Рыцарь Госпожи Смерти (fb2)

- Рыцарь Госпожи Смерти [СИ] (а.с. Мир Аркона) 946 Кб, 266с. (скачать fb2) - Георгий Георгиевич Смородинский

Настройки текста:



Георгий Смородинский Рыцарь Госпожи Смерти

Глава 1

Северо-западный Даркан, Хельстад, Восточный сектор, уровень локации 245. [Регенерация души: 0,51 %/час]


Теплое летнее солнце позолотило на прощанье верхушки далеких деревьев, и по небу растекся кроваво-красный закат. Над самой землей к заболоченной низине пронеслась стайка маленьких пестрых птиц. Заквакали повсюду лягушки, приветствуя скорое наступление темноты, и на Хельстад медленно опустилась ночь.

Я поднялся на ноги, вышел из-под дерева, в тени которого пережидал день, откинул с головы капюшон, оглядел своё бравое воинство и приказал:

– Готовьтесь, через минуту выступаем к Ан Клауду.

Семнадцать часов потеряно! Я думал, глаза быстрее привыкнут к свету, но, видимо, не судьба. Хорошо хоть, таланты смог разложить. Умертвиям солнечный свет нипочём, поэтому я призвал их сразу, как только откатился навык, и приказал Итану перераспределить вещи. С момента последнего призыва отряд серьезно подтянулся по уровню, и бойцам стали доступны предметы из моих старых запасов. Навыки с характеристиками у них распределились автоматически, но ничего страшного – я бы разложил так же.

В редком обвесе скелеты выглядели охренеть как эпично. Прокачанная до восьмерки Сила Умертвия сделала их натуральными монстрами, а с учетом нового бойца мощь отряда выросла многократно. Я задержал взгляд на костяной гончей, вздохнул и вытащил из сумки Око Забвения. Если бы не она, то некромант так, наверное, и остался бы в камне. Как бы я его освободил с пыточного стола богини Коварства? Но преданность должна быть вознаграждена. Поэтому я сначала отправлюсь в Ан Клауд за ножом Мервина, а уже оттуда двину в Вайдарру.

Ладно… Найдя на карте нужную точку, я использовал Око и указал Итану на появившийся портал:

– Пошли! Там на месте сориентируемся по обстановке.

– Да, командир! – кивнул скелет, и первая пятерка двинулась к окну перехода.

Дождавшись, когда все умертвия скроются в серой дымке, я свистнул Шону, позвал Мирну и направился в портал, будучи уверенным, что оба питомца идут следом за мной.

Маленького ящера, в принципе, можно не звать, он все равно никуда от меня не денется, а вот с костяной гончей оказалось все не так просто. Ни её характеристики, ни навыки мне не открылись. Только пять команд: атаковать, отозвать, охранять, идти по взятому следу и просто – следовать за хозяином. В случае гибели я смогу поднять её через месяц, могу отпустить, как умертвий, мгновенно призвать и прогнать. То есть исключить из списка призыва, освободив тридцать соответствующих очков. Делать этого я, понятно, не собираюсь, но все остальные команды лучше использовать. А ну как останется здесь без персонального приглашения? И ищи её потом по всему кладбищу. Размышляя таким образом, я прошёл сквозь серую муть и оказался в зарослях крапивы на краю леса, в пятидесяти метрах от разрушенной каменной стены.


Северо-западный Даркан, Хельстад, Развалины университета темной магии и некромантии, уровень локации 250. [Регенерация души: 0,50 %/час]


О том, что Ан Клауд когда-то был университетом некромантии, говорил ещё Мервин, остальную информацию я попытался отыскать в «Летописях», но ничего интересного не нашёл. Вообще ничего, там даже о Хельстаде упоминаний не было. Оно и понятно. «Летописи» пишут игроки, а бесплатно делиться полезной информацией – дураков мало. Да и не заходят дураки так далеко, так что во всем придется разбираться самому.

Вдыхая свежий аромат леса, я выбрался из крапивы и приказал отряду идти к развалинам. Никакой опасности вокруг не видать, да и вряд ли нам кто-то может угрожать в двести пятидесятой локации. Если только Ллос заявится лично… Но у меня и на это есть чем ответить – я просто призову Ракота, и пусть эти двое разбираются между собой. Сам же под неуязвимостью добегу до камня привязки и понаблюдаю, сколько смогу, за этими их разборками. Глядишь, и кто-то из местных богов подтянется на огонёк. Умру? Да и пофигу! Главное, что своей смертью я нанесу этим тварям максимальный урон, ну а дальше посмотрим. Впрочем, вероятность такого события минимальна – если бы Ллос могла, она бы уже пришла, но боги, к счастью, не всесильны. Ещё бы узнать, как нашла меня её спутница… И почему, кстати, она не сдохла? Ведь за смерть Йоклы я бонусов не получил. Кто-то эту суку вылечил? Не знаю…

Думаю, из Серых Пределов можно выйти только на ту поляну, и Йокла специально ждала меня там, ведь полгода для таких неписей – как для меня сутки. А сейчас она, наверное, сбежала в какую-то дыру и вряд ли может доложить хозяйке о своём эпическом фейле. Разработчики как-то писали, что Высшие Существа, не являющиеся боссами подземелий, получив раны, теряют часть способностей и очень долго восстанавливают ХП. Ну вот и пусть восстанавливает, и чем дольше – тем лучше.

Ещё издали мне показалось, что над дизайном развалин Ан Клауда потрудился художник, что работал над игрой «Древнее Зло», а когда мы дошли до ворот – ощущение только усилилось. Такой же полуразрушенный готический храм, остовы двухэтажных строений с грудами камней вокруг, вывернутая из земли фонтанная чаша, широкая, мощёная площадь перед входом и заросли травы возле обвалившихся стен. Правда, в отличие от того храма в игре, этот выглядел посолиднее, и его определенно кто-то разрушил. Ну не плавится камень под солнцем, и земля просто так не превращается в стекло. Странно другое: на территории университета в пределах видимости всего пять небольших групп скелетов и зомби, но на площади перед зданием гниет с полсотни трупов каких-то животных. Три-четыре десятка – не меньше. Ветер дует со спины, и у ворот мертвечиной не пахнет, но да и хрен с ним, с запахом! Кто их убил? Когда? Где он сейчас? И почему эти твари не встали? Все эти вопросы – больше из любопытства; область, где лежит квестовый нож, на карте отмечена, однако лишняя предосторожность не повредит.

Раздумывая таким образом, я коснулся камня привязки и, обернувшись к Итану, поинтересовался:

– Что ты думаешь об этом месте?

Услышав вопрос, скелет мгновение поколебался, затем зашёл в воротный проем, оглядел территорию университета, коснулся ладонью коричневого пятна на земле и, не оборачиваясь, пояснил:

– Главное здание с пристройками разрушено больше полутысячи лет назад. Трупы на площади – свежие, пролежали здесь примерно пару недель. Судя по следам на брусчатке, тут побывал сильный маг Холода. Ледяной Обвал оставляет как раз такие отметины.

Интересно… Я ещё раз внимательно оглядел площадь, кивнул и вопросительно посмотрел на командира скелетов:

– С трупами понятно, но… полтысячи лет? Ты уверен?

– Больше полутысячи лет, – поправил меня Итан и, указав рукой себе под ноги, пояснил: – Это ржавчина. Ворота были сделаны из зачарованной стали. Чтобы этот металл превратился в труху, требуется не меньше пяти веков. Если бы материал был другой, тут давно все заросло бы травой…

– Полторы тысячи лет, – неожиданно подала голос Атма.

Магесса подошла к нам и, кивнув на развалины главного здания, пояснила:

– Я училась здесь когда-то. Ан Клауд был разрушен во время последней Войны Хаоса. Тогда же погибла Хозяйка Кладбища – Хель, которая присматривала за университетом. Здесь, в Хельстаде, пересеклись интересы многих богов. Видимо, кто-то из них и решил подвинуть Кильфату.

– Хозяйка Кладбища служила Кильфате? – хмуро поинтересовался я и, дождавшись утвердительного кивка, добавил: – А ты раньше все это рассказать не могла? Например, в тот момент, когда узнала, что мы в Хельстаде?

– Прости, господин, – Атма опёрлась на посох и низко склонила голову. – Я вспомнила это минуту назад.

– Ясно… – я кивнул и уже хотел приказать двигать дальше, но тут вдруг подала голос Мирна.

Костяная собака негромко заскулила, подошла ближе и как-то странно посмотрела мне в глаза. Тоже что-то вспомнила? Не иначе… Вторя собаке, затявкал у ног Шон. При этом маленький ящер смотрел на меня снизу вверх так, словно пытался что-то сказать… Не понимая, что происходит, и слегка охренев от этого собачьего концерта, я шикнул на Шона и, глядя в глаза гончей, произнёс:

– Я не понимаю, что ты хочешь, но если покажешь, где именно погиб твой хозяин, то очень поможешь мне и ему. Если же пытаешься о чем-то предупредить, то хотя бы покажи, где опасность…

Не успел я закончить фразу, как Мирна подалась вперёд и, чиркнув по наплечнику одним из шипов, вбежала на территорию университета.

– Итан, все, что шевелится – в расход, – тут же приказал я и быстро пошёл следом за собакой.

Вообще, в играх прошлого костяные гончие встречались редко, поэтому, создавая их здесь, разработчики особо не заморачивались. Добавили собачьему скелету костяных пластин, понатыкали где попало шипов, утяжелили крестец, увеличили и удлинили морду. Получилось симпатично и достаточно брутально, вот только на собаку ни хрена не похоже.

Убежавшая вперед Мирна миновала уцелевшую часть здания, смела по дороге группу скелетов, взбежала на груду камней и застыла не оборачиваясь. Квестовый предмет, судя по всему, под завалом.

М-да… В уцелевшем крыле некромант зарезать себя, конечно, не мог. Я думал по-быстрому забрать кинжал и свалить, но, чувствую, пару дней тут проторчать придётся. Ладно, хоть помощники есть, один бы я тут неделю провозился.

* * *

Завал мы разгребали двое суток. Я присоединялся к работе только ночью, а днём уходил в тень и беседовал по очереди с каждым бойцом. Не, так-то от света можно особо не прятаться. В плаще с накинутым капюшоном я даже на солнцепёке терял чуть больше двух процентов ХП в секунду. Потерю с лихвой компенсировало кольцо, однако здоровьем дело не ограничивалось. На солнце мне становилось труднее дышать, немного ухудшались зрение и слух, начинала болеть голова. Стоило же уйти с прямых солнечных лучей, и все неприятные ощущения пропадали. Поэтому я сидел в тени, а скелеты работали. Ну да не очень-то они и перетрудились. С их характеристиками камень весом в тонну ощущается как большой кусок пенопласта.

Все беседы, в итоге, оказались напрасны. Скелеты не помнили ничего, кроме того, что все они были когда-то благородными и воевали вместе под командой Итана. Память же, судя по всему, частично возвращалась к ним только в определенные моменты. У Ясмины – при виде следов ящериц, у Атмы – по прибытии к месту прошлой учебы. К слову, магесса больше ничего так и не вспомнила. Ни о каком кинжале не знала, а имя Мервин – вообще в первый раз слышала.

Получается, заморачивался я зря. Разговаривай-не разговаривай – Система все равно будет выдавать информацию дозированно и только ту, какую посчитает нужной. Ну ничего – превращу своих бойцов в Рыцарей Смерти, и память вернется. Тут осталось-то всего ничего…

Сегодня в полдень скелеты раскопали треснувшую плиту, под которой находилась комната с квестовым предметом. Несмотря на то что часть помещения удавалось разглядеть – ни один из магов внутрь Прыгнуть не смог, и бойцы продолжили расширять раскоп, чтобы вывернуть часть плиты и увеличить дыру. Ну да, было бы странно найти кинжал без какого-то геморроя. Помещение магически защищено, и не удивлюсь, если там внизу куча ловушек. Впрочем, ловушки – фигня, жалко времени – его у меня остаётся все меньше и меньше.

Чтобы хоть чем-то себя занять, я увеличил панель и сфокусировал взгляд на том единственном навыке, который открылся у меня в новой ветке талантов:


Армия Тьмы V.

Требуется: 275-ый уровень.

Требуется: благословение Истинной Тьмы.

Мгновенное действие.

Радиус действия: 50 м.

Затраты маны: 20 % от общего запаса.

Время восстановления: 24 часа.

Вы призываете отряд из 25 скелетов, которые сражаются на Вашей стороне 55 секунд.

ХП призванных скелетов: 30 000.

Все защиты: 45 %.

Урон в секунду: 3 000.

Внимание: призванные скелеты появляются случайным образом в радиусе действия заклинания и атакуют ближайших противников.


На самом деле – стандартный навык любого ДК-игрока. С вложением очков талантов – вырастает ХП, урон, защита и количество призванных существ, а также увеличивается длительность их существования. Читом это умение не назвать, но одновременное появление такого количества целей гарантированно отвлечёт противника на какое-то время. Призванные мобы могут сбить магу каст, перекрыть обзор лучнику. И плевать, что каждого из них можно уничтожить плевком, исход боя порой решают секунды. Сказать по правде, я рассчитывал на что-то посерьезнее этого цирка, но дареному коню в зубы смотреть не нужно. Ну и зажрался я тоже – не без этого. Уж с талантами-то у меня все в порядке. В общем, пока достигну трехсотого уровня, подниму этот навык до десятки, а там и следующее умение в новой ветке откроется.

Я свернул панель, сделал глоток из фляги, задержал взгляд на растущей под ногами траве и тяжело вздохнул.

В радиусе двух метров от меня все растения завяли и уже начали гнить. В магическом мире Тьма не может сосуществовать с Природой, и эльфы вряд ли будут теперь со мной дружить. М-да…Трава гниет, молоко киснет. Хотя насчёт последнего не уверен.

Я убрал флягу, усмехнулся и посмотрел в сторону леса. Да пофигу! Грустно, но не более того… Без плюсов ведь тоже не обошлось. Тут, на кладбище, полно мошкары, но ко мне эта гадость не подлетает. Так что непонятно ещё – потерял я что-то или все-таки приобрел. Трава-то тоже ведь гниет не сразу, но все равно, под Личиной и в Невидимости лучше теперь по ней не ходить.

Вообще, интересное место – этот Хельстад. Душа тут восстанавливается нормально. Полпроцента в час – я и не думал, что на Карне такое возможно. Знал бы заранее, сколько провозимся – ещё бы одного скелета призвал, но сейчас-то, понятно, время упущено. Ладно, ерунда – мне все равно потом сюда возвращаться. Я потрепал по загривку подбежавшего Шона, отдернул руку, когда этот гад в очередной раз попытался меня укусить, и погрозил фамильяру кулаком. Маленький ящер разочарованно засопел и побежал к развалинам северной стены – по всей видимости, на охоту.

От сыра и сухарей Шон отказался, но вот пойманных крыс жрал так, что за ушами трещало. Ловил он их лучше любого кота, поскольку мог мгновенно телепортироваться к жертве, а зубам и челюстям моего фамильяра позавидовал бы любой крокодил. Впрочем, сытый Шон от голодного не отличался. При недостатке внимания терся у ног и возмущённо тявкал, а при попытке его погладить – кусался. Нет, кусался он, понятно, не в полную силу, но поскольку вне боя боль ощущается немного иначе, я эти укусы прекрасно чувствовал. И следы зубов оставались, и кровь текла. Стоило же треснуть в ответ по морде, Шон смотрел на меня своим фирменным оскорбленно-несчастным взглядом и часа три после этого не подходил. Впрочем, досталось ему всего один раз, и больше я этого поганца не трогал. Просто отдергивал вовремя руку и грозил кулаком. Страшно подумать, что будет, когда он вырастет, но больше обижать его не хочу. Мы с ним, может, и не доживем до этого счастливого времени.

В отличие от Шона, Мирна вела себя спокойно. Еда костяной гончей не требовалась, поэтому собака улеглась неподалёку от раскопа на траву и пролежала так целые сутки. Пораскинув мозгами, я «переложил» Мирну в заросли кустов в пятидесяти метрах от входа на территорию университета, кинул ей свою старую сумку и приказал: «Охранять!».

Собака лежит неподвижно и шевелением веток себя не выдаст, атакует только в случае угрозы, а у меня на крайний случай в рукаве припрятан козырный туз.

Раздавшийся треск известил об окончании работ. Из клубов пыли появился Итан и, найдя меня взглядом, сделал приглашающий жест. Мог бы и в канале сказать – я бы не обломился. Впрочем, так, наверное, даже лучше.

Поднявшись на ноги, я кивнул Итану и не торопясь направился к раскопу.

Солнце уже скрылось за верхушками деревьев, за здоровье можно особо не париться, однако капюшон до полной темноты лучше все-таки не снимать.

После того как выяснилось, что на помещении висит защита, я запретил бойцам туда спускаться. За кинжалом схожу сам, ловушки мне не страшны, а скелетов лучше поберечь. Нет у меня лишних суток – дожидаться, когда снова смогу их поднять.

Морщась от пыли, я прошёл следом за Итаном мимо расступившихся бойцов к неровной чёрной дыре и заглянул внутрь.

– Бесполезно смотреть, – указав на пролом, тут же пояснила Атма. – Остатки защиты проецируют обманку…

– Остатки? Ты что-то вспомнила? – спросил я и с надеждой посмотрел на магессу.

– Только плетение, – пожала плечами та. – Тот, кто разрушил университет, разбил плиту потолка и уничтожил тем самым большую часть защитного заклинания. Обычным способом внутрь можно пройти без проблем, но что-то разглядеть – не получится.

Я кивнул Атме, вытащил из сумки меч и уже собрался спрыгивать внутрь, когда у ног неожиданно материализовался Шон. Маленький ящер припал на передние лапы и, глядя вниз, угрожающе зарычал. «Ну точно – собака», – хмыкнул про себя я, не зная, как реагировать на это его рычание. Шон определённо что-то почувствовал. Но вот что? Я не друид и с животными говорить не умею. Да и рычит-то он всего второй раз: при встрече с Йоклой и вот сейчас…

Пока я размышлял на тему грозящей опасности, Шон успокоился и, усевшись на камни, громко тявкнул, привлекая внимание.

«Может, и правда собака? Ведь у ящериц нет ушей, и не растёт шерсть…» – в который раз мелькнуло у меня в голове, но, отогнав эту навязчивую и в целом бесполезную мысль, я наклонился и спросил, глядя в хитрые глаза своего фамильяра:

– И чего ты рычал? Там кто-то есть?

Шон тявкнул в ответ, телепортировался на другую сторону дыры и ещё раз тявкнул оттуда.

Не понимая, что происходит, чувствуя себя полным идиотом, я приказал скелетам рассредоточиться на случай возможного нападения и спрыгнул в комнату, готовый к любому повороту событий.

Вообще, прыгать, не зная расстояния до пола – то еще удовольствие, но все закончилось благополучно. Высота – метра четыре, не больше, мне даже равновесие удалось удержать. Ночную прохладу сменил затхлый воздух подземелья, ноги по щиколотки погрузились в песок, шлепнула по плечу сброшенная следом веревка.

– В порядке, – сообщил я в канал и, скинув с плеча меч, быстро оглядел просторный прямоугольный зал.

Похоже на казематы древнего замка. Стены сложены из крупных камней, которые проступают из-под обвалившейся штукатурки. Тут и там видны потеки и остатки орнамента. Ловушек нигде нет, зато есть много песка. Он полностью укрывает пол и правильными горками лежит на десяти приземистых тумбах непонятного назначения. Единственный выход ведет в узкий арочный коридор, заваленный обломками. Двери проржавели и превратились в труху, о чем свидетельствуют ржавые следы на песке у входа.

Ладно, все это хорошо, но где, мать его, кинжал? Я открыл квест-лог, выделил нужное задание, и в этот момент тишину подземелья нарушил едва различимый шорох. От дальней стены отделились четыре грязно-серых сгустка и медленно поплыли ко мне по воздуху. Духи-стражи. Пятисотые уровни и по полмиллиарда ХП у каждого! Очень похожи на то существо, что восстанавливало мне душу в Винете. Полоски – зеленые, дружественные, но… что им тогда от меня нужно? Может быть, какой-то квест?..

Я на всякий случай удобнее перехватил меч, но тут между мной и духами материализовался Шон. Задрав голову к потолку, маленький ящер взвыл и вприпрыжку побежал навстречу нежданным гостям. Дальше начался форменный цирк: духи подлетели к Шону и закружились вокруг него, ускоряясь с каждой секундой. В какой-то момент их безумная пляска превратилась в сплошное серое кольцо, затем круг сузился и впитался в моего фамильяра. Занавес…


Восстановлено 4 % астрального тела.

Прочность Вашего астрального тела в настоящий момент составляет 94,01 %.


Охренеть!

Шон, как ни в чем не бывало, обернулся, тявкнул и исчез, а я, все ещё находясь под впечатлением от увиденного, медленно положил на плечо меч, вздохнул и устало покачал головой. М-да… Мой питомец полон сюрпризов. Жалко, разговаривать пока не умеет, но точно когда-нибудь научится. Кусаться бы ещё перестал к тому времени… И даже гадать не хочу, что тут только что произошло. По логике, духи-стражи были привязаны к этой комнате, а Шон их как-то освободил и передал своему хозяину – по проценту астрального тела за каждого. Будем считать так, поскольку эта версия самая позитивная. Впрочем, если мой Шон просто сожрал доверчивых духов, то тоже ничего страшного. Мне-то от этого одни только плюсы, так что пусть жрет кого хочет.

Ладно, пора заканчивать эту комедию… Я нашёл глазами полупрозрачную стрелку, указывающую на местоположение квестового предмета, вытащил из песка серебристый стилет с изогнутой гардой и шершавой металлической рукоятью, подкинул его на ладони и убрал в сумку. Все, можно сваливать.


Задание «Судьба некроманта II» выполнено.

Вами полученкинжал Длань Ракота (1/8).

Вам доступно задание «Судьба некроманта III».

Тип задания: скрытое, цепочка заданий.

Возложите кинжал Длань Ракота вместе с камнем души Мервина ад Драма на алтарь бога Мучений и Мучительной Смерти в катакомбах Вайдарры.

Награда: опыт, неизвестно.

Внимание! Кинжал Длань Ракота должен содержать хотя бы один заряд.


Длань Ракота (1/8)

Кинжал; одноручное.

Прочность 400/3200.

Уникальный, масштабируемый.

Не требует уровня.

Урон: 400–480.

Используя заряд, гарантированно убивает цель (за исключением Великих Сущностей и при наличии у цели души) и отправляет душу убитого существа в Лимб.

Вес: 0,5 кг.


Я дочитал системные сообщения и уже собрался выбираться наружу, но тут меня осенило. Черт! Я медленно оглядел помещение, затем с замиранием сердца подошёл к одной из десяти тумб, разгреб лежащую на ней кучу песка и… вытащил оттуда небольшой коричневый диск! Бинго! Каким же кретином нужно быть, чтобы сразу не понять, что эти тумбы использовались в качестве подставок для хранящихся тут предметов! Ну не вешают защиту на обычную комнату и уж тем более не оставляют в ней на страже четырёх непонятных духов. Тут ведь и последний нуб догадался бы. Стыдно…

Размером найденный диск оказался чуть больше ладони. Странная угловатая гравировка с обеих сторон ежесекундно вспыхивала в разных местах алыми огоньками. Называлось это непонятное что-то «Рунный диск Хель» – предмет той самой спутницы Кильфаты, которую грохнули полторы тысячи лет назад. Интересно… Я пожал плечами и сфокусировал взгляд:


Рунный диск Хель. 0/10 000.

Артефакт.

Создаёт группу иллюзий и прикрывает местность в радиусе километра от взоров Высших Существ.

Ослабляет врагов богини Смерти и Перерождений Кильфаты на территории Великого Кладбища.

Внимание! Вынос с территории Великого Кладбища приведёт к мгновенному разрушению артефакта.


Вот везет же мне, блин, на артефакты. Еще полгода назад я неделю скакал бы от радости только от одного осознания такой вот находки. А сейчас… Ну артефакт и артефакт. Разряженный и бесполезный. Нужно Атме показать – может, она вспомнит чего? Да, так и поступлю, а потом уже буду решать, что с ним делать. Зато теперь стало понятно, почему разрушен университет: артефакт разрядился и маскировка с Ан Клауда спала. Очередное бесполезное знание, на самом деле. Как, собственно, и сам диск. Хель погибла, а новым хозяевам кладбища эта штука, судя по всему, не нужна.

Ладно, фигня – это только начало. Тут в комнате ещё девять тумб и четыре стены для простукивания. Я убрал диск в сумку и приступил к осмотру.

Повезло мне только два раза: на двух тумбах обнаружились кольцо и амулет. Оба предмета как минимум легендарные, но разглядывать их я не стал – оставил на сладкое.

Весь осмотр занял у меня пару часов. Я дотошно простучал стены, просеял песок, но, кроме потемневшей от времени монеты, не нашёл ничего.

Итан через каждые полчаса докладывал обстановку, пару раз навещал Шон, а все то время, пока длился обыск, меня не покидало странное чувство… Я понял, что не хочу уходить. С территории университета, да и вообще с кладбища. Знаю, что надо, но не хочу. Двое суток меня никто не дергал, я никуда не спешил, а сейчас что? Работы закончены, кинжал найден, и надо идти. Пешком. Две сотни километров по пустоши, до границы Эрантии. А там нужно искать игрока, который отправит меня к Вайдарре. Верхом добираться не вариант: долго и не факт, что у меня это вообще получится. Трава гниет, насекомые избегают, а что будет с лошадью? Слишком много вопросов, на которые придется искать ответы, а как хорошо было эти два дня…

Ладно. Я кинул взгляд на светлую щель в потолке, вздохнул и вытащил из сумки найденные предметы:


Поцелуй Кильфаты.

Аксессуар; амулет.

Персональный при надевании.

Требуется: благосклонность богини Смерти и Перерождений Кильфаты.

Легендарный, масштабируемый.

Не требует уровня.

+550 к интеллекту,

+ 275 к здоровью.

Призванные существа имеют 13,75 % увеличение характеристик.

Время повторного призыва существ снижено на 13,75 %.

Дар богини Смерти и Перерождений Ан Клауду.


Обратный дар Лоэтии.

Аксессуар; кольцо.

Персональное при надевании.

Требуется: нежить.

Легендарное, масштабируемое.

Не требует уровня.

+275 к интеллекту,

+275 к здоровью,

+275 к духу,

+ 13,75 % к силе лечебных заклинаний нежити.

Обладатель этого кольца может восстанавливать здоровье живым в объеме, соответствующем его навыкам лечения нежити.

Дар богини Медицины и Милосердия Мастеру Смерти Шаду ан Ваазу.


Странное какое-то хранилище, но ладно, хоть колечко подходящее нашлось, а то что-то все мимо да мимо. Кинжал с одним зарядом; бесполезный, по сути, диск и точно такой же амулет… Поцелуй Кильфаты, м-да… Я вспомнил статую богини в Храме Истинной Тьмы и мечтательно улыбнулся. Был бы совсем не против, если бы она меня и на самом деле поцеловала. Даже махнул бы не глядя этот амулет на тот поцелуй. Но Кильфата для меня – как улыбка голливудской кинозвёзды с рекламного постера кинотеатра. Нет, понятно, что можно выбрать ее в качестве своей покровительницы, но без серьезного пересечения интересов благосклонность Высшего Существа заслужить почти нереально. К тому же я собираюсь призвать ещё одного бога Смерти. Сомневаюсь, что этот факт богиню сильно обрадует. Ладно, кольцо передам Ясмине, чтобы та смогла лечить и меня, а диск нужно будет куда-нибудь перепрятать…

– Крис, у нас гости, – сухо доложил в канале Итан. – Два жреца Кильфаты, четыре урма и пятнадцать солдат…

«Блин! Помяни черта…» – тут же мелькнула в голове мысль, когда ХП пяти умертвий просело до половины. Полоска Ясмины три раза вздрогнула, и иконка жрицы погасла.

Суки!

– Бой! – рявкнул в канал Итан.

Сверху раздались крики людей, и события понеслись вскачь.

Глава 2

Уйдя в инвиз, я одним движением взлетел по веревке, выхватил меч и быстро оценил ситуацию: в полусотне метров от нас, прямо напротив входа, два некроманта – четырёхсотого и триста десятого уровней. Высший жрец Кильфаты, Мастер Смерти Шерг ан Калиг, и жрец первого ранга Крейг ан Линг. Сто сорок и пятьдесят миллионов ХП соответственно. Оба стоят и спокойно наблюдают за происходящим.

Справа от них, неподалёку от лежащей в кустарнике Мирны, пятеро арбалетчиков перезаряжают оружие, а к выступившим вперёд Ральфу и Араму, не торопясь, прикрывшись щитами от заклинаний и стрел, двигается десяток солдат. Чуть впереди них, тяжело переваливаясь на ходу, идут четыре отвратительных чудовища. Урмы – производное от зомби и вурдалаков. По сто очков призыва – за каждого, внешне напоминают трупы четырехметровых горных горилл. Все, кроме чудовищ – неписи, у солдат по двадцать миллионов ХП, у обезьян – по сорок. Воинский Рывок невозможен, умница Итан окружил место раскопок слабым подобием баррикад, однако если не вмешаться, бойцов я потеряю секунд через двадцать. Луна полная, ее света хватает, чтобы люди чувствовали себя, как днем! Черт! Как же не хочется ссориться с Кильфатой, но эти твари прекрасно знали, на кого нападают…

Выделив целью младшего некроманта, я приказал Мирне атаковать и, перемахнув через импровизированную баррикаду, быстро пошёл навстречу чудовищам. Снять каждому четверть ХП, остальное «заберет» аура. Солдаты сдохнут и так…

– Лучники! Маги, левый урм! Все в него! Воины, готовность!

Хлопнули за спиной тетивы, мелькнули росчерки заклинаний и стрел. Чудовища ускорились и прошли мимо, обдав меня смрадной волной.

– Бей! – заорал командовавший десятком сержант, но в этот момент я врубил обе ауры и, появившись перед солдатами, как чёртик из табакерки, нанес рубящий удар этому сержанту в голову! Крит!

Впереди раздались крики ужаса. Мирна, разбросав стоящих на её пути арбалетчиков, прыгнула на некроманта, вцепилась ему в плечо и опрокинула на землю.

Тень Тьмы! Труп солдата еще только падал на траву, а я, продолжая движение, обернулся и на подшаге пробил бедро одному из чудовищ, еще даже не сообразивших, что главный противник проскользнул мимо них. Тварь, с которой разом слетело четверть ХП, резко обернулась, но я, не задерживаясь, прыгнул к следующей: Сокрушение! Казнь!

Сквозь меня пролетают клинки опомнившихся солдат, но ребятки уже, по сути, мертвы – двойная аура критует на три миллиона за тик. Этим уродам следовало сразу бежать…

– Пошли! – командует в канал Итан, бросая воинов на урма – единственного не попавшего под действие аур.

Впереди Мастер Смерти с выдравшимся из собачьей пасти жрецом атакуют на расстоянии ревущую в Цепях Мирну, трое уцелевших арбалетчиков разрядились гончей в бок и сейчас перезаряжают оружие. Крики и мат резко обрываются – солдаты сгорают в пламени Ауры. Прыгнувшая вперед Атма вскидывает руки и освобождает гончую из Цепей, в следующую секунду череп магессы взрывается от умело пущенного болта. Слева доносятся крик боли и отчаянная ругань арбалетчиков. Сейчас, собачка, я скоро!

Кидаю не глядя Лечение в Мирну, пробиваю в бок третьего урма и отпрыгиваю от валящихся на траву туш.


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 276.

Классовый бонус: +1 (50) к силе; +1 (50) к здоровью

Вам доступна одна единица очков таланта.

Вам доступно 3 единицы характеристик.


Все! Последнего доберут скелеты! Обернувшись, я кинул под ноги Мастера Смерти Капкан Скверны и побежал к нему, на ходу глядя, как Мирна атакует жреца.

Как же все-таки здорово, что у меня есть эта собака, и как хорошо, что я догадался спрятать её в кустах. С начала боя прошло четверть минуты, а противник уже практически уничтожен, и все благодаря гончей, которая своей неожиданной атакой отвлекла главного жреца и не позволила ему поддержать урмов.

Шерг, видя, что напарнику уже не помочь, швырнул в меня Копьё Тьмы и Прыжком ушел назад. Вражеская магия окатила грудь приятной прохладой, а в следующую секунду левую часть лица рвануло чудовищной болью от вонзившегося в глаз болта. ХП разом улетело в желтый сектор. Тварь! Глухо зарычал справа Шон, Мирна, словно почувствовав мою ненависть, отшвырнула труп жреца и рванула к арбалетчикам, а мелькнувшее в голове желание дать главному некроманту уйти смыла звериная ярость. Разбив на поясе склянку, я резким движением выдернул из глазницы болт и, стиснув от боли зубы, выбрал целью Мастера Смерти.

Порыв! Лезвие Жнеца с глухим звуком разодрало мантию на плече некроманта, и он тут же замер в стане. Шаг за спину. Сокрушение! Казнь! Я все ещё мастер-убийца! Четырнадцать секунд контроля и двадцать пять до отката его Прыжка. Я все ещё продолжаю считать секунды. Сокрушение! Казнь! Капкан был обманкой – специально, чтобы посадить его на кулдаун. Этот Мастер купился… Да, неписи ожили, но в бою они такие же тупые болваны! Сокрушение! Казнь!

Зелье и благословение Шеры восстановили ХП целиком, но боль не прошла, и крики умирающих арбалетчиков звучали для меня волшебной музыкой. Им ещё повезло, что я сейчас занят. Сокрушение! Казнь! Иконки пяти умертвий погасли, но бойцы вроде бы разобрались с тактикой и, думаю, справятся. Главное – убить некроманта.

– Ты заплатишь, – выйдя из стана, прошипел Шерг и резким ударом сапога в живот отшвырнул меня метра на три. В глазнице словно закрутилась раскаленная спица, сбилось дыхание, но на ногах я все-таки устоял.

Тем временем посох в руках некроманта превратился в гигантский чёрный меч, Шерг сделал шаг вперед, резко замахнулся и…

– Зеркало! – приказал я…


Вами получено уникальное достижение «Убийца мастера Шерга». Шерг – уникальный неигровой персонаж. Убить его можно только единожды. Вы и Ваши соратники получаете пятипроцентное увеличение физического и магического урона.

Внимание! Вы обратили на себя внимание Высшего Существа. Богиня Смерти и Перерождений Кильфата относится к Вам враждебно.


Вот так… Кильфата теперь вряд ли будет меня целовать… Я указал Мирне в качестве цели последнего урма, затем вытащил из сумки склянку с зельем защиты от огня и, запрокинув голову, вылил ее содержимое себе в глазницу. Сука… Раньше в лицо могла попасть только та стрела, которая отправляла персонажа к камню привязки, а сейчас… Черт! Как же больно!

И что теперь будет с глазом? Он отрастет, как хвост у ящерицы, или нет? Отрастет глаз… что я несу?!

Зелье подморозило ткани лица, и движения перестали доставлять мучительную боль. Отшвырнув пустую мензурку, я пару раз глубоко вздохнул и, подавив, наконец, панику, положил на плечо меч, а потом обернулся к идущему ко мне Итану.

Бой закончился, мы потеряли семь бойцов, людям повезло меньше. Все солдаты и маги отправились прямиком к своему божеству. Вот она пусть с ними и разбирается. Интересно, какого хрена эти уроды тут забыли? Почему атаковали? Полторы тысячи лет никому эти руины не были нужны и тут на тебе – вдруг понадобились? Магов Льда среди людей не было, значит, трупы, что лежат на площади, не их рук дело, но чьих тогда? Ладно бы, игроки, но… Да пофигу. Делать тут все равно больше нечего. Лутим и сваливаем, пока не заявился кто-то ещё.

Я кинул Лечение на Мирну, восстановив ХП собаки до максимума, указал Итану на растерзанные трупы арбалетчиков и приказал:

– Добычу собрать, через десять минут уходим.

– Уже распорядился, – кивнул тот и хотел что-то добавить, но тут у ног неожиданно зарычал Шон. Одновременно с этим где-то рядом хлопнули крылья.

– Черт! Что ещё?!

Я проследил за взглядом питомца, обернулся и впереди, в воротном проеме, заметил женщину в свободно ниспадающем светлом платье с широкими рукавами. Хель… Темная Госпожа Великого Кладбища. Невысокая и стройная, она висела в полуметре над землёй, и слабый ночной ветер шевелил полы ее длинного платья. Шестьсот десятый уровень, девять миллиардов ХП и красная полоска над головой. Попал… Сука! Что им всем от меня нужно, и именно в тот момент, когда основные навыки на кулдауне?!

В мгновение ока Хель перенеслась ко мне, взмахнула коротким клинком, что появился у неё в руке, и…замерла, словно натолкнувшись на невидимую стену. Понимая, что боя не будет, я опустил занесенный для удара меч и вопросительно на нее посмотрел.

– Темный?! – после короткого замешательства девушка тоже опустила оружие и, приблизившись, вгляделась в мое лицо. – Зачем? Зачем ты убил этих людей?

М-да… Никогда не встречал в игре фею Смерти. Баньши вообще редко показывались игрокам, а тут – вот она, да ещё и такого уровня! И с чего, интересно, Атма решила, что Хозяйку Кладбища кто-то убил?

На вид Хель я бы дал не больше двадцати лет. Из-за распущенных волос и странного фасона платья издали ее можно было принять за крестьянку. Это если не принимать во внимание правильные черты лица, меч в руке и висение в воздухе. Отношение ко мне – вражда, и до обновления она атаковала бы без вариантов, а сейчас…

– Они напали первыми, – глядя ей в глаза, коротко пояснил я, – причины этой атаки мне неизвестны.

– Этих людей я отправила сюда на поиски артефакта, – грустно произнесла Хель и, отлетев на пару метров назад, обвела взглядом свежие трупы. – Теперь они мертвы, Госпожа в ярости, а я не могу покарать тебя за их смерть, потому что не хочу ссориться с Матерью…

– Эти люди лишили меня глаза, – кивнув на труп Шерга, я большим пальцем левой руки ткнул себе в пустую глазницу и с вызовом произнес: – Богиня в ярости, говоришь?! А я, по-твоему, счастлив?!

– Ты должен покинуть территорию Кладбища в течение суток, – не обратив внимания на мои слова, холодно произнесла Хель. – Прощай…

– Стой! – я вытащил из сумки диск и протянул его баньши. – Ты это искала? Забери, мне он не нужен.

Понты понтами, но мне ещё сюда возвращаться, и не хотелось бы встретить на Кладбище одних только врагов. Этот артефакт мне не нужен. Вынести его нельзя, как зарядить – не знаю, а продать… Кто тут, на Кладбище, у меня его купит?

Увидев диск, Хель на мгновение замерла, затем приблизилась, аккуратно забрала его из моих рук и медленно подняла на меня взгляд:

– Что ты хочешь за него, Темный? – негромко спросила она. – Я не могу просто так забрать его у тебя.

Ну да, законы игры ещё работают, и понятно теперь, почему ей пришлось отправлять за артефактом целый отряд. Эти уроды сидели где-то поблизости, каким-то образом почувствовали, что я забрал диск, и решили его отобрать. То ли я, спрыгнув вниз, окончательно разрушил защиту, то ли тут как-то замешаны духи-стражи – не знаю, да и плевать. Сдохли и сдохли.

Понимая, что Хель ждет ответа, я пожал плечами и произнес стандартную в таких случаях фразу:

– Мне нужна лошадь, ее я возьму в оплату за диск. Если у тебя нечего предложить – дай то, что сама посчитаешь нужным.

Хель пару секунд испытующе смотрела в глаза, затем кивнула и положила ладонь мне на грудь:

– Да будет так! – кивнула она.

В следующее мгновение тело пронзила резкая боль, перед глазами полыхнули красные пятна, на десять процентов сократилась полоска души…


Вы призвали Белую Кладбищенскую Лошадь.


Повышение репутации! Темная Госпожа Великого Кладбища, Хель, относится к Вам нейтрально.


– Прощай, Темный. Мне правда жаль… – тихо произнесла фея Смерти и медленно растаяла в воздухе.

– Прощай, – тяжело дыша, прошептал я, когда от входа в университет донеслось сиплое ржание.

Спустя секунд десять в проеме ворот появилась кобыла. При виде этого «подарка», стоившего мне частички души и всех свободных очков призыва, я забыл о боли в груди и замер, не в силах произнести ни слова. Меня поймёт тот, кто договаривался о первой встрече с девушкой, разместившей на своей страничке чужие фотографии. Нет, все женщины по-своему красивы, но когда ты ждёшь одно, а приходит совершенно другое… И нет – я не надеялся на коня, который прибежал к Гендальфу во второй серии «Властелина колец», но даже и предположить не мог, что все обернётся настолько уныло…

По земным меркам этой лошади стукнуло лет пятьдесят, не меньше, а «белой» её мог назвать только человек, совершенно не различающий цвета. Грязно-серая мосластая кляча с обвислыми боками, выступающими по хребту позвонками и спутанной гривой выглядела так, словно голодала последние несколько лет.

Остановившись в воротах, кобыла обвела взглядом заваленную трупами площадь и медленно побрела ко мне, цокая копытами по брусчатке. От звука ее шагов по спине пробежал нехороший холодок, так что я непроизвольно стиснул рукоять лежащего на плече меча. Охренеть… Меня Хель напугала меньше…

Лошадь шла, низко наклонив голову, на ходу покачивая слипшимися прядями гривы, и тянущий, вкрадчивый цокот ее копыт медленно растекался над территорией университета. Полоска ХП лошади была скрыта, а сфокусировать взгляд и посмотреть характеристики не получалось, потому что её силуэт постоянно дрожал и раздваивался. В итоге я прекратил попытки и просто стал ждать. Казалось, прошла целая вечность, когда жутковатый звук наконец прекратился. Кобыла остановилась в метре передо мной, вытянула морду и издала короткое ржание, обнажив щербатые желтые зубы. Занавес…

– Большая удача, – неожиданно произнёс стоящий чуть позади Итан. – Даже представить не могу, что ты отдал Хозяйке Кладбища за эту красавицу.

– Красавицу? – поморщился я и посмотрел на него, не понимая, шутит он или говорит серьезно.

Впрочем, по физиономии скелета этого, понятно, я не разобрал.

Заметив недоверие в моем взгляде, Итан кивнул на лошадь и пояснил:

– Посмотри, как зыбок ее силуэт. Ты когда-нибудь встречал лошадей-полупризраков, Крис? Такое случается, если при жизни существо было осенено божественной благодатью. Богиня Милосердия Лоэтия, например, одаривала таким образомжалких и увечных животных. Не спрашивай, откуда я это знаю, но уверен, что благодать на этой лошади осталась и после ее смерти.

– Смерти? – я удивленно посмотрел на вздымающиеся лошадиные бока, и в этот раз у меня все же получилось сфокусировать взгляд.


Внимание! Для доступа к меню вам необходимо придумать имя!


Мгновение поколебавшись, я в появившейся строке вписал имя «Юлия», затем открыл характеристики и озадаченно хмыкнул…


Юлия

Кладбищенская лошадь. Транспорт.

Нежить. Полупризрак (иммунитет к физическому урону, устрашению, оглушению, похищению здоровья, ядам).

Легендарное. 276-й уровень.

Не требует уровня.

Требуется: Верховая езда.

Все сопротивления: 90 %.

Запас сил: Бесконечен.

Выносливость: 828 (3 единицы за уровень) (вес характеристик 1:10 000) 8 280 000 ХП

Шаг: 1–3 км/ч.

Рысь: 10–15 км/ч.

Галоп: необходим 400-ый уровень.


Особые умения:


Неудача.

Прыжок.

Имитация жизни.


Распределение опыта 50 %/50 %.


Неудача.

5,52 % (в зависимости от уровня) неудачи любого действия у всех существ в радиусе 100 метров. Исключение: хозяин и его отряд.

2,76 % (в зависимости от уровня) шанс негативного воздействия на окружающий мир. Применяется автоматически, однократно к каждому объекту. Восстановление 30 дней.


Прыжок.

Мгновенное действие.

Восстановление: 20 секунд.

Вместе со всадником переносится в заданную (видимую) точку в радиусе сферы 50 м. В момент переноса освобождается от эффектов, ограничивающих передвижение. Вне боя способность применяется самостоятельно.


Имитация жизни.

Имитирует поведение живого существа.


Неудача… М-да… Никогда ни о чем подобном не слышал… Ее, судя по всему, не Лоэтия одарила, а Сата. Кстати, нужно будет не забыть заглянуть в храм и отдать долг богине Удачи. Ладно, все очень даже неплохо. Магический Прыжок, иммунитет к физике, контролям и восемь миллионов ХП. Галопа нет, это плохо, но дареному, как говорится, коню в зубы не смотрят. К тому же зубы она мне уже показала сама…

Кобыла, видимо, задолбалась стоять и ждать, когда хозяин наконец обратит на неё внимание, подошла вплотную и… облизала мне физиономию. В смысле, лизнула она один раз, но мне, что называется, хватило. Одновременно с этим я понял, что навык имитации жизни у лошади прокачан по максимуму. И не из-за этих непонятных заигрываний. Просто у кобылы был влажный липкий язык, и от неё совсем не пахло мертвечиной.

Эта выходка Юлии словно послужила каким-то незримым сигналом, что вся сегодняшняя хрень закончилась и можно начинать расслабляться.

Весело затявкал Шон, который во время разговора с Хозяйкой Кладбища тихо сидел у ног. Подошла и улеглась рядом Мирна, встрепенулись и зашумели уцелевшие умертвия. Кобыла же, видя, что хозяин пребывает в прострации, мазнула по мне заинтересованным взглядом, негромко фыркнула и, цокая копытами, подошла к лежащему неподалёку трупу. Дальше начался форменный трэш. Юлия, наклонившись, без видимого труда отгрызла некроманту правую руку и прямо с тряпками заглотила её так, как птица заглатывает пойманную рыбу.

Выглядело это настолько обыденно и в то же время нереально, что я на всякий случай ущипнул себя за мочку уха, дабы убедиться, что мне это не снится. Нет, каждый, наверное, читал про плотоядных лошадей в книгах, но – читать одно, а видеть такое в реале…

Сглотнув подступивший к горлу комок, я аккуратно облутил труп и отошел в сторону. Карт бы, наверное, не оценил, но он в Вайдарре, а мне оно как-то до лампочки. И я совсем не против, если труп врага послужит кормом для моей лошади.

Итак, что мы имеем? Девятьсот двадцать золотых, легендарный нагрудник на темного мага, шесть редких и девять необычных предметов. Помимо этого на трупе некроманта обнаружились: пара ненужных рецептов и двадцать одна мензурка, из которых особенно порадовали три зелья высшего исцеления жизни. С моим количеством ХП обычные банки давно бесполезны, вампирик тоже работает не всегда, поэтому зелье, снимающее все болезни с проклятиями и полностью восстанавливающее здоровье – сейчас для меня самый ценный алхимический дроп. Жаль только, кулдаун на нем – двое суток, но тут уж ничего не попишешь.

Все то время, пока я разглядывал вещи и думал о своей нелегкой судьбе, Юлия не торопясь ужинала. Лошадь, опираясь на убитого передней ногой, вырывала из него куски мяса вместе с обрывками одежды и, не сортируя, заглатывала целиком. Иногда она поворачивала окровавленную морду, смотрела на меня печальным взглядом, словно боясь, что хозяин заберёт у неё угощение, и в эти моменты я безумно жалел, что не могу сделать скрин.

– Как твой глаз? – раздавшийся в голове голос заставил меня вздрогнуть.

Я обернулся, удивленно посмотрел на подошедшую Кайсу и неожиданно осознал, что боль ушла. Глаз не болел, хотя действие зелья закончилось. Непонятно только, что послужило причиной. Язык моей кобылы, или, может быть, что-то еще?

– Его нет, – буркнул я и вопросительно приподнял правую бровь. – Ты разве сама этого не видишь?

– Не двигайся! – невысокая жрица положила руки мне на плечи, встала на цыпочки и внимательно осмотрела лицо. «Внимательно» – это я к слову, у скелетов глаз нет, хотя видят они не хуже людей. Не понимая, что ей нужно, и чувствуя себя идиотом, я просто стоял и молчал, когда Кайса наконец закончила и, отойдя на шаг, грустно произнесла:

– Мне жаль, но твой глаз восстановится не раньше чем через полгода. У этих людей были зачарованные болты. Возможно, помогло бы перерождение, но я не уверена. Прости…

– Откуда ты это знаешь? – удивленно уставился на неё я. – И почему именно полгода?

– Я двести лет служила в храме Лоэтии в Сари и умею по внешнему виду раны определять примерные сроки ее полного заживления, – пожав плечами, пояснила она. – В храме богини Милосердия тебе могли бы помочь, но чтобы восстановить глаз, потребуется не меньше месяца…

– В храме Светлой богини станут меня лечить? – усмехнулся я, с иронией глядя на жрицу. – Вот прямо так – я приду, а они меня вылечат?

– Милосердие… Ты знаешь, что это такое, Крис? – в ответ на мой вопрос тихо спросила та.

Некоторое время Кайса смотрела мне в глаза и, так и не дождавшись ответа, отправилась к раскопу, где находились остальные умертвия. Я задумчиво смотрел ей вслед, пытаясь понять, зачем она ко мне подходила. Осмотреть рану? Какое дело нежити до меня и моего глаза? Есть он, нет его – для них-то ничего не изменится. Потеряв глаз, я не превращусь в конченного идиота. Ладно… Женщин иногда очень сложно понять, и я не буду даже пытаться. Нужно будет – скажет сама. Что же до милосердия… Я знаю, что такое мизерикорд и какое именно милосердие он нёс поверженным рыцарям. Я верю только в такое, да и нет у меня месяца свободного времени. Если Кайса права, и глаз восстановится за полгода, то заморачиваться не стоит. Мне главное – дожить до того чудесного времени.

Пока я передавал вещи Итану, а тот распределял их по отряду, Юлия обглодала труп жреца, закусила останками одного из арбалетчиков и наконец-то наелась. Где-то в глубине души я надеялся, что, нажравшись человеческого мяса, лошадь изменит внешний вид, как это происходит у сытых вампиров, однако никакого апгрейда не произошло. Закончив свою жуткую трапезу, кобыла вышла с территории площади, интеллигентно обтерла окровавленную морду о траву и вернулась ко мне – чистенькая и вполне себе сытая.

Видя, что ждать больше некого, я коротко довёл до умертвий свои дальнейшие планы, выслушал их рекомендации и, вытащив из сумки старое кавалерийское седло, пошёл готовить лошадь в дорогу.

Глава 3

Внимание всем игрокам и кланам Мира Аркона! Новый бог повержен бойцами клана Стальные Волки! Вечная слава героям! Жизнь продолжается! Тьма отступила!..


«Ага, отступила она, как же», – хмыкнул про себя я, свернул системный чат и задумчиво посмотрел на полоску далекого леса. Криан – молодец, но я в нем даже не сомневался. Только по всему выходит, что теперь наступает моя очередь. Там, в разрушенном доме с камином, Шиката говорила как раз об этом. Конечно, можно отмахнуться от слов предсказательницы, но беда в том, что в тот раз за неё говорила сама Тьма…

Границу Эрантии я пересёк этим утром и, не останавливаясь, направился к ближайшему форпосту с говорящим названием Четыре Осла. Не знаю, что там за ослы и в каком количестве, но очень надеюсь, что в этой деревне есть гостиница. Тридцать пять тысяч золотых – это огромная сумма, и лучше с собой её не носить. Особенно в стране, где тебя все ненавидят.

Вчера вечером погода испортилась, небо затянули тяжелые тучи, полил дождь. Он шёл не переставая до утра и закончился чуть больше часа назад.

Дождь ночью в степи – это страшно. Все вокруг исчезает, скрываясь за пеленой падающей с неба воды, овраги вскипают бурными реками, почва превращается в вязкую грязь. Но самое жуткое, что в этот момент ты особенно остро осознаешь свое бессилие перед природой. В степи нет магазина, в котором можно переждать непогоду, нет автобусных остановок. Тут ничего нет… У меня была только Юля, и после этой ночи я свою кобылу иначе не называю.

Невзирая на творящееся вокруг безумие, лошадь бежала по грязи с безразличием внедорожника, Прыгала по кулдауну вперед и ни разу не сбилась с рыси. Волшебный мир – волшебные средства передвижения, полупризраки тут – самые «проходимые» лошади, а Хель, видимо, и впрямь очень дорожила тем артефактом…

После того памятного разговора с Хозяйкой Кладбища я отправился на границу Хельстада и до следующего вечера просидел в странном полуразрушенном святилище с высоким уровнем излучения некротической энергии. Восстановив душу до отметки девяносто пять процентов, я отпустил всех, кроме Мирны, и отправился в Эрантию. Гончая не уступает по скорости лошади, поэтому я оставил ее на случай, если придется отражать возможное нападение. Однако реальность внесла свои коррективы.

Большинство городских жителей считают степь эдакой ровной поляной, наподобие футбольного поля с цветами. Я сам полгода жизни провёл в горах и вроде бы должен был сообразить, что это не так, но увы… Многокилометровые овраги, глубокие трещины, холмы, завалы камней… Мирну пришлось отпустить первой же ночью, и если бы не Юля с её Прыжком и размеренным бегом по пересеченной местности, я бы не пятьдесят часов добирался бы, а, наверное, больше ста.

Дарканская живность меня особо не беспокоила. Пара небольших стай степных волков не в счёт. В момент атаки я просто врубал Ауру вместе со своим основным навыком, ну а Юля к физике имунна и так. Гораздо больше проблем доставляло солнце: голова раскалывалась, ломило суставы, перед глазами плыли оранжевые пятна. Конечно, можно было отсиживаться все светлое время в оврагах, но, к сожалению, Владыка Лимба жестко ограничил меня по времени, и, надеюсь, этому уроду икалось от того, какими словами я его вспоминал.

На границе я повесил на себя Личину и поставил на ручное управление Юлин Прыжок. Только при таком условии силуэт лошади перестает «дрожать». Не стоит демонстрировать способности своего маунта возможному противнику. Друзей у меня в Эрантии мало. Их всех можно пересчитать по пальцам одной руки, так что эти предосторожности вполне оправданны.

Солнце после дождя так и не выглянуло, поэтому я не стал накидывать капюшон и ехал, подставив лицо прохладному ветру, вдыхая аромат свежей мокрой травы. Личина превратила меня в эрантийского рыцаря – в том смысле, что в меню и над головой появилось соответствующее звание. Все правильно, с использованием навыка статус обязан сохраняться. Насчёт внешности – сказать не могу… ну, кроме того, что я для всех теперь человек. Свой убермеч я от греха убрал в сумку и пристегнул к седлу старый клеймор. Черный фламберг – слишком уж приметная штука. Эрантия – территория Светлых богов, и вряд ли кто-то из местных станет зачаровывать своё оружие Тьмой. Игроки – дело другое, но я уже давно на них не похож.

В полдень, когда до цели моего путешествия оставалось ещё километров тридцать, впереди показались конные. Три рыцаря в сопровождении семи солдат выехали из небольшой рощицы и, заметив одинокого всадника, направили коней в мою сторону. На разбойников вроде не похожи, но даже если и так, то ничего страшного.

Видя, что я не собираюсь бежать, рыцари остановились и стали ждать. Встали они в ряд, на порядочном расстоянии друг от друга, чтобы, в случае сопротивления, легче взять меня в клещи и не мешать при этом стоящим за их спинами конным стрелкам. «Обычные разбойники себя так не ведут, эти ребята определенно профессиональные воины», – думал я, пытаясь просчитать ситуацию. Впрочем, тут, в Приграничье, разбоем может промышлять каждый барон, так что расслабляться не стоит.

Нет, я не сомневался в своих силах, но в том-то все и дело, что в бой ввязываться мне не с руки. Ну не хочу я проблем на пустом месте, мне в гостиницу надо: помыться, поесть, попить кофе, а случись драка – сохраняется большая вероятность, что кто-то сбежит, и тогда накроются медным тазом все эти планы. Догнать я никого не смогу, Прыжок не поможет, Юля у меня – внедорожник, а не какой-то там спортивный болид. Поэтому нужно договариваться, и, учитывая мой послужной список, с настоящими разбойниками это сделать проще, чем с баронскими дружинниками. Ну да ладно – подъеду, а там посмотрим.

Когда до преградивших дорогу людей оставалось метров сто и у них над головами появились имена и звания, стало ясно, что в своих предположениях я ошибся. Солдаты и рыцари оказались десятком имперского патруля.

Уровни – от трехсотого до триста двадцатого. У солдат по шестьсот тысяч ХП, у рыцарей от двадцати до пятидесяти миллионов. Цвет полосок над головой желтый – нейтральный. Форма у солдат одинаковая, латы рыцарей начищены как на парад, только кони у всех разных мастей. Впрочем, имперский патруль не гвардия, пофигу, какой цвет у лошади – главное, что она есть.

Все-таки интересно, что им от меня нужно? Впрочем, сами сейчас и скажут. Гораздо интереснее оказалось наблюдать за физиономиями этих вояк, когда они поняли, кто я, и наконец рассмотрели мой разноцветный прикид. Ну да, сета еще не собрал, но даже не это главное. Рыцарь в кожаном доспехе по меркам местной знати – дичайшая жесть. Я для этих ребят примерно как бородатый фрик в женском платье, который перепутал парады и вместо своего заявился на воинский. И это они еще мою лошадь как следует не разглядели…М-да… Хорошо хоть, меч спрятал, а то бы точно санитаров пришлось вызывать…

Отрядом командовала женщина средних лет по имени Раса ан Седже. Высокие скулы, твердый подбородок, смуглая кожа и достаточно привлекательная внешность. Когда я придержал поводья и остановил лошадь напротив, она некоторое время смотрела на меня задумчивым взглядом, с понятной смесью жалости и презрения, но потом спохватилась и холодно произнесла:

– Патруль Империи! Куда следуешь, эрл? И все ли у тебя в порядке?

«В порядке – это она думает, что мне хорошенько врезали по башке, не иначе. Хм-м, может, оно и хорошо, что меня принимают за идиота? Тут, в Арконе, бытует мнение, что за убогими присматривают Великие Сущности. Так, может быть, и впрямь стоит гнуть эту линию?» – подумал я и медленно оглядел хмурые лица солдат. Кони явно тренированы – стоят тихо и не шевелятся, арбалеты взведены, но пока направлены в землю, на лицах рыцарей-мужчин – показное безразличие вперемешку с тем же презрением. М-да… Вот интересно, случись женщина-рыцарь в средневековой Европе, как бы к ней обращались все остальные? Сэра? Рыцарша?

– Эрл? – в голосе женщины мелькнули нетерпеливые нотки, Раса тронула бока своего дестриэ[1] и, выдвинувшись на корпус вперед, оглядела меня с головы до ног цепким, оценивающим взглядом.

Понимая, что переигрывать не стоит, я вздохнул и пояснил, глядя прямо перед собой:

– У меня все в порядке. Возвращаюсь из Даркана. Еду в Четыре Осла, потому как надеюсь, что в этой деревне есть хоть какая-нибудь гостиница.

Закончив говорить, я медленно повернул голову, вопросительно посмотрел эрле в глаза и добавил:

– У вас ко мне какое-то дело?

– Гостиница есть, – не отводя от меня пристального взгляда, едва заметно кивнула Раса. – Скажи, эрл, а что ты делал в Даркане?

Не, ну прям как московские менты в дни митингов оппозиции. И ведь просто так ответить нельзя, я ведь не крестьянин, чтобы ей отчитываться. Нужно возмутиться, но так, чтобы никого не обидеть. Хотя, если играть дурака, то…

– С чего бы такое любопытство? – одними губами улыбнулся я и вопросительно приподнял правую бровь.

– Служба, – в голосе женщины лязгнула сталь. – Его Высочество герцог Кале требует задерживать всех подозрительных типов до выяснения! В случае сопротивления – убивать. Или ты мне расскажешь, что забыл в Даркане и почему у тебя такой… э-э-эм…необычный вид, или поедешь вместе с нами в Шану и там будешь разговаривать с дознавателем.

Произнося эту проникновенную речь, Раса сделала незаметный знак рукой правому от меня рыцарю с именем Арви, а тот как бы невзначай снял перчатку и положил ладонь на синюю бляху, что висела у него на груди поверх кирасы.

Детский сад… Готов поставить все своё золото против медяка на то, что у этого парня есть слабые задатки менталиста. Сам он ложь распознать не сумеет, но с помощью такой вот штуки – запросто. Подобными амулетами пользовались ещё стражники в Вайдарре, но, правда, там они этого не скрывали. Видимо, к благородным применять подобное – западло, но если благородный одет не пойми во что и ведёт себя странно, то в качестве исключения можно. Черт, получается, что джентльменам тут на слово не верят, а эти поцы думают, что с помощью детектора лжи способны «прокачать» мастера-убийцу? Ну-ну…

Понимая, что тянуть с ответом не стоит, я пожал плечами и произнёс:

– Если информация о моих перемещениях может как-то помочь герцогу Кале, то передайте ему, что я был в Хельстаде и сейчас возвращаюсь оттуда.

– Отлично, – скосив взгляд на Арви, кивнула женщина. – Но меня больше интересует не то, где ты был, а причина твоего пребывания там.

– Мне нравится богиня Смерти Кильфата, – пожал плечами я и изобразил на лице мечтательную улыбку. – Нравится внешне, как женщина. Я даже обет принёс, что два года не буду надевать латы… Так гораздо проще встретить смерть, и если это случится – значит, я нужен ей! Понимаете? Значит, богине понадобилась моя служба, или… или, может быть, что-то большее…

Произнося этот наркоманский бред, я и не думал врать, поскольку обет принёс мысленно, за мгновение до того, как о нем поведал. Да, богов в Арконе упоминать чревато, но Кильфата, думаю, переживет. С богиней у меня «вражда», и эта моя клятва ничего не изменит. А так я и над стражей посмеюсь, и Кильфату потроллю в случае смерти… Сложнее всего оказалось не заржать, глядя на серьезные физиономии солдат и на вытянувшееся лицо их командира.

– А в Хельстад ты ездил, чтобы объясниться богине в любви?! – наконец, не выдержав, ехидно поинтересовалась Раса. – И что Кильфата? Ответила тебе взаимностью?

– Нет, – вздохнул я и опустил взгляд. – Хель сказала, что богиня в ярости…

При этих словах с лица Расы слетела кривая ухмылка.

– Хель?! – выдохнула она. – Ты разговаривал с Хель?!

Женщина резко повернула голову и посмотрела на менталиста. Тот растерянно кивнул и медленно убрал руку с амулета. Одновременно изменились лица солдат. Мужчины смотрели на меня теперь с уважением, женщины – с нескрываемым интересом. Ну ещё бы – парня отшила сама Кильфата и даже спутницу свою попросила ему это передать.

Чтобы окончательно дожать ситуацию, я ещё раз вздохнул и добавил:

– Скажите герцогу, что я ездил в Хельстад за букетом цветов. Белые васильки – цветы смерти, они растут только на кладбище и цветут летом. Алхимики используют их в приготовлении ядов, а я думал подарить богине при встрече.

– Да, кгхм… – Раса кашлянула в кулак, сделала отмашку отряду, приказывая выступать, и перевела взгляд на меня:

– Вопросов больше нет, эрл, и… – она кивнула на Юлю и добавила: – В Ослах хорошая конюшня, там ты сможешь заменить лошадь – эта, как я вижу… хм-м… устала…

Понимая, что речь идёт о ней, Юля вытянула голову и издала возмущенное ржание. Раса поморщилась, видимо, оценив всю прелесть лошадиных зубов, и в этот момент в перестраивающемся отряде с грохотом рухнул на землю один из коней. Спустя мгновение его примеру последовал дестриэ менталиста. Громко заржали лошади, закричали солдаты, емко выругался Арви. Нет, ничего страшного не произошло, оба всадника умело спрыгнули с падающих коней, а сами кони быстро поднялись на ноги, но я, понимая, что Юля в теории может вытворить и не такое, коротко попрощался и, тронув бока лошади, сразу пустил ее рысью.

«Не, так-то все правильно, – думал я пару минут спустя, направляясь к недалекой дороге. – Пока они стояли не двигаясь и практически не производя никаких действий, Юлин перк не работал, но как только лошади тронулись – появилась вероятность неудачного действия».

Немаленькая такая вероятность, потому как пять с половиной процентов – это охренеть как много. Интересно, шанс неудачи рассчитывается применительно к объекту на какой-то промежуток времени или тупо работает на каждое действие? Скорее первое, иначе бы они все там валялись в траве. Хорошо ещё, что я эту сказку им рассказал, иначе точно бы заподозрили в колдовстве – рыцарские кони на землю без причины не падают. Погони-то вроде нет, но все равно нужно поаккуратнее, а то я что-то расслабился. Вспомнил, блин, разбойничью юность…

Не, над стражей посмеяться – святое, но с богами тут шутки плохи, уж я-то это знаю прекрасно. Эту клятву Кильфата может припомнить, и пофигу, что приносил я ее в шутку и про себя. С другой стороны, я ведь не врал. Богиня и впрямь девушка классная. Обидится – подарю ей при встрече букет васильков, я их много набрал на кладбище. Про цветы смерти, правда, придумал, но яд из них и впрямь получается неплохой.

С другой стороны, чего я парюсь? С учётом того амулета других вариантов у меня не было. Ложь бы они распознали, а говорить правду… Не, тогда точно пришлось бы убивать. М-да…Забавно, но теперь мне латы ни в коем случае носить нельзя. Ведь даже узнав о моей клятве, Кильфата не может появиться передо мной, как Сивка-Бурка, и надавать по башке. Карн – не её территория, да и не позволят этого игровые законы. А вот если я клятву нарушу – она обязана будет меня наказать. Обет-то я приносил именно ей, и, хотя суть клятвы несколько отличалась от того, что я рассказал страже, Кильфату она в любом случае оскорбит. Женщины – существа обидчивые, а уж богини – тем более. В общем, латы мне теперь даже мерить нельзя. Ну да не очень-то и хотелось.


Деревня, к которой я доехал минут через сорок, стояла на берегу небольшого озера, примерно в километре от леса, и со стороны выглядела, как натуральная крепость. Не доезжая сотни метров до ворот, я пустил лошадь шагом и внимательно изучил окрестности. Очень похоже на форт из старого вестерна. Крупное по местным меркам поселение, квадратной формы, обнесено шестиметровой бревенчатой стеной, над которой возвышались узкие угловатые башни. Ворота открыты, четыре человека на страже. Еще по двое на четырех башнях фронтальной стены. Ну да… Задача жителей таких деревень: успеть захлопнуть ворота, подать сигнал и продержаться до подхода баронской дружины, поэтому в случае осады на стены выходит все население без остатка. В Приграничье по-другому не выжить. В свое время разработчики наводнили этот край бандитами всех мастей и кучами агрессивных тварей. Интересно, куда они все подевались сейчас? Ну, бандиты, возможно, поумнели и поступили к барону на службу, а вот чудовища… Я всего-то штук двадцать видел сегодня издалека, да и те в основном – простые хищники. Тут же респ[2] не такой, как в нуболокациях. Нет конкретной привязки к местности. Наверное, тоже поумнели и разбежались кто куда… Впрочем, я могу ошибаться…

За стеной, на каменистом берегу озера – четыре почерневших от непогоды барака, с десяток перевернутых лодок. Чуть дальше дымит небольшая мастерская, на шестах сушатся сети, горит костер, возле которого копошатся семеро местных и три игрока.

Игроки! Черт! Вот кто мне нужен!

Улыбнувшись, я тронул бока кобылы и направил ее к воротам деревни. Сначала порешаю дела, а потом у кого-нибудь из этих товарищей куплю себе портал до Вайдарры. В столицу лучше отправляться во всеоружии.

При моем приближении солдаты в воротах насторожились, но никакой агрессии не проявили. Ну да, из благородных рыцарей тут, наверное, один только местный барон, а этим парням плевать, на чем я езжу и во что экипирован. У них тут немного другие заботы.

Остановившись перед воротами, я кивнул стражникам и спокойно произнёс:

– Добрый день, уважаемые! Эрла Раса сказала мне, что в вашей деревне есть гостиница, в которой я смогу провести ночь. Мне завтра в дорогу, и хотелось бы выспаться.

При упоминании о командире десятка стражи успокоились окончательно. Видимо, эрлу тут знают в каждой деревне, а судя по реакции этих ребят, отношение к ней весьма позитивное. Собственно, на это я и рассчитывал.

– Эрла вас не обманула, – усатый страж в летах оторвал взгляд от моей лошади, посмотрел на меня и махнул рукой себе за спину. – Прямо по дороге, за площадью, трактир одноухого Сэда. Там и комнаты есть, и пиво, и шышлыг…

– Что такое шышлыг? – поморщился я, удивленно глядя на стража.

Тот на мгновение задумался, но его выручил молодой рябой парень с торчащими из-под шлема рыжими патлами:

– Да это пришлые научили одноухого по-особенному жарить мясо, – с улыбкой пояснил он. – Маленькими кусками на тонких железных прутьях. Вы попробуйте, господин, вам понравится.

– Обязательно, – кивнул я, затем не торопясь въехал на территорию деревни, и… И в этот момент себя проявила Юля…

Нет, сама-то лошадь шла спокойно и забавно шевелила ушами, но одна из воротных створок такого соседства не выдержала. С противным скрежетом обломились стальные крепления, свистнули оборвавшиеся цепи, бросились врассыпную стражники, и оббитая железом махина рухнула на землю, подняв целое облако пыли.

Уезжать сразу было нельзя, поскольку это выглядело бы как минимум подозрительно, поэтому я спрыгнул с лошади и изобразил на физиономии удивление. Ведь ворота в таких деревнях просто так не ломаются, и какая-то реакция обязательна.

Что-то орали со стены стражники, к воротам потянулся обеспокоенный народ, и мне пришлось отойти вместе с лошадью в сторону, чтобы особо не отсвечивать и в то же время оставаться на виду. То, что это оказалось не лучшей идеей, я понял, когда какой-то мужик, что прибежал на шум и встал недалеко от меня, вытащил флягу, но вместо глотки вылил её себе на брюхо. Когда же ровная, присыпанная песком площадка словно бы превратилась в натуральный каток, и народ начал валиться с ног, я решил не испытывать судьбу и, отпустив Юлю, пошёл прочь, кляня себя за беспросветную тупость.

Была у меня мысль отпустить кобылу заранее, но пришла она поздно – в паре километров от деревни, когда я уже находился в поле зрения часовых. Ну а какой, скажите, дурак пойдёт пешком при наличии лошади? Следовало хотя бы перед воротами отпустить, но кто ж знал, что створка обрушится и сюда столько народа сбежится? Там же шанс совсем маленький был… Вот ведь черт! Одна кобыла, а столько шума! Если бы я сюда с Мирной и скелетами заявился, вряд ли они бы так всполошились. Хотя все вроде живы – и хрен с ним. Если никто не погиб, то почешут репы, поматерятся и разойдутся. Да и вряд ли вообще кто-то сможет подумать, что ворота, способные выдержать не один десяток ударов тарана, сломала старая невзрачная кляча одним только фактом своего присутствия. А то, что упало человек пять – так под ноги смотреть надо, а не по сторонам пялиться.

Успокоив себя таким образом, я хмыкнул и внимательно оглядел стоящие вдоль дороги дома. Хм-м… Ощущение такое, что попал в воинскую часть. Однотипные жилые бараки, сложенные из неотесанных бревен, тянулись до небольшой площади, на которой находилось здание администрации и с полдесятка торговых лавок. Ни одного ребенка я на улице не заметил, но зато все местные жители оказались вооружены и носили какую-никакую, но защиту. Вкупе с отсутствием возделанной земли – можно сделать вывод, что никакая это не деревня, а самый что ни на есть военный городок. А то, что на карте написано, так и на заборе тоже разное пишут…

Выйдя на площадь, я по широкой дуге обошел лежащую возле колодца собаку, делая вид, что внимательно изучаю вывески. Одна из них привлекла мое внимание: «Зелья и Эликсиры. Исследование. Ханс Реген. Мастер Зельеварения. Мастер-исследователь (реагенты)». Интересно…

Возле двухэтажного дома с плоской крышей, в котором находилась алхимическая мастерская, был разбит цветник, разделенный дорожками на треугольные клумбы. Небольшую веранду во дворе увивал плющ, семь изогнутых декоративных грядок благодаря правильно подобранным цветам напоминали лежащую на земле радугу. Достаточно необычно все это выглядело здесь, но алхимику без цветов никак, особенно если он занимается зельеварением. Впрочем, зелья мне без надобности, а вот встретить в случайной дыре целого мастера-исследователя иначе как удачей не назовешь. Хотя сам я дальше Шанамы не забирался, поэтому не знаю, как у них тут все устроено. Да и пофигу, собственно, но конкретно этот мастер мне может очень помочь. Не считая Черного лотоса, я вынес из Лимба двадцать семь видов реагентов, восемь из которых – редкие. Мастер-исследователь – это, конечно, не профессор из Ровендума, но свойства редких реагентов определит без проблем. Вопрос только в цене…

Разработчики в свое время ввели грабительские расценки на определение скрытых свойств. Начиная со второго: два, десять, пятьдесят и сто золотых соответственно. То есть полное опознание реагента с одним открытым свойством и четырьмя скрытыми обошлось бы игроку в сто шестьдесят две золотые монеты. Почти полкило золота или миллион российских рублей. Ну, сейчас-то у меня денег достаточно, но именно поэтому я сначала пойду в гостиницу, а уже потом загляну сюда.

Придя к такому решению, я подмигнул лежащей на земле собаке, усмехнулся и продолжил свой путь.

Глава 4

Как все-таки быстро меняется настроение. Пару минут назад я бесился от собственной тупости, а сейчас ничего так, нормально – не улыбаюсь только из-за того, чтобы не выглядеть идиотом. Нет, тупым я себя считать не перестал, но радость вымыла из головы досаду. Ну а как иначе? В Вайдарре же – практически у всех нормальных алхимиков мастерские прикрыты специальными просветами, которые на раз обнаруживают Личину. Искать алхимика у бандитов? Ну был там вроде один товарищ, но просто так меня с ним никто не сведёт, да и хрен его знает, что после обновления происходит в столице. Чтобы осмотреться на месте, понадобится время, а с ним-то у меня как раз проблемы. Нет, понятно, что опознание реагента не приблизит меня к рецепту, но я хотя бы начну понимать, что из всего этого можно приготовить и в каком направлении искать.

Двухэтажное здание трактира стояло в глубине просторного двора, обнесённого невысоким забором. Сюда я добрался минут за пять. Мог бы и быстрее, но спешка, как известно, нужна для двух вещей, которые, к счастью, со мной случиться не могут, а вот пути отхода разведать необходимо. Это все-таки территория врага, и любой из местных, прикончив меня, от этого факта испытает множественный оргазм. Так вот, я им такой радости доставлять не хочу.

Зайдя во двор трактира, я быстро оглядел территорию и не торопясь направился к дверям. Все стандартно: колодец, конюшня, курятник и три потемневших сарая для хранения инвентаря. Трактир носит название «У одноухого Сэда». На вывеске нарисована обезьянья голова с торчащим сбоку ножом. Не, вряд ли они тут шашлык из обезьян делают, это просто у художника руки росли из известного места, а нож, наверное, нарисован, чтобы показать, как именно хозяин заведения лишился уха. История в картинках… М-да…

Возле конюшни о чем-то разговаривали мужчина и женщина, молодой парень затаскивал в сарай нарубленные дрова. Никто из них на меня внимания не обратил, и я, не особо расстроившись по этому поводу, подошел ко входу и потянул на себя массивную дубовую дверь.

«Черт! Как же давно не ел нормальной еды!» – было первое, что я подумал, как только зашел внутрь.

Едой пахло так, что мне стоило немалого труда не расплыться в улыбке и сохранить бесстрастную физиономию. Тушеная капуста, вино, свежее пиво, и над всем этим – дразнящий аромат жарящегося мяса…

Вот не понимаю я этих веганов. Как можно это променять на траву?! Нет, я никого не осуждаю: в условиях развитой цивилизации каждый сходит с ума как хочет. Только вот с природой-матушкой не поспоришь, и травоядные всегда оказываются в чьем-то желудке. В буквальном или переносном смысле – не важно. Ну а в Арконе этот закон работает особенно четко.

Трактир внешне напоминал тот, где мы с Картом встретили Шушу. Просторный зал в виде перевернутой буквы «Г», очаг в человеческий рост, с огромным котлом и десятком шампуров, возле которых дежурил молодой парень в серой рубахе. Двенадцать дубовых столов в видимой части и четыре колонны по центру, с висящими на них головами зверей. Конечно, не «Лебедь» в Вайдарре, но для Приграничья – нормально.

Зайдя внутрь, я краем глаза оценил обстановку и, не задерживаясь у дверей, направился к стойке, находящейся прямо напротив входа.

Последнее дело выставлять себя в незнакомом месте на всеобщее обозрение. Кому нужно – заметит и так, а остальные – пусть сидят и пьют дальше. Лишние конфликты мне без надобности, я и так сегодня уже достаточно накосячил.

Место за стойкой пустовало, я сделал вид, что рассматриваю бутылки на стеллажах, а сам краем глаза продолжил изучать местных. Краем глаза, м-да… Не передать, как меня бомбит по этому поводу. Ладно, проехали… Полгода срок небольшой, но повязку себе на физиономию все равно нужно будет найти нормальную вместо этого обрывка, что я откопал у себя в сумке. Да и вообще о потерянном глазе лучше не думать, чтобы лишний раз не расстраиваться. Дерьмо в жизни случается, и от этого никуда не уйдёшь.

Всего в видимой части зала, не считая повара, находилось шестнадцать человек: десять мужчин и шесть женщин. Вели себя достаточно тихо для подобного заведения, а причина такого их поведения сидела в углу обеденного зала и буравила меня холодным презрительным взглядом. Сотник баронской дружины, капитан Дарс – рыцарь без родового имени – самый главный перец в этой деревне. Триста седьмой уровень и сто двадцать миллионов ХП. Сидит в обществе женщины-мага и худого длинноносого жреца в светло-бежевой рясе – служителя Мирта. Последние не обратили на меня внимания, а этому товарищу, видимо, не понравился мой прикид. Ну да и пошёл он на фиг – в чем хочу, в том и хожу.

Трактирщик появился через минуту из комнаты за стойкой, и при взгляде на него я понял, что у художника, рисовавшего вывеску, с руками было все очень даже нормально. Двух с небольшим метров ростом, с широченными плечами и изуродованным шрамами лицом – тут действительно проще обезьяну нарисовать, чем такое. Впрочем, определенное сходство прослеживалось все равно: массивные надбровные дуги, низкий лоб, широкие скулы… Хотя – не с моей рожей придираться. У него зато оба глаза на месте, в отличие от меня…

Мужик быстро принял заказ, выдал ключ от комнаты на втором этаже, налил пол-литровую кружку светлого пива и попросил двадцать минут подождать. Расплатившись, я забрал пиво и чисто по привычке сел за опорную колонну – так, чтобы меня практически не было видно остальным.

Странное дело, но ещё возле стойки я поймал себя на мысли, что люди, собравшиеся в таком количестве в одном месте, почему-то перестали меня раздражать. Нет, я отношусь к ним ко всем так же, но если раньше в подобной ситуации я испытывал дискомфорт, то сейчас его нет. Не знаю… То ли это потому, что я давно не видел людей, то ли что-то изменилось во мне. Пытки тому виной или второе рождение – пофигу, главное, что так мне намного комфортнее.

Я вздохнул, поправил тряпку на лице, сделал небольшой глоток из кружки и блаженно зажмурился. Нет, мне не очень нравится пиво, но если долго его не пить, то в момент первого глотка мир словно замирает… А сейчас еще и ощущения такие же, как двадцать пять лет назад, когда Сашка Осипов украл бутылку «Балтики» у какого-то мужика и мы её потом распили на двоих в туалете. Наверное, это из-за обстановки. Правда, тогда двум пацанам могло влететь за сам факт употребления пива, а сейчас у всех людей вокруг гораздо более веские причины надавать мне по башке. Одна только створка ворот сколько стоит. «Кстати, а какого хрена в деревне ворота сломаны, а командир тут сидит и пялится на посетителей?» – возмутился я про себя и, что называется, накаркал.

Из-за колонны вышел сотник. Не отрывая от меня взгляда, он ногой сдвинул скамейку, сел напротив и, чуть подавшись вперёд, произнёс, выплевывая слова мне в лицо:

– С какой целью ты прибыл в Четыре Осла, эрл, и почему вырядился, как клоун?!

Голос сотника прогрохотал в относительной тишине тяжелым полковым барабаном, и весь трактир замер, ожидая развития ситуации.

«М-да… Вот почему мне так сегодня везёт? – вздохнул я, продумывая варианты ответа. – Этот кретин, очевидно, хочет подраться. Спроси он просто о цели моего пребывания – я бы ответил, и тему бы закрыли, но вторым вопросом он меня оскорбил. Не меня, понятно, а того, кого видит перед собой, но это не важно. Если я промолчу – он просто прикажет меня арестовать по какому-нибудь глупому поводу, если отвечу – все закончится дракой. Дуэли в Эрантии принято проводить в двенадцать часов дня, это время прошло, значит, сегодня драка не состоится. Ну вот и чудненько…»

Мысленно досчитав до тридцати, я сделал глоток из кружки, медленно поставил её на стол и поднял на сотника взгляд:

– Направляюсь из Хельстада в Вайдарру – это ответ на твой первый вопрос, – с легкой улыбкой пояснил я. – Что же до второго… Ты знаешь, эрл, отсутствие лат не помешает мне срубить башку одному ослу. Жаль только, деревню эту придётся переименовать, поскольку здесь станет на одного осла меньше…

После этих моих слов замолчали даже сверчки, парень возле очага застыл с шампуром в руке, боясь пошевелиться. Я ожидал, что сотник взорвется, но этого не случилось. Он молчал секунд пять, переваривая услышанное, затем подался вперёд и, осклабившись, вкрадчиво произнёс:

– Ты мне угрожаешь, щенок?

– Нет, – отрицательно покачал головой я и улыбнулся шире. – Я никогда никому не угрожаю. Я предпочитаю убивать сразу.

– Завтра в полдень на площадке возле конюшни, – прорычал Дарс и, поднявшись из-за стола, презрительно усмехнулся. – И не вздумай сбежать, убийца. За этим я прослежу.

Он, видимо, ждал, что я что-то отвечу, но не дождался и, гремя железом, отправился на своё место. Обеденный зал стал потихоньку оживать, а я сидел, смотрел на лужицу пива, которое расплескал этот придурок, и пытался сообразить, что ему все-таки от меня было надо. Ведь дело тут совсем не в броне – за такое не убивают, а ему хочется обязательно меня убить. Но почему? Не иначе, тот крысёныш в бежевой рясе что-то нашептал сотнику на ухо… Сквозь Личину не видит, но почувствовал во мне Тьму? Скорее всего, так и есть. Блин, ну какие все-таки уроды! Личина не скрывает ХП, и эти козлы видят, что я намного слабее любого из них, но… Может, и правда дождаться полудня, завалить этого сотника, а потом перебить всех, кто придёт поглазеть на мою смерть? Их тут всего-то человек триста, но пока они сообразят, что к чему, я с Мирной и скелетами уже проскочу за ворота… «Нет!!!» – мысленно оборвал себя я, стиснул зубы и сделал пару глубоких вздохов. Слишком рискованно, а мне сейчас рисковать нельзя. Поэтому завтра с утра я заскочу к алхимику и спокойно свалю, а они пусть живут до поры. Глядишь, когда-нибудь и свидимся.

Забрав спустя некоторое время свой заказ, я убрал его в сумку и через зал направился к лестнице. При моем приближении солдаты за столами замолкали и провожали меня взглядами. В глазах интерес – так собравшиеся на площади зеваки смотрят на приговоренного к казни преступника, и лишь только во взгляде совсем молодой женщины по имени Меда я прочитал досаду и сострадание. Интересно, с какого хрена ей жалеть незнакомого мужика? Хотя, может быть, эта Меда – просто хороший человек? Не знаю…

Поднявшись на второй этаж и пройдя в конец коридора, я открыл ключом нужную дверь и… облегченно выдохнул. Ничего не изменилось. Личная комната осталась тем, чем была, и в ней по-прежнему можно закрыться от всего мира.

Захлопнув и заперев дверь, я сразу, по привычке, открыл окно, затем обернулся, оглядел комнату и замер, обуреваемый накатившими чувствами. Черт… Полгода всего прошло, а кажется – целая вечность.

В последнее мое посещение я был ещё не одинок… Готовился стать гиссом Старшего Дома Кладд и мечтал жениться на Даше… Сейчас за спиной пытки, предательство, побег, полгода тоски, проклятье Ракота, потерянный глаз и… И убитый моими руками бог, и очищение Храма, и скелеты, и Мирна, и самый лучший в мире фамильяр с самым прикольным маунтом. А ещё где-то в Вайдарре меня дожидается Карт, а в сумке лежит чёрный фламберг, который подарила мне мама… Всего полгода… Блин, всего полгода…

За время моего отсутствия в комнате не появилось и пылинки. Тут же примерно как в инвентаре у игрока: продукты не портятся, оружие не ржавеет.

Стащив с лица повязку, я кинул её на стол, пересек комнату и нажал кнопку на кофемашине. Потом подошёл к фотографии деда и минут десять смотрел ему в глаза, мысленно рассказывая о своих победах и неудачах. Я всегда делал так раньше, возвращаясь в конце лета из лагеря, продолжаю делать это и сейчас…

Кофе уже приготовился, но я все говорил и говорил. Уверен, он меня слышит. Ведь я ношу в себе не только Тьму. С каждым прожитым годом я все больше узнаю в себе деда Семена…

Закончив говорить, кивнул, затем снял со стены рамку с фотографией улыбающейся Даши, аккуратно смахнул с неё несуществующую пыль и положил в стоящий в углу сундук.

У меня нет ненависти к бывшей подруге, только досада… Досада на случившееся. Так бывает, когда перед твоим носом уходит с остановки автобус… Можно обвинять в этом кого угодно: себя, водителя, министерство транспорта, но ничего ты уже не изменишь – просто так легли карты. Та Даша, что на фотографии – она ещё там, в прошлом – со мной, вот и пусть остаётся на память.

Закрыв крышку сундука, я направился к кофемашине, когда вспомнил одну важную вещь и, повернув направо, толкнул дверь душевой комнаты. Подойдя к зеркалу, на мгновение замер, затем поднял взгляд и… со вздохом покачал головой. М-да… И я, и не я – одновременно. В целом все вроде то же, но… Плечи стали заметно шире, сантиметров на десять увеличился рост. Кожа стала светлее, волосы отросли до плеч, четче обозначились скулы. Возле правого глаза появились морщины, на месте левого – глубокий уродливый шрам. Эти полгода состарили меня лет на десять. Так-то выгляжу вроде нормально, но и что с того? Мне всегда было плевать на внешность, глаз бы кто вернул – это да…

Выйдя из душевой, я забрал кофе, уселся в своё кресло и выдохнул. Хрен с ним со всем! Я наконец-то добрался до очередного пит-стопа! Семнадцать часов у меня есть, и нужно все успеть. Поесть, помыться, наварить эликсиров и яда, подумать над дальнейшими действиями… Дел много, но сначала все-таки кофе.

Вдохнув подзабытый аромат свежеприготовленного напитка, я сделал маленький глоток, поставил чашку на стол и с улыбкой откинулся в кресле. Да пофигу на этого дурака-сотника, сегодняшние косяки и потерянный глаз. Все ведь не так уж и плохо… Цой в свое время пел про пачку сигарет, но курящий разбойник – это, как минимум, глупо. Ведь по запаху табака тебя можно легко обнаружить. Кофе же таких проблем не создает, поэтому я выбираю его…

Провозился я в итоге до позднего вечера, и это при том, что еда и мытьё заняли у меня максимум час. Шашлык оказался великолепен. Уж не знаю, кто конкретно научил местных его готовить, но уверен, что этот товарищ жил или в моей стране, или где-то у ближайших соседей, потому как приготовленное на углях мясо шашлыком называют только у нас.

Закончив есть, быстро принял душ, вырезал на глаз повязку из куска черного шелка и, усевшись за компьютер, погрузился в чтение логов последних боев. После того, как в Средоточии Тьмы мой меч напитался стихией, с уроном стали происходить непонятки. В позитивном, понятно, направлении, но все равно – грош цена тому игроку, который не понимает, на сколько он может продамажить свою цель за определенный промежуток времени.

По информации из меню персонажа средний урон с удара у меня – около трех миллионов, но по факту эти числа значительно больше. За три часа анализа удалось выяснить, что темное свечение вокруг клинка добавляет мне от одного до трехмиллионов к удару. Криты вырастают соответственно, и за время действия Тени Тьмы мой средний урон составит примерно сто семьдесят миллионов. И все это без учёта действия аур. По богам и их спутникам прилетает пятикратно – Йоклу за десять секунд я продамажил практически на миллиард, но самый большой урон меч выдает по порождениям Мрака. В захватившее храм чудовище с удара прилетало по полмиллиарда, то есть примерно в шесть раз больше, чем по спутнице Ллос…

Вот, собственно, все, что за эти три часа мне удалось выяснить. Не, так-то вроде логично – Жнец создан для разрушения статуи в Лууу, и грязная Тьма должна страдать от него больше, чем кто бы то ни было, однако мне все-таки хотелось бы понимать, как оно все работает. Сколько мой меч может еще впитать Тьмы? Увеличится ли от этого урон? И сколько этого урона нужно для того, чтобы разрушить статую? Куча вопросов, и ни одного внятного ответа. Собственно, как и всегда…

Закончив считать, я установил на полу алхимический стол, вывел перед глазами список имеющихся реагентов и подвис, внезапно осознав, что я уже давно перерос свои яды. Ведь даже Кровь каменного червя, ради которой я в своё время сцепился с бойцами Дома Акри, за десять секунд продамажит цель всего-то на двести пятьдесят тысяч. В сравнении с тремя миллионами, что я сейчас наношу за удар – это выглядит совсем несерьёзно.

Идея пришла через пару минут, и решение оказалось элементарным. Даже не верилось, что оно будет работать. Дело в том, что простейший яд из остролиста и мароны, которым пользуются низкоуровневые PvE[3]-разбойники, помимо нанесения трёхсот единиц урона вешает дебафф, снижающий все сопротивления цели на два процента. Прикольная штука в том случае, если в твоём отряде есть маги, но игроки использовали этот яд только по уровню, поскольку дальше появлялись другие, более мощные. Урон мне, понятно, без надобности, но эти два процента, которые превратятся в четыре благодаря моему званию – выглядят очень неплохо. С Аурой Шона, конечно, не сравнится, но зато этот яд не имеет кулдауна и будет обновляться на цели с каждым новым ударом. Остролиста у меня достаточно, марону легко заменить собранными на кладбище васильками, и я, запустив производство двадцати пузырьков, отправился разгребать вещи.

Рассортировав все добытое, я оставил себе двести золотых, отложил пару желёз костяного ракса для завтрашнего опознания и до ночи варил разные низкоуровневые эликсиры. После произошедшего в обеденном зале мне не очень хотелось идти завтра к алхимику, но я привык доводить задуманное до конца. Поэтому я опознаю один реагент и свалю из деревни, не нарушив при этом своих привычек.

Лавка открывается в девять, и хорошо, если мастер успеет выполнить работу до десяти. После этого мне еще нужно договориться с кем-нибудь из тех игроков, которых я видел утром у озера, но это – самое простое из задуманного. Портал в Вайдарру по старым расценкам стоил не дороже одного золотого, а если предложить десять, так ко мне еще и очередь выстроится из желающих.

Закончив все запланированные дела, я быстро поужинал, помылся и лег спать, поставив будильник на восемь.

Глава 5

Проснувшись за минуту до звонка будильника, я быстро принял душ, поел, затем выглянул в окно, внимательно осмотрел задний двор гостиницы и хмыкнул, заметив два темно-оранжевых пятна. М-да… Этот урод все-таки выставил за мной слежку. Прям какое-то дежавю… Правда, сейчас выход свободен, так что никого убивать не придётся. Ребята на работе, вот и пусть работают, мне они не мешают.

Отойдя от окна и усевшись за стол, я внимательно изучил содержимое сумки: алхимия, деньги, запас кофе, еда, сырое мясо для Шона… Вроде все взял, но… Я задумчиво оглядел комнату, вздохнул и, подойдя к сундуку, вытащил из него три сотни монет. Не знаю, но у меня такое чувство, что в следующий раз я сюда попаду нескоро, а деньги однозначно потребуются. Триста золотых – это огромная сумма, и просто так на мобах её не нафармить. Нет, можно, конечно, кого-то убить, но не хочется делать это ради золота. Неписей убивать легко, а вот с живыми дело обстоит иначе. Как же все было просто до обновления, и как сложно стало сейчас…

Убрав монеты в сумку, я поставил вариться кофе, а сам принялся смазывать ядом клинок. Времени ещё предостаточно, и не стоит пренебрегать мелочами. Четыре процента снижения защиты от Тьмы – это минимум пять миллионов урона на время действия навыка. Шона сейчас призывать нельзя, так что эта прибавка окажется нелишней.

Нанеся яд и выпив кофе на дорожку, я подтянул на броне ремни и, уйдя в инвиз, выбрался через окно на улицу.

Солнце уже светило вовсю, но мне оно глобальных проблем не доставляло. Головная боль – ерунда, потерпеть можно, а тот урон, что я получаю от Проклятья солнечного света, тут же компенсируется регеном кольца. Полоска ХП при этом не двигается и Система не выкидывает меня из Невидимости. Главное – не забывать накидывать капюшон, но уж это-то я точно никогда не забуду. За прошедшие несколько дней боль отучила меня забывать…

Обогнув телегу посреди двора, я спокойно прошёл мимо стоящего рядом с ней соглядатая, легко перемахнул забор и направился к площади.

Людей на улице мне попадалось немного, что, собственно, неудивительно для утра. В небольших населенных пунктах и до обновления каждый непись был при деле, а уж сейчас-то, думаю, они вообще круглосуточно впахивают.

Возле ворот все ещё копошились люди. Оттуда доносились лязг цепей и редкие удары тяжелого молота. Створку вроде уже установили на место, и в душе не имею, чем они там еще могут заниматься. Впрочем – пофигу. Прислушавшись к себе и не найдя даже капли стыда за содеянное, я по большой дуге обогнул знакомую собаку, которая лежала точно на том же месте, что и вчера, и, пройдя мимо клумб, завернул за здание, в котором располагалась мастерская алхимика. Никого вроде нет, но появляться из воздуха посреди площади – дело совершенно неблагодарное.

Времени до открытия оставалось минут пять, поэтому я не спеша обошёл дом по периметру, внимательно осмотрел окна и прикинул возможные пути отхода. Нет, не думаю, что может что-то произойти, но старые привычки никуда не делись, да и спасали они меня не раз и не два…

Закончив осмотр и вернувшись на прежнее место, я дождался, пока через площадь проедет телега с дровами, затем скинул Невидимость и быстро зашёл внутрь.

В первый момент мне показалось, что я попал в зал для приемов какого-нибудь графского замка. Большое прямоугольное помещение занимало практически весь первый этаж, и, несмотря на свет магических светильников, тут царил полумрак. Два потрескавшихся кожаных дивана возле правой стены, с десяток картин на стенах, три больших шкафа с выставленными образцами и оскаленная голова огромного белого волка на стене за прилавком. Справа ведет наверх широкая лестница. Под ней приоткрытая дверь, из-за которой доносятся едва различимые звуки. Хм-м… А неплохо они тут, в своей деревне, устроились. Картины, чучело, старинная мебель… Этому домику даже Хогвартс бы позавидовал…

Место за прилавком пустовало и, хотя колокольчик над дверью уже известил хозяина о посетителе, я, чтобы просто так не стоять, направился к одному из шкафов, с любопытством оглядывая магазин и восхищаясь мастерством его оформления.

К запахам кожи и дерева примешивался едва заметный аромат розмарина. Громко тикали на стене часы, с картин смотрели какие-то хорошо одетые люди, тускло горели магические фонари, угрожающе скалились зубы огромного волка… На Земле такие магазины бывают только в книжках и кинофильмах, потому что невозможно в реальности так хорошо передать атмосферу волшебства. Разве только в детстве, в Новый год, ощущаешь что-то подобное, но с возрастом это, к сожалению, проходит…

Хозяин не торопился, и я успел рассмотреть весь выложенный на витринах товар. Ничего на самом деле интересного – стандартный ассортимент для продажи игрокам. Зелья на ХП, ману, скорость, запас сил; эликсиры защит, разложенные по тарелочкам реагенты… Местные такими пользуются редко, а наплыва игроков пока не произошло. Вот и пылятся эти мензурки на полках в ожидании своего часа, который, возможно, никогда не настанет. Нет, я не думаю, что в Эрантии с землянами обошлись так же, как в Антруме, но введение боли и штрафы за смерть все равно внесли свои коррективы. Сюда теперь если кто и доедет, то только самые смелые и отчаянные ребята, но их будет гораздо меньше, чем когда-то планировалось.

Коммунизм в Четырех Ослах пока не построили, поэтому все образцы хранились за гномьим стеклом, по прочности не уступающим стали. Толстые доски шкафов, скорее всего, зачарованы от огня и укреплены алхимическими присадками, а с замками мне, наверное, и за пару часов не управиться. Не, красть я ничего тут, понятно, не собираюсь. С деньгами я честный, поэтому просто смотрю, осваиваюсь, хотя… Хотя, если пару раз махнуть мечом, думаю, отмычки уже не понадобятся. Вряд ли такой замок выстоит перед великим оружием.

Размышляя таким образом, я остановился возле последнего шкафа, когда за спиной наконец скрипнула дверь и в зале появился хозяин.

Заметив посетителя, он на мгновение замер, видимо, не поверив своим глазам, но потом спохватился и быстро направился за прилавок.

Дергаться и оборачиваться я не стал, а наоборот, сделал вид, что ничего не услышал. Мне прекрасно было видно все происходящее за спиной в отражении, а понаблюдать за человеком порой полезно, особенно когда он ни о чем не догадывается. Впрочем, на этот раз ничего интересного я не увидел. Зайдя за прилавок, мастер натянул на лицо учтивую улыбку и, глядя на меня, произнёс:

– Доброе утро, эрл! Простите, что заставил вас ждать.

Обернувшись, я молча кивнул и направился к нему.

Мастер Ханс Реген оказался магом Воздуха и внешне отдаленно напоминал эльфа. Правильные черты лица, прямой нос, коротко подстриженная борода, кожаный фартук с пятнами от неудачных экспериментов. Стандартный, в общем-то, вид, да вот только взгляд его серьезно диссонировал с внешностью. Цепкий, холодный, изучающий… Обладатель такого взгляда без проблем загонит тебе в спину нож и пойдёт дальше как ни в чем не бывало. Впрочем, это не Москва, а Приграничье Эрантии – тут, наверное, по-другому не выживешь.

– Здравствуй, мастер, – подойдя к прилавку, я откинул с головы капюшон и кивнул в сторону входа: – На вывеске написано, что ты исследователь. Мне нужно опознать три свойства на реагенте.

– Без проблем, эрл, – губы алхимика тронула улыбка. – Это вам обойдется в сто шестьдесят золотых и примерно полчаса ожидания. Давайте, что там у вас?

– Вот… – я выложил на стол кожаный сверток, развернул и продемонстрировал Хансу Ядовитую железу Костяного ракса. – Мне видны только яд и уязвимость к холоду…

Мастер внимательно рассмотрел лежащий на столе кусок мяса и взгляд его вдруг словно натолкнулся на камень. Брови удивленно поползли вверх, но длилось это всего мгновение, после чего лицо алхимика снова приняло холодно-учтивое выражение.

– Где вы взяли это, эрл? – поинтересовался он, посмотрев мне в глаза. – Надеюсь, не рядом с деревней?

– В Хельстаде поднял с трупа какой-то твари, похожей на костяную гончую, – без запинки выдал я заготовленное заранее объяснение. – А сейчас направляюсь в Вайдарру и подумал, что смогу это выгодно там продать…

– А Познание сути у вас?..

– Второй ранг – экспериментатор, – со вздохом пояснил я. – Поэтому сам определить смог только два свойства…

– Ясно, – Ханс Реген кивнул и забрал реагент с прилавка. – Я выполню, что вы просите, эрл, только подождать придётся чуть дольше… – увидев мелькнувшее на моем лице сомнение, он сделал успокаивающий жест и пояснил: – Минут пять, десять максимум. У меня просто закончилась крепкая жарка, а она нужна для опознания третьего свойства. Сейчас отправлю за ней ученика – он как раз за это время и обернётся. Подождите здесь, или можете зайти позже.

– Да, хорошо, – я посмотрел на часы и направился к одному из диванов, пытаясь поймать ускользающую мысль.

Что-то тут нечисто… Не, так-то все вроде складывается нормально: на часах двенадцать минут десятого, и закончит он максимум в десять, как, собственно, я и рассчитывал. Цена тоже прежняя, но… Хм-м… Он же сначала четко обозначил временные границы, хотя прекрасно знал, что у него закончился спирт… Ученик кого-то должен привести? Для чего? Меня хотят убить? Ограбить? Да блин! Это уже чистая паранойя! Все торгаши сначала с три короба наврут, а уже потом бегут искать нужный товар. Что в Арконе, что на Земле – везде одинаково. Так что заморачиваться нужно будет лишь в том случае, если он вдруг попытается потянуть время. Все остальное – пофигу…

Алхимик скрылся за дверью, а спустя пару минут оттуда показался взъерошенный чернявый тип жуликоватого вида в синей ученической мантии. Буркнув неразборчивое приветствие, он быстро пересек зал и, звякнув колокольчиком, вышел на улицу.

«Ну да, забегаешь тут, – подумал я, проводив парня взглядом. – Сто шестьдесят золотых – сумма по местным меркам огромная. Месячный доход такого вот магазина как минимум. В Вайдарре у алхимиков дела обстоят получше, но тут не Вайдарра, и ради таких денег, наверное, забегает даже тот дурак-капитан. Со жрецом Мирта на пару по главной улице – до ворот и обратно…»

Представив себе эту картину в красках, я улыбнулся и пошёл вдоль стены, рассматривая лица людей на картинах. В детстве я любил разглядывать портреты, фантазируя, какими при жизни были изображённые на них люди. Вот и сейчас, когда есть время, почему бы не потратить его таким образом? Подписей под картинами не было, но, судя по холёным, надменным физиономиям, все эти люди- дворяне. Девять мужчин и одна женщина. Возможно, местный барон со своей роднёй или герцог – кто знает…

Обойдя зал по периметру и остановившись возле последней картины, я вдруг почувствовал себя неуютно. В воздухе повеяло холодком, и… словно изменились лица изображённых на портретах людей. Теперь они смотрели на меня осуждающе… Не понимая, что происходит, я на всякий случай проверил Личину, автоматически пробежал пальцами по мензуркам на поясе и, не найдя ответа, направился к одному из диванов.

Когда я проходил мимо прилавка, с улицы донёсся подозрительный шум, входная дверь распахнулась, и… Вот что значит «помяни черта»… В магазин, гремя железом, ввалился капитан Дарс в сопровождении крысоподобного жреца в бежевой мантии. Следом за ними зашли пятеро солдат, в одном из которых я узнал ту девушку из трактира, по имени Меда. В руках бойцов – взведённые арбалеты, острия болтов направлены на меня. В довесок ко всему один из них махнул от входа рукой и повесил на меня Метку Охотника.

М-да… Ребята настроены решительно, и я зачем-то им нужен живым. В противном случае – атаковали бы сразу. Интересно…но еще интереснее: где я успел спалиться? Ведь не просто же так алхимик отправил за ними ученика. Ладно, потом об этом подумаю, что по факту? С Меткой Охотника в Невидимости не побегать, скелетов, Мирну и Шона призвать можно только на улице. Попробовать прорваться к дверям, или по лестнице наверх и через крышу? Метка слетит только на километровой дистанции, а если убить того, кто ее повесил, она провисит еще минут пять. Не, так-то у меня и в открытом бою хорошие шансы, девчонку только убивать не хочется. Она же и трех секунд не простоит в моей ауре

– Стой где стоишь! – с порога приказал Дарс и, пройдя вперед, остановился в четырёх метрах напротив.

Сейчас он совсем не походил на того быка, которого изображал из себя в трактире: спокойный оценивающий взгляд, правильные движения, ладонь обманчиво небрежно придерживает рукоять лежащего на плече клеймора… Матёрый волчара… Ну да, абы кому никто не доверит командовать гарнизоном приграничной деревни, только вот мне положить на весь его опыт и навыки. Жрец Мирта, имя которого для меня по-прежнему скрыто, встал в паре метров справа от капитана, арбалетчики прошли вперёд и, не опуская оружия, образовали полукруг – так, что Меда оказалась слева от меня в пяти метрах. Сзади скрипнула дверь. Появившийся в зале алхимик Прыжком переместился вперед и перекрыл мне дорогу наверх. Ну вот и все в сборе – можно начинать.

Понимая, что вязать меня начнут прямо сейчас, я как бы невзначай сделал два небольших шага в сторону Меды и, удивленно посмотрев на капитана, поинтересовался:

– Какие-то проблемы, господа? Или вы просто заглянули помастурбировать друг другу на брудершафт?

– Проблемы у тебя, тварь! – сухо произнёс жрец и выбросил вперёд правую руку.

Одновременно с этим с его ладони сорвалась ослепительно белая искра и, загоревшись в полумраке маленьким солнцем, сшипением ударила меня в живот. Перед глазами полыхнули оранжевые круги, тело скрутила короткая судорога, системный лог сообщил о Парализации, в ярко-алые цвета перекрасились полоски окруживших меня людей. Сука! Но именно этого я и ждал. У жреца и мага есть минимум два контроля, и лучше спровоцировать их применение, чем оказаться беспомощным в самый неподходящий момент. Сейчас… сейчас они чуть-чуть расслабятся, и тогда…

– Говорил тебе, что это иллюзия? – зло ощерился жрец. – Ничего, дров у нас на всех хватит.

Он вытащил из сумки рабский ошейник и быстро пошел ко мне, гулко стуча сапогами по дереву.

Дров, значит… Понятно…

Дождавшись, когда эта тварь протянет руки к моей шее, я кольцом скинул контроль и заехал ему в челюсть рукоятью выхваченного из сумки меча. Тишину зала нарушил отвратительный хруст, полоска жреца сократилась на четверть, и время для меня привычно замедлилось.

– Убить! – рявкнул капитан, сбрасывая с плеча меч, солдаты вскинули опущенное было оружие, и я, ни секунды не медля, ушел в кувырок в сторону Меды, спасаясь от арбалетного залпа и максимально сокращая дистанцию. Бок прострелила резкая боль, ХП слетело в желтый сектор, взвыл за спиной раненый жрец. Оказавшись перед Медой, я со всей дури пробил ногой девушке в грудь и, когда она отлетела и рухнула возле стены, кинул под нее Капкан Скверны. Неписи-лучники в большинстве случаев сами из-под контроля выйти не могут, ну а магу и жрецу, надеюсь, сейчас будет не до нее.

Гораздо сложнее во всем этом оказалось двигаться так, чтобы жрец постоянно находился между мною и Дарсом, и не позволить капитану сделать Рывок. Впрочем, бои на арене учат и не такому, а мастерство, как известно, пропить невозможно.

Заметив краем глаза метнувшегося ко мне арбалетчика, я коротко ткнул его острием в грудь, но тут ноги внезапно оторвались от земли, а из легких мгновенно пропал весь воздух – в бой вступил Ханс Реген. Воздушная Тюрьма – поганый контроль, но есть у меня, чем ответить. Тень Тьмы! Одновременно с этим жрец вскинул руку с кинжалом, и зал залил ярчайший свет. Поздно! Иммунитет навыка – он ко всему, и ослепить меня уже не получится! Сокрушение! Черное лезвие моего меча разрубило вражескую стихию, с глухим звуком врубилось жрецу в основание шеи и, развалив плечо, погрузилось в грудь. Дров, говоришь, хватит? Ну-ну…

Свет погас, кровь плеснула из еще не упавшего тела, а я, прыгнув вперед, достал бедро капитана и наконец врубил Ауру. Сдохните!

Коротко вскрикнул один из арбалетчиков, меч Дарса пролетел сквозь мое тело. А я… а с меня сейчас хорошо рисовать комиксы: беловолосый парень с пламенеющим мечом в языках черного пламени…Сокрушение! Крит! Казнь! Крит! Матерый волчара? Ну да… Таких волков мы пожираем на завтрак!

Сквозь меня в пол с треском били молнии хозяина магазина, но на шестой секунде действия навыка ноги алхимика подломились, и он, нелепо взмахнув руками, завалился возле лестницы на пол. Понимая, что достать меня не получается, капитан попытался разорвать дистанцию, но я остановил его Порывом и, зайдя оглушенному воину за спину, широким ударом Казнью срубил голову! Все! Мне дрова не нужны – я и без них как-то справляюсь…


Внимание! Вы обратили на себя внимание Высшего Существа! Бог Воинской Доблести и Мудрости Мирт относится к Вам враждебно.


«Ну вот… – выдохнул я, прочитав вспыхнувшие перед глазами строки. – Обещал срубить башку – и срубил…» Десять секунд на все… С моей теперешней скоростью атаки я легко обошёл все его блоки. С Миртом, конечно, получилось хреново, но эта крыса сама напросилась. Они бы сожгли меня здесь на потеху толпе: в ошейнике-то много не навоюешь. Это у Карта – там трибунал справедливый, а здесь, в Приграничье, законы другие. Могли ведь просто поговорить, и я бы ушёл… Да ладно – сдохли и сдохли…

Странно только, что режим боя не выключился. Я положил меч на плечо, скользнул взглядом по трупам, посмотрел на Меду и… улыбнулся: жива! У меня получилось! Один раз я все-таки зацепил её аурой и думал, что уже все, но девушка выжила и сейчас лежала без сознания. Всего десять процентов ХП… Ничего страшного – за пару дней восстановится. Выжила не только она – алхимик в последний момент кинул на себя Стазис. Тоже без сознания, но, в отличие от Меды, скоро очнётся. Десять секунд иммунитета и регенерация двадцати процентов здоровья – это, конечно, спасение, но не для такого вот случая. Добить? Мгновение поколебавшись, я вздохнул и… отключил Ауру. Хватит на сегодня трупов. Свидетель все равно останется, так не все ли равно, сколько их будет: один или два?

Быстро собрав лут и став богаче на шесть сотен золотых монет с кучей неинтересного хлама, я подошёл к алхимику и, усевшись на ступеньку, стал ждать, когда этот товарищ очнётся. Есть у меня к нему один вопрос, а потом пусть проваливает и девчонку захватит заодно.

А я пока посижу. За пару минут вряд ли что-то случится. Вообще, с улицы доносился какой-то шум – эти уроды, скорее всего, оставили кого-то у входа, но дверь закрыта на засов, и сюда никто вроде не ломится. Ну да, вряд ли кто-то мог предположить, что все так быстро закончится.

Вообще, при иных обстоятельствах я бы алхимика грохнул, так что пусть радуется, что остался жив, и благодарит Меду. Эта девушка… Уверен, что подавляющее большинство людей за такой поступок посчитают меня идиотом. Так рисковать ради незнакомой девчонки, которая тебя пожалела, а на следующий день пришла убивать? А ведь один из попавших в меня болтов пустила именно она… Ну и плевать! Все дело в том, что я не «подавляющее большинство». Да что они все знают о предательстве и одиночестве?! Сегодня – не считается! Сюда она шла не по своей воле. Солдат обязан выполнять приказы командиров, вчера же Меда была на моей стороне. Таких людей нужно беречь, чтобы знать, что где-то есть тот, кто за тебя «просто так». Может быть, я идиот, но мне это нужно. И плевать на мнение большинства! Мне это нужно даже с тем условием, что она никогда ничего не узнает и будет ненавидеть меня всю оставшуюся жизнь за то, что я убил её сослуживцев. Вот такие вот дела…

Маг зашевелился через минуту. Он открыл глаза и… с пониманием посмотрел на острие меча в десяти сантиметрах от своего горла.

– Дёрнешься – умрешь, – устало произнёс я и положил фламберг себе на плечо.

Казалось бы, маги и лучники – самые подвижные боевые классы, но вот же… Над ним потолок, справа лестница, слева я, а Прыгнуть он может только в видимое место. Да и не поможет тут Прыжок. Он это знает прекрасно.

– Что ты хочешь? – поморщившись от боли, сухо произнёс маг.

– Объяснений, – коротко ответил я и, чуть поколебавшись, добавил: – Мне не нужна твоя жизнь. Расскажешь, что я сделал не так, и проваливай.

– Человек со второй степенью Познания не может определить два свойства на реагенте из Серых Пределов, – глядя в потолок, заученно пояснил Ханс и, скосив на меня взгляд, добавил: – Дроу тоже не может, для этого нужно или родиться там, или иметь третью ступень Познания. Ты не жрец Кильфаты, ты скрывался, и я решил, что…

Так и не дождавшись окончания фразы, я наклонился, протянул руку и потребовал:

– Где реагент?

– Вот… – Ханс вытащил из сумки тонкий кожаный свиток и осторожно протянул его мне. – Я сделал, что ты хотел. При полном опознании предмет исчезает…

Сфокусировав взгляд, я проверил свиток на предмет ловушек, забрал его, отступил на шаг и, кивнув на лежащую неподалеку девушку, приказал:

– Забирай ее и вытаскивай на улицу! Солдатам и остальным скажи, что здесь их ждет только смерть. Быстро!

Ханс два раза себя просить не заставил. Он поднялся, хмурым взглядом оглядел зал и, подобрав с пола Меду, молча отправился к выходу. Я прошел следом, выпустил их на улицу, закрыл дверь и кинул на скобы засов. Все! У меня есть пара минут, пока солдаты не очухаются. Впрочем, этого мне – за глаза.

Вернувшись в зал, я быстро подошел к одному из шкафов и, коротко замахнувшись, ударил мечом по замку. Карт, наверное, не одобрил бы такое применение благородного оружия, но он далеко, а у меня слишком мало отмычек и времени. Обиженно звякнув, замок повис на одной петле, и я, открыв дверь, взял с верхней полки три мензурки драконьего огня. Драконий он только по названию, но с огнивом – долго возиться, поэтому придется импровизировать. Мгновение поколебавшись, забрал до кучи зелье берсерка и быстро направился к лестнице.

Больше тут ничего интересного нет. Берсерк – тоже сомнительная тема, особенно сейчас, но совсем с пустыми руками уходить не хотелось. Не, так-то, конечно, неплохо – скинуть себе девяносто пять процентов ХП и тридцать секунд выдавать в пять раз больше урона. Только вот после обновления потерю такого количества здоровья в сознании, наверное, не перенесёт никто, а с учетом того, что на время действия зелья твой персонаж получит полный иммунитет к входящему лечению… Впрочем, моя Аура работает на регене, а урон я могу наносить, даже находясь без сознания, так что пусть оно полежит пока в сумке. Сам бы такое никогда не купил, но раз предлагают – не будем отказываться.

Поднявшись на второй этаж, я швырнул в центр зала мензурку драконьего огня и, дождавшись, пока пламя расползется по четверти помещения, направился к заранее намеченному окну. Пройдя по узкому коридору и взломав нужную дверь, оказался в небольшой комнате с тремя книжными шкафами и прислушался. Судя по доносящимся с улицы звукам, возле дома собралось уже как минимум человек двадцать, и все они ждут меня. Ни секунды не медля, я выбрался через открытое окно на карниз и аккуратно спустился по стене на землю. Пятеро солдат, что караулили эту часть стены, меня, разумеется, не заметили, и я, пройдя мимо них, быстрым шагом направился к воротам.

Глава 6

«Ну вот… в очередной раз прошел по самому краю», – думал я, прижимаясь к заборам и пропуская бегущих на площадь солдат. И девчонка тут совсем ни при чем. Её спасение просто хорошо уложилось в расчёты… Неудачники любят рассуждать о везении. Ну да, расскажите чемпиону мира по шахматам о том, что ему повезло, расскажите это игроку в покер, расскажите, а они послушают… Нет, никто не отменяет везения, но профессионалы на него не рассчитывают. Мирна появилась в тот момент, когда я нанёс Йокле максимально возможный урон, и, случись по-другому, спутница Ллос закопала бы нас там вместе с собакой. Жрец Кильфаты полез в бой без разведки, понадеявшись на перевес в силах, а эти…

С учётом моего билда, я с большой вероятностью проиграю бой, который продлится более двенадцати секунд. Да, я ошибся, не прислушавшись к своей паранойе; да, замешкался, когда они завалились в магазин, но если бы у Дарса было больше двухсот миллионов ХП, я бы бежал, не раздумывая, как и не дожидался бы контроля в том случае, если жрец сразу обратился бы к стихии. А тот удар рукоятью в лицо… он выиграл две секунды, необходимые для спасения девушки. Повезло? Ну конечно… Аура, кольцо, меч, навыки… Ничто из этого мне не поможет против Ллос и Ракота. Меня легко убьёт любой непись, способный видеть сквозь тени, если, конечно, я не смогу быстро убить его сам. К сожалению, враги у меня только такие, но ни с кем из них я не собираюсь вступать в открытый бой. Я рога, а не ДК, и моя специальность – убийство! А сегодня опять по краю, да… Когда-нибудь я обязательно ошибусь фатально, но об этом лучше не думать…

С площади ударил набат. Противный, бьющий по мозгам звон разорвал утреннюю тишину и погнал местных к магазину алхимика. То, что нужно. Пожары в деревнях – штука опасная, и чем больше будет гореть, тем меньше внимания уделят мне. Жреца пусть покойного поблагодарят и заодно Мирта. Я подозревал, что со Светлым богом долго дружить не получится, но не моя вина, что все встречные жрецы на меня агрятся. Что Мирт, что Кильфата – набрали по объявлению дураков, а потом сами же и обижаются.

Сзади раздался противный треск, пламя вырвалось наружу, и в горящем здании начали рушиться перекрытия. Драконий огонь – хорошая штука: если не потушить очаг возгорания сразу, то дальше можно даже не дергаться. Я тут никому зла не желал. Сами заварили кашу, сами пусть ее и расхлебывают.

Размышляя таким образом, я добрался до рыбацких домов и обнаружил там лишь одного игрока – воина-танка. Широкоплечий парень с квадратным подбородком и физиономией заправского душегуба, в латно-кольчужном доспехе и сдвинутом на затылок шапеле, сидел возле костра на бревне и хмуро смотрел на стоящий на треноге котёл. Рядом с ним, обернув вокруг лап хвост, сидел крупный рыжий кот – фамильяр – и смотрел в одном направлении с хозяином. Звали игрока Злой Инженер, кота – Злой Кот. Очень, блин, оригинально, ну да и хрен с ним – каждый с ума сходит по-разному. Гильдия Ферата, в которой состоял этот товарищ, мне хорошо известна – в основном, своими дураками-командирами. Тоже из топ-5, как Лазурные, и, по большей части, такие же безрукие кретины. Впрочем, есть нормальные ребята и среди них, но таких знаю не много. Кроме этого парня на берегу больше никого не было, все остальные либо ушли к другому костру – тому, что побольше, либо уплыли за рыбой. Ну, да так даже лучше.

Подойдя к огню и усевшись напротив парня, я вышел из инвиза и негромко поинтересовался:

– И че? Сколько уже кулинарка?

– Двести девять, – на автомате буркнул тот, затем поднял взгляд и на мгновение впал в ступор.

На удивление, дергаться он не стал, видимо, сообразив, что это вряд ли поможет. То ли с оценкой ситуации все нормально, то ли просто тормоз по жизни. Впрочем, в танки тормозов не берут, так что, скорее всего, все-таки первое. Кот вообще не обратил на меня никакого внимания.

– Че нужно? – справившись с собой и положив ладонь на рукоять меча, буркнул воин и вопросительно приподнял правую бровь.

– Спокойно! – я показал парню открытые ладони и, улыбнувшись, добавил: – Я такой же игрок, как ты, просто так сложились обстоятельства.

– Ага, – не убирая руки от меча, покивал тот. – Тяжелое детство и неправильная диета привели тебя в темные властелины? И деревню ты тоже поджигать, наверное, не хотел? – Злой Инженер кивнул на столб чёрного дыма над Четырьмя Ослами и снова посмотрел на меня. – Так что нужно-то тебе, игрок?

«Что бы ты знал о моем детстве», – подумал про себя я, а вслух произнёс:

– Деревню я не поджигал, а нужен мне портал в Вайдарру. Бабушку хочу навестить. Десять золотых.

– Бабушка у дроу в Вайдарре, ну да, – хмыкнул Злой Инженер и посмотрел мне в глаза. – Пятьдесят!

– Ты охренел?! Портал одну голду[4] всегда стоил! Какие, на хрен, пятьдесят?! – ошалев от такой наглости, выдохнул я и добавил в конце: – Двадцать!

Не, так-то я, если нужно, и тысячу бы за портал отдал, но показывать это нельзя. Да и не принято как-то в подобных случаях без торговли.

– Двадцать – мало, – отрицательно покачал головой воин. – Для дроу тарифы выросли – не слышал? Да и деревни тут не каждый день горят. Давай тридцать и кидай пати… К Серому озеру нормально?

– Да, – со вздохом кивнул я и, приняв воина в группу, передал ему тридцать монет.

Забрав деньги, Злой Инженер открыл портал, хитро подмигнул и улыбнулся:

– Ну, бывай, игрок.

– Ага, – кивнул я. – Привет передавай Каше-с-Гречкой и Сказочнику…

– Каше-с-Рисом, – машинально поправил меня он, затем сообразил и удивленно выдохнул: – Ты что же, рогу нашего знаешь?

– Пересекались пару раз по работе с Кашей этой вашей и со Сказочником, – пожал плечами я и, не прощаясь, шагнул в висящее над землей окно.


Портал вывел меня к небольшому озеру, раскинувшемуся посреди соснового леса. Таких озёр в окрестностях Вайдарры полно, но это особенно примечательно, и не зря Злой Инженер отправил меня именно сюда.

Из-за некоторых особенностей местности в эту локацию никогда не доезжали конные патрули, а пешком стража ходит только по городам. Потому тут в свое время было не протолкнуться от ПК разных мастей и тех, кто за ними охотился. В основном безрукие идиоты, кому не хватало ума существовать в городских стенах, или беглецы из Шанамы, которая тут в шести километрах севернее. Впрочем, последние здесь находились недолго. Метка Беглеца спадает через двенадцать часов, и по истечении этого времени уже можно спокойно накидывать на себя Личину. Кстати, мне еще двадцать семь минут до ее отката, но я и в Невидимости не обломлюсь, а местные ПК, если они, конечно, еще тут остались, опасность представляют только для рыбы в озере и растущих по берегам растений.

Выйдя из портала и быстро сориентировавшись, я нашел небольшую тропинку над озером и по ней направился к дороге на Вайдарру. Солнце, словно по заказу, скрылось за облаками, густо пахло хвоей и лесной травой, где-то неподалеку стучали топоры, со стороны озера тянуло тиной и какой-то тухлятиной.

Вообще, леса рядом с Вайдаррой из-за толп бегающего по ним народа больше напоминают городские парки. Точек фарма здесь нет, редкие животные не имеют постоянного места привязки, но зато можно легко прокачать начальные уровни травничества и рыбной ловли. Судя по доносящимся от воды крикам, народ сейчас этим как раз и занимается. Либо они все тут наплевали на ПК, либо ПК вымерли как класс, либо это сами ПК траву собирают.

После разговора с воином настроение заметно улучшилось. Ведь все оказалось так, как я и предполагал. Больше никаких проблем с общением нет! Этот парень не был неписем, но я с ним говорил без запинки и даже торговался, как все нормальные люди. Больше того! Я осознал это, только оказавшись здесь! Черт, как же мне этого не хватало в жизни, а сейчас… А что сейчас? С женщинами смогу нормально общаться? Ну-ну… Подо мной трава гниет и даже мухи стороной облетают… А что будет с женщиной, находящейся рядом хоть какое-то время?

– Давай! Отчаливай уже!

Донесшийся с озера крик оторвал меня от невеселых мыслей. Заинтересовавшись, я вышел на опушку, посмотрел налево и замер, пораженный увиденным.

Отсюда открывался вид на небольшой участок берега – в паре сотен метров, чуть ниже места, где я стоял, – и весь он был буквально забит рыбаками! Человек двести через каждый метр! Мужчины и женщины. С удочками и еще какой-то непонятной снастью. Еще человек десять копошились на большом плоту возле этого «пляжа» и, судя по всему, кому-то мешали.

На самом озере я насчитал два десятка точно таких же плотов с рыбаками, а дальний берег… Там тоже человек триста, и это только то, что я вижу. О-хре-неть! Тут же, наверное, рыба не успевает респавниться! И где, спрашивается, они все обитают? В Шанаме? Но там такую ораву не разместить даже на каторге! На земле спят? Очень похоже… Костров не видно, шалашей тоже – для рубки леса около города нужен высокий уровень профессии лесоруба, и те, у кого он есть, судя по всему, заняты постройкой плотов. Интересно…

Я еще с минуту понаблюдал за этим сумасшествием и отправился дальше, думая о том, что, возможно, у меня лично не так-то и много проблем. С женщинами что-нибудь придумаю – в магическом-то мире решение обязательно найдется. А не найдется – и один проживу, не обломлюсь. С Ракотом тоже как-нибудь разберусь и статую в Лууу разрушу. Да что бы со мной ни происходило, я никогда, даже под страхом смерти, не махнусь местами ни с одним из этих рыбаков. Они ведь там не от хорошей жизни сидят – тут, в Эрантии, никто никого кормить бесплатно не будет. Мобы больно кусаются, в городе за проживание нужно платить, и эта рыба у них, наверное, единственный способ прокормиться. Жесть… Малодушие заставляет людей эволюционировать в обратную сторону. Оказаться в мире равных возможностей для того, чтобы жить возле озера, питаясь низкоуровневой рыбой? Я лучше сдохну, но со мной такое не произойдет никогда.

На дороге в Вайдарру было не протолкнуться от игроков. Вся эта пестрая толпа двигалась в обоих направлениях, шумела, смеялась, переругивалась и со стороны напоминала огромный табор цыган.

Плохонькие доспехи едва ли на каждом десятом, одежда тоже самая обыкновенная, и практически никто не вооружен. Но это-то ерунда: броню можно «отключить», оружие помещается в сумке, но какого хрена они все тут без дела шляются?! Чуть больше часа до полудня, и в это время все нормальные люди уже давно должны стоять на спотах[5] или вовсю бегать по социалкам, но… У людей сегодня какой-то праздник? Хотя, с учетом количества перенесенного сюда народа, можно предположить, что такие толпы – явление тут вполне обыденное. Это же не Серые Пределы и даже не Антрума, но все равно – слишком уж много бездельников. Пятидесятый уровень можно получить всего-то за пару месяцев, а тут почти все они не выше тридцатого. Что на озере, что на дороге. Конечно, можно особо не заморачиваться, если у тебя впереди вечность, но все сливки-то соберут те, кто сможет прокачаться быстрее других. На том-то озере, в Приграничье, рыбалка в тысячу раз круче, чем в окрестностях столицы. И рыба намного вкуснее и крупнее, чем здесь. Впрочем, какая мне разница…

Выйдя на дорогу, я направился в Вайдарру по свободному участку, оставленному для верховых и телег. Правила дорожного движения пусть соблюдают тридцатые нубы, я же в толпе идти не хочу. По-хорошему, конечно, неплохо бы кобылу призвать, но это – конкретное палево. Нет, мне пофигу на этих людей и на то, что с ними сотворит Юлин навык, но я должен заглянуть по дороге в Шанаму. В шахтерском городке полно стражи, и не стоит попусту рисковать. Так что Юля пока подождет призыва вместе с остальными, а я прогуляюсь и заодно по дороге подумаю о делах.

Погода постепенно портилась. Ветер усилился, небо затянули серые тяжелые тучи, в воздухе повеяло дождем. Откинув с головы капюшон, я поправил повязку на лице и, выведя перед глазами квест-лог, задумчиво посмотрел на полупрозрачные строки. Итак, у меня три основные задачи: найти в катакомбах Вайдарры Зану Солнечную и узнать у нее нынешнее месторасположение Нид Гаала, раздобыть утерянные страницы дневника Аркама и освободить Мервина. Именно в таком порядке.

По первому пункту все вроде бы ни разу не просто. Область поиска Заны обозначена на карте гигантским желтым пятном, прикрывающим столицу и часть пригородов. Вообще, катакомбы Вайдарры – это огромная территория с локациями от двадцатого до хрен знает какого уровня. Разработчики их создали для прокачки совсем уж ленивых игроков. Мобы там гораздо сильнее обычных, качаться не очень удобно, поскольку локации перемешаны в непонятном порядке и с двадцатой может легко соседствовать сотая, но даже один день гриндинга в катакомбах денег принесёт больше, чем месяц рыбалки на озере Сером. Впрочем, к делу это совсем не относится. Что же до Заны… Казалось бы, найти непися на такой территории не получится и за год, но это только в том случае, если не знаешь, где нужно искать. Я вот, например, знаю. Дело в том, что по квесту «Освобожденная Смерть» раньше требовалось поговорить с главой ковена отрекшихся Ургамом, но с ним что-то случилось и его имя сменилось на имя этой странной женщины.

Почему странной? Да потому, что темными сёстрами называют себя, как правило, вампиры женского пола, и мне сложно представить, что нужно сотворить вампиру, чтобы получить к имени такую приставку.

Как бы то ни было, эта подруга, скорее всего, находится на территории ковена отрекшихся, и там же стоит алтарь Вилла, который нужен мне по заданию некроманта. Месторасположение алтаря обозначено на карте оранжевой точкой, и его я смогу найти без особых проблем. Если Заны вдруг там не окажется – потрясу кого-нибудь на предмет ее поисков. Товарищей, думаю, там хватает, и кто-то из них обязательно окажется в курсе, кому их бывший глава доверил секретное знание. Так что по двум пунктам все вроде ясно, а вот со страницами дневника действительно есть проблемы. И дело даже не в том, что их просто может не быть в Ордене или у Карта по какой-то причине не получится их раздобыть. Дело в том, что я не знаю, как поговорить с самим Картом.

К сожалению, прошло слишком много времени, и группа не восстановится, если я окажусь в одной с паладином локации. Идти же на территорию храмового комплекса и искать своего товарища самому – большего идиотизма сложно даже придумать. Не поможет мне ни Личина, ни звание. Маскировка в храмах не работает, а из Невидимости выдернет любой триста восьмидесятый просвет. В Храм Мирта даже Бел просто так проникнуть не сможет, чего уж говорить обо мне.

Выход, однако, есть. Нужно найти надежного человека и отправить его с весточкой к Карту. Всего-то… и такой человек, как ни странно, есть. Это Майк Матьюз или, по-другому, Барсук – менеджер моей бывшей команды. Его игровой класс – паладин, а значит, он в любое время вхож на территорию храма. Конечно, не хочется его подставлять, но если Майк не будет ничего знать, то это никакая и не подстава.

Барсук в свое время купил дом неподалеку от Кладбища Неудачников, в пяти километрах от городских стен – это примерно два часа пути от Шанамы, – и сегодня я успею к нему заглянуть. Надеюсь, Майк помочь не откажется, ну а если что-то не срастется – подумаю над другими вариантами. В Вайдарре у меня много знакомых, что-нибудь да получится.


Городок встретил меня мелким дождем. За тот час, что я сюда добирался, поток людей на дороге немного иссяк, но в самой Шанаме, несмотря на погоду, народа хватало. Люди сидели на обочинах, толпились возле здания городской администрации, слонялись по центральной площади без какой-то видимой цели. Все это очень напоминало старые американские фотографии времен Великой депрессии, а огромная очередь к воротам рудника только подтверждала это предположение.

Я не люблю толпу, потому что любая толпа – это стадо баранов, у которых не хватает мозгов на самостоятельные решения и действия. И эти вот, на площади, не исключение. Они будут цепляться за условности сгинувшего мира, потому что в их представлении нельзя выжить, не горбатясь на какого-нибудь дядю или государство. Они будут толпиться возле этого копеечного рудника до тех пор, пока кто-то умный не заберет их на другой рудник, где они продолжат вкалывать уже только за еду. Чем это отличается от рабства? Да ничем! Но тот, кто действительно хочет быть свободным – он обязательно им будет, только вот в толпе настоящей свободы не обрести никогда.

Обойдя ряд крестьянских телег, я пересек площадь и зашел в открытые ворота трактира, стоящего справа от здания городской администрации. Быстро оглядев двор, задержал взгляд на гнутой треугольной вывеске с двумя скрещенными кирками, усмехнулся и, обогнув колодец, потянул на себя массивную дубовую дверь.

Трактир «Скучающий шахтер» хорошо известен среди тех игроков-разбойников, которые выполнили квестовую линейку мастера-убийцы. При «дружеской» репутации с хозяином заведения тут иногда можно было найти заказ на огромные по тем временам суммы в пятьдесят и более золотых. Хозяин трактира Шед Айтон к прямому криминалу никакого отношения не имел, но при этом торговал информацией так, что эта его статья дохода перекрывала, наверное, весь остальной заработок заведения. Впрочем, я тут бухгалтерию не вел, поэтому могу и ошибаться.

Зайдя внутрь, я медленно обвел взглядом полупустой зал, кивнул стоящему за стойкой Шеду и не торопясь прошел на свое любимое место в углу у окна, которое, к счастью, оказалось незанятым.

При моем появлении брови трактирщика дрогнули, но уже в следующее мгновение его лицо вновь обрело устало-скучающее выражение и, готов поспорить, что больше он в мою сторону не смотрел.

Усевшись за стол, я привычно откинулся спиной на стену и с любопытством оглядел знакомый зал. Четыре несущих столба с висящими деревянными дощечками, уголок для игры в кости, горящий очаг. Пахло тут, как и раньше, дешевым пивом, сеном и кислой капустой, а все эти запахи забивал тяжелый аромат трубочного табака. Все вроде бы по-прежнему, но обрушившаяся на Аркон реальность все-таки оставила свой неуловимый след.

Доски внутренней обшивки покоробились от влаги и покрылись грязно-черным налетом, треснул и покосился один из столбов, на столе нацарапали новые надписи. Изменились и лица сидящих за столами людей. Раньше тут царили шум и веселье, посколькуу нубов сложилась традиция: отмечать здесь окончание первой трехдневной отсидки. Сейчас же то ли сроки подросли, то ли махать кайлом на руднике стало не так весело.

Вот интересно, а каким после обновления стал Шед? Он же изменился, как все, и стал живым, но… Как это вообще с ними происходит? Нет, я не опасаюсь подстав, НПС с «дружбой» на предательство не способны, но каково ему сейчас жить, зная, кем он был до обновления? И как ему общаться с теми, чья дружба имеет только цифровое значение?

Я вздохнул, скосил взгляд в окно и опустил голову. Интересно, какого хрена меня сегодня так тянет на философию? Насмотрелся на рыбаков и шахтеров? И не пофигу ли мне самому, какая у нас с Шедом дружба? Я помог ему, он помог мне – не все ли равно, когда и где это происходило? Ведь он меня определённо узнал – с «дружбой» НПС способны видеть сквозь Личину. Узнал и… обрадовался. Так, может быть, и ему пофигу на все эти условности?

Глава 7

– Ваш заказ, эрл…

Молодой подавальщик учтиво кивнул и выставил на стол доску с двумя румяными рыбными котлетами, пузатую кружку сидра, добавил обёрнутые в белоснежную тряпку приборы и, улыбнувшись, негромко произнёс:

– Приятного аппетита, хозяин подойдёт к вам чуть позже.

Я поблагодарил парня, вздохнул и принялся за еду.

Нет, все-таки ничего тут, по сути, не поменялось. Шед никогда не разговаривает с голодными посетителями, и он прекрасно помнит мою любимую еду. А эти доски на стенах и треснувший столб – да плевать на них, как и на случившееся в мире обновление.

Закончив есть и отодвинув пустую доску с приборами, я сделал из кружки три больших глотка и блаженно зажмурился. Гораздо лучше любого пива и напоминает тот яблочный сок, которым нас поили в детдоме. Жвачку апельсиновую ещё бы где-то найти, но в Арконе такого пока не придумали.

– Маленький ядовитый Крис превратился в грозного темного рыцаря? – Подошедший к столу Шед усмехнулся, крепко пожал протянутую руку и с доброй иронией посмотрел мне в глаза. – А я уж думал, что никогда тебя не увижу. Рад, что тебе удалось вырваться…

Чем-то он мне всегда отдаленно напоминал деда. Обветренное лицо, морщинки у глаз, манера говорить. Если бы не это, я бы не взялся за тот квест, рискуя испортить отношение с гильдией убийц Вайдарры. Два дня мне понадобилось, чтобы найти место, где шайка эльфа-полкуровки держала его младшего брата, и незаметно провести к дому группу поддержки. Парень выжил, а Шед потом сторицей меня за это отблагодарил. Вот и сейчас он ведет себя как раньше, так, может, никакого обновления не было?

– Привет, Шед! Да что со мной будет… – началя, но осекся и удивленно уставился на трактирщика: – Ты сказал «вырваться»? Ты что-то обо мне знаешь?

– О тебе лично – нет, – после небольшой паузы отрицательно покачал головой Шед. – Но давай сначала свои вопросы. У тебя четверть часа. В половине второго тут обедает магистр Гурам ан Тайер. Против него твоя маскировка бессильна.

Ну да… Шед не хочет подставлять меня под Светлого мага. Сам он, насколько мне известно, никогда не симпатизировал Темным, но друзей ведь не должно заботить, какой стихии ты служишь. Дружба – она немного про другое…

Согласно кивнув, я сделал небольшой глоток сидра, поставил кружку на стол и, не убирая руки, произнес:

– Мне нужен чистый вход в катакомбы, на дикую территорию, независимо от силы обитающих там чудовищ. Еще я бы купил информацию о ковене отрекшихся Вайдарры и женщине-вампире с именем Зана Солнечная. Никого убивать не собираюсь – мне нужно найти их и просто поговорить.

Некоторое время Шед молчал, испытующе глядя мне в глаза, затем вздохнул и выложил на стол квадратный кусочек кожи с тремя небольшими белыми знаками:

– Вот. Отдашь это Сиду Ронду – трактирщику «Усатой свиньи», и он откроет тебе проход. – Шед еще раз вздохнул, задумчиво посмотрел в окно и добавил: – Про Зану не слышал, а черный ковен считается разгромленным. Труп их лидера – Ургама Гаара – и тела еще пятнадцати отрекшихся опознали после битвы в Могиле Аркама. Алтарь, правда, не нашли, но не очень-то его и искали…

Услышав знакомое имя, я тут же сделал останавливающий жест и уточнил:

– Могиле Аркама? А можно поподробнее об этой битве?

Трактирщик кивнул, вытащил из сумки набитую трубку и, глядя на нее, задумчиво пояснил:

– Я знаю немного, но… Примерно месяц назад отец Себастьян узнал, что из Могилы Забытого Бога спутник Вилла собирается напустить на город чуму. По слухам, эту весть в Орден принёс демон из двуживущих, и он же командовал полутысячей, которая уничтожила Тиарана и всех, кто там с ним находился. – Шед раскурил трубку, выдохнул дым и, пожав плечами, добавил: – Этот бой по сей день обсуждают в каждом городском кабаке, но если тебе нужна правда – расспроси кого-нибудь из пришлых. С демоном там были Лазурные Драконы, Ферата и Ночные Клинки.

– Ясно, – я кивнул и посмотрел на часы. – Спасибо, Шед, сколько с меня?

– Нисколько, – покачал головой трактирщик. – Ответь на пару вопросов, и мы квиты.

– Спрашивай, – я сделал из кружки глоток, откинулся на стену и вопросительно посмотрел на приятеля.

Шед мгновение помедлил, видимо, собираясь с мыслями, затем в очередной раз выдохнул дым и пристально посмотрел мне в глаза.

– Как давно ты покинул Антруму, Крис? И свободен ли этот выход сейчас?

М-да… Ни хрена себе вопросы. И ведь не просто так он мне их задал. Нет, Шеду я могу рассказать все, от него мне скрывать нечего, но… Чувствуя непонятное беспокойство и уже не ожидая ничего хорошего от дальнейшей беседы, я пожал плечами и ответил:

– Антруму покинул полгода назад. С пыточного стола Ллос отправился прямиком в Лимб и полгода пробегал там драугром. Полмесяца назад возродился и вырвался из Серых Пределов уже в этом обличье. Это все, и вряд ли мой путь кто-то в состоянии повторить…

Шед слушал внимательно и по мере моего короткого рассказа все больше хмурился. На лбу трактирщика проступили морщины, глаза сузились… Таким я видел его только один раз, в тот самый день… Видя, что я закончил, Шед поднял правую бровь и поинтересовался:

– Твой глаз?

– Это уже здесь, в Хельстаде, повздорил со жрецом Кильфаты. До свадьбы, сказали, заживет, – махнул рукой я и вопросительно посмотрел на приятеля: – Так что там сейчас с Антрумой?

Шед некоторое время молчал, словно бы подбирая слова, потом вспомнил о дымящейся трубке в руке, затянулся и, скосив взгляд на часы, быстро заговорил:

– Останавливающиеся в трактире гномы рассказали, что восемь из десяти известных проходов в твою страну навеки запечатали боги. Два самых больших запечатать не удалось, и возле них стоит половина армии Подгорного Королевства. Те же гномы говорили, что Антруму захлестнул Мрак, и… И ты, наверное, единственный из своего народа, кому удалось вырваться. Я рад, но сейчас – уходи. – Шед грустно улыбнулся, кивнул на часы и добавил: – Уходи, но только не навсегда. Прощай, друг…

Я кивнул, одним глотком допил сидр, пожал протянутую руку и быстро пошёл на выход, даже не пытаясь осмыслить услышанное. Потом… Все потом… Я подумаю над этим чуть позже. Сейчас главное не нарваться на Светлого мага. Нет, так-то я, возможно, и разберу магистра один на один, но он в хороших отношениях с Шедом, и моего приятеля такой поворот дел сильно расстроит.

Выйдя из трактира, я быстро оглядел площадь, задержал взгляд на здании городской администрации и, не заметив ничего подозрительного, быстрым шагом направился в сторону столицы.


Кладбище Неудачников – кладбище только по названию. Раньше сюда отправляли всех игроков, по какой-то причине завершивших игровую сессию на территории города, и тех, кто погиб в Вайдарре из-за собственной тупости. Поскольку разработчики не очень приветствовали выход из игры вне личной комнаты, скрины всех таких «героев» публиковались в специальном разделе сайта. Высшим шиком считалось подставить своего недруга под случайную смерть и потом, предъявив пруф[6], обозвать его на форуме лузером.

Сейчас массивный угловатый камень сиротливо мок под дождем посреди просторной утрамбованной площадки. Какие-то умники выбили на нем кучу мелких, плохо различимых надписей, но подходить ближе и их читать я, разумеется, не стал.

Для нормального игрока даже шагнуть на обнесенную забором территорию всегда считалось позорным, а уж чтобы подходить к самому камню… Все мы суеверные в той или иной степени, а сейчас, когда эти суеверия перестали быть пустым звуком, я тем более буду держаться подальше от таких мест. Именно из-за суеверий дома в деревне, находившейся по соседству с этим камнем, стоили в два раза дешевле таких же домов в других деревнях поблизости.

Майк, в отличие от меня, суеверием не грешил, и деньги у него водились, поскольку цена домика неподалёку от столицы, по слухам, была сопоставима с ценой элитного пентхауса в центре Москвы. В итоге он только выиграл, ну а то, что при определенном направлении ветра деревню накрывало запахом аммиака из стоящей неподалёку кожевенной мастерской, менеджера заботило в последнюю очередь. В магическом мире такие запахи вреда не наносят, а настоящий дом неподалёку от столицы – это действительно ценное приобретение. Особенно с учётом произошедшего в мире обновления.

Пройдя по неширокой улице, я вспугнул лежащую посреди дороги чёрную свинью и, повернув направо, подошел к невысокому забору, покрашенному в красно-белый цвет. Оказавшись перед железной чёрной дверью, ударил молоточком по специальной дощечке и стал ждать, наблюдая за сидящими на соседнем доме воронами. Ждать пришлось пару минут, когда во дворе захрустел гравий, дверь открылась и на меня вопросительно посмотрела высокая миловидная женщина с чёрными волосами и едва заметной тату на правой скуле. Дорис, жена Майка, оказалась жрицей сто семьдесят пятого уровня. Сейчас на ней красовалась бежевая мантия. В правой руке женщина держала короткий посох. В глазах удивление и спокойствие.

– Добрый день, – поздоровался я максимально приветливо. – Мне нужен Майк, мы договаривались встретиться. Давно, после того, как все тут случилось. Я тоже тогда был игроком, но сейчас…

– Крис? Крис Веном?! – выдохнула женщина, прочитав наконец надпись у меня над головой. – Но ты же дроу, а там у вас… Майк очень переживал, когда узнал, что никто не смог выбраться. – Она вгляделась мне в глаза, затем всплеснула руками и добавила: – Да что же я тебя на пороге держу?! Проходи, Майк придет в течение часа!

– Нет, спасибо, – отрицательно покачал головой я, глядя на ухоженные клумбы во дворе и цветущие яблони. – Я тут на улице подожду, заодно осмотрюсь, что к чему – а то давно я не бывал в деревнях на поверхности. У нас-то все пещеры и пещеры.

Дорис не стала спорить, и я прогулялся по деревне, наблюдая за ее жителями и тем, как тут у них все устроилось, пока наконец не появился сам Майк.

Барсук приехал со стороны города на здоровом бронированном коне, спешился и, найдя меня взглядом, впал в ступор на пару секунд. Его экипировка и оружие говорили о том, что я пришел по адресу, поскольку очевидно, что Майк приехал со службы.

Придя наконец-то в себя, паладин сжал меня в своих медвежьих объятьях, затем отстранился, со вздохом покачал головой и с некоторым осуждением в голосе произнёс:

– Темный, значит… и глаз где-то потерять успел…и как ты только успеваешь во все это вляпаться? Ну, пойдём в дом, выпьем, расскажешь о своих приключениях, подарок заберешь – тот, что я для тебя берегу.

– Нет, Майк, не пойдём… – со вздохом покачал головой я. – Я настолько Темный, что подо мной гниет трава. Не хочу испортить ваш сад. И кинжал мне тот тоже уже без надобности. Спасибо, что сохранил его, но продай или отдай кому-нибудь из своих.

– Никогда не поверю, что ты просто пришёл навестить старого менеджера команды, – Майк вопросительно приподнял правую бровь и с улыбкой кивнул на входную дверь. – Пойдём, Дорис накроет нам в каменной беседке, а ты расскажешь о своём деле.

Мы прошли в просторную беседку в восточной части сада, сели за стол и некоторое время молчали, ожидая, пока жена Майка соберет на стол нехитрую снедь.

Первым нарушил молчание я, поинтересовавшись, как дела у ребят нашей группы.

Майк разлил в рюмки коньяк. Вздохнул и с некоторой грустью произнес:

– Разнесло их всех по разным местам: Сэм с Лимой где-то в Великом Лесу. Жрица наша, по слухам, беременна. Гаррет с Кларком в Приграничье вместе с Лазурными строят себе светлое будущее, а у меня дети- какие уж тут приключения. При храме службу несу – ничего интересного. Платят нормально – коня вон даже смог себе приобрести. Дорис в святилище Лоэтии подрабатывает – она, кстати, может посмотреть твой глаз.

Мы выпили, Майк закусил какой-то травой и, посмотрев на меня, с сомнением произнес:

– А кинжал тот все-таки забери, а то как-то не по-человечески получается…

– Дроу – не люди, со мной не нужно по-человечески, – улыбнулся я, поставив пустую рюмку на стол. – Я уже даже не рога, а оружие у меня намного лучше того кинжала. Поэтому оставь себе – второго коня купи, или сына в разбойники прокачай.

– Ладно, как скажешь, – Майк налил по второй. – А с глазом что?

– Месяц его восстанавливать – у меня нет столько времени, – со вздохом покачал головой я. – Давай лучше сразу к делу? Мне нужен Карт… паладин-НПС, который попал сюда примерно неделю назад. Поговорить нужно с ним, и он мне кое-что обещал. Сам я в ваш храм ни ногой, а ты можешь его попросить со мной встретиться.

Услышав о моем приятеле, Майк так и застыл с пустой рюмкой в руке.

– Так вот оно, значит, как… – усмехнулся он и со вздохом покачал головой. – Командор, который пережил войну в Аркитании и смог покинуть Серые Пределы – твой приятель? Хорошо, я передам ему весточку, но не могу сказать точно – когда. Он же целыми днями пропадает в коллегии.

– Если нужны какие-то деньги… – начал я, но Майк отрицательно покачал головой.

– Деньги не нужны, я попробую поймать его в саду – он там тоже бывает. Надеюсь, этот Карт меня не убьет за упоминание о тебе.

– Да нет, не должен, – улыбнулся я. – Скажи, что я его буду ждать на третий день от этого в шесть вечера в том кабаке, о котором упоминал. И спасибо тебе, Майк.

– Эх, чувствую я, что ты опять влез во что-то такое… – покачал головой бывший менеджер. – Но спрашивать не буду. Своя голова мне дороже. Так что жди, я передам, а там уж он сам решит – встречаться ему с тобой или нет.

Мы еще немного посидели, поговорили о прошлом, потом Дорис все-таки осмотрела мой глаз, смазала его какой-то вонючей мазью и выдала мне еще пару пузырьков с наставлениями.

Мы попрощались, и я покинул их дом в отличном расположении духа. Карту я рассказывал только о «Лебеде», значит, при удаче он подождет меня там. Майку это знать совершенно не нужно. Зачем лишний раз подставлять хорошего человека?

Несмотря на дождь, в Вайдарру стояла огромная очередь из людей и телег. Примерно такое же количество выбиралось из города, и я решил не заморачиваться и пробраться за стены в Невидимости. Не, ну можно было, конечно, призвать Юлю и проехать в столицу по выделенной полосе, но, боюсь, из-за некоторых особенностей моего маунта давка в воротах бы только усилилась. Пешие же дворяне проходят по правой стороне – мимо всех дежурных офицеров, а так рисковать станет только дурак, даже будь он хоть трижды великим мастером скрыта. В итоге, запрыгнув на одну из телег, я въехал в город практически с ветерком, затем мысленно поблагодарил хозяина транспорта и, сойдя на землю, отправился по делам.

«Усатая свинья» находилась в другом конце города, и путь мой пролегал по памятным местам – тем, где я в последние минуты перед обновлением уходил от погони Лазурных. Народа на улицах слегка поубавилось, но в целом город практически не изменился. Те же лавочники на каждом углу, глашатаи, орущие всякую хрень, конные патрули и праздно шатающиеся люди. Чтобы проверить одно предположение, я свернул на Сиреневую улицу и, пройдя между знакомыми домами, вышел на небольшую площадку за храмом – в то самое место, где я совершил свою самую памятную кражу и откуда меня впоследствии закинуло к Зул-Гииту.

Все тут осталось, как в тот день. Служители храма засыпали ямы, положили сверху брусчатку, поправили памятник. Памятник, да… Так вот почему тогда в Винете возникло ощущение дежавю… Запечатленный в камне Карт смотрел на меня сверху вниз спокойным, слегка ироничным взглядом, и вот, оказывается, кому приходил отдавать почести Туккард. Знакомый? Родственник? Да не все ли равно? Карт уже в Вайдарре – живой и здоровый, а этот памятник пусть стоит в память о тех бойцах Первого Экспедиционного Корпуса, не пустивших Ракота на Карн.

Глава 8

Трактир «Усатая свинья» находился неподалёку от порта как раз напротив казарм речной стражи города, и по этой причине нормальные люди сюда заглядывали редко. Пьяные матросы – люди шумные и драчливые, особенно если они плавают не по морю, а по реке. Простора морского им не хватает, или ещё чего – не знаю, да и пофигу. Сам я тут раньше бывал редко, в основном по квестам, но трактирщика лично не знал. Впрочем, это не важно: с биркой от Шеда меня любая свинья в катакомбы проведёт, а усатая она или нет – дело десятое.

Зайдя в знакомый двор, я привычно огляделся, затем обошёл четыре тела, лежащие на земле в лужах блевотины, и потянул на себя массивную дубовую дверь, на которой какой-то умник нарисовал кота, практически скрытого за его же кошачьим достоинством.

Дверь распахнулась, и в нос ударила такая смесь кислятины, перегара и дыма, что мне пришлось секунд пять постоять на пороге, чтобы хоть немного привыкнуть и прочувствовать себя матросом.

Внимания на меня никто не обратил. Сложно что-то разглядеть в таком дыму, да и упившейся в хлам публике этого заведения было явно не до нового посетителя. Не посмотрел в мою сторону и трактирщик – вернее, тот, кто его в настоящий момент заменял. Какой-то мутный тип за стойкой по имени Мерт рассеяно протирал грязной тряпкой такое же грязное блюдо и смотрел в потолок так, словно там сейчас шел третий период финального матча между нашими и Канадой.

При моем приближении никакой реакции не последовало, поэтому пришлось легонько дернуть парня за предплечье, чтобы он хотя бы взглянул в мою сторону.

Добившись желаемого, я чуть склонил голову набок и вежливо поинтересовался:

– Где Сид Ронд? У меня к нему дело…

– Ха… хазяин спит! Бесс… п-окоить не велел! – прохрипел парень, с ужасом глядя на тонкое остриё кинжала у своих глаз.

Разговаривать с прижатым к стойке кадыком не очень удобно, поэтому я чуть ослабил хватку и снова вежливо поинтересовался:

– Беспокоить не велел? Ты не ошибся?

Так-то мне было глубоко плевать на этого мутного придурка, но реноме есть реноме, и его нужно блюсти. Пришедший от Шеда человек по-другому поступить просто не может. Все-таки Вайдарра – это практически мой родной город, и тут меня обязаны замечать. Особенно когда я хочу этого сам…

– Да, господин, ошибся, – закивал парень, елозя подбородком по столешнице. – Сейчас я его позову!

– Сейчас ты меня к нему приведёшь, – поправил его я и, не убирая ножа, перемахнул через стойку. – Вперёд! Шевелись!

Трактирщик обнаружился в одном из подсобных помещений и находился он в состоянии полной муки. А точнее, Сид лежал на деревянной кровати, уткнувшись физиономией в доски и, свесив волосатую руку, оглашал комнату богатырским храпом. Его, наверное, и в зале было бы слышно, но там и своих таких сейчас хватало. Они даже не заметили, что бармен пропал. Заметят, только когда закончится бухло, но к тому времени парень, думаю, уже вернётся.

Понимая, что Мерта действительно могут хватиться, я кивнул на лежащее на досках тело и сделал недвусмысленный жест, показывая, кто именно и как должен будить эту спящую обезьяну. Парень обреченно вздохнул, подошёл к кровати и потряс трактирщика за плечо.

На удивление, Сид проснулся быстро, хотя словами классика его пробуждение описать было бы сложно… Выматерившись, он влепил парню в грудь своим кулачищем так, что тот отлетел к противоположной стене, затем резко сел на кровати и посмотрел на меня налитыми кровью глазами.

Пропустив мимо себя пролетевшего парня, я пожал плечами, крутанул в ладони кинжал и изобразил соответствующий знак. Ярость в глазах Сида на мгновение сменил испуг, но уже в следующий момент трактирщик понял, что я пришел не по его душу. Успокоившись и тяжело вздохнув, Сид приказал корчащемуся в углу помощнику быстро тащить свою задницу к посетителям, затем вытащил из прикроватной тумбочки склянку с оранжевой жидкостью и, поморщившись, влил её содержимое себе в глотку.

Отличное, на самом деле, средство. За его патент передрались бы все самые крутые конторы Земли. Мгновенное протрезвление многого стоит. Только вот характеристики это зелье на десять процентов режет на сутки, но кого бы это, скажите, заботило?

Громко рыгнув, Сид наконец отбросил пустую бутылочку в сторону, подождал, пока за парнем захлопнется дверь, и хмуро посмотрел мне в глаза уже полностью трезвым взглядом:

– Крис Веном, значит… – негромко произнёс он с какой-то странной смесью ненависти и восхищения. – Наслышан, наслышан… Люди в городе думали, что сожрали тебя там твои соотечественники, а ты вот он – живой-здоровый, да ещё и в эрлы заделался. Это что же, войны большой в городе ждать? Лин и Марк тебя до сих пор не забыли… А с благородным-то воевать себе дороже… Ну да Бел с ней, с той войной – говори, гость дорогой, с чем пожаловал?

Людьми он, понятно, не жителей города называл, а эти двое последних уже вообще не проблема, только вот нет у меня ни времени, ни желания ни с кем воевать…

Я убрал кинжал, медленно оглядел комнату и вдруг вспомнил тот момент из старого фильма, где Верещагин под музыку с грустью смотрел на свои старые боевые фотографии. Вот так и со мной… Было классно… Я убивал, на меня охотились местные авторитеты, но сейчас ничего этого уже не вернуть… Все эти бандиты и войны за территории влияния… Возня в песочнице для того парня, которого отметил сам Бел…

– Вот! – я кинул Сиду кусок кожи и, кивнув на него, пояснил: – Мне нужно попасть в катакомбы.

Трактирщик ловко поймал бирку, рассмотрел её и со вздохом покачал головой.

– Этот выход, к сожалению, закрыт, Крис, – с грустью в голосе произнёс он.

– Как это закрыт? – нахмурился я.

– А вот так, – пожал плечами Сид и поднял на меня взгляд. – Внизу, в проходе, завелась огромная гарна. Там два тоннеля сходятся в один, и тот уже ведёт в глубь катакомб. Ширина метров тридцать, и всю ее перекрывает аура твари. В Невидимости там не пробраться – видит она вашего брата, да и яд, опять же… – Трактирщик подкинул на ладони бирку и протянул её мне. – Приди ты сам по себе, я пропустил бы тебя не задумываясь, но тебя послал Шед, а ему я кое-чем обязан…

– Тварь из Серых Пределов в катакомбах? Ты точно не путаешь? – не прикасаясь к бирке, поинтересовался я. – Может, это лима или обычная гидра?

– Тут с месяц назад творилось такое, что не только из Серых Пределов приползёт, а и все Владыки Преисподней сбегутся, – усмехнулся трактирщик. – Ты что же, не слышал про смерть Тиарана? Аккурат она в то время в проходе моем и завелась. Ещё старый Молк говорил, что в катакомбах есть проход в Серые Пределы, только не каждый в него зайдёт. У этой вот получилось…

Интересно… Я кивнул, мгновение подумал, затем подвинул ногой табурет, сел на него и понимающе усмехнулся:

– Так это получается, у тебя сейчас перекрыт кислород? Ты же, наверное, много чего через катакомбы таскал?

– Было дело, – не стал спорить трактирщик. – Но чего уж теперь вспоминать…

– Ну так давай оформим заказ? – приподняв бровь, предложил я. – На гарну? И в течение суток я её уберу.

Сид некоторое время смотрел на меня непонимающим взглядом, а когда до него дошел наконец смысл моих слов, глаза трактирщика округлились.

– Ты… ты же не шутишь? – потрясенно произнёс он.

– Думаешь, я выжил из ума, чтобы просто так произносить ритуальные фразы?

– Сколько? – мгновенно придя в себя, поинтересовался трактирщик.

– Золота у тебя на такой заказ не хватит, – одними губами улыбнулся я. – Поэтому – полная лояльность и моя сторона. Всегда…

– Согласен! – после небольшой паузы со вздохом покивал Сид. – И да будет Бел свидетелем нашего договора.

– И да будет Бел свидетелем, – подтвердил я


Вам доступно задание «Заказ трактирщика Сида [Гарна]».

Тип задания: уникальное, легендарное.

Очистите Западный Проход [18:57] двадцать девятого сектора катакомб Вайдарры от поселившейся там гарны. Время выполнения: 24 часа.

Награда: опыт, дружеская репутация с хозяином трактира «Усатая свинья» Сидом Рондом. При любых обстоятельствах трактирщик Сид Ронд окажет Вам всю возможную помощь и поддержку, а также любыми возможными способами предупредит Вас о грозящей опасности.

Внимание! В том случае, если проход не будет очищен в отведенное время, задание будет считаться проваленным, и:

Ваша репутация с Сидом Рондом снизится до неприязненной.

Произойдет понижение репутации с гильдией убийц Эрантии.

Бог Обмана Бел, именем которого Вы закрепили договор, узнает о Вашем провале.


Не то чтобы мне так нужна дружба этого трактирщика, но такими возможностями разбрасываться не стоит. Тем более что мне в любом случае гарну придётся валить. Альтернативой – только прорываться через пост стражи в контролируемой части катакомб. Установленные там «просветы» не позволят прокрасться в Невидимости, а трактирщик…

Всего в Вайдарре и окрестностях семьдесят пять постоялых дворов, и хозяева семи из них в случае любых разборок гарантированно встанут на мою сторону. Убью гарну, и таких людей станет восемь. Это немало. А с учетом той роли, которую я отыгрывал до обновления, так и вообще отличный результат. Манни Хьюзу хватило поддержки тридцати двух трактирщиков, чтобы получить одобрение глав гильдий и стать теневым королем Вайдарры, но я-то в короли не мечу, мне хватит и того, что имею.

– Ну что? – приняв задание, я поднялся и скептически оглядел комнату. – Веди к выходу – раньше начну, раньше закончу.

– Погоди, Веном, есть ещё одно дело. – Сид убрал наконец бирку и, опустив взгляд, со вздохом пояснил: – Там в проходе лежит тело Арни. Он думал, что проскочит… Срочный заказ… С ним была запечатанная шкатулка, и…

– И ты не хотел бы, чтобы кто-то её открывал? – закончил за него я.

– Да, – кивнул Сид. – Это требование клиента. Принеси её мне и получишь тридцать процентов по завершении сделки. Я уже «попал» по срокам, но сумма все равно получится хорошая.


Вам доступно задание «Шкатулка из истинного…»


– Нет, не так, – отрицательно покачал головой я и, отказавшись от задания, пояснил: – У меня не будет возможности вернуться в течение суток. Поэтому я просто не стану трогать тело этого Арни. Шкатулку заберёшь сам. Часа через три проход освободится.

– Да, хорошо, – кивнул Сид и, поднявшись с кровати, направился к двери. – Пойдём, я выпущу тебя вниз…

Мы спустились с Сидом в подвал, где в одной из комнат под массивным шкафом находился квадратный люк с нацарапанной на крышке руной, отдаленно напоминающей греческую букву «гамма». Местные жители рисуют такие на стенах своих домов, думая, что тем самым защищают жилища от нежити. Не сами, в смысле, рисуют, а заказывают обряд рисования у каких-то там «специалистов». Все как всегда. В Арконе, как и на Земле, люди верят в разную чушь, а мошенники этой верой активно пользуются.

Пока я стоял у стены и размышлял на тему размножения дураков в обоих мирах, трактирщик вытащил из сумки большой гаечный ключ и, словно прочитав мои мысли, кивнул на люк, пояснив:

– Сам рисовал. Если найдут у меня этот ход – никто не докажет, что я им пользовался. Дураки, что рисуют такие знаки, в катакомбы не лазают. А с дурака и спрос небольшой…

Подойдя к люку, Сид оперативно вывернул два длинных болта из углов, осторожно открыл крышку и указал рукой вниз.

– Давай, Веном, быстрее, – шепотом произнёс он. – Лезь, а я за тобой закрою. Если схарчит она тебя, положу пару серебряков в чашу – мне все равно в святилище идти, контракт подтверждать. А нет – так и сам придёшь, рассчитаемся. И да пребудут с тобой Бел и Хвостатая Госпожа.

Кивнув трактирщику, я залез в люк и, спустившись, оказался в просторном сухом помещении с высоким потолком, каменными стенами и неровным проломом, ведущим в широкий слабоосвещенный коридор. Для людей, в смысле, слабоосвещенный. Мне-то света хватало.

Вообще, катакомбы Вайдарры созданы именно для людей. Полы здесь в основном ровные, потолки высокие, стены прямые. С Антрумой, конечно, не сравнить, но за дроу шли играть либо фанаты, которые подобной простоты не оценили бы, либо ребята вроде меня – которым было пофигу. Так что все дроу, в принципе, знали, на что подписывались. Знали… м-да…

Я ушёл в Невидимость, выбрался в коридор, сел на пол, вывел перед глазами карту и первым делом прикинул расстояние до алтаря Вилла. По прямой выходило чуть больше пяти километров, а значит, умножать нужно минимум на полтора. Оранжевая точка алтаря горит на неисследованной территории, а этот огромный лабиринт, по опыту, прямых дорог не имеет.

Вообще, по информации, выложенной на сайте игры незадолго до обновления, игроки на тот момент исследовали не больше трети из семи сотен квадратных километров катакомб. Дальше всех продвинулись Лазурные, но и они уперлись в каких-то жутких мобов и обойти их почему-то не смогли. Сейчас вряд ли что-то изменилось. Если не считать небольшого вытянутого пятна под храмовым комплексом, где объединённый рейд ходил в поход на Тиарана, новых светлых областей не добавилось. Оно и понятно – когда за каждую смерть прилетает по минус двадцать процентов, исследовательский дух у народа резко снижается. Проще фармить известные споты, чем лезть туда, где не смогли пройти упёртые азиаты. Вот и здесь такая же фигня.

Думаю, эта гарна поставлена ещё разработчиками в качестве препятствия для игроков.

Смерть чудовища откроет убившим «вкусные» места фарма – стандартный, на самом деле, подход всех создателей подобных игр. Только разработчиков тех уже нет, а гарна осталась. Ну а Сид пользовался этим ходом только в своих воспоминаниях, которые ему навязал искин. В реальности же все обернулось срывом контракта и смертью какого-то Арни. Ну да и черт с ним, с этим неудачником, для меня-то все сложилось очень даже неплохо. Нет, я, конечно, рассчитывал, что удастся зайти на неисследованную территорию без проблем, но особо на это не надеялся. А тут такой подарок судьбы: ведь гарна для меня, наверное, самый лучший из всех возможных вариантов. Рейдовая она там или нет – пофигу.

Странно, конечно, встретить костяное дерево в катакомбах, но гарне свет, почва и вода не нужны, так что это место ничем не хуже любого другого. Как правило, такие деревья появляются в обычных лесах и, создав сильную иллюзию окружающей местности, тянут жизнь из всех проходящих мимо людей и животных. «Раскрытая» гарна отбивается «ветками», тянет в процентах здоровье и, по кулдауну, пускает вокруг себя ядовитое облако. Возможно, есть что-то ещё, но эти её способности – основные.

Впечатление такое, что эту тварь сюда поставили персонально для меня. У моих бойцов вместо здоровья – выносливость, к яду они имунны. У меня самого в бою больше шести процентов чистого регена в секунду, если не включать Ауру – все одиннадцать. Десять секунд неуязвимости навыка и десять секунд Зеркала. Защиту от яда эликсиром доведу до восьмидесяти пяти. Здорово, но слишком уж все как-то складно выходит, и это не может не напрягать. Впрочем, заморачиваться раньше времени тоже не стоит, вот доберёмся до неё, и там поглядим. Все вместе, в смысле, доберемся. Один-то я точно на нее смотреть не пойду. В одиночку в таких местах передвигаться чревато.

Ладно, сидеть в тишине хорошо, но пора уже двигать. Ещё не понятно, сколько времени придётся добираться до логова отрекшихся.

Свернув карту, я вытащил из сумки большой кусок сырого мяса, улыбнулся и нажал кнопку призыва Шона. Свинина – это, конечно, не крысятина, и непонятно, будет ли этот кадр её жрать, но крысами, к сожалению, в трактирах не торгуют, а переться за этим добром на аукцион я не стал. Нужно будет – наловит сам, у него это очень хорошо получается.

Маленький ящер появился в трёх метрах впереди и, мгновенно телепортировавшись, больно цапнул меня за левую руку. Сделав это чёрное дело, Шон выслушал о себе пару непечатных эпитетов, обрадованно тявкнул – видимо, соглашаясь с каждым из них, затем выхватил из руки мясо и убежал к противоположной стене прохода.

М-да… Вот же поганец! Ну да и сам дурак – нечего перчатки было снимать. Глаза мне, блин, мало, скоро без рук останусь: с такими-тофамильярами. Я промокнул ветошью кровь на левой ладони, вздохнул, поднялся на ноги, мысленно нажал кнопку массового призыва своих бойцов, и в мгновение ока коридор наполнился посторонними звуками.

Умертвия появились в плотном строю с обнаженным оружием и висящими баффами, а меня на мгновение посетило чувство правильности происходящего. Нет, я по-прежнему люблю одиночество, но одна из причин этого в том, что я привык всегда полагаться только на самого себя. В армии пришлось учиться жить по-другому, но срок службы закончился, и все вернулось на круги своя. А вот сейчас снова появилось то забытое чувство, когда ты точно знаешь, что людям вокруг можно доверять.

Умертвия, понятно, не люди, но для меня они человечнее большинства населения того, реального мира. Аркон вообще честнее Земли. Здесь нет фальшивых улыбок, а отношение к тебе отражает цвет полоски над головой. Здесь нет диктатуры посредственностей, потому что местным правителям плевать на голоса избирателей. Здесь тебя уважают не потому, что ты есть, а за то, что ты делаешь. Тут даже скелеты обязаны знать о том, кто ты такой, потому что не будут подчиняться «абы кому». А еще эти скелеты могут оказаться отличными ребятами, такими же, как те, из прошлой жизни, которым ты тоже мог полностью доверять…

Глава 9

Сделав успокаивающий жест Итану, я поздоровался и коротко рассказал бойцам о катакомбах, ковене отрекшихся и предстоящем бое с гарной. Скелеты слушали молча, не шевелясь и замерев в тех позах, в которых появились в момент призыва. Тишину нарушали только чавканье Шона и стук костей Мирны, которая без какой-то видимой цели прогуливалась взад-вперед по коридору.

Не, сам я когда-нибудь привыкну к таким вот совещаниям и, может быть, даже научусь разговаривать с памятниками, но это случится только «когда-нибудь». Сейчас же в голову лезли посторонние мысли, и из-за этого мой рассказ растянулся минут на двадцать. Мне просто сложно понять, как существо с развитым разумом может столько времени простоять без движения, особенно когда этого не требуется. Я ведь и сам был нежитью, но такого за собой не припоминаю. Хотя, наверное, не стоит натягивать сову на глобус и пытаться объяснить поведение скелетов с точки зрения человека. Я-то, будучи драугром, по факту оставался самим собой… Впрочем, все это лирика…

Закончив говорить, я объявил десятиминутную готовность, приказал Итану распределять роли, затем подозвал к себе Ясмину, выдал ей подобранное в хранилище университета кольцо, а потом все оставшееся до выхода время рассказывал девушке о своей манере боя и тех моментах, когда меня лучше всего лечить. С учетом изменения роли одного из хилеров Итан сделал некоторые перестановки, и мы наконец-то выступили на босса.

Тоннель некоторое время вел под уклон, шли мы медленно и минут за пять добрались до пролома, ведущего в большой светлый зал.

Зайдя внутрь, я приказал отряду остановиться и внимательно изучил место предстоящего боя. Сид не соврал, ширина прохода не превышала тридцати метров, и пройти мимо твари со стандартным радиусом ауры в Невидимости не получилось бы даже у меня. И это несмотря на то что гарна имела всего-то триста второй уровень. Заметить она меня бы не смогла, но прекрасно почувствовала бы приток жизненной энергии и спокойно определила бы его месторасположение. Конечно, можно было бы попробовать пробежать с риском получить костяным щупальцем по башке, но подставляться так смысла нет – проще убить.

Прямоугольный зал, в центре которого стоял босс, в длину имел около ста пятидесяти метров, в высоту – семь, и освещался десятком голубых магических светильников.

У людей везде так: ночное освещение на улицах, фонари в данжах и катакомбах, самый удобный фарм в нуболокациях… Понятно, почему за эту расу играло до хрена народа. Они и сейчас, в принципе, устроились неплохо, в отличие от тех, кто попал в Антруму. Особенно с учётом известий от Шеда…

Отогнав посторонние мысли, я выпил эликсир защиты от яда, внимательно рассмотрел босса и облегченно выдохнул. Гарна оказалась обыкновенным тупым мобом. Ну не станет умный в катакомбах изображать акацию и окружать себя цветочной полянкой с порхающими на ней бабочками.

Благодаря своей защите от ментала я прекрасно видел и иллюзию, и реальность, и даже гниющий возле ствола труп неудачника Арни. Сама же гарна походила на жуткий гибрид осьминога с актинией, оживший пень из русских сказок и примитивную веревочную карусель одновременно. Карусель, ага…

Высокая, под потолок, кость двухметрового диаметра с овальными провалами «глаз» опиралась на пару десятков коротких отростков, очень похожих на паучьи лапы. Восемь длинных костяных щупалец, торчащих из верхней части ствола протянулись в разные стороны и лежали на полу без движения. Со стороны тварь казалась неуклюжей, но это впечатление было обманчиво. По отзывам убивавших такие «деревья» игроков гарна может перемещаться со скоростью бегущего человека, а четыре щупальца из восьми у неё раз в полминуты могут вытягиваться метров на сорок и бить по произвольным целям из РДД[7] и хилеров.

Главная опасность для нормально подготовленного рейда заключается в том, что два щупальца могут одновременно ударить в одного игрока, а вкупе с тикающим ядом и убывающим от ауры здоровьем такой удар пережить сложно. Собственно, поэтому на таких вот чудовищ никто меньше чем с двумя десятками человек в отряде не ходил. Да и то, только в том случае, если босс по уровню не сильно превышал рейд.

Игроки – да, но мне-то на все эти условности положить. В обновлённом эквипе, с подросшим уровнем – её девять сотен миллионов выносливости мы снимем минут за десять максимум. Тут и Мирна-то, по-хорошему, может справиться в одиночку, но скелетов нужно «погонять» на таких вот тварях, поэтому бить её пойдем всем рейдом, а я на это время устранюсь от командования и гончую натравлю только в том случае, если что-то пойдёт не так. Очень надеюсь, что делать этого не придется.

Приказав собаке охранять выход, я вытащил из сумки меч, быстро нанес на него яд и, оглядев скелетов, скомандовал:

– Всё, пошли! Через двадцать метров тормозим, проверяем баффы и начинаем.

Пятьдесят метров – радиус реакции любого босса, уровень которого находится в десятипроцентном диапазоне от среднего уровня рейда. Теоретически можно начинать бой с дистанции в пятьдесят один метр, но практически в каждом рейде всегда найдется несколько долбодятлов, которые обязательно пересекут черту и, сагрив босса, отправят рейд на точку перерождения. Какие-нибудь задроты типа Лазурных могут стартовать и с полуметра от агрозоны, но все нормальные люди предпочитают иметь пятиметровый запас.

Дойдя до нужного места и остановившись прямо напротив босса, я поднял правую руку и, скосив взгляд на Итана, приказал:

– Командуй!

Нет, я не сомневался, что бывшие искины в бою заткнут за пояс любых Лазурных, но один трай[8] нужно провести так для того, чтобы скелеты поняли последовательность действий. Дальше Итану предстоит командовать самому. Это игроку-воину сложно управлять рейдом, но некоторых неписей такие условности не касаются. Даже находясь вплотную к боссу, Итан всегда увидит общую картину боя. Мне вот такую способность Система не выдала. Ну да не очень-то и хотелось.

Приняв командование, Итан за полминуты расставил по своему разумению бойцов, отправил Ральфа на исходную и, скинув с плеча свой двуручник, начал обратный отсчет:

– Пять, четыре…

В этот момент пол под ногами качнулся. Один раз, другой… Скелет оборвал счет и поднял встревоженный взгляд к потолку.

В следующее мгновение из глубины прохода раздался противный скрежещущий звук. Подземелье тряхнуло сильнее. По стенам тут же побежали трещины, на пол посыпались мелкие камни. Глухо зарычал у моих ног Шон, сзади взревела Мирна. Одновременно с этим, перекрывая путь к отступлению, пролом за спиной затянула блестящая черная пленка.

Блокировав выход, эта непонятная субстанция переползла на потолок, стянулась к центру и, превратившись в огромную каплю, с громким шипящим звуком упала на босса. Раздался отвратительный хруст, тело гарны почернело и увеличилось втрое, уровень – взлетел до шестисотого, ХП скакнуло к пятнадцати миллиардам, а на стволе белым светом вспыхнули два ярких овальных прожектора.

Жесть!

При виде изменившейся твари желудок у меня скакнул к горлу от омерзения и, уже примерно понимая, что происходит, я указал рукой на чудовище и быстро заговорил в канал:

– Это морт – порождение Мрака. За один разя смогу снять с него две трети ХП. Потом пять минут отката на навыке, и мне их нужно будет пережить. Поэтому поступим так: сразу в бой не лезет никто, потом, по моей команде, танки перехватывают босса Провокациями и пытаются набрать агро. Мирна пойдет в самом крайнем случае. Остальные по обстоятельствам, и постарайтесь не попасть под щупальца. Ясно?

Итан тут же кивнул, однако реальность внесла свои коррективы. Переродившееся чудовище словно в каком-то безумном танце повело в воздухе конечностями и в одно мгновение оказалось в десяти метрах напротив. Одновременно выстрелившее вперед щупальце обвилось вокруг моей талии, подняло над полом, и в боевой лог побежали мелкие строки:


Объятья Мрака забирают 15 % Вашего здоровья. [11,04 % – регенерация] [96,04 % остаток]


В ту же секунду я на автомате попытался уйти из захвата кольцом, но оно впервые за четыре года НЕ СРАБОТАЛО!


Объятья Мрака забирают 15 % Вашего здоровья. [11,04 % – регенерация] [92,08 % остаток]


Тень Тьмы не прожалась, все способности на панели перестали отвечать. Эта тварь каким-то образом их заблокировала. Я даже в канал не мог ничего сказать.


Объятья Мрака забирают 15 % Вашего здоровья. [11,04 % – регенерация] [88,12 % остаток]


Только смотреть и слушать… С поганым чувством беспомощности и бессилия…


– Бой! – мгновенно сориентировавшись, проорал Итан.

В следующую секунду танк рывком влетел в морта, следом – все остальные милишники. Сумрак озарили вспышки творимых магами заклинаний.


……………………………………………………………………………………………………………

Объятья Мрака забирают 15 % Вашего здоровья. [11,04 % – регенерация] [72,28 % остаток]


«Все без толку, – думал я, глядя в два светящихся провала на стволе дерева. – У Ясмины на лечении десятисекундный откат, и восстановит она мне только четверть здоровья. За это время я потеряю сорок процентов. И это при том, что морта они не расковыряют и за сутки…»


Объятья Мрака забирают 15 % Вашего здоровья. [11,04 % – регенерация] [68,32 % остаток]


Девчонка – умница… Ждет, пока ХП не свалится в красную зону. Лечение может пройти критом, и тогда этот крит, сработав по максимуму, подарит мне лишние секунды жизни…


Объятья Мрака забирают 15 % Вашего здоровья. [11,04 % – регенерация] [64,36 % остаток]


Видимо, понимая, что гибель хозяина неизбежна, к милишникам присоединилась Мирна, но морт, не обращая никакого внимания на рейд, подтянул мое тело к себе, и в голове у меня зазвучал его сухой, безразличный голос:

– Ты… и… твоя… хозяйка… мешаете. Ты… умрешь… её мы заберем… Заберем… Заберем…


Объятья Мрака забирают 15 % Вашего здоровья. [11,04 % – регенерация] [44,56 % остаток]


Сука! Но это же чистое читерство! Куда смотрит этот уродский искин?!


Объятья Мрака забирают 15 % Вашего здоровья. [11,04 % – регенерация] [40,60 % остаток]


Прилетевшее от Ясмины лечение холодной волной смыло боль и немного восстановило здоровье, а дальше началось непонятное.

Перекрывая звон железа, шум падающих с потолка камней и невнятный шепот захватившей меня твари, зал огласил чудовищный, яростный рев. В следующую секунду в тело босса врезалась огромная крылатая тень, и морт, с которого разом слетело больше четверти ХП, нелепо взмахнул щупальцами и с противным треском завалился на плиты.


Отлетев метров на десять вбок, я прокатился по полу, чувствительно поймав плечом один из камней, вскочил на ноги и, ни мгновения не мешкая, ушел в Порыв на поднимающееся с плит чудовище. Окутанное черным туманом лезвие с глухим звуком врубилось в ствол, и сработавшее на навыке Оглушение заставило тварь замереть каменной статуей. Сокрушение! Казнь! Все удары по так и не поднявшемуся морту проходили критами.

– Кому ты угрожал, мразь?!! – ревел я, в исступлении рубя ненавистную гадину и вымещая на ней всю ярость и ненависть за свои страх и бессилие.

Сокрушение! Казнь!

Я не думал о том, как он меня нашел. Не думал, что случилось секунды назад и почему я смог оглушить босса такого уровня. Я лишь рубил и привычно считал секунды. Времени у меня достаточно. Четырнадцать секунд контроля и еще десять – Неуязвимости на навыке. Этого хватит, чтобы отправить тварь туда, откуда она приползла. Надеюсь, что хватит…

– Назад! – рявкнул в канал я за три секунды до окончания контроля и, кинув под морта Капкан, использовал основной навык.

Вскочивший с пола босс принялся хлестать перед собой щупальцами, но это была агония. Семьсот тысяч урона с удара – это приговор для таких вот уродов!


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 277.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступна одна единица очков таланта.

Вам доступно 3 единицы характеристик.


……………………………………………………………………………………..

Вами получен новый уровень!

Вами получен новый уровень! Текущий уровень 285.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно девять единиц очков таланта.

Вам доступно 27 единиц характеристик.


Внимание! Вы обратили на себя внимание Высшего Существа! Неприкаянный Владыка Дан-У Вас ненавидит.

Понижение репутации. Сущность Океана Мрака недовольна гибелью своего посланника.


«Да в задницу пусть запихнет свое недовольство, – подумал я, пытаясь унять дрожь и наблюдая, как от тела поверженного босса к Жнецу тянутся рваные сполохи тьмы. – Сомневаюсь, что у океана есть задница, но тем не менее». Трясло меня не по-детски. Как после первого боя там, в другой жизни. Хотя сейчас меня просто распирает от ненависти и возмущения. Этот урод нарушил базовый закон мира, и если бы не Шон…

Тьма тем временем впиталась в меч без остатка, тело убитого босса на глазах уменьшилось до нормальных размеров, и в зале наконец стало тихо.

Убрав в сумку меч, я сделал из фляги два больших глотка коньяка, вытер с лица налипшую грязь, обернулся и поискал глазами своего фамильяра.

– Он исчез, – заметив мой взгляд, пояснила Ясмина, и в голосе девушки мелькнули виноватые нотки. – Стал тенью и… исчез.

– Да, – я опустил голову, быстро открыл меню навыков и облегченно выдохнул.

Шон никуда не пропал, но призвать я его смогу только через сутки. Интересно… Пара минут боя, а непоняток хрен пойми сколько. Почему, откуда, как…

– Кто-нибудь знает, как эта тварь здесь оказалась? – спросил я и, кивнув на груду костей, уточнил: – Не гарна, а то, что её захватило.

– На тебе стоит метка, – тут же ответила Атма. – Великие Сущности часто отмечают своих друзей и врагов.

– Метка? – я обернулся и вопросительно посмотрел на магессу: – Что это?

– Я не знаю, – немного смутившись, ответила та. – Наверное, это какой-то знак, который может видеть тот, кто его ставил, и те, кому поставивший позволит его видеть. Подозреваю, что Йокла нашла тебя по метке Ллос, А этот морт… Наверное, тебя отметили в храме Тьмы, где ты встречал уже этих созданий.

«Или Ллос, пустив в Антруму Мрак, поделилась с ним моими „координатами“», – зло подумал про себя я, а вслух произнёс:

– И что же, мне теперь жить в постоянном ожидании нападения?

– Нет, – после небольшой паузы ответил за девушку Итан. – Порождение Мрака вселилось в костяное дерево лишь в тот момент, когда мы к нему приблизились, а Йокла точно знала, где тебя нужно ждать. Боги не всесильны, Крис. Тебе просто нужно быть аккуратнее.

– Ну да, – со вздохом покивал я и, переведя взгляд с Итана на Атму, поинтересовался: – Кто-нибудь из вас знает, эту метку можно снять?..

Дождавшись утвердительного молчания, я еще раз кивнул и направился к телу убитого босса.

Дотронувшись до одной из костей, я быстро пробежал глазами лут, хмыкнул и мысленно нажал кнопку «Забрать все».

Вообще, что-то есть в моей теперешней жизни. Короткий бой с риском умереть окончательно, победа и награда, которой позавидует рейд любой топовой гильдии. Двадцать два удара мечом… Всего-то… Но эта тварь хотела забрать Тьму, которую я ношу в себе, и сомневаюсь, чтобы мой персонаж пережил такое вмешательство. Однако морт сдох, а я в очередной раз усилился. Пусть теперь засылают следующего. Сколько их там в этом океане плавает…

Отойдя от тела босса, я отряхнул руки от пыли, открыл сумку и не торопясь осмотрел добытое. Двадцать семь тысяч золотых монет; девять легендарок, одна из которых масштабируемая; тридцать семь редких и восемьдесят четыре необычных предмета, и все – плюс-минус по среднему уровню рейда. Мне, правда, подходит только пояс на двести семьдесят пятый уровень друида-танка, но уже сейчас все мои скелеты полностью экипируются в редкие вещи, что-то заменят, и средний урон нашего рейда подрастёт процентов на десять.

Помимо всего прочего в боссе нашлись три бутона чёрного лотоса, пара кусков кожи каменного червя и три слитка чёрного железа. Из нужной алхимии – два Высших исцеления жизни, зелье Повелителя Тьмы и легендарный пузырёк Великого Эликсира Ауры. Последний на полчаса втрое увеличивает радиус ауры и в полтора раза усиливает её воздействие. Ничего вроде особенного, радиуса и так хватает за глаза, но с моими числами урона пятьдесят процентов прироста на старте – это экономия двух секунд Благословения Зейра, а две секунды зачастую могут решить исход боя.

Ладно, в целом все очень даже неплохо, коньяк подействовал, тряска прошла. Спина, правда, до сих пор мокрая, на лицо липнет поднятая обвалом пыль, но это такие мелочи…

Я огляделся по сторонам, нашёл взглядом труп посыльного, который в момент боя улетел к левой стене, и удовлетворенно кивнул. Все-таки хорошо, что яд гарны, попав в тело, полностью блокирует впоследствии запах разложения. Естественный магический отбор, блин… Костяное дерево блокирует запахи в целях маскировки, но благодаря этому мне не нужно дышать этим дерьмом. Тут и от пыли-то не продохнуть, а ещё бы это… Представляю физиономию Сида, когда он увидит, во что превратился зал. Впрочем, трактирщик – парень ушлый, уверен, что он правильно преподнесёт историю с гарной заказчику и обязательно извлечёт из произошедшего выгоду. Ну да и ладно.

Я еще раз просмотрел выпавшие с босса предметы, вытащил масштабируемый меч и сфокусировал на нем взгляд:


Эспадон Темной Клятвы

Только для Рыцарей Смерти.

Меч: Двуручное.

Персональный при экипировке.

Прочность: 16 720/22 000.

Легендарный, масштабируемый.

Не требует уровня.

урон: 2 850 – 3 135,

+1 140 к силе,

+7,125 % игнорирования 50 % физической защиты противника,

+7,125 % нанесения тройного урона по всем противникам в радиусе 5 м.

Вес 12 кг.

Оружие лорда Марта.


Четырехгранный обоюдоострый клинок. Массивные дужки гарды слегка загнуты к лезвию, центр тяжести смещен в сторону острия. Короткий дол и «кабаньи клыки» – этот меч лишь немногим уступал Жнецу по урону. Второй масштабируемый двуручник за месяц…. Насмешка судьбы… Но это хорошая насмешка.

Я обернулся, подозвав к себе Итана, продемонстрировал ему меч и спросил:

– Не помнишь, у нас же было что-то похожее?

– Те сапоги, что на мне, – согласно кивнул скелет. – Они тоже ограничены в ношении Рыцарем Смерти.

– Ты смог их надеть?! – удивленно выдохнул я.

Итан оторвал взгляд от оружия в моих руках, посмотрел в глаза и спокойно пояснил:

– Там, откуда ты нас призвал, мы были рыцарями. Никто из нас не запятнал свое имя позором, поэтому Сущее по-прежнему считает нас таковыми.

– А этот меч? Ты можешь его взять? – я перехватил оружие левой рукой за лезвие и протянул его скелету.

– Могу, – кивнул Итан, не отрывая взгляда от протянутого меча. – Но если я это сделаю, он навсегда станет моим.

– Ну так и что? – пожал плечами я. – Бери, пользуйся…

Дальше произошло странное. Итан рухнул на правое колено, склонил голову, и я, слегка опешив от такого поворота, аккуратно вложил оружие в его протянутые руки.

Скелет медленно опустил меч, коснулся лбом середины лезвия и торжественно произнес:

– Клянусь, что этот меч не будет знать пощады врагам и никогда не посрамит вручившего.

Одновременно с этим все умертвия слитно ударили правой ладонью по левому наручу, и от этого звука у меня по спине вдруг пробежали мурашки.

Вот ведь блин! Я ведь и раньше выдавал им мечи, но подобное случилось впервые. Видимо, в системе ценностей моих бойцов клятвы достойно только масштабируемое оружие. То оружие, которое никогда не будешь менять…

В зале еще звучало торжественное эхо, когда Итан поднялся на ноги, медленно положил эспадон на плечо и, поклонившись, произнес:

– Благодарю, господин! Этот меч для меня – великая честь…

Не зная, что на это ответить, я просто кивнул и, понимая, что торжественная часть закончена, быстро перекинул Итану все выпавшие с босса предметы, кроме золота и друидского пояса. Завершив передачу, указал на тело посыльного и пояснил:

– Этот труп не трогать. Распределяй вещи, смотри, что там у вас с навыками, и через полчаса подходите в конец зала. Мы с Мирной пойдем – ей вещи не нужны, а мне тут нечем дышать. Время пошло!

Найдя взглядом собаку, я приказал ей следовать за собой и, обойдя груду костей, направился к выходу.

Глава 10

Вот мало мне Ллос и Ракота, теперь еще какой-то Дан-У нарисовался со своей ненавистью… Остановившись возле одного из тоннелей у дальней стены, я как следует вытер лицо от налипшей пыли, приказал Мирне охранять и, усевшись на пол, оперся спиной о прохладную стену.

Кто вообще такой этот Дан-У? Какой-то морской царь? И как мною может быть недоволен океан? Еще метки эти гребаные… Но Итан дело говорит – просто так морты меня не смогут найти.

Еще интересно, что такое сотворил Шон и сможет ли фамильяр снова повторить этот трюк? И что с ним вообще произошло? Превратился в настоящего Стража, и нужен повторный призыв? Да пофигу, на самом деле. Главное – чтобы с ним было все нормально. Мой фамильяр, конечно, еще та гадость на ножках, но я уже к нему привязался. А его противный характер… Ну не знаю, может быть, он так со мной здоровается? И ведь понимает, гад, что мне это не нравится, но все равно продолжает кусаться! Ладно, за сегодняшнее спасение пусть хоть руку по локоть откусит. Пофигу…

Я повернул голову, посмотрел в темную глубину правого выхода, перевел взгляд на лежащую рядом Мирну, вздохнул и потянулся за фляжкой. Собаку скоро придётся отдать… Конечно, жаль терять такого союзника, но своё слово я нарушать не намерен. Такие вот, блин, дела. Некроманту вроде не к спеху, и я, не нарушая обещания, смогу прийти сюда и освободить его через год. Могу вообще не отдавать гончую, но в моем мировосприятии такое называется скотством. Мервин выполнил свою часть договора, собака спасла меня от смерти, и я, добравшись до алтаря, сразу положу на него кинжал и камень души.

Тут не детская сказка, и Темным не обязательно быть скотами. Да и не профитно оно в игровом мире репутаций и цифр. Знал ли я, три года назад вписываясь за Шеда, что трактирщик с лихвой расплатится по счетам? Да, знал, и Шед расплатился… А ещё я не люблю подлецов, и сам таким никогда не стану.

Ладно, что мы имеем? К Ллос и Ракоту за прошедшую неделю добавились: Кильфата, Океан Мрака и какой-то непонятный Дан-У.

Не слишком ли много для одного меня с четырнадцатью скелетами и чертовым дефицитом времени? Система считает, что нет… Ещё хуже то, что пятнадцать минут назад Мрак фактически объявил войну Матери. Достаточно неуютно себя чувствуешь, когда по твою душу в любой момент может явиться чудовище из книжек Лавкрафта. Впрочем, двое уже попытались, но проблема в том, что в Океане Мрака таких уродов хватает, а я у мамы только один.

Возможно, она понимала, что меня ждёт впереди, и выдала Шона в качестве убойного контраргумента. Он же Посланник Тьмы, как-никак. Кусался бы поменьше, и вообще цены бы этому засранцу не было. М-да… Как бы то ни было, судя по информации Шеда, в Антруме меня ждет теплый прием. И это при условии, что я призову в мир второго бога Смерти и Ракот снимет с меня свою мерзость. Вроде все… Хотя нет! Закончив с ковеном, нужно обязательно заглянуть на аукцион. С золотом нужно что-то делать, и лучший вариант – потратить его на экипировку. Себе и своим бойцам.

Нужно также прикупить свитков «правильных» зачарований и по возможности затариться зельями и эликсирами. На шестьдесят тысяч я могу, наверное, приобрести себе полный масштабируемый комплект доспехов, вопрос только в том, есть ли там что-то, для меня подходящее?

Криво усмехнувшись, я сделал наконец пару глотков воды из фляги, которую все это время держал в руке, убрал ее в сумку и посмотрел на часы. Тридцать пять минут ещё есть, и за это время нужно успеть разложить навыки…

* * *

На стальной двери схрона отрекшихся поверх смотровой щели была выгравирована какая-то непонятная надпись. Три угловатые руны по центру, стертая ручка в виде изогнувшейся змеи и никакого намека на замочную скважину. Дверной косяк сантиметров на двадцать утоплен в камень, и подозреваю, что выбить такую конструкцию невозможно даже с моим показателем силы.

Пещера, в которой располагался вход в схрон, площадью не превышала пяти квадратов, и с нормальным тараном тут не развернуться. Какое-нибудь жуткое колдунство в закрытом пространстве неплохо приложит и самого заклинателя – так что тоже не вариант.

Подозреваю, что этот вход – далеко не единственный, и, даже если на территории катакомб нельзя было бы строить порталы, шансы накрыть обитателей схрона все равно бы стремились к нулю. Не зря же алтарь Вилла до сих пор так и не найден. Эти ребята соблюдали конспирацию, наверное, похлеще большевиков начала прошлого века, и хорошо, что мне в эту дверь ломиться не нужно.

После вылетевшего в мир сообщения о возвращении Вилла все отрекшиеся меня по понятным причинам зауважали, так что можно просто постучать и подождать, пока откроют. Очень надеюсь, что там внутри кто-то еще остался.

Пробежав по ободу взглядом и не обнаружив признаков ловушек, я три раза ударил по железу рукоятью кинжала, шагнул под висящий над дверью фонарь так, чтобы меня можно было разглядеть изнутри, и стал ждать ответной реакции.


Сюда мы добирались девять часов, два из которых ушли на поиск входа в эту пещеру.

Первый же коридор вывел нас в огромный зал с трехсотыми мобами, и я, передав управление Итану, шёл сзади и с восхищением наблюдал за слаженными действиями своего небольшого отряда.

Не, понятно, что при прочих равных человеку никогда не сравниться в скорости принятия решений с искусственным интеллектом, но чтобы настолько… А я-то, идиот, хотел устроить тренировочный трай. Тут и самому-то впору учиться.

Вот ведь интересная штука. Всеми мобами и НПС раньше управляли искины, связанные скриптами по рукам и ногам. И если в поведении мобов особых изменений не произошло, то неписей обновление избавило от всех поведенческих скриптов, и результат этого я наблюдал всю дорогу.

Итан в одиночку брал мини-боссов и, ни разу не попав под удар, разбирал их при двадцатикратной разнице в хит-пойнтах. Ротациям и правильности действий Атмы позавидовал бы любой игрок-маг, а танки… Больше половины парированных ударов – это где-то за гранью.

Ударить щитом навстречу атаке, попасть при этом в одну десятую долю секунды и с вероятностью в тридцать процентов оглушить равноуровневого противника на пару секунд… И так в пятидесяти процентах случаев! Да за моих скелетов передрались бы все топовые гильдии Аркона, и только сейчас я до конца понимаю, как же мне повезло с Йоклой. Не переоцени спутница Ллос свои силы, и лежал бы я сейчас на знакомой плите…

Темные жрицы шли впереди нас с Мирной и лишь иногда лениво вскидывали над головой руки. При этом ни одна из них за всю дорогу ни разу не потратила и трети своего столбика маны.

Впрочем, в их мастерстве я тоже не сомневался. То единственное лечение от Ясмины рассказало о многом. Даже я сразу не сообразил, почему она кинула его на сорока процентах здоровья, но потом до меня дошло, и всю дорогу до схрона я шёл, смотрел на рейд и чувствовал себя последним нубом. Забытое и такое необычное для меня ощущение.

Впрочем, удивляться тут нечему. Эти ребята – не обычные неписи. Даже Система, которую местные называют Сущим, продолжает считать их Рыцарями Смерти. А с учётом того, что они и раньше дрались в команде, такая слаженность действий вполне объяснима. И странное дело… У моих умертвий по понятным причинам отсутствует мимика, эмоции в голосах проскальзывают редко, жестикуляция – у всех похожая. Если убрать экипировку и полоски над головами, то я, наверное только Кайсу, Ясмину, Атму и Итана смог бы отличить от остальных. Однако в бою скелеты менялись до неузнаваемости. Вернее, наоборот: все они словно оживали, и спутать их становилось уже невозможно. С верхних рядов все футболисты на поле кажутся одинаковыми, но, как только начинается матч, ты сразу видишь отличия. Так и здесь…

Возможно, превратившись в натуральных Рыцарей Смерти, мои бойцы и в повседневной жизни станут неотличимы от нормальных людей. Не знаю, хорошо это или плохо, но и гадать сейчас – смысла нет. Мне еще пятнадцать уровней поднимать до трехсотого.

Всего по пути сюда мы пересекли семь залов, быстро прорубая себе путь и по широкой дуге обходя рейдовых боссов. Руки, конечно, чесались, но недавнее происшествие научило меня осторожности. Вот призову фамильяра, и тогда можно будет снова прогуляться по этому же маршруту и собрать все, что не успели сегодня.


Узкий проход к пещере, где находилась дверь схрона, прикрывала мастерская иллюзия, и, не будь у меня такой защиты от ментала, мы бы его не нашли и за сутки. Все вроде бы замечательно, но только никто нам пока открывать не спешил, и это изрядно меня напрягало. Ну не могли же они все погибнуть в том бою с игроками? Зана-то эта – точно жива: текст квеста с тех пор не менялся. А если я ошибся, и ее здесь просто нет? Черт…

– Крис, ты думаешь, там кто-то есть? – словно прочитав мои мысли, в канале поинтересовался Итан. Скелет наклонился, коснулся ладонью пола пещеры, удовлетворенно кивнул и констатировал: – Живых тут не было недели две как минимум.

– И? Какие-то предложения есть? – я пару раз безуспешно дернул ручку двери и, обернувшись, вопросительно посмотрел на спутников: – Другой вход искать, или попробовать продолбить этот?

Не говоря ни слова, Атма подошла, поводила ладонью по центру двери, затем медленно и с заметным усилием повела рукой вправо и…

– Вот, «предложение», – открыв дверь и сделав приглашающий жест, с едва заметной иронией произнесла девушка.

А я стоял, тупо смотрел в открывшийся коридор и думал…Думал о тех сюрпризах, которыми полны мои спутники, и еще о том, что если мне вдруг когда-то захочется взяться за старое, то я точно знаю, кто будет моей напарницей.


Открывшийся коридор освещался двумя тусклыми голубыми светильниками. На шершавой поверхности стен в нескольких местах проступили темные пятна. Ловушек вроде не видно, изнутри тянет запахом какой-то травы. Проникновение в чужое жилище может стоить мне репутации, но раз хозяева сами не приглашают… Видит Бел, я хотел по-другому…

– Ладно, пошли! – не поворачивая головы, объявил я в канал и, ступив на территорию схрона, добавил: – Заходим все! Дверь закрыть, шуметь по минимуму.

Пройдя по коридору и повернув направо, мы оказались в просторном круглом зале с тремя дверьми во внутренние помещения и десятком расставленных рядами скамеек. Сводчатый потолок, восемь приземистых кадок с увядающими растениями, широкий стол с бронзовой чернильницей в форме звериного черепа и две большие подробные карты.

На одной изображена Вайдарра с окрестностями, на второй – юго-восточный сектор катакомб, который отрекшиеся, судя по всему, изучили неплохо. Очень ценная информация, если так разобраться – особенно с учетом того, что на общей карте этот кусок находится в неисследованной области городских подземелий.

Впрочем, сейчас ничего мы тут трогать не будем. Хозяева могли куда-то отлучиться или просто не слышали стука. Мы и так зашли сюда без приглашения, и не стоит больше понижать репутацию.

Вообще, схрон чем-то отдаленно напоминал бункер из одноименного фильма тридцать третьего года, а в этой конкретно комнате отрекшиеся, скорее всего, проводили инструктажи перед выходами на поверхность.

Алтарь где-то впереди, примерно в сорока метрах от этой точки, и можно сразу идти к нему, но для начала все-таки хотелось бы тут кого-то найти.

– Так, народ, задача следующая, – я обернулся к стоящим за спиной скелетам и пояснил: – Нам нужно найти тут кого-то живого. Поэтому сейчас разобьёмся на группы и…

– Там есть живой! – выступив вперёд, неожиданно заявила Кайса. Девушка указала на центральную дверь, предположительно ведущую к алтарю, и добавила: – Слабая искорка… Этот человек тяжело ранен и страдает.

– Отлично, – тут же кивнул я и, не задаваясь вопросами, как она смогла это почувствовать, приказал: – Итан, Кайса и Ясмина со мной, остальные ждут здесь.

– Командир!

– Что?! – я обернулся и вопросительно посмотрел на окликнувшую меня Атму.

– Можно мне полить эти цветы? – каким-то странно просящим голосом поинтересовалась девушка и, указав на одну из кадок, добавила: – Им-то ведь умирать незачем…

Не найдясь, что на это ответить, я просто покивал и пошёл к двери, испытывая легкий когнитивный диссонанс. Не, отрекшиеся вряд ли обидятся, если кто-то польёт их цветы, но какое дело до них мёртвому магу?! Полить цветы, блин! Тут ещё хрен поймёшь, кто из нас больше – нежить…

Пройдя по длинному коридору мимо семи закрытых деревянных дверей, Кайса остановилась у восьмой и, указав на неё, произнесла:

– Здесь.

Странно. Мне почему-то казалось, что придётся идти к алтарю…

Не говоря ни слова, я потянул на себя изогнутую дверную ручку, быстро зашёл внутрь и… облегченно выдохнул.

Просторное, слабо освещенное помещение разделялось надвое толстой решеткой. Пара табуреток, стол с гниющими объедками, пустая бутыль из-под жарки, опрокинутый оловянный стакан. Эта комната очень напоминала обезьянник[9] в любом московском отделении милиции. Дверь в камеру, правда, открыта. Впрочем, преступнику это сбежать не помогло…

Прямо напротив входа к стене была прикована хрупкая темноволосая девушка двести девяносто седьмого уровня в кожаном доспехе, без шлема, со светящимися желтыми рунами на плечах и груди. Руки растянуты, тело обмякло, голова безвольно опущена. Из семи миллионов ХП осталось чуть больше пяти с половиной процентов. На полу камеры, возле её ног, широко раскинув руки, лежала иссохшая мумия в серой рясе с просторными рукавами. Мужчина, человек – определенно он ее охранял. Лицо перекошено, рот распахнут в беззвучном крике…

Отрекшийся, видимо, потерял бдительность и зачем-то приблизился к скованному вампиру. Эта оплошность стоила ему жизни, но, если бы не он… Вот интересно, как бы выворачивалась Система, если бы эта девчонка сдохла от голода?! Как бы я тогда нашёл Нид Гаал? Да-да! Именно сдохла, поскольку она ни разу не нежить. Невероятно, но факт…

Услышав стук двери, Зана Солнечная медленно подняла голову, и я увидел, насколько девушка измождена. Кожа на лице посерела, черты заострились, губы потрескались…

В следующее мгновение наши взгляды встретились, и мир крутанулся вокруг меня.

Глава 11

На мгновение я почувствовал себя распятым, ощутил жуткую боль и нечеловеческий ГОЛОД. Эта сука попыталась взять меня под ментальный контроль, но попала в него сама из-за перка Коварной богини.

Быстро переключившись на внешнее управление, я зашел в камеру и без раздумий использовал на пленнице навык. Нет, мне по-прежнему претит рабство и все, что с ним связано, но сантименты в таких ситуациях неуместны. Вампир атаковал первым, и далеко не факт, что теперь захочет сотрудничать. Ни ловить ее, ни упрашивать – у меня времени нет, так что ничего, потерпит – не развалится.

Законтроленная цель гораздо более восприимчива к способностям контролирующего, поэтому, несмотря на почти десятикратную разницу в ХП, навык сработал с первого раза. Здоровье Заны, как и в случае с Картом, восстановилось целиком, у девушки порозовело лицо, глаза округлились от ужаса при осознании…

Она дернулась в оковах, хотела что-то крикнуть, но не смогла и, опалив меня ненавидящим взглядом, обреченно опустила голову.

– Освободите ее, – приказал я зашедшим в помещение скелетам и, пока они снимали с вампира оковы, вышел из камеры за табуретом.

Не, с этой девчонкой определенно что-то не так. Отрекшиеся заковали её в истинное серебро, тем самым исключив даже мысль о побеге, но почему-то не отрезали от магии?. Ошейника подходящего не нашлось? Ну да, конечно… Но что тогда? Впрочем, сейчас сама обо всем и расскажет.

Пока я размышлял над странными поступками обитателей схрона, умертвия избавили Зану от оков.

Почувствовав себя свободной, девушка, не поднимая взгляда, сползла вдоль стены на пол и, обхватив руками колени, всхлипнула.

М-да… Плачущий вампир – это что-то с чем-то, особенно рядом с трупом «высушенного» им же человека…

Установив табурет в трёх метрах напротив стены, я жестом приказал скелетам отойти, с сомнением посмотрел на вздрагивающие плечи рабыни и произнёс:

– Ты можешь говорить что хочешь.

Зана пару мгновений молчала, затем подняла на меня блестящие глаза и, шмыгнув носом, произнесла:

– Темный… Ну зачем я тебе нужна? Тебе так этого хочется? Я же и одного раза с тобой не выдержу…

Голос девушки полностью соответствовал внешности – был в меру низким и мелодичным, но…

– Одного раза… чего? – не понимая смысла сказанного, нахмурился я и вопросительно посмотрел на стоящую слева Ясмину.

– Эта озабоченная самка думает, что ты собираешься её совокуплять, – тут же ехидно подсказала жрица. – Ну или как там у людей называется этот процесс?..

– Совокуп… что? – выдохнул я, и тут до меня начало доходить…

Одновременно с этим Зана, которую Система автоматически добавила в наш разговорный канал, смерила Ясмину презрительным взглядом и, забыв о навалившихся печалях, язвительно произнесла:

– Ну не тебя же ему трахать, костлявую. Или ты по другим делам мастерица?

– А ну замолчали все! – сдержав улыбку, приказал я и, даже не пытаясь догадаться о каком таком «мастерстве» идёт речь, поинтересовался:

– А почему ты решила, что и одного раза не выдержишь?

Не, ну что-то подобное я предполагал и сам, но чтобы это было ясно первому встречному…

– Ты разве не знаешь, что любой контакт между мужчиной и женщиной предполагает кратковременное слияние душ? – Зана потерла кулаками глаза и подняла на меня удивленный взгляд. – А как, по-твоему, получаются дети, похожие на отца?

– И… что? – хмыкнул я, сбитый с толку такой странной трактовкой наследственности.

– А то, что души имеют разный размер, ты тоже не знал? – недоверчиво воскликнула девушка. – Когда одна душа намного больше другой, при слиянии она поглотит меньшую. Это как с драконом переспать… А в тебе же еще и Тьма плещется, как в Первоисточнике. С тобой не то что спать, с тобой рядом-то находиться опасно…

– С драконом переспать… фантазерка, – не выдержав, хмыкнула в канале Ясмина.

Я перевел на нее взгляд, но жрица лишь дурашливо пожала плечами и развела руками. М-да… Ну, насчет «переспать с драконами» с ними обеими поспорили бы некоторые киноделы Земли. А насчет всего остального… То ли у Ллос получилось вывести меня на левел ап, то ли в момент второго рождения я получил себе эту некротическую душу девятого уровня. М-да… Выходит, что в полной мере рабовладением насладиться у меня не получится. Вернее, получится, но только недолго… Вот прям не знаю, радоваться мне по этому поводу или огорчаться.

Отогнав явившийся не к месту образ полуобнаженной богини, я снова посмотрел на Зану и со вздохом пояснил:

– Ты, наверное, расстроишься, но я не собираюсь с тобой спать. Доведешь до Нид Гаала – освобожу, и проваливай на все четыре стороны.

– Что, вот так прямо и отпустишь? – с надеждой в голосе осторожно поинтересовалась девушка.

– А на хрена ты мне нужна? Какая от тебя еще может быть практическая польза? – Я кивнул на лежащий между нами труп и добавил: – Давай, рассказывай, кто ты и что не поделила с отрекшимися.

– Да ничего я с ними не делила, – буркнула Зана и, кивнув на труп, пояснила: – Когда приступ прошел, этот урод отказался меня освобождать. Сказал, что мастер Ургам мертв, он теперь главный, и собирался меня… – девушка подняла на меня взгляд и, сделав умильно-забавное лицо, спросила: – Слушай, Темный, а у тебя есть нормальная еда?

Клыки ее совершенно не портили, даже наоборот, добавляли толику шарма. Возможно, это я уже тут сдвинулся на всю голову так, что мне симпатичен вампир, но арты с такими вот персонажами девчонки в соцсетях, помнится, любили ставить себе на аватарки. Впрочем, в момент потребления пищи клыки у вампиров волшебным образом увеличиваются, и все очарование, наверное, пропадает. Заплаканные вампиры тоже особых симпатий, к слову, не вызывают…

– На, утрись, – я протянул девушке чистую белую тряпку и, открыв сумку, пробежал глазами по ячейкам с продуктами: – Что ты понимаешь под «нормальной едой»? Есть мясо – сырое и жареное, овощи, хлеб…

– Мясо… Жареное, и хлеб, и овощи, и чего-нибудь попить. Можно просто воды, но если есть что-то покрепче… – Зана вытерла от слез лицо и протянула мне тряпку.

– Оставь себе, пригодится, – хмыкнул я, слегка озадаченный таким выбором, и протянул ей доску с двумя большими кусками жареной свинины, пакет купленных в пригороде овощей, буханку тёплого хлеба, две литровые фляжки и салфетку с приборами.

Наверное, официант из меня вышел бы неплохой, но предсказаниями мне лучше не заниматься. Почему-то я был уверен, что она выберет сырое мясо, но вот же…

– Вода, жарка, – ткнул я по очереди в каждую флягу. – Все заберёшь себе, что не съешь – останется на потом.

– Спасибо, господин, – Зана благодарно кивнула и принялась за еду.

– Крис… Называй меня Крисом, – поправил её я и, переведя взгляд на Итана, махнул рукой в сторону входа:

– Начинайте обыск. Аккуратно осмотрите все, кроме комнаты с алтарём. Деньги, вещи, свитки, записи, алхимия – сносите в центральную комнату и складывайте на стол. Ясмину только оставь, – я кивнул на жующую Зану и усмехнулся. – А то смотрю, они тут уже подружились.

– Да, подружились, – проводив взглядом Итана, кивнула жрица. – И дружить будем долго, потому что вряд ли ты теперь сможешь прогнать эту клыкастую пигалицу. Её же с детства так никто не кормил.

Услышав это заявление, Зана медленно подняла голову и с иронией посмотрела на жрицу. Затем проглотила очередной кусок, перевела взгляд на меня, ткнула большим пальцем левой руки себе за спину и пояснила:

– В соседней комнате, в железном ящике, лежат мои серпы. Я умею драться и могу быть полезна никак не меньше, чем эта раздутая костяная курица.

– Не отвлекайся, воительница, – беззлобно фыркнула в канале Ясмина. – Пять минут назад говорила, что бесполезна, а сейчас вдруг вспомнила, зачем на самом деле нужны боевые серпы?

Они так ещё некоторое время переругивались, но я сидел, просто слушал и не влезал. На подколки жрицы в отряде никто не обращал внимания, и Ясмина откровенно скучала. А так – сразу двух зайцев можно убить. И жрица повеселится, и эта подруга в себя быстрее придёт. Что ни говори, а какую-то вину я за собой все-таки чувствовал.

Зана ела не торопясь, аккуратно подбирая каждый кусочек. Настроение у девушки улучшилось, после пары глотков жарки на щеках появился легкий румянец, и сейчас она напоминала молодую лисичку. Ещё уши добавить с хвостом – и можно смело забирать её в какую-нибудь анимешку. Интересно, сколько лет прописал ей искин? На вид – ну максимум двадцать, по реакции на подколки и такой резкой перемене настроения – вряд ли больше. Впрочем, хрен этих вампиров поймёшь – они же, наверное, как и эльфы – практически не стареют.

Доев мясо, Зана убрала в сумку оставшиеся продукты, в последний раз приложилась к фляжке и, отряхнув руки, подняла на меня взгляд:

– Спасибо, Крис…

– Ага, – кивнул я. – Теперь тебе ничего говорить не мешает?

– Что конкретно ты хочешь знать?

– Кто ты такая? Почему жива? Почему тебя заковали в истинное серебро, но не надели ошейник, и как мы попадем в Нид Гаал? – спокойно проговорил я. Зана кивнула, устроилась поудобнее и начала говорить:

– Я родилась двадцать три года назад. Мать свою никогда не видела. Отец про неё ничего не рассказывал. Когда я лезла с расспросами, говорил «та женщина» и замыкался. Или орал… Я не знаю, бросила она его или погибла, из бойцов этого тоже не знал никто. Отец в Приграничье водил отряд вольных людей, он и научил меня драться. Сейчас, по слухам, вся банда ушла служить графу ан Шали, но…

Зана сделала глоток из фляжки, вздохнула, отвела взгляд и продолжила:

– Пять лет назад к банде прибился Ори Сказочник. Парень знал много древних легенд, неплохо владел магией Воздуха, умел варить зелья. Он видел то, что недоступно другим, и… Три года назад мы сбежали с ним на север страны. Примерно год жили в Ледде, а когда Ори расшифровал свиток, отправились на побережье к Роване. Этот свиток – все, что осталось от моей матери, и на нем, как оказалось, были указаны координаты старой гробницы.

Мы с Ори думали, что там лежит золото… Думали, купим дом в окрестностях столицы и поженимся. – Девушка вздохнула, криво усмехнулась и посмотрела мне в глаза:

– Гробница оказалась западнёй. Ори погиб, а меня та тварь трогать не стала. Когда я очнулась, выход оказался свободен, чудовище исчезло… Вот такое, Темный, я получила приданое…

Зана говорила негромко, и было видно, что воспоминания не доставляют ей удовольствия. Алкоголь развязал язык, но рассказ из-за этого выходил сбивчивым, поэтому, почувствовав паузу, я на всякий случай уточнил:

– В той гробнице ты стала вампиром?

– Не только, – отрицательно покачала головой девушка и опустила взгляд. – Я и сама теперь превращаюсь в то чудовище. Иногда это происходит спонтанно – из-за каких-то потрясений, но чаще знаю о превращении заранее.

«Ну, некоторые и вампиров считают чудовищами», – хмыкнул про себя я, а вслух произнес:

– Надолго превращаешься? И что за чудовище?

– Никто не знает, – пожала плечами девушка, – внешне оно похоже на худого человека с башкой волка. В гробнице эта тварь без труда оторвала Ори голову. Проблема в том, что в момент превращения я атакую всех без разбора. Тут, под Вайдаррой, в лесу неподалеку от Лагады, Канти устроили себе гнездо. Дети Ночи не приняли меня, посчитали грязной, хотели убить, и тогда произошло первое превращение…

– А потом тебя нашел Ургам?

– Да, так и есть, – покивала Зана. – Придя в себя и увидев, что натворила, я убежала и потом долго жила в каком-то сарае на краю города. Там меня и нашел мастер Ургам.

Зана сделала глоток из фляжки, вздохнула и опустила голову.

– Я не боюсь солнечного света, могу обращаться в нетопыря, безошибочно нахожу самый безопасный путь. Если бы не эти приступы… Ургам был добр ко мне. После того как от моих рук погибли двое отрекшихся, он придумал, как обезопасить себя и людей. Никто не знал, когда именно со мной это случится – я лишь чувствовала заранее… Час, сутки, неделя… Меня просто приковывали и приносили еду. В какой-то момент я теряла сознание, потом приходила в себя. Месяц назад Ургам забрал братьев и ушёл, остался только этот…

Зана кивнула на лежащий рядом труп и посмотрела мне в глаза.

– Это первый человек, которого я выпила досуха. Он говорил, что в катакомбах был бой, в котором пришлые убили Тиарана и всех братьев. Это правда?

– Да, – подтвердил я. – Но смерть в некоторых случаях понятие относительное. Тиаран скоро вновь придёт в мир; возможно, с ним вернутся и все остальные. Ты лучше объясни, почему не заставила отрекшегося избавить тебя от оков? Ты же пыталась взять меня под контроль, значит…

– Прости, я слишком сильно хотела есть и плохо соображала, что происходит, – Зана виновато улыбнулась и, пожав плечами, добавила: – Вампир моего ранга не может управлять кормом, может только заставить его подойти. Десяти секунд ментального контроля хватает. Потом клыки парализуют тело жертвы, и у неё не остаётся шансов. Вопрос только в том, насколько ты голоден…

Заметив недоверие в моих глазах, девушка снова пожала плечами и пояснила:

– С некоторыми разумными это не сработает, но никто же не будет атаковать того, кто способен быстро избавиться от парализации.

– Ну, значит, мне можно спать спокойно, – усмехнулся я. – А то я уже начал переживать.

– Ты, переживать?! – не услышав в моих словах шутки, нахмурилась Зана. – То, что течёт в твоих жилах, не станет пить даже Королева Вампиров, но… – в следующее мгновение лицо девушки побледнело, она отшатнулась и, выставив перед собой раскрытую ладонь, с ужасом произнесла: – Ты… Я чувствую на тебе ее метку! Тебя сюда послала она?!

– Ну, почти, – хмыкнул я. – А что тебя так испугало?

– Ты… Ты правда меня не убьешь?

– Командир, по-моему, она дура… – воспользовавшись паузой, весело заметила в канале Ясмина и тут же уточнила: – Озабоченная дура.

Услышав это справедливое, в общем-то, замечание, Зана резко повернула голову и посмотрела на жрицу, затем снова на меня. В глазах девушки мелькнула надежда.

– Нет, не убью, – устало произнес я. – Зачем, скажи, мне тебя убивать?

– Я… я грязная, – Зана медленно опустила руку, на глаза ее навернулись слезы.

– И что? – усмехнулся я. – Думаю, богине на это плевать. И откуда ты вообще о ней знаешь? Ты же в вампира превратилась всего два года назад.

– Тогда и узнала, – всхлипнула девушка. – В тот момент, когда очнулась в гробнице. Еще я знаю, что Дети Ночи уже пять тысяч лет ждут свою госпожу, а ты…

– Я видел лишь её тень, так что можешь расслабиться, – я кивнул на фляжку, которую Зана все еще держала в руке, и поморщился: – Хватит пить. Утрись и рассказывай про Нид Гаал. Сколько времени туда добираться?

– Да, – часто закивала Зана.

Она сунула емкость за пазуху, вытерла слезы и замерла, словно к чему-то прислушиваясь. Продолжалось это примерно минуту, и когда я уже собирался ее поторопить, Зана подняла на меня взгляд и буднично пояснила:

– Моя метка активна, я могу открыть портал прямо сейчас…

Охренеть! Вот так просто?! Боясь спугнуть нежданную удачу, я внимательно посмотрел Зане в глаза и осторожно спросил:

– Уверена?

– Да, конечно, – кивнула девушка. – Мы с мастером Ургамом были в Блуждающем городе четыре месяца назад. Отправились туда сразу, как только Нид Гаал появился в двухстах километрах южнее Хельстада. Мастер на втором ярусе искал какие-то руны. Я оставила метку, и она просуществует еще около двух недель, до тех пор, пока город не изменит своего местоположения. Каждые полгода Нид Гаал исчезает и появляется в другом месте. Ургам знал, как его найти, но я все равно поставила метку и заметила время. Я всегда ставлю метки в интересных местах…

М-да… Вот бывает же такое… Я-то думал, что этот чертов Блуждающий город придётся долго искать. А сейчас… Времени достаточно, чтобы завершить тут все дела: поговорить с Картом, если получится, заглянуть на аукцион и… посетить святилище Саты – отдать долг и отблагодарить богиню за участие.

Что ещё? Насчёт метки Шеры – Зану спрашивать смысла нет, она её только почувствовала. Думаю, Система просто влила ей при обращении расовую память, но тут гораздо интереснее другое… Могла ли Королева Вампиров заранее просчитать, что наши пути пересекутся? Она же провидица. Значит, определенно могла! Эта загадочная мать, непонятное наследство и чудовище, которое вместо того, чтобы сожрать, превратило девчонку в невосприимчивого к свету вампира и наделило жуткой боевой формой.

То, что Зана не контролирует её – фигня. Сильно это помогло разоренному гнезду клана Канти? Форма «включается» в момент опасности и защищает своего носителя лучше любой брони. Уверен, что девчонка когда-нибудь научится принимать ее самостоятельно. Ну и? Что тогда? Зачем это нужно Королеве Вампиров? Неужели Крет, которого я должен освободить, тоже как-то замешан в моем основном задании? Но тогда выходит, что и Ракот встретился не случайно? Значит, получается, что Тьма в курсе проклятия этого ублюдка и продолжает полностью контролировать ситуацию? Или… или ситуацией управляет тот, кто над ней?… Ага, вот так и рождаются легенды о всемирном заговоре. Я мысленно улыбнулся и, поднявшись со стула, произнес:

– Сейчас портал открывать не нужно, в Вайдарре остались незаконченные дела. Пойдем, освободим хозяина одной очень хорошей собаки, – я перевел взгляд на жрицу и, кивнув на лежащие возле стены оковы, добавил: – Забери их с собой. Может быть, пригодятся, но в любом случае пару сотен золотых мы за них выручим.

– Господин… Крис, – поднявшись на ноги, Зана состроила умильную физиономию, сложила руки замком и подняла на меня просящий взгляд. – А можно мне еще немножечко жарки?

– Можно, – сдержав улыбку, кивнул я, – только сделай так, чтобы мне не пришлось потом тебя тащить.

– Еще и пьяница, – подобрав один из браслетов, философски заметила Ясмина.

– Завидуй молча, – огрызнулась Зана и, поблагодарив меня, вытащила из-за пазухи фляжку.

М-да… Жить теперь станет веселей. Ну, как минимум в течение ближайшей недели…

Глава 12

Алтарь Вилла выглядел достаточно необычно. По форме он напоминал трехметровый чёрный саркофаг с жутковатым барельефом в виде пытающихся выбраться наружу людей. Головы, руки, выпученные глаза, распахнутые в ужасе рты… На впечатлительного человека, возможно, такой дизайн и оказал бы угнетающее воздействие, но я свою впечатлительность за прошедшие полгода как-то подрастерял. Впрочем, и без алтаря любой нормальный человек, зайдя в эту комнату, имел высокие шансы откосить от армии по причине попадания в дурку. Видимо, перед последним походом отрекшиеся пытались заручиться поддержкой своего бога и устроили большое жертвоприношение. Куски тел они аккуратно сложили в огромную железную корзину, и воняло в комнате так, что глаза слезились не только у меня, но, наверное, и у стоящей за алтарём каменной статуи.

Нет, я примерно догадывался, что здесь обнаружу, и принял эликсир свежего дыхания, как только вошёл в схрон, но даже он помогал слабо. Вот не понимаю этого идиотизма… Если раньше разработчики ваяли подобный контент по понятным причинам, то сейчас… Ну неужели приятно жить рядом с разлагающимися трупами? Хотя, скорее всего, тот мужик и должен был тут прибраться, но его больше интересовало тело прикованной в камере девушки. М-да… Интересные у меня, однако, союзники…

Оставив Ясмину с Заной в соседней комнате, я зашёл в зал, захлопнул за собой дверь и быстро подошёл к алтарю. Комната изолирована, и не стоит разносить трупный смрад по всему схрону. Стряхнув на пол остатки прогоревших свечей, я быстро выложил на алтарь кинжал вместе с камнем души некроманта и на всякий случай отошёл назад.

С минуту не происходило ничего, и мне за это время удалось не спеша оглядеть зал. Примерно двести квадратов. Непонятные иероглифы на стенах, трехметровая статуя бога в рясе с накинутым на голову капюшоном, четыре приземистые тумбы для рубки мяса, длинный стол с инструментами у левой стены, алтарь и эта гребаная корзина.

В тот момент, когда я закончил осмотр и взглянул на часы, от алтаря донеслось громкое шипение, словно кто-то выпустил из трубы пар. В следующее мгновение глаза статуи вспыхнули багровым светом, нож с камнем исчезли, а на алтаре появился лежащий молодой парень. Без сознания, в темной рясе с широкими рукавами. На вид – чуть больше двадцати лет, невысокого роста, с длинным носом, бледной кожей и простоватым лицом. Он совершенно не походил на грозного Мастера Смерти. ХП некроманта уменьшилось в десять раз, уровень упал до моего, но не это поразило меня больше всего… Парня звали Райнек! Мервина подменили? Произошел какой-то сбой? Ладно, черт с ним, сейчас разберемся.

Я забрал тело некроманта с алтаря и быстро пошел на выход. Пока он будет приходить в себя, я тут, на хрен, задохнусь. И так уже провонял настолько, что на запах ко мне раки из Акасаны скоро сбегутся. Посуху, ага, через город…

В соседней комнате обнаружились: Ясмина, побледневшая, протрезвевшая Зана и лужа блевотины. Запах, видимо, дошел и сюда. Заметив мой взгляд, Зана смущенно потупилась, а Ясмина развела руками и произнесла нравоучительным тоном:

– Зря ты ее кормил и поил. Нужно было сразу насиловать…

М-да…

– Очень смешно, – кивнул я. – Дверь закрой, и обе за мной.

– Да, командир! – Яся хлопнула себя ладонями по бедрам и, кивнув на Зану, поинтересовалась: – Эту тоже тащить на руках?

– Обойдется, – хмыкнул я и, закинув бессознательного некроманта на плечо, направился в комнату с картами.

Стол в главном зале уже завалили предметами, которые скелеты стаскивали со всего схрона, поэтому я положил парня на пол и поискал глазами Мирну. Дежурящий в комнате Ральф пояснил, что собака ушла вместе с Итаном, а поскольку некромант по-прежнему не пришел в себя, звать никого я не стал и, чтобы не тратить попусту время, быстро проинспектировал лежащее на столе добро.

Собственно, добром это можно было назвать с ну очень большой натяжкой: четыре редкие тряпки на низкие уровни, пятнадцать золотых монет, пустая шкатулка из истинного серебра, четыре серебряные статуэтки и одиннадцать кожаных свитков. Впрочем, трупный запах, которым я провонял с головы до ног, исчезнет только через восемь часов, так что времени у меня вагон. Скелеты соберут все, что лежит на виду, а я потом пройду – поищу тайники, но сначала нужно разобраться с этим непонятным возвращенцем.

Словно услышав мои мысли, Райнек зашевелился, глубоко вздохнул, потом резко сел, ошарашено оглядел помещение и остановил взгляд на Зане, которая сидела справа от него на скамейке. На лице парня появилось странное выражение, он покраснел, хотел что-то сказать, но не смог и только беззвучно зашевелил нижней челюстью. Продолжалось это секунд тридцать, когда девушка весело улыбнулась, подмигнула и заявила во всеуслышание:

– Да он же сейчас кончит!

– Тут скорее я кончу от твоих умных замечаний, – тут же выдала свои пять копеек Ясмина и помахала некроманту ладошкой.

Парень покраснел сильнее, и я, чтобы прекратить этот шабаш, кашлянул и произнёс:

– Привет, Райнек! С тобой все в порядке?

– Да, – часто закивал парень и, переведя взгляд на меня, поинтересовался: – А ч-что с-случилось? И это место…

– Убежище отрекшихся под Вайдаррой, – спокойно пояснил я. – Не узнаешь?

– Да, – снова закивал парень, – но тут не так…

Что конкретно «не так» я понять не успел, поскольку у Райнека затуманился взгляд. В следующее мгновение он вдруг побледнел, вскочил на ноги, быстро огляделся и прошептал:

– Собака… Моя собака…

Гончая не заставила себя долго ждать. То ли Райнек её как-то позвал, то ли сама почувствовала, но уже в следующую секунду двери правого коридора с грохотом распахнулись, Мирна зашла в комнату и замерла.

Челюсть у некроманта отвисла, он сделал шаг вперед, остановился, как-то совсем по-детски всхлипнул и дрожащим голосом произнес:

– Девочка моя… Что же это с тобой?..

На мгновение в комнате повисла тишина, а потом началось форменное светопреставление. Огромное костяное чудовище припало на передние лапы, громко заскулило, вскочило на ноги и, извиваясь всем телом, двинулось к своему хозяину. Щеки некроманта заблестели от слез, он сделал нетвердый шаг навстречу собаке, повис у неё на шее и замер, изредка вздрагивая всем телом от рвущихся наружу рыданий.

«Интересно, на хрена Системе понадобилось изменять ему имя?» – отстраненно подумал я и вдруг поймал себя на мысли, что завидую… Понимаю, что такая встреча может произойти только в сказке, что этих полутора тысяч лет не было и ждали они друг друга полгода, но все равно… Для некроманта и собаки все сейчас происходит по-настоящему…

Хлопнувшая за спиной дверь отвлекла меня от раздумий, я вздрогнул, быстро открыл меню, «выгнал» Мирну из своего отряда, вздохнул и с улыбкой произнес:

– Забирай свою собаку, парень, и постарайся больше её не терять.

Глаза почувствовавшей свободу гончей на мгновение вспыхнули, она медленно повернула голову, встретилась со мной взглядами и едва заметно кивнула.

«Да, Мирна… И тебе тоже спасибо…» – улыбнулся я, а в следующий момент в ушах грянула торжественная музыка:


Задание: «Судьба некроманта III» выполнено.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень 286.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступна одна единица очков таланта.

Вам доступно 3 единицы характеристик.

Вами получена возможность смены 10 очков талантов.


……………………………………………………………………………………..

Вами получен новый уровень!

Вами получен новый уровень! Текущий уровень 288.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно три единицы очков таланта.

Вам доступно 9 единиц характеристик.


Внимание! Вы обратили на себя внимание Высшего Существа. Богиня Справедливости Сетара относится к Вам благосклонно.

Вами получена способность: Щит Сетары [Восстановление 20 дней].

Щит Сетары снимает любую недружественную магию и в течение 10 секунд защищает Вас от любых видов урона и проклятий.


«Вот ни фига себе прилетело! – думал я, читая системные строки и слегка охренев от такого поворота событий. – Крылатая Дева обратила на меня свой взор и вручила зачетную плюшку. Не, ну таких лопухов, как я, наверное, ещё поискать. Добровольно расстаться с петом такого ранга в сегодняшних реалиях сможет не каждый. Впрочем, спасать девушку-непися, которая всадила в тебя стрелу, тоже – такое себе занятие. Главное об этом никому не рассказывать. С другой стороны, щит на десять секунд увеличит время иммунитета. С Зеркалом и Тенью получится ровно полминуты – за это время Аура может натворить таких дел… Не, одарили меня достойно, а то, что Щит Сетары имеет двадцать дней отката – так в любом случае это лучше, чем ничего».

Так-то я и близко не рассчитывал ни на какую награду, но в игровом мире каждый знаковый поступок оценивается. Убил ты жреца или вернул парню собаку – пофигу. И совсем не важно, какого цвета у тебя магия, иначе с чего бы мне благоволила богиня, которую все в Арконе считают Светлой.

Пока я размышлял, Райнек «забрал» собаку, вытер рукавом слезы, обернулся и посмотрел на меня:

– Я… я не знаю, кто ты, эрл, но только что ты подарил мне две жизни, – глядя в глаза, негромко произнёс он. – Вряд ли я когда-нибудь смогу вернуть тебе этот долг, но…

– Крис, – улыбнулся я, – меня зовут Крис, и ничего мне отдавать не надо. Ты уже со мной расплатился.

Видя непонимание в глазах парня, я вздохнул, уселся на скамейку и пояснил:

– Меньше месяца назад мы встретились в Лимбе, там тебя, правда, звали Мервином, но это уже не важно. Ты помог мне выбраться, а взамен я пообещал вынести твою душу оттуда в камне, найти кинжал и возложить все это на алтарь Вилла. В Хельстаде меня нашла Мирна, ты упоминал о ней в разговоре. Твоя собака спасла меня от неминуемой смерти, так что свой долг она тоже заплатила сполна. Такие дела…

– Мервин – мое родовое имя по матери, но так меня никогда не звали, – после небольшой паузы пробормотал Райнек. Парень наморщил лоб, посмотрел себе под ноги и медленно почесал свой вихрастый затылок. – Лимб… я не помню… – растеряно прошептал он. – Помню только, как убил себя в хранилище университета…

– Ну и хорошо, что не помнишь – успокоил его я. – Полторы тысячи лет – срок немаленький, но сомневаюсь, что с тобой там происходило что-то хорошее. А так – можно считать, что ничего и не было, и собака вон подросла…

– Полторы тысячи лет… – потрясённо прошептал Райнек. Он посмотрел на лежащую рядом собаку, затем медленно обвёл взглядом комнату, и лицо его вдруг немного прояснилось. – Ургам! – воскликнул он. – Мастер Ургам! Что стало с ним? Ведь такие, как он, не могут просто так умереть!

– «Просто так», наверное, не мог, но всё-таки он погиб месяц назад в Могиле Аркама вместе с Тиараном и всеми бойцами ковена, – я кивнул на Зану и добавил: – Из отрекшихся выжила только она.

– Я не отрекшаяся, – тут же отрицательно покачала головой девушка. – У меня своя богиня. Я просто жила здесь и помогала мастеру в его делах.

– Могила Аркама… – задумчиво пробормотал Райнек, как только Зана закончила говорить. – Получается, Тиаран все-таки нашёл от неё ключ, а моя смерть лишь отсрочила его приход…

– Стоп! – услышав интересную для себя информацию, я выставил ладонь и поинтересовался: – Ты, наверное, хочешь есть?

– Хочу, – не стал скрывать парень. – Но у меня ничего нет…

– Вот и отлично. – Я выложил на стол мясо, овощи, хлеб, две стандартные фляжки и предложил: – Давай ты поешь и расскажешь мне, что знаешь об этой Могиле? И о ключе, который нашёл Тиаран.

– Хорошо, – Райнек кивнул, сел за стол и принялся за еду, но тут неожиданно подала голос Зана.

Девчонка с сомнением посмотрела на некроманта и пояснила:

– Великого Лорда Тьмы в Могилу Аркама провёл Ургам. Те руны, что мастер искал в Нид Гаале, требовались как раз для того. Возможно, у Тиарана и был какой-то ключ, но этого я не знаю. – Зана пожала плечами, перевела на меня взгляд и, жалобно хлопнув ресницами, попросила: – Крис, а у тебя есть ещё немного мяса? А то я уже…

– …все выблевала, – ехидно подсказала в канале Ясмина, и я, сдержав улыбку, выдал Зане очередную порцию еды.

Нет, мясом я в пригороде затарился хорошо, но, чувствую, надолго этого не хватит. И ведь у нее рост – чуть больше полутора метров, худая, как моя жизнь, но куда только лезет? Глистов в Арконе никогда вроде не было, но, может быть, после обновления появились?

– И ничего не выблевала, – обиженно буркнула Зана и пододвинула мясо к себе. – Вернее, выблевала, но не все. Мне просто еды нужно в три раза больше, чем раньше. Крови хватает надолго, но я её за два года пробовала всего два раза.

– Она же вам силу какую-то вроде даёт? – удивленно хмыкнул я, вспомнив, о чем рассказывал Карт.

– Так я же живая, – отломив хлеб, пожала плечами девушка. – Солнца я не боюсь, в нетопыря могу перекидываться, когда хочу, драться умею. Меня и Солнечной-то прозвали как раз из-за этого. Когда нет выхода, от крови, конечно, не откажусь, но только так. Если есть нормальная еда, мне крови не нужно, я лучше одними овощами буду питаться…

«М-да… Вот только вампиров-вегетарианцев мне не хватало в отряде», – хмыкнул про себя я и, обернувшись, оглядел собравшихся в комнате скелетов.

За то время, что я говорил с Заной и Райнеком, бойцы успели обыскать убежище отрекшихся и теперь ждали дальнейших команд. Ничего действительно стоящего они не нашли, что, впрочем, неудивительно. По-настоящему ценные предметы в игровом мире на виду никто не оставит. Придётся самому тряхнуть стариной, хоть и не очень этого хочется. Ведь не факт, что и сам я тут что-то найду, но время-то все равно потратить придётся. На самом деле, искать непонятно что, когда у тебя в сумке лежит сто килограммов золота и ещё столько же в хранилище личной комнаты – достаточно непростое занятие. Сложно поймать нужные в таких делах настрой и азарт, а без этого обыск превратится в унылое и совсем неинтересное занятие. Ладно… Перфекционизм все равно не позволит мне просто уйти, так что особого смысла философствовать нет.

Я выслушал доклад Итана, приказал скелетам класть все найденное в свои сумки, разрешил Атме забрать цветы и, обернувшись, посмотрел на Райнека.

Некромант ел с угрюмо-сосредоточенным видом, тщательно пережевывая каждый кусок. Казалось бы, после такого чудесного оживления любой нормальный человек скакал бы от радости, но, видимо, вместе с жизнью к парню вернулись какие-то нерешенные проблемы. Возможно, он только сейчас осознал, сколько времени прошло, и что все, кого он когда-то любил, уже мертвы? Хотя… В Арконе срок жизни не определён никому, но насколько за это время все могло измениться? На Земле вон и через десять лет человека порой не узнать, а тут… Время от времени Райнек поворачивал голову к лежащей рядом собаке, и тогда взгляд его прояснялся, с лица уходило мрачное выражение, и он становился похож на обычного двадцатилетнего парня. Парня, который очень любит свою собаку…

Закончив есть, Райнек отодвинул от себя доску, поднял на меня взгляд, мгновение поколебался и с вызовом произнёс:

– Я вор… Работал в Вайдарре до инициации и именно поэтому мастер Ургам отправил меня в Ан Клауд.

Закончив фразу, некромант замолчал, небрежно глядя мне в глаза и ожидая ответной реакции. Не знаю, уж чего он на самом деле ждал. Возможно, полторы тысячи лет назад, когда небо было синей, а все благородные – намного благородней, они считали ниже своего достоинства общаться со всяким отребьем, но…

– Продолжай, – кивнул я и сотворил правой рукой простенький знак… Увидев это, Райнек на автомате ударил двумя пальцами по запястью левой руки, а в следующий момент до него дошло. Брови парня удивленно взлетели, в глазах мелькнуло неверие, он зачем-то посмотрел на все ещё жующую Зану, перевёл взгляд на скелетов за моей спиной, затем снова на меня и растерянно покачал головой.

– Вот уж не думал, что когда-нибудь увижу это от эрла, – с кривой улыбкой произнёс он. – Мир настолько изменился за эти годы, или что-то не так с тобой?

– Мы потом поговорим обо мне…

– Да, конечно, – Райнек кивнул, откинулся на спинку скамьи и опустил взгляд.

– Инициация едва не закончилась смертью, – глядя себе под ноги, пожал плечами он, – но меня нашёл Ургам. Мастер не дал умереть, помог свершить месть и взамен за эту услугу отправил меня в Ан Клауд с заданием[10]. В тот год в Эрантию вторглись легионы Велиала, а чуть позже к армии Преисподней присоединились Вилл и Сират. В конце лета произошла Фертанская битва, в которой демоны разгромили вышедшую им навстречу объединенную армию и двинулись в сторону Рахавы, за которой открывалась прямая дорога к Вайдарре.

По заданию Ургама я должен был проникнуть в хранилище артефактов университета, рассмотреть диск Хель и, выйдя на территорию кладбища, дождаться того, кто придёт за информацией. – Райнек сделал глоток воды, поднял на меня взгляд и пояснил: – Диск прикрывал университет от чужих глаз. Мне достаточно было на него взглянуть, а посланник взял бы нужную информацию из моей памяти. Хель и университет, которому она покровительствовала, мешали Виллу получить контроль над Хельстадом, информация с диска раскрыла бы местоположение Ан Клауда, ну а к самой Хозяйке Кладбища и её Госпоже я никаких особых чувств не испытывал.

В начале осени учеников первого года обучения с моего факультета отправили на территорию кладбища для призыва их первого спутника. Ночью перед выходом я проник в хранилище и рассмотрел диск. На следующий день, выйдя на кладбище, я сразу призвал Мирну и вместе с ней стал дожидаться посланника. – Некромант кивнул на свою собаку и улыбнулся. – По неопытности я вложил в неё половину своей души. Наверное, поэтому она меня не забыла…

– Половину? – нахмурился я. – Разве столько можно вложить в гончую?

– Можно, если у тебя есть каират. – Райнек задрал рукав и продемонстрировал татуировку в виде обвившей запястье змеи. – Его мне передал мастер Ургам.

– Что это?

– Тотем, помощник… – пожал плечами некромант. – Каират серьезно усиливал любое магическое действие и полностью блокировал болевой откат в момент призыва Мирны. Благодаря ему посланник узнал, что задание выполнено и где конкретно меня нужно искать. Сейчас тотем молчит. Наверное, он покинул меня в момент смерти.

– Или в момент смерти Ургама, который следил за тобой с его помощью? – кивнув на татуировку, логично предположил я.

– Возможно, – не стал спорить Райнек. – Но я знал, на что шёл, собирался вступить в братство отрекшихся. У меня не было секретов от мастера.

– То есть отрекшимся ты так и не стал?

– Нет, – покачал головой некромант. – Я должен был им стать после выполнения задания. Да, мне не очень нравятся методы братства, но силу можно получать разными путями. Для этого не обязательно кого-то пытать…

«М-да… Интересный денёк… – со вздохом подумал я. – Лич-цветовод, вампир-вегетарианец и пацифист-отрекшийся… Может, хватит на сегодня приколов? И вообще, где бы и мне нарыть такую же змею? Хотя бы неполную её версию? Чтобы только боль от потери души блокировала – и достаточно. У меня же с уходом Мирны сейчас шестьдесят четыре свободных очка. Ещё трёх умертвий можно призвать, и такой помощник нужен как воздух!»

– Той ночью я обнаружил склеп Эраста Великого, – продолжил говорить некромант. – Там я нашёл шкатулку из истинного серебра, в которой лежал ключ от Могилы Аркама. Прах короля охраняли умертвия – навроде твоих, и мне пришлось бежать. Оказавшись в безопасном месте, я решил рассмотреть добычу, и в этот момент появился посланник…

– Тиаран? – уточнил я, уже примерно представляя, чем закончится дело.

– Да, – кивнул Райнек. – Великий Лорд Тьмы увидел ключ и приказал принести его утром в Ан Клауд…

– А ты решил спрятать шкатулку и, чтобы её не нашли, убил себя, чтобы тебя невозможно было допросить?

– У меня в Вайдарре оставались родные: мать, сестра и племянницы, – опустив взгляд, вздохнул некромант. – Лорд Тьмы обещал сделать меня Мастером Смерти, но за такую плату мне этот титул не нужен…

О-хре-неть! Вот реально: охренеть и не встать! Да этому парню должны памятник поставить на площади Героев Вайдарры… И плевать, что он спасал только свою семью! Вместе с ней он спас всех! И людей, и орков, и эльфов, и гномов! Велиала первый раз разбили в Волчьих Пустошах, что лежат чуть южнее Рахавы, но если бы Вайдарру захватили, Вилл с Сиратом ударили бы объединенной армии в тыл, и не существовало бы сейчас никакой Эрантии! Нет, я понимаю, что Аркону всего-то полгода, а все, что было «до» – лишь фантазии управляющего искина, но если предположить, что все происходило взаправду… Так вот почему Мервин спрашивал меня про Вайдарру. Жесть… Но мне, к сожалению, эта информация ничем не поможет.

Хотя все теперь встало на свои места…. Тиаран проник в Могилу Аркама, а Криан нашёл спрятанный Райнеком ключ и, собрав рейд, отправил Лорда в Винету помогать мне. Дальше демон грохнул Нового Бога, освободил Вилла, и цепочка замкнулась. Непонятно только, откуда в Винете взялся Аркам? Его тоже грохнули игроки, или Могила была пуста? Неплохо бы, конечно, сходить и посмотреть, но, боюсь, сейчас там полно инквизиторов.

Нормально оно так все переплелось… Получается, университет разрушили, но Хель удалось выжить, и Виллу с Хельстадом вышел облом? Неплохо бы ещё понять, зачем им всем сдалось Великое Кладбище? Сначала Виллу, сейчас Ракоту… И что произойдёт, когда я призову ещё одного бога Смерти? Черт! Вот на хрена мне все это нужно? Как оно связано с основной цепочкой заданий? Хотя, если допустить, что Ракот не врал, и после призыва он отправится вместе со мной в Антруму… Такой союзник и впрямь не лишний! Блин, по ходу это единственное логичное объяснение происходящему! Но ведь тогда получается, что этот урод мне не враг? Интересно… Но даже если и так – я все равно найду эти долбанные страницы и попытаюсь избавиться от проклятия. Враг мне Ракот или нет – дружить с ним я точно не собираюсь и никогда не забуду, что этот козел сотворил.

Ладно, все осталось без изменений: аукцион, встреча с Картом, храм Саты и Нид Гаал. Ну а там, на месте, посмотрю по ситуации. Интуиция мне подсказывает, что освободить бога будет непросто, но никто и не обещал, что легко.

В комнате тем временем стало тихо. Скелеты собрали все вещи и замерли кто где стоял, Зана закончила есть и с задумчивым видом ковыряла сучок на столешнице, Райнек замолчал и опустил голову. Мирна, чувствуя настроение хозяина, подползла и положила морду ему на колени. Где-то за дверью едва слышно капала вода, возле одного из фонарей кружилась бабочка с ярко-синими крылышками…

В какой-то момент меня вдруг посетило чувство нереальности происходящего: скелеты в мантиях и доспехах, симпатичная темноволосая девчонка с ножом в руке, здоровенный собачий череп на коленях сидящего напротив парня и эта синяя бабочка… Казалось, встань, выйди за дверь – и окажешься на пороге своей родной московской квартиры… Звук капающей воды с каждой секундой усиливался, комната вокруг подернулась рябью, и…

Я потряс головой, прогоняя наваждение, посмотрел на Райнека и произнёс:

– Говоришь, Тиаран обещал сделать тебя Мастером Смерти? Так вот – тот некромант, который попросил вынести его душу из Лимба, носил именно этот титул. Так что на твоём месте я бы не очень по данному поводу переживал. Если есть потенциал – титул приложится, лучше скажи – что ты собираешься делать дальше?

– Не знаю… – не поднимая головы, пожал плечами Райнек. – Думал продолжить мстить, но понял, что сейчас это уже не имеет смысла. – Он устроил поудобнее собачью голову у себя на коленях и все так же, не поднимая взгляда, спросил: – А ты? Куда идешь ты?

– В Нид Гаал. Мне нужно освободить заточенного там бога.

– Настоящего бога? – Райнек поднял взгляд и удивленно посмотрел мне в глаза.

– Да, настоящего, – кивнул я, – и, боюсь, что это очень не понравится богине Смерти.

– А она? – некромант кивнул на Зану и поинтересовался: – Она тоже идёт с тобой?

– Да, – снова кивнул я. – До Нид Гаала Зана идёт со мной.

– Тогда и мы с вами, если возьмёте, – Райнек провёл ладонью по голове Мирны и снова поднял на меня взгляд. – Я постараюсь быть полезным… Ну а немилость Кильфаты меня не страшит: богиня все равно никогда не простит меня за прошлое.

– А твоя мать, сестра, племянницы? Ты не хочешь попробовать их найти?

– Нет, – отрицательно покачал головой парень. – Сейчас нет. Может быть, когда-нибудь потом…

Хм-м… Почему-то именно это я и предполагал. Оставаться здесь Райнеку незачем, даже в том случае, если он по-прежнему хочет стать отрекшимся. В одиночку много не навоюешь. Искать родных он не хочет – скорее всего, из-за своего нынешнего положения. Некромантов в народе побаиваются. Матери, конечно, все равно, кем стал её сын, но, возможно, его появление может навлечь на родных какую-то беду, и парень просто не хочет ворошить прошлое? Не зря же Райнек пару раз упоминал о какой-то мести. Лично мне пофигу на его родных и врагов, а вот такая боевая единица в отряде явно окажется нелишней.

– Ну, нет так нет, – я кинул Райнеку приглашение в группу и на всякий случай пояснил: – Основная твоя полезность в том, чтобы слушать меня и никого без надобности не убивать. Ясно?

– Да, – кивнул некромант. – Без проблем.

– Хорошо, тогда поступим следующим образом, – я поднялся из-за стола, размял плечи и кивнул на левую дверь. – Сначала мы с тобой обыщем это убежище, потом попробуем подобрать тебе что-нибудь из вещей и через семь часов уйдём отсюда к Шанаме. Там я оставлю вас с Заной у своего знакомого, а сам пойду в Вайдарру – закончу одно важное дело, а после этого мы все отправимся в Сазу. Мне нужно отдать долг богине Удачи, но в её столичный храм я заходить не хочу. В общем, Райнек – со мной, остальные – ждут здесь, – я с сомнением посмотрел на Зану и добавил: – Ждут здесь и стараются не напиться.

– Сате лучше отдавать долги сразу, – согласно покивал Райнек, – а то и заметить не успеешь, как загремишь в Кастрюлю[11].

Некромант аккуратно снял с колен голову гончей, успокаивающе похлопал собаку по холке и следом за мной отправился к двери.

Глава 13

На стене возле окна висела картина в резной золоченой раме. На широкой проселочной дороге, спускающейся с холма к небольшой уютной деревеньке, стоял молодой длинноволосый мужчина в добротной одежде ремесленника с потертой кожаной сумкой через плечо и торчащим из-за спины грифом гитары. Придерживая большим пальцем правой руки ремень музыкального инструмента, он с пренебрежением смотрел на четыре висящих в воздухе предмета: баронскую корону, серебристый одноручный меч, мешок с деньгами и женский свадебный головной убор.

Позади него, в ореоле голубого света, застыла красивая рыжеволосая женщина с раскинутыми руками и повернутыми вверх ладонями. Покровительница Вайдарры, богиня Искусств Лиана, надо понимать, а мужчину, если мне не изменяет память, зовут Беон. Хм-м… Я вздохнул, опустил взгляд, прочитал название полотна и усмехнулся.

«Выбор Беона»… Ну да, все правильно, знаю я эту историю. Играя в Вайдарре, глупо было бы не изучить легенды о прикрывающих город богах. Этот парень – простой менестрель, на которого обратила внимание скучающая богиня. По легенде, ей так понравились песни Беона, что она решила проверить его, предложив на выбор власть, славу, любовь и богатство. Мужик просто шёл по дороге, никого не трогал, когда у него перед глазами возникла вся эта хрень, а голос невидимой женщины предложил махнуть его дар на один из появившихся предметов.

Чем все закончилось, догадается, наверное, даже кретин. Беон вежливо поблагодарил невидимую женщину и, не взяв ничего, пошёл дальше по деревням бренчать на гитаре, бухать и щупать на сеновалах сельских красавиц. Вернее, так бы оно на самом деле и произошло, но у богини на его счет были совершенно другие планы. С этого дня парень стал играть на гитаре как Джимми Хендрикс и Кит Ричардс вместе взятые, и его игрой заслушивались все, включая демонов, зверей и андедов.

Не знаю, что там с ним произошло дальше, и ходил ли он еще по деревням или нет, но в конце жизни богиня сделала его своим спутником. В тех же легендах говорится, что иногда он заглядывает по ночам в местные кабаки и играет на своей неизменной гитаре… Вот так…

Я вздохнул, оторвал взгляд от картины и медленно оглядел обеденный зал. «Выбор Беона»… Здорово, когда у человека есть выбор, и я очень хочу, чтобы он был и у меня. Мне все меньше и меньше нравится идея привести в мир второго бога Смерти… Интуиция – черт бы ее побрал… Нет, мне все так же плевать на ненависть всего мира, но тут что-то другое. Какое-то странное ощущение неотвратимости. Знать бы еще, неотвратимости чего? И выбора у меня нет, в отличие от парня на картине. Конечно, можно не дергаться, дождаться, когда сработает проклятие Ракота, и просто сдохнуть. Это ведь тоже считается каким-то выбором? Только вот мне такого и на хрен не надо.

Я не хочу умирать, но и не собираюсь плясать под чужую дудку. Кто бы там за всем этим ни стоял, мне плевать. Я сниму с себя долбаное проклятие и поменяю правила этой игры. Сейчас или позже – не знаю, но даже если не выгорит со страницами, я все равно не успокоюсь. Когда-нибудь этот невидимый кукловод расслабится, и тогда придёт время…

За прошедшие полгода «Лебедь» практически не изменился. Все те же бело-коричневые тона, все та же претензия на пафос. При полном внутреннем отличии чем-то неуловимо напоминает «Дом Актера» в Москве на Арбате, в котором лет десять назад прочно поселился весь московский бомонд. Вот и тут очень похоже. При этом дворян в зале практически нет – в основном «люди искусства». Одежда у всех – как перед выходом на цирковую арену: жуткие береты всех расцветок и форм, обтягивающие ноги лосины, обувь с высоко загнутыми носками, просторные мантии с мелким разноцветным орнаментом. Впрочем, чья бы, как говорится, корова мычала… Я в своей разноцветной броне похож на такого же фрика, как все они, и, возможно, поэтому в мою сторону никто практически и не смотрит. Раньше доспех можно было «отключить», но сейчас эта функция куда-то исчезла. Впрочем, пофигу. Вайдарра не Приграничье, тут народ видел и не такое.

В зале приятно пахнет вином, выпечкой, пряностями и дорогим табаком. На небольшой затемнённой сцене зеленоволосая девушка из игроков музицирует на лютне и поёт незнакомую заунывно-трагичную песню. Вокруг неё в такт мелодии вспыхивают маленькие разноцветные огоньки. М-да… Мне все равно не понять, почему Ниме с Сэмом так нравилось это место. Дорого и уныло… Впрочем, денег хватает, и счёт в пару золотых – совсем не проблема. Да и где бы мне ещё встретиться с Картом так, чтобы не подставить при этом Майка? А то, что уныло… Так, может, эта подруга на сцене сейчас перестанет стонать и зарядит что-то повеселее? Хотя при взгляде на одухотворенные физиономии местной публики в это верится слабо.

По старой привычке я пришёл в «Лебедь» за полтора часа до предполагаемой встречи и сел на непопулярном месте возле окна, чтобы контролировать взглядом зал и иметь возможность наблюдать за внешним двором. На часах – без десяти шесть, и Карт придёт с минуты на минуту. Если, конечно, придет, но я очень на это надеюсь…

Обыск схрона особых результатов не принёс: два редких низкоуровневых кольца, одиннадцать золотых, три свитка-квестстартера с заданиями на повышение репутации с отрекшимися и куча ненужного хлама.

Провозились мы чуть больше пары часов, после чего я отпустил скелетов и, дождавшись нужного времени, построил портал к Серому озеру.

Самым интересным оказалось то, что и Райнек, и Зана имели с людьми нейтральную репутацию. Если с первым все было понятно – некромант за полторы тысячи лет просто успел «отмокнуть»[12], то с Заной случай и впрямь уникальный. Чтобы вампир, сотрудничая с отрекшимися, за два года не «покраснел» – нужно реально постараться.

Возможно, Ургам держал девушку для каких-то особых поручений, и по этой причине она не участвовала ни в захватах, ни в пытках. К тому же за эти два года девчонка так или иначе грохнула троих отрекшихся. И пусть первых двух она убила случайно – это все равно нехило апнуло ей репутацию с людьми. Все-таки Система – это в первую очередь математика, и все твои действия она оценивает только по факту их совершения. Случайно ты что-то сделал или специально – пофигу. В этом мире нет понятия «убийство по неосторожности». Ну а Ургам, судя по всему, был очень умным мужиком, и спасибо ему за это. Странно также то, что девушка, несмотря на ее теперешний статус, имела собственную репутацию со всеми социальными группами. Возможно, кто-то из разработчиков недодумал, а возможно, навык «Раб» придумали не они, но, как бы то ни было, Система считала Зану отдельной боевой единицей.

Вообще, репутация каждого члена отряда в большинстве случаев выравнивается по командиру, но с Личиной, к сожалению, эта фича не работает, поэтому после переноса я «выгнал» Райнека с Заной из группы, и уже после этого мы отправились в гости к Шеду.

Всю дорогу до «Счастливого шахтера» подвыпившая девушка донимала некроманта вопросами. Райнек краснел, сопел, отвечал односложно – ну или просто отмалчивался. Если вспомнить, какими глазами он смотрел на неё в момент появления, можно предположить, что девчонка парню очень понравилась, но такое странное поведение говорило, что он или охренеть какой стеснительный, или испытывает такие же проблемы в общении, какие испытывал я сам всего полгода назад. Нужно будет с ним на эту тему поговорить, но как по мне – такой расклад лучше, чем если бы парень оказался заправским ловеласом. С бабниками, по опыту, гораздо больше проблем.

Добравшись до Шанамы, я выделил ребятам по двадцать золотых, снял по комнате и, приказав сидеть тихо, отправился на аукцион. То есть отправляться мне никуда не понадобилось, поскольку с алмазным аккаунтом все операции можно проводить прямо из личной комнаты.

К моему огромному сожалению, себе я ничего подобрать так и не смог. Легендарок в продаже оказалось полно, но ни одной масштабируемой на друида-танка. Вообще, обновление внесло заметные коррективы в торговлю. Обычные и необычные предметы до сотого уровня не стоили практически ничего, цена на редкие снизилась в несколько раз, а вот все легендарное заметно подорожало. Та же картина наблюдалась с расходниками и ресурсами. Очевидно, что с появлением боли народ резко заинтересовался прокачкой профессий. Здорово, конечно, только никого этот хлам и до обновления особо не интересовал, а сейчас-то, думаю, и подавно.

Потратив четырнадцать тысяч золотых, я докупил нужные предметы своим бойцам, набрал полный ассортимент алхимии и свитков зачарований, затарился продуктами, как средней руки ресторан, и потом полночи выкладывал на продажу все лишние предметы экипировки. К слову, на Ядовитой железе костяного ракса, которую опознал алхимик в Четырёх Ослах, помимо яда и уязвимости к холоду открылись: замедление, урон огнём и уязвимость к огню, поэтому я со спокойной душой выложил на продажу десять килограммов желёз по одному золотому за грамм и к утру обнаружил, что все они проданы. Самым веселым оказалось то, что реагенты купила гильдия алхимиков Вайдарры, а ее представитель в комментарии к лоту предложил встретиться и обсудить дальнейшее плодотворное сотрудничество. Встречаться сейчас я, разумеется, ни с кем не собираюсь, но когда-нибудь этим предложением можно будет воспользоваться. Учитывая количество оставшихся у меня реагентов, думаю, сотрудничество действительно получится плодотворным.

Шона я призвал сразу, как только откатился навык. Боясь разрушить гостиницу, вышел для призыва на задний двор. Зана увязалась следом за мной. В итоге оказалось, что перестраховывался я зря. Питомец заметно подрос, но в крылатое чудовище превращаться и не подумал. Наоборот, он ещё меньше стал походить на ящера и теперь напоминал практически точную копию взрослого ризеншнауцера. Уменьшившийся хвост, болтающиеся уши, заметно отросшая шерсть и лохматая морда. Фамильяра от собаки отличали только большие, чуть загнутые зубы и багровые огоньки глаз. Подозреваю, что наша связь позволяет Шону копаться в моих воспоминаниях, и при первом же изменении он просто подогнал себя под того кобеля из моей памяти.

И да, я оказался прав – Мать знала, кто попытается мне помешать, и выдала своему посланнику навык, на тридцать секунд блокирующий все специальные способности порождений Мрака в радиусе пятидесяти метров с пятиминутным откатом. Ну, а исчезал он, судя по всему, как раз для того, чтобы измениться.

Появившийся из воздуха Шон мгновенно телепортировался, больно цапнул меня за запястье, отпрыгнул и, весело оскалившись, выслушал о себе пару интересных эпитетов. При этом мой проклепанный наруч внешне от его зубов не пострадал, чего нельзя было сказать о руке, которую он прокусил, как обычно – до крови.

Дальше случилось совсем уж странное… Этот подросший поганец заметил Зану, пару раз весело гавкнул, подбежал к ней и позволил себя погладить!!! И это случалось несколько раз за день, пока я его снова не отпустил. Он даже пару раз брал у неё из рук угощение! И не только у неё – некроманту он тоже разрешил гладить себя и чесать за ушами. Скелетам Шон таких вольностей не позволял, хотя они особо и не рвались, но тут… Если с Райнеком все понятно: парень, судя по всему, обожает собак, то Зана… Девушка подрабатывала у отца в банде штатным кинологом? Мой ящеропес очень позитивно относится ко всем живым? Но тогда какого хрена он кусает только меня?!

Шона я отпустил вчера ровно в половине пятого, чтобы иметь возможность призвать его сейчас. С питомцем в «Лебеде» появляться нельзя, но случись что – я его позову, и нам с ним будет уже плевать на местные правила. В помещении призыв запрещен, но выход вот он, рядом, достаточно разбить стекло, вывалиться наружу и нажать кнопку… Подумав об этом, я взглянул в окно и почувствовал, как моя челюсть дернулась и поползла вниз…

Внешне Карт не изменился ни капли: холодный внимательный взгляд, шрам на лбу, короткие волосы. Тот же мифриловый доспех, скипетр на поясе, щит за спиной, но… Уровень паладина вырос до четыреста пятьдесят пятого, а количество ХП увеличилось в сто десять раз!!!

Ох-ре-неть! У меня получилось! У меня получилось вытащить паладина на Карн и показать средний палец управляющему искину! Системе ничего не оставалось, и она задрала ХП командора на такую высоту! Выкусите все! И пусть эта победа мне вряд ли принесёт какие-то дивиденды, но да и хрен с ним! Обмануть Систему получается только у единиц, и теперь можно поставить себе еще одну незримую галочку. Ну и, помимо всего прочего – я просто очень рад за своего приятеля.

Карт въехал во двор трактира на закованном в броню гнедом дестриэ, кинул поводья жеребца на коновязь и с озабоченным видом направился в ресторан. Произошло это настолько быстро, что швейцар едва успел распахнуть перед ним дверь.

Зайдя внутрь, паладин хмуро оглядел зал, нашёл взглядом меня, едва заметно кивнул и направился к столу. Ну да… Все как и раньше… Ходить тихо он никогда не научится. Лязг металла на мгновение перекрыл льющуюся со сцены мелодию, и головы сидящих в зале людей повернулись в нашу сторону. Недовольство во взглядах сменило легкое пренебрежение, но интерес быстро пропал. Видимо, такие гости сюда хоть и редко, но все же заглядывали.

– Вино «Артэ», пятилетнее, – буркнул Карт нарисовавшемуся рядом с ним подавальщику. – Две бутылки и что-нибудь к нему.

Командор уселся на скамью напротив, встретился со мной взглядами и усмехнулся:

– Здравствуй, Крис… Я смотрю, без потерь добраться не удалось?

– Привет! – в ответ улыбнулся я и, дотронувшись до повязки на лице, пояснил: – Зачарованная арбалетная стрела. До свадьбы, говорят, заживет.

– Ну-ну… мечтай, – со вздохом произнес Карт, затем опустил взгляд и покачал головой.

– С тобой все в порядке? – на всякий случай поинтересовался я, удивленный странным поведением товарища.

– Со мной да, – снова вздохнул Карт. – А вот со всеми нами – вряд ли, – командор поднял взгляд и пристально посмотрел мне в глаза: – Ты слышал, что творится в твоей стране?

Я подождал, пока подавальщик поставит на стол вино, тарелку с сыром, пустые бокалы, и, когда он отошел, рассказал, что слышал от Шеда:

– Боги запечатали восемь выходов из десяти. У оставшихся двух дежурят легионы Подгорного Королевства, и никто не знает, что происходит в самой Антруме? Ты об этом?

– Я знаю, – Карт плеснул в бокалы вина, поставил бутылку на стол и, не убирая руки, пояснил: – Я нашел те страницы, о которых ты говорил. Сожалею, но способа снять проклятие в них нет – там другое…

– Судя по твоей физиономии, это «другое» меня не обрадует? – хмыкнул я, стараясь не показывать, насколько расстроен.

Вот так… Одна фраза – и все надежды коту под хвост. Хотя я не очень-то и надеялся… Видимо, от призыва бога Смерти мне уже не отвертеться никак. Ну да и ладно – богов в Арконе полно. Одним больше, одним меньше – пофигу…

Я взял со стола бокал, сделал пару глотков и вопросительно посмотрел на Карта. Паладин последовал моему примеру и, отодвинув в сторону пустой бокал, откинулся на скамейке. Пояснил:

– Аркам оказался той ещё сволочью. Когда у него не получилось подчинить себе Тьму, он решил отомстить непокорной стихии. В том дневнике, что украла его ученица, правда скрыта покровами лжи. Аркам и сам поначалу думал, что, накопив Грязь и объединив её с Первостихией, можно получить силу того и другого, но потом бог Мудрости понял, что Неприкаянный его обманул. Такое слияние усилит только порождения Мрака, и тогда сущность Океана захлестнёт наш материк.

– А если Грязь и Первостихия не объединятся? Пришествия Мрака не случится? – воспользовавшись паузой, поинтересовался я.

– Оно уже началось, – Карт тяжело вздохнул и опустил взгляд. – Мрак поглотил твою страну, Крис. Богиню Коварства обвели вокруг пальца. Статуя в Лууу – это готовящееся воплощение Дан-У Неприкаянного. Чудовища, которое не принял ни один из миров Вереницы. Аркам второй раз встретился с ним и договорился о сотрудничестве. Хитрый ублюдок знал, как ученица посматривает на дневник, поэтому вырвал последние страницы и позволил его украсть.

– Но зачем тогда ему понадобилось умирать? – сделав глоток вина, я удивленно приподнял правую бровь. – Так все грамотно организовал и вдруг решил сдохнуть?

– Он не умирал, – отрицательно покачал головой Карт. – Аркама убил Мирт. В записках нет даже намёка на планируемый уход из жизни, но зато есть предположения, что друг начинает о чем-то догадываться и его необходимо устранить. Полагаю, Аркам попытался это сделать, но не преуспел и был запечатан в своей Могиле, ключ от которой Мирт спрятал в могиле короля Эраста.

– Знаю, – кивнул я. – Тот некромант, что отправил нас к границе Лимба – это он его нашёл и перепрятал. Только тебе самому не кажется странным, что Мирт не закинул этот ключ куда-то подальше? Не положил к себе в карман, в тумбочку под кроватью? Почему он просто его не сломал? И на хрена вообще нужны были те двери, которые он мог открыть?

Услышав эти заявления, Карт посмотрел на меня, как на последнего идиота.

– Те двери были непроницаемы даже для богов. Они прикрывали собой всю гробницу так, как если бы она состояла только из этих дверей. Пол из дверей, потолок, стены… В обычную пещеру проник бы любой! Хотя… Ты же из пришлых, откуда тебе о таком знать…

М-да. Не вышло поумничать. Местные любую непонятную фигню прикроют десятком магических законов и правил. Пещера из дверей, ну-ну…

– А ключ тогда на хрена? – я решил идти до конца, да и интересно было выслушать доводы Карта.

– Ключ и дверь – единое целое, без него невозможно добиться такой защищенности. Где бы он при этом ни находился. – Командор кинул кусок сыра в рот и медленно начал его жевать. – Проблема в том, что подобные артефакты обладают собственной волей и желания богов для них не указ. Они проявляются, когда приходит их время. Спрятал бы Мирт этот ключ где-то ещё, все равно бы все случилось так, как случилось.

Ну да, такое объяснение можно натянуть на любую игровую реальность. Я взял со стола недопитый бокал, мгновение поколебался и поставил его на место. Странное вино… От пары глотков по всему телу растеклась приятная легкость. Словно литр кофе выхлебал спросонья. Ничего на самом деле такого, но вопросов ещё много, поэтому с выпивкой повременю.

– После смерти Аркама его ученик обнаружил страницы, – продолжил говорить Карт. – Он спрятал их в подвале одного из домов и бежал. Потом вернулся, и… дальше ты знаешь.

– Мертв?

– Да, – вздохнул Карт. – Живым его взять не получилось. Потом ты обокрал моего кузена и забрал все, кроме этих страниц.

– Ну, извини, – хмыкнул я. – Без кольца я бы в Лимб не попал, а без Глаза Орхена мы бы оттуда не выбрались.

– Понимаю, – кивнул Карт, – но мог бы сказать…

– Так и говорил… Просто не называл имён, – покачал головой я, возмущённый подобным наездом. – Твой двоюродный братец, вообще-то, пытался меня убить. Да и откуда я мог знать, что у тебя такие интересные родственники? И ты же сам минуту назад говорил, что артефакты обладают собственной волей. Мое кольцо, Глаз… Это ведь тоже артефакты? Будем считать, что Туккард передал их мне по их воле и спас тем самым троих!

– Троих? – нахмурился Карт.

– Ну да, одного нормального парня и двух паладинов, – я продемонстрировал кольцо и вопросительно посмотрел Карту в глаза. – Как ты думаешь, что бы случилось с тем, кто примерил бы это кольцо?

Командор промолчал. Тогда я усмехнулся и добавил:

– Ну так что? Мирт и Орден Приближающегося Рассвета уже знают, что случилось в моей стране? Ллос ладно – тупая овца, но почему остальные боги до сих пор не вымели с материка эту дрянь? Почему паладины сидят в Вайдарре и не помогают союзникам-гномам? Вы все рассвет дожидаетесь?! Так он тогда ни хрена не наступит!

В зале тем временем раздались редкие хлопки, два подавальщика притащили на сцену арфу, за нее уселся какой-то эмо из местных и удивительно хорошо заиграл. Через минуту к нему присоединилась флейта. Худенькая светловолосая девушка-игрок поднялась на сцену прямо из зала и сразу включилась в исполнение мелодии. Очень красиво, но на меня такое всегда навевает тоску…

– Проблема в том, Крис… – командор оторвал задумчивый взгляд от сцены, опустил голову и вздохнул. – Проблема в том, что Мирт не станет помогать Тьме, а отец Себастьян полагает, что происходящее в Антруме никак не угрожает Эрантии. Думаю, наш бог считает, что правильным будет дождаться, пока его противники максимально ослабят друг друга, ну а королю и великому магистру никогда особо не нравился твой народ.

Глава 14

Это заявление прозвучало настолько нереально, что мне показалось, будто паладин шутит. Осознавший себя бог не может быть настолько тупым! Да, Великие Сущности не всесильны и не обладают всей полнотой информации, но если Карт не врет, то написанного в страницах достаточно, чтобы начинать шевелиться. Я прекрасно понимаю, что без разрушения статуи Мрак не остановить, но если у меня не получится, а они не подготовятся, этот неприкаянный ублюдок воплотится и все подохнут! Мне плевать на их жизни, но я не переношу тупость!!!

– Да и что с того? – сдерживая злость, сквозь зубы прошипел я. – Они не понимают, что это дерьмо все равно выползет на материк? Они не читали страницы?!

– В этом основная проблема, – Карт нахмурился и опустил взгляд. – Прочитать их могу только я…

Командор разлил остатки вина по бокалам, вздохнул и посмотрел на меня.

– Братья считают, что я слишком долго блуждал во Тьме. Они думают, я…

– Сумасшедший?

– Нет, – покачал головой Карт. – Они считают, что Тьма ещё не покинула мой разум, и опасаются ловушки. Даже кузен думает так… Себастьян пробовал говорить с Миртом, но бог молчит. Единственное, чего мне удалось добиться – так это того, чтобы Орден отправил разведчиков на границу Антрумы. Десять братьев разбирают сейчас древние рукописи, в которых упоминается Аркам, но мне кажется, что все это бесполезно. – Карт сделал глоток вина, поставил бокал и, глядя на него, задумчиво продолжил: – Еще мне кажется, что Сущему почему-то очень нужно, чтобы ты обязательно попал в Антруму.

Ну да, логично. Если боги сразу вписались бы в эту вакханалию, то никакого пришествия Мрака не случилось бы. Мирт, если судить по мировому чату, во время нашествия Древних плечом к плечу дрался с Кираной и Марой – богинями, которых в Арконе считают Темными. А тут он внезапно решил подождать, пока Ллос в одиночку разберется с порождениями Мрака?! Серьезно? Верховный бог людей настолько отупел, или кто-то подправил ему мозги? Свет? Или сам RP-17? У Матери главный враг это именно Грязь, и, думаю, она была бы не против, если бы Светлые очистили мне дорогу до статуи. С другой стороны, Мирт не читал тех страниц. Верховный бог людей может просто не знать о нависшей над миром угрозе, но тогда почему он не ответил на зов отца Себастьяна? Что-то отвлекло? Возможно… Кому выгодно пришествие Мрака? Только тому уроду – Неприкаянному, который ненавидит меня после убийства морта. Так, может, это как-то сделал он? И самое поганое во всем этом то, что до Лууу мне еще нужно как-то добраться. Проходы в Антруму перекрыты гномами, Портал я изучил только в Лимбе, и страну придется пересекать на своих двоих.

Знать бы, что там на самом деле сейчас происходит, но, видимо, пока не попаду – не узнаю. Одно можно сказать точно: дроу погибли не все. Репутации с Домами сохранились, а значит, кто-то обязательно выжил.

Ну да… Я взял со стола бокал, залпом выпил вино, поморщился, посмотрел во двор и пояснил:

– Мы же находились с тобой в одной группе. Для Сущего нет разницы, был ты в этот момент рядом или нет. Я открывал и читал дневник на пирамиде Винеты перед убийством Аркама, а значит, и ты бы мог его прочитать. Что же до всего остального… Мне кажется, что кто-то мешает Мирту правильно увидеть ситуацию, иначе он бы откликнулся на зов своего первожреца.

– И что делать? – спросил Карт так, будто бы и впрямь надеялся на внятный ответ.

– Да все то же, – пожал плечами я и посмотрел на паладина. – В Храм я с тобой пойти не могу, а значит, доказать ничего не получится. Поэтому ты попробуешь достучаться до своего бога, а я отправлюсь дальше по заданию Матери.

– И куда ты сейчас? – поинтересовался Карт.

– Сначала в Сазу, – улыбнулся я. – В храм Саты. Нужно отблагодарить богиню сам знаешь за что, а потом, наверное, в Нид Гаал.

– Нашёл дорогу?

– Да, – кивнул я, выложил на стол семь золотых и жестом позвал подавальщика. – Прощай, Карт, я рад, что у тебя все в порядке…

– Подожди! – командор сделал останавливающий жест, на его лице отразилась борьба. Карт мгновение поколебался, затем опустил голову и заговорил:

– В тех страницах написано, что тот, кто носит в себе стихию, может её отпустить, если пожелает это перед своей смертью. Я не знаю, как это сделать, но я бы не хотел, чтобы ты ушёл. Или ушел раньше времени. Это не поможет ни тебе, ни твоей стране… Поэтому я не сказал тебе сразу… Извини.

– Да ладно, – вздохнул я, пытаясь уложить в голове полученную информацию. – Ты же все равно сказал…

– Там больше ничего не было, – Карт поднял голову и посмотрел мне в глаза. – Ни как желать, ни чем все это закончится, но я думаю, что Тьма сама не в состоянии разрушить ту статую. Так что не стоит умирать раньше времени.

– Спасибо, друг, – улыбнулся я, – но мне незачем себя убивать. Я не сделал бы это даже в том случае, если бы точно знал, что все вы тут без меня справитесь.

Выслушав это заверение, Карт неожиданно улыбнулся, протянул руку и хлопнул меня по плечу. Улыбающийся паладин – зрелище то ещё, особенно с учётом того, что это была его первая улыбка за все время нашего знакомства. Не усмешка, не хмыканье, а самая настоящая улыбка!

Я был настолько поражён, что даже прозевал момент, когда во двор трактира въехал закованный в латы рыцарь на огромном вороном дестриэ. Конь был настолько велик, что в него без проблем влезло бы штук семь кладбищенских кобыл, а его всадник… Гигант-паладин одним движением спрыгнул на землю и сразу направился к дверям. Конь остался стоять прямо посреди двора, широко расставив копыта и оглядывая окрестности надменным пренебрежительным взглядом.

Швейцар при виде этих двоих и не подумал открывать дверь. Мужик вжался в стену и попытался слиться с ее поверхностью, причем по его лицу сложно было понять, кто его больше напугал: сам Туккард или оставленное без присмотра чудовище, которое по недоразумению кто-то втиснул в тело рыцарского коня.

При виде давнего врага я даже не дёрнулся. В одиночку Туккарду меня не поймать и тем более не убить. Если бы он этого хотел, сюда из храма прискакал бы целый батальон жрецов и паладинов. Карт, судя его по лицу, тоже оказался немало удивлён этим визитом. Отсюда вывод: Туккарду надо поговорить и, возможно, даже со мной. Интересно…

Я кивнул в ответ на успокаивающий жест Карта, сдвинулся чуть ближе к окну и стал наблюдать за двоюродным братом своего друга.

Входной двери определенно повезло, что она открывалась вовнутрь, но даже при таком раскладе от грохота, казалось, содрогнулся весь трактир, а девчонка на сцене со страху чуть не выронила свою флейту. Оказавшись в обеденном зале, паладин скользнул взглядом по побледневшему вышибале и презрительно оглядел сидящих людей. На мгновение стало тихо. Головы большинства посетителей вжались в плечи, в брошенных на рыцаря взглядах мелькнул испуг. Так, наверное, фрики на несанкционированном шествии смотрят на стоящего у них на пути командира ОМОНа… ну, или братец Карта просто очень плохо разбирается в музыке, а все эти ребята почему-то решили, что сейчас он будет играть. Ну, или петь… М-да…

Заметив меня и Карта, Туккард недобро прищурился и, тяжело ступая, пошёл к нашему столу. Отмахнувшись от подавальщика, паладин опустился на скамью справа от Карта и тяжело посмотрел мне в глаза. «Посмотрел» – это я так, к слову. Таким взглядом, наверное, можно разгибать гвозди. Какая-то жуткая смесь первых двух терминаторов. Чем-то даже деда напомнил… Вот так на тебя посмотрит, и сразу чувствуешь себя подлецом, подонком и вообще врагом человечества. Дед, в смысле, если посмотрит. Но только не было у деда во взгляде холодной ненависти… А тут, даже формально являясь врагом этого самого человечества, я себя таковым не ощущал, потому что мне плевать на чувства тех, кто меня ненавидит.

Карт, видимо, привыкший к такому поведению своего брата, холодно-отстранённо наблюдал за нами обоими. А Туккард все смотрел и смотрел… Эта игра в гляделки продолжалась, наверное, минуты три, когда командор, наконец, вытащил из сумки стопку пожелтевших листов и положил их на стол, грохнув о дерево железом запястья.

– Прочитать можешь?! – кивнув на остатки дневника, прорычал он.

Я опустил взгляд, пробежал глазами первые строки и…


Вами изучен уникальный навык Слияние с Первостихией.


Слияние с Первостихией.

Не требует уровня.

Мгновенное действие.

Радиус действия: 500 м.

Затраты маны: нет.

Ваше астральное тело растворяется в Первостихии, оглушая всех противников в радиусе действия на 30 секунд. В момент слияния Истинная Тьма получит иммунитет к любым попыткам контроля и захвата. Сила Первостихии возрастет.

Внимание! Использование навыка влечет за собой потерю персонажа без возможности его восстановления.


Немного не то, о чем говорил Карт, но вот он, запасной выход на все времена. Сдохнуть… Но не просто, а так, чтобы все эти твари хорошо разглядели средний палец твоей правой руки. Ну да… Мрак не поглотит Мать, и, возможно, Карн устоит перед этой мерзостью. Жизнь в обмен на целый материк? Деяние, достойное любого рыцаря Света, но только я не он. Мне моя жизнь дороже целого мира. Я не собираюсь умирать ни «ради», ни «во имя», а если когда-нибудь и придётся использовать этот навык – сделаю это только для того, чтобы всех обломать. И Мрак, и Свет, и даже себя самого. Ведь лучшего троллинга и не придумать…

– Могу, – кивнул я, оторвав взгляд от свитка, – и ты сможешь, если на время вступишь ко мне в отряд…

Я кинул приглашение в группу, не веря особо, что он его примет. Ведь это выход… Очевидный. Если Туккард прочитает эти страницы, то вместе с Картом они легко убедят Себастьяна, а вместе с ним и короля. Мирт не сможет отмораживаться, видя, что вся его паства готовится к большой войне. Тогда, возможно, Светлые боги впишутся в происходящее, и я с их помощью доберусь до статуи без проблем. Однако если моя догадка верна и кто-то действительно пудрит Мирту мозги – ему ничего не стоит повлиять на решение какого-то паладина…

Словно слыша мои мысли, Туккард подался вперёд. На лице паладина смешались ненависть и презрение. Он глубоко вздохнул, собираясь что-то сказать, и… принял! Принял приглашение в группу!!!

– Я же говорил, что вы с ним похожи, – хмыкнул Карт и с улыбкой посмотрел на брата.

Тот что-то неразборчивое прорычал, затем сгрёб страницы к себе и погрузился в чтение.

Карт философски пожал плечами, открыл вторую бутылку и разлил по бокалам вино, а я сидел и внимательно наблюдал за его братом. Со стороны было заметно, что чтение не доставляет ему удовольствия. Никто не любит ошибаться, тем более так фатально. Туккард выпятил челюсть, на скулах паладина заиграли желваки, глаза сузились. Он читал минут пять, не отрываясь и небрежно перебирая страницы, а когда закончил – сорвал шлем и, опершись локтями о стол, обхватил ладонями голову.

– Прости, брат, – спустя полминуты негромко пробасил он, – всех нас прости… и нужно немедленно доложить Себастьяну.

– Думаешь, тебя не посчитают за сумасшедшего? – хмыкнул я, – А-то мне что-то не хочется идти с вами в храм и принимать там всех подряд в свой отряд.

– В храм идти не нужно, я умею говорить доходчиво, – Туккард поморщился, кивнул на мое кольцо и криво усмехнулся: – Ты даже не пытаешься его скрыть… Если бы не брат, мы бы разговаривали по-другому.

– Если бы не оно, мы бы вообще никогда не встретились, – пожал плечами я и спокойно посмотрел паладину в глаза. – Думаю, Карт тебе обо мне рассказал.

– Да, – со вздохом кивнул Туккард. – Это не простое кольцо. В момент смерти его хозяина нам не удалось захватить душу для допроса. Только бесполезный обломок… Такое может случиться только в том случае, если часть души погибшего находилась в одном из предметов экипировки. Ты ведь и сам, наверное, умеешь так же разделять свою душу… Мы обыскали все вещи Карулла, но ничего не нашли. Кольцо украл ты, и полагаю, оставшаяся часть души спутника Ракота находится именно в нем. – Туккард откинулся на скамейке, задумчиво посмотрел в окно. – О том, что в городе появился Враг, мне рассказала провидица, и когда Карт покинул территорию Храма, я отправил за ним соглядатая. Ведь не нужно иметь много ума, чтобы догадаться, что он пошел на встречу с тобой… Все эти дни меня не оставляла мысль, что брат может быть прав – слишком уж много произошло совпадений. Поэтому, отправляясь сюда, я взял с собой страницы и это… – Туккардвыложил на стол матовый неровный кристалл и, кивнув на него, добавил: – Вот, возьми – это тот самый обломок. Ты помог нам, а он, может быть, как-то поможет тебе.


Задание «Проклятая душа Карулла» выполнено.

Вами получен Осколок души Темного Мастера Карулла.


Вот ни хрена себе поворот! А я-то совсем забыл о задании, которое получил сразу после того, как надел на палец кольцо. Да и не было причины держать его в голове. Если раньше можно было надеяться, что квест как-то поможет избавиться от кольца, то сейчас-то я этого делать не собираюсь. Так что вполне понятно, почему он не закрепился в памяти. Хорошо хоть, не отказался, а то вон оно как обернулось.

Впрочем, ещё не ясно, что это за награда. В Арконе любому дареному коню в зубы лучше все-таки заглянуть.

Я сфокусировал взгляд на предмете и едва сдержался, чтобы не заорать в голос…


Осколок души Темного Мастера Карулла.

Зачарование.

Требуется: кольцо Объятья Истинной Тьмы [Проклятое].

Условия: нет.

Накладывает на кольцо один дополнительный параметр:

Любой (на выбор) навык класса «Некромант» с возможностью развития.

Применение: использовать на кольце.


Навык некроманта на выбор! Да ещё с возможностью прокачки! И это все бонусом на артефакт!!! Да такое кольцо будет стоить дороже американского авианосца! Блин… А я Туккарда идиотом считал… А он-то, оказывается, вполне нормальный мужик!

– Спасибо! – придержав бьющие через край эмоции, сдержанно кивнул я, забрал подарок и убрал, от греха, в сумку. Затем посмотрел на сидящих напротив людей и резюмировал: – Вроде все? Тогда я, пожалуй, пойду. У меня своя головная боль, у вас своя. Счастливо оставаться.

Я поднялся из-за стола, крепко пожал руку Карту, кивнул на прощанье Туккарду и не торопясь пошёл на выход.

На улице накинул на голову капюшон, полной грудью вдохнул свежий, пахнущий влагой воздух и наконец-то позволил себе широко улыбнуться! Вот ведь правду говорят, что дуракам и нубам везёт… Забыть о квесте и вспомнить о нем только по факту… А ещё новый навык… Он, конечно, жесть ещё та, но мне сейчас стало гораздо спокойнее. Теперь-то и подохнуть не страшно. Ведь ни одной твари после моей смерти ничего не обломится. Ну а Тьма, получив усиление, думаю, и сама со всеми уродами разберется…

В городе тем временем медленно наступал вечер. Усталое солнце спустилось по небосклону и, укутавшись в оранжево-красные облака над Западной стеной, протянуло по улицам зыбкие тени. Дующий со стороны великой реки ветер пах водорослями, прохладной водой и дымом рыбацких коптилен. Мелкие лавки постепенно сворачивали дневную торговлю, гостеприимно распахивали двери трактиры, от главной площади доносилась веселая звонкая музыка.

В Вайдарре праздники случаются часто. В такие дни улицы пустеют и весь народ стекается в центр. Местные слушают музыку, смотрят представление и как дети радуются нехитрым магическим фокусам навроде тех, что показывал хоббитам Гэндальф. Игроки сдают социальные квесты, которые берегли до праздника, и получают двойной бонус к репутации, а у таких, как я, есть хорошая возможность прогуляться по чужим карманам. И все довольны, ну да…

Выйдя из ворот трактира на улицу, я подозвал к себе проходящего мимо лоточника и скупил у него все оставшиеся пироги. У дроу таких купить, к сожалению, невозможно, а я к ним привык за четыре-то года игры. Вообще, всем нормальным людям пироги пекут бабушки, но что делать, если у меня не было ни одной? Вот в игре и наверстываю упущенное…

Фонари не зажгли, и на улицах города царило относительное безлюдье. Местные почему-то любят гулять именно под фонарями, но сегодня все ринутся тусоваться на площади, а гулять если и пойдут, то только после того, как все там закончится.

Ладно, праздник у них, а не у меня. У дроу вообще праздников не бывает как таковых – только память о произошедших войнах и катаклизмах.

Я вздохнул, задержал взгляд на белых стенах королевской цитадели, откусил кусок от теплого рыбного пирога и не торопясь пошел к Южным городским воротам.

Глава 15

Слишком уж много информации сегодня свалилось мне на голову, и по дороге нужно ее рассортировать. Но для начала неплохо бы восстановить всю цепочку событий.

Итак, все началось со встречи Аркама с Неприкаянным, которого, как выяснилось, зовут Дан-У. Подозреваю, что Аркам, идя на эту встречу, преследовал чисто научный интерес, но вот у Владыки из Океана Мрака имелась конкретная цель – распространить своё влияние на Карн. Для того чтобы её осуществить, ему требовалось максимально ослабить своих противников. Ну, или попытаться их обмануть. Что он, собственно, и сделал. Ведь бог Мудрости поначалу поверил Неприкаянному. Аркам написал часть своего дневника, смог впустить в себя Тьму. Он даже попытался взять Первостихию под контроль, но это ему уже обломилось. Сообразив, что его продинамили, и будучи злым на непокорную стихию, Аркам вступил в сговор с Дан-У, и, скорее всего, за это его и возненавидела Мать.

Мудрость всегда стоит выше коварства, и Аркаму удалось скормить «сказку о могуществе» своей ученице. Та бежала в Антруму с частью его дневника и развила там бурную деятельность.

Дальше интереснее… Аркам попытался устранить Мирта, но тут его мудрость дала сбой. Мирт грохнул ублюдка, запечатал его тело в гробнице, и приключения Аркама закончились.

Другое дело – его ученица. Ллос махнула жизни пятерых Темных богов на кусочек Первостихии и, построив накопитель, стала ждать того счастливого момента, когда она наконец станет Владычицей Тьмы и Морской Царицей одновременно. Не морской, понятно, а океанической, но со сказкой Пушкина аналогии прослеживаются все равно. Умным человеком был наш Александр Сергеевич.

Произошедшее в игре обновление резко ускорило процесс накопления Грязной Тьмы, но тут появился я и слегка подкорректировал происходящее.

Впрочем, этому Дан-У нельзя не отдать должное… Свет обманут, Тьма – максимально ослаблена, Мрак уже захватил Антруму, и сейчас существуют только три возможных финала.

Самый лучший – это тот, в котором у меня получается уничтожить статую. Там ещё дальше выжившие дроу с моей помощью выметают весь расползшийся по Антруме Мрак, а в конце я ухожу в Закат… в смысле – сваливаю в Винету качаться.

Второй финал не так интересен. Там я погибаю, не успев использовать полученный навык, Мрак получает контроль над Тьмой, и миру наступает gameover… То же самое произойдет, если я плюну на квест и не пойду разрушать статую. Тьма ослаблена, и у неё никак не получится объединиться со Светом, который сейчас, к тому же, ещё и непонятно чем занят.

И, наконец, есть третий финал, в котором я умираю, но успеваю нажать красную кнопку.

В этом случае Мраку, скорее всего, не удастся захватить Карн, но тут как раз и зарыты самые большие проблемы. Тьме ведь ничего не стоит подстроить ситуацию, в которой мне придется использовать навык. Да, я думаю о ней как о матери, но кем считает меня она? Временный носитель, возможность вернуть прежнюю силу или… или все-таки сын? Да, возможно, сама она разрушить накопитель не сможет, но так ли это ей нужно? Ведь моя «правильная» смерть даст Тьме гарантированное усиление, и… Настоящая мать когда-то променяла меня на наркоту, а сила – это тот же наркотик. История повторяется? Не знаю, но это уже точно станет концом всего. Ведь в Арконе дед Семён не заберёт меня из детского дома….

Я вздохнул, закинул остатки пирога в рот, отряхнул руки от крошек и задумчиво посмотрел на спины идущего впереди патруля. Да, я, конечно, поберегусь, но такое предательство станет для меня последней каплей. С другой стороны, сколько уже было этих предательств? Должен же когда-то наступить им конец…

При приближении к воротам народа на улице стало заметно меньше. Шесть мужчин в рабочих одеждах о чем-то разговаривали возле трактира, торцом выходящего на привратную площадь, две женщины красили фасад дома напротив, молодой парень стоял с лотком сладостей на другой стороне дороги, шаталось с десяток праздных прохожих, и патруль из четырех человек шел впереди.

Так бывает в небольших городах в дни футбольных матчей, или когда туда приезжают какие-нибудь известные группы. Только Вайдарра – не провинциальный городок, и для нее такая ситуация необычна. Что же у них сегодня за праздник такой, из-за которого улицы настолько опустели? День рождения Мирта? Или, может быть, Лиана собралась станцевать на площади стриптиз? Впрочем, пофигу на все эти праздники, тут и так голова от забот пухнет.

Не, так-то ситуация вроде понятна. Система гонит меня в Антруму, и никаких других вариантов не рассматривается. Шаг влево, шаг вправо – потеря персонажа, в Антруме тоже можно погибнуть, но там хотя бы есть шанс выжить.

Помнится, Фродо во что бы то ни стало нужно было попасть в Мордор… Почти как и мне… И даже колечко похожее есть. С новым энчантом оно станет не хуже того, что было у хоббита. Только вот энчант я приберегу до той поры, пока Система не произведёт меня в рыцари-лейтенанты. Ведь к навыку скниги, лежащей у меня в хранилище, можно подобрать в связку какой-нибудь легендарный навык Некромантии. Впрочем, все это лирика, а в целом – планы остались без изменений: Храм Саты в Сазе, Нид Гаал, а потом Антрума. Только вперед, только хардкор[13], и никаких шагов вправо-влево.

К слову, Ллос я теперь, скорее всего, не нужен. Подозреваю, что богиня и сама не рада, что затеяла все эти игры в могущество. ЧСВ у этой подруги сейчас, наверное, ниже плинтуса. Ну ещё бы – сначала её кинул Аркам, а теперь она, как дура, тащит в мир очередное чудовище и, вероятнее всего, ничего с этим поделать не может. Что это вообще за хрен такой – Владыка Дан-У? Влыдыка чего? Всего Океана или, может быть, какого-нибудь залива? И что вообще такое – Океан Мрака? Наверное, пока не доберусь – не узнаю, но, как бы то ни было, Дан-У, даже не воплотившись, может рассылать по миру чудовищ. И чтобы не попасть под раздачу, мне нужно держаться особенно аккуратно и обходить по возможности всех этих чудовищ стороной.

С этими мыслями я вышел на привратную площадь и вдруг почувствовал себя неуютно. Наверное, то же самое испытывает крадущийся в темноте вор, на которого вдруг падает свет десятка прожекторов.

Площадь была практически пуста. На территории в десять тысяч квадратов находилось не больше пятидесяти человек.

Те шестеро мужиков у трактира, две женщины-маляра, четыре кровельщика на крышах, пятнадцать крестьян возле четырёх телег в полусотне метров прямо по курсу и пара десятков солдат у ворот.

Полоски ХП скрыты у всех, кроме солдат, но и у тех одни только имена. Именно так бывает, когда на людей вешают особую маскировку. Такое может заметить только игрок, но тот, кто это организовал, видимо, не знал, что я из пришлых. И не только это… Рожа одного из крестьян подозрительно напоминает физиономию Ганса Травела – главного дознавателя храма Мирта. Они ведь не в курсе, что я жил в Вайдарре целых четыре года и знаю всех этих типов в лицо.

Черт! Я остановился, призвал Юлю и, кинув взгляд на дорогу, по которой шёл, сделал вид, что поправляю подпругу. И тут дерьмо! Солдаты, что пару минут назад шли впереди меня, повернули во двор, но из того же проулка на дорогу выехал целый отряд. Двенадцать рыцарей – четырехсотые уровни и по двадцать миллионов ХП у каждого – не скрываясь перекрыли дорогу. Солдаты на воротах практически ничем не уступают этим рыцарям, и это еще один косяк организаторов засады: раньше в караул таких монстров не ставили. Сами ворота открыты, но кто-то разогнал или перенаправил въезжающих в город людей, и дорога свободна. Как будто свободна… Суки! Меня опять кто-то предал! И счёт уже, по ходу, идет на секунды…

Обрадованная своим появлением Юля тихонько заржала и, вывернув по-гусиному шею, лизнула меня в правую щеку. Самое время для нежностей, ага… но ситуация грустная. Меня провели, как последнего нуба! Задумался на ходу… Блин!. Этим-то уродам ничего не стоило организовать в городе праздник, а это место выбрано, чтобы не пострадал никто из гражданских. Храмовники стараются блюсти своё реноме. Интересно, что бы они все делали, если бы я отправился в центр, но самое интересное: кто все-таки меня сдал? Туккард? Карт? Или сама Тьма?.. Карт – вряд ли: двадцать миллионов ХП – для меня ерунда. Если бы сдал меня он, Храм прислал бы кого посерьезнее. Так Туккард или… Не знаю… но выхода сейчас только два: назад по дороге или попытаться прорваться из города.

По крышам с привратной площади не уйти – я это знаю прекрасно. В городе с Меткой далеко не убежишь, а её на меня гарантированно повесит один из сидящих наверху мужиков. Инвиз не поможет. Уровень лучших храмовых стрелков выше четырехсотого, и все они способны видеть сквозь тени. Значит, прорываемся через ворота!

– Хорошая девочка, хорошая! – я похлопал Юлю по шее, вытер рукавом лицо и быстро выпил огромный эликсир дневного зрения. Не хватало, чтобы эти уроды ослепили меня своей магией. Вроде все…

Понимая, что стою уже больше минуты, я быстро призвал Шона, позволил ему себя укусить и, потрепав пса за холку, пошёл к воротам, ведя за собой лошадь и мысленно считая расстояние до переодетых «крестьян».


Сорок метров…


Как отличить настоящего соглядатая от нуба? Настоящий будет вести себя соответственно той роли, которую начал играть.


Тридцать восемь…


Эпик фейл, господа паладины… Чтобы никто из пятнадцати крестьян не заметил бредущего к ним рыцаря в плаще с накинутым на голову капюшоном и не обратил внимания на его «убогую» лошадь? Ну-ну…


Тридцать пять…


Они видят только мое здоровье, но знать не могут, что я – стеклянная пушка. С удара я сейчас выношу шесть-семь миллионов. Аура Шона, скидывая в минус резисты, увеличит это значение процентов на шестьдесят, а по последователям Света урон пройдет двукратный. Двадцать-двадцать пять миллионов на выходе… Все, кроме Ганса Травела, мне на один удар, только убивать я никого из них не хочу. Да и не справиться мне одному с такой оравой.


Тридцать три…


Значит, в цель беру командира. У него, как у Туккарда – под миллиард ХП, и небольшую потерю здоровья он, думаю, переживет. Пятнадцатый Порыв гарантированно оглушит всех «крестьян» в радиусе семи метров, дальшеСпринт до ворот. Под Тенью Тьмы пробежать сквозь солдат, потом Невидимость – и до свидания, Вайдарра. Ауры лучше включить. Если что-то пойдет не так – без них мне придется несладко.


Тридцать один…


Все пятнадцать «крестьян» вдруг разошлись в разные стороны, в их руках появились оружие и щиты. Фигуры на мгновение подернулись рябью, и закатное солнце бликами отразилось от начищенного мифрила доспехов. Ну да… Сюрприз…

Бросив повод Юли так, чтобы лошадь стояла на дороге предполагаемой атаки конных рыцарей, я резко обернулся и нажал кнопку Призыва, обозначив область появления умертвий рядом с мужиками возле трактира. Секунд десять они мне выиграть помогут, ну а дальше – как решит Сата…

Заметив появившуюся из воздуха нежить, главный дознаватель вскинул над головой скипетр, но за мгновение до этого я скомандовал в канал: «Бой!» – и, врубив обе ауры, выбрал дознавателя в качестве цели.

Порыв!

Прыгнули навстречу фигуры изготовившихся к бою рыцарей, резкий порыв ветра сорвал с головы капюшон, и лезвие выхваченного из сумки меча с глухим звуком ударило Травела в наплеч, скинув разом два процента ХП. Все пятнадцать человек одновременно замерли в стане, и я, сбив одного из них плечом, врубил Спринт и рванул к городским воротам. Супер!

Мгновением позже фигуры оглушенных храмовых бойцов вспыхнули яркими Щитами Веры – у паладинов-НПС контроль можно снять только так, но пофигу – меня им уже не догнать.

За спиной с площади донеслись крики людей и звонкие удары железа. Громко ржали лошади, солдаты у ворот, видя происходящее, скинули в руки щиты и изготовились к бою, выставив вперед наконечники копий.

Голос Итана в канале звучал, как всегда, холодно и отстраненно, но я и без эмоций знал, что умертвиям долго не продержаться даже при всем их нереальном мастерстве. С той стороны такие же мастера, и преимущество у них подавляющее. Скелетов я, конечно же, всех потеряю. Вынужденная жертва, но без нее никак. Чтобы прыгнуть в Невидимость, нужно отбежать от города метров на сто, и конный мог бы меня догнать… Тупые уроды и тупое бессилие! Ведь все эти люди сейчас играют на стороне Мрака, а я им этого объяснить не могу. Сорок метров до ворот… тридцать пять…

Ударившая в плечо стрела болью отозвалась во всем теле, ХП слетело на треть, боевой лог тут же сообщил о парализации! Сука! Не сообразил, что на надвратной башне замаскировались стрелки. Десять человек поднялись во весь рост и устроили гребаный тир.

Быстро скинув кольцом парализ, я попытался заюзать Зеркало, но не успел: меня сбил на землю ударивший в грудь стальной наконечник.

Рядом по брусчатке глухо забарабанили стрелы второго залпа, сбоку яростно зарычал Шон. Неожиданно чужая сила дернула меня назад, мелькнул перед глазами оскал закатного солнца, и я мгновенно оказался в толпе оставленных за спиной паладинов. Черт! Откуда у них эта способность?!

Удар меча в бок плеснул в глаза красные сполохи, тело скрутила острая боль, и я, уже на грани обморока, все-таки успел нажать нужную кнопку. Зеркало!

Суки! Сокрушение – острием клинка в бедро замахнувшегося мечом паладина, Казнь! – обратным движением в бок второму. Вскочить на ноги, рубящим в плечо третьему! Реген с кольца и Благословение Шеры полностью восстановили ХП, но остановиться уже нельзя. Сознание затянула холодная черная ненависть.

Твари! Я ведь никого не хотел убивать! Отрубленная рука еще падала на землю вместе с удивленным хозяином, кровь фонтанировала из разрубленного плеча, а я уже опрокинул на подшаге четвертого и, ударом сапога в колено оттолкнув пятого, ткнул острием меча в бородатую морду их командира. На, урод! Ты хотел этого?!

Атаки паладинов в Зеркало ощущались как удары теннисных мячей. Объятые черным пламенем фигуры противников толпились вокруг, бессильно взмахивая мечами и молотами, скидывая свое ежесекундно тающее ХП. Рядом пылали крестьянские телеги, истошно ржали умирающие лошади. Сокрушение! Казнь! Воинов храма заберет аура, а я кончу их командира! Убью и умру сам…

Одна за другой гасли иконки моих бойцов, но Итан с ребятами продолжал держать на себе рыцарей. Сокрушение! Казнь! Двое паладинов споткнулись о воздух и упали в черное пламя, меч вывалился из руки третьего, четвертый, промахнувшись, нанес удар в бок своему товарищу. Аура Юли сюда достает, и кобыла как может помогает своему хозяину. Сокрушение! Казнь! Тень Тьмы! Вот теперь ты сдохнешь, ублюдок!

– Прочь! Все прочь! – заорал Травел своим бойцам. – Быстро! Из Тьмы! – скипетр паладина пролетел сверху сквозь мое тело, а ответный удар критом сбросил ему еще девять процентов ХП. Успею, я должен успеть…

Повинуясь приказу, паладины бросились в разные стороны, аура критами забрала еще троих, и на этом мои успехи закончились.

Пятеро вырвавшихся из пламени латников вскинули руки, и в глазах зарябило от света лечебных заклинаний. Здоровье дознавателя полностью восстановилось, и я, понимая, что мне его уже не убить, резко отпрыгнул в сторону и нанес два хлестких удара, стараясь забрать с собой как можно больше противников. Чавкающий звук врубающегося в плоть меча прозвучал для меня прощальным аккордом. Два срубленных перед смертью врага тяжело завалились на брусчатку, в лицо и грудь фонтаном брызнула кровь, а сзади раздался громкий топот копыт.

Всё… Скелеты погибли, и рыцари бросились на помощь своим товарищам. Удар пики – это не больно. Сразу – темно, и сразу – к камню привязки. Не глядя в сторону своей смерти, я кинул на плечо меч, издевательски усмехнулся в лицо идущего ко мне дознавателя и, сплюнув попавшую в рот кровь, процедил:

– Ты дурак, Ганс! Ты и твой тупорылый бог!

– Всем стоять на местах! Оружие опустить! – заорал кто-то от входа на площадь. Этот яростный крик, словно налетевший ураган, мгновенно смел всю решимость с лиц выживших паладинов и заставил их побледнеть. Лучники на стене мгновенно опустили оружие, солдаты на воротах убрали за спину щиты. Даже две полуистлевшие, но каким-то чудом уцелевшие телеги, словно испугавшись этого крика, закачались и развалились окончательно, сухо застучав по камню обломками.

В следующую секунду из-за спины вылетел всадник на огромном черном жеребце. Обдав меня тяжелым запахом пота, конь всхрапнул, вывернул голову и пошел боком, едва не врезавшись в дознавателя.

– Идиот! – наклонившись в седле, проревел Туккард моему недавнему противнику. – Кто?! Кто разрешил тебе задерживать этого Темного?! Кто отдал этот приказ?! Ты забыл, о чем мы с тобой говорили?!

Тяжело дыша, командор оглядел трупы людей на площади, лицо его перекосилось от гнева и боли. Он еще некоторое время смотрел, затем опустил голову и тихо, сквозь зубы, произнес:

– Ты же понимаешь, что это трибунал, Ганс?

Сказать, что я был ошарашен – это не сказать ничего. Мне казалось, что вся эта движуха затеяна именно Туккардом, но получается, что это не так! Они даже говорили насчет меня! Интересно, чем теперь все закончится? Гибель паладинов мне не простят, но и убивать, надеюсь, не станут. Вздохнув, я посмотрел на лица своих недавних противников, и тут на площади началось странное…

Травел, который так и не произнес ни единого слова, вдруг вздрогнул и немного увеличился в размерах. Фигура паладина подернулась рябью, и на месте главного дознавателя храма появился тот, кому этот храм был посвящён.

Одновременно с этим все вокруг замерли: солдаты у ворот, лучники, уцелевшие паладины… Как тогда, перед Кин Марадом – словно кто-то нажал на паузу. Заклятье не коснулось только меня и Туккарда. Одновременно с этим на надвратной башне появилась босая девушка в развевающихся белых одеждах. Она встала на самом краю стены перед застывшими лучниками и замерла, высоко подняв подбородок и чуть разведя в стороны руки. Вот и Хранители Вайдарры пожаловали… Мирт и Лиана… И оба по мою скромную душу…

Захлебываясь, зарычал у ног Шон, конь под командором захрипел и попятился.

– С тобой потом, – холодно произнёс бог, махнул рукой в сторону паладина, и тот исчез. Вместе с конем. Словно его и не было…

«Ну вот и все… Теперь уже точно не выкрутиться», – отстранённо подумал я и, наклонившись, успокаивающе похлопал своего пса. Они не должны были здесь появиться. Ведь это прямое нарушение правил игры, но, видимо, после обновления богам людей плевать на какие-то правила.

– И чем обязан такому визиту? – разогнувшись, я криво усмехнулся и посмотрел Мирту в глаза. – Неужели вы со своей подругой прозрели и поняли наконец, что пора остановить Мрак? Или ты пришёл отомстить за то, что я не дал себя убить? Или за тех ослов из одноимённой деревни?

Внешне он походил на генерала Максимуса из фильма далекого детства. Короткая стрижка, аккуратная борода, тяжелая челюсть, доспехи и белый с алым подбоем плащ. В правой руке верховный бог Света сжимал короткий боевой посох.

– Ты ошибаешься, Темный, – в ответ на мою тираду холодно произнёс Мирт. – Как ты думаешь, кто в правильном месте разорвал тот дневник, страницы которого ты читал час назад? Кто подсунул эти части ученикам Мертвого бога? Неужели ты решил, что свихнувшийся Аркам захотел вдруг помочь Неприкаянному?

Слова бога эхом прозвучали в ушах, и в первые мгновения я не понял, что он говорит и зачем, но когда до меня, наконец, дошло, правда обрушилась на голову снежной лавиной.

– Тварь! – презрительно поморщившись, прошептал я и крепче сжал рукоять лежащего на плече меча. – Так вот почему ты сидишь и не дергаешься. И после этого называешься Светлым богом? Да ты хуже той Грязи, которая наводнила мою страну.

– Ты же внимательно прочитал вторую часть дневника и знаешь теперь, как отпустить стихию на волю? – пропустив оскорбления мимо ушей, так же холодно поинтересовался Мирт. – Ты сделаешь это здесь и сейчас. И не заставляй меня тебе помогать и делать то, что делала с тобой ученица Аркама.

– Тебе-то это зачем? – внутренне похолодев, нахмурился я, судорожно пытаясь сообразить, на хрена ему это нужно.

Ведь Мирт не шутит, но выпустить Тьму для меня означает смерть! Вот прямо сейчас, на этом самом месте. Но зачем богу Света усиление Тьмы?! Неужели мои догадки верны, и Мать тут как-то замешана? Он в тысячу раз быстрее и сильнее. У меня даже убить себя не получится! Сука! Я не хочу умирать!

– Ты разве не хочешь помочь своей стране? – одними губами улыбнулся Мирт. – Думаю, потеряв тебя, Тьма сразу сцепится с Мраком, ну а я понаблюдаю со стороны – чем у них все закончится. Ну же, Темный, не заставляй меня ждать…

Глава 16

Ну да, понятно… Кому, как не Мирту и его стихии, выгодно ослабление Тьмы. Шиката говорила, что Светлые играют не по правилам, но тут правила никто не нарушал – просто кого-то обвели вокруг пальца.

Пять богов погибли из-за тоненького дневника, вовремя подсунутого дуре, алчущей власти. Мать уже тогда получила тяжёлый удар, и баланс сместился в сторону Света. Сейчас он на время восстановится, но в битве с Мраком неизбежны потери, и Свет опять окажется в выигрыше. Так случится, если этот урод добьётся желаемого…

Я вздохнул, поднял взгляд и задержал его на маленькой фигурке богини Искусств. Интересно, она-то тут на хрена? Тоже во всем этом участвует? Скорее всего… Праздник, на который сбежался весь город, могла организовать только богиня. Суки! Даже если я выдержу пытки, меня убьёт проклятие хозяина Лимба, и никакую статую я уже не разрушу. Партия проиграна? Так, может быть, тогда и не мучиться? Но маме надо, чтобы я обязательно разрушил эту чёртову статую… Или нет? А если это она как-то заморочила голову Мирту для того, чтобы он вынудил меня «правильно» умереть? В этом ведь так легко себя убедить… Убедить и нажать кнопку… Только если это не так, я её подведу. Предам… Как предала меня настоящая мать. Ведь так просто поверить в предательство, но… я этого делать не буду.

Кулдаун на кольце откатился, навык будет доступен через минуту, Щит богини Справедливости – в запасе. Нужно как-то разорвать дистанцию метров до ста, уйти в Инвиз, и пусть меня ищут… Уйти от бога? Ну да… Попробуем…

– Нет, – я посмотрел в льдистые глаза верховного бога людей и отрицательно покачал головой. – Я не буду этого делать, и ты, урод, меня не заставишь…

В следующую секунду горло стиснула невидимая удавка, тело оторвалось от земли, перед глазами поплыли розовые круги. Шон, видя, что происходит с хозяином, яростно взревел и прыгнул на Мирта, но небрежный удар посоха отбросил пса в сторону. Пролетев несколько метров по воздуху, фамильяр рухнул на брусчатку, взвизгнул, вскочил на ноги и снова бросился в атаку. Спасибо, друг, но все пока под контролем.

– Назад! – скомандовал я, избавился от удавки кольцом и, упав на камни, Порывом ушёл в одного из рыцарей у входа на площадь.

Бога обмануть не удалось. В паре метров от цели я влетел в какую-то упругую сеть, а спустя мгновение тело рванули острые крючья. Сука! Боль была такая, что я не смог даже заорать. Невидимая сила рывками потащила вверх. Перед глазами мелькнули коричневые крыши домов, застывшие внизу фигуры рыцарей и коней, большой флюгер в виде расправившего крылья дракона и верхний край багрового солнца. С каждым рывком тело рвали все новые и новые крючья. Это продолжалось целую вечность, но вдруг боль внезапно прошла, и я понял, что все еще болтаюсь над площадью. Ногами вниз, головой вверх, лицом к своему мучителю.

Мокрый насквозь, как после марш-броска с полной выкладкой, тело ватное, в суставы словно залили свинца. Метров пять до земли, подо мной все те же паладины и кони, кости моих скелетов и трупы убитых ими людей. Шон задрал голову и смотрит на хозяина, Юля стоит там, где я ее оставил. Обычная лошадь давно бы ушла…

– У меня много времени, – спокойным голосомпроизнёс Мирт, и его слова эхом раскатились по площади. – Если ты не передумал, мы продолжим…

– Тварь… – прохрипел я и внутренне сжался, ожидая очередного приступа боли, но в этот момент вдруг сильно задрожала земля. Это ощутил даже я, болтаясь в пяти метрах над площадью. Громко задребезжали стекла ближайших домов, на крышах затряслась черепица.

Лиана, видимо, задолбавшись изображать статую, спрыгнула со стены и в ярко-серебристой вспышке обратилась семиметровой девой-воительницей в блестящем латном доспехе и коринфском шлеме с ярко-алым плюмажем. В руках богини появились круглый щит и короткий меч с клинком, окутанным белым пламенем. Женщина быстро огляделась по сторонам и что-то прокричала в спину Мирту. Тот с сомнением посмотрел на меня, затем себе под ноги и, видимо, придя к какому-то решению, выбросил вперёд правую руку.

Тень Тьмы я использовал на автомате, поскольку ничего, кроме смерти, такой жест означать не мог. Черт! Как же не вовремя включаются эти рефлексы….

Рухнув с пятиметровой высоты и ощутимо приложившись коленом, я вскочил на ноги и понял, что бежать не могу. Ноги не слушались, тело превратилось в бесформенный мешок муки, а проклятая земля дрожала так, что у меня с трудом получалось сохранить равновесие.

– Сука! – прошептал я, с ненавистью глядя на своего мучителя.

Раздосадованный бог ткнул в мою сторону концом посоха, и все вокруг затопило белое пламя. Заклинание смело рыцарей, мгновенно испепелило десяток выходящих на площадь домов, и, не будь Неуязвимости, я бы точно ослеп окончательно, но…

Землю тряхнуло сильней, брызнули осколками стекла в уцелевших домах, с крыш с треском посыпалась черепица. Весело загавкал Шон, Юля повернулась и побежала ко мне, а в голове знакомый голос пророкотал: «Держись, брат! Мы идём!»

В следующую секунду Мирт запоздало вскинул над головой посох, фигура Лианы полыхнула радужным щитом, и… начался Армагеддон!

Два чудовищных удара снизу подкинули обоих богов высоко над городом. Земля разверзлась, и из проломов выстрелили гигантские фонтаны Тьмы.

Площадь мгновенно превратилась в действующий вулкан. Выброшенные вверх камни, подобно артиллерийскому залпу, накрыли близлежащие дома, с треском пробивая крыши, ломая стены и круша перекрытия. Двадцатиметровая надвратная башня сложилась, как карточный домик, похоронив под завалом солдат, а в системный лог побежали алые строки:


Внимание всем игрокам и кланам! Столица Эрантии Вайдарра находится под атакой Темных Богов! Мирт и Лиана встали на защиту города! Уровень опасности: максимальный.


Из чёрных клубов высоко в небе вырвались три крылатые тени и атаковали Светлых богов. Упавшую на город ночь прорезали ярчайшие вспышки, над площадью переплелись угольно-чёрные жгуты, и на землю посыпался пепел.

Я потрепал по загривку развеселившегося пса и обнял за шею подбежавшую Юлю. Отсюда было не разобрать, что творится там, наверху, но я все равно стоял, задрав голову, и смотрел, чувствуя, как по щекам текут холодные слёзы.

Они все-таки пришли, как и обещали тогда… Никто меня не предавал… Прости, мама, что усомнился…

Тогда, прощаясь, Орхен сказал, что Тьма во мне послужит им ориентиром. Мать была уверена, что Мирт обязательно меня найдет, и разыграла свою собственную партию. Хреново, конечно, что мне во всем этом отведена роль статиста, но я все равно не в обиде. Главное, что они пришли и помогли…

«Уходи, брат! Быстро! – снова прозвучало у меня в голове. – Сейчас сюда слетятся все Светлые этого плана. Уходи и закончи то, что начал!»

– Да, – я покивал в пустоту, быстро отпустил питомцев и, вытерев рукавом лицо, пошел к разрушенной башне.

На Юле, к сожалению, ехать было нельзя – у лошади нет иммунитета к моей стихии.

Вокруг все гремело и грохотало. Гигантские фонтаны Тьмы били из трех проломов в земле и падали вниз в виде сухого черного пепла. Жуткое проявление мощи Первостихии, но рядом с ней я почувствовал себя превосходно. Если кто-то стоял возле водопада в жаркий солнечный день, то ощущения примерно похожи. Наверное, я и правда уже ни разу не человек и даже не дроу… Ведь вряд ли кому-то может понравиться такое безумие, но я шел по мягкому ковру пепла среди ревущих фонтанов и ловил себя на мысли, что не хочу уходить. Хотелось подойти ближе, коснуться черной стены, упасть внутрь и… Возможно, когда-нибудь так и случится, но сейчас нужно идти…

Несмотря на то что вокруг стояла непроглядная ночь, я без проблем дошел до разрушенной башни, перебрался через завал и, уйдя в инвиз, быстро побежал прочь. Здоровье окончательно пришло в норму. Во всем теле чувствовалась небывалая легкость, поэтому бежалось легко. Как на утренней пробежке по городскому парку.

Где-то высоко в небе продолжалась битва богов, но сюда доносились лишь ее отголоски. По-прежнему дрожала земля, небо прорезали яркие вспышки, а городская округа на сотню метров от стен превратилась в мертвую черную пустошь. Тут было заметно светлее, и впереди на перекрестке я разглядел небольшой отряд латников. Десять солдат отважно стояли на дороге и, задрав головы, пытались что-то разглядеть наверху.

Это они не пускали в город людей, направляя всех по объездному пути во время операции по моему захвату. Единственные выжившие… Ну и пусть – мне не жалко.

Свернув с дороги, я по диагонали перебежал небольшое поле и направился в сторону фруктовых садов. Пепел под ногами, конечно, демаскировал, но в такой темноте люди меня заметить не смогут. На участке стены за спиной никого уже не осталось, а «просветы», если и были, то их все равно уничтожило вместе с башней.

Никого больше не встретив, я выбрался на свободное от пепла пространство, последний раз посмотрел на город и порталом ушел к Серому озеру.

* * *

Озеро встретило меня мелким дождем. Вечер дохнул в лицо запахами влажной хвои и гнилых водорослей. Метрах в пятидесяти справа раздавались громкие удары топоров. Все так же, как и когда я впервые здесь появился. Словно вернулся на пару дней в прошлое.

Земля не дрожала. Битва над городом звучала тут, как уходящая на север гроза или далекая артиллерийская канонада.

С начала боя прошло тридцать семь с половиной минут, и Личина пока что не откатилась. Интересно, сколько нужно времени Свету, чтобы среагировать и прислать помощь? И что в итоге будет с Вайдаррой? Мне плевать на людей, но я не хотел бы, чтобы погибли мои знакомые. Майк с женой и детьми, Карт, Туккард и даже трактирщик Сид. Да и город пусть стоит – за четыре года я к нему привязался.

Ладно, время не ждет… Я оглядел стоящие впереди сосны, обошел семейку ярко-рыжих грибов и, уйдя в инвиз, направился к дороге.


Внимание! Вы обратили на себя внимание Высшего Существа. Богиня Искусств Лиана Вас ненавидит.


Внимание игрокам и кланам! Атака Темных богов на Вайдарру отбита. Прорыв Тьмы ликвидирован!


Внимание всем!

Свет понес тяжелую утрату. Бог Мудрости и Воинской Чести Мирт погиб в битве с богами Серых Пределов.

Все храмы, посвященные Мирту, переименованы в храмы Мертвого бога до той поры, пока кто-то из Светлых богов не примет на себя бремя Мудрости и Воинской Чести.


«Шах и мат, сука! – зло усмехнулся я, как только до меня дошел смысл выскочившего перед глазами системного сообщения. – Слишком много на себя взял и слишком многим успел нагадить!»

Наверное, это лучшая новость за последнее время! Я остановился и, опершись рукой на сосну, задрал голову к небу. Широко улыбнулся. Убийц Светлого бога там, понятно, уже нет, но все равно, мужики, огромное вам человеческое спасибо. Меня теперь вряд ли кто-то серьезно возьмется преследовать. Паладинам и инквизиторам ещё долго зализывать раны и расхлебывать последствия гибели их кумира. Ну а на эту курицу мне плевать! Пусть себе ненавидит. Скоморохи и скрипачи – такие себе враги…

Судя по непрекращающемуся стуку топоров и веселым переругиваниям возле воды, известие о смерти бога никого тут особо не впечатлило. Да и что такое смерть какого-то незнакомого непися, даже если он десять раз бог? Рыба бы ловилась – и ладно.

Дорога на Шанаму была практически пуста. Пара припозднившихся крестьянских телег с хмурыми мужиками на козлах, пятеро игроков-охотников. Какой-то мутный тип из местных в драном колпаке вёл в поводу осла в сторону города.

Игроки прошли мимо меня, бойко жестикулируя и громко обсуждая произошедшее побоище. Как я понял, с охотой у этих товарищей не задалось, и они решили прогуляться до столицы посмотреть, что там на самом деле произошло. Вдруг да удастся поживиться чем-то хорошим.

Ну, труп бога они первыми, конечно, вряд ли отыщут – там таких желающих сейчас половина Вайдарры, но пепла и камней определенно хватит на всех. По карманам распихать и по сумкам, если останется.

Кинув на себя Личину, я вышел на дорогу и, вытащив из сумки один из купленных в городе пирогов, пошёл следом за этими ребятами, на ходу читая мировой чат.

После обновления информация в него шла дозированно, но даже так любой бы понял, что столица Эрантии уцелела. Сотня разрушенных домов, три сторожевые башни и сто пятьдесят метров стены с прилегающей площадью – ничто для такого огромного города. Выходит, Стражам Серых Пределов и дела нет до самой Вайдарры, а помимо помощи мне они преследовали еще одну конкретную цель – отомстить? Но тогда…

Пришедшая в голову мысль заставила меня застыть на дороге, тупо уставившись перед собой. Блин! Но ведь я никакой не статист! Ведь такие города, как Вайдарра, всегда прикрыты силой богов. Такая защита создается не один год, и другим богам преодолеть ее практически невозможно. На своей территории Мирт с Лианой должны были легко отбиться от десятка Стражей, но сегодня защита оказалась бессильна.

Тьма – во мне, и я пронес ее внутрь города. Мирт с Лианой, разумеется, это почувствовали и сделали свой ход. Одна согнала жителей на концерт, другой организовал засаду.

Но никто из них не знал, что та Тьма, что во мне, может послужить маяком. А этот урод еще и пытался меня добить и потерял тем самым драгоценные секунды в момент атаки. Да, меня использовали вслепую, но в смерти Мирта есть и моя немалая заслуга! Если бы я погиб, никакого пришествия Тьмы не случилось бы! Так что выкусите все! Сегодня интуиция спасла меня самого и помогла отомстить за тот ущерб, который нанесли моей Матери!

Что мне дает это знание? Да ничего, собственно, кроме убежденности, что я смог отплатить богу за пытки. Есть еще Ллос и Ракот, но их очередь тоже когда-нибудь настанет…

До Шанамы я добрался к девяти часам вечера.

Несмотря на довольно позднее время, на центральной площади города царила толчея. В основном солдаты гарнизона, патрули и десяток офицеров из местных.

Шанама стоит на холме, и прямо с площади перед рудником хорошо видны Южные ворота Вайдарры и часть прилегающих к ним городских стен. В смысле, были видны ещё пару часов назад. Сейчас там нет ни ворот, ни башни, ни стен.

Видимо, заметив прорыв Тьмы, командир гарнизона поднял всех солдат по тревоге и выстроил их на площади. Гражданских, впрочем, тоже хватало, но все они толпились в основном возле ворот рудника.

Местные командиры не сильно отличаются от тех, с кем меня сводила судьба в армии. И методы воспитания в основном те же, и тупят все одинаково. То есть на «построить» у них мозгов, как правило, хватает, а вот с дальнейшими действиями без особых указаний сверху как-то не задается.

Тьма ушла, и над Вайдаррой висела луна, в свете которой даже слепой мог бы видеть, что все уже закончилось. Однако солдат никто распускать не спешил. То ли ожидали прибытия гонца из столицы, то ли готовились к очередному пришествию Тьмы. Ну-ну…

Обойдя площадь по периметру, я зашёл в ворота трактира и после недолгих поисков обнаружил Шеда на заднем дворе. Старый приятель сидел на невысокой резной скамейке под фонарем, курил трубку и задумчиво смотрел на луну.

Услышав скрип двери, трактирщик едва заметно кивнул, и это стало единственной реакцией на мое появление. Иногда бывают моменты, когда молчание красноречивее речи любого оратора. Ну а еще я знаю, что тут, во дворе, Шед ждал именно меня. Он, конечно, в курсе, что произошло в городе, но не знает нюансов и сейчас пытается разобраться, как ко всему этому отнестись. Ну ладно… Я пожал плечами, сел рядом с ним и тоже стал смотреть на ночное светило, физически ощущая, как спадает напряжение последних часов.

Звуки города сюда доносились слабо. Негромко поскрипывал качающийся на ветру фонарь, едва заметно дрожала земля из-за работающего в шахте отбойника.

Казалось, что этот небольшой дворик с тремя акациями, клумбой и фонарем находится где-то вне обитаемого мира. Что если снова открыть дверь, то попадешь не обратно в трактир, а в то старое кафе на Кузнецком Мосту. Туда, где еще ничего не случилось. Такие мысли приходят в голову, когда в жизни завершен очередной этап. Когда сожжены мосты, и назад дороги уже не найти. Смерть Светлого бога стала очередной такой вехой…

Мы просидели минут пять, а затем Шед глубоко вздохнул, затянулся и молча протянул мне свою трубку. Да… Чего-то подобного я и ждал. Такой жест означает проявление высшей степени доверия к своему собеседнику. И как бы ни сложился последующий разговор, отношение ко мне не изменится. Я, не колеблясь, втянул в себя горький яблочный дым, выдохнул и отдал трубку обратно. Шед кивнул, опустил голову и негромко спросил:

– Ты в этом как-то замешан?

– Да, – не стал отрицать я, – замешан…

Шед снова кивнул, задумчиво посмотрел на дымящуюся трубку в руке и со вздохом облокотился на спинку скамейки.

– Я бы не хотел, чтобы в Эрантии случилось то же, что и в твоей стране, Крис, – негромко произнес он. – Возможно как-то обойтись без этого?

– Случившееся час назад никак не связано с Эрантией, – мгновение поколебавшись, пояснил ему я. – Это была месть зарвавшемуся богу. Несколько тысяч лет назад он…

– Стой… – Шед выставил перед собой раскрытую ладонь и отрицательно покачал головой. – Этого объяснения достаточно. Информация – это деньги и власть, но иногда она бывает смертельной. Сюда ведь могут прийти и спросить?

– Да, – кивнул я и потупился. – Могут…

– Как в старые добрые времена, – улыбнулся приятель и указал рукой на юго-восток. – Кам выдаст лошадь. Зана и Райнек будут ждать тебя в трактире за Равой. Полчаса назад они выехали туда по старой дороге.

– Спасибо, – улыбнулся я в ответ. – Сколько с меня?

– Нисколько, – покачал головой Шед. – Заезжай, когда все закончится. У меня мало настоящих друзей.

Он вздохнул, поднялся со скамейки и, не прощаясь, пошел в трактир. Я молча смотрел ему вслед и думал, что мосты, возможно, сожжены не все. Но те, что остались, гораздо нужнее тех, что сгорели…

Глава 17

Яростный рев какого-то хищника разорвал ночную тишину и накрыл лес липкой волной животного страха. На мгновение притихли, но тут же всполошились птицы, неподалеку раздался топот бегущих в страхе животных, озадаченно ухнул впереди филин, тревожно заржал один из коней.

Впрочем, у костра никто даже не вздрогнул. Зана, сидя по-турецки возле огня, жарила на ветке большой белый гриб и полностью ушла в это занятие. Райнек, сжав в ладонях чашку с чаем, нахохлился, как воробей, и смотрел на костер, думая о чем-то своем и иногда украдкой бросая взгляды на сидящую напротив девчонку. Лошадям тоже бояться было особо нечего. Любая тварь при попытке на них напасть влетит в один из расставленных вокруг стоянки капканов и, скорее всего, сразу сдохнет. Вряд ли в этой локации кто-то сможет пережить двести пятидесятую ловушку. Законы игры по-прежнему в силе, и это на самом деле хорошо.

Не работай они, и в Cазу я бы точно не поехал. Карту известен мой маршрут, но без цифровых значений репутаций в меню я бы не знал, как он отнёсся к тому, что произошло с его богом. Все в порядке. Ни Карт, ни Туккард своего отношения ко мне не изменили, а значит, засады у храма богини Удачи не будет. Числам в меню доверять пока можно.

Я сделал глоток чая из кружки, потрепал за ухом Шона и задумчиво посмотрел на огонь. Ещё двое суток коту под хвост, но по-другому не получилось бы. Искать того, кто после разборок в столице построит портал для трёх НПС: Рыцаря Смерти, вампира и некроманта – это как террористу в Тель-Авиве пытаться купить билет на самолёт у сотрудников «Моссада».

Проблема заключалась ещё в том, что мне по-прежнему нельзя было принимать Зану и Райнека в группу, поэтому на Юле я ехать не мог. Поездка превратилась бы в балаган, и мы сюда не двое суток добирались бы, а как бы не месяц.

Конь, которого подарил Шед, постоянно терял ХП, поэтому мне пришлось закупиться в Раве зельями и каждые двадцать минут разбивать их о круп животного. Впрочем, мы уже практически прибыли на место. Сорок километров до конечной цели маршрута, там на все про все пара часов, и потом из пригорода порталом сразу к Нид Гаалу.

Не, так-то у меня ещё почти две недели в запасе, и можно было бы поискать ещё какой-нибудь способ избавиться от проклятия Хозяина Лимба. Только вот в голову вообще ничего не лезет, да и стоит ли дергаться? После всех произошедших событий я почему-то уверен, что Тьма меня в обиду не даст и Ракот действительно отправится вместе со мной в Антруму. И, кстати, ещё непонятно, сколько времени я проищу узилище Крета.

Со слов Заны, Нид Гаал – это не город в нормальном человеческом понимании, а сеть подземных залов, уходящих на огромную глубину. Разработчики при создании этого комплекса, видимо, вдохновлялись первым «Диабло» или известной мангой тридцатого года. Проблема в том, что Зана с Ургамом не спускались ниже второго яруса, и ни она, ни отрекшийся не знали, сколько всего там таких «этажей», однако я все же очень надеялся, что тюрьма бога Смерти находится недалеко от поверхности.

После случившегося в Вайдарре я коротко и не вдаваясь в подробности ввёл Зану с Райнеком в курс дела, и больше времени поговорить у нас не было. Без группы канал для общения не создать, а в дороге на лошадях могут разговаривать только мушкетеры из фильмов… ну или те, кто едет со скоростью черепахи.

На прошлой стоянке Зана рассказала про Нид Гаал, и я сразу завалился спать, поскольку двенадцать часов в седле – это до хрена даже по меркам игрового мира. Сегодня же мы никак не успевали попасть в Сазу засветло, поэтому решили остановиться пораньше и выбрать нормальное место для ночёвки. Углубившись в лес, нашли удобный овраг, развели костёр – так, чтобы его не заметили с дороги, – и спокойно поужинали.

Спать никто пока не ложился, но и разговор как-то не клеился. Вообще, после того первого дня поведение моих спутников заметно изменилось. Оба они, словно сговорившись, замкнулись в себе. Некромант вообще оказался не очень общительным и раскрывал рот, только отвечая на вопросы или разговаривая со своей собакой, которую сейчас призывать было нельзя. Ну а у трезвой Заны, видимо, не оказалось ни вопросов, ни интересных тем. Хотя девушка заметно нервничала. Наверное, переживала из-за своего завтрашнего освобождения, но тут я ей ничем помочь не мог. Доберёмся до Нид Гаала, и пусть гуляет на все четыре стороны. Бухает или грибы жарит, как вот сейчас.

Словно услышав мои мысли, девушка убрала с огня гриб, осторожно сняла его с ветки, насадила следующий, и тут неожиданно голос подал Райнек:

– Ты если хочешь есть, то у меня ещё осталось, – подняв взгляд, негромко произнёс он. – Я помню, что тебе нужно много еды, и поэтому взял про запас.

Зана как-то странно посмотрела на Райнека, затем отрицательно покачала головой и сухо ответила:

– Нет, я не голодна. Мне просто нравится этим заниматься. Когда я была маленькая, мы с отцом часто ходили в лес и всегда…

Девушка вдруг осеклась, швырнула в костёр ветку с насаженным грибом, отряхнула руки и с досадой посмотрела на Райнека.

– А ты… У тебя же была семья! Неужели не хочется их найти? Вернуться туда, где тебя любят просто так, за то, что ты есть?!

– Просто так, за то, что я есть, меня любит собака, – не отводя взгляда, с грустной улыбкой произнёс некромант. – Что же до семьи… Отца убили, мать выгнала из дома, когда узнала, что я вор. Сестра даже не пыталась меня найти, а племянницы тогда были совсем маленькими. Я надеюсь, что у них все хорошо, но искать никого не стану. Не хочу ворошить прошлое.

– Нашёл бы себе девку и жил бы с ней, – буркнула разбойница, очевидно, не проникшись этой грустной историей. – Что вас всех тащит в герои? Ты думаешь, Блуждающий город – это весело? И ладно Крису деваться некуда, но ты-то чего пошел?

– Так я нашёл уже девушку, – пропустив мимо ушей последний вопрос, спокойно пояснил некромант. – Только она этого пока не знает.

Сказал и, судя по всему, сразу же об этом пожалел. А тишину, повисшую над костром в те мгновения, пока до Заны доходил смысл сказанного, наверное, можно было потрогать руками.

Нет, ничего нового этой фразой Райнек, понятно, не открыл, но… По лицу парня только дурак бы не понял, что показное спокойствие и эти слова – для него подвиг, равнозначный тому, что он совершил полторы тысячи лет назад. Сомнение, решимость и страх… Но удар кинжалом в грудь – это быстро, а тут ещё нужно выслушать какой-то ответ.

– Ну да, не знает, – наконец криво усмехнулась Зана, – слепая она, ага…

Тон, которым она это произнесла, не предвещал ничего хорошего. Райнек вздохнул и потупился, но продолжения не последовало, поскольку глаза девушки загорелись зелёным колдовским светом. Она выпрямила спину и медленно повернула ко мне голову.

Ну да, почти сюрприз, и вот кого на самом деле нужно было брать на роль женщины-терминатора.

Радостно тявкнул лежащий у ног Шон, испуганно заржали за спиной лошади, челюсть Райнека медленно поползла к земле, и я, понимая, что некроманта сейчас может хватить удар, кивнул и с улыбкой поприветствовал Королеву вампиров:

– Здравствуй, Шера! Что-то случилось? Или ты просто соскучилась?

– Я пришла попросить тебя, чтобы ты верил… – проигнорировав приветствие, ответила богиня голосом Заны. – Что бы ни случилось с тобой, помни – мы рядом. Пройди путь, на котором стоишь, и Мать пришлёт тебе помощь! Я вижу смерти… Сотни смертей… Боль, ужас, страдания… Но воля всегда стоит выше отчаяния, и ты это уже не раз доказал! Заверши начатое, Темный, и Антрума выстоит! Без тебя у неё нет ни единого шанса…

Эхо слов богини все ещё звучало в тишине над костром, когда глаза разбойницы погасли. Тело девушки обмякло и стало медленно заваливаться набок. Заметив это и мгновенно выйдя из ступора, Райнек прыгнул через костёр, придержал Зану за плечи и в панике обернулся ко мне.

– Дышит? – поинтересовался у него я и, дождавшись утвердительного кивка, указал на лежащий у костра плащ: – Ну уложи её, значит, спать и накрой чем-нибудь. Ты же в парни к ней набиваешься? Вот и начинай осваиваться заранее.

Не оценив юмора, Райнек выполнил требуемое, вернулся на своё место и молча уставился на огонь. М-да… Мне бы его, блин, заботы. Во всем этом пафосе очевидны две очень неприятные вещи. Сотни смертей и какая-то невероятных размеров задница, в которой мне ещё только предстоит оказаться. Причём все настолько уныло, что Шера решила потратить силы и заранее меня предупредить. Опять пытки? Бесконечный рескил[14] у камня привязки или… Или это не про мои смерти? Блин! Пришла, нагнала тумана, испортила настроение и свалила! Мир стал реальным? Ага, десять раз! В реале она бы хоть сказала, чего следует опасаться. Впрочем, в реале боги в людей не вселяются.

– И что? Что теперь делать мне? – голос Райнека отвлёк меня от невеселых раздумий.

Некромант подобрал с земли оброненную чашку, сжал её в руках и, запрокинув голову, с тоской посмотрел на разгорающиеся в черноте звезды.

– Почему всегда все получается не так? Я же…

– Пошёл со мной из-за Заны? – усмехнулся я, почесывая за ухом притихшего Шона.

– Не только, – покачал головой Райнек и снова посмотрел на костёр. – Но это было одной из причин. А сейчас…

– А что тебя так смущает?

– Ну, она же проекция богини, – растерянно произнес некромант. – Кто я для неё? Щуплый, уродливый недомерок? Так-то хоть какая-то надежда оставалась. А сейчас… У меня же никогда не было женщины, которую я мог считать бы своей. Собаку назвал в честь девчонки из «Кленовой ветви»… Я всегда ходил в один и тот же бордель. Думал, что у нас что-то получится, но её зарезал какой-то урод, пока я тянул лямку в Шанаме. У меня не было друзей, только Боло… Старый вор заменил отца, но он тоже всю жизнь прожил одиноким… Я просто не знаю, как себя вести… что говорить. Вот ты, – Райнек резко повернул голову и с надеждой посмотрел мне в глаза. – Что делал бы на моем месте ты?

М-да… Кого-то мне все это напоминает. И правду ведь говорят, что подобное всегда тянется к подобному. Но в сравнении с ним у меня еще лайтовая[15] версия жизни.

– Ну ты нашёл, кого спрашивать… – со вздохом покачал головой я. – Но на твоем месте я бы не переживал. Ну и что, что богиня решила использовать Зану для общения со мной? Ты думаешь, от хорошей жизни девушка два года прожила в схроне отрекшихся? И вообще… Сегодня мы доберёмся до Нид Гаала, и там она нас покинет. Вот и отправляйся вместе с ней. Проводишь, куда нужно, и там, может быть, до чего-нибудь договоритесь.

Конечно, некромант с девятью собаками, одна из которых рейдовый босс – это мощная боевая единица, да и комбат-рога[16] с двумя легендарными боевыми серпами и парой уникальных навыков в отряде совсем не лишняя, но после сегодняшнего откровения Шеры этим двоим лучше свалить. То, что напророчила богиня, несомненно, случится, и лишние жертвы не помогут ничем. Ну, Зана-то понятно, свалит и так, а вот некромант, возможно, мне когда-нибудь пригодится. Живым, здоровым и благодарным за этот жест. По крайней мере, мне удобнее думать именно так.

Услышав мое предложение, Райнек некоторое время молчал, глядя на спящую девушку и, видимо, представляя совместное будущее, затем грустно усмехнулся и отрицательно покачал головой.

– Спасибо, эрл, но нет… – переведя взгляд на огонь, тихо прошептал он. – Я слышал, что сказала богиня, но если бежать от каждого предсказания, то когда-нибудь окажешься на краю мира в одиночестве.

– Тебе так не терпится умереть? – удивленно посмотрел на него я. – Ты нормальный?

– Каждого человека, эрл, ждет сотня смертей, – не поворачивая головы, пожал плечами Райнек. – Повернешь в сторону, пойдешь по другой дороге, и там – такая же сотня. От судьбы не уйти, но если свернуть – можешь потерять все.

– А как же Зана?

– Почему ты думаешь, что избранная уйдет? – некромант задержал взгляд на спящей девушке и удивленно посмотрел на меня. – Богиня ведь выбрала ее для общения с тобой. Ты думаешь, она в состоянии отказаться? В моей жизни было слишком мало хороших людей, эрл. Все они погибли, и я никого не смог спасти. Быть может, сейчас у меня это получится?

М-да… А ведь он прав. На хрена бы Шере тогда затевать эту многоходовку? И Райнек, судя по всему, влюбился в девушку не случайно. Без нее некромант никуда не уйдет, а значит, и он зачем-то мне нужен. Впрочем, я могу ошибаться.

– Ладно, вопрос снят. – Я сделал глоток остывшего чая, поморщился и выплеснул содержимое кружки на землю. – Но тебе, парень, определенно нужно поднять свою самооценку. Негоже спасителю Вайдарры думать о себе как о щуплом, уродливом недомерке.

– Я никого не спасал, – со вздохом покачал головой некромант. – Я просто отсрочил появление в городе нежити. К тому же об этом все равно не знает никто.

– Она знает, – я кивнул на спящую девушку, улыбнулся, подмигнул Райнеку и поднялся со своего бревна. – Все, давай спать, день завтра предстоит тяжелый.

Глава 18

С внутренней стороны распахнутых настежь городских ворот скалились львы, головы которых венчали высокие короны с отогнутыми наружу зубцами. Если мне не изменяет память, эти львы являются символами правящего дома Эрастов, и администрация города часто изображает их на воротах, чтобы хоть как-то услужить королю, но порой случаются казусы. Не, сами львы выглядят достаточно грозно, но короны на их головах почему-то съехали набок, а зубцы вообще напоминают пьяных дождевых червей, и вместо священного трепета, который я должен был бы ощущать при входе в этот небольшой городок, мне почему-то всегда вспоминались кадры из старых диснеевских мультиков. Особенно доставляли птицы, что кружились за спинами львов в каком-то наркоманском эротическом танце. Журавли с короткими клювами или вороны с длинными кривыми ногами – непонятно, но геральдика – наука непростая, и для того, чтобы разобраться, что тут к чему, нужно употреблять те же препараты, которыми баловался тот, кто все это изобразил.

Вообще, Саза являлась, по сути, огромным рынком, поскольку большую часть ее территории занимали торговые площади и склады, ну а святилища Саты вместе с храмами бога Торговли Гелата имелись практически в каждом купеческом городе Карна. Удача-то в делах нужна любому купцу. Ну а если черно-бурая лисица заодно улыбнётся какому-нибудь вору или грабителю караванов, которых в таких городах тоже хватает, то и они обязательно заглянут в храм и кинут пару золотых в заветную чашу.

Город стоял на границе коронных земель и использовался в качестве перевалочного пункта на южных торговых маршрутах. В Сазе сходились цепочки многих игровых квестов, тут можно было разжиться уникальным заданием, быстро скинуть лежалый товар или купить дешевое место в караване на юг. Поэтому город пользовался чрезвычайной популярностью среди определенной части игроков, и я в свое время заезжал сюда, наверное, раз десять.

День потихоньку клонился к вечеру, но на въезде в город стояла длинная пробка из, наверное, сотни фургонов, и шумно тут было, как на стадионе в день финального матча с участием местной команды. Торгаши вообще очень крикливый народ, а когда их в одном месте собирается больше десятка – воплям позавидует любой футбольный фанат. И как же хорошо, что благородным можно ехать без очереди, по специально выделенной полосе. Хоть какая-то польза от этого звания.

Заплатив пять серебряных монет молодому усатому десятнику стражи, я без проблем заехал в Сазу и, морщась от криков, направил коня к восточному торговому складу.

Ребят я оставил в пяти километрах от городских стен, поскольку тащить их за собой смысла не видел никакого. Пусть посидят на бревнышке – пообщаются; может, до чего-нибудь и договорятся, хотя в это откровенно верится слабо.

Зана проспала до утра и, проснувшись, прекрасно помнила, что случилось с ней вечером. Задав пару правильных вопросов, она вытянула из меня всю информацию о наших непростых отношениях с Шерой и погрузилась в глубокую задумчивость, не произнеся больше ни слова за все время дороги. Самым довольным выглядел Райнек, поскольку девушка сделала вид, что забыла о разговоре, который предшествовал появлению Шеры. Ну да, ведь для него это, наверное, и впрямь самый хороший вариант из возможных: и сказал, что хотел, и пока не отшили… но подозреваю, что самой Зане, в свете произошедших в ее жизни изменений, просто не до него. Ну и ладно, пусть радуется, пока может.

Город внутри напоминал какую-то чудовищную смесь восточного базара и мелкооптового рынка. Тут не было отдельных дворов, а большинство домов, стоящих по обе стороны дороги, представляли собой длинные двухэтажные бараки, разделенные на одинаковые по размеру сектора, а первые этажи использовались для торговли.

Продукты, ткани, ковры и вазы самых невероятных размеров и расцветок висели на вешалках, стояли на столах или были разложены на специальных подставках перед входами в павильоны.

По улице медленно тянулись десятки телег, истошно орали снующие повсюду лоточники, приветливо улыбались торговцы, а в воздухе витали сотни ароматов: от легких запахов свежей сдобы и благоухания женского парфюма до тяжелого духа, тянущегося со стороны алхимических лавок.

Нет, нормальные кварталы с трактирами и гостиницами в городе есть, но все они находятся в северной части Сазы, и чтобы попасть туда, нужно обязательно проехать по торговым рядам. Такой ненавязчивый маркетинг от местных. Это как в той жизни: в супермаркете, чтобы купить хлеб, нужно обязательно пройти мимо водки и колбасы. Впрочем, большие караваны въезжают через западные или восточные ворота – напрямую на склады, но для этого нужно иметь специальное разрешение, которого у меня, разумеется, нет. В инвизе тоже не проскочить, поскольку ворота открываются только по факту прибытия караванов. Ну и ничего страшного, Саза – это вам не Вайдарра, весь город можно пройти по прямой за тридцать минут, а толпы людей меня сейчас напрягают значительно меньше.

Храм богини Удачи стоял там, где ему и положено – неподалеку от въезда на восточный торговый склад – и торцом выходил на небольшую чистую площадь. Все храмы и святилища Саты всегда облицованы черно-белыми мраморными плитами, символизирующими переменчивость их хозяйки. Вот и этот исключением не являлся. Невысокая черная ограда, с десяток ухоженных клумб и дорожка, выложенная из черных и белых плиток. Люди в Эрантии такие же суеверные, как на Земле. При посещении храма девять человек из десяти будут наступать только на белое и вряд ли придут сюда в будни. Считается, что удача улыбается только тем, кто ее заслужил, а что может заслужить человек, у которого есть свободное время тогда, когда все вокруг заняты?

Сейчас середина недели, и вряд ли внутри много народа, но даже если бы был выходной, то все равно ничего страшного. Иллюзия спадает в любом храме без вариантов, Личина же просто открывает носителя служителям бога и продолжает висеть. Темным меня увидят только знакомая настоятельница и служки, а для всех посетителей я так и останусь эрантийским рыцарем в разноцветном доспехе из кожи.

Остановив коня возле забора, я разбил о круп животного лечебную мензурку и, привязав его к одному из колец на коновязи, пошёл в храм, стараясь наступать только на белые плиты дорожки. Идиотизм? Ну да, конечно… Возможно, это и было бы идиотизмом в том мире, где существование богов под сомнением, но здесь лучше не рисковать. А ну как Сата сидит в невидимости на крыше храма и наблюдает за посетителями? Наступил на чёрную плитку? Хочешь дерьма? Ну, сейчас я тебе устрою…

Улыбнувшись своим мыслям, я аккуратно потянул на себя резную деревянную ручку, шагнул внутрь и оказался в знакомом прямоугольном помещении с десятком резных скамеек, парой картин и трехметровым изваянием богини у дальней стены.

Уж не знаю, кто из разработчиков придумывал этот образ, но готов поставить сотню золотых против медяка, что это был мужчина и обязательно азиат. Только у них могут получиться такие няшные и в то же время серьезные персонажи.

Богиня стояла сразу за алтарём и, чуть отставив правую ногу, с иронией смотрела на всех входящих в её святилище людей. Юбка у девушки едва доходила до середины бедра, верхние пуговицы сюртучка расстегнуты, являя миру немаленькую часть груди, и мне стоило определенного труда сосредоточиться на цели своего визита.

Посетителей в храме не было, и я, отогнав посторонние мысли, сразу направился к алтарю, вдыхая по дороге тонкий аромат каких-то женских духов, которые служили в храме в качестве благовоний.

– А ну стой! – холодный голос с хрипотцой разорвал тишину, и из темного прохода мне навстречу шагнула высокая молодая женщина в черно-белой мантии. В руках – два парных клинка, лезвия которых горели недобрым голубым светом.

Настоятельницу Храма Саты в Сазе знал, наверное, каждый эрантийский купец. Тира ан Дейман когда-то командовала центурией Среброкрылых у герцога Кале, и нрав у женщины был как у отставного майора спецназа. Уж не знаю, какая кривая вывела эту женщину в высшие жрицы богини Удачи, но с тех пор все местные купцы, да и игроки, могли появляться в Храме только при полном параде. А кому не нравится – валите в Вайдарру. Единственным плюсом в ее назначении сюда оказалось то, что теперь встречу с ней мог пережить любой вор или убийца, чего никогда не случилось бы раньше.

Услышав приказ, я тут же выполнил требование, продемонстрировал пустые ладони и, с кривой улыбкой взглянув в глаза настоятельницы, поинтересовался:

– Стареешь, Тира? Или с глазами что-то случилось?

– Крис?! Крис Веном?! – удивленно выдохнула женщина, но клинки убирать не стала. – Зачем ты здесь? Что забыл Темный жрец в святилище моей Госпожи?!

– Да как всегда, – пожал плечами я. – Денежку положить и на вас с богиней полюбоваться…

НПС на память не жалуются, и, разумеется, жрица запомнила убийцу, который завершал у неё цепочку квестов и благодарил богиню за участие. Правда, в тот раз я положил в чашу всего лишь две серебряные монеты, но сейчас ставки слегка возросли. А насторожило Тиру, что я жрец, а алтари в храмах способны разрушать только они.

Услышав мой ответ, женщина в сомнении закусила нижнюю губу, но, поскольку я не проявлял никакой агрессии, отступила в сторону и, кивнув на алтарь, хрипло произнесла:

– Жертвуй.

Под её цепким взглядом я подошёл к алтарю, опустил левую руку в специальное углубление и, вытащив из сумки заранее приготовленный мешок, высыпал из него в чашу шесть килограммов золота.

Две тысячи монет – это в полтора раза больше моего официального долга, но в таких вещах лучше не скупиться, особенно тогда, когда деньги есть. Не последний день, надеюсь, живём, и небольшое вложение в будущее не помешает. Убрав пустой мешок в сумку, поднял взгляд на бронзовое изваяние за алтарём, заглянул лисице в глаза и произнёс:

– Спасибо, Госпожа; надеюсь, ты и дальше меня не оставишь.

В следующее мгновение откуда-то из-за спины раздался заливистый детский смех. Словно звон рождественских колокольчиков он разорвал тишину и разлетелся по всем уголкам храма. Я убрал с алтаря руку, резко обернулся, но не увидел там никого, кроме слегка ошарашенной настоятельницы.

Тоже слышала этот смех? Или её так впечатлила сумма пожертвования?

– Мы благодарны тебе, рыцарь, за то, что ты помнишь и чтишь Госпожу Сату… – придя в себя, начала Тира свою стандартную речь, но я лишь махнул рукой и пошёл на выход, размышляя, кому все-таки мог принадлежать этот смех. Сате? Но смеялся явно ребёнок. Может быть, у настоятельницы маленькая дочь, и она таскает её с собой на работу? Скорее всего, так и есть…

– Крис! – оклик Тиры догнал меня у самого выхода, я остановился и повернул голову.

– Что?

– Не держи зла! Я должна защищать алтарь, а ты…

Тира вздохнула с сожалением и одним движением убрала в ножны клинки.

– Все в порядке, – с улыбкой кивнул ей я и, сделав прощальный жест, вышел из храма на улицу.

Оказавшись на свежем воздухе, я медленно оглядел храмовый сад, посмотрел в сторону восточного склада, остановил взгляд на коновязи, и… тут меня разобрал смех. Нет, с самой коновязью ничего не случилось, она стояла на том же самом месте, вот только коня своего я там не заметил. Супер! Сходил, что называется, в храм богини Удачи, внес членский взнос, ага. Вот и наступай после этого на белые плитки…

Интересно, не поэтому ли веселилась в храме невидимая девчонка? Хотя вряд ли… Скорее всего, маунта увел кто-то из местных, и можно, конечно, попробовать его вернуть, но делать я этого не собираюсь. Неизвестный вор, сам того не подозревая, оказал мне услугу, избавив от лишней мороки с продажей коня, ну а денег я бы все равно много не заработал.

Цены на лошадей после обновления упали настолько, что сейчас личный транспорт может иметь любой нормальный игрок. Сумма в десять золотых, которую торговцы требуют за обычную лошадь, фармится максимум за неделю. Нет, какой-нибудь дестриэ будет стоить как и раньше – от тысячи, но рыцарский конь – это уже высшая лига, и, чтобы попасть туда, нужно серьезно напрячься.

А вообще, чтобы избежать кражи, лучше иметь только одно средство передвижения, поскольку такого маунта хозяин может отпустить и снова призвать, на каком бы расстоянии тот от него ни находился.

Сейчас же укравшему достаточно спрятать коня подальше от чужих глаз и просто подождать, пока он «отмокнет». Ровно трое суток с обычным конем. Для необычного потребовалась бы неделя, редкий – «отмок» бы за месяц, а вот легендарного увести не получится. Вообще никак и ни при каких обстоятельствах. Ни маунта, ни фамильяра, ни пета. Помимо того, что легендарный питомец будет яростно сопротивляться и скорее погибнет, чем даст увести себя чужаку, так еще и каждый из них имеет персональную иконку призыва, которая всегда находится на панели хозяина. В общем, ни Юлю, ни Шона никто никогда не украдет, ну а этот конь, надеюсь, найдет себе лучшего хозяина, который, в отличие от меня, не причинит ему вред.

Отсмеявшись над случившимся, я мысленно пожелал удачи вовремя подвернувшемуся воруи, выйдя с территории храма, нажал на панели кнопку призыва Юлии.

Пешком идти назад не хотелось, а местные торгаши сами напросились на представление – развели тут, понимаешь, воров, вот и пусть теперь расхлебывают последствия.

Появившаяся из воздуха лошадь издала негромкое приветственное ржание и, подойдя, по традициилизнула меня в лицо.

Вот интересно, чем руководствовалась Система, выдавая мне таких странных животных? Один кусается, вторая постоянно лезет целоваться. Хорошо еще, что кобылу невозможно отличить от живой, а то даже представить не могу, как бы реагировал на такие нежности мой желудок.

Впрочем, на облизывании «нежности» не закончились: кобыла игриво ткнула меня мордой в грудь, схрумкала протянутую морковку, положила голову на плечо и, негромко пофыркивая, замерла. Вот в душе не имею, зачем ей нужна еда, но из всех лакомств моей Юле больше всего нравится морковь. Это при условии, что нигде рядом нет свежего трупа. С трупами сейчас проблема, да, но морковью я неплохо затарился несколько дней назад, так что голодать кобыле не придется.

Мы простояли так минут пять под косыми, презрительно-сочувствующими взглядами проходящих мимо людей, когда Юля, видимо, полностью удовлетворившись хозяйской любовью, убрала голову с моего плеча и встала рядом, намекая, что неплохо бы уже свалить из этого шумного места. Ну да… Дела закончены, долг уплачен, можно отправляться дальше.

Запрыгнув в седло, я выбрал один из центральных торговых рядов и, тронув пятками Юлины бока, направил ее в ту сторону.

Вот что ни говори, но все эти въезды в город на белых конях во главе победившего войска – полная туфта в сравнении с моей короткой поездкой до ворот Сазы.

Сто метров радиуса – это охренеть как много, и аура Юли накрывала практически весь базар. А если ещё учесть, что перк кобылы применялся абсолютно ко всем предметам, да ещё и умножить все это на общее количество попавшего в ауру народа…

Вокруг все гремело, звенело и рушилось. Сползали с вешалок ковры, подламывались ножки у посудных витрин, гулко грохотали о брусчатку упавшие с полок доспехи, с противным скрежетом складывались павильоны, а в воздухе разносился резкий запах уксуса и пролитого из треснувших бочек вина. Люди в панике хватали самое ценное, причитали в голос, громко выкрикивали имена Саты и Гелата.

Ничего неожиданного… Воин первым делом замечает угрозу, но торгаш всегда сначала оборачивается на товар, и эти идиоты сразу ни за что не поймут, кто им устроил веселую встряску. Это потом, возможно, позовут спеца, и тот прочитает остаточные следы, но даже в таком случае они решат, что чем-то прогневили богиню Удачи. Следы ведь ведут прямо от её храма.

Паника постепенно усиливалась. Истошно орали торговцы, из павильонов выбегало все больше народа, и вся эта людская масса толпилась на дороге, серьезно мешая проезду. Где-то в соседних рядах разгорался пожар, в воздух летели разноцветные тряпки, а позади меня – словно прошёл ураган. Я ехал в самом эпицентре веселья с высоко поднятой головой, в накинутом капюшоне, изображая из себя всадника апокалипсиса, а в голове снова заливисто хохотала невидимая девчонка. Десять минут назад, в храме, она смеялась, словно радуясь неожиданному подарку, но сейчас её определенно веселило происходящее вокруг, и этот закадровый смех меня совсем не пугал, а наоборот, заставлял широко улыбаться.

Впрочем, все хорошее когда-нибудь заканчивается, и минут через пятнадцать я, протиснувшись сквозь толпу, выехал наконец на привратную площадь и… обнаружил там нежданного гостя.

Глава 19

Справа от ворот на огромном черном жеребце восседал закованный в латы рыцарь и с отстраненным любопытством наблюдал за творящимся в городе безобразием. Интересно, это он меня арестовывать сюда прибыл или просто заехал поболтать? Полоска над головой желтая, но… Чтобы сразу расставить все точки над «i», я подъехал ближе и кинул ему приглашение в группу. Примет – значит, все в порядке, нет – тогда не знаю… Но Саза этот день запомнит надолго…

Обошлось… Туккард некоторое время пристально смотрел мне в глаза, словно решая, как поступить, затем кивнул в ответ на приветствие, вступил в группу и следом за мной выехал из городских ворот.

Некоторое время мы ехали молча мимо выстроившихся в город телег, провожаемые заинтересованными взглядами стоящих в очереди людей. При приближении Туккарда все разговоры вокруг стихали. Купцы толкали друг друга локтями, кивали в нашу сторону, о чем-то перешептывались. Некоторые опускали взгляд. О Карающей Длани погибшего бога в Эрантии слышал, наверное, каждый, и все, разумеется, были в курсе произошедшей недавно трагедии.

Впрочем, с вопросами к паладину не лезли, сочувствия тоже вслух никто не выказывал, и мы, спокойно отъехав от Сазы на пару километров, миновали небольшую деревеньку, а за ней свернули к лесу, в котором я оставил Райнека с Заной.

День потихоньку клонился к вечеру, красное солнце уже наполовину скрылось за холмами на горизонте, громко пересвистывались в небе птицы, в воздухе одуряюще пахло цветами и травой.

Всю дорогу Туккард молчал. Выпрямив спину и упрямо выпятив вперед подбородок, он хмуро смотрел перед собой ине пытался заговорить. Впрочем, от разговора не отвертеться, и я в нем так же заинтересован, как и сам паладин. Ведь не просто же так Карт выдал ему мои координаты. Интересно, почему он не приехал сам, а прислал брата? Что-то произошло? Туккард должен рассказать? Впрочем, зная общительность этого товарища, можно предположить, что мы вот так молча спокойно можем проехать до Антрумы, поэтому разговор лучше начинать самому.

– Если ты хочешь поговорить, то сейчас самое время, – предложил я, чуть придержав лошадь и поравнявшись с конем командора. – Нам еще полчаса примерно ехать до стоянки, но там разговора с глазу на глаз не получится.

– Я хочу знать, как и почему ОН погиб? – мгновение поколебавшись, сухо пробасил рыцарь. – Ты, конечно, вправе не отвечать, но для нас это очень важно. Для меня, для Карта, для братьев. Можешь, кстати, называть меня Бьёрном. Туккард – родовое имя, Бьёрном звали меня мать и отец.

– Мне не известно, «как», бой происходил высоко в небе, – пожал плечами я, глядя на полосу приближающегося леса. – Почему? Могу только предположить, что он был не готов. Пытался добить меня и потерял драгоценные мгновения. Но зато я могу рассказать о настоящей причине его смерти.

– Говори, – кивнул паладин, не поворачивая головы, и я вкратце поведал ему то, что знал.

Мой рассказ длился не больше десяти минут, и за это время на лице Бьёрна не дрогнул ни один мускул. Паладин не задал мне ни единого вопроса, просто ехал, молчал и спокойно смотрел куда-то вперед.

– …наверное, Светлый бог и должен был так поступить, но в моем понимании с воинской честью это не соотносится… – закончил я свой рассказ и, чуть поколебавшись, добавил: – Ты знаешь, мне кажется, что его наказал сам Создатель. Мать послужила лишь инструментом…

– На войне все средства хороши, а проявлений благородства и чести достойны только те, кто достойны, – взглянув на меня, негромко заметил Бьёрн. – Ты так не считаешь?

– Я считаю, что в отношении меня и Матери Мирт поступил, как паскуда, – я поднял взгляд и посмотрел паладину в глаза. – Его смерть – законный итог. Надеюсь, место бога Воинской Чести займет у вас кто-то достойный.

Бьёрн буравил некоторое время меня своим взглядом, но ничего не сказал, а снова посмотрел в сторону леса.

Мы ехали молча ещё пару минут, и мне уже начало казаться, что разговор не продолжится, но рыцарь все-таки заговорил:

– Сетара… – со вздохом произнёс он, не поворачивая головы. – Она появилась в тот момент, когда нас с братом разводили по камерам после ареста, и сначала вразумила Себастьяна, а потом еще и короля. Карт теперь собирает Двенадцатый Экспедиционный Корпус на юг, к Аварийскому проходу в Антруму, а я отправлюсь дальше с тобой.

– Э-э-м-м, – выдохнул я, потеряв на мгновение дар речи. – Это тебе Сетара приказала?

– Нет, – отрицательно покачал головой Бьёрн. – Просто толку от меня в большом войске немного, я гораздо лучше работаю в одиночку или в составе небольшой группы.

– Но это же…

– Не переживай, Крис, – видя мое слегка обалдевшее состояние, беззаботно пробасил Бьёрн. – Командир ты, а я помогу чем смогу, в меру своих скромных сил. Давно уже хочется встретить настоящих врагов, а то последние годы занимался непонятно чем. Воров разных ловил, да и то порой безуспешно, м-да, – паладин смерил меня взглядом, усмехнулся, затем вытащил из-за пазухи перетянутый красным шнурком рулон пергамента и на ходу протянул мне. – Вот, кстати, подарок тебе от нашего библиотекаря. Там, конечно, не все, но, думаю, лишним не будет.

Все еще находясь в состоянии легкой прострации, я взял рулон и сфокусировал на нем взгляд.


Карта исследованной части 1–7 ярусов Блуждающего города. (Копия)

6-я экспедиция Ровендума.

Магистр Тони ан Флат.734 г.


Охренеть! Вот это подарок! Не, я и так-то совсем не против, чтобы Бьёрн ан Туккард шел дальше со мной, хотя бы потому, что ему гораздо проще договориться с гномами, чтобы те не чинили моей группе препятствий при проходе через границу. Но ведь есть еще Карт, и на границу Антрумы скоро выступит целый экспедиционный корпус короля Эрантии!!! Это означает, что Светлые боги в курсе происходящего, а значит, у меня есть все шансы добраться до этой гребаной статуи! И эта карта из храмовой библиотеки! Да с таким подарком я не только Бьёрна, а еще бы и роту инквизиторов с собой прихватил. Сетара, видимо, всем им там хорошенько промыла мозги. Главное, чтобы не оказалось слишком поздно… А то ведь сколько времени даром ушло. Одни ведь только гномы и чухнулись, да и то лишь, наверное, для того, чтобы прикрыть свои толстые задницы…

– И вот еще что… – голос Бьёрна оторвал меня от размышлений. Рыцарь дождался, пока я посмотрю на него и пояснил: – У меня есть поручение от Его Величества короля Райана. Этот некромант, Райнек Мервин, все еще с тобой?

– Да, – кивнул я. – Надеюсь, это поручение не принесет ему неприятностей?

– Нет, – покачал головой Бьёрн и, по обыкновению, замолчал.

Я пожал плечами, развернул стопку листов, скопировал их себе в «карты» и прямо на ходу погрузился в изучение.

Как выяснилось, Нид Гаал городом называли не зря. Экспедиция Ровендума открыла только небольшую часть «этажей», поскольку двигалась строго по прямой, от одного перехода вниз до другого. Однако, судя по длине маршрутов, можно смело предположить, что подземные залы Нид Гаала по площади не уступают катакомбам Вайдарры. Похоже, эти люди, или кто там на самом деле был, на каждом этаже просто шли в каком-то произвольном направлении до тех пор, пока не находили проход вниз.

Можно, конечно, предположить, что ученые знали, куда идти, но почему тогда на втором этаже прошли чуть больше семисот метров, а на четвертом – длина маршрута почти семнадцать километров? Там так мало переходов с этажа на этаж? Или выбирали только самые безопасные, о которых было известно? Возможно… Но какой вообще во всем этом смысл, и что конкретно они там искали?

Вряд ли Бьёрн что-то знает. Того библиотекаря, что выдал ему карту, тоже, наверное, можно не спрашивать. За информацией неплохо бы слетать в Ровендум, но, учитывая мою репутацию с эльфами, такой вариант не прокатит. Блин! А что если попросить «слетать» паладина?!

Пока я размышлял, как лучше объяснить рыцарю свою идею, наш небольшой отряд въехал наконец в лес и произошла смена локации.

Стало заметно темнее, к цветочным ароматам добавились запахи прелых листьев, хвои и гниющей травы. До стоянки оставалось ещё примерно километра два, и я, убрав стопку пергамента в сумку, спросил в канале у паладина:

– Ты случайно не знаешь, зачем эти ребята спускались в Нид Гаал?

– Этого не знает никто, – ответил Бьёрн, видимо, заранее готовый к такому вопросу. – Но подозреваю, они искали то же, что и ты.

– Что и я?

– Карту нашел один из патрулей в вещах трупа, обнаруженного на границе с Дарканом сто шестьдесят три года назад, – заученно пояснил Бьёрн. – В архиве есть отчёт, но он малоинтересен. Кроме карты патрульные обнаружили помятую кружку и истертую эмблему университета, из тех, что носили ученики. Опознать тело не удалось, не сохранилось отпечатка ауры, а на запрос в Ровендум пришёл ответ, в котором говорилось, что экспедиция была частным предприятием магистра ан Флата и в настоящее время считается пропавшей. В университете тоже начинали какое-то расследование на эту тему, но оно результатов не дало.

«М-да…» – мысленно выдохнул я, слегка ошарашенный таким потоком информации.

Происходящее все меньше напоминает игру. Обнаружили труп, сообщили наверх по команде, провели расследование, разослали запросы… И сам Бьёрн тоже ни разу не прост, нашёл карту, перелопатил ворох бумаг. Чувствуется, блин, школа…

– А почему ты считаешь, что им было нужно то же, что и мне? – придержав поводья и дождавшись, когда конь рыцаря поравняется с Юлей, вслух поинтересовался я. – Это просто предположение или…

– На карте седьмого яруса нарисован значок – трёхглавый червь на круглом поле, – пожав плечами, пояснил паладин. – У эльфов этот червь является символом смерти…

Я быстро открыл карту, нашёл требуемое и… озадаченно почесал правую щёку. Стрелочка от символа указывала на переход с седьмого этажа на восьмой. Хм-м… Возможно, это и есть нужное место? Впрочем, гадать – смысла нет. Доберусь, и там будет видно…

– А сам-то как относишься к этой моей миссии? – спросил я и, убрав карту в сумку, скосил взгляд на рыцаря, наблюдая за его реакцией. – Ты в курсе, что после призыва Крета меня возненавидит весь мир?

– Ты уже призвал одного бога, – мгновение помедлив, тяжело вздохнул Бьёрн. – Это спасло брата, но погубило Мирта… А я… Я солдат, Крис, а солдатам вредно много думать. Сетара считает, что только у тебя есть шанс отогнать Мрак так, чтобы не пострадала Эрантия, и я пойду на любые жертвы ради того, чтобы твоя миссия завершилась успешно. Ну а кого ты там призовешь – это твое личное дело. Призывай, раз без этого не обойтись…

Ну да, безопасность страны и людей для паладина превыше всего. Отвага, благородство, самопожертвование и одновременно с этим хитрость, жестокость и даже предательство, но все, разумеется, во благо людей. Такими их задумывали разработчики, такими они и остались. Наверное, это здорово, когда твоя жизнь посвящена служению великой цели, когда знаешь, за что умирать. А сын и дочь обязательно пойдут по стопам родителя и получат все, что имел ты, потому что их отец жил и погиб правильно.

Смерть Великого Кормчего никак не отразится на основном курсе коммунистической партии. Небольшие перемены не в счёт, и зря я думал, что слуги Света пребывают в глубокой депрессии. Для них-то, по сути, не изменилось ничего.

Паладин снова замолчал, и я, чтобы чем-то себя занять, залез в «Летописи» и хотел запустить поиск по имени начальника пропавшей экспедиции, но тут заметил маленькую девочку…

Она стояла в сотне метров впереди на дороге, обеими руками прижимая к груди светящийся фиолетовый шарик, и смотрела на меня с восторженным интересом. В искрящемся голубом платьице! Вечером! На дороге! В лесу! Смотрела на одноглазого мужика верхом на доисторической кляче так, словно я клубничный пудинг… ну или Барби верхом на Кене!

Произнеся про себя пару нехороших, но вполне уместных по такому случаю слов, япотряс головой, но девочка не исчезла. Только шарик в ее руках засиял ярче и вдруг пропал. М-да…

«Кто она?» – чуть сбавив ход, я быстро перебирал в голове варианты. Отстала от какого-то каравана? Потерялась? Ну конечно! В таком платьице только на утренниках выступать! Но кто она, блин, тогда? Дриада? Хозяйка этого леса или… На вид – не больше пяти лет, имя, количество ХП и цвет полоски скрыты, знака задания над головой нет… Ну и, в отличие от Шуши, эта похожа на ту девчонку из фильма Миядзаки, у которой еще родители в свиней превратились… Блин! Только глаза зеленые…

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросил я в канал и, придержав поводья, заставил Юлю остановиться в десяти метрах перед ребёнком.

А в ответ – тишина. Я обернулся и… выдохнул. Бьёрн исчез – словно не было, и вот хрен я поверю, что рыцарь отстал. Тут явно другое… Но почему опять девчонка? Что мне, блин, так на них везёт?! Эй, Система! Я не люблю детей! Можно мне кого постарше?! Никто, разумеется, не ответил, и я, спешившись, шагнул вперёд и, склонив голову, произнёс:

– Приветствую вас, юная Госпожа! У вас есть ко мне какие-то вопросы?

Вообще, любую встреченную в лесу маленькую девочку, от греха, лучше называть госпожой. Особенно если лес этот находится в волшебном игровом мире. Юной же по умолчанию является любая женщина, которая хочет казаться таковой, ну или если к ней это определение хоть как-то подходит. На другое они, как правило, обижаются, а мне оно на фиг не надо, особенно ближе к ночи…

В воздухе ещё звучало эхо моих слов, когда произошло страшное. Юля издала радостное ржание, подбежала и лизнула девчонку в лицо! Сука! Наверное, то же самое ощущает человек, открывший с похмелья страничку ютуба и обнаруживший в топах запись со своего вчерашнего корпоратива… Аттракцион! Жизнерадостная кладбищенская лошадь экспрессом доставит вас до могилы…

Сказать, что я похолодел – не сказать ничего. В повисшей тишине было слышно даже шуршание муравьев на другом конце материка, но дальше вообще начался какой-то лютый трэш.

Вместо того чтобы испугаться, опешить, возмущённо заорать или, к примеру, распылить нас с Юлей на атомы, девчонка весело расхохоталась, обняла морду кобылы и чмокнула её в нос. Затем она мгновенно оказалась в седле, Прыгнула ко мне вместе с лошадью, и по-детски грозно нахмурив брови, произнесла:

– Какая я тебе госпожа? Ты разве не видишь, Темный, что я ещё девочка? Хотя… Юная госпожа – звучит неплохо! Мне нравится! – сменив гнев на милость, улыбнулась она. – Но ты можешь называть меня Никой…

«Хм-м… Кто ж, блин, знал, что девочка окажется девочкой?» – подумал про себя я, а вслух осторожно произнёс:

– Здравствуй, Ника! Я – Крис… Могу я чем-то тебе помочь?

– Да, – кивнула девочка и вдруг стала предельно серьезной. – Я хочу, чтобы ты отдал мне то, что у тебя есть.

– Отдал что? – хмыкнул я, удивленный такой постановкой вопроса. – Что именно ты хочешь получить?

– Не могу сказать, – в глазах Ники блеснули хитрые искорки. – Ты просто должен отдать то, что есть, и то, что у тебя еще будет.

М-да… С такими странными детьми в играх мне еще общаться не приходилось, но точно можно сказать только одно. Подобные встречи сулят великие выгоды или фатальные потери. Блин! Блин! Блин! Что это может быть? Нерожденные дети? Да не. Вряд ли – сейчас-то их у меня нет. Тьму? Но если я отдам ту, что во мне – другой уже точно не будет. Какие-то умения и способности? Возможно… Отказать и никогда не узнать? Но девчонку вроде признала Юля, так, может, предложение для меня выгодно?..

– А это что-то нужно мне? – аккуратно поинтересовался я. – В том смысле, что, когда отдам, со мной ничего не случится? Останусь тем же, кто есть? Не стану дураком? Хобот, к примеру, не вырастет?

– Да, наверное, нужно – нет, ничего не случится, – скороговоркой проговорила девчонка и, встретившись со мной взглядами, выпалила: – Решай быстрее! У меня нет времени!

– Ну, тогда забирай все, что тебе нужно, – со вздохом пожал плечами я. – Бери, мне не жалко.

– И то, что будет? – нахмурилась Ника.

– И то, что будет, тоже бери, – кивнул я, и в следующее мгновение глаза девчонки превратились в два огромных зеленых озера. В ушах раздалась дробь боевых барабанов, грохот железа, стоны раненых и яростные крики сражающихся. С треском рушащихся стен зелень разлетелась на тысячу мелких осколков, и перед глазами мелькнули штандарты идущих в атаку легионов, горящие на горизонте города, заваленные трупами поля. Вздрогнув, опустилось на плиты тело Филаты, конвульсивно дернулись в последний раз щупальца Аммата, гигантский меч срубил часть головы Восставшего Бога, черный туман вырвался из раны на боку Порождения Мрака, и… все пропало. Я снова стоял на дороге в лесу, а передо мной на лошади сидела маленькая зеленоглазая девчонка. Все как и было, только она вроде стала немного постарше. Или кажется…

– Спасибо, Крис, – радостно улыбнулась Ника и, погрозив пальчиком, приказала: – Только не вздумай никому говорить, что видел меня! Потом я сама тебя отыщу.

Девочка положила ладони на голову лошади, прошептала: «Прощай!» – и рассыпалась на тысячу фиолетовых искорок. Огоньки вспыхнули и тут же погасли, а перед глазами тут же побежали системные строки:


???????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????????


Внимание! Вами изучен уникальный навык: «Воля к победе


«Воля к победе»

Пассивный

Физический и магический урон, сила лечебных заклинаний и рейтинг брони всех ваших союзников увеличены на 10 %.


«Охренеть!» – выдохнул я и уткнулся лбом в Юлину шею. А ведь смех именно этой девчонки звучал у меня в голове. Одарила знатно, вот только узнать бы еще, что я отдал ей за это взамен?

Богини с именем Ника в «Летописях» точно нет, но это ничего не значит. И что вообще за идиотские знаки вопросов? Я похлопал Юлю по загривку, отошел в сторону, увеличил системную надпись и… улыбнулся. Система ничего тут не зашифровывала. В конце сообщения всегда ставится точка, значит, последнее слово в нем: «благосклонно». Дальше все просто, и не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять, что эта зеленоглазая девочка – богиня Победы! Если вспомнить мифы из той жизни и сопоставить их с накрывшими меня видениями, то…

– Хм-м… – произнес кто-то рядом со мной, я резко обернулся и… замер.

Вот же денек сегодня задался… Путешествие, блин, в страну аниме…

Глава 20

Новая гостья выглядела безупречно. А с точки зрения какого-нибудь азиата – вообще все десять баллов по пятибалльной шкале. Черный камзольчик с серебристым шитьем выгодно подчеркивал тонкую талию и частично открывал немаленькую грудь. Короткие украшенные серебром шортики, черные сапожки и ноги, на которые лучше не смотреть, чтобы не провалиться в пубертатную юность. Няшные лисьи ушки забавно торчали над копной черных непослушных волос, но вот во взгляде девушки я позитива не заметил. Долг-то вроде отдал, но…

Ситуацию, как всегда, разрядила Юля. Увидев гостью, кобыла издала радостный вопль и побежала к богине, размахивая из стороны в сторону своим куцым хвостом. Ну да… Что может быть милее мертвой лошади с редкими зубами, обвисшими боками и торчащими из-под кожи ребрами, которая запросто пожирает трупы и постоянно норовит вылизать тебе лицо? Казалось бы… Ласково проведя ладонью по морде подбежавшей кобылы, Сата перевела на меня взгляд и требовательно вопросила:

– Она здесь была?

Тон, которым это было сказано, не предвещал ничего хорошего. От слова «совсем»…

– Приветствую вас, госпожа Сата! – вежливо поклонился я, пытаясь спрыгнуть с этой совсем неудобной для меня темы.

Ника просила ее не выдавать, и хрен знает, что мне сейчас делать. Женщины – существа обидчивые, а богини – тем более. Мне же с этими двумя лучше дружить…

– Ну же?! Она тут была? – в мгновение ока Сата оказалась передо мной и снизу вверх посмотрела в глаза.

Точно так смотрела Урсула, когда я разбил окно в коридоре третьего этажа. Хотя та смотрела сверху вниз, но и сейчас ощущения похожие.

– Кто – она? – задержав дыхание, переспросил я и пару раз удивленно моргнул единственным глазом. – Мы тут с рыцарем ехали по дороге. Из храма вашего, Госпожа… Он потерялся, и мне…

Взгляд богини на мгновение затуманился, в глазах мелькнула досада. Она отступила на шаг и, скрестив руки на груди, несколько раз многозначительно покивала:

– Сговорились, значит, – смерив меня с ног до головы взглядом, с неприкрытой злостью в голосе произнесла она. – Нашла себе приятеля… Ты же видел, что она ребенок! Зачем лезешь не в свое дело? Силу в себе почувствовал? – она махнула рукой в сторону Юли и выкрикнула: – Да у этой rosta-qualiпшансов родить больше, чем у тебя выжить!

Земля под ногами вздрогнула, громко затрещали стоящие у дороги деревья, воздух превратился в тягучий кисель.

А вот это она уже зря…

– Остынь, подруга! – недобро нахмурился я, готовый в любую секунду нажать на панели кнопку и выхватить меч. – С тобой лично я расплатился с запасом. Что еще от меня нужно?!

Я не знаю их взаимоотношений с Никой, но внешнее сходство наводит на определенные мысли. Младшая сестра или дочь… И что? Достало играть в дипломатию и без причины делать виноватое лицо.

Бури не последовало. Деревья успокоились, вырвавшиеся наружу корни втянулись обратно, оставив на дороге глубокие трещины. Богиня некоторое время задумчиво смотрела на притихшую лошадь и, видимо, наконец придя к какому-то решению, вздохнула и перевела на меня взгляд.

– Ты же понимаешь, Темный, что теперь тебе нельзя проиграть? – устало покачала головой она. – Дети пытаются жить быстрее, а мы порой подаем им плохой пример…

Было видно, что слова даются ей с трудом, и мне вдруг стало стыдно за сказанное. Ника, оказывается, ее дочь, и что-то она, судя по всему, натворила, а я оказался невольным участником. Блин, только что готова была убить, а сейчас едва не рыдает. Вот мало мне своего геморроя? Ехал себе спокойно к ребятам… А тут втянули непонятно во что…

– Мне нельзя проиграть, – пожал плечами я, так и не уловив смысла происходящего, – и не понимаю, что тебя так расстроило? Ну, не станет меня… Вам-то какая беда?

– Она еще слишком юна, – с болью в голосе ответила Сата. – Вместо того чтобы собирать силу обычным путем, решила сделать ставку на самого перспективного. Боги взрослеют долго, но такая ставка в случае успеха серьезно ускорит этот процесс. Но и плата за поражение – чудовищна. То, что ты согласился играть вслепую, серьезно повысило ставку, и я никак не могу вмешаться в происходящее. Никто из близких не может…

– И что же, мне теперь жить неудачником? – нахмурился я, как только до меня дошел смысл сказанного.

– Все не так плохо, – успокоила богиня. – Удача заложена в каждом разумном, и у тебя ее, поверь, немало. Ты думаешь, я в состоянии наблюдать за каждым? О твоем существовании узнала меньше часа назад. И она тоже узнала… – Сата провела ладонью по Юлиной морде, вздохнула и посмотрела мне в глаза. – Богине Победы нужны победы, и сама она должна побеждать. Помни это, Темный, и постарайся выполнить то, за что взялся. Прощай… – Сата кивнула и растаяла в облаке искорок.

Примерно минуту я стоял и молча смотрел на кружащие в воздухе огоньки, а затем поднял взгляд к облакам и громко, в подробностях, высказал им то, что о них думаю.

Сука! Вот почему все это происходит со мной?! Чего они все ко мне прицепились? Она за дочерью недосмотрела, а я, значит, крайний?! И эта мелкая тоже… Чего бы ей не выбрать этого демона? Он же тут полмира раком поставил и главного гада развоплотил. Уже бы бабушкой была и внуков нянчила с таким-то притоком экспириенса. Или ей с демонами договариваться нельзя? У демонов какая-нибудь своя богиня Победы? Не знаю, но, с другой стороны, десятипроцентное увеличение урона для группы в моей ситуации – это охренеть как круто. Морты и прочая дрянь, думаю, оценят. Ну а мне в случае поражения будет глубоко фиолетово, что случится с хитровыделанной дочкой богини Удачи. Пусть хоть обратно к маме в известное место залезет.

Вот не думаю, что моя неудача обернется для девчонки смертельным приговором, а значит, все очень даже неплохо. Да и чего может быть плохого в халявном навыке? Мне ведь все равно от заданий не отвертеться, а с ним шансы их завершить немного повысились. Я вздохнул, посмотрел на стоящую рядом Юлю и, почесав затылок, поинтересовался:

– А скажи-ка мне, подруга, ты случайно летать не умеешь? А то сюрпризов столько, что по карманам не распихать. С богинями вон целуешься, и вообще… Так, может, ну его – пешком-то бегать? Полетаем, и Шон, глядишь, быстрее научится.

Кобыла внимательно выслушала мое предложение и, шагнув вперёд, ткнула меня мордой в грудь, требуя угощения.

– Ну, нет – так нет, – улыбнулся я и вытащил из сумки морковку. – Но ты все равно подумай над этим.

От общения с лошадью меня отвлёк дробный стук копыт и грохот железа, а спустя пару секунд из-за поворота дороги с пикой наперевес вылетел отставший арьергард в виде изготовившегося к бою паладина.

Эти служители Света и так-то шумный народ, но сейчас Бьёрна было слышно, наверное, даже в Сазе. Даже БТР проламывает стены намного культурнее и тише… Но мастерство не пропить, и появляться надо так, чтобы даже мертвая лошадь забыла про морковь и, раскрыв рот, смотрела на тебя с испуганным восхищением. Подозреваю, что, напади на нас какие разбойники, то вот прямо сейчас они бы уже передохли от страха, ну или схлопотали бы какой-нибудь жуткий психоз. В любом случае одну поклонницу Туккард себе точно только что приобрёл, и Юля теперь, наверное, тоже будет его иногда целовать…

Заметив, что, кроме нас с лошадью, на дороге никого нет, Бьёрн поднял острие пики и, придержав своё чудовище, остановил его в пяти метрах напротив. Затем убрал забрало, оглядел трещины на дороге, с сомнением во взгляде посмотрел на меня и сухо спросил:

– Что произошло?

– Да ничего особенного, – пожал плечами я. – С девушкой одной познакомился.

– Убил? – не оценив юмора, нахмурился паладин.

– Нет, мы не ссорились, – вздохнул я, – она просто ушла. Ну а ты-то почему отстал?

– Я? – рыцарь убрал пику и удивленно посмотрел на меня. – Так ведь это ты рванул вперёд, словно у твоей лошади отрасли крылья, а следом гнались все обитатели «Лебедя» разом, а потом ещё и орал так, словно они тебя догнали и…

Бьёрн не стал уточнять, что там было после «и» в его фантазиях, а я не стал спрашивать и вместо этого многозначительно посмотрел в глаза Юлии. Кобыла пару раз хлопнула ресницами и опустила взгляд, сделав вид, что этот разговор её не касается. Не поднимая головы, она повернулась и, покосившись на меня, фыркнула, намекая, что неплохо бы продолжить путь.

Спорить с ней я, разумеется, не стал, залез в седло и уже в дороге, кратко и не вдаваясь в подробности, поведал о своём приключении паладину. Рассказывать все – нет смысла. Зачем ему знать об этих непонятных ставках, о смысле которых я и сам могу только догадываться? Да и не касаются его эти наши разборки.

Бьёрн слушал молча с постным лицом и по итогу не задал ни одного вопроса. Идеальный собеседник, если разобраться. Слушает, мотает на ус, говорит мало, вопросы задает только по существу. Хотя какие тут могут быть вопросы? Какой размер груди у богини Удачи? А кстати, и правда – какой? Третий? Или все же четвертый? М-да…

Не, с воздержанием нужно обязательно что-то решать, а то в голову все чаще лезет не пойми что… И ведь сам я ни хрена не знаю, с кем мне можно, а с кем нельзя. С Заной, что ли, на эту тему поговорить? Может быть, она подскажет?

До лагеря мы добрались минут через двадцать, и чтобы не вызвать ненужных телодвижений, я заранее предупредил ребят условным криком. Однако появление паладина все равно вызвало достаточно неоднозначную реакцию. От сдержанного удивления Заныдо хмурого неприятия в глазах сидящего у костра некроманта.

Парень как-то обмолвился, что с благородным сословием у него отношения не задались, но я и не думал, что все настолько запущено.

– Это командор Бьёрн ан Туккард, – представил я своего спутника и, покинув седло, добавил: – В Нид Гаал мы пойдем вместе с ним.

– Еще один герой? – оторвавшись от помешивания висящего над огнем котелка, Зана смерила взглядом командора вместе с конем, приветливо улыбнулась и указала на пустое бревно. – Ну проходите, присаживайтесь. Вам чаю налить?

Не произнеся ни слова, Бьёрн спешился и медленно направился к костру.

Райнек молча смотрел на него исподлобья, холодная ненависть на лице некроманта смешалась с презрением, а сам он напоминал сжатую до предела пружину. Странно, я ведь тоже вроде из рыцарей, но никакого неприятия к себе не наблюдал, а тут…Они ведь не могли раньше встречаться? Или могли? Но почему тогда Бьёрн не сказал?

Повисшее в воздухе напряжение можно было потрогать рукой. Скрежет железа при ходьбе и хруст веток под ногами рыцаря звучали в тишине тревожной барабанной дробью перед смертельным цирковым номером. Все вокруг словно замедлилось, я внутренне напрягся, не зная, как поступить, если эти двое вдруг сцепятся. Некромант с девятью собаками, которых мгновенно можно призвать, и командор Светлого ордена… Зана, почувствовав напряжение, отшагнула назад и, переведя взгляд с Райнека на паладина, положила руки на рукояти серпов. Тревожно заржал черный рыцарский конь…

– Райнек Мервин? – остановившись в трех метрах напротив некроманта, негромко пробасил паладин.

– Да! – рявкнул некромант, буравя взглядом подошедшего рыцаря.

Это «да» прозвучало, как оскорбление, и было видно, что парень уже едва сдерживается. Казалось, еще мгновение – и придется влезать между ними, но взрыва не произошло, поскольку дальше началось странное.

Бьёрн кивнул и заговорил, спокойно глядя в глаза некроманту:

– Сотник второго королевского легиона барон Лин ан Карси, эрл Диан ан Тори, эрл Дарс ан Шафф и эрл Грам ан Карси погибли в Фертанском сражении. Эрл Гервен ан Гене и эрл Кан ан Борге убиты в сражении на Волчьих Пустошах. Эрл Гант ан Рез погиб спустя двадцать лет после войны Хаоса в битве при Мааре. Судья второй категории Конор Верин умер через двадцать четыре года после того суда во время эпидемии в Дорге. – Произнеся это, паладин опустил взгляд и снова посмотрел в глаза Райнеку: – Они все мертвы, парень… Ты же не собираешься мстить детям?

Пока командор перечислял эти странные имена, лицо некроманта вытягивалось и бледнело, ненависть в глазах сменили растерянность и… обида? Услышав вопрос, он некоторое время молчал, глядя перед собой в одну точку, затем опустил взгляд, потряс головой и сухо прошептал:

– Нет…

Бьёрн кивнул, вытащил из сумки свиток с большой красной печатью, развернул его и громко, с расстановкой, провозгласил:

– Высочайший Указ от седьмого числа третьего месяца лета одна тысяча триста семьдесят седьмого года, за номером два!

Учитывая обстоятельства смерти барона Айзека ан Рота, принимая во внимание срок давности, а также последовавшие за этим события, я, Райан Эраст Первый, король Эрантии, повелеваю:

Считать Райнека Мервина искупившим свою вину в смерти барона Айзека ан Рота!

За волю и самопожертвование, проявленные во время войны Хаоса, благодаря чему врагу был закрыт путь в Вайдарру, а также за обнаружение и сохранность артефакта-ключа Райнеку Мервину присвоить наследуемое рыцарское звание и назначить его действительным членом гильдии магов Эрантии!

При этих словах некромант вздрогнул. Растерянно, словно ища поддержки, посмотрел на меня, перевёл взгляд на замершую у костра Зану, снова на меня и стал медленно подниматься с бревна, мучительно ловя каждое слово и не отрывая взгляда от стоящего напротив него рыцаря.

– Семье эрла Райнека ан Мервина выделить участок земли в пределах города в соответствии с Законом о родовых владениях, не ближе километра от городских стен, и выплатить единовременную сумму в три тысячи золотых монет на постройку родового поместья.

Родовой знак утвердить в Гербовой Коллегии в любое время. Документы на землю и деньги получить в министерстве финансов после утверждения знака…

Лес вокруг затих, словно преисполнившись торжественностью момента. Не слышно было птичьих криков, лошади стояли не шевелясь, и даже деревья, казалось, ловили каждое произнесённое слово. Бьёрн оглашал королевскую волю, выпрямив спину, с высоко поднятой головой, а в трёх метрах напротив, опустив руки и выпятив подбородок, стоял щуплый нескладный парень в серой поношенной мантии. С мучительной болью во взгляде он смотрел на закованного в железо гиганта, сглатывал подкатывающие к горлу комки, а на щеках его блестели предательские дорожки…

Закончив читать, Бьёрн свернул свиток и протянул его Райнеку.

– Вот, эрл, это твое, – с теплой улыбкой произнес он. – И спасибо тебе за Вайдарру.

Некромант судорожно покивал, забрал документ и, резко обернувшись, пошел в лес, вздрагивая от душивших его рыданий.

– Собаку позови, эрл, – в канале посоветовал я. – Уже можно. Утром нам все равно отправляться.

Парень кивнул, не оборачиваясь, и пошел быстрее, а Бьёрн, чтобы разрядить обстановку, посмотрел на Зану и поинтересовался:

– А у вас только чай? Или, может быть, есть что покрепче?

Девушка вздрогнула, рассеянно посмотрела на паладина и наморщила лоб – видимо, все еще находясь под впечатлением от произошедшего.

– Чашки доставайте, – усмехнулся я, чувствуя нехилое облегчение от нормально разрешившейся ситуации, и, подойдя к костру, вытащил из сумки бутылку коньяка.

Нет, событие реально знаковое, получить наследственное дворянство отдельным королевским указом для местных так же почетно, как когда-то в средневековой Европе, но парень реально заслужил. Происходило это на самом деле или нет – дело десятое. Главное, что он сам это помнит.

Купленный у Шеда коньяк по вкусу напоминал «Арарат» – любимый коньяк моего деда, и я всегда держал его для особенных случаев. Самому Райнеку сейчас, наверное, лучше не пить, ну а нам для успокоения нервов – самое то.

– Слушай, а кто были все эти люди? – поморщившись от выпитого, я посмотрел туда, где скрылся Райнек, и перевёл взгляд на Бьёрна. – Чего они такого натворили?

– Сломали парню жизнь. – Паладин отодвинул сапогом бревно, сел на него и задумчиво повертел в руке кружку. – Айзек убил его отца и мужа сестры, остальные лжесвидетельствовали в суде, а Конор Верин в качестве свидетелей опросил только приятелей барона и на основании их показаний вынес вердикт. Не знаю, заплатили ему или нет, но сейчас это уже не важно. В итоге Райнек оказался на улице, спутался с отрекшимися, и те помогли ему убить Айзека. – Бьёрн вздохнул, затем спохватился и удивленно посмотрел на меня. – Он что, сам тебе не сказал?

– А я не спрашивал, – пожал плечами я, разлил по второй и, усевшись на соседнее бревно, небрежно отсалютовал кружкой. – У меня достаточно оснований доверять парню, не копаясь в его прошлом. Кстати, а откуда узнали? Сетара на хвосте принесла?

– Богиня, да, – поморщившись от такого сравнения, пояснил паладин. – Но, вообще, историю парня королю поведал князь Крейда Криан. Он же видящим был… Мог смотреть в прошлое…

– Почему был? – не донеся кружку до рта, я повернул голову и посмотрел в глаза Бьёрну. – Они же вроде убили чудовище?

– Он исчез… – тяжело вздохнул Бьёрн и залпом опрокинул свой коньяк. – Никто не знает, куда, но я думаю, Сущее просто взяло с него плату.

– Ясно, – вздохнул я, выпил свой коньяк и задумчиво посмотрел на огонь.

Исчез… Наверное, именно так выглядит потеря персонажа? Ну да, все герои всегда заканчивают одинаково… Со смертью все равно не поспорить, какой бы долгой и яркой твоя жизнь ни была. Но если уж уходить, то только так, как это сделал князь Крейда Криан. Так, чтобы все потом жили – и подыхали от зависти.

– А давайте ещё по третьей, – криво усмехнулся я и разлил остатки коньяка в протянутые кружки. – И выпьем за тех, кого с нами нет, и за тех, кто ушёл правильно! Так ушел, как считал это правильным для себя…

Глава 21

Северо-западный Даркан; подножие горы Ума-Ана, уровень локации 235.


Густая трава поднималась до колен и уходила за горизонт неспокойным морем. Серебристые волны медленно накатывали на лежащие повсюду груды голых камней и, поднимаясь по пологому склону горы, разбивались о кромку хвойного леса.

Стелящийся по траве ветер густо пах степными цветами, а к их запахам примешивалась легкая полынная горечь. Впереди, между каменных глыб и на склоне горы, паслись целые стада коричневых антилоп, в сотне метров справа на одном из камней вальяжно расположилась крупная пятнистая кошка.

Выйдя из портала, я быстро оглядел степь и, не обнаружив угрозы, отвёл лошадь в сторону, чтобы она не мешала выходить остальным. Шон убежал куда-то вперед. Зана появилась следом за мной и, заметив вопросительный взгляд, указала рукой на ближнюю кучу камней:

– Там! – уверенно произнесла она.

Интересно… Мне почему-то казалось, что вход в подземный город должен выглядеть хотя бы как иорданская Петра, а тут какой-то недоделанный Стоунхендж.

Дождавшись появления всех членов отряда, мы прошли следом за девушкой к указанному месту и, вспугнув по дороге с десяток прячущихся в траве птиц, вышли к узкому проходу, который вел в глубь камней.

Ракот, помнится, говорил, что Нид Гаал скрыт от взоров Великих Сущностей, но, судя по всему, его вообще хрен кто когда сможет найти, если только не натолкнется случайно.

Пройдя по проходу и обогнув пару больших валунов, мы выбрались на просторный каменный пятачок к небольшой угловатой скале с черным треугольным отверстием, и тут меня одолели нешуточные сомнения.

Света хватало, чтобы определить, что перед нами всего лишь небольшая пустая пещера с грязными разводами на дальней стене и неровным каменным полом, на котором лежали старые пожелтевшие кости. Однако, несмотря на это, Зана спокойно подошла к отверстию и, обернувшись, сделала приглашающий жест.

– Ты издеваешься?! – нахмурился я, глядя на невозмутимое лицо девушки и чувствуя, как по спине побежали мурашки от ужаса осознания.

Девчонка сдвинулась за тот месяц, что висела в цепях, и привела нас к обычной скале? Или город уже сменил место? Да что угодно, но не может эта дыра быть ничем иным, кроме обычной пещеры! С моей защитой от ментала я бы обязательно разглядел иллюзию, но…

– А ты зайди и взгляни, – спокойно глядя мне в глаза, улыбнулась она.

М-да… Покосившись на стоящего рядом паладина, я отпустил поводья лошади и направился к пещере, мысленно проклиная себя за доверчивость. Возможно, Зана просто боялась и решила соврать? Я же не приказывал ей тогда говорить правду. Но, значит, в этой пещере ловушка? Она надеется меня убить и как-то сбежать? Хотя ловушек вроде нет, или…

Видимо, вдоволь насмотревшись на мою физиономию, Зана весело рассмеялась, быстро зашла в пещеру и… пропала. Материализовавшийся передо мной Шон весело гавкнул, забежал следом за ней и тоже исчез. Черт! Придержав отвисшую челюсть и слабо понимая, что происходит, я быстро подошел к пещере, шагнул внутрь и… замер.


Древние Дороги, Нид Гаал, Первый ярус, Память Былого. Уровень локации 270.


Своды гигантского зала горели тысячами огней, изображая ночное небо южных широт, и безжизненно-белая луна мрачно взирала на раскинувшийся внизу город.

Он был огромен… По ощущениям – никак не меньше Вайдарры. Двенадцать широких улиц изломанными ручейками горящих фонарей стекались на огромную круглую площадь, в дальнем конце которой стояла статуя какого-то варвара. Однотипные коробки домов с высокими прямоугольными крышами, трактиры, приземистые двухэтажные строения непонятного назначения. Никакой разрухи и запустения, но город был безлюден, и от него ощутимо веяло жутью.

– Прости, Крис, что не говорила раньше, – тронув меня за рукав, восхищенно прошептала Зана. – Но ты сам должен был это увидеть. Если бы рассказала – было бы не так…

Каменный козырек, где мы оказались, возвышался примерно в сотне метров над дном пещеры, и от него к городу спускалась широкая извилистая дорога. Никакой растительности в пределах видимости, рек и ручьев тоже нет, дальний край города теряется во мраке, а потолок… Я поднял взгляд к звездам, задержал его на луне и вдруг понял, что это не потолок! В пещерах облаков не бывает! Черт! Резко обернувшись, я оглядел дыру в скале у себя за спиной и задумчиво почесал щеку.

– Достаточно шагнуть назад, и мы снова окажемся там, где были, – правильно прочитав мои мысли, подсказала Зана, а в следующее мгновение нам обоим пришлось отпрыгивать в стороны, поскольку следом за мной в пещеру вбежала Юля. Ну да, как же тут без нее.

Всех лошадей отпустили еще вчера вечером, но свою кобылу я решил оставить в качестве боевой единицы, поскольку ее перк при определенных обстоятельствах может оказаться полезнее взвода морской пехоты. Вот она, видимо, и решила, что пришло время…

Едва не сбив хозяина с ног, Юля остановилась и, с укором посмотрев на меня, издала короткое возмущенное ржание. Шон весело тявкнул в ответ, а в следующую секунду на площадке стало тесно, поскольку Бьёрн с Райнеком тоже решили не дожидаться особого приглашения.

– Древние Дороги, – подойдя к краю площадки и внимательно оглядев город, прокомментировал Бьёрн. – Столько раз слышал о них, но никогда не бывал.

– Ты знаешь, что это такое? – кивнув на город, поинтересовался я.

– Нет, – задумчиво покачал головой рыцарь. – Древние Дороги – это отражение нашего мира. Они могут сохранить действительность любой эпохи, могут показать иные миры. Ученые в Ровендуме считают, что Древние Дороги – это обрывки воспоминаний Создателя. Только доказательств ни у кого нет. – Паладин усмехнулся, поправил на плече молот и указал рукой вниз. – Так, наверное, выглядела столица древнего государства кунов до того, как боги поддержали Эраста Великого и оказали ему помощь в войне с Темными Герцогами.

– А откуда ты знаешь, что думают в Ровендуме? – полюбопытствовал Райнек, жадно ловивший каждое слово командора. – В университете нам рассказывали о Темных Временах Многоцарствия, но Древние Дороги считались вымыслом.

– Я учился и работал в Ровендуме больше ста лет, – со смущенной улыбкой негромко пояснил Туккард. – Ходил в экспедиции, изучал историю, даже получил степень магистра, но потом случился Свиидский Мятеж, и моя служба понадобилась королю….

– Стоп! – слегка охренев от таких подробностей, я выставил перед собой раскрытые ладони и, посмотрев на паладина, поинтересовался:

– Ты знаешь, чего можно ждать там, внизу?

– Нет, – нахмурился Бьёрн. – Знаю только конец истории последнего оплота кунов. Когда войско Эраста подступило к Нид Гаалу, они там никого не нашли. Ни живых, ни мертвых. Жители куда-то исчезли…

– А кто такие были эти куны? – поморщился я. – Люди?

– Да, – кивнул Бьёрн. – Откуда, по-твоему, появилась Эрантия? Только записей о тех временах практически не сохранилось, словно кто-то специально их уничтожал. – Паладин с сомнением посмотрел вниз, вздохнул и добавил: – Точно известно, что правителями у них были великие некроманты. Однако официальная история утверждает, что некромантия как наука зародилась при богине Кильфате…

При этих словах Райнек поморщился и недоверчиво произнёс:

– Но ведь Ургам тоже говорил мне об этом! У него-то не было никаких причин симпатизировать Кильфате!

– Если мы когда-нибудь попадём в Ровендум, я отведу тебя в библиотеку, покажу нужную книгу, и тогда вопросы задавай её автору, – спокойно глядя в глаза некроманту, пояснил Бьёрн и, переведя взгляд на меня, вопросительно приподнял бровь.

– Сейчас, – кивнул я и посмотрел на притихшую Зану.

– Что-то добавишь?

Девушка мгновение поколебалась, небрежно пожала плечами и, кивнув на город внизу, пояснила:

– Там никого нет, искать тоже нечего – все дома пусты. В первое посещение мы встретили какого-то сумасшедшего на площади, но так и не поняли, кто это и чего он хотел. Этот человек лишь забавно вздрагивал и твердил про какую-то Аменди – это единственное слово, которое удалось разобрать. Мастер Ургам попытался его расспросить, но мужчина исчез, и мы решили, что это был полупризрак. – Девушка снова пожала плечами и указала рукой на центральную площадь. – За памятником – проход на второй ярус, и там уже много чего интересного: залы, хранилища, лаборатории и склепы. Впрочем, далеко мы с Ургамом не заходили. Слишком уж опасные там встречаются существа, но… – Зана оглядела наши лица и хмыкнула: – Но для героев, наверное, самое то…

– Спасибо, – улыбнулся я, открыл меню и освободил девушку. – Ты свободна. Говори, куда тебя нужно отправить?

– В смысле, «отправить»? – возмущенно хлопнула ресницами та. – Ты вообще нормальный? Привёл, значит, в Нид Гаал и… Это как домой пригласить и постелить в другой комнате! Никуда я от вас не уйду! Как ты с богиней-то собрался говорить без меня? А? Вот и давай, записывай Зану в герои!

Не, ну это, в принципе, было понятно. Шера старалась не зря. Я вздохнул, покосился на довольное лицо некроманта и нарочито строгим голосом произнёс:

– Ладно, но с этого дня ты будешь отвечать в отряде за продовольствие. Все равно ведь больше всех ешь, вот и планируй заранее.

– И за выпивку? – тут же уточнила разбойница.

– И за выпивку, – кивнул я. – Будешь следить, чтобы никто из нас не напился.

– Хорошо, – после небольшого колебания серьезно ответила девушка. – За этим я прослежу обязательно.

– Отлично, – согласился я и, переведя взгляд на Райнека, приказал: – Зови собак!

Некромант кивнул и, отойдя к дороге, выполнил мое требование. Я прошёл за ним, пробежал взглядом по появившимся чудовищам, хмыкнул и мысленно нажал кнопку призыва умертвий.

Если не брать во внимание Мирну, то по количеству ХП гончие Райнека примерно в три раза превосходили моих бойцов, их урон процентов на двадцать превышал тот, что выдавали мои воины в редком эквипе, но на этом преимущества заканчивались. Управление сворой собак по своей сути сравнимо с игрой на пианино. Ты можешь обозначить гончим приоритетные цели, прописать примерные алгоритмы действий в зависимости от обстоятельств, однако всех ситуаций предусмотреть не получится. В бою за каждой собакой обязательно нужно следить, что практически исключает личное участие. Рыцарь Смерти или некромант в таком спеке[17] должен всегда находиться за призванными существами и избегать прямых контактов с противником.

Впрочем, Райнек сам себе специализацию не выбирал, ему ее вручила Система, поэтому, несмотря на то что парень не помнил ничего о произошедшем с ним в Лимбе, с гончими обращаться он умел на уровне продвинутого непися. То есть лучше любого игрока-некроманта. С учетом же шести с половиной миллионов ХП и его могучей питомицы некромант по силе не уступал рейдовому боссу своего уровня. С союзниками мне повезло, что и говорить, и гончие – это, наверное, здорово, но мои умертвия все равно самые лучшие спутники. Ведь с ними даже можно иногда говорить.

Я оглядел появившихся на дороге умертвий, улыбнулся и благодарно кивнул:

– Привет, народ! Спасибо, что так долго продержались на площади! Пять минут осмотритесь, и я обрисую задачу.

– Мы тоже рады, что ты жив и свободен, – видя, что вступительная речь закончена, весело за всех прокричала Ясмина. Жрица перевела взгляд на Зану, стоявшую у меня за спиной, и, чуть сбавив тон, добавила: – Я даже рада, что ты так и не смог выгнать эту озабоченную бродяжку. Надеюсь, она оставляет тебе хоть немного выпивки и еды?

– Привет, костлявая! – смерив взглядом Ясмину, беззлобно буркнула Зана. – Тебе-то о мужиках и еде только мечтать.

Не обратив на эту шпильку внимания, жрица подошла ко мне и, тронув за запястье, кивнула на стоящего у края площадки командора:

– А ты познакомишь меня с этим видным мужчиной? – в общем канале громко поинтересовалась она. – А то эта мелкая слишком много о себе возомнила.

Зана тут же хмыкнула, Райнек с опаской посмотрел на жрицу, затем перевел взгляд на Бьёрна, но сам командор никак не отреагировал. Он стоял, смотрел на город внизу и морщил лоб, словно пытался вспомнить что-то очень важное.

– Этот-то хоть нормальный? – не унималась Ясмина. – Или такой же идейный, как Карт?

– Он его брат, – сдерживая улыбку, пояснил я.

– Ясно, – в голосе жрицы послышались печальные нотки. – Ну тогда хоть расскажи, чем все закончилось в прошлый раз, а то Итан уже нервничает и, наверное, ревнует меня к тебе…

– Аменди! – хлопнув себя по лбу, вдруг воскликнул паладин и, обернувшись, нашел взглядом Зану. – Ты помнишь, как выглядел этот твой сумасшедший?!

– Он не мой, – опешив от такого напора, покачала головой девушка и, пожав плечами, добавила: – Высокий, лысый, в старой одежде… У него еще посох в руках был с навершием в виде диска с какими-то странными крючками.

– Чёрное солнце Аменди, – снова переведя взгляд на город, задумчиво произнёс паладин, затем посмотрел на меня и пояснил: – Куны верили, что после смерти все они уходят в страну, над которой не заходит чёрное солнце. Интересно…

Дежавю… Туккард сейчас напоминал капитана Игнатьева. Однажды, помню, в каком-то из домов мы нашли клееную модель парусника, и мужик реально поплыл. Так матёрый волкодав плывет при виде маленькой дочки хозяина. В детстве капитан ходил в какой-то там кружок и разбирался в таких моделях не хуже чем в строевой подготовке. Нам тогда ещё пришлось заезжать в город и пристраивать этот кораблик в какую-то школу. «Дети должны видеть это чудо», – назидательно заявил тогда он… Ну да… Я хорошо помню лица тех тёток, когда у ворот школы затормозил БТР.

Кораблик мы в итоге пристроили, а через две недели Игнатьев с пулей в плече вывел роту из того поганого ущелья, потеряв при этом всего троих. Не знаю… может, что-то и есть в этих модельках, но Бьёрн сейчас совсем не похож на того брутального мужика, что заходит в трактир, вышибая сапогом двери. То есть внешне похож, но вот лицо… Так смотрят только на маленькие модели старых парусных кораблей…

М-да… Чёрное солнце… Я помню этот знак на двери хранилища Ллос, но паладину лучше это пока не рассказывать, а то мы тут ещё полчаса проторчим.

Впрочем, так оно примерно и вышло.

Я быстро рассказал умертвиям, что случилось в Вайдарре, представил Туккарда и предложил обсудить тактику предстоящих боев. Восемь гончих, некромант, разбойница и паладин серьезно усилили боевую мощь отряда, но это усиление ещё нужно правильно применить. Говорили в основном Райнек, Итан и Туккард. Я в разговор особо не лез, поскольку моя роль в бою осталась прежней. Благодаря открывшемуся перку и вложенным в него пяти очкам талантов моя Аура стала безопасной для всех членов группы. Так что я могу врубать ее как раньше – когда захочу, а значит, буду действовать по обстоятельствам.

Обсуждение затянулось минут на двадцать. По его результатам командование передали Итану, Бьёрна назначили на роль МТ[18], Райнек пустил вперед трех собак, и отряд не торопясь направился в город.

Глава 22

При приближении к Нид Гаалу гнетущее ощущение усилилось, а к тянущейся от города жути добавилось странное чувство какой-то неправильности происходящего. Нелепый город в заднице мира, чем-то похожий на коттеджный поселок. Ровные дома с бежевыми стенами, невысокие однотипные каменные заборы, прямоугольные провалы окон и горящие вдоль улицы фонари. Странно и непонятно… И дело даже не в том, что фонари по какой-то причине горели, проблема в том, что горели они все! На каждом столбе, возле каждого огороженного забором участка. И почему, интересно, тут нет городских стен? Их никогда не было? В средневековом-то городе?

Утрамбованный грунт дороги сменили бежевые неровные плиты, уложенные строителями в какой-то чудовищный паззл. Ни указателей, ни надписей. Нид Гаал просто начался…

Мы шли молча, не торопясь, мимо покинутых жителями домов, и проклятые фонари освещали нам путь ярким оранжевым светом. «Какой во всем этом смысл? – думал я, внимательно оглядывая пустые дворы и изучая взглядом строения. – Если это и правда копия существовавшего когда-то города, то куда подевались все жители? Умерли? Ушли в эту, как там ее, Аменди? Если так, то где свидетельства их проживания? В покинутых людьми городах всегда остаётся хоть что-то: мелкие вещи, орудия труда, мусор. Но тут-то ничего нет! Жителей никогда не было? Но на хрена тогда нужны дома и фонари? Какая-то недорисованная локация? Но почему тогда меня с каждым шагом все больше накрывает чувство надвигающейся опасности? Словно я нахожусь в эпицентре начинающегося землетрясения или иду по берегу тропического острова, к которому приближается гигантская волна?»

Три костяные собаки, каждая размером с крупного пони, шли впереди, низко наклонив головы и не проявляя никаких признаков беспокойства. Они не могут почувствовать, или никакой опасности нет? Бьёрн, Зана, Райнек и скелеты тоже вроде спокойны, но мне кажется, что в каждом доме сидит по снайперу. Пальцы застыли на спусковых крючках, и осталось только дождаться команды, но ее нет, и мы продолжаем спокойно идти…

Почему?! Или это из-за фирменного Юлиного цоканья? Да, звуки шагов моей лошади не оказывают никакого психологического воздействия ни на меня, ни на членов отряда, но я-то их все равно слышу! А ведь любой мой соотечественник, услышав это цоканье в мертвом городе, в последнюю очередь подумает про светлое будущее! Может быть, я и впрямь зря заморачиваюсь? Особенно с учетом того, что назад все равно уже пути нет…

До площади мы добрались за час с небольшим. Так долго шли из-за того, что где-то на середине пути я не выдержал и, остановив отряд, вместе с Бьёрном проверил трактир вместе со стоящими возле него домами. Безрезультатно… И дома, и гостиница были пусты – ни мусора, ни мебели, ни даже намёка, что тут мог кто-то когда-то жить. Голые крашеные стены, каменный пол и поразительная чистота…

Так ничего и не найдя, мы с паладином выбрались на улицу к остальным и пошли вперёд, уже больше никуда не сворачивая.


На другом конце площади на высоком каменном постаменте застыл семиметровый бородатый гигант с лицом матёрого душегуба и жуткими шрамами на широкой обнаженной груди. В длинных штанах странного покроя, высоких сапогах и висящей на плечах шкуре горного тигра он бы вполне сошёл за какого-нибудь орочьего племенного вождя, но… Голову гиганта венчала знакомая корона с тремя зубцами и торчащими в стороны рогами, а изогнутый посох в правой руке походил на огромную кобру, к башке которой приделали диск с кривыми щупальцами чёрных лучей.

Яростно оскалившись и высоко подняв левую руку с раскрытой ладонью, он указывал посохом в сторону входа в локацию, словно готовился обрушить стены тоннеля, из которого мы появились.

– Кто-то из правителей кунов, – кивнув на статую, предположил Бьёрн, после того как Итан остановил отряд у входа на площадь.

– Скорее всего, это их последний король – Арг ли Даг, – небрежно заметил я, глядя на памятник и прикидывая, как поступить, если этот деятель вдруг по какой-то причине оживет и решит жахнуть по нам из своего посоха.

– Откуда ты знаешь имя их последнего короля?! – скосив на меня взгляд, Бьёрн недоверчиво поморщился и снова посмотрел на статую. – Ты что-то видишь?

– Расслабься, – усмехнулся я и по команде Итана двинулся вслед за остальными бойцами. – Та книга, что я вытащил из твоей сумки, была как раз за авторством того короля. Жаль только, прочитать я её пока не могу, но когда смогу – обязательно тебе расскажу.

– Стой! Рассредоточиться в линию! Райнек, собак назад, на исходную! Луки, маги – готовность!

Резкие сухие команды Итана отвлекли меня от воспоминаний об украденной книге, я поднял взгляд и заметил высокого лысого старика.

С высоко поднятой головой и выпяченным подбородком он важно шествовал навстречу нам со стороны памятника. Широкоплечий, с узко посаженными глазами и густыми бровями, одетый в синюю ниспадающую мантию, с посохом в руке – его можно было принять за мажордома гильдии магов Вайдарры, но… Посох в руке мужчины оказался точной копией того, что держал в руке стоящий на постаменте гигант… Имя скрыто, восклицательного знака над головой нет. Пятьсот двенадцатый уровень, четыреста миллионов ХП и желтая полоска над головой – опасаться вроде бы нечего, но какого хрена ему от нас нужно? Вышел из-за постамента… Поднялся снизу или просто стоял там и ждал нас?

– Это тот местный дурак, о котором я вам говорила, – кивнув на приближающегося мужчину, небрежно пояснила разбойница.

Старик шёл медленно, тяжело опираясь на посох, и шарканье его сапог вместе с гулкими ударами дерева о брусчатку звучали так же угрожающе, как и цоканье моей любвеобильной лошади.

Долбаные игровые условности… Если допустить похожую ситуацию в реале, то, даже будучи великим мастером восточных единоборств, бежал бы он куда-нибудь сломя голову и без оглядки, поскольку никакая палка не поможет против десятка подготовленных мечников. Но тут идёт – не боится и даже нагоняет, гад, жути. Босс локации? Возможно… Эта площадь идеальное место для боя, только вот его полмиллиарда ХП для нас проблем не представляют. Так, может быть, я зря волновался?

Сейчас отговорится по скрипту[19], сдохнет, и пойдем уже дальше? Можно бы, конечно, и наплевать на него, но все-таки интересно, что он нам скажет.

Нейтрального непися Итан атаковать не прикажет, а значит, сначала постоим и послушаем. Вдруг он и правда дурак, тогда и убивать не придется.

Доковыляв тем временем до центра площади, старик остановился примерно в десяти метрах перед нами и поднял на нас свои выцветшие голубые глаза. Презрительно оглядев меня с головы до ног, он перевел взгляд на стоящего рядом Бьёрна, вытянул в нашу сторону скрюченную ладонь, запрокинул голову и… расхохотался. Звуки его сухого кашляющего смеха разорвали повисшую над площадью тишину и, пробежав по спине волной холодных мурашек, разлетелись над городом осколками затухающего эха.

Жесть! И хрен знает, как нам на это реагировать. Полоска по-прежнему желтая, агрессии не проявляет, но этот, мать его, смех… Зана вроде говорила, что он там что-то неразборчивое бубнил? А сейчас тогда какого хрена развеселился?

– Я знал, что вы придёте, – отсмеявшись, прокаркал старик. – Ждал… И пророчество Ураты исполнилось. Паладин Мертвого бога и воздыхатель этой коварной твари… Вы здесь… Значит, мой господин скоро вернётся. Ведь Предавшей в одиночку против него не выстоять…

«Да ладно! – мысленно выдохнул я, когда до меня начало доходить сказанное. – Воздыхатель Коварной Богини?! Но какого хрена?! Откуда он знает, что мне на каждом углу мерещится Ллос? Не, ну некоторые неписи могут видеть твои репутации и прочие цифровые параметры, но такое-то как возможно? Что же, теперь каждая собака на Карне будет знать, на кого у меня стоит, а на кого нет? Дожили, блин…»

– Какой-то он странный сегодня, – вторя моим мыслям, ошарашенно прошептала в канале Зана. – Я не знаю, что… Раньше он таким не был!

– А ты? – старик перевел взгляд на меня, и в глазах его плеснулась досада. – Ты же овеян Истинной Тьмой! Зачем тебе эта двуличная сука? Зачем ты идешь против верного слуги Матери? Это же не она отправила тебя сюда? Ты пришел по велению похоти! Одумайся, глупец, и уходи прочь! Уходи, иначе умрешь!

О чем он, черт возьми, говорит? Против кого я иду? И какая, в задницу, похоть? Так и не найдя, что ответить, я открыл было рот, чтобы хоть уточнить, кого он имеет в виду, но меня опередил Бьёрн.

– Ты сам-то кто такой? – буравя старика взглядом, негромко пробасил он. – Болтаешь много, но ничего не понятно…

– Я такой же, как ты, – резко повернув голову, яростно прошипел старик. – Верный паладин своего бога! Первый среди равных! Последний боевой некромант и король Аменди, Арг ли Даг! Но, в отличие от твоего Господина, мой не искал кривых путей и не якшался с предателями. – Старик презрительно усмехнулся и покачал головой. – Сущее ведь не обмануть, и те, кто преступает законы мироздания, всегда растворяются в Небытии. Мирт мертв и уже не поднимется, а Крет уже скоро восстанет! Восстанет и отомстит предавшей его твари!

– Крет?! – шагнув вперед, удивленно выдохнул я. – Так Ллос и его…

– А вы сдохнете все! – с ненавистью прорычал старый король. – Я столько лет ждал и не позволю вам пройти в Чертог Смерти!

В следующую секунду полоска над головой старика полыхнула алым цветом, он резко выбросил вперед руку с оружием и что-то невнятное проорал. С навершия посоха сорвалась здоровенная полупрозрачная кобра, ударила Бьёрна в грудь, и на том месте, где стоял паладин, возник огромный черный кристалл.

– Бой! – сухо скомандовал Итан, но одновременно с этим Арг ли Даг вскинул свободную руку и пустил вокруг себя Волну Тьмы. Вражеская магия опрокинула и отбросила всех назад. И собак, и скелетов… На ногах устояли только Райнек и я. Меня Тьма обошла стороной, а некроманту просто повезло – он находился далеко, метрах в десяти позади, и Волна ударила по нему уже на излете.


Внимание! Кристалл Тьмы (400 000 000 единиц прочности) уничтожит цель через 20 секунд!


– Сука! – в бессилии прорычал я и, врубив обе Ауры, нанес рубящий удар по матовой поверхности кристалла. Тень Тьмы! Сокрушение! Казнь! Если не разбить эту дрянь, Бьёрн погибнет, а урона на это гарантированно хватит только у меня. Семнадцать ударов и семнадцать секунд… На всех бойцах и собаках восьмисекундный дебафф оглушения, Зана без сознания, по разбойнице прошёл критический урон. Только я и этот урод… но мне необходимо бить по кристаллу…

– Умрите! – безумным голосом прохохотал Арг ли Даг, отбросил прыгнувшего на него Шона, и указал оружием на кристалл.

Брошенное Удушение на него не подействовало, и с навершия посоха ударила гигантская чёрная молния. Чудовищное по силе заклятие, промахнувшись, разорвалось в группе лежащих на брусчатке бойцов. Шесть иконок рейда погасли. Погибла и Юля… Перк лошади спас скованного Тьмой паладина, но саму её уберечь не смог. Черт! Сокрушение! Казнь! Как же я ненавижу это бессилие!

Лезвие раз за разом с хрустом врубалось в растрескавшуюся поверхность, Аура только краем задевала ублюдка, но заклинание ещё не разогналось, и босс потерял не больше трёх процентов ХП. Ничего, ещё пара секунд – все поднимутся, и гончие не дадут ему кастовать!

Словно услышав мои мысли, старик снова вскинул свой посох, вокруг старого короля тут же образовалась четко очерченная окружность и начала быстро наливаться темно-зелёным светом. Ядовитый Взрыв! Сука! Я под навыком в иммунитете, скелетам и собакам яд нипочём, но…

– Зана! Зану! – заорал я в канал, понимая, что никто уже не успеет…

Одновременно с этим пришедший в себя Райнек Прыжком переместился к бессознательной разбойнице и, подхватив девушку на руки, вышвырнул её из зелёного круга. Выбежать бы он не успел…

В следующую секунду король грохнул основанием посоха о брусчатку, и площадь плеснула вверх зелеными струями.

Некроманта спасла Ясмина. Жрица идеально сориентировалась в ситуации: не стала трогать разбойницу, кинула на Райнека Щит и тут же избавила его от дебаффа. Блин, мне бы такой скилл[20] и такую вот выдержку! Если бы не она… Ядовитая магия начисто снесла поставленную защиту и оставила некроманту чуть больше десяти процентов ХП.

С трудом устояв на ногах, Райнек обернулся и выбросил вперед правую руку. Собственно, гончим уже не требовался приказ. Видя состояние хозяина, собаки обезумели и с ревом бросились на обидчика.

– Сюда! – сухо скомандовал Итан, и скелеты рванули в одному ему ведомую точку.

В следующую пару секунд старик убил еще одну из четырех оставшихся гончих и, не желая попадать в зубы несущейся на него Мирны, ушел Прыжком вправо, но тут же попал под три Рывка ушедших следом за Итаном воинов. Атма, догнав остальных, кинула на него какой-то дебафф, и урод на несколько секунд застыл неподвижной куклой.

Проведя по паре быстрых атак, Итан, Ральф и Кевин по команде рванули в стороны, как нашкодившие пацаны, и в босса на полном ходу вломилась разъяренная Мирна. Сбив старика с ног, гончая перехватила его за плечо и принялась трясти, словно тряпичную куклу. В этот момент с хрустом осыпался черный кристалл, и я, шагнув назад, положил на плечо меч, с облегчением посмотрев на уцелевшего паладина.

Все живые – живы, а мертвых мы с Райнеком через сутки поднимем. Потеряны тринадцать боевых единиц, включая Юлю и шесть собак… И при таком колоссальном перевесе в силах! Эпик фейл, иначе не назовешь. Впрочем, кто же знал, что эта тварь атакует без подготовки? И еще этот гребаный кристалл…

Слегка помятый, но ни разу не раненый Бьёрн коротко и емко описал сложившуюся ситуацию, резко обернулся на звуки боя, и в этот момент полоска ХП босса иссякла. Мирна еще пару раз встряхнула мертвое тело, затем отшвырнула и, найдя взглядом Райнека, быстро побежала к нему.

Со стоном и руганью поднялась на ноги Зана. Стоящий рядом с ней некромант протянул разбойнице руку, но та проигнорировала этот жест. Зябко поведя плечами, она рассеянно посмотрела на парня и нетвердой походкой направилась к нам с Бьёрном.

– Ты как? – поинтересовался у нее я.

– Жива, – пожав плечами, буркнула девушка, и в этот момент Шон вдруг повернулся к стоящей на площади статуе, припал на передние лапы и угрожающе зарычал.

Пол под ногами качнулся, ярко засверкали проклятые фонари, а из тела убитого босса поднялась его полупрозрачная копия. То ли голографическая проекция, то ли призрак – хрен поймёшь. Провисев пару секунд в нескольких метрах над полом, силуэт короля влетел в статую, и площадь тряхнуло повторно. Фонари погасли, а затем замигали, словно в такт какой-то беззвучной мелодии, землю под ногами снова тряхнуло, и в этот момент над головой статуи появились уровень, полоска и имя. Черт! Опять он! Да что же это, блин, сегодня такое?!

Уровень старого короля вырос до шестьсот пятидесятого, ХП увеличилось до трёх миллиардов. Внешне он явно помолодел, а в остальном… Да хрен его знает! Может, этот урод и при жизни был железным болваном?

С очередным толчком каменный постамент с треском обрушился, гигант утвердился на ногах и медленно пошёл в центр площади, не обращая на нас никакого внимания.

– Бьёрн, готовься! Остальным рассредоточиться! Интервал, дистанция – десять метров! – тут же скомандовал в канал Итан и, пока мы расходились, кивнул на босса и приказал Атме:

– Проверь!

Магесса без раздумий швырнула в памятник Копье Тьмы, но её заклинание бессильно разбилось о металл, не нанеся ни единицы урона. Стрелы, лёд и огонь на него также не подействовали. Нас он по-прежнему не замечал, просто шел вперед, с треском ломая брусчатку. Гребаный скрипт! Обновление, по ходу, это место никак не затронуло.

В том месте, где стоял памятник, чернел прямоугольный проход вниз, но его прикрывала какая-то блестящая пленка. Подозреваю, что со смертью босса она исчезнет, но в любом случае вниз без подготовки мы не полезем. Сначала бой, а дальше посмотрим.

Арг ли Даг тем временем дошел до середины площади и остановился. По-прежнему неуязвимый для наших заклинаний и стрел, он вскинул над головой оружие, и воздух заискрился от сотен ослепительных разрядов.

Поначалу мне показалось, что босс накрыл город огромной магической сетью, но нет… Молнии ударили по фонарям, и все вокруг озарила ярчайшая вспышка. Я успел зажмуриться и даже прикрыл предплечьем глаза, а в следующую секунду земля ударила по ногам, а в воздухе ощутимо повеяло тленом. Подождав пару мгновений и решив, что света больше не будет, я убрал руку от лица, огляделся и ошарашено выдохнул.

Площадь окружали руины…

Вокруг, насколько хватало глаз, из земли торчали остовы развалившихся домов. Груды камней, неровные обломки столбов, куски торчащих из земли плит тянулись от центральной площади до обвалившихся городских стен.

– Он все еще неуязвим! – растерянный голос Атмы отвлек меня от созерцания развалин.

Я обернулся, посмотрел вперед и нахмурился. Гигант по-прежнему стоял в центре площади с высоко поднятым посохом, и это не могло не напрягать. Скрипт еще не закончился, или… Или началась первая фаза? Черт!

В этот момент из кучи присыпанных землей камней за спиной босса показалась человеческая рука. Просто вылезла из земли, как в каком-то дешевом ужастике прошлого века. Следом появилась голова, потом плечи, замотанные сгнившими тряпками. Мумия! Триста пятидесятый уровень и сто двадцать миллионов ХП! Рядом с первой из земли полезла вторая, третья… Руины вокруг площади зашевелились.

– Крис?! – озабоченно произнес Итан и повернул ко мне голову.

– Вперед! К нему! – я указал рукой на гиганта и, врубив Ауру, ушел в статую Порывом.

– Уверен?! – на ходу запоздало уточнил Бьёрн.

– Да. – Я быстро проглотил горький эликсир ауры и, кивнув на поднимающуюся нежить, добавил: – Он так и останется неуязвимым, пока мы не убьем тут всех.

– Всех?! – добежав до меня, хмыкнул паладин и, поморщившись, оглядел толпящуюся за границей площади нежить. – Да тут их…

В этот момент гигант резко опустил посох, и сотни чудовищ бросились на нас в атаку. Черт!

Глава 23

Вами получено задание «Сердце Мертвого Города».

Тип задания: уникальное, артефакт.

Подарите жителям Нид Гаала посмертие.

Награда: Сердце Мертвого Города.


– Пару секунд только выдержать! – проорал я, глядя на приближающихся тварей. – Дальше аура их сожрет!

Принятый эликсир увеличил радиус заклинания до тридцати метров, а как только я оказался возле гиганта, включилось Благословение Зейра. Ведь нулевой урон – это тоже урон, тут главное, чтобы он не прерывался. Впрочем, этот кусок железа вряд ли куда-то сбежит, об этом можно не беспокоиться. Жаль только, что так все быстро. Если бы он еще чуть-чуть подождал, то до нас бы гарантированно никто не дошел, а сейчас…

Сотни тварей бежали со всех сторон, опираясь на четыре конечности и скрежеща когтями по камню. Мерцали в темноте багровые прорези глаз, болтались истлевшие тряпки.

– Пару секунд, говоришь? – неожиданно произнес паладин и вскинул над головой молот. Оружие в его руках вспыхнуло ярким ослепительным светом.

Как только бегущие к нам мобы попали в зону действия Ауры, они, получив первую дозу урона, резко ускорились, Бьёрн подпрыгнул и ударил молотом по брусчатке.

Примерно понимая, что за этим последует, я зажмурился, и в ту же секунду в Нид Гаале наступил день.

В смысле, наступил он только для тех, кто был в одной группе с паладином. Остальные же присутствующие…

Волна Света разошлась в разные стороны, сминая и опрокидывая бегущую к нам нежить. Мощь заклинания смела с площади всех атакующих и обрушила остовы стоящих неподалеку домов. Да!


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 289.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно одна единица очков таланта.

Вам доступно 3 единицы характеристик.


Одновременно с этим за спиной раздался противный металлический скрежет. Грудь гиганта раскроила глубокая трещина, а ХП выросло до четырех миллиардов. Босс пожирает выносливость этих уродов? Это ж каким он станет в итоге, если учесть, что поднялся весь город?

Бьёрн, закончив свой сольный выход, устало кинул на плечо молот, вытер со лба пот и медленно пошел к нам, не обращая внимания на бегущих к площади андедов. Ну да… Время выиграно, теперь пофигу. Главное – не упустить босса.

Следующая волна атакующих оказалась в зоне воздействия ауры в тот момент, когда заклинание разогналось уже до четверти миллиарда урона, и…


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 290.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно две единицы очков таланта.

Вам доступно 6 единиц характеристик.


Мумии бежали со всех сторон и растворялись в черном пламени, как летящие на огонь мотыльки, не оставляя после себя даже пепла. Да, возможно, Аура такой мощи сжигает их без остатка, но куда тогда девается весь лут? Тоже сгорает? Или его не планировалось?


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 291.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно три единицы очков таланта.

Вам доступно 9 единиц характеристик.


Статуя у меня за спиной дрожала и покрывалась трещинами, ХП босса подросло до девяти миллиардов. Брусчатка под ногами спеклась и превратилась в черное зеркало.


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 292.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно четыре единицы очков таланта.

Вам доступно 12 единиц характеристик.


«Бьёрн говорил, что жители Нид Гаала исчезли, – рассеянно думал я, глядя на подыхающих мумий. – Так, может быть, они перенеслись еще тогда? Но почему жители умерли, а город превратился в руины? Какой-то массовый обряд? Или что?»

Куча вопросов, и все без ответа. На двери хранилища Ллос и на дневнике Аркама было изображено черное солнце и еще какой-то костер. Это как-то связано с происходящим? Аркам знал Крета? Тогда с Ллос понятно. И еще Мирт…Как я понял, Крета заточил сюда именно он, с помощью богини Коварства. Но каким боком тут тогда Аркам? И как старый король узнал, что Мирт погиб? Прочитал в мировом чате? Чертов квест! Голова пухнет!


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 293.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно пять единиц очков таланта.

Вам доступно 15 единиц характеристик.


Мобы бежали, как хипстеры на распродажу последней модели гала-очков. Какой-то чудовищный зерг[21] рейдовых боссов. Жесть! Кто, кроме бога, тут смог бы выстоять? Но богам сюда хода нет, а значит, мое появление здесь не случайно! Этот город и сидящий в темнице Крет связаны с моей квестовой линейкой! Но тогда и правда Ракот не враг? Или…


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 294.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно шесть единиц очков таланта.

Вам доступно 18 единиц характеристик.


В тот момент, когда поток мобов начал наконец иссякать, ХП босса подлетело к двадцати миллиардам. Сеть глубоких трещин покрыла тело старого короля с головы до ног, и было ясно, что конец уже близок.


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 295.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно семь единиц очков таланта.

Вам доступно 21 единица характеристик.


Несколько припозднившихся мобов еще бежали к нам с разных сторон площади, когда со статуи на землю грохнулся металл. Лицо гиганта приняло осмысленное выражение, он нашел взглядом нас и, яростно оскалившись, вскинул над головой оружие. Глаза кобры в навершии посоха вспыхнули ядовито-зелеными искрами…

Понимая, что убежать не получится, я просто стоял и смотрел, как над головой чудовища сгущается облако тьмы.

– Сдохните! – проревел Арг ли Даг, замахнулся посохом, словно дубиной, и… сдох сам на середине движения.

Занавес! Иммунитет пропал, а моя аура за эти минуты разогналась так, что спалила бы всех богов Аркона, вместе взятых.


Вами получен новый уровень! Текущий уровень 296.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно восемь единиц очков таланта.

Вам доступно 24 единицы характеристик.

Вами получен новый уровень!

…………………………………………………

Вами получен новый уровень! Текущий уровень 298.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно десять единиц очков таланта.

Вам доступно 30 единиц характеристик


– Говорил мне папа: живи, дочка, как люди, мужа ищи, детишек рожай… – в повисшей над площадью тишине потрясенно прошептала Зана, и по голосу разбойницы было понятно, что девчонка сейчас на грани истерики.

– Да ерунду он говорил, – неожиданно выступила в канале Ясмина. – Воткнуть клыки в глотку жертвы и вдоволь напиться крови – вот оно, счастье! Может, и есть тогда меньше станешь, и другие с голоду из-за тебя не умрут!

– Так что? Из героев тебя вычеркивать? – хмыкнул я, с сомнением глядя на появившийся в центре площади сундук. – К папе вернешься, мужа найдешь…

Разбойница посмотрела на меня, наморщила лоб и… фыркнула:

– Да щас! Я только во вкус входить начала! – возмущенно выпалила она и, переведя взгляд на жрицу, добавила: – А ты, костлявая, завидуй молча! Ты-то свои сухари уже отгрызла!

– Все, хватит болтать, – понимая, что разбойница пришла в себя, я кивнул на призовой ящик и добавил: – Сундук видите? Если да, то подходите и забирайте награду.

– Награду? – Зана посмотрела в указанном направлении и перевела на меня удивленный взгляд. – А ты?

– Давай уже, подходи и бери! – со вздохом поторопил ее я. – Там награды для всех и, скорее всего, на выбор.

– Хорошо, – девушка подошла к сундуку, откинула крышку и… замерла с широко распахнутыми глазами.

Ну да, другой реакции я и не ждал. Призрачный сундук, несбыточная мечта любого игрока…

Самый редкий дроп на группу с шансом в миллионные доли процента, или награда за совместное убийство какого-то совсем уж нереального противника. Этот сундук до обновления всего-то видело человек тридцать, и то только потому, что им всем выпала счастливая карта.

Хотя… Если кому и сетовать на удачу, то уж точно не мне. Даже стыдно немного за такую халяву. Получить имунную и неподвижную цель для разгона… Любой нормальный НПС мгновенно просек бы фишку и разорвал бы дистанцию. Ну или грохнул бы всех нас до того, как Аура наберет обороты. Для той же Йоклы заклинание проблем не составило.

Впрочем, нервы этот урод потрепал нам знатно. И если бы не Бьёрн с его Волной, то нас бы смяли за одну-две секунды. Иммунитет в момент атаки у меня был на кулдауне, и не выбей я паладина из того кристалла… И если бы моя кобыла его не спасла… В общем, если начистоту, то шансов на победу у нас было не так-то и много. А Аура… В бою побеждает не тот, у кого убойные навыки и абилки, а тот, кто грамотно и своевременно умеет их применять. Так что награда наша заслуженна. Хотя и повезло, да… С этим спорить не стану.

– Там, в сундуке, продукты? – глядя на застывшую разбойницу, озабоченно поинтересовалась в канале Ясмина. – Если да, то она же так и год простоять может. Нужно было ее последней к сундуку отправлять. Забрали бы на обратном пути…

А Зана и впрямь словила столбняк. Ну еще бы… Шестьдесят семь ячеек с масштабируемыми легендарками кого угодно сведут с ума. Кстати, интересно, почему их именно шестьдесят семь? Разработчики этот момент так и не пояснили.

– Я… я могу что-то взять? – севшим от волнения голосом неуверенно поинтересовалась разбойница и перевела на меня взгляд, полный мольбы и надежды.

– Только один предмет, – тут же пояснил я. – Поэтому хорошенько подумай, что брать. Предмет станет твоим, как только ты его вытащишь.

В такой ситуации торопить с выбором – последнее дело. Возьмет человек что-то не то и потом на всю оставшуюся жизнь тебя возненавидит. Сундук-то все равно никуда не исчезнет. Раньше там в каждой ячейке по загородному дому лежало. Вопрос был только в цене и в размере. Ну а сейчас и подавно.

– Да, – часто закивала девушка, затем быстро сунула туда руку, вытащила небольшое черное кольцо с изумрудом и сразу надела на палец.

Отставив ладонь, Зана завороженно полюбовалась обретенным девайсом, отшагнула от сундука и посмотрела на меня радостно-ошалелым взглядом.

– Спасибо!

Блин, вот интересно, кто из нас больше игрок. Сам-то я уже давно такого восторга не испытывал. Возможно, просто зажрался, но, скорее всего, тут другое.

Раньше я выполнял квесты ради награды. Целью всегда являлась именно она. Сейчас не так. Я делаю задания ради их выполнения и с легкостью отказался бы от любого, а награда тут воспринимается скорее как инструмент для достижения цели. Мой теперешний статус, фламберг, кольцо… И даже то, что лежит сейчас в сундуке. Ведь, в отличие от остальных, я смогу взять оттуда не один, а целых два предмета. За квест и за убийство старого короля. С восторгом вот только проблемы. Ну не станет дорожный рабочий радоваться совковой лопате. Он порадуется потом, когда дорога будет построена.

Следом за Заной к сокровищнице подошёл Райнек. Некромант скосил взгляд на подвисшую от счастья разбойницу, криво усмехнулся и, откинув крышку, секунд через пятнадцать вытащил оттуда череп собаки. В смысле, выглядело это уменьшенной копией головы лежащей рядом со мной Мирны, но, судя по изменившемуся лицу Райнека, материалом для его нового оффхенда[22] послужили мощи какого-то некротического святого… ну или в этот сундук каким-то непонятным образом попал череп любимой болонки Кильфаты.

– Голова Кама – первой собаки великого некроманта Шади Безумной, – видя мой вопросительный взгляд, охотно пояснил парень. – Нам рассказывали на занятиях об этой реликвии, но я и представить себе не мог…

– Твои гончие станут сильнее?

– Да, – покивал Райнек. – И еще три собаки к призыву! – Некромант бережно приподнял череп на ладони, сфокусировал на нем взгляд и завис. Вылитый Гамлет…

– Бьёрн, твоя очередь, – я указал на сундук и задумчиво посмотрел в сторону перехода на второй уровень этого странного места.

Награда наградой, но черная пленка, прикрывающая проход, никуда не исчезла. Ясмина и Атма заметили этот мой взгляд и без слов отправились на разведку. Может быть, нужно тут что-то поюзать?[23] Если да, то умертвия обязательно это «что-то» найдут. Ну или преграда исчезнет с получением квестового сердца из сундука. Скорее, конечно, второе…

– Ты думаешь, там может лежать что-то кроме бандитских колец и сушеных собачьих голов? – глядя на сундук, скептически хмыкнул Бьёрн, затем подошел, откинул крышку и погрузился в изучение содержимого. Секунд через десять брови паладина удивленно взлетели, он вытащил из сундука золотую печатку, внимательно ее рассмотрел, нахмурился и молча отошел в сторону.

М-да… Видимо, какой-то облом. Сделал неправильный выбор? Или тут что-то другое?

Не спрашивая Бьёрна о том, что его так опечалило, я подошел к сундуку, открыл и замер, поймав наконец то старое и уже позабытое чувство. Было от чего…

Большой квадрат восемь на восемь клеток, еще три сверху и одна – квестовая, в правом нижнем углу. Рунная вязь между ячейками, ярко-оранжевая подсветка и темно-бронзовое свечение вокруг каждой. Как в старом детском мультике про пиратов! Черт! Я раньше видел только пару скринов, а сейчас могу что-то взять сам! Мечи, доспехи, бижутерия… Первое и второе даже не буду смотреть. Оружие у меня самое лучшее, все доспехи – латные, на нормального ДК, а вот кольца и амулеты… Я быстро пробежал глазами по ячейкам и, ни мгновения не колеблясь, выбрал небольшое титановое колечко. Затем забрал квестовый предмет, и… все пропало… И сундук, и ячейки… Золотой галеон уплыл до следующего раза. Надеюсь, встреча с ним еще когда-нибудь произойдет…


Задание «Сердце Мертвого Города» выполнено.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень 299.

Классовый бонус: +1 (100) к силе; +1 (100) к здоровью.

Вам доступно одиннадцать единиц очков таланта.

Вам доступно 33 единицы характеристик.

Вами получено Сердце Мертвого Города.


Неуловимость.

Аксессуар; кольцо.

Прочность 19733/20000.

Легендарное. Масштабируемое.

Не требует уровня.

+ 299 к силе;

+ 299 к интеллекту;

+ 299 к здоровью;

+ 2,99 % к вероятности критического удара.

Использование:

Снимает все эффекты замедления движения и все эффекты, вызывающие потерю контроля над персонажем. При использовании создает иммунитет ко всем видам контроля сроком на 8,97 секунд.

Восстановление: 3 минуты.

Вес: 0,005 кг.

Создано великим мастером Дангом Краггом для Верховного Друида эльфов Фераниса Молниеносного.


Черт! Я о таком только мечтал! Отличная замена старому PvP-кольцу с читерской способностью иммунитета.

Похожее колечко продавалось как-то на ауке. Оно, правда, не было масштабируемым, и иммунитет давало только на три секунды, но даже такое время для нормального игрока – целая вечность.

Тогда, в Вайдарре, за несколько минут до апокалипсиса, Лазурные глупо слили в «молоко» все свои контроли, и это позволило мне уйти. С ребятами поопытнее такой бы трюк не прокатил, но, имея три секунды иммунитета, я бы спокойно ушел из любой западни. Всего три секунды… А у меня сейчас целых девять!

Я быстро сменил на пальце кольцо и внимательно рассмотрел полученную за квест награду.

Сердце Мертвого Города имело шарообразную форму и больше всего походило на крупную жемчужину. Иссиня-черного цвета, шершавое, не больше двух с половиной сантиметров диаметром. Хм-м, интересно… Я сфокусировал взгляд и… снова увидел на горизонте знакомые паруса!


Сердце Мертвого Города.

Камень инкрустации [оружие].

Артефакт. Масштабируемое.

Требуется: легендарное оружие.

Не требует уровня.

+ 299 к силе;

+ 598 к здоровью;

+ 14,95 % к максимальной защите от Света;

+ 29,90 % увеличение урона Тьмой.

Использование: вставить в соответствующее гнездо.


Охренеть! Еще один артефакт! Ведь всего пару минут назад думал, что награды уже не радуют… Вот же кретин! Да за такой камешек можно и десять городов зачистить под ноль. И не только от нежити. Почти пятнадцать процентов к максимальной защите от Света, куча характеристик и вишенкой на торте – тридцатипроцентное увеличение урона! Стеклянная пушка постепенно превращается в ядерную ракету!

Не, так-то все правильно. Защита от Света и урон Тьмой. Вряд ли главный предмет некрополиса стал бы усиливать Природу и защищать от Огня. Но все равно, как же оно в кассу! Все, до последней характеристики. Я теперь даже Ракота стал ненавидеть чуточку меньше. Хозяин Лимба тот ещё, конечно, ублюдок, но если бы не он, то и меня бы здесь не стояло.

Я вставил камень в специальное отверстие на рукояти меча, быстро разложил таланты с характеристиками, посмотрел на обновившиеся параметры и, вдохнув полной грудью, радостно улыбнулся висящей в небе луне.

Со всеми усилениями у меня теперь от шести до девяти миллионов урона с удара! Криты – до сорока пяти, а аура стартует сразу с миллиона двухсот! С Эликсиром от магии Света защита приблизится к семидесяти процентам, и с повышением уровня будет только расти! Эх, ещё бы умертвий в рыцарей переделать…. И ведь всего-то десяти процентов опыта не хватило до трёхсотого уровня…

– Плохие новости, Крис, – голос Атмы вернул меня с неба на землю. Магесса дождалась, пока я на неё посмотрю, и указала на пленку в окне перехода, которая и не подумала исчезать.

– Что там? – нахмурился я и направился к Атме.

– Тьма, – тут же пояснила магесса. – Любой, кто попытается пройти, получит урон, которого, наверное, хватит даже для того, чтобы убить бога. Так что вниз спуститься сможешь только ты один. Остальных лучше оставить здесь. Нас позовешь там.

Глава 24

Прямоугольный проход вниз – примерно два на четыре метра. Прикрывающая его пленка вблизи походила на большое черное зеркало, а в воздухе ощутимо пахло горелой резиной. Как тогда, у Кин Марада… Остаточный запах сильных заклинаний магии Тьмы. Нет, из-за Ауры резиной сейчас пахло везде, но возле прохода воняло особенно сильно. М-да…

– Этого раньше не было, – растерянно произнесла неслышно подошедшая Зана. – Мы всегда спускались вот здесь – она указала на одну из сторон черного прямоугольника и пожала плечами. – Винтовая лестница метров на двадцать вниз. Выход из пустого круглого строения – сразу на огромную площадь. Все как я и рассказывала.

– Возможно, этот сумасшедший король просто не чувствовал от вас угрозы и поэтому не активировал защиту, – буркнул паладин, хмуро глядя на черную пленку. – Ну или Сущему почему-то понадобилось, чтобы вниз сейчас пошел только Крис.

– Да, – вздохнул я. – Скорее второе. Впрочем, одному мне будет даже удобнее.

Я быстро отпустил скелетов и Шона, проверил банки на поясе, подтянул на доспехе ремни и уже собирался спускаться, когда вспомнил одну невыясненную деталь и, обернувшись к Бьёрну, поинтересовался:

– Слушай, а что тебя так расстроило в том кольце?

– Это гербовый знак Вильяма Дарского – верного вассала короля Эраста Великого, – раскрыв ладонь и продемонстрировав печатку, со вздохом пояснил паладин. – Дела давно минувших дней… Об этом знает каждый, кто хоть немного интересуется историей. Вильям пропал вместе со своей тысячей во время войны Многоцарствия. Он разделил пехоту и конницу, чтобы успеть на соединение с королем. Дошла только пехота… Сын Вильяма за заслуги перед короной получил герцогство, а его самого найти так и не смогли. Ни следов, ни костей… – Паладин крепко сжал в ладони кольцо и поднял на меня взгляд. – Это его кольцо, и теперь понятно, кто из Темных Герцогов стоял за исчезновением тысячи.

– Выходит, мы сейчас за них за всех отомстили?

– Да, выходит, что так, – кивнул паладин и убрал кольцо в сумку.

– Ну и отлично, – кивнул я и, положив на плечо меч, указал рукой в сторону выхода. – Ждите меня двое суток. Если за это время не вернусь, то не вернусь вообще.

– Ты давай, возвращайся, – тут же нахмурилась Зана, – и вместе с костлявой. А то мне не с кем будет ругаться.

– Обязательно, – хмыкнул я и, кинув прощальный взгляд на луну, аккуратно шагнул в черную пленку.

По ощущениям – словно заходишь в прохладную реку в жаркий солнечный день, и если бы не этот запах… Ноги уверенно находили ступени, чернота приближалась и в какой-то момент захлестнула меня с головой.


Древние Дороги, Нид Гаал, Второй ярус, Зал Молчания. Уровень локации 300.


Темнота схлынула, и я понял, что нахожусь в круглой каменной башне. Все как и говорила Зана. Широкие ступени уходили вниз, закручиваясь по часовой стрелке, на потрескавшихся стенах виднелись многочисленные сколы, очень похожие на следы от разорвавшихся гранат, где-то внизу ярко горел синий магический фонарь.

Запах резины исчез вместе со сменой локации, но воздух стал заметно тяжелее. Ещё не так, как в Лимбе, но уже достаточно близко.

Ладно, мне тут не жить. Я кинул взгляд на клубящуюся над головой Тьму, скрылся в инвизе и пошёл вниз, держась левой стороны лестницы.

Спускаясь, внимательно осматривался в поисках ловушек и старался не наступать на мелкие камни. Снизу не доносилось ни звука, и любой шорох мог привлечь внимание какой-нибудь твари. Место тут поганое… Драться на лестнице неудобно, всю башню можно залить АоЕ, поэтому в случае нападения придется включать иммунитет и быстро прорываться на оперативный простор.

Обошлось. Спустившись, я вышел из башни и замер, внимательно оглядывая пещеру.

Это походило на центральную площадь Халимы. Огромный трехъярусный зал с обвалившимися лестницами и потрескавшимися колоннами, освещенный двумя рядами тусклых магических фонарей, тянулся примерно на полкилометра. Остатки массивных мраморных статуй сиротливо торчали по обеим сторонам центральной дороги. На стенах и потолке не сохранилось ни одного целого барельефа, на полу – завалы из обломков мрамора и камней.

В центре зала высилась массивная прямоугольная плита, вокруг которой замерли двенадцать каменных троллей. Уровни от двести девяностого до трехсотого. По миллиарду ХП у каждого, вооружены короткими стальными дубинами. Внешне очень похожи на того тролля из Мории, который чудом режиссерского произвола не смог превратить Фродо в котлету. Все двенадцать стоят не шевелясь, словно статуи, но это их нормальное состояние. Они так и тысячу лет простоят – не обломятся. По словам Заны, обойти этих тварей нельзя, поскольку все обходные пути в стенах завалены. Но я даже не буду проверять. И драться, разумеется, тоже не собираюсь. Ну нет у меня тоненькой мифриловой безрукавки.

Ладно. Я скосил взгляд на небольшой проход в левой стене, над которым красовался выбитый в камне квадрат, перечеркнутый накрест, вздохнул и пошел вперед, аккуратно обходя камни и держась левой стороны дороги. Где-то там, в стене, целых четыре лаборатории и еще куча интересных мест со всякими прикольными штуками. Ведь именно там Ургам нашел руны и свитки, с помощью которых и протащил в катакомбы спутника Дважды Проклятого бога. Тут вообще неплохо бы все обыскать. И не только тут, а и в развалинах сверху. Только это не сейчас и, наверное, уже никогда. Нид Гаал скоро снова поменяет свое месторасположение, и больше я его не найду. Ну и хрен с ним – не очень-то и хотелось.

Пройдя мимо так и не пошевелившихся чудовищ, я без проблем добрался до противоположной стены зала и, сверившись с картой, зашел в длинный слабоосвещенный тоннель. Минут через пять вышел на небольшую круглую площадку с прямоугольным отверстием перехода и сразу пошел на третий этаж.

Как-то очень уж все легко получилось, и хочется верить, что остальные ярусы я тоже пройду без каких-то проблем.

* * *

Из скалы рвалась жуткая крылатая тварь. Оскаленную в беззвучном возгласе пасть украшали огромные изогнутые клыки. Череп венчали полутораметровые козлиные рога, а размах крыльев был никак не меньше семи-восьми метров. Мощные шестипалые руки лезущего из стены монстра сведены в чудовищном напряжении. Выглядело это так, словно крылатый гигант на полном ходу влетел в скалу с той стороны, камень растянулся, подобно резине, и сохранил этот ужасный в своей красоте отпечаток.

Барельеф – не барельеф… Может быть, статуя? Я не знаю, как такое назвать, но уверен, что так выглядит мой будущий новый знакомый. Ведь квест привел меня именно в эту пещеру, а выемка для пластины ключа находится у него на запястье. В том месте, где люди носят часы.

Сюда я добрался за двенадцать часов, да и то только потому, что на четвертом ярусе пришлось долго сидеть на скале, изучая маршрут движения четыреста десятого мертвого огра.

Залы сменялись залами, уровень мобов рос с увеличением порядкового номера этажа, но ничего по-настоящему опасного мне не встретилось. Даже тот огр особых бы проблем не доставил. Он просто медленно патрулировал узкий проход из одного зала в другой, подолгу останавливаясь на одном месте, и я не стал его убивать лишь потому, что не знал – один он там или их несколько.

Но все это полбеды, гораздо обидней другое. Ведь столько досады одновременно я, наверное, не испытывал никогда.

Шесть подземных ярусов с домами, лавками и хранилищами! И все это через неделю исчезнет! Я шел по этажам, провожаемый насмешливыми взглядами статуй, и, придавив в зародыше жабу, старался не смотреть по сторонам. Один раз не выдержал, обшарил просторное помещение, над входом в которое красовалось изображение пузатой колбы, и… Два зелья Повелителя Холода, три Великих Эликсира Защиты от Тьмы, два легендарных эликсира Возможностей, один Великий эликсир Ауры и с полсотни склянок рангом пониже! В тайнике под полом нашлась двухсотграммовая золотая статуэтка рогатой жабы и пятьдесят четыре серебряные монеты с изображением солнца на аверсе. И все это на одном только складе, а тут таких, наверное, сотни! Но если обыскивать, то нужно обыскивать все, а на это нет времени. М-да…

Переход на восьмой этаж перегораживала знакомая черная пленка, пройдя через которую, я оказался в просторном каменном зале с черными потеками на стенах и вот этим крылатым уродом. Стены неровные, необработанные, и помещение это, судя по всему, просто вырубили в толще скалы. Пути назад нет, скелетов и питомцев призвать не могу, но зато иконка портала активна. То есть свалить – пожалуйста, но если идти дальше, то рассчитывать придется только на свои силы.

Ладно, что там у нас по квесту? Я открыл задание и быстро пробежал глазами знакомые строки:


С помощью Сотворённого Ключа зайдите в Проклятую Усыпальницу Нид Гаала и освободите Разделённого Бога Смерти Крета.


Самое смешное, что я в душе не имею, как мне его освобождать. Впрочем, Ракот спрашивал про ключ и тот обломок обсидиана… Я вытащил из сумки черный булыжник и сфокусировал на нем взгляд:


Обломокстатуи Гулла.

Персональный предмет.


М-да, яснее не стало. Его нужно куда-то положить или вставить? Возможно… Но главное, чтобы там ничего не вставили мне.

Я убрал камень в сумку, достал карту-ключ и, подойдя к лапе чудовища, сунул его в нужное место. Все! Теперь немного подождать…

Примерно с минуту ничего не происходило, и я уже начал сомневаться, той ли стороной вставлена пластина в отверстие, когда от запястья по телу каменного чудовища цепью пробежали ветвистые молнии. Каменный гигант вздрогнул, с противным треском развёл руки, и между ними появилось молочно-белое окошко портала.

Интересно… Я задумчиво почесал правую щёку, немало озадаченный таким поворотом. Даже у служителей Света окно портального перехода светло-голубого цвета, а тут… Надеюсь, там впереди нет ещё одного свихнувшегося старика?

Я вздохнул, напоследок окинул взглядом пещеру и, поправив лежащий на плече меч, шагнул в висящий над полом туман.


Древние Дороги, Проклятая Усыпальница. Уровень локации?????


Белизна схлынула, и я, шагнув вперед, с сомнением оглядел место, в котором оказался после переноса. Просторную квадратную площадку с трех сторон окружали скалы. Относительно ровная, без единого дерева или куста местность имела небольшой уклон на востоке и обрывалась над пропастью, со дна которой поднимался полупрозрачный грязно-серый туман.

Но теперь-то хоть стало понятно, почему этот Крет «разделенный». Из северной и южной стен площадки торчали два крылатых чудовища – точно такие, как и в той пещере, откуда я сюда прибыл. Один темно-серый, другой угольно-черный. Каарр и Гулл… В пещере руки гиганта были пусты, а эти двое вооружены косами. На крестьян вроде не похожи, да и травы тут нет, но хоть понятно, для чего нужен обломок статуи.

Два чудовища, яростно оскалившись, рвутся навстречу друг другу, но камень мешает. До поры… Ничего, я им помогу. Смущает только, что возле левой стены, примерно по центру, из площадки торчит угловатый булыжник, подозрительно напоминающий камень привязки. Зачем он? Сюда же ни один из игроков добраться не в состоянии! Просто чтобы был, потому что положено? Или он мой персональный? Я проверил привязку и обнаружил то, что и ожидал обнаружить. Теперь я могу встать только здесь. Мне придется умереть, освобождая это чудовище, или?.. Йокла говорила, что при смене плана привязка автоматически изменяется.

В выскочившей системной строчке Нид Гаал не упоминался. Так, может быть, эта усыпальница – тоже какой-то план? Как Серые Пределы и Карн? Ведь на любом плане должен быть хотя бы один камень привязки? Ладно, черт с ним! Мне все равно деваться некуда. Или смерть в мучениях, или этот крылатый урод.

Подойдя к чёрному изваянию, я быстро нашёл место, куда вставлять камень, и на мгновение замешкался. Черт! А ведь это натуральная смерть с косой, как её представляли мои соотечественники. Не эти вам утонченные красавицы и светловолосые парни. Кильфата и Вилл в сравнении с ним явно не тянут по внешности… Но вот это-то и напрягает больше всего… Что за чудовище я призову? За что меня будут все ненавидеть? Кем буду себя после этого чувствовать? Я вздохнул, вытащил из сумки камень и задумчиво посмотрел на выемку в статуе.

Не знаю, но мне не за кого умирать, и, что бы там этот Крет с собой ни принёс, я это сделаю! Выбора все равно нет…

Договорившись с собой таким образом, я быстро вставил камень в нужное место, и…


Внимание! Темный бог, которого Вы собираетесь призвать, принесёт в Аркон боль и страдания!

В случае продолжения действия Ваша репутация со всеми расами Карна [исключение изменённые] понизится до ненависти. Ваша репутация с большинством социальных образований понизится до ненависти. Ваше имя на века проклянут!

Вы хотите продолжить действие?

Да/Нет


– Да пофигу! – криво усмехнулся я и мысленно нажал «Да».


Ваш выбор принят!


Перед глазами мелькнула короткая системная строчка, и площадка содрогнулась от сильного подземного толчка. В воздухе пахнуло склепом, с оглушительным треском посыпались на землю крупные камни, глаза монстра вспыхнули темно-багровым. Гигант качнулся из стороны в сторону, с чудовищным напряжением вырвался из скалы и, подняв целое облако пыли, медленно пошел навстречу своему серому собрату.

«Выбор принят… Ну да… Только где он, мать его, этот выбор?» – подумал я, глядя вслед чудовищу, когда…


Внимание! Вы обратили на себя внимание Высшего Существа. Богиня Смерти и Перерождений Кильфата Вас ненавидит!


– Ты хоть понимаешь, червь, что ты только что натворил?!! – яростный женский голос пронесся по площадке нарастающим эхом. Я обернулся и увидел ее…

Она была в тысячу раз прекраснее своего изваяния. Роскошное иссиня-черное платье выгодно подчеркивало высокую грудь и тонкую талию появившейся из тумана девушки. Изящная серебристая заколка и копна черных волос, рассыпавшихся по белоснежным плечам. На вид Кильфате было не больше двадцати пяти лет, и, даже несмотря на ярость в ее ярко-багровых глазах, я вдруг отчетливо понял, что попал…

Пущенное в меня гигантское Копье Тьмы прохладным ветерком взъерошило волосы, не причинив никакого вреда. В следующее мгновение богиня оказалась передо мной и смерила меня презрительным взглядом…

– Так это ты, ублюдок?! – обреченно выдохнула она. – Но зачем?! Зачем тебе это нужно?! Ты же двуживущий! Крет убьет меня и сразу же уничтожит Череду Перерождений! Ни ты, ни все вы не сможете больше ожить! Никто в этом мире больше не вернется обратно!

– Я… не знал, – пожал плечами я, когда до меня еще только доходил смысл ее слов. – Мне…

– Ты думаешь, он тебя наградит?! – махнув рукой в центр площадки, в лицо мне выкрикнула богиня. – Ты умрешь и сгниешь в Аменди! Все вы умрете и попадете туда! Но ты, тварь, пойдешь первым!

Кильфата выбросила вперед руку, и картинка погасла.


Внимание! Вы обратили на себя внимание Высшего Существа. Бог Смерти Крет относится к Вам благосклонно!


Внимание! В связи со смертью Ваш персонаж теряет 20 % уровней. В настоящий момент Ваш уровень 239.

Внимание! В связи со смертью Ваш персонаж теряет…


Я отмахнулся от системных сообщений и, морщась от нестерпимого запаха, вскочил на ноги, а потом быстро огляделся по сторонам.

Ох-ре-неть! Местность вокруг превратилась в огромное черное зеркало. Разбитое зеркало. Площадку пересекли глубокие трещины, в скалах зияли чудовищные проломы. Почернел даже клубящийся над пропастью туман. Шесть часов! Это продолжается шесть часов?!

Я очнулся в самом конце… Крылатый скелет семьсот восьмидесятого уровня уверенно и неотвратимо добивал огромную черную кобру, в которую превратилась богиня.

Оба на земле, в пятидесяти метрах правее. Щит на Кильфате истаял, ХП осталось не больше десяти процентов против тридцати пяти у ее противника. Кобра металась вокруг Крета, исчезая в одном месте и появляясь в другом, в чудовище попеременно били молнии и черные копья, но видимого урона не наносили. Гигант отвечал реже и попадал через раз, но каждый удар его жуткой косы просаживал щит богини на целый процент. У Кильфаты, видимо, все на кулдауне. Так бывает, когда к слившему абилки жрецу рывком подлетает воин. Парой ударов сбить остатки щита и…

…и что? Почему я встал именно в этот момент?! Столько думал об отсутствии выбора, и Сущее решило надо мной посмеяться? С этим скелетом все попавшие сюда люди станут обычными смертными. Богиня погибнет, и… Я, наверное, больной на всю голову ублюдок, но мне по-прежнему на них на всех положить! Жили так на Земле, прожили бы и здесь, но… Но я не хочу, чтобы умирала она! И плевать, что ненавидит! У меня ведь появилась мечта…

В следующее мгновение щит на богине лопнул. Хлесткий удар косы рассек змее капюшон и опрокинул кобру на землю. Скелет вскинул оружие для добивающего удара…

– Уходи, дура! – громко заорал я и, прыгнув вперёд, кинул в Крета Путы Шикаты. – Уходи! Быстро!

Вот так! И пофигу! Если умрем, то умрем вместе и утащим за собой целый мир! Отличный сюжет для эпической саги!


Внимание! Вы повторно обратили на себя внимание Высшего Существа! Бог Смерти Крет Вас ненавидит!


Черная сеть заклинания ударила бога в район поясницы и быстро расползлась по всему его телу. Аура! Порыв!

Одновременно с этим крылатый скелет резко повернул ко мне свою рогатую голову и…

Глава 25

Лабиринт разума Крета. Уровень локации???


Вами получено задание «Лабиринт разума Крета».

Тип задания: уникальное.

Найдите в Лабиринте разума Крета Зал Тысячи Смертей и дотроньтесь до Застывшего Пламени.

Награда: Ваша жизнь.

Внимание! Гибель в Лабиринте разума Крета приведет к потере персонажа.


«Что за хрень?! Какой еще, в задницу, лабиринт?!» – я оттолкнулся ладонями от шершавого каменного пола, вскочил на ноги и изумленно оглядел квадратную комнату.

Небольшая, со стороной около четырех метров. Со стен скалятся рогатые черепа. Ну да, кто бы сомневался… Напротив меня – широкий проход в длинный прямой коридор, который тянется метров на пятьдесят и выводит на хорошо освещенную площадку с перилами. Отсюда не разобрать, что там еще, но… Стоп! По порядку! Я попытался открыть карту, но не смог, опустил взгляд и понял, что на мне гражданский прикид. Броня отключена, оружие в сумке, но достать я ничего из нее не могу, из экипировки работает только проклятое кольцо! Панель навыков неактивна! Ачивки работают, но какой от них толк, если я не могу прыгнуть в инвиз? Черт! Что это за дерьмо?!

Я перечитал полученное задание и растерянно посмотрел себе под ноги. Потеря персонажа… Да какого, мать его, хрена?! Спокойно! Я опустился на пол, с силой провел ладонями по лицу и пять раз глубоко вздохнул, успокаиваясь. Всего два вопроса: что со мной произошло, и как мне отсюда свалить? Второй вопрос важнее, но без первого на него не ответить. Так, минуту назад я летел в Крета Порывом, он на меня посмотрел, и вот я тут. А минуту ли? Да пофигу! Эта тварь взяла меня под ментальный контроль и засунула в свою костяную башку? Или где там у него находится разум? Не, но он же сам тогда должен был попасть под контроль на тридцать секунд с учетом разницы уровней. Или попадет, когда я пройду этот гребаный лабиринт? Если пройду…

Погано только, что Кильфате я не помог, богине оставалось всего один-два удара, хотя… Фигня это все! Если Крет не в контроле, то время тут течет по-другому! Вернее, вообще никак не течет! Игровую механику не может изменить даже управляющий искин, и если написано в навыке «должен попасть под контроль» – значит, так оно и случится. Чтобы проверить это предположение, я увеличил иконку наложенного на меня проклятия и усмехнулся, видя перед глазами застывшие цифры. Все верно, время остановилось! Получается, я тут и год могу проторчать, но снаружи не пройдет и секунды. Вот только если я здесь умру… Впрочем, об этом лучше не думать.

Ладно, что еще? Скорее всего, лабиринт начинается на той площадке с перилами, но расслабляться не стоит. Я поднялся на ноги, прикрыл глаза и постарался настроиться. Шутки в сторону, на кону жизнь, а я даже не представляю, что меня ожидает. Дойти до Зала Тысячи Смертей и прикоснуться к Застывшему Пламени. Знать бы еще, где этот, мать его, зал!

Полностью успокоившись и выровняв дыхание, я вышел из комнаты и медленно пошел вперед, внимательно оглядывая перед собой коридор. С помощью второго Познания Сути я смогу гарантированно увидеть двести восемьдесят шестые ловушки, но тут, скорее всего, уровень локации выше, поэтому нужно быть особенно внимательным.

До середины прохода ничего не случилось, и я уже начал думать, что коридор чист, когда один из камней в левой стене вдруг резко почернел и рассыпался. Одновременно с этим из образовавшейся дыры выстрелила струя светло-зеленого газа. Черт! Я резко отпрыгнул назад, уходя от ядовитого облака, и одновременно заметил блеск серебристого лезвия справа. Вылетевший из стены серп ударил чуть ниже груди, тело тут же пронзила резкая боль, и…


ERRORLM!@#$%1


Сука! Я сел, опустил голову и тяжело вздохнул. Если уже в первом коридоре двойные ловушки, то что же тогда дальше? Горящие сектора? Дождь стрел? Титановые бомбы Подгорного Королевства? Уроды! Трахнутые искины с их неуемной электронной фантазией. Попасть в башку к рогатому ублюдку… Люди такое придумать не могли. Даже азиаты, у которых в головах порой полный трэшак…

Впрочем, во всем этом есть один жирный плюс. Меня им не убить! Потерю персонажа пусть засунут в свои электронные задницы! Есть в этом мире Сущности, которых не может контролировать даже Мудрец. Моя Мать – одна из них, и пусть этот ублюдок обломится! Даже уровень не слетел, и это не может не радовать.

Я с ненавистью оглядел скалящиеся со стен черепа и, поднявшись на ноги, снова пошел к далекой площадке.

Вообще, с ловушками в игре все просто и непросто одновременно. Даже игрок первого уровня может заметить момент срабатывания любой ловушки, независимо от ее уровня. Но заметить мало, нужно еще успеть свалить, а с этим-то как раз и проблемы. Это как с ОЗМ-72 или с американской М16 АРМ, которые до сих пор на Земле используют некоторые ублюдки. То есть заметить подлетевшую в воздух мину ты, конечно, заметишь, но вот уйти от взрыва – уже практически нереально. И ведь гребаное лезвие оказалось магическим! Ни щели, ни намека на ловушку не было… Ладно, прорвемся!

Дойдя до нужного места, я дождался выброса газа, затем упал на пол, пропуская над собой лезвие и, прижавшись к правой стене, прыгнул вперед. Все? Внезапно почерневший под ногами пол заставил меня еще раз прыгнуть вперед, за спиной раздалось утробное чавканье, и я, ни секунды не медля, ушел перекатом от четырех выстреливших из левой стены копий и влетел под удар призрачного топора…


ERRORLM$&^*(%


М-да… Кто-то переиграл в пятый DarkSouls… Ненавижу! Я вскочил на ноги и, выйдя в коридор, быстро пошел к такой далекой площадке. Хреново, что эти ловушки запредельного уровня, и любой мой косяк оборачивается смертью. А так… В последний перекат нужно было уходить у левой стены, но кто ж знал… Ладно, уроды. Сейчас… Упасть на пол у правой стены, два прыжка вперед, третий влево, к стене. Перекат, вскочить на ноги и бегом! Еще один перекат! Чудом уйдя из-под упавшей в проходе плиты и разминувшись с очередным серпом, я вылетел на площадку и, тяжело дыша, замер. Черт! Получилось! С третьего, мать его, раза…


Ваш навык Познание сути вещей увеличивается до III уровня [Профессионал].

Теперь Вы можете видеть три свойства на найденных реагентах.

Ваши: скорость реакции, острота зрения, внимательность, обоняние, слух – увеличены на 10 %.


«Ну хоть что-то», – проводив взглядом системную строку, устало подумал я и внимательно оглядел площадку. Большой круг диаметром около пятнадцати метров с орнаментом в виде черного солнца. Две статуи из белого мрамора в рясах и треугольных колпаках, полностью скрывающих лица, угрожающе вскинули над головой косы. Между ними точно по центру двухметровый каменный урод с жабьей физиономией и отсутствием первичных половых признаков. Странно, но из той комнаты с черепами ни жабы, ни этих ку-клукс-клановцев я не видел. Из коридора тоже… Впрочем, оказавшись в башке у бога, глупо удивляться чему бы то ни было. Проще забить.

Слева с площадки спускалась широкая лестница, но с этого места я не мог разглядеть, что там внизу, поэтому, аккуратно ступая, медленно обогнул статуи, подошел к перилам, глянул вниз и… обреченно выматерился.

Подо мной простиралась каменная равнина, которая, судя по всему, служила крышей этому чертовому лабиринту. Вдали мерцали три источника света: красный, желтый и голубой. Километров по десять до каждого, и не знаю, что это может быть, но они висели над лабиринтом, а мне нужно идти внутрь.

Вход подо мной. Две круглые колонны под небольшим козырьком с тремя горящими рунами на каждой и теплое оранжевое свечение изнутри. М-да…

В школе и институте у меня была мечта: научиться останавливать время… ну или чтобы это сделал для меня кто-то другой. Набрать учебников и засесть за уроки, подтянуть предметы, успеть подготовиться к экзаменам. Один, в пустом мире, без визора и Интернета, чтобы не отвлекаться на пустяки. И вот оно – исполнение той старой мечты. Можно ни на что не отвлекаться. Есть и пить не нужно, индикаторы голода и потребности в воде – неактивны, но почему же тогда так страшно?

Пятидесятиметровый коридор я прошел с третьего раза, а тутпо прямой в каждую сторону – по десять километров пути. Это только то, что я вижу, и очень сомневаюсь, что там под крышей есть прямые маршруты. Жесть…

И самое главное, ради чего? Даже если мне каким-то чудом удастся спасти богиню, я все равно умру в мучениях из-за навешенного Ракотом проклятия. Квест на освобождение бога мне не засчитан, а значит, Крета я пока что не освободил. Если чудовище сдохнет, задание будет провалено. Смерть ради богини Смерти? Какой-то гребаный каламбур, но что делать, если твоя жизнь вдруг снова обрела смысл? Оказывается, мало научиться разговаривать с людьми. Я все тот же псих, который привык потакать своим желаниям, какими бы они идиотскими ни были с точки зрения остальных. Разум говорит, что я влез в очередное дерьмо… И не просто влез, а еще и пробил в этом дерьме дно, но… Разум не первичен. Я не врал тогда Шону у Храма…

Ладно, этот лабиринт сам не пройдется, а значит, не будем терять время. Остановлено оно или нет – не важно. Пора уже отсюда валить. Я кинул взгляд на далекие огни, вздохнул и не торопясь направился к лестнице.

* * *

ERRORYT9^(%$@

Сука!

Я сел и, облокотившись о прохладный камень, устало посмотрел в слабо освещенный проход, из которого меня вышвырнуло в момент смерти. Все, хватит на сегодня. Пора спать.

Часть физиологических потребностей пропала, но отдых мне по-прежнему нужен. Да и торопиться все равно некуда. Пока я в лабиринте, проклятие Ракота меня не убьет.

Семьдесят четвертая комната со скалящимся черепом… Такие тут навроде камней привязки. Семьдесят четвертый пит-стоп. Конец двадцать седьмого дня…

Любой нормальный человек давно бы тронулся, но мой разум от этого защищен. Ллос думала, что мне ее подарок не пригодится, но даже боги порой ошибаются.

Я не знаю, куда иду, но продолжаю идти, считая дни, комнаты, смерти… Зал Тысячи Смертей…Думал, что когда умру в тысячный раз, автоматом окажусь там. Но нет, не сложилось. Счетчик смертей сегодня перевалил за тысячу, но я по-прежнему здесь и все так же не знаю, где мне искать этот гребаный зал.

Лабиринт меняется… Ровные коридоры заканчиваются, и начинаются земляные пещеры. Огромные залы чередуются с открытыми пространствами, и за ними вновь начинаются каменные коридоры. Неделю назад пришлось даже плыть под водой, выныривая и жадно хватая ртом воздух под потолком огромной пещеры. У этого лабиринта вроде была крыша? Ну да, конечно… Крыша если и была, то она давно уже съехала. Не у меня… У меня не может.

Мобов тут нет, но ловушек до хрена, и они разные: струи огня, ледяные шипы, призрачные копья, валящиеся с потолка камни. Классика жанра… И дойдя до очередной комнаты с черепом, я радуюсь ей, как радовался когда-то найденному в DarkSouls костру. Черт! Как же давно это было, и я уже не уверен, что было вообще.

Впрочем, во всем этом есть один большой жирный плюс. Эти двадцать семь дней я живу, как раньше, и снова чувствую себя игроком. Не стеклянной пушкой с разогнанным до неприличия уроном, а простым разбойником, оказавшимся в непростой ситуации. Лабиринту плевать на урон, звания и полученные усиления. Ничто из этого не поможет мне найти тут нужное место. Возможно, я себя успокаиваю, но, если есть квест, значит, где-то обязательно есть тот зал. А раз он есть, я непременно его найду. Завтра или через год, но это все равно когда-нибудь да случится.

Сегодня утром по моему внутреннему времени Познание сути вещей апнулось до четверки. Скорость реакции и общее восприятие выросли еще на десять процентов, и с того момента я умер только три раза. Десять процентов… Кому-то покажется, что усиление мизерно, но расскажите это любому профессиональному спортсмену. Боксеру, конькобежцу, хоккеисту, не важно…В спорте все решают мгновения, и эти десять процентов сделают тебя десятикратно сильнее, если благодаря им ты станешь быстрее соперника. О чем, собственно, и свидетельствует мой сегодняшний результат.

Выбраться бы еще отсюда как-нибудь. К одиночеству мне не привыкать, но как же оно все достало! И лабиринт, и этот квест, и Крет с Ракотом, и постоянное напряжение. Быстрее бы уже все закончилось, хоть как-нибудь, но…Но Кильфату обязательно нужно спасти! Я в который раз вспомнил лицо богини, ее ненавидящий взгляд, улыбнулся и, улегшись на камень, положил под голову правую руку. Пора спать. Лабиринт нужно проходить отдохнувшим.

* * *

Солнце еще только поднялось над деревьями, и до поселка оставалось чуть больше десяти километров, когда идущий перед нами бэтр[24] содрогнулся от попадания реактивной гранаты. Многотонная машина потеряла ход и, снеся бетонный столб на обочине, замерла, не подавая признаков жизни. Из зеленки[25] справа раздались новые хлопки, и мы с Тёмой, понимая, что счет пошел на секунды, спрыгнули с брони на дорогу и тут же залегли, шаря стволами по ближайшим деревьям.

– Третий, как я! Второй, что там у вас?! – рявкнул наушник голосом взводного, и первая машина, завершив короткий маневр, ударила из спарки по позициям гранатометчиков.

Длинно загрохотал пулемет «третьего», сухо звякнули гильзы, и машина, повернув на сорок пять градусов к лесу, поползла вперед, ставя перед нами дымовую завесу.

Из-за деревьев раздались крики. Духи ответили автоматным огнем, пули бессильно ударили по броне, и я тут же выпустил три короткие очереди по голосам. Рядом грохнул автомат приятеля, и мы, прикрываясь завесой, синхронно вскочили на ноги и быстро ушли за броню.

– Второй! Второй! – не унималась в ухе гарнитура, когда ребята второго отделения наконец очнулись.

– Три двухсотых у нас… – из подбитой машины хмурым голосом отчитался Сашка Ионов. – Задымление. Выходим. Прикройте!

В «двойке» распахнулся десантный люк, но из неё вместо людей наружу вырвались сполохи черного дыма.

– Лег, быстро! – закричал Тёма и, кинув на плечо «Вихрь», рванул к разгорающемуся бэтру.

Я кивнул и последовал примеру товарища, понимая, что счет снова пошел на секунды…


«Сука!» – я открыл глаза, сел и с силой провел по лицу ладонями. Седьмой раз подряд – один и тот же сон! Или восьмой? Не помню… Зачем Система капает мне на мозги? Намекает, что я могу опоздать? Или это мое сознание выдергивает похожие моменты из жизни? В тот раз мы с Тёмой смогли вытащить всех выживших, и сейчас я тоже смогу… Если, конечно, когда-нибудь найду этот гребаный зал…

Сто пятидесятый день, а я по-прежнему все куда-то иду…

Пять долгих месяцев беготни по коридорам и залам с ежесекундной угрозой подохнуть сотней самых разнообразных способов. Я не представляю, кто бы это выдержал в здравом рассудке.

Первые пару месяцев меня ломало от безысходности. Я выл ночами, проклинал Ракота и этот долбанный лабиринт, но в какой-то момент решил для себя, что это испытание – плата. Плата за то, чтобы остаться. Не знаю, как, но просто так в Арконе ничего не случается. Вопрос только в том, как долго мне придется платить.

Как же дорого обходятся мне женщины, которые нравятся. Одна предала, другая пытала, третья убила… Что со мной не так? И откуда вообще взялось это необъяснимое влечение к Кильфате? Может быть, это не мои чувства, а так решила за меня Мать? Кильфата ей чем-то ближе? Или… Или это Система припомнила мне ту странную клятву? Я же тогда поклялся, что не буду носить тяжелую броню ради понравившейся мне богини и в надежде, что ей понадобится моя служба. Дошутился, блин, идиот! Могла Система подправить мне мозги соответствующим образом? Наверное… Там и подправлять-то было не нужно.

Но теперь-то хоть понятно, о каких смертях предупреждала Шера. Сотни смертей, боль, ужас, страдания… Страдания, да… Пять месяцев я страдаю какой-то фигней. Еще сон этот достал!

Со смертями, кстати, облом – не умираю уже сорок два дня. Великий мастер восприятия…Пятьдесят процентов ко всем параметрам. Я сейчас двигаюсь быстрее, чем Итан. Разработчики говорили, что третий уровень для игроков максимальный. Ну да, для игроков – наверное… Я подмигнул скалящемуся со стены черепу, вскочил на ноги и, выполнив короткую разминку, пошел в левый коридор. Вот уже три месяца я всегда поворачиваю только налево, но еще ни разу не прошел по одному и тому же залу. Коридоры похожие встречаются, но одинаковых залов нет. Этот Крет – больной на всю голову ублюдок, и такая каша у него в голове…

Увернувшись от двух ледяных копий, я пропустил над головой большой каменный диск, перепрыгнул через появляющиеся шипы, аккуратно обошел ядовитую бомбу и, остановившись на пороге просторного помещения, осторожно заглянул внутрь. Прямоугольное, размером с площадку для волейбола, на стенах чисто, в центре из пола торчит большой обломок зеленого камня. Выход напротив, но по прямой я, разумеется, не пойду. Только вдоль стены: тогда успеваешь среагировать на что угодно.

Не теряя времени, я зашел внутрь, повернул налево и вдруг почувствовал легкое дрожание пола.

Что за черт?! Там впереди кто-то есть? Звуков почему-то не слышно, но… Быстро пройдя вдоль стены и увернувшись от десятка вылетевших дротиков, я заглянул в следующее помещение и замер, с бессильной ненавистью глядя на то, что находилось внутри…

Глава 26

По периметру зала в разных позах застыли с полсотни белых мраморных уродов в накинутых на головы колпаках. Навроде тех, что я видел в первый день, на площадке у входа. Стены огромного зала исписаны кровавыми сценами умерщвления сотен людей. Плахи с отрубленными головами и кусками тел, виселицы, костры, ужасные крючья… Твари в колпаках выступают в качестве палачей, и над каждой картиной в левом верхнем углу висит небольшое черное солнце. Зал Тысячи Смертей… Так вот почему у него такое название…

Угловатый кусок обсидиана торчит из пола у дальней стены, под одной из картин. Тот самый черный костер, до которого нужно дотронуться. Тут всего-то – чуть больше ста метров, но просто так до него хрен дойдешь: зал патрулирует десять семиметровых скелетов! Тяжело ступая по плитам и покачиваясь из стороны в сторону, твари двигаются по непонятным пока маршрутам. Каждый вооружён огромной чёрной косой, которую тащит за собой двумя руками по полу.

Звуков по-прежнему не слышно, но для этого, наверное, нужно зайти внутрь. Полоски над головами красные, количество ХП и уровень скрыты, но это не важно. Драться-то мне все равно с ними нечем. Вот же засада…

Сто пятьдесят дней поисков вот этой подставы? Какая тварь такое придумала? Управляющий искин или все-таки Крет? Суки! Я закрыл глаза, пять раз глубоко вздохнул, успокаиваясь и пытаясь сообразить, что в такой ситуации делать. Рискнуть пробежать? Сейчас я двигаюсь так, словно основным параметром у меня – ловкость, но если умру, этот зал может исчезнуть! Здесь, в лабиринте, такое не раз случалось. Но это будет ясно только тогда, когда зайду. Если проход за моей спиной пропадет, значит, зал после смерти точно исчезнет. И ещё непонятно насчет ловушек… Черт! Я с тоской посмотрел в сторону противоположной стены и, усевшись в позу лотоса, принялся изучать маршруты движения мобов.

Минут через пятнадцать стало понятно, что никакой системы в их передвижениях нет. Я просидел ещё с полчаса, дожидаясь удобного момента, и когда шесть скелетов собрались в левом ближнем ко мне углу, вскочил на ноги и быстро забежал в зал.


Лабиринт разума Крета. Зал Тысячи Смертей. Уровень локации???


Оправдывая самые поганые предчувствия, проход за спиной превратился в серую стену, и я, не дожидаясь атаки, побежал вправо, на ходу увернувшись от появившегося впереди красного круга. Ловушки! Сука!

Один из скелетов, заметив меня, рванул следом, гремя костями и противно скрежеща по камню косой. Краем глаза наблюдая за бегущей за мной тварью, я проскочил вдоль стены мимо статуй, резко принял влево, обходя очередную ловушку, и ушел в кувырок, когда чудовище прыгнуло…

Пол под ногами вздрогнул. Жуткая проржавевшая коса с грохотом врубилась справа от меня в камень, и от нее в стену ударило конусное АоЕ, снеся разом три белые статуи. «Лошара!» – хмыкнул я на бегу, понимая, что этот урод меня уже не догонит.

Слева сагрился второй моб, впереди еще два, но магов среди них нет, а я уже примерно знаю, чего ожидать. До костра пятьдесят метров, и если вынудить этих двоих атаковать, то…

Перепрыгнув через очередную ловушку, я сбавил темп и побежал прямо на чудовищ так, чтобы они заметили меня одновременно. Сзади с противным треском в воздух разрядился капкан, бегущий за мной скелет в точности повторил атаку первого. Легко уйдя от нее, я резко прибавил ход, прыгнул навстречу рванувшимся ко мне скелетам и проскочил под занесенными косами.

Да! Пол вздрогнул от сдвоенного удара металла о камень, справа ко мне рванулся последний скелет.

Не сбавляя темпа, я пробежал оставшееся до костра расстояние, коснулся ладонью холодного камня, и… Ничего не произошло! Квест не закрылся, лабиринт не исчез, а чудовища…

Заминка в пару мгновений едва не стоила мне жизни. Тот последний скелет, что забегал справа, атаковал издалека своим АоЕ. Чудовищный удар вбок отшвырнул меня от костра метров на пять, оставив чуть больше двадцати процентов ХП.

Перед глазами полыхнуло багровым.

Каким-то чудом я смог быстро подняться и проскочить мимо появившегося на полу красного круга, но на этом мои успехи закончились. Несмотря на то что «включилось» кольцо, тело стало ватным, ноги подкосились, и я рухнул у стены между статуями. Обернувшись, увидел падающую сверху косу и фонтан выстрелившего вверх пламени.

Скелет растворился в огне целиком. Лязгнула упавшая на плиты коса, в воздухе запахло паленым, и я, чтобы не встречаться с бегущими ко мне чудовищами, вскочил на ноги и рванул к левой стене.

Почти десять процентов регена с кольца – это не хуже штатного хилера. Боль до конца не прошла, но когда альтернативой ей смерть – побежишь как миленький. Вопрос только в одном: какого хрена тут происходит? Квест же должен закрыться! Может быть, это какой-то другой зал, или я что-то не так делаю? Этого не понять, пока не избавлюсь от этих уродов. Ловушки под ними не срабатывают, но я им это организую. Твари – неповоротливые, нормально кайтятся[26], из атак только ближний бой и конусное АоЕ. Главное – не дать загнать себя в угол…

Все оказалось даже легче, чем я предполагал. Больше всего времени ушло на то, чтобы собрать скелетов в одну толпу, а дальше…С моим теперешним восприятием не составило особого труда, не попадая под удар, вести мобов по правильному маршруту. С неигровыми персонажами такой бы трюк не прошел, но откуда им взяться в голове у только что очнувшегося бога? Ловушки работали исправно, и когда последний скелет рассыпался по полу ледяными обломками, я, ни секунды не медля, сразу же побежал к каменному костру.

Радоваться буду потом, а сейчас нужно побыстрее свалить, пока лабиринт не подкинул очередную подлянку. Пять месяцев я здесь! Пять чертовых месяцев! Как же меня все достало!

Добежав до дальней стены, я внимательно оглядел угловатый кусок обсидиана, но ничего нового для себя не нашел. Пожал плечами, положил на камень ладонь, и…


Задание «Лабиринт разума Крета» выполнено…


…и почувствовал у себя в руках шершавое древко. Земля резко улетела из-под ног, в голове волшебной музыкой прозвучал хрип умирающей кобры.

«Прощай, ученица!» – пронеслась в сознании чужая мысль, я перехватил косу за лезвие и… с силой загнал ее себе в глазницу.

Только так! Путы Шикаты сожрут его через минуту, но Кильфату нужно спасать сейчас! Я пять месяцев ждал этого момента и прекрасно знаю, что нужно делать! Тридцать секунд контроля… Надеюсь, этого хватит.

Изогнутое лезвие с хрустом ударило в кость, сняв с Крета полтора процента ХП. Левая часть лица тут же заледенела.

– Ты думал, мне оттуда не выбраться? – зло усмехнулся я, прекрасно зная, что он меня слышит. – Ничего личного, мужик! Просто ты здесь не нужен…

Произнося это, я раз за разом бил себя косой в левый глаз, вкладывая в удары все, что накопил за пять месяцев: свой страх, боль, ненависть и… усталость… Если попадать в одно место, то с четвертого удара начнут выскакивать только криты. Игровую механику я знаю отлично. На двадцать второй секунде мир вокруг закачался. Левая нога подломилась, земля скакнула навстречу. Неимоверным усилием я нанес последний удар, и все вокруг затянула черная дымка…

Задание «Освобожденная Смерть» провалено.


Вами получено уникальное достижение «Убийца Крета». Крет – уникальный босс. Убить его можно только единожды. Вы и Ваши соратники получаете восьмипроцентное увеличение физического и магического урона.


Черное солнце Аменди погасло! Плененные души свободны и перемещены в Серые Пределы.


Вами получено достижение «Победивший смерть» [Ранг артефакт]

Размер Вашей души увеличен до одиннадцатого уровня: Великая Темная.

Ваше астральное тело восстановлено до максимума.


Великая Темная [11/12] – уровень и сущность души Вашего персонажа.

Регенерация Вашей души имеет десятикратное значение.

Скорость восстановления души зависит от уровня излучения темной энергии местности. [В настоящий момент – 8,1 %/час].

Защита души – никто не может похитить Вашу душу.

Астральный барьер – любые потери астрального тела снижены двукратно.

Усиленный ментал – сила заклинаний ментальной магии имеет двукратное значение.

Призыв – количество очков призыва увеличено на 100 %.

Максимальная трата души – 80 %.

Внимание! Уровень Вашей души не является окончательным. Со временем с Вами могут произойти некоторые дополнительные изменения.


Ваш неигровой персонаж получает третий ранг. [Вес характеристик 1: 200]

Прочность Вашей души увеличена вдвое.


Вами восстановлен 240-й уровень! Текущий уровень: 240

Вам доступны 3 единицы характеристик.

………………………………………………………………………

Вами восстановлен 299-й уровень! Текущий уровень: 299

Вам доступны 180 единиц характеристик.


Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 300.

Вам доступна одна единица очков талантов.

Классовый бонус: + 1 (200) к силе; + 1 (200) к здоровью

Вам доступны 183 единицы характеристик.

Вами получен новый уровень!

………………………………………………………………………

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 312.

Вам доступны тринадцать единиц очков таланта.

Классовый бонус: + 1 (200) к силе; + 1 (200) к здоровью

Вам доступно 219 единиц характеристик…


Повышение репутации с расой эльфов. Эльфы теперь относятся к Вам враждебно.


Повышение репутации с расой людей. Люди теперь относятся к Вам враждебно.


Повышение репутации с расой дроу. Дроу теперь относятся к Вам враждебно. [Старший Дом Кладд – почтение; Старший Дом Алеан – почтение].


Повышение репутации с расой гномов. Гномы теперь относятся к Вам враждебно.


Повышение репутации с расой орков. Орки теперь относятся к Вам враждебно.


Повышение репутации с расой демонов. Демоны теперь относятся к Вам враждебно.


Неужели все?! Я сел, с силой провел ладонями по лицу и, подобрав лежащий рядом меч, медленно обвел взглядом площадку. Гладкая оплавленная земля, трещины и черный туман над пропастью… Удивительно, но горелой резиной почему-то не пахнет. Наоборот, ощущения такие, будто только что прошел дождь. Это как-то связано с изменением моей души? Возможно…

Тело Крета исчезло, но да и пофигу на него – лута там все равно моего не было, ачивку дали, и ладно.

Кильфата полностью восстановила свое ХП, снова приняла человеческий облик и при взгляде на нее я вдруг понял, что отчаянно трушу…Нет, полоска над головой богини изменила цвет на зеленый, но тут другое. Сколько раз она приходила ко мне во снах… Не так, как Ллос, но все равно… Стоит в пяти метрах напротив и, чуть склонив набок голову, смотрит на меня изучающим взглядом. Платье, прическа – словно только что вышла от визажиста. А я… а я снова не могу говорить. Не хочу… Такую ведь речь заготовил, но зачем тут слова? Ведь можно просто сидеть и молча на нее смотреть…

– Он когда-то был человеком, – видя, что я очнулся, с легкой грустью пояснила богиня. – Я долго была его ученицей, но когда творение поработило своего создателя, наши пути разошлись… Ловушка для душ… Черное солнце Аменди… Слишком много силы и слишком большая цена… Когда он попытался уничтожить Череду Перерождений, мы с Миртом заперли его здесь. Бог Света не хотел терять подданных, а для меня уничтожение Череды означало небытие. Убить мы его не могли – только разделить и оставить. Когда ушел Мирт, я поняла, что час близок. Мать последнего короля кунов Дея Урата предсказала, что Крет восстанет после гибели одного из нас, но кто тогда верил словам сумасшедшей королевы исчезнувшего народа?.. – Кильфата посмотрела мне в глаза, виновато вздохнула и опустила взгляд. – Прости, Темный… Откуда мне было знать, что ты пришел его убивать? Я вижу, что тебе пришлось пережить, и сожалею о том, что случилось…

– Не стоит, – усмехнулся я, поднимаясь на ноги. – Никто ведь не собирался его убивать. Все дело в проклятии, которое повесил на меня Ракот. Смерть от него наступит через месяц или чуть больше. Владыка Лимба пообещал снять проклятие, если я освобожу Крета…

По мере того как я говорил, лицо Кильфаты мрачнело, взгляд на мгновение затуманился…

– Эта тварь все никак не успокоится, – с ненавистью произнесла она. – Ракот не первый раз пытается уйти на Карн, но для этого ему нужен контроль над Хельстадом. Он ведь прекрасно знал, что в одиночку мне с Кретом не совладать. Для Мирта Нид Гаал был закрыт с прошлого раза, спутников я своих привести не могла… Крету Хельстад не интересен, и в этот раз у Ракота были все шансы захватить Великое Кладбище, если бы не ты… – богиня приблизилась и посмотрела на меня так, словно увидела впервые. – Крис Веном… Темный посланник Матери… Сначала ты убил моих людей, потом были эти глупые шутки… Я не понимаю, почему ты вмешался? Решил оставить жизни всем этим людям, что пришли с тобой из другого мира? Пожертвовал собой ради них?

– Твои жрецы атаковали первыми, и у меня не было выбора, – пожал плечами я. Затем смерил взглядом ладную фигурку стоящей напротив девушки и вдруг подумал: «А какого, блин, хрена?». Мне осталось-то всего пару месяцев. Хоть раз в жизни можно сказать это первым?

Видя напряженное ожидание во взгляде богини, я сделал над собой усилие и усмехнулся.

– Мне плевать на всех тех людей, что пришли сюда вместе со мной, – глядя ей в глаза, спокойно пояснил я. – Причина не в них…

– А в чем тогда? – брови богини удивленно взлетели.

– В тебе, – тут же ответил я и, боясь, что потеряю запал, быстро продолжил: – Я увидел твое изваяние в Средоточии Тьмы. Увидел и подумал, что неплохо было бы заполучить в подруги такую красивую девушку. В реальности ты оказалась намного прекраснее, и я решил, что Аркону достаточно тех богов, которые есть…

– Так ты не шутил тогда, на границе Эрантии? – поднеся ладонь к губам, удивленно выдохнула богиня.

Блин! Вот всю жизнь мечтал так разговаривать с незнакомыми женщинами! Жаль, что все это только в конце…

– Да какие тут шутки, – пожал плечами я и улыбнулся. – Ты же помнишь слова моей клятвы? «Если богине понадобится моя служба»… Она ведь и правда понадобилась? И, кстати, вот, – я вытащил из сумки небольшой букетик белых васильков и протянул его девушке. – Это тебе… Там, откуда я пришел, цветы принято дарить своим женщинам.

Видимо, все еще не придя в себя от такого напора, Кильфата машинально взяла букет, перевела на него взгляд и задумчиво произнесла:

– А я-то все думала, откуда ты знаешь, что белый цвет когда-то символизировал смерть? Об этом сейчас не помнят даже жрецы…

Богиня убрала букет, оглядела меня с ног до головы оценивающим взглядом, и в глазах ее появилась ирония.

– Служба, значит… – сдерживая улыбку, медленно покивала она. – Ну, после того как по твоей милости я лишилась одного из своих спутников, служба мне действительно пригодится…

В следующее мгновение девушка оказалась передо мной, привстала на цыпочки и прикоснулась своими губами к моим…


Внимание! Вы обратили на себя внимание Высшего Существа. Богиня Смерти и Перерождений Кильфата относится к Вам благосклонно!


Богиня Смерти и Перерождений Кильфата выбрала Вас своим рыцарем!


Вами получено звание «Командир Мертвого Войска»[Легат Смерти]. Теперь Вы можете командовать отрядами разумных НПС любой численности. Вы и бойцы под Вашим командованием получают 25 %-е увеличение физического и магического урона, 25 %-е увеличение рейтинга брони и всех защит, а также 25 %-е увеличение лечебных заклинаний. Опыт, получаемый разумными под Вашим командованием, увеличен на 25 %.

Внимание! Данное достижение отменяет бонусы от достижения «Рыцарь Смерти».


Повышение репутации! Все разумные существа, считающие Богиню Смерти и Перерождений Кильфату своей госпожой, относятся к Вам почтительно.


– Доспех теперь можно сменить, не пристало моему рыцарю выглядеть деревенским паяцем, – отстранившись, серьезно произнесла богиня, и рядом со мной тут же появился оббитый металлом сундук. – Проклятие Ракота исчезнет, как только ты приблизишься к Источнику Тьмы в Крайтских горах, а что до всего остального… – девушка встретилась со мной взглядом и едва заметно кивнула: – Я подумаю над твоим предложением, Крис, а после того как ты завершишь свою миссию, найду тебя, и мы поговорим обо всем спокойно. Прощай…

Кильфата растворилась в воздухе, а я еще пару минут стоял и смотрел в глубокую трещину на скале, пытаясь осознать, что все это сейчас происходит со мной.

Справившись наконец с бьющими через край чувствами, я потряс головой и задумчиво почесал правую щеку. Она же назвала меня своим рыцарем и обещала подумать? Богиня?! Меня?! Черт… Было же что-то еще… Источник Тьмы! Я могу снять проклятие Ракота и послать этого ублюдка по известному адресу!

Взгляд натолкнулся на стоящий рядом сундук, я открыл его, осмотрел содержимое и в очередной раз подвис, не понимая, радоваться мне или все-таки плакать? Полный латный масштабируемый доспех белого, мать его, цвета! Для дроу! Жесть…И ладно, латы, но какого хрена он белый? Кильфата решила вернуться к старым традициям? Или… «Да не пофигу ли мне, в чем ходить?!» – резко оборвал себя я и перекинул части доспеха в сумку. Меня богиня пять минут назад повысила до легата, а значит, нужно соблюдать определенный ею дресс-код. Видимо, пришло время становиться настоящим рыцарем Смерти. Теперь от этого мне уже не отвертеться никак. Я улыбнулся, быстро открыл портал и напоследок окинул взглядом площадку.

Ладно, с Нид Гаалом вроде бы все, пора возвращаться домой, в Антруму!


Ноябрь 2019, Москва



Примечания

1

Дестриэ́ (фр. destrier) – крупный боевой рыцарский конь, как правило, жеребец. Термин подразумевает не породу, а определённые свойства коня, предпочтительные для использования его на рыцарских турнирах.

(обратно)

2

Респ, респаун (от англ. Respawn) – перерождение, возрождение мобов и монстров. Может обозначать как время, так и место возрождения. Спауниться (спавниться) – появляться с определенной частотой.

(обратно)

3

PVE (сокр. от англ. Playerversusenvironment) – игрок против окружения.

(обратно)

4

Голда (от англ. gold) – золотая монета (сленг)

(обратно)

5

Спот – выделенные куски локации, удобные для гринда (игровой сленг).

(обратно)

6

Пруф (от англ. Proof) – ссылка, доказывающая факт (сленг).

(обратно)

7

РДД (сокр. от англ. Ranged Damage Dealer) – класс, наносящий урон с расстояния.

(обратно)

8

Трай (от англ. Try) – Попытка (сленг). Траить босса – делать определенное количество попыток его убийства.

(обратно)

9

Обезьянник – Изолятор временного содержания, камера предварительного заключения (жарг.).

(обратно)

10

Историю Райнека можно узнать, прочитав книгу «Звездное небо Даркана» – 6-ю книгу серии «Мир Аркона».

(обратно)

11

Та часть медного рудника в Шанаме, где содержатся заключенные, у местных зовется Кастрюлей. (Прим. автора)

(обратно)

12

Автоматическое повышение репутации с течением времени. Возможно в том случае, если персонаж не совершает негативных поступков (игровой сленг).

(обратно)

13

Хардкор – либо суперсложный режим прохождения игровых заданий, либо неотвратимость потери своего персонажа (игровой сленг).

(обратно)

14

Рескил (от англ. resurect – «воскрешение» и kill – «убийство») – убийство персонажа-игрока, или НПС (монстра в игре) сразу после того, как он воскреснет.

(обратно)

15

Лайт (англ. Lite) – «облегчённый» (сленг).

(обратно)

16

Комбат-рога – разбойник со специализацией «бой» (сленг).

(обратно)

17

Спек (англ. spec. - сокр. от specialization) – специализация.

(обратно)

18

МТ (сокр. от англ. Main tank) – главный танк, на котором лежат основные задачи. Его первостепенная цель – босс (сленг).

(обратно)

19

Скрипт – запрограммированное поведение неигровых персонажей (сленг).

(обратно)

20

Скилл – здесь: мастерство. В частности, умение быстро и правильно оценивать ситуацию.

(обратно)

21

Зерг, зергать – убийство монстров/боссов, при котором используется не тактика, а численное или силовое преимущество. Понятие является отсылкой к Зергам – существам из игры StarCraft, которые выигрывали сражения благодаря преимуществу в силе и численности. Особым «умом и сообразительностью» зерги не отличались. По замыслу создателей, руководил ими единый коллективный разум.

(обратно)

22

Оффхенд (от англ. off hand) – предмет экипировки для левой руки. В «Арконе», как и в некоторых других играх, некроманты, помимо посохов, вооружаются кинжалами и берут в левую руку специальный предмет.

(обратно)

23

Юзать, заюзать и т. д. (от англ. use – использовать) – здесь: имеется в виду какой-то предмет или объект, при использовании которого может исчезнуть преграда.

(обратно)

24

Бэтр – БТР (сленг).

(обратно)

25

Зеленка – лесистая местность, густые заросли (сленг).

(обратно)

26

Кайт – способ атаки, при котором атакующий постоянно убегает от противника, не позволяя себя догнать.


(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • *** Примечания ***