Идиллии, эпиграммы [Феокрит] (fb2) читать постранично

- Идиллии, эпиграммы (пер. Мария Евгеньевна Грабарь-Пассек) (и.с. Литературные памятники) 2.33 Мб, 269с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Феокрит - Бион - Мосх

Настройки текста:




Φеокрит, Мосх, Бион Идиллии, эпиграммы

Перевод и комментарий М.Е. Грабарь-Пассек

ОТ РЕДАКЦИИ

Буколики, или идиллии—особый литературный жанр, возникший в Греции в III веке до н. э. Создателем его считается поэт Феокрит, продолжателями которого в Греции были Мосх и Бион, а в Риме Вергилий и другие позднейшие буколические поэты. В эпоху Возрождения буколическая поэзия с ее идеализацией сельской жизни воскресает в произведениях итальянских поэтов XVI века — Саннадзаро и Тассо в их «пасторалях» — «Аркадия» и «Аминта». Особенно широкое распространение идиллия получила в Западной Европе XVII—XVIII веков.

В России первые переводы греческих буколик появились в середине XVIII века (переводы Козицкого из Биона и Мосха, Приклонского из Феокрита). В конце XVIII и в начале XIX века, в период «сентиментализма» интерес к античной буколической поэзии значительно возрастает; появляются новые переводы — Мартынова, Львова, Кутузова, Востокова, Мерзлякова и, наконец, Гнедича, сделавшего превосходный перевод XV идиллии Феокрита. Первый полный перевод всех идиллий Феокрита сделан был А. Н. Сиротининым («Стихотворения Феокрита», СПб., 1890), но этот перевод нельзя назвать удовлетворительным.

Перевод М. Ε. Грабарь-Пассек является первым полным переводом всех дошедших до нас произведений Феокрита, Мосха и Биона. Μ. Ε. Грабарь-Пассек стремилась добиться в переводе максимальной точности и по возможности приблизиться к размерам подлинника.

ФЕОКРИТ

Пастух.  Мрамор.  Римская  копия  с  греческого  оригинала III  в.  до  н.  э.  Гос.  Эрмитаж.

Идиллия I ТИРСИС ИЛИ ПЕСНЯ[1]

Тирсис
Сладостным шелестом веток сосна свою песнь напевает,
Там, над ручьем наклоняясь; но сладко и ты на свирели
Песню ведешь, козопас; вторую за Паном[2] награду
Ты б заслужил. Коль козла б длиннорогого взял он в подарок,
Ты получил бы козу; если ж матку, то ты б однолетку-
Козочку взял; у козы недоившейся славное мясо.
Козопас
Слаще напев твой, пастух, чем рокочущий говор потока
Там, где с высокой скалы низвергает он водные струи.
Если б овечку себе захотели взять Музы в подарок,
10 Взял бы ягненка ты в дар; но если бы им приглянулся
Жирный ягненок, тогда ты себе бы оставил овечку.
Тирсис
Друг козопас, ради нимф, не сыграешь ли мне на свирели?
Там на пригорке мы сядем, где клонятся вниз тамариски[3];
Ты мне сыграл бы, а я той порой присмотрел бы за стадом
Козопас
В полдень не время, пастух, на свирели играть нам, не время[4],
Пана боимся: с охоты вернувшись, об эту он пору
Ляжет в тени отдыхать; ведь знаешь — уж больно он вспыльчив:
Едкою желчью налившись, раздуются ноздри от гнева[5].
Так не споешь ли мне, Тирсис, сказанье о Дафниса муках?
20 Ты высоко залетать научился за Музой пастушьей.
Против Приапа[6] и нимф родниковых под вязом мы сядем;
Будто на троне сидим, на пастушьем, на этом пригорке
Между деревьев густых. И когда пропоешь ты мне песню,
Ту, что недавно ты пел, состязаясь с ливийцем Хромином[7],
Трижды удой я отдам от козы, родившей мне двойню:
Хоть и двоих она кормит, — я два получаю ведерка.
Кубок большой подарю, благовонным воском покрытый, —
Ручки с обеих сторон — он словно резцом еще пахнет!
Видишь, по краю вверху извивается плющ темнолистый,
30 Вплелся бессмертник в него, на плюще же по нижнему краю.
Густо украшены стебли гроздями плодов золотистых[8].
Женщина дивной красы посредине изваяна кубка;
В пеплос одета она и в повязку. А рядом — мужчины,
Оба с кудрями густыми; они с раздраженьем взаимным
Спорят между собой, — ее же не трогает это.
То одному из них бросит, прельщая, и взгляд, и улыбку,
То вдруг отдаст предпочтенье другому; и оба, разжегшись,
С полными кровью глазами, упорно и тщетно ярятся.
Дальше на кубке — старик-рыболов; на утесы крутые,
40 Видишь, он тащит с трудом тяжелые сети для лова.
Бедный старик! Посмотри, мне кажется, сильно устал он.
Мышцы свои он напряг до натуги, что мочи хватило,
Так что с обеих сторон надуваются жилы на шее.
Волосы, правда, седые, но силой он юношам равен.
Дальше немного взгляни: за старцем, от ловли уставшим,
В пышных синеющих гроздьях роскошный лежит виноградник.
Там на терновой ограде уселся мальчик-малютка:
Сад сторожит он; за ним две лисицы меж лозами бродят.
Первая спелые