Искаженный мир (fb2)

- Искаженный мир [СИ] (а.с. Искаженный мир-1) 1.18 Мб, 337с. (скачать fb2) - Кузьмин Марк - Tayon

Настройки текста:



Искаженный мир

Пролог.

- Ха-а-а-а… Ха-а-а-а-а…

Тяжелое дыхание вырывается из груди с едва слышным хрипом. Он был весьма выносливым человеком, мог долго бежать не уставая, но даже у его тела был предел, и он к этой границе подошел очень близко. Ноги слегка дрожали от дикой усталости, глаза, что не смыкались третий день подряд, уже устали и слегка слезились. Очень хотелось есть, но все, что он мог себе позволить сейчас, это принимать стимуляторы и жевать остатки вяленого мяса.

Браслет на левой руке слегка завибрировал, но он не обращал на него внимания. Там все равно ничего нового не скажут, а он и сам знает, что его тело сейчас в критическом состоянии.

Он замер, перестал дышать и сконцентрировался.

Сонар!

Он активировал усиление слуха и возможность определять пространство вокруг себя без глаз. В лесу, или спасаясь от монстров, он бы не стал это использовать, так как многие чудовища чувствительны к ультразвуковым волнам, но среди людей такие редко встречаются, а охотятся на него сейчас именно люди.

Шаги в тридцати метрах от него. Там трое. Двое двигаются легко, а один ступает тяжелее.

Слышно дыхание снайпера в трех метрах над головой. Тот пока не заметил свою цель, но если попытаться бежать, то можно заработать пулю в спину. Нужно первым делом нейтрализовать именно его. Скоро могут подтянуться и остальные преследователи, а потому задерживаться нельзя.

Как только он покинет укрытие, останавливаться уже будет нельзя.

«Сделать нужно все быстро, - унял он бешеный стук сердца. Затем придержал то, что было на боку под одеждой. Неприятное ощущение. – Я выживу. Как всегда».

Тяжесть старого доброго револьвера приятно холодила руку. Сейчас он кажется особенно тяжелым. Жаль только, что патронов осталось не так много, но должно хватить.

Шаг…

Он покинул свое укрытие и прыгнул вперед.

Бросок.

Дымовая шашка ударилась о мощеную дорогу и тут же взорвалась белым дымом, что заволокла его.

Сонар был уже отключен, но он помнил, где находится снайпер и, сделав кувырок, поднял руку с оружием, заряжая патрон.

Импульсный Выстрел!

Пуля тут же вырывается из ствола и с невероятной скоростью устремляется к цели, прямо через низ здания, легко пробив стену и потолок и врезавшись точно в нужную цель.

- Агх! – послышался вскрик противника.

Трое оставшихся врагов тут же устремились к нему.

Самый крупный запустил ударную волну, что смела дымовую завесу и сбила его самого с ног.

Сила отбрасывает тело и, закрутившись, тот влетает в каменную стену.

Нерушимость!

Лишь вовремя примененный защитный покров спасает его от смерти или, как минимум, перелома позвоночника. От такого даже крепкая кольчуга и пластинчатый нагрудник, что он носит под кожаным плащом, его не спасут.

Однако раздумывать времени нет.

Быстро поднявшись, он рванул на полной скорости прочь от своих преследователей. Те трое бросились следом, а к ним со стороны приближались еще несколько человек.

Прыжок!

Оторвавшись от земли, он подпрыгнул на несколько метров вверх и подлетел к стене высокого здания.

Паучий Шаг!

Стопы тут же приклеились к поверхности дома, что позволило ему оттолкнуться еще раз и запрыгнуть на противоположное здание, оказавшись на крыше. Засвистели пули над головой, и за спиной послышались удары. Его обнаружили и начали преследовать.

Бежать! Бежать! Бежать!

Он мчался по крышам, перепрыгивая с одной на другую, ступая ногами по ломкому покрытию и лавируя между дымоходами и выпирающими трубами.

Неожиданно на него вылетает один из преследователей, что сумел как-то обогнать его и встать на пути.

Пропустив мимо головы нож, он сумел поднырнуть под руку и ударить локтем в торс противника. Тот тут же активировал свой покров и явно подумал, что ему теперь ничего не будет, но он просчитался.

Импульсный Удар!

Ударная волна, появившаяся от прикосновения, сносит его с ног и отшвыривает с крыши. Пусть тот не умрет от такого, но теперь на пару минут отстанет, а большего и не нужно.

Опасность за спиной!

Вовремя пригнувшись, пропускает над головой две здоровенные ручищи, облаченные в темные боевые наручи.

Резко развернувшись, он бьет здоровяка в пах ногой, вновь используя «Импульсный Удар», но вместо привычного отшвыривания противника, тот даже не шелохнулся, приняв на себя столь разрушительную атаку.

«Поглотил?» - только и успевает подумать он, когда большая ладонь врезается ему в грудь и отбрасывает на десяток метров назад.

Он пролетает через улицу и пробивает спиной крышу, рухнув на второй этаж чьего-то дома. Лишь благодаря вовремя включенной «Нерушимости» его не размазало, но от удара несколько ребер точно треснуло.

Регенерация!

Это не вылечит все сразу, но хотя бы уберет боль, чтобы была возможность подняться.

Встав на ноги, он услышал, как в здание врываются его преследователи, здоровяк, что отправил его в полет дважды, уже подбирается к дому вместе со своим товарищем, а третий уже влезает в окно.

- Больше некуда бежать, - произнес человек в маске. – Сдавайся.

- Хех, да, бежать некуда, - криво усмехнулся он. – Ну, тогда…

С этими словами он вытаскивает из сумки припасенную на такой случай бомбу.

- Прогуляемся в ад вместе…

Глава 1. Заслуженное счастье.

- Хорошо, - сказал я, стоя перед зеркалом и проверяя, нормально ли выгляжу.

Короткие черные волосы слегка торчат в стороны, но это я никакими силами исправить не могу, причесал, особо не выделяется и то хорошо. Хотя такому лицу вряд ли поможет какая-то прическа. Уж так сложились гены, что выгляжу я довольно мрачно: острые черты лица, взгляд довольно холодный, глаза карие, нос прямой и тонкие губы. Люди почему-то говорят, что я выгляжу как-то сурово, но внешность с моим характером не особо сочетается.

Молодой двадцатилетний парень с таким лицом похож на не самого заслуживающего доверие человека.

Как бы дедушка не пытался воспитать из меня такого же, как он, но я куда более добрый и дружелюбный человек. Да и сложно мне быть «суровым» и «серьезным», как дед, но я стараюсь. Он примерно так говорил мне:


- Людям по природе своей плевать на тех, кто вокруг, и если увидят слабого и мягкого, то раздавят его или используют. Потому никогда посторонним свои слабости не показывай и будь… Да хватит уже кошку тискать!

- Деда, отдай!

- Слушай, что я говорю!

- Твой пафосный бред уже достал. Маразм старческий начался!

- Ах ты, мелкий! Оторву тебе уши сейчас!

- Ай-ай-ай!


Хи-хи-хи, дедушку было просто рассердить, но он никогда серьезно на меня не злился. Скорее немного раздражало его, что я не такой крутой, как он. Все же моего деда уважали все в нашем маленьком городке. Не каждый пожилой мужчина его лет разъезжал по городу на своем мотоцикле и носил косуху с банданой, да и сам был крупным мужчиной, которого местные гопники дворами обходили.

- Ладно, это потом, - отбросил я воспоминания и решил сконцентрироваться на текущих делах.

Глубокий вдох.

Выдох.

Умылся, причесался, одежка чистая и поглажена, все хорошо сидит. Обычные синие джинсы, хорошие теплые ботинки, осень как-никак на дворе, футболка и кофта, сверху еще куртку кожаную накину, и будет совсем хорошо.

- Итак, Макс, - сказал я сам себе. – Ты заслужил этот день. Удача повернулась к тебе лицом, и сегодня все будет хорошо.

Все хорошо.

Удача, наконец-то, повернулась ко мне хоть сколь-нибудь приветливым местом, а не тем обычным, на которое я привык смотреть. На прошлой неделе в кафешке я познакомился с одной очень милой официанткой. Мы поболтали, нашли несколько интересных тем и решили встретиться и прогуляться вместе. Я бы встретился с ней раньше, но у меня занятия в универе были, второй курс не такой сложный, но все же времени отнимает немало, да и своя работа мешает слегка.

Я вообще думал, что после трех дней она обо мне забыла, но вчера вновь встретились, и поскольку у обоих сегодня выходной, то решили устроить небольшое свидание. Ну, «свиданием» никто из нас эту встречу не называет, но, по сути, оно так и есть.

Вот я и стараюсь не опростоволоситься перед ней.

- Ладно, пора идти.

Окончательно настроившись, я двинулся в коридор.

- Оуч! – застонал я, когда ударился пальцем ноги обо что-то. – Блин!

Но увидел под ногами свой кубок.

- Надо было прибраться.

Поднимаю кубок и смотрю на него. А, это за первое место по легкой атлетике. Когда я еще занимался всем этим и строил какие-то планы на будущее. Я бы их все давно выкинул, но дедушка не позволил и даже полку под все мои спортивные награды выделил. Вот и упал один оттуда мне под ноги.

Я бы и сейчас не против их все куда-нибудь сдать, но дедушка очень любил их, и как память о нем, решил пока все это оставить. Не люблю смотреть на свои былые заслуги, печально становится.

Поставив кубок к остальным таким же наградам, я ушел в коридор. Там обулся, надел куртку, проверил в карманах наличие кошелька, телефона и ключей. Все на месте. Цветы куплю по пути.

- Ну, я пошел, - сказал я.

Покинув квартиру, закрыл ее и двинулся вниз по лестнице.

- О, доброе утро, - сказал я, встретив нашу новую соседку. Она недавно переехала в наш дом, и я еще толком не знаком с ней. Да и не рвался особо.

- Доброе, - буркнула она, неся тяжелые пакеты к двери.

- Давайте помогу.

Взял у нее один пакет в левую руку.

- Могли бы и второй взять, - заворчала она.

- Я бы с радостью, - пожимаю плечами и достаю из кармана правую руку.

- Ой, - побледнела она, увидев испещренную шрамами кисть, что слегка подрагивала и казалась тоньше второй руки. – Извините.

- Да ничего.

- А как это случилось?

- В аварию попал, - коротко ответил я.

Не люблю вспоминать это.

Два года уже прошло с тех пор, как все мои планы на спортивное будущее улетели в трубу.

Вот надо же мне было в тот вечер просто взять дедушкин мотоцикл и немного покататься. Я и раньше так делал, да и дед не возражал, но тогда после дождя я слишком разогнался, потерял управление, на полной скорости вылетел с дороги, улетел в кювет. Мотоциклом мне придавило правую руку. Конечность мне все же спасли, и ампутировать не пришлось, но толку от нее уже не было. Теперь правая кисть у меня толком сжаться в кулак не может, ничего держать тоже, как и хватать. Мне, как правше, пришлось долго и с трудом учиться все делать левой рукой, но за два года я к этому привык, даже почерк не такой кривой получается.

Однако о спорте пришлось забыть, и поступил я на юридический в местный университет, а поскольку я не особо умный и способный ученик, то пришлось на платное поступать, так как поступить на бюджетное я не сумел.

«Эх, очередные неприятности», - вздохнул я.

Женщина вскоре открыла дверь в свою квартиру, забрала пакет и, поблагодарив, закрылась, а я продолжил свой путь.

Вот только мир будто не хотел мне давать спокойно пойти и решил снова подкинуть знакомых.

- А, Веллов, - покачал головой пожилой преподаватель информатики. Лысеющий полный мужчина со строгим взглядом и вечным недовольством на лице посмотрел на меня и покачал головой. – Опять неприятности чинить собираетесь?

- Нет, я на свидание, Федор Бенедиктович, - ответил я, стараясь быть вежливым. Вот причина, почему я не прогуливаю пары. Живу рядом с преподом, и тот, будучи некогда знакомым моего деда, следит, чтобы я не пропускал занятия. А поскольку его ворчание та еще мука, проще отходить все, чем слушать. – Домашнее задание тоже сделал.

- Смотри мне. Виктор был хорошим другом, и я не хочу видеть, что его внук влипает во что-нибудь нехорошее, - покачал профессор головой.

- Я стараюсь. Извините, я спешу.

- Ага, удачи.

Быстро покинул подъезд и ускорился, чтобы меня там не окликнули на всякий случай. Я тут вовремя прийти хочу, чтобы она не ждала меня, если что, да и цветов купить нужно. Не дело это парню приходить без хотя бы небольшого букета.

- О, смотрите? Какие люди и без охраны, - окликнули меня.

Мой глаз задергался, ведь этот голос мне слышать хотелось не так сильно. Не то чтобы неприятно, просто обычно такое общение заканчивается какой-нибудь пикировкой или перепалкой.

- Мой телохранитель взял выходной, и группа быстрого реагирования заминировала все подходы, - ответил я. – Так что ты не подойдешь.

- Хех, снайпером стану, - усмехается Наташка. Короткостриженная шатенка смотрит на меня и разминает кулаки. Эта пацанка только ищет повода меня достать и подраться, не зря она ходит на карате с семи лет, и, к несчастью, это я сподвиг ее на такое решение. – Моя месть свершится, - указывает она на небольшой шрам на лбу.

- Давно бы забыла, - закатил я глаза.

- Такие вещи не прощают, Максик, - облизнула она губы. Ее улыбка напоминала собой звериный оскал, как всегда.

Ну, у нее есть причины меня недолюбливать и желать побить.

Суть в том, что в детстве мы с ней как-то повздорили. Обычные детские обиды, обзывалки и так далее. Мы с пацанами и она со своими девчонками, ну и так уж получилось, что начали бросаться друг в друга камнями, и вот как-то получилось, что я заехал ей камнем по лбу. Я не хотел этого, у нее до крови там получилось, но вместо того чтобы разреветься и убежать к родителям, она наоборот рассвирепела и накинулась на меня и едва не откусила мне нос, но я был все же сильнее и убежал.

Вот с тех пор она и мечтает отомстить, а потом, как старше стали и эмоции поутихли, это уже стало чем-то вроде нашей традиции, ведь в секции карате моим спарринг-партнёром была как раз она, а когда я оттуда ушел ради легкой атлетики, она сама меня находила и вызывала подраться.

На мой логичный вопрос: «А чего других не вызываешь?»

Получаю ответ: «Уже всех отделала».

Самое забавное, что ее совершенно не волнует моя травма руки. Ей пофиг, что там у меня и как, и, пожалуй, за такое я ей даже благодарен. Как только все видят мою руку, то начинают жалеть или считать совсем уж слабым. Даже те, кто меня знают, так же относятся, даже несмотря на то, что многим я все еще могу набить морду. Наташа же плевать на все это хотела и никак не изменилась.

- Давай, правда, не сегодня, у меня свидание, - вздохнул я.

- О-о-о-о-о! И кто она? – загорелись у нее глаза.

- Та милая девушка из кафе, которое Валька советовал, - пришлось признаться, а то она не отстанет от меня, пока не отвечу.

- Хо-хо-хо-хо, молодец, Максик, - похлопала она меня по плечу. – Будь с ней нежнее, чем со мной.

- Вот после тех событий я и не пью, - закатил я глаза.

Надо же было мне впервые напиться, а потом начать подкатывать к ней, а после с ней же и проснуться. Я, конечно, думал начать с Наташей встречаться, но мы слишком разные люди и ничего кроме такой вот агрессивной дружбы у нас и не бывает.

- Учту твои советы.

- Ну и не гуляй допоздна, а то пропадешь еще.

- Куда пропаду?

- М? Ты не знаешь? – удивилась Наташа.

- О чем это?

- В последние дни стали люди пропадать, - ответила она. – В нашем городке в прошлом месяце уже трое без вести пропали. Рассказывали, что порой люди в магазин уходили и уже не возвращались. Никто ничего не понимает.

- М-да… Ладно, буду осторожен.

- Мир вообще сходит с ума, мало было пандемии с кризисом, теперь люди пропадают, да животные с ума сходят. Слышал, где-то в Америке панда из зоопарка человека задрала? Мир явно катится к концу.

- Ну, в интернете меня не забанили, - пожал я плечами. – Всё видел, всё слышал и дневную дозу апокалиптических пророчеств тоже получил…

Их с двадцатого года все еще извергают по любому поводу. Даже по такому, как излишне суровый американский По…

- Ага, уже который год ждем радости. Ну, удачи тебе.

Девица ушла, а я еще некоторое время стоял на месте.

У меня в голове сразу же нехорошие мысли закрутились. Как бы моя новая знакомая не пропала.

Лучше потороплюсь к ней.

Решив не задерживаться, я поспешил к месту встречи. По пути все же купил букет да взглянул на те объявления о пропаже, когда подошел к афише, где обычно всякие рекламы размещают.

- Какого?! – с шоком сказал я, смотря на все это.

Там вывесок десять было.

Пропали как взрослые люди, так и дети, и мои ровесники. Некоторых людей я даже знал лично, но давно не общался и даже не догадывался, что с ними что-то случилось. Вот бабуля Клара Никитишна, милая старушка, что нас в детстве пирожками с друзьями угощала. Выпечка у нее была отличной, но я давно на той улице не гулял и даже не знал, что с ней. А это Пашка, тот еще придурок, я как-то в школе подрался с ним, и он мне фингал поставил, теперь тоже его нет.

А вот тут старые вывески есть и тоже о пропавших.

Странно все это. Очень странно.

- Пропадают, да…? – прошептал я, смотря на все это.


- Молодец. Почти приехали…


- Нет, там все иначе, - вздохнул я, отбрасывая ненужные мысли.

Ладно, задерживаться мне некогда. Нужно поспешить.

Вот я добрался до нужного мне места. Слегка запыхался и чуток помял букет, но добежал вовремя.

- Макс! Я здесь! – слышу ее голос.

Она напротив меня и машет рукой, слегка подпрыгивая на месте. Широко улыбается, и глаза ее горят весельем.

Облегченно вздыхаю.

Да, накрутил я сам себя, даже глупо как-то получилось.

- Привет, - сказал я. – И…

Резко прерываюсь, когда перед глазами все начало плыть.

- А? – захлопал я глазами.

- Макс! Макс! – слышу ее голос, который словно эхом раздается в голове. – Ты…

Резкая тишина окутала меня, и тьма заволокла все…

- Что… - прохрипел я, оказавшись в полнейшей темноте.

Тьма, в которой я оказался, была густой, словно желе. Прохлада проникла в мое тело и заполонила все вязким и липким морозом. Думать становилось все тяжелее, и лишь гул отдавался в ушах, что постепенно затухал в этой тишине.

Ощущаю странный жар вокруг левого запястья.

После этого сознание покинуло меня…

Глава 2. Так далеко от дома.

- Ту-ру-ру! Ту-ру-ру! – подпевал мальчик песне по радио. Он смотрел в окно на пролетающие виды полей и лугов и от нетерпения ерзал на заднем сидении автомобиля.

- Максим, сядь и поправь ремень безопасности, - сказала женщина.

- Да, мам, - буркнул ребенок. – Просто мы так долго едем.

- Скоро будем, Макс, - усмехнулся мужчина за рулем. – Это будет запоминающийся поход.

- Да, скорее бы!

- Ты все запомнил, как нужно выживать в лесу и что нужно делать? – спросила она.

- Конечно. Мы же не в первый раз идем, и я все запомнил! – улыбнулся он.

- Молодец. Почти приехали…


- Ух... – застонал я от странной боли во всем теле.

Последний раз таким помятым я был после той стычки с Толяном и его жополизами. Да, я отбился, но хреново было долго, помять они меня успели сильно. Благо трусоваты парни и, когда Толян получил по роже кирпичом, они быстро убежали.

Ага, нападать толпой одно, а вот когда твоего главного заводилу валят на землю, и он собирает выбитые зубы, уже не так весело.

- Черт, - произнес я, постепенно очухиваясь.

Поначалу вокруг была лишь темнота и тишина, но вскоре звуки постепенно появлялись. Сначала какой-то шелест, похожий на то, как ветер гуляет между листьями деревьев, далее пение птиц где-то на периферии слышимости и едва слышимое журчание ручейка.

Со звуками пришли и ощущения.

Мне стало довольно жарко и душно, словно я в шубе зашел в баню. Дышать становилось сложнее, и я начал двигаться и пытаться раздеться.

Запахи тоже вернулись, и в нос ударила куча ароматов, которые показались мне очень знакомыми.

После и зрение начало возвращаться ко мне.

Сначала видны были лишь образы, что-то плыло и колыхалось перед глазами, но через пару минут все налилось красками и обрело четкость. Я увидел зеленую траву перед глазами, что покачивалась от легкого ветерка, затем посмотрел на кроны деревьев, нависших надо мной. Через них пробивались теплые лучики солнца.

- Но ведь сейчас осень…

Мысли с каждой секундой прояснялись, и вскоре в голове прострелило осознание.

- Что за…?! – резко подскочил я.

Тяжесть и боль в теле резко пропали.

Я поднял голову и начал озираться, и с каждой секундой мой шок и непонимание все росли. Я находился на небольшой заросшей травой полянке посреди деревьев, а температура вокруг была такая, будто сейчас середина весны, а не осень. Теперь понятно, почему мне так жарко, ведь одет я не по погоде, но…

- Что происходит?!

Так. Я непонятно где и непонятно как.

Последнее, что я помню, как встретился с девушкой, а затем темнота.

- Это какая-то жуть, такого быть не может, - сглотнул я, пытаясь убедить себя, вот только получалось не очень.

Несколько минут мне понадобилось, чтобы собраться с мыслями, унять бушующие эмоции и как-то начать думать холодной головой.

Начал рассматривать свое окружение.

Я был окружен деревьями, но что-то все же странное мне начало казаться. Я давно не бывал в лесу, лет десять с тех пор как… короче, давно не ездил в походы. Но все же я помнил как выглядит все вживую, и что-то в окружающей обстановке не давало мне покоя.

Встав, я отряхнулся от налипшей грязи и травы. Ран или ушибов у меня не видно, лишь правую руку слегка покалывает, но ее я просто отлежал немного. Ноги целы, руки относительно, спина не болит, дышать могу, только жарко. Пришлось куртку, шапку и шарф снимать. Все еще жарковато, но терпимо.

- Так…

Некоторое время я смотрел на окружающие меня деревья, и с каждой секундой мой мозг все больше и больше осознавал то, что он видит. Поначалу я воспринял это как глюк или обман зрения, но…

- Да они… огромные…

Только сейчас я понял, что смущало меня все это время.

Я был не просто окружен деревьями, а был окружен просто огромными, невероятно большими деревьями. Гигантские стволы высотой метров под сто и толщиной были в пять. Я таких в живую никогда не видел. Но самое странное, что это совсем не походило на них.

Читал про самые большие деревья в мире – секвойи, которые могли достигать в высоту 115 метров, а толщиной почти в пять, но то, что было передо мной, не особо похоже. Да и те деревья обычно такие большие и вокруг них только обычные, а тут десятки подобных громадин, что расположены так близко друг к другу.

Если бы не обычная трава под моими ногами и более-менее привычные деревья рядом, я бы вообще подумал, что уменьшился и стал лилипутом.

- Какого черта происходит…?

Так, я только что был в своем городе, осенью, а сейчас нахожусь посреди весны и в каком-то непонятном лесу с нереально огромными деревьями. Чем больше я об этом думаю, тем меньше мысль, что это просто сон, меня посещает.

Тело начало дрожать, а сам я начал испытывать уже знакомый мне ужас…

- Снова… один…

Перед глазами вновь промелькнули те четыре дня в лесу, которые я с таким трудом пережил… Мне ведь было тогда десять лет, и с тех пор я зарекся вообще приближаться к лесам.

Сердце начало бешено стучаться, мысли лихорадочно закрутились в голове, и я сам едва не упал, когда колени резко ослабли.

- Дышать… нужно дышать…

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.

Спокойно.

Нужно успокоиться. Взять себя в руки и собраться.

Несколько минут мне понадобилось, чтобы прийти в себя.

Тяжелая травма детства. Не люблю это вспоминать.

Кое-как у меня получилось взять себя в руки и унять панику.

- Успокойся, Максим Веллов, - начал я. – Да, я не знаю, где я и что случилось… Черт, я просто не могу быть попаданцем! Это же чушь!

Я, разумеется, читал про такое и мне даже нравилось, но я никогда в подобное не верил.

Учитывая, что большая часть таких «попаданцев» обязательно была ребятами, которые служили в армии, настоящие мужики в представлении некоторых людей и прочие, кто с детства владеет клинком или занимается всеми боевыми искусствами. Нет, я не пытаюсь оскорбить или как-то принизить значимость службы и тех, кто служил, просто читать про однотипных персонажей на четвертой книге становится скучно.

А что есть у меня?

Ну, когда был маленьким, я ходил в походы… несколько раз, но мало чего помню оттуда. Каратэ в свое время занимался, да защищать себя приходилось на улице, но ничего такого уж невероятного я не мог. Потом занимался легкой атлетикой и даже думал посвятить этому жизнь, но травма поставила крест на всех моих планах и прочих желаниях. Пришлось поступать на юридический в ближайший университет, а из-за того что я завалил вступительные экзамены, дедушке пришлось продать свой мотоцикл, чтобы оплатить мне учебу.

Это вторая причина, почему я никогда не прогуливаю пары. Мне стыдно, что из-за меня дед лишился своего любимого мотоцикла.


- Это просто машина, - сказал он.

- Но… но…

- Не переживай, Максим, - улыбнулся дед. – Твое образование мне важнее.

- Прости… прости, что я доставляю тебе только неприятности… прости…

- Все хорошо, малыш, все хорошо…


- Прости, дедушка, - вздохнул я. – Я все еще приношу сплошные неприятности и попадаю в передряги. Все время заставляю тебя волноваться и переживать за меня.

Мысли о моем дедушке, что растил меня половину моей жизни, успокоили панику, но вместо нее принесли грусть.

- Нет! Все! Не думай о плохом, - тряхнул я головой. Сейчас ни в коем случае нельзя паниковать или отчаиваться.

Да, я в каком-то незавидном положении, я непонятно где и не ясно, что происходит со мной, но я не собираюсь сдаваться.

Итак. У меня более-менее неплохая физическая форма, пусть последние два года я спортом не занимался, лишнего веса немного есть, но не критично. В универе я старался физкультуру посещать, но никаких зачетов не сдавал и кроме бега там ничего не делал. Драться я тоже умею, но только против людей, если нападет волк или медведь, то мне это не сильно поможет, а ведь знал, что нужно было купить перцовый баллончик.

Окончательно успокоившись и взяв себя в руки, я выдохнул.

- Все, надо действовать. Да и не факт, что я попал в какой-то там мир, - немного нервно улыбнулся я. – Огромные деревья и другое время года не доказывает…

- КРА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-РХ!!! – прогремело над головой.

Резко поднимаю голову, и густые кроны деревьев дергаются от мощного порыва ветра и расступаются, чтобы я увидел огромное синее кожистое крыло…

- Ладно… это уже доказывает…

Глава 3. Браслет.

К великому счастью для меня, обладатель этих огромных крыльев пролетел мимо. Если бы я не был голодным перед тем, как выйти из дома, то мог бы обделаться. Одно дело оказаться в незнакомом месте, а другое понимать, что тут могут водиться совсем необычные и опасные животные.

Минут через пять я смог отлипнуть от земли и нетвердой походкой уйти с полянки.

Подошел к одному из деревьев.

Огроменное.

- Домик на таком дереве был бы офигенным, - проговорил я, стараясь не думать об огромном синем крыле и еще каких-то зверушках, какие могут тут быть.

Ладно.

О монстрах или попаданстве подумаю потом.

Я один в незнакомом лесу. Сейчас вроде как тепло, а из вещей у меня есть лишь одежда. При осмотре карманов выяснил, что куда-то пропали телефон, кошелек и ключи, но, в данной ситуации, они для меня бесполезны.

Мне бы сейчас какой-нибудь кусок металла пригодился, даже ключ, но чего нет, того нет.

- А мой нож походный я выбросил после тех событий, - вздохнул я.

Так. Не думай об этом.

Однако кое-что у меня все же было.

На моей левой руке, на запястье, у меня обнаружился какой-то браслет, которого у меня никогда в жизни не было. Не носил я никогда никаких амулетов, крестиков и цепочек, у меня даже часов на руке никогда не было. Мне просто неудобно так, а тут у меня откуда-то появилось вот это.

С виду выглядит как обычный недорогой сувенир. Кожаный ремешок, металлическая пластина наверху и голубой камень в нем. Нет, не драгоценный, а вполне себе на вид обычный, округлый, гладкий, будто на пляже нашли, но совсем небольшой, где-то с ноготь размером. Еще нашел у браслета с двух сторон какие-то небольшие выемки, шесть одинаковых и одна побольше. Без понятия, для чего они. Может, USB-порты это. Не знаю.

Что это такое, откуда оно у меня и как его снять я не нашел. Ремешок замочка не имеет, тут сплошная плотная и толстая кожа, а просто так браслет не стягивается.

Странно.

Но сейчас не до него. Нужно с более насущными проблемами разобраться.

- Итак, если правильно помню, что мне говорили, - начал я. Мог бы и про себя думать, но нервы слегка шалят, потому стал проговаривать свои действия. – Если потерялся в лесу, и нет возможности выбраться, то первым делом нужно озаботиться ночлегом. Лучше всего остаться у воды, да и пресную воду желательно сразу найти, развести костер и быть очень внимательным.

Сейчас тепло, ночью не замерзну, так что проблем быть не должно.

Если бы моя вторая рука нормально функционировала, то было бы проще, но ничего с этим не поделать. Я давно не пробовал развести огонь трением, но попытаюсь. Десять лет все же прошло, а тогда я был совсем ребенком и ножик у меня был. Хоть я тогда и проревел часа два, но кое-как выжить несколько дней сумел, пока меня лесничий случайно не нашел. А так бы погиб там.

Еще было бы неплохо найти еды, но вода, огонь и ночлег важнее, а если найду реку, то там и рыбу попробую словить. Можно попробовать съедобные ягоды поискать или что-то такое, но в таком жутком лесу как-то не хочется особо что-то есть. Мало ли, а вдруг радиация все таким сделала или еще что. Отрастить хвост, рога и щупальца я бы не хотел.

- Как говориться, если заблудились в лесу, найдите, с какой стороны растет мох. Говорят, созерцание мха успокаивает.

Ну да. Знание, в какой стороне север, мне сейчас не поможет, ведь карты у меня нет.

Ладно, вернемся к текущим проблемам.

Недалеко слышно, как журчит вода, так что нужно проверить.

К счастью, ручеек и правда нашелся, небольшой такой, но активный и на вид чистый. Вода нашлась, а вот с тем, как ее пить, у меня возникли определенные трудности. Воду в любом случае нужно очищать, а то мало ли, что в ней есть, но вот с очисткой могут возникнуть проблемы.

Обычно воду для очистки кипятят, но мне повезет, если я хотя бы костер сумею развести. Беда в том, что мне нужен сосуд, в котором все это делать можно. Ничего такого под рукой нету. Можно попробовать поискать что-нибудь подходящее, но вряд ли найду. Еще я помню, на Ютубе видел, как брали от дерева кору, кое-как из куска делали емкость и туда кидали раскаленные на костре камни... Но у меня из острых предметов ничего нет, потому тоже не поможет.

Нет, если я там постараюсь, вспомню про все ролики в интернете из разряда «примитивные технологии», то, может, сумею из глины слепить себе кувшин, обжечь его, а потом в нем прокипятить воду, вот только я к тому моменту уже сдохну от обезвоживания. Есть вроде и другие естественные способы очистки, но их я тупо сделать не смогу.

Еще однажды я был на экскурсии в пещерах, ну и там был подземный источник с чистой водой, которая очищалась местными минералами. Вкуса уже не помню, вот только вряд ли мне так повезет. Да и гор из-за деревьев не видно, а идти туда с глупой надеждой что-то найти нет смысла.

Пить возможно опасную жидкость мне не хотелось, но я в любом случае долго без воды не протяну, потому выбора особо и нет. Да и жарко мне в теплой одежде в такую погоду, куртку и свитер я стянул, а вот обувь у меня все же сильно теплая.

Освежившись, мне стало полегче. Грязного привкуса не ощущается, но возможное отравление это сейчас наименьшая из моих проблем.

- Так, что дальше? – спросил я, смотря на большой необычный холмик передо мной.

Ну, нужно себе место для ночлега найти и развести костер. Можно, конечно, о еде подумать, но тут я просто не представляю, что можно есть, а что нет. В тот раз, когда я остался в лесу, у меня с собой была пара шоколадок, а также я там более-менее знал, что есть можно, а что нет, а вот какие ягоды могут быть в таком лесу и не откусят ли те мне голову, сказать сложно.

Так что будет очень сложно.

- Ладно, - сказал я, поднимаясь на ноги. – Надо искать…

В этот момент я случайно коснулся пальцами браслета.

Чик!

Звук оттуда послышался довольно четкий, и ощутилась легкая вибрация.

Медленно поднимаю руку и смотрю на эту штуку.

Камень на пластине начал слегка светиться, а мне стало как-то боязно. А вдруг это бомба, которую я случайно включил.

С замиранием сердца я стал выжидать, как вдруг от камня ударила небольшая вспышка и…

К моему шоку, над камнем начал формироваться… экран…

Небольшой полупрозрачный прямоугольник голубоватого цвета, что фиксировано нависал над камнем, будто был проекцией, вот только как можно что-то проецировать на воздух, я не знаю. Вроде всегда или дым используют, или что-то типа того, но в подобных технологиях я никогда не разбирался.

Через несколько секунд на экране появилась надпись: «Начните регистрацию».

- А? – глупо захлопал я глазами.

Передо мной появился какой-то голографический экран и требует от меня какую-то регистрацию. Где-то минуту я тупил в космос, но затем все же решился прикоснуться к экрану рукой. Испещренная шрамами правая кисть коснулась дрожащим пальцем надписи, и та резко пропала, сменившись строчкой:


Введите имя: ___________


- Что происходит?

Сначала я попал в какое-то непонятное место, потом нашел это, а сейчас оно требует от меня мое имя. Если начнет спрашивать про банковскую карту и полис, заполнять не стану, а учитывая, что паспорта и кошелька с собой нет, то и не смогу, так как наизусть все не помню.

Я начал вводить имя, вот только правая рука была не особо предназначена для таких вещей. Пальцы дрожали и постоянно задевали не те кнопки, а поскольку тут нужно было не нажимать, а именно наводиться, ведь экран не материальный, то ввести свое имя мне удалось далеко не с первого раза, да и то с ошибкой. Потому ввести Максим Яковлев Веллов оказалось довольно сложно. Лучше бы отдельные строки для имени, фамилии и отчества сделали.

- Может, тут есть автокоррекция?

Да, оказывается, тут есть такое, я нажал на текст, вот только вместо просто исправления он еще и загрузку профиля начал.

- Ой, стой! - сказал я, пытаясь что-то прервать, ведь имя было написано неправильно. – Блин!

Через пару секунд все закончилось, и мне предстал такой текст:


Загрузка завершена – Максвелл.

Внимание!

База данных пуста. Пройдите синхронизацию с ближайшим Центром.


М-да… С имечком я несколько ошибся. Остается надеяться, что это не местный документ...Как ник в интернете вполне бы сошло. К английскому физику и его демонам я, конечно, отношения не имею, но фамилия у него была звучная…

Еще написано, что в базе данных ничего нет. Не ясно пока, что именно это означает.

- Насколько я могу понять, это какой-то мини-компьютер, - хмыкнул я, присев на холмик и начав тыкать в разные участки панели. Холмик оказался довольно мягкий, покрытый мхом сверху, но жесткий внутри. Скорее всего, камень какой-то, но меня сейчас это мало волновало. – Посмотрим, какие тут есть функции.

Стал открывать разные вкладки.

Компас, Карта, Библиотека, Сканер, Часы.

Неплохо.

Как в моем телефоне, только самой функции звонка нет, ну и все эти элементы не работают. Каждый раз, когда включаю, пишут о том, что нужно синхронизироваться с ближайшим сервером.


Данная функция не может начать свою работу пока не будет подключена к одному из Центров или другому Браслету. Пожалуйста, подключитесь к ближайшему Центру и пройдите авторизацию.


Зато теперь ясно, что раз браслет требует такое, то где-то подобная штука имеется.

А вот еще вкладка – «Окно Пользователя».

- Воу…


Имя: Максвелл

Статус: «Норма» (Желаете посмотреть полную информацию?)

Поглощенный Хаос: 36/556

Эволюция: 0

Навыки: 1 (Желаете посмотреть полную информацию?)

Знания: 1 (Желаете посмотреть полную информацию?)

Способности: 0


Интересно.

Решив посмотреть свой статус, я быстро пожалел об этом. Похоже, браслет может сканировать мое тело и точно знать, что у меня с организмом, потому он быстро выдал мне всю мою историю болезней, какие лекарства я когда-либо принимал, какие у меня сейчас проблемы, нужды, а также выписал советы о необходимости потреблять больше витаминов.

Тут была небольшая настройка, в которой я поковырялся и включил такое отображение:

«Текущие травмы и ранения. Текущие нужды и необходимости организма».

Пока так, если что переделаю.

А вот в разделе «аспекты» было кое-чего интересного.


Навыки:

- Физическая основа – 0.


Тут же можно было нажать на справку.


- Физическая основа – аспект тела, который улучшает физические параметры, но его основная цель - взаимодействовать с другими навыками и блокировать изменения, способные повлечь за собой критические отклонения в работе организма.


Что за «изменения» блокировать и как? Пока не понятно.

А «знания» чего?


Знания:

- Общий язык.


Тоже что-то непонятное, но тут пояснений нет.

Что все это значит и для чего.

Одно я могу для себя понять точно.

Если тут есть подобная вещь, то наверняка есть и ее создатели, а учитывая стиль, в каком все написано, то это больше похоже на какие-то стандартные шаблоны, а значит их кто-то вывел и согласовал со всеми.

- Возможно, в этом мире есть какая-то сверхразвитая цивилизация и я как-то случайно с ней взаимодействовал.

Не уверен, что меня смогут найти или еще как-то отследить. Было бы неплохо, если меня сами спасут, а то я даже не представляю куда мне двигаться и что делать.

Был вариант забраться куда повыше и посмотреть сверху, но залезть на такое дерево с моей рукой я не смогу, а никаких других возвышенностей я пока не вижу. Где-то среди крон виднеется белая верхушка некой горы, но я даже не знаю, как туда дойти, и пока лучше особо не спешить с исследованиями. Нужно основные нужды удовлетворить.

- Ладно, - поднялся я. Там была еще приписка, что, чтобы включить или выключить браслет, нужно нажать на камень. Учитывая мою травму, сделать это оказалось чуток сложнее. – Какая-то информация у меня есть, все не так уж и плохо…

И в этот момент «холмик», на котором я сидел, начал двигаться...

Глава 4. Зверь.

Когда то, на чем я сидел, начало шевелиться, мое сердце будто остановилось. Позади послышался шум, чей-то протяжный громкий стон, а также такое же мощное дыхание. Земля под ногами вздрогнула, будто ее ударило что-то большое и тяжелое.

Сам я с трудом сдерживал накатывающую панику.

Не то что я какой-то трус или нервный, но вряд ли найдется хоть один человек в мире, который, серьезно попав в иной мир, был бы сразу мега сильным и ничего не боялся. Вот и сейчас ужас сковал мои действия, и я будто в каком-то трансе медленно обернулся, чтобы увидеть это…

За моей спиной выбравшись из травы и мха, сбрасывая все это с себя, поднялся… лось…

И если бы это был обычный лось, то я бы и слова не сказал. Да, опасно, но хоть привычно выглядит.

Передо мной же был огроменный лось, с большим и сильным телом метра под три в высоту и около пяти в длину. Это для сравнения, обычный лось может в высоту быть больше двух метров, а в длину где-то до трех доходить. То есть передо мной была махина как минимум в два раза больше обычного животного. Этакий слон, только лось.

Густая длинная шерсть запутанными лоскутами свисала с его огромного тела. Величественные рога, на которых, казалось, можно дедушкин мотоцикл повесить, и он без проблем там лежать будет, а также у этого существа изо рта торчали бивни, такие же разветвленные, как и сами рога.

Животное поднялось.

- Хо-о-о-о-о… - прогремело от него, и из груди послышался какой-то урчащий звук.

Зверь медленно повернулся в мою сторону и посмотрел на меня своими большими черными глазами.

Я просто как вкопанный стоял перед монстром и не решался двинуться или дышать.

Голова зверя медленно приблизилась ко мне, не разрывая зрительный контакт. Мое сердце начало бешено стучать в грудной клетке и грозилось вот-вот выпрыгнуть и убежать, вереща от ужаса.

Существо же обнюхало меня, осмотрело, а после… потеряло ко мне всяческий интерес…

Лось неспешно развернулся и лениво побрел куда-то в сторону от меня, а я еще минуты три не решался двинуться, пока топот его шагов и звуки поваленных обычных деревьев не скрылись за пением птицы и журчанием ручейка.

После этого я сел прямо на землю и только сейчас выдохнул…

- Ха-а-а-а-а-а-а-а… Кошмар… - дрожащим голосом произнес я.

Никогда в жизни так не пугался. У меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло. Думал, что помру.

Хоть существо и не было похоже на хищника, но мне одного тычка рогом или бивнем хватит, чтобы помереть. Теперь мне ясно, как чувствует себя кролик перед удавом.

А мысль о том, что существо передо мной было не самым опасным или сильным в лесу, вообще ужасала. Лучше об этом не думать, а то совсем с ума сойду.

- Ладно, я спокоен, - произнес я, умыв лицо прохладной водичкой.

Так.

Думаю, мне стоит теперь поискать место для ночлега. Я не уверен, стоит ли оставаться тут или куда-то двигаться, но что-то делать нужно.

Ладно, если буду просто стоять и ничего не делать, то ничем хорошим для меня это не закончится, нужно поискать себе место для ночлега. Отходить от ручья не стоит, вода мне нужна, а потому пойду вниз по течению.

Куда именно мне идти, я не представляю, но просто сидеть и надеяться на удачу нельзя.

Так я и двигался вниз по реке и по пути встретил несколько обитателей местной фауны. Птицы, мелкие зверушки и какие-то насекомые почти не отличались от обычных. Разве что кролик, завидев меня, каким-то образом закопался в землю. Его передние лапы были с плоскими когтями как у кротов. Птицы, что летали вокруг, имели хвосты ящериц и больше напоминали мне картинки с первыми птицами, кажется, они назывались археоптериксы(1).

Но вот две встреченные мной зверушки едва мне мозг не сломали.

Первой было что-то наподобие обезьяны, которую скрестили с ящерицей. Небольшое тело с двумя передними длинными лапами, на которых зверье и висело, а также четырьмя маленькими. Голова у него напоминала чем-то крокодилью. Само по себе оно было небольшим, где-то с обычную кошку размером, но заводить такое домашнее животное я бы не стал.

Заметив меня, обезьяна-крокодил сначала зашипел, а после плюнул в меня чем-то и убежал, благо я уклонился. Плевок на камне сильно вонял и слегка шипел. Какая-то пахучая кислота, вряд ли сильно опасная, но воняет дико сильно. Вероятно, это такой у животного механизм защиты от крупных хищников с чувствительным обонянием.

Ну а второе животное было чем-то, что напоминало собой крупную индейку. У него тоже были черты ящерицы, но вот то, как оно убежало, заставило мою челюсть отвалиться и уплыть вниз по течению.

Заметив меня, эта «птица» сначала пронзительно завизжала, едва не убив мне ушные перепонки, а затем цвет ее белых перьев начал резко меняться и стал практически неотличимой от травы и кустов вокруг, а потом она рванула назад, и я лишь по движению растительности мог понять, где она.

- Это что сейчас было?

То есть то, что хамелеон может так менять свою окраску, я знаю. Там все связано со сложными процессами в организме, строением кожи с изменением пигмента, но вот чтобы окраска менялась так быстро, да еще и на перьях, это уже что-то непонятное.

- Надо перестать удивляться, - покачал я головой.

Да уж.

Слегка устав, я проверил, нет ли вокруг чего-то опасного, а затем присел на траву. Нужно было перевести дух и переварить увиденное. Весь лес наполнен очень странными животными, и судя, по их «защитным функциям», этот лес достаточно опасный, раз мелкие не хищники научились так выживать.

М-да…

Чем дальше иду, тем страшнее мне становится.

Решив еще раз взглянуть на браслет, я снова активировал его, но там ничего такого полезного не нашлось, хотя кое-что все же изменилось.

В строке «Поглощенный Хаос» цифры поменялось:


Поглощенный Хаос: 58/536


Раньше было 36. Откуда он у меня и что это такое, мне решительно не понятно. Тут никакой справки нету, а хотелось бы понять, что я вообще делаю и как. Вероятно, это какой-то ресурс или счётчик, но вот чего именно и как пополняется не…


Поглощенный Хаос: 59/536


Прямо на моих глазах он увеличился на единицу!

Похоже, оно само растет. Некоторое время помедитировав на экран, понял, что Хаос растет где-то по единице в несколько минут.

Что с этим делать, когда шкала дойдет до предела, не знаю.

- Ладно, потом разберусь, - сказал я, вставая.

Двинулся дальше, благо ничего особо странного мне не попадалось, и я относительно спокойно продвигался вдоль ручья. Деревья вокруг не менялись и все так же нависали над головой, а яркое и теплое солнце все равно пробивалось через листья.

Эти гигантские деревья, что больше походили на дубы, росли вверх, а их ветки расходились в разные стороны и слегка толкались с соседними гигантами. Обычный лес на фоне этих исполинов казался таким маленьким. Погода стояла просто отличная, что несколько настраивало на позитивный лад. По пути я нашел себе более-менее неплохую палку, которой и помогать себе идти можно, да и защититься. Вряд ли, конечно, против того же лося я смогу что-то сделать этой веточкой, но чисто психологически наличие оружия как-то успокаивает, даже если оно бесполезно.

- Эх, у меня ведь должно было быть сейчас свидание, - вздохнул я, - а вместо этого я застрял непонятно где.

Мысль, что это другой мир и я попаданец сидела в моей голове, но смириться было довольно сложно. Ну не верю я во все такое, я читал про это, но вот сам никогда в такой ситуации оказаться не хотел. Пусть жизнь моя была не сахар, но я мог хотя бы жить спокойно. Окончил бы университет, нашел бы хорошую работу, семью завел и жил бы себе обычной жизнью, но судьба почему-то решила поиздеваться надо мной, и теперь я тут.

- Ух, - вытер я пот. – Что-то жарко стало…

Не то чтобы жарко, просто идти как-то сложнее.

Я вроде по склону вниз иду, а не наверх, но странная тяжесть появилась на плечах.

- Я что, той водой отравился?

Вполне возможно.

Я не биолог, но думаю, попаданцы в другие миры умерли бы скорее не от зубов монстров или врагов, а банально из-за местных вирусов. Что для жителя этого мира просто простуда, то для нас может быть смертельно. Кажется, именно так погибали многие коренные жители Америки во времена конкистадоров. Большую часть истребили не колонисты или другие враги, а банальные привезенные болезни.

Однако в моем случае я не чувствовал жара или недомогания.

Вокруг меня будто гравитация усилилась, и мне стало просто тяжелее идти. Словно на плечи накинули десяток килограмм веса и отправили гулять, или же я словно тащил тяжелый походный рюкзак.

Браслет резко завибрировал.

Включаю его…

- Что за?!

Количество Хаоса у меня резко подскочило. За те двадцать минут, что я шел, мне максимум столько же единиц добавилось, но все оказалось совсем иначе.


Поглощенный Хаос: 187/536


Из ниоткуда целая сотня прилетела и…


Поглощенный Хаос: 204/536


Еще больше стало!

Не знаю, что это означает, но мне это не нравится. Надо отсюда уходить и срочно…

- Гр-р-р-р-р-р… - послышалось позади меня.

Резко оборачиваюсь и с ужасом смотрю на это…

Передо мной вышел огромный волк размером с тигра. Здоровенная зверюга с какими-то шипами на спине смотрела на меня, пуская слюну. Животное оказалось раненым и сильно потрепанным, морда в крови, одного глаза нет, а на грязно-коричневой шкуре куча рваных ран. Животное прихрамывало на одну лапу, но все равно приближалось ко мне.

- ГРА! – взревел монстр и кинулся в мою сторону.

Страх тут же вспыхнул во мне паникой, благодаря чему я прыгнул в сторону, а раненная зверюга пролетела в ручей, но тут же подскочила и бросилась.

- А-А-а-а-а-а-а-а! – закричал я и ринулся вперед, не разбирая дороги.

Этот волк бежит следом, но раны, похоже, не дают ему разогнаться на полную, а потому он лишь клацает челюстями.

Бежать! Бежать! Бежать!

Мои ноги несли меня вперед. На автомате я лавировал между деревьями и перепрыгивал кусты, торчащие корни и ямы. Мое тело понимало, что если я оступлюсь хоть раз, то буду разорван и убит. Я не смел оборачиваться или даже думать, просто двигать ногами и бежать.

Неожиданно дорога под ногами пропала, и на секунду время и мое сердце остановилось, а затем я покатился вниз по склону. За спиной щелкнули огромные челюсти.

- Уа-а-а-а-а! – кричал я, скатываясь вниз и собирая каждую кочку.

Надо мной что-то проносится и врезается в поваленное дерево, разбивая его на куски.

Быстро поднимаюсь на ноги. Пускай спина и ноги побаливали, но я был относительно в порядке, да и некогда мне было думать о всяких там болячках.

Бежать! Бежать! Бежать!

Несусь сломя голову.

Легкие горят огнем, сердце стучит так сильно, будто готово в любой момент выпрыгнуть из груди. С каждой секундой ноги, казалось, становятся тяжелее, а давление на плечи все усиливается.

Бежать! Бежать! Бежать!

- ГРА-А-А-А-А-А-А! – взревел хищник и понесся следом.

Неожиданно резкая боль обжигает левое плечо!

- Аугх! – вскрикнул я.

Теряю равновесие и падаю на траву.

Плечо кровоточит, будто его порезали чем-то.

Смотрю на волка, что несется на меня, но тут из кусов вылетает другое животное!

Это оказался какой-то непонятный гибрид из кошки и гиены. Кошачье крупное тело размером с рысь, но при этом пятнистая грубая шкура и неприятного вида морда с плоским носом и торчащими из пасти зубами.

- РЬЯ-А-А-а-а! – зарычало это и кинулось в мою сторону.

Но тут тварь что-то сносит и отшвыривает.

- Гр-р-р-р! – рычал волк.

Он опустил голову и выставил свою шипованную спину, а затем из нее начали выстреливать эти самые «иголки», которые по размерам были длиной с карандаш, а толщиной как два моих пальца. Вылетали они с довольно мерзким свистящим звуком.

Залп иголок пронесся мимо отскочившей кошки и глубоко вонзился в дерево.

Теперь понятно, чем меня ранило, но думать об этом было некогда.

Подрываюсь с места и несусь вперед. Надеюсь, они сцепятся… Хотя вряд ли, не та у рыси весовая категория.

Слышу знакомый мне звук и тут же бросаюсь за поваленное гнилое дерево.

Несколько игл врезаются в ствол и заставляют все трястись, будто кто-то автоматную очередь решил разрядить. В следующий миг само дерево трескается и разламывается, когда эта туша, свернувшись клубком, врезается в него.

Окровавленное колючее колесо прокатывается вперед, снося деревья и кусты на своем пути, а затем раскрывается и вновь становится на четыре лапы.

- Кошмар! Это что за ежик-волк?!

Но размышлять было некогда.

Кровоточащая рана на плече сильно болела, а моя правая рука была неспособна нормально зажать рану. Если кровь не остановить, то я просто умру, но если остановлюсь, то меня съедят. Ужас внутри меня кипел и нес вперед.

Меня толкают в спину, и огромная зубастая пасть нависает надо мной.

Мерзкий запах бьет в нос, и огромные зубы заставляют меня оцепенеть.

На инстинктах перекатываясь вправо, спасаясь от зубов, и утыкаюсь в окровавленную лапу псины, из которой торчит кость. Открытый перелом у него.

Тут же со всей силы бью по этой ране лбом!

- Гра-а-а-а-а!!! – заревело от боли чудовище и завалилось на бок. – У-у-у-у-у! – скулит оно и катается по земле.

Подскакиваю на ноги и бросаюсь вперед.

Волк недолго валялся без сил и, придя в себя, кинулся следом.

Вижу впереди торчащие корни огромного дерева и кидаюсь туда.

Мне удается закатиться под корни, а волк со своими размерами застрял снаружи. Он пытался прорваться вперед, кусал и ломал ветки, но чем глубже он продвигался, тем прочнее и толще были корни, а я быстро полз вперед, не оборачиваясь.

Волк застрял и теперь не мог до меня добраться, и его целью стало хотя бы самому выбраться, а я продолжал ползти и вскоре сумел вылезти с другой стороны.

Поднимаюсь и бегу прочь.

Не знаю, сколько я бежал, но когда рев монстра затих за спиной, все же рухнул на траву.

- Ха-а-а-а-а-а… Ха-а-а-а-а-а! – пытался я отдышаться.

Грудь горела, и сердце трепетало от ужаса. Ноги дрожали и ослабли, а сам я едва находился в сознании. Кровопотеря начала сказываться на мне, и в глазах стало мутнеть.

- Нужно… перевязать… рану… - простонал я. Вот только куртку, свитер я потерял в пути, как и остальное. Можно снять футболку и ей все перевязать, но у меня нет сил даже подняться. Плюс перевязывать нужно правой рукой, а та у меня слишком слаба. – Надо… встать…

Слабость в теле все сильнее, и я начинаю терять сознание.

Что-то шумит рядом…

Слышу… голоса…

- Нашелся один… Господин будет доволен…

После этого сознание покинуло меня…


1.Археоптерикс – одно из древнейших животных на земле. Считается промежуточным вариантом между динозаврами и птицами. Размером были примерно с ворону.

Глава 5. Клетка.

- Ух-ты! – обрадовался мальчик. – Как тут красиво!

- Максим, не бегай, - покачала головой женщина. – Сейчас упадешь и поранишься.

- Не переживай, дорогая, - рассмеялся мужчина. – Мужчинам полезно учиться на своих шишках.

- Ну, знаешь…

- Макс, иди сюда! – замахал рукой мужчина.

- Иду! – сказал мальчик и прибежал к родителям. – Круто! А сколько мы тут будем отдыхать?!

- Ну, пару дней можно, - улыбнулся он. – Мы пока разобьем палатки, а ты сходи за дровами для костра.

- Хорошо! – покивал мальчик и побежал за ветками.

Это был последний раз, когда он видел своих родителей…


- У-у-у-ух… - застонал я.

Неприятная ноющая боль окутала все тело и не давала расслабиться. Как бы я ни хотел от нее отстраниться и снова погрузиться в блаженное забытье, но уже просто не мог игнорировать эту зудящую агонию. Все тело покалывало и горело, а сонливость постепенно уходила.

Вскоре зрение ко мне начало возвращаться, но перед глазами была только темнота. Затем вернулось обоняние, но ничего хорошего мне это не принесло. Запах фекалий и мочи, пот, а также другие не самые приятные ароматы достигли меня. Ощущалась сырость и затхлость воздуха… Далее вернулся слух, и принес он лишь какие-то едва слышимые всхлипы.

Постепенно глаза привыкли к темноте, и я различил что-то перед собой…

- Потолок? – прошептал я.

Грязный, пыльный, заросший паутиной потолок был перед глазами, тусклая лампочка едва давала свет и слегка покачивалась от едва ощутимого сухого ветерка.

- Где…я?

Попытка пошевелиться отдалась тугой болью во всем теле и, в особенности, в плече. Повернув голову налево, я увидел там бинты, что опутали ранение, ощутил неприятное пощипывание и зуд. Хотелось почесаться, но я сдержался.

- Что случилось?

Помню, как оказался в лесу, затем увидел какого-то раненого монстра с шипами на спине, он гнался за мной, задел меня одним из своих шипов, но мне удалось убежать, а потом я потерял сознание…

Кажется, я слышал чьи-то голоса, но точно не могу сказать. Может, показалось…

Воспоминания о том, что было, молнией прострелили мой мозг!

Я задрожал, и меня слегка начало колотить ознобом.

Меня едва не съело какое-то чудовище. Оно гналось за мной, хотело порвать и…

Думаю, это еще долго будет преследовать меня в кошмарах.

Некоторое время мне понадобилось, чтобы унять ужас и успокоиться. Зубы слегка стучали, хотелось закутаться в одеяло и забиться в угол, но одеяла у меня не оказалось, да и то место на котором я лежал, было не особо удобным.

Через несколько минут я окончательно проснулся, взял себя в руки и начал осматриваться.

Находился я в каком-то небольшом помещении, которому не помешает уборка. Серые бетонные стены без окон, тяжелая металлическая дверь с небольшим решетчатым окошком. Лежал я на небольшой узкой койке, на которой был постелен грубый и тонкий матрас.

- Тюрьма? – нахмурился я.

Это очень напоминало камеру заключения, но вроде даже в самых старых тюрьмах все более-менее оборудовано и комфортно. Тут же я будто в одиночку попал или в камеру для особо опасных заключенных.

- Кхы-ы-ы… - послышалось рядом.

На соседней койке прямо напротив меня был еще кто-то. В таком тусклом свете я не сразу увидел, но вскоре сумел разглядеть, что я тут не один, оказывается. На кровати, прижавшись друг к другу и дрожа, сидело трое детишек. На вид им где-то лет по семь или около того. Два мальчика и одна девочка.

Первым был мальчик, рыжий, с веснушками на лице, вторым был брюнет, подстриженный под горшок, и девочка была блондинка с двумя косичками. Одеты дети были в пусть грязную, но относительно приличную одежду. Штаны, шорты, футболки, все, что я привык видеть в обычной жизни.

Я-то думал, что в другом мире будет другая одежда, да и люди другие, но эти ребятишки от меня ничем не отличаются. Хотя, если в этом мире есть миникомпьютеры на руках, то и стиль в одежде вряд ли будет викторианским.

- Привет, - обратился я к ним.

Те вздрогнули и сильнее прижались друг к другу.

- Я не обижу вас, - сказал я, садясь на кровать. Подходить к ним не нужно, они, видно, сильно напуганы. – Меня зовут Макс, а вас как?

Дети не отвечали. Они некоторое время молчали, а затем тот рыжий все же поднял голову и посмотрел на меня. Он разглядывал меня, а я не торопил его, пусть сам решится заговорить.

- Вы… из города? – спросил он. – Нас скоро найдут?

- Города? – нахмурился я. – Прости… я не знаю… Я проснулся в лесу, затем на меня напал какой-то монстр, а после я очнулся тут. Даже не понимаю, где я и о каком городе речь.

- Но… у вас браслет, - указал он на мою руку. – Их попаданцы получают в городе…

- А? Я проснулся с ним и… погоди! Попаданцы бывают у вас?

- Да, - кивнул мальчик. – Папа сказал, что пришельцы из вашего мира вот уже семьсот лет появляются у нас… После каждой Бури Хаоса… нескольких находят в лесах или полях… Некоторых… даже находят раньше, чем их растерзают звери или они умрут из-за Хаоса… Потому всем дают браслеты… Моя бабушка из вашего мира…

Только сейчас я заметил, что у детей тоже были браслеты, такие же, как у меня.

Да и к тому же - такая новость, что есть еще выходцы из моего мира.

А я уже даже немного начал думать, что единственный тут такой и уникальный.

Думал, мои знания из моего мира помогут мне, а оказывается, тут давно уже и до меня всё есть.

Хотя, поминая выступление Дара О’Бриена, даже так всё, о чём я смогу рассказать, будет на уровне «подключить кабель в стену». Хех.

- Прости, малыш, - вздохнул я. – Я очнулся в лесу уже таким и ничего не знаю…

- Ясно, - опустил он голову. – Просто вы даже наш язык знаете…

И правда.

Пока он не сказал, я даже не замечал, что мы сейчас говорим совсем не на русском. Он говорил на языке, похожем на английский, но с вкраплением слов из других языков. У меня с иностранными языками всегда были проблемы, никак не получалось их запомнить. В школе учил французский и то, только потому, что группа английского была уже забита и туда попасть мне не удалось, кинули на другой. А в университете, где я уже отучился два курса, был только английский.

Но даже так в голове у меня ничего толком не откладывалось.

Все же я не особо умный парень.

И вот я говорю на их языке. У меня ведь там было написано, что есть знания какого-то «общего языка», но я особо внимание не обратил. Теперь нужно быть внимательнее.

Дети продолжили сидеть в обнимку, а я просто молча смотрел в пол.

Ситуация все более и более непонятная.

«И самое паршивое, что я наверняка снова доставлю окружающим неприятности, - вздохнул я. – Пропал посреди белого дня. Та девушка наверняка волнуется и переживает. Друзья тоже будут грустить. Ну и проблемы с квартирой начнутся и другие возможные неприятности».

Наташке теперь будет не с кем подраться. Надеюсь, она найдет, чем себя занять. Валька же точно начнет влипать в неприятности, особенно если продолжит быть в каждой бочке затычкой. Да и другие… Эх…

Интересно, а все пропавшие тоже сюда попали, или это только мне так «повезло»?

Гадать бессмысленно.

- А как вас зовут? – спросил я у детей.

Мальчик с рыжими волосами снова поднял голову и посмотрел на меня. Выглядели все трое не особо хорошо, истощения не видно, их наверняка кормят, но все трое запуганы и боятся пискнуть. Мне еще повезло, что хоть кто-то из них еще может говорить.

- Лью… - ответил мальчик. – А это Коул и Саша.

- Очень приятно, - улыбаюсь им.

Все так же сижу на своем месте и не особо двигаюсь, чтобы не напугать их. Они даже меня боятся, а если начну пытаться чего-то добиться или подойти, могут совсем закрыться в себе и ничего не скажут.

- Где мы? – все же спросил я.

Лью ответил не сразу. Он проглотил ком в горле и все же не дал себе заплакать.

Сильный, очень сильный ребенок. Я таким никогда не был.

- Тетя… говорила, что… это старое убежище… - начал ребенок. – Когда демоны только напали… некоторые аристократы… пытались спрятаться в… таких… Но… когда демонов отбросили, то убежища стали не нужны. К тому же без хтоунов долго не прожить… Концентрация Хаоса просто убила всех…

- Хтоуны?

- Это… камень в браслете… - указал он на тот самый голубой камушек. – Маленькие вставляют в браслеты, а большие в башнях в центре города… Я был там… один раз, когда регистрацию в Центре проходил… Хтоуны поглощают Хаос и не дают ему впитываться в тело… Папа говорил, что если это не контролировать, то человек… быстро умирает… Потому и создали браслеты… выходцы из вашего мира сделали их…

А вот это интересно.

Теперь понятно, почему эта штука кажется мне несколько знакомой. Если ее делали такие же попаданцы, как я, то ничего удивительно, я мог интуитивно понимать, что оно такое и как им пользоваться.

Еще не ясно, что такое этот «хаос» и «хтоуны», но вряд ли дети все знают. Да и «демонов» они упоминали. Это те монстры, с которыми я столкнулся или что-то другое?

Не понятно.

Но судя по тому, что от них пытались строить бункеры, то они очень опасны.

Сейчас будет самый сложный вопрос.

- Кто… нас похитил?

Дети задрожали и крепче прижались друг к другу.

Похоже, им страшно даже думать об этом, но мне нужно понять, что происходит. Может, я смогу что-то сделать или…

- Демонопоклонники! Демонопоклонники! Демонопоклонники! – начала повторять девочка. - Демонопоклонники! Демонопоклонники! Демонопоклонники! Демонопоклонники! Демонопоклонники! Демонопоклонники!

- Тише-тише, Саша, все будет хорошо, - крепче обнял ее второй мальчик. – Они не заберут тебя.

Коул начал утешать и пытаться успокоить Сашу, которая начала плакать и прижалась к парню.

Я и не думал, что все так серьезно. Знал бы, что они так отреагируют, молчал бы…

- Так… они называют себя… сектанты… - с трудом ответил Лью. Он явно тоже хотел поддаться страху, но пытался быть сильным, хоть и дрожал. – Они… ставят… опыты… на людях… и потому похищают нас… Нас… забрали из деревни… а затем… они уводят людей, и тех, кого забрали, уже не возвращают… Нас… было семеро тут… и один взрослый… тетя Алла… кхы-ы-ы…

Дети заплакали, а я молча сидел и пытался переварить услышанное.

Из огня да в полымя.

Меня едва не разорвал какой-то огромный волк, а теперь меня поймали сволочи, ставящие эксперименты на людях. Не нужно быть гением, чтобы понять, что именно происходит и что все это значит.

Мне тоже страшно, но я стараюсь не поддаваться…

Я и так заставил детей это пережить, а потому должен хоть для вида быть сильным.

- Уверен, нас скоро спасут.

Прозвучало не особо убедительно, но ничего иного я сказать просто не мог.

Топ! Топ! Топ!

Громкие и тяжелые шаги послышись в коридоре.

- Надзиратель!

Дверь вскоре распахнулась, и в камеру вошел огромный мужик метра под два ростом. Это оказался здоровенный тучный мужчина, его жирное пузо торчало впереди него и тряслось от всех его движений. На голове у него была маска-балаклава, а кроме штанов и тяжелых сапог он ничего и не носил.

Завидев его, дети перестали дышать и забились под кровать, да я и сам не мог пошевелиться. Почему-то этот мужик показался мне не менее опасным, чем тот волк.

Здоровяк же прошел вглубь камеры и… проигнорировав меня, запустил руку под кровать и достал оттуда Коула!

- А-а-а-а-а-а-а-а-! Нет! Помогите! – закричал мальчик.

- Нет! Коул! Нет! – рыдала девочка.

- Не трогай его! – пытался удержать друга Лью.

Но старания детей ничего не стоили, и громила даже не обратил на них внимание, а Лью он просто стряхнул и потащил Коула к двери.

Смотреть на это я просто не мог. Мне самому было страшно и у меня затряслись ноги, но сидеть и игнорировать страдания ребенка я просто не мог.

- Отпусти его! – подскочил я, но надзиратель даже не обернулся на меня.

Тут же отталкиваюсь от кровати и бью его ногой в голову.

Получив мой удар, гигант пошатнулся, а затем резко развернулся.

- Урод! – крикнул я и вдарил ему второй ногой в живот, от чего человек согнулся.

Я был так взбешен его действиями, что мой страх исчез, сменившись гневом, который весь я вложил в этот удар.

Секунды две надзиратель стоял неподвижно.

- ГО-О-О-О-О! – резко выпрямился он и тут же кинулся на меня.

Его огромный кулак на невероятной для такой туши скорости устремляется ко мне, а я успеваю лишь заблокировать атаку.

- Гха! – только и смог я захрипеть, когда ужасной силой меня сносит с ног и впечатывает в стену.

Воздух был выбит из моих легких, и я начал задыхаться.

Появилась фигура громилы, а затем его кулаки обрушились на меня, я только успел закрыть голову руками, как дикая сила едва не раздавила меня. Я словно вновь оказался под тем мотоциклом, и знакомая боль от ломающихся рук охватила меня.

- Гха-а-а-а-а! – только и послышалось от меня.

Хруст моих костей и булькающий звук заглушил все, а после был лишь звон в ушах, который не давал ничего услышать…

Темная фигура палача нависает надо мной. Его маленькие черные глаза смотрят на меня с безумной ненавистью, он брызжет слюной и громко дышит. Вот он снова поднимает свои руки…

Это конец…

Как глупо…

Дедушка… был прав…


- Герой? Ты хочешь быть героем? – усмехнулся дедушка. – Как глупо.

- Почему?

- Потому что героями не рождаются, ими становятся. И обычно посмертно. Хочешь погеройствовать? Вперед. Но помни, что судьба у таких людей всегда печальна. Мало того, что ты ничего не сделаешь, так еще и сам пострадаешь… - он грустно вздохнул. – Не повторяй моих ошибок, малыш, не рискуй зря… Порой лучше жить трусливо… чем пострадать героем… Тебе за это даже спасибо не скажут… лишь разочаруешься в жизни…


Дальше была лишь темнота…

Глава 6. Брошенный.

Сознание возвращалось с болью. Ужасная агония окутала меня, и каждый вдох сопровождался болью.

Я с трудом открывал глаза, и любое действие сопровождалось еще большим знакомым мне жжением. Лежу и с полуоткрытыми глазами смотрю в знакомый мне потолок.

- Макс! – обратился ко мне кто-то.

Скосив взгляд, я увидел рядом рыжего мальчика, что смотрел на меня таким обеспокоенным взглядом.

Это… Лью… помню…

- Коул… - вспомнил я, что случилось. – Простите…

Мальчик лишь отвел взгляд, а позади него послышались всхлипы девочки.

Значит, его забрали.

Я… ничего не смог сделать…

Я пытался, но не смог… Бесполезен…

- Я думал… ты умрешь… - заплакал Лью. – Надзиратель очень вспыльчивый… Когда тетя Алла пыталась защитить нас… он забил ее кулаками до смерти… если бы…

Неожиданно знакомый топот послышался в коридоре, и дверь резко отворилась. Дети тут же забежали под кровать, а я попытался подняться, но у меня не получилось. Сил не было.

Дверь открылась, но вместо надзирателя, который остался снаружи, в камеру вошел пожилой тощий мужчина, облаченный в какой-то старомодный костюм, поверх которого был больничный халат. Мужчина был полностью седым, морщинистым, с лысой головой без усов, бороды или даже бровей, со шрамами на лице.

- Хорошо, что я был недалеко и услышал крики, - покачал головой мужчина. – Если бы вовремя не среагировал, мог лишиться еще одного подопытного. А ведь их так трудно было заполучить.

- Простите… - простонал надзиратель.

- Заткнись, ничтожество! – зарычал старик. – Я велел тебе ни в коем случае не вредить пленникам без моего приказа! Теперь мне пришлось уже второй раз его лечить! Если бы я не был рядом, ты бы еще одного ценного подопытного убил, кусок дерьма!

- У-у-у-у, - вжал голову здоровяк. Вид того, как эта груда ярости и злобы так боится какого-то щуплого старичка, вызывал легкий шок, но эта туша действительно дрожит от голоса этого дедка.

- Тц, бесполезное дерьмо, - плюнул он. – О, очнулся. Хорошо.

Он подошел ко мне и бесцеремонно начал вливать мне в рот какие-то мерзкие жидкости, а потом еще и укол сделал.

- Надеюсь, от того, что я трачу на тебя свои снадобья, хоть что-то окупится.

- Кто… вы…? – с трудом спросил я.

- Хм? А ты не знаешь? Я думал, новичков инструктируют, - потер он подбородок. – Ну, раз интересно, то я отвечу. Я Клуций Фердинанд Манрон, один из самых выдающихся ученых-химерологов в мире. К несчастью, эти тупицы из университета Гольштейна не оценили моих гениальных идей и выгнали меня, а эти болваны-фанатики, что желают стать демонами, тут же предложили мне пойти к ним. Я провожу эксперименты, а они радуются любому результату. Все в выигрыше. Кроме вас. Хе-хе-хе.

Он взял мою руку, а затем подключил к моему браслету какой-то провод, что шел от его собственного.

- Странно. Твой браслет совсем новый, на нем нет никаких данных. Ты даже ни одного изменения не получал, - нахмурился он. – Такое бывает только у совсем новых попаданцев… И откуда же у тебя браслет?

Я ничего ему не ответил. Мне нечего говорить, да и не сильно хочется.

- Не важно, - усмехается он. – Как только ты поправишься, придет и твой черед.

С этими словами старик вышел из камеры, и дверь за ним закрылась.

Я же в бессильной злобе сжимал кулаки не в силах ничего сделать. Этот ублюдок ставит эксперименты на людях, на детях, похищает их и использует как подопытных. И имя… То, что эта сволочь так легко назвала свое имя и даже не пыталась прикрывать лицо, означает одно: живыми нас отпускать не планируют. Вообще.

Как же меня это бесит, но я даже двинуться не могу. Было такое сильное желание вгрызться хотя бы зубами в его глотку, но я не смог пошевелиться.

- Черт… - заскрежетал я зубами.

Это чувство… это чувство…

Оно мучительнее всего, что я испытывал в жизни…

Беспомощность…

- Макс…

Рядом со мной встал Лью.

Он выглядел очень обеспокоенным, а рядом с ним стояла и малышка Саша, что тоже боялась.

- Все хорошо, - постарался улыбнуться я. – Я уверен, все будет хорошо. Не бойтесь.

Я хочу помочь им. Защитить. Но тот бугай был чудовищно силен. Он одним ударом выбил из меня весь дух, а вторым - переломал кости. Я едва выжил.

Не знаю, смогу ли я выжить после второй драки с ним, но если он снова придет за детьми, то я...


- Как глупо.


Может дедушка и прав…

Тем, что я влезаю, я ничего не исправлю. Коула в любом случае забрали, а я едва не погиб.

Я не мог просто смотреть, как ребенка забирают куда-то, но оказался бессилен помочь.

Я так жалок…

- Не отчаивайся, - неожиданно сказал Лью. – Папа точно придет за нами! Они наверняка уже сообщили страже! Они и скитальцы точно будут нас искать!

Мальчик смотрел на меня с такой надеждой, будто я был спасательным кругом для тонущего человека…

Да, дети напуганы, и им нужно на кого-то надеяться, им хочется, чтобы кто-то их защитил.

Потому я просто не могу отчаяться, хотя бы внешне я должен оставаться сильным. Для них.

- Ты прав, - кивнул я. – Нас точно скоро спасут. Твой папа молодец.

- Твои родители ведь тоже за тебя волнуются, – покивал мальчик. – Так что не сдавайся!

- Мои родители вряд ли за меня волнуются, - вздохнул я. – У меня их нет.

- Как так?

Мальчик с девочкой были сильно взволнованны.

Я бы не хотел рассказывать об этом, не хочу их огорчать или заставлять переживать. Они недавно лишились близкого друга и очень нуждаются в ком-то.

- Мои родители бросили меня в детстве, - все же решился я им рассказать.

Как бы я не пытался забыть это, но оно никогда не отпустит меня.

- Когда мне было десять лет, мы с родителями поехали в поход, - начал я. – Для нас это было любимым делом. Мама и папа любили туризм и старались находить время для похода в горы или леса. А как я повзрослел, они и меня с собой стали брать. Наши леса безопаснее, чем у вас, у нас там не водятся огромные монстры.

- Да, мне бабушка рассказывала, - кивнул Лью. – Она тоже попаданка. Она говорила, что у вас не бывает демонов и монстров, а потому вы живете в безопасности.

- Это так, - кивнул я. – Ну, и в тот день мы как обычно поехали в лес. Это была не первая моя поездка, и я очень старался, учился и запоминал, что мне говорят родители. Я хотел, чтобы в следующий раз они взяли меня в полноценный туристический поход куда-то в горы…

До сих пор помню, как мы ехали туда.

Тот день отпечатался в моей памяти навсегда.

- Когда мы добрались до места, они отправили меня собирать дрова для костра, пока они разбивали лагерь… Я минут десять бегал вокруг и выискивал хорошие палки, и нашел даже растопку… - грустно улыбнулся я. – А когда я вернулся, моих родителей, их вещей и машины уже не было… Они… просто уехали… оставили меня одного и пропали…

Поначалу я не понимал, что случилось.

Мама и папа просто ушли, а я остался один в лесу, и было непонятно, что мне делать.


- Мам! Пап! – кричал я, зовя их. – МАМА! ПАПА!


Я кричал, пока не сорвал горло, бегал вокруг, пока не вымотался, а затем просто сел и ревел несколько часов. Я звал их и звал, но никто не пришел.

Мне было всего десять лет, но я был оставлен совсем один в лесу.

Возможно, если бы я сразу пошел по тому следу от машины и дороге, по которой мы приехали, то может и вышел бы из леса, но паника и страх так завладели мной, что я, бегая по лесу и ища родителей, просто заблудился.

Когда эмоции утихли, я попытался хоть как-то взять себя в руки.

Четыре дня я провел в лесу, благо какие-то знания о выживании у меня были, да и весна была, потому так долго и протянул. Дым от огня увидел лесничий и нашел меня, а после вывел из леса и отвел в полицейский участок.

Что было дальше, я плохо помню. Это не отложилось у меня в голове, но слова взрослых вокруг меня до сих пор звучат в сознании.

Они говорили, что родители бросили меня. Возможно, влипли в крупные долги и решили сбежать из страны, а ребенок был бы обузой, вот и решили избавиться от меня. А может, связались с криминалом или еще что. Разные версии были от окружающих, ну а я не знал, как мне на это реагировать.

Я пытался придумать им оправдание или как-то защитить, но ничего не мог.

Вскоре я и сам стал ставить под сомнение, любили ли они меня хоть когда-либо, или же это лишь плод моих детских фантазий.

Меня оттуда забрал дедушка, который и растил меня всю мою жизнь, а я лишь доставлял ему неприятности. Деда не рассказывал мне о том, что он думает или знает обо всем этом. Никогда эту тему не поднимал, а я боялся узнать правду.

Какая-то частичка меня, что еще не смирилась с этим, не хотела знать истину, а потому я не спрашивал. Потом дедушки не стало, и спрашивать уже было не у кого. Дедушка растил меня, заботился и воспитывал. Он был строг, но добр и заботлив.

Лишь благодаря ему я сейчас тот, кем я стал.

Неожиданно оба ребенка залезли на мою койку и просто легли рядом со мной и обняли меня.

Это оказалась так странно и непривычно, что я растерялся, но Лью и Саша просто молча решили побыть рядом со мной.

Их забота тронула меня, и я с трудом сам сдержал слезы.

«Ну, вот… я хотел быть им поддержкой, а теперь они жалеют меня…»

С этой грустной, но приятной мыслью я и уснул…


***


Клуций покинул камеру и недовольно заворчал.

Тратить свое время на варение лечебных настоев он не любил, предпочитая заниматься наукой, а не всяким лишним, чем можно было запрячь ассистента, но эти бездарные обезьяны, которых ему всучили как помощников, были бесполезны, потому пришлось все делать самому, отвлекаться от операций.

Плюс они делали просто отвратительные анестезирующие средства, из-за чего пациенты часто просыпались не вовремя и мешали ему. Даже правильно зафиксированные подопытные могли испортить все одним неправильным чихом.

На крики и мольбы Клуцию было плевать, он не страдал эмпатией или человеколюбием, но когда очередной сопляк начинает звать мамочку и орет в уши – это раздражает.

<i>«Работать с фанатиками - то еще удовольствие»,</i> - поморщился он.

Будь его воля, он бы постарался связаться с криминалом. Те всегда находят применение гибридам, да и люди со светлой стороны общества, что желают такими стать, тоже идут именно к ним… Но, увы, места заняты, и те, кто их занимают, не любят конкурентов. Особенно конкурентов более умелых. И разбираются с ними привычными криминалу способами, причем быстро, до того, как «серьезные люди» оценят умелость оных. Если бы сектанты не заинтересовались им первыми, Клуций уже был бы в могиле. Его и так едва успели вытащить…

Благодарности, впрочем, ученый не испытывал. Не к этим недолюдям. Эти тупицы поклоняются демонам, хотят служить им и стать такими же, как они. Вероятно, верхушка этой больной компании и правда связана с какими-нибудь суккубами или подобными «разумными» чудовищами, но вряд ли остальные слуги вообще понимают, что делают и чего хотят. И каким будет итог их чаяний - неясно.

«По крайней мере, они действительно могут достать все необходимое».

Хоть какая-то польза от всего этого.

Ну и вот, после очередного рейда в лес они притащили какого-то пацана. После Бурь Хаоса постоянно можно найти новенького, а в Тараскарии подобные появляются чаще, чем в других местах. И вот, принесли одного. С виду обычный попаданец, но почему-то сразу с браслетом. Обследования также подтвердили, что он никогда Хаос не поглощал и кроме стандартного навыка ничего не имеет, да и вряд ли знает. Браслет тоже новый, даже не авторизован в Центре.

«Странно это. Может, это шпион стражников?» - подумал пожилой ученый.

Это не лишено смысла.

Стража и власти Новой Спаты давно ищут их, но благодаря тому, что информация об этом бункере никогда не была в Центре, их еще не скоро найдут. Вот стражники и решили закинуть к ним такого вот «скрытого шпиона», который до определенного момента не будет ничего знать, а затем - «бах», и тут же подаст сигнал своим.

«Думаю, мне стоит поторопиться, - решил Клуций. – Лучше как можно скорее пустить всех под нож, благо тут немного осталось, а затем начать переезд. Мне, конечно, не хочется в Хаммерленс, там слишком холодно, но жить мне хочется больше».

Идея хорошая.

Ее стоит обдумать.

- Шевелись, ничтожество, - приказал он своему телохранителю.

- Да, Хозяин… - испуганно произнес громила. – Иду…

Глава 7. Последний герой.

Я не знаю, сколько дней провел в камере. Тут нет возможности следить за временем.

Да, у нас были браслеты, но они оказались заблокированы и не работали, так что никак понять, что происходит, мы не могли. Дети были не особо многословны, а я не спрашивал их, чтобы не волновать.

Сидеть в камере было невыносимо.

Находится в этом темном вонючем помещении с тусклым светом очень угнетает, а все, что мы могли делать, это сидеть и слушать стоны и крики из коридора. Никто в соседних камерах не смел издавать шум, но крики тех, кого утаскивал надзиратель, были слышны всем.

- Помогите! Нет! Не надо! Пожалуйста! Мама! Мама! Помогите!

- Нет! Умоляю, только не меня! Забери другого, но не меня!

- Спасите! Господи, спаси меня! Святой Дженова, помоги мне!

- У-а-а-а-а-а! Не-е-е-е-е-ет!

И так каждый день.

Каждый мучительный день я был вынужден слышать все это и лишь скрежетать зубами от бессилия. Внутри меня все рвалось и кипело, но я ничего не мог поделать. Лишь лежать и слушать.

Раз в день нас навещал этот старик Клуций. Он опять вливал в меня какие-то настои, а после оставлял нас одних. Нам еще еду приносили, но ту кашу было очень сложно есть. Это было самым ужасным, что я когда-либо пробовал.

Однако я все равно ел. Мне нужны были силы.

Если и есть надежда спастись, то я должен быть готовым к этому.

Постепенно тело восстанавливалось. Какими бы мерзкими не были те жидкости, которые меня заставляли пить, но они сделали то, что обычная медицина делала бы месяцами. Мои переломы зажили за несколько дней.

Жаль, мою правую руку подлечить нельзя таким образом. Она как была бесполезной, так и осталась.

Дети же после того дня привязались ко мне и теперь не отходили, а я не гнал их и лишь пытался успокоить и дать надежду, что все будет хорошо. Саша и Лью боятся и каждый раз, услышав знакомые шаги, прячутся под кровать, но уже под мою. Сами по себе они редко говорят, точнее Лью редко говорит, а Саша даже не решается, ее психологическая травма слишком сильна, чтобы она могла себя перебороть и произнести хоть слово.

Я сам не верил в это, мне было страшно и будь я тут один, то может мало чем от них отличался. Так же плакал, также забивался под кровать, когда слышал топот надзирателя, что заходил в очередную камеру и утаскивал очередного человека. Но я был не один, и это меня поддерживало, а потому я сам старался поддерживать других, давать хоть какую-то уверенность и безопасность. Знаю, что от меня нет толку, но держаться за это было единственным, что не давало сойти с ума.

Спать после такого было тяжело.

Крики – это теперь второе, что будет мучать меня по ночам до конца моих дней.

Так текли дни, один за другим в подобном напряжении. Спать тяжело, но бодрствовать еще хуже. Либо ты во сне с кошмарами, либо наяву с реальными ужасами и не знаешь что из этого хуже.

Ожидание было таким неприятным и нервирующим, что я почти желал, чтобы все это поскорее закончилось.

И это ожидание закончилось…

Дверь в нашу камеру открылась, и внутрь вошел надзиратель, но уже без старика.

В руках у него были… кандалы… три пары кандалов.

Его маленькие глазки-пуговки смотрят на меня со злобой и ненавистью. Даже его страх перед хозяином не может скрыть эти чувства, и меня он искренне ненавидит. Уж не знаю, чем его так бесит, что кто-то его бьет, но пытаться понять ненормального нет смысла.

Я уже вылечился, но еще слишком слаб, чтобы пытаться сопротивляться, а он чертовски силен и мне просто не по зубам.

- Быстрее там! – послышался голос ученого.

От него надзиратель вздрогнул и испуганно обернулся.

Затем он подошел ко мне и быстро надел на мои руки цепи.

Он собирался забраться за детьми, но я его остановил.

- Нет! – встал я перед ним.

Эта мясная гора нависла надо мной.

Как же его бесит, что кто-то дерзит ему. Видать, его личные комплексы от того, что им помыкают и унижают, так сильны, что любая дерзость вызывает в нем дикую реакцию.

- Ха-а-а-а-а! Ха-а-а-а-а! – громко дышит он. Его руки трясутся от желания разорвать меня, но он сдерживается. – Надевай сам!

Он кинул мне цепи.

Черт, придется подчиниться.

Мне не хотелось этого делать, но уж лучше я сам надену кандалы на их руки, чем их коснется этот урод. С трудом, но я все же сумел вытащить детей и все сделать. Мне было больно совершать такой поступок, ведь я представлял, что именно сейчас будет.

- Все хорошо. Я буду с вами, - обнадежил я ребят. Затем встаю и смотрю на бугая. – Веди.

Дети пристроились за моей спиной и крепко ухватились за меня.

Нас троих вывели из камеры.

В коридоре света оказалось больше, чем было у нас, а потому мне потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть. Когда зрение более-менее нормализовалось, я увидел, что в этом длинном коридоре нахожусь не один. Из всех остальных камер на нашем этаже тоже вывели заключенных.

Тут оказалось еще человек десять, не только дети, но и две женщины, и четверо взрослых мужчин, а остальные такие же малыши, как те, что со мной. Люди выглядели удивленными и напуганными, многие дрожали и не хотели никуда идти, но цепи держали всех нас крепко. Дети прижимались к взрослым, плакали, дрожали, а взрослые молились кому-то и хотя бы пытались держаться, но получалось плохо. Я же от них мало чем отличался и был на такой же грани ужаса.

Вскоре нас всех повели по плохо освещенному коридору. Цепи звенели с каждым шагом и сливались в единую какофонию резких звуков.

- Куда они ведут нас?

- Что теперь? Им мало нас пытать?

- Святой Дженова помилуй душу мою! Святой Дженова помилуй душу мою!

- Мама! Мама! Мама!

- Спящие проснитесь и спасите нас! Спящие проснитесь и спасите нас! Спящие проснитесь и спасите нас! Спящие проснитесь и спасите нас!

- Они хотят избавиться от нас! В печь нас бросить, чтобы избавиться от всех сразу! И-и-и-и!

Вот так мы и шли, проходя мимо закрытых дверей в камеры других заключенных, которых еще не вывели, но что-то подсказывает мне, что и их очередь скоро придет.

Коридоры были довольно узкими, извилистыми, но вскоре мы добрались до довольно большого и широкого прохода, который повел нас к большой двери. Мысль о печи сама залезла мне в голову, но я все же заставил себя идти. Лью и Саша шли с закрытыми глазами и боялись даже пискнуть. Их пальчики крепко сжимали мои руки, а я старался не отпускать их, чтобы они не боялись.

Столько, насколько мне хватит моей смелости…

Большая дверь начала открываться и…

- А-а-а-а-а-а-а-а! Нет! Не надо! А-а-а-а-а-а! – пронзительный вопль ужаса оглушил нас и заставил всех застыть. Кто-то кричал впереди, кто-то вопил и молил о пощаде, пока с ним что-то делали.

Мои ноги задрожали и одеревенели, а какие-то крохи самообладания готовы были умереть, чтобы я сам поддался панике. Лишь когда надзиратель дернул цепь и потянул нас силой, кое-какой самоконтроль ко мне вернулся, и я сумел заставить себя сам передвигать ногами.

Мы прошли в то, что напоминало собой лабораторию или, скорее, операционную. Пол был залит пятнами крови, а на операционном столе лежал какой-то бедолага, прикованный к нему, а в его животе копался тот самый старик.

- Черт, держите его! – раздраженно сказал он своим ассистентам.

Помимо нас, надзирателя и этого ученого тут было еще человек пять в таких же медицинских фартуках и масках, а также четверо людей в доспехах и с каким-то странным огнестрельным оружием в руках. Оно походило на автоматы, но было стилизованно под какую-то старину, словно только что взято из паропанка, но не более.

- А-а-а-аха-а-а-а-а-а! – рыдал несчастный, а затем затих.

- Бездна, это последний раз, когда я доверяю вам, невеждам, делать анестезию! – рычал Клуций. – Убрать труп!

Он снял перчатки и выбросил их, а затем надел новые.

После этого он посмотрел на нас.

- А, вот и вы, - усмехается старик, снимая медицинскую маску. – Думаю, вам всем интересно, зачем я вас собрал. Ну, ответ прост. Я решил посвятить весь день опытам. Ну, кто хочет быть добровольцем? Все это ради науки!

Никто даже пискнуть не решился. Все смотрели на этого старика, что стоял перед нами и предлагал нам самим решиться, кто первый получит ужасную смерть и умрет на глазах у других.

- Я даже обещаю, что в этот раз анестезия будет хорошей, - издевался он. – И если опыт будет удачным, даже могу остальных пощадить.

Все мы молчали.

В воздухе повисло напряжение, ведь никто не хотел умирать.

Лишь одна мысль была сейчас в головах у всех: мужчин, женщин, детей.

У всех… и у меня тоже…

«Кто-нибудь, согласитесь выйти!»

Мы все задрожали, и никто не смел издать и звука, лишь бы это не восприняли как согласие.

«Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я! Только не я!»

Можно назвать это трусостью, жалким и ничтожным порывом своей низменной сущности или проявлениям инстинкта самосохранения. Всем чем угодно, но никто в этот момент не посмел бы упрекнуть кого-то другого в подобных мыслях. Все мы были в ужасе.

Каждый из нас сейчас превратился в одиночку и испуганную крысу, которая готова утопить любого, только бы спастись самой.

Можно сколько угодно считать человека коллективным созданием, что инстинктивно тянется к обществу и не может жить вне его, но в данный момент не было общества, были только «Я», и ни одно «Я» не хотело добровольно отдавать свою жизнь. Были лишь животные, которые хотели выжить.

- Ну что ж, раз добровольцев нет, то выберу сам, - смеется старик. – Тащи первого попавшегося.

Неожиданно с моей правой руки срываются детские пальчики!

- Не-е-е-е-е-е-ет! – закричал Лью, когда надзиратель схватил его и потащил к столу. – Нет! Помогите! Нет! НЕТ! НЕТ!

В этот момент никто ничего не сказал.

Мы завороженно смотрели на все это. Смотрели, как уроды тащат маленького мальчика на смерть, а мы лишь смотрим. Мы будем так же молча смотреть, как его препарируют, будем слушать его крики и плачь, а сами будем просто стоять и не отводить взгляда.

Я дернулся, но тут мой внутренний голос закричал:

«Нет! Не смей! Не смей! Пусть лучше он, а не я! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Я не хочу умирать! Пусть другие умрут, пусть все умрут, но я хочу жить! Пожалуйста! Я не хочу умирать!»

Этот голос внутри меня оказался таким сильным, что я даже пошевелиться не мог.

- Помогите! Спасите! Мама! Папа! Я хочу домой! А-а-а-а-а! – кричал Лью.

Я могу лишь скрежетать зубами.

«Беспомощный…»

Вновь это омерзительное чувство пронизывает меня. Вновь оно поглощает и давит во мне все.

Беспомощный…

- Помоги, Макс! – крикнул Лью.

- НЕТ! – резко сказал я, сделав шаг вперед.

Все тут же замерло, и все повернулись ко мне.

- Я пойду! – твердо сказал я.

Умом я понимал, что это было ужасно глупо и что я поддался эмоциональному порыву, но я просто ничего не мог с собой поделать. Я почувствовал, что если бы позволил этому свершиться, если бы позволил Лью умереть сейчас, то… что-то внутри меня самого бы умерло. Это чувство было бы сильнее, чем «беспомощность». Тогда я просто не мог ничего сделать, но сейчас я могу, но так боюсь…

- Я пойду…

На некоторое время здесь установилась тишина.

- Идет, - прозвучал голос Клуция. – Такими, как ты, так легко манипулировать.

Лью отпустили, и он побежал к нам и кинулся ко мне.

Он плакал, ревел и дрожал, а я уже ничего не мог поделать.

- Все хорошо, - только и сказал я.

Отцепил ребенка от себя и передал его Саше, а сам… пошел вперед.

Я понимал, что все это была банальная манипуляция и попытка повеселиться для одного морального урода, что любит психологически ломать и калечить окружающих. Понимаю, что все это лишь провокация, но…

«Прости, дедушка… - только и сказал я себе. – Но я не могу иначе… Скоро увидимся».

Меня подвели к столу. Я сам не заметил, как меня раздели и уложили на холодный операционный стол. Я лишь смотрел на яркие фонари надо мной, что казались такими холодными.

Мои руки, ноги и голову пристегнули ремнями и затянули так, чтобы я не мог пошевелиться.

Надо мной нависло лицо Клуция. Он самодовольно улыбался и смотрел на меня.

- Насчет анестезии я не лгал, но только насчет этого…

Операция началась…

Глава 8. Операция.

- Тампон! Скальпель! Зажим!

Четкие и короткие команды ассистентам. Те пусть были не самыми профессиональными помощниками, но когда их контролируешь напрямую, то они вполне себе эффективны. Подручные послушно все делали и сами старались ничего не перепутать, а больше и не нужно. Главное, потребовать более компетентных анестезиологов, а то с такими большая часть подопытных умирает от болевого шока. Столько материала в пустоту тратится, а ведь еще так много нужно сделать.

Вскоре операция была закончена. Необходимый орган вшит в тело этого мальчишки. Рану зашивают, и теперь остается самое сложное.

Да, работать с телом свеженького землянина было приятно. Таких крайне редко найти можно. Просто так землян, что только прибыли, нигде даже на невольничьем рынке не купить, а самим найти – это как повезет, но даже так такие обычно некоторое время ходят без браслета, и потому их тела подвергаются определенной степени мутации.

Тут же уникальный случай.

Попаданец, да еще и сразу с браслетом. Непонятно, откуда он у него, но это невероятный успех и таким нельзя было не воспользоваться.

Чем приятно такое тело, так тем, что шанс усвоения очень высок, такое обычно только у детей и бывает.

Да, Клуций ставил опыты над детьми не из личного желания или каких-то глупых верований, какие можно придумать, а просто потому, что шанс адаптации гораздо выше, чем у взрослого. Орган, вшиваемый в тело взрослого человека, который уже прошел через ряд изменений, плохо приживается и может быть отторгнут иммунной системой, что развилась от усиления.

Особенно это плохо работает со скитальцами: но у них все может пойти не так. У них и условиях совершенно иные, да и на совместимость каждый проверяется.

- Операция закончена, - хмыкнул Клуций. – Накопитель.

Через минуту прибежал ассистент с небольшим существом, похожим на смесь из жабы и рыбы-пузыря, в которой хранился Хаос. Хтоуны могут впитывать Хаос, но извлечь его из них практически невозможно. Поэтому человечество и постаралось вывести живых существ, способных хранить большое количество Хаоса, не подвергаясь мутациям, и даже добилось успеха. Правда, использовать их для чего-то, кроме таких операций все еще экономически невыгодно, уж очень дорог процесс «зарядки» сего накопителя. Но Хаоса, чтобы напитать этого мальчишку, там достаточно.

Существо было размещено на теле юноши и быстро убито одним движением скальпеля. Хаос, источаемый его трупом, начал поглощаться в подопытного.

Через несколько минут экран показал необходимое сообщение.


Загрузка завершена.

Навык установлен:

«Аугментация: Неизвестный тип».


Да, система браслета пока не может определить, что это за новый навык, но сейчас это и не нужно. Сейчас главное, чтобы получилось, а над остальным подумать можно потом.

Когда количество Хаоса достигло максимальной отметки, Клуций приготовился.

- Ну, удачи, - усмехнулся старик.

- КХА-А-А-А! – закричал Максвелл, когда мощный разряд тока прошелся через его тело. Ну, примерно так он сейчас и ощущает сейчас свое первое изменение. Оно всегда самое болезненное, а потому ничего удивительного, что и так ослабленный организм после операции испытывает ужасную агонию. Ему повезло, что обезболивающего на него решили не жалеть.

Он сжал деревянную пластину, которую ему вставили в рот, чтобы он себе зубы не раскрошил. Позвоночник выгнулся дугой, и сам он даже без сознанная наверняка испытывает неописуемую боль. Дети обычно не помнят свое первое изменение, ведь оно происходит в очень раннем детстве и переживается легче, а вот попаданцам очень плохо, и пусть изредка, но случаи смерти от такого бывали.

Так продолжалось где-то минуту, а затем тело обмякло, и он отрубился.

Клуций же внимательно следил за показаниями.


Усвоение завершено!


Хорошо.

Первый этап пройден. Тело поглотило свою первую порцию Хаоса и начало преобразование, и, пока оно идет, самое время активировать и орган, который был вшит в брюшную область подопытного.

Второй накопитель был подсоединен. Теперь Хаоса было нужно больше, но с этим проблем никогда не было. Ведь детям и попаданцам, ну или обычным людям Хаоса нужно немного для изменений. Первое требует тысячу, а второе полторы, а это пусть для обычного человека немало, но много сейчас и не нужно.

Как только необходимое количество Хаоса было перелито, ученый начал второй этап и влил всю эту энергию в орган.

Теперь боль не пронзала тело молодого человека, а того лишь знобило.

Самого же ученого это все не волновало, и он просто подключил свой аппарат для отслеживания синхронизации и стал наблюдать.

10%...13%...17%...25%...29%...33%

Пока все идет неплохо.

Есть шанс успеха.

36%...40%...41%...42%...43%...45%

Скорость синхронизации снизилась. Это не хорошо.

46%.............47%..............48%

- Черт, - разозлился Клуций. – Опять неуда…

59%...65%...70%...74%

Цифры резко подскочили и начали быстро ползти вверх.

Не прошло и полминуты, как экран показал так ожидаемую надпись: 100%!

- ДА! Успех! – подпрыгнул на месте старик. – Превосходно! Какой удачный подопытный мне достался! Ха-ха-ха-ха-ха! Теперь остаются испытания и наблюдения, а там посмотрим!

Сейчас Клуций был очень доволен.

Не так часто его радуют подобными успехами. Они не сказать чтобы были особо редки, но и частыми назвать их нельзя. Все же вживить орган не так уж и сложно, а вот добиться его адаптации уже труднее. Это не первый случай за последнее время, но подопытные так быстро гибнут на испытаниях, что нужда в новых практически постоянна.

- Так, теперь нужно пройти период адаптации. Надеюсь, он не сойдет с ума, а после можно приступать и к другим испытаниям, - радовался старый ученый.

Вот ради таких успехов он и не жалеет, что был изгнан из коллегии химерологов. Эти тупицы, что возятся только с искусственно выращенными органами, просто трусы и неудачники, потому что боятся запятнать свою «совесть».

Наука требует жертв, и если, чтобы одолеть демонов, нужно поработать на их слуг, то это достойная цена. И лишь имена истинных легенд останутся в истории, а трусливые неудачники сгинут. Ну а все грехи спишут как "необходимые жертвы".

- Чудесно… - успокоился он. – Подопытного увести. Чтобы ни единого волоска с него не упало.

- Да, господин! – тут же поклонились слуги и начали готовиться к транспортировке тела.

Сам же ученый посмотрел на остальных притихших и расслабившихся подопытных.

- Так, кого бы мне теперь выбрать?

Все тут же застыли и с ужасом посмотрели на него.

- Что вы так удивляетесь? Вы же не думали, что я серьезно вас бы отпустил? Ха-ха-ха-ха!

Да, их мольбы о том, чтобы кто-то другой пострадал, а не они, были бессмысленны.

Нравилось Клуцию показывать людям, какие они на самом деле все ничтожества.

Человек в тепличных условиях может рассуждать о морали, взаимопомощи и других высокопарных вещах, но, попав в такую ситуацию, обнажается истинная природа человечества: ничтожные, трусливые крысы, готовые топить другу друга ради своего выживания.

Конечно, появляются иногда такие ненормальные, как этот Максвелл, но таких единицы и пока никто не сумел переубедить его.

- Так, мальчик, - посмотрел он на того рыжего ребенка, что должен был быть первым. – Твое место заняли, а потому…

Неожиданно дверь в лабораторию распахнулась и в нее влетает запыхавшийся послушник. Одетый в безразмерный балахон фанатик кидается к нему.

- Господин! – тут же падает на пол и кланяется он. – Срочное донесение!

- Говори! – раздраженно произнес ученый.

- Несколько заключенных сумели вырваться из своих камер и освободили часть других. Они все вместе устроили бунт и даже сумели поджечь архив. Сейчас охрана занята подавлением, и скоро всех вернут в их камеры.

- Что?! Когда это случилось?!

- Минут пятнадцать назад…

- Почему мне только сейчас это сообщили?! – взбесился старик.

- Так велел главный надзиратель, - втянул голову послушник. – Он сначала не хотел вас беспокоить и только когда был уверен, что мятеж подавлен, приказал мне все вам сообщить.

Клуций заскрежетал зубами.

Главный надзиратель тот еще идиот.

О таких вещах нужно было немедленно докладывать. Стража и Скитальцы разыскивают их, и если им подали какой-то сигнал, то враг вполне мог уже найти их базу. Нужно срочно подготовиться и поднять всех в боевую готовность. А лучше подготовиться к побегу.

- Всех в камеры! – прорычал ученый.

Сам же он вышел из операционной и двинулся по коридору. Ему сейчас хотелось очень много высказать главному надзирателю.

Телохранитель Клуция громко топал следом и очень переживал, ведь хозяин может вымести свое раздражение на нем, а этого ничтожный увалень очень боялся.

Но тут из-за поворота выбегает еще один послушник.

- Господин! – упал и этот слуга на колени. – Срочные новости!

- Что еще случилось?! Быстро! – закричал старик. – И встать уже!

- Да! – начал подниматься фанатик. – Враги проникли на базу!

- Что?! – ужаснулся он. – Где они?!!!

- Да тут, - усмехается послушник.

Перед лицом Клуция появляется дуло пистолета…

Глава 9. Стража.

Дверь в операционную была распахнута, и внутрь влетели несколько стражников. Те уже по отработанной схеме тут же начали действовать. Арбалеты были наведены на противников и в любой момент готовы стрелять.

- Не двигаться! – сильным голосом произнес Гром.

Несколько надзирателей и охранников попытались дернуться или закрыться пленниками, но его люди не просто какие-то патрульные, а элитная группа быстрого реагирования, их реакция была куда выше, чем у просто человека или охотника, а потому враги были убиты моментально. Несколько свистящих звуков, и тела украсили оперения болтов.

За спинами арбалетчиков появились бойцы с автоматами. Те пока не вступали в перестрелку, чтобы шумом не выдать своего присутствия. Конечно, операция и так не тихая, но им удалось относительно незаметно проникнуть на базу сектантов, а потому выдавать своего положения просто так не стоит.

В коридоре послышались выстрелы. Значит, вторая группа уже начала отбивать остальную часть базы.

Оставшиеся сектанты тут же упали на пол и закрыли головы руками.

Хорошо.

- Ах! – пленники заплакали от счастья, увидев их.

Стражники тут же принялись вязать преступников, а также освобождать заключенных.

Операция пока идет удачно, но расслабляться нельзя. Не важно, как хорошо ты подготовился и как много вариантов продумал, всегда может случиться что-то неожиданное и все погубить.

Пока же все было нормально.

Сектанты не ожидали нападения и были не готовы.

После бунта и пожара они явно ждали атаки, но не подозревали, что стража была в состоянии готовности в любой момент, а потому, как только заметили дым, сразу же устремились к цели. Плюс несколько охотников уже неделю патрулировали Диколесье и готовы были в любой момент сорваться. Благодаря парочке таких им и удалось тихо войти внутрь и начать работать.

Артегос осмотрел операционную, и желание положить на этот стол всех сектантов стало очень сильным. Если бы не приказ доставить как можно больше сектантов на допрос, он бы с радостью всех их в какой-нибудь печи сжег, но власти города хотят выяснить, кто именно поддерживал фанатиков и почему их так долго не могли найти.

Нет, не было ничего удивительного в том, что этот бункер не нашли сразу.

Его строили как раз во времена Первого Прилива. Трусливые аристократы тех лет хотели выжить любой ценой и потому создавали себе убежища, где собирались всё переждать. Тогда мир еще не был так переполнен Хаосом и строительство тут было относительно безопасным. А после того как постройка была закончена, всех, кто создавал такие места, обычно в них и хоронили. Тогда система еще не везде была принята полностью, и потому никакой информации не сохранилось, а бумажные источники такие ненадежные.

Вот и получилось, что бункер оказался неизвестен в Новой Спате, а враги его нашли, обустроили и вот уже полгода похищали жителей из местных деревень. Поначалу это списывали на монстров, кто-то даже обвинял демонов, но вскоре случаи похищения участились, и страже удалось поймать нескольких сектантов. Увы, те, кто занимался «добычей материала» обычно имели при себе яд и были фанатиками до мозга костей, и потому ничего от них добиться не вышло.

Зато удалось забросить сюда несколько своих людей, и в нужный момент они устроили бунт и пожар, благодаря которому и была найдена эта база.

Так или иначе, теперь все закончилось.

Но потом Триумвирату придется серьезно подумать, как не допустить подобного в будущем. Сектанты и прочие личности всегда обходили Тараскарию стороной. Эта земля имеет лишь один крупный город, а также сама по себе зона повышенной опасности, так что организованная преступность и прочие подобные тут долго не выживают, а потому полугодичное наличие целой секты может бросить тень позора на его людей.

Бывшим подопытным сейчас оказывается медицинская помощь, но им скорее нужна психологическая. Следов истощения или пыток нет, сектантам нужны пленники целыми и невредимыми для опытов, а потому физическое насилие к ним применяется редко, но вот психологическое… Все они запуганы, все сломлены и забиты. Дети плачут, и их родителям придется приложить много сил, чтобы малыши вновь смогли когда-нибудь улыбаться, пережив такое. Взрослые сами разбиты и едва не превратились в овощи. Им пришлось очень многое пережить.

Психиатрам придется очень много работать.

Как хорошо, что в свое время кто-то из попаданцев решительно настоял на развитии этой науки. Тогда еще мир, погрязший в средневековье и войне с демонами, не совсем понимал значимость каких-то там мозгоправов, но сейчас только такие люди и могут помочь.

Артегос Громов был уже немолодым человеком. Будучи местным жителем, еще ветераном Четвертого Прилива, он многое повидал в своей жизни. Седина давно стала частью его головы, уже как сто лет не сходит. Много дерьма ему пришлось повидать, и это навсегда отразилось на его лице, сделав некогда привлекательного и светлого человека весьма мрачным, хмурым и нелюдимым. Некоторые даже могли издали принять его за цеперийца, но так могли подумать только те, кто никогда не видел этих бледных недовампиров.

- Дядя стражник! – к Грому подбегает один из детей. Рыжий маленький мальчишка, что держал за руку девочку. – Пожалуйста, помогите Максу! Ему нужна помощь! – он указал на операционный стол.

Там сейчас лежал какой-то парнишка, на вид лет двадцать. Волосы у него черные, но уже видна легкая седина на кончиках. Довольно спортивный, но видно, что некоторое время за собой не следил. Молодой совсем, такому еще жить и жить. Правая рука у него была вся в старых шрамах, видать, какая-то травма, а вот швы на животе ничем хорошим не выглядели.

- О нет, - только и сказал он, осознав, что он сейчас видит.

Увиденное не порадовало лейтенанта стражи Новой Спаты.

- Гибрид… - покачал Громов головой. – Медик!

Нужный специалист тут же отозвался на приказ и начал обследовать бедолагу. Врач несколько минут осматривал его, применял какие-то свои специальные способности, а также подключился к его браслету и что-то там смотрел.

- Эй, чего такие кислые?! – послышалось от двери, и с широкой улыбкой в помещение вошел молодой блондин.

Артегос слегка вздохнул, так как общаться с этим юношей ему хотелось как можно меньше. Выносить Базиля Оуги мало кто мог дольше пары минут.

Этот не особо высокий блондинистый красавчик с вечной самодовольной ухмылкой на лице и разными глазами создавал не самое приятное впечатление. Несмотря на его постоянную несерьезность, самодовольство и откровенно неприятный характер, отрицать, что без него базу бы не нашли, глупо. Благодаря своему Черному Глазу он способен видеть ауры людей, и вообще парень считается лучшим следопытом города, но легче от этого с ним работать не становится. Будь воля Грома, он бы другого охотника с собой взял, но большая часть сильнейших отправилась искать какого-то демона, что распугал тварей в лесу.

Вслед за блондином вошел его напарник, Гаскар.

Двухметровый мужчина, закованный в угольно-черный латный доспех, и вид этого человека внушал даже самому прожженному ветерану. На голове этот исполин носил шлем с небольшими загнутыми рогами, один из которых был отломан, и этот шлем он никогда не снимал. Здоровяк сжимал в руках свой тяжелый двуручный топор и, несмотря на габариты и вес, довольно тихо шел за спиной у своего напарника.

- Как вторая группа? – сразу спросил Артегос.

- Уже положили всех, - усмехнулся скиталец. – Главного надзирателя взяли в плен, а вот ученый и его собачка… Упс, рука дернулась.

М-да. Все как обычно.

- А? А че это вы голого парня осматриваете? – посмотрел он на стол. – Извращенцы.

Гром сдержался, чтобы не дать этому недоумку в челюсть. Уж очень он раздражает своей болтливостью и неуместными шутками.

- Ауч! Больно! – обиделся Оуги, когда Гаскар дал своему напарнику подзатыльник.

Хоть у кого-то тут мозги имеются.

Решив проигнорировать болтовню этого клоуна, Громов повернулся к медику. Тот как раз закончил осмотр.

- Гибрид. Первое преобразование уже произошло, и орган ассимилировался в теле. Пока он никак себя не проявляет и система еще не может его увидеть, но извлечь уже не получится. Вероятно, до первой эволюции не активизируется.

- Демон или Монстр?

- Скорее всего Монстр, - покачал головой врач.

- Будем надеяться. Надо бы узнать, что за орган.

- Это будет сложно, ведь архив наши сожгли, пытаясь подать сигнал.

- Да, неприятно, - кивнул Артегос. – Теперь бы понять, что с парнем делать.

- Пф, элементарно, ребята, - рассмеялся Базиль и достал пистолет. – Лучше избавить беднягу от тяжкой жизни Запятнанного. Если у вас такие высокие моральные ценности, то я сам все сделаю.

Артегос с неодобрением посмотрел на Базиля, но сказать ему решительное «нет» все же не мог. Жизнь гибрида довольно трудна и может очень плохо закончиться, и это еще если не говорить о потенциальной опасности окружающим. Только опытным Охотникам можно обзаводиться такой аугментацией, новички сильно от подобного страдают и просто не выдерживают.

Может, и правда, лучше проявить милосердие и сразу же избавить парня от такой жизни, чем потом сожалеть о загубленных судьбах?

Он бы не хотел убивать невинного, но никакой причины оставлять в живых не видит. Да, жалко, но город потому и существуют до сих пор, что готов к тяжелым решениями, а потому…

- НЕТ! – закричали дети и тут же накинулись на Базиля.

Те два малыша, что попросили помощи, сейчас набросились на охотника.

- А?! Чего?! – удивился Оуги. – Какого хрена?!

Мальчик повис на руке скитальца, а девочка обхватила ногу.

- Отпусти! Мелкий засранец! Ауч! Не кусайтесь! – бесился тот. – Брысь, сопляки! Кыш! Гаскар, помогай!

Обозначенный Гаскар лишь пожал плечами и сложил руки на груди. Он детей обижать не собирался и помогать тут тоже.

- Не трогайте Макса! Он хороший! – зарычал мальчик.

- Уа-а-а-а! – девочка начала плакать.

- Да отпустите вы меня, козявки! Вы вообще мозг включаете?! Он же гибрид! Наполовину монстр теперь! Это вопрос времени, когда Черная Ярость захватит его, и он сожрет вас!

- Это не правда! – кричал ребенок заливаясь слезами. – Макс никогда так не поступит! Он спас всех нас! Я не дам тебе навредить ему!

- Ах ты…! – уже начал злиться скиталец.

- Погоди, - решил вмешаться Громов. – Малыш, что значит, что он спас вас?

Ребенок плакал и не желал отпускать руку Базиля.

- Ученый сказал, что если появится доброволец… хнык… И эксперимент… хнык… будет удачным, то он не тронет остальных, - говорил рыжий мальчик. – Никто не… решился… и тогда они повели меня… кхы-ы-ы… Но Макс сам вызвался… чтобы спасти меня! Не трогайте его!

Остальные пленники лишь опустили головы. Не нужно гадать, чтобы понять, что они думают.

Теперь ясно.

Юноша поступил очень благородно. Пожертвовал собой, чтобы спасти других. Такое нельзя не уважать, но потому может и лучше, если он умрет сейчас и не познает жизнь изгоя.

- Ну и чего это меняет?! Пусть сдохнет как герой, а не превратится в чудовище! – прорычал Базиль. – Это не причина, чтобы спасать какого-то попаданца!

- Попаданца сразу с браслетом! – неожиданно для всех сказала девочка. Та все еще держала Оуги за ногу и пыталась удержать его на месте. – У него браслет, и он сказал, что не помнит как его получил.

- Точно! - закивал мальчишка. – Макс говорил, что только появился, а браслет уже был у него на руке! Он даже в Центре никогда не был!

Медик тут же включил браслет и начал просматривать информацию.

- Это правда. Браслет пустой. Никакой синхронизации с главным сервером не было.

- Это уже меняет дело, - кивнул Артегос. – Базиль, убери оружие. Этот юноша может быть ценен. Его нужно предоставить нашим специалистам и изучить его состояние. Всякое может случиться и лучше быть в курсе.

- Ладно-ладно, - фыркнул скиталец и легко стряхнул детей, а после пошел к выходу. – Но лучше бы избавились.

Никто его слушать не стал.

Медики увезли парня, а остальные продолжили заниматься своей работой…

Глава 10. Картина мира.

Дверь резко распахнулась, и в палату влетел дедушка. Запыхавшийся старик быстро осматривается, и его взгляд падает на меня.

Я лишь отвожу глаза и стараюсь спрятать перебинтованную руку.

- Макс… что… - только и сказал он, а затем увидел гипс.

- Прости, деда… Я… кажется, разбил мотоцикл и…

- Мотоцикл? – смотрит он на меня, а затем на его лице отразился гнев. – Да какой к черту мотоцикл?!

Он резко подошел ко мне, а затем влепил пощёчину.

- Недоумок! – закричал он.

Закрываю глаза, ожидая второго удара, но… ничего…

Слегка боясь, все же смотрю на него и вижу… как мой дед плачет… этот суровый, серьезный и строгий человек… сейчас лил горькие слезы.

- Дурак… Да какой к черту мотоцикл… Главное, что ты живой…

- Прости… - опускаю голову. – Прости, что… приношу одни неприятности… Прости…

- Ничего. Мы справимся… Все будет хорошо.

- Прости…


Сознание постепенно возвращалось ко мне.

Зрение сначала было мутным, и все плыло. Что-то светлое и размытое было перед глазами, а также непривычно яркий свет. Далее вернулись звуки, и они принесли чьи-то шаги, голоса и другие шумы. Некоторое время я просто лежал и пытался начать думать, но получалось с переменным успехом.

Постепенно зрение восстанавливалось и мозг начал включаться, а сам я просыпался.

- Ух… - застонал я, когда голова закружилась.

Вскоре я начал различать окружение.

Над головой был белый и чистый потолок, сам я окружен какими-то занавесками, а лежу, оказывается, на довольно мягкой и теплой постели, да еще и одеялом укрыт. Я будто вечно не укутывался одеялом, а потому появилось сильное желание закрыться с головой и продолжить спать, но это чувство мне удалось перебороть.

Неожиданно штора отъехала и ко мне кто-то заглянул, но разглядеть гостя я просто не успел.

- О, вы очнулись, - прозвучал женский голос. – Я сейчас позову доктора.

Штора вновь закрылась.

Я же постарался подняться с подушки и сесть, но удалось лишь с третьего раза.

- Где я?

Совсем не похоже на привычное мне окружение. Здесь чисто, красиво и совсем не пахнет дерьмом. Лишь запах спирта и других лекарств достигает носа, но не более.

- Больница?

Сейчас я лежу в какой-то больничной палате, а как я сюда попал…

Последнее, что помню, это как нас вывели из камер и куда-то повели…

- Лью и Саша! – вспомнил я.

Воспоминания тут же вернулись, и это едва не заставило меня затрястись от ужаса. Я вспомнил, как нас всех повели в операционную, как на моих глазах кого-то вскрывали и тот ужасно кричал, а затем тот урод предложил сам выбрать «добровольца». Помню, как они потащили к столу Лью, но я все же решился заменить его.

Я понимал, что он лжет и что своими действиями я никого не спасу, а лишь оттяну неизбежное, но просто не мог ничего с собой поделать. Если бы я позволил им забрать Лью и замучать его на моих глазах, я бы никогда себе этого не простил. Целую неделю я ощущал полную беспомощность, не мог ничего сделать и не мог себя остановить. Вот и поддался эмоциям и…

И вот сейчас я тут…

Штора отъехала, и в палату вошел пожилой мужчина на вид лет пятидесяти. Лысеющий невысокий полноватый человек с лицом, чем-то напоминающим лягушку. Одетый, как и все врачи, в больничный халат поверх коричневой рубашки и брюк.

- Доброе утро, молодой человек, - широко улыбнулся врач. – Как вы себя чувствуете?

- Эм-м-м… нормально… кажет… Кхе! – в горле резко запершило.

- Вода, вот, - он протянул мне стакан.

Беру его и выпиваю.

Прохладная водичка. Чистая. Как же я скучал по ней. А то пить приходилось или ту грязную гадость, или зелья, которыми меня пичкал тот ученый.

Вкусно.

- Спасибо, - протянул я стакан обратно. – А вы…

Резко прервался я…

Несколько секунд с шоком смотрел на врача, а после… медленно опустил взгляд к руке, что держала стакан… к правой руке…

Моя испещренная шрамами кисть… моя вечно дрожащая и слабая рука… спокойно держала стакан… который я от шока едва не выронил. Сам не заметил, как тот пропал из руки, да и я не смотрел, ведь все мое внимание поглотила моя правая кисть.

Сжал. Разжал. Сжал. Разжал.

Пальцы легко и с силой сжимались в кулак. Никакой дрожи. Никакой слабости.

Только уверенная и привычная сила.

- Что… как… это…

- Ваша рука полностью восстановлена, - начал врач. – Но это не наша заслуга, а вполне себе ожидаемый результат. Оно бы и само исправилось.

- Как это так? – не понимал я.

- Ну, - доктор присел на стул рядом со мной. – Это сложно объяснить так сразу. Но если кратко, то благодаря браслету, - он указал на мой и свой такой же, - мы способны поглощать Хаос и контролировать его, и эта энергия может излечить любой физический недуг.

Не особо понял, что он имеет в виду.

- Погодите! А Лью и Саша! Как они?! Те дети!

- Не волнуйтесь, - спокойно сказал он. – Все пленники были освобождены. Как раз когда вас оперировали, в убежище прибыла стража. Они освободили всех похищенных людей и нейтрализовали сектантов. Некоторым, конечно, удалось сбежать, но на нашей земле некуда убегать, а потому их скоро поймают.

Вот оно как…

Значит, с ними все в порядке.

- Двое очень шумных детей порывались остаться с вами, но прибыли их родители и забрали их. А вы провели без сознания еще три дня.

- Ясно…С ними все хорошо… - слегка улыбнулся я.

Значит, мой поступок не был бесполезным.

Эта мысль принесла мне облегчение.

Все хорошо. Все закончилось хорошо.

- Да, с ними все хорошо, - неожиданно сказал доктор. – А вот с вами…

- А? – поднял я голову. – А что со мной…?

- Как бы вам сказать, - он тяжело вздохнул. – Говорю сразу, это не смертельно и вы не умираете… но операцию на вас провести успели. Запрещенную операцию.

Я ничего не говорил.

Что-то не нравится мне его тон.

- Чтобы вы поняли, что хочу вам сказать, мне придется вкратце описать, где вы находитесь и что вообще происходит, - сказал врач. – Обычно, такие лекции для попаданцев ведут специальные люди, но сейчас вам нужно понять несколько вещей, так что все расскажу вам я.

- Слушаю, - проглотил я ком в горле.

- Около семисот лет назад этот мир был совершенно обычным. Никаких монстров, никаких чудес или иных народов. Только обычные люди, что находились, как у вас принято говорить, «в периоде средневековья». Быть может, если бы ничего не случилось, то культура и технологический прогресс вполне мог бы стать похожим на ваш мир, но жизнь распорядилась иначе, - рассказывал доктор. – На этот мир напали Демоны, - он сделал небольшую паузу, а затем продолжил. – Мы точно не знаем, что они такое. Действительно ли инфернальные жители Ада, пришельцы или же создания другой реальности, но факт остается фактом. Семьсот лет назад авангард армии тьмы напал на этот мир. На далеком востоке образовалась зона, что связала наш мир и иной план бытия – Демоническая Реальность, откуда и приходят эти чудовища. Когда человечество объявило Первый Священный Поход и попыталось вычистить заразу, оно критически недооценило противника. Небольшие силы, воюющие больше умением, чем числом, сменились бесчисленными полчищами... Мы называем ту их атаку Первый Прилив, когда будто неостановимая орда чудовищ заполонила мир, смела цвет человечества той эпохи и начала убивать и уничтожать все на своем пути.

Я молча слушал его и если бы сам не сталкивался с недавними монстрами, то может и не поверил бы в услышанное, но огромный волк с шипами, гигантский лось и еще чёрт его знает какие твари позволяют поверить в невозможное.

- Дальше же была небольшая наша победа, - продолжил врач. – Остаткам священного похода и подошедшим подкреплениям удалось остановить их армию на Великом Перешейке, что соединяет континенты нашего мира. Рыцари объединенных королевств сумели отстоять свои земли и спасти всех, а демоны временно отступили. Тогда некоторые наивно поверили, что они так сильны, что сумели победить, но на самом деле демоны отошли сами, по своим причинам. Человечество тогда не знало о Хаосе. Это особая энергия, что пришла в наш мир вместе с демонами. Она пропитала каждый уголок нашей планеты и проникла везде. Любой организм, подвергшийся его воздействию, проходит через множество спонтанных мутаций, прежде чем выработать некоторую устойчивость к его воздействию. Иногда изменения полезны, но в абсолютном большинстве случаев эффектом является Проклятие Хаоса. В вашем мире, оно известно как «рак».

Я вздрогнул. Раковая пандемия? От одной мысли холодный пот прошибает.

- Некоторым особям удается выжить и даже извлечь пользу из изменений, что доказано тем, что у нас до сих пор есть животный и растительный мир, - тут я невольно вспомнил монстров, с которыми повстречался, - но процент выживания так мал, что человеческое общество пережить подобное не в состоянии. Мы превратились бы в кучку разрозненных одиночек. Но произошло чудо…

- Попаданцы? – догадался я.

- Да, - кивает он. – Люди вашего мира начали перемещаться сюда. Поначалу к ним относились с опаской и враждебностью, но от нас они почти ничем не отличались. Разве что поглощали Хаос еще сильнее и умирали быстрее. Ничего бы не поменялось, если бы с собой эти люди не принесли свои научные достижения и знания. Люди вашего мира создали то, чем мы до сих пор пользуемся, - он указал на браслет. – Мы называем это Система. Мини-компьютеры, что позволяют нам контролировать поглощение Хаоса и направлять его. Благодаря этим браслетам мы можем не просто подвергаться каким-то спонтанным изменениям, но контролировать их, выбирая путь, которым они пойдут и отсекая ненужные и опасные. Вроде Проклятья.

- Это как система развития персонажа из игр? – удивился я.

- Да, такое сравнение я слышал, - кивает доктор. – Я местный и о вашей культуре знаю мало, хоть мой отец и был попаданцем, но такое все прекрасно объясняет. Благодаря Системе мы научились контролировать свои изменения и эволюции, становиться сильнее и развиваться.

- Ага, - понял я. – Благодаря этому подготовить солдат стало проще.

- Именно. Не только физически усиливая: но мы научились передавать знания, а потому подготовка бойцов ускорилась в разы. Если раньше самым высоким уровнем сбора большой армии было дать крестьянам копья и научить кое-как стоять в строю, то сейчас можно подготовить полноценного профессионального солдата всего за год или даже меньше. И к тому же, убивая демонов и монстров, такие бойцы поглощали Хаос ,исходящий от тел врагов, и становились сильнее. Армия, которая чем больше сражается, тем сильнее становится…

- Да, это круто, - кивнул я, представляя себе возможности подобного.

- Демоны тоже оценили. И, похоже, решив, что человечество становится угрозой, начали Второй Прилив. Уже не орда однотипных пехотинцев, но хорошо вооруженная армия с разнообразными типами войск легкая и тяжелая пехота, кавалерия, лучники, осадные орудия… Эта была угроза, с которой человечество не сталкивалось до тех пор. Но они недооценили нас. Наши войска пировали на их трупах, став сильнее, чем это когда-либо было до этого, и прогнав демонов обратно на восток, вплоть до границ Демонической Реальности. Собственно, это был первый раз, когда человечество познакомилось с тем местом. Жаль, походы внутрь и исследования не дали ответ, как уничтожить это место и восстановить целостность нашего мира.

- Я так понимаю, противостояние на этом не закончилось.

- Нет. Все только началось, - покачал головой доктор. – К следующему Приливу Демоны поняли, что просто толпой они нас не одолеют, а потому придумали новый план. Они создали… Драконов… Особо могущественных и огромных чудовищ, силы которых хватит для уничтожения целой страны… Хуже всего было то, что они не выходили к каким-то границам, они появлялись уже внутри наших территорий и начинали буйствовать там же. Все пути снабжения были в беспорядке, а даже наша армия не может воевать голой и голодной. Естественно, эффект от драконов этим не ограничивался: никто не мог вести войска на фронт, когда на их заднем дворе бушует такое, не говоря уже о материальных и людских потерях. До сих пор люди не знают, что же их спасло. Или враг недооценил приспособляемость драконов и никогда не думал, что они смогут выработать иммунитет к его контролю, или какая-либо группа героев нашла слабое место метода драконьего контроля и ударила по нему, или, возможно, нас спасло божественное вмешательство – споры по этому поводу не утихают по сей день. 244-й год Эпохи Хаоса в памяти человечества стал годом Буйства Драконов, когда они сбросили оковы демонов и стали просто обычными монстрами. Некоторые из них при этом открыли охоту на демонов, будто мстя за годы, что провели под их контролем. Человечество смогло собраться с силами и отбросить демонов. Третий Прилив, Прилив Дракона был нами пережит. Сейчас Дракон есть практически в каждой земле, но мы редко с ним контактируем, а поговаривают, что некоторые даже как-то сумели наладить с ними отношения, но сам я ничего сказать не могу.

- Четвертый Прилив, я полагаю, тоже случился.

- Он был чуть больше полутора столетий назад… Демоны вновь сменили тактику. Решив действовать не грубой силой или толпой, а хитростью и коварством. Мне сказать, что они сделали?

- Я догадываюсь. Люди остаются людьми…

Как же еще разумным тварям из иной реальности действовать, когда силой не получилось?

Деньгами, подкупом, обещаниями и дарами. Пообещай какому-нибудь старому королю бессмертие и власть – и он продаст себя, свою семью и всех вокруг. Соблазни золотом и удовольствиями - и жаждущие упадут в ноги. Запугай и угрожай - и трусливые, слабые духом согласятся на все.

- Человечество буквально погрузилось в гражданскую войну, Восточный Материк был потерян… В который уже раз за историю человечества?.. Если бы не героические армии под предводительством Святого Пепла, что удерживали перешеек несколько лет, мы были бы побеждены. В условиях, когда поставки их пропадали, а подкрепления почти не приходили, испытывая недостаток еды и амуниции, эти герои удерживали фронт почти десятилетие, прежде чем человечество смогло снова стать единым фронтом и закончить Четвертый Прилив, позже названный Приливом Предательства.

В голосе врача слышалась гордость. Он сейчас напоминал мне дедушку, когда тот рассказывал о своем отце – ветеране Великой Отечественной… Ну, прежде чем рассказывать, в каком состоянии тот вернулся домой и каково ему было в оном жить. Но полтора столетия… Это почти ж как Бородино от нашего времени. Эти люди хорошо помнят своих героев.

- Подождите, а как все это связано со мной? И эта Система, это она исправила мою травму?

- Да, посмотри на браслет.

Включаю его.


Имя: Максвелл

Статус: «Норма»

Поглощенный Хаос: 516/998

Эволюции: 0

Навыки: 2

Знания: 1


Цифры изменились. Открываю вкладку «Навыки».


Навыки:

- Физическая основа – 1

- «Аугментация. Неизвестный тип» - 1


- Физическая основа выправляет организм. Неправильно сросшиеся кости, неправильное развитие организма, хронические заболевания или отравления. Благодаря развитию этого навыка можно исправить любой физический недостаток. Конечно, это не панацея от всех болезней и врачи этому миру все еще нужны, - с этими словами рука доктора слегка засветилась. – Но если собрать достаточное количество Хаоса и вложить его в изменение этого навыка, то волна силы исправит любой недостаток, даст возможность прижиться пришитой конечности или органу.

- Вау…

Значит, вот как восстановилась моя рука…

- Но что же тогда со мной не так…

Врач помрачнел и тяжело вздохнул:

- Благодаря системе можно быстро стать сильнее. Поглощая Хаос и развивая навыки, можно стать невероятно сильным, но просто ходя по улице много Хаоса не накопишь. Нужно убивать монстров, демонов… людей… когда кто-то умирает, от его тела исходит поток Хаоса, что может поглотить убивший его и те, кто рядом. Вот только мало кто даст себя убивать, - покачал доктор головой. – Вот некоторые и стали искать быстрый способ стать сильнее и такой найти удалось…

Он замолчал на минуту, а мне от его слов с каждой секундой становилось неприятно.

- Одна из форм аугментации – Имплантация Органов Чудовищ… или Гибридизация.

Мое сердце будто на миг замерло.

- Если пришить кому-то какой-то орган от монстра или демона, то этот человек сможет использовать какую-то способность твари. Отращивать себе шипы на теле, управлять огнем или даже видеть невидимое… Вот только цена за такое обычно весьма высока… - холодный тон доктора пробирал до мурашек. – Орган чудовища постепенно изменяет человека, подстраивает его под себя, мутирует… Растут рога, хвосты, клыки и когти, но это индивидуально и не у всех бывает, но вот изменение сознания и нервной системы происходят у всех… Человек постепенно меняется, он может стать агрессивнее, поддаться инстинктам, каких у него никогда не было, или даже… стать чудовищем… Мы таких называем Гибриды – Запятнанные Чуждым… Полудемоны… Полумонстры… Бывают те, кто справляются с инстинктами, учатся их контролировать, но многие люди с органами монстров в какой-то момент могут впасть в Черную Ярость - особое состояние, в котором они превращаются в чудовищ, перестают различать друзей и врагов и способны убить даже самых близких и любимых… Думаю, мне не стоит объяснять, как относятся к таким людям...

От услышанного у меня перехватило дыхание.

- Вы хотите сказать…

- Сам посмотри, - указал он на мой живот.

Поднимаю рубашку и вижу огромный шов на моем прессе, шрам от того, что меня вскрыли и…

- Мы пока не знаем, что за орган был имплантирован вам, но извлечь его уже невозможно. Он уже прижился и пусть пока не начал влиять на вас, но это лишь вопрос времени. Может месяцев или лет, но…

Продолжать нет смысла…

Теперь все ясно…

- «Похоже, ты был прав, дедушка… Герой в награду получает лишь отчаяние…»

Глава 11. Чудесный город.

- Посадка закончена! – говорит кондуктор троллейбуса. – Следующая остановка – Центр! Осторожно, двери закрываются!

Двери закрылись, и транспорт двинулся по рельсам.

Новая Спата, город, в котором я сейчас нахожусь, – просто удивительное место. Это какой-то дикий и непонятный сплав из средневековья, викторианской эпохи, стимпанка и нашей привычной современности. Невысокие дома максимум в три этажа, которые будто сделаны в разном архитектурном стиле, мощенные ровной каменной плиткой дороги, по которым ездят телеги, рельсы по которым колесят трамваи, а также мода одежды, что может варьироваться от джинс, футболок и кед, до пышных платьев, старинных костюмов и шляп-цилиндров.

Это просто удивительно, странно и необычно.

Как мне сказали причина этому столкновение земной культуры последних пятидесяти лет и глухого средневековья, а из-за нападений демонов и монстров толком развиваться в одном ключе это не могло, а потому и получается такая странная каша.

Да и без этого смотреть тут было на что.

Технологический прогресс в этом мире довольно неровный. Здесь могут соседствовать вещи из нашей современности или даже технологии будущего, типа тех же браслетов, и совершенно архаичные вещи, о которых все давно забыли. Автомобилей в этом городе нет, зато есть аналоги наших трамваев, что ездят по главным улочкам и развозят жителей, здесь есть трубопровод и полноценная канализация, есть электричество, но при этом карет и телег, запряженные, чем-то напоминающим лошадей, тут полно.

Почему напоминающем?

Ну, сложно назвать лошадью то, что обычно называют кирин, или дракон-единорог, где грива волос соседствовала с чешуей, а изо лба торчит кривой рог. И вот видно девушку, что скачет на таком монстре, а мимо проезжает парень на велосипеде и с двуручником за спиной. Подобное зрелище действительно выглядит необычно и как-то странно.

Город стоящий на берегу огромного озера Мечелома имеет как бы два уровня, каждый из которых окружен собственной стеной и называется Внутренний и Внешний. Во внутреннем находятся все главные административные здания, склады и другие жизненно важные любому укрепленному месту места. Внешний же уровень отведет под все остальное.

Город, созданный на стыке современных и устаревших вещей, где пистолеты и прочий огнестрел вполне себе спокойно соседствует с доспехами, мечами и луками, где стража города вооружена пистолетами и дубинками, а те, кто отправляются в лес, берут с собой меч и арбалеты…

Представляет он собой большой город, окруженный двумя уровнями стен. Изначально Спата была меньше, но постепенно расширение и торговля вынудили построить еще один уровень стен подальше и город постепенно увеличивается. Будет ли расти еще больше, никто не знает, места вне внутренней стены еще много.

Город-государство Новая Спата…

Как мне сказали сейчас в мире, фактически осталась только одна полноценная страна или даже королевство – Гринвейл, где есть королевская власть и столице подчиняются окружающие города и деревни, а все остальные земли разделены такими вот городами-государствами как Новая Спата на земле именуемой Тараскария.

И, наверное, я был бы более заинтересован в окружающем меня великолепии если бы не новости, которые едва не убили меня.

«Теперь я проклят….»

Как сказал доктор, теперь внутри меня находится орган чудовища, какого-то из монстров, может местных, а может, и нет. Первое время проблем с ним не будет и я вполне себе смогу нормально жить, но через несколько месяцев или год начнутся изменения, а если я начну активно развиваться, то и быстрее.

Черная Ярость в любой момент поглотит меня и сделает чудовищем…

Теперь жить мне будет очень тяжело. Мне нельзя скрывать свой статус гибрида, ведь это весьма опасно и в этом городе преследуется по закону. Вот только работодатели не особо горят желанием рисковать собой и своими людьми, нанимая такую бомбу замедленного действия как я. Работу найти будет тяжело, как и жилье, да и придется теперь жить с клеймом прокаженного.

«А ведь если бы я промолчал, ничего бы не случилось…»

Да, если бы я промолчал, если бы я не стал глупо геройствовать, то ничего бы со мной не случилось. Умер бы один ребенок, да и то, не факт, ведь стража могла бы и успеть прийти. Ну и своими действиями я лишь усложнил сам себе жизнь.

«Мир будто издевается надо мной, - вздохнул я. – Сначала моя попытка защитить детей обернулась тем, что меня едва не забили до смерти, а затем мое желание спасти маленького мальчика обернулось проклятьем и жизнью клейменного… Мир, словно хочет наказать меня за наивную глупость и выжечь всякие мысли о геройстве».

Дедушка всегда мне говорил, чтобы я даже не пытался так поступать.

Вероятно, он сам пережил что-то подобное. Судьба прадеда, конечно, тоже повлияла, но дед всегда выглядел как человек, который сожалеет о чем-то, но никогда не рассказывал. И вот я сам столкнулся с таким…

Я своими действиями может спас кого-то, но никто не остался, чтобы сказать мне спасибо или как-то помочь. Они просто все разъехались и…

«Нет, все не так, - потряс я головой. – После того что все пережили, там каждому психолог будет нужен. Они сами в ужасном положении и могли даже не знать что со мной. Люди не такие уроды…»

Опять наивные мысли. Опять глупые надежды, но ничего у меня не остается.

И ведь на этом мои горести не закончились…


Когда мне все же удалось справиться с шоком, и не дать отчаянию завладеть мною я успокоился и подавил слезы. Нельзя плакать перед чужими людьми, нельзя проявлять слабости, нужно оставаться сильным всегда. Никто не увидит слез, никто не увидит грусти и отчаяния. Никто.

Так меня всегда учил дедушка.

Когда я услышал все это ,у меня возникло только одно желание.

Только одна цель и я хотел узнать о ней.

- Скажите… - с трудом начал говорить я. – Те… кто сделали это со мной… тот ученый и его жирный телохранитель… Где они?

Он сказал, что некоторых поймали, а кто-то сбежал. Неважно где сейчас эти ублюдки, если мне суждено провести короткую жизнь в страданиях, то я хотя бы посвящу ее мести этим мразям. Найду их и заставлю…

- Они мертвы, - ответил доктор.

- Что?!

- Клуций Фердинанд Манрон и его телохранитель были убиты во время операции, - он протянул мне фотографии. На них был тот самый старый ублюдок с простреленным лбом. Он лежал на полу с застывшим выражением шока и ужаса на лице, а его гениальные мозги разлились стенам. А рядом валялся разрубленный пополам надзиратель.

Видать их застали врасплох и моментально прикончили.

- Если не верите, то сходите в морг, их тела еще там, - сказал врач. – Можете не волноваться на их счет. Они поплатились за все.

- Да, - заставил я себя улыбнуться. – Хорошо, что они больше никому не навредят…

Я улыбался, но в моей душе сияла бездонная дыра…


Они мертвы…

Но мне от этого не легче.

Мне даже мстить некому.

Когда я понял, что жизнь моя разрушена, то хотел найти себе хоть какую-нибудь цель, хотя бы отомстить, но у меня отняли даже это. У меня нет возможности даже убить тех, кто сотворил со мной такое…

Ничего нет…

Совсем ничего не осталось…

Можно попытаться найти организаторов всего этого, но это уже не то. Это уже очередная выходка «героя», который хочет воздаяние негодяем, чем месть тому, кто разрушил его жизнь.

И что мне теперь делать, как быть, куда податься… неясно.

Единственное что у меня есть – это восстановленная правая рука, но толку от нее сейчас…

Внутри моего живота что-то есть, какой-то дополнительный орган. Я не чувствую ничего там, никак не поменялось для меня, лишь шрам болит иногда, да и только. Швы сняли, и заживление идет очень хорошо, но…

- Эх, какой-то кошмар…

Моя жизнь на Земле не скажу, чтобы была особо счастливой, но там у меня было жилье, была учеба и даже какая-никакая работа, пусть и мелкая, но на жизнь мне хватало. У меня было хоть какое-то будущее, комфорт, свой уголок в этом мире и даже надежда на семью…

А сейчас все это в прошлом.

Впереди только неопределенность и кошмар…

Вот меня выписали, дали с собой сменную одежду, так как мою пришлось выбросить, накормили с утра, а также немного денег вручили, чтобы хоть поесть себе мог купить. Из одежки мне выдали белье, брюки, носки, недорогие, но вполне удобные кроссовки, футболку и ветровку с капюшоном. Довольно удобно, по размеру, пусть и невзрачно выглядит. Мне не на что жаловаться. Меня отравили в Центр, чтобы, во-первых, зарегистрироваться, а во-вторых, там я могу получить помощь на первое время.

Власти Новой Спаты помогают попаданцам встать на ноги.

Новенькому могут предоставить комнату в общежитии, а также найти работу. Новая Спата пусть находится в относительной безопасности, стены тут крепкие и стража сильная, но поддержание этой самой безопасности лежит на экономике города нелегким грузом. Безделье приравнивается к саботажу, так что тем, кто не хочет работать и приносить пользу обществу, предоставляют бесплатное жилье в тюрьме с принудительно трудотерапией. В особо тяжелых случаях могут и из города изгнать.

- Остановка – Центр! - объявил кондуктор.

Двери открылись, и я со многими пассажирами покинул транспорт.

Здание Центра резко отличалось от остального города. Если все другие дома в основном представляли собой небольшие постройки в максимум три-четыре этажа, то вот в центре всего находилась большая и очень высокая башня высотой где-то в десять этажей, что кажется немного, но на фоне остального города казалось невероятным. И на вершине этого строения находился гигантский голубой камень, как в моем браслете.

Хтоун…

Доктор сказал, что Хтоуны – это основа многих технологий этого мира.

Никто не знает, откуда они взялись. Попали из иного мира, были созданы как-то, или же это ответная реакция планеты на появление Хаоса, как иммунная система реагирует на болезни. По официальной теории хтоуны это что-то вроде сгустков в тверди мира, где Хаос сконцентрировался в такие вот «токсичные отложения». Одно все поняли быстро, эти камни поглощали Хаос вокруг себя и очищали окружение от него, потому рядом с ними можно было безопасно жить и выживать. Хтоуны накапливают Хаос, который потом научились извлекать и использовать.

А потому в центре каждого города находится такой гигантский камень, что оберегает всех.

Монстрам неприятны места с низким содержанием Хаоса, а потому они не часто нападают на города, только если особо голодны или по указке демонов. И в таких же башнях находится главный сервер для браслетов с базой данных и другими вещами.

Пройдя внутрь я оказался в большом помещении, что напоминало привычную мне регистратуру. Большие столы, за которыми, уткнувшись в иллюзорные мониторы, сидели девушки и работали, лавочки для ожидания, но еще и кабинки с чем-то похожим на телефоны. Видать, так можно с другими городами связаться. Еще тут стены были украшены картинами и даже «доской почета» где, судя по надписи, были фотографии самых выдающихся жителей города.

- Дося! Я скоро буду у тебя! – послышался из одной из кабинок громкий голос какой-то женщины, что будто докричаться пыталась.

О, как это знакомо.

Очень знакомо. Помню, дедушка так же порой разговаривал в трубку. Связь плохая была раньше, и нужно было громко и четко говорить, и даже когда у него появился нормальный смартфон он так и не ушел от привычки громко говорить по телефону.

Подобный вопрос о технологиях этого мира я задал доктору, и он сказал следующее.


- Практически все попаданцы пришли из периода от 60-х годов двадцатого века до двадцатых годов двадцать первого, от того наши технологии и развиты похожи на ваши текущие.

- Но как это возможно? – спросил я. – Вы же сказали, что они и семьсот лет назад были.

- Мы не знаем, как вы попадаете к нам, но между нашими мирами пространство и время искажено. Так что люди, что пропали вместе, вполне могут прибыть сюда с разницей в сотни лет. У нас бывали случаи, когда старики, только прибывшие сюда, находили уже старыми своих внуков.


Да уж. Все такое знакомое и неспроста.

Отстояв небольшую очередь, я подошел к столу номер «4».

- Добрый день, - улыбнулась мне милая девушка с короткой прической, одетая униформу местной работницы. Белая рубашка, жилетка и узкая юбка. Все как у нас. – Чем могу вам помочь?

- Здравствуйте. Мне сказали пройти тут регистрацию. Я - попаданец.

Вот уж не думал, что буду такие вещи говорить.

- Конечно, - кивает она. – Сейчас все сделаем. Также вам будет предоставлена комната.

- Еще я хотел бы узнать насчет работы.

- Я предоставлю вам каталог. Если у вас есть какие-то профессиональные навыки, то можете…

- Есть только небольшая проблема, - вздохнул я. Не хочу этого говорить, но ведь все равно узнают. – Я – гибрид.

Вокруг меня тут же образовалась знакомая мне тишина.

Да, что-то такое было и в больнице, когда все узнали о том, кем я являюсь. Все тут же посмотрели на меня со смесью страха и отвращения, будто я какой-то урод, рядом с которым не хотелось находиться.

- Меня недавно спасли от сектантов…

- А я слышала об этом, - кивает девушка и в ее глазах читается жалость и сочувствие.

А вот окружающие смотрят на меня, со смесью той самой жалости, отвращения и страха. Да, я ведь потенциально опасная тварь, которую лучше всего избегать. Такое уже было и явно будет еще не раз.

Стоит отдать этой девушке, на груди которой висел бейджик с именем «Софи», должное. Даже если она чувствует ко мне какой-то негатив или страх, то не высказывает этого и не показывает, а просто начала делать свою работу.

- Чтобы пройти регистрацию подключите свой браслет, - сказала Софи и протянула мне знакомый USB-провод. – Нажмите загрузку, и вся необходимая информация будет загружена, а я пока свяжусь с общежитиями.

Я сделал все, как она сказала. Подключил и стал ждать загрузки, а после начал вводить свои данные и прочие. Из-за того что моя рука на тот момент не функционировала нормально, я ошибся в написании имени и фамилии тоже нет. Раз уж теперь проблем нет, то решил все исправить. Вот только имя все же изменять не стал, оно крутое получилось, так что ввел Максвелл Веллов. Это много времени не заняло, но задержаться тут мне все же придется.

Когда девушка связалась с общежитием, то мне удалось услышать, что ей ответили и отвечали очень громко.

- Пусть эта тварь держится подальше от меня! Я не дам комнату, такому как он!

- Но поймите… - пыталась сказать Софи.

- И слушать ничего не хочу! Все!

Трубку повесили.

Да. Чего-то такого и стоило ожидать.

- Не волнуйтесь, у нас несколько общежитий тут.

- Спасибо вам, - вздохнул я. – Извините, что доставляю проблемы.

- Ничего страшного.

Да, я опять доставляю людям хлопоты. Надеюсь, у нее не будет неприятностей из-за того, что она пытается найти мне жилье и помогает такому как я. Не хотелось бы.

Мне пока сказали посидеть и подождать ответа.

Думаю, с поиском работы будет что-то такое же. Никто просто не захочет брать к себе «Запятнанного», как называют подобных мне деятели местной религии… и кажется даже не одной. Как-то не успел я познакомиться с местными верованиями, кроме этого «замечательного» прозвища, мимоходом упомянутого доктором, ничего о них и не знаю. Запятнанный, гибрид, проклятый, химера, много какие слова еще придумывать для нас.

Будет очень тяжело.

И пока Софи разговаривала по телефону, я читал всякую информацию, что мне закачали в браслет.

Так прошел час моего ожидания, за ним второй, а Софи все пыталась помочь мне.

Устав просто сидеть и втыкать в браслет, в котором пусть появилась просто куча сведений, но не было никакого желания во все это погружаться, я стал расхаживать по залу и просто пытаться как-то занять себя. Местные работники провожали меня недобрым взглядом, но я старался не обращать на них внимание.

Так вот я дошел до доски почета, где были все знаковые жители города. Наверху виднелись какие-то представители «потомственных скитальцев», что бы это ни было, какие-то врачи, даже тот доктор похожий на лягушку был, а также всякие другие личности. Делать было нечего, и я просто пялился на них пока…

- М? – привлекло мое внимание одно лицо. На фотографии был изображен мужчина где-то тридцати лет с каштановыми длинными волосами и небольшой аккуратной бородой с усами. А под его фотографией было написано – Якоб Уиллоу. – Папа?

Глава 12. Не один.

- Нет, извините, я не хочу в это ввязываться, - прозвучал голос из телефона. – Это слишком опасно для меня, моей семьи и моих постояльцев. Я не хочу рисковать жизнями, за которые мне потом отвечать.

- Но поймите… - пыталась сказать Софи, но трубку бросили.

Снова.

Никто не хочет принимать к себе Запятнанного. Многие боятся и просто не желают рисковать и их можно в целом понять. Даже если отбросить потенциальную опасность, то есть и другая проблема. Почти все гибриды, кто не связан с Инквизицией или потомственными скитальцами, обычно преступники.

Легально стать гибридом практически невозможно. Легально подобные операции проводят только в Холлоунесте, с кучей бюрократических препон и огромным ценником… Но вот нелегально – практически везде. Путь Скитальца никогда не был легок и многие готовы заплатить, чтобы получить орудие, что сделает его проще. Что же до риска… Любой Скиталец привык к риску для себя, а определенная их категория привыкла не обращать внимания и на риск для окружающих. Та самая категория, что с охотой идет на сделки с криминалом или и вовсе становится его частью, так что подобные операции приносят буквально двойную выгоду – и денежки и усиление работника. Неудивительно, что эта зараза прорастает вновь и вновь, как бы стража не пыталась ее выполоть.

Поэтому репутация у гибридов даже без учета Черной Ярости не лучшая. И если опытные Скитальцы достаточно сильны, чтобы к ним боялись подходить, ведь они уже превосходят по физическим параметрам обычных людей, а вот таким вот, новеньким, всегда будет тяжко.

Софи было жалко этого паренька, который только оказался в новом для себя мире и уже попал в большие неприятности. Она читала в газете, да и по радио сообщалось об удачной операции и пусть там ничего о химерах не говорили, но не сложно было догадаться, что несколько человек стали такими. Там ведь долгое время ставили эксперименты на людях, а потому…

Потому она и хотела помочь этому парню с грустным взглядом.

Он ничего плохого никому не сделал, но уже стал для всех прокаженным, вот и хотелось ей как-то облегчить ношу, чтобы он не сбился с пути и не пошел по кривой дорожке, но получалось пока слабо. Общежития не хотели связываться с подобным человеком и все как один отказывались под разными предлогами. Единственный шанс для него попытаться снять жилье, но тут ему придется уже лично ходить по адресам. Телефоны вещь дорогая и дома такую штуку не поставить, а межгородские вообще только в Центре есть, в мэрии и может у каких-то состоятельных людей.

Так что…

- Простите! – к ней подошел этот парень, Максвелл, как его звали. – Скажите, а кто этот человек – Якоб Уиллоу? Мне это очень нужно знать.

- Эм-м-м… господин Уиллоу известный путешественник, исследователь и первооткрыватель, - ответила она. – Он написал немало книг и вот уже больше двадцати лет вносит огромный вклад в науку и изучение нашего мира.

Да, она еще в школе по его учебникам училась. Лично с ним она никогда не виделась, хоть и в одном городе живет, но наслышана об этом выдающемся человеке.

- А можете сказать, где он живет? – неожиданно попросил он.

- Это вообще-то конфиденциальная информация и…

- Прошу вас, - сказал парень. – Это важно! Умоляю вас!

Софи несколько растерялась от такого напора и не знала, что именно ей делать.

С одной стороны нельзя вот так взять и выдать адрес одного из важнейших людей города, но с другой это не такая уж и тайна, в архивах подобная информация в открытом доступе лежит, пусть не все об этом знают. Однако то с какой интонацией попросили ее это сделать ей…

- Пожалуйста, мне очень нужно с ним встретиться, - продолжил Максвелл. – Это очень важно.

- Ну-у-у-у… ладно… - все же сдалась она. – Хорошо.

Она не знала, зачем ему это, но просто не могла ему отказать. Ей и так не получалось ничем ему помочь, так хоть что-то сделает.

Софи написала ему адрес и сказала, как добраться до этого места, после чего парень поблагодарил ее и убежал.

- Удачи…


***


Это он! Это он! Это он!

Поначалу я не мог поверить, но чем дольше смотрел тем больше убеждался.

- Папа здесь! В этом мире! Он тут!

И если он здесь, то и мама может тоже! И тогда… тогда… тогда…

- А что тогда…? – спросил я себя.

По словам Софи они тут же больше двадцати лет. Как они теперь? Помнят ли они меня вообще? Что я скажу им, когда встречу?

- Бросили ли они меня?

Тогда… в тот день…

Я не мог поверить, что они бросили меня и уехали. Они считались пропавшими без вести и все считали, что они просто уехали, сменили имена и лица, а также оборвали все связи с прошлым. Я не хотел в это верить, но когда весь мир считает так, очень сложно отстаивать свое. Я сам поверил в это и убедил себя, но теперь…

- Они не бросили меня… просто их затянуло сюда, - вымучено улыбнулся я.

Я хочу в это верить.

Хочу верить в эту мысль.

Но…

- Одно другому не мешает ведь…

Они могли бросить меня, а затем их случайно забросило сюда.

- Нельзя поддаваться фантазиям и наивным мечтам, - потряс я головой. – Нужно узнать все.

Девушка дала мне нужный адрес и сказала, как доехать, но путь туда у меня все же быстрым не вышел. Я слегка заблудился, и пришлось некоторое время ждать троллейбуса.

Поплутав по улицам, к закату я все же нашел нужный дом.

- Это точно тут? – засомневался я.

Передо мной был многоквартирный жилой комплекс, что находился за внутренней стеной. Четырехэтажное здание с небольшими квартирками всего в две-три комнаты. Такое жилье обычно бывает у не особо обеспеченных людей, а не знаменитых исследователей и почетных жителей города, но все указывало именно на это место. Я даже уточнил у прохожих, и они также подтвердили, что адрес верный.

Нужная квартира с номером «47» нашлась на четвертом этаже, но вот постучать в дверь я долго не мог решиться.

За этой дверью мои родители.

Помнят ли они меня?

Для меня прошло десять лет, но для них в более чем два раза больше.

Что мне сказать им? Узнают ли они меня? Как мне быть?

Ноги слегка тряслись, и сердце бешено билось в груди. Дышать стало тяжело, а мысли лихорадочно крутились в голове меняясь от позитивных и воодушевленных, до депрессивных и злых. Некоторое время мне понадобилось, чтобы прийти в себя

Все же, дрожащей рукой, я постучал в дверь.

Желание убежать было сильным, но я подавил его и остался на месте.

На той стороне послышались шаги, что будто целую вечность для меня.

Вот дверь открылась и…

- Да, кто там? – зевнул он.

Вместо отца или мамы передо мной появился какой-то парень примерно моего возраста. Роста мы были, примерно, одно, спортивный, с короткими русыми волосами, лицом он чем-то напоминал отца. Довольно привлекательный, на таких обычно девушки вешаются.

- А, ты еще кто? – спросил он.

- Эм-м-м-м… я, наверное, ошибся адресом, - сказал я, посмотрев на бумажку. – Тут проживает Якоб Уиллоу?

- Да, - кивнул он. – Только папы сейчас нет дома. Он в очередной экспедиции.

- А? – застыл я. – «Папы?»

- Он надолго дома не задерживается и вскоре планирует новую, желая зайти еще дальше и больше исследовать мир, - усмехается этот парень. – Любит же он путешествовать, но меня с собой редко берет.

Я слушал его и в голове у меня стоял какой-то гул. Что-то внутри меня треснуло и…

- А… когда он вернется? – все же спросил я.

- Ну, - задумался русый. – До конца этой недели будет еще несколько поездов из Междуземья. Если за это время не вернется, то в горном перевале опять начнется буря, и он будет закрыт на два-три месяца, тогда уже к середине лета ждать.

- Ясно…

- А тебе он зачем нужен?

- Ничего… важного… - ответил я. – Извиняюсь за беспокойство…

С этими словами я пошел отсюда.

Дверь за мной закрылась, но я уже ничего не замечал и не слышал. Просто шел…

Спустился вниз, и медленно, ковыляя ногами, двинулся вперед, неважно куда, просто идти.

- Папа всегда любил путешествовать, - сказал я.

Возможно, это действительно он, а вот про маму я спросить забыл, но возвращаться уже не хочется.

- У них уже тут есть ребенок…

Ну да. Больше двадцати лет ведь для них прошло, а потому ничего удивительного, что они решили завести еще одного. Мама ведь как-то спрашивала, хотел бы я младшего брата или сестру.

И вот появился, ну а меня закинуло в это время…

Не знаю, почему я так отреагировал на это.

Я ведь ничего не узнал и не знаю, но на душе было как-то…

- Нет, это не значит, что они меня забыли и бросили, - тряхнул я головой. – Глупо так думать. Просто застряли тут, не смогли вернуться и решили просто жить. Просто жить…

Но от чего-то мне было очень плохо.

Я ничего не узнал, ничего не понял, а лишь расчесал кое-как зажившую рану, которая вновь начала болеть и мучать меня. Быть может, если бы не ворох других проблем я бы спокойнее отнесся к этому, что узнал сейчас, но если до этого я еще держался и не поддавался отчаянию, то сейчас у меня будто землю из-под ног вырвали.

Присев на ближайшую лавочку я откинулся на спинку и просто посмотрел на темнеющее небо.

Мысли в голове текли вяло, как и эти облака, что окрашены закатным солнцем.

- Может оно и к лучшему, что я не встретил тут папу с мамой, – вздохнул я. – Я ведь приношу всем неприятности, а они наверняка научились жить без меня и навязываться, уже фактически чужим людям, не хочется. Может они и забыли обо мне… Да, наверное так и есть… У них теперь новая и явно более счастливая семья, а потому…

Захотелось пролить хоть одну слезу по этому поводу, но вбитое дедушкой воспитание не давало мне этого.

- Есть хочется, да и прохладнее стало, - произнес я. Пусть в больнице меня накормили, а также дали одежку, но расчет был явно на то, что к этому моменту я уже буду в общежитии. Деньги у меня еще остались, так что стоит зайти в ближайший магазин или закусочную, чтобы поесть.

С жильем только проблемы.

Софи явно пыталась найти мне ночлег, но никто просто не захотел связываться с чудовищем, а потому придется самому поискать.

- Да, я же теперь чудовище… - грустно улыбнулся я. – Не стоит другим проблемы создавать.

Да, лучше не навязываться.

Лучше, чтобы меня вообще не существовало. Я ведь всем приношу только неприятности. Наверное, поэтому родители меня бросили. Просто устали от всех бед, что я принес.

- Блин, какой же бред в голову лезет, - покачал я головой. – Надо перекусить, а то на голодный желудок я только о плохом и думаю.

С этими словами я поднялся и побрел дальше…

- Эй… - послышалось позади. – Подожди!

Обернувшись я увидел того парня, что открыл мне дверь. Ребенок моих родителей… Мой б…

Он бежал в мою сторону и махал руками.

- Погоди, - остановился он, напротив слегка запыхавшись. – Мрак, оббежать пришлось всю улицу.

- Эм-м-м…

Он посмотрел на меня и улыбнулся:

- Ты ведь Макс?

От его фразы я застыл. Откуда он меня…

- Точно, ты! – радовался он. – Похож.

Он протянул мне какой-то листок.

Взяв его я… увидел фотографию… старую фотографию… где был я, мама и папа… Мы всей семьей в обнимку на диване кривлялись на камеру. Это была наша последняя совместная фотография, как раз за неделю то того похода.

- Папа много рассказывал о тебе.

- Рассказывал? – не мог поверить я.

- Конечно, - улыбнулся он. – Это ведь ради тебя он уже больше двадцати лет путешествует по миру, чтобы найти дорогу домой.

От его слов у меня перехватило дыхание и внутри все защемилось.

Папа… он… не забыл меня и… искал пусть домой… ко мне… больше двадцати лет…

В глазах начало щипать и я пытался сдержать слезы, которые вот-вот… Нельзя показывать чувства другим.

- Я – Барти, - сказал он, протягивая мне руку. – Рад познакомиться, брат.

- Я тоже… - с трудом ответил я, роняя слезы. – Я так рад…

Глава 13. Одержимый целью.

Когда в его дверь неожиданно постучали, он не особо рассчитывал что это кто-то важный. Конечно, была наивная надежда, что папа вернулся, и он просто ключ потерял, но стук тогда был бы энергичнее.

И когда Барти открыл дверь, то увидел какого-то парня примерно своего возраста. Они чем-то были похожи, только этот темный какой-то, с черными волосами и странной сединой на кончиках. Выглядел парень жутковато, особенно своим взглядом заставлял напрячься.

Он искал папу, но того уже который месяц дома нет, а когда придет непонятно.

Услышав все это, этот парень расстроился и выглядел очень печальным, прямо на грани отчаяния, но просто ушел не став ничего говорить.

Барти же хотел забыть странного гостя, но какая-то мысль никак не давала ему покоя. Неожиданный визитер никак не уходил из его головы и казался смутно знакомым.

- Погоди… - резко остановился он.

Затем он кинулся в комнату отца и залез в его стол. Тот всегда держал ту фотографию в ящике, но ее пришлось слегка поискать.

Найдя искомое фото он с шоком уставился на того самого парня, который только что приходил. Такой же черноволосый, с карими глазами, только старше намного.

- Это он, - осознал Барти.

Он прекрасно знал кто это, ведь папа часто рассказывал о нем.

Осознав все, Уиллоу тут же бросился за ним, но вот найти быстро не получилось, пришлось побегать по улицам. Если это и правда он, то…

Он все же скоро нашелся.

- Ты же Макс! – прямо сказал Барти.

Парень вздрогнул и посмотрел на него слегка испуганным и не понимающим взглядом.

- Точно, ты! – сравнил он его на фото, а затем протянул его ему. – Похож.

Взяв фотографию, парень едва сдержал слезы.

Видать все эти годы он думал, что родители бросили его, а потому узнав, что они тут и есть уже другой ребенок, то много себе навоображал. Ему явно несладко пришлось.

- Я – Барти, - сказал он, протягивая ему руку. – Рад познакомиться, брат.

- Я тоже… - с трудом ответил Макс, а из его глаз текли слезы. – Я так рад…

Он все же расплакался, но Уиллоу мог понять бедолагу. Ему явно пришлось несладко в жизни, да и сам он выглядел будто на грани нервного срыва, вот все и вырвалось.

Им предстоит познакомиться и узнать друг друга, но сам Барти был настроен оптимистично. Он никогда и не думал, что сможет познакомиться со своим братом. Пусть папа и говорил, что однажды найдет путь домой, и они все туда вернутся, но младший Уиллоу не был так оптимистично настроен. Это отец пытался зацепиться за что-то, чтобы не впасть в отчаяние.

- Ладно, пойдем домой, - сказал Барти.

- Да, - все же взял себя в руки и вытер лицо Макс. – Хорошо…


***


Мы вернулись в его квартиру и прошли внутрь.

Барти выдал мне тапки, так как в его дом в обуви входить нельзя. Сказал, что некоторые все же придерживаются культуры везде ходить обутыми, но его воспитали так, что домой грязь нести нельзя.

Квартира его была небольшой, всего в две комнаты, в одной жил он, а в другой отец, кухня, небольшой коридор и туалет с душевой. Недорого и практично.

- Погоди, - нахмурился я. – А наша мама?

- Ну, у нас разные матери, - неожиданно сказал Барти.

- Как это? – не понял я. Папа никогда бы не стал маме изменять. Тогда…

- Сейчас расскажу, - сказал он, поставив чайник на что-то напоминающее электроплиту. – Папа рассказывал мне все так, что в тот день они прибыли на пикник всей семьей. Тебя отправили собирать дрова, а сами они начали разбирать вещи, но тут все потемнело, и отец проснулся уже в лесу. Там он едва не погиб от лап местной фауны, а затем его нашли охотники и привели в город.

- Да у меня так, - поежился я. – Только вместо охотников я нарвался на сектантов…

- А? Так тебя недавно вытащили оттуда? – напрягся он.

- Ага, - грустно вздохнул я. – Я теперь гибрид…

Барти некоторое время молчал, а я молча ждал его реакции.

- Да, это беда, но пофиг, - махнул он рукой.

- Тебе все равно?

- Стремно, конечно, но ты рогами и щупальцами пока не обрастаешь, так что волноваться не о чем, - пожал он плечами. – Вот когда начнешь мутировать, тогда и разберемся. Только давай без щупалец, я слегка побаиваюсь осьминогов. Мне в детстве на голову такого кинули, а тот присосками прилип к коже, больно отцепляли. С тех пор такояки(1) не люблю.

- Хех, постараюсь, - усмехнулся я.

Мой брат не стал меня сторониться.

Блин. Мне теперь нужно привыкнуть к мысли, что у меня есть брат.

- Так на чем я остановился? – сказал он. – Короче, папа прибыл в город, а где его жена он не знал. Она могла появиться в другом месте, на другом конце континента или вообще в другом времени, а он остался один, - вздохнул брат. – Некоторое время он был в запое и депрессии, но потом услышал от кого-то теорию, что может путь домой и есть. А поскольку пить на тот момент ему было уже не на что, то загорелся целью найти путь домой. Вот с тех пор уже двадцать четыре года он путешествует по миру, изучает его и собирает разные слухи.

- Да, это похоже на него…

Папа всегда был активным человеком, который не мог сидеть без дела. Да и туризм очень любил, а потому, когда представлялась возможность, он сразу же брал нас с мамой и ехал куда-нибудь, да она и сама предпочитала путешествовать.

Порой они с мамой уезжали куда-нибудь на пару недель. Ездили в поход в горы, а потом показывали свои фотографии с Карпат, Кавказа и многих других мест.

Меня они с собой не брали, так как я был еще слишком мал, но готовили и прививали мне любовь к туризму. Жаль после тех событий эта любовь во мне погасла.

- Погоди, а где в этой истории появляешься ты? – спросил я.

- Папа, несмотря на то, что нашел себе цель, но заливать горе алкоголем не прекратил, - продолжил Барти разливая чай по кружкам. – А потому, когда возвращался из экспедиции часто шел в бар и пил, чтобы не вспоминать о плохом. Ну и пил он в Гильдии Охотников, где барменом работала моя мама. Она была с ним в дружеских отношениях, они много общались, и он ей нравился, но тот всегда был в трауре и печали по потерянной семье, потому не пыталась с ним заигрывать. Но однажды он напился сильнее обычного и домой уже пойти не мог, потому она решила дотащить его сама. Принесла, осталась на ночь и решила утешить бедолагу, а на утро ушла. Он так и не узнал, что случилось, а она, стыдясь своих действий, скрыла от него все и не говорила ему правды. Папа и так месяцами пропадал, потому ничего и не узнал.

Барти неожиданно погрустнел, и некоторое время смотрел на свою чашку.

- Потом, она все же рассказала ему правду, но наша семейная идиллия была разрушена несчастным случаем... После этого, папа взял меня к себе и с тех пор вот уже двенадцать лет мы живем вместе, и он воспитывает меня.

- Соболезную…

- Ничего, - грустно улыбнулся он. – Привык уже.

Он пытается выглядеть спокойным, но его явно это гнетет.

- Значит, папа еще не скоро придет, - вздохнул я.

- На этой неделе вряд ли, - покачал брат головой. – Он сам знает, как ездят поезда и из-за снежных бурь мы отрезаны.

- Погоди, каких снежных бурь? – не понял я. – Сейчас же вроде весна.

- А, да, ты же не знаешь. Вон, - он указал на большую стену.

Там висела большая карта континента. У меня вроде как она тоже загружена, но посмотреть я еще не успел. Континент чем-то по своей форме напоминал мне Америку, только как бы повернутую на бок. Такие же два больших материка связанных друг с другом небольшим проходом, только восточный и западный вместо северного и южного. Западный материк, где я сейчас находился, назывался Вирмланти, восточный – Ярнтория.

Вирмланти разделялся на несколько мест с полями, горами и вулканом. В центре находилась большая и открытая область именуемая Гринвейлом. Справа от нее огромный горный массив, а за ним заснеженные земли Хаммерланс. Слева же находились каменистые земли Дахакара, на юге от нее степи Леонидарис, ну и на севере сначала было место, что соединяло несколько других – Междуземье, а на самом верху окруженная цепочкой гор Тараскария.

Ярнтория была покрыта джунглями и пустынями, там же находилась Демоническая Реальность.

- Мы живем в Тараскарии, - рассказал он. – Единственный путь отсюда это Междуземье, а оно находится на границе между Леденящим Лесом, где всегда холодно, и Живым Лесом, где практически вечная весна, из-за этого там часто климат барахлит и в начале весны начинаются непрекращающиеся бури, что отрезают Тараскарию от остального мира на два-три месяца, смотря как повезет. И сейчас как раз весна.

- М-да, но если мы на самом севере континента, разве у нас не должно было быть особенно холодно? Да и зима сейчас…

- Тараскария находится в уникальной климатической зоне. Тут погода странно работает. В центральной части умеренный климат, на севере вечный холод, да и Бури Хаоса часто случаются. Потому выживать тут довольно трудно. Не зря это одна из самых суровых и опасных территорий.

- Теперь понятно…

Ну, значит, придется ждать.

Ничего другого нам не остается…


1.Такояки — популярное японское блюдо, шарики из жидкого теста с начинкой из отварного осьминога и других ингредиентов.

Глава 14. Кухня.

Утро встретило меня солнечным и теплым светом, пробивающимся через прикрытые занавески. Легкий прохладный ветерок заполз в комнату и приятно освежал голову и отгонял последние следы дремы.

Но даже после того как я проснулся, я еще не спешил вставать, а просто некоторое время лежал глядя в потолок.

Вчера…

Вчера произошло нечто удивительное…

Когда я уже окончательно разочаровался в мире, в жизни, во всем вокруг… когда судьба почти окончательно добила меня и мою волю… со мной произошло нечто хорошее…

- Мама и папа не бросали меня, - прошептал я.

Тяжелый камень упал с моих плеч. Груз, что годами прижимал меня к земле, отпустил, дал мне свободно вздохнуть полной грудью. Больше не было сомнений, больше не было страхов или какой-то нерешительности.

Словно на мне годами копилась грязь, которая утяжеляла и мешала идти, под весом которой я сам постепенно терялся и почти был всем этим раздавлен. Попадание в этот мир, угроза реальной смерти от чудовища, пленение, беспомощность и неспособность никому помочь, мое глупое геройство и клеймо Запятнанного, а затем и отчужденность людей, и осознание, что я тут совсем один.

Казалось, все против меня, но…

Все прошло, все смыло волной, и остался… только я. Настоящий я. Чистый.

Никто больше не давит на меня, никто больше не мешает. Ну, почти.

Сейчас перспектива того, что я в будущем может стану монстром, не кажется такой уж и ужасной. Я узнал правду, узнал истину и теперь ничто меня больше не отягощает, а значит и сожалений больше нет.

Ну, почти…

- Я хочу встретиться с ним.

Хочу встретить отца, поговорить с ним. Барти… мой брат… уже рассказал мне многое, и я счастлив, что узнал это, но все же я хотел бы встретиться с отцом лично.

Если мне суждено сойти с ума, умереть или стать чудовищем, то я хотел бы хоть встретиться с ним. Поговорить.

- Ничего, - улыбнулся я. – Еще успею.

Решив, что больше нечего валяться, я встал с кровати.

Барти накрыл мне кровать отца и дал его комнату, но вчера я не успел осмотреться тут. Я только справился с эмоциями, только унял боль и печаль, и сильно утомился. Давно я так хорошо не спал.

Комната отца была небольшой. Тут лишь узкая кровать, шкаф, полка с книгами на стене, стол, стул и кресло. Он явно не особо много проводил времени дома и не уделял ничему из этого внимания. Функционально и ему было достаточно.

Книги же у него тут довольно любопытные: История Мира, Культурные Особенности, Монстрономикон, История Приливов и многое тому подобное. Часть из этого имело его имя как автора или соавтора. Круто. Он и книги пишет, и путешествует и… Он ведь всегда так хотел.

Папа однажды признался, что ему тяжело жить обычной семейной жизнью. Он нас любит, но он с детства мечтал быть первооткрывателем и исследователем неизведанных земель. И вот в такой вот форме его желание исполнилось.

И его мечты и рассказы были заразительными. В детстве я также мечтал путешествовать и открывать новое, но жизнь распорядилась иначе. А сейчас я оказался в ином мире, где еще есть что открывать. Хотелось бы мне посмотреть на все это…

- Да уж…

О себе вскоре напомнил желудок, а потому я покинул комнату и пошел на кухню.

Кухня мало чем отличалась от обычной. Плита вроде как электрическая, так как я не вижу тут газовых конфорок, но и проводов и розеток для подачи питания тоже нет. Вероятно, тут как-то иной механизм, но функционал такой же и даже используется также.

Залез в местный аналог холодильника с табличкой «Бирюза». Там нашлись весьма интересные продукты. Овощи в основной своей массе я не узнал, а вот яйца и что-то на подобии остатков курицы были мне знакомы. Разница лишь в том, что курица какая-то жесткая была, а яйца пятнистые.

- Ну, выглядит съедобно, - хмыкнул я. – Как-то глупо будет будить Барти из-за голода.

Да, у меня теперь есть брат. Родной человек, кто-то не чужой мне, каким был дедушка, но нам еще предстоит нормально познакомиться и узнать друг друга получше. Благо, спешить нам некуда.

Овощи решил не трогать, а разогреть эти два знакомых мне ингредиента можно. Добавил масло на сковородку и включил плиту. Белка в яйцах оказалось довольно много, да и желтки большие, а курица несмотря на внешнюю жесткость легко резалась.

Выглядит неплохо, да и пахнет тоже достойно. Можно поесть…


***


- Уа-а-а-а-а… - зевнул Бартлби Уиллоу и потянулся на своей кровати. Сон постепенно покидал его, и парень просыпался, да и что-то настойчиво будило его вот уже несколько минут.

Некоторое время он лежал, а странный запах щекотал его обоняние.

- Есть охота, - сказал он.

Через пару секунд он понял, что запах идет откуда-то с кухни.

- А? – нахмурился Барти. – Папа вернулся?!

Подскочив, он тут же вылетел из комнаты и кинулся на кухню.

- Эй, па… - хотел сказать, но тут же прервался, когда увидел, что вместо отца у плиты хозяйничал кто-то другой.

- Доброе утро, - сказал гость.

- А, вспомнил, - тряхнул Уиллоу головой. – Доброе, Макс.

Он вспомнил, что вчера встретился со своим братом и привел его домой. Поначалу у него еще были сомнения, что это тот человек, но поговорив с ним Барти убедился, что встретил того самого. Папа не любил говорить о прошлом, оно причиняло ему боль, но когда душевные терзания захватывали его, выпивал и рассказывал о былом. Он оставил в том мире своего сына, попав сюда - потерял жену и остался совсем один.

Барти никогда не думал, что встретит Макса.

Для него «первый сын» был кем-то мистическим и нереальным, таким далеким и невозможным, но вот они встретились.

Это странно.

- Завтракать будешь? – спросил он.

- Не откажусь, - кивает Барти. – А ты хоть знаешь что готовишь?

- Без понятия, - усмехнулся брюнет. – Оно хоть съедобно?

- Яйца варанга и мясо куролиска вещи вкусные, но готовить нужно правильно.

- А куролиск – это такой здоровенный куро-грифон?

- Нет, это местный аналог ваших куриц, только они частично ящерицы и хищники заодно. Неплохое мясо, но жестковато если не выпарить предварительно, а для яиц варанга нужны более высокие температуры.

- Сдаюсь, - поднял руки Макс. – Давай лучше ты.

- Ага, - покачал головой Барти. – Ты пока томаты и огурцы нарежь.

- А их нужно особым образом резать? Ну, там вдоль волокон предварительно оглушив, чтобы они не откусили мне пальцы?

- Ха-ха-ха! Нет, обычным, - усмехается парень. – Просто нарезай.

Пока Барти занимался мясом, его брат возился с овощами. Раньше Уиллоу никогда не думал, что ему придется с кем-то готовить. Папу к кухне лучше не допускать, не то что бы он совсем не умел готовить… Он просто готовил исключительно по походному принципу - «плевать каково на вкус, лишь бы съедобно». Хотя нет, назвать это походным принципом кощунственно, большинство скитальцев все же и в походе заморачивалось с едой больше, чем батя – дома... Потому Барти от такой жизни еще в детстве очень захотел научиться нормально готовить. И научился, что пригодилось ему, когда отец снова стал месяцами пропадать.

И вот теперь он готовит еду вместе с братом.

Это странное чувство. Он как-то привык всегда быть тут один. Папа проводил с ним слишком мало времени, да и с собой брал неохотно, а теперь есть человек, которого ему еще предстоит хорошо узнать.

- М? – он посмотрел как у братца дела, и увиденное оказалось довольно занимательным.

Макс нарезал овощи весьма небрежно, однако делал он это поочередно каждой рукой, причем на качестве нарезки это никак не сказывалось. Он даже двумя руками сразу мог спокойно работать ножами, и получалось весьма неплохо.

- Ты – амбидекстр(1)?

- А? – он посмотрел на свои руки. – Типа того. Просто у меня два года правая рука не функционировала, - он поднял правую руку, покрытую шрамами. – В аварию попал, на мотоцикле упал и тот руку придавил, стала недееспособной, пришлось учиться все делать левой. Вот сейчас рука с изменением восстановилась, и теперь обе работают, а ведущей, походу, больше нету.

- У тебя мотоцикл был?! – оживился Барти.

- Это дедушки. Он меня научил и давал покататься.

- Я мотоцикл настоящий только в Калибурне видел, - вспомнил он. – Мы с папой там были проездом и там уже эти ваши автомобили начали делать, хотя для меж городских поездок они еще не годятся. Старые добрые ездовые животные надежнее и полезнее.

- Чем?

- Пока твоего коня едят можно успеть убежать. Хотя тут такие «кони», что они сами сожрать могут. Кирины те еще «лошадки».

- Хех…

Барти тогда было лет пятнадцать и он впервые с папой в экспедиции был. Та была безопасной и простой, потому его с собой и взяли, но впечатления от столицы Гринвейла получились довольно яркие. Там же он и увидел этот мотоцикл и папа рассказывал, что на Земле на таком ездил. Жаль покататься не получилось, но может, все еще впереди.

- А двурукость это круто, - выплыл он из воспоминаний. – Тебе повезло, что у тебя сразу есть подобное умение. Прививать его было бы куда сложнее, и пришлось тратить много Хаоса на развитие.

- А как вообще происходит это развитие? – спросил Макс. – Как работает система?

- Ты не знаешь?

- Нет, в больнице не стали вдаваться в подробности, а где там рассказывают, я спросить забыл.

- Ну-у-у-у… Ладно, - пожал Уиллоу плечами. – Я расскажу…


1.Амбидекстрия — врождённое или выработанное в тренировке равное развитие функций обеих рук, без выделения ведущей руки, и способность человека выполнять двигательные действия правой и левой рукой с одинаковой скоростью и эффективностью.

Глава 15. Система.

Я продолжил нарезать овощи. Двумя руками это, оказывается, делать довольно просто, даже удивился, как у меня такое получилось. Все же два года работы только левой сказываются, и подобное умение может быть полезным, потому забрасывать не стоит. Правая же рука будто желала больше действий, но отвык от нее я слегка.

- Итак, начну по порядку, - сказал Барти. – Система держится на четырех вещах: Знания, Навыки, Способности и Эволюция. Это основные аспекты, но есть парочка дополнительных, но о них позже.

Он ненадолго отвлекся на мясо на сковородке, а затем продолжил:

- Знания – это, как ты уже понял, просто знания. Мы научились копировать те или иные знания и передавать их другому человеку в полном объеме.

- То есть можно что-то выучить моментально?

- Не моментально, но очень быстро, - поправил он. – Тебе в голову закачивается информация, но чтобы она закрепилась и ты мог ей свободно пользоваться нужно время и наработка. Мозг уж так устроен, что ему тяжело сразу переработать большой объем данных и потому часть уходит в подсознание, и чтобы все это закрепить, нужно учиться. Вот я, например – алхимик, - указал он на себя. – Мне в голову вложили основы алхимии и множества зелий начального ранга, но чтобы я мог в полной мере всем этим пользоваться, мне эту информацию нужно самому повторить, сварить каждое зелье и читать книги. Да и моторику тоже надо наработать, рефлексы за тебя никто не поставит. Ассоциативные связи в мешанине закачанной информации надо проложить, опять же. Создавать их искусственно – путь к безумию. От обучения никуда не деться, но то, на что раньше уходили годы, сейчас можно за пару месяцев добиться. Сейчас я работаю ассистентом в алхимической лавке, я варю все эти зелья, настои и препараты, и это окончательно закрепляется в моей памяти. Вот готовлюсь принять второй ранг знаний, и процесс пойдет заново. Так что мастером не стать так просто, учиться все равно нужно.

Странно. Мне язык «закреплять» не пришлось… Впрочем, появление с браслетом сразу – странно не менее.

- А что за ранги?

- Знаний довольно много и все сразу вложив кому-то в голову, он это будет очень долго и с трудом осваивать, или вообще не сможет. Ну и вроде как вредно слишком много сразу изучать, можно крышей поехать. Потому все блоки знаний делят на ранги. Начальный может взять любой, а второй и третий только по разрешению мастера или при полном освоении прошлого ранга, - пояснил он, помешивая мясо на сковороде. – Вот если бы кто-то взял знания – Владение Мечом. Это только теоретическое знание, как если бы перед глазами у тебя всегда была книга или учитель. Ты знаешь, как действовать, что делать, но тело еще не приобрело нужные рефлексы и наработку. Знания сами по себе бесплатны, но без освоения малополезны. Плюс, боевые знания специально ограничивают. Чужой опыт, какой бы он ни был полный, никогда не заменит личный, а набор готовых решений никогда не заменит умения адаптироваться к ситуации. У нас тут новые виды каждый день находят, и действовать с ними по шаблону – путь в могилу.

- То есть я сейчас могу, например, и выучить Владение Мечом?

- Прямо это нет. Гражданским нельзя изучать боевые знания. Можно взять Самооборону, Рукопашный Бой или что-то такое, но не более. Мы, конечно, живем в опасное время, но оружие всем выдавать люди не спешат без причины. Для защиты города и деревень у нас есть Стража, а для охоты на чудовищ и демонов есть Охотники. Ну и еще есть причины, но они в следующем пункте.

- В целом понятно, - кивнул я. – А не боятся ли у вас, что кто-то узнает, как делать бомбы и пойдет взрывать все?

- Боимся, конечно, потому определенный контроль за информацией стараемся вести, но нелегально получить какие-то знания довольно легко, и во многих семьях есть свои небольшие камни с системой со своей личной базой знаний. Хотя такая вещь дорогая и только Старшим Семьям по карману.

Тут не поспоришь.

Даже у нас такое есть. Любой школьник может посмотреть в интернете, как делать бомбу, но не каждый сможет ее сделать по куче причин, а те, кто могут, те и так найдут способ, как добыть знания.

- Второй аспект системы – Навыки – это что-то вроде физической перестройки организма под определенные действия. Навыки напрямую связаны со знаниями, недостаточно знать, как владеть мечом, нужно и тело подгонять под это. В отличие от знаний навыки развиваются от вложенного Хаоса. Вон, у тебя есть счетчик и как только он заполнится полностью, весь накопленный Хаос можно вложить в какой-то навык. Количество Хаоса нужное для улучшения для каждого человека индивидуально, - указал он на мой браслет. – Например, то же Владение Мечом как навык, с каждым новым очком будет усиливать те группы мышц, которые отвечают за владение клинком, и будут подстраивать твое тело под необходимость.

- А перекоса не будет?

- Именно чтобы такого не было у всех есть навык Физическая Основа.

Точно, вспомнил, что читал про этот навык.

Значит, навыки при «прокачке» изменяют тело и подстраивают под стандартны, а Физическая Основа не дает этим стандартам слишком сильно искажать организм. Не у всех людей одинаковые данные. Рост, вес, строение скелета и прочие вещи различаются, шаблон у всего один, а этот отдельный навык как бы влияет на другие и все нормализует.

Теперь понятно.

- И что, навыки могут быть любыми?

- Их очень большое количество, есть мирные, которые позволяют лучше выполнять свою работу как Ювелирное дело, но у них потолок развития низкий, и есть Боевые, они практически «бесконечны», но там уже свои заморочки.

- И какие ограничения у этого?

- На количество навыков нет ограничений, но Хаоса на каждое новое изменение нужно все больше и больше. Поэтому если попытаешься быть универсалом, не будешь ни к чему приспособлен достаточно хорошо. Плюс, зачем это вообще надо? Системный навык – он изменяет наше тело физически, если ты просто хочешь что-то уметь – возьми и научись.

Значит, тут есть что-то вроде билдостроения. Нужно продумывать свое развитие, изучать разные возможности и прочее, как в какой-нибудь РПГ. С разницей лишь в том, что тут смерть одна и экспериментировать не получится.

- А у тебя есть навыки?

- Да, Метательное Оружие, - с гордостью заявил он, и тут же пояснил. – Папа дружит с лейтенантом стражи и многими скитальцами, а потому добыл мне разрешение на это. Вот я когда есть возможность, развиваю, могу показать свои характеристики.

Он включил свой браслет и показал мне.


Имя: Бартлби Уиллоу

Статус: «Норма»

Поглощенный Хаос: 1462/2921

Эволюции: 0

Навыки: 2

- Физическая основа – 3

- Метательное оружие - 3

Знания: 2

- Алхимия – 1 ранг.

- Травничество – 2 ранг.

Способности: 1

- Силовой Бросок – 100%.


- Вот оно как, - хмыкнул я. – А знаний языка местного у тебя нет.

- Ну, я же местный, выучил пока жил, - пожал брат плечами. – А вашему языку меня папа так научил.

- А что за способности?

- Это позже.

У него всего не так много, но как я понял для гражданских это нормально. У тех кто сражается параметры наверняка куда круче.

- Третье, это Эволюции, - продолжил рассказ брат. – Когда количество изменений достигает какого-то количества тебе необходимо пройти полноценную Эволюцию. Суть в том, что вкладывание Хаоса в навык немного изменяет тебя, но у всего есть определенный предел, и когда твое тело этого предела достигает, нужно пройти полноценную перестройку. Вкладываешь туда побольше Хаоса, ложишься в постель и где-то день испытываешь не самые приятные ощущения от изменений в организме, зато по итогу все навыки повышаются на немного и тело существенно преображается и чем дальше, тем больше всего этого.

- И какие изменения могут произойти с телом?

- Самые разные. Если человек сильно развивает Восприятие, то после эволюции его глаза и уши могут слегка изменить форму, при развитии боевых навыков может рост измениться или вес, но такое обычно у тех, кто боевые навыки развивает, у обычных людей изменения редко проявляются.

- То есть можно стать кем-то вроде эльфа или гнома?

- Да, такое часто бывает, - кивает Барти. – Но изменения могут произойти не только из-за навыков, но и из-за твоего места обитания. Например, все жители Живого Леса по сути как раз эльфами и являются внешне. Они живут в опасном лесу, где от твоей реакции и наблюдательности зависит жизнь и потому их внешность с рождения такая и они Восприятие легче развивают.

- То есть в этом мире есть и другие расы?

- Расами их назвать нельзя, скорее металюди, или те, кто изменился из-за навыков, или родители имели сильные изменения и те передались их детям. Ну, или изменили искусственно, как было с орками и гоблинами. Но об этом всем потом, лучше вернемся к системе.

Да уж.

Я действительно в фентези-мире. Тут и свои эльфы есть и прочие ребята, только по-своему. Впрочем, учитывая количество попаданцев, неудивительно, что они обзывали привычными словами все сколько-нибудь похожее.

Интересно, а мне бы острые уши пошли?

Не уверен, да и не сильно хочется.

- Последний аспект системы, точнее предпоследний – это способности. Это что-то вроде суперприемов, который может применять каждый человек, если получит особый предмет – глиф, или руну. Как бы тебе объяснить… - он на секунду задумался. – Вот, смотри. Возьми нож и кинь его в ту деревяшку, - он указал на небольшую дощечку на стене.

Я не особо хороший метатель, но кое-как попал, пусть криво.

Следом бросил Барти.

Попал точно в цель и еще и неплохо вошло.

- А теперь тоже самое, но с умением.

Он поднимает руку с ножом и по тому проходит небольшая рябь, следом очень быстрое смазанное движение и я даже увидеть снаряд не успел.

- Нихр… - только и сказал я, смотря, как нож вошел по рукоять, и дощечка потрескалась от удара, едва не развалившись.

- Это умение, - пояснил Барти. – Мгновение сверхвозможностей, когда мы, используя собственную энергию, пропускаем ее в реальность и влияем на законы физики. Это простой «Силовой Бросок», одно из самых легких и слабых умений, а есть и куда более крутые вещи. Все зависит от того как мы развиваемся, ведь некоторые умения требует специфического развития некоторых навыков.

- Еще более крутые…

- Тот кто использует «Ускорение» сможет на несколько секунд превысить скорость самого быстрого животного, «Паучий Шаг» позволит зацепиться за гладкую вертикальную поверхность или пробежать по потолку, а заряжая таким образом удары оружием, можно пробить бетонную стену. Не пытайся объяснить это научными терминами, это уже кое-что из разряда того, что люди могут назвать «магия».

- Вау… - офигел я. – И как это работает?

- Вот, - он показал на браслет где были те самые непонятные мне выемки с боку. Из одной он достал небольшую черную пластину размером с карту памяти из телефона. – Глиф, это можно сказать «слово» или формула, позволяющая влиять на реальность определенным способом. Каждый глиф уникален. Папа сказал так – «это что-то вроде микросхемы, которая заключает в себя определенный алгоритм».

- И как такое придумали?

- Это не придумали, а просто украли у демонов, - усмехается он. – Это Слова Демонов, их создание, наши же сумели разобраться в этих письменах и использовать их.

- То есть демоны также владеют этим?

- По своему, но да. Однако – все это наш ответ тварям на попытку нас уничтожить.

- Я так понимаю, постоянно его использовать нельзя.

- Разумеется. Каждый глиф потребляет твою энергию, которую ты пропускаешь через него. От этого ты быстрее устаешь, и я, например, после третьего броска устану, а после четвертого упаду в обморок.

- Ну, в целом идею я понял, - киваю ему. – Боец должен взять себе знания, навыки и умение, а после развиваться, чтобы добиться больших знаний, навыков и умений.

- Именно. На этом и строится основа. Плюс, поначалу можешь взять глифы только под разъемы в браслете, но они со временем усваиваются и можно извлечь и изучить новые.

- А магов чисто тут нет? Ну, там стоящих в стороне и колдующих только.

- Такого у нас нету, - покачал он головой. – По сути, все умения – это магические приемы, а там огненные шары или молнии каждый может взять, но тут все зависит еще и от затрат энергии. Чисто «магические» приемы потребляют много больше, чем полу-магические, чисто физические и усиливающие. Потому все берут себе в той или иной степени что-то подобное, но чистых «магов» нет, лишь гибриды.

- И сколько умений взять можно?

- Ограничений на количество нет, но они дорогие очень. Обычный простой глиф стоит как хороший меч, а что-то стоящее обойдется дороже, чем лошадь. Да и лучше «освоенный» прием потом дополнить новыми глифами в браслете и развить во что-то новое и сильное, чем пытаться освоить десяток направлений, но ни одно – достаточно хорошо.

- Ты сказал, есть что-то еще?

- Ага. Если ты хочешь быть чем-то приближенным к «магам» то есть один способ и тебе он известен.

- Органы монстров?

- Одна из форм Аугментации – Имплантация, - поправил он. – Органы монстров и демонов не одобряют из-за высокого риска безумия, но вот искусственно-выращенные органы куда безопаснее. Пусть они уступают естественным, но шанс сойти с ума там гораздо ниже.

- И чем отличаются органы от глифов?

- Скоростью освоения, эффективностью и потенциалом. Да всем сразу, иначе зачем бы люди вообще рисковали с этим связываться, - брат немного нахмурился, - как бы объяснить… Что такое КПД(1) знаешь? Так вот, у каждого «Слова Демонов» есть КПД, они работают не со стопроцентной эффективностью. В глифе обычно целое предложение из таких слов, их КПД соответственно перемножается. Чем сложнее способность, тем больше «слов» ее описывают и тем меньше ее энергоэффективность… До тех пор пока организм не запомнит процесс, который вызывают слова и не научится его запускать сам. Это и есть «освоение» способности.

- А у меня «способность» уже является частью организма…

- И сразу работает с максимальной эффективностью практически не требуя времени на освоение. И развиваться может без внешней помощи. Ну, если я захочу освоить другую форму телекинеза, кроме силового броска, мне придется установить дополнительные глифы в браслет, и пусть часть Слов из них совпадает с "Броском" и уже «освоена» моим организмом, с остальным придется возиться… Для некоторых способностей комбинации Слов вообще не придуманы еще, а разработка глифа на заказ – эта куча денег и времени. Орган же – часть организма, и система поможет мутировать его в ту сторону, какую ты хочешь.

- И вот такая штука во мне… - вздохнул я. – И что мне с ней делать?

- Ну тебя на поле боя никто не гонит. Лучше освойся в городе, поживи с этим, а там и папа домой приедет. Он уж точно может знать, как тебе помочь.

- Это еще когда он приедет.

- Ну, на этой неделе вряд ли, но не думаю, что слишком долго. И расслабься, Макс, - толкнул он меня в плечо. – Тебя никто никуда не гонит.

- Да, спасибо…

- Не забивай себе голову. Давай лучше есть.

- Ты прав. Перекусить не помешает…



1.КПД – Коэффициент Полезного Действия – если коротко, то это «эффективность».

Глава 16. После закрытия.

- Мое сердце так тоскует! Ни к чему мне денег звон! Лишь моряк меня утешит! Ведь дороже злата он! – напевали подвыпившие стражники. Ребята после недавней миссии получили неплохую надбавку к жалованию, и как появилась возможность, отправились отмечать.

Именно поэтому они пришли в свой любимый бар «Генерал Бан-Боу», владелица которого всегда была рада веселой компании знакомых ей ребят. Энрих так вообще явно намекает, что хочет познакомиться поближе, но она пока не спешила заводить отношения и так неплохо. Да и полезно. Все же когда твое заведение популярно у стражников и охотников, то за безопасность волноваться не стоит.

Нет, в Новой Спате не бывает проблем с криминалом, рэкетом и прочими проблемами с которыми владелица в свое время сталкивалась в Калибурне. В этом городе организованная преступность закрепиться чисто физически не может. Просто потому что тут очень бдительная стража, а атаки монстров на город как-то не располагает к безопасному «бизнесу». Вот в городах Гринвейла где относительно безопасно, там подобное обычное дело. Обленившиеся стражники, которые никогда ничего страшнее хиндеек не видели, не будут особо стараться ловить преступников.

Тут же стража бдительна, и пусть ребята подвыпившие и навеселе, но у каждого на поясе есть моментально отрезвляющий стимулятор, да и не упиваются они полностью никогда. Не получится. Минус развития и эволюций в том, что алкоголь действует слабее и быстрее проходит опьянение.

Так что Хлою Тортец пусть слегка раздражал шум, но она принимала это как должное. Все познается в сравнении. Лучше уж слегка шумная компания стражи рядом, чем отдавать часть денег каким-то мордоворотам, чтобы не сожгли твой бар, а стража как обычно там делает вид, будто ничего не видит.

«Не так уж тут и плохо», - кивнула она. Женщина поначалу с неодобрением восприняла приезд сюда семь лет назад, но со временем смирилась с этим и даже начала находить плюсы своего пребывания тут.

На вид Хлое сложно было дать даже тридцать лет. Привлекательная темноволосая женщина привлекала внимание местных мужчин и была очень у них популярна, но, к счастью, руки тут никто активно не распускает и приличное заведение от притона отличать умеют.

А хорошие отношения со стражниками и охотниками, давали ей отличную защиту от всякого рода недалеких придурков, что просто отказа не понимают.

- Давай еще одну песню, Федя! – веселился один стражник, поднимая кружку.

- Да, споем еще чего!

- Угу, отмечаем!

- Ну, слушайте, мужики! – сказал самый молодой из них.

Остальные стражники также были готовы к новому музыкальному раунду. Сегодня они зарезервировали заведение на целый день, что дело вполне обычное. Ее заведение популярно у работников среднего звена, работяг, грузчиков и просто обычных людей, что отдыхают после тяжелого рабочего дня.

Жаль их прерывать, но иного выбора у нее не было.

- Так, ребята! – решила вмешаться в их компанию сама Хлоя. – Я уже дала вам часок повеселиться, но мне заведение закрывать нужно.

- Эх, ну ладно, - погрустнели ребята.

- Спасибо, Хлоя, - первым из-за стола поднялся Энрих. – Твоя еда и пиво всегда лучше всех.

- Да, спасибо, крошка!

- За Хлою! – подняли тост стражники, и допили свои напитки.

После они расплатились, и быстро покинули ее заведение.

В заведении сразу стало потише, да и спокойнее.

- Билли, Алла, займитесь уборкой, - сказала она своим помощникам.

Те тут же приступили к работе, а сама Хлоя начала проверять дневную выручку, записывать расходы, а также отмечать, что в баре кончается и что стоит в ближайшие дни заказать. Бизнес идет неплохо. Ее бар «Генерал Бан-Боу» место небольшое, но достаточно популярное. Все же было хорошей идеей открывать бар в непосредственной близости от казарм.

Билли и Алла быстро закончили уборку помещения, помыли посуду, а после, получив зарплату, отправились по домам. Сама Хлоя жила тут же, на втором этаже была ее комната, так что ей никуда идти было не нужно.

Закрыв двери, она выключила свет, но вместо того, чтобы подниматься к себе, она спустилась в подвал, где хранила запасы еды, выпивки и прочего. Тут было несколько холодильников, бочки с пивом и вином, а также непримечательная стена, к которой девушка и подошла.

Нажав на камни в правильной последовательности, она открыла потайную дверь, за которой находилась небольшая изолированная комната. Тут находился небольшой склад с оружием, что в данном городе является совершенно обыденной вещью. Опасность может настигнуть в любой момент, а потому иметь что-то для самозащиты всегда будет полезно. Но если наличие оружия она легко объяснит и даже разрешение покажет, хоть его количество и больше положенного если кто найдет, то вот откуда у нее в личном пользовании химерная рация, уже будет сложнее.

Связь между городами в этом мире обычно осуществляется почтой. В отсутствие радиовышек и спутников, практически единственный способ доставить сообщение на дальнее расстояние – записать его и отправить физически. Но человечеству порой нужна была экстренная связь. И, в конце концов, было разработано это. Наполовину механизм, наполовину живое существо, попросту телепортирующее радиоволны к месту назначения. Все же телепортация сигнала намного проще телепортации материального предмета. Последняя на дальние дистанции и вовсе возможна только теоретически.

Количество подобных устройств во всей Новой Спате насчитывало единицы. А потому откуда подобное у простой владелицы небольшого бара легко не объяснить. Честно говоря – никак не объяснить.

Хлоя закрыла за собой дверь, а после подошла к рации.

Выйти на связь она могла лишь в определенные часы – поддержание канала сильно утомляло ее устройство, и ему требовалось долго отдыхать. Соответственно. График связи был необходим.

Несколько секунд ожидания и на том конце среди помех послышался голос.

- Слушаю, Ворона, - искаженный женский голос прозвучал в трубке.

- Я все узнала, Госпожа Цветок, - ответила Хлоя стараясь звучать максимально коротко, четко и вежливо. Госпожа Цветок не любит бесполезную лесть, подхалимов или другую мишуру, а предпочитает четкие, быстрые и лаконичные ответы. – Объект найден. Адрес у меня.

- Прекрасно, - среди помех можно было почувствовать легкую улыбку. – Через неделю прибудут мои люди. Обеспечь им поддержку и снабди всей информацией. Цель должна быть захвачена в тот же день и последним поездом они должны уехать до того, как кто-то что-то поймет. Все ясно?

- Так точно, - кивает Хлоя. – Все будет исполнено в лучшем виде.

- Удачи. Мы не знаем сомнений.

- Ибо души наши из стали…

Глава 17. Сгущающиеся тучи.

- Начинаем, парни, - сказал наш начальник Виктор.

Как только он закончил разговаривать с владельцем судна, матросы его корабля приступили к выгрузке бочек с рыбой, а мы затем эти бочки тащили на склад. Бочки не особо большие, да и тяжелыми их назвать нельзя, но много, а потому тут работы на пару часов. Мы тут же приступили к делу и начали оттаскивать улов.

Как мне рассказали, в самом озере не так уж и много добывают, потому все корабли плывут по каналу к океану Стальных зубов, и там уже активно рыбачат.

Новая Спата живет на сельском хозяйстве и рыбалке, и в меньшей степени от торговли. Когда твой город может в любой момент быть отрезанным от других на несколько месяцев, нужно думать над самообеспечением. Именно поэтому вокруг города стоит куча небольших деревень, что занимаются посевами и скотом, а в порты чуть ли не каждый день заходят корабли.

Изредка иностранные. Ближайший город, к которому можно добраться по морю это Хельгард, что в соседней земле находится, но нас разделяет горный хребет и опаснейший лес, так что море это единственный путь связи, но и он не совсем надежный. Здешние воды еще относительно безопасны – местный морской дракон, Пантагрюэль, немного благожелателен к людям (или, как говорит Барти, «ему просто лень щепки из зубов выковыривать, вот корабли и не трогает»), а вот крупных монстров подъедает исправно. Но все равно, даже в тихую погоду корабли порой не возвращаются. В других водах даже стальному броненосцу не рекомендуется отходить от побережья, благо по-настоящему опасные твари к нему почти не суются. Море куда более суровое место, чем континент. Да и сам Хельгард не особо богатый город, что тоже часто бывает отрезан от остального мира, но уже по своим причинам. Изредка сюда заплывают корабли из Саридийского Океана, но бывает такое крайне редко. Мы на самом краю континента находимся и от нас плыть уже некуда.

Ладно, не время об этом думать. Надо делом заниматься.

«Эх, работа грузчика это явно не то, чем я хотел заниматься всю свою жизнь», - грустно вздохнул я, водрузив на плечи очередную бочку.

После того как я более-менее пришел в себя и как-то смирился со своим положением, то решил найти работу. Мне не хотелось сидеть на шее у Барти, а потому после пары дней отдыха вновь направился в Центр, где мне стали искать работу. Найти ее оказалось не так просто. Мало кто хотел иметь дело с гибридом.

И дело тут не только в опасности.

Как рассказал Барти, с гибридами не хотят работать еще по двум причинам, кроме угрозы их безумия.

Первое это меньшая эффективность.

Некоторые профессии требуют навыков, а поскольку мирный житель получает довольно мало Хаоса, то и его развитие весьма медленное. Так что тратить его приходится обдуманно и осторожно, ведь добыть еще энергии сложно. Так вот, из-за того что у меня теперь есть орган монстра, мне так или иначе придется вкладывать энергию в его развитие, иначе, это плохо скажется на моем здоровье. Вот именно поэтому, если обычный человек просто все будет тратить на свою основную профессию и становиться лучше в ней, то мне придется тратиться на стороннюю вещь, и я буду уступать другим работникам.

Не скажу, что это такая уж огромная разница, но если поначалу незаметно, то через пару лет разрыв будет весьма ощутимым.

Ну, а во-вторых, гибриды при подобной жизни, при подобном отношении окружающих рано или поздно обижаются на общество и решают уйти в криминал. Там и денег больше и свой «талант» есть куда применить и отношение куда более человеческое. Так что ко мне уже изначально предвзято относятся, так как ждут, когда я сорвусь и стану общей проблемой.

Даже здесь…

Трудно не заметить, как окружающие посматривают на меня.

Прямо никто не говорит, но взгляды полные ненависти и отвращения, шепотки за спиной.

- Чудовище… он же в любой момент может сойти с ума и набросится на нас.

- Ничего. Если полезет, я быстро его уложу.

- О чем начальник думал, нанимая его?

- Надеюсь, его быстро уволят.

- А эта дрянь не заразна? Я бы не хотел подцепить эту мерзость.

Это неприятно, это давит и угнетает, но поделать с этим я ничего не могу. Мне теперь жить так, но что-то подсказывает мне, что надолго я на этой работе не задержусь, и еще не раз придется сменить ее.

«Жаль работы нормальной нет».

Быть грузчиком не то, чем мне хочется заниматься, но ничего лучше пока найти не удалось. Та милая девушка на ресепшене, Софи, сказала, что поищет, но что-то подсказывает мне, что ничего найти ей не удастся.

Мне повезло уже, что хоть тут нашел работу. В порту всегда нужны грузчики, а если что можно и матросом на рыбацкое судно наняться, там тоже добровольцы нужны, но вот моряком я бы быть не хотел. Одно дело терпеть неприязнь людей несколько часов работы, а другое быть запертым на одном корабле с недоброжелателями на несколько дней.

Не то, что я кого-то боюсь. За себя постоять я могу, а благодаря тому, что моя правая рука вновь функционирует, то в обиду себя не дам, но чисто психологически такая компания не самая приятная.

Часам к четырем нам удалось все разгрузить и перетащить в холодильник, где рыба сохранится, а после уже не наша забота.

- Ну, неплохо справились, парни, - сказал Виктор, смотря на нас.

Мы закончили все, и сейчас пили воду, вытирали пот, да просто отдыхали. Ну как мы. Я стоял в стороне от остальных и не мешал им. Мне лишние проблемы не нужны, а я и так понимаю, что тут нежеланный гость.

- На сегодня работа закончилась, - сказал он. – Получаем зарплату, а завтра можете отдыхать. Удачного праздника. Повеселитесь сегодня.

- А какой сегодня праздник? – спросил я.

- А ты же новенький, - кивнул начальник. Виктор Барановский, заведующий этого склада, сам попаданец, но тут он уже лет двадцать живет, а потому знает как тяжело новичкам и не отказал мне в работе, несмотря на мое положение, за что я ему очень благодарен. – Перед изоляцией у нас всегда происходит небольшая ярмарка, мы называем ее «Последний Фестиваль», на главной площади музыка, танцы, выступление артистов и прочие местные развлечения, но не особо долго, ведь сегодня ночью будет последний поезд и на него многие приезжие хотят успеть.

А, ну да.

Тараскария же становится на два-три месяца изолированной от остального мира. Я как-то и забыл об этом.

Ну, праздник и праздник.

Мне до этого дела нет.

Получив свои деньги, коих было не так уж и много, я двинулся в сторону дома. За работу я получил всего 30 драхм. Драхма – это местная валюта Тараскарии, представляющая собой бумажные деньги номиналом от 1 до 1000, а их ценность примерно 1 драхм к 25 рублям. Ну, я так примерно понял, так что я сейчас примерно заработал всего 750 рублей, что не так уж и много, но и в целом нормально. Все же жилье у меня есть и живу я не один, но грузчик тут одна из самых низкооплачиваемых работ.

Барти, например, будучи помощником алхимика и работником лавки получает 85 драхм в день, и то, он еще учится и через год вполне может или претендовать на повышение зарплаты в полтора раза или вообще свою лавку открыть. В этом городе нужда в боевых составах и лечебных препаратах есть всегда.

В Новой Спате я живу всего неделю, город и сам этот новый мир чужд для меня, мне пока сложно привыкнуть ко всему этому. Еще пару недель назад я жил в обычном городе, обычном мире, был студентом и планировал свое обычное будущее, а также готовился к свиданию. Мимо всегда проезжали машины, а в небе можно увидеть разве что птиц или самолет.

Но тут все иначе.

Здесь мимо меня ездят рыцари верхом на киринах, в небе может пролетать стая каких-то чудовищ, а огромная луна, нависает над нами и озаряет весь мир своим бледным сиянием. Это странно, это чуждо, и это не мое.

Нет, тут не плохо. Просто очень непривычно смотреть на все это.

Этот странный город с безумной культурой и модой в одежде, где парень в современной одежке может ходить мимо джентльмена во фраке, и они оба будут выглядеть органично. Где стражник с пистолетом на поясе может носить кирасу и кольчугу вместо бронежилета, а рядом какая-то девица натягивает тетиву лука и поправляет кеды.

«Я будто в какую-то игру попал».

У меня сначала были мысли, что меня может на самом деле в какую-то компьютерную симуляцию затянуло. Типа все это не по настоящему, а я на самом деле лежу в капсуле виртуальной реальности и все это лишь «сон». Но нет.

Это реальность.

Как бы я не пытался отрицать очевидное, но бежать от правды бессмысленно.

- Хотя я не скажу что все так уж плохо, - слегка улыбнулся я.

Да, жить как «прокаженный» неприятно. Слышать шепот за спиной, замечать косые и недовольные взгляды и ощущать пренебрежение и отвращение окружающих очень больно на душе становится, но в этом всем есть и хорошее.

«Я теперь не один».

У меня есть брат, где-то в этом мире есть и отец, который не бросал меня, и все эти годы искал путь домой. Я больше не ощущаю себя брошенным и забытым, нет того чувства потерянности и бесполезности. Особенно нет ощущения своей ущербности.

Моя рука снова функционирует и даже лучше чем раньше. Шрамы еще напоминают о том, что было, но уже не так волнуют.

Да, мне хреново сейчас живется, но не без позитивных моментов и благодаря этому я все выдержу. У меня есть брат, которому плевать на мою проблему, а потому мнение всех остальных автоматически становится пустым.

Добравшись до дома, я поднялся на нужный этаж и вошел в квартиру, где мы с братом живем.

- С возвращением! – послышалось на кухне.

Барти уже был на кухне и готовил ужин.

Да уж, никогда не думал, что возвращаясь домой, меня там кто-то будет ждать, но сам факт того, что у меня теперь есть брат очень приятный. Бартлби, как его полное имя, отличный парень, веселый, позитивный. Даже не верится, что он мой брат.

Я всегда был один, а потому вот так легко привыкнуть к мысли, что у меня есть брат довольно сложно, но мы действительно братья. Чтобы в этом убедиться, даже в больницу сходили, где тест-ДНК сделали и все подтвердилось.

- Купил что-нибудь по пути?

- Я пока не разбираюсь в продуктах, - вздохнул я. Я был бы и непротив закупаться едой по пути домой, но местные товары мне пока не понятны. Вот как мне относится к огромным яйцам типа страусиных? Как их готовить и не слишком ли муторно? Или то мясо кротосвина, которое мне постоянно советуют попробовать. Готовить-то я все равно местную пищу не умею и Барти мне уже успел показать, что многое требует особых способов приготовления. – Да и не все торговцы горят желанием мне что-то продавать.

Тоже неприятная проблема.

Покупать в маленьких лавках дешевле, чем в больших продуктовых магазинах, но узнав, что я химера, некоторые торговцы дел со мной иметь не хотят.

- А, ничего, - махнул рукой брат. – Потом скупимся.

- Тебя сегодня пораньше освободили, - сказал я, залезая в холодильник и беря молоко. Вкус у него необычный, но приятный.

- Так Последний Фестиваль же, - усмехнулся он. – Вечером можно прогуляться.

- А куда тут можно сходить-то?

- Ну, на центральную площадь прибудут музыканты, так что скучно не будет. Плюс скидки в кинотеатр будут неплохие.

- А тут кино есть? – удивился я.

- Не первую сотню лет уже, - отвечает Барти, занимаясь рыбой. – В кинопленке нет ничего сложного или дорогого, как и в кинокамере, воспроизвели еще после второго прилива. Даже земных картин немало уже успели переснять, с адаптацией под наши реалии, конечно. И не по одному разу, кстати. Мне вот последний ремейк «Фореста Гампа» очень понравился и «Зеленая миля».

- Это классика, - кивнул я. – А у вас на чужом творчестве наживаться не пытаются? Думаю, немало найдется «хитрецов» что начнут выдавать земное творчество за свое. Книги там или музыка.

- На такое у нас в издательствах есть комиссии из землян, которые все проверяют. Раньше подобное было и повсеместно, но сейчас такую деятельность пресекают. Не то, чтобы кому-то было принципиально, но ведь если два «автора» пользуются одной идеей, то не поймешь, кто из них прав, да и использование «ничьей» интеллектуальной собственности авторских отчислений не требует, - Барти цинично усмехнулся. – Впрочем, вряд ли кто-то сейчас вспомнит что новое, после стольких лет-то… Переделать по двадцать раз под разными ракурсами у нас не успели только те вещи, которые переписывать с нуля надо.

- В смысле всякую хрень, от которой глаза кровоточат?

- В смысле всякие проповеди любви, толерантности и прочего, - брат махнул рукой. - Согласись, посыл «мы все одинаковы, из какой бы галактики не вылезли, а все войны вызваны трагическими недопониманиями и жадностью идиотов» не очень заходит для людей, которым приходится соседствовать с враждебной ксенорасой.

- А, ну да. Ожидаемо.

Я примерно представляю реакцию местных на Аватар Кэмерона. Сочувствовать аборигенам они явно бы не стали, а земное вторжение для них – обычная охотничья экспедиция.

- Скоро закончу ужин, - сказал Барти. – Сейчас поедим, а потом можно погулять. Познакомлю со своими друзьями, будет весело.

- Надеюсь на это, - вздохнул я. – Ладно, не будем о грустном. Помочь чем?

- Да, займись салатом, а я почти закончил тут…


***


- Ваша цель здесь, - указала Хлоя на карту. – Сейчас идти к нему не стоит. Лучше дождаться вечера, когда будет фестиваль.

- Понятно, - кивает Альберт. Этот невысокий и с виду непримечательный мужчина казался довольно простодушным, но не стоит обманываться его внешним видом. Хлоя не первый год общается с охотниками и стражниками и научилась замечать некоторые характерные приметы, отличающие обычного человека от опытного воина, и Альберт был именно таким, пусть и старался казаться простым. Такими же были и двое его подручных, которые прибыли вместе с ним. – Захватим его на фестивале.

- Последний поезд будет в 23:40, - продолжила владелица бара. – Контейнер и прикрытие уже организованы, а подкупленный человек на станции пропишет «груз» задним числом и когда стража спохватится, то будет уже поздно.

- Лучше все сделать чужими руками, - задумался представитель основного отряда. – Я уже переговорил с местным контингентом и нанял несколько человек следить за целью. После того как надобность в них отпадет, избавимся.

- Думаю, не стоит проливать кровь, сэр, - слегка занервничала девушка. – Стража может начать копать и выйти на нас.

- Это не важно, - холодным тоном сказал Альберт. – Главное выполнить приказ Госпожи Цветка. Делай, что велено и не перечь, Ворона.

- Как скажите, сэр, - склонила она голову, но внутри просто кипела от злости.

Мало того, что ей пришлось предоставить им укрытие, чем она серьезно подставляет себя, так еще, они явно не хотят слушать разумных советов. Они может и уедут, а вот ей придется тут остаться и стража ведь вполне возможно отследит путь приезжих.

- Начнем после заката. Приступайте к подготовке!

- Так точно!

Глава 18. Неприятности.

- Черт возьми, Барти, послушай, что тебе люди говорят! – обеспокоенно сказал Френк.

- Это же опасно! Подумай своей головой! – поддакивал ему Саня.

- Они правы! Лучше не ввязывайся в это! – вот от Минг таких слов он точно не ждал. Она-то должна была его понять, но, похоже, что он переоценил ее мозг.

- А не пойти ли вам всем куда подальше?! – бесился Барти выслушав этих придурков. – Он мой брат и я не собираюсь от него избавляться!

- Он гибрид и уже труп! – не унимался его уже «бывший лучший друг». – Лучше сразу избавься от него пока не поздно. С монстрами лучше не…

- Еще слово, Френк, и я тебе рожу набью, - пригрозил Уиллоу.

- Ребята, не надо драки! – заволновался Сашка, который точно не хотел потасовки.

- Выбирай, Барти, - неожиданно заявила Минг. – Либо он, либо мы!

- Ну и пошли вы к черту! – сказал он, плюнув на этих предателей.

После этого он развернулся и просто ушел.

Он-то надеялся, что друзья его поймут и поддержат. Сами же смеялись над предрассудками и глупостью взрослых, что боятся порой непонятно чего, а теперь сами такими же стали. Такого предательства Барти просто не ожидал и был сильно разочарован в них.

Его брату и так хреново от своего положения и он думал, что познакомив его с неплохими людьми, тот хоть порадуется, что не все люди одинаковые сволочи. Однако вот оно как получилось.

Ладно бы просто были недовольны и хоть не плевали в лицо, но они просто повели себя как свиньи и этому Уиллоу был дико недоволен.

- Прости, - вздохнул рядом идущий Макс. – Я снова приношу неприятности.

- Забей, - махнул рукой Барти. – Если друзья требуют от меня бросить семью и стать таким же уродом как они, то к черту таких друзей. Пошли лучше погуляем.

- Пошли…

Барти был расстроен. Он-то хотел показать брату город, поддержать как-то, а получилось, что лишь сильнее расстроил. Макс успел хлебнуть немало дерьма только попав в новый для себя мир, а тут еще такое. Брат выглядит довольно скованным и для него все вокруг чуждо и неприятно, но он старается делать вид, что все в порядке и отношения людей его не волнует, но видно, что подобное угнетает его и давит сильно.

- О, какие люди! – прозвучал знакомый голос за спиной.

У Барти тут же задергался глаз, ведь с этим «индивидом» он точно встречаться не хотел.

Обернувшись, он встретил своего давнего знакомого и друга детства. Среднего роста блондин с черным глазом с вечной надменной ухмылкой на лице. Как всегда, одетый, словно собрался на какую-то пафосную дуэль, в свои дорогие шмотки, с мечом и пистолетом на поясе. Впрочем, Барти порой подозревал, что этот франт и в экспедиции ходит, так же разодевшись.

Вот с Базилем Оуги он встречаться очень не хотел.

За его спиной как обычно медленно и тихо двигался его телохранитель Гаскар. Этот бугай в черных латах внушал и слегка пугал своей молчаливой холодностью, но вроде как мужик хороший, только очень жуткий.

- Привет, Базиль-Гусь, - с кислой миной произнес Уиллоу.

- Тебе не надоело называть меня этим детским прозвищем? – фыркнул блондин. – Мы уже не дети.

- Как был крикливым гусем так им и остался. Чего тебе надо, Великий Воитель?

- Да, гулял тут, увидел тебя в весьма нехорошей компании, - он перевел взгляд на Макса. – Не знал, что ты водишься с чудовищами.

- У тебя какие-то проблемы с моим братом? – прямо спросил Барти.

- Братом? – удивился Оуги. Он снова смерил его придирчивым взглядом. – Так вон он какой, первый сын Живчика…. После столького нытья, я ожидал большего.

- Тебе что-то не нравится? – спросил Макс.

- Мог бы и спасибо сказать за то, что я тебя не пристрелил, - усмехнулся этот придурок. – Я ведь предлагал сразу же избавить тебя от страданий, но пара сопляков мне помешали.

- Спасибо, за мое спасение, - не стал брат поддаваться на дешевую провокацию.

- Живчику явно не повезло с детьми.

- Маменькин сыночек будет учить нас жить, - усмехнулся Барти.

Базиль злобно прищурился.

Ага, любое упоминание его достопочтенной мамы выводит Гуся из себя. Нет, его мама добрейшая и прекрасная женщина, и оскорблять ее Барти никогда бы не стал, но простое упоминание неплохо так сбивает спесь с этого типа.

- Следи за языком, Бартлби, - прорычал Оуги. – Я ведь могу и забыть, что мы дружили в детстве.

На эти слова Гаскар дал своему подопечному подзатыльник. Да, мозги в этой группе есть только у одного человека. К несчастью.

- Гаскар, ты вообще, на чьей стороне?

На это здоровяк лишь фыркнул и сложил свои руки на груди.

- Тц, вы мне надоели! – с этими словами Базиль развернулся и демонстративно топая ушел.

Гаскар же напоследок кивнул им, а потом проследовал за своим напарником.

- Дурдом, - покачал головой Барти. – Ладно, пойдем…


***


Да, прогулка вышла не такой веселой, как я ожидал.

Когда Барти потащил меня к своим друзьям, я уже догадывался, что будет и не ждал ничего хорошего. Те быстро поссорились и разошлись, но вот встреча с этим типом оказалась неожиданной и еще более невеселой.

Какой-то блондин с черным глазом и одетый как герой какой-то РПГ в компании со здоровяком в рогатом шлеме оказался не самым приятным человеком.

- Это кто такой? – спросил я.

- Базиль Оуги, - ответил брат. – Наши отцы дружили, ну и мы были знакомы, но друзьями так и не стали. Как видишь, он придурок.

- Он скиталец?

- Да, и один из сильнейших в городе. Не самый крутой, но гонора на десяток Старых Семей хватит, хотя его семья давно уже свелась только к нему и его маме, - покачал Барти головой.

- Старых Семей? – спросил я.

- Ну, аристократии в нашем мире практически нет. Большая часть вымерла в первые годы прибытия демонов. Если кто с замашками благородных и остался, то только в Гринвейле они. Так вот, зато у нас появились Старые Семьи – это потомки первых скитальцев. Но они не обязательно богатые или хоть состоятельные. Их отличает то, что у них в семьях передается какая-то генетическая особенность, что осталась от предка. У семьи Оуги – это Черный Глаз, особая мутация, позволяющая видеть ауры живых существ.

- И откуда такие взялись?

- От таких как ты, - усмехнулся Барти. – Нужно что-то особенное иметь скитальцу, чтобы это передалось потомкам и органы демонов и монстров, это как раз такое, но в отличие от них, такие изменения дают лишь часть сил, что было у предка и не способны свести с ума. Ведь человек уже рожден с подобной особенностью.

- Значит и мои потомки от меня могут что-то унаследовать? – удивился я.

- Если будешь это развивать и доживешь достаточно долго, то да.

Вот это уже интересно.

Я пока без понятия, что там мне вживили, но после подобной информации появилось желание узнать.

Но эта встреча была довольно интересной. До этого я как-то не разговаривал со скитальцами, лишь видел их, ну и слышал от других людей. Как мне объяснили, что сражаться тут имеют право два вида людей – это Стража и Охотники.

Стража занимается внутренними делами города. Ловят преступников, расследуют, защищают город от нападений и обеспечивают охрану. Они заточены в основном для противостояния людям и являются солдатами, которые должны работать вместе. Именно поэтому они в основном вооружены огнестрелом, но сами по себе не так уж и сильны. Им просто никогда и не нужны индивидуальные навыки и их способности довольно стандартизированы.

Охотники же работают вне городов в лесах, руинах и болотах. Они охотятся на монстров, добывают редкие ресурсы в опасных зонах и пусть смертность среди них гораздо выше, но и в силе они растут довольно быстро. Активный скиталец, которому везет не умереть, может относительно быстро выйти за пределы человеческих возможностей. Ну и все охотники – индивидуалисты, которые развиваются так, как им хочется, и работают максимум в небольших командах, а некоторые вообще одиночки, но такие редко долго живут.

И вот я лично поболтал с одним из них. Этот неприятный блондин и огромный бугай за ним.

Пусть они и внушают, но не выглядят кем-то невероятным или недостижимым.

«Интересно, а я мог бы стать скитальцем?»

Мысль об этом уже посещала меня, но я слишком мало пока знаю обо всем. Да и как мне сказали, если я начну активно развиваться, то и мой орган монстра начнет прогрессировать и опасность безумия станет куда выше.

«Эх, одни сложности вокруг», - вздохнул я.

Прогулка явно не особо удачно задается.

- Кстати, а почему он назвал папу «Живчиком»?

- А это его прозвище, - с ухмылкой ответил Барти. – Папа известен тем, что он способен выживать в самых тяжелых условиях, и даже когда все уверены, что он погиб, он как-то умудряется вернуться. Помню, был случай, когда он оказался в центре битвы двух драконов и его посчитали мертвым. Так он каким-то образом выжил, и со сломанными ногами дополз до города, прополз мимо больницы сразу к бару и заказал себе выпить. У нас даже закон приняли, что Якоб Уиллоу не может быть записан в покойники, даже если его тело будет похоронено. Его уже устали вычеркивать из списков погибших и восстанавливать в системе.

- Мы говорим про нашего отца или Комиссара Кайна?(1) – офигел я.

- Ха-ха-ха-ха. Ага. У них много общего. Вот с тех пор его и прозвали – Живчик. Он очень гордится таким достижением.

- Прозвище это так важно?

- Разумеется. Получить прозвище – это признание и большая честь. Многие охотники мечтают заслужить крутое «имя». Это очень поднимает чувство собственной важности.

М-да… не думал, что папа такой.

Я его все же не так хорошо помню, но такой воле к жизни можно только позавидовать.

Вот под такие истории из жизни нашего отца мы и шли подальше от центра, где народа становилось все меньше. Солнце уже давно зашло и пустые улицы освещали только вывески некоторых магазинов и фонарные столбы.

- Ну-с, куда теперь? – спросил я.

- Идти на площадь как-то не охота, - поморщился Барти. – Там слишком много неприятных личностей. Предлагаю подцепить пару красоток и набрать алкоголя.

- Боюсь, со мной захочет погулять только совсем отбитая девица, - покачал я головой.

- У нас такая точно найдется. Не переживай, мы…

Неожиданно брат замолчал и остановился.

Причина его замешательства стала сразу видна – это группа из четырех людей, что встала на нашем пути. Еще двое появились за спиной.

- Твои друзья?

- Боюсь, что нет…

Меж тем эта кучка людей начала приближаться к нам.

Четверо спереди, еще двое сзади и может еще кто прячется.

Вперед вышел особо крупный лысый бугай с битой в руках, остальные тоже были вооружены, у одного нож, у двоих кастеты, а парочка за спиной звенит цепями.

- Пойдете с нами, - сказал главный. – На целых ногах или сломанных.

- О, как грозно, - усмехается Барти, достав из кармана свинцовый шарик. Он с собой парочку всегда носит, для самообороны в таких вот ситуациях. – А может, это вам лучше свалить и целыми будете.

- Не дерзи, сопля, - оскалился главарь. – А то сей… БХА!

Договорить он не сумел, когда металлический шарик, усиленный энергией влетает ему в рожу, выбивая зубы. Барти тут же хватает выпавшую из рук биту и прикладывает уроду по голове.

Я же хватаю руку того кто был за мной и перекидываю его через плечо. На каратэ я ходил не зря и пусть давно не тренировался, но постоянные нападки Наташи форму мне потерять не дали. Второй что не ожидал от меня такой прыти, замешкался, за что и получил ногой в пах, а когда он сложился пополам, еще и коленом в нос получил.

Оставшиеся трое тупили недолго и тут же кинулись на нас.

Второй свинцовый шарик влетает в колено парня с ножом и ломает ему ногу, выводя из строя, а двое оставшихся налетают на нас, но шансов у них немного. Недоумки долго не продержались и были также отправлены на встречу со своими мечтами.

- Неплохо, - усмехнулся Барти.

- Да, справились, - сказал я, потирая руку. Слегка задело, но ничего серьезного.

- Странно. Обычно местные стараются не нападать так открыто, - покачал брат головой. – У нас стража сильно прессует бандитов и потому мафия или другие организации надолго тут не задерживаются. Только всякая мелочь.

- Да?

- Преступность плохо растет в местах, что часто подвергаются нападениям монстров, - мрачно ответил он. Кажется, для него это очень личные вещи.

Неожиданно из переулка выходят еще двое.

Эти ребята резко отличались от тех с кем мы только что столкнулись. Одетые в черные костюмы эти парни напоминали мне секьюрити в клубах, что одним своим видом должны внушать страх дебоширам.

Они молча двинулись на нас, достав небольшие дубинки.

Барти тут же использовал свое боевое умение, но один из них легко ловит снаряд рукой.

- Тараска тебя раздери, - побледнел он. – Валим!

Мы тут же бросились бежать.

Но тут один из них каким-то образом оказывается у нас на пути.

Тут же бью ногой ему в живот, но удара толком не получилось.

- Угх! – застонал я, когда нога уперлась, будто в бетон.

Дубинка летит мне в лицо, и я лишь успеваю закрыть голову, когда меня просто сносит в сторону и впечатывает в стену.

- Гха-а-а… - застонал я от боли. Руки чертовски болели и спина тоже.

- Макс! – кричит брат. – Угх! Отпусти, урод!

Когда зрение вернулось ко мне, я увидел, как второй повалил Барти на землю и надел на него наручники.

Подрываюсь с земли и тут же прыгаю в сторону, так как первый нападавший обо мне не забыл и кинулся в атаку. Его рука засветилась слегка в момент удара, но я вовремя уклонился.

Его кулак бьет по каменной стене и пробивает ее насквозь.

Бью урода в нос, а тот по какой-то причине теперь не такой прочный в прошлый раз, но моего удара, несмотря на кровоподтек, он даже не почувствовал.

- Черт, да где вас таких терминаторов делают?! – зарычал я.

Пытаюсь разорвать дистанцию, но тот мгновенно смещается и ловит меня за горло.

Словно тиски его пальцы сжимают мою шею и начинают сдавливать.

- Ха-а… - попытался я вдохнуть, но ничего не получалось.

Попытки ударить в ответ ничего не давали, а давление на шею становилось все сильнее. Бесчувственные, холодные глаза, смотрели на меня без какой-то ненависти или удовольствия. Будто он не человека убивает, а мусор убирает. Профессионал, для которого делать подобное так же обыденно, как дышать.

В глазах начало темнеть.

Барти что-то кричит, но шум в ушах не дает ничего расслышать…

Сознание… уплывает куда-то…

Все закончится… вот так…?...

Никого не смог спасти… ничего не смог сделать… бесполезный… беспомощный…


- Ха-а-а-а-а… - резко вздохнул я, когда доступ к кислороду неожиданно вернулся.

Падаю на землю и пытаюсь отдышаться.

Зрение вскоре вернулось ко мне и я увидел над собой согнувшуюся фигуру того нападавшего, что зажимал кровоточащую рану на руке.

- Хи-хи-хи-хи, а я ведь говорил, что что-то слышал, - послышался неприятный и знакомый голос. – Все же такому великому человеку как я не могло просто послышаться.

Подняв голову, я увидел медленно идущего к нам… Базиля…

Тот плавно и спокойно шел по тротуару, крутя в руке револьвер, во второй сжимал длинный меч, а за его спиной живой горой двигался Гаскар. В своем рогатом шлеме и меховой накидке он казался невероятно огромным, особенно с этим двуручным топором в руках.

Напавший на меня также обернулся на приближающихся, но в лице не изменился. Лишь вместо дубинки достал из кармана кинжал. Несмотря на простреленную руку, он явно собирался сражаться.

- Мой Черный Глаз все видит, ублюдки, - улыбается Оуги.

Базиль исчез, чтобы в следующий миг появиться над своим противником и нанести ему удар мечом, от которого напавший едва не сложился пополам, и асфальт под его ногами потрескался и просел на пару сантиметров. Он попытался ответить, но тут же получил в лицо ногой и отлетел в стену и обвалил часть крыши на себя.

Второй урод, что держал Барти, также исчез и налетел со спины на охотника, но даже дернуться не успел, когда огромный топор просто разрубил его на два куска.

- Ты мне плащ испачкал, Гаскар, - поморщился Базиль.

Улетевший первый вылетел из завала и попытался напасть…

Выстрел!

Мозги напавшего разлетелись кровавым фонтаном раньше, чем он добрался до цели.

- Какие слабые, - фыркнул блондин. – Эй, придурок, - посмотрел он на меня. – Живой еще.

- Да… спасибо…

- Не за что, - усмехается Базиль.

Он взял нож из руки убитого и приблизил к лицу. Его жуткий глаз с красным зрачком и черной склерой засветился и внимательно осмотрел оружие.

- На оружии есть след еще одной ауры, - нахмурился охотник. – Идем на охоту, Гаскар. А вы ждите тут, стража уже идет.

После чего он просто ушел, оставив нас тут в компании со своим громадным напарником.

- Черт… это паршивый праздник…


1.Кайафас Кайн – герой романов по вселенной «Warhammer 40000» за авторством Сэнди Митчелла. Комиссар Кайн герой, что сражался за все годы жизни со всеми врагами Империума и множество раз всех спасал, по сути, являлся трусом и циником, который всегда пытался только выжить, однако как-то не только выживал, но и выходил победителем из всех проблем. Множество раз его признавали мертвым, и каждый раз он возвращался. Это дошло до такого, что был издан приказ запрещающий считать Кайафаса Кайна мертвым, и даже когда он умер от старости, его имя все равно не было вычеркнуто из списков активных военных.

Глава 19. Важное решение.

- Итак, вы просто гуляли? – спросил Артегос Громов, постукивая пальцам по своему столу.

Немолодой лейтенант стражи смотрел на двух молодых людей, сидящих в его кабинете, которых ему привели его люди. Те услышали звуки выстрелов и прибыли к месту боя, но нашли там только избитых местных хулиганов, два трупа и этих двоих. Трупами оказались двое приезжих, документы которых оказались подделкой. Он уже подал запрос в другие Центры для выяснения личности убитых, но сведения вряд ли будут получены быстро.

По словам двух пострадавших, а именно этих ребятишек, на них напали хулиганы, а затем, когда тех положили, вышли эти двое и едва ребят не убили, но ситуацию спасли охотники, а именно Оуги и его нянька.

В принципе вполне себе правдоподобная история, да и все улики говорили о том же. Сейчас хулиганов допрашивают, и уже потом станет немного яснее.

- Да, все так, дядя Арти, - кивает Барти.

- Сейчас я лейтенант Громов, - покачал головой лейтенант. – То, что мы с твоим отцом хорошие друзья, и ты чуть ли не рос на моих глазах, не сделает тебе поблажек. Я все же обещал Якобу приглядывать за тобой.

- Да, да, да, я помню, - закатил он глаза.

Артегос же посмотрел на второго молодого человека.

Он помнил этого гибрида, которого недавно спас из убежища сектантов, но даже и не подумал тогда, что это и есть тот самый сын Якоба. Вот же, как судьба неожиданно подкинула сюрприз. И ведь похож на того ребенка с фотографии и, судя по данным с браслета, он действительно тот самый.

«Все же хорошо, что я не дал Базилю убить его», - покачал он головой.

Якоб точно не будет рад гибели сына, ради которого он уже больше двадцати лет ищет путь домой. Вот он обрадуется, когда вернется.

Сейчас Макс или как написано в его документах Максвелл Уиллоу, сидел рядом со своим братом и мрачно смотрел в пол. Он выглядел очень напряженным, и в нем прямо кипела злость. Как бы он не натворил глупостей, будучи на эмоциях.

Дверь в кабинет открылась и в нее вошел Сержант Юстас.

Молодой стражник отдал честь и встал по стойке смирно.

- Сэр, мы допросили подозреваемых, - сказал он. – Их наняли убитые, чтобы захватить братьев Уиллоу. Они не знали зачем, но им обещали большие деньги. К месту передачи уже отправились несколько наших людей и как найдут что-то доложат. По словам допрашиваемых, их было трое, но последнего пока найти не удалось.

- Хорошая работа. Полный отчет мне на стол.

- Так точно, сэр! – отдал честь Юстас, а после покинул кабинет.

- Что же, ваши показания подтвердились, - кивнул лейтенант. – Фоторобот последнего уже рисуют и скоро его также поймают, а затем вы будете в безопасности…

Дверь снова открылась, но теперь без стука и в наглую с ноги.

- Привет всем, а чего вы такие хмурые? – с веселой улыбкой спросил Базиль.

- Уходить с места преступления не очень хорошая вещь, Оуги, - мрачно сказал Артегос. – У тебя тоже показания нужно снять.

- Ой да ладно тебе, это же дико скучно, - махнул он рукой. – Мы кстати притащили последнего, ну или то, что от него осталось.

На плече Гаскара висело тело в знакомой черной одежде.

- Вот только гад самовыпилился, когда мы его поймали, - покачал головой охотник. – Яд в зубе. Похоже, у них приказ живыми не попадаться.

Человек был мертв, судя по лицу и пене изо рта, он действительно умер от яда, патологоанатом скажет точнее, но Оуги нет смысла лгать. Он придурок и самоуверенный осел, но не лжец и бандитов не покрывает. Слишком честный, да и о репутации семьи и своей мамы печется.

- Отлично, у нас фанатики, - застонал Громов. – А я ведь только обрадовался, что от сектантов избавились.

Придется снова поднимать это дело.

Похоже, сектанты успели запросить помощь или им зачем-то нужны были гибриды, которых удалось сделать тогда. Стоит послать людей и проконтролировать, как там остальные меченые, которых удалось вытащить из лаборатории. Кажется, еще двоих оттуда вытащили. Надо проверить.

А еще Инквизиция нагрянуть может. Нет, Артегос не против работать с ними – идиотов туда не брали, а лишние руки и толковые головы всегда будут кстати… Но из-за всей этой катавасии с культом, перехваченным без их участия, и демоном, бегающим по лесам, местному отделению устроили головоломойку и… направили сюда Бернштейна. Долбанного мозгоплета. В его город. А теперь выходит, что с ним еще и общаться придется лично.

Его ждал крайне дерьмовый месяц. Остается надеяться, что только один.

- Что будем делать? – спросил Барти.

- За вами присмотрят некоторое время мои люди, - сказал Артегос. – Можете идти. А ты, Базиль, пиши отчет.

- А может потом? – застонал скиталец. – Мне домой надо.

- Мама расстроится, если будешь гулять допоздна, - усмехнулся Барти, чем заработал злобный взгляд от Оуги.

- Так, вы двое, - посмотрел Гром на братьев Уиллоу, - домой, а ты, Базиль, пиши. Сам влез, так что имей совесть заканчивать работу.

- Вот поэтому я и не пошел в стражники. Вы все дикие зануды.

Молодежь покинула его кабинет, а сам лейтенант приступил к своей работе…


***


Добравшись до дома, куда нас проводила пара стражников, мы вползли внутрь жилья и развалились в креслах. Это был просто отвратительный вечер.

Нас едва не убили…

«И вновь я ничего не смог сделать», - заскрежетал я зубами.

Как и тогда в камере, когда тот жирный урод едва не забил меня до смерти, так и сейчас я оказался полностью беспомощен против такого человека с развитыми способностями. Я мог лишь беспомощно дрыгаться, когда меня убивали и если бы не Базиль, которому я теперь жизнь обязан, мы бы были мертвы или похищены.

- Черт, я, конечно, и раньше влипал в неприятности, но не в такие, - застонал Барти. – Ужинать будешь?

- Нет, - ответил я, также смотря в потолок. – Барти… как можно стать охотником?

- А? – он повернулся ко мне. – Ну-у-у… просто приходишь в их гильдию, подписываешь контракт и получаешь официальное разрешение на работу.

- Так просто? – удивился я.

- Остановить людей от самоубийства невозможно, вот гильдия и решила, что хоть проконтролирует всех подобных. Потому каждый имеет право стать охотником или пойти в стражу. Сложность в том, выдержит ли новичок подобное давление и опасности. Плюс, чтобы быть хоть немного эффективным бойцом нужны навыки, знания и глифы, это я еще молчу про оружие и экипировку. Денег на это нужно.

- Черт, - зарычал я. – В кредит никак нельзя?

- Никто самоубийце кредит не выдаст… - он серьезно посмотрел на меня. – Ты что задумал?

- Я собираюсь, стать скитальцем, - прямо заявил я.

- Ты с ума сошел?! Это же дико опасно! – заявил брат. – Даже если у тебя будут деньги на все необходимое, на этом деле высокая смертность! Монстров в наших лесах полно, всякие гуманоидные твари обитают, нежить, демоны и даже драконы!

- Те кто нас едва не убил… вернутся… - мрачно произнес я. – Это были настоящие профессионалы, для которых убивать обычное дело. И кем бы они ни были, они еще вернутся. Эти трое прибыли недавно в город и явно хотели забрать нас и увезти на последнем поезде. Может, приехал кто-то еще, или после бури в город приедут и другие. Нужно быть готовыми к встрече.

- А как же стража…?

- Ты серьезно веришь, что они будут сторожить нас постоянно? – фыркнул я. – К тому же… А если они возьмут в плен папу и начнут нас шантажировать? Да даже если не возьмут, мы-то проверить это никак не сможем. Мы ничего не сможем сделать с этим. Мы были беспомощными слабаками, которые могли лишь сдохнуть! – крепко сжимаю кулаки. – Я больше не хочу быть беспомощным и смотреть, как из-за моей слабости умирают люди!

Брат задумался, а я постарался взять себя в руки.

Внутри меня клокотал гнев на самого себя. Я злился, что был бесполезен, снова…

- Папа всегда был против того, чтобы я был скитальцем, - сказал Барти. – Он даже мне навык и глиф приобрел с большой неохотой. Он не хотел, чтобы я рисковал своей жизнью… - он закусил губу. – Но ты прав… над нами нависла угроза и только мы сами можем с ней справиться.

- Тебе не обязательно в это влипать.

- Не говори ерунды, брат, - улыбнулся он. – Тебя одного я не брошу, а я могу легко стать такой же целью для врагов. Так что сделаем это.

- Эх, выбора у нас все равно нет, - грустно улыбнулся я.

- Да, это все что нам остается…


***


Хлоя нервно посмотрела в окно, ожидая, что вот-вот к ней ввалятся стражники с ордером на обыск. Нет, они вряд ли что-то найдут, она все же очень хорошо спрятала свои секреты и тайники, но ничем хорошим для нее это не кончится. Пусть она и постаралась скрыть всякую связь с теми тремя и сумела уйти незамеченной, но во всем нельзя быть уверенной, вот она и боялась, что к ней могут прийти с проверками.

«Черт, мало того, что Альберт и его тупицы провалили работу, так они еще и меня могут утянуть за собой», - задрожала она.

Да, было неожиданно, что люди, которых послала Госпожа Цветок, окажутся некомпетентными идиотами, что не справятся с такой простой работой, но чего-то такого и стоило ожидать. Эти трое посчитали себя слишком «профессиональными»… Да пожри их всех Обскуритас! Профессионалы, как же, даже окружение не проверили. Базиль Оуги – один из лучших следопытов города, от его восприятия шорох в ста метрах не ускользнет. Если уж так свербело действовать самим, метнули бы по дротику со снотворным и скрылись, пока нанятые дуболомы оттащили бы их куда надо. Ну или попались бы страже, но лучше уж они… Для чего их еще нанимали, если не принять ответственность за инцидент в случае провала?

Имбецилы, не имеющие ни малейшего понятия о скрытых операциях! Единственное объяснение, почему леди прислала таких – это критическая нехватка рук и времени, что случалась порой в организации, и наивная вера в то, что задание типа «упаковать гражданского» просто невозможно провалить. Хлоя до недавнего времени оную разделяла…

И самое паршивое, что достаться теперь может ей самой.

Эту неудачу могут приписать и ей, как единственной, кто осталась в живых. Организация подобное не забудет и может наказать.

«Мне теперь нужно вести себя очень тихо и не отсвечивать…»

И ведь даже не уехать. Последний поезд уже отбыл и теперь пока не закончатся бури, поезда не тронутся с места. Да, если будет какое-то срочное ЧП или катаклизм, то власти города могут попробовать рискнуть и отправить транспорт в Междуземье, но не факт, что подобное вообще случится, а город слишком привык к опасностям, чтобы слишком резко на что-то реагировать.

Так что Хлоя застряла тут одна с возможными проблемами и теперь ей придется как-то выжить.

- Одни неприятности, - вздохнула она.

Заведение давно было закрыто, а сама она спустилась вниз к телефону, чтобы доложить о провале. Делать этого не хотелось, но если не сделать, то можно серьезно разозлить Госпожу, а она известна тем, что скора на расправу над провинившимися.

Включив телефон, Хлоя стала ждать связи и очень надеялась на какие-нибудь неполадки, но к ее беде связь сегодня была особенно хорошей.

- Докладывай, Ворона, - послышался голос Госпожи Цветок.

- Да, госпожа… - закусила Хлоя губу, но постаралась, чтобы ее голос не дрожал. – Задание провалено. Агенты не сумели захватить цель и погибли, вступив в бой с местными скитальцами. Стража сейчас на ушах и скоро могут добраться и до меня. Я не знаю, как хорошо они заметали следы.

На той стороне трубке была тишина.

Сердце начало стучать, а сама девушка заливалась потом, ожидая слов своей начальницы, а та продолжала молчать.

Так текли томительные секунды, которые казалось, растягивались в минуты или часы.

Хлоя молча ждала ответа, который вскоре поступил.

- Ясно, - прозвучал спокойный голос Госпожи. – Ничего не предпринимай и сиди тихо. Как только появится возможность, я лично приеду в Новую Спату и решу этот вопрос.

- Лично…? – ужаснулась барменша.

Лучше бы ее сейчас отчитали и оставили тут, навечно забыв о существовании. Лично встречать Госпожу Цветок Хлоя очень не хотела. Она с ней только один раз виделась и уже тогда поняла, что нужно находиться от своего начальства на как можно большем расстоянии.

Описать Госпожу Цветок можно одним словом – монстр в обличии человека. Рядом с ней ты будто перед каким-то зверем стоишь. От нее исходит до дрожи пугающая аура.

- Как скажете, Госпожа Цветок. Буду ждать вас.

- Конец связи.

Хлоя положила трубку и схватилась за голову.

- Она меня убьет… - застучали ее зубы.

Нет, Госпожа Цветок обычно не наказывала непричастных, но вот стандарты, какие она предъявляла подчиненным, были крайне высоки. Хлоя просто уже представляла, как та перечисляет пол десятка способов, которыми она могла проконтролировать самоуверенных дуболомов, а потом снимет с плеч одну бесполезную, по ее мнению, голову.

- Я… должна что-то сделать… - паникуя, прошептала она. Бежать некуда. Можно попробовать нанять корабль и рискнуть поплыть в Хельгард, но не факт что в ближайшие месяцы прибудет корабль нордлингов, да и те могут не согласиться взять ее с собой. – Если я ничего не сделаю, мне конец. Я должна что-то придумать…

Крепко сжав кулаки, Хлоя успокоилась и взяла себя в руки.

- Я что-нибудь придумаю…

Глава 20. Гильдия.

Скитальцы…

Тех людей, что пошли дорогой самоэволюции, ну или, если без высокого слога, интенсивной прокачки, издревле называют Скитальцами. Города в принципе построены в местах, где фон хаоса низок, а потом его еще дополнительно понижаются Хтоуном. В окрестностях нет ни Хаоса, ни сильных монстров, тишь и относительная безопасность… Что хорошо для мирных жителей, но для тех, кто хочет стать сильнее – как-то не очень. Вот и приходится любому, перешедшему определенный уровень, отправляться в дальние дали, пропадая из дома на недели, месяцы или даже годы. И, очень часто, когда им приходится выходить к людям, чтобы пополнить припасы, сбыть добытое и просто отдохнуть, ближе всего к ним оказывается вовсе не их родной город, где они всех знают и все знают их. А в незнакомом городе возникают вопросы: куда бежать, кому продавать, где взять заказов на подработку, если поход был неудачным?

Спрос рождает предложение, и в один прекрасный момент возникла Гильдия Охотников или как ее называют сами Охотники – Гильдия Посредников. Просто потому, что де факто, Охотники в гильдии и не состоят почти. Большая часть персонала – просто клерки, помогающие охотнику найти контракт, а клиенту – подрядчика для удовлетворения его заказа. Почтенное такое заведение, одно из немногих, отделения которого можно найти в каждом уголке мира.

Чем там занимаются можно понять из самого названия. Добыча определенных ресурсов монстров или уничтожение опасных животных. Впрочем, и растение какое-нибудь редкое там тоже загнать можно.

И вот мы решили вступить в подобную организацию. Точнее, в ряды охотников-фрилансеров, которых она поддерживает. Благо, есть гильдейские программы обучения новичков, которые оплачивает администрация города... Все же новое поколение скитальцев Новой Спате воспитывать нужно, и гильдия Охотников тут самый удобный вариант.

Само здание было довольно большим и трехэтажным с огромной вывеской и небольшой площадью перед входом. Все строго и функционально выглядит и без особых украшательств.

- Готов? – спросил я.

- Папа будет в ярости, но я готов, - усмехнулся Барти.

Решение пойти в скитальцы мы обсуждали несколько раз. А точнее стать охотниками на монстров.

Все же это очень опасная работа, а учитывая мою проблему, то вдвойне опасная, но если мы хотим выжить, иного пути просто нет.

В ту же Стражу, например, новичков тупо не берут. Нужно хоть немного силы набрать, послужив тем же Охотником… Собственно, город поддерживает программу обучения новичков именно в качестве кузни будущих кадров. Не говоря уже о том, что такая работа предполагает некоторое доверие к соискателям. Человека, которого и грузчиком берут с неохотой, рады там видеть точно не будут. Горожане так точно, а с их мнением Страже надо считаться.

Не говоря уже о том, что через три месяца буря стихнет, в город снова начнут прибывать поезда, и тот, кто послал тех громил, может послать еще нескольких. Или даже кого посерьезнее.

Конечно, за три месяца стать особо сильным вряд ли удастся. Но вполне можно стать сильным достаточно, чтобы свалить на большой простор. Более-менее опытный Охотник работу найдет везде, да и путешествовать по бездорожью научиться придется, даже если не захочется. А такое путешествие, в отличие от поездов и караванов, не отследить никак.

Впрочем, сваливать из города вовсе не обязательно. Если хорошо себя зарекомендуем, можно будет присоединиться к страже, а там своих в обиду не дают. Да и стража – вовсе не единственная структура, которой нужны Скитальцы.

Я вообще пока не пытаюсь планировать так далеко, вот станем достаточно сильными – и посмотрим. А к силе путь для нас пока только один – Гильдия Охотников.

Народа в самом здании было довольно много, помимо охотников, коих легко можно отличить по наличию разной экипировки и как можно более оригинального вида, до простых людей, что оставляли разного рода заказы.

Главный холл представлял собой большую комнату с высоким потолком, занимающим все три этажа, с несколькими стойками регистратуры за которыми сидели люди и обслуживали клиентов. Причем для простых людей и для работников Гильдии были разные кассы, чтобы не толпились люди. А у противоположной стены располагалась огромная доска объявлений, где выставили заказы, которые осматривали охотники и выбирали себе будущую работу.

Мы встали в одну из обычных стоек и ждали своей очереди.

Ждать пришлось недолго. Работают тут быстро, а благодаря «компьютерам» все вписывали и делали почти мгновенно.

- Добрый день, - улыбнулся нам зализанный мужчина в костюме и в очках, - добро пожаловать в Гильдию. Чем мы можем вам помочь?

- Мы хотели бы вступить в гильдию, - прямо сказал Барти.

- Тогда подключитесь к нашему серверу и введите ваши данные, - указал он на стену со столиками, из которой торчали знакомые мне провода.

Сам процесс регистрации занял довольно мало времени, ведь все тут автоматизировано и давно используются местные аналоги компьютеров. Мы быстро ввели все данные и стали ждать, когда нас вызовут.

- Барти? – послышался рядом голос.

Перед нами оказался какой-то огромный мужик. Это был мужчина на вид лет пятидесяти, широкоплечий, мускулистый, но немного заплывший жирком и с большим пузом. Человек с пышными и длинными усами, торчащими в разные стороны и густыми бровями, смерил моего брата удивленным взглядом. На руках у него виднелось множество татуировок, которые придавали ему довольно агрессивный вид. Одет этот детина был в широкие штаны и поварской фартук на голый торс, а на поясе у него висели кухонные ножи.

- Бартлби Уиллоу, что это ты тут делаешь? – сказал он, уперев руки в бока. – Твой отец запретил тебе приближаться к гильдии и пытаться в нее вступить.

- Привет, дядя Найджел, - улыбнулся мой брат. – Как здоровье?

- Прекрасно, - буркнул здоровяк. – Ты мне зубы не заговаривай и отвечай на вопросы.

- Ну, во-первых, мне сюда дядя Арти разрешил пойти, - достал он из кармана записку. Мы ведь наведались перед прибытием сюда к лейтенанту стражи, и тот нехотя это разрешение выписал, а то Барти сюда бы не пустили. Как он уже сказал, папа никак не хотел позволять сыну становиться скитальцем. – А во-вторых, у меня появилась жизненная необходимость стать скитальцем.

- И какая же это необходимость? – недоверчиво спросил этот Найджел.

- А вчера нас едва не убили, - прямо ответил он. – Какие-то типы специально приехали в город и целенаправленно напали на нас.

- Чего?! На вас? А это кто? – посмотрел он на меня.

- Знакомься, это мой брат – Макс.

- Здрасьте, - поздоровался я.

Секунд десять мужчина смотрел на меня, не отрываясь, а потом его глаза начали округляться.

- ЧЕГО?! – крикнул он отшатнувшись. – Так это тот самый сын Живчика?!

На его голос тут же обернулись все остальные.

Мгновенно я стал предметом общего внимания всего зала. Как-то мне неуютно резко стало.

- Да ладно?! Нашелся-таки?! Серьезно?!

- Ага, неделю назад прибыл, - кивнул Барти.

- Две недели точнее. Первую неделю я у сектантов провел, - поморщился я.

- Вот это да… - нахмурился Найджел.

Похоже, события с этими типами быстро облетели весь город и теперь все знают обо всем. Ну, придется мне с этим смириться.

- Так, пошли со мной, - сказал он и повел нас к большой двери на другом конце зала. По пути он заглянул к стойке регистрации и сказал, чтобы нас пока не отмечали.

Мы прошли за Найджелом в другой довольно большой зал, который оказался столовой. Просторное помещение, занимающее срезу два этажа с балконами по бокам где располагались столы. Здесь находилась витрина с выдачей еды, барная стойка, а также множество круглых столов.

Тут действительно было весьма много народа. Все в броне, разных культур, и каждый выглядит оригинальнее другого. Кто-то в полном латном доспехе, а кто-то ограничился кольчугой и минимумом брони. Оружия ни у кого при себе не было, все оно сдается на входе, специальному человеку.

- Эй, народ! – крикнул Найджел. – Смотрите. Нашелся второй сын Живчика! – указал он на меня.

И вновь я стал предметом общего внимания, но теперь уже не обычных людей, а толпы довольно опасных и серьезных вояк, что резко повернулись в мою сторону. Народ удивленно уставился на меня, и мне стало не по себе.

- ОГО! – прогремела вся эта толпа, и я едва не оглох.

- Это он?!

Ко мне тут же подлетело несколько человек и стали осматривать.

- Так ты Макс?

- Да… - ответил я.

- А на Земле у тебя, сколько времени прошло?

- Около десяти лет…

- Может теперь нытье Живчика прекратится… Ауч! Хватит меня бить!

- Забавно!

Вопросы начали целым градом сыпаться и меня это реально начало пугать. Я как-то не ожидал такого оживления и интереса. Кое-как я на все это отвечал, но чувствую, что долго так не продержусь.

- Так, успокойтесь, не наседайте на парня! – повысил голос Найджел. – Он в нашем мире недавно. Не давите на него.

Народ нехотя отступил и расселся по своим столам.

Я сейчас был крайне благодарен этому человеку, а то мог и в ступор влететь.

- Ладно, - посмотрел на нас усач. – А теперь рассказывайте. Кто на вас напал и что случилось?

Этой темой все заинтересовались и затихли.

- Вчера на нас напало двое скитальцев, - начал Барти. – По словам лейтенанта Громова, этих типов было трое, и они приехали в город в тот же день, наняли местную шпану и следили за нами. Шпану мы с Максом побили, а вот двое напавших были минимум середнячками…

- Точнее, ниже среднего, - послышался голос Базиля. Тот сидел в стороне вместе с Гаскаром и жевал бутерброд. Сам рыцарь в черной броне через трубочку что-то пил. Офигеть, он похоже и правда никогда не снимает шлем. – На них и правда напали. Всех троих мы с Гаскаром и положили.

- А чего не рассказал ничего? – возмутилась высокая девушка с рогами. Одета эта фигуристая красотка была в облегающие черные штаны, топик с глубоким вырезом на немалой груди и высоких сапогах с низким каблуком.

- Я вам, что глашатай какой-то? – фыркнул блондин. – Вам нужно, вы и узнавайте.

- Вот придурок, - буркнул кто-то со стороны.

- Это же Базиль, он неисправим.

- Ага…

Подобные шепотки еще некоторое время продолжались. Похоже, выдерживать этого парня, мало кто может, но тому явно плевать и он молча вернулся к своей еде.

- Короче, Базиль и Гаскар нас спасли от них…

- Кстати, а где ваша благодарность?

- Я прощаю тебе украденный кусок торта, - усмехнулся брат.

- Ты мне это будешь всю жизнь помнить?! – зарычал Оуги. – Мне было девять лет на твоем дне рождения!

- Ну вот уже и простил этот тяжкий грех, - смеялся Барти. – А так, закажи себе пива за мой счет, если мама позволит тебе пить.

- Урод…

- Барти, хватит, - решил вмешаться я. – Базиль, я благодарен тебе и твоему напарнику за наше спасение. Как только представится возможность, мы вернем тебе этот долг.

- Пф, - фыркнул этот тип и отвернулся.

Остальные от чего-то начали хихикать, но я как-то не понял почему.

- Потом объясню, - шепнул мой родственник. – Короче, после этого нас нашла стража и уже в кабинете у дяди… лейтенанта Громова, нам и рассказали про этих типов. Они целенаправленно охотились за нами и едва не убили. Кто были эти люди, мы не знаем. Возможно сектанты или еще кто, но причину их нападения мы не знаем.

- А с чего это сектантам нападать на вас?

- Я – гибрид, - пришлось мне сказать. – Всю прошлую неделю я был в плену у сектантов и мне вживили орган монстра. Возможно, сектантам нужен мой орган или я сам как успешный образец. Черт его знает, что им нужно, но ясно одно, они за нами еще вернутся. Если не завтра, так, когда буря пройдет.

Признаваться в том, что я Запятнанный мне не сильно хотелось, но лучше уж пусть сразу знают, чем потом разочаруются. Да и вступив в гильдию мне все равно, пришлось бы признаваться.

Как ни странно, но никакого отторжения, отвращения или другого уже привычного мне отношения я не заметил. Люди как-то пожали плечами или покачали головами, но ничего более.

- Да, не повезло тебе, - сказал длинноволосый брюнет восточной внешности. Он был одет в кожаный костюм с большой латной перчаткой на левой руке и с множеством карманов на поясе и перевязи. – Быть гибридом в твоем состоянии весьма неприятно.

- А что в этом такого? – спросила та самая рогатая девушка. – Я вот демонический орган имею и ничего.

- Ну, ты сравнила, Велли, - усмехнулся тот. – Ты стала такой добровольно и уже когда была опытным и сильным скитальцем. Тебе если кто-то и говорил гадости, то подойти боялся, да и была ты достаточно опытной, чтобы с Черной Яростью справится. Плюс в Холлоунесте реабилитацию проходила как другие законные гибриды. А он новичок, да еще и попаданец. Эмоции контролировать еще не умеет, опыта, и силы воли достаточно нет. Ему куда тяжелее, чем тебе было.

- Ну, знаешь ли, мне тоже не сахарно жилось, - буркнула эта Велли.

Потом нужно будет ее расспросить по этой теме. Может она подскажет мне как справиться.

- Так или иначе, у нас с Барти нет выбора, - вздохнул я. – Кем бы ни были эти люди, они вернутся. И защищать нас постоянно никто не сможет. Потому мы приняли решение подготовиться к встрече. Стать охотниками – это самый быстрый способ. Мы знаем о риске и готовы к этому…

- Ха-ха-ха-ха-ха! Очень смешно! – послышался снова голос Базиля. – Да вы убежите от первого шипволка, намочив штаны!

- Помалкивай там…

- А я не прав? – усмехнулся Оуги. – Сколько, по-вашему, новичков убегают после первого серьезного дела? Лишь 10% от всех кто пришел, остаются, а остальные или погибают, или бросают это дело. Недавно новенького, как-то загрызли крокомоны, а я не представляю каким лохом нужно быть, чтобы проиграть этим макакам. Тут дело не в силе, ее можно нарастить, а в духе, этого если нет, то и не будет.

- Эй, да как ты можешь так говорить?! – возмутились сразу три девушки за столом. Шатенка, брюнетка и блондинка.

- Да! Помалкивай там!

- И вообще…

- Он прав, - неожиданно заговорил еще один человек и все тут же затихли.

В центре зала сидел к нам спиной какой-то мужчина, одетый в черный кожаный плащ с большим багрово-красным наплечником на правом плече. Он обернулся к нам. На вид ему было около тридцати лет, мрачного вида брюнет с небольшой бородкой и недельной щетиной на лице. Под глазами у него виднелись темные круги, будто он плохо спит, да и сами глаза слегка светились.

Этот жуткого вида брюнет посмотрел на нас и отхлебнул чего-то из кружки.

- Якоб – наш друг, - сказал он. – Близкий друг. Потому мы как минимум должны попытаться переубедить вас. Наша работа очень опасна. Если не умрете, то калеками останетесь. Медицина этого мира творит чудеса, но не всесильна. У нас бывало немало случаев, когда самоуверенные юнцы типа вас чуть ли не в первом же бою умирали или становились калеками на всю жизнь. Мы новичков в огонь никогда не бросаем, но всякое может случиться.

- Людвиг… - нахмурился Найджел.

- Ха! Я же сказал! – рассмеялся Оуги.

- Однако… - продолжил этот тип, отпив еще, кажется пива. – Мы не имеем никакого права вам запрещать. Любой человек может сейчас выйти и пойти охотится на монстров или собирать что угодно в Диколесье. Запретить никто не может, а потому Гильдия и была создана, чтобы это проконтролировать и избежать лишних жертв. Хотите к нам? Добро пожаловать.

- Эй, ты их отговаривать должен! – возмутилась та самая девушка с рогами.

- Ничего я не должен!

- Зануда! Они же еще дети!

- А мы тогда кто?! – снова поднялись те три девушки.

- Да вас вообще пускать никуда нельзя. Дети должны дома сидеть.

- Сейчас мы тебе такое «дома» покажем, мало не покажется!

- Ребята, давайте без ссор! – влез между ними тот длинноволосый.

- ЗАТКНИСЬ! – хором закричали на бедолагу все девушки.

Народ начал активно спорить друг с другом, а также обсуждать о правомерности пускать нас сюда или нет.

Я же задумался над словами этого Людвига или кто он там.

Могу понять их опасения. Мы с Барти неопытны и можем в экстренной ситуации испугаться и запаниковать. У меня к тому же шансов поменьше, ведь я жил на Земле, и путь дрался, но с людьми, а не с монстрами. Да, у меня был небольшой «опыт» столкновения с огромным чудовищем, но я там паниковал и лишь чудом спасся.

Так или иначе…

- Спасибо вам большое за заботу, - сказал я.

Народ услышав мой голос потихоньку затих.

- Я понимаю, что слаб и возможно и правда, помру из-за своей самонадеянности, - продолжил я говорить. – Я бы не хотел тянуть за собой брата и готов хоть сам отправиться… Но у меня нет выбора… - сжимаю кулаки. – Я больше никогда не хочу чувствовать себя беспомощным…

На меня странно смотрели, но я молча вздохнул.

- Эй, не гони, - толкнул меня в плечо Барти. – Я с тобой. И прекрасно тебя понимаю.

- Делай что хочешь, пацан, - усмехается Людвиг. – Это твоя жизнь и ты можешь ей сам распоряжаться.

Остальные от чего-то заулыбались.

- Так! Что тут за столпотворение?! – послышался от двери громкий голос.

Повернувшись, я увидел маленькую красноволосую старушку с… длинными ветвистыми рогами…. Невысокого вида пожилая дама с морщинистым лицом и красной чешуей на нем, с узкими черными глазами. Ходила она, босиком стуча по полу острыми когтями на пальцах ног, и там же был виден длинный рептилий хвост с шипами. Одета бабуля была в шубу расписанную узорами в стиле эскимосов или айнов, а на плечах у нее была меховая накидка.

- Что вы тут устроили, детишки? – бабушка осмотрела притихший народ.

Все молчали.

- А мы тут, это, - слегка замялся Найджел. – Новичков принимаем. Точнее отговорить их пытаемся.

- Что? – черные глаза старушки расширились. – С каких это пор мы смеем говорить кому-то, что ему делать? Мы – охотники, мы – скитальцы, но не судьи и не надзиратели. Кто вы все такие, чтобы отговаривать кого-то? Если они готовы рисковать ради своих целей, то мне плевать кто они, откуда и что натворили в прошлом. Я приму и святого и негодяя, пока он следует правилам гильдии и не подвергает своих товарищей опасности.

Все остальные стыдливо опустили головы и ничего не сказали.

- Ну… это… как бы сыновья Живчика… - попытался придумать аргумент мужчина, но явно не знал что толком сказать.

- Эти двое? – черные глаза посмотрели на нас. – Какой-то он щеголеватый…

От такой фразы я на пару минут выпал в осадок, думая, что именно во мне такое «щеголеватое». Судя по тихим хихиканьям, это еще не скоро забудут. Надеюсь, это не станет моим прозвищем. Не хотелось бы.

- Раз они его дети, то точно не помрут. Назовитесь!

- Ну, вы меня знаете, бабуля Дагора… - нервно улыбнулся Барти, но тут же притих, понимая, что это как бы традиция какая-то или ритуал. – Бартлби.

- Максвелл, - сказал я.

- Добро пожаловать к нам, - кивнула пожилая дама. – Я – Мастер Гильдии Посредников Сара Дагора… С этого дня вы – Охотники. Носите этот титул с гордостью. Пока обыватели бегут в страхе от чудовищ – мы выходим на охоту…

- Карга рогатая, хватит дебильный пафос разводить… - фыркнул Людвиг, и ему в голову тут же прилетела пивная кружка, что сбила его со стула. – Ауч! Больно же!

- Побурчи мне тут, сопляк, – надулась боевая пенсионерка. – Нужно традиции соблюдать.

- Да-да-да, - закатил он глаза, потирая лоб. – Но можно было и менее глупо все это сделать.

Бабка злобно зыркнула на болтуна, но тот даже не дернулся, а вот окружающие постарались отступить из радиуса мясорубки. Людвиг лишь улыбался, а Дагора вскоре потеряла к нему интерес и отвернулась.

- Проинструктируйте их и выдайте первую работу, - велела она напоследок.

Старушка ушла, а народ выдохнул.

Да уж, пугающая старушенция.

- Это может прозвучать грубо, но почему она такая? – спросил я. – Ну я про внешность.

- Бабуля Дагора тоже гибрид, - ответил Барти. – Точнее она одна из первых химер в мире и ей уже больше шестиста лет.

- Нефига себе… - округлились у меня глаза.

- У нее орган какого-то шипованного ящера, но поскольку в те годы навыка Физическая основа еще не было, и система сама была далека от идеала, то изменения при эволюциях проходили сложнее и явственнее. Это сейчас как Велли можно обойтись рогами или минимальными изменениям, а раньше людей порой превращало в их «доноров». Тебе такое не грозит, не волнуйся.

- М-да… - только и сказал я.

- Ладно, - с места поднялся тот парень, что объяснял про химер. – Я и сестры введем вас в курс дела и проведем инструктаж.

- Ладно, народ, - хлопнул в ладоши Найджел. – Расходимся по своим делам. А новички пусть с Джеком идут.

Нехотя, но охотники вернулись к обеду и прочим делам, а мы двинулись за нашими инструкторами…

Глава 21. Основы.

- Ну-с, ладно, парни, слушайте меня, - сказал Джек, когда привел нас в отдельный зал, который вроде как является тренировочной площадкой или спортивной. Судя по спортивному инвентарю и оружию на стенах все именно так. – Барти со мной знаком, но я все же представлюсь. Мое имя Джек Кейджин, а это мои компаньоны, сестры Чияки, - указал он на трех девушек за его спиной.

- Меди, - представила высокая шатенка, скрестив руки на груди.

- Элис, - кивнула брюнетка с высоким хвостом и суровым взглядом.

- А я – Пфая, - улыбнулась светловолосая невысокая девица. – Ну, сестры мы номинально, скорее просто друзья детства.

- Можно вопрос?! – тут поднял руку Барти. – Джек, а как ты заполучил такой шикарный гарем из красоток?! Поделись секретом!

- Хо-хо-хо, это не так просто, мой друг, - улыбнулся длинноволосый брюнет, подпирая рукой подбородок. – Тебе придется через многое пройти и многое сделать.

- Я готов! – загорелся энтузиазмом мой брат.

- Ну, слушай, мой ученик, для начала… - хотел что-то сказать Джек, но тут же прервался, когда все три девушки подошли к нему.

- И с каких это пор мы твой гарем, Джеки? – спросила Элис, разминая кулаки.

- Кажется, кто-то давно не летал, - улыбнулась Меди. – Сейчас поправим.

- Я открою окно, а то бабуля нас опять ругать будет за выбитые стекла, - покивала Пфая.

- В общем, мой ученик, для начала тебе надо стать мазохистом, иначе ты сбежишь от такого гарема в первый же день, – закончил-таки парень.

- Чего-о?! – хором возопили девушки.

Они явно хотели ему еще высказать пару ласковых, возможно не только ногами, но решили заняться им позже. Думаю, ему придется очень быстро убегать после своей лекции.

- Дурдом, - покачал я головой. – Давайте вернемся к нашей теме.

- Да, точно, мой щеголеватый друг, - покивал Джек. Ох, это точно надолго ко мне прицепится. – Итак, вы наши очередные новенькие. У нас до вас и так было несколько человек. В этом месяце семеро, но они сейчас как раз работают. Да и несколько других было. Может, потом пересечетесь. Для начала я расскажу вам основную информацию, что вы должны знать, а затем перешлю вам кое-какие полезные знания, что пригодятся в работе.

- Мы бы еще хотели приобрести по навыку и боевому глифу, - сказал Барти. – Оружием и экипировкой тоже нужно обзавестись.

- Деньги на это есть?

- Имеется.

- Хорошо, с этим чуть позже.

Да у Барти есть около десяти тысяч драхм. Это его личные сбережения, которые он решил вложить в наше усиления. Я сначала отказывался, так как не хотел, чтобы он сильно тратился, но брат лишь махнул рукой и уговорил принять, так как это нужно для дела.

Ну вот, опять я приношу неприятности.

- Я продолжу, - сказал охотник. – Вы теперь Охотники и должны будете работать, выполняя разные заказы наших клиентов. Любой житель города имеет права прийти к нам и оставить заказ, который кто-то из нас выполнит. Заказы есть ограниченные и бессрочные, и пока вы не освоитесь, вы будете выполнять только вторые.

- А в чем разница?

- Ограниченные заказы – это как раз те, которые заказывают клиенты. Они имеют конкретную цель, сумму или какие-то условия, а также часто ограничения по времени. Главное, конечно, ограниченное число целей, из-за него выполнять такое задание одновременно может только ограниченное число команд. Поэтому новичкам, кто не может гарантировать добычу чего бы то ни было, такое не доверяют. Равно как и пришлым Охотникам, еще не доказавшим свою квалификацию именно в этом городе. Бессрочные же, это просто заказы на ресурсы, городской управы или крупных предприятий. Новая Спата всегда нуждается в некоторых травах, что растут в лесу, минералах, шкурах животных, их органов и другие вещи, которые готовы скупать практически сколько угодно по фиксированной цене. Ну, или в лесу всегда есть вредители, которых нужно периодически истреблять, и за головы платят. Платят не так много, но зато стабильно и гарантированно. Бессрочное задание может взять любой с лицензией Охотника, хоть парень с улицы.

Ясно.

То есть мы пока не будем выполнять заказы, а просто будем гулять по лесам и, собирая все что найдем, чтобы потом продавать. Ну, или нас будут посылать куда-нибудь, но вряд ли что-то сильно опасное. Для начала сойдет, а как станем опытнее и освоимся, можем и попробовать что-то большее.

- Задания вам будут выдавать в главном зале. Сами объявления выставлены на стене и можете посмотреть то, что есть, или в электронном виде пролистать, но если вам нужно что-то конкретное, то тут уже будут смотреть на ваш ранг.

- Про ранги расскажу уже я, - вышла вперед Элис. Она строго посмотрела на нас и фыркнула.

Какая сердитая. С такой не забалуешь.

- Рангов всего пять, начиная от первого самого низкого, до пятого самого высокого, - начала она. – Первый ранг – это новичков, зеленый и неопытный, то есть у вас именно этот ранг. Как только освоитесь, обзаведетесь большим опытом, силой и качественной экипировкой, а также проявите себя должным образом, вас переведут на второй ранг – Адепты. С этого момента за вами никто присматривать не будет, сами себе голова уже. Для многих это потолок карьеры, дохода достаточно, чтобы содержать семью, да и в ту же стражу примут без проблем.

Тут понятно и никаких вопросов. С новичками никто тут не нянчится, но и помирать не дают. Нет, не из жалости или какого-то невероятного человеколюбия, а просто из практичности. Да и репутация гильдии важна. Если там посылают на сложные работы всяких неопытных слабаков, которые проваливают работу или умирают, то никто их за такое не похвалит.

Эти два ранга вполне себе понятные.

- Третий ранг – это Воин, - продолжила Элис. – Состоявшийся Охотник, способный на решение широкого спектра задач. Костяк гильдии, самые опытные из них считаются уже элитой. Многие из них входят в наемничьи организации.

- Наемники? – удивился я.

- Ребята, которым нравится собираться кучей, - фыркнул Джек. – Мы как-то больше индивидуалисты и редко собираемся больше чем небольшой командой, а наемники действуют отрядами и являются что-то типа частной военной компании. Да, у Гильдии есть задания для таких групп, но большинство из них имеют свою базу клиентов. Эти ребята хороши для охраны караванов, обороны или проникновения в опасные места, но обычно врага берут числом и слаженной работой и выдающихся бойцов среди них довольно мало.

- Попрошу не перебивать, - надулась Элис, посмотрев на парня. – Так вот, третий ранг еще известен тем, что, уже начиная с него, вас назвать «людьми» уже будет сложно. Если на первом и втором, вы еще по большей части остаетесь на уровне обычных людей и вас даже толпой крепких мужиков можно победить, то третий ранг – это уже те, кто перешагнул человеческие пределы и вышел на сверхуровень.

- Как те… двое… - нахмурился я.

- Ага, они были как раз третьего ранга, - кивнул Барти. – Двигались быстро, сила огромная, реакция невероятная. Для нас, пока еще обычных людей, это нечто невообразимое. Конечно, такие люди не неуязвимы и толпой забить можно, но трудно.

Вот значит, куда нам нужно как минимум стремиться. Те, кто нас едва не убил, превосходи нас во всем. Тот жирный надзиратель тоже был минимум таким же. А значит, нам нужно стать такими же, нет, еще сильнее.

- Сам третий ранг внутри делится на низкий, средний и высший, так как почти все скитальцы в мире выше третьего не поднимаются. Некоторые даже начинают обсуждать о том, что количество рангов тогда должно быть больше, но в этом мало кто видит смысл.

- А почему так? – спросил я.

- Чем дольше развиваешься, тем больше Хаоса нужно, - ответила брюнетка. – А значит, нужно или много охотится, или заниматься уже более сильными монстрами. Да и команда нужна для такого сильная, в одиночку никто не сражается. Вам, вот, двоим, третьего в команду найти нужно как минимум, а желательно четвертого. Это не блажь или обязанность, а необходимость. Поначалу, можете и так гулять, но ночевки в лесу или других опасных зонах, опасны. Это такие как Базиль и Гаскар могут вдвоем оставаться, но они и гораздо сильнее даже нас.

Понятно, ну как будет возможность, так кого-нибудь и пригласим в нашу команду. Пока загадывать рановато.

- Четвертый ранг – Эксперт. Элита Гильдии. Те, кто не боится трудностей и готов рисковать, могут развиться до этого уровня. Охотникам этого уровня разрешено брать самые сложные задания. Такие вполне себе спокойно сражаются с сильными демонами и даже могут выжить при встрече с драконом. Однако достичь этого уровня уже довольно сложно и редко кто все же добирается до него. В нашей гильдии всего четверо таких – это бабуля Дагора, Людвиг, Велли и Гаскар. Причем бабушка все же довольно стара и подобный уровень силы вряд ли долго сможет поддерживать, но считать ее слабой не стоит. Она вообще пятым рангом еще столетие назад была… В городе есть еще несколько человек того же уровня как глава стражи и старейшины некоторых Старых Семей, но подобных людей во всем мире достаточно много. Из десятка тысяч охотников до четвертого ранга добираются максимум пара сотен.

- Например, тот же Базиль через пару лет вполне может выйти на четвертый ранг, но все благодаря тому, что Гаскар поддерживает его и таскает на очень сложные миссии. Ну и сам он из Старой Семьи и наследственность у него хорошая, потому он предрасположен к быстрому росту, в отличие от многих других, - на лице Джека отразилась отвращение. – И ведь он постоянно этим кичится и хвастается.

- Ага, - кивнули девушки с такими же выражениями лиц.

О, как все тут «любят» Базиля. Видать, он очень многим успел насолить и теперь вся гильдия ждет, когда он облажается, чтобы как следует позлорадствовать. Как бы они с этим потом не перестарались.

- Пятый ранг считается вершиной развития Охотника, - вернулась к лекции Элис. – Таких в мире всего несколько десятков. Это самые крутые и сильные скитальцы в мире. Группа таких вполне может противостоять драконам и архидемонам. В Тараскарии скитальцев пятого ранга всего один, это наш Военный Лидер.

- Да, Тараскария не особо популярное место, а из-за временной изоляции сюда не любят ездить сильные мира сего, - покачала головой Пфая. – А люди этого ранга обычно уже являются самыми важными личностями в мире и предпочитают или главами городов становиться или свои наемничьи компании создавать. А сделать это проще в Гринвейле и потому все туда хотят.

- Мы не хотим, - надулась Меди. – Нам и тут неплохо. Да и мы все равно третьего ранга.

- Но мы тараскийцы, у нас шансов побольше чем у других, - сказал Джек. – Таких как мы берут охотнее.

- Это если нет чего-то конкретного.

Они обсуждали что-то свое, но я не особо понял, о чем они, но мешать не стал. Потом узнаю.

- Ну и полумифический шестой уровень, – вспомнила о лекции девушка, - Спящие. Впрочем, считать их частью гильдии как-то и не получается. Их организм настолько пропитан Хаосом, что им трудно жить даже в самой насыщенной зоне. Такие, как они могут возникнуть только во время Прилива и только на время Прилива могут быть активны, остальное время им приходится находиться в спячке. Потому они, собственно, и Спящие. Некоторые их даже полубогами, что появляются «в час нужды» считают, – Элис поморщилась, - Нет, я благодарна Спящим за то, что они делают, но их фанаты так раздражают… В общем, по общедоступной информации после Прилива Предательства в живых осталось только двое Спящих предыдущих поколений. Сколько из них появилось за его время и появился ли вообще хоть кто-нибудь, неизвестно. Учитывая, что предыдущее поколения почти все погибло от кинжалов в спину, трудно судить их за тягу к приватности…

Все как-то замолчали. Погибшие «суперлюди», которым предательством отплатили за защиту мира столетиями – тема невеселая. От таких историй все чаще кажется, что дед был прав…

Впрочем, у меня нет времени, чтобы задумываться о таком.

- А нам за эти месяцы удастся быстро вырасти? – прерывая тишину, спросил я. Все же тратить время на то, что практически ничего не даст, не хотелось бы. Если быть охотником так сложно, то может и начинать нет смысла.

- До твердого второго ранга, если лениться не будете, точно дорастете, - улыбнулась Меди. – Если не будете бояться рисковать – то и до низов третьего, если не свернете шею по дороге, конечно. Там много факторов. Известны люди, что за два года с нуля до пятого поднимались, но для этого надо пройти такую мясорубку, что выживает один из тысячи.

Ее слова меня несколько упокоили. Нам сейчас главное хотя бы иметь возможность постоять за себя, или хотя бы сбежать, если станет жарко, а уже потом размышлять над тем, чтобы кого-то там побеждать. Если мы вновь столкнемся с врагами типа тех троих, то должны быть подготовлены к этому. Главное выжить, а остальное будем решать по ходу.

- Ладно, с лекциями закончили, - вздохнул Кейджин. – Перейдем другому. Вы хотели навыки и глифы?

- Да, - кивает Барти. – Нам нужно по три глифа и по оружейному навыку.

- Навык по тысяче, Глиф – зависит от содержания. Что за умения нужны?

- Импульсный удар и Ускорение, каждому.

Эти два умения считаются самым полезными и универсальными. Для новичка то, что надо. Многие ведь и вообще с пустыми руками начинают и им нужно хотя бы на оружие наскрести денег, так что мы еще в хороших условиях начали.

Импульсный удар просто манипулирует кинетической энергией нашего удара, создавая из нее проникающий импульс. Особо умелые в этой способности Скитальцы могут разорвать сердце врага не повреждая тело, но для нас это просто усиление удара за счет того, что энергия не рассеивается по ударяемому объекту. Ну и главное, его можно использовать практически с любым оружием, и с голыми руками тоже. Барти сказал, что прием пусть уступает многим другим в силе, но его универсальность и перспективы развития окупают этот недостаток.

Ускорение же на несколько секунд делает тебя быстрее, позволяя унести ноги или добраться до чего-то как можно скорее. Ну, или уворачиваться как можно лучше. Тоже весьма полезно. Из так называемых Психокинетических способностей, задействует какую-то энергию, которой по умолчанию насыщено тело живого существа, чтобы усилить его особым способом. Как именно – разбираться муторно. Воздействие практически самое сложное для доступных новичкам, и полное описывание его механизма занимает страниц двадцать. Мелким шрифтом.

- Импульсный удар – тысяча, Ускорение – полторы тысячи, – назвал цену Джек.

- Нихрена себе, - вырвалось у меня.

Да, я знал, что цены на подобное очень высокие, но не думал что настолько. Полторы тысячи за глиф, это если в наши перевести больше тридцати пяти тысяч рублей будет. Примерно. Если по ценам продуктов сравнивать. И да, зарплаты тут отнюдь не так, как в Москве, скорее как в глубинке, где это – вполне себе деньги. Брат скопил десять тысяч и большая часть сейчас улетучилась. Он еще предлагал квартиру заложить, но я отговорил его от этой идеи. Мало ли что случится, лучше жилье при себе иметь, да и нет у меня прав на это местожительство, а потому так рисковать мне не хотелось. Еще не ясно как все пойдет.

Но, по крайней мере, начало у нас неплохое.

Умения же нельзя просто так взять. Вообще-то можно, но каждую «руну» умения тело запоминает весьма долго. Поэтому чем раньше ты начнешь применять хоть что-то, тем проще будет дальше. Руны более сильных умений могут оказаться уже «запомнены» твоим телом и тебе надо будет только научить их применять другим образом.

Барти сказал, что потом нужно будет кое-что еще очень важное прикупить, но на первый раз обойдемся и этим.

- Отлично, сейчас принесу. А вы пока определитесь с оружием.

- Я возьму лук, - тут же сказал Барти. – У меня есть навык «Метательное оружие» и глиф «Силовой Бросок», но глиф я вполне могу отдать Максу, его я освоил.

- Уверен?

- Да. Я его все равно таскал больше как ограничитель, чтобы слишком много силы в навык не вбухнуть. Автоматика, все же, надежней своих рефлексов… Но пора бы уже и начать отвыкать от костыля. «Знаний» к нему не нужно, натренировать метание и так можно.

- Ладно, мне это пригодится, - пожал я плечами.

- Говорю сразу, больше одного «Знания» сразу изучать не рекомендуется, - предупредил нас Джек. – Это несколько вредно и голова начнет болеть, когда осваиваешь сразу две вещи. Потому между изучением «Знаний» лучше день пропустить. Значит тебе, Барти, навык стрельбы из лука и соответствующее знание, верно?

- Да.

- Отлично, а ты, Макс, что возьмешь?

- Не знаю, - нахмурился я. – Я как бы никогда оружием не пользовался. Раньше легкой атлетикой и каратэ занимался, но до оружия никогда не доходил.

- Тогда советую копье или обычный меч, - пожал плечами Джек. – Копье отлично подходит новичку, так как можно врага на расстоянии держать, а меч универсален. Но даже если возьмешь меч, копье советую первое время все равно носить, полезно будет.

- А что насчет других видов оружий? Топоры, булавы, сабли и рапиры? – спросил я.

- Тут уже сложнее, - ответил он. – Все это больше против людей. Топоры и булавы отлично разрубают доспехи и проламывают черепа, но у большинства низкоранговых зверей никакого панциря и нет. Где-нибудь в Холлоунесте, где ты постоянно сталкиваешься с жуками-переростками, это могло бы стать хорошим оружием, но у нас тут звери более-менее нормальные. Против них лучше всего один укол в уязвимое место. По этой же причине сабли и топоры идут мимо – они для укола годятся слабо, а рубить плотную шерсть – то еще удовольствие. Рапире же просто не хватит прочности… И да, это касается именно новичков, разные способности и боевые стили способны творить те еще чудеса. Никогда не недооценивайте Скитальца только потому, что выбор его оружия кажется вам странным.

- Ладно, - почесал я затылок. – Возьму тогда просто меч.

- О, у Макса, кстати, амбидекстрия, - сказал Барти. – Может ему парное оружие лучше?

- Ну, Парное Оружие – это отдельный навык. Лучше начать с простого меча, а там уже ему виднее будет. В будущем вообще перейти на другое оружие и просто не развивать этот навык.

- Хорошо, я возьму Владение Мечом, а копье все же буду носить.

- Отлично.

- Кстати, а что тут насчет брони? Есть ли в ней смысл?

- Тут сложно сказать однозначно, - задумался Джек. – С одной стороны монстры способы так ударить, что никакие доспехи тебя не спасут. Тут разве что шипы от шипволков что-то может спасти, да и то, ранения точно получишь. Если на тебя упадет лосегор, то не важно полный на тебе ладный доспех или футболка. Но с другой стороны косые удары, падения, всякие не смертельные, но опасные движения, от всего этого броня действительно может спасти. Да и враги не делятся только на чудовищ, есть еще и гуманоиды и другие люди, а против них доспехи спасти могут. Да и есть куча умений, что или укрепляют экипировку или позволяют пережить даже самые страшные удары. Так что кольчугу и другие вещи не сильно сковывающие движения поначалу советую, а дальше смотри уже по своему стилю борьбы. Если тебе удобны и нужны латы, то бери, а если нет, то не трогай. Да и дорогие они.

Понятно.

Что-то все же носить стоит, а там посмотрим.

Вскоре нам принесли четыре черные пластины для браслетов, а также через провода подключили к системе гильдии и передали нужные навыки. Доступ к серверу гильдии был отовсюду в здании, но доступ для получения навыков могут выдать лишь те, кто как раз подрабатывают «тренерами», как Джек.


- Владение Мечом – Навык владения клинковым оружием. Ранг-1. Развивает тело в соответствии с полученными знаниями и шаблонами.

- Владение Мечом, 1 ранг – Знание. Набор базовых приемов владения мечом.

Желаете принять Навык и/или Знание?


- Первое время будет сложно, но потом привыкнешь.

- А в чем сложность?

- Знания – совокупность боевых шаблонов множества людей. Да, обработанная системой, но «расплывчатое», чтобы ты случайно не закрепил движения, рассчитанные на другое телосложение.

- А, это как когда повторяешь приме за тренером, а он получается криво, потому что рост другой и тому подобное, - понял я.

- Ну да. Для этого «знания» и обезличивают, а то закрепишь что-нибудь неправильно… Но от этого массива данных так голова потом пухнет. Готов? Включай.


Принять.


По телу тут же прошел неприятный холодок и меня затрясло. Несколько секунд перед глазами все искрилось и потемнело, а голова начала стремительно гореть и раскаляться. Минут десять продолжался этот процесс, и постепенно самочувствие возвращалось в норму.

- Вау… - только и сказал я.

В моей голове, будто какое-то озарение произошло. Будто я вспомнил то, что всегда знал. Я мог закрыть глаза и увидеть себя тренирующегося с клинком несколько лет. Мои руки сами искали рукоять меч, как будто желали как можно скорее повторить все что я «вспомнил».

- Поразительно…

Никогда не думал, что это именно так работает. В сознании легкий сумбур и все перемешалось, но постепенно разум успокаивался.

- Как ощущения?

- Это нечто…

- Во, а представь, если бы сразу два взял.

- Уже представляю.

Голова несколько болит и ноет, думаю, скоро пройдет, но теперь я понимаю, как это работает. В меня будто целый период жизни вписали. Умом я понимаю, что это лишь вырезки с тренировками и практиками, но на миг я будто пережил несколько месяцев постоянных учений.

И это ведь только начальный этап, основа. Продвинутые приемы я получу со временем, когда это более-менее освою. Барти сказал, что боевые навыки в боях быстрее заучиваешь, чем мирные в обычное время. Все же скитальцы быстро растут в силе.

Теперь идея стать сильнее за эти месяцы не кажется мне такой нереальной. Изначально, я просто хотел хоть чего-то, чтобы не чувствовать себя слабым, но сейчас появилась какая-то уверенность, что я действительно смогу стать сильнее и дать всем врагам отпор.

- Ты как, Барти? – спросил я брата. Тот пытался отдышаться.

- Нормально, - поморщился он. – Я уже подобное переживал, но все равно неприятно.

Некоторое время мы привыкали к новым ощущениям. Все же не каждый день в голове сами собой возникают знания о том, как владеть оружием.

- Ну и вот глифы, - нам передали четыре черные пластины.

Я свои две вставил в браслет и тут же получил сообщение:


- Импульсный удар – атака, фокусирующая кинетическую энергию удара и позволяющая нанести повышенный урон.

Тип удара – дробящий.

Способ применения – все виды оружия.

Желаете изучить?


- Ускорение - позволяет телу двигаться в два раза быстрее обычного в течение нескольких секунд. Умение достаточно простое и отлично подходит начинающему скитальцу. Опасность его лишь в том, что при частом использовании можно повредить неподготовленные связки и сухожилия, а также получить боль в суставах, но опытный скиталец не испытывает никаких проблем.


Желаете изучить?


О, тут и описание прилагается.

Активировал оба и по телу прошла уже знакомая волна, но куда слабее, чем раньше. Осознание также пришло мне в голову, но очень мутное и его я почти забыл сразу. Видать тут действительно нужно время на освоение и полное изучение, но это уже полезно.

Включаю свой браслет и смотрю, что там изменилось.


Имя: Максвелл Уиллоу

Статус: «Норма»

Профессия: Охотник. Ранг – 1.

Поглощенный Хаос: 589/998

Эволюции: 0

Навыки: 3

- Физическая основа – 1

- «Неизвестно» - 1

- Владение мечом - 0

Знания: 2

- Общий язык

- Владение мечом – 1 ранг.

Умения: 2

- Импульсный удар – 0%

- Ускорение – 0%


Пока все это выглядит так себе, но со временем изменится. Свой глиф и навык Барти сказал в следующий раз передаст, мне сначала нужно с текущим кое-как освоиться и привыкнуть, а потом уже можно расширять арсенал,

- Ну, вот и все, - кивнул Джек. – Теперь оплатите все, а затем вам выдадут какое-нибудь задание.

- Нам бы еще экипировку хоть какую-то достать и сумки, - сказал Барти. – Чтобы подчеркнуть щеголеватость.

Тыкнул брата локтем. И он туда же с этими приколами.

- А, на склад обратитесь, там выдадут, - махнул он рукой. – Не бесплатно, но кое-как мы новичкам стараемся помогать.

Ладно, сейчас туда пойдем.

- О, вы уже закончили? – послышалось от двери.

В зал вошел Людвиг. Высокий мужчина с бутылкой в руках и большим черным мечом за спиной вразвалочку двигался в нашу сторону, попивая пиво.

- Рогатая Карга велела вам задание передать, - протянул он листовку.

На бумажке было написано следующее:


Контракт: Истребление крокомонов в деревне Бадденбург.

Награда: 10 драхм за крокомона, плюс все ингредиенты с тел.

Заказчик: Рудольф Поркуор. Фермер.


- О, круто, - обрадовался Барти. – То, что нужно для начала.

- Ну, тогда сначала на склад, а потом уже в путь.

- По карте найдете дорогу, - сказал нам Кейджин. – До вечера доберетесь до деревни, там переночуете, а потом займетесь работой. Белолесье простое место. Туда даже обычные люди ходят.

- Хорошо, отправляемся!

Воодушевленный Барти поспешил к складу, а я двинулся за ним, успев лишь напоследок поблагодарить остальных…


***


Джек некоторое время смотрел вслед уходящим парням. Барти и Макс выглядят целеустремленными. Может у них все и получится, по крайней мере, благодаря деньгам, они уже кое-чем владеют. Если бы у них не было денег, то Джек вполне мог бы им что-то по-дружески одолжить, ему не жалко, но вытирать сопли новичкам все же не дело. Им нужно самим шишки свои зарабатывать, а то ничего не освоят.

Если они серьезно настроены стать сильными и выжить, то пусть все делают сами.

- С каких это пор Мастер назначает работу кому-то? – спросил Кейджин, посмотрев на Людвига. – Бабуля не лезет в такие дела.

- А я почем знаю, - тот лишь пожал плечами. – Мне велели передать, я передал.

Он отпил из бутылки остатки пива.

- Опять закончилось. Пойду еще возьму.

С этими словами один из сильнейших скитальцев в городе ушел.

Джек же со своими подругами лишь тяжело вздохнули…

Глава 22. Главное правило.

Зеленые луга, будто бескрайний изумрудный океан распростерся на многие километры вперед и лишь на горизонте виднелись леса и горы. Легкий теплый ветерок прокатывался по траве, из-за чего создавалось впечатление, будто смотришь на движение волн. Где-то вдалеке паслись какие-то животные отдаленно напоминающие быков.

Весь этот вид прямо настраивал на позитивное и приятное мышление.

Но любоваться нам всем этим еще будет время, а пока нам бы поспешить, ведь до деревни Бадденбург еще идти несколько часов и желательно добраться до нужного места до темноты. Не то, чтобы на этих лугах сильно опасно ночью, но по ночам просыпаются многие хищники и мало ли, вдруг они решат прогуляться тут. Фонарики мы с собой не захватили.

Просто денег на них у нас не оставалось.

После того как мы получили навыки и умения, то сразу же отправились покупать экипировку. На две оставшиеся тысячи от десяти многого не купишь. За тысячу драхм нам удалось купить одноручный прямой меч и простой лук с колчаном стрел, а также мне купили кольчугу и железные наручи, а на остатки мы приобрели походные сумки, походные ножи, и Барти еще приобрел себе какую-то банку, сказал, пригодится.

Подвожу свое оружие к браслету и включаю сканирование, а после получаю такую информацию:


Короткий прямой меч.

Тип – Клинковое оружие.

Материал – Сталь.

Прочность – 3.

Клеймо – Главная Мастерская Новой Спаты.

Обычный меч, созданный в квартале мастеровых Новой Спаты. Оружие, сделанное в цехе массового производства для нужд стражи. Благодаря дешевизне и неплохому качеству, стал стандартным оружием, как рядовых стражников, так и начинающих скитальцев.


На луке Барти было примерно тоже самое написано.


Простой короткий лук.

Тип – Метательное оружие.

Материал – Тис.

Прочность – 2.

Главная Мастерская Новой Спаты.

Лук это одно из старейших метательных оружий мира, и оно не потеряло актуальности даже с приходом огнестрельного оружия. Пускай луки и арбалеты во всем уступают огнестрелу, но они имеют ряд своих неоспоримых достоинств, которые ценят скитальцы, а благодаря развитию до сверхестественного уровня, данное оружие можно использовать в самых неожиданных местах.


Интересное описание? Тот, кто их делал явно или любил «Dark Souls» либо имел неплохое чувство юмора.

Прочность тут интересная история. По словам ребят из гильдии, градацию прочности тут вывели как показатель качества оружия. Оружие есть и с особыми свойствами, но прочность, один из важнейших показателей. Ведь оружие – это фактически жизнь охотника, и не важно какие у него иные свойства, если он имеет плохую прочность, то в бою может подвести. Конечно, на самом деле прочность зависит от кучи факторов, и от того, в какой плоскости будут ломать, и какой именно тип воздействия… Но большинству людей просто лень вникать в этот сопромат. И когда какой-то купец создал «упрощенную шкалу прочности», то это стало таким мощным маркетинговым ходом, что ее потом переняли прям все.

Всего градаций прочности 12, от 1 – мусора, из которого делают столовые приборы или сельскохозяйственные инструменты, причем не самого лучшего качества, до 12 – самого прочного, которое даже дракону будет не сломать. Раньше уровней было всего десять, но недавно нашли еще какие-то материалы еще круче предыдущих и градацию подняли. Нормальное боевое оружие начинается со второго уровня и ничего ниже брать нельзя. Меч, как цельностальной – так сразу третьего.

С копьем и ножами примерно такая же информация, как и с кольчугой и наручами. Жаль на поножи не хватило, но и так сойдет. А вот что на шлем не хватило, жалко, голову беречь нужно. Впрочем, местные звери в основном норовят вцепиться пониже, так что его покупку было решено отложить. Выглядел я во всем этом как обычный такой средневековый воитель. Кольчуга поверх одежки, пояс с мечом, наручи на руках и копье в руке. Немного тяжеловато и движения слегка сковывает, но это от непривычки. Со временем пройдет.

Барти же был вообще без брони, так как на нее тупо не хватило денег, зато дома была стёганка, которая хоть как-то его защитит в случае беды. Да и поскольку я тут боец ближнего боя, то ему просто стоит держать с врагами дистанцию. Как заработаем денег, так сразу же обзаведемся экипировкой получше, но надо работать.

Еще нам уж расщедрились, как новичкам и выдали по аптечке, а Найджел даже пару пайков выдал. Ну и дали три сигнальные ракеты, которые мы можем использовать в случае проблем.

Желтая ракета – обозначает сигнал СОС и просьба о помощи. Нужна эвакуация и лечение, но опасности нет.

Красная ракета – срочно нужна помощь, убивают.

Пурпурная ракета – предупреждение о сильном чудовище. Тот же призыв о помощи, только к мощным скитальцам, новички должны наоборот, держаться подальше.

Использовать нужно эти ракеты в случае неприятностей, но стоит учитывать, что если кто откликнется, то может потребовать вознаграждение за помощь, ну если ракета не пурпурная. Так что использовать нужно с осторожностью, но с собой мы их взяли чисто на всякий случай. Мало ли что случится.

Также с ними есть одна проблема, что ракеты видят не только люди, но и монстры, так что есть шанс привлечь к себе лишнее внимание. От того осторожность в применении очень важна.

А остальное брат из дома взял какие-то зелья:


- Вот, - протянул он мне склянку с какой-то прозрачной жидкостью. – Это стимулятор регенерации. Выпьешь его, и это ускорит заживление ран. От смерти не спасет, но при серьезном ранении или легком, позволит хоть двигаться. И вот это, - следующая склянка была голубого цвета. – Энергетик. Если устанешь и выбьешься из сил, то приняв на грудь, можно дальше бежать. Штука не особо полезная, после нее жрать хочется сильно и вообще, потом голова болит, но для выживания самое то.

- А я думал, будет красная бутылочка на жизнь, и синяя на ману, - хмыкнул я, убирая все в подсумок. – С таким допингом в спорт меня не примут.

- Ха-ха-ха, ну что смог сварить, то и используем, - усмехнулся он. – Как только добудем ингредиентов или купим их, то я сварю что-нибудь получше.


Вот после того как все собрали мы и двинулись в сторону нашей первой работы.

Как мне рассказал Барти, города-государства сами по себе мало что выращивает. Они скорее являются огромными крепостями, которые стоят на пути монстров и защищают деревни, которые и снабжают город провизией и прочими обычными ресурсами. Но монстры просто так не нападают на деревни, ведь они стоят в зонах низкого Хаоса.

Дело в том, что концентрация Хаоса в мире неравномерна.

Есть места, где Хаоса очень мало, там обычно и селятся люди, а есть территории, где его так много, что туда могут войти только сильные скитальцы. Я когда был в лесу забрел в слишком сильное для себя место, и мне было реально плохо. От уровней концентрации и некоторых других факторов местность разделяют на зоны по степени безопасности.

Они делятся на:

Синий, Бирюзовый, Зеленый – фактически одна и та же концентрация, просто первые два – охраняемые зоны.

Синий – город и крепости, бирюзовый – пригород и деревни. Собственно, обычнее люди только в зеленых зонах и селятся. Здесь в основном «обычные» животные бегают, а опасность может быть разве что случайной. Мы сейчас идем по зеленой зоне, и если будет угроза, мы ее увидим издалека.

Лайм – это уже просто обычный лес, с поправкой на необычную фауну. Белолесье к которому мы сейчас движемся как раз такое. Там разве что с обычным агрессивным животным можно столкнуться, но таких и простой человек победить может. Умереть тоже можно, но ничего нереального там нет.

Желтый – умеренно-опасная зона со средним уровнем Хаоса. Это опушка Диколесья и туда обычный человек пойти может, но уже шанс столкнуться с кем-то серьезным куда выше. В этих зонах простые люди еще могут без проблем передвигаться. Если толпой и настороже. Беззаботного одиночку сожрут… Впрочем, одиночку и в Лайме сожрать могут.

Оранжевый, Красный, Багровый – зоны повышенной опасности, где обычный человек долго не проживет, просто из-за хаоса, именно там все опасные твари и обитают. Ну и там могут работать только скитальцы, а обычным людям стоит держаться подальше.

Черный – это неисследованные или аномальные зоны, где всякое может быть. Опасность там может быть не только в виде чудовищ или хаоса, но и просто какие-то иные вещи. В Тараскарии два таких места – Горб Старика, где живет местный дракон и Гниль-лес, там настоящая клоака из ядов, гнили и костей, в это место без защитного костюма и дыхательной маски соваться нельзя. Да и не пустят туда слабых. В таких местах часто обитает местное подобие нежити (оно вообще-то живое, но вот верится в это с трудом) или какие-то необычные существа.

- Да уж, как много тонкостей и сложностей в этом мире, - сказал я, смотря вокруг.

- Ага, у нас тут не соскучишься! – рассмеялся Барти.

- Ты какой-то сильно воодушевленный.

- Ну, я просто жду не дождусь работы. Давно хотел этого и, наконец-то, я здесь, - ответил он. – А ты какой-то грустный?

- Нет, - махнул я рукой. – Просто не могу привыкнуть. Я тут всего пару недель, а уже успел влипнуть во все это и решиться на подобное. Странное какое-то чувство.

- Не бойся, мой щеголеватый брат, - хлопнул он меня по плечу. – Иди за мной, и ты не пропадешь.

- Ты – главный, веди, - пожимаю плечами.

- Тогда запомни первое и главное правило, - посмотрел он на меня. – Мы – команда, а значит, своими не жертвуем и выживаем вместе. Вместе пришли – вместе уйдем. Никак иначе!

- Никак иначе, - кивнул я.

Вот так мы и двигались вперед.

По пути мы все же попробовали применить свои умения. Все же хочется испытать приобретение перед настоящим боем и освоить.

Взяв в руку меч, я ощутил легкий холодок, прокатившийся по коже. Тело точно знало, как ему держать меч, как ему встать и что делать дальше. Знания просто вплетались в мои движения, и я лишь шел по рельсам и подчинялся этому движению.

Несколько взмахов клинком и шагов с ними.

- Вау… - только и сказал я.

В свое время я ходил на каратэ и учился этому, а потому освоение меча мной воспринималось примерно также. Будто я и правда ходил целый год на фехтование и отрабатывал каждое движение. Сами действия еще были грубыми и нерешительными, отличались от того что я видел в памяти, но со временем пройдет.

Отведя меч немного в сторону, я сконцентрировался на пластине в моем браслете и активировал ее. Слабая вибрация прошлась, будто по костям, затем через кисть передалась в рукоять и ушла дальше. Клинок слегка засверкал красным блеском.

Импульсный Удар!

Взмах клинка породил небольшой взрыв, в воздухе и меня обдало ветром.

- Круто, правда? – усмехнулся Барти.

- Это нечто, - прошептал я. – К тому нужно привыкнуть… Ух… - рука слегка заболела.

- Поначалу будет неприятно, но потом привыкнешь, а с развитием вообще проблемы уйдут. Сейчас ты, думаю, повторить это умение сможешь всего несколько раз, перед тем как вымотаешься. Стоит это помнить и заучить сколько твоих сих хватит.

- Да, постараюсь запомнить. Ну, посмотрим, что из всего этого получится.

- Веселее, Макс!

- Петь я не буду.

- Зануда!

- Пф…

Следом я попробовал Ускорение. На пять секунд мое тело, словно стало легким как перышко, и смог развить невероятную скорость и мог также просто маневрировать. Всего пять секунд, но за такое можно очень многое успеть.

Да, это очень приятно и полезно.

Теперь я чувствую себя куда увереннее и с большим оптимизмом смотрю вперед…

Глава 23. Работа.

Деревня Бадденбург представляла собой что-то среднее между средневековой деревней и современным городком. Во-первых, нас встретил высокий деревянный частокол из очень больших и толстых бревен. Но выглядело это не как какое-то кривое и хаотичное построение, а из ровных, красивых и будто выстроенных из специально подогнанных одинаковых стволов, обточенных до идеального сочетания, чтобы даже зазора между ними не было. Во-вторых, сама стена соединялась с несколькими дозорными башнями вокруг деревни и стрелками вооруженными ружьями. Да и сама деревня пусть и находилась на опушке Белолесья, но вокруг стен на метров триста была лишь короткая трава, а с противоположной стороны от леса простирались большие территории посевов.

Все же к безопасности тут относятся очень серьезно.

Сама деревня была отнюдь не тем, что я ожидал увидеть.

Ну, в моем понимании «деревня» - это кривые дороги, деревянные домики и животные, бегающие вокруг, но тут все было не так. Дома пусть и были из дерева, но напоминали собой мини-крепости по толщине стен, дороги ровные и мощеные плиткой, а животные содержатся в специальных огражденных зонах. Скот, а именно местный аналог коров с большими рогами, торчащими в разные стороны и называемые аудумла, днем выводили в местные луга пастись, а к вечеру с собаками загоняли в хлева.

Но если не смотреть на некоторую «современность», то в целом это была обычная деревня.

Дети бегали по улицам, катались на велосипедах и играли с собаками, которые даже от земных не отличались, разве что перья торчали. Даже вели себя также. Весело махали длинными хвостами, лаяли и шипели.

Предоставив удостоверения охотников, что были установлены в наши браслеты, стражник указал нам, где найти заказчика. У нас же не бессрочный заказ, точнее не полностью такой. Небольшая ферма на самом краю деревни с мельницей и курятником.

Встретил нас у входа крупный бородатый мужчина в джинсовом комбинезоне и с кепкой на голове.

- О, еще молодежь явилась, - покачал он головой. – Тоже пришли группой убиваться на свежем воздухе?

- Постараемся выжить, - улыбнулся Барти. – Я так понимаю, вы заказчик?

- Да, меня зовут Рудольф, - представился он. – Ладно, пошли я покажу вам все.

Мы двинулись за фермером к курятнику, где нашему взору предстали мертвые тушки куролисков – местного аналога куриц. Все были наполовину съедены, выпотрашенны и вокруг витал знакомый мне едкий запах.

- Крокомоны, - поморщился мужчина. – Эти паразиты и раньше порой пробирались к нам и убивали птиц, но сейчас повадились особо активно мешать. Наши охотники уже который раз вырезали их, но ублюдки плодятся очень быстро и всех не перебить. А в последние недели как пошли слухи про демона в Диколесье, они стали особенно активны.

Про демона я слышал.

Говорят, вот уже месяц как в Диколесье видели следы демона, а демоны это всегда опасно, потому что они часто и сверхъестественными силами владеют и пугают местную живность. Да и следы оставляют, от которых звери с ума сходят. Потому в поведении крокомонов нет ничего странного, а те когда расплодятся, начинают наглеть, и вылезают из леса и нападают на скот. На людей они, к счастью, никогда не нападают, пусть подобные слухи и есть.

Крокомона, кстати, я уже видел. Это тот самый гибрид ящерицы и обезьяны с кучей лап, что мне в лесу встретился, когда я только сюда попал. Мне в браслет энциклопедию закачали, потому я читал, пока мы двигались к деревне.

- Мы вас поняли, Рудольф и сделаем все, что в наших силах, - кивает брат. – Завтра с утра отправимся в лес и займемся ими.

- Хорошо, - кивает тот. – Можете остаться в хлеву на ночь.

- Благодарю вас.

Фермер отвел нас в нужное место, даже пару покрывал дал, а после оставил нас и ушел по своим делам. Мы же слегка утомились за целый день пути, да и принятие навыков не было чем-то особо приятным. Как нам еще сказали, после навыка желательно хорошенько поспать, чтобы знания улеглись в голове. Потому нам такое задание и выдали, чтобы все постепенно и усвоилось.

Утром мы встали пораньше, Рудольф нас даже угостил выпечкой, а после мы сразу же, как стало более-менее светло, двинулись в лес.

Белолесье что по другую сторону Тараскарии, находился в зеленой зоне безопасности и был фактически таким же лесом, к какому я привык. Обычные деревья, никаких огромных животных и проблем с гравитацией нет. Тут и обитают в основном обычные звери, и сюда вполне себе спокойно может ходить на охоту и обычный человек, что многие и делают. Но из-за угрозы появления демона, все остерегались гулять далеко от города.

Нет, появления демона тут никто не боялся. Подобным тварям скрываться сложнее в безопасных зонах, и они предпочитали находиться в минимум Оранжевых.

Свежий лесной воздух, птички поют, где-то журчит ручеек, а через кроны деревьев пробиваются солнечные лучи поднимающегося солнца. Мы двигались среди кустов по слегка протоптанным тропинкам в места, где обычно обитают крокомоны. Барти заранее достал свой лук, и натянул тетиву. Лук у него простой, тисовый, такие от долгого натяжения могут растянуться, потому приходится быть осторожным. На что-то более хорошее и современное, у нас денег пока нет.

Вот перед нами появился первый крокомон. Небольшой зверек размером с крупную кошку сидел на ветке и поедал белку. Выглядело это довольно мерзко, но не нам выбирать. Но по уровню опасности очень низкое.

Уровни опасности тут также как и ранги охотников, но с ранга 0 до 5. Где 0 – это всякая мелочь, с которой даже ребенок может справиться, но в толпе могут быть опасными. Единица обозначает уже сильное животное, но либо на уровне земных, либо немного сильнее. Дальнейшие же цифры уже простому человеку будет сложно справиться.

Еще если существо имеет какое-то особое свойство или необычные способности, то ему добавляется буква «С», что означает «Специальное условие» или требует специалист в этой области. Ну и уровень специалиста от 1 до 3, показывая насколько специфические таланты для битвы с ним нужны. Причем, некоторые специальные монстры, если придти к ним неподготовленными, могут быть местами опаснее зверей более высокого уровня.


Крокомон.

Тип – Животное. Ящеро-примат.

Уровень опасности – 0.


Брат быстро достал из колчана стрелу, также быстро ее натянул на луке и выстрелил раньше, чем я успел среагировать. Крокомон был моментально пробит и упал на землю.

- Круто, - сказал я, смотря на все это.

- Я и до этого умел стрелять из лука, - усмехнулся он. – Со знанием же это стало еще лучше. Да и техника быстрой стрельбы тут отлично работает.

- Быстрой стрельбы?

- Смотри.

Он указал на еще четырех монстриков, что спустились пониже, проведать, что случилось с них сородичем. Они были от нас где-то в метрах пятнадцати.

Барти же, взяв в правую руку четыре стрелы за оперение очень быстрым движением начал выпускать одну за другой поражая крокомонов.

Секунда!

Первый труп летит вниз.

Вторая!

Следующее тельце догоняет соседа.

Остальные звери тут же бросились бежать, но третий успел лишь прыгнуть, перед тем как оказался убит.

Четвертый даже успел перепрыгнуть на следующее дерево и зацепиться длинной лапой, как стрела пробила ему спину.

Четыре трупа где-то за три секунды.

- Нифига себе… Это как так?

- Специальная техника стрельбы из лука, - ответил он. – Если все сделать правильно, не до конца натягивать тетиву и держать близко стрелы, то можно не только быстро стрелять, но и делать это на бегу, прыгая и делая другие акробатические трюки. Папа меня этому научил в свое время, навык же, просто закрепил знания. Теперь только тренироваться и нарабатывать опыт.

- Здорово, - хмыкнул я, усомнившись в своем выборе оружия. – Кстати, а почему я не видел на складе, да и у охотников в гильдии особо огнестрела? Пистолет там только у Базиля был, да еще пара человек с ними ходили, а все почему-то мечи, луки и копья используют. Почему так?

- Скитальцы в основной массе редко используют огнестрельное оружие, - начал брат, подходя к тушкам убитых зверей. – У этого есть несколько причин.

- Надеюсь, ты не начнешь петь о них?

- Гитару дома забыл. Но если серьезно, то причины такой не популярности земного оружия довольно просты. Во-первых, самое неприятное – патроны. Пусть вопрос гильзы и капсуля более-менее научились обходить, но без пороха стрелять все равно ничего не будет. Даже самый примитивный дымный порох содержит серу, десять процентов минимум, и в природе ее найти совсем не просто. Для производства бездымного вообще нужна азотная кислота. Впрочем, второе вполне можно сделать из азота в воздухе и воды, обладая нужными способностями… Но это только начало. На полный цикл производства патрона из говна и палок нужен алхимик очень высокой квалификации. Стрелу же вообще выстрогать несложно, простые моторные навыки. Ну и ты сам понимаешь – необходимость возвращаться в город, чтобы пополнить припасы, весьма сокращает радиус, в котором скитальцы могут оперировать.

Ну, тут все логично. Пули вещь сложная, а стрелы и болты куда проще. Их к тому же можно просто подобрать и снова использовать, а с патронами так не получится.

- Во-вторых, - продолжил брат, укладывая тушки рядом со мной. – В красных и багровых зонах патроны могут взорваться или прийти в негодность. Слишком сильная концентрация хаоса вредит им. Конечно, есть способы стабилизировать их, но опять же – лишние сложности.

Брат достал нож и начал вырезать из ртов крокомонов их языки.

- Ну, а последнее, очень малое количество глифов работает с пулями, - пожал он плечами. – Папа сам использовал револьвер и жаловался, что кроме Импульсного удара ничего другого с ним делать не мог, а умения порой очень сильно меняют ход боя, - поморщился он, взяв в руку длинный язык зверушки, от которого солидно воняло какой-то смесью из нашатырного спирта и дерьма. – Нет, есть умения специально разработанные для огнестрела, немало их, но когда Скиталец может позволить себе огнестрел финансово, он обычно достаточно заматерел, чтобы не хотеть переучиваться.

- Дорого… - понял я. – Все как всегда упирается в деньги.

- Естественно, – брат ненадолго прервал свое занятие и ухмыльнулся, - Как будто у неприменения самого успешного оружия за всю историю человечества могли быть другие причины, кроме экономических.

- О как умно ты заговорил, небось цитатами…, - не мог не подколоть его я. – Кстати, а ты что делаешь?

- Ну, нам же платят за убитых крокомонов, но ведь можно еще кое-что собрать с них, - улыбнулся Барти. – Языки крокомонов содержат сильную пахучую жидкость, которую можно использовать для создания Вонючих Бомб, что отпугивают животных. Ну, а шкуры непромокаемы и из них получается отличная обувь. Помогай мне.

- Хорошо, - присоединился я к нему.

Барти просто удивителен.

Он и стреляет отлично, и опытнее меня, и обо всем знает больше. Я прямо придатком себя почувствовал. В этой миссии от меня явно будет мало толка. Крокомоны на деревьях сидят, а я до них не дотянусь, и остается мне лишь только стоять в стороне.

- М? – обратил я внимание, что мой браслет слегка дрожит.

Включил его и увидел такое вот изменение в количестве хаоса:


Поглощенный Хаос: 612/998


- О, а как это у меня хаос возрос? – удивился я.

- Ну, трупы убитых еще некоторое время источают хаос, - ответил Барти. – Ты главное рядом будь и быстро разовьёмся. Воины ближнего боя от того быстрее и усиливаются.

- Ха-а-а, понятно.

Где-то полчаса мы возились с тушами зверей. Вырезали языки, глазные яблоки и снимали шкуры. Делать это было максимально неприятно, и меня даже вырвало, на что Барти только посмеялся надо мной. Он-то к подобному был более привычен. Сказал, алхимик должен не только зелья варить, но и собирать ингредиенты и порой напрямую вырезать их из трупов. Например, есть одна рыба, типа нашей фугу, у нее есть ядовитый пузырь внутри и просто так вырезать его нельзя, иначе он лопнет и не добудешь. Потому такую рыбку ловят, привозят живой и уже на месте усыпляют, а после аккуратно удаляют нужный орган. А порой и другое им там, на обучении привозили, так что вскрывать и снимать шкуры брат умеет.

Мне же пока это было слишком непривычно и от подобных действий мутило.

После того как закончили, шкуры упаковали в пакеты, а языки и глаза в банках, и все убрали в сумки.

- Привыкнешь, - похлопал он меня по плечу. – Пошли, у нас еще много работы.

- А с остатками что делать?

- Оставь тут, - махнул он рукой, сказал он, беря одну тушку. – Падальщики быстро все подчистят, а вот этим, - указал на то, что в руке. – Мы будем приманивать его собратьев. Идем.

- Как скажешь, босс…

Глава 24. Хищник.

Крокомоны прыгали из стороны в сторону и, пытаясь убежать и спрятаться, попутно плюясь своей мерзкой слюной, но стрелы Барти настигали их один за другим. Мы мчались по лесу стремясь успеть за отступающей стаей. Брат стрелял, а я собирал стрелы и отдавал их ему.

Вот из куста вылетает зубастый зверек, или от страха, а может от отчаяния он кидается на меня.

Импульсный удар!

Мой кулак влетает в морду и с хлопком монстрик отлетает в сторону и врезается в дерево, а после сползает вниз. Ну, хоть кого-то удалось ударить, а то эти твари такие шустрые, что я полностью бесполезен на этой охоте.

- Ух, убежали, - покачал головой Барти. – Сколько там уже убили?

- Около семнадцати, - хмыкнул я, сваливая тушки в одну кучу, вытаскивая из них стрелы и складывая их отдельно.

- У меня скоро наберется достаточно хаоса для усиления.

- У меня тоже, - киваю ему. – Жаль, от меня тут пользы нет.

- Не боись. Сейчас нет, потом будет навалом. Просто цель слишком слабая.

- Ну, хоть траву нужную нарвал.

Хоть какое-то успокоение.

А так все чем я занимаюсь тут - это собираю тушки, помогаю с разделкой, подбираю указанные братом травы и растения, а также ношу все это. Хоть какая-то командная работа получается. Но чувство собственной бесполезности не перестает меня мучать.

Мы уже несколько часов гуляем по лесу и истребляем крокомонов. Дело это сложное, ведь твари любят убегать, и нам порой приходится ждать, когда они вылезут, чтобы поесть разбросанные нами тела. Да и лазают они по деревьям, что несколько усугубляет обстановку.

Время уже перевалило за полдень, мы успели перекусить нашими пайками, и вот снова охотимся.

Пока на нашем счету всего двадцать девять крокомонов. Не так уж и много, учитывая, как быстро они плодятся. За каждого полагается по десть драхм, потому кое-какие деньги мы уже заработали, но еще слишком мало.

Быть скитальцем – дорого.

Как обычно, все упирается в деньги.

У нас на данный момент может быть почти триста драхм за убитых, потом за шкуры и языки можем выручить еще примерно столько же. Беда же в том, что из-за засилья этих тварюшек цена на их шкуры сильно снизилась, и мы можем рассчитывать максимум на небольшие деньги. Ну, или хоть на две пары хорошей обуви из них.

Вот сейчас мы занимались свежеванием.

Меня уже перестало тошнить от этого дела, но аппетита особо не было. Паек я жевал не чувствуя вкуса, да его там почти и не было. Снимать шкуры, вырезать языки, глаза и даже зубы вырывать, это как-то превратилось для меня в монотонную рутину, от которой даже не особо тянуло блевать. Думаю, еще пару дней в таком состоянии и можно будет поступать на хирурга.

Дзин!

Браслет неожиданно завибрировал.

Включаю и вижу такое сообщение:


Количество Хаоса достигло максимальной отметки. Пожалуйста, распределите его.


И правда. За эти часы бега за крокомонами и работы с их тушками я набрал недостающее количество до тысячи.

- У меня тоже все, - усмехнулся Барти. – Стоит вкачать в новый навык.

- Ага.

Нажимаю на распределение и все в навык «Владение Мечом».

По телу прокатывается волна жара, от которого мышцы резко напряглись и задрожали. Следом пришел озноб, что заставил все тело дрожать, а зубы стучали от неведомого холода. Такое состояние продолжалось несколько секунд, но вскоре все прекратилось.

В теле осталась лишь легкая слабость, а мышцы слегка побаливали, будто после продолжительной тренировки. Теперь в навыке «Владение Мечом» у меня стоит единица. Хоть какое-то начало.

- Поначалу ощущения довольно сильные, - поморщился Барти. – Ты как?

- Нормально, - отвечаю я. – Давно я не тренировался. Тело почти забыло о сильной физической нагрузке. Из-за травмы руки я мало занимался и на многое просто забил.

- И что ты в этом был хорош?

- Я хотел этим после школы заниматься, - тяжко вздохнул я. – Дед часто отправлял меня на разные соревнования, с которых я привозил кубки и медали. Дедушка даже отдельную полку для моих наград завел и сильно гордился мной, - грустно улыбнулся я, вспоминая деда. – Тебе бы он понравился. Большой любитель разводить пафос и быть всегда серьезным и брутальным.

- Ха-ха-ха, папа рассказывал о нем, - рассмеялся братец. – Он часто говорил что-то вроде: «если бы мой отец это увидел, то мог лекцию завести на час о бытие мироздания».

- Очень на него похоже.

Мы закончили работу и все убрали в сумку. Туда только банка с языками не поместилась. Пришлось ее в руках нести.

- Ладно, предлагаю на сегодня закончить, - сказал Барти. – Завтра вернемся и продолжим. У меня к тому же стрел не так много осталось. Нужно новые достать, да и просто отдохнуть немного.

- Отлично, а к завтрашнему дню падальщики как раз со своими сородичами «разберутся» и приманятся.

- Двинулись.

Да, мы неплохо сегодня поубивали, ну не мы, а Барти. Особо поголовье мы еще не сократили, но завтра зверье чуть поуспокоиться и можно вернуться к охоте. Там еще и относительно обычные звери водятся, как лисы, белки, птицы, даже пару волков видели, но те не слишком опасны были и быстро убежали от нас.

Двинулись в сторону деревни. Благо с компасом и картой в браслете ориентироваться было в разы проще, и мы легко нашли нужный путь. Вот вышли на небольшую полянку и…

- Уах! – вскрикнул я, когда земля под ногами начала проваливаться.

Тут же прыгаю в сторону!

Трава под ногами частично провалилась, открыв какую-то ямку.

- Видать кто-то ловушки делал, - сказал брат, заглянув внутрь. – Местные охотники может.

- Нужно смотреть куда идешь, - покачал я головой. – Ладно, по….

Я резко замолчал и нахмурился…

Стало как-то слишком тихо…

Обычно наш путь сопровождался пением птиц, криком животных и прочими обычными звуками леса, но сейчас… все вокруг затихло.

Барти тоже обратил на это внимание и быстро достал стрелы, я удобнее перехватил копье, а банку с сумкой кинул на траву.

- Гр-р-р-р-р… - послышался мощный и глубокий рык, от которого по спине пробежали мурашки.

Шел звук откуда-то позади нас.

Мы медленно обернулись и… увидели… это…

- Ты… - ужаснулся я.

Передо мной стоял тот самый… шипованный волк, который напал на меня, когда я только прибыл. Но сейчас он выглядел куда крупнее, чем тогда…

Размером где-то с быка и такая же налитая буграми мышц туша, с шипами, торчащими из спины, но, как и тогда на вид он словно только что вышел из страшнейшей битвы. Рваные открытые раны, из которых уже не идет кровь, зато видны черви и текущий гной. Открытый перелом левой лапы.

- Ха-а-а-а-а-а… Ха-а-а-а-а… Ха-а-а-а-а… - громко и тяжело дышало животное ртом. Из оскаленной зубами пасти текли слюни и кровь. Глаза зверя смотрели на нас с такой лютой и дикой ненавистью, с какой только и мог смотреть разве что человек, а не животное.

Зверь словно умирал, но при этом что-то не давало ему сдохнуть, и он упрямо цеплялся за жизнь…


Оскверненный шипволк.

Тип – Животное. Псовые.

Уровень опасности – 1.1-С.


- Ши... ши… ши… Шипволк… - прошептал шокированный Барти. – Пораженный скверной шипволк… Бы-бы… быстрее доставай ракеты и зови помощь! Скорее!

- ГРА-А-А-А-А!!! – взревело чудовище, и его мощный голос едва не уничтожил наши ушные перепонки.

Монстр тут же кидается на нас.

Скидываю с себя наваждение и тут же кидаюсь в сторону.

Зверь устремляется ко мне и бьет лапой.

Ускорение!

Став в разы быстрее я увернулся от его удара и попытался задеть копьем, но то лишь слегка порезало толстую шкуру и отскочило, наткнувшись на шип.

Прыгаю назад, а зверь пытается порвать меня пастью, но прыжком назад я разорвал дистанцию. Он преследует и не позволяет оторваться, но мне удается ударить кончиком острия по его носу, что заставило монстра дернуться.

Ускорение закончило свою работу, а я постарался отбежать подальше.

Зверь снова рычит, но тут получает в спину две стрелы и это заставляет его дернуться и обернуться. Я воспользовался моментом и сократил дистанцию для атаки.

Замахиваюсь копьем и со всей силы бью.

Импульсный удар!

Оружие входит в бок животного, и наносит ему серьезную рану, разворотив часть кожи и мышц.

- РА-А-А-А! – завизжала тварь, и тут же резко развернулась и я лишь успеваю увидеть несущуюся на меня сломанную лапу…

- МАКС!...


***


- МАКС! – крикнул Барти, когда его брата просто снесли ударом лапы и отправили в полет к деревьям. Вот парень стоял, пробив кожу монстра, а в следующую секунду он отлетает в кусты и теряется там. – Ублюдок!

Он выпустил две стрелы в тушу шипволка и заставил того дернуться от удара.

Шипволки – это хищники Диколесья, размерами они не сильно превосходят обычных волков, зато способны стрелять иглами из спины, которые со временем отрастают и любят прыгать и толкаться спинами. Но перед ними не просто шипволк, который забрел сюда, это пораженный скверной зверь.

Животные, которые пережили атаку демона, порой получают особую заразу, которая причиняет им ужасную боль. Скверна сводит с ума, не дает ранам залечиваться и порождает ужасный голод, который несчастные не могут утолить. Пожирая других, они растут, выживают, но мучаются от ужасной боли и становятся все более бешенными.

И вот перед ними такое чудовище, с которым двум новичкам никак не справиться.

- «Мы умрем тут! Нужно бежать! Срочно бежать! Надо позвать на помощь!» - паниковал Уиллоу.

Выпустив еще стрелу, зверь снова дернулся, а затем резко развернулся.

Окровавленная морда с безумно горящими глазами уставила на него и Барти замер от ужаса. Его тело оцепенело, и он не мог пошевелиться. Словно маленький зверек перед змеей, он застыл и лишь смотрел как чудовище, что только что смело его брата, поворачивается к нему и злобно рычит.

Вот шипволк опускает голову и выгибает спину, а шипы на ней задрожали.

- «Он сейчас будет стрелять! – понял парень. – Нужно бежать!»

Но он не мог пошевелиться. Ноги будто приросли к земле, тело дрожало и никак не хотело шевелиться. Он пытался заставить себя двинуться, хоть что-то сделать, но просто не мог.

- Гр-р-р-р-р-р-р-р-р-р!!! – рычал волк. – ГРА-А-А-А-А!!!

Из спины резко выстрелили все шипы, а Барти лишь закрыл глаза…

Дзынь… Пф…

Странный звон ударил по ушам, а затем неприятный чавкающий звук.

- Барти… - услышал он.

Открыв глаза, парень увидел перед собой…

Спину… спину в кольчуге… он увидел черные короткие волосы, что шевелились от легкого ветерка…

Он увидел… брата… что закрыл его собой…

- Макс! – крикнул он.

- Я в норме…

Он опустил руки. Благодаря наручам и кольчуге он пережил атаку и закрыл голову, но несколько шипов все же пробили его защиту. Из левого плеча и ноги торчало по шипу, как и один воткнулся в наручь.

- ГРА-А-А-А! – зарычало животное и кинулось на Макса.

Тот резко приседает и поднимает с земли банку, а затем разбивает ее о морду приблизившегося зверя. Все содержимое сосуда с языками крокомонов, из кислотной слюны с резким запахом и едким составом проливается на раненную морду и глаза противника.

- РА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! – рев или скорее дикий визг ударяет по ушам и шипволк падает на землю и начинает бешено кататься по траве и верещать. Его обоняние, зрение и раны сейчас испытывали ужасную боль от этой дряни.

- Беги скорее, – неожиданно сказал Макс. – Я сумею задержать его ненадолго, а ты уходит. Ракеты в сумке и я вряд ли доберусь до них, а потому ты должен предупредить всех в деревне.

- Но… - попытался возразить парень.

- Не спорь! – повысил он голос, от чего Бартлби вздрогнул. – Прости что втянул тебя во все это… Это только моя вина. Я постоянно приношу людям неприятности… Беги! Скорее!

- Бежать… - прошептал он.

Бежать… нужно бежать. Нужно спасаться. Нужно выжить.

Так говорили ему инстинкты. Так требовал его разум. Так умоляло его тело.

Страх и ужас бурлили внутри него и тянули его спасаться.

- «Нужно бежать… Нужно спасаться… Оставить его…»

Он перестал дышать, осознав, что только что подумал…

Бросить…. Макса? Бросить его? Оставить умирать?

Бежать…

- «Закрыть глаза и сделать вид, что все хорошо…»


- Все хорошо… Закрой глаза и не бойся… Я рядом… Ничего не произошло. Все хорошо… Я спою тебе еще одну песенку, чтобы ты сладко заснул…


- «Закрыть глаза и заснуть… Заснуть, чтобы ничего не видеть… Чтобы…»

Он посмотрел на… брата… он посмотрел на него и….

- Барти, быстр…

- ЗАТКНИСЬ! – зарычал он от ярости. – Я не за что не брошу тебя! Я выбрал этот путь не для того, чтобы снова убегать!

- Но…

- Не смей мне говорить это! – он встал рядом с ним. – Вместе пришли – вместе уйдем!

Он достал оставшиеся стрелы.

- Никак иначе!

Макс удивленно посмотрел на него, но решил не спрашивать ничего.

Да и не было уже времени.

Шипволк поднялся и был еще более взбешенным и злым чем до этого.

- Никак иначе, - усмехнулся брат, доставая меч. – Есть план?

- Веди его направо.

- Как скажешь…

Глава 25. Охотники.

Быстро выпив склянку с зельем, я выдохнул и сконцентрировался. Кровоточащие раны начало немного щипать, но я не обращал на это внимание. Враг уже очухался после мощной дозы вони в нос и сейчас взбешен особенно сильно. Шанс сбежать мы уже упустили, но глупо по этому сокрушаться.

Барти очнулся и сумел справиться со страхом. Я и сам едва не оцепенел, если бы уже не имел «опыт» столкновения с подобным, а мой брат, похоже, имеет какие-то неприятные воспоминания, связанные с этим. Винить его за проявленную слабость глупо, ведь я сам такой же.

Однако сейчас страха не было.

Была опаска, было понимание угрозы, но не было страха. Он был, когда я только еще прыгал вокруг него, но как только ранил, то все это исчезло. Враг – чудовище, монстр, кошмар на яву, но… живой…

Он дышит, он кровоточит, он… умирает…

А потому я не буду его бояться.

Именно это маленькое «прозрение» и замедлило меня, отчего удар лапой я и получил. Благо, копье приняло на себя основной удар, что меня и спасло. Да и лапой он бил сломанной, что тоже сыграло на мое выживание. Остатки копья валяются рядом с ним.

Слегка болели места прилета шипов, но зелье унимало боль, а также останавливало кровотечение, что мне сейчас было очень нужно. Остальное вторично.

- Гра-а-а! – бросается на нас волк.

Ускорение!

Устремляюсь навстречу, но резко сворачиваю вправо. Пасть пытается успеть за мной и уцепиться, но я ударил по морде мечом заставив монстра дернуться. В его спину прилетает стрела, ударившая точно в оставленную мной рану.

Бью клинком по замешкавшемуся противнику, оставляя на шее еще одну царапину, и тут же отпрыгиваю назад.

Он пытается бить лапами, прыгает вперед, желая меня достать, но я пока отступаю и веду его за собой.

Шипволк резко прыгает вперед, но тут в его сломанную лапу прилетает стрела.

- Гр-р-р! – рыкнул он и пытается развернуться.

Выпад!

Острие входит в плоть на лбу и прорезает кожу. К несчастью, пробить череп так просто не получится, а тратить последний прием на попытку нельзя.

Назад! Назад! Назад!

Отпрыгиваю от наступающего на меня зверя. Он разъярился окончательно и сейчас уже перестал хоть что-то соображать.

- ГРА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! – взревел он.

- Агх! – напрягся я от резкого и очень мощного звука. Руки были заняты, а потому зажать уши я просто никак не мог, а ронять меч нельзя, иначе мне конец.

Я замешкался и последние секунды Ускорения закончились, а враг не стал ждать, когда я приду в себя, и тут же кидается следом.

Прыгаю к нему и подкатываюсь под него, перекатившись в сторону, тут же подрываюсь на ноги, а затем снова кувыркаюсь налево, уходя с траектории прыжка.

- Вра-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! – зарычал он вновь, но не так громко.

А затем он прыгает… на дерево и, зацепившись за него когтями, он использует его как трамплин для себя и тут же взмывает в воздух.

- Какого…? - только и сказал я, бросаясь в сторону.

Туша монстра явно была слишком большой для подобных акробатических приемов. Он врезается в землю, вспахивая траву и каким-то чудом не сломав себе шею, перекатывается несколько раз, и тут же подорвавшись на все лапы, кидается снова.

- РА-А-А-А-А!!! – вновь оглушающий рев, из-за которого я едва не проглядел очередную атаку.

Прыжок! Кувырок! Бежать!

Волк вошел в какой-то безумный режим, вообще забыв обо всем на свете и сконцентрировавшись только на своих диких и мощных прыжках, от которых земля вокруг будто подпрыгивает.

Вот он приземляется рядом и заставил траву подо мной сдвинуться, от чего я потерял равновесие, и огромная пасть тут же устремляется к моей голове.

Выставляю меч, но зубы смыкаются на клинке…

Треск…

И переламывают его пополам.

- Рва-а! – дернулся монстр, когда ему в шею прилетает последняя стрела Барти, а мне удается отступить, но от моего меча остается лишь половина. – ГР-Р-Р-р!

Недолго шипволк был в прострации и тут же очнулся и кинулся следом за мной.

Бежать! Бежать! Бежать!

Чую горячее дыхание на спине, чую ярость и злобу, что подстегивает ужас внутри меня.

- Прыгай! – кричит брат.

Тут же отталкиваю ногами и лечу вперед лицом.

Клац!

Челюсти сомкнулись за спиной, казалось в сантиметре от кольчуги.

Падаю на траву и перекатываюсь вперед.

Поднимаю голову и вижу огромную пасть, что уже совсем у моей головы и…

- Вра-а! – рыкнул волк, когда трава под его ногами резко проседает, и он падает на землю.

Та самая яма, куда я недавно едва не угодил стал ловушкой для зверя и он всеми лапами завалился вниз, а мордой врезается в почву.

- И-а-а-а-а! – крикнул Барти и запрыгнул на зверя сверху, сев на его спину. – Давай!

В руке он держал остатки копья и сейчас замахнулся на обездвиженного монстра.

Тут же кидаюсь к нему и замахиваюсь оружием.

Волк поднимает голову и пытается хотя бы как-то добраться до меня, но мне сейчас это и выгодно.

Обломанный меч засиял красным и влетает в рот животного, а в это время острие копья также светится и устремляется в затылок.

Импульсный удар!

Двойная атака приходится внутрь рта чудовища, и на его затылочную часть. Двойной импульс силы вырывается в плоть головы и…

Взрыв!

Легкий синхронный хлопок ударяет по ушам, а затем глазные яблоки зверя вылетает из головы, а сама шея просто взрывается, как будто внутри был надут большой пузырь, который порвал кожу, мышцы и кости внутри нее.

Кровь брызгает во все стороны, заливая нас и траву вокруг…

Я и Барти замерли на несколько секунд. Мы просто смотрели на то, как животное испускает дух, как еще несколько секунд дергается в конвульсиях и дрожит, а затем постепенно замирает и все вокруг затихает.

Несколько секунд пронзительной тишины…

Нам казалось, что время остановилось…

- Смогли… - неверяще прошептал Барти.

Его слова словно выдернули почву из-под ног, и лишил нас остатков сил.

Мы рухнули прямо там, рядом с убитой тушей. Кровь лилась рекой из порванной шеи, но мы, к счастью, упали в стороне от лужи. Волк мертв, теперь окончательно, а мы лишились как физических сил, так и духовных. Адреналин отпустил меня, и вместо него пришла слабость. Тело слегка дрожало, сердце бешено колотилось в груди, а легкие горели огнем.

Начало слегка мутить, но ничего серьезного.

- Мы… ха-а-а-а… выжили… - сказал Барти.

- Ха-а-а-а… Мы победили… - кивнул я.

Эти мысли некоторое время крутились в наших головах, будто мы не могли поверить в реальность происходящего. Только что мы едва не погибли, нас едва не убили, не съели, а мы мало того что выжили, так еще и победили. Чудовище, будто вылезшее из кошмара мертво, а мы живы.

- Мы победили! – хором сказали мы. – Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

Смех продолжался некоторое время.

Никогда раньше мне не было так хорошо. Ни одной своей победе в конкурсах и олимпиадах я не радовался, так как сейчас. Это настоящая победа, это настоящий триумф, это… самое лучшее, что я чувствовал в своей жизни.

- «Еще…» - промелькнула в моей голове мысль.

Странная мысль. Нормальный человек вряд ли захочет еще больше опасностей, но после всего пережитого мне сложно считать себя нормальным.

- Мы… победили… - выдохнул я.

- Крутое ощущение… - кивнул Барти. – Думаю, хаоса с него мы наберем немало.

- Да, надо бы проверить, но мне влом руки поднимать.

- Мне тоже…

Мы оба замолчали, и некоторое время лежали в тишине.

- Эй, Макс, - подал голос брат. – А… давай теперь ты будешь главным.

- М? С чего это? – удивился я.

- Ну-у-у-у… я как-то в экстренной ситуации запаниковал и едва не помер и тебя за собой не утащил, - вздохнул он. – А вот ты с ситуацией справился… Если бы не ты, я бы погиб… Так что лучше главным будешь ты.

- Но я же ничего не знаю тут…

- Это потом со временем догонишь. К тому же, я же рядом буду.

- То есть я буду номинальным лидером, а ты злобным «серым кардиналом», который будет тайно манипулировать мной из тени ради достижения своих злодейских планов?

- Ха-ха-ха-ха! Ой! Не смеши меня! Смеяться тяжело! Типа того… Я… пока не готов…

- Ладно, - кивнул я.

Мы продолжили молча лежать и просто смотреть, как ветер играется среди листвы... играет музыку нашей победы…

Глава 26. Допрос.

- М-м-м-м… - слегка мурлыкала Хлоя мелодию себе под нос, старательно делая вид, будто пытается не волноваться и не нервничать. Будучи опытным лицедеем, она умело играла лицом и умела притворяться обычным, непримечательным человеком.

В ее работе недостаточно хорошо играть и убедительно врать, нельзя давать даже намека подозревать себя. Лучший агент не тот, который всегда может отвертется от любой проблемы, а тот который в них не попадает. Шпион должен быть не каким-то там, как в фильмах землян, Джеймсом Бондом, а просто тем левым молочником, который появляется в кадре на минуту.

Конечно, сама Хлоя не шпион, а всего лишь радист и информатор, ее работа – это помогать активным агентам, обеспечивать их информацией, а также договариваться о разных вещах, ну и докладывать все начальству, но главное – не отсвечивать.

Так что сейчас Тортец старалась быть естественной и не давать ни малейшего повода подозревать ее в том, что она больше чем есть. Хотя она и так просто человека. Пусть ее обучали как-то справляться с опасными ситуациями, но одно дело знать, другое применять это на практике. Все же Хлоя не боец, у нее никаких боевых навыков нет.

Не то, чтобы это вызвало много вопросов, но любой боец в городе обязан состоять в ополчении, участвовать в иногда устраиваемых учениях и рисковать своей шеей в случае, если такое потребуется. Требуется оно, конечно, пару раз в столетие в худшем случае, но такие учения всем желающим показывают твою манеру боя, стиль и прочее. И если они не соответствуют твоей биографии, тобой заинтересуются те, кому положено.

Подделать, или даже создать биографию, конечно, возможно. Но к чему лишние усилия и затраты? К тому же, гражданские просто привлекают меньше внимания скитальцев, силам безопасности города приходится фильтровать даже не столько в поисках шпионов, сколько проблемных идиотов, способных учудить на охраняемой территории демоны-знают-что. Простому человеку-то, даже если он захочет, силушки не хватит ни на что действительно масштабное.

Сейчас она находилась в допросной стражи, и ждала когда к ней придут. Сидит она тут уже почти час, но это их обычная практика. Гражданских всегда заставляют подольше посидеть, понакручивать себя, вспомнить все смертные и не очень грехи, что за ними водились… Это скитальцев тащат на допрос как есть – нервы им таким не расшатаешь, а так хоть сказки сочинять времени не будет.

Собственно, то, что скитальцев допрашивают первыми, нередко заставляет остальных ждать, даже если в их «раскачке» нет никакого смысла.

За девушкой пришли этим утром, и спокойно привели ее в здание стражи для проверки.

Собственно, не в первый раз – ее заведение было самым приличным из тех, что были недалеко от вокзала. Сказывалось то, что к Страже оно была еще ближе, работяги, что хотели с шумом-гамом отдохнуть после дня, забитого разгрузкой вагонов, сюда просто не совались. Сюда заходили люди поприличнее – стражники, странствующие торговцы, незнакомые с городом скитальцы… Ну и гастролеры криминального характера тоже - до «дела», которое привело их в город, у них причин бояться стражу не было, равно как и причин сидеть в забитом пьяными грузчиками трактире вместо ее тихого заведения. Там даже стражники шумели только по праздникам – слишком уж начальство близко.

В общем, место было выбрано так, что оправдывало знакомство с любым приезжим. Собственно, стража куда чаще вызывала ее по вопросам, ни разу не связанным с Организацией. Другое дело, что обычно вызывали повесткой и по времени, а, не взяв под белы рученьки и заставив ждать минут на сорок больше обычного…

Вскоре дверь открылась, и в кабинет вошел ее знакомый стражник Энрих.

Мысленно Хлоя выдохнула.

Если ее будет допрашивать парень, который в нее влюблен, то будет не так давить или дотошно что-то выяснять.

- Мисс Тортец, - кивнул стражник, протягивая руку.

- Господин Белинг, - поздоровалась она. – Ауч! – вскрикнула девушка.

Что-то укололо ее пальцы, когда она пожала ему руку.

- Прошу прощения, - слегка покраснел от стыда молодой стражник. Из его рукава торчала иголка с остатками ниток. – У меня рукав порвался пока я шел на работу, вот подшить пытался и тут же меня отправили на допрос в середине процесса.

- Ничего, - улыбнулась она. – Что-то случилось?

- Нет, просто налетел на меня какой-то увалень и толкнул на забор, - махнул Энрих рукой. – Кхем! – он покашлял, явно стараясь быть серьезным, но юный офицер видать впервые будет вести допрос и явно нервничает. Это хорошо. Для Хлои это выгодно, а укол даже помог несколько разрядить обстановку. – Давайте начнем допрос, мисс Тортец.

- Конечно.

- Итак, вам знакомы эти люди? – он протянул ей фотографию убитых агентов.

Да уж. Эти трое полные неудачники раз так провалили задание. Всего-то надо было захватить обычного человека, но они ж умудрились начать операцию под носом у скитальцев. Теперь они не только провалили задание, но и самой Хлое проблем добавили, которые она с трудом успела решить.

- Да я их помню, - нахмурилась она, почесав место укола. – Они прибыли в мою таверну с утра и провели там до вечера. Заказывали немного. Да и вели себя на удивление тихо. Судя по одежде и багажу – торговец с телохранителями, таких пруд пруди. Думала, на встречу с угольщиками приехали.

Тараскария известна своими угольщиками. Деревья тут растут очень быстро, и вырубка идет постоянно, и часть деревьев отправляют в столярные мастерские, то другие сжигают, создавая так необходимый для города древесный уголь. Организация, занимающаяся подобной деятельностью, есть во многих городах, но добыча угля в том же Междуземье несколько осложнена частым перепадом погоды, а угольщики Утгарда могут быть неожиданно недоступны из-за драконов Хаммерленсе, вот многие компании, что ведут какой-то свой бизнес и нуждается в угле, и едут сюда. Да, Тараскария тоже бывает изолирована, но только в определенные дни и стабильность здесь куда выше. Так что троица бизнесменов, под которых Альберт с его людьми и замаскировались, что приехали обсудить торговлю, вполне себе обычное дело.

- Вам неизвестно ничего о том что, о чем они говорили или может вы что-то слышали?

- Боюсь, что нет, - покачала она головой, снова погладив немного болящее место укола. – В тот день у меня было мало клиентов, а эти сидели в отдалении от барной стойки и я даже не представляю, о чем они могли говорить. Когда им нужна была выпивка, они сами подходили и сразу же оплачивали ее. Плюс, уходя, даже посуду донесли сразу.

- А ваши работники могли что-то слышать?

- В тот день Алла и Билли не работали. Алле нужно было в больницу. У нее в последнее время проблемы со спиной, а Билли сильно волновался за свою жену, и я решила отпустить обоих на выходной.

Разумеется, Хлоя специально обоих отпустила заранее. Алла как-то жаловалась на спину и Хлоя воспользовалась этим и как раз в этот день дала обоим работникам выходной. Все продумано заранее. В отличие от Альберта Хлоя позаботилась о том, чтобы заиметь как можно меньше проблем и подготовиться к возможным неприятностям. Жаль не ко всем и такого провала от агентов Госпожи, она никак не ожидала.

- «И мне за все отдуваться», - мысленно застонала она, но тут же взяла себя в руки и успокоилась.

Благо, Энрих ничего не заметил и продолжил задавать вопросы.

- Хорошо. Когда они покинули ваше заведение?

- Около восьми часов. Я подумала, что они ушли на фестиваль. Расплатились и удалились, - ответила девушка. – А что все-таки случилось?

- Эти люди замешаны в попытке похищения и возможно связаны с культом, что недавно орудовал в Тараскарии, - ответили ей.

- Понятно.

Внутренне девушка выдохнула:

- «Ну, хоть тут удалось им прикрыться. Отлично».

Дальнейшие вопросы были уже куда проще, да и Хлоя заранее их все предсказала и подготовилась, что отвечать потому допрос прошел относительно быстро. После нескольких уточняющих тем, а также подписи о неразглашении разговора процесс был закончен.

- Спасибо за содействие следствию, мисс Тортец, - поблагодарил ее Энрих.

- Рада была помочь, офицер. Если моя помощь еще будет нужна, я готова оказать городу любые услуги.

- Пока что нет.

Они пожали руки, в этот раз без укола, а после ее отпустили.

Девушка покинула здание стражи и двинулась в сторону своего бара. Лишь добравшись до своего жилья и заперев комнату Хлоя выдохнула, и устало рухнула в кресло. Пусть к допросу она была готова, но сам процесс морально вымотал ее. Ее словно выжали как лимон, оставив после себя лишь опустошение и усталость. Хотелось просто лечь спать, а еще лучше сначала принять горячую ванну, чтобы смыть неприятное напряжение.

Мысли сами собой прокручивали весь разговор. К счастью, никаких ошибок она не допустила и все прошло хорошо. Она не вызвала подозрений. Стража наверняка еще некоторое время будет приглядывать за ней, возможно в дом установили прослушку, да и обыск тайный проводили, но если бы что-то нашли, ее бы не отпустили.

- Теперь будет поспокойнее…

Хотела бы она так думать.

Мозг сам собой подкинул ей воспоминание о том, что Госпожа Цветок лично прибудет в Тараскарию после окончания бури. Конечно, Госпожа могла бы преодолеть бурю. Если те слухи о ней правда, то для такой личности буран – ничто, но вряд ли она станет это делать. Сама она может и пройдет, но в одиночку даже она не станет враждовать с целым городом. Это уже самоубийство.

Мысли о Госпоже заставили Хлою задрожать от осознания своей участи. Госпожа Цветок прибудет в город, и лишь от ее настроения будет зависеть жизнь маленького радиста-связного, на которого могут спустить всех собак. В лучшем случае ее забудут в этом городе еще на много лет или даже отправят нести службу в Хельгард, а в худшем просто убьют.

Руки слегка задрожали, и девушке пришлось приложить определенные усилия, чтобы успокоиться и не поддаться панике.

- Я смогу, - кивнула она сама себе.

Да, еще не все потеряно. Еще есть шанс.

- «Если я смогу выполнить задание, то все мои ошибки спишут и даже более того. Возможно, меня переведут в активные агенты и дадут повышение», - подумала она.

Глупая мечта всех мелких сошек, которых запихнули в самый дальний угол следить за обстановкой. Вряд ли она осуществима, но по фантазировать же можно.

- Ладно, - поднялась Хлоя. – Надо привести себя в порядок.

Почесав место укола, она двинулась в ванну…

Глава 27. Охотничья рутина.

Прыгаю за дерево, спасаясь от нескольких шипов. Монстры не стали ждать, когда я выйду, да и шипы у них не бесконечные, а потому двойка волков тут же кинулась на меня, а остальные помчались за отступающим Барти.

Шипволк запрыгивает на ствол и, оттолкнувшись от него лапами, тут же бросается на меня, но его голова встречается со специально подставленным копьем и пасть насаживается на острие. Вот только это его не убило, он лишь застрял с палкой в пробитой челюсти, но как минимум пару минут мне мешать не будет.

Второй же обошел с другой стороны и выпрыгивает из кустов, пытаясь уцепиться за ногу.

Ускорение!

Отскакиваю и, сорвав с плеча метательный нож, кидаю его в животное.

Силовой бросок!

Снаряд просвистел мимо головы противника, но заставил его замедлиться, что дало мне шанс уклониться. Все же метаю я пока не очень хорошо.

Прыжок! Прыжок! Прыжок!

Зверь прыгает и, отскакивая от камней и поваленных деревьев, пытается добраться до меня, чтобы загрызть, но моя подвижность куда лучше, чем раньше, а потому пока мне удается уклониться.

Пригибаюсь, пропуская волка над головой, а второй, уже сломав древко копья как бешеный кидается на меня, но тут же получает по своей окровавленной и раненой морде солидный удар мечом.

Импульсный удар!

Клинок входит в голову и разворачивает мозги в кашу.

Это обычные шипволки, не как тот оскверненный, поменьше.

Первый волк весьма неожиданно сокращает со мной дистанцию, и его острые зубы несутся мне в голову, а мой меч в это время слегка застрял в голове у его собрата, но на пути его пасти я выставляю руку в металлическом наруче. Металл не самый лучший и тут же мнется под давлением челюстей, но руку мне спасает, и волк на секунду замер, что мне позволило быстро достать нож и всадить его в брюхо твари.

- Уох! – завыл зверь и отскочил, но кровь уже вытекала обильным потоком из его тела, а я успел достать из трупа меч и надвигался на врага.

Долго животное не протянуло, и я упокоил его навечно.

- Бегу уже! – крикнул Барти, направляясь в мою сторону.

За ним неслись еще двое шипвоков с торчащими из спин стрелами. Остальных ему удалось убить, но вот эти оказались более живучими и сейчас он заманивает эту парочку на меня, прямо в нашу ловушку.

Брат добрался до меня и тут же вместе со мной схватил за края специально постеленной рыбацкой сети, что мы купили для этой охоты. Как только монстрики добрались до нас, то мы тут же накинули на них сеть, а пока они увязли в ней и пытались вырваться, мы просто добили их лежащими рядом копьями.

- Фух, справились, - улыбнулся Барти. – Все же обычные шипволки приносят больше неприятностей, чем их оскверненный собрат.

- Тот был сильно ранен, да и тело к увеличенным размерам явно было не предрасположено, - покачал я головой. – Эти же шустрые ребята.

Простой шипволк размерами почти такой же, как обычный земной волк, только с шипами на спине, которыми он активно пользуется. Но вот сама тактика их охоты довольно интересна. Если обычные волки предпочитают пользоваться больше зубами, окружая жертву и атакуя с разных сторон

То шипволки активно используют свои шипы из спины. Их тактика выстрелить в цель шипами, чтобы ранить, обездвижить, или просто пустить кровь, а затем запрыгнуть на добычу и загрызть. Все же тут полно особо крупных животных как лосегоры, совомедведи, куалоны, но против металеней или драковепрей подобное вполне рабочая тактика.

Тот оскверненный шипволк из-за демонической энергии вырос до размера медведя, а потому его туша не была предназначена для привычных ему прыжков и двигался он в таком состоянии крайне неуклюже. Ну и незаживающие раны также сыграли большую роль. Именно благодаря этому мы тогда и выжили.

- Ладно, займемся тушами, - сказал Барти. – Тараску тебе в жены, ты ему морду размозжил. Теперь зубы не собрать.

- Так уж получилось, - пожал я плечами.

- Ладно, сделаю что могу.

Мы приступили к освежеванию тел. С шипволков можно добыть из сердца, зубы, глазные яблоки и… половые органы. Все это мы вырезали, расфасовывали по небольшим контейнерам и убирали в сумки. Еще можно шкуры снять, но это уж как получится. Из сердец получаются неплохие зелья, зубы могут пойти как компонент к местному пороху, глазные яблоки и половые органы для лекарств отлично заходят. Барти собирается не просто продать все это, а сначала приготовить, ведь тогда можно все загнать по более высокой цене. Шкуры у шипволков неплохие, однако, дешевые, но в нашем положении выбирать не приходится.

Семерка волков за сегодня – это даже неплохой результат.

После тех событий в Белолесье, мы вернулись в деревню, где предоставили голову зверя и его сердце. Поскольку свежевать его там мы не могли, пришлось забрать то, что можно. Этот осквернённый шипволк и был причиной того что крокомоны нападали на фермы. Впечатленный Рудольф обратился в страже и те проверили все, а после подтвердил нам выполнение работы. Он хотел еще сердце купить, но мы продавать не стали. В городе за него удалось выручить более хорошую сумму.

За убийство крокомонов нам заплатили триста драхм, а затем еще пятьсот за волка накинули. Не так уж и много, но хоть что-то. Рудольф даже свой старый меч подарил мне, лично от себя. Он ничем от моего прошлого не отличался, но выбирать не приходится, оружие очень нужно.

На следующий день мы вернулись в город, где и отчитались за выполненную работу, а также продали все найденное, что дало нам еще полторы тысячи. Для первого задания мы прямо сорвали куш, но долго эти деньги у нас не пробыли, потому что нужно было срочно закупаться новыми важными вещами.

Так мы отдали две тысячи за два новых навыка, каждый взял по Акробатике, а остальное ушло на ремонт кольчуги и наручей, да на новые стрелы. Вот так мы и вернулись к тому, что было, пусть и чуть лучше, чем раньше.

А вот дальше началась рутина.

Нам стали выдавать обычные задания, которые мы уже полторы недели выполняем. Ходим на опушку Диколесья, недалеко от лесопилок, гоняем шипволков и прочую мелочь. Все же уровень угрозы обычного шипволка – 1, а обычный человек с таким вполне себе может справиться.

Ну и за все это время удалось немного прокачаться, да освоить навыки.

Акробатика – это навык подвижности и мобильности. Развивая его можно стать более ловким и быстрым, то, что нужно для выживания. Сначала я думал взять себе «Парное оружие», но подумав, решил, что выживание важнее силы и не прогадал. С «Акробатикой» тело будто вернулось в то время, когда я активно занимался спортом. Грубые и неуклюжие движения уходили, оставляя какую-то грацию и легкость. Пусть развитие пока минимальное, но уже чувствуется разница. Сейчас уклоняться мне куда легче, чем раньше.

Мне еще Барти перекинул свой навык на метательное оружие, а также отдал ненужный уже глиф, но этим я пользуюсь довольно редко. Не успеваю просто что-нибудь метнуть, но может потом пригодится.

Ну и мои текущие характеристики выглядят так:


Имя: Максвелл Уиллоу

Статус: «Норма»

Профессия: Охотник. Ранг – 1.

Поглощенный Хаос: 589/1983

Эволюции: 0

Навыки: 5

- Физическая основа – 1

- «Аугментация. Неизвестный тип» - 1

- Владение мечом – 2

- Акробатика – 2

- Метательное оружие - 1

Знания: 2

Способности: 3

- Импульсный удар – 13%

- Ускорение – 9%

- Силовой бросок – 2%


Пока ничего выдающегося.

На опушке Диколесья мало что можно набрать, а идти дальше мы не можем. Там слишком сложно для нас.

- Эх, будь у нас третий, можно было подать заявку на более сложное задание с ночевкой, - вздохнул Барти. – Надо бы поговорить с ребятами в гильдии. Может, кто не против нас с собой взять или к нам присоединиться.

- С новичками мы почти не видимся, - сказал я. – А более старшим вряд ли с «малышней» охота возиться.

- Это точно, - скис брат. – Придется и дальше возиться на опушке.

- Придется.

Ночевать в лесу, даже в Белолесье, опасное дело, а потому всегда нужен человек на стреме, который будет оберегать сон товарищей. Вот только вдвоем распределять дежурство довольно сложно, и третий человек в группе очень нужен. А потому гильдия просто не выдает парам такие задания из-за высокого риска. В гильдии только одна команда может себе такое позволить, это пара Базиля и Гаскара, но там боец четвертого ранга и эксперт-следопыт, у них проблем не бывает.

Нам же новичкам нужно объединяться в группы, если мы хотим выжить, но с этим есть некоторые трудности. Мы уже предлагали нескольким новичкам сотрудничество, но те не горели желанием работать с химерой. Это более старшие и опытные охотники не видят в таких как я угрозы или просто понимают мои проблемы, а вот обычные люди еще слишком сильно подвержены страху.

- «Неужели гибриды такие опасные?» - спрашивал я сам себя.

Я понимаю, что скитальцы ребята серьезные, но я ведь даже еще не развит, я еще обычный человек, пусть уже кое-что умеющий. Пара крепких мужиков, вполне могут меня заломать. Барти, конечно, говорил, что во время Черной Ярости, гибриды меняются и становятся опаснее, но поверить в такое мне сложно. Я еще толком ничего не знаю и не понимаю.

Ладно, эту проблему мы как-нибудь решим.

- Сколько мы получим за все это? – спросил я.

- Ну, из семи сердец я могу сделать около десятка зелий агрессии, каждое стоит по десятку драхм, - начал Барти. – Компонент для пороха из всех зубов может дать еще пятьдесят, а лекарства с остального примерно столько же. Шкуры еще можно загнать за тридцатку, ну и сама работа в семьдесят выйдет. Если вычесть стоимость склянок, то мы примерно заработали три сотни. И еще стоит вычесть ремонт и новые стрелы. Наконечники у сломанных я сохранил, так что недорого выйдет.

- Маловато, - нахмурился я. – Нужно больше денег.

Наша экипировка просто мусор, да у меня кольчуга неплоха, наручи металлические, поножи купили, на шлем не хватило, ношу кольчужный капюшон, а копья, к счастью, недорогие, но с таким вооружением на кого-то серьезного идти – форменное самоубийство. Мой меч и с моими силами просто не пробьет шкуру того же лосегора. У Барти все тоже самое. У него такая же кольчуга как у меня, но лук просто мусор, с таким ни на кого серьезного идти нельзя.

Можно, конечно, использовать яд или какие-то другие примочки. Барти уже некоторое время делает горючие смеси, но их в лесу нужно осторожно использовать. Устроить Вьетнам мы не хотим.

Сейчас нам нужно как можно быстрее развиться, научиться новому, обзавестись более качественной экипировкой и только потом можно будет переходить на новую ступень. Однако для двоих это сделать будет куда сложнее.

Вот только действительно качественный меч стоит от двух тысяч, про композитный лук, который так нужен брату, я вообще молчу. На одних крокомонах и шипволках мы далеко не уедем, и нам даже трех месяцев не хватит, чтобы доползти до третьего ранга.

- Ничего, Макс, - похлопал меня по плечу Барти. – Мы пока на самом старте и нужно лишь немного подтянутся, а затем все пойдет попроще. У тебя скоро первая эволюция будет, после которой станешь посильнее и справляться со всем будет легче.

- И как ощущения от такого?

- У меня такого не было, но я слышал от других только, - поежился он. – Говорят, ощущение и, правда, неприятные.

- М-да, жду не дождусь… - вздохнул я.

- Не боись, мой щеголеватый брат, мы победим даже дракона!

- Ага, несварением.

- Ха-ха-ха-ха! Зато гибель будет героической!

- Героический запор устроим дракону, который позволит остальным спастись, - хмыкнул я.

- Зануда ты.

- Как есть…

Глава 28. Неприятное положение.

- Выпьем! За победу! – поднялись кружки за столиками. Кто-то праздновал удачную охоту, а у кого-то был какой-то праздник. Вон Андрей праздновал день рождение, а у Райта ребенок родился, ну, а остальные просто пили и гуляли за чужой счет.

Обычное дело.

Джек давно привык к тому, что в гильдии всегда найдется повод выпить и погулять, главное быть внимательным. Но ему сейчас было не до этого. Он заскочил в гильдию всего на пару минут, чтобы долг отдать Найджелу. Их гильдейский повар недавно дал Кейджину в долг, вот и надо было отдать. У Джека были кое-какие дела еще, но долг дело святое, надо отдавать.

- Привет всем, - поздоровался он. – Всем хорошего настроени… АуааХ! – он резко подскочил, увидел рядом с собой двух зомби.

Две мрачные и темные фигуры, над которыми едва ли не тучи черные нависали, сидели за столиком и всем своим видом источали флюиды ненависти к человечеству. Вокруг них уже образовался круг отчуждения, да и остальные старались обходить их стороной, ощущая исходящую от них жуть.

А нет, это не зомби, это Барти и Макс такие злобные сидят и своим видом отравляют атмосферу, на доли тысячных процента ускоряя наступление конца света. Оба новичка сейчас сидели за столом и впадали в чернейшую депрессию.

- Вау, че это с ними? – спросил Кейджин.

- Ты что последних новостей не слышал? – прозвучал рядом голос Илэй Ли. Одноглазая блондинка в кожаном костюмчике и с гипсом на левой руке покачала головой, смотря на эту парочку. – В Диколесье выследили демона и сейчас все сильнейшие пошли на охоту, вот новичкам и запретили приближаться к лесу. Даже лесопилки временно закрыли. Вот эти двое и депрессуют, у них же команды нет, так что они без работы сегодня и может даже завтра, если с демоном быстро не разберутся.

- Понятно, - хмыкнул он. – А с собой никто их не может взять?

- Большинство сейчас празднуют, - кивнула она в сторону крупной компании за дальними столами. – А остальным нет дела до новичков.

- А сама-то?

- А у меня еще рука не прошла, - указала она на гипс на левой руке. – Я бы и вообще не приходила…

- Так чего тогда пришла? Сидела бы дома и лечилась! Что ты вообще тут делаешь?

Она посмотрела на него удивленным или даже оскорбленным взглядом и секунд пять молчала, а затем снова указала на гуляющую компанию:

- Бухаю на халяву.

Джек потер виски, так как выносить логику этой девицы ему было сложно. Илэй как обычно неповторимый оригинал.

- «Думаю, даже если она будет прикована к постели, перспектива бесплатно пожрать и выпить, ее поднимет. Да что уж там, она и из могилы для такого выкопается!».

Но с ней все понятно.

Барти и Макса правда жалко. Они только начали свой путь скитальцев, отлично справились со сложной работой. Джек очень удивился, когда эти двое принесли в гильдию голову оскверненного шипволка, а как они вообще пережили встречу с таким, он не представляет. Но один вид кислого и обиженного Базиля, который проиграл пари, был для многих как бальзам на сердце. Бабуля сурова, раз решила их таким образом испытать, но парни справились.

А сейчас они вынуждены терять время, ведь вряд ли у них при себе много денег. Барти уже сказал, что потратил свои сбережения на усиления, да и с работы ассистента алхимика он уволился и теперь надо им на что-то жить.

Сам Джек помочь ничем не мог.

Он сейчас по делам уходит, а у сестер Чияки день шопинга, они вообще в гильдии не появятся.

- Хм-м-м, а Раймон не приходил? – спросил брюнет у блондинки, что уже успела добыть себе очередную кружку пива и свежую выпечку.

- Вроде бы, - пожала Илэй плечами. – Я не Людвиг и за новичками не приглядываю, но, кажется, он где-то был.

- Если встретишь, скажи что Макс и Барти в гильдии. Он как раз искал их. И передай Людвигу, чтобы мой велик не брал не предупредив, я его целый день потом искал.

- Как встречу передам, - кивнула Ли. – Кстати, Бехольдэ, Дэнс и Шнапс так с задания и не вернулись.

- Не вернулись еще? – заволновался Джек. Эти трое еще два дня назад ушли на задание и не знали ничего о демоне. – Надеюсь они в поря… Хотя зная эту троицу, наверняка они как раз убегают от демона.

- Угу, их «удача» прокачана до максимума, - фыркнула девушка, выпивая еще одну кружку.

- Ну, удачи, а мне надо к Найджелу…


***


- Отстой… - застонал Барти, уткнувшись головой в стол.

- Полный отстой… - также стонал я, откинувшись на спинку стула и смотря в высокий потолок. – И за что мир нас так не любит?

- Черт его знает, - ответил брат, не поднимая головы. – Вероятно, согрешили в прошлой жизни.

- Наверно…

- Я хочу переродиться лишайником…

- Ха-а-а-а-а…

Настроение было убитым полностью. Не хотелось существовать, а желание переродится лишайником, все чаще посещало мою голову. Вот надо же было так нам попасть. Когда мы пришли в гильдию и думали как-то выбить себе работу посерьезнее, нам объявили, что всем с рангом ниже третьего запрещено приближаться к Диколесью, а остальным тоже желательно не мешать. Сильнейшие уже отправились на охоту за обнаруженным демоном, так что туда никого не пускают.

Вот мы и пролетели.

Деньги у нас все же есть, мы откладываем и копим, чтобы новую экипировку купить и как-то усилить себя, но этого слишком мало еще. Плюс мы еще и припозднились и все новички уже разобрали работу в Белолесье, а нам ничего не осталось. Нам ведь нужна какая-то боевая работенка.

Не скажу, что мне так нравится каждый день рисковать жизнью, но без битв нам не стать сильнее, а значит, к моменту, когда буря утихнет, нас могут ждать огромные проблемы. Просто так сидеть здесь и тупить не охота, но идти в Диколесье и подвергать миссию товарищей провалу, тоже не хочется.

Есть и другие места как Замерзший берег или Берег Обломков, но туда вдвоем соваться слишком опасно.

Можно было бы пойти с кем-нибудь из старших, но у всех сегодня гулянки, потому все что остается это сидеть тут и сосать лапу. Нет, бесплатно пиво и закусить сегодня выдают, да и гильдия готова войти в положение новеньких и покормить бесплатно, но нам от этого не легче.

- Ну, можно попытать счастье на фермах, - предложил Барти. – Там поработав пастухами можно немного заработать.

- Проще тут за тридцатку грузчиком поработать, - буркнул я. – По крайней мере, переть несколько часов не придется.

- Да, тут согласен.

Мы вновь погрузились в отчаяние и уныние.

Безнадега. Придется возвращаться домой, а завтра надеяться, что ситуация разрешится. Ненавижу бездельничать и тратить время в пустую…

- Приветствую, - прозвучал рядом с нами незнакомый голос.

Мы как-то привыкли к шуму на другом конце зала, где веселится компания, что что-то празднует, но нас это не особо волновало.

Перед нами предстал какой-то высокий темноволосый парень с тонким шрамом, пересекающим его улыбчивое гладко выбритое лицо. Волосы у него средней длины и побриты на висках, и завязаны в небольшой хвостик на затылке. Судя по дешевой кольчуге с темно-синим сюрко поверх всего этого, он такой же новичок, как и мы, разве что кольчуга все же немного получше моей.

- Мы не хотим к празднику, - сказал Барти.

- А? О, нет, я не оттуда, - отмахнулся он. – Меня зовут Раймон Рут. А вы, как я слышал, Макс и Барти? Можно присесть?

- Ну, если тебя не пугает сидеть рядом с проклятым, то, пожалуйста, - пожал я плечами.

- Ха-ха-ха, нет, не пугает, - улыбнулся он, садясь напротив нас. – Глупо боятся самого себя.

Эта фраза заставила меня напрячься.

- Я слышал от заключенных в блоке «D», что ты собой пожертвовал, чтобы попытаться их спасти, - продолжил говорить Раймон. – Это весьма благородный поступок. Сочувствую, что это не окупилось. Меня же заставили…

- Ты…

- Да, я один из трех гибридов, которых стража спасла из убежища, - кивнул он. – Я давно с тобой хотел встретиться, Максвелл…

Глава 29. Такой же.

- Ну, с чего бы начать? – сказал Раймон, взяв кружку пива. – В этот мир я попал больше месяца назад. Сдавал дипломную работу. Отошел в туалет, а затем темнота.

- А браслет у тебя также сразу был? – просил я.

- Нет, мне его потом дали, - покачал он головой.

- М? – удивился Барти. А, да, я же как-то не рассказывал ему.

- Потом.

Раймон же продолжил свой рассказ:

- По прибытию я Диколесье, я слегка там побродил ближе к опушке, а затем меня поймали сектанты и утащили к себе. Там я был не один, много было заключенных в блоке «А», который каждый день забирали на опыты… - он поежился.

Да, мне знакомо это чувство.

- Меня также забрали в один из дней и пустили под нож, а затем я уже очнулся с таким вот шрамом, - он опустил воротник и показал знакомый мне шов, но уже на шее. – Я оказался одним из пяти гибридов, тех, кому удалось пришить эти чертовы органы, и нас испытывали и проверяли. Хотели посмотреть, как мы будем развиваться. Потому каждому дали по боевому навыку и затем выставляли драться с чудовищами и… другими заключенными… - его руки задрожали. – Это… было ужасно… я не горжусь, что поддался страху и… там ни у кого не было выбора… Тебе еще повезло…

Похоже, ему пришлось куда хуже, чем мне.

И если бы не прибытие стражи, то меня ждало бы тоже самое.

- Из нас пятерых до спасения дожили двое, - говорил Рут. – Фуми сошла с ума от осознания потерянной жизни и покончила с собой… До сих пор помню как проснулся и увидел ее повешенное тело, что покачивалось в камере. Спать нормально, потом неделю не мог. Джейк был сильным парнем, смелым и всегда заступался за других. Он также сам вызвался добровольцем, спасая других… Надзиратель забил его до смерти на наших глазах… Я его чем-то разозлил и этот больной ублюдок собирался задушить меня, но Джейк вмешался и… Надзиратель бил его пока его голова не превратилась в кусок отбитого мяса… А Френка загрызли монстры на неудачном испытании… Оттуда меня и Джули спасти стражники…

Он рассказывал это с болью. Я сам пережил ужасы заключения там и понимаю, что подобное нельзя выдумать. Меня самого едва не убил надзиратель, когда я пытался защитить Коула. Видать после случая с Джейком за этим больным стали следить. Это меня и спасло…

- Но когда мы оказались в городе, оказывается нам тут никто не рад, - он до дрожи сжал кулаки. – Люди шептались за спиной, проклинали и не хотели даже разговаривать… Считали прокаженным и чудовищем… Джули было тяжело такое переносить. Она подзаработала немного денег в первые дни, и не думая купила билеты на поезд, да уехала в Междуземье. Я предлагал ей держаться вместе, но после пережитого, ей хотелось быть одной. Ну, а я оказался не столь удачным, а потому решил пойти в охотники. Тут у меня хоть какие-то шансы были… Вместе с другими новичками я как-то сработался, а затем мы вот уже две недели тут.

- Да, нелегко тебе пришлось, - только и мог сказать я.

Мне все же повезло, если подумать. Я нашел тут брата, осознал, что не один в этом чертовом мире и имею хоть какую-то моральную поддержку, а вот на Раймона мир вывалил тонну дерьма. Одно то, что он из-за такого не сломался, уже многое о нем говорит. Это вызывает уважение.

- Ладно, давайте не будем о грустном, - махнул он рукой. – Что было то прошло. Если начну зацикливаться на этом, то с ума сойду.

- Хорошо, - кинул я. – Ты сказал, что искал нас?

- Да, я тут недавно сам. Кое-как с моей группой нам удалось неплохо начать, но на более сложные миссии нас пока не пускают. Четверка – это хорошая команда, но пока мы все новички ничего мы не можем. Из моей группы только у меня первая эволюция была и какие-то силы, а вот остальные совсем зеленые. Тут я услышал про вас, и хотел предложить вам сотрудничество.

- Хм-м-м, интересно, - потер подбородок Барти. – У тебя есть какой-то план?

- Ну, это никакая не тайна, просто, остальные новички в крупные команды не объединяются, а народ второго ранга в такой дешевой работе не заинтересован, - ответил он. – Тут задание есть в шахту Гинга. Там завелись гоблины. Из-за демона они сильно активными стали, вот и надо бы их выкурить оттуда.

- А что это за шахта? – спросил я.

- Лет тридцать назад там добывали уголь, некоторые металлы и другие полезные вещи, - начал брат. – А потом все жилы истощились, да и обнаружилась опасность обвала и место забросили. Уголь больше там не добывают.

- И как же тогда город без угля остался?

- Нет, конечно. Большая часть местного угля древесный. Местные как-то сохраняют в нем энергию, которую клетки деревьев имели при жизни, или что-то в этом роде, из-за чего он горит жарче антрацита… Каменный уголь так, иногда для плавки стали используют.

- А мы справимся с гоблинами?

- Ну, вшестером точно справимся, - сказал Раймон. – Плюс, обычный гоблин имеет уровень опасности 1, но толпой тянут на слабенькое 2. А вот хобгоблины это также 1 уровень, но 1-С, группой их одолеть можно.

- Сами вы не справитесь и вам нужна помощь, - посмотрел на него Барти. – Как будем делить награду?

- Все поровну и честно, - поднял он руки. – С деньгами я всегда предельно справедлив и конфликты мне не нужны. Если найдем что-то ценное, то честно поделим. Мы умные люди, а не варвары какие-то.

Над его предложением стоит подумать.

Нам с Барти все равно делать нечего, а подобная работа может серьезно поправить наше финансовое положение. Плюс команда нам действительно нужна. Нас никто насильно в группу не включает, а там уже и посмотреть можно. Вместе в любом случае будет легче. Плюс сам Раймон не похож на крысу или кидалу. Я может не знаток человеческих сердец, но мразей замечать умею и этот человек точно не такой. Да и если на нас тогда напали сектанты, то Раймон и сам в опасности.

Переглянувшись с братом, мы приняли решение.

- Хорошо, можно поработать, - сказал я.

- Отлично, - кивает Раймон. – Пойдем тогда за заданием, а вам бы достать себе все необходимое. Там довольно темно.

- На складе можно купить.

- Ну, тогда пошли тогда за припасами и в путь.

- Встретимся у стойки заказа, я пока своих позову.

На этом мы и разошлись.

Ну что же, гоблины так гоблины…

Глава 30. Новые знакомства.

- Итак, что нам для шахты нужно? – спросил я.

- Фонари нужны обязательно,- ответил брат, когда мы шли к складу. – С собой еще желательно веревки носить. Еще не помешает иметь альпинистские костыли, мало ли, где лестницы обвалены.

- Ок, набираем, - кивнул я.

- Погоди, - Барти остановился и отвел меня немного в сторону. – Я понимаю, что ты пережил тоже немало дерьма, как и Раймон, но я ему не сильно верю. Я ему сочувствую, но все же…

- Я тоже не верю ему, - кивнул я. – Мы только познакомились, логично, что верить тут никому нельзя. А если учесть какие у нас проблемы, то неприятности можно найти где угодно.

- Хех.

- Я не настолько наивный идиот, - фыркнул я. – Плюс, мы в любой момент можем обратиться к лейтенанту Громову, и навести справки об этом человеке. Так что лгать ему нам не выгодно. А удара в спину от них ждать тоже смысла нет. Если сектанты охотятся на таких как я, то и он в зоне риска, а напасть на нас в самый неожиданный момент можно, и не прибегая к таким сложным манипуляциям.

- Тут ты прав, -- кивает он. – К тому же в любом случае из Тараскарии бежать некуда и уехать тоже никак нельзя, так что волноваться нам не о чем.

- Ну, раз все решили, то идем скорее…

На складе мы взяли самое необходимое. Веревки, фонари, костыли, а также Барти пришлось взять себе помимо его лука еще и короткое копье. Мне же пришлось взять еще и небольшой круглый деревянный щит, да и меч поменять на тот, что покороче. В пещерах особо не побегаешь и там постоянно тесно, так что стоит обзавестись оружием поменьше.

После мы двинулись к главному залу, где нас уже ждал Раймон в компании своих друзей.

Его командой были двумя крепкими парнями и миловидная невысокая девушка смотрящая на него влюбленными глазами.

- О, наконец-то, - улыбнулся Рут, увидев нас. – Мы уже все подготовили. Ребят, - повернулся он к своей команде. – Это наши компаньоны на это задание. Макс и Барти.

- Приветствую, - кивнул я.

- Познакомимся? – сказал Барти, смотря на девушку. Та лишь фыркнула и проигнорировала его. – Ну, вот…

- Соболезную, - похлопал я брата по плечу.

А меж тем Раймон продолжил:

- А это моя команда, Фам Нгок Хонг, - указал он на невысокую темноволосую азиатку. Она была одета в темные одежды, за спиной держала длинный лук и у нее была некоторая броня на левой руки, а также пара кинжалов на поясе. – Захари Ивэйло, - представляет он крупного парня с рыжими волосами. У него в этой группе была самая крепкая и тяжелая броня, если такую вообще можно так назвать. Латные руки и ноги, нагрудник какой-то кривой, будто покупали доспехи из разных комплектов и на то, что хватило, что не удивительно. Вооружен Захари был боевым молотом с клевцом на обратной стороне и крепким деревянным щитом. – Ну и последний у нас… кхе-кте..Ермено…Ермино…

- Зогир Ерменехильдо, - закатил глаза светловолосый высокий мужчина, одетый в примерно такую же кольчугу как у меня. Их оружия он носит небольшой топорик и щит, а также арбалет с колчаном болтов на поясе. – Можно просто Ермен.

- Да, точно, извини, - сказал Раймон. – Ну-с, такой командой мы и пойдем в шахту.

- Погоди, - вмешался Барти. – Я тут кое-чего поузнавал про эту шахту и у меня появилось пара вопросов. Ты же знаешь, что ее не просто так забросили и не приближаются.

- Да, я знаю, - кивает Рут. – И у меня есть план как с этим справиться.

Пока мы собирались, то обсудили будущую работу с начальником склада и он нам многое рассказал про заброшенную шахту Гинга. Когда-то это была самая большая угольная шахта в Тараскарии, но вскоре истощилась и ее забросили. Потом там поселились гоблины, но каждый раз после того как всех вырезали, твари опять возвращались и мешали местным.

Обвалить шахту оказалось слишком опасно.

Она сильно связана с местной горой и вообще район этот геологически не стабильный. Если все подорвать, то часть горы обвалится и этой лавиной камня и грязи может снести местные деревни. Это не факт, что так будет, но угроза есть. Плюс, имеется вероятность, что толчки от обрушения почувствуют даже на Горбе Старика, а его обитателя лучше не беспокоить.

Насколько я тут узнал Горб Старика – это огромная гора в центре Диколесья и именно вокруг нее весь лес и растет таким огромным и в центре этой горы спит местный дракон – Тараска или для местных – Старик Тарас. Просыпается это чудовище раз в лет двадцать, но город и местных жителей не трогает, однако его все равно стараются не будить лишний раз. Как сказали Тараска ленивый дракон, ему нет дело до людишек и он редко вообще приближается к городу, но каждый раз, когда он все же просыпается все встают на уши и молятся, чтобы дракон не передумал.

Именно по имени этого дракона и была названа эта земля Тараскария. Во всех землях, где обитают драконы, все вокруг названо в их честь как Хаммерланс, Леонидарис, Дахакара, Цеперия и другие на восточном континенте.

- Вот, - Раймон снова опустил свой кольчужный воротник и показал шрам. – Мне сектанты вшили гортань цеперийского нетопыря, благодаря чему я могу использовать что-то вроде эхолокации, но куда более лучшей, чем похожее умение. По звуку отследить довольно сложно и раньше времени наше присутствие гоблинам мы не раскроем. Благодаря этой чертовой силе я могу просканировать всю шахту и быть точно уверенным, где есть шанс обвала, а также где находятся враги. Так что я тут единственный кто может спокойно и безопасно провести всю группу по подземелью.

- Круто… - хмыкнул брат. – Ну, если твоя сила так работает, то у меня вопросов больше нет.

- Отлично, а теперь…

Раймон резко прервался, когда его толкнули в спину, и он едва не упал.

- С дороги, неудачники! – прозвучал громкий голос и мимо нас с гордо поднятой головой проходит какой-то чернокожий тип, облаченный в дорогую кольчугу и с большим арбалетом за спиной. Негр с длинными дредами в компании пятерых таких же нагло выглядящих типов прошел мимо нас и плюнул мне под ноги. – Грязные уроды…

Вся эта компания, посмеиваясь над нами двинулась к выходу.

- А это, что за кучка оригиналов? – спросил я.

- Это Пелек, - с ядом в голосе произнес Раймон. – Он сам еще новичок как мы и всего три месяцев в гильдии, но гонору как у трех Базелей. Довольно трусливый и жалкий тип, что за все это время работу брал только на всякую мелочь. Говорят у него связи неплохие, откуда он деньги имеет и потому так дорого облачен. Он из тех, кто терпеть не может гибридов и постоянно ищет повод это демонстративно подчеркнуть. Я хотел взять миссию на совомедведя, но этот осел отнял это задание и…

- Раймон, спокойнее, - к нему подошел Ермен.

- Да, милый, забудь этого придурка, - заволновалась о нем Хонг.

- Угу, - кивает Захари. – Его мнение тебе не должно быть важным.

Рут несколько минут крепко сжимал кулаки, но вскоре глубоко вздохнул и успокоился.

У него хорошие друзья, что волнуются за него.

- Простите, - выдохнул он. – Идем оформлять заказ лучше.

- Да, пошли.

Мы все двинулись к стойке регистрации…

Глава 31. Несправедливость.

Взять задание оказалось не так просто. Сначала нам не хотели выдавать работу такой сложности, ведь обычно это доверяют ребятам лишь второго ранга. Пусть гоблины не такие уж и опасные враги, но само место работы весьма неустойчивое и может представлять столь неопытным скитальцам угрозу. Однако Раймон не отступал и долго спорил с секретарем по поводу этой работы и в итоге все же сумел убедить в том, что мы отлично для нее подходим. Нас достаточно много, чтобы справиться с любой угрозой данного уровня, а также благодаря его личным способностям проблем в самой шахте у нас не будет.

В итоге работу мы получили.


Контракт: Очищение шахты Гинга от гоблинов.

Награда: 800 драхм и все найденное в шахте.

Заказчик: Старейшина деревни Болос.


Деньги эти на шестерых выглядят довольно мелко. Все же каждому немного больше сотни достанется, что довольно мало, однако в самой шахте тоже можно что-то найти. Гоблины часто тащат все, что плохо лежит, и мы туда идем скорее за возможными сокровищами, чем за наградой за задание.

Так что наша основная цель это добраться до гнезда тварей и забрать все, что они успели наворовать. Это принесет нам неплохие деньги, но в самой шахте помимо гоблинов есть и другие опасности, а потому нам нужно быть осторожными.

- А откуда вообще появились гоблины? – спросил я. – Если этот мир был изначально обычным, то, как тут такое появилось?

- Ну, гоблинами их назвали уже потом, - сказал Барти. – А так они, по сути, бывшие люди, ставшие мутантами из-за влияния демонов.

- Они что, предатели которых прокляли? – спросил Ермен. – Я сам попаданец, потому многого толком не знаю, хоть тут и уже полгода.

- Нет, - ответил Барти. – Это все сделал один из лидеров демонов. Тот любил раньше проводить эксперименты с вирусами и болезнями, вот и пытался всех нас извести с помощью особой болезни – Берсериоз. Эта дрянь заставляла тела заболевших мутировать, разум деградировать, а также агрессия и инстинкты повышались в разы, из-за чего люди превращались в диких животных, что поедали других, в итоге они обратились в то, что позже было названо орками, гоблинами и троллями. Жуткие дикари-людоеды, живущие по первобытным законам и не способные сдерживать свои инстинкты. Они может частично и разумны, но уже не способны к нормальному мышлению. Только дикое, животное потакание своим низменным инстинктам.

- И-и-и-и, жуть какая, - поежилась Хонг, прижавшись к Раймону. – А мы сами такими не станем?

- Нет, это уже невозможно, - грустно вздохнул Барти, понимая, что с этой девушкой у него ничего не получится. – Лекарство от этого давно нашли, да и самого вируса уже не осталось. Те твари, что мы встречаем сейчас - это потомки тех первых зараженных. Плюс сам Архидемон после случившегося постарался не дать этому вирусу размножиться и прекратил работу над всякими болезнями.

- Чего это он такой добрый? – фыркнул я.

- Да просто в мире, наполненном Хаосом, где все мутирует и меняется, болезни начали поражать не только людей, но и демонов, так что пришлось прекратить работу над вирусами, чтобы самим от них не умереть. Именно поэтому морских монстров демоны стараются больше не плодить, после того как драконы вышли из-под их контроля, и многие теперь нападают на демонические корабли, стоит только их завидеть.

- Хе-е-е-е, вот оно как…

- Да, Лорд Демонов Барблспью немало проблем доставил этому миру. Можно сказать, на фоне трех других он сделал даже больше, чем они все вместе взятые. Главный полководец армии демонов, Крофенольф, занимался истреблением людей на поле боя, но драконы и вирусы Барблспью выкосили гораздо больше.

«Барблспью… Крофенольф… странно, мне эти имена кажутся знакомыми… Наверно, в энциклопедии попадались, когда я ее читал».

Вот общаясь на подобные темы, мы и двинулись на север от города в сторону деревни Болос. Друзья Раймона оказались неплохими людьми, с которыми было довольно легко разговаривать. Тут разве что Хонг была поглощена лишь своей влюбленностью, которую Раймон пытался не замечать или не слишком увлекаться. Не знаю, стеснялся ли он ее чувств, или у него какие-то другие проблемы с этим, но девушку он старался не обидеть. Захари и Ермен куда более открытые люди, хоть первый и немногословен.

Вот так к вечеру мы и добрались до деревни, где сразу же отправились к старейшине. Болос мало чем отличался от Бадденбурга. Такие же крепкие деревянные стены, такие же поля и луга вокруг, разве что деревня стояла на берегу озера.

Старейшина встретил нас на подходе, это был полностью седой старый мужчина на вид лет шестидесяти, одетый в клетчатую рубашку да брюки. Судя по грязным следам на одежде, он как раз огородом занимался, когда ему сообщили о нашем прибытии. Он пригласил в свой довольно небольшой дом, двухэтажную избу, и усадил за свой стол, а его жена нам ужин подала.

После же он начал вводить нас в курс дела:

- Гоблины, значится, не особо нас беспокоили обычно. Трусливые они, а пара выстрелов из ружей всю толпу распугают. Слабоваты мерзавцы, штурмовать стены никогда не полезут, да и стража наша хорошо службу несет. Вот только неприятности приносят обычно. Скот могут украсть да, может, изредка похитят кого, кто по глупости слишком близко к Диколесью подойдет, но очень редко.

- Я так понимаю, все изменилось с недавнего времени, - сказал Раймон.

- Да, демон же завелся в лесу и распугал местную живность, - кивает староста. – Шипволки порой слишком близко подходят, да байены могут напасть. У нас пастуха так недавно растерзали и стадо его. Но если с ними еще сладить можно, то вот гоблины совсем в последние дни распоясались. Похитили уже четверых, и участи несчастных не позавидуешь. Спасать их уже поздно, в плену дольше одного дня не живут у серых мерзавцев. Живут твари в старой шахте Гинга, но сами понимаете, почему мы с этим ничего поделать не можем.

- Мы поможем вам. Завтра с утра отправимся.

- Деньги за работу получите по возвращению, а что найдете в шахте - ваше. Разве что если найдете останки убитых, то уж попытайтесь вернуть, чтобы мы собратьев наших земле придали.

- Сделаем что можем, - сказал я.

- Ну, этого мне достаточно, - покивал старик. – Можете у меня остаться, жена моя уже постелила вам в гостевой комнате.

На этом мы и закончили разговор, и ушли к себе. Нам выделили большую комнату, с шестью кроватями, одна из которых была окружена занавесками. Это место для Хонг, которое она явно хотела разделить с Раймоном, но тот явно был не в настроении и лишь вымученно улыбнулся.

Народ начал распределяться по кроватям, Рут, сославшись на надобность сходить в туалет, вышел, а я двинулся за ним.

Как я и думал, наш новый друг не пошел в туалет, а присел у окна и старался отдышаться.

- Ты как? – спросил я.

- Я в порядке, - попытался скрыть он.

- Еще думаешь о Пелеке?

- Не только о нем, - отвел он взгляд. – Сам послушай.

Он открыл окошко, рядом с которым сидел и мне стал слышен разговор на улице, где старейшина успокаивал свою жену.

- Они гибриды! Два проклятых! Ты с ума сошел их в свой дом приводить, дурак старый?! – едва не кричала его жена. – Я не войду в этот дом с этими тварями!

- Тихо ты, - повысил голос старейшина. – Нечего их провоцировать. Мне тоже химеры не нравятся, но кого гильдия послала, с теми и работаем. Да и не похожи они на безумцев, все нормально будет. Не приняла бы Дагора ненадежных к себе. Да и если вдруг эти будут буянить, я уже молодцев наших предупредил, чтобы пришли.

- Так пусть сейчас пойдут и выкинут их! Я не…

- Тихо ты, дура старая! – начал злиться мужчина. – А если они мастеру своему чего скажут? Я проблем с этой драконицей не хочу. Она дама суровая и строгая, но если кто на ее людей без причин нападет, то в лучшем случае от нас заказы принимать перестанут. О худшем и думать страшно… Так что терпи или на улице спи!

- Я у сестры переночую лучше.

- Как хочешь…

Окошко Раймон закрыл:

- Порой я ненавижу свой аномальный слух.

- Этого следовало ожидать, - вздохнул я.

- Люди несправедливы к таким как мы, - он крепко сжал кулаки. – Все они ненавидят нас, хотя мы ничего еще не сделали. И так постоянно. Все они такие и…

- Не все, - не согласился я. – Мой брат и твои друзья иные. Да и в гильдии полно тех, кому плевать на подобное. Да и такие же там есть. Мир полон уродов, но хорошие люди в нем все же есть.

Раймон ничего не сказал на мои слова и лишь тяжело вздохнул.

Он некоторое время молчал, а затем просто встал:

- Я все же в туалет пойду.

Рут ушел, а я не стал его преследовать. Он явно очень много плохого успел пережить и теперь везде видит негатив. Я, может, и сам был бы таким же, если бы не нашел брата. Лишь наличие кого-то верящего в меня помогло не сломаться. Раймон же слишком поздно нашел тех, кто готов поддержать его, а потому ему тяжело поверить в людей.

«Ничего, думаю, все наладится»…

Я вернулся в комнату, а там Барти как раз перекидывался в карты с Захаром, Ерменом и Хонг.

- А как вас угораздило в охотники пойти? – спросил брат.

- Ну, я в этом мире уже полгода, - начал Ермен, - но поскольку образование я получить в свое время не успел, а тут ничего полезного не умел, то перепробовал кучу работ от грузчика до работника завода и лесопилки. Это, конечно, безопасно, но я просто морально дох там, а потому плюнул на все и решил пойти на такую работу. Я сначала был в группе у Пелека, но он та еще сволочь, а потому оттуда быстро ушел. Ну и познакомился с этими, да вместе стали ходить.

- А я раньше фермером был, - вздохнул Захари. – Но батя мой пропил ферму, и нас с братьями из дома выселили, когда отца в тюрьму забрали. Братья мои сумели быстро на месте устроиться, а я в город пошел, но там не легче. Сначала не знал, куда податься, но случайно с Раймоном встретился, и он с собой пригласил. Тут неплохо.

- Пф, как банально, - фыркнула Хонг. – А я из дома сбежала, так как не захотела выходить замуж за кого родители укажут. И что, что наши отцы сговорились чуть ли не до моего рождения? Меня мой жених побить попытался, а Раймон спас меня… - на лице у азиатки расцвела счастливая улыбка. – Вот за ним я и пошла.

- Эх, какие вы все оригинальные, - усмехнулся Барти, раздавая карты. – О, Макс, на тебя раздать?

- Нет, я спать пойду, - зевнул я. – Вы надолго не засиживайтесь, а то завтра рано вставать.

- Приятных снов, - махнул он рукой, как и остальные.

Я ушел спать, оставив друзей в покое…

Глава 32. Правила выживания.

Утро встретило нас прекрасной погодой, теплым солнышком, встающим из-за гор, а также прохладным ветерком. К моменту, когда мы позавтракали и отправились на работу, все деревенские жители уже проснулись и занимались своими делами. Все же в деревне день начинается до восхода. На это Захари лишь посмеялся, что быть охотником лучше, чем фермером, по крайней мере, можно высыпаться.

Настроение у всех было позитивным, и даже Раймон не особо обращал внимание на бросаемые на нас испуганные взгляды вперемешку с отвращением и презрением. Быть гибридом неприятно, но поделать с этим мы ничего не можем. Лишь смириться с отношением к себе окружающих.

Покинув деревню, мы двинулись в сторону некогда богатой шахты, от которой сейчас мало что осталось.

Но по пути нам пришлось остановиться и проверить припасы. Каждый имел при себе фонарь на поясе, шахтерский фонарик на лбу, у всех была веревка, аптечки со всем необходимым, ну и остальной мелочи, которая может нам пригодится. Меч в порядке, щит крепко держится на левой руке, но я пару раз поменял руку, чтобы понять, с какой удобнее управиться. Удобно с обеими руками. Все-таки парное оружие это то, что мне и правда нужно.

Щитом я владеть, увы, не умею. На это есть отдельный комплекс из навыка и знания «Щит и Меч», но оно мне и не нужно – базис можно и без помощи системы за пару тренировок выучить. Навыки надо брать, только если четко решил, что будешь на чем-то специализироваться. У Раймона тоже нет такого навыка, он больше под свой полуторник заточен, но в тесной шахте особо не помашешь клинком.

- Итак, ребята, - начал Раймон. – Мы сейчас пойдем в шахту, но перед этим, думаю, будет не лишним прочитать небольшую лекцию как нам там справляться, что делать и чего не делать. Поскольку моя способность будет сканировать окружение, то вам всем надо слушать мои команды. Если я говорю «не двигаться», замрите, под ногами может быть яма.

Мы все понимающе кивнули.

Благодаря Раймону мы можем пойти на эту работу, он единственный, кто может предостеречь нас от опасности, а потому ему и быть главным. Тут ни у кого нет претензий. По крайней мере, мы с Барти спорить с ним не собираемся.

- Далее, пусть я буду за всем следить, но я все же не всесилен и от вас самих тоже немало зависит, - продолжил Рут свою речь. – Внимательно смотрите под ноги. Гоблины обожают делать примитивные ловушки и все засыпать своим дерьмом. Одна рана и у вас будет заражение крови. Это в наших реалиях не смертельно, но очень неприятно.

Да, я читал с утра о гоблинах в энциклопедии. Там немало рассказывается о тактике их действий.

Они существа примитивные, дикие, деградировавшие до первобытного существования, но не тупые. Они достаточно сообразительны и хитры, чтобы делать примитивные ловушки, использовать простые орудия. Будучи довольно слабыми физически, они компенсируют это ловушками и численностью. А если учесть, что мы идем в их логово, на их территорию, то ситуация будет непростой.

- Когда войдем в шахту, то двигаться будем определенным строем. Коридоры не сказать, чтобы тесные, но там особо не побегаешь. Так что действуем так: в центре стою я, слева и справа от меня Макс и Захари. Хонг, Барти и Ермен идут вторым рядом. Мы принимаем первый удар на себя, а остальные, если есть возможность стрелять, то делайте, а если нет, то берите оружие и прикрывайте наши спины и друг друга.

Да, мы сейчас вооружились более-менее одинаково. У меня меч и щит, у Захари молот и щит, и даже Раймон убрал свой полуторник за спину и вооружился как я. В тесных коридорах шахты не получится особо размахивать чем-то длинным. Остальные, конечно, взяли копья, но короткие, да и их задача именно прикрывать нас, а не сражаться на передней линии. Стрелять они тоже будут, но лишь по возможности, благо у Барти полно метательных ножей, ну и камни с земли он также легко может подобрать и использовать.

- Ну и напоследок, - серьезным тоном говорил Раймон. – Ни в коем случае не разделяйтесь и не позволяйте себя оторвать от остальных. Гоблины слабые твари, но их опасность в количестве, а потому если останетесь одни, то будете быстро повалены и забиты. Всегда будьте рядом с другими и прикрывайте друг друга.

- Хех, вместе пришли – вместе уйдем, - усмехнулся я. – Никак иначе.

- Никак иначе, - сказал Барти.

Остальные кивнули.

После этого мы двинулись дальше прямиком к шахте.

Сама шахта Гинга находилась в часе пути от деревни. Небольшую гору можно было увидеть издалека, и она совсем рядом находилась от опушки Диколесья, но, благо, тут деревья росли не так быстро.

Вокруг входа в шахту располагалось что-то вроде маленькой шахтерской деревеньки. Всего несколько деревянных домиков, от которых остались лишь сгоревшие останки, поломанные вагонетки, да едва видная железная дорога, по которой и возили руду. Сам вход в шахту был не особо большим, немногим больше человеческого роста.

- В шахте старайтесь огнем не пользоваться, - продолжил Рут. – Там могут быть скопления газов, которые подорвут всех нас. Вряд ли гоблины бы стали жить рядом с подобным, но не стоит рисковать. Ну и если что, воспользуемся этим, - он достал из сумки несколько мешочков и передал их нам. Там оказался… чеснок, ну не обычный, а металлический. Калтроп как его еще называют. Это несколько острых штырей в форме звездочки или тетраэдра. Острие всегда любым углом торчит вверх, и, наступив, можно даже хорошую обувь пробить. Гоблинам с их босыми ногами будет совсем плохо. – Если придется отступать, то разбросаем. Это нам время выиграет.

Умно. Очень умно. Мы с Барти к своему стыду даже не подумали о таком. Мне еще многому предстоит научиться, прежде чем я смогу называть себя настоящим охотником.

Мешочки мы распределили между собой и зацепили на поясе.

- А правда, что гоблины не имеют женщин и размножаются, насилуя человеческих? – бледнея, спросила Хонг.

- Нет, это бред, - махнул рукой Барти. – Есть у них самки, но довольно редко рождаются, да и все их функции сводятся как раз к рождению новых гоблинов. И рожает их пусть не пачками, но по нескольку сразу. Уродцы быстро плодятся.

- Все-то ты знаешь, - усмехнулся Ермен.

- Половину энциклопедии составил наш отец. А я ее еще в детстве выучил, - гордо заявил брат.

Ого, смелое заявление.

Неясно только зачем ему это было нужно. Нет, информация там полезная и интересная, но алхимику вряд ли нужно такое. Хотя он вроде хотел как-то стать скитальцем, но папа ему не разрешил, да и сам он всегда в окружении других охотников был. Может поэтому и вызубрил все.

- Идем, - дал команду Раймон.

Все мы кивнули и включили фонари.

Сами фонари работают не на масле или чем-то таком. Это даже не огонь, а искусственно выращенные кристаллы, называемые Светокамнем, что поглощая хаос, испускают мягкий свет. Не скажу, чтобы особо яркая вещь, но от удара не погаснет.

Переглянувшись и собравшись с духом, мы двинулись во тьму…

Глава 33. Гоблины.

Перед тем как войти, Раймон вышел вперед и, закрыв глаза, несколько секунд стоял неподвижно.

Импульс!

Едва ощутимый толчок воздуха ударил от него во всех стороны и лишь слегка дернул пыль и траву под ногами. Он стоял так еще несколько секунд, а после открыл глаза.

- Я настроился. Можем идти, - сказал Рут. – Своды крепкие, не обвалятся, и в ближайших ста метрах врагов нет. Они дальше сидят. Теперь я буду вести нас.

Вот она значит какая, сила гибрида. Он почти без каких-то визуальных проявлений использовал свою способность и может даже поддерживать ее. Барти говорил, что сканирующие умения – редкость. Сам-то радар, на любом принципе, из глифов создать не проблема, проблема – вывести его информацию. Люди обычно лишены обратной связи со своими способностями, и чтобы чувствовать такое, нужно освоить и развить их далеко за пределы обычных ста процентов. Ну, или быть гибридом, как Рут.

«Нам обязательно в команду нужен такой человек, - подумал я. – Ну посмотрим, как сработаемся сегодня».

Мы вошли в темные своды заброшенной шахты и начали свое неспешное продвижение. Фонари были зажжены и прогоняли перед нами тьму. Ширина коридора была достаточна для двух людей, потому впереди шел я с Захари, Раймон чуть позади с включенным эхолотом, а остальные шли сзади.

Шахта довольно большая и глубокая. Судя по тем картам, что мы взяли перед уходом, она простирается на несколько сотен метров и разделена на три уровня вниз. Второй и третий уровень затопили перед уходом, перестав перекрывать грунтовые воды, а вот тот первый, на котором сейчас мы, лишь немного сыроват. Благо, если будет опасность обвала, Раймон нас тут же предупредит. Да гоблины и сами вряд ли бы стали селиться там, где могут умереть в любой момент.

- Враги впереди, - шепотом сказал Рут. – Где-то дюжина. Столпились над чем-то. Нас не ждут и пока не слышат.

Мы кивнули.

Убить их нужно быстро.


Гоблин.

Тип – Метачеловек. Гуманоид.

Уровень опасности – 1.


Беда в том, что как бы мы не старались, но быть неслышимыми просто не способны. Есть умения убирающие звуки, но такого у нас нет, да и экипировка шумит, пусть и немного, а потому убивать нужно быстро.

Тихо как могли мы приблизились к повороту туннеля.

Там в свете тусклого фонаря стояла небольшая группа уродцев и что-то ели. Свет им тоже нужен для жизни. В темноте они видят, но не в кромешной тьме, потому какое-то освещение вокруг них должно быть, но для нас оно слишком слабое.

- Вперед, - дал команду Раймон.

Мы все выскочили из-за угла.

Барти, Хонг и Ермен тут же дали выстрел, которым сложно промазать, когда цель удачно кучкуется прямо перед нами. Две стрелы и болт угодили в спины трех тварям и двоих даже убили моментально.

- Кха-а-а-а! – застонали умирающие и упали на землю.

Остальные тут же подскочили и обернулись в нашу сторону, но я, Раймон и Захари уже сблизились с ними.

Мой щит отбрасывает ближайшего урода, а меч колющим ударом входит в живот. Маленькие глазки расширились, и изо рта вырвался мучительный крик, но у меня не было времени наблюдать это.

Тут же блокирую удар дубинки слева, а затем щитом разбиваю лицо гоблину.

Импульсный удар!

Клинок рассекает грудь гуманоиду, и густая черная кровь вырывается наружу.

Со спины на меня налетает ублюдок с копьем, но ему же в спину прилетает метательный нож от моего брата, а затем я добиваю упавшего.

Остальные в это время уже со своей работой справились. Захари размозжил своим молотом голову одному гоблину, а второго упавшего просто раздавил своим сапогом. Тощие косточки не выдержали такой силы. Раймон же потерял меч, но быстро достал свой полуторник и уже насадил на него сразу двоих. Остальных добили подоспевшие.

Теперь у меня была возможность получше рассмотреть этих тварей.

Представляли они собой тощих зеленокожих гуманоидов ростом где-то метр двадцать. А нет, кожа все же серая, просто покрашена в зеленый краской, как камуфляж. Видать, чтобы в лесу хорошо скрываться было. Формой тела они скорее напоминали обезьян, чем людей. Сгорбленное тело со спины покрытое грубой черной шерстью, несколько укороченные ноги с широкими стопами, длинные пятипалые когтистые руки. Мизинцы на руках гоблинов были совсем маленькими и скорее небольшие отростки представляли. Видать, не нужны они им и думаю, через несколько поколений совсем станут четырехпалыми. С ногами примерно то же самое, всего три больших пальца. Головы у них небольшие, череп слегка вытянут вперед, с маленькими черными глазами, крючковатыми носами, ртами, наполненными острыми зубами и торчащими клыками. Выглядели они уродливо и если бы мне не сказали, то я бы и не подумал, что они хоть что-то общее с людьми имеют. Эти твари будто из какого-то ужастика пришли.

Вирус Берсириоз так повлиял на их предков, а затем сотни лет эволюций привели их вид к такому облику. Отвратительное зрелище.

Смотреть на них на картинке и смотреть в живую это не одно и тоже.

- Похоже, это охотники, - сказал Барти, осматривая их. – Краска на телах относительно свежая. Гоблины красятся перед выходом на охоту. Да и туши животных говорят об этом.

То, что они ели когда-то было чем-то на подобии оленя, а вот рядом валяются еще три таких же тушки. Видать на полпути в свое гнездо они решили остановиться и поесть.

- Красятся? А моются когда? – фыркнул Ермен.

- Они не моются. Краска просто засыхает и сама отваливается со временем. Это одна из немногих вещей, что умеют делать гоблины, помимо примитивного оружия и одежды из шкур животных.

- Так они разумны или нет? – спросила Хонг.

- Сложно сказать, - пожал брат плечами. – С одной стороны общаются, живут вместе и какую-то иерархию понимают, но с другой на попытки общаться они отвечают агрессией. Демоническая скверна извратила их мозги. Предки были дикими животными, а эти озлобленные уроды, у которых даже мысли не возникает жить хоть в каком-то мире с окружающими. Ученые говорят, что может через лет пятьсот их эволюция дойдет до той стадии, когда они начнут хоть как-то осмыслять свое положение и может тогда можно будет наладить отношения.

- А что насчет орков и троллей? – задал вопрос Захари. – Орки как я слышал, куда более разумны.

- Орки да, у них даже какая-то своя культура имеется, но из-за кипящей в них ярости, они даже друг друга не всегда жалуют и войны между орочьими племенами обычное дело в Леонидарисе. Тролли же мозгами совсем звери.

- Когда-то это были люди, - вздохнул я.

- Были их предки, - с презрением произнес Раймон, указывая на стену. А на стене висел фонарь… из человеческого черепа. – Но сейчас они заслуживают только истребления.

- Ты прав, - кивнул я. – Истребим их.

- Двигаемся даль…

- Стой! – резко повысил голос Рут.

Мы тут же замерли.

Захари застыл с поднятой ногой и даже дышать не решался.

- Захари, шагай назад, - уже спокойнее произнес Раймон. Он подошел к месту, где только что был здоровяк. – Вот почему всегда нужен следопыт или человек развитым восприятием.

Он указал на небольшое место. С виду просто обычная земля под ногами, разве что чья-то кучка дерьма растоптанная валяется. Раймон потыкал палкой в это место, там тут же просела земля и оголила несколько деревянных колышков, облепленным фекалиями.

Самая примитивная, и самая эффективная ловушка, какую могли придумать эти дикари. Они разумны, но от этого только хуже.

- Запачкайтесь их кровью, - велел он. – Если мы будем пахнуть как они, то уроды не сразу заметят наше вторжение.

Не уверен. Человек и человеческая кровь пахнут по-разному, например. Но альтернатива крови – дерьмо. Может оно действительно поможет остаться незамеченным, но ну его нафиг.

Так что промолчу.

- Я теперь буду еще внимательнее, - кивнул наш лидер. – За мной.

Мы двинулись за ним. Первый шаг в этой резне мы сделали, но теперь нас ждет остальное…

Глава 34. Одни в темноте.

Закрывшись щитом, блокирую атаку налетевшего на меня гоблина, а затем отталкиваю его от себя, и тут же отбиваю копье еще одного и рассекаю его голову мечом. Слева кто-то прыгает, но Барти уже насадил серокожего уродца на копье, справа слышится чавкающий звук удара молота о плоть, но смотреть по сторонам нет времени.

- Сверху! – кричит Раймон за нашими спинами. Он вынужден переодически отступать из окружения, чтобы мониторить обстановку и благодаря ему мы до сих пор и выживаем.

На потолке тут же были замечены пятерка гоблинов, что ловко цеплялись своими когтями за трещины и карабкались к нам. Барти и Хонг тут же достали остатки метательных ножей, а затем атаковали ползущих, но двое, несмотря на ранения, все же кинулись на нас.

Отпрыгнув чуть назад, мне удалось увернуться от падающего тела, а затем насадить его грудь на меч, а вот Ермен не уследил и ему на шею сел серокожий уродец и тут же укусил его.

- Агрхх! – зарычал он, а гоблин уже достал костяной нож, чтобы добить врага, но его руку отрубил вовремя подоспевший Раймон, что быстро спас друга от смерти.

Я же перестал отвлекаться, и вернулся к бою, так как количество врагов почему-то не заканчивалось, и мы уже серьезно волновались за наше выживание. Тело слегка болело от нескольких порезов и ушибов, но это мелочи, ведь пока я жив, еще могу сражаться.

Единственная причина, почему мы еще не разорваны этой толпой в том, что успели вовремя кинуть во врагов «чеснок», который сильно замедлил их приближение. Тварям сейчас приходится очень аккуратно ступать, и прыгать по трупам своих собратьев, ведь в тусклом свете дрожащих светильников, которые изредка встречаются, рассмотреть опасность не получается.

Враги все бегут к нам из темноты, пытаются добраться, валятся один за другим, а мы отбиваемся. Никто из нас и не думал, что их окажется так много в одном месте. Учитывая, что часть шахты должна быть затоплена, то им просто негде тут жить и не понятно где именно уродцы расплодились в таких количествах, но сейчас нет времени думать об этом.

Удар! Удар! Удар! Удар!

Мой меч выписывает узоры в воздухе, отбиваясь от наседающих противников. Сил еще много, но если все это продолжится так, то мы можем…

- Пол! – крикнул Раймон.

Под ногами послышался какой-то шум. Земля резко просела и начала трескаться.

Мы тут же расступаемся и разбегаемся в разные стороны, да и не только мы, гоблины тоже резко разбежались по углам зала.

- Гра-а-а-а! – прогремело сразу два громких рыка из поднявшегося облака пыли.

Тут на меня вылетает какая-то тварюга крупнее гоблина.

Уворачиваюсь от дубины монстра, кувырком вылетаю в центр помещения отрезанный от остальных. Вот только остальные гоблины не торопились накидываться на меня, а наоборот начали обходить по дуге и бежать к остальным.

- Га-ха-ха-ха-ха-ха! – послышался смех из полумрака и ярко-желтые глаза засветились в тени.

С громким топотом к свету вышел тот, кто вылез из-под земли.

Это оказался крупный гуманоид с серой кожей, так же покрашенной в зеленый. Существо было крупнее обычного гоблина, где-то одного роста со мной, но гораздо шире в плечах. Мощное тело было испещрено шрамами и растущими из тела шипами. Большая голова с носом-картошкой, широкой пастью утыканной острыми кривыми зубами и двумя нижними клыками-бивнями. Из одежды существо носило только набедренную повязку из каких-то деревяшек, что как-то защищали не особо длинные ноги.

- Га-га-га-га… Мясо… - простонал басистым голосом бугай, крепче сжимая свою дубину.


Хобгоблин.

Тип – Метачеловек. Гуманоид.

Уровень опасности – 1.2-С.


- Черт, это хобгоблин, - напрягся я. Фактически, они даже не мутанты, один вид, просто у гоблинов редко бывает остаточно пищи, чтобы вырасти в такую большую и неэкономную с точки зрения энергии форму. Только когда у гоблинского племени есть достаточно охотников, они могут раскормить несколько таких туш. Мы ждали, что они появятся, но явно позже. – Не хочешь договориться?

- ЖРАТЬ! – закричал монстр и тут же кинутся на меня.

Подныриваю под дубиной, бью в руку, но клинок отскакивает от растущих шипов.

Приседаю, пропуская оружие над собой, и пытаюсь проткнуть открывшийся бок, но острие лишь слегка порезало толстую шкуру гуманоида.

Отпрыгиваю назад, но меня едва не задевает копье вылетевшего гоблина, который решил помочь бугаю.

Тут же прыгаю вбок, так как эта мясная туша напрыгивает сверху. Я отскочил, а вот тот гоблин нет, и был раздавлен шипастым телом более крупного собрата.

Хобгоблин не собирается давать мне передышку и кидается с новой силой и необычной для своих габаритов прытью.

Кидаю в него щит, который сейчас не только бесполезен, но еще и вреден. Блокировать атаки такого чудища для меня невозможно, а умения на такое у меня нет. Так что щит сейчас только помешает мне. Монстр обивает снаряд и сокращает со мной дистанцию.

Уклон! Отскок! Перекат!

Гуманоид не обучен сражаться, а потому его движения довольно грубы, хаотичны и беспорядочны, но сила их такова, что переломает меня от одного только попадания.

Вот он снова налетает.

Парирую его оружие, отвожу в сторону, резко сближаюсь и толкаю не ожидавшего такого врага, а после обрушиваю на него атаку, которую он блокирует руками.

Импульсный удар!

Слышится хруст костей и во все стороны разлетаются обломавшиеся шипы и капли крови, но тут же получаю в живот здоровенным кулаком и меня отшвыривает на несколько метров, а затем протаскивает по земле.

Тут же подскакиваю и уклоняюсь от очередной попытки гоблинов меня задеть.

- Га-га-га! Слаба! – смеется хобгоблин. Его руки в крови и на них видна большая рана от моей атаки, но этого было недостаточно, чтобы убить его. Мои силы на использование умений не бесконечны. Пусть за эти недели я стал сильнее и теперь могу чаще использовать их, но еще недостаточно хорошо все контролирую. Если перестараюсь с умениями, то упаду без сил.

Враг довольно крепкий, будет сложно одолеть его, но иного пути нет. Не знаю как там остальные, однако отвлекаться нельзя.

Поудобнее взяв меч в правой руке, я бросаюсь в атаку.

Ускорение!

Подныриваю под очередным замахом, ухожу за спину и бью по ноге, что не защищена шипами, вот теперь наличие деревянной «юбки» становится понятным. Толстой шкуре не важны мои комариные порезы и враг также резко разворачивается с атакой, но меня уже там нет, и я снова двигаюсь и пытаюсь нащупать уязвимое место.

Снова разворот с ударом, и я опять уклоняюсь, а затем огромная пасть смыкается прямо перед моим лицом, едва не откусывая мне часть головы. Черт, забыл про его рот. Обычно это только животные пытаются укусить, а вот от гуманоида не ожидал подобного.

Удар! Удар! Удар!

Мои атаки обрушиваются на грудь и голову, но лицо монстр вовремя закрывает защищенной шипами рукой, а шкура на торсе слишком толстая.

Снова бросаюсь в атаку, так как не хочу зря тратить время моей скорости, которое стремительно угасает.

Уклон!

Ухожу от атаки дубины.

Резко влево и пропускаю мимо кулак.

Монстр снова пытается меня укусить, но тут же получает коленом в подбородок снизу.

Импульсный удар!

- Уагх! – захрипел он, прикусив язык, но отскочил от меня. – Больна! УГа-а-а-а-а!

Он кидается в атаку с еще большей яростью и бешенством.

Мое ускорение закончилось, и сразу использовать его еще раз нельзя – тело просто не выдержит. Да и сил осталось не так много.

Однако кое-какой план действий у меня все же появился, и я поспешил его реализовать.

Бегу на встречу отведя руки назад. Выглядело это со стороны наверняка очень глупо, но если сработает, то сойдет.

Кувырком ухожу влево. Уворачиваюсь от удара дубины и бью в ответ, что враг тут же блокирует руками, но теперь это ему не поможет, ведь в правой руке у меня ничего нет. Он не сразу это осознал и открылся, пытаясь меня укусить, а потому очень удивился, когда клинок в левой руке рассек ему глаз.

- А-у-а-а-а-гх! – закричал хобгоблин и отшатнулся, но я уже накинулся на него сверху.

Удар!

Острие клинка входит в открытый рот и пробивает мозг снизу.

Гоблины вокруг резко затихли.

Резко поворачиваю голову и вижу, как Раймон как раз заканчивает со своим противником. Ему достался второй такой же бугай, которому он только что отсек руки своим полуторником. Меч засветился синим и, усилившись, пробил шипы и кости, а после и сам гуманоид был обезглавлен.

Насколько я знаю, у него есть умение «Рубака», что усиливает такие вот атаки. Что-то вроде виброклинка на доли секунды. Стоит подумать, чтобы себе подобное достать, как только деньги будут.

Увидев поражение своих сильнейших воинов, гоблины тут же кинулись бежать.

- Аа-а-а-а-а-а! – кричали они, от страха забиваясь в узкие проходы, и вскоре помещение оказалось полностью пустым.

- Это было сложно, - поморщился я.

Битва с хобгоблином оказалась неожиданной. Нет, мы знали, что столкнемся с ними, но никто не думал, что они набросятся так неожиданно, да и с одним мне придется драться самому.

Раны после боя болят, но у меня как раз достаточно хаоса, чтобы повысить один из навыков и тем самым отлечиться. Это хороший способ спастись в критических ситуациях, ведь при преобразовании тело не только меняется, но и восстанавливается немного. Мне так руку и вылечило. Конечно, это от серьезных травм не спасет, но в любом случае будет полезно.

Вложил хаос как раз во Владение Мечом, сейчас это мне нужнее и…


Внимание! Вы достигли предела естественного развития!

Дальнейшее усиление навыков приостановлено.

Пожалуйста, пройдите полноценную эволюцию.


О, я уже достиг этого. Быстрее чем я думал.

- Поздравляю с эволюцией, братец, - хлопнул меня по плечу Барти. – Ощущения от первой эволюции будут незабываемыми.

- Спасибо, что утешил, - фыркнул я. – В любом случае сейчас это делать нельзя.

Ага, эволюция вырубит меня минимум на целый день, если не на два, и тело будет перестраиваться. Ну, так мне все говорят, а вот как на деле выйдет, узнаю, когда сам переживу это. Благо дня два можно спокойно игнорировать эту потребность, а к тому моменту мы уже дома будем и там в спокойной обстановке все сделаем.

- Мы справились сейчас, - хмыкнул я, смотря на труп хобгоблина.

- Потому что подготовились и работали вместе, - кивнул Барти.

- Ну и благодаря Раймону, - я повернулся к нашему лидеру. Он как раз собирал «чеснок» с поля, ведь только он мог безошибочно найти их все. Пока остальные латали раны и приходили в себя, он предпочел не сидеть без дела. Да и не пострадал он в бою практически. – У него талант.

- Ты бы справился не хуже, - фыркнул брат.

- У меня таких сил нет.

- Лидера делают не способности, а умение принимать решения в тяжелых ситуациях, - покачал Барти головой. – Ты это умеешь, а на его счет еще посмотрим. Но я бы не хотел идти под чьем-либо руководстве кроме твоего.

- У нас есть цель – стать сильнее. Какая разница, каким способом мы ее добьемся? – пожал я плечами.

- Порой важно не то, как быстро ты стал сильнее, но и каким способом. Совесть-то не у всех молчит.

- Хватит прокачивать Философию, - закатил я глаза.

- Хе-хе-хе, постараюсь удержаться. Пошли.

Мы вернулись к остальным. Они как раз заканчивали приходить в себя.

Вскоре с мешком «чеснока» вернулся и Раймон.

- Кажется, все собрал, а выковыривать их из трупов как-то не хочется, - сказал он. – Благо эта штука очень дешевая.

- В любом случае наши труды окупятся, - усмехнулся я.

- Тогда надо двигаться дальше, - кивает Рут, отдавая нам мешок. – Будем готовы ко всему.

- Да!

Враг уже знает о том, что мы здесь и будет готов, но и мы теперь не попадемся так же просто в ловушку. Гнездо гоблинов совсем близко, скоро мы закончим с этой работой и неплохо заработаем.

Пора идти…

Глава 35. Домашний питомец.

Яма, через которую хобгоблины неожиданно выбрались у нас из-под ног, и стала нашим путем к их логовищу. Видать не ожидали, что мы справимся с их «элитой» и двинемся прямиком к ним домой.

Оказывается, уровень ниже не был затоплен, как писалось в докладе. Видать твари как-то отвели грунтовые воды. Скорее всего, открыли путь к какой-то подземной пещере, где, предположительно и обитают.

По пути нам встретилось несколько групп гоблинов, а также ловушки, много ловушек, но благодаря Раймону мы все прошли спокойно и достаточно быстро добрались до небольшой дыры в стене, куда серокожие уродцы и сбежали.

Пройдя по туннелю, мы вскоре подошли к особо большому залу, с относительно высоким потолком. Раньше это явно было место, где собирались вагонетки с рудой. Сами остатки вагонеток валялись беспорядочно. Сам зал был окружен деревянными кольями, торчащими во внутрь и блокирующие другие проходы. На другом его конце было что-то вроде деревянной платформы, где и собрались все жители этого места.

На небольшом каменном троне восседал толстый крупный гоблин, облаченный в шкуру какого-то оленя с торчащими рогами. Сидел он с важным видом в окружении своих подчиненных.

Весь вид этого уродца был будто глупой карикатурой на типичного короля.

- Гха-ха-га! Глупай поверхностники! – смеялся над нами гоблин под одобрения и хохот своих слуг. – Вы вторгаться к нам! Вы помирать! Мы есть ваше мясо! Мы обгладывать ваши кости!

- Ну, так спускайся и давай проверим, кто кого, - усмехнулся Раймон.

- Гха! Мы не марать руки! Вызывай Мими! – отдал приказ гоблин.

Затем один из серокожих гуманоидов взял большую палку, а затем со всей силы ударил ей по металлической трубе.

ДУ-У-У-У-М-М-М-М-М!

Громкий и протяжный звук разнесся по всему помещению, после которого все твари резко затихли, а мы, напрягшись, приготовились к бою. Секунд десять ничего не происходило. Тишина окутала все вокруг, а напряжение начало нарастать и…

- Кхи-и-и-и-и-и! – прозвучало откуда-то снизу.

И через секунду в небольшом отдалении от нас из земли выбирается какая-то тварь!

- Кхи-и-и-и! – вновь завопила она и выбралась на поверхность.

Это оказалась какая-то крыса с белой шкурой, большими зубами и чем-то, напоминающим поросячий нос. Существо было крупным, где-то с корову размером, с массивными когтистыми передними лапами и маленькими и тонкими задними.

Тут же смотрю на браслет.


Кротокрыс.

Тип – Животное. Грызун.

Уровень опасности – 2.1С.


Второй уровень и специальность! Дело плохо!

- Кротокрыс… - произнес Барти. – Скорее на вагонетки запрыгивайте! Не стойте на земле!

Услышав его голос, существо резко повернулось, а затем, подпрыгнув, нырнуло в землю!

Но вместо того, чтобы встрять или начать копать ее, почва под ней будто поплыла и искривилась, а существо быстро скрылось из виду.

- Бегите! – повторил брат.

Мы тут же кинулись к ближайшим валяющимся на земле вагонеткам.

Оттолкнувшись от земли, я сумел приземлиться на спасительную вагонетку, и в следующий миг в месте, где был я, словно рыба из воды, выпрыгивает монстр и едва не задевает меня зубами. Зверь улетает к потолку и также легко погружается в него и снова исчезает, лишь на миг появившись в отдалении, выпрыгнув сверху и снова скрывшись под землю.

Остальные тоже успели спастись и все застыли стоя на ненадежных поверхностях.

- Будьте осторожны, - вновь заговорил Барти. – Кротокрыс обладает «фазирующей железой», он способен «плавать» в земле. Он не выкапывает себе туннели, а как бы сливается с землей, благодаря чему может так двигаться и развивать большую скорость.

- Что еще за железа?! – не понял Ермен, достав арбалет и готовясь стрелять.

- Это такой орган внутри его тела. Подобные этому железы вырезают из тел зверей, а затем… имплантируют людям…

Так вот значит, что нам вшивают в тела. Именно с подобными органами и появляются гибриды типа меня.

- Раймон, где он? – спросил я.

Рут выглядел ошарашенным и быстро крутил головой.

- Я… не знаю… - едва сдерживая панику, ответил он. – Я не вижу его!

Дело плохо.

Сила Раймона основана на звуке, а если внутри земли оно звуков не издает, то и обнаружить его он не способен.

Все очень плохо.

- Надо уходить! – сказал Ермен.

Надо, но сделать мы этого не сможем. Проход здесь лишь один, а все остальные заблокированы деревянными кольями.

Черт, что же делать?

Резко поднимаю щит и блокирую прилетевший в меня камень!

То же самое сделали и остальные.

Гоблины, со своей деревянной платформы громко смеясь, начали кидаться в нас камнями и копьями, желая сбить с наших убежищ. Теперь ясно в чем состоял их план. Эти вагонетки они специально тут поставили, чтобы мы на них забрались и стали легкой мишенью для них. Благо до луков и другого опасного метательного оружия эти уроцы еще не додумались, а сами по себе слабоваты, чтобы на таком расстоянии нам что-то сделать.

- Уах! – вскрикнул Захари и, не удержавшись на шатающейся вагонетке, падает на землю.

- Кхи-и-и! – прозвучал визг монстра, и он тут же вырывается из-под ног нашего товарища и огромные зубы и когти впиваются в его ногу.

- Аа-а-а-а-а-а! – закричал человек, когда тварь начала рвать его.

В следующий миг Барти и Хонг выстреливают в спину кротокрыса, от чего тот отпускает свою жертву и тут же погружается в землю.

Ермен тут же кидается к другу и утаскивает его к себе на вагонетку.

- Нога… - стонет бедолага. Ноги у него не осталось, а сильное кровотечение может добить несчастного, которому тут же стараются оказать какую-то помощь.

- Я… не увидел… - едва слышным голосом произнес Раймон. – Он где-то… над Барти!

В следующий миг прямо над головой моего брата появляется монстр и кидается уже на него.

Барти вовремя предупрежденный тут же прыгает вперед, а я помогаю ему забраться к себе.

Кротокрыс же падает на вагонетку и разламывает ее, а затем снова исчезает.

- Едва не помер, - слегка дрожа, сказал брат.

Положение у нас все хуже.

Захари ранен, а мы застряли тут и не в силах бежать, и в нас при этом кидаются гоблины.

Ситуация очень плохая и нужно что-то делать и…

- Бежать, надо бежать… - произнес Рут, но он и сам понимает, что сдвинуться с этого места не способен.

- Ха-ха-ха-ха-ха! – смеялись над нами гоблины.

- Раймон, что нам делать? – паникуя, кричала Хонг. Девушка крепко сжимала лук со стрелой и крутила головой.

Вот только Рут не мог ответить. Он едва держался и старался не поддаваться панике.

Я сам сейчас в примерно таком же положении.

Захари стонет, а Ермен пытается как-то остановить кровотечение и если на них сейчас нападут, то они не смогут увернуться. Мы в дерьмовом положении. У нас раненый, наш лидер в шоке из-за того что его сила не работает должным образом на этого монстра, а остальные в панике, так еще и гоблины мешают.

Нужно что-то делать, но…

- МОЛЧАТЬ! – резко и громко закричал я.

Все тут же затихло, и ко мне повернулись остальные.

- Хватит паниковать и трястись! – продолжил я. – Раймон, ты можешь хоть немного его почувствовать?

- Т-т-т-только на самом выходе… - кое-как придя в себя, ответил он.

- Скажи, как только он вылезет, - твердым голосом велел я. – Барти, Ермен, Хонг, как только появится, стреляйте. Я же выманю его.

Никто спорить со мной не стал.

Это вопрос времени, когда тварь перебьет всех нас, а потому если и действовать, то нужно сейчас, пока есть возможность и страх окончательно не сломил нас всех.

Ускорение!

Включив умение, кидаюсь вперед и, приземлившись на землю, тут же отпрыгиваю, когда мою ногу едва не схватила когтистая лапа.

На полной скорости я устремляюсь к другому концу зала.

В спину летят камни и копья гоблинов, но я быстрее их.

Секунда…

Время словно движется медленнее меня.

Опасность может выскочить из любого угла, а мое ускорение долго не продлится, да и скоро совсем могу потерять силы и дико устану. Главное продержаться!

Вторая секунда…

Когтистые лапы снова едва не задели меня, но я пока быстрее.

Третья секунда…

- Прыгай влево! – кричит Рут.

Тут же отскакиваю, и тварь молнией проносится снизу вверх, и моментально скрывается в потолке, куда тут же втыкаются две стрелы и болт. Монстр слишком быстро скрывается из виду и остальные не успевают в него попасть, а потому нужно его как-то замедлить.

Четвертая секунда…

Продолжаю бежать.

Напряжение во всем теле все нарастает, а сердце едва не выскакивает из грудной клетки.

- Прямо над тобой!

В следующий миг вместо того чтобы уворачиваться, я резко разворачиваюсь и закрываюсь щитом.

Замедлить его я смог придумать только так.

Острые зубы и когти вонзаются в щит и почти не замечая сопротивления ломают его, быстро добираясь до моей руки, а затем смыкаются на латном наруче, который и спасает меня. Монстр заваливается сверху и валит меня, придавливая своей двухсоткилограммовой тушей и едва не вырубая этим.

Зубы отпускают не пробиваемый для них металл на руке и тут же устремляются к моему лицу.

В следующий миг существо резко дергается и отводит морду в сторону.

- КХИ-И-И-И-И-И! – вопит оно от боли, когда три снаряда прилетают ему в спину.

Кротокрыс прыгает в сторону и пытается уйти под землю, но я тут же набрасываюсь на него и зацепляюсь. Лишний пассажир на его боку не дает чудовищу погрузиться под землю, чем делает его удобной мишенью для второго залпа.

Еще две стрелы и болт втыкаются ему в переднюю лапу.

- КХИ-И-И-И! – оглушительный визг бьет по ушам и кротокрыс кидается вперед, а я удобнее зацепляюсь за его грязный грубый мех, и усаживаюсь как наездник сверху.

Потеряв щит и меч, а так же, не имея возможности достать нож, так как боюсь сорваться с него, я со всей силы дергаю его влево и сам наклоняюсь туда же.

Подчинившись этому, монстр заворачивает и на полной скорости бросается в сторону, ослепленный болью он кидается вперед и… его туша насаживается на торчащие вокруг деревянные колья.

Еще несколько секунд кротокрыс дергался в конвульсиях, будучи пронзенный крупным деревянным штыком, а затем обмяк и затих.

Наступила гробовая тишина…

Гоблины застыли и неверяще смотрели на меня, медленно слезающего с трупа их «домашнего питомца».

- Ха-а-а-а-а… Ха-а-а-а-а… Ха-а-а-а… - громко дышал я, стараясь унять убегающее сердце. Ноги и руки дрожат, все тело одеревенело и сил почти не осталось.

Смерть была очень близко, и я едва не погиб. Адреналин в крови бурлит, а разум словно горит, но я постепенно успокаиваюсь.

Странное чувство удовлетворения растекается внутри и легкая улыбка сама отражается на моем лице.

Это стало последней каплей в разуме гоблинов:

- И-и-и-и-и! Бежать! – закричал вождь и первым сорвался со своего каменного трона, но он же первый и был убит прилетевшей стрелой, что прервала его жизнь моментально.

Остальные гоблины бросились наутек, но не у всех это получилось, ведь наши стрелки не спали.

- Вот и все, - усмехнулся я с трудом от усталости поднимая руку. – Мы победили!

Глава 36. Награда.

Некоторое время нам понадобилось, чтобы прийти в себя.

Я устало присел рядом с трупом кротокрыса. Слабость растеклась по телу, а потому мне пришлось быстро выпить тонизирующее зелье, чтобы как-то вернуть себе силы. Еще нельзя расслабляться, ведь опасность может выскочить в любой момент. Потом, конечно, придется отлеживаться, переживая откат от этой дряни, но всяко лучше, чем сейчас упасть без сил.

Остальные тоже не сидели без дела.

Ермен и Хонг помогали Захари, Раймон пришедший в себя сумел поймать одного недобитого гоблина и сейчас допрашивал его, а Барти подошел ко мне.

- Я же говорил, что и ты с этим справишься, - усмехнулся брат.

- Как там Захари? – спросил я.

- Ноге конец, но это легко вылечат в городе. Слава богу, Гильдия предоставляет беспроцентные займы на лечение.

- Хоть что-то хорошее.

- Это было слишком рискованно, - покачал он головой.

- Иного выхода не было, - пожал я плечами. – Это все что я придумал.

- В следующий раз план составляю я.

- Идет. Только побыстрее делай это.

- Постараюсь.

- Можешь что-нибудь с этой зверушки добыть? – указал я на труп за спиной.

- Вряд ли, - покачал брат головой. – Шкура кротокрыса довольно паршивая, ценных органов кроме его железы нету, а я вряд ли смогу вырезать ее так, чтобы не повредить. Слишком сложно для меня. Когти, клыки и глаза разве что, могут что-то стоит. Сейчас займусь их извлечением.

- Жаль, - вздохнул я. – Как эта хрень вообще так может «плавать» в земле?

- Способность называется «психокинетическим фазированием», - ответил Барти. – Фактически, применяющий её уходит немного в то ли в «иное пространство» то ли в «другое состояние материи», а психокинетический медиум, то есть насыщенный силой объект, служит этаким якорем, чтобы не убиться. Кроты используют земли и камни как медиум, но человек с подобной железой может использовать что угодно. Ну, в меру своих способностей.

Похоже, Барти и сам не совсем все понимает. Ну, трудно его за это винить – все это «фазирование» и его описание звучит как что-то из квантовой физики или еще какой-то заумной научной дисциплины.

- Как все сложно. И подобные твари будут нам теперь часто встречаться?

- Все монстры более высокого уровня чем «1» обладают какой-то способностью. Этот кротокрыс едва-едва считается одним из них. Матерые кротокрысы могут полноценно пользоваться терракинезом, а не только фазировать. Но такая тварина гоблинов бы просто съела, вместо того чтобы подчиняться.

Чем дальше, тем сложнее.

Нужно быть к этому готовым.

Нам повезло столкнуться со слабым противником, но уповать на одну удачу нельзя.

Одних трюков и смелости недостаточно. Нужно стать сильнее, а для этого нужны деньги.

Ну и развиться нужно как можно скорее.

У меня уже готова начаться первая эволюция и, по словам Раймона, тогда же мой «орган монстра» активизируется, и я получу какую-то силу. Это может нам помочь в дальнейшем, но посмотрим, как получится.

Оставив брата разбираться с трупом, я подошел к остальным.

- Ты как, здоровяк? – спросил я, лежащего Захари. Он был совсем бледным и едва оставался в сознании, но держался и старался не поддаваться боль.

- Жить буду, - вымучено улыбнулся он. – Простите, что доставляю неудобства…

- Не напрягайся. Тебе нужны силы, - волновалась за него Хонг.

- Да, дружище, не забивай этим голову, - махнул рукой Ермен, покрепче перевязывая то, что осталось от ноги. – Кровь я остановил, но ходить он уже не сможет. Нужно доставить его в город.

- В деревне, думаю, сможем нанять телегу или какой-то транспорт, чтобы достать его, - киваю я. – Сейчас заберем все у гоблинов и можем уходить.

К нам подошел Раймон, таща за собой раненного и избитого гоблина.

- Простите меня, - сказал он. – Если бы я не запаниковал…

- Ты тут не виноват, - сказал я. – Никто не мог предположить такое.

- Верно, милый, все в порядке, - тут же подскочила к нему Хонг.

- Расслабься, босс, - махнул рукой Ермен.

- Я в норме, - поднял большой палец Захари.

Рут слегка улыбнулся растроганный нашей заботой и тяжело вздохнул, но затем собрался и вернул себе серьезность:

- Я допросил нашего нового «друга», - указал он на гоблина. – Он любезно согласился нам помочь. Верно?

- Верна! Верна! Не бей! – застонал серокожий уродец. – Моя отвести к складу! Моя подчиняться!

- То-то же, - фыркнул Рут. – Сделаем так. Я и Макс пойдем на склад и все осмотрим, а вы приходите в себя и готовьтесь уходить.

С таким планом никто спорить не стал, и мы с Раймоном в компании гоблина двинулись к складу. Идти пришлось недалеко, да и нам никто не встретился по пути, а ловушки благодаря Руту мы легко обходили.

Вскоре мы добрались до большой деревянной двери, которую тут же выломили и…

- Что?! – вырвалось у нас при виде этого… пустого помещения…

Лишь кости людей валялись на земле и ничего…

- Какого?! Где все?! – зарычал Раймон. Следом он швырнул гоблина на землю. – Где все награбленное вами?! Говори!

- Забрали! Забрали! – заплакал дрожащий уродец. – Все забрали! Пришли и забрали!

- Кто забрал?

- Демон… - трясся гоблин. – Демон пришел и велел все отдать. Он съел все и наших самок тоже, а потом ушел!

Вот значит в чем причина того, что гоблины так накинулись на людей, хотя обычно держатся от всех подальше. Демон был тут… тот самый демон, за которым сейчас охотятся в Диколесье.

- Все было напрасно, - застонал я.

- Проклятье! – закричал Раймон, а затем просто зарубил гоблина и раздавил его тело ногами. – Черт! Черт! Черт! – бесился он.

Я сам был также взбешен, но был еще слишком уставшим, чтобы тратить силы на злость.

Все было зря.

Мы ничего не получили придя сюда. Захари ранен, экипировка испорчена, а мы уставшие и злые, и при этом мы еще никакой награды не получим за все старания.

Под ногами захрустели кости. Кости животных и… людей… Некоторые были свежими, недавно их обглодали. Похоже, это и были теми самыми похищенными из деревни.

Раймон бесился, а я решил заняться делом.

Взял первый попавшийся кусок ткани и стал собирать туда останки.

- Может, если вернем их деревню, нас чем-то отблагодарят, - вздохнул я.

Рут же еще некоторое время бесился, но вскоре успокоился.

- Кошмар, - устало упал он на колени. – Опять неудача, опять…

Вскоре я закончил собирать кости, завернул все, а затем мы вернулись обратно.

Новость ребята встретили полной тишиной и разочарованием.

Все оказалось зря…

Барти сумел кое-чего собрать с кротокрыса, но этого едва хватит на пару сотен, и то, если повезет.

Путь обратно с раненым Захари занял где-то час, и к полудню мы уже выбрались на поверхность.

Проведя несколько часов под землей было приятно снова выбраться наружу и вздохнуть полной грудью свежий воздух. Некоторое время мы привыкали к солнечному свету, а затем двинулись в сторону деревни. Настроение у всех убитое, говорить или как-то обсуждать произошедшее никто не хотел, а потому мы шли в полном молчании.

- Смотрите! – подал голос Барти.

Повернувшись, мы увидели, как в воздух взмывает сигнальная ракета, а затем взрывается красным светом.

- Кто-то в опасности.

- Надо сходить, - сказал я.

- У нас раненый и мы без сил, - внес разумное замечание Раймон.

- Но мы не можем просто так пройти мимо. Долг Охотников. Тогда сходим вдвоем, если сможем помочь, поможем, а остальные пусть ждут нашего сигнала.

- Ладно, - нехотя согласился Рут. – Идем.

Мы с ним поспешили к месту сигнала.

Добрались достаточно быстро и увидели, как небольшая группа таких же новичков как мы едва выживает в битве с огромным пернатым медведем. Двое человек были разорваны, а еще трое валялись в разных сторонах, а одного последнего парня с копьем на наших глазах переламывает эта зверина.

- Совомедведь… - произносит Раймон.

Сам зверь был серьезно ранен, но слишком зол, чтобы остановиться и сейчас собирался добить тех, кто еще уцелел.

- Надо помочь, - сказал я. – Я отвлеку его, а ты заходи со спины.

- Ч… - хотел он возразить, но я уже кинулся на помощь.

Животное как раз повернулось к ближайшему лежащему человеку, что закричал от страха и закрыл голову руками в безнадежной попытке спастись от огромных когтей.

- Ей, урод! – крикнул я и быстро сблизившись, бью по ноге.

Импульсный удар!

Мой меч полоснул по толстой шкуре, и лишь благодаря умению как-то сумел ранить.

- ГРА-А-А-А-А! – завопил монстр и тут же кидается на меня, но я успеваю уклониться и отскочить. Совомедведь бросается следом и пытается добраться до меня, но тут ему на спину прыгает Раймон и втыкает свой меч в спину.

Монстр завалился на бок и начал кататься по земле, корчась от боли.

Подбираю на земле копье, втыкаю его в глаз, а Рут добивает уже умирающего зверя.

- Справились, - усмехнулся я.

- Не беги вперед меня, - произнес Раймон. – Надо было план составить.

- Извини.

- Твое геройство может доставить кучу проблем.

- Пожалуй, - пожал я плечами.

Подхожу к едва живому человеку, истекающему кровью.

Переворачиваю его на спину.

- О, знакомое лицо, - сказал я, узнавая чернокожего скитальца, с которым имел «удовольствие» познакомиться недавно. – Это же Пелек.

Тот самый надменный тип, который ушел на охоту чуть раньше нас. Они вроде как раз за совомедведем и охотились. Вот и доохотились.

- Можно было не спасать, - фыркнул мой друг. – Что тошнит, что тебя спасли проклятые?

- Он без сознания уже.

Сам Пелек лишь слегка открыл глаза и снова отрубился.

- Подай сигнал нашим, что все в порядке, а я пока займусь ранеными.

- Ладно, - кивает Рут, а я достаю из сумки бинты и зелья…

Глава 37. Откровение.

Пелек был не особо сильно ранен. Да руку ему задело и спину, но в остальном жить будет, а вот его товарищам повезло куда меньше. Одному мне удалось еще как-то помочь, но второй истек кровью и умер.

Печально.

Очень печально.

Они, может, и не были особо хорошими и приятными людьми, но вряд ли заслуживали такой конец. Хотя я с ними не знаком и лишь один раз видел, но все же.

Раймон подал сигнал остальным и сейчас также осматривал раненых.

Лучше чем-то заняться и поработать, а то неприятные мысли о бессмысленности нашего положения сильно печалили.

- Ничего себе! – неожиданно подал голос Раймон. – Ты посмотри на это!

- А? – обернулся я.

Там стоял мой друг и держал в руках какую-то траву с синими, будто сделанными из прозрачного кристалла, листьями.

- Это же Драконий Лист, - шокировано произнес он. – Я о таком только в энциклопедии читал.

Да, я тоже читал. Подобные растения растут в местах, где живут драконы. Драконы – вообще аномалия из аномалий, и как-то меняют потоки хаоса вокруг себя, что позволяло молодым представителям вида расти в силе до высшего уровня даже в Зеленой зоне… И эти «измененные потоки» влияют на все растения вокруг. На животных, по идее, тоже, но они обычно в непосредственной близости к дракону не задерживаются.

Эта трава – еще из самых обычных представителей измененных видов, но все равно стоит немало.

- Откуда он у них?

- Вряд ли они ходили в убежище дракона, - нахмурился я. – Может, нашли просто. Потом узнаем.

- Он стоит немало денег, - усмехнулся он. – Мы вроде имеем право забрать его.

Тут он прав.

Таковы правила. Если ты подаешь сигнал о помощи, то изволь отблагодарить своего спасителя. Мы имеем полное право забрать все, что они нашли, и никто нам и слова не скажет. Так что Драконий Лист, похоже, уже по любому принадлежит нам.

- Вот теперь поход окупился полностью.

- Пожалуй, - кивнул я, заканчивая с перевязкой. – Скажем им, когда они проснутся.

- А если откажутся, то никто не узнает, что они не выжили, - фыркнул Раймон.

- Эй, не говори так, - покачал я головой. – Не стоит опускаться до убийств своих же.

- У нас есть цель – стать сильнее. Какая разница, каким способом мы ее добьемся? – рассмеялся он.

- Порой важно не то, как быстро ты стал сильнее, но и каким способом, - вспомнил я слова брата. – Совесть-то не у всех молчит.

- Пф, будь они на нашем месте, то убили бы нас без сожалений, - скривился он. – Они ненавидят таких как мы и только ждут повода ударить в спину. Наверняка они еще и наврут в городе, заявив, что мы, якобы, украли у них добычу. Обвинить проклятого так просто, ведь мы априори во всем виноваты.

- Вряд ли, - не согласился я. – В гильдии не идиоты сидят, и гибриды там тоже есть. Любое обвинение наверняка можно проверить.

- Это если кто-то будет разбираться и если для разбора допустят кого-то разумного, а могут и задним числом на нас все грехи спустить и кинуть. Люди, они такие, им только дай повод, и они легко утопят тех, кого они винят во всех своих проблемах.

- Не все люди такие. Мой брат и твои друзья иные, и таких людей в мире много.

- А ты уверен, что им не плевать на нас? – посмотрел он на меня. – А что если они лгут и просто используют нас? Собраться вокруг химеры довольно выгодное дело. Да, их может тошнить присутствие таких уродов как мы, но мы достаточно сильны, чтобы помочь им на ранних этапах, а потом бросят, как надобность в нас пропадет.

- Не говори так, - поднялся я. – Мой брат меня не предаст и твои друзья тоже тебя не бросят. Они с нами, потому они в нас верят и никогда…

- Ты наивен, Макс! – резко повысил он голос. – Никому в этом мире нельзя доверять. Все предают и лишь притворяются хорошими и добрыми. А как только отвернешься и получишь удар в спину!

- Я не верю что…

- Не веришь?! – начал злиться он. – Давай я расскажу тебе как все на самом деле есть. Я провел целый месяц в плену у сектантов. Другие пленники выкинули меня вперед, чтобы самим спастись. Мне вживили этот гребанный орган, а затем целый месяц на мне опыты ставили. Мне приходилось сражаться с монстрами и другими заключенными, чтобы выжить. Мне приходилось смотреть, как умирают другие гибриды, как их забивают как животных и мучают, как те не выдерживают этих мучений и кончают с собой! И вот когда я, переживший все это, был спасен, тут я получил лишь презрение! – он просто трясся от гнева. – Мне отказали в жилье, в работе, даже милостыню никто подавать «грязному животному» не хотел! Люди подлые, мерзкие и ничтожные ублюдки! Я хорошо усвоил это и никому не доверяю! Твой брат, как и эти трое со мной также легко предадут, как только надобность в нас отпадет! Поэтому, таким как ты и я нужно держаться вместе, ведь доверять простым людям нельзя!

Я не ожидал от него таких слов.

Он явно много плохого пережил и испытал на себе много плохого.

«Барти может меня предать?»

Это смешно.

Да, мы знакомы немного, но он мой брат, я чувствую, что могу ему доверять. Да и другие в гильдии и здесь. Хонг, Ермен и Захари не похожи на лжецов или интриганов. Они простые люди, с простыми мыслями и они верят нам.

Нет. Мой брат меня не бросит.

- Успокойся, Раймон, - вздохнул я. – Понимаю, ты, как и я расстроен нашей неудачей, но давай лучше не будем говорить на эмоциях то о чем, потом пожалеем. Лучше займемся делом…

- Опять геройствуешь? – презрительно фыркнул он. – Ты такой же, как Джейк. Он тоже был смелым и отважным, готовым встать грудью за других. И это привело его к жалкой смерти…

- Не говори так, – повысил я голос. – Он умер, спасая тебя, и я не думаю, что это было жалким поступком. Ты сам это сказал.

- И это было тупо! Он подох, потому что верил в какие-то глупые идеалы, как и ты! Вон, ты спас тех людей в плену, но разве кто-то захотел тебя отблагодарить? – задал он вопрос, о котором я думать не хотел. – Разве кто-то остался тебе сказать спасибо? Разве кто-то решил потом помочь тебе в знак благодарности за спасение? Нет! Нет! Нет! И еще раз нет! Они просто бросили тебя, как только узнали что ты гибрид. Люди – это ничтожные ублюдки, что легко бросят спасителя и героя умирать, ради своего выживания. А тебе осталось лишь отчаяние!


- Потому что героями не рождаются, ими становятся. И обычно посмертно. Хочешь по-геройствовать? Вперед. Но помни, что судьба у таких людей всегда печальна. Мало того что ты ничего не сделаешь, так еще и сам пострадаешь… - он грустно вздохнул. – Не повторяй моих ошибок, малыш, не рискуй зря… Порой лучше жить трусливо… чем пострадать героем… Тебе за это даже спасибо не скажет… лишь разочаруешься в жизни…


Дедушка говорил что-то подобное.

Однако…

- Я делал это не ради них, - произнес я. – А ради себя.

Он удивленно посмотрел на меня.

- Если бы я позволил тому ребенку умереть на лабораторном столе, то никогда бы себе этого не простил. Это бы уничтожило меня изнутри, разъело как кислота, как яд отравило бы мне душу. Я сожалею о глупости своего поступка, - вздохнул я. – Но если бы я вернулся в прошлое… Я бы ничего не менял. И даже сейчас. Даже если бы я знал, что те, кто тут умирают, были ими, - указал я на Пелека, - я бы все равно бросился им на помощь. Я не герой, что будет спасать всех подряд, но я и не настолько мерзкий человек, чтобы пройти мимо человека, которому я могу помочь.

Раймон замер и неверяще смотрел на меня.

- Ты говоришь, что все люди жалкие и ничтожные? – продолжил я. – Может и так. Но мне не важны «все люди». У меня есть брат, мнение которого мне важнее, чем какой-то толпы и общества. Пусть остальные говорят обо мне все что угодно. Мне плевать. Я знаю, что мой брат никогда меня не предаст. И у тебя есть тоже самое. Твои друзья верят в тебя, верят тебе. Я не стану говорить им, что ты о них думаешь. Сам задумайся о своих словах.

Я лишь покачал головой после этих слов.

Да, в моей жизни было явно меньше дерьма, чем у него, а потому я не могу осуждать его за подобные мысли и слова. Наверняка я сам таким же стал, если бы не повстречал Барти. Мой брат подарил мне надежду, что все будет хорошо и что мои действия не бессмысленны.

У Раймона есть друзья. Хорошие друзья.

Просто он так погрузился в свою обиду на мир, что не замечает счастье рядом с собой.

Потом поймет.

- Наши скоро придут, а потому давай…

Резко поднимаю меч и блокирую удар!

- Какого?! – ошарашено сказал я отскакивая от Раймона.

- Ты… - прорычал он. Рут выглядел крайне взбешенным. – Ты… такой же… такой же, как они! Ты такой же, как они все!

- Что с тобой? – ошарашенно спросил я. – Ты чего напал на меня?

- Заткни свою мерзкую пасть! – заскрежетал он зубами. – Я… думал… ты меня поймешь… - из его глаз потекли слезы. – Что ты сам пережил подобное и поймешь! – он крепко сжал клинок. – Что хоть кто-то меня поймет… - его голос слегка дрогнул, но следом он поднял на меня взгляд полный такой искренней ненависти, какую я никогда раньше не видел. – Но ты такой же мерзкий лицемер, как и они все!

- Что? Ты с ума сошел ты…

- Заткнись! – в его голосе была отчетливо слышна настоящая истерика. – Предатель! Ты такой же предатель, как и Джули! Ты тоже бросаешь меня одного! Ты тоже предаешь и встаешь на сторону этих мерзких людишек, которые нас ненавидят!

- Она же уехала…

- Нет, - его губы растянулись в мерзкой ухмылке. – Я ее зарезал за такое предательство. Как и тебя сейчас.

- Раймон…

- Они все заслуживают только смерти. Предателям нет пощады и прощения. И сейчас ты поплатишься за свои слова. Умри!

Он кинулся в атаку…

Глава 38 Монстр внутри.

«Предатели! Предатели! Предатели! Предатели!» - крутилось у него в голове.

Все предатели! Весь мир наполнен мерзкими предателями!

Никому нельзя верить! Никому!

«Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! НЕНАВИЖУ!»

Ярость так захлестнуло его сознание, что он просто не мог себя контролировать. Обычно спокойный, обычно уверенный в себе и всегда думающий над своими словами он, наконец, сорвался. Как в тот раз, когда Джули захотела уйти.

Они должны были быть вместе.

Они, одни перед жестоким и злым миром, а она вместо этого захотела уехать и бросить его тут одного. Конечно, он не сумел, как она заработать себе денег на билет, но и свое тело не продавал по ночам как она. Ну, или как она там их достала, он старался не знать. И вот когда эта тварь кинула его, он и свершил над ней свою месть.

Но он все же не мог смириться, что в этом ужасном мире никто не поймет его.

И тогда он узнал о том, что в городе есть еще один гибрид и искал его, но найти, увы, не смог, и тогда чтобы иметь хоть какие-то деньги и силу, он пошел в охотники. Там он думал собрать информацию и все же найти собрата, который явно нуждается в помощи и поддержке.

Макс оказался хорошим типом, как Раймон подумал, он явно сам все пережил и все понимал, но сейчас, стоя тут он отказался принимать его точку зрения и сказал практически тоже самое, что и эта тварь Джули!


- Мир не без добрых людей, Раймон, - вздохнула она. – Хватит замыкаться в себе и посмотри вокруг.


И вот примерно такое же он теперь слышит и от него. Последнего человека, кому Рут мог довериться.

«Предатели! Все вокруг предатели!»

Это стало последней каплей в терпении гибрида и он решил покончить с этим.

- Раймон, ты сошел с ума?! – говорил Макс. – Приди в себя!

- Заткнись и не смей говорить мне ничего! – бесился Раймон. – Сначала ты отнимаешь у меня лидерство. Затем перетягиваешь моих пешек на свою сторону. А теперь и предаешь меня. Ты поплатишься за все!

Удар! Удар! Удар! Удар!

Полуторник выписывал одно движение, за другим тесня своего врага назад. Тот мог лишь блокировать и пытаться защититься, но это ему не может продержаться. Нужно поспешить и убить его, пока остальные не пришли. Они не должны узнать правду, ведь тогда их не получится использовать и придется также избавиться от них.

Ничтожные людишки. Тупые, ничтожные, все они такие!

Неожиданно Макс начал не только блокировать, но и отвечать и пытаться атаковать сам.

- Ха! Слабак! Я куда сильнее тебя! Даже твое умение такое же бесполезное, как и ты! Ты ничего…

В следующий миг ему в лицо прилетает удар, который отшвыривает его назад. Раймон забыл, что «Импульсный удар» можно применять не только с оружием как его «Рубаку», но и голыми руками. Эта техника может и слабее, но куда универсальнее, чем все другие.

Макс начал наступать и атаковать Раймона.

- Ты… - зарычал он.

Макс спокоен. Он молчит. Ничего не говорит и продолжает атаковать.

Спокойный, тихий, с холодным взглядом, который не давал Руту собраться.

Холодный… совсем как…

«Надзиратель…» - всплыло у него в голове воспоминание об этом огромном здоровяке, что голыми руками забивал людей насмерть.

Уиллоу продолжил наседать, а треснувшая уверенность в себе не дала Раймону собраться и начать отвечать.

Он сам ушел лишь в оборону и…

Неожиданно Рут оступается и на миг теряет равновесие, и в следующий миг ему в грудь прилетает удар ногой, что отбрасывает его на спину.

- Агх! – зарычал он от боли, когда упав, он порезался о валяющийся меч.

- Вот и все, - ледяным тоном произнес Макс, нависнув над ним.

Раймон застыл.

Его разум помутился, и он уже не видел перед собой недавнего союзника и почти друга, сейчас он видел, как к нему приближается Надзиратель, смотрящий на него безжизненным взглядом.

- И-и-и-и-и-и! Помогите! – завизжал он от страха.

- Что случилось? – послышалось слева от них.

Из кустов выбежал Бартлби и Хонг, а за ними шли Ермен и Захари.

Раймон внутренне возликовал, обрадовавшись их появлению.

- Скорее, помогите! – крикнул он. – Он напал на меня и пытается убить!

- Чего?! – удивились они.

Рут же продолжил врать.

- Мы нашли тут Драконий Лист, - указал он на кристалл. – Макс захотел забрать его себе и атаковал меня, чтобы не делиться! Скорее помогите мне!

- Чушь, - фыркнул Бартлби. – Я не поверю никогда, что мой брат мог такое сделать.

- Это странно… - засомневалась Хонг. Эта тупая курица, которой он крутит, как хочет и согревается с ее помощью в постели, тоже не приняла его слова. – Раймон, что происходит?

- Не понимаю, - покрутили головами Захари и Ермен. – Да быть не может…

Предатели…

Они тоже все предают его сейчас.

- Кха… это… не так… - послышалось позади Раймона.

Обернувшись, он увидел пришедшего в сознание Пелека.

- Этот урод ударил того в спину…

Раймон задрожал.

Он ощутил всю глубину того отчаяния положения в которое он попал. Он будто снова вернулся в ту тюрьму, где его истязали и заставляли переживать ужасы.

- Все кончено, - произнес Макс, который в его разуме превратился в Надзирателя. – Ты заплатишь за все что сделал.

В этот момент разум окончательно сдался и что-то внутри захватил его сознание…


***


Когда он напал на меня, я несколько растерялся. Уж такого я никак не мог ожидать, но впавший в какую-то истерику или безумие Раймон растерял свои боевые навыки и толком-то и не атаковал. Да и если вспомнить то как мы все сражались в шахте, сам Раймон часто отступал и позволял нам сражаться. Да, у него было оправдание, ведь он следил за окружением, но может он никогда и не был особо сильным воином, и лишь притворялся им.

Сейчас я ничему не удивлюсь.

Человек, которого я посчитал хорошим, посчитал другом и возможным товарищем, с которым можно и дальше сражаться бок о бок, оказался откровенной мразью. Нет, он вряд ли бы таким всегда, просто мир сломал его, как мог сломать и меня. А может он всегда был слабым и жалким, но пока ты в относительно безопасной среде ты можешь говорить одно, а попав в стрессовую ситуацию, уже быть другим.

Но сейчас это не важно.

Даже сейчас он продолжил врать и пытаться использовать других, но люди не так тупы, как он думал. Мой брат не поверит, что я могу поступить так подло, да и остальные засомневались. Сложно верить в предательство человека лишь на словах, когда еще недавно ты с этим человеком сражался бок о бок.

Да и, если подумать, слишком уж идиотский поступок он мне предписывал – ну что бы я потом с трупом делал? Не выдашь же убитого мечом за порванного совомедведем. Хотя, может я льщу себе, считая, что не похож на имбецила, способного придумать подобный «план».

Ну и слова пришедшего в сознание Пелека завершили все.

Оказывается, чернокожий охотник не совсем был без сознания и что-то успел увидеть.

Сейчас Раймон закрылся руками и дрожит, осознавая, как провалился во всем.

- Мы доставим тебя в город и сдадим страже, - сказал я. – Ты заплатишь за убийство Джули, да и такую крысу как ты вряд ли теперь кто-то будет уважать.

- Убил? – ошарашено произнесла Хонг.

Остальные были также шокированы и растеряны.

Только что Раймон был для нас лидером, которого мы уважали, а через минуту превращается в жалкого и ничтожного психопата, который готов врать друзьям и убивать неугодных. Может в чем-то он и прав, что люди жалкие и ничтожные, но на самом деле он говорил о себе.

- Ты…

- Ы-ы-ы-ы-ы… - завыл Рут и схватился за голову.

- Раймон…

Мы все чуть приблизились, смотря на сжавшегося в клубок человека, что рыдал перед нами и…

- А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! – мощный крик разнесся во все стороны, да такой силы, что едва не уничтожил мои барабанные перепонки.

Раймон выгнулся дугой, и начал кататься по земле вереща так будто его живьем режут.

Мы тут же отшатнулись от него, а сам Рут еще несколько секунд кричал, а после затих и обмяк.

- Что с ним? – подал голос Захари.

Тело Раймона тут же подскочило на ноги и с невероятной скоростью кинулось на него. Тот даже пискнуть не успел, как его повалили на землю и начали бить кулаками. Ермена отшвырнуло с такой силой, что он едва не сломал себе кости, врезавшись в дерево, а мы с шоком смотрели, как Рут забивает руками Захари, совсем, как когда-то так Надзиратель едва не забил меня.

- А-а-а-а-а! – кричал Захари и я с Барти кинулись ему на помощи.

Мы схватили руки Раймона, но тот легко отмахнулся от нас и отбросил в разные стороны.

- ГРА-А-А-А-А-А-А!!! – зарычал он словно дикий зверь.

Голос его был таким громким, что мои уши едва не начали кровоточить, а потому я пропустил момент, когда наш бывший лидер впился зубами в шею своему другу и откусил ему кусок горла, а затем начал его есть.

На наших глазах Раймон начал стремительно меняться.

Его глаза застелила черная пелена, на коже начали проявляться такие же черные пятна, а само его тело начало расти и наливаться мышцами.

- Черная Ярость! – крикнул Барти, подхватывая ближайшее копье.

Я же просто застыл не в силах ничего сказать.

То о чем мне всегда говорили, то чего все так боятся, говоря о проклятых, то о чем предупреждали и о чем предостерегали… я, наконец-то, вживую вижу это.

- Захари! – взбесился Ермен и кинулся с мечом на монстра, коим когда-то был наш товарищ.

Меч ударил в плечо чудовищу.

- Гха-а-а-а! – подал голос монстр почувствовал боль, а затем также стремительно набрасывается на Ермена и просто сворачивает ему шею.

Всего несколько секунд и уже два трупа.

- Раймон! – закричала Хонг, чем привлекла внимание безумца.

- Беги! – крикнул я и бросился на перерез, но то что было раньше Раймоном легко отшвырнуло меня в строну и накинулось на девушку. Та пыталась убежать, но одержимый легко настиг ее и повалил.

Барти ударил его в спину копьем, но тот лишь отмахнулся от него.

Раймон продолжил меняться. Его обычные зубы превратились в острые клыки и сам он с каждым мигом терял человеческий облик все больше становясь чем-то другим. Он сейчас собрался убить нас, а мы можем лишь беспомощно наблюдать как это убивает всех.

- Агрх! – зарычал монстр, когда ему прямо в спину прилетел арбалетный болт.

Пришедший недавно в себя Пелек схватил свой арбалет и выстрелил в тварь вместе с умением. Болт хорошо вошел и принес монстру огромную боль, из-за чего он не успел среагировать на мое приближение.

Импульсный Удар!

Мой меч вонзается в спину твари и пробивает ему сердце, а также разворачивает внутренние органы.

Еще секунды три монстр нависал над Хонг, а после издал последний хрип и умер…

Барти достал девушку из-под мертвого тела.

- Не трогай меня! – она оттолкнула брата и посмотрела на меня. – Ты такой же монстр! Вы все монстры!

- Хонг…

- Не прикасайся ко мне, чудовище! – дернулась она.

Затем подскочила на ноги и кинулась прочь.

Я же просто рухнул на колени…

- Значит… это… мое будущее…

Глава 39. Исповедь.

- Помните, дети мои, каждому воздастся у Трона Богов, так заповедовал Святой Дженова, - говорил чернокожий священник, читая проповедь для внимательной аудитории. Храм был заполнен прихожанами, что расселись по скамейкам и внимали голосу мужчине, что рассказывал им писания в местном аналоге Библии. Отец Грейг, как его тут называли, уже час своим спокойным и монотонным голосом, рассказывает какое-то евангелие. Я упустил момент, где одно переходит в другое. – Воздадим же благодарность тем, кто даровал нам свет чуда и науки. Тех, кто знания и волю дал нам выстоять в неравной борьбе пред силами зла. Помолимся же Посланцу Высших Сил.

Забавно слышать в проповеди слова о науке, но такова местная религия. Тут не отвергают научные достижения. Тут не воспевают мифических личностей, что молились за кого-то или принесли какую-то жертву кому-то на стороне. Наоборот, тут славят тех первых ученых, что подарили миру систему и дали силу сражаться. Воспевают тяжкий труд охотников и стражи, что защищают города.

И называют они тех людей кто не просто жил, а чьи современники и свидетели тех событий напрямую еще можно встретить.

Религия важная в каждом мире. Как говорится, «в окопах не бывает атеистов». Тяжело быть неверующим, когда сталкиваешься с монстрами и исчадиями зла, и при этом остаешься живым. Поэтому ничего удивительного, что и здесь есть своя религия, свои церкви, но уже другие, с другими словами и названиями, лишь оболочка похожа.

Я, как и многие здесь, сидел и старался слушать проповедь, но мысли мои сами собой уходили далеко.

Мысли о Раймоне и то, что с ним стряслось…

Мне до сих пор тяжело поверить, что он оказался сумасшедшим маньяком, чья маска треснула, когда он потерял контроль над ситуацией, когда его слова оказались пустым звуком для тех, кто лично пережил все. Он пытался оклеветать меня, но у него ничего не вышло…

И вот когда отчаяние поглотило его… тогда и случилось самое страшное…

Черная Ярость…

Она поглотила его…

Как сказала бабуля Дагора, Черная Ярость не появляется сама собой. Даже в моменты отчаяния она не всегда может заявиться. Все очень индивидуально и у каждого человека свой «триггер», который подстегивает саморазрушение.

Для Раймона таким триггером был… страх…

В тот миг он смотрел на меня с таким ужасом, будто на моем месте видел кого-то другого. Я пытался быть серьезным и холодным и даже не подумал, что именно это сломает и так разрушающееся сознание. Отчаяние, помноженное на раздражение, поражением как физически, так и морально, а затем все это завершил вспыхнувший в сознании страх…

Это и сломало его…

И ведь у меня тоже есть подобный триггер. Я вижу его во снах порой…

Беспомощность…

Если я вновь окажусь в такой ситуации, то…

Стану таким же…

Теперь мне ясно отношение окружающих ко мне. Теперь мне понятен страх и не желание связываться с такими как я. Если можно так легко сойти с ума и обратиться в монстра…

Все те слова, что мне говорили в спину, все те шепотки и плевки… все это оправдано.

Я просто не могу винить окружающих, что они боятся меня, боятся и ненавидят, чтобы не выдать страха. Это свойственно природе человека.

Камень на браслете снова слегка засветился, давая понять, что слишком долго откладывать эволюцию не стоит и сегодня мне нужно будет ее пройти.

Но я боюсь.

После первой эволюции та дрянь, что находится во мне, начнет прогрессировать и иллюзорная опасность навредить окружающим… станет реальной…

«Нет, я не должен так думать, - мотнул я головой. – Есть же и другие как я».

Да, есть и другие химеры, вот только они такими стали по своей воле, будучи уже опытными и сильными людьми умеющими контролировать себя, а я… просто слабый новичок, который даже не смог спасти двух хороших людей…

Раймон убил Захари и Ермена. Он убил их так быстро и легко, что лишь чудом ему не подвернулся мой брат или я. Благодаря выстрелу Пелека нам удалось спасти Хонг…

«На одного ненавистника больше…»

Девушка так и не оправилась от пережитого.

Когда мы прибыли в гильдию то застали ее спорящей с одним из секретарей Мастера, с требованием уволить всех гибридов из Гильдии, а также казнить их. Она так была напугана увиденным, что просто не соображала, что говорит и творит. Завидев меня, закричала и убежала в ужасе.

В Гильдии никто не винил нас, да и не в чем было, ведь мы и правда, ни в чем не виноваты. Это все Раймон, но на душе все равно было нелегче.

После того как мы вернулись в деревню, отчитались о проделанной работе, отдали останки мертвых, а также сдали раненых, мы сразу же ушли в город и вот уже пару дней просто молча живем. Каждому из нас есть о чем подумать.

Барти не стал отворачиваться от меня, и никак его поведение не изменилось, но я сам боюсь…

- Проповедь закончилась, сын мой, - послышалось напротив меня.

Подняв голову, я увидел, что отец Грейг сидел на соседней скамейке и по-доброму улыбался.

Вокруг никого уже не было.

Чернокожий мужчина в простой темно-синей робе покивал головой.

- Извините, - сказал я. – Задумался.

- Ну, хоть не засыпаешь, уже хорошо, - усмехнулся он. – Мне еще предстоит научиться интереснее зачитывать писания, но все равно порой приходится будить постояльцев.

- Я не буду мешать…

- У вас видно, что нечто тяжелое на душе. Храм для того и есть, чтобы помогать людям.

- То есть храм сделан не для выкачивания денег из прихожан?

- Ха-ха-ха-ха! Нет, это в Гринвейле так, - рассмеялся священник. – Я потому и уехал оттуда, так как совесть не позволяла мне быть таким человеком. Тут люди честнее. Когда угроза смерти реальна, то и вера твоя чище, и нет нужды лгать или притворяться.

- Забавно… Но я как-то подзадержался и…

- Увидел Черную Ярость?

Его вопрос заставил меня замереть.

- Вчера ко мне на исповедь приходила одна девушка…

- Дайте угадаю. Она умоляла господа убить всех проклятых?

На это священнослужитель лишь грустно вздохнул.

- Я уже отправил сообщение в Стражу. Пусть она ничего плохого пока не сделала, но рассудок ее уже помутился и стоит душевным врачам помочь ей пока еще не поздно.

- Надеюсь, с ней все будет хорошо, - опустил я голову.

- Боишься, что закончишь также как и тот несчастный?

- Откуда вы знаете это?

- Я порой выпиваю в баре с Громовым, - усмехнулся он. – Вот и услышал от него многое, да и с твоим отцом я тоже знаком, Максвелл. Он каждый год старается приходить и молиться снова встретить свою семью. Надеюсь, когда он вернется, то будет счастлив.

- Я тоже очень надеюсь…

Мы оба замолчали на некоторое время.

- Твой страх понятен, но не стоит ждать отчаяния.

- Отношение ко мне оправдано. Такие как я – бомбы замедленного действия и…

- Нет, - покачал головой. – Я солгу, если скажу, что гибриды не опасны, но отношение людей порой подталкивает химер к отчаянию и Черной Ярости. Это порочный и ужасный круг, который тяжело разорвать. Тебе нужно лишь пережить это.

- Но как? Я… не такой сильный как другие. Я обычный человек.

- Для начала не стоит отталкивать от себя, - хлопнул он меня по плечу. – Замкнешься в себе и начнешь сам себя разрушать. И главное не вини себя ни в чем что случилось. Вина – это путь к саморазрушению. Виня себя, ты начнешь принижать себя, угнетать себя, разрушать себя, дабы унять совесть, а это лишь приблизит тебя к печали. Не стоит уходить и в противоположную крайность, но помнить стоит.

- Это из психологии, а не религии, - заметил я.

- Чтобы не говорили, психотерапия является древнейшей функцией служителей религии, - по-доброму усмехнулся он. – Поэтому нас и называют «духовными наставниками». Я был бы бесполезен, если бы не мог найти слов для неспокойного сердца.

- Я подумаю над этим.

- Подумай. Разум даровали тебе боги, так пользуйся им.

- Странно слышать такие речи от священника, отец Грейг.

- А ты со многими священниками общался?

- Нет, вы первый, - честно признался я.

- То-то же, но если серьезно, наша религия и исходит из науки, а потому наши идеалы, ну у тех, кто еще не погряз в коррупции или самообмане, есть идея просвещения и восхваления разума, что творит чудеса. Ученый Дженова и его коллеги подарили нам систему, которая стала фундаментом нового мира. По мне это заслуживает уважения и почитания. Как те, кто летят в космос, так и те, кто строит туда ракету.

- Кое-какие ораторские способности у вас есть, - хмыкнул я.

- Стараюсь.

- Так кто эти Боги, о которых все говорят?

- Никто не знает, - вздохнул он. – Порой к нам попадаются те… кто появился сразу с браслетом…

Я тут же напрягся, услышав это.

- И они порой рассказывают о чьей-то длани, что провела их к свету, - он указал на большое стекло, где было изображено, как чья-то рука тянет ангела за собой. – Сам Дженова в своих дневниках порой говорил о «голосе» что шептал ему идеи, а также облик прекрасного создания, кто помог ему сотворить невозможное. Вот и стало это религией. Если есть демоны, то им противостоят некие сущности за гранью реальности. Они в отличие от инфернальных монстров не могут воплотиться здесь, а потому и прислали нас, пришельцев из иного мира, чтобы мы спасли этот.

- Я ничего не помню и не видел там, - ответил я.

- Знаю. Твой разум проверил менталист из службы антидемонической разведки. Если бы что-то нашли, то так просто тебя не отпустили.

- Понимаю. Значит, есть и другие как я, кто появился здесь с браслетом?

- Не только здесь, но такие бывали. Насколько я знаю в столице Гринвейла – Калибурне проживает несколько таких людей, но личностей их, я, увы, не знаю. Если что удастся выведать, я сообщу.

- Вопросы все растут, а ответов нет.

- Они придут, со временем.

- Спасибо вам за разговор, - сказал я, поднимаясь, - но мне пора, - указал я на браслет.

- Да благословит тебя Святой Дженова, Максвелл.

Попрощавшись с отцом Григорем, я пошел домой.

Там же Барти как обычно готовил что-то на кухне.

- С возвращением, - сказал он, когда я вошел. – Ужинать будешь?

- Нет, у меня эволюция, - вздохнул я. Пахнет очень вкусно, но перед глобальным преобразованием есть нельзя. Жалко.

- А, ну удачи, - кивнул он. – Мне больше достанется.

- Барти… - обратился я к нему. – Я… хочу попросить тебя о кое-чем…

- Если ты скажешь что-то типа «убей меня, если я стану монстром», я дам тебе половником по лбу, - фыркнул он.

- Нет, я не хочу, чтобы ты такое на душу брал. Просто… если я вдруг сойду с ума и также стану монстром… беги от меня…

- Вали ты уже эволюционируй, личинка короеда, - закатил он глаза и повернулся к кастрюле. – Иди уже, а мне еще с супом закончить надо. И быстрее в себя приходи, а то еда пропадет.

- Ладно, - улыбнулся я.

Он меня услышал, и это важно.

Уйдя в свою комнату, я разделся, лег в кровать, а затем активировал функцию.


Начать Эволюцию!

Глава 40. Эволюция.

Когда Макс ушел к себе в комнату Барти тяжело опустился на стул.

Он тоже не мог забыть то, что случилось. Он бы солгал, сказав, что ему не страшно, но боится больше не за себя, а за брата. Макс сильно переживает по этому поводу, это оказало на него очень большое влияние и черт его знает, к чему подобное приведет. Барти хочет как-то помочь, но просто не представляет, что ему делать и как быть.

- Жалко, что все так сложилось…

Раймон не понравился Барти с самого начала. Такой уж он подозрительный человек, а общение со многими скитальцами научило немного разбираться в людях. Потому Рута в чем-то нехорошем он подозревал с самого начала, но не спешил отказываться от выгодного предложения совместной работы, ведь причин подставлять просто не было. Да и пообщавшись с Захари и Ерменом, он убедился, что они отличные парни, с которыми можно работать. И милашка Хонг очень хороша.

Но вот к чему все это привело, он даже предположить не мог.

Сначала все задание полетело к чертям, когда демон обобрал гоблинов до их прихода, затем психическое состояние Раймона открылось им, а после и Черная Ярость.

- За вас, парни, - он поднял стакан с чаем. Увы, алкоголя дома нет. После постоянных попыток отца забыться в стакане Барти сделал все, чтобы дома ничего такого никогда не было. Да и сам он с тех пор выпивку ненавидит, ведь смотреть на пьяного и несчастного человека, топящего горе в стакане, было невыносимо.

И ведь еще и Хонг сошла сума от увиденного и теперь стала ненавидеть Макса. Эта больная даже ему предлагала бросить «грязного урода и бежать». Ей в больницу нужно, к мозгоправу, что ей голову поправит. Он надеется, что ее быстро повяжут и изолируют, пока она не принесла проблем. Город очень строго смотрит на подобные вещи и людям с не устойчивой психикой не дает свободно гулять по улицам.

Помянуть хороших парней стоит.

Ермен и Захари были просто обмануты лживыми словами одного подлого и поехавшего крышей человека, а сейчас они оба мертвы. И с этим ничего поделать нельзя. Можно лишь смириться. Такова работа охотника. Они часто теряют товарищей.

Вот ты сидишь и ешь с другом, а уже через минуту ему сносит пол головы и нет человека.

Такое может и сломать.

Если бы не нужда, то может, они бы и подумали о необходимости быть охотниками…

- Нет, мне это нужно, - он крепко сжал кулаки. – Я больше никогда не буду…

Барти постарался не думать об этом. Слишком болезненные воспоминания, слишком…

Слишком…

Тук-Тук-Тук!

В дверь кто-то начал стучаться.

- Да, кто там?

Открыв дверь, Барти с удивлением увидел на пороге своей квартиры… Пелека…

Чернокожий парень с дредами и вечно кислой миной, как всегда одетый во все дорогое и явно купленное на деньги его родителей стоял перед ним.

- Лови, - кинул он что-то.

- Уау! – не ожидавший такого Барти автоматически схватил подкинутый предмет. – Что?

Предметом оказалась колба с той самой синей травой, из-за которой и начался тот конфликт.

- Плата за спасение, - сказал он и двинулся прочь. – Передай своему братцу мою благодарность, - сказал Пелек, напоследок махнув рукой, а после окончательно ушел.

Барти же некоторое время смотрел ему вслед.

- Мда-а-а-а… ну и люди, - сказал он. – Но это нам поможет…

Улыбнувшись, он закрыл дверь и вернулся к готовке ужина…


***


Холодно… Вокруг так холодно…

Но этот холод не мешает.

Он не давит, не вредит, не волнует, он просто есть и это нормально. Это привычно. Так должно быть. Так было всегда.

Холод – это часть всего вокруг.

Затем явился свет.

Тусклый свет. Рассеянный. Расходящийся во все стороны и мягко окутывающий все вокруг.

Я тянулся к нему, стремился к нему, мчался к этому свету, чтобы погрузится в тепло, которое и не нужно практически.

Холод есть, но он не мешает…


Не могу сказать точно, когда именно я проснулся, и сколько просто лежал в кровати, смотря в потолок. Просто в какой-то момент сон резко закончился, и открыл глаза, но еще не шевелился и просто лежал, не решаясь двинуться. Сам не знаю почему. Просто не хотелось.

Лежал я до тех пор, пока в окне не появился какой-то свет.

Уже утро.

Но пока неясно, сколько я проспал. Может день, а может больше.

Все же я решил попытаться пошевелиться и это мне тут же аукнулось.

Тело отдало болью в мышцах, будто я не спал все это время, а опять целый день грузчиком работал, ну или после очередной затянувшейся охоты, когда за монстром больше бегать приходилось, чем сражаться.

Минут двадцать я тупо привыкал к неприятным ощущениям, которые постепенно сходили на нет и вскоре все же сумел подняться на ноги. В теле была сильная слабость, но не как после болезни, а просто хотелось плотно поесть.

Встав, я подошел к зеркалу и на секунду замер…

Так был я… обычный, привычный я, но… лучше…

После двух лет ничего не деланья из-за травмы руки я немного набрал веса и особо не следил за собой, но сейчас… все не только стало как раньше, когда еще занимался легкой атлетикой, но и лучше. Будто я не только вернул себе форму, но и улучшил ее.

Похоже, навыки серьезно влияют на развитие тела, и если раньше это были едва заметные изменения, то сейчас они стали четко виды.

- Так вот что такое эволюция…

Единственное что портило картину это большой шрам на животе, что своим видом напоминал мне о том, что оно все еще внутри меня, и какая судьба может ждать.

Включил браслет и увидел там тоже изменения.


Имя: Максвелл Уиллоу

Статус: «Норма»

Профессия: Охотник. Ранг – 1.

Поглощенный Хаос: 33/4688

Эволюции: 1

Навыки: 5

- Физическая основа – 2

- «Информация обрабатывается» - 2

- Владение мечом – 4

- Акробатика – 3

- Метательное оружие - 2

Знания: 2

Способности: 3

- Импульсный удар – 17%

- Ускорение – 11%

- Силовой бросок – 4%


Как и сказал Барти, навыки после Эволюции немного подросли сами, но всего на пару очков, что было ожидаемо, да и перед самим преобразованием у меня еще одно изменение было. Орган получил лишнее развитие, и теперь информация о нем из «неизвестна» стала грузиться.

Система пытается определить, что у меня за новый орган такой.

- Еще на шаг ближе к безумию, - вздохнул я.

Ну, сидеть тут и размышлять о печальном не хотелось, а потому я покинул комнату и пошел в ванну. Тело сильно пропотело за время моего сна, а потому надо было помыться, да и постельное белье надо бы в стиральную машину закинуть.

После ванны я отправился на поиски еды.

В холодильнике как раз нашлась большая тарелка с супом и запиской – «Разогревай на слабом огне». Ну, раз на слабом, то на слабом, а то как-то помню не послушал его и сделал абы как и еда чуть не взорвалась. Да, все же некоторые ингредиенты нужно особым образом готовить.

- Чертов исэкай(1), - вздохнул я.

Сделав как нужно, я вскоре начал наслаждаться вкусной едой. Вкусы в этом мире отличаются от того к чему я привык, но тоже очень неплохо. Хотя порой хочется поесть чего-то старого. Надо бы у брата спросить, есть ли в городе национальные кухни.

- Хотя туда меня могут просто не пустить, - скис я. – Да, нелегко быть прокаженным.

После того как я отоспался, преобразовался и как-то поел мысли стали немного позитивнее. По крайней мере, сейчас я не вижу впереди только отчаяние и печаль. Если уж мне и суждено превратится в монстра, то хотелось бы успеть сделать все что необходимо.

К середине моего завтрака проснулся и Барти.

- Доброе утро, - сказал он, идя к чайнику.

- Сколько я проспал?

- Два дня. Кстати, после того как ты уснул к нам приходил Пелек.

- Пелек? – удивился я. – Зачем?

- Передал тот Драконий Лист и благодарность за спасение, - усмехнулся он. – Ну, в своей манере.

- М-да-а-а-а… - только и сказал я.

Как к этому относиться я как-то не понял, но… приятно, что мне хоть немного благодарны.

- Может все не так уж и плохо, - хмыкнул я.

- Ага. Наши финансы немного поправились, но пока слишком мало, - вздохнул Барти. – Нам бы еще три тысячи и хватит на все самое необходимое. Пара дополнительных навыков, пара умений и хорошая экипировка, и вот этим уже можно активно работать.

- Ну и нам кто-то в команду нужен, - вздохнул уже я. – Нужен следопыт или сенсор. Работа с Раймоном показала нашу несостоятельность в этом плане.

- Надеюсь, кого-нибудь найдем. Я, конечно, возьму себе навык Восприятие, а также могу изучить Чтение Следов, но на это деньги нужны и придется распыляться с Алхимии.

- Могу я взять. Мне все равно что-то дополнительное нужно.

- Посмотрим. Взять бы способность «Эхолот», но с ним тренировок нужно до черта, прежде чем начнет приносить пользу. Возможно, что попроще из следопытских примочек есть, а если нет – придется брать его.

- Ладно, давай завтракать, а затем в гильдию. Может, еще успеем ухватить какую-нибудь работу.

- Пожалуй…



1.Исэкай – Иной мир по-японски.

Глава 41. Праздник.

- Гуляй народ! Да-а-а-а-а! – послышались крики из столовой.

- До дна! – вторили ему куча голосов.

Открыв дверь в столовую гильдии, мы увидели пусть уже привычную нам пирушку, но гораздо больше и масштабнее. По крайней мере народ тут почти весь. Даже те, кто недавно на большую охоту уходил, вернулись. Вон Людвиг сидит и напивается, Базиль с Гаскаром за отдельным столиком отмечают и Велли в большой компании гуляет.

- С прибытием! – махнули нам рукой ребята с соседнего стоика.

Там сидел Джек в компании трех незнакомых мне охотников. Беловолосый парень в полном латном доспехе серебряного цвета. Облаченная в черно-синюю пернатую экипировку брюнетка с ехидной ухмылкой на бледном лице. А последним был дварф… гном? Не знаю, как это назвать. Невысокий человек со светлыми короткими волосами и небольшой бородой, без усов заплетенной в косички, и одетый в кожаную жилетку и такие же штаны с сапогами, а в зубах он держал старинную курительную трубку.

- Присаживайтесь, сегодня гуляем, - рассмеялся Кейджин. – Знакомьтесь, это команда «Злобноглазов», как они себя величают, вот Арктур Бехольдэ, - указал он на беловолосого, - Кира Дэнсира она же для всех Дэнс, - девушка кивнула. – Ну и Шнайпак Сазерлос.

- Можно просто Шнапс, - кивнул гном. – Я потому и свалил из Каппадокии, чтобы эту дурацкую официальщину забыть.

- Чу-у-у-у-у… Все это тлен и забвение, - хихикнула Кира. – Судьба дала тебе имя, так пользуйся им.

- Кто бы говорил, - фыркнул Шнапс, пустив в ее сторону облачко табачного дыма. Та начала кашлять и зашипела на него.

- Так это и есть Бартлби и его щеголеватый брат Макс, - рассмеялся Арктур.

- Да что во мне «щеголеватого»? – нахмурился я.

- Черт его знает, но бабуля это придумала и теперь оно с тобой надолго, - заржали они надо мной.

Еще минуту за столом все хохотали надо мной, особенно смотря на мою кислую мину.

- Я так понимаю, празднуем победу над демоном? – спросил я, когда они перестали хохотать.

- А то, - указал он на потолок.

Там на люстре висела большая рогатая голова. Вытянутый череп с клювом, шесть глаз, два языка торчат и открытого рта и три рога на пернатой голове.

Выглядело это и, правда, жутко.

- Демон-разведчик, - сказал Джек. – Что он забыл в Тараскарии непонятно. Странно, что после его смерти никаких сюрпризов не было. Обычно, то мутирует в какую-нибудь жуть и оживает... ну, тело оживает, про разум никто не знает... То «плавится» и заражает местность, потом все только выжигать, то еще что-нибудь делает. Много всякого, демоны – твари изобретательные. А тут – ничего. Спокойно уничтожили тело, даже башка, – он кивнул на люстру, - и та «чиста» полностью, для проверки сюда и принесли-то.

- Они такое умеют? – удивился я.

- Некоторые умеют. По крайней мере, я слышал, что подобное бывает. Но он и без этого доставил немало неприятностей.

- Конечно, эта сволочь нашу награду забрала, - зарычал Барти. – Когда мы пришли к гоблинам, оказалось, до нас демон заходил и все у них вынес. Сволочь!

- Да мы слышали, что с вами случилось, - кивнул Бехольдэ. – Соболезнуем, парни. Это реальное дерьмо.

- Не такое дерьмо, что было у нас… - скис Шнапс. – Мы о прибытии демона ничего не знали и были на охоте…

- Чу-у-у-у… Эта хрень два часа гонялась за нами… - побледнела Дэнс. – Зато удалось эту «сову на копье натянуть», - на ее лице появилась маниакальная улыбка. – Хи-хи-хи… ненавижу сов…

Остальные проигнорировали ее слова.

Я же заметил как Велли, вышла из своего стола и пошла к барной стойке. Вероятно, набрать еще выпивки.

- Я на минутку, - сказал я, поднимаясь и подходя к рогатой девушке. – Велли, привет.

- О, Максик, приветик, - улыбнулась слегка под выпившая девица. – Присаживайся к нам. Мы отмечаем нашу клевую победу.

- Может потом, - не стал я сразу отказываться. – Я хотел спросить у тебя, если, конечно, не сложно ответить. Как справится с Черной Яростью?

Девушка перестала улыбаться и стала серьезнее. Казалось, немного протрезвела на глазах.

- Да, я слышала, что ты недавно пережил, - кивнула она. – Ладно, дам тебе пару советов.

Она присела за стойку.

- Во-первых, найти свой триггер, который может свести тебя с ума. Знай о нем и старайся не поддаваться этому. Зная свою слабость еще можно сопротивляться накатывающемуся безумию. Во-вторых, вообще держись подальше от вещей, которые могут тебя приблизить к этому. Тебе главное перетерпеть первое время, пока орган еще не ассимилирован в твоем теле и не усвоен. Вот когда это пройдет, после 4-5 эволюций, тогда шанс падание в Черную Ярость серьезно снизится. В-третьих, не накапливай стресс. Отдыхай, медитируй, девушку заведи – что угодно, лишь бы не накапливать «пар». Это простые и банальные вещи, но самые важные. Помни о том, что ты можешь впасть в безумие и тогда уже есть шанс противостоять этому.

- А если впал, то уже никак обратно?

- Нет, когда человек впадает в ярость, то его тело начинает мутировать, но этот процесс у всех разный. Некоторые быстро становятся чудовищами, некоторые неохотно меняются. Обычно сильно мутируют новички, а те, кто сильнее, - она вздохнула и указала на свои рога. – Как видишь, я сама подобное пережила. Пока трансформация не затронула мозг, шанс вернуться есть и весьма большой, просто обычно никто не пытается вернуть такого человека.

- Значит все не так безнадежно… - выдохнул я.

- Не боись, ты не первый кто попадает в такую ситуацию, - сказала она, потрепал меня по голове. – Якоб выживал и в более жутких условиях, так что и ты выдержишь. Я уверена.

- Благодарю.

- Гибриды разные бывают. Я как-то слышала о людях, что сами выходили из Черной Ярости, но подробности не помню. А вообще, у нас в городе менталист из Инквизиции остановился. Как будет возможность, попробуй поговорить с этим человеком. Он что-то может подсказать.

- А кто это?

- К нам же Инквизиция послала Бернштейна. А, ты же не в курсе… В общем, Бернштейн – единственная организация, которой разрешено заниматься созданием и воспитанием менталистов. Они же в Холлоунесте и занимаются профилактикой гибридов. Я сама там реабилитацию проходила. Возможно, их представитель что-то подскажет тебе. Попробуй.

- Понятно, спасибо за советы, - кивнул я. Вряд ли, конечно, мне повезет с таким поговорить, но попробовать стоит. – Удачного праздника.

- Присоединяйся. Сегодня все гуляют.

- Ну, может быть.

Девушка забрала еще несколько бутылок с пивом и пошла к своему столу, где продолжила отмечать.

Я же некоторое время еще сидел и размышлял над ее словами.

Она немного успокоила меня.

Если есть большой шанс не впасть или вернуться с минимальными изменениями, то может все будет хорошо. По крайней мере, брату навредить я не успею.

- Макс! – ко мне тут же подлетает Барти.

Тут же хватает меня за руку и тянет за собой.

- Скорее! Домой! У нас срочное дело!

- А? Домой? А как же работа?

- Сегодня «выходной» у всех, как видишь. Ничего нормального мы не найдем.

- А праздник?

- Да, пофиг! Идем скорее! Дома объясню!

Решив не спорить, я поспешил за братом.

Дома он тут же начал собирать вещи.

- Мы переезжаем?

- Нет, у нас срочное дело, - с этими словами он достал карту Тараскарии. – Когда ты ушел я продолжил болтать с остальными и узнал кое-чего интересного. Ребята охотились тут, - он указал точку в западной части от Горба Старика, - и пока бегали от демона, Шнапс упал в яму и нашел вот такое растение.

На экране браслета появился красный цветок, причем красными были не только лепестки, но и листья, и ствол, даже корни.

- Это Рубиноцвет, очень редкое растение, - продолжил брат. – Стоит порядком трех тысяч драхм. И они нашли его случайно и сейчас празднуют отличный куш. А вот еще это, - он достал из стола Драконий Лист, который нам отдал Пелек. – Его Пелек нашел недалеко от места, где мы их спасли. Сказал, просто нашли валяющимся на земле. Скорее всего, растение изначально гоблины откуда-то достали, затем демон все забрал, но потерял по пути. Понимаешь к чему я виду?

- Хочешь сказать, что рядом с местом где его убили, может и еще что-то валяться?

- Ага. Если не найдем его потерянное, то попытаем счастье с рубиноцветом. Это в любом случае выгодно.

- Но это же западное Диколесье, - заметил я. – Место довольно опасное для новичков, а нас всего двое. Придется идти с ночевкой. Путь займет минимум три дня.

- Тут все продумано, - усмехнулся он. – Из-за демона почти вся живность западной части леса разбежалась. Там разве что мелкая живность типа шипволков и байен осталась, да и то, мало, а оскверненных животных народ, уходя, убивал, так что шанс с кем-то столкнуться в ближайшее время, минимален. Как минимум две недели весь запад полностью безопасен. Это скоро смекнут другие команды и туда повалят люди искать ценности. Мы же можем пойти первыми и сорвать куш.

- Или влипнуть в неприятности. Там рядом руины Старой Спаты.

Я читал про это место.

Когда Тараскария еще называлась Королевством Люденс, все тут было довольно тяжко. Аристократы закрылись в столице Людерии, пытаясь там переждать демонов и хаос, а простые люди собрались в городе под именем Спата, что и стала новой столицей этого места после уничтожения Людерии. Но сам город двести лет назад был уничтожен драконом Тараской и выжившие жители переехали сюда и назвали новый город Новая Спата. К руинам теперь стараются, не приближаются.

- Нам руины не нужны, там все равно ничего нет. За двести лет оттуда вынесли все ценное, - махнул он рукой. – Короче, это наш шанс прилично заработать. В ближайшие дни с заданиями все равно будет напряженка, а в таких условиях как у нас, больших денег нам не видать никогда.

Тут он прав.

На шипволках и гоблинах мы далеко не уедем. Можем нам еще рано брать что-то сложнее, но на простых миссиях денег мы не заработаем, а значит, и сильнее не станем еще долго. Еще неясно, сколько у нас осталось времени и рискнуть стоит. Сейчас лучшее время.

- Идем только вдвоем?

- Я… не хочу брать другие команды или вступать в них, - мрачно ответил Барти. – После того что мы пережили… - он замолчал на несколько секунд. – Короче, нам нужна своя команда, где мы будем главными, где мы все решаем, а не за нас. Это к нам должен кто-то присоединяться, а не мы к кому-то. Никак иначе.

- Никак иначе, - кивнул я. – Ладно, что нам понадобится для похода?

- Спальные мешки, палатка, еда в дорогу.

- А что насчет экипировки?

- Я вчера еще сходил и достал новые мечи и лук.

- То же что и было?

- Пока тратить на что-то лучшее не хочу. Обойдемся начальными вещами, а уже потом капитально закупимся. Хотя меч тебе нашел получше.

- Хорошо, давай собираться…

Глава 42. Прогулка в Диколесье.

Сборы в поход долго не продлились. Взяли палатку, спальники, по ложке, чашке и тарелке, еды с запасом на несколько дней, по мелочи всякое и кое-чего боевого сверху. Мы там не планируем особо сражаться, но как-то защитится в случае проблем, не помешает.

А потому мы запаслись просто коктейлями Молотова и вонючей смесью, что отпугнет зверей в случае чего. Немного. Бутылок по пять того и другого, но у нас и так поклажа нелегкая. Так же прихватили «чесноку», что так хорошо показал себя в шахтах. Тут, конечно, пространство открытое, рассыпанные шипы можно просто обойти, но «чеснок» достаточно легкий, чтобы прихватить на всякий случай.

Из вооружения – лук Барти, меч мне и по копью каждому. Меч – уже более менее нормальный по длине, а не короткий, как в прошлый раз. Нормальный такой стальной, то ли эсток, то ли рейтшверт – не знаю точно, как называется. В общем, узкий меч, больше предназначенный для уколов, но и рубить еще может довольно хорошо.

Ну и всякого по мелочи, типа точильного камня, зажигалки, сигнальных ракет и прочего. Все это быстро побросали в сумки, которые оказались не такими уж и тяжелыми, да отправились в путь. Кстати, у сумок было весьма хитрое крепление. Если нажать на нагрудную пластину, на которую крепились все лямки, то можно довольно быстро скинуть рюкзак. Если неожиданно на нас нападут, то мы оперативно приготовимся к бою.

В позитивном расположении духа мы и вышли из города и двинулись к лесу.

Диколесье место огромное. Мы обычно гуляли только возле его опушки, недалеко от лесопилок, которым постоянно докучали всякие шипволки и байены, а потому нанимали нас оборонять их часто. Сейчас же мы пойдем вглубь этого места.

Там я был всего раз, когда только очнулся в этом мире.

Однако идти напрямую к нужному нам месту нельзя. Лес - это оранжевая зона опасности и насыщенности хаоса и некоторые территории там даже красные, да и распределены неравномерно. Пусть мы там вряд ли сейчас столкнемся с кем-то, да и хаос нам не вредит, но все равно, лишний раз рисковать не стоит.

Пока мы шли, я слегка поражался моей ощутимо возросшей силе.

Еще вчера такая сумка вместе с моей экипировкой показалось бы мне куда тяжелее, и я бы быстрее выдохся, а сегодня никаких проблем не ощущаю. Эволюция пусть на не особо много, но все же усилила меня, и я ощущаю разницу.

Благодаря этому я чувствую себя куда увереннее, и теперь мысль о том, что мы все же сумеем за оставшиеся два с половиной месяца стать сильнее.

«Мы справимся, мы сможем».

Это внушало оптимизм и надежду, но в то же время несколько волновал и мой монстровский орган.

У Раймона сила была не боевой, но весьма полезной, и это все равно превратило его в чудовище. Во что там могу превратиться я, не знаю, но надеюсь лишь, никому навредить не успею.

Ну да ладно.

Пройдя мимо лесопилок, что как всегда борются с быстрым распространением леса, а также обеспечивают город древесным углем и древесиной мы углубились в лес.

Диколесье встретило нас шелестом крупной листвы высоко в кронах деревьев, через которые пробивались теплые весенние лучики солнца. Мелкие зверушки типа белок, ящериц и крокомонов прыгают по веткам и среди кустов. Легкий ветерок гулял среди деревьев и приятно ласкал кожу и трепал волосы, словно ласковые прикосновения нежных женских рук. Погода, ветерок и звуки природы настраивали на позитив, но мы все равно не думали расслабляться.

Опасность может подстерегать нас в любой момент и не стоит расслабляться.

- Хорошая погодка, - усмехнулся Барти. – С каждым днем будет становиться все теплее. Как будут деньги, нужно будет брать два комплекта брони, один летний, и один утепленный.

- Да, Замерзший берег стоит посетить, - кивнул я. Это неплохая и относительно не сложная локация, но она несколько выбивается из климатической зоны Тараскарии и весьма близка Океану Стальных Зубов. Там постоянно холодно, и сам Берег постоянно скован снегом и льдом.

- А как только получим Второй Ранг Охотника, сможем отправиться в Гнильлес, - продолжил стоить планы брат. – Это место довольно опасное и туда нужна специальная защитная экипировка с дыхательными масками и очистительными средствами. Но там можно и денег поднять и стать намного сильнее. Зона Черная, там Хаоса много. К тому же сейчас период изоляции и потому приезжих мало.

- Меньше народа – больше кислорода.

Гнильлес одно из немногих особых мест. Концентрация Хаоса очень высокая, ценные ингредиенты постоянно появляются, практически вырастая в окружении вечной гнили, грибов, разложения и яда, но там обитает нежить и другие, весьма опасные монстры. Это все не считая ядовитых испарений и всего остального. Но при этом местные монстры до того, что обычно водится в Черных Зонах, не дотягивают совсем, и если правильно подготовиться, даже обычный человек имеет шансы на удачную ходку. Впрочем, шансы маленькие, так что новичка туда не пустят. А вот хорошую команду Второго Ранга вполне могут пустить, если разрешение получим. Именно из-за этого места многие охотники и приезжают в Тараскарию, ведь второе такое, Кровавые Топи находятся довольно далеко и там очень неудобно. Гнильлес ближе, добраться проще и относительно спокойнее. По крайней мере, его монстры «ослабели» относительно обычного показателя не из-за влияния дракона, да и угодить на ужин нетопырям можно не опасаться.

Но на этот счет будем планировать, когда дорастем.

- Кстати, а Шнапс, он что гном или дварф? Как у вас это называется? – спросил я. – Ты как-то рассказывал, но вскользь.

Я знаю, что тут есть иные расы, но как-то мало об этом читал. Я скорее изучал монстров, чем других людей.

- Иные люди, металюди, представители иных рас. У нас такое вполне реально, - покивал Барти. – Такими можно или родится, или стать благодаря системе.

- И как это происходит?

- Ну, стать весьма просто. Развивайся в каком-то определенном ключе и постепенно твое тело само начнет подстраиваться под нужды, - начал он. – Развивай Восприятие, Гибкость, Акробатику и сражайся в особой манере и не успеешь оглянуться, как станешь Эльфом. Уши заостряться, глаза форму поменяют, обоняние станет лучше, а тело будет стройным и ловким. Изучай защитные силы, будь крепким и нерушимым, и постепенно станешь коренастым, и именовать тебя будут гном. А уедешь в тот же Хаммерленс, так быстро наберёшь массу и научишься жрать все подряд. Про Цеперию вообще молчу.

- Я, кроме Шнапса пока никого из иных рас не встречал.

- Встречал уже, - усмехнулся брат. – Людвиг не является обычным человеком.

- Это как? – удивился я.

- Он шэйдлинг, человек тени. Такими можно стать, если развивать скрытность, маскировку и другие подобные навыки, или же родится в Дахакаре, в их темных подземных городах, где они живут рядом с тьмой и опасностью, где от умения скрываться и быть незаметным зависит жизнь. Вот люди Дахакары и часто унаследуют от родителей похожие черты. Шэйдлинги не пахнут, вообще, у них отсутствует естественный запах тела, также их кожа бледнее обычного, глаза привычны к темноте.

- Значит, какие-то силы родителей могут отражаться и в детях…

- Ага, как и генетический код аугментации, может передаться потомкам, так и пассивные слабые свойства предков если они поколениями использовали подобные силы или жили в определенных местах, то это отражается и на них. Это не значит, что шэйдлинг автоматически скрытник, про Людвига такое точно не скажешь, но развитие навыков завязанных на этом для него будет идти гораздо лучше.

- А насчет других?

- Рядом с Тараскарией есть Междуземье, как я уже рассказывал, и эта земля делит территорию между Леденящим Лесом, где всегда зима и Живым Лесом, где всегда весна. И рядом с Живым Лесом есть город – Муром, где и живут эльфы. Там, если ты не имеешь высокое восприятие и не умеешь быстро отступать и уклоняться, ты труп. Живой Лес – это куча зверо-растений, которые нападают неожиданно и всегда готовы сожрать неудачника. Потому эльфам живется там сложно и так получается целый город эльфов.

Муромские эльфы… звучит забавно.

- А в Каппадокии живут гномы, - понял я.

- Да, гигантский горный массив Длань Гиганта имеет множество пещер и целый подгорный город, где люди, живя в тесных залах, научились быть невысокими, сильными и выносливыми. Оттуда и пошли гномы.

- А что еще кто есть в гильдии подобный?

- Гаскар, кажется, нордлинг, - задумался Барти. – Но я его без шлема никогда не видел, да и он на людях не ест. Нордлинги живут на земле где долгие зимы и короткие лета, выращивать еду там сложно, потому они научились извлекать из мясной пищи все необходимые витамины, а метели, снега и прочее, сделали их очень сильными.

- Круто… Ты вроде про еще одних говорил.

- Ну, называть их отдельной расой вряд ли можно, - покачал он головой. – Все же они это те же нордлинги, что покинули Хаммерленс и ушли в болота. Там они столкнулись с частыми дождями, вечным серым небом, а также нетопырями, а потому научились не просто есть мясо, а питаться кровью. Особенно их охотники, которых многие называют вампирами, не просто питаются кровью, а говорят, зависимы от нее. Это или какая-то болезнь, или особая сила их стиля боя. Я не в курсе всего.

- Жуть какая, - поморщился я. – Надеюсь заразиться вампиризмом или ликантропией тут нельзя.

- Все мутации контролируются браслетом, так что забей. Ну, органы гибридов – исключение, но это потому, что отторжение такого куска тела тебя убьет. Приспособиться, увы, единственный вариант.

- Да уж, все было бы куда проще, если бы я мог избавиться от этой штуки нажатием кнопки.

- И не говори…

Там мы и шли все глубже в лес, сверяясь с картой и выбранному пути.

- Гр-р-р-р-р! – услышал я рык.

- Ну, так и знал.

Перед нами из кустов выпругнула байена. Это такое животное, что одновременно похожа и на гиену и рысь, по размерам как раз такая же. Грязная темно-коричневая шерсть с пятнами, плоская морда с приплюснутым носом, большие глаза, длинные лапы с когтями и торчащими из пасти клыками.


Байена.

Тип – Животное. Кошачьи.

Уровень опасности – 1.


Зверь пригнулся и зашипел, готовясь к прыжку.

- Дай-ка мне, - сказал я, скидывая рюкзак и доставая меч. – Хочу проверить себя.

Начал обходить зверя, тот двигался параллельно, а Барти на всякий случай достал лук. Это не особо опасный зверь, но мало ли что. Перестраховка никогда не помешает. Да и вдруг, какой сюрприз у животного, может оно тоже осквернено. Лучше перебдеть.

- Кье-хье-хье-хье! – мерзкий похожий на гиений смех раздался из пасти.

Пригнулась, поджала лапы и готовится к прыжку.

Я тоже приготовился и стал выжидать. Проверить себя хочу, но я не в какой-нибудь игре где можно не боятся смерти или ранений. Жизнь у меня одна и глупо тратить ее не хочу, но проверить себя хочется.

Зверь рывком устремился в мою сторону.

Резко влево!

Разворот!

Острие клинка рассекает бок животного и горячая кровь брызжет из раны, а враг приземлившись падает и перекатывается вперед, но тут же подрывается на все лапы и в бешенстве от боли и ярости кидается снова.

Импульсный Удар!

Легкий взмах снизу и голова зверя была рассечена.

Быстро.

Легко.

Просто.

Байены и так не особо опасные звери, но кое-какие трудности они нам все же доставить успевали, а сейчас…

- Разница ощутима, - кивнул я, вытирая меч.

- Опять ты голову уничтожил, - покачал головой Барти. – Как же я теперь буду зубы и глаза добывать.

- Извини, - пожал я плечами. – Делаю, как умею.

- Ладно, - вздохнул брат. – Скорей бы уже моя эволюция. Тоже хочу сильнее стать, - сказал он, присаживаясь у трупа и начиная его обрабатывать.

- Ну, думаю, скоро будет.

- Знаю, но на то я и стрелок, да и вырос тут. Это вы, попаданцы быстро Хаос впитываете, а у меня все не так скоро.

- Процентов на десять меньше – несущественно.

- Знаю, но все равно обидно.

Так перекидываясь фразами мы, закончив возиться с трупом, двинулись дальше.

В этот раз нам должно повезти…

Глава 43. Волчья голова.

- А дорога все не кончается, - вздохнул я, подкидывая дровишек в костер.

- Завтра к вечеру будем на месте, - улыбался Барти, готовясь ко сну. Его воодушевление так и не отпустило. – Все равно ведь спокойно идем. Ну, относительно.

Вот уже третий день мы в пути по Диколесью. Этот великанский лес, поистине поражал своими размерами и разнообразием мест. Сначала мы шли по относительно простому лесу, затем гуляли среди огромных деревьев, после наш путь пролегал по гигантским корням, что торчали высоко над землей, и с которых реально было страшно упасть, и вот сейчас кроны деревьев такие густые, что солнце почти не пробивается сквозь них и тут почти постоянная темнота. Если бы не явление демона сюда, то находиться на этой территории, было бы слишком опасно для таких новичков как мы. Тут обычно полно всяких «ночных» животных: огромных филинов, кошек-летяг, барсуков с бритвенно-острыми когтями, ну и оленей со светящимися рогами.

Сейчас же всех их распугал демон и нам почти никто не встретился. Лишь всякая мелкая животинка, которая нас больше боялась, да и сама радовалась временному «спокойствию».

И подобное продлится еще где-то две недели. За это время нам нужно будет успеть дойти до нужного места, найти там все необходимое, а после свалить, пока здешние места не стали слишком опасными.

Сюда к тому же редко кто ходит охотиться.

Охотники предпочитают работать на заказ, а не просто идти и убивать все подряд. Пока город или какой-то частный клиент не выдаст задание на что-то здесь, то нет смысла на долгие походы. Если, конечно, не нацелен на быструю прокачку, но для такого есть более подходящие места.

Вот уже третий день мы в пути и путь пролегал относительно спокойно. Редкие встречи с монстрами бывали, но ничего серьезного или опасного.

- Эх, а ведь у меня должно было быть свидание, - вздохнул я, смотря на огонь.

- Прямо перед поцелуем выдернули?

- Я уже купил цветы и пришел на встречу, а дальше темнота, - покачал я головой, не отрываясь от огня.

- Печально это, - покивал брат. – Там было хорошо?

- Относительно. Никто, кроме местной гопоты, ко мне не лез, монстры не пытались откусить мне жизненно важные органы, а кроме зачетов и экзаменов, волноваться нужно было лишь про подработку.

- Скукота, - хихикнул он. – Не то, что сейчас. Кровь, чудища, маньяки.

- Ага. Уныние…

Мы некоторое время молчали.

Первым дежурить буду я, а затем через пару часов бужу его и мы меняемся. Пусть вокруг нашего лагеря мы и разбрызгали вонючие духи, но это не панацея. Надо быть ко всему готовыми. Так мы и будем меняться до утра. Кто-то всегда должен быть на стреме.

- И как ты познакомился с той девицей?

- В кафешке, - ответил я. – Она там официанткой работала. Она принесла мой заказ, едва не уронив его на меня. Много извинялась. Так у нас завязался разговор. А несколько дней спустя снова встретились и решили погулять вместе.

- И как ее звали?

- Ее зовут… - я резко прервался. – Зовут…

Я напрягся, пытаясь вспомнить ее имя. Я ведь хорошо запоминаю имена, и просто не мог такое забыть. Затем я попытался вспомнить ее лицо, но оно было как в тумане. Пытаюсь вспомнить ее, рассмотреть, но даже голос просто пропал из головы.

- Я… не помню… почему…?

- Обычное дело, - пожал плечами Барти. – Папа рассказывал, что многие попаданцы тоже не помнят каких-то вещей о прошлом. Кто-то забывает родных, кто-то забывает свой дом, а кто-то и самого себя. Отец жаловался, что если бы не фотография, он бы и не вспомнил лицо своей жены.

- Значит, мы забыли что-то… - вздохнул я.

У него была фотография, а все мои вещи при переходе пропали. Хотя моя одежда, в которой я отправился, все же была со мной. И мне еще браслет кто-то дал.

Я не могу вспомнить, о чем мы говорили с ней, но это было чем-то приятным и веселым. Это точно было, но… но…

- А может ты кого-то из «богов» встретил, - продолжил брат. – Я слышал, что некоторые попаданцы перед тем как оказаться тут встречались с кем-то таинственным, кого они не могут вспомнить прямо перед попаданием. Может совпадение или игра воображения, но мало ли. А может это и был тот «ангел» или «бог», о котором говорят в церкви.

Я посмотрел на свой браслет.

Когда я переместился сюда, то моих вещей при мне не оказалось кроме одежды, а был лишь браслет. Кто мне его дал, откуда он появился и что означает, не понимаю. Будь я кем-то опасным, то вряд ли меня в город бы допустили. Все же, как узнал, меня проверяли у специалистов, так что нет смысла переживать.

Однако на душе стало как-то паршиво.

- Спи лучше, разбужу, как придет твоя очередь.

- Ага, не скучай, - зевнул он и, отвернувшись от костра быстро задремал.

Я же продолжил смотреть на огонь и размышлять над ситуацией, в которой оказался.

Связан ли браслет на моей руке и те, кто охотятся за мной? Зачем сектанты пытаются меня убить? Или же убить меня пытались случайно. Может, перепутали нас с Барти. Или же убивать не собирались, лишь вырубить.

Черт его знает, как там все должно быть.

Сейчас важно лишь то, что у нас есть ограниченное время, перед тем как за мной вернутся.

Единственное что печалит, это то, что я сам влез в неприятности, да еще и брата за собой потащил. Хотя ему тоже необходимо быть сильнее. Если враги хотят добраться до меня, то родственник это легкая мишень.

- Ладно, лучше не забивать себе голову, а то опять впаду в уныние, - тряхнул я головой.

Через пару часов разбудил Барти, а сам отправился спать.

Так мы и провели ночь, сменяя друг друга. Не совсем удобно так спать, но никак иначе мы не можем.

Снился мне опять холод и рассеянный свет. Что это означает, я просто не понимаю, а спросить как-то не у кого.

Наутро мы, позавтракав, двинулись в путь.

Дорога была, как и ранее спокойной, но темной, ведь света в этом месте было маловато. Благо, по карте территория такой темноты небольшая и скоро снова будет относительно светлое место.

К полудню начался дождь, а потому нам пришлось свернуть со своего пути и остановиться ненадолго под корнями. Ливень шел сильный, благо начался он уже ближе к опушке темных территорий и несмотря на пасмурное небо было относительно светло.

Дождавшись когда ливень поутих, мы продолжили путь и вскоре вышли к небольшой реке…

- Гр-р-р! – послышалось откуда-то вдали. – Кье-хье-хье-хье!

Там были звуки боя, рыки, быстрые и тяжелые шаги скулёж зверья.

- Делят территорию? – нахмурился Барти. – Надо проверить.

Проверить и правда нужно.

Скинув рюкзаки и вооружившись, мы осторожно двинулись к месту битвы. Идти старались осторожно, чтобы не привлекать лишнего внимания. Всякое там может быть и если сражаются животные, то лучше не мешать им.

- Хья-а-а-а-а! – прозвучал уже… человеческий голос.

Мы переглянулись.

- Поспешим!

Ускорившись, мы вскоре увидели весьма необычную картину.

Какой-то человек, закутанный в шкуру шипволка, с костяной шипастой самодельной броней, и в шапке волка отбивался деревянным копьем с костяным наконечником, от крупной стаи байен. Зверей тут где-то дюжина. Один на один байена слабый враг, но в стае становятся неприятной опасностью.

- Поджигай, - протянул он две бутылки с Коктейлем Молотова.

Достав зажигалку, я тут же поджег оба кусочка ткани.

Мы с Барти одновременно метнули горючую смесь прямо в толпу наседающих зверей. Двое загорелись и начали носиться по округе, а еще трое отделались ожогами и сейчас катались по земле пытаясь сбить пламя.

- Вперед!

Достаю копье устремляюсь в атаку, а брат начал стрелять в не ожидавших такого зверей. Байены никак не ждали атаки в спину, а два коктейля быстро проредили их ряды и заставили замешкаться.

Удар!

Пронзаю ближайшее животное, но копье застревает в теле, а потому быстро достаю меч и отбиваюсь от следующего напавшего.

Одному отрубаю лапу, второй отделывается рассечённым боком или выколотым глазом, а стрелы в это время летят в остальных хищников.

Всего минута и остатки стаи уносятся, прочь поджав хвосты и скуля от боли.

- Справились, - хмыкнул я. – Ты как?

Тот, кого мы спасли, не двигался и навел на меня копье.

Он оказался не особо большого роста.

- Девушка?

- Ох, так мы тут не первые, - застонал Барти. – А я-то думал, успеем сорвать куш раньше остальных.

- Кто-то оказался хитрожопее тебя, - усмехнулся я. – Эй ты…

- НЕ ПОДХОДИ! – крикнула девушка, наставляя на меня копье. – Не приближайся ко мне!

Она начала мотать головой.

- Мне это кажется! Мне это кажется! Мне это кажется! – затараторила она. – Я не сошла с ума! Я не сошла с ума! Я не сошла с ума!

Мы переглянулись.

- Успокойся, - сказал я, убрав оружие в ножны. – Мы не причиним тебе вреда. Мы из города…

- Нет! – голос ее дрожал. – Я видела город! Он разрушен и давно!

Мы снова переглянулись.

Кажется, или мы чего-то не знаем, или она что-то напутала.

- Вы… точно люди? – неуверенно спросила она, не опуская копья.

- Да, мы люди, - я снял кольчужный капюшон. Барти тоже свою шапку снял. Шлемы мы так и не купили. Ну, после этой миссии займемся обновлением экипировки. Как денег больше будет.

- Значит… - ее копье дрогнуло, - я не одна тут… - она шмыгнула носом. – Я не одна в этом мире…

Девушка уронила копье, а затем стянул с себя волчью голову.

В глаза сразу бросилась кривая, грязная и плохо подстриженная грива рыжих волос, хотя скорее не грива, а гнездо какое-то. За волосами девушка явно давно не следила и сама подрезала как могла, от того смотрелась прическа весьма посредственно. Волосы будто не ножницами стригли, а ножом отрезали. Сами волосы слегка укрывали милое девичье личико, пухлые губы, большие зеленые глаза, маленький носик. Сама девушка довольно привлекательна, фигуру из-за одежки рассмотреть сложно, но явно все у нее там нормально.

- Она симпатичная… А уж если отмыть… - мечтательно протянул Барти.

- Спокойно, - ткнул его в бок.

- Кхы… - в ее глазах заблестели слезы. – Вы… правда люди… настоящие… Я думала в этом мире совсем одна…

Вот это да. С ней явно что-то не так.

- Я – Макс, а это мой брат – Барти, - представил нас.

- Крес… меня зовут Крес… кхы-ы-ы…

- Почему ты не пошла в город? – спросил я.

- Так там все разрушено… - указала она куда-то в сторону. – Там руины одни и ничего практически нет. Дедушка мне ничего не показывал… дедушка… - она опустила голову и снова шмыгнула носом, готовая расплакаться.

- Но тут же другой город есть. Мы оттуда как раз, - сказал брат.

- Какой город? – она резко подняла голову. – Тут есть еще город?

- Да, три дня пути туда, - указал в сторону, откуда пришли мы. – Там все попаданцы и остальные жители.

Глаза девушки начали стремительно расширяться.

- Погоди… - она остановила меня. – Ты хочешь сказать… что все это время не так далеко отсюда была цивилизация, а я девять месяцев тупила в космос и жила в этом чертовом лесу?

Мы снова переглянулись.

Таких новостей никто из нас услышать не ожидал.

- Да, - хором сказали мы.

Девушка зашаталась, а затем рухнула в обморок…

- М-да… - снова хором сказали мы. – И что там теперь делать?

Глава 44. Дикарка.

Ей снился сон…

Странный сон…

Он начинался как обычный ее кошмар, но постепенно перерос во что-то хорошее.

Крес была на охоте. Обычная охота, такая же, как вчера, позавчера и остальные дни, недели и месяцы. Она привыкла к ней.

Разве что в последние недели с дичью стало гораздо сложнее. Что-то в темных местах распугало большую часть зверей, и добывать себе пропитание становилось сложнее. Ей пришлось зайти дальше обычного, чтобы найти добычу.

И вот, когда она возвращалась после охоты, на нее напали байены.

Обычно, Крес бы не позволила застигнуть себя врасплох, но после того как не стало дедушки ей стало особенно тяжко. Одиночество и так мучало ее, а как не стало последнего близкого и дорогого сердцу существа, совсем расклеилась.

Байены не сложный враг. Даже с такой толпой она бы справилась.

Но сейчас она была уставшей после охоты. Олень долго от нее бегал, а чешуя из органического металла плохо поддается ударам деревянного копья. Оружие почти сломалось, но ей все же удалось воткнуть острие между наростами и прикончить животное. Металень зверье быстрое, крепкое и убивается с трудом, но вкусное, его надолго хватит. Дедушка научил ее, как охотится на подобных.

И вот на обратном пути, когда она устала тащить тушу к себе на нее и напала голодная стая.

Крес уже выбилась из сил, устала и не могла толком сражаться.

«По крайней мере, все закончится», - грустно подумала она тогда.

Девять месяцев страха, отчаяния, одиночества, печали, слез, всему этому пришел конец.

«Я была наказана за все плохое, что совершила. Мое личное Чистилище».

Закрыв глаза, приготовилась закончить эту ужасно затянувшуюся жизнь…

Но тут вспыхивает огонь и из ниоткуда появляются два… человека! Два парня в кольчугах, вооруженных средневековым оружием, явились, будто из воздуха и нападают на байен. Это было так неожиданно и резко, что она застыла и испугалась.

Сначала ей показалось, что от одиночества и страха голова совсем поехала и уже начались галлюцинации.

Дальше она услышала весьма глупую вещь и отрубилась.

- Забавный сон, - грустно вздохнула Крес. – Как жаль, что это всего лишь бред.

Она вытерла выступившие слезы.

Да, нет тут никого. Вообще никого.

Вздох…

Вокруг был лишь шум дождя, что барабанил по лужам и приносил собой неприятную сырость в эту пещеру.

- М? – нос уловил довольно вкусный запах.

Пахнет жареным мясом, но как-то иначе. К жареной оленине она давно привыкла, но сейчас к запаху мяса добавились… специи? Это странно. Нет тут никаких специй и быть не может.

Бр-р-р-р-р! – забурлил желудок, напоминая о себе.

- Смотри, мясо металеня пропитанное специями нужно жарить аккуратно, чтобы не подгорело и постоянно крутить, - услышала она голос. – Кое-где подрезая, мы позволяем теплу проникать внутрь, а металлические пластины, вставленные в мясо, позволит отлично изнутри все прожарить. Видишь, как жир стекает.

- Как бы потом эти пластины у нас покупать не отказались, - фыркнул второй голос. – А то пропахнет металл мясом и специями, а затем из него меч выкуют. Это будет самый вкусно пахнущий меч в мире.

- Ха-ха-ха! Звучит круто, я бы такой хотел!

Девушка тут же подскочила и увидела возле костра тех самых парней из своего сна.

Брюнет в кольчуге и с мрачным взглядом, и светлый с луком и добродушным лицом. Оба сидели возле костра и жарили оленину на вертеле.

- А! Глюки жрут мое мясо! – офигела Крес.

- Какие мы тебе глюки? – посмотрел на нее брюнет. Кажется, его зовут Макс. Так он представился.

- С пробуждением, красавица, ужин скоро будет готов, - улыбнулся второй, его вроде Барти звать.

- Так вы не мое воображение, созданное долгой изоляцией и одиночеством?

- Нет, мы настоящие. Можешь потрогать.

- Трогать можно меня! – тут же обрадовался светловолосый. – Я готов пойти на сию жертву.

- Завязывай, Казанова, - фыркнул Макс.

- Не мешай мне общаться с моим идеалом.

- Познакомься сначала, а потом уже в пещеру тащи, ты реально как неандерталец.

- Пф, ты просто ничего не понимаешь в романтике.

- Уж извини, что я такой банальный.

Крес села, и некоторое время молча смотрела на них. Затем все такие протянула руку и прикоснулась к Максу, так как он был к ней просто ближе, чем расстроила второго, но даже не заметила этого.

Теплый… настоящий… живой человек…

- Как же так…? – опустила она руки. – Я думала, что одна тут… Я… Я… - на глаза снова навернулись слезы.

- Эй, не плачь, - к ней подсел Барти. – Я не выношу плачущих девушек. Все будет в порядке…

- Угу… - только и сказала она.

Внутри нее была странная смесь из радости и грусти.

«Я больше не одна…»


***


Девушке понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя. Ее можно понять. Она явно пережила много плохого и сейчас эмоции бьют через край. С вопросами мы ее не торопили, пусть сначала успокоится, а то может совсем сорваться.

«Девять месяцев в этом лесу, - подумал я. – Если это правда, то я в шоке».

Даже представить не могу, как она тут выживала все это время, но сейчас, надеюсь, узнаю, а спросить у меня есть что. У Крес есть браслет, но если она впервые видит людей, то непонятно откуда он у нее или же…

«Оттуда же откуда и у меня».

Поэтому я был очень заинтересован поговорить с ней, да и просто бросить человека в беде не мог. Я не герой, что спасает всех на свете, но и не мразь, которая бросит девушку одну в лесу. Мои принципы не изменились.

«Поход становится все более странным».

Да, найти тут кого-то мы точно не ожидали.

После того как она потеряла сознание, мы решили разбить лагерь, но поскольку небо было еще пасмурным и в любой момент мог начаться дождь, то нам пришлось поискать где бы остановиться, благо «жилье» девушки оказалось недалеко. Это была относительно небольшая искусственная пещера, явно прорыта каким-то крупным животным, но самого зверя было не видать.

Барти отнес девушку и уложил на шкуры. Я немного переживал о том, что брат начнет руки распускать, но ничего такого не случилось. Мой брат человек приличный, а потому беспомощностью девушки не воспользовался.

После этого мы засели за готовкой еды. Тушу убитого ей зверя тащил уже я.

Металень весьма интересное животное. Выглядит как обычный олень, но на нем растут чешуйки, металлические чешуйки. Органический металл. Вещь редкая, хорошая, но трудная в обработке и весьма дорогая. Еще сложность в том, что на самих металеней охотится сложно. Нет, зверь не очень опасен, просто быстрый, прыгучий и бронированный. Нужно точно попадать между пластин или в глаза, но это сложно, особенно когда зверь убегает.

А эта девица ходит на такое животное с деревянным копьем и в самодельной экипировке из кости, дерева и грубых шкур.

Крутая девица.

Мясо с приправами, которые Барти постоянно носит с собой, оказалось очень вкусным. Тут бы еще гарнир какой-нибудь и соус вообще было бы отлично, но довольствуемся тем, что имеем. После еды Крес немного успокоилась, да и попривыкла к нам немного.

- Итак, Крес, - обратился я к ней. – Расскажи, как ты попала сюда и как выживала?

- Если тяжко, то не отвечай, - тут же сказал Барти. – Не стоит на нее давить.

Справедливое замечание. Мне бы тактичности поучиться.

- Нет, все в порядке, - ответила рыжая. – Мне уже лучше, - она грустно улыбнулась. – Я… плохо помню, что именно случилось… Мое последнее воспоминание о том, как пошла с подругами по магазинам. Ушла в примерочную, а затем… темнота… Очнулась уже тут в лесу. Заметила город недалеко и пошла к нему, но там были лишь руины.

- Откуда у тебя браслет? – указал я. – Он был с тобой по прибытию?

- Нет, - покачала она головой. – Мне его дедушка дал.

- Дедушка? Тут был еще кто-то?

- Ну-у-у-у, - она задумалась, а затем, включив браслет, стала что-то искать там. – Вот дедушка!

На голографическом мониторе ее браслета была страница из энциклопедии, где было изображено животное похожее на снежного барса, но при этом имеющее какие-то костяные пластины на спине. Судя по данным рост у зверя где-то метров пять, а вес доходит около триста килограмм.

- Он нашел меня… - она тяжко вздохнула. – Я сначала очень сильно испугалась, но он отогнал страшных обезьян, затем забрал меня к себе, согрел и накормил. Он был очень старым, и я просто называла его дедушкой. Он меня и отвел к скелету, на котором был такой браслет, и я его надела.

- Зверь тебя приютил? – засомневался я. Какой-то Маугли получается, которого волки растили.

- Панцирный Ирбис, - хмыкнул Барти. – Очень редкое животное, которое в Тараскарии не водится. Они родом из Хаммерленса, да и довольно дикие…

- И откуда он тут?

- Монстры по большей части тоже животные, а животных можно приручить, - пожал плечами брат. – Я слышал в Старой Спате практиковали дрессировку и разведение монстров. Но это чертовски сложно, небольшой спрос на такое только у Скитальцев есть. Поэтому в нашем городе этим никто и не занимается.

- Дедушка не был тупым животным, - надулась девушка. – Он был разумным, умным. Да, не мог говорить, но точно все понимал и был добрым.

- Так я и не отрицаю, - развел руками брат. – Хаос влияет не только на людей, но и на животных, они тоже отчасти меняются и эволюционируют, потому ничего удивительного в том, что у некоторых со временем появляется подобие или полноценный интеллект, личность и разум. Я даже слышал, что некоторые могут говорить.

- То есть драконы еще и общаться могут?

- Сила и возраст не показатель ума, - усмехнулся он. – Тут все индивидуально. Наш дракон – Тараска, как такового интеллекта не имеет. Он живет лишь инстинктом голода и все. А вот дракон Леонидас не только разумен, но и имеет что-то на подобии чести, не зря жители Леонидариса поклоняются своему дракону. Цепеш же ненавидит людей и всячески терроризирует жителей Цеперии. Это везде по-своему. Так что тут думаю то же самое. Некогда прирученное животное осталось ждать своего хозяина на руинах города, вот уже триста лет, а нашло человеческую девушку и позаботилось о ней.

- Прямо Хатико, - хмыкнул я. – Значит, он дал тебе браслет и приютил.

- Да, дедушка был добрым… Он научил меня выживать, благодаря ему я сейчас здесь… Вот уже девять месяцев... - она шмыгнула носиком. – Но дедушки не стало три месяца назад. Его побили макаки, и в силу возраста уже не смог поправится…

Крес понадобилось еще немного времени, чтобы успокоиться.

- Как же ты выживала все это время? – спросил я. – Этот лес опасен, тут монстры водятся. Как же ты без навыков?

- У меня есть навыки, вот, - она включила браслет и дала нам увидеть ее характеристики.

- Ого!


Имя: Крес

Статус: «Норма»

Поглощенный Хаос: 4684/12688

Эволюции: 3

Навыки: 5

- Физическая основа – 3

- Владение копьем – 12

- Восприятие - 7

- Гибкость - 3

- Акробатика – 2

Знания: 2

- Общий язык.

- Владение копьем – 1 ранг.

Способности: 0


Я, конечно, понимал, что после девяти месяцев жизни тут она будет сильной, но не настолько. Она сейчас круче нас с Барти вместе взятых. Теперь ясно как она охотится на металеней, да и те байены наверняка ей были не противники.

Но для девяти месяцев можно было и сильнее стать. Скорее всего, она целенаправленно не качалась, а лишь выживала, а там как получится. Это мы ищем врага, чтобы сражаться и больше Хаоса набрать, а вот ей такое было не нужно.

- А почему имя не полное? – задал я самый логичный вопрос.

- Да я не помню как там фамилия и все остальное, - пожала плечами она.

- Не помнешь? Это как?

- Вот так. Написала что помнила, а остальное…

Да уж, нелегко ей приходится.

- Второй Ранг, - сказал Барти. – Навыки очень хорошо развиты особенно копье и восприятие. Она уже может спокойно получать второй ранг в гильдии.

- Гильдии?

- Мы с Барти работаем охотниками в Гильдии, - ответил я. – Что-то вроде наемников-фрилансеров…

- Это подождет! – резко прервал меня брат и подскочил к девушке. – Крес, милая, скажи мне, где ты достала навыки? – спросил он. – Браслеты лишь отображение и отслеживание, и отдав свой браслет передать навыки нельзя. Ты должна была пройти синхронизацию с Центром.

- Эм-м-м… ну-у-у-у… я просто подключилась к какой-то штуке, - хлопая глазами, ответила рыжая. – Дедушка привел меня к какому-то синему камню с проводами. Один подключила к браслету, и он начал что-то загружать. Я там начала искать и отправила запрос на «выживание в дикой местности», а затем у меня заболела голова и я отключилась. Когда проснулась, в браслете уже было все, но к той штуковине я уже не подходила. А этот «накопленный хаос» я раскидывала как понимала, и когда набирался. Все.

Барти не сразу стал отвечать и тупо пялился куда-то в пустоту.

Мы даже переживать стали, что он завис и ушел куда-то в астрал.

- ДА-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!! – резко подскочил он и напугав нас. – Бинго! А-а-а-а! Черт! Как же круто!

- Чего? – не понимали мы.

Мой брат начал прыгать на месте от какой-то радости, но вскоре взял себя в руке и начал объяснять:

- Макс, я только что нашел способ как нам получить кучу денег и даже особую благодарность от властей города! – говорил он с огнем в глазах. – Если мы вернем в город блок данных из старого Центра, то нас озолотят! Крес, ты знаешь, как найти это место?

- Ну да…

- Отлично! Мы пойдем туда и…

- Так! Спокойно! – уже поднялся я. – Сядь и объясняй все по-человечески.

- Короче, - начал брат. – После разрушения Старой Спаты, ну тогда еще просто Спаты, уходящие забрали оттуда что могли, да и потом часто возвращались и искали всякие мелочи, а как полностью обчистили, к руинам вообще перестали приближаться. Центр считался уничтоженным и все данные в нем тоже, а потому в Новой Спате пришлось делать все заново. Но если мы найдем блок памяти и принесем его в город, то Триумвират нам памятник поставит! Благодарить власти города умеют, а потому мы махом решим все наши начальные проблемы с деньгами! Надо лишь забрать блок и вернуть его. Все.

Вот теперь понятно.

Центры – это главнейшая часть всего города. Большие камни на башнях поглощают Хаос из окружающей среды, а также хранит в себе множество информации, что нужна городу. Если мы добудем эту штуку и доставим ее, то благодарность должны получить неплохую. Триумвират, ну три лидера города, такое точно не оставят без внимания.

- Крес, ты можешь отвести нас туда?

- Ну, могу, - неуверенно сказала она. – Только там довольно опасно. Там макаки водятся и их вожак сильно побил дедушку… Ну и там водятся толпы макак, с их вожаком, и Синяк…

- Синяк?

- Вот, - она включила другое изображение на мониторе, открыв страницу из энциклопедии.

На нас там смотрела… виверна… синяя виверна…

Синяя чешуя, большие крылья, мощные задние лапы, длинный хвост, такая же длинная шея и очень длинный язык. А внизу была еще приписка.


Лазурный Ядовик.

Тип – Животное. Летающая виверна.

Уровень опасности – 3.3-С.


- Та штука находится прямо под его гнездом…

Глава 45. След Дракона.

Старая Спата – некогда это был главный город Тараскарии, центр его новой жизни в изменившимся, исказившимся мире этой земли. Когда еще это королевство носило имя Люденс, когда король, его свита и вся столица закрылась, оставив остальной народ на произвол судьбы, именно Спата стала убежищем для всех брошенных.

Изначально это был просто небольшой городок, располагавшийся на скале в ста метрах высотой. То ли блажь какого-то аристократа, что захотел личную крепость в таком месте, а может ее планировали использовать как оборонительный пункт, но тут вряд ли кто-то нападал. Далековато от границ.

Город на скале, город-крепость, город, который многими считался непреодолимой стеной и который в течение ста лет оставался таким… пока не был уничтожен драконом…

Стоя перед этим местом, готовясь взобраться туда, пока не особо видно, что именно случилось, но Барти сказал лишь одну фразу – «Поймешь, когда увидишь».

Это будоражило воображение, а потому хотелось поскорее там оказаться.

- До сих пор не верю, что мы реально собрались это сделать, - хмыкнул я, готовясь начать взбираться наверх.

Встав утром и снова обсудив идею брата, мы долго спорили, нужно ли так рисковать и как лучше поступить.

С одной стороны – это был лишний риск. Мы пришли сюда, чтобы побродить по окрестностям, найти несколько ценных ресурсов и получить деньги. Да и Крес нужно в город отвести. Плюс для нас бодаться с виверной – форменное самоубийство, тварь такая нас просто раздавит. По-хорошему нам вообще нужно поспешить обратно, предупредить мастера, и та отправит на устранение монстра наших элитных бойцов.

Виверны вообще в Тараскарии быть не должны. Они живут в Дахакаре, а плодить подобных монстров здесь нельзя и позволять им приживаться тоже.

Но с другой стороны все принимает несколько иной оборот.

Во-первых, очень глупо отказываться от такого шанса решить наши финансовые проблемы. Нам ведь и не нужно сражаться или даже встречаться с виверной. Все что необходимо – это пройти к серверу, умыкнуть блок памяти и уйти. Даже к гнезду приближаться не нужно. Во-вторых, если мы вернемся с новостью, то Крес в любом случае придется сюда возвращаться и вести группу за блоком памяти. Барти отпускать ее одну не хочет, так что лучше сразу все сделать и забыть.

Обсудив все несколько раз, мы все же решили попробовать.


- Итак, какие опасности нас могут там ждать?

- Ну, там водятся макаки, - ответила Крес. – Они не скажу что прямо опасные, но их много и они будут мешать. Ну и их «вожак» довольно сильный и агрессивный, может и напасть. Они заполнили город и могут помешать нам, если заметят.

- Как будем справляться с Королем Луи(1)?

- Есть пара способов, - задумался Барти. – У нас есть «чеснок», еще три Коктейля Молотова.

- У меня боло есть, - добавила рыжая. – Я так часто охотилась.

- О, отличная идея, - покивал брат. – Нам это пригодится.

- А что насчет виверны?

- Блау(2) обычно спит днем, причем спит довольно крепко. Может и не заметит наше присутствие.

- Значит, сделать нужно все днем и быстро…


На этом совещание закончили и, собравшись, оставив рюкзаки в лагере, мы двинулись в путь.

Старая Спата была не так далеко от нас, и мы довольно быстро пришли к ней. Благо хоть дождь закончился и небо прояснилось. Вокруг все еще было сыро и куча луж, но хоть не капает.

Подниматься наверх пришлось по довольно крутому склону, но камень давно порос лианами, деревцами и прочими растениями за которые удобно цепляться. Скользит слегка после дождя, но ничего опасного. Раньше в город вела узкая дорога, но после Тараски ее не осталось, так что лезть пришлось так. Одно хорошо, у нас с собой есть веревка, потому спускаться будем уже по-человечески.

Забирались мы минут двадцать.

У меня с Барти с этим были определенные трудности, а вот Крес ловко и легко карабкалась наверх, вообще не испытывая проблем. Да, развитие навыков действительно делает человека сильнее. Уровень у Крес довольно высокий, это еще не сверхчеловеческий, но уже совсем близко и она, если вступит в гильдию, сразу может получить второй ранг, ну или очень быстро на него выйти. Ей только опыта в самой работе недостает и способностей, а вот с развитием навыков все просто прекрасно.

«Есть куда стремиться».

Она ведь в отличие от нас не целенаправленно развивалась и просто выживала, потому данный процесс у нее и затянулся на девять месяцев. Ну и отсутствие нормального оружия тоже сыграло определенную роль. Барти отдал Крес свое копье, так как он и так им почти не пользуется, а мне мое еще может пригодиться.

К новому оружию девушка некоторое время привыкала.

Все же даже такое простое копье как у нас намного лучше самодельной заточенной палки или кости. У нас тут и металл есть, и древко полированное, и длина больше. Благо, она быстро освоилась.

- Хи-хи-хи, веселее, ребята, немного осталось, - веселилась девушка ловко, как кошка, прыгая от ветки на ветку и легко преодолевая недостающее расстояние.

- Лезем-лезем! – воодушевился Барти и ускорился.

Мой братец старательно пытается привлечь к себе внимание, а вот Крес или игнорирует его, или реально не понимает, что к ней подкатывают. Ну, я в это лезть не собираюсь. Мне как-то романтики и отношений сейчас не нужно.

Забравшис