем? – Сын непонимающе захлопал глазами, чем вызвал только раздражение.

– Ну я же тебе говорил, чтобы ты попросил, – напомнил Макс и принялся расхаживать из стороны в сторону. Дела обстояли куда хуже, чем он представлял – в мальчишке напрочь отсутствовала хватка.

– Ну пап, как я попрошу-то? – Женя виновато потупил взгляд. Наставления отца ему совсем не нравились. Не хотел ничего просить у Алекса и использовать его. Для него важна была их дружба, а не выгода. Тем более Алекс всегда сам покупал ему то, что требовалось.

– Например, на новые кроссовки…

– Так старые еще нормальные. – Женя сделал вид, что не понимает, чего хочет отец. Не собирался участвовать в этом, но признаться открыто не хватило духа.

– Ну и что? Ты, главное, попроси! – настаивал Максим, обдумывая, как втолковать ребенку прописные истины. Перед глазами невольно вспыхивали картинки с получением легких денег, и он не собирался от них отказываться.

– Хорошо, – обреченно выдохнув, согласился мальчик.

– Когда вы теперь встречаетесь?

– Пока не знаю… Он позвонит, – обманул Женя, прекрасно помня, что они договорились встретиться завтра. Просто не хотел, чтобы отец об этом узнал.

– Мне скажи обязательно, – предупредил Макс и вышел из комнаты, оставив ребенка одного.

Женя невнятно кивнул и взял в руки телефон. Хотел написать Алексу и отменить предстоящую встречу, но передумал. Не знал, как тот к этому отнесется. Обуреваемый противоречивыми эмоциями, отключил гаджет и убрал обратно в карман.

Глава 21

Новогодние каникулы заканчивались, совсем скоро снова выходить на работу, но Лиза была не готова к этому. Противоречивые чувства метались в душе и никак не могли найти приют. С одной стороны, хотелось вырваться из клетки, вдохнуть призрачной свободы, хотя бы на время избавиться от постоянного напряжения. Но с другой… там был Алекс. Она просто не представляла, как дальше работать. Совместная поездка еще больше запутала их отношения. Лиза увидела его с другой стороны: нежным, заботливым, отзывчивым. Пусть не к ней, а к сыну, но все это совершенно не вязалось с тем, что она знала о нем раньше. Теперь образ в ее голове изменился, добавились новые оттенки, Алекс больше не казался ей бесчувственным истуканом, а приобрел реальные человеческие черты.

За все эти дни они никак не пересекались, даже Женя не упомянул его имени ни разу. Лиза все чаще ловила себя на мысли, что ей не хватает его. Неосознанное желание увидеть, да хотя бы услышать его голос росло и крепло в сознании. Неоднократно порывалась позвонить ему, прикрываясь благими намерениями – узнать о самочувствии после падения, но неизменно отказывалась от этой идеи. Понимала, что это путь в никуда, что ей это все не нужно, но перестать думать было выше ее сил.

Занявшись домашними делами, не заметила, как пролетел день. Убралась везде, вылизала каждый уголок своей квартиры, благо мужа не было дома, и никто не зудел над ухом. К теме развода они больше не возвращались. Видимо, к ее счастью, он решил сделать вид, что того разговора не было. Смирилась? Едва ли. На время отложила, чтобы набраться сил перед очередной схваткой. Лиза не намерена была сдаваться, решив во что бы то ни стало добиться свободы для себя и сына.

Вошла в Женину комнату, чтобы вытереть пыль. Он лежал на кровати, отвернувшись к стене. Опять. Лиза тяжело вздохнула – его настроение начинало беспокоить. Который день сын был подавлен, плохо ел и совсем не хотел разговаривать. Даже гулять не выходил.

Телефон завибрировал на столе, Лиза перевернула его и, взглянув на дисплей, отдернула руку. «Алекс» – красовались большие буквы. Вот она, замечательная возможность услышать его… Соблазн ответить был велик, но сдержалась и отключив звонок обратилась к сыну:

– Почему не отвечаешь?

– Не хочу, – недовольно пробурчал тот.

Лиза искренне удивилась, ведь еще недавно Женя боготворил Алекса. Такое поведение казалось очень странным и добавляло причин для волнения. Присев на кровать, она нежно погладила сына по голове, с упоением зарываясь пальцами в мягкие волосы.

– Жень, что случилось? – спросила тихо. Видела, что его что-то гложет, но никак не могла пробраться сквозь стену отстраненности. Сын закрылся в себе и не желал делиться своими бедами. А ведь раньше они были очень близки, и он рассказывал ей все. Раньше… до появления Алекса в их жизни.

– Просто не хочу ни с кем разговаривать.

– Даже со мной?

Мальчик упорно хранил молчание. Да и что он мог сказать? Что не согласен с отцом, поэтому решил не только его ослушаться, но и обмануть? Он грустно выдохнул. Знал, что мама не такая и никогда бы не стала заставлять его попрошайничать, не то что отец… Но, если он расскажет правду, родители снова поругаются, и мама будет плакать. Отец постоянно доводил ее.

Женя никогда никому не рассказывал, что слышит их скандалы, замечает красные от слез глаза матери, едва заметные синяки на ее теле. Давно уже перестал быть ребенком и мог многое понять. Ненависть к отцу росла в его сердце с каждым днем, но он осознавал, что пока не может ему противостоять. Втайне лелеял мечту вырасти и спасти любимую маму, даже записался в школьную секцию бокса. Но пока решил защитить ее по-другому.

– Мам, – тихо позвал он и развернулся.

– Что, мой хороший? – Она нежно улыбнулась и невесомо коснулась его лба губами.

– Я больше не хочу общаться с Алексом, – на одном дыхании выпалил Женя. Первое серьезное решение далось нелегко, но другого выхода он не видел. Свято верил в то, что так будет лучше для всех. Ему не придется попрошайничать, а маме ругаться с отцом.

– Почему? – Лиза напряглась, думать о плохом не хотелось, но хорошего просто не было. Совсем недавно все было нормально. Они прекрасно ладили и проводили время вместе. А сейчас «не хочу общаться»? Ей, конечно, совсем не нравилось их общение, но такая перемена в сыне казалось очень странной. Дыма без огня не бывает, и она была уверена, что причина именно в Алексе. – Он тебя чем-то обидел?

– Нет, – тихо проговорил Женя. Наговаривать на друга не хотел и очень надеялся, что мама не станет выпытывать правду.

– Ты ничего не хочешь мне рассказать? – продолжала настаивать она. Нехорошее предчувствие не давало покоя. Лиза просто не верила, что на пустом месте может возникнуть антипатия. Интуитивно чувствовала, что сын недоговаривает.

– Нет.

– Жень, если он сделал что-то нехорошее, я должна это знать. Я всегда смогу тебя защитить…

Она заглянула в глаза, чтобы сын понял, что может на нее рассчитывать. Действительно готова была на все, отстаивая его интересы.

– Да ничего он не сделал! – раздраженно воскликнул мальчик. – Просто не хочу, и все! Ты же сама говорила, что он тебе не нравится.

– Я и сейчас говорю. – Лиза охотно подтвердила свои слова и обняла сына за плечи. – Ну что это за дружба между мальчиком и мужчиной.

– Значит, скажешь ему? – с надеждой спросил Женя. Сам как ни пытался, так и не смог себя заставить открыто поговорить с Алексом, предпочтя трусливо прятаться от него.

– Нет, Жень, это твое решение, и ты сам должен его озвучить. – Лиза не поддалась на уговоры. Во-первых, хотела все же узнать, что произошло, и раз уж сын молчит, намерена была спросить у Алекса. А во-вторых, понимала, что такие вопросы через третьих лиц не решаются. Если возникнут проблемы, она обязательно вмешается и заступится за сына, но поговорить вместо него считала неприемлемым.

– Я не могу…

– Ты же мужчина. Ты должен не бояться брать на себя ответственность за свои поступки, – спокойно объяснила она. Непросто было воспитывать настоящего мужчину, но Лиза очень надеялась, что сможет заложить в него все те качества, которые сделают из него хорошего человека.

– Ты права. – Женя вынужден был согласиться, но дальше разговаривать не захотел и снова отвернулся к стене.

– Кушать будешь? – Она попыталась как-то растормошить его. – Могу приготовить что-нибудь специально для тебя.

– Нет, спасибо.

– А может, пойдем погуляем?

– Я не хочу.

– Жень…

– Мам, оставь меня в покое, пожалуйста.

Лиза не стала настаивать. Тяжело вздохнула и поднялась на ноги. Телефон вновь завибрировал на столе и вновь на дисплее высветилось «Алекс».

– Да что ж тебе неймется? – пробормотала она. Поддавшись порыву, отключила злосчастный гаджет и вышла из комнаты.

***

Вот уже битый час Элис пыталась сосредоточиться на важных документах, но все время отвлекалась на Алекса. Его мельтешение порядком надоело. Не выдержав, отложила бумаги в сторону и направилась к нему, чтобы выяснить причины невроза.

– Что с тобой? Ты сам не свой. Нога болит?

– Ничего у меня не болит, – огрызнулся тот и, заблокировав смартфон, небрежно бросил его на диван.

– А что тогда? Может, соскучился? – поддела его Элис и широко улыбнулась. – Ну потерпи, скоро увидишь свою прэлесть.

– Да при чем тут она! – взорвался Алекс и снова принялся мерить шагами гостиную. – До Женьки дозвониться не могу уже который день.

– Почему?

– Трубку не берет…

– Странно… – Элис задумалась, ища выход из положения, и предложила самый простой вариант. – Лизе позвони.

– Вот еще, – отмахнулся Алекс. Хотя такие мысли преследовали и его. Хотел услышать ее голос, да и повод был самый что ни на есть лучший, но гордость не давала. И так наломал дров, позволив себе слишком многое, теперь приходилось бороться с последствиями в виде трепещущих воспоминаний.

– Ну хочешь, я позвоню?

Элис было несложно, тем более если это успокоит Алекса и даст ей возможность, наконец, поработать. Завтра предстояла важная встреча с одним из спонсоров, и при удачном раскладе их ждало значительное увеличение прибыли.

– Обойдусь. Завтра уже на работу.

Он остановился около панорамного окна, засунув руки в карманы брюк. Бездействие раздражало, но что-то предпринимать Алекс не мог. Слишком опасно это для него. Еще не восстановил силы после очередного поражения.

– Ну ладно. – Элис равнодушно пожала плечами, хотя смс Лизе все же набрала, поинтересовавшись, все ли у них хорошо. – Пойдем, что ли, чаю попьем.

– Виски. Со льдом, – отозвался Алекс, не отрывая взгляд от чехарды снежинок за окном. Утопить печаль в стакане крепкого алкоголя было единственным действенным способом избавиться от тягостных мыслей.

– Может, Анжелу вызвать? Расслабишься хоть немного… – Элис скользнула ладонями по его плечам, мягко массируя напряженные мышцы. Знала его как свои пять пальцев, давно научилась угадывать настроение и находить верные пути решения проблем.

– Может, лучше с тобой договориться?

Алекс прикрыл глаза, наслаждаясь приятной близостью. Легкие касания расслабляли, дарили ощущение покоя и безмятежности. Резко обернувшись, сжал Элис в объятиях и уткнулся носом в шею. От нее пахло женщиной и сексом. Пусть не так, как… Запретил себе даже думать о другой, сосредоточившись на ощущениях. Тело отзывалось на близость, возбуждение сладкой дрожью прокатилось по коже. Он так давно не позволял себе ласкать женщину… Забыл, насколько это прекрасно – не просто снимать напряжение, а заниматься любовью.

Он покрывал частыми поцелуями бархатистую кожу, медленно подбирался к губам. Отчаянно спешил, боясь передумать. Элис не отталкивала, казалось, приняла его предложение и даже отвечала, щедро даря свою нежность. Руки плавно двигались по женственным изгибам, прижимая к себе все крепче. Поцелуи, полные боли и отчаяния, скользили по телу. Он доверял ей безоговорочно, хоть и не любил. Заставил себя отключить мозг и раствориться в ощущениях, просто доверился инстинктам.

Элис покорно терпела его притязания. Чувствовала, что он остро нуждается в тепле и ласке, но не знала, на сколько хватит выдержки и как далеко готова зайти. Ей не были неприятны его торопливые поцелуи, но она понимала, что принадлежат они другой. Не ее целовал Алекс, не ее сжимал до хруста костей, просто сублимировал накопившиеся эмоции.

– Ли-из. – Хриплый шепот эхом разнесся в тишине квартиры, подтвердив мысли Элис. Она напряженно отстранилась и поймала лицо Алекса в ладони, вынуждая смотреть в глаза.

– Кого ты представляешь вместо меня?

Ее ироничный голос ворвался в его сознание, мгновенно отрезвив. Магия исчезла. Алекс вздрогнул от неожиданности. Элис все еще была рядом, но больше не принадлежала ему.

– Ты назвал меня Лизой.

– Нет, я…

Ее слова, как удар под дых, острой болью пронзили область солнечного сплетения. Алекс шумно выдохнул – это был полный провал. Пытался подобрать фразы для оправдания, но ничего не шло на ум. Что бы ни сказал, звучало глупо.

Элис приложила пальцы к его губам, вынуждая замолчать. Все отлично понимала и нисколько не обижалась. Специально устроила эти показательные выступления, чтобы в очередной раз доказать Алексу, что его чувства живы, что ему нужна Лиза и никто больше.

– Ты любишь ее. – Не вопрос, а утверждение. – Смирись уже.

– Нет, – хмуро ответил Алекс, выпутался из ее рук и снова вернулся к окну. Закрыв глаза, переместился на несколько минут назад, анализируя произошедшее. Всполохи желания еще теплились в его теле, но только сейчас он осознал, что Элис права. Не ее целовал и ласкал. Не ей дарил свою любовь и нежность. В его сердце и мыслях была лишь Лиза. Это открытие неприятно полоснуло по самолюбию. Не хотел признаваться даже себе в том, что до дрожи любит ту, которую должен ненавидеть всем сердцем.

– Значит, все-таки Анжелу, – засмеялась Элис, пытаясь разрядить напряженную атмосферу и направилась на кухню. Очень надеялась на то, что ее спектакль не был напрасным и выводы Алекс сделает правильные. А пока ее ждало суровое «сегодня». Открыв специальный сайт в интернете, выбрала очередную «Анжелу» и нажала кнопку «заказать».

***

Максим вольготно развалился на диванчике, с удовольствием наблюдая за тем, как Алена суетится на кухне, раскладывая по тарелкам только что привезенную еду. Готовить она не умела, приходилось постоянно заказывать в ресторане, но он смотрел на это сквозь пальцы – все неудобства она компенсировала в постели.

Расставив блюда на столе, Алена опустилась на стул напротив него. Макс усмехнулся, заметив, как декольте на ее халате увеличилось и, чуть поддавшись вперед, скользнул ладонью в вырез.

– Максим, – недовольно взвизгнула женщина и с укором посмотрела на него.

Он поджал губы и убрал руку, сегодня Алена была явно не в духе и не баловала его вниманием.

– Что с тобой? – полюбопытствовал Макс, неспешно поглощая пищу.

– Да так… ничего, – с деланым равнодушием ответила Алена и загадочно вздохнула, поощряя его продолжить допрос. Не терпелось поделиться своими мыслями.

– Нет уж, рассказывай. – Он отложил приборы в сторону и откинулся на спинку дивана, приготовившись слушать.

– Ты прессу видел сегодняшнюю? – с жаром спросила она и, получив отрицательный ответ, спешно покинула кухню.

Вернулась через несколько секунд и протянула ему газету:

– На вот, насладись.

Возмущение сквозило в каждом ее жесте. Голос дрожал от волнения, а глаза метали молнии.

Макс небрежно скользнул взглядом по статье про Гилберта на хоккее, отметил фотографию с Лизой и Женей, но не испытал абсолютно никаких эмоций. Ревность спала беспробудным сном. Помня недавний скандал, не придал значения этим фотографиям – знал, что жена свято хранит ему верность.

Не дождавшись никакой реакции, Алена решила подлить масла в огонь:

– Нет, ну ты посмотри, как она к нему прижимается!

– И что? – Макс равнодушно пожал плечами и отложил газету в сторону. Он видел, как и всегда, зашуганную женщину, пусть и в объятиях Гилберта. Но его это не волновало, он прекрасно знал, что между ними ничего не было.

– Да между ними точно что-то есть! – Алена продолжала настаивать. Казалось, все очевидно. Одного горящего взгляда Алекса достаточно, чтобы заподозрить их в романе.

– Не говори ерунды.

– Максим! Открой глаза! У тебя растут рога, – не унималась Алена. Ее коробило от одной мысли о том, что Лиза получила то, чего она сама страстно желала. Заманить Гилберта в свою постель, а потом и в ЗАГС было ее целью номер один, но серая мышка тихой сапой обошла на повороте и заняла ее место.

– Ты-то чего всполошилась?

– Да ничего… – Шумно выдохнув, она отвернулась к окну. Понимала, что перегнула палку и едва не выдала себя с потрохами. Нужно было срочно взять эмоции под контроль.

– Ну и успокойся, – смягчился Макс и нежно погладил ее по руке. – Я тебе говорю, ничего там нет, значит, нет.

– Да откуда такая уверенность? Ты что, свечку держал?

– Зачем мне свечка? Я и так все знаю, – рассмеялся он. Жена боялась даже посмотреть на другого мужчину, не то что романы крутить. Раскусил бы ее по одному лишь взгляду, и тогда ничто не спасло бы от расплаты.

– Нет, ты ничего не знаешь. Вот это, – Алена вновь вскипела и, схватив газету, потрясла ею перед лицом Макса, – не бывает просто так. Как она на него смотрит!

– Да пусть хоть усмотрится! Гилберт нормальный мужик, зачем ему такая клуша? Да и ее , кроме сына, никто не интересует, – в очередной раз спокойно объяснил Максим и мысленно добавил: «Я все сделал для того, чтобы она никогда никого к себе не подпустила!»

Алена с сомнением посмотрела на него, но спорить дальше не видела смысла, и так прошлась почти по краю. Еще чуть-чуть – и Макс бы заподозрил ее личную заинтересованность.

– Забудь ты о них. – Он встал и, выхватив злосчастную газету, отшвырнул в сторону. – Есть дела поинтереснее…

– Кстати, о делах. – Алена ловко вывернулась из его рук. – Как там твой сынок?

– Пока никак, – раздраженно ответил Макс. – В поездке контакт вроде наладили, но сейчас затишье…

– С чего бы это?

– Понятия не имею, но после поездки они больше не встречались.

– А сын тебя не обманывает? – на всякий случай уточнила Алена.

– Да кто его знает, – отмахнулся Макс и снова прижал к себе желанное тело. – Вечером разберусь. Потолкуем по–мужски еще разок.

Алена позволила себя поцеловать, а потом умело вернула любовника на землю, напомнив об остывающем обеде. Максиму пришлось уступить и вернуться за стол.

***

Негромкий стук в дверь пробился сквозь пелену мыслей. Алекс бросил сухое «заходи» и обернулся. Длинноногая блондинка прошла в комнату и остановилась в нескольких метрах. Осмотрел ее с ног до головы и удовлетворенно кивнул, не испытав абсолютно никаких эмоций, словно она принесла почту, а не пришла продать ему наслаждение. Только лицо показалось смутно знакомым, но Алекс не придал этому значения, поняв, что видел уже ее.

Он не любил «повторных» девушек, они вызывали смутное ощущение постоянства, но в этом был неоспоримый плюс – знали, что от них требуется и не приходилось объяснять. Вот и сейчас девушка лишь бросила на него задумчивый взгляд, разделась и встала в коленно-локтевую позу на кровати.

Алекс усмехнулся: даже сексом всегда занимался как животное. Не хотел видеть глаз, исключал любые касания.

Тело послушно отозвалось на обнаженную женскую фигуру, наградив приятной эрекцией. Расстегнув ширинку, он привычным движением натянул презерватив, встал сзади девушки и одним рывком вошел в нее. Никаких ласк, никаких эмоций, лишь жесткие фрикции и полная концентрация.

Алекс не чувствовал ничего: ни влечения, ни наслаждения. Не получал удовольствия от процесса, просто совершал механические действия, чтобы скорее достигнуть разрядки. Он не был груб или жесток, но ощущения девушки его не интересовали, платил деньги тупо за то, чтобы кончить.


Элис проводила Алекса с девушкой равнодушным взглядом и уткнулась в ноутбук. Пока он развлекался, образовалась одна проблема – фотографии с поездки попали в сеть, и теперь только ленивый не обсуждал его личную жизнь. Как сказать ему об этом, Элис пока не знала, судорожно пыталась придумать, как смягчить удар.

– Быстро ты, – поддела его, когда он уверенно шагнул в гостиную. – Полегчало?

– Не знаю, – честно ответил Алекс и потянулся к бару. – Ты будешь?

– Буду… – согласилась, предчувствуя серьезные проблемы. Выпить для смелости было отличной идеей.

– Что на повестке дня? – между делом поинтересовался он. Налил в один бокал чистый виски, в другой разбавил с колой и поставил на стол.

– Даже не знаю… – протянула Элис, все еще не придумав, как рассказать правду.

Мобильный Алекса протяжно завибрировал, прервав ее на полуслове. Она облегченно выдохнула, получив небольшую отсрочку.

– Этого еще не хватало, – застонал он, взглянув на дисплей.

– Кто там?

– Мать…

– О нет. – Элис засмеялась и поднялась на ноги. – Я, пожалуй, пойду, не буду мешать.

Забрав свой бокал, она испарилась в ту же секунду. С матерью Алекса у нее были очень натянутые отношения, и лишний раз слышать ее совершенно не хотелось. Они не вступали в открытый конфликт, но исподтишка та всегда норовила сделать какую-нибудь гадость и подпортить жизнь. Она невзлюбила Элис с самой первой их встречи еще в России, и с годами их отношения не потеплели ни на градус, наоборот, перешли в состояние холодной войны.

Алекс с завистью посмотрел вслед помощнице и нехотя ответил на звонок.

– Здравствуй, мама.

– Женя, Жень, ты меня слышишь? – Бодрый голос в динамике не вызвал положительных эмоций, лишь напомнил о досадной обязанности быть хорошим сыном.

– Отлично слышу. Что случилось?

– У тебя такой голос, как будто ты не мне не рад, – недовольно проворчала женщина. На что Алекс лишь раздраженно выдохнул и ответил, как можно более позитивно:

– Ну что ты, мам, очень рад. Как ваши дела? Как папа?

– Ты мне зубы не заговаривай. Что там у тебя происходит? – Мать сильно негодовала, но Алекс даже не стремился узнать причину. Ей постоянно что-то не нравилось, и он давно привык к этому.

– У меня все хорошо, – повторил заученную фразу, надеясь, что ответ ее устроит и она перестанет мучить его разговорами ни о чем.

– Ты поэтому в Россию вернулся? Чтобы с ней увидеться? – Вопрос в лоб, четко и прямо, Алекс даже не сразу сообразил, о чем речь и решил уточнить:

– С кем «с ней»?

– Не притворяйся! – взвизгнула женщина в трубке. Ее сильно нервировала эта тема. – Я про Лизу твою!

Он напрягся, но не спешил демонстрировать истинные эмоции.

– При чем тут Лиза? – осторожно поинтересовался. Обсуждать с матерью свою личную жизнь хотелось меньше всего.

– А притом, что я видела вас вместе!

– Где ты могла нас видеть?

– В каждом газетном киоске!

Ненадолго повисло напряженное молчание. Алекс пытался как-то вырулить из сложившейся ситуации. Быстро сообразил, откуда растут ноги, и открыл ноутбук. На незакрытой вкладке браузера красовалось его «семейное» фото. Мысленно выругавшись, бегло прочел статью, но не нашел ничего ужасного.

– И что?

– Я думала, мы закрыли эту тему десять лет назад, – не унималась мать, любила все держать под контролем и единственного сына в первую очередь.

– Мам, я взрослый человек сам разберусь, – устало ответил он и отхлебнул из бокала янтарной жидкости. Все эти нравоучения ужасно раздражали. Мать, бесспорно, занимала значимое место в его жизни, но не руководила ей. Она не знала о его плане, и он не собирался ее посвящать.

– Разобрался уже однажды! Еле собрали по кускам. Напомнить, сколько нам это стоило?

Алекс скрипнул зубами от злости. В очередной раз его тыкали носом в лужу, и опять он должен был чувствовать себя виноватым. Но не чувствовал.

– По-моему, я давно расплатился с вами, даже с процентами… – холодно напомнил он. Рассчитался со всеми, обеспечил безбедную жизнь родителям, раздал долги. Отплатил всем. Кроме Лизы…

– Да при чем тут деньги? Неужели ты не видишь, что она использует тебя? – Мать не щадила, абсолютно не заботясь о чувствах сына, ковыряла так и не затянувшиеся раны. – Раньше-то ты был ей не нужен! Вспомни, как она малодушно бросила тебя в той богом забытой больнице! А сейчас, как разбогател, сразу вспомнила и хвост распушила.

– Перестань! – резко оборвал ее Алекс, сжимая кулаки в бессильной злобе. Столько всего хотелось высказать, но он не смог перешагнуть через вбитое еще в детстве уважение к родителям и пресловутую благодарность. Стиснув зубы, он пояснил: – Между нами ничего нет и не будет. У нее своя семья, у меня Элис. На этом все.

– Хорошо, – иронично согласилась женщина, но еще не сказала последнее слово: – Когда ты собираешься познакомить меня с внуком?

Алекс крепче сжал телефон, борясь с ярым желанием разбить его о стену. Терпение стремительно кончалось, слушать очередной бред матери совершенно не хотелось.

– Может, когда он родится? – съязвил он, надеясь, что на этом допрос закончится. Мать прекрасно знала все его диагнозы и должна была понимать, что тема о детях, мягко говоря, неуместна.

– Не говори глупости, я про этого мальчика с фотографии. – Алекс сразу понял, какого мальчика она имеет в виду, и вновь открыл вкладку браузера. – Только не говори, что не заметил, как он похож на тебя.

– Нет, – неуверенно ответил, лихорадочно бегая глазами по фотографии.

– Ну копия маленький ты! – настаивала мама и смогла-таки посадить зерно сомнения в его голове.

– Да ну, бред какой-то, – пробормотал он. Уверенность в собственных мыслях утекала, как песок сквозь пальцы. Сразу же вспомнились слова тренера, который принял Женю за его сына, да и некоторые хоккеисты говорили, что они похожи.

– Ты ослеп там, что ль? Посмотри, на почту фотки скинула, и сам все поймешь.

– Хорошо, потом. – Алекс не мог заставить себя открыть электронку. Боялся правды. Любой. Словно застыл на несколько секунд, законсервировав чувства где-то глубоко внутри.

– Сейчас посмотри, – настаивала мать, и ему пришлось уступить. Выбрав в строке поиска свой почтовый ящик, открыл его и увеличил присланные фотографии.

– Смотрю.

– Надо же, как она тебя одурачила… – Мать бессовестно продолжала поливать Лизу новой порцией грязи. – А как поняла, что денег поиметь можно, сразу тут как тут. Аккуратнее там. Я скоро приеду и все решу.

– Не надо! – рявкнул Алекс так, что дрогнули стекла. – Я сам разберусь.

– Да уж, разберешься ты… – Ирония сквозила в каждом слове, еще больше распаляя его.

– Мама, – угрожающе процедил он. – Не смей!

Прекрасно знал, что с появлением матери усложнится его жизнь. Не мог долго выносить ее непомерную опеку. А уж привычка совать свой нос везде просто раздражала. Тем более, она непременно заявится к Лизе, чтобы выяснить все лично, а этого Алекс допустить никак не мог.

– Ладно-ладно, – примирительно согласилась мать, но потом добавила: – Держи меня в курсе, и я хочу как можно скорее увидеть внука.

– Хорошо. Пока.

Алекс завершил вызов раньше, чем она договорила, но это его уже не волновало. Чудовищная правда надвигалась, как тайфун, и спрятаться от нее было невозможно. Руки мелко дрожали, когда он просматривал свои детские фотографии и сравнивал с Женей. Явственно ощущал, как внутри все переворачивается. Новые, неизвестные чувства просыпались в душе. «Сын», – мысленно произнес Алекс, пробуя слово на вкус. Его сын. Надежда вспыхнула в сердце, заставив его биться чаще.

Все еще не веря в происходящее, вывел на экран две фотографии и увеличил лица на них. Они и правда были похожи. Слишком похожи для чужих людей.

Алекс шумно выдохнул и потер лицо ладонями. Не смел даже мечтать о таком подарке судьбы, не надеялся когда-нибудь испытать радость отцовства. Эмоции переполняли, а слезы счастья наворачивались на глаза. Он едва сдерживался, чтобы не расплакаться.

Так проникся этой мыслью, что теперь боялся ошибиться.

– Эль, иди сюда, – срывающимся голосом позвал Алекс. Не терпелось рассказать ей все, поделиться своей радостью и развеять сомнения.

– Что там маменька? – холодно поинтересовалась она и опустилась на свободный стул рядом с ним.

– Да бог с ней. – Он был слишком взволнован, сейчас мать интересовала его в последнюю очередь. – Скажи, как ты думаешь, Женя может быть моим сыном?

Элис внутренне напряглась, но виду не подала. Понимала, что Алекс не готов сейчас узнать правду, слишком больших дел наворотить мог на эмоциях, но врать не видела смысла. Если спросил, значит, она ничего уже не изменит, поэтому ответила предельно честно:

– Твоим нет, Царевским вполне…

– Но как такое возможно? – Он посмотрел на нее со смесью восторга и растерянности. В первый раз в жизни она видела его таким взволнованным. Глаза светились надеждой, и Элис просто не смогла разрушить ее.

– Когда у него день рождения?

– В июне.

– Давай отсчитаем примерно тридцать восемь недель назад. – Она достала телефон, настроила год и отмерила нужный срок. – Мальчик был зачат предположительно в октябре. Хотя это все вилами по воде. Женя мог просто родиться недоношенным…

– Сюда посмотри, – с придыханием ответил Алекс, указывая на монитор.

– Откуда у тебя его фотки?

– Это не он… это я в детстве. – Алекс шумно выдохнул и уронил голову на руки. Мозг заработал в полную силу, судорожно сгребая всю имеющуюся информацию, выстраивал в общую картину. И чем четче она получалась, тем меньше нравилась Алексу.

– Я не знаю, что сказать…

Элис невесомо коснулась его плеча, чтобы хоть как-то поддержать. Как и предполагала, правда потрясла его и раздавила окончательно. Что будет дальше, оставалось только гадать и надеяться на благоразумие Алекса.

Он поднял голову, и Элис вздрогнула от произошедших перемен: губы вытянулись в тонкую линию, а глаза вспыхнули опасным огнем.

– Теперь все понятно, – холодно произнес Алекс, устремив взгляд куда-то вдаль и усмехнулся. Через столько лет разгадал жестокий, бесчеловечный план Лизы, и все, наконец, встало на свои места.

– И что же тебе понятно? – осторожно спросила Элис, кожей почувствовав его злость. Катастрофа надвигалась неизбежно, она могла лишь попытаться уменьшить последствия.

– Она использовала меня… – произнес вслух и прикрыл глаза, с трудом сдерживая эмоции. Слова царапали горло, но он упорно продолжал: – Ведь у нее с мужем не получалось забеременеть… а тут я такой весь влюбленный, готовый на все…

Каждый вдох давался с большим трудом, нестерпимо обжигая легкие изнутри. Все чистое и светлое, что проросло в его душе, выжгло напалмом ненависти. Злость застилала глаза, Алекс не видел ничего, кроме картинок из своего воображения. Поступок Лизы не имел названия. Она воспользовалась им, как бесплатным донором, как быком производителем, а получив желаемое, бросила. Алекс так хотел детей, а она отдала его сына этому ублюдку Краснову.

Тело дрожало от омерзения, а сердце рвалось на части от новых страданий. Наивно полагал, что больнее, чем раньше, быть уже не может, но Лиза в очередной раз доказала, как он ошибался. Жгучие слезы застыли в глазах, выжигая роговицу, словно кислота.

– Да это бред. – Тихий голос Элис жестко прервал поток его мыслей.

Он медленно повернулся к ней, неосознанно внушая страх своим видом.

– Бред? – процедил Алекс сквозь зубы и сжал столешницу что было сил. – Утром она стонала в моих объятиях, клялась в любви, а к вечеру разлюбила? Вот это бред! – сорвался, не справившись с кипящей лавой гнева, и одним жестким движением смахнул со стола все, что на нем было: ноутбук, бокалы, приборы.

– Успокойся! – Элис тоже не выдержала и повысила голос.

Заключения Алекса просто не укладывались в голове. Чисто теоретически такой вариант имел право на существование, но не для Лизы. Она просто неспособна была на подлость. И те деньги, что она отдала матери Царева… Элис всерьез задумалась, не рассказать ли Алексу об этом, но не решилась. Эта информация требовала доработки, которой она была намерена заняться в ближайшее время.

– Ты не хочешь у нее самой спросить?

– Нет.

– А если она не знала о беременности? – Элис пыталась хоть как-то достучаться до его разума. Для нее все было очевидно, но Алекс был зол как черт, а в таком состоянии способность адекватно воспринимать информацию стремилась к нулю.

– Но когда узнала, могла сообщить?

– Интересно как?

– Матери моей позвонить или написать! – раздраженно воскликнул Алекс, но, немного остыв, пояснил: – Она номер никогда не меняла, все ее русские подруги всегда звонят… Если бы Лиза хотела…

– Может, она звонила и мать не сказала?

Зная эту женщину не понаслышке, Элис вполне могла предположить такую вероятность. Тем более о Лизе она всегда отзывалась исключительно в негативном свете, а значит, могла скрыть от сына ее звонки.

Алекс снисходительно усмехнулся.

– Моя мать, конечно, не святая, но на подлость бы не пошла.

– Ты уверен?

– Уверен. – Ни тени сомнения не проскользнуло в его голосе. Он свято верил в то, что мать желает ему только добра.

– Алекс… – мягко позвала Элис, все еще пытаясь образумить его. – Ты ошибаешься…

– Довольно! – рявкнул он и, вскочив с места, принялся расхаживать из стороны в сторону. – В последнее время я сильно размяк. Но хватит! Теперь пощады не будет!

Он был непоколебим в своей холодной решимости. Элис билась до последнего, но с его болью не смогла справиться. Алекс метался, как раненый зверь, и пытался защититься от новых страданий. Она видела, что он снова прячется в свой ледяной панцирь, и просто не знала, как остановить этот процесс.

– Алекс, я прошу тебя, не надо принимать решение на эмоциях, ты слишком взвинчен, – взмолилась Элис, чтобы хоть как-то спасти ситуацию. Боялась, что он наворотит таких дел, что пути назад не будет.

– Я спокоен! – крикнул Алекс, срывая злость на своей помощнице, хотя в глубине души знал, что она права. – Сделай тест ДНК как можно скорее. Мне нужна правда!

– Хорошо, – с готовностью согласилась Элис и облегченно выдохнула – выпросила несколько дней времени, чтобы попытаться узнать истину и успокоить Алекса. – Но у матери все-таки спроси…

– Нет!

– Тогда я поеду к ней, и сама спрошу!

Он ничего не ответил, лишь пожал плечами и скрылся в своей комнате. Элис покачала головой и принялась убирать бардак, учиненный им, и усиленно думать. Во-первых, нужно было срочно встретиться с Марго, а во-вторых, запланировать поездку в Канаду. Слишком много вопросов у нее накопилось к госпоже Царевой, но как оставить тут Алекса одного, Элис пока не представляла. Его эмоциональное состояние было слишком не стабильно, и она просто боялась за него.

Глава 22

С самого утра Лиза с головой погрузилась в работу. День обещал быть сложным. Длительные каникулы никогда не проходили без происшествий. Дети чаще всего проводили их очень активно, и травм после такого отдыха всегда было предостаточно. Но с сегодняшнего дня возобновлялись тренировки, и она как врач хоккейной команды обязана была осмотреть каждого, выдать соответствующий допуск и предоставить главному тренеру список травмированных игроков.

– Доброе утро. – Алена вплыла в медпункт, как всегда, опоздав на двадцать минут, и плюхнулась на свое рабочее место.

– Доброе. – Лиза мельком взглянула на коллегу и вновь уткнулась в составление плана осмотра хоккеистов. Как ни странно, но не испытала абсолютно никаких эмоций при виде любовницы мужа, даже в какой-то степени посочувствовала ей. Вряд ли та догадывалась с каким чудовищем связалась.

– Как отдохнула?

– Отлично.

– Оно и видно… – язвительно поддела Алена и криво усмехнулась. Ее не удовлетворило то холодное пренебрежение, с которым ей ответили, не могла просто молчать, когда задето ее самолюбие.

– Что тебе видно? – Лиза подняла глаза, пытаясь понять, к чему та клонит. Играть в игры не было ни времени, ни желания.

– Ты какая-то не такая стала.

– Тебе показалось. – Алена раздражала одним своим присутствием, а вечные ее намеки и вовсе вызывали желание нагрубить. Но воспитание не позволяло, и Лиза сдерживалась, терпеливо отвечая на колкие фразы.

– Ой да ладно… – пропела та, закатив глаза. – Как он тебе?

– Кто «он»? – Лиза напряглась, но вида не подала. Прекрасно поняла, о ком говорит Алена, но не имела ни малейшего желания вступать в дискуссию и что-то доказывать постороннему человеку.

– Не притворяйся, все давно знают.

– Кто «все» и что «знают»? – сквозь зубы процедила Лиза, стараясь дышать глубоко и ровно. Терпение натянулось, как струны на гитаре, грозясь порваться в любую секунду. С большим трудом удавалось сохранить невозмутимость. Мысленно сосчитав до десяти, она попыталась расслабиться и продолжила разговор в непринужденной манере. – Ален, скажи прямо, чего ты хочешь?

– Я про твои шашни с Гилбертом, – победно ухмыльнулась та и, достав из сумки газету, протянула Лизе. – На вот, полюбуйся, скрывать бессмысленно. Признайся, ты же спишь с ним.

Увидев на первой странице свою фотографию в объятиях Алекса, Лиза ощутила, как колючие мурашки поползли по позвоночнику. Предполагала, что внезапная фотосессия не останется незамеченной, но не была готова к последствиям. Миллионы вопросов тут же закружились в сознании, но главным из них была реакция мужа… Не представляла, как объяснится с Максимом. Но не собиралась обсуждать эту тему с его любовницей. Как бы там ни было, это совершенно не ее дело.

– Что теперь скажешь? – Алена ехидно оскалилась, чувствуя себя на коне. Предполагала, что сейчас Лизе не отвертеться.

– Я же не спрашиваю, с кем спишь ты, – сделав упор на последнее слово, ответила Лиза. Просто поражалась, как у Алены хватало наглости предъявлять ей претензии в супружеской неверности. – Какое право ты имеешь задавать мне такие вопросы?

– Ну конечно, корону надела.

– Моя личная жизнь тебя никоим образом не касается, – холодно пояснила Лиза, отложила газету в сторону и вновь вернулась к работе, потеряв всякий интерес к собеседнице.

– Вот муж-то узнает… – угрожающе прошипела Алена. Ее трясло от злости, от того, что Лиза не велась на провокации и давала достойный отпор. Она-то уже нарисовала себе идеальную картинку расправы над соперницей, но все внезапно пошло не по плану.

– Со своим мужем я как-нибудь сама разберусь! – Не выдержав, Лиза повысила голос и звучно припечатала ладонь к столешнице. Алене все-таки удалось вывести ее из себя.

– Ну-ну… – издевательски рассмеялась та, но не успела договорить. Дверь с грохотом открылась, обе женщины вздрогнули и обернулись на звук.

Размашистым шагом Алекс вошел в кабинет и направился к Лизе. Она сразу ощутила злость, исходившую от него: глаза стали цвета грозового неба и метали молнии, а губы вытянулись в тонкую линию. Он надвигался, как стихийное бедствие, спрятаться от которого было невозможно. Лиза внутренне сжалась, предчувствуя неладное. Ее взгляд невольно скользнул по газете с фотографией. Вспомнив их недавние разборки после одной такой статьи, нервно сглотнула, опасаясь, что Алекс опять решит, будто она хотела похвастаться, но ни закрыть, ни убрать злосчастную газету она уже не успевала.

– Здравствуйте, Алекс. Как ваши дела? – залебезила Алена, перехватив его на полпути. Не желала упускать такой шанс.

– Отлично, – холодно ответил он, не удостоив ее даже взглядом, все его внимание было приковано к Лизе. Жадно рассматривая ее фигурку в форменной одежде, невольно ощущал волнительный трепет в душе. Элис была права – он ужасно соскучился по ней, но не желал признаваться в этом и старательно глушил все теплые чувства в своем сердце.

– А мы вот тут с Лизонькой как раз поездку вашу обсуждаем… – По мнению Алены, этот ход был гениальным, но не произвел на Алекса абсолютно никакого впечатления. Он просто пропустил ее фразу мимо ушей.

– Не могли бы вы оставить нас ненадолго?

– Что? – переспросила та, не сразу уловив смысл сказанного.

– Выйди за дверь, – не выдержав, рявкнул Алекс и указал пальцем в сторону выхода.

Алена вздрогнула от неожиданности, но спорить побоялась и поспешно вышла в коридор.

Лиза видела, что Алекс приближается к ней и ощущала, как пространство вокруг сжимается. Словно осталась одна в клетке с опасным хищником, выхода из которой не было. Заметив ее трусость, он кинется на нее и разорвет в клочья. Но страх уже мелким бисером рассыпался по коже, сковывал легкие массивными цепями, заставлял сердце сбиваться с ритма.

Она непроизвольно сжала кулаки, чтобы скрыть тремор в руках и не подать виду, насколько ей страшно, но получалось не очень хорошо.

– Зачем ты это сделала? – Грозный голос, словно электрический ток пробил по нервам и легкой вибрацией прошелся по телу. Лиза стойко вынесла тяжелый взгляд и сложила руки на груди, защищаясь от налетчика невидимой стеной.

– Что? – спросила еле слышно, чувствуя, что от волнения в горле пересохло, но сглотнуть слюну не было сил. Она смотрела на Алекса, как кролик на удава, и не могла пошевелиться.

– Я про Женю, – уточнил он, с каждой секундой раздражаясь все больше. Играть в игры не было ни малейшего желания, он хотел лишь получить ответы на свои вопросы.

– Я не понимаю, о чем вы…

Громкий сигнал известил о входящем сообщении. Алекс достал телефон, прочитал и, звучно выругавшись, шагнул к двери. Резко распахнув ее, отошел в сторону, в то время как Алена грузно ввалилась в помещение, приземлившись на колени.

– Вам что, делать нечего? – взревел он, трясясь от злости. Подобная выходка стала последней каплей в кипящем жерле гнева, прорвавшись, лава хлынула наружу, сметая на своем пути все подряд.

– Я просто прислонилась… – мямлила она, старательно пряча глаза.

– Еще раз замечу – уволю!

– Я поняла…

– Вон отсюда! – Он едва сдержался, чтобы не вышвырнуть ее за шкирку. Захлопнул дверь и, повернув в замке ключ, подошел обратно к Лизе.

Она была ни жива, ни мертва от ужаса происходящего. Не понимала, чего он хочет от нее, и боялась даже представить, чем может закончиться эта схватка.

Алекс открыл входящие сообщения, выбрал нужное и протянул Лизе телефон.

– Читай вслух.

Она покорно перевела взгляд на экран смартфона.

– Алекс, я больше не хочу с тобой общаться. Прости, – прочитала и облегченно выдохнула. Теперь, когда причина такого поведения была установлена, могла трезво оценивать свои силы. Ситуацию с сыном знала из первых уст и не намерена была вестись на провокации. Гордо вскинув голову, дерзко посмотрела в глаза. – Я не имею к этому отношения. Это его решение. И я его полностью поддерживаю.

– Как интересно… – прищурившись, процедил Алекс – не такой реакции ждал. Предполагал, что она начнет оправдываться, извиняться, да хотя бы просто подтвердит его догадку.

– Вот и мне интересно, что вы сделали с моим ребенком! С чего вдруг он изменил свое отношение к вам и не посчитал нужным даже поговорить лично. – Лиза уверенно перешла в наступление. Когда дело касалось сына, ее было не остановить. Готова была вцепиться в глотку кому угодно, совершенно не заботясь о последствиях. – Чем вы его обидели?

– Я? – удивленно воскликнул Алекс и неосознанно начал оправдываться. – Да я его не видел и не слышал после поездки! Но в машине именно ты обещала повлиять на него!

– Обещала, – охотно согласилась Лиза. – Но ничего ему не говорила, пока.

– Я не верю ни одному твоему слову! – выпалил Алекс, громко припечатав ладони к столешнице, и прошипел: – Ты лживая…

– Вы можете думать, как вам угодно, – резко перебила она и с точностью повторила его недавний маневр, оказавшись в нескольких сантиметрах от лица. – Но оскорблять себя я не позволю!

Глаза в глаза и бешеное пламя, сжигавшее изнутри. Их разборки больше походили на семейные. Алекс невольно вспомнил старые времена, как они ругались из-за какой-то ерунды, но никто не собирался уступать, до конца играя свою роль. С пеной у рта что-то доказывали друг другу, пока одному из них это не надоедало, и тогда все разбирательства переносились в другую плоскость. Страстный, иногда грубый секс помогал выплеснуть эмоции, а после уже спокойно приходили к компромиссу.

– Оскорблять? – Он усмехнулся, но отступил. Лиза была слишком близко, нежный, едва уловимый аромат ее духов коснулся обоняния, побуждая поддаться внезапному порыву и заткнуть мятежный рот жестким поцелуем. – Если я узнаю, что ты врешь…

– То что? – Еще один отчаянный выпад. Она открыто демонстрировала враждебность и осознанно шла на конфликт. Не желала пресмыкаться и позволять вытирать ноги о себя и сына, мужа-тирана хватало по горло.

– Я тебя уничтожу, – зло предупредил Алекс, смерив ее свирепым взглядом. Бесился от собственной беспомощности, не мог ничего предпринять – все сейчас зависело от женщины, стоявшей перед ним. С сожалением признавал, что она снова выиграла, в очередном раунде размазала его.

– Как страшно, – сыронизировала Лиза, вновь сложив руки на груди. Где-то на подсознательном уровне чувствовала, что он не причинит ей вреда, поэтому позволяла себе слишком многое.

– Как только Женя придет, будь добра, приведи его ко мне – я задам несколько вопросов, – смирившись с поражением, попросил Алекс и направился к выходу. Говорить больше было не о чем.

– Только в моем присутствии, – строго предупредила она, все же сделав небольшую уступку. Ей самой не терпелось выяснить причины поведения сына.

– Как угодно, – равнодушно бросил тот и вышел за дверь.

Лиза в изнеможении опустилась на стул и спрятала лицо в ладонях. Тело еще потряхивало от пережитого стресса, но голова была ясной, как никогда. Этот поединок дался ей нелегко, но она была довольна собой.


Алена осторожно заглянула в медпункт и осмотрелась. Не увидев Алекса, облегченно выдохнула, но на всякий случай решила уточнить у Лизы:

– Совсем ушел?

– Угу, – ответила та, даже не подняв головы.

– Чего он хотел-то? – Алена гордо продефилировала на свое место, словно не оконфузилась несколько минут назад.

– Ничего.

Алену такой ответ не устроил. Сделав вид, что с интересом рассматривает свой маникюр, иронично заметила:

– А орал так, будто хотел…

Лиза промолчала, лишь неопределенно пожала плечами.

– Правда, что ль, не дала? – Алена решила во что бы то ни стало докопаться до истины. Ведь шанс заполучить желаемое вновь замаячил на горизонте. – Ну и дура! Такой мужик завидный…

– Вот и забери себе этого завидного! – не сдержавшись, выпалила Лиза. Алена бесила с каждой секундой все больше и прятать эмоции внутри становилось все сложнее. Она не хотела доставлять удовольствия и вестись на провокации, но эмоции взяли верх над разумом.

– Так я с радостью… – многозначительно усмехнулась та, открыто признавая свою заинтересованность.

Лиза едва не заскрипела зубами от злости. Хоть и сама несколько секунд назад отказалась от притязаний на Алекса, ревность неприятно полоснула по сердцу. Представила, как он целует Алену, и внутренности стянуло тугим узлом. Странно, но с законным мужем таких эмоций не возникало. Лиза не готова была открыто признать, что Алекс ей не безразличен, но и отдавать его сопернице была не намерена.

– Я, кстати, слышала от знакомой одной древнейшей профессии, ну ты понимаешь, что я имею в виду… – издалека начала Алена, чтобы привлечь внимание.

– Угу, – машинально ответила Лиза, хотя совершенно не слушала собеседницу.

– Так вот, она частенько ездит к мужикам на вызовы, и Гилберт является ее постоянным клиентом.

– И что? – Лиза напряглась, тема разговора ей не нравилась. Совершенно не хотелось обсуждать чью-то личную жизнь, а уж постель и подавно. Если бы речь шла о ком-то другом, она бы непременно остановила собеседницу, но Алекс… Неизвестно откуда взялось любопытство, тайная страсть заглянуть за ширму надменности, узнать, какой он на самом деле.

– Что-что… рассказала, что в постели Гилберт зверь, не знающий пощады. Сколько раз ни приезжала к нему, всегда одно и то же – поставит раком и дерет безжалостно, потом синяки неделями сходят, а еще…

Помимо воли яркие картинки замелькали перед глазами, словно кадры фильма. Крупная дрожь прошла по телу от омерзения. Вся ее супружеская жизнь была пропитана этой жестокостью. Невольно представив на месте Максима Алекса, Лиза отчаянно замотала головой, отказываясь принимать такую правду.

– Хватит! – крикнула она, не выдержав внутреннего давления, ощущая, как мерзкий морозец гуляет по коже, заставляя волоски вставать дыбом.

– Ну как знаешь… – протянула Алена, удовлетворенная произведенным эффектом. Теперь-то уж у Алекса точно нет шансов. Судя по рассказам Макса, Лиза его и близко к себе не подпустит.

***

Закрывшись у себя в кабинете, Алекс упорно пытался работать, но мысли то и дело перетекали в другую плоскость. Раз за разом прокручивая в голове недавний эмоциональный разговор с Лизой, все больше приходил к выводу, что она сказала правду и, скорее всего, не причастна к решению мальчика. Но что тогда его сподвигло? Очевидный ответ на этот вопрос он скрепя сердце отмел, а неочевидного у него не было.

На коммутаторе зажглась красная лампочка, извещавшая о входящем внутреннем звонке. Алекс включил громкую связь.

– К вам Елизавета Андреевна с сыном, – прозвучал вежливый голос Оксаны.

– Проводи, – распорядился Алекс и, отключив соединение, поднялся навстречу посетителям.

Оксана распахнула дверь и, пропустив в кабинет Лизу и Женю, обратилась к Алексу:

– Вам что-нибудь нужно?

– Нет, спасибо.

Девушка кивнула и, осторожно прикрыв дверь, удалилась.

– Жень, – мягко позвал Алекс, остановившись в нескольких метрах от них. Мальчик не пошевелился, спрятавшись за спину матери, повинно опустил голову.

Алекс растерянно взглянул на Лизу. Та повернулась и что-то проговорила на ухо сыну. Женя шумно выдохнул и вышел вперед.

– Поговорим? – тихо спросил Алекс и присел на корточки, чтобы быть на одном уровне. Мальчик неуверенно кивнул.

Лиза не вмешивалась в их диалог, но не могла не отметить, что от недавнего бешенства Алекса не осталось и следа – он был спокоен и уравновешен, словно не грозился уничтожить ее несколько часов назад.

– Что случилось? Расскажи мне… – попросил Алекс, пытаясь нащупать ту ниточку доверия, что связывала их недавно.

– Ничего…

– Жень, так не бывает… Я тебя чем-то обидел?

На этом вопросе Лиза замерла в ожидании ответа. Ее версия была как раз такова.

– Нет, – уверенно ответил Женя и снова опустил глаза.

– А почему тогда ты не хочешь больше дружить? – Алекс говорил мягко, но в то же время настойчиво. Намеревался во что бы то ни стало выяснить правду. Теперь, когда он знал, что это его сын, просто не мог потерять с ним контакт.

Но мальчик упорно продолжал хранить молчание.

– Жень. – Алекс приобнял его за плечи, невольно вынуждая посмотреть на него. – Я не буду ругаться или обижаться, честно. Я просто хочу узнать причину.

– Я не могу сказать… – В глазах ребенка застыли слезы. Он едва сдерживался, чтобы не расплакаться. Растерялся, не знал, как себя вести и что делать, чтобы не усугубить свое положение. Теперь получалось, что он обманул всех вокруг.

– Почему? Мама тебе что-то сказала? – Алекс выразительно посмотрел на Лизу – эта была его версия.

Лиза знала, что за ней нет вины, но неосознанно напряглась. Мало ли что взбредет ребенку в голову, потом можно и не отмыться.

– Нет, – также уверенно ответил Женя.

– Жень, пожалуйста, расскажи нам все, – взмолилась Лиза, опустившись на корточки рядом с Алексом. Ей тоже порядком надоела эта угадайка, но она понимала, что, если сейчас все не выяснить, дальше будет только хуже. Сын еще больше закроется в себе и вытащить его из толстого панциря станет практически невозможно.

– Я не могу… – шмыгнув, ответил мальчик.

– Почему? – в один голос воскликнули оба взрослых.

Женя не смог сдержаться и заплакал. Просто не знал, как распутать ту паутину лжи, которую сам сплел.

Лиза сразу же рванула к нему и крепко прижала к себе, пытаясь успокоить.

– Ты чего, Жень? Мы просто хотим узнать правду. Никто тебя не обидит и не накажет… – шептала она и нежно гладила его по спине.

– Мам, ты не понимаешь… – прерывающимся от всхлипов голосом проговорил мальчик.

– Так объясни. – Лиза отстранилась и заглянула сыну в глаза. – Мы хотим тебе только добра…

– Жень, мама права, – сразу же поддержал ее Алекс. – Если есть какая-то проблема, давай просто решим ее как мужчины.

– Я не знаю, как решить…

– Ты, главное, озвучь, а я помогу, – предложил он, почувствовав, что мальчик сдает свои позиции. – Я сделаю все, что в моих силах. Мы же друзья, помнишь? А друзья всегда помогают друг другу.

Женя все еще шмыгал, но уже не плакал, лишь переводил затравленный взгляд с Алекса на маму и пытался подобрать слова. Даже не представлял, как сможет рассказать все.

– Ты мне веришь? – совершенно серьезно спросил Алекс, удерживая зрительный контакт с ребенком.

– Верю, – с готовностью ответил тот.

– Тогда расскажи и сразу станет легче.

Женя тяжело вздохнул и еле слышно произнес:

– Это отец…

– Что отец? – не понял Алекс и посмотрел на Лизу, та недоуменно пожала плечами.

– Отец сказал, что я должен просить у тебя деньги… – набравшись смелости, выпалил мальчик и зажмурился, неосознанно ожидая удара, но его не последовало.

– Зачем?

– Чтобы отдать ему. Я не хочу этого делать, но и отказать не могу, он меня накажет, – на одном дыхании проговорил Женя и, не выдержав, снова заплакал.

В кабинете воцарилась звенящая тишина, лишь частые всхлипы ребенка нарушали ее. Ни один мускул не дрогнул на лице Алекса, но Лиза явственно уловила случившуюся с ним перемену. Совсем недавно спокойный и расслабленный, теперь он напоминал сгусток опасной энергии. Его аура опаляла даже на расстоянии.

– Поэтому ты решил просто прекратить общение? – уточнил Алекс на всякий случай, хотя и так все понял. Все было до безумия просто. Как он сам не догадался? От Краснова можно было ожидать чего угодно, но использовать своего сына… «Это мой сын!» – услужливо подсказал внутренний голос, заставив Алекса сжать кулаки.

– Да, я подумал, что так всем будет лучше… – Женя виновато опустил голову. После признания стало легче, но какими будут последствия, он боялся даже предположить.

– Почему ты мне не сказал? – недоуменно спросила Лиза. – Я бы вмешалась.

Вся эта ситуация просто не укладывалась в голове. А что пережил сын за несколько дней, даже подумать было страшно. Ребенок мучился и страдал, но никому не признался.

– И ты бы снова полночи ругалась с папой, а потом плакала в ванной. – С детской непосредственностью Женя выложил все, что думал. Теперь что-то скрывать не имело смысла.

– Жень… – прошептала Лиза, чувствуя, как краска стыда заливает лицо. Мало того, что после этих слов Алекс узнал слишком много подробностей ее семейной жизни, худшим было то, что сын об этом знал, а ведь она всеми силами старалась сохранять иллюзию семьи для него.

– Я уже взрослый и обязан защищать тебя! – решительно заявил он и вытер нос рукавом.

Лиза не смогла сдержать слез и, крепко прижав к себе сына, зажмурилась. От одной мысли о том, как он переживал все это в одиночку, становилось жутко. Бедный малыш и уже такой по-взрослому серьезный.

Алекс молча наблюдал за этой сценой, пытаясь как-то переварить услышанное и хоть немного потушить внутренний пожар. Откровения ребенка сильно задели его, ненависть к Максу разрослась до немыслимых масштабов. В эту минуту он готов был свернуть тому шею собственными руками. Только присутствие Жени остужало пыл, не мог себе позволить напугать мальчика агрессией.

Заперев крамольные мысли в дальнем углу сознания, решил поддержать ребенка. Придать ему уверенности в себе. Несколько раз глубоко вздохнув, протянул руку.

– Ты молодец. Я тобой горжусь.

– Правда? – с надеждой спросил Женя и, вывернувшись из объятий матери, пожал ладонь. Лицо его озарила довольная улыбка.

– Правда. Защитить мать – святая обязанность каждого мужчины. – Алекс тщательно подбирал слова, чтобы донести до Жени главную мысль, хоть давалось это и нелегко. – Только в следующий раз хорошо подумай. Не нужно никогда ничего решать за других людей. Если бы ты обратился ко мне за помощью, мы бы вместе нашли выход из сложившейся ситуации и не пришлось прибегать к крайним мерам.

Лиза замерла, словно фраза предназначалась ей, и взволнованно подняла на Алекса глаза.

– Нет ничего хуже, чем решать судьбу другого человека, – продолжил он, глядя куда-то вдаль. Мысли его унеслись за пределы этого кабинета, в незабытое прошлое.

– Но я решил только за себя… – озадаченно возразил мальчик.

– Не только. – Алекс грустно улыбнулся и попытался объяснить на пальцах. – Ты решил еще за меня и маму. С чего ты взял, что для нее лучше ничего не знать? Может, зная правду, она бы приняла какие-то важные для себя решения. А я? С чего ты решил, что, причинив мне боль, сделал хорошо? Да я бы лучше заплатил твоему отцу, чем так переживать. Ты дорог мне, я не хочу терять нашу дружбу.

– Я об этом не думал… – честно признался Женя. В его голове все было просто и понятно, а теперь Алекс заставил его посмотреть на ситуацию под другим углом.

– Просто помни, что у каждого поступка есть обратная сторона и последствия. Ты можешь принимать решения только относительно себя, если участвует кто-то еще, нужно советоваться. Ложь во спасение еще никого до добра не доводила… как и самопожертвование…

На последних словах Лиза вздрогнула. Алекс как будто знал ее тайну и высказывал свое мнение относительно ее поступка, совершенного много лет назад. Ведь именно она, пытаясь спасти Царева, прибегнула к «спасительной лжи» и пожертвовала собой ради его свободы и светлого будущего. Сейчас, оборачиваясь назад, могла смело сказать, что счастья это не принесло никому. Как сложилась бы их жизнь, не поступи она так опрометчиво, было неизвестно, но то, что собственноручно обрекла себя и сына на невозможную пытку, слишком очевидно.

– Я понял… – Женя кивнул и серьезно посмотрел на Алекса. – Ты простишь меня?

– Уже простил, – улыбнувшись, ответил он. – Только пообещай мне все рассказывать сразу.

– Обещаю, но что мне делать с отцом?

– Придерживайся пока своей версии, я скоро все решу, – пообещал Алекс, в его голове уже созрел план боевых действий. Краснов и так достаточно потрепал им нервы, пора было показать ему его место.

– Ты ему расскажешь? – с опаской поинтересовался Женя. Скандала с отцом ему совсем не хотелось, он боялся даже предположить, что тот с ним сделает.

– Нет, не беспокойся, – успокоил его Алекс. – Я ничего ему не скажу. А теперь забирай маму и идите, мне надо подумать.

– Хорошо, до встречи. – Поддавшись порыву, мальчик крепко обнял Алекса за шею и направился к выходу.

– Пока.

– Жень, иди я догоню. – Лиза решила немного задержаться и, как только за сыном закрылась дверь, обратилась к Алексу: – Уничтожение отменяется?

– Вам, я гляжу, весело? – Он резко изменился в лице и одарил ее презрительной ухмылкой. От благодушия не осталось и следа, Алекс вновь стал собой: жестоким, надменным и циничным. Только на Лизу эти метаморфозы не произвели никакого эффекта, она больше не боялась его, словно чувствовала уязвимость.

– Отнюдь, – спокойно ответила Лиза, не отводя взгляд, лишь непроизвольно передернула плечами.

– Вы знали? – холодно поинтересовался Алекс. Присел на край стола и сложил руки на груди. Его поза явно намекала на исходившую угрозу, но Лиза никак не отреагировала.

– Конечно нет! – возмущенно воскликнула она и приблизилась к нему. – Но я хочу знать, что вы задумали.

– Вас это не касается, – отмахнулся он. Глаза опасно сверкнули, предупреждая, что она переходит границы.

– Это касается моей семьи, а значит, и меня лично, – упорно настаивала Лиза. Ее мало волновала судьба супруга, но хотелось понимать, чего ждать по возвращении домой. Алекс, естественно, не думает о том, что с Максом еще жить и ей, и сыну.

– Вашей семьи? – издевательски поинтересовался Алекс. – Этого ублюдка вы называете семьей? – Он оттолкнулся от стола и направился к ней. – Мужем? – остановился в полушаге от нее. – Говорите о любви… вам самой не противно?

– Не вам меня судить.

Лиза шумно выдохнула, от Алекса опять начинала кружиться голова, но никакие доводы разума не могли заставить ее сойти с места. Алекс нужен был ей, как наркотик. Она неосознанно тянулась к нему за очередной дозой удовольствия. Рядом с ним эмоции били через край, и Лиза чувствовала себя живой, настоящей.

Алекс лишь усмехнулся – уже осудил и вынес приговор, осталось только привести его в исполнение, но что-то не давало это сделать. Постоянно находились причины откладывать правосудие, но после того как он узнал правду о сыне, пощады быть уже не могло.

– Подумайте о сыне, – пренебрежительно посоветовал Алекс.

– Я только о нем и думаю.

– Неужели он заслужил такого отца? – решительно сократив расстояние между ними, он заглянул в глаза.

Лиза не пошевелилась, но и не попыталась отвести взгляд. Смотрела прямо и открыто, чем еще больше провоцировала его. Алекс дурел от близости, каждая секунда рядом с ней отнимала катастрофически много внутренних сил. Удержаться от прикосновений было невозможно, и он поддался порыву, скользнул ладонью по щеке к шее, зарылся пальцами в мягкие волосы и притянул к себе ее лицо.

– Другого, к сожалению, нет, – прошептала она ему в губы и инстинктивно прикрыла глаза, желая ощутить мягкость его губ. Попробовать, наконец, вкус запретного поцелуя.

– А мог бы быть, – жестко ответил Алекс, убрал от нее руки и отошел на безопасное расстояние. Опять не сдержался, эта женщина слишком сильно притягивала его.

– Что вы хотите этим сказать? – настороженно поинтересовалась Лиза. Почувствовав странный озноб во всем теле, крепко обхватила себя руками. Ей не хватало тепла, его тепла. Он играл в какие-то опасные игры, Лиза совершенно запуталась в себе, в нем, в происходящем.

– Не берите в голову, – отмахнулся Алекс и сел на свое рабочее место, демонстративно дав понять, что разговор окончен. – До свидания.

– До свидания, – ответила Лиза и вышла из кабинета. Настаивать было бесполезно, если он уперся, то ничего не скажет. Придется ждать удара в спину.

Как только за ней закрылась дверь, Алекс тут же приступил к исполнению намеченного плана. Нажав несколько кнопок на коммутаторе, взял трубку.

– Внимательно, – ответила Элис, прекрасно зная, кто звонит.

– Собери все, что есть на Краснова, и принеси мне.

– Но…

– Не обсуждается, – повесил трубку и откинулся на спинку кресла. Просто необходимо было отключить эмоции и все продумать еще раз трезвой головой. Завтра утром он нанесет первый удар по семье Красновых.


Элис повесила трубку и нервно постучала пальцами по столешнице. Нехорошее предчувствие, зародившееся в душе еще сегодня утром, приобретало вполне реальные очертания. Неужели Алекс решил нанести удар? Но он слишком спешил, сейчас не самое подходящее время… Она еще не готова противостоять ему. Элис так надеялась, что успеет собрать достаточно информации, чтобы предотвратить наступление. Даже билет уже заказала в Канаду. Именно разговор с матерью Алекса должен был пролить свет на многие события десятилетней давности.

Огорченно покачав головой, встала и начала собирать необходимые документы. Делать нечего – придется как-то выруливать по ходу пьесы. Элис сложила нужные файлы в одну папку, еще раз проверила, все ли на месте, и вышла за дверь, едва не столкнувшись с Лизой.

– Лиза? Привет.

– Здравствуй, Элис, – напряженно ответила она. После разговора с Алексом еще не успела взять себя в руки и ощущала потерянной. Он слишком быстро менялся, Лиза не успевала за ним. Каждый раз убеждала себя, что не допустит сближения, но все равно летела на его огонь, как мотылек, стоило ему только поманить. Она чувствовала себя обманутой, не понимала, чего он хочет и чего хочет сама. Все слишком сильно запуталось. Ребусы наслаивались друг на друга, и ни один она не могла разгадать. Водоворот событий закручивал все сильнее и не было времени, чтобы остановиться и проанализировать происходящее.

– Ты какая-то бледная… все нормально? – участливо поинтересовалась Элис, крепко прижимая к себе папки с важными документами.

– Да, спасибо. Все хорошо.

– Подожди. – Элис вдруг вспомнила об одном незавершенном деле, скрылась в своем кабинете и вернулась через несколько секунд с плотным конвертом в руках. – Вот, держи.

– Что это? – воскликнула Лиза и, приоткрыв конверт, округлила глаза от удивления. Сумма была внушительной.

– Премия твоя. Новогодняя.

– Премия? Я думала, что…

– Я забрала, чтобы никто не посягал, – пояснила Элис, одарив ее лучезарной улыбкой. Сама удивлялась, как ей удалось провернуть эту аферу под носом у Макса и не попасться Алексу. – Хотела отдать еще в кафе, но…

– Спасибо. – Лиза быстро сунула конверт в карман, чтобы не дай бог муж не увидел. Он думал, что деньги давно потрачены на подарок сыну, и ее такой расклад полностью устраивал.

– Не за что. Ты от Алекса?

– Я… да…

– Лютует?

– Есть немного… – Лиза не стала вдаваться в подробности. Мелькнула мысль спросить у Элис о планах ее начальника, но быстро отказалась от нее. Во-первых, вряд ли та станет рассказывать, а во-вторых, она не знала, где висят камеры, и, скорее всего, об их разговоре узнал бы сам Алекс.

– Фух, ну с богом тогда, пойду укрощать дракона. – Элис лукаво подмигнула и направилась дальше по коридору.

– Удачи, – пожелала Лиза ей в спину и пошла в противоположном направлении. Пухлый конверт приятно согревал душу и поднимал настроение. Наконец, у нее появились деньги, и она может потратить их по своему усмотрению. Или не потратить вовсе, а отложить…

Глава 23

– Принесла? – с ходу спросил Алекс, как только помощница вошла в его кабинет.

– Да. Вот все, что есть. – Она протянула ему папки с документами и опустилась на свободный стул. По выражению лица невозможно было понять, о чем он думает, поэтому решила спросить прямо. – Что ты намерен делать?

Алекс посмотрел на нее как на дуру, будто Элис сказала величайшую на свете глупость, но все же удостоил ответом.

– Я хочу уничтожить этого урода, – процедил сквозь зубы и принялся увлеченно изучать бумаги.

Элис лишь покачала головой. Не знала, как остановить его. Алекс явно был на взводе и отказывался слушать голос разума. Эмоции хлестали через край, хоть внешне он оставался спокойным. Она очень боялась, что он наломает дров и будет жалеть об этом впоследствии.

– Алекс, еще рано…

– В самый раз, – холодно отозвался он, не отрываясь от чтения.

– Что случилось-то?

Алекс отложил документы в сторону и в упор посмотрел на свою помощницу. Злость в душе еще не утихла, но он уже способен был ее контролировать.

– Этот урод заставлял моего сына попрошайничать у меня же.

– Ну и что тебя удивляет? – сухо поинтересовалась Элис. Такое поведение было вполне в духе Максима и не вызывало недоумения.

– Ничего. – Он равнодушно пожал плечами и вновь уткнулся в изучение информации, но не выдержал и добавил. – Я просто хочу избавить ребенка от его присутствия.

– Каким образом, интересно?

– Думаешь, тюрьма не лучший способ?

– Ты уверен, что доказательств хватит? – с сомнением спросила Элис, решив предпринять еще одну попытку притормозить его.

– Уверен, – спокойно ответил Алекс и, кивнув на стопку бумаг, добавил: – Ты насобирала на десятерых.

– Может, подождем еще немного?

– Нет! – Он неожиданно повысил голос и вскочил с места. – Сейчас! Не хочу больше ждать.

– Ты даже не уверен, что Женя твой сын…

– Я уверен! – Алекс принялся мерить шагами кабинет. – Но это неважно, даже если это не так, моего отношения сей факт не изменит.

Он остановился у окна и устремил пустой взгляд в зимнюю ночь. Усталость накатила внезапно, словно придавив к земле. Хотелось просто уснуть и проснуться, когда все закончится.

Алекс прикрыл веки и позволил мыслям заполнить сознание. Он постоянно куда-то стремился, чего-то хотел, грыз землю, но добивался всего, чего желал, а зачем? Для чего все это было надо? Злость заставляла двигаться вперед, вставать с колен, когда не было сил. Злость и желание доказать, что он чего-то стоит, что все может.

Добился всего, покорил незыблемые высоты, заработал столько денег, что не смог бы потратить даже за несколько жизней, но сейчас осознавал, что все это не имеет значения. Вся его жизнь просто фарс. Главное – это сын. Сын, о котором он практически ничего не знал, но уже любил и обязан был защитить от всего на свете.

Алекс не задумываясь отдал бы все: деньги, имущество, положение в обществе, все, чем владел, лишь бы вернуться на десять лет назад и прожить их с любимой женщиной и сыном. Зачем ушел тогда? Зачем позволил Лизе разрушить все? Если бы он только знал о крохотной жизни, уже тогда жившей в ней…

– Алекс? – услышав взволнованный голос Элис, открыл глаза. – Все хорошо?

– Да, просто задумался…

– Что мне делать?

– Готовь бумаги на увольнение и заявление в полицию, – по-деловому распорядился Алекс и, вернувшись к своему столу, опустился в кресло.

– Когда?

– Завтра. Мне нужно сделать несколько звонков…

– Поняла. Уже ухожу. – Элис поднялась и собрала все документы.

– Я буду поздно.

Она остановилась на полпути и, развернувшись, удивленно посмотрела на него.

– У меня встреча запланирована на поздний вечер, – пояснил он.

– Это как-то связано с Красновым? – уточнила Элис на всякий случай

– Напрямую.

– Удачи.

– Спасибо.

Элис вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь, а Алекс достал телефон, чтобы позвонить и договориться о месте встречи.

***

Лиза в нерешительности остановилась около подъезда. Идти внутрь не хотелось совершенно, ноги как будто налились свинцом. Она с большим трудом сдерживала порыв развернуться и убежать без оглядки.

Несколько раз глубоко вдохнув, прислонилась лбом к холодной металлической двери и прикрыла глаза. «А как было бы просто взять и раздвинуть ноги», – подумала, усмехнувшись и перенеслась в прошлое…


– Добрый вечер, Григорий Борисович, можно? – Лиза неуверенно переминалась с ноги на ногу на пороге квартиры.

– Лизочка, проходите, конечно, у вас что-то случилось? – участливо поинтересовался тот и, пропустив ее внутрь, закрыл дверь.

– А Алла Дмитриевна дома?

– Нет, на даче она, завтра только вернется, – пояснил Григорий, помог ей снять куртку и проводил в кухню. – Может быть, чай, кофе?

– Нет, спасибо, ничего не нужно. – Лиза чувствовала себя очень неуютно в компании этого человека, но отступать было некуда, раз уж решилась просить помощи, то придется идти до конца.

– Я вас слушаю. – Он жестом указал на свободный стул и, дождавшись, когда гостья сядет, опустился напротив.

– Мне очень нужны деньги. Срочно, – с трудом выдавила из себя Лиза. Никогда ни у кого ничего не просила, но ситуация была безвыходная – муж в очередной раз проиграл крупную сумму денег и взять их было неоткуда.

– Даже так… О какой сумме идет речь?

– Триста тысяч рублей.

– Нехило, – усмехнулся Григорий, откровенно рассматривая ее.

Под пронзительным взглядом карих глаз Лиза непроизвольно поежилась, неприятный холодок пробежал по позвоночнику. Она нутром чувствовала, что ничем хорошим этот визит не закончится.

Григорий долго молчал, обдумывая свое решение.

– Я все отдам, отработаю, – робко начала Лиза, но директор не дал ей закончить, жестом призывая замолчать. Она подчинилась и опустила глаза в ожидании ответа.

– Я дам тебе денег. Даже не спрошу, для чего они тебе, но отработаешь ты их в моей постели, – совершенно обыденно произнес он.

– Что? Да вы с ума сошли! – изумленно воскликнула Лиза, когда смысл сказанного дошел до нее. Она вскочила с места, намереваясь тут же уйти, но Григорий не позволил, поймав за запястье, притянул к себе.

– Ну что ты горячишься? Я всего лишь предложил тебе взаимовыгодную сделку: ты со мной спишь, я тебе за это плачу.

– Да как вы можете мне такое предлагать! – Ее возмущение не знало предела – неужели она когда-то дала повод считать себя проституткой?

– Да брось ты строить святую невинность, давно уже не девочка. – Лиза закусила губу от досады и злости. – Никто клеймить тебя позором не собирается, о нашем разговоре знаем только ты и я.

– Господи, что вы несете?! Пустите меня, – попыталась выдернуть руку, но он лишь сильнее сжал запястье. – Да пустите же! – изо всех сил рванулась она и, получив, наконец, свободу, направилась к выходу.

– Лиза, подумай. Мне много не надо – встречи пару раз в неделю, в обмен полная финансовая независимость. – Григорий прислонился к косяку, наблюдая за тем, как она поспешно одевается. – Тебе никогда больше не придется думать о деньгах, не это ли предел мечтаний всех женщин?

– Нет! – гордо заявила она и вышла, громко хлопнув дверью…


«Так просто взять и раздвинуть ноги» – повторила про себя Лиза и открыла глаза.

Прими она тогда это предложение, сейчас все могло бы быть по-другому. Миллионы женщин так живут, пользуясь покровительством богатых любовников, и всех все устраивает, но Лиза не могла. Если бы не встретила в своей жизни Царева, то, возможно, согласилась на условия престарелого бабника. Какая разница, кто будет ласкать ее тело, ненавистный муж или не менее ненавистный любовник, если она сама не чувствует ничего, кроме отвращения к этому процессу.

Но Женя показал ей, что бывает по-другому, научил любить с неистовой силой и отдавать всю себя. Ее тело до сих пор хранило все те запредельные ощущения, что она испытывала рядом с ним. Кожа горела огнем, кровь закипала в жилах, а сердце заходилось от переизбытка счастья, обрушившегося на него. Помня все это, Лиза просто не могла переступить через себя. Она бы перестала уважать себя. А сын? Как мать-проститутка смогла бы смотреть ему в глаза?

С того дня прошло пять лет. Лиза ни разу не пожалела о своем решении, но переступить через эти воспоминания было очень сложно. Григорий Борисович повел себя как мужчина, об их разговоре действительно никто не узнал, и больше никогда не возвращался к этой теме, но она ничего не забыла.

Лиза согласилась помочь Григорию скрепя сердце и только при условии, что дома будет его жена, он усмехнулся, но спорить не стал. Оставалось надеяться, что не обманул, в противном случае она боялась даже представить, что ее может ждать.

Сделав несколько глубоких вдохов, она набрала номер нужной квартиры на циферблате домофона.

– Кто там? – Мужской голос раздался в динамике, и Лиза напряженно ответила:

– Краснова.

– А, Лиза, заходи.

Дверь с протяжным писком открылась, и она вошла в подъезд.

Около квартиры ее встречал сам Григорий.

– Лизонька… пришла все-таки. – Странный блеск в его глазах не понравился ей, но она постаралась взять себя в руки и, натянуто улыбнувшись, прошла внутрь мимо радушного хозяина квартиры.

– Ну я же обещала.

– Проходите, располагайтесь.

Сняла куртку и сапоги и невольно осмотрелась в поисках жены Григория.

– Она на кухне, не хочет мешать, – пояснил он, словно прочитав мысли Лизы. – Может, чаю? Или еще чего…

– Нет, спасибо, давайте ближе к делу. – Она проигнорировала его намек, вернув разговор в сугубо-деловое русло.

– Конечно-конечно. Вот выписки и назначения, – засуетился Григорий и предоставил все необходимые бумаги.

Лиза внимательно изучила назначения врача, прикидывая фронт работы.

– Где стол?

– В комнате.

– Разденьтесь по пояс и лягте на живот. – Он кивнул и скрылся за одной из дверей, где, по-видимому, располагалась комната.

Лиза проводила его обреченным взглядом и направилась в ванную. Всеми силами старалась относиться к происходящему как к работе, но только представив, что будет касаться его тела, невольно передергивала плечами от омерзения.

Вымыв руки, вошла в комнату и сразу включила люстру, проигнорировав тусклый свет ночника. Как она и просила, обнаженный по пояс Григорий лежал на животе. Окинув его спину взглядом, инстинктивно сжала руки в кулаки, но не отступила и подошла ближе.

– Готовы?

– Готов.

Глубоко вздохнув, выдавила на пальцы немного мази, заставила себя дотронуться до его кожи и принялась разминать мышцы. Неприятные ощущения вскоре исчезли, Лиза вовлеклась в процесс и полностью отключила эмоции. Делала свою работу, прорабатывая нужные отделы спины. Руки сводило с непривычки, но, не обращая внимания на боль и усталость, она доделала массаж.

– Я закончила, – известила его, растирая одеревеневшие пальцы.

– Лизонька, у вас золотые руки. – Григорий сел и, окинув ее странным взглядом с головы до ног, улыбнулся.

– Обычные. – Она равнодушно пожала плечами и направилась к выходу.

– Ну не скажите. Я знаю, что говорю, – вслед ей ответил он и пошел за ней.

– Спасибо, – равнодушно поблагодарила и зашла в ванную.

Тщательно вымыв руки, вернулась в коридор и принялась обуваться.

– Вот ваши деньги. – Григорий протянул ей пятитысячную купюру.

– Да ну что вы… – Она хотела отказаться, ведь согласилась помочь не из-за материальной выгоды, а просто по-человечески.

– Это не обсуждается. Каждый труд должен быть оплачен. – Он аккуратно сложил бумажку и засунул в карман ее куртки.

– Спасибо. – Лиза смущенно улыбнулась, но спорить не стала. Деньги никогда не были лишними.

– Когда следующий сеанс? – поинтересовался уже в дверях.

Лиза обернулась и, немного подумав, ответила:

– По-хорошему, нужно через день два, хотя бы десять сеансов.

– Хорошо, тогда до послезавтра? – уточнил Григорий.

– В это же время?

– Да. Буду вас ждать.

– До послезавтра, – попрощалась Лиза и вошла в кабину лифта.

Двери с грохотом закрылись, и она, наконец, смогла облегченно выдохнуть. Все вышло даже лучше, чем предполагала – еще и денег заработала. Боялась, что он начнет приставать, но все прошло гладко. Григорий вел себя в пределах допустимого, и Лиза почувствовала себя намного увереннее. Десять сеансов не так много, как-нибудь справится и добавит в свою копилку денег. От этих мыслей настроение улучшилось, она улыбнулась и выпорхнула из подъезда в морозный зимний вечер.

***

Каждый вечер игорный клуб «Шанс» распахивал свои объятия для любителей азартных игр. Здесь было все, чтобы удовлетворить разнообразные потребности клиентов: несколько карточных залов, рулетка, игровые автоматы и бар для утоления жажды любого рода.

В прокуренном помещении не было ни окон, ни вентиляции, но никто не обращал на это внимания. Мужчины были поглощены игрой в покер. Яркий свет, горевший над столами, покрытыми зеленой тканью, позволял отчетливо видеть карты, а большего и не требовалось.

В спертом воздухе витали ароматы денег и алкоголя. Множество мужчин собиралось в этом заведении, чтобы попытаться поймать удачу за хвост и выиграть. Но везло далеко не всем: кто не умел вовремя остановиться, уходил домой в лучшем случае с пустыми карманами, в худшем – с новым долгом.

Крупье окинул всех желающих сыграть следующий кон взглядом, перетасовал колоду и раздал карты. Сидевшие вокруг игорного стола мужчины начали негромко переговариваться и привычно обсуждать насущные проблемы. Казалось, что все они спокойны и расслаблены, но на самом деле напряжение чувствовалось в каждом жесте и взгляде друг на друга.

– Как прошла проверка, Илья Ильич? – словно между делом поинтересовался Максим и отложил одну карту на замену, дополнив фишкой.

– Как всегда, без косяков, – невозмутимо ответил прокурор и повторил его маневр.

– А я слышал, кого-то с должности сняли… – заметил Григорий Борисович и удовлетворенно улыбнулся, собрав интересную комбинацию.

– Врут недоброжелатели. – Илья не выдержал давления, скинул карты и поднялся. – Пожалуй, на сегодня мне достаточно. Удачи вам. – Он пожал руки оставшимся игрокам и вышел из зала.

– А вы что скажете? – Максим обратился к Григорию.

– А я, пожалуй, подниму ставку. – Он бросил несколько фишек крупье.

– Да вы сегодня в ударе, – заметил Макс и недовольно поморщился, увидев, что карта ему совсем не подошла. Отдал ее обратно крупье, доплатив двойную цену.

– О да, после массажа вашей жены я как заново родился.

– Сколько вы ей заплатили? – полюбопытствовал Макс и ответил положительно, отдав последние фишки крупье.

– Вам-то что?

– Так бюджет-то семейный, – нервно рассмеялся Макс, чтобы скрыть напряжение в голосе.

– У нее и спро… – Телефонный звонок не дал договорить. Взглянув на дисплей, Григорий ответил на вызов.

– Бакунин, слушаю… Могу.

Макс превратился в слух, но, как ни силился, не смог узнать собеседника.

– А вы играете в покер? Да? Как замечательно. Тогда приезжайте в «Шанс», здесь и поговорим. Да, до скорого.

Григорий отложил телефон в сторону и перевел взгляд на крупье. Тот кивнул и вскрыл карты.

– Стрит. – Молодой человек бесстрастно озвучил комбинацию.

Наступила очередь Максима. Хитро улыбнувшись, выложил на стол свои карты.

– Фулл хаус, – с предвкушением произнес он и потянулся к фишкам.

– Не спеши… – ухмыльнулся Григорий. – У меня каре.

– Не может быть! – воскликнул Макс и подскочил на месте. Победа была у него в руках, он уже чувствовал ее сладкий привкус.

– Может. – Григорий лениво собрал фишки и похлопал Макса по плечу. – Увы, мой друг, для вас игра закончена.

– Еще нет. Дайте мне возможность отыграться, – с жаром попросил тот.

– В другой раз, когда вам будет что поставить на кон.

– Но…

– Нет, Максим, вы же знаете, что я не играю взаймы, – напомнил Григорий, аккуратно раскладывая выигранные фишки по стопкам.

– Знаю, – разочарованно выдохнул Макс.

– В таком случае до встречи на следующей неделе.

– Хорошо… в это же время.

– Да.

Максим кивнул и направился к выходу. Настроение оставляло желать лучшего, в очередной раз он проиграл все, что у него было. Идти домой и видеть опостылевшую физиономию жены совершенно не хотелось, только не сегодня. Взяв такси, назвал адрес Алены и поехал к ней в надежде, что она поможет ему забыть о досадном поражении или хотя бы компенсирует его.


Алекс въехал на парковку и остановился недалеко от мигавшей на все лады вывески «Используй свой ШАНС». Усмехнувшись креативности слогана, посмотрел на часы – до назначенного времени оставалось около получаса, приходить раньше не было смысла, а сидеть в машине – желания.

Забрав телефон и документы, он заглушил двигатель и вышел на улицу. Морозный воздух сразу же пробрался под пальто, заставив зябко поежиться и застегнуться. Алекс прислонился к капоту автомобиля и поднял голову к чистому ночному небу. Глубоко вдыхал зимнюю свежесть, пытаясь остудить мысли. Зачем приехал сюда? Что сподвигло согласиться на нелепое предложение встретиться в казино?

Он хоть и умел играть, но не любил карты, как и азартные игры в целом. Не понимал идиотов, просаживавших целое состояние в таких заведениях. Может быть, любопытство сыграло свою роль или желание узнать здешний контингент – сейчас это было уже неважно. Главное, что ему требовалась на данный момент, – это холодная голова и точный расчет. Алекс хотел добыть у Григория необходимую информацию и по возможности склонить его на свою сторону в войне с Красновым и собирался достигнуть этого любой ценой.

Отмерив необходимое время, Алекс двинулся к «Шансу». Предъявил охране документы, прошел внутрь и осмотрелся. Жалкая полуподпольная забегаловка не походила на казино в привычном для него понимании, но выбирать не приходилось.

Немного поблуждав по залам, он остановил девушку-официантку, и та любезно проводила его к нужному столу. Григорий поднялся навстречу и протянул руку.

– Добрый вечер, Алекс.

– И вам. – Он ответил рукопожатием и опустился в предложенное кресло.

– Выпьете что-нибудь?

– Да, двойной виски со льдом было бы неплохо…

– Люсенька, принесите нам виски, будьте добры. – Приторно-сладким голосом Григорий обратился к официантке, та широко улыбнулась и удалилась.

Алекс сразу же сделал вывод, что Григорий завсегдатай этого заведения, но как использовать полученные сведения, пока не знал.

– Что-то здесь не многолюдно, – заметил он, осмотревшись.

– Будний день, многим завтра на работу. – Григорий равнодушно пожал плечами. – Сыграем?

– Почему бы и нет, – согласился Алекс, хотя желания не было абсолютно. Положил на стол несколько пятитысячных купюр и получил взамен пластиковые фишки.

Пока крупье тасовал колоду, принесли напитки. Алекс сделал несколько глотков и откинулся на спинку, сосредоточенно изучая свои карты. Похвастаться было нечем, но он не подал виду, оставаясь абсолютно бесстрастным.

– Так какова цель нашей встречи? – между делом поинтересовался Григорий, обдумывая, какую комбинацию может собрать.

– С места в карьер? – Алекс невольно усмехнулся. Кажется, его желание поскорее убраться из этого гадюшника было услышано.

– А чего тянуть-то?

– Пожалуй, вы правы. – Он не стал блефовать и скинул карты на радость сопернику. Тот довольно улыбнулся и принялся торопливо собирать выигрыш. Алекс наблюдал за его действиями с легким пренебрежением. Жадность сочилась в каждом движении, словно Григорий боялся, что кто-то отнимет у него заветные фишки.

Поняв, что мужчинам нужно поговорить, крупье отправился пить кофе, чтобы не мешать. Алекс тем временем продолжил:

– Столько лет Максим Краснов обворовывал «Оку», и я ни за что не поверю, что вы не были в курсе.

– Добрался все-таки, – ухмыльнулся Григорий и нервно заерзал в кресле. – Да, водится за ним этот грешок, чего скрывать.

– Так почему вы не вышвырнули его?

– А зачем мне скандал? – вполне искренне удивился тот. – Он ушлый тип и молчать бы не стал, растрезвонил на каждом углу, как его обидели, СМИ подключил, да и устроил мне кучу проверок. Он хоть по факту и не представляет собой ничего, но благодаря своей везучести умудрился обзавестись неплохими связями. Оно мне надо? Воровал в пределах разумного, не бурел, я и закрывал на это глаза.

Алекс внимательно слушал исповедь бывшего директора, но не верил ни единому слову. Тех данных, которыми располагал именно он, было достаточно, чтобы сделать вполне определенные выводы – Бакунин и Краснов в одной упряжке. Но Алекс почему-то не мог до конца поверить в это и предпочел узнать правду из первых уст. Внутреннее чутье, которое никогда его не обманывало, подсказывало, что тут не все так просто.

– С того момента, как я приобрел ФОК, Краснов наворовал полмиллиона… Это, по-вашему, немного? – уточнил Алекс, серьезно глядя на собеседника. Пытался понять, насколько честно тот говорит и замешан ли в махинациях Макса.

– Сколько? – присвистнул Григорий и недоуменно почесал затылок. – Я не ослышался?

– Нет. Вы услышали правильно. Сколько он наворовал у вас, я не считал, но то, что нулей там больше, это точно.

Григорию потребовалось несколько минут, чтобы переварить информацию. О тайных делишках Макса он знал, но никогда не лез в них. Вполне достаточно было небольшого процента, что тот отстегивал ему. Но сейчас, видимо, ситуация обострилась, и он не был готов к такому повороту.

– Так, и чего вы от меня хотите?

– Информацию, – прямо ответил Алекс и вальяжно откинулся на спинку кресла. Нутром ощущал свое превосходство и осознанно демонстрировал это. – Завтра я планирую его уволить по статье и подать заявление в полицию…

– Вы хотите его посадить? – Григорий снисходительно улыбнулся, сомневаясь в успехе этой затеи. Краснов, конечно, был конченым гадом, но изворотливым как уж.

– Лет на десять, – уверенно ответил Алекс и, допив виски, звучно приземлил бокал на стол, подтверждая серьезность намерений.

– Зачем вам это? Ведь есть другие способы вернуть деньги…

– Мне не нужны деньги, – ответил Алекс и хитро прищурился, цепляя собеседника на крючок любопытства.

– А вы не так просты, как кажетесь, – констатировал Григорий и постарался принять расслабленную позу. Еще не решил, на чью сторону встать и каковы будут последствия. С одной стороны, не хотелось терять источник дохода, а с другой – воевать с Алексом.

– Так вы поможете мне?

– Ну, допустим… – протянул Григорий, взвешивая все за и против. – Что получу я?

– Назовите свою цену. – Алекс даже не сомневался, что она у Бакунина есть. Бегавшие глаза выдавали его с потрохами.

– Давайте сыграем, мне нужно подумать, – ответил Григорий и жестом подозвал крупье к столу.

– Хорошо.

Они сыграли несколько конов молча. Алекс без особого энтузиазма участвовал в этом действе и терпеливо ждал. Наконец, Григорий сжалился, написав на салфетке желаемую сумму, передал ему.

– Нехило… – Алекс взглянул на цифру и удивленно приподнял бровь. – Куда вам столько денег?

– На вторую молодость, – рассмеялся Григорий, забрал салфетку и сжег ее в пепельнице.

– Это что за средство такое? – Алекс усмехнулся и нервно постучал пальцами по столу. В его планы не входили настолько большие траты, но торговаться он был не намерен. Либо все, либо ничего.

– Лизонька, – мечтательно протянул тот и расплылся в плотоядной улыбке.

Алекс едва не подавился, делая очередной глоток. Рука невольно с силой сжала бокал и зависла в воздухе.

– Краснова? – с трудом выдавил он из себя и замер в ожидании ответа. Секунды молчания показались ему вечностью, но единственное, что он хотел сейчас услышать, это опровержение своей догадке.

– Она, – вздохнул Григорий и принялся расхваливать на все лады. – Чудесная женщина. Не знаю, что она делает, но благодаря ей я скинул парочку десятков годков. Чувствую себя на сорок пять.

Каждое слово било по нервам, острой бритвой полоснуло по сердцу, оставив кровоточащие раны. Алекс чувствовал, как оно забилось в судорожных конвульсиях, с каждым торопливым ударом стремительно разгоняя боль по организму.

– И как давно она… – Он замолчал и нервно сглотнул, пытаясь подобрать слова. – Продает молодость?

– Не знаю. – Григорий равнодушно пожал плечами. – Вторая специальность, может быть… Вы не хотите попробовать? Она многих к жизни вернула…

Алекс едва сдержался, чтобы не запустить бокал ему в лицо. Злость вскипела в крови молниеносно и искала выход. Тяжело дыша, он смотрел на колыхавшийся в бокале напиток и пытался унять внутренних демонов, рвавшихся наружу.

Ему предлагали купить тело, которое он когда-то любил, ублажал каждый сантиметр, помнил до мельчайших подробностей. Купить, как множество тех «Анжел», что прошли через его постель…

Эта новость, как бомба замедленного действия, взорвалась в мозгу, ненадолго оглушив Алекса, дезориентировав во времени и пространстве. Головой он понимал, что ему должно быть все равно, они давно чужие люди, и Лиза вольна жить так, как ей хочется. Но не смог остаться равнодушным. При одной мысли, что она ублажала этого мерзкого типа и еще сотни других мужчин, становилось дурно. Алекс так и не отпустил ее, а сейчас все чувства резко оголились. Даже спустя десять лет разрушавшей душу ненависти он все еще считал ее своей женщиной. Своей и больше ничьей!

Как она могла? Зачем? Почему? Мысли загудели словно осиный улей, безжалостно жаля воспаленный мозг, причиняя невыносимые страдания. Боль и отчаяние заполнили до краев, вытеснив все другие эмоции. Он старался дышать глубже, но это не помогало. С каждым вдохом напряжение все нарастало.

– Спасибо, обойдусь, – сквозь зубы процедил Алекс и резко поднялся. Ему срочно нужно было на воздух. Пространство вокруг сужалось, стены нещадно давили.

– Отлично, скажите конкретно, что хотите узнать, и не позднее субботы у вас будет информация.

– Отправлю на телефон, – ответил Алекс и направился к выходу не оборачиваясь.

Пелена перед глазами сгущалась. Алекс шел практически на ощупь. Его слегка пошатывало от переполнявших душу эмоций. Не готов был к такой правде. Что может быть хуже, чем узнать, что та, которую он когда-то боготворил, считал святой и непогрешимой, стала обыкновенной шлюхой? Одной из тех, что он вызывал к себе время от времени, чтобы утолить плотский голод.

Болезненная гримаса исказила лицо – каждый раз Алекс хотел, чтобы на месте «Анжелы» оказалась Лиза, чтобы выплеснуть на нее свою ненависть, наказать за давнюю ошибку, но не допускал даже мысли о реальности своего желания.

Кое-как выбравшись на улицу, он зачерпнул щедрую пригоршню снега и умыл лицо – сознание немного прояснилось, дышать стало легче, но вертел, скручивавший внутренности, не замедлился.

Не помня себя, Алекс добрался до машины и, выжав педаль газа в пол, рванул с места. Открыв окна, несся на предельной скорости по пустынному городу, игнорируя немногочисленные светофоры. Ему нужно было сбросить чудовищное напряжение внутри, ослабить хватку огненных клещей, сжимавших горло.

На чистом автопилоте он въехал во двор многоэтажки и остановился около знакомого подъезда. Предательские слезы прожигали роговицу насквозь, но Алекс мужественно удерживал боль внутри. Окинув темные окна взглядом, боролся с непреодолимым желанием подняться и вытрясти из Лизы всю правду. Просто взять и выяснить все здесь и сейчас. Получить ответы на тысячи накопившихся вопросов, но страх не позволил. Алекс хотел правды, но боялся ее не меньше. Так и не решившись на активные действия, развернул машину и уехал, не заметив светлый силуэт в черном окне…

***

Весь вечер Лиза провела в тревожном ожидании мужа. Нервно расхаживая из стороны в сторону, вздрагивала от каждого звука и шороха. Она хотела поговорить с ним и прояснить некоторые моменты, связанные с Женей, а еще лучше – получить, наконец, развод.

Именно сейчас Лиза чувствовала в себе силы и энергию для того, чтобы развязать открытую войну. Возможно, страх за сына стал спусковым крючком или несколько выигранных поединков с Алексом придали ей уверенности в себе, но она была как никогда готова идти до конца.

Максим же домой не спешил, и с каждым прошедшим часом уверенность Лизы таяла, как лед под весенним солнцем. Страх вновь растекался в душе густым киселем, вытесняя остальные чувства. Сомнения заполонили сознание, от собственной беспомощности хотелось выть волком. Она была совсем одна против всего света, а за ее спиной находился сын – самый дорогой в мире человек, требовавший защиты. Слабая хрупкая женщина в жестоком мире могущественных мужчин.

Лиза всего лишь хотела спокойствия для себя и Жени, ну почему за эту малость приходилось сражаться? Почему нельзя просто закрыть глаза и спрятаться за широкую спину любимого человека? При этих мыслях ей почему-то вспомнилась поездка в Нижний Новгород, как Алекс крепко и трепетно прижимал их к себе, отгораживая от репортеров…

Легкий озноб пробрал до костей, заставив всколыхнуться каждую клеточку тела. Лиза невольно поежилась, крепко обняла себя, пытаясь восстановить те сказочные ощущения, и подошла к окну. Вглядываясь в темноту ночи, старалась остановить надвигавшуюся волну слез. Пустота и безнадега опутали сердце, засасывая в эмоциональный вакуум. Она ничего не чувствовала, кроме обреченности и жалости. Была опустошена, свет в конце тоннеля в давно погас, а блуждать в темноте она смертельно устала.

Заметив автомобиль, остановившейся около подъезда, непроизвольно вздрогнула и отпрянула от окна. Сердце зашлось в неистовом волнении, а рука сама потянулась к телефону. Лиза без труда узнала машину Алекса, но не могла даже предположить, зачем он приехал. Что ему было нужно от нее среди ночи? И от нее ли? А если ему нужен Макс?..

Любопытство пересилило, она вновь выглянула в окно, ожидая каких-то действий, но Алекс не спешил выходить. Проверила телефон, надеясь, что он позвонит или напишет хоть как-то обозначит свои намерения, но тот тоже упрямо молчал.

Она все ждала и ждала, прожигая белый «Ландкрузер» взглядом, но безуспешно – постояв несколько минут, автомобиль уехал так же внезапно, как и появился, забрав с собой ее покой и сон. Лиза разочарованно выдохнула и прислонилась лбом к прохладному стеклу. Надежда, вспыхнувшая в душе, погасла так же быстро, оставив после себя лишь загробный холод.

Лиза запуталась окончательно в первую очередь в себе, но сил на самокопание просто не осталось.

Глава 24

Проводив сына до школы, Лиза посмотрела на дисплей телефона и отметив, что до начала рабочего дня еще час, решила наведаться к классной руководительнице Жени. Раиса Аркадьевна радушно встретила ее, чем сильно удивила. Раньше Лиза не замечала, чтобы та испытывала теплые чувства к ее персоне.

– Здравствуйте, Елизавета Андреевна. Вы к нам по делу или как? – пропустила в кабинет и, прикрыв дверь, любезно предложила присесть.

– Я ненадолго, – растерялась Лиза, но все же опустилась на стул. – Деньги вот сдать хотела на обеды за январь и февраль, – вытащила кошелек и перевела взгляд на учительницу, ожидая услышать сумму. Благо после премии финансы позволяли безболезненно оплатить все счета, и она чувствовала себя намного увереннее, чем обычно.

– Какие деньги? – воскликнула Раиса Аркадьевна и достала толстый журнал. Перелистнув несколько страниц, нашла нужную фамилию и ткнула в нее пальцем. – Отец за обеды сдал до конца учебного года.

– Максим? Он был в школе?

– Да, – уверенно констатировала классная руководительница. – Очень хороший молодой человек. Сразу произвел приятное впечатление, даже не знала, что у вас такой замечательный муж.

– Он мне ничего не говорил… Когда это было? – Лиза пребывала в полном замешательстве. С трудом верилось в то, что Макс пошел в школу и что-то оплатил… Да он лучше бы удавился, чем потратил хоть копейку своих денег.

– Сейчас посмотрим. Так… – Раиса Аркадьевна склонилась над журналом. – В декабре. Женя еще телефон забыл, и отец его принес. А потом уж мы с ним разговорились, и он охотно оплатил и обеды, и поездку в Москву…

– Какую еще поездку… – Лиза похолодела – кажется, теперь все встало на свои места. Опять Москва. А ведь она ясно дала понять, что никуда ее сын не поедет.

– Так летом весь класс едет… – Учительница пожала плечами, но, заметив бледность родительницы, внимательно посмотрела на нее поверх толстых линз очков. – Что с вами? Вам плохо?

– Сколько денег он заплатил? – едва слышно проговорила Лиза и оттянула ворот водолазки. Воздуха катастрофически не доставало. Этого еще не хватало, она и так должна была Алексу огромную по ее меркам сумму денег.

– Тридцать тысяч рублей, – отчеканила Раиса Аркадьевна. – Но я их уже оплатила. Поэтому если вы хотите вернуть, то…

Она встала, налила из кулера холодной воды и отдала Лизе стакан.

– Нет, ничего не нужно возвращать. – Сделав несколько больших глотков, Лиза спросила, чтобы убедиться в правдивости своей догадки: – Как он выглядел?

– Кто?

– Муж.

– С вами точно все нормально? – с сомнением спросила учительница и, получив в ответ кивок, прикрыла глаза, вспоминая внешность Краснова. – Высокий, темноволосый, широкоплечий. Глаза серые…

Лиза молча слушала и ощущала в груди нараставшую злость. Гилберт как никто подходил под описание «мужа» и вполне мог провернуть это все за ее спиной. И ведь не удосужился поставить в известность…

– Да они же похожи! У меня даже сомнений не возникло…

Раиса Аркадьевна невольно затронула тему, которая Лизе была неприятна. Еще во время поездки в Нижний Новгород она заметила внешнюю схожесть сына и Алекса, но не придала этому значения. В конце концов, на планете миллионы людей, да и она совершенно точно знала отца своего ребенка. Кроме родителей, у Царева родственников не было – значит, просто совпадение, другого разумного объяснения не находилось.

А сейчас словно что-то щелкнуло в мозгу, и он заработал в полную силу, умело складывая детали в одну общую картину. Гилберт и Царев… тоже внешне очень похожи. Алекс знал слишком много подробностей ее прошлого, даже то, что угадать невозможно в принципе, а еще эта ручка… Логическая цепочка сводилась к какой-то чуши – Гилберт и есть Царев… Но это невозможно! Физически невозможно, Царев не мог так сильно измениться и забыть ее тоже не мог…

Женя… ее Женя, каким она его запомнила и до сих пор любила, был совершенно другим: мягким, нежным, заботливым… Царев тут же предстал перед глазами – обаятельная улыбка, ямочки на щеках и горящий обожанием взгляд. Сердце Лизы забилось быстрее, но картинка резко сменилась другим лицом – властным и суровым. Оно не умело улыбаться, а в глазах громоздились острые осколки льда.

Ее очень волновала собственная реакция на этого человека. Инстинктивное, бессознательное желание дотронуться до него преследовало повсеместно. Умом Лиза понимала, что это обыкновенный перенос. Мозг просто выбрал объект обожания и выплескивал на него все так долго сдерживаемые чувства, но сердце категорически не соглашалось с его доводами.

Все эти мысли наводили панический ужас. Предательские колючие мурашки пробежали по позвоночнику, мерзким холодком расползаясь по венам.

Лиза поспешно отогнала непрошеные видения, ей стало по-настоящему страшно. Все это очень смахивало на шизофрению или помешательство. Отбросив лирику, она сосредоточилась на сухих фактах. Царевым Гилберт быть не мог по определению, но вот знать его вполне… Это бы многое объяснило, даже пресловутую ручку, но захочет ли Алекс дать ей ответы на вопросы? Она обязана попытаться…

– Что-то не так? – Взволнованный голос Раисы Аркадьевны вернул в реальность.

Лиза инстинктивно сжала кулаки, чтобы скрыть нервную дрожь в руках. Уже и забыла, о чем они беседовали, и судорожно искала ответ на вопрос.

– Все так, просто он мне ничего не говорил… – коротко пояснила и поднялась.

– Телефон вот оставил… – Учительница протянула листок с номером. Лишь мельком взглянув на него, Лиза усмехнулась – конечно, это был телефон Гилберта. – Ну ничего страшного, он же ничего плохого не сделал. Может, забыл просто…

– Может, – охотно согласилась Лиза и натянуто улыбнулась. – Спасибо, я пойду.

– Хорошего дня.

– И вам.

Лиза вышла за дверь и уверенно направилась к выходу из здания. С трудом справлялась с душевными метаниями – на горизонте забрезжил реальный шанс узнать хоть какую-то информацию о Цареве, и она не намерена была его упускать. Не терпелось поскорее добраться до спорткомплекса и задать Алексу несколько важных вопросов. А заодно вернуть ему потраченные деньги. Она не очень верила в бескорыстные порывы такого человека и не собиралась терпеть никакие вольности. Отныне, если хочет что-то сделать для ее сына, должен согласовать это с ней, и никакой самодеятельности!

***

Максим под руку с Аленой вошли в Ледовый дворец. Хоть ему эта идея совсем не нравилась, но Алена была непреклонна. Ей непременно хотелось в очередной раз щелкнуть Лизу по носу, пустив в коллективе слухи, продемонстрировать свою значимость и указать место в жизни Макса. По ее подсчетам, ревность должна была захлестнуть соперницу. При таком раскладе Лиза бросила бы все силы на сохранение своей семьи и забыла об Алексе, тогда как сама Алена окажется рядом в нужный момент и без особого труда заберет желанный трофей. План был просто идеальным, осталось всего-то воплотить его в жизнь.

– Максим Олегович, – окликнула девушка на ресепшен. – Вас Гилберт просил зайти сразу, как только придете. Это срочно.

Он остановился на полпути и, кивнув Алене в знак прощания, подошел к стойке информации

– Че ему надо в такую рань? – спросил в своем духе.

– Понятия не имею. Просил передать – я передала, – отчеканила девушка и демонстративно отвернулась.

– Черт-те что, – пробурчал Макс и направился к лестнице, ведшей в административную часть здания. Что от него потребовалось начальству, даже не мог представить, но это ему совсем не нравилось. Какое-то нехорошее предчувствие проснулось в душе, невольно заставляя нервничать.

– Здравствуйте, Максим Олегович. – Секретарша была немногим приветливее, но ей по должности было положено улыбаться, что она и делала.

– Привет, Оксан. Гилберт вызывал меня, он у себя? – напряженно поинтересовался Макс, плюхнувшись на один из стульев около стены.

– Сейчас узнаю. – Девушка быстро набрала внутренний номер и сообщила директору о посетителе. – Проходите, он вас ждет, – пояснила Максиму и поднялась, чтобы проводить его.

Тот замешкался, неуклюже стаскивая верхнюю одежду. Бросил куртку на стул и, нервно расправив рубашку, шагнул к двери.

– Здравствуйте, – поприветствовал, войдя в кабинет и огляделся. Элис сидела на месте директора, а сам Гилберт стоял у окна. Эта рокировка не предвещала ничего хорошего. Нервно переминаясь с ноги на ногу, Макс осторожно поинтересовался: – Вызывали?

– Присаживайтесь, Максим Олегович, – холодно отозвалась Элис и, смерив его убийственным взглядом, указала на свободное место.

Он послушно присел на стул и спрятал напряженно сжатые в замок руки под стол. Некоторое время в кабинете стояла абсолютная тишина, лишь шорох документов нарушал ее. Наконец, Элис нашла нужную бумагу и протянула ему.

– Ознакомьтесь.

Максим внимательно читал содержимое документа и не понимал ровным счетом ничего. Буквы словно расплывались перед глазами, и смысл написанного не усваивался.

– Что это?

– Приказ о вашем увольнении, – сдержанно пояснила Элис и, выдав паузу, добавила: – По статье об утрате доверия. Вот заключение проверяющей комиссии, – протянула еще одну бумагу. – Не хватает только вашей объяснительной… Но вы ее сейчас напишете, не так ли? – выжидательно приподняла бровь.

– Что? Какая утрата? За что? – пораженно воскликнул Максим. Его глаза лихорадочно забегали, а на лбу выступила испарина, которую он сразу же стер рукавом. – Ты совсем, что ль? – вскочил с места, решив разобраться, но тяжелая рука опустилась на его плечо, заставив плюхнуться обратно.

Внешне Алекс был совершенно спокоен, но в груди клокотала тихая ярость. Она, как ртуть, была безопасна для окружающих, пока замурована глубоко внутри, ровно до того момента, как не вырвется наружу. А дальше… превращалась в смертельно опасное оружие.

– Заткнись и смотри, – резким движением, Алекс развернул ноутбук и включил видео.

Максим нервно сглотнул и перевел взгляд на экран. Короткие записи сменяли друг друга, и на каждой главным действующим лицом был он. Камера была установлена таким образом, что при желании можно было разглядеть даже мельчайшие детали. Все его махинации оказались как на ладони, это был мощный компромат против него. Оправдание придумать было сложно, да и как тут оправдаешься… Подставился он знатно, расслабился в последнее время, даже оборзел, надеясь, что никому нет до него дела.

– Это незаконно… – прошептал он, на ходу ища лазейки, чтобы выйти сухим из воды.

– Законно, – спокойно возразил Алекс. Руки чесались от желания набить морду этому ублюдку, очень хотелось выместить на нем всю накопившуюся злость: за сына, за Лизу, за себя в конце концов, но он мужественно сдерживал свои порывы. Оставался холодным и почти безучастным, лишь плотно сжатые губы свидетельствовали о его состоянии.

– Меня подставили! – завопил Макс, предпринимая еще одну попытку если не избежать наказания, то хотя бы смягчить его.

– Исключено.

– Я все верну!

– Обязательно. – Алекс усмехнулся, наблюдая за тем, как истинное лицо Максима вылезает наружу. И это ничтожество Лиза предпочла ему? Сердце предательски сжалось, а руки непроизвольно сложились в кулаки. «Сапог сапогу пара», – мысленно заключил он, а вслух сказал: – Вот сумма материального ущерба, – передал ему необходимые документы. – Будет еще моральный. Подписывай, что ознакомился.

Макс не смел возразить, дрожащей рукой поставил подпись везде, где просили, и перевел затравленный взгляд на Алекса. Все еще надеялся на снисхождение. Так ведь не бывает. Всегда можно договориться.

– Вот заявление. Завтра оно дойдет до правоохранительных органов, и дальше уже срок. Думаю, немалый. – Гилберт безжалостно забил последний гвоздь в крышку его гроба.

В этот момент Максим по-настоящему испугался. Пот градом катился по спине, а он лихорадочно пытался хоть что-то придумать, чтобы выпутаться из передряги, в которую угодил.

– Не надо! Пожалейте! У меня семья! – завопил он и вцепился в руку начальника мертвой хваткой.

– Семья? – Голос Алекса звучал ровно, но стальные нотки не давали ни малейшего шанса на помилование. – Ты хоть знаешь, что это такое?

Горящий взгляд, полный ненависти и презрения, беспрепятственно проникал в душу. Максим задрожал. От былой самоуверенности не осталось и следа, слезы выступили на глазах, но он даже не пытался их скрыть, лишь вытирал нос все тем же рукавом.

– Пошел вон. – Алекс брезгливо поморщился и, выдернув руку, отошел к окну, казалось, совсем потеряв интерес к происходящему. Единственным его желанием было поскорее закончить весь этот цирк. Хотел уничтожить Краснова сегодня да прямо сейчас вызвать наряд полиции в кабинет, но не смог отказать себе в удовольствии помучить его ожиданием. Чтобы каждую минуту Макс вздрагивал от любого шороха и ждал, когда за ним придут. Чтобы боялся, дрожал от страха и пресмыкался. Только представив все это, Алекс злобно усмехнулся. Темная и опасная часть души вырвалась на свободу и ликовала. Что такое сутки по сравнению с десятилетием, что он прождал этого момента? Месть – это блюдо, которое подают холодным. Еще совсем чуть-чуть – и он с наслаждением раздавит Макса, избавив наконец мир от этой сволочи.

– До встречи в суде. – Элис обворожительно улыбнулась и с издевкой добавила: – Максим Олегович.

Макс был в панике. Не знал, что ему делать и куда бежать. Как расхлебать кашу, которую сам же и заварил. Выйдя из кабинета, схватил куртку, выбежал в коридор и достал телефон. Жадно листал список контактов, обдумывая, кому позвонить, кто может помочь ему в деле с Алексом. Остановившись на короткой записи «ГриБ», нажал на вызов.

– Бакунин, слушаю.

– Григорий Борисович, мне срочно нужна ваша помощь, – заикаясь, промямлил Макс. От страха язык плохо слушался, а слова и вовсе не хотели складываться в предложения.

– Нет, Максим, в войне с Гилбертом на меня не рассчитывай, – холодно оповестил тот и, не дожидаясь ответа, завершил соединение.

Максим в растерянности стоял посреди пустого коридора и ошалело смотрел на дисплей. Что-то ему подсказывало, что остальным знакомым звонить было бессмысленно – ответ будет примерно тот же. Никто в здравом уме не полезет на такую махину, как Алекс, он бы и сам ни за что не стал с ним связываться.

Только один человек мог спасти его от тюрьмы. Громко шмыгну, Макс вытер слезы и поспешил к медпункту. Дело нужно было решить, как можно скорее, промедление могло стоить ему слишком дорого. У него осталось меньше суток.

***

– Как ты? – Элис неслышно подошла сзади и нежно погладила его плечо в знак поддержки.

– В порядке, – бесцветным голосом ответил Алекс и откинул голову, позволив ее пальцам зарыться в волосах

Макс ушел и забрал с собой всю его злость, дышать стало намного легче, но удовлетворения не принесло. Все эмоции, что Алекс тщательно прятал за своей ненавистью, остались без защиты. Он победил, с легкостью разделался с врагом, но триумфа не чувствовал. Лишь неясную грусть. Было слишком поздно… Он опоздал на десять лет…

– А если честно?

– Правда, все хорошо. – Он говорил искренне. За последние сутки столько всего произошло, что его состояние сейчас вполне подходило под описание «хорошо».

– Ну раз так… – Элис театрально вздохнула и показала ему бумаги. – Вот документы, он все подписал.

– Отлично. – Алекс бегло просмотрел их и отдал обратно. – Приготовь на завтра все, утром поеду в полицию.

– Уверен? – на всякий случай решила уточнить она. – Краснов и так неслабо напуган…

– Я уверен, – спокойно ответил Алекс и устало улыбнулся. Понимал переживания Элис и не сердился на нее.

– Хорошо. – Она вернулась к столу и сложила бумаги в одну папку. – Документы готовы. Вот в этой зеленой папке, – демонстративно показала ее Алексу. – С отделом кадров я все решила. С сегодняшнего дня он у нас больше не работает.

– Спасибо. Ты, как всегда, лучшая. – Похвалил без малейшего сарказма в голосе. Он на самом деле считал свою помощницу незаменимой, без нее был не то что без рук, а вообще слепым и глухим сразу.

– Приятно слышать, что ты обо мне такого высокого мнения. – Элис флиртовала напропалую, но оба знали, что это всего лишь шутка, чтобы немного разрядить атмосферу.

– Не набивай себе цену, ты об этом и так знаешь. – Алекс фыркнул и, поймав ее за запястье, притянул к себе.

– Знаю… – ответила она с улыбкой. – Что ты задумал?

– Может, напьемся сегодня? – предложил он. Просто жизненно необходимо было расслабиться, сбросить груз прошедших дней с плеч и побыть собой, без ненужных масок, в компании самого близкого человека.

– Может, но вечером, сейчас мне нужно уехать по срочному делу. – Она ловко вывернулась из его рук и, чмокнув в щеку, направилась к двери.

– По какому?

– Да так… личная встреча… – загадочно намекнула Элис и рассмеялась, заметив, как вытянулось его лицо. Да, Алекс не любил быть не центром вселенной.

– Свидание, что ль? – хитро прищурившись, спросил он.

– Можно и так сказать. – Снова уклончивый ответ, чтобы разогреть его любопытство.

– Расскажешь потом?

– Обязательно! – шутливо воскликнула она, хотя понимала, что о подробностях ее встречи ему знать ни в коем случае нельзя.

– До вечера?

– Да. – Сделав еще несколько шагов к выходу, она обернулась и серьезно посмотрела на Алекса. – Я тебя очень прошу, ничего не предпринимай без моего ведома.

– Что я маленький, что ли? – обиженно протянул он и сложил руки на груди.

– Лучше бы ты был маленьким… Не скучай.

Оставшись один, Алекс опустился в свое кресло и, зарывшись пальцами в волосы, стиснул их. Мысли свободно курсировали в сознании, но что-то не давало ему покоя. Все делал правильно, так, как нужно, придерживаясь своего плана, но не чувствовал и толики удовлетворения, на которое рассчитывал.

Мрак сгущался вокруг, и пробиться сквозь него было невозможно. Хотелось просто сдохнуть и не чувствовать ничего. Вчера он был близок к этому как никогда, и сегодня ничего существенно не изменилось…

Раньше у него всегда была цель, пусть не самая благая, но она давала силы жить и бороться, а сейчас… Он даже не мог ответить себе честно, чего хочет на самом деле, жил просто на автомате, как робот, выполняя какие-то действия, не давая себе возможности остановиться и подумать. Слишком боялся сам себя. Своих тайных желаний. Своего внутреннего узника…

***

Лиза все утро пыталась сосредоточиться на работе – скоро предстояло поехать на выезд, первый в новом году, но мысли упорно ускользали в другом направлении.

Во-первых, муж в очередной раз не ночевал дома, что давало призрачную надежду на то, что вскоре он переедет совсем. А появление Алены с довольной улыбкой на физиономии только подтвердило ее догадку. Со странным злорадством Лиза решила не вмешиваться и ничего не предпринимать. Единственное, что немного огорчило в этой ситуации, – запланированный разговор так и не состоялся.

А во-вторых, она постоянно думала о Цареве. Почему-то именно сегодня вспомнились все бесплодные попытки найти его. Много раз Лиза штудировала интернет, социальные сети его друзей, но не находила даже мимолетного упоминания. Женя просто исчез, как будто и не существовало его вовсе. Это тоже было очень странно… Люди не пропадают просто так. Единственная ниточка, связывавшая ее с Царевым, – его мать, но сколько Лиза ни пыталась с ней связаться, всегда натыкалась на неприступную стену. Ни на звонки, ни на смс та упорно не отвечала. Даже десять прошедших лет не смягчили ее, Ирина Борисовна все так же ненавидела ее, как и тогда.

Где-то в глубине души Лиза способна была это понять. Мать винила ее во всем, что случилось с ее ребенком. Теперь у нее самой был сын, и как бы она поступила в такой ситуации, не могла даже предположить.

– Я в столовую, – пропищала Алена и снисходительно добавила: – Тебе взять что-нибудь? А то дохлая, как вобла, мужчины таких не любят.

– Спасибо, обойдусь, – холодно отозвалась Лиза, не удостоив коллегу взглядом. Колкость пролетела мимо, не задев даже по касательной.

Оставшись одна, Лиза поддалась порыву и вбила в строку поиска фразу «частный детектив», решив хотя бы узнать, сколько будут стоить услуги профессионала в поиске человека.

Дверь в медпункт внезапно открылась, и на пороге появился блудный муж, Лиза судорожно свернула вкладку и с опаской посмотрела на него. Выглядел он, мягко говоря, странно: глаза красные, сам весь какой-то растрепанный, но вот понять его настроение она не смогла.

– Ты где был? – равнодушно поинтересовалась Лиза, скорее для порядка, ибо ей было плевать и на Макса, и на его похождения.

– Ой, Лизок. – Он рухнул на стул напротив нее и накрыл голову руками.

– Максим, что случилось? – Такое поведение было совсем несвойственно ему и наводило на неприятные мысли.

– Меня уволили… – Макс поднял на нее воспаленные глаза, и она поняла, что он совсем не шутит.

– Господи, за что?

– За утрату доверия, – усмехнулся он. – Эти канадские уроды камер у меня понавешали и засняли, как я амуницию воровал…

– Как воровал? – изумилась Лиза. Конечно, она подозревала, что муж проворачивает какие-то махинации, но чтобы воровать… – Чем ты думал? Это же подсудное дело!

– Вот именно… – неопределенно произнес он и смерил ее задумчивым взглядом. – Только ты мне можешь помочь…

– Я? – Тут Лиза удивилась еще больше. – Чем?

– Сходи к Гилберту, попроси за меня… ну мы же одна семья…

– Макс, ты с ума сошел? – воскликнула она, нервно всплеснув руками. – Хочешь, чтобы и меня тоже уволили?

– Да ладно тебе, вы же с ним вась-вась… – Макс поймал ее за запястье и заглянул в глаза. – Пожалуйста…

– Что ты несешь?

– Я имел в виду общаетесь нормально, в Нижний вон ездили…

– Максим, я с ним не общаюсь в принципе, а в Нижний ездила только ради сына. А после того как ты заставил Женю просить деньги… – Лиза резко замолчала, поняв, что от переизбытка эмоций ляпнула лишнего, но сказанного было не вернуть.

– Откуда ты знаешь? – насторожился Максим. – Маленький сучонок, ну я с ним разберусь дома…

– Не смей! – угрожающе предупредила она и, выдернув свою руку, отошла к окну. Крепко обхватив себя за плечи, пыталась скрыть нервную дрожь, сотрясающую тело.

– Лизк, если ты не поможешь, меня посадят… – Макс подошел сзади и обнял за талию, положив подбородок на плечо. – Надолго посадят…

– Ты сам в этом виноват, – холодно отозвалась она, сосредоточенно глядя вдаль. Ничто не дрогнуло в ее душе, ни капли сочувствия, ни грамма жалости. К своему стыду, она была даже рада такому исходу. Вот только как на сыне отразится отец-уголовник?

– И что, тебе меня совсем не жалко? Я ведь сгнию в этой тюрьме…

Лиза отрицательно покачала головой и повторила:

– Ты сам во всем виноват.

Макс не ожидал такого поворота. В конце концов, они не чужие люди. Да, было между ними много плохого, но и хорошее было. Наверное. Должно было быть… Он судорожно рылся в памяти, пытаясь припомнить хоть что-то приятное из их семейной жизни, но не находил. Поняв, что последняя надежда утекает, как песок сквозь пальцы, Максим одним рывком развернул жену к себе лицом.

– Ну, пожалуйста, Лиза, – взмолился он и рухнул перед ней на колени. – Я тебя умоляю, помоги. Я не хочу в тюрьму. – Прижался головой к ее голеням. – Ну сходи ты к нему, тебе же ничего не стоит – попроси хотя бы не писать заявление…

– Да с чего ты взял, что он меня послушает? – Лиза брезгливо передернула плечами и высвободилась из стальной хватки этого ничтожества. Ей было противно донельзя, насколько можно не уважать себя, чтобы так унижаться?

– Мне больше не к кому обратиться… – прошептал Макс и повинно склонил голову.

Лиза пребывала в полнейшей растерянности. Не хотела помогать ему, всеми фибрами души желала избавиться от него навсегда. Ненависть и презрение к мужу настолько глубоко проросли в нее, что, будь ее воля, она не подала бы ему руку помощи никогда и ни за что. Но сейчас приходилось в первую очередь думать о сыне, как на нем отразится эта ситуация. Алекс, конечно, молодец, решил проблему кардинально, но от этого решения в первую очередь пострадает Женя. Как к нему будут относиться в школе после такого скандала?

Лиза понимала, что сама во всем виновата, точнее – ее бездействие. Если бы она не боялась и поступала решительно, возможно, уже давно избавилась бы от гнета мужа-тирана. Внезапная идея пришла на ум, и она ее сразу же озвучила.

– Хорошо, я попробую… – Дождалась, пока Макс посмотрит в глаза, и продолжила: – Но взамен я хочу получить свободу.

– Что ты имеешь в виду? – Он насторожился, такие условия ему не нравились, не собирался терять свою удобную жену.

– Твоя свобода в обмен на наш развод и никаких притязаний на сына. – Лиза четко проговорила каждый пункт договора и замерла в ожидании ответа.

– Но…

– Или так, или никак, – поспешно перебила она его и вновь сложила руки на груди, демонстрируя серьезность своих намерений.

– Хорошо. – Максим сдался. Это был его последний шанс, и он не мог его потерять. Выбор, перед которым поставила его Лиза, ему совсем не нравился, но сейчас важнее было отмазаться от срока, поэтому он готов был согласиться на все что угодно.

– Значит, договорились, – констатировала Лиза, перешагнув через его ноги, прошла на свое рабочее место и раздраженно добавила: – Встань ты уже, наконец, и иди домой.

– Ты уверена? – Макс поспешно подскочил и принялся отряхиваться. Нервяк прошел, он успокоился и почувствовал себя значительно лучше.

– Уверена, сейчас доделаю срочные дела и попробую сходить…

– Спасибо, – радостно воскликнул он и шагнул к ней, но Лиза остановила его одним взглядом.

– Иди, Макс, – строго напомнила она и кивнула на дверь.

– Уже, – послал ей воздушный поцелуй и скрылся в коридоре.

***

Как ни пыталась Лиза продумать предстоящий разговор, ничего не получалось. Даже в голове все фразы звучали глупо, а уж что об этом подумает Алекс, и представить было страшно, но выбора не было – время неумолимо утекало. Возможно, это единственный шанс получить развод, и она не собиралась его упускать.

Так и не найдя идеального варианта, Лиза решила действовать по обстоятельствам и уверенно вошла в приемную директора. Секретаря на рабочем месте не оказалось, поэтому она беспрепятственно прошла к кабинету. Вся ситуация напоминала кошмарный сон, и Алекс был в нем главным героем. С каждым шагом ее запал неумолимо иссякал, и лишь мощный стимул толкал на подвиги. Лиза не имела права на трусость просто обязана была сделать все возможное, чтобы спасти себя и сына.

Не дав себе время на сомнения, негромко постучала в дверь и, не дожидаясь ответа, вошла внутрь, сразу же попав под прицел серо-зеленых глаз. От пронзительного взгляда тревожные мурашки микроскопическими льдинками рассыпались по коже, сердце замерло на несколько секунд и гулким набатом застучало в груди. Лиза снова чувствовала себя пойманной в клетку птицей, но на этот раз добровольно.

– Алекс, я хотела поговорить… – осторожно начала она, подбирая правильные слова.

Вальяжно откинувшись в кресле, он с интересом наблюдал за ней. Своим появлением Лиза застала его врасплох. Алекс не был готов к встрече, да, в общем-то, и не хотел видеть после вчерашнего. Даже не рассматривал такой вариант в принципе, но она явилась сама, беспардонно нарушив его зыбкий покой.

– Говорите, только короче – у меня много дел, – холодно ответил ей и, взяв первый попавшийся документ, демонстративно принялся изучать его.

Лиза невольно усмехнулась, без труда разгадав его замысел, и приблизилась к столу, остановившись на безопасном расстоянии. Нервно ломая пальцы, все еще думала, по какому пути пойти, чтобы добиться желаемого: попросить или потребовать? Алекс был слишком сложным и непредсказуемым.

Изначально хотела сказать правду, откровенно пояснить свои мотивы, но, почувствовав открытую неприязнь, передумала. Гордость не позволила просить и пресмыкаться. Головой Лиза понимала, что совершает ошибку, но остановиться уже не могла. Алекс будил в ней слишком насыщенные эмоции, которые не поддавались контролю.

– Елизавета Андреевна. – Насмешливый голос ворвался в ее мысли. – О чем?

– О моем муже.

– Что же вас интересует? – Он криво ухмыльнулся, продолжая откровенно забавляться, и сложил руки на груди. Даже не предполагал, что привело ее к нему. И так сделал все, что было в его силах, чтобы избавить ее и сына от Краснова.

– Я хочу получить компромат, который вы на него собрали, и заявление в полицию. – Лиза решила играть в открытую, чем буквально обезоружила.

Алекс опешил и не сразу нашелся с ответом. Тупо не мог поверить в реальность ее просьбы. Но больше всего поразило, с какой уверенностью Лиза ее озвучила. Ни тени сомнения в голосе, наглость просто зашкаливала.

– С чего ты взяла, что я тебе его отдам? – с издевкой поинтересовался он, отложил все документы в сторону и сосредоточился на ней. Шутки кончились, и Алекс отчетливо это ощутил.

– Всегда можно договориться, – со знанием дела ответила Лиза и выжидательно посмотрела Алексу в глаза. Даже не могла предположить, сколько денег он попросит и где их взять, но свобода в любом случае стоила дороже.

– Неожиданно… – хрипло выдавил из себя Алекс и, презрительно скривившись, поинтересовался: – Неужели так любишь его?

– Разве это не очевидно? Он мой муж.

– Да-да, в горе и в радости, пока смерть не разлучит вас, – сыронизировал он. Макс был у него в руках, один визит в полицию – и тот исчез бы лет на десять в одной из колоний необъятной Родины. Всего один шаг – и первая цель была бы поражена.

Алексу все-таки удалось задеть ее самолюбие, но Лиза вовремя взяла эмоции под контроль и не выдала раздражения. В конце концов ради своей выгоды можно было и потерпеть.

– Именно, – с готовностью согласилась она. Видела, что его коробит, и умышленно разжигала конфликт, чтобы свести торги к минимуму. – У нас семья… А вас это не касается.

Мертвая тишина воцарилась в помещении и беспощадно придавила Алекса могильной плитой. Слова Лизы, как удар под дых, дезориентировали в пространстве. Он забыл, как дышать – воздух внезапно стал тяжелым и едким, буквально прожигал легкие насквозь.

Неприятная дрожь пробежала по позвоночнику, как только он осознал всю гадкость происходящего – Лиза любит мужа, поэтому выбрала его тогда и пришла просить за него сейчас. Любит вопреки всему, а он, идиот, в глубине души надеялся на что-то.

Новая обида с силой взорвалась внутри, больно раня осколками. Очередная волна ненависти ослепила, выдернула из привычного панциря безразличия, Алекс больше не мог думать здраво, напрочь забыл все свои установки и принципы. Еще одно разочарование добило его, и в голове тут же возник новый план, не менее коварный и изощренный.

– Что же ты хочешь предложить мне взамен? – едко поинтересовался он, скрипя зубами от злости.

– Все что угодно… – безразлично ответила Лиза, смело выдержав полный откровенного презрения взгляд. Она не боялась его и готова была сражаться до конца.

Алекс невольно задержал дыхание. Лиза была полна холодной решимости и уверенности в себе. А гордо вскинутый подбородок свидетельствовал, что она не отступится ни перед чем ради спасения мужа. «Тем интереснее», – усмехнулся он про себя, а вслух спросил:

– Даже себя?

Лиза вздрогнула, как от пощечины, но взгляд не отвела. Готова ли она? Когда такую сделку ей предложил Григорий, не раздумывая, отказала, но сейчас результат был слишком заманчив. Но цена… Несколько бесконечно долгих секунд Лиза обдумывала ответ, боролась с собой, пытаясь перешагнуть через гордость и принципы.

Почему-то всегда считала, что Алекс другой, не такой, как все, а оказалось – обыкновенная самодовольная сволочь. Стало так мерзко и противно… все светлые чувства, что она испытывала к этому человеку, вмиг испарились, оголив жгучую ненависть. На секунду ей показалось, что это просто игра, и от ее ответа ничего не зависит, но все было не так.

Алекс встал и подошел к ней вплотную, обжигая до костей лютой ненавистью. Аккуратно, словно боялся испачкаться, заправил за ухо прядь и поинтересовался тем же издевательским тоном, ломая остатки ее достоинства:

– Ну что же ты, Лиза, молчишь? Я предложил тебе сделку – его свободу в обмен на твое тело. – Он сделал паузу, смакуя ее эмоции, как дорогое вино, и прошептал почти в самое ухо: – Или раздевайся, или вали отсюда нахер.

Неприязнь в ее взгляде невозможно было не ощутить, но Алексу было все равно. Хотел уничтожить ее, раздавить морально, унизить как женщину. Все, что угодно, лишь бы заглушить ту боль, что разрывала его на части. Им двигали исключительно эмоции, и он в который раз шел у них на поводу.

Потерял контроль над ситуацией, и во всем этом была виновата только эта женщина. Буравя спину убийственным взглядом, молча наблюдал, как Лиза идет к выходу и злорадно ухмылялся ее трусости.


На негнущихся ногах Лиза дошла до двери и дрожащей рукой повернула ключ в замке, захлопнув мышеловку. Бежать ей некуда, да и незачем. Сама приняла решение, и ей за него отвечать. С каким удовольствием она послала бы Алекса ко всем чертям…

Душу разрывали противоречивые чувства, Лиза понимала, что перейдет опасную черту, соглашаясь продать свое тело – станет обычной проституткой, но на кону ее свобода от мужа-тирана. Что такое десять минут мучений в объятиях самодовольного начальника в сравнении с десятью годами постоянных пыток и унижений ненавистным мужчиной? В конце концов, это всего лишь тело, простая оболочка. А в душе больше всего на свете она желала свободы, вздохнуть, наконец, полной грудью, ощутить вкус жизни, своей жизни, а не жалкого существования на поводке у Максима. Ради этого Лиза готова была пойти на многое, и секс не самое худшее, что могло с ней случиться, благодаря мужу она давно научилась терпеть и смиряться.

Гордо расправив плечи, Лиза пошла обратно. С каждым шагом ненависть к Алексу проникала все глубже, пленяла сердце, прорастала в душу, но именно это горькое чувство заставляло двигаться вперед к заветной цели. Она позволит ему прикоснуться к себе, но это ровным счетом ничего не значило. Всего лишь сделка, просто секс. Миллионы людей изменяют своим мужьям, и ничего, вполне себе отлично живут, и совесть их не мучает. И она сможет. Пусть он подавится, ей не жалко малости ради свободы, ради сына.

Алекс не ожидал такого поворота, был уверен, что она уйдет громко, хлопнув дверью, но Лиза в очередной раз удивила его. Своим поведением просто поставила в тупик. Он смотрел на нее и не понимал, как такое могло произойти. Когда Григорий рассказал о ее подработке, Алекс в глубине души не поверил ему, точнее, не хотел верить. Ведь Лиза, его Лиза никогда не пошла на такой шаг, не согласилась бы продаться… Но сейчас он видел реально подтверждение слухов. Неужели она на самом деле могла так измениться, низко пасть и превратиться в обыкновенную шлюху?

Горькая усмешка искривила губы, Алекс даже не пытался скрыть своего к ней отношения, хотел в полной мере ощутить превосходство и продемонстрировать его Лизе.

– Раздевайся, – хрипло прошептал он и стиснул зубы что было сил. Было нелегко, но Алекс сознательно мучил себя, наказывал за слабость, старательно выжигая все живое в своей душе.

Лиза не спорила. Дрожащими руками принялась расстегивать мелкие пуговицы на форменной рубашке, затем сняла брюки и небрежно бросила одежду на рядом стоявший стул. Оставшись в нижнем белье, в нерешительности посмотрела на своего мучителя. Все ждала, когда же разденется он или прикажет ей сделать это, но Алекс не пошевелился.

– Все снимай. – Он брезгливо поморщился.

Лиза лишь усмехнулась, сняла нижнее белье и величественно выпрямилась. Нисколько не смущалась собственной наготы, не пыталась понравиться, ей было абсолютно без разницы, что Алекс подумает о ее теле, хотелось поскорее закончить эту пытку и сбежать, позорно опустив голову.

Грязная похоть в его глазах не пугала, Лиза давно привыкла к такому отношению со стороны мужа, гораздо опаснее был откровенный интерес Алекса. Он ждал, испытывал ее решимость на прочность. Она чувствовала себя неуютно под колючим взглядом. Как бы ни хотелось ей закончить все поскорее, не могла заставить себя проявить инициативу, поэтому приходилось покорно ждать указаний и надеяться на благосклонность своего палача.

Алекс как завороженный следил за ее действиями и помимо воли реагировал на близость когда-то любимой женщины. Улавливал едва ощутимый аромат ее кожи и чувствовал, как тепло растекается по венам. К своему неудовольствию осознал, что помнил каждый миллиметр ее тела и страстно желал прикоснуться к нему, но не мог себе этого позволить. Она шлюха, и, значит, обращаться он будет с ней соответственно. Презрительно усмехнувшись, Алекс заглянул в ее глаза и демонстративно расстегнул ширинку.

– Я думаю ты знаешь, что делать.

Смерив Алекса убийственным взглядом, Лиза опустилась на корточки перед ним. Внутри все сжималось от омерзения и унижения, в этот момент она сама себе была противна, но назад дороги не было. Прекрасно понимала, что ее не заставляют, в любую секунду могла встать и уйти, и Алекс не стал бы держать, но тогда она не получит желаемого.

Нервно сглотнув, Лиза обхватила рукой возбужденный член и направила себе в рот. Не понаслышке знала, что такое минет, и неоднократно делала его, но одно дело муж, а другое – совершенно посторонний мужчина. Губы дрожали, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Лиза инстинктивно зажмурилась, опасаясь активных действий со стороны Алекса, но их не последовало, что сильно удивило ее. Она привыкла к тому, что муж грубо хватал ее за волосы, входил до гланд и жестко двигался, получая извращенное удовольствие от ее страданий. Алекс же предоставил ей полную свободу действий.

Упершись ладонями в мужские бедра, Лиза двигалась в удобном для себя темпе. Совершала механические, абсолютно безэмоциональные действия, но все было не так ужасно, как представлялось изначально. Удовольствия она, конечно, не получала, но и рвотных позывов не испытывала. О моральной же стороне вопроса старалась не думать – сразу поняла, что Алекс хочет вытереть о нее ноги по полной и сделает это во что бы то ни стало. Лиза решила, что с достоинством вытерпит все, что ей предстоит, и не сломается.

Алекс смотрел на то, как губы Лизы скользят по его члену, как он исчезает в глубине ее рта, и не чувствовал ничего, кроме неприязни к себе. Вот она, виновница всех его бед, перед ним на коленях, покорная и раздавленная. Он победил, но победа горчила на губах. Все было не так, как он себе представлял. Хотел унизить ее, сломить гордость, а в итоге сломал сам себя. Алекс явственно ощутил, как внутри что-то хрустнуло и множеством осколков разлетелось по организму. Болью в сердце заныли старые раны, воспоминания, спрятанные глубоко в душе, с громким треском вырвались наружу, круша и сминая все на своем пути.

Не выдержав этой пытки, он отстранился и взял Лизу за подбородок, вынуждая смотреть на него. В ее глазах царила абсолютная пустота и безразличие, она будто находилась вовсе не здесь и не с ним. Злость с новой силой хлынула по венам, Алекс, наконец, понял, чего ему не хватает. Его убивало ее равнодушие. Хотел видеть ответную реакцию, знал, какой Лиза может быть страстной и дерзкой, а сейчас перед ним была безвольная кукла. Он сам сделал ее такой и от этого бесился еще больше.

– Вставай, – жестко приказал Алекс.

Лиза невольно поежилась, но подчинилась. Поднявшись на ноги, надменно усмехнулась – какой же Алекс жалкий и ничтожный ублюдок, самоутверждающийся за счет слабых, как вообще она могла видеть в нем что-то хорошее. Он ничем не лучше ее извращенца-мужа. Отвращение росло в геометрической прогрессии, но Лиза старательно гасила его в себе. Ни к чему демонстрировать свое отношение, она позволила использовать тело, но волю ему не сломить.

Ярость клокотала в груди Алекса и требовала крови: наказать, раздавить, уничтожить. Ему нужны были эмоции, но Лиза упорно оставалась безучастной. Не справившись с самим собой, он скинул все со стола и грубо толкнул ее на него. Хотел получить ее тело здесь и сейчас, отыметь, как последнюю шлюху, как всегда мечтал, вымещая похоть на других проститутках, и выкинуть из своей жизни. Отомстить за все страдания, выплеснуть на нее все, что накопилось в душе, все, что медленно убивало его все эти годы. Физическим выбросом адреналина надеялся освободиться от Лизы раз и навсегда, стереть из памяти нежный образ, заменить другим, грязным и пошлым, растоптать на корню вновь пробивающиеся ростки светлого чувства.

Прижавшись обнаженной грудью к холодной столешнице, Лиза невольно всхлипнула, но быстро взяла себя в руки и не позволила слезам пролиться. Внутри все сжалось от страха, а к горлу подступила тошнота. Благодаря рассказу Алены примерно представляла, что ее ждет дальше, и пыталась хоть как-то к этому подготовиться. Лиза ненавидела чувство собственной беспомощности и знала только один способ справиться с ним – абстрагироваться от всего. Прикрыв глаза, попыталась расслабиться и сфокусироваться на самом важном – на цели ее мучений.

Алекс решительно подошел к столу, намереваясь как можно быстрее воплотить задуманное. Но, увидев ее оголенную спину с выступавшими лопатками так близко, дрогнул. Воспоминания, неожиданно яркие и острые, пленили его. Перед глазами появилась давно забытая картинка, как он ласкал ее, осыпал частыми поцелуями безупречное тело, как горячо любил Лизу и как страстно она отвечала ему.

Мышцы дрожали от перенапряжения, как ни пытался он вернуть кипевшую недавно ненависть, ничего не получалось. Злость утихла, точнее, ее просто снесло набегающей волной нежности. Алекс задохнулся от внезапно обрушившихся на него эмоций. Понимал, что проигрывает в схватке с самим собой, проигрывает Цареву, жившему внутри него, подчистую. Слишком свежи были в памяти заживо похороненные чувства. Слишком сильно любил ее когда-то и не мог поступить с ней так. Скулы свело от желания склониться и поцеловать каждый миллиметр кожи, ласкать, пока она не сдастся и не ответит на его призыв, но разве этого он добивался? Разве так хотел отомстить Лизе? Гилберт все еще боролся с Царевым, ненависть и любовь схлестнулись не на шутку, и никто не хотел уступать ни на йоту.

Заметив на молочно-белой коже темные отметины, Алекс похолодел, а сердце пропустило удар.

– Откуда у тебя синяки? – хрипло поинтересовался он, хотя без труда определил их природу, слишком очевидны были следы ударов. Руки непроизвольно сжались в кулаки, Алекс прикрыл глаза, чтобы успокоиться – слишком остро реагировал на все, что связано с Лизой. Если бы осталась с ним, все было бы по-другому, он никогда не допустил бы насилия над любимой женщиной, готов был весь мир положить к ее ногам…

– Какая разница? – огрызнулась Лиза и попыталась приподняться, но Алекс не позволил. Не мог показать ей смятение.

Следуя своей логике, должен был позлорадствовать, ведь она получила то, что хотела. Но Алекс не злорадствовал, ему было больно от того, что не может ничего изменить, да уже и не хочет, от того, что понимал, какой урод Максим и насколько сильно его любит Лиза, раз даже после такого остается с ним. Горькая усмешка тронула его губы; не так он представлял себе эту месть, думал, все будет легко и просто, на уровне рефлексов, а на деле вышло тяжелое испытание для него в первую очередь. Он проиграл. Теперь поздно посыпать голову пеплом.

– Не иначе как любимый муж постарался…

Лиза дышала через раз, тело покалывало от перенапряжения. Каждую секунду она ждала подвоха, знала, что Алекс ударит, но куда придется удар, не имела понятия. Почувствовав еле заметные касания на коже, вздрогнула от неожиданности. Тысячи мурашек колючими лапками разбежались по телу. Мягкие нежные движения никак не вписывались в их ситуацию. Она не готова была к миру.

– Тебе-то что? Насколько я помню, личная жизнь сотрудников тебя не интересует.

Его пальцы все еще скользили по спине вверх и вниз сбивая с толку окончательно. Ей, несомненно, были приятны его прикосновения, но Лиза не могла принять этого как данность и расслабиться.

– Ничего, просто праздное любопытство… – с тихой грустью в голосе пояснил Алекс. Это ж как надо любить человека, чтобы терпеть такое зверство?

– Ты прав, все ради любви, но тебе этого не понять, – усмехнулась Лиза, даже не пытаясь скрыть сарказм в голосе.

– Такой любви я и правда не понимаю.

– В чужом глазу мы видим и соринку…

– Я тебя ни к чему не принуждаю, можешь встать и уйти в любой момент.

– Выбор без выбора, делай уже, что хотел, и покончим с этим.

Только она могла довести его до точки кипения за доли секунд. Одним движением Алекс резко перевернул ее на спину. Страх, мелькнувший в глазах Лизы, больно царапнул сердце и остудил пыл. Неужели она боится его или всех мужчин в принципе? Что Краснов сделал с ней? Алекс невольно вспомнил, какой она была раньше: немного стеснительная, но в глазах горел огонь, в груди кипели жизнь и жажда любви. Сейчас перед ним другая женщина, годы переломали не только его…

Внешне Лиза практически не изменилась, лишь немного округлились изгибы, стали более женственными. Его взгляд невольно опустился к бешено бившейся жилке, тяжело вздымающейся груди, плотно сжатым бедрам. Он помнил каждый сантиметр ее тела, каждую впадинку, каждую родинку. Алекс чувствовал ее напряжение и страх, но медлил – никак не мог договориться с собой.

Осознание пришло так внезапно, что едва не сбило с ног – он хотел ее целиком, чтобы, забыв обо всем, принадлежала лишь ему, пусть ненадолго, всего несколько минут, но только его, как раньше. И пусть он пожалеет об этом после, но сейчас просто не мог поступить иначе, не хотел, устал бороться, устал ненавидеть. Гилберт сдался и выпустил на волю Царева, а сам смиренно отошел в сторону.

Лиза больше не могла, внутреннее напряжение достигло своего апогея. Не так она представляла себе эту сделку. Настроилась на то, что будет больно и противно, но быстро. А Алекс мучил ее уже добрых полчаса, изводил, выматывал морально. Она никак не могла понять, чего от него ждать, его взгляд, полный презрения, совершенно не сочетался с мягкостью прикосновений. Едкие слова, резкие движения говорили, что он на взводе, и, когда она уже готова была ощутить его злость на себе, он отступал. Эти "качели" ее пугали, забирали последние силы. Лежать полностью обнаженной перед Алексом было не комфортно, она была беззащитна. Как бы ни храбрилась в самом начале, сейчас готова была сдаться и молить о пощаде, наплевав на данное себе обещание.

Алекс встретился с ее холодным взглядом и ощутил, как мороз пробежал по коже. Битву с собой он проиграл, но сражение с Лизой намерен был выиграть во что бы то ни стало. Глаза в глаза. Лед ее ненависти и пламя его желания встретились в одной точке.

Алекс перешел в наступление. Медленно прикоснулся пальцами к бархатистой коже, помогая Лизе расслабиться, а себе – оживить в памяти тактильные ощущения. Подушечки покалывало от электрических импульсов, исходивших от ее тела. Он невесомо провел по щеке, пульсировавшей жилке на шее, ключице, не спеша спустился к груди и будто случайно коснулся затвердевшей вершины соска, добрался до бедер и уверенно развел их в стороны.

Лиза пыталась абстрагироваться от происходящего, но ничего не получалось. Ее тело помимо воли реагировало на каждое касание Алекса. Жаркий огонь как по волшебству следовал за его рукой, опаляя нежную кожу, вызывал едва уловимую вибрацию, заставляя кожу покрываться мурашками. Желание, с которым она так долго и безуспешно боролась, рвалось наружу, оглушая своей силой. Лиза едва сдерживалась, чтобы не застонать от проснувшихся ощущений. Физическое возбуждение в чистом виде, как давно она не испытывала подобного. Алекс был последним в ее списке претендентов, но именно он одним движением разбудил ее чувственность. Что теперь с этим делать, она не знала, оставалось только мужественно терпеть, чтобы он не догадался, что с ней происходит. Пожалуй, это единственное, что она могла сделать, чтобы сохранить хотя бы остатки гордости и собственного достоинства.

Алекс видел все, что творится с ней, будто перенесся на десять лет назад. Ничего не изменилось, ее тело по-прежнему отзывалось на каждое его движение. Как бы Лиза ни пыталась скрыть этот факт, он все чувствовал.

Презерватив прожигал карман брюк насквозь, но Алекс не захотел им воспользоваться. Не смог отказать себе в слабости ощутить желанную женщину всю целиком. Руки дрожали от нетерпения, и сдерживаться больше не было сил. Выдержки хватало только лишь на то, чтобы не выдать себя с потрохами. Стараясь сохранять бесстрастное лицо, Алекс провел головкой по разгоряченной промежности и мысленно улыбнулся, получив подтверждение своим догадкам, медленно погрузился в нее и замер, чтобы взять эмоции под контроль и дать Лизе возможность привыкнуть. Поняв, что не причиняет ей дискомфорт, вошел на всю длину и начал неспешно двигаться, не прерывая зрительный контакт и растягивая наслаждение. С нарастающим трепетом наблюдал, как под действием бушующего пламени желания стремительно плавился лед в ее глазах, зрачки расширились, почти полностью поглотив радужку.

Сладостная дрожь прошла по телу Лизы, она шумно выдохнула, но не смогла отвести глаза, какая-то непостижимая магия удерживала ее взгляд, вынуждая неотрывно смотреть в черную дыру зрачков Алекса и тонуть в ней. Время остановилось, а пространство сузилось, все, кроме него, отошло на второй план. Давно забытое наслаждение от близости с мужчиной накрыло с головой, он наполнял ее до краев, заставляя забывать обо всем, растворяться в своих эмоциях без остатка.

Лиза сжимала кулаки от бессилия; нестерпимо хотелось, чтобы Алекс неистово ласкал и целовал ее тело, но он больше не касался ее. Сама же Лиза не посмела попросить. Оставались только глаза, темные от страсти, в которых она видела безудержный огонь желания, сжигавший их обоих дотла.

Она не могла дотронуться до его тела, и это раззадоривало ее еще больше. Внутренний запрет действовал как афродизиак, усиливая и без того невероятные ощущения. Она как могла сдерживалась, стараясь остаться в реальности и не показать Алексу своего состояния, но с каждым толчком это удавалось все хуже. Он умело двигался в ней, то ускорялся, то замедлялся, будто играл, изводил сладкими пытками. Лиза не выдержала, сдалась ему на милость, выгнулась навстречу его напору, увеличивая глубину проникновения, и обвила его бедра ногами.

Наконец, они стали единым целым, двигались и дышали в одном ритме, а сердца стучали в унисон.

Алекс чувствовал ее так же чутко, как и прежде. Все ощущения обострились до предела, ему требовалось немало сил, чтобы оставаться безучастным к ее невысказанному призыву. До скрежета зубов хотелось сжать ее в объятьях, окунуться с головой в нежность и теплоту, заласкать до умопомрачения, но не мог себе этого позволить. Заметив, как нервно она кусает губы в любовной горячке, поддался внезапному порыву – инстинктивно протянул руку и погладил подушечкой большого пальца по ее нижней губе.

Лиза неосознанно провела языком в ответ и, взяв в рот самый кончик, начала посасывать в такт движением. Ощущения нереальности не покидали, она будто перенеслась на десять лет назад, и перед ней был не Гилберт, а Царев. Только коснувшись языком пальца, она вспомнила эту его привычку.

У Алекса перехватило дыхание, он сделал это не специально, но то, что Лиза ответила, стало для него откровением. Значит, она не забыла его… Облегчение вперемежку с недоумением добавилось к огромной палитре эмоций. Но что это меняло? Ровным счетом ничего. Почувствовал, что близится развязка, ускорился, отключив мешающие мысли и полностью сосредоточившись на процессе.

Лиза потерялась, захлебнулась наслаждением, но последнее, что увидела перед тем, как сознание отключилось, – это улыбка, такая знакомая и родная. Из последних сил хваталась за реальность, но Алекс не позволил: несколько выверенных движений – и все мысли смыло сокрушительной волной оргазма и унесло куда-то за пределы Вселенной.

Алекс улыбнулся, глядя на ее довольное лицо, продлил наслаждение насколько смог и присоединился к ней на вершине блаженства.


Тело еще дрожало от пережитого удовольствия, а мозг уже мучился похмельем. Алекс вспомнил, что хотел сделать и что в итоге получилось, и скрипнул зубами. Злясь сам на себя, застегнул брюки и отошел к своему столу. Это была сделка. Просто сделка с продажной женщиной…

Лиза открыла глаза в надежде увидеть все ту же улыбку, но ее ждало горькое разочарование – Царева рядом не оказалось, а Алекс, словно каменное изваяние, стоял неподалеку и увлеченно изучал какие-то бумаги. Будто не он несколько минут назад заставил ее дрожать от страсти, будто не он подарил им обоим сказочное удовольствие. Неужели для него это ничего не значило? Раз так, то и она забудет обо всем – просто секс и ничего больше.

Кое-как прикрывшись руками, слезла со столешницы и пошла одеваться. Тело приятно ломило от пережитого наслаждения, сладостная судорога то и дело пробегала по уставшим мышцам, но Лиза не могла себе позволить разнежиться. Вернулась с небес на землю, камнем рухнув с высоты. Ее ощущения сути не меняли – она стала проституткой. Слезы отчаяния готовы были пролиться из глаз, но Лиза не позволила. Не здесь и не сейчас. Не хотела показывать свои истинные эмоции. Это лишь ее боль…

Наспех одевшись, неуверенно подошла к Алексу за оплатой. Нужно было что-то сказать, но что говорят в таких случаях, она не знала. Вся ее решительность испарилась в воздухе, разлетелась на атомы и сгинула в просторах Вселенной. Лиза была слаба и беззащитна перед ним.

Алекс скользнул по ее безразличному лицу холодным взглядом и передал зеленую папку с документами. До скрежета зубов хотелось прижать к себе эту непокорную женщину и вновь вдохнуть краски в бесцветные глаза, наплевав на все, но он не позволил, решительно наступив Цареву на горло. Достаточно!

– Это все? – тихо спросила Лиза, с трудом контролируя эмоции.

– Что, еще денег дать? – усмехнулся он, ненавидя себя за эти слова. Но слишком привык прятать за жестокостью настоящие чувства.

– За кого ты меня принимаешь?

Лиза едва заметно вздрогнула, боль, промелькнувшая в ее глазах, зеркально отразилась в сердце Алекса, но он не остановился. Сознательно доводил ситуацию до полного краха, отрезая себе все возможные пути, кроме истинного.

– А как называют женщин, которые спят за деньги?

– Мне не нужны твои деньги… – недоуменно ответила она, чувствуя, как воздух в помещении снова накаляется.

– Естественно, у других возьмешь.

Его слова вкупе с презрительной ухмылкой стали последней каплей. Лиза и так слишком долго терпела, позволяя издеваться над собой. Неведомая ранее энергия толкала вперед. Набрав в легкие побольше воздуха, Лиза размахнулась и с силой влепила Алексу пощечину. Он не пошевелился, лишь глаза полыхнули недобрым огнем, но ей было уже все равно.

– Не смей больше приближаться ни ко мне, ни к моему сыну, – холодно предупредила, поставив жирную точку в их разговоре и дальнейшем общении. Забрала папку с документами и направилась к выходу, слыша раскатистый смех за спиной.

Кожа горела огнем, но Алекс знал, что заслуженно. Намеренно вывел Лизу из себя, повинуясь неосознанному извращенному желанию разбудить ее. Только в порывах злости, а теперь еще и страсти она была собой. Живая и настоящая.

Как только за ней закрылась дверь, он без сил опустился на стул и спрятал лицо в ладонях, скидывая с себя маску. Ему было совершенно не смешно, а мучительно больно. Раскаяние накатило мощной волной, разбив его прибрежные скалы отчаяния. Зачем он все это устроил? Чем думал? А главное, что делать дальше и как защитить сына?

Сын. Алекс так увлекся своими разборками с Лизой, что совершенно не подумал о мальчике. Ведь обещал избавить его от Макса и решить все проблемы.

– Идиот! – процедил сквозь зубы, сокрушаясь о своем поведении.

Срочно нужен был новый план. Крамольная мысль убрать Макса совсем красной лампой замелькала в сознании, прельщая своей эффективностью. Это дало бы стопроцентную гарантию: нет человека – нет проблемы. Но Алекс отмел ее, отрицая такие радикальные методы, да и не хотел облегчать Краснову участь. Умереть – это слишком просто.

Глава 25

Демонический смех Алекса эхом раздавался в ушах, заставляя быстрее идти по коридору. Лиза буквально бежала от злосчастного кабинета и от себя в том числе. Совесть гналась по пятам, так и норовя вцепиться в горло ледяными клыками. В груди горело от сдерживаемых рыданий, но Лиза не могла позволить себе такую слабость. Просто не имела на нее права.

Внутренний надрыв разрастался с каждым шагом, обещая затянуть в пропасть отчаяния. Так хотелось забыть обо всем, но предательская дрожь не позволяла. Тело все еще помнило, что случилось, до мельчайших подробностей, до миллисекунд, и от этого становилось еще больнее. За что он с ней так? Ведь она не сопротивлялась, сама с готовностью отдалась бы ему…

Лиза могла сколько угодно обвинять Алекса во всех смертных грехах, но в глубине души понимала, что согласилась лишь потому, что сама этого хотела.

Тайное, безотчетное желание почувствовать его в себе жило в ней постоянно. Алекс снился ей ночами, в душе она невольно представляла, как его ладони скользят по телу, размыливая густую пену. Часто вспоминала каждое прикосновение, каждый взгляд и несколько невинных поцелуев, что он украл у нее. Сама Лиза никогда бы не решилась на близость с ним, не смогла бы предать жившего в сердце мужчину, но Алекс с легкостью снял с ее плеч ответственность.

Лиза всегда считала себя выше торговли телом, но без колебания поступилась своими принципами и согласилась на сделку с постельным финалом только лишь из-за Алекса. Будь на его месте кто-то другой – отказалась бы не задумываясь. В глубине души она надеялась, что все будет по-другому, интуитивно чувствовала, что Алекс не такой, как все, но он оказался еще хуже. Безжалостно растоптал ее достоинство, унизил не только как женщину, но и как человека. Даже мужу за десять лет не удалось совершить то, что он сделал за один-единственный раз. Макс истязал тело, но душа всегда оставалась недоступной для него, но Алекс же пошел дальше – уничтожил ее морально. Безжалостно убил ту маленькую девочку, что все это время жила в ней и верила в чудо.

Возненавидела ли она его? Едва ли. Ненависть слишком глубокое и сильное чувство. К Алексу же она больше не испытывала ничего. Просто пустота. Отныне он перестал существовать для нее…

До боли закусив губу, Лиза крепко прижала к груди папку и ускорила шаг. Поступок Алекса не имел названия, но презирала она себя. За то, что не смогла остаться безучастной, за то, что получила удовольствие, несмотря ни на что. Тело с готовностью отвечало на небрежные ласки, а душа в это время рвалась на части, билась в предсмертной агонии внутри.

От воспоминания об мерзости ситуации Лизу едва не выворачивало наизнанку. Холод словно густой туман расползся по венам, осторожно подобрался к центру организма. С каждым вздохом сердце все больше покрывалось толстой коркой льда, оставаясь лишь насосом, качавшим кровь. К счастью, все светлые чувства тоже стремительно замерзали и одно за другим исчезали. В итоге не осталось ни капли тепла, лишь холодный разум, и именно он подсказывал ей, что делать дальше.

***

Поездка до Нижнего Новгорода заняла больше времени, чем Элис планировала. Терпеть не могла, когда ее заставляют ждать, а сегодня сама опаздывала на добрых полчаса. Наспех припарковавшись, вошла в кафе, в котором была назначена встреча. Марго, заметив ее, встала и широко улыбнулась.

– Начальство не опаздывает, начальство задерживается, – мягко упрекнула и засмеялась, перехватив недовольный взгляд.

– Прости, пробки жуткие. Авария еще на трассе…

– Да ничего страшного, я не спешу. – Марго опустилась в свое кресло и обвела накрытый стол руками. – Я все заказала, надеюсь, ты не против.

– Нет. – Элис невольно улыбнулась, придвинула к себе чашку ароматного кофе и посмотрела на часы. – Только время у меня поджимает. Давай ближе к делу.

– Как скажешь, – охотно согласилась Марго. – Что у нас на повестке дня?

– Лиза. Ты смогла что-то о ней узнать?

– И немало, – усмехнулась Марго и вытащила свой ежедневник. – Я прошлась по ее жизни в этом городе и нашла достаточное количество следов.

– Выкладывай.

– Во-первых, ты знала, что она стояла на учете у психиатра?

– Нет. – Элис недоуменно покачала головой. Об этом не было ни слова в отчетах, предоставленных службой безопасности. Хотя они и не копали глубоко, собрав лишь поверхностные сведения.

– Десять лет назад Лиза обратилась к врачу… лечили затяжную депрессию, а спустя несколько лет был зафиксирован случай суицида. Сама она, как говорит лечащий врач, отрицает этот факт, но оформили именно так. – Марго по традиции предоставила доказательства в виде выписок из амбулаторной карты. Как ей это удавалось оставалось загадкой.

– Вены? – уточнила Элис, лишь мельком взглянув на бумаги. Не могла даже представить, что должно было случиться, чтобы Лиза решилась на такой серьезный шаг. Тем более имея маленького ребенка.

– Таблетки.

– Думаешь, могла?

Марго неопределенно пожала плечами.

– В принципе возможны оба варианта, кто из них врет, теперь уже не разобраться…

– Что еще?

– Во-вторых, тамошний участковый любезно вспомнил, что Лиза несколько раз писала заявления о домашнем насилии. Но, естественно, никто не разбирался в них, просто отписывались и все. Доказательств, как ты понимаешь, не будет…

– Понимаю, – согласилась Элис. Налицо была явная халатность представителя власти, и он ни за что не признался бы в этом публично.

– В-третьих, лет пять назад она подавала на развод, но забрала заявление… Вот копия. – Марго положила на стол иск в мировой суд.

Элис внимательно проштудировала документ, но не нашла для себя ничего интересного: сухие стандартные строчки и ни одного намека на причины развода, лишь отписка, что не сошлись характерами.

– А муж? – не отрываясь от чтения, спросила она.

– О, этот вообще интересный персонаж. – Марго довольно потянулась и перелистнула несколько страниц своего ежедневника. – Его в городе знают многие. Любитель борделей и казино. На данный момент долг по распискам около 200 тысяч рублей. И это только то, что я смогла найти.

– И чем он расплачивается? – удивилась Элис, прекрасно зная сумму его зарплаты.

– Понятия не имею, но, если учесть, что на его жене два многотысячных кредита, а на нем их нет, вполне можно предположить…

– Господи, – невольно перебила Элис и спрятала лицо в ладонях. Она ужасно сопереживала Лизе и очень хотела помочь. – И как во всем этом разобраться?

– Я думаю, он ее чем-то удерживает, – выдвинула свою версию Марго. – Причем насильно…

– Чем, например?

– Понятия не имею, но будем искать, – уверенно заключила та и ободряюще улыбнулась. – Мне уже самой интересно распутать эту историю.

– Что по друзьям, знакомым?

– Близких друзей у Лизы нет. Да и не близких, в общем-то, тоже. Общается в основном только с коллегами, в частности, с Мирзоян Лианой. – Марго протянула Элис фотографию, но та жестом отказалась. И так знала, кто это. – С ней я еще не разговаривала, может, подкинет интересную информацию.

– Не надо, я сама с ней поговорю, – уверенно заявила Элис, хотя еще не представляла, что скажет. Лиана была очень непростой, и, чтобы выспросить у нее какие-то сведения, нужен был особый подход.

– Как знаешь.

– Это все?

– Пока да, хотя стой… Совсем недавно Лиза посещала вот это место. – Детектив показала бумагу с адресом и несколько фотографий как доказательство своих слов. – Я пробила по своим каналам – это квартира бывшего директора «Оки» Бакунина. Находилась у него примерно час. Теперь, пожалуй, все.

– Туда-то ее зачем понесло? – недоумевала Элис. Уж с этим скользким типом никто в здравом уме связываться не будет.

Детектив лишь развела руки в сторону, телепатических способностей не имела, да и ясновидением не владела.

– Марго, а как ты думаешь, отцом ее ребенка может быть не муж? – немного помолчав, все же спросила Элис. До последнего сомневалась, стоит ли впутывать ее еще и в это, но все же решилась.

– Я думала об этом, – честно ответила та. – Скажу больше, даже склонялась к этому варианту…

– Ну не тяни! – поторопила ее Элис, поняв, что Марго приготовила что-то еще.

– Ладно, я сделала тест ДНК, только он за отдельную плату, – сразу предупредила и, получив утвердительный кивок, начала копошиться в сумке.

– Как тебе это удалось? – восхитилась Элис ее находчивостью и скоростью. Сама еще даже не нашла клинику, где можно сделать все строго конфиденциально.

– Биоматериал достать было проблематично, пришлось включать фантазию, но итог того стоил. – Марго положила на стол результаты анализа.

– Ничего не понимаю… – Элис смотрела на цифры, но они расплывались перед глазами. – Царев не отец Жени?

– При чем здесь Царев? – удивилась Марго, до него ее всемогущие руки еще не дошли. – Я делала тест на Макса и Женю, и на 99,9% они не родственники.

– Теперь поняла. Спасибо. – Элис невольно улыбнулась. На душе как-то сразу потеплело, но она не знала, стоит ли рассказывать Алексу о таком тесте. Ведь он хотел узнать о своем отцовстве, а тут все с точностью до наоборот.

– Спасибо не шуршит… – напомнила Марго и лукаво подмигнула своей клиентке.

Та достала внушительную сумму денег, аккуратно придвинула и поднялась.

– Мне пора. Будет новая информация – звони.

– Договорились. – Марго пожала протянутую ладонь и опустилась обратно в кресло.

Элис быстрым шагом добралась до своего автомобиля и завела двигатель. В запасе примерно час дороги, чтобы хорошо подумать и решить, как действовать дальше. Информации уже довольно много, но вся она нечеткая, любой факт Алекс при желании сможет вывернуть наизнанку и представить в негативном свете. Эта его особенность порядком раздражала Элис. Он привык смотреть на все, что связано с Лизой, через призму своей ненависти и злобы и просто отказывался воспринимать реальность. Убеждать его не имело никакого смысла; почувствовав жесткий прессинг с ее стороны, Алекс мог совсем закрыться, и тогда вытащить его на солнечный свет будет почти нереально.

Вспомнив еще об одном важном деле, Элис набрала номер аэропорта и включила громкую связь. Пришло время все же наведаться в гости к госпоже Царевой. Хочет она того или нет, но у Элис достаточно доказательств, чтобы прижать ее к стенке.

***

Нервно выдохнув дым в форточку, Макс затушил очередную сигарету. Ожидание затягивалось, а вестей от жены по-прежнему не было. Доверился ей, позволив решать его судьбу, просто переложил ответственность за свои поступки на ее хрупкие плечи, а теперь сомневался в правильности решения. Ведь она ненавидела его, с легкостью могла утопить вместо того, чтобы спасать его драгоценную шкуру.

Максим снисходительно усмехнулся, отгоняя тревожные мысли. Нет, Лиза не такая. Честная и благородная дура, не обманет и не предаст. В отличие от него…

Звук ключа в замке разрезал тишину в помещении и заставил вздрогнуть. Макс судорожно сглотнул и двинулся в коридор, чтобы услышать свой приговор. Прислонившись к косяку, наблюдал, как Лиза раздевается. Нарочито медленно, словно специально проверяя его выдержку на прочность.

– Женя дома? – сухо спросила она и присела на пуфик, чтобы снять сапоги.

– Нет, – ответил Макс, не сводя с нее напряженный взгляд.

Что-то незримо изменилось в ней, он чутко уловил это, почувствовал на каком-то интуитивном уровне, но пока не мог определить природу этой перемены. В каждом движении Лизы проскальзывали сила и уверенность, и это ему совсем не понравилось.

Разувшись, она поставила обувь на полку, достала какие-то бумаги и мимо него прошла на кухню.

– Как все прошло? – поинтересовался Максим, двинувшись вслед за женой.

– Нормально, – неопределенно ответила она и протянула ему документы. – Вот заявление на развод. Завтра отнесем его в суд, и я отдам тебе твой компромат.

Она говорила холодно и спокойно, ни один мускул не дрогнул на лице, но это лишь раздражало Макса. Главное, что он уловил из ее слов: компромат у нее, значит, бояться больше нечего. Уж с женой-то как-нибудь разберется.

Мельком пробежавшись по исковому заявлению глазами, Максим ухмыльнулся и не спеша разорвал бумаги в клочья. Он не собирался разводиться ни сейчас, ни когда-нибудь в будущем. Глупо было терять такое теплое и уютное место.

Лиза никак не отреагировала, лишь равнодушно пожала плечами. Ничуть не удивилась поступку мужа, была готова к чему-то подобному, а значит, пришла пора переходить к плану «Б».

Величественная осанка, гордо поднятый подбородок и дерзкий прямой взгляд – все это сбивало с толку. Макс осознал, чего не хватает – страха. Лиза больше не боялась его, но разве он давал ей такое право? Нет! Значит, это сделал кто-то другой…

Неприятная догадка скользким ужом проползла в сознание, заставив Максима посмотреть на жену по-новому и со злостью стиснуть зубы. Глаза выдавали ее с потрохами, пережитое наслаждение плескалось в глубине и наделяло их мягким светом.

– Ты спала с ним? – процедил он и сжал кулаки в бессильной злобе. Такого не мог даже предположить, когда отправлял жену к Гилберту. Был уверен, что тот не посмотрит на нее как на женщину. На его женщину.

Довольная улыбка чуть тронула ее губы, Лиза отвернулась, не желая демонстрировать эмоции, но было поздно. Максим слишком хорошо ее знал, ведь сам вылепил то, что хотел видеть.

– Отвечай, – прорычал он, желая непременно услышать правду.

– Да, – спокойно произнесла Лиза и победно посмотрела на него. Не хотела говорить, но раз уж сам догадался, не видела смысла скрывать. Только ради этого момента уже стоило пойти на сделку. Явное недоумение так открыто проступило на его лице, что она не смогла сдержаться и рассмеялась.

Сама себе поражалась: изменила мужу, рассказала ему об этом, но на душе было так легко, словно многотонный груз упал с плеч. Давно надо было решиться на что-то подобное.

– Шлюха, – прохрипел Макс, не разделяя ее веселья. Злость мощным потоком хлынула по венам, сметая здравый смысл напрочь. Лиза унизила его как мужчину, наставив рога, раздавила достоинство… Руки непроизвольно сжались в кулаки. – Грязная шлюха!

Размахнулся и ударил наотмашь, совершенно не заботясь о последствиях. Обычно бил аккуратно, чтобы не осталось следов, скорее для собственного удовольствия, сейчас же в нем кипела ярость, отравляя сознание своим ядом.

Лиза влетела в стол, но на ногах устояла. Щеку нещадно жгло, но внутренний пожар был сильнее. Гордо подняв голову, она посмотрела на мужа как на низшее существо и презрительно ухмыльнулась.

– Это был лучший секс за десять лет жизни с тобой!

– Заткнись, – предостерег он и двинулся к ней. Ненависть, полыхнувшая в ее взгляде не остановила, а лишь наоборот раззадорила. Макса трясло от переполнявших эмоций, выкручивало наизнанку от осознания, что все не так, как он хотел. Лиза всегда была его собственностью, и он ревностно оберегал ее от любых поползновений. Тысячи раз обвинял в измене, но всегда знал, что она чиста и принадлежит только ему. Не готов был делить ее ни с кем.

– Ты жалок… – Лиза непроизвольно сглотнула, понимая, что ей конец, но не намерена была прогибаться. Чувствовала колоссальную энергию для борьбы. Не знала, откуда она взялась, но решила идти до конца и дать мужу достойный отпор. – И навсегда останешься ничтожеством.

– Тварь, – крикнул Максим и безжалостно нанес еще один удар, на этот раз под дых. Лиза застонала и осела на пол. Он схватил ее за волосы и заставил смотреть на него. Рассчитывал увидеть полную капитуляцию, как и всегда, но жена не сдавалась, решив, видимо, довести его до белого каления. – Хрен тебе, а не развод, сука! – Ударил по лицу, вложив в этот удар все, что не мог сказать словами. Лиза рухнула на пол, как бесформенный мешок и больше не шевелилась, лишь кровь тонкой струйкой текла из носа.

Кровожадно усмехнувшись, Макс перешагнул через нее и направился к выходу, столкнувшись в коридоре с только что вошедшим сыном.

– Что с мамой? – спросил мальчик, с ужасом глядя на плотно сжатые кулаки отца.

– Отдыхает и думает о своем поведении, – ехидно пояснил он и, взяв сына за грудки, подтащил к себе. – А с тобой, сучонок, я позже разберусь за твой длинный язык.

Разжав руки, принялся судорожно собираться, напрочь забыв о существовании и жены, и сына. Уже на выходе остановился, открыл сумку Лизы и извлек из нее зеленую папку. Открыл и расплылся в довольной улыбке – это был компромат на него. «Какая же ты дура», – мысленно произнес, забрал документы и вышел из квартиры.

Женя наскоро разделся и вбежал на кухню. Заметив мать, лежащую на полу, бросился к ней.

– Мамочка, мама, – кричал он и гладил по щекам, пытаясь разбудить, но ничего не получалось – она не реагировала. Мальчик испугался не на шутку, слезы отчаяния брызнули из глаз. Дрожащими руками нащупал в кармане телефон и набрал номер Алекса. Монотонные гудки сменились сухой речью оператора о недоступности абонента. Женя не поверил своим ушам и набрал еще раз, а потом еще – результат был тот же: Алекс не брал трубку.

Услышав слабый стон, отбросил телефон в сторону и склонился над матерью.

– Мам? – позвал он, глотая слезы и прижался к ее руке.

Лиза открыла глаза и, вспомнив все, что случилось, посмотрела на заплаканное лицо сына.

– Все хорошо… – еле выдавила из себя и с трудом села. Голова кружилась, а дыхание перехватывало от болезненных приступов, прокатывавших по телу, но она не хотела пугать ребенка еще больше. – Где папа?

– Ушел, – шмыгнув, ответил Женя. – Как ты?

– Сейчас все пройдет… упала просто… – сочиняла на ходу Лиза, но сын не верил ни одному ее слову.

– Зачем ты опять врешь? – с упреком спросил он, став совершенно серьезным. – Я ведь уже не маленький. Это все он!

– Жень…

– Мам, я боюсь его…

– Я знаю, мой хороший. – Она порывисто обняла сына и стиснула зубы от боли. – Скоро все закончится. Я тебе обещаю.

– Мам, тебе надо в больницу.

– Не сейчас…

Взявшись за столешницу, она неуклюже поднялась на ноги. Ее заметно качало, а перед глазами расплывались разноцветные круги. Нет, в таком состоянии она не способна была никуда идти. Мелькнула мысль попросить помощи у Элис, но Лиза быстро отмела эту идею. Больше не верила никому и надеялась только на себя.

– Поешь что-нибудь сам, а я пойду прилягу…

– Хорошо.

– Закрой дверь на нижний замок и никому не открывай.

Лиза выпила лошадиную дозу обезболивающего и скрылась в комнате. Чувствовала себя отвратительно, тело было словно набито ватой, а в голове и вовсе царил густой туман. Ей непременно нужно было сегодня завершить то, что она затеяла, иначе все старания были напрасны, но сил не осталось.

Рухнув на кровать, она написала Лиане смс, что завтра опоздает на пару часов, и мучительно прикрыла веки. Не жалела ни о чем. Умышленно выводила мужа из себя, чтобы получить наглядный пример рукоприкладства. Теперь оставалось только снять побои и, приложив документ к заявлению, подать иск в мировой суд на развод.

***

Алекс всеми силами старался пробудить в себе ощущение триумфа и насладиться долгожданной победой, но тщетно, не чувствовал и толики того, на что рассчитывал. Пожар из гнева и злости потух, оставив после себя выжженное пепелище в душе. Сладкая месть оказалась убийственным ядом, который, попав в организм, медленно отравлял, постепенно проникая во все системы. Алекс все отчетливее ощущал, как смертельный холод передвигается по венам, но не сопротивлялся, не имея на это права. Винить было некого, сам вырыл себе яму…

Раскаяние накрыло слишком внезапно. Алекс не был готов к такому повороту. Поддавшись порыву, схватил телефон. Даже нашел номер Лизы в списке контактов, но так и не решился нажать на вызов. Что он мог ей сказать? Что мудак? Она это и так знает. Что сожалеет? Но, черт возьми, это было неправдой! Не жалел ни о секунде их сегодняшней близости. Все слова были бессмысленны и пусты. Так и не придумав, что сказать, Алекс запустил телефон в стену, тот громко звякнул и потух.

Совесть костлявой рукой сжимала сердце, с особым усердием выкручивая его в груди, причиняя нестерпимые страдания. Он напрочь забыл о ее существовании. Думал, что давно избавился от этой бесполезной функции, истребил в себе все, что мешало, оставив только жизненно важные процессы. Но сейчас, когда сердце обливалось кровью, отчетливо ощутил, как ошибался. Вырваться из ее лап было невозможно, лишь крепкий алкоголь мог ненадолго заглушить ее властный шепот.

Алекс давно привык к боли. Жил с ней постоянно, она то отступала, то с новыми силами атаковала. Он знал множество ее видов и оттенков. За десять лет, как ему казалось, пережил их все, но сегодня понял, как ошибался. Такого еще не испытывал. Эта боль была особенная, словно бомба с часовым механизмом. Взорвавшись, искорежила его изнутри, оставила термические ожоги. Алекс не знал, как справиться с ней, она уничтожала его…

Достав из сейфа бутылку коньяка, выключил свет и опустился на пол. Остался наедине с собой без масок и притворств. Сам себе судья и сам себе палач. Удавка безысходности затягивалась на шее все сильнее, беспощадно перекрывая доступ кислорода. Царство мертвых неудержимо манило его, обещало избавление от всех душевных мучений и долгожданное умиротворение. И он верил ему, шел в неизвестность, чтобы забыться. Отключить сознание и избавиться от голодных мыслей-тварей, безжалостно грызущих его. Спасительная тьма была совсем рядом, один шаг – и она поглотила бы его без остатка, но яркий луч света нарушил планы. Ворвался, словно молния, ослепил на несколько секунд и легкостью развеял мрак вокруг.

Ритмичный цокот каблуков отчетливо застучал по мозгам.

– Алекс, ты с ума сошел? – Громкий голос Элис прозвучал странно в его могильном склепе. – Какого ляда ты не берешь телефон?

– Я даже не знаю, где он, – хрипло ответил Алекс и, закрыв глаза, откинулся на стену, вновь погружаясь в опьяняющую нирвану.

– Замечательно! А о том, что я переживаю, ты не подумал? – Элис сильно негодовала. Полгорода исколесила в поисках Алекса, боялась, что что-то случилось. Ведь они сегодня обзавелись новым врагом в лице Краснова. А загнанный в угол зверь, как известно, сражается насмерть.

– Просто не до того было…

– Что случилось?

– Ничего.

– Именно поэтому ты напился в дрова? А завтра утром тебе, между прочим, в отдел. – Она забрала у него из рук бутылку и небрежно бросила в мусорное ведро.

– А я не пойду… – ответил он и, прикрыв глаза, вновь откинулся на стену.

– В смысле? Почему?

– Не с чем…

– Ты издеваешься? – взорвалась Элис. – Я тебе целую папку собрала. – Она решительно подошла к столу и принялась искать папку с документами. – Алекс, где она?

– Отдал Лизе… – хрипло прошептал он, невольно вспомнив все, что происходило в этом кабинете несколько часов назад.

– Господи, зачем? – Элис от неожиданности опустилась в кресло.

– Она так хотела спасти своего муженька, что даже согласилась переспать со мной ради этого.

– Что? Ну ты же отказался? – с надеждой спросила она, хотя уже сама все поняла.

– Нет…

– Идиот! Придурок! Чем ты только думал? – Элис вскочила с места и принялась ходить из стороны в сторону, посылая на голову Алекса всевозможные проклятья.

– Не знаю, помутнение какое-то. – Он потер лицо, отгоняя болезненные воспоминания.

– И что мы теперь делать будем?

– Не знаю… Нам нужен новый план.

– Отлично! – Элис раздраженно всплеснула руками. – Я же просила ничего не предпринимать без меня! А потом ты говоришь, что не маленький?

– Эль, не ори… – тихо попросил Алекс. И так несладко, выслушивать нравоучение было выше его сил.

– Не ори? Да я убью тебя сейчас! – Не сдержавшись, она схватила первое, что попалось под руку, и запустила в Алекса. На его счастье, это был всего лишь степлер, но на очереди мог быть дырокол. – Ты же подвел их обоих под монастырь! Что будет, если документы попадут к Краснову, ты подумал?

– Я не смог ей отказать… – обреченно произнес Алекс. Слабое оправдание, но другого просто не существовало.

– Член ты свой удержать не смог! – горячо возразила Элис, распаляясь все больше. – Где твое хваленое хладнокровие? Что с тобой?

– Не знаю, – ответил честно. Сам не понимал, что происходит, но когда оказывался рядом с Лизой, мозг просто стекал в штаны.

– Зато я знаю и все вижу! Ты хочешь быть с ней. Просто не готов признать это.

Насмешливый голос бесцеремонно вторгся в сознание. Алекс распахнул глаза и посмотрел на свою помощницу.

– А я пытаюсь минимизировать количество дров, наломанных тобой в погоне за ложными целями.

Заметив, как опасно сверкнули его глаза, Элис сложила руки на груди, приготовившись встретиться с праведным гневом.

– Ты видишь только то, что хочешь видеть, – холодно отозвался Алекс и неуклюже поднялся на ноги. – Той женщины, которую я когда-то любил, больше нет, а с этой…

– Да что ты несешь? – снова не выдержала Элис, порядком надоело слушать одно и то же. Но если раньше она опиралась лишь на его слова, то теперь знала Лизу лично, и ее мнение было противоположным. – Ты ничего не знаешь ни о ней, ни о ее жизни!

– Я знаю достаточно, – возразил Алекс, так кстати вспомнив условия их сделки.

– Да? Ты даже не удосужился выяснить, почему она тебя бросила! Просто навешал свои детские обиды и решил сделать виноватой во всех бедах. Конечно… – Элис всплеснула руками и принялась мерить шагами комнату. Чаша терпения переполнилась, и она, наконец, решила высказать Алексу все, что считала нужным. – Всегда проще ненавидеть кого-то. За что? Что она тебе такого сделала? Не любила? Так она и не обязана тебя любить! Бросила? Да ну и что! Тысячи людей бросают друг друга ежедневно, и что теперь, всем мстить?

Алекс слушал ее тираду, не имея возможности вставить и слова. Ему неприятно было все это слышать, тем более он был категорически не согласен. Но Элис, не обращая внимания на него, носилась по кабинету, словно рыжая бестия, и распекала его на чем свет стоит.

– Признайся, что ты просто искал повод, чтобы вернуться! – Она остановилась перед ним и заглянула в глаза, но не нашла там и толики согласия. Нервно усмехнувшись, продолжила наступать на больную мозоль. – А прячешься за маской другого человека потому что боишься, что она тебя не примет. Пошлет, как и тогда.

Алекс скрипнул зубами и, не сдержавшись, стиснул плечи Элис. Она вскрикнула, но не остановилась.

– Опомнись! Ты все тот же Женя Царев, которого я узнала десять лет назад, а не всесильный Алекс Гилберт. Это его не существует, а не тебя. Это он всего лишь фейк! Он, а не ты! Забудь все, что было, и попытайся жить дальше. Просто жить без оглядки на прошлое.

– Достаточно! – Алекс тряхнул Элис, словно куклу, вынуждая замолкнуть. – Сеанс психоанализа закончен, – убрал руки и направился к двери.

– Алекс, – обреченно окликнула его, понимая, что перестаралась, но сдерживаться больше не могла. Слишком сильно кипели эмоции, слишком далеко он зашел в своей ослепляющей ненависти.

Он не ответил и не остановился, лишь махнул на прощание и вышел за дверь.

Элис устало опустилась на стул, эмоциональный разговор отнял последние силы. Она нервно поглядывала на дверь и думала, как поступить. Эта была их первая серьезная ссора. Алекс никогда не вел себя так безответственно, но где искать его, она не знала. Оставалось лишь надеяться, что мозг у него еще остался.

***

– Что с тобой сегодня? – недовольно проворчала Алена, рассматривая унылую эрекцию любовника. Не в первый раз уже случались такие промахи, что сильно раздражало ее.

– Прости, день слишком напряженный, – виновато пробормотал он и встал с постели. Так торопился уйти из дома, что забыл свои волшебные капли, а без них, как оказалось, он снова ни на что не способен.

– Да я заметила…

– Не обижайся. – Максим попытался обнять ее, но Алена не позволила и отошла от него на почтительное расстояние. – Я исправлюсь, проблемы были просто.

– Какие еще проблемы?

– Да все уже нормально… решил…

– Нет уж, рассказывай. – Она скрестила руки на груди, приготовившись выслушать его приключения.

Макс тяжело вздохнул и выложил ей все – от начала до конца в мельчайших подробностях, приукрасив только унижение перед женой и умолчав о расправе над ней. Справедливо рассудил, что Алене ни к чему об этом знать. В конце концов, это не имело к ней отношения.

– И что ты теперь намерен делать? – холодно поинтересовалась она, едва сдерживая истинные эмоции. Все получилось, как она и говорила. А ведь изначально предупреждала, что Лиза и Алекс любовники.

– Ничего. Работу искать, – равнодушно пожал плечами Макс. – Давай лучше поедим чего-нибудь. Целый день не ел из-за этой нервотрепки.

– Ты с такой записью в трудовой никуда не устроишься, – уверенно заявила Алена и принялась нервно мерить шагами комнату. Ситуация стремительно ухудшалась. Без денег Макс ей был абсолютно не нужен.

– Ерунда, знакомых полно… – отмахнулся он, свято веря в помощь друзей. Уж где-то его точно устроят, чтобы меньше трепал языком.

– Так себе перспективка, – не поддержала его в этом вопросе Алена, все еще обдумывая, сразу выгнать горе-любовника или подождать немного. – Ладно хоть дело не завели. У тебя оригиналы документов?

– Думаю, да, а что? – ответил уверенно, хотя даже не убедился в подлинности компромата, просто мельком заглянул в папку, обрадовался и ушел. Но предпочел об этом Алене не говорить, чтобы не подумала, что он совсем идиот. Да и Лиза к тому же не настолько умна, чтобы проворачивать какие-то махинации.

– С копиями Гилберт ничего не сможет доказать, даже если решит возобновить это дело.

– Да, но деньги придется отдать… – расстроенно произнес Макс, осторожно намекая на помощь с ее стороны.

– Да, тут без вариантов, – согласилась Алена, но сразу же развеяла все его мечты. – У меня их нет…

– Зато у меня есть идея, – охотно поделился Максим, умело разжигая в ней любопытство.

– Излагай, – томно промурлыкала она, втянувшись в игру и поощряя его продолжить.

– Надо срочно продать квартиру…

– Она же в ипотеке.

– Есть один не очень законный вариант, зато быстрый. – Максим держал эту идею на крайний случай, но все как-то удавалось оставаться на плаву, а теперь, видимо, время пришло воспользоваться ей.

– А как же жена и сын? – недоуменно спросила Алена. Не то чтобы ее очень волновала их судьба, но было как-то не по себе. Истинное лицо Макса начало показываться на поверхности, но она не хотела этого замечать.

– Своя шкура дороже, – уверенно отмахнулся он и процедил сквозь зубы: – Сама пусть разбирается со своим ублюдком.

– Неужели ты хочешь развестись? – Алену такой расклад совсем не устраивал, серьезных отношений с Максимом она никак не планировала. Да, он устраивал ее как временное пристанище, для развлечения, но не более. Связывать свою жизнь с этим человеком она не хотела.

– Вот еще. – Он снисходительно посмотрел на нее и рассмеялся. – Подам на алименты, пусть содержит меня всю оставшуюся жизнь.

Алена натянуто улыбнулась его шутке и отошла к окну. Единственное, что она четко уяснила: ситуация становилась щекотливой, и пора было выпутываться из нее.

Глава 26

С чувством выполненного долга Лиза вошла в Ледовый дворец. Как и рассчитывала, двух часов ей вполне хватило, чтобы уладить все дела. В травмпункте воспользовалась правом медработника и прошла без очереди. Неимоверно сложно было преодолеть себя и раздеться перед травматологом, никакие внутренние установки, что мужчина-врач – бесполое существо не работали. Головой она все понимала, но инстинктивно дергалась и сжималась при каждом касании врача.

Пожалуй, этот пункт был самым трудным в продуманной схеме, но Лиза с честью выстояла его и получила желанную справку. Никаких серьезных повреждений у нее не обнаружилось, лишь ушибы мягких тканей, но этого оказалось вполне достаточно для констатации факта побоев со стороны мужа.

В мировом суде тоже отнеслись с пониманием и приняли заявление, пообещав назначить дату слушания как можно быстрее и известить супруга самостоятельно, чем очень порадовали Лизу – не знала, как рассказать Максу. Да и вообще не имела представления, что ждет ее по возвращении домой. Он вряд ли забыл нанесенное оскорбление и теперь ожидаемо начнет вымещать на ней злость и гнобить с новой силой.

Лиза осознавала, что долго в таких условиях не протянет, поэтому нужно было срочно решить вопрос с жильем, а еще придумать, что делать с оригиналами компромата. Лично использовать она его не могла, а обращаться к Алексу, чтобы тот снова написал заявление, было глупо. Да и как смотреть ему в глаза после всего случившегося?

Закинув тяжелые мысли поглубже, Лиза постаралась сосредоточиться на насущной проблеме, а именно на поиске квартиры. Чем обернется такая вольность, когда Максим о ней узнает, старалась не думать, решила рискнуть и очень надеялась на счастливый финал.

Лиза прошла мимо ресепшен, привычно кивнув девушкам-администраторам, и нахмурилась, перехватив странный взгляд. Решив, что это все происки ее больного воображения, уверенно направилась на рабочее место.

Но на этом странности не закончились. Она интуитивно ощущала на себе косые взгляды сотрудников, но никак не могла понять, в чем причина. Отчетливо слышала тихие перешептывания за своей спиной и не могла избавиться от неприятного ощущения. Поняв, что что-то не так, остановилась около зеркала и придирчиво осмотрела себя. С помощью макияжа почти полностью стерла следы вчерашнего происшествия, но чем тогда вызван такой внезапный интерес к ее персоне? Нервно передернув плечами, свернула в свой коридор в надежде спрятаться от всего мира и загрузить себя работой, чтобы не думать ни о чем.

– Лиза, подожди. – Лиана материализовалась буквально из воздуха и перехватила ее в нескольких шагах от вожделенной двери в медпункт.

– Привет. – Лиза вздрогнула от неожиданности и взглянула на часы. – Я вроде не опоздала.

– Я знаю, пойдем со мной. – Подруга уверенно взяла ее под локоть и повела дальше по коридору.

– Зачем? Что происходит? – Лиза попыталась вырваться, меньше всего ей сейчас хотелось участвовать в каких-то аферах. – У меня дел вагон…

– Лиз. Дотерпи до моего кабинета, – шикнула на нее Лиана и ускорила шаг, чтобы как можно быстрее скрыться от любопытных глаз.

– Ну хорошо…

Преодолев длинный коридор, они вошли в кабинет спортивного директора. Лиза села на один из стульев, Лиана же прошла к окну. Нервно постукивая пальцами по подоконнику, напряженно смотрела вдаль, подыскивая правильные слова.

– Да что случилось? – не выдержав накала, воскликнула Лиза. Гнетущая атмосфера таинственности уже порядком надоела ей и не терпелось узнать причины такого поведения подруги.

– Даже не знаю, как тебе сказать… – Лиана медленно повернулась, но глаза отвела в сторону.

– Говори уже прямо, не нервируй.

– С самого утра в ФОКе увлеченно мусолят одну новость…

– Я заметила, – коротко согласилась Лиза и облегченно выдохнула. – Ты же знаешь, что меня не интересуют сплетни.

– Она касается тебя. – Голос Лианы прозвучал как-то обреченно. Она подалась вперед и, стремительно преодолев расстояние между ними, опустилась на соседний стул. – Ты спала с Гилбертом?

Глаза Лизы расширились от удивления, и предательский холодок пополз по позвоночнику. Как? Откуда? Неужели он? Это был конец всему. И карьере, и нормальной жизни. Не справившись с охватившим смятением, она отвернулась.

– Лиз, это важно. Да или нет? – мягко продолжила допрос Лиана и несильно сжала ее ледяные пальцы в знак поддержки. Не осуждала и не намерена была читать нотации, прекрасно понимая, что Лиза взрослая девочка и имеет право делать все, что хочет. Но ситуация была очень некрасивой.

– Я не намерена отвечать на такие вопросы… – с трудом выдавила из себя Лиза. Привычный мир рухнул, погребая ее под руинами. От этой грязи ей не отмыться никогда. – С чего вообще…

– С того, что Ледовый превратился в улей с пчелами, только ленивый не обсуждает эту тему! – нервно всплеснув руками, воскликнула Лиана и поднялась на ноги. – Каждый считает своим долгом перемыть тебе кости, и, чтобы тебя защитить, мне нужно знать, это просто слухи или правда.

Лиза опустила голову на стол и накрыла ее руками. Сказать было нечего. Гилберт уничтожил ее репутацию просто смешал с грязью ее честное имя. Она так дорожила всем этим, не допускала даже тени, а он…

– Лиз, ответь мне что-нибудь.

– Что я могу ответить? – бесцветно спросила она. Не видела смысла оправдываться. Прошлого уже все равно не вернуть, а обсуждать эту тему было неприятно и стыдно. Как пережить весь этот позор? Как смотреть в глаза людям? Нет, это невозможно.

– Просто скажи, правда или нет.

– Да.

– Удивила. – Лиана едва заметно улыбнулась. Наконец, хорошая девочка позволила себе стать плохой. – Ну ничего, прорвемся.

– Дай мне бумагу и ручку, – попросила Лиза, приняв единственное правильное для себя решение.

– Зачем?

– Заявление напишу на увольнение.

– Ты с ума сошла? Какое увольнение? – взволнованно воскликнула Лиана. – Из-за какого-то козла терять работу?

– А как ты себе представляешь мою дальнейшую работу здесь? – горько усмехнувшись, спросила Лиза. Ей все было предельно ясно. Каждый день видеть сочувствующие или осуждающие взгляды коллег, слышать шепотки за спиной – все это выше ее сил. Возможно, сейчас она трусливо сбегала от проблем, но терпеть ежедневную пытку не могла. Ей вполне хватало совести, грызшей ежеминутно.

– Все забудется через несколько дней…

– Слухи, может, и утихнут, но клеймо останется.

– Лиза, не глупи. – Лиана все же дала ей то, о чем она просила, но попробовала еще раз образумить.

– Даже не уговаривай. Я не смогу так работать.

– Ну подожди хоть немного, я попробую найти тебе другое место.

– Нет. – Лиза решительно отказывалась от любых попыток задержать ее в здесь. Отныне и впредь ноги ее не будет в Ледовом дворце, пусть Алекс подавится своей властью. А у нее начнется новая жизнь, новая квартира, новая работа, и муж тоже будет новый! Брезгливо передернув плечами, отмела последнюю мысль – мужа у нее не будет никакого и никогда.

– Лиз, ну Краснова вчера уволили, ты сегодня уйдешь, чем вы ребенка будете кормить?

– У меня есть кое-какие сбережения на первое время, а потом найду работу…

– Как будто ты не знаешь, что в нашем городе это не так просто.

– Знаю. И прекрасно понимаю всю ответственность. Но лучше работать уборщицей в каком-нибудь магазине, чем здесь, где каждый будет плевать в спину. – Лиза дописала заявление и встала, гордо расправив плечи. – Все, мне пора.

– Да подожди ты. – Лиана остановила ее на полпути. – Это заявление нужно отнести Элис. У меня нет полномочий. Все, что связано с хоккейной командой, ее юрисдикция.

– Я поняла. – Лиза напряженно кивнула, забрала заявление и вышла из кабинета.

Остался последний шаг – зайти к Элис, но как это сделать? Как посмотреть ей в глаза после того, как переспала с ее практически мужем? Все это не укладывалось в голове, но выбора не было. Один рывок – и на волю…

***

Такси остановилось на обочине, за чертой города. Максим расплатился с водителем и вышел на улицу, ворча под нос очередное недовольство жадными таксистами. Плотнее натянув шапку, боязливо осмотрелся и направился к кафе, в котором была назначена важная встреча. Войдя в здание, сразу заметил ждавшего его мужчину. Григорий Борисович сидел за одним из столиков и неторопливо попивал кофе.

– Добрый день. – Макс протянул руку, но Григорий намеренно проигнорировал его и жестом пригласил присесть.

– Максим, у вас было какое-то срочное дело, – любезно напомнил он и откинулся на спинку кресла, с любопытством рассматривая собеседника.

– Григорий Борисович, мне нужны деньги. Может…

– Нет, Максим, – решительно перебил его Григорий и усмехнулся. – Вы же знаете, я не даю в долг.

– Я отдам. Мы же с вами старые друзья, – горячо возразил он, понимая, что Бакунин, возможно, единственный его шанс выбраться из долговой ямы.

– В деньгах нет друзей. Каждый сам за себя, – холодно отозвался Григорий, напоминая свою непоколебимую позицию. Действительно, никогда не связывался с должниками, слишком любил деньги, а выбивать их было очень утомительно. Придерживался простого правила – уж лучше меньше, но есть.

– Что же мне делать? – Максим нервно сглотнул, понимая, что жить осталось недолго – кредиторы уже держат за жабры.

– Понятия не имею… – Григорий равнодушно развел руками. Его мало волновала судьба Краснова.

– А помните, вы как-то говорили про мою квартиру? – с надеждой спросил Макс. Этот его крайний случай настал. Если не сработает, придется срочно бежать из города, а то и из страны.

– Что конкретно?

– Что можете забрать ее в залог, пока я не соберу денег, – напомнил, терпеливо ожидая ответа.

– Нет, не так. – Григорий ухмыльнулся. – Я могу забрать в счет долга жилье, но тогда ты останешься без квартиры и обязуешься выписаться оттуда сам и выписать всю семью.

– Согласен. – Макс уверенно закивал. Денег у него не было совсем, а теперь еще и работы. В эту квартиру он не вложил ни копейки, потому и не жалко. А жена еще заработает.

– Уверен? – Григорий удивленно приподнял бровь. Он был доволен, но не показывал истинные эмоции. – А что скажет Лиза?

– Плевать, – отмахнулся Максим, никогда не считался с ее мнением, а после вчерашнего и подавно. Шлюха она и в Африке шлюха. И относиться он к ней будет соответственно. Крамольная мысль мелькнула в сознании и он сразу же ее озвучил. – Может, и ее продать?

– Как ты себе это представляешь? – Бакунин посмотрел на него как на идиота, но заинтересовался.– Она же не собака.

– Я умею убеждать, – злорадно оскалился Максим, вспоминая вчерашнюю сцену. – От тюрьмы же спасла меня, договорившись с Гилбертом…

– Надо же, какие таланты… – Григорий хитро прищурился, мысленно прикидывая, сможет ли Лиза пригодиться ему где-то еще, помимо постели. Туда он ее давно уже мысленно определил и только ждал подходящего момента, чтобы перейти к решительным действиям. А Краснов, сам того не зная, дал ему зеленый свет.

– Что скажете? – торопливо спросил Максим, хотел уже решить свои проблемы одним махом и забыть о них, как о страшном сне.

– Мне надо подумать.

– Когда вы дадите ответ?

– В пятницу.

– Хорошо. До встречи. – Макс поднялся и направился к выходу.

Проводив Краснова взглядом, Григорий достал телефон и набрал нужный номер.

– Добрый день. У меня есть для вас информация. Кафе «Уют», что за городом. Хорошо, дождусь.

Завершил соединение и откинулся на спинку кресла. В голове моментально созрела целая афера, он не мог упустить такую заманчивую возможность заработать денег.

***

Несколько мучительно долгих минут Лиза стояла около кабинета помощницы Гилберта и никак не могла набраться смелости постучать в дверь. С Элис у них были хорошие отношения, и не хотелось их портить. Но ключевое слово здесь «были», вполне возможно, Элис даже видеть ее не захочет. Сделав глубокий вдох, Лиза робко постучала.

– Войдите. – Услышав бодрый голос, шагнула в кабинет.

– Доброе утро. Можно?

– Привет, Лиз. – Элис доброжелательно улыбнулась, чем совсем сбила с толку. – Проходи. Ты по делу или…

– По делу. Вот. —Лиза приблизилась к столу и протянула документ.

– Что это? – Элис удивленно посмотрела на нее и принялась читать.

– Заявление об уходе. Подпиши, пожалуйста. – Она чувствовала себя очень неуютно и робко переминалась с ноги на ногу.

– В смысле "об уходе"? – Элис отложила бумагу в сторону и встала. Такого поворота совсем не ожидала, увольнение Лизы не входило в ее планы. Мало им было личных проблем, так еще и потеря врача в середине сезона. Это просто трагедия. Найти специалиста такого уровня в короткие сроки нереально.

– В прямом.

– Ты в своем уме? Как я тебя отпущу в середине сезона?

– Я не могу больше здесь работать… – обреченно ответила Лиза и виновато опустила голову. Сама понимала, как подставляет людей, ведь на нее рассчитывали, но не могла остаться.

– Да что случилось?

– Неважно.

– Ошибаешься, это очень важно. – Элис, не выдержав, принялась мерить шагами пространство, лихорадочно обдумывая различные варианты.

Лиза упрямо молчала, да и что она могла сказать? "Из-за того, что я переспала с твоим мужем, и он ославил меня на весь спорткомплекс"? Кому будет лучше от этой правды?

– Из-за Алекса? – вкрадчиво поинтересовалась Элис, остановившись в метре от нее.

Лиза встретилась взглядом с глазами Элис, в них явно читалось недоумение.

– Я все знаю, – успокоила ее Элис и мягко продолжила: – Но не думаю, что это как-то может повлиять на дальнейшую работу. Он не станет пользоваться…

– Серьезно? – не выдержав, воскликнула Лиза. – Растрепать всему спорткомплексу о своих победах – это так благородно!

Эмоции взяли верх, от былого спокойствия не осталось и следа. Злость вспыхнула мгновенно, и ее пламя стремительно разгоралось в груди.

– Что? – Элис не поверила ей. – Да не может быть!

– Конечно, я вру, он-то святой! – саркастично заметила Лиза. – Знали только Алекс и я…

– Он далеко не святой, – возразила Элис, решительно вставая на сторону Алекса. – Но сплетнями никогда заниматься бы не стал. Он кто угодно, только не подлец! Поверь мне, я сто лет его знаю.

– Это уже неважно, – отрезала Лиза. Смысла продолжать разговор не было. – Я не могу больше здесь работать, и точка.

– Лиз, я все понимаю, но сегодня вечером выезд, – примирительно начала Элис. – Как команда без врача? Я при всем желании не успею найти замену.

– Нет.

– Один выезд – и отпущу без отработки. Обещаю.

– Алена пусть едет, – быстро нашла себе замену Лиза.

– Ты серьезно? От нее проблем больше, чем пользы, да и спорткомплекс тоже без врача никак не оставить.

– Элис, я правда не могу, мне не с кем оставить сына… – Лиза понимала, что сдается такому напору, и привела свой главный аргумент. Хотя предложение было очень заманчивым.

– Оставь со мной. – На этот раз Элис придумала выход из ситуации.

– С чего вдруг?

– Один раз же ночевал и ничего… – Ответила и осеклась, поняв, что сболтнула лишнего. Лиза вряд ли знала об этом, но теперь было слишком поздно.

– В смысле? – тут же среагировала она и напряженно попросила. – Объясни.

Элис тяжело вздохнула и принялась рассказывать:

– Когда ты была в больнице, Макс не пустил Женю домой, и Алекс привез его к нам, утром мы отвезли его в школу…

– Почему мне не позвонили?

– Что ты могла сделать? Да и Женя очень переживал за тебя и не хотел нервировать…

– Ну ладно Алекс, но ты…

– Лиз, не надо…

Лиза разочарованно покачала головой. Теперь все встало на свои места. И мистический друг, у которого ночевал сын в ту ночь, и поход Алекса в школу. Все совпало. Теперь она чувствовала себя непроходимой дурой.

– Один выезд – и я тебя уволю без отработки, – умоляла Элис, видя сомнения в ее глазах. – И даже выходное пособие оформлю с трехмесячным окладом. Приказ составлю сегодня же. Подумай, на что тебе жить?

– Это, конечно, хорошо, – она почти согласилась, но ей совсем не нравилась перспектива оставлять его с Алексом. – Но сын…

– Если не хочешь оставлять со мной, возьми с собой, – предложила Элис, уже согласная на все.

– Но только один выезд, не более, – строго предупредила Лиза и направилась к выходу. Она была довольна собой: во-первых, удалось повернуть ситуацию с деньгами в свою сторону, а во-вторых, не придется встречаться с мужем. Как минимум на два дня у них с сыном есть крыша над головой, а за это время вполне реально найти небольшую квартирку.

– Да, спасибо, мне хватит. – Элис облегченно выдохнула и выкинула заявление в мусорку.

Проблем на ее голову прибавилось. Теперь нужно было срочно найти врача. Но как в этом захолустье найти специалиста такой квалификации? Мысленно выругалась, посылая на голову Алекса всевозможные проклятья, и вбила в поисковик нужный запрос.

***

Алекс откинул телефон в сторону и открыл глаза. Изображение слегка поплыло, но вскоре сфокусировалось. Вместе со зрением проснулась и память, услужливо напомнив о гадком поступке. Чувство вины за содеянное никуда не исчезло, даже большое количество алкоголя не смогло притупить его. Головой Алекс понимал, что сделал то, что должен был, что планировал столько лет. Вся его миссия заключалась в том, чтобы уничтожить Лизу, и эта сделка значительно приблизила его к цели. Но сердце упрямо твердило свое, не хотело соглашаться с доводами разума и взывало к человеческим качествам, так долго скрываемым в глубине души.

Перед глазами невольно возникла картинка вчерашнего вечера. Лиза перед ним на корточках, униженная и раздавленная. Ее глаза полны покорного отчаяния. Он собственноручно сломал ее, безжалостно убил ту, что когда-то обещал любить и оберегать от всего на свете.

Алекс обреченно застонал и энергично потер лицо ладонями, отгоняя тяжелые воспоминания, но на душе по-прежнему было паршиво и мерзко, словно ее вымазали в грязи. Сам сделал это и отмыться уже не мог.

Резко поднявшись с постели, направился на кухню за дозой кофеина. Срочно нужно было взбодриться и как-то вернуться в привычную колею, иначе рисковал скатиться в пропасть самобичевания.

Контрастный душ, кофе и несколько таблеток обезболивающего сделали из Алекса человека, и уже через час он уверенно вошел в неприметное кафе на трассе за пределами города.

– Алекс, добрый день, – залебезил Григорий Борисович, протягивая руку.

– Добрый, – хмуро поздоровался тот и пожал ладонь, едва сдержавшись, чтобы брезгливо не поморщиться. – Давайте ближе к делу.

– Конечно-конечно, может быть, кофе?

– Нет, спасибо. Информация, – напомнил Алекс, начиная раздражаться. Ему не нравилось ни место встречи, ни человек, сидевший напротив.

– Вы просили меня собрать информацию о Краснове…

– Я помню, и каков результат?

– Она будет готова к субботе, как я и обещал. Все явки и пароли…

– Тогда зачем вы выдернули меня сегодня? – холодно поинтересовался Алекс и, откинувшись на спинку кресла, одарил собеседника убийственным взглядом.

– Потому что внезапно появились новые вводные, и я думаю, они могут вас заинтересовать. – Григорий занервничал, испарина выступила на лбу, и он промокнул ее салфеткой.

– Я весь внимание. – Алекс лишь усмехнулся. Прекрасно знал, как действует на таких тварей, как Бакунин, и с удовольствием пользовался этим.

– Это за отдельную плату, – сразу напомнил тот, видимо, мысленно потирая руки в предвкушении прибыли.

– Если информация стоящая, я заплачу.

– Максим позвонил мне сегодня утром и попросил о срочной встрече. Я, помня о нашем договоре, конечно же, согласился. Мы встретились здесь пару часов назад…

Алекс молча слушал, не проявляя никаких эмоций. Его лицо было спокойным, поза расслабленной, ничто не говорило о заинтересованности данной темой. Так и не дождавшись никакой реакции, Григорий продолжил:

– Так вот, его долги значительно выросли, и сроки горят, а взять денег негде.

– Сейчас расплачусь от жалости, – сыронизировал Алекс и, наклонившись чуть вперед, издевательски поинтересовался: – Ну вы же помогли своему товарищу?

– Делать мне больше нечего, – серьезно ответил тот и скрестил руки на груди. – Вообще-то, он хочет незаконно продать квартиру. Мне.

– Как это, интересно? – Алекс саркастично приподнял бровь. – Мало того, что она в ипотеке, так еще и несовершеннолетний ребенок прописан.

– Я спросил то же самое, – осторожно согласился Григорий, заметив, как глаза Гилберта полыхнули недобрым огнем. – Но он отмахнулся, сказав, что все решит с женой и сыном – просто выселит их и все.

– Что вы ответили? – сухо поинтересовался Алекс. Все услышанное совсем не понравилось, но он никоим образом не выдал себя. Лицо оставалось бесстрастным, хотя мозг усиленно обдумывал полученные сведения. Макс перешел опасную черту, затеяв все это, даже не заботясь о последствиях. Неосторожно разбудил дремавшего демона и рисковал почувствовать на своей шкуре силу его гнева.

– Что подумаю до пятницы и дам ответ в «Шансе».

– Он будет там?

– Да, каждую пятницу приходит, – с готовностью ответил Григорий. Мог и сам провернуть эту сделку, но, связавшись с Гилбертом, рассчитывал получить больше и свести риски к минимуму.

– Сколько он хочет?

– Миллион, – осторожно произнес он, увеличив цену вдвое, и внимательно наблюдал за реакцией.

– Соглашайтесь и держите меня в курсе. – Алекс озвучил свое решение и поднялся на ноги.

– Но… – Григорий встал вслед за ним.

– Что-то еще?

– Моя информация оказалась полезной?

Алекс презрительно ухмыльнулся жадности Григория, но все же выложил на стол небольшую пачку пятитысячных купюр:

– На столько, – ответил он и направился к выходу.

Тихая ярость гнала Алекса вперед, заставляя выжимать педаль газа в пол. Неужели Макс действительно собрался оставить свою семью без жилья? Просто выкинуть на улицу, как надоевших собак? Это не укладывалось в голове. Какой сволочью надо быть, чтобы решиться на такую мерзость?

Алекс мрачно покачал головой – сам был не меньшей сволочью. Даже все прегрешения Лизы перед ним не могли оправдать его поступок. Не должен был… слишком низко, подло, недостойно… но, по сути, ничего не меняло. Его отношение к ней непоколебимо. Прекрасно понимал, что все его душевные метания связаны с прошлым. Сейчас же не осталось ничего от той женщины, которую когда-то любил. Лиза стала совсем другой, да и он сильно изменился.

Элис права во многом, но ошиблась в главном. Нет больше Царева, он растворился в мучительной тоске, в нестерпимой боли, что рвала сердце на куски, он сдох, не выдержав вероломного предательства любимой женщины. Есть только Гилберт – жестокий, беспринципный, готовый идти до конца любыми путями, но упершийся в тупик. В голове все сплелось в кошмарное месиво: мысли наслаивались одна на другую, словно снежный ком, а противоречивые эмоции тянули в разные стороны.

– Чертова семейка! – в сердцах выпалил Алекс и сжал руль так, что побелели костяшки пальцев. Злость с новой силой захлестнула его, но на этот раз уже на себя. Срочно нужно было что-то предпринять, как-то разрулить ситуацию, но он никак не мог решить, чего хочет добиться.

Помочь сыну его святая обязанность, но как быть с Лизой? Ее спасение, как, в общем-то, и сама она, в его планы не входило совсем. Что изменилось? Готов ли он оставить ее в опасности?

– Чертова женщина! – Еще одна гневная реплика вырвалась из глубин его сердца, дав ответ на все вопросы.

***

Весь день Алекс провел дома в напряженном изучении российского законодательства. Монотонно штудировал статью за статьей, но так и не нашел лазейку, которой решил воспользоваться Краснов. Не мог тот продать квартиру ни при каких обстоятельствах, и точка! Но что-то же он замыслил…

Раздраженно захлопнув крышку ноутбука, Алекс встал и отошел к окну. Зимний вечер был поистине прекрасен. Хоровод снежинок, кружась и играя, медленно опускался на землю, переливаясь в свете фонарей, создавая иллюзию сказки, но Алекс не замечал ничего. Его мысли были далеки отсюда. Потерев уставшие глаза пальцами, прикрыл их, чтобы дать немного отдохнуть и подумать. Он согласился поучаствовать во всей этой авантюре лишь для того, чтобы защитить сына. Прекрасно понимал: если откажется, Бакунин найдет других желающих. Что будет делать с незаконно приобретенной квартирой, не представлял, она ему была просто не нужна. Если только выплатить ипотеку и подарить ее Жене, предварительно выкинув из нее Макса, уже официально. Но главную проблему это не решит. Краснов по-прежнему опасен, и раз Лизе так дорог ее муженек, Алексу придется разбираться самому.

Он невольно сжал кулаки, гася нараставшее раздражение. Отчаянно не понимал, как можно жить с этим чудовищем. Как нужно любить человека, чтобы терпеть скотское отношение? Это ненормально! Это какой-то бред! Но факты были неоспоримы, и Алекса такой расклад совсем не устраивал. Лиза может делать со своей жизнью все, что ей хочется, но Женя от этого страдать не должен.

Странно, но во всей этой круговерти Алекс ни разу не подумал, что Женя может и не быть его сыном. На каком-то интуитивном уровне ощущал их связь, и это приятно грело душу, но не давало никаких прав. А он хотел их иметь!

– Что делаешь? – Мягкий голос Элис заполнил собой пустоту в квартире.

– Думаю, – честно ответил Алекс, открыл глаза и повернулся к ней.

– Поделишься? – Она прошла в гостиную и устало рухнула на диван. День выдался не из легких, особенно ее подкосили поиски нового врача, который не увенчался успехом, но Элис не привыкла сдаваться.

– Не сегодня… – Он вымученно посмотрел на нее в надежде на понимание. Мозг кипел от переизбытка информации, нужно было сначала разложить все по полочкам у себя в голове, а потом уже рассказывать Элис.

Она кивнула и лениво потянулась, с наслаждением расслабляя мышцы.

– Где вчера был?

– Пил.

– Я заметила, когда уходила на работу… – Элис не смогла сдержать улыбку, вспомнив, как утром собирала вещи Алекса по всей квартире. – Злишься?

– На тебя – нет. – Он мягко улыбнулся и опустился на диван рядом с ней. – Устала?

– Есть немного. Поговорим? – тихо спросила Элис, осторожно прощупывая почву. Их вчерашний разговор закончился не очень, и она не знала, будут ли последствия. Не жалела о своих сгоряча сказанных словах, они были искренними, как и переживания, но готова была пойти на уступки, если потребуется. Алекс иногда был похож на маленького капризного ребенка, это порядком раздражало, но она мужественно справлялась с ним.

– Что-то серьезное?

– Более чем.

– Выкладывай. – Алекс шумно выдохнул и откинулся на спинку, заложив руки за голову. Готов был выслушать об очередном происшествии. В последнее время события лились, как из рога изобилия, что сильно утомляло. Он не успевал подстроиться под одни вводные, как на него сваливались другие и сбивали с толку.

– Лиза написала заявление об уходе, – спокойно произнесла Элис, внимательно наблюдая за реакцией Алекса. – Сегодняшний выезд последний.

На несколько секунд повисло напряженное молчание, лишь желваки на его лице выдавали волнение.

– Ожидаемо, – с деланным равнодушием ответил он и неопределенно пожал плечами.

Алекс насмешливо усмехнулся. Это вполне в духе Лизы. Сбежать от проблем, одним махом разрубить все и исчезнуть. Дважды она проделывала с ним этот трюк, но в этот раз ему все равно. Ушла – и скатертью дорога.

– Даже не спросишь почему?

– Я и так знаю – не может работать со мной после вчерашнего.

– Не угадал… – Элис интригующе замолчала и улыбнулась, так приятно было иногда щелкать Алекса по носу.

– Удиви меня.

– Из-за того, что о вашем сексе узнал весь спорткомплекс, – пояснила она и выжидательно посмотрела на Алекса.

– Откуда? – Он резко сел и скрепил руки в замок, чтобы скрыть волнение. Мысли закружись, как на карусели, судорожно предлагая идею за идеей, которые он сразу же откидывал из-за бредовости. – Ты же не думаешь, что это я? – подозрительно сощурившись, спросил он.

– Я нет, а вот она… – Элис поднялась на ноги, взяла свою сумочку и прошла к ноутбуку.

– Ее мнение меня не волнует, – отмахнулся Алекс, но сильно лукавил. Ему было неприятно, что Лиза могла так про него подумать, хотя чего еще ожидать после всего. – Ты узнала, кто и каким образом?

– Кто – узнала, а как – могу только предположить. – Элис достала флешку и, воткнув ее в ноутбук, вывела видео на экран. – Иди посмотри.

Алекс смотрел на монитор и ощущал, как из ушей начинает валить пар от злости. Алена умышленно пускала сплетни, рассказывая одну и ту же историю всем и каждому. Речь была отчетлива слышна, и Алекс поразился ее фантазии. Насочинять такое не всем дано.

– Как она узнала? – напряженно спросил он, еще раз просмотрев видео. Осознавал как последствия, так и то, что исправить ничего уже не сможет. Механизм запущен. Даже если Алекс во всеуслышание объявит, что это ложь, массовые слухи не остановит.

– Сам не догадываешься? Она спит с Красновым… – подсказала Элис. Сама уже разгадала эту головоломку, причем без особого труда.

– Ты думаешь, Лиза ему рассказала?

– Ну а кто еще?

– Зачем это ей? – Алекс смотрел на нее как на умалишенную. Зачем замужней женщине рассказывать мужу об измене? У них что, свободные отношения?

– Понятия не имею, – соврала Элис. Прекрасно знала мотивы Лизы. На этой же флешке хранилось другое видео – как Макс упрашивал спасти его. Но Алексу о нем знать было рано. Она просто боялась, что, пока ее не будет в стране, он наворотит таких дел, что потом вовек будет не разгрести.

– И что дальше? Уволить нам ее не за что.

– Всегда можно найти… – Она равнодушно пожала плечами. Судьба Алены не интересовала ее вовсе. – Но какой в этом смысл? Так она хоть под наблюдением.

– Хорошо. – Алекс вынужден был согласиться со своей помощницей. – Когда будет готов тест на отцовство?

– Сразу после моего возвращения, – напряженно ответила Элис. Если он узнает правду раньше времени – этот локомотив будет не остановить.

– Далеко собралась?

– В Канаду.

– Решила все-таки?

– Ты не оставил мне выбора. – Она улыбнулась и, забрав флешку, направилась в свою комнату, чтобы избежать дальнейших расспросов.

– Что ж, удачи, – в спину ответил он и крикнул: – Когда летишь?

– В пятницу. – Элис развернулась и, хитро прищурившись, поинтересовалась: – Просить не косячить, я думаю, бессмысленно?

– Все будет хорошо. – Алекс улыбнулся и вернулся к ноутбуку. Сплошь и рядом творилась какая-то неразбериха. Словно они разворошили осиный улей. Нужно было срочно собраться и привести весь этот хаос в относительный порядок.

Глава 27

Автобус ХК «Дзержинск» ехал по заснеженной трассе на свою базу. Прислонившись лбом к прохладному стеклу, Лиза смотрела в окно на мелькавшие деревья, но мысли ее были далеко. Она прощалась со старой жизнью. Этот выезд последний. Этих ребят она сегодня осматривала в последний раз. Да и рабочий день в ХК «Дзержинск» тоже последний. Отдала этому клубу столько лет, а теперь… Жалко уходить вот так, скомканно, но остаться нельзя.

Лиза была благодарна Элис за возможность не трусливо сбежать, поджав хвост, а уйти с гордо поднятой головой. Теперь настала пора перевернуть очередную страницу и начать жизнь с чистого листа. Как она сложится, Лиза не знала, но почему-то не боялась. Присутствовала уверенность в том, что все делает правильно.

На выезде она немного успокоилась, эмоции перестали пылать в груди лесным пожаром, и дышать стало значительно легче. У нее было много свободного времени все обдумать и разложить по полочкам. Это далось нелегко, через внутреннюю борьбу и преодоление, но Лиза смогла, наконец, посмотреть в глаза своим страхам. И главным из них был не муж – с ним все было просто и ясно, а Гилберт.

Как только она закрывала глаза, сразу появлялся ее главный мучитель и не собирался уходить. Лиза упорно сопротивлялась, не позволяла мыслям проникать в сознание, запрещала себе думать об Алексе, напоминала, какой он урод, но аутотренинг не приносил результата. Не выдержав напора, сдалась и выпустила воспоминания наружу.

Отчетливо видела лицо Алекса: глаза, темные от страсти, и улыбку, знакомую до боли. Он не отпускал ни на секунду. Лиза помнила досконально свои ощущения от близости с ним, даже в тех условиях ее тело с готовностью отзывалось на его ласки. Алекс был с ней, принадлежал только ей, она почувствовала это на каком-то интуитивном уровне.

Все могло сложиться по-другому, если бы… Но было слишком поздно, они уже прошли точку невозврата. Лиза не готова была простить те унижения, хотя Алексу, скорее всего, плевать, давно забыл о ее существовании. А ей забыть оказалось непросто. И это «непросто» было связано с Царевым.

Они были слишком похожи, и это не давало покоя. Отмотав время назад, Лиза вспомнила их первую встречу с Алексом, еще тогда перепутала их. Маховик памяти стремительно набирал обороты, и с каждым новым витком она понимала, что не может незнакомый человек так ее ненавидеть, что-то тут не так… Ниточка за ниточкой Лиза вплетала в свою историю все новые детали: взгляды, фразы, которые Алекс повторял дословно за Царевым, – она хранила каждую из них в своем сердце, но никто не мог их знать. Никто не мог знать, что она ответит, а он знал! И рассказать ему мог только Царев! Других вариантов просто не существовало.

Почему раньше не попыталась поговорить с Алексом и все выяснить? Теперь все это не имело смысла. Его поступки разверзли слишком огромную пропасть между ними. Она может догадываться и подозревать сколько угодно, правду ей не узнать.

Автобус подъехал к спорткомплексу и остановился. Игроки повскакивали со своих мест и ринулись к выходу. Всем не терпелось поскорее оказаться на улице и поделиться с родителями радостью от очередной победы.

Двери открылись, впуская в салон морозный воздух, но никто не рискнул выйти, опасаясь реакции главного тренера. Тот первый спустился и коротким кивком разрешил остальным покинуть салон.

Лиза медлила, глубоко дышала, наполняя легкие свежим воздухом, и нервно крутила в руках мобильник. Ждала пока все уйдут, чтобы спокойно позвонить.

– Мам, у меня скоро треня, – напомнил сын, все еще сидевший рядом с ней. Ему тоже хотелось быстрее оказаться на улице.

– Два часа еще… – удивилась Лиза, взглянув на часы.

– Ну мам! Пацаны уже ждут!

– Хорошо, беги. – Она невольно улыбнулась. – Я дела доделаю и вечером тебя заберу. Только дождись меня, – попросила и невесомо поцеловала его в щеку.

– Хорошо, – охотно согласился Женя и, нацепив шапку, побежал к выходу.

– Жень, без меня не уходи, – строго крикнула ему вслед.

– Я понял. Пока, мам. – Он махнул и вышел из автобуса.

Лиза осталась в салоне совсем одна. Недолго думая, разблокировала смартфон и набрала домашний номер. После нескольких протяжных гудков послышался голос мужа, и она резко завершила соединение. Домой идти было нельзя, но других вариантов у нее пока не было. Радовало лишь то, что сегодня пятница и Максим, как всегда, уйдет в загул и вернется поздно ночью. Эта его привычка была неизменной уже много лет, осталось только подождать.

За время командировки Лиза пересмотрела десятки вариантов квартир в интернете, но так и не нашла ничего приличного. Сама могла бы жить в любом клоповнике, но сын… Тяжело вздохнув, набрала номер первого попавшегося риелтора и назначила встречу на вечер, вкратце обрисовав ситуацию.

Убрав телефон в сумочку, вышла из автобуса.

– Ну наконец-то. – Спортивный директор сразу же оказалась рядом. – Я думала, ты ночевать там останешься.

– Позвонить надо было. – Лиза нервно осмотрелась. Народу было неприлично много, складывалось впечатление, что они не на два дня уезжали, а как минимум на год.

– Все хорошо? – мягко поинтересовалась Лиана, заметив ее замешательство.

– Да нормально… – неопределенно пожав плечами, ответила Лиза. Кожей чувствовала любопытные взгляды и едва сдерживалась, чтобы не поддаться панике. Неприятно и мерзко стать жертвой слухов. Почти все, с кем столько лет проработала, в один миг отвернулись от нее, считая шлюхой. И виноват в этом один-единственный человек!

– Раненые есть?

– Обошлось…

– Ну и славно. Тебя Элис просила зайти.

– Пойду. – Лиза сделала несколько шагов и остановилась в нерешительности. – Лиан, – позвала она, привлекая внимание подруги. – Он здесь?

– Был вроде. – Та поняла, о ком речь, без пояснений и оглянулась, рассматривая стоянку. – Машина стоит.

– Ясно. – Лиза мысленно молилась, лишь бы не встретиться с Алексом лично. Даже не представляла, как выдержит это испытание. От одной только мысли об этом холодок пробегал по позвоночнику.

– Но, ты знаешь, за последние пару дней я его вообще не видела ни разу. Может, и нет его, просто машину оставил, – предположила Лиана и, ободряюще улыбнувшись, переключила внимание на главного тренера.

Лиза изо всех сил старалась взять себя в руки и справиться с нервной дрожью. Давно не чувствовала себя так по-идиотски. Но выбора не было – гештальт необходимо было закрыть как можно скорее.

Глубоко вдохнув, развернулась и вздрогнула от неожиданности, попав в плен дымчато-серых глаз. Гилберт собственной персоной стоял в паре метров от нее и улыбался как ни в чем не бывало.

– Привет. – Его хриплый голос пробрал до костей, встревожив каждую клеточку в организме. Дыхание застряло где-то в горле, а ноги предательски подкосились. Лиза непременно бы рухнула на землю, но Алекс быстро сориентировался и, сократив расстояние между ними, подхватил под локоть.

– С тобой все в порядке? – спросил, пытливо всматриваясь в ее лицо.

Лиза не ответила, лишь брезгливо дернула плечами, чтобы скинуть его руки, но Алекс не позволил. Продолжая широко улыбаться, притянул ее к себе и прошептал на ухо: «Доверься мне».

Она изумленно посмотрела на него. Что сделать? Довериться? После того как он разрушил ее жизнь? Ну уж нет!

Вулкан ее злости ожил и забурлил с новой силой. Упершись в грудь Алекса ладонями, она попыталась вырваться из тесного кольца рук, но сделать это оказалось не так просто.

– Убери от меня свои грязные руки, – процедила сквозь зубы. Не понимала, какую игру Алекс затеял, но что бы то ни было, не собиралась в этом участвовать. Единственным ее желанием было отвесить ему очередную звонкую пощечину и уйти как можно быстрее.

– Успокойся и подыграй мне, – настоятельно попросил он и огляделся.

Люди с любопытством косились на них. Именно этого Алекс и хотел добиться, осталось только справиться с упрямицей в своих руках. Он нутром чувствовал ее внутреннюю борьбу и прекрасно понимал причины, но объясняться времени просто не было. Идея пришла в голову буквально только что, и Алекс сразу приступил к ее реализации. Стоило Лизе принять его помощь, и он постарается смягчить волну слухов, точнее, направить в другое русло. Вкрадчиво заглянув ей в глаза, искал ответ на невысказанный вопрос, но видел в них только бескрайнюю ледяную пустыню.

– Пожалуйста, – добавил он чуть мягче и сильнее сжал ее плечи.

Несколько долгих секунд они смотрели в глаза друг другу и тяжело дышали. Каждый стоял на своем и не собирался уступать.

Лиза силилась понять, чего он от нее хочет, да и вообще, с какой стати вдруг решил полюбезничать, ведь расстались они, мягко говоря, не очень мирно. Неужели не понимает, что ей неприятно даже просто рядом с ним стоять?

Всеми силами она хотела оттолкнуть, но глубокий взгляд притягивал, словно магнит, и лишал воли. Алекс снова улыбнулся, той самой царевской улыбкой, и сердце Лизы зашлось в неистовом волнении, а пульс забарабанил в висках. «Невозможно и невероятно! Так просто не бывает!» – пронеслось в голове, и Лиза сама не заметила, как неуверенно кивнула.

Одержав маленькую победу, Алекс поддался внезапному порыву и, поймав выбившуюся из прически Лизы прядку, заправил ей за ухо, будто случайно коснувшись пальцами холодной щеки. Дрожь, словно разряд дефибриллятора, прошлась по телу и уверенно ударила в сердце, заставив его заработать в полную силу, наполняя горячей кровью. Алекс шумно выдохнул и отстранился. Боялся не справиться с собой, слишком сильные эмоции всколыхнулись в его душе, Лиза все еще была слишком опасна для него. И с каждым днем эта опасность возрастала.

Его невинный жест необычайно взволновал Лизу. Замерла от такой ласки, но не смела пошевелиться, не была готова к чувственной атаке и ненавидела себя за проявления непозволительных эмоций, но не могла противостоять им. Умом презирала Алекса за все, что он с ней сделал, но упрямое сердце отказывалось подчиняться голосу разума. У него были свои правила и свои принципы.

– Пойдем, провожу тебя, – предложил Алекс.

– Не нужно… – прошептала Лиза и нервно облизала пересохшие от волнения губы.

– Нужно, – уверенно ответил он, подхватил кофр с медикаментами и, по-хозяйски приобняв ее за плечи, повел в здание. Десятки людей с интересом наблюдали за ними, но он будто не обращал на них внимание.

– Это лишнее. – Она попыталась сбросить его руку, но Алекс лишь сильнее прижал к себе, лишая ее возможности сопротивляться и прошептал в волосы: – Просто расслабься.

Лиза оцепенела, все эмоции словно законсервировали в ее душе, оставив пустоту и холод. Она чувствовала себя агнцем, которого ведут на заклание, и ничего не могла предпринять. Не понимала, ни что Алекс делает, ни зачем просто послушно следовала за ним. Он в очередной раз не удосужился поинтересоваться ее мнением, а использовал в своих корыстных целях.

В фойе было очень многолюдно, как будто все сотрудники специально пришли посмотреть на их спектакль. И они вполне ожидаемо попали в центр внимания. Со всех сторон сыпались любопытные взгляды и короткие смешки, Лиза не могла справиться с собой, щеки раскраснелись от смущения. Только сейчас до нее дошло, что затеял Алекс. Решил развернуть ситуацию в их пользу, свести все к банальному адюльтеру. Из двух зол это, пожалуй, меньшее. Но разве она его просила? Разве ей нужны его подачки?

– Улыбайся, – шепнул он, сбив ее с мысли, и Лиза была вынуждена подчиниться. Устраивать скандал сейчас не имело смыла. Она просто выставит себя на посмешище. Алекс хитростью загнал ее в очередную ловушку, и выход из нее был только один – в его руки. Стиснув зубы от злости, она выдавила из себя слабую улыбку и в следующую секунду почувствовала горячие губы на своем виске. Мурашки ринулись вниз, а дыхание перехватило. Он играл не по правилам, и это ей совсем не нравилось.

Ловко маневрируя между людьми, Алекс прошел к спасительному повороту и свернул к медпункту – здесь народу почти не было, и он ослабил хватку, но, услышав знакомый писклявый голос Алены, среагировал молниеносно – притянул Лизу к себе, словно безвольную куклу, и впился в приоткрытый от удивления рот. Она даже не успела среагировать, как почувствовала его губы на своих. Мягкие и до боли знакомые. Забытые ощущения снова всколыхнулись в ее душе. Алекс не пытался углубить поцелуй, но и отпускать не собирался. Лиза растерялась от неожиданности и впала в ступор, не отвечала, но и не отталкивала. Не могла заставить себя прервать эту сладкую пытку.

Где-то вдалеке хлопнула дверь, и Алекс отстранился так же внезапно. Не говоря ни слова, взял Лизу за руку и повел в медпункт.

Несколько бесконечно долгих секунд ей потребовалось, чтобы прийти в себя и взять эмоции под контроль. Предварительно осмотревшись, резко выдернула свою ладонь и возмущенно воскликнула:

– Хватит уже!

Алекс не стал спорить. Остановившись около двери, испытующе посмотрел на нее.

– Дальше сама или помочь?

– Сама разберусь! – решительно заявила Лиза и забрала у него сумку с лекарствами. – Что за представление ты устроил?

– Это, видимо, вместо спасибо? – Алекс холодно усмехнулся, скрывая напряжение.

Заталкивать эмоции в панцирь отчуждения было все сложнее, внутри до сих пор дрожало от их поцелуя. До одури хотелось послать ко всем чертям все свои принципы и планы и просто позволить себе быть собой, но он не имел на это права. Как сможет уважать себя после этого? Как посмотрит в глаза матери, которой обещал, что больше никогда…

– Если ты хочешь таким образом уговорить меня остаться…

– Даже не собирался, – бесцеремонно перебил он ее, приняв для себя решение. – Я не хочу, чтобы имя матери моего… – запнулся, едва не выдав себя с потрохами, но вовремя поправился: – Друга валяли в грязи.

– Как благородно сначала вытереть ноги… – Лиза саркастично улыбнулась, но так и не смогла договорить то, что хотела и просто перевела тему. – Зачем тогда было распускать эти слухи? Мало тебе было…

– Это не я. – В очередной раз Алекс не дал ей договорить, торопился сбежать и зализать новые раны в душе. – Это Алена постаралась, а как она узнала, догадайся сама.

– И я должна в это поверить?

– Удачи, – поставил он жирную точку в их разговоре и не оборачиваясь пошел дальше по коридору.

Лиза смотрела ему вслед и обдумывала полученную информацию. Поверила? Пожалуй. Но это ровным счетом ничего не меняло между ними. Точнее, ее отношение к нему совсем не изменилось. Но в глубине души она была благодарна Алексу за попытку помочь и неожиданную поддержку, хоть и понимала, что сделал он это не ради нее. Измена, конечно, тоже тяжкий грех, но все же лучше, чем клеймо продажной шлюхи.

Глубоко вздохнув, нацепила дежурную улыбку и уверенно вошла в медпункт. Алена окинула ее презрительным взглядом и демонстративно отвернулась.

– И тебе здравствуй, – усмехнувшись, поприветствовала Лиза и прошла на свое рабочее место.

Не обращая внимания на недовольное сопение коллеги, делала свои дела: убрала лекарства по местам, поставила подписи в журналах, проверила все медицинские карты и разложила их по алфавиту для нового врача. Кожей ощущала колючий взгляд Алены и искренне недоумевала, зачем ей это все. Мужа Лиза делить не собиралась, он ей и даром был не нужен. На работе их с ней интересы практически не пересекались. С чего вдруг такая антипатия?

– Ну вот и все. Вперед в новую жизнь, – с притворной радостью заключила Лиза и направилась к двери.

– Вот не понимаю, почему одним все, а другим ничего, – не выдержав, воскликнула Алена и поднялась со своего места.

– Ты о чем? – Лиза развернулась и в упор посмотрела на нее.

– Ты посмотри на себя – ни кожи, ни рожи, что в тебе только мужики находят? – Она едко выплевывала каждое слово, пропитанное желчью, желая побольнее задеть, но Лиза все оскорбления пропускала мимо ушей и не собиралась вестись на провокацию.

До нее, наконец, дошло, пазл сложился: странная реакция Алены после поездки в Нижний Новгород, бредовые сказки, что она с завидным постоянством рассказывала про Алекса – все это банальная бабская ревность. Причем не к Максу, а к Алексу!

– Какая ты дура, Алена. – Лиза снисходительно улыбнулась. – Мне тебя даже жалко.

– Меня? – возмутилась та и воинственно уперла руки в бока.

– Да, тебя. Эффект бумеранга никто не отменял. Когда-нибудь тебе вернется все то зло, что ты мне причинила.

– Уже боюсь. – Алена злорадно ухмыльнулась.

– И да. – Лиза подошла ближе, неведомая сила, проснувшаяся внутри толкала на подвиги. – Что бы ты ни делала, Алекс тебе не достанется – он только мой. – Она отчаянно блефовала, но на данный момент ей было все равно. Хотелось просто умыть эту напыщенную даму и хоть немного сбить с нее спесь. – Счастливо оставаться.

Заметив, как вытянулось лицо соперницы, Лиза фальшиво рассмеялась и, не дожидаясь ответа, вышла из медпункта. Настроение определенно улучшилось. Нечасто приходилось показывать зубы, да и вообще она всегда старалась избегать конфликтов, но сейчас не смогла промолчать.

***

Весь день Элис провела в своем кабинете. Перед поездкой нужно было закончить уйму дел, чтобы не бросать Алекса грудью на амбразуру бумажной волокиты. Услышав негромкий стук в дверь, крикнула короткое: «Войдите» – и, оторвавшись от ноутбука, посмотрела на посетителя. Лиза вошла в кабинет и остановилась в нерешительности.

– Привет, ну как? – Элис дружелюбно улыбнулась и поднялась навстречу. – Присаживайся.

– Привет. Все в строю. – Лиза опустилась на один из свободных стульев и напряженно сложила руки в замок.

– Слава богу. Не передумала? – Элис села на соседний стул.

– Это ты его надоумила? – Лиза сразу насторожилась и изменилась в лице.

– Кого и на что? – Элис тяжело вздохнула, предчувствуя очередную разборку. Устала от бесконечной череды проблем, но черная полоса, видимо, не собиралась заканчиваться.

– Алекса.

– Не понимаю, о чем ты. – Она говорила правду, Алекс не ставил ее в известность относительно своих действий. Да и вообще они практически не пересекались в последнее время.

– Он встретил меня около автобуса и устроил целое представление, играя пылкого влюбленного… – Лиза вкратце изложила события, все еще сомневаясь в искренности Элис.

– Надо же, – улыбнулась та. – Нет, я к этому не имею никакого отношения. Но может сработать. – Элис задумалась на несколько секунд, прикидывая различные варианты развития этой истории. – Как я сама не догадалась… Обычная лавстори не так интересна людям, как публичная порка.

– Моего решения это не изменит, – уверенно заявила Лиза, но в глубине души согласилась. Если это поможет ей отмыться от грязи, хотя бы частично, то это уже будет большим достижением.

– Твоя воля. – Элис подошла к столу и взяла из ящика документ. – Вот заявление, с ним в бухгалтерию за расчетом. – Она посмотрела на часы. – Можешь еще успеть.

– Спасибо. – Лиза мельком пробежалась по тексту и удовлетворенно кивнула. – Ты нашла врача?

– Да, в понедельник выходит.

– Я рада, ну что ж, давай прощаться? – Лиза поднялась на ноги и грустно улыбнулась. Жаль было расставаться и с этим местом, и с Элис. Хоть они и не успели стать подругами, все равно испытывала к ней теплые чувства.

– Подожди, ты сейчас домой? – деловито поинтересовалась Элис, прикидывая свои планы на сегодня.

– Нет, еще в пару мест надо… – неопределенно ответила Лиза, но внутренне напряглась. Совсем не хотелось делиться подробностями своей жизни.

– Могу подвезти.

– Зачем? Я и сама в состоянии…

– Лиз, почему ты все всегда принимаешь в штыки? – мягко перебила Элис и улыбнулась. – Я просто еду домой и могу тебя докинуть куда скажешь, без напряга.

– Ну хорошо, – устало выдохнула Лиза, может, и правда она перегибает палку.

– Полчаса тебе должно хватить. Встретимся на стоянке.

Лиза согласно кивнула, и вышла в коридор.

***

Гилберт стоял у настежь открытого окна и судорожно вдыхал морозный воздух. Всеми силами пытался избавиться от навязчивых воспоминаний и остудить жаркое пламя в душе, но ничего не получалось. Фантомные видения не исчезали, плотно обосновавшись в сознании, терзали его снова и снова. Лицо Лизы стояло перед глазами, он до сих пор чувствовал вкус ее губ на своих губах, нежность ее кожи на кончиках пальцев. Помнил каждый вздох, каждый удар сердца – эти воспоминания разрушали его, уничтожали морально. Сил сопротивляться просто не осталось.

Закрыв глаза, Алекс крепче сжал подоконник, направляя свою злость на ни в чем не повинный предмет.

– Ты с ума сошел? – возмущенно воскликнула Элис и захлопнула створку. – Заболеть хочешь?

– Не преувеличивай, – улыбнулся Алекс. – Болеют от вируса, а не от холода.

– Ну-ну, посмотрю я на тебя, когда подхватишь воспаление легких, – не унималась Элис, ощущая, как начинает закипать.

– Ну ты же меня вылечишь?

– Делать мне больше нечего, – проворчала она и, нажав на кнопку коммуникатора, попросила у секретарши горячий час с лимоном. – Только попробуй не выпить, – уже сердито предупредила Алекса.

– Как скажешь, – с легкостью согласился он и откинулся на спинку своего кресла. – Ты каким ветром?

– Попутным. – Элис многозначительно улыбнулась и, опустившись на стул, деловито закинула ногу на ногу. – Ты, говорят, сегодня звезда… – беззлобно поддела его.

– Очень смешно. – Алекс нахмурился, только смог немного расслабиться и переключить мысли в другое русло, как Элис вновь толкнула его в это болото.

– Не смешно, а благородно, – поправила она, выразительно подняв указательный палец.

– Заканчивай, – предупредил он, не желая шутить на эту тему. Ему и так стоило немалых усилий довести задуманное до конца и уж точно не для того, чтобы выставить себя посмешищем.

– Алекс, ты молодец. Правда, – совершенно искренне ответила Элис. – Я горжусь тобой.

– Эль, ты же знаешь…

– Знаю, при всем своем скотском поведении ты в кои-то веки поступил правильно, – заключила она и ободряюще улыбнулась. Видела его сомнения и постаралась поддержать. Вполне возможно, именно сегодня Алекс встал на нужный путь, который приведет его, наконец, к счастью.

– Ты так думаешь? – уточнил он. Одобрение Элис, бесспорно, было важно для него, но не являлось обязательным. Алекс все равно поступил бы так, как считал нужным.

– Уверена, слухи, конечно, вспыхнут с новой силой, но уже в другом направлении. Измена, тем более такому ублюдку, – не самый страшный грех. Шлюхой Лизу вряд ли теперь будут называть, ты был очень убедителен.

– Я старался ради сына, – зачем-то пояснил Алекс, скрывая истинные мотивы. Эта ширма, как ему казалось, отлично вписывается в канву истории.

– Угу, я так сразу и поняла… – саркастично протянула Элис и, заметив, как он растерялся, рассмеялась. – Расслабься, я никому не расскажу.

– Элис!

– Мне пора собираться. – Она резко сменила тему и поднялась. Все, что хотела сказать уже сказала, засиживаться дольше не имело смысла.

– Удачи, держи в курсе. – Алекс порывисто притянул ее к себе и невесомо коснулся виска губами.

– Не скучай без меня. – Элис лукаво улыбнулась и высвободилась из его рук.

– Какая уж тут скука…

– Сволочь, – констатировала она и направилась к выходу.

– И я тебя. – Алекс нежно улыбнулся и проводил ее взглядом.

Нет, все-таки без Элис он давно бы уже свихнулся. Она тот самый лучик в его темном царстве, что не дает опустить руки. Жаль, что они встретились так поздно и при таких обстоятельствах, возможно, все могло быть по-другому. Он любил Элис, но не так, как любят женщину.

Для него существовало лишь одно мерило любви. То яркое, всеобъемлющее чувство, что он испытывал когда-то к Лизе. Все остальное меркло перед ним, не дотягивало. С Элис все было по-другому, они понимали друг друга им было хорошо вместе, но не было огня. Они лишь друзья, и как бы он ни хотел это изменить, ему это не подвластно.

***

Лиза вышла из бухгалтерии с улыбкой на лице. Все прошло на удивление хорошо, благодаря Элис она получила трехмесячный оклад и отличные рекомендации. Это вселяло надежду, что она сможет выкрутиться. Денег на первое время им с сыном хватит, а потом найдет новую работу.

Забежав к Жене перед тренировкой, еще раз напомнила ему, чтобы дождался ее в спорткомплексе и вышла на служебную стоянку. Красный автомобиль приветливо мигнул фарами, и Лиза направилась к нему.

– Все в порядке? Проблем не возникло? – заботливо поинтересовалась Элис.

– Нет, все хорошо, – сдержанно ответила Лиза. Чувствовала себя не в своей тарелке, совсем не привыкла ни к роскоши машин бизнес-класса, ни к бескорыстной помощи в принципе. Сложно было преодолеть себя, но не хотелось обижать Элис, потому уступила.

– Куда едем? – спросила Элис и включила навигатор. Проложив маршрут, прикрепила гаджет на приборную панель и плавно выехала с территории спорткомплекса.

Она без труда узнала этот адрес, именно его Марго назвала ей при последней встрече, как «то место, где Лиза бывает», и это Элис совсем не нравилось. Но она не собиралась делать поспешные выводы и соглашаться с Алексом. Просто не верила в то, что Лиза может реально спать с Бакуниным, даже за деньги. Только представив его, брезгливо передернула плечами и спросила прямо, чтобы расставить все точки над «i»:

– Что там, по этому адресу?

– Подработка. – Лиза безразлично пожала плечами и отвернулась к окну.

– Секретная? – Элис осторожно продолжила допрос, словно между делом выспрашивая необходимую информацию.

– Да какие секреты – обычный массаж.

– Массаж? – Такой вариант Элис даже не рассматривала, хотя он все время плавал на поверхности. – Не знала, что ты умеешь… – ляпнула первое, что пришло в голову.

Невольно вспомнив рассказ Алекса, поняла, как он ошибся, подумав сразу не в том направлении. Или Бакунин его натолкнул не на те мысли? Но тут возникал резонный вопрос, зачем это ему?

– Это есть в личном деле. – Лиза лукаво усмехнулась.

– Камень в мой огород. – Элис добродушно рассмеялась. – Просмотрела.

– Да ладно, бывает. Мы почти приехали, – заметила Лиза и нервно расправила складки на юбке. Идти к Бакунину совсем не хотелось, но и отказываться, когда уже пообещала, тоже некрасиво, тем более деньги сейчас были не лишними.

– Я вижу. – Элис, следуя указаниям навигатора, свернула во двор и остановилась возле нужного подъезда. – С работой чего думаешь?

– Не знаю, есть несколько вариантов… Но пока ничего определенного.

– Ну хорошо, нужна будет помощь…

– Я помню, спасибо тебе… за все. – Лиза открыла дверь и вышла на улицу.

Элис проводила ее взглядом и тяжело вздохнула. Все оказалось просто до безобразия. Алекс сам мог выяснить подробности, если бы только захотел, но он с завидным упрямством отказывался. Элис поражалась ему, когда дело касалось Лизы, здравомыслие напрочь исчезало из его головы. Как баран, упирался в стену, и сдвинуть его было невозможно.

Посмотрев часы, она нервно постучала пальцами по рулю, времени до отлета оставалось не так много, тратить его на разборки с Алексом не имело смысла, но поставить его в известность было необходимо. Элис припарковала машину, чтобы никому не мешать, и взяла телефон. Что сказать Алексу, она еще не знала, потому медлила, методично прокручивая в голове разные варианты.

***

Поднявшись на нужный этаж, Лиза вышла из лифта. Григорий привычно встретил ее на пороге квартиры.

– Лизочка, ну наконец-то. Я уже заждался. – Он расплылся в довольной улыбке, но она никак не отреагировала. Интуитивно чувствовала фальшь в каждом слове и жесте, но старалась не обращать внимания. Она здесь по делу, просто выполнит свою работу и уйдет.

– Добрый вечер, – холодно поздоровалась и вошла внутрь. – Жена дома? – спросила прежде, чем снять верхнюю одежду. Не доверяла ему и перестраховывалась.

– Конечно, все, как договаривались… – охотно подтвердил Григорий, видя ее замешательство и, снисходительно усмехнувшись, уточнил: – Позвать?

– Нет, не нужно… – ответила Лиза и покосилась на закрытую дверь кухни, из которой доносился звук льющейся воды и громко работающего телевизора.

– Тогда проходите. – Он жестом пригласил ее в комнату и первый проследовал туда.

Она тяжело вздохнула – что-то было явно не так, но что конкретно, не понимала. Григорий был каким-то другим, лебезил больше обычного и бросал на нее сальные взгляды, от которых мурашки разбегались по коже. Покосившись на водную дверь, с трудом поборола порыв уйти и принялась снимать обувь и верхнюю одежду, скрывая нервное напряжение за торопливыми действиями.

Вымыв руки, вошла в комнату и осмотрелась. Григория нигде не было видно. Нехорошее предчувствие не отпускало, неприятным холодком гуляя по телу, но Лиза мужественно удерживала его внутри, стараясь не поддаваться панике. Обхватив себя руками, отошла к окну.

– Вы готовы? – услышала голос и обернулась на звук.

– Вполне.

Григорий вошел в комнату в одном полотенце на бедрах и остановился возле массажного стола.

– Неожиданно… – недоуменно констатировала Лиза и смерила его недобрым взглядом, попутно ища пути к бегству. Ситуация нравилась ей все меньше. Она не боялась его, но и испытывать судьбу не хотела.

– Отчего же? – Он усмехнулся и небрежно присел на стол, жадно ощупывая ее тело глазами. – Так удобнее, не правда ли?

– Нет, – уверенно заявила Лиза. – Или вы оденетесь, или я ухожу.

– Да брось, Лиза, ты же не девочка. К чему смущение?

– Я все сказала. – Она решительно направилась к выходу, но Григорий разгадал ее маневр и перехватил в дверях, поймал за запястье.

– Вы с ума сошли? – возмущенно воскликнула Лиза, пытаясь вырваться, но он не позволил, подтянул ее ближе и жадно приник к руке. Она вздрогнула от омерзения, ощутив горячие, влажные губы на своей коже и вновь начала вырываться, но стало только хуже – Григорий с силой прижал ее к себе.

– Успокойся, – прошептал он ей в ухо, вдыхая ее запах, наслаждаясь близостью желанной женщины. Так давно мечтал об этом и уже потерял надежду, что его заветное желание исполнится. Но судьба дала ему шанс, которым он собирался воспользоваться.

– Что вы себе позволяете? – Лиза уперлась ладонями в его грудь, но силы были явно неравны. – Я буду кричать, – предупредила она, чувствуя, как его липкая кожа окружает ее со всех сторон. Запах чужой похоти раздражал обоняние и вызывал тошноту, но вырваться не получалось.

– Да ради бога, так мне даже больше нравится.

– Ваша жена…

– Милочка, я развелся полгода назад… – довольно рассмеялся он, заметив недоумение в ее глазах. Мышеловка захлопнулась. Бежать ей было некуда, осталось только довести задуманное до конца.

– Отпустите меня, иначе я…

– Что «ты»? – Он все же выпустил ее из рук, но преградил дорогу, встав в дверях. – Никуда ты не денешься.

– Вы больной! – воскликнула Лиза, отошла подальше и сложила дрожащие руки на груди. Судорожно пыталась найти выход, но не находила. Не с балкона же прыгать?

– Да, – охотно согласился Григорий и не спеша двинулся к своей жертве. – И ты меня вылечишь. Я давно одержим тобой, а после того, как увидел тебя на матче с ним, и вовсе одурел. Как ты смотрела на него… Столько огня и страсти… Ты должна быть моей, слышишь? Ни твой ничтожный муж, ни этот канадский выскочка не достойны тебя. Только я смогу оценить тебя по достоинству!

– Господи, что вы несете? – Лиза слушала весь этот бред и недоумевала. Григорий был не в себе, просто сошел с ума. Но от этого легче не становилось, надо было все же как-то выпутаться из этой передряги, а пока приходилось пятиться.

– Ты даже не представляешь, что они замыслили. – Он остановился, просчитывая все ее возможные действия и, не найдя ни одной лазейки, продолжил наступление, загоняя Лизу в угол. – Они лишат тебя квартиры, ты останешься на улице вместе с сыном. Но если будешь более сговорчивой, я помогу… Подумай о сыне, я смогу защитить вас. А хочешь, уедем все вместе? У меня есть деньги, вы ни в чем не будете нуждаться. – Григорий оперся руками в стену с двух сторон от ее лица и заглянул в глаза, надеясь найти там хоть малейший отклик, но чуда не свершилось: Лиза была холодна и сдержана, как и всегда. Это жутко злило, он весь мир обещал бросить к ее ногам, а она не ценила его порывы.

– Нет! – Лиза решительно выставила руки вперед, не подпуская его ближе, но сил, чтобы оттолкнуть не хватало.

– Ты дура? – жарко прошептал он, с легкостью сломив сопротивление и принялся беспорядочно шарить ладонями по телу. – Гилберт тебе не поможет, попользует и бросит. Ты че думаешь, переспала с ним и бога за яйца поймала? Не глупи, только я могу тебя спасти…

– Хватит! – Нервы натянулись до предела. Лиза поняла, что договориться не получится и пора переходить к решительным действиям.

– Ты слышишь, что я тебе говорю? Ты не нужна им. Ты всего лишь расходный материал, вещь для справления нужды.

– Я прекрасно слышу и не собираюсь…

– Не хочешь по-хорошему? Видит бог, я предлагал… – Григорий не договорил фразу и начал осыпать ее шею слюнявыми поцелуями, дурея от нежности кожи. Острая боль, пронзившая паховую область, отрезвила и заставила согнуться пополам. Искры полетели из глаз, вынуждая на несколько секунд забыть обо всем. Лиза, воспользовавшись этим, выскользнула из его рук и убежала.

– Дура, – процедил он сквозь зубы и, кое-как добравшись до дивана, рухнул на него, задыхаясь от болезненных спазмов.

Глава 28

Гилберт дождался, пока машина Элис скроется за поворотом, и посмотрел время на дисплее смартфона – до начала тренировки младшей хоккейной команды оставалось совсем немного, но он еще успевал перехватить Женю. Недолго думая, бросил телефон на стол и вышел из кабинета. Торопливо спустился к ледовой площадке как раз в тот момент, когда маленькие хоккеисты выходили на лед.

– Жень, – окликнул, узнав его в толпе одинаковых мальчишек.

Тот оглянулся и, немного замешкавшись, все же подошел.

– Привет. – Алекс добродушно улыбнулся и по-мужски протянул руку. – Как тебе выезд?

– Здравствуйте, – неожиданно холодно приветствовал мальчик, снял перчатку и небрежно пожал ладонь. – Нормально.

– Ты чего?

Алекс не ожидал такого приема. За те несколько дней, что Женя отсутствовал, успел соскучиться и хотел пригласить его в выходные в кино, но планы стремительно рушились по непонятной пока причине.

– Ничего. Тороплюсь на треню, – пояснил он, нервно постукивая клюшкой по полу. Разговор не клеился. Женя упрямо не шел на контакт, чем заставлял Алекса беспокоиться.

– Что-то случилось? – Он опустился на корточки и, сняв шлем с головы мальчика, заглянул в глаза.

– Нет, с чего вы взяли? – Женя забрал шлем и, засунув его под мышку, опустил глаза, с интересом изучая носки своих коньков.

– Почему тогда ты мне выкаешь? Мы же договаривались…

– Я договаривался с другом, – поспешно перебил он и бесстрашно посмотрел на Алекса. Тот растерялся от неожиданности, перехватив серьезный взрослый взгляд. Все эмоции с легкостью читались на детском лице и вызывали недоумение.

– А я, значит, им быть перестал?

– Друзья помогают в беде, а вы… – В голосе было столько горечи и обиды, что Алекс невольно поежился. Не чувствовал своей вины, не знал, чем мог так сильно обидеть ребенка, да и вообще не понимал, что происходит.

– Подожди, если это мама тебе… – предположил первое, что пришло в голову. Лиза в очередной раз грозилась запретить их общение, может, на выезде и сказала ему что-то…

– Мама мне ничего не говорила, – решительно возразил Женя и упрямо выставил подбородок вперед. – Я убедился лично, что тебе нельзя доверять, – неосознанно перешел на «ты».

– Да почему? Что произошло?

– Извините, но мне пора. – Женя демонстративно надел перчатку и шагнул к ледовой площадке.

– Нет уж, подожди. – Алекс встал на ноги и, поймав его за руку, развернул к себе. – Давай разберемся по-мужски. Скажи прямо о своих претензиях.

Женя вынужденно остановился и сердито посмотрел на Алекса. Несколько долгих секунд обдумывал свои слова, но все же решился сказать правду:

– Ты обещал не рассказывать отцу про деньги, но рассказал!

Алекс опешил от такого обвинения. Не сразу даже нашелся с ответом. Но все же взял эмоции под контроль и четко проговорил каждое слово:

– Я не рассказывал твоему отцу ничего.

– Откуда тогда он узнал?

– Понятия не имею, но это не я! – с жаром воскликнул Алекс и, перехватив полный сомнении взгляд, уточнил: – Ну что мне, поклясться?

– Не надо. – Женя поджал губы. Сомневаться в словах Алекса не приходилось, но и слепо верить он больше был не намерен. Кто сказал, уже разницы не имело – отец все равно знал, а это значило, что наказания не избежать.

– Он тебя бил? – напряженно поинтересовался Алекс и рефлекторно сжал кулаки. От ответа мальчика сейчас зависело очень многое. Не дай бог Краснову дотронуться до его сына…

– Пока нет…

– Что значит «пока»? – Ждал ответ и, казалось, совсем не дышал. Сердце оглушающе громко бухало в ушах, перебивая все возникающие мысли.

Женя не ответил, лишь равнодушно пожал плечами.

– Я все решу, – с готовностью пообещал Алекс, уже зная, как донесет до Макса основную идею его существования на этой планете.

– Спасибо, не надо, сам разберусь.

– Почему? – устало выдохнул Алекс и потер ладонями лицо. Все запуталось до невозможности. Со всех сторон окружали какие-то интриги и подковерные игры. Он не привык к этому – обычно действовал прямо и решительно, просто давил своей силой и могуществом. А сейчас терялся – приходилось со многим считаться, подстраиваться, опасаться удара в спину. Словно попал в серпентарий со змеями, где каждая норовила ужалить.

– Ты говорил, что я могу звонить тебе в любое время и ты мне поможешь, – напомнил Женя, решив, как и просил Алекс, выяснить все до конца.

– Так и есть. Я не отказываюсь от своих слов.

– Я звонил тебе! – воскликнул мальчик, плохо скрывая отчаянье в голосе. – Ты просто не взял трубку!

Этот момент навсегда остался в его памяти. Неподвижное тело матери, кровь и монотонные гудки в телефоне. Он сильно испугался и искренне нуждался в поддержке, а Алекс бросил его в самый нужный момент.

– Жень, да я просто не слышал, – попытался оправдаться, хотя понимал, что мальчик прав. Он не выполнил обещание, слишком был занят своими переживаниями и просто не обратил внимания на звонивший где-то телефон. Ему было ни до чего, но он же не знал, что это Женя! – Я перезванивал тебе, ты не захотел со мной разговаривать.

– Я и сейчас не хочу. – Мальчик нацепил шлем, давая понять, что разговор окончен. – Мне пора.

– Хорошо, может, поговорим после тренировки? – предложил Алекс, предпринимая еще одну попытку помириться с сыном.

– Мне некогда, до свидания.

Он прошел мимо и уже через несколько секунд вышел на лед и смешался с толпой хоккеистов. Алексу ничего не оставалось, как уйти ни с чем. Суровая правда заключалась в том, что он собственноручно потерял доверие ребенка и вернуть его будет очень непросто.

***

– Да твою ж мать, – громко выругалась Элис и швырнула телефон на приборную панель.

За двадцать минут так и не смогла дозвониться до Алекса, как ни пыталась. Он тупо не брал трубку, словно специально издеваясь над ней.

Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы унять раздражение, выехала со стоянки, намереваясь вернуться в спорткомплекс и устроить ему полнейший разнос. Но планам не суждено было сбыться. Не успела она проехать и ста метров, как под колеса практически вылетела Лиза.

Элис нажала на клаксон и с силой вдавила педаль тормоза в пол, машина резко дернулась и встала, благо скорость была невысокой и избежать столкновения не составило труда. Тем не менее Лиза не обратила на нее никакого внимания, даже не обернулась.

Элис поспешно открыла окно и крикнула:

– Лиза! Стой!

Реакции не последовало. Она уже хотела выйти и попытаться догнать ее, но быстро сообразила, что на каблуках это практически нереально. Мысленно матерясь на все лады, плавно нажала на газ, ища возможность перехватить убегавшую от нее женщину.

Лиза бежала, не разбирая дороги, желая как можно быстрее и дальше оказаться от этого места. Тело сотрясали беззвучные рыдания, а в голове крутились тысячи однотипных вопросов. Почему все это происходит с ней? Почему именно она? За что они все с ней так? Всегда старалась жить правильно, не делала зла, по возможности помогала людям, а они…

– Лиза! – Женский голос прозвучал совсем рядом, и в следующую секунду пальцы сжали ее предплечье.

Она невольно вскрикнула и, обернувшись, облегченно выдохнула – Элис стояла в шаге от нее и крепко держала за руку, словно боялась, что она убежит.

– Ты чего? Зову-зову…– Элис, внимательно всматриваясь в ее лицо, пытаясь понять причины такого поведения.

– Прости, не слышала, – заикаясь от сдавленных рыданий, ответила Лиза и поспешно вытерла слезы тыльной стороной ладони, но они не собирались заканчиваться и новыми потоками стекали по щекам.

– Что случилось?

– Нормально все. – Она небрежно выдернула свою руку и принялась рыться в сумке в поисках салфеток. Боялась даже представить, как выглядит. Минуту назад это волновало ее в последнюю очередь, а сейчас вдруг осознала, что похожа неизвестно на кого, а ей еще встречать сына.

– Да не нормально! – возразила Элис. Искренне пыталась выяснить причины истерики, но быстро поняла, что это бесполезно и решила взять ситуацию под контроль. – Садись в машину.

Лиза замотала головой, отчаянно сопротивляясь предложенной помощи. Ей было до ужаса стыдно за все происходящее, за то, что кто-то видит ее слабость и боль. Не привыкла делиться переживаниями ни с кем и не могла заставить себя довериться постороннему человеку, подсознательно ожидая удара в спину.

– Садись, я сказала, – не терпящим возражения тоном скомандовала Элис и открыла пассажирскую дверь. Меньше всего ей хотелось тратить драгоценное время на уговоры. Она видела, в каком состоянии находится бывшая коллега, и не могла бросить ее в беде.

Лиза вздрогнула и затравленно посмотрела на нее. Не хотела соглашаться, но спорить сил просто не осталось. Была вымотана морально, опустошена и раздавлена. Нужно было хоть немного времени, чтобы перевести дух и справиться с отчаянием, беспощадно терзающим душу. Забравшись в салон, пристегнула ремень и отвернулась к окну.

– Рассказывай, – коротко бросила Элис, выруливая на главную дорогу. Одержав маленькую победу, не намерена была останавливаться на достигнутом, решив выяснить все до конца, даже если придется тащить клещами. Ей порядком надоела вся эта история, вечные ребусы и догадки, хотела просто узнать всю правду из первых уст и уже потом, владея всей информацией, подумать, как действовать дальше.

– Не могу, – заикаясь, ответила Лиза. Только удалось немного успокоиться. Начни она говорить – вновь бы разревелась, да и как о таком рассказывать практически постороннему человеку.

– Лиз. – Элис дождалась, пока та посмотрит на нее. – Вот совсем не хочется тратить время на долгие и нудные уговоры. Просто расскажи, что случилось, и попробуем найти выход. Вместе. Я помогу.

– Это личное… – тихо прошептала она, виновато потупив взор.

– У тебя все личное! – раздраженно воскликнула Элис и сосредоточилась на дороге. Проанализировав все увиденное, спросила прямо: – Он к тебе приставал?

Лиза внимательно посмотрела на сидевшую рядом девушку, словно обдумывая, может ли доверять ей, затем неуверенно кивнула и вновь отвернулась к окну.

– Куда мы едем? – спросила, заметив, что они двигаются в другую сторону и от ее дома, и от спорткомплекса.

– Ко мне, – коротко пояснила Элис, больше не задавая вопросов, и ловко перестроилась на загруженном машинами проспекте.

– Я не поеду к Алексу… – Лиза испуганно вжалась в кресло. Вот только его ей сейчас не хватало для полного счастья.

Элис невольно улыбнулась и пояснила:

– У меня есть своя квартира.

Лиза вновь смерила ее пытливым взглядом, но поверила и не стала задавать вопросы.

– Мне надо позвонить сыну. – Она достала из сумки телефон и разблокировала.

– Успокойся сначала, – посоветовала Элис, перехватив ее дрожащую руку.

– Я спокойна.

– Лиз… – Элис выразительно посмотрела на нее.

Та шумно выдохнула и, откинувшись на спинку кресла, прикрыла глаза.

– Хорошо, ты права. У него тренировка еще идет.

– Ну и отлично. Сейчас чаю попьем, потом и позвонишь.

Припарковав машину во дворе многоэтажки, они вышли на улицу. Молча поднялись на нужный этаж и вошли в квартиру. Элис коротко объяснила, что где находится, и, оставив гостью в ванной, ушла на кухню.

Лиза посмотрела на себя в зеркало и ужаснулась – тушь растеклась и черными пятнами размазалась по лицу. Она удрученно покачала головой, включила воду и долго умывалась, пока не смыла все следы косметики. Справившись с этой непростой задачей, отправилась на поиски Элис, попутно разглядывая ее квартиру.

– Ты здесь живешь? – спросила Лиза, появившись в кухне. Квартира была просторной и уютной, но не выглядела обжитой.

– Нет, бываю временами… – Элис обернулась на ее голос и жестом предложила присесть.

– В каком смысле "временами"?

– Встречи личного характера, – уклончиво пояснила Элис, поставила на стол чай и бутылку коньяка.

– А как же Алекс? – не сдержавшись, поинтересовалась Лиза, без труда поняв смысл сказанного, и немного смутилась. – Прости, это не мое дело…

– Все нормально. – Элис лишь усмехнулась и опустилась на стул напротив. – Мы не в тех отношениях, чтобы хранить друг другу верность.

– Зачем мы здесь?

– Поговорить. – Элис невозмутимо наполнила бокал коньяком и поставила перед ней – Пей.

– Я? – недоуменно воскликнула Лиза. – Ты что, я не пью…

– Вот сейчас выпей, чтобы хоть немного успокоиться, и больше можешь не пить сколько тебе угодно.

– Хорошо, – на удивление быстро согласилась Лиза и поднесла бокал к губам. Запах алкоголя ударил в нос, заставив неприятно поморщиться. Искоса взглянула на свою надзирательницу и, перехватив настойчивый взгляд, сделала глоток, ощутив, как жидкий огонь обжег горло, приятным теплом стекая по пищеводу. Она мелкими глотками пила коньяк и чувствовала, как напряжение спадает, а дышать становится легче.

Когда бокал опустел, Элис удовлетворенно кивнула и плеснула в него еще немного.

– Это он? – указала на синяк на скуле Лизы. Пришло время выяснить правду.

Она отрицательно покачала головой, с опозданием подумав, что, когда умывалась, вместе с потекшей тушью смыла и остальной макияж, маскировавший свежие синяки.

– Рассказывай, что случилось.

Лиза молча крутила в руках бокал, усердно разглядывая содержимое. Устала носить все в себе, но не привыкла ни с кем делиться своей болью, сложно было перебороть себя и раскрыться перед чужим человеком.

– Поверь, тебе самой станет легче… – вкрадчиво произнесла Элис, видя ее колебания, и сжала ладонь, желая поддержать и помочь сделать правильный выбор.

Лиза решилась. Залпом осушила содержимое бокала и начала торопливо рассказывать. Голос слегка дрожал, выдавая нешуточное волнение, но она не останавливалась. Хотела поведать только о ситуации с Бакуниным, но сама не заметила, как выложила все, что было в жизни за десять лет. С каждым словом ей действительно становилось легче, плотину молчания прорвало, и Лиза щедро делилась своей историей с благодарным слушателем.

Она рассказала многое, но не обмолвилась и словом о Цареве, а Элис благоразумно не стала спрашивать, боялась выдать свою осведомленность и разрушить ту тонкую ниточку доверия, что протянулась между ними. Молча слушая ее, практически не перебивала, лишь изредка задавала уточняющие вопросы. Она даже не представляла, насколько все ужасно. Когда Лиза дошла до последнего скандала с мужем, Элис уже не сдерживала слез, они невольно текли по щекам. Картина Лизиной жизни складывалась воедино, и каждая ее часть была пропитана горем и отчаянием. Элис внутренне содрогалась, представляя себе все это, особенно зная историю Алекса. Они оба страдали все эти десять лет, но каждый по-своему.

Правда, теперь известная только ей, тяжким грузом давила на плечи. Она готова была попытаться все исправить, помочь наладить жизнь двух людей, но пока не понимала как. Могла рассказать все, что знала, но последствия были непредсказуемы. Вполне вероятно, Лизе и не нужен был ни Царев, ни Алекс, она желала лишь свободы, и в силах Элис поспособствовать этому.

Когда Лиза замолчала, она подлила ей еще немного коньяка и убрала бутылку – терапия не должна превращаться в пьянку.

– Что дальше?

– Ничего… – Лиза неопределенно пожала плечами, будущее виделось довольно туманным. – Надо как-то взять себя в руки.

– Все хорошо, что хорошо кончается, – заключила Элис и задумчиво постучала пальцами по столу. – На развод ты подала, осталось подождать немного.

– А если Макс будет претендовать на сына? – Голос дрогнул, выдавая реальное беспокойство.

– У него нет шансов, – уверенно ответила Элис, сразу же просчитав все возможные варианты. – Это я возьму на себя. Кстати, где документы на Краснова? Надеюсь, ты не отдала их ему?

– Ну что я, совсем, что ли? – Лиза невольно улыбнулась. – Они у Лианы в сейфе.

– Я заберу?

Лиза напряглась. Не представляла, что делать с компроматом на мужа, но и отдавать его не была готова. С другой стороны, у Элис шансов воспользоваться им в правильном направлении было больше…

– Что ты будешь с ними делать?

– Попридержу до развода, а потом дам ход по основному заявлению.

Немного подумав, Лиза кивнула – так будет и правда лучше для всех.

– Ну и славно. Все будет хорошо, – пообещала Элис и ободряюще улыбнулась.

– Да, – грустно согласилась Лиза и философски добавила: – Только ни работы, ни жилья у нас с сыном нет.

Эта проблема стояла особенно остро на данный момент. Деньги хоть и были, но они имели свойство быстро заканчиваться, а еще нужно платить ипотеку и кредиты. И за съемное жилье тоже надо будет чем-то платить.

– Это ерунда, – отмахнулась Элис, не придав значение ее беспокойству. – Живите здесь.

– Нет, ты что, я так не могу, – не раздумывая ни секунды, отказалась Лиза. – Это неправильно…

– А вернуться в квартиру к ублюдку мужу правильно? Или на вокзал пойти с ребенком?

– У меня встреча с риелтором, – она посмотрела на часы и обреченно добавила, – через пятнадцать минут.

– Забудь об этом, – безапелляционно заявила Элис и невозмутимо скрестила руки на груди. Прекрасно понимала, что на ту сумму, которую Лиза может себе позволить, нормальных квартир в этом городе просто не существует. Перед приездом в Дзержинск Элис изрядно помучилась, подбирая им с Алексом жилье, и была в курсе того, что творится на местном рынке недвижимости.

– Почему? – Лиза была слегка сбита с толку таким поведением. В ее голове уже был готов план действий и, как она считала, идеальный.

– Оплатить надо первый и последний месяц, плюс комиссия агентству. Ты уверена, что можешь себе позволить отдать такую сумму денег? – Элис с легкостью предоставила аргументы в защиту своих слов и, заметив колебание в глазах Лизы, добавила: – Поэтому не спорь и оставайся здесь.

– А как же ты?

– Я здесь бываю не так часто, да и перебьюсь номером в гостинице… – Элис лукаво усмехнулась, разбивая последнее возражение вдребезги.

– Неудобно как-то… – промямлила Лиза, хотя уже приняла решение. Поражалась сама себе, обычно старалась не принимать ни от кого помощь, опасаясь расплаты, но сейчас так хотелось просто довериться и плыть по течению. Ни о чем не думать и ничего не решать. Будь что будет.

– Все нормально, располагайся, – успокоила ее Элис. – Что и где, я тебе уже показала, с остальным справишься, думаю.

Лиза кивнула и робко улыбнулась, все еще не веря в происходящее. Еще недавно ей казалось, что выхода не существует, а сейчас перед ней был не просто выход, а целый путь, и она очень надеялась, что он будет правильным.

– Так, все. Нам пора, – заметила Элис, взглянув на часы и поднялась на ноги. – Ты сейчас куда?

– Мне надо забрать сына с тренировки и вещи собрать…

– До спорткомплекса я тебя докину, а дальше сами. У меня время поджимает, самолет ждать не будет. – Элис вышла в коридор и принялась обуваться.

– Ты улетаешь? – удивилась Лиза, проследовав за ней.

– Да, по делам в Канаду на несколько дней. – Полностью одевшись, она осмотрела свое отражение в зеркале и повернулась к Лизе. – Но ты не переживай, вот тебе ключи, – передала ей связку. – Если сможешь пока обойтись без вещей, то дождись меня и заберем их вместе.

– Я справлюсь. Спасибо, ты и так очень помогла. – Лиза поспешно оделась и сунула ключи в карман куртки.

– Как знаешь. – Элис не стала настаивать. И так сегодня добилась многих уступок, злоупотреблять хорошим расположением было ни к чему.

– Зачем тебе это? – спросила Лиза, как только они выехали со стоянки.

– Что "это"? – уточнила Элис, лишь мельком взглянув на собеседницу, все ее внимание было приковано к оживленному движению на дороге.

– Возишься со мной, как с немощной… – пояснила Лиза, неопределенно пожав плечами. – В жизни не поверю, что просто так, по доброте душевной.

– Ты перестала верить людям, – ответила Элис, остановившись на светофоре и, мягко улыбнувшись посмотрела в глаза. – Не волнуйся, мне ничего от тебя не нужно. Никакой корысти. Я просто хочу, чтобы справедливость восторжествовала и все были счастливы.

– Что ты имеешь в виду? – Лиза не совсем поняла смысл сказанного и насторожилась.

– Лиз, пожалуйста, давай вернемся к этому разговору после моего возвращения? – попросила Элис и умоляюще посмотрела на нее.

Той ничего не оставалось, как согласиться и кивнуть.

***

Целый день Максим провел в тревожном ожидании. На вечер была назначена важная встреча: Григорий обещал привести в клуб покупателя на его квартиру. Если все сложится хорошо, то уже завтра он имел все шансы расплатиться с кредиторами и вздохнуть спокойно.

Жена и сын несколько дней дома не ночевали, но по этому поводу Макс не волновался, прекрасно знал, где они находятся, и их отсутствие было ему только на руку. Со спокойной душой он смог найти и подготовить все необходимые документы, осталось просто дождаться положенного часа.

Чем ближе подходило время, тем сильнее Максим нервничал. В итоге плюнул и поехал в «Шанс». Вошел в заведение и сразу же прошел в бар, чтобы выпить и снять стресс. Опрокинув друг за другом пару рюмок, ощутил, как мандраж постепенно спадает и взамен ему приходит легкая алкогольная эйфория.

– Максим, вы уже тут, – услышал он бодрый голос и обернулся. Увидев Григория, поспешно поднялся и двумя руками пожал протянутую ладонь.

– Здравствуйте. Я решил прийти пораньше.

– Все принесли? – сухо осведомился Григорий и, получив папку с документами, удовлетворенно кивнул. – Отлично, пойдемте в VIP. – Он сделал знак бармену, и тот передал ему ключи от отдельного кабинета, заказанного заранее. – Я жду еще одного человека…

– Понял. Провожу, – согласно кивнул бармен.

Максим вошел вслед за Григорием и осмотрелся. Сколько лет играл в этом клубе и ни разу не бывал в VIP-комнате. Обстановка немногим отличалась от остального дизайна заведения. Такое же темное и мрачное помещение с карточным столом посередине, но был в нем один неоспоримый плюс – отсутствие посторонних и полная конфиденциальность.

– Сколько ж стоит аренда? – Макс неосознанно озвучил свои мысли вслух.

– Вам не все равно? – Григорий опустился в кресло и принялся читать бумаги, напрочь потеряв интерес к собеседнику. Привык тщательно изучать документы, опасаясь обмана. Недаром столько лет проработал на руководящей должности и имел внушительный опыт как с легальным, так и с теневым бизнесом.

– Просто интересно…

– Не берите в голову.

Максим равнодушно пожал плечами и тоже присел за стол, напряженно ожидая дальнейших указаний. Время будто издевалось, секундная стрелка слишком медленно ползла по циферблату, заставляя нервничать все сильнее.

– В общем, так, – наконец произнес Григорий, привлекая к себе внимание и отложил документы в сторону. – Я нашел покупателя. Он готов заплатить вам полмиллиона рублей, но выписаться вы должны незамедлительно.

– Деньги сегодня будут? – уточнил Макс. Его интересовал лишь этот факт, все остальное казалось мелочами, не имеющими смысла.

– Вы напишете расписку, что взяли деньги в долг, и, как только предоставите сведения о своей выписке, получите ее обратно, – закончил мысль Григорий, проигнорировав его вопрос. Эту схему выбрал неслучайно. Именно при таком раскладе он будет подстрахован со всех сторон, тем более что Гилберт в любом случае заплатит ему в два раза больше.

– Так не пойдет. – Максим тоже был далеко не дурак, если дело касалось его выгоды. – Если я выпишусь, а расписку он мне не отдаст?

– А если вы возьмете деньги и не выпишетесь? – в тон ему предположил Григорий. Он находился в заведомо выигрышном положении и мог диктовать свои условия.

– Но…

– Нет, Максим, только такой вариант. Вы его либо принимаете и получаете деньги, либо остаетесь ни с чем. – Он криво усмехнулся и откинулся на спинку кресла, ни капли не сомневаясь в своей победе.

– Ну хорошо, – вынужденно согласился Макс. Выбора у него не было абсолютно, деньги нужны были позарез и еще вчера. – А покупателя-то я увижу?

– Несомненно. – Григорий посмотрел на часы. – С минуты на минуту придет. Пока пишите расписку.

– На чье имя? – уточнил Макс и взял предложенный лист бумаги и ручку.

– На мое. Я выступаю гарантом вашей сделки и денег вам даю тоже я.

– Понял, – кивнул он, хотя не понял ровным счетом ничего, и принялся писать знакомый текст расписки.

Григорий следил за его действиями и, медленно постукивая пальцами по столешнице, думал о своем. Не давало покоя случившееся в его квартире. До сих пор испытывал неприятные ощущения в паху и злился на свою самонадеянность. Нужно было действовать хитрее, продумать все досконально и лишь потом открывать карты, но он не сдержался. Эта женщина сводила с ума своей холодной красотой и неприступностью. Но еще больше его бесило, что Гилберту она не отказала. Григорий был уверен, что уже там, в Нижнем Новгороде, они были любовниками, иначе зачем ему тащить ее вместе с сыном на матч. Главный вопрос оставался открытым – как Алекс добился ее расположения?

– Проверьте. – Голос Максима ворвался в его мысли. – Все верно?

– Да, – кивнул Григорий, прочитав расписку. Убрал ее в карман и достал оттуда пачку пятитысячных купюр. – Вот ваши деньги.

– Спасибо. – Макс радостно просиял и кинулся пересчитывать, тут же забыв о расписке.

Григорий с нескрываемым пренебрежением наблюдал за ним и в очередной раз пытался понять, как Лиза умудрилась выйти замуж за такое ничтожество. Пройдя к мини-бару, он плеснул себе в бокал коньяк и обратился к Максиму:

– Выпить не желаете?

– Можно, – не раздумывая, согласился тот.

Бакунин ухмыльнулся и поставил рядом с ним бокал с коньяком.

– Что-то задерживается ваш покупатель, – заметил Макс, жадно отпив несколько глотков. Нечасто позволял себе этот напиток, отдавая предпочтение более дешевой, но не менее действенной водке.

– Не переживайте, придет. – Григорий был абсолютно спокоен. Ни тени сомнения не возникло в его душе, а вот непомерная алчность как раз-таки пробудилась. – Может, сыграем пока ждем?

– Мне не на что. – Макс с силой сжал бокал. Руки так и чесались взяться за карты, тем более денег было больше, чем нужно, но страх все проиграть и сдохнуть от рук кредиторов перевесил.

– Ну как знаете. – Григорий с деланым равнодушием пожал плечами, хотя прекрасно знал, что творится сейчас с Максимом. Тот был слишком азартен, жаден до денег и совершенно не умел останавливаться. Сколько раз проигрывался подчистую, но даже это его не останавливало, постоянно умудрялся влипать в трясину долгов.

– Ладно, давайте по маленькой, – не выдержал Макс и достал деньги.

Григорий довольно усмехнулся и нажал на кнопку вызова. Вскоре в комнату вошел крупье, обменял деньги на фишки и принялся тасовать колоду.

Несколько конов пролетели как один миг, и Максим даже остался в плюсе, чем был несказанно доволен. Стук в дверь прервал их ничего не значащую беседу. Григорий встал, чтобы поприветствовать вошедшего. Макс обернулся и застыл в немом изумлении – на пороге кабинета стоял Гилберт.

Окинув всех присутствующих взглядом, он молча вошел в помещение и присел на свободное кресло.

– Все готово? – сухо поинтересовался он, обращаясь к Григорию.

– Да, вот бумаги.

Алекс внимательно просмотрел документы, про себя отметив, что все это афера чистой воды и не имеет никакой законной силы, но все же утвердительно кивнул. Раз уж вписался во всю эту историю, придется идти до конца.

– Я согласен.

– Отлично. – Григорий довольно потер руки, предвкушая нехилый навар от сделки. – Тогда завтра мы с вами встретимся и обсудим детали. А сегодня предлагаю отметить удачную сделку.

– А зачем тебе моя квартира? – презрительно прищурившись, поинтересовался Макс. Алкоголь ударил в голову, стирая зачатки здравого смысла. Так не вовремя вспомнилась измена жены, и он не приминул об этом напомнить. – Жены было мало?

– Жены. – Алекс довольно ухмыльнулся, пряча демонов, рвавшихся наружу, поглубже. Не имел ни малейшего желания обсуждать Лизу, но не мог упустить возможность унизить Макса. – Она неплохо смотрелась подо мной, – насмешливо ответил он, прожигая Краснова взглядом насквозь. Одно неверное слово – и Алекс готов был вцепиться ему в глотку. – А квартира… достойная компенсация морального вреда.

Максим не нашелся с ответом и лишь скрипнул зубами от злости. От одной мысли, что Гилберт касался его женщины, в груди разгоралось опасное пламя. При других обстоятельствах он непременно начистил бы ему морду, но сейчас от Гилберта зависела его дальнейшая жизнь и нарываться означало подписать себе смертный приговор.

– Ладно вам, давайте лучше сыграем, – добродушно предложил Григорий и принес из мини-бара открытую бутылку коньяка. – Алекс, вы присоединитесь к нам?

– Почему бы и нет, – равнодушно отозвался он и сделал большой глоток коньяка. В очередной раз повелся на предложение, не испытывая никакого желания играть. Алекс отдал крупье пачку денег и получил взамен фишки.

Кон за коном пролетал незаметно. Алекс практически не следил за игрой, вяло перекладывая карты с места на место, и ожидаемо проигрывался в пух и прах. Но ему было все равно, он был далек от опасной черты и держал ситуацию под строгим контролем.

Макс же, наоборот, жадничал, постоянно повышая ставки. Почувствовал, что поймал удачу за хвост, получив хорошие карты и пошел ва-банк, поставив на кон все, что выиграл сегодня, и деньги для кредиторов. Он дрожал от нетерпения, предвкушая большой куш, но Григорий разгадал его маневр и обошел на финишной прямой, сложив лучшую комбинацию из карт.

Поняв, что произошло, Макс схватился за голову – в очередной раз проиграл все.

– Мне конец, – дрожащим голосом произнес он.

– Да, Максим, азарт вас когда-нибудь погубит, – язвительно констатировал Григорий, складывая свой выигрыш в одну стопку.

– Григорий Борисович, дайте мне шанс отыграться, – взмолился он, вцепившись в руку Бакунина.

– Ты же знаешь, я не даю в долг. – Он усмехнулся, но руку не выдернул, давая призрачную надежду.

Алекс не вмешивался в их разговор, равнодушно следил за разворачивавшейся драмой и медленно попивал коньяк. Безумные глаза Макса говорили о том, что он на грани и готов на все, а Григорий, напротив, был совершенно спокоен.

– Если я завтра не отдам деньги, меня убьют, пощади, дай мне денег, – продолжал умолять Максим, давя на жалость. Алекс даже проникся его искренностью, но ни капли жалости не было к этому опустившемуся человеку.

– Денег я тебе не дам, – ровным тоном начал Григорий и через несколько долгих секунд молчания продолжил: – Но у тебя есть кое-что, на что я готов сыграть…

– Проси все что угодно! – с готовностью воскликнул Краснов.

– Уверен?

– Абсолютно.

Алекс вопреки ожиданию тоже заинтересовался. Григорий мастерски завернул интригу, пробудив любопытство. Откинувшись на спинку кресла, терпеливо ждал его ответа.

– Лиза, – тихий голос прозвучал как раскат грома, разрезав звенящую тишину на части.

Алекс едва не поперхнулся, услышав цену, и впился в Григория взглядом, надеясь, что это всего лишь идиотская шутка.

– По рукам, – не раздумывая, согласился Макс. Он был в отчаянии и способен даже родную мать продать, лишь бы спасти свою драгоценную жизнь. Не сомневался, что с женой проблем не возникнет – умел добиваться желаемого любыми способами.

– Вы в своем уме? – воскликнул Алекс и резко вскочил с кресла. Все происходящее казалось каким-то бредом, сценой из дешевого сериала.

– Что не так? – сухо поинтересовался Григорий, как будто и правда ничего необычного не происходило и он предложил сыграть не на жену Максима, а на какую-то безделушку.

– Она же не вещь, а живой человек! – горячо возразил Алекс. Понимал, что несдержанность до добра не доведет, но эмоции не поддавались контролю.

– И что? – Макс криво усмехнулся. – Перед тобой ноги раздвинула и перед ним раздвинет. Не убудет.

– Вы перегибаете палку.

– Алекс, вы-то чего всполошились? – задумчиво поинтересовался Григорий. Никогда прежде не видел его таким возбужденным. – Не хотите – не играйте, а я от своего не откажусь.

– Играем, – торопливо перебил Макс, боясь упустить последнюю возможность отыграться. – Ставка – полмиллиона.

– Алекс? – Григорий внимательно посмотрел на него, ожидая решения. Очень надеялся, что тот откажется, тогда у него будет больше шансов на победу.

Напряженная тишина давила со всех сторон. Алекс глубоко дышал и судорожно думал, пытаясь найти хоть какой-то выход из ситуации. «Какая красивая месть», – подумал он про себя и внутренне содрогнулся от таких мыслей. Считал неприемлемым участвовать в этой грязной затее, но и не участвовать не мог. На кону стояла женщина. Его женщина. Что бы Алекс ни говорил и ни делал, этот факт оставался неизменным. Лиза так и не стала для него чужой.

Внутренняя программа дала сбой, все обнулилось перед лицом реальной опасности. Алекс мог сколько угодно строить воздушные замки, убеждать себя в ненависти к Лизе, придумывать изощренные планы мести, но суровая реальность от этого не менялась. Пришлось посмотреть правде в глаза и принять ее. Он по-прежнему любил Лизу и готов был защитить любой ценой. Сразу же забылись все обиды, все сказки, рассказанные про нее, в которые он заставлял себя верить, чтобы поддерживать огонь своей ненависти, оправдывать поступки. Все стало неважным – только ее жизнь имела значение. И Алекс не имел права подвергать ее опасности. Даже не представлял, что эти два отморозка сделают с Лизой, если откажется играть, но в том, что просто так они не успокоятся, не сомневался. Он вдруг поймал себя на мысли, что принял решение играть в тот момент, как услышал цену. Готов был разорвать любого, кто посмеет покуситься на его женщину, голыми руками, но карты… А если он проиграет? Что тогда?

Отогнав дурные мысли, Алекс решительно опустился в кресло и кивнул, выражая свое согласие на игру. Залпом осушил бокал и сдвинул в центр стола все имевшиеся у него фишки, втайне надеясь, что Григория отпугнет такая сумма и он откажется продолжать игру.

– Здесь больше, чем нужно, – удивленно заметил тот, раздумывая, как поступить. На такую сумму он не рассчитывал.

– Ва-банк, – холодно прокомментировал Алекс, сумев взять эмоции под контроль и сосредоточиться. Нервный мандраж хоть и присутствовал, но не доставлял дискомфорта. Алекс знал, что в любом случае никому не позволит забрать Лизу. Если потребуется, прибегнет к крайним мерам.

– Что ж, – усмехнулся Григорий, смерив его напряженным взглядом, и тоже поднял свою ставку. – Она того стоит.

Макс с горящими глазами следил за происходящим. Несколько миллионов рублей, лежащих на столе, ослепляли, жадность душила его изнутри. Да если бы он знал, что его жена стоит так дорого, давно бы уже продал ее кому-нибудь.

Глава 29


Крупье тщательно перетасовал колоду и, раздав, превратился в тень, давая возможность игрокам сосредоточиться.

Алекс напряженно рассматривал свои карты. Еще ни разу в жизни не стремился выиграть так, как сейчас, но, как назло, сделать это было практически нереально. Ни одной сильной комбинации с раздачи к нему не пришло, лишь пара из двоек. От волнения холодный пот выступил на спине, а руки предательски задрожали. Ставки были слишком высоки, и ответственность за каждое действие возросла до космических масштабов. Титаническим усилием воли он заставил себя успокоиться и подумать. Прикинув свои мизерные шансы, все же рискнул и заменил одну за другой две карты. Ему несказанно повезло, и ситуация резко изменилась, осталось узнать, улыбнулась ли удача остальным игрокам.

– Вскрываемся? – деловито поинтересовался Григорий, очень рассчитывая на победу. Не раз уже убедился насколько плохо играет Алекс, и не видел в нем соперника. Тем более что его собственные карты были отличными. Стрит с раздачи, который он умеючи превратил в фулхаус. Вряд ли кому-то могло повезти больше, чем ему.

– Да. – Спокойствию Алекса можно было позавидовать, нешуточное волнение сотрясало его изнутри, но он не выдал себя ни голосом, ни мимикой.

Макс же раздраженно швырнул карты на стол и скрестил руки на груди – пара на королях давала возможности бороться за выигрыш только в самом крайнем случае.

– Фулхаус. – Григорий аккуратно выложил карты и усмехнулся, ожидая триумфального завершения партии.

Алекс облегченно выдохнул, небрежно бросил карты на стол и сухо пояснил:

– Каре на двойках.

В комнате вновь повисла гробовая тишина. Каждый переваривал итоги этого кона, лишь крупье, не обращая внимания на игроков, аккуратно забрал со стола все фишки и выстроил ровными стопочками перед Алексом. Тот сделал знак, и молодой человек обменял выигрыш на наличные деньги.

Максим не выдержал очередного поражения и, громко матерясь, запустил пустой бокал в стену, но никто не обратил внимания на его истерику.

– Я так понимаю, на этом все? Шоу закончено? – уточнил Алекс на всякий случай и поднялся со своего места, желая как можно скорее уйти из этого злачного заведения. Мысли о выигрыше даже не возникло, все, чего он хотел добиться, – прекратить этот балаган и отправиться домой.

– Карточный долг – дело святое, – процедил Макс сквозь зубы и тоже поднялся. – Забирай эту шлюху…

– Не смей! – грозно рявкнул Алекс и, схватив его за грудки, подтянул к себе. – Следи за языком, иначе я его вырву.

– Надо же, какой защитничек выискался. – Он гаденько ухмыльнулся, явно напрашиваясь на продолжение. – Может, и от выигрыша откажешься?

– Нет, – решительно заявил Алекс, резко изменив свои намерения. От него сейчас слишком многое зависело. Без труда догадался, что если откажется, Лизу просто разыграют повторно и последствия будут непредсказуемыми. – В десять я буду около подъезда, – предупредил он и, разжав руки, направился к выходу.

Все происходящее ему совсем не нравилось, интуитивно ожидал удара в спину. Предполагал, что за свое геройство может и не пережить сегодняшний вечер, но не в его принципах было отступать перед лицом опасности. Он не боялся этих ублюдков.

– Не спеши. – Взволнованный голос Григория мерзким холодком пробежал по позвоночнику и заставил Алекса обернуться.

– Что еще? – сухо поинтересовался он и скрестил руки на груди, приготовившись к самому худшему.

Григорий на негнущихся ногах подошел ближе. Проигрыш был настолько неожиданным, что он не сразу это осознал. Уже представил, как заберет желанную женщину, как проведет с ней незабываемую ночь, как уговорит ее быть с ним. Он уже ощутил сладкий вкус победы и не мог смириться с поражением.

– Продай мне свой выигрыш…

– Что?

– Назови цену, – настаивал Григорий, пользуясь замешательством оппонента. Готов был на все, лишь бы заполучить Лизу. Деньги, так нежно любимые им, отошли на задний план. Все померкло перед непреодолимым желанием обладать этой женщиной.

– Вы с ума сошли? – Алекс в ужасе отшатнулся от него. Григорий словно обезумел, его тело сотрясала крупная дрожь, а ошалелые глаза бегали непривычно быстро.

– Отдай мне эту ночь, – отчаянно попросил он и с силой сжал предплечье Алекса.

– Нет, – холодно процедил тот и выдернул свою руку. Внутри все перекорежило от омерзения, но внешне он остался равнодушным. Прекрасно понимал, что, почувствовав слабость, его просто разорвут на куски.

– Любые деньги…

– Я сказал нет. – Алекс поставил жирную точку в этих торгах и брезгливо передернул плечами. – Тема закрыта. До завтра.А ты, – он схватил Макса за шкирку и потащил к выходу, – пойдем со мной.

Максим не стал сопротивляться, Алекс не оставил ему ни выбора, ни возможности. Просто тащил за собой как провинившегося котенка.

Морозный воздух обжег легкие и пробрал до костей. Макс попытался вырваться из цепкой хватки Алекса, но не успел среагировать и оказался лицом в сугробе. Колючий снег больно оцарапал кожу и вмиг отрезвил сознание.

– Ты охренел? – возмущенно воскликнул он, пытаясь подняться с колен, но Алекс не позволил, опустив ногу ему на спину, придавил к земле.

– Еще раз узнаю, что ты играл на жену, я тебя закопаю. – От него исходила явная угроза, но Макс не дрогнул, прекрасно понимал, что Алекс блефует и ничего ему не сделает. Его пугали уже и не раз, и он знал что делать с такими умниками.

– Понравилась, что ль? – криво усмехнулся Максим и, скинув с себя ногу, сел на землю. – Так плати аренду, не то Бакунину сдам, он-то не откажется…

– Я тебя предупредил. – Алекс с силой сжал кулаки, чтобы не дать волю эмоциям, и направился к машине. Не хотел марать руки об это ничтожество и добавлять себе проблем.

– Подожди. – Макс схватил его за подол пальто, мешая двигаться дальше. – Дай мне денег…

– С чего вдруг? – Алекс опешил от такой наглости. У него были деньги, но Краснов последний в списке тех, кому он хотел бы их дать.

– Иначе меня убьют… – Тот безвольно выпустил из рук пальто.

– Может, и к лучшему. – Алекс презрительно усмехнулся. – Одной тварью на свете меньше станет. – Пренебрежительно сплюнув, продолжил движение.

– Я сделаю все, что угодно, – вслед ему крикнул Макс.

– Помолись, – не оборачиваясь, ответил Алекс и сел за руль.

Максим обреченно опустил голову – из-за своего идиотизма вновь проиграл все. И опять только Лиза могла спасти его от неминуемой гибели. Шумно выдохнув, поднялся на ноги и отправился в «Шанс», чтобы обсудить с Бакуниным новую идею. Если уж он так хочет его жену, почему бы действительно не продать ее.

***

Лиза судорожно собирала вещи, очень надеялась успеть сбежать до прихода мужа. После всех последних событий боялась скандала с ним, как огня. Если раньше могла отвечать с гордо поднятой головой, то сейчас, имея за собой шлейф супружеской измены, не знала, как смотреть в глаза. Прекрасно понимала, что Максу плевать на обстоятельства, его бесит сам факт, и он обязательно вытрет об нее ноги при любом раскладе.

Наспех побросав в сумку одежду и документы, перешла в комнату сына. Здесь дела обстояли хуже, помимо одежды нужно было забрать еще и школьные принадлежности. А их оказалось немало. Компьютер она сразу решила оставить, не имела понятия, как все это загрузить в такси и выгрузить потом. Женя по возможности старался помочь, но толку от него было немного, он был слишком мал.

Через полчаса Лиза закончила сборы и, сложив сумки у дверей, вернулась в свою комнату, чтобы еще раз все проверить и вызвать такси. Времени у нее было предостаточно, часы показывали девять вечера, а муж никогда не возвращался раньше полуночи.

Максим вошел в квартиру и, на пороге запнувшись о чемодан, смачно выругался и осмотрелся. Мгновенно оценив обстановку, скинул куртку и отправился на поиски жены.

– Что все это значит? – грубо спросил он, смерив ее сердитым взглядом.

Лиза вздрогнула и обернулась. Совершенно не готова была к встрече, так надеялась, что удастся ее избежать, но план с треском провалился.

– Я задал вопрос, – напомнил Макс и решительно двинулся к ней, намереваясь получить ответ во что бы то ни стало.

Лиза нервно сглотнула, но не смогла пошевелиться – животный ужас сковал тело.

– Отвечай! – рявкнул он, выводя ее из ступора.

– Я ухожу от тебя, – тихо ответила Лиза и попятилась, перехватив его взгляд, не предвещающий ничего хорошего.

– С чего ты взяла, что я позволю? – Гаденькая ухмылочка исказила лицо Максима.

Лиза слишком хорошо знала эту гримасу и то, что за ней последует, тоже. Тело помимо воли напряглось в ожидании удара, а нервы натянулись как струны. Как бы она ни храбрилась, страх скрыть было невозможно. Она боялась мужа до дрожи в коленях и ничего не могла с этим поделать. Панический ужас за столько прожитых в аду лет не превратился в иммунитет, наоборот, выработал рефлекс жертвы. Лиза никогда не пыталась противостоять тирану, молча соглашалась и терпела, и в этом была ее ошибка. Сейчас неимоверно сложно было даже просто поднять голову, не то что встать с колен, но ей было за что бороться. Сын и свобода – ради них она с силой стиснула зубы и рванула отстаивать свои права.

– А я не спрашиваю твоего позволения, просто ставлю перед фактом, – скрестила руки на груди, скрывая нервную дрожь.

– Ты, кажется, забыла, что все еще моя жена.

– Жена, а не собственность, – уточнила она и, судорожно вздохнув, решилась рассказать всю правду разом. – Да и то не надолго. На развод я тоже подала.

– Да ты, я гляжу, совсем оборзела. – Макс подошел вплотную к жене и, упиваясь ее насыщенными эмоциями, осторожно провел пальцами по бешено бившейся жилке на ее шее, затем замахнулся и отвесил звонкую пощечину. – Ты будешь делать то, что я скажу.

Щеку обожгло огнем, но это не добавило Лизе смирения. Наоборот, пробудило дремавшую энергию, выпуская на волю истинную сущность.

– Нет, – категорично заявила она, невольно прижав ладонь к пылающей коже и направилась к выходу, попутно захватив сумочку, лежавшую на кровати.

Макс лишь усмехнулся, в очередной раз не сомневаясь в победе. Прекрасно знал, что сломит любое сопротивление, силы изначально не равны. Без труда преградил жене дорогу, отрезая все возможные пути к бегству.

– Пропусти, – упрямо потребовала Лиза и достала мобильный. – Иначе я позвоню в полицию…

– Звони, – снисходительно разрешил Максим. – Интересно послушать, что ты им скажешь. Моя жена. Ночью. Пытается забрать моего же сына и увезти в неизвестном направлении…

– Хватит! – нервно воскликнула она, сознавая его правоту. У родителей равные права, и пока она не докажет, что он не является родным отцом, оспорить его притязания на сына не сможет. Поняв, что честно этот бой не выиграть, Лиза вынуждена была отступить. – У тебя давно своя жизнь, дай мне свободу.

– Кажется, я тебе уже говорил, что свободу надо отработать… – напомнил Максим их прошлый разговор о разводе, но тогда его слова имели несколько иное значение, сейчас же ситуация в корне изменилась. Долгов накопилось слишком много, и как ни жаль ему расставаться со своей прекрасной рабыней, приходилось чем-то жертвовать ради собственного выживания. Лиза оказалась дорогостоящим товаром, который он без малейшего зазрения совести продал.

– Господи, да что ты от меня еще хочешь? – устало спросила она, прислонившись спиной к стене. Была готова на все, лишь бы вырваться, наконец, из этой клетки, но даже не предполагая, какой сюрприз ей приготовил «любимый» муж.

– Я хочу, чтобы ты надела что-то более приличное, чем это, – он брезгливо осмотрел ее домашний прикид и продолжил мысль, – и поехала к Гилберту…

– В смысле «поехала»? Макс, ты что несешь? – Лиза пребывала в легком шоке и никак не могла уловить смысл его слов. Единственное, что знала точно, – ни в каких очередных аферах участвовать не собиралась, прошлого раза хватило выше крыши. Больше спасать этого подонка она была не намерена.

– Я проиграл тебя в карты, – холодно пояснил Макс, разом обрушив суровую правду на побледневшую жену. – Сегодняшнюю ночь ты проведешь в его постели. Тем более, тебе не привыкать. – Он злорадно ухмыльнулся, намеренно наступив на больную мозоль.

– Ты с ума сошел? – Голос Лизы сорвался на крик. Все происходящее не укладывалось в голове. Как они вообще могли додуматься играть на нее? Что за бред? Ну ладно полоумный муж, но Алекс… Только она позволила себе сменить гнев на милость, а ненависть на равнодушие, как он ловко откинул ее на несколько пунктов назад, вновь доказав, что не заслуживает ничего, кроме презрения. Но как бы то ни было, ее их игры не касались, о чем она безапелляционно и заявила. – Я не собираюсь в этом участвовать.

– А я тебя не спрашиваю. Для меня карты – это святое. А для тебя святое – мое слово. Я сказал, ты поедешь, значит, ты поедешь.

– А если нет? – Она усмехнулась и скрестила руки на груди. – Силком потащишь? Ты вообще в курсе, что это незаконно? Это статья!

– Надо же, какая ты, оказывается, умная, а столько лет дурой прикидывалась…

– Макс, я не шучу. Заканчивай весь этот цирк и дай мне пройти.

– Хорошо. Пойдем другим путем. – Он отошел к кровати и присел на самый край. – Выбирай: либо ты едешь с Гилбертом, либо Женя узнает всю правду о своей беспутной матери. Уж поверь, мне есть что ему рассказать…

– Ты не посмеешь, – прошептала Лиза и приложила ладонь ко рту, едва сдерживая отчаянный вздох.

– Сынок, иди сюда! – крикнул Макс, демонстрируя серьезность своих намерений и злобно оскалился.

Тело Лизы затрясло, словно в лихорадке, а мысли заметались в сознании, непрерывно наскакивая друг на друга. Жуткая паника охватила ее с головы до ног. Больше всего на свете она дорожила сыном и не могла позволить, чтобы его вера в нее пошатнулась.

Ее в очередной раз загнали в угол, выхода из которого не было, сил вцепиться в горло обидчику тоже взять было негде. Мятежный огонь потух где-то в глубине души, неизбежность придавила к земле могильной плитой. Сдавалась, не имея возможности сопротивляться. Сын – ее ахиллесова пята, и Макс отлично это знал…

– Что? – через некоторое время мальчик появился в комнате.

Максим довольно улыбнулся и жестом подозвал сына к себе. Женя повиновался и опустился на кровать рядом с отцом.

– Мама хочет тебе кое-что рассказать…

– Что, мам? – Женя выжидательно посмотрел на нее. Находиться рядом с отцом ему совсем не нравилось, и он хотел как можно скорее уйти.

– Ну же любимая, мы ждем, – ехидно напомнил Макс, вынуждая Лизу саму подписать себе приговор.

Она смотрела в глаза сына и понимала, что не может сделать ему больно. Если откажется, то Макс обольет ее такой грязью, что вовек не отмыться. За что ребенку такие страдания? Ведь мать должна оставаться непогрешимой, когда-нибудь он вырастет и сможет понять ее. Когда-нибудь, но не сейчас…

– Сынок, мне нужно уехать… по работе… – соврала Лиза, сглатывая соленый ком в горле.

– Надолго?

– На ночь… – мучительно ответила она, заметив страх в его глазах. Он боялся оставаться с отцом, но взять его с собой она не могла по объективным причинам. Даже если учесть, что они с Алексом дружат, выглядеть это будет, мягко говоря, странно.

– Значит?..

– Завтра… дело срочное. – Лиза поняла, что сын имеет в виду обещанный переезд. Не намерена была отказываться от своего плана, просто немного сдвигала реализацию. Вернувшись от этого мерзавца, заберет сына, и они сбегут из этого ада.

– Хорошо. – Он огорченно кивнул и вышел за дверь.

– Видишь, какой ты бываешь послушной. – Макс сразу же оказался рядом и несильно сжал ее горло, показывая свою абсолютную власть. – Оставайся такой и дальше, и проблем не возникнет.

– Да пошел ты, урод, – с ненавистью прошипела она. Макс замахнулся еще раз, но в последний момент передумал и ударил по стене рядом с лицом жены. Не стал рисковать и портить товар перед продажей.

– У тебя полчаса. Гилберт приедет за тобой в десять, – посмотрев на часы, напомнил он. Еще раз осмотрев ее сжавшуюся фигурку, заметил тонкий ремешок сумочки и, быстро смекнув, что к чему, сдернул ее с плеча. Небрежно вытряхнул содержимое на пол и, найдя нужные документы, забрал их себе, язвительно пояснив: – У меня сохраннее будет.


Лиза проводила мужа уничтожающим взглядом, без сил опустилась на кровать и спрятала лицо в ладонях. В груди жгло от боли и отчаяния, но слез, как ни странно, не было, вместо них разгоралось адское пламя злости и презрения. Ярость, все это время тихо спавшая где-то в глубине души, сладко потянулась и выпустила когти. Повинуясь внезапному порыву, Лиза резко поднялась на ноги и достала из сумки первое попавшееся платье. Гнев, кипевший в крови, придавал решимости. Она не намерена была становиться жертвой в этой игре и затеяла собственную.

Алекс думает, что ему все позволено? Придется объяснить истинное положение вещей и высказать ему все, что накопилось. Сколько можно издеваться над ней и ее ребенком? Раз он не хочет понимать по-хорошему, донесет по-плохому.

Подгоняемая шальными мыслями, Лиза достала косметичку и присела перед зеркалом, чтобы "нарисовать" себе лицо. Несколько минут – и дерзкий, вызывающий макияж готов. Алекс видит в ней проститутку? Что ж, она ей станет. На сегодня. Но только лишь для того, чтобы показать ему, какое он ничтожество. Чтобы уничтожить его же оружием.

Нервно взглянув на часы, Лиза злорадно усмехнулась – опаздывала на пятнадцать минут.

– Ничего, подождет, – сквозь зубы процедила она. Порывшись в очередном мешке, выудила оттуда туфли на высоком каблуке и обула их, наплевав на то, что на улице мороз. В ее представлении проститутки обязательно носят каблуки.

Закончив сборы, Лиза посмотрела в зеркало и осталась довольна результатом. Подняла с пола сумочку, собрала в нее все, что могло пригодиться, и направилась к выходу. По дороге заглянув на кухню, открыла аптечку и, мельком пробежавшись по лекарствам, выбрала сильное слабительное и взяла его с собой, желая устроить Гилберту незабываемую ночь.

Макс сидел за столом и внимательно следил за действиями жены. Налив стопку водки, хотел выпить, но передумал, решив немного подождать. Лиза воспользовалась его замешательством и, ни слова не говоря, сама ее осушила, чем ввела мужа в еще больший ступор.

С непривычки Лиза едва не поперхнулась, но справилась с реакцией организма. Шумно выдохнув, оперлась ладонями на стол и выразительно посмотрела на Макса.

– Если хоть один волос упадет с головы моего сына… – строго предупредила она.

Ее глаза метали молнии, а голос звучал устрашающе. Макс не ответил, лишь нервно сглотнул, жадно скользя взглядом по ее лицу и фигуре. Острое желание вспыхнуло в крови, спровоцировав болезненную эрекцию. Он с большим трудом сдержался, чтобы не воплотить фантазии в жизнь. Почему для него она никогда не была такой? Почему он всегда видел лишь ледяную глыбу?

– Ты понял?! – Раздраженный голос резанул по нервам, выводя его из замешательства. Тряхнув головой, отгоняя наваждение, Макс ответил:

– Да понял я, успокойся…

Лиза удовлетворенно кивнула, взяла со стола бутылку и налила еще одну стопку. Залпом выпила и прикрыла глаза, собираясь с мыслями, набираясь решимости. Алкоголь ударил в голову, слегка искажая восприятие, притупляя инстинкт самосохранения. Она чувствовала себя готовой свернуть горы и намерена была это сделать. Чуть поколебавшись, все же засунула бутылку в сумку и направилась к выходу.

Макс не посмел возразить, поражаясь изменениям, произошедшим с его тихоней-женой.


Вот уже сорок минут Гилберт сидел в машине около подъезда Красновых и напряженно ждал. Сам не знал, чего хотел больше: чтобы Лиза вышла, подтвердив тем самым все слухи о ней, или чтобы осталась дома, мучая его неизвестностью. Алекс до сих пор не мог поверить в реальность происходящего. Ситуация, в которой он ненароком оказался, больше походила на сцену из дурацкого сериала, но никак не могла произойти в жизни.

– Да что за пиздец! – не выдержав, воскликнул он и с силой ударил по рулю. Легче не стало, как, в общем-то, и понятнее. В голове крутился один-единственный вопрос: как он умудрился вляпаться во все это дерьмище и как из этого выбраться?

Не планировал ничего подобного, даже соглашаясь на игру, не собирался пользоваться своим выигрышем, но цена отказа оказалась слишком высока даже для него. Ответственность тяжким грузом давила на плечи, но от одной мысли отдать Лизу Бакунину внутренности стягивало тугим узлом. Даже осознание, что она сама выбрала такой образ жизни, не помогало смириться.

Услышав звук хлопнувшей двери, Алекс посмотрел в зеркало и увидел Лизу, стоявшую около подъезда. Она зябко передергивала плечами, пытаясь плотнее укутаться в куртку и никак не решалась ступить на снег. Оглядев ее сверху донизу, Алекс заметил аккуратные туфли на ногах и едва сдержал возмущение. Чем она думала? На улице десятиградусный мороз!

Поддавшись порыву, вышел из машины, чтобы помочь ей преодолеть расстояние и забраться в теплый салон.

Лиза не оценила его благородный поступок, лишь смерила презрительным взглядом и смело шагнула на дорогу, гордо продефилировав мимо. Она слышала хруст снега за спиной и старалась идти как можно более осторожно, чтобы не доставить Алексу удовольствия своим героическим падением. Но просчиталась: не заметив лед, припорошенный свежим снегом, поскользнулась. Алекс вовремя подхватил ее и поставил на землю.

– Упрямство не самая лучшая черта характера, – тихо заметил он, едва сдерживая улыбку.

Лиза развернулась к нему лицом, но слова возмущения застряли в горле, утонув в теплом, лучистом взгляде.

– Эта красота для меня? – Алекс оценил искусно нанесенный макияж и нежно провел пальцами по ее щеке. – Я польщен, но не стоило…

– Какая же ты сволочь! – выдохнула Лиза и резко отпрянула от него, вновь пошатнувшись на каблуках.

Алекс ощутил свежий запах алкоголя и неприятно поморщился, поняв, что он исходит от Лизы.

– Я всего лишь шучу, – признался он, поддержав ее под локоть.

– Может, и эта встреча тоже злая шутка? – сухо поинтересовалась Лиза и, выдернув свою руку, продолжила идти к автомобилю.

– К сожалению, нет. Садись в машину. – Алекс распахнул перед ней дверь и заботливо протянул ладонь.

– Иначе что? Скрутишь и положишь в багажник? – Она даже не пыталась скрыть сарказм в голосе. Вся ситуация сильно раздражала, и Лиза щедро выплескивала эмоции на главного виновника всех своих бед.

– Лиз, успокойся, – примирительно попросил Алекс, поняв, что атмосфера накаляется. Вот только скандала около подъезда ему сейчас и не хватало для полного счастья.– Я не собираюсь тебя заставлять. Не хочешь ехать – ради бога…

– Дальше должно последовать какое-то «но». – Лиза невольно усмехнулась, прекрасно понимая, что просто сбежать ей никто не позволит. За нее все давно решили, совершенно не посчитавшись ни с ее мнением, ни с ее чувствами.

– Ты права, и это «но» не зависит от меня, поэтому лучше садись, позже договорим.

– Смешно… В постели? – издевательски спросила она, следуя четкому плану, который недавно придумала.

Алекс не ответил, лишь тяжело вздохнул, не слушая никаких возражений, запихнул ее в салон и захлопнул дверь.


Машина плавно тронулась с места, и Лиза отвернулась к окну. Ни разговаривать, ни смотреть на своего «хозяина» совершенно не хотелось. Куда он ее везет, тоже было совсем неважно. Какая разница куда, если она не имеет права голоса. Тоска и безнадега проникли в сердце и наполнили его безразличием. Философские мысли одна за другой возникали в опьяненном сознании и, не задерживаясь, утекали из него. Лиза больше не боялась Алекса, но и трепета перед близостью с ним тоже не испытывала. Ей было абсолютно все равно. Хотелось лишь одного – отключиться и не участвовать во всем этом мракобесии, пусть Алекс делает с ее телом все, что ему вздумается, ей без разницы. Лишь решимость проучить обидчика не давала скатиться в апатию, поддерживая гневный костер в ее душе.

Вспомнив о недопитой водке, Лиза достала из сумки бутылку и, открутив крышку, сделала несколько жадных глотков. Вот только пить она не умела совсем, тем более водку, тем более не закусывая. Жидкий огонь обжег пищевод и сбил дыхание, потребовалось несколько секунд, чтобы привести его в норму и откашляться.

– Ты с ума сошла? – Алекс с ужасом наблюдал за ее действиями, продолжая вести машину. Он прекрасно помнил напряженные отношения Лизы с алкоголем и знал, чем кончится такой ее сумасбродный поступок. Если не выплюнет желудок вечером, то утром умрет от головной боли.

– Что? Не нравлюсь? – Она ухмыльнулась и снова поднесла бутылку к губам. – Ну извини…

Он посмотрел в зеркало заднего вида и, убедившись, что не создаст помех на дороге, нажал на тормоз. Машина резко дернулась и остановилась. Не ожидая такого маневра, Лиза облилась, сильный запах алкоголя наполнил салон.

– Дай сюда эту гадость. – Алекс грубо отнял у нее бутылку и выкинул в открытое окно.

– Что ты себе позволяешь? – возмутилась Лиза, судорожно отряхивая куртку.

Он не ответил, лишь смерил сердитым взглядом и плавно нажал на газ. Автомобиль послушно продолжил движение.

– Какой же ты урод, – шмыгнув носом, констатировала Лиза.

Алекс искоса посмотрел на нее, но не проронил ни слова. Обиженно надув губы, она была похожа на капризного ребенка, у которого отняли любимую игрушку, и вызывала лишь умиление. Он бы улыбнулся, если бы не бессвязный поток оскорблений, лившихся на его голову.

– Как таких, как ты, еще земля носит? – Лизу несло, алкоголь вовсю гулял в крови и кружил голову, окутывая сознание неясной пеленой. – Ненавижу тебя… слышишь? Я ненавижу тебя! – зло выкрикнула она и отвернулась.

– Не надо орать, я прекрасно тебя слышу, – спокойно ответил Алекс, внимательно следя за дорожными указателями. Его задевали ее слова, но он старался не акцентировать на них внимание. Прекрасно понимал ее состояние и даже был согласен со всем, что она говорила, хоть и слышать это все было неприятно.

Свернув на второстепенную дорогу, Алекс въехал на парковку гостиницы. Она находилась на краю города, и это давало жалкую надежду на то, что знакомых они тут не встретят.

Остановив машину, Алекс крепко сжал руль и устремил взгляд сквозь лобовое стекло в зимнюю ночь. Разве думал он, что когда-нибудь привезет Лизу, словно проститутку, в дешевый мотель? Разве мог он так поступить с ней? А главное, хотел ли?..

Лиза в панике смотрела на вывеску и понимала, как низко падает. Все, что несколькими минутами ранее казалось каким-то мифическим, приобретало реальные очертания. Даже в самом страшном сне не предполагала такого исхода. Она шлюха, он клиент. Все просто и понятно, но несправедливо! Лиза не хотела такой судьбы, не хотела становиться такой…

– За что ты так со мной? – судорожно вздохнув, спросила она, едва сдерживая слезы, задрожавшие на ресницах. – За что?

Алекс не ответил, даже не слышал вопроса, внутренняя борьба полностью поглотила его.Через зеркало смотрел на сжавшуюся на сидении женскую фигурку и ощущал, как в груди разрастается огромная дыра, затягивавшая его. Он не мог противостоять сам себе, не хотел бороться. Отчетливо видел животный страх в глазах Лизы, дрожь в ее теле, и все это не сходилось с образом, придуманным им. Алекс нервно сглотнул, чувствуя, как годами выстроенная защита рушится. Он терял что-то очень значимое, в ней он терял себя сегодняшнего, безжалостно возвращаясь к прошлому. Сдался. Не смог перешагнуть через себя, через их прошлое, через их любовь. Взяв дрожащую руку Лизы в свою, ощутил насколько заледенели ее пальцы, и крепко сжал, согревая своим теплом. Больше не старался защититься от нее, признавал полную капитуляцию.

Лиза неотрывно следила за его действиями и не понимала, что происходит. Почему он не выходит? Чего от нее хочет? Алекс был какой-то странный, но ее пьяный мозг не мог адекватно анализировать информацию. Она окончательно запуталась в мыслях и ощущениях, несильно сжала его ладонь, чтобы привлечь к себе внимание.

Алекс повернулся, и от его взгляда у нее внутри что-то вздрогнуло, сердце подпрыгнуло и заколотилось о ребра. Лиза почувствовала что-то до боли знакомое и родное в его глазах. Страх бесследно исчез, и появилась непоколебимая уверенность в том, что Алекс не причинит ей вреда. Она не могла объяснить природу этого ощущения, но не сомневалась в его правдивости. Сейчас, когда мозг был объят пеленой алкоголя, Лиза слепо доверяла своему сердцу, не думая и не анализируя, просто следуя его советам.

Не выпуская ее руки, Алекс резко нажал на газ, уезжая прочь от этой гостиницы. Знал, что будет жалеть о своей слабости впоследствии, но не мог поступить по-другому. Только не с ней…

– Куда мы едем? – тихо спросила Лиза, осторожно высвободив свою руку. Втайне надеялась, что он отвезет ее домой, раз уж не стал пользоваться положением.

– Ко мне, – сухо ответил Алекс, полностью взяв эмоции под контроль.

Решение привезти Лизу к себе было не самым удачным, но других вариантов не существовало в принципе. Гостиницу он уже отмел, а вернуть домой не мог, опасаясь за ее безопасность. мало ли что может прийти на ум ее больному на голову супругу.

Лиза лишь ухмыльнулась, в очередной раз разочаровавшись в Алексе и отвернулась к окну, пряча глаза.

Глава 30

Остальную дорогу проехали молча, Лиза даже успела задремать под монотонный гул колес. Сон был поверхностным, но таким ярким и красочным, что просыпаться не хотелось совершенно. Ей снился Царев, она отчетливо видела его лицо, родные, до боли знакомые черты, даже с закрытыми глазами могла нарисовать их. Его бархатистый голос звучал, словно музыка, задевая потаенные струны души. Чувствовала надежные объятия и забывала в них обо всех бедах. Женя крепко прижимал ее к себе, шептал слова любви, обещал защитить от всего на свете, и Лиза верила ему. Не могла не верить…

Почувствовав легкий толчок от остановки машины, сильнее зажмурилась, отчаянно хватаясь за остатки исчезающей иллюзии. Не хотела расставаться с любимым и в очередной раз возвращаться в реальность, но Алекс не оставил выбора.

– Лиз, мы приехали, – несильно потряс ее за плечо.

– Не трогай меня, – огрызнулась она и нехотя распахнула веки.

– Пойдем. – Алекс выбрался из машины, обошел ее и, открыв пассажирскую дверь, протянул руку.

Лиза недовольно поджала губы, но все же вложила свою ладонь в его. Он осторожно помог выбраться, но руку не отпустил, а уверенно положил себе на локоть, заранее предвосхитив возможные споры. Соскребать ее со снега хотелось меньше всего. Лиза не была бы собой, если бы не начала упираться и выводить его из себя, но, как ни странно, молча согласилась и спокойно пошла рядом.

Но это спокойствие было мнимым. Лиза и не собиралась быть ни послушной, ни покладистой. В конце концов, от нее требовалось поехать с Алексом на ночь, а не всячески ублажать его. Ощутив под ногами устойчивую поверхность подъездной площадки, она выдернула свою ладонь и гордо прошествовала к лифту. Двери кабины захлопнулись, словно мышеловка, отрезая все пути к бегству.

Алекс заполнил собой все свободное пространство, запах его одеколона опутал ее, словно паутина, мешая мыслить связно. Лиза прикрыла глаза, чтобы справиться с реакцией организма, но стало только хуже. В тесном помещении кислорода было критически мало, или ей так казалось… Голова предательски кружилась, а к горлу то и дело подкатывала тошнота, напоминая о предельном количестве выпитого алкоголя. Она сосредоточилась на дисплее и молилась, чтобы нужный этаж, наконец, появился.

Алекс старался не смотреть на Лизу, но краем глаза невольно следил за каждым ее движением. Опасная близость этой женщины сводила с ума, но в лифте увеличить расстояние не представлялось возможным. Ее неповторимый запах отчетливо ощущался даже сквозь алкогольное амбре и необычайно волновал обоняние, заставляя прерывисто дышать. Он жадно ловил любой ее жест: словно в замедленной съемке наблюдал, как соблазнительно она облизнула пересохшие от волнения губы, как нервно поправила волосы и, словно случайно скользнув по изящной шее пальцами, оттянула ворот платья. Невыносимая пытка – находиться рядом и не иметь возможности дотронуться. Алекс едва сдерживался, чтобы не прижать Лизу к себе и не прильнуть к манящим губам, доказывая безусловное право на нее.

Противный писк оповестил о прибытии на нужный этаж, и в следующую секунду двери открылись. Оба облегченно выдохнули и вышли из лифта.

Лиза в нерешительности остановилась в прихожей. Алекс, ни слова не говоря, помог ей снять куртку и, раздевшись сам, устремился в гостиную. Лиза нехотя проследовала за ним, с любопытством осматриваясь. Никогда не задумывалась, где он живет, а попав к нему в логово, растерялась. Все было не таким, как она могла себе представить: ни стерильной чистоты, ни музейных экспонатов не наблюдалось. Квартира была хоть и огромной по площади, но вполне уютной и обжитой, возможно, благодаря Элис. Высокие потолки и панорамные окна визуально расширяли пространство до бесконечности, наполняли его воздухом и необычайной легкостью, здесь даже дышалось намного проще. Лиза чувствовала себя маленькой девочкой, попавшей во дворец, и от этого становилось как-то не по себе.

Алекс сразу прошел к бару и налил щедрую дозу виски. Ему просто необходимо было сбросить напряжение, избавиться от грызущих душу шальных демонов. Прикрыв глаза, сделал несколько жадных глотков, смакуя каждый из них неприлично долго. Так хотелось, чтобы все происходящее оказалось дурным сном.

– Что дальше? – Взволнованный голос Лизы беспардонно ворвался в его мысли, возвращая в реальность.

– Ничего, – честно ответил Алекс и, открыв глаза, внимательно посмотрел на нее. Растерянность и недоверие отчетливо читались на ее лице. Но что он мог сказать? Сам не знал ничего, кроме того, что до утра Лиза должна оставаться в его квартире ради собственного блага. Привезя ее в свой дом, Алекс не преследовал конкретных целей, просто больше некуда было везти. Но он даже не предполагал, каким испытаниям подвергнет себя, оставаясь с ней наедине в замкнутом пространстве. Кожей чувствовал напряжение, повисшее в воздухе, но ничего не мог поделать – был таким же заложником ситуации, как и Лиза.

– Что мне делать? – недоуменно спросила она, нервно теребя ремешок своей сумочки.

Алекс поставил недопитый бокал на барную стойку и подошел к ней.

– Что хочешь, – хрипло ответил, ощущая легкую вибрацию от ее близости. Лиза – такая вызывающе дерзкая и в то же время нежная и ранимая. Она притягивала его с сумасшедшей силой, требовалось немало воли, чтобы держать первобытные инстинкты под контролем.

– Я хочу домой…

– Нет. – Алекс шумно выдохнул и шагнул к выходу. – Домой поедешь утром.

Лиза зло скрипнула зубами, стянула сумку с плеча, небрежно швырнула на диван и сама опустилась рядом. Неизвестность пугала и нервировала одновременно. Что он задумал? Зачем мучает ее? Если хотел переспать, почему медлит? Спрятав лицо в ладонях, старалась сдержать эмоции и не разрыдаться от бессилия. Внезапная мысль ошеломила. Рука сама потянулась к сумочке. Открыв, Лиза принялась судорожно рыться в ней, пока не извлекла заветный пузырек с каплями. Крепко сжав его в кулаке, осмотрелась – недопитый бокал Алекса сиротливо стоял на барной стойке. «Идеально», – подумала она и, сняв туфли, чтобы не цокать по полу, вскочила с места, но внезапно замерла и прислушалась. В квартире стояла полная тишина, Алекса не было слышно, и это давало слабую надежду, что она успеет провернуть свой коварный план и остаться незамеченной.

Нетрезвой походкой Лиза добралась до барной стойки, руки дрожали со страшной силой, но решительность было не сломить. Залпом осушила содержимое бокала, чтобы набраться храбрости, и налила ровно столько же. Алкоголь приятно кружил голову, стирая посторонние мысли и заглушая голос совести. Дрожащей рукой накапала необходимое количество и, чуть помедлив, добавила еще столько же, чтобы уж наверняка. Закрутив крышку, облегченно выдохнула и довольно улыбнулась – все получилось как нельзя лучше.

– Так противен, что решила отравить? – Острый как бритва голос полоснул по нервам и заставил вздрогнуть. Лиза резко развернулась и, встретившись с испепеляющим взглядом Алекса, спрятала флакон за спину. Тело затрясло от страха, она даже предположить не могла, что он с ней сделает. Надо было что-то сказать, как-то оправдаться, но слова, как назло, не складывались в предложения.

Алекс тем временем подходил все ближе, и вид у него был очень грозный.

– Что это? – Он резко схватил ее за руку, вытащил вперед и, отняв лекарство, прочитал название, но ничего не понял. – Лиз? – властно взял за подбородок и повернул к себе, вынуждая смотреть в глаза.

– Слабительное… – обреченно выдохнула она и крепко зажмурилась, ожидая удара, но его не последовало. Осторожно приоткрыв глаза, Лиза с опаской посмотрела на Алекса, но понять, какие эмоции он испытывает, не смогла.

– Зачем? – недоумевал он. Ее поступок не укладывался в голове. Бросив бокал в раковину, взял другой и вновь налил себе виски.

– Зачем? – возмутилась Лиза, вспыхнув мгновенно, словно спичка. – А как я могу еще себя защитить?

– Почему тогда не яд? – Алекс невольно усмехнулся, внимательно рассматривал янтарную жидкость, затем сделал большой глоток и поставил бокал на стойку. Как ни мечтал выпить и расслабиться, ничего не получалось. Алкоголь отказывался действовать по непонятной причине. Сколько бы он ни пил, голова оставалась трезвой и ясной, как никогда.

– Я что, похожа на убийцу?

– А я что похож на того, от кого нужно защищаться?

Она неопределенно передернула плечами и нехотя ответила:

– Я уже не знаю, от кого и чем защищаться…

Поддавшись порыву, Лиза отпила виски из его бокала. Этот напиток понравился ей больше, чем водка, такой же крепкий и обжигающий, но без противного привкуса спирта. Сделав еще один жадный глоток, вернула бокал на место. Живительное тепло медленно растекалось по желудку и обманчиво сладким туманом сгущалось в сознании. Лиза понимала, что надо остановиться, но уже не могла. С каждым глотком реальность все больше искажалась, заманивая в сети покоя и безмятежности, приближая к заветной грани, за которой уже все равно…

Алекс молча наблюдал за ней. Их разделяла широкая поверхность барной стойки, но даже на таком расстоянии он чувствовал малейшие колебания в ее настроении. Горящие глаза и плотно сжатые губы не предвещали ничего хорошего. И почему он, собственно, подумал, что этот вечер может пройти спокойно? Тяжело вздохнув, подошел к Лизе и заглянул в глаза. Пришло время прояснить некоторые детали, и тогда, возможно, они смогут тихо и мирно дожить до утра.

– Я не собираюсь тебя насиловать, – вкрадчиво произнес он, надеясь на понимание с ее стороны.

– Ты уже меня изнасиловал.

Холодный голос колючими мурашками рассыпался по коже Алекса. В глазах отразилось столько боли и отчаяния, что он внутренне содрогнулся.

– Это была сделка… – хрипло выдавил из себя и, не выдержав ее прямого взгляда, отвел глаза. Не знал, что сказать, как оправдать свой поступок, да и не видел в смысла. Сделанного все равно уже не вернуть…

Все это время Алекс упрямо гнал от себя горькие мысли, не позволял им обосноваться в сознании, убеждал, что их близость, хоть и не сразу, но была обоюдно желанной. Но Лиза вернула его с небес на землю, озвучила приговор, которого он боялся больше всего, и придавила многотонной плитой правосудия, уничтожив окончательно. Лиза была права, и Алекс понимал это, к своему сожалению и стыду.

Ироничная усмешка исказила ее губы:

– Назови, как хочешь, сути это не изменит. – Лиза была беспощадна. Совершенно не заботилась о его чувствах. В кои-то веки ее не интересовало ничего, кроме нее самой.

– Ты права, – согласился он и с надеждой добавил: – Но ты же получила удовольствие…

– Физическое – возможно, но не моральное. – Она не собиралась жалеть его. Решила высказать правду-матку как есть, без прикрас, и вылить весь накопившийся негатив на виновника своих злоключений. – Ты унизил меня! Опустил ниже плинтуса!

– Я такой, как есть… по-другому не умею. – Алекс практически не лукавил. Давно забыл, что такое нежность, страсть, любовь. Эти слова были чужды ему. Много лет он не испытывал таких чувств и не помнил, что они значат и как ими пользоваться. Только вернувшись к ней, он, к своему ужасу, ощутил всю палитру забытых эмоций, но не готов был принять их.

– Можно же было проявить хоть чуточку уважения? – Она снова усмехнулась, смерив его презрительным взглядом и сухо предположила: – Хотя бы раздеться.

– Я никогда не раздеваюсь. Ни перед кем.

– Мне от этого не легче! – гневно воскликнула Лиза. Плотину сдержанности прорвало, и ее понесло на волнах алкогольного опьянения. Эмоции хлестали через край, и она с трудом оставалась в лодке здравого смысла, но берегов уже не видела. – Неужели добиваться благосклонности женщины стало не модно? Почему надо брать желаемое силой даже против воли? Я же не вещь! Я живой человек! У меня есть свои мысли, чувства, желания, но разве вам есть до этого дело? Господи, как же вы меня достали! Ты, Краснов, Бакунин – все вы одинаковые уроды! Каждый считает своим долгом чего-то требовать, принуждать, насиловать! Вы не люди, вы твари! Как же я вас всех ненавижу! Всех до единого!

Алекс не рискнул перебивать, и Лиза с упоением продолжила свою гневную тираду.

– За что ты так со мной? Что я тебе сделала? За что ты меня так ненавидишь? – Все эти вопросы она задавала, глядя в глаза, буквально выплевывая в лицо Алекса каждое слово. – Это что-то личное или у вас такие развлечения? Мужская дружба, солидарность или что там еще? Устроили травлю того, кто заведомо слабее вас, и глумитесь коллективно. Зачем ты вообще затеял весь этот цирк с картами?

– Я затеял? – возмутился Алекс, не смог остаться безучастным и повысил голос. – Да это твой благоверный поставил тебя на кон!

– Конечно. – Она презрительно скривилась. – А ты, как истинный джентльмен, любезно согласился! Понравилось вытирать об меня ноги? – Лиза распалялась все сильнее и раненым зверем металась по комнате.

– Да если б я не согласился, ты бы сейчас ублажала Бакунина! – Раздражение достигло наивысшей точки, Алекс не справился с собой и запустил бокал в стену, вложив в этот жест всю злость, на которую был способен. – Хотя тебе же не привыкать, – горько добавил он, бесясь от одной мысли об этом.

– С чего ты это взял? – Лиза остановилась и с ужасом посмотрела на Алекса.

– Он сам говорил, что ты к нему ходишь оказывать определенные услуги. Ему-то, наверное, слабительное не подливала… – язвительно заметил, наступая на больные мозоли, уподобляясь Лизе.

– Это ложь! – взвизгнула она, когда смысл сказанного, наконец, дошел до нее. – Я не знаю, что он наговорил и зачем, но я делала ему лечебный массаж и ничего более! – Слезы одна за другой невольно покатились по щекам. – А сегодня… когда я пришла… попытался меня изнасиловать… – Давясь сдавленными всхлипами, едва смогла закончить фразу.

Алекс ощутил, как земля ушла из-под ног, а воздух в легких резко закончился. Одно дело, когда она сама, и совсем другое… Все последние события закрутились перед глазами, как в калейдоскопе, и встали на свои места. Слепец! Не видел дальше своего носа, поверил россказням старого извращенца и позволил довести ситуацию до полнейшего краха. Сам во всем виноват, сам подставил Лизу под удар, поддавшись глупой ревности. Никогда бы себе не простил, если… Надо было вырвать поганый язык Бакунина с корнем и засунуть ему куда-нибудь поглубже, тогда и тот думать бы забыл о Лизе.

Алекс тяжело дышал, пытаясь унять нервный тремор. В груди жгло от бессильной и неконтролируемой ярости. От одной мысли, что этот урод лапал Лизу, что просто позволил себе прикоснуться к ней, сводило скулы, а руки сами собой сжимались в кулаки.

Но сейчас она здесь, с ним. Она нуждалась в нем, и Алекс не выдержал. Поддавшись порыву, быстро сократил расстояние между ними и судорожно прижал дрожавшую фигурку к груди.

– Тише, успокойся, – прошептал ей на ухо.

Это не произвело желаемого эффекта, Лиза замерла всего лишь на мгновение и забилась в его руках, словно птица, пойманная в силки. Колотила кулаками в грудь, пыталась вырваться, но Алекс не дрогнул и крепче стиснул объятия, лишая ее возможности сопротивляться.

– Ты не веришь мне! – сквозь слезы вскрикнула она. – Конечно, проще поверить в клевету этого…

– Я этого не говорил, – спокойно возразил Алекс, отстранился и посмотрел ей в глаза. Волна щемящей нежности прокатила по телу, парализуя все остальные эмоции. За один такой взгляд, полный доверия и робкой надежды, можно было многое отдать.

– Но подумал… – шумно выдохнула Лиза и утихла. Бороться с Алексом не имело смысла, он был заведомо сильнее ее и однозначно трезвее.

– Подумал я лишь о том, что сломаю ему нос при встрече. – Он невольно улыбнулся, зарылся рукой в ее мягкие волосы и притянул голову к своему плечу. Алекс не соврал, не усомнился в ее честности и решил разобраться с Бакуниным по-мужски. Объяснить популярно, что будет, если он хотя бы еще раз посмотрит в ее сторону.

Горячее дыхание приятно щекотало шею, легкими мурашками разбегаясь по коже. Алекс бессовестно наслаждался этой близостью, растворяясь в своих ощущениях. Только рядом с ней дышал полной грудью и чувствовал себя по-настоящему живым. Понимал, что своими действиями все только усложняет, но запретный плод был слишком сладок и желанен.

Лиза устала сопротивляться, расслабилась и позволила себе быть просто слабой женщиной. Приятное тепло, исходившее от Алекса, окутывало ее словно мягкое облако. В его объятиях было так хорошо, уютно и правильно. Его руки дарили долгожданную защиту, заставляли забыть обо всем на свете. Она прикрыла глаза и уткнулась носом в шею, жадно вдыхая аромат его горячей кожи. Этот неповторимый запах проникал в каждую клеточку ее организма и растворялся в нем. Он казался ей отдаленно знакомым, каким-то родным и близким. Но как Лиза ни пыталась, не смогла заставить мозг работать, под действием алкоголя тот спал беспробудным сном. Отчаявшись разгадать этот феномен, она устало выдохнула и прошептала:

– У меня никогда никого не было, кроме мужа, ну и тебя…

Зачем это сказала, не могла объяснить, голова вообще плохо соображала. Лиза просто поддалась неосознанному желанию поделиться с Алексом чем-то глубоко личным.

– Врешь! – прорычал он и оттолкнул ее от себя, словно обжегшись. Идиллия, воцарившаяся между ними, была безжалостно разрушена. Жестокие слова врезались в его сердце, будто ядовитые стрелы, медленно отравляя весь организм.

– Хотя Царев же для тебя никто. – Алекс презрительно ухмыльнулся, привычно пряча эмоции за необоснованной агрессией.

Лиза едва сдержалась, чтобы не завыть раненым зверем. Жестко и больно, словно удар под дых. Так глубоко в душу она не намерена была его пускать, но Алекс не спрашивал разрешения, вломился в ее святыню и разбередил так и не затянувшиеся до конца раны.

– Откуда… – Голос Лизы сорвался, а дыхание сбилось. – Откуда ты знаешь о нем?

Алекс молчал, словно испытывал на прочность, но ей нужны были ответы.

– Ты знаешь его! – отчаянно крикнула она и схватила его за руку, не давая уйти. Ничего не боялась, алкоголь напрочь стер инстинкт самосохранения и добавил решимости.

– Какое это имеет значение? – Алекс небрежно отцепил ее руку от своей и отошел к окну.

– Где он? Что с ним? Расскажи мне! Расскажи мне все! – истерично требовала она, неотступно следуя за ним.

– Зачем? – рявкнул Алекс, едва сдерживая эмоции. Не испытывал ни капли жалости, ни грамма сочувствия к ней. Он словно вернулся на много лет назад, в тот роковой вечер, когда Лиза вынесла свой вердикт, приговорив его к пожизненным мучениям. Она разрушила все, чем он так дорожил, она уничтожила его.

– Я прошу тебя… – заикаясь, произнесла она и умоляюще посмотрела ему в глаза. – Хоть что-нибудь…

Слишком опасно. Слишком больно. Зияющая рана в его душе кровоточила, доставляя невыносимую боль, но он мужественно терпел, ничем не выдавая своих страданий. У него появилась уникальная возможность высказать ей все, что так долго носил в себе, все, что годами разъедало его душу. Столько раз в своих фантазиях он представлял себе этот момент, но сейчас почему-то медлил. Нанести роковой удар оказалось намного сложнее, чем Алекс думал.

– Я люблю его, – прошептала Лиза и обессиленно опустилась на пол. – Я всегда его любила…

Продолжая смотреть Алексу в глаза, она пыталась уловить хоть что-то человеческое, но тщетно: его лицо оставалось непроницаемым. Холодность и равнодушие убивали последнюю надежду. Пронзительный взгляд проникал прямо в душу, безжалостно рылся в ней, переворачивая все вверх дном, словно что-то искал. Не выдержав такого напряжения, Лиза опустила глаза.

От ее признания мурашки ринулись по коже Алекса. Ее «люблю» лечебным бальзамом пролилось на нарывающие раны в душе. Дыхание застряло где-то в горле, а сердце заколотилось с неистовой скоростью. Так хотелось верить ее словам, одной фразы оказалось достаточно, чтобы сбить с него спесь надменности, чтобы перечеркнуть десять лет злобы и ненависти. Если бы только это было правдой, но факты говорили об обратном. Если бы она любила, никогда бы не ушла к Максу. Не существовало такой силы, которая способна была заставить его самого отказаться от нее тогда. Он готов был на все, весь мир мог бы бросить к ее ногам.

Алекс не имел права поддаваться чувствам, собрал волю в кулак и поплыл против течения. Презрительно усмехнувшись, напомнил Лизе, как обстояли дела на самом деле:

– Поэтому бросила, как надоевшего котенка?

Его слова ударили, будто кнут, заставив вздрогнуть от новой боли. Слезы невольно покатились по щекам, но не приносили облегчения. Она так и не смогла пережить их расставание.

– У меня не было выхода…

– Выход есть всегда! – отчаянно крикнул Алекс, не сдержав кипевшие внутри эмоции, и уже тише добавил: – Даже если тебя съели.

Лиза горько улыбнулась. Он был прав. Могла смалодушничать и поступить по-другому, но простила бы себе крушение карьеры и судимость любимого человека? Смогла бы жить, зная, что все это из-за нее? Сердце, как и тогда, разрывалось на части от жалости и невозможности что-то изменить.

– Последствия выбора навсегда остаются на совести, – тихо ответила она и прикрыла глаза, чтобы попытаться восстановить внутреннее равновесие. Разве может Алекс понять ее? Судить со стороны всегда просто. Вот если бы он пережил то, что пережила она…

Стирая слезы тыльной стороной ладони, восстанавливала события того вечера, все до мельчайших подробностей, их разговор и свою нестерпимую боль. Она до сих пор не прижилась в ее душе, слонялась из угла в угол и периодически напоминала о себе. Лиза так и не смогла ни прогнать, ни приручить ее. Просто смирилась и научилась существовать с ней.

– И как твоя совесть? Осталась чиста?

– Я сделала то, что должна была…

– Использовала пацана как донора и родила сына для мужа? – Алекс выплюнул очередное обвинение и неприязненно скривился. Эта тема была очень болезненной для него и главной в списке смертных грехов Лизы. Не хотел говорить ей об этом, но под действием эмоций слова вылетели сами собой. Ступил на очень скользкий путь, одно неверное движение могло стоить ему слишком дорого, но отступать было некуда.

Он так и не смог смириться с тем, что она лишила его сына, лишила возможности видеть, как он растет, просто отдала его заветную мечту какой-то конченой мрази. От одной мысли об этом горечь и разочарование наполнили его до краев.

Несколько секунд Лиза пыталась найти в себе силы для колкого ответа. Внутри все перевернулось от несправедливого обвинения. Огонь протеста, вспыхнувший в ее душе, безмолвно погас, встретившись с ледяной ненавистью Алекса.

– Ты правда думаешь, что я способна на такую низость? – глухо спросила она и растерянно взглянула на него. Ей не в чем было себя винить.

Он молчал. Смотрел в бездонные глаза и усиленно боролся с собой. Головой понимал, что не должен верить в ее искренность, но сердце не оставляло шанса. Удар за ударом стирало сомнения, выпускало на волю сдерживаемые эмоции. Алекс проигрывал очередной бой с самим собой, но не чувствовал горечи поражения. Все его существо тянулось к Лизе, но слишком широкая пропасть боли стояла между ними. Преодолеть ее было не так просто.

– Я уже ничего не знаю, – обреченно выдохнул он, прошел мимо Лизы и опустился на диван, спрятав лицо в ладонях. Ситуация вышла из-под контроля. Его узник яростно рвался на волю, и силы, сдерживавшие его, стремительно истощались.

– Помоги мне найти его, – робко попросила Лиза, уже ни на что не надеясь. Обняв колени руками, положила на них голову и устремила взгляд в одну точку.

– Ты просишь слишком многого… – прошептал Алекс и, ощутил, как напрягся каждый мускул в его теле. Вдруг осознал, как близко оказался к разоблачению.

– Ты очень жестокий. Если бы ты когда-нибудь любил кого-то кроме себя… – Грустная улыбка чуть тронула ее губы, а плечи безвольно поникли.

– А я любил! – Бессильная злость взорвалась внезапно и ослепила Алекса. Вскочив с места, он вернулся к Лизе и одним рывком поставил ее на ноги. – До трясучки любил такую, как ты, – сквозь зубы процедил он, прожигая взглядом насквозь, вкладывая всю ненависть, скопившуюся за десять лет, в эти слова.

– Она сделала тебе больно? – равнодушно спросила Лиза. Не понимала причину его агрессии, но не боялась. Ей было уже все равно, что будет дальше.

– Она предала меня и растоптала мою любовь.

– Почему ты не поговорил с ней? – Она заметила боль в его глазах, и та зеркально отразилась в ней. Сердце тревожно забилось в груди, не справляясь с нахлынувшим волнением. Лиза интуитивно ощущала, какие сильные эмоции он испытывает, и переживала вместе с ним.

– Она не дала мне шанса. Просто решила… – Алекс осекся, поняв, что перегнул с откровениями. Недовольно поджав губы, отпустил хрупкие плечи и отвернулся к окну.

– Из-за нее ты стал таким?

– Из-за нее я умер, – тихо ответил он и прикрыл глаза. Воспоминания закружили сознание. Бесконечные больницы, бесконечные страдания. Каждый день, сжимая зубы, он преодолевал боль, чтобы вернуться к нормальной жизни. Достигал незыблемых высот, чтобы ни в чем не нуждаться. Как мог, вытравливал из своего сердца ее светлый образ, но никакая дезинфекция не помогла. Вирус по имени Лиза ему победить не удалось. Болезнь перешла в хроническую форму, а сейчас, видимо, случилось обострение. Никак иначе свое состояние он объяснить не мог.

– А мне ты мстишь… – Она не договорила. Шестеренки со скрипом завертелись в ее голове, расставляя все по своим местам. Кадры недавнего сна замелькали перед глазами. В нем она испытывала те же самые ощущения, что и недавно в объятиях Алекса, это не могло быть ошибкой. Царев. Его запах она чувствовала, его заботливые руки обнимали ее. То, что совсем недавно казалось полным бредом, сейчас разлеталось вдребезги под натиском чувств. Механизм был запущен, и остановить его Лиза уже была не в состоянии. То, чего не смог понять мозг, поняло сердце. Весь их диалог был построен на взаимных обидах и упреках, но не с Алексом, а с Царевым. Все оказалось до банальности просто – тот, кого она столько времени ждала, был совсем рядом, а его тирада предназначалась ей…

«Женька» – хотелось крикнуть и кинуться ему на шею, забыв обо всем, но, увидев его холодный взгляд, она осеклась. Сомнения затянули сознание темными тучами. Голым фактам она могла противопоставить только свои ощущения. А если она ошибается? Если вновь выдает желаемое за действительное? Алекс был мало похож на того Царева, которого она любила. Но если это все же он, готова ли она принять его таким, каким он стал? Ответов не было, как не было и уверенности, но сердце трепыхалось, словно выброшенная на берег рыба, и рвалось к нему.

Почувствовав ее приближение, Алекс обернулся. Что-то незримое изменилось в ее глазах, хрупкое доверие и призрачная надежда искрились в них. Он не мог пошевелиться, словно под гипнозом следил за ней и не вмешивался. Лиза подошла совсем близко и остановилась в нерешительности.

– Как же ты похож на него… – срывающимся от волнения голосом произнесла она и нежно коснулась его лица. – Такие же глаза… – плавно провела по векам пальцами. – Такие же губы… – осторожно очертила контур.

Алекс забыл, как дышать. От легких, невинных касаний сердце зашлось в отчаянном волнении. Тепло следовало за ее пальцами и дарило болезненное удовольствие. Он больше не принадлежал себе, Лиза пленила его тело и мысли. Все его существо сосредоточилось на ней одной и том волшебстве, что между ними происходило.

– Поцелуй меня, – судорожно всхлипнув, попросила она и потянулась к нему. Знала, что поцелуй даст ей ответы на все вопросы.

Алекс растерялся, не был готов к такому испытанию. Не знал, что ему делать. Да просто боялся не справиться с собой. Где-то на краю сознания понимал, что она хочет Царева, но никак не мог решить, кем является он сам. Метался в разные стороны, но так и не нашел в себе сил отказать ей.

Нежно коснулся губ и пропал. Мир перестал существовать, осталась только она – единственная, любимая и желанная до дрожи. Он бережно ласкал ее губы, но не проникал глубже, словно пробовал на вкус, продлевая наслаждение. Балансировал на краю пропасти, никак не решаясь прыгнуть в бездну чувств.

Шумный вдох нетерпения вырвался из груди Лизы, и она прильнула к нему всем телом, обвив шею руками.

– Нет, – хрипло прошептал Алекс, разбивая ее надежды вдребезги. С большим трудом нашел в себе силы прервать эту сладкую пытку и отстранился, жадно скользя взглядом по совершенным чертам лица.

– Ты не хочешь меня? Я так сильно изменилась?.. – Отчаяние сквозило в ее голосе, в каждом слове отчетливо слышались боль и страх. Алекс не понял подвоха, но и унизить ее не смог, вместо этого взял за запястье и прижал ладонь к своему паху, чтобы продемонстрировать силу желания.

– Тогда почему? – Лиза нервно сглотнула и подняла на него глаза. Мозг давно отключился, она руководствовалась исключительно чувствами, не думая о последствиях, не помня обиды.

– Я не он… не хочу, чтобы ты завтра жалела об этом. – Алекс сам не верил в то, что говорил. Мог воспользоваться ее состоянием и подарить себе жаркую ночь в объятиях желанной женщины, но не хотел поступать так с ней. – Пойдем, я провожу тебя в комнату.

– Я не хочу.

Она беспрерывно гладила его лицо и шею, с каждой секундой все больше убеждаясь в том, что Алекс обманывает ее и скрывает истинное имя. Перед ней был именно Царев, уверенность росла и крепла в ней. Лиза поражалась, как раньше не замечала того, что было очевидным. Да, он изменился до неузнаваемости, но какие-то черты остались прежними, хотя даже голос не такой же.

– Лис… – неосознанно простонал Алекс, сдаваясь чувственной атаке нежных ладоней. Она победно улыбнулась, получив подтверждение своим мыслям – так называл ее только он. Приложила пальцы к его губам, не давая произнести больше ни слова. Желание дотронуться до любимого мужчины затмевало все остальные эмоции и становилось болезненным. Приподнявшись на носочки, поцеловала сама. Мягко касалась губами везде, докуда могла дотянуться. Отчаянно нуждалась в нем, в его любви, которой была лишена так долго.

– Не надо, – отчаянно попросил Алекс, но не нашел в себе силы, чтобы оттолкнуть.

Лизу было не остановить, следуя первобытным инстинктам, скользнула ладонями по его затылку и притянула к себе, чтобы, наконец, почувствовать его поцелуй в полной мере. Настоящий. Тот, что мог подарить только Царев. Знала, что это он. Чувствовала, и никакие доводы не способны были сломить ее уверенность.

Алекс сдался. Покорно отвечая на ее ласки, жадно целовал соленые от слез губы и крепко прижимал ее к себе. Неудержимо скользил ладонями по женственным изгибам и дурел от происходящего. Восторг обладания кружил голову, затуманивал разум. Лишь где-то на краю сознания красной лампой мелькала мысль, что это неправильно, так быть не должно, но выдержки, чтобы остановиться, не хватало. Слишком долго сдерживался, слишком страстно желал. Еще ни одну женщину он не хотел с таким неистовством, с такой крышесносной силой.

Лиза дрожала от возбуждения, огонь, вскипевший в крови, прожигал вены насквозь. Эмоции переполняли и отчаянно рвались наружу. Хотелось почувствовать его всего, поверить, что это не сон. Легкие жгло от нехватки кислорода, но прервать поцелуй было невозможно. Выпустив на волю свою сущность, Лиза зарылась пальцами в его волосы и откинула голову, поощряя на продолжение.

Алекс охотно переместился на шею, неистово ласкал губами каждый сантиметр, безжалостно царапая нежную кожу щетиной, оставляя случайные засосы. Он не контролировал себя, хотел ее всю и сразу. Высокий ворот платья мешал, не давал простора. Поддавшись порыву, Алекс взял за подол и потянул вверх, освобождая дрожавшее в нетерпении тело из заточения, и замер, разглядывая совершенные изгибы.

Лиза смутилась и инстинктивно хотела прикрыться, но, перехватив его пылавший обожанием взгляд, осеклась, сдерживая подступившие слезы. Так на нее смотрел только он. Словно не было десяти лет разлуки, между ними ничего не изменилось. Голова предательски кружилась от нереальности происходящего, близость любимого мужчины пьянила хлеще алкоголя, Лиза терялась во времени и пространстве, все больше погружаясь в омут наслаждения.

Сердце гулко билось в груди, спешно отсчитывая секунды, а Алекс никак не мог насмотреться. Помнил каждый сантиметр, каждую впадинку, каждую родинку. Это был удар ниже пояса. Дыхание перехватило от осознания, что она снова принадлежит ему. Лишь ему. От желания прикоснуться к ней свело скулы, он поспешно притянул Лизу к себе и вовлек в страстный поцелуй, стремительно продвигаясь к дивану. Уложив ее на спину, зафиксировал руки над головой, ограничивая движения, и принялся тщательно исследовать ее тело.

Лиза с благодарностью отзывалась на каждое прикосновение, вздрагивая от забытых ласк, дарующих несказанное блаженство. Ощутив жадные губы на своей груди, непроизвольно выгнулась, не сдержав протяжный сладостный стон. Тело горело и плавилось в любовной горячке, требуя большего. Нестерпимо хотелось дотронуться до него, оживить в памяти тактильные ощущения. Заметалась, пытаясь вырвать свои руки и, получив, наконец, свободу, с отчаянием сжала мускулистые плечи, неосознанно впившись ногтями. Алекс хрипло зарычал и, окинув ее ненасытным взглядом, впился в податливые губы, даря головокружительный поцелуй, заставляя забыть обо всем на свете.

Оставалось одно лишь желание – ощутить неповторимый, так и не забытый вкус его кожи. Как и раньше, пройтись по напряженным мускулам, мягко массируя каждый из них, разгоняя сладостные мурашки по телу. Повинуясь инстинктам, Лиза ловко справилась с мелкими пуговицами на рубашке, благоговейно прикрыла глаза и, коснувшись его горячей кожи, вздрогнула от неожиданности. Это была не его кожа. От былой гладкости и нежности не осталось и следа, под ладонями явно чувствовались грубые неровные рубцы. Лиза невольно отшатнулась.

Алекс не сразу понял, что произошло, так увлекся, что потерял контроль над ситуацией. Полностью растворившись в Лизе, доверился ей и не заметил ее действий. Отодвинувшись, увидел свою расстегнутую рубашку и ее застывшее от омерзения лицо. Мигом проанализировал случившееся и протрезвел. Слишком размечтался, забыл обо всем, позволил себе поверить в то, что все может быть как раньше. Но жестоко ошибся. Как раньше, уже не будет никогда, он сам не сможет быть таким, как раньше. Скрипнув зубами от злости, молча встал и ушел, оставив ее одну.

Лиза проводила его растерянным взглядом и закусила губу, чтобы не расплакаться. Все это не укладывалось в голове. Как такое возможно? Что это вообще? Откуда? Ей не было противно или неприятно, просто неожиданно. «Я никогда не раздеваюсь» – вспомнила его слова и только теперь поняла их значение. Неужели та авария так изуродовала его? Почему она не знала об этом? Почему никто не рассказал ей подробности?

– Бедный мой, бедный… – прошептала, сдерживая подступившие слезы. От одной мысли, какие страдания ему пришлось пережить, сердце обливалось кровью. Хотела пойти за ним, объяснить свою реакцию, уверить в том, что для нее это неважно, но решила дать время побыть одному. Главное – она знает правду. Теперь все будет по-другому. С такими мыслями Лиза завернулась в плед, висевший на спинке дивана, и стала ждать его возвращения. Им нужно было поговорить.

Закрывшись в ванной, Алекс долго умывался холодной водой, чтобы остудить полыхавшие ярким пламенем эмоции. Ничего не мог с собой поделать, Лиза была слишком желанна для него, но в то же время недосягаема. С каждой секундой его стремление быть с ней усиливалось, но осознание, что ей нужен другой, тот, кого уже не вернуть, остужало пыл. Случилось то, чего он так сильно боялся, как теперь жить, зная, что противен ей? Давно смирился с тем, что он урод, чертов калека, и научился с этим жить. На что только надеялся, поддаваясь эмоциям…

Упершись руками в раковину, Алекс посмотрел на себя в зеркало. Крупные капли стекали по лицу, по чужому лицу. Он ненавидел его. Эту маску, которую невозможно было снять, которую обязан был носить до конца жизни без возможности что-либо изменить. Он выбрал иную судьбу. Добровольно согласился стать другим, теперь было поздно что-то менять… Многое бы отдал, чтобы содрать эту маску с лица и, став самим собой, вернуться к Лизе. Но не мог. Гилберт не Царев и никогда им уже не станет. Пора, наконец понять это и не питать себя пустыми надеждами.

Глава 31

Алекс не мог забыть ее взгляд, полный брезгливой неприязни. Других вариантов даже не рассматривал, прекрасно понимал, что Лиза ощутила. Он сам, глядя на свое отражение, видел обезображенную рубцами кожу и не испытывал ничего. кроме отвращения. Никакие доводы не помогали вернуть былую уверенность в себе. Все то, чего он таким трудом добивался многими часами аутотренинга, было безвозвратно разрушено. Алекс снова оказался один на один со своей проблемой. Комплексы, что он колоссальным усилием воли удерживал внутри, вырвались из-под контроля и накинулись на него, словно изголодавшиеся звери. Он боялся, знал их разрушающую силу в действии и не мог противостоять ей.

Но вечно сидеть в ванной было невозможно. Алексу предстояло тяжкое испытание – взглянуть в глаза своему страху. Выключив воду, решительно застегнул рубашку на все пуговицы и вышел. Что скажет Лизе, даже не представлял, точнее, не намерен был ничего говорить. Решил сделать вид, что ничего не произошло, показать, где она будет спать и удалиться.

В гостиной царила полнейшая тишина, Алекс озадаченно осмотрелся и заметил Лизу, мирно спавшую на диване. Мимолетная улыбка невольно тронула его губы, избавляя душу от негативных эмоций. Он долго смотрел на то, как спит самая важная в его жизни женщина, и не мог пошевелиться. Родные черты лица во сне стали мягче и нежнее, длинные ресницы слабо подрагивали, а губы безмятежно улыбались. Лиза была такой расслабленной и безумно красивой, что перехватывало дыхание. Даже разводы потекшей от слез косметики не портили ее очарование.

Поддавшись порыву, Алекс присел на пол около дивана и, взяв за тонкое запястье, осторожно погладил, ощущая нежность кожи кончиками пальцев. Чуть склонившись, прикоснулся губами к мерно бьющемуся пульсу и уткнулся лбом в теплую ладонь.

– Я раньше никогда тебе не говорил, – грустно начал Алекс и сглотнул горький ком в горле. – Когда приходил домой, а ты уже спала… прежде чем разбудить тебя поцелуем, долго смотрел, как ты спишь. Я очень любил такие моменты. – Он улыбнулся, с головой окунаясь в приятные воспоминания. – За десять лет ты совсем не изменилась, так же сопишь и смешно морщишь нос. Ты все такая же красивая и…

Голос сорвался, эмоции захлестнули, мешая нормально говорить. Алексу понадобилось время, чтобы справиться с собой и продолжить исповедь.

– Десять лет, Лис… Это много или мало для любви? Что мне с тобой делать? А с собой? Я запутался. Помоги мне. – Непрошеные слезы задрожали на ресницах. Глубоко вдыхая ее запах, он безуспешно пытался справиться с болью, что раздирала на атомы. – Давай как раньше, я закрою глаза, а ты погладишь меня по голове и пообещаешь, что все будет хорошо? И тогда все и правда будет хорошо… – Прикрыв глаза, Алекс замер на несколько минут, словно ожидая, что Лиза выполнит его просьбу, но чуда не свершилась, она не пошевелилась. Он лишь печально усмехнулся. – Это невозможно. Мы оба это знаем. Каждый выбрал свою дорогу сам. Наша любовь не выдержала испытаний…

Нечеловеческая усталость накатила как-то внезапно, Алекс с большим трудом заставлял себя оставаться в сознании. Рядом с Лизой было так тепло и уютно, он никак не мог заставить себя уйти. Желание лечь к ней, как и раньше, прижать к себе ее сонную и, уткнувшись носом в мягкие волосы, уснуть росло и крепло в его душе. Так хотелось подарить себе еще хотя бы одну ночь с любимой женщиной, наплевав на последствия. Но страх быть отвергнутым оказался сильнее, словно вирус проник в организм и парализовал все остальные эмоции. Алекс даже не попытался победить его, сдался, так и не найдя в себе силы выйти на поле боя.

Тряхнув головой, отогнал наваждение, безжалостно придушил минутную слабость и поднялся на ноги. Замешкался всего на секунду, обдумывая дальнейшие действия, затем подхватил спящую женщину на руки и понес в свою комнату.

Опустив свою ношу на кровать, включил ночник. Неяркий свет мгновенно развеял темноту в помещении, позволяя видеть скрытые детали. Мельком осмотрев комнату, Алекс убедился, что ничего компрометирующего его нет и принялся распутывать Лизу из пледного кокона. Она не проснулась, лишь что-то невнятно пробормотала. Он невольно улыбнулся, стянул с нее капроновые колготки и хотел накрыть одеялом, но, случайно заметив гематому под ребрами слева, остановился. Неприятный холодок пробежал по позвоночнику.

Откинув одеяло в сторону, Алекс принялся тщательно осматривать тело Лизы, ища подтверждение своим догадкам. Опять синяки. Одни едва заметные, другие совсем яркие и свежие. Неутешительный вывод напрашивался сам собой – Краснов опять бил жену.

– Скотина, – процедил Алекс сквозь зубы, невольно представив себе эту картину.

Руки сами собой сжались в кулаки, а в груди вспыхнуло опасное пламя. Закрыв глаза, он медленно досчитал до десяти, чтобы не поддаться аффекту. Так и подмывало разбудить Лизу, вытрясти всю правду и поехать на расправу к Максу, но вместо этого он заботливо накрыл ее одеялом, выключил свет и вышел из комнаты.

Вернувшись в гостиную, устало опустился на диван и, откинувшись на спинку, прикрыл веки. День был слишком тяжелым, а мысли одна мрачнее другой. Как так получилось, что из обидчика он превратился в защитника? Почему не может равнодушно смотреть на все это, ведь Лиза сама выбрала такую судьбу? А главный вопрос, который задавал себе: что делать дальше? Хладнокровие, с которым он ехал в Россию, испарилось, растворилось в глубине голубых глаз, стерлось словами любви, въевшимися в сердце. Он понимал, что от первоначального запала не осталось и следа, а где брать новые дрова для костра ненависти, не знал. Все слишком круто изменилось. За несколько месяцев, что Алекс находился в этом городе, изменился он сам. Лиза вдребезги разнесла его защитную стену, безжалостно оголив все чувства. Он был сломлен, но еще не убит. Требовалось время, чтобы все переосмыслить и решить, как жить дальше. Как после сегодняшнего вечера он сможет жить дальше?

Незнакомая мелодия ворвалась в поток мыслей. Алекс осмотрелся в поисках источника. Телефон Лизы выпал из ее сумки и надрывно вопил. Посмотрев на дисплей и немного поколебавшись, нажал «принять».

– Мам. – Голос Жени дрожал от слез. Мальчик явно был чем-то расстроен. Алекс невольно напрягся, но ответил как можно более спокойно:

– Жень, это Алекс.

– Извини, я звонил маме. – Он громко шмыгнул.

– Это ее телефон, – поспешно добавил Алекс, чтобы Женя не отключился.

– Откуда он у тебя? Что с мамой? – взволнованно сыпал вопросами ребенок.

– Тише, все хорошо. – Алекс как мог, пытался успокоить мальчика. – Мама спит.

– Она же на работу поехала.

– Все правильно. – Он растерялся, не был готов к подобному допросу и приходилось сочинять на ходу. – Работала и уснула… я услышал телефон и ответил.

– Ты тоже работаешь? – В голосе Жени явно слышалось подозрение.

– Конечно, – уверенно солгал Алекс и продолжил придумывать легенду. – Нам нужно было срочно составить большой отчет, поэтому пришлось сидеть допоздна, не мог же я твою маму бросить одну. Если что-то срочное, я могу разбудить…

– Не надо. – Женя тихо вздохнул, поверив его рассказу.

– Жень, что случилось? – осторожно поинтересовался Алекс, чувствовал, что мальчик хочет чем-то поделиться, но сомневается. – Давай ты расскажешь, и мы подумаем, как поступить.

– Отец сказал… – начал он и осекся. На несколько секунд повисла тишина, но Алекс не торопил, давая время собраться с мыслями. – Что она к мужикам поехала… – Женя в очередной раз громко шмыгнул и добавил: – И слово неприличное…

– Он тебя обманул, – твердо заявил Алекс, стиснув телефон, что было сил. Краснов совсем оборзел и просто напрашивался на активные действия, но сейчас надо было как-то успокоить ребенка. – Мама поехала в Ледовый дворец по моей просьбе. Мы вместе работали, – чеканя каждое слово, проговорил он.

– Правда?

– Жень, разве твоя мама такая?

– Нет конечно, но… – Женя замолчал, словно хотел еще что-то сказать, но передумал. – Ладно, спасибо.

– Хочешь, я приеду? – внезапно предложил Алекс. Ему не нравилось, что мальчик находился один с неадекватным отцом.

– Зачем?

– Поговорим…

– И бросишь маму одну? – укоризненно уточнил Женя.

– Она большая девочка, не испугается…

– Ты ее совсем не знаешь. – Алекс почувствовал, как мальчик улыбнулся и не смог не улыбнуться в ответ. Сердце предательски сжалось от нежности к ребенку. С такой теплотой он говорил про свою мать, очевидно, сильно любил ее… Будет ли он когда-нибудь его так любить?

– Ну ты же расскажешь мне как-нибудь при встрече?

– Зачем?

– Чтобы я знал.

– Хорошо, – охотно согласился Женя. – Договорились.

– Ты не спишь? – Грозный голос зазвучал на заднем фоне, Алекс без труда догадался, кому он принадлежит, и превратился вслух.

– Прости, мне пора, – прошептал Женя и отключил соединение.

Алекс не решился перезванивать, боясь навредить ребенку. Какое-то время вертел гаджет в руках, обдумывая, как с ним поступить. Заманчивая возможность полазить в нем, узнать хоть немного о личной жизни Лизы, попытаться понять ее, но он отказался от этой затеи. Отключив звук, закинул телефон обратно в сумку и лег на диван.

***

Еще до конца не проснувшись, но уже ощутив последствия вчерашнего, Лиза неприятно поморщилась: голова ужасно раскалывалась, а тошнота все настойчивее подкатывала к горлу. Да и вообще Лиза чувствовала себя так, словно попала в мясорубку. Успела забыть, что такое похмелье, последний раз так напивалась очень давно, но вчера ее будто подменили. Нервная система не выдержала напряжения и дала сбой, а теперь приходилось расплачиваться за минутную слабость.

Внезапно вспомнив причину этого срыва, Лиза судорожно приподняла одеяло и обнаружила себя почти полностью обнаженной. Закусив губу, чтобы не вскрикнуть, затаила дыхание и повернула голову – к счастью, вторая половина кровати была пуста. Она облегченно выдохнула и, с трудом приподнявшись на локтях, осмотрелась. Лиза не узнала места, где находилась, как будто видела его в первый раз, но почему тогда она голая, в этой постели, и где Алекс? Что вчера произошло?

Усиленно напрягая мозг, она пыталась воссоздать события вечера, но тщетно – память упрямо играла в молчанку. Последнее, что Лиза отчетливо помнила, это как садилась в машину к Алексу, а дальше туманные обрывки или и вовсе темнота. Чем сильнее она пыталась вспомнить, тем больше гудела голова. Бросив бесполезные попытки, откинулась на подушку. Тяжело дышала и думала, что делать дальше. По-хорошему, нужно найти Алекса и попросить его рассказать, но от одной мысли об этом становилось дурно. Но и просто бездействовать она не могла.

Титаническим усилием воли заставила себя сесть. Комната поплыла перед глазами, вызвав новый приступ тошноты, но Лиза сдержала реакцию организма, сглотнула горький ком и болезненно скривилась – горло тоже неприятно саднило.

– Да что ж это такое, – прошептала она и огляделась в поисках своей одежды, но нигде ее не обнаружила. Завернувшись в одеяло, осторожно вышла из комнаты и босиком прошлепала в гостиную. Обрывочные воспоминания яркими вспышками замелькали в сознании, заставив Лизу замереть на месте.


– Я хочу домой…

– Домой поедешь утром…

– Так противен, что решила отравить?

– Я что, похожа на убийцу?

– Ты унизил меня!

– Я такой, как есть…

– Вы не люди, вы твари! Как же я вас всех ненавижу! Всех до единого!

– Тише, успокойся…

– Поцелуй меня…


Едва сдержавшись чтобы не застонать, она прикрыла рот ладонью. Краска стыда мгновенно залила щеки. Неужели она сама?.. Какая муха ее укусила? Зачем? Но самое страшное – остальные события утопали в неизвестности.

Заметив свою одежду на спинке одного из стульев, Лиза торопливо двинулась к нему. Стараясь не шуметь, осторожно забрала все, что нашла, и, обернувшись, увидела Алекса. Он крепко спал на диване. Что-то дрогнуло в ее душе и заставило сердце забиться быстрее. Но Лиза была слишком напугана встречей с ним, чтобы анализировать свои ощущения. Кое-как избавившись от наваждения, неслышно прошмыгнула в ванную. Включив воду, взглянула, наконец, на свое отражение и отшатнулась. Вызывающий макияж, который она вчера тщательно наносила, потек, оставив разноцветные разводы на лице и сделав ее похожей на пугало. Шумно выдохнув, скользнула взглядом к шее – здесь дела обстояли не лучше, несколько ярко-бордовых отметин украшали нежную кожу. Лиза смотрела на все это великолепие и не шевелилась, пытаясь по крупицам воссоздать картину произошедшего. Смутно припоминала настойчивые ласки Алекса, его жадные губы. Ее тело хоть и хранило его горячие прикосновения и страстные поцелуи, но не спешило открывать сокровенную тайну. Самой близости, Лиза, увы, вспомнить так и не смогла. «Может быть, все и к лучшему», – подумала она. Так было даже проще. Забыть, как дурной сон, и жить дальше, будто ничего и не случилось.

Приняв это как данность, Лиза наспех умылась, оделась и на цыпочках пробежала к входной двери. Проще всего было разбудить Алекса и попросить его отвезти домой, но такого унижения она вынести не могла.

Такси приехало на удивление быстро, словно только и ждало ее звонка. Забравшись в теплый салон авто, Лиза плотнее укуталась в куртку и, назвав домашний адрес, прикрыла глаза.

***

Выпроводив Бакунина, Максим не спеша собрал свои вещи и, закурив, удобно устроился на кухне, ожидая появления супруги. По его подсчетам, она давно должна была вернуться. Точнее, он рассчитывал, что Лиза придет еще ночью и он успеет напоследок насладиться ей, но, видимо, общество Гилберта ее устраивало больше собственного мужа.

– Че только ломалась, – проворчал Макс себе под нос и затушил бычок в тарелке со вчерашним ужином.

Им предстоял серьезный разговор. Вчера он умолчал о многом ради пользы дела, но сегодня нужно было все рассказать и пояснить, как дальше они будут жить. Для завершения сделки о продаже квартиры осталась только подпись Лизы. Документ, что она не возражает и обязуется выписаться в недельный срок вместе с сыном, Григорий Борисович любезно предоставил.

Щелкнул входной, замок и послышался цокот каблуков в прихожей.

– Явилась? – крикнул Макс и прикурил еще одну сигарету назло жене.

Лиза вошла в кухню и, неприятно поморщившись, распахнула окно. Голова болела до тошноты, а запах никотина только ухудшал состояние, но она предпочла не высказывать мужу претензии, не желая затевать скандал.

– Женя где? – задала единственный интересующий ее вопрос и принялась привычно разгребать свалку на столе, скидывая грязную посуду в раковину.

– Какая-то ты помятая. – Максим ехидно ухмыльнулся. – Неужто всю ночь работала?

– Я спрашиваю, где мой сын? – чеканя каждое слово, повторила она, пропустив его замечание мимо ушей.

– В школу ушел. – Он равнодушно пожал плечами и выдул струйку дыма в сторону супруги.

– Я сделала то, что ты просил, теперь, будь добр, верни мои документы. – Лиза достала аптечку, нашла обезболивающие и выпила сразу две таблетки.

– Зачем? – Макс довольно рассмеялся, его настроение улучшалось с каждой секундой. – Веселье только начинается…

– Что ты имеешь в виду?

– Если бы я раньше знал, сколько за тебя готовы платить.

– Макс, заканчивай этот балаган и верни мой паспорт, я больше не собираюсь…

– А я тебя не спрашиваю, – рявкнул он и звонко припечатал ладонь к столешнице, заставив ее вздрогнуть. – Будешь делать то, что я говорю. Привыкай к новой работе, вижу, она пришлась тебе по душе.

– Ты в своем уме? – Лиза невольно отшатнулась и едва не застонала – от резкого движения новый приступ боли пронзил голову.

– Будь хорошей девочкой и не создавай мне лишних проблем, – уже спокойнее произнес Макс, поднялся на ноги и, подойдя ближе, холодно предупредил: – Иначе сгноблю и тебя, и щенка твоего.

Лиза не ответила, отвернувшись к раковине, принялась мыть посуду. Эти незамысловатые действия успокаивали и давали временную передышку. Ей нужно было обдумать новый план. Как-то отвлечь мужа, чтобы забрать вещи и уехать, и черт с ними, с документами, восстановит как-нибудь потом.

– Смотри сюда. – Голос Макса прервал ее мысли, заставив обернуться. – Подпишешь здесь, – он ткнул пальцем в какой-то документ, – и здесь.

– Что это? – машинально поинтересовалась Лиза, вытерла руки полотенцем и подошла к столу.

– Это, – он хищно оскалился, – путевка в новую жизнь.

Лиза мгновенно напряглась, ждать от мужа чего-то хорошего не приходилось. Взяв документ, принялась внимательно читать и чем дальше читала, тем больше поражалась.

– Что это за ерунда? – небрежно кинула бумагу обратно и с вызовом посмотрела на мужа. – Я не буду это подписывать.

– Хочешь поспорить? – Самодовольная ухмылка исказила его лицо, и Лиза невольно поежилась, но не отступила.

– Макс, ты понимаешь, что творишь? Я столько лет платила ипотеку не для того, чтобы ты эту квартиру просто кому-то подарил!

– Ну извини, так бывает… – Его властный голос безжалостно разрушал ее доводы и возвращал в прошлое. – Когда-то я тоже претендовал на одну квартирку, но ты ее просто кому-то подарила…

– Это была моя квартира! – воскликнула Лиза, даже не удивившись осведомленности мужа. Удивляло лишь то, что он столько времени молчал. – И я имела права делать с ней все, что хотела!

– Здорово, а эта моя. Надеюсь, ты помнишь, что собственник я? – Он подвинул к ней документ и ручку и зло приказал. – Подписывай!

Крыть было нечем. Лиза заведомо проиграла этот бой, ее просто загнали в угол. Как бы ни жаль было квартиры, она не стоила тысячи нервных клеток, которых уничтожит Макс. Решив отдать ему все, что он хочет, лишь бы отстал от нее, поставила свою подпись и вернула ему документ.

– Какая же ты скотина…

– Аккуратнее, не то найду твоему острому языку более достойное применение, – предупредил Макс.

Еще раз прочитав, сложил все необходимые бумаги в один файл. Теперь все было в порядке, осталось только передать документы Бакунину и выписаться из квартиры.

– Ты о сыне подумал? Куда мы должны уйти? – серьезно спросила Лиза. Благодаря Элис ей было куда идти, но Максим-то не знал об этом, когда затевал такую подлость.

– Конечно, я обо всем подумал.

– Поделишься? – Она сложила руки на груди и снисходительно усмехнулась.

– Сын будет жить со мной, а ты…

– Нет! – резко перебила его, не рассматривая такой вариант в принципе. – Я не позволю…

– А я не спрашиваю твоего позволения, просто ставлю перед фактом. – Макс дословно вспомнил ее вчерашнюю фразу, но звучала она по-другому. – Сын будет жить со мной, и точка. А ты сегодня же заберешь свои вещи и отправишься к Бакунину.

– Куда?

– Он тебя уже ждет. – Максим прошел мимо жены в коридор, где стояли его вещи, и принялся обуваться. Он все сказал, делать здесь было больше нечего.

– Ты совсем умом тронулся? – Лиза проследовала за ним. – Я не поеду ни к нему, ни к кому другому. Хватит!

– Я все сказал. – Его тон не терпел возражений и не предполагал отказа. – Вечером проверю, не дай бог тебя там не будет…

Липкая паутина страха перед мужем вновь опутала Лизу. Она дрогнула, не посмев и дальше открыто выражать свое несогласие.

– Какое же ты чудовище, – устало опустилась на пуфик и прислонилась к стене, глядя на его торопливые сборы.

– Ты меня еще плохо знаешь. – Макс снова усмехнулся, забрал сумку с вещами и шагнул к двери, но на пороге обернулся. – И да, документы захвати. Григорию Борисовичу они очень нужны.

Лиза вздрогнула от неожиданно громкого хлопка двери и прикрыла глаза, переваривая все случившееся. Надо было заставить себя встать, но сил взять было негде. Долгожданная тишина, воцарившаяся в квартире, больше не радовала, наоборот, давила на уши. Хотелось завыть от безысходности, но она понимала, что если ничего не предпримет, никто ей не поможет. Собрав остатки воли в кулак, Лиза решительно поднялась и достала телефон. Мозг заработал в полную силу, просчитывая различные варианты развития событий. Главное для нее сейчас – забрать сына, ему она и позвонила в первую очередь, но Женя не ответил на звонок. Взглянув на часы, Лиза прикинула, что у него сейчас урок, и написала смс, запрещая идти куда-то с отцом и обязательно дождаться ее. Отправив сообщение, вызвала такси и, наспех переодевшись, спустила собранные накануне вещи вниз.

***

– Что это значит? – недоуменно воскликнула Алена, увидев Макса на пороге своей квартиры с сумкой в руках.

– Я пока поживу у тебя, – безапелляционно заявил тот и, отодвинув ее с прохода, уверенно шагнул внутрь.

– С какой это стати? – Она была не согласна с таким поворотом, но Максима, очевидно, это совсем не волновало.

– Я продал квартиру.

– А я здесь при чем? – Алена скрестила руки на груди, напряженно наблюдая за тем, как он по-хозяйски раскладывает свои вещи в ее доме.

– Ни при чем. Ты че, не рада? – Он остановился и с подозрением посмотрел на нее. Рассчитывал, что Алена с воодушевлением воспримет эту новость.

– Нет! – продолжила она возмущаться. – Я тебе сто раз говорила, что не хочу ни с кем жить.

– Ну я же исключение. – Макс самодовольно усмехнулся и притянул ее к себе. – Тем более у меня для тебя подарок…

– Макс, я не шучу. Я не хочу, чтобы ты здесь жил. – Она вывернулась из его объятий и отошла в противоположную сторону. – Сними квартиру.

– Хорошо, – неожиданно быстро согласился он и пообещал. – Завтра же займусь поиском.

– Точно?

– Конечно.

Алена удовлетворенно кивнула и, театрально всплеснув руками, вышла из комнаты, оставив Макса одного.

Мерно вышагивая по кухне, судорожно искала выход из ситуации. В ее планы совершенно не входило совместное проживание с Красновым. Одно дело время от времени встречаться в кровати, тем более после ее уроков он научился доставлять ей удовольствие. И совершенно другое – постоянно находиться на одной территории. Засыпать с ним, просыпаться, терпеть несносный характер, готовить, стирать, убирать. Оно ей надо? Не для того все это затевала, чтобы навлечь на свою голову такие проблемы. Да и как теперь быть с ее личной, совершенно не касающейся Краснова, жизнью?

– Ну ты чего? – виновато протянул Макс, заглянув в кухню. – Я же тебя люблю.

– Максим, любить и жить вместе разные вещи. Я пока не готова к этому.

– Я понял. – Он улыбнулся и притянул ее к себе. – Совсем ненадолго… Может, тебе и понравится.

– А жена с сыном где? Странно, что ты и их сюда не притащил, – сыронизировала Алена, но не стала вырываться, вспомнив про обещанный подарок.

– Жена переехала, а сын… он поживет с нами…

– Что? – Алена оттолкнула его, зло сверкнув глазами. – Этого мне еще не хватало!

– Ален, он мой сын.

– Вот именно! Твой! Даже слышать об этом не хочу. – Она носилась по дому, словно фурия, и сыпала проклятья на голову Лизы. – Какого ляда мать его не забрала?

– Ей некогда. У нее новая ночная работа.

– Отлично, почему я должна от этого страдать? – резонно возразила Алена. Происходящее нравилось ей все меньше

– Потому что за это мы будем получать деньги…

– Какие еще деньги?

Краснов усмехнулся и охотно принялся пересказывать ей последние события.

– Да ты обалдел, что ль! Даже думать не смей об этом! – Алена была поражена до глубины души и не знала, как реагировать на все это. Макс открылся с неожиданно неприятной стороны. Она, конечно, понимала, что он не ангел, но чтобы до такой степени…

– Почему?

– Да потому что это статья! Я не собираюсь в этом участвовать…

– Лиза ни за что не заявит, а если сын будет у меня, я смогу ею манипулировать, как миленькая выполнит все, что я скажу, – без тени сомнения объяснял Максим свою позицию. Слишком хорошо знал жену и мог с легкостью предугадать ее поведение.

– Нет, Макс. Это без меня, – решительно отвергла его предложение Алена, судорожно соображая, как выпутаться из этой истории с наименьшими потерями.

– Ален, я знаю, что делаю. Доверься мне.

– Даже не уговаривай.

– Мне нужны деньги, и это единственный выход, иначе меня просто убьют, – тихо проговорил Макс, повинно опустив голову. Если бы у него были варианты, он ни за что не отказался бы от Лизы, слишком удобно с ней жилось.

– Ты же квартиру продал, где деньги? – недоумевала Алена. Ее мало волновали чужие проблемы, но любопытство переполняло.

– Я их проиграл…

– Идиот, – вынесла она свой вердикт и пораженно покачала головой.

– Ален. – Макс предостерегающе посмотрел на нее, но это не произвело никакого эффекта. Алена лишь отмахнулась и продолжила.

– Нет, ты не идиот, а просто сказочный долбоеб!

– Я не откажусь от своего плана, – предупредил Макс.

– Без меня, – равнодушно бросила Алена и вышла, не желая продолжать бесполезный разговор.

***

Лиза не стала дожидаться звонка, сразу прошла к классу и забрала Женю с урока. Опасалась, что не успеет и при встрече с Максом придется устраивать прилюдные разборки. Добровольно отдавать ему сына была не намерена, как и следовать его указаниям относительно своей дальнейшей жизни. Она приняла единственное верное для них с Женей решение – переехать в квартиру Элис, а потом уже, когда страсти поулягутся, подумать, что делать дальше. Огромный плюс в этом переезде заключался в том, что при всем желании Макс не сможет найти их. Ведь квартира снята не через риелтора, и нигде ее имя официально не фигурирует. Слабое утешение, но хоть что-то.

– Мам. – Взволнованный голос сына, вывел ее из раздумий. – Что случилось?

– Ничего. – Лиза попыталась улыбнуться. – Просто переезжаем.

– А отец с нами? – осторожно спросил мальчик.

– Конечно нет. Он не должен знать, куда мы едем.

– Я понял. – Женя едва не подпрыгнул от радости, но сдержать довольную улыбку не смог. – Наконец-то. Мам, а там сколько комнат?

– Четыре.

– А коробочка есть во дворе?

– Я не видела.

– А ты…

– Жень, – взволнованно перебила поток его вопросов Лиза. – Я все тебе расскажу, но немножечко попозже.

– Да мне Алекс уже все рассказал, – беспечно известил Женя.

– Господи, – невольно вырвалось у нее, и холодный пот выступил на коже. Лиза присела перед сыном на корточки и заглянула в глаза. – Что он тебе рассказал? Когда?

– Вчера. Я звонил тебе, а он взял трубку и сказал, что ты спишь.

Лиза нервно сглотнула. Не могла даже представить, что Алекс наговорил ребенку и как теперь выкручиваться, не владея информацией.

– Жень, понимаешь… – начала оправдываться она, не зная, что сказать дальше. – Так бывает…

– Мам, я все понимаю. Алексу надо было помочь на работе. Ты устала и уснула.

– На работе? – Лиза облегченно выдохнула. – Да. Так и было. Ты не обиделся?

– Нет конечно.

– Ну и хорошо, пойдем. Машина ждет.

Она помогла сыну забраться в такси, сама села рядом и назвала водителю их новый адрес. Машина плавно тронулась с места и выехала с территории школы. Лиза прислонилась к окну и устало прикрыла глаза. Голова хоть и не прошла окончательно, но болеть стала меньше, да и общее самочувствие значительно улучшилось.

Вспомнив о подписанных недавно документах, достала их из сумки и решила на всякий случай сфотографировать. Возможно, Элис поможет ей разобраться.

Пролистав несколько страниц, остановилась на договоре, но даже не смогла прочитать его, взгляд сразу зацепился за знакомую фамилию. Гилберт. Дыхание ее участилось, а в груди вспыхнул опасный яростный огонь. Это все устроил он? И новый владелец ее квартиры тоже он?

Откинувшись на спинку, Лиза несколько секунд просто смотрела в одну точку на потолке и пыталась как-то сложить все это в своей голове. Но ничего не получалось. Отчаянно не понимала, зачем он все это делает. За что так с ней поступает? Нутром чувствовала, что ответ где-то на поверхности, но никак не могла его найти.

«Сволочь. Мерзкая, беспринципная сволочь! – мысленно костерила его Лиза. – Хватит, надоело! Сколько можно издеваться!» Последняя капля упала в огромный чан ее злости, и та хлынула через край. Терпение лопнуло в одну секунду, срывая тормоза.

Поддавшись порыву, Лиза попросила водителя заехать еще одно место.

– Мам, это же адрес Алекса, – удивленно уточнил Женя.

– Да, надо ему документы отдать, – сквозь зубы процедила Лиза, стараясь не показывать своего состояния сыну.

– Можно я тоже поднимусь? – воодушевленно продолжил мальчик.

– Нет, Жень, я всего лишь на минутку, отдам и вернусь. – Скрестив руки на груди, отвернулась к окну, давая понять, что обсуждению данный вопрос не подлежит.

***

Настойчивая трель звонка проникала в сознание, Алекс с большим трудом разлепил веки и на ощупь отыскал телефон.

– Слушаю.

– Алекс, доброе утро. К вам Елизавета Краснова… говорит, по срочному делу, – оповестил бодрый голос консьержа.

На несколько секунд повисло напряженное молчание. Алекс пытался понять чего от него хотят. Как Лиза оказалась там, если была в его квартире? А если ушла, то зачем вернулась? Встречаться с ней после всего случившегося совершенно не хотелось, но и прятаться он не считал возможным. Нервно потерев лицо ладонями, бросил короткое: «Пропусти» – и отключил соединение.

Усилием воли заставил себя встать и умыться. Самочувствие оставляло желать лучшего, озноб пробирал до костей, а суставы неприятно ломило. Алекс практически сразу догадался, что Элис оказалась права и он все же заболел. «Этого еще не хватало» – пронеслось в мозгу, но звонок не дал окончательно сформироваться ругательным мыслям.

Шумно выдохнув, Алекс нацепил привычную маску невозмутимости и открыл дверь.

– Я знала, что ты сволочь, но чтоб до такой степени, – с порога начала распекать его Лиза и уверенно шагнула в квартиру.

– Что случилось? – Алекс даже растерялся на несколько секунд, столь неожиданными оказались обвинения. Он считал, что вчера дал ей ответы на все вопросы и недосказанности между ними не осталось, но, видимо, ошибся.

– Случилось? – Она повернулась к нему лицом и равнодушно пожала плечами. – Да, собственно, ничего… – вытащила из кармана связку ключей и бросила в него, едва не попав в голову. – На, подавись.

Алекс застыл в немом изумлении. Поведение Лизы не поддавалось объяснению, но и вмешиваться он побоялся.

Лиза кипела внутри. Не так представляла их разговор. Ее эмоции бурлили и искали выход. Не выдержав напряжения, она продолжила.

– Я не понимаю, как так можно. Ты же говорил, что желаешь Жене только добра. Ты же говорил, что вы друзья.

– Так и есть, – охотно подтвердил Алекс, все еще не понимая, куда она клонит.

– А сам в это время обстряпал нехитрое дельце и оставил его на улице? Хорош друг, ничего не скажешь. – Горечь отчетливо слышалась в ее словах, но Алекс не видел причины, как и не чувствовал себя виноватым. Уж в отношении к сыну его помыслы были всегда чисты.

– Что за бред?

– Вот документы, подтверждающие твои права на мою квартиру. – Она вытащила из сумки бумаги, потрясла перед его лицом и откинула в сторону. – Бред?

– Все не так, – попытался оправдаться Алекс. История с квартирой совсем вылетела из головы. – Я действительно выкупил ее у твоего мужа, но…

– Достаточно, – резко перебила Лиза, не желая больше ничего слушать, и направилась к двери.

– Подожди. – Алекс поймал ее за запястье и развернул к себе.

– Не трогай меня. – Она зло выдернула свою руку и процедила сквозь зубы: – Я больше знать тебя не желаю.

– Настолько противно? – Он болезненно усмехнулся, думая совсем о другом. Старые страхи не давали покоя. Все мысли заполнились ими.

– Противно? Да, знаешь, это слово подходящее. Надеюсь, эта наша встреча последняя.

– Как пожелаешь, – холодно отозвался Алекс и ушел вглубь квартиры. – Выход найдешь.

В следующую секунду грохнула входная дверь и что-то где-то упало, разлетевшись на множество осколков, но Алекс не заметил этого. Опустившись на диван, устремил взгляд в одну точку и сжал кулаки в бессильной злобе. Ему нужна была Элис. Срочно. Не то он разнесет весь этот город к чертям собачим.

Глава 32

Алекс внимательно изучил документы, небрежно брошенные Лизой, и смачно выругался. В них было совсем не то, что он просил. В его планы не входило выселять ее и Женю из квартиры, даже мысли такой не допускал. Да это и невозможно юридически, а физически он бы не позволил. Но разве Лиза могла спокойно во всем разобраться? Конечно нет! Спокойно и Лиза – слова совершенно несовместимые.

Алекс обреченно покачал головой. Вся афера была организована, чтобы малой кровью избавиться от присутствия Макса в этой квартире, а вышло с точностью до наоборот.

– Идиоты. – Он швырнул бумаги в сторону и, взяв телефон, набрал нужный номер.

– Здравствуйте, я как раз собирался вам звонить, – залебезил Бакунин, отчего Алекс неприятно поморщился. Такое неприкрытое пресмыкание добавляло еще больше раздражения в кипящий котел его недовольства.

– Да? И зачем же? – холодно поинтересовался он, с трудом удерживая негативные эмоции внутри.

– Во-первых, информация, что вы просили у меня.

– Отправляйте на почту, я посмотрю.

– Хорошо. – Григорий замолчал на несколько секунд и послышались характерные щелчки мышки. – Ловите.

– Деньги переведу на счет, – пообещал Алекс, попутно включая ноутбук, чтобы посмотреть присланный файл. – Что там во-вторых?

– Бумаги на квартиру тоже готовы, – радостно оповестил Григорий и, чуть понизив голос, доверительно поделился: – Скоро Лизочка их мне привезет, и я…

– Исключено, – бесцеремонно перебил его Алекс и невольно сжал кулаки. Отлично помнил вчерашний рассказ Лизы и не верил в то, что она добровольно могла согласиться поехать к Бакунину. А уж ее неприкрытая враждебность явно говорила, что она не в курсе происходящего. Все это было очень странным и наводило на определенные мысли. Налицо был сговор Макса и Григория, в чем он заключался, Алекс пока не знал, но намерен был вмешаться в ход событий.

– Почему?

– Потому что они и так у меня.

– Не может быть… – Григорий шумно выдохнул и дрогнувшим голосом спросил. – Каким образом?

– Разве это важно? – Получив подтверждение своих догадок, Алекс поинтересовался совершенно спокойным тоном: – Хотелось бы понять, почему я просил одно, а получил совсем другое?

– В смысле?

– Разве я просил выписываться Лизу и ее сына?

– Нет, но…

Услышав явное напряжение в голосе Григория, Алекс продолжил свое наступление:

– Никаких «но», я не намерен платить за то, что мне не нужно. Тем более в два раза больше, чем сумма в договоре.

– Но я ведь уже отдал эти деньги…

– Это ваши проблемы. – Алекс победно усмехнулся. – Насколько я помню, вы их и получили обратно вчера вечером.

– Я их честно выиграл, – возразил Григорий и сразу же осекся, поняв, что сболтнул лишнего. Их игра с Красновым была еще до прихода Гилберта в клуб, а он выдал себя с потрохами.

– С чем вас и поздравляю, – сыронизировал Алекс и добил его контрольным в голову: – Каждый из нас выиграл то, что хотел, не так ли?

– Она сейчас у вас? – единственное, что Григорий смог выдавить из себя. Алекс слышал тяжелое сопение в трубке и презрительно ухмылялся.

– Странно, что вас это так волнует. – Не намерен был давать ему надежду, предпочтя невинную ложь во благо. – Но да, она у меня.

– И останется… жить?

– Естественно, разве я могу уподобиться вам и выгнать на улицу женщину с ребенком?

– Вы правы… – тихо ответил Григорий. – Так что делать с документами?

– Договор переписать, бумагу о выписке уничтожить, и как только Краснов перестанет значиться в этой квартире, я заплачу сумму, указанную в договоре.

– Но мы же договаривались…

– Я договаривался с честным человеком, а вы…

– Я понял. До свидания.

Алекс отключился и потер лицо ладонями. Бакунина он, конечно, обманул, тем самым выиграв время. Где сейчас находилась Лиза с сыном, не имел понятия, и это сильно напрягало. Поддавшись порыву, позвонил ей, но она ожидаемо не взяла трубку. Беспокойство, проснувшееся в глубине души, стремительно поднималось на поверхность. Надо было срочно найти эту сумасбродную женщину, пока она не наворотила дел, но где ее искать, Алекс даже не представлял. Нервно постучав пальцами по столешнице, набрал номер Жени, тот тоже не удостоил ответом. Остался последний вариант, и Алекс не преминул им воспользоваться.

Еще перед Новым годом, купив Жене в подарок телефон, снабдил его отличной функцией обнаружения – даже если гаджет выключен, его местоположение можно с легкостью отследить. Алекс как чувствовал, что может пригодиться.

Открыв на ноутбуке нужную программу, он вбил данные и застыл в ожидании загрузки. Карта города медленно увеличивалась, пока не остановилась на одном из многочисленных домов. Прочитав адрес, Алекс усмехнулся, без труда узнав это место.

– Элис, – проговорил он себе под нос и откинулся на спинку стула. Хоровод вопросов завертелся в голове, но все они сводились к одному-единственному ответу: так для всех сейчас будет лучше. Но решил все-таки подстраховаться и набрал номер охранного агентства – ни один волос не должен упасть с головы его сына.

***

Краснов нервно вышагивал во дворе школы, ожидая, пока у сына закончатся уроки. Что скажет ребенку, еще не придумал, да и какое это имело значение, мнение сопляка его интересовало в последнюю очередь. Решив провернуть очередную аферу, руководствовался лишь собственной выгодой, но не здравым смыслом. Мозгов, чтобы просчитать нюансы, не хватило, и Макс положился на случай.

Телефон завибрировал в кармане, оповестив о входящем вызове. Посмотрев на дисплей, Максим расплылся в довольной улыбке и ответил на звонок.

– Наша сделка аннулирована! – разгневанный голос Бакунина, буквально пригвоздил его к месту.

– Подождите, что случилось? – Макс растерянно заозирался по сторонам и отстранил телефон от уха, чтобы не оглохнуть.

– Твоя жена не приехала, денег не будет.

– То есть как не приехала? – растерялся он и, зло скрипнув зубами, заверил: – Я найду ее и притащу к вам за шкирку!

Был уверен, что Лиза выполнит его требование неукоснительно, но она, видимо, решила поиграть с ним в опасные игры. Придется напомнить, кто здесь хозяин. Руки помимо воли сжались в кулаки, а глаза налились кровью. «Убью, суку», – пронеслось в воспаленном мозгу, и Макс двинулся к школе, чтобы найти сына и вместе с ним поехать на поиски непокорной жены.

– Че ее искать, она и сын у Гилберта! – Резкие слова Григория заставили остановиться.

– С чего вы взяли? Она не могла…

Тяжело дыша, Максим пытался осмыслить происходящее. Когда? Как она умудрилась его провести? Не вовремя его тихоня жена решила взбрыкнуть и показать характер. Ой, как не вовремя…

– Ты идиот, Краснов! – Бакунин распалялся все сильнее. Голос его дрожал от бешенства. – Я разговаривал с ним несколько минут назад!

– Но это невозможно… – выдохнул Макс и схватился за голову. Это был конец всему. Слишком расслабился и позволил Лизе переиграть себя. Почему раньше не предусмотрел такой вариант? Ведь Алена неоднократно предупреждала его… Придурок!

– Слушай меня сюда, чтобы в понедельник пошел и выписался из квартиры. В твоих интересах сделать это как можно быстрее, иначе проблемы твои умножатся. Я не собираюсь терять свои деньги из-за тебя.

– Я понял… – процедил сквозь зубы Максим, развернулся и пошел в противоположную от школы сторону. Теперь надо было придумать, как забрать себе то, что принадлежит ему по праву. И уж как только доберется до этой суки, она ответит ему за все!

– Все, не звони мне больше! – грубо рявкнул Бакунин и завершил звонок.

Макс досадливо сунул телефон в карман и натянул капюшон, желая раствориться в толпе однотипных прохожих.

***

Алекс налил себе крепкий кофе и, открыв присланный Бакуниным файл, принялся внимательно изучать. Информации было даже больше, чем он рассчитывал получить. Не только имена кредиторов и сумма долга, но и краткая справка на каждого из них. Алекс усмехнулся такой неожиданной удаче, подумав, что это сэкономит ему массу времени. В этот раз Григорий сработал профессионально и заслужил свои деньги.

Переведя оговоренную сумму на расчетный счет, вернулся к списку. Его привлекло имя Латыпов Сергей Леонидович. Когда Алекс только приехал в Дзержинск, сразу собрал базу данных всех мало-мальски важных людей в этом городе, и Латыпов был едва ли не самым первым в списке. А сейчас, получив информацию о его нелегальных источниках дохода, все встало на свои места. Казино, бордели, прочие увеселительные заведения – все это принадлежало ему.

Алекс анализировал информацию, и новая схема автоматически выстраивалась в мозгу. С Латыповым они были шапочно знакомы. Его сын, довольно перспективный хоккеист, состоял в составе молодежной команды ХК «Дзержинск». Сергей часто приходил поболеть за сына и неоднократно оказывал спонсорскую помощь их команде. С Алексом же они несколько раз пересекались на вип-трибуне и даже как-то обменялись контактами. Это поверхностное знакомство позволяло связаться с ним напрямую, чем Алекс и воспользовался. Порывшись в телефоне, нашел нужный контакт и набрал номер.

– Алекс, мое почтение. – Неожиданно доброжелательный голос Сергея прозвучал в динамике.

– Здравствуйте, Сергей Леонидович.

– Чем обязан? Неужели сын что-то натворил, раз уж вы сами…

– Нет-нет, – торопливо перебил Алекс. – Мой звонок с вашим сыном никак не связан.

– Вот как, – удивился Сергей. – Заинтриговали.

– У меня к вам серьезный разговор, но не по телефону, – осторожно начал Алекс, не зная, как собеседник отреагирует. – Могу я рассчитывать на личную встречу?

– Конечно, – с готовностью согласился тот. На несколько секунд повисла небольшая пауза, затем он продолжил: – Сегодня я не в городе, но завтра буду обедать в «Каравелле», не хотите составить компанию?

– Да, с удовольствием. – Алекс довольно улыбнулся. Все складывалось как нельзя лучше. – Во сколько?

– Давайте в час.

– Хорошо, до встречи.

Алекс отложил телефон в сторону. Теперь оставалось продумать детали диалога и решить, какого результата он хочет достичь, а главное, что предложить взамен. Прекрасно понимал, что просто так Латыпов помогать ему не будет. Но чем заинтересовать человека, у которого все есть? Решить эту головоломку нужно было как можно быстрее. Сейчас помощь Элис была бы как нельзя кстати, но, к сожалению, она была слишком далеко.

***

Над городом занимался рассвет. Огненный шар солнца показался сквозь туманную снежную дымку, раскрашивая небо яркими красками. Деревья, еще недавно укутанные белоснежными шапками, теперь отливали розовым золотом. Все вокруг было похоже на картину из сказки, но не находило отклик в душе Лизы. Стоя у окна, она старательно куталась в плед, но никак не могла согреться. Холод проник слишком глубоко в душу, и победить его было невозможно.

Всю ночь она провела без сна, пытаясь разобраться в себе и решить, как жить дальше. Покой, которого с таким трудом добилась, встал поперек горла. Она никак не могла найти себе места, слонялась из угла в угол и вздрагивала от каждого шороха.

Вынужденная изоляция испортила отношения с сыном, он маялся от безделья и невозможности выйти на улицу. А получив жесткий запрет на общение с Алексом, и вовсе закрылся в комнате и не выходил оттуда весь вечер. Лиза тяжело вздохнула, никогда прежде не была так категорична в отношениях с сыном, но сейчас, хоть и переживала за него, уступать не собиралась. Женя не будет с ним общаться, и точка.

Подумав об Алексе, крепче обняла себя и прислонилась лбом к холодному стеклу. Когда эмоции утихли, она успокоилась и попыталась по крупицам собрать воедино то, что помнила. Какие-то обрывки всплывали в уставшем мозгу, но четкой картины все равно не складывалось. Неясное волнение не покидало, Лиза интуитивно чувствовала, что упускает что-то важное, но бой с подсознанием был неравен.

Алекс каким-то непостижимым образом оставил глубокий след в душе, и она не могла избавиться от него. Ощущала его незримое присутствие в своей жизни, трепетной дрожью на коже, легким покалыванием на кончиках пальцев. Алекс стал безбилетным пассажиром ее мыслей, и высадить его не представлялось возможным.

Телефон ожил в руках. Взглянув на дисплей, ответила на звонок.

– Привет. – От бодрого голоса Элис на душе сразу потеплело. – Как вы там?

– Привет, все хорошо.

– Извини, я тебя, наверное, разбудила.

– Я еще не ложилась.

– Опять проблемы? Муж приходил? – обеспокоенно сыпала вопросами Элис.

– Нет. – Лиза смущенно улыбнулась, не привыкла, чтобы за нее кто-то искренне переживал и чувствовала себя неловко. – Не думаю, что он сможет найти меня здесь, а телефон этот я сообщила только тебе.

– Ну и хорошо, – добродушно заключила Элис. – Постарайся пока без нужды не выходить из дома, а еще к тебе сегодня заедет моя хорошая знакомая Марго. Расскажи ей все, она сможет уладить некоторые вопросы.

– Не думаю, что это хорошая идея… – Лиза невольно напряглась, не готова была посвящать незнакомого человека в свои проблемы. Доверие к Элис и так было для нее слишком большим подвигом.

– Лиз, сейчас вот не до пререканий, – абсолютно серьезно возразила та. – Хочешь всю жизнь просидеть в четырех стенах? Я ей полностью доверяю. Пока меня нет, обращайся к ней по любому поводу. Телефон скину в смс.

– Хорошо, – скрепя сердце, согласилась Лиза, выбор и правда был невелик.

– Да, кстати, документы у твоего благоверного она заберет сама.

– Каким образом?

– Не думай об этом. У нее свои методы.

– Ладно. – Лиза неопределенно пожала плечами, не очень-то веря в это. – Ты сама скоро вернешься?

– Пока не знаю. – Элис устало вздохнула. – Я только добралась до дома. Возможно, придется задержаться на пару дней.

– Жаль.

– Не кисни. Все наладится, – уверенно заключила Элис.

– Надеюсь…

***

Состояния Алекса стремительно ухудшалось. Он отчетливо чувствовал мерзкий озноб, что означало поднятие температуры и не доставляло особой радости. Угораздило же заболеть так не вовремя. Но болезнь в его планы совсем не входила, нужно было ехать на встречу, которую ни перенести, ни отменить было невозможно. Закинувшись всевозможными имеющимися лекарствами, он вышел из дома, но решил за руль не садиться и прогуляться пешком.

Добравшись до «Каравеллы» за четверть часа, уверенно вошел внутрь. Латыпов уже ждал его и поднялся навстречу, приветственно протянув руку. Алекс крепко пожал ее и присел на свободный стул.

– Итак, о чем вы хотели поговорить? – Сергей перешел сразу к делу, окидывая собеседника цепким взглядом.

Алекс нисколько не смутился и с достоинством выдержал этот своеобразный детектор. Ощущал себя вполне уверенно и не тушевался перед сильным противником. Привык общаться с людьми ниже себя в пищевой цепочке, Латыпов же находился примерно на том же уровне, и это добавляло остроты в их диалог.

– Я не буду ходить вокруг да около, если вы не возражаете, – вкрадчиво поинтересовался Алекс и выжидательно изогнул бровь.

– Буду очень признателен. – Сергей усмехнулся и откинулся на спинку, выказывая абсолютную расслабленность. – Не люблю всю эту прелюдию.

– У вас есть один должник, Максим Краснов.

– Есть такой.

– Сумма его долга около трехсот тысяч рублей.

– Надо же. – Сергей обнажил белоснежный оскал и опасно сверкнул глазами. – Как хорошо вы осведомлены.

Алекс никак не прореагировал на демонстрацию силы и продолжил тем же спокойным тоном:

– Вам ли не знать, что при желании можно узнать все, что угодно…

– Продолжайте. – Латыпов кивнул и задумчиво почесал подбородок, пытаясь разгадать, чего хочет Гилберт. Считал его далеко не глупым человеком, а уж то, каких высот он добился, и вовсе вызывало уважение, но точек пересечения у них почти не было ни в бизнесе, ни в личной жизни, не считая хоккея.

– Также есть с десяток других кредиторов, но с меньшей суммой. Вы известный человек в этом городе, и для вас не составит труда выкупить эти долги, естественно, за мой счет. Это возможно? – Алекс открыто посмотрел в глаза, стараясь прочесть, о чем думает собеседник, и взвесить свои шансы на успех в данном деле.

– Ну допустим, – задумчиво протянул Сергей и нервно постучал пальцами по столу. – Но зачем? Вы и сами в состоянии это сделать, но раз хотите чужими руками, значит, дело не в бескорыстной помощи…

– Так и есть. – Алекс невольно усмехнулся его проницательности и пояснил совершенно откровенно: – Я не собираюсь ему помогать, я хочу его уничтожить.

– Чем же он вам так не угодил? – Сергей еще не принял окончательного решения. Помочь Алексу не составило бы труда, но он не хотел лишать себя прибыли, пусть и незначительной.

– Личные счеты… Все расходы, как и упущенную прибыль, я возмещу.

– Хорошо. – Сергей довольно кивнул и озвучил свое решение. – Я выполню вашу просьбу, но что вы будете делать с этим долгом?

– Я еще не решил.

– Что я получу взамен? Кроме денег.

– Назовите свою цену. – Алекс был готов к подобному повороту и заранее обдумал приемлемую для себя стоимость.

– Сын. Он бредит хоккеем. Хочу, чтобы он попал в молодежную сборную России.

– В этом году это невозможно, – решительно отверг этот вариант Алекс. Это было просто нереально на данный момент.

– Почему?

– Не тот уровень. У вашего сына определенно есть способности и талант, но не хватает дисциплины и опыта. Я могу договориться о переводе в один из лучших клубов страны, дальше все будет зависеть от него.

– Вы же занимаетесь раскруткой молодых хоккеистов? – Сергей не намерен был уступать такой шанс. Про Алекса ходили легенды, практически все, за кого он брался, добивались отличных результатов в спортивной карьере.

– Занимаюсь, – охотно согласился Алекс и, откинувшись на спинку, внимательно посмотрел на Сергея. – Но условия моего контракта очень жесткие, как и обязательства, которые ваш сын должен будет выполнять.

– Думаете, не потянет? – Сергей нахмурился. Сам понимал, что слишком избаловал сына, но, возможно, именно Алекс сможет сбить спесь и вылепить из него человека.

– Все зависит от вас. – Алекс улыбнулся, не первый раз он говорил эти слова. Родители часто слишком опекают своих детей и не дают им развиваться. – Тот, кто попадает ко мне, забывает о покровительстве родителей и пашет на результат до седьмого пота.

– Но и результат превосходит все ожидания.

– Чаще всего. Вы готовы перестать потакать своему отпрыску?

Алекс задал, пожалуй, главный вопрос, которого ожидал Сергей. Он любил сына и готов был на все ради его блага. Сейчас же искренне верил, что поступает правильно, давая ему путевку во взрослую жизнь. Когда-нибудь тот поймет и поблагодарит.

– Я готов предложить вам сделку. Вы беретесь за моего сына, взамен я решаю вашу проблему и с долгом, и с Красновым в целом. Но по-своему, в зависимости от тяжести его грехов, о которых вы мне, естественно, поведаете.

– Я согласен. – Алекс пожал протянутую ладонь, скрепляя их сделку рукопожатием и довольно улыбнулся. Консенсус был достигнут.

– Теперь пообедаем? – Сергей взял папку меню. – И обсудим детали.

– Не откажусь. – Алекс последовал его примеру, хотя есть не хотелось совершенно. Простуда давала о себе знать неприятным першением в горле. Выбрав легкие блюда, он сделал заказ и откинулся на спинку в ожидании продолжения разговора.

***

Услышав звонок в дверь, Максим нехотя оторвался от просмотра очередного сериала и поднялся с дивана. Алена была в ванной, поэтому открыть больше было некому. Недовольно бурча под нос, обсыпал всевозможными проклятиями незваного гостя и распахнул дверь. Перед ним стояла невысокого роста женщина в черных джинсах и кожаной куртке. Короткая стрижка и тяжелый оценивающий взгляд добавляли серьезности ее образу.

– Краснов? – без предисловий начала она и, не дожидаясь ответа, уверенно шагнула в квартиру.

Макс слегка опешил от такой наглости, но что-то в глазах гостьи не позволило грубо послать ее в известном направлении.

– Чем обязан? – сухо поинтересовался он, чувствуя себя хозяином ситуации. Хрупкая фигурка не внушала опасности, что позволило расслабиться.

– Мне нужны паспорт Лизы и свидетельство о рождении Жени, – спокойно ответила она и осмотрелась, оценивая возможные варианты действий.

– С чего ты взяла, что я тебе их отдам? – Максим заметно занервничал, но все еще пытался сохранять невозмутимость. – Ты вообще кто такая?

– Кравец Маргарита Викторовна, – усмехнувшись, представилась она, достала свою визитку и, засунув ему за шиворот, грубо напомнила: – Я жду.

– Пошла отсюда нахер, – рявкнул Макс и распахнул дверь. – А ей передай, что ничего она не получит, пока не выполнит наш уговор.

– Ты, кажется, не понял. – Марго лениво растягивала слова, словно играя с ним в кошки-мышки. – Я пришла сюда за документами и получу их во что бы то ни стало. Отдай по-хорошему, и я уйду.

– Еще чего! Совсем уже охерели. – Максим двинулся на нее и хотел схватить за предплечье, чтобы выкинуть из квартиры, но Марго с легкостью перехватила его руку и, завернув за спину, впечатала его в стену, а затем и вынудила опуститься на колени.

– Ай, пусти! – взмолился он, но Марго его душераздирающие крики не трогали, она с особой жестокостью продолжала заламывать его руку и в очередной раз напомнила:

– Документы.

– Что здесь происходит? – Алена услышав шум, вышла из ванной и застыла от увиденного.

– Ничего. – Марго выпустила своего пленника и отошла на пару шагов. – Мы просто разговариваем.

– Макс, кто это? – недовольно обратилась к нему Алена.

– Я понятия не имею, вломилась и требует денег… – пожаловался он и потер ноющую от боли руку.

– Тогда я звоню в полицию, – взвизгнула Алена и хотела сбежать в комнату.

– Стоять! – рявкнула Марго и, передернув затвор, направила пистолет на Макса. – Мне. Нужны. Документы.

Холодный металл обжег висок Максима, тот реально испугался и не мог вымолвить ни слова. Тело сотрясала нервная дрожь, а пот градом стекал по спине.

– К-какие документы? – заикаясь, спросила Алена, находясь на грани истерики.

– Всего лишь паспорт Лизы и свидетельство о рождении ее сына.

– Сейчас принесу, – пропищала она и скрылась в комнате.

– Ты за это ответишь, – подал голос Макс, чем только развеселил Марго.

– Уже боюсь, – засмеявшись, ответила она. – В штаны не наделай, мститель, блин.

Максим предпочел не продолжать разговор, боясь получить пулю в голову, но внутренне все дрожало от злости и страха одновременно.

– Вот. – Алена вернулась с документами и протянула их Марго.

– Благодарю. – Та проверила их и, удовлетворенно кивнув, сунула в карман. – Счастливо оставаться.

Марго убрала пистолет и вышла из квартиры, громко хлопнув дверью.

Макс шумно выдохнул и сполз по стене на пол.

– Доигрался? – язвительно спросила Алена, окинув его гневным взглядом. – А я тебя предупреждала.

– Звони в полицию, – прохрипел он и потер дрожащими руками лицо.

– Нет уж! – рявкнула она, едва сдерживаясь, чтобы не высказать все, что кипело внутри. – Ты эту кашу заварил, тебе ее и расхлебывать! Только не в моей квартире!

***

Вечерний Торонто был поистине прекрасен. Элис колесила по знакомым улицам и улыбалась. Этот город стал ей родным, она любила в нем все и отчаянно скучала, находясь в России. Хмурый Дзержинск угнетал своей безликостью и серостью, Элис так и не привыкла к жизни там. Все-таки предпочитала мегаполисы с их суетливостью, с огромными небоскребами и яркой иллюминацией. Только вернувшись в Торонто, она ощутила прилив небывалой энергии, именно здесь был ее дом, ее пресловутое место силы.

Вдоволь накатавшись по любимым местам, Элис свернула в сторону пригорода. Несколько минут по скоростному шоссе – и она въехала в элитный коттеджный поселок. Однотипные дома величественно возвышались по обе стороны дороги. Без труда найдя нужный, Элис остановилась около гаража, забрала сумку и вышла из машины. Встречаться с Ириной Борисовной Царевой совсем не хотелось. За столько лет они так и не смогли не то что сблизиться, даже найти общий язык не всегда получалось, но именно в этом разговоре заключалась ее ответственная миссия.

Несколько раз глубоко вздохнув, чтобы справиться с внутренним неприятием, Элис направилась к двери. Неслучайно выбрала это время для встречи, прекрасно знала расписание Царевой. Ее день был рассчитан по минутам: не имея привычки работать, она взвалила на себя «тяжкие» обязанности благотворительности и постоянно пропадала на разнообразных встречах, якобы для пользы дела, но Элис-то знала, что все это показуха. Ирина Борисовна никогда и никому не сочувствовала, просто делала то, что приносило ей удовольствие и, ко всему прочему тратила баснословные суммы денег на свои увлечения. Но сколько Элис ни пыталась указать на это Алексу, он всегда отмахивался, предпочитая огромные счета общению с собственной матерью.

Остановившись в шаге от цели, Элис включила заранее приготовленный диктофон и, сунув его в карман, нажала на звонок. Послышался приближающийся цокот каблуков, и дверь распахнулась.

– Элис? – удивленно воскликнула Ирина Борисовна и, недовольно поджав губы, добавила: – Неожиданно.

– Я могу войти? – уточнила Элис, без труда выдержав презрительный взгляд таких же, как у Алекса, дымчато-серых глаз.

– Входи, – равнодушно бросила она и пропустила гостью в дом. – Сын почему не приехал?

– Он в России.

– Как интересно… – Ирина Борисовна двинулась в сторону гостиной, и Элис пришлось последовать за ней. – А ты здесь зачем?

– Мне надо с вами поговорить.

– Что-то с Женей? – между делом спросила Ирина Борисовна, опустилась на диван и разлила чай в чашки, изображая радушную хозяйку.

– Нет, с ним все в порядке.

– Надеюсь, он не связался опять с этой…

– Лизой, – подсказала Элис и, взяв свою чашку, откинулась на спинку. Она смотрела на Цареву и удивлялась. В свои пятьдесят с небольшим та не утратила женской привлекательности. Идеальная фигура, идеальный макияж и идеальные манеры. Всегда элегантная и грациозная, она была похожа на пантеру и могла бы вызывать восхищение, если бы не черствое сердце, не знающее ни любви, ни жалости.

– Да-да, именно. – Она театрально поморщилась, услышав неприятное ей имя.

– Пока нет, – осторожно ответила Элис, ступая на скользкий путь, ведущую к главной цели. Весь ее план был построен на эффекте неожиданности и мог либо привести к победе, либо к полному провалу.

– Пока? – Ирина Борисовна удивленно вскинула бровь, сама не заметила, как попалась на удочку, к великой радости Элис, осталось только умело вывести ее на эмоции.

– Ну вы же умная женщина. – Элис невинно улыбнулась и продолжила шагать по минному полю. – Должны понимать, что когда-то это случится…

– Только через мой труп! – воскликнула та, но быстро взяла себя в руки и направила свой гнев в другое русло. – Если бы не ты, Женя бы давно уже женился и думать забыл о ней.

– Опомнитесь, – снисходительно усмехнулась Элис, понимая, что Царева не станет легкой добычей.– Он никогда не женится ни на ком, кроме Лизы. К тому же у них общий ребенок.

– Чушь! – Ирина Борисовна заметно занервничала. – Эта вертихвостка воспользовалась его доверчивостью… – Поддавшись порыву, поднялась на ноги, прошлась по комнате и остановилась у окна. – Ну ничего, сына Женя заберет, я об этом позабочусь.

Элис невольно напряглась, но смогла сдержаться и вступить в полемику. С большим трудом пропустила ее фразу мимо ушей и продолжила допрос.

– Чем же Лиза вам не нравилась, что вы решились на такую низость, как разлучить ее с Женей? А потом, добившись желаемого, взрастили в его сердце лютую ненависть, чтобы и не помышлял вернуться к ней.

– Бред! – воскликнула Ирина Борисовна и, повернувшись, скрестила руки на груди, выстроив вокруг себя неприступную стену.

– Ой ли… – Язвительный тон и легкая самодовольная улыбка сделали свое дело. Ирина Борисовна не выдержала, взорвалась и начала говорить:

– А с чего она должна мне нравиться? Взрослая замужняя тетка… Да она вцепилась в моего сына клещами, потому что чувствовала, какой он перспективный хоккеист. Хорошей жизни захотела за его счет. Беспородная, безродная…

– И вы решили вмешаться? – насмешливо уточнила Элис, распаляя ее все больше. Ей нужна была информация.

– Я ничего не решала! – зло сверкнув глазами, огрызнулась Ирина Борисовна. – Всего лишь высказала мнение, и отец меня поддержал.

– Он ее даже не видел ни разу, – возразила Элис. – А с вами согласился, чтобы лишний раз не спорить.

– Это неважно.

– Пожалуй, вы правы. – Она была вынуждена согласиться. Отец Царева во всей этой истории не принимал участия, как, в общем-то, и не имел права голоса, всегда соглашался с женой во всех вопросах.

– Если разбор грехов закончен, не смею больше задерживать, – фыркнула Ирина Борисовна и, вновь отвернувшись к окну, прикрыла глаза. Элис и без того жутко раздражала ее, а сейчас и вовсе выводила из себя настолько, что от злости сводило скулы. Но как ни пыталась она избавиться от нее, ничего не вышло. Женя не желал слушать никаких доводов, ни просьбы, ни угрозы на него не действовали.

– Ну что вы, я только начала, – лилейным голоском известила Элис и по-деловому закинула ногу на ногу. Интуитивно почувствовала, что Царева на взводе, осталось только дожать ее, и вся правда выйдет наружу.

– С чего ты взяла, что я захочу продолжать этот бесполезный разговор? – Металл в голосе мог напугать кого угодно, но только не Элис. После стольких лет жизни с Алексом его мать казалась слишком жалкой.

– О, да я даже уверена, что не захотите, но придется, – констатировала она и довольно улыбнулась. Кожей ощущала неприязнь, но не намерена была уступать ни на йоту.

– А ты самоуверенная. – Ирина Борисовна развернулась и в несколько шагов сократила расстояние между ними. – Только глупая. Ты ничего не добьешься – уходи, не трать время.

– Времени у меня предостаточно, как, в общем-то, и доказательств. – Элис достала из сумки папку с документами, собранными Марго. – Если вот эта папка попадет к вашему сыну…

– Каких еще доказательств? – Ирина Борисовна не сдержала кривую усмешку. – Чего?

– Мне доподлинно известно, что Краснова перевела на ваш счет большую сумму денег на лечение Жени. Может, ответите, почему он об этом ничего не знает? – Элис внимательно следила за реакцией и отмечала малейшие изменения в поведении.

Царева мгновенно побледнела, но смогла справиться с собой и, будто проснувшись, яростно принялась защищаться:

– Это ее грех! Она моего сына погубила! – Эмоции захлестнули, выдержка дала сбой, ее отчаянно понесло на волнах гнева. – Пришла с бессовестными глазами в больницу. Я высказала ей все, что думаю, и выставила.

– Лиза приходила в больницу? – удивилась Элис, едва выровняв дыхание. Такого поворота она никак не ожидала. Весь ее безупречно собранный пазл разлетелся на куски и дополнился новыми деталями.

– Я ее на порог не пустила, – довольно изрекла Ирина Борисовна, вспомнив тот самый момент и последующий разговор с врачом. Ей предлагали лечение в столице, но она настояла на Канаде. – Я сына заграницу увезла от нее подальше! Все сделала, чтоб она отцепилась, но ее так просто не вытравить. – Злость застилала глаза, Царева нервно сглотнула и продолжила свою исповедь. – Столько лет игнорировала ее сообщения, но она все равно настырная, продолжает писать. Дура!

– Какая же вы…

– Какая? – Ирина Борисовна гневно всплеснула руками. – Я своего сына защищала! Единственного! Вот будет у тебя сын… – Она замолчала, подбирая слова, чтобы побольнее уколоть. – Хотя с такими наклонностями тебе это не светит.

– Оставьте мои недостатки на потом, – процедила Элис сквозь зубы. Как ни старалась держать себя в руках, Ирине все же удалось вывести ее из себя.

– Ты такая же, как она! Как Женя только этого не замечает? Столько девушек вокруг него…

– Да вы не хотите видеть очевидных вещей! – вскочив на ноги, перебила Элис и бесстрашно кинулась в атаку, выплевывая обвинение за обвинением. – Ваш сын несчастен! Вы отняли у него любовь всей его жизни, заменив ненавистью. Зачем? Ради чего вы сломали жизнь своему ребенку? Неужели вы настолько тщеславны?

– Я сделала все для его блага, – твердо ответила Ирина Борисовна. – Если бы не я, он бы не добился всего, что имеет.

– То, что он имеет, нужно было лишь вам! – не унималась Элис, эмоции взрывались в крови и разлетались по организму со скоростью света. – Он хотел всего лишь играть в хоккей и быть с любимой женщиной. Вы отняли у него все!

– Достаточно. – Царева жестом заставила ее замолчать. Не намерена больше выслушивать всю эту грязь. Знала, что поступила правильно и ничто не могло сломить ее уверенность.

– Правда глаза колет?

– Какая еще правда?

– Максим Краснов недавно рассказал мне одну очень занимательную историю. – Элис блефовала, решившись на отчаянный шаг, поставила на кон все и могла проиграть. – Относительно аварии, в которой Женя пострадал. Он сказал, вы инициатор, и обязался подтвердить свои слова на суде, если потребуется.

– Каком еще суде? – Страх отчетливо промелькнул в глазах Царевой. – Что за бред?

– В который подаст Женя, когда к нему попадет эта папка. – Элис в очередной раз продемонстрировала свои доказательства.

– Это грязная ложь! – Ирина Борисовна подлетела к Элис и вцепилась в папку, пытаясь ее отнять. – Я не имею никакого отношения к аварии! Мы не так договаривались. Я просила всего лишь помочь мне разлучить их, авария – это его рук дело…

– Договаривались? – Мужской голос эхом разнесся по дому, заставив обеих женщин вздрогнуть и замереть.

Ирина Борисовна задрожала всем телом и обернулась. Муж стоял в нескольких шагах от нее, и вид у него был крайне разъяренный. Никогда прежде она не видела его таким.

– Ира? Что все это значит? – взревел Андрей, сжимая кулаки от злости. Горькая правда оглушила его на несколько секунд. Он всегда закрывал глаза на ее поступки, все прощал, верил ее невинным глазам.

– Андрюш, все хорошо. – Ирина залебезила перед мужем, попыталась обнять, чтобы хоть как-то успокоить и попробовать все объяснить. – Я…

– Хорошо? – Он грубо отшвырнул ее от себя. – Все, что я услышал сейчас, правда?

– Не совсем, ты не так понял, это Лиза…

– Заткнись. – Андрей не сдержался и первый раз в жизни отвесил жене звонкую пощечину. Ничто не дрогнуло в его душе. Словно взглянул на супругу другими глазами, все оказалось настолько очевидным, что он ужаснулся. – Ты всю жизнь это говорила. Всю жизнь всем внушала, что Лиза вселенское зло, а на самом деле это ты. Ты – это зло. Господи, столько лет… – Он презрительно покачал головой и направился к лестнице. – Я больше не хочу тебя видеть. Сейчас же соберу вещи и уеду.

– Андрей, подожди, я объясню. – Ирина Борисовна приложила ладонь к пылающей щеке и кинулась догонять мужа.

– Достаточно, – рявкнул он и смерил ее таким взглядом, что она отступила.

Элис молча наблюдала за всем происходящим. Хотела провалиться сквозь землю, лишь бы не присутствовать при семейных разборках, но выбора не было.

– Добилась, чего хотела? – прошипела Ирина Борисовна, повернувшись к Элис и обвиняя ее во всех своих бедах.

– Я хочу, чтобы Женя был счастлив и добьюсь этого во что бы то ни стало, – уверенно заявила та и направилась к выходу. Здесь делать ей было больше нечего.

– Лишив его матери? – крикнула Ирина вслед, предательские слезы дрожали на ресницах, но она упорно сдерживала их.

– Какая вы мать после всего, что сделали? – Элис развернулась и посмотрела ей в глаза, демонстрируя свое отношение.

– Осторожно, у тебя могут быть большие проблемы…

– Я не Лиза, – усмехнулась она. – Меня вам не запугать.

Торопливо покинув родительский дом Алекса, Элис села в машину и выжала педаль газа в пол. Не терпелось уехать отсюда, сбежать как можно дальше от всей этой грязи. Выехав на трассу, достала диктофон и, промотав на начало, включила воспроизведение. Необходимо было послушать качество записи и подумать, как донести все это до Алекса.

Глава 33

Налив горячую ванну, Элис забралась в воду и блаженно прикрыла глаза. Так давно мечтала о нескольких минутах наедине с собой, чтобы никаких посторонних мыслей, никаких проблем, просто насладиться покоем и умиротворением. Легкая музыка лилась из динамиков, помогая полностью расслабиться и погрузиться в нирвану.

Элис успела даже задремать, но звонок в дверь беспардонно нарушил идиллию. Неприятно поморщившись, она распахнула веки и осмотрелась в поиске полотенца. Нарочито медленно вытирала влажную кожу, втайне надеясь, что незваный гость не станет ждать и уйдет, но надежды разлетелись вдребезги от повторной трели звонка. На этот раз пришедший нажимал на кнопку дольше и чаще, демонстрируя свое нетерпение.

Элис накинула легкий халатик на голое тело и, спустившись, открыла дверь.

– Андрей? – невольно воскликнула она, меньше всего ожидая увидеть на пороге своей квартиры его.

– Позволишь?

– Входи, конечно. – Элис отошла в сторону, пропуская гостя внутрь и закрыла за ним дверь.

Царев разулся и прошел в гостиную. Не дожидаясь предложения, удобно устроился на широком диване.

– Выпьешь чего-нибудь?

– Да, коньяк, будь добра.

Элис прошла к бару и, налив янтарный напиток, вернулась обратно.

– Извини, еды нет. – Она усмехнулась и протянула ему бокал. – Не ждала тебя сегодня.

– Я не голодный. – Андрей сделал большой глоток и, откинувшись на спинку, прикрыл глаза. Жидкий огонь медленно расползался по телу, приятно согревая и успокаивая вздернутые на дыбы нервы.

Тишина, повисшая в воздухе, тяготила, он понимал, что должен что-то сказать, как-то затронуть волновавшую его тему, но вопросов было слишком много. Они появлялись со скоростью света и, не найдя должного ответа, меркли в сознании.

– Андрюш… – услышал он нежный голос Элис и, открыв глаза, внимательно посмотрел на нее.

– Давно ты знала? – спросил прямо, устав подбирать нужные слова.

– О чем?

– Обо всем этом. – Андрей сделал своеобразный жест руками, чтобы показать глобальность своего вопроса.

– Нет конечно, – уверила его Элис. – Как узнала, сразу приехала.

– Неужели это правда? – проговорил он обреченно и, отставив бокал на столик, потер лицо ладонями. – Неужели Ира такой монстр?

– Боюсь, что да, – тихо ответила она и, опустившись на диван рядом с ним, положила руку на плечо. – Я не знаю, как ты будешь с этим жить дальше.

– Я тоже. – Андрей взял ее ладонь в свою и поднес к губам. – Прости меня.

– За что?

– За столько лет…

– Андрюш. – Элис нежно провела по его волосам, спустилась к щеке и осторожно коснулась губ. – Ты никогда ничего мне не обещал. Я знала, на что шла ,и ни о чем не жалею.

– Иди ко мне, – жарко прошептал он, притянул к себе и, впившись в податливые губы требовательным поцелуем, нетерпеливо распахнул полы халата. Отчаянно нуждался в ней, в ее мягкости и нежности. Как и всегда, топил в ее любви свою горечь, свои печали, свое никчемное существование.

– Как же я соскучился, – шептал Андрей, щедро осыпая ее кожу страстными поцелуями.

Элис с готовностью принимала его ласки, позволяя жадным рукам хозяйничать на своем теле. Отдавала всю себя, растворяясь в сумасшедшем вихре желания. Только он мог пробудить в ней неистовое пламя страсти, которое сжигало их обоих дотла.

Ловкие пальчики Элис расстегнули его рубашку и с упоением порхали по разгоряченному телу, вызывая шквал мурашек. Андрей замер на несколько секунд, разрешая ей маленькие шалости, но надолго его не хватило. Почувствовав, как ослаб ремень на брюках, он хрипло застонал и, подхватив Элис на руки, шагнул в сторону спальни. Аккуратно уложил на кровать и, избавившись от остальной одежды, присоединился к ней.

Тела плавились в любовной горячке, а сердца стучали в унисон. Воздух в помещении накалился до предела и обжигал легкие, но прервать эту пытку было невозможно. Слишком отчаянно они нуждались друг в друге. Жгучие поцелуи и сладостные стоны заполнили тишину комнаты. Дикая, необузданная страсть вырвалась наружу, сметая все запреты, подталкивая к наивысшей точке блаженства.

Необычайное удовольствие волнами прокатывалось по телу, приятно лаская каждый сантиметр. Удобно устроившись на мужской груди, Элис слушала мерный стук сердца и пальцем вырисовывала узоры на коже. Ей было так хорошо и спокойно, но она знала, что это ненадолго.

– Останешься? – ни на что не надеясь, привычно спросила она и прикрыла глаза, наслаждаясь тем, как трепетно Андрей перебирает ее волосы пальцами.

– Останусь, – прошептал он и расслабленно прикрыл глаза. – Никуда от тебя не уйду.

– Уверен? – Элис приподнялась на локте и окинула его взволнованным взглядом. Не ожидала такого ответа и боялась поверить в то, что ее многолетнее желание, наконец исполнилось.

– Гори оно все огнем. – Андрей нежно улыбнулся и притянул ее к себе, вновь удобно устраивая на своей груди. – Полежи со мной.

Элис прижалась к нему всем телом, пытаясь выразить все гамму испытываемых эмоций через тактильный контакт. Она чувствовала его как себя, за столько лет изучила малейшие колебания в настроении.

– Тебе больно, – тихо проговорила и тяжело вздохнула.

– Больно, – согласился Андрей и, слегка повернувшись, сильнее сжал в объятиях любимую женщину. – Но это не та боль, о которой ты подумала. – Он нежно коснулся губами виска. – Мне больно за сына, за его искалеченную судьбу. Мне больно за свою трусость. Ты же знаешь, я хотел уйти незадолго до аварии, а потом не смог оставить их. Не простил бы себе.

– Это не трусость. Это умение брать на себя ответственность, – возразила Элис и, немного отстранившись, посмотрела ему в глаза. – В чем ты винишь себя?

– Я никогда не любил Иру. – Андрей в очередной раз рассказывал ей свою историю. Но именно сегодня она звучала по-другому. – Она была влюблена по уши, а я всего лишь развлекался. Женился по глупости, по залету. В те времена не было принято быть воскресным папой. Заделал ребенка – обязан жениться.

– А ты никогда не думал, что Женя может быть не твоим сыном? – Элис озвучила мысль, что внезапно пришла ей в голову. Никогда прежде не сомневалась в их родстве, но, узнав на что способна Ирина Борисовна, вполне могла предположить такой вариант. Если уж она собственного сына не пожалела, что ей стоило забеременеть от одного, а женить на себе другого?

– Сейчас я уже ничему не удивлюсь. – Андрей горько усмехнулся. – Но какая разница? Я его вырастил, люблю и считаю своим сыном. А это главное.

– Ты прав, – согласилась она и, ласково улыбнувшись, добавила: – Я тоже его люблю.

– Спасибо тебе за все, а в первую очередь за сына. Ты его ангел-хранитель. Если бы не ты, я даже не представляю, что бы с ним было.

– Да ничего бы не было. Он далеко не дурак, просто ему очень плохо. – Элис расстроенно опустила глаза, понимая, что не в ее силах помочь Алексу. – Бесится внутри себя, а взглянуть правде в глаза боится.

– Всем нам плохо, – философски заметил Андрей. – Но моя жизнь уже прошла, и ничего изменить нельзя, а он просто обязан попытаться.

– Не говори так, – возразила она, взволнованно скользя взглядом по его лицу. – Мы всё сможем исправить. Все вместе.

– Слишком поздно. – Он горестно вздохнул. Много раз задавался вопросом и только сейчас решился его озвучить. – Да и зачем тебе старик? Ты молодая, красивая…

Элис мягко улыбнулась и взяла его лицо в ладони. Нежно провела большими пальцами по щекам и прошептала:

– Я люблю тебя.

Она была искренна в своих словах, и Андрей знал это. Чувствовал на интуитивном уровне, что Элис не обманывает. Она никогда ничего не требовала и не просила, просто всегда была рядом, насколько было возможно, и он очень ценил это.

– Неужели спустя столько лет?

– Ничего не изменилось. – Элис слегка коснулась его губ своими и продолжила: – Я все так же тебя люблю, как и десять лет назад.

– Кто бы мог подумать, что наши отношения продлятся столько времени. – Андрей крепко сжал ее в объятиях и прошептал в самое ухо: – Как же я тебя люблю.

Элис забыла, как дышать. Признание Андрея сильно взволновало, тронув потаенные фибры души. Нечасто он позволял себе подобные откровения, тем ценнее они были.

– Расскажи мне о ней, – попросил он, выпустив Элис из объятий.

– О Лизе?

Андрей согласно кивнул.

– Я даже не знаю, с чего начать. – Она тоскливо вздохнула, вспомнив о Лизе. – Она хорошая, светлая, честная и глубоко несчастная. Ты даже не представляешь, с каким чудовищем она жила все это время…

– Почему не ушла от него?

– Не знаю. – Элис неопределенно пожала плечами и, чуть подумав, добавила: – Ты просто не видел эту мразь, не удивлюсь, если он запугал ее до такой степени, что она вздохнуть без него боялась.

– Это тот, что подстроил аварию? – уточнил Андрей, хотя все прекрасно слышал в разговоре Элис со своей женой.

– Да.

– Она знает?

– Нет. Даже я об этом не знала, просто предположила…

– Что ты намерена делать? – Андрей задал тот главный вопрос, который она сама себе задавала множество раз. Но ответа у нее не было.

– Я не знаю. – Элис обреченно покачала головой. – Надо как-то разрубить этот гордиев узел. Но как…

Тишина вновь воцарилась в комнате, но никто не желал нарушать ее. Каждый думал о чем-то своем.

– Я хочу познакомиться с ней, – неожиданно произнес Андрей. Элис посмотрела на него, ища какой-то подвох, но он был абсолютно серьезен.

– Приезжай, я вас познакомлю.

– Хорошо, завершу все срочные дела и рвану к вам в Россию.

– Ты серьезно? – на всякий случай уточнила она. Это было из разряда фантастики.

– Разве я когда-то шутил?

– А как же…

Он приложил палец к ее губам, не давая продолжить фразу и, улыбнувшись, ответил:

– Новая жизнь, новые правила. – Легко поцеловал ее в нос и поднялся с постели. – Я в душ.

Элис перевернулась на живот и, счастливо улыбаясь, проводила его взглядом. Невольно мысли перенеслись в далекое прошлое. В тот самый день, когда начался их бурный роман. Случайный секс, чтобы сбросить напряжение, в подсобке больницы, в которой лежал Женя после аварии, каким-то непостижимым образом перерос в долгое и неожиданно прочное чувство. Ни разница в возрасте, ни семейное положение Андрея не смогли удержать от греховной связи. Их тянуло друг к другу с нечеловеческой силой, но они всегда старались держать себя в рамках и не демонстрировать истинные отношения при посторонних. Примерный семьянин и лесбиянка не давали возможности усомниться в своей честности и не оставляли злым языкам повода для сплетен. Никто и никогда не видел их вместе или хотя бы наедине, но это не мешало им встречаться тайком и принадлежать всецело друг другу.

Андрей вернулся неожиданно быстро и, небрежно швырнув телефон на кровать, принялся одеваться.

– Что случилось? – Элис завернулась в простыню и вскочила с постели.

– Ира в больнице, – сухо ответил он, торопливо застегивая рубашку и обреченно посмотрел на нее.

– Что с ней?

– Не знаю, что-то с сердцем. – Андрей сел на кровать и спрятал лицо в ладони. – Я должен ехать туда.

– Конечно, поезжай, – участливо согласилась Элис. – Хочешь, я тоже поеду?

– Нет, не нужно. Я сам, – холодно объявил он свое решение.

– Хорошо, – скрепя сердце, поддержала она его и тихо добавила: – Я приеду утром.

– Да, так будет правильнее. – Андрей сжал кулаки в бессильной злобе и решительно направился к выходу.

***

– Мам… – Взволнованный голос сына беспрепятственно проник в сознание. Лиза с большим трудом заставила себя открыть глаза и сфокусироваться на Жене. Сама не заметила, как уснула на диване в гостиной, да так крепко, что не слышала ничего вокруг.

– Что случилось?

– В дверь звонят. Я не стал открывать.

Лиза резко села, сон как рукой сняло, а сердце зашлось в тревожном волнении. Безотчетный страх, живший в душе, сковал легкие, мешая нормально сделать вздох.

– Мам?

– Ты молодец. – Нервно сглотнув, она одобрительно погладила сына по голове и неуклюже поднялась на ноги. – Иди пока к себе в комнату. Я разберусь.

Плотнее закутавшись в домашний халат, Лиза бесшумно подошла к двери и посмотрела в глазок, но не узнала визитера. Мысли лихорадочно метались в голове, но ни одна не давала права открыть дверь незнакомцу.

Звонок повторился так неожиданно, что она едва не подпрыгнула.

– Кто там? – спросила дрогнувшим голосом и замерла в ожидании ответа.

– Марго. Элис должна была предупредить…

Судорожный вздох облегчения невольно сорвался с губ. Прислонившись лбом к холодной металлической двери, Лиза несколько раз шумно выдохнула и отперла замки, чтобы впустить гостью в квартиру.

– Привет. – Марго добродушно улыбнулась и вошла внутрь.

– Здравствуй. – Лиза закрыла за ней дверь и в очередной раз поправила халат, за торопливыми действиями скрывая нервозность.

– Вот, держи. – Марго сразу перешла к главной цели визита – протянула документы и, заметив, как округлились глаза Лизы, усмехнулась.

– Как тебе это удалось? – удивленно воскликнула та и пролистнула страницы своего паспорта, чтобы убедиться в его подлинности.

– Не бери в голову, это не составило труда. – Марго не стала вдаваться в подробности, опасаясь реакции. вдруг Лиза окажется особо впечатлительной дамочкой, откачивай ее потом.

– Спасибо, – пробормотала она и убрала документы в сумку.

Марго лениво стянула куртку и ботинки и в упор посмотрела на Лизу:

– Так и будем в коридоре топтаться?

– Господи, нет конечно, – засуетилась она. – Проходи на кухню. Я чайник поставлю.

– А поесть есть чего-нибудь? – между делом поинтересовалась Марго, ощутив нарастающий спазм в желудке.

Лиза даже растерялась, но быстро сообразила, что к чему, и с улыбкой ответила:

– Найдем. Располагайся, я сейчас.

Проводив гостью на кухню, сама ушла в ванную. Наспех переоделась в домашнюю одежду, привела себя в относительный порядок и, вернувшись, открыла холодильник.

– Есть борщ, пюре с котлетами и бутерброды. Что ты будешь? – обратилась она к Марго.

– Все, – довольно протянула та и поднялась на ноги. – Руки только помою.

Лиза озадаченно посмотрела ей вслед, но спорить не стала. Достала еду и, разложив по тарелкам, засунула одну из них в микроволновку.

– Элис вкратце обрисовала мне твою ситуацию. – Марго опустилась на стул и, с благоговением вдохнув аромат наваристого борща, шумно выдохнула. – Потрясающе.

– Приятного аппетита, – смущенно пожелала Лиза и, налив себе кофе, присела на соседний стул.

– Спасибо. А ты не будешь?

– Нет, я только кофе. – Она улыбнулась, наблюдая за тем, как Марго стремительно поглощает пищу. – Не торопись.

– Угу.

За первым блюдом последовало второе, а после и чай с бутербродами.

– Ну, накормила. – Марго отставила последнюю тарелку в сторону и довольно потянулась.

– Так что там Элис? – напомнила Лиза, продолжая улыбаться чудачествам новой знакомой. Странно, но она смогла сразу расположить к себе. Лиза не чувствовала неловкости при общении, словно знала ее много лет.

– Мне нужны бумаги на квартиру.

– У меня их нет, только фото в телефоне.

– Перешли мне.

Лиза кивнула и выполнила просьбу.

Марго внимательно листала фотографии и время от времени бросала на Лизу задумчивые взгляды.

– Что-то не так? – не выдержав, спросила та и инстинктивно скрестила руки на груди. Все происходящее ей совсем не нравилось, чувствовала себя объектом изучения, и это порядком раздражало.

– Да все не так. – Марго отложила телефон в сторону и совершенно серьезно заявила: – Все это филькина грамота, не имеющая никакой юридической силы.

– Что ты имеешь в виду?

– То, что этими документами можно смело подтереть зад и выбросить, – снисходительно усмехнулась Марго и откинулась на спинку стула.

– Но как? – Лиза взяла телефон, увеличила фотографию с документом о своей выписке и показала экран гостье. – Там же…

– Ну что там? – Марго взяла телефон и, мельком взглянув на снимок, небрежно швырнула гаджет на стол. – Чья-то больная фантазия, не более. Все это незаконно.

– То есть ты хочешь сказать, что Гилберт не является собственником этой квартиры? – на всякий случай уточнила Лиза, все еще не до конца веря ее словам.

– Нет, – твердо ответила Марго. Ни тени сомнения не промелькнуло в ее взгляде. – При данных обстоятельствах это невозможно.

– Неужели никто, кроме тебя, об этом не догадался?

– Да я тебя умоляю, – отмахнулась она. – Это просто развод для лохов. А вот кто и кого разводит, надо еще выяснить.

Помимо воли в сознании всплыли слова Алекса: «Все не так. Я действительно выкупил ее у твоего мужа, но…» Лиза сокрушенно покачала головой. Что он хотел сказать? Нужно было выслушать, а не пороть горячку. Но тогда она была слишком взвинчена и не могла трезво оценивать ситуацию, как, в общем-то, и контролировать эмоции.

– Чем я еще могу тебе помочь? – Лиза услышала голос, словно сквозь вату, и, очнувшись от наваждения, спрятала лицо в ладонях.

– Я не знаю. Я вообще ничего не знаю. Как жить дальше?

– Проблема в чем? – деловито поинтересовалась Марго. Привыкла справляться с трудностями радикальными методами и не понимала метаний Лизы.

– Я из дома выйти не могу, боюсь…

– Кого?

– Мужа.

– Лиз, ты меня, конечно, извини. – Марго ухмыльнулась и многозначительно добавила. – Но у мужа нет шансов против тех здоровенных лбов у твоего подъезда.

– Каких еще лбов? – удивленно прошептала Лиза и нервно сглотнула, ощутив, как от страха онемели кончики пальцев. Неужели Макс нашел ее и здесь?

– Только не говори, что ты не в курсе. – Марго недоверчиво прищурилась и, встав со своего места, подошла к окну.

– Нет конечно. – Лиза отрицательно покачала головой и обняла себя, стараясь скрыть нервный мандраж, сотрясающий тело.

– Иди сюда. – Марго указала на черный джип, стоявший около подъезда. – Видишь эту машину?

– Вижу, но при чем здесь я?

– В ней двое мужчин из охранной фирмы «Барс». Довольно профессиональные ребята.

– Это все, конечно, здорово, но с чего ты взяла, что они по мою душу?

– А ты проверь. – Марго усмехнулась и отошла от окна. – Прогуляйся до магазина, и сразу все станет понятно.

– Но откуда? – допытывалась Лиза, ища хоть какие-то доказательства словам новой знакомой. Все это больше походило на сказку, чем на реальную жизнь.

– Понятия не имею. – Марго уклончиво пожала плечами и направилась к выходу. – Есть же у тебя доброжелатели.

– Не помню таких. Если только… Элис. – Лиза предположила единственный возможный вариант.

– Лиз, я правда не в курсе. Меня она не предупреждала.

– Меня тоже.

– Ну, значит, вернется, и все узнаем, – заключила Марго и надела куртку. – А сейчас мне пора. И спасибо за обед, все было очень вкусно.

– На здоровье. – Лиза тепло улыбнулась ей. – Заходи еще.

– Обязательно. На связи. – Марго вышла из квартиры и махнула на прощание.

Закрыв за ней дверь, Лиза вернулась на кухню и без сил опустилась на стул. Карты, долги, охранники… Она чувствовала себя героиней какого-то боевика о бандитских разборках. Тихая, размеренная жизнь стала похожа на американские горки, ее то подбрасывало к солнцу, то стремительно несло на самое дно. Лиза не привыкла к таким перепадам, никак не получалось подстроиться под новые реалии и нащупать твердую землю под ногами.

***

Элис решительно вошла в вип-палату одного из лучших госпиталей Торонто. Ожидала увидеть Цареву при смерти, но она, к большому удивлению, совершенно не выглядела даже больной. Встретившись с ее пронзительным взглядом, Элис зябко повела плечами, но не дрогнула, с легкостью выдержав моральное давление.

– Спасибо, что пришла, – приторно-сладким голоском проговорила Ирина и невинно захлопала глазами.

– Не притворяйтесь, вам не идет, – сразу же осадила ее Элис и, приблизившись к кровати, взяла со спинки прикрепленную карту назначений.

– Да как ты можешь так обо мне думать? – Ирина Борисовна задохнулась от возмущения.

– Вы забыли, что я тоже кое-что понимаю в медицине? И это, – Элис повернула к ней журнал, – всего лишь витамины, а не лекарства от сердечного приступа.

– Ну, допустим, и что? – Царева снисходительно усмехнулась и сложила руки на груди.

– А то, что вы в очередной раз всех обманули, – спокойно констатировала Элис и, подойдя к окну, устремила задумчивый взгляд куда-то вдаль. Внешняя невозмутимость с лихвой компенсировалась бурей, бушевавшей внутри. Так хотелось сорваться, наорать, высказать этой женщине все, что о ней думает, но понимала, что это бесполезно. Царева погрязла в собственном эгоизме и тщеславии.

– Что ты собираешься делать? – Ее голос вновь зазвучал ласковой песней, отчего Элис неприятно поморщилась.

– То, что должна. Женя узнает правду, хочется вам этого или нет.

– Я прошу тебя не рассказывать ему… пока… – не унималась Ирина Борисовна, осторожно прощупывая почву. Ей нужно было выиграть время для маневра.

– Почему?

– Я сама все ему расскажу.

– Простите, но нет, – твердо ответила Элис и шумно выдохнула. Тяжкий груз ответственности за чужую тайну давил на плечи, но она не позволила себе струсить и отступить. – У вас было достаточно времени, чтобы все исправить.

– Ты ничего не расскажешь моему сыну. – Услышав злобное шипение, она обернулась. Ирина Борисовна слишком поспешно для умирающей спрыгнула с кровати и подошла к ней. – Иначе заодно придется рассказать о том, что ты спишь с его отцом.

– С чего вы это взяли? – Элис удивленно округлила глаза. Невольно подумала, что Андрей рассказал, но быстро отмела эту мысль – он не стал бы усугублять ее состояние.

– Я далеко не дура, давно догадалась. – Царева с вызовом смотрела на соперницу, ощущая явное превосходство. – Еще когда Андрей настоял на твоем переезде вместе с Женей, чтобы ему якобы было легче адаптироваться в новой стране. Чушь какая. – Она презрительно ухмыльнулась и продолжила свою обличительную тираду. – Даже вчера он примчался к умирающей жене от тебя…

– В жизни не поверю, что вы все время это терпели.

Элис с достоинством выдержала гневную речь, но ни один мускул не дрогнул на ее лице. Не собиралась оправдываться перед этой женщиной, да и вины не чувствовала. Пусть и не считала нормой спать с женатым мужчиной, но и посыпать голову пеплом не собиралась. Она любит и любима, а все остальное считала предрассудками.

– Почему нет? – Ирина Борисовна равнодушно пожала плечами. – Так всем было удобно. Бесплатная проститутка и никакой заразы в доме. Поэтому и устраивать разборки ни к чему.

– Хорошая позиция. – Язвительный комментарий сорвался с губ Элис. Она понимала, что Царева поставила ей шах, но это не означало, что за ним непременно будет мат. Нужно всего лишь пожертвовать какой-то фигурой и попробовать выиграть эту партию.

– Не упрямься, ты у меня в кулаке, – продолжала давить Ирина Борисовна. – Что ты будешь делать, лишившись его покровительства?

– Вы правда, думаете, мне нужно чье-то покровительство? – Элис слабо улыбнулась, в очередной раз поражаясь этой женщине.

– Это очевидно. Ты без него никто, просто тень.

– Даже забавно наблюдать за вашими попытками самоутвердиться за мой счет. – Элис не намерена была ни сдаваться, ни уступать. С такими, как Царева, дипломатия не действовала, нужно было только бить наотмашь. – Но спешу вас заверить, мне абсолютно все равно. Я готова лишиться всех привилегий, если угодно, даже нашей с Женей многолетней дружбы, но открыть ему правду.

– Сын поверит матери, а не какой-то там… – возразила Ирина Борисовна, но уже не так уверенно, как прежде. Осознавала слабость своих позиций, но не могла ничего поделать. Элис оказалась непробиваемой.

– Что ж, проверим. – Она не стала переубеждать, оттолкнувшись от подоконника, направилась к выходу. Противоречивые эмоции метались в душе, но уверенность было не сломить. Решила идти до конца, хоть и понимала, чем придется пожертвовать.

– Я не отдам тебе ни мужа, ни сына! – вслед ей крикнула Царева, но Элис никак не отреагировала на эти слова. Выйдя из палаты, сразу направилась к лифту. Поспешила сбежать из этого места как можно быстрее, но не получилось.

– Эль. – Взволнованный голос Андрея настиг ее на полпути.

Она вздрогнула и замерла на несколько секунд, затем решительно продолжила идти вперед. Не хотела с ним встречаться, не могла себя заставить посмотреть ему в глаза, но он не оставил выбора. Крепкие пальцы внезапно сошлись на предплечье и резко развернули ее.

– Ты чего убегаешь? – Нежный заботливый взгляд блуждал по лицу, и Элис не выдержала, горячие капли невольно потекли по щекам. – Что случилось?

– Все хорошо, – прошептала она и провела ладонью по его груди. Пришла пора прощаться. Как ни стремилась отсрочить этот момент, он все же наступил. Она осознавала, что Царева так просто не отпустит ни одного из своих мужчин, а сама она не сможет сражаться на двух фронтах одновременно, пришлось делать мучительный выбор. – Иди к жене. Ей ты сейчас нужнее.

– Что за бред? – Андрей был крайне растерян, совершенно не понимал, что происходит, но нехорошее предчувствие не давало покоя. – Элис, объясни мне все.

– Прости. – Она слабо улыбнулась и крепко обняла его, прощаясь с целой эпохой своей жизни. – Не приходи ко мне больше.

– Что? – Он опешил и отстранился. – Что все это значит? – Несильно встряхнул ее за плечи.

– Я избавила тебя от тягостных метаний между женой и любовницей. Оставайся с ней, – механическим голосом пояснила Элис и попыталась освободиться, но Андрей не пустил.

– Но я не хочу. – Нотки отчаяния отчетливо проскользнули в его голосе, задев Элис за живое, но она не дала эмоциям одержать верх.

– Я тоже. Больше. Ничего. Не хочу, – чеканя каждое слово, ответила она, резко вывернулась из его рук и рванула к лестнице. Слезы застилали глаза, но Элис не сбавляла скорость. Любое послабление могло стоить слишком дорого.

Оказавшись на улице, села в машину и поехала домой.

Глава 34

Уже который день Алекс не мог связаться с Женей, и это порядком раздражало. Ни в школе, ни на тренировке тот не появлялся, телефон тоже не отвечал. Исчерпав все доступные способы найти мальчика, он отважился на последний и направил машину к дому Элис.

Встречаться с Лизой не хотелось совершенно, после всего, что между ними произошло, не желал знать о ее персоне. «Противно? Да, знаешь, это слово подходящее. Надеюсь, эта наша встреча последняя». Ее слова постоянно всплывали в сознании, заставляя Алекса все сильнее сжимать руль. Злился сам на себя за то, что позволил себе расслабиться, за то, что подпустил ее слишком близко, и теперь приходилось заново выжигать душу напалмом. Но выбора не оставалось, желание увидеть ребенка перевешивало неприязнь к его матери. Алекс не очень представлял, что скажет, но в любом случае намерен был добиться встречи с сыном.

Ощутив неясное томление в груди, Лиза подошла к окну и осторожно выглянула во двор как раз в тот момент, когда машина Гилберта остановилась около подъезда. Мысль о том, что он случайно оказался здесь, Лиза отмела сразу, не верила в такие совпадения. Шумный вздох невольно сорвался с губ, а сердце взволнованно забилось о ребра. Она не ожидала увидеть его так скоро, точнее, надеялась не увидеть больше никогда. В последнюю встречу сказала ему об этом, но разве Алекса интересовали желания других людей?

Лиза внимательно наблюдала за его передвижениями из своего укрытия и пыталась справиться с охватившим волнением. Морально не готова была увидеть его, слишком сильным был внутренний раздрай, но Алекс не оставлял выбора. О чем-то побеседовав с охранниками, он уверенно двинулся к подъезду. Лиза нахмурилась, поняв, что никто не поможет ей избавиться от незваного гостя, и отшатнулась от окна. Снова она без защиты, снова это неприятное скользкое ощущение беспомощности расползалось по венам.

Обхватив себя руками, Лиза принялась нервно ходить из угла в угол, судорожно ища ответы на все разрастающееся море вопросов. Зачем он явился? Чего еще хочет от нее? Все документы она подписала и отдала ему в прошлый раз, а с их законностью пусть разбирается сам. Ее это уже не касалось, не собиралась воевать и отстаивать свои права. Хотела всего лишь нормальной жизни для себя и сына. Ну почему их никак не оставят в покое?

Настойчивый звонок в дверь заставил остановиться и замереть. Лиза несколько раз глубоко вдохнула, чтобы хоть немного унять внутреннюю дрожь, и, шумно выдохнув, открыла дверь.

– Как ты меня нашел? – холодно спросила и испытующе посмотрела на Алекса. Сразу перешла в нападение, не желая демонстрировать волнение и слабость, но голос предательски дрогнул, заметив, как Алекс изменился: лицо осунулось, а под глазами залегли темные тени.

– Это было не так трудно. – Он слабо улыбнулся и шагнул к двери. – Позволишь?

– Нет. – Быстро справившись с жалостью, Лиза преградила дорогу и, закрыв дверь, прислонилась к ней спиной. – Уходи, или я позову охрану.

– Очень смешно. – Алекс остановился в шаге от нее и сложил руки на груди. – Вряд ли они тебя послушают.

– Это еще почему? – Она насторожилась, но не сдвинулась с места, продолжая удерживать глухую оборону.

– Потому что я им плачу.

– Ты? – удивленно воскликнула Лиза и едва не задохнулась от нахлынувшего возмущения. Такой правды она никак не ожидала и не знала, как реагировать, но это ровным счетом ничего не меняло между ними.

– Представь себе. – Наглая ухмылка исказила его губы, что еще больше вывело Лизу из себя. С трудом сдержав резкие слова, готовые сорваться с языка, она перевела тему.

– Зачем ты пришел?

– Я хочу увидеть Женю. – Алекс стоял слишком близко и невольно ощущал пьянящий аромат ее кожи. Тело помимо воли реагировало на нее, взгляд жадно скользил по манящим губам, изящной линии шеи, бешено трепещущей жилке и терялся в скромном вырезе халата.

– Зачем?

– Пообщаться.

– Нет. – Лиза сердито вздернула подбородок, не желая даже слышать об этом, и едва сдержала судорожный вздох, попав в плен полыхающих огнем глаз. Предательские мурашки поползли по телу, напоминая о том, что она так хотела забыть.

– Почему? – хрипло спросил он, стараясь дышать ровнее. Мышцы сводило от напряжения, до трясучки хотелось прикоснуться к ней, но Алекс слишком хорошо помнил цену такой вольности и лишь сжимал кулаки в бессильной злобе.

– Потому что я не хочу, чтобы он с тобой общался, – самодовольно заявила Лиза и нервно стиснула ворот своего халата, закрывая единственный доступ к телу.

– Лиз, что за детский сад? – устало спросил Алекс и обессиленно опустился на лестницу. Самочувствие не позволяло сражаться на равных, поэтому он решил попробовать договориться мирно. – Ребенок не виноват в наших разногласиях. От того, что запрещаешь нам общаться, будет только хуже, в первую очередь ему.

– Это мой ребенок, и только я знаю как для него лучше. – Она вскипела в секунду и решительно кинулась в атаку. – Ты, – указала в него пальцем и сделала шаг навстречу, сократив расстояние до минимума, – посторонний человек, и твое влияние неблагоприятно сказывается на моем сыне. Я достаточно ясно излагаю? – уточнила, возвышаясь над ним, как скала. Лиза словно ощутила его слабость и кровожадно решила добить.

– То есть жизнь с Красновым благоприятно сказывалась, а общение со мной нет?

– Во-первых, он его отец. А во-вторых, мой муж!

– Муж? – Алекс презрительно оскалился и, почувствовав, как открылось второе дыхание, поднялся на ноги. – Ты сама его себе выбрала, не так ли? – Он медленно наступал, заставляя Лизу трусливо пятиться и в итоге упереться в стену. – Что ж ты сбежала от такого благопристойного мужа?

– Тебя это не касается, – прошипела она и попыталась отвернуться, но Алекс не позволил, взяв за подбородок, заставил смотреть прямо в глаза.

– Да неужели? – сыронизировал он, едва контролируя шквал эмоций. – Если бы меня это не касалось, под кем бы ты сейчас была? Бакунин? Краснов? Или вообще в одном из борделей?

– Все лучше, чем с тобой! – зло выплюнула Лиза, желая побольнее задеть его. Резко дернув головой, высвободилась из хватки и отвернулась, не выдержав полный презрения взгляд.

– Надо было нагнуть тебя и жестко трахнуть, а не сопли утирать. Ты же так любишь? – гневно прошептал Алекс, теряя остатки самоконтроля. Злость прожигала вены насквозь, а пелена стремительно наползала на глаза, лишая возможности мыслить здраво, оголяя низменные инстинкты. – Ну ничего, можем еще наверстать, раз уж свой выигрыш я так и не получил. – Он прижался к ней, явно демонстрируя свои намерения, бесцеремонно скользнул рукой под подол халата и сжал упругую ягодицу.

– Что ты себе позволяешь? – Лиза взвизгнула от такой наглости, грубо оттолкнула его и замахнулась, чтобы отвесить пощечину, но Алекс перехватил ее руку и пригвоздил к стене. – Отпусти, – дернулась, но безуспешно, он крепко держал ее.

– Ты ничего не ценишь, – отчаянно прошептал он в плотно сомкнуты губы. – Что бы я ни сделал, все тебе не так.

Лиза не испытывала страха перед ним. Гнев, непонимание – что угодно, но не страх. Даже будучи полностью обездвиженной, не боялась, что Алекс что-то сделает ей. Было в нем что-то особенное, что не позволяло усомниться в этом. Сквозь всю его ослепляющую ярость Лиза отчетливо видела душевную боль, чувствовала ее на каком-то ментальном уровне, но анализировать свои ощущения было не место и не время. Их схватка еще не закончилась.

– А я и не просила ничего делать, – тяжело дыша, ответила она.

– Знаешь что? – Ледяной шепот проникал прямиком в сердце, заставляя его трепыхаться от волнения. – Мне осточертело это все. Разбирайся-ка ты со своим дерьмом сама. Я больше пальцем не пошевелю ради тебя.

Резко отстранившись, Алекс решительно направился вниз по лестнице.

– И не надо, – отчаянно выпалила Лиза ему вслед и, зайдя в квартиру, громко захлопнула дверь. Прислонившись к ней спиной, тяжело дышала, сдерживая подступившие слезы. Опять Алекс своим появлением взбудоражил ее эмоции, ураганом пронесся по душе, перевернув все вверх дном. Вопросов стало еще больше, как и переживаний.

– Мам, что с тобой? – Услышав взволнованный голос сына, Лиза открыла глаза и попыталась улыбнуться.

– Все хорошо.

– Ты какая-то не такая. Кто приходил?

– Никто, ошиблись адресом.

– Зачем ты мне опять врешь? – раздраженно воскликнул Женя. – Это отец?

– Нет, Жень. Честное слово, не он, – как можно спокойнее ответила она.

– Тогда кто?

Лиза устало вздохнула и решила сказать сыну правду.

– Алекс.

– Почему ты не позвала меня? – Немой укор отразился в глазах ребенка, задев ее за живое, но Лиза постаралась не выдать своего недовольства.

– Я тебе уже говорила…

– Это несправедливо! – выпалил Женя и рванул к окну. Заметив Алекса, идущего к машине, распахнул створку и крикнул на весь двор: – Алекс!

Тот поднял голову и приветственно помахал.

– Жень, что ты творишь? – Лиза с силой оттащила сына от окна и, смерив Алекса убийственным взглядом, закрыла створку.

– Так нельзя, – сквозь слезы прокричал мальчик. – Он же мой лучший друг.

– Жень, он взрослый мужчина, ну какой друг. – Она пыталась успокоить сына, мягко донести до него свою позицию, но получалось только хуже. С каждым разом они все больше отдалялись друг от друга.

– Ты ничего не понимаешь! – Женя вырвался из ее рук и с отчаянием посмотрел в глаза.

– Расскажи, я попытаюсь понять. – Лиза ласково провела по волосам, все еще стараясь нащупать ту самую ниточку, которая крепко связывала их все это время.

– Ничего я тебе не расскажу. – Он обиженно всплеснул руками и убежал в свою комнату.

– Господи, когда же это все закончится? – прошептала Лиза и устало опустилась на стул.

***

Элис сидела на полу своей квартиры, прижавшись спиной к двери и давилась слезами. Резать по живому оказалось намного больнее, чем она себе представляла, но назад дороги не было. Менять решение не имела права, слишком многое зависело сейчас от нее, посему нужно было как-то пережить острый первоначальный кризис и, наступив на горло своим чувствам, завершить начатое.

Звонок в дверь мощной вибрацией прошелся по оголенным нервам. Элис вздрогнула, но никак не прореагировала. Прекрасно знала, что это Андрей, но не могла заставить себя поговорить с ним. Сказать просто было нечего, да и не послушал бы он ее.

– Элис, открой. Я знаю, что ты дома. – Любимый до дрожи голос заполнил тишину ее квартиры. Элис с силой сжала кулаки, ногти болезненно впились в кожу, но не пошевелилась.

– Слышишь? Я не уйду, пока мы не поговорим, – не сдавался Андрей, продолжая осаждать неприступную крепость. – Так нельзя… Ты не можешь просто взять и уйти, ничего не объяснив, не оставив мне даже призрачного шанса.

Стирая мокрые дорожки тыльной стороной ладони, Элис вела ожесточенную битву с собой. Как никогда, понимала Лизу и преклонялась перед ее стойкостью. Что бы ни сподвигло ее бросить Женю, она героически справилась со своей задачей. А Элис шла по ее стопам и совершала те же самые ошибки… Единственная разница заключалась в том, что она-то прекрасно это осознавала.

– Просто скажи, что я должен сделать, чтобы вернуть тебя. Я готов на все.

Отчаяние в голосе резало ее по кускам, но волю было не сломить.

– Уходи. Просто уходи, – прошептала она и прикрыла глаза. Чувствовала его присутствие, и от этого было еще тяжелее. Лишь полотно металлической двери разделяло их физически, но морально Элис была уже слишком далеко.

– Эль, я люблю тебя, – с болью в голосе произнес Андрей и с силой ударил в дверь. – Я не смогу без тебя!

– Сможешь, – уверенно выдохнула она и, поднявшись на ноги, ушла в другую комнату, чтобы собрать вещи.

Телефон звонил не переставая, но Элис не могла заставить себя ни ответить, ни сбросить звонок. Просто сидела и смотрела на дисплей, не предпринимая никаких действий. Случайно заметив другой номер, несколько секунд поколебалась, но все же ответила.

– Когда ты прилетишь? – без предисловий начал Алекс, чем сразу сбил ее с толку.

– Пока не знаю, билет еще не купила.

– Сообщи, как купишь.

– Хорошо.

– С тобой все в порядке? Голос какой-то странный.

– Все хорошо, устала просто.

– Я просил тебя сделать тест на отцовство, ты сделала?

– Что случилось? – Элис обреченно выдохнула, уже предчувствуя очередную гору проблем на свою голову.

– Просто ответь на вопрос.

– Да, сделала.

– Он готов?

– Да.

– Где результат?

– У меня.

– Почему не рассказала?

– Мне много чего надо тебе рассказать, я скоро вернусь и поговорим, – равнодушно ответила она и прикрыла глаза, желая послать все и всех к чертям. Ей жизненно необходима была передышка, чтобы собрать себя по кускам и настроиться на дальнейшую борьбу.

– Нет, мне срочно нужен результат, – продолжал настаивать Алекс

– Алекс, объясни, что случилось, – привычно попросила Элис, хотя сил на чужие проблемы не осталось.

– Ничего не случилось, – вспылил он и повысил голос. – Я просто хочу узнать результат этого гребаного теста!

– Женя твой сын.

– Отлично. – Она почувствовала, как Алекс улыбнулся. – Ты связывалась с Березиным?

– Из опеки? – Элис нахмурилась. – Нет. Зачем? Что ты задумал?

– Свяжись. Пусть как можно скорее даст ответ, как можно забрать сына.

– Алекс! – Ситуация нравилась ей все меньше, но она была слишком далеко, чтобы повлиять на него. – Я тебя прошу, дождись меня.

– Элис, делай, что я говорю, не заставляй меня сомневаться в тебе.

Холодный, официальный тон. Это было так не похоже на Алекса, но сейчас Элис не хотела разбираться в причинах. Будь то мама или очередные выкрутасы, ей было все равно. Завтра. С новыми силами все разрулит, как и всегда.

– Хорошо. Будь по-твоему. Это все?

– Все.

Элис раздраженно бросила телефон в сторону и открыла ноутбук.

***

Проснувшись среди ночи в насквозь мокрой одежде, Алекс первым делом взял градусник. Высокая температура держалась уже второй день, и что бы он ни делал, упрямо возвращалась к внушительной цифре тридцать девять. Он был измучен постоянной лихорадкой, сопровождавшейся ноющей болью в голове и глотке, но упрямо не хотел обращаться за помощью к врачу. После всего пережитого у него выработалась стойкая аллергическая реакция на людей в белых халатах. От одной мысли о больнице все внутренности стягивались в тугой узел, а к горлу подкатывала тошнота.

Телефон завибрировал где-то на тумбочке, напоминая, что жизнь продолжается. Как бы плохо ему ни было, никого это не волнует. Тяжело вздохнув, Алекс нащупал мобильный и, посмотрев на дисплей, едва не застонал, но вовремя справился с эмоциями и принял звонок.

– Здравствуй, мама.

– Женечка, сынок, здравствуй. – Ласковый голос сразу же заставил Алекса насторожиться. – Как твои дела?

– Все хорошо, у вас как? – привычно ответил он и, прикрыв глаза, поморщился от очередного болевого спазма.

– У нас вот не очень, – пожаловалась Ирина Борисовна и, горестно вздохнув, продолжила: – Я в больнице…

– Что случилось? – сухо поинтересовался Алекс, с трудом справляясь с ролью заботливого сына. Даже тени беспокойства не промелькнуло в его душе, как, в общем-то, и теплых чувств не проснулось.

– Сердце… Жень, ты же приедешь?

– Нет, – не раздумывая, отказал он. Не имел ни малейшего желания встречаться с матерью, да и собственное самочувствие оставляло желать лучшего. – Но позвоню твоему доктору и узнаю подробности.

– Не нужно. Все уже нормально, кризис миновал.

– Ну и отлично, – так же равнодушно заключил Алекс и уточнил из вежливости: – Что-то еще?

– Как там мой внук? Ты уже начал процесс по усыновлению?

– Мам, оставь эту тему, она тебя не касается, – напряженно ответил он, не желая обсуждать с ней свои дела.

– То есть как не касается? – возмутилась мать и продолжила настаивать: – Это же мой внук! Ты давно должен был забрать его у этой…

– Не смей, – строго предупредил Алекс и, болезненно скривившись, процедил сквозь зубы: – Это моя жизнь и мой сын. Я сам разберусь, что и как должен делать.

– Значит, Элис была права, ты снова с ней снюхался. – Язвительная насмешка отчетливо послышалась в ее голосе. – Помяни мое слово, она тебя снова кинет. Ты ей раньше-то был не нужен, а сейчас… с твоими-то проблемами…

– Перестань! – рявкнул Алекс, не сдержав гнев. Каждое слово давалось с большим трудом, а при глотании искры сыпались из глаз, но он не мог молча выслушивать гадости от матери. Она словно специально ковыряла незаживающие раны в его душе, причиняя новые страдания.

– Не ори на меня! Неблагодарный! Я жизнь на тебя положила, а ты… – Ирина Борисовна распалялась все больше, доводя Алекса до белого каления. – Неужели ты не видишь дальше своего носа? Они сговорились за твоей спиной!

– Кто «они»? – устало спросил он, сумев взяв эмоции под контроль.

– Элис твоя и Лиза.

– С чего ты это взяла?

– Элис приходила ко мне! Столько грязи на меня вылила, обвинила во всех смертных грехах. В том, что Лиза тебя бросила, в том, что ты попал в аварию. Но ты же знаешь, что это не так? Почему я должна все это терпеть?

– Я разберусь. – Силы стремительно истощались, Алекс хотел как можно скорее закончить разговор, но мать не желала успокаиваться.

– Да с чем ты можешь разобраться? Ты такой же, как и твой отец! Стоит только юбкой поманить, и бежите, сразу забыв обо всем, о долге и чести.

– Что ты несешь? – Алекс с трудом сглотнул и достал градусник. Цифры не впечатлили – тридцать восемь и восемь снова высветилось на дисплее. Температура опять ползла вверх.

– А ты не в курсе, что он решил уйти из семьи?

– Нет.

– И знаешь, к кому? К этой твоей вертихвостке Элис.

– Это бред, – отмахнулся он, исключая даже мысль об этом. Во-первых, Элис предпочитает женщин, а, во-вторых, уж ему-то она бы давно об этом рассказала. Между ними никогда не было тайн.

– Позвони ей и убедишься. Они столько лет делали из нас идиотов! Ты думал, она лесбиянка? Ан нет! Она обычная шлюха, разрушающая чужие семьи!

– Мам, прекрати истерику и объясни, чего ты от меня хочешь, – хрипло попросил Алекс, мечтая лишь о том, чтобы она от него, наконец, отстала.

– Поговори с отцом. – Почувствовав слабину, она резко изменила тон голоса и вновь стала любящей матерью.

– И что я должен ему сказать?

– Не знаю, уговори его не принимать поспешных решений.

Новость сильно удивила Алекса, но он не собирался устраивать разборок. Просто не думал, что отец когда-то решится на такое. В его глазах тот всегда был примерным семьянином, не опорочившим себя походами налево. Хоть они никогда не были особо близки, но теплые дружеские отношения поддерживали. И если отец принял такое решение, Алекс просто обязан был с ним согласиться.

– Мам, ты серьезно просишь меня прочитать отцу мораль? – Алекс шумно втянул воздух и продолжил: – Он взрослый человек и волен поступать так, как считает нужным.

– Ты не понимаешь, что рушится семья? – возмутилась она и истерично добавила: – Твоя семья!

– Нет, мам. Это твоя семья. Я не намерен вставать ни на чью сторону. – Алекс не повелся на провокацию и постарался как можно доходчивее донести до нее свою позицию.

– Да как ты смеешь так со мной разговаривать? Ты забыл, что я твоя мать?! Сколько я в тебя вложила!

– Не забыл, – холодно ответил он, тщательно подбирая слова. – И только поэтому все еще продолжаю содержать тебя с твоими запросами. Но всему есть предел, и мое терпение не бесконечно.

– Что ты хочешь этим сказать? – Ирина Борисовна насторожилась.

– Ничего. Я просто устал. Приедет Элис, я с ней поговорю. С отцом разбирайся сама.

– Хорошо. – Она вынужденно согласилась, поняв, что спорить бесполезно, но не удержалась от едкого комментария. – Твоя Элис тебе напоет. Я всегда говорила, ей нельзя доверять.

– Я сам решу, кому и что можно доверять! – раздраженно крикнул он, о чем сразу же пожалел и схватился за горло.

– Ты ничего без меня не решишь, – самодовольно заявила мать. – Я скоро приеду.

– После сердечного приступа? – хрипло спросил Алекс, без труда разгадав ее замысел.

– Как только смогу перенести дорогу, – отговорилась она, поняв, что едва не выдала себя с потрохами.

– Все, мам, выздоравливай, – холодно попрощался он и, отложив телефон в сторону, прикрыл глаза.

Разговор с матерью отнял слишком много моральных сил. Она всегда умудрялась выводить его из себя до такой степени, что потом приходилось долго восстанавливать душевное равновесие и остужать полыхавшую злость. Ее слова об Элис выбили почву у него из-под ног, но Алекс был неспособен связно думать и что-то решать. С большим трудом собрался с силами, заставил себя встать с постели и сходить в душ. Затем принял убойную дозу жаропонижающего, написал сообщение Элис с просьбой позвонить и лег на диван, сразу же провалившись в сон.

***

Лежа в кровати, Лиза в сотый раз прокручивала в голове эмоциональный разговор с Алексом. Разбирала все до мельчайших подробностей, каждое слово, каждый жест и приходила к одному и тому же выводу – секса между ними в ту ночь не было. Но откуда взялись засосы на ее шее? Что значит «утирать сопли»? Что происходило в его квартире?

Находясь в ловушке собственного сознания, Лиза не могла найти себе места, в душе свербило от неизвестности. Ей нужны были ответы на вопросы, иначе она рисковала сойти с ума. Весь день безжалостно третировала память, но единственное, что смогла вспомнить, да и то смутно, – это свою истерику и надежные объятия Алекса. Он был совсем другим, нежным и заботливым. Не то что вчера…

Безнадежно вздохнув, Лиза потерла лицо ладонями – сна не было ни в одном глазу, а тяжелые мысли все сгущались в мозгу, словно грозовые тучи. Недостаток информации действовал на нервы. Она только приняла ситуацию как данность, нашла положительные стороны и смирилась с таким положением вещей, как Алекс своим визитом вновь взбудоражил ее. Вместо того чтобы пролить свет на эту историю, невольно запустил часовой механизм в ее голове, который грозился взорваться в любую секунду. И от этого становилось не по себе.

Вибрация телефона привлекла внимание. Посмотрев на дисплей, Лиза ответила на входящий вызов.

– Привет.

– Привет, ты чего такая? – Элис, как всегда, была бодра и полна энергии.

– Какая?

– Не знаю, без настроения…

– Откуда ему взяться в шесть утра? – Лиза невольно улыбнулась, предвосхищая следующую реплику.

– Черт, извини, я опять забыла про разницу во времени.

– Ничего страшного, я все равно не сплю, – заверила ее Лиза и, поднявшись с постели, прошла на кухню.

– Опять бессонница?

– Не бери в голову, – отмахнулась она и, включив чайник, насыпала кофе в чашку. – У тебя какие новости?

– Я купила билеты, – радостно известила Элис. – Если ничего не случится, через пару дней буду дома.

– Это хорошо. Буду тебя ждать.

– У меня к тебе просьба… – осторожно начала Элис и замолчала в ожидании реакции.

– Какая? – По взволнованному голосу Лиза сразу почувствовала неладное и невольно напряглась.

– Я понимаю, что после всего случившегося как минимум неправильно просить тебя об этом, но мне больше не к кому обратиться…

– Слушаю.

– Я уже второй день не могу дозвониться до Алекса и очень переживаю, – на одном дыхании выпалила Элис.

– А я чем могу помочь? – Лиза ощутила легкий холодок, пробежавший по позвоночнику, но быстро взяла себя в руки. Она-то не собиралась переживать за него.

– Можешь съездишь к нему?

– С чего ты взяла, что он мне откроет?

– Не откроет. – Элис обреченно вздохнула. – Если не берет телефон, то и дверь никому не откроет. Надо попасть в квартиру.

– Как ты себе это представляешь? – удивилась Лиза, все еще не понимая масштабов катастрофы, свалившейся на нее.

– В моей комнате в первом ящике стола есть ключи от его квартиры. Пропуск на охране я тебе закажу, покажешь паспорт, и они пропустят на территорию.

– Элис, я не знаю… – промямлила Лиза, судорожно ища причину для отказа. Идея сходить к Алексу, особенно после их вчерашней стычки, не нравилась ей совершенно. – Почему не Марго?

– Да ты что! – невольно воскликнула Элис. – Он ничего не должен знать о ее существовании.

– А если он просто загулял? – с надеждой в голосе спросила Лиза, хотя сама не верила в это. – Я приду, а он там не один…

– Исключено. – Элис не раздумывая отмела этот вариант. – За десять лет, что я его знаю, ни одна из его «загулов» не оставалась не то что на ночь, больше чем на полчаса не задерживалась.

Лиза шумно выдохнула, вспомнив свою ночевку в его квартире. Либо Элис его плохо знает, либо для нее Алекс сделал исключение. Это открытие пробудило ее любопытство, но не настолько, чтобы захотеть его удовлетворить.

– Лиз, я все понимаю, правда. – В голосе Элис отчетливо слышались просительные нотки. – Если ты откажешься, я нисколько не обижусь… но больше просто некому.

– Хорошо, я подумаю, – сдалась Лиза, так и не сумев отказать. – Но ничего обещать не буду.

– Спасибо! Буду ждать твоего звонка.

Отложив телефон в сторону, Лиза налила себе кофе и подошла к окну. Ситуация складывалась не из простых. Добровольно лезть в клетку к дикому зверю было сумасшествием, но и отказывать Элис, которая столько для нее сделала, не хотелось. Лиза напряженно думала, пытаясь выбрать наиболее приемлемый вариант, и чувствовала, как узел безысходности все сильнее затягивается на шее. Никак не получалось избавиться от Алекса в своей жизни. Что бы она ни предпринимала, как бы ни пыталась держаться от него подальше, судьба настойчиво сталкивала их лбами.

Лиза тяжело вздохнула, осознавая безвыходность положения, и, поставив чашку в раковину, пошла искать ключи.

***

– Мне сегодня знакомая из опеки звонила. – Максим сел за стол и придвинул к себе тарелку с супом.

– Чего она хотела? – полюбопытствовала Алена и, присев на стул напротив, внимательно посмотрела на Макса

– Про сына спрашивала, сказала, что меня хотят лишить родительских прав. – Он несколько раз загреб ложкой странную по цвету жижу, но так и не решился попробовать и отставил в сторону. – А нормальной еды нет?

– Я что тебе, кухарка? – возмутилась она и, забрав его тарелку, небрежно швырнула в раковину. – Не нравится – готовь сам.

Максим лишь горестно вздохнул, вспомнив, как кормила его Лиза, и принялся жевать пустой хлеб.

– Думаешь, это Лиза твоя? – Алена уверенно вернулась к заинтересовавшей ее теме.

– Нет. – Макс озадаченно покачал головой и пояснил: – На нее саму та же бочка катится.

– Как интересно. Тогда кто?

– Мне прямо не сказали, но намекнули на Гилберта, – охотно поделился он, тщательно пережевывая пищу. – Но вот что странно. – Макс задумчиво почесал подбородок. – Бакунин говорил, что они живут у Алекса… Какая-то чепуха выходит.

– Даже так. – Алена лукаво ухмыльнулась и откинулась на спинку, обдумывая услышанное. – А знаешь, это нам может быть только на руку.

– Продолжай, – напряженно произнес Максим, уловив в ее словах что-то интересное.

– Можно вывернуть в нужную нам сторону. Очень уж Гилберт сблизился с твоим сыном, тебе не кажется это подозрительным? – Она выдержала паузу, дожидаясь, пока до него дойдет смысл, и, заметив его ухмылку, продолжила мысль. – Хотел бы ребенка, своего бы родил или уж на крайняк в детдоме взял. А он прикрывается своей Элис, а сам, наверное, уже совратил твоего сына… А теперь решил официально его забрать, чтобы никто не мешал.

– Педофил, говоришь… – протянул Макс, рассматривая этот вариант с разных ракурсов. – А это и правда интересно… Гилберта можно за растление и притянуть. – Он довольно оскалился и потер вспотевшие от волнения ладони. – Вряд ли он захочет, чтобы информация о его пристрастиях дошла до следователя.

– Или еще лучше – просочилась в СМИ, – поддержала Алена, мысленно прокручивая, к кому можно обратиться за помощью.

– Верно мыслишь. Я думаю, он заплатит любые деньги, лишь бы никто не узнал.

– Да. Это интересно, надо обдумать…

– И думать нечего! – Макс сильно оживился, уже прикидывая полученную за молчание сумму. Совесть не мучила совершенно. Он и слова-то такого не знал. – Разведем его на бабки и все. Пусть всю жизнь платит за свои причуды.

– Для этого надо просчитать все риски и составить план действий. Нельзя же просто взять и начать его шантажировать. Доказательств-то у тебя нет, – напомнила Алена, мысленно начав разрабатывать стратегию. Гилберт ей нужен был лишь ради денег, а при новых вводных их можно было получить быстрее и с меньшими усилиями, что, несомненно, будоражило ее алчность.

– Ты права… – Макс снова сел на стул. – Есть идеи?

– Пока нет. Нужно узнать, какие доказательства нужны для предъявления обвинения.

– Нет ничего проще, – усмехнулся Макс и достал телефон. – Позвоню знакомому прокурору и все выясню.

***

Лиза вышла из такси и нервно огляделась. Машина, что ехала за ней всю дорогу от дома, остановилась неподалеку, но никто не вышел, из чего она сделала вывод, что сопровождать дальше ее не собирались. В общем-то, на это Лиза не особо рассчитывала, но где-то в глубине надеялась.

Все еще кляня себя на чем свет стоит за то, что согласилась на эту авантюру, медленно приблизилась к пропускному пункту и снова оглянулась – ничего не изменилось, она по-прежнему была совершенно одна на пустынной улице.

– Я к Гилберту, – просунула в окошко заранее приготовленный паспорт.

– Да, проходите. – Молодой парень широко улыбнулся и нажал на кнопку, открывавшую дверь во двор.

– Спасибо. – Лиза забрала документ и на негнущихся ногах двинулась в сторону подъезда.

– Подождите, – окликнул охранник и вышел из будки.

Лиза остановилась и дождалась, пока парень догонит ее.

– Вот, передайте ему, пожалуйста. – Он отдал ей письмо и еще раз улыбнулся.

– Хорошо. – Не глядя, Лиза засунула его в сумку.

Чем ближе она подходила, тем громче стучало сердце. Единственное, что хоть немного придавало ей оптимизма, – возможность получить, наконец, ответы на вопросы, которых у нее скопилось великое множество. Нужно только как-то решиться их задать.

Кое-как справившись с хитрым замком, Лиза вошла в квартиру. Смутное чувство дежавю охватило ее, она словно попала в прошлое. Следуя знакомому маршруту, шла по своим следам. Воспоминания того вечера закружились вокруг, Лиза едва успевала ловить их. Вот она говорит, что хочет домой, а Алекс не отпускает. Вот она подливает ему слабительное, а он обещает не насиловать ее.

Не справившись со шквалом обрушившихся эмоций, Лиза расстегнула ворот куртки и прислонилась спиной к стене, стараясь укротить сбившееся дыхание. Она не узнавала себя, словно смотрела на все происходящее со стороны и поражалась, как, вообще, такое возможно. Немного переведя дух, двинулась дальше за своими воспоминаниями. Разборки про Максима, Алекс рассказал, как выиграл ее, она зачем-то поведала про Бакунина… Что за откровения? Зачем? Какая муха ее укусила, чтобы так унижаться перед Алексом?


– У меня никогда никого не было, кроме мужа, ну и тебя…

– Врешь!