Студент на дембель (fb2)

- Студент на дембель (а.с. Дембель неизбежен -3) 1.04 Мб, 281с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Николай Нестеров

Настройки текста:



Николай Нестеров Студент на дембель

Глава 1

Спускаясь из вагона на перрон железнодорожного вокзала, я почему-то волновался. Наверное, возвращение в прошлое по настоящему ощущается только, когда ты попадаешь домой. Все же, Лениноран — это чужой для меня город, в чужой стране, и помнил я его именно таким, каким сейчас застал. Почти тридцать лет после срочной там не был, поэтому и разницы особой не заметил. Единственный друг из моей прошлой жизни — Леха, но мы с ним последние десятилетия очень редко виделись, поэтому настоящим шоком встреча с ним не стала. Баку толком не видел, поэтому особых впечатлений не было.

Теперь же все всерьез. Поэтому и волнение. И город знаком до последнего переулка, и родственники здесь, и друзья. И самое главное — встреча с родителями. По телефону с бакинского вокзала поговорить не решился, когда в армию ехал, испугался, наверное. Страшно было услышать голос отца. Живого. После похорон несколько лет поверить не мог в его смерть, и смириться с этим.

Вышел из вокзала, но такси брать не стал. Решил растянуть встречу с родным городом, дать немного времени на адаптацию. Поэтому сел в троллейбус. Хотел купить билет у водителя за пять копеек, но тот не стал брать деньги. То ли для военных проезд бесплатно, то ли мой бравый вид его восхитил. Еще на подъезде к городу подшил белый подворотничок, надраил бляху, начистил сапоги до блеска, прикрепил медаль и обеих «погранцов». Комсомольский значок и эмблема спортсмена-разрядника уже были, так что сразу на обложку журнала «Советский воин» можно лепить.

Медаль решил не прятать, все же, заслуженная награда, а конспирация в родном городе даром не нужна. Если кто-то захочет меня здесь найти, то искать будут явно по другим приметам. Еще одно обстоятельство, которое меня беспокоило, то что мама у меня — врач. Пусть и детский, но отвлечь её внимание от липового диагноза надо обязательно. Конечно, полностью это не удастся, но хоть объяснение будет, почему меня комиссовали без внятных причин.

Троллейбус медленно полз по узким улицам старого города, пассажиров по причине раннего утра не слишком много, поэтому нашлось сидячее место и для меня. Впечатление получил очень сильное. Словно в машине времени путешествие. Удивительное ощущение. Этот дом снесли, а этот сам развалился. Здесь в будущем прилепили аляповатый торговый центр, как заплатку из джинсовой ткани на старые семейные трусы. Абсолютно не к месту, жутко безвкусно получилось и не гармонично.

Трамвайные пути исчезнут, старые кварталы в центре города с деревянными избушками дореволюционной постройки пойдут под снос, на их месте вырастут, как грибы, пёстрые стеклянные новостройки. Придет эпоха архитектурного хаоса и градостроительной анархии, которая уничтожит очарование старинного русского города. Но пока это тихий, уютный провинциальный городишко, симпатичный и неповторимый, хоть и выглядит старомодным даже для этого времени.

Через четверть века последний троллейбус отправят на свалку, с трамваем попрощаются еще раньше, и улицы города навсегда оккупируют «Газели». Пока же микроавтобусов здесь вообще нет. На весь город всего два маршрутных такси и четыре «Рафика» на них, и поэтому очередь иногда достигает часа. За это время на автобусе или троллейбусе куда-хочешь доедешь. При условии, что влезешь в него. В часы пик — это реально проблема.

Дома никого не оказалось. Отвык я от советских реалий. Здесь в рабочее время подавляющее большинство людей работают, как это ни банально звучит. Пусть даже не все усердно трудятся, а некоторые просто отбывают время, но даже на улицах почти никого нет, кроме детей и пенсинеров. Кстати, знаменитые советские многочасовые очереди в магазинах чаще всего возникают из-за того, что идет наплыв людей после окончания рабочего дня, днем в торговых залах никого нет, кроме скучающих продавцов. К тому же, большинство магазинов работают только до восьми часов вечера, никаких ночных или круглосуточных торговых заведений здесь не водится. Так что весь микрорайон с шести до восьми часов стоит в гигантской пробке на кассе в единственном продуктовом магазине, да и просто маркетов очень мало. Навскидку, их здесь раз в десять меньше на душу населения, чем в моем будущем.

Советская торговля — это одна большая и бесконечная проблема. Пожалуй, это одна из худших сторон жизни в СССР. Сколько драгоценного времени она съедала у советских людей в очередях, сколько вреда нанесла менталитету подрастающего поколения, да и взрослым изрядно отравляла жизнь, хорошо, хоть не буквально.

При этом решение очевидное и лежит на поверхности. Надо увеличить количество магазинов в разы. Первое: исчезнет большинство очередей. Второе: значительно уменьшится низовая коррупция. Раз, нет таких диких очередей, то и переплачивать, «давать на лапу», постоянно унижаться перед продавцом не придется. Третье: появится элемент конкуренции между магазинами. Сейчас у единственного продуктового универсама в районе вообще нет конкурентов, если не считать унылую «Кулинарию», которая вообще не пойми чем торгует. О выполнении плана никто не переживает — народ сметает с полок все, что лежит. Разве, что консервы и карамель с печеньем никого особо не интересуют. Если же таких магазинов будет штук пять — им придется бороться за своего покупателя. В-четвертых: в торговлю придет большое число новых людей, которых можно научить работать нормально, при этом профессия резко потеряет привлекательность в качестве места получения сверхдоходов. Заодно избавиться от криминальных связей и схем.

Идея простая и гениальная, но есть несколько ключевых моментов, которые надо решить заранее. Прежде всего, надо увеличить производство продуктов и промышленных товаров. Раза в полтора за ближайшую пятилетку, не меньше! Иначе новые магазины будут щеголять вечно пустыми полками, простым перераспределением товаров из старых магазинов эту проблему не решить. Хотя сокращение складских запасов и перенос их ближе к покупателю — тоже плюс. Далее идет инфраструктура: строительство магазинов, складов и транспортных систем. В этом никаких проблем не вижу. Ну и кадры подготовить не сложно, в СССР огромный избыток женских рабочих рук на низкоквалифицированных должностях.

У стороннего наблюдателя возникнет резонных вопрос: «Почему попаданца в такой момент волнует советская торговля? Неужели нет ничего более интересного вокруг?» Тот же ВКЧП случился, а никаких признаков народных волнений в упор не видно! Честно говоря, и в 1991-м народные массы не шибко протестовали, разве что в Москве и в нескольких крупных городах собралась толпа особо буйных, но по сути — мизерное количество в сравнении с количеством жителями одного не слишком крупного городского района, не говоря уже о стране.

Объяснение простое, но при этом парадоксальное. Наблюдая за родным городом из окна троллейбуса, я неожиданно осознал, что мне здесь буквально все нравится. И сам город, и атмосфера в обществе, и отношения между людьми, и патриархальная архаика, и пустота улиц с редкими автомобилями, и даже отсутствие компьютеров и сотовых телефонов абсолютно не напрягает.

Первая мысль, что это всего лишь эйфория, радость от возвращения. Поэтому честно стал искать недостатки в нынешнем времени. И не нашел ничего, чтобы меня раздражало или угнетало. За исключением советской торговли. Конечно, пейзажи за окном скромные, местами даже бедные, старые дома выглядят обветшалыми, впрочем здесь они все идут под снос, поэтому никто не парится, ждут переселения на халяву, за счет государства.

Зато торговля — это будет похлеще вражеских голосов по степени вреда и разложения, которое она оказывает на советских граждан. Телевидение, газеты, комсомол и даже пионерия учат доброму, вечному и справедливому. Без всякого преувеличения, советская пропаганда воспитывает честных, добрых, бескорыстных, порядочных и трудолюбивых людей. По крайней мере, именно это декларируется со всех трибун и экранов, агрессивная риторика давно ушла в прошлое, сохранившись лишь в карикатурах на американских империалистов, впрочем вполне заслуженно. И вся эта воспитательная работа идет насмарку, как только советский человек сталкивается с розничной торговлей и общепитом. Никакой «Голос Америки» столько вреда не принес советскому обществу, как блат, дефицит и продажа из-под прилавка.

Ничего другого, более неприятного в окружающей действительности я не обнаружил. Из чего сделал легкомысленный, но верный вывод — что лучше страны и времени лично для меня возможно не существует. На этом фоне, проблема с магазинами и не проблема вовсе, а пустяк, недостойный упоминания на трех страницах мелким шрифтом.

Размышления на тему советской торговли позволили скоротать время до появления мамочки. Соседка, тетя Клава, которая приютила нежданного гостя, дозвонилась в поликлинику, и мамулю отпустили ради такого дела на пару часов. Батя на комбинате, раньше вечера его ждать бесполезно, это от города почти пятьдесят километров, и кроме служебного автобуса оттуда никак не выберешься. Поэтому не стали беспокоить.

Но первым появился брательник Мишка из школы. Ему шестнадцать лет уже и в этом году он заканчивает школу. По жизни молчаливый, упертый, как бычок, эмоции и чувства проявляет неохотно, но видно, что обрадовался моему появлению. Хотя не удержался и пробурчал, что комнату опять делить надо. За что получил дружеский подзатыльник, чтобы не умничал.

Дальше началась карусель и свистопляска. Появилась мамуля, странная немного, слишком молодая, веселая и не реальная. Её образ в памяти и нынешний не совпадают категорически. Словно дальняя родственница, а не мама. Безусловно родная, но почему-то кажется не настоящей. Может, с непривычки? Впрочем, толпа знакомых, соседей и друзей, прознавших о моем возвращении, не дала мне зациклится на этой грустной теме.

По самым скромным подсчетам, не менее тридцати человек в течение нескольких часов прошло через нашу хоть и трехкомнатную, но малогабаритную квартиру, создав впечатление стада мамонтов в посудной лавке.

Тяжелее всего далась встреча с отцом. Здесь не было никакого ощущения нереальности происходящего. Четкое осознание, что это он, без всяких сомнений. Крепко молча обнял, да так и простоял минуты три, пока мамуля не растащила нас, недоуменно косясь на мою потерянную физиономию.

Такой вот парадокс. Матушка в том времени была жива и здорова, поэтому и не воспринимается замена. С батей все наоборот.

Встреча героя-пограничника затянулась до глубокой ночи, гости все шли и шли. Двор наш состоит из четырех новых девятиэтажек, стоящих квадратом, сдан и заселен всего лет шесть назад, поэтому все друг друга знают лично и спешат засвидетельствовать свое почтение. Так что, количество посетителей легко дойдет до сотни, и завтра этот поток, скорее всего, не закончится. Весьма кстати пришлись запасы консервов, выданные в дорогу заботливой тетенькой-коком с рыболовного монстра. Иначе не известно, как удалось бы прокормить такую прорву народа. Хотя, речь конечно же не о еде, а о закуске. Традиция такая, встречают и провожают в армию всем двором. В двадцать первом веке трудно понять столь странный обычай, там даже соседей по лестничной клетке не всегда знают, как зовут. Лет через двадцать наш «култук» из четырёх домом на отшибе превратится в какое-то гетто, где две трети жителей — квартиранты, а остальные — либо пенсионеры, либо окончательно спившиеся бывшие работники завода, давно почившего в бозе к тому времени.

Сейчас же, это молодой, дружный и радостный двор, полный детей, но с обязательными дежурными вредными бабками на скамейках. И футбольное поле в центре двора еще не переделали под автомобильную стоянку. Да и самих авто всего три штуки на двести квартир. Не густо, если честно.

Глава 2

Посмотреть программу «Время», по понятным причинам не удалось, поэтому пришлось довольствоваться газетами. Брательник еще в обед был послан на остановку с наказом скупить все газеты за последние трое суток, но ознакомиться со свежей прессой удалось лишь глубоко за полночь. Сначала гостей не могли выпроводить, затем родители начали пытать разговорами «за жизнь». Лишь в первом часу ночи удалось уединиться на кухне с настольной лампой, да и то только потому, что завтра рабочий день, а у бати в шесть утра служебный автобус идет, и попробуй опоздай — потом три часа добираться будешь через вокзал на электричке.

— Ты читай, я здесь посижу тихонечко. Отвлекать не буду, просто посмотрю на тебя. Соскучилась.

Понятное дело, молча маман сидеть не собиралась.

— Маринку видел?

— Вроде заходила. Точно не помню.

Маринка — это моя одноклассница, живет в соседнем подъезде. У нас было что-то вроде дружбы с восьмого класса, девушка симпатичная, учится в медицинском, и очень нравится моей мамочке. Врачебная мафия, сразу видно. Своих толкают в невесты. Но в моей памяти о ней почти ничего не содержится, а значит, пустой номер, нефиг и заморачиваться. Оно и понятно, в той реальности меня не было почти два с половиной года, а в эти патриархальные времена девушка старше двадцати двух лет считается засидевшейся в невестах. Так что выскочила Марьяна замуж еще до моего дембеля. А письма писать перестала к концу первого года службы.

Кое-как отмазался от щекотливой темы с невестами, тут же попал под жесткий прессинг о своих будущих планах на жизнь. В этот момент на кухне появился батя, решивший рискнуть премией из-за опоздания на работу.

Вдвоем они принялись воспитывать неразумное дитя, которое в полтора раза старше их по возрасту и жизненному опыту.

— Хочу махнуть на комсомольскую стройку. Денег заработать, жизнь повидать, профессию получить, — озвучил я предварительный план действий на ближайшую пятилетку.

Идея со стройкой мне показалась самой оптимальной, их в стране много, попробуй, найди меня там. Но не учел реакции родителей. Для матери это был настоящий шок, пришлось отпаивать валерианой, батя в это время молчал, неодобрительно хмурясь.

Понятное дело, мой авторитет на гражданке надо заново зарабатывать, для родичей — я все тот же бестолковый балбес, который вылетел с института после первого курса. И даже медаль не убедила их в обратном. Скорее наоборот — история с героической контузией была оценена, как неспособность жить нормальной спокойной жизнью.

Понятное дело, планы пришлось поменять. Причем главная причина крылась не в исчерпании запасов настойки валерианы, а в младшем брате, Михаиле. Батя пожаловался, что на него управы нет, совсем от рук отбился, кроме культуризма ничем не интересуется, родителей не воспринимает. И что вся надежда на меня была.

Не знаю, какова была эта надежда, мой дембель по закону ожидался лишь весной девяносто первого года, как известно, пограничники служат на три месяца больше положенного, пока новая смена из учебки не придет. Но с Мишкой и вправду надо что-то делать. Спортивная секция — это только прикрытие. На самом деле это будущая бандитская бригада Яшки Кучерова. Просуществовала недолго, в начале девяностых развалилась по неизвестным причинам, братва разбежалась по другим группировкам. Не помню даже, уцелел ли кто из этих «спортсменов» после двухтысячных. Самого Яшку надолго закрыли в девяносто девятом за убийство барыги, после чего о нем ни слуху ни духу не было. Мишка отделался легким испугом, когда его тормознули на бэхе с перебитыми номерами, отмазать его было непросто и не дешево. Но после этого с криминалом он, к счастью, завязал навсегда.

Против такого аргумента возразить было нечего, пришлось пообещать отложить расширение БАМа моими руками. Но тут же встал вопрос, чем тогда заниматься на гражданке? Родители единодушно потребовали возвращения в институт. Чисто ради того, чтобы отстали, первый час ночи все-таки, пообещал, что обязательно поступлю в этом году, причем ляпнул, что сразу на третий курс, чтобы время зря не терять.

— Когда уже ты серьезным станешь? Смотри, мы тебе верим! — потрепала мои стриженные кудри маман, и со спокойной душой отправилась на боковую, утащив за собой второго родителя.

— Наконец-то моя прелесть, мы с тобой наедине, — обращаясь к стопке газет, аки герой Толкина к обручальному кольцу, во втором часу ночи я приступил к чтению советской прессы. Хотя, помнится, профессор Преображенский не рекомендовал этого делать до обеда и вместо обеда. И уж тем более не стоило этим заниматься после полуночи, когда ночные силы безраздельно властвуют над болотами Баскервилей… Тьфу, что-то меня не в ту степь понесло на ночь глядя.

Предчувствия меня не обманули. Чем дальше я читал, тем больше понимал, что государственная телега свернула не на ту дорогу.

Впрочем, того факта, что во главе путча оказался Егор Лигачев уже хватило бы, чтобы осознать — эти заведут туда, куда Макар телят гонял, по следам Ивана Сусанина и польских грибников.

Формально все сделано правильно, и как ни странно, с большой долей везения, в отличие от путча 1991 года. Впрочем, удавшийся военный переворот, следует именовать по-другому. Революцией, например. Или восстановлением конституционного порядка в зависимости от того, кто кого завалил. Тут простор для поклонников Оруэла огромный. Я бы рекомендовал скромный канцеляризм: внеплановая реформа структур управления государством. Но меня никто не спросил. После «исчезновения» старца мои советы даром никому не нужны, что меня только радует.

Михаила Сергеевича арестовали вместе с супругой. По странному совпадению, снова в Крыму, только не в Форосе, а прямо на борту самолета, заблокировав взлетную полосу броневиками.

Шеварднадзе в этот момент оказался с дружественным визитом в Испании, где и остался, запросив политического убежища. Весьма полезное для нашего общего дела проявление настоящей либеральной трусости. Такой поступок убедил даже сомневающихся, коих и так немного было.

Но самый лучший подарок преподнес Егор Яковлев, который укрылся в американском посольстве! Тут, как говорится, комментарии излишни. Подставил своих кураторов он знатно, отказать в спасении они никак не могли, слишком ценная и знаковая фигура. Теперь же эта комедия переросла в откровенный фарс, американцы выдать его не могут, без потери лица перед своими подопечными, и держать его у себя им категорически не выгодно.

Единственное, что меня смущает — слишком удачно он туда попал. Не иначе кто-то посоветовал, подсказал, возможно запугал и отправил в нужном направлении. О том, что Ельцин собирался укрыться в американском посольстве во время путча, я Громову рассказывал. Соответственно и до Леонтьева эта история дошла. И теперь я должен поверить, что это случайное совпадение, а не хитрая спецоперация с элементами психологического воздействия на предателя? Не смешите мои портянки!

Состав ВКЧП мне понравился. За исключением Егора Кузьмича, естественно. Знакомые все лица: Крючков, Павлов, Фалин из международного отдела ЦК (моя рекомендация, кстати!) и маршал Язов. К счастью, в этот раз обошлись без Янаева с дрожащими руками на первом плане.

Почему-то балет «Лебединое озеро» в этот раз на экраны не поставили, сетка вещания практически не изменилась, только телепрограмма «Взгляд» куда-то исчезла. Не сказать, что я сильно пожалел об их зачистке, но шаг единственно верный в такой ситуации. Пользоваться этим ресурсом власть пока не умеет, а значит противник быстро перехватит этот рычаг воздействия на общественное мнение и заставит работать на себя. Журналисты и сами не поймут, как это произойдет. Наивность в технологиях промывки мозгов здесь тотальная и всеобщая, хоть это и слова синонимы.

Первый этап прошел без сучка и задоринки. На следующий день вышел указ Всесоюзного комитета по чрезвычайному положения, который приостановил действие закона о кооперативах и закона о государственном предприятии.

Весьма символичным лично для меня стало постановление ВКЧП об отмене первого съезда народных депутатов СССР. Некому теперь отправить студентов домой, и даже если бы чудом восстановился в институте, то дембель в августе все равно не состоялся. Забавный поворот судьбы. Закончился наш мистический совместный путь в будущее, несостоявшийся съезд окончательно ушел в небытие.

В целом, ситуация в стране после победы «реваншистов» оказалась на удивление стабильной. Никаких массовых выступлений в поддержку бывшего президента не наблюдалось, Горбачев успел разочаровать абсолютно всех: и старую гвардию, и молодых сторонников реформ, и простой народ. Ситуация в национальных республиках в газетах не освещалась, возможно там прошли волнения, но поскольку центральные СМИ о них не сообщили, то их как бы и не было. Довольно простая, но эффективная методика, одна из немногих в арсенале советской пропаганды, которая хоть как-то работала.

Даже события в Грузии полностью исчезли из новостного фона, а там явно неспокойно сейчас должно быть, самый пик волнений по «старому графику».


Честно говоря, появление Лигачева во главе заговора можно было спрогнозировать. Никакого глубокого аналитического анализа для этого не требовалось, достаточно было вспомнить поведение Крючкова во время ГКЧП, и соотнести с его же биографией. При всех неординарных способностях и прекрасных организаторских качествах, председатель КГБ не тянул на роль лидера. Большую часть жизни Владимир Александрович провел на вторых ролях, более десяти лет в качестве заместителя Андропова, что наложило неизгладимый отпечаток на характер и поведение в критической ситуации. Отвык принимать самостоятельные решения и брать лидерство на себя. Именно поэтому появился несуразный и неубедительный Янаев на должность руководителя августовского мятежа, а сам Крючков по привычке отошел на второй план.

Так что, Лигачева я хоть и просмотрел, но вариант не самый худший из возможных. Старый конь борозды не портит — так утверждает народная молва, забывая, однако, о производительности такого коня и его способности заменить железный трактор.

Общее впечатление от состава ВКЧП сложилось положительное. Добротный антикризисный штаб. Не знаю, как они будут разбираться с Политбюро и ЦК, но в принципе волноваться не о чем. И дело не в том, что Лигачев имеет большую поддержку в этих структурах, все же двадцать лет в Центральном Комитете, а в том, что «точка бифуркации» пройдена. Система проскочила момент неустойчивости и в ближайшее время ей ничего не грозит. Чтобы изменить тренд и направление движения теперь нужны более серьезные усилия, и самое главное — время на подготовку нового заговора и создание новой агентурной сети. В этом и есть главная прелесть ситуации — каждый новый день уменьшает шансы на ответный удар. Не было у Запада запасного плана, все поставили на кон, не сомневаясь в успехе, максимально задействовали все наличные силы. И програли.

Ни секунды не сомневаюсь, что новые планы уже пошли в разработку, агентурную сеть восстановят в течение года. Враги станут умнее, хитрее и опытнее. Денег выделят еще больше, и через пару лет обязательно попробуют повторить этот сценарий еще раз, или придумают другой, более хитрый и коварный. Но пара-тройка спокойных лет в запасе есть. Относительно спокойных, конечно же.

В некотором роде, сбылась мечта идио… идеологов красного проекта. Многие их них утверждали, что не будь Горбачева, то Советский Союз просуществовал бы еще сто лет. Выбрался бы самостоятельно из кризиса, и ничего специально для этого делать не нужно было. Мол, советское общество — само по себе передовое и справедливое, а плановая экономика в долгосрочной перспективе обязательно победит капитализм. Некоторые вольнодумцы допускали крамольную мысль, что не обязательно победит, но выживет точно.

Мнение излишне оптимистичное, но имеет право на жизнь. Мое отношение к попыткам конкурировать со всем западным миром известно, не раз его высказывал раньше. Если коротко — то пустая затея, бессмысленная и вредная.

Но и мешать натурному эксперименту я не собираюсь. Во-первых: это бесполезно, в одиночку переубедить все ЦК и Политбюро никому не по силам, и пока партийные бонзы не соберут все шишки и грабли, даже пытаться не стоит, лишь нервы тратить. Тем более, что первое время они и без моих советов прекрасно справятся с закручиванием гаек и зачисткой либералов. Подсказок лениноранский старец дал множество, пусть пока осмысливают и творчески применяют, а там посмотрим.

Если же все хорошо, то откуда появилось тревожное чувство, что не все ладно?

Еще раз внимательно пересматриваю все газеты, пытаясь понять, что упустил, хотя на часах уже четвертый час ночи. Родители спят уже давно, в соседних домах ни одного огонька в окнах. Рабочий день завтра.

— Есть! Нашел.

Каргинян Сергей Арменович — вот оно, то самое, что не давало покоя. Статья на первом развороте газеты «Правда» за вчерашнее число, занимает всю страницу, и подписана этой фамилией. Точно такая же «программная статья» легко находится на главной странице «Известий». По здешним традициям, это знак высшего приоритета и важности. Поэтому и назвал «программной».

Если в первые два дня после создания ВКЧП шли в основном материалы, изобличающие Горбачева в предательстве и продаже Родины, правда пока без конкретики, но с намеками на скорые подробности, то это уже другой вид пропаганды: «программные тезисы».

Понятное дело, что передовицу «Правды» я изучать сразу не стал, в здравом уме редко кто соглашается на такое издевательство над мозгом, поэтому просмотрел, перевернул и забыл, лишь фамилия смутно показалась знакомой. Теперь же пришлось внимательно изучить статью, и даже перечитать еще раз.

— Не было печали, купила баба порося.

Содержание можно без всяких натяжек считать полной ахинеей, набором бессмысленных лозунгов вперемешку с популистскими и откровенно утопическими идеями. Что не удивительно ни разу!

Ибо Каргинян — это приговор здравому смыслу сразу и навсегда. Великий мистификатор, мистик, режиссер-философ и проходимец — все это в одном флаконе. Но самый главный талант у Сергея Арменовича — он с гарантией и с треском проваливает любое дело за которое берется, но при этом всегда остается на плаву и карабкается дальше на верх.

«Любимец XXVII съезда партии» — так его называли на заре перестройки. Его отчим был советником Горбачева, он и представил его под светлые очи Раисы Максимовны, которой молодой талантливый кандидат наук сразу понравился. После чего началась его головокружительная карьера, причем сразу в нескольких ипостасях. Отхватив пару роскошных зданий в центре Москвы Каргинян занялся «творческими экспериментами» прославившись среди богемы, как великий театральный режисер. Горбачев с интересом прислушивался к его идеям о реформах — чем закончилась перестройка понятно. Насколько велика была в этом успехе заслуга молодого советника — то неведомо, но руку приложил точно.

Дальше — больше. Каргинян по поручению Горбачева начинает заниматься национальными республиками. Много ездит по стране, но всюду, где он появляется ситуация тут же стремительно ухудшается. В Прибалтике националисты поднимают голову, в Грузии еще хуже. Карма что ли такая у человека? Наконец, в ноябре 1988 года Каргинян приезжает в Баку, чтобы разрулить карабахский конфликт. По странному совпадению, тут же начинаются армянские погромы, а конфликт превращается в настоящую войну.

На этом обладатель «счастливой кармы» не останавливается. Горбачев к тому моменту сильно разочаровался в талантливом режиссёре, что не удивительно при таких-то результатах. Но Каргинян не теряется, налаживает отношения с председателем КГБ и уходит в оппозицию к бывшему благодетелю.

Поучаствовал Сергей Арменович и в организации ГКЧП, подвизаясь на ниве главного идеолога путча, но, счастливым образом, избежал ареста и преследований со стороны новой власти. Зато успел отметиться в деле о пропавшем «золоте партии», к которому оказался причастен его творческий центр. Ельцин, кстати, здания в центре столицы у талантливого режиссёра, идеолога ГКЧП и советника Крючкова не отобрал.

Следом Каргинян работал консультантом у Хасбулатова. Чем закончилась эти консультации мы знаем из учебника истории. Талантливый философ в октябре 1993 года во время защиты Верховного Совета умудрился так достать своими советами и интригами, что соратники выкинули его из здания, не дожидаясь штурма.

И так далее и тому подобное. В девяностые годы Каргинян помешался на мистике и масонстве, устраивал спиритические сеансы в своем театре, метался по разным оппозиционным партиям, вел передачи и ток-шоу на телевидении. Все с тем же закономерным результатом, разваливая начисто любое дело или проект.

Наука впредь мне будет. Меняя ход истории, не всегда получаешь нужный результат. Иногда вылезают удивительные побочные эффекты, которые никак не ждешь. Каргинян — главный идеолог спасенного Союза?! Да ну нафиг, такие ужасы!

Еще раз проанализировал все факты, и с ужасом обнаружил, что это природное явление — целиком и полностью моя заслуга! Не обошлось без странного совпадения, но виноват во всем этом дембель-попаданец.

Во второй половине восьмидесятых годов СССР накрыла волна увлечения мистикой и экстрасенсами. Кургинян одним из первых оседлал эту тему, позиционируя себя, как режиссера и оккультиста заодно, все его спектакли и постановки использовали культовые и религиозные элементы, гипноз, и даже элементы НЛП.

С огромной вероятностью это было чистой воды шарлатанство и надувательство, но среди московской и питерской интеллигенции Каргинян пользовался большой славой. Чуть ли не как наследник Блаватской и Гумилева.

Понятное дело, что Крючкова эта сторона его деятельности не интересовала вообще, но знал он об этом точно — служба такая. Все же председатель КГБ и мистика плохо совместимы в принципе.

Пока не случается история с таинственным предсказателем из Ленинорана.

Конечно же, она сильно пошатнула мировоззрение Крючкова, как убежденного материалиста. Тем более в условиях жесткого цейтнота и стресса — не каждый день свергаешь законного президента ядерной державы. В такие моменты психика становится уязвимой для воздействия, даже у настоящих титанов, а Владимир Александрович несмотря на должность, всего лишь работник спецслужб, а не опытный закаленный политик. Наверняка он обратился за консультацией к… Каргиняну. К кому же еще? Других шарлатанов в его окружении еще поискать надо.

Но самое смешное, это совпадение по датам. Каргинян приезжает в Баку в ноябре, и именно в этот момент впервые там же появляется таинственный старец. По легенде, он ко мне на бакинском вокзале подсел, 13 ноября 1988 года. С точностью до нескольких дней совпадение. И самое первое предсказание старца касалось землетрясения в Армении. Тут даже меня пробрало, правда от смеха — отчество у нашего графа Калиостро прямо-таки в точку попадает. Сергей Арменович.

Представляю, что почувствовал Крючков, когда это понял.

За окном занимался рассвет. Новой эпохи, или рассвет обычного рабочего четверга, если без пафоса. Пора на боковую, завтра будет трудный день.

Глава 3

День выдался солнечным, с самого утра начало подпекать солнышко, и тут же возникла непредвиденная проблема. Вторая половина апреля в наших краях — это время резкого перехода от весны к лету, и температура днем легко переваливает за двадцать градусов. Моя стремительная эвакуация из Ленинорана, больше похожая на бегство, пришлась на середину марта. Соответственно, облачен я был согласно Уставу в зимнюю форму одежды, «парадку» захватить не мог, поэтому и на дембель ушел в камуфляже. Благо, успел получить новый свежий комплект после освобождения из прокурорских застенков. Так что вид у меня вполне пристойный, особенно в сочетании с медалью и прочими знаками доблести на могучей груди. Бушлат, правда всю дорогу пришлось тащить в руках, но это пустяки. Непредвиденная проблема возникла с головным убором. Зимняя шапка ушанка при плюс двадцати градусах — это моветон, да и просто странно выглядит, а мне, между прочим, придется с разными людьми встречаться, переговоры вести, да и первое впечатление, самое важное, никто не отменял.

В военторге зеленых фуражек в продаже не оказалось, в нынешней реальности область находится за многие тысячи километров от государственной границы, а пограничники захаживают раз в год, чисто случайно. Поэтому в ассортименте головной убор такого цвета отсутствовал, под заказ обещали привезти, но не раньше, чем через месяц. «Почта России» здесь еще не существует, поэтому можно только гадать, откуда будут везти фуражку целый месяц. Впрочем, здесь такие сроки доставки никого не удивляют и не сильно волнуют. Само течение жизни более спокойное. Замедленное — сказал бы я, если не боялся обидеть земляков-хроноаборигенов. Но мне фуражка нужна сейчас, а не в конце мая.

Есть экстремально суровый вариант: сшить чехол на фуражку зеленого цвета. В швейных мастерских и такие заказы делают, и никого это не удивит. Но сроки от двух недель, вдобавок придется искать блат, через знакомых просить. Портные в этом времени — весьма уважаемые люди, вечно занятые и завалены заказами на много недель и месяцев вперед. Если официально, то выйдет даже дольше, чем через магазин покупать. При этом качество не гарантировано, выйдет какая-нибудь фигня, заказ специфический, не каждый справится.

Второй вариант менее радикальный. Просто позаимствовать фуражку на время. Поэтому с утра пораньше отправился у Димону Федорову. Мы с ним в одной школе учились, только он на год раньше закончил. Не сказать, что друзьями были до армии, но поскольку живем по соседству, то знакомы хорошо. Димон служил на афганской границе и дембельнулся недавно, так что форма и фуражка у него точно есть. На день пограничника мы вместе зависали, а без форменного головного убора — какой же это праздник?

Так оно и оказалось. Димон оказался дома, просьбу уважил без разговоров, но взамен пришлось целый час рассказывать выдуманную историю про диверсантов и контузию. Был шанс, что обидится и не даст, все же, человек два с лишним года честно отслужил, а тут халявщик, через полгода уже дома, да еще с медалью. Но нет, даже тени обиды и неудовольствия, наоборот посочувствовал, отметить дембель предложил, но вспомнив, что на дворе раннее утро, а магазин только в одиннадцать открывается, отказался от заманчивого плана.

Получив недостающий предмет экипировки, приступил к следующему этапу своего плана. Небольшая загвоздка в том, что никакого плана у меня пока не было. Для начала его надо придумать, или хотя бы обозначить общее направление, задачи и цели.

Прежде всего провел инвентаризацию ресурсов. В наличие имелись:

1. Сто семьдесят два рубля — наличные деньги в кармане.

2. Тысяча с хвостиком на счету в сберкассе. Это мои личные деньги, которые почти полностью сгорели в 1991 году, пока я доблестно тянул солдатскую лямку. Когда мне исполнилось тринадцать, мама открыла накопительный счет, и каждый месяц из зарплаты отчисляла на него по десять рублей. К моему совершеннолетию «на книжке» набралось восемьсот целковых, плюс школьные колхозные копеечки туда аккуратно складывались. Так и накопилась заветная тысяча. Не получилось в той жизни потратить — получится в этой!

3. Военная форма в комплекте с медалью. Ресурс временный, долго в камуфляже не походишь.

Больше никаких резервов нет, только личные способности, знания и умения. Связей и высоких покровителей у меня теперь нет, оборвал все ниточки по собственной инициативе. Остался лишь канал экстренной связи с Громовым. Надо отправить письмо с кодовой фразой в Баку на главпочтамт «до востребования», на имя Ливанова Петра Альбертовича. Но это на самый крайний случай. Учитывая, что письмо идет неделю, а Петр Альбертович (кто это?) появляется на почтамте еще реже, то можно понять насколько это «экстренная» и удобная связь. Ответной реакции месяц ждать придется.

Пользоваться государственной наградой ради личной выгоды? Есть в этом что-то неправильное, совесть мудро подсказывает, что это некрасиво и плохо вписывается в образ бескорыстного борца за светлое будущее. Но поскольку совесть моя личная, закаленная прошлой тяжелой жизнью в мире победившего чистогана, то мы с ней идем на компромисс. Токмо общего дела для, для себя лично — ни-ни. И вообще, вынужденно пользуюсь медалью из-за скудности стартовых условий, а затем спрячу её в дальний шкаф и забуду в какой.

Еще одно обстоятельство, которое сразу не учел, и теперь оно грозило испортить мои радужные планы на восстановление в институте. В советской реальности есть одна важная особенность, про которую я совсем забыл. Вопросы трудоустройства и карьерного роста в обязательном порядке требуют характеристики с прежнего места работы, учебы или службы. Без нее — никуда! Иначе процесс приема на работу усложняется в разы. Выглядит это как резюме, только написанное не лично, а бывшим начальником или комсоргом. С перечислением всех достоинств и недостатков. Проще говоря, это советский вариант рекомендательного письма. Только название другое. И не по желанию предоставляешь, а в обязательном порядке.

Понятное дело, никакой характеристики у меня с собой не было. Когда из части уезжал не до этого было, в госпитале при всем желании никто мне её не написал бы. Из-за этого задача восстановления в институте грозила стать не просто трудной, а сверхсложной. Вдобавок, я не подумавши ляпнул родителям, что сразу на третий курс перейду. Может они не восприняли всерьез, но теоретически такая возможность существует. Моя старая группа сейчас заканчивает второй курс, и если сдать летний зачет и задним числом перевестись на второй курс, то разница между нами — всего лишь одна не сданная зимняя сессия!

Сидеть пять лет в институте решительно неохота! Если есть возможность сократить этот срок еще на год, то надо пользоваться. Тем более, что знания мне не нужны, сам могу поделиться.

Заковырка в том, что без характеристики ректор со мной даже разговаривать не станет, не то что выслушивать фантастические прожекты и небылицы. Да что там, ректор, декан меня лесом пошлёт. Скажет, чтобы посылал запрос в свою воинскую часть, а потом приходил, когда документ пришлют. Мне же напоминать о своем существовании категорически не хочется, вдруг меня до сих пор ищут, а тут такой подарок — сам адресок прислал.

Можно, предъявить государственную медаль и получить смягчение условий. История про ранение и госпиталь сойдет за оправдание. Но при таких условиях максимум, на что можно рассчитывать — осенью пойду на второй курс, а мне хочется на третий! Там у меня много знакомых и друзей осталось.

Если нет решения в привычной плоскости, то надо посмотреть на ситуацию как бы «сверху», и сразу найдется выход, который раньше не наблюдался. Чем можно заменить злополучную характеристику? Варианты: раздобыть школьную, вдруг прокатит, найти комсорга с моего бывшего первого курса, уговорить чтобы она написала, но навряд ли деканат примет характеристику от самого себя. Тут должен быть смайлик, но его еще не изобрели в 1989 году.

И третий вариант: вместо характеристики предоставить что-то другое, более весомое. Как говорилось выше, это всего лишь рекомендация. Поэтому нужен весомый поручитель, которому трудно или невозможно отказать. Осталось найти такого товарища. Всего лишь.

Семья у нас простая, можно сказать, что обычная. Среди немногочисленной родни больших начальников никогда не водилось, разве что председатель колхоза, что в трех часах езды от города. Батя инженером на газоконденсатном работает, мама — врачом. Соседи — тоже почти все с комбината, ни генералов, ни первых секретарей райкома, обычные трудяги с семьями, микрорайон одновременно с заводом строили, специально для работников.

Для того чтобы организовать «звонок сверху» ни одной достойной кандидатуры. Самое смешное, что и ректора, и декана в прошлой жизни я мог и сам попросить о любой услуге по-дружески. В рамках закона, естественно. Отношения у нас были отличные, мы часто пересекались по делам мэрии, сотрудничали по грантам и стипендиям, встречались на юбилеях и конференциях, и просто поддерживали хорошие отношения. Но сейчас я для них — всего лишь отчисленный второгодник, фамилию которого они и не вспомнят.

Кто может позвонить ректору, чтобы он выслушал и проникся уважением к просьбе? Секретарь обкома, председатель облисполкома, председатель Рыболовтопотребсоюза, областной ВЦСПС, председатель комитета партийного контроля, народного контроля.

— Тьфу, — подвел я итог своим изысканиям.

Кроме названий и некоторых фамилий ничего вспомнить не могу. Что не удивительно, до армии я с ними не сталкивался, а когда вернулся домой, СССР по факту развалился, и все они дружно канули в небытие. Даже затрудняюсь сказать точно, где по каким адресам они сейчас расположены. Конечно, дурной кобыле и семь верст не крюк, что в переводе на современный язык означает, что вода камень точит, и при должной настойчивости можно завербовать или войти в доверие к любому начальнику. Но где взять время на это все? Обычно вербовка готовится месяцами заранее: изучается объект, его привычки, окружение, территория и распорядок дня. И еще сотни других факторов — чем больше, тем лучше.

Поэтому мой выбор остановился на Комитете Государственной безопасности. Понимаю, что играю с огнем, но других вариантов нет. Эта единственная контора, которая мне знакома, и которая пережила распад страны, хоть и под другой вывеской. Понятное дело, что многих сотрудников управления за четверть века знал лично, город небольшой, хочешь не хочешь, а пересечешься, знакомые общие обязательно найдутся.

После очередной порции размышлений пришел к выводу, что ректор мне не по зубам. Это уровень начальника областного управления КГБ или его заместителя, ниже должность на Валерия Михайловича, нашего ректора, не подействует, он вхож в дом к самому Бородину. Это первый секретарь области, если что.

Зато с деканом Азатом Утемировичем поладить будет проще простого, если ему позвонит его хороший знакомый, бывший выпускник, ныне офицер КГБ. И порекомендует принять и выслушать бывшего студента, героя-пограничника.

Такая кандидатура на примете у меня есть. Капитан Савельев! В девяносто***** мы банду одну вместе брали, правда, неудачно вышло, братков через неделю выпустили, а «профсоюзные» меня до самого последнего дня врагом считали. Пока не закончились совсем. Но без моего участия, чужие заслуги мне даром не нужны, тем более в таком мокром деле. С другой стороны, если ты никому не наступил на ногу за всю жизнь, то получается просидел её на попе ровно не вставая? «Вместе» — это я преувеличил немного, моя задача была деньги передать меченые, и диктофон не засветить раньше времени.

Что примечательно, дежурный телефон УКГБ в 1989 году точно такой, как в 2017 году. Только двойка впереди появилась, когда шестизначные номера вводили. Это точно помню, известная байка в нашем городе, свидетельствовавшая, о том, что некоторые знаковые вещи не меняются веками и десятилетиями.

22-15-15

— Дежурный по управлению. Слушаю.

— Здравствуйте, примите сообщение для капитана Савельева.

— Вы ошиблись. Здесь не работает капитан Савельев.

— Без разницы. Ошибся или нет. Запишите и передайте. Завтра его будут ждать в 12:30 в кафе «Театральное» около драмтеатра. По теме «профсоюз». Конец сообщения. До свидания.

Встреча с деканом у меня в кармане, осталось убедить его в моем таланте, как будущего гения технолога рыбной промышленности!

Глава 4

— Девушка, на вас уже полчаса смотрю, никак понять не могу, у вас родственников в Италии нет случайно? Вы так на Софи Лорен похожи. Или это освещение здесь такое?

Девушка на Софи Лорен была похожа примерно так же, как башня Московского Кремля на пизанскую башню, но что-то отдаленно общее при желании можно было обнаружить. Впрочем, девушка симпатичная, а для дембеля, лишенного дежурной порции брома уже в течение двух недель, так и вовсе.

— И совсем не Лорен, — смутилась продавщица, но быстро вспомнила, что для чего она здесь поставлена. — Надо чего или язык почесать не с кем? Не задерживай очередь, солдатик!

Из пресловутой очереди наблюдался лишь пенсионер в очках и шляпе, тщетно пытающийся рассмотреть что-то в соседнем отделе оптики, но спорить не стал.

— Можно узнать, как зовут самую красивую девушку на этой улице? — комплимент, вовремя сказанный, желательно искренне и от души, резко повышает ваши шансы на качественное обслуживание. Тем более, что на прилавках нужного мне аппарата не наблюдается. Но это не значит, что его нет под прилавком или на складе. И вообще, берите на заметку, хорошие личные отношения увеличивают ассортимент любого магазина в несколько раз. Иногда хватает пары добрых слов. В некотором роде, советская торговля повышает социальную активность и коммуникацию. Эка я завернул.

— Нельзя узнать. Ходят тут всякие, потом коврики резиновые у входа пропадают, — сурово отрезала неприступная мамзель. — А медаль настоящая?

— Обижаешь. Конечно настоящая. Вынес на руках из горящего штаба жену генерала. И знамя части заодно. Если телефончик оставишь, и тебя вынесу в случае пожара.

— Пфф. Балабол. Не морочь голову бедной девушке. За чем пришел?

— За взглядом твоих голубых глаз. Не дают мне покоя. Самые красивые глаза в нашей области, только у супруги первого секретаря лучше. Да и то говорят, линзы это импортные.

Короче, сердце девичье — не камень, и через четверть часа имя было получено, но дальше дело застопорилось. Нина, так звали очаровательную продавщицу указанного промтоварного магазина, жила на «тридцатке». Так называется микрорайон завода имени «30-летия Октября». Это примерно тоже самое, как познакомиться с девушкой на Арбате, а затем провожать её после работы в Воскресенск. Удовольствие ниже среднего, ибо добираться обратно придется пешком, электричка только в одном направлении идет, а это километров десять до моего дома. Не настолько из меня бром выветрился, чтобы такие петли по пригородам мотать.

— Печатную машинку мне надо, — перешел я к основной теме визита, за неимением шансов на других направлениях.

— Вот бы не подумала, — фыркнула работница прилавка, заново оценив мой бравый вид. — Печатать умеешь?

— Двести знаков в минуту, легко. Правда, с ошибками и читать потом трудно. Но зато скорость — фантастика. Курсовую срочно сделать надо.

На витрине красовалась лишь монументальная пишмашина «Ятрань» весом килограмм десять и размерами с небольшую собачью будку. Мне же хотелось что-то компактное и не такое габаритное. Квартира у нас хоть и трехкомнатная, но всего 56 квадратных метров, а кухня, где я собираюсь работать по ночам, чтобы не мешать родителям, и вовсе четыре на полтора метра.

О существовании «Ромашки» очаровательная Нинель никогда не слышала, из чего я сделал вывод, что их еще не выпускают наверное, или до нашего города они пока не добрались. Хотя в 1991 году «Ромашка-2» уже была, точно помню. Удобная вещь, с электронной памятью на пару строк и возможностью предварительной коррекции. В сравнении с обычными пишущими машинками — невиданный прогресс. Но чего нет — того нет. Зато на складе обнаружилась портативная «Ибица». Тьфу, «Ивица» конечно, это я по привычке так назвал.

Компактная, с электроприводом — самое оно. Лучше только югославская пишмашинка, название не помню, всегда красного цвета почему-то, но они жутко дефицитные, так просто в магазине на валяются, даже под прилавком. Только по блату заказывать с переплатой, и срок ожидания до полугода.

Обошлось это компактное чудо в восемьдесят пять рублей, опустошив мои скудные финансы наполовину. Еще три рубля пришлось доплатить за печатную ленту. Взял с запасом, иначе потом может не быть в продаже, замучаешься искать. «Замазка» или корректор тоже оказались в дефиците, но эта проблема решается чисто советскими методами. Попрошу мамулю или батю, они у себя в бухгалтерии выпросят. Там этого добра — бери, не хочу.

Блин, вот так и становятся несунами. Сначала скрепки утянул, затем замазку упер, потом завод приватизировал, и совесть при этом не дрогнула. Из таких мелочей и вырастают затем проблемы с воспитанием молодежи. Впрочем, снявши голову, по скальпу не плачут. На фоне остальных проблем это сущая мелочь. Решается мимоходом при общем оздоровлении общества и страны в целом.

Телефона у Ниночки не оказалось, что не удивительно, даже в наших домах аппарат имеется лишь каждой четвертой квартире, а в пригороде — вообще тушите свет. Впрочем, лет через десять телефоны у всех желающих будут стоять, а там уже эпоха сотовой связи подойдет.

Отнес покупку домой, после чего отправился в областную научную библиотеку, где и просидел до вечера, исписав десяток страниц. Не так просто слепить убедительную научную работу через четверть века, после того, как ты её уже однажды написал. Фамилии авторов, названия использованных научных работ и многие детали выветрились из памяти за давностью лет, но при должном усердии все восстанавливается быстро и качественно. Нужно лишь пару недель упорного труда, которых у меня нет. Мне идти на встречу с деканом дней через пять, если все срастется удачно. Поэтому делаю нечто похожее на помесь курсовой и бизнес-плана. Все равно никто сразу целиком эту работу читать не станет, а потом слеплю из нее настоящую конфетку. Хоть в Роспатент заявку отправляй. Гм, Роспатента здесь нет, не надо так палиться. Вдобавок это еще и отпечатать надо, и насчет ошибок я не шутил вообще-то.

Глава 5

В кафе «Театральное» я пришел на полчаса раньше, чтобы занять стратегически выгодный столик, иначе ближе к обеду здесь будет столпотворение и давка, в лучшем случае свободные места будут за «стоячими» столиками. Кафе славится тем, что здесь всегда есть в продаже сосиски. Обалденно вкусные, и поэтому отпускают их не более двух штук в одни руки. Еще здесь можно к чаю купить развесные конфеты «Птичье молоко». Бесподобные, вкуснющие и тоже не больше двух штучек на одного посетителя. И сосисоны и конфеты местного производства, но производят их в таких мизерных количествах, что хватает их буквально на два-три кафе, да на обкомовскую столовую. Даже не во всех райкомовских бывает. Так что рассказы про великолепное качество советских продуктов — не всегда преувеличение. Другой вопрос, что качественное и натуральное обычно стоит дорого, а если продавать его дешевле себестоимости, то это экономический тупик получается. Чем меньше ты производишь этого прекрасного продукта, тем меньше убытки. Поэтому местная кондитерская фабрика делает всего десять тонн «Птичьего молока» в год на всю область. Или двадцать грамм сладкого волшебного деликатеса на одного жителя в год.

Портит впечатление от кафетерия подающийся в щербатых кружках грузинский чай, по вкусу напоминающий заваренный веник. Альтернатива ему — розового цвета безвкусное какао. Оно и понятно, хороший чайный куст в СССР почти не растет, какао — тем более. Надо тратить валюту, а её вечно не хватает. Поэтому закупают в лучшем случае индийскую «просрочку» по бросовой цене, в самой Индии чай, пролежавший год на складе никто не пьет, здесь же это жуткий дефицит. Печальный факт, но пока с этим придется мириться. Хотя нормальные стаканы и кружки в Союзе производят в огромном количестве, но ни в одной столовой их не встретишь. Парадокс, да и только.

В назначенное время появился объект. Минута в минуту. Капитан Савельев оказался в штатском, впрочем, я его ни разу в жизни не видел в форме, хотя знаком был более двадцати лет. Смешно, но опять наше знакомство начинается с той же темы, что и в прошлый раз. Только сейчас «профсоюзные» — это мелкая шпана, начинающие рэкетиры, а тогда это была крупная преступная организация, объединяющая несколько банд. Впрочем и время тогда другое было, и страна тоже.

— Сергей Анатольевич, сюда давайте! — помахал ему рукой, указывая направление. Столик я выбрал в углу зала, хоть и шумно в кафетерии, но рядом никого нет, поэтому можно общаться не опасаясь чужих ушей.

Сергей Анатольевич приземлился на стул, протянутую руку не пожал, сделал вид, что не заметил. Дать бы ему щелбана за выпендреж, с другом, которого почти тридцать лет не видел, и не поздороваться? Да, боюсь, не поймет юмора.

Капитан Савельев вид имел озадаченный, и частично обескураженный. Увидеть сержанта в военной форме, да с полным иконостасом наград на груди, он явно не ожидал. Вообще-то осведомители и агенты в криминальной среде обычно выглядят по другому.

Моя радушная улыбающаяся физиономия явно сбила его с толку.

— Угощайтесь. Специально для вас взял. Здесь сосиски удивительно прекрасны, в полном соответствии с ГОСТом. Не побрезгуйте. Еле выпросил вторую порцию, не положено у них две порции в одни руки отпускать.

В этом времени почти все делается в соответствии с ГОСТами, поэтому фраза несколько бессмысленная получилась, да и госты разные бывают. Например советский стандарт на докторскую колбасу вызывает ощущение, что указанный продукт добывают из свинины при помощи динамита. Иначе откуда в колбасе берется измельченная свиная шкура и перемолотые копыта с костями?

— Откуда меня знаешь? Сам кто такой? — к сосискам капитан не притронулся. Опасается, что отравят?

— Позвольте представится. Александр Морозов. На днях демобилизовался, прибыл в город для постоянного проживания. Знающие люди рекомендовали к вам обратиться по одному очень важному вопросу. Вы же капитан Савельев? Который занимается организованной преступностью в городе и области?

— Тебя неправильно информировали. Старший лейтенант. Что за люди, имена, фамилии?

На тыканье не реагирую никак, Сергей Анатольевич, на шесть лет меня старше, так мне нисколечко не обидно, пусть тешит себя надеждой, что его психологические трюки работают.

— Ничего страшного, что лейтенант пока. Старший. Это дело легко поправимое. Наверное, люди, которые вас рекомендовали лучше знают, какое звание вам лучше подходит. Фамилии не могу сказать, сами понимаете. Зато готов поделиться важной информацией о профсоюзной бригаде. Но если вы говорите, что не занимаетесь этими вопросами, значит, мне придется поискать кого-то другого. Ошибочка вышла. Извиняйте.

Радушно улыбнувшись, я пододвинул к себе вторую тарелку и подцепил вилкой чужую сосиску.

— Остынет, не вкусная будет. Раз вы не голодны, съем тогда.

Товарищ Савельев сам себя загнал в ловушку. Отрицать свой интерес глупо, так можно ничего не узнать. Вернуться с такой перспективой, не солоно хлебавши, с пустыми руками — такого он себе точно позволить не может.

— Если информация важная, то обязательно передам её кому следует. Можете мне полностью доверять.

Выкрутился старший лейтенант, одновременно повысив уровень вежливости. Видимо, не ожидал такой реакции.

— Курень и Зубов, который «Зуб» хотят подмять под себя качков из «Атлетика». Тогда банда разрастется до тридцати человек. Два десятка видеосалонов по городу им башляют, деньги есть. На шестом микрорайоне в гаражном кооперативе «Северный» три бокса используются под отстой угнанных автомобилей. В четвертом идет разбор тачек на запчасти. Там же схрон в подвале. В ДК «Профсоюзов» в пристрое находится цех по разливу паленой водки из грузинского спирта. Сбывают через таксопарк и через проводниц на вокзале.

— Гм. Однако…, - Сергей, который Анатольевич, нервно оглянулся по сторонам — не подслушивает ли кто, но в кафе стоял такой шум, что рядом сидящего понять сложно, не то что к соседям прислушиваться. — Откуда сведения?

— Товарищ капитан, извиняюсь, старший лейтенант, ну, кто же такие вопросы задает в приличном обществе? Интересует вас подобная информация?

— Откровенно говоря, ничего нового вы не сказали. Есть пара любопытных моментов. Еще что есть?

— Конечно. Ганджубас из Таджикистана, например.

— Ну и? — после продолжительной паузы, потребовал продолжения любитель дармовой информации.

— Всегда рад помочь родным органам. Но не хочу выглядеть болтуном. Надо кое-что уточнить, проверить, поспрашивать у знающих людей. Через недельку, думаю снова встретится, поговорить, поделиться новостями. Вы не против?

— Чего хочешь? — правильно понял намек старлей, снова забыв о вежливости.

— Помощь ваша нужна. После дембеля решил взяться за ум. Хочу восстановиться в институте.

— От меня чего надо?

— От вас требуется лишь один звонок Азату Утемировичу. Вы же его хорошо знаете, учились у него. Вам он не откажет. Всего лишь разрешить пересдачу. Экзамены я сдам сам. Если в понедельник подойду в деканат, нормально будет? А я постараюсь, про таджикскую тропу узнаю даже то, что они сами не знают. Окей?

— Что за «окей»?

— В смысле — договорились?

— Подумаю. Позвони мне завтра по этому номеру, — вместо визитки мне был вручен листик из блокнота с пятью цифрами.

Вот и поговорили. Даже не попрощался.

Глава 6

Утро понедельника началось с привычного изучения, в выходные центральные всесоюзные газеты не выходят, а программа «Время» упорно молчит о политике, налегая на успехи сельского хозяйства и промышленности.

Хотел послушать «вражеские голоса» под неодобрительные взгляды родителей, сразу догадавшихся об истинном использовании радиоприемника в ночное время. Но и здесь меня ждало разочарование — глушилки, оказывается снова включили. Не успели демонтировать оборудование, хитрые и предусмотрительные у нас товарищи в органах оказывается. Горбачев уже года полтора как отключил их.

«Правда» выложила обещанный ранее материал с доказательствами предательства бывшего Генерального секретаря. Пока только первую часть, посвященную почему-то Раисе Максимовне. Опись изъятых драгоценностей подучилась впечатляющей. Бриллиантовых колье штук десять, причем реально крутые и дорогие от лучших ювелирных домов Лондона и Нью-Йорка. Для меня это не стало новостью, страсть к побрякушкам у Раисы имелась, и лишней чистоплотностью она не отличалась, брала подарки у всех подряд. Жалко, что не нашли доллары, полученные от корейского президента за квоты на вылов краба и рыбы в наших территориальных водах. Видимо это произошло позже, году в девяностом. Здесь она просто не успела с корейцем встретится.

Что реально удивило, так это распечатка покупок с кредитной карты «Американ Экспресс» за 1986 и 1987 годы. Карта была выдана на имя Раисы Максимовны и суммы покупок поразили даже меня. Платье за четыре тысячи фунтов стерлингов. Двенадцать тысяч потрачено всего за один день пребывания в Лондоне. Стоит учесть, что это старый добрый фунт, не успевший обесценится за четверть века. Например, новый автомобиль в Англии сейчас можно купить за две тысячи фунтов.

Достать полную выписку о движении средств по такой банковской карте — это нетривиальная задача. Могу лишь поаплодировать работникам плаща и кинжала из ПГУ — Первого главного управления КГБ, отвечающего за разведку.

Вынужден признать, что работа проделана качественно и творчески, чувствуется Леонтьев руку приложил, по стилю узнается. В этом времени так не работают, не умеют. Не пропали мои советы и намеки даром.

Но радоваться я бы не спешил. Для советских граждан такие доказательства будут шоком и убеждать их в предательстве Горбачева уже не надо. Поверили все и сразу. Другое дело — Политбюро и члены ЦК, руководители братских республик. Среди них встречаются конечно честные порядочные люди, тот же Кунаев, лидер советского Казахстана по слухам живет в обычной типовой трехкомнатной квартире в центре Алма-Аты. Но не стоит обольщаться, бриллиантовое колье у жены для 90 % партийной номенклатуры никакое не доказательство вины, а вполне себе обычное украшение. Конечно, не от «Шопар», но и они по должности не генеральные секретари.

Так что высшей элите СССР нужны будут доказательства посерьезнее и более убедительные. Конечно, можно прогнуть их авторитетом и силой, но лучше иметь репутацию спасителя страны, чем диктатора. Со всех сторон лучше! Международный авторитет очень сильно зависит от внутреннего. Надеюсь, что Лигачев справится с этой когортой пламенных ленинцев, это его стихия — подковерная борьба нанайских мальчиков. Может я и не прав был, выйдет с него толк, и польза будет. Тем более, что сейчас восемьдесят девятый, а не девяностый год, и Горбачев не успел тотально зачистить Политбюро, убрав всех вменяемых руководителей, имевших отношение к РСФСР. В результате к моменту развала Советского Союза страной управляла по сути кучка руководителей из национальных республик во главе с Михаилом Сергеевичем, «русская партия» была полностью выдавлена из верхних эшелонов власти. Вместе с нейтральными и сочувствующими, как тот же Крючков. Так что удивительно, что Союз не распался раньше, с таким-то бардаком наверху.

На этом хорошие новости закончились. Снова обнаружился вездесущий Каргинян, необычайно плодовитый в последние дни.

В этот раз он бесцеремонно влез своими влажными лапами в деликатную тему экономических дотаций республик. Цель понятна, и на первый взгляд вроде бы благая — показать республикам, что они экономически полностью зависят от РСФСР, и в случае отделения станут жить хуже. Сама по себе, тема опасная и поднимать её в публичном пространстве нельзя. Вдобавок, эффект будет прямо противоположный, проверено в моем времени. В республиках тут же обидятся, набежит куча псевдоэкономистов с национальным колоритом, которые начнут доказывать абсолютно противоположное. А поскольку статистика в СССР — вещь загадочная и непредсказуемая, то можно доказать все, что угодно в зависимости от умения выдергивать цифры из контекста. И националисты обязательно победят в этом соревновании дутых цифр, поскольку для них это важная и единственно больная тема, а Каргинян, как обычно, лишь по верхам прошелся, и разбираться с цифрами дотошно и скрупулёзно по всем республикам ему просто лень будет.

Самое печальное, что Кургинян дает козыри тем, кто ратует за отделение РСФСР от Союза. Хоть Ельцин и ушел с политической арены, но идея никуда не делась, и весьма популярна среди любителей простых решений. «Хватит кормить… (Прибалтику, Кавказ, Среднюю Азию)» — Каргинян именно этот лозунг сейчас раскручивает. Осознано или нет — не важно. Всех под одну гребенку, без разбора.

Мое мнение по этому вопросу известно. Отделять нужно только три закавказских республики. Да и то на время. Затем вернуть ассоциативными членами СССР с понижением статуса в сравнении с остальными республиками.

Заводы и промышленность они сами уничтожат за пару лет независимости, так что 90 % поток брака прекратится сам собой.

Следующий этап у Кургиняна можно предвидеть без усилий — прыжки по граблям, в точности по пути Горбачева. Мало кто помнит, что Михаил Сергеевич в конце 1990 года в ответ на принятие Декларации о независимости устроил полноценную экономическую блокаду Литвы. Отрезали электричество, перестали поставлять газ и бензин, перечислять деньги предприятиям и т. д. и т. п. Результат получился отвратительным. Республика конечно пострадала, но еще больше ущерба было нанесено советской промышленности — на миллиарды рублей. Тысячи заводов по всей стране встали без продукции смежников из Прибалтики.

Вот если бы Горбачев ввел вместо этого блокаду трех южных республик, ему бы аплодировали стоя. Директора заводов все дружно в едином порыве свечки ставили в парткоме напротив его портрета, за здоровье умного руководителя страны, который их наконец избавил от этого бесконечного потока брака. Почувствуйте разницу, как говорится. Но Каргинян, конечно же, выберет Прибалтику, как жертву. Чисто, свои не позволят.

В родную альма-матер пришлось ехать с изрядно подпорченным настроением.

— Нижневолжский технический институт рыбной промышленности и хозяйства, — умилительно прекрасная надпись, вызывающая сентиментальные воспоминания и ностальгию по прошлому или будущему, смотря как считать. — Принимай блудного сына.

Глава 7

Декан оказался на месте. В своем кабинете на втором этаже, где и должен был находится в рабочее время. Выглядел он непривычно молодо в сравнении с тем, каким его помнил: ни одного седого волоса, очков еще нет, подтянутый и энергичный. Хоть сейчас на обложку журнала «Советский ученый», если такой есть.

— Здравствуйте, молодой человек. Присаживайтесь, рассказывайте, какая проблема привела сюда.

— Я от Сергея Анатольевича. Он вам звонил, — произношу кодовую фразу, универсальную для всех учреждений Советского Союза. В ней меняется только имя и отчество, все остальное стандартно.

— Да, было такое. Внимательно вас слушаю.

— Азамат Утемирович, я недавно демобилизовался. За время службы четко понял и осознал, что высшее образование — это главное для меня сейчас. Без хороших знаний в наше время — никуда! Поэтому я хотел бы восстановится в институте.

— Похвальное желание, приятно видеть такое рвение к учебе. В чем загвоздка? Напомните, при каких обстоятельствах вас отчислили? Ваше лицо мне знакомо, в прошлом году, если не ошибаюсь?

— Не сдал зачет по политэкономии Кудрявцеву. Не сошлись во мнениях на характер производственных отношений в обществе. Леонид Валерьевич не согласился с формулировкой от Адама Смита, а за цитату из Мальтуза вообще выгнал с зачета. Вся остальная сессия сдана.

— Это вы зря. Если несложно, напомните, кто такой Адам Смит и этот ваш Мальтуз?

На самом деле, причина кроется в личных неприязненных отношениях, о великих английских экономистах в то время я и не слышал даже, поэтому никак не мог спорить об их теориях, но сейчас мне старая версия событий не выгодна, поэтому пришлось импровизировать.

Азамат Утемирович, кстати, молодец, не постеснялся уточнить, кто это такие. Для кандидата технических наук это должно быть непросто — признаваться в банальном незнании предмета обсуждения. Впрочем, импортные экономисты даже в профильных ВУЗах здесь не в почете и почти не известны.

— Адам Смит и Томас Мальтуз — известные буржуазные экономисты и теоретики. Мальтуз например сформулировал теорему, что население планеты будет расти в геометрической прогрессии, а средства производства только в арифметической. В результате неминуемо произойдет перенаселение планеты.

— Гм. Не удивительно, что Леонид Валерьевич вас завалил. Наверное, эти теории плохо сочетаются с марксисткой политэкономией? Угадал?

— Вы правы. Вообще не сочетаются.

— Тэээкс, — декан задумчиво побарабанил пальцами по столу, что видимо означало высшую степень сосредоточенности. — Думаю, что эту проблему мы легко уладим. Считайте, зачет вы получили. Знаниями по предмету вы несомненно обладаете, а товарища Кудрявцева лишний раз беспокоить не зачем. Через пару дней заглянете в деканат к секретарю, приказ будет готов. С осени будете учиться на втором курсе. Такие герои нам нужны! Если не секрет, медаль за что получена?

На встречу я заявился в военной форме со всеми наградами. И впечатление произвести, и просто надеть больше нечего. За время службы похудел на пятнадцать килограмм, и старая одежда на мне теперь смотрелась, как костюм Киркорова надетый на Галкина.

— Товарищ декан, спасибо большое за помощь и понимание. Вы меня не до конца выслушали. Я хотел бы восстановиться прямо сейчас. Вернуться в свою группу на второй курс.

Товарищ декан ожидаемо завис. На целую минуту почти.

— Это невозможно, — снова пауза, но уже покороче. — Никак не возможно.

— Вы не сомневайтесь, зимнюю сессию я экстерном сдам на отлично. Все конспекты и учебники у меня есть, пока в госпитале лежал вызубрил наизусть. Да я с осени, как призвался, ни дня без чтения учебника перед отбоем спать не ложился. До летней сессии еще пара месяцев — вообще никаких проблем.

Слышал бы наш ротный эту ахинею, сильно удивился бы.

Азат Утемирович изобразил глубокую задумчивость, под которой читалось глубокое сомнение в моих заявленных способностях.

— Молодой человек, вы хоть понимаете насколько это сложно? Вам же сопромат придется сдавать. Вы хоть представляете, что это такое и с чем его едят?

— Сопромат — мой самый любимый предмет! Это же так интересно и познавательно. Основа основ для будущего инженера. Как можно его не знать и не учить? Если не верите, можете спросить прямо сейчас.

— Если бы я сказал, что мое самое любимое блюдо — жаренные лягушки в кляре, мне бы поверили больше.

— Гм. Если настаиваешь, то изволь. Назови основные виды деформаций.

— В сопротивлении материалов принято выделять четыре основных (простых) вида деформации: Растяжение-сжатие; Кручение; Изгиб; Сдвиг (срез). Растяжением-сжатием называют вид нагружения, при котором в поперечных сечениях бруса имеет место только внутренняя продольная сила.

Деформацией при растяжении-сжатии является изменение длины стержня..

— Стоп. Это был слишком простой вопрос, — потирая руки, вошел в азарт декан.

Следующие полчаса он истязал меня задачами на расчеты напряжений, эпюрами и прочими нормалями и касательными. Лишь изведя на расчеты и построения десяток листов, декан откинулся в кресле и довольно выдохнул:

— Красавчик! Удивил, так удивил. И все сам? По конспектам? Своим умом?

— Что есть — того не отнять, — скромно потупив взор, признал я очевидный факт, хотя семь потов согнал пока решал. Пару раз чуть не опозорился, но Азат благосклонно подсказал, где ошибка намечается и я вовремя исправился. Все же десятилетия отсутствия практики дали о себе знать.

— М-да. И что теперь с тобой делать? С высшей математикой у тебя как?

— Еще лучше. Со школы склонность имею к оной.

— Да? По тебе так сразу и не скажешь. С английским что?

— Во время службы переводил речь американских инструкторов на турецких аэродромах. В режиме реального времени. На слух сразу. Можете не сомневаться, сдам экзамен без вопросов.

— Ладно, попробую убедить ректора. Но сам понимаешь, решение принимает только он. Случай неординарный.

— Спасибо еще раз, Азат Утемирович. Раз уж вы все равно к ректору идете по моему вопросу, то лучше делать это не с пустыми руками. Покажите ему мой проект заодно. Тогда он вам ни за что не откажет.

Декан удивленно уставился на толстую пачку бумаг, появившуюся на столе, словно узрел инопланетный артефакт на полке комиссионного магазина.

— Что это?

— Это прорывной инновационный проект. Минимум пять-шесть патентов на изобретения гарантирую. Если вы станете научным руководителем — почту за честь.

— Александр, я впечатлен твоими знаниями, той настойчивостью и упорством, с которым ты тянешься к знаниям. Целиком и полностью одобряю. Опять же, боевая награда. Это тоже большой плюс. Но боюсь разочаровать, ты не представляешь, как это сложно — получить патент, и какие требования предъявляются к изобретателю. Желание заниматься научной работой — это просто замечательно! На третьем курсе обязательно серьезно займись наукой, я, в свою очередь, обещаю тебе полную поддержку. Сейчас рано немного. Две сессии сдать — не поле перейти.

Не смотря на исконно казахское происхождение Азамат любил вставлять русские народные поговорки по любому поводу, к месту или не очень, как повезет.

— Азамат Утемирович, я хорошо понимаю всю сложность задачи. Чтобы получить патент на изобретение, оно должно соответствовать трем критериям:

Новизна. Техническое решение до момента подачи заявки не должно быть известно.

Изобретательский уровень. Техническое решение не должно явно следовать из существующего уровня техники.

Промышленная применимость. Решение должно быть применимо в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении, других отраслях экономики или в социальной сфере.

— Так вот, всем трем критериям моя разработка полностью соответствует изобретению. Как я говорил, примерно на пять-шесть патентов тянет.

— Верочка, позвони в профком, предупреди, что я задержусь, пусть без меня начинают, — дал указание секретарше мой будущий научный руководитель. Надеюсь я правильно понял этот жест. — Девяносто процентов преподавателей в нашем институте не смогут назвать ни одного критерия по которым оценивается изобретение. Их это никогда не интересовало. Думаю, стоит взглянуть на твою работу.

Глава 8

«Союз Обреченный +1»

Советскому Союзу крупно не повезло. Ему не хватило каких-то пяти, максимум — десяти лет, чтобы выжить и спокойно существовать дальше.

Большинство его проблем удивительным образом «рассосались» бы, практически без усилий со стороны советского руководства. Вот такой не очевидный парадокс.

1. Не секрет, что плановая экономика начала давать серьезные сбои на рубеже семидесятых годов, поскольку количество плановых показателей росло из года в год, и вручную их обработать становилось невероятно сложно.

Как это выглядело в реальности. Комиссия Госплана приезжала на крупное предприятие, выкладывали на стол в актовом зале огромные амбарные книги формата А3 и толщиной с трехтомник Льва Толстого, куда начинали авторучкой вносить замечания, заявки и уточнения, выслушивая поочередно десяток руководителей, инженеров и плановиков. Затем эти гроссбухи в течение недели или месяца распечатывали секретари-машинисты, цифры и терминологию проверяли корректоры. И так по десяткам тысяч крупных предприятий и заводов.

Представляете эффективность такого процесса? Были конечно, советские ЭВМ, которые не отличались удобством и производительностью, но всего через пять-семь лет компьютеризация начнет стремительно шагать по миру, да такими темпами, что даже страны Африки к рубежу тысячелетия автоматизируются и компьтеризируются, так что и развитым странам в 1989 году не снилось. Причем нет никакой разницы: свои ли разработки в СССР будут доведены до ума, или, как обычно импортные позаимствуют, результат все равно будет отличным. Разница лишь в сроках, но к началу следующего столетия планирование будет полностью автоматизировано. Сбудется мечта легендарного академика Глушко, который со своими идеями просто опередил свое время. С теми вычислительными мощностями, которые были у него в шестидесятые годы единую компьютерную систему Госплана создать было невозможно, а в 2000-м — запросто. И плановая система после этого качественно улучшит свои возможности.

2. Западный мир к 1990 году достиг пределов роста. И ему срочно требуется расширение рынков, должен быть запущен тот самый процесс глобализации, который позволит следующие четверть века условному Западу сохранить и преумножить свое влияние и богатство. Но это возможно было только при отсутствии на карте мира СССР. Во-первых: Восточная Европа должна вернутся в сферу влияния США и Евросоюза. Во-вторых: республики бывшего Союза. Все вместе это 500 миллионов потенциальных покупателей. В-третьих: развитые страны и страны Третьего мира, которые находятся в сфере влияния СССР. Это сотни миллионов человек. И наконец: Китай! Который назначен на роль мирового локомотива, за счет которого и будет идти рост в ближайшие 20 лет. Но есть одна тонкость: в Поднебесной правит коммунистический режим. В случае распада СССР социалистическая идея была бы дискредитирована на многие десятилетия, а сам по себе Китай слаб и нерешителен во внешней политике. Сказываются особенности менталитета, как говорил Конфуций: «Избежав боя — ты его выиграл». Китайцы мыслят категориями веков, если не тысячелетий, и предпочитают сидеть на берегу реки в ожидании пока труп врага проплывёт мимо. По сути Чайна не выиграла ни одной войны за последние двести лет, однако выжила и стала мировым экономическим лидером в следующем тысячелетии. Об этом прекрасно знали и в Вашингтоне и в Лондоне, и поэтому точно просчитали, что Китай не взбрыкнет и прекрасно впишется в глобализацию. Что и произошло в моем мире. Однако, Союз не распался, в результате переворота зачищена американская пятая колонна, и теперь ничто не мешает наладить хорошие отношения между китайскими и советскими товарищами. Ко взаимной выгоде. Мало кто знает, что Китай и в 21 веке сильно зависел от российских вооружений и технологий. В 2017 году все еще закупали российские истребители Су-35 и системы ПВО С-400. Если же объективно оценивать военную мощь Китая в 1989 году, то она околонулевая. Вся техника устаревшая, образцов 1950-60 годов. В прошлой реальности Поднебесная здорово поживилась на развалинах СССР. Было разворовано, добыто и скуплено все, до чего дотянулись. Особенно жирный кусок военных технологий достался с Украины. Не секрет, что китайскую космонавтику по сути создали наши специалисты в девяностые, их скупили за копейки, или если быть точными, за юани. Многое было продано вполне официально, при Ельцине секретами торговали направо и налево. Теперь же Китай не может рассчитывать на такую удачу, а своими силами они и за тридцать лет не догонят запад в сфере военных технологий. Так что прямая выгода дружить с обновленным Союзом имеется. Нам же китайская электроника очень пригодится.

3. Научно-техническая революция по факту остановится во всех областях кроме информационных и компьютерных. Программисты в СССР прекрасные — это без шуток и натяжек, никуда они теперь не уедут в девяностых годах, а значит у нас есть все шансы не отстать. С микроэлектроникой конечно отставание никуда не денется, но если вдуматься, то ничего страшного в этом нет. В военной сфере требования к микросхемам несколько другие, там важнее надежность, устойчивость к излучению или физическим воздействиям, а нанометры с некоторого момента вообще не играют роли. Система управления пусками «Минитменов» в 2017 году работала на процессорах образца 1986 года. «Раптор» F-22 во времена Трампа все еще имел бортовую компьютерную систему на первых «Пентиумах». В «Абрамсах» в 2017-м имел СУО на той же элементной базе что и компьютеры 386-й серии. То есть отставание в тактовой частоте на двадцать лет в оборонке считает обычным и не критичным.

4. Американский, европейский или японский автомобиль в 1970 году имел расчетный срок эксплуатации — 20 лет. И он реально столько мог прослужить. В моем времени «Форд-Фокус» старше пяти лет в мастерских отказывались ремонтировать, ибо бесполезно. Большинство узлов и штекеров одноразовые, срок службы — 5 лет, как и всего автомобиля. Ремонту не подлежит. Про «французов» в автосервисе только матом выражались. Проще говоря, наблюдалась ярко выраженная деградация качества и надежности, как автомобилей, так и всей бытовой техники. При этом качество и надежность советской техники с 1980-го по 1990-й неуклонно росли, за исключением периода полной анархии и распада. Без всяких пропагандистских подтасовок и передергиваний: качество потихоньку улучшалось, хоть и отставало от западных аналогов очень сильно. Но телевизоры теперь ремонтировались не раз в квартал, а раз в два года — из личного опыта знаю. «Москвич-2141» ломался в пять раз меньше «Москвича-412», а по удобству и комфорту превосходил на порядок. При этом вес советских бытовых приборов понемногу снижался, появились даже пульты дистанционного управления для телевизоров.

В результате неуклонного снижения качества иностранных аналогов (ради дешевизны и расширения рынков сбыта) лет через десять советские приборы и техника смотрелись бы не так уж и плохо. Другой разговор, что по цене они никогда не будут конкурентоспособны, и на экспорт ими торговать можно только в убыток, но для того и нужен «железный занавес», чтобы плевать на эту проблему с высокой колокольни. Заводы работают, люди радуются новым телевизорам с «плоским экраном», а то что у «Сони» уже «плазма» появилась — да и хрен с ней, все равно её ЖК быстро сменит.

5. Продукты питания. На всем протяжении существования Советского союза у него были серьезные проблемы с продовольствием. Может не критичные, но достаточно серьезные. И надо же такому случиться, что сразу после распада Союза в мире началась агротехническая революция. Сою начали выращивать, пальмовое масло поперло, консерванты, наполнители, заменители и т. д. и т. п. Новые агротехнологии, качественный скачок в селекции, пресловутые ГМО. Настоящая революция в упаковке, транспортировке и способах хранения. В сельском машиностроении произошло качественное изменение.

Достаточно сказать, что РФ в конце второго десятилетия нового века собирает зерна больше, чем РСФСР, при этом численность зерноуборочных комбайнов в десять раз меньше! И ладно бы комбайны импортные, так нет — больше половины Россельмаш выпускает.

Ведь главная беда сельского хозяйства и советской торговли — это не размер урожая, а его транспортировка и хранение, именно здесь теряется минимум треть всех продуктов. Треть! Всего лишь пять-десять лет и проблема растает, как дым. Даже без сверхусилий. Само собой, в порядке естественного развития. Ничего выдающегося не требуется, лишь медленно и стабильно внедряем все вышеперечисленное.

Интерлюдия
Нижневолжский технический институт рыбной промышленности и хозяйства. Центральный корпус. Кабинет ректора. Конец апреля 1989 года.

— Что стряслось? Какое срочное и неотложное дело заставило тебя с утра пораньше беспокоить ректора? У нас конференция на носу, времени йок совсем, поэтому у тебя двадцать минут. Постарайся уложиться.

— Боюсь, не получится. Тут и двух часов не хватит. Я уже вторые сутки разбираюсь с этой темой, и чем глубже вникаю, тем больше вопросов возникает.

— Заинтриговал. В твоём распоряжении полчаса. Больше, извини, не выйдет.

— Вот. Полубуйся, Валерий Михайлович, что мне на днях принесли, — с этими словами декан выложил на стол толстую папку.

— Азат, ну право. Некогда мне сейчас. Оставляй, будет время, ознакомлюсь. Или вкратце своими словами, в чем сложности?

— Интегрированный кластер промышленного рыбоводства. Комплексный проект.

— Всего-то? С каких пор твой факультет разведением осетровых заняться решил? Это же не ваш профиль. Отдай ихтиологам, может им пригодится.

Ректор выразительно посмотрел на часы, намекая, что эта тема не стоит потраченного времени.

— Валерий Михайлович, не все так просто. Речь о промышленном разведении частика: карп, толстолобик и так далее..

— Тем более. Вообще бесперспективное направление. Сам знаешь, выловить сазана в реке втрое дешевле, чем вырастить. Народному хозяйству прудовое рыболовство даром не нужно. Соответственно и тема глухая.

— Так оно так. Только автор проекта утверждает, что вылов кильки в ближайшие годы упадет в несколько раз, а через десять лет и вовсе прекратится. Даже научное обоснование приложил. С рыболовством на Нижней Волге прогноз еще хуже: вылов частика снизится в разы, а белуга и осетр будут почти полностью уничтожены браконьерской добычей.

— Спорно. Тенденция на сокращение улова есть, но чтобы такой катастрофический обвал? Сомневаюсь. В любом случае, речь о десятилетиях, а, значит, актуальность нулевая. Никому это не интересно, ни в министерстве, ни в области. Хотя, надо наверное запросить заключение КаспНИИРХа по этому вопросу, это их поле деятельности. Наш институт тут каким образом причастен?

— Проект позволяет увеличить экономическую эффективность рыбоводства в десять-пятнадцать раз.

Ректору показалось, что он ослышался. Если бы ему представили работающую модель вечного двигателя в натуральную величину, он бы удивился меньше.

— Пфф, это несерьезно, прожектерство какое-то. Твой изобретатель имеет представление о промышленном рыбоводстве, или он чистый теоретик, рыбу только на прилавке видел?

— Похоже, что разбирается. Вот схема рыбоводческого комбината, которую он предлагает. Честно говоря, такого качества проект вижу впервые. Пруды разделены по назначению: водоснабжающие, головные, согревательные, пруды отстойники. Далее идут: нерестовые, мальковые, нагульные. Предусмотрен даже карантинный отстойник! Расписана гидрохимия для каждого водоема, указаны температурные режимы, уровень оксигенации — насыщения кислорода. Для двух- и трехлетнего оборота — все указано подробно.

— Согласен, качественный проект, только не слишком аккуратно оформлено. Видно, что серьезная работа, но не студент же все-таки. Мог бы нормальные чертежи сделать.

Декан неожиданно то ли всхлипнул, то ли хрюкнул, словно подавился.

— Валерий Михайлович, вы будете смеяться, но…

Далее последовала история о появлении в деканате бывшего студента, в военной форме (грудь в орденах) с указанной папкой в руках.

— Чудны твои дела, Господи, — только и смог вымолвить ректор, что несколько выбивалось из образа члена партии с 1979 года. — Не спорю, рыбное хозяйство на заглядение получилось. Тем более, для студента, отчисленного с первого курса. Но где здесь увеличение вылова в десять раз?

— Мы уже подошли вплотную к этому вопросу. Летование пруда — вам о чем нибудь-говорит?

— Ну да, было такое модное направление в рыбоводстве в семидесятые годы. Осушение пруда на год или два, чтобы повысить продуктивность и оздоровить от вредителей. Но не прижилось, эффективность метода оказалась не слишком высокая, а мороки много.

— Наш вундеркинд утверждает, что не доработали технологию совсем чуть-чуть. Надо выращивать на осушенных прудах арбузы или томаты, урожайность которых вырастет на 30–40 процентов, а через год-два можно заливать водой, запускать молодь и сеголеток, которые будут набирать живой вес на треть быстрее. На восьмой странице есть подробное обоснование. Я вчера два часа пытался разобраться, и черт побери, похоже наш пострел и в этом оказался прав!

— Азамат, я конечно впечатлен, очень неординарный проект. И парнишка несомненно талантливый. Но если мы займемся бахчевыми — это ни в какие ворота не влезет! Если прудовое рыбоводство с большой натяжкой нам подойдет по профилю института, то арбузы и томаты — явный перебор.

— К сожалению, или к счастью, и это еще не все. Страницу двенадцатую смотрим. Увеличение урожайности при помощи капельного орошения. В нашем климате дает экономию воды до 80 %, а валовый урожай увеличивается на треть, затраты на прополку снижаются вдвое и так далее и тому подобное. А схема?! Ты только посмотри. Хоть сейчас подавай заявку на изобретение. Или даже на два. Поливочная лента, конструкция капельниц, схема фильтров — в голове не укладывается, как он до всего этого додумался? У парня настоящий дар!

Несколько минут ректор института рассматривал рисунки и схемы на указанной восьмой странице. И чем дольше смотрел, тем задумчивее становился.

— Оригинально. Необычно. Невозможно?! Однако… Твою же…, - не выдерживает он и срывается на восхищенные эпитеты, редко используемые в этом кабинете.

Окончательно его добивает тот факт, что после раздела о капельном орошении, листы в папке не заканчиваются.

— Artemia salina, — читает он заголовок раздела вслух, и буквально замирает, не решаясь перевернуть страницу. — Боюсь даже представить, что это? Вроде бы слышал название раньше.

— И правильно опасаетесь. Я всю ночь уснуть не мог, после ознакомления с этой главой. Артемия салина — ракообразное из отряда жабоногих. Водится в солёных водоемах.

— Точно. Вспомнил. В медицине на них опыты проводят. И аквариумных рыбок… Неужели корм?

— Вот поэтому вы — ректор, а я всего лишь декан. Вы с первой строчки догадались, а я лишь на второй странице дотумкался. Не просто корм, а манна небесная, один из компонентов эликсира вечной молодости, биологическая добавка и просто чудодейственная вещь. За границей стоит от тридцати до трехсот долларов за килограмм. Увеличивает нагул частиковых рыб в полтора раза. Снижает стоимость корма в два-три раза. На юге Азербайджанской ССР местные жители специально выращивают этих рачков на залитых солончаках, затем контрабандой в Иран продают. Наш вундеркинд как раз там служил, вот и заинтересовался.

— Надеюсь, это все?

— Зря надеетесь. Добавление гранул Artemia salina в корм птице увеличивает вес бройлера на треть. В сравнении с рыбной мукой, которую используют в нашей области на птицефабриках эффективность в пять-семь раз выше.

— Может валерьянки выпить? Или лучше конька? Как думаешь, Азамат?

— Лучше коньяка. Ибо самое главное я не успел сказать, а в докладе об этом не написано. Наш вундеркинд уже нашел рыболовецкий колхоз, который все это возьмется сделать. У него дядя там председателем. Говорит, что пообещал ему звание Героя Социалистического труда через три года.

Конец интерлюдии.

Когда стоишь на вершине горы, то единственно правильный путь отчетливо виден. Когда стоишь у подножья, то перед тобой сотни тропинок, но большинство из них ведут в никуда.

Это на первый взгляд кажется, что мой проект достаточно простой и даже местами очевидный. Вроде бы, почти все компоненты по отдельности давно известны, описаны в научных трудах, есть даже случаи применения в реальности. И капельное орошение, и осушение прудов известно в СССР. Только все это сырое, примитивное, не эффективное и поэтому не интересует Госплан и министерства. Тем более, если проект на стыке интересов разных ведомств — то у семи нянек дитя без глаза получается.

На самом деле, это не проект — это чистейший бриллиант, уже ограненный и готовый к использованию. Двадцать с лишним лет над ним билась целая куча народу, несколько институтов и НИИ. Парочка областных министерств и целых три губернатора поочередно. А сколько бюджетных денег было расхищено за двадцать лет экспериментов — уму непостижимо. На моей памяти только рыболовных колхозов-банкротов по этому проекту штук пять наберется. Зато диссертаций и статей написано — не счесть. Причем 90 % из них — чепуха и вода в равной пропорции, абсолютно ненужная и бессмысленная.

И все-таки, этот проект довели до ума к концу второго десятилетия следующего века. Трудно сказать, какова реальная доходность получилась, но кормились с него и прокурорские, и губернаторские, и самим фермерам даже оставалось на кусок масла с икрой. Несколько миллионов долларов в год с каждого объекта точно. Понятное дело, что в серую. Существовало около десятка таких сверхприбыльных рыбных хозяйств только в нашей области на момент моего «убытия». И возможно задержись чуть дольше, их количество удвоилось бы или утроилось. Выгодное дело, даже при откатах в 30 %.

Забыл сказать, что тоже принял посильное участие в этой эпопее. Причем с разных ракурсов поучаствовал, если так можно выразиться. И со вторым губернатором поработать успел, и родного дядю-председателя колхоза уговорил поучаствовать в проекте, правда, цель изначально была в освоении федеральных субсидий, но вышло удачно: и деньги освоили, и агрохолдинг отгрохали.

Я даже производство капельных систем орошения в нашей области первым освоил — не только распилами и дотациями занимался. Правда, затем тему отжали, против «газпромовских» с их астрономическими бюджетами конкурировать невозможно. Отгрохали они целый завод, закупили итальянское оборудование, только о сбыте подумать заранее не догадались. Не нужно нашей области столько капельных систем оказалось, а у соседей в других регионах свои цеха и заводики есть, не считая китайских, итальянских и турецких производителей. В результате их новенький ультрасовременный завод так и работал с загрузкой в двадцать процентов от расчетной, а наш цех и вовсе пришлось закрыть.

Может и не слишком удачный опыт, но зато есть, что вспомнить.

Для чего мне это сейчас надо? Во-первых: маяться от безделия скучно. Во-вторых: историю со старцем Исмаилом снова не впаришь. Никто не поверит, что я случайно во второй раз мимо проходил. Значит, мне нужен другой путь на Олимп власти. И не каким-то студентом, а заслуженным изобретателем, рационализатором и просто выдающимся управленцем. Для этого я и рвался на третий курс, чтобы заниматься научной работой официально. Второкурсник звучит не слишком убедительно. В-третьих: каждый человек должен заниматься тем делом, в котором он профессионал. Так уж сложилось, что в электронике или компьютерах я плохо разбираюсь. Тем более, я ничего не смыслю в советской электронике. Которая не дожила до двадцать первого века и поэтому мое послезнание абсолютно бесполезно. Зато хорошо разбираюсь… Правильно — в передовых методах рыбоводства!

Так что, вперед и с песней. Накормим страну рыбой! Ну и арбузами заодно, раз так вышло. Уверен, никто из попаданцев такой фигней не страдал. Так что я буду первым. Опять же, звезда Героя Социалистического труда — редкая ачивка,[На игровом сленге — редкое достижение, дающее солидный бонус.] грех упускать шанс ей обзавестись.

Идея простая и очевидная. При разведении рыбы в прудах возникает проблема: использовать водоем можно только два-три года. Затем он заиливается, на дне образуется вредный слой болезнетворных микроорганизмов, рыбу в таком выращивать категорически не рекомендуется.

Поэтому пруд осушают и дают отстояться, пережить пару лет в сухом виде. Из-за этого процесс называется «летованием». Еще в восемнадцатом веке какой-то русский помещик догадался вспахивать дно водоема и засевать его полезными травами. Сено из такой травы получается гуще и сочнее обычного, а почва восстанавливается и обеззараживается всего за год-два, вместо трех лет.

В двадцатом веке ученые установили, что еще лучше высаживать в такие осушенные водоемы арбузы. Эта вкусная ягода имеет очень серьезный недостаток: если на поле растут арбузы, то больше на нем ничего расти не будет ближайшие пять лет. Этот полосатый монстр высасывает из почвы абсолютно все питательные вещества полностью. Поэтому для него каждый год нужно новое поле.

Но этот недостаток становится огромным плюсом, поскольку арбуз за один сезон очищает пруд лучше любого ассенизатора. В результате рыбу разводить после него — одно удовольствие. Рыбка не болеет вообще, никаких паразитов, вкус заметно улучшается (вода чище) и вес набирает на треть быстрее при тех же кормах. Да и сами арбузы в полтора раза крупнее получаются.

Но все это так и осталось чисто в теории. Пока рыбы в Волге было много, ловить её было дешевле, чем выращивать. Вдобавок, арбузы растут исключительно на юге страны, то есть в масштабах страны применить технологию нельзя, а значит Союзные министерства это не интересовало. Так что доводить до ума желающих не нашлось. Зато когда уловы упали катастрофически, спохватились, бросились наверстывать, да Союза уже не стало, поэтому и промучились почти двадцать лет. Удивительно, что вообще получилось!

Конец интерлюдии

Глава 9

Если первые дни после возвращения домой меня не покидало чувство дежа вю, нереальности происходящего, то примерно через неделю появилось ощущение, что жизнь эта, как ни странно, моя собственная.

Родителей стал воспринимать настоящими, друзья, соседи и родственники стали обретать индивидуальные, узнаваемые черты. Словно герои старого, почти забытого, черно-белого фильма внезапно ожили и превратились в обычных людей, со своими чувствами, надеждами и проблемами.

Первый звоночек, о том, что «картон» вокруг — вовсе не декорации, а моя настоящая жизнь, прозвучал на выходе из деканата, когда я нос к носу столкнулся со Светкой Карелиной. Первая красавица курса, бывшая одногруппница. В прошлой жизни случился у нас мимолетный роман, ни к чему не обязывающий, с моей точки зрения, который закончился вместе с моим отчислением. После чего мы не виделись больше, до того момента, как меня забрили в армию. Но с её лучшей подругой, Танькой Синичкиной мы остались хорошими друзьями и даже переписывались во время службы. От нее и получил совершенно секретную информацию, что «не оправдал надежд», «на меня имелись некие планы», «дурак, мерзавец, никогда не прощу», «неблагодарная свинья». Танька — еще та зараза, ничего не пропустила, все дословно передала. Короче, я стал врагом номер один для бывшей пассии, хотя лично никаких чувств, кроме теплых к ней не питал. Знойная брюнетка с волнующими формами. Бархатные пушистые ресницы, как у знаменитой коровы из советского мультика, синий цвет глаз, фигура такая, что даже ректор оборачивается, когда они мимо проплывает. А ему, на секунду, за пятьдесят уже, и тридцать лет брака за плечами. Жена, кстати, тоже здесь же в институте работает.

Всем хороша Светочка, кроме повышенной стервозности — так что, много позже, глядя с высоты прожитых лет, понял, что уберегла судьба меня от продолжения отношений, вовремя развела по разным локациям. Но при всем при этом, хороша девка, мечта поэта — этого не отнять.

И только сейчас понял, что сам добровольно обратно в этот серпентарий вернулся. Мы же с ней опять в одной группе учиться будем! Вот это попадос.

— Ты что здесь делаешь? — со Светика в этот момент можно было писать картину «Богиня поражает молнией земного червя» — Оскар гарантирован. Или чем там художников награждают?

— ЭЭЭ… В отпуск приехал. Решил забежать, проведать родную бурсу. Ты как? Все нормально?

— Не твое дело. Все у меня прекрасно. Было. Пока тебя не встретила. Чао-какао, привет командиру. И да, сапоги тебе очень идут.

Буквально отшвырнув меня со своего пути, разъяренная фурия скрылась в деканате, оставив меня в глубокой задумчивости. Впрочем, не надолго. Сообразив, что роковая красотка может в любой момент выйти обратно, я дал деру. Признаю, вел себя не как настоящий герой-пограничник, зачем-то глупо соврал про отпуск, затем трусливо удрал от проблемы. Но Светка и вправду хороша, я уже и забыл насколько. Но крутить с ней адюльтер заново — проще кобру себе домой купить.

Оказавшись на улице, я остановился пытаясь разобраться, что это было, и вдруг отчетливо осознал, что что взгляд мой направлен куда-то вдаль, причем в строго определенном направлении. Если быть предельно точным, то в сторону педагогического института, он здесь неподалеку, за деревьями не видно, но он явно на старом месте должен быть. И в тереме том учебном, на третьем этаже учится моя суженная. Супружница моя бывшая, женушка будущая или прошлая, смотря как считать.

— Твою ж дивизию! И что теперь делать? Опять за рыбу деньги? По второму кругу?

Так ничего и не придумав, решил пока обходить пединститут десятой дорогой, аки сталкер вокруг Чернобыльского саркофага. Согласен, сравнение натянутое. Но и опасность нешуточная.

С родителями отношения выровнялись. Мое зачисление сразу на второй курс оказалось для них настоящим шоком, но предки сошлись во мнении, что чадо просто выросло и поумнело, взялось за ум.

— Вот, что правильное родительское воспитание значит! — поделился главным выводом батя с семьей, приписав заслугу своим педагогическим талантам. Мама, как женщина умная, спорить не стала, только веселый насмешливый взгляд выдавал её с головой. Могу поспорить, мамуля уверена, что это исключительно её успех, как педагога. И лишь я скромно молчал в сторонке, потупив взор, чтобы не рассмеяться некстати.

Через неделю после возвращения на пороге нашей трехкомнатной квартиры появилась делегация пионеров во главе с комсоргом школы. Меня пригласили выступить перед учениками, рассказать о своем героическом пути, так сказать. Оказывается, не только вся школа, но и половина микрорайона уже знали, что бывший выпускник нашей школы с китайцами на границе успел повоевать и даже несколько танков сжечь. Источник этой сенсации удалось обнаружить сразу. Брат мой, Михаил, оказался человеком творческим, обладающим талантом сказочника и задатками бывалого рыбака, описывающего улов при помощи всей длины рук. Этот балбес и растрепал в школе о том, как я отстреливался от китайских бандитов, опираясь автоматом на сапог убитого товарища, прямо из горящего танка. Понятное дело, что я ему не всерьез рассказывал, только чтобы отделаться от приставучего родственника. Уверен, что Мишка и сам ни на грош не поверил, но это не помешало ему с удовольствием повторить историю одноклассникам, изрядно приукрасив её. Дальше былина пошла гулять сама по себе, обрастая новыми, иногда неожиданными подробностями. Тот же Китай откуда-то появился в новом районном эпосе.

Выступление в актовом зале прошло на отлично, пользуясь моментом, я не только рассказывал небылицы и случаи из армейской жизни, но и активно интересовался у молодого поколения об из взглядах и интересах. Прямо-таки, бальзам на душу и сердце от их ответов — счастливое поколение, не испорченное телевизором и рекламой. Кто-то врачом хочет стать, кто-то космонавтом, кто-то Родину защищать собирается. Ни одного киллера или юриста с бизнесменом. Немного наивные, но такие искренние и светлые детки, что чуть не прослезился от умиления.

Нет, конечно, я не обольщаюсь. Есть в стране и уголовники и люмпены, и детская преступность. Достаточно выглянуть из окна моей квартиры и можно увидеть за железной дорогой поселок Свободный. Настоящее гетто, заселенное бывшими «каторжанами» и откинувшимися после зоны зэками. Не знаю ни одного пацана с «Шанхая», который учился бы хорошо и доучился бы до девятого класса. В школах сейчас десятилетка, но обязательное только неполное среднее образование — восемь классов. Поэтому «шантрапа» с поселка дальше учиться не желает. Поскольку территориально поселок относится к нашей школе, то и пацаны со Свободного отбывают восьмилетку вместе с нами. На сто процентов курят и пьют лет с тринадцати все поголовно. Но масть им здесь держать не дают, слишком мало их чисто физически.

Так что, когда люди в моем времени вспоминают Советский Союз, то он часто оказывается абсолютно разным. Словно жили они в разных странах в разное время, ничего общего в их рассказах нет. У кого-то светлый и счастливый Союз нерушимый, у кого-то в воспоминаниях лишь образ большой страшной зоны, где люди шурупы в одинаковых серых пальто тянут срок. И ведь не врут обе стороны, просто каждый выбирает факты и примеры под свою точку зрения. Советский Союз был очень разный: городской и сельский — между ними колоссальная разница. Национальные окраины и «русская метрополия» — как земля и небо отличались. Рязань и Камчатка, Украина и Сибирь, Арктика и Средняя Азия. И все они жили по разному. Нижневолжск — где-то в самой середине этого разнообразия. Здесь есть все. И национальный колорит, и кремль, и пустыня, и Волга, и Кавказ рядом, казахи и татары, и жара летом, и мороз минус тридцать зимой. И край ссыльный с царских времен еще, поэтому в городе и окрестностях десяток тюрем и зон усиленного режима. Отсюда и Шанхай под боком, ведь после освобождения бывшим зэкам часто некуда ехать, поэтому он остаются здесь.

Но, все же, надо смотреть в суть, делать выводы не по крайностям и исключениям, а по главным основным параметрам. И тогда становится очевидно, что уголовники — это лишь пыль и тлен, их ничтожное количество, а девяносто процентов населения живет честным трудом, воспитывает хороших, добрых детей. И государство в целом им помогает. По крайней мере, официальная пропаганда и ТВ вещают о вечном, добром и справедливом. Никакой чернухи, разврата и прочей дряни.

Кстати, о воспитании. Еще в первый день после возвращения родители поставили мне задачу по нравственному перевоспитанию брата Михаила. Сами они не справились, а государство и школа в этом случае не доработали, вот и покатился мой кровный брательник по наклонной плоскости, как говорят в этом времени. В прошлый раз все это закончилось печально, но благодаря изменению истории страны, такой исход теперь маловероятен. Трудно представить в ближайшие годы при сохранившейся советской власти разгул преступности, как в девяностые. И его дружбаны из кач-клуба теперь вряд ли создадут свою банду, но в любом случае, компания для брата не подходящая, и вытаскивать его надо обязательно.

Психологом меня назвать трудно, разве что только из-за богатого жизненного опыта, иногда подсказывающего верные решения. По складу характера — я чистый технарь, поэтому и к воспитанию великовозрастного ребенка подошел, как к решению инженерной или логической задачи.

Находим источник проблемы, рассматривая со всех сторон с увеличением деталей в поисках слабых мест. Затем устраняем проблему.

Переубеждать и воспитывать Мишку бесполезно, точнее — слишком долго и малоэффективно. Товарищ он у нас упрямый, даже упертый, и пользы от нравоучений не будет — скорее наоборот, назло будет делать все по-своему.

Поэтому надо устранить проблему на физическом уровне. Можно просто разогнать этот притон, замаскированный под качалку, к чертям собачьим. Натравить ментов, или не морочиться, и сжечь ночью своими силами. Не сторонник криминальных методов, но иногда они сами напрашиваются.

Но главной проблемы это не решит, подельники и дружки никуда не денутся, просто перебазируются на новое место. Не факт, что их там достать можно будет. Отправить к Хозяину, зону топтать? Наверняка найдётся за что, но тут моя совесть выступила категорически против. Наказывать за несовершенные будущие преступления — на это у меня нет никакого морального права. В исключительных случаях, когда речь идет о миллионах жизней, о судьбе страны, или об откровенных подонках — на это можно пойти, но тут явно не та ситуация. Даже в девяностые мишкины друганы не были ни отморозками, ни настоящими бандитами, так по мелочи — барыжили бухлом и крышевали ларечников. Их с наркотой подставили именно из-за того, что они первый раз в чужую сферу интересов влезли. Ломать судьбу, когда ход истории поменялся и возможно они и этого уже никогда не сделают? Тут я вынужден согласиться со своей совестью — нельзя так поступать. У пацанов есть реальный шанс избежать и зоны, и такой судьбы, негоже их туда самому отправлять.

Однако, Мишку спасать, все равно, надо. Поэтому решил действовать с другой стороны. Нельзя поменять друзей? Надо поменять интересы, и тогда бывшие друзья отпадут сами собой. Убираем «качалку» из нашей схемы и нас тогда больше ничего не связывает с прежней бандой. Культуризм — зло, на данном этапе и в данной конкретной ситуации. Поэтому надо заменить его на что-то более интересное и перспективное. Авиамодельный кружок или секция бальных танцев его не заинтересуют, наука сразу отпадает. К тому же никто не мешает совмещать эти занятия со штангой. Лучше всего подойдет другой вид спорта.

Опять же, мотокросс или академическая гребля в его возрасте и в его окружении не так престижны, да и успехов там ожидать поздно. Начинать надо было намного раньше.

Остаются два варианта. Первый: я становлюсь сенсеем и учу брата разным боевым искусствам. Так он будет под постоянным контролем, но сам по себе рукопашный бой не отдаляет его от криминальной стези, а наоборот приближает. Перед кем хвастать новыми умениями, как не перед бывшими дружками? Дальше логика понятна. Где лучше всего использовать новые умения? То-то и оно.

Второй вариант необычен и даже неожидан. И относится к исключительным особенностям нашего региона. Исторически так сложилось, что в Нижневолжске футбол и другие игровые виды спорта горожан достижениями никогда не радовали. В первой лиге дольше двух сезонов удержать не смогли, а в советское время и во второй едва удержались.

Удивительно, но в тоже самое время гандбольная команда «Заря» из Нижневолжска из года в год боролась за медали в чемпионате СССР, и даже стала чемпионом России несколько раз, правда в другой реальности.

Гандбол — в советское время был региональным культовым видом спорта. В школах им занимались на уроках физкультуры, а чемпионов Европы, Союза по гандболу (ручному мячу) из нашего города трудно было сосчитать на пальцах всех рук сразу. Нашелся даже олимпийский призер один.

«Заря» однажды в финале Кубка Европы играла с «Барселоной», и уступила всего лишь один мяч, а испанцы на тот момент были самым сильным клубом в мире гандбола.

В моей молодости был удачный чемпионат города, где я вместе со школьной командой получил серебряный кубок (из алюминия) за второе общегородское место. На «область» не поехал, как и несколько самых сильных игроков, экзамены на носу были выпускные, может поэтому наша команда и проиграла с треском всем соперникам. Но с интересом всегда следил за выступлениями «Зари», знал всех игроков и тренеров лично, и даже пару лет был официальным спонсором команды. За это банер «Капельных систем» висел на самом видном месте во дворце спорта, правда толку от такой рекламы было очень мало.

Мишка, естественно, играл за сборную школы одно время, но затем увлекся штангой и забросил это занятие, тем более, что физкультурник, которые еще меня тренировал, недавно ушел на новую работу, и игра команды тут же развалилась. Жалко конечно. Хороший был тренер, и человек замечательный. Вместо физкультуры все школьные годы у нас был ручной мяч, а сам товарищ Юдин до этого десять лет отыграл в чемпионате СССР. Поэтому и результат был необыкновенный.

Но!.. Сейчас 1989 год и весь мир играет в старый добрый классический гандбол, который безнадежно устарел в следующем тысячелетии. При всем моем уважении к местным тренерам, даже сборной страны — то что они практикуют — это древняя архаика. Акцент на индивидуальное мастерство, комбинации не дальше двух-трех пасов прорабатываются. Опорный бросок вообще не используется, либо в прыжке бьют, либо линию прорывают бесхитростно.

Пользуясь моментом, сразу после выступления, выпросил у директора школы разрешение позаниматься с командой. После ухода Юдина вместо тренера остался Сан Саныч, пузатенький, невысокого роста физкультурник, о гандболе имеющий лишь отдаленное представление. Поэтому шансы команды в ближайших районных соревнованиях оценивались как нулевые.

Кое-как притащил на тренировку Мишку, тот упирался всеми четырьмя конечностями, отбрыкивался, как мог, и согласился лишь при условии, что это будет первый и последний раз.

Школьная сборная представляла из себя печальное зрелище. Вместо пятнадцати человек на занятие пришло всего десять, и вяло делали разминку под управлением унылого Сан Саныча. Впрочем, на поле выходят всего семь игроков, а темп игры «на районных» такой, что и без регулярных замен можно обойтись.

Проблема нашлась там, где её никто не ждал. Брательник мой, за полгода, пока я отсутствовал и сапоги топтал, «закачался» со штангой до такой степени, что растерял всю гибкость и подвижность. Ни растяжки, ни скорости: мяч ведет, как будто пудовую гирю пинает.

— М-да, такой хоккей нам не нужен, — посмотрев на его грациозный дриблинг, повторил я слова известного в этом времени комментатора Озерова. — Миха, заканчивай фигней страдать. Не надо прыгать, с твоим весом это опасно. Штукатурка со стен осыпается уже.

Смешки в команде и угрюмый вид насупившегося тяжелоатлета были мне ответом.

— Ближайшие полчаса ты отрабатываешь удар с места. Без прыжков, без ведения, стоя на одном месте, бьешь с десяти метров и желательно в одну точку. Лучше всего бросать впритык к боковой стойке ворот, на высоте полметра от пола. Вратарь не достанет ни рукой, ни ногой, а сместиться он не успевает. Не надо бить по углам и в «девятку», точности не хватит, и возможность для удара всегда будет меньше. Все понял? Минут через десять освобожусь, будем ставить удар на хлесткость. У тебя сила — главное достоинство, усилим за счет техники, и станет, как пушечное ядро.

Идея позаимствована у испанцев из конца девяностых. Был у них один такой «опорник», дальними мощными ударами треть голов делал за матч. Но для этого на него должна играть вся команда, растягивая защиту и открывая дыры в обороне. Для вратаря такие удары, по своему опыту знаю, в разы неприятнее, ни момента удара обычно не видишь, ни замаха, мяч просто вылетает неожиданно из стены игроков, и среагировать не успеваешь.

— До соревнований всего три дня, поэтому будет учить «румынскую бензопилу»! — название придумал только что, чисто для пиара. На самом деле в моем времени эта схема называлась «карусель», изобрели её действительно румыны (очень сильная команда в то время) и впервые применили на олимпиаде тоже в конце девяностых. Затем успешно пользовались этим приемом еще лет восемь, пока другие сборные «противоядие» не нашли и не отработали.

В некотором роде, гандбол, он же — ручной мяч, очень похож на футбол, только играют руками, и в штрафную площадку кроме вратаря всем остальным игрокам заходить запрещено. Поэтому вся борьба идет на линии вратарской площадки. Защитники стоят стеной, а нападающие пытаются прорваться сквозь этот частокол и бросить мяч мимо вратаря в ворота.

В восьмидесятые годы самой популярной тактикой игры является прыжок нападающего в высоту и удар поверх рук защитников. Этот прием очень похож на волейбольный блок и атаку соответственно. Второй по популярности метод — прорыв через стену защитников своим телом. Отдаленно похоже на прием из регби, но есть важное отличие — цеплять и хватать противника нельзя. За это дают штрафной. Если нарушение прямо на линии вратарской площади, то дают пенальти. Вот и все правила. Важное уточнение, пенальти здесь дают часто, и поэтому тактика таранного прорыва рассчитана именно на это. Гол может и не забьешь, а штрафной с семи метров, который назначат за зацеп руки — легко.

«Румынская карусель» — это когда игроки нападения поочередно «врезаются» в стену защитников, но не вперед лицом, а боком или спиной, продавливая противника, а мяч отбрасывают назад следующему игроку, который в точности повторяет этот маневр. И так по кругу. В карусели участвует четверо или пятеро человек, которые таким образом разваливают оборону противника, защитники просто не могут дотянуться до мяча, он постоянно прикрыт спиной нападающего, а пас идет в обратную сторону и его не перехватишь. И все это безобразие происходит на узкой полосе, на «ленточке» перед штрафной, куда заступать ногой запрещается. Попробуй устоять и заблокировать бросок, если в тебя каждую минуту врезается спиной или попой очередной нападающий.

В какой-то момент, один из атакующих, вместо того что бы привычно отдать мяч назад, делает рывок к воротам и либо забивает, либо зарабатывает пенальти. Как вариант — отдает мяч свободному игроку на другом участке поля, которого уже никто не держит, и уже тот забивает, выходя один на один.

У нас таким забивающим будет Мишка. В хоровод его не поставишь, медведя эдакого, зато силушки у него с избытком, технику удара поставим за эти дни, и будет расстреливать ворота на расстоянии, даже не приближаясь к линии штрафной.

Начертил мелом «пентаграмму» (схему движения игроков) на полу и запустил «карусель», она же — «бензопила». Пока без противника, просто чтобы до автоматизма довести распасовку. Было бы время, скорость паса можно довести до такого уровня, что глаз не успеет реагировать на передачи, а ведь можно и в обратном направлении вращение запустить, и распасовку через одного делать, и многое другое, но на это все не один месяц тренировок нужен, и пока об этом думать рано.

Из-за нехватки времени пришлось забыть про тактику в обороне. Надеюсь, старых умений и навыков пацанам хватит, чтобы не развалиться в защите. Все же, Юдин с ними больше года занимался, а он тренер от Бога. Уверен, что намного лучше меня справился бы, только звезд с неба не хватает, и работает по старинке. Вдобавок, он никогда не видел вживую румынской мясорубки на олимпиаде, и как играет «Барса» тоже не видел. Ему бы одним глазком посмотреть на тренировку «Зари» в каком-нибудь две тысячи десятом году — цены ему здесь не было бы.

Попаданцев, которые вместо того, чтобы приносить пользу стране тратят драгоценное время на дворовые спортивные команды, наверное, надо ставить к стенке за растрату межвременных ресурсов и высылать обратно в свое время, как не справившихся с заданием. Это было бы логично с любой точки зрения. Но слава КПСС, в этом времени некому воспитывать и контролировать меня, поэтому и делаю что хочу, и что нравится.

Была у меня не сбывшаяся мечта в юности: выиграть областной чемпионат по гандболу, но не повезло в тот раз. Теперь же никто не мешает осуществить это заветное желание, пусть даже не игроком, а тренером. Тем более, что в Москву ехать рано, там и без меня чудить умеют. Товарищ Лигачев, один чего стоит!

Глава 10

Товарищ Лигачев отчудил — так отчудил! Председатель Всесоюзного Комитета по Чрезвычайному положению выступил, наконец, через две недели после переворота с посланием к советскому народу и партии, как здесь принято выражаться.

Изучая его речь на первой странице газеты «Правда» не мог отделаться от чувства, что иногда простота хуже воровства. Товарищ Лигачев решил лепить правду-матку, ничего не скрывая. Возможно, у него другого выхода не было, а может, его политическая интуиция сработала лучше моей обывательской, но он выложил в подробностях весь план развала Союза.

Логика в такой стратегии несомненно присутствует: повесить всех собак на Горбачева, свалить все трудности и проблемы в советской экономике на его предательскую и вредительскую деятельность. На этой теме можно года два или даже три успешно выезжать, оправдывая и карточки, и пустые прилавки.

На мой взгляд, Лигачев перестарался, предыдущий генеральный секретарь и половины того, что ему сейчас вменяют не сделал, лишь собирался. Но кашу маслом не испортишь, чем чудовищнее был план развала страны, тем больше уйдет времени на исправление и восстановление.

Не обошлось без популизма: Горбачеву припомнили и неудачную антиалкогольную компанию, и вырубленные виноградники, и самогоноварение, и убытки бюджета. Пожалуй, это единственное, в чем его напрасно обвиняли. Все таки были отдельные положительные моменты в этой кампании. Продолжительность жизни у мужиков в этот период реально увеличилась, а потребление спиртного сильно упало.

Основной акцент Лигачев сделал на американских и европейских советниках, создавших сеть агентуры. Причем впервые был введен в публичное обсуждение термин «агент влияния». И даже дано подробное разъяснение, чем он отличается от классического агента или предателя. Это удачная маркетинговая находка — чувствуется рука знакомого мне генерала.

Впервые открыто признали, что советская интеллигенция и журналисты попали под влияние западных спецслужб. Сознательно или неосознанно они должны были поучаствовать в развале страны. Список из двадцати западных институтов и фондов, действовавших в Москве и Ленинграде, а также их подопечных, которых они курировали, произвел впечатление даже на меня. Мне казалось, что их в разы меньше было. Но КГБ постаралось, нарыло с запасом. Впрочем, ради профилактики могли вписать подозреваемых и тех, на кого пока ничего не нашли.

Досталось и современному кинематографу, за разврат и чернуху на экране. Припомнили «Интердевочку» и шведские деньги неизвестного происхождения, на которые сняли фильм. Таких совпадений не бывает, поэтому я сделал вывод, что не только мои послания внимательно изучили, но даже информацию из статьи о старце Исмаиле использовали. О фильме Громову я ничего не говорил, о кинематографе упоминание было только в газете «Азадлыг Далышстана».

Второй пункт обвинения, который предъявили Горбачеву: преднамеренный развал экономики СССР. Именно он загнал Советский Союз в долговую кабалу к капиталистам, назанимав пятьдесят миллиардов долларов. Причем часть денег исчезла «в никуда», даже не дойдя до СССР. На этом моменте я немного завис, не поняв, куда именно должны были дойти доллары, которые по идее никак не могут попасть в СССР кроме как в чемодане. В безналичном виде они всегда находятся на счетах в иностранных банках. Точнее там находится запись о том, чьи это деньги. В конце концов, решил, что это неважно. Если я не понял, то члены Политбюро тем более ничего не поймут, а, значит, и так сойдёт.

Не забыл Лигачев и, не любимые им изначально, кооперативы, раскрыв главную схему хищения государственных средств посредством завышения цен на услуги в десятки раз и выплаты астрономических премий себе любимым. Прозвучала цифра в тридцать миллиардов рублей разворованных через кооперативы за три года.

Подводя итог выступлению товарища Лигачева, могу сказать, что своей цели он добился. Нагнал жути и страхов на соратников из ЦК, изрядно сгустив краски, и обеспечив себе индульгенцию на ближайшие пару лет. Очень удачно свалил все проблемы и трудности на предшественника, справедливости ради — вполне заслуженно.

Другой вопрос: «Какой ценой?». Лигачев тотально засветил перед западными политиками и спецслужбами тот факт, что мы всю их подноготную вычислили. Госдеп, ЦРУ и АНБ до этого момента могли только гадать, что же случилось, и как так произошло, что их прекрасный надежный план провалился с таким эпическим треском. Теперь они четко знают, что нам все известно, и это для них — царский подарок. Сейчас начнут анализировать, найдут ошибки и просчеты, и в следующий раз будут действовать умнее, ударят там, где мы не ждем. Придумывать новые гадости они умеют лучше всего. Понятно, что у Егора Кузьмича сложная обстановка в партии, и этот козырь ему очень нужен, но все равно — ошибка серьезная. С Политбюро и так можно было справиться. Теперь же противник предупрежден, а у нас козырей не осталось совсем.

Вживание в эпоху, между тем, продолжалось. Наверное, человеку выросшему после распада Союза многое здесь показалось бы странным и удивительным, но я-то родом из этой эпохи и поэтому быстро адаптируюсь к реальностям советской жизни. Например, имея на руках хорошую сумму денег прилично одеться весьма непросто. Детям и пенсионерам проще: магазины забиты вещами и обувью, но фасоны не меняются десятилетиями, да и качество оставляет желать лучшего. На фоне достижений советской науки, успехов в космонавтике, авиации и освоении мирного атома легкая промышленность Советского Союза выглядит золушкой-падчерицей у злой мачехи. Госплан и министерства интересует только количество выпущенных пар обуви, а тот факт, что шестьдесят процентов обувной продукции в СССР не продается вообще, а уничтожается через три-четыре года, согласно нормативам. Цифры приводил генерал-майор КГБ Шам в своих воспоминаниях, так что можно им верить в первом приближении, он вроде бы курировал экономические вопросы при Крючкове и поэтому врать не должен был.

Уж насколько я пофигист, но даже мне стыдно облачаться в продукцию Бобруйского швейного комбината или надевать сандалии фабрики «Скороход». Встречают все-таки по одежке, и в этом жутком синтетическом рубище ходить может только убежденный мазохист. Ходить в военной форме тоже не вариант. Иногда, я бы сказал, изредка, легкая промышленность СССР просыпается от спячки и радует качественными новинками, но они на прилавках не залеживаются, их сметают сразу. Поэтому советский человек вынужден одеваться на «толкучке». Это стихийный рынок, обычно где-нибудь на окраине города, чтобы не мозолить глаза партийному начальству, там спекулянты торгуют приличными шмотками, либо импортными, либо магазинными, но с двойной-тройной накруткой. Занятие это преследуется по закону, и за спекуляцию дают реальные сроки до трех лет включительно, но фарцовщиков и спекулей от этого меньше не становится. Если за день можно срубить две месячных зарплаты, то желающие рискнуть все равно найдутся.

Честно говоря, тащиться на толкучку мне неприятно. Словно занимаешься чем-то постыдным, причем чувство это с детских лет осталось. Лет до восемнадцати я был очень правильным идейным комсомольцем, и всяких спекулянтов и браконьеров на дух не переносил. Я даже икру черную из принципа никогда не ел:) ибо в государственных магазинах она очень дорогая, а дешевая только у бракушей бывает.

Вдобавок, «толкучка» работает только по выходным, а в субботу и воскресенье мы всей семьей ездим на дачу. Та еще каторга, я вам скажу! К тому же финансы поют романсы, пока паспорт не получу — деньги с книжки снять не могу, а в кармане мыши танцуют, рублей семьдесят всего осталось.

Но тем и удивительна советская реальность, что здесь всегда найдётся необычное решение проблемы. Джинсы мне дал «в аренду» Димон Федоров. На неопределенный срок, как братан братану-пограничнику. Причем я не просил, он сам принес, услышал от соседей о моем бедственном положении. Затем Мишка притащил новые венгерские кроссовки, у одноклассника выклянчил для брата-героя. Тому размер не подошел, а мне — как раз. И тоже поносить дал на месяц. Причем продавать наотрез отказался. Футболку импортную мою старую отыскали, я её в девятом классе на физкультуру носил, пока не раскабанел и не раскачался. Натуральная фантасмагория и сюрреализм. Есть что-то удивительно симпатичное и прекрасное в окружающих людях, то что исчезло в следующем веке.

Глава 11

Обещанный Хрущевым коммунизм к 1980-му году не наступил в назначенный срок, поэтому деньги все еще играют важную роль в жизни обычных граждан. И с этими самыми денежными средствами лично у меня наметилась серьезная проблема. Тысяча рублей на сберегательной книжке — это только кажется, что много. Тем более, что получить их смогу только в начале мая, когда выдадут, наконец, «серпастый и молоткастый» в паспортном столе. При моем образе жизни их едва ли хватит до конца лета. И дело не в спекулянтах и вещах первой необходимости, которые можно приобрести лишь с переплатой. Глупого транжирства, загулов по кабакам за мной тоже не замечалось раньше, не думаю, что сейчас будет по-другому. Дело в том, что сидеть, сложа руки мне не интересно, деятельная натура требует драйва и приключений, а все это сопровождается тратами денег, иногда серьезными. Например, трубки пластиковые и тройники для капельных систем где брать? Только в Волгоград ехать, да и там это будет непросто добыть, по сути надо пробивать фонды, включать в план, и все это затянется на годы. Либо стимулировать материально и духовно, хотя скорее всего — только материально. Опять же насосы и резервуары — кто их даром так просто отдаст? И так далее и тому подобное. И это я стараюсь не думать об агентурной сети, которая тоже денег жрать будет немерено, особенно на первых порах, пока не выйдет на «самоокупаемость».

Чтобы не терять времени даром, пока в Москве высокое начальство скачет по граблям, проводя реформы, больше похожие на партийные дискуссии, я решил порезвиться в отдельно взятой (в заложники?) области. Надо же мне потренироваться сначала «на кроликах», прежде чем советы союзного масштаба раздавать. Используем передышку с пользой. Потешим свое эго, проведем парочку социальных и экономических экспериментов, не рискуя обрушить всю экономику СССР сразу.

Итак, деньги в социалистическом обществе можно заработать несколькими способами, но принципиально есть только два пути: честным трудом и не слишком законными методами. Откровенный криминал не рассматриваем, хотя экспроприация у бандитов — самый быстрый и верный путь обогащения. Но по соображениям морали пока обойдемся без этого. Не хватало еще попасться. Мне же с членами Политбюро возможно встречаться придется, поэтому личное дело должно быть идеально чистым, без единого пятнышка. Пока не придумаю стопроцентно надежную схему — даже мысли такой не допущу в голову. Как можно думать, не допуская мысли в голову — пока не знаю. Это скорее, поэтически образная метафора.

Какие варианты честного заработка мы имеем:

1. Разгружать вагоны по ночам. Денег мало, времени уйдет много. Вычеркиваем. Как и прочие вакансии для студентов по совместительству. Типа, ночного сторожа на стройке за тридцать пять рублей в месяц.

2. Устроиться на тепловозо-ремонтный завод. Уже лучше. Зарплата от двухсот рублей в первый месяц, и до четырехсот у опытного слесаря. Если бы не учеба в институте, обязательно пошел бы. В прошлой жизни именно так и сделал сразу после дембеля. Полгода отпахал, впритык до первого сентября. Но тогда мне не надо было сдавать летнюю сессию. Завод рядом с домом, две остановки всего. Опыт и силушка махать молотом у меня есть, значит, и зарплата сразу будет хорошей.

3. Пойти проверенным путем классического попаданца. Начать барыжить чужими песнями. Тема благодатная, в любом кабаке с руками и ногами оторвут «мои» шлягеры. Даже если одни тексты продавать. Но плагиат — он и есть плагиат. Ладно бы для пользы страны, или еще какой-нибудь высокой, или не очень высокой, цели. Но чисто себе на карман? Стыдно как-то. Ладно бы суммы большие…

4. Отправиться на летнюю практику после сессии. Звучит странно, но это реально неплохой способ поправить свой бюджет. Сам я не успел побывать на консервном заводе, но рассказов и историй слышал великое множество. По описанию: сказочный студенческий рай (в стиле «Дом-2») в трех часах езды от города, за пребывание в котором тебе еще и платят хорошо. Восемьсот рублей за три месяца: с июля по октябрь. При желании можно месяц или два отработать, но в сентябре — обязательно.

5. Запатентовать что-нибудь ценное, внедрить рацпредложение или изобрести полезную фигню для народного хозяйства. Перспективно, но ждать очень долго.

6. Сдать сессию на отлично и получить повышенную стипендию. Тоже неплохо, но деньги не сразу, а ближе к сентябрю.

7. Написать книгу, или сразу две. Очень хорошая идея, но времени нет совсем. Если только печатную машинку с собой на практику взять? Основоположник ЛИТРПГ — звучит неплохо. Или лучше сталкера в метро изобрести? Непаханное поле — что хочешь первооткрывай!

8. Устроиться в газету внештатным корреспондентом. Рублей сорок в месяц можно заработать. Не слишком густо, зато в плане обеспечения агентурной работы — лучше не придумаешь.

9. Взять общак у «профсоюзных». Тьфу, опять не в ту степь потянуло.

* * *

— Здравствуйте, Сергей Анатольевич! Очень рад вас видеть.

— И вам не хворать, гражданин Морозов.

В этот раз встретились мы в сквере имени какого-то пламенного революционера, бронзовая фигура которого, с винтовкой наперевес, служила прекрасным ориентиром для тайных агентов.

— Можете называть просто Александром, и обращаться на ты. Вы же на семь лет старше, вам так удобнее будет.

— Хорошо, Александр. Ты просил о встрече, значит узнал нужную информацию?

— Конечно. Обычно я стараюсь выполнять свои обещания. Трава идет из Таджикистана. Поезд Душанбе-Москва. Товар в бидонах с медом, на дне. Передача проходит на станции Аксарайская.

— Спасибо за помощь. Но почему бидоны с медом?

— Запах отбивает, овчарки не чувствуют. К тому же мёд по консистенции густой, так просто ни проткнуть, ни вылить.

— Где это у нас собаками наркотики ищут? — искренне удивился старший лейтенант, до сего дня не слышавший о такой практике.

— В пограничной зоне давно уже используют. Сейчас в аэропортах хотят сделать. И да, в город груз перевозят на машине со своим работником ГАИ.

— Понятно. Очень ценная информация. Будем работать по ней. Еще раз спасибо. Можно надеяться на дальнейшее сотрудничество?

— Сотрудничество подразумевает движение в двух направлениях, а не только в одни ворота. Вы помогаете мне, я — вам. Конкретно меня интересует профессия внештатного корреспондента в областной газете. В «Комсомольце» или в «Миге». Можете поспособствовать? У вас наверняка есть там хорошие знакомые.

Савельев подумал немного и неохотно согласился. Хотя, конечно, я продешевил, учитывая какую информацию собрался слить на обмен.

— Не сомневайтесь, Сергей Анатольевич. Оно того стоит. Инспектора ГАИ вы и сами легко вычислите по моей наводке. А вот куратора из ОБХСС и «крышу» из райкома вы долго будете искать без моей помощи.

— Не было печали… — товарищ чекист явно хотел выругаться, но врожденная вежливость и воспитание не позволили этого сделать. — Кто?

— Саламов Равиль. Окончил Горьковскую академию МВД с красным дипломом, работал в ОБХСС, на хорошем счету у генерала Максимова, затем перешел на должность заместителя начальника шестого отдела.

— Не понял, какого шестого отдела?

— Эээ, — тут я понял, что опять ляпнул лишнее. Похоже, пока существует только Шестое главное управление МВД в Москве, а региональных отделов еще нет. — Скоро узнаете. В областях и республиках создаются свои отделы по борьбе с организованной преступностью. Ваша задача — не допустить его назначения на эту должность. Сами понимаете, даже простой осведомитель на таком месте — это катастрофа. Саламов — же прямой участник, один из теневых главарей крупной ОПГ.

— Александр, вы должны понимать, что такими обвинениями не бросаются. Нужны доказательства, — мне даже жалко стало старлея, так сильно его поразила новость. Все же оборотни в погонах здесь — большая редкость.

— Извините, но это ваша работа. Чем смог — помог. В конце концов, вы — офицер КГБ, а не я. Фамилию секретаря райкома, который их покрывает получите в следующий раз. Как только выполните свою часть уговора.

Следует пояснить, откуда мне известна фамилия Саламова. В 2006-м году дело полковника Равиля Саламова прогремело на всю страну. Начальник ОБОП Нижневолжской области оказался теневым руководителем сразу трех крупнейших ОПГ региона. Даже сами бандиты не подозревали о таком изощренном коварстве, поскольку воевали друг с другом всерьез, с трупами, с расстрелами автомобилей и прочими радостями преступной жизни.

Полковнику дали пожизненное, только убийств и похищений насчитали пять штук, и на момент моего провала в прошлое он все еще отбывал срок, видимо, не смог купить смягчение приговора и УДО.

— Скажи, Саша. Ты кто такой? Откуда ты все это узнал? Кто тебя послал? — неожиданно разозлился старший лейтенант.

Странная реакция, не адекватная какая-то. Где-то я упустил что-то важное.

— Товарищ Савельев, в моем личном деле все написано. Наверняка вы его просмотрели. Пограничные войска по вашему ведомству проходят, значит у вас оно в управлении, а не в военкомате хранится.

— Ты мне Ваньку здесь не валяй! Прекрасно знаешь, что в твоем личном деле ничего нет, все документы изъяты Особым отделом Закавказского пограничного округа. Медаль хоть настоящая, или тоже фальшивая?

— Если в деле не указано, значит, вам знать не положено. Настоящая она или нет.

Такой поворот сюжета меня слегка озадачил. Понятно, что это Громов постарался, но зачем? Перестраховался зачем-то. Но упускать такой шанс — себя не любить! Надо пользоваться удачным моментом.

— Товарищ Савельев, я вам одну историю сейчас расскажу, только вы не обижайтесь, если она вам покажется слишком фантастичной. Вы газеты свежие читаете? Телевизор в последние недели внимательно смотрите? Ситуация с ВКЧП вам не кажется странной?

— Теперь представьте на секунду, что некие умные люди чуть раньше догадались, что именно готовит для страны товарищ Горбачев. И у них возникла мысль, что с ВКПЧ они могут не успеть, или переворот может не удастся.

— Выбирайте выражения, гражданин Морозов. Какой еще переворот, что вы несете и к чему клоните?

Не обращая внимания на грубость и переход на официальный тон, я продолжил.

— На случай провала путча, если бы заговорщикам не удалось арестовать Михаила Сергеевича, появился план, согласно которому в стране должна была уцелеть подпольная агентурная сеть из верных товарищей. Под это дело выделили ресурсы, деньги, валюту. Нечто похожее на партизанское движение на временно оккупированной территории страны.

— Если это провокация, то очень глупая. Если это правда…

— Сами решите, что это. Позже. Перейдем к сути. ВКЧП прошел удачно, Горбачев и его подельники были успешно обезврежены, надобность в такой теневой структуре отпала. Но не пропадать же добру! Поэтому было принято решение использовать эту агентурную сеть в другом качестве. Как институт полномочных представителей ВКЧП на местах. С чрезвычайными полномочиями. Но не выводя из тени. Если хотите, можете называть этих людей комиссарами ВКЧП. Или службой Контроля.

— Хочешь сказать, что ты и есть такой комиссар?

— Ну что вы! Я всего лишь скромный посредник, так сказать, левая рука, второй помощник. Шеф редко наведывается, он весь Северо-Кавказский регион и Нижнюю Волгу курирует.

Глава 12

— Психушка по тебе плачет. Я должен поверить в этот бред? Без всяких доказательств? — судя по решительному настрою старший лейтенант готов был вызвать санитаров прямо сейчас, и только полное отсутствие сотовых телефонов в этом времени не позволило ему исполнить свое намерение сразу.

— Не горячитесь, Сергей Анатольевич. И не спешите с выводами. Хотите доказательств? Их есть у меня, — дурашливо кривляясь, передразнил его. — В свое время все узнаете. Даже то, что лучше не знать вообще. Но сейчас вы переигрываете, сразу прекрасно поняли, что это не бред сумасшедшего и все серьезно. Психологи рекомендовали привлечь к работе именно вас. Прекрасный аналитический ум, наблюдательный, цепкий, упорный. Быстро просчитываете ситуацию.

— Что еще сказали ваши психологи? — мрачный, словно туча, чекист потребовал продолжения.

— Много чего. Но не волнуйтесь, в основном — хорошее. Любите рыбалку, бильярд и шахматы. По выходным играете в волейбол. Готовите замечательные шашлыки. Любите шумные компании, спиртное почти не употребляете. После окончания рыбвтуза несколько лет проработали в УМОРЗ, управлении милиции по охране рыбных запасов, где отлично себя зарекомендовали в делах о преступных группировках браконьеров. После чего получили приглашение перейти на работу в комитет государственной безопасности. Все правильно? Интересный факт: играя в шахматы за черных вы предпочитаете защиту Каро-канн, а за белых больше всего любите гамбит Морра в Сицилианской партии. О чем это говорит? Любите рисковать, а склонность к гамбиту выдает готовность жертвовать материалом ради идеи или инициативы. Забавно, не находите?

— Оперативная разработка офицера КГБ? Не много ли на себя берете? — разозлился Савельев. Теперь явно всерьез. — Вынужден доложить своему начальству.

— Обязательно доложите. Только лично полковнику Боровскому, больше никого посвящать в это дело не надо. Тем более, что в одиночку вы не справитесь.

Понятное дело, что все эти подробности мне известны из прошлой жизни. Как и многое другое, например, тот факт, что супруга уважаемого Анатолия Сергеича готовит прекрасные манты, старший сын станет отличным программистом, закончит с отличием Бауманку, а младший в спортивной гимнастике до мастера спорта дорастет. Но говорить об этом рисковано. Ибо старшему сыну всего семь лет, а младший еще и не родился кажется, да и мантыварку еще не купили наверное. Так и проколоться недолго. С шахматами проще — дебютные пристрастия обычно не меняются десятилетиями, если ты не гроссмейстер и не занимаешься этим профессионально. На моей памяти он лет двадцать играл эти дебюты, то скорее всего и сейчас они у него самые любимые.

Для чего мне понадобился этот рискованный цирк и маскарад с возможными проблемами? Почему мне не живется спокойно в этом прекрасном времени среди замечательных людей?

Объяснение простое и очевидное. Мне не нравятся уголовники, они не вписываются в мое представление об идеальном обществе. И если в республиках Закавказья даже пытаться не стоит побороть организованную преступность, то здесь мафия еще только формируется. И если вовремя зачистить эту мерзость, то она еще долго не вырастет до опасных размеров.

Вообще в СССР никогда не было единой иерархии преступного мира, как и не было общей воровской системы. Уголовники всегда делились по региональному признаку. Поэтому уровень преступности сильно отличался по областям и республикам. Если Закавказье брать за 100 процентов, то Сочи и Ростов, как признанные центры криминального мира, тянули «всего» на 30–40 % процентов от их уровня. В Москве и Ленинграде организованной преступности раз в десять меньше, чем на Кавказе, хотя встречаются уже крупные ОПГ, подмявшие по себя целые райцентры в Подмосковье, например.

Уровень криминала в Нижневолжске трудно оценить объективно, но чисто умозрительно, если сравнивать в цифрах — где-то 3–4 % от Лениноранского уровня. Проще говоря, организованной преступности здесь в двадцать раз меньше. Но она, все равно есть, и к сожалению, грядет неизбежная стадия бурного роста. Напомню, что Закавказье никто пока отделять не собирается, и ситуация напоминает систему сообщающихся сосудов. Если рядом беспредел процветает открыто, то лишь вопрос времени, когда эта волна дойдет сюда.

Почему под раздачу попали «профсоюзные», а не какие-нибудь другие преступные группировки? Тут тоже все очевидно. Во-первых: они самые первые встали на путь беспредела, торговли наркотой и тяжких преступлений. Во-вторых: о конкурентах в этот период времени мне почти ничего не известно, они сформировались много позже, и я с ними конфликтов не имел. Поэтому и не интересовался особо. Лишь некоторые имена, клички и названия клубов, где они обитают. Вот, если бы речь шла о конце девяностых, я бы многое мог рассказать любопытного, но Советский Союз не распался, и ценность этой информации уверенно стремится к абсолютному нулю.

Есть еще одна важная причина, побудившая меня действовать быстро и решительно. История с «Интердевочкой» показала, что сейчас в Москве все материалы о старце Исмаиле будут исследоваться по-новой, с «микроскопом», как говорится в таких случаях. Поскольку предсказания закончились, старец исчез в неизвестном направлении, то будут выжимать всю полезную информацию из моих материалов и газетных статей. И обязательно обратят пристальное внимание на предсказание о замене крупных купюр. Уверен, что этот момент заметили и проанализировали еще раньше, но сейчас ситуация кардинально изменилась. Аналитикам КГБ и самому Крючкову эта информация не слишком интересна была в тот момент, у них были проблемы важнее. Но сейчас в состав ВКЧП входит товарищ Павлов, автор той самой денежной реформы, его же именем названной! С огромной вероятностью его уже посвятили в подробности, частично или полностью — можно лишь гадать, но слова старца об обмене крупных купюр наверняка довели до адресата.

Теперь поставим себя на место товарища Павлова и предскажем его реакцию, когда он узнает, о том что слухи о совершенно секретной денежной реформе вовсю гуляют по каким-то кавказским аулам и весям. Что он будет делать в такой ситуации? Очевидно, что захочет провести обмен сторублевок как можно скорее, пока слухи не расползлись по стране и не вызвали глобальную панику.

Ладно бы панику — сам смысл обмена теряется, если обладатели подпольных миллиардов узнают о нем заранее. А другого удобного способа изъять эти деньги в ближайшие годы не появится.

Так что Павлов вынужден будет провести денежную реформу в ближайшее время. В идеале, буквально сразу после путча, извиняюсь, свержения генерального секретаря, но видимо Гознак не готов к таким срокам оказался.

В прошлый раз обмен денег прошел не слишком удачно, хотя формально цель была достигнута. Часть денег изъяли, но система к тому времени уже пошла вразнос, да и кооперативы никто закрывал. Но сейчас обмен пройдёт намного раньше, денежная масса в теневом обороте в десятки раз меньше, государство более или менее функционирует, поэтому результат должен быть лучше.

Но мне нужен не просто хороший, а отличный результат! Цеховики и уголовники должны не просто потерять большую часть денег, а вдобавок получить такой удар, чтобы не смогли от него оправиться. По крайней мере, в моей области так будет. Для этого мне и понадобился товарищ Савельев. Кстати, это одна из причин, почему комфортнее жить и работать в родном городе — здесь огромное количество порядочных и честных профессионалов, проверенных временем. Причем в буквальном смысле. В Москве или в Питере кого я лично знаю? Если не из крупных фигур, известных по газетным публикациям и мельканию на экране, то никого толком из этого времени и не найти.

— Товарищ Савельев. Отложим сомнения в сторону на некоторое время. Перейдем к нашему делу. В самое ближайшее время в стране будет проведена частичная денежная реформа. Все купюры старого образца достоинством в пятьдесят и сто рублей будут изъяты, и в трехдневный срок подлежат обмену на новые или на купюры мелкого достоинства. Сумма обмена будет ограничена. Тысяча рублей в одни руки. Догадываетесь для чего?

— Теневые доходы? За три дня крупную партию денег трудно поменять. Не знаю откуда вы узнали, но это секретная информация. Вы понимаете, что вам грозит за разглашение?

— Нам грозит… Не мне одному. Нам грозит получить удовлетворение. Когда мы вместе с вами прихлопнем и теневых миллионеров и воровской общак заодно. Наверняка они хранят свои богатства в крупных купюрах, чисто физически объем денег в разы меньше. И тут им вдруг резко приспичит. избавиться от десятков миллионов. Куда они побегут? Правильно! В заранее подготовленные и расставленные нами ловушки. Я набросал для вас небольшой список возможных вариантов для обмена крупных сумм. Таксисты, рестораны, авиакассы, железнодорожные билеты и так далее. Времени хоть и немного, но оно есть. Надо все эти направления взять под контроль, посадить своих людей, наблюдателей, подготовить каналы для вброса информации по способам обмена. В результате получите не только воровские деньги, но и вскроете целый пласт коррумпированных госслужащих. В экстренной ситуации, когда на кону десятки миллионов рублей, будут подняты и подключены все связи, в том числе самые важные и сокровенные. Такой шанс бывает раз в жизни, не упустите.

Глава 13

— Нет и еще раз нет! Вы знаете мою принципиальную позицию. Никаких блатных и знакомых. Зачет автоматом я не поставлю. Информатика — важнейшая из дисциплин, за которой будущее.

Препод по программированию был непреклонен. В этом времени такие принципиальные ботаны — явление довольно распространённое. Может, это и неплохо, но ходить к нему на индивидуальные занятия, бесплатные, кстати, у меня нет времени, а принимать зачет без прослушивания курса лекций и конспектирования его откровений, устаревших еще во времена правления Брежнева, он не согласен.

Зимнюю сессию я закрыл за два дня. Ректор лично пожелал присутствовать на этом цирковом шоу, Азат Утемирович составил ему компанию, и наверняка не пожалел об этом. С англичанкой мы разошлись во мнениях на произношение, её прекрасный литературный язык возможно был неплох в девятнадцатом веке на приеме в палате лордов, но в Лондоне так не разговаривают даже священники и полицейские. Спор закончился вничью, мой аргумент, что я полгода вживую слушал американских и английских военных летчиков, был признан убедительным. Получил пять с минусом.

Как ни странно, экзамен по сопромату прошел без эксцессов. Начертил правильно, рассчитал напряжение верно, ответил на парочку каверзных вопросов, один от ректора лично, и в награду получил заветную запись в зачетке: «отлично».

Математику сдал без проблем, политэкономию проставили автоматом, и только очкастый завкафедрой информатики встал в позу, и даже личная просьба декана на него не подействовала. Гуру средневекового программирования горел желанием донести свет информатики до каждого студента, вне зависимости от его желания.

— Роман Венедиктович, ну право же, войдите в положение. Молодой человек две недели, как пришел с армии, награжден правительственной наградой к тому же. И уже работает над серьезной научной статьей. Ректор лично заинтересован в её скорейшей публикации, — попытался сослаться на авторитет шефа Азат Утемирович. Но не подействовало и это.

— Поймите меня правильно. Не могу поступиться принципами. На первом курсе информатику им не преподавали, в школе такого предмета у них не было, не успели ввести. Значит, знаний у него ноль. Какой бы студент талантливый не был, но мой предмет он знать обязан.

— Роман Венекдитович! Обещаю, студент Морозов обязательно выучит и сдаст зачет вам лично, но чуть позже. Ручаюсь за него.

Остался единственный зачет из-за которого мне никак не закроют зимнюю сессию. После чего я со спокойной совестью могу присоединиться к своей группе, ходить на занятия и готовиться к летним экзаменам. Но нашла коса на камень, или если быть точным, на дуб. Редкой упертости товарищ попался.

В конце концов мне это надоело, и я влез в разговор с наглым предложением: очкастая зануда дает мне задание, я отвечаю на все вопросы. А если не смогу, то вообще готов уйти из института.

И что вы думали? Этот принципиальный, высоко порядочный и морально устойчивый баран, тут же согласился. Декан от возмущения потерял дар речи, обиженно сплюнул и махнул рукой, видимо, не принял мое обещание всерьез. Наверняка, был уверен, что я провалюсь с треском. Оно и логично, информатику в школе ввели сразу после моего выпускного, поэтому знаниями по предмету, логически рассуждая, я обладать никак не могу. Собственно, поэтому я и тянул до последнего, чтобы не светиться, надеясь проскочить зачет по-тихому.

— Хорошо. Напиши программу, которая будет рисовать шахматную доску на экране и закрашивать черные поля. Надеюсь сорока минут тебе хватит? — поправив очки, повелитель компьютерной мыши, торжествующе посмотрел на меня, как удав на пойманную мышь. Впрочем, нет здесь еще такого девайса, по крайней мере, мне не встречался. — Азат Утемирович, вы подождете, или подойдете попозже?

— Не надо никуда уходить, я уже закончил.

— Похвально, молодой человек. Умение признавать свои ошибки сразу, не оттягивая мучительный конец — достойное качество, — довольно улыбнулся очкастый, предвкушая победу.

Азамат Утемирович сочувственно посмотрел на меня, он явно чувствовал себя не уютно. Все же поручился за меня, а тут такая стыдоба.

— Вы не поняли, Роман Венедиктович. Программа готова.

— За пять минут ты написал готовую программу? — не поверил своим ушам компьютерный институтский гений. Затем взял в руки листок с моими записями, задумчиво шевеля губами начал изучать, и наконец, торжествующе завопил. — Это же на Паскале написано! А нужно на Бейсике. У нас в программе его только на третьем курсе учат.

— Твою кенгуру за ногу! — неожиданно взорвался декан. — Программа написана, даже более сложная, чем требуется, чего тебе еще надобно?

— Я не могу сейчас проверить, как она работает, — решила схитрить очковая кобра. — У нас только только эмулятор под Бейсик на терминалах стоит.

— Вручную протрассируйте, — подсказал я, но Рому Венедиктовича такой подход не устроил. В ответ он заявил, что у меня осталось еще полчаса, чтобы написать и запустить программу на том языке, который изучали в предыдущем семестре.

— Черт с тобой, золотая рыба, включай терминал. Будет тебе программа на Бейсике, — вслух я несколько по другому выразился, но смысл примерно такой.

Ничего сложного в подобной проге нет. Правда, сам по себе, язык архаичный и примитивный, поэтому не слишком удобный. Пара циклов, два оператора: один чертит линии, второй закрашивает область на экрана — вот и вся программа.

Единственное, что не учел — фантастическую производительность здешних компьютеров. На шахматной доске квадратики надо закрашивать черным цветом через один, пропуская белые поля. Точнее, здесь нет ни белого цвета, ни черного. Старенький «Атари» выдает на экране 16 зеленых оттенков. Темно-зеленый вместо черного, а светло-зеленый обозначает белый. Единственный в институте компьютер с цветным экраном стоит в запертом кабинете под сигнализацией, и включают его только по большим праздникам. Да и тот, скорее всего, IBM/PC еще 286-й серии.

Так вот, решил повыделываться, и цикл закрашивания сделал через периодичность синус (пи/2 на n). Извращение, конечно, достаточно было простейшего n:=-n, и все сработало бы нормально. Но здешние процессоры обсчитываю значение синуса в течение минуты! В результате за пять минут у меня закрасилось лишь четыре клетки нижнего ряда.

Роман Венедиктович попытался не засчитать такой результат, но декан состроил такую злобную гримасу, словно собирается задушить его здесь и сейчас, что тот вынужден был поставить зачет. Но взгляд его намекал, что у меня теперь есть кровный враг навеки!

* * *

Самое смешное, что эпопея с экзаменами не закончилась с получением зачета. Родной отец не поверил своим глазам, когда узрел зачетку со всеми проставленными экзаменами, возжелал проверить мои знания лично. После чего весь вечер ходил по квартире задумчивый и отрешенный, затем нашел где-то в шкафу старый учебник и долго всматривался в него, ища ответы на парадоксы бытия. Мамочка просто расцеловала, и пообещала домашних пельменей в награду на выходных. Брательник воспринял весть о моем восстановлении индифферентно, он был занят: весь день тянул резиновые жгуты по уникальной методике, изобретенной мной же, развивая гибкость рук и суставов, перекачанных и «зажатых» после упражнений со штангой. Насчет «уникальности» — это я приукрасил слегка.

Следует вкратце обрисовать ситуацию с чемпионатом по гандболу, чисто для ясности и удобства планирования. Старый тренер, которому «почет и уважуха» за сделанное, почти довел сборную школы до полуфинала. Нам надо выиграть два матча и тогда мы станем чемпионами Советского района. Но это не конец соревнований, на майских праздниках четыре команды-победителя из районов сойдутся в схватке за городской кубок. Там тоже две игры предстоят. Есть еще чемпионат области, который должен пройти в начале июня, но там будут сложности с составом: у десятиклассников подготовка к выпускным экзаменам.

Здесь никто так далеко не заглядывает, но я заранее расспросил игроков, и выяснил, что почти половина основного состава точно отсеется. Такая проблема у всех команд, наша не исключение, но у нас ситуация тяжелее: в других школах заранее готовятся к областным соревнованиям, решают вопрос и с тренировками, и с подготовкой к экзаменам, да и просто у них кадровый резерв есть, в отличие от некоторых.

Накануне выезда в сороковую школу, где у нас и должны пройти два матча, мы провели генеральную репетицию. В качестве спарринг-партнера выступила сборная девятых классов. Еще раз стоит отметить мастерство бывшего тренера, он даже обычных школьников выдрессировал, так что «малолетки» смотрелись очень достойно. Особенно в первой половине игры, когда волнение и нервозность мешали работе «румынской бензопилы». Но во втором тайме все наладилось, и голы в ворота соперника посыпались, как из дырявого мешка. Окончательный счет: 19:11 в нашу пользу. Мишка зашвырнул аж семь мячей! Ударами его броски я постеснялся бы называть.

Саныч аж светился от счастья, долго обнимал меня, жал руку, приговаривая, что не верил в успех до последнего. Меня несколько смутила такая реакция. Девятиклассники — это не тот соперник, чтобы так радоваться. Видимо, ситуация в команде до моего появления была еще печальнее, чем сразу показалось.

— Саныч, нам нужно усиливать команду. Скамейка короткая, во втором тайне уже выдохлись все. Предлагаю вот двоих взять, из девятого «Б»: Коцабу и Алексеенко.

— Коцабу можно. Толковый парнишка, шустрый и прыгает высоко. Алексеенко нам зачем? Ни рыба, ни мясо. Ни ударить, ни в защите постоять.

— Запасным вратарем.

— Не понял, старый вратарь чем не устраивает? Нормальный, вроде.

— Саныч, ты в курсе, что он в Волгоград поступать хочет, в медицинский? Поэтому в июне играть точно не сможет. Ты предлагаешь «на область» без вратаря ехать?

Саныч добродушно рассмеялся.

— Эх, молодь. Какая область на…, нам бы завтра не опозориться, в сухую не проиграть. Ты на него посмотри, худой, длинный, медленный — какой из него вратарь? Шутишь что ли?

— Не прав ты, старшой. Хороший из него голкипер выйдет. Задатки вижу. Рост высокий — это в плюс. Руки и ноги длиннющие — можно с места не сходить, все ворота закрывает. Тем более, что он в поле играть может, переучивать не придется.

— Зачем вратарю в поле играть? — удивился физкультурник. Здесь никто так себя не ведет и вольностей не позволяет, редкий страж ворот покидает свою штрафную, тем более переходит через середину поля. В случае потери мяча, гол гарантирован, в отличие от футбола, здесь мяч легко забросить даже от чужих ворот, если вратарь на своем месте отсутствует.

— Саныч, ты прав. Нормальные команды так не играют. Но у нас главный козырь — наша «карусель», а значит, тотальный контроль мяча, перехватить его невозможно и угрозы нашим воротам нет. Так чего вратарю без дела стоять? Пусть выходит вперед и работает в качестве центрального распасовщика. Представляешь, у нас теперь все время будет один лишний полевой игрок в нападении!

— Стремно, как-то. Ворота пустые. Игроки нервничать будут.

— Правильно. Игроки будут нервничать. Чужие. Наши-то быстро привыкнут, а для соперника — это как голая девка во время экзамена по геометрии. Никак не сосредоточишься. Тем более, что нашему вратарю лично в атаку ходить не надо, только пасы раздавать из центра, а вернуться обратно за пару секунд можно, как только удар по воротам назреет.

Понятное дело, что схема придумана не мной, «Чеховские медведи» её практиковали в начале двухтысячных, но в отличие от «мясорубки» долго она не протянула, соперники быстро нашли противодействие, и атакующий вратарь исчез из арсенала «медведей», трижды чемпионов страны, между прочим.

Но соединить «карусель» с атакующим вратарем догадался наверное, я первый в обеих мирах. Мелочь, а приятно. И дело не в моей гениальности, или в повышенной скромности, а в том факте, что «мясорубка-карусель» окончательно устарела раньше, чем «медведи» придумали свой трюк с бегающим в нападении голкипером, эти приемы просто не совпали по времени.

Это как если совместить из разных эпох «Винчестер» и лыжный коньковый ход в соревнованиях по биатлону. Тоже наверное впервые в мире получится.

Глава 14

На соревнования поехали на троллейбусе, едва влезли всей толпой. Нам предстояло сразу два матча, поэтому на всякий случай забрал двух новобранцев из девятого «бэ»: нападающего Толика Коцабу с повышенной прыгучестью и Славика Алексеенко на замену вратарю. Выставлять на матч не собирался, но потренироваться вместе с командой им не помешает.

В моей экспериментальной тренерской концепции броски с высокого прыжка вообще отсутствуют, но если есть способный паренек, с единственной выдающейся способностью, то на безрыбье и таранка вместо воблы сойдет.

Приехали заранее, поэтому успели провести тренировку. Саныч, неожиданно вспомнил о том, что он является главным тренером команды и отправил меня на скамейку запасных к девятиклассникам. Вероятнее всего, сказалось появление коллег, и физкультурник не захотел терять авторитет в присутствии учителей из других школ.

Поскольку в моем распоряжении осталось всего двое подопытных, то решил заняться их дрессурой. Под хихиканье немногочисленных зрителей мы занялись отработкой ударов с семиметровой отметки. Даже Саныч не удержался и, пробегая мимо, вставил шпильку, чтобы мы не смешили народ: с пенальти матч не выигрывают.

У меня имелось другое мнение на этот счет, но озвучивать его я не стал, продолжая тренировку по прежней схеме. Во-первых: пенальти в гандболе намного чаще встречается, чем в футболе. На моей памяти в одном из матчей высшей лиги штук пятнадцать было, забили из них десять штук. Во-вторых: времени у меня нет, поэтому лучше отработать один прием хорошо, чем несколько понемногу. В-третьих… Хватит и первых двух, остальное по ходу матча само выяснится. По крайней мере, надеюсь, что не ошибся.

Мои подопечные поначалу восприняли тренировку без энтузиазма. Вратарю брать пенальти тяжело по определению, а начинающему так вроде бы противопоказано вообще. В моем времени даже разделение было на играющего голкипера, и на то того, кто штрафные броски отражает. По правилам ручного мяча количество замен во время матча не ограничено, поэтому вратаря меняют на пару минут, после чего он снова садится на скамейку.

— Славик, запомни, ты не в футбол играешь. Всем телом на мяч бросаться не надо! Все равно не успеешь, здесь расстояние меньше и время от броска до гола исчисляется милисекундами. Ты можешь только рукой или ногой дернуть в нужном направлении, большего от тебя не требуется.

— Не успеваю дотянуться до мяча, слишком быстро летит, — пожаловался горе-голкипер.

— Правильно! Ты слишком поздно реагируешь, непосредственно на бросок. Поэтому не успеваешь. Нужно вычислять направление удара заранее, еще в тот момент, когда замах только начинается. Толян, попробуй забить мне, я встану в ворота. Алексеенко, ты внимательно смотришь и делаешь выводы.

Ожидаемо Толик не смог забить. Я же перед этим три десятка его ударов просмотрел, и все они абсолютно одинаковые были, девяносто процентов в левую от вратаря сторону, поскольку нападающий — правша. На одной и той же высоте, с одной и той же силой удара. При попытке пробить вправо сразу снижается и точность и сила удара, да и замах идет по другой траектории. Опытные игроки специально отрабатывают этот момент, чтобы вратарь не успел среагировать, но откуда школьнику об этом знать.

Кстати, удары очень слабые и медленные, это наш запасной вратарь с профессионалами никогда не играл, поэтому ему так кажется. Даже у Мишки сила удара не дотягивает до среднего уровня игроков «Зари», а там есть монстры, которые штукатурку со стены сбивают враз при попадании в стену.

Из пяти попыток Толик забил всего один мяч, да и тот скорее случайно, схитрил и пробросил под опорной ногой с отскоком от пола и удачно таки попал, впритык со штангой. За гол похвалил, но взятие ворот с двадцати процентной вероятностью его не порадовало.

— Итак, что скажешь?

— Вы из ворот далеко вышли. Сократили угол обстрела.

— Правильно, молодец. Удачно заметил слона в тундре. Теперь ты знаешь главное правило гандбольного вратаря. При выходе один на один, чем ближе ты к противнику, тем труднее ему забросить мяч мимо тебя. Есть небольшой шанс, что игрок просто перекинет через тебя, но с твоим ростом это надо будет еще постараться. Тем более, что ты и сам можешь скакать не только навстречу но и в высоту, если атакующий бросает с прыжка. Еще что заметил?

— Толик все время всего бьет в одно место.

— И снова бинго! Правши чаще будут целится справа от тебя, им так удобнее. Если на поле вдруг окажется левша, надеюсь, ты заметишь это раньше, чем он выйдет один на один. Соответственно, леворульный, тьфу, леворукий чаще всего бьет по другую сторону от вратаря. Правило работает не всегда, и в будущем на него надеяться нельзя, но на школьном уровне так играет большинство. Но самое главное ты упустил. Смотреть надо не на мяч, а на то, как идет рука при замахе. Изменить точку удара после того, как рука пошла на замах очень сложно, это могут только профессионалы. Максимум, можно сделать доворот кистью в последний момент, но резко поменять направление удара уже не получится. Да и кистью работают лишь единицы. Толян наш например, не умеет, нифига.

Толян понуро признал, что даже не подозревал о таком умении.

— Не расстраивайся, в нашей команде этого никто не умеет. Ты будешь первым. Ничего сложного, пару тысяч ударов отработаешь, он сам собой получаться станет. Только, не переусердствуй, связки не потяни. Но это потом, сейчас у тебя есть проблема посерьезнее. Твой любимый удар с прыжка, поверх блока? Так?

— Ну да, — повеселел девятиклассник, вспомнив о единственном достоинстве, кроме прыгучести.

— У тебя отличный прыжок по высоте. Но обрати внимание, бьешь ты не поверх блока, а пытаешься найти щель между руками защитников или обойти блок сбоку. Почему? По идее, ты с разбега на скорости должен легко скакать выше защитников, которые вынуждены прыгать с места без разгона. Но ты все равно бьешь в блок, или через него. Вместо того, чтобы наносить удар поверх рук защитников. В результате мяч летит как повезет и куда получится, а не куда надо. Все дело в том, что ты сгибаешь руку в локте во время удара, и сам у себя съедаешь полметра высоты. Да, сила удара так выше, и при опорном броске именно так и надо бить, но в прыжке должна быть другая техника. На вытянутой руке, вот её и отработаешь сейчас.

Почему я столько времени и сил трачу на двух пацанов, которых даже в основной состав брать не хотят? Сам не знаю. Наверное, просто интересно. Если бы меня и одноклассников в свое время так учили играть, то наверное мы не то что «область» взяли, мы бы через год «Зарю» обыграли бы.

Казалось бы, какая-то ерунда на фоне судеб страны и мира. Занятие, недостойное попаданца в принципе. Но все равно хочется, чтобы они выиграли. Не мне это нужно, это нужно им. Поколение победителей надо готовить и выращивать с детства, с юности. Пусть это всего лишь один раз случится, и масштаб победы скромный, но это будет подарок родной школе от меня лично.

Вдобавок, у парней есть шанс вырасти за год до весьма приличного спортивного уровня, ведь они не уйдут после экзаменов из школы, как десятиклассники. Так что если сейчас вдруг обломаемся, то в следующем сезоне всех порвем, как Тузик грелку. В основном составе есть еще двое игроков из девятых классов, так что у нас очень хорошие перспективы на будущее.

В первом поединке нам достался откровенно слабый противник. Победили с разгромным счетом 25:16, Сан Саныч надулся от гордости, ходил с важным видом, разве, что автографы не раздавал, да и то по банальной причине, что никто их не просил. На самом деле, проблем вылезло огромное множество, просто их никто не хотел замечать, находясь в эйфории от победы. Дыры в обороне привели меня в ужас. Ни зонной, ни индивидуальной защиты, ни подстраховки, ни блоков нормальных. Вратарь не тянул абсолютно, пропускал почти все, даже «детские» мячи. Лишь очевидная слабость и жуткая растерянность противника, попавшего под «карусель» помогли выиграть с таким счетом. Против румынской мясорубки в первые годы после её появления некоторые сборные пасовали, терялись и не могли ничего противопоставить, а здесь всего лишь школьники.

Радовало, что в нападении более или менее наладилось. Мишка заколотил аж восемь мячей, был горд и доволен собой, хотя мог и вдвое больше забить, шансов было предостаточно.

И конечно же, расплата последовала незамедлительно. Через два часа начался второй матч, и сразу вылезли все прорехи и дыры в обороне. К тому же, сказалось отсутствие резерва. Два матча в день — это серьезная нагрузка для школьников, тем более, что из-за «короткой скамейки запасных» им пришлось играть почти без замен весь первый матч.

К концу первого тайма мы уступали четыре мяча, а карусель развалилась окончательно, поскольку работает она прежде всего за счет скорости паса и постоянного круговорота игроков. Наши выдохлись окончательно и двигались, как беременные осетры в период нереста. Вдобавок, тренер у соперников оказался опытным и наблюдательным, Мишку, как главного бомбардира, плотно «закрыли», не давая бросать вообще. За первую половину встречи на его счету всего два мяча оказалось.

Не было счастья, так несчастье помогло. Сразу после перерыва нам забили еще два безответных мяча, причем оба с семиметровой отметки. Вратарь даже не дергался и не пытался их отбить, после чего Саныч не выдержал и с отчаяния заменил его на молодого дублера. Вдобавок пришлось выпустить Коцабу, чисто дать отдохнуть кому-то из основного состава.

И тут случилось чудо. В течение пяти минут Славик отбил два выхода один на один, затем взял семиметровый. Способный парень, все схватывает на лету, а может, прогрессивные методы тренера помогли.

Затем начался бенефис молодого нападающего. Десять мячей за второй тайм заколотил! И в прыжке, и несколько раз убегал к чужим воротам в одиночку — сработала еще одна наша заготовка. Коцаба не стал отходить в защиту, а караулил «отрезающий» пас от своего вратаря в центре поля. В футболе это был бы чистейший офсайт, но здесь пока еще до таких правил не додумались.

Пацанам выдали почетные грамоты, Санычу вручили кубок (премию дали позже), мне кроме морального удовлетворения ничего не досталось. Впрочем, вру — Мишка потом по секрету рассказал, все его друзья сошлись во мнении, что брат у него — у него реально крутой чувак. Это и была самая лучшая награда.

Глава 15

Закончив с гандбольными приключениями, наконец, смог заняться полезными делами, коих накопилось превеликое множество.

Во-первых: начал писать книгу. Нет, не жажда славы и толпы поклонниц меня вдохновили на творчество, мне бы с теми разобраться, что в наследство достались от реципиента. Это я так закамуфлировано обозвал себя молодого, неопытного, сумевшего вляпаться в отношения со Светочкой на первом курсе. Так же на горизонте наблюдается торпедный катер «Соседка Марина» с опытным лоцманом в виде моей мамочки, жаждущий отправить меня на дно семейной жизни. Опасности сей корабль не представляет, но на нервы иногда по вечерам треплет.

Впрочем, я отвлекся. Книга, понятное дело, не о любви.

Название говорит само за себя: «Бригада». И таки да, посыпая голову пеплом, аки древний грек, попавшийся на разбавлении вина водой, вынужден признать — это плагиат. Умеренно наглый, то есть не под копирку слизанный, но тем не менее — копия культового сериала. В текстовом виде, по памяти написанный. Еще не написанный, если быть точным.

Сериал несомненно выдающийся, но признан абсолютно всеми экспертами и психологами вредным, разлагающим молодежь, культивирующий насилие, уголовную романтику и прочие нехорошие вещи. Если память не изменяет, все главные герои, снявшиеся в фильме позже покаялись за это, хотя с актерской точки зрения сыграно было отлично.

Возникает логичный вопрос: «Нахрена советским людям такая реклама преступного образа жизни?». По сути, это печальная и трагическая сага о четырех друзьях, создавших преступную бригаду в бурных девяностых. Очень опасная и коварная вещь с точки зрения воздействия на молодые неокрепшие умы. Романтика, взаимовыручка, крепкое нерушимое братство и дружба до конца — вот что увидит молодежь в первую очередь. А печальный итог, «где всех убили» будет восприниматься лишь как недоразумение, оплошность и глупый просчет, который уж они точно не повторят.

Поэтому «Бригаду» я «пишу» не для советских граждан, и тем более не для показа на широких экранах. Это уникальный случай в истории литературы, наверное, когда художественная книга создается для узкого круга людей одной профессии. Для офицеров Комитета Государственной безопасности СССР. Кто сказал, что их не надо воспитывать и просвещать?

Понятное дело, первоначальный сценарий пришлось серьезно переделать, изрядно сократив любовную линию и вычеркнув некоторые спорные моменты, где госбезопасность выглядит неприглядно.

Зато в сюжет теперь можно вставить и штурм Грозного в декабре 1994 года, и Хасавюрт, и взрывы домов, и захват больницы в Буденовске, и Норд-Ост.

Ценность этих знаний снижается с каждым днем, в этой реальности уже точно ничего этого не будет, но рассказать о том, что должно было случиться я обязан. По крайней мере тем, кто способен воспринять это, как предупреждение, пусть и в таком странном художественном виде. Именно поэтому и выбрал такую форму.

Интерлюдия
26 апреля 1989 года Здание УКГБ СССР по Нижневолжской области ул. Свердлова д.65, третий этаж

Старший лейтенант Савельев медленно брел по коридору к кабинету начальника Управления и размышлял. Скорость передвижения его была прямо пропорциональна степени задумчивости, поэтому неспешно брел, а не мчался по вызову к начальству на ковёр, как должно было быть в такой ситуации. Слишком много странного и неясного накопилось за последние дни, и его мучило предчувствие, что он влез в какую-то непонятную, мутную и опасную историю, явно за пределами его понимания и полномочий. Началась все с истории с «активистом», возжелавшим сотрудничать с ним лично. В КГБ вообще не любят излишне инициативных граждан, желающих работать в этой структуре. Контора сама отбирает, кого и когда приглашать в свои ряды, и только после тщательной проверки делает «предложение, от которого нельзя отказаться».

Так и осталось не выясненным, почему выбор пал на старшего лейтенанта Савельева, работающего в органах госбезопасности всего пару лет. Еще поразила странная, невероятная осведомленность о его привычках и подробностях биографии. Понятно, что если спецслужбы всерьез тобой интересуются, то найдут и раскопают любую информацию, но Савельев, как опытный оперативник, также понимал, какие нужны для этого людские и технические ресурсы. Причем наблюдение и сбор информации должны проводить не местные спецы, ведь он их всех в лицо знает. Но все это мелочи по сравнению с тем, что выдал «контактер». Это ни в какие ворота не лезло и никакой логике не поддавалось.

Удивительной оказалась и сама фигура инициативного агента. Призвался осенью прошлого года, но уже младший сержант, награжден медалью и тут же комиссован. И это менее, чем за полгода? Вдобавок, личное дело в архиве по факту отсутствует: кроме обложки и единственного листка внутри с отметкой военкомата о постановке на учет, ничего больше нет.

Больше всего разочаровала реакция начальника Управления, полковник Боровский Владимир Евгеньевич молча выслушал, заметно нервничая, ничего в ответ не сказал, отправил работать дальше. Лишь напоследок произнес загадочную фразу: «Кто тебя просил это дело трогать?». Вот и мучился мыслями старший лейтенант, пытаясь понять, речь о личном деле гражданина Морозова, которое не надо было трогать, или о каком-то другом деле?

ВКЧП, хоть, и мягкий, но все же, государственный переворот, и чистка от горбачевских кадров идет по всей стране. В КГБ пока масштабных репрессий замечено не было, лишь генерала Калугина арестовали по подозрению в госизмене, хотя это и вызвало некоторое удивление у компетентных зрителей из первых рядов вип-ложи. Калугин последний год в опале у генерального секретаря вроде бы числился.

В кабинете начальника его ждал настоящий сюрприз. Товарищ полковник оказался не один, а в компании с гостем из Москвы. Да, не абы каким, а с целым генералом. Фамилия его старшему лейтенанту ничего не сказала, но бледный вид непосредственного начальника, намекал, что варяг из центра не простой гость, а важный, облеченный полномочиями карать и миловать.

Шоком стала и цель визита. Генерал прилетел ради… встречи с тем самым, недавно, демобилизованным сержантом Морозовым. Младшим сержантом! Целый генерал?! Из Москвы, из центрального аппарата?

— Куда мир катится? — подумал было старлей, но тут же отогнал крамольную мысль о конце Света и обрушении основ мирозданья.

— Доложите товарищу генералу все, что вам известно о объекте «Живчик»?

— Как? Как вы его назвали? Ох, умора. Держите меня семеро, вот потеха, — развеселился московский гость. — Надо будет ему об этом рассказать.

Конец интерлюдии

Глава 16

Воскресенье, вечер, вдруг звонок в дверь. Открываю и что я вижу: целый генерал на пороге.

— Разрешите представится, Николай Сергеевич. А вы, как я понимаю родители, Александра? — и хитрый гад такой, называет их по имени отчеству каждого. Маме даже ручку поцеловал, чем засмущал её вконец. Папе вручил азербайджанский коньяк и коробку бакинских конфет «Чинар».

Родители недоуменно уставились на меня, ожидая, когда я представлю посетителя в ответ.

— Это мой знакомый, товарищ Леонтьев из Ленинорана, он там по комсомольской линии в райкоме трудится.

Для комсомольского работника товарищ выглядел несколько староватым, но мало ли, может он второгодник, проштрафился и отбывает ссылку на почетной должности в тропическом захолустье.

— Чувство юмора у Александра превосходное, но не всегда к месту. Уважаемые родители, хотел выразить вам благодарность от лица Комитета государственной безопасности за достойное воспитание сына. Позвольте вручить вам почетную грамоту и пожелать всяческих успехов.

— Так вы из КГБ? — чуть побледнев прошептала мамочка, грозя рухнуть в обморок. Почему эта невзрачная аббревиатура так действует на советских граждан — никак понять не могу. Обычное слово из трех букв.

— Так точно, полковник. Вот, проездом в ваших краях, решил лично заехать, передать гостинцы и грамоту.

— Пфф. Я думал вам уже генерала давно дали, — фыркнул я, намекая на понижение в звании. Хотя, наверное, это он специально поскромничал, чтобы не пугать родителей. Явление целого генерала на пороге квартиры могло отправить всю семью в нокаут.

— Не всем быть генералами, кому-то и службу тянуть надо, но я здесь еще по одному делу. Мы хотим рекомендовать вашего сына к поступлению в Институт имени Дзержинского. Вступительные экзамены сдавать не надо, он пойдёт по целевому набору, и сразу на второй курс.

— Может чаю? — пришла в себя мамочка и вспомнила о гостеприимстве.

— Благодарствую, но вынужден отказать. Самолет через час, машина внизу у подъезда ждет. Может быть в другой раз. Если можно, мы с Александром поговорим внизу, а вы попробуйте убедить его не отказываться от поступления. Такие люди нам очень нужны.

Разговаривать пришлось в служебной «Волге», где за рулем обнаружился мой старый знакомый лейтенант Савельев. Или новый знакомый? Смотря как считать.

— Здравствуйте, Сергей Анатольевич. И вам не дают отдохнуть в воскресенье?

Но ответить тот ничего не успел, генерал выставил его из собственного автомобиля на улицу, чтобы не мешал.

— Тебе привет от Громова. Коньяк и конфеты он передал.

— Я так и понял. Явно не из Москвы. От вас подарков не дождешься. Зачем пожаловали, товарищ генерал-майор? Или вас все-таки разжаловали?

— Не буду ходить вокруг да около. Нам нужен выход на старца Исмаила. Слишком много вопросов и проблем накопилось. Не тянут наши аналитики, не справляются.

— Не боитесь, что прослушают и запишут? Машина из местного управления?

— Нет, можешь не беспокоиться. В портфеле устройство для глушения записи.

— Вау! Но все равно не смогу помочь. Понятия не имею, куда он исчез. Столько времени прошло. Дед сразу предупредил, что время его вышло. Мир изменился, свою задачу он выполнил. Но если он вдруг появится, во что я категорически не верю, обязательно вам сообщу.

— Мы не можем ждать, пока он соизволит проявиться снова. Громов порекомендовал обратиться к тебе.

— Намекаете, что я не всю информацию вам передал?

— Не намекаю — точно знаю. Громов тоже убежден в этом. Может не намеренно, но умолчал. Не придал значения или просто забыл упомянуть. Любая мелочь может оказаться важной, поэтому ты нужен нам в Москве.

— Звучит не слишком убедительно. Если что и запамятовал, то мелкие какие-нибудь детали. Ничего серьезного упустить не мог, на провалы в памяти не жалуюсь.

— Ладно. Скажу открыто. Громов уверяет, что общение со старцем сильно повлияло на тебя. Ты очень сильно изменился. Не только знания, но сам образ мышления и логика поведения сильно изменились. Ты стал рассуждать, как старец. У тебя другой взгляд на происходящее. Неожиданный и парадоксальный. Со своей стороны, мы проверили все твои связи и поведение до призыва в армию. Изменения произошли после встречи с предсказателем. Очень серьезные изменения, которые ничем иным объяснить невозможно. И твои фантастические выкрутасы после демобилизации лишь подтверждают это мнение.

То что Громов слепил мне замечательную легенду — это очевидно. Другой разговор, по какой причине? Напрашивается очевидный вывод, что капитан первого ранга точно вычислил, что никакого старца не было, и решил прикрыть меня, подсунув Леонтьеву качественно продуманную пустышку. Толково придумал. И меня вывел из-под прямого удара, и мои способности залегендировал, которые можно использовать для пользы дела. Только меня забыть спросил, хочу ли я Москву? Нас и здесь неплохо кормят. Об этом и сообщил Леонтьеву.

— Ведь вы соврали про зачисление на второй курс? — поймал я его на слове. Такое не позволяется даже детям генералов КГБ, а я даже не внук. И даже если бы случилось подобное чудо, то выглядел бы я там белой вороной на фоне угольной кучи. Хуже прикрытие придумать сложно.

— Не наврал, а неточно выразился. Есть вариантов несколько. Самый идеальный — ты действительно поступаешь на первый курс ВКШ имени Дзержинского. Или ты учишься в Московском институте электронного машиностроения на втором курсе. Там тоже готовят технических специалистов для нашей системы. У тебя вроде бы хорошо с программированием? Вот и пойдёшь по этой специальности.

— Настучали уже? Это не у меня хорошо с программами, а с преподом все плохо. Таких на пушечный выстрел нельзя подпускать к педагогике. Нет, электроника — это не мое. И вообще, никуда я не поеду, у меня здесь куча дел и проектов.

— Это каких? Арбузы выращивать? — ехидно усмехнулся генерал.

— Да хоть и арбузы. Один римский император гордился лично выращенной им капустой, чем я хуже? Тем более, что там не только бахчевые, там целый агрохолдинг: и корма, и рыбоводство и производство капельных систем орошения. Вы не представляете, какой это будет прорыв. Через пять лет вы не узнаете нашу область — мы весь Союз завалим овощами и прудовой рыбой. Уже план работ намечен, с председателем колхоза согласовано. Эх, вы…

— Гм. Не думал, что все настолько серьезно. Разноплановый ты у нас товарищ. Но тебе удивительно повезло. Есть у нас на примете подходящий человек, чтобы тебя заменить. Товарищ Савельев мне сегодня с утра о твоем проекте все уши прожужжал. И образование у него соответствующее, рыбохозяйственный закончил, хоть и офицер, и в отличие от тебя, диплом давно защитил. Думаю, справится. Наделим полномочиями, организуем поддержку на всех уровнях. Да и тебя не на Луну забираем, будешь приезжать раз в два месяца в отпуск, контролировать процесс. Договорились?

— А как же борьба с организованной преступностью? Кто ей будет в области заниматься? Обмен денег опять же на носу.

— Товарищ Морозов, вам никто не давал права разглашать сведения государственной важности. Вне зависимости от того, как они получены. Но идея интересная, попробуем применить в масштабах всей страны. Такой шанс вычистить криминальные деньги выпадает не часто. Впредь, держи язык за зубами, все подобные инициативы согласовать будешь лично со мной.

— Яволь, трищ генерал. Но я согласия на переезд еще не давал. У меня тут чемпионат города по гандболу, районный мы уже взяли. Не могу бросить команду, без меня не справятся. И вообще, на какие шиши я в Москве жить буду? Ни зарплаты, ни профессии. В общаге на одним макаронах? Ну его нафиг. Здесь я подающий надежды молодой ученый, тренер городской сборной в перспективе, а там кто? Лимита понаехавшая?

— Торгуешься, значит? А как же комсомольская совесть? Сознательность и любовь к Родине? Не стыдно?

— Не надо меня стыдить. Мы с дедом Советский Союз недавно спасли. Вдвоем. Посмотрел бы я как вы без нас страну профукали бы. Так что нисколько не стыдно. Каждый должен приносить пользу на своем месте.

— Не будем ссориться. Товарищ Громов превысил свои полномочия, пошел тебе на встречу, отправил домой. Ему будет неприятно, если выяснится, что заключение медицинской комиссии оказалось ошибочным. Тебе сколько еще служить по закону оставалось?

— Шантаж? И не стыдно, товарищ генерал до таких методов опускаться? Неужели вы пойдете на скандал?

— Не будешь нарываться, не будет проблем и скандалов. Ты помогаешь нам, мы помогаем тебе. Чисто деловое сотрудничество.

— Нельзя Громова мне в начальники вернуть? У него лучше получалось со мной ладить.

— Нельзя. У капитана первого ранга Громова своя задача и свой фронт работы, весьма напряженный. Кстати, он просил поблагодарить за идею с бетонными площадками. Сработало, говорит.

— Спасибо в карман не положишь. Мне трубки для капельного орошения нужны. Пару тысяч метров. Делают на Волгоградском химзаводе. И распылители к ним. По моим чертежам.

— Договорились. У тебя месяц, чтобы закончить все дела здесь. Закрыть сессию и получить академический лист. Товарищ Савельев в твоем распоряжении. Заодно и введешь в тонкости своего арбузо-рыбного проекта.

— Угу. Только вы ему сами об этом скажите, а то он пошлет меня лесом в сторону Казахстана.

— Не пошлет. Уже сказал.

Как я понял, в моем согласии никто не сомневался.

— Ну и раз, мы договорились, то поговорим о делах наших скорбных. О ситуации в стране.

Глава 17

— Стою на асфальте в лыжи обутый, — замечательная фраза прекрасно иллюстрирует мое состояние в данный момент.

В этом времени Интернет для широкого круга обывателей и лентяев еще не изобрели, поэтому википедия отсутствует, как и устройства для её просмотра. Для того чтобы получить информацию надо приложить определенные усилия: поехать в библиотеку, купить справочник или просто спросить у знающего человека.

Для получения свежей информации существуют радио и газеты. Вот к ним я и обратился. Спортивных радиостанций здесь нет, поэтому остаются только печатные органы, они же — газеты. На третьей неделе пребывания в родных краях, после успешного выступления на районных соревнованиях, я, наконец, сообразил купить газету «Советский спорт». Решил узнать свежие новости из мира гандбола.

После тщательного изучения третьей страницы, где обычно публикуется информация о чемпионате СССР по ручному мячу, и была произнесена фраза, указанная выше.

В моих наполеоновских планах одним из пунктов значилась победа в чемпионате Союза по гандболу. Прогрессивные методики и уникальные знания из будущего делали эту задачу вполне реальной. Вдобавок, тема лично мне интересная, да и звание чемпиона СССР приятно грело бы душу, добавляло авторитета и тешило чувство собственного достоинства. Хотя последнее и звучит как форумное ругательство. Однако, наполеоновские планы пришлось свернуть в трубочку и засунуть в дальний ящик.

Во-первых: гандбол до сих пор официально не переименовали, и он называется по старинке: «ручной мяч». Конечно, это сути не меняет, но прекрасно иллюстрирует степень моей осведомленности. Полагаться на мою дырявую память надо с осторожностью. Не знал, да еще забыл — это как раз мой случай.

Во-вторых: в чемпионы Советского Союза я решил выводить команду из своего родного города. За неимением других кандидатов, так сказать. Но изучив таблицу чемпионата, гандбольный клуб с названием «Заря» я не обнаружил. Закралась даже крамольная мысль, что я в другой реальности очутился, но как-то странно: все совпадает до мельчайших подробностей, только в чемпионате исчезла одна команда. Такая логика ни в какие ворота не лезет.

Отгадка нашлась быстро. Команду переименовали в прошлом году, и теперь она называется «Динамо». В моем мире она тоже так именуется, только через черточку: «Динамо-Лукойл». Но я-то был абсолютно точно уверен, что название сменили намного позже, году в 1991-м. Объясняется это элементарно: когда я уходил в армию была команда «Заря», точнее, в этот момент провели «ребрендинг», ведь чемпионат в гандболе начинается осенью. Вернулся — уже «Динамо» и девяносто первый год на дворе. Так и остались в памяти эти события рядом.

Опять же, чехарда с названиями, по идее, не должна влиять на мои планы никак. Но тут и вылезает в-третьих, и даже в четвертых!

Оказалось, что «Динамо» — лидер турнирной таблицы чемпионата СССР. Именно поэтому я упорно отгонял невероятную мысль, что это и есть та команда, которую я ищу.

На втором месте СКА «Минск» и отставание всего в одно очко. Судя по всему, именно белорусы и станут чемпионами страны, поскольку золотые медали союзного первенства у земляков я бы точно запомнил. Серебряные были — видимо, как раз в этом сезоне 1988-89 годов. Опять же, я в это время тянул солдатскую лямку и пропустил этот прекрасный момент.

Теперь понятно почему я ощутил себя обутым в лыжи. Собрался выводить в чемпионы команду, которая и так на первом месте в высшей лиге! Тем более, что в этом сезоне я ничего уже не успею сделать, а следующий начнется только осенью и продлится целый год.

Оставалась надежда блеснуть в еврокубках, но и она рассеялась, как дым. В обзоре прошедшего тура журналист разочаровано сообщил, что ЦСКА обладатель Кубка Кубков прошлого года откровенно сдал и вчистую проиграл нынешнему обладателю Кубка, армейцам из Минска.

Это получается, что советские команды самый престижный европейский трофей уже два года подряд выигрывают? Ну и какой это тогда триумф, если третий раз снова наши будут?

И чтобы добить меня, журналист в конце статьи пожелал удачи краснодарскому «Скифу» в финале кубка Европейской гандбольной федерации. Это второй по значимости клубный трофей на континенте. То, что сборная СССР играет прекрасно на олимпиадах и чемпионатах мира — я и так знал. Ни одного шанса мне оставили — все медали и награды собрали подчистую.

Есть подозрение, что я первый в истории человечества попаданец в прошлое, которому так не повезло с прогрессорством. Впрочем, может в Бразилии кто-нибудь еще напишет о попаданце в Пеле, мечтающем улучшить его результат, и тогда мне будет не так обидно.

Мало мне разочарований принесла газета «Советский спорт», так еще и дата на первой странице поразила в самое сердце. Причем в данном конкретном случае, это не художественное преувеличение и не избитый литературный штамп. И даже не третья годовщина чернобыльской аварии! Речь реально о делах сердечных. Дело в том, что завтра, то есть, 27 апреля — день рождения моей дражайшей супруги. Это медали чемпионата я могу забыть или спутать, а дата рождения второй половинки на уровне безусловного рефлекса в моей памяти закреплена. Все же, четверть века в законном браке провел, а в СССР максимальный тюремный срок — всего пятнашка. Даже чисто арифметически это полтора максимальных срока отмотать пришлось.

Шутки шутками, а проблема серьезная. Не мог я оставить свою будущую/бывшую жинку без поздравления в день её восемнадцатилетия. Это будет натуральное свинство с моей стороны, пусть, мы даже еще не знакомы в этом мире. При этом заново знакомиться и заводить роман в мои планы пока не входит. В прошлый раз мы встретились только после моего дембеля, а это только через два года считая от нынешнего времени. Машка сейчас совсем девчонка, и, что самое печальное, я ей категорически не понравился с первого взгляда. Мне долго и упорно пришлось завоевывать её благосклонность. Сейчас на это у меня нет ни времени, ни особого желания.

Хотя насчет желания — это я вру сам себе. Конечно, хочется встретиться и познакомиться заново, но есть опасение, что она снова мне понравится. Вкусы с годами не меняются, а Машка в молодости была ослепительно хороша. Есть шанс влюбиться заново, а оно мне надо?

Во-вторых: через месяц мне светит дальний путь в дальние края. Дел же неоконченных просто невероятное количество. О каких романах и ухаживаниях может идти речь? У меня времени вообще нет, сага о Саше Белом и его бригаде на второй главе замерзла, даже ночью времени нет.

Ну и в-третьих: у моего реципиента молодой здоровый организм, гормоны бушуют, и требуют любви не только платнонической, но и самой обычной физической. Поэтому пришлось решать эту проблему в срочном порядке. Через неделю после возвращения меня начали посещать мысли, что Светочка Карелина вообще-то очень симпатичная и приятная во всех отношениях девица, и не такая уж и стерва, если сильно не приглядываться. Эта мысль меня реально озадачила и даже насторожила. После чего я задумался о последствиях воздержания, и пришел к выводу, что «тридцатка» — это хоть и окраина, но все же в черте города находится. И что полтора часа пешком — это лучше, чем снова заводить серьезные отношения с гремучей змеей в светкином обличьи. Поэтому мой выбор пал на милую девушку-продавщицу из магазина «Промтовары», с чудесным именем Нина.

Выбор оказался идеальным со всех точек зрения, кроме района проживания. Во-первых: мадмуазель оказалась старше меня на три года, что сразу упростило наши отношения. В качестве потенциального жениха меня никто не рассматривал, а мне только того и надо. Во-вторых: девица оказалась страстной, хоть и не слишком опытной. Идеальное сочетание, подробности опустим — они к делу не относятся. В-третьих: у моей новой пассии удачно нашлась подруга с квартирой, которой она любезно разрешила пользоваться. Квартирой, а не подругой, уточняю на всякий случай. В советские времена с этим существуют изрядные сложности: в гостинице только по паспортам комнаты сдают и только семейным парам. В частном секторе еще сложнее — сразу на месяц сдают, да еще найди попробуй квартиру без хозяйки. У друзей свободных хат отродясь не водилось. Не в общагу же её вести?

Крутить роман с продавщицей из промтоварного магазина и одновременно романтично ухаживать за своей собственной будущей женой? Что может быть пошлее? Пока мы не познакомились, могу крутить романы сколько хочу — совесть моя чиста, как снег на вершине Эвереста при отсутствии альпинистов.

Так что видеть её не горю желанием, но поздравить с восемнадцатилетнем вроде бы обязан. Чисто из уважения к нашим деткам. Теоретически они должны быть точно такими же или все же другими? А если день рождения тот же и родители те же?

Еще один временной парадокс, неизвестный официальной науке, получается.

Короче, решил не отходить от линии поведения выбранной ранее, и не знакомиться со своей бывшей. Поехал в институт, нашел в общежитии её одногруппника Павлика. Выставил поллитра, закусон в виде пары банок консерв типа «братская могила», они же — килька в томате, и легко наладил контакт, благо знал товарища еще в прошлой жизни. Утром подъехал к началу второй пары уже с охапкой багровых роз, купленных у бабы Розы на колхозном рынке номер один, по три рубля за штучку. Как только прозвенел звонок на перемену, выскочил на проходную Пашка, поразился размеру букета, который тянул на всю его стипендию, после чего выдал загадочную фразу: «Русское купечество гуляет!».

— Смотри не проболтайся от кого цветы. Скажешь, что тайный поклонник передал.

— Не сумлевайся, кавалер, в лучшем виде сделаю. И чего в Машке ты нашел? Зануда и воображала, нос до потолка… Ээээ… Ты чего?!

— Павлик, если не хочешь получить в ухо, не обсуждай даму моего сердца вслух. И про себя тоже. Вечером забегу, расскажешь, как все прошло. Заодно и обмоем день рождения.

— Целиком и полностью одобряю. Только я на мели. Можно конечно самогон в долг взять, места знаю, но дрянь редкостная…

Намек я понял и пообещал достать более качественную горючку. С закуской в студенческой общаге всегда напряженка, поэтому самому пришлось озаботиться пропитанием тоже.

Была мысль похулиганить и подарить мамаше именинницы торт с надписью «Будущей теще», но найти кулинара, способного превратить продукцию хлебозавода имени «Павших коммунаров» в именную вещь не удалось. Да и финансы мои изрядно истощились — цены на цветы на колхозных рынках заоблачные. Поэтому решил ограничиться одним букетом, мне еще Павлику проставляться пришлось за помощь. И вообще: «Лучшее — враг хорошего». Так написано на воротах АВТОВАЗА, а они знают толк в качестве.

Интерлюдия
Подмосковье. Дача товарища Фалина. Второй час ночи.

— Может, еще чайку? Есть китайский белый. Императорский сорт, товарищ из МИДа угостил.

— Валентин Михайлович, ну, право, второй самовар заканчиваем. Мне на доклад к товарищу Крючкову с утра ехать. Пора заканчивать, а императорский чаек мы в следующий раз попробуем.

— Как знаешь. Расскажи лучше, любезный мой, как ты в Нижневолжск съездил. Есть зацепки по старику? Что за наследник предсказателя там обнаружился?

— Пустое все, — отмахнулся генерал с явным раздражением. — Молодой пацан, толку от него ноль. К тому же, малость не в себе. Арбузы вместе с осетрами выращивать собирается. Целую научную работу уже написал и внедрением занимается.

— Гм. И впрямь, странный. Наш Каргинян тоже адекватностью не блещет, а смотри, как высоко взлетел. В первых советниках у Самого оказался. Может, это отличительная особенность всех ясновидцев и мистиков? Признак одаренности свыше?

— Шутки ваши не к месту, товарищ Фалин. Между прочим, именно талышский старец вашу фамилию первой назвал. Так что и вы в стороне не остались.

— Если мы всех подозревать будем, то ничего хорошего из этого не выйдет. Удалось выяснить, связан наш старец каким-либо образом с Каргиняном?

— Похоже, что нет. Посредник охарактеризовал его как шарлатана и проходимца, редкостной силы талант, способный провалить любое дело со стопроцентной гарантией. Судя по всему, это не личное мнение пацана, похоже старец действительно отзывался о Каргиняне не лучшим образом. Слишком эмоционально тот отреагировал, хотя не знаком с Сергеем Арменовичем лично.

— Это радует. Хотя, как посмотреть. Не знаю что лучше: шарлатан или настоящий мистик в советниках у Председателя КГБ. И то и другое за рамками здравого смысла. Что-нибудь еще интересное «Посредник» сообщил?

— Объект несколько странный и неадекватный, я уже говорил. Хотя инициативный и пробивной — этого не отнять. Предложил возродить «Тайную канцелярию», представляете? Рассылать по областям и республикам тайных соглядатаев с чрезвычайными полномочиями, чтобы они на местах боролись с преступностью и бюрократией.

— Только Бенкендорфа с его ведомством нам и не хватало для полного счастья. На семьдесят втором году советской власти. Несусветная глупость какая-то. Очень жаль, последняя ниточка к предсказателю оборвалась. Будем надеяться, что он сам объявится со временем. Должна же быть логика в его действиях? Заварил кашу, а сам в кусты? Абсурдно выглядит. Что с парнем делать будете? На всякий случай наблюдение оставить надо.

— «Посредника» заберу в Москву. Попробуем использовать в качестве наживки, опять же, Каргинян наверняка им заинтересуется.

— Гм. Неплохая задумка. Может, что и выйдет. Сам «Посредник» не возражал против переезда?

— Нашему ведомству не принято отказывать. Пообещал поддержку его проекту по выращиванию арбузов среди осетров. Он и согласился.

Конец интерлюдии

Глава 18

— Если что-то может оказаться дефицитом, то оно обязательно окажется дефицитом. Сто первый закон Мерфи для СССР, — такая мысль все чаще посещала меня в последнее время. И дело не в импортных шмотках, сырокопченой колбасе или бытовой технике, в советской промышленности это правило действует для любых товаров и материалов, не входящих в годовой или пятилетний государственный план.

Чем дальше в ле… тем толще полицаи. Буквально на каждом этапе моей изобретательской деятельности возникают проблемы на ровном месте именно из-за отсутствия в свободном доступе элементарных вещей и материалов.

Я наивно полагал, что если высокопоставленный генерал КГБ из Москвы пообещал что-то, то это буквально сразу материализуется. Накося выкуси! Госбезопасность к советскому народному хозяйству имеет весьма отдаленное отношение, и покровительство генерала вовсе не означает автоматического появления нужных вещей и материалов на складе. Да что там на складе — в планах Волжского химзавода на будущий год не гарантировано! В порядке эксперимента, из внеплановых фондов и сэкономленного сырья — и то если получится. Но для этого надо согласовать заявку в облисполкоме, в обкоме партии, в рыболовполтребсоюзе. Получить одобрение в КаспНИИРХ и еще в десяти разных учреждениях и инстанциях. Хорошо, что не в министерство рыбного хозяйства отправили — тогда сроки сразу передвинулись бы на 1991 год. И это «ускоренный вариант» в режиме наибольшего благоприятствования.

С магистральными трубопроводами и соединительными трубками для капельного орошения хоть какая-то перспектива вырисовывается, а со всем остальным оборудованием для полива — полный мрак. Разве что насосы найти можно. Понятно, что в СССР есть сотни заводов, которые с легкостью могут наладить производство фитингов, пластиковых муфт, переходников и прочих необходимых деталей, но такая маленькая партия никого не интересует в принципе. Разве, что кооперативы, но их как раз все прикрыли. По моим расчетам в одном из таких полуподпольных производств и должны были их сделать. Но кооператив «Волна», который занимался производством пластиковых авторучек и на который я изначально рассчитывал, приказал долго жить. Бывшего хозяина я нашел, по старой памяти, но тот даже слышать не захотел о сотрудничестве, его плотно взяли в оборот товарищи из прокуратуры и все его мысли были заняты спасением собственной шкуры, да заметанием следов. Единственное, что он дельное смог предложить — купить у него все оборудование по смешной цене в десять тысяч. Учитывая, что ему самому оно обошлось примерно в пятьдесят тысяч — весьма заманчивое предложение.

Осталось найти эти десять косарей, причем быстро, пока кооперативщика не закрыли окончательно.

Но самое печальное не это. В капельном орошении нет ничего слишком сложного, в его устройстве и наладке разберется и колхозный механик, надо лишь знать о ключевых проблемах, иначе будешь долго и упорно мучиться с мизерным результатом. И выяснилось, что без моего личного участия один ключевой момент решить невозможно.

Воду для систем капельного орошения из реки надо тщательно фильтровать, чтобы избежать засорения трубок и капельниц. Очищают воду с помощью целого ряда устройств. Одни коагуляция и флокуляция, например, чего стоят! Тут и слов таких никто не знает, разве что работники городского водоканала. А это одни из важнейших приемов для очистки воды.

Для начальной очистки воды от грубых примесей используют песчано-гравийные, керамзитные и щебёнчатые фильтры. Для окончательной тонкой очистки — открытые гидроциклоны, устройства с пенополистирольной загрузкой, сетчатые фильтры и так далее и тому подобное.

Опять же, советская промышленность наверняка выпускает большую часть из перечисленного, но найти производителя и выбить из него хоть что-то — задача архитрудная. Нет ни Интернета, ни нормальной телефонной связи. Даже просто название завода найти и его телефон — уже нетривиальная задачка. Междугородние переговоры надо заказывать заранее, лучше за неделю, и затем беседовать, сидя в стеклянной будке на главпочтамте, опасаясь, что разговор прервется в любую секунду. Если хочешь что-то получить, то предварительно надо «выбить фонды», обычно через министерство или подобное ведомство, затем самому лично ехать на завод и тряся бумагой выколачивать положенное. Желательно с бутылкой коньяка и коробкой конфет для ускорения процесса. Таких людей называют «толкачами». Наши местные «толкачи» возят икру черную банками — её проще достать, чем найти хороший коньяк.

Понятное дело, никто этим без меня заниматься не будет. Да и не справится никто, просто нет подходящих кандидатур. Старший лейтенант КГБ или мой декан? Не смешите мои капельницы. Мой родной дядя, председатель колхоза, на территории которого планируется рыбопромышленный агрохолдинг, может и справился бы, но у него и так огромный фронт работ намечается, ему физически некогда будет ездить по командировкам, да и занятие не его уровня. Толкачи-экспедиторы — роль не слишком благородная, скорее презренная в советском обществе, дядя может и обидеться за такое предложение. Униженно клянчить, то что тебе по закону и документам положенно, раздавая мелкие взятки всем подряд — это весьма специфическое умение.

Итого. Фильтры грубой очистки поливной воды можно соорудить своими силами из подручных материалов, технологию и схемы я нарисую, а с фильтрами тонкой очистки пока ничего не получится. Не вовремя этот генерал объявился, очень не вовремя. Поэтому пришлось вычеркнуть систему капельного орошения из ближайших планов. Впрочем, в проекте она остается, и патентную заявку на все ноу-хау обязательно оформим. Пойдет отдельным приложением, так сказать, вторая очередь проекта.

Может, оно и к лучшему. Слишком много революционных нововведений сразу получалось.

Как только проект в общих чертах был составлен, отправились в гости к Петру Васильевичу, председателю колхоза «Красные Баррикады», моему родному дяде по отцовской линии. В прошлой жизни похожий проект в этом же самом месте уже делали, причем успешно. Правда, получилось все не с первой попытки, и даже не со второй, и мучились с рыболовным холдингом в общей сложности лет десять, причем первые пять лет имели чистые убытки, но, в конце концов, добились хороших результатов. Если бы не преклонный возраст Петра Васильевича, то наверное к две тысячи двадцатому году на первое место в области вышли бы по объемам производства. Но сильно сдал старик к тому времени, и, боюсь, не потянул в одиночку без моей поддержки. Имелись у него два сына, но управленцы из них — так себе. Профукают хозяйство, как пить дать. Впрочем, что и как там сложилось после моего исчезновения — можно только гадать.

Прибыли мы на служебной «Волге». Делегация получилась внушительной: целый декан, офицер КГБ, курирующий проект, доцент с кафедры ихтиологии, и ваш покорный слуга с медалью на груди (для усиления эффекта).

Дядя ошалел от такого изобилия гостей, особенно о того факта, что товарищ из КГБ. Колхоз специализируется по двум направления: овощеводство и рыболовство. Благо, село расположено прямо на берегу реки Кривой Бузан, до Волги и Ахтубы рукой подать. Но там где, рыба — там и осетр с икрой. Не выбрасывать же, если попалась. Поэтому появление товарища из органов было встречено с настороженностью, но по ходу обсуждения контакт был налажен, и дядька заметно подобрел. Хотя икрой и красной рыбой угощать поостерегся, хотя явно в запасах имеется.

Поначалу Петр Васильевич воспринял идею холодно и без энтузиазма. Оно и понятно, колхоз богатый, план выполняет, проблем особых не имеет. Кому нужны лишние хлопоты и морока на ровном месте. Правильно! Никому не нужны. Но я-то прекрасно знаю своего родственника еще по прошлой жизни, и все его чаяния и желания. Дядя Петя давно перерос уровень председателя колхоза, его много раз звали на партийную работу и район предлагали возглавить, но бросить свое родное село он не захотел, справедливо опасаясь, что преемники развалят все, что он строил и лелеял. Так что уговаривать долго не пришлось, уже по его вопросам и комментариям во время изучения проекта стало понятно, что тема зацепила и увлекла.

Особенно впечатлила председателя карта-схема будущего рыбохозяйственного комплекса. Он долго всматривался в нее, чесал затылок, хмыкал и восхищенно матерился, разглядев очередную диковину, обозначенную на его исконных землях.

— Знатная работа. Сам бы такую ни в жисть не намалював. Это надо-ж так хитро продумать и догадаться по уму присобачить. Кожный пруд и точно по месту, словно так и задумывалось. И финтифлюшки все по делу примастрячены.

Словно геодезист здесь родился и каждый овраг излазил.

— Так то ваш племяш рисовал, — удивился Азамат Утемирович. — Разве он не местный?

— Сашка-то? — подозрительно осмотрев меня с ног до головы, словно ему только что сообщили о новом, не известном паспортному столу, родственнике, дядя пояснил, что этот городской пижон здесь всего два раза в гостях был, да и то в младенчестве.

— Ты как про лиман догадался? — обратился он напрямую ко мне. — Спроси у нашего агронома, ни за что не сообразит, что это пруд готовый дармовой. Подсказал кто?

— Сам додумался. Чего зря воду качать, электричество тратить, если по весне река сама его затапливает. Поставить дамбу и пруд готов. Только для карпа здесь лучше не разводить, зато толстолобику в самый раз будет. Идеальные условия. Траву и ряску он сам сожрет. Сазан болеть будет.

— И впрямь разбираешься. Вот-те и городская фифа, — еще больше удивился дядька Василий. — Скажи-ка, друг ситный, тогда. Почему нагульный пруд так далеко от берега? На пятьсот метров ближе поставить можно. И место удобное, ложбинка почти готовая. Все остальное по уму спланировал, а такое козырное место просмотрел? Здесь же земляных работ в десять раз меньше будет.

— Дядь Вась, не нравится оно мне, место твое. Почва здесь не хорошая, видишь, цвет другой. Глина серая с примесью. Наверняка, кислотность высокая. Замучаешься известь сыпать. Чуть прозевал, ведь, все на глаз делать придется, и хана рыбе. Бранхиомикоз гарантирован. Пруд на карантин ставить, рыбу на муку перерабатывать и дно травить-чистить. Оно надо нам?

Конечно, это послезнание. Место «козырное» словно проклял кто-то, из десяти лет эксплуатации этот пруд шесть лет в карантине простоял. Больше миллиона рублей чистого убытка, а в начале двухтысячных это серьезные деньги были. После чего дядька зарекся на этом месте не то, что рыбу разводить, сено косить.

— Молодой человек, ваши опасения напрасны, — оказывается к нашей беседе внимательно прислушивались. Это доцент-ихтиолог решил продемонстрировать знание любимого предмета и встрял в разговор без приглашения. — Бранхиомикоз, он же — жаберная гниль, в наших реках встречается крайне редко.

— Профессор, вы правы. В реках эта гадость встречается редко, но как вы могли заметить, у нас не река, у нас — прудовое хозяйство. Летом температура воды в замкнутом мелком водоеме легко превысит двадцать пять градусов. Идеальные условия для развития болезни. Если же кислотность выше нормы, то все поголовье сеголеток с огромной вероятностью будет заражено в течение недели-двух. У нас в области прудовой рыбой никто не занимался раньше, поэтому и болезнь отсутствовала. В Азербайджане или на юге Украины эпидемии бранхомикоза случаются каждый год и ущерб огромный.

«Профессор» оказался мужиком умным и неплохим специалистом, хоть и кандидатом наук, а не профессором, поэтому быстро согласился с моими доводами. Когда я подарил ему полный цикл профилактических мероприятий против этой болезни, то чуть целоваться не полез на радостях. Видимо, сразу новую научную работу задумал по этой теме. Поэтому не стал его разочаровывать, профилактика Бранхиомикоза (жаберной гнили) в промышленном рыбоводстве разработана была еще во времена СССР, это я точно помню, поскольку плотно интересовался темой после катастрофы с потерей тридцати тонн сазана. Просто, до нашей провинции свежие научные работы доходят с большим опозданием. Так что доценту патент не светит, в отличие от всех остальных.

В целом, поездка мне понравилась. Конструктивно обсудили, определили планы, первоочередные цели и задачи. Удивительная команда собралась: и специалисты, и энтузиасты, и пробивные управленцы. Чудо, а не коллектив. Если честно, то и мне за счастье было бы поработать над этим проектом с такими людьми. Тем, более, когда знаешь все ошибки и проблемы наперед.

Не жизнь, а сказка. Даже с учетом необходимости возиться с бранхиомикозом. Вот такой парадокс. Удивительно, но борьба с рыбными вредителями тоже бывает интересной и творческой.

Глава 19

Когда говорят про жуткую бедность в СССР, то чаще всего лукавят. Либо обобщают этот вывод на всю семидесятилетнюю историю Советского Союза, когда действительно были и голод и послевоенная разруха, и многое другое, либо сравнивают исключительно по отдельным категориям, где отставание наиболее явное: количество автомобилей на душу населения или обеспеченность видеомагнитофонами. К середине-концу семидесятых годов благосостояние советских граждан выросло до такого уровня, что о тотальной бедности говорить могли только лютые вруны и антисоветчики, хотя последнее определение мне не нравится, слишком заезжено.

Но есть еще один некорректный аргумент, на который постоянно ссылаются противники советского государства. Точнее, это два взаимосвязанных мифа: всеобщая уравниловка и соответственно, вытекающая из этого — усредненная «пайка» в виде минимального гарантированного государством пакета дешевых и не слишком качественных услуг. Вот по этому минимальному уровню и оценивают жизнь всех советских людей, вольно округляя, что все так существовали и прозябали.

На самом деле никакой уравниловки в СССР не было! И уровень жизни мог отличаться в разы, если не в десятки раз. И речь вовсе не о партийной номенклатуре, подпольных цеховиках или национальных республиках, где искусственно создавались «витрины социализма» и высокий уровень благосостояния обеспечивался дотациями из Москвы. Нет, речь именно о простом обычном человеке. На одном заводе в одном цеху хороший слесарь-наладчик мог получать вдвое больше соседа разгильдяя и алконавта. Советская система не только позволяла это делать, но и хорошо стимулировала передовиков и рационализаторов. Не на всех заводах и фабриках такое процветало, где-то наоборот, тотальная уравниловка практиковалась — обычно это зависело исключительно от личности директора. Точно так же как в армии: нормальный командир части — нет дедовщины. Начальник — козел, и неуставщина будет цвести, как на зоне. И конечно хороший специалист на таком предприятии долго не задержится, уйдет к нормальному директору, в отличие от армии на гражданке можно поменять завод или фабрику.

Не касаясь всяких профессоров, академиков и генералов, которые по умолчанию имели высокий уровень жизни, возвращаясь к обычному работяге, обнаружим, что для него возможность заработка тоже ничем не ограничена. Есть множество профессий, где зарплата втрое выше средней: шахтеры, водители автобусов, буровики, рыбаки и моряки. Судовой энергетик или рефмеханик после окончания рыбвтуза может рассчитывать на зарплату от четырехсот рублей, а набравшись опыта и стажа будет получать рублей восемьсот в месяц. Правда, для этого придется пахать в море по полгода, но и годовой заработок соответствующий.

Кроме того, практически у любого гражданина, при наличии нормального здоровья, есть возможность «завербоваться на Севера», причем эти самые «севера» географически могут быть где угодно: хоть в Таджикистане, хоть на Сахалине. Главное, чтобы там были региональные коэффициенты к зарплате. Уезжают часто целыми семьями на пять-семь лет, этого хватает, чтобы заработать на приличную квартиру с мебелью в родном городе.

Отдельной строкой идут загранкомандировки: это настоящий Клондайк для советского человека. Кстати, довольно распространенное явление. Среди моих одноклассников, например, человек восемь успели побывать в таких многолетних командировках. Либо сами, либо их семьи. Список впечатляет: Польша, ГДР, Монголия, Вьетнам, Румыния и страны Африки.

Да, что там говорить…обычно едут на три месяца на Шикотан, на консервную фабрику практику отбывать. Зарплата — пять сотен советских рублей в месяц, плюс кормежка бесплатно. Полторы тысячи рублей за практику, это зарплата инженера или учителя за год. К сожалению, я так и не попал на Курильские острова, в тот год мне подфартило попасть на Средиземное море, но консервы с крабом и сайрой в оливковом масле в студенческой общаге на закуску пробовал.

К чему этот экскурс в советскую зарплатную действительность? Дело в том, что мне понадобились деньги. Во-первых: предстоит переезд в Москву и обустройство в столице, а это очень серьезные расходы. Во-вторых: срочно надо выкупить у кооперативщика оборудование для литья пластиковых изделий. Конечно, он жутко приврал, что за полтинник станки приобрел, максимум тысяч в тридцать рублей ему весь цех обошелся, но альтернативы у меня нет. Если не возьму сейчас, то потом намучаюсь выбивать из государства законными методами. К тому же никто не мешает мне сбить цену, пользуясь случаем. Деньги ему тоже нужны срочно, когда товарища посадят, то оборудование просто конфискуют бесплатно и он вообще ничего не получит.

Но вся советская система построена таким образом, что не предполагает быстрого и большого дохода в принципе. Все перечисленные выше способы заработка рассчитаны на месяцы и годы упорного труда. Я целиком и полностью одобряю это прекрасное социальное устройство, когда трудяга или хороший специалист может заработать вдвое больше секретаря райкома или председателя райисполкома. Но только не в том случае, когда это касается качественного попаданца, время которого ценится на вес золота. Я бы с удовольствием поехал на Шикотан в компании сотни студенток на три месяца. И тяжелые условия труда меня нисколько не пугают, но нет у меня этих трех-четырех месяцев (с учетом дороги), и даже трех недель нет.

Поэтому придется встать на скользкую криминальную дорожку, других, более честных способов быстрого обогащения я не вижу. Хоть это и противоречит «Кодексу строителя коммунизма» в пункте пятом: «не укради». Или это из Моисеевых скрижалей? Я их немного путаю, очень похожи по содержанию.

Чистой уголовщиной конечно заниматься я не стану. Будем проводить «экспроприацию у экспроприаторов», как завещал товарищ Коба, готовясь к ограблению Тифлисского банка. Так что в некотором роде, собираюсь действовать строго по примеру основателя социализма. Только грабить будем не банк, а все тех же «многострадальных» бандитов из «профсоюза». Может это и не справедливо, другие уголовники заслужили экспроприацию не меньше этих, но у меня личные счеты с этими гадами.

Банальный гоп-стоп и разбойное нападение мне не нравятся, как способы добычи хабара. Прежде всего, из-за низкой эффективности. Никто из бандитов с собой не носит крупные суммы, а мелкие меня не интересуют. Надо брать «общак», и я даже знаю, кто у них «казначеем» числится. По хитрой зоновской традиции на эту роль чаще всего выбирают лицо, которое напрямую никак не связано с уголовным миром. Например, известный всему Советскому Союзу исполнитель патриотических песен, участник всех праздничных концертов в Кремле, обладатель роскошного парика, со времен Олимпиады является держателем одного из крупнейших воровских общаков. Его потом в США не пустили в девяностые по этой причине. Логика проста — всесоюзную звезду нельзя тронуть без веских доказательств, а поскольку он только хранит деньги, то нигде не замазан и не засвечен, то и обыск у него провести нельзя, даже если узнает кто об этом. Многие опера и в девяностые не могли поверить, что этот певец и есть «казначей», даже имея перед глазами все факты. Что уж тогда говорить о советских временах.

«Профсоюзные» в этом плане не столь изобретательны, поэтому общак у них держит не певец, а второй секретарь обкома ВЛКСМ. Товарищ Мельниченко, сын еще более высокопоставленного товарища Мельниченко — зама председателя Рыболовпотребсоюза. Весьма влиятельной организации в области, через нее идут все официальные поставки черной икры и осетрины.

Маленькая проблема в том, что я не знаю, где казначей хранит деньги, но явно не дома. И чтобы справиться с этой маленькой проблемой мне пришлось разработать невероятно сложный и многоходовый план.

Все же «профсоюзные» братки еще не профессиональные бандиты, и поэтому допускают мелкие проколы из-за отсутствия опыта. Казначей должен быть полностью изолирован от дел, и не иметь никаких видимых контактов с бандой. Но здесь наверное сработал принцип: «А долю ему за что?». Или гражданин Мельниченко не удержался и решил увеличить личный доход еще больше, но он по совместительству еще и курировал сеть видеосалонов. Может, просто кадров в банде других не нашлось, способных открыть кооператив и вести бухгалтерию, но именно он возглавил это направление бизнеса.

Вот через эту брешь в защите и надо его цеплять.

Глава 20

Большой успех куется из маленьких деталей. Иногда даже из крошечных. Первый этап моего плана подразумевает создание видеосалона. Причем, не простого, а, в некотором роде, «элитного». По местным меркам, естественно. Тот факт, что после закрытия всех кооперативов легальные видеосалоны исчезли как вид, Великого Комбинатора не смущает. Мой эксклюзивный подпольный кинотеатр изначально будет существовать только в виртуальном виде, но при этом он должен прогреметь на весь город. Исключительно для того, чтобы я мог предстать в образе его бывшего владельца.

Поэтому, первым делом, я отправился в гости к… неграм! Извиняюсь, к темнокожим афроаме… тьфу, к афро-африканцам. Ничего удивительного, в Нижневолжском рыбохозяйственном институте этих товарищей учится огромное количество, практически на всех факультетах. Учеба в СССР для африканцев считается престижной, но главный аргумент, который определяет выбор ВУЗа — стоит она раз в пять дешевле, чем учеба во Франции по аналогичной специальности. В английских и французских университетах получить диплом могут только дети очень богатых чиновников и бизнесменов из центральной и северной Африки, в Союзе учеба доступна выходцам из среднего класса. Ни рабочих, ни крестьян среди них отродясь не водилось — у тех проблемы видимо с начальным образованием, поэтому высшее их не интересует.

По старой памяти, сразу отправился в общагу к Муавийя ульд Саиду. Ульд — это не имя, а родовой артикль, обозначает принадлежность к богатому и влиятельному роду. Папаша у Муавийя трудится в министерстве рыболовства Мавритании, поэтому сынок откровенно валяет дурака в далекой северной стране, катается как сыр в масле, не особо напрягаясь в учебе.

Африканцы жили в третьем и четвертом общежитии, занимая все этажи, кроме первого, где приютились советские студенты-аборигены с электромеханического факультета. Поэтому вход в общагу свободный по обычному студенческому билету, да и то не всегда. Вахтер всего за рупь пропустит хоть целую футбольную команду гостей.

Муави, так его ласково называют те, кто не в состоянии выговорить имя полностью и без ошибок, к концу второго курса так и не научился нормально говорить по-русски, поэтому человек, свободно говорящий на аглицкой мове и предлагающий услуги по написанию контрольных его сразу заинтересовал. Вдобавок я упомянул сладкое его слуху «ульд» — и это решило дело.

Могу добавить, что Муави — редкостный раздолбай, но при этом веселый и обаятельный человек. В отличие от киношных кофейно-коричневых афроамериканцев был он черный, как кирзовый сапог, и только белоснежная улыбка выдавала его в темном подъезде в ночное время. Впрочем, соседи его были тоже как на подбор такого же оттенка кожи. Один из Сенегала, второй из Мали. Честно говоря, меня это немного удивило — насколько я помню, эта страна вообще не имеет выхода к морю и находится в центре Африки. Впрочем, диплом — сам по себе вещь ценная и нужная, а корочки рыбвтуза — одни из самых дешевых в мире среди нормальных ВУЗов. За все время обучения — полторы тысячи долларов всего.

Как и положено зажиточному разгильдяю, экономно обращаться с деньгами он не умел вообще, и поэтому частенько оказывался на мели. Обычно аккурат к сессии. Деньги из посольства передавали раз в квартал, а тратились они за пару месяцев, после чего Муави начинал распродавать импортное барахло и вещи, которые охотно скупали фарцовщики, коих в иностранных общагах всегда было, как блох на собаке.

Конечно, денег на покупку даже одного видеомагнитофона у меня не было — цены начинаются от тысячи рублей на советский агрегат, и от двух тысяч на иностранный. Но мне они и не нужны. Я предложил сделать курсовую по термеху в обмен на пустые коробки от этих устройств. Ведь они украшены нужными надписями: «SHARP», «SANYO», «AKAI». «Соньки» не нашлось, но может и к лучшему. Слишком дорогой он для использования в прокате, клиент может насторожиться. Вдобавок выпросил инструкции по эксплуатации от этих «видиков», якобы для перевода на русский. С условием возврата, правда. Инструкции и коробки пришлось искать у соседей по всему этажу, но Муави посчитал, что это неслыханная удача, ведь две лабораторные по теплотехнике я ему подарил в качестве бонуса. В качестве ответной любезности Муавийя ульд Саид вручил мне коробку с сигариллами, тонкими кенийскими сигарами, жутко ядерными на вкус. Видимо это последнее, что у него осталось из нераспроданных запасов. Хороший парень этот Муави, хоть и балбес.

С теплотехникой вообще забавная история вышла. В институте я восстановился, но из-за катастрофической нехватки времени, ни на одном занятии со своей группой не появился. Резонно рассудив, что моя научная работа намного важнее, а сессию я и так сдам, даже без поддержки ректора, тем более, что тянуть все экзамены на отлично ради повышенной стипендии не имеет смысла, все равно переводиться в Москву. Но Азамат Утемирович настоятельно порекомендовал немного походить на занятия, просто чтобы потом проще было договариваться о зачетах. Видимо, вспомнил историю с преподом по информатике.

Поэтому пришлось отправиться на лабораторную по теплотехнике, благо именно она значилась в расписании в тот момент времени.

Группа встретила мое появление удивленными и даже восхищенными возгласами, очевидно, не все еще знали о досрочно вернувшемся на учебу дембеле. Лишь Светик-солнышко не удержалась и язвительно прокомментировала в том духе, что портянками и сапогами теперь пахнуть будет. Впрочем, на это никто не отреагировал — о наших прежних отношениях знали все, как и о её прекрасном характере.

— Тема нашего занятия сегодня: «Температура кипения хладагентов в зависимости от давления». Лабораторная работа будет второй парой. Итак, приступим. Кто желает охарактеризовать взаимосвязь между этими параметрами? На прошлом занятии мы теорию уже разбирали и, надеюсь, усердно конспектировали.

Препода я конечно узнал, курсовую работу у него писал на четвертом году учебы. Фролов Илья Романович — заведующий кафедрой теплового и холодильного оборудования. Умный, порядочный мужик, хороший специалист и настоящий фанат своего дела. В этом времени такие тоже встречаются.

— Новенький хочет выступить, — подала голос Светочка и, довольно ухмыляясь, злобно стрельнула очаровательными глазками в мою сторону. Вот же баба, делать пакости для нее удовольствие что ли?

— Гм. Новенький? Это не о вас ли говорил Азамат Утемирович? Что-же, очень приятно, что вы не отсиживаетесь в сторонке и горите желанием учиться. Надеюсь, вы не все знания растеряли за два года службы?

— Он и года не прослужил, — вновь встряла в разговор змея подколодная по имени Света. — Его по болезни из армии выгнали!

— Карелина, не надо с места реплики выкрикивать. Если вы хотите что-то сказать — попросите разрешения у преподавателя. — Что касается нашего нового… эээ… старого ученика, то, милочка, будьте снисходительны к молодому человеку. Все же не каждому нашему студенту вручают боевую медаль и увольняют из армии после ранения.

Светка, аж позеленела и побледнела от такого фиаско, поджала губки и промолчала, лишь огненное пламя в глазах выдавало, что она в бешенстве.

— Правда, что ли? — толкнул меня локтем в бок сосед. По всей видимости, никто не знал о моем славном героическом прошлом, пока препод не проболтался. С другой стороны, кобра симпатичная глазастая получила знатный щелчок по носу, что не может не радовать.

— Тоже мне, подвиг. Дело житейское. Вытащил жену и дочку командира части из проруби, в последний момент льдиной по затылку стукнуло. Вот и комиссовали. Медаль за спасение утопающих дали.

— Врешь ты все. Ты же в Азербайджане служил! Нет там льдин, — испортила мою прекрасную легенду мадам Синичкина, нагло подслушивающая с соседней парты.

— Товарищ Морозов, — напомнил о своем присутствии преподаватель. — Вы что-то хотели сказать по теме урока? Или мне показалось? Правда, я не очень понимаю, что вы можете знать, ведь теплотехника у вас только в этом семестре началась.

— Он теперь раненый герой, медаль имеет, ему знания не нужны. Зачем учиться, если все зачеты автоматом поставят? — удивительно быстро оправилась от удара Света и перешла в атаку.

Странная реакция, словно до сих пор забыть и простить не может, хотя наш «роман» длился меньше месяца и закончился еще до того, как меня отчислили с института. Может у нее парня нет, вот и бесится с недот… с недосыпу? Хотя с её внешностью проблем с поклонниками быть не должно в принципе. Загадочная женская душа, не понять нам её никогда, без поллитра — точно.

— Никаких проблем, Илья Романович.

Выйдя к доске, я качественно и в подробностях расписал взаимосвязь температуры кипения хладагента и давления, начертил пару графиков, нарисовал таблицу для разных типов фреонов, чем поверг препода в состояние глубокой задумчивости и ошалелости. Но больше всего меня порадовала реакция противника с первой парты. В глаза у Светика прямо-таки застыли слезы отчаяния, такого сокрушительного удара по самолюбию она давно не получала. Только ради этого стоило выйти к доске и так усердно распинаться. Мне даже жалко её стало на секунду, захотелось обнять, утешить — все же красивая, зараза, хоть и стерва. Но мысль эта мелькнула и тут же исчезла, заменившись желанием срочно, буквально сегодня, проведать Нину, продавщицу из промтоварного.

— Замечательно. Не ожидал таких глубоких познаний в моем предмете. Недооценивают студенты холодильное дело. Ведь за ним будущее!

Натурально «дежа вю» — недавно тоже самое мне впаривал препод по информатике, но у того хоть какие-то реальные основания для этого были. Наверное, поэтому меня зацепило и понесло.

— Илья Романович, о каком будущем вы говорите? У нас тут глобальный Апокалипсис в морозильной промышленности намечается, не до жиру — выжить бы для начала. Недавно читал статью о Монреальском протоколе, это же полный конец. Буржуи полностью хотят запретить использование хлорфторуглеродов, они якобы разрушают озоновый слой Земли. Придется переходить на другие хладоны, так называемые «озонобезопасные», которые намного хуже ныне используемых.

— Александр, вы сгущаете краски и преувеличиваете размер опасности. Советская промышленность мало зависит от иностранной моды. Это поветрие через несколько лет закончится и никто не вспомнит об озоновых дырах и глупых запретах фреонов. Насколько я в курсе, связь между ними научно так и не доказана.

— Монреальский протокол СССР все же подписал. И даже если мы отзовем свою подпись, то весь мир по указке капиталистов свернет использование хлорфтроуглеродов и мы останемся в гордом, но печальном одиночестве. У нас студенты учатся из десятков стран, и работать они должны, по разуму, на нашем оборудовании, которое будут запрещать и выдавливать по всему миру.

— Хм. Так сразу не ответишь. Возможно зерно истины в твоих опасениях присутствует. Но проблема явно не нашего института уровня. Или ты считаешь по-другому?

— Это наш профиль. Почему мы не можем заняться проблемой заранее, пока гром не грянул? Тем более, что есть очевидный способ повысить степень теплопередачи хладагента не меняя кардинально всю систему. Всего лишь нужно использовать ленточный турбулизатор. Встраиваем его внутрь трубок и получаем высокий КПД при ухудшенном заменителе фреона.

— Всего лишь?

— Ничего сложного. Жидкий агент, испаряясь, движется в трубке охладителя в виде двухфазного потока при расслоенном или волновом режиме. Но для них характерны низкая теплоотдача, вследствие уменьшения смачиваемости поверхности стенок. При помощи турбулизатора мы увеличиваем площадь смачивания, а следовательно и теплоотдачу! Ведь жидкость передает тепло стенкам трубки в разы лучше пара.

— Идея, конечно интересная, хотя и не новая. Но в свете грядущего… Хм, возможно в этом что-то есть! Но между идеей и её реальным воплощением лежит гигантская пропасть и годы напряженного труда. Если ты готов заняться темой, то с удовольствием возьму руководство над твоей работой. Это было бы просто замечательно.

Товарищ Фролов безусловно прав. Если проводить исследования с нуля, методом научного тыка и тщательного перебора всех вариантов, то реально потребуются долгие годы. Но я-то курсовую писал году в 1995-м, когда ельцинская РФ уже полностью сдалась и подняла лапки, признав Монреальскую портянку, отказавшись от фреона и собственной холодильной промышленности заодно, поэтому темой занимались плотно и всерьез и не только студенты, ибо жаренный петух уже клюнул со всей дури. Даже при том финансировании результаты были получены, правда с внедрением опоздали. К тому времени завод холодильного оборудования в Нижневолжске уже окончательно помер, а это был основной заказчик НИОКР по этой теме.

Правда, положительные результаты 1995-го года оказались лишь промежуточными, лет через пятнадцать в нашем техническом университете, сменившем статус к тому времени, все же додумались до того, что четырехканальный ленточный турбулизатор в разы эффективнее двухканального предшественника оказался.

Прозвеневший звонок вернул меня к реальности. Гробовая тишина в аудитории и двадцать пар офанаревших глаз намекали, что вся группа выпала из реальности и пребывала в некоем трансе, наблюдая за нашей бурной дискуссией. К тому моменту на доске уже появилась схема злополучного турбулизатора в трех проекциях с расчетами и формулами.

— Но ведь гидравлическое сопротивление вырастет? — снова напомнил о себе Илья Романович.

— В полтора раза вырастет. Если каналы изгибаем по винтовой линии с шагом 250, 500 мм для толщины в 5 мм, то эффективность теплопередачи… перемена скоро закончится.

— Ты прав, Александр. Надо спешить. Занятий сегодня не будет, все свободны.

После того, как мы с товарищем Фроловым появились в деканате, и Азамат Утемирович узнал сенсационную новость, о том, что нам срочно, прямо сейчас, необходимо начать научную работу над ленточными турбулизатором, о четырех каналах сразу, было принято соломоново решение, что занятия мне посещать больше не надо. Во избежание ресурсной и кадровой катастрофы на факультете.

Интерлюдия
«Союз обреченный n+2»

Расхожим мнением среди российских либералов и коммунистов было мнение о том, что если бы экономики СССР и России были конкурентоспособными и высокотехнологичными, то жили здесь бы замечательно, долго и счастливо, а не влачили бы «жалкое существование в качестве сырьевого придатка и бензоколонки».

Сама по себе, постановка вопроса подразумевает равенство возможностей для всех стран и народов честно конкурировать на любых рынках планеты Земля. Забывая однако, что изначально миллионер всегда имеет стартовые условия лучше, чем работяга. Просто потому, что начал он свой бизнес на сто лет раньше, имеет денег и клиентскую базу в сотни раз больше, запас опыта и технологий на десятилетия вперед. И самое главное — он пишет законы и правила на своем рынке, а ты — всего лишь пришлый бесправный чужак. В такой ситуации выиграть у Запада в конкурентной борьбе — задача весьма нетривиальная. Однако, многим странам это удавалось. Тем же японцам или южным корейцам. Но категорически не получалось ни у Российской империи, ни у Советского Союза.

Конечно, эксперты назовут десятки и сотни объективных причин этих неудач. И революции, и страшные войны, и репрессии (частично необходимые и неизбежные), и разруха, и военное противостояние, и необходимость атомного проекта в нищей разоренной стране. И ракеты, и космонавтика, и освоение Арктики — те же японцы и корейцы избавлены были от этих дорогостоящих забот. В этом списке удачных стран нет Сингапура, ибо это «экономическое чудо» держится на двух китах: на портовых услугах на самом оживленном морском пути мира и на миллиардах долларов наркотрафика из Золотого треугольника, которые отмывались и легализовывались в этом уютном местечке в течение десятков лет. Но не об этом речь.

Советский Союз действительно был великой империей, и обладал второй по размеру экономикой в мире, а по некоторым оценкам — даже первой мог считаться, хоть и с натяжкой. Однако конкурировать с западными компаниями не получалось никак, буквально единичные успешные случаи за всю послевоенную историю. Даже имея под политическим контролем половину мира Советский Союз постоянно вынужденно демпинговал и раздавал свою продукцию буквально даром. Чаще всего в долг, с последующим списанием оного.

Этот кажущийся парадокс объясняется достаточно просто. Против СССР, да и России всегда шла, идет и будет идти скрытая экономическая война. Во все времена и при любой власти. Любой конкурентоспособный советский товар или продукт целенаправленно дискредитируется и вытесняется с рынка.

Самое распространённое обвинение — демпинг. Опровергнуть его практически невозможно, поскольку в СССР ценообразование сильно отличается от западного, то доказать, что низкая цена — это не обман с целью захватить долю рынка не получится. Беспроигрышная ситуация для Запада. Продать советские товары можно только если они намного дешевле западных аналогов, но это сразу влечет обвинение в недобросовестном занижении цены. Далее штрафы и санкции.

Далее идет простое очернительство и клевета. Это очевидный прием, поэтому подробно разбирать его не имеет смысла.

Есть еще множество разных способов и методов, вплоть до законодательного запрета, но иногда и это не помогало. Советский Союз обладал огромным списком товаров и сырья, что-нибудь да и оказывалось конкурентным. Получить двести процентов прибыли капиталисту на перепродаже советской продукции — тут никакие преграды не спасут.

И тогда вступают в действие более могущественные силы, которые решают вопрос кардинально на уровне основ и на многие десятилетия вперед.

Советская авиапромышленность производит самолеты, которые ни в чем не уступают американским и европейским? Значит, найдем к чему придраться. Шумность высокая! Очень уважительная причина. Теперь советским авиалайнерам путь закрыт во все цивилизованные страны, и соответственно самые богатые и платежеспособные рынки потеряны. Надо проектировать новые двигатели и новые самолеты, а это десять лет в минус.

На первый взгляд все честно, и выглядит как забота о жителях, проживающих рядом с аэропортами. Если не знать одного маленького обстоятельства: западные авиастроительные компании о новых стандартах шума для двигателей узнали за десять лет до их введения, а СССР был поставлен перед фактом. При этом изначально оппоненты искали ту характеристику, где советские самолеты были хуже западных.

Еще более интересная история случилась с коноплей в СССР. Триста лет продажа пеньки (веревки из конопляных волокон) была одной из важнейших статей экспорта Российской империи. Весь британский флот столетиями пользовался русской пенькой в качестве канатов и тросов. А флот без преувеличения — это то, на чем держалась вся Британская империя в те времена. Во время сталинской индустриализации экспорт пеньки считался стратегическим и приносил заметный валютный доход.

Кроме того, из конопли изготовляли порох, моторные масла, ткани, изоляцию и сотни других, полезных и нужных в народном хозяйстве вещей. Бумага из волокон конопли не требовала отбеливания, была по качеству лучше обычной и намного дешевле. Чудо, а не растение! При этом Россия-СССР были мировыми лидерами по выращиванию и экспорту этой прелести.

Естественно, это не устраивало наших геополитических партнеров по обе стороны Атлантики. Пока не было альтернативы, приходилось мириться с русской пенькой и валютой для страны Советов. Перед Второй мировой войной компания «Дюпон» изобрела и запатентовала нейлон, а вместе с этим и канаты из синтетики. Но стоили они заметно дороже, и отказываться от привычной пеньки мир не спешил.

Задача была решена оригинальным способом. Началась тотальная дискредитация конопли под предлогом защиты здоровья человека. В западных СМИ перестали употреблять старое название, теперь это растение именовалось исключительно марихуаной. И только в контексте употребления наркотиков.

Опять же, формально все правильно. Если не знать, что российская конопля не содержит наркотических веществ вообще, не вызревают такие сорта в наших климатических условиях. Промышленная конопля абсолютно безвредна и добыть из нее хоть что-то запрещенное практически невозможно. В нашей области её начали снова выращивать в начале двухтысячных годов, очень выгодная агрокультура, хотя ФСКН буквально рвал и метал, грозя запретить и уничтожить все поля. Битва за посевы шла на уровне министерства в Москве, но губернатор отстоял перспективную траву. При этом в нашей области полно дикорастущей конопли, в которой хоть и мало, но содержание наркоты в сотни раз выше, чем в технической культуре.

Закончилась эпоха конопляного производства при Хрущеве. Если товарищ Сталин плевать хотел на западное мнение и клевету, то любитель кукурузы сдался под напором газет и советников. Никита Сергеич уничтожил эту отрасль под корень. Хотя отдельные колхозы выращивали коноплю в небольших количествах во времена позднего Ильича. В СССР был даже в шестидесятые годы научно-исследовательский институт конопли и её переработки. Звучит забавно, но это исторический факт.

На этом фоне история с запретом фреонов и озоновыми дырами в Антарктиде смотрится уже не так экстравагантно. Точно такой же надуманный повод, раздутая шумиха в мировых СМИ и точно такой же страшный удар по экономике Советского Союза и Российской Федерации, как преемника. Уничтожение целой отрасли и сотен предприятий холодильной промышленности.

На самом деле, пресловутый Монреальский протокол — это только верхушка айсберга. Дальше последовала целая куча дополнений и приложений к нему. В результате сотни наименований химических веществ и продуктов попали под запрет или ограничения. Причем, список этот составляла теперь группа псевдоэкспертов, не утруждая себя доказательствами. По странному стечению обстоятельств больше всего страдали страны третьего мира и РФ. Россия же обязана была отчитываться по объемам производства всех этих веществ, многие из которых относились к оборонно-промышленному комплексу. То есть передавать секретные сведения своим врагам лично в руки под угрозой санкций.

Показательно, что глава советской делегации отказался подписывать этот Протокол, сочтя его абсурдным и антинаучным. Однако Горбачев отстранил его от руководства, а подпись под судьбоносным документом поставил советский посол в Канаде!

Бывают моменты, когда даже видимость приличий соблюдать не обязательно — видимо это был один из таких. Лично товарищ генсек продавил подписание кабального договора, не считаясь с потерей авторитета. Впрочем, тогда мало кто понимал, что именно происходит.

Остается добавить, что в 2017 году ученые объявили, что озоновая дыра над Антарктидой практически «затянулась», снизилась до размеров меньше, чем в начале измерений в 1984 году. Отменять Монреальский протокол никто и не подумал.

Если этих примеров мало, то вот еще один.

Сто двадцать лет человечество активно использовало асбест в своей жизни. Этот удивительный природный материал обладает целым списком невероятных и прекрасных качеств: он прочный, жароустойчивый, химически безвреден и неактивен. Вдобавок, хороший диэлектрик, не проводит электричество. Существует более трех тысяч видов применения асбеста. Чудо, а не материал! (кажется, эта фраза уже была недавно?)

Из него делают и строительные материалы, и огнеупорные ткани, и утеплители и дорожное покрытие, ленты для транспортеров и изоляторы, герметики и мастики, и так далее и тому подобное.

Больше ста лет вся Европа активно использовала асбест везде, где только можно. К восьмидесятому году европейцы свои месторождения выскребли до дна и внезапно обнаружили, что крупнейшие запасы асбеста имеются только у СССР. Зависеть от советского сырья, да еще и платить за него коммунистам валюту? Да ни в жисть!

И тут же следует финт ушами, знакомый нам из предыдущих примеров. Асбест объявляют жутко вредным и канцерогенным. Как только он закончился в Европе, так сразу это и выяснилось. Раньше об этом не догадывались видимо.

И снова как под копирку, одним почерком. Из всех сортов конопли лишь одна — индийская является по настоящему наркосодержащей. Все остальные — безвредные. Но именно на марихуане делается акцент, об остальных забывается напрочь.

Точно такая же ситуация с асбестом. Его существует несколько видов, но самый распространенный хризотил-асбест практически абсолютно безвреден, если его преднамеренно не измельчить и не глотать килограммами. Безобиден и не опасен, примерно также как обычный цемент. Но если постараться, то можно найти цементный цех, где работники нарушают правила техники безопасности и годами дышат цементной пылью без респираторов. У них наверняка процент легочных заболеваний будет выше, чем в среднем по стране. Вот такой пример и нашли, в одном из карьеров по добыче асбеста во Франции, причем задним числом, взяли статистику за 1950 годы. Этого хватило для безусловного запрета асбеста сначала во Франции, а затем и во всем Евросоюзе. Надо ли говорить, что в 2017 году испанцы провели наконец нормальное полноценное исследование и не обнаружили вообще никакого вреда от хризолит-асбеста!

Откуда же взялся миф о страшном вреде асбеста? Дело в том, что одна из разновидностей этого минерала канцерогенна. Амфиболовный асбест в отличие от обычного белого асбеста действительно может быть опасен в измельченном виде при попадании внутрь организма человека.

Но дело в том, что это достаточно редкая разновидность и в СССР амфибол-асбест никогда не добывался и не использовался. Его использовали в строительстве в основном в США. Это называется с больной головы на здоровую! Но даже там это был ничтожный процент и только в технических целях, где отсутствовала угроза человеку.

Вот и получается, как только СССР получает очевидное конкурентное преимущество в какой-то важной стратегической сфере, то западные конкуренты меняют правила игры, и Советский Союз не только лишается важной статьи экспорта навсегда, но и уничтожает связанную с этим продуктом свою собственную промышленность. И таких примеров десятки, если не сотни!

Никто не позволит СССР (да и России) спокойно зарабатывать деньги на Западе. И конкурентоспособность здесь не при чем. Корейцам и японцам можно — они угрозы не представляют. В отличие от.

Конец интерлюдии

Глава 21

— Первомай — день весны и труда, — репродуктор громко напомнил о том, какой сегодня праздник. Словно кто-то мог забыть повод по которому все мы здесь сегодня собрались.

Что именно празднует народ, никто внятно объяснить не смог. День солидарности с какими-то неведомыми пролетариями со всего мира. По другой версии — день труда и возможно весны, хотя я слышал, что в Южной Америке его тоже отмечают, а там сейчас осень поздняя.

Впрочем, отсутствие повода никогда не мешало русскому человеку устроить праздник, поэтому Первомай народ любит и веселится от души. Начинается «День солидарности всех трудящихся» в любом советском городе с демонстрации, торжественном шествии этих самых трудящихся по главной улице или проспекту. Считается, что явка на демонстрацию строго обязательна, но в реальности подавляющее большинство участников приходят добровольно и с удовольствием. Это седьмого ноября прогулка утром по замёрзшим лужам в наказание поначалу, холод и сырость сказываются, пока их не компенсирует алкоголь из резиновой грелки и бутер с салом. Майское шествие в отличие от ноябрьского — вроде массовых народных гуляний в отличной компании и по хорошему поводу, даже если его никто внятно сформулировать не может. Народ любит Первомай искренне и беззаветно, на лозунги и песни из репродуктора никто не обращает внимания, работники заводов и фабрик употребляют горячительное не особо скрываясь, благо сбор участников обычно начинается за пару часов до прохода по площади. Организаторы формируют праздничные колонны, а милиционеры в оцеплении добродушно усмехаются и делают вид, что не замечают бульканья жидкости и последующих тостов. Студентам тяжелее: комсорги бдят, преподы, подозрительно раскрасневшиеся, обводят паству строгим взглядом, тяжело вздыхают и возвращаются к институтскому грузовику. Нетрудно догадаться, что в кузове кроме транспарантов и стягов имеется запас горючего и закусь. Но советский студент закаленный и опытный, поэтому поймать его трудно, да никто особо и не старается — преподаватели тоже были молодыми и прекрасно все понимают.

В моем финансовом состоянии произошли перемены. Устав от безденежья, я запряг старшего лейтенанта КГБ товарища Самойлова, тот позвонил, куда следует, и мне выдали наконец паспорт, на неделю раньше положенного срока. После чего я бодро отправился в сберкассу и снял тысячу рублей со сберкнижки. В прошлой жизни мои кровные обесценились и сгорели, пока я топтал сапоги на границе, в этот раз такой глупости не совершу — потрачу все с размахом.

В нашем городе в советские времена существовала странная, но приятная традиция. Два раза в год: на первое мая и седьмое ноября в двух небольших магазинах в центре продавали… эскимо! Настоящее, в шоколадной глазури, бесподобно вкусное и жутко дефицитное. Оно и понятно, привозили его за четыреста километров из Волгограда. Отстояв внушительную очередь, можно было купить заветное лакомство и затем полгода вспоминать его удивительный вкус.

Стоять в очереди у меня времени не было, поэтому я завился перед открытием к черному входу и вручив бутылку «Столичной» грузчику в качестве пропуска, попал к заведующей. Охмурять заведующую долго не пришлось. Рассказал душещипательную историю о безответной влюбленности, которую может спасти только пять килограмм эскимо, и переплатив вдвое, я получил целую коробку мороженного. Впрочем, оно здесь копейки стоит, поэтому не слишком дорого вышло.

Так что на демонстрацию я заявился не с пустыми руками. Правда, декан заподозрил неладное, потребовал открыть упаковку и продемонстрировать содержимое. Когда же внутри коробки обнаружилось то самое, заявленное в таможенной декларации, эскимо, Азамат Утемирович растеряно и как-то обиженно посмотрел на меня, словно кто-то непутевый не оправдал его надежд. Я бы и сам удивился, если бы вместо портвейна студенты на праздник пломбира половину пуда притащили.

— Угощайтесь, товарищи. С праздником! — изобразил я Кису Воробьянинова, разбрасывающего баранки с лотка. — Налетай не робей.

Недооценил я страсть девчонок к сладкому. Видимо, эскимо здесь и впрямь большой дефицит — студентки чуть не разорвали меня на части, с визгами и поцелуями. Размели за минуту всю коробку, я едва успел две штуки урвать, да и то не себе, а для Светки Карелиной и Таньки Синичкиной. Обиженная злючка посчитала ниже своего достоинства брать что-то из моих рук, а подружка пострадала «за компанию», из солидарности тоже проигнорировала раздачу вкусностей.

— Это вам, красавицы. Чудом успел вырвать из цепких лап девиц двести второй группы. Все же вы мои однокурсницы, а не они. Специально для вас сберег.

— Спасибо. Очень мило, — довольно улыбнулась Татьяна и тут же набросилась на эскимо, жмурясь от счастья и мурлыкая, словно кошка.

— Если что, пересечемся еще, — поспешил откланяться я, пока в меня не запустили второй порцией мороженного. В моем присутствии, Светка к нему не прикоснется точно, а так есть шанс, что не удержится и схрумкает.

Зачем этот глупый выпендреж, я и сам себе ответить не смог бы. Просто захотелось сделать что-то хорошее и доброе, порадовать девчонок из группы. Тридцать лет не видел, соскучиться успел. Друзья молодости, что ни говори. Не забыл о парнях, две емкости по двести пятьдесят в карманах лежат и отнюдь не с лимонадом. В принципе, встречи выпускников очень часто спонсирует тот, кому средства позволяют, и ничего крамольного в этом нет. Формально мои однокурсники еще только школу заканчивают, но и с этой группой я первый год вместе отучился. Так что можно шикануть на пятьдесят рублей, не часто такие праздники бывают.

— Через десять минут наша очередь, — объявил проректор об окончании первой стадии праздника. По традиции народ начинает собираться за час до начала выдвижения, именно для того, чтобы выпить по стаканчику, во время прохождения мимо трибун употреблять категорически не рекомендуется, за этим следит куча глаз со всех сторон, да еще и ТВ снимает. Граждане стоически переносят это мелкое неудобство, чтобы потом продолжить празднование дома или в гостях.

У нас по плану намечается гулянка в общаге, где сделаны стратегические запасы алкоголя, на которые потрачены все родительские талоны.

Но спокойно выйти на площадь мне не дали.

— Саш, срочно, ты мне нужен, — возникла передо мной Танька Синичкина. Судя по перепуганной физиономии, с проблемой какой-то.

— Успокойся, случилось что?

— Светку спасать надо, её ухажер утащил! — огорошила она сенсацией, интересной только ей одной, о чем я и сообщил.

— Тьфу ты, думал, что серьезное. Светкины ухажеры меня не интересуют совсем. Пусть сама разбирается.

— Ты не понял что ли? Он силой её утащил, вдвоем, вместе со своим дружком. Против её желания.

— Тань, придумай историю поинтереснее. Здесь же сотни людей вокруг, милиция в оцеплении. Ну, какой силой? Чего выдумываешь?

— Он сам в милиции работает! Быстрее соображай. Мужик ты или кто?

— Я тут при чем? — искренне озадачился я такой постановкой вопроса.

— Дурак ты, слепой к тому же. Это из-за тебя все. Светка его позвала с другом, чтобы они рёбра тебе намяли. Владик не только в милиции работает, он десантник бывший.

— Фига себе, мексиканские страсти. Без меня меня женили. Только я не понял, если мне морду лица решили начистить, то почему нашу красавицу утащили? Не то, чтобы я против, но как-то нелогично звучит. Ладно. Показывай, в какую сторону они её уволокли, будем спасать. Остальное по дороге расскажешь.

— Морозов, стой! Ты куда намылился, через пять минут начало движения колонны, — попытался остановить нас декан, но я отмахнулся, пообещав догнать на повороте к площади, там все равно пробка всегда образуется.

Пока мы стремительно рассекали толпу в поперечном направлении, Танька поведала мне подробности этой истории. Честно говоря, я офигел от такого водоворота страстей. Бывший десантник, оказывается уже три месяца ухаживает за нашей общей знакомой, но Светка его нагло динамила все это время. Ровно до сегодняшнего дня. Синичкина, видимо от шока, поделилась подробностями сенсационной сделки: в обмен на мою разбитую морду Светка согласилась на… на все сразу согласилась!

— Только я тебе ничего не говорила! — опомнилась Танька, сообразив, что сболтнула лишнего. — Она передумала в последний момент, тогда он разозлился, схватил её за руку и потащил куда-то.

Я от неожиданности остановился. Мелькнула мысль, что это чистейший развод, чтобы выманить меня и набить морду, как и планировалось.

— Стоп. То, что Светка — стервоза и придумала такой идиотский способ мести — я могу допустить. Но, в то что передумала? Ни за что не поверю.

— В жизни всякое случается. Смутил ты её своим мороженным. Подумала, что всю группу угостил только ради того, чтобы с ней помириться. Дура, что с неё взять!

Честно говоря, вмешиваться в чужие любовные разборки было очевидной глупостью. Ничего ухажер не сделал бы Светке, поговорили бы, да разбежались. Центр города, вокруг кучу народа и ментов — даже теоретически для насилия нет подходящих условий. Но проявить трусость на глазах у знакомой девушки? Бывают ситуации, когда нельзя поступить по-другому. Тем более, что никакой угрозы для себя лично я не ощущаю. Два бывших, наверняка растолстевших, десантника — это для меня семечки.

Пропажа тут же нашлась. Во дворе старого купеческого дома, прижатая к стене и зареванная. Рядом обнаружились два бугая свирепой наружности. Лет по двадцать пять каждому.

— Не совсем семечки, и ни капли не растолстевшие! — определил я противников, как средней степени опасности. Хотя, тут же выяснилось, что переоценил десантуру. Три удара, один бросок и добивание. Две минуты на все. После чего подхватил заплаканную Светку под руку и поволок в обратном направлении.

— Морозов, ты реально крутой. И дерешься, как Николай Еременко из «Пиратов двадцатого века», — восхищенно щебетала рядом Синичкина, оправдывая свою фамилию.

— Тьфу, только с Еременко меня еще не сравнивали.

Короче, праздник был испорчен окончательно и бесповоротно. Вдобавок мне пришлось тащить не только флаг Узбекской ССР, но и тянуть на буксире гражданку Карелину, пребывающую в прострации.

После прохождения мимо трибун под бесконечный поток лозунгов и кричалок от диджея ведущего, последовало общее собрание коллектива прямо на дороге, на котором приняли решение идти в кино. Оно и правильно, ибо назюзькаться уже до обеда — это пошло и некрасиво, даже для студента. Правда, сразу отсеялась почти вся мужская часть группы, не желавшая прерывать процесс на самом интересном месте, зато я с Борькой Сапожниковым оказались в настоящем цветнике из десяти молоденьких дам.

Тем более, что наш стратегический запас алкоголя хранится в комнате у Биджо Кахадзе, а у него хрен что выпросишь без моего присутствия.

В кинотеатре давали комедию «Дежа вю» и индийскую драму про «Кровавую месть» или страсть — название вылетело из головы, стоило отвернуться от афиши. К счастью, музыкальная трагедия с песнями и танцами шла поздно вечером, ближайший сеанс лишь в 18:00, поэтому пришлось идти на приключения невезучего киллера Миколы Ничепурака, плывущего на Суматру через Одессу в первые годы советской власти.

Замечательно посидели в кафешке перед сеансом с коктейлями и сливочным пломбиром в креманках, усыпанных шоколадом и тертым орехом, да и фильм посмотрел с удовольствием, хоть и в пятый или шестой раз — не слишком много развлечений в советском времени, тем более в провинциальном захолустье, поэтому начинаешь ценить даже такие радости. Единственное, что меня тревожило и немного напрягало — Светка ни слова не произнесла за все это время, вцепилась в мою руку и не отпускала, даже во время киносеанса. Танька-зараза, строила страшные плаксивые рожицы и гримасы за её спиной, намекая, чтобы я потерпел, побыл немного бесплатным психотерапевтом.

Ближе к вечеру добрались до общаги, потеряв половину женского личного состава. В основном, тех, кто живет с родителями. Не всякая советская девушка позволит себе участие в пьянке в студенческой общаге — здесь еще действуют некие моральные нормы поведения, хоть и не такие строгие, как раньше, в доперестроечные времена.

И снова не удалось отделаться ни от Светланы ни от Татьяны. Словно злой рок какой-то. Ни за что не подумал бы, что они снизойдут до пьянки в студенческом общежитии — и это на втором курсе! На четвертом-пятом — оно понятно и неизбежно, но чтобы сейчас? У Таньки папаша в медицинской академии преподает, насквозь интеллигентная семья. У Светки батя и вовсе главный инженер завода — тоже не хухры-мухры.

Впрочем, приняв двести грамм на грудь я сразу забыл о проблемных дамочках, да и «обуза» не слишком докучала, стараясь не попадаться на глаза.

Через час сломался единственный на этаже магнитофон, и мне пришлось взять в руки гитару. Помнится, я зарекался это делать, но зарок был дан в трезвом виде, и в данный момент он не действовал по причине отсутствия самой трезвости.

Конечно же был исполнен «Паровоз на границу», затем почему-то меня пробило на «Владимирский централ — ветер северный, этапом из Твери». Естественно все это чередовалось с тостами, зато почти без закуси. Не обошлось без «Офицеров». После которых я обнаружил комнату забитую народом под завязку, а в распахнутых дверях и в коридоре толпу восторженных и не слишком трезвых слушателей. Похоже соседние этажи подтягиваться начали.

— Что-нибудь для дам можно? — раздался голос из толпы, дружно поддержанный женской частью электората.

— Можно! — уверенно заявил я, пытаясь вспомнить репертуар караоке-бара, который посещал последний раз в прошлом году. В году, который еще только наступит примерно через четверть века. — Я куплю тебе дом…

Отчаянно фальшивя и путая аккорды, все же качественно вытянул:

— А белый лебедь на пруду качает… славную пургу… Тьфу… Павшую звезду-уууу… На том пруду тебя я точно утоплю… Эээ… На том пруду, куда тебя я приведу-уууу!

Все хорошее когда-нибудь кончается. В этот раз закончилось горячительное, причем намного раньше срока. На часах не было и девяти. Найти в общаге вечером первого мая хоть что-то спиртосодержащее не представлялось возможным, магазины давно все закрылись, а круглосуточных супермаркетов здесь отродясь не водилось.

Зато поступило заманчивое предложение от Таньки.

— У меня дома коньяк есть болгарский «Слынчев бряг», а родители в Волгоград уехали до понедельника.

— Светлану домой надо отвезти, она все равно не пьет! — предложил я элегантный, как мне показалось, способ избавиться от лишней нагрузки. Но не прокатило. Впервые за вечер «обуза» подала голос и сообщала, что коньяк она будет.

Тьфу, и не отделался, и делить теперь на…

— На скольких? — задал я сакраментальный вопрос, самый важный в данный момент. Ибо поллитра на пятерых или шестерых — овчинка выделки не стоит.

Прикинув все за и против, поделив объем на число потенциальных ртов, мы с Татьяной решили, что нам троим едва хватит. Поэтому никого лишнего брать не будем.

Поймать такси в праздничный вечер оказалось не так и просто. В конце концов тормознули какой-то служебный ПАЗик и всего за рубль доехали до Танькиного дома.

Заходим мы, значит, в подъезд, Танька куда-то вперед умчалась, на третьем этаже ключами звенит, и тут «обуза», весь вечер висящая на моей руке, внезапно останавливается, прижимает меня к стене и заявляет:

— Поцелуй меня!

Причем таким тоном, что ты понимаешь, что пропал. И взгляд пронзительный обжигающий, словно в нем целая вечность отражается. Бывают моменты, когда мужчина не может сказать «нет». Иначе не будет ему прощения ни в этой жизни, ни в любой другой. Особенно трудно сказать это важное и нужное слово, когда вообще нет желания его говорить. Я бы сказал — ровно наоборот. Все же Светлана свет очей моих мне очень нравилась когда-то, а вкусы, как теперь мне известно, ни фига не меняются со временем.

Минут пятнадцать мы целовались. Страстно и неудержимо. В темном подъезде. На первом этаже. Затем поднялись в квартиру. До коньяка так и не дотронулись за всю ночь.

* * *

— Кофе будешь? Растворимый индийский. Светке потом сделаю, когда проснется.

Танька мила и приветлива. На удивление. Мы сидим на кухне. За окном ранее утро второго мая. Уютно, за окном тишина, лишь птички чирикают. Кстати, о птичках.

— Тань, откуда такая фамилия. Несерьезная. Синичкина? Папа профессор, мама кандидат наук. Не сходится.

— Дед по отцовской линии без родителей в войну остался. Фамилию нянечка в интернате придумала, все документы пропали во время эвакуации. Героический дедушка, семь детей воспитал.

Кофе хоть и не похож на настоящий, но ароматный и горячий оказался. Или в этом времени кофе — среднего рода еще? Совсем запутался.

— Извини, что так получилось.

— Есть за что извиняться? Глупый ты, как и все мужики. Может я ради этого и старалась, отцовский коньяк на доброе дело пожертвовала. Без разрешения, кстати.

— О чем сплетничаете? — на кухне появилось новое действующее лицо.

Светик, нисколько не смущаясь, в одной маечке и трусиках прошлепала голыми ножками по полу и отобрала у меня кружку с напитком. Блаженно жмурясь, сделала глоток, вернула мне кофейный кубок и… Наклонилась ко мне и страстно поцеловала в губы. После чего грациозно покачивая бедрами удались обратно.

— Еще часик подремлю, вы здесь не шумите!

Я же ни слова в ответ вымолвить не мог, настолько поразили произошедшие изменения. Светку словно подменили. Она и раньше очень красивая была, а сейчас просто ослепительно хороша стала, словно светится изнутри, взгляд обволакивает, завораживает. Но самое главное — куда подевалась стерва и змеюка подколодная? Или это не она вовсе, а сестра близняшка?

— Что это с ней? Какая-то она не такая?

— Дурак, ты, Морозов, неизлечимый. Именно так выглядит счастливая женщина.

Мое настроение стремительно ушло в минуса, пробив все возможные уровни сопротивления, как говорят биржевые аналитики. Предчувствие катастрофы стало нестерпимым.

— Не понимаю о чем ты, дорогая подруга? Скажи еще, что она меня из армии ждала?

В моей реальности, когда я дембельнулся с иранской границы, гражданка Карелина уже замуж выскочила. Впрочем, мы расстались раньше, и никаких претензий я даже теоретически не имел. Почти три года ожидания в её возрасте это запредельно много, в этой эпохе считается, что девушка в двадцать два — уже «сильно засидевшаяся в невестах».

— Коромыслом в дышло! — внезапно осенило меня. Вспомнил, кого мне напоминал десантник-ухажер. На первого мужа Светкиного он похож! Тот тоже в ментовке работал. Видел мельком вместе с супругой, когда однажды в торговом центре столкнулись. Она даже представляла нас кажется.

— Самовлюбленный индюк! — неожиданно разъярилась ранее приветливая и радушная хозяйка. — Никого у неё не было после тебя. Понимаешь ты, что это значит? И стервой она стала только после того, как ты её бросил.

Вот так живешь долго и счастливо, а затем узнаешь о себе что-то новое неведомое. Оказывается, это я бросил? А не меня?

— Ты ничего не путаешь? Мне кажется наоборот все было. Хотя это уже не важно. Сейчас что делать-то?

— Глаза мои тебя не видели. Ну что за тормоз! Ты любишь её, она любит тебя. Это же очевидно. Живите счастливо.

— Эээ. Ладно, пропустим обсуждение моих чувств, очевидных всем, кроме меня, перейдем сразу ко второй части. Что за выдумки? Не замечал за ней никакой влюбленности раньше. Мне наверное виднее, я с ней встречался, а не ты.

— То было раньше. Теперь же видно, что изменилось и всерьез. Просто посмотри на неё и все сразу ясно. Она снова такая, как раньше, до того, как вы растались.

— Тьфу. Совсем голову мне заморочила.

Разительные изменения, которые произошли со Светкой в последние сутки, отрицать невозможно. В моей памяти она никогда такой не была, разве что, в момент, когда мы только познакомились. Логически рассуждая, не мог я испытывать хоть какие-то чувства к законченной стервозе, да еще крутить бурный роман с ней на первом курсе. Очевидно, что характер у неё испортился позже. Отсюда и два неудачных брака, и нелестные отзывы знакомых и сослуживцев. Светлана Анатольевна кстати преподавала в нашем институте, даже защитила кандидатскую диссертацию. Что характерно, при редких случайных встречах, всегда обязательно хвасталась молодыми поклонниками из числа студентов. Тогда я не придавал этому значения, теперь понимаю, что напрасно.

Вывод-то очевиден. Светкина жизнь изменилась и покатилась под откос именно после нашего расставания! Твою-ж дивизию, вот это поворот. Через тридцать лет после оного. При этом у меня даже мысли такой не возникало никогда. Ничего особенного из себя не представлял в молодости. Обычный парень, не сын дипломата и не роковой красавец, в каждом районе таких по три рубля за пучок.

В самом прямом смысле судьба сейчас дает мне шанс исправить ошибку молодости, но ситуация реально близка к катастрофе. Если я сейчас признаюсь, что через месяц уеду в Москву, то даже страшно представить, что тогда произойдет. Это будет невероятная подлость. С другой стороны, жениться на Светке я не собираюсь принципиально. Нет, я конечно чувствую свою вину и готов искупить в меру сил и возможностей, но не ценой же собственной свободы?

Глава 22

Второго мая у нас по плану финальные соревнования на кубок города. На которые я, естественно, опоздал. Хорошо, что по жребию нашим выпало играть выторыми, но встречу соперников я не посмотрел, да и на тренировку перед матчем не успел.

Причина очевидна — некстати закрутившийся роман с нелюбимой ранее Светкой Карелиной. Узнав, что у меня сегодня брат играет на чемпионате города, и мне обязательно надо там присутствовать, она тут же заявила, что поедет со мной. Отказать, понятное дело, я не смог. Поймал себя на мысли, что не очень-то и хотел расставаться даже на время. Определенно, нынешняя мадемуазель Карелина мне нравилась. Даже просто любоваться ей приятно. Особенно, когда улыбается. С ужасом осознал, что за четверть века не помню, чтобы она хоть раз улыбнулась при встрече со мной. Может редко, но все же пересекались иногда. Это же надо быть таким слепцом.

Мелькнула мысль, что поступаю некрасиво по отношению к знойной продавщице из промтоварного магазина, но только мелькнула. Для Ниночки я уже практически уехал на комсомольскую стройку, хотя, зайти попрощаться наверное все-таки надо. Но без излишеств, исключительно на словах. Гарема только мне здесь не хватало!

Выбор между двумя дамами очевиден. Как между ВАЗ-2106, на которой тебе временно разрешили покататься по доверенности, и новенькой «Тойотой» премиум-класса, подаренной лично тебе! Извиняюсь, за сравнение перед милыми дамами, мужики же меня поймут.

Опоздали из-за того, что Светке приспичило поговорить по душам. И конечно же по дороге, точнее на выходе из дома, на том самом месте, где вчера целовались. Символичное, наверное, и романтично даже, но время-то не казенное, соревнования ждать не станут.

— Мне надо тебе сказать что-то очень важное.

После этих слов можно сразу вычеркивать пару часов из жизни, точно знаю из прошлого опыта общения с женским полом. Никогда не любил таких разговоров, с чего бы сейчас они вдруг стали мне нравится? Вопрос риторический.

— Может не надо? — сделал безнадежную попытку уйти от экзекуции, заранее зная ответ. — Такое волшебное замечательное утро. Такая красивая девушка рядом. Что еще надо для счастья?

— Надо.

— А ты стоишь на берегу в синем платье. Пейзажа краше не могу пожелать я, — вдохновенно попытался я соскочить с темы во второй раз.

Но даже волшебные строчки из Трофима не способны остановить асфальтовый каток, извиняюсь, красивую женщину, когда она настроена поговорить. Да еще и платье не синее, как назло оказалось, а экспромтом в рифму придумать ничего не успел.

— Побудь серьезным минуту. Пожалуйста.

— Точно минуту? Через полчаса я напомню тебе об этом обещании.

— Остряк-самоучка, — состроив зверскую физиономию, больше похожую на обольстительный оскал вампирши из «Сумерек», Светик потребовала выслушать её не перебивая. Пришлось согласиться, иначе на гандбол мы попали бы к моменту раздачи кубков, не раньше.

— Когда узнала, что тебя забрали в армию, в душе словно оборвалось что-то. Знаешь, как больно и обидно было?

— Гм… Эээ… — так и не нашелся я что сказать в ответ. Честно говоря, даже не подозревал об этом факте.

— Не перебивай. Мне и так сложно. Узнала, что ты ушел в армию, пошла в церковь. Поставила свечку. И попросила боженьку. Вот, он тебя и вернул!

— Ты попросила меня вернуть? — не поверил я своим собственным ушам, веселость мгновенно улетучилась, по голове словно молотком ударило.

Такого шока давненько не ощущал. Провалиться в прошлое, только из-за того, что сумасбродная девица возжелала вернуть меня из армии? Более нелепого повода и не придумать для попаданца.

— Не совсем тебя, — сделала вид, что смутилась Светка и потупила глазки. Впрочем не слишком искренне. — Я была очень зла на тебя тогда. Поэтому попросила такого же, как ты, только лучше.

Час от часу не легче. Улучшенный я — вот он в наличии! Если сравнивать с тем оболтусом, которым являлся мой прототип в свои двадцать годов.

— Будем считать это удивительным совпадением. Может мы пойдём уже? Опоздаем ведь.

— Подожди еще минутку. Самое трудное осталось сказать.

Боюсь даже представить, что дальше последует. Выяснится, что спасать СССР было не обязательно, главная цель моей хрономиссии — восстановить душевное спокойствие мадам Карелиной?

— Через две недели после этого я познакомилась с Вадиком. Ты побил его вчера. Когда он появился, я подумала… Что это он. Тот самый. Лучше тебя. Уверенный, сильный, богатый, успешный. С квартирой, с машиной. Дядя полковник, карьера блестящая впереди. Не жадный, не глупый. Красивый.

— Свет, ну его нафиг, этого Владика. Забудь и дело с концом. Поехали, нам еще час на троллейбусе ехать.

— Нет, я все скажу. Чтобы ты знал. Между нами ничего не было. Он звал меня замуж… Я согласилась. Вчера.

Как успокоить плачущую красивую девушку? Понятно как. Пришлось обнять и поцеловать. Фиг с ним, с гандболом. Надеюсь, без меня справятся.

Только одна мысль не давала мне покоя, словно жужжащий комар летней ночью. Точно! Как я сразу не заметил? Сроки не бьются.

— Солнышко мое, ты когда в церковь ходила? Заветную свечку ставила и просьбы божественным покровителям засылала?

— В январе, на Рождество. А что? — хлюпая носом, отвело «Солнышко».

— Ура, прелесть, ты моя ненаглядная! — схватил и закружил её на руках, забыв что в подъезде это опасно — можно тюкнуться головой.

В январе меня нельзя было выдернуть в прошлое — я уже здесь был! И не могла быть Светкина просьба причиной хронозаброса. Максимум, Николай Угодник, снизойдя к просьбе, переслал в январе послание прямо в мозг капитану Громову, чтобы он меня на дембель пораньше отправил. Если кто не понял, последняя фраза — это шутка юмора такая. На нервной почве, поэтому возможно, не смешная.

С другой стороны, сильно радоваться я бы не спешил. Глобальной катастрофы удалось избежать, зато тактически ситуация хуже некуда. Представил, как вся эта история выглядит в глазах моей новой-старой пассии, и ужаснулся. Воистину мистическое чудо произошло. Столько совпадений, одно удивительное другого. Сам по себе, досрочный дембель — явление редкое и уникальное в советской реальности, а чтобы еще и в сочетании с мистикой? Практически невозможное. Убиться ап стену что-ли, чтобы не мучиться? Вдобавок, сам себе заботливо вырыл могилку, демонстрируя героическое избиение злодеев и спасение принцессы в прямом эфире. Не считая выпендрежа на лабораторной по термодинамике. И это даже без учета солдатских медалей в активе и музыкальных талантов, проявленных под воздействием алкоголя в студенческой общаге. Даже не знаю, что надо было еще сделать, чтобы пропасть, куда я сам себя загнал, оказалась глубже нынешней.

Теперь понятным становится такое волшебное и стремительное преображение Светланы Анатольевны. Честно говоря, до сего момента я считал, что если баба — стерва, то это навсегда и не лечится. Однако медицина и психиатрия не могут заглянуть в прошлое, чтобы устранить первопричину, которая обычно кроется в детстве или в юношеском возрасте, а мы в данной конкретной ситуации — очень даже можем. Чисто случайно так совпало.

— Страшно представить, что случилось, если бы ты не вернулся, — словно почувствовала о чем я думаю, выдала Светка.

И снова мне нечего сказать в ответ. В отличие от неё, я прекрасно представляю, что было бы в таком случае.

* * *

— Команда из Кировского района вынесла пацанов из пятьдесят третьей школы. Они за ленинский район выступают. Двадцать восемь на шестнадцать. А тренером у них знаешь кто? Наш Юдин, представляешь!

Пока Мишка давал подробный расклад, он все время косился на трибуну, словно ему медом там намазано.

— Красивая, — это он Светку все рассматривал. — Четкая бикса.

Получив подзатыльник, угрюмо замолчал.

— Это моя знакомая, а не бикса. Следи за языком, балбес малолетний. Думать об игре надо, а не о девушках.

— Чего сразу драться? Брат, называется.

— Лучше расскажи о противнике. С кем играем?

— Двадцать шестая школа. С Трусовского района. Слабаки. Порвем, не напрягаясь.

— Не кажи гоп раньше времени. Хотя на правобережье никогда сильных команд не было, так что повезло нам с жеребьевкой. Юдин с какой школой приехал? Надо пойти поздороваться, а то не вежливо как-то. Все же, учитель мой бывший.

— Сходи. Заодно посмотри, что да как. Разведай. У него десятая спортшкола. Сильные ребята, говорят, за дубль «Зари» несколько человек играют.

— Так нет же «Зари», переименовали в «Динамо»? — удивился я.

— Да какая разница. Наверное дублерам новую форму еще не пошили, в старой играют. Вот и кличут как раньше.


Команду из Трусовского района мы обыграли, хоть и без разгромного счета. Во-первых: экономили силы для финала, а во-вторых: почти не использовали наши секретные разработки. Видимо слухи с районного чемпионата просочились о наших новинках, и посмотреть на игру притащились несколько подозрительных типов из команды конкурентов, да и сам Юдин на зрительских трибунах обнаружился, где лениво зевал, наблюдая скучную и вялую распасовку с редкими ударами по воротам.

— Тебя надо, как секретное оружие использовать. Игроки за полем не следят, все сюда пялятся. Забивай — не хочу, пока они слюни пускают и зенки таращат.

— Ревнуешь? Это хорошо, — довольно улыбнулась Светка, от чего в глаза у неё заплясали озорные бесенята. — Не переживай, мое сердце сегодня занято только игрой.

В нашем городе почти все школьники разбираются в гандболе, в школах на уроках физкультуры играют. Некоторые, даже ненавидят искренне. Например, Танька Синичкина, узнав, куда мы направляемся, наотрез отказалась составить нам компанию. Заявила, что ручной мяч отравил её лучшие школьные годы. Два сломанных ногтя на руках и куча синяков на коленках еще свежи в её памяти, и поэтому гандбол она только в страшных снах готова видеть.

В ответ так и просилась поговорка про бабу и лошадь, страдающую от перегруза, но я воздержался от колкостей. Хорошая девушка Таня, зачем её обижать, тем более у неё «Слынчев Бряг» еще целый дома стоит, нас дожидается.

Неожиданная обрисовалась проблема. Матч предстоял сложный, поэтому мое присутствие рядом со скамейкой запасных требовалось обязательно. Но сразу возник вопрос, куда девать мою слишком заметную и эффектную спутницу? Стоило оставить её одну на трибуне, как рядом тут же обнаружились два брутальных озабоченных самца в модной спортивной форме. Судя по старой эмблеме — игроки из дубля «Динамо».

Светка же довольная, как слон, насмешливо стреляла глазами в мою сторону, намекая, что оставлять её без присмотра — себе дороже. Видимо, не до конца прошло излечение, иногда случаются рецидивы.

Впрочем, по её спокойному и торжественному виду она нисколько не сомневалась в моих способностях пинками разогнать ухажеров в мгновение ока. Подозреваю, что именно это и ожидалось.

Пришлось забрать её с собой на тренерскую скамейку.

— А как же моя ослепительная красота, которая будет смущать школьников и отвлекать от игры? — напомнила она мне мои же аргументы.

— Парадигма поменялась. Теперь ты будешь не смущать недорослей, а воодушевлять их на подвиги! Надеюсь, им будет стыдно играть плохо в присутствии мисс Вселенная от Нижневолжской области.

— Морозов, неужели, ты научился говорить комплименты? Не верю своим ушам!

— Пффф. И зачем я связался с тобой на свою же голову? — подумал я, опасаясь произносить эту крамольную, но удивительно здравую мысль вслух.

Матч получился зрелищным и напряженным. Впервые мы применили нормальную полноценную заготовку в защите. «Каменная стенка» — очень подвижная, двухзонная оборона, напоминающая расположение шахматных фигур в одноименном дебюте. Двое игроков расположены на шаг впереди, двое или трое позади и все они поочередно меняют линии в обороне, то резко выдвигаясь из-за своих же товарищей, то так же быстро отходят назад.

Кто изобрел эту схему уже не вспомню, но появилась она не раньше две тысячи пятого года, скорее, еще позже. Здесь точно никому еще не известна, а для неподготовленного противника такая оборона очень неудобна и тяжело прорывается. Особенно для тех, кто привык играть исключительно против линейной защиты.

В атаке ничего нового изобретать не стали, сосредоточившись на тренировке старых приемов. Слишком много новинок — тоже плохо, начнут путаться в них и посыпятся. Отработать до автоматизма физически нет времени.

Товарищ Юдин вновь проявил себя, как талантливый тренер, но видимо ему тоже не хватило времени на новом месте работы, команде противников явно не хватало сыгранности. А индивидуальное мастерство против двух линий в обороне много хуже работает.

Первый тайм закончился с равным счетом, и судя по растерянному виду тренера, для него это было шоком. Юдин прекрасно знал уровень нашей команды, практически все занимались у него же на уроках физкультуры. И тут вдруг они выдают такое! Фантастическое и невероятное шоу на уровне профессионалов и мастеров спорта, демонстрируют фейерверк из новых тактических ходов и приемов. Пусть местами коряво, местами откровенно слабо, но его команда, где собраны лучшие юные спортсмены города, не может справиться с нашими никак.

И все это на фоне румяного и бестолкового Сан Саныча, нервно выдающего сомнительные указы и указания невпопад. Несмотря на «талантливое» руководство команда все равно играет, и не думает сдаваться.

Перелом произошёл, когда Славик Алексеенко, мой протеже из девятого «Б» взял на воротах два выхода один на один и два семиметровых пенальти подряд. Брат Михаил воспользовался моментом и заколотил три мяча со средних дистанций, после чего игра у противника развалилась окончательно. Сказалось отсутствие должной мотивации, до игры все были уверены, что команда из спортшколы разгромит противника с неприлично крупным счетом. Перестроиться по ходу матча они уже не успели.

— Качать Сашку! — заорал брательник, и вся команда, схватив меня за конечности, дружно принялась швырять в потолок. Слава богу, не добросили.

После возвращения на поверхность, ко мне первым пробрался… товарищ Юдин. Крепко пожал руку, поздравил с победой. Меня, а не Саныча — сразу видно профессионала, точно вычислил главного виновника торжества.

— Удивил. Сильно удивил. Заезжай на днях, серьезный разговор к тебе есть. Я здесь почти каждый вечер с пяти до восьми секцию веду. Кроме понедельника.

Сан Саныч в это время уже пробирался к кубку поближе, поэтому не заметил этой несуразности.

Пока я получал заслуженные почести, купался в лучах славы и просто щелкал клювом, вероятный противник совершил обходной маневр и зашел с тыла.

Брат Мишка тихо улизнул из общей кучи-малы и… решил познакомиться поближе со Светкой. Та в свою очередь, не растерялась и тут же очаровала юного балбеса, для чего ей не потребовалось делать вообще ничего. Пару раз трепетно взмахнула ресницами, после чего приступила к допросу и вербовке агента в моей собственной семье.

Это не мадам — это ходячая катастрофа! Стоит оставить без присмотра и тут же получаешь кучу проблем.

Здраво рассуждая, я срочно должен выполнить маневр по уходу с орбиты, или проще говоря, подготовить мягкое и безболезненное расставание со Светкой, а получается с точностью до наоборот!

Интерлюдия
Здание областного УВД. Нижневолжск. Улица Кирова 5

— Вызывал, дядь Леня?

— Это дома я для тебя дядя. Здесь — товарищ полковник, — хозяин кабинета указал на стул. — Садись, раз явился. Что с глазом?

— Об косяк ударился. Случилось чего?

— Случилось, лядь! Ты че творишь, дебил? Совсем берега потерял?

— Дядь, ты чего? — опешил племянник от такого перехода.

— Товарищ полковник, а не дядя! Сколько покрывать твои художества? Ладно пьяный за рулем, ладно с икрой вляпался. Что с дурака взять? Но какого хрена ты чекистам на хвост наступил?

— Ничо не пойму. Какие чекисты?

— Мне лично звонил начальник областного управления КГБ. Сообщил, что мой родной племянник первого мая, во время праздничной демонстрации, прямо в центре города средь бела дня пытался совершить изнасилование. И лишь вмешательство сотрудника КГБ предотвратило преступление. Фингал оттуда? Можешь не отвечать, твой подельник уже все рассказал. Пока только мне.

— К… какой сотрудник? Там студент был. Сопляк молодой.

— Значит, правда. И в кого ты такой придурок? Обычный студент за две минуты с трех ударов уложил двух оперов из убойного отдела, бывших десантников, и тебя ничего не смущает?

— Да я… Я его порву. Не ожидал просто. Су… ккк…

— Все с тобой ясно. Дураком был, дураком помрешь. Забудь о девке. Не вздумай мстить — руки поотрываю лично. Дело замну. Что с тобой делать подумаю. Пшел вон.

Конец интерлюдии

Глава 23

— Без Интернета не жизнь, а каторга! — сделал я вывод, достойный Колумба, узнавшего о существовании ГЛОНАСС и спутниковой навигации.

В СССР с картографией совсем беда. В нормальном разрешении их найти невозможно, по крайней мере, обычному человеку. Есть настенные карты, есть школьные учебники географии — считается, что этого достаточно для обывателей. Все остальное для служебного пользования или вообще «под грифом». В эпоху спутников-шпионов это выглядит откровенно странно, и создает трудности на ровном месте.

Например, в моей памяти нашлась информация о крупнейшей в истории СССР и России железнодорожной катастрофе в Аше под Уфой. Тогда погибло около тысячи людей. Точную дату не знаю, в начале лета этого 1989 года ориентировочно. К сожалению, многие подробности забылись за давностью лет, только общие сведения остались. Жуткое стечение обстоятельств, сразу два встречных пассажирских поезда оказались в низине, где скопился газ из поврежденного газопровода. Хватило искры и произошел страшной силы взрыв.

Выпросив у соседа атлас автомобильных дорог СССР, я долго и упорно искал на карте Башкирской ССР этот самый город Аше, пока не обнаружил, что он вообще находится в Челябинской области с другим написанием — Аша. После чего озадачился вопросом, что именно теперь делать? Допустим, трубопровод и место пересечения с Транссибом найти не сложно, хотя это десятки километров от ближайшего поселка, а есть ли там проезжая дорога можно только гадать. Дальше, что делать? Утечка газа случится, логически рассуждая, за несколько дней до катастрофы, иначе её заметили бы раньше. Это мне там весь июнь караулить? Да меня местные тут же сдадут ментам, как подозрительного типа. Все же, транссибирская магистраль — охраняемый стратегический объект.

Поэтому я решил проблему кардинально — свалил её на чужие плечи. Отправил письмо товарищу Громову, в Баку на главпочтамт, где изложил известные мне факты о возможной диверсии на железной дороге в июне месяце недалеко от Уфы. У полковника КГБ возможностей на порядок больше, пусть он и занимается этим. С огромной вероятностью он давно уже догадался, что никакого дедушки в помине не было, так что опасаться разоблачения мне поздно. Оформит и подошьет к делу задним числом, как последнее предсказание старца.

Тем временем, в моей биографии еще в апреле появилась новая профессия — я стал журналистом, или если быть точным — внештатным сотрудником газеты «Каспийский комсомолец». Товарищ Савельев выполнил свое обещание и сделал протекцию при трудоустройстве.

Начал журналистскую деятельность с цикла статей о… гипсокартоне! О чем же еще писать человеку, который на этом «гипроке» собаку съел. Последний подарок от меня лично любимой области.

Не сказать, что гипсокартон в СССР не известен, под названием «сухая штукатурка» отделочные плиты из гипса выпускались еще во времена Сталина после войны, но при Хрущеве начали бороться с «излишествами в строительстве» и отказались от гипсокартона, как буржуйского извращения, из-за чего сильно отстали в технологиях от всего мира. При позднем Брежневе спохватились, построили несколько комбинатов на импортном оборудовании, но объемы производства так и остались скромными. Настоящий бум начался только в девяностых. Именно тогда в нашу, богом забытую, область пришла немецкая компания «Кнауф» — мировой лидер по добыче и переработке гипса, и построила крупнейший в Восточной Европе комбинат по производству строительных смесей и гипсовых отделочных плит.

Но зачем ждать еще десять лет, если можно начать прямо сейчас. Гипс на Баскунчаке добывают уже давно, месторождение открыли еще до войны, но настоящих размеров запасов никто не знает, это выяснится только в 93-м после серьезных геолого-разведочных исследований. Порывшись в архивах областной библиотеки нашел лишь одну научную работу от 1965 года, где запасы оценивались примерно в один миллиард тонн гипса. На естественно-географическом факультете пединститута вообще ничего не смогли сказать, по их данным там всего пятьсот миллионов тонн запасов. На самом деле, в районе Баскунчака позже насчитали порядка восьми миллиардов тонн гипса, просто большая часть месторождения расположена под соленым озером, глубина которого всего пара метров. Но и того, что на суше хватит на полвека.

При этом чистота нижневолжского гипса не имеет аналогов в мире, а глубина залегания позволяет добывать его открытым карьерным способом, без традиционных шахт. По идее, этих запасов хватит всему Союзу на пару сотен лет активного строительства. Надо лишь хорошую рекламу сделать гипсокартону и строительным смесям на его основе.

Заодно расписал способы применения, виды крепежа и прочие мелкие радости, которые облегчат жизнь советских граждан, занимающихся ремонтом в ближайшем будущем. Конечно, производство фурнитуры и профилей придется создавать фактически с нуля, но это не тот уровень сложности, который способен затормозить или помешать проекту.

Расписал заодно и структуру комбината, и даже нарисовал, как он будет выглядеть в реальности, благо приходилось бывать на заводе «Кнауф-Баскунчак» сотни раз. Само предприятие с несколькими производствами: гипсовый карьер, дробильно-сортировочная линия, гипсоварочный цех, завод сухих строительных смесей. Ничего сложного, но практически все оборудование импортное, в СССР разработкой и внедрением этих технологий практически не занимались, предпочитая закупать у немцев готовые решения. В Москве со времен Брежнева есть официальное представительство «Кнауф», а построенный ими в 1980 году завод в Подмосковье по производству гипсокартона уже был оснащен компьютеризованной линией. У нас даже в авиапроме и космической промышленности такие линии редкость, поэтому догнать и перегнать немецких буржуинов, мировых монополистов в этой сфере в ближайшие годы, наверное, невозможно. Сказывается тридцатилетнее отставание и отсутствие государственного интереса. Но поскольку, я все равно в Москву перебираюсь, то никто мне не мешает наведаться к ним в офис лично, и облагодетельствовать родную губернию инвестиционным контрактом.

На этом мое послезнание исчерпается, больше ничего интересного для Нижневолжска придумать не получится. Сказывается неудачное географическое положение и тяжелые климатические условия. Вдобавок накладывается проблема с кадровым и научным ресурсом. На весь город всего четыре ВУЗа, включая медицинский институт и консерваторию. Именно поэтому в УВД и КГБ работают выпускники рыбохозяйственного института — других взять неоткуда, только по распределению из других городов.

Хотя формально Нижневолжск находится «на юге», климат здесь тяжелый и желающих переселяться не так уж много. Зимой минус двадцать и сильные холодные ветра с казахских степей, летом жара плюс сорок в тени. Если посмотреть на карту, то вроде бы Каспий рядом, но чтобы нормально искупаться в нем, придется ехать десять часов через Калмыкию в Дагестан.

Волга зимой замерзает, и морской путь прерывается. Срочно требуется порт на побережье Каспия, и железнодорожная ветка к нему, но строительство начнется только лет через десять.

В некотором роде, в нашей провинциальной географической дыре отражаются, как в зеркале все проблемы Советского Союза.

В 1989 году в областном центре и окрестностях можно насчитать примерно пятьдесят работающих заводов и фабрик, даже простое перечисление их займет целую страницу: судоремонтных заводов — шесть штук, станкостроительный, холодильного оборудования, стекловолокна, целлюлозно-картонный комбинат, завод резинотехнических изделий (капельные трубки не сделают ни за что — проверено лично в прошлой жизни). Есть даже макаронная фабрика, кондитерский комбинат, пивзавод, табачная и овчинно-меховая фабрика. И так далее и тому подобное. Так же в городе находится крупный военный завод: делают приборы и теплоизоляцию для межконтинентальных стратегических ракет.

Через двадцать лет не останется ничего! Все исчезнет, за исключением двух судостроительных заводов, выживших каким-то чудом. Конечно, и варварская приватизация, и бандитский беспредел с рейдерами сказались, и нищета девяностых, и отсутствие госзаказов, но все же исчезновение более 95 % промышленности в течение всего десяти лет выглядит жутким и даже мистическим.

Местные «коммунисты», иначе как в кавычках я их назвать не могу, любили щеголять этой статистикой, подтверждая неэффективность капитализма, укоряя губернатора в казнокрадстве и некомпетентности, однако, не все так просто и очевидно, как кажется.

С обвинениями в казнокрадстве спорить не стану, было такое, но с нежеланием спасти эти заводы и фабрики категорически не согласен. Мне довелось поработать с тремя губернаторами, и все они реально пытались вытащить эти заводы. В меру своих возможностей и компетенции, но пытались. Даже больше скажу, эта задача ставилась сверху и за показатели промышленного производства губернаторов реально терзали из Москвы. Красивая статистика без реальных заводов очень плохо рисуется, при всем уважении к губернаторским пиарщикам. И даже федеральные деньги выделялись, которые не всегда разворовывались полностью. Ничего не помогло. Ни одна фабрика или завод не выдержали конкуренции. Последним умер вино-водочный: местную водку перестали пить даже алкаши. Ингушская из турецкого спирта была втрое дешевле и качественнее.

Оно и понятно. Судостроители области, например, кроме речных буксиров и барж ничего делать не умели. Пока не было китайских конкурентов они худо-бедно клепали свои лоханки и не тужили. Все остальные заводы стали не конкурентоспособными из-за отсутствия собственного сырья и огромных логистических издержек. Ближайшие потребители в тысячах километров отсюда. Доходило до абсурда: из моего опыта, деталь из Новосибирска привезти по железной дороге выходило дороже, чем аналогичную запчасть из Китая контейнером с перегрузкой в Новороссийске. И не намного дольше по времени.

Когда говорят о том, что большая страна — это конкурентное преимущество, то сильно лукавят. Наоборот, это же чисто проклятие для логистики! Трасса до Магадана длинной втрое больше, чем вся Польша поперек от границы до границы. При этом число автомобилей и пассажиров, которые по ней проедут, в тысячу раз меньше, а строить её надо на вечной мерзлоте при полном отсутствии инфраструктуры. Такая дорога не окупится никогда. И подобных примеров не счесть. Две трети территории Союза — болота, тундра, тайга, безлюдные холодные горы. Или взять для примера Нижневолжскую область, которая почему-то считается «Всесоюзным огородом». Чисто для справки: 96 % территории области — это пустыня и полупустыня. Максимум, пригодная для выпаса баранов, которые уступают по продуктивности каким-нибудь новозеландским собратьям раз в пять-десять. Ибо сочная зеленая трава у них не целый год, а всего две недели в мае. В остальное время только верблюжья колючка и саксаул в изобилии.

Остается всего четыре процента территории, где можно выращивать урожай, но исключительно с поливом. Но и здесь куча проблем найдется. Волга и Ахтуба каждую весну разливаются, и чтобы нормально заниматься сельским хозяйством надо проводить серьезное берегоукрепление и обваловку. Причем каждый год. Учитывая, что уровень Волги в паводок легко поднимается на пять метров от минимума, то затраты весьма существенные.

Вот и получается, что «Всесоюзный огород» в реальности ютится на двух процентах орошаемых земель вдоль берегов Волги и притоков. Для сравнения, годовой уровень осадков в Израиле в районе Тель-Авива втрое выше, чем в нашей области. Причем у нас осадки обычно зимой бывают, когда толку от них — ноль.

Не удивительно, что надои местных коров не превышают полторы тысячи литров в год, а у голландских буренок — средние удои в десять тысяч литров вполне обычное дело.

Несчастный молокозавод на моей памяти банкротился раз пять, и работал относительно стабильно всего пару лет, исключительно на контрабандном белорусском сухом молоке.

Впрочем, это лирическое отступление, на самом деле статьи о гипсовом Эльдорадо — это прикрытие для основной цели.

Требовалось усыпить внимание и войти в доверие к главному редактору газеты. Три серьезных актуальных статьи, и мой рейтинг тут же оторвался от плинтуса, ко мне стали относится с толикой уважения, и теперь возможно стало протащить статью в номер без звонка от товарища Савельева, которому лучше вообще не знать об оной, если повезет.

Вот такой парадокс! Глобальная и архиважнейшая для всей области тема служит всего лишь прикрытием для мелкой личной аферы.

* * *

У советских детей и юношей были довольно странные увлечения с точки зрения человека двадцать первого века. Ладно бы экзотические игры бараньими мослами («альчиками») или изготовление взрыв-пакетов из марганцовки и алюминиевой пудры. Метательные мослы раскрашивали в кислотные цвета при помощи лака для ногтей, высверливали и заливали свинцом для увеличения убойной силы, украшали при помощи резьбы и так далее. Но настоящий ужас вызывало коллекционирование всего и вся. Один мой одноклассник собирал пустые пачки от сигарет, другой — крышки от пивных бутылок, которые выигрывал у других подобных маньяков в орлянку.

Димон Федоров собирал пустые алюминиевые пивные банки! При том, что в СССР баночное пиво вообще не выпускалось, насколько я помню. Где он добывал эти заветные емкости так и осталось для меня загадкой, наверное выменивал в рыбвтузе у иностранцев или выпрашивал у моряков дальнего плавания. В нашем городе пять техникумов и училищ готовят плавсостав для речного и морского флота, так что в «загранку» многие ходят. К шестнадцати годам его коллекция достигла ста двадцати штук, и была объектом зависти всех соседних мальчишек. Вот эту коллекцию и раздербанили для фотосессии.

Кроме того Димон пожертвовал другу два плаката с Самантой Фокс, которые были аккуратно сняты со стены его спальни с условием бережного обращения и возврата в целости и сохранности. По легенде я готовлю розыгрыш для любимой девушки.

Рекламный плакат «Терминатор-2. Апокалипсис» пришлось рисовать самостоятельно. Доверить этот процесс постороннему человеку я никак не мог, слишком много вопросов возникло бы. Как входной билет может стоить десять рублей, а виски, ликер и баночное пиво могут быть включены в стоимость советскому человеку объяснить невозможно. Название я немного изменил, чтобы не палиться перед потомками, ведь статья останется в архиве и может вызвать удивление, когда выйдет настоящий фильм.

Фотоаппарат у меня свой собственный, поэтому управился сам. Правда намучился с проявкой — за тридцать лет забыл напрочь, как это делается. Процесс сложный, напоминает колдовство алхимика в темной алтарной комнате, и практически неизвестен молодежи в двадцать первом веке.

Результат мне понравился. Судя по фотографиям ночной клуб, он же притон и видеосалон до недавнего времени процветал и приносил хозяевам баснословный доход. Только импортного пива десятки видов. Три видеомагнитофона работали одновременно в разных залах, о чем свидетельствовали коробки с фирменными названиями, случайно попавшие в кадр.

Были трудности с коктейльными бокалами, найти их не удалось, зато я сообразил наведаться в магазин химического оборудования, где легко подобрал мензурки подходящей формы. Воткнул в них трубочки, налил подкрашенной воды и украсил дольками лимона. Несколько мензурок смочил лимонным соком и окунул в сахар — получилось стильно и необычно. Здесь никто еще не знает этого банального способа украшения кубков для пития.

Осталось написать саму статью. О том, как доблестная милиция накрыла элитный подпольный видео-притон для «золотой молодежи», где крутили самые свежие новинки американского кинопроката, да еще и распивали дорогие алкогольные напитки импортного производства.

Глава 24

Как только статья о подпольном элитном видеосалоне вышла, я тут же приступил ко второй стадии плана. Правда, его пришлось менять по ходу действия. Изначально просто хотел отследить, где хранит воровскую кассу гражданин Мельниченко. Но совсем забыл о советской реальности. Здесь личный автомобиль в восемьдесят девятом году — большая редкость. У меня на примете был только один «Москвич-412», который можно было позаимствовать на время, жуткого канареечного цвета, идеально не подходящий для скрытого наблюдения. И хозяин — мужик нормальный, сосед наш, не отказал бы, но железный конь, как на зло, сломался. Накрылась коробка передач, а это работы на неделю минимум, если повезет с запчастями, что далеко не факт.

По моим предположениям бандитская касса хранилась на даче у товарища Мельниченко. В квартире прятать деньги опасно, а на даче — милое дело, и официальное прикрытие для регулярных поездок готовое.

Попытка нахрапом узнать, где находится эта дача ничего не дала. Аккуратно, между делом, расспросил соседей по подъезду, представившись продавцом рассады. Для конспирации выкопал у родителей на даче несколько молодых кустов томатов и болгарских перцев, засунул их в большое ведро и отправился барыжить, предлагать в качестве образцов для посева. Шесть соток личного огорода у каждого второго жителя города, поэтому тема беспроигрышная. Поговорить о видах на урожай, о борьбе с вредителями, обсудить достоинства сорта «бычье сердце» в сравнении с «лимонным желтым» — никто не откажется. Еще и чаем напоят нахаляву и подскажут, кто тут дачник и огродник.

К сожалению, гражданин Мельниченко не пользовался любовью соседей, ни с кем особо не общался, поэтому информации удалось собрать, как кот наплакал. Вроде бы у него есть дача в районе Сеитовки, но ни названия садового товарищества ни других ориентиров никто не знал. На автобусе больше часа добираться, автомобиль найти не удалось, поэтому план пришлось срочно менять.

Решил брать на гоп-стоп, но для этого надо выманить клиента с деньгами. Для этого и нужна заготовка в виде газетной статьи.

Читает ли городские газеты и какие именно второй секретарь райкома — мне не ведомо. В прошлой жизни он не производил впечатление эрудита и высокоинтеллектуального товарища, скорее наоборот. Наглый и хамоватый мажор с уголовными замашками. Логично предположить, что кроме передовицы газеты «Правда» откуда он списывает тексты для для своих выступлений, он больше ничего не читает. Поэтому пришлось постараться, чтобы информация дошла до него.

В киоске «Союзпечати» купил пачку газет с моей статьей, после чего позвонил с городского таксофона в Ленинский райком комсомола, предупредил их, что завтра будет анкетирование по актуальным вопросам городской прессы. К грядущей конференции по теме «Милиция и вопросы гласности». Затем позвонил в Трусовский райком, просил принять телефонограмму о том, что указанная конференция состоится в Доме профсоюзов 15 мая в десять часов, и чтобы они уведомили другие райкомы ВЛКСМ тоже. кировский райком я поднял на уши, наорав, что номера для делегации из Саратова не забронированы, а до конференции осталось всего ничего осталось. Тут главное наглости и напора побольше, а на все вопросы, кто собственно звонит — посылать лесом и орать в трубку еще громче.

После чего с чистой совестью заявился на проходную того самого районного комитета, где трудился мой клиент, и вручил вахтеру пачку газет «Каспийский комсомолец» с напутствием передать начальству, что если кто-то из вторых и освобожденных секретарей провалит анкетирование, то будет сам объясняться в обкоме партии. Ибо «грядет переаттестация в связи с известными всем событиями» — последнее дословная цитата. В соседний райком я завез пачку газет «Волга», чтобы окончательно запутать ситуацию.

— Аттестация и анкетирование на контроле у Самого! — нагнал жути я на бедного вахтера, и скрылся до того, как он сообразил вызвать кого-то из начальства.

На всякий случай, для подстраховки, рассовал газету по всем почтовым ящикам в подъезде у гражданина Мельниченко, а так же подкинул один экземпляр в видеосалон на вокзале.

На следующий день, ближе к вечеру я снова заявился на железнодорожный вокзал. Политическая ситуация в стране после ВКЧП зависла в подвешенном состоянии. Кооперативы вроде бы закрыли, но отдельные, особо наглые видео-пираты все еще работали. Обычно, те кто успели обзавестись надежной ментовской или прокурорской крышей. Один из таких салонов размещался в старом пассажирском вагоне, в тупике у городского вокзала. Его и курировал гражданин Мельниченко, ежедневно забирая выручку ближе к закрытию. При этом его обязательно сопровождал бугай-охранник, видимо кто-то из «профсоюзных» быков.

Путем нехитрых арифметических подсчетов легко вывел сумму в триста-четыреста рублей выручки ежедневно. Неплохая сумма, но не для меня. Только фирменный прикид барыги обошелся мне почти в триста рублей. В общаге у африканцев можно одеться и обуться не спускаясь с третьего этажа, лишь бы деньги были и знакомства нужные.

Замысел был отличный, подготовка проведена на все сто, а результат — хуже некуда. При всем моем богатом опыте общения с уголовным миром и неплохом знании психологии преступников и казнокрадов, все же, четверть века в бизнесе, а в РФ одно без другого не бывает, недооценил я жадность и подлость натуры гражданина Мельниченко.

Задумка моя была проста и незатейлива. Выманиваем его с деньгами, затем берем на понт, шантажируем и вербуем в осведомители. Бабло естественно конфискуем, в результате получаем профит со всех сторон и лично своего осведомителя в преступном мире.

Фамилию «казначея» товарищу Самойлову я не называл, поскольку взять и раскрутить они его не смогут. Доказательств против Мельниченко нет никаких, в бандитских делах он не засвечен, а влиятельный папаша не даст выбить из него нужные признания. Подельники тоже будут молчать до упора, ибо воровская касса — это их единственная надежда на добрый «грев» на зоне. Да и не знает о его тайной роли никто, кроме пары человек из лидеров группировки. Хотя «человеками» их язык не поворачивается назвать — отморозки и беспредельщики конченные.

Заинтересовать клиента получилось удачно, первый заход тоже прошел на отлично. Дымя сигариллой (жутко вонючий горлодер, хоть на коробке и указан Санта-Круз — на самом деле какая-то африканская подделка, похоже), в модном джинсовом прикиде, с отцовским «Ориентом» на руке — я был неотразим. Не хватало лишь аромата дорого одеколона, впрочем запах дешевых сигар перебивал все вокруг, так что обошлись без излишеств.

Деловое предложение выглядело не просто заманчиво, а супер выгодно. Видеомагнитофоны за половину реальной стоимости, плюс роскошная фильмотека из тридцати японских видеокассет «TDK» с новейшими американскими фильмами этого и прошлого года. В прекрасном переводе гнусавого Гоблина — здесь это синоним «знака качества» для видео.

В виде доказательств приложил три инструкции по эксплуатации видеомагнитофонов и список фильмов на кассетах. Полночи печатал — всю память измучил, но соорудил добротный прайс-лист с названиями фильмов и аннотациями.

Особенно впечатлительным гражданам подобные аннотации читать не рекомендуется. Жидкий терминатор Т-1000 из второй части успешно сражается с Чужим, который травит его молекулярной кислотой, но сам инопланетный монстр оказывается аватаром разумного Скайнета. Получилось мощно, главное, чтобы сценаристы из Голливуда не увидели этих описаний, иначе человечество лишится доброй половины киношедевров девяностых годов.

«Красотка» с Джулией Робертс и «Молчание ягнят» в моем описании ничем не отличались друг от друга, даже жанрами, разве что моментом с бензопилой и огненным гонщиком, которого изобразил Патрик Суэйзи в качестве сутенера красотки Джулии.

Подобная кассета, на которой помещается два-три фильма, стоит порядка ста рублей. Если качественная копия с новой кинокартиной, то еще больше. Так что коллекция легко тянет на две-три тысячи рублей, моя же цена — всего тысяча двести. Впридачу я отдавал три видеомагнитофона за половину реальной стоимости. Сверхвыгодное предложение с любой точки зрения. Даже просто сдать в комиссионку технику и то больше получишь, но по официальной версии, которую ненавязчиво подтверждает статья в газете, мне в «комок» соваться нельзя — менты ищут. Поэтому и обратился к уважаемым людям.

Гражданину Мельниченко этого показалось мало.

— Зачем платить полцены, если можно вообще не платить? — задал он сам себе вопрос и сам же на него положительно ответил. Если лошара в бегах, то можно запросто отжать у него и магнитофоны и коллекцию. В милицию он точно не побежит!

Поэтому, когда на следующий день я заявился на встречу, надеясь срубить деньжат по-легкому, то в вагоне меня ждал приятный сюрприз в виде трех мордоворотов в кожаных куртках с неулыбчивыми лицами.

Гражданин Мельниченко, радостно скалясь, предложил дойти до моей машины, где по легенде лежали коробки с «видиками» и кассетами, после сразу поехать проверить технику.

— В одно место, здесь рядом!

Поскольку никакой машины на стоянке не было, я решил просто потянуть время. Заявил, что у меня серьезная крыша.

— Плетнева знаете? У него «клуб» на тридцатке.

Фамилия «крышевателя» вызвала презрительный хохот. Оно и понятно, это даже не клуб, а качалка в подвале жилой пятиэтажки, а вся «бригада» Плетня насчитывает десяток птушников, и максимум, что они контролируют — колхозный рынок, там же на «тридцатке».

В этот момент послышался нарастающий вой сирены, следом к нему присоединился пронзительный звук сирен еще нескольких машин.

— Что за хня?.. — повернулся к дверям один из амбалов, но больше ничего сказать не успел. Ибо получил кастетом по затылку.

Двум другим бугаям тоже не повезло, таким бегемотам между рядами кресел в проходе даже развернуться было трудно.

Давненько не лупил по живому человеку в полную силу, обычно всегда находилась причина, чтобы не калечить жертву. Но, если ситуация не только позволяет, а прямо требует — то чего ради отказываться от развлечения? И вообще, сами виноваты, обыскивать надо всегда. Даже загнанная в угол кошка бросается на врага, не то, что «барыга», которого грабят средь бела дня. Впрочем, я и без кастета легко справился бы со всей троицей, не считая комсомольского оборотня. Довольно глупо использовать в качестве быков-торпед перекачанных культуристов. Разве что для запугивания, как бойцы тяжелоатлеты никуда не годятся. Тренировочные тушки для избиения ногами и руками.

«Оборотню» не повезло вдвойне. Боюсь, ему потребуется помощь челюстно-лицевого хирурга. Точно сказать не могу, поскольку гражданин Мельниченко сразу после первого удара ушел в астрал, и больше не возвращался, поэтому оценить работоспособность речевого аппарата не удалось. Да и не о чем нам с ним разговаривать.

В кармане у казначея нашлось триста рублей. Больше ничего не обнаружил, из чего я сделал вывод, что платить мне никто не собирался. Значит, совесть моя чиста, как белорусский самогон в пору сбора урожая. Деньги брать побрезговал. Судьба явно намекает, что гоп-стоп — это не мое, и с криминальными схемами пора завязывать.

Проходя мимо здания железнодорожного вокзала обнаружил две пожарные машины, «Скорую» и милицейский желто-синий «бобик». Совесть, упорно молчавшая до этого момента, напомнила о том, что телефонный терроризм преследуется по закону. С этим я спорить не стал.

Конечно же, появление пожарных и ментов с мигалкой не случайность. Все было спланировано заранее, правда, немного с другой целью. Звук сирены должен был совпасть с кульминацией наших переговоров, напугать клиента и заставить его принять единственно верное решение в условиях цейтнота: дать согласие на вербовку, оставить деньги и бежать немедля, не дожидаясь ареста с кучей бабла на кармане. Ему же в тот момент не видно было, кто и куда едет, только звук сирен слышно.

Понятное дело, что разорваться надвое я не мог. И переговоры вести, и в милицию звонить. Пришлось найти помощника. Была у меня в прошлой жизни дача, точнее, небольшой коттедж рядом с городом. Времена на рубеже тысячелетия были лихие, дачи грабили и обносили как на конвейере. Поэтому, когда не сезон, там жил Валера, дважды судимый: за хулиганку по молодости и мелкую кражу. Следил за домом и хозяйством, заодно садовником подрабатывал. За время второй отсидки жена выписала и выкинула его из хаты, так что, по сути, возвращаться после зоны ему некуда было. Вот его и порекомендовали мне в качестве сторожа. Валера к тому времени не пил, завязал накрепко, так что честно проработал у меня лет пять без залетов, позже пристроил его на стройку, затем он уехал куда-то на заработки и пропал с концами. Но не суть. Нашел этого Валеру, тридцатилетнего, еще молодого, здорового, даже с зубами, и всего с одной судимостью. Жил он в поселке на окраине города, в старой родительской хибаре, и даже с той самой женой, которая его потом выкинет на улицу. Как-то подвозил Валеру на разборки с бывшей, поэтому район примерно помнил. Точный адрес по описанию соседи дали — шебутного парня все знали.

Согласился Валера помочь всего за червонец, хотя сначала наотрез отказывался. Пришлось долго уговаривать, выпить за компанию пузырь водки, принесенный с собой, спеть «Владимирский централ» якобы собственного сочинения.

— Запомни это имя! Алекс Север — ты будешь внукам рассказывать, что бухал с ним вместе! — содержание разговора передаю примерно, поскольку не помню точно. Литр без закуси на голодный желудок напрочь отбивает кратковременную память.

Алекс — Александр. Север — Морозов. В логике пьяному дембелю не откажешь.

Откуда взялся второй пузырь — загадка сие есть.

Задача Валерке была поставлена простая и четкая. Ровно в девятнадцать ноль-ноль он звонит с таксофона пожарникам и сообщает, что горит грузовой состав на запасных путях рядом с пассажирским поездом. Затем тоже самое передает по телефону 02 и 03. После чего бросает дымовушку в мусорную урну и спокойно удаляется, не привлекая внимания. Тут главное, не перепутать: дымовуху после звонка, а не до! Иначе время не совпадет с расчетным.

Глава 25

Интерлюдия
Нижневолжск, здание УКГБ ул. Свердлова 52

— Разрешите, товарищ полковник?

— Заходи. Садись, — владелец кабинета оторвался от телефонной трубки и сделал приглашающий жест.

Закончив разговор, полковник сурово посмотрел на подчиненного и угрюмо поинтересовался:

— Где тебя черти носят? Олейников с утра твоей крови требует, а тебя на рабочем месте не найти.

— Товарищ полковник, вы же в курсе. Ведем подготовку к обмену денег. Считанные дни остались. Плюс еще «Живчик» этот — ни дня без приключений не обходится. Еще и отчет по нему готовить надо, Москва ждать не будет. Зачем я срочно понадобился службе контрразведывательного обеспечения экономики?

— Олейников рвет и мечет. У нас похоже диверсия всесоюзного масштаба. В областной газете публикуются данные о новом месторождении, о котором даже в Академии наук ничего не знают.

— Так это он о Баскунчаке? Разве гипс используется в оборонной промышленности?

— Крупнейшее в Европе месторождение, с уникальным содержанием кальция, которое больше нигде не встречается в мире? И выложить эту секретную информацию потенциальным противникам на блюдечке с голубой каемочкой? Чувствуешь, чем это пахнет?

— Виноват. Не подумал.

— То-то и оно, что думать надо заранее. Майор Олейников начинает трясти газетную редакцию, и вдруг выясняется, что автор статьи Алекс Север — это протеже старшего лейтенанта Савельева. Вы на одном этаже работаете, неужели нельзя было согласовать публикацию? Или телефон у тебя в кабинете не работает?

— Виноват. Учту на будущее. Вы же знаете, что мне запрещено вмешиваться, только вести наблюдение.

— Одни проблемы с твоим подопечным. Что топтуны выявили?

— Служба НН (наружное наблюдение) сообщает, что объект не обладает профессиональными навыками контр-слежки, отрыва и выявления наблюдения. Утверждают, что до сих пор не обнаружил контроля за собой.

— Хоть кто-то работает профессионально. Бери пример. Что еще?

— Второго мая объект купил конверт в киоске «Союзпечать», третьего мая зафиксировано, как письмо было опущено в почтовый ящик. Произведена выемка всей корреспонденции двадцать первого почтового отделения, к которому относится почтовый ящик. При тщательной проверке обнаружено письмо, адрес назначения: Баку, главпочтамт, до востребования. Фамилия и имя есть в документах. Отправление вскрыто, скопировано электротехническим способом. Сравнительная экспертиза подтвердила, что послание отпечатано на машинке, которую использует объект «Живчик». Копия письма телетайпом отправлена в Москву.

— Что в письме?

— Расшифровать сразу не удалось. Упоминается город в Челябинской области, газопровод, взрыв, железная дорога. Июнь месяц. Видимо, криптографический шрифт.

— Странный способ связи. Как и сам «Живчик». Только замяли историю с избиением милиционеров, как он снова учудил. На кой ему сдалось это месторождение?

— Товарищ полковник, боюсь, это еще не все проблемы. Последние дни служба НН фиксировала повышенную активность объекта. Предположительно готовил или вербовку или внедрение в уголовную среду. Но что-то сорвалось или пошло не так. В результате вчера вечером в 19.00 произошла драка между «Живчиком» и представителями ОПГ «Профсоюзные». Наблюдатель не вмешивался, слишком быстро все и закончилось. Четверо пострадавших госпитализированы в областную клиническую больницу номер один. Трое членов бандитской группировки и некто Мельниченко, второй секретарь районного комитета ВЛКСМ. Заявление в милицию писать отказались.

— Для полного счастья только этого не хватало, что я генералу скажу? Где объект, сильно пострадал?

— Никак нет. Ни одной царапины. Характер ранений указывает на то, что он использовал или кастет или нечто похожее.

— Повезло тебе, Савельев. Закончились твои мучения. Готовь подопечного к отправке. Только что звонил генерал Леонтьев, приказал срочно отправить Живчика в Москву. К двенадцатому мая чтобы уже там был. Сейчас бегом в бухгалтерию, оформляй требование на проезд. Десятого отправить.

Конец интерлюдии.


Снова на ум пришло сравнение о лыжнике на асфальте. Что-то в последнее время слишком часто возникает подобная ассоциация.

В этот раз для полноты картины еще можно добавить фразу: «Сбылась мечта идиота!». Мы снова расстались со Светкой.

Вроде бы именно это я планировал, строил планы, как удобнее и безболезненнее отвалить в сторону, обойтись без скандалов и нервных потрясений, а оно само собой произошло, без малейших усилий с моей стороны. Непредсказуемая мадам просто взяла и кинула меня, вежливо послав куда подальше. Даже обидно немного, честное слово.

Ситуация хуже не придумаешь. Представьте, что вы распробовали «Метаксу» семь звездочек, а вам предлагают вместо этого употребить бренди Прасковейского винзавода. Не спорю, бывают ситуации, когда ставропольский коньяк идет за милую душу, обычно при полном отсутствии альтернативы.

Или вам вдруг приходится пересесть с «Лексуса» на «Ладу-Гранту», при том, что для кого-то эта новенькая «Лада» — реально мечта недостижимая.

Если аналогия не слишком понятна, то приведу еще одно сравнение. Вы купили билет в Барселону и должны лететь на прекрасном А-320, но в аэропорту вам объявляют, что планы поменялись, и теперь вам полагается путевка в Минводы, а полет вы совершите на Ан-24. Тот, кто летал на «аннушке» — сразу поймет разницу в ощущениях.

Поэтому Ниночка из промтоварного магазина была безжалостно вычеркнута из моей жизни, ибо… на ум приходит «Лада-Гранта». Вы пробовали крутить роман с девушкой, которая вызывает подобные ассоциации? Настоятельно не советую. Хотя, справедливости ради, подобный автомобиль в этом времени был бы мечтой любого коллекционера.

Проще говоря, на фоне роковой красотки, моей однокурсницы, молодая продавщица теперь не котировалась вообще. Даже с учетом избытка тестостерона в организме. Даже на безрыбье.

Причину, по которой Светка решила покончить со мной, установить не удалось. После гандбольного матча проводил её на автобус, возвращаться к Таньке она не захотела. Тогда я не придал этому значения, все же, времена нынче патриархальные, и если девушка из приличной интеллигентной семьи две ночи подряд не ночует дома, то это вызывает озабоченность родителей. Но когда на следующий день, я не смог её поймать в институте, начал подозревать неладное. Лишь во вторник удалось перекинуться парой слов, при этом Светлана Анатольевна была холодна, как лед, попытку обнять пресекла сразу, резко вырвалась и, не прощаясь, удалилась с гордо поднятой головой, умопомрачительно виляя бедрами, аки лебедь на волжской волне.

Попытался проанализировать, что могло послужить причиной внезапного охлаждения, но ничего не нашел. Возникло подозрение, что Мишка успел проболтаться о моем отъезде, через месяц, но брат твердо стоял на том, что не успел ничего сказать, я сразу налетел, как коршун и обломал всю малину. После того, как я пообещал надрать уши за «малину», тот признался, что успел спросить, есть ли у Светки младшая сестра, такая же красивая, чтобы с ней познакомиться.

— Больше ничего не сказал, ни одного слова! — клятвенно заверил меня молодой ловелас.

Такая фраза, при всем желании, не могла послужить причиной развода.

Конечно же, я обратился к Таньке Синичкиной, уж она точно должна знать. Но и тут меня ждал облом.

— Два сапога — пара! Причем оба левые, и оба с приветом, — выдала она вместо ответа, чем запутала меня ещё больше. Добиться внятного объяснения не смог — Танька молчала, как партизан на допросе. Фыркала и дурачилась, корча умилительно зверские физиономии, но так и не ответила по существу.

— Ну и слава КПСС тогда! На нет и суда нет. Не больно и хотелось, — подвел я итог допросу, после чего был назван: «неблагодарным кобелем, бабником и нехорошим человеком». Последний эпитет звучал несколько иначе, но врожденная интеллигентность в первом поколении не позволяет мне воспроизвести его дословно.

Вот и пойми этих баб. Меня бросили — я же виноватым остался. Причем во второй раз повторяется та же самая история. Как и тридцать лет назад. Видимо, переоценил свои педагогические таланты, и Светкин характер изменить невозможно в принципе. Это же ходячая катастрофа — обязательно что-нибудь учудит невероятное и не слишком адекватное. Хотя красивая и страстная — этого не отнять. Даже не знаю, где теперь равноценную замену искать?

Глава 26

— И грянул гром, — так кажется сказал кто-то из классиков. Возможно, Никола Тесла, когда у него бабахнул очередной трансформатор, в результате чего снесло пару тысяч гектар леса в районе Подкаменной Тунгусски.

У меня масштаб катастрофы оказался чуть меньше, но от этого не легче. Пришло указание срочно упаковать мою тушку в скорый поезд и отправить в столицу в течение трех дней. Плюс двое суток на дорогу. Старший лейтенант Савельев вручил мне требование на проезд, которое следовало обменять на плацкарт в кассе железнодорожного вокзала и был таков, оставив меня с моими проблемами наедине.

Проблем же оказалось великое множество. Прежде всего, занялся спортивной судьбой брата. Взял его за шкирку и отвел к Юдину, который ведет секцию гандбола в дворце спорта «Спартак». Передал все свои разработки и схемы, с условием, что тот возьмет шефство над моим безалаберным однофамильцем энд родственником. Сошлись во мнении, что за пару месяцев можно создать команду, которая легко обыграет дубль «Зари-Динамо», они тренируются в этом же дворце спорта, а там и основной состав рядом. Товарищ Юдин в таком случае может рассчитывать на место второго тренера. Я же в свою очередь пообещал выбраться из Москвы через месяц-другой, наведаться, поделиться новыми идеями, посмотреть на реализацию старых. Удачно все сложилось, кроме того факта, что целый вечер потратил на гандбол.

Осталось всего двое суток, а дел невпроворот. Поэтому меня осенила прекрасная идея лететь самолетом, а не тащиться до Москвы двое суток поездом. Надо всего лишь доплатить разницу между плацкартом и «Аэрофлотом» в пятнадцать рублей. Мысль была правильная, но реальность внесла свои коррективы. Вечером шестого мая в программе «Время» объявили о… денежной реформе. То, о чем так долго и упорно предупреждал старец Исмаил, наконец случилось. Купюры достоинством в пятьдесят и сто рублей менялись на новые. Все тоже самое, что и в прошлый раз: срок обмена и лимит суммы совпали с тем, что я помнил. Впрочем, это не удивительно, реформу проводил тот же самый товарищ Павлов.

Крупных купюр у меня не было, так что волноваться вроде бы не о чем. Но к авиакассам теперь не подступиться было. Очередь на утро занимали накануне вечером, по сути, народ просто не расходился после закрытия, ночевали около двери, а «блатных», пытавшихся прорваться мимо общей очереди, били лютым боем. Учитывая, что на весь город было всего две кассы, причем одна в аэропорту, то прорваться за билетом нечего было и мечтать.

Товарищ Савельев ничем помочь не мог, он был круглые сутки занят в грандиозной спецоперации: рубил финансовые потоки доморощенных мафиози. Бандиты и цеховики в панике бросились менять незаконно нажитые капиталы и с разбегу угодили в любезно подготовленные западни и ловушки. Позже узнал, что сумма изъятого по области превысила пять миллионов рублей. Конечно, с республиками Закавказья близко не сравнить, но для местных оперативников это был настоящий шок. Никто даже близко не представлял, какие суммы в криминальном обороте крутятся. Причем, очевидно, что это малая часть серого нала. Отследить все каналы обмена денег сотрудников не хватило физически. Ментов привлекали по минимуму, чтобы информация не утекла.

Декан пообещал, что сессию мне закроют на «отлично» по всем предметам. Академический отпуск оформлять и забирать документы из института я не стал, если что, вернусь через месяц, там видно будет.

Оставшиеся два дня передавал материалы по организации агрохолдинга. Боюсь, этот сезон мы потеряем, и половины намеченного не успеем сделать. Без моего личного присутствия скорость внедрения и строительства упадет в разы. Впрочем, товарищ Савельев клятвенно заверил, что проект он и дальше будет курировать и продвигать. Как только закончит с обменом денег.

Может, он просто успокоить меня хотел, чтобы оставил его в покое, но не на того нарвался. Первое, что потребую у генерала Леонтьева по прибытию в Москву — продолжение банкета по рыбе и арбузам. И пусть попробует отказать!

Так что Савельев даже не надеется — пока первый урожай и улов не получим, никуда он не денется — будет лично тянуть научную работу и организацию хозяйства. Альтернативы все равно нет, пока я не вернусь.

Последние крупицы драгоценного времени украл Фролов Илья Романович, заведующий кафедры теплотехники. Неудобно было обижать хорошего человека, пришлось тратить три часа на описание и составление плана работ. В результате чего меня посетила еще одна «гениальная» мысль. Я предложил привлечь к научной работе студентку Карелину! Чем не вариант? В моей реальности она именно на этой кафедре осталась работать после окончания аспирантуры, значит, должна потянуть. В свою очередь, пообещал всяческое содействие и интеллектуальную помощь по мере возможности. При этом полностью отказался от прав на изобретение. Под чутким научным руководством уважаемого Ильи Романовича они вдвоем доведут четырехканальный ленточный турбулизатор до внедрения и государственного патента.

Некоторые дарят любимым девушкам дорогие украшения, машины или квартиры. Но мы не ищем легких путей, поэтому и подарки странные. Да и девица не тянет на роль единственно любимой.

Единственное, что не давало мне покоя — это оборудование для литья пластиковых изделий. Денег я так и не добыл, и выкупить станки с оснасткой не смог. Поэтому набрался наглости и повесил эту задачу на старшего лейтенанта Савельева, объяснив тому, что без этого оборудования его будущее будет печальным и грустным. Мое — тоже, но и его не минует эта участь. Поэтому, пусть, что хочет делает, но чтобы раздобыл это производственное сокровище.

Глава 27

— Отомстила, значит?

День выдался жарким и солнечным, по-настоящему летним, гулять по институтскому парку при такой погоде — одно удовольствие. А если вместе с красивой девушкой — то два удовольствия. Но к сожалению, не в моем случае.

— Сам догадался или Синица проболталась?

Конечно, же лучшая подруга донесла, но, справедливости ради, долго сопротивлялась, и только тушь «ESTE LAUDER», обещанная мной за ценную информацию, сломила эту стойкую крепость. Увидев французскую тушь для ресниц, она издала восторженный писк, переходящий в стон, в точности как Эллочка-Людоедочка при виде ситечка для чая в руках Великого комбинатора. После чего слила мне совершенно секретную информацию, о том, что я стал объектом изощренной и коварной мести. Между прочим, «достать» настоящую французскую тушь турецкого производства не так и просто, пришлось всех фарцовщиков в африканском общежитии перетрясти.

— Очуметь! Чтоб мне всегда так мстили! — только и смог произнести я мысленно в ответ, припомнив незабываемые ощущения от страшной вендетты. Но вслух озвучил совсем другое. Пользуясь таким удачным поворотом, наплел с три короба про мое разбитое вдребезги сердце и кровавую рану в душе, которая не заживет никогда. В ближайшую пятилетку точно.

Видимо, переборщил с описаниями страданий, Танька начала внимательно присматриваться к моей, подозрительно довольной, физиономии, пытаясь понять насколько серьезно пострадала душевно-сердечная компонента товарища Морозова. Но обошлось, я вовремя спохватился, изобразил вселенскую скорбь, переходящую в траур и беспросветную печаль. Похоже поверила, раз помогла и договорилась о нашей встрече в парке.

— Можешь не врать. Синька призналась, как ты её подкупил. Жалкий трус, мог бы напрямую спросить, а не выведывать, как крот, — когда Светка в ярости она еще краше становится.

Синька — это не ругательство, и даже не жаргонное название наркотика, в СССР так именуются средство для придания синего оттенка при стирке белой одежды. В данном конкретном случае — сокращение от Танькиной фамилии.

Спорить с женской логикой бесполезно, поэтому не стал напоминать, о том, как всю неделю пытался поймать её и поговорить.

— Попрощаться хотел. Уезжаю завтра. На Сахалин.

Светка побледнела, наверное не ожидала, что триумф закончится так быстро, а несчастная жертва улизнет сразу, не дав насладиться победой в полной мере.

— Скатертью дорога, жалкий трус.

— И тебе не скучать, милая моя.

— Я не твоя милая! — разъярилась мегера, снова вернувшаяся в истинную ипостась. — И никогда ей не стану!

— Баба с возу, трактору экономия в солярке, — хотел поделиться я истинным чувством к ней, но побоялся спугнуть удачу. — Насчет Вадика не переживай, не подойдет он больше к тебе. И вообще — дрянь, а не мужик. Скажи спасибо, что расстались.

— Какой же ты низкий и подлый человек оказывается! Ты просто завидуешь ему, — если бы Светкиным взглядом можно было сжечь, то от меня бы уже осталась лишь кучка пепла.

— Пфф. Было бы кому завидовать. Вы бы развелись через три года, Вадик спился бы окончательно. Или он Владик? Забыл, как правильно. А после того, как его дядю-полковника отправили на пенсию, его самого турнули бы из органов. Затем ты вышла бы замуж за какого-нибудь декана нефтехимического факультета Кушнера Гурия Федоровича, который тебя на десять лет старше. Но и с ним не ужилась бы. И при каждой встрече хвасталась бы мне молодым любовником из своих студентов. Ну и что это за жизнь?

Не знаю, с чего меня понесло. Нельзя такие вещи говорить женщине — это свинство чистое. Наверное, задело меня сильно такое отношение, хотя казалось бы, сам мечтал расстаться, а тут оно так удачно все повернулось.

Звонкая пощечина была мне наградой. Мог увернуться, но почему-то не стал этого делать. Лишь получив заслуженную плюху, перехватил руку и зафиксировал, чтобы не брыкалась и не царапалась. Вторая рука была занята сумкой с учебниками и опасности не представляла, легко зафиксировал и её. В результате рычащая и беснующаяся кошка оказалась в моих объятиях. Как тут не поцеловать напоследок? Вопрос риторический!

— Ай, зараза! Ты же мне губу до крови прокусила.

Целоваться с нильским крокодилом в юбке мне резко расхотелось.

— Скажи спасибо, что нос не откусила. Отпусти меня щазжжже! Люди смотрят.

— Отпущу. Только, чур, больше не драться и царапаться.

— Не буду. Больно ты мне нужен.

Бросаться на меня Светка и вправду передумала. Поправила кофточку с юбкой и неожиданно задорно улыбнулась.

— Дурак, ты Морозов. Нет в нашем институте нефтехимического факультета, а значит, и декана такого нет. Будет ли у меня молодой любовник зависит только от тебя. Если муж не исполняет свой супружеский долг, то найдется, кому утешить красавицу-жену.

— Не понял, — ужасное предчувствие закралось мне в душу. — Я каким боком здесь? Ты меня бросила, самолет на Камчатку уже ждет меня.

— Забыл, что врал десять минут назад? Или думаешь, что по географии у меня в школе тройка была, и я спутаю Сахалин с Камчаткой?

— Вообще-то они рядом, — попытался оправдаться я, но тут же получил новый удар.

— Азамат Утемирович по секрету рассказал, что тебя в Москву откомандировали на пару месяцев. Даже академический отпуск оформлять не стали и документов ты забирать не будешь.

Фейспалм. Это как пригласить в ресторане в два часа ночи даму на танец, а она сообщит тебе на ушко, что с твоей супругой на одном этаже в соседнем кабинете работает. Пример чисто теоретический, для сравнения, никоим образом не из личного опыта, если что.

— Но как?

— Как узнала? Милый, ты слишком рассеянный и невнимательный. Иначе заметил бы, что я не только умница и красавица, но и комсорг группы. Членские взносы собирать и ведомость вести тоже мне приходится. Отчисленный студент мимо меня никак не проскочит. Тем более, ты обещал Илье Романовичу вернуться через пару месяцев. Не с Камчатки же? За подставу с турбулизатором ты мне отдельно потом ответишь.

— Согласен. Приукрасил немного. Из романтических побуждений. Но как это отменяет факт, что ты меня бросила? И что за странные намеки на любовников и замужество?

— Милый, я всего лишь робкая, слабая девушка. Кто я такая, чтобы спорить с кармой и высшими силами? Если на Судьбе написано, что мы будем вместе, то куда деваться? Если там, наверху, откликнулись на мою просьбу и вернули тебя обратно. Что я в ответ скажу? Заберите обратно? Веришь, я тоже не в восторге от такого подарка, как ты, но что я могу сделать?

— Надеюсь, ты шутишь? — хорошо, что у меня нынешнего молодое крепкое сердце, иначе инфаркт был бы гарантирован.

— Нисколько! Можешь обнять и поцеловать свою суженную.

— Фигушки. Мне нос дорог, дорог как память. Ты его обещала отгрызть.

— Смотри, пожалеешь. Локти кусать станешь, а поздно. Второго шанса может не быть. До самой свадьбы! — И звонко расхохоталась, довольная, как бегемот, наступивший коту на хвост.

— Когда ты улыбаешься, тебе очень идет, — невпопад заметил я, думая о своем. Но тут же исправился. — Даже не скажешь, что ведьма натуральная.

* * *

Большая Советская Электронная Энциклопедия, версия 2.9 (последнее изменение от 02.11.2023 г)

К@т Матроскин — сказочный электронный персонаж, компьютерная программа с признаками Искусственного интеллекта. К@т Матроскин — признан одним из основоположников советского и мирового Интернета.

Известен под другими названиями: КВН — К@т Веселый и Находчивый, Кот Ученый, Сказочный Кот, в англоязычном Интернете — The C@t (тм)


Происхождение:

По версии, озвученной К@том в одной из первых передач на ТВ, он — внучатый племянник Кота Матроскина из мультфильма «Трое из Простоквашино». Позже К@т Матроскин признался, что он виртуальный компьютерный персонаж, а его плюшевая копия-аватар в телевизионной студии управляется специальным человеком.

Расследование, проведенное газетой «Комсомольская правда» в 2001 году, пришло к выводу, что программа «К@т Матроскин» была вероятно создана группой студентов МИФИ в 1988-89 годах на мощностях Вычислительного Центра Академии Наук СССР. Однако достоверных данных о разработчиках и суперкомпьютере, который был использован, найти не удалось.

В западных СМИ распространена конспирологическая версия, что «К@т Матроскин» — это секретный проект КГБ СССР по разработке и использованию Искусственного Интеллекта для управления миром. Косвенно подтверждает эту версию, то что генерал армии Леонтьев В.Н. признался, что был лично знаком с К@том Матроскиным и тот был его другом. Так же в мемуарах адмирала флота КГБ Громова якобы встречается упоминание о том, что К@т Матроскин был автором слов песни «Давай, дасвидания», написанной за несколько месяцев до ареста Горбачева М.С. в начале 1989 года.


История:

К@т Матроскин появился на Центральном Телевидении СССР летом 1989 года. Передача выходила под названием «КВН, однако», затем «Однако».

Время выхода: 21.30 после программы «Время», сначала один раз в неделю по пятницам, затем три-четыре раза в неделю, продолжительность: 20–30 мин.

Озвучивался персонаж актером Добронравовым Фёдором Викторовичем, которого специально для этого пригласили из Воронежа. Актер утверждал, что лично К@т Матроскин предложил его на эту должность, хотя ранее они были не знакомы. По воспоминаниям Добронравова Ф.В. Сказочный Кот обладал прекрасным чувством юмора, невероятным багажом знаний и нечеловеческой парадоксальной логикой. Версию, что тексты для К@та писал Михаил Задорнов он отвергает категорически, хотя Матроскин был «дружен» с писателем, и часто его приглашал в студию.

Всемирную известность К@т Матроскин получил в новогоднюю ночь 1989-90 года, когда появился на экранах телевизоров с поздравлением Советскому народу сразу после выступления главы государства Лигачева Е.К.


Описание:

Плюшевая фигура «К@т Матроскин» была изготовлена в мастерской Мосфильма летом 1989 года. От мультипликационного прототипа фигура отличался большей толщиной живота и рыжим цветом, который сам К@т почему-то именовал цвет «гартфилд», название позже прижилось и стало нарицательным в веб-дизайне.

Вопросы для Кота принимались в письменном виде по адресу: Шаболовка, 37, после чего переправлялись в сортировочную студию. Дальнейший путь писем не известен.

К@т Матроскин утверждал, что не может напрямую воспроизводить звуковую речь, только в виде цифрового кода. Использование перфокарт К@т Матроскин отрицал, как устаревший способ.

На самые интересные вопросы зрителей К@т Матроскин отвечал голосом Добронравова в ходе телевизионной передачи.

Передачи записывались заранее, ведущий А. Маслюков вел разговор строго по сценарию. А. Маслюков высоко оценивал интеллект К@т Матроскин, отмечая его остроумие, широту интересов и невероятное чувство предвидения.

Предсказания К@т Матроскин: (прямая ссылка)


Ведущие передачи:


1989–1992 — Маслюков А.

1990–1994 — Михалков Н. С.

1990–1994 — Морозова С. А. (ведущая ЦТ, супруга известного барда Алекса Севера)

* * *

— Твою дивизию!!!! Приснится же такое!

В ужасе, в холодном поту, проснулся в своей кровати в родительском доме.

Сначала сон мне показался интересным, упитанный Кот Матроскин, поздравляющий советский народ в Новый год изрядно повеселил, а идея со сказочным персонажем, раздающим рецепты по развитию Интернета в СССР в компании с Маслюковым даже позабавила.

Но веселье тут же испарилось, как только сон дополз до списка ведущих передачу. Михалков Н. С. - это конечно круто, а вот Морозова С.А., супруга известного барда — это только в кошмарном сне могло приснится.

С. А. - это Светлана Анатольевна, к бабке не ходи. За что мне сие наказание?

Хорошо, что это всего лишь сон.

Глава 28

Кажется, уже говорил, что жизнь в советском обществе значительно облегчается при наличии коммуникативных способностей. Проще говоря, если ты умеешь ладить с людьми, то жизнь твоя становится лучше, удобнее и проще. Есть и темная обратная сторона у этого явления — так называемый «блат», который, не следует путать с кумовством, ибо эти явления хоть и похожи, но отличаются. Грань, когда взаимопомощь и поддержка превращаются в «блат» весьма тонка и трудноуловима. Одно дело, когда помогают бескорыстно и чужому, и совсем другое — когда за вознаграждение или родственнику. Именно поэтому множество проблем в советском общежитии решается неофициальными путями и способами: так проще, быстрее и удобнее. Причем некоторые способы покажутся фантастическими или невозможными в понимании человека двадцать первого века.

Возьмем для примера мою ситуацию. Имея на руках воинское требование, украшенное грозной надписью «Комитет государственной безопасности», никак не могу купить с доплатой билет на самолет. Просто физически не способен попасть к окошку кассы «Аэрофлота», точнее, нет возможности попасть внутрь здания, ибо монолитная стена из человеческих спин перекрывает путь ещё на ступеньках у входа. В такой ситуации обычно идут к перекупщикам и берут билет по двойной цене, в моем случае — примерно пятьдесят рублей. Причем «требование» просто сгорит, его никто не примет и не оплатит.

Виноват в этой ситуации, как ни странно, все тот же чересчур активный попаданец. Мало того, что по моей вине обмен денег случился не вовремя, так я еще случайно устроил массовый геноцид билетных спекулянтов. После того, как чекисты задержали нескольких барыг, пытавшихся обменять крупные купюры через скупку авиабилетов, все остальные спекулянты легли на дно, временно прекратив любые продажи. Самое удивительное: в агентстве «Аэрофлота» как не было билетов, так они и не появились. Мистика, да и только!

Вот тут и нашелся третий способ, возможный исключительно в СССР. Я решил лететь… без билета. Да, вот так просто и обыденно. Пилоты — они тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо, в том числе сочувствие и сострадание. Помните эпизод в «Мимино», когда главный герой пытается улететь без денег и обращается в аэропорту напрямую к экипажу? По сюжету, они его отфутболили, что, кстати, не характерно для таких ситуаций, особенно учитывая, что Мимино был в форме сотрудника Гражданской авиации. Но режиссёр намекает, что это вполне возможно, и даже обыденно, просто именно на этот рейс (в Грузию) слишком часто просятся халявщики, поэтому пилоты сразу перебивают и наотрез отказываются выслушать просьбу. Видимо, прекрасно понимают, зачем к ним обращается земляк в форме.

В Нижневолжске, в отличие от Москвы, нравы проще, транзитных рейсов практически не бывает, а значит и случайные халявщики в аэропорту встречаются чрезвычайно редко. Своих же коллег и сослуживцев возят без билетов и без вопросов, благо, все друг друга знают. Единственная сложность, если в салоне нет свободных мест, придется лететь на откидном стуле бортпроводника. Нравы здесь простые, взять попутчика на борт самолета так же легко, как водителю маршрутки подвезти соседа, даже если мест в салоне нет.

Небольшая сложность в том, что я никаким боком к Гражданской авиации не отношусь, а посему неофициальный дармовой проезд самолетами «Аэрофлота» мне не положен. Но для того и дан нам разум, чтобы менять реальность посредством своих желаний.

Честно говоря, «бесплатный» перелет мне обошелся намного дороже обычного, по затратам личного времени и сил — так абсолютно точно. Проще было купить билет по двойной цене, чем две ночи не спать, мучиться с наглядной агитацией и доказательствами моей любви к авиации. Но билетные спекулянты исчезли, возможно надолго, так что другого способа улететь не осталось.

После того, как все приготовления были закончены, я собрал вещи, прихватил пишущую машинку в футляре и тубус с плакатами, попрощался с родителями и отправился в аэропорт. В кассе билетов не было, да она мне и не нужна была более, поэтому, сдав багаж на хранение, прямиком прошествовал к служебному входу, и беспрепятственно добрался до кабинета главного инженера аэропорта. Времена «непуганого обывателя», отягощенные провинциальностью бытия: заходи кто угодно и иди куда хочешь. Даже вахтера нет. Хотя режимный объект, как никак.

Найдя кабинет главного инженера, я нагло завалился внутрь и сообщил, что я от «Марии Ивановны», которая мне приходится соседкой по дому.

Тем и нравится мне советский образ жизни и отношения в обществе, что здесь можно обратиться запросто к фактически незнакомому человеку с просьбой, и тебя не обязательно отфутболят сразу. Могут выслушать и даже помочь! Не всегда, конечно, но вероятность успеха тем выше, чем искреннее и убедительнее будет звучать твоя легенда. И чем качественнее подготовка.

Со всеми этими компонентами у меня был полный порядок. Недавно дембельнулся, ранен в боях, комиссован, награжден медалью. В доказательство предъявлен военный билет с соответствующими записями. Саму медаль цеплять постеснялся, чем сразу заработал очки в свою пользу. Начальник одобрительно выслушал мой рассказ, но в ответ логично поинтересовался: он тут при чем?

— Всю жизнь мечтал об авиации. Летчиком стать не повезло, а теперь и по здоровью не светит. Решил учиться на авиаконструктора. Хочу перевестись в МАИ — Московский авиационный институт. Кровь из носу — завтра надо быть на собеседовании. Будут смотреть мой проект, эскизы я посылал раньше, сейчас пришло согласие. Вот!

И ведь не соврал почти. Действительно мечтал, поэтому всю жизнь собирал модельки самолетов, журналы и справочники по авиации. Понятное дело, что знания мои поверхностны и вызовут лишь улыбку у настоящего специалиста, но зато внешний вид большинства летательных аппаратов из моего времени мне хорошо знаком.

После чего развернул ватман.

— Ну ты блин даешь! — примерно так выразился главный инженер, когда узрел конвертоплан в трех проекциях. Понятное дело, что это наглый плагиат с «Оспрея», причем не слишком точно прорисованный из-за спешки.

Двухвостый «Раптор» почему-то главного инженера не впечатлил, хотя профессионал сразу обратил внимание на необычную обтекаемую форму истребителя. Пришлось просветить о концепции «малозаметности», использовании радиопоглощающих материалов и эффективной площади рассеяния.

Почему-то вместо восторга винглеты вызвали недоумение — я не поленился изобразил все, какие вспомнил. Это модные в моем времени законцовки на концах крыльев пассажирских самолетов. Встречаются они самых разных видов и форм: от обычных закругленных до совсем уже экзотических. Например: саблевидные на «Суперджете» или невероятные спироиды (Spiroid), похожие на кольца на концах крыльев. На Западе их уже начали ставить на первые экспериментальные Боинги и бизнес-джеты, в СССР же экономия топлива в авиации никогда не считалась приоритетной задачей, поэтому внедрять их начали с опозданием на десятилетия уже после распада Союза. Но не произвели дополнительные крылышки на главного инженера никакого впечатления, хотя я на них больше всего рассчитывал. Экономия топлива в семь-десять процентов — это не шутки, даже на фоне советского презрения к экономии керосина. Наверное, без расчетов и убедительного научного обоснования они выглядят как экзотическое баловство. Но внешний вид — это максимум, что можно выдавить из моей памяти. В лучшем случае я могу подсказать, какой проект выйдет удачным или провальным. Тот же «Оспрей» — конвертоплан оказался слишком сложен в устройстве и обслуживании, пилоты жаловались на тяжелое управление, аварийность превысила все разумные нормы. К тому же, он оказался слишком дорог в сравнении с обычным вертолетом при сомнительных преимуществах.

Завершающий удар нанес ватман с модернизированным Ан-2. Пятилопастной винт и двигатель жидкостного охлаждения вызвали кучу вопросов, а изогнутое нижнее крыло, состыкованное с верхним, озадачили главного инженера не на шутку. Особенно же его развеселила идея, что благодаря отводу тепла от двигателя, теперь внутри салона будет нормальное отопление. Советский Ан-2 имеет двигатель воздушного охлаждения, поэтому на высоте холод в салоне страшный. Штатный отопитель слишком слабый и не справляется. Конструкция самолета знакома хорошо, на старом «кукурузнике» приходилось летать несколько раз «на северах», и даже новый, который изображен на картинке, опробовать успел. В нашей области одну штуку для санавиации закупили в 2016 году, правда, со старым обычным крылом. Не знаю, как тяжело больных, а губернатора по области на нем часто возили.

К сожалению, проект этот реализовать в 1989 году невозможно, нет для него двигателя, нужно разрабатывать с нуля.

Стоит ли удивляться, что после всего этого просьба помочь купить билет до Москвы была встречена с полным пониманием. Но поскольку билетов в кассе не нашлось даже для главного инженера аэропорта, то меня просто посадили в кабину к пилотам на Ту-134.

До Москвы было два часа лёта, поэтому пришлось заново разворачивать плакаты со схемами и рисунками, знакомить экипаж со свежими чудесами авиастроения. Заодно веселить стюардесс анекдотами из моего времени. В награду за помощь пообещал подарить летчикам картину с «Раптором», но уже в цвете и с советскими звездами на крыльях. Так что расстались лучшими друзьями, а у меня образовался тот самый «блат» в «Аэрофлоте». Хотя слово это ругательное, и ко мне его лучше не применять.

Глава 29

Прибытие в столицу не вызвало у меня никаких волнительных чувств. Аэропорт «Домодедово» показался серым и провинциальным, а может, погода дождливая повлияла, но восторга я не ощутил. Наоборот, почему-то накатила депрессия и усталость, последнюю неделю ни разу не удалось поспать больше трех часов.

Впервые после провала в прошлое я оказался в непривычной и незнакомой «локации», где мне не приходилось бывать в этот период времени. Если не считать города Шевченко, где был проездом, то в Лениноране и Нижневолжске — всюду были друзья, родственники, сослуживцы и просто хорошо знакомые люди. Был опыт службы и знания о том, что произойдет, подробности из биографий знакомых и многое другое. Даты и хронология событий были известны заранее, из всего этого послезнания легко можно получить ощутимую выгоду, строить планы и вести свою, в меру самостоятельную, хитрую игру.

Теперь же ресурс знаний из будущего истрачен. Во-первых: ход истории очень сильно изменился, и с каждым днем расхождение с той историей, что мне знакома, будет только усиливаться. Во-вторых: мои профессиональные умения и знания никому здесь не нужны. Собственно, все, что я мог выжать из своих мозгов — уже вытащено на свет и пущено в дело.

То, чем я занимался и в чем хорошо разбирался: аграрное рыбоводство, капельные системы орошения, холодильные системы — то и пригодилось, причем, похоже, исключительно в родной местности. Так что полезный эффект, ничтожен в масштабах страны.

Это только в книжках про попаданцев они помнят в мельчайших подробностях абсолютно все важные и нужные технические детали и технологии. Легко внедряют их мановением руки, захватывают мировые рынки и гребут лопатой валюту и горя не знают. В реальности человек хорошо помнит и знает только то, чем профессионально занимался долгие годы. В любой другой сфере его познания обычно поверхностны и обрывочны, иногда даже ошибочны.

Исключения встречаются, но это редкость. Если есть хобби, и ты им искренне увлечен долгие годы, то уровень компетенции может быть выше среднего и в этой теме, но это реально многие годы надо заниматься. Использовать же эти знания обычно трудно или невозможно. При всей моей многолетней любви к авиации и коллекционированию авиамоделей, кроме общих сведений и внешнего вида отдельных самолетов ничего толкового я сообщить не могу. И вся польза от этого знания — бесплатный перелет на борту Ту-134.

Поэтому и нет восторга у меня от прибытия в Москву. В родном городе у меня куча важных и неотложных дел. Там я нужен, востребован и даже пользуюсь некоторым уважением. Опять же, множество людей нуждаются в моей заботе и присмотре. Даже судьба Валеры волнует, сторожа с моей дачи, которой уже не будет. Мог ведь, помочь парню как-то, спасти от мегеры-жены, но не сообразил сразу, а потом и времени не было.

В аэропорту меня встретили, перед вылетом я отзвонил товарищу Савельеву, сообщил номер рейса и время прибытия, а фотография в личном деле не только в Нижневолжске была, поскольку встречающий узнал меня сразу.

Капитан Петров Иван Сергеевич, представился он, но я все равно попросил предъявить удостоверение, чтобы в этом убедиться. Тот не удивился, и никак не прокомментировал мое желание, просто развернул корочки — на редкость, спокойный и выдержанный товарищ. Внешность капитан имел приятную, я бы сказал — располагающую к себе, но при этом абсолютно не запоминающуюся. Роста среднего, не худой и не толстый, цвет глаз — серый, волос — темно-русый. Отвернешься на секунду и уже забудешь, как он выглядел.

На вопрос, почему товарищ Леонтьев сам не приехал, ничего не ответил, лишь пожал плечами. Мол, начальство в свои планы не посвящает, он всего лишь выполняет приказ. Вдобавок, еще и неразговорчивый, оказался. Каждое слово клещами вытягивать приходится. Если и говорит, то исключительно по делу, короткими рублеными фразами.

Учитывая, что именно он теперь будет моим непосредственным куратором — тот еще подарок подсунул мне генерал. Хотя, наверное, в этом есть свой резон — меньше болтаешь, меньше выболтаешь!

Выяснилось, что путь наш лежит в город Реутов, именно там теперь будет мое пристанище.

— Это же дыра за МКАДом? — возмутился я. Не то, чтобы привык к столичной жизни, но пребывание в Москве в моих мечтах выглядело несколько иначе. Где-то ближе к Садовому кольцу или Лубянке, причем в хорошем смысле этого слова.

Кстати, упомянутый выше, МКАД в этом времени уже существует, именно по нему мы и двинулись. Выглядит, правда, он непрезентабельно, вместо автострады с восьмью полосами — обычное загородное шоссе с пасторальными и промышленными пейзажами за окном.

Понятное дело, что в прекрасном городе с романтичным названием Реутов, мне раньше бывать не приходилось. Или надо говорить не никогда не ранее, а в будущем там не бывал? Совсем запутался.

Капитан расщедрился и выдал ценную информацию, что город этот расположен «почти на МКАДе», всего в нескольких километрах от кольцевой. Так, что Москва буквально рядом.

Я тут же полез в «Атлас автомобильных дорог СССР», обнаруженный на задней полке за спинкой сиденья. По старой советской традиции такой атлас есть почти в каждом легковом автомобиле, кроме такси, наверное.

Но как ни рылся, не мог найти это заколдованное место, хотя помню, что на востоке от Москвы должен находиться. Так бы и мучился дальше, но капитан видимо, пожалел провинциального географа и раскрыл тайну, что Реутова этого нет на картах, тем более, в атласе автомобильных дорог.

— Закрытый город? — догадался я, но мой спутник ничего не ответил, даже ехидную гримасу поленился изобразить.

«Закрытых городов» в СССР, как блох на дворовой кошке — несчетное количество. Никто точно не знает сколько, но явно больше сотни, из них в Московской области штук двадцать наберется. Название ЗАТО — закрытое административно-территориальное образование пока здесь не используется, это изобретение более поздних, ельцинских времен, поэтому «закрытыми» их называют редко. В Советском Союзе принято название «режимные города» или «наукоград». Не стоит путать их с военными городками и объектами Минобороны, хотя конечно режимные города напрямую связаны с ВПК или с атомной сферой.

В моих краях тоже был свой ЗАТО в городе Знаменск при полигоне Капустин Яр и авиационно-исследовательском центре в Ахтубинске, поэтому немного в курсе дела.

Тяжелое предчувствие закралось мне в душу.

— Режимный город подразумевает ограничение на въезд и выезд? — поинтересовался я у молчаливого конвоира.

Интуиция меня не подвела. Капитан сообщил, что покидать пределы города мне можно только после личного указания генерала Леонтьева. Для получения разрешения надо обратиться к указанному капитану, лучше заранее. Он же оформит пропуск.

— Сходил, называется, в Большой театр. Прогулялся по Арбату, посмотрел Кремль, Воробьевы горы, парк Горького. Музеи, выставки, интересное общество — все что душе угодно, но только не доезжая пару километров до МКАДа. Замечательно попал.

* * *

Зона строго режима, где мне предстояло отбывать заключение, в реальности оказалась симпатичным современным городом. Ни дорожных указателей, ни надписей с названием города — лишь пост ГАИ, на котором нас остановили и проверили документы, обозначил границу закрытой территории.

Сразу почувствовал, что Реутов — новый молодой город, словно сошедший с плакатов о светлом социалистическом будущем. Широкие улицы, много зелени и парков, целые кварталы новостроек, помпезные дома культуры, чистенькие аккуратные детсады и школы, сверкающий стеклом кинотеатр «Октябрь». Местами архитектурный и ландшафтный дизайн присутствует. С уклоном в соцреализм и переизбытком лозунгов, но в целом — очень симпатично.

Старые районы по окраинам тоже есть, но и они не портят впечатления. Чувствуется, что городское начальство мышей ловит, и «наукоград» не бедствует. Не добралась перестройка еще до этих заповедных мест.

Чем-то знакомым повеяло от увиденного, но долго не мог понять, где нечто подобное видел.

— Да это же типичный «гарден»! — осенило меня. — В Гуанчжоу у друзей в таком две недели жил, когда в Китай ездил.

Во втором десятилетии двадцатого века в социалистической Чайне началась резкая сегрегация жителей, или по-простому говоря — раздельное проживание разных слоев общества. Оно и раньше там присутствовало, но в связи с ростом благосостояния появилось огромное число китайцев- долларовых миллионеров, которым захотелось жить в улучшенных условиях. Создать райские условия для полутора миллиардов человек нереально, поэтому решили создать в городах некие «оазисы счастья» для избранных. Вот они и называются «гардены». Обычно это элитные районы в мегаполисах, обнесенные стеной и колючей проволокой, с охраной и видеонаблюдением, со строгим пропускным режимом. Встречаются гардены размером больше Нижневолжска, но обычно это микрорайоны на 30–50 тысяч жителей.

Ценники на квартиры в таких районах обычно начинаются от полумиллиона долларов, в среднем же — около миллиона вечнозеленых. Снять квартиру в «бюджетном» сегменте гардена довольно сложно, обычно желающих столько, что объявление снимают через пару часов.

Ключевое достоинство таких районов — это инфраструктура. Здесь всегда идеальная чистота, роскошные парки, самые современные оздоровительные центры с лучшими специалистами, стадионы, бассейны и так далее и тому подобное. Здесь же будут лучшие школы и учителя, лучшие образовательные программы и детские технические и развивающие центры.

Без всякого преувеличения, гарден — это и есть воплощенный город будущего, каким его представляли раньше. С единственным недостатком — этот земной рай только для богатых.

Как известно, современные китайцы, в отличие от своих древних предков, сами мало что могут придумать оригинальное или революционное. Скопировать и улучшить — это у них хорошо получается, а на уровне концепций и идей — сплошное заимствование.

Глядя на Реутов я четко осознал, откуда китайские товарищи позаимствовали идею «город-сад». С советских наукоградов слямзили в чистом виде. Только советские закрытые города-призраки строились не для денежных мешков, а для научной и производственной элиты страны. Ну и поскромнее наши, без буржуазного лоска и шика, да и разница в тридцать лет сказывается, но идея точно советская.

Стоит отметить, что закрытых городов в СССР было очень много, и проживало в них несколько миллионов человек. Что достаточно много.

Часто такие наукограды строились по индивидуальным архитектурным проектам, и заметно отличались от обычных советских городов в лучшую сторону. Опять же, финансирование и развитие таких территорий было в приоритете, поэтому образование и медицинское обслуживание отличалось в лучшую сторону. Отдельный жирный плюс «за» — почти полное отсутствие преступности, и высокий уровень образования.

Даже вездесущий блат здесь не играет такой роли, как на всей остальной территории Союза ССР. Снабжение закрытых городов продуктами и товарами народного потребления в разы лучше, чем соседей. Здесь в магазинах свободно лежат деликатесы и импортные шмотки, которые обычные граждане только у спекулянтов видели.

Без малейших натяжек, в Советском Союзе существовала своя отдельная научно-производственная элита, сконцентрированная в наукоградах. Миллионы человек жили в этих городах в условиях, близких к идеальному социализму. По крайней мере, в сравнении с остальной «обычной» страной. Этот феномен почему-то мало исследован и почти не известен широкой публике в моем оставленном будущем.

Что примечательно, наукоградов отродясь не встречалось в южных кавказских республиках. По крайней мере, я о таких не слышал. В Средней Азии было несколько таких городов, тот же Байконур, и множество военных закрытых поселений, но это все несколько не то, да и контингент на 90–99 % из метрополии завозился.

Глава 30

Советская действительность до сих пор поражает своими причудливыми изворотами. Отвык я немного от этой реальности и никак не вживусь в неё окончательно. Если меня выдернули в Москву по распоряжению высшего руководства КГБ, а, возможно, и страны, то логично было бы предположить, что обо мне позаботятся надлежащим образом. Варианты были разные: от санатория спецслужб, до комнаты в подвале психиатрической больницы. Мне бы больше всего понравился вариант с конспиративной квартирой, предоставленной в полное мое распоряжение. Уверен, что у конторы таких пустующих квартир, как у дурака махорки, тем более не в самой столице, а в Подмосковье.

Однако, фигушки! Поселили меня в студенческое общежитие, хорошо, что в двухместный кубрик, а не в стандартную комнату на шесть человек. Соседом оказался Семен Лавров, заочник с третьего курса. Двадцати трех лет отроду, улыбчивый здоровяк. Высокий, кудрявый, косая сажень в плечах, с натруженными мозолистыми ладонями — он не производил впечатление научного червя никак. Хитрый наглый взгляд намекал, что ухо с ним надо держать востро — шутник похоже ещё тот.

Сёма поведал, что пришел на завод сразу после школы, отслужил, вернулся в родной цех, теперь грызет гранит науки, хочет стать инженером. Очень ценная информация, ровным счетом ничего не проясняющая. Какой завод, какой инженер? Пояснить о чем речь сосед забыл, а уточнить я постеснялся. Капитан Петров строго настрого приказал держать язык за зубами и никого ни о чем не спрашивать лишний раз.

По легенде, я — будущий студент МИЭМ, временно пристроенный здесь по блату до начала учебного года. Логику такого алиби я уловить не смог, она оказалась за гранью моего понимания, но, как ни странно, лишних вопросов никто не задавал. Жизнь в режимном городе приучила народ не интересоваться чужими секретами.

Что касается странностей моей легенды, то не такая уж она и странная оказалась на фоне местных реалий.

Например, загадочная вывеска на входе «Общежитие № 5». Попробуй догадаться, где первые четыре общаги! Позже узнал, что их никогда и не было. По крайней мере, в Реутове. Или номер дома: 227. При том, что улица визуально длиной не больше километра и на ней всего три десятка домов. С номерами от 210 до 240 — го.

Традиция такая, чтобы враг не догадался, сколько домов в городе. И не вычислил количество студентов по номерам общежития. Ага, в век спутников-шпионов!

Товарищ Петров забыл мне рассказать, какого именно института эта общага, а догадаться по косвенным признакам за целые сутки я так и не смог. Пока Леонтьев не приехал и просветил.

Специально походил по этажам, посмотрел на контингент, но ничего полезного не обнаружил. Подавляющее большинство студентов выглядят, как ботаны-заумники, судя по разговорам — технари. Заодно сделал печальный вывод, что с девушками здесь жуткий напряг. Женского пола явная недостача, а те что есть в наличии — без слез не взглянешь.

— Я столько не выпью! — сделал вывод, оценив весь ассортимент женских особей. — Похоже серьезный ВУЗ, ни одной симпатичной мордашки.

На втором этаже обнаружился стенд для наглядной агитации, украшенный надписью «Новости кафедры СМ2». Из новостей нашлось лишь одно объявление, о том, что зачет у группы 224 на факультете «Динамика машин» 17 мая в 302 аудитории.

Единственное, что я понял из этого факта, что у них тоже май месяц, а не какой-нибудь август или октябрь для конспирации.

Вернувшись в комнату, пообщался с Семеном за чашкой чая и даже случайно выведал у него совершенно секретную информацию, что тот трудится в цехе 19–25.

— И почему я не удивлен?

Еще одна деталь меня сильно удивила. Не чувствовалось в общаге привычной студенческой нищеты. На кухне вполне съедобные запахи, а не аромат прогорклого маргарина. На плите заметил наваристый борщ, вполне аппетитного вида. Кровати, тумбочки и табуреты — свежие, не ободранные и не сломанные, матрас мне выдали абсолютно новый. Постельное белье — накрахмаленное! Умывальники исправные, душ чистый с горячей водой. Ремонт видно, что недавно сделали, а не как у нас в рыбохозяйственном — один раз к шестидесятилетию СССР.

Даже одеты студенты побогаче. Впрочем, близость столицы сказывается, а может снабжение здесь лучше.


Засыпая на новом месте, вдруг с ужасом подумал, а не общага ли это МИФИ, случайно? Студенты которого слепили программу «К@т Матроскин» в моем сне?

— Не дай боже такое совпадение. Ведущую телевидения Морозову С.А. я точно не переживу.

* * *

Утром заявился генерал Леонтьев. Злой и нервный. Вытащил меня погулять в парк, где сунул мне под нос фотокопию моего письма Громову.

— Что это такое? — задал он не слишком оригинальный вопрос.

— Там же все написано. Четко и ясно. Теракт или техногенная катастрофа на железной дороге. Место и дата указаны максимально точно.

— Не строй из себя клоуна. Все ты прекрасно понимаешь. Опять будешь валять Ваньку, что дед явился к тебе и предупредил?

— Нет, не буду. Не было никакого дедушки.

Из генерала словно воздух выпустили, он опустился на скамейку и вытащил пачку сигарет. Помял цигарку пальцами, но так и не закурил. Предложил присесть для долгого разговора.

— Ты и есть тот самый ясновидящий?

— Не совсем. Скорее, гость из будущего.

— Это как?

— Провидцы видят грядущее, я там жил.

— Какая разница? Уверен, что это так?

— Разница принципиальная. Предсказатели, если такие есть, видят отрывки и отдельные моменты из будущих времен. Я же помню всю свою прожитую жизнь в подробностях. Год за годом. За исключением совсем уж мелких деталей, стершихся из памяти чисто за давностью лет.

— И сколько же тебе лет? Или надо на вы обращаться?

— Не надо. Вы и в той жизни были старше меня, так что ничего принципиально не изменилось.

— Мы были знакомы? — нервно дернул рукой Леонтьев, так что сигарета разломилась.

— Немного. Встречались на конференциях «Конгресса патриотических сил». У меня дома книга с вашим личным автографом стояла. В две тысячи двенадцатом еще подарили.

Генерал стоически перенес новость, даже усмехнулся невесело.

— Как минимум, двадцать три года проживу. Хоть это радует.

— Больше. Заметно больше. На момент моего провала в прошлое вы еще живы были и неплохо выглядели.

— Не врешь?

— А смысл? — ответил я в том же духе.

— Значит, угробили Союз? И как вы там называетесь теперь? Российская империя?

— Нет, на империю не тянем. Российская Федерация. Украина и Беларусь — отдельные государства. Как и все остальные республики. В Прибалтике — базы НАТО. На Украине — стреляют. В мире — хаос и бардак. Россия под санкциями, холодная война снова в разгаре. Все, как обычно.

Генерал не схватился за голову и даже не выругался, лишь потемнел лицом. Но чувствовалось, что удар для него страшный. Не хотел бы я оказаться на его месте в данный момент.

— Не расстраивайтесь, Николай Сергеевич. Не будет уже этого будущего никогда. Поменяли мы с вами его. Окончательно и бесповоротно. Не будет царя-алкоголика Борьки Ельцина, не будет катастрофы девяностых, не будет десятков миллионов уехавших за рубеж. Не будет пенсионерок, умирающих с голода и офицеров, не получающих зарплату по полгода.

Глава 31

Больше трех часов длился разговор с генералом. Капитан Петров даже не выдержал, вылез из автомобиля, и заявился в парк. Но близко подходить не стал, убедился, что мы живы-здоровы и мирно беседуем на скамейке, после чего вернулся за руль.

Говорил в основном я, Леонтьев лишь изредка задавал уточняющие вопросы, почти без мата. Если бы я не знал, что он спокойно дожил до четвертого срока ВВП, то обязательно бы вызвал доктора, так сильно товарищ генерал переживал за содержание Википедии после 1991 года.

— Кенгуру вас всех за ногу, да об забор! Армия куда смотрела? КГБ чем занимался? — примерно так формулировал вопросы товарищ из той самой конторы, о которой спрашивалось.

— КГБ смотрел ровно туда же, куда и сейчас смотрит. Этот вопрос надо вам адресовать. В Советском Союзе госбезопасность не может быть выше по статусу, чем ЦК и Политбюро. Поэтому и молчали, выполняли преступные приказы вышестоящего начальства, иногда робко протестуя, втихаря саботируя. В оправдание могу сказать, что ГКЧП в девяносто первом все же чекисты организовали, а не армейцы. Военные же просто были одурачены, поскольку, в отличие от спецслужб, вообще не имели никаких достоверных источников информации и до последнего были уверены, что все обойдется.

— Не верю! Можно было верить Горбачеву пока он президент, можно было выполнять приказы пока Советский Союз существует. Но не могли армейцы не понять, что это предательство и переворот после переворота и развала СССР. У нас в стране полмиллиона офицеров, давших присягу Советскому Союзу. Нет силы, которая смогла бы остановить их, если они выступили против!

— Что тут можно сказать? Реальность иногда преподносит сюрпризы, которые невероятны и невозможны, ровно до того момента, как они случились. Видимо, среди генералов оказалось немало тех, кто решили стать министрами обороны, пусть небольших, но отдельных стран. Соответственно, многие полковники решили сразу стать генералами в незалежных карликовых армиях. Что касается основной массы офицеров, то была попытка армейского мятежа, очень робкая и невнятная, бездарно организованная в феврале 1992 года. Тогда в Москве состоялся Съезд офицеров СССР. Три тысячи решительных подготовленных человек, очень серьезная сила, прибыли на это мероприятие со всех гарнизонов страны, со всех республик, уже отделившихся к тому времени. По слухам, оружие уже было завезено на подмосковные военные базы. Но случилось невероятное! Ельцин лично приехал на этот съезд, вышел на трибуну, и пообещал офицерам все мыслимые и немыслимые блага. Квартиры всем за два года, увеличение жалования в разы, кучу льгот и так далее и тому подобное. Зал поверил этим сказочным бредням, Ельцину даже аплодировали. Вот так, товарищ генерал. Наивными и легковерными, аки выпускницы Смольного института, оказались наши военные. Отдали страну даже не за коврижки, а за обещание оных.

Далее снова последовала экспрессивная фраза, достойная занесения в книгу крылатых выражений морского флота. К сожалению, такую книгу никогда не издадут.

Естественно, Леонтьев спросил о предателях в КГБ. Но ничего ценного я сообщить не смог. Все же не историк спецслужб, кроме известного всем генерала Калугина в этот период времени и вспомнить некого. Но о нем я уже сообщил раньше.

— Николай Сергеевич, о предателях мне сказать нечего. Просто не помню, зато мне пришла в голову мысль, что «удачно переметнувшиеся» после распада Союза — это тоже потенциальные предатели. Хотя тут надо быть аккуратным и осторожно отделять зерна от плевел. После 1991 года многие сотрудники госбезопасности ушли из органов, но одновременно продолжали работать на контору. Специфика службы подразумевает, что внедрение агента под видом перебежчика — милое дело. Не мне вам говорить об этом.

— Детективов перечитался? — ехидно поинтересовался товарищ генерал у младшего сержанта запаса.

— Обижаете! Только сериалы. Если же серьезно, то с высоты прожитых лет довольно просто отделить одних от других. Те, кто реально переметнулись стали изгоями для своих. В конторе с этим строго. Один раз отступил — навсегда в черном списке. Никаких должностей в госкомпаниях и никто с тобой серьезных дел иметь не будет.

— На безрыбье и рак — рыба. Выкладывай, какие у тебя подозрения.

— Бывший генерал КГБ после увольнения десять лет возглавляет службу безопасности олигарха, создает и возглавляет аналитическое управление в банковском холдинге. Причем олигарх имеет израильское гражданство — это нормально?

При слове «олигарх» Леонтьев заскрипел зубами. Не привык еще, наверное.

— Фамилия?

— Генерал Донков.

— Не знаю такого, — после паузы ответил мой куратор. — Ты ничего не путаешь?

— За давностью лет можно и не упомнить. Вроде бы Донков. С ним еще забавная история: он тридцать или сорок лет возглавлял 5-е управление КГБ по защите от идеологических диверсий и борьбе с диссидентами. И сам же первым переметнулся к банкирам в услужение.

Леонтьев неожиданно побледнел.

— Добков. Генерал армии. Именно он возглавлял пятое управление почти тридцать лет.

— Ого! Целый генерал армии. Жирная птичка.

— Добков в данный момент — первый заместитель Председателя КГБ. Прямо сейчас.

— Очуметь! — только и смог я вымолвить восхищенно. — Второе по должности лицо в КГБ. Удивляюсь, что Союз дотянул до девяносто первого с таким-то руководством.

Глава 32

После того, как выяснилось, что нынешний первый зам Председателя комитета десять лет возглавлял службу безопасности олигарха Гусинского, гражданина США, Израиля и Великобритании, разговор расклеился, и генерал быстро распрощался, проинструктировав напоследок о моих дальнейших действиях.

С утра мне надлежало явиться на завод и устроиться на работу. Вот так просто и незатейливо комитетчики решили вопрос с материальным обеспечением важнейшего попаданца из будущего. Никаких премий, подъемных, именных стипендий — чистый хардкор. Что заработал — то и полопал. Хорошо, что у меня личные сбережения остались, иначе пришлось бы милостыню в общаге выпрашивать в виде макарон и кильки в банках.

Выяснилось, наконец, кому принадлежит общежитие, в которое меня определил. Слава Богу, это оказался не МИФИ, как в моем вещем сне, а студенческий приют для учащихся Аэрокосмического факультета МВТУ имени Баумана. Сказочное облегчение я испытал, когда это услышал, однако через некоторое время меня снова начали терзать смутные сомнения, как управдома Буншу при виде князя Милославского.

Очень удачным оказалось мое местоположение с точки зрения ночного сценария. Логически рассуждая, если это вообще возможно по отношению к вещим снам, журналисты в моем сновидении не смогли отследить куда именно отправляется корреспонденция для компьютерного кота. И это легко объясняется, если конечный адресат находится в Реутове! Без пропуска на территорию города журналистов не пропустят, а писать о режимном наукограде не разрешит редактор. Цензура в СМИ снова заработала, кстати.

Что касается МИФИ — то, если кураторы проекта не дураки, то именно так они и поступили бы. Пустили бы всех любопытных по ложному следу, подсунув другой институт, как разработчика программы. Отсюда вывод: кое-кто рано радовался.

Осталось разобраться, что такое пророческий сон, и с чем его едят. По этому поводу академик РАН Наталья Бехтерева, внучка, того самого, академика, чьим именем названа одноименная болезнь, как-то высказалась в том смысле, что суть вещих снов — мистическое откровение. Учитывая, что академик Бехтерева тридцать возглавляла Институт мозга в Санкт-Петербурге, её мнению можно доверять.

Официальная наука тоже признает факт пророческих сновидений, да и сложно отрицать очевидное, имея пример Менделеева, получившего идею периодической таблицы химических элементов во сне. Явление это хоть и редкое, но упоминания о нем иногда встречаются в мемуарах великих ученых и изобретателей.

Признавая факт вещих снов, ученые мужи и дамы расходятся лишь в природе этого чуда. Классическая теория утверждает, что это всего лишь работа подсознания, которое анализирует и обрабатывает накопленную информацию в «фоновом режиме», а поскольку во сне оно раскрепощено и свободно от оков разума и привычных стереотипов, то выдает гениальные и нестандартные идеи. Но обе стороны признают, что «послание» получает только тот, кто долго и упорно мучится с проблемой наяву, в реальном мире.

Получается, что нет никакой разницы, мистическое или научное обоснование правильное, если вещий сон получен, то грех не использовать его по прямому назначению. Мне больше нравится версия, что электронный «Тне К@т» — это мое личное трудовое подсознание помогает в решении проблемы. Не хватает мне Интернета, настоящая ломка чувствуется, вот и возникла идея слепить суррогат блога через Центральное телевидение, даже с комментариями в виде писем автору.

Что касается всяких Светок, делающих карьеру на ТВ через мои сновидения, то это мелочь недостойная упоминания. Если не будет Алекса Севера, то его супруга автоматически не попадет в Советскую википедию. Проблема решена. И вообще, лучше всего песни Трофима может исполнить только сам Трофимов Сергей Вячеславович. Думаю, для генерала КГБ найти барда и привлечь к совместной работе, труда не составит. Возраст Сереги примерно известен, род деятельности тоже, Трофим даже вроде бы лауреатом какого-то конкурса в советское время стал, так что наверняка известен хоть кому-то в музыкальных кругах.

Осталось уговорить товарища Леонтьева на авантюру с интерактивным котом на телеэкране. Но сразу в лоб такую идею предлагать нельзя. Не поймут-с, знаете ли. Времена нынче патриархальные, хотя говорящие зверушки на ТВ далеко не редкость, ежедневно детишек спать укладывают. Так что тропка пробита, окошко Эвертона приоткрыто заранее, значит, к@ту быть!

С работой оказалось не все так радужно, как я себе представлял. Смирившись с мыслью, что хлеб насущный теперь придется зарабатывать самоотверженным трудом, я оптимистично предположил, что на оборонном заводе зарплаты соответствующие. И даже если меня возьмут учеником или стажером, на большее при моей квалификации рассчитывать сложно, то рублей двести точно выйдет. В принципе, для безбедного существования за глаза хватит, да еще и на авиабилеты останется.

Оказалось, что я несколько переоценил свои достоинства. Ни завод меня не взяли, трудоустроили лектором в Дом культуры «Мир». С зарплатой в 120 рублей. Труд не тяжкий, однако и сумма месячного дохода не впечатляет. Для сравнения мой сосед по комнате получает триста рублей, плюс двадцать процентов надбавку за режимный город. Итого: триста шестьдесят целковых. Студенты «баумановцы», которые учатся на дневном и живут в той же общаге, получают стипендию в девяносто руб — не намного меньше. С другой стороны, грех жаловаться. Если по ресторанам не гулять, то и тратить их здесь особо некуда.

Поскольку дом культуры относится к заводу, то оформляться на работу пришлось там же. Зато удалось узнать, как называется это предприятие: «НПО Машиностроения». По старой советской традиции, если в названии комбината или фабрики нет конкретного упоминания профиля деятельности, то это со стопроцентной гарантией окажется оборонный завод. Если же на вывеске указано, что это тракторный или станкостроительный завод, то значит, там выпускают не только танки, но и трактора со станками.

«НПО Машиностроения», исходя из вышесказанного, производит исключительно военную продукцию, поскольку абстрактные «машины» никак нельзя считать указанием на профиль предприятия. Видимо, поэтому меня долго мучили в первом отделе, отвечающем за секретность. Заставили написать автобиографию, затем заявление о приеме на работу, потом пройти собеседование, словно в космонавты набирают, а не лектора по блату.

Насчет «блата» — это глупая шутка товарища Леонтьева, который не придумал ничего лучше, как выдать меня за племянника полковника Морозова из Особого отдела Закавказского погранокруга. По легенде, дядюшка пропихнул меня в МИЭМ, а пока суть да дело, устроил на не пыльную работенку в ДК при режимном заводе. Поскольку Московский институт электронного машиностроения — известная кузница кадров для КГБ, то лишних вопросов это не вызвало. Но взгляды на меня работники первого отдела бросали снисходительно-презрительные. Ровно до того момента, пока на собеседовании на вопрос о родственниках, пребывавших на оккупированной территории, я злорадно сообщил, что мой двоюродный дядя академик Морозов, который возглавляет институт психиатрии имени Сербского, вроде находился в Харькове в 1942 году. Но это не точно.

Конечно же, никакой он мне не родственник, просто однофамилец, хотя супруга как-то увидев его фотографию в Интернете заявила, что похож немного. Но родители наотрез отказались подтвердить такое выгодное родство. Так что, хулиганство это чистой воды, в пику товарищу Леонтьеву, который, не обладая должным чувством юмора берется шутить в таких вопросах. Пусть теперь сам оправдывается, впрочем это вряд ли. Институт Сербского занимается, в том числе, принудительным лечением диссидентов, поэтому товарищу академику вопросы задавать может только высшее руководство КГБ и ЦК, но никак не майор из первого отдела в Реутове.

Интерлюдия
Газета «Труд» 23 мая 1989 года

«Электронный анализ политико-экономической ситуации в Румынии»

Оценка тенденций и прогноз развития событий произведены на основе открытых источников в западных СМИ.

1. Экономическая ситуация в стране.

За последние двадцать лет Румыния получила от западных банков займов на миллиарды долларов. Что поставило страну в политическую зависимость от США и Западной Европы. Руководство государства осознало, в какую ловушку попало и попыталось вырваться из долговой кабалы. В результате мер жесткой экономии и «затягивания поясов», Румынии удалось полностью погасить все внешние долги весной 1989 года. Это привело к серьезному снижению уровня жизни граждан страны. Экономические перспективы на ближайшую перспективу положительные.

2. Военные угрозы для Румынии отсутствуют.

3. Политическая ситуация в стране.

Лояльность населения власти 80–90 %. Низкий уровень поддержки наблюдается среди национальных меньшинств (венгерского и др). Армия поддерживает руководство страны.

4. Оппозиция.

4.1 Армия и спецслужбы. Несколько генералов и руководителей госбезопасности действуют в интересах противника. Вероятность: более 90 %.

4.2 Телевидение и СМИ. Создана сетевая структура из агентов влияния под руководством резидентуры. Вероятность: более 90%

4.3 Общественные активисты и боевики. Численность до 1000 человек. Вероятность: более 90%

4.5 Иностранные структуры. Эмигрантские организации, газеты, радио. Курирующая организации: Госдеп США, ЦРУ, МИ-6, демократические институты и центры. Западные СМИ. Вероятность: 100%

5. Сценарий военного переворота. Предварительная подготовка и условия.

5.1 Окончательное решение о насильственной смене власти в Румынии принято не позже января 1989 года.

5.2 Решение о военном перевороте было согласовано с бывшим президентом Горбачевым М.С.

5.3 Договоренность осуществлялась через Шеварднадзе Э. А.

5.2 С января 1989 года началась массированная информационная кампания в Западных СМИ по дискредитации политического руководства Румынии. Акцент был сделан на низком уровне жизни и жестокостях диктатуры Чаушеску. Информация была преднамеренно искаженна и не достоверна.

5.3 С начала 1989 года в Румынию начали поставлять оружие через границу с Венгрией для националистов из венгерских меньшинств. Подготовка боевиков и диверсантов началась заранее в 1988 году, на территории Венгрии.

5.4 Преемником назначен И. Илиеску. Бывший партийный деятель, ныне в оппозиции. Его кандидатура одобрена и согласована Государственным Департаментом США и Горбачевым М.С.

6. Сценарий переворота.

6.1 В западные СМИ через румынских политэмигрантов вбрасывается дезинформация о найденных гигантских захоронениях. На фотографиях должны присутствовать сотни трупов, якобы расстрелянных румынской спецслужбой «Секуритате». Частично мертвые тела, позаимствованные из моргов, частично фотомонтаж. Возможно инсценировка будет проведена на территории соседней страны.

6.2 В районах компактного проживания венгерского меньшинства начнутся погромы и провокации. После ввода войск — нападения неизвестных на патрули и комендатуры.

6.3 Диверсии на системах энергоснабжения. По первоначальному плану в декабре месяце, что приведет к прекращению подачи тепла в дома.

6.4 Демонстрации в столице Румынии. Численность до 10 тысяч человек, в оппозиционных и иностранных СМИ будет указана цифра 200–500 тысяч.

6.5 К моменту начала демонстраций в столице Румынии прибудет группа иностранных диверсантов и снайперов. 50-100 человек. В ходе демонстрации «неизвестные снайперы» начнут стрельбу по мирным гражданам и военным в оцеплении. Все жертвы среди населения будут списаны на «преступный приказ» Чаушеску. Количество жертв будет преувеличено в 100 раз.

6.6 Агент в ближайшем окружении Чаушеску предложит ему на время покинуть страну. В момент вылета воздушное пространство страны закроют для полетов. Попытка выехать из страны на автомобиле закончится арестом. В ходе задержания лидер страны и все сопровождающие будут расстреляны. В том числе члены семьи.

6.7 Первоначальный срок операции: ноябрь-декабрь 1989 года. В связи с арестом Горбачева М.С. Срок может быть изменен.


Материал подготовлен: К. Ученый

Конец интерлюдии

Глава 33

— Почему Румыния? На ней свет клином не сошелся, других дел срочных нет что ли? И стран, более важных. Чаушеску — ещё тот фрукт, союзник из него, как из снега баба.

— Николай Сергеевич, вы правы и неправы одновременно. Румыния — не самая крупная и экономически развитая страна, но стратегически очень нужна нам. Пока Восточная Европа формально выглядит, как социалистический лагерь, это не так заметно. Но как только Варшавский Договор и СЭВ посыпятся, как карточные домики, сразу станет понятно, какую роль играет родина графа Дракулы, она же Трансильвания, она же Румыния. Будущая база НАТО на Черном море, удобный стратегический район для размещения ПРО. И так далее и тому подобное.

Генерал лишь проскрипел зубами, ничего не ответил.

— Вторая причина, по которой мы обратим внимание на эту страну — это единственная страна из соцлагеря, которую мы можем спасти.

Леонтьев тут же возмутился в ответ.

— Что за пораженческие настроения? Вот так, без боя сдать половину Европы? В своем ли ты уме, незваный гость из будущего? Или у вас там все такие? Если уж румын, которые в Варшавский Договор не входили и вертели хвостом во все стороны, и вашим и нашим, и по уши в западных кредитах оказались, мы спасаем, то остальных и подавно должны уберечь. Тем более, с твоим постзнанием.

— Николай Сергеевич, вы сильно преувеличиваете мои познания в этой сфере. События в Румынии с расстрелом семьи Чаушеску выбиваются из общего ряда, поэтому подробности мне более или менее известны. Судьбу товарища Хонеккера из ГДР в общих чертах помню, по всем остальным странам социализма никакой полезной информации у меня нет. Только общие факты. И они упрямо свидетельствуют, что все до единого братья по социалистическому лагерю в Восточной Европе слились вчистую. И буквально через пять-семь лет стали лютыми русофобами и антисоветчиками.

— Неужели все? — не поверил моим словам собеседник.

— Польшу сразу вычеркивайте. Пшеки сразу проявят свою подлую натуру, вспомнят все мыслимые и немыслимые обиды, заслуги забудут и начнут гадить с невероятной силой по любому поводу. Братья болгары мгновенно предадут и перекрасятся, исправно будут бегать на побегушках у НАТО и США. Чехословакию разделят, к власти придут лютые ненавистники СССР и так далее и тому подобное.

— Почему Румыния — исключение в этом списке?

— Не Румыния, а Чаушеску! Это важное уточнение. Без него было бы тоже самое. Как ни странно, только две страны из всех государств Восточной Европы создали проблемы Западу. Еще была Югославия. Две самые проблемные и независимые из всех наших союзников. Все остальные «союзнички» сдались без боя, как вы правильно выразились. Поэтому можете не надеяться на чудо, а заранее готовить отход на запасные позиции.

— Твое мнение услышал. Нечто подобное уже было в ранних прогнозах от «деда Исмаила». Не со всем согласен, но спорить сейчас нет времени. Аналитикам дам задачу, пусть обмозгуют, сделают выводы, тогда сравним и обсудим. Вопрос по конкретике. Почему статья? Зачем публично выдавать такую информацию? Не лучше ли по дипломатическим каналам, или «Секуритате» напрямую передать? Или придержать козырь в рукаве.

— Как только вы передадите сведения румынам, они тут же попадут к англичанам или американцам. Там все «течет» со страшной силой. Иначе не удался бы так легко госпереворот. Никакого смысла скрывать нет. Наоборот, надо извлечь максимальную пользу от публичного раскрытия заговора. Предательство Горбачева и Шеварднадзе будет доказано еще одним фактом. Судя по передовицам «Правды» процесс застопорился или идет со скрипом? Вам же надо убедить членов ЦК — вот вам и подарок.

— Может ты прав. Информационная бомба, что надо. Чаушеску, если не глупец, обязательно отреагирует. Начнет аресты и чистки. Если передать тайно, то может и не поверить. Подумает, что это провокация или деза.

— Вот, видите! В результате переворот провалится, а лично товарищ Чаушеску будет нам обязан жизнью. Тем более, что Горбачева он искренне не любил и считал предателем еще до всех этих событий.

Казалось бы, история румын и их последнего диктатора должна лежать далеко вне поля моих интересов. И познания об этих событиях должны быть минимальными. В этот период времени я был молод, служил далеко на юге, и судьба четы Чаушеску меня не волновала совсем. Логически рассуждая, знания должны быть такими же как о судьбе Польши или Венгрии. Год когда произошли «бархатные революции» помню, фамилии новых «демократических» президентов назвать могу — на том все. Но, бывают в жизни случайности, которые никакой логикой описать невозможно. Попался мне в начале двухтысячных прекрасный шпионский детектив Чингиза Абдуллаева «Пройти чистилище». Роман о советском разведчике-нелегале, работавшем в США, как раз, в это время. Судьба главного героя невероятным образом оказалась переплетена с событиями в Румынии 1989 года, и все хронология убийства семьи Чаушеску и государственного переворота была дана в интерлюдиях с мельчайшими подробностями. Кто мог подумать, что прочитанная однажды книга-детектив сыграет такую роль в истории этого мира.

— Вдобавок, сохранив режим Чаушеску у власти, мы получаем не только, искренне ненавидящего Запад, союзника, но и географически отрезаем Украину от Европейского Союза. И сохраняем прямой выход по суше к Сербии, что очень важно в свете предстоящего развала Югославии.

— Умеешь испортить настроение. Хоть бы одно доброе хорошее предсказание выдал, только гадости горазд. Про Югославию отдельно поговорим, время еще есть, про Украину — это что за намеки? С каких пор у нас появилась необходимость советскую социалистическую республику огораживать снаружи румынами? Что за странные идеи? К тому же, с географией у тебя не лады — УССР граничит с Чехославакией, Венгрией и Польшей.

— Товарищ генерал, я вам один глюпий вещь скажу, только вы обещайте не обижаться. Вы не задумвались, кто именно развалил Советский Союз в моей реальности? Кроме Горбачева, Шеварднадзе и Ельцина с демократами? Все нужные факты и подсказки уже дал. Вы их просто не успели проанализировать, видимо времени не было еще. В отличие от меня. Тридцать лет и тысячи историков, изучавших этот вопрос играют в этот момент на моей стороне, поэтому отвечу сразу, чуть позже вы и сами до этого додумались бы.

— Выкладывай, хватит тянуть кота за яй… за хвост.

— Помните, рассказывал про Беловежский сговор? Так вот, гражданин Ельцин вспоминал, что не был настроен на такой скорый развал Союза, даже намерений таких не было. Ведь он не совсем дураком был и прекрасно понимал к какой катастрофе это мгновенно приведет. Может и лукавил, но по воспоминаниям очевидцев и ельцинских советников именно украинская делегация продавила самый жесткий и радикальный план раздела Союза. Белорусов вообще никто не спрашивал, впрочем, как всегда.

— Ты хочешь сказать…

— Да, именно это и хочу сказать. Ключевую роль в распаде Союза, особенно в финальной стадии, сыграла украинская республиканская элита. Именно они приняли решение о создании национального государстве и выходе из СССР. Причем подготовка активно идет прямо сейчас, по материалам СМИ это отчетливо видно даже из Москвы. И победа ВКЧП этот тренд лишь приостановила, но можете не сомневаться, процесс снова будет запущен в ближайшее время.

— Тренд — это направление? По смыслу понятно. И что ты предлагаешь делать с ними? Очередную гадость задумал, как обычно?

— Можно и так сказать. Но исключительно с благими целями.

— Угу. Благими намерениями вымощена дорога в ад.

— Можно подумать, в рай дорога вымощена другими намерениями? Или вы надеетесь их перевоспитать и наставить на путь истинный цитатами из Ленина и Маркса?

— Не упоминай имя вождя всуе. Не в цирке, чай. Говори, что удумал. Все равно, придется выслушать, других попаданцев у меня нет. Тьфу, ну и словечко придумали. От слова «попа» производное что ли?

— Украинская ССР имеет слишком большое влияние и размеры. Вдобавок заражена вирусом национализма и бандеризации. Вы в курсе, товарищ генерал, что репрессиям и высылке подверглось более миллиона западных украинцев?

— В курсе. Что это меняет? Давно это было. Советская власть в этих краях уже более сорока лет, все быльем поросло. Советский Союз сколько для них сделал и построил.

— Оказанная услуга ничего не стоит. Знаете такую поговорку? Менталитет такой — мгновенно забудут все хорошее, зато обиды полвека помнить станут. Миллион человек — это очень много. Каждая вторая семья пострадала.

— Можно подумать, в России или Белоруссии меньше людей пострадало? — взвился Леонтьев. — Война без крови не бывает. Тем более такая война. В большинстве своем заслуженно высылали и репрессировали. Не без перегибов, но их и здесь хватало.

— Вы мне это доказываете? Напрасно, я и так это знаю. Но Западная Украина наши доводы все равно не примет, и не простит. Они сорок лет ждали, прорастали в систему, делали карьеру и лезли на самый верх. Не без поддержки западных кураторов, кстати. И сейчас эта зараза вылезла наружу и активно будет работать на развал. Поэтому надо разделить Украину.

— Что-подобное предполагал, — не удивился Леонтьев. — Как только завел разговор про границу с Румынией. Делить как будешь — по Днепру?

— Слишком жирно для них будет. Житомир и Винница останутся в Украинской ССР, а все что слева на карте — Запукре отойдет. Западной Украине.

— Хорошо, разделим. Дальше что? Очень интересно послушать твой прогноз. Разрешим западенцам выйти из Союза?

— Не факт! Сначала проводим мягкую деиндустриализацию. Выводим все сложные и наукоемкие производства, оставляем аграрный сектор и сферу услуг. В меру сил боремся с украинизацией и националистами, при этом Центральная и Восточная Украина, очищенные от влияния бандеровцев, идут вместе с нами в светлое социалистическое будущее. Если же Западная Украина отстанет по дороге — то и хрен с ней. Не велика потеря. Будет большой этнографический заповедник для туристов.

— В Политбюро вдвое больше украинских представителей окажется. Сами себе проблему создадим.

— Я вас умоляю. Много проблем создали пять среднеазиатских республик? Влияние имеет только экономическая и политическая мощь, украинские товарищи слишком много влияния имеют, вот его и подрежем. Тем более, у них увлекательное занятие на ближайшие годы: делить посты и министерства в новой республике. Кстати, забыл упомянуть про Приднестровье. Если Чаушеску остается, то уровень проблем в Молдавии снизится на порядок. Сколько я помню, они все последующие десятилетия грезили присоединением к румынам, из-за этого и конфликт в Тирасполе начался. Теперь же ничего этого не будет.

Закончив с румынскими потомками графа Дракулы, перешли к делам насущным, скорбным. Мне была выдана устная инструкция из двадцати пунктов, в основном, запретительного и оградительного характера. В лишние контакты не вступать, в городе не светиться, по ресторанам не шляться (можно подумать, у меня деньги на это есть!), никаких лишних записей не вести, недописанную книгу о Саше Белом сдать на хранение генералу, и вообще вести себя тише травы, ниже воды. Или наоборот, по желанию.

Работа, общага, встречи с куратором несколько раз в неделю. Вот и вся жизнь. Если её вообще можно назвать жизнью.

Глава 34

Новое место работы мне понравилось. Причем само место понравилось, больше, чем работа.

«Дом культуры „Мир“ НПО Машиностроения» — так именовалось сие богоугодное заведение, хотя по всем бумагам это безликий «Почтовый ящик номер 801». Именно на этот «п/я» мне положенно высылать письма, посылки и прочие отправления, как здесь любят выражаться.

Здание огромное, из стекла и бетона, совсем новое — всего пять лет, как построили. Название ДК не полностью отражает суть, на самом деле, это не, привычный всем, дом культуры, а многопрофильное культур-мультур учреждение, больше похожее на гигантский центр детско-юношеского творчества. Не менее тридцати кружков, секций и групп для детей и взрослых. Есть огромный актовый зал с внушительной сценой, спортзал, класс балета, библиотека и даже уютная дискотека в правом крыле, правда, работает она только по выходным дням. Трудовой коллектив — человек семьдесят. И что самое приятное — на две трети состоит из особей женского пола, среди которых встречаются очень даже симпатичные. Не то, что в общаге — без слез не взглянешь.

Директор, Иосиф Давыдович, принял меня радушно, сразу усадил за стол, угостил чаем с конфетами, кратко расспросил о прошлой жизни, трудовом опыте и знаниях по специальности. Спрашивал ради проформы, судя по хитрому взгляду, прекрасно знал, что я чей-то протеже, устроен по блату, и поэтому не приставал с глупыми расспросами. В принципе, как я понял товарища Леонтьева, мне можно вообще не работать — никто заставлять не станет, да и должность лектора общества «Знание» не предполагает вещественных результатов труда. Ибо знания — не материальная категория, и как они передаются на расстоянии от лектора к зрителю — сие процесс сложный и трудно фиксируемый. Отчеты и планы — чистая формальность, даже если на твоей лекции будет присутствовать полтора зрителя, включая уборщицу и, живущего здесь же, рыжего кота Василия.

Давыдыч сразу предупредил, что ничего от меня не ждет и не требует, поскольку понимает всю абсурдность положения. Допуск в цех на предприятие мне никто не даст, поэтому единственное место, где можно насобирать жертв для чтения лекции в обеденный перерыв, для меня не доступно. Добровольно заманить хоть кого-то на лекцию в ДК еще никому не удавалось.

Но опытный руководитель, а Иосиф Давыдыч разменял уже пятый десяток, сразу просек, что можно сагитировать новичка потрудиться заради общего дела, чисто по-человечески пользы коллектива для, то есть, на шару. Хитрый жук, сразу видно. Вмиг раскусил, что от скуки буду маяться целыми днями, сидя в кабинете, поэтому решил использовать мои умения в своих личных корыстных, точнее, в производственных целях.

Выудив из меня, что я немного играю в шахматы, доверил вести кружок соответствующего направления! Бывший преподаватель конно-пешечных наук слег в больницу, что не удивительно, дедушке уже под семьдесят, а взамен никого нет. Поэтому моя кандидатура была утверждена единогласно, если не считать моего голоса против.

— Какой из меня учитель? Хуже учеников-детишек в шахматы играю, наверняка.

— Ничего страшного. Я в балете тоже не силен, однако коллектив нашего ДК призы на городском фестивале искусств берет регулярно.

Против такой логики я сразу не нашел, что можно возразить. Хотя, чувствую, детки меня быстро заставят шахматным конем под ладьей себя почувствовать.

— Ты случайно авиамоделизмом не увлекался? А то у нас Петрович в отпуск просится. Заменить нем.

— Извините. Аллергия с детства. На столярный клей, на лак и на эфир, который в двигателях используется, тоже, — в этот раз я был наготове, и хитрый финт не прошел.

Однако, я сразу сделал вывод, что милый и гостеприимный Иосиф Давыдович теперь с меня не слезет. Лето на носу — в отпуск не только неизвестному Петровичу хочется. И если я не хочу ближайшие месяцы провести с лобзиком, выпиливая фигурки из пенопласта, выжигая узоры по дереву, то лучше мне озаботиться поиском работы самостоятельно. Сам себе плохого точно не найду и не посоветую.

Раздобыв в библиотеке учебник по шахматным дебютам, отправился в общагу, готовиться к будущим сражениям с недорослями. Но скоро выяснилось, что мощности моего головного процессора и объема памяти почему-то не хватает, чтобы запомнить хотя бы десять ходов подряд. Без шахматной доски с фигурами перед глазами процесс застопорился. Я же не Каспаров, чтобы с закрытыми глазами по памяти целую партию играть. Пришлось отправиться по этажу в поисках заветной доски в черно-белую клеточку.

Почти сразу удалось найти не только игральные принадлежности, но и настоящего фаната шахматного искусства. Жалко, что я сразу не заподозрил подвоха, когда каждый встречный с радостью начал рекомендовал мне обратиться к Славику Борисову из триста третьей комнаты. Эти нехорошие люди знали, что советуют, но молчали, гады, хитро ухмыляясь над наивным простаком.

Вячеслав Борисов оказался кандидатом в мастера спорта по шахматам. Прибыл сей славный муж на учебу в Москву из города Слоним, что в Белоруссии, и успел затерроризировать всю общагу. Выиграть у него в шахматы было нереально, добиться ничьей — почти невозможно, при этом белорусский гений очень долго, невыносимо медленно думал над каждым ходом, просчитывая каждый раз все возможные варианты вплоть до эндшпиля. В результате любая партия затягивалась на час-два и дольше, если, конечно, противник не сбегал раньше.

Понятное дело, я тут же проиграл две партии, и потерял всякий интерес сражаться с этим живым калькулятором. Но Славик-то не потерял интереса! Наоборот, стоило мне появиться в коридоре, тут же он оказывался рядом и предлагал реванш. Слава богу, сосед мой его успел запугать раньше, и в нашу комнату он заглядывать опасался. При этом ни одной другой шахматной доски в общаге не осталось, все давно избавились от этого опасного аксессуара, опасаясь привлечь внимание шахматного маньяка Вячеслава Борисова.

Сам по себе, парнишка неплохой, но такой невероятной степени занудности, что даже я, ангельского терпения и добродетели человек, с ним рядом дольше пары минут находиться не мог. Послать же наивного студиоса язык не поворачивался — настолько беззащитный и нелепый, что даже жалко его становилось.

— Черт с тобой, золотая рыбка! Если проигрываешь — отдаешь мне доску с фигурами и неделю носа не кажешь! Договорились?

— Если я выиграю, ты со мной еще десять партий потом сыграешь? — проявил неожиданную коммерческую жилку товарищ из Слонима.

— По рукам! Только, чур, играем в блиц.

— Хорошо.

Тут следует сделать пояснение. Игра в блиц накладывает ограничение по времени, обычно пять минут каждому. Для контроля времени используются специальные часы с двумя кнопками. Сделав ход, игрок нажимает пипку на часах и время останавливается, пока думает — стрелка часов движется. Как только отпущенные минуты истекают, падает красный флажок и засчитывается поражение.

На первый взгляд, никаких отличий от обычных шахмат, и на второй взгляд — тоже! Абсолютно идентичные правила, разница лишь в лимите времени: в классике — полтора или два часа дается игроку, в блице, как сказано выше — пять минут.

На самом деле, блиц — это не шахматы, а пародия на них. Здесь чаще побеждает не тот, кто умнее, а тот, кто хитрее, лучше подготовился заранее и просто быстрее соображает. Конечно, гроссмейстера в блиц вы не обыграете при всем желании, но среднячок вполне может поймать на домашней заготовке даже перворазрядника. КМС — это, конечно, намного круче, но Славик имеет серьезный недостаток — он слишком много и долго думает, а это критично для блица.

Именно такую заготовку я применил. Подсмотрел когда-то на Ютубе, затем много раз использовал на шахматных интернет-порталах. Процент выигрыша — более восьмидесяти, причем встречались противники с рейтингом за две тысячи.

Дело в том, что именно этот вариант дебюта во всех учебниках считается проигранным за белых. И это истинная правда. Поэтому в нормальных партиях его никто играть не станет, у черных лишняя пешка и безусловная победа в эндшпиле. Собственно, поэтому никто его тщательно не изучает и не играет.

Но в блице — совсем другое дело! Поскольку дебютный вариант редкий, то автоматически в высоком темпе его играть не получится, нужно обдумывать каждый ход, а это потерянное время. И лишняя пешка — это еще не победа. Поскольку выигрыш подразумевается только в самом конце партии, а дойти до него просто не хватает времени.

Именно на этом и попался Славик. Видимо, он давно не играл в блиц, позже признался, что никогда не любил его, и поэтому успел провести пешку в ферзи, но поставить мат не хватило буквально двадцати-тридцати секунд.

Вячеслав попробовал выклянчить матч-реванш, но я был непреклонен. Отобрал доску и велел не появляться неделю. Затем пообещал повторить спор.

— Новенький? С какой группы?

Пока мы сражались, точнее, мой король тянул время, бегая от ферзя, вокруг нашего стола собралась целая толпа зевак. И среди этого сборища ботаников неожиданно обнаружилась приятная, симпатичная мордашка. Зеленые глаза, бархатные реснички, светлое каре, приятная стройная фигура.

— Грудь можно было и побольше, и в корме добавить чутка, но на абсолютное безрыбье и на фоне остальных крокодилов — вполне себе, милая, — мгновенно оценил я диспозицию и потенциальный трофей заодно.

Оказалось, что девушка — староста курса, или этажа? Или того и другого одновременно. Звать Полиной, платоническая и недоступная мечта всех ботанов пятого общежития. Дочка самого Решетнева (кто это?), умница, отличница и так далее.

— Он не из нашего ВУЗа, — робко пояснил Славик, изрядно покраснев при этом. Вызвав подозрение, что мой новый белорусский друг тайно и безнадежно влюблен в старосту-красавицу. — Александр из МИЭМ, просто поселили у нас.

Я гордо расправил плечи, продемонстрировав широту души и богатырский рельеф мышц заодно. На фоне местных хлюпиков моя солдатская стать воистину неотразима.

— Московский институт электронного машиностроения, — на всякий случай пояснил я дамочке, а то вдруг не знает, что это такое.

Оказалось, знает. Но эффекта должного не произвел, скорее наоборот.

— У нас на приемных экзаменах ваши преподаватели сидят в коридоре. Всех, кто не проходит по конкурсу к себе заманивают. Без экзаменов. МИЭМ. В приличной компании такое название вслух не говорят, стесняются.

И насмешливо фыркнув, потеряв всякий интерес к заезжему неучу.

— Кк… Красивая, да? — почему-то заикаясь произнес Славик мне в самое ухо. Оказывается он все время рядом стоял за моей спиной.

— Избалованная мужским вниманием зазнайка, — сделал я, очевидный любому, имеющему глаза, вывод.

— Это да, Полина всем нравится, — грустно произнес шахматный «Казанова».

— Тю, нашев кралю! Невшто дуже гарна? Запала у серце?

— Ты на каком языке разговариваешь?

— На белорусском. Наверное. А что не похоже?

— Не очень, если честно. Больше на исковерканный украинский. Ты лучше по-русски говори. Мне так понятнее. И тебе удобнее будет.

— Когда в Минске гостил, никто не жаловался. Сябры всё понимали с полуслова, правда, мы до этого ящик «Зубровки» почали. Начали, в смысле.

В общем, решил я, что виноград зелен, объем груди не впечатляет, стервозность характера выше нормы, а цветом глаз сыт не будешь, поэтому готов помочь Славику в амурном процессе, заодно щелкнуть зазнайку по носу.

— Слава, скоро Полина будет к тебе благосклонна. Зуб даю. Но ты мне помочь должен. Только обещай, что ты с ней про шахматы говорить не будешь. Даже не вспомнишь о них!

Как я уже неоднократно говорил, погоня за двумя-тремя зайцами всегда выгоднее обычной, посколько дает двойной или тройной результат. Поэтому народные поговорки на эту тему — устаревшие предрассудки.

Если делаешь дело, то эффект должен быть мультипликативным и давать несколько плюшек при тех же затратах труда.

Поэтому я решил совместить укрощение зазнавшейся девицы со своей прямой трудовой деятельностью. Если не могу заманить работников завода на лекцию в ДК «Мир», то студенты аэрокосмического факультета — люди более молодые, наивные и неопытные. С ними такой фокус может и сработать.

И начальство меня меньше нагружать будет общественными поручениями, если я иногда стану читать лекции согласно штатному расписанию. Причем живым людям читать, а не рыжему коту и уборщице.

Какая тема может быть интересна студентам, будущим ракетостроителям? Очевидно, это должна быть лекция про космонавтику. О ядерных ракетах мне не дадут рассказать, сразу вызовут санитаров или офицеров из первого отдела. Поэтому остается только космос. В котором я разбираюсь, как ставропольский свинтус в марокканских апельсинах. Не очень хорошо, честно говоря, разбираюсь. Много хуже, чем сами студенты-бауманцы.

Но есть одна тема, в которой я разбираюсь лучше всех местных академиков вместе взятых. Ибо имею почти двадцатилетний опыт изучения этой темы, знаком со всеми точками зрения, просмотрел кучу сайтов, прочитал десятки тысяч постов и статей. При этом до сих пор не знаю ответа на главный вопрос этой эпопеи: «Таки были пендосы на Луне или нет?»

Все правильно! Это бесконечная и неубиваемая тема Луноср@ча!

Не сказать, что все двадцать лет я пристально следил за этой дискуссией, но время от времени, интересовался свежими вбросами и новейшими аргументами воюющих сторон.

Так что я с чистой совестью могу доказать как факт пребывания американцев на Луне, так и полную невозможность этого, согласно законам физики. Причем доказательства будут логичными и убедительными для обеих версий, на глубину двух-трех слоев аргументов. Дальше и глубже обычно уже никто не спорит, ибо даже специалисты с трудом понимают о чем речь, так что этого хватает за глаза для победы в споре.

— Позвольте! — возмутится сторонний зритель. — Какой Луноср@ч без фальшивых фотографий, неправильных теней и ненатурально скачущих астронавтов?

На что нам есть, что возразить. О достоверности фотографий спорят только неофиты! Люди, которые недавно окунулись в этот баттл. Те, кто в теме больше десяти лет давно воюют в других плоскостях бытия. На уровне вероятностей успеха с точки зрения математической статистики, радиационных слоев и всяких утраченных технологий. Но перепрыгнуть ступень сразу не получится. Сначала требуется пару лет изучения фотографий и амплитуды колебания американского флага на Луне.

Провокация простая до невозможности. Славик вычислил маршрут движения Полины, и прямо перед её появлением я водрузил на стену плакат.

«Битва умов. МВТУ против МИЭМ!

Были ли американцы на Луне? За и Против? Институт против училища! Кто победит в споре? Интеллектуальный баттл. Женщинам и слабонервным присутствовать не рекомендуется.

ДК „Мир“ Завтра в 18.00 Вход для зрителей свободный. Спешите! Число участников ограничено. Запись через В. Борисова комната 303»

Развести на «слабо» наивную задаваку было проще простого. Но изначально цель была не просто вытащить мадам на баттл и там её закатать под асфальт. Я же пообещал Славику, что он заработает благосклонность этой заразы, поэтому пришлось делать хитрый финт ушами. Для Полины, как и планировалось, не хватило места в основном составе, и благородный шахматист уступил ей свое законное место. Но тут снова влез я, такой весь злобный и коварный, и «насильно» утащил Славика в свою команду.

В глазах объекта страсти он тут же превратился в сакральную жертву, пострадавшую заради неё.

Дело осталось за малым. Победить в сражении, так чтобы мадам стала мечтать о реванше. Единственный же выход на меня с таким предложение будет через Славу, хочешь не хочешь, ей придется общаться с ним, искать его расположение. Ставлю золотой рупь против пустой бутылки из под Хеннесси — ничего у горе-романтика с этой избалованной куклой не выйдет, но раз обещал — придется делать.

* * *

Конференц-зал забит под завязку. Не спрашивайте, как это сделано. Рекламные технологии уровня детсада, пиар для чайников, немного слухов, домыслов и вся общага здесь. Ну не вся, максимум, треть — но здесь такого ажиотажа не было с момента открытия ДК. Иосиф Давыдович дар речи потерял, когда узрел эту толпу жаждущих приобщится к откровениям лектора общества «Знание». Правда, народ немного разочаровался, что обещанной «Фанты» в буфете не оказалось, но было поздно — Лунная мышеловка захлопнулась.

Вместо вступительного слова хочу рассказать вам притчу.

Дело происходит в США. Есть мэр города, который хочет стать губернатором. Чтобы понятнее, это как глава района решил стать главой области. В Америке все решают деньги, но даже у них уголовнику трудно стать главой целого штата. Теоретически в этом нет ничего невозможного, но избирательная компания обойдется слишком дорого, и может попросту не окупиться. Поэтому у мэра возникла проблема: все знают, что он — вор, на него есть убойные доказательства, что он совершил крупнейшую аферу.

Как сделать, чтобы избиратели ему поверили?

1 этап: сначала договорились с шерифом и прокурором, они подтвердили, что мэр не был судим и уголовных дел на него нет. Это необходимое условие, но явно недостаточное. Если бы дело ограничилось только этим — люди еще сомневались бы. И всегда оставался шанс, что правда вылезет наружу в самый неподходящий момент.

В это же время независимый журналист усомнился и раскопал чудовищную махинацию мэра по продаже муниципальных участков под строительство на миллионы долларов. Но мэр знает об этом и действует на опережение.

Второй этап: прикормленные продажные телевизионщики и журналисты начинают вываливать сотни историй про выдуманные, не существующие уголовные дела против мэра. Что он маньяк и насильник, ограбил городской музей и там теперь только подделки.

Третий этап. Другие продажные журналисты легко разоблачают заказуху и доказывают, что все сотни уголовных дел — фальшивки, грязная клевета и выдумки. Что в данной ситуации — чистая правда. Забыв упомянуть, что их заказал против самого себя будущий губернатор.

Четвертая стадия. Нормальный журналист приносит материал в газету, где реально описана схема, благодаря которой мэр лично украл десятки миллионов долларов. Но над ним все потешаются: «Очередной 101-й врунишка про мэра-маньяка?»

Финал. На выборах мэр становится губернатором. Народ любит и жалеет невинно оклеветанного и голосует за него!

Профит! Занавес.

Для тех, кто с трудом воспринимает аллегории и образные сравнения, поясняю. Если НАСА захотело бы скрыть свою Лунную аферу, то они поступили бы точно так же. Наняли бы сотни журналистов по всему миру, и начали бы выкладывать тысячи фальшивых разоблачений полета, которые легко опровергаются, поскольку настоящие авторы фальшивок и «разоблачители» — одни и те же специалисты НАСА. При этом они тщательно избегают или забалтывают опасные моменты, подбрасывая ложные улики и поддельные факты против себя.

В результате, у любого независимого эксперта возникнет четкое убеждение, что 99 % фактов в доказательство Лунной Аферы — это обман или явная глупость. И как всякий нормальный человек, он сделает вывод, что единичные доказательства, для которых нет убедительных возражений — это статистическая погрешность, которая ни на что не влияет. При этом дикая мысль, что все эти 99 % специально созданы, чтобы отвлечь внимание от оставшегося одного процента фактов — такая мысль не укладывается в его голове.


— Теперь можем приступать к обсуждению, — довольно улыбнулся я.

— Так нечестно! — завопила Полина, осознав, в какую ловушку её загнали. — Получается, любое наше доказательство можно игнорировать, обозвав выдумкой НАСА, специально созданной для опровержения.

— Вы правы, сударыня. Даже если вы опровергли часть аргументов, то это ровно ничего значит. Если есть хоть один не опровергнутый — победа за нами. Слово предоставляется Вячеславу Борисову, который вынужденно выступает за команду МИЭМ и за теорию Лунного Заговора! Вам слово, коллега.

Глава 35

— Мы же договорились, лишнее внимание не привлекать. А ты что устроил? Что за Лунный Заговор? Ты в своем уме?

— Товарищ генерал, не помню, чтобы вы мне запрещали обсуждать другие планеты Солнечной Системы. Чем в этот раз не угодил?

— Сам не догадываешься? Устроил цирк про астронавтов на предприятии космической отрасли. Среди студентов Бауманки! Ты хоть иногда думай, что творишь! Слухи уже по всему заводу гуляют, скоро до министерства разговоры про американскую лунную аферу дойдут. Оно нам надо?

— Сами виноваты. Надо было предупреждать, что завод не только ракеты делает, но и космонавтикой занимается.

— Стоп! — мгновенно сделал «стойку» чекист. — Кто проболтался, откуда узнал про ракеты? Без шуток.

— Никто не проболтался, слава богу. Если бы не стенгазета в доме культуры, то и я бы не догадался. Но если в ней пафосно пишут, что некие челомеевцы во время Ленинского субботника выполнили дневную норму на 110 процентов, то трудно не сообразить, чем занимается завод.

— Тьфу. Вот так оно и бывает. В мелочах прокалываемся. Кто мог представить, что в клуб на работу попадет уникум из будущего, который знает, кто такой Челомей и чем он знаменит. В СССР имя главного конструктора ОКБ-52 до сих пор засекречено, даже после его смерти.

— Мне опровержение теперь придется сочинять? Убеждать, что они все-таки летали на Луну?

— Нет, спасибо. Зная тебя, лучше вообще ничего не делать. Ибо результат непредсказуем. Обязательно что-нибудь пойдёт не так. Просто забудь об этой теме навсегда.

— Знаете, как трудно заманить людей на лекции? Теперь все заново начинать придется. Вы заранее намекните, какие темы попадают под запрет. Чисто, ради любопытства, чтобы не попасть впросак еще раз, чем именно занимается НПО «Машиностроения»? Челомей межконтинентальные ракеты делал. «Протон» тоже его, вроде бы, детище. Жалко, что ничего по этому направлению сказать не могу. Даже в нашем времени не шибко много информации по этой теме было, тем более, я не специалист и не интересовался особо.

— Плохо. Думал, раз ты в Лунной программе американцев так хорошо разбираешься, то много полезного о развитии нашей космонавтики расскажешь. Интересно получается, не находишь?

— Ничего удивительного. Луносра… Извиняюсь, Лунная Афера — очень популярная тема для споров, в отличие от Российской космонавтики, о которой говорить не принято вообще. Ибо о смертельно больных плохо не отзываются, а хорошего сказать нечего.

— Настолько плохо? — удивился Леонтьев. — Мы же сейчас впереди планеты всей. У нас наработок на двадцать-тридцать лет вперед хватит. Неужели так быстро растеряли советский запас?

— Вопрос несколько сложнее. Вся цивилизация в некоторых сферах откатилась назад. В космонавтике это особенно заметно. Величайшим достижением, например, считается запуск в космос автомобиля.

— Ты не шутишь? Освоение Марса, Венеры, база на Луне? Неужели ничего этого нет?

— Ровным счетом ничего. Марсоходы вроде бы ездят, что-то снимают, картинки шлют, настоящие или нарисованные — поди проверь, но о полете человека на другие планеты даже речи не идет. Хотя, не прав. Разговоров и обещаний наоборот много, но в реальности — абсолютный ноль. НАСА каждые десять лет анонсирует новую космическую программу полетов на Марс или на Луну, но проходит пять лет и проект тихо закрывают. Затем объявляют новый, и так по кругу. Роскосмос тоже вяло и неубедительно что-то обещает, но его всерьез никто не воспринимает, давно забили. Последнюю космическую станцию утопят, наверное, на том и закончится космическая эра человечества.

— Жуткая картина. Неужели так беспросветно все?

— Почему-же, китайцы пытаются повторить советский путь, но исключительно повторить. Ничего своего или оригинального за тридцать лет так и не смогли создать. Просто копируют советские проекты, поначалу при помощи бывших советских специалистов. Да и потом тоже не без их помощи. Луноход недавно отправили. Точная копия советского, только через пятьдесят лет после оригинала.

— Ладно, Россия после распада Союза — это понять можно. Но США? С ними что случилось? Как они могли так деградировать?

— Отсутствие конкуренции. Да и общая бессмысленность освоения космоса тоже сказывается. Нет внятных и логичных целей. Никто не знает, зачем человеку лететь в космос. После того, как взорвался последний шаттл и программу закрыли, американцы просто плюнули на пилотируемую космонавтику. Почти десять лет летают в космос только на российских «Союзах», и не сильно переживают об этом.

— Но есть же престиж страны? В голове не укладывается, как можно добровольно сложить с себя статус сверхдержавы и летать на чужих ракетах в космос?

— В чьих руках мировые СМИ, тот и правит миром. Статус сверхдержавы в двадцать первом веке обеспечивают информационные и финансовые технологии. Все остальное нарисует Голливуд, а журналисты легко убедят, что виртуальная мощь ничем не хуже реальной. Даже авианосцы не сильно нужны, и, по большому счету, бесполезными станут к концу второго десятилетия следующего века. Так что, если у вас получится остановить их строительство, то сэкономите стране кучу денег. Товарищу Чернавину это, конечно, не понравится, но вы постарайтесь убедить нашего знакомого адмирала, что не в этих корытах счастье. Эпоха морских монстров уходит в прошлое. Примерно так же, как ушло время дредноутов и линкоров.

— Получается, космонавтика практически бесполезна в будущем?

— Что вы, товарищ генерал! Очень нужна. Навигация, спутниковая связь, дистанционное зондирование Земли, спутниковая система предупреждения о ядерном нападении и многое другое. Вот, только человеку там делать абсолютно нечего. К тому же это все хозяйство на околоземной орбите находится. Исследование других планет, наверное, лучше автоматическими зондами проводить, по крайней мере, пока технологии качественно не улучшатся. Но тут важная особенность: Российская Федерация из последних сил тянула пилотируемую космонавтику тридцать лет, создала свою спутниковую навигационную систему, а 99 % дохода от спутниковых услуг получали западные страны. Орбитальную космическую станцию для американцев и европейцев по факту сделали и двадцать лет содержали.

— М-да. Как серпом по молоту. Ты только вслух это не вздумай озвучивать, заводские тебя линчуют на месте. Выходит, что добрая половина из того, что они пытаются сделать, никому в будущем не нужно и бессмысленно. Так ты говоришь, что не были она на Луне, но тогда получается, что советские эксперты, подтвердив факт высадки, покрывают грандиозный обман империалистов?

Учитывая ту скорость, с которой появился генерал, можно смело делать вывод, что пасут меня плотно, по всем направлениям. Мгновенно доложили.

— Ничего такого не говорил! Я же не круглый… эээ… не настолько глуп, чтобы озвучивать подобные вещи вслух. Только обвинений в антисоветской пропаганде мне не хватало. А то что СССР и США дружить начали через два месяца после полета, началась Разрядка Напряженности прямо в разгар Холодной войны, поставки советской нефти в Европу, — это совпадение.

— Правильно соображаешь. Поэтому тема закрыта, не надо её ворошить.

— Николай Сергеевич, не могу я сидеть без дела. Между прочим, память человеческая имеет склонность терять воспоминания со временем. Через пару лет многое точно забуду. В той жизни тридцать лет прошло, здесь время бежит неумолимо, обидно растерять все знания. Разрешите хоть что-то использовать, пока есть такая возможность? Не связанное с политикой или наукой?

— Снова бизнес-проект по выращиванию арбузов?

Слово «бизнес» в устах генерала прозвучало, как ругательство. Когда Леонтьев впервые узнал, что в «прошлой» жизни попаданец был предпринимателем и бизнесменом, он долго плевался, ругался и громко сетовал на несправедливость судьбы, пославшую буржуя и эксплуататора для спасения Советского Союза. Через некоторое время генерал все же смирился с этим фактом, но теперь не упускал случая вставить шпильку «бизнесмену».

— В некотором роде, да! Хочу предложить Советскому Союзу проект грузовика «Газель». В моем мире это был очень успешный и востребованный проект. Правда, в коммерческой нише, но думаю, что в СССР он тоже окажется востребован. Грузоподъемность полторы тонны, экономичный, легкий в управлении, простой и удобный. На базе агрегатов и узлов новой «Волги». К тому же, проект все равно начнут разрабатывать в этом году, так чего время терять? Я два года на таком отъездил в конце девяностых, своими руками весь автомобиль перебрал. Даже в будущем миллионерами сразу не становятся, начинать приходилось с баранки «Газели».

— Полторы тонны? Слабоват грузовичок. Для армии не годится, для междугородних перевозок тоже. Для села тоже наверное не пойдет, если на базе Волги, то проходимость по нашей грязи плохая. Зачем он вообще нужен?

— Первое и самое важное: если Горьковский автозавод не наладит производство «Газелей», то через два года в Азербайджане достроят Кировобадский автомобильный завод и начнут выпуск похожей модели. Но на базе УАЗа. Мало нам Ереванского автомобильного завода, так мы еще одного кадавра на дороги выпустим?

— Опять за старое? Снова пытаешься убедить, что сложное техническое производство надо срочно выводить с Закавказья? Громов подобную идею уже проталкивал.

— Можно, подумать, вы не согласны. Пфф. Громов на Еразе со мной рядом ездил, его убеждать не надо было. Честно говоря, УАЗовский проект откровенно устарел, двигатель — жуткая дрянь, его десять лет до ума довести не могли, на «Газель» его одно время ставили — настоящее проклятие для водителя. Теперь представьте, что из этого изначально отвратительного проекта выйдет в Кировобаде?

— Пожалуй соглашусь. Если все так, то Алиев обойдется без автомобильного завода. Советская экономика два ЕРАЗа не выдержит.

— Три! Вы забыли про «Колхиду». Во-вторых: экономия бензина. Мы пока не привыкли экономить топливо, но это неизбежная мировая тенденция. Если мы говорим хотя бы о минимальном экспорте, то наши нынешние прожорливые грузовики никому даром не нужны будут. В-третьих: это не только полуторка, но и микроавтобус на этой же базе. У нас просто нет ничего в размерности между РАФом и ПАЗиком. К тому же управление и обслуживание на «Газели» удобное, как у легкового автомобиля, хоть женщину сажай, хоть пацана после школы.

— Убедил. Готовь эскизы, чертежи, и все остальное. Раз уж зашел вопрос о народном хозяйстве. Генерал КГБ Шам, курирующий экономику, ты о нем хорошо отзывался раньше, настойчиво требует доступа к мифической СуперЭВМ. Вычислил, что мое Аналитическое управление дает точные расчеты и прогнозы, которые прямиком идут на стол Крючкову. Теперь прохода не дает, требует прогнозы и рекомендации по экономическим планам. Видимо, слухи просочились, его в свою очередь товарищи из Госплана трясут, просят помочь.

— Дык. Какие советы? В советских реальностях разбираюсь лишь в общих чертах, не застал по возрасту. Весь мой опыт относится исключительно к рыночной и капиталистической экономике. Главную дыру по перекачке безналичных денег через кооперативы прикрыли — это должно помочь. Если еще две дыры поменьше законопатите, то советскому кораблю в ближайшие годы ничего не грозит. Тогда можно заниматься ремонтом и даже модернизацией.

— Может без аллегорий обойдемся? Какие дыры не закрыли? О чем речь?

— Государственную монополию на внешнюю торговлю когда вернете? Или так и будете смотреть, как советские продукты и товары вывозятся за бесценок? Как вы собираетесь наполнять прилавки магазинов, если продавать за границу в десять раз выгоднее? Никакими репрессиями вы этот поток не остановите, потому что тысяча процентов прибыли — это доход больше, чем на наркотиках.

— Гм. Но это же валюта, которая стране очень нужна. К тому же экспорт идет через совместные предприятия, их трогать не желательно по политическим мотивам. Представляешь, какой шум поднимут в западной прессе. Их с таким трудом удалось привлечь к сотрудничеству.

— Товарищ генерал, вы меня совсем не слушаете? Тысяча процентов прибыли — нигде в мире никто столько не зарабатывает. Они просто грабят Советский Союз, а мы им должны быть благодарны, беречь и лелеять? Это же абсурд. Вдобавок, валюты от СП никто не видел, они все меняют на бартер, в основном на компьютеры и оргтехнику. В результате прибыль доходит до двух тысяч процентов. Продажа советских товаров за бесценок, когда своя торговля страдает от недостатка товаров — это преступление.

— Ты же раньше утверждал, что советская продукция не конкурентоспособна? — попытался поймать меня на противоречиях генерал. — Теперь заявляешь, что она слишком дешево стоит. Как тебя понимать?

— Так и надо понимать. Цена по которой советский утюг продается в магазине вполне может оказаться в разы ниже его реальной себестоимости. Если считать газ и топливо, затраченные на его производство, по мировой рыночной цене, если считать сталь и пластик по экспортной цене, то неожиданно выяснится, что утюг этот должен стоить в три раза дороже, чем сейчас! Тогда выйдет, что этот товар слишком дорог для экспорта и никому не интересен, вдобавок еще и с качеством проблемы, а с сервисным обслуживанием вообще полный провал.

— Формально ты прав. Наши заводы и фабрики получают сырье и топливо по ценам в десятки раз ниже, чем иностранные конкуренты. Но это ведь хорошо? Это наши советские заводы, и наживаться на них абсурдно.

— Именно здесь прячется ключевая ошибка подобных рассуждений. Проще сразу продать нефть, газ, сталь и уголь по высокой цене за доллары, чем мучиться с продажей тракторов и утюгов, оплачивая за счет скрытых госдотаций их производство на две трети. В первом случае страна получает валюту сразу и в полном объеме, во втором варианте: получаем в разы меньше валютной выручки, сжигая впустую огромные природные ресурсы.

— Получается та самая «сырьевая игла»? О которой ты сам говорил с нескрываемым презрением?

— Товарищ генерал, у вас несомненный талант! Вы повторили почти все либеральные мифы девяностых в исполнении Зюганова и компании. Я не предлагал отказываться от производства техники внутри страны. Нужен отказ от экспорта «технологичных» товаров любой ценой. Ради мнимого престижа, тратить ресурсы и силы на производство товаров на экспорт, причем в убыток себе? Это абсурд, показуха и нелепое транжирство. Все равно, Запад никогда не признает успехов СССР — всегда найдут повод облить грязью и замарать любое достижение. Придумают тысячи причин, чтобы закрыть доступ на свои рынки и обложить санкциями.

— Но как имидж сверхдержавы? Наши союзники по всему миру должны видеть преимущества плановой экономики и социализма. Что мы предъявим в виде аргументов? Что мы способны продавать лишь природные ресурсы, удобрения и продукцию простых переделов?

— Тьфу. Какие союзники? Какая репутация? Если бы не мое появление, Советский Союз уже прямиком летел бы в пропасть и развалился через пару лет. Все союзники нас мгновенно предали, практически все без исключения. Разве, что Куба. Но им деваться просто некуда было.

Генерал снова закурил. Как я заметил, делал он это крайне редко, и только в особо сложные моменты, когда обсуждаемый вопрос ему сильно не нравился.

— Тяжело с тобой. И деваться некуда. Что за третья дыра в борту нашего «Варяга»?

— Закавказье. О том, что почти всю промышленность надо выводить оттуда много раз говорил. Не вижу смысла повторять. В моих записях все это есть. Разве что, нефтепереработку в Азербайджане оставить, да сельское хозяйство.

— Допускаешь возможность отделения? — неуловимо напрягся Леонтьев, рука его снова потянулась к карману, где лежали сигареты.

— Честно говоря, это было бы лучшим вариантом. Но к сожалению, не получится. Нельзя сбрасывать со счетов наших заклятых западных друзей. Они ведь могут пожертвовать парой миллиардов долларов на новый план Маршалла. Для Армении и Грузии например. Азербайджан отдавать не следует при любых раскладах — нефть нам самим нужна. Сделают витрину процветающего западного образа жизни. Для крошечных республик поднять жизненный уровень и завалить товарами — раз плюнуть. Тем более, что не навсегда. Лет через десять выяснится, что они в долгах по уши и не расплатятся и через полвека, но этого хватит, чтобы тыкать нас в разницу уровня жизни.

— Как ГДР и ФРГ?

— Именно! Ведь никто не будет вникать в первопричины. Вы, товарищ генерал, например, знаете, что Восточная Германия в девятнадцатом веке точно так же уступала Западной Германии в промышленном развитии, была преимущественно аграрной, за исключением Белинского промышленного района, и уровень жизни точно так же был ниже раза в полтора. И в двадцать первом веке «оси» жили на треть хуже, чем их земляки на западе страны. Без всякого социализма. Ровным счетом ничего не изменилось. Географическое положение у западных немцев всегда было лучше, климат чуть мягче, морское побережье чуть удобнее, полезных ископаемых чуть больше и так далее и тому подобное. И после 1945 года им подкинули денег на развитие, а из разрушенной ГДР наоборот вывезли половину заводов в счет репараций и контрибуций.

— Ладно, разберемся. Ты мне лучше скажи. Были американцы на Луне или нет?

— Товарищ генерал! И вы туда же? Откуда мне знать? Если специалисты пятьдесят лет не могут выяснить, то дилетант вроде меня и подавно.

Глава 36

Не сказать, что запрет «Лунного Баттла» меня огорчил. Честно говоря, это была не битва двух равных противников, а фактически избиение младенцев. Я и десятой части заготовленных аргументов не использовал. К тому же, без фотографий, видео и наглядных пособий «Луноср@ч» потерял большую часть своего очарования. Конечно, студенты-бауманцы, в подавляющей массе, люди с развитым мышлением и умением абстрактно мыслить, они и без картинок прекрасно представляют о чем речь, тем более, что пару плакатов я заранее приготовил. Оппоненты, кроме газетных статей и парочки журналов в архивах библиотеки ничего найти не смогли. Разгром получился оглушительный.

Из этой истории я сделал важный вывод, что «Лунная афера» — это плоть от плоти, дитя Интернета, и время для неё еще не пришло. Хотя появилась мысль, что телевидение, при должном умении, ничем не хуже всемирной паутины, и тема для виртуального К@та просто благодатная. В крайнем случае, в журнал можно тиснуть статейку, там тоже фотографии можно показать. Пощупать наших оппонентов за вымя, как любил говорить мой сослуживец Жека Огнев. Надо бы, кстати, письмецо набросать братанам в часть, но для этого нужно разрешение генерала.

Последним отголоском Лунной битвы, больше похожей на вялый, быстро погасший, пограничный инцидент, стала попытка знойной девушки Полины вытребовать продолжение банкета. Мадам мечтала получить реванш, рвала и метала, требовала сатисфакции.

— Это профанация, а не научный спор! — в ярости Поля смотрелась даже симпатичнее, чем обычно, но как объект страсти не интересовала вообще. Поскольку девушка друга — это святое. Славик, хоть и не имеет шансов на успех в охмурении мадам Решетневой, но, все же, оказался под моей опекой и в некотором роде, числится другом. Я так и не понял, как это произошло. Само собой получилось, словно котенка подобрал под дождем.

— Всякий, уважающий зрителя, лектор обязан указывать источники, откуда он берет информацию. Может, ты выдумал или напутал, а мы тебе должны поверить? — никак не унималась девушка — «мечта шахматиста».

— Сударыня, бремя доказательства лежит на том, кто выдвигает обвинение, — холодным тоном изобразил я обиду. Аргумент, понятное дело, почерпнут из форумных сражений и относится к разряду толстого троллинга первого-второго уровня максимум. — Если мои слова — неправда, то ты их легко опровергнешь. Если же я прав, то надеюсь на твою честность — публично признаешь свою ошибку.

— В научном споре так себя не ведут! Ты пользуешься материалами из закрытых фондов, а твои оппоненты вынуждены черпать информацию из журнала «Наука и жизнь».

— С чего это ты так решила? — искренне удивился я, поскольку в библиотеке нашего ДК, разве что ранние труды Циолковского о космонавтике можно найти и «Аэлиту» Беляева.

Оказалось, неугомонная мадам подняла на уши всех преподавателей своего факультета, пытаясь получить ответы на вопросы. Те, в свою очередь, сильно удивились, получив информацию, о которой даже они не подозревали.

— Откуда ты взял подробные характеристики кораблей «Апполон»? Статистику аварийных пусков в шестидесятые годы? Такой информации наверное в Ленинской библиотеке нет! Про то, что НАСА советские уголковые отражатели на поверхности Луны использует и выдает их за свои? Декан, когда это услышал, чуть со стула не упал!

— Ага, так вот кто меня сдал! Милочка, теперь я знаю, откуда особый отдел узнал про наши научные споры. Спасибо, дорогуша. Искренняя благодарность. Такой интересный проект загубила!

— Какой особый отдел? — растерялась указанная мадам, обвиненная в тяжком преступлении. — У нас нет такого.

Конечно же, её вина минимальна, доброжелателей и внимательных ушей вокруг огромное множество, так что стуканули раньше, чем мадмуазель-староста добралась со своими наивными вопросами до декана. Но чувство вины, вовремя внушенное нужному объекту, часто бывает полезным.

— Первый отдел. Закрыли нашу телепередачу. Запретили обсуждать полет на Луну в любой форме. Как думаешь, тема о болтливости воинствующих феминисток будет интересна студентам? Взамен Луны сойдет?

— Тебе не говорили, что ты плохо воспитанный неуч?

— Много раз говорили, не ты первая, — довольно ухмыльнулся в ответ. — Но тем обиднее для тебя, что ты вчистую проиграла научный диспут такому неучу.

Единственное, что меня расстроило в этой истории, что романтическая мечта Славика ни на шаг не приблизилась к осуществлению. Между тем, с Вячеславом у нас наметилось взаимовыгодное сотрудничество, по крайней мере, для меня — точно.

Как мы помним, директор клуба подложил мне жирную упитанную свинью, назначив преподавателем шахматного кружка. Не знаю, в чем причина, возможно атмосфера наукограда сказывается, а может повышенная природная радиоактивность, но детки оказались не по годам развитыми. Хотя скорее всего, наследственность проявилась — на заводе только кандидатов наук полсотни обитает. В шахматной секции оказалось шесть перворазрядников, десять вундеркиндов послабже, со вторым разрядом. Скажу вам честно, конкретная засада, когда учитель играет в шахматы в разы хуже учеников.

На первом занятии я выкрутился, прочитав лекцию о хитростях и тонкостях игры в блиц. На втором занятии подсунул деткам новую разновидность игры в шахматы: два на два, в четыре руки на двух досках. Это когда один из команды играет белыми, а второй черными, а съеденные у противника фигуры напарник может выставлять на своем поле. Игра забавная, но нельзя же все время заниматься глупостями, надо же и всерьез их чему-то учить!

Тут я вспомнил о Славике. Кандидат в мастера спорта — это тот, кто сможет вразумить малолетних шахматных монстров.

В благодарность, я пообещал новый проект по укрощению строптивой старосты и приведение её к положительному любовному знаменателю. После этой фразы Славик долго присматривался ко мне, подозревая в чем-то подозрительном.

Прежде, чем приступить к выполнению очередного «великолепного» плана, следует обрисовать диспозицию и обозначить цели.

Итак. Судьба закинула меня в уютный провинциальный город. Закрытый город — это важное уточнение. Здесь, в принципе, отсутствуют цеховики, национальные диаспоры, организованная преступность и прочие «радости» обычной советской действительности. Тут уголовника найти — огромная проблема, разве, что бытовая преступность имеется, но с ней я не сталкивался.

Как ранее отмечал, с торговлей здесь тоже ситуация не стандартная. Очередей меньше, дефицитных продуктов на прилавках заметно больше. Талонов нет, даже на водку! Удивительная ситуация для мая 1989 года.

Вдобавок, сам город намного чище, уютнее и благоустроеннее. Кроме того, важное отличие Реутова от любого другого населенного пункта времен заката перестройки, зарплаты здесь много выше средних по стране. И это заметно.

В некотором роде, это город будущего, таким каким его представляют штатные идеологи и пропагандисты. Только, существующий в реальности, а не в отдаленной перспективе.

Все это прекрасно и замечательно, кроме одного грустного факта — с моей зарплатой в сто сорок «рэ» я оказался на самой нижней ступени социального рейтинга в этом городе. Тут дворники получают почти столько же, с учетом надбавки за режим!

Не знаю, чем руководствовался генерал Леонтьев, но спасителя страны можно было наградить какой-нибудь премией, выделить отдельную квартиру, хотя бы на время. Фигушки! Все по минимуму, чтобы с голоду не помер, и ладно.

Насчет голода — это шутка, но не смешная. В ресторан с девушкой сходить — полтинник нужен, а это треть моей зарплаты, до которой еще дожить надо. И ни одной возможности для подработки на стороне. Даже с отчаянья грабануть бандитов не получится — за неимением оных. И пользы от послезнания в этой светлой, образцовой, но провинциальной дыре — никакой!

Насчет ресторана с девушкой — это не случайная оговорка. Наконец появилась достойная цель на горизонте! Причем в нашем клубе. Ирина. Двадцать четыре года от роду, знойная брюнетка в испанском стиле, словно сошедшая с картины Дали или с обложки журнала «Итальянское кино». Бывшая гимнастка, преподает аэробику и бальные танцы для детей. Фигура — даст ист фантастиш! Глазищи — во! Огромные, как у камбалы, только красивые и два. Точеный профиль, высокая грудь, осиная талия, ноги от ушей, идеальной формы. А как сеньора танцует! Не передать словами — это надо видеть.

К сожалению, быстро выяснилось, что дембель-заочник со смешной зарплатой, которую вслух называть стыдно, для испанской красавицы — все равно, что пустое место. Интересен меньше, чем аквариум с черепашками на первом этаже в зоологическом уголке.

Весь мой жизненный опыт говорит о том, что шахматные дебюты и научные диспуты в этом случае не помогут. Пригласить в ресторан не позволяют финансовые ограничения. Спасти от хулиганов? Так нет их здесь. Хотя сосед по комнате вроде бы намекал, что при желании приключения можно найти. Но для этого надо специально тащиться на дискотеку в ДК «Трикотажник», что на улицу Ашхабадской. Там же встречаются симпатичные девчонки с одноименной ткацкой фабрики, а также ревнивые поклонники из местного ПТУ, что при заводе.

Откуда в наукограде взялась трикотажная фабрика, мне не ведомо, наверное осталась в наследство с тех времен, года здесь еще не было ОКБ-52 легендарного Челомея. Название НПО «Машиностроения» недавно появилось, в середине восьмидесятых, тогда же Реутов официально стал отдельным городом, выпилившись из состава Москвы.

Если финансовое положение исправить трудно, то можно изменить социальное положение, стать обладателем некоего «дефицита», доступ к которому повышает статус человека даже при отсутствии высокой зарплаты. Распределять материальные блага по блату — это пошлость, недостойная звания дембеля, героя-пограничника.

Поэтому решено было создать УТП — уникальное торговое предложение, как говорят маркетологи, хоть и не торговое, а наоборот, бесплатное в нашем случае. Человек, который владеет доступом к такому УТП начинает цениться совсем по другому.

Как только план созрел, я отправился к директору клуба с невиданным в этом мире предложением.

— Мы сделаем «Живой творческий квест»!

— Живо творящий крест? — переспросил Иосиф Давыдович, испуганно оглядываясь по сторонам, пытаясь вспомнить какого вероисповедания он придерживается, согласно велению времени.

— Нет, просто «Живой квест», или «квест-рум». Комната для приключений.

Если вы вырастили парочку детей после двухтысячного года, то вы волей или неволей, обязательно узнаете, что такое «Квест» и с чем его едят. Точнее — проходят. Не избежала сия участь и меня. Одно время, каждое воскресенье таскался по злачным квестам, как на работу. Устроители, будь они неладны, быстро уловили, что деньги водятся в основном у родителей, а не у детей, поэтому пошла мода на квесты для всей семьи, корпоративные «прохождения» и прочая муть. В отличие от молодежи, сидеть в запертой комнате, разгадывая глупые ребусы, чертыхаясь на кривые декорации и бездарных актеров — для меня это было сущее мучение и напрасно потраченное время. Кто же знал, что польза обнаружится только за много лет до этого, как ни странно это звучит.

Глава 37

— Зачем нам этот квест животворящий? В штатном расписании для него места нет, в отчетных планах тоже. Кому он нужен, чтобы бесплатно с ним заниматься? Поверь старому уважаемому человеку, на общественном энтузиазме далеко не уедешь.

— Иосиф Давыдовыч, конечно я вас уважаю, ваш жизненный опыт вызывает неподдельное восхищение…

— Саша, не переигрывай. Излагай по существу. Актер из тебя никудышный.

— Хорошо, обойдемся без заслуженной лести. Новое время требует новых форм взаимодействия со зрителем и посетителем. Народ ждет перемен, а наши устаревшие методы теряют актуальность на глазах. Например, фотокружки! Они же вымрут, как динозавры, через три-пять лет, грядет революция в этом деле, автоматические «мыльницы» со сменными катушками станут распечатывать на специальных устройствах в любом Доме быта или на почте. В шахматы будут играть с компьютером или на телевизионных приставках. На телевидение скоро создадут целый учебный канал — это же прямой конкурент нашим кружкам.

— Это когда будет! На наш век хватит. Это вам надо думать о будущем.

— Мы и думаем! Уже сейчас. Не сомневайтесь, идея беспроигрышная, проверенная на практике. У нас в Нижневолжске очередь образовалась на месяц вперед, чтобы записаться на прохождение квеста. Секретарь горкома лично выпрашивал у меня лишний билетик, чтобы семью порадовать.

— Что, прямо таки, первый секретарь горкома?

— Пфф! У нас для партийных и комсомольских халявщиков отдельная очередь была. Даже по блату ждать приходилось по два-три дня.

— В каком смысле халявщиков? — насторожился директор клуба, почувствовав приближение неслыханной удачи.

— Дык, у нас квест платный был. От трех до пяти рублей с носа. Вполне официально, с билетами и бухгалтерией. А эти бесплатно норовили проскочить, хотя, что с них взять. Жалко, что кооперативы прикрыли.

Арифмометр в мозгах Иосифа Давыдовича заработал со скоростью, которой позавидовал бы «Пентиум», если бы он существовал в это время.

— Говоришь, в день до пятидесяти человек проходило?

— Это только с одной комнаты. У нас было три квест-рума, в планах — еще две локации, но не успели — лавочку прикрыли. Даже если нам не дадут разрешение продавать билеты, то все равно престиж ДК резко вырастет. Стоять в очереди целый месяц уважаемым людям вряд ли захочется, поэтому они будут обращаться лично к вам с просьбой…

Домыслить фразу предоставил директору самому. Он и домыслил. После чего принял решение: квесту — быть.

— Предлагаю делать сразу три разных квеста. Первый: детский, второй: повышенной сложности для умников из бауманки. Третий: семейный. Запускать по мере готовности. Сценарии у меня готовы, но проблема с реквизитом. Есть у вас на складе старый хлам: сундуки, весы, кассовые аппараты, наглядные пособия?

— Реквизит найдем, это не проблема. Смущает меня скудность репертуара. Один раз можно пройти твою комнату. Вот эту, например: «Лампа Алладдина». Второй раз будет уже не интересно. Где мы столько новых интересных сценариев возьмем? Надоест твой аттракцион очень быстро.

— Иосиф Давыдович! Ну право же, математика категорически протестует против! Пятьдесят человек в день, это полторы тысячи в месяц. Население Реутова — пятьдесят тысяч. Даже если вычеркнуть всех пенсионеров и грудных младенцев, этого хватит на год. К тому же, у нас три комнаты сразу. Думаю, менять декорации нужно не чаще чем раз в два-три месяца.

— Что же, идея интересная. Свежая и необычная. Можешь считать, что карт-бланш получен. Действуй. Реквизит найдем, этого добра у нас в подвале полно.

— Отлично, товарищ директор. Увидите, наш опыт в министерстве культуры изучать будут и на телевидение покажут!

— Твоими устами, да медок хлебать. Расскажи еще про межпланетный турнир и Нью-Реутов, мировую столицу квестов. Выкладывай, чего надо? Ведь не просто так ты на каторгу подписываешься? Бесплатную, скорее всего.

— Дык, вашей проницательности позавидует рентгеновский аппарат из нашей районной поликлиники, Иосиф Давыдович. Насквозь видите. Есть у меня маленькая просьба. Двадцать восьмое мая на носу. День пограничника. Разрешите организовать праздничный концерт. Душа просит.

— Ну, если душа просит, то почему нет. Что для этого душе требуется? Пост и молитва? Или что-то материальное?

— Дык. Почти ничего. Вокально-инструментальный ансамбль в полное мое распоряжение в ближайшую неделю. Все остальное сам сделаю. И актовый зал для репетиций нужен.

— Гм. Потянешь? Целый концерт — не два куплета частушек под баян исполнить. Где репертуар возьмешь? Наши музыканты, все больше, по детским утренникам специалисты. Согласуешь программу мероприятия с замхудом, замом по художественной части. Может, танцевальную группу подключить? Попрошу Ирину Викторовну, думаю, не откажется.

— Это было бы замечательно! Танцевальная группа станет настоящим украшением праздника.

— Кто бы сомневался. И этот туда же. Сразу глазки заблестели, как у кота, крынку сметаны узревшего. Не слишком ли ты молод, чтобы заглядываться на нашего танцмейстера?

— На нашу балетмейстершу даже юные шахматисты из моей группы заглядываются. Мне же в полтора раза больше годков, чем им. Сама природа велела интересоваться прекрасными женщинами.

Иосиф Давыдович почему-то не принял шутливого тона, хотел даже отменить свое распоряжение, но затем, все же, пожалел молодого ловеласа и передумал, выдав загадочную фразу, что рожденный плавать, да не утонет.

Глава 38

Последнее время слишком сильно занят был, поэтому немного отстал от реальностей политической жизни в стране и мире. Решил вечером посмотреть программу «Время», узнать, что происходит, какие изменения и отличия проявились в сравнении со старым вариантом истории. Но так ничего и не понял, и никаких умных выводов сделать не смог. Изменения очевидны, на экранах отсутствуют упоминания о Первом съезде народных депутатов. Весной 1989-го это была основная тема обсуждения, как мне помнится, а новые демократические лидеры активно несли с трибун либеральную и антисоветскую чушь в невероятных количествах. Сейчас этого нет, но и альтернативы тоже не наблюдается. Возможно, слишком мало времени прошло. После переворота прожили всего месяц, вместивший в себя массовые аресты с зачистками, запрет кооперативов и денежную реформу. Если учесть, что путч подготовлен и проведен в предельно короткие сроки, спонтанно и без подготовки, то экономические и политические реформы никто всерьез и не готовил. Не считать же за таковые, горбачевские прожекты в стиле «500 дней и ночей» на переход от социализма к Апокалипсису.

Мировые новости и вовсе не изменились, сказывается, видимо, большая инерция глобальных исторических процессов. Если внутри страны ВКЧП активно что-то делает, то внешняя политика в полном анабиозе. Скорее всего, до сих пор идет чистка горбачевских ставленников в МИДЕ, а может просто никто не знает, что теперь надо делать. С идеологией тоже надо что-то думать, и отношения с Западом заново строить на какой-то другой платформе, а это очень непростая штука. В моей истории тридцать лет без остановки мучились, шарахаясь из крайности в крайность, пока окончательно не плюнули, убедившись в бесполезности этого процесса. К тому времени Запад окончательно деградировал в плане договороспособности и вменяемости, так что итог закономерен. Но в 1989 году ситуация несколько другая, и этим надо пользоваться.

Сижу, значит, примус починяю, смотрю новости в комнате у соседей, за неимением других телеприемников на этаже, и вдруг, как пустым мешком по голове из-за угла огрели. Сравнение принадлежит, все тому же Лехе-сослуживцу, и довольно точно отражает мое состояние в тот момент, когда ведущий сообщил о прибытии двух тысяч американских морпехов в Панаму.

Лишь через несколько секунд до меня дошло, что речь идет не о вторжении, а о переброске подкрепления на американскую военную базу в районе Панамского канала.

Утерев виртуальный холодный пот со лба, я понял, что ход истории во внешнем мире пока не изменился, и это если не знак свыше, то жирный намек и повод действовать. После чего отправился срочно звонить капитану Петрову, скрывающемся под псевдонимом «Лидия Сергеевна», она же — медсестра из поликлиники.

— Что-то случилось? Зачем просил об экстренной встрече? — генерал Леонтьев появился в точно назначенное время, утром следующего дня.

— Вспомнил об одном важном событии, цепочка ассоциаций сработала, как только услышал свежие новости. В декабре месяце американцы начнут вторжение в Панаму, Норьега будет арестован и посажен в тюрьму.

— Информация важная, не спорю. Но это это случится только через полгода. Экстренный канал связи не для этого. Мог бы в пятницу об этом доложить. К чему спешка?

— Времени в обрез. В начале июня наступит развязка в Пекине на площади Тяньаньмэнь и в начале июня аятолла Хомейни уйдет от нас в мир иной.

Уж насколько генерал Леонтьев умен и проницателен, но даже он не смог понять, где здесь связь и логика. О чем мне и сообщил.

— В Пекине демонстранты уже целый месяц на центральной площади тусят, и примелькались в новостях, поэтому на них особого внимания не обращают. А зря! В первых числах июня правительственные войска разгонят этот табор, погибнет несколько сотен человек, причем с обеих сторон: и студенты и военные. Но информационный удар будет на два порядка сильнее. Пойдут вбросы про десятки тысяч убитых, раздавленных танками, о тысячах расстрелянных в тюрьмах. Китай потом и за тридцать лет не отмоется от этого кровавого злодеяния.

— Вбросы — это дезинформация? Правильно понял?

— Нет, вбросы — это просто наглая ложь и клевета, не подкрепленная ничем. Распространяемая через множество «независимых» источников, каждый из которых ссылается на кого-то другого и ни на кого конкретно. Деза — это несколько другое. Но сейчас не об этом. Аятолла нам сильно обязан, и отдать «долг чести», если подвернется такая возможность, на пороге смерти для него очень важно. Думаю, он не откажет нам, но счет идет буквально на недели. Вдруг здоровье у него раньше начнет ухудшаться.

— Как связан Тегеран и Пекин? Про Панаму даже не спрашиваю.

— Связь прямая. Не секрет, что китайцы снабжают оружием проиранские группировки в Афганистане. Аятолла по своим каналам предупреждает китайских партнеров об информационной подставе. Взамен просит китайские ПЗРК. Которые мы перехватываем где-нибудь в горах Кандагара по наводке самих иранцев.

— Зачем нам китайские переносные зенитные комплексы? Это же ухудшенные копии советских ПЗРК, сильно устаревшие к тому же. Не проще купить несколько штук в самом Афганистане? Там этого добра хватает. Или лучше американский «Стингер»?

— «Стингеры» поштучно контролируют, под роспись и личную ответственность полевых командиров выдают. Те головой отвечают, за каждый выстрел отчитываются. Нам же много надо — не меньше ста штук! Поэтому только китайские.

— Не было печали, купила бабка порося, — задумчиво произнес генерал, подозрительно осмотрев меня, словно только, что обнаружил маньяка-взрывотехника, желающего купить мешок динамита в кредит. — Дай угадаю, ты предлагаешь нам в Панаме устроить американцам теплую встречу?

— Товарищ генерал, вашей проницательности можно только позавидовать. Только нам самим не надо светиться. Для этого у нас есть отличные ребята — кубинцы. Умелые и отважные воины, мастера спецопераций и партизанско-диверсионных действий. Латинская Америка — их дом родной, им и флаг в руки. Мы же абсолютно не причем, поэтому ПЗРК китайские. Впрочем, румынские или югославские тоже не помешают, боюсь, аятолла нужное количество не сможет добыть при всем желании.

Леонтьев надолго задумался.

— Разумно дергать тигра за хвост, когда у нас столько проблем внутри страны? Варшавский Договор на глазах разваливается, СЭВ на грани кризиса, в национальных республиках националисты голову опять поднимают. В верхах склоки и раздрай. И ты предлагаешь влезть в серьезную авантюру, чтобы потрепать нервы американцам? ЦРУ и АНБ сразу вычислят, кто за этим стоит. Журналистов и дипломатов можно обмануть, но спецслужбы — точно нет. Нужно нам портить отношения со Штатами именно сейчас? Сдалась нам эта Панама?

— В том и дело, что нельзя отдавать Панаму без боя, и вопрос не в стратегическом значении канала и не в географическом положении страны. Тем более, не в желании насолить пендо… американцам. Сейчас этого никто не понимает, но в моем времени тема давно и серьезно изучена, все же тридцать лет прошло. Вторжение в Панаму — это особый случай, это первая военно-психологическая информационная война, где собственно военные действия имели второстепенное значение, зато во всю использовались новые технологии информационного и психологического воздействия. Там только военных психологов было больше тысячи человек в специальном командовании. Впервые был создан «пул» журналистов, отобранных для освещения войны. Все они прошли многодневные тренинги и спецподготовку для участия в операции. Была впервые использована система контроля и цензуры всех сведений поступающих с театра боевых действий. И так далее и тому подобное. Причем координация шла не только с американскими, но и с ВВС и с европейскими и латиноамериканскими новостными агентствами.

— Пффф. Час от часу не легче. Кто этим будет заниматься? У нас просто нет таких структур и специалистов!

— Об этом и речь! Прямо сейчас их создавать надо. Чтобы учились в реальных условиях войны. Это же подарок судьбы. Заранее известно, что, где, когда и как будет проходить. Не только сорвать американцам их планы, но и самим набраться опыта. Не через десять лет, а прямо сейчас начать, пока враг еще плохо понимает, как это работает и как этим эффективно пользоваться. Провал операции в Панаме автоматически ведет к переносу операции в Ираке на более поздний срок. Именно там использовались по полной все панамские наработки. Глядишь, до распада Югославии у них просто руки не успеют дойти! Год там выиграли, год — здесь, и мы уже окрепнем, вернемся на мировую сцену.

Генерал обещал подумать. Перед прощанием Леонтьев неожиданно хитро улыбнулся и… вручил мне конверт с деньгами. Девяносто два рубля, налоги удержаны. Оказывается, это мой гонорар за статью о Румынии. Солидная сумма для бюджетника, лишенного левых доходов. Материал почему-то напечатали в газете «Труд», а не в «Правде» или «Известиях», там гонорар был бы в разы больше, у них и тираж солиднее. Скорее всего, у генерала там личные связи, поэтому такой немного странный выбор.

Глава 39

Жизнь на новом месте потихоньку начала налаживаться. С некоторым удивлением обнаружил в себе если не педагогический талант, то несомненную склонность к работе с детьми.

Началось все с шахматной секции. С чистой совестью свалил на Славика разработку учебных планов и конспектов, и тут же пришел к выводу, что преподавать боевое искусство пешечных окончаний тоже лучше доверить ему же. В некотором роде, осуществил мечту всей его жизни — нашел доверчивые свободные уши и наивные души, жаждущие приобщится к тайнам Сицилианки и защиты Каро-канн. Пришлось поменять время занятий, сдвинув на вечер, но это были сущие пустяки.

Так же Вячеслав Борисов оказался незаменим помощником в качестве разработчика сложных интеллектуальных квестов. Правда, пришлось постоянно контролировать полет его фантазии, иначе прохождение одной комнаты заняло бы не час, а несколько суток, да еще и с привлечением кандидатов наук из заводского КБ для решения отдельных головоломок. И весь этот трудовой подвиг только ради уникальной возможности лично пригласить некую девицу на это мероприятие. Воистину, любоффь творит чудеса!

Однако, совесть моя, снова напомнила о себе, настойчиво намекая, что эксплуатация наивных романтиков ради собственной выгоды — есть прямое нарушение заповедей Кодекса Строителя коммунизма. Есть в этом времени такая книжка, подозрительно похожая содержанием на скрижали Моисея, только в современном марксистско-ленинском антураже.

К тому же, Иосиф Давыдович сразу воодушевился, видя свободные рабочие руки и начал толсто намекать, что не худо бы мне помочь родному ДК и в других направлениях, раз все так удачно и ловко у меня выходит.

Поэтому я принял единственно верное и спасительное решение: нашел себе занятие, которое мне нравится и при этом не слишком обременительное. Организовал группу по изучению программирования. Некое подобие компьютерного класса уже существовало, но за неимением преподавателя кабинет стоял закрытым. В Советском Союзе откровенно прозевали наступление компьютерной эры среди широких масс трудящихся и ввели уроки информатики в школьный курс только в 1985 году, а подготовку учителей по этому предмету в институтах и вовсе начали с большим опозданием. Из-за этого информатиков в школах физически не хватало в конце восьмидесятых, поскольку получение высшего образование в педагогическом ВУЗе или университете — это пять лет обучения. В школах ускоренно переквалифицировали учителей физики и математики, пропуская их через курсы повышения квалификации, в сфере дополнительного образования просто получилась огромная дыра в кадрах. О чем мне и поведал директор, обрадованный и воодушевленный моей идеей.

Поначалу компьютерный класс произвел удручающее впечатление. Шесть ламповых телевизоров, покоящиеся на обычных школьных столах. Зеленая доска в полстены, мел, тряпка, кактус полузасохший на подоконнике, несколько шкафов и… всё! Взгляд по старой привычке пытался обнаружить системные блоки, шлейфы проводов, принтеры или другие атрибуты нового компьютерного века, но безрезультатно.

Сказалась ошибка восприятия! В моем понимании советские компьютеры этих времён должны быть громоздкими, огромными гудящими ящиками с вращающимися катушками магнитных лент и пачками перфокарт рядышком. Наличие компьютеров IBM PC 286 серии в провинциальном клубе трудно было ожидать. Однако реальность приятно удивила.

Внутри шкафов обнаружились шесть штук новеньких, практически ни разу не пользованных, персональных компьютеров «Вектор-06Ц» со всеми принадлежностями.

Выглядело это чудо, как обычная клавиатура, только чуть толще стандартной. Собственно это и был системный блок, ультракомпактного размера. В комплекте с ним шел импульсный блок питания (размером с кирпич) и устройство для хранения и считывания информации. Если кто-то подумал, что последнее из перечисленного похоже на дискету или жесткий диск, то вынужден разочаровать — в качестве внешней «памяти» в этой ЭВМ используются советские аудиокассеты МК-60 и обычный бытовой портативный магнитофон «Весна».

Глядя на это благолепие, я умилительно вытер слезу и приступил к изучению матчасти. Благо, советские инженеры, создавшие это чудо, предусмотрительно снабдили его всей возможной документацией на все случаи жизни. К каждому(!) компьютеру полагалась несколько брошюр и парочка талмудов с инструкциями и пояснениями. Общий вес сопроводительной литературы превышал вес самой приставки раза в два! Среди документов обнаружился даже подробный курс по изучению языков «Бейсик» и Ассемблер. Это был просто прекрасный подарок лично для меня. Так же к каждому компьютеру прилагалась загрузочная кассета, выглядевшая точно так же, как кассета группы «Ласковый май» у меня в чемодане.

В своей прошлой жизни с «Вектором-6Ц» мне не приходилось сталкиваться. Хотя, по странному стечению обстоятельств, его одно время производили в Нижневолжске, на электронном заводе «Прогресс». Но точно помню, что это было намного позже, году в 90-м или даже 91-м. Эти же компьютеры выпущены в Кишиневе в декабре 1988 года. Видимо их изначально там начали делать, и только потом наладили сборку в моем городе.

Подсоединить и запустить «Вектор» оказалось не сложно, удивительно просто и легко. Правда, пришлось подождать немного. На магнитофонной загрузочной кассете, поставленной с завода, применяется двойная запись для защиты от ошибок, и скорость воспроизведения очень низкая. Позже время загрузки удалось сократить раза в три, перезаписав кассету. В этом случае появляется риск потерять часть данных, но советская магнитная лента пока свежая, до двух лет, обычно не сыпется, а если делать резервные копии, то и вовсе проблем не будет. Для копирования на кассеты у «Вектора» есть встроенная специальная программа, как и множество других, идущих в комплекте.

Самый большой шок я испытал, когда обнаружил, что к компьютеру прилагаются сразу две игры. «Тетрис» и какая-то аркада с лабиринтами. Причем в роскошном цвете и с трехканальным звуком! Три канала: это низкие, средние и высокие частоты, что позволяет воспроизводить мелодии, а не только жалкие пикающие звуки.

Мы в рыбвтузе учились на инженеров, и у нас в компьютерном кабинете до девяносто третьего года мониторы были зеленого цвета с шестнадцатью оттенками. Здесь же — полноценные 256 цветов и встроенная полифония.

Между прочим, «Вектор», выпущенный в 1988-ом году стандартно уже имеет в корпусе несколько разъемов под принтер и электронную периферию, причем контакты посеребренные и позолоченные! В паспорте сказано, что в нем использовано полтора грамма золота, столько же палладия и серебра.

При помощи встроенного интерпретатора Бейсик на «Векторе» можно не только игры писать, печатать и рисовать, но и музыку накладывать, используя классическую нотную запись! Извращение редкостное, но в принципе работает — чего еще надо на безрыбье?

При этом «Вектор-06Ц» идеально подходит для начинающего программиста. Можно учиться и создавать свои приложения буквально в режиме реального времени. Единственная проблема — кассеты для записи и хранения программ желательно все же импортные. Цены же на них кусаются — пятнадцать рублей за японскую или немецкую у спекулянтов, но зато девяносто минут, а не шестьдесят. Плюс естественное ограничение — перед телевизором долго не посидишь, это не ЖК-монитор, а стандарт безопасности ТСО-95 еще не существует в природе.

Желающих изучить программирование, а точнее, «поиграть в приставку» набралось столько, что кабинет не вместил всех. Пришлось организовывать две группы по десять человек, иначе они просто передрались бы. Следом и третью группу пришлось создавать, уже из студентов аэрокосмического факультета. Процесс и дальше ширился бы, но тут я волюнтаристски закрыл прием заявок. Тридцать учеников на шесть компьютеров — это и так запредельно много.

Всем остальным в качестве альтернативы были предложены курсы скорочтения и мнемотехники для развития памяти. Правда, времени на их организацию и написание учебных программ у меня пока не нашлось, поэтому их открытие перенесли на середину июня.

В некотором роде, получилась система из двух лиг: высшей и первой. Счастливчики, которые попали в компьютерные группы получили четкое предупреждение, что играть в приставку — это не основная цель их занятий, а всего лишь приятный бонус. Тот, кто не намерен всерьез заниматься программированием и изучением языков, тот будет отчислен, а на их место будут приняты лучшие ученики из первой лиги, добившиеся успехов в скорочтении и мнемотехнике.

Улучшение памяти и чтения будет базироваться на методике Зиганова и Козыренко. Из всех, какие пробовал — эти учебники самые качественные и эффективные. Пусть даже и не полные — все же много лет прошло, отдельные моменты успели забыться. Но в любом случае, даже с пробелами и фрагментарные — эти программы обучения революционные для восьмидесятых годов. Да и для девяностых — тоже. Нечто похожее сейчас только в спецслужбах используют.

Конечно, логически напрашивается еще и «Супервнимание» дать ученикам, тогда это будет полный комплекс из трех компонентов. Но такой тренажер возможен только в виде компьютерной программы, по крайней мере, в другом виде я курсов «Супервнимание» не встречал. [Курс СВ создан группой «Зеленый остров» в 2005 году.]

Собственно, именно для этого мне и потребовался компьютерный класс в личное пользование. Мысль использовать чужие руки и мозги вытекает из основной идеи автоматически. Чем полгода мучиться с программой лично, легче создать секту маньяков-программистов, и уже они напишут все, что нужно под моим чутким руководством. Раз уж масть так удачно легла с «Векторами». Тренажер на внимание и концентрацию, сам по себе, технически не сложен, и графика минимальная требуется, главное — подбор упражнений. С этим проблем нет — прекрасно помню почти все из двух десятков заданий. Интересно, откуда, из какого закрытого советского НИИ их утянули во время бардака девяностых, если в начале второго десятилетия следующего века программа исчезла из свободного доступа. Ни за какие деньги нельзя было найти. Видимо, спохватились компетентные товарищи. Хорошо, что у меня копия была. В отличие от скорочтения, единожды выученного, СВ желательно каждые пять лет повторно проходить.

Глава 40

— Вы на полигоне стреляете из противотанкового гранатомета РПГ-7. Справа дует сильный ветер. Ваши действия? Варианты: стреляете прямо в мишень, наплевав на ветер. Второй вариант: слушаете сержанта, который два года отслужил и целитесь левее. Третий вариант: производите выстрел правее мишени.

Тема опроса, конечно, немного странная для мозгового штурма, посвященного созданию игрового квеста, но ради воспитательного процесса пришлось преподать урок армейской логики. Хотя, понятное дело, что женская красота и логика плохо совместимы.

— Откуда в моем кабинете взялась женская красота? — этот вопрос надо адресовать Славику Борисову, который перестарался с обольщением старосты курса и заманил девицу в наш творческий коллектив.

Теперь мадам Решетнева обитает в моем компьютерном классе и выносит мне мозг при каждом удобном случае, а чаще всего и без удобного повода. В этот раз Полина докопалась к армии, которая снижает умственные способности некоторых. В чей огород камешек, размером с мельничный жернов, не трудно догадаться.

Сия мадам, внедряясь в наш коллектив, явно строила планы продолжить спор о Лунной Афере, но я наотрез отказался обсуждать тему, пока оппонент не представит письменное разрешение из Первого отдела. Мадемуазель обиделась, и объявила холодную войну хозяину кабинета, слишком доброму, чтобы выставить её за дверь.

Славик выглядит довольным, как слон, теперь он с Полиной постоянно занят общим делом, а мне приходится терпеть эту саботажницу и вредительницу в своей вотчине, и даже слова грубого не скажи, чтобы не обидеть шахматного гения, спасшего меня от детей-вундеркиндов.

Хотя, грех жаловаться. Вслед за Полиной к нашему коллективу присоединились еще несколько молодых талантов, но уже мужского пола. Не один Вячеслав такой сообразительный, а симпатичных девушек на факультете раз-два и обчелся. Я бы даже сказал, что слово два — уже лишнее. Даже если критерий красоты проводить где-то между крокодилами и серыми мышами.

В этот раз мы сцепились, когда речь зашла о задачках из познавательной тригонометрии. Мне этот ребус показался слишком сложным для развлекательного квеста, не всякий человек помнит наизусть формулы приведения двойного синуса. Большая часть творческого коллектива согласилась с моим мнением, но Полина была бы не Полиной, если бы не высказалась особо. В том числе о службе в армии, снижающей умственные способности у носителей кирзовых сапог.

Пришлось на практике демонстрировать ошибочность этого тезиса. Макнуть зазнайку, выражаясь интернет-сленгом. Для этого и была дана вводная про гранатометчика.

— Пфф. Задачка для детсадика! — выдала свое экспертное мнение штатная вредительница нашего подразделения. — Конечно, правее надо целиться. Не думала, что у служивых все настолько запущенно.

Еще двое студентов бауманки поддержали мнение сеньориты Решетневой, лишь Славик что-то заподозрил.

— Не может быть все так просто. Здесь скрыт какой-то подвох. Какой правильный ответ?

— В армии всегда надо слушать старшего по званию. Если сержант советует стрелять левее мишени, так и надо делать!

— Но это абсурдно! Ветер дует справа, значит гранату сносить будет влево.

— Даю подсказку. Граната состоит из тяжелой боевой части и длинного легкого хвостовика, в котором расположен пороховой заряд, создающий реактивную тягу. Вот схематичный чертеж. Что будет при сильном ветре справа? Будущие ракетостроители, что скажете?

— Офигеть! Легкий хвостовик будет ветром сносить сильнее, и снаряд начнет разворачивать вправо. В результате он будет лететь против ветра и попадет правее мишени?

— Браво, Вячеслав. Только надо говорить не снаряд, а «выстрел» у гранатомета. Ясно, вам гражданские шпаки, чему учит армия? Она учит смотреть вглубь вещей и не делать поспешных выводов!

— Невоспитанности и мужланству она учит, — обиженно надулась мадам, но признав поражение, больше язвительных шуток не отпускала. Целых два дня. И даже наоборот, наконец направила энергию ума в полезное русло, придумав задание для квеста с использованием старого кассового аппарата, который неделю уже болтался под ногами без всякой пользы.

В общем и целом такая жизнь мне начала нравиться. Веселая чехарда, интересная творческая работа, куча добровольных помощников, преисполненных энтузиазма по самые уши. И самое важное — безграничное множество возможностей впереди. Хочешь великим программистом стать — без проблем, Великая компьютерная эпоха только начинается, изобретателем — проще простого, великим литератором или популярным автором песен — и это пожалуйста! Сценарий для «Матрицы» написать или новый жанр литературы «изобрести» — пара пустяков. Есть даже возможность умные советы руководству страны давать. Прислушаются или нет — другой вопрос, но потешить тщеславие и самолюбие есть чем, если захочется.

При этом впервые в жизни вопрос зарабатывания денег передо мной не стоит вообще. Полное и абсолютное равнодушие в душе, если вопрос не касается чисто текущих потребностей. Даже трудно сосчитать сколько способов разбогатеть и стать миллионером у меня есть. На Западе запросто можно и миллиардером заделаться — но мне туда путь заказан, да и не хочется почему-то. Парадоксально, но возиться с детьми оказалось намного интереснее, чем рубить бабло в моем будущем. Хотя некоторые «детки» в моей богадельне старше меня по возрасту, есть даже один студент с четвертого курса.

Трудно посчитать, сколько народа оказалось вовлечено в карусель, которую я здесь организовал. Примерно сорок-пятьдесят человек, точно нельзя сказать, поскольку броуновское движение не прекращалось в течение всего дня. Компьютерный класс превратился в помесь борделя и штаба фронта во время наводнения. В одном углу заседал комитет по созданию квестов, в другом углу обосновался художник, увлеченно трудящийся над портретом «Газели» в разных ракурсах по моим чертежам. Повелитель краски обнаружился в нашем ДК согласно штатному расписанию. Товарищ оказался слегка запойным, и как всякий настоящий художник, сильно страдал от скуки и отсутствия творчества. Поэтому мое предложение воспринял, как подарок судьбы. В свободное от рисования грузовиков и фургонов, Толик, так звали нашего живописца, отводил душу в авиации. В результате все стены нашего компьютерного класса оказались увешаны плакатами, эскизами и картинами с истребителями, вертолетами и коммерческими автомобилями. Что только усилило степень хаоса в инкубаторе гениев, как скромно окрестил свое детище не менее скромный создатель.

Хорошо, что юные шахматисты оказались на другом этаже, иначе стулья в нашем курятнике пришлось бы занимать с ночи. Но жаждущих приобщиться к компьютерному счастью было столько, что пришлось вводить график использования «Векторов». Почему-то все окружающие были убеждены, что больше двух часов подряд работать советскому компьютеру не рекомендуется. Перегреется, мол! Хотя в инструкции об этом ни слова. Но если выбирать между инструкцией и жизненным опытом советского человека, то выбор однозначен. Начертили график, назначили ответственного. Ибо, «Вектор» при всей его невзрачности и простоте конструкции, оказался невероятно дорогой игрушкой! Я просто упустил из виду, каковы ценники на компьютеры в это время, даже на самые примитивные.

«Вектор-06Ц» стоил 750 рублей! Плюс телевизор, который тянул на пять сотен карбованцев, и кассетный магнитофон от ста двадцати рэ. Итого: почти полторы тысячи советских рубликов. На эти деньги можно однокомнатную квартиру в Нижневолжске купить. Правда, не в центре, на окраине, но не суть. Это почти весь мой годовой заработок, между прочим.

Самое забавное, что мои представления о компьютерном прогрессе в СССР оказались очень далекими от реальности. Оно и понятно: на это время выпали два с лишним года армии, затем распад Союза и жуткое начало девяностых — не до компьютеров было, а позже уже совсем другая техника и программы пошли, в основном импортные. В моем будущем сложилось впечатление, что советского программирования и не было вовсе, а техника — жуткая архаика. Конечно, было у меня подозрение, что это не правда, и влияние западной пропаганды, но что настолько сильно искажена картина прошлого — даже не догадывался.

Оказалось, что в СССР вполне себе, массово выпускаются копии 286-х компьютеров, причем с середины восьмидесятых годов! Есть даже немецкие из ГДР — но это большая редкость. И каждый год выходят более современные, улучшенные версии. Конечно, отставание от Запада очень серьезное, особенно в процессорах и объемах памяти, но зато в программировании очень неплохо дела обстоят.

Прежде всего, благодаря очень хорошему математическому и физическому образованию в стране. Без всяких оговорок — массовое среднее образование в СССР на данный момент лучшее в мире. Особенно в физико-математических направлениях. Хотя уже начались губительные реформы и развал этой системы, причем задолго до Ельцина. Тема тоже важная, но пока до неё руки не доходят, да и экстренного вмешательства не требуется. Если за тридцать лет не развалили до конца, то за полгода при живом Союзе и подавно ничего не успеют.

Программирование — это очень модный тренд среди советской молодежи. И только физическое отсутствие самих компьютеров сдерживает это творческое цунами. Сотни тысяч, если не миллионы энтузиастов готовы ринуться в бой, совершить советское компьютерное чудо, надо лишь направить их порыв в нужное русло.

Почти сразу выяснилось, что в программировании, я почти такой же «нуб», как и в шахматах. Повторилась ситуация точь в точь, как с преподаванием в детской секции, когда учитель хуже учеников разбирается в предмете. Даже зловредная Полина много лучше меня ориентируется в компьютерных реалиях этого времени, разве что на «Паскале» программы пишет медленнее, что её сильно задевает, судя по тому, что она именно этому языку больше всего времени уделяет.

Зато в Ассемблере я ни в зуб ногой, да и Бейсик изрядно подзабыл, так что счет почти равный. Но когда зазнайка начинает надувать щеки, то я вытаскиваю из рукава очередной козырь и осаживаю мадам на её законное место. Обычно намекаю, что будущее за программированием на языке «Си» — что чистая правда, но его мало кто учит и хорошо знает среди студентов. Но, вынужден признаться, что козырь липовый — на языке С я вообще программ никогда не писал. Лишь общее представление имею.

Выяснилось, что даже при отсутствии Интернета в СССР в 1989 году уже очень развитое компьютерное комьюнити, или выражаясь без ругательств — сообщество. Выходит множество журналов по теме ЭВМ, и самые интересные программы просто печатают в бумажном виде в них же. Все желающие вручную(!) перепечатывают код себе прямо со страниц журналов. Очень развито общение по почте. Кассеты и программы на бумаге просто пересылают в другие города бандеролью.

— Голь на выдумки хитра, — только и можно сказать о таком способе обмена информацией. При этом почта СССР не сильно отличается от «Почты России» по качеству и скорости. Корреспонденция неделями путешествует из города в город.

Удивительно, но никого не надо убеждать, что наступает компьютерная эра. В этом и так уверены практически все окружающие. Поэтому такой активный интерес среди молодежи. Невероятная энергия накоплена, кипит, бурлит и требует выхода.

Если изначально даже браться не хотел за это направление, поскольку в компьютерных делах разбираюсь очень слабо, и это абсолютно объективная оценка, то сейчас вынужден еще и эту тему повесить себе на шею.

С другой стороны, любой нормальный попаданец вынужден заниматься тем, в чем он плохо разбирается. Не бывает людей с энциклопедическими познаниями во всех областях науки и техники. Даже больше скажу, слишком большие знания в разных сферах обычно свидетельствуют о том, что на практике человек их использовать не умеет, и опыт в этих сферах у него минимальный.

Опять же, товарищ Берия не был ни физиком-ядерщиком, ни ракетостроителем, однако успехи его на этом поприще трудно не признать.

Поэтому трезво оценив свои способности, я решил привлечь к работе настоящих гениев, сравнимых по масштабу с Курчатовым и Королевым, только в компьютерной области. О чем и сообщил генералу Леонтьеву во время очередной встречи.

Глава 41

— Николай Сергеевич, нам нужно серьезно заняться вопросами компьютерного развития страны.

Товарищ генерал скривился, словно ему вместо чешского полутемного предложили армавирское разливное, теплое и разбавленное. Видимо компьютерная тема его не слишком интересовала и воодушевляла.

— Других забот полно. Если уж заговорили об ЭВМ… Товарищу Павлову так понравились докладные записки с прогнозами по экономике, что он всю плешь проел, требует новых уточнений и сведений. Крючков лично просил поспособствовать. Надо помочь.

— Причем здесь компьютеры?

— Не желательно посвящать еще и его. Поэтому официальная версия — прогнозы выдает суперкомпьютер. Товарищ Павлов ведь не успокоится, всю Академию наук перевернет, будет искать эту загадочную ЭВМ. Его понять можно, ситуация сложная, а тут, прекрасно зарекомендовавшая себя машина, которая дает удивительно точные и полезные прогнозы.

— Хорошо. Товарищу Павлову грех не помочь. Пусть присылает вопросы, постараюсь ответить.

— Уже, — довольно ухмыльнулся генерал и вытащил пачку листов с теми самыми вопросами.

Внимательно ознакомившись с перечнем вопросов, я пришел к выводу, что здесь писанины на трое суток непрерывной работы. Причем девяносто процентов вопросов либо бесполезны, либо вредны и ведут не в ту сторону, куда следует. О чем и сообщил генералу.

— Ничего не получится. Бессмысленная трата времени. Электронная машина не может и не должна пояснять, что вопросы ошибочные. Можно конечно ответить на некоторые, но пользы от этого не будет. Надо лично разговаривать с Валентином Сергеевичем, ибо нет у него понимания что и как надо делать. Общей идеи и концепции нет, путаница в планах и сиюминутная реакция на проблемы.

— Можно подумать, что у тебя есть? — неодобрительно прокомментировал генерал. — Тоже мне, великий экономист. Сколько людей у тебя в подчинении работало? Больше ста или меньше? А туда же, советы космического масштаба давать.

— Вы правы, нет у меня опыта руководства страной. И планов спасения экономики нет. Зато мне достоверно известно, куда приведет нынешний курс. Зачем идти по заведомо ошибочному пути?

— Хорошо, допустим, личная встреча и прямой разговор намного полезнее будет. Как будем легендировать твое появление?

— Элементарно. Суперкомп слишком большой, чтобы его перевозить. Местонахождение секретно, зато программист, один из создателей искусственного интеллекта, спокойно может приехать на встречу и ответить на все вопросы. Опираясь на информацию, которую выдала ЭВМ. Этим программистом буду я.

— Справишься?

— Есть другие кандидатуры? Значит, справлюсь. Но мы отвлеклись от главной темы. Нам нужно найти двух человек и привлечь их к работе. Это ключевые фигуры для будущего компьютерного прорыва.

— Всего две? — удивился Леонтьев. — Почему так мало?

— Знал бы еще кого-нибудь — обязательно предложил бы. Но именно эти двое — действительно самые важные и ключевые. Евгений Касперский. Его найти будет не сложно. Закончил Технический факультет ВКШ КГБ, работает в каком-то военном НИИ.

— Технический факультет — это хорошо. Направление: математика или физика?

— Побойтесь бога, Николай Сергеевич! Я же не его биограф, чтобы такие подробности знать и помнить. Фамилия редкая, легко найдете. Со вторым сложнее. Игорь Станиславович Ашманов. Вроде бы должен работать в НИИ информатики при АН СССР. Но могу ошибаться. Возраст до тридцати. Занимается программами связанными с лингвистикой и проверкой правописания.

— Странный выбор.

— Ничего странного. Касперский создал одну из крупнейших и успешнейших в мире компаний по информационной безопасности. Причем уже к концу девяностых стал мировым лидером по антивирусам. И двадцать лет после этого на вершине держался. Это дорого стоит. Тем более, наш человек, проверенный. За тридцать лет не скурвился. Ашманов, кстати, тоже.

— Лингвист, который?

— Это очень разносторонний товарищ. Преуспел в огромном количестве направлений. Нас прежде всего интересует разработка текстового редактора «Лексикон». Очень удачная программа, была популярной в России до начала следующего тысячелетия. Пока «Майкрософт» её не сожрал окончательно. А программа проверки правописания, созданная Ашмановым была куплена микросфотными и использовалась почти без изменений двадцать пять лет до самого моего отбытия в прошлое.

— С трудом понимаю половину того, что рассказываешь, но придется поверить, что это важно. Найдем и того и другого.

— Спасибо. Только учтите, что Игорь Ашманов сейчас собирается эмигрировать в США. Не спугните его.

— Пффф! Ты только что убеждал, что надежный и проверенный товарищ, и вдруг такое?

— Собирается, но не уедет. Это принципиально важно. Дело в том, что весь его коллектив сидит на чемоданах и ждет момента, чтобы свалить за границу. Он один из всех останется. Причем все наработки они увезут с собой, и станут трудиться на благо США. И во вред СССР — поверьте на слово, без руссификации программ враги никак обойдутся.

— Их не удержишь. И не переубедишь, — Леонтьев тихо выругался.

— Нельзя их выпускать. Вообще надо срочно запретить выезд программистов. Только через карантин. Три года работы не по профессии, только затем эмиграция. Можно восстановить сбор за полученное образование в СССР.

Глава 42

Насколько замечательно шли на производственном фронте, настолько же неудачно продвигались на личном. С Ириной Викторовной случился эпический облом. Что самое удивительное — причину грандиозного провала на любовном фланге вычислить так и не смог. Вроде бы беспроигрышная стратегия выбрана, и сам хорош во всех смыслах, да еще и в героическом антураже — а толка нет!

Как об стену лбом, непробиваемой оказалась знойная красотка в испанском стиле.

Собственно, концерт ко дню пограничника только ради охмурения устраивал, полторы недели готовил, выкраивая крупицы свободного времени, а результата — ноль целых, хрен десятых! Милая снисходительно-равнодушная улыбка или холодное пустое безразличие — вот и вся реакция.

Между прочим, концерт получился убойным, зрители аплодировали стоя, а директор клуба на радостях пообещал премию всем участвовавшим. С формулировкой «за творческие достижения».

В программу вечера вошли все мои наработки еще со времен армейской службы: «Черные глаза», «Офицеры», «Граница» и еще несколько других. Исключение пришлось сделать для «Давай дасвиданья», не стоило афишировать причастность к её созданию, так недолго и проколоться. К тому же, хит талышских ашугов и без того широко известен и популярен, и его исполнение в сравнении с оригиналом никого не впечатлило бы.

Так же пришлось отказаться от «Владимирского централа» — публика интеллигентная, не поняли бы, да и стуканут обязательно в особый, он же — Первый отдел. Пришьют идеологическую диверсию — потом оправдывайся. Мне конечно пофиг, но Иосифу Давыдовичу зачем жизнь портить? Поэтому исполнил несколько сольных хитов на тему: «подарю тебе дом», и «город Сочи- шашлычок вкусно очень». В последнем случае честно признался со сцены, что шлягер не мой, автор музыки и текста — Сергей Трофимов.

В новеньком камуфляже с медалью на груди и кучей наград рангом поменьше, смотрелся восхитительно. Так мне казалось. Как говорится, в одном из исполненных мной шлягеров: «Лучше не могу пожелать я». Девушки в зале должны были штабелями падать у моих ног, однако не сложилось что-то.

Прекрасная Ирина Викторовна не впечатлилась вовсе, а реакция других симпатичных девушек меня не слишком интересовала, да их и не много было на концерте — пришли в основном студенты, да сам трудовой коллектив ДК. О рекламной компании на заводе никто не позаботился, хотя зал все равно набрался почти полный. Какие красавицы учатся в МВТУ уже рассказывал — без слез не взглянешь.

К сожалению, образ мой был неполный: фуражку зеленого цвета пришлось вернуть хозяину — Феде. Сапоги вынужденно пришлось заменить на кроссовки, но не думаю, что это было причиной фиаско на любовном фронте.

Не обошлось без ложки дегтя. Мадемуазель Решетнева публично усомнилась в моих авторских способностях. Не удержалась язва, вставила шпильку. По совести говоря, права она, моими можно назвать лишь отдельные строки из песен. Когда память подводит, приходится сочинять недостающие рифмы самому. Многолетние тренировки в караоке, конечно, быстро не забудешь, но все же, бывают моменты, когда не можешь вспомнить отдельные слова и строки.

В другой ситуации я бы промолчал. Ибо что взять с глупой бабы, даже если она умная? Вопрос риторический, ответа не требуется. Но облом с очаровательной учительницей бальных танцев меня сильно расстроил, а тут под руку подвернулась особа, сама напрашивающаяся на то, чтобы сорвать злость.

Короче, поспорили мы с ней, что песня о границе моего авторства. Причем спорили на желание. Полина на сто процентов была уверена, что доказать это невозможно, поэтому и рискнула пойти ва-банк. Шанс один на миллион, что у меня окажется документ из ВААП, Всесоюзного агентства по авторскому праву, подтверждающий мои слова.

— Политическое управление Закавказского пограничного округа… награждает мл. сержанта Морозова… за песню «На границу», — заикаясь и бледнея, читала Полина свой приговор, вынесенный указанным политуправлением еще в феврале месяце.

Все бы ничего, но праздник испортил Славик, некстати вставших на защиту своей обожаемой старосты. Полдня ходил за мной, умоляя и клянча отменить наказание. Так и не дал мне сосредоточиться и придумать что-нибудь интересное. Хотя приговор в две недели молчания — это уже великое благо. Пришлось уступить права на исполнение приговора, ради душевного спокойствия и счастья друга.

Решили так: Славик «перекупает» долг, и Полина в счет его погашения идет с ним в кино. Взамен он получает месяц каторжных работ уже в моих интересах. Вид каторги решили придумать позже: неизвестность выглядит намного страшнее и производит более сильное впечатление. К тому же шахматный гений и так работает на меня бесплатно «за идею», так что ничего менять не придется.

Многоходовка нужна ради того, чтобы представить Славу в виде человека, готового на любую жертву ради любимой заразы. Одновременно, меня выставляем в образе беспринципного, наглого, бессовестного… (нужное вставить). Ибо, настораживает в последнее время внимание этой мадам к моей персоне. У нас цель, чтобы она к Вячеславу прониклась добрыми чувствами, а не ко мне цеплялась по всякому поводу. Любовь от ненависти, как известно, отличает лишь количество и состав букв в этих словах.

Конечно, попытался подъехать к Ирочке еще раз, но вновь безуспешно. Решил проводить её до дома после работы. Та не стала возражать, мило улыбнулась, пожала плечиками и разрешила идти рядом, благо «асфальт не казенный», дословно. После чего… направилась в универсам, где по случаю вечернего времени и окончанию второй смены на заводе, образовалась огромная очередь. Глупо было целый час толкаться среди женской толпы с авоськами и корзинам, поэтому я остался ждать снаружи, около входа. Как Ирина улизнула — так и не понял. Подозреваю, что через запасной выход, но мне от этого легче не стало. Прождал целый час, обыскал все отделы, после чего вернулся к себе в общагу один одинешенек.

Единственное логичное объяснение, которое смог найти: из-за разницы в возрасте Ирина не рассматривает меня всерьез ни в каком качестве. По здешним, довольно патриархальным требованиям, разница в четыре года в пользу невесты считается предосудительной. «Невеста» — это не оговорка, вполне возможно, что это тоже одно из условий отношений. Такие дамочки в этом времени тоже не редкость. Только серьезные отношения, только в парадигме: «штамп в паспорт».

Однако, нет таких крепостей, которые не брала бы Красная Армия! И хотя с точки зрения исторической науки, таких крепостей огромное количество, но сама фраза мне нравится. Говорят, сам Михайло Семенович Буденный её произносил, когда шел на свидание в молодости.

Поэтому осада крепости, по имени Ирина, было продолжено по всем правилам военной науки. Если не получился решительный быстрый штурм, то следует изменить тактику и перейти к планомерной осаде.

— Иосиф Давыдович, можно попросить вас о помощи?

— Все, что в моих силах. Кроме новых компьютеров. Даже не заикайся. Только после Нового года, не раньше.

— Мы с вами прекрасно сработались, нашли понимание…

— Саша, не тяни поезд за рельсу, говори прямо. Чего надо?

— Нужно провести вечер советско-испанской дружбы. Точнее, не сам вечер, а подготовку к нему. Позже мероприятие можно отменить за ненадобностью.

Директор клуба подозрительно осмотрел меня, покосился на сейф, осторожно убрал ключи от него в ящик стола, и задумчиво поинтересовался:

— Зачем готовиться к празднику, который отменят? И по какому поводу торжество намечается? Что-то я не припомню никаких знаменательных дат, связанных с Испанией.

— Начну со второго вопроса. Исполняется ровно пятьдесят лет с момента окончания героической обороны испанского острова Тенерифе. Как раз в конце июня она закончилась. Это последний оплот республиканцев, который так и не смогли взять враги в 1939 году. Именно неудачная осада острова и стала последним эпизодом гражданской войны в Испании.

— Гм. Что-то не помню я упоминаний о войне на Тенерифе. Странно, неужели запамятовал?

— В советских учебниках об этом эпизоде почему-то не пишут. Официально боевые действия к тому моменту, как бы, прекратились уже.

— Пффф. Точно! Какой июнь, если война в апреле тридцать девятого закончилась? Ты чего мне голову морочишь?

— И в мыслях не было! Просто не успел объяснить. Нужна круглая дата, как повод для торжественного мероприятия. Не нравится Тенерифе, можно придумать оборону Ибицы, хотя название звучит не так поэтично. Причину можно взять любую, главное чтобы правдоподобно звучало, а проверять никто не станет.

— Ибицу не надо. Неблагозвучно как-то. Говори, зачем тебе понадобился этот цирк?

— Любовь. Безответное нераздельное чувство испытываю к Ирине Владимировне. Она же холодна и равнодушна. Пытаюсь растопить её каменное сердце, в чем прощу вашей помощи!

— В театральном училище тебе не доверили бы гардероб сторожить с такими способностями. Актёрский дар и достоверность, как у египетской мумии в водевиле с гусарами. Теперь понятно, ради кого ты концерт устраивал и на сцене горло драл.

— Все вы правильно понимаете. Сразу видно опытного, мудрого и проницательного руководителя на своем месте. Поможете?

— Куда деваться с подводной лодки? Придется помочь, чтобы ДК не пострадал от твоей страстной настойчивости. Что от меня требуется?

— Поручите Ирине Викторовне подготовить испанскую концертную и танцевальную программу к этой знаменательной дате. Ближе к концу месяца скажите, что испанцы не приедут и все отменяется.

— И все?

— Так точно! Все остальное сделает мое природное обаяние. Единственный человек в радиусе двадцати километров, который знает, что такое Фламенко, канте фламенко, канте хондо, чем они отличаются и как их правильно танцевать — ваш покорный слуга. Как говорится, при всем богатстве выбора — другой альтернативы нет. Придется со мной танец ставить.

— Ну ты и прохиндей! Целый месяц в обнимку танцевать — любая не устоит. Грех отказываться от такого зрелища. Будь по твоему. Только…

— Только что?

— Не получится у тебя ничего, — хитро улыбнулся Давыдыч. — Но за настырность уважаю. Любить — так королеву.

Откуда взялась страсть к испанским танцам? Ответ прост и банален. Где еще отдыхать российскому бизнесмену, которому надоели Турция и Болгария? Конечно же, в Барселоне или Аликанте. В одну из первых поездок нам с супругой впарили курсы фламенко. Что самое обидное: дорогие и качественные курсы. Из-за того, что дорогие бросать было жалко, а из-за профессиональных жестких требований из меня все жилы вытянули за три недели занятий. Причем вариант, что моя Машка будет обжиматься с каким-то знойным испанским мачо не рассматривался изначально, поэтому пришлось самому стараться на совесть.

Самое смешное, что затем во вкус вошли и даже понравилось. Так что, в следующие разы вновь в том же городе оказывались. До профессионального танцора мне, как до Норильска пешком по тундре, но в Реутове точно никто лучше меня фламенко или пасодобль не изобразит.

Глава 43

Единственный выходной — воскресенье, да и тот отжали. С утра заявился генерал Леонтьев на своем личном автомобиле, взял меня за шкирку, усадил внутрь и повез на встречу с товарищем Павловым.

Ехать пришлось долго, больше часа, судя по дорожным указателям в район Чехова. Я даже предположил, что мы прямиком на секретный командный пункт Генштаба едем, он как раз в этих краях базируется, но все оказалось проще. Всего лишь скромная правительственная дача в небольшом закрытом поселке.

— Здравствуйте, Валентин Сергеевич!

Выглядел хозяин дома импозантно и монументально. Наверное, так и должен выглядеть глава Советского правительства, пусть даже временно исполняющий обязанности. После недавнего государственного переворота, скромно именуемого «перестановками в верхних эшелонах власти», понять, кто именно и как управляет огромной страной довольно сложно. Всесоюзный комитет по чрезвычайному положению в Конституции не прописан, а предыдущий Председатель Совета Министров Рыжков Н. И. отстранен от должности, как ставленник Горбачева, правда, не под арестом, как его шеф.

Валентин Сергеевич, очевидно удивился, обнаружив вместо маститого эксперта-экономиста двадцатилетнего парня в легкомысленных кроссовках и джинсах. Может, я бы с удовольствием что-то другое одел, но скромные возможности моего гардероба не позволили этого сделать. Ни фрака, ни смокинга в общаге нет, и даже качественный двубортный костюм — роскошь, непозволительная при моем окладе.

Товарищ министр внимательно осмотрел меня еще раз, даже за спину заглянул, словно надеясь узреть рядом кого-нибудь постарше или хотя-бы поупитаннее, больше подходящего на роль экономиста, но так и не найдя искомое, обратил взор на генерала КГБ.

— Это кто? — поинтересовался хозяин, игнорируя возможность спросить у меня лично.

— Товарищ Северов — молодой компьютерный гений, один из разработчиков программы Искусственного Интеллекта.

— То, что молодой — вижу. То, что в ЭВМ разбирается — тоже наверное очень хорошо. О проблемах экономики и государственном планировании с кем разговаривать? Или молодой человек лишь уточнит вопросы и сразу уедет обратно?

— Лучше, если вы сами обо всем с ним поговорите.

Генерала откровенно забавляла сложившаяся ситуация. С одной стороны, приятно, что когда ценят и уверены в твоих способностях, но с другой — приходится соответствовать, и выкладываться. Причем исключительно «за спасибо». Нет, я не меркантильный, но костюм двубортный с моей зарплатой не сочетается никак, а последнюю заначку тратить на него категорически не хочется. Между тем, встречают по одежке, как это не банально и пошло.

Утешает только мысль, что меня, как ни одень, все равно, слишком молодо и не серьезно выгляжу, так что нет принципиальной разницы, какие шмотки на себя вешать. С другой стороны, вдруг именно отсутствие костюма сказывается на моих отношения с Ириной Викторовной? Точнее, на их отсутствии? Тьфу, отвлекся.

— Валентин Сергеевич! Все вопросы можете адресовать лично мне. Постараюсь ответить по возможности. Не стоит терять время. Можете обращаться ко мне по имени Александр, отчество не обязательно.

— Хм. Молодой человек, возможно вы что-то понимаете в электронных машинах, но экономика — это не лаптем щи хлебать!

— Товарищ Павлов, мы, компьютерные гении, в экономиках не сильны, поэтому просим прощения, ежели что. Но все-таки, может мы погорим о чем-нибудь конкретном? Например, о грядущем повышении цен, которое вы задумали?

— Твою за душу! Откуда знае… — премьер с удивлением посмотрел на генерала КГБ, и передумал спрашивать.

Леонтьев в ответ на не заданный вопрос, лишь пожал плечами, хитро и загадочно улыбнулся, словно Чеширский кот, обнаруживший полную банку советской сгущенки.

— Решение еще не принято, идея только обсуждается.

— Долго обсуждаете, товарищи экономисты. Лучше сейчас поднять розничные цены на двадцать процентов, иначе через год придется поднимать их вдвое.

— Молод ты еще, чтобы советы давать. Космического масштаба и космической же глупости. Такого повышения цен даже в войну не делали! Никогда в Советском Союзе инфляции не было и не будет!

— Потому и не было, что товарищ Сталин еще в 1944 году озаботился дефицитом государственного бюджета и запретил выдавать предприятиям необеспеченные кредиты, и уже к 1947 году имел положительное сальдо государственного бюджета. Вы же с начала семидесятых только и делали, что накачивали экономику ничем не обеспеченными деньгами. Денежная масса на счетах предприятий и на руках у населения уже втрое превышает годовые запасы советской торговли. Что будет если начнется паника и это денежное цунами сметет все, что есть на полках в магазинах? Или вы думаете, что в Государственном департаменте США не знают об этом и не подготовили планы по раскачиванию ситуации? Ошибаетесь, все давно проработано и готово. Ждут лишь подходящий момент.

Товарищ Павлов оторопел от такой отповеди, но ругаться перестал, лишь насупился и помрачнел.

— Поднять цены не могу. Не в моей власти. Нужно политическое решение. Общее, коллегиальное. Политбюро такое не никогда не пропустит и не примет. Это идеологическая диверсия с их точки зрения.

— Значит, надо обсуждать этот вопрос с товарищем Лигачевым. Убеждать его. Выбора нет: либо сейчас упредить катастрофу, либо ждать пока жаренный петух клюнет, и только потом расхлебывать в гораздо худших условиях.

— Егора Кузьмича переубедить можно, всех остальных — трудно, сказал бы, что невозможно.

— Хорошо, отложим этот вопрос. Лучше ознакомлю вас с прогнозами, которые выдает наша программа по макроэкономике в ближайшее время. Цена на нефть в ближайшие десять лет будет колебаться в пределах 10–20 долларов за баррель, причем скорее — ближе к нижней границе. Вероятность почти сто процентов.

— Это точно?

— Точнее не бывает.

— Проклятые империалисты! Сначала подсадили нас на взаимовыгодное сотрудничество в семидесятые, теперь нагло и неумолимо душат ценами на наше сырье. Получается второе десятилетие на голодном пайке, без притока валюты?

— Получается так. Но это цветочки. Ягодки впереди. Грядет новая техническая революция. В ближайшие годы произойдет взрывной рост в сфере компьютерных и информационных технологий. Грядет создание всемирной системы связи посредством ЭВМ. Производительность компьютеров вырастет в тысячи раз, при этом размеры микросхем уменьшатся в сотни раз, а цена снизится на порядок в течение десяти лет. Настольный компьютер в каждом доме станет обыденностью, а делать покупки и получать товары станет возможным не вставая с дивана. По нашим прогнозам суммарная стоимость активов биржи NASDAC достигнет нескольких триллионов долларов. И в этой гонке мы пока отстаем безнадежно.

— Печальную и очень неприятную картину рисует электронный оракул ваш. Мы, конечно, учтем прогноз, создадим специальную комиссию, которая займется этой проблемой. Но это все долгосрочные планы, какие неприятности ждут экономику в ближайшее время? Нас больше волнует вопрос, что делать со странами СЭВ? Ситуация стремительно ухудшается, а ваш аналитический доклад прямо утверждает, что дни его сочтены.

— Экстренно готовьтесь к распаду СЭВ. Никаких других вариантов нет. Лучшее, что вы можете сделать — провести ревизию и зафиксировать взаимные долги. Иначе эти бывшие социалистические братья выставят нам астрономические счета, и выяснится, что это они нас кормили все эти годы. За это мы должны платить и каяться.

— Невозможно! Это полный абсурд. Мы и так ниже мировых цен им все поставляем, а закупаем их продукцию чаще дороже, чем аналоги в Западной Европе.

— Все это надо зафиксировать документально, и чтобы «братушки» подписались под каждой цифрой. Иначе гарантирую, что мы окажемся должны и будем выплачивать несуществующие долги в десятки миллиардов.

— Ваша чертова машина кроме гадостей еще что-нибудь выдает? Вы не понимаете, что означает потеря десятков миллионов работников и десятков тысяч заводов в Восточной Европе! У нас глубокая интеграция и планы согласованные на пятилетку. Все это рухнет в одночасье. Представляете сколько смежников встанет по всему Союзу? Мало нам проблем, так еще одна катастрофа намечается.

— Есть и хорошие прогнозы, хотя развал СЭВ я бы вообще не назвал катастрофой. Скорее, наоборот. Обузу страшную скидываем со своей шеи. Но вам виднее, не буду спорить. Прекрасная новость: в ближайшие 15–20 лет крупных военных конфликтов не ожидается. Можно смело сокращать армию в три раза, а закупки вооружений и в десять раз можно порезать. Все равно, техника устареет за двадцать лет. При этом научно-исследовательские и конструкторские работы наоборот можно увеличить — это копейки на фоне остальных трат.

— И это хорошая новость? Два миллиона безработных солдат и офицеров — куда их трудоустраивать? Тысяча оборонных заводов, часто градообразующих — их куда девать? Закрывать или на выпуск сковородок перепрофилировать? Тогда эти сковородки по цене будут, как из чистого золота.

— На вас не угодишь. То жалуетесь, что десятки миллионов рабочих рук теряете, то два миллиона безработных вам некуда деть. Вы уж определитесь.

— Остряк-самоучка. Разницу между квалифицированным работником с многолетним опытом и тридцатилетним мужиком без профессии надо объяснять? На кого будем переучивать бывшего прапорщика или майора-артиллериста?

— Ваша правда, не подумал. Но все равно, армию сокращать придется. Даже если сейчас проблемы возникнут, в будущем нам столько солдат в принципе не нужно. Техника усложняется, и срочнику её доверять уже нет смысла, а учить надо годами. Да и миллионные армии уходят в прошлое необратимо. Дроны, беспилотники, спутники, ракеты и артиллерия. Танки только для небольших локальных конфликтов нужны будут.

— Сокращение армии и оборонных заказов тоже требует политического решения. Совет Министров такие вопросы не решает. Будет воля Политбюро и ЦК — исполним.

В таком духе и прошла вся беседа. Я выдавал очередную страшилку, предсовмина ругался, вздыхал и сообщал, что принятие решительных решений не в его власти. Извиняюсь за тавтологию. Единственная идея, которую он обещал обдумать и реализовать — увеличение доли строительных кооперативов. Эта мера, по его словам, способна связать пару миллиардов свободных денег, заодно простимулировать жилищное строительство и немного разгрузить очереди на квартиры.

О братских кавказских республиках вообще говорить не стал, вопрос выходит далеко за экономические рамки, и решать его надо уровнем выше.

* * *

— Неужели все так плохо? — поинтересовался генерал, когда мы выехали за ворота. — Трудно понять, когда ты всерьез прогнозы даешь, а когда откровенную лапшу вешаешь.

— Для профилактики лучше перегнуть с ужасами, иначе шевелиться не будут. А так все путём! Движемся в правильном направлении, только…

— Что только? Договаривай.

— Напрягает меня возрастающая неопределенность. Известный мне вариант истории уже не актуален, и с каждым днем расхождение с нынешней реальностью будет только возрастать.

— Что с того? Ведь именно этого мы и добивались. Изменить и предотвратить распад страны. Сделать так, чтобы твой вариант будущего, не самый светлый и прекрасный, никогда не наступил.

— Не об этом речь. Раньше мое послезнание давало нам серьезное преимущество и в тактике, и в стратегии. Почему все так гладко шло до сих пор? Потому что в моей памяти были все подсказки: и хронология, и все основные действующие лица, и мотивация сторон известна была, и многое другое. Сейчас ничего этого нет, осталось подсказки только стратегического уровня, долговременные тренды или некоторые крупные события из будущего. Причем, точность прогнозов и дальше будет снижаться со временем. Многие войны уже не случатся, или закончатся по иному. Появятся новые политики, а известные мне наоборот никогда ими не станут. И так далее и тому подобное.

— Это ожидаемо было. Не принимай близко к сердцу. Ты и так сделал очень многое. Да и еще сделаешь, — генерал весело подмигнул мне в зеркало заднего вида. — Какие твои годы!

— Не думал расстраиваться. Просто констатация факта. Надо создать новую аналитическую структуру.

— Зачем нам еще одно? Ты забыл, какое подразделение возглавляет товарищ генерал? Целое аналитическое управление. Этого мало?

— Не настолько я самонадеян, чтобы переплюнуть вашу контору. Наоборот, именно у вас и надо создать эту службу. На первое время достаточно нескольких человек. Все равно, пока нет нужных программ и компьютерных мощностей. Однако, начинать надо сейчас. Да и результаты нужны «уже вчера».

— Гы. Ты собрался учить офицеров КГБ, как правильно заниматься аналитикой? Считаешь, что их зря пять лет учили в спецшколе и в институте имени Дзержинского?

— Учиться новому никогда не поздно.

— Ну-ну. Чем должна заниматься новая служба?

— Изучением газет.

— Пфф! Повеселил однако. Изобретать велосипед — твое любимое занятие? Изучение вражеской прессы практиковалось российским Генштабом еще с девятнадцатого века. У нас в каждом посольстве таких баснописцев добрый десяток сидит. Отчеты прямо из местных газет переписывают целыми страницами. Дармоеды блатные.

— Все правильно. Только мы будем анализировать не иностранные газеты, а наши, советские! Впрочем, импортные тоже, но чуть позже, когда руки дойдут и время будет.

— Кхх-кх, — закашлялся от неожиданности генерал, и странно посмотрел на меня в зеркало, как на вампира, предлагающего перейти на овощную диету. — Рассказывай. Интересно стало, как ты обоснуешь эту невероятную идею.

— Идея самая обычная для следующего тысячелетия. В две тысячи пятом работал я в избирательном штабе у одного местного политика, он потом мэром стал, затем губернатором соседней области, затем в Испанию сбежал, чтобы не посадили. Но не суть. Руководил кампанией известный политтехнолог из Москвы, а я у него что-то типа советника по местным особенностям. Уху из осетрины организовать, икрой покормить, с нужными людьми свести…

— Все это очень интересно, но слишком долго и нудно. Если можешь, покороче.

— Нам еще час ехать. Успею рассказать.

— Чтоб тебе дышло поперек коромысла! Целый час твоего занудства после трех часов вашей беседы с Павловым даже архангел Гавриил не выдержал бы, а я совсем не ангел. Не испытывай моего терпения.

— Ну и зря. Где вы еще узнали бы подробности из жизни провинциальных олигархов следующего тысячелетия. Короче, гуру маркетинга привез с собой методику обработки региональных СМИ на предмет изменения тенденций освещения предвыборной компании.

— Ну и?

— Любое решение в избирательном штабе противника обязательно отражается на подконтрольных ему СМИ. Причем заранее, даже если он нем публично еще не заявлено. Лишь очень опытные политтехнологи умеют купировать этот эффект. В большинстве случаев этого никто не делает, и можно предугадать действия противника.

— Абракадабра какая-то. Никто не будет предупреждать заранее газетчиков о своих планах.

— Как только решение принято, начинается целенаправленно меняться повестка дня, информационный тон и акценты, готовиться почва для основного события. Вот это изменение информационного поля и есть важный признак готовящегося наступления. Сами газеты понятия могут не иметь, что задумано, обычно их используют втемную на этом этапе.

— Все равно, непонятно, что именно мы должный обнаружить в советских газетах?

— Товарищ генерал, я вам поражаюсь. Любая республиканская газета — это рупор, который вещает от имени тех товарищей, которые этой республикой управляют. Надо лишь разобраться, о чем они вещают. Всякое изменение повестки дня должно привлекать наше внимание и анализироваться.

Эпилог

— Проходите товарищ Морозов. Присаживайтесь. Вот, вы какой, оказывается. Живой провидец, надо же. Наслышан о ваших заслугах.

— Спасибо, товарищ Лигачев. Всегда рад помочь родной стране.

— Обращайся по имени отчеству: Егор Кузьмич. Не надо скромничать. Председатель КГБ Владимир Александрович Крючков высоко оценил твою работу. И не только он. Товарищ Чаушеску просил передать личную благодарность и вручить высокую правительственную награду герою.

— Эээ. Служу Советскому Союзу! — немного растерялся я, поскольку понятия не имел как надо отвечать при награждении румынскими медалями.

Оказалось, что это не медаль вовсе. Орден Звезды Румынии второй степени из серебра с фионитами. Правда, радость оказалась недолгой. Вручили и тут же отобрали, отправили на ответственное хранение в закрома КГБ СССР. Пообещав выдать ровно через три года, уже насовсем. До того момента мне запрещено не только носить орден, но даже упоминать о награждении. К тому же, выписан наградной документ на Алекса Севера. Что вообще ни в какие ворота не лезет. Понимаю, что секретность и конспирация, но кто мне поверит с бумажкой на чужое имя?

Кроме звезды с каменьями мне оказалась положена премия в три тысячи румынских лей. Или леев? Сколько это в рублях — понятия не имею, как и то, каким образом мне её собираются выдавать. Чеками «Березки»? Так их вроде отменили во время кампании по борьбе с привилегиями, еще при Горбачеве, а румынские фантики в «Березке» точно не принимают, только твердую валюту.

Впрочем, я отвлекся. Товарищ Лигачев снова заговорил.

— Пригласили мы вас, вот по какому поводу… Через две недели в Советском Союзе намечается военный переворот.

— Наконец-то. Давно пора!


Конец третьей книги


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Эпилог




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке