Оз: Великий и Ужасный (fb2)

- Оз: Великий и Ужасный (пер. Е. Познанская) (и.с. Уолт Дисней. Нерассказанные истории) 495 Кб, 86с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Элизабет Рудник

Настройки текста:



Элизабет Рудник - Оз: Великий и Ужасный

Adapted by Scott Peterson and Michael Siglain

Executive Producers Grant Curtis, Palak Patel, Josh Donen, Philip Steuer

Produced by Joe Roth

Based on the works of L. Frank Baum

Screen Story by Mitchell Kapner

Screenplay by Mitchell Kapner and David Lindsay-Abaire

Directed by Sam Raimi


Название на языке оригинала:

Oz: The Great and Powerful. Junior Novelization


Перевод: Елены Познанской

Редактор: Елена Токарева

Верстальщик: Ирина Зайцева

Глава первая

В город приехал цирк. Был он довольно мал и весьма неказист, однако жители небольшого канзасского городка всё же радостно спешили к воротам, стремясь хоть на несколько минут убежать от скучной повседневности в сверкающий мир чудес.

Фермеры с женами прогуливались по дорожкам, с удивлением глазея на невиданные зрелища. Вот силач взял у прелестной супруги железный брус и, скрипнув зубами, медленно согнул его. Чуть дальше глашатай зазывал прохожих полюбоваться на самого меткого стрелка Дикого Запада, очаровательную мисс Бетти-Лу Гампшен. Вдруг сквозь шум и гам прорезался чей-то призывный голос. Он исходил от небольшого, ярко разукрашенного шатра.

– Идите скорее сюда, добрые люди! – взывал человек, стоявший перед шатром. – Спешите увидеть великого мастера магии и престидижитации! Он объехал весь свет и поразил своим мастерством наследных принцев Европы! Он изумляет! Он потрясает! Всего через пять минут Великий Оз пробудится от глубокого медитативного транса, и мы начнем спектакль!

Любопытная публика валом повалила в шатер, а человек у входа собирал плату. Он улыбался. Представление будет иметь успех.


* * *

Позади шатра, в деревянном фургончике, принадлежавшем Великому Озу, прелестная девушка красила губы яркой помадой.

– Я всегда знала, что судьба предназначила мне сценическую славу! Посмотри – я уже стала ассистенткой фокусника! А ведь всего несколько минут назад я торговала пирожками на улице!

– Судьба открывает перед нами двери, когда мы меньше всего этого ждем, моя дорогая Мэй, – раздался голос из-за линялой занавески. Вдруг полотнища эффектно раздвинулись, словно театральный занавес, и тот же голос пророкотал: – Сим-сала-бим!

Мэй подняла глаза. Перед занавесом стоял фокусник в тюрбане и длинном расшитом плаще. Это был Оскар Зороастр Фадриг Исаак Норман Хенкель Эммануэль Амбруаз Диггс, или Великий Оз.

– О, какой прикид! – восхитилась Мэй. Оз улыбнулся юной ассистентке. Он обожал театральную жизнь. Она как нельзя лучше подходила его пылкой натуре. Он никогда не задерживался на одном месте подолгу, поэтому рядом с ним всегда была новая прелестная женщина, новые восторженные зрители – и, самое главное, его не связывали никакие узы.

Сейчас, например, Оз готовил Мэй к участию в представлении. Ее нельзя было назвать самой яркой звездой под куполом цирка, зато она взирала на Оза восторженными глазами, а для него это было важнее всего.

Он скрылся за занавеской и через минуту появился еще раз. Окинув взглядом его наряд, Мэй хихикнула. Из-под высокого цилиндра выбивались темные вьющиеся волосы, черный сюртук плотно облегал широкие плечи. Оз покосился на девушку, в его глазах блеснул озорной огонек, и Мэй опять захихикала.

Оскар подошел к Мэй и снял с нее шляпу.

– Это лишнее, – начал он. – Ты будешь изображать деревенскую простушку.

Потом, витиевато взмахнув руками, он извлек откуда-то из-за спины небольшую музыкальную шкатулку.

– Прими это в подарок, – сказал он. – В честь твоего дебюта. Эта шкатулка принадлежала моей бабушке, царице из-под Иркутска, доблестной героине бесчисленных войн, награжденной множеством орденов.

Мэй склонила голову набок.

– Героиня войн? – переспросила она. – Твоя бабушка?

Оз кивнул:

– Чтобы ее взяли в армию, она выдала себя за крестьянина, выращивавшего картошку. Бедняжка погибла в битве.

– Как грустно, – вздохнула Мэй. – В какой битве?

– В какой би... – начал было Оз и запнулся. Эта девчонка задает слишком много вопросов. А ведь вся эта история была выдумана им от начала до конца. Его бабушка никогда не сражалась ни на какой войне. Просто это привлекало слушательниц, помогало быстрее завоевать их сердца. Он торопливо покопался в памяти, придумывая ответ. – Да их было так много! – вымолвил он наконец. – Битва при Креплахе – слыхала о такой?

Мэй покачала головой.

– Вот и чудненько! – улыбнулся Оз. – Это была битва при Креплахе! Кровавое побоище. От бабушки осталась только вот эта музыкальная шкатулочка. – Он открыл крышку, и полилась прелестная мелодия. – Я уверен, бабуля с удовольствием подарила бы ее тебе... – У Мэй закружилась голова. Он потянулся к девушке губами...

– Профессор! – вдруг раздался голос. Оз отпрянул и нахмурился. У двери вырос Фрэнк, затюканный ассистент Оза. Громко топая, он ворвался в фургончик.

– Сколько раз я тебе говорил – стучаться надо! – заорал Оз.

Фрэнк запнулся, впервые заметив Мэй. Развернулся, неторопливо вышел из фургона и захлопнул за собой дверь.

Оскар вздохнул. Как трудно найти хорошего помощника!

– Ты же понимаешь, в чем дело, правда? – спросил он у Мэй с измученным видом. Через мгновение раздался стук. – Войдите! – обреченно произнес Оз.

Фрэнк снова появился на пороге.

– Пора начинать представление! – объявил он. – Цирк полон лишь наполовину. Вот всё, что удалось собрать. – Он опрокинул свой котелок на стол, и из шляпы высыпались несколько медяков, пара монеток покрупнее и кроличья лапка.

Окинув взором эту кучу денег, вернее, отсутствие последних, Оз сердито сверкнул глазами. Почему эти жалкие фермеры так низко его ценят? Он сгреб скудную выручку и разделил ее на три неравные кучки. Несколько монеток он вручил Фрэнку, а для Мэй не оставил ничего, объяснив, что для нее достаточной платой будут аплодисменты публики. Но Фрэнк не собирался так легко сдаваться.

– Как ты думаешь, каково мне это терпеть? – воззвал к нему Оз. – Человеку моих талантов! Я должен блистать на сценах лучших эстрадных театров! А вместо этого я прозябаю в этой гнусной дыре, ношу сюртук с чужого плеча, расползающийся по всем швам! – Оз приподнял локоть, демонстрируя изрядную прореху. – Кстати, заштопай это, – тихонько шепнул он Фрэнку.

Оз подошел к рабочему столу и начал последние приготовления. Положил в рукав несколько листочков легко вспыхивающей бумаги, в карман – носовой платок, за пазуху посадил голубей. Пока он собирался, Фрэнк с надеждой взирал на Мэй. Она улыбнулась ему.

– Значит, ты и есть новенькая? – спросил приободренный Фрэнк. – Это хорошо. Нам нужна помощница. Прошлая нас покинула. Бедняжка. Разбитое сердце.

– Приступ! Сердечный приступ! – быстро перебил его Оз. – Она осталась в городе и идет на поправку. Ее здоровье вскоре полностью восстановится. – С этими словами фокусник сердито сверкнул глазами на Фрэнка. Как он смеет открывать истинную причину ухода! – Может быть, ты хотел бы последовать за ней? – осведомился Оз у Фрэнка с едва уловимой угрозой в голосе. Всё это было напоказ, но ведь Оз и был человеком сцены, он знал толк в умело поставленных зрелищах.

Довольный тем, что поставил Фрэнка на место, Оз снова устремил всё внимание на Мэй. Они уже репетировали ее роль, но он хотел лишний раз удостовериться, что она всё помнит правильно.

– Не забудь, когда я вызову добровольца из публики... – начал он.

– Я подниму руку, – гордо подхватила Мэй.

Оз одарил ее улыбкой:

– Дорогая моя, тебя ждет невиданный успех.

И вышел из фургончика. Фрэнк и Мэй поспешили за ним. Пришло время волшебства.


* * *

Сначала представление шло как по маслу. Оз встал перед занавесом и начал рассказывать историю, связывавшую воедино все его фокусы. Вспыхнули факелы, и в полумраке шатра заплясали языки пламени.

– Мы с вами, – вещал Оз, – перенесемся через пустыни в таинственные земли Аравийского полуострова. – Зрители подались вперед, ловя каждое слово. Оз махнул рукой – и занавес у него за спиной раздвинулся, открывая декорации с арабским пейзажем. Публика заохала и заахала. Оз улыбнулся.

Он повел руками, и пламя факелов внезапно потускнело. Зрители затаили дыхание.

– Вот уже пять тысяч лет, – продолжил Оз, – душа несчастной Фернанды томится взаперти. Но сегодня вечером мы попытаемся ее освободить. – Оскар обвел взглядом зрительный зал и подавил невольную усмешку. Публика откликалась на его слова в точности так, как он и задумал. – Кто из вас протянет мне руку помощи?

Ни одной руки. Даже Мэй, сидевшая в третьем ряду, застыла как завороженная.

Оз сдавленно застонал.

– Не желаете ли помочь мне, мадам? – наконец осведомился он у Мэй, сердито глядя прямо ей в глаза.

Мэй спохватилась и внезапно вспомнила про свою работу.

– О да! – сказала она. – Конечно, я желаю помочь!

– Вы очень любезны, – с кривой улыбкой ответствовал Оз и жестом пригласил ее на сцену. Потом, обернувшись к публике, приступил к следующей части представления: – Леди и джентльмены! Перед вами простая деревенская девушка! – Он сверху вниз поглядел на Мэй, которая встала рядом с ним, хлопая ресницами. – Тебе нечего бояться. Самое главное – верить мне! Если веришь, возможны любые чудеса.

На глазах у завороженной публики Оз поднял руку и поводил ею перед лицом у Мэй, словно управляя невидимыми для зрителей потоками энергии.

– Твои веки тяжелеют, – нараспев заговорил он. – Тебя обволакивает усталость.

При этих словах глаза у Мэй действительно закрылись.

– Спи, – резко приказал Оз. И тело девушки мигом одеревенело. – Слышишь ли ты меня, о королева Фернанда? – вопросил Великий Оз.

– Да... – хриплым голосом откликнулась Мэй.

Под сводами шатра прошелестел дружный благоговейный вздох. Оз дождался, пока призрачный звук медленно утихнет, и лишь тогда продолжил представление. Он положил руку на лоб девушки; она подалась назад, и он произнес:

– Восстань же, Фернанда! Я приказываю тебе – восстань!

И при этих словах ноги Мэй медленно оторвались от земли. Еще мгновение – и девушка парила в воздухе! Заметив, что публика накрепко заглотила крючок, Оз повернулся к стоявшему неподалеку столику. На скатерти красовалась изящная арабская ваза. Оз быстрым движением выдернул скатерть – так стремительно, что ваза даже не шелохнулась. Потом он осторожно накрыл тканью парящую Мэй и воздел руки в воздух. Тело Мэй стало подниматься всё выше, а из-под узорчатого покрова посыпались тонкие струйки песка.

– Твоя душа летит обратно в Багдад, к мистическому храму любви, – вещал Оз.

В первом ряду сидела девочка в инвалидной коляске. Она не сводила с Оза широко распахнутых глаз.

Малышка никогда в жизни не видела таких удивительных чудес! Но далеко не все верили в волшебство столь же беззаветно.

Едва Оз приступил к грандиозному финалу, как из публики донесся мужской голос:

– Там проволока! Я ее вижу! – Он указал прямо на Мэй.

Оз примолк, посмотрел сначала на недоверчивого зрителя, потом на парящее тело. Скептик прав. В луче яркого света отчетливо различалась тонкая проволока.

– Сэр, вы ошибаетесь! – воскликнул Оз.

– Ничего подобного! – парировал тот. – Она вон там!

Оз напыжился:

– Проволока? Да какая мне в них необходимость? – Он махнул рукой в сторону кулис, и Фрэнк бросил ему саблю. ЩЕЛК! Стремительным взмахом Оз перерубил одну из проволок.

Зрители ахнули – они ждали, что Мэй сейчас упадет. Но она осталась висеть в воздухе! Оз перерубил еще одну проволоку. ЩЕЛК! А Мэй продолжала парить. Удивленные возгласы стали громче. Потом Оз сдернул покрывало. Девушка исчезла!

Зал взорвался аплодисментами. Окинув взглядом своих новых поклонников, Оз улыбнулся и бросил покрывало сомневавшемуся зрителю. Потом низко поклонился. Представление окончилось. Отвесив еще один поклон, Оз сделал шаг к выходу. Ему хотелось поскорее вернуться в свой фургон, пока из публики еще не выветрился восторг.

И вдруг его остановил тихий голос:

– Сделай так, чтобы я ходила.

Оз обернулся и увидел ту самую девочку в инвалидной коляске. Она смотрела на него снизу вверх, и в ее огромных глазах светилась надежда.

– Сделай, чтобы я ходила, – повторила она.

Оз растерялся. Такого еще никогда не случалось. Он стал искать глазами Фрэнка. Вдруг он поможет ему выпутаться? Но ассистент лишь приподнял бровь.

Оз склонился к девочке и тихо произнес:

– Это всего лишь цирковое представление.

– Но я в тебя верю, – ответила малышка.

К девочке подошел папа. В его глазах светилось не меньше надежды, чем у его дочери. Он пошарил в кармане и извлек пригоршню смятых долларовых купюр.

– Это всё, что у нас есть. – Он протянул деньги Озу. – Если сможете...

Под сводом воцарилась тишина. Публика ловила каждое слово Оза. Тот поглядел на деньги, борясь с соблазном. Но понимал: никакие фокусы не помогут ему с честью выйти из этой ситуации. Девочка больна. Он мог сделать вид, будто Мэй исчезла, но не в его силах поднять малышку на ноги. Как ни больно ему было отказываться от денег, деваться некуда.

– Гм... – Он подыскивал слова. – Я бы поставил тебя на ноги, но, к несчастью, в эфирном пространстве наблюдаются временные разрывы.

Надежда в глазах девочки медленно угасла. Зрители очнулись и недовольно загудели.

– Да ты просто обманщик! – закричал кто-то.

Под презрительный гвалт Оз тяжело спустился со сцены, пытаясь не растерять остатки гордости.

Глава вторая

Оз в бешенстве мчался к своему фургону. Следом за ним спешил Фрэнк, изо всех сил прижимая к груди охапку магического снаряжения, норовившего вот-вот рассыпаться.

– Ты бы хоть занавес опустил! – бушевал Оз. – Я там чуть от стыда не сгорел!

– Я же не думал, что всё так плохо, – пожал плечами Фрэнк. От этого движения груда магических снастей опасно накренилась, и ему лишь чудом удалось удержать ее в руках.

Покосившись на него, Оз застонал. Фрэнк, конечно, ни о чем таком не думал. У него вообще мозгов, как у табуретки. Оз распахнул дверь фургона, ворвался внутрь, в сердцах сорвал галстук и швырнул в угол шляпу. Тесная комнатка не могла вместить всю полноту его ярости.

– Знаете, профессор, – робко вставил Фрэнк, глядя на начальника, – не следует вам меня то и дело обижать. Всё-таки я у вас единственный друг.

Оз застыл как вкопанный и обернулся к Фрэнку. Потом расхохотался.

– Друг? – повторил он. – Никакой ты мне не друг. Мне вообще не нужны друзья. А нужен человек, который умеет вовремя опустить занавес!

Фрэнк заморгал. Резкие слова Оскара уязвили его. Он раскрыл рот, намереваясь постоять за себя, и вдруг в дверь постучали. Вздохнув, Фрэнк побрел открывать.

– К вам дама, – сказал он.

Оз сразу же посветлел:

– Ну наконец-то хоть одна хорошая новость! – Он выглянул из окна и улыбнулся. Впервые за весь день улыбнулся искренне, от всей души. Потом распахнул дверь: – Здравствуй, Энни!

На пороге стояла его давняя, с детства, подруга – прелестная девушка со светлыми локонами и добрыми глазами. Увидев Оза, она просияла. Он привлек ее к себе, и они долго стояли обнявшись, радуясь встрече.

Наконец Оз отстранился и жестом пригласил ее войти.

– Неужели ты видела это фиаско? – спросил он.

Энни грустно улыбнулась:

– Не понимаю, почему ты не смог просто сказать этой девочке правду.

– Какую правду? – пожал плечами Оз. – Что я никакой не волшебник? Да мне бы оторвали голову! Хуже того – потребовали бы обратно свои деньги! – Он помолчал и сменил тему: – Хочешь чаю? Мы так давно не виделись. С тех пор...

– С тех пор как ты в последний раз приезжал сюда, – закончила Энни, садясь. – Ты заглядываешь к нам нечасто. Мы видимся всего раз в несколько месяцев.

– Ну, у нас же бродячий цирк, – ответил он наигранно бодрым голосом. Энни – это не публика, ее так просто не обманешь. – Как дела на ферме? – спросил он, наливая ей чаю. – Как здоровье мамы? Я хотел написать, но...

– Мне надо кое-что сказать тебе, Оскар, – перебила его Энни, в волнении сцепив пальцы. Оз вопросительно посмотрел на нее. – Мне сделал предложение Джон Гейл. Потому-то я и пришла. Мне подумалось, что тебе следует это знать.

В фургоне наступила тишина. Оз оставил чайник и долго смотрел на него, избегая взгляда Энни. Не это он ожидал услышать, совсем не это. Энни – это Энни. Его Энни. Она всегда была «его Энни» – с самого детства, когда они вместе бегали на ферме. Она была единственным ярким пятнышком в его тусклом мире. Энни и фокусы – вот и все, что было для него дорого. И тем не менее он знал, какие слова он обязан сейчас произнести.

– По-моему, это чудесно, – выдавил он. – Мои поздравления.

– Я ответила, что мне надо подумать, – тихо сказала Энни.

– Да, мужчинам нравится такой ответ, – бросил Оз, пытаясь под маской развязности скрыть свои истинные чувства. Но Энни продолжала:

– Я хотела тебя спросить... Как ты думаешь, что мне делать?

И выжидательно посмотрела на Оза. Ее взгляд был для него невыносим, и он заметался по тесной комнатенке – повозился с проектором, взял тюбик с клеем, покрутил его в руках. Он знал, какого ответа она от него ждет. Давным-давно знал, что Энни хочет намного больше, чем он в состоянии дать. Но это было бы непорядочно по отношению к ней. Она заслуживает лучшей доли. Она достойна счастья. А способен ли он ей это дать?

– Знаешь, бывают партии и похуже, чем Джон Гейл, – сказал он наконец. – Он хороший человек.

– Ты тоже, Оскар, – тихо молвила она.

Оз поперхнулся.

– Меня можно назвать как угодно, но хорошим человеком – вряд ли.

На лице Энни отразилась печаль.

– А ведь ты мог бы им стать. Если бы захотел.

– В том-то и дело, – разозлился Оз. – Я не хочу! В Канзасе полным-полно хороших людей. Тех, кто женится, заводит семью. Таких, как мой отец, который всю жизнь ковырялся в земле, чтобы в конце концов лечь в нее. Энни, я не хочу такой жизни. Не хочу быть хорошим человеком. Хочу быть великим! Хочу стать Гарри Гудини и Томасом Эдисоном в одном лице. – Он щелкнул выключателем, и проектор ожил. На дальней стене замерцало изображение слона, танцующего на огромном шаре.

Энни вздохнула. Ей хотелось, чтобы Оскар разглядел то, что видела она, чтобы он поверил в себя так же сильно, как она верила в него.

– Именно этого я для тебя всегда и хотела, – сказала она наконец. – Величия. – И встала, прощаясь.

Оз хотел было что-то сказать, как вдруг его перебил панический стук в дверь. В комнату заглянул Фрэнк.

– Гм, профессор, поглядите-ка сами, что там творится, – пробормотал он и кивком указал куда-то через плечо.

Оз подошел к окну, отдернул занавеску, и его глаза широко распахнулись. К фургону направлялась разъяренная толпа карнавальных артисток, и все они держали в руках одинаковые музыкальные шкатулки. Во главе толпы шествовал Влад, цирковой силач. Он был очень, очень сердит. За Владом шли его жена и Мэй, а за ними – еще много-премного женщин.

– О господи, опять! – простонал Оскар и обернулся к Энни. – Мне пора, детка. Мой выход. Поздравляю с помолвкой.

Потом, как будто забыв о недавнем разговоре, он привлек ее к себе и поцеловал. Поцелуй был мягким и нежным, и на мгновение Оскару захотелось стать тем самым хорошим человеком, какого в нем мечтала увидеть Энни. Но сердитые крики с улицы развеяли очарование, и он с трудом разомкнул объятия.

– Ох, Оскар! – воскликнула Энни.

– Увидимся в моих снах, – бросил он, и в этот миг в дверь вломился Влад. Не успела Энни и слова молвить, как силач кинулся на Оза. Фокусник, не теряя ни мгновения, накинул на себя волшебный плащ и завопил: – Сим-сала-бим!

И на глазах у озадаченного Влада с потолка плавно опустился роскошный занавес. Влад во главе разъяренной толпы подскочил и отдернул полог, но Оза уже и след простыл.


* * *

Оз попал в серьезную переделку. Будь перед ним всего одна женщина, он бы сумел как-нибудь уболтать ее, пригасить ее гнев. Но целая толпа! Да еще во главе с силачом! Это совсем другое дело. На счастье, в полу имелся потайной люк. Это хитроумное устройство уже не раз служило ему верой и правдой. Спрятавшись за занавесом, он успел открыть люк и спуститься под фургончик.

Он выскользнул наружу между колесами и испуганно огляделся. Толпа бушевала внутри вагончика, оттуда сквозь шум и гам доносились зычные вопли Влада. Оз понял, что удача улыбнулась ему, и пустился наутек.

И вдруг его заметил клоун.

– Вот он! – раздался крик. И толпа снова ринулась в погоню.

Оз бросился бежать что есть духу. Он петлял между шатрами, перепрыгивал через пустые кресла. Выскакивал из-за угла и тотчас же нырял за следующий. А толпа всё не отставала. Остальные цирковые работники были заняты делом – собирали вещи в дорогу, им не было дела ни до Оза, ни до Влада. Они давно привыкли к невероятным зрелищам и перестали чему бы то ни было удивляться.

Вдруг на небе сгустились темные тучи, стал набирать силу ветер. Но Оз не обращал внимания на такие пустяки. Он еще раз свернул за угол, остановился перевести дух, оглянулся. Позади никого не было! Он от них оторвался! Его губы растянулись было в улыбке, но тотчас же опять съежились: он увидел, как из-за угла выскочил силач. Оз снова бросился наутек, но с разбегу наткнулся на мистера Баума, владельца цирка.

– Куда это ты собрался? – осведомился Баум.

– Я догоню вас в Милуоки! – на бегу крикнул Оз.

Оставался только один способ отделаться от настырных преследователей: Оз кинулся к одному из цирковых воздушных шаров. Тот был привязан на задворках цирковой площадки; на боку у него гордо красовались буквы «03». Ветер задул еще сильнее, однако Оз, добежав до шара, быстро отвязал причальную веревку.

– Прекрати сейчас же! – заорал ему вслед Баум. – Только за этот год ты угоняешь у меня уже третий шар!

– Вычтите из моего жалованья! – ответствовал Оз.

– Не будет тебе никакого жалованья! – веско возразил Баум.

На этой грустной ноте Оз вскарабкался в корзину. Еще мгновение – и было бы поздно. До причальной веревки успели добежать Влад и клоун, исполненные решимости вернуть Оза с небес на землю. Великан изо всех сил потянул за веревку. Оз огляделся и вдруг вспомнил, что у него при себе имеется складной нож, которым он обычно пользовался для фокусов. Он одним взмахом раскрыл его и обнаружил... ложку. После нескольких попыток он наконец добрался до лезвия и принялся лихорадочно пилить веревку. А Влад на земле тянул всё сильнее. На миг Озу подумалось, что надежда потеряна. И в этот самый миг веревка с протяжным звоном лопнула, и шар взметнулся ввысь. Влад с клоуном кубарем покатились по земле.

В эту минуту на поле битвы появился Фрэнк. В руках он держал любимый саквояж и шляпу хозяина.

– Оз! – крикнул он. – Держите, пригодится! – Он забросил в корзину тяжелую сумку, а потом, размахнувшись, метнул вслед, словно диск, широкополую шляпу. Та со свистом рассекла воздух, Оз изловчился и поймал ее на лету. А воздушный шар, подгоняемый ветром, поднимался всё выше и выше.

Оз громко победно расхохотался. Получилось! Он снова, в который раз, спасся от возмездия целым и сравнительно невредимым. Ну да, кое-что пришлось бросить, но он найдет способ вернуть себе потерянное. И самое главное – любимый воздушный шар остался у него. Он осторожно выглянул из корзины. Люди, оставшиеся внизу, становились всё мельче и мельче. Оз ухмыльнулся до ушей. Да, в каком-то роде потеха вышла на славу...

Правда, никто, кроме Фрэнка, не махал ему вслед. Все обернулись и смотрели куда-то на запад. Оз проследил их взгляды – и его глаза округлились от ужаса.

На горизонте сгустилась грозовая туча – огромная, черная, страшная. Над широкой равниной гулял ураган. Порывы ветра опрокидывали цирковые шатры, поднимали их с земли и швыряли, будто легкие щепочки.

И ураган этот надвигался прямо на него...

Глава третья

Оз затрясся от страха, принялся лихорадочно дергать за веревки. Он был готов на всё, лишь бы поскорее опустить воздушный шар на землю, пусть даже и посреди разъяренной толпы... Но шар не откликался. Оз глянул через плечо и застыл от ужаса. Он увидел картину, которой до смерти боится каждый техасец. Из темных облаков к земле тянулась, бешено крутясь, зловещая воронка. Ураган перерос в могучий торнадо!

Оз завопил во всё горло. Теперь он уже не думал о посадке. Убраться бы поскорее от этого торнадо, и как можно дальше! Он срезал мешки с песком и врубил горелку на полную мощность, надеясь подняться повыше и перескочить через торнадо. Но буря бушевала уже у него над головой.

Ветер хлестал корзину, рвал волосы, не давая открыть глаза, обжигал кожу, будто огнем. Вспыхнула молния, хлынул дождь. Торнадо приближался, свирепый рев ветра перерос в оглушительный вой. Осознав, что спасения нет, Оз сжался в комок на дне корзины, и в тот же миг исполинская воронка всосала его в пустоту.

Оза поглотила тьма. Могучие ветры швыряли корзину, как перышко, и злосчастный фокусник безвольно болтался внутри, колотясь о стенки. Осторожно выглянув из-за бортика, Оз сразу же пожалел об этом. Прямо на него летел кусок дощатого забора, выкорчеванный из земли. У него на глазах несколько досок оторвались от изгороди и устремились прямо в него, как копья. Оз едва успел пригнуться – доски пролетели прямо над головой, взъерошив волосы.

А вокруг со всех сторон кружилось множество обломков, поднятых с земли могучим ураганом. Вот просвистел почтовый ящик, вслед за ним – дорожный знак. Клубилась трава, комья земли, потом показался плюшевый мишка. И когда Озу подумалось, что хуже уже быть не может, он увидел, как навстречу летит, устремляясь вверх, его же собственный фургончик. Торнадо прихватил и его. Фургон промчался мимо, едва не зацепив Оза деревянной стенкой. Оскар испустил вздох облегчения. Но радость была недолгой. Торнадо вдруг швырнул фургончик прямо на воздушный шар. ШМЯК! Корзина покачнулась, от удара воздушный шар завертелся, как волчок, и понесся кубарем. Оз цеплялся что есть мочи. Наконец, навертевшись вволю, шар выпрямился и полетел более или менее устойчиво. Но опасность еще не миновала. Корзина стала разваливаться. Оз понял: если она рассыплется совсем, ему конец. Он закричал, обращаясь неведомо к кому:

– Не надо! Я не хочу умирать! Я еще ничего не совершил! Выпусти меня отсюда, и я сотворю великие дела!

Но ответом ему был только вой ветра.

Вдруг вспыхнула молния, раздался удар грома.

– Ну дай же мне выпутаться! – еще громче завопил Оз. – Я стану лучше, честное слово! Поверь!

Накричавшись до изнеможения, он тяжело опустился на дно корзины. Какой в этом смысл? Кто его услышит? И самое главное, кто ему поверит? Он и сам-то себе не верил.

А воздушный шар снова завертелся. Он поднимался всё выше и выше, к самой макушке торнадо. Оз свернулся калачиком на дне, и в этот миг буйная сила ветра вышвырнула воздушный шар из воронки вверх. Пролетев еще немного, шар начал стремительно падать. Оз закрыл глаза, в отчаянии вцепился в бортик, ожидая, что вот-вот корзина грохнется о землю и его жизни наступит конец. Шар падал всё быстрее и быстрее...

И вдруг... всё стихло.


* * *

Оз осторожно приоткрыл глаза, ожидая снова окунуться в свирепый рев ветра. Однако его встретила тишина. Буря утихла, с неба неслышно падали огромные снежинки. Они опускались на темный костюм Оза и медленно таяли. Темные тучи развеялись без следа, в синем небе ярко сияло солнце. Оз осторожно сел и выглянул из корзины.

В глаза ему ударил буйный вихрь ослепительно ярких красок. Воздушный шар медленно проплывал – что само по себе было чудом – среди высоких гор причудливой формы, чьи вершины подымались к небу сквозь пушистые подушки белых облаков. Горный хребет тянулся вдаль, насколько хватало глаз, и там растворялся в бескрайнем голубом небе. Красота была такая, что дух захватывало. Но в ней ощущалось что-то необычное, тревожное.

Вдруг барометр, прикрепленный к корзине, неуверенно затих и через мгновение завертелся как бешеный в обратную сторону. На корзину обрушился мощный нисходящий воздушный поток, и шар, пронзая облака, стремительно понесся к земле. Оз опять ухватился за бортик. Шар пролетал среди причудливых склонов, едва не цепляясь за камни. Оз пытался рулить, но шар не слушался. Вдруг раздался громкий треск – это корзина зацепилась за острый выступ одного из утесов, и падение стало еще стремительнее.

Оз поглядел вниз и чуть не вскрикнул от радости. Земля была совсем близко. Продержаться бы еще несколько футов...

ПЛЮХ!

Воздушный шар опустился в быструю реку и помчался по течению, подхваченный бурным потоком. Оз застонал. Ну хоть бы минуту передышки! Сначала торнадо, потом горы. И вот теперь река! Плеск воды стал громче, Оз бросил взгляд вперед и ахнул. Какая уж там передышка! Его несло прямо к огромному водопаду!

Не успел Оз даже вскрикнуть, как воздушный шар кувырнулся с верхнего края водопада и снова устремился вниз. Но на этот раз удача улыбнулась Озу. Шар частично наполнился воздухом, и корзина мягко опустилась в воду далеко внизу. Оз испустил крик радости. Живой!

Он воздел руки к небу и вскричал:

– Спасибо! Благодарю тебя, благодарю, благодарю!

Его крик пронесся над водой, и, словно в ответ, из реки выскочила стайка летучих рыб. Они долго парили в воздухе над головой у Оза, глядя на него внимательными, чуть ли не человеческими глазами. Оз встряхнул головой. Он никогда не видел ничего подобного. Куда же его занесло?

Однако его изумление быстро сменилось паникой: Оз обнаружил, что корзина медленно погружается в воду. А он не умеет плавать! Не помня себя от ужаса, Оз выскочил из корзины, стал барахтаться, бешено молотя руками.

– Я не умею плавать! – вопил он. – Помогите! Я не умею пла...

И вдруг замолк: его нога коснулась речного дна. Оказывается, он барахтался на мелководье! Оз поднялся на ноги и стал смеяться над собой. Ну и глупость! Поднял панику из-за пустяков! Вдруг он заметил, что мимо проплывает его черная шляпа. Оз наклонился за ней, а когда выпрямился, обнаружил, что он не один.

Глава четвертая

На берегу перед ним стояла прекрасная женщина – такая красавица, каких Оз никогда в жизни не видывал. На ней были белая рубашка, темные брюки и высокие ездовые сапоги, а венчала этот костюм широкополая красная шляпа. Наряд был красивый, но гораздо больше Оза очаровали ее большие карие глаза, густые темные волосы, пухлые алые губы. В ней было что-то очаровательно наивное, несмотря на озорную искорку в глазах.

– О, какое счастье! – крикнул Оз. – А я-то уж думал, что погиб. – Он помолчал. – Если, конечно, вы не ангел. Я, случайно, не на небесах? – осведомился он.

Незнакомка покачала головой.

– Значит, у меня еще есть надежда! – обрадовался Оз и, подняв глаза к небу, добавил: – Вы об этом не пожалеете.

Дама на берегу в замешательстве вскинула голову, тоже посмотрела на небо и перевела взгляд на Оза.

– Я видела, как вы упали с неба, – молвила она наконец.

Оз кивнул. Ему казалось, этого трудно не заметить. И всё-таки дама была прелестна. Не будет большой беды, если он разыграет предложенную линию и добьется капельки сочувствия.

– Да. Мой воздушный шар попал в нисходящий поток, и я не смог скомпенсировать...

Незнакомка перебила его:

– На вашем месте я бы вылезла из воды.

Ага! Подействовало!

– Честно говоря, здесь довольно мило, – улыбнулся он.

– Честно говоря, вы напрасно забываете о водяных феях, – возразила дама, и в ее темных глазах мелькнуло беспокойство. – Зубы у них хоть и мелкие, но довольно острые.

Речные феи? О чем это она? Такого не бывает на свете... И вдруг он ойкнул: ему в щиколотку весьма чувствительно впились острые клыки. Вскрикнув еще раз, он проворно зашлепал по воде к берегу. Выбравшись на сушу, Оз осмотрелся. Да, место было очень и очень необычное. Такие большие деревья, такие яркие цветы. Он никогда не видел ничего подобного.

– Простите, – сказал он, глядя на незнакомку. – Не подскажете ли, куда я попал?

– А как вы думаете? – вместо ответа улыбнулась она.

– Понятия не имею, – пожал плечами Оз. – Это место мне ничего не напоминает.

– Эта страна называется Оз, – ответила дама, укоризненно покачав головой.

Оскар совсем растерялся.

– Но ведь так меня зовут, – сказал он, однако женщина никак на это не откликнулась. Тогда он продолжил: – Оскар Зороастр Фадриг Исаак Норман Хенкель Эммануэль Амбруаз Диггс, к вашим услугам! – представился он, приподняв шляпу, цветистым жестом извлек прямо из воздуха букет цветов и преподнес его прекрасной незнакомке. Та смутилась и захихикала, как девчонка. – Можете называть меня просто Оз.

В тот же миг глаза незнакомки вспыхнули, и она восторженно вскрикнула:

– Я так и знала! Пророчество короля сбылось!

Затем ее лицо стало серьезным.

– Король сказал, что однажды с небес спустится великий волшебник, носящий имя этой страны. И он спасет нас всех.

– Я об этом никогда ничего не слыхал... – протянул Оз. – Мне бы просто хотелось вернуться в Милуоки.

– И вот вы здесь. Вы пришли, чтобы предъявить свои права на трон, – заявила дама.

Оз растерялся.

– Мои права на трон? Какой еще трон – королевский?

– Ну да. Потому что вы станете нашим королем, – закончила женщина, как будто речь шла о самых очевидных вещах.

– Вашим королем? То есть жить во дворце, носить корону и скипетр? – У Оза зародилась надежда, что вся эта сказка может оказаться правдой.

– Да, у вас будет прекрасный скипетр и роскошный дворец. И вы спасете наш народ! – провозгласила дама.

Но Оз уже плохо слышал ее.

– А скипетр золотой? – уточнил он.

– Да. В нем столько золота, что вы и представить себе не можете. – Глаза Оза вспыхнули, как маяки в ночной тьме. А таинственная незнакомка продолжала: – И Страна Оз станет такой, как прежде, потому что вы великий волшебник, правда?

И тогда Оз с величайшей убежденностью ответил:

– Да, я великий волшебник.

Но на этом разговор прервался, потому что вдалеке послышался пронзительный визг. Оз и дама подняли глаза. В небе появились силуэты странных существ – обезьян, похожих на больших бабуинов, но с крыльями.

– Что это такое? – испуганно спросил Оз.

– Прихвостни злой колдуньи, – ответила незнакомка, и ее тон не предвещал ничего хорошего. – Они прилетели разделаться с вами.

– Со мной? – перепугался Оз. – Злая колдунья? Почему? – Он окончательно растерялся.

– Надо спешить, иначе ваше царствие закончится, не начавшись! – с жаром воскликнула дама. Оз хоть и не понимал, что тут происходит, но верил каждому ее слову, поэтому, когда она кинулась бежать в лес, он с готовностью последовал за ней. Неужели он останется торчать тут и ждать, пока его прикончат прихвостни какой-то чокнутой колдуньи!


* * *

Вслед за таинственной незнакомкой Оз нырнул в густой, пышный лес. Зелень вокруг была такая роскошная, что он только диву давался. Однако любоваться красотой диковинного леса не было времени – ведь по пятам за ними гналась стая летучих обезьян!

Путь преграждали глубокие овраги, высокие холмы. Оз изо всех сил старался не споткнуться о кочку. Но женщина, судя по всему, прекрасно знала дорогу. Когда впереди показался весело журчащий ручей, она уверенно взяла руку Оза и повела его через холодную воду. И вдруг, осознав, что держит его руку, смутилась, зарделась и отпрянула. Высоко над ними промелькнула тень, потом еще и еще одна. Ведьмины обезьяны снова настигли их! Надо прятаться!

– Мне страшно, – призналась дама.

– Мне тоже, – подтвердил Оз.

Наконец они вышли на широкую поляну у подножия величественного водопада. Оз лихорадочно огляделся по сторонам, ища, где бы спрятаться. Потом, всмотревшись в бурный поток падающей сверху воды, он разглядел козырек, на котором, пожалуй, можно было бы уместиться обоим. Он схватил свою спутницу за руку и потянул за собой.

Добравшись до водопада, он втолкнул женщину в узкое пространство между ревущим потоком воды и влажной гранитной стеной, а затем проворно спрятался сам. Они прижались к холодным камням и стали ждать. Постепенно крики летучих обезьян стихли вдалеке. Оз обернулся и поглядел на свою спутницу. Она и впрямь была необычайно красива: щеки раскраснелись от быстрого бега, глаза взволнованно блестели. Если бы речь не шла о жизни и смерти, это тихое мгновение вполне могло бы стать романтическим.

– Может, злая ведьма отозвала их обратно? – с надеждой спросила она.

– Не люблю я ведьм, – прошептал в ответ Оз. Дама улыбнулась. – Что тут смешного?

– Я и сама ведьма, – ответила дама. – Добрая колдунья Теодора.

– Вы – ведьма? – изумился Оз. – Да не может быть!

– Еще как может, – спокойно подтвердила Теодора.

Оз поежился. Чтобы эта дивная красавица оказалась ведьмой?

– Но... где же ваша метла? – в растерянности спросил он.

– А зачем мне метла? – озадаченно отозвалась Теодора.

– Ну как же? Чтобы летать, – ответил Оз. Ему это казалось очевидным.

– На метле? – недоумевала Теодора. – Не понимаю. Зачем?

Было ясно, что она не шутит. Теодора и вправду колдунья. С каждой минутой странностей становилось всё больше и больше.

– Да нет, ничего, это я так, – кивнул Оз.

Но не успел он сказать еще хоть слово, как сверху спикировала и зависла перед водопадом одна из летучих обезьян. Ее нос жадно втягивал воздух, выискивая запах жертвы. Оз затаил дыхание. Обезьяна была всё ближе и ближе. Что делать? Оз снял шляпу, достал из нее голубя и раскрыл ладонь. Голубь выпорхнул из пещеры и полетел прочь от водопада. Обезьяна кинулась в погоню.

Оз соскользнул с карниза и помог спуститься Теодоре. Он взял ее за талию, с легкостью приподнял и поставил на землю. Потом склонился к ней так близко, что их лица едва не соприкоснулись.

– Вам было страшно? – спросила Теодора, недоумевая: с какой стати могущественный волшебник станет бояться летучих обезьян.

– Да, – начал Оз. – Я испугался за вас. – Он неуклюже скрыл свой страх за попыткой снова перевести разговор на нее. Теодора хоть и ведьма, но все равно женщина, а он прекрасно умел находить к ним подход – особенно к красавицам.

От этих слов ее сердце забилось быстрее, колени подкосились. Испугавшись этих неведомых чувств, Теодора отступила на шаг. Они снова двинулись в путь через лес. Теодора нет-нет да и бросала взгляд на таинственного незнакомца, упавшего с неба, и при этом всякий раз ее лицо озарялось улыбкой. Она была уверена: отныне всё пойдет как надо.

Глава пятая

Оз и Теодора брели по удивительной Стране Оз, пока не выбились из сил. Наступила ночь, и они решили устроить привал на поляне, а утром продолжить путь к королевскому замку.

Хоть Оз и не считал себя горячим приверженцем походной жизни, всё же он был готов провести ночь в лесной чаще ради того, чтобы все последующие ночи спать на мягких перинах во дворце. Оз отправился собирать хворост для костра, а Теодора сняла свою красную бархатную шляпу. Оз украдкой поглядывал на нее. Без шляпы девушка стала еще красивее, но всё равно Оз снова и снова возвращался мыслями к событиям минувшего дня. Когда на поляне заполыхал костер и они уселись возле огня, Оз приступил к расспросам: кто такая эта злая колдунья и насколько именно простирается ее злость.

– Еще какая злая, – предостерегла Теодора. – Она отравила собственного отца.

– Да, серьезная противница, – не мог не признать Оз.

– Он был добрым королем и волшебником, таким же, как вы, – пояснила Теодора. – Но ей хотелось самой восседать на троне. – Она помолчала, углубившись в собственные мысли. – Но моя сестра изгнала ее из Изумрудного города.

Оз был поражен. Ну и внушительная же, должно быть, особа эта сестра, раз не испугалась даже злой колдуньи!

– Мне не терпится познакомить ее с вами! – продолжила Теодора. – Она уже начала сомневаться, что вы когда-нибудь появитесь. Но теперь она увидит своими глазами! Вы всё уладите, и жизнь в нашем королевстве снова расцветет!

На их маленький лагерь опустилась тишина. Каждый погрузился в размышления. Озу было не по себе. Он понятия не имел, как починить собственный воздушный шар, не говоря уже о том, чтобы наладить жизнь в целом королевстве.

– Знаешь, что нам не помешало бы? – сказал наконец Оз, меняя тему. – Немного музыки.

Он покопался в рюкзаке и извлек одну из своих знаменитых музыкальных шкатулок. Покрутил ручку, и в воздухе зазвенела прелестная мелодия. Глаза Теодоры вспыхнули.

– Это волшебство? – спросила она.

– В некотором роде, – загадочно ответил Оз. – Это музыкальная шкатулка. Никогда не видали? – Она покачала головой. Он с улыбкой протянул девушке шкатулку. – Она принадлежала моей бабушке, царице из-под Иркутска. Возьмите, – сказал он, как много-много раз прежде. Теодора устремила на него удивленный взор, и его желание сделать ей подарок внезапно стало искренним. – Держите, – настойчивее повторил он. – Я хочу сделать вам приятное.

Теодора неуверенно замерла, потом медленно протянула руку.

– Еще никогда никто не дарил мне ничего просто ради того, чтобы сделать мне приятное.

В глубине души Оз понимал, что играет с огнем. Всё-таки Теодора, хоть она и красавица, оставалась колдуньей. Но он ничего не мог с собой поделать.

– Такой прелестной девушке? С лицом, которому позавидовала бы сама Елена Троянская? Да у вас наверняка десятки поклонников.

– Да вы совсем не разбираетесь в ведьмах, – улыбнулась Теодора.

– Может быть, зато я быстро учусь, – точно с такой же улыбкой ответил Оз.

Потом он встал и протянул ей руку.

– Потанцуем, миледи? – Теодора ответила ему непонимающим взглядом. – Вы хотите сказать, что никогда не танцевали?

Она покачала головой.

– Тогда пришла пора научиться. – Он поднял ее на ноги, вложил левую руку ей в ладонь, а правой обнял за талию и притянул к себе. Рядом с ним она казалась совсем маленькой – ее макушка едва доставала ему до подбородка. – Постарайтесь прочувствовать музыку, – тихо сказал ей Оз.

И они медленно начали танец. Со всех сторон налетели светлячки, и лесная чаща заискрилась миллионами теплых огней. Теодора была на седьмом небе от счастья. Еще никогда ей не было так хорошо. Она осторожно опустила голову ему на грудь.

– Нравится? – тихо спросил ее Оз.

Теодора кивнула. В ее глазах светилось изумление.

– Да.

Оз ласково улыбнулся. Этот взгляд был ему хорошо знаком. Он видел его много раз. Музыкальная шкатулка снова сотворила чудо. Под нежные звуки музыки, под мерцание трепетных светлячков в ночной тьме Оз медленно привлек к себе Теодору и осторожно коснулся губами ее щеки...


* * *

Утро встретило их ярким рассветом, и под теплыми лучами солнышка на душе у Оза стало еще веселей. Он прекрасно провел вечер, а теперь вместе с Теодорой направлялся в свое королевство. Как тут не радоваться!

Весело шагая по дороге, Оз насвистывал веселую песенку. Прямо у него на глазах из кокона вылупилась разноцветная бабочка и вспорхнула на палец Теодоре. Оз опустил глаза, встретил взгляд Теодоры, и мелодия замерла. у него на губах. В ее глазах светилось столько нежности!

Они пошли дальше. Теодора без конца счастливо улыбалась ему и иногда даже прыгала на одной ножке.

– Даже не верится, – сказала она. – Я вела одинокую жизнь и думала, что так будет всегда, и вдруг появились вы. И оказывается, вы не только волшебник, но и человек, который предназначен мне судьбой.

Оз поперхнулся. Дело принимало немного не тот поворот, какой хотелось бы.

– Да, мы прекрасно поладили... – вымолвил он.

– И? – осторожно подтолкнула его Теодора. Ей явно хотелось большего.

– И... как ты говоришь? Судьба предназначила нам быть вместе? – неуверенно продолжил он.

Теодора улыбнулась. Она хотела добавить что-то еще, но в воздухе вдруг зазвенел пронзительный крик. Оз проворно столкнул Теодору с тропинки. Не хватало только попасть в лапы к этим бабуинам!

– Помогите! – верещал тоненький голосок где-то позади, совсем рядом. – Спасите меня!

Оз и Теодора оглянулись и увидели маленькую обезьянку. Она была одета в костюмчик, напоминавший мундир мальчика на посылках, и отчаянно барахталась, запутавшись в длинной вьющейся лозе.

– Бедняжка! – воскликнула Теодора. – Волшебник, надо его спасти!

Оз перевел взгляд с нее на обезьянку. Она что, серьезно? С какой стати они должны терять время на спасение какой-то мартышки? К тому же вполне возможно, что крылатые твари, гонявшиеся за ними накануне, были старшими братьями этого малыша. Но Теодора не собиралась уступать. Она подтолкнула Оза к обезьяне.

Оз нагнулся и всмотрелся в лозы. Они запутались очень и очень туго. Он подергал за них и вполголоса пробормотал:

– Да, конечно, всегда мечтал спасти говорящую обезьяну в форме посыльного.

– Поторопитесь, пожалуйста! – верещала обезьянка. – У вас есть что-нибудь острое? Например, нож? А зубы? Какие у вас зубы?

Ее болтовня действовала Озу на нервы.

– Успокойся, – сказал он и достал карманный нож. – Всё будет хорошо.

Но обезьянка не умолкала. С каждой минутой ей делалось всё страшнее.

– Спасите меня от этого плюща! – верещала она. – Он меня съест! Я погибну!

«Ну и глупости», – подумал Оз, а вслух сказал:

– Не волнуйся. Плющ никого не ест.

Но обезьянка замотала головой:

– Да не плющ! А лев!

– Лев? – переспросил Оз.

Словно отвечая ему, раздался оглушительный рев. Оз обернулся и увидел неподалеку, на большом валуне, огромного льва.

– Съешь сначала его! Его первого! – заверещала обезьяна.

Король джунглей раскрыл пасть и испустил еще один оглушительный рык. Оз затрясся не хуже обезьянки.

И потом лев бросился в атаку.

Медлить было нельзя. Лев уже совсем рядом. Недолго думая, Оз достал из кармана пригоршню дымовых шашек и швырнул в льва. Они упали наземь и взорвались, испуская клубы плотного красного дыма. Лев перепугался и бросился наутек.

– Сим-сала-бим! Исчезни, трус! Бойся моего величия! – театрально заорал Оз вслед убегавшему льву. Через мгновение тот скрылся в лесной чаще.

– Волшебник, ты был великолепен! – сказала Теодора.

Обезьянка, выпутавшись наконец из лозы, посмотрела на Оза снизу вверх и склонила голову набок.

– Волшебник? Значит, пророчество сбылось? – полюбопытствовала она.

Теодора радостно кивнула, а Оз пожал плечами:

– Ну хорошо, я всех спас. Небольшое представление из арсенала фокусника. Теперь пойдем во дворец?

Теодора кивнула, и они продолжили путь.

– Погодите! – окликнула их обезьянка. – Возьмите меня с собой! Меня зовут Финли. Дом моего хозяина разорили летучие обезьяны злой колдуньи, и с тех пор я скрываюсь в лесах! – Он воздел лапки к небу. – Ты спас меня, о волшебник. Клянусь отныне и навеки считать себя твоим должником!

– Нет нужды, – отмахнулся Оз.

Но Финли не собирался, сдаваться.

– С этого мгновения и до самой смерти я буду тебе верным и преданным слугой.

Оз вздохнул. Ему не нужен был слуга – ни верный, ни преданный. Ему казалось, во дворце у него будут десятки таких слуг. Но Теодора опять воззрилась на него умоляющими глазами.

– Он такой миленький... – промолвила она.

Это решило дело.

– Ну ладно, – вздохнул Оз. – Ты принят.

– Чудесно, – подытожил Финли. – Давай пожмем друг другу руки.

Но вместо рукопожатия Оз протянул ему свой саквояж:

– На, неси.

– С удовольствием, – отозвался Финли. Но, едва он взял сумку в руки, как согнулся под ее тяжестью. С горем пополам ему удалось оторвать саквояж от земли. – Я донесу! А вы бегите! – крикнул он им вслед.


* * *

Через некоторое время дорога совершила крутой поворот, и Оз, чуть не споткнувшись, застыл как вкопанный. Перед ним раскинулся огромный сверкающий город. Он тянулся вдоль всего горизонта. Бесчисленные стройные башни, мерцавшие зеленоватыми бликами, словно парили в небе.

– Это Изумрудный город, – сказала Теодора. – Вот за этими холмами, в конце дороги, вымощенной желтым кирпичом. И только подумай – теперь он весь принадлежит тебе!

Оз окинул взглядом дивное зрелище и широко улыбнулся.

– К счастью, зеленый – мой любимый цвет! – рассмеялся он.

Теодора радостно поглядела на него.

– Ты будешь самым лучшим королем за всю историю Страны Оз, – молвила она. – А я с гордостью стану твоей королевой.

Улыбка на губах Оза медленно развеялась, как Дым. Он зажмурился и повторил:

– Моей королевой?

– Конечно, – подтвердила Теодора. – Мы будем вместе всю нашу жизнь. А сейчас пойдем скорее в город. Тебя ждут тысячи твоих подданных. Они хотят увидеть твои чудеса! – Она привстала на цыпочки и поцеловала его, потом пустилась бежать вниз с холма.

Тысячи? Это же очень много. На его представлениях еще никогда не было столько зрителей. Справится ли он?

– Ну что, волшебник? – спросила маленькая летучая обезьянка.

Заметив Финли, Оз с надеждой обернулся к нему.

– Обезьяна, – начал он, медленно шагая вслед за Теодорой вниз по склону холма. – Повтори, что ты там говорил насчет долга.

Финли гордо объяснил:

– Я посвящаю тебе всю свою жизнь. Исполнение твоих желаний будет для меня священным долгом до конца моих дней.

– И ты от этого никогда не отделаешься? – уточнил Оз.

– Нет, сэр. Эта клятва священна.

– Вот и хорошо, – подытожил Оз. – Потому что никакой я не волшебник. – Он сам не понимал, почему испытывает такую острую потребность рассказать кому-нибудь правду. И если эта обезьянка перед ним в долгу, то, значит, никогда никому не расскажет правды...

Финли вежливо рассмеялся:

– О сэр, ваше волшебное чувство юмора не знает границ. Вы напоминаете мне...

– Никакой я не волшебник, – повторил Оз.

Обезьянка на минуту замолкла, пытаясь переварить слова Оза. Потом, поняв, что хозяин не шутит, широко распахнула глаза.

– Надо было сказать это раньше, до того, как я принес вам клятву! – возмутился он. – Теперь вы должны рассказать всё начистоту этой наивной девушке.

– С ней я разберусь позже, – кивнул Оз. – А ты, мой новый ассистент, запомни три главных правила: будь под рукой, не мешкай, помалкивай.

– Но я... – начал было Финли.

– Каково третье правило? – пригрозил пальцем Оз.

Финли насупился.

– Вот так-то, – похвалил его Оз и продолжил: – Теперь слушай. Я полагаюсь на тебя. Мы должны убедить всех добрых жителей Страны Оз, что они нашли своего волшебника.

Закончить Оз не успел, потому что к этой минуте они поравнялись с Теодорой. Она стояла перед длинной шеренгой высоченных солдат в мундирах. Это были Мигуны – стражники, охранявшие Изумрудный город. А возглавлял их маленький человечек с очень недовольным лицом. Рядом стояла сверкающая карета, запряженная двумя белыми лошадьми.

– Теодора, – заговорил коротышка. – Мы давно тебя ждем.

– Здравствуй, Нак, – сказала Теодора. – Познакомься – это Великий Волшебник.

– Как поживаете, сэр? – Оз протянул руку. Но коротышка лишь удивленно пялился на него.

– Это и есть Великий Волшебник? – проговорил наконец Нак, не веря собственным глазам.

Такой странный отзыв маленького Жевуна оскорбил Оза.

– А что в этом такого? – с вызовом полюбопытствовал заезжий фокусник.

Нак скептически окинул Оза взглядом сверху донизу.

– Я думал, вы повыше ростом будете.

Оз еле удержался от смеха. И это говорит человечек, который едва достает ему до пояса?

Обернувшись к Мигунам, Нак воздел большой посох:

– Гип-гип-ура Великому Волшебнику!

– ГИП-ГИП-УРА ВЕЛИКОМУ ВОЛШЕБНИКУ! – громко возгласили Мигуны.

Финли, спрятавшись за Оза, приподнял бровь.

– Гип-гип-ура Великому Волшебнику! Величайшему из великих! – вполголоса прошипел он. – Самому великому. Самому могущественному и самому настоящему из всех настоящих великих волшебников!

Оз метнул в обезьяну убийственный взгляд. Однако нахальная мартышка, не убоявшись, продолжила насмешки:

– Волшебник без страха и упрека, без тайных замыслов и недобрых намерений. Волшебник высочайшей моральной чистоты. Настоящий, добрый, истинный волшебник. Спешите видеть! – Озу наконец-то удалось встретиться взглядом с Финли, и тот прекратил болтовню. – Вот он, волшебник! – закончил он.

В это время Нак подошел к карете, распахнул дверь и взмахом пригласил Оза. Тот, не удостоив заткнувшегося Финли ни единым взглядом, сел в экипаж. Пришла пора увидеть Изумрудный город изнутри.

Глава шестая

Когда-то Изумрудный город сверкал великолепием. Башни, шпили, фонтаны нежнейшего зеленого оттенка возносились почти до небосвода. Но, приблизившись, Оз разглядел, что сейчас город переживает не лучшие времена. Каменные башни пообветшали, витрины лавок зияли выбитыми стеклами. На одной стене отчетливо виднелись следы когтей, и Оз невольно содрогнулся.

Ничего страшного, сказал он себе. Это всего лишь косметика. Наложить пару слоев свежей краски, вставить стекла в окна, и город будет как новенький.

– Надо привести королевство в порядок! – провозгласил Оз. Он решил, что таким будет его первый указ на новом посту.

Теодора заметила в глазах Оза растерянность и ласково накрыла ладонью его руку.

– Злая колдунья много раз посылала сюда своих летучих обезьян, – сказала она. – Моя сестра выставила часовых на стенах, но от них мало проку. Теперь, когда ты здесь, всё изменится.

Они двинулись дальше. Однако в пути Оз стал замечать нечто странное и в людях, попадавшихся навстречу. Ни у кого из них на лице не было радости. Вот женщина развешивает на просушку белье – ее плечи сгорблены. Каменщик чинит стену – в его глазах уныние. Когда карета проезжала мимо мальчика и его матери, дрожащих от страха, женщина крикнула им вслед:

– Помоги, волшебник! Спаси нас!

Стражник-Мигун отпихнул женщину с дороги, и карета покатила дальше. Потом дряхлый старик в лохмотьях взмолился, глядя прямо на Оскара:

– Спаси нас от злой колдуньи!

Оз ничего не понимал. Что здесь происходит? Почему этим людям так нужна помощь? Что им мешает радоваться жизни? Теодора говорила, что они встретят его с обожанием, как своего спасителя. А ему тут, похоже, никто не рад.

– Не волнуйся, – сказала Теодора, пытаясь приободрить Оза. – Теперь, когда ты с нами, всё пойдет по-другому.

Но Озу недосуг было размышлять о странностях здешних жителей. Карета подъехала ко дворцу. В отличие от остальных городских строений, дворец сверкал, как новенький. Его стены и окна ярко переливались в лучах солнца, и казалось, время никогда не затронет их. Довольный Оз вышел из кареты и последовал за Теодорой по длинному сводчатому коридору. В конце его путь преграждали тяжелые двустворчатые двери; с приближением гостей они сами собой распахнулись.

Оз онемел от изумления. За дверями ему открылся роскошнейший зал: огромный, украшенный в зеленых тонах, с большими окнами, выходившими на город. Пол под ногами был выложен зеленым мрамором и украшен хитроумными узорами. Над головами покачивались огромные канделябры, пламя бесчисленных свечей окутывало стены мягкими тенями. В дальнем конце зала, на подножии, куда вели несколько ступенек, возвышался изумрудный трон.

– Это он? – спросил Оз, не веря своим глазам. – Мой трон?

Но ответила ему не Теодора. Из-за спины послышался негромкий голос:

– Ну как, нравится?

Оз обернулся и увидел перед собой женщину немыслимой красоты. Она казалась чуть старше Теодоры, но с такими же темными волосами и алыми губами. Однако глаза Теодоры были полны свежести и чистоты, а взгляд этой женщины проникал в самую душу, словно она знала гораздо больше, чем желала поведать. Она с улыбкой окинула Оза взглядом и прикоснулась к огромному изумруду, висевшему у нее на шее.

– Я лично сберегла его, дожидаясь вашего появления, – сказала она.

– Премного благодарен, – поклонился Оз, одарив ее одной из своих самых обворожительных улыбок.

– Как хорошо, что вы наконец прилетели сюда, – добрым голосом произнесла дама. – Теперь пророчество исполнится. И этот день станет самым радостным для всех нас. – И она одарила Оза лучезарной улыбкой. – И, с вашего позволения, – добавила она, сверкнув глазами, – вы самый красивый из всех королей на свете.

– Вы мне льстите, – потупил глазки Оз и снова обернулся к Теодоре: – Кто эта обворожительная леди?

Теодора шагнула вперед и встала бок о бок с Озом:

– Это моя сестра.

– Я Эванора, королевская советница, – представилась красавица. – Я защищала Изумрудный город, пока мы ждали вашего прибытия. Я буду служить вам, как служила предшествующему королю.

Оз игриво приподнял бровь:

– Буду очень рад такому служению.

Эванора ответила с кокетливой улыбкой:

– Знаешь, сестрица, он мне уже нравится.

Теодора окинула обоих ревнивым взглядом. А Оз прошагал по лестнице и уселся на трон.

Улыбка Эваноры на миг дрогнула. Но, пока Оз не успел этого заметить, она снова растянула губы.

– Да, присаживайтесь. Ну, как вы себя чувствуете на новом месте?

– Как у себя дома! – радостно воскликнул Оз.

– Нак проводит вас в ваши покои. Встретимся чуть позже, поболтаем?

– Жду не дождусь! – воскликнул Оз. Он чувствовал себя как малыш в кондитерской лавке. Его взгляд упал на Финли, и он не смог оставить своего нового друга в покое. – Обезьяна, возьми мою сумку!

– Слушаюсь, сэр, – отозвался Финли и подхватил саквояж. – Сию секунду, о великий и ужасный, – добавил он с тенью сарказма, которая осталась незамеченной для сестер, но не миновала ушей Оза – тот поспешно выпроводил обезьяну и сам двинулся следом.


* * *

Сестры остались наедине. Губы Теодоры невольно растянулись в блаженной улыбке.

– Правда, он чудо? – обратилась она к сестре. – Я же говорила, что он придет! – Но сестра не разделяла ее восторгов.

Эванора сурово насупилась, ее улыбка погасла без следа. Она была очень недовольна сестрой. О чем только думает эта девчонка? Да, Теодора молода и часто действует не подумав, но это уже чистое безумие.

– Как ты посмела привести сюда этого болвана! – воскликнула Эванора. – Позволила ему взгромоздиться на этот священный трон...

– А почему бы и нет? Он же и в самом деле волшебник... – возразила Теодора.

Ее сестра презрительно фыркнула:

– Это он сам так сказал! А тебе не приходило в голову, что он может всего лишь выдавать себя за волшебника? Что он в сговоре со злой колдуньей? Что она послала его сюда разделаться с нами?

– Злая колдунья? – переспросила Теодора. – Не может быть. Глупости.

Эванора изогнула резко очерченную бровь:

– Я бы не стала недооценивать ее коварство. А может быть, я недооцениваю тебя? Может быть, сестренка, ты переметнулась на ее сторону?

– Ты что, и вправду считаешь, что я могу сговориться с ней? Против тебя? – возмутилась Теодора. – Ты моя сестра, Эванора, я тебя люблю. Но мы должны отступить в тень и не мешать судьбе вершить то, что предначертано. – Она взяла сестру за руку и заглянула ей в глаза.

– Ты права, – согласилась Эванора. – Но я хочу, чтобы наш гость доказал, что он тот, за кого себя выдает.

– Он уже доказал... – начала Теодора, но сестра резко оборвала ее.

– Мне – нет, – отрезала она.

Ее слова повисли в воздухе. Эванора надолго задумалась.

– Ну хорошо. – Она взяла сестру за руку и вывела из тронного зала. – Я устрою ему небольшое испытание. – И сестры растворились в полутьме длинного зеленого коридора.

Глава седьмая

Оз осторожно шел вслед за Эванорой по узкому мостику высоко над городом. Он очень удивился, когда старшая сестра предложила ему прогуляться по дворцу, но тем не менее сразу согласился. Ведь как-никак этот дворец теперь принадлежит ему, и нельзя отрицать – он и впрямь великолепен.

– Спасибо за чудесную прогулку, – поблагодарил Оз.

– Это моя работа, – ответила Эванора с легким поклоном.

– Устраивать экскурсии? – улыбнулся Оз. – Служить королю, – отозвалась его спутница.

– Ну, в таком случае... – Глаза Оза снова блеснули. – Знаете, что мне подумалось: может быть, королевский пир...

– Моя сестра сказала, вы очень могущественный волшебник. – Эванора резко сменила тему разговора, и Оз запнулся.

– В самом деле? – изумился Оз. Потом прикусил язык. – Ну... то есть да, конечно. Мое искусство потрясает до глубины души каждого, кто видит его.

Эванора оглянулась и одарила его чарующей улыбкой.

– Мне не терпится увидеть ваше мастерство своими глазами. Не могли бы вы его продемонстрировать?

– Всему свое время, – стал упираться Оз.

Они продолжили путь по узкому мостику. На другом его конце стояла круглая башня. Мостик содрогнулся от внезапного порыва ветра, Оз посмотрел вниз и вздрогнул. До чего же высоко!

– Мне бы очень хотелось показать вам эту комнату, последнюю, – сказала Эванора, словно не заметив испуга своего спутника.

Он с трудом оторвал взгляд от головокружительной бездны и увидел, что колдунья открыла для него дверь в башню. У него перехватило дыхание. Большой круглый зал сверкал и искрился мириадами самоцветов. Среди сундуков с золотыми монетами блестели целые груды драгоценных камней. Тускло поблескивала огромная статуя крылатого коня, сделанная из чистого золота, а неподалеку поражала изысканной работой чеканная ваза. Неисчислимые сокровища усыпали пол, высились холмами вдоль стен, щедро переливались через края огромных чаш. Это был Зал Изобилия.

– Королевская сокровищница страны Оз, – пояснила Эванора. – Все эти сокровища принадлежат нашему правителю.

Оз оторопел, покачнулся, встретился взглядами с Эванорой.

– Не бойся, волшебник, – подбодрила она. – Иди же, насладись своим богатством!

Именно этих слов Озу и недоставало. Он театрально упал в обморок, гулко стукнувшись об усыпанный золотом пол. Полежал так с мгновение, потом стал барахтаться, молотя руками и ногами, будто плавал в неисчерпаемом океане сокровищ. Эванора не сводила с него внимательного взгляда.

– Это всё мое! – радостно кричал он. – Мое! Я больше не буду носить костюмы с чужого плеча! Только шелка, и бархат, и... – Он поднял с пола золотую чашу. – Кубок! Я всю жизнь мечтал о кубке! И теперь он у меня есть!

– Ну, пока еще не совсем, – вступила Эванора. Оз прекратил кувыркаться в золоте и озадаченно поглядел на нее. Колдунья пояснила: – Вы станете королем только после того, как одолеете злую ведьму. Так гласит пророчество. А поскольку вы еще этого не совершили...

– Я еще не король, – закончил за нее Оз.

– Да, не король, – кивнула Эванора. – Вы должны защитить нас от злой ведьмы. А убить ее будет нелегко.

– Нет, я не думаю, что это будет так уж... – И вдруг он запнулся. – Погодите-ка! Убить? Об этом меня не предупреждали! – Одно дело одолеть колдунью, и совсем другое – убить. Ему казалось, что достаточно будет сурово поговорить с ней. А убивать? На его вкус, это слишком, гм, жестоко.

Эванора нахмурилась:

– Ну, если вам неинтересно становиться королем, что ж, так тому и быть. Забудем об этом. О золоте, о рубинах, о кубке...

– Нет-нет, очень интересно! – поспешно вскрикнул Оз. – Просто мне не хочется убивать даму.

– Она не дама, а злая колдунья! – напомнила Эванора. – А ваше волшебство – единственное оружие, которое способно ее одолеть. От вас требуется всего лишь совершить путешествие в Темный Лес и сломать ее волшебную палочку, – она с беззвучной мольбой заглянула ему в глаза.

– Волшебную палочку? – уточнил Оз.

– Да, это источник всей ее силы, – ответила Эванора. – Без палочки ведьма погибнет.

– Гм, я еще не попрощался с Теодорой. Она очень огорчится, – заговорил Оз, стараясь потянуть время.

– Я поговорю с ней утром, – пообещала Эванора. – Скажу, как вы ее любите, как...

– Не надо, – перебил Оз. – Лучше ничего не говорите.

– Как вам угодно. Я могу передать ей всё, о чем вы попросите. Но всё-таки вы намереваетесь спасти нас или нет? – напрямик спросила Эванора, не сводя с него пристального взгляда.

Оз вздохнул и мучительно выдавил улыбку. Что ему оставалось? Он мечтал воссесть на трон. Чего бы это ни стоило. Видимо, придется отправляться на охоту за ведьмой.


* * *

И снова Оз двинулся в путь по дороге, вымощенной желтым кирпичом. На этот раз, однако, его единственным спутником была ворчливая летучая обезьяна. Когда Изумрудный город растаял вдалеке, Оз обернулся к Финли. Тот издал обеспокоенный вздох и спросил:

– Мы и вправду собираемся это совершить?

– Как ты думаешь, убить злую колдунью – это очень трудно? – поинтересовался Оз.

Финли прищурился:

– Трудно. Очень трудно. Убить злую колдунью – это очень и очень нелегко. И только подумай о несчастной девушке, которая осталась тебя ждать! Мне кажется, ты ей всерьез нравишься. – Финли снова затронул тему отношений Оза и Теодоры.

– Ничего, помучается и забудет. Так с ними всегда происходит, – сказал Оз. Он и впрямь много раз наблюдал это раньше, в Канзасе. – Она симпатичная молодая колдунья, множество волшебников будут добиваться ее внимания.

Финли покачал головой:

– Каждая твоя ложь на один шаг приближает нас к темнице Изумрудного города.

– Тогда относись к моим словам не как ко лжи, а как к ступеням лестницы, ведущей на вершины величия! – заявил Оз, искренне поверив в собственные выдумки. Но Финли на это не купился.

– Погоди! Я знаю, что делать! – воскликнула летучая обезьяна. – Мы повернем назад. Тебе не придется марать руки в крови. Ты извинишься за то, что объявил себя волшебником, и за то, что обманул бедную девушку. Идет? – Оз метнул на него сердитый взгляд, но Финли лишь вошел во вкус. – Притворишься, что искренне раскаиваешься. Ты сумеешь их убедить, – продолжал он. – Можешь даже поплакать. Ты умеешь плакать? Хочешь, порежу тебе луковицу?

– Мы никуда не вернемся, – с завидным упрямством заявил Оз. – Мы найдем эту злую ведьму, и я похищу ее волшебную палочку. Тогда эта груда золота станет моей, а ты получишь огромную кучу бананов. Идет?

Финли оторопел от изумления так, что даже выронил саквояж.

– Бананы? – Он смерил Оза долгим ледяным взглядом. – Ага, понимаю, – заговорил он. – Потому что я обезьяна, да? Я обязан любить бананы, верно? Это отвратительный стереотип! – возмущенно воскликнула обезьяна.

– Ты не любишь бананов? – уточнил Оз.

– Нет, конечно, люблю, я же обезьяна. Не говори глупостей, – возразил Финли. – Просто мне не понравилось, что ты так говоришь. А как тебе такая мысль: мы предложим целый год мыть все окна в Изумрудном городе. И тогда нас наверняка простят. Или давай поможем им с инфраструктурой. Я тут кое-где заметил в желтых кирпичах выбоины, – умолял Финли. Но Оз лишь смотрел на него, как будто не слышал.

Наступило неловкое молчание. Они пошли дальше. Путешествие обещало быть очень долгим и очень неприятным...


* * *

Долго ли, коротко ли, желтая кирпичная дорога привела Оза и Финли на вершину холма. Далеко впереди Оз заметил несколько столбов дыма. Они поднимались в небо из-за соседнего холма.

– Не нравится мне это, – обеспокоенно проговорил Финли.

– Мы туда не пойдем, – заявил Оз. Довольно и того, что ему надо найти и одолеть злую колдунью, не хватало только заниматься тушением пожаров.

– Но, может быть, кому-то нужна наша помощь! – воззвал к нему Финли и полетел туда, откуда поднимался дым.

И тут у Оза не выдержали нервы.

– А ну вернись! Вернись сейчас же! – заорал он. – Ты что, хочешь погибнуть и тем самым сбросить с себя свой пожизненный долг? Мы идем за злой ведьмой. И не вздумай отклоняться от маршрута! – Но Финли, не откликаясь, летел в сторону пожарища. Оз понял, что ему опять, уже в который раз, ничего другого не остается. Он свернул с желтой кирпичной дороги и поспешил за Финли.

Когда они спустились на дно долины, земля под ногами начала меняться. Зеленая трава стала тверже, потом начала хрустеть и ломаться. Приглядевшись, Оз обнаружил, что трава кажется стеклянной. Всё вокруг: камни, деревья, даже цветы – было гладким и блестящим. Озу вспомнилась коллекция фарфора, которую он видел у своей тетушки. Они пошли дальше и набрели на удивительный городок. В нем имелось всё, что есть в любом обычном городе: улицы, дома, строения, – только всё это было сделано из фарфора!

Они приблизились к центру города, и сердце Оза испуганно заколотилось. Что же здесь произошло? Куда ни кинь взгляд, фарфоровые домики были разбиты вдребезги, словно по ним прошелся огромный злой кулак.

Оз склонился над грудой фарфоровых осколков и отпрянул. На него смотрело фарфоровое лицо. Он огляделся и различил среди битого фарфора всё больше и больше лиц. Его захлестнула печаль. Кто же это натворил? В этом городе, по- видимому, совсем недавно жизнь била ключом. А теперь он превратился в пустыню.

Из обломков дома неподалеку послышался плач. Оз переглянулся с Финли. Оба понимали, что оставаться здесь опасно, но не могли не отозваться на крик. Вдруг издалека донеслись пронзительные крики летучих обезьян. Похоже, они приближались!

Оз и Финли подбежали к дому, перескочили через груды битого фарфора и очутились в комнате, которая, видимо, некогда служила гостиной. Там на полу сидела прелестная фарфоровая девочка. У нее были светлые фарфоровые волосы, огромные печальные глаза, чудесное бело-голубое платьице.

– Привет, – окликнул ее Оз. – Как поживаешь?

Девочка подняла полные слез глаза. Увидев Оза и Финли, она в испуге отпрянула.

– Не бойся, мы тебя не обидим, – ласково обратился к ней Оз и осторожно подошел поближе. – Это Финли, – кивком указал он на обезьяну. – А меня зовут Оз.

Глаза девочки широко распахнулись.

– Ты... ты волшебник? – пролепетала она.

– Ты обо мне слышала? – изумился Оз. Она кивнула. Видимо, в этой стране вести разлетаются быстро. – Тогда тебе нечего бояться. Пойдем отсюда.

– Не могу, – отозвалась девочка и показала на свои ноги. Оз только сейчас заметил, что они переломаны в нескольких местах. – Я никогда больше не стану целой. – У малышки перехватило горло.

Перед глазами Оза вспыхнуло последнее выступление в Канзасе и маленькая девочка, молившая о помощи. Тогда он был не в силах ничего сделать. Что же он сможет сейчас? Оз порылся в памяти, ища выход, и вдруг его озарило.

– Не волнуйся, я тебя выручу! – воскликнул он, взял у Финли свой саквояж, порылся в нем и с криком восторга извлек бутылочку быстросохнущего клея. – Вот! – воскликнул он.

Но фарфоровая девочка лишь смотрела в растерянности.

– Что это? – спросила она.

– Волшебство в бутылке, – улыбнулся Оз. – Давай попробуем?

И под удивленным взглядом девочки принялся собирать осколки разбитых ножек. Потом один за другим тщательно склеил их. За работой он слышал, что крики летучих обезьян становятся всё громче и громче.

– Они возвращаются! – в ужасе воскликнула Фарфоровая девочка. Оз торопливо прижал к себе ее и Финли. За окном промелькнула темная тень – это злобные твари покружились над домом и улетели своей дорогой. Оз перевел дыхание.

– Их послала злая ведьма, – пояснила девочка. – Весь город вышел на улицы – мы услышали, что ты наконец прибыл, и стали праздновать это.

Малышка продолжила рассказ – о том, как все радовались, кричали, хлопали в ладоши. Потом прилетели летучие обезьяны, принялись всё крушить, сровняли город с землей. Глаза девочки вновь наполнились слезами.

Оз слушал, и его снедали странные мысли о том, что в этом виноват он сам. Причиной катастрофы стало его прибытие в эту страну. Покачав головой, он приклеил к девочкиной ноге последний осколок.

– Попробуй встать, – попросил он с тусклой улыбкой.

Малышка собрала все силы и поднялась на ноги. Ее лицо расплылось в широкой улыбке.

– А теперь иди ко мне, – сказал Оз. Но девочке было страшно. Она боялась, что ноги опять сломаются.

– По-моему, я не смогу, – сказала она.

– А по-моему, сможешь, – подбодрил ее Оз и заглянул в глаза. – Смелей!

Фарфоровая девочка напряглась. Оз затаил дыхание. Она осторожно выставила ногу вперед, сделала маленький шажок. Потом еще один. И еще. Не прошло и минуты, как она радостно разгуливала по всей комнате.

Оз торжествующе рассмеялся. Фарфоровая девочка дошла до него и, не помня себя от восторга, кинулась ему на шею. Такое бурное проявление чувств потрясло Оза до глубины души.

А еще больше удивило его то, что, прислушавшись к себе, он понял, что и его тоже с головой захлестнула гордость и надежда. Он обернулся к Финли, но тот поспешно отвел глаза. Маленький бабуин пытался скрыть слезы. Меньше всего ему хотелось, чтобы Оз видел, как он плачет.

Глава восьмая

Но добрые чувства Оза быстро сменились страшными муками совести, когда он попытался отправить Фарфоровую девочку в Изумрудный город. Хоть за городскими стенами ей было бы гораздо спокойнее, малышка и слышать об этом не хотела. Ей не терпелось помочь Озу.

– Охотиться на ведьму? – вопрошал Оз. – Ни за что. Ты еще слишком мала.

– Я не такая хрупкая, как тебе кажется. – С этими словами Фарфоровая девочка подбежала и лягнула Оза в лодыжку.

– Ни капельки не больно, – соврал Оз. Но девочка не сдавалась.

– Послушай, – увещевал он ее. – У нас, людей сценических, есть одно правило: никогда не работать с детьми и с животными. – Он покосился на Финли. – В общем, нет, – закончил он с суровой решимостью. Но то, что случилось дальше, было для него полной неожиданностью.

Фарфоровая девочка посмотрела на него снизу вверх, и ее глаза наполнились слезами, губы задрожали. Не успел Оз и глазом моргнуть, как она закатилась в рыданиях.

– Ты хочешь оставить меня одну? На дороге? Вдалеке от всего?

Озу пришел конец.

Фарфоровая девочка плакала, пока у Оза не лопнуло терпение.

– Ну ладно! – заорал он. – Ладно! Хочешь идти? Пойдем! Все вместе! Будет у нас большой отряд! – И он в отчаянии воздел руки к небу.

При этих словах Фарфоровая девочка мигом перестала плакать.

– Вот здорово! Мы пойдем убивать ведьму! – возгласила она и вприпрыжку помчалась по желтой кирпичной дороге.

Оз потрясенно посмотрел на Финли.

– По-моему, меня обвели вокруг пальца, – сказал обезьяне человек, всю жизнь обводивший вокруг пальца своих зрителей.

– Да? Ну и как ты себя ощущаешь? – полюбопытствовал Финли. Они обменялись сочувственными взглядами. Похоже, эта девчонка умнее их обоих.


* * *

Оз снова брел по желтой кирпичной дороге, но теперь его сопровождали летучая обезьяна и девочка из фарфора. И им предстояло уничтожить злую колдунью.

Вскоре фарфоровый город растворился позади, и путники очутились в темном лесу. С каждой минутой они всё больше и больше углублялись в густую чащу. Вокруг них порхали летучие мыши; откуда-то из ветвей ворон, черный как ночь, громко каркнул, предупреждая путников, что они не выйдут отсюда живыми. От этого у всех троих мурашки пробежали по коже, но сильнее всех испугалась Фарфоровая девочка. Она потянулась к Озу, умоляя взять ее на руки. Тот сдался и подхватил малышку, но в тот же миг заметил, что Финли тоже тянется к нему с тем же самым умоляющим выражением на мордочке: «Возьми меня на ручки». Оз лишь тяжело вздохнул, и они продолжили путь.

– Здесь очень страшно, но хорошо хоть, пауков нет, – заговорил Финли. – Терпеть не могу пауков, – признался он. Обезьянке было очень страшно. Да и всем остальным тоже.

– Как вы думаете, здесь есть привидения? – спросила Фарфоровая девочка.

– Нет, конечно, – ответил Оз, пытаясь убедить в этом не только ее, но и себя.

– А злые духи? А воскресшие мертвецы? – вопрошала малышка.

– Мерт... Да прекрати же ты! – заорал на нее Оз. Еще никогда в жизни ему не было так страшно! И вдруг откуда-то с дерева на них спикировал мерцающий цветок, похожий на львиный зев, и все трое завизжали во весь голос. Вслед за первым в атаку бросились еще несколько таких же цветков. Оз, Фарфоровая девочка и Финли, истошно вопя, бросились наутек.

Через несколько поворотов они наконец остановились и отдышались.

– Уф, еле спаслись! – выдохнула Фарфоровая девочка и хотела добавить что-то еще, но вдруг замолкла, испуганно глядя куда-то вбок. – Где это мы? – вымолвила она. Оз и Финли проследили за ее взглядом и тоже задрожали. Прямо перед ними тянулась шаткая изгородь. А за ней, насколько хватало глаз, среди корявых деревьев высились бесчисленные надгробные камни.

– Кажется, мы у цели, – вполголоса пробормотал Оз.

– И как ты собираешься убить ведьму? – полюбопытствовала Фарфоровая девочка, когда они дошли до кладбищенской ограды. Ей, в отличие от Оза, эта мысль, похоже, нравилась.

– Для этого мне надо всего лишь завладеть ее волшебной палочкой, – ворчливо пояснил Оз. Так, по крайней мере, говорила Эванора, посылая его на это дело. – А без палочки ей конец.

– Как ты думаешь, это пригодится? – Девочка извлекла на свет огромный нож.

– Где ты это взяла? – вскрикнул Оз и отшатнулся.

Девочка пожала плечами.

– Я ведь сделана из фарфора, – небрежным тоном пояснила она. – Надо же как-то защищаться.

– Дай сюда! Я не шучу! – заорал Оз. Дело принимало нехороший оборот. Мало того, что его послали убивать ведьму, так еще и в помощницах у него оказалась фарфоровая девчонка с огромным ножом. Абсурд зашкаливал. Если бы ему не было так страшно, то он бы, пожалуй, даже рассмеялся. Но сейчас Озу было не до смеха. Он выхватил у малышки нож.

– Ну и не шути, – буркнула Фарфоровая девочка и вдруг замолчала, глядя куда-то вдаль.

На краю кладбища в густом тумане появилась одинокая фигура, закутанная в длинный черный плащ. Все трое юркнули за ближайший надгробный камень, потом осторожно выглянули. Ведьма буквально парила над землей. Через минуту она опустилась у кладбищенских ворот и достала из-под плаща корзинку. Затем наклонилась, чтобы нарвать цветов. Увлеченная делом, она, не подозревая, что за ней следят, положила волшебную палочку на сломанную тележку неподалеку. Оз вздрогнул.

– Наверное, это она и есть, – предположила Фарфоровая девочка.

– Она отложила волшебную палочку, – отозвался Оз. Он не сомневался, что это и есть та самая злая ведьма, которую ему поручено одолеть.

– Но как ты до нее доберешься? – спросила Фарфоровая девочка.

Он призадумался, разрабатывая план. И вдруг его осенило! В искусстве фокусов самым важным приемом было отвлечь внимание публики. Если фокусник сумеет заставить публику смотреть совсем в другую сторону, а сам в это время украдкой проделает какие-то движения, зрители этого нипочем не заметят, и номер удастся. Вот и сейчас надо чем-то отвлечь внимание ведьмы! Он выхватил из саквояжа какой-то инструмент и принялся рисовать на земле.

– Слушайте меня. Вот план, – стал рассказывать Оз. Перед ним красовалась наспех набросанная карта кладбища, испещренная символами. – Вот этот треугольник – ведьма. Обезьяна, ты обозначена буквой «X». Я буду «О», а ты, Фарфоровая девочка, будешь вот этой загогулиной.

– Я хочу быть сердечком, – надула губки Фарфоровая девочка. – Чур, я сердечко! Можно?

Оз сдавленно застонал.

– Ну ладно, – сдался он. – Будешь сердечком. Сердечко стоит здесь. X движется сюда. О движется к треугольнику, вот так. – Он тыкал пальцем в разные символы и указывал, куда им нужно двигаться. Закончив, он поднял глаза на Финли. – Понятно?

Финли склонился к чертежу, зажмурился, и вдруг его нос начал подергиваться. И потом он... ЧИХНУЛ!

– Чудесно! Ты сдул весь мой план! – шепотом закричал Оз.

– Прости, – пожал плечами Финли. – Так кем, говоришь, я был – треугольником или сердечком?

У Оза не было времени рисовать новый план и объяснять его. Поэтому он просто велел Финли вспорхнуть на соседнее дерево. По его сигналу Финли должен был кричать по-звериному, а когда колдунья отвлечется на него, Оз выкрадет у нее волшебную палочку.

Финли, кивнув, взлетел на ветку. Теперь наступила очередь Оза. Затаив дыхание, он крадучись вышел из-за камня. Его сердце бешено колотилось. Что за дурацкая затея, зачем он в нее ввязался?!

И вот наконец он почти у тележки. Протянул руку к волшебной палочке, и вдруг...

– МУУУУУУ!

Оз едва успел пригнуться. Колдунья резко развернулась, чтобы посмотреть, что же это за странная корова гнездится среди ветвей. Оз с досадой хлопнул себя по лбу. Корова! С чего это Финли вздумалось изображать корову? Что за чокнутая обезьяна!

Однако сработало!

Под мычание Финли ведьма повернулась к Озу спиной. Удобный случай! Оз проворно схватил волшебную палочку с тележки и метнулся к Фарфоровой девочке.

– Вот она! – радостно вскричал Оз.

– Сломай ее! – крикнул Финли.

– Сломай ее, волшебник! Сломай! – подхватила Фарфоровая девочка.

Оз посмотрел на палочку, которую держал в руках. На вид она совсем не казалась опасной. Наоборот, была как игрушечная. Но раз надо – значит, надо. Если он хочет стать королем, то должен уничтожить злую ведьму, а чтобы уничтожить злую ведьму, надо сломать ее волшебную палочку. Он взял палочку за концы, поднял над головой, и в этот миг ведьма обратилась к нему.

– Вы и в самом деле Великий Волшебник? – спросила фигура в плаще.

Оз не ожидал, что она заговорит, и уж тем более не думал, что у нее окажется такой нежный голос. Гость из Канзаса был застигнут врасплох и совершенно растерялся.

– Гм, это вопрос... сложный. Смотря с какой стороны посмотреть, что такое волшебство? – залепетал Оз.

Не дожидаясь продолжения, ведьма шагнула к нему и откинула капюшон. У Оза перехватило дыхание. Ну и красавица! Длинные волосы были такими светлыми, что отливали серебром, а глаза лучились добротой и теплом. Она была такая родная, так походила на Энни, что на миг Оз потерял дар речи. Потом собрался с силами.

– Да, – ответил он, ухватившись за шанс очаровать еще одну прелестную даму. – Я Великий Волшебник.

Дама улыбнулась ему, и ее глаза наполнились слезами.

– Значит, у нас еще есть надежда.

Фарфоровая девочка в недоумении спросила у Финли:

– Что тут происходит?

– Не знаю, – пожала плечами обезьяна. – Я чихнул, и план рассыпался.

– Я так долго ждала встречи с вами, – продолжала красавица.

– Так разве... мы никогда не встречались? – спросил он, думая об Энни.

Колдунья покачала головой.

– Определенно нет, – ответила она мягким нежным голосом. – Я бы не смогла забыть такое событие.

Но Оз всё равно не мог поверить своим глазам.

– Вы никогда не бывали в Канзасе?

– Что такое Канзас? – спросила колдунья. – А, это, должно быть, место, откуда вы родом! Какой же долгий путь вы проделали до Страны Оз! – Потом, помолчав, она добавила: – Я Глинда, Добрая Волшебница Юга.

– Значит, вы добрая волшебница? – Оз в который раз пришел в замешательство. – А я думал, Добрая Волшебница – это Эванора. – У него в голове всё перемешалось. Добрая, злая... Сколько же волшебниц живет в этой стране? Очевидно, ему рассказали далеко не всё.

Почувствовав его смятение, Глинда взяла Оза за руку и стала объяснять:

– Настоящая злая ведьма – это Эванора. Она хитра и жестока. Она обманула почти всех, в том числе свою родную сестру. Убедила всех, что я отравила своего родного отца, но на самом деле это сделала она.

– Значит... это она уничтожила мой город? – спросила Фарфоровая девочка.

Глинда присела около малышки и рассказала ей всю правду: да, это Эванора наслала летучих обезьян, чтобы те разрушили город. Обезьяны – ее помощники, злые и жестокие. Но Фарфоровая девочка не желала слушать утешения; Глинда хотела взять ее за руку, но девочка отпрянула. Наступило неловкое молчание, и Финли попытался растопить лед.

– Вот твоя волшебная палочка, – он протянул ее Глинде. – Прости, что я замычал. – И, обернувшись к Озу, добавил: – Подумать только, ты чуть не убил Глинду из-за горстки золота.

– Горстки? Да там были целые горы... – Оз запнулся. – Нет, я не собирался тебя убивать. И не хотел ломать волшебную палочку.

– Следуйте за мной, – сказала Глинда мягко, но повелительно, и вышла через кладбищенские ворота. Оз, Финли и Фарфоровая девочка побрели за ней. Что их ждет дальше? Они не знали.

Глава девятая

А в это время во дворце Изумрудного города Эванора стояла посреди тронного зала и смотрела в большой хрустальный шар. Она видела, как Оз и Глинда встретились, как они вместе вышли с кладбища.

– Нет, нет! Не может быть! – завизжала Эванора, хотя хрустальный шар явственно показал ей, что ее замысел не увенчался успехом: Оз так и не разделался с Глиндой. – Будь ты проклята, Глинда! Будь проклята со своим хорошеньким личиком!

И в этот миг в зал вбежала Теодора.

– Сестра! – воскликнула она. – Сестра, волшебник исчез! – Теодора была в панике. – Я везде искала, но его нигде нет. Где же волшебник?

– Где волшебник? – повторила Эванора, и в ее злобном мозгу начал складываться новый жестокий план. – С Глиндой, – ледяным тоном прошипела она и указала на хрустальный шар.

Теодора подошла ближе и заглянула в подернутую дымкой хрустальную глубину. Там она увидела Оза и Глинду, идущих рука об руку по кладбищу. Ее глаза вспыхнули. – Свершилось! – радостно вскричала она. – Он выполнил пророчество! Он обратил ее темную силу к свету и принес покой на нашу землю.

Эванора прикусила язык. Ей хотелось встряхнуть глупую сестренку, но она понимала, что это не поможет. Надо тщательно продумать следующий шаг. От этого зависит очень многое.

Через минуту Эванора наконец заговорила.

– Да, я уверена, так оно и было, – молвила она многозначительным тоном. – Наверняка. Только бы она тоже не подпала под его чары. – Она взяла со столика небольшую шкатулку с украшениями, незаметно для Теодоры прошептала заклинание, и коробочка превратилась в музыкальную шкатулку – точь-в-точь такую, какие Оз дарил всем дамам. Выпрямившись, колдунья нежно прижала шкатулку к груди.

При виде этого в глазах Теодоры вспыхнуло смятение.

– Где ты это взяла? – спросила она.

– Это? – невинным голосом откликнулась Эванора. – Это его подарок. Вчера вечером он пришел ко мне, и... о, как мы танцевали! Много часов подряд. Ты права, он действительно Великий Волшебник. Иначе почему мне было с ним так...

Ее голос задрожал и умолк. Осторожно, из-под ресниц, Эванора следила, как ее слова творят свое собственное волшебство. Естественно, глаза Теодоры наполнились слезами. План удался!

Ведьма продолжала действовать.

– Неужели и ты тоже, сестренка... – произнесла она, изображая огорчение.

Теодора грустно кивнула.

– Он сказал, мы вместе будем править страной Оз. Сказал, что я стану его королевой.

– Правда? – спросила Эванора, снова переключаясь на роль доброй и заботливой старшей сестры. Она подошла и ласково погладила Теодору по голове. – А ты уверена, что дело было именно так? Или наоборот – это ты сказала ему эти слова?

Теодора прекратила всхлипывать и стала вспоминать свои беседы с Озом. Потом ее глаза широко распахнулись. Сестра догадалась правильно. Он такого никогда не говорил. Это она сама всё придумала. Бросилась ему на шею, как дурочка. Теодора вспыхнула от стыда, отбросила руку сестры и метнулась из комнаты.

У нее за спиной Эванора улыбалась, довольная собой. Да, сестренка злится на себя, но она, Эванора, сумеет использовать этот гнев. Он поможет расправиться с Глиндой раз и навсегда.

На сначала нужно испытать другую тактику. Эванора распахнула балконные двери и вышла в ночь. Ее глаза сверкали. Она позвала летучих обезьян и отдала приказ:

– Разорвать в клочки Глинду и этого волшебника! И только попробуйте подвести меня еще раз! Летите!

И небо стало серым от тысяч обезьян. Захлопали крылья, стая взмыла вверх и взяла курс на юг.


* * *

Не подозревая о том, какая опасность приближается к ним, Глинда подвела своих спутников к большой статуе на одном из кладбищенских холмов. Она изображала короля, а на пьедестале были выгравированы слова:

«Здесь покоится король Пасторий, добрый и сильный».

– В тот день, когда умер мой отец, страна потеряла доброго и благородного короля, – сказала Глинда, и ее глаза подернулись печалью. – На нашу страну опустилась темная тень. Я осталась одна. На моих глазах рушились города. Дети оставались сиротами, и мое сердце наполнялось горем. В одиночку я не могла защитить добрых жителей страны Оз. – Глинда бережно коснулась могилы.

Оз смотрел на нее и никак не мог найти нужные слова. Он никогда не умел вести себя должным образом в таких ситуациях. Однако Фарфоровая девочка прекрасно поняла печаль Глинды. Она ласково взяла добрую волшебницу за руку.

Улыбнувшись ей, Глинда продолжила:

– У меня осталось только одно: вера в пророчество отца. И я стала ждать. – Она подняла глаза, посмотрела прямо на Оза. – В то, что ты, Великий Волшебник из Канзаса, придешь и избавишь нас от бед.

Все остальные тоже обернулись к нему, и Оз почувствовал, как на его плечи тяжким бременем легла ответственность.

– Да, вот что я хотел сказать... – заговорил он. – Когда я давал согласие, я не догадывался, что быть королем – это так сложно...

– Она знает, – вдруг перебила его Глинда.

– Что?

– Эванора знает, что теперь ты узнал всю правду. Смотри.

Оз обернулся и тотчас же пожалел об этом. Над горизонтом темной тучей парили летучие обезьяны. Они стремительно приближались. А по земле наступал целый взвод стражников-Мигунов.

– Что нам делать? – вскрикнул Оз.

– Волшебник, твое время пришло, – ответила Глинда. – Пусти в ход свою магию!

Она что, шутит? У него не было времени даже сделать вид, что он творит хоть какое-то волшебство!

– Да, гм... По-моему, надо бежать! – завопил Оз.

Настала очередь Глинды не поверить своим ушам. Он что, шутит? Но, заглянув ему в глаза, она увидела в них лишь беспредельный ужас. Ему не до шуток. И все ее опасения подтвердились. Она обернулась к остальным и крикнула:

– Вы слышали, что сказал волшебник? Бегите!

Финли и Фарфоровую девочку не пришлось долго уговаривать. Они припустились с кладбища что есть мочи. Но летучие обезьяны и Мигуны неотвратимо приближались. Глинда взмахнула волшебной палочкой, и на землю опустился густой туман, окутавший всех, в том числе и летучих обезьян.

– Это их остановит? – крикнул на бегу Оз.

– Не знаю! – отозвалась Глинда.

И вдруг наступила тишина. Не было видно ни летучих обезьян, ни Мигунов.

– Отлично! – вскричал Оз. – Мы от них оторвались!

– Были на волосок от гибели, – отозвался Финли. Глинда обернулась, почувствовав незримую опасность.

– Погодите, я что-то слышу, – проговорила добрая волшебница. И вдруг из тумана с оглушительным криком вынырнула летучая обезьяна. Прихвостни злой ведьмы опять нашли их!

Оз пустился бежать сквозь густой туман, лихорадочно петляя то туда, то сюда. Ничегошеньки не видно! Он слышал, как Фарфоровая девочка зовет его; вязкая белая пелена приглушала ее голос. Он шагнул на звук, подхватил малышку на руки и снова бросился бежать. Отовсюду доносились крики летучих обезьян. Вдруг с разбегу Оз врезался прямо в одну из этих злобных тварей. Он закричал. Обезьяна закричала тоже. Остановившись, Оз понял, что перед ним стоит Финли. В этом и заключается план Глинды? Чтобы они заблудились в тумане, где ничего не видно?

Наконец все четверо поднялись на вершину высокого холма, куда туман не дотягивался. Теперь они стояли над крутым обрывом, а под ногами клубилась густая пелена.

– Что нам теперь делать? – поинтересовался Оз.

– Что делать? – отозвалась Глинда. – То же, что и я. – Она улыбнулась. Если учесть обстоятельства, она была как-то чрезмерно спокойна. – Или у вас есть в запасе другие мысли? – Но Оз лишь покачал головой. Глинда приблизилась к самому краю, потом шагнула в пустоту и скрылась из глаз. Оз в ужасе смотрел ей вслед.

– Погоди! Что ты делаешь? – в панике завопил он. Потом увидел, как Финли взял на руки Фарфоровую девочку и тоже подошел к краю. – Что ты делаешь?

– То, что она велела, – спокойно отозвался Финли.

– Ты прыгаешь с обрыва только потому, что она тоже прыгнула? – закричал Оз.

– У меня же есть крылья, – небрежно заметил Финли.

– А как же я?! – завизжал Оз.

– С тобой ничего не случится, – успокоил его Финли. – Ты же волшебник.

С этими словами он крепче обхватил Фарфоровую девочку и спрыгнул в пропасть.

– Это не смешно! – закричал ему вслед Оз.

Теперь он остался один. Позади всё ближе и ближе слышались крики летучих обезьян. Он в панике озирался по сторонам. Делать было нечего. Он шагнул в пустоту, испустил душераздирающий крик, и его поглотил туман. Через мгновение над головой пролетели обезьяны.

Как только крылатые твари скрылись вдалеке, из тумана поднялся огромный пузырь наподобие мыльного. Внутри стояла Глинда. Затем всплыли еще два пузыря – с Фарфоровой девочкой и Озом. Рядом летел Финли.

– Смотрите на меня! Я птичка! Я летаю! – восторженно верещала Фарфоровая девочка, паря над землей в прозрачном пузыре.

Оз пытался как-то совладать со своим пузырем. Но стоило ему пошевелиться, как пузырь начинал бешено крутиться. Неуправляемая штуковина! Под дружный смех Фарфоровой девочки и Финли Оз кое-как сумел выправить положение.

Они поднялись выше и поплыли через туман, потом вырвались на яркий солнечный свет. Оз с улыбкой огляделся. Это было примерно то же самое, как летать на воздушном шаре. Хотя он до сих пор так и не понял, кто стоит у руля. За спиной у него, а также влево и вправо тянулось лишь бескрайнее голубое небо. А прямо перед ним, там, куда направлялись пузыри, высилась сверкающая полупрозрачная стена. Она тянулась с востока на запад, насколько хватало глаз, а всё, что было по другую сторону, казалось дымчато-призрачным, как мираж.

– Что это – стена? – спросил Оз.

– Вроде того, – ответила Глинда. – Она защищает нас от врагов и от злых сил.

– Но мы летим прямо на нее! – закричал Оз. – И летим очень быстро! У этих штуковин есть тормоза? Караул! Я погибну!

Глядя, как он кувыркается и вопит в своем пузыре, Глинда постаралась удержаться от улыбки.

– Нет нужды тревожиться, волшебник, – сказала она ему. – Эта стена магическая! Все, у кого душа добрая, пролетают сквозь нее целыми и невредимыми.

Оз перестал вопить. Верно. Стена волшебная. Она пропускает добрые души. Погодите-ка, ведь у него-то душа совсем не добрая! Значит, ему все- таки крышка! Он снова завопил, ожидая, что его вот-вот поразит молния или пузырь лопнет и сбросит его наземь.

Вот они всё ближе и ближе к стене. Оз зажмурился. Он ждал и ждал, но ничего не происходило. Наконец он приоткрыл один глаз и осмотрелся. Он уже по другую сторону стены! Его спутники тоже один за другим пролетали сквозь стену, а та, пропуская их, мерцала и искрилась. Оз облегченно вздохнул.

Глинда в своем пузыре тоже украдкой вздохнула с облегчением. Она оказалась права – душа у Оза и впрямь добрая. Осталось только придумать, как сделать так, чтобы он сам понял это, пока не поздно.

Глава десятая

Они парили в пузырях над Страной Кводлингов. Оз любовался окрестностями. Земля была чудесная. Уходили вдаль зеленые холмы, среди них виднелись живописные фермы. Справа с огромной скалы, покрытой мхом, срывался серебристый водопад, а слева высокие деревья сплетались пышными кронами, уходившими высоко в голубое небо. Украдкой бросив взгляд на Глинду, Оз улыбнулся. Казалось совершенно естественным, что такая красавица, как Глинда, жила в столь прекрасном месте, как Страна Кводлингов.

Оз устремил взгляд вперед и увидел, что они приближаются к высокому замку. Он стоял на холме, и стены его сверкали ослепительной белизной. Ввысь возносились несколько стройных башен, увенчанных крышами того же нежно-голубого оттенка, что и здешнее небо.

Пузыри начали опускаться к земле. Оз заметил, что на дороге, ведущей к замку, собрались сотни людей. И все они радостно кричали и хлопали в ладоши.

– Они давно ждали тебя, – сказала Глинда Озу.

Оз снова впился глазами в собравшуюся внизу толпу. Все эти люди казались такими радостными, такими счастливыми. Они мчались по улице, чтобы поприветствовать его. Или, точнее, того, за кого они его принимали. Оз наклеил на лицо улыбку. Как-никак всё это лишь театральное представление, а он умел играть очень убедительно.

Наконец пузыри влетели во внутренний двор замка. Там они плавно опустились на землю и растворились. Радостные крики зазвучали еще громче.

– Да здравствует Оз! – восклицала толпа.

Глинда повела его по улицам.

– А фейерверков не будет? – поинтересовался Оз.

– Что такое фейерверки? – спросила Глинда.

Оз покачал головой.

– Напомни при случае, я тебе покажу.

Они двинулись дальше, хотя идти сквозь густую толпу было нелегко. Приблизившись к ступенькам дворца, Оз прочистил горло. Хватит. Пора расставить всё по своим местам. Он должен рассказать Глинде всю правду о том, что он никоим образом не способен спасти ее народ от Эваноры и ей подобных. Лучше признаться честно, и тогда все эти люди успеют спастись бегством.

– Послушай, – шепнул он Глинде. – Мне надо кое-что тебе сказать... Гм... На самом деле никакой я не... – Он помолчал. – Не волшебник.

Он ожидал, что Глинда закричит, оттолкнет его, упадет в обморок. Но она лишь улыбнулась.

– Да, я знаю. Во всяком случае, не такой волшебник, которого мы ждали. – Она помахала толпе.

– Ты это сразу поняла? – смущенно спросил Оз.

– Да, – ответила Глинда. – Могу также добавить, что ты слаб, думаешь только о себе и не прочь приврать.

– Понятно, – протянул Оз, не подавая виду, что задет. – Есть что-нибудь, чего ты обо мне не знаешь?

– Спасешь ли ты мой народ, – ответила она.

Оз замолчал. Он только что сказал ей, что никакой он не волшебник. У него нет магических сил. И, как она верно подметила, он не обладает качествами героя-освободителя. Он поглядел на толпу и вздохнул. Ну как их спасать?

Глинда стала подниматься по дворцовой лестнице.

– Если ты заставишь их поверить, значит, ты вполне годишься на роль волшебника, – тихо молвила Глинда. – Настали тяжелые времена. Ты сможешь дать им веру?

Она дошла до верхней ступеньки и окинула взглядом толпу. Оз тоже обернулся. Кажется, здесь собралась вся Страна Кводлингов, и все они взирали на него снизу вверх глазами, полными надежды.

– А я все-таки получу то золото? – прошептал Оз самым краешком рта.

Глинда тяжело вздохнула, но всё же ответила ему еле заметным кивком.

Оз улыбнулся. Он сказал ей правду, его совесть была чиста. Теперь настало время продолжать спектакль. Он воздел руки и крикнул:

– Добрые люди Страны Оз! К вам явился Великий Волшебник!

И публика возликовала.


* * *

В хрустальном шаре Теодора наблюдала, как Оз и Глинда приветствуют Кводлингов. Глядя, как они машут толпе и улыбаются друг другу, она с трудом сдерживала слезы. Какие они счастливые! Такие же, какими были совсем недавно она и Оз...

Смахнув со щеки еще одну слезинку, Теодора вошла в тронный зал. Увидев, что сестра плачет, Эванора участливо бросилась навстречу.

– Что случилось, сестренка?

– Посмотри, какие они счастливые, – проговорила Теодора, глядя в магический хрустальный шар. – Как ты думаешь, она станет его королевой?

Эванора вздохнула. Какая же она мягкосердечная, ее сестрица! Такая колдунья никуда не годится. Хоть бы она прекратила хныкать из-за Оза, собралась с силами и помогла ей уничтожить Глинду! Но нет, стоит тут, смотрит в свой шар, льет слезы и мечтает о вечной неземной любви.

– Конечно, она станет его королевой, – наконец ответила Эванора, вызвав у Теодоры вскрик возмущения. Это было жестоко, но ради осуществления своего плана Эванора готова была пойти на что угодно. – А чего ты ожидала? – Эванора вела сестру всё дальше и дальше. – Тебе с чарами Глинды не тягаться. Да и никому.

На глазах Теодоры снова выступили слезы, она горестно вскрикнула:

– Ох, сестра! Как это больно!

– И всегда будет больно, так что привыкай, – сурово ответила Эванора. – Боль от разбитого сердца не проходит никогда. Вот что сотворил с тобой твой драгоценный волшебник!

Слова Эваноры впивались в Теодору, как жгучие стрелы. Неужели сестра права? Неужели во всём этом виноват Оз? Что это за магию он испытал на ней, что за волшебство, от которого ее сердце сначала вспыхнуло, а потом разбилось, причиняя такую боль?

– Пусть это прекратится! – молила Теодора сестру.

Видя, как лицо сестры искажают сомнения, Эванора подавила улыбку. Именно этого она и добивалась.

– Я могу тебе помочь, сестрица. – Ее голос стал гораздо мягче. – Но за это и ты тоже должна мне помочь.

Теодора подняла заплаканные, опухшие глаза.

– Как?

Почувствовав, что сестра вот-вот сломается, Эванора ласково протянула руку.

– Пойдем. – И она повела сестру в соседнюю комнату. Теодора неуверенно вложила руку в ладонь сестры. Ее судьба была решена.


* * *

Эванора давно ждала этой минуты. Вскоре вся Страна Оз навсегда упадет к ее ногам. Она усадила Теодору за стол у себя в гостиной, а сама взялась за работу. Достала флакон с колдовским зельем и стала осторожно, капля за каплей, пропитывать содержимым блестящее зеленое яблоко.

Потом Эванора отставила флакон и взяла яблоко в руки. Готово.

– Всего один кусочек. Откуси, и твой мир изменится навсегда. Откуси, и твое сердце станет непроницаемым. Откуси, и мы с тобой наконец-то воссядем на трон. Если же ты предпочитаешь увидеть на этом троне Оза и Глинду...

На этом последние сомнения Теодоры рассеялись. Она выхватила у сестры яблоко и впилась в него зубами.

Зелье тотчас же начало действовать. Жгучая боль пронизала всё тело Теодоры. В животе словно вспыхнул пожар, и она содрогнулась от судорог. Ядовитое снадобье потекло по венам, добралось до сердца. Теодора вскочила из-за стола, схватилась за грудь, вскрикнула. Потом она начала понимать, что происходит, обернулась к сестре, смятенная и напуганная.

– Значит, это ты – злая ведьма! Ты, а не Глинда! – крикнула Теодора, превозмогая боль. – Сестра, ты обманывала меня!

– Прелестно, правда? Сразу всё стало ясно и понятно, – усмехнулась Эванора, храня ледяное спокойствие.

– Что со мной происходит? – закричала Теодора, когда еще одна волна боли сотрясла ее тело.

– Это просто сердце... Твое сердце превращается в камень, – успокаивающе пояснила Эванора. – Не бойся, Теодора, скоро ты ничего не будешь чувствовать. Только красоту своей злобы...

Теодора ахнула, хватая воздух ртом. Ее лицо опять исказилось. Невыносимая боль терзала тело. Когда же она прекратится? Больше нет мочи терпеть! Вдруг она рухнула на пол, свернулась комочком. Эванора спокойно смотрела. Постепенно дыхание сестры стало ровнее, и наконец она медленно подняла голову.

Куда же подевалась прелестная юная красавица с губами алыми, как рубин, и кожей белой, словно фарфор? Маленький курносый носик вытянулся крючком, подбородок с ямочкой стал длинным и острым. А бархатная кожа приобрела ядовито-зеленый оттенок.

Теодора осторожно ощупала нос и подбородок. Встала, подошла к зеркалу, висевшему на стене.

Эванора отпрянула. Новый облик сестры внушал отвращение.

– Ну и уродина же ты, сестренка. Не бойся, я наложу заклятие, ты станешь красивее прежнего.

Глядя на себя в зеркало, Теодора покачала головой:

– Нет, не надо. Я останусь такой, как есть. И хочу, чтоб он увидел меня в таком облике. Пусть полюбуется, зная, что это он сделал меня такой.

Она снова потрогала свой нос, привыкая к новому безобразному обличью. Потом испустила скрипучий, словно карканье, смех. Да! Пусть Оз увидит, что он натворил. Прежней Теодоры больше нет. На ее место пришла Злая Ведьма Запада!

Глава одиннадцатая

Добрая волшебница Глинда в беспокойстве расхаживала взад и вперед по своей библиотеке. Счет времени шел на минуты. Надо как можно скорее подготовить Оза к активным действиям. Пока она металась по комнате, он спокойно восседал в кресле, и на его губах играла веселая улыбка. Видно было, что происходившее его лишь забавляет.

– Самое важное – ты должен вести себя как великий вождь, за которого они тебя и принимают, – наставляла Глинда. – Боевой дух – это главное, если мы хотим победить Эванору.

– Полагаю, у тебя есть план, – сказал Оз.

Глинда покачала головой.

– План есть у тебя, – поправила она. – Ты поведешь нас в битву и отвоюешь трон.

– Понятно, – отозвался Оз. – А у нас есть для этого войско?

Наступило молчание, и наконец Глинда ответила:

– Что-то вроде этого.

Оз прищурился. Такое заявление не обнадеживало.

И он не ошибся. Надежды действительно было мало. Глинда вывела Оза на площадь и выстроила перед ним свою армию, если ее можно так назвать. Компания подобралась разношерстная. Больше всего насчитывалось Кводлингов, а они были крестьянами, никак не воинами. Они охотно вызывались испечь хлеб, вспахать землю, даже наделать вороньих пугал. Оз чувствовал, что надежда на легкую победу тает на глазах.

Затем шли Мастера. В отличие от Кводлингов, толстеньких и приземистых, они были рослыми и стройными, однако по большей части дряхлыми стариками. Их отличали длинные белые бороды и остроконечные уши. Заметив в глазах Оза сомнение, Глинда заговорила:

– Там, где не хватает силы, они берут изобретательностью. Мастера могут построить всё, что угодно.

Оз снова сдержал стон. Да как они могут что-нибудь построить, если половина из них глухи, а вторая половина еле держится на ногах?

Глинда подвела Оза к последней группе.

– А это Жевуны. – И она обвела рукой длинные шеренги маленьких человечков в нарядах с веселыми оборочками.

– Ясно. Самых лучших ты приберегла напоследок, – язвительно проговорил Оз.

Жевуны захихикали.

– Что я такого сказал? – смутился Оз.

– Ничего, – ответила Глинда. – Они всегда смеются, когда нервничают.

Чудесно. Весьма полезное свойство на поле боя.

– Кто-нибудь из вас умеет сражаться? – спросил он.

– Нет, – вышла вперед одна из Жевуний. – Зато мы умеем шить красивые платья.

– А еще умеем петь, – добавил мужчина-Жевун.

Не дожидаясь приглашения, Жевуны затянули песню и пустились в пляс по двору.

Королевское пророчество сбылось, да-да!
Свежий ветер к нам сюда тебя принес!
И от чар могучей ведьмы навсегда
Нас спасет волшебник добрый – славный Оз!

Оз беспомощно смотрел, не зная, что делать. Кода Жевуны затянули второй куплет, Оз заорал на них, приказывая прекратить. Жевуны наконец притихли, но потом опять захихикали.

Нелепость какая-то. Ну как вести эту компанию в бой?

– Ванда... – начал он.

– Глинда, – поправила она.

– Да, Глинда, они очаровательные люди, но неужели ты всерьез думаешь, что они могут убить злую ведьму и одолеть ее войско летучих обезьян?

Глинда покачала головой:

– Нет, не думаю. Никого они не убьют.

– Что ты хочешь сказать?

– То, что добрым жителям Страны Оз запрещено убивать, даже на поле брани.

Оз оторопел. Она что, всерьез? Он отвел Глинду в сторону и склонился к ней.

– Ты хочешь, чтобы я возглавил армию, которая не может убивать? – шепнул он.

Она кивнула:

– Будь это легко, мы бы обошлись без волшебника.

Значит, воинам ведьмы убивать можно, а его солдатам – нельзя? Он, конечно, не рассчитывал на легкую победу, но и не ожидал такого сильного перевеса в пользу врага. Настоящей силой обладает только Глинда. А он и колдун-то липовый...

Вдруг одна из женщин-Кводлингов с криком указала в небо.

– Смотрите! Стена! – воскликнул кто-то из Жевунов.

Оз и Глинда устремили взгляды на горизонт. И верно – прозрачная стена, ограждавшая Страну Кводлингов от зла, прогнулась под напором огненного шара. Стоял треск, летели искры.

– У злой ведьмы не хватит сил проникнуть через стену! – заявила Глинда, в замешательстве глядя на происходящее.

– Похоже, хватает, – отозвался Оз. Огненный шар заполыхал сильнее.

Глинда помолчала, раздумывая.

– Нет, – повторила волшебница. – В одиночку она бы не справилась.

– Что значит – в одиночку? – воскликнул Оз. – Ей что, кто-то помогает?

Но у Глинды не было времени на раздумья – надо было защищать свой народ.

– Все в укрытие! – закричала она. – Скорей! Уведите детей!

И в этот миг Оз увидел, как в стену врезался громадный огненный шар. Он прорвался насквозь и летел прямо на них. Оз поспешно оттолкнул Глинду в сторону, шар шмякнулся прямо посреди городской площади и с грохотом взорвался. Едкий дым затянул всё вокруг. Жевуны, Мастера и Кводлинги кинулись прятаться кто куда.

Когда дым рассеялся, все увидели, что на груде желтого кирпича, которая когда-то была городской площадью, стоит Теодора. Ее яркий красный плащ исчез, его сменили черное платье и черная остроконечная шляпа. Ведьма обвела взглядом толпу, с трепетом взиравшую на нее. В город прибыла Злая Ведьма Запада.

– Фу, как здесь много добра, – проворчала ведьма, осмотревшись. – Аж тошно. – Толпа в страхе отпрянула. – До сих пор считаете, что ваш драгоценный волшебник спасет вас? От таких, как я? – фыркнула она, потянула воздух длинным зеленым носом и ринулась на одного из перепуганных Кводлингов: – Говори, а не то вырву тебе язык!

Оз был поражен. Он-то думал, что уже успел познакомиться со злой колдуньей. Или Глинда чего-то недоговаривала?

– Кто это такая? – шепотом спросил он у Глинды.

Но шепот получился довольно громким, и Теодора расслышала каждое слово.

– Ты что, волшебник, не узнаешь меня? – спросила зеленокожая ведьма. – Неужели я так сильно изменилась?

– Теодора?! – не веря своим глазам, воскликнул Оз. Неужели это и есть та прелестная незнакомка, которую он встретил в лесу? Эта ведьма такая жестокая и бессердечная... и такая зеленая...

– Может быть, потанцуем? – ехидно ухмыльнулась ведьма и взмахнула рукой. В тот же миг порыв ветра поднял Оза с земли, закружил в воздухе, будто подчиняясь неслышимой мелодии.

– Теодора, прекрати! – закричала Глинда. – Ты его покалечишь!

Злая Ведьма Запада сверкнула глазами на Глинду. Потом, еще раз взмахнув рукой, швырнула Оза через всю площадь. Он с грохотом приземлился на груду вывороченных из мостовой булыжников. Избитый и израненный, он беспомощно поднял глаза, полные смятения и боли.

– Теодора? – пролепетал фокусник. – Что с тобой стряслось?

– Что стряслось? – прорычала Теодора. – На моем пути повстречался ты, вот что! – И она воздела руки, чтобы обрушить на него еще один удар.

Но Глинда опередила ее, направив на колдунью могучий порыв ветра.

– Виноват не он, а твоя сестрица, – произнесла она. – Это она напустила на тебя свои злые чары. Я-то надеялась, что ты видишь ее насквозь.

Теодора осклабилась на Глинду:

– Я всегда терпеть тебя не могла. Какое счастье, что мне больше нет нужды притворяться!

На этом терпение Кводлингов лопнуло. Пусть эта ведьма сколько угодно терзает волшебника, но обижать Глинду – такого добрые жители Страны Оз ей не позволят! Одна из женщин схватила метлу и грозно замахнулась ею на злую ведьму. На помощь пришли другие. Вся площадь в гневе ринулась на Теодору.

– Изыди, ведьма! – кричала женщина с метлой. – Пока Великий Волшебник не стер тебя в порошок!

– Вы все верите в него, да? – прошипела ведьма. – Что ж, я тоже когда-то в него поверила!

– Теодора, ты меня неправильно поняла... – пустился было в объяснения Оз.

– Я раскрыла тебе свое сердце! – отрезала ведьма. – А ты его разбил! – Ее голос сорвался на злобный визг. Немного помолчав, чтобы собраться с силами, ведьма продолжила: – Больше этого не повторится. – Закончив с Озом, она переключилась на Глинду и ее народ: – А что касается тебя, милочка, то, когда я вернусь с моей сестрой и всей ее армией, дорога из желтого кирпича станет красной от крови твоих крестьян, Мастеров и Жевунов.

– Ты нас недооцениваешь, – возразила Глин да. – Мы народ сильный и дружный. А теперь к тому же нас возглавит Великий Волшебник.

Но Теодора знала всю правду об Оскаре.

– Этот ваш волшебник, – презрительно бросила она, – если к завтрашнему дню не сбежит, то умрет одним из первых. И вы все убедитесь, что он всего-навсего пройдоха без чести и совести. И обычный смертный человек, а никакой не волшебник.

Теодора обернулась к нападавшей женщине и вырвала у нее метлу.

– Ты ведь думал, волшебник, что я летаю на метле? – Она хрипло, по-вороньи, захохотала, вскочила верхом на метлу и улетела на глазах у оцепеневшей толпы.

Глинда сразу попыталась утешить перепуганных жителей:

– Не бойтесь, она улетела. Теперь, когда с нами Великий Волшебник... – Ее голос неуверенно затих. Волшебника по имени Оз на площади не было.


* * *

Как только Теодора, ставшая ныне Злой Ведьмой Запада, улетела, Оз тоже собрался в путь. Хватит с него. Он уже давно чувствовал, что сыт по горло всем этим чародейством, но теперь его терпение лопнуло окончательно. На него прогневались сразу две злые ведьмы, а единственная добрая волшебница поставила его во главе войска, не способного сражаться, и ждет, что он выиграет за них решающую битву. Он прекрасно улавливал моменты, когда приходит пора опускать занавес, и понимал, что сейчас этот момент настал.

Он вбежал в свою комнату, схватил саквояж, прижал его к груди и пустился бежать по длинному коридору. Но едва он добежал до больших двустворчатых дверей, преграждавших путь к свободе, как эти двери, словно по волшебству, распахнулись сами собой. По другую сторону, подбоченившись, стояла Глинда.

– Куда это ты собрался? – осведомилась она.

Оз испустил тяжкий вздох.

– Пойми, это чудовищное недоразумение.

– Ты обещал нам помочь, – отмела все его протесты Глинда.

– Понимаю, но я же только всё порчу! – Он сорвался на крик. – Раньше у вас была одна злая ведьма, а теперь целых две.

– Тем более ты должен остаться и принять бой, – твердо заявила Глинда.

Да с ней с ума можно сойти! Неужели в своем упрямстве она не видит, что ее войско совсем не готово к бою? Там одни ископаемые да деревенский люд.

– Я бы хотел остаться и помочь, – произнес, наконец, он, – но не могу. – Он отодвинул ее с дороги и прошел к выходу. – Желаю удачи, Глинда.

Волшебница немного подождала.

– Ну хорошо, – сказала она, когда Оз был уже у самых дверей. – Я извещу сестер, что ты больше не находишься под моей защитой.

Оз остановился как вкопанный и заглянул ей в глаза. Нет, она не шутила.

– Зачем ты так? Ты же подписываешь мне смертный приговор.

– Выбор за тобой, волшебник, – ответила она.

И куда было деваться? Теперь ему волей-неволей придется остаться и вступить в бой, хотя бы ради спасения собственной жизни. А если нет, ему верный конец. Он проворчал:

– А еще называешь себя доброй волшебницей...

Глава двенадцатая

Эванора стояла на балконе и обозревала собравшееся на площади войско из сотен Мигунов. Они заостряли наконечники копий на каменных точильных кругах, наполняя ночную тьму снопами ослепительных искр. Тем временем на дворцовую площадь строевым шагом вошел еще один батальон. Злая ведьма была очень довольна. Ее армия с легкостью разобьет Глинду и покорит ее народ. В этот миг вошла Теодора. Эванора обратилась к стражникам:

– Мои дорогие Мигуны! Вскоре вы сразитесь с Глиндой и ее войском. Это не армия, а сборище слабаков! Увидев вашу неодолимую мощь, они с криками разбегутся!

– Нет! – громким криком перебила ее Теодора. – Мы не дадим им убежать! Истребим всех до единого без жалости! – При этих словах Мигуны разразились воинственным ревом. И, глядя на кровожадную улыбку, исказившую лицо сестры, Эванора ужаснулась. Какое же чудовище она сотворила своими руками!


* * *

Волей-неволей Озу пришлось, наконец, принимать решение. И теперь ему предстояло вести свою потешную армию в бой против двух могущественных злых ведьм, одна из которых питала к нему глубочайшую личную неприязнь. Значит, надо составить план битвы.

На Страну Кводлингов давно опустилась ночь, а Глинда и Оз всё еще сидели в библиотеке и вели подготовку к бою. Точнее, подготовку вела Глинда, а Оз ее всего лишь слушал, и с каждой минутой его все сильнее одолевала усталость и скука.

– Вот эти четыре дороги ведут в Изумрудный город, – показывала Глинда, разложив карту на столе. В камине плясало жаркое пламя, и по лицу ведьмы пробегали причудливые тени. – Ведьмы ждут, что мы придем с юга. К востоку тянутся Смертоносные Маковые поля – надо держаться от них подальше.

– Это почему? – осведомился Оз.

– Первый же глубокий вдох погружает путника в вечный сон, – объяснила Глинда.

Оз широко зевнул. В данный момент ему как раз не мешало бы хорошенько выспаться. Он попытался припомнить, когда в последний раз ему удавалось проспать целую ночь. Давно это было... Может, в Канзасе? Он откинулся на спинку мягкого кресла и закрыл глаза.

– Может, хоть попытаешься принять участие? – осведомилась Глинда.

– Не в этот час, – сонно пробормотал Оз, не открывая глаз.

Глинда, укоризненно покачав головой, вернулась к карте. Хоть один из них должен подготовиться к битве. Но ее мысли снова невольно переместились к Озу. Этот бездельник кого угодно из себя выведет! И все-таки... Она украдкой кинула взгляд на длинную худощавую фигуру, безвольно ссутулившуюся в кресле. Темная шевелюра взлохматилась. Было в нем что-то такое...

– Когда предсказатель говорил о волшебнике, мог бы выразить свои мысли более четко, – вполголоса проговорила она.

Но Оз всё равно ее услышал.

– А какого именно волшебника ты ждала?

Ответ был несложен. Она ждала полную противоположность тому, кто сейчас восседал перед ней.

– Благородного... Изобретательного. Того, кто ценит других больше, чем самого себя. Храброго, высокого...

– Я высокий, – с обидой отозвался Оз.

Повисло неловкое молчание. Нарушил его звук чьих-то шагов у дверей. Оз и Глинда обернулись. Вошла Фарфоровая девочка.

– Уложите меня спать, – попросила она, глядя на Оза огромными умоляющими глазами.

– Да, конечно. Сейчас приду, – отозвалась Глинда.

– Но меня всегда укладывал папа, – заупрямилась девочка.

– Понимаю, – кивнула Глинда. – Может быть, пусть лучше это сделает волшебник?

Он хотел было возразить, но прикусил язык. В глазах у Фарфоровой девочки светилась такая надежда! И он понимал: Глинда считает, что он ни за что этого не сделает. Но он покажет, что она в нем ошибается. Поэтому он встал и взял Фарфоровую девочку за руку.

Через несколько минут малышка лежала в кровати, уютно укутанная одеялом. Решив, что его задача выполнена, Оз шагнул к двери. Но Фарфоровая девочка еще не уснула.

– Ты исполняешь желания? – спросила она. Оз ответил ей унылым взглядом. – Наш прошлый волшебник умел исполнять желания. Люди со всей страны шли к нему в Изумрудный город, и если их желания были добрыми и благородными, он их исполнял. – Девочка замолчала, и ее глаза наполнились печалью. – Знаешь, чего я бы пожелала? Чтобы у меня снова была семья.

Глядя на малышку сверху вниз, Оз ласково улыбнулся.

– Понимаю. Прости, что не умею исполнять желаний, – ответил он. – Не тот из меня волшебник.

Фарфоровая девочка поразмыслила над его словами и кивнула:

– Так я и думала.

Оз стоял над ней, не зная, что делать дальше, потом присел на край кровати и заговорил:

– Понимаешь, там, откуда я пришел, настоящих волшебников нет. Точнее, есть один, – поправился он. – Томас Альва Эдисон, волшебник из Мэнло-Парка. Воистину великий человек.

– А он исполняет желания? – осведомилась Фарфоровая девочка.

Оз покачал головой:

– Нет, но он умеет заглядывать в будущее и переносить его в сегодняшний день. Он изобрел электрическую лампочку, и фонограф, и камеру, которая позволяет создавать движущиеся картины.

Девочкины глаза распахнулись еще шире.

– Картины, которые движутся? – изумилась она.

Оз и сам всё больше увлекался собственным рассказом.

– Представляешь? – воскликнул он. – Его аппарат сделан из старой проволоки и стеклянных лампочек. Он умеет создавать чудеса из ничего! Делает невозможное возможным!

– Ты тоже такой волшебник, да? – спросила Фарфоровая девочка, сладко зевнув.

– Я бы хотел стать таким волшебником, – честно ответил Оз.

Девочка уютно свернулась калачиком и натянула одеяло до подбородка.

– Ты и есть такой волшебник, – подытожила она. – Я же вижу. Мне бы лучше, если б ты умел исполнять желания, но и это тоже доброе волшебство. – И она закрыла глаза.

Оз долго стоял, погрузившись в собственные мысли, и смотрел, как она засыпает. Сначала Глинда высказала ему свое мнение, а теперь и эта фарфоровая малышка уверяет его, что он хороший. Ну и ночка выдалась!


* * *

Через несколько минут Оз подошел к двери в библиотеку. Пусть и не без вмешательства Фарфоровой девочки, но всё же он наконец был готов взять на себя роль Великого Волшебника. Взять добровольно, по-настоящему. Оставалось только сообщить это Глинде.

Он вошел и увидел, что она сидит в кресле, глубоко погрузившись в книгу.

– Глинда! Я придумал! – воскликнул он. Она лишь в недоумении подняла глаза. – Я знаю, как нам выпутаться из этой переделки. Пусть я не такой волшебник, какого тут ждали, но всё же сегодня мое волшебство может оказаться очень кстати. – И впервые за долгое время в глаза Глинды вернулась надежда.

Глава тринадцатая

Оз решительным шагом вошел в мастерскую, держа под мышкой охапку чертежей. Он встал посреди комнаты, позвал к себе всех Мастеров, развернул чертежи и стал раздавать приказы.

– Вот что вы должны построить. Там, откуда я родом, это называется праксиноскоп, но я добавил некоторые изменения. Этот прибор позволяет проецировать изображение через пространство.

– Невозможно! – вынесли вердикт Мастера.

– Если верить, ничего невозможного нет, – отрезал Оз.

– За дело! – хором воскликнули Мастера. Наконец-то у них появилась достойная работа!


* * *

После многочасового труда Оз со своей командой перешел к основам театрального искусства. Фокусник из Канзаса учил Мастеров секретам своей профессии.

– Главное в сценическом мастерстве – вспышка! Публика должна ахать и раскрывать рты! – наставлял он.

Финли тотчас же напялил защитные очки, опасаясь, что вспышек будет слишком много.

Продолжая свою речь, Оз смешал в котелке над огнем какие-то вещества, и те ярко вспыхнули, изрядно перепугав зрителей.

Тем временем на другом конце фабрики Глинда шла между длинными рядами Жевунов. Толстенькие человечки сидели, склонившись за швейными машинками, и усердно строчили, а их товарищи поспешно набивали сеном готовые мешки.

Потом Оз проверил работу бригады Жевунов, организовавших сборочный конвейер. Одни набивали порохом картонные трубки, другие запечатывали эти трубки, третьи прикрепляли взрыватели. Оз удовлетворенно улыбался. Фейерверки почти готовы.

Работа доставляла ему радость. Его команда делала быстрые успехи. А это хорошо, потому что времени оставалось в обрез.

– Отлично, друзья мои, – похвалил Оз. – Увидим, как наша дружная работа покажет себя на поле боя.

И пожал руки рабочим. Глинда украдкой смотрела на него издалека, гордясь такими переменами.


* * *

Убедившись, что у Жевунов работа идет по графику, Оз отправился обратно в мастерскую. Он попросил Главного Мастера создать невиданный доселе прибор – немного видоизмененный вариант проекционного экрана Эдисона – и хотел своими глазами убедиться, что всё идет как надо.

Главный Мастер с радостью продемонстрировал ему свою работу.

– Я добавил к вашему чертежу вот этот регулируемый объектив и еще несколько деталей. Посмотрите. – С этими словами мастер крутанул поворотную головку, и перед камерой установилась другая линза.

Оз тщательно осмотрел машину.

– Да! Этим гордился бы сам Эдисон! – сказал он, довольный результатом.

Он обнял старого Мастера за плечи и отвел в сторону, шепча что-то на ухо. Потом, растворившись вместе со стариком в темноте длинного коридора, спросил:

– Вы можете построить воздушный шар?


* * *

Над Страной Кводлингов занималась заря. Наступило время решающей битвы. Мастера достроили свои машины, Жевуны закончили с шитьем, а Кводлинги распихали по мешкам всё имевшееся сено. На дворцовой площади шли последние приготовления.

Оз и Глинда смотрели, как конюхи впрягают лошадей в телеги.

– Мы прекрасно поработали, но ты еще не сказала, как мы доставим всё это в Изумрудный город, – сказал Оз.

– Успокойся, – ответила Глинда. – Я кое- кого знаю.

О чем это она? Кого она знает? Оз недоумевал. И вдруг вместо ответа у него за спиной послышался знакомый голос:

– Здравствуй, волшебник. – Оз обернулся и увидел Жевуна по имени Нак. Тот, как обычно, хмуро взирал на чародея снизу вверх.

– О, да это же наш угрюмец! – улыбнулся Оз.

– Меня зовут Нак! – отрезал коротышка со своим обычным недружелюбием.

– Мальчики, не ссорьтесь, – велела им Глинда. Нак и Оз обменялись еще парой колкостей, потом Жевун отошел, оставив Оза наедине с Глиндой.

– Кажется, я на своем месте, – сказал Оз Глинде. – Делаю то, что должен. Всем обманщикам обманщик.

Глинда нахмурилась:

– Да перестань же, наконец! – Ей не нравилось, что Оз так суров к себе. – Простой обманщик никогда бы не смог сделать всего этого.

Глинда подошла ближе и сняла с него шляпу.

– Ты намного выше, – мягко добавила она. Чародей и волшебница обменялись долгими взглядами. Так много было сказано, и так многое осталось невысказанным. Глинда понимала: не исключено, что Оз еще попытается сбежать. Он тоже это понимал. Казалось, подходит к концу то, что еще и начаться-то не успело.

Потом Глинда медленно, осторожно приподнялась на цыпочки и поцеловала его в лоб.

– Это для защиты, – сказала она. – Хотя ты, по-моему, в ней не нуждаешься.


* * *

Оз вышел из замка на желтую кирпичную дорогу. Яркое солнце озаряло разношерстную армию. Окинув взглядом нестройные ряды, Оз решил подбодрить свое воинство зажигательной речью.

– Добрые жители Страны Оз! – возгласил он. – Сегодня мы вступим в бой со злыми ведьмами за свободу этой земли. Нас мало, но мы очень сильны. Кводлинги, Жевуны, Мастера! Нам предстоит нелегкий бой, и главное наше оружие – это наше мужество, усердный труд, а прежде всего – наша вера друг в друга. – Оскар помолчал. – Пока мы верим – нам нечего бояться! Потому что для тех, в ком живет вера, нет ничего невозможного! Вперед!

Войско ответило дружными криками, и Оз улыбнулся. Впервые в жизни он вел себя как великий человек. Даже Фарфоровая девочка, Финли и Глинда заметили перемены в нем. И смотрели на него с гордостью.

Оз поделил свою армию на три части и послал их в Изумрудный город тремя разными путями. Глинда улыбнулась про себя. Может быть, есть шанс, что они в самом деле одолеют злых ведьм.

Глава четырнадцатая

Прошел еще день-другой, и в задние ворота Изумрудного города въехала повозка, на которой под брезентом был установлен проекционный аппарат. Путь ей преградил Страж ворот.

– Стой! – крикнул он, и повозка покорно остановилась.

На кучерском месте сидел Нак, а рядом с ним–кажется, кто-то из Мигунов. Этот человек был высоким, как все Мигуны, носил излюбленные этим народом шляпу и куртку. Но вид у него был какой-то мешковатый. На самом деле это был переодетый Оз, а чтобы выглядеть убедительнее, он восседал на плечах у одного из Жевунов. Когда повозка остановилась, он затаил дыхание, надеясь, что у Стража ворот окажется плохое зрение.

– Добрый день тебе, собрат мой стражник, – прогудел Оз, старательно подражая низкому голосу Мигунов.

– Что тебя сюда привело? – осведомился Страж ворот.

– Привезли припасы для битвы, – ответил Оз.

– Что-то меня об этом не предупреждали! – буркнул Страж, с подозрением оглядывая Оза. Этот Мигун ему показался странным. – Где ваши документы на проезд?

Такое направление разговора Наку не понравилось. Если Страж ворот будет и дальше задавать вопросы или, того хуже, прикажет им спуститься, Оз будет мигом разоблачен. Поэтому Нак схватил свою трость и с размаху шарахнул Стража по голове.

– Ты чего нас задерживаешь? – сердито закричал маленький человечек. – Не узнаешь меня, что ли? Я Нак! Городской глашатай!

– Сэр, я всего лишь выполняю свой... – начал Страж, но в тот же миг получил от Нака еще один удар тростью по голове. Этого хватило. Страж засуетился, поспешно кинулся отпирать ворота. – То есть я сразу хотел вас пропустить! – виновато добавил он.

В тот же миг ворота распахнулись, и Страж широким жестом пригласил друзей внутрь. У Нака руки чесались огреть его в третий раз, и он не смог устоять перед искушением. Через минуту они были уже в городе, и ворота закрылись у них за спиной. Оз облегченно вздохнул. Первая часть плана была выполнена.


* * *

За дворцовыми стенами план переходил в следующую стадию.

Тележку с проектором вкатили в один из узких переулков Изумрудного города и столкнулись там с компанией Жевунов. Оз испугался, решив, что план разоблачен, но Нак сообщил, что эти Жевуны – движение сопротивления в Изумрудном городе, они на стороне Глинды.

– Всё готово, – сказал Нак Озу, спрыгнув с повозки. – Теперь ваш черед действовать.

Оз сбросил маскировочный костюм.

– Но только сначала мне нужно завершить одно дело, – сказал он.

– Нет времени, – перебил его Нак. И тут до него дошло. Он обо всём догадался.

Нак сверкнул глазами на Оза, и на его лице отразилось разочарование.

– Я говорил Глинде, что вы так и поступите, – буркнул он. – Но она твердила, что я в вас ошибаюсь. Но, похоже, я был прав.

– О чем ты? – спросил его Оз.

– О той штуковине, которую построили Мастера. О воздушном шаре, – ответил Нак.

– Каком воздушном шаре? – встрял в разговор Финли, ехавший в задней части повозки.

У Оза не хватило сил дать ответ, посмотреть в глаза Финли или Наку. Вместо этого он обернулся к башне, в которой располагался Зал Изобилия, и увидел над мостиком, ведущим к сокровищнице, привязанный воздушный шар. «Вот он, последний шанс, – подумал он. – Сейчас или никогда».

– Пришел мой черед действовать, – заговорил Оз и сделал шаг к мостику. Потом обернулся, поглядел на Нака и Финли. – Ребята, всё будет хорошо, только помните: придерживайтесь плана.

– Придерживайтесь плана! – с горечью передразнил его Финли. – План был рассчитан на тебя! Мы должны были действовать вместе!

– Ребята, вы и сами прекрасно справитесь, – успокоил их Оз. – Желаю удачи. – С этими словами он кинулся бежать к воздушному шару, радуясь, что покинет Страну Оз раз и навсегда.


* * *

Добрая волшебница Глинда стояла на опушке леса, обрамлявшего маковые поля, и смотрела на Изумрудный город, сверкавший на другом конце безбрежного цветочного моря. Потом взмахнула волшебной палочкой, и ее окутал плотный кокон низкого сероватого тумана. Еще один взмах – и волна тумана медленно покатилась вниз, постепенно затянув всё маковое поле.

Злые ведьмы смотрели с высокого балкона на густую пелену тумана, медленно застилавшую маковые поля. Теодора забеспокоилась, но Эванора была безмятежна. Такая широкая пелена требовала от волшебницы заметных усилий. Даже такая сильная колдунья, как Глинда, не сможет долго поддерживать ее. И чем дольше лежит туман, тем слабее становится Глинда.

Сестры продолжали смотреть. Поначалу они ничего не могли разглядеть сквозь пелену тумана, потом услышали топот приближающейся армии.

– Они смеют нападать на нас! – взревела Эванора.

Затем стали видны призрачные очертания фигур, спускающихся с холма. Шеренга за шеренгой – тысячи солдат плотным строем надвигались на Изумрудный город.

Теодора воздела руки, и небеса почернели – сотни летучих обезьян заслонили солнечный свет. И все они направлялись прямиком к полю битвы.

Глядя на то, как ее армия идет в бой, Теодора заулыбалась.

– Разорвите их в клочки! – завопила она и разразилась хриплым смехом, от которого у Эваноры мороз пробежал по коже. «Что-то пошло не так», – подумала старшая сестра. Потом стала тоже наблюдать за битвой.

И вдруг Эванора обеспокоенно нахмурилась. У нее на глазах летучие обезьяны спикировали на маковое поле и принялись истреблять вражескую армию, разрывая в клочки всех, кто попадался им под руку. Словом, не битва, а настоящее побоище...

Вот только крови почему-то не было.

Лица злых сестер исказились от ужаса: до них дошла страшная правда.

– Это обман! – закричала Эванора. – Отступайте! Назад!

Но ее армия не слушалась. Летучие обезьяны храбро шли в бой. Но, когда туман стал редеть, обезьяны присмотрелись и поняли, что их противниками были не Жевуны и не Кводлинги, а огородные пугала! Длинные шеренги соломенных чучел, установленных на тележки, скатывались вниз по склону холма. Вся земля вокруг была усыпала сеном, высыпавшимся из разодранных мешков. Обезьяны взмыли в воздух и полетели прочь.

Но было уже поздно...

План Глинды удался полностью. Пока крылатые обезьяны рвали на клочки огородные пугала, туман, насланный доброй волшебницей, поднял в воздух маковую пыльцу. Обезьяны надышались ею и вскоре погрузились в глубокий сон.

Глинда, Фарфоровая девочка и Кводлинги радостно хлопали в ладоши. Пришло время приступать к следующей части плана.

Глава пятнадцатая

Когда над маковыми полями рассеялись последние обрывки тумана, злые ведьмы заметили у опушки Глинду и ее спутников.

– Будь ты проклята! – завопила Теодора. Но Эванора понимала, что битва еще далеко не окончена. Она обернулась и увидела воздушный шар Оза, спускающийся к Залу Изобилия. Волшебник спасался бегством, но не хотел улетать, не прихватив с собой хоть немного золота. Пальцы Эваноры вспыхнули электрическими искрами. Воровать ее золото? Черта с два! Она подалась назад, готовясь выпустить в наглеца мощный заряд энергии. Но Теодора остановила ее.

– Нет, сестрица. Волшебника оставь мне, – сказала она. – А сама лучше займись Глиндой.

Тем временем на опушке Зачарованного леса Глинда, не ведая ни о бегстве Оза, ни о том, что ведьмы обнаружили ее, стягивала свое войско и готовила боеприпасы.

– Кводлинги, отступить! – приказывала она. – Туман рассеивается. Всем отойти в лес!

Вдруг откуда ни возьмись с небес спикировали две огромные летучие обезьяны. Они подхватили Глинду под руки и взмыли ввысь.

Никто не успел и глазом моргнуть, а Глинда была уже под облаками. Она махала волшебной палочкой, защищаясь, но тут появилась Эванора. Глинде некуда было деваться. Злая колдунья выпустила в нее электрический залп, и Глинда выронила волшебную палочку. Все оцепенели от ужаса. Палочка упала наземь, а беспомощную, беззащитную Глинду обезьяны уволокли прочь.

Эванора долго шарила в траве в поисках оброненной волшебной палочки, но никак не могла найти. В сердцах она взмыла в воздух и вслед за летучими обезьянами вернулась в Изумрудный город.

А Фарфоровая девочка всё это время пряталась за деревом, прижимая к груди волшебную палочку Глинды. Малышке было страшно, но она понимала, что должна действовать. Призвав на помощь всю свою храбрость, она двинулась в путь сквозь высокую траву к Изумрудному городу. Надо как можно скорее попасть во дворец!


* * *

А Оза тем временем волновало только собственное будущее. Он бежал по мостику мимо своего воздушного шара, починенного Мастерами, прямо в сокровищницу. Там он принялся набивать в карманы все, что попадалось под руку. Схватил мешки с монетами, сунул в них несколько драгоценных камней, изысканных украшений. Ему хотелось набрать столько, сколько сможет унести его воздушный шар. Он вытащил сокровища из зала и закинул их в корзину воздушного шара. Теперь он был готов к взлету. Еще мгновение – и он навсегда покинет Страну Оз, вернется домой и станет владельцем таких богатств, какие ему даже во сне не снились. Но, кинув прощальный взгляд с мостика на толпу, собравшуюся внизу, он почувствовал укол совести. Эти люди ему верили, надеялись на помощь. Их судьба в его руках. Пришло время придумывать новый план.


* * *

Над Изумрудным городом опустилась ночь. Яркая зелень зданий приняла сумрачный оттенок. Горожане, собравшиеся на главной площади, мрачно следили, как две огромные летучие обезьяны с серебристыми спинами швырнули Глинду на эшафот. Два рослых Мигуна тотчас же схватили ее и приковали цепями к столбу. На всеобщее обозрение.

Эванора парила в воздухе перед доброй волшебницей, давая всем понять, кому здесь принадлежит настоящая власть.

– Жители Изумрудного города! – возгласила она. – Сейчас вы увидите, что происходит с теми, кто осмеливается выступить против меня. – Она приземлилась на эшафот и окинула взглядом перепуганную толпу. – Не могу не признать, Глинда показала себя очень хорошо. Но тем не менее для нее всё кончено. – Она обернулась к противнице: – Как ты думаешь, что будет дальше?

– Ты заберешь свою сестрицу и улетишь прочь, – храбро заявила ей Глинда. – Пока не поздно.

Эти слова привели Эванору в бешенство.

– Нет, по-моему, произойдет кое-что иное, и я постараюсь проделать это как можно медленнее, потому что... Потому что не могу видеть твое прелестное личико, – прошипела злая колдунья. – Я погашу этот свет, чтобы в мире осталась только моя темнота. Я давным-давно ждала этого.

Эванора подняла руки, и с ее пальцев сорвались мощные электрические разряды. Они полетели в Глинду. Добрая волшебница закричала от боли. Злая ведьма лишь улыбнулась и снова выстрелила.

– Твой волшебник куда-то запропастился, – ехидно молвила она. – И где же теперь ваш хваленый король и его никчемное пророчество?


* * *

Воздушный шар Оза снова парил над мостиком, ведущим в Зал Изобилия, но на этот раз корзина была полна золотом. Оз торопливо выскочил из сокровищницы с полными пригоршнями золота, не догадываясь, что за каждым его шагом с высоты следит Теодора.

– До чего же он предсказуем, – презрительно бросила ведьма.

А в это время Фарфоровая девочка наконец-то добралась до дворца. Она крадучись брела из переулка в переулок, с трудом проскользнула мимо отряда стражников-Мигунов и вдруг услышала над головой зловещий хриплый хохот.

Нак и Финли тоже услышали этот хохот и подняли глаза. В небе парила Злая Ведьма Запада. Верхом на метле она пролетела над толпой и опустилась на эшафот рядом с сестрой.

– Прекрати борьбу, Глинда, – сказала она пленнице. – Почему ты до сих пор противишься нам?

– Потому что я верю в волшебника, – слабым голосом отозвалась Глинда.

– Я тоже когда-то верила, – сказала Теодора. – Полюбуйся! – Злая ведьма указала вверх, на воздушный шар Оза, стремительно поднимавшийся в небо.

Когда Глинда увидела воздушный шар, улетающий из Изумрудного города, с ее лица схлынула последняя надежда. Случилось то, чего она больше всего боялась. Оз оказался совсем не таким хорошим, каким она его считала.

Разочарование Глинды охватило и толпу. Финли, Нак, Главный Мастер, все остальные Кводлинги и Жевуны не могли поверить своим глазам. А воздушный шар уплывал всё дальше и дальше от Изумрудного города.

– Куда же он? – крикнул кто-то.

– Он нас бросил! – ответили ему.

Теодора загадочно улыбнулась. Потом, воздев руки, сотворила в ладонях огромный огненный мяч и, собрав все силы, метнула его в небо.

Глинда вскрикнула. Мяч, описав огненную дугу, настиг свою цель. Раздался грохот, ослепительно вспыхнуло пламя, и воздушный шар взорвался.

– Не такой уж он великий и ужасный, – злорадно бросила Теодора, сверкнув глазами.

Глава шестнадцатая

На городских улицах жители Страны Оз глядели в небо, и их лица были серыми, как пепел. Волшебник погиб. Теперь никто не помешает злым ведьмам вечно править их страной. Даже у Глинды без помощи волшебника не хватит сил остановить их.

Стоя среди толпы, Фарфоровая девочка видела, как поднялся в небо воздушный шар, как чудовищный взрыв разорвал его в клочки. Она крепко прижала к себе волшебную палочку и стояла, не зная, что делать дальше.

А Финли тем временем тоже стоял в толпе, только в другом конце. Невозможно было поверить в то, что после всего пережитого битва могла так бесславно закончиться. Хоть ему и стыдно было в этом признаться, он всей душой привязался к Озу. Потерять его было жестоким ударом.

Вдруг на плечо Финли легла чья-то рука.

– Привет, обезьяна, – произнес знакомый голос.

Финли обернулся, и его глаза радостно вспыхнули: перед ним стоял Оз собственной персоной.

– А я думал, ты погиб! – радостно воскликнула летучая обезьяна.

– Ты тут рыдаешь в три ручья. Надеюсь, по мне? – спросил Оз в своей обычной очаровательной манере.

– От дыма глаза щиплет, – ответил Финли. Но пора было переходить к делу. – Ты всех перехитрил, – заметил он. – Твой лучший фокус за всё время.

– Это только вступительный акт, – сказал Оз и покосился через плечо. Финли проследил за его взглядом и увидел Нака и Главного Мастера, стоявших возле повозки с проектором. Они были готовы к действию. – А сейчас начнется настоящее представление.


* * *

Эванора и Теодора вышли на высокий помост, возведенный посреди площади возле дворца, и обратились к толпе. Они втащили наверх бессильную, измученную Глинду и держали ее с двух сторон под руки, чтобы та не упала. Они желали явственно показать жителям города, что надежды больше нет. Теперь их уже никто не спасет.

– Скажи всем свое последнее слово! – крикнула доброй волшебнице Эванора. – Твое пророчество мертво! Как и король, который его произнес! И как волшебник, пытавшийся его исполнить!

Затем к толпе обратилась Теодора:

– И теперь Добрая Волшебница Глинда последует за ними на тот свет! – Она обернулась. – Прощай, моя красавица!

– Передай привет папе, – добавила Эванора.

Ладони Теодоры слепили огненный шар, а между пальцами Эваноры проскакивали электрические искры. Злые сестры воздели руки для последнего смертельного удара.

И внезапно город погрузился во тьму.

Все три волшебницы в смятении переглянулись. Кто же это сделал? Уж точно не они!

Внизу, на главной площади, прогремел взрыв. В воздух взметнулись клубы пламени, над головами у горожан заклубились облака дыма. По толпе пробежал растерянный шепот.

Не успел дым рассеяться, как над площадью загрохотал оглушительный голос:

– НЕ БОЙТЕСЬ МЕНЯ, ДОБРЫЕ ЖИТЕЛИ СТРАНЫ ОЗ! НЕ БОЙТЕСЬ МЕНЯ!

И вдруг под тысячами изумленных взглядов, среди клубов дыма появился Оз. Его фигура, почти прозрачная, парила высоко над землей. Языки пламени придавали его коже красноватый оттенок, черты лица среди клубов дыма еле заметно трепетали.

– ЭТО Я, ОЗ, ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ! – заявил голографический призрак рокочущим голосом, и языки пламени еще сильнее взметнулись к небу.

Лицо Глинды, стоявшей на помосте, озарилось надеждой. Он не погиб! И не подвел их! Вероятно, у него был в запасе какой-то план. Если бы она не была заперта на балконе, а он не парил бы в клубах дыма бесплотным изображением, она бы его расцеловала!

Эванора и Теодора отнюдь не разделяли ее радости. Они злились и не понимали, в чем дело.

– Опять фокусы! – завизжала Эванора. – После всего, что было? Как ты смеешь выступать против нас?

– КАК СМЕЮ? – загрохотал в ответ голографический Оз. – НЕТ, ЭТО Я У ВАС СПРАШИВАЮ, ЗЛЫЕ СЕСТРЫ, КАК ПОСМЕЛИ ВЫ ВЫСТУПИТЬ ПРОТИВ ВЕЛИКОГО ОЗА!

– Стража! Уничтожить его! – приказала Эванора. Мигуны, повинуясь ведьме, бросились с пиками на голограмму. Они швыряли в нее копья, но те пролетали насквозь, не причиняя никакого вреда. Оз испустил грозный рык, и перепуганные стражники разбежались кто куда.

– А ну, вернитесь немедленно! – приказала беглецам Эванора, но Мигунов и след простыл.

– ВЫ ДУМАЛИ, ЧТО МЕНЯ МОЖНО УБИТЬ? МЕНЯ? – спросил Оз и от всей души рассмеялся. – С ВАШЕЙ ПОМОЩЬЮ Я СБРОСИЛ СВОЮ СМЕРТНУЮ ОБОЛОЧКУ И ПРИНЯЛ СВОЙ ИСТИННЫЙ ЭФИРНЫЙ ОБЛИК!

Улучив момент, пока все глаза были устремлены на волшебника, Фарфоровая девочка укрылась за какой-то телегой и подбежала поближе к помосту, чтобы вернуть палочку ее законной владелице.

– ТЕПЕРЬ Я СТАЛ МОГУЩЕСТВЕННЕЕ, ЧЕМ ПРЕЖДЕ! – рокотал Оз. – Я СТАЛ НЕУЯЗВИМ!

Теодора впилась горящими глазами в образ человека, причинившего ей столько горя. Ей до смерти надоело слушать его болтовню! На свете нет неуязвимых!

– Я с тобой разделаюсь! – завопила она, сотворила еще один огненный шар и швырнула его в голограмму. В тот же миг языки пламени охватили Оза со всех сторон, он закричал и стал корчиться от боли. Горожан, стоявших на земле, обдало волной нестерпимого жара. А когда огонь угас, изображение Оза исчезло.

На балконе Эванора и Теодора разразились торжествующим смехом.

– Молодец, сестренка, – похвалила Эванора.

А в повозке с проектором Оз стоял посреди небольшого круга, обрамленного занавесом. Со всех сторон его окружали причудливые камеры. Эта установка передавала его изображение прямо на площадь. По другую сторону занавеса стоял Финли и держал лапу на рукоятке, включавшей всю установку. Он в тревоге ждал, когда же Оз подаст ему сигнал. Но Оз умел нагнетать напряжение. Всё происходящее было театральным действом, и он прекрасно знал, как удержать внимание публики.

– Оз, ну давай же! Хватит тянуть! – взмолился Финли.

– Погоди... погоди... – ответил Оз. Финли, Нак и Главный Мастер переглянулись. Такая степень накала была уже невыносима для всех.

– Ведьмы решат, что победили! – вскрикнул Финли.

И тогда Оз дал сигнал. Финли потянул за рычаг, а Главный Мастер щелкнул несколькими выключателями, но ничего не произошло.

– Включайте! – повторил Оз.

– Ох, да тут провод отошел, – сказал Главный Мастер. – И винт заклинило!

Плохо дело. Оз, лихорадочно соображая, достал складной универсальный нож и бросил его Главному Мастеру. Тот быстро подкрутил винты и защелкал рубильниками.

Снаружи, на площади, снова раздался грохот, взметнулось пламя и заклубился дым. А когда он развеялся, высоко в воздухе парила одна лишь голова Оза, огромная и прозрачная. Она раздувалась всё больше и больше, потом медленно всплыла вверх.

– Не может быть... – пролепетала Теодора.

– ВАМ МЕНЯ НЕ ОДОЛЕТЬ! Я БЕССМЕРТЕН! Я ОЗ, ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ! – прогрохотал Оз голосом оглушительным, как раскаты грома.

Добрые жители страны Оз захлопали в ладоши, радостно закричали, приветствуя своего волшебника, но представление Оза еще не закончилось.

– СМОТРИТЕ И УЖАСАЙТЕСЬ! – гремел волшебник. – Я ВЫПУЩУ НА ВОЛЮ ЗВЕЗДЫ!

Люди подняли головы и широко распахнули глаза. По небу, как метеор, пролетела тоненькая черточка света. Потом еще одна, еще и еще. Черточек становилось всё больше и больше, и наконец блестящие переливчатые огоньки усыпали веселыми крапинками всё небо.

А потом погасли.

Теодора и Эванора переглянулись, недоумевая, что всё это значит.

Оз заметил их растерянные взгляды и улыбнулся про себя.

– СМОТРИТЕ И ВНИМАЙТЕ! – приказал он толпе.

И в тот же миг небеса взорвались!

Взметнулись сотни фейерверков, и ночная тьма вспыхнула мириадами огней. На небосводе распустились огненные цветы – оранжевые и голубые, желтые и зеленые, они то мигали, то переливались, то расплескивались по небу от края до края. Жители Страны Оз, исполненные благоговейного восторга, не могли отвести глаз от невиданного зрелища. Стражники, решив, что фейерверк – это новое смертоносное оружие, разбежались кто куда. Тем временем Жевуны, разместившие сотни петард за стенами Изумрудного города, продолжали огонь. Такого фейерверка Изумрудный город не видывал за всю свою историю.

На помосте Глинда подняла глаза к небу и улыбнулась.

«Так вот что такое фейерверк», – проговорила она про себя.

Но у Эваноры мерцание огней вызвало совсем другие мысли.

– Видно, он и вправду волшебник, – молвила она, оставила сестру на произвол судьбы и скрылась во дворце.

А в повозке с проектором Нак крикнул Озу и Главному Мастеру:

– Эванора струсила! Бросилась в бега!

Завидев, что сестра ее покинула, Теодора пришла в ярость.

– А ну, вернись, трусиха! – заорала она.

В этот миг Фарфоровая девочка решила, что пора действовать. Она проскочила мимо Теодоры и подбежала к Глинде, крепко сжимая волшебную палочку.

– Это ты! – воскликнула Глинда, не помня себя от радости.

Разъяренная Теодора слепила два огненных шара и крикнула волшебнику:

– Раз уж я не в силах уничтожить тебя, я убью тех, кого ты любишь!

Ведьма обернулась к Глинде и в ужасе увидела, что добрая волшебница исчезла. Взъярившись пуще прежнего, Теодора швырнула огненные шары прямо в голограмму. Они пролетели изображение насквозь, голограмма насмешливо расхохоталась, и вдруг у нее изо рта выстрелили фейерверки и полетели прямо в злую ведьму.

Теодору окутал пышный веер из красных, белых, голубых вспышек. Оз взревел:

– ИЗЫДИ, ЗЛАЯ ВЕДЬМА! ИЗЫДИ НАВСЕГДА!

Не помня себя от страха, злая колдунья вскочила на метлу и взмыла в воздух. Нак и Главный Мастер торжествовали победу, но Оз понимал, что дело еще не кончено.

– Я понимаю, что твой злобный нрав – дело чужих рук, – крикнул он вслед злой ведьме. – И если ты снова найдешь в себе хоть одно доброе зерно, я с радостью приму твое возвращение, – сказал он ей голосом, полным искреннего сочувствия.

– Ни за что! – взвизгнула Злая Ведьма Запада и с хохотом, от которого леденела кровь в жилах, растворилась в ночном небе.


* * *

Эванора ворвалась в тронный зал и кинулась собирать вещи. Надо бежать отсюда, и как можно быстрее. И вдруг, обернувшись, она ахнула. На троне сидела Глинда и ждала, пока ее заметят, а в руках у волшебницы снова была волшебная палочка.

– Не спеши, – произнесла добрая волшебница. – Мы с тобой еще не закончили.

– Глинда, ты уже воссела на трон! – отозвалась Эванора. – Чего еще тебе нужно?

– Того, что мне нужно, ты дать не в силах, – ответила Глинда. – Ты забрала у меня самое главное – отца. Я никогда больше не почувствую тепло его добрых рук. Но я всегда буду сражаться за свободу его народа.

Эванора кивнула, пытаясь ублажить противницу.

– Конечно, Глинда. Они это заслужили.

Но при этих словах она незаметно создавала электрический заряд. Потом внезапно выставила руки перед собой, и в Глинду ударил поток голубоватого света. Она отлетела к стене.

Глинда с трудом поднялась на ноги. Всё тело болело. Эванора, глядя на нее, улыбнулась и прошлась вокруг. Потом ее ноги оторвались от пола, и вот она уже парит в воздухе вокруг доброй волшебницы.

– Что случилось, Глинда? – издевательски спросила Эванора, наслаждаясь мучениями противницы. – Пузыри иссякли?

Но, к удивлению ведьмы, Глинда не выказала страха. Наоборот, выпрямилась и гордо посмотрела на колдунью.

– Они мне не нужны, – ответила она и воспарила в воздух. – Пузыри – это всего лишь развлечение для зрителей.

С криком ярости Эванора выпустила еще один электрический заряд. Глинда, взмахнув волшебной палочкой, перехватила его и швырнула обратно в Эванору. БАХ! Эванора грохнулась о стену, и ее колдовской амулет разбился вдребезги.

– Не надо! – заверещала ведьма. – Что ты наделала!

Перед Глиндой стояла ведьма, похожая на Эванору, но намного старше. Лишившись волшебной силы амулета, злая ведьма мигом состарилась и приняла свой истинный облик – уродливой дряхлой карги.

Глядя на это жалкое существо, Глинда молвила:

– Теперь все увидят, какова ты на самом деле. – Это было достойное наказание. Но у доброй волшебницы осталось еще одно неоконченное дело. – Именем моего отца я изгоняю тебя из Изумрудного города. Уходи и никогда больше не возвращайся.

Понурив голову, Эванора побрела к дверям. Но она не могла уйти, не попытавшись напоследок отомстить победительнице. Эванора пронзительно вскрикнула и бросилась на Глинду.

Добрая волшебница взмахнула палочкой. ВЖИК! Яркий импульс энергии ударил Эванору прямо в грудь. Удар был таким мощным, что ведьма вылетела через дверь на балкон и перевалилась через перила. Глинда бросилась на помощь, но было поздно. Эванора камнем летела к земле. Но в последний миг последние из оставшихся летучих обезьян подхватили ее могучими волосатыми лапами и взмыли вместе с ней в небо. Не прошло и мгновения, как они с ревом растворились в ночи.

Глинда смотрела вслед, пока они не скрылись за горизонтом. Потом, улыбнувшись, снова удалилась в глубину дворца. Надо обратиться с речью к народу. Потом надо отыскать некоего волшебника. После долгой борьбы они наконец-то одержали победу, и отныне добрые люди Страны Оз навеки станут свободными.

Эпилог

Глинда, окруженная детьми, сидела на ступенях дворца, а вокруг нее ликовали толпы Кводлингов и Жевунов.

– Добрые жители Страны Оз! – обратилась она к народу. – Я хочу прочитать вам послание Великого Волшебника! – Она развернула пергамент. – «Вооружившись верой в чудеса и кое- какими техническими штучками, мы с вами смогли сотворить невозможное. И я, ваш волшебник, провозглашаю, что отныне Страна Оз навсегда будет свободной!»

Толпа разразилась радостными криками. С прощальным взмахом руки Глинда исчезла во дворце и закрыла за собой балконные двери. Однако крики с площади доносились и сюда. Посреди комнаты Главный Мастер и Нак устанавливали проектор. Фарфоровая девочка и Финли с интересом смотрели на это.

– Готово, – сказал Мастер. – Давайте испытаем.

Нак повернул выключатель, и в воздухе вдруг вспыхнула огромная прозрачная голова Оза. Комната наполнилась дымом. Все засмеялись и захлопали в ладоши. Получилось! Они опасались, что переезд на новое место выведет машину из строя, но Мастер тоже был в некотором роде волшебником. Теперь они смогут пускать в ход эту установку снова и снова.

Оз вышел из-за зеленого занавеса в углу комнаты.

– Здравствуй, Глинда, самая красивая волшебница Страны Оз, – улыбнулся он.

– Здравствуй, волшебник, – с улыбкой ответила она, потом обратилась к Главному Мастеру. – Ты отлично поработал! Машина просто чудесная.

– Это мастерство, – ответил старик. – А вы выказали настоящее мужество. Ваш отец гордился бы такой дочерью. Жаль, что он не видит вас взрослой.

– Сим-сала-бим! – воскликнул Оз, привлекая всеобщее внимание. – Вы все отлично поработали. И теперь мы готовы! Если кому-нибудь захочется поговорить с волшебником... – Он указал на голограмму. Все кивнули. Они его поняли. Это единственный способ поддержать в жителях Страны Оз веру в волшебника. Пусть это фокус, но он послужит благой цели. Об этом же говорила и Глинда.

– Помните, – продолжал Оз. – Наша тайна не должна покинуть стен этой комнаты. Оскара Диггса больше нет, зато есть Волшебник из страны Оз. Когда эти ведьмы вернутся – а они непременно вернутся, поверьте мне, – мы должны быть твердо уверены, что в меня верят все!

Слушатели торжественно кивнули. Никто не произнес ни слова.

Оз улыбнулся:

– А теперь – подарки.

– Подарки? – растерялась Фарфоровая девочка.

– Ты же знаешь, что я не умею исполнять желания, – ответил он. – Поэтому прими хотя бы подарок.

Все с любопытством собрались вокруг. Оз с улыбкой открыл саквояж.

– Сначала Мастер, человек, который умеет сделать всё, что угодно. Я дарю тебе мой счастливый инструмент. – Он достал складной нож. – Пусть он поможет тебе в восстановлении Изумрудного города. – Он вручил нож Мастеру, и тот сразу же стал рассматривать многочисленные детали, входящие в него.

– Я буду беречь его пуще глаза, – растроганно произнес он. – Спасибо за то, что доверяете мне.

Оз улыбнулся.

– А теперь – Угрюмцу. – Он кивком указал на Жевуна.

– Меня зовут Нак, – с обидой отозвался Жевун, мрачный, как всегда.

– А теперь – Угрюмцу, – повторил Оз. – Я дарю тебе то, в чем ты нуждаешься больше всего.

Нак склонил голову. В чем же он нуждается? В золоте? В бриллиантах?

– Улыбку, – продолжил Оз и извлек картонную маску на палочке. – Держи.

Нак что-то проворчал и хотел вернуть подарок обратно, но Оз не взял. Хоть так, хоть иначе, но он добьется, чтобы Нак улыбнулся.

Потом Оз обернулся к летучей обезьяне.

– Финли, – сказал он, отбросив шутливый тон, – ты был на моей стороне. Когда любая обезьяна в здравом рассудке давно улетела бы подальше. Тебе я дарю то, чего доселе не давал никому. – Он протянул руку. – Мою дружбу. Теперь ты мой друг. Мой спутник. На всю жизнь.

Финли приумолк, тронутый до глубины души. Потом крепко пожал протянутую руку и повторил:

– На всю жизнь.

Потом подошла очередь Фарфоровой девочки.

Она выжидательно смотрела на Оза снизу вверх. Его лицо смягчилось.

– Боюсь, я не могу дать того, чего ты больше всего хочешь. У меня для тебя есть... только вот это. – Он обвел рукой всю компанию. – Мы. Я понимаю, это не та семья, о какой ты мечтаешь, но даю слово, что всем сердцем...

Фарфоровая девочка перебила его, вспрыгнув ему на руки. Она обняла его изо всех сил и прошептала на ухо:

– Спасибо. Это самый лучший подарок.

На глазах у Оза выступили слезы, он заморгал, пытаясь их остановить. Потом Фарфоровая девочка посмотрела на Глинду:

– Интересно, что получишь ты?

– Мне ничего не надо, малышка, – сказала волшебница.

– Ты всё равно ей что-нибудь дай, – потребовала Фарфоровая девочка у Оза.

– Ну да, а как же! – воскликнул он. – Самое лучшее я припас напоследок. Для тебя... – Его голос переменился, зазвучал так, будто он зазывает на представление публику на карнавале: – Зрелище, о котором можно только мечтать! Этого не видел еще никто! Вы будете потрясены...

Он взял ее за руку, втолкнул в будку и плотно задернул занавес. Внутри едва хватало места для одного человека, не говоря уже о двоих, и они очутились нос к носу.

– Ну и ну, как здесь тесно! – тихо молвила Глинда.

Оз выгнул бровь:

– Очень мило, ты не находишь?

– Я знаю, что ты задумал, волшебник, – невольно улыбнулась она.

– Что? – с невинным видом переспросил Оз. – Я приглашаю тебя в путешествие. И хочу поблагодарить.

Глинда посмотрела на него снизу вверх широко распахнутыми глазами.

– За что?

– За то, что открыла мне глаза, – напрямик ответил он.

– И что же ты увидел? – с улыбкой спросила Глинда. -

– Что у меня есть всё, о чем можно мечтать, – шепотом ответил он. И это было правдой. Для этого надо было перенестись верхом на торнадо в другую страну, однако теперь он, наконец, знал: важнее всего на свете – когда у тебя есть друзья, семья, место, которое ты можешь назвать своим домом. И главное – чтобы ты сам был хорошим человеком. Он понял это и больше не отступится никогда.

В тесной клетушке наступила тишина. Они заглянули друг другу в глаза.

– Кстати, – нарушила молчание Глинда. – Я всегда знала, что в тебе это есть.

– Величие? – спросил Оз.

Она с улыбкой покачала головой:

– Нет. Гораздо лучше. Доброта.

Оз улыбнулся в ответ. Не было на свете места уютнее, чем этот закуток, где рядом с ним стоит добрая волшебница Глинда. Ему казалось, что он знает ее всю жизнь.

Он склонился к ее губам, закрыл глаза, предвкушая первый поцелуй. И вдруг...

– Эй! – крикнула с другой стороны занавеса Фарфоровая девочка. – Что это вы там делаете?

Она услышала приглушенный шепот, потом изнутри донесся гулкий голос Оза:

– Ничего!

Фарфоровая девочка захихикала и умчалась. А в будке Оз улыбнулся. Надо будет поплотнее задергивать занавес. Но сначала нужно закончить то, чего он так давно ждал. Он склонился к Глинде и поцеловал ее.


Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • Глава четырнадцатая
  • Глава пятнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Эпилог




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке