Альфа Цефея (fb2)

- Альфа Цефея (а.с. Горизонт событий-8) 2.66 Мб, 652с. (скачать fb2) - Евгений Бергер

Настройки текста:



Евгений Бергер Альфа Цефея (Горизонт событий. — 8)

Пролог

Блеснув напоследок ярко оранжевым заревом, солнце быстро скрылось за горизонтом, а сумрак начал зажигать фонари, окна, фары и звезды.

Смахнув с мохнатой шапки снег, Судзуки-доно зашел обратно во дворец, где его уже поджидал Император.

— Где он? — строго спросил Фусаваши, сжав кулаки: — Почему опаздывает?

— Уже пересек врата. Кин сейчас приведет его… Проявите терпение. — ответил Судзуки-доно и отошел в сторону: — Ситуация сложная. В городе сейчас все стоят на ушах.

— Эх… — Император раздраженно помассировал висок: — Нужно достраивать пятое объездное… А у меня всё никак руки до него не дойдут.

— Оставьте всё на Клан Судзуки. Мы со всем разберемся.

— Нет. Хато хотел, что-то там посмотреть… В общем, ему опять хочется спроектировать всё идеально!

— Хорошо. Я вас услышал…

Дверь со скрипом распахнулась, и Кин-тян ввела во дворец мужчину, лет пятидесяти на вид. Одет он был в темно-серый деловой костюм, по верх которого красовалось дорогое коричневое пальто. Острые черты лица и крючковатый нос выдавали в нём англичанина.

— Приветствую. — обнажив кривые зубы, произнес он, и сняв шляпу, поклонился.

— Доброго дня, Господин Гренвиль! — улыбнулся Фусаваши и кивнул в ответ: — Прошу за мной!

— Ага… — шмыгнув носом, Гренвиль всучил растерявшейся от неожиданности Кин-тян свои шляпу, пальто и портфель, а затем, прихрамывая, проследовал за Великим Государем.

— Как нынче в Лондоне? — поинтересовался Император, усаживаясь за стол.

— Всё так же серо и холодно… — кивнул Гренвиль, деловито скрестив пальцы: — Однако, прошу меня простить. Но… давайте сегодня обойдемся без этих английских штучек? Дело серьезное… И, если мы не поторопимся решить этот вопрос, я боюсь, что у наших взаимоотношений, в дальнейшем, могут быть проблемы.

— Рад, что вы это понимаете. — согласился Фусаваши: — В последнее время, моя страна и так стала полем боя для некой таинственной организации, которая считает себя выше всех. И это очень негативно сказывается на моей репутации.

— А… Вы об этих? — усмехнулся Гренвиль: — Да, понимаю. Не повезло. Но дело в том, что я один из тридцати Советников Священного Союза. Меня вызывают только в том случае, если дело касается, непосредственно, самого Священного Союза. Я не компетентен в вопросах мистических организаций, которые, якобы, управляют миром из тени.

— Якобы? — удивился Фусаваши: — Неужели вы ничего не знаете?

— Я, всего лишь Советник, а не Великий Государь, чтобы владеть всеми секретами этого мира… О… Спасибо! — Гренвиль с благодарностью принял от горничной чашечку чая и омерзительно хлюпнул: — Ммм… Улун!

— Хорошо. Будь, по-вашему. Но сейчас проблема не в «мистических организациях». На этой неделе в Токио произошли два, довольно жутких теракта, которые, как показывает расследование, были организованы некой английской группировкой.

— Доказательства есть? — поправив очки, поинтересовался Гренвиль.

— Конечно! Господин Судзуки…

Старик кивнул, и спустя мгновение, внес огромную кучу папок, после чего аккуратно положил перед Советником.

— Хм… — Гренвиль очень недовольно покосился на всю эту кипу, и нехотя раскрыл первую папку. Его глаза тут же округлились, а лицо становилось бледнее с каждой перевернутой страницей.

— Если бы дело было плевым, то стал бы я настаивать на личной встрече? — усмехнулся Фусаваши: — Отчеты Госпожи Кицуне уже отправлены в штаб Священного Союза. Скоро начнется глобальное расследование.

— Ваше Величество… Я понимаю, что вы Император, но… если потом окажется, что вы скомпрометировали одну из самых крупнейших и преданных Короне организаций… У нас с вами будет совсем другой разговор.

— Сбавьте тон. — холодно произнес Фусаваши: — Вы разговариваете с Императором. Погибли мои люди, а не ваши. Разбираются с этим мои сотрудники, а не ваши.

— Сотрудники? — злобно усмехнулся Гренвиль, и вытащил из страницы фотографию: — Расскажите-ка мне подробнее… Кто такой — Мотидзуки Ичиро? В какой организации он служит? Какое у него звание? Какой опыт пилотирования?

— Это потенциальный кандидат в Корпус Сверхновых Японии. Я уже делал официальное заявление во время обращения к народу, после взрыва.

— Кххх… — Гренвиль злобно покосился на Императора: — Кандидат — это не боевой офицер. Вы не обманете меня! Где он учится? Разве найдутся компетентные люди, кроме самих Сверхновых из Корпуса, кто сможет правильно его обучить?

— Его обучают именно Сверхновые из моего Корпуса. Я писал об этом в прошлом отчете по работе Корпуса Японии.

— Хорошо. — Гренвиль нервно запихнул фотографию обратно в страницу, а затем захлопнул папку: — Содружество, значит?

— Всё верно. Единственный вопрос — что Госпоже Маргарет понадобилось от бедных жителей Японии? Чем наша нация могла её разозлить?

— Не смейте… Не смейте приплетать сюда это… — прошипел Гренвиль: — Вы издеваетесь надо мной?!

— Спокойнее. Почему вы так разнервничались? — Фусаваши смотрел на Советника, как на мушку, которая уже начала запутываться в паутине: — Если столь значимое лицо в Великобритании против нашей нации… где гарантии, что вся Великобритания не настроена против нас? Я вынужден просить у Священного Союза Право обращения!

— Хорошо… Я вас понял. Не нужно нам всех этих танцев с бубнами. Давайте рассудим с логической точки зрения, как и подобает достойным мужам? Идет?

— Попробуйте.

— Если после всего, что произошло, вы потребуете Право обращения — вам его без проблем предоставят.

— Конечно! Одно дело, если преступление совершается против одного человека. Но, когда речь идет о целой нации…

— Вы хотите лишить нас поддержки Священного Союза?

— Я лишь хочу справедливости. А ещё — защитить свою страну от нападок террористов.

— Хорошо. Я вас понял. Что вы хотите? — Гренвиль вновь злобно посмотрел на Императора: — Выплатить компенсацию за всё разрушенное? Не проблема! Я договорюсь. Расформировать Содружество? Тоже сделаем. Если там вообще, хоть что-то осталось… Судя по первой папке — Агата погибла?

— Есть подозрения. — согласно кивнул Фусаваши: — Однако, меня интересует несколько иная сторона вопроса.

— Что именно?

— Ваше влияние в Китае.

— О… Нет-нет-нет! — усмехнулся Гренвиль: — Мы вложили огромное количество ресурсов и сил, чтобы восстановить эту страну после колониальных войн. Там налажены отношения! Производство… И я молчу о политической значимости Китая для Великобритании! И вы просите меня сообщить Её Королевскому Величеству о том, что всё это улетит в трубу, только из-за того, что какая-то поехавшая старуха решила взорвать пару зданий?

— Контролируйте свою речь, Господин Гренвиль. Я понимаю, что вы выходец из простого народа. Один из первых Советников, кто самостоятельно добился титула, будучи безродным. Однако это не дает вам поблажек!

— Простите… Меня просто убивает безумность всего этого разговора.

— В любом случае — выбор за вами. Лишить Великобританию поддержки Священного Союза, и упасть в экономический мрак на долгие годы… Разруха и бедность. Представляете? Что-то я не уверен, что лондонская аристократия хочет вернуться во времена Сербского кризиса.

— Вы говорите о невозможном! Китай ни за что не отвернется от нас!

— Правда? А я слышал другую информацию… — Император улыбнулся, и вытащил небольшую китайскую монетку.

— Откуда это у вас?.. — сглотнув, спросил Гренвиль: — Имперская длань Ся… Её выдают только посвященным…

— А кто сказал, что у Японии с Китаем исключительно однобокие отношения?

— Если я улажу этот вопрос… Вы не будете пользоваться Правом обращения?

— Нет. Зачем лишний раз мутить воду, если можно решить всё тихо и без лишних движений?

— Хорошо. Я передам ваши слова Королеве. Однако, я бы хотел обсудить ещё один вопрос.

— Я вас внимательно слушаю.

— Речь пойдет о Мотидзуки Ичиро. Всё же, для общественности важно знать, что человек с подобными способностями находится в надежных руках. — Гренвиль вновь отхлебнул из чашки: — Рано или поздно мировому сообществу надоест всё это терпеть, и начнется грызня! Каждый раз, совершая очередную глупость у всех на виду, Мотидзуки Ичиро словно взмахивает красным флажком, привлекая к себе всё больше внимания. Его Вспышка теперь официально доказана русскими. Они прислали в Священный Союз задокументированную информацию о том, что несмотря на отключение спутников во время ядерного взрыва, остаточное явление всё же удалось зафиксировать.

— И что с того? Мотидзуки Ичиро — будущий офицер Имперской Гвардии. Он возглавит Корпус Сверхновых.

— Вы уверены, что он останется в Японии?

— Уверен на все сто процентов.

— Что же… Хорошо. Я спорить не буду. — вздохнул Гренвиль, и сняв очки, протер линзы белоснежной тряпочкой: — Главное, чтобы ему не предложили лучшие условия. А ему предложат. Даже не сомневайтесь! Единственный живой Квазар… это просто феномен, как для науки, так и для нашего… вооружения. Будьте готовы к атакам со стороны. И постарайтесь поменьше выпускать своего зверька из вольера! Всё же… пузырь молчания скоро лопнет.

— Всё будет хорошо.

— А у вас есть, чем его контролировать? Как только данные о том, что у вас в Корпусе появился Квазар, обнародуют — вам придется выступить с официальным заявлением. Кланы будут требовать защиты.

— И чем противодействовать Ичиро, у меня тоже есть.

— Что же… В таком случае, я рад, что у вас всё схвачено. На этом, я полагаю, официальную встречу можно завершить?

— А как же ужин, Господин Гренвиль? — улыбнулся Фусаваши: — У нас сегодня традиционная европейская кухня.

— Ммм… В таком случае, на обед я всё же… останусь.

* * *

Российская Империя.

Приморская область. Находка.

Распределительный пункт «СКПД».


Переодевшись в темно-бордовую форму, Княжна вышла из каморки. Охранник вновь щелкнул наручниками на её запястьях, и больно схватив за плечо, потащил вперед.

— Осторожнее никак? — возмутилась девушка, из последних сил сдерживая себя, чтобы не врезать ублюдку по шарам со всей силы.

— Прошу прощения. — холодно ответил охранник и отпустив плечо, остановился, уставившись пустыми глазами в стену.

— Эй! Ты чего? — Княжна щелкнула пальцами у него перед лицом. Даже не моргнул! Неужели это…

— Синтетику наплевать на то, что ты чувствуешь. — в узкий коридор, словно грозовая туча, вышел Император, и холодно взглянул на девушку: — Дальше я сам тебя сопровожу.

— Не нужны мне твои одолжения. — Княжна ударила плечом Павлу в живот, и гордо направилась дальше.

— Как ты смеешь, никчемная мартышка?! Скажи спасибо, что я сохранил тебе жизнь! — прорычал он, схватив Княжну за воротник и подняв над землей: — Я любил тебя! Вкладывал в тебя свою жизнь, знания… Воспитывал тебя! И что в итоге? Вот так ты отплатила родному отцу?

— Пошел к черту. Ты мне больше не отец! — злобно прорычала Княжна и укусила Павла за большой палец.

— Мерзавка! — опустив её на пол, он ещё жестче схватил девушку за плечо и поволок вперед: — Ты была моей самой любимой дочерью… Я верил в тебя!

— Заткнись. Не беси меня! Я поговорю с мамой… Вот увидишь. Она с тобой живо разберется.

— Ха! — злорадно усмехнулся Император: — И ты думаешь, что они не в курсе о том, что ты больше не Наследница? Анастасия уже готовится стать Императрицей. А твоя мама…

— Чего с ней?

— Ничего. — холодно ответил Павел и потащил её дальше.

На выходе их поджидал очередной транспортник.

Оглядевшись, Княжна поняла, что охраны нет. Хотя… в Находке и правда было очень туго с людьми. Из военных сюда ссылали, в основном тех, кто провинился. Самостоятельно в такую задницу никто ехать не хотел. Даже за большие деньги! Да и теперь понятно, почему Распределительный пункт СКПД охранялся синтетиками. Это было, куда дешевле и надежнее.

Грубо затолкнув девушку в транспортник, Павел усадил её в кресло и зафиксировал специальными ремнями. Такими, как правило, крепили особо опасных преступников.

— Взлетаем! — гаркнул Император и эспайдер устремился ввысь.

— Чего ты этим добиваешься? — поинтересовалась Княжна.

— Твоей безопасности.

— Мерзкий лжец… Только что же сказал про мою смерть?! Лучше бы убил меня сразу. Прямо там! Или подослал киллера… Или дождался бы, пока японские ублюдки сами меня убьют. Хотя… Наверняка ждал. Просто устал и решил ускорить процесс…

— Заткнись. — Император посмотрел на неё такими жуткими глазами, что бедолаге даже стало немного не по себе: — В Японии ты потеряла свой мозг! Стала тупой наивной девкой… Это же урод Мотидзуки тебя охмурил, да?

— Он не урод! Он несколько раз спасал мою жизнь!

— Конечно… Ведь так выгодно иметь в друзьях Наследницу Короны Российской Империи. Чего бы и не спасти, верно? Связи… обеспеченное будущее… престиж… Но теперь всё кончено! Я бы даже написал ему письмо, о том, что все его старания были напрасными.

— Он любит меня!

— Любит? Скорее, не тебя, а твою корону… Ой, прости. Короны-то, больше нет. А значит всё. Ему больше нечего в тебе любить! Ты теперь простая политзаключенная. Без власти. Без прав. Без слова. И даже… без свободы. И что ты на это скажешь?

— Ты ничего не понимаешь. Холодный и тупой!

— Ха! Я по крайней мере не якшался с омерзительным английским Графом! Хотя… в любом случае, это не имеет никакого значения. Ведь больше ты его никогда не увидишь.

— А я не якшалась с иностранной Сверхновой, чтобы следить за дочерью… Думаешь, я не знала об этом? А хочешь я маме расскажу? Ей будет очень интересно узнать, чем ты занимался с обворожительной японской лисичкой…

— Ты… — Павел схватил её за щеки и приблизил к себе: — А кто тебе сказал, что ты увидишься с ней?

Княжна ничего не ответила. Она ещё никогда не видела отца таким злым… Но тем не менее, обида внутри неё закипала. Она хотела вырываться, кусаться и драться — лишь бы этот нахохлившийся сноб получил своё!

Четырехчасовой перелет из Токио в Находку. Потом ещё шесть часов до Питера… Княжна даже успела немного поспать, но наручники больно натирали запястья. Отец сидел молча и буравил взглядом стенку, которая отделяла салон от кабины пилотов. Интересно, куда в итоге посадят Княжну? В «Престон»? Это специализированная тюрьма для политических заключенных. Или же в «Кенингсбергский ростовой», под Питером? Но там тюрьма больше для дворян, которые очень сильно провинились. Эх… Не ожидала она, что в восемнадцать лет попадет в каталажку. И причем, за что? Просто не поехала по первому зову… Уму непостижимо! Да и вообще, с чего бы отцу ограничивать её свободу? Зачем? В этом явно должен был быть, какой-то смысл. Знал ли он о том, что будет захват торгового центра? У Княжны были великие сомнения на этот счет. Тогда в чем причина?

— А… можно вопрос? — осторожно поинтересовалась она.

— Чего? — Император повернул голову.

— Почему ты хотел, чтобы я осталась в Академии?

— Ещё не поняла? — Павел обреченно вздохнул: — Мне очень жаль, что настолько недальновидный человек мог стать Императором Российской Империи.

— Не ответишь?

— Сама думай. Я не намерен вести светские беседы с политзаключенной. — отрезал он, и отвернулся.

Додумывать самой? И что там можно додумать? Хотел позаботится о безопасности? Тогда почему раньше не позаботился? В общем, одни вопросы и никакой конкретики.

Когда эспайдер приземлился, люк с противным жужжанием опустился на землю, впуская в салон прохладный воздух.

— Пойдем. — Император отцепил ремни, и схватив Княжну за шкирку, потащил за собой.

Это точно был Питер… Ибо, где ещё будет именно такое металлическое небо с отсыревшим холодным воздухом. Снега почти не было… Из грязных прогалин торчал асфальт. Подняв взгляд, Княжна сразу же всё поняла.

Нет, это был не Дом предварительного заключения. И далеко не Алексеевский равелин…

Форт Каплан — тюрьма для предателей из высших сословий! Однако, с момента её постройки в 1998 году, здесь так и не появилось ни одного заключенного.

По сути, Форт Каплан представлял из себя милый деревянный домик с огородом и вишневым садом, который был с четырех сторон огорожен огромным бетонным забором. И всё бы ничего, только вот, это была лишь верхушка айсберга.

Под домиком и стенами было нечто вроде многоуровневого комплекса с различными служебными помещениями. Там было абсолютно всё — начиная с комнаты допросов, и заканчивая откровенными пыточными. Но самая жесть заключалась далеко не в этом…

В 2018 году данную тюрьму полностью модернизировали. Теперь вместо охранников там были синтетики, подключенные к служебному сверхзащищённому серверу. Причем сами охранники были полностью лишены различных портов. То есть, передача информации между ними была просто невозможна! Это делало их неуязвимыми для хакерских атак и вирусов.

— Ты серьезно? — обреченно выдохнула Княжна.

— Вполне. — ответил Император и потащил девушку дальше.

На КПП их уже поджидали жутковатые синтетики в черной форме. Княжна почувствовала, как сейшин покидает её… На территории работало несколько самопальных блокираторов. Не сказать, что сильно мощных, но на территорию Форта вполне хватало.

На входе Княжну просканировали полностью. Проверили форму и карманы. Наручники не позволяли снимать до самого конца…

Где-то в глубине Княжны всё ещё теплилась надежда на то, что всё это просто шутка. Что на самом деле отец просто решил её немного проучить, и на этом всё, но… С каждой секундой маленький огонек угасал. Отец смотрел на неё совершенно холодным и безынтересным взглядом. Как на чужую… Как на врага народа… На сердце стало очень тоскливо и плохо. Вот, значит, как семья поступает со своей дочерью, если та попадает в неприятности? Теперь понятно, чем императорские отличались от обычных.

Решетка закрылась, а охранники безмолвно повели её через узкий коридор к выходу в сад. Император продолжал стоять возле решетки и смотреть Княжне в след. А ей просто хотелось показать ему неприличный жест… Пусть утрется!

Эх… одно печалит. Жаль, что нельзя позвать Ичиро. Нет, ни в коем случае! Они просто убьют его, как только он пересечет границу. А Асами? Нет… Асами тоже нельзя рисковать. Отец мог убить и её. Что ему стоит? И теперь оставалось только думать, что же делать дальше? Стоит чего-то ждать или же готовится к побегу? Хотя… Есть ли способ убежать отсюда?

Синтетики завели девушку в домик, и сняв наручники, удалились восвояси. Оглядевшись, Княжна поняла, что это… самый обычный коттедж. Только вот, чем он отличался от остальных? Тем, что тут не было ни радио, ни интернета, ни, даже, телевизора. Полная информационная блокада! Усевшись на кровать, девушка задумалась… А что теперь будет? Асами выйдет замуж за Чихиро… И станет самой несчастной женой на планете. А Ичиро восстановит воспоминания Минами и… они будут жить долго… Кулаки Княжны резко сжались… И счастливо.

— Вот уж хрен!!! — прокричала она на всю комнату.

Теперь она простолюдинка, а это значит — никаких обязанностей перед Империей и никакого предрешенного будущего. Теперь она простая девчонка, которая сможет спрятаться, где угодно. А это значит, что? Всё верно… это значит, что пришло самое время для того, чтобы всё внимательно тут изучить. Ведь это не простая тюрьма, и сбежать из неё будет крайне сложно.

А потом куда? В Токио! Благо, что у Княжны ещё остались те, кто поможет ей даже несмотря на отсутствие короны на голове.

— Прости, Минами… Но так просто ты его не получишь!

* * *

— Хи-хи-хи… Ну, что? Скоро там? — изнывая от нетерпения, произнес Шелег, которого с завязанными глазами вели Грейс и Айрис: — Блин, сюрпризы от двух соблазнительных девчонок — это так… Возбуждает!

— Да-да… Почти пришли, зайчонок… — ласково пропела Мон, поглаживая архитектора по шее.

— Ууиии!!! Блин… Как же я хочу… Только вот, меня смущает то, что мы где-то в городе… Я, конечно, не против заняться подобным на улице, но… — Шелег сглотнул и умолк, чтобы рыбка не сорвалась.

— Милый… Мы пришли… — эротично прошептала Айрис, и с архитектора сняли повязку.

Прямо перед его глазами возвышался потрепанный небоскреб Ичиро…

— Эмм… Что это? — улыбаясь, словно идиот, поинтересовался Шелег.

— Нужно… отремонтировать небоскреб и сделать из него бронированную крепость… Ты ведь справишься, зайчонок? — мило улыбнувшись, произнесла Грейс.

— ЧТО?!?!?!?! — внутри архитектора всё упало и разбилось: — В СМЫСЛЕ?! ВЫ СЕРЬЕЗНО ХОТИТЕ, ЧТОБЫ Я… Вот это…

— Верно, милый. — Айрис провела указательным пальцем по его шее: — Ты ведь сделаешь это для двух миленьких Хранительниц?

— НИ-ЗА-ЧТО! — Шелег развернулся и дал деру, но тут же врезался в Кицуне, что караулила сзади.

— Попался! — алчно облизнувшись, пропела она, схватив архитектора за плечи: — Увы… Дорогуша, но ответ «нет» не принимается! Ты не уйдешь… И даже твои шагоходы тебе не помогут.

— Вы хоть понимаете, сколько это будет стоить?!

— Ичиро богатый мальчик. Так что с деньгами проблем не будет. — подмигнув, ответила Айрис.

— Но я хотел слетать на Гоа… — заныл Шелег.

— Потом слетаешь! А сейчас — айда за работу! — гордо произнесла Кицуне, и подтолкнула парня к полуразрушенному входу в небоскреб.

* * *

Чем больше я смотрел на Эн, тем больше внутри меня укреплялось осознание того, что моя задница влипла в очередную передрягу. Какая-то невероятная дичь вновь хотела свалится на меня… Как говорится — только я избавился от одного дерьма, как жизнь берет, и кидает мне лопатой прямо в морду порцию второго. Черт!

— Спасибо… — я поблагодарил официанта, который поставил передо мной чашечку ароматного кофе: — Итак, Госпожа Эн…

— Можно просто «Эн». Не люблю официальность там, где она не уместна. — дружелюбно улыбнувшись, ответила она.

— Хорошо, Эн. Итак, что же Королеве от меня понадобилось?

— Ну, как же? Разве непонятно? — удивилась девушка, положив пальцы на чашку чая: — Посчитай, как давно ты ходишь с титулом Графа Шевалье?

— Довольно, давно.

— Я понимаю неделю. Месяц… Но то, что происходит сейчас — это никуда не годится! Пора объявить об этом всему миру.

— Зная нрав англичан, я предпочитаю нарастить мясо, прежде, чем выступать на октагоне с тяжеловесами. — сухо ответил я.

— И как долго ты будешь «наращивать мясо»? — Эн сузила хитрые глаза.

— Столько, сколько потребуется.

— Ичиро… Пойми одну простую вещь. Постоянно убегать от ответственности не выйдет! Я понимаю, что ты хочешь восстановить Клан и доброе имя рода Шевалье, однако сейчас ты просто тянешь резину.

— Я не совсем тебя понимаю.

— Ты же маркетолог. Плюс — Токийский рыцарь! Признаюсь, Королеве очень понравилось твоё благородство и желание помогать людям. Это очень здорово! Однако, ты этим не пользуешься. Мало того, что можно было уже давно нанять специалистов для охраны того же небоскреба, так при желании и собрать армию без проблем!

— И как же?

— Всё очень просто! Дай клич о том, что Мотидзуки Ичиро ищет бравых парней, и тут же соберешь легион!

— Мне кого попало не надо. Я хочу людей, у которых будет истинная мотивация мне служить. Честь и гордость нынче не в цене! А если дело будет только в деньгах…

— В общем, тебе нужны идейные?

— Мне нужны преданные.

— Как всё сложно… — вздохнула Эн, помешивая чай ложечкой: — Но под лежачий камень вода не течет. Как ты собрался искать преданных людей? Откуда? Думаешь, они сами к тебе придут?

— Те, кто есть — пришли сами. Вернее, их по связям нашел Корнилов… царство ему небесное…

— И сколько их?

— Немного.

— О чем и речь. Ичиро! Хорош тормозить. Набери огромную армию рекрутов. Пускай их будет очень много, но… главное, чтобы были. Отправляй их на различные задания и смотри. Отсеиванием сможешь поделить свою армию на тех, кто рядом, и тех, кто «принеси-подай». В этом нет ничего сложного! А если же у тебя самого времени нет… Я понимаю, что тебя постоянно пытаются убить… Так вот, если у тебя самого времени нет — дай поручение тем, кто уже есть сейчас! И всё. И никаких проблем.

— Пытаются убить ваши же люди. Агата Маргарет, например… Чего ей от меня надо?

— Эмм… — Эн удивленно посмотрела на меня: — Маргарет? Хочет убить? Она, конечно, всегда была немного странной… Но вот, чтобы кого-то убить — очень вряд ли!

— Скажите это семьям погибших людей в двух последних терактах. — строго ответил я.

— Мы с этим обязательно разберемся! Просто… у меня не было такой информации. И вообще, мы с тобой собрались, чтобы обсудить важные дела, которые касаются твоего будущего. Как тебе идея с армией?

— Идея хорошая, но вот реализация…

— Рекламщик ты, или кто? — усмехнулась Эн: — Ичиро, я тут не для того, чтобы тебя учить или нагнетать обстановку. Я здесь для того, чтобы напомнить тебе важную вещь. Ты — Граф Шевалье! Документально и биологически. И Королева — твой сюзерен. Ей очень нужна твоя помощь в столь темные времена. А ты прохлаждаешься здесь, в Японии… с этим… Фусаваши.

— Стоп-стоп-стоп… То есть, официальное признание себя Графом Шевалье сделает меня… слугой Королевы?

— Слугой? Нет. Ичиро… Ну, какой ты слуга? Скорее — истинный рыцарь! Во-первых, сам ритуал посвящения будет заключаться в том, что ты во всеуслышание поклянешься в верности Королеве! А во-вторых, у любого Клана, который давал клятву Её Королевскому Величеству, есть ответственность перед Великим Государем и перед Великобританией в частности. Иначе, с какой это радости Королеве давать землю под имение? С чего бы вдруг ей разрешать устраивать погромы чуть ли не на территории Лондона? Думаешь, мы забыли тот ураган? Знаешь, сколько людей погибло? И Королева с честью приняла удар общественности на себя! Так что, кончай ломать комедию, и приезжай в Лондон. — глаза Эн, как-то странно блеснули: — Принцесса Виктория совсем скоро взойдёт на престол. И Королева искренне хочет подготовить почву для того, чтобы все прошло без лишних проблем.

— А если я откажусь?

— Ну… В таком случае, тебя лишат всех привилегий, титула аристократа, и конечно же, земли, на котором стоит семейный дом Клана Шевалье.

— А у меня есть время подумать?

— Чего тут думать? — Эн резко поднялась, и придвинувшись ко мне вместе со стулом, приобняла за плечи: — Ты станешь настоящим Графом! Главой великого рода! Неужели это не стоит того, чтобы изредка выполнять небольшие миссии для Королевы и поддерживать Орден Борзых на плаву? Давай, не говори глупостей! Я могу увезти тебя прямо сегодня ночью. Дашь клятву и станешь полноценным аристо! Понимаю, что эти ревнивые индюки, которые лобызают подол Королевы и Принцессы обязательно попытаются нагадить, но… Мы защитим тебя! И твой дом. Королева даже позволит тебе доучиться тут, в Японии! Можешь даже жену себе выбрать из местных — нам вообще плевать!

— Нам?

— Ну… в том плане, что королевской семье и их хранителям.

— Хмм… Ладно. В любом случае, мне нужно подумать. Я не привык решать такие вопросы сразу.

— В смысле, не привык? Ты получил титул! Сам. Это было твое решение! Теперь у тебя есть сюзерен, который очень сильно нуждается в тебе! Какие ещё «подумать», Ичиро? Да и вообще… Знаешь, Принцесса Виктория — юная и очень привлекательная особа! А ещё у неё никого нет… Может быть подумаешь и вообще захочешь быть кем-то покруче Графа? М? — Эн провела холодными пальцами по моей щеке: — Кому ещё предлагают стать Королем? Ичиро, это шанс — один на миллиард!

— Я понимаю. Но, как я уже сказал — мне надо всё это обдумать.

— Ох… — раздражённая Эн со скрипом отодвинула стул и вернулась на место: — Упертый, как барашек! Неужели не видишь выгоду?

— Вижу. Но я повторюсь — это важное решение. Беря титул на себя, я не знал о некоторых нюансах.

— Незнание не освобождает от ответственности. — сверкнув глазами, ответила Эн: — Но, ладно… Я тебя понимаю. Ты просто слишком сильно рад, и тебе кажется подозрительным, что вот так с порога предлагают всё и сразу… Хорошо! Обдумай этот вопрос, а завтра — я заберу тебя. Мы полетим в Лондон, давать клятву.

— Я ещё не согласился.

— Согласишься! — улыбнулась Эн: — Ты слишком ценишь выгоду, чтобы такое упустить.

В том то и дело, что я слишком ценю выгоду. СВОЮ ВЫГОДУ, чтобы понять… Эн предлагает мне красивые наручники из чистого золота. Как мило с её стороны… Но вот то, что меня могут лишить титула и земли — это очень хреново. Однако, земля у меня есть, а вот что делать с титулом?

По сути — послать бы эту Эн куда подальше! Я мог и, честно говоря, хотел отчихвостить её прямо сейчас. Но… пока нельзя. Нужно разобраться с юридическими сторонами этого вопроса.

Когда я выходил из кафе, то чувствовал, что рыжая бестия, не моргая смотрит мне в след. Она буквально испепеляла меня своим жутковато-маниакальным взглядом. Наверняка из Ми-6 или что-то в этом роде…

Сев в машину, я постарался привести мысли в порядок и всё расставить по полочкам.

Во-первых, я совершенно не разбираюсь во внутриклановой политике. С этим вопросом надо обратиться к Княжне, потому что она у нас мегамозг и наверняка сможет мне помочь. По поводу земли и прочего — нужно обсудить данный вопрос с Голди и девчонками. Если есть шанс отказаться от сюзерена в лице Королевы, и при этом сохранить титул — нужно приложить все усилия. НО это для меня всё вот так просто. Мне плевать на Диану и всё, что с ней связано. А вот Голди, к примеру, пришел ко мне только ради рода и Ордена. Возможно, ему эта идея категорически не понравится и придется искать консенсус. Девчонки из рода Кхаузер — тут вроде проще. Они, всё же, больше привязаны ко мне. Но опять же — они там выросли. Их там воспитали! Может быть отказ будет воспринят, как предательство? Бывали же случаи, когда слуги Клана отворачивались от Главы из-за внутренних противоречий. Так что придется разбираться с этим вопросом очень аккуратно.

Припарковав «Делореан», я направился к себе. Хочу поскорее избавиться от делового костюма и надеть, что-нибудь домашнее.

Поднявшись на свой этаж, и открыв дверь, я тут же впал в ступор. На диване, обнимая Моба, неистово рыдала Асами… Вот это реально был не тихий женский плач, а самые настоящие рыдания от безысходности. Как будто, кто-то умер…

Подлетев к ней, я тут же обнял девушку, и погладив по голове, аккуратно спросил:

— Что случилось?

— К… К… Княжна… — заикаясь ответила она, не в состоянии успокоиться.

— Что с ней? — я почувствовал, как по венам пробежал мороз.

— Её… Её… Забрали! Нацепили… Нац… Нацепили наручники, как на преступника!! И увезли!!!

— Кто?!

— Император… Павел Второй! Я… Я… Она сказала не говорить тебе… Даже не представляю, что могло произойти…

— Твою мать… — обреченно выдохнул я, и присев на одно колено, взял её за руки: — Асами! Давай успокоимся. Я с тобой! Сейчас вместе сходим к Директору и всё узнаем. Идет?

«Да уж… Как говорил один мой русский приятель — по ходу дела, по этапу девка пойдет.»

— Ой, замолчи, мохнатый! И без тебя тошно. — холодно произнес я, пытаясь успокоить Асами: — Милая… Давай сперва узнаем! Хорошо? Вдруг там ничего страшного?

— Принцессу не будет заковывать в кандалы… родной отец… если там нет ничего страшного… — всхлипнула Асами: — Можно я возьму Моба с собой?

— Можно.

Я вытащил упаковку бумажных платков и протянул ей. Асами довольно быстро привела себя в порядок, но всё же покраснение лица и убитые горем глаза выдавали трагедию.

Быстро выбежав из общаги, мы дошли до центрального корпуса, и без стука заглянули в кабинет Директора.

Он восседал на своем привычном месте и опять, что-то чиркал.

— Я, конечно, всё понимаю, Господин Мотидзуки… Но давайте, на будущее, всё же будем соблюдать субординацию? — произнес Окумура-доно, не отрываясь от текста.

— У меня слишком много вопросов и претензий… Но главное не это. — я подошел к нему: — Что случилось с Княжной?

— Кхм… — Директор кашлянул, и отложив дорогую ручку, внимательно взглянул на меня: — Вы зазнаетесь, Господин Мотидзуки. Я стараюсь для вас… Но вы сейчас ведете себя просто отвратительно!

— А вы пустили в Академию террориста. Что? Лучшее поведение?

— Кхм… Смените тон, Господин Мотидзуки, иначе я вышвырну вас из кабинета! — Окумура-доно поднялся и хмуро посмотрел на меня.

— Вы же знаете, что меня это не остановит. — холодно ответил я.

— Знаю. Но, по крайней мере, мне будет проще. — фыркнул он и подошел к окну: — Информация о Княжне закрыта. И я не имею права говорить её даже преподавателям.

— Вы знаете о моей тяге к глупостям и безрассудствам. — сразу же предупредил я.

— Знаю. — кивнул Директор: — Поэтому, ради вас, Господин Мотидзуки, я сделаю исключение. Вернее, ради вашей же собственной безопасности.

— И?

— Госпожа Романова была лишена титула и армейского звания. Она ослушалась Приказа, который был в портфеле с красной меткой.

— Приказ особой важности?

— Типа того. В общем, Император лично увез её обратно в Империю. Теперь её ожидает суд и отбывание очень большого срока в тюрьме. Хотя… Если это Император, то вполне возможно, что там и суда не будет…

— То есть она сейчас… едет в тюрьму?!

— Ага. Но не волнуйтесь. Там не простая женская колония, а специализированное заведение для политзаключенных. Бить и насиловать её там точно не будут. Хотя… зная её характер, скорее она сама, кого хочешь… В общем, это ладно. Но я сразу хочу предупредить. Не вздумайте туда лезть! Боюсь, что на данный момент Княжна для нас потеряна. Возможно, Император успокоится и отпустит её… Этого никто не знает. Но скакать на белом коне в лапы самой сильной державы на планете я бы не рискнул.

— Больше информации нет?

— К сожалению, нет. А мне теперь… Новую Главу Дисциплинарного Комитета искать…

На этом я развернулся, и прихватив Асами, вышел в коридор.

— Боже… Что же нам теперь делать? — тихо прошептала она.

— Хех… Доставай балалайку! Пришло время съездить в гости к медведям…

Глава 1

Российская Империя.

Тюменская губерния. Тюмень.

27 декабря 2007 года.


Разгоняя крупные снежинки, Ютака быстрым шагом направлялся в сторону лесной опушки. Ещё не так давно здесь гордо возвышался шикарный особняк одного из губернаторов Тобольского наместничества. Однако за двести лет дом сильно исхудал, и в конечном итоге, городскую достопримечательность снесли. Сейчас поговаривали, что скоро тут будет экологический район с небольшими домиками.

Обогнув здоровенный столб, Ютака с облегчением выдохнул, и направился к небольшой деревянной избушке, что одиноко стояла на самом отшибе, буквально в паре метров от древесной стены елового леса.

— Фуух… — открыв дверь и пройдя внутрь, ученый потер замерзшие пальцы: — А ты, однако, не хило спрятался…

— Ситуация такая. — сухо ответил Юпитер, и отхлебнул из огромной кружки: — Ты принес?

— Ещё бы! Сидеть в самолете несколько часов, а потом ещё трястись в промерзшем автобусе… чисто ради общения? Ну, честно говоря, так себе.

— Ты стал слишком хорошо говорить по-русски.

— Не понял? — Ютака снял ботинки, и прошел на кухню.

— Говоришь много. Не по делу. — Юпитер пригладил аккуратные усы и похлопал мощной ладонью по крышке стола: — Выкладывай.

— Ну… — ученый со скрипом придвинул табурет, и открыв портфель, вытащил несколько папок: — По поводу эксперимента с левитацией…

— Не надо! Этим и без того владеют все Сверхновые.

— Но… Это же сложный процесс с тяжелыми тренировками. А я смог добиться…

— Хватит. Диана разработала для Содружества проект по пожиранию и блокировке частиц. Подобные Явления сразу же станут угрозой для целой армии металюдей. У нас есть, чем ответить?

— Да. — кивнул Ютака, и спрятав несколько папок обратно в портфель, продолжил: — Я два месяца бился над загадкой Ориона, и в конечном итоге, выудил полезную информацию.

— Надеюсь, ты в курсе, что далеко не все его технологии можно использовать в этом мире?

— В курсе. Я всё проверил! В итоге, пришлось немного поработать сверхурочно, и поставить несколько экспериментов. Не обошлось без крови планетоида…

— Я дал тебе образец своей крови далеко не для развлечений. — сухо произнес Император.

— В любом случае — результаты оказались очень интересными!

— Я надеюсь, ты это проворачивал не с Ведьмаком? — Юпитер тут же нахмурился и вопросительно взглянул на ученого.

— Ну… — Ютака виновато улыбнулся в ответ: — Видишь ли, Ворон оказался не восприимчив к некоторым элементам. Его геном исправить сложно… на данном этапе развития. В общем, сыворотка не прижилась и, соответственно, не дала реакцию.

— И? — Юпитер нахмурился ещё сильнее.

— Я… тайком от Дианы протестировал её действие на Ичиро. Она безобидная… По крайней мере хуже ему бы точно не стало.

— С ума сошел? Ты хоть понимаешь, сколько стоит Ведьмак?!

— Знаю… Не кипятись! Ну же? Ты же почти бог, а я простой человек…

— Скорее, простой придурок, который не умеет ценить чужие ресурсы. Ведьмак — перспективное оружие двадцать первого века! Ядерные боеголовки нового поколения. А ты впихиваешь ему всякую дрянь в вены…

— Ну, про оружие ты, конечно, загнул. Ичиро слаб. Очень слаб! И мы не рискуем загонять в него душу, пока не будем уверены в том, что он выживет.

— Я не для того вас взял к себе, чтобы задавались подобные вопросы! Ох… Ютака… Скажи просто — пошла реакция или нет?

— Пошла. — обрадованно кивнул ученый.

— И насколько он могущественный?

— Ну… Это мы узнаем лет через шестнадцать, когда он станет взрослее…

— Ты издеваешься? В НИИ Менделеева уже во всю ведут разработку блокиратора частиц. Через десять лет они закончат и выпустят первые образцы!

— Это в лучшем случае. Орион сказал, что без специальных трубок ничего не выйдет.

— Больше слушай это чудище… В общем, меня такие результаты не устраивают. Мне нужно оружие, которое заткнет любую державу за пояс. Понимаешь? Ведьмак, это не твоя игрушка и не ребенок Дианы. Это в первую очередь — мощнейший политический инструмент. Я знаю, что вы обманываете Фусаваши, Шевалье и Содружество. Но меня обмануть не получится. Ты это понимаешь?

— Понимаю…

— Вот и отлично. Документы на передачу имущества готовы?

— Да, я отправил вам заказным письмом ещё на прошлой неделе.

— Ютака… — Юпитер взглянул на документы, а затем раздраженно вздохнул: — У нас был четкий уговор. Я даю тебе часть ресурсов. Ты даешь мне технологию. Пойми — Ичиро не будет простым ребенком. Как бы ты не старался — этого не выйдет. И глядя на то, как ухудшается его здоровье, мне хочется разорвать все наши соглашения. Ворон рассыпается на глазах! Ведьмак родился полудохлым и теперь постепенно умирает от кучи врожденных травм. И с каждым днем моя вера в ваш тандем угасает. Мне нужны идеальные и сильные солдаты, а не размазня, которую вы называете «венцом науки».

— Но ты же знаешь, что дальше нас никто не продвигался. Нам нужно ещё время!

— Времени нет. Запомни это, Ютака.

— Даже у вас?

— Даже у нас. Даю тебе три года. Если через три года ты не представишь мне нормальный зародыш Ведьмака — тебе будет очень плохо. И твоей Диане, в принципе, тоже. Вас разорвут на кусочки! Вся ваша жизнь держится только на одном элементе — моем доверии. Но мост слишком сильно раскачался… Я дал тебе техническое задание, а ты, вместо того, чтобы создать нормальное тело, рассказываешь мне про левитацию? Мне порой кажется, что в катакомбах Принца Хато вы страдаете полнейшей хренью.

— Убив нас ты ничего не добьешься.

— Ничего, говоришь? — Юпитер загадочно улыбнулся: — Во-первых, кто сказал, что я хочу убить вас? Я не жестокий человек. А во-вторых… Не надо думать, что незаменимых людей нет. Три года! Если нет, то будете выживать самостоятельно. Рано или поздно всё тайное станет явным. Запомни это!

— Хех… В таком случае, что будет, если нас убьют раньше? — усмехнувшись, спросил Ютака.

— Не убьют. Хватит нести чушь! В общем, если будут вопросы или понадобится помощь — я на связи. Ты как? Будешь продолжать работать во дворце?

— Пока Александра не выросла, думаю, лучше будет остаться здесь. — пожав плечами, ответил ученый.

— Подхалим. — вздохнул Юпитер: — А во дворце и правда сгущаются тучи…

— На неё уже начали охоту?

— Пока нет. Самая задница будет, когда ей стукнет восемнадцать.

— О, тогда сделай, как в сказке — спрячь её в башню, чтобы дракон охранял. И всё, никто её не достанет.

— Ещё скажи, что за ней прискачет Принц на белом коне? — хохотнул Юпитер.

— Кто знает? И дочь убережешь, и мужа для неё подберешь. Всё просто!

— Хех… Отвратительная идея.

— А по мне так — самое оно. Только в реальности, дочь вас никогда не простит, и в итоге убежит. Но зато с достойным мужем! Это уже хорошо.

— В реальности, вообще-то, за сердцем Принцессы, как правило, охотятся только самые отъявленные ублюдки и уроды. Ибо, любовь всегда можно найти и без всяких заморочек, а Принцесса — дорогого стоит. Из неё потом и деньги, и власть можно выжать. В общем — труд во имя обеспеченного будущего.

— Да… Что правда, то правда. Действительно плохая идея…

* * *

Наше время.


Беда, как известно, не приходит одна. Прихватывает с собой за компанию парочку совершенно невероятных приятелей, которые делают общую картину ещё более невыносимой.

И не сказать, что до этого всё было хорошо. Где моя белая полоса? Где хоть, что-нибудь положительное? То, что Маргарет мертва? Отлично… Но только вот общий список проблем не убавился. Одно уходит, а другое тут же приходит.

После всего произошедшего было принято решение немедленно организовать общий совет в имении Кицуне.

Во-первых, нужно было сразу решить вопрос с моим титулом. Блин, да любая лазейка подошла бы! Мне без разницы. Чем вечно тащить на хребтине крест обязанностей перед Её Величеством, проще избавится от английской земли, перевезти кухарку и садовника сюда, благо дом у меня имелся, а потом попытаться вырулить всю эту ситуацию с другого ракурса. С какого именно? Вот это я и хотел сейчас обсудить.

Во-вторых — Княжна. Понятия не имею, что там такого можно было совершить, чтобы САМ ИМПЕРАТОР ЛИЧНО заковал её в наручники и отвез под трибунал или сразу в тюрьму, но факт оставался фактом. Лишили титула и армейского звания, а это значит — Княжна теперь просто Сашулька. Ох, вытащу эту дуреху и буду над ней издеваться! Отличный план. Это я к тому, что теперь она не титулованная особа голубых кровей, а обычная девчонка. Этакая — воровайка! Тьфу, на ум сразу же пришли мотивы старенького шансона… И почему у французов он такой глубокий и величественный, а у нас… А у нас про романтику заключенных? Но, опять же, это только в старом мире. В этом такого не было.

То есть, как-то отказаться от Королевы, чтобы быть свободным, и вытащить Княжну, ибо не верю я, что она совершила какое-то ужасное преступление. К тому же, мне уже успели рассказать, как героически она защищала бегущих пленников. Навоки в первую очередь поспешил мне похвастаться, что бок о бок с САМОЙ КНЯЖНОЙ сражался с террористами. Да уж… А паренек то растет! Не знаю, почему, но у меня прямо была гордость за него. Молодец! Из тряпко-куна постепенно превращался в мужика.

Но на самом деле я больше себя успокаивал… Честно — мысль о том, что Княжна там совсем одна в тюрьме, сводила меня с ума. Но я держался! Мужчина должен держаться несмотря ни на что.

Приехав к Кицуне, я дождался остальных, и мы всей толпой благополучно спустились вниз.

В совете принимали участие: Кицуне, сестры Кхаузер, Айрис, Голди и Мон. Была идея пригласить Дубровскую и Давида, но пацан ещё не отошел от захвата небоскреба, поэтому я решил лишний раз его не беспокоить. Да и это не совсем их дело. Всё же, я решил воспользоваться советом таинственной Эн, и реально дать рекламу о наборе в армию. Настоящий добровольный призыв… НАСТОЯЩИЙ. Да-да, я специально сделал на этом акцент. В конечном итоге, я уверен, что при нормальном контроле со стороны Дубровской и Давида всё пройдет хорошо. Да и что уж там… Я сам тоже буду принимать участие. Всё же, нас реально ждут великие дела!

— Итак, господа и дамы… Сегодня у нас будет тяжелый мозговой штурм. — предупредил я: — Поэтому, готовьтесь много думать. Для кого-то решение будет сложным… Кто-то просто поделится знаниями. В общем, я бы хотел, чтобы каждый из нас внес свой вклад в наше будущее!

— Ну, предположим, не совсем наше… — улыбнулась Айрис, за что сразу же получила от Кицуне леща.

— Хорошо. Будущее моего Клана. Так будет лучше?

— Нет, ну лично я заинтересована. — кивнула Кицуне: — Айрис… ТОЖЕ заинтересована. Да мы все заинтересованы! Так что давай без лишних слов, выкладывай — что там у тебя стряслось?

— Во-первых, сегодня после ритуала меня поймала та самая Эн, от которой Найт приняла письмо…

— Что?! — Голди чуть не подскочил: — Почему вы не позвали меня на встречу? Это же… Это очень важно!

— Бад. — я усмирил его взглядом: — Всё произошло быстро. Я уверен на сто процентов, она хотела, чтобы я поменьше размышлял об этом. Ситуация следующая — они хотят, чтобы я в немедленном порядке летел в Лондон на официальный ритуал и дал клятву Королеве. Да, я размышлял и раньше о том, что Клан Шевалье, и, в том числе Орден Борзых, это не простая организация. Однако же, я был уверен, что они дадут мне время на то, чтобы раскрутиться. Теперь же они хотят, чтобы я уже сейчас подписал все документы и сам стал собачкой Её Величества…

— Ну, это было очевидно, Хозяин. — пожав плечами, произнесла Грейс: — Единственный вопрос — очень странно, что они вот так в наглую торопят. Ибо, Граф Ричи Сайрус скрывал свой титул от всех на протяжении пяти лет. Это, конечно, абсолютный рекорд и никто его пока не покорил, однако… Инцидент был. И что им сейчас надо — не понятно.

— Понятно. — выдохнул Голди, обреченно потерев переносицу: — Сила Милорда. Это же очевидно!

— Погодите! А вы не хотите рассказать главного? — напряглась Кицуне: — С какого черта Ичиро должны волновать желания какой-то там старой любительницы корги? Да, затягивать с этим нельзя! Но речь идет о… Сколько там? Месяц-то прошел?

— Прошел. — кивнул Голди: — И я понимаю ваше недовольство, однако речь идет о Великом Государе и приближенном роде! Иерархия Кланов в Великобритании немного иная, чем в Японии. Там у Королевы несколько приближенных Кланов, которые живут в вечной конкуренции. Просто представьте, что Королева — жена, а приближенные Кланы — это её мужья, которые вынуждены сидеть в гареме, но при этом они дикие собственники! Каждый день они пытаются отравить друг-другу жизнь. Они готовы целовать ноги Королевы до самой смерти… Но право голоса всё равно получает сильнейший. Чем могущественней Клан, тем больше у него привилегий и внимания Королевы. По сути, за то, что к Милорду приехала личная представительница Её Величества — его могли бы из ревности завтра сжечь или повесить.

— Ты противоречишь сам себе, Бад. — устало вздохнул я: — Шевалье на данный момент не величественный Клан.

— О, вы не понимаете, Милорд… Тут всё дело именно в вас! Механизм мог сдвинуться. Информация о вашей вспышке явно дошла и до Туманного Альбиона. Вы сделали себе имя! Вы теперь не просто аноним, который проживает в чужой стране. И я боюсь, что в конечном итоге, Мотидзуки уже останется в прошлом. Простите, но она попросит вас принять фамилию рода и Клана. — ответил оборотень.

— То есть, ты предлагаешь мне завтра лететь вместе с Эн и целовать руки Королеве?

— Милорд… Я понимаю, что вы хотели собрать армию, но стоит взвесить все «за» и «против». Понимаете? — глаза Голди загорелись: — Королева сможет помочь вам восстановить Клан!

— В обмен на то, что я буду служить в её Корпусе? А ты не помнишь, почему я не сотрудничал с Фусаваши?

— Япония д… — Голди встретился с очень злобным взглядом Кицуне: — Кхм… Простите! Вы, лично Фусаваши, ничего не должны! Он просто Император Японии. Страны, где вы жили. Королеве же вы обязаны тем, что являетесь последним представителем рода Шевалье. На её земле стоит ваш дом. Именно она, по идее, может сделать вас великим!

— Бад… Неужели ты не понимаешь? Не к этому я стремился! Не в этом была моя цель. Я хотел восстановить Клан и отдать Орден тебе. Потому, что ты достоин этого!

— Мне? — удивился оборотень: — Милорд… Я не достоин такой чести, чтобы принять управление Орденом в свои руки! Да и опыта у меня нет… мы с вами должны сейчас всё сделать, чтобы Клан Шевалье торжествовал! Понимаете? В этом заключается основная суть!

— Нет, не в этом. — холодно ответил я и поднялся: — Я поэтому и собрал вас здесь, чтобы решить этот вопрос. Дальше так не получится! Времени мне не дали. Не на это я изначально рассчитывал, и сейчас вот так пускаться во все тяжкие и становится пуделем я не намерен!

— Что ты потеряешь, если откажешься? — спросила Кицуне.

— По сути… землю. Ну, и, наверное, титул Графа.

— ОТКАЖЕШЬСЯ?! — Бад тут же вскочил и не верящими глазами посмотрел на меня: — Милорд… Что это значит?! Мы с вами через столько прошли вместе… И… Неужели вы хотите отречься от рода? От Клана… Просто потому, что вы не хотите быть под кем-то?! Это… Это неслыханная глупость!

— Сядь, Бад. Сейчас разберемся…

— Милорд… Я летел к вам с мечтой о том, что с вами мы сможем восстановить былое величие Клана Шевалье! Что именно вы возродите то, что проклятая старуха уничтожила! Но… Вы… Вы хотите предать всё то, чего мы добились из-за эгоизма?

— Какая разница, какая фамилия у Клана? Разве ты не понимаешь, что если мы сейчас отдадимся в руки Королевы — не будет ни-че-го! Нас уничтожат! Разнесут на куски. Понимаешь? Сам же сказал, что у вас иерархия другая…

— Всё правильно. — холодно ответил он. — У нас.

С этими словами он резко развернулся и удалился восвояси.

— Бад! — взволнованно воскликнула Лили, но ответа не последовало.

— Чокнутый фанатик… — выдохнула Грейс и отрицательно покачала головой: — Как подросток, ей богу!

— Ну, а вы? — я взглянул на растерянных сестренок Кхаузер.

— Нас отправляли в Афганистан… Бабуля Шевалье рассказывала о том, что вы окажетесь жестоким тираном, который будет наказывать нас кнутом… И знаете. Мотидзуки, или же Шевалье. Я пойду за вами. — сжав кулак, Руби ударила себя в грудь.

— Жаль, конечно, ибо мы всё-таки там выросли… — вздохнула Лили: — Да и Бад хороший парень. Но… Мы не в сказке про волшебные кланы и клятвы! Я буду вместе с вами до конца, Хозяин!

— А ты? — я взглянул на Мон.

— Пфффф… Старуха обманула меня и окунула в дерьмо! (*(*?:? два я буду служить её роду. А вот милый молодой Хозяин, которого всегда можно поймать и надраить мочалкой — это другой разговор.

— Кхм-кхм… — я усмирил её суровым взглядом.

— Блин! Меня одну это бесит? — Айрис гневно взглянула на лестницу, по которой минуту назад выбежал Голди: — Че он вообще взъелся? В каком веке мы живем? Блин… Я понимаю, был бы у вас реально огромный Клан, и вы такие — хоп! И Разошлись. Бред… Просто бред. Я думала Голди реально беспокоится об Ичиро, а в итоге мохнатый мешок с говном! Тьфу! От мужиков вечно одни расстройства…

— Тихо. — холодно произнесла Кицуне: — То, что Голди предан роду — это хорошо. Такое редко встретишь. Но вот убегать от его последнего представителя, это величайшая глупость. В общем, я предлагаю дождаться. Вдруг, пропсихуется и прибежит?

— Будем на это надеяться. — вздохнул я: — Ладно! Допустим, титула меня лишат. Но есть земля Княжны, и в принципе, с титулом я, как-нибудь, да улажу вопрос. Дом Шевалье — плевать. Если кухарка и садовник согласятся продолжать работать на меня — я просто перегоню их в Крепость Одиночества.

— Что за крепость? — поинтересовалась Айрис.

— Мой бронированный дом на берегу.

— А… Понятно.

— Так вот. У кого, какие предложения? Ведь с юридической точки зрения… — договорить я не успел, так как к нам на кухню влетел Голди с непонятным свертком в руках.

— Я был предан своему Клану… Хотел идти и дальше за своей мечтой! Но… Вы для меня важнее, Милорд. Не суть, Граф Шевалье, или же просто Мотидзуки Ичиро — вы сын Дианы. В вас продолжает течь кровь великих людей. Я уверен в ваших словах и решениях на все сто процентов.

— Выходит, ты ценишь во мне только кровь?

— Нет. Я ценю вас, как человека. В общем… Если вы считаете правильным сейчас отказаться от титула во имя высшей цели, я, не взирая ни на что последую за вами! — с этими словами, Голди развернул сверток, а затем разорвал на маленькие кусочки и выбросил.

— Зашибись… Подметать потом будешь. — раздраженно фыркнула Кицуне, глядя на то, как бумажки медленно, словно снежинки, опускаются на пол.

— И что это за цирк? — поинтересовался я: — Что ты порвал?

— Это письменная клятва роду Шевалье! Я сделал это для того, чтобы показать насколько сильно предан вам. — гордо ответил он, и уселся на место.

— Идиот! — воскликнула Айрис, и поднявшись, подбежала к нему, а затем двинула пощечину: — Напугал… Я думала, ты решил нас бросить! Истеричка проклятая! Как ребенок, ей богу.

— Кто бы говорил… — усмехнулся я, на что Хранительница лишь злобно фыркнула, и вернулась на место.

— Простите меня, Милорд, если выразился слишком грубо про ваш эгоизм. Просто… Вам не понять, что такое служить Клану долгое время. Сейчас мне очень тяжело, но тем не менее, я ни о чем не жалею!

— Голди, дружище… Давай, на будущее, без спектаклей? Идет? У нас тут не рестлинг, чтобы языком чесать и устраивать драматическое шоу с разрыванием документов. Серьезные вопросы решаем, которые касаются и тебя тоже. Смекаешь?

— Понял… Простите.

— Так, ладно! Спасибо нашему «блудному сыну» за представление…

— Вообще-то, извините, что перебиваю, но меня не было всего полторы минуты. Я ходил в гостиную. Там у меня сумка…

— Хорошо — хорошо. Так вот, раз все на месте, и всех всё устраивает — давайте подумаем, как можно аккуратно отказаться от титула?

— Ну, как показывает практика… — начала Айрис: — Самостоятельный отказ от титула влечет за собой огромное количество проблем. К примеру — больше титул ты не получишь. Это ладно, быть каким-нибудь мелким феодалом с крошечным куском земли. Вот там да! Делай, что хочешь. Но, даже у них есть такой термин, как престиж. То есть, в любом случае последствия отказа могут быть весьма плачевными. Начиная от доверия сюзеренов, и заканчивая полнейшим неуважением в клановой иерархии. НО… раз уж речь идет о титуле Графа и Главе некогда мощного Клана, который приближен к Королеве — Ичиро рискует никогда не стать аристо. Вообще! И если, к примеру, у Госпожи есть отец, на которого она может переписать землю и ресурсы по крови, то у Ичиро такой возможности нет. Он рискует лишиться всего, что у него есть. Документы на земли Княжны подписывал?

— Подписывал.

— Вот! Уйдут в качестве штрафа за отказ служить Королеве. Поверь, они и «Гендай» могут прибрать к руками. — вздохнула Айрис.

— Вот ублюдки! — гневно выдохнул я.

— Не спеши ругаться… — Хранительница напряженно потерла виски: — Ибо есть способ, как сохранить земли и заморозить титул.

— И как же?

— Тебе придется вступить в Клан. — пожав плечами, ответила Айрис: — Всё очень просто.

— Погоди… В таком случае, надо мной опять будет сюзерен и мне опять придется служить… Масло-масленное!

— Погоди. Из Клана всегда можно выйти, показав Главе этого самого Клана то, что ты сможешь существовать, как отдельная единица. Заплатишь небольшую повинную, и сможешь создать свой собственный Клан. Станешь сам сюзереном, как только обретешь силу.

— Хех… И чем же, в таком случае, это отличается от того же служения Королеве?

— От Королевы вы уже никогда не уйдете, Милорд. — произнес Голди: — Вы — Глава Клана Шевалье. Вы прямой наследник. Вот, собственно, и получается, что попадаете под раздачу.

— Так! Для понимания… Если я, к примеру, вступлю в Клан Кицуне, то смогу потом откупиться, и выйти? А от Королевы уже нет, и я буду продолжать выполнять грязные делишки до конца своих дней?

— Всё верно. — кивнула Айрис: — НО, и с этим тоже есть несколько нюансов…

— Пффф… Ну, конечно! А как ещё-то? Блин, если бы ты сказала обратное, я бы тебе просто не поверил.

— Ой, хорош стебаться, а? Для тебя же стараемся! — раздраженно фыркнула Айрис: — Итак, для того, чтобы создать Клан, тебе нужен примыкающий род. Он у тебя есть в виде Голди. Потом, необходима собственная земля. Дареная, или же нет — не важно. Главное, чтобы она была своя! Это у тебя тоже есть. Бизнес с хорошей прибылью. Ты зарабатываешь на рекламе и небольшой процентик капает с добычи леса и бреария. Всё вместе выходит очень нехило! Так что с этим нет проблем. Так же необходима армия с боевой техникой. Этого у тебя нет. Необходим сектор ответственности на случай чрезвычайного положения по месту проживания. Его выдает городская администрация или же Великий Государь. Всё зависит от страны. Этого у тебя тоже нет.

— Стоп-стоп-стоп… Какой ещё сектор?!

— Сектор ответственности. Это, к примеру, как лечить раненых и пострадавших, после ядерного взрыва у Клана Камата. — пояснила Найт: — Клан Кицуне ставит временные жилища, если начнется землетрясение. Клан Фудзита ремонтирует коммуникации. В общем, каждому по нитке. Вернее, по способности и по возможности. Ибо в этом суть современного аристократического общества и взаимодействия с простолюдинами. Увы, времена наглых и зажравшихся работорговцев прошли. У вас, аристократов, есть ответственность, как бы глупо это не звучало.

— Твою мать… И чего мне попросить у Фусаваши?

— Пффф… Не факт, что он тебе, что-то даст. — вздохнула Кицуне: — Ты показываешь ему задницу. Он ведь тоже не дурак! Можем попробовать, через администрацию.

— Ладно, с этим разберемся. Уж на Фусаваши, если что, управу найдем. Значит, основной вопрос с Кланом? Поговорю с Дядей Аоем. Он наверняка не будет против!

— Эмм… — Арис виновато улыбнулась: — Тут тоже есть нюансик…

— И какой же?

— Во-первых, большому Клану не выгодно отпускать кого-либо, так как это негативно отразится на их престиже. Они могут серьезно упасть в иерархии. Поэтому такие Кланы, как Камата, Фудзита, Утида и Кицуне мы отметаем сразу. Да и стоит отметить, Ичиро… Вот ты знаешь Госпожу. Знаешь её отца. Знаешь ребят. Знаешь Дядю Аоя. Но ты ни хрена не знаешь о том, кто состоит в Клане! А когда род переходит в Клан, все земли и имущество становятся общими. Вдруг кто-нибудь набедокурит и что потом? Выйдешь, а земля-то уже, и не твоя! Плюс, проценты от прибыли. Часть идет в общий бюджет Клана. А потом, как выходить будешь — такая путаница начнется! В общем, чтобы не пролететь с землей и деньгами — нужно выбирать маленький Клан, который ещё пока только начинает своё движение по вертикали власти. Им и выход будет безболезненным, и до земель вряд ли дело будет — своих проблем хватает. Да и уследить, если что, куда проще! В общем, ищи среди мелочи. Чтобы внутри не больше трех — четырех родов.

— Хмм… Блин. И где же мне найти такой Клан? — я почесал затылок, ибо среди всех моих знакомых маленький был только… — Точно!

— Что такое?

— Быть может, стоит попросить Минами? У неё маленький Клан, и я уверен, что проблем с ней точно не будет.

— Хмм… — Кицуне задумалась: — В принципе, может сработать. Меня только смущает её здоровье… Она же ничего не помнит. Ты уверен, что ей можно доверять?

— А чего там доверять? — удивилась Грейс: — Начнем с того, что тут главное — согласие Минами принять нас, как род, в свой Клан. Судя по тому, как они держались за ручки на похоронах, я думаю…

— Мон. — я вновь присмирил её взглядом.

— За ручки… — завистливо вздохнула Лили: — Несправедливо…

— Так, давайте не будем устраивать балаган! Грейс, расскажи до конца свою идею. Окей?

— Да. Так вот, если Минами согласится — а она согласится, то мы просто всё задокументируем. Предупредим её заранее, что как только разберемся с армией и сектором — нас и след простынет. Выставим это за временные трудности! И всё. Потом денег им отвалим и рекламу их бизнеса сделаем. А?

— Мон, молодец. Значит, как будем действовать? Во-первых, я договорюсь с Минами, затем договорюсь с Эн, а потом позвоню в Лондон, в имение Шевалье. А там уже, если согласятся, то будем переезжать. Благо, есть куда мебель сложить. — кивнул я, прокручивая всё в голове: — Вроде, стало немного спокойнее.

— Спокойнее? В каком месте? Для того, чтобы стало спокойнее — тебе надо, чтобы все условия сложились. А пока, кроме плана у нас ничего нет! — возмутилась Кицуне.

— Ну, хотя бы план есть! И то вперед.

— И учти, Ичиро. Как только выйдешь из-под крылышка Клана Кикути — тебе придется минимум пять лет добиваться входа во второе звено, и потом прорываться вверх по иерархии. — произнесла Найт: — На бумажках ты, конечно же, останешься Графом. И можешь, даже, так себя величать… Однако уважение и власть с разморозкой будут только в Великобритании. А захочешь ли ты потом там светиться… хороший вопрос.

— Не проблема. У меня уже есть план на этот счет. Я поднимусь быстрее! — улыбнулся я. Да-да… Та самая идея, которая пришла ко мне в крейсере Княжны. Восстановить лабораторию Лу, и дело в шляпе! Фусаваши ведь надо оружие? А мне нужно залезть на гору. Думаю, что мы с ним договоримся.

— И что за план?

— Пока дорабатывают некоторые нюансы. — хитро улыбнулся я.

— Что же, надеюсь, что там действительно что-то стоящее. А то все эти прыжки туда-сюда начинают нервировать. — вздохнула Кицуне.

— Попрошу не делать преждевременных выводов! — вдруг вставила своё слово Грейс: — Если бы молодой Хозяин дал согласие Королеве, то он бы замерз на службе Графа навсегда. Возможно, к старости он бы выбил себе дорогу в Герцоги, но это очень мало вероятно.

— Ага. — кивнул Голди: — Но зато, его дети бы имели такой шанс! Там есть несколько нюансов в плане выслуги…

— Мы сейчас не о детях. Грейс, заканчивай мысль сразу, пожалуйста. Не растягивай предложения.

— Благодарю! Так вот, молодой Хозяин встанет на открытую дорогу, где он сможет быть кем угодно и когда угодно! Если соберет хорошую армию — может поехать в Африку и стать там Королем, какой-нибудь небольшой страны. А? Правда, кровопролития и война будут длится всю его жизнь… Ибо Африка — проклятый континент. Европа и Американская Республика высасывают из него все соки с шестнадцатого века! Там ничего нет. Не технологий, не развития… Да вообще ничего! Только постоянные войны за территорию. Колонии, оружие, наркотики, незаконная торговля людьми и органами, разработка вирусов-убийц… В общем — кошмар. Приехать с огромной армией, вырезать небольшую страну и сидеть на троне! А? Вот она жизнь. — лицо Грейс искривила жуткая ухмылка. Все смотрели на неё, вопросительно приподняв бровь.

— М? Я чего-то о тебе не знаю? — поинтересовался я.

— Простите, про Африку, это был сарказм… Плохая идея. Но суть в том, что перед молодым Хозяином и правда все дороги открыты! Ему стоит только выбрать путь. Если он, конечно, реально хочет служить только самому себе.

— Черт побери… Реально шушера, какая-то… С этой Великобританией и титулом. — вздохнула Кицуне: — И зачем всё это было?

— Как это, зачем? А девчата? А Голди? А Грейс? — удивилась Айрис: — Это достойный пинок от Королевы, который, в итоге, обернется для неё боком. В любом случае — движение началось. А так, неизвестно, к чему бы вся эта ситуация с титулом в итоге привела. Так что всё нормально! Осталось только поговорить с Минами.

— Погодите. Вы забываете о главном… — Голди поднял с пола кусочек с фрагментом королевского герба: — Милорд — не просто парень. Это очень мощный политический рычаг.

— Ой, да! — отмахнулась Найт: — Будем мы ещё сейчас думать о том, что и как будут обсуждать Государи? Голди… Это уже не в нашей компетенции. Ичиро же не преступник, и всё сделает по закону. Плюс, не стоит забывать… Каких бы там договоренностей не было, а Фусаваши, опять же, может подумать, что Ичиро остается в Японии. То есть, по сути, он вновь захочет получить его себе! И мы можем на этом не хило сыграть.

— Как бы от пешек Королевы не огрести… — вздохнул оборотень: — Это, конечно, мало вероятно, но всё же!

— С пешками разберемся. В любом случае, Королева не рискнет своим положением и отношениями с Японией. Не надо думать, что аристо и голубые крови — все подонки. Нет! — тут же подключилась Айрис: — Священный Союз может и в хвост, и в гриву, если англичане попытаются взять Ичиро за зад! Представителям Союза наплевать на то, что он Квазар! Вернее… не наплевать, но в первую очередь для них он гражданин Японии! И причинять ему вред по закону нельзя. Это всё будет строго караться. К тому же, это ладно бы он был никому неизвестным и никчемным человеком. А тут — городской герой! Бизнесмен с большой буквы! Да ещё и в хороших отношениях с Фусаваши. В общем, Королева пускай утрется. Верно, Мон?

— Верно! Поэтому, самое главное уладить всё вопросы с Кланом Кикути. — кивнула Хранительница.

— Ладно, это мы утрясем. — согласилась Кицуне: — Ичиро, ты говорил, что у тебя там ещё были проблемы?

— Да… Беда не приходит одна. Асами сказала, что сегодня вечером, сразу после ритуала Минами, к вратам Академии прилетел транспортник. В общем, Пашка схватил Княжну и увез в тюрьму. Директор говорит, что она нарушила, какой-то там Приказ.

— Портфель? — усмехнулась Грейс.

— Точно.

— Вот дерьмо… — тяжко вздохнула она, и пригладила черную прядь: — Княжна стала политическим преступником. В общем-то, её, возможно, лишили титула и армейского звания.

— Именно так. — кивнул я.

— Интересно… — задумчиво протянула Кицуне: — Как жаль, что я бросила курить… Тьфу! Благо, что Лин и Томек этого не слышали. В общем, Павел посадил Княжну?

— Да. И я подумал, что раз уж у неё всё равно нет титула… Заберу-ка я её себе.

Тишина… Все смотрели на меня с выпученными глазами. Даже ещё хуже, чем на Грейс, которая рассказывала про захват африканского государства… Секунда и… Все расхохотались. Буквально все! Даже горничные…

— Чего? — недовольно спросил я: — Вы, мать вашу, ещё ржать удумали?! Там Княжна по этапу пошла!

— Фууух…. — Кицуне смахнула слезинку от смеха: — Некономи, ты пожалуйста нас прости, но… Блин, ты такой милаш! Честное слово. Заберу себе бедную девочку… Раз она без титула, то почему бы и нет? Ой… Умора, Господи! Так… Берем себя в руки.

— Вы придурки! Ситуация ни хрена не смешная!

— Что же… — Найт привела себя в порядок и скрестила пальцы: — Я счастлива… Нет, серьезно! Я искренне счастлива, что ты решил обсудить этот вопрос в кругу семьи…

— Я тебя не понимаю. — я с удивлением посмотрел на неё: — Ты сейчас, о чем?

— Проблема большинства мужчин заключается в том, что вы следите только за некоторыми линиями развития. Чистильщик анализирует количество врагов, их вооружение и место расположения. Он знает, какое оружие против них эффективно, и как можно использовать местность против врага. Но он часто забывает посмотреть на главного героя — на себя. А это важно! Лин похитили, и ты тут же бросился вырезать остров. Судзуки-сан сказала, во что ты превратил охрану.

— Она не лучше!

— Она — боевой офицер Гвардии. А ты — студент!

— Хорошо. И чего теперь?

— Идем дальше. Княжну привязали к ядерной бомбе… Ты порвал на части того мужика.

— Он заслужил…

— А потом, вместо того, чтобы дождаться гвардейцев — полетел с бомбой в небо. Ты мог погибнуть! Если бы Няшка не сообщила мне координаты… Милейшее существо! Как же я её полюбила… Блин. Матушка, сообщила каким-то невероятным образом по закрытому каналу координаты. Я тут же ломанулась… И она пожертвовала собой ради тебя… Ради жителей Токио… Когда ты приземлился, и осознал, что она умерла, что было? Ты обрушил мощнейшей Вспышкой три жилых здания с людьми.

— Это было не нарочно… Да и по поводу Гвардии — время шло на секунды!

— Хорошо. Ладно! Что было, когда Минами стукнуло по голове? Ты вырезал весь небоскреб. ВЕСЬ НЕБОСКРЕБ!!! Двести человек, Ичиро. ДВЕСТИ!!! Просто потому, что твоей святой Минами ударило булыжником по голове…

— Она чуть не погибла! Если бы не Княжна… Да и в небоскребе орудовали ребята и Кикути-сан…

— А по чьему приказу они приехали? Голди — твой телохранитель. Горничные — твоя личная охрана! А это… кхм… чудо… Вообще имбалансная чертовщина!

— Базар фильтруй… — возмутилась Грейс.

— Я к тому, что ты их хозяин. Ты отдал им приказ! Развел, блин… отряд всадников апокалипсиса… Но дело, опять же, не в этом. Ичиро… Когда твоих пацанов убили, что ты сделал? Ты просто превратил всех наемников в фарш… По-другому я тот ужас назвать не могу. А когда Айрис и Фейт сообщили тебе о том, что твоя Княжна в торговом центре… Ты просто ворвался и порубил всех, кто там был! А Маргарет пробил насквозь. КУЛАКОМ! Ты… не находишь это странным? Я уже почти десять лет верно служу на благо своей страны! Я искромсала не одну сотню врагов, но… То, что ты сделал за последние несколько месяцев вгоняет меня в ужас! Ичиро… Я понимаю, что ты… — Кицуне взглянула на горничных: — Ну… В общем, у тебя был в прошлом… Определенный опыт… Но, черт меня дери! Ты милый и добрый, когда всё хорошо. Эгоистичная мразь, конечно…

— Эй!

— Но в общем и целом — очень хороший мальчик! А как только дело касается того, что тебе реально дорого… Блин, Айрис в красках рассказала о том, что произошло в Геронэльской Республике. Ты не понимаешь… Дело тут не в детях, которых ты постоянно пытаешься спасти. Дело в том, что тебе дорого! Ты превращаешься в зло… В великое зло, как только дело касается твоих близких, или того, что тебе дорого. У тебя просто срывает крышу… Отключается мозг! Откуда в таком молодом человеке столько боли и ненависти? Я… Честно, зная все твои болячки и секреты, я всё равно не могу понять… Что ты такое? Неужели твой проект запрограммирован на жестокость?

— Я такой, какой есть.

— Отлично! Спорить не буду… Но, у тебя украли Княжну, и по сути, ты должен был сразу прыгать в КАВ, и не думая, лететь в Российскую Империю.

— Погодите… Вы что… Вы так реально думали? — я удивленно посмотрел на всех, кто сидел за столом.

— Да. — первым подала голос Грейс: — Я абсолютно согласна с седой лисицей! Вы, молодой Хозяин, конечно, меня простите, но… Да! Да, черт возьми! Вы — зло. Вы можете просто кинуться в омут, не подумав о последствиях. Вы самое настоящее зло! И честно скажу — как у Тайсе до сих пор яйца от ужаса не отвалились, я не представляю. Мне плохо от того, что я вижу всю эту черноту, но… Я люблю вас. И буду всё равно вашей тенью… Вашим продолжением. Так что, тут уже ничего не попишешь.

— К сожалению… Я тоже вынуждена согласиться. — произнесла Айрис: — Ичиро, ты хороший мальчик. Классный! Я не спорю… Но ты ни хрена не стратег. Ты думаешь распаленной головой. Я понимаю, что прошлое не отпускает тебя… Но всё, сегодня ты сделал правильное решение. Я рада.

— А вы? — я посмотрел на Голди и горничных.

— Мы любим силу… — скромно ответила Руби: — А ещё мы видим в вас только хорошее…

— Понятно. А ты, Голди? Неужели тоже?

— Да, Милорд. Я всегда с вами, и я всегда за вас переживаю. И я очень рад, что с китайцем мы разобрались вместе.

— Но это же Российская Империя! Блин, да легионы Павла Второго сотрут меня в порошок! Вы серьезно думали, что я просто полечу туда? К тому же… Блин, с чего вы взяли, что меня вообще туда пустят? А через границу пробраться очень сложно… Да и я ни черта в этом не шарю! Блин… Ребята, я разочарован, что вы такого отвратительного мнения обо мне!

— Нет, Ичиро. — улыбнулась Кицуне: — Ты не понял. Мы просто очень тебя любим и волнуемся. Только и всего.

— Ой… Опять эти розовые сопли! Ох… ладно. В общем, вы поможете мне аккуратно проникнуть в Российскую Империю и выкрасть Княжну из тюрьмы?

— А про экстрадицию ты подумал? — поинтересовалась Айрис.

— С этим я помогу. — хитро улыбнулась Найт: — Не зря же я… Чернобурка из Ночного Токио!

— Госпожа, вы уж меня простите, но тут речь идет не о просто преступнике! Всё же сейчас мы говорим о Принцессе. Тем более — какой Принцессе! — покачав головой, ответила Айрис: — Пока что, весь этот план со спасение выглядит, как полнейшее безумие!

— Нет, детка. Ты меня не поняла. — усмехнулась Найт: — Если её лишили титула, то спрятать при помощи тех же синдикатов будет проще простого! Честно говоря, величайшая дурость Императора… Посади он её просто, без лишения, то Священный Союз потом бы из Ичиро сделал тряпочку для протирки полов. Скажу больше! Он бы из всех нас сделал тряпочку для полов. В общем, тупо это было. С его стороны. А теперь, если Фусаваши за нас впряжется, то мы можем обойтись и без синдикатов. По сути, Княжна, как политический преступник, может просить у Японии убежище. Священный Союз поддержит! Особенно будет классно, если Павел просто посадил её. Без суда и следствия! Вот тогда точно проблем не будет.

— Погодите… — меня заинтересовал другой вопрос: — А разве Российская Империя не сможет ввести санкции против Японии за подобный беспредел? Мы, так-то, хотим подставить целую страну!

— Санкции? Ты о чем?

— Ну… когда некоторых Государей не устраивает поведение одной из стран, они начинают травить её санкциями. Различными запретами в экономических отношениях и прочей фигней.

— Священный Союз потом такие санкции Российской Империи устроит, что мало не покажется. Да, это самая мощная держава в мире, но схватить за шары можно даже её. В противном случае, для чего ещё был создан Союз? Там страны договариваются и регулируют отношения. — ответила Грейс: — Тем более, Княжна сама попросит убежища. Так что Павел не имеет права что-то делать. Да и вообще, откуда вы взяли весь этот бред про санкции? Цивилизованные страны так не разбираются. Звучит, как выдумка из книжки про антиутопию…

— Антиутопию… Да… — усмехнулся я: — И всё же, мне кажется, что Император не дурак. Был и суд, и прочее… Просто, иначе это будет реально тупо.

— Почему тупо? Он же не думает, что ты бросишься в Российскую Империю! — начала спорить Айрис: — Что-то случилось, и он был ослеплен яростью… Лишил дочь всего, а затем запер в тюрьме.

— Ну, он не настолько идиот, чтобы не понять. Он явно наблюдал за Ичиро. Чисто из политического интереса! А это значит, что наверняка в курсе о том, что Ичиро может, и что делает. Не даром он запретил им с Княжной общаться! В общем, странно выглядит… Вся эта ситуация. Очень странно, и подозрительно. И если бы я не знала Павла, то подумала бы, что он целенаправленно заманивает Ичиро на территорию Российской Империи. — ответила Найт.

— На кой черт? — поинтересовался я: — Если убить, то по сути, он мог сделать это в Японии. Я не верю, что у самой сильной державы на планете нет, кого-нибудь аналога Явлений. Только с мозгами, а не эти… Кхм… В общем, какой смысл Павлу заманивать меня туда?

— Напоминаю! В Японии он бессилен. Он ничего тут не сможет сделать. А если сделает — то ему выпадет столько геморроя от Священного Союза, что он просто пожалеет обо всем! Да и окунать руки в кровь… Терять престиж и авторитет ради убийства мальчика? Я думаю, что дело не в этом.

— А в чем же?

— Он хочет поговорить.

— Поговорить?! — усмехнулся я: — Одна идея круче другой… Почему просто не пригласил? Нет. Тут явно дело не в разговоре… Да и вообще, я не пуп земли! С чего вообще Павлу ради меня унижать свою дочь? К тому же, я слышал, что он её очень любит.

— Да, это всё на уровне теории. Но лучше подготовиться и идти в лапы к врагу во все оружии, чем прийти и отхватить. — ответила Кицуне: — В любом случае, с Российской Империей я предлагаю обдумать. Да, можно вытащить инфу по тюрьме. Можно подготовить тайную силовую операцию… Но в любом случае, пока мы не обдумаем все нюансы — мы не должны даже смотреть в ту сторону!

— Ты предлагаешь сидеть тут, пока она мучается в каталажке?

— Ну, уж прости, Ичиро! Ты сам выбрал таких друзей, что от них геморроя больше, чем от тебя. — возмутилась Кицуне: — Говорю же! Не надо лезть в омут сразу. Обдумаем, и решим. Во-первых, надо узнать, куда её посадили. Но это ладно… Я наведу справки и узнаю. Во-вторых, блин… Надо думать, как попасть в Российскую Империю. Не уверена я, что тебя так просто туда пропустят.

— Ох… Ладно! В таком случае, я жду от тебя информацию, и дальше будем решать. У меня сердце не на мес… — я не успел договорить, как в штанах завибрировал мобильник: — Да? Слушаю…

— Милорд? — в динамике телефона послышался голос Лу: — У меня для вас очень интересные новости… По поводу ваших… Кхм, жидкостей. Не могли бы вы заехать ко мне?

— Когда?

— Чем быстрее… тем лучше!

* * *

Сон в домике был очень напряженным, ибо Княжне сразу же начали сниться кошмары. Её постоянно, кто-то сталкивал в черную пропасть. И что самое страшное — она чувствовала, что доверяла тем людям…

Проснувшись в очередной раз, девушка включила свет и оглядела комнату. Видеокамер, вроде, нет… Но тут всё может быть. Несмотря на уютную обстановку, Княжна прекрасно понимала, что это тюрьма. Её личная тюрьма, в которой она может провести остаток своих дней. Просто потому, что не послушалась приказа отца… просто потому, что хотела спасти простых людей… просто потому, что впервые полюбила.

На самом деле, это стремно, когда человек из-за своих семейных обязанностей лишен многих радостей жизни. По сути, корона не принесла Княжне вообще никаких плюсов. Ну… разве, что образование и знакомство с интересными людьми. Но с другой стороны — а был ли в этом смысл? Ведь всё это, по сути осталось в прошлом. Теперь Княжна — обычная девчонка. Без звания, рода и титула. А это значит, что можно выбрать жизнь, которую хочется. Идти тем путем, которым захочется. И главное любить того, кого захочется! Без ограничений.

— Твою мать… — злобно выругалась она. Почему всё это пришло к ней в тюрьме?! Почему на свободе всё было так хреново? Высшая несправедливость… Ну, ничего! Этот ублюдок доиграется. Лишил дочь всего? Окей. Но вот лишить её свободы точно не получится. Главное понять все нюансы работы этой тюрьмы и учесть то, что Княжна была отличным инженером.

Давным-давно, когда ей было всего одиннадцать лет, отец увез их с Анастасией в загородное имение. Там был большой стрелковый полигон, который уходил в охотничью заставу, и оттуда в прекрасный заповедник. Так вот, Княжна познакомилась там с очаровательной и очень доброй женщиной. Роскошная кудрявая брюнетка, среднего роста… Всегда носила всё черное, словно соблюдала траур. Звали её ещё так забавно… Юфи? Точно. Старая подруга отца. А может быть и вообще любовница. Но тогда Княжне очень понравилась бойкая, и несмотря на черный цвет одежды, очень жизнерадостная женщина.

Столкнулись они, как раз на полигоне! У Юфи был огромный револьвер… Если честно, то выглядела она с ним очень несуразно. Однако стреляла хорошо.

Княжну с самого детства привлекали различные механизмы. А чем оружие не механизм? Вот, собственно, и пришла на громкий гул. Тогда Юфи сказала одну мудрую вещь… Никогда нельзя опускать руки! Чтобы не произошло. Люди могут что-то не понять, не увидеть или не услышать. Картина всегда может быть очень расплывчатой. НО тем не менее, из любой ситуации есть выход. Главное — никогда не сдаваться и всегда идти вперед, к своей самой заветной цели!

Сейчас, когда жизнь загнала Княжну в нехорошую ситуацию, слова Юфи были очень в тему. Утром надо будет пройтись по территории и обязательно посмотреть, что тут и как.

С этими мыслями, девушка вновь легла на кровать и почти моментально уснула. На этот раз она провалилась настолько глубоко, что даже не видела снов.

Утром её разбудил резкий стук в дверь. Девушка резко подскочила, и вооружившись настольной лампой, подкралась к выходу. Аккуратно заглянув в глазок, Княжна увидела почтальона… Открыв дверь, девушка вышла на улицу.

— Добрый день. — произнес мужчина: — Для вас посылка.

— А от кого?

— Не знаю. Моё дело доставить.

— Ладно… Спасибо… — растерянно ответила Княжна и приняла небольшую коробочку, обернутую пергаментом. Почтальон кивнул, и поспешил удалиться.

Никакого «Ваше Высочество»… Никакого лебезения и приторных улыбок. Просто вручил и ушел! Как же здорово!

Разорвав пергамент, Княжна вытащила небольшую книжку. «Голландские сказки» под авторством Мартина Ржевича. Потрепанная обложка говорила о том, что книга была довольно старой. Ну, конечно! Издательство «Азбука» 1976 год. А на первой страничке была небольшая пометка выцветшими чернилами:

«Моей любимой малютке на третий день рождения!»

Почерк мамин… Княжна перелистнула несколько страниц и увидела почеркушки желтым фломастером. Значок, что очень напоминал скрипичный ключ. Только… какой-то кривой. Она рисовала его в детстве… Это было, чем-то вроде подписи. Выходит, книгу подарила Княжне мама? Точно… Она ведь часто читала ей сказки на ночь.

Внимательно изучив книгу, девушка открыла то место, где была заложена атласная лента.

Там была сказка про Садовника, Розу и Воришку. Причем, в это книге перед каждой сказкой была иллюстрация. На страничке был нарисован светловолосый эльф в зеленой шапке и воровским мешочком, что хитро улыбался и смотрел на розу.

«…Садовник наконец-то вырастил розу идеального красного цвета. О, как завидовали ему остальные садовники. Какой красивый был цветок идеального красного цвета! И ходили к Садовнику богатеи и даже высшие мужи, в надежде заполучить идеальную розу, но тот был непоколебим. Не хотел отдавать он свой любимый цветок никому. А потом, про таинственную розу узнал — Шалтир, самый отъявленный мерзавец и воришка из соседнего города. Садовник знал, что Шалтир скоро придет, и ждал его, вооружившись ножницами, прямо в кустах бересня. Хотел отрезать Шалтиру голову и повесить на забор, чтобы другим не повадно было…»

— Другим… неповадно было… — тихо прошептала Княжна.

Книжка упала на пол, а девушка тут же подскочила к окну. Ей сразу стало всё понятно… Шалтир собирался идти за Розой, только вот, у Садовника были далеко не ножницы, а все легионы Российской Империи. Самая страшная боевая мощь на планете! Нет… Княжна не могла этого допустить. Нужно было срочно начать изучение тюрьмы. Возможно, у неё ещё был шанс спасти своего «воришку» из лап злобного Садовника…

* * *

Из-за рождественских праздников город, как будто сошел с ума! Переполненные улицы, вечно заторможенные автомобили в пробках, и люди, что суетливо бегали по магазинам, словно стайки макрели в море.

Из-за этого мне пришлось объезжать по платной дороге. Мне не жаль 500 йен… Это ничто, в сравнении с потерянными нервами и временем.

О, да! Император Фусаваши был крайне расчетлив в данном вопросе. Скоростные автомагистрали брали, в среднем, от 3 000 йен в одну сторону. Всё зависело от расстояния до населенного пункта. Самой дорогой, насколько мне не изменяла память, была магистраль от Токио до Киото. Заезд в одну сторону составлял в районе 14 000 йен.

Но на этом сюрпризы не кончались. Помнится, в старом мире местные постоянно воевали с платными парковками. Тут всё было куда круче!

Фусаваши, посоветовавшись с Принцем Хато, выделил несколько участков городской дороги, которые были перекрыты в обычные дни. И по праздникам, дабы облегчить трафик, открывал эти куски за символические 500 — 1 500 йен. Если есть деньги — не нервируй городских! Заплати автослужбе чеканной монетой, и едь по свободной полосе. Ну… как свободной? Относительно. Однако пробок на них, как правило, не было. Всё же японские простолюдины очень экономный народец, и лишние денежки не выкидывают за просто так. Им проще постоять пару часов в пробке, вдыхая восхитительные пары бензина!

Но у меня времени не было. Если Мистер Лу звал, значит стоило приехать.

Подкатив к въезду, я разочарованно вздохнул, увидев хоть и не большую, но всё-таки очередь. Припарковавшись к последнему автомобилю, я вышел на улицу и направился к окошку оплаты.

Япония была максимально удобной и продвинутой страной. Всё здесь говорило о будущем, о развитии цивилизации, и о том, что ещё немного, и японцы будут впереди планеты всей! Да… Всё так, кроме сайтов в интернете, системы оплаты налогов и… городской платной дороги. Вернее — её оплаты.

На межгороде всё было просто — специальные участки оснащались камерами, которые считывали номера автомобиля, и присылали счет прямиком домой, или же на электронный ящик. Летишь с комфортом, и нигде не останавливаешься. Но в городе всё было иначе…

Платежный автомат напоминал старый телевизор в огромном металлическом ящике для подачи родниковой воды в многоэтажках. Улыбающаяся японская дива подробно рассказывала о том, куда идут деньги пользователей дороги, а затем… не менее подробно объясняла, что и куда вставить.

Благо, что сейчас передо мной стояло всего три человека. Молодой азиат, что уже выслушивал историю о зеленых парках и восхитительных клумбах. Женщина, лет сорока… Хотя у японок сложно определить возраст. Может быть, ей вообще под шестьдесят? Кто ж её там знает? И завершал очередь старичок европейской внешности, что еле держался на ногах от выпитого. Мне, конечно, плевать, но где-то в глубине души я искренне надеялся, что это не он за рулем.

Икнув, старичок повернулся ко мне, и слегка вздрогнув мохнатыми бровями, приветственно поклонился:

— Ммм… Какой роскошный автомобиль, молодой человек. А вы знаете толк!

— Благодарю. — нехотя ответил я. Вот чего-чего, а разговаривать с пьяным иностранцем у меня вообще настроения не было!

— Помниться… В молодости у меня тоже был такой. Но вы не подумайте… ик… Я не из тех ребят… Хе-хе-хе… Мне просто нравилась внешность. Этакий взрыв! Знаете? Чувство неограниченной свободы… Сила юности…

— Да. Есть в нём нечто подобное. — кивнул я.

— Генри! — прокричал омерзительный женский голос, и из старенького «Субурбана», с водительского места выглянула миниатюрная бабуля: — Не приставай к людям! Оплачивай, и поехали!

— Ага… — прокряхтел он и встал в полоборота ко мне: — Наслаждайся свободой, парень! Рано или поздно, тебя лишат всего… Это уже будет не твоё, а общее… Всё, чего ты достиг в этой жизни… Ик, ой… Свобода… Она такая призрачная! А ведь, и правда… Если подумать, то мы никогда, особенно, и не свободны… Сперва нас держат родители, потом государство, а потом жена. Да! Жена — она контролирует каждое мое действие! И если ты думаешь, что ты выбираешь… Нет, приятель… Тебя выбирают. Вся наша жизнь — чей-то хорошо распланированный сценарий. О, да… Но ты этого не видишь. До поры, до времени… Зато потом всё резко придет. Ты посмотришь на небо, и скажешь — каким же я был глупцом! Боже!!!

— Ага… Спасибо. — снова кивнул я.

— Будь режиссером своей жизни, парень… а никак не актером. — пригрозив указательным пальцем, произнес старик, и повернувшись к автомату, облокотился на руку, а затем стал выслушивать подробную историю о том, куда идут деньги пользователей.

Да, я понимаю, что дедушка просто перебрал. Всё же, пятница на дворе. Но тем не менее, устами алкоголика глаголила правда! Хотел ли я быть актером? Нет. И совсем скоро я точно обрежу все веревочки…

Дождавшись своей очереди, и в четвертый раз выслушав «интересную» историю от милой девушки с экрана, я наконец-то поехал в сторону парка аттракционов, под которым прятался Мистер Лу.

Я застал ученого за напряженным изучением какого-то вещества. Лу внимательно смотрел в микроскоп, то и дело поворачиваясь к ноутбуку и внося данные. Интересно, что там такое?

— Доброй ночи. — произнес я, и присел в кресло, рядом с пластиковым скелетом: — Воспользовался платной дорогой, а то в праздники пробки круглосуточные…

— О! Приветствую. А я что-то не услышал, как вы зашли. — улыбнулся он: — Заработался. Но, с учеными такое частенько происходит.

— Ага. Итак, в чем дело?

— О… Прежде, чем я вам расскажу, хотел бы уточнить один вопрос… — он как-то странно посмотрел на меня: — Госпожа Кицуне поделилась со мной тем, что в ваш тайный каземат поступило два Явления.

— Да-да, ваша подопечная у меня. С ней всё хорошо, и в ближайшее время, как только у вас появится возможность, я вновь передам её в ваше распоряжение.

— Возможность есть всегда!

— Хмм… — сомнительно хмыкнув, я оглядел помещение: — Думаете, у вас есть возможность контролировать её мутации здесь?

— Элизабет подчиняется мне.

— Элизабет — чокнутая убийца, которая поспешит отправить на тот свет любого, без особых раздумий. Я вам доверяю, Мистер Лу, но порой… Ваша беспечность меня немного раздражает. Согласен отдать вам Элизабет только после того, как обустроите для неё надёжное место. Она вам не ребенок… Черт побери, она даже не человек! У неё есть странная способность… Пока я не до конца понял, что это такое…

— Что за способность? — заинтересовался Лу.

— В последний раз, когда я пытался договорится с Роузи, мне вдруг стало очень жалко Элизабет. Я почувствовал в ней раскаяние.

— Техника?

— В каземате стоит блокиратор Госпожи Мураками. Это точно не техника… Либо, она отличный актер. Либо это я размяк.

— Размяк? — Лу лишь расхохотался: — Я видел кадры из торгового центра, и то, что вы там натворили. Да! Вне всяких сомнений — вы размякли, Милорд.

— Мне сейчас не до вашего сарказма. Элизабет опасна! И пускай хоть, что делает — я ей не доверяю, и доверять никогда не буду.

— Милорд, я не хочу говорить ничего против вашего решения, но разве же люди не имеют права на второй шанс?

— Такие, как она — нет. Элизабет больная! И я не вижу больше причин, оставлять её в живых, кроме наших экспериментов. Идеальная оболочка!

— Которая скоро умрет от этого… — вздохнул Лу: — Хорошо. В любом случае, дело ваше! Я обустрою для неё специальную темницу. На это у меня уйдет… Думаю, не больше недели.

— Хорошо. Мне без разницы, сколько держать её в темнице. И всё-таки, я бы хотел узнать истинную причину, по которой вы меня сюда пригласили?

— Хмм… С чего бы начать? — задумался Лу: — Скажите, у вас кто-нибудь брал кровь?

— Было дело.

— Кто?

— Врачи в приюте.

— О, нет-нет… После вашей… кхм… смерти.

— А… Нет. Вроде, никто не брал… — я попытался вспомнить, и на ум тут же пришла Тагути-сан: — Точно! Медсестра брала! Из Академии…

— Что она сказала?

— Она — ничего. А вот Княжна, которая выкрала кровь из лазарета, рассказала, что я не человек.

— Верно. В таком случае, я рад, что вы уже в курсе, и что для вас это не будет шоком.

— А чего шокироваться-то? В этом мире есть жуткие твари под видом демонов, огромные оборотни, волшебники и люди, которые веками следят за планетой. Думаете, то, что я отклонение от нормы — является чем-то сверх уникальным?

— Думаю, что Княжна, в силу своей некомпетентности, рассказала вам не всё. Иначе, я бы не поверил в то, что вы всё это восприняли так спокойно. — вздохнул Мистер Лу.

— Я солдат. Оружие для Великих Государей! Думаете есть нечто хуже, чем это?

— Солдат? — ученый лишь усмехнулся: — Хех… Нет, Милорд. Всё гораздо хуже.

— Оружие массового поражения! Ядерная бомба.

— Нет. Фух… Простите, что мне приходится говорить об этом вот так, но… Вы — завод по производству ядерных бомб.

— Чего? Не понял… В смысле, «завод»? Как это понимать?

— Я изучал вашу кровь. Изучал ваши особенности организма. Да, в конечном итоге, если вас сейчас не убьют, вы станете чем-то вроде бога на Земле. Неуязвимый, быстрый и очень сильный. Вы выйдете за грань понимания металюдей, как таковых. Вы будете высшим существом.

— Ой! Я сейчас лопну от этого мерзкого пафоса. Давайте по делу?

— Да, вы будете высшим существом… Но не долго.

— Я… быстро умру?

— Быстро или нет — зависит не от меня. И не от вашего уникального организма. Дело в вашем потомстве, Милорд.

— Потомстве? Да я пока не думал о продолжении рода… Блин, мою задницу хотят оприходовать все, кому не лень.

— Они глупцы, и видят в вас лишь мощный пистолет. Но как только они узнают, что ваш потенциал раскроется не в вас, а в ваших детях… О, вы не представляете, что тогда начнется.

— Ничего не понял! Объясните для дурака?

— Ваше семя, Милорд. Ваш генетический код! Всё то, что передается детям — для вас это будет новым уровнем. Да что там для вас… Для всего человечества и сообщества металюдей! Начнем с того, что вы можете размножаться и с обычными людьми, и с волшебниками. Ваши гены создадут новый вид металюдей! Высшую ступень эволюции. Поэтому я и говорю, что вы — завод по производству суперсолдат. Мальчики и девочки, которые появятся от вас будут, чем-то совершенном новым! Доселе не известным науке.

— Отлично! Мало того, что оружие, так ещё и бык-осеменитель… Здорово. Великолепно!

— С одной стороны, кидать вас в бой будет опрометчиво. Не станет вас — не станет и нового будущего для металюдей. Но с другой стороны… Если вы где-нибудь об этом скажете, и покажете мои труды — вас запрут. Поймают и запрут. И вы ничего не сможете сделать!

— Откуда вам знать?

— Да потому что никто, даже самый сильный Квазар, не сможет противостоять всему миру в одиночку. В общем, я не знаю, что вы будете делать с этой информацией… Но где попало ваше семя я бы не оставлял.

— Ага-ага, буду сжигать контрацептивы.

— Не мне решать. Это ваше дело. — кивнул Мистер Лу.

— Хорошо… Ладно! Я воспроизведу на свет новый вид металюдей. Без проблем. Но… Что вот это такое? — я указал на темную молнию на запястье.

— Ничего страшного. Просто небольшой синяк из-за Вспышки. Скоро пройдет. — Как ни в чем не бывало улыбнувшись, ответил ученый.

— Твою мать… Ну, зато узнал ценную информацию. Кого попало не шпилить… Блин! — раздраженно вздохнул я: — Поймать бы Княжну…

— Что? — Мистер Лу с удивлением взглянул на меня.

— Нет-нет… Ничего. Я просто… В общем, стройте темницу для Элизабет. Всего доброго! — кивнув на прощание, я отправился обратно в Академию.

Ох… Как много информации, и всё за один день. Просто жесть!

* * *

Как хорошо, что наступили выходные. Вне всяких сомнений, мне нравились занятия с двумя беспечными Сверхновыми, но с другой стороны, сейчас все мои мысли были заняты исключительно Королевой и Княжной. Это явно помешало бы мне сконцентрироваться на обучении. К тому же, на следующей неделе меня наконец-то хотели научить технике цепи. Как мне кажется, это будет очень весомый аргумент против некоторых личностей.

Поднявшись с кровати, я вышел в гостиную и сварил себе кофе.

«Бледность — одна из фишек аристократов. Но у тебя что-то совсем перебор» — произнес Моб, лежа на чайном столике, и лениво глядя в потолок.

— Мало того, что Княжну посадили, так ещё и Королева хочет припахать.

«Королева?» — мохнатый приятель резко поднялся и посмотрел на меня: — «Какая Королева?»

— Великобритании! Какая ещё-то?

«Их много. А чего она хочет?»

— Тебе есть разница? Хочет взять меня, основываясь тем, что я по крови Шевалье.

«Тебе нельзя к ней! Она сотрет все твои планы в порошок. Будешь за ней какашки убирать точно так же, как за мной.»

— За тобой убирает Асами.

«Я образно.»

— В общем, не переживай. У меня есть план.

«План? Весело. Я счастлив, что ты настолько уверен в себе, что способен придумать план против Королевы. Посвяти же меня в него!»

— Хочу нырнуть под крылышко Минами.

«Сделать рокировку с маленьким Кланом, чтобы сохранить титул?»

— Типа того.

«Умно. Видимо, Королева многого про тебя не знает.»

— Ты это, о чем?

«Она может повлиять на тебя только землей и родовым поместьем. Но земля у тебя есть, а на поместье тебе наплевать. Возможно, Королева просто мается дурью. Но мне кажется, что она тут не причем. Это же глупо.»

— В плане?

«В плане того, что путь к отступлению столь очевиден, что его просто невозможно не заметить. Великие Государи всегда делают на два-три шага дальше, чем все остальные.»

— Ну, Фусаваши же косячит?

«Фусаваши не имеет достаточно информации. А вот Королева Великобритании — другой разговор. Возможно, она выступает в роли бренда, а тебя хочет поймать кто-то менее крутой и умный. Глупо это, вот так взять и надавить на землю и дом.»

— Ну, откуда же ей знать, что у меня уже есть земля?

«Пробить в регистре. Хотя… Там те ещё бюрократы. Всего месяц прошел, так что, возможно, информацию просто ещё не добавили в общий доступ. Тогда да, они просто ступили.»

— Это не моё дело. Главное то, что у нас есть шанс!

«С Минами обсудили?»

— Сейчас, как раз поеду к ней.

«Удачи. Утри Королеве нос. И да…»

— Чего?

«Княжна без титула — простая девчонка. Простая красивая девчонка. Без обязательств. Без злого отца. Милая по внешности, заботливая, добрая и с большими сиськами. Я ни на что не намекаю, но…»

— Заткнись! — я швырнул в него полотенцем, и направился в ванну. Вот ведь ушастый извращенец…

Кстати, Моб с каждым разом вызывал у меня всё больше вопросов. Что скрывалось за этим безынтересным взглядом? Быть может, под металлической пластинкой таилось нечто большее, чем острый ум, эрудиция и тонна сарказма? Он… не был похож на животное. С каждым разом я всё чаще ловил себя на мысли, что воспринимаю Моба всерьез.

Но это странно, и мне пора лечиться…

Выйдя из ванной, я допил остатки кофе.

«Детишки красивые будут. Особенно девочки. Ты сам выглядишь, как няшечка. Пробовал быть моделью? Ходил бы с голым торсом, духи рекламировал бы.»

— Тебя понесло.

«Просто… Надо брать! Такая девка пропадает.»

— Да-да… Не сыпь мне соль на рану. Я же сказал — вытащу!

«Рыцарь на белом коне хватает свою принцессу, и они вместе убегают из самой опасной и могущественной страны на планете. У тебя хоть план есть, как её отмазать?»

— Я вчера на совете поставил этот вопрос.

«На совете? Ну надо же… Малыш Ичиро наконец-то начал соображать, что он не супергерой и ему нужна помощь взрослых? Я так рад за тебя.»

— Ты меня бесишь.

«Тебя бесит коала? Это странно. Нет, просто — ты Граф. Местный герой. Миллиардер и успешный бизнесмен. Но тебя стебет коала.»

— Вот поэтому и бесишь. Но ничего, я узнаю — что ты такое на самом деле.

«Уууу! Я просто твой мохнатый приятель. И ничего больше.»

— Врун. — вздохнул я, и вышел из комнаты.

Нет, всё же я должен узнать правду. Надо бы порасспрашивать потом об этих животных у Дяди Аоя.

Прыгнув в машину, я направился в имение Кикути. Как выяснилось, после смерти матери, чтобы разрядить обстановку и немного отвлечься, Сейнджи увез дочку в город, ибо в старом доме все напоминало о смерти любимого человека. Там они жили обычной семьей, о чем Минами неоднократно рассказывала. Да и до работы добираться было куда удобнее. В общем из аристократов, они на некоторое время превратились в обычных горожан.

Но сейчас, после смерти Кикути-доно, Минами решила вернуться в семейный дом.

Находился он за городом, неподалеку от Эдогавы… Пришлось опять всё объезжать по платной дороге. Праздники… Чтоб их!

Подъехав к шикарным воротам, я вышел из автомобиля и подошел к домофону.

— Кто?.. — буркнул злобный голос из динамика.

— Добрый день! Меня зовут — Мотидзуки Ичиро. Я приехал к Госпоже Кикути.

— Хрр… — честно говоря, я не совсем понял, что обозначал этот звук. Недовольное рычание? Или же просто выдох? Но врата медленно отворились, и сев обратно в «Делореан», я заехал на территорию имения.

А тут было очень мило! Небольшой двухэтажный домик в европейском стиле, был украшен различными флажками с символами родов, которые состояли в Клане Кикути.

На парковке меня уже встречали самые натуральные люди в черном. Ребятки были одеты в деловые костюмы, только вот… ножны для катан не придавали их виду особой дружелюбности. Мне вообще сперва показалось, что я заехал на территорию типичных Якудза!

Выйдя из машины, я приветливо улыбнулся:

— Доброго дня! А могу я увидеть Госпожу Кикути?

— Так… — из толпы людей в черном вышел старик в коричнево-сером кимоно и злобно уставился на меня: — Господин Мотидзуки, я понимаю, что вы важный человек для города, но после смерти Кикути-доно обязанность заботится о юной Главе Клана пала на мои плечи. Вы — монстр. По-другому я вас позиционировать не могу. И впустили мы вас сейчас только для того, чтобы раз и навсегда решить этот вопрос… УБИРАЙТЕСЬ ВОН! И больше никогда не показывайтесь на глаза Госпоже!

— Хмм… — честно говоря, такое поведение в мой адрес меня напрягло: — С чего это вы взяли, что вам решать с кем Госпожа Кикути будет общаться, а с кем нет? Я был на похоронах и ритуале. Так что случилось сейчас?

— То, что вас пустили на похороны бывшего Главы и ритуал посвящения — не более, чем одолжение от нашего Клана. ОДОЛЖЕНИЕ, Мотидзуки-сан. — грозно прохрипел старик, сжав кулаки: — А теперь, если вы не хотите проблем — попрошу вас покинуть нашу землю. Вам не место рядом с Госпожой! Вы не её друг. Вы — монстр.

— Я не понял, почему монстр?

— Криминальный авторитет в Токио, по кличке — Мясник. Я всё видел! Нам в друзьях преступников не надо.

— Я не преступник.

— Конечно! Оправдывайте себя. — сухо ответил он и начал прожигать меня взглядом: — Уходите! Я не намерен с вами сражаться. Но если придется… Мой меч с радостью глотнет вашей крови!

— Кано! — воскликнула Минами, выбежав во двор, и подойдя к старику, ударила его миниатюрным кулачком по плечу: — Что ты творишь?!

— Простите, Госпожа… — старик тут же обрушился на колени: — Я выгоню преступника с нашего двора!

— Он мой друг! — злобно фыркнула она: — А ну вон отсюда! Все! И ты, Кано… Идиот. Этот человек город спас!

— Госпожа, мы не имеем права оставлять вас с ним наедине. Мы просто отойдем. Но будем рядом. — старик поднялся, и они вместе с людьми в черном, отошли на пять метров: — Мы бдим, Господин Мотидзуки! Только дернитесь в сторону Госпожи — ваша голова мигом слетит с плеч!

— Да-да… — вздохнул я: — Минами… Прости, я не думал, что ты настроена против меня.

— Против? О чем ты говоришь? — возмутилась она, и тут же подойдя ко мне, обняла за живот: — Пускай я тебя не помню, и ты выглядишь, как демон из сказок, но… Я бы никогда не стала дружить с плохим человеком.

— Ну… — прости, милая, но ты сейчас, как раз дружишь именно с таким.

— Не надо оправданий! Кано всегда был гиперзаботливым. У него это в крови… Это что-то вроде моей няньки. В детстве я серьезно болела, и он ухаживал за мной.

— А… Ну да. Такая нянька врагов и близко не подпустит. Буду звать его — сторожевой пес.

— Эй! Я всё слышу! — возмутился старик.

— Ой… Седина? — Минами аккуратно потрогала мой белый локон: — Что случилось? Вроде, на фотографиях ты был без неё… Надеюсь, это не из-за меня?

— Нет. Что ты? — прости, милая, но именно из-за тебя… Вернее, из-за того, что с тобой произошло.

— Ужас! Ты, наверное, вообще не отдыхаешь. Я искала про тебя информацию… И не поверишь! Все новостные заголовки только и пестрят тобой. Ты знаменит!

— Больше, чем мне бы этого хотелось. — вздохнул я.

— Бедолага… — Минами с пониманием кивнула, и погладила меня по руке: — Иногда стоит думать не только о других, но и о себе. Иначе, если ты сгоришь, кто будет дальше спасать людей?

— Эмм… Думаю, что мы платим налоги, как раз для того, чтобы нас могли спасти службы Императора.

— Так ты ещё и оппозиционер?! — возмутился Кано.

— Так. — Минами резко повернулась и усмирила старика холодным взглядом: — Мои друзья — ваши друзья! Ичиро теперь и ваш друг. Понятно?

— Да, Госпожа… — натянуто улыбнувшись, скрепя зубами ответили люди в черном.

— Вот и славно! — кивнула Минами, и вновь повернулась ко мне: — Что привело тебя? Может, зайдешь в дом?

— ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ МОЙ ТРУП!!!!

— Кано.

— Нет. — ещё раз посмотрев на злобных охранников, ответил я: — У меня всего один вопрос…

— И какой же?

— Минами… У меня в жизни сейчас происходят определенные трудности, и… Мне очень нужен сюзерен. Понимаешь?

— Я… Эмм… — Минами улыбнулась и вопросительно посмотрела мне в глаза: — Я… Я правильно понимаю?

— В общем, давай без намеков. — я присел на одно колено и взял её за руку: — Минами — ты будешь моим сюзереном? Позволишь ли мне ненадолго вступить в Клан Кикути?

— ТЫ ЧТО, СОВСЕМ ОХРЕНЕЛ?! — Кано истерично вращая глазами, хотел ринуться в бой, но люди в черном его тут же схватили: — ПУСТИТЕ МЕНЯ!!! Я СЕЙЧАС ЭТОМУ РЫЦАРЮ ВСЕ ЛАТЫ ПОГНУ!!! ТВОЮ МАТЬ!!! МОТИДЗУКИ!!!! Я ТАК-ТО ТОЖЕ АРИСТОКРАТ!!! Я ТЕБЕ УСТРОЮ!!! Я ИЗ ТЕБЯ ВСЕ ПРОСТОЛЮДИНСКОЕ ДЕРЬМО ВЫБЬЮ!!!!

— Я… — Минами покраснела и смущенно отвела взгляд: — Даже если это ненадолго… Но если тебе это поможет… я согласна.

— АРРРРРККККХХХХ!!!!!!!!!!!!!! — Кано взвыл и начал вырываться ещё сильнее, пока Минами вновь не взглянула на него:

— Как ты смеешь вести себя так перед нашим дорогим гостем?

— Простите, Госпожа… Но я не разрешаю вам впускать это чудовище к нам! Он убивает людей, летает по городу и безнаказанно творит всё, что хочет!!!

— Ичиро — последний, кого видел мой отец. И он поручил ему присматривать за мной.

— Кто-то ещё это слышал?! Мотидзуки нагло врет! Он хочет использовать вас в корыстных целях! — рычал старик.

— Это неуважение к моим словам и памяти о моем отце. — строго произнесла Минами, на что Кано наконец-то успокоился, и упал на колени:

— Простите меня, Госпожа… Простите, я просто очень боюсь за вас.

— Я понимаю. Однако это не дает тебе никакого права так разговаривать с Господином Мотидзуки. — ответила девушка, и вновь повернулась ко мне: — Ичиро… Я стану твоим сюзереном! Можем даже сегодня официально подписать контракт. Только вот… у тебя есть земля?

— У меня есть все необходимые документы. Я же Граф.

— Граф? — Минами вопросительно посмотрела на меня: — Это… Интересно. Хочешь заморозить титул?

— Ага… Прости, что прошу о помощи.

— Я в любом случае не смогу отказать тебе. Тогда сегодня! В здании «Нио-Конструкт». В четыре часа. Идет? — Минами буквально светилась от радости.

— Без проблем. — улыбнувшись, ответил я и поклонившись, направился к автомобилю.

Да уж… Не думал, что охрана Минами будет против меня. Но с другой стороны, и их понять можно. Переживают за свою юную принцессу, которая так рано осталась одна. Я бы на их месте тоже защищал Минами от подобных ублюдков.

Так! Нужно позвонить Кицуне и спросить о результатах.

— На связи. — отозвалась Редзю.

— Слушай, я хотел уточнить, а ты сможешь одолжить мне крейсер? Голди надо слетать в Лондон, забрать вещи из моего имения.

— Не вопрос. У меня пока есть пара свободных. — ответила она.

— Милая — ты просто супер! Что по Княжне?

— Некономи! Ты не поверишь… — голос Найт звучал очень самодовольно.

— Уже приготовился не верить. Говори.

— В общем, я подергала за ниточки, и вышла на человека, который в курсе, у кого можно узнать по поводу Княжны. Завтра нужно будет с ним встретится и обсудить сотрудничество.

— Отлично! А я только что был у Минами.

— И? Как? Она согласилась?

— Да. Даже особо не спрашивала, для чего именно мне это надо.

— Как она вообще отреагировала?

— Обрадовалась.

— Хмм… Знаешь, у меня всегда была уверенность, что любовь живет не только в нашей голове… А ещё… Тебе не приходила в голову мысль, что она… Ни черта не болеет?

— С чего бы? Это глупо!

— Ну… Может быть, она подумала, что её это как-то выгородит? В общем, я не знаю. Но то, что она к тебе неравнодушна — это сто процентов.

— Ты так думаешь?

— Иначе, как бы она вот так запросто согласилась?

— Её охранники были очень против. Они злились на меня…

— Они не опьянены любовью, в отличии от их юной принцессы, и прекрасно понимают, что ты ублюдок, и хочешь воспользоваться бедняжкой Минами.

— Но я ведь не просто так!

— Какая разница? Они переживают. Это нормально.

— Ладно… В общем, мне нужна информация по пакету документов, да и вообще всё, что связано с присоединением к Клану.

— Ага. Айрис всё сделает! Ты главное, всех своих ребят собери. Всё же, теперь вы выступаете, как род.

— Окей. — ответил я, и сбросив вызов, набрал номер Голди: — Бад!

— Да, Милорд.

— Ты позвонил в имение Шевалье?

— Да. Рекардо и Мадам Ава выразили недовольство по поводу вашего решения о временной заморозке, однако уходить не собираются. Всё же вы последняя надежда рода.

— Отлично! Тогда вечером вылетаешь в Лондон, и начиная с самого ценного — грузитесь. Я всё оплачу. Сегодня Эн узнает о моем отказе, и действовать будут быстро. Нам нужно успеть вытащить семейные реликвии, драгоценности и прочее.

— Принял. — ответил он.

— На связи. — я сбросил вызов, и положил мобильник на пассажирское кресло.

Что же… Ещё немного, и начнется настоящее шоу. Интересно, как на всё это отреагирует Эн?

* * *

Как выяснилось, вступление в Клан, это тоже своего рода небольшой обряд. Понятное дело, что никто брызгать на нас катаной не будет. Однако поклясться в верности на период действия контракта всё же придется.

И хоть амнезия Минами была для меня серьезным ударом, но всё же, я был рад, что она не запомнила Грейс.

Юристы Кицуне при поддержке Айрис быстро оформили весь необходимый пакет документов. Сейчас мы опирались именно на уже имеющийся титул Графа, и выступали, как род Шевалье. Для меня это было нонсенсом, ибо раньше я всегда думал, что род — это семья. То есть, кровные родственники! Однако в современном мире, если ты последний из своего рода, то делали исключение. Получается, что был аристократ — главный в роду, и его представители, которые, по сути, могли и не иметь кровных уз. Таким образом, чтобы сильно не вдаваться в нюансы, я мог продолжать свой род, передавая фамилию из поколения в поколение, не переживая за документы и законы. Ведь на данный момент, в род Шевалье, не считая меня, входили сестры Кхаузер. Не совсем понятно почему, но Лили и Руби были на седьмом небе от счастья. Голди так же временно перешел в наш род. А вот Грейс долго сопротивлялась и капризничала… Видите ли, она ещё не отошла от обиды на бабулю. В итоге, хлесткий удар по заднице привел её в чувство, и она согласилась. Для полного комплекта нам не хватало ещё шести человек. Руби предложила внести Мадам Аву и Рекардо, ибо они всё равно принадлежали роду. Потом Кицуне притащила Лин и Томека. Милая рыжуля быстро согласилась, а вот пацан пыхтел похлеще Мон. Правда Найт его быстро уломала… Умела она… детишек запугивать своей абсолютной заботой…

Ну и последними в комплект на временной основе вступили Дубровская и Давид. Не сказать, что они были против. Дубровская просто кивнула. А Давид даже немного обрадовался.

После того, как нам сформировали портфель, мы отправились в «Нио-Конструкт» — один из крупнейших небоскребов Токио, где находилось огромное количество офисов.

Поднявшись на 102 этаж, мы встретились с Кано-саном, который натянуто улыбнулся, и повел нас в офис Минами. Честно говоря, я до последнего думал, что он сейчас попытается меня атаковать, однако старик был спокоен. Видимо, уже смирился с тем, что будет.

Минами, словно реальный босс мафии, сидела во главе широкого стола на пятнадцать персон. Позади неё собрались люди в черном, что из последних сил сдерживали гнев при взгляде на меня. Так же, среди них я заметил симпатичную девушку в деловом костюме.

— Приветствую. — дружелюбно улыбнувшись, произнесла Минами: — Прошу, присаживайтесь!

Мы все дружно поклонились, и сели напротив хозяйки мероприятия.

— Лишних попрошу выйти из кабинета. — произнесла симпатичная девушка в деловом костюме, и дождавшись, пока все недовольные охранники выйдут, придвинулась к Минами, и выложила на стол металлический кейс: — Итак, Господин Мотидзуки…

— Шевалье.

— Простите? — она с непониманием взглянула на меня.

— Моя фамилия — Шевалье.

— А… Поняла. — улыбнувшись, кивнула девушка: — Хорошо! Господин Шевалье, меня зовут Ноунака Ризо, и я являюсь личным юристом Госпожи Кикути. Наши с ней отношения построены на исключительном доверии… Хотя сейчас мы и испытываем… определенные трудности. В общем, для начала я бы хотела изучить ваш пакет документов для вступления.

— Нет проблем. — ответил я и взглянул на Мон. Хранительница вытащила портфель, и положила на стол.

— Благодарю. — подтянув его невидимой рукой, ответила Ризо: — Сейчас посмотрим.

На изучение ушло минут двадцать. Всё это время Минами внимательно разглядывала нас… Интересно, о чем она сейчас думает? Просто, я хорошо читаю людей. Лицо человека способное о многом рассказать, главное уметь замечать знаки. Но сейчас… Минами выглядела, не более, чем озадаченной. Как будто внутри неё боролись две сущности. Но из-за чего именно происходила эта борьба?

— Так. — Ризо наконец-то нарушила тишину. Видимо, её голос застал Минами врасплох, ибо она растерянно посмотрела на меня и мило улыбнулась: — Вижу, в Шевалье состоит один носитель фамилии и девять представителей рода. Но вас только шесть… Где остальные?

— Двое несовершеннолетние, как вы наверняка успели заметить. Им не обязательно присутствовать. Остальные, к сожалению, пока находятся в Лондоне. Если же вы настаиваете на полном составе рода, то нам придется просить Госпожу Кикути перенести… — начал было я, но Минами тут же вскочила со своего места:

— Нет! Не надо ничего переносить. Я согласна и на такой состав. Дети ещё маленькие. Они могут дать мне клятву, когда станут взрослее… А те двое… Что же, пускай Господин Мотидзуки за них поручится! Я согласна и на сейчас.

— Но, Госпожа Кикути… Что, если они… — Ризо озадаченно взглянула на девушку.

— Я доверяю Ич… Господину Мотидзуки. Если же он воспользуется этим и растерзает меня, то… Его ждут большие неприятности! — нахмурилась Минами, и плавно опустилась на место.

— Хорошо. — вздохнув, ответила девушка-юрист, и сложив все документы в стопочку, спрятала обратно в портфель: — Тогда приступим!

В конечном итоге, мы смогли договорится о том, что Клан Кикути не будет использовать земли рода Шевалье и фирму «Гендай» в своих интересах. А я же, в свою очередь, буду делиться 0,25 % от прибыли «Гендай» и «ТрансБреа». Последние занимались продажей бреария, который добывался на моей земле. В принципе, это очень недорого за то, от чего Клан Кикути нас прикрывал. И титул Графа сохранил, и не сдался в распоряжение этой наглой старушенции.

— Прошу, позаботьтесь о нас. — улыбнувшись, произнес я в самом конце церемонии.

Правда, как только я это сказал, Минами на мгновение очень странно улыбнулась… Она смотрела на меня дико-радостными глазами. И нет… Это была не простая радость, как от какой-нибудь приятной мелочи. Это было торжество… как будто хищник поймал долгожданную жертву.

— Послушай, Мон… Ты заметила у Минами этот странный взгляд в самом конце? — когда мы были на улице, поинтересовался я.

— Взгляд? Какой?

— Ну… диковатый такой.

— Нет… Я смотрела на неё, и ничего, кроме замешательства и дружелюбной улыбки не заметила. А что?

— Похоже… У меня уже глюки.

— Ну тык… А вы как хотели? Отдохнуть вам надо. А не за Княжнами ездить! Может быть… Я вас опять в ванну утащу? — алчно облизнувшись, поинтересовалась Хранительница.

— Прости, но у меня ещё много дел.

* * *

С самого начала идея о присоединении Ичиро к Клану Кикути Минами не понравилась. Она прекрасно понимала, что там явно что-то не чисто… И дело, возможно, было далеко не только в заморозке титула. Ну, не может он так просто взять и попросить. Да и если бы хотел, то давно бы уже вступил. Однако, что-то не давало ей отказать…

Ичиро был жутким. Милым, но всё же жутким. Он напоминал типичного демона из городского фэнтези, и когда был рядом, внутри Минами проходил странный холодок. Но, как только она хотела сказать «нет», странное чувство тепла заполняло её живот… По венам, как будто растекался мёд. Ноги подкашивались, и она слабела… Могла вот-вот обрушиться в обморок! Как будто болезнь подцепила… Но очень странную. И вместо разумного «нет-нет-нет», её рот выдавал идиотское «да-да-да».

С другой стороны, она сильно переживала смерть отца. Это была самая настоящая депрессия… Даже Кано сказал, что при взгляде на Ичиро, Минами начинала улыбаться.

Рядом с этим жутким парнем, девушка забывала про дикую боль потери. Пускай это было лишь на мгновение… Но всё же, небольшое облегчение.

А когда Ичиро произнес:

— Прошу, позаботьтесь о нас. — Минами увидела то, кто именно перед ней сидит.

Самый натуральный дьявол с холодной усмешкой вместо улыбки. В его разноцветных холодных глазах таял закат. Движения были очень плавными… Точно демон. Расслабленный и абсолютно уверенный в каждом своем слове и действии. Непробиваемый! Но… этот жуткий взгляд, который заставлял коленки дрожать — было просто невозможно контролировать. Он смотрел прямо ей в душу! Он знал… знал, что Минами рассыпалась. Сразу же, как только он забежал тогда в палату. Он стал бликом света в её непроглядном мраке. Злой, опасный, жуткий… но отчего-то, кажущийся таким близким и родным. Минами совершенно не понимала этих чувств. Они, как будто, возникли просто из неоткуда! Появились на пустом месте… И возможно, были лишь защитной реакцией, чтобы не сойти с ума от амнезии и смерти любимого отца.

После того, как Минами просканировала главного мерзавца, она решила изучить остальных.

Высокий рыжеволосый мужчина, что выглядел очень жутко. Странные девочки-близняшки, которые больше напоминали серийных убийц из фильмов ужасов… Настоящая черноволосая демоница с ярко-красными радужками глаз. Вот она вообще жуть нагоняла! Взрослая женщина в очках с круглыми оправами… Она являлась живым олицетворением мрачности. И худощавый молодой паренек с мертвыми глазами. Он больше походил на хорошо сохранившегося зомби.

А затем, Минами вновь взглянула на Ичиро и его надменную улыбку. Нет! Никакого вступления в Клан! Никаких Шевалье… Никакой помощи.

Ичиро слегка склонил голову, и заглянул ей в глаза. Да! Шевалье должны вступить в Клан. Они классные… Ах ты ж! Минами сломалась. Вот негодник! Прям дьявол и его свита… И что самое странное — они все жутковато улыбались ей, как бы намекая на то, что в случае чего — они без особых проблем заберут её душу.

Но несмотря ни на что, когда всё закончилась, и Ризо спрятала подписанные документы в кейс, Минами испытала непонятную и очень странную радость. Как ребенок, которому наконец-то купили желанную игрушку… Она не могла сдержать улыбки, глядя на то как демоны сами сдались ей. Конечно, это неправильно, но Минами нравилась сама мысль того, что Господин Мотидзуки теперь её феодал. То есть… теперь, по сути, он всецело принадлежал ей.

— И как оно, впервые принять решение о вступлении в Клан? — когда все ушли, из приятных и очень странных мыслей Минами вывела Ризо.

— Да… Ничего такого. — мило улыбнувшись, ответила она.

— Теперь вы хозяйка настоящего героя.

— Ой да… Это же временно… Так что, мне наплевать. — пожав плечами, произнесла девушка.

Ложь… Наглая ложь! Хоть Минами и не понимала почему, но на самом деле её буквально распирало от радости. Интересно, а можно заставить своего феодала жить вместе с сюзереном в одном доме?

* * *

Телефон внезапно загудел, неприятно разрушив тишину. Эн тяжко вздохнула, и поднявшись, потянулась к мобильнику. Из-за этих проклятых часовых поясов все биоритмы молодой девушки сошли на нет, и теперь голова превратилась в перегретый котелок.

— Слушаю… — нехотя ответила она, положив стройные ноги на спинку кровати.

— Ваше Высочество… У меня не очень хорошие новости. — ответил хрипловатый мужской голос.

— Чего там, Бред… И давай быстрее. Я спать собиралась…

— Простите, но я вынужден попросить вас подойти к компьютеру. Это касается Господина Мотидзуки!

— Ох… — Эн вновь тяжко вздохнула, и поползла к ноутбуку, что располагался на небольшой подставке возле кровати: — И что там?

— Я отправил на почту.

— Окей… — девушка зашла на сайт электронной почты, и найдя нужное письмо, открыла: — Шифрованный архив… Какой пароль?

— Восемь, три, четыре, ноль.

— Ага… — Эн ввела цифры в строку, и файл открылся, заливая рабочий стол кучей окон с документами: — Что это такое?

— Боюсь… что мы немного просчитались… — сглотнув, ответил Бред.

— А причем тут Транссиб? Как это относится к Ичиро?

— Сейчас объясню. Хозяином Транссиба является Великая Княжна Александра Романова. Её из-за этого зовут Королевой Сибири… В общем, не так давно я узнал, что некая организация поставляет им бреарий для укрепления железнодорожного полотна в некоторых районах Империи.

— Транссибу много кто поставляет бреарий.

— Дело не в этом… Компаний много, но меня заинтересовала одна… Вернее, меня заинтересовал её учредитель.

— И кто же?

— Мотидзуки Ичиро…

— Стоп! Но у Ичиро рекламная компания! Когда он успел начать добычу бреария? И самое главное — почему мы не в курсе? Ведь когда открывается новая компания, она сразу же появляется в реестре, и мой отдел тут же бы её нашел!

— В этом-то и вся проблема… Меня это заинтересовало, и пришлось пробивать через десятые руки, что там за Мотидзуки, и куда идут деньги. В общем, эта компания раньше принадлежала Княжне. А потом… Она подарила ему и компанию, и шахту. Вместе… с землей.

— Чего?! — Эн тут же подпрыгнула: — Нет… Погоди! Бред, то есть ты… Ты хочешь сказать, что кроме земли, на которой стоит имение Шевалье, у Ичиро есть ещё и другая?!

— Да… Простите, Ваше Высочество… Но он может воспользоваться лазейкой и заморозить титул.

— Но… ему же важен дом! Ему важна земля!

— А что, если ему наплевать? Ваше Высочество… Ехать в Токио было дурной затеей! Ваша Бабушка неоднократно говорила об этом.

— Заткнись… — прорычала Эн: — Ичиро — наш последний шанс… Бабушка не верит в меня, и ты это прекрасно знаешь! Я приехала сюда не за провалом… Я хочу доказать, что я достойна! И я докажу!

— Просто… Ваше Высочество… Надо было подождать чуть подольше… Может быть тогда в реестре бы появилась информация…

— КУДА ЖДАТЬ ЕЩЁ БОЛЬШЕ?!?!? ТЫ В СВОЕМ УМЕ?!?!? — закричала Эн и ударила кулаком по матрасу: — Вы… никчемные идиоты… По-другому я вас назвать не могу! Только и делаете, что тормозите…

— Возвращайтесь домой… Её Величество волнуется…

— Нет! Я обещала ей, что поймаю этого засранца — я его поймаю! От этого зависит судьба Короны!

— В таком случае… Удачи вам…

— До встречи. — недовольно фыркнула Эн и сбросила вызов.

Есть земля? Проклятый реестр… Он же подгружает обновленную информацию только через несколько недель. Нет, с этим точно что-то надо делать! Нужно срочно позвонить Ичиро и без лишних слов, забрать его из Токио.

Набрав номер, Эн приложила мобильник к уху:

— Слушаю. — произнес жутковатый ледяной голос в динамике.

— А… Ичиро! Привет… Это твоя подруга Эн.

— О. Как вовремя.

— Ага… Прости, что с незнакомого номера. Но ты же у нас работящий парень, да? Ага… По работе всякие звонят… В общем, я за тобой сейчас приеду. Ты где?…

— Ты приедешь, зачем?

— Ну… В Лондон. К Королеве…

— Я никуда не поеду. Я уже заключил договор с другим сюзереном.

— Погоди… Я не расслышала, что сделал? Какая милая шутка, но… прости, что?!

— Я заключил договор с другим сюзереном. А теперь, прошу меня простить. Дел много. Спасибо за шикарное предложение, и всего доброго. — в голосе Ичиро звучала жестокая усмешка. С этими словами он положил трубку.

Эн вмазала мобильник в стену, а затем злобно сжала кулаки. Свет в номере начал неистово моргать… а по стеклам медленно поползли витиеватые трещины.

— Дел много?! Ну, малолетний засранец… Ты у меня сейчас получишь…

Глава 2

Российская Империя.

Вологодская губерния. Великий Устюг.

14 декабря 2018 года.


Взглянув на мобильник, Юфи ещё раз проверила координаты места встречи. Увы, планетоиды имели один очень мощный недостаток, поэтому старались скрыть своё присутствие всеми возможными способами. А у Юпитера и без того проблем хватало! Иногда, Юфи казалось, что после рождения двух дочерей он вообще решил забить на работу Парада. Действительно, зачем оно ему, когда в руках самая огромная Империя на планете, а парочка перспективных учёных во всю разрабатывают лекарство от главного изъяна планетоидов?

Подойдя к небольшому домику, Юфи открыла дверь и заглянула внутрь:

— Тук-тук-тук! Великая я пришла, чтобы развести тебя на интересные истории! — усмехнувшись, промурчала она.

— Прости, но сейчас не совсем… время для подобных игр. — Император сидел за столом и выглядел мрачнее тучи.

— Почему? — женщина закрыла за собой дверь и прошла внутрь: — Всё же шло прекрасно! Кстати, мне не терпится посмотреть на Ичиро! Каким он стал? А Ютака и Дианочка? Мои любимые голубки добились результата? Я так соскучилась по ним за эти долгие годы, что готова прямо сейчас ехать к ним!

— Прости, но… тебя слишком долго не было.

— И?

— В общем… Ютака и Диана. Они погибли.

— ЧЕГО?! — Земля не верила своим ушам и очень надеялась, что это была очередная неудачная шутка Павла: — Ты же шутишь, да? Я… Я не верю в это! Меня не было всего восемь лет! И… Черт побери, я же приходила к твоим дочерям… Ты бы сказал мне тогда, если бы это было правдой… Верно?

— Ты занималась другим важным делом. Я не хотел, чтобы ты переключалась на что-то другое.

— Ты… Нет, Юп! Скажи… Скажи, что это шутка!

— На счет такого не шутят.

— Это… Уму непостижимо! — воскликнула Юфи, и схватив Юпитера за рукав, попыталась подтянуть к себе. Однако рост и вес двух планетоидов сильно различался, и всё, что смогла сделать Земля, это слегка подтянуть его мощную руку: — Я не интересовалась этим вопросом всего восемь лет! Занималась разработкой нового источника в Африке… Черт, я пять раз приезжала, чтобы повозиться с твоими дочками! И ты ни словом не обмолвился… Как ты посмел это допустить?!

— Я не думал, что так получится. — сухо ответил он и отвернулся.

— Ты… Ты… Обещал! Обещал им! Обещал мне, что будешь их защищать! — не унималась Юфи, и с размаху ударила Императора в плечо, больно отбив руку: — Твою мать…

— Не махайся. Ты этим делу не поможешь. — вздохнул он, и медленно облокотился на спинку стула: — Смерть Ютаки и Дианы… не входила в мои планы. Я доверил их защиту Плутону.

— ТВОИ ПЛАНЫ?! — женщина развернулась и отошла на несколько шагов: — Почему ты поручил это дело Плутону?! Ты же знаешь… Ему нельзя доверять!

— Потому что я знал, что их жизнь — в его интересах.

— В его интересах?! Тогда как?! Как так получилось?!

— Ютака с самого начала затеял нечестную игру. Плутон оказался глупее, чем я рассчитывал. В общем, они смогли сбежать из-под его надзора.

— И? Как они погибли?

— Их убил Тацумаши Кай для того, чтобы украсть информацию по Явлениям. Как только Кикути стал Главой Высшего Департамента, то лично занимался расследованием этого дела. Увы, на Тацумаши так ничего и не нашли. Он имел влиятельных друзей среди Синдикатов. А ещё его основным направлением была продажа оружия… Не трудно догадаться, зачем ему информация по Явлениям.

— То есть, Плутон упустил их… Они просто взяли и сбежали! И в итоге этот урод убил их… Причем… Как я понимаю — это было нелепой случайностью. Информацию по Явлениям… Господи, да откуда у этого Кая вообще были такие сведения?

— Это бывший муж Марики Гроссе.

— О, боже… — Юфи обреченно выдохнула: — Выходит, она случайно проболталась и случилось то, что случилось? Просто случайный фактор. Никаких высших планов, или… прямого влияния на Полотно… Их смерть была простой случайностью. СЛУЧАЙНОСТЬЮ!!!

— Прекрати разоряться. Мне тоже было тяжело тогда…

— Ох… Почему ты не сказал?

— Потому что знал, что ты начнешь убиваться по этому поводу.

— Сукин сын! А сейчас я не убиваюсь?! И главное, что теперь с Ичиро?

— Энергетический слепок прижился. Его отправили в филиал Содружества в Токио.

— Прямо в лапы Маргарет?!

— Она не знает, что он там. Мы с Дианой устроили пожар. Документы Мотидзуки Ичиро были заменены на документы Кикути Минами.

— Опять Кикути? Кто она ему?

— Она его дочь.

— Дочь?! И что же вы сотворили с ней?!

— А… всего лишь ещё одну потенциальную головную боль. Она должна была умереть, но… каким-то чудом выжила.

— Чудом выжила? Так… Сказал А, говори Б. Почему она должна была умереть?

— Плутон разрабатывал проект, как подступиться к Фусаваши. Ты же знаешь, что этот старый осел не хочет сотрудничать.

— И что теперь?

— Мы решили сделать Главой Высшего Департамента своего человека. Кикути Сейнджи.

— Так значит того самого Сейнджи? О, как я надеялась, что это просто его однофамильцы… Пффф… Он слишком добрый и честный. Как он согласился?

— Слишком долго ты была отстранена от этого дела.

— Но… Как? Как он вообще согласился на такое?! Работать на Парад… Это же самоубийство!

— У него умерла жена. А дочь родилась с жутким диагнозом. Плутон договорился с ним, и дал одну из сывороток Маргарет. Там воистину уникальный проект… Управление человеческим разумом при помощи голоса. Страшная штука… — покачав головой, ответил Юпитер.

— И?

— Тело девочки не должно было выдержать. Специалисты Содружества говорили, что Минами сгорит, как спичка… Очень быстро. За месяц, а быть может и меньше. — налив в металлическую кружку чая, произнес Император: — Содружеству нужны были образцы крови. Они их получили. Нам нужен был свой человек возле Фусаваши — мы это сделали. Кикути хотел живую дочь — он её получил. Все остались при своих интересах.

— Кажется, я догадываюсь, что это за проект. «Ангельская песнь»… Диана рассказывала мне про эту жуть. Вы сделали из ребенка монстра! — ужаснулась Юфи.

— Она всё равно ещё не умеет пользоваться силой. А если начнет выходить из-под контроля — мы её сразу же уберем.

— Вы усугубили её страдания…

— Хватит ныть, Юфи! Ты такой же планетоид, как и мы. И ты раньше делала вещи, куда хуже…

— РАНЬШЕ! — злобно ответила Земля: — Я устала от этого дерьма… И я заберу Ичиро из приюта! Он и так хлебнул горя в прошлой жизни…

— Нет. Чем раньше ты вытащишь его из приюта, тем быстрее Маргарет узнает об этом. Она нестабильна и уже несколько раз выскальзывала из нашего поля зрения. Ты знаешь, что у неё есть мощный козырь в рукаве. А за всем уследить не реально…

— Почему вы не ликвидируете её Хранителя?

— Потому что между планетоидами и насекомыми заключен договор. Ты это знаешь! Ты сама тогда присутствовала.

— Ага… Ересь. Теперь мальчишка будет жить в этом гадюшнике до совершеннолетия? Да его там убьют!

— Не убьют. Кикути доложил, что Фусаваши скоро начнет операцию по сближению. У них есть парочка исполнителей… Но тут надо аккуратно. Нужно, чтобы Ичиро полностью адаптировался и привык к этому миру. В этом плане Фусаваши очень смышлёный человек, так что думаю — у него получится.

— И что там за исполнители?

— Клан Камата. Фактически, это его родственники через Ютаку.

— Опальный Клан, который ты поднял с колен?

— Зато они врачи.

— А второй, кто?

— Кицуне Найт. Но… я не ставлю на неё много. Она, скорее так… запасной вариант.

— Твою мать… — Юфи ударила себя рукой по лбу: — Нет! Уж лучше Камата! Ты хоть видел, что Кицуне такое?! Я вообще не понимаю… Камата хоть его родственники, а эта жуткая тварь то тут причем? Она вообще не похожа на няньку! Подлая, жестокая, лживая, страшная, холодная… Взбалмошная! Самодурка! Убийца без тормозов!

— Да. Самое то, учитывая прошлое Ичиро. Ведь он чистильщик. Они найдут общий язык и будут близкими по духу. Кицуне идеально подходит по психотипу.

— ПСИХА-типу… Чем Фусаваши думает?! Она даже не аристо… Безумный киллер днем и преступница ночью! Нет. Я против! Ичиро нужна заботливая и любящая женщина, которая будет его воспитывать и оберегать! Что-то вроде меня.

— Ты террористка.

— В прошлом! Теперь я заботливая и любящая женщина!

— Кого это ты там любишь? Свои растения?

— Нет! Я способна любить… Правда!

— Ты ничуть не лучше Кицуне. Даже хуже. Ты уничтожала миры. А она преступников.

— Это в прошлом!

— Юфи… Нам пока нельзя вмешиваться. Пускай пацан вырастет, а потом едь и заботься.

— Пообещай, Юп!

— Чего?

— Никакой Кицуне рядом с Ичиро быть не должно!

— Да она и так вряд ли будет. Камата с самого начала изъявляли желание взять его к себе. Они, по крайней мере, его на самом деле любят.

— Вот — вот! А эта мерзкая Кицуне лишь будет издеваться над ним… Блин! Я не понимаю… Вот ты говоришь про психотип. Но Фусаваши ведь не знает, что Ичиро — попаданец.

— Фусаваши анализирует наблюдения. Плюс… Как-то раз он сказал, что Кицуне любит детишек.

— Есть на завтрак? Или что? Ох… Это же маленький парнишка!

— Который в прошлой жизни резал людей.

— Не важно! Главное, что сейчас он ребенок.

— Скажи, сколько сотен или тысяч лет назад ты в последний раз была ребенком?

— Ну…

— Вот и ответила на свой вопрос. В общем, Юфи… Не дергайся!

— Хм… Кстати, вот Ютака и Диана умерли. Что случилось с их разработками?

— Наш космический путешественник подсуетился и спрятал всё у себя.

— Выходит, что Орион украл все их разработки. Маргарет осталась с носом и мутит свою игру. Какой тебе прок с Ичиро? Один в поле не воин. Может быть… отдашь его мне?

— Нет.

— Но почему?! У Венеры есть игрушка! Я тоже хочу!

— Венера следит за потенциально опасным преступником… Ворон такой же, как и ты. В прошлом был революционером и террористом, который убивал ради идеи. И он ждет своего часа.

— Вранье! Она его тискает и играется с ним! Она его воспитывает, как сына.

— Нет. Ичиро должен дозреть сам.

— Ты не ответил на вопрос. Зачем тебе один патрон?

— Кто сказал, что это патрон? — усмехнулся Юпитер: — Ютака и Диана знали, что могут погибнуть. Вернее, об этом знала Маргарет. Она специально заставила кое-как модифицировать репродуктивную систему проекта Ведьмак. Конечно, она ничего не знает про то, что этот самый Ведьмак теперь сидит в Токио прямо в её филиале… А если бы и знала, то вряд ли бы воспользовалась.

— Не поняла. И что там с репродуктивной системой?

— В конечном итоге, сам Ичиро, как солдат, нам не нужен.

— То есть… тебе нужны его детишки? — разочарованно вздохнула Юфи: — Он переходная стадия… А настоящие патроны впереди.

— Да.

— А ты случаем не для этого так хлопочешь над своей младшенькой? В ней половина от планетоида. Смешать с Ичиро и на выходе получиться ого-го!

— Даже. Не смей. Про это. Говорить. — злобно прорычал Юпитер: — Моя… Дочь не какая-то там свиноматка для потомства! Она будущая Императрица!

— Ой… Папулик включился. — усмехнулась Юфи: — Кстати, а помнишь, когда ей было три… и Диана привезла сюда Ичиро. Правда, он тогда был без сознания и просто лежал в лазарете. Так Саша от него ни на шаг не отходила. Говорила, что там сгоревший мальчик лежит. Она ему показывала книжки. Было так миленько!

— Предпочитаю об этом не вспоминать. Нянька тогда чуть не лишилась головы за то, что выпустила её.

— А вдруг красные нити судьбы? — хитро усмехнувшись, произнесла Юфи.

— Никаких нитей! Да и если они когда-нибудь встретятся… вряд ли у них будет хоть что-то общее. Она благовоспитанная девочка из высшего общества. А он… Честно говоря, больше похож на мусор.

— Не зарекайся, Юп. Не зарекайся… — хмыкнула Земля: — Ладно! Ты обделался по полной, но раз говоришь, что всё под контролем — я поверю. Но учти, Юп! Если с мальчишкой, что-то случиться…

— Не случиться.

— Хорошо. Я надеюсь, что твои слова ещё чего-то стоят.

— Дерзишь Императору?

— Нет, своему старому другу. — Юфи вытащила из кармана небольшой бумажный сверток: — Рано или поздно, я украду Ичиро. И ты даже не заметишь! Но сейчас не об этом… Вот твоя карта сокровищ.

— Координаты нового источника?

— Ага… И что забавно — он в три раза мощнее, чем в Тюмени!

— Но… Из-за чего? — удивился Юпитер, разворачивая бумажонку.

— Мы всё проверили и сомнений быть не может. — загадочно улыбнувшись, произнесла Юфи: — На количество частиц в источнике повлиял слишком тонкий слой земной коры в том месте.

— Ты… серьезно?

* * *

Наше время.


Прожив в двух мирах почти полсотни лет, я могу с уверенностью сказать, что судьба дает нам не тех, кого мы хотим, а тех, в ком мы искренне нуждаемся.

Кто-то приходит для того, чтобы дать нам урок, а кто-то для того, чтобы поддержать в трудную минуту. Не зря нашу жизнь зачастую сравнивают с вокзалом. С кем-то скоро придется расстаться, а кого-то жизнь связала с нами навсегда.

Кицуне никогда не была образцом для подражания. Холодная, злая и очень эгоистичная, она была примером типичного злодея. Нет-нет, не антигероя, а именно злодея! Готовая на всё ради своих целей, даже если это дико тебя раздражает, Найт делала только то, что считала нужным. Но одно положительное качество в ней всё же было… Какой бы жуткой Кицуне не являлась, она всегда оставалась искренней. Если ненависть — тебя, скорее всего, убьют. Если любовь — тебя, скорее всего, тоже убьют. Но любя… С нежностью и лаской выламывая кости, словно питон, схвативший зайца…

— Некономи, останься ещё ненадолго! Прошу… — тихо шептала она, сжимая меня стальными объятиями, которыми могла бы смело переламывать стволы огромных секвой.

— Нет… Мне пора! Пусти… — хрипел я, содрогаясь в нелепых попытках спасти свою жизнь.

— Но ведь всё же получилось… Минами тебя поймала и теперь официально владеет тобой. Этой подозрительной англичанке утерли нос… А с Княжной мы совсем скоро разберемся! Так что, давай… Останься хотя бы на чай!

— Мне правда пора…

— Но сегодня суббота! Куда спешить?

— В Академию… — фыркнул я, и использовав типичный прием, смог выскользнуть из жестоких объятий: — Знаешь ли, мне ещё нужно проверить несколько моментов… В том числе, это касается тех Явлений, которых мне завещали! Ну и про работу забывать не стоит… «Гендай» пережил нечто ужасное, и я должен поддерживать своих людей.

— Кстати, как там Шелег? — поинтересовалась Грейс: — Вроде как, он очень обрадовался, что ему доверили ремонт и усиление небоскреба?

— Честно говоря, когда я разговаривал с ним по телефону в последний раз, он был не очень доволен… — усмехнувшись, ответил я: — Но работа продолжается. Благо, что эти уроды разнесли далеко не весь небоскреб.

— Ну… они не одни принимали в этом участие. — улыбнулась Найт.

— Да-да… Но я всегда могу сказать, что у меня не было выбора. — пожав плечами, ответил я: — Либо стены, либо моя жизнь. Так! Девчонки, отвезите Грейс домой. Я сегодня поработаю, и в ближайшее время нам с вами надо будет обсудить дальнейшую стратегию тренировок. Скорее всего, нам нужно будет объединить усилия! И не забывайте, что завтра нужно доделать подвесы и датчики на окнах. Я надеюсь, что вы справитесь. Там, по сути — всё уже настроено.

— Будет исполнено, Хозяин! — поклонившись, произнесли горничные и направились на улицу.

— Навещайте меня почаще, молодой Хозяин. — Грейс послала мне воздушный поцелуй, и поспешила за девчатами.

— Ладно, Найт. Спасибо за всё. Я тоже пойду. — кивнув, я быстро подошел к дверям, и хотел уж было выйти, но Кицуне пулей выстрелила собой в мою сторону. Я кое-как успел сориентироваться, и схватив невидимыми руками Томека, который всё это время прятался за вазой, подставил его под удар. Найт, словно львица, налетела на мелкого пацана и тут же затискала его.

— Спасибо, Томек. Ты истинный представитель рода Шевалье! — злорадно усмехнувшись, произнес я, и вышел из имения.

— Подлый?*?::*(!!! — прокричал мне в след пацан, за что тут же получил от Кицуне взбучку. Найт знала, когда можно играть, а когда детишек стоит воспитывать.

Сев в «Делореан», я отправился в Академию. Кстати, было очень интересно, когда Минами вернется? Вытащив мобильник, я набрал её номер.

— Слушаю! — ох, этот милый голос, подобный перезвону колокольчиков…

— Минами, прости, что беспокою…

— Ничего страшного! Как твой сюзерен, я обязана помогать тебе в решении всех возможных вопросов.

— Ой, да… Ты же знаешь, что это фикция.

— Фикция. Вне всяких сомнений. — на мгновение, я услышал в голосе Минами те же хитрые нотки, что и у Кицуне. Нет… У меня точно едет крыша!

— Так вот, я просто хотел уточнить, а когда ты вернешься в Академию?

— Думаю, что с понедельника вновь начну ходить. Единственное, что завтра утром надо будет привезти кое-какие вещи. Госпожа Стоун и Мэлвин пообещали, что помогут мне адаптироваться. Выяснился один очень… специфический нюанс.

— И какой же?

— Вся проблема в том, что я — айдол.

— Так…

— И я не знала, что пользуюсь таким диким спросом не только у простых людей, но и у аристо. В общем… Чтобы ничего не случилось, они пообещали меня защищать.

— Не бойся. Я тоже буду приглядывать за тобой.

— Ой, правда? Это так мило… Ичиро, я рада, что ты мой друг.

— Аналогично, родная.

— Родная? Эмм… — Минами издала странный звук, больший похожий на чих: — Это… Я не думала… что друзья так обращаются друг к другу…

— Ой, прости. Что-то я задумался. Больше не повторится! — тьфу, вот идиот. Как я мог проговориться?

— Нет — нет… Я не против. Просто, это прозвучало немного странно в данном контексте… В общем, в понедельник увидимся?

— Думаю, что да. Удачи, Минами. И если что — звони.

— Спасибо… — вновь издав странный звук, ответила она и положила трубку.

Крыша едет не спеша, тихо шифером шурша… Почему я слышу в голосе Минами странные нотки хитрости? Почему я видел это странное торжество в её глазах? Пускай и мимолетно, но оно же было? Ведь я же верю в то, что вижу лично?

Тяжко выдохнув, я попытался перебрать в голове все возможные варианты. Если бы к Минами вернулась память — да, она бы точно торжествовала. Ибо договор для неё приравнивался бы чуть ли не к брачному контракту. Но какой смысл ей скрывать выздоровление? Что она может спрятать за амнезией? Не понятно… Тогда, какие ещё могут быть варианты? Её Клан крайне открыто исторгал негатив в мою сторону. Не уверен, что, если бы им нужен был я для, каких-либо махинаций, они бы стали себя так вести. Кано-сан, хоть и старый, но тем не менее, я бы почувствовал, если бы он врал. Его ярость и ненависть были более, чем естественными. Не удержи его тогда телохранители Минами, он бы точно набросился!

Тогда, что ещё? Последним вариантом было то, что Минами так ничего и не вспомнила головой, но вот тело… вполне возможно, что на уровне инстинктов оно чувствовало это, и вызывало у девушки непроизвольные эмоции.

А может быть я просто схожу с ума и мне всё это мерещится.

Честно говоря, лет до 14 в старом мире я был очень мнимым. Мне постоянно казалось, что все смотрят только на меня. За каждым моим движением… Как будто я интересую абсолютно всех. Но со временем, это прошло. Я понял, что люди зациклены исключительно сами на себе. Взрослая жизнь полна интересных открытий…

Так вот, вдруг у меня сейчас точно так же едет крыша? Минами просто сирота, на плечи которой упал целый Клан, и возможно, за её милой и невинной улыбкой скрывается дикая боль. Потеря отца, это далеко не самые приятные эмоции… Ей тяжело и больно, а я, как самый натуральный эгоист, думаю только о себе. Идиот…

Но всё же, лучше перестраховаться! Я решил переговорить с Марго.

— Да, Босс! — произнес приятный и очень мелодичный женский голос.

— Привет! Ну, что? Как обстоят дела?

— Ремонт в небоскребе идет полным ходом. Мы пока перенесли офисы на незатронутые этажи. Сейчас прорабатываем вопросы с Самсунгом. Там осталось отснять пару видеороликов, и начнем запускать рекламу в сеть. По стримам — ребята стараются по полной программе! Нападение на наш небоскреб показали по ящику, и Генгсоу с Мегуми собрали огромное количество донатов в поддержку.

— Супер! Что по сторонним заказам?

— Я думаю, что совсем скоро понадобится дополнительная музыкальная студия. И ещё один зал для съемки в сиджиай формате. В общем, сейчас мы пока справляемся… Но если заказов будет больше…

— Именно поэтому, мы и купили небоскреб. Так! Я сегодня отправил тебе документы с Дубровской. Всё посмотрела?

— По роду Шевалье и Клану Кикути?

— Да.

— Ну… Там всё отлично. Единственное, скоро нужно будет делать налоговый взнос в Клан. Я могу поинтересоваться… Но там не очень много. Где-то в районе ста тысяч йен.

— Да хоть миллион! Для Минами не жалко. Но… В общем, у неё сейчас проблемы с памятью.

— Я знаю. Сакура-сан уже рассказывала мне про этот момент. Они с Пандо-чан её дикие фанатки.

— В общем, я не знаю, как обстоят дела внутри Клана Кикути…

— А что там знать? Юристы Кицуне и Госпожа Грин сделали отличный договор. Там всё прописано! Нагреть они вас не смогут. Процентик вы им, конечно, мягко так скажем — загнули…

— Для Минами ничего не жалко.

— Да-да… Для Минами ничего не жалко. Но сдоит она с вас прилично, Босс. Вы для неё теперь корова с огромным выменем, которое она будет тискать каждый месяц. Но… Для Минами ничего не жалко. — вздохнула Марго: — В общем, с документами всё более, чем хорошо, если вы хотели спросить об этом. Безопасность превыше всего… Даже, если для Минами ничего не жалко.

— Да, именно об этом. Но ты следи!

— Обязательно, Босс.

— Если будут вопросы по работе, то сообщи.

— Нет проблем, Босс.

Повесив трубку, я задумался.

Да, иметь личную помощницу очень здорово. Марго была светлым лучиком в темном царстве документов. Она знала всё и обо всех. Но… Может быть, ей стоит пойти в управление? Надо бы прошерстить кадры и посмотреть, кто и как работает. Да, сейчас «Гендай» приносит колоссальную прибыль. Но будет ли так продолжаться дальше? Всё ли я учел? В общем, стоит выделить свободную минутку и проверить, как там обстоят дела у руля.

Заехав в гараж, я припарковал автомобиль и направился в свое общежитие.

Сегодня у меня было запланировано очень важное мероприятия, а именно — поиски Явлений, которые достались мне в наследство. Прекрасно понимаю, что детей эксплуатировать нельзя, но чем раньше я их завербую, тем быстрее они станут мне подчиняться. По сути, как бы плохо не было, а я должен был создать армию. И ребятки с уникальными способностями точно не будут лишними.

Зайдя в комнату я обнаружил нечто странное… Асами и Моб, как и всегда, сидели на своих местах в гостиной. Однако на этот раз к ним присоединилась Мэлвин.

— Это что ещё за новости дня? — возмущенно спросил я, повесив куртку на крючок: — Мэлл! Ты чего это без предупреждения? А если бы я пришел голым?

— И что? — как ни в чем не бывало, фыркнула она: — Думаешь, ты сильно отличаешься от других мужчин?

— ОГО! — восхитилась Асами: — У тебя уже был мужчина? Ты такая взрослая…

— Погодите. Я не понял, а с какого перепуга собрание? — сполоснув руки, я вальяжно устроился на кресле.

«Клуб фанаток Мотидзуки Ичиро растет.» — усмехнулся Моб, уткнувшись в грудь Асами.

— Оп-па… — Мэлвин с удивлением взглянула на коалу: — Это… Че за хрень?!

«Сама ты хрень.»

— Это просто дитя эксперимента. Не обращай внимания! — тут же ответил я: — Давай без смены темы, окей? Что ты хочешь?

— А что, мне уже к другу в гости зайти нельзя?

— Ну… Я думал, что у меня тут не проходной двор. Может быть ты не знала, но я очень щепетилен в этом плане!

— Ладно — ладно! Прости, что внезапно ворвалась на твою частную территорию! — Мэлл подняла руки вверх: — Я просто хотела поддержать Асами. Она выглядела очень грустной, и я попросилась внутрь.

— Окей… Хорошо. Табличку «Кабинет психотерапевта» я приделаю потом.

— Ладно… — обреченно вздохнула Мэлвин: — Я просто хотела узнать, куда пропала первая красавица Академии. Только и всего! Директор уже поймал меня с неоднозначным предложением стать новой Главой Дисциплинарного Комитета. У меня даже возникло ощущение, что он выбирает управленцев по размеру груди и няшности личика…

— Больная тема, но да ладно. — я поднялся и направился ставить чайник: — Проклятые девчонки… Захватили жилище самца…

— Между прочим девчонки, как кошки. — съехидничала Мэлл: — Про «с милым рай в шалаше» — это дикое вранье! Девушкам нужно хорошее жилье. Каким бы ты красавчиком и плейбоем не был, а если ты живешь на помойке, то ни одна девчонка к тебе не придет.

— Я это и без тебя знаю. К чему ты вообще об этом заговорила?

— Педантичная морда… Ни одной пылинки в дом не пропустит. А ещё у тебя есть вкус. Знаешь… если бы мы с тобой не были знакомы, то я бы сочла тебя гом… — увы, Мэлвин не успела договорить, так как я в два прыжка настиг её, и сбив с кресла, повалил на ковер.

— Кем бы ты меня сочла?

— Англичанином! — весело хихикая, ответила Мэлл: — Слезь с меня, а то Асами нас неправильно поймет.

— Я уже. — кузина злобно посмотрела на меня: — Ичиро… Княжну забрали, и ты сразу же бежишь к другой? Такова сила твоей любви? Я всё ей расскажу, когда она вернется.

— Эх… — подняв Мэлвин на плечо, я с размаху зарядил ей по заднице. Девушка тут же крутанулась, обвилась ногами вокруг меня и вбила моё тело в кресло:

— Только. Попробуй. Ещё хоть раз. — прорычала она.

— УУУ! — Асами и Моб восхищенно зааплодировали.

— Ага. — поднявшись, я всё же пошел к кухонному столу и сделал всем чай: — Итак, что именно тебя интересует?

— Ну… Асами уже рассказала мне подробности. Однако зная тебя… — Мэлл хитро улыбнулась: — Ты уже наверняка навел справки и в курсе, где её держат? Не хотелось бы занимать тепленькое место Главы Дисциплинарного Комитета.

— Честно говоря, ещё нет. Были проблемы другого характера, которые пришлось решать в срочном порядке. Но завтра информация будет. Просто… мне не понятен твой мотив. Зачем тебе информация по Княжне? — спросил я, поставив на столик поднос с чашками.

«А мне?»

— А тебе — по губе. — ответил я: — Так, зачем оно тебе, Мэлл?

— Праздное любопытство. — пожав плечами, произнесла она: — Шучу… Разве ты ещё не понял? Я не хочу идти в управление! А Директор сказал, что кроме меня и Княжны никого на эту должность не рассматривает. Он будет иметь мой мозг до тех пор, пока я не соглашусь.

— Эгоистка… А что насчет Княжны, так… пойду на Империю с шашкой наголо. — усмехнулся я, отпив горячую жидкость: — Я же всегда так делаю.

— В данном контексте это звучит не смешно. Ты вообще, собираешься туда ехать?

— Мэлл… ситуация сложная. Мы не знаем, куда именно её посадили. Плюс, как пробраться через границу.

— Ммм… Насчет границы я узнаю. Есть связи. А вот насчет всего остального… Ты уверен?

— А есть другие варианты? Её лишили титула и звания. Она теперь никто.

— Ты видел документы о том, что её и правда всего лишили? — поинтересовалась Мэлл: — Просто — украсть политического преступника это одно, а вот украсть из-под стражи Принцессу… Опасное это дело, Ичиро.

— И что с того? Предлагаешь сидеть на попе ровно? В любом случае, я не намерен действовать, пока не соберу достаточно информации. Сперва всё узнаю, а потом уже исходя из этого буду строить план.

— Окей. Держи меня в курсе.

— Так значит, ты всё-таки поможешь?

— Помогу. — подмигнув, ответила Мэлвин и распушистила мои волосы.

— Ого! Ты позволил ей! — восхитилась Асами.

— Что позволил? — переспросила Мэлл.

— Он никому не разрешает пушистить себя!

— Да? Ну, ладно… Сочту это за комплимент. — девушка в пару глотков опустошила чашку, и вышла из комнаты.

— Так… Мне нужно поработать. Прости, что покидаю…

— Нет-нет! Всё хорошо… я почти успокоилась. — с грустью ответила Асами: — Можно… мы тут с Мобом немного посидим?

— Если тебе с ним лучше, то забирай с собой.

«Йес!»

— Правда? — обрадовалась кузина: — Всё! Тогда мы немного погуляем.

— Ага… — я тоже допил чай, и попер в спальню.

Почему Мэлвин так интересуется Княжной? Я не уверен, что после освобождения опальной Принцессе разрешат продолжать обучение в «Когане но Хоши», и уж тем более остаться на посту Главы. Да и мне кажется, что это не совсем безопасно. Ведь, когда мы с Княжной подрались из-за моего титула, она рассказала, что в Академии у Императора есть глаза и уши. Даже немного странно. Ну, да не суть. Если Мэлвин реально сможет помочь, то я буду не против.

Устроившись на кровать, я раскрыл ноутбук. Итак… Мои дорогие Явления… С кого бы мне начать?

Я прокрутил в голове тот момент из видео. Так-так-так… Томас Аддингтон, проект «Фобос». Был усыновлен семьей Ёсида. Что же, дорогой интернет! Давай выручай.

Прочесав всё социальные сети, я нашел свыше четырех тысяч вариантов. Сузив круг до Японии, выявилось три потенциальных объекта. Обозначив возраст… в списке результатов зиял красивый нолик. Да, я предположил, что некоторые дети намеренно увеличивают возраст, чтобы проходить ограничения на различных сайтах и пабликах, но…

Томас Аддингтон. 43 года. Женат на Элизабет Аддингтон. Трое детей.

Разглядывая фотографии счастливой семьи, внутри меня от зависти ёкнуло сердце. Нет, ну а что? Все мы в тайне хотим счастливую семью. Любить и быть любимыми. О, да… Ибо одиночка до первого нормального партнера. Чайлдфри до… Мать твою, тоже первого нормального партнера. Свободные отношения… Ну, в общем повторять не надо, да?

Все людские проблемы банальны. Когда человек один раз обжегся о горячую сковороду, он больше никогда не будет её трогать. Он запомнит боль. С одиночеством аналогичная ситуация, правда… ты можешь получить кучу травм и найти то, что искал, или же… Добро пожаловать в одиночки, чайлдфри и свободные отношения. Люди сами придумывают себе барьеры, чтобы больше не испытывать боль. Но никто и никогда на деле не хочет оставаться одиноким. Мой взгляд автоматически повернулся к красивому черно-белому портрету Княжны, что стоял у меня на тумбочке. Она подарила мне его, когда я лез в комнату Мэлл. Забавно…

Томас Аддингтон. 27 лет. Увлекается серфингом. Приехал к милой барышне по имени Майли Круз. В Токио… Блин, почему здесь так много европейцев? Выгнать бы их всех отсюда…

Томас Аддингтон. 32 года. Бывший чемпион Высшей лиги. Прячется от бывшей жены и алиментов. И это в 32 года? Да уж… И у счастья есть обратная сторона.

В общем, все эти личности просто не подходили. Я пробовал набирать рандомно, но ничего не вышло. Либо Томас был зарегистрирован под другим именем, либо его просто не было в социальных сетях.

Что же… Тогда может быть поищем представителей семьи Ёсида? Которых в Японии 23 451 человек… Шикарно. У большинства были дети и ни одного упоминания о Томасе Аддингтоне. Я даже попробовал найти Томаса Ёсиду… Нет, а с чем черт не шутит? Однако и это не дало результата.

Убив на всё три с половиной часа, я согласился с тем, что стоит сперва просто порыться в поисковике.

«Ёсида Кейске кончает жизнь самоубийством после смерти дочери.» «Тайсе обезглавил старшую дочь семьи Ёсида.» «Приемный сын бывшего представителя Первого кабинета ищет новую семью.» СТОП! Так-так-так…

«Инспектор Такахаси прокомментировал ситуацию с Тайсе.» Вот!

Схватив мобильник, я кое-как нашел номер Сибаты и нажал на кнопку вызова.

— Ого! — отозвались в динамике: — Я не верю своим глазам… Вернее — ушам! Ичиро, это ты?

— Не время шутить, Агент! У меня к вам срочное дело.

— Агент? — на заднем фоне послышался щелчок открываемой банки: — Я на вольных хлебах, сынок… Кхе-кхе…

— Ах да… Кикути-доно умер.

— На твоих руках, сынок. Кхе-кхе… Блллюююхеее… Тьфу!

— Вы в порядке?

— Ломка… Мать её!

— Вы… Вы что, «торчали»? — удивился я.

— Ага… На «слезах». Но сейчас слезаю… Активно! Кхе-кхе…

— Отвратительно… Ну да ладно! Мне нужен номер Инспектора Такахаси.

— Джун? Кстати, давно его не видел. Он сейчас весь такой занятой…

— Сибата-сан…

— Понял-понял… Сейчас отправлю смской! Слушай… Можно вопрос?

— Задавайте.

— Мне тут птички нашептали… Беловолосые такие… Красивые! Грудь, что надо…

— Кицуне. Я понял. И что она «нашептала»?

— Когда они разбирались с хвостами и искали крота, то естественно вышли на меня… Кхе-кхе… Фхххх… Фхххх… Тьфу! Так вот, она увидела меня и сказала… В общем, ей не понравился мой внешний вид.

— Вы становитесь зомби. Совсем скоро ваши вены начнут превращаться в тоненькие гнилые канальцы, кровь из которых будет вырываться наружу. Жить вам осталось… Ну, дай бог пару месяцев, учитывая то, как вы кашляете.

— Откуда такая осведомленность?

— Общался с наркоманами до того, как вы меня поймали… Вернее, не с самими наркоманами, а с торговцами.

— Кхе… Опасные у тебя друзья, молодой человек!

— Его уже убили. Так в чем вопрос? Что сказала Кицуне?

— Говорит, ты ищешь солдат?

— О… Мест для полудохлых нариков у меня точно нет. Звиняй, Агент.

— Я метачеловек! Посижу пару недель на таблетках и всё будет хорошо…

— Уверен?

— Более, чем… А с чего это мы вдруг перешли на «ты»?

— Потому что ты умрешь, Сибата. Умрешь от наркоты. Мне не за что тебя уважать. — вздохнув, ответил я: — Приходи, как оклемаешься. Но учти — гнильё содержать не буду. Понял?

— Смотри, как мы заговорили?

— До связи. — ответил я, и сбросил вызов.

Через мгновение мне смской пришел номер Такахаси. Вот сейчас мы и узнаем, что там на самом деле было.

— Алло? Инспектор?

— Господин Мотидзуки… Вы на время смотрели? — недовольно отозвался Такахаси.

— Да я же слышу, что вы ещё на работе. У меня к вам небольшой вопросец есть.

— Думаешь, ты можешь звонить действующему офицеру полиции в любое время и узнавать всё, что тебе хочется?

— Да.

— Ок. Валяй.

— Мне нужно найти Томаса Аддингтона… Это мальчик, усыновлённый семьей Ёсида. Тайсе обезглавил их старшую дочь, и отец семейства покончил жизнь самоубийством.

— А… Нет, там было куда хуже. Просто Тайсе добрался и до них. Но что странно — мальчика оставил в живых.

— Зачем?

— А черт его знает, что у этого больного ублюдка в голове…

— Разве самоубийство — лучше, чем смерть от руки убийцы?

— Ну, мы живем в Японии. У нас такой менталитет, если ты забыл. Да и вообще… А зачем тебе это? — с подозрением поинтересовался Инспектор.

— Праздное любопытство.

— Послушай меня, Ичиро… У Томаса с самого детства отмечали неординарные способности в управлении сейшином. И… мне не трудно провести параллель. Ты хочешь забрать его себе?

— Это не имеет значения.

— Имеет, и ещё как! Ичиро, пойми… Далеко не все дети такие же, как ты.

— А кто сказал, что я ребенок?

— В общем… Не трогай Томаса! Ему и так не сладко пришлось. Хочешь пустить его под нож? Я не позволю.

— У вас нет выбора, Инспектор. Я в любом случае найду его. Вы же не единственный, кто занимался этим делом. Да и вешать лапшу на уши я умею! Мне поверят. Люди призывают меня фонариками, когда им нужен спаситель… Так что, стоит ли говорить, что про бедного и несчастного сироту, которому хотел бы помочь фонд Кицуне, мне выложат абсолютно всё?

— Ты… Просто омерзителен! Ладно… записывай. У него новая семья… Живут в специальном районе Тиёда. Улица Высокой Риокудзо, дом двадцать четыре. Там неподалеку частная школа… Семья Мицуи. Отца зовут Мицуи Такумичи. И аккуратно… Они входят в Клан Набунаги!

— Того поросенка, который владел взорванным холлом?

— Именно. Стоит пискнуть о том, что Мотидзуки Ичиро, как-то не так посмотрел — впрягутся все. Даже… Чихиро, если ты понимаешь, о чем я.

— А вы откуда знаете?

— Я всё знаю. Работа у меня такая. И больше не звони так поздно! Я тебе не мальчик на побегушках…

— А если ядерная бомба или Тайсе?

— Тогда сделаю исключение. Засранец… — по уху ударили гудки.

Значит Томас Аддингтон у нас находится в Тиёде? Хорошо. Так и запишем.

Следующим по списку был Кристофер Абрамс. Проект «Хеви». Интересно, была ли тут отсылочка на танк, или же это у меня деформация из-за прошлого мира?

Его я нашел без особых проблем. Одна из первых страничек в социальной сети по запросу. Улыбчивый юноша в форме американского футболиста. Спортивная стрижка, голливудская улыбка… Просто красавчик, от которого, судя по лайкам, текли вообще все девчонки в его школе. Прям не пацан, а звезда!

«Вершина для сильнейших!» — гласил статус рядом с его фотографией.

Ммм… Похоже, что мы имеем дело либо с суперспортсмЭном, либо с типичной гламурной чикой в мужском обличии. О, да! Среди некоторых спортсменов такие встречались. Родители… Ага! Семья Иноэ… Совпадает. Даже адрес имеется. Специальный район Бункё, улица Спелой Вишни. Так… Записал. Теперь осталось узнать, под кем ходило семейство Иноэ. Надеюсь, что с ними проблем не будет.

Робин Блер… Так! Я начал вбивать имя в социальных сетях и… Ни одного совпадения. Не понял… Может быть, вношу как-то неправильно?

«Поиск не дал результатов» — и всё тут! Я несколько раз перепроверил. Нет такого имени… Ладно, тогда попробуем общий поиск. Так…

«Робин Курвуазье перенял завод своего отца», «Робин Бертолли выступает на концерте, посвященном лечению рака мозга», «Мэд Блер уходит из кино», «Шайди Блер отказалась от наследства», «Виктория Блер стала новым прайм-ангелом токийского филиала „Виктория Сикрет“, как на это отреагирует Камата Асами». Всё не то… Черт!

Просидев в интернете ещё три часа, я понял, что Робина Блера просто не существует. А семей Миура в Токио было всего две штуки, и сыновей у них не было. Да твою ж мать! Может быть, он погиб? Нет, ну всякое же бывает… С первой семьей, судя по всему, Тайсе особо не церемонился. Ещё повезло, что со вторыми всё хорошо.

Записав адреса обеих семей, я отложил ноутбук и откинулся на подушку. Черт… Почти три часа утра, а мне завтра ещё общаться с информатором Кицуне. Ладно, утро вечера мудренее! В любом случае рано или поздно я узнаю правду.

* * *

Некоторые запахи человек способен почувствовать даже сквозь сон. И речь сейчас шла о восхитительном аромате свежесваренного кофе! Открыв глаза, я на мгновение подумал, что ещё сплю…

Асами в милом передничке поверх спортивного костюма стояла прямо надо мной с подносом и выжидательно смотрела на моё лицо.

— Эмм… Что-то случилось? — осторожно поинтересовался я.

— Ичиро! Доброе утро! — мило улыбнулась она, и тут же поставила передо мной поднос, на котором красовалась чашечка ароматного кофе и тосты с джемом: — Честно, я не знала, что именно ты предпочитаешь… Поэтому сделала нечто максимально нейтральное!

— Милая, мне очень приятно, но… зачем всё это?

— Как зачем? Тебе же плохо! И я, как истинная старшая сестра, должна о тебе позаботится! — застенчиво отведя взгляд, неуверенно ответила она.

— Старшая сестра, говоришь? И насколько ты меня старше? На пару месяцев?

— И что? Это тоже считается… Просто… После вчерашнего разговора с Мэлвин я места себе не нахожу. — Асами села на колени и аккуратно взяла мою ладонь: — Ты… правда хочешь туда ехать?

— Что за вопросы? Разве Княжна не стоит того? Лично я считаю, что она заслуживает большего! Я видел, кто она такая. И я не считаю, что герой должен сидеть в тюрьме. Пойми… Она не такая, как я. Княжна, она…

— Полная твоя противоположность. — задумчиво произнесла Асами: — Но это же Российская Империя… И, как бы Госпожа не была дорога для нас, это большой риск! Просто… Ты не всемогущий, Ичиро!

— И что с того?

— Я тоже хочу, чтобы Княжна поскорее вернулась назад, но…

— Но?

— Просто… Не пойми меня не правильно! Её отец… Он очень опасный человек… И я… — Асами чуть не сбила поднос, прижав моё лицо к своей груди: — Если есть шанс, что Княжну вернут, то… Тебя могут просто убить! Я не хочу, Ичиро! Не хочу, чтобы ты…

— Можно я подышу?

— Ой… Прости… — Асами покраснела и тут же отстранилась: — Нет… Я просто хочу сказать, что не хочу тебя потерять! Ты очень дорог мне… Хоть ты этого и не замечаешь, но я всё вижу.

— Я понимаю, но иначе поступить не могу. — вздохнул я, и взял чашку: — Асами, иногда бывают моменты, когда нам нужно быть немного безрассудными.

— И… Это говоришь ты?! — девушка удивленно посмотрела на меня: — А где же твой великий эгоизм и самовлюбленность, когда они так нужны?! Почему… ты начинаешь играть в героя, когда речь заходит о будущем?! Это заранее проигранная партия!

— Почему же? Тут ведь главное, как подготовиться. Да и к тому же, я не один.

— Ты… Должен подумать о своем будущем!

— Думал. Думаю сейчас и… буду продолжать думать. Асами, знаешь, когда я нес ядерную боеголовку в небо, то в голове провернулось огромное количество мыслей. Я реально задумался — а для чего мы все живем? Для личного счастья и благополучия. Но… будет ли оно, если из твоей жизни исчезнут те, кто тебе дорог? В данный момент, считай, что спасение Княжны — это моя идиотская прихоть. Представь, что я не хочу отдавать себе отчет. Я устал вечно врать себе и прятаться от самого себя. Да, черт возьми — я хочу её забрать, и я заберу. И плевать мне на предрассудки!

— Тебя там убьют! Им будет плевать на твою политическую ценность… Император не мог забрать свою любимую дочь просто так! Подумай о тех, кто любит тебя… Лично я не переживу, если тебя не ста… Ой…

— Кхе… — я подавился кофе: — Это что сейчас было?

— Сестринская забота! — покраснев, ответила Асами: — Я твоя сестра… если ты не заметил…

— М?

«Оу…» — Моб ехидно взглянул на меня с подоконника: — «Как всё удачно сложилось…»

— Заткнись, мохнатый шар! — строго произнес я, и поставив чашку на поднос, взглянул на Асами: — Ты тоже дорога мне. Но… Я надеюсь, что ты знаешь про грань.

— Ичиро, я понимаю. Я правда думаю о тебе, как о брате… И дико переживаю за тебя!

— Спасибо, Асами. Но переживать сейчас не стоит. Я знаю, что делаю. И думаю, что у меня всё получится. Ты будешь в меня верить?

— Буду! Я всегда в тебя верила!

— Даже когда швырнула в меня мусорным баком?

— Издеваешься? Я тогда не знала, что ты мой младший брат! — покраснев ещё больше, ответила Асами: — Просто… на самом деле я всегда мечтала, что рано или поздно у меня появится младший брат! И… Ты пришел ко мне. Разве же это не чудо?

«Спалилась.» — съехидничал Моб.

— Нет! Я… Вы оба меня неправильно поняли! — заливаясь краской, воскликнула Асами: — Я же правда… Я верна своему жениху! Я не…

— Асами. Всё хорошо. Просто… я слишком самоуверенный и самовлюбленный ублюдок. Поэтому… Просто на всякий случай. — подмигнув, ответил я.

— А… Да… Как самоуверенно с твоей стороны! Вот ещё… Я вообще не вижу в тебе мужчину… — неуверенно ответила она.

— Ты просто не находишь себе места из-за того, что Княжны нет.

— Да!

— Не надо запутывать себя, Асами. Это в дальнейшем может очень неприятно аукнуться. Хорошо? — я погладил её по пушистой шевелюре.

— Да! Я согласна с тобой.

— Славно. А теперь мне пора. — быстро схомячив бутерброды, я направился в ванную.

Итак, у меня появилась ещё одна причина, как можно скорее привезти Княжну в Японию. Честно, это мой косяк, что я сразу не помог Асами с этим разобраться. Теперь в её сердце огромная дыра, которую она пыталась закрыть заботой о «младшем брате». Это неправильно! Да и пользоваться её добротой из-за сложившейся ситуации я не хотел. Всё же, Асами хорошая девчонка.

— Я сегодня опять на весь день. И вон тот парень реально очень в тебе нуждается. — одевшись, произнес я, указывая на Моба.

— Да… Ты же знаешь, что с этим нет проблем. — виновато улыбнулась Асами: — Прости меня… Я правда не думала, что со мной будет всё так плохо…

— Ничего. В следующий раз я буду более внимателен к своей старшей сестренке. — улыбнулся я, и поспешил выйти в коридор.

Конечно, можно быть сволочью для окружающих. Можно бесконечно играть на чувствах чужих людей. Но… Асами я за таковую не считал. Теперь даже немного переживал из-за своей невнимательности. А что? Я на самом деле тоже живой человек.

— Хех… Ичиро, ты настолько простой, что тебя прочитать легче простого. — усмехнувшись, произнесла Мэлвин, вынырнув с пожарной лестницы: — Я тоже заметила, что без Княжны она немного… раскисла.

— Это из-за одиночества. Только и всего!

— Думаешь? — удивилась Мэлл: — Я бы ни за что не сказала, что Асами слабачка, которая тут же киснет из-за трудностей. Это же Воин Клана. Просто… сейчас нет сдерживающего фактора.

— Я не понимаю.

— Ты не хочешь понимать. Смотри, аккуратнее, Ичиро… Проявишь слабину, а потом твоя зазноба вернется. И что ты будешь делать? Поссоришь двух лучших… Нет, это даже слабо сказано… Двух НАСТОЯЩИХ подруг? Причем, из-за такой глупости.

— Я ей сразу сказал, чтобы она не думала об этом.

— Для девушек это равноценно, что сказать голодному человеку не есть чизбургер, который лежит прямо перед ним. В общем, не делай глупостей. Ты, хоть и взрослый мальчик, но Асами такая жгучая девушка… Ммм… В ней есть некое очарование. В купе с невероятной красотой это может сыграть с любым мужчиной злую шутку.

— Она — моя сестра.

— Это ты уже сам себя начал в этом убеждать? — расхохоталась Мэлл: — Ой, Ичиро… Я вот смотрю на тебя и понимаю, что несмотря на возраст, все мальчики одинаковые. Обещают любовь до гроба, клянутся в вечной верности… Но так и продолжают смотреть на красивых девочек.

— Плевать.

— Тебе? На эту парочку? Нет. Ты врешь, Ичиро. Не плевать! Потому что ты к ним неравнодушен. Хотя… Ладно! Чего это мы всё о подростковой фигне? Я хотела поинтересоваться на счет Княжны. Ещё не получил инфу?

— Пока нет.

— А то я вчера вечером навела справки. Через неделю намечается окошко.

— НЕДЕЛЮ?! — возмутился я: — Ты прикалываешься?! Неделю… А что если там что-нибудь произойдет?

— Ой, милый, ну чего ты, как маленький? Император по любому упрятал Княжну в самое надежное место, где она себе даже ноготь не сломает. Так что посидит недельку… Обдумает своё поведение. Может лучше станет?

— А я не понял, что ей обдумывать?

— Нельзя Принцессе прыгать по углям! Понимаешь? Вот ты станешь прилюдно прыгать в грязь нагишом, а потом бегать и хрюкать?

— Зависит от обстоятельств…

— Ой, хватит, а? Ты точно так не будешь делать! Не нуди. Так вот, она должна была сидеть в Академии и не высовываться лишний раз. Но… Она стала косячить с того момента, как вытащила людей из того городка, с вулканом. Ну ты помнишь. Потом её украл Тайсе. А потом её захватила Маргарет. В принципе, это говорит о том, что Принцесса недальновидна. Она не ценит свою жизнь, а значит — безответственно относится к будущему своей страны. Не уверена, что Император будет держать её там долго. Максимум — годик. А потом вновь выпустит на вольные хлеба. Если докажет, что достойна, то ей вернут титул. А нет — будет обычной девчонкой.

— А ты уверена, что после всего этого, она захочет вернуть себе титул?

— Кто знает? Придешь, и спросишь. Главное — не тащить против воли. — пожав плечами, ответила Мэлл: — В общем, как сообразишь — дай знать. Обсудим подробности.

— Я тебя понял. Спасибо.

От слов Мэлвин я задумался ещё больше. Ведь если всё взвесить, она права. Захочет ли Княжна становится простой девчонкой после жизни Принцессы? Обязательно спрошу… А то приеду, а она упрется, мол — я больше не хочу быть с тобой! Буду Принцессой, а ты отвали. Вот весело будет…

Итак, сейчас нужно было заехать к Кицуне, затем проведать «Гендай», а потом отправляться за Явлениями. И это не учитывая то, что на сегодня ещё запланирована встреча с информатором!

Эх, опять весь выходной коту под хвост.

В такие моменты, я отчетливо понимал насколько сильно мне не хватает музыки из старого мира. Под неё можно было подумать, принять решение, погрустить, или же как следует повеселиться…

Однако, мои мысли прервала ярко-красная Ferrari Testarossa, что словно молния, вылетела ко мне под колеса, перегородив дорогу.

Ну, что за люди?! Затормозив, я громко выругался, и пошел карать подлеца.

Подойдя к двери, я бесцеремонно открыл её и…

— Доброго дня, Милорд! — солнечно улыбаясь, за рулем сидела рыжеволосая красотка.

— А… То есть мы вчера не договорили? Или… может быть, я вам что-то непонятно объяснил? — раздраженно вздохнув, поинтересовался я.

— Нет. Я всё поняла. — Эн вышла из машины, и схватив меня, прижала к себе: — Только вот… Я тоже бьюсь до конца, Господин Мотидзуки… Или же, вы всё-таки Шевалье? Документики-то… я увидела.

— Прошу отпустить меня во избежание ненужных проблем. — холодно произнес я.

— О, нет, Господин Мотидзуки! Вы так просто не уйдете… Я тут узнала одну вашу слабость… — глаза Эн засветились ярко-белым огнем, и по моему телу тут же прошла волна вожделения. Казалось, что каждая моя клеточка сейчас лопнет от перенапряжения, но я сдержался.

— Гормональщик? — злобно усмехнувшись, спросил я.

— Ещё, какой… Господин Мотидзуки, давайте не будем играть в эти отвратительные игры, м? — хитро улыбаясь, промурлыкала Эн: — Вы же всё равно проиграете…

— То есть… В вашем плане было просто ударить меня техникой и увезти? Признаться, я разочарован… — едва сдерживая дрожь ответил я.

Сильна, шельма… Даже Оливия не настолько жесткая в этом плане. Но самое главное не подавать виду.

— А что в этом такого? Я могу заниматься вами столько, сколько потребуется…

— Говорите, узнали мою слабость? — я положил ей руку на плечо и активировал Стрелу.

— Ах ты мелкий… — прорычала Эн и тут же отступила, уперевшись в машину: — Ты… Нарушил все моим планы… маленькая зараза… Я ждала тебя два месяца. ДВА МЕСЯЦА!!! И что в итоге?! Ты думаешь, что так просто уйдешь от меня?! Ну уж нет…

Внутри моего живота запорхали бабочки. Эн и так была крайне симпатичной, но сейчас, при одном лишь взгляде на неё у меня буквально текли слюни. Нет… Это всё проклятая техника. Мы стояли друг на против друга. Тело Эн всё же поддалось… Её начало дико трясти. Дыхание сбилось, и она прижалась ко мне.

— Хочу… поцеловать тебя… — тяжко выдохнув, произнесла она.

— А я не хочу!

— Ложь… я чувствую, как разгорается пламя желания внутри тебя… Агрррххх… — она потянулась рукой к моим штанам, но я тут же больно ударил её.

Сила Эн была запредельной. Ещё немного, и я просто не смогу держать себя в руках… Мне стало интересно, что было бы с обычной Гаммой или Бетой, окажись они под подобной техникой? Просто сразу сошли бы с ума?

— Ну, же! Поддайся мне… Я не верю, что ты такой холодный… — тяжело дыша, прошептала Эн.

Наши тела неумолимо приближались друг к другу… Черт! Меня надолго не хватит…

— Ичиро! — отрезвляющий теплый голос тут же подействовал на меня, и оттолкнув Эн, я смог вырваться из эротического плена.

Рядом с нами остановился знакомый черный «Мерседес», из которого выглянула Минами.

— О… Госпожа Кикути! Рад вас видеть… — еле сдерживая дрожь, произнес я и поклонился. Черт… Организм не хотел отходить от техники.

— Не стоит так официально. — ответила она, слегка напряженно поглядывая на Эн, которая аккуратно заползла в машину, и завела двигатель: — Это твоя девушка?

— Нет… Скорее, так. Коллега.

— Ммм… Понятно. — обрадовалась Минами: — Я повезла вещи в общежитие. Заходи ко мне на чай!

— Второгодкам запрещено приходить к вам в общежитие.

— Правда? Обидно… Что же, раз у тебя всё хорошо, тогда увидимся позже.

— Всего доброго, Госпожа Кикути… — прокряхтел я, и как только черный «Мерседес» отъехал в сторону ворот, тут же облокотился на капот «Делореана»: — Тебе конец, сучка…

— И… Что ты мне сделаешь? Гормональные техники дестабилизируют эмоциональный фон… — трясущимся голоском пропищала она, прикусив нижнюю губу и зажмурившись: — Рано или поздно… Ты станешь моим…

— Лучше беги.

— Так значит, ты тоже хочешь меня? — обрадовалась она: — Нападешь… Сорвешь одежду…

— Скажи… Что мне мешает придушить тебя голыми руками? — прорычал я, и вытащив пистолет, выстрелил по крылу её итальянского жеребца.

— Эй! Она стоит почти сотню кусков! — возмутилась она, упав головой на руль.

— Следующей целью будет твоя голова…

— Я ещё вернусь… Козел недоделанный… Мелкий засранец… Ненавижу! — злобно прошипела она, и кое-как двинулась вперед.

Как только идиотка уехала, я тут же упал на холодный асфальт. Ещё ни разу мне не было так хреново от гормональной техники… Всё тело трясло. Во рту пересохло… А в голове было такое огромное количество пошлых мыслей, что в этот момент, я мог бы с легкостью стать писателем любовных романов.

А вот и отходняки… В сердце залезли депрессия и одиночество. Мне срочно хотелось кого-нибудь затискать. Да, как следует!

Пролежав десять минут, я взял себя в руки и с размаху ударился головой о капот. Нет… Это точно не Оливия. Это куда сильнее! Всепоглощающее чувство похоти… Оно превращалось в жажду! Отвратительно…

Выдохнув, я сел за руль и завел двигатель.

Знает мою слабость? Хорошо. В таком случае, почему она не узнала про то, что в следующий раз я вышибу ей мозги? Да вертел я Великобританию и Королеву на одном месте. К черту их…

Рано я опять начал ездить без охраны. Только разобрался с Тайсе и Маргарет — появилась извращенка из Лондона. Шикарно!

Ещё раз тяжко выдохнув, я завел двигатель и поехал в город. Как всё закончиться, надо бы… в салон заглянуть, ну а пока… внутри меня горело дикое желание, кого-нибудь потискать.

* * *

— Сильный ублюдок… — встрепенувшись, произнесла Виктория, переводя дух в тени небольшого замерзшего дуба.

Понятное дело, что Ичиро сопротивлялся бы до самого конца, и весь этот цирк явно не окупился бы, но… основная задача выполнена!

Метка — уникальная сейшиновая техника, которой владело всего три метачеловека на планете. Суть её заключалась в том, чтобы поставить на цель специальный энергетический маячок. Во-первых, данная техника помогала отследить нужного человека. И во-вторых, хозяин метки всегда мог почувствовать, в каком состоянии сейчас находиться цель. Очень удобно, если собираешься следить за человеком долгое время.

Именно в тот момент, когда Виктория прижала Ичиро к себе и пустила Стрелу Амура, она одновременно поставила метку. Из-за сильного наплыва вожделения, парнишка ничего не почувствовал. Хотя его ответ был очень мощным… В ногах Виктории до сих пор чувствовалась слабость. Ещё немного, и она точно не смогла бы удержать себя в руках… И хоть изобразить поцелуй двух любовников не получилось, Принцесса поняла одну важную вещь. Мотидзуки и Кикути были явно заинтересованы друг в друге больше, чем сюзерен и феодал. А на этом можно очень неплохо сыграть в будущем… Мелкая соплячка. Да кто она вообще такая, чтобы бросить вызов Короне Великобритании? Певичка ещё своё получит… У Ичиро не останется не единого шанса!

Теперь нужно лишь подгадать момент и ударить…

— Время расплаты близко… милый. — злобно усмехнувшись, прошептала Виктория.

* * *

— Эмм… — Кицуне вопросительно смотрела на меня: — С тобой точно всё хорошо?

— Да. Говорю же! Всё нормально… Просто небольшие отходняки от Стрелы. — ответил я, прижимая к себе шокированную Лили.

— Атака гормональной техникой ничем не отличается от обычной атаки! Эти английские агенты слишком много на себя берут! Но ничего… уверена, что Фусаваши с ними разберется. Некономи… Зачем ты её нюхаешь?!

— Просто… Лили очень вкусно пахнет. — затянувшись фруктовым ароматом её духов, ответил я: — Эта зима выбивает меня из колеи. Всё так навалилось… В общем, одиночество сволочь.

— Возьми себя в руки! Неужели она так сильно тебя шибанула?

— Я признаюсь честно… Даже Оливия Стоун по сравнению с ней — детский лепет.

— Хмм… Ну, Сверхновые тоже могут применять гормональные техники. Так что… мне тебя немного жаль. Но всё же — это не повод приставать к своей горничной.

— Что мне, Лили нельзя потискать? — я аккуратно взял её за щеки и повернул лицом к себе: — Лили, ты против?

— Нет!!!

— Вот видишь? Она не против. — пожав плечами, ответил я: — Итак, на чем мы остановились?

— В общем, я договорилась о встрече со связным. Сегодня, в шесть надо будет подъехать к католической церкви на побережье.

— Это которая имени святой Луизы?

— Именно. А ты там уже бывал? — удивилась Кицуне.

— Типа того… Ларри, земля ему пухом, вытащил из наркотической зависимости одну девчонку из богатой семьи. Там ей оказали помощь, и в конечном итоге вылечили. Помню, он пару раз ходил навещать её туда. Интересная была история.

— А что потом? — поинтересовалась Лили, неподвижно сидя у меня на коленках, словно боясь спугнуть.

— А потом её забрали родители. Больше они… не виделись.

— Это грустно. — вздохнула горничная.

— Почему? Они из разных сословий. Из разных народов… Им не суждено было быть вместе. Да и вообще! Сказок в жизни не бывает. В противном случае, люди не читали бы книги…

— Не надо быть настолько холодным, Некономи! Между прочим, в моей семье все любят читать. — гордо произнесла Кицуне: — Лин палкой от книг не отгонишь!

— А мелкий?

— Томек… Ну, у него с чтением японских символов пока проблемы, но Голди нашел для него несколько русских произведений. Отец очень любит Достоевского и Чехова, поэтому выкупил несколько редких экземпляров для семейной библиотеки.

— Да. Самое то для маленького мальчика. — усмехнулся я, и томно вздохнул, прижался лицом к плечу Лили: — Господи… Как же хорошо!

— Хозяин… Я волнуюсь… — неуверенно произнесла она.

— Нет, ну а что? — возмутилась Кицуне: — Ты хотела нежности от Некономи? Хотела. Сиди и радуйся.

— Я радуюсь… Просто переживаю. Он обычно такой холодный и злой…

— Лили. Правда, молчи и не дергайся. — раздраженно фыркнул я: — Мне плохо. Княжну украли… Английский агент зарядил Стрелой. Мне нужна поддержка!

— Так потому что вы опять поехали без охраны. Знали же, что вам никуда без нас нельзя. — с упреком произнесла Лили, с ужасом наблюдая, как моя рука наглаживает её коленку: — Вы… Вы сейчас меня… Того самого, да?

— Вообще-то, Маргарет мертва, и Тайсе, скорее всего — тоже. Остальные мне не помеха! Могу разобраться сам. — я повернул голову к Кицуне: — Как успехи у Шелега?

— Он уже начал работать над основанием. Говорит, скоро будет советоваться по поводу защиты.

— Отлично! В таком случае, я сейчас съезжу по делам, и потом сразу направимся к твоему информатору.

— Окей. — кивнула Кицуне.

Поднявшись с кресла, я водрузил Лили к себе на плечо, и мы неспешно пошли в сторону двора.

— Хозяин… я могу идти сама… — аккуратно произнесла она.

— Нет, не можешь.

— Поняла…

Подняв дверь автомобиля, я заботливо усадил горничную в кресло. Она сидела не шелохнувшись, наблюдая за тем, как я пристегиваю её и наглаживаю по голове.

— Вот так. — тихо произнес я, и сел за руль: — И не надо смотреть на меня такими глазами! Вы обе сами же ко мне приставали. Вот, теперь всё, как ты хочешь. Я максимально нежен и ласков…

— Просто, лично мне нравится настоящий Хозяин. Сейчас вы напоминаете его приторную копию… Мне немного не по себе. — застенчиво ответила она.

— Девушки… — недовольно фыркнул я, и выехал с территории имения: — Это им не так! То им не сяк… Вечно всё не эдак.

— Это неправда!

— Правда. Предательница… я нуждался в тебе, а ты меня кинула. — с горечью вздохнул я.

— Так… Это была… Проверка?!

— Ну, конечно.

— Простите! Я… Я такая глупая… Именно поэтому Руби послала меня охранять вас… Ибо я ничего не соображаю в настройке внутренних сетей и дополнительного оборудования… Простите, Хозяин! — Лили тут же схватила меня за руку: — Я буду наслаждаться вашей заботой! Честное слово!

— Уже поздно. — пытаясь не заржать, ответил я: — Слишком поздно. Ты не прошла испытание, Лили… Ты не доверяешь мне.

— НЕТ!!! Доверяю!!! Клянусь!!! — запротестовала она.

Прикалываясь над глупенькой горничной, я даже не заметил, как мы доехали до моего небоскреба.

Фуух… наконец-то проклятая техника отпустила. А то у меня сложилось впечатление, что я ненадолго превратился в ласкучего кота.

Да и вид покоцанного здания быстро отрезвил меня. Ублюдская Маргарет, как же хорошо, что ты отправилась на тот свет! Интересно, а куда делся её Хранитель? Надо было и его поймать. Авось, что-нибудь да рассказал…

— Хозяин снова прежний! — радостно улыбнулась Лили и схватила меня: — Как я обожаю ваш фирменный взгляд мертвой рыбы… А ваше прекрасное лицо, как будто вы только что сожгли действующий дом престарелых… Люблю!

— Отстань. Говорю же — ты не прошла.

— Нет же… Простите! Я больше так не буду… — взмолилась она.

— Ладно, прощаю. А теперь выпрямись и веди себя, как подобает! — строго ответил я.

— Урашеньки! Злобный Хозяин из преисподней вернулся!!!

— Молчать! А ну приняла режим защитника! Живо…

— Есть! — Лили тут же вытянулась по струнке и сделала очень серьезное выражение лица.

— Так-то лучше…

А в Гендае, несмотря на все проблемы и траур, работа шла полным ходом. За что люблю японцев — несмотря на различные катаклизмы и прочие напасти, они продолжают делать свою работу. Как будто ничего и не произошло.

Из пяти лифтов оставили только один. С остальными могли возникнуть проблемы и Шелег отключил их ради безопасности персонала. Ну, ничего. Это временно!

Под чутким руководством Дубровской и Давида, парни Кицуне пытались непринужденно «охранять» офисы, но получалось у них из рук вон плохо.

Во-первых, мои пацаны могли спокойно влиться в коллектив несмотря на свои габариты. Улыбчивые и общительные, они старались не особо выделяться среди бегающих туда-сюда сотрудников «Гендай». А парни Кицуне… больше походили на группировку Якудза, которые пришли отжимать у меня бизнес. Хмурые и очень суровые, как будто приехали не из Сайтамы, а прямиком из Челябинска…

Сакура вылетела из своего кабинета с кипой папок и бумаг, а затем, испугавшись злобного головореза, отпрыгнула в сторону, раскидав макулатуру по полу. Бандит попытался улыбнуться, но вместо этого его лицо исказила жуткая гримаса, от которой девушке стало только хуже. Он присел на корточки и хотел помочь, но девушка, быстро собрав всё в руки, виновато кивнула, и пулей улетела в соседний кабинет. Никуда не годится… Нужно срочно набирать новых охранников.

Во-вторых, пацанов зачастую было даже не видно. Они сидели у себя в каморке, лишь изредка делая небольшие рейды на случай, если кто-нибудь из сотрудников решит устроить саботаж. А парни Кицуне, подобно дементорам, слонялись по коридорам из стороны в сторону, всем своим видом показывая «защиту этого помещения».

В общем, не знаю, что будет дальше, но я бы хотел поскорее поставить свою охрану.

— Босс! — Дубровская поклонилась: — Хотели видеть меня?

— В общем-то… разговор на минуту. Корнилов ушел… И теперь нам нужен новый начальник охраны. Понимаю, что для вас это немного… не по уровню…

— Ой, да! Босс… Не надо юлить. Сказала же — что велите, то и сделаю! Всё ради вас.

— Окей. В таком случае — ты новый начальник охраны. По поводу рекламы, я сейчас запущу компанию. Поговорим с маркетологами, как это лучше сделать, и готовься.

— Я поняла. Всё будет в лучшем виде, Босс!

— Как там Давид?

— Оклемался. Снова любуется бампером вашей помощницы.

— Марго? Хмм… Ну, с другой стороны — а почему нет? Молодой парень.

— Вы так говорите, как будто сам старпер. — усмехнулась Дубровская.

— Субординация. — холодно произнес я.

— Простите, Босс… — женщина виновато поклонилась.

— В общем, с документами я вопрос решу.

— Спасибо, Босс!

Дальше мы с Лили заглянули в бухгалтерию, и удостоверились в том, что деньги семьям погибших дошли до своих получателей. Как хорошо, что, хотя бы в таких мелочах косяков не было.

А после мы зашли в маркетинговый отдел. Полтора часа мозгового штурма и реклама для призыва людей на службу к великому городскому герою была готова! Теперь осталось только запустить всё это в интернет, и ждать обратной связи.

— Теперь за Явлениями? — поинтересовалась Лили.

— Именно. Я узнал, где они живут.

— Воспользовались своими связями в НПА и Высшем Департаменте?

— Не только. С первым пришлось повозиться, а второго нашел через социальную сеть.

— Ого! Так просто?

— Это современный мир, детка. Чтобы скрыть своё существование, тебе придется отказаться от мобильника и интернета. Иначе достать тебя будет проще пареной репы.

— Я и не сижу…

— Да? Покажи инстаграмм.

— Ой… у меня мобильник разрядился…

— Что и требовалось доказать. Фоткаешься в купальнике?

— Нет. Только пищу и автомобили. Не наши! Не переживайте. Да и у меня подписчиков особо нет… Зато не так давно я подписалась на вашу кузину. Ох, вот она жжет! Ей скоро предложат сниматься в «Плейбое» с такой фигуркой… Красота! — восхищенно произнесла Лили.

— Возможно. Я не смотрю на неё, как на девушку. — задумчиво ответил я, поднимая дверь.

— Вот и правильно! Вы же родственники. — хитро улыбнулась Лили.

— Родственники… — что-то перед глазами опять утренний инцидент возник. Нет, всё же, надо поговорить с Асами. Расставить все точки над «i».

В задумчивости, изредка кивая на россказни Лили про топовых блогерш и их «жирок», я опять не заметил, как мы добрались до специального района Тиёды.

— Так, вот этот дом семьи Мацуи. — произнес я, глядя на красивый двухэтажный коттедж в европейском стиле: — Хмм… Вроде клановые, а охраны никакой. Даже странно.

— Почему же? Просто, далеко не у всех контрольно-пропускной пункт. Некоторые обходятся обычным наблюдением. — Лили указала на несколько замаскированных камер на столбах и небольшой грузовичок с кухней на колесах: — Нас караулили почти три квартала. Но очень грамотно! И, я так думаю, ваша машина слишком известная в этом городе. Будь мы незнакомцами, нас бы уже перехватили.

— Интересно… А ты молодец.

— Рада стараться, Хозяин. — довольно улыбнувшись, ответила горничная.

Выйдя на улицу, мы подошли к роскошной двери из березы, и я аккуратно нажал на кнопку звонка. Нам открыл молодой индус в костюме дворецкого:

— Добрый день! Это дом семьи Мицуи. Меня зовут Хатьяр! Чем могу быть полезен?

— Здравствуйте. Меня зовут Мотидзуки Ичиро, и я бы хотел поговорить с Мицуи Такумичи. Он сейчас дома?

— О… Господин Мотидзуки! — отодвинув индуса в сторону, к нам вышел статный японец, лет сорока на вид. Широко улыбнувшись, он протянул мне руку.

— Эм… — я, конечно, ответил на жест, но на всякий случай вопросительно посмотрел на хозяина дома.

— А… Простите! Мы с отцом долгое время прожили в Американской Республике, поэтому немного отринули японские традиции.

— Ничего страшного. Мы же живем в современном мире! — кивнул я.

— Дома, к сожалению, пока никого нет, но… я не смогу отказать себе в наглости пригласить столь знаменитого гостя и его очаровательную спутницу на чашечку чая.

— А мы только «за». — улыбнулся я, и мы тут же зашли в дом.

Действительно, глянув на обстановку, было сложно даже предположить, что здесь жили японцы. Типичные фотографии с портретами, как в американских ситкомах. Стильная мебель, сделанная явно под заказ… ну, и конечно же — огромное количество фигурок супергероев.

У японцев, конечно, тоже есть нечто подобное, но… такого широкого распространения в этом мире супергероика у азиатов не получила. Зато с Америкой было всё более, чем в порядке в этом плане.

— Хатьяр! Завари чай.

— Будет сделано. — поклонился индус, и направился на кухню.

Господин Мицуи услужливо посадил нас в гостиной. Оглядевшись, я заметил огромное количество детских игрушек… Начиная с кубиков для дошколят, и заканчивая сложными композициями из конструктора «Lego».

— О… Простите за весь этот бардак! Дело в том, что в моей семье семеро детей. Младшенькой — Сигурэ, не так давно исполнилось два года. А старшему, Томасу, пару месяцев назад исполнилось семнадцать. Наш дом, это как большая игровая! Мы с милой и Хатьяром специально не трогаем их игрушки. Пускай играют. — честно говоря, было в голосе Мицуи-сана столько доброты и тепла, что на мгновение мне показалось — вот он, образцовый отец! Да и в общем, его вид создавал исключительно положительное впечатление.

— Ваш чай! — индус принес поднос с желтыми кружками. По запаху было не сложно догадаться, что это был обычный английский чай. Ну, как обычный? Стоимостью в пару-тройку сотен фунтов стерлингов. Но в Японии было принято пить нечто другое.

— Итак, Господин Мотидзуки! Я от лица всего нашего рода хочу поблагодарить вас за величайший поступок. Вы столько всего сделали для города и для Японии… Для меня большая честь познакомиться с вами лично!

— Взаимно. — с дружелюбной улыбкой кивнул я.

— И тем не менее, я сгораю от любопытства! Что же привело вас в мой дом? — Господин Мицуи отложил кружку и придвинулся ближе.

— На самом деле, речь пойдет о вашем сыне. Томас… Томас Аддингтон.

— Простите, но теперь Томас носит фамилию Мицуи. Мама у нас очень… заботливая. И если с нами что-то случиться, все наши дети должны получить наследство.

— Прошу прощения! Томас Мицуи… Не хотел бы этого говорить, но вы усыновили его не так давно, верно?

— Не стоит извиняться. — вздохнув, ответил Мицуи: — Дело в том, что моя жена… Ну, вы знаете — типичная болезнь волшебников. Сколько бы мы не пытались, а всё было тщетно. Когда мы усыновили Кена… Ох, это было почти десять лет назад. Наш первый ребенок. Так вот, когда мы увидели его в приюте, он был таким маленьким и беззащитным. Всего боялся… Смотрел на всех людей глазами, в которых не было ничего, кроме ужаса и страха! Но, когда Ичиго взяла его на руки… Когда она прижала его к себе… Кен растаял. Он начал тянуться к нам, понимаете? Это было подобно чуду! Страх почти моментально пропал из его глаз. Кен… Он был счастлив. И мы были счастливы! Тогда-то нам и пришла на ум идея, а что, если болезнь Ичиго — это не проклятие? Что, если это наоборот был путь к великому дару? И в итоге мы продолжали искать детей, которые оказывались в тяжелых жизненных ситуациях. С Томасом произошла настоящая трагедия… Этот террорист… Он убил всю его семью. Остался лишь Томас…

— Мальчик, который выжил…

— Что, простите?

— Нет-нет… Просто на ум пришло. Извините, продолжайте!

— Он был напуган… Очень напуган! Когда лишаешься любимых сестер, мамы и папы… Это очень страшно! Мы с Ичиго думали, что Томас замкнулся в себе… Что его ничего уже не вытащит на свет. Но, он довольно быстро привык к этому дому и подружился с остальными. Для нас с Ичиго это был первый опыт… Ну, взять в семью взрослого сына!

— Это так похвально. — одобрительно кивнул я.

— Но… О чем именно вы хотели бы поговорить? Томас не ангел… Но в душе он очень хороший мальчик! Неужели что-то натворил? Перешел вам дорогу? Или, не дай бог, покусился на ваше имущество? — Мицуи напрягся.

— Нет-нет! Что вы… Мы с ним раньше никогда не пересека… — я не успел договорить, так как входная дверь хлопнула, и в гостиную зашел сумрачный парнишка. Одет он был в черную крутку и рваные джинсы. Уши закрывали огромные наушники… Бледное и очень худое лицо не выражало ничего, кроме лютой ненависти к этому миру. Неужели это…

— Томас! — Мицуи поднялся, и парнишка тут же остановился, а затем снял наушники.

— Да, па? — нехотя ответил он.

— У нас гости! Поздоровайся. Это Мотидзуки Ичиро! Великий городской герой.

— А… Ну, типа ок. Привет. — ещё более нехотя ответил он и махнул в нашу сторону рукой, а затем поплелся на лестницу.

— Вы уж его простите… Характер у него немного мрачноватый и неприветливый… Но в душе он очень хороший мальчик! Я вас уверяю! Месяц назад он принес домой раненого голубя и выходил его! Представляете? Ну разве плохой человек способен на такое?

— А, как он его выходил?

— Заботился… Томас у нас хочет стать ветеринаром! Даже записался на специальные курсы. Разве не здорово?

— Это замечательно!

— И всё же… С какой целью вы интересуетесь моим сыном?

— Ммм… Дело в том, что Томас — не обычный мальчик.

— Да, он такой же метачеловек, как и мы. Но… у нас в семье не принято говорить о том, что металюди являются, чем-то особенным.

— Нет, он не просто метачеловек. Вы… узнавали, как он попал в семью Ёсида?

— Ну… Нам сказали, что его родители погибли в Лондоне. Потом его привезли сюда. Но кто и зачем… Такой информации не было.

— Угу… В общем, ваш сын, как бы это помягче сказать…

— Говорите, как есть, Господин Мотидзуки! Я должен знать правду! И я приму его таким, какой он есть в любом случае.

— Хорошо… В общем, вы когда-нибудь слышали про… Явлений?

— Явлений… — Мицуи побледнел и медленно облокотился на спинку кресла: — Вы о… тех мон… Тех неординарных личностях из Содружества?

— Да. Именно о них. Простите, но Томас, как раз один из них. И… Мне поручили позаботится о нём. О, нет! Я ни в коем случае не претендую на вашего сына! Он будет с вами… Просто, мне нужно, чтобы он выделял немного времени. Хотя бы по шесть дней в неделю.

— Времени на что?

— На тренировки. Мои люди обучат его, как правильно контролировать силу! Просто… Вы же сами понимаете, что Явление — это не простой метачеловек. И если вы реально переживаете за здоровье своего сына, то вы оцените.

— Хм… — Мицуи выдохнул и улыбнулся: — Кажется, я понял, куда вы клоните, Господин Мотидзуки. Да, я вас уважаю. Я с уважением и благодарностью отношусь к тому, что вы делаете… Однако, спешу заметить, что это — ваше желание. Ваш риск. Вас никто не гонит под огонь. Вы сами выбираете! Вы — герой. Вы сильный человек! Но… Томми… Он не такой! Понимаете? Он ранимый… Он не будет летать по городу, кромсая преступников в фарш.

— Вы думаете, что я дам ребенка в обиду?

— Простите… Господин Мотидзуки! При всем уважении, но несмотря на все ваши достижения… Вы и сам далеко не взрослый. Вне всяких сомнений, я чувствую силу духа и ваш проницательный ум… Но вы обманываете меня. Думаете, я не понял, что вы создаете армию супергероев? Только вот… Мне не понятно, откуда вы узнали, что Томас уникален! Нет, мы и раньше замечали, что он сильнее остальных… Но теперь всё встало на свои места. Играйте в свои игры сами, Господин Мотидзуки! А своего сына я отдавать не намерен!

— Род Ёсида дал обещание.

— И? Что с того? Мы — не род Ёсида. Я даже с ними никогда не пересекался. Так, о чем может идти речь? И прошу вас… Господин Мотидзуки! Не надо смотреть на меня такими глазами. Давайте поговорим, как джентльмены, идет? У вас никогда не было детей. Вы не понимаете, что это за чувство, когда у тебя сын или дочь! Вы не знаете про ответственность. Для вас он, как сруб… Вы думаете, что если вы супергерой, то значит и все остальные подобны вам? Нет! Кстати… Если вас это успокоит — я могу спросить у него. Ведь я уважаю выбор сына! Хотите? Он сам вам расскажет о своем решении?

— Не нужно разводить балаган, Господин Мицуи…

— Вот именно! Сына я вам не отдам. И вы мне ничего не сделаете. Ну, правда? Убьете меня и всю мою семью? Томас вас возненавидит, и плюс к этому — наживете себе очень опасных врагов в лице Набунаги и Чихиро. А с ними даже ВАМ я бы рекомендовал держать ухо в остро. Поэтому, при всём уважении, Господин Мотидзуки, но я бы хотел закончить наш разговор. Я — честный налогоплательщик. И меня очень напрягает ситуация, что приходится светить в небо фонарем, чтобы пришел совершенно непричастный мальчишка и спас наш мир… Вы — великий человек! И я вас очень уважаю. Но не забывайте… Не все такие, как вы. Кто-то идет по иному пути.

— Скажите, а где обучается ваш сын? Я не видел его в «Когане но Хоши».

— О… Мы отдали его в обычную школу. А весной он пойдет в колледж. Вы уж простите, но я не намерен рисковать своим сыном, делая из него машину для убийства! И если уж на то пошло… Почему вы не ищите супергероев в Академии?

— Я вас услышал. Спасибо. — сухо ответил я, и поклонившись, направился к выходу. Лили тихонько засеменила за мной.

— Ещё раз простите, Господин Мотидзуки! И помните… Ваше стремление спасать людей — это остаточное явление боли! Вы должны подумать над своей жизнью… Возможно, вы найдете успокоение в другом хобби?

— Благодарю. — вновь кивнул я.

— Всего доброго! — виновато улыбнувшись, произнес индус и распахнул дверь.

Когда мы сели в машину, я выдохнул и взглянул на Лили.

— И что… вы вот так просто сдадитесь? — осторожно поинтересовалась она.

— Два раза! — вытащив телефон, я набрал Пандору: — Милая? Ты на связи?

— Да, Господин! Чем могу помочь?

— Найди мне всё, что только можно по Томасу Мицуи. Вообще всё. Любимые фильмы, музыку… Вообще всё, что только есть!

— Томас Мицуи… Парнишка семнадцати лет?

— А ты умница! Через сколько будет готова информация?

— Управлюсь за тридцать минут. Могу и быстрее, если не проверять переходы, адреса и возможные твинки в социальных сетях.

— Нет, мне нужна полная информация! Вплоть до его интимных предпочтений.

— Будет сделано, Господин!

— Отлично. — я убрал мобильник: — Вот видишь, Лили, чего стоят клятвы? Стоит кому-то умереть — и долга, как ни бывало! Взаимная выгода и манипулирование — вот вершина настоящей мотивационной цепочки.

— Но… если посмотреть на это с другой стороны, то Томас их сын.

— Неродной. Усыновленный. Который ведет себя, как кусок дерьма!

— Но он пережил смерть своей семьи… — вздохнула горничная.

— Дорогая, ты старше его всего ничего. И ты тоже пережила смерть своей семьи. Но я что-то не вижу, чтобы ты вела себя так же.

— Я — оружие.

— Он тоже.

— Меня воспитывали, как оружие.

— Ну… Тут с тобой не поспоришь, однако сути это не меняет. Мицуи отказался сотрудничать, сказав, что не хочет делать из своего сына супергероя… Хорошо! Тогда я лично поговорю с этим мелким дармоедом. — выдохнул я.

— Будь у вас ребенок, захотели бы вы отдавать его на службу силы зла? — в голосе Лили впервые за долгое время прозвучала взрослая серьезность.

— Во-первых — Мицуи не знает, что мы зло. Да и… Что есть зло? Я бы с тобой поспорил, но да не хочу. Во-вторых, каждый день на улицах мегаполисов гибнет приличное количество охранников, полицейских, агентов специальных служб и даже спасателей. Я уже неоднократно говорил, что человек сам выбирает свою дорогу. Не всегда, конечно… В моем случае, её проложили красными, мать его, камнями! Так вот, ты же не пропускаешь через себя смерть каждого человека, верно? Томас был создан для того, чтобы служить мне. И я не намерен так просто от него открещиваться.

— Вы сами стали тем, кто за вами охотится…

— Да. Но я им не дамся, а у мальчишки нет выбора.

— Вы лицемер.

— Я в курсе. Так вот, Томас принадлежит мне точно так же, как и ты. И он присоединиться к нашей тусовке хочет он того или нет. Плевать на Мицуи и на то, что он добропорядочный отец!

— Честно говоря… — Лили вдруг внезапно улыбнулась: — Глядя на него, я испытала двоякие чувства. С одной стороны, он мешает нам… Но с другой — вы бы хотели себе такого отца?

— Хотел бы я? — простой вопрос заставил меня задуматься: — Думаю, что любой бы хотел.

— Вы не думали, что стали злым из-за того, что росли в приюте?

— Я стал злым, потому что я мразотный человек сам по себе. Такой у меня характер, детка! Но к черту сантименты. Я уже сказал — всё, что принадлежит мне, я обязательно заберу. И плевать на всяких добрых отцов! Томас — оружие. Не больше.

— Вы врете. — вздохнула Лили.

— С чего бы?

— Потом вам станет его жаль. Пройдя несколько войн, я научилась видеть людей… в некоторых ситуациях. Ваше зло и мразотность, в большинстве своем не более, чем защитная реакция.

— Думаешь, что умеешь читать меня? — я холодно взглянул на Лили, отчего она тут же вжалась в кресло.

— Простите… Дело в том, что мы с вами так редко разговариваем… И сейчас я наконец-то осталась с вами наедине…

— И?

— Простите, я хотела немного вам помочь…

— Ага. Уже помогла сегодня. Больше не надо. — сухо ответил я, взглянув на карту в мобильнике: — Так, а вот и район Бункё… Думаю, за двадцать минут доберемся!

— Вы не обижаетесь?

— Нет, Лили. Скорее, это я слишком резок с тобой. Но, опять же, я ценю твоё рвение помочь. Однако стоит понимать разницу.

— Меня немного смущает то, что вы сами стали таким же, как Фусаваши… В вопросе получения силы.

— Вот про эту разницу я и говорил. Он — Великий Государь. То, что в его Корпусе всего три Сверхновые, и те… Кхм, ведут себя крайне так себе — исключительно его вина. И ничья больше! У него есть огромный выбор. Просто вдумайся — я обычный бизнесмен! У меня на службе есть Сверхновая. Да, она слабая. Но тем не менее! Это одна треть от Корпуса целой Японии. И то, что он пытается завлечь меня в свои игры — это лишь его дело. Он не хочет напрягаться, и получить сразу всё. Я иду по другому пути. Я хочу обеспечить нашу семью всем необходимым. Увы, в нашем случае сила лишней не будет. И если для Фусаваши я был вариантом «на черный день», то эти Сверхновые реально нужны мне! И чем раньше я раскрою их потенциал, тем будет лучше.

— А вы уверены, что Томас вообще захочет?

— Уверен. Главное — правильно замотивировать. Вот увидишь! Не зря говорят — что посеешь, то и пожнешь.

— Я поняла. И честно — буду верить в вас! — кивнула Лили.

Пробок практически не было. Воскресенье народ желал провести дома с семьей.

Выехав из очередного торгового квартала, я повернул на улицу Спелой Вишни, а затем… уперся в настоящий, мать его, кордон. Прямо, как на военной базе!

К машине тут же подошел здоровый лоб в пуховике и постучал в окно. К сожалению, у «Делореана» не было полноценного открывающегося стекла из-за сложной конструкции двери. Оставалось довольствоваться лишь маленьким окошком для проветривания… Но через него не удобно разговаривать, поэтому пришлось открыть дверь.

— Добрый день. — нахмурившись, произнес охранник: — Чем могу быть полезен?

— Здравствуйте! Я бы хотел встретиться с Господином Иноэ.

— По какому вопросу?

— Это касается его сына.

— Ммм… — охранник задумался, а затем вытащил рацию: — Гримо! Тут Мотидзуки-сан… тот самый… желает встретится с Господином. Говорит, что это касается его сына.

— Пропусти. Мы поддержим. — ответил шуршащий женский голосок.

— Принял. — охранник взглянул на меня и кивнул.

Вооруженные ребята разошлись, открывая мне проход.

Насколько мне не изменяет память — Иноэ Нобу, по словам Дианы, был работником фабрики игрушек. Честно говоря, не думал, что человек с данной профессией может себе позволить такую охрану. Видимо, семья Иноэ тоже входила в мощный Клан, который был готов порвать за своих любого. Нет, ну а что? Это вполне естественно! Они же работают на общее благо. Больше шестеренок в механизме — проще раскручивать центральный вал.

Кстати, на этот раз я испытал настоящие трудности с поиском нужного дома. Номерация происходила самым странным образом! Прям таки Русью-матушкой из прошлого мира запахло… Для Японии подобный бардак был вообще не свойственен.

Припарковавшись, мы с Лили направились к небольшому одноэтажному бунгало. Выглядело довольно солидно… Я бы даже сказал — со вкусом. И с каждой минутой сомнения на счет того, что мы приехали к простому сотруднику фабрики игрушек терзали меня всё больше.

Стеклянная дверь отъехала в сторону и на крыльцо вышла женщина европейской внешности. На вид ей было около сорока лет. Но тем не менее — очень спортивного телосложения. Далеко не все европейские женщины могут похвастаться подобной внешностью в таком возрасте!

Обворожительно улыбнувшись, она поклонилась:

— Приветствую, Мотидзуки-сан!

— Эмм… Доброго дня. Честно говоря, меня порой удивляет, что многие знают мои имя…

— А что удивительного? Каждый житель Токио знает своего спасителя. — пожав плечами, ответила женщина: — Жоржетта Иноэ к вашим услугам! Быть может, хотите чашечку чая?

— О, благодарю. — согласно кивнул я, и мы прошли в дом.

Сомнений быть не могло. Пускай бунгало и было не из самых дорогих, но пристанищем бедной семьи работника фабрики игрушек это точно не назовешь. Средний класс… максимально приближенный к высшему. Особенно, если смотреть на навороченную технику, коей в доме было очень много. От робота-пылесоса, до системы «умный дом», которая контролировала практически всё.

Кухня была спарена с гостиной, и отделялась лишь высоким столом из темного дуба. В общем — красота, да и только!

— Невероятно… Это и правда вы. — с дивана медленно поднялся азиат в дорогой рубашке и широко улыбнувшись, подошел ко мне: — Господин Мотидзуки в моём доме! Какая большая честь.

— Приятно слышать. — кивнул я.

— Прошу, присаживайтесь! — он жестом пригласил нас к столу: — Жоржетта приготовит очень вкусный чай!

— Спасибо.

— Итак… — Нобу устроился напротив меня и вопросительно заглянул в глаза: — С чем пожаловали?

— Честно говоря, я немного в сомнениях. Не могу понять — туда ли я попал.

— Ммм… С чем же связаны ваши сомнения?

— В общем-то, моя мать сказала, что вы работник на фабрике игрушек. — произнес я, обводя дорогой интерьер взглядом.

— Мать? — удивился Нобу: — Простите… Но о ком идет речь?

— Диана Шевалье.

— А… — мужчина тут же огорченно опустил глаза: — Я не знал, что вы её сын… Хотя, вы очень на неё похожи.

— В таком случае, вы понимаете, зачем именно я приехал.

— Дорогая! Оставь нас пожалуйста… — Нобу посмотрел на женщину, и та, кивнув, поспешила удалиться, так и не доготовив чай: — Господин Мотидзуки… Я не из тех, кто любит спорить. И честно… Когда Диана пришла, мы с Жоржеттой были в отчаянии… Вы же насчет обещания, верно?

— Вы бы сперва дослушали.

— А что тут слушать? Крис — уникальный мальчик, и вы хотите о нём позаботится? Я не настолько дурак, чтобы не прочитать смысл между строк. Это обычная сказка, чтобы родителям было спокойнее отдавать своё чадо на убой.

— Почему вы так уверены в том, что на убой? Быть может, я могу сделать вашего сына лучше? Смогу помочь ему с силой? Он ведь учится в обычной школе, да?

— Диана попросила не отдавать его в академии для мутантов. Да и… Нам самим не так уж и хотелось. Но дело не в этом. Мы знаем, кто вы такой. Не надо врать про помощь и прочее… Я давал слово, и я сдержу его. НО, только после того, как Крису исполниться восемнадцать.

— Не могу согласиться. С каждым днем сила вашего сына растет. Совсем скоро это может стать проблемой для окружающих. Я готов пойти на уступки и тренировать его, но, чтобы он каждый день возвращался домой. Однако ждать я не буду.

— И что же будет в конце вашего пути?

— Прекрасный человек, который без особых проблем сможет выйти в общество. — я с пониманием взглянул на Нобу: — Послушайте! После преступлений, которые совершил Тайсе — весь мир настроился против нас. И если ваш сын покажет силу… Просто так! Не произвольно… Вы хоть понимаете, что просто сломаете пацану жизнь? Это палка о двух концах. И вы это знаете. Либо со мной и в безопасности. Либо один и с угрозой того, что рано или поздно его разоблачат. Метачеловек, который не умеет пользоваться силой опасен не только для окружающих, но и для себя самого. Тем более, он у вас спортсмен!

— Да! Наш мальчик настоящая звезда. И душа компании. — закивал мужчина.

— Подумайте об этом… Давить на вас я не хочу. Это не в моих правилах. — солгал я: — Просто, мне бы не хотелось, чтобы талант вашего мальчика пропал зря.

— Значит… Он будет здесь?

— Конечно! Я организую нечто вроде секции. Не переживайте за это.

— И… Я понимаю, что ваше кредо — спасать людей. Однако, можно мой сын не будет в этом участвовать? Он не вигилант и не городской спасатель… Он просто мальчик, который хочет выйти в жизнь!

— Поверьте, на спасательные операции я точно не буду его брать.

— Спасибо… Я хочу довериться вам, Господин Мотидзуки! Диана Шевалье стала нашим ангелом… И я верю, что вы такой же, как она!

— Не мне об этом судить, Иноэ-сан. В общем-то, думаю, что завтра было бы очень неплохо встретиться с ним. Вы сможете мне с этим помочь? — проникновенно спросил я.

— Конечно! Вот… — Иноэ написал на стикере свой номер телефона: — Завтра днем договоримся. Идет?

— Хорошо. — я благодарно кивнул и спрятал бумажонку в карман: — Спасибо за понимание!

— Я просто хочу, чтобы мой сын вырос нормальным человеком.

— Поверьте, я тоже. — улыбнувшись, ответил я.

Попрощавшись с семейством Иноэ, мы с Лили направились обратно к автомобилю.

— Клятвы ничего не стоят? — улыбнулась она, когда мы выехали из Бункё.

— Он сделал нам одолжение, потому что другого пути нет. Я надавил на больное, сказав, что мальчик-звезда рано или поздно ошибется. — задумчиво наблюдая за трафиком, ответил я.

— Почему же не надавили на Мицуи?

— Том — затворник. Он не общается с людьми. Типичный неформал, который считает себя обделенным и обиженным. Правда… У него есть серьезные причины так себя вести.

— Но вы же сказали…

— Да. Я не отказываюсь от мнения, что он простой дармоед. Но тем не менее, многие ребята его возраста просто позируют. Но… не даром этот период называется «трудным возрастом». Ты ничего не понимаешь. Каким быть и что делать. Цели в жизни ещё не определены. Но мы сейчас не об этом! Мальчики очень разные… И с Томом придется разбираться отдельно.

— Хорошо. А сейчас мы куда?

— А сейчас пришло время встретиться с информатором. Со временем вышла накладка… Да и с теми двумя семьями придется очень основательно прорабатывать вопрос. Есть у меня подозрения, на счет этого Робина… Ну да, в общем ладно. Сейчас мы едем в церковь Святой Луизы. Всё же… я надеюсь, что смогу забрать Княжну сразу после Нового года.

— Да уж… Повезло ей с вами.

* * *

Герноэльская республика.

Уваровитский район. Пригород Замустья.


Скрючившись, насколько это позволял рост и весомый аргумент в виде пивного брюшка, Генерал Жадич вылез из паркетника. Громко выдохнув, он с недовольством оглядел небольшую военную часть, которая больше напоминала оккупированную деревню.

— Тьфу! Никогда не любил приезжать сюда зимой! — скривив морщинистое лицо, произнес он: — Мешко! Вылезай… Не заставляй меня ждать.

— Я весь во внимании… — нехотя ответил молодой человек в атласном костюме, что сидел за рулем автомобиля.

— Твою мать! Мешко… А, ну вылезай! Задрал! — выругался Жадич и пнул по колесу.

— Да-да… — молодой блондин тяжко вздохнул, и с неохотой покинул автомобиль: — Чего желаете?

— Ты… — схватив парня за воротник, он подтянул его к себе: — Удумаешь мне грубить… Я же с тебя шкуру спущу!

— Не спустите. Вы — не ваша дочь. А я подчиняюсь только ей. — моргнув мигательной перепонкой, ответил блондин.

— Проклятая демонюка… Проку от тебя… — выдохнул Генерал, отпустив Мешко: — Где она?

— Ждет во-он в том домике. Нет, если хотите, я могу уехать и прислать солдат, но… Вы сами настояли на том, чтобы я поехал с вами. — хищно улыбнулся парень.

— Ох… одни кровопийцы кругом! Так, ладно. Нюхай! Я до сих пор не могу поверить, что это она. Да и не хотелось бы вновь встречаться с её… Ну, этим…

— Он с ней. Он всегда с ней. Ну… Относительно. Иногда он уходит погулять… Милый парень. Я бы с ним затусил! — алчно облизнулся Мешко.

— Фу… Мерзость! И что Анко нашла в таком, как ты?

— Внимание. И заботу, которую вы были не в состоянии дать своей дочери.

— А разве в тебе это есть? — удивился Генерал.

— Я готов вытирать зад Хозяина после каждого похода в туалет… если это нужно.

— Так, давай без подробностей! Ты сможешь держать всё под контролем?

— Я всего лишь Хранитель, а не большой босс, как вы, мой Генерал… — улыбнулся Мешко и провел узкими пальцами по выцветшей бороде мужчины.

— Убери руки! — прорычал Жадич и ударил парня в грудь: — Ещё раз притронешься ко мне — я тебе устрою праздник Второй Вечори! Понял?!

— Да-да… — хмыкнул он, и направился к небольшому домику, вокруг которого расположилась военная часть: — Вы идете? Если мы не решим этот вопрос сейчас, то рано или поздно, кое-кто всё узнает и захочет заехать к нам в гости!

— Ох… Ладно. Но учти, Мешко! Мы хозяева на этой земле, а не эта альбионская стерва…

— Аккуратнее с выражениями, мой Генерал. В первую очередь, это ваш бизнес-партнер.

— Меня за этого бизнес-партнера на ковре в столице… Как портовую шлюху! — нахмурившись, ответил Генерал и потопал за Хранителем.

Солдаты, завидев старшего по званию, тут же вытягивались по струнке и приветствовали гостя. Генерал старался не обращать на них внимания, и лишь быстро шагал к гнилому дому.

Мешко услужливо открыл перед ним дверь:

— Прошу!

— Спасибо. — кисло улыбнувшись, ответил Жадич и зашел внутрь.

В нос тут же ударил затхлый аромат отсыревших досок. Обычно, этот дом использовали для хранения всякого хлама, но гостья настояла, что на открытом воздухе встречаться не намерена. Сняв пальто, Генерал аккуратно повесил его на крючок, и, скрепя половицами, прошел в гостиную. Там его поджидала молодая и очень обворожительная блондинка в компании мрачного молодого человека, лицо которого было слегка подпорчено темно-синим увечьем.

— Итак… Если это, какая-то шутка, то советую предупредить сразу. — холодно произнес Генерал, с подозрением глядя на мрачного парня: — Метаморфы — давно не чудо природы. А ездить в другой конец страны из-за встречи с подделками я не намерен.

— Что вам так не нравится в моём друге? — удивилась девушка.

— Госпожа Маргарет, при всём уважении… Я готов поверить в ваше чудесное воскрешение. Однако, у Хранителей не бывает синяков и увечий.

— Да неужели? — усмехнулась она: — Спросите своего приятеля. Уверена, он скажет правду.

— Да, мой Генерал! Они настоящие. — Самодовольно улыбнувшись, ответил Мешко.

— Но… как? Неужели есть сила, способная противостоять Хранителю? — удивился Жадич.

— Увы, даже мы имеем свои слабости, Генерал. — ответил Ноир и сверкнул глазами.

— Простите… Не признал. — мужчина сглотнул, и сняв фуражку, положил её на столик, рядом с собой: — В таком случае, вас, Госпожа Маргарет, я поздравляю с чудесным возвращением из мертвых. Но, всё же, меня не устраивают некоторые аспекты нашего с вами… бизнеса.

— А что не так? Я уже сказала, что продолжу поставлять высококлассных наемников для вашей армии. — произнесла она.

— С вашими наемниками всё прекрасно! Вопрос в другом… Меня очень не устраивает сумма, которую запросил Господин Аборин. Вы требуете, как я понял, убежища здесь, в Республике. А ещё вы запросили защиту в лице Правления. И за всё вы хотите дать полтора миллиарда вечнозеленых? Это уму непостижимо!

— Назовите вашу цену, Генерал. — Маргарет дружелюбно улыбнулась и деловито скрестила пальцы: — Вы же знаете, что у меня есть всё необходимое… кроме защиты. Я всего лишь маленькая и слабая девушка, которая оказалась на задворках судьбы. К сожалению… из охотника, я быстро превратилась в жертву…

— Три. Не меньше! — холодно ответил Генерал: — Да и… честно говоря, я вообще был против того, чтобы вы оставались у нас.

— С чем связано увеличение в два раза? — удивилась Маргарет: — И… мне искренне непонятно ваше нежелание оставлять меня в Республике…

— Я очень уважаю вас и то, что вы делаете для улучшения нашей армии… Благодаря вам Бжевич сможет закончить то, что начал! Но… Я видел то, что случилось в Токио. Не трудно предсказать, что чудовище будет искать вас.

— Это всего лишь маленький зазнавшийся мальчик! К тому же, он свято верит в то, что я мертва.

— Маленькие мальчики сидят дома и смотрят мультики, а не устраивают акты линчивания у всех на глазах. Ваши рыцари второго поколения… извините — обосрались! Вы хотели испробовать их? И как? Где ваши хваленые победители?

— Против обычных металюдей они справились на ура.

— На ура? Вы чуть не убили Принцессу Российской Империи. Вывели из себя Квазара. Подставили Королеву Великобритании. Но… всё это меркнет с тем, что Квазар уничтожил ваших людей одной левой. Чем вы на это ответите? Он узнает, что вы прячетесь тут и обязательно прилетит. Нам такого не надо!

— У вас нет выбора, Генерал. Либо вы соглашаетесь на мои условия, либо… — Маргарет вытащила спутниковый телефон: — Я могу сама пригласить Ичиро на деловую встречу в красных галстуках.

— Стерва… — прорычал Генерал: — Два миллиарда долларов.

— Полтора!

— Один и девять…

— Полтора. Генерал… Я же даю вам новый товар. Моя смерть неблаготворна отразиться на вашей миссии. Подумайте! А я же со своей стороны сделаю всё, чтобы пацан не узнал про это место.

— Хорошо. — обреченно выдохнув, ответил Генерал: — Но учтите, Госпожа Маргарет! Если ЭТО придет сюда — сделки не будет. Мы вернем вам деньги, и выпнем к чертовой матери! Пускай этот маньяк делает с вами, что захочет. Моей стране такие проблемы не нужны. Нас и без этого не плохо кромсают каждый день.

— Говорю же! Я готова поручиться.

— В таком случае… Я глаз с вас не спущу. — раздраженно буркнул Генерал, и резко поднявшись, схватил свои пожитки: — Я даю разрешение на постройку новой штаб-квартиры Содружества! Но деньги хотелось бы увидеть сегодня вечером…

— Через час, Генерал. — кивнула Маргарет.

— И учтите… Только убежище! Вклиниваться в разборки между вами и ЭТИМ СУЩЕСТВОМ мы не будем.

— Я запомнила.

— Всего доброго! — накинув пальто на плечи, и напялив фуражку, Генерал поспешил выйти на улицу.

— Зря вы так… — тихо прошептал Мешко: — Вы же знаете… Он придет за ней.

— Сдадим. Сразу! И деньги возвращать не будем. Зачем трупу деньги? — злобно усмехнулся Генерал.

— Вы дали согласие на страшное проклятие… — злобно усмехнулся Хранитель: — И расскажу Хозяйке, какая вы продажная тварь… Погибнет очень много людей. И вся эта кровь будет на ваших руках.

— Заткнись! Сказал же — выкинем её, если что.

— Посмотрим… а Хозяйку я, пожалуй… увезу. Для её же собственной безопасности.

Глава 3

— Что-то вы… совсем на себя не похожи… — с грустью вздохнула Джейн, глядя на Госпожу Стоун через зеркало заднего вида: — С того момента, как Княжну увезли, вы… как будто впали в депрессию.

— Разве? Вроде не замечала за собой, каких-то изменений… — кисло усмехнувшись, ответила Оливия, глядя на пролетающие мимо огоньки вечерних фонарей.

— Вы в курсе, что с ней случилось?

— Директор отмалчивается… Ходят слухи, что её забрали на специальном транспорте. Увы, подробностей не знаю.

— Я слышала, что-то про арест.

— Княжну? Не-ет… Ты что? Кто же её арестует? А главное — за что? Вроде она не сделала ничего плохого. — Оливия взглянула на экран мобильника: — Сейчас сверни к городским докам. Жанна сказала, что встреча пройдет рядом с бывшим ангаром Накамото-сана.

— Ага. Поняла. — ответила горничная, плавно повернув толстый руль «Майбаха»: — Но всё же, мне не дает покоя ваше настроение. Вы лишились соперника. Я понимаю — это тяжело.

— Да успокойся ты уже! Плевать мне на Княжну. Я терпеть её не могла… И не могу. Теперь я единственная богиня Академии… Я самая красивая, умная и успешная! А эта стерва больше не будет путаться у меня под ногами… — Оливия едва не заплакала и ударилась лбом в стекло: — Твою мать, но…

— Но?

— Но меня смущает, что Джонс хотят поставить на пост Главы. Черт побери! Эта наглая сучка не заслужила такой чести! Княжна была достойной. Самой достойной из всех… — всхлипнула Госпожа Стоун: — Почему… Почему жизнь так несправедлива?! Господи… Только я нашла идеального врага, как её тут же забрали у меня! Отобрали… Нагло и жестоко!

— Вам её жаль?

— Нет! Сказала же… Ненавижу её! — Оливия упала на диван: — Может быть слетаем в Москву вместе с нашей делегацией и попробуем выкупить Княжну? У меня есть нефть… ресурсы! У меня даже наркотики есть! И редкие сейшиновые самолеты… Господи, у меня есть лучшие люди этой планеты! На любой вкус и цвет! Я не пустой звук! Вот к примеру, мой новый песель — Палач? Он же специалист! Давай обменяем его на Княжну?

— Он сейчас и так работает с Императором.

— Твою мать… И на Борова, и на Императора?

— Это член синдиката. Ему вообще плевать, с кем работать.

— Ну, блин… Джейн, я хочу выкупить Княжну! Посадить её обратно в башню, чтобы она опять сверлила меня злобным и холодным взглядом при встрече… Обзывала меня тупой пробкой, как и всегда…

— Вам её не хватает. Признайте это. — улыбнулась горничная.

— Очень не хватает! Так… — Оливия в мгновение ока перестала ныть, и поднявшись, сделалась очень серьезной: — Режим злобной суки-мафиози активирован!

— Умничка. Я так вами горжусь! — восхищенно произнесла Джейн: — Вы стали так быстро входить в роль!

— Завали хлебальник и останови вот здесь. — холодно произнесла Госпожа Стоун.

— Это перебор…

— Прости, я не хотела…

— Нет-нет, это я просто поверила! Идеально получается. — Джейн показала большой палец и подкатила к старенькому самолетному ангару.

Народ уже подтянулся и с интересом наблюдал, как парочка молодых мордоворотов истязает друг друга.

— Мне сопроводить вас? — поинтересовалась горничная.

— Нет. Я пойду сама.

— Поняла. Буду ждать вас тут!

А тем временем, бойня уже подходила к своей кульминации. Один боец зажал другого в угол и буквально выбивал из него всё дерьмо. Капли крови дождем разлетались в разные стороны.

— Омерзительно… — выдохнула девушка, и выйдя из автомобиля, подошла к Жанне: — Чего это вы тут устроили?

— Ничего сверхъестественного! — как будто на автомате, ответила преступница: — Обычные бои без правил.

Один из мордоворотов провел серию мощных ударов, опустив противника на колени, а затем, забравшись на металлическую бочку, сиганул вниз. Послышался мерзкий хруст ломающихся костей, и бедолага застонал от адской боли.

— Оу! Кажется, отныне, кто-то будет есть через трубочку. — удовлетворенно заключила Жанна, глядя, как победитель поднялся на ноги и взметнул вверх окровавленный кулак.

— Варварство… — фыркнула Оливия, отвернув голову.

— Просто развлечение. — пожав плечами, ответила преступница: — Пойдем отсюда! Тут слишком шумно для разговоров.

Обойдя беснующуюся толпу, которая и сама вот-вот могла вспыхнуть в беспредельной драке, девушки прошли к огромному лимузину черного цвета.

— Винтажный «Линкольн»? — удивилась Оливия: — Где взяла?

— Купила на «барахолке». Теперь он служит мне чем-то вроде выездного кабинета для переговоров.

— Помпезна, как и всегда…

— Что есть, то есть. — Жанна щелкнула пальцами, и охранники услужливо открыли перед девчонками двери: — Прошу!

— Ага… — Оливия залезла внутрь. Там её уже поджидал один старый знакомый: — Ну, надо же! В последнюю очередь я хотела участвовать в переговорах с тобой… моя новая псинка.

— Увы, ничего не поделаешь, Госпожа Стоун! Но этот разговор, куда более серьезнее, чем вы могли бы подумать. — усмехнувшись, произнес Палач, тренькая льдом в стакане: — Никогда не любил бурбон… Но тем не менее — благодарю!

— Ты вообще знаешь, что я твоя новая хозяйка? — Оливия недовольно насупилась, и скрестила руки на груди: — Мне казалось, что мы решили все старые вопросы. Как ты вообще посмел меня вызвать лично, прикрывшись Жанной? Я что, должная что ли?

— Вы — нет. А вот ваша любимая тетя — ещё как.

— Жанна… — девушка гневно взглянула на преступницу: — Как это понимать?

— Прости, дорогая… Но мне реально нужна твоя помощь в решении этого вопроса. Помоги-и! — жалобно взглянув на племянницу, заныла Жанна.

— Терпеть тебя не могу… — Оливия обреченно закатила глаза и вновь взглянула на Палача: — Ещё хоть раз воспользуешься моей слабостью по отношению к родственникам — поплатишься. Понял меня?

— Прошу вас, не злитесь, Госпожа Стоун! — Палач стал максимально серьезным и отставил стакан: — Я ваш самый лучший друг до конца своих дней, и вам это прекрасно известно! Я помогал вам и вашему отцу на протяжении, довольно… долгого промежутка времени. Вы помогали мне… И я бы не хотел заканчивать наши с вами отношения на плохой ноте.

— Во-первых, это выгодно только тебе! Мы разобрались со всеми вопросами между Кланом Стоун и Синдикатами. Товар отгружают вовремя. Крыша есть! Во-вторых — теперь я твой Босс. И ты должен с уважением относиться ко мне!

— Но разве я позволил себе лишнего? — возразил Палач.

— Замолкни и говори по делу, пока эта станота опять не начала ныть. Чего надо? — Оливия взглядом нашла непочатую бутылку виски и жестом приказала Жанне налить. Та моментально отреагировала, откупорила её, и бросив в стакан камни, залила коричневой жидкостью.

— У меня к вам два вопроса, на которые нужно всего одно решение. С какого начать?

— Мне плевать. С любого.

— Хорошо… Комедиант, шутки ради, выкупил последний нейтральный морской путь в азиатских морях. Это единственное место, где мы могли пройти. В конечном итоге, наш веселый друг, ни с того, ни с сего, перекрыл всё к чертовой матери! Причем, я понимаю, если бы там было, что-то реально выгодное, или хотя бы перспективное для самого Комедианта. Так ведь нет! Он тупо захватил морскую территорию, которой у него там и так дофига! И теперь, чтобы разобраться с некоторыми нюансами, и разведать, насколько там всё плохо… Мне нужен самолет-шпион и два боевых истребителя пятого поколения. — ответил Палач, вопросительно глядя на девушку.

— Ты совсем охренел?! — возмутилась Госпожа Стоун: — Может быть, тебе ещё минет сделать?!

— ОЛИВИЯ! — Жанна подала племяннице стакан: — Где твои манеры?

— В задницу манеры. Я дала тебе транспортник для вылазки в Лондон! Явления Содружества превратили в говно все мои прототипы! А одного из ведущих специалистов секретного отдела… От него вообще, хоть что-то осталось? Ты был на грани, Палач. Я больше не намерена «дарить» тебе свои ресурсы. — раздраженно прорычала Оливия, и попыталась выйти, но Жанна тут же схватила её и жалобно застонав, прижала к себе.

— Нет! Ты же не бросишь любимую тетушку?!

— Ты якорь. Не больше. — Оливия оттолкнула девушку от себя: — А ты… Песель, вообще должен сидеть и не вякать. Понял?!

— Хорошо. — вздохнул Палач и вытащил небольшой клочок бумаги: — Тогда я не буду рассказывать, сколько может потерять Клан Стоун, если мы не разберемся в этом вопросе.

— Отец не работают с южно-азиатскими морями. Так что завали хлебало и закатай губу. — Оливия сверкнула злобным взглядом.

— Вы уверены? — Палач усмехнулся и раскрыл документ: — После того, как нашу группировку передали в ваши руки, Боров активно сотрудничает с Господином Стоуном. И сейчас почти пятнадцать процентов от вашего оборота — как раз от продаж в южно-азиатских морях. У нас получилось что-то вроде коллаборации… Но Комедиант устал терпеть и решил посмеяться над нами.

— Твою мать… — девушка закатила глаза и облокотилась на спинку дивана: — Если с самолетами, что-то случиться — я с вас обоих шкуру спущу.

— Не переживайте, Госпожа Стоун! Я весьма аккуратный человек.

— В последнее время ты больше похож на облезлого старого пса. Так… Ладно! А что там со вторым вопросом?

— Это уже личное… Но мне нужно попасть в Российскую Империю. Слышал, что одна из семей Клана собирается ехать в Петербург для проведения переговоров с русскими партнерами. У вас будет огромное преимущество! И главное — вас не будут проверять.

— Как ты обойдешь электронный сканфейс?

— Маска. Это не проблема! Вы же знаете, что технологии — это наше всё.

— Зачем тебе в Империю?

— Оу… Дело в том, что мой старый приятель забрал свою дочь из вашей Академии, а затем запер её в темнице.

— Княжна? — сердце Оливии дрогнуло, но она не подала виду: — И что с того?

— Этот самый приятель вызвал мою жену для некоего задания. Понятия не имею, что он от неё хочет, но мне вся эта тема очень не нравится!

— Он убьет тебя, если будешь лезть под горячую руку. — вздохнула Оливия: — Если я соглашусь, ты простишь все долги этой идиотине?

— Прощу! И буду должен вам ещё больше! Это ли не здорово?

— Ладно. Радует, что хоть тут я не рискую своими делами. — хмыкнула Оливия: — Самолеты будут. Насчет торгового пути держите меня в курсе! А с Империей… Думаю, что мы решим вопрос. Они выезжают через три дня.

— Самое оно! Как раз завтра слетаю, и всё проверю. — обрадовался Палач.

— А ты… — Оливия схватила Жанну за рукав тонкой шубки: — Пойдешь со мной! Нас ожидает веселый разговор по душам…

— А может не надо? — девушка виновато улыбнулась.

— Надо, любимая тетушка… Очень надо. — прорычала Оливия в ответ.

* * *

— Как идет переезд? — поинтересовался я, одной рукой удерживая мобильник, а второй получая в окошке закусочной бумажный пакет.

— Полным ходом, Милорд. Я так понимаю — Эн не успела передать информацию о том, что мы отказались? — ответил Бад.

— Должна была. Или у неё есть ещё козырь в рукаве?

— Возможно. Но тут я сам разберусь. Благо, что есть на кого положиться. — оборотень, как-то странно фыркнул, и продолжил: — Сегодня закончим с погрузкой всего ценного. Мадам Ава утверждает, что было бы не плохо забрать с собой и весь кухонный гарнитур…

— Никакой мебели, Бад. У нас и так всё есть.

— Я ей это обязательно передам.

— Хорошо. Держи меня в курсе. — ответил я, и сбросил вызов.

Позади раздался звуковой сигнал очередного голодного автолюбителя.

— Твою мать… — выругавшись, я завел двигатель и выехал на дорогу.

— Ах… Спасибо, Хозяин! — шурша бумагой, с набитым ртом произнесла Лили: — Какая же это вкуснотища!

— Я всё реже ем фаст-фуд… Поначалу было интересно, а сейчас уже не то. Больше предпочитаю домашнюю пищу.

— Говорите, как Госпожа Шевалье…

— Не знаю наверняка, но вроде, она была мудрой женщиной, верно?

— Нет, я не о том. Вы говорите, как старичок. — улыбнулась горничная.

— Да-да… — вздохнув, ответил я и направил машину в сторону объездной автострады.

Церковь Святой Луизы располагалась в небольшом закутке на берегу Токийского залива. Когда-то давно здесь хотели построить парк, но местные представители католической церкви выкупили территорию за огромные деньги. Насколько мне не изменяет память — там был замешан могущественный Клан… Только вот, фамилии не помню. Или не знаю?

В общем, теперь тут был и парк, и католическая церковь.

Подкатив на двух машинах к темно-зеленой ограде, я, Кицуне, Рё и Лили направились к церквушке.

— Странное место для переговоров. — задумчиво произнесла горничная, оглядывая причудливые узоры на уличных клумбах.

— Ой… давайте без лишних обсуждений? А не то я замерзну! — недовольно фыркнула Кицуне, и схватив девушку, потащила за собой в церковь.

Дверь нам открыла молодая девушка-чтец, в темно-фиолетовой робе.

— Доброго дня, Госпожа Редзю… И вам… всем. — поклонившись, произнесла она и жестом пригласила внутрь.

Мы прошли в скромный нартекс, украшенный дешевыми канделябрами из магазина сувениров и искусственными цветами, на которых уже успела скопиться пыль.

— Вот… прошу… — девушка провела нас в вытянутый наос, где располагались старые, видавшие самые жестокие виды, скамейки. Рядом с боковой нефой сидела парочка, судя по всему — девушки. Одеты они были в темные траурные наряды. Лица их скрывали сетчатые черные вуали.

— А это местечко популярно. — задумчиво произнес я, оценивающе оглядывая потрескавшуюся отделку на потолках.

— Тихо! — Кицуне строго зыркнула на меня, а затем направилась в сторону двух мрачных девчонок: — Че встали? Идем.

А тем временем две загадочные прихожанки, о чем-то увлеченно шушукались.

— Кхм-кхм… Ваша светлость? — осторожно поинтересовалась Кицуне.

— Ох… Редзю-сан! — та, что сидела ближе к нам быстро повернулась и откинула вуаль.

Миловидная девушка, лет тридцати на вид посмотрела на нас ярко-фиолетовыми глазами и улыбнулась так, словно встретила старых родственников.

— Госпожа! — вторая девушка поднялась и приветственно поклонилась. В ней я без проблем узнал Графиню Карташеву: — Ичиро.

— Давненько не виделись. — кивнул в ответ я.

Графиня ничего не ответила, и лишь с загадочной улыбкой опустилась на своё место.

— Очень приятно видеть вас в добром здравии! — незнакомка вновь одарила Кицуне радостным взглядом.

— Приятно слышать. Итак… Как я и говорила — настоящий Квазар. — Найт похлопала меня по плечу.

— Ого… — девушка внимательно оглядела меня, и вытащила медицинский фонарик: — Вы позволите?..

— Что? — я с непониманием посмотрел на неё: — Не совсем догоняю… что вы хотите?

— Ичиро! Это один из ведущих врачей Российской Империи — Герцогиня Валентина Печорская! Моя давняя подруга и просто замечательный человек. Я обещала, что позволю ей сделать быстрый осмотр. Она и есть наш информатор!

— Ох… обреченно вздохнул я: — Но верхнюю одежду снимать не буду!

— Мне это и не нужно. — улыбнулась Герцогиня: — Господин Мотидзуки… Для меня большая честь…

— И для меня тоже. — перебил её я: — Прошу меня простить, но мы торопимся. При всем уважении — посмотрите, что вам нужно и давайте уже поговорим о деле.

— ИЧИРО… — процедила Кицуне, схватив меня за плечо: — Она приближена к императорскому двору… Твою мать! Где уважение?!

— Ничего, Редзю-сан. — Герцогиня ещё раз посмотрела на меня: — Вашу подругу… так внезапно забрали. На вас навалилось столько всякого… Я понимаю, что вы омрачены… Это… Это… Эмм…

Она вопросительно взглянула на потолок, как будто искала у него ответ.

— Её Светлость плохо знает японский… — тихо прошептала Кицуне.

— А… Да, ладно вам! Что уж сразу не сказали? — перейдя на русский, я лишь улыбнулся и хотел хлопнуть девушку по плечу, но вовремя остановился. Ну их… этих русских аристократов.

— Ой, правда? — обрадовалась Печорская: — Спасибо большое! Честно, я уж думала, что буду страдать тут два часа… Ну, сложный у вас язык! Ничего не могу с этим поделать.

Настоящая речь Печорской была ещё более чистой и ласкающей слух.

— Ничего страшного. Так что вы от меня хотели?

— Просто посмотреть. Есть ли хоть, какая-то визуальная разница… Всё же, вы уникальный человек! Я ещё ни разу не слышала, чтобы хоть кто-нибудь с обычной Гаммы перескакивал сразу на Сверхновую. Про Квазаров вообще молчу…

— Если вас это так сильно интересует… — приподняв бровь, бархатистым голосом произнес я, за что вновь был схвачен Кицуне.

— Не флиртуй с ней! Она замужем! — тихо прошипела она.

— Блин… — вздохнул я: — В любом случае — смотрите.

Девушка шустро надела белые медицинские перчатки, а затем посветила мне в глаза, осмотрела зубы и ощупала шею.

— Так… реакция зрачков слишком быстрая. Господин Мотидзуки, вы хорошо видите в темноте?

— Не сказал бы… Обычно включаю «свет» радужками. А что?

— Хмм… Возможно, скоро будете, как кот. Ладно! Расскажите, когда вы в последний раз болели?

— Ну… Я уже и не припомню. В приюте, наверное…

— Сколько лет прошло?

— Ну… Четыре. Может три. Говорю же — я не помню. Нас накачивали всякой дрянью в этом проклятом месте.

— Хорошо. — кивнула она и сделала пару записей в блокнот: — Что же! Теперь перейдем, непосредственно, к делу. Моя племянница — Мария, рассказала ситуацию.

— Это радует. Однако, я хотел бы узнать, что именно связывает вас с Императором и почему вы захотели мне помочь.

— Наша семья уже давно при дворе… А что касается подробностей. Дело в том, что у Княжны было много увлечений. Это именно я открыла ей путь в анатомию человека. Она очень увлеклась! И сейчас… если она захочет, то без проблем может получить аттестат врача. А вообще, я служу исключительно Княжне. И то, что произошло… это высшая степень несправедливости. Поэтому, я ни в коем случае не оказываю вам услугу. Я просто хочу, чтобы у этой девушки всё было хорошо. А Госпожа Редзю утверждает, что вы сможете спрятать Княжну здесь, вдали от отца.

— Да, у меня уже есть парочка мыслей на этот счет.

— Парочка мыслей? — Печорская немного нахмурилась: — Учтите, Господин Мотидзуки… Вы сейчас берете очень большую ответственность.

— Уже взял. — усмехнулся я: — Итак, расскажите уже, где держат Княжну?

— Форт Каплан. Специализированная тюрьма для политических заключенных.

— Сколько там ещё человек?

— Княжна сидит там одна. — пожав плечами, ответила Печорская: — Видите ли… несмотря на свой скверный характер — он её отец. Чтобы она не натворила — он всё равно будет любить и оберегать её. Пускай его чувства, порой, и выражаются крайне странными методами. Честно, я не совсем поняла мотив заточения Княжны в тюрьму… Но мой муж сказал, что решение Императора не было спонтанным.

— Если не секрет, а кто ваш муж? — осторожно поинтересовался я.

— Герцог Печорский, как не трудно догадаться. Один из членов Правления. Во времена служения в чине Статского советника, добился большого успеха и Его Величество взял моего суженного к себе под крыло… — ответила девушка: — Но, про тюрьму никто не знает. Лишь сам Государь и всего десять человек из Комитета и Правления.

— Ммм… Хорошо. — кивнул я: — Что вы хотите взамен?

— Молю… Спасите Княжну! Она не заслужила такого жестокого обращения с собой… — Герцогиня схватила меня за руку: — Про вас многое говорят, Господин Мотидзуки… И я уверена, что только вам под силу сделать это!

— Хорошо. Уговор — есть уговор. Но с вас тогда точные координаты тюрьмы.

— Без проблем! И да… Господин Мотидзуки… Император очень огорчен, что вы сместили мысли Княжны в неверное русло, поэтому напрямую ехать я бы вам не советовала. Никаких военных аэропортов, вокзалов и прочее, пока не пересечете границу.

— Я предполагал это.

— В любом случае — будьте предельно аккуратным. Государь никого и никогда не прощает. — улыбнувшись, ответила Печорская: — Вы — уже по документам служите на Корпус. Проникновение иностранного агента на чужую территорию — военное преступление, которым будут заниматься с «верхушки». Так что, будьте осторожны!

На этом наш разговор закончился, и попрощавшись, мы вышли на улицу. Значит, Форт Каплан? Нужно было срочно навести справки. Дубровская наверняка хоть краем уха, да слышала про это загадочное место. Всё же, не даром служила в Последней Инстанции.

Дойдя до парковки, я почувствовал знакомый аромат. Показалось?

Отойдя чуть подальше, я принюхался, и понял, что знакомое эхо исходит из кустов…

— Что с тобой? — удивилась Кицуне.

— Погоди… — я осмотрелся, а затем закрыв глаза, принялся искать источник аромата. Черт… Грамотное рассеивание. Так… Ещё немного… Есть! Резко развернувшись, я пустил сейшин в ноги и на дикой скорости залетел в заиндевевшие кусты. Послышался девчачий визг, и в мою сторону прилетел мощный энергетический шар.

— Как же ты меня раздражаешь… — прорычал я, схватив Эн и выкинув её в снег: — Ты мне скажи по-человечьи… Тебе что надо?

— Ты охренел?! — потирая ушибленный зад, воскликнула девушка и резко поднявшись, словно типичный гопник толкнула меня в грудину: — Ещё раз посмеешь меня ударить, я тебе такой ад на Земле устрою…

— Знаешь, вообще-то я Сверхновая Корпуса Японии, а ты иностранный агент, который следит за мной. Чуешь, чем пахнет? — скастовав энергетический шар, я вопросительно взглянул на неё. Эн опасливо сглотнула, и сделала шаг назад:

— Я в любом случае не отстану… хочешь ты этого, или нет!

— Я не смогу пойти с тобой. Я уже в Клане.

— Это ненадолго. — злорадно усмехнулась девчонка: — Тебе бы уже начать готовить документы о выходе из Клана…

— Давай! Больше пустой болтовни. — я попытался её схватить, но Эн щелкнула пальцами, и меня мгновенно заволокло дымом. Омерзительный газ лез в ноздри и рот… Благо, что я ничего не чувствовал, кроме привкуса протухшего мяса. Выбежав из облака, я увидел, как эта стерва прыгнула в «Феррари», и дала по газам.

— Лили, детка… Будь добра. — я взглядом указал на отдаляющееся купе.

— Есть! — девушка на дикой скорости полетела за Эн, и довольно быстро догнав, сложила автомобиль в гармошку. Мое сердце обливалось кровью, ибо таких «жеребцов» в мире осталось совсем немного…

Вытащив беглянку, Лили хотела принести её ко мне, но та начала дико сопротивляться. Развязалась довольно интересная битва… Эн кастовала мощные энергетические шары, сосульки и даже пару раз умудрилась атаковать воздушной техникой, однако горничной было плевать. С достоинством выдержав все удары, она вновь схватила шпионку, и буквально сломала её телом замерзший ствол дерева. Эн вскрикнула и обмякла, скатившись на землю. Лили подняла полуживую неудачницу, и тут же притащила к моим ногам. Присев на корточки, я ещё раз внимательно посмотрел на шпионку:

— Она утверждает, что является приближенной Королевы Великобритании. Сможешь опознать её? Кто это вообще?

— Понятия не имею, Хозяин! Куда…

Эн попыталась уползти, но горничная заехала ей по шее. Прекрасная гостья заныла, и приползла обратно ко мне.

— Ну, ты же знаешь Агентов, Герцогов, Принцесс и Принцев? Всех, кто служит Её Величеству? Ты же Кхаузер! — ответил я, схватив сотрясающуюся от тихого плача англичанку за шею и подняв на уровень глаз.

— Я знаю только Герцогов и Агентов… Но и то не всех. Только тех, с которыми нас знакомила Госпожа Шевалье. Семью Королевы надежно прячут и данные не показывают. — пожав плечами, ответила Лили, вытащив из кармана изоленту, и смотав руки рыжей бестии за спиной: — Увы.

— Эмм… В смысле?! — я бросил тело Эн в снег, и прижал её коленом: — Королева же должна быть символом монархии в стране! Разве нет?

— Политика очень неустойчивая… Да и есть Кланы, которые не поддерживают правление Королевы. Члены королевской семьи перестраховались, и после Войны Собак засекретили всех приближенных.

— Хорошо. — я поднялся, а затем обвил Эн невидимыми руками и подтянул к себе: — Я не знаю, какой пост ты занимаешь. Понятия не имею, кто ты такая и, что задумала… Но тебе лучше слушать внимательно. Я не намерен служить Королеве Великобритании! Не сейчас, не когда-либо потом. И я отвечаю за свои слова. Чтобы ты не сделала… Чтобы не предприняла — моё мнение на этот счет не измениться. Понятно? И учти… если я ещё хоть раз увижу английские задницы рядом с собой… Беседовать так же мило, как сейчас я точно не буду.

— Ай… Ай! Больно! Я всё передам! Честно! — заныла девчонка и жалобно посмотрела на меня.

— А теперь расскажи — кто ты такая.

— Агент внешнеполитической разведки Великобритании… — ответила она, пытаясь выбраться.

— И так легко попалась? — задумчиво произнесла Лили.

— Врешь? — я приблизил Эн ещё ближе: — Ты же знаешь про меня всё, да? В таком случае, ты должна была узнать, что я улетевший псих, который убивает ради удовольствия.

— Знаю! Знаю… Клянусь! Можете позвонить или проверить по базам данных…

— В этом нет надобности. — я взглядом нашел Кицуне: — Дорогая! Подойди сюда…

— Господи… Ты новых женщин достаешь, как фокусник кроликов из шляпы. — обреченно вздохнула Кицуне: — Что на этот раз?

— Скажи, ты же действующий офицер Имперской Гвардии, так?

— Так. — согласно кивнула она.

— А я одна из Сверхновых Японского Корпуса. Верно?

— Хорош включать кэпа! Что тебе надо? — раздраженно фыркнула Кицуне: — Просто… От неё тянет по меньшей мере — Альфой! Надо бы по голове, чем-нибудь огреть… Чтобы поспала малость.

— НЕ НАДО!!! — взвыла Эн.

— Я к тому, что — это агент английской разведки. И она следила за мной. Честно говоря, меня этот факт немного смущает.

— Ааа… Так это она долбанула тебя той техникой сегодня утром? — глаза Найт сверкнули злобой.

— Именно!

— Нападение на военнослужащих специализированных войск… Тсс… А-та-та, Мисс Эн! — злорадно усмехнулась Кицуне и подошла к ней: — Я бы с удовольствием разукрасила ваше милое личико…

— Стой! — тут же воскликнул я: — Не надо усугублять положение. Я — гражданин Японии. Уже теперь на все сто процентов аристократ. Вот пускай теперь Император Фусаваши меня защищает и разбирается сам с этой проблемой. В общем, я не знаю, кто у вас занимается контрразведкой и прочим… Но спрячь её или депортируй обратно в Лондон! У меня и так проблем выше крыши.

— Не вопрос. Только вот… — Кицуне похлопала Эн по щеке: — Эта зараза не такая простая, как хотелось бы. Поможете доставить её до Судзуки-доно?

— Поможем. — кивнул я.

— Если эта проклятая импала взорвет мою тачку, то нужен будет кто-то посильнее Рё, чтобы меня потом остановить от смертоубийства! — прорычала Найт.

— Договорились.

Кицуне, о чем-то быстро переговорила по телефону, и стала мрачнее тучи. Однако, затем быстро вернулась в форму и стала улыбаться ещё страшнее, чем Минами после ритуала присоединения…

— Кажется, мы сорвали куш. — злорадно усмехнувшись, произнесла Найт и чмокнув содрогающуюся от страха Эн в щеку, потащила её в машину: — Едем во дворец! Кин-тян встретит нас там.

— Погоди, сразу к Фусаваши? — удивился я.

— Да, сразу в Фусаваши. Судзуки-доно сказал, что у нашей страны есть претензии к Великобритании.

— Хмм… Интересно.

Честно говоря, я был очень заинтригован, что же мы поймали на этот раз.

Быстро сев в «Делореан», я дождался Лили, а затем пристроился за черной «Audi A8» Кицуне.

Доехали быстро, и практически без происшествий. Ну… Как выяснилось чуть позже, Эн всё же попыталась удрать, но получила мощную пощечину. Мне даже стало её немного жаль, ведь удары у Кицуне подобны столкновению с трамваем…

Кин-тян и правда стояла возле врат в своей служебной черной форме.

— Добро пожаловать. — холодным голосом произнесла она и поклонилась. Эн истерично заорала, но Рё быстренько накинул ей на голову мешок.

— Вот! Отличная работа! — удовлетворенно кивнула Кицуне: — Хех… Был у меня в детстве попугай… Звали его — Поке! Ох и крикливый, зараза. Так вот, вечером у него наступал пик вселенского ора, и мы накрывали его клетку одеялом. Поке думал, что наступила глубокая ночь, и сразу замолкал.

— Забавная история… — Лили вопросительно посмотрела на меня, на что я лишь пожал плечами. Кицуне частенько рассказывала истории, которые на первый взгляд… могли показаться совершенно безобидными. И лишь потом, когда твой мозг складывал все слагаемые воедино — получалась очень жуткая картина.

Пройдя по всей территории, мы наконец-то добрались до самого дворца, где нас караулил Фусаваши.

— Добрый день! — с уважением поклонившись, произнес он: — Неужто в наших краях завелись столь неосторожные шпионы?

— Ещё как! — после того, как все поклонились, ответила Кицуне, сняв мешок с головы Эн и подтолкнув к Императору.

— Хмм… — задумчиво произнес он и в его глазах блеснула странная хитринка: — Интересно.

— Чего интересного?! — прошипела Эн, злобно сверля Фусаваши взглядом: — Скоро улыбка пропадет с вашего лица! Вот увидите!

— Во-первых, я хотел бы принести извинение за неосторожные действия моих людей по отношению к вам. А во-вторых… Думаю, нам с вами стоит обсудить некоторые вопросы лично. — Император подал руку девушке, но та лишь уклонилась, и поднявшись самостоятельно, злобно прошипела:

— Я не собираюсь ничего с вами обсуждать! И извинения мне не нужны… Я думала, что у вас прогрессивная страна, а что в итоге? Они просто избили меня! Варвары! Ей богу…

— Думаю, что вам стоит согласиться со мной. От этого зависит ваше будущее, дорогая моя. — Фусаваши смотрел на Эн, как дедушка на нашкодившую внучку: — Пойдемте. Ибо я не уверен, что Госпожа Кицуне и Господин Мотидзуки будут общаться с вами… в надлежащем тоне.

— А? — Эн испуганно посмотрела на меня и Найт, а затем быстро спряталась за Императора: — Вынуждена с вами согласиться… Не хочу их больше видеть!

— Вот и отлично. — Император приобнял девушку за плечи, и они медленно направились внутрь дворца.

— Эмм… Что-то я не уверен, что Фусаваши общается со всеми пойманными разведчиками лично. — задумчиво почесав затылок, произнес я.

— А то! Видимо, мы поймали реально крупную рыбу. Но с другой стороны… Мне наплевать, кто она. Лишь бы больше не лезла. — ответила Кицуне, и развернувшись, не спеша направилась к вратам: — В любом случае, Император позаботиться о ней. Так что не переживай.

— Я и не переживаю. Скажу больше — я надеюсь, что они и впредь не появятся после такого грандиозного провала. Но если попробуют сунуться… эта бабка у меня точно своё получит… — вздохнул я, догоняя Найт.

Итак, теперь осталось только узнать все подробности про тюрьму, договориться с Мэлл о поездке через границу, и закрыть вопрос с моими Явлениями.

И что-то мне кажется слишком уж подозрительной вся эта ситуация с Эн. Талантливая игра, чтобы выйти на Императора? Нет, слабо вериться. Есть куда более простой путь. Тут явно что-то не чисто… И непонимание вопроса меня очень сильно раздражало. Бабка явно что-то мутит, дергая за ниточки. Видимо, мне нужно будет ещё раз воспользоваться «особыми возможностями» прелестницы Пандоры.

* * *

Аккуратно оторвав ромашку, Княжна присела на ярко-зеленую траву. Такие сочные и насыщенные цвета! Прямо, как в мультиках из детства…

Приятный летний ветерок обдувал её счастливое лицо. Вот она — свобода! Такая манящая и приятная…

На этот раз, Княжна ещё раз убедилась в том, что люди не ценят то, что имеют. О, как ей хотелось, чтобы этот восхитительный сон оказался явью. Бабочки… Яркое солнце… Домик в горах. Неподалеку Ичиро игрался с огромным лабрадором… Может быть, так и выглядит счастье?

Резко проснувшись, девушка с ужасом осознала, что зависла в воздухе… Примерно в метре над кроватью! Вскрикнув, она обрушилась обратно. Благо, что матрас смягчил её падение.

— Твою мать… — тихо пискнула она, и тут же подбежала к зеркалу. Вроде, синяков нет.

Это ж надо было так ворочаться во сне… Неужто внутри неё просыпаются возможности Сверхновой? Хотя нет, такого просто не может быть. При работающем блокираторе невозможно пользоваться сейшином.

А может быть, это продолжение её сна? Он был таким приятным и дурманящим, что она полетела ввысь? Тоже вряд ли… Ведь в самом начале, до того, как ей привиделась идиллия, было нечто жуткое. Темный лес, мокрый снег, и как будто всё вокруг кричало — «Беги! — Беги! — Беги!». Жуть… Однако, тот кошмар быстро закончился. Не всё Княжне страдать по жизни… Можно хотя бы во сне немного покайфовать?

Поднявшись, девушка быстро умылась и позавтракав омлетом со свежем хлебом, направилась в подпол. Там располагалась небольшая мастерская. Всё же, элитные преступники имели свои привилегии! Электрический напильник, паяльник, выжигатель по дереву, пила, стамеска, несколько простеньких схем, восемь лампочек на 12 вольт и пару метров медной проволоки.

Княжна начала делать сложную скульптуру из огромного березового пня. Только вот, о чем она будет? Пока что на небольшом деревянном постаменте появилось лишь несколько силуэтов. Они… вроде, как держались за руки. Или же пытались? В общем, Княжна решила предаться полету фантазий, и просто делать то, что взбредет ей в голову.

За последние два дня она изучила территорию вдоль и поперек. Не таким уж и большим оказался сад… Оставалось лишь попасть в подвальные помещения, однако и там, скорее всего, ничего полезного не было. Но не проверишь — не узнаешь!

Зато Княжна выведала, что на входе трется восемь синтетиков. По всему периметру на постоянном посту находилось около тридцати шести штук. Значит остальные охраняли блокираторы, которые, как раз были спрятаны внизу… В любом случае, эта информация не сильно помогла Княжне. Она до сих пор не понимала, как передать сообщение! И что самое противное — у Ичиро была очень горячая кровь. Да, он был холодным и рассудительным… в большинстве своем. Но всё дико менялось, когда речь заходила о его близких. Вдруг он уже во всю несется в сторону Российской Империи? Рука дрогнула, и Княжна чуть не отрубила голову одному из деревянных силуэтов.

— Ваше Высочество! — в мастерскую зашел охранник. Хмм… «Ваше Высочество»? Он серьезно?

— Слушаю. — продолжая срезать лишнее, ответила Княжна.

— К вам гость. Прошу, пройти со мной.

— Гость? — девушка удивилась: — Ну… пойдем.

Поднявшись наверх, синтетик хотел взять Княжну под руку, но та ловко увернулась.

— Я должен контролировать ситуацию. — холодно произнес он.

— Только тронь… честно — выйду отсюда и сделаю из тебя микроволновку. Понял? — злобно фыркнула девушка.

— Я вас услышал. — огорченно вздохнул синтетик, и поникнув, просто пошел вперед.

Спустя мгновение, они оказались возле главных врат. Там, за дальней решеткой стояла Анастасия… Настроение тут же упало в ноль.

Решетка отъехала в сторону, и девушка прошла внутрь. Синтетики тут же окружили её:

— Прошу! Все металлические предметы… вот сюда.

— Секунду. — Анастасия выложила телефон и связку ключей.

— Корзину в рентгеновский сканер, пожалуйста. — синтетик указал на подвижную ленту.

— Вот ещё! Вообще-то, там пирожки. И я не намерена класть пищу в эту обитель пыли! — возмутилась девушка: — Посмотрите сами!

— Да, правда пирожки, но… Простите, Ваше Высочество, но таковы правила. Нам всё равно необходимо просветить данные мучные изделия.

— Код номер три ноль один четыре девять. Протокол девятнадцать. — Анастасия внимательно посмотрела на охранников, которые тут же вытянулись по струнке.

— Просим прощения, Ваше Высочество…

— Так-то лучше. — вручив синтетику мобильник и связку ключей, девушка зашла на территорию, и радостно улыбнулась: — Милая! Как я скучала!

Она хотела подбежать и стиснуть сестру, но та ловко уклонилась:

— Ну уж нет! Никаких объятий, предатель… — злобно ответила Княжна.

— Сашуля… Ну, ты чего? — возмутилась Анастасия.

— Как это, чего? Ты не понимаешь? Посадили меня в эту каталажку… Лишили всего! Что, я должна вам в ноги кланяться?

— Мы с мамой узнали об этом последними! Когда нам позвонили из Академии… — с грустью вздохнула девушка.

— Отец запретил вам навещать меня. Не боишься, что он сейчас приедет и отшлепает тебя по заднице?

— Он сейчас поехал разбираться с исследовательским центром в Новосибирске.

— Тогда Меньшиков или Силуянов… Что я, не знаю, что ли? У него всегда есть злобная подмена.

— Сашуля… Прости, пожалуйста! Я правда не знала, что всё так будет! И мы с мамой уже думаем, как вытащить тебя отсюда…

— Ещё громче ори. — Княжна взглядом указала на камеры.

— А ты думаешь отец не знает? Мама ему такой скандал закатила… Думаешь, чего он в Новосибирск сорвался и уехал? В общем, все злые… В семье полный разлад. Но мы всё равно тебя вытащим. И… — Анастасия протянула корзину: — Твои любимые пирожки с начинкой. Покушай…

— Я терпеть не могу мучное.

— ПОЕШЬ. Я что, зря старалась? — нахмурилась Анастасия: — Прямо сейчас, пока не остыли…

— Я поняла. — обреченно вздохнув, Княжна приняла корзину: — Он вообще, что говорит? Есть хоть, какие-то намеки, что это вообще было?

— Пока тишина. Но мы узнаем…

— Время! — воскликнул синтетик, что стоял возле выхода.

— В общем… Всё проясниться — я дам знать! — Анастасия стиснула Княжну на прощание: — Держись! И пирожки ешь сейчас.

— Да, поняла я…

Дождавшись, пока сестру выпроводят, девушка отправилась обратно в свой дом.

Пирожки? Да с чего бы это Княжне вообще любить подобное? Да… у неё, как и у любой другой девушки — были свои слабости… Но уж точно не в пирожках! К тому же, это такая большая редкость, когда жир откладывается на нужных местах… Злоупотреблять сим чудом у Её Высочества точно не было в планах.

Придя в дом, Княжна положила корзину на тумбочку и задумчиво посмотрела в окно. То, что мама и сестра узнали о её заточении — это, конечно, хорошо. И возможно, совсем скоро Княжну и правда отсюда выпустят. Однако то, что Ичиро мог уже во всю мчаться сюда лишь усугубляло положение.

Вытащив пирожок, девушка поняла, что он вообще не свежий. Откусив… Княжна поморщилась, но прожевав, проглотила. Всё же… Анастасия старалась. Пускай и не сегодня… Пускай это было вчера… Хрусть!

— Ай… — Княжна схватилась за щеку. Какая-то жесткая хреновина… Внимательно посмотрев на пирожок, девушка увидела край чего-то зеленого.

— Что за… — девушка вытащила из теста текстолитовую плату: — Вот это поворот!

Быстро вытащив все пирожки, Княжна начала разламывать их и вытаскивать из внутрянки детали.

— Да как она их вообще туда запихнула?! Не запекала же вместе… — тихо прошептала Княжна, разглядывая резисторы: — Уму непостижимо… Неужели это…

Быстро спрятав детали в небольшой мешочек для опилок, Её Высочество пулей устремилась в подпол. Главное, чтобы тут было всё необходимое! Если Анастасия не просчиталась, то из этих запчастей можно было без особых проблем собрать домашнюю радиостанцию. Увы, на большой диапазон такого устройства явно не хватит, но… возможно, где-то неподалеку находились радиолюбители? Они явно смогли бы передать сообщение для Ичиро… По крайней мере, Княжна искренне хотела в это верить.

Зацепка за единственный шанс так опьянила её, что она совершенно не подумала об одном важном нюансе…

Спустившись в мастерскую, девушка тут же разложила все детали по порядку. В первую очередь нужно было собрать общую антенну для получения и отправления сигнала. Включив паяльник, Княжна начала колдовать.

Времени было мало. Вполне возможно, что к ней уже направили проверяющий отряд. Уж слишком приход Анастасии был дерзким. Ощущение, как будто вся семья восстала против отца… Но ничего! Ему будет полезно хотя бы иногда включить голову и понять, какой же он на самом деле урод.

Закончив с обмоткой, Княжна приступила к размещению деталей на двух платах… Ещё немного. Совсем немного! Казалось, что кровь вот-вот закипит от возбуждения и адреналина.

Теперь осталось подключить всю эту нехитрую конструкцию к батарее… Плюс стоило учитывать время для настройки. Необходимо улучшить качество приема и дождаться максимальной громкости шума… Сверху это явно заметят. Княжна взглянула на дверь…

У синтетиков, конечно, физической силы куда больше, чем у обычного человека, но вот как долго они будут продираться через забаррикадированный проход?

Собравшись с духом, Княжна начала заставлять дверь буквально всем, что не было прикручено к полу. Стулья, столы, тумбочки и даже материалы для работы! Всё шло в ход.

Через двадцать минут выход был полностью закрыт.

Сев возле своей самодельной радиостанции, Княжна провела настройку и начала поиск. По ушам ударил жутковатый треск…

— Ну, же! Давай, родная… — едва не молясь, произнесла Княжна: — Прием! Это Форт Каплан! Меня кто-нибудь слышит? Прием! Это Форт Каплан!

Увы, в ответ слышалось лишь потрескивание пустого эфира.

— Прием! Это Форт Каплан! Меня кто-нибудь слышит? Отзовитесь…

— Йо-хо-хо! Ар-Эйт-Фри-Эс на связи! — вдруг раздался трескучий голос из миниатюрного динамика.

— Ар-Эйт-Фри-Эс?! — внутри Княжны вновь загорелась надежда: — Ар-Эйт-Фри-Эс подтвердите, что вы в эфире! Я принимаю вас на коротких волнах… Прием!

— Слышу вас хорошо, Форт Каплан! — обрадованно отозвались из динамика: — Только вот, почему такой странный позывной?

— Долго рассказывать… Ар-Эйт-Фри-Эс, я…

В дверь постучали.

— Ваше Высочество! Мы засекли несанкционированный радиосигнал… Прошу вас — откройте! Или мы будем вынуждены применить силу. — прокричал синтетик.

— Ар-Эйт-Фри-Эс… У меня мало времени! Прошу вас, можете выполнить одну мою просьбу?

— Странно, но да не вопрос. Говорите!

— Прошу вас, по любому каналу связи — радио, телефон, интернет, передайте в компанию «Гендай» с донесением лично Мотидзуки Ичиро! Сообщение — в Питере опасно. Сиди дома!

— Хентай? Погодите… Как вы сказали?

— Ге-н-да-й! Прошу вас… У меня мало времени!

— ГОСПОЖА! — баррикада начала ходить ходуном. Казалось, что ещё немного, и вся конструкция разлетится к чертовой матери.

— Мотидзуки… Ичиро? Это случайно не тот, который ядерную бомбу из Токио унес? — усмехнувшись, поинтересовался R83S.

— Да! Тот самый! Прошу вас, передайте, это сообщение! Я — Александра Романова! И я нахожусь…

— Ага, а я Александр Пушкин. Пацан, я понимаю, что ты нашел дедушкин аппарат и тебе хочется поиграться, но тут взрослые люди сидят. Кончай засорять эфир! Конец связи.

— Ар-Эйт-Фри-Эс! Погодите… Ар-Эйт-Фри-Эс! — но увы, из динамика вновь доносились лишь тихие потрескивания пустого эфира. Внутри Княжны всё резко похолодело… Это был последний шанс…

Баррикада разрушилась и в мастерскую залетело десять синтетиков. Один из них тут же схватил Княжну, и заломав руки, уткнул лицом в стол. А второй снес самодельную рацию и тут же растоптал её.

— Пустите, твари! — прорычала девушка, но её никто не слушал. Синтетики, словно загипнотизированные, резко замерли.

В двери показался вытянутый силуэт, и спустя мгновение, в мастерскую зашел статный мужчина, на вид пятидесяти лет. Его спокойное и слегка надменное лицо украшали пушистые седые бакенбарды. Поправив монокль, он подошел к Княжне:

— Ваше Высочество. При всём уважении, я вынужден сообщить вам о том, что вы нарушили правила.

— Правила чего? Этого сраного пансионата? — прорычала девушка: — Герцог Силуянов… Я так и знала, что вы в деле!

— Я не мог стоять в стороне, видя, как отец безуспешно пытается вас защитить.

— Ещё хоть одно слово про мою безопасность, и как только я выйду отсюда — ты лишишься погонов! Понял, индюк?!

— Ваше Высочество… Я не узнаю вас. — огорченно вздохнул Герцог: — Воспитанная милая леди превратилась в неблагодарную стерву…

— Ещё только открой рот!

— Эх… Моё сердце разбито. Несите её вниз. — Герцог стал мрачнее тучи, и развернувшись, поспешил удалиться восвояси.

Синтетики подхватили Княжну и понесли в коридор. Внутри девушки начала закипать дикая ярость… Эти усатые курдюки специально забросили сюда Наследницу, чтобы поглумиться над ней? Посмотреть, на её унижение… Но ничего! Рано или поздно она точно выйдет отсюда…

Спустившись по лестнице, отряд синтетиков затащил Княжну в небольшую комнатушку, а затем аккуратно положили на кровать.

— Для вашей же безопасности, рекомендуем вам… — увы, синтетик не успел договорить, так как девушка со всей силы вмазала ему в нос. Синяя жидкость брызнула на пол. Охранник шокировано взглянул на пленницу, а затем на своих компьютерных собратьев.

— Нарушение протокола. — пожав плечами, произнес один из охранников, и вытащил шприц с фиолетовой жидкостью.

— Только попробуйте уроды! Да я вас всех сейчас на игровую консоль пущу! — Княжна встала в боевую позу, однако синтетиков было больше. Они почти моментально сцапали её и ввели снотворное в плечо. Девушка пыталась сопротивляться, но сознание быстро помутилось. Охранники вновь аккуратно положили её на кровать и поспешили выйти.

— Ублюдки. — тихо прошептала Княжна и её сознание медленно утекло в небытие…

* * *

После довольно насыщенного воскресенья, я наконец-то приехал домой.

Как выяснилось, Дубровская была наслышана про Форт Каплан, но вот подробностей не знала. Однако с превеликим удовольствием согласилась разработать план по спасению Княжны и РАЗРУШЕНИЮ сего адского места.

После разбора полетов я внимательно изучил досье на своего ненаглядного Томаса. Парнишка был очень замкнутым лишь на людях, а в интернете же преображался, становясь едва ли не предводителем одной из ячеек самых натуральных диванных войск. Участвовал в различных «оппозиционерских» движениях, восхвалял Марбла Волла, о котором, кстати, что-то давненько не слышно, и конечно же, очень увлекался популярными девочками.

Панда просто чудо! Без особых проблем вычислила все твинки маленького любителя секазных ножек и милых мордашек. Я установил, что он обожал Асами, и частенько оставлял хвалебные комментарии под её фотографиями в инстаграмме, а также боготворил мою любимую Мегуми. Так-так-так… Как много зацепок! В общем, пацан скоро поймет, что все мальчики становятся очень глупыми, когда речь заходит о девочках. Это будет его первый серьезный жизненный урок.

Затем я попытался найти хоть что-то по тюрьме «Форт Каплан», однако создавалось впечатление, словно её никогда и не существовало. Вот реально — вся информация на уровне слухов. С другой стороны — а что я хотел? Чтобы правительство Российской Империи взяло, и вот так запросто открыло инфу по засекреченной тюрьме? Хах… Очень глупо с моей стороны. Но, попытка не пытка, верно?

На следующее утро я вновь подкараулил Мэлвин возле выхода из общаги, и мы вместе направились на завтрак.

— Ну, давай! Удиви меня. — прищурив глаз, усмехнулась она.

— Есть две новости. Хорошая и плохая.

— Давай! Жги.

— Я узнал, где держат Княжну.

— Вау! И где же? — Мэлл с интересом посмотрела на меня.

— А вот это плохая новость. Некий Форт Каплан. Тебе это, о чем-то говорит?

— Ох… — девушка обреченно выдохнула: — Говорит, и причем о многом. Сверхзащищенная тюрьма для особо провинившихся членов императорской семьи. Больше похожа на зону, только… Как бы это сказать? Очень элитную. Поделена на две части. Первая представляет из себя коттедж, огороженный огромным каменным забором. Хотя… Нет, забор это слишком мягко сказано! Это настоящие крепостные стены, внутри которых тоже есть отсеки с охраной. Системы безопасности там — мама не горюй! Вот серьезно. Комар не пролетит. Если её держат в коттедже, то… предположим, есть о-очень маленькая доля шанса, что Княжну можно вытащить. Но если её уволокли в казематы — всё. Прощай, Морриконе!

— Казематы?

— Именно. Это, как раз, вторая часть тюрьмы. Под территорией находиться огромная многоуровневая темница с различными «игровыми» комнатками. Ходят слухи, что там спрятано много чего интересного… Но это всего лишь легенды. Толком никто и ничего о ней не говорит. Мой Дядя… тот самый, который занимается оккультизмом, как-то поставлял для Форта Каплана специальное черное дерево.

— С какими-то уникальными физическими свойствами? — поинтересовался я.

— Нет. Просто для дизайнерских решений. В общем — дело труба. Но… Если возьмешь меня с собой, то я помогу тебе. — хитро подмигнула Мэлл.

— Вот ещё! Это слишком опасно.

— И? Ты что, герой из фильма? Ичиро, сейчас речь идет о спасении твоего близкого человека. Если ты хочешь сделать всё сам и умереть — скатертью дорожка. Но если ты умный, то примешь мою помощь.

— Ты просто боишься остаться одна, да?

— Да. Хватит мне уже на это давить, придурок! Знаешь, как было тяжело? — нахохлилась она: — Так что? В пятницу на границе будет дыра. У нас есть шанс перебежать. Но только вот, дальше нам надо будет организовать себе воздушный транспорт. Что-то типа эспайдера.

— Думаю, я решу этот вопрос.

— Связи — связи. Эх, Ичиро, порой ты мне напоминаешь настоящего гангстера. — погладив меня по щеке, ответила Мэлл: — Только вот… тебе за оставшиеся дни необходимо хоть чему-то научиться! Ты же с Новами тренируешься?

— Ну, да… Я же, типа, в Корпусе.

— Вот и славно. Ичиро… Я понимаю, что это тяжело, но слушай их внимательно! Они идиотки, я не спорю… Но по крайней мере они идиотки, которые отлично управляют сейшином. Так что учись!

— Не уверен, что за три дня смогу изучить много новых техник.

— Поверь, тебе главное знать саму суть. Ты уже опытный в использовании некоторых техник. Большинство Сверхновых вообще в первый год стараются сильно не выпячивать грудь. Так что, ты уже выше, чем все остальные.

— Утешила. В любом случае, буду жадно внимать всё, что они говорят! — кивнул я.

— Без приколов, Ичиро. Я говорю на полном серьезе.

— Так и я тоже.

— Вот и славно! И ещё… — Мэлл огляделась, и убедившись, что никого вокруг нет, тихо прошептала: — Говорят, Королева Великобритании выслала в Токио парламентера… Ты ничего об этом не знаешь?

— Мы вчера поймали агента Ми-Шесть. Но… Вроде, это не совсем агент.

— Понятно. — вздохнула Мэлл.

— А что такого? Ну, выслали и выслали… «Пиджаки» вечно, что-то решают, и о чем-то договариваются. Поэтому, я не вижу в этой новости ничего запредельного.

— Ичиро… В этом мире парламентеров высылают для того, чтобы урегулировать серьезный вопрос. Это значит, что отношения между Японией и Великобританией накалились до предела. Пахнет войной или мощнейшим кризисом.

— Интересно. А может ли быть, что… — только я хотел спросить о главном, как из-за поворота вылетела радостная Асами:

— Утречко, ребятки!

— И тебе не хворать. — улыбнувшись, ответила Мэлл.

— Давайте позавтракаем вместе? — хоть Асами и выглядела радостной, но в её голосе было столько боли, что отказать было просто невозможно.

— Лично я — не против. — приобняв кузину, ответил я, и мы все вместе направились в ресторанчик.

Увы, мы оба понимали, что грузить Асами лишней информацией будет неправильно, поэтому сразу перешли на более позитивные темы для разговоров. Да и к тому же, был шанс, что совсем скоро нам удастся вернуть Княжну.

— Родители забирают меня на все новогодние каникулы в Италию… А я так хотела провести их вместе с вами. — вздохнула Камата.

— О, не волнуйся. Мы тоже уезжаем. — кивнула Мэлл: — Так что не переживай.

— За ней?!

— Нет. Что ты? — улыбнулся я: — Пока ещё думаем над планом…

— Вместе? — с подозрением поинтересовалась она: — А куда?

— По делам. Там ничего такого, не волнуйся. — поспешил заверить её я.

— Блин… Я тоже хочу с вами… Когда вы рядом, я ненадолго забываю о печали… — вздохнула Асами.

— Когда Княжна вернётся — давайте съездим на источники? А?

— Давайте! — Камата тут же стала радостной: — Поскорее бы… Ох, как я её затискаю, когда она приедет!

— И я тоже… — злорадно усмехнулся я, за что тут же получил леща.

После завтрака девчонки разошлись по своим парам, а я направился в центральный корпус, где меня уже поджидали Хару и Госпожа Судзуки.

— Привет, студент! — обрадованно воскликнула Канадэ: — Готов познавать новое?

— Здоровеньки булы. А у меня к вам, как раз есть серьезный разговор. — я присел на скамейку и задумчиво вздохнул: — Вы же потрясающие бойцы, верно?

— Ой, ты нас переоцениваешь. Мы просто обычные боевые офицеры и не более. — отмахнулась Хару, одарив меня жуткой ледяной улыбкой.

— Мне бы моих девчонок потренировать.

— Девчонок? — удивилась Канадэ: — Это, каких таких девчонок?

— Руби и Лили. Мои первые Мастера.

— Которые не Мастера? — усмехнулась она: — А какие у них особенности? Я к тому, что мы тренируемся слегка на ином уровне, нежели Беты или Гаммы. Даже для Альф наш курс будет тяжеловат.

— А что вы скажете насчет Явлений?

— О, Господи… — Канадэ отрицательно помотала головой: — Вот давай без шуток, окей? Я не верю, что у нас тут есть настоящие Явления. Это было бы… По меньшей мере — странно!

— Я не хочу играть в «верю-не верю». Просто у меня есть сильные Явления, которых бы тоже стоило немного потренировать. Так как? Возьметесь?

— Отдельно — нет. Уговор был лишь на тебя. Всё же, по документам ты Сверхновая Корпуса Японии! Левых людей, какими бы большими друзьями они для тебя не были — мы обучать не будем. Да и со временем туго… Госпожа Кицуне говорит, что у тебя план максимум. То есть, до конца года стать на уровне с нами. Это тяжело!

— Пускай хотя бы наблюдают и пытаются. Окей?

— Ну, только если так… А куда тебе прокачивать Явлений? Если я правильно понимаю, у них же есть особо мощный хацуден, верно?

— Верно. Но кроме этого, они ещё и обычные металюди, которые могут воспользоваться своим «стандартным» потенциалом. В общем, я сейчас позвоню им. Они подойдут сюда.

— Погоди. — Канадэ вдруг хитро улыбнулась: — Пускай подходят сразу к ангару.

— Зачем нам ангар?

— Хех… Сегодня у нас трудный день. Полетим тренироваться в горы.

— Как истинные ниндзя. — добавила Хару.

— Даже так? В таком случае — я весь в предвкушении.

* * *

Как же здорово, когда ты умеешь летать! Не надо сидеть в этих проклятых пробках… Не надо переживать об утраченном времени. Просто взлетел, и без особых проблем добрался туда, куда тебе нужно. Это ещё раз заставило меня задуматься над скорейшим приобретением личного эспайдера. К тому же — пилот есть. Тут уж сам бог велел!

А ещё у Хару проснулась странная любовь к близняшкам. Не знаю, с чем это могло быть связано?

— Какие… миленькие… — жутко улыбнувшись, произнесла она, словно зомби, настигая моих бедных горничных.

— Хозяин! Что нам делать?! — воскликнула Руби.

— Госпожа Судзуки, она же их не обидит? — поинтересовался я.

— Нет. Как я уже говорила — у Хару было сложное детство. Она любит всё миленькое… Правда, учитывая Голди, эта милота очень исключительная… — пожав плечами, ответила Канадэ.

— Тогда просто дайте ей себя потискать. — отмахнулся я.

— Урашеньки!!! — Хару тут же напала на сестричек и жестоко застискала. Что-то мне это напоминало… Почему-то в голове невольно всплыл образ Кицуне.

А на горе, вопреки всем моим предположениям, нас ожидали тренировки без КАВ.

— Давай — давай! Я ещё даже не вспотела! — кричала Канадэ, прыгая и размахивая кулаками, словно боксер.

— Встаю… — выдохнул я, поднявшись с прохладной земли.

Разогнавшись, я вновь попытался схватить девчонку, но и на этот раз она ловко выскользнула и села на меня верхом:

— Ты пробежал всего тридцать километров и поднял пятнадцать тонн! Этого мало для Квазара! После этого ты должен был оставаться таким же быстрым и внимательным.

— Да, сенсей… — тяжко выдохнул я, сбив её с себя, и заломав руку.

— Аццц… Молодец! Уже, что-то. — усмехнулась она, и ловко выкрутившись, обвилась ногами вокруг моей шеи: — А что ты ответишь на это?

— Без проблем. — подпрыгнув, я упал на Канадэ. Внутри девушки что-то хрустнуло…

— Ай! Твою мать… Хитрая задница! — недовольно фыркнула она: — Но этого всё равно недостаточно. Концентрация, только концентрация! Иначе столкнёшься с противником, будучи уставшим и всё. Конец тебе, Мотидзуки Ичиро.

— Я уже понял. — ответил я, помогая Канадэ подняться.

На этот раз тренировка состояла из трех частей.

Сперва меня гоняли по всей горе на полной скорости. Я ещё раз оценил плюсы костюма единения! Обычная одежда при быстром разгоне до полутора Маха может задымиться. Хотя, стоит как-нибудь попробовать… А в костюме единения было очень удобно. Во-первых, он облегал тело. Я не чувствовал сопротивления, когда разгонялся. Во-вторых, материал был настолько прочным, что я практически не чувствовал боль от трения. Единственный минус — очень быстро нагревались подошвы. Из-за этого я пару раз прыгал в снег…

Но, а вообще, даже Сверхновые не могли выдавать свыше девятисот километров в час. Канадэ и Хару очень удивились, когда я выжал из себя почти 1800. Да и для меня самого это было невероятное открытие! Раньше я выдавал подобные скорости только в КАВ. Интересно, а если бы я случайно врезался в дерево… мои ошметки сильно бы размотало в разные стороны? Ай, лучше об этом не думать.

После этого, мне вручили часть металлического вагона, которая весила почти 15 тонн. Честно — было тяжело. Да, я сразу же представил себя Кларком Кентом, но черт побери… Мои руки одолевала адская боль, даже несмотря на то, что я пустил сейшин.

Кстати, частицы пришлось запускать по всему телу. Была задействована практически каждая мышца…

После пяти кругов стандартных упражнений из кроссфита с половинкой вагона, я понял, что уже давненько не чувствовал настоящей усталости. Пульсомер во всю трезвонил о том, что мои тренера свихнулись, ибо такие перегрузки для обычного человека невозможны. Как моя сердечно-сосудистая система ещё не взорвалась — было настоящей загадкой.

После этого бодибилдерного ада, Канадэ устроила мне самую натуральную взбучку, при помощи секретных боевых техник. Никакого сейшина и усиления! Просто, как обычные люди. И всё же тогда я понял, что Чистильщик — ни фига не солдат. Да, есть навыки. Да, в рукавах огромное количество приемов. Но… уставший Чистильщик — это мертвый Чистильщик. Канадэ трижды оказывалась верхом на мне. Конечно, я тоже раз пять заламывал её руки, душил и вбивал в землю… Но если бы это была драка на смерть — черт знает, кто бы из нас победил.

Упав на холодную землю, я с облегчением выдохнул:

— Госпожа Судзуки… Если вы будете не против, я надеру вашу задницу позже.

— Обязательно! В этом и есть смысл тренировок… — упав рядом, ответила она: — Но в другой раз, я умоляю — не надо вбивать меня в землю. Особенно замороженную! Это… не приятно.

— Я просто хотел выжить.

— Ха-ха-ха… Очень смешно! — отбросив ярко-белый хвост из своих волос в сторону, ответила она.

После того, как мы немного пришли в себя, то направились к следующей площадке. Там горничные уже во всю уничтожали бедняжку Хару её же собственными техниками.

— Хозяин! Смотрите, какая у неё растяжка! Прямо, как у балерины! — восхищенно воскликнула Руби, заламывая ногу Сверхновой жутким болевым.

— Помогите… — тихо проскрипела Хару и постучала ладонью по замерзшей земле.

На втором месте у нас были новые методы медитации. Канадэ хвасталась, что это нечто очень крутое и полезное.

И правда, Хару рассказывала тонкости, которые были для меня настоящим откровением.

Вот честно — я такого ни разу не слышал на занятиях. Обычно, я просто уходил в подсознание, разглядывая воспоминания и поток своих мыслей, который циркулировал, подобно горной реке. Полное расслабление и уход от реальности… Вспышки из прошлого, в виде небольших клипов, обрывки настоящего, в виде всплывающих воспоминаний… Всего по не многу.

Но то, что показала Хару — это просто нечто!

— Садитесь в позу лотоса… Вот так! — она заботливо усадила меня и горничных на специальные коврики, чтобы мы не отморозили задницы, а сама вальяжно поднялась в воздух, словно ангел… или божество. В общем, что-то величественное и волшебное: — А теперь закрывайте глаза. Не думайте ни о чем… Отпустите все мысли. Аккуратно заходите в подсознание, словно в океан. Чувствуете легкость?

— Да. — словно детишки в садике, хором ответили мы.

— Хорошо. — продолжила Хару: — Вы — едины с сейшином. Вы — это весь мир вокруг. Почувствуйте энергию… Почувствуйте, как сила пробуждается в каждой вашей клеточке! А теперь… Следуйте за потоком. Проследите, откуда именно он начинается… Где его истоки. Чувствуете?

Меня резко начало уносить, куда-то вниз. Как будто… я реально провалился сквозь землю! Непередаваемое ощущение… Конечно, я прекрасно осознавал, что остаюсь всё на том же коврике посреди леса на горе Фудзи, однако моё сознание проваливалось в недра. Невероятно… Мир сейшина продолжал меня удивлять!

— То, что я падаю… Это нормально? — поинтересовалась Руби.

— Всё хорошо… Не прерывайте сеанс. Всё самое интересное только начинается! — ответила Хару, и была абсолютно права.

Сперва мне вообще показалось, что кроме подземной тьмы тут ничего и не будет, однако спустя мгновение началось то… что я просто не мог объяснить! Всё вокруг вдруг начало покрываться маленькими светло-голубыми искорками… С каждой секундой их становилось больше. А буквально через мгновение, мне открылась воистину уникальная картина.

Огромное пространство, что внешне отдаленно напоминало космос… только уж слишком яркий! И всё вокруг было покрыто скоплениями этих ярко-голубых искорок. Внешне, они отдаленно напоминали созвездия и огромные космические туманности. Великолепное зрелище! Но буквально через десять секунд, я увидел его… Огромный светящийся шар, который буквально пульсировал и извергался сейшином. По телу тут же начала струиться энергия… Как будто ко мне кто-то подключил батарейку.

— Видите Ядро? Черпайте… Черпайте из него энергию! Заряжайтесь! — голос Хару звучал, как будто через стенку. Из Ядра вдруг вылетело что-то вроде пучка энергии, и врезалось прямо в меня. По телу прошла дрожь… И я резко вернулся назад, чувствуя себя совершенно заряженным и отдохнувшим. Судя по удивленным взглядам девчонок, они испытали нечто подобное.

— Твою ж налево! Что это сейчас было? — поинтересовался я, ощупывая свои руки.

— Хех… — довольно улыбнулась Канадэ: — Думаешь, по эху можно определить только то, что делал метачеловек? Сейшин вам показал свой источник! И вы смогли напрямую зарядиться от него. Не зря же рекомендуют медитировать, чтобы стать сильнее. Это, своего рода, подзарядка для истинного волшебника!

— Круто! Буду иметь ввиду. — восхищенно кивнул я: — Что у нас дальше?

— Говорят, ваш экспериментальный отряд во всю начал изучение техники цепи. А это значит, что мы ни в коем случае не позволим тебе отстать от академической программы! — заявила Канадэ: — Так что, сейчас мы, как раз займемся ускоренным изучением. Не уверена, конечно, что девчонки справятся… Но с другой стороны — почему бы не попробовать?

Хару вынесла те самые банки с индикатором. На мой удивленный взгляд, она ответила лишь:

— А вдруг ты нас случайно убьешь?

В принципе, логично. Я пока далек от абсолютного контроля над своей силой.

— А теперь вставайте напротив индикаторов и концентрируйтесь! Ваша основная задача — приостановить работу воображаемого органа. Пока воображаемого. Техника не простая, поэтому сильно не торопитесь. Сейчас вы заряжены, как никогда, поэтому будьте аккуратнее и не скастуйте случайно другую технику. — предупредила Канадэ.

Опять «думать изо всех сил»? Нет, ну я искренне надеялся, что Новы скажут что-то другое… Нечто отличающееся от старых уроков. Но, видимо по-другому эту технику не выучить. Ладно, будем «думать изо всех сил».

Сорок минут мы безрезультатно тужились в троячка. Как же я не любил эту тягомотину… Даже упражнения с половинкой вагона были для меня более интересны, чем эти псевдомозговые штурмы. Что я только не делал! И мозг очищал… И даже ярко представлял в голове, как хватают воображаемого человека за печень. Сразу вспомнился фильм «Константин», и тот момент, где Люцифер вырывает из легких главного героя рак. Отличный кадр! Жаль, что сейчас у меня ни черта не получалось…

Спустя час безуспешных попыток, мои мысли вновь сбились и принялись хаотично летать внутри головы. Я перебирал огромное количество различных вариантов, как можно схватиться за воображаемый внутренний орган, и… меня внезапно поволокло обратно вниз. Почти так же, как во время медитации. Я почувствовал странную дрожь в коленках, которая… словно бы медленно перетекла в землю. Откуда-то сверху раздался звук скатывающихся камней и спустя мгновение, банки с индикаторами разлетелись на мелкие осколки, а всё вокруг начало трястись с неимоверной силой.

— Ичиро! ИЧИРО!!! ТОРМОЗИ!!! — закричала Канадэ, но я совершенно не понимал, что происходит. Горная порода, земля, асфальт и гравий буквально закипели! Всё вокруг, как будто сошло с ума… Но что самое жуткое — в километре от нас, прямо в горе, поднимая ввысь огромный столб пыли, образовался здоровенный провал. Когда землетрясение закончилось, я тут же подбежал к своим девчатам:

— Вы в порядке?

— Да, Хозяин… Всё хорошо. Но… Что это было?

— Понятия не имею. — я вопросительно посмотрел на шокированных Сверхновых: — Это что… Это я устроил?

— А ты сам-то не почувствовал? Ты светился, как новогодняя ёлка. — обеспокоенно ответила Канадэ, и поднялась вверх: — Надевай Костюм! Там могут быть пострадавшие! Хару, давай шустрее. Девчонки, бегите, как можете! Если, кому-то нужна помощь — руки лишними не будут.

Новы полетели к ещё дымящемуся провалу, девчонки устремились за ними. Прыгнув в КАВ, я так же направился в сторону огромного столба пыли…


— Зафиксирован аномальный скачок энергии. — предупредила Кэрол: — Вам необходимо провериться у специалиста.

— Понял, проверюсь. Включи обнаружитель.

— Есть!


А провал оказался куда больше, чем я ожидал. Огромная черная бездна диаметром шестьсот метров. Невероятно…

— Живых не обнаружено. Да и тел я тоже не вижу.

— Черт возьми, видимо повезло. — выдохнул я, приземлившись, рядом с Канадэ возле края провала: — Как я это сделал?

— Немного поиграл с недрами Земли, это нормально. Но меня смущает другое… — загадочно произнесла она.

— И что же?

— Приглядись! Видишь обработанные кромки? А стены? Видишь цифры и буквы?

— Ну, да… Видимо, я случайно обрушил крышку огромного тоннеля внутри горы. А что?

— Хех… — усмехнулась Канадэ: — Вся фишка в том, что внутри Фудзи никогда не было тоннелей.

* * *

Британский Сингапур.

Южный пирс «Священной Марии».


Галдеж веселых посетителей бара «У Марии» создавал приличный звуковой фон, который позволял парочке японцев разговаривать, о чем угодно. Даже о том, что было строго засекречено…

— Меня очень напрягает здешний контингент. — брезгливо глядя на сопевшего за барной стойкой старого сингапурца, произнесла Рэн: — Неужели в британской колонии нет заведения почище?

— Да, ладно? Неужели Уэно-сан потеряла самообладание? — усмехнулся Масаши, роясь в металлическом кейсе: — Мы сюда приехали не для того, чтобы сидеть в уютном лобби и распивать коктейли.

— И всё же… Мне это заведение определенно не нравиться! — недовольно фыркнула Рэн, и вытащив влажные салфетки, начала протирать столешницу.

— Вай-вай! Красавчик! Чего желаем? — к столику подошла низкорослая официантка. Несмотря на молодой возраст, девушка выглядела… немного потасканной.

— Добрый день! — обворожительно улыбнувшись, ответил Масаши: — Два светлых лягера, если не сложно.

— Если не сложно. — вытащив из ложбинки засаленный блокнот, девушка быстро чиркнула что-то, и поспешила удалиться к барной стойке.

— Господи… Местное население меня просто убивает! Грязные… вонючие… Блин! Почему альбионцы не приучат их к чистоте? — продолжала ворчать Уэно.

— Потому что колонии созданы для того, чтобы доить ресурсы и показывать размеры своего члена перед другими Великими Государями. Разве не ясно? А на местное население Матушке-Королеве совершенно плевать. Пускай хоть сдохнут от бубонной чумы — вообще без разницы. — с грустью произнес Масаши: — Отец учил меня, что зарабатывание денег должно быть во благо достойной цели. Мы хотим дать этим людям энергию, и мы её дадим.

— Просто… вас тут никто не знает! Блин, такое ощущение, как будто они и себя-то уже успели позабыть.

— Раз Королеве наплевать на окружающую среду и местных жителей, то значит мы будем выступать, как нечто иное… Я бы даже сказал — противоположное.

— Почему мы с вами сразу не поехали в отель? Потом бы встретились с этим вашим… Шутником, или как там его? А потом бы сразу на самолет! Зачем мы поперлись в этот рассадник триппера?

— Потому что мне интересно посмотреть, как живет местное население. К тому же, мы азиаты. И я практически уверен, что они будут воспринимать нас, как «своих».

— «Свои» не ходят в деловых костюмах за десять тысяч имперских рублей!

— Ай… Им до нас всё равно нет никакого дела. К тому же, в городе всюду британская колониальная полиция. Так что народ тут явно смирный. — беспечно улыбнувшись, ответил Масаши.

— Одна моя хорошая подруга, которая… к сожалению, работала на вашу любимую тетушку, рассказывала, как ездила с группой наемников в Британский Афганистан. Увы… Их постигла не самая хорошая участь.

— И что же случилось? — Масаши заинтересованно посмотрел на Уэно.

— Половину отряда расстреляли на месте. А вторую половину, уже потом… казнили прилюдно на площади. В живых осталась она и связист, который слег с дизентерией, и просто не смог вовремя добраться до точки сбора. И знаете, что во всем этом самое «забавное»? Они летели туда со спасательной миссией. Хотели спасти… то ли дочку, то ли сына одного влиятельного человека. Но местные восприняли это, как очередную атаку со стороны англичан и дали отпор. Они никого не слушали… Да и не хотели слушать. Эти люди больше напоминают разъяренных зверей, которым только дай повод, чтобы вылить всю накопившуюся агрессию. Жить под вечным гнетом — такая себе затея, знаете ли!

— Неужели полиция и миротворцы не разбираются с беспорядками?

— Отчасти… А зачем? Вот вы сами подумайте — прислали вас сюда сохранять порядок. У вас автомат и пистолет с парой магазинов. Нож на худой конец… Плюс — неплохие умения в техниках рукопашного боя. Вы — обычный человек, и не более. И вас, таких же обычных людей, сто двадцать человек на город. Да, автомат, пистолет и нож, возможно, смогут сдержать местных несколько минут. Но… Вас сто двадцать человек. А их несколько тысяч. Даже если мы отметем возможность того, что у них есть огнестрел — стоит ситуации хоть немного перейти красную черту, то моментально вспыхнет пожар. Полицейских раздавят. Разорвут голыми руками те, кто уже просто устал от многовековой экспансии.

— Хорошо. В таком случае — почему они прямо сейчас не выйдут на улицу и не начнут громить полицейских с гвардией Королевы? Да, я слышал, что Парламент распорядился о том, чтобы металюдей отправляли в качестве поддержки. Однако, как мы с тобой прекрасно знаем на примере тех же Кицуне, Ичиро и проклятой квазаровой сучки — металюди не бессмертны. Они точно так же, как и все, имеют свои уязвимые места. Конечно, я сейчас говорю утрированно… Ибо та же Кицуне или Ичиро смогли бы разнести весь Сингапур за считанные секунды, но тем не менее — что мешает людям прямо сейчас обрести независимость?

— Пока им есть, что терять — они будут продолжать копить внутри себя агрессию и терпеть. — ответила Уэно, ещё раз оглядевшись по сторонам: — Сами подумайте! Большинству многого для счастья не надо. Лишь бы была крыша над головой, гроши, чтобы покормить семью, да половинка гроша на отвратительное пойло, что они именуют пивом. Всё! Они замкнуты. Ими очень легко управлять. Говорите, почему им не строят школы и ВУЗы? А зачем? Чтобы люди поняли свои права и взорвались? Чтобы начали осознавать, что Великобритания крутит ими, как собаками в упряжке? Зачем? Африка уже выступила примером для всех. Помните, что было в Уганде? Да, там строили церкви, занимались образованием людей. А потом местные поняли, что Республика и Европа высасывает из них ресурсы, специально удерживая большинство стран Африки от развития. Просто представьте — целый континент, состоящий из колоний различных стран. И неужели вы искренне верите, что там просто живут глупые люди? Нет. Я могу привести в пример огромное количество талантливых выходцев с черного континента.

— Я тебя понял. Но в любом случае, люди должны сами решать свою судьбу. А мы их просто немного подтолк… — не успел Масаши договорить, как ему на голову вылили кружку пива.

— Ой… Простите, сударь… — выдохнул толстый сингапурец и мерзко заржал. Остальные, кто находились в баре, поддержали подлеца радостным гыканьем.

— Ах ты мразь… — прорычала Уэно, начав подниматься, но Масаши тут же осадил её строгим взглядом.

— У тебя есть ровно двадцать пять секунд на то, чтобы поведать мне достойную причину данного поступка. — развернувшись в пол оборота, произнес он.

— Аристократик в дорогих шмотках с типичной цацой, что протирает тут всё салфеточками… Я подумал, что тебе срочно нужна дезинфекция! — ответил наглый сингапурец: — У меня ещё и бутылка виски есть! Дешевого, правда… Но спирта там достаточно.

— Скажи, у тебя есть семья?

— У истинного сингапурца нет семьи. Вы, поганые аристократики, её украли. — усмехнулся он, вытащив нож: — А ну давай сюда кошелек и мобилу! И часики мне твои понравились… Тоже давай сюда.

— Эх… — разочарованно вздохнул Масаши: — Я-то думал, что ты будешь защищать честь своей страны, а ты просто вор…

— ДАВАЙ КОШЕЛЕК!!! ЖИВО!!! — заорал сингапурец, и хотел замахнуться ножом, но Масаши резко подскочил, выбил нож из его руки, а затем, заломав, довольно мощно ударил мордой об стол. Никудышный воришка издал протяжный стон, и медленно скатился на пол. Весь бар тут же погрузился в мертвую тишину.

— Очень неосмотрительно с вашей стороны, Господин Аристократ. — произнес бармен, и вытащил из-под стойки обрез.

— Не так быстро. — Масаши достал «Зиг Зауэр»: — Предлагаю разойтись мирно.

— Че?! — ответ явно не устроил бармена. Да и остальных посетителей бара, видимо, тоже. Они тут же вытащили пистолеты и револьверы, направив в сторону Масаши.

— Готовься бежать за мной… — тихо прошептал он, нащупывая в кармане «флешку».

Однако дверь в бар тихонько отворилась, и внутрь зашел мужчина в легкой рубахе и темных очках:

— Так-так-так… Ниро, сколько раз я уже говорил, что угрожать туристам — очень плохая идея? — усмехнувшись, произнес гость.

Все посетители, включая бармена тут же спрятали пушки и испуганно расселись по своим местам.

— Ниро… Я спросил У ТЕБЯ.

— Простите, Босс! Он вырубил Тадо… У нас так не принято… — начал оправдываться бармен.

— Ты должен был ему улыбаться, даже в том случае, если бы он вскрыл Тадо черепную коробку и начал ложечкой выедать мозги… — вздохнул гость, и щелкнул пальцами. В бар тут же зашло несколько громил. Брыкающегося бармена увели на кухню, а тело Тадо поволокли на улицу.

— Господин Утида… Я искренне прошу у вас прощения за этот инцидент. — низко поклонившись, произнес «Босс»: — С вашего позволения… Я могу приобрести для вас новый костюм и предоставить хорошее жилье?

— Простите, а вы кто?

— У меня много имен, но здесь меня обычно называют Комедиантом. Мы с вами договаривались о встрече на счет электричества.

— Ого! — Масаши взглядом подозвал к себе Уэно, и они вместе подошли к бандиту: — Очень приятно наконец-то познакомиться. И вы простите меня за мою беспечность…

— Хотели взглянуть на людей? Я вас понимаю. Соблазнительный аттракцион, но в то же время очень опасный. Что же, будем считать, что моя удача и позитивный настрой вновь совершили чудо. Ну, а теперь… Прошу, за мной.

Комедиант жестом пригласил Масаши и Уэно за собой.

Когда они вышли, парень всё же решил уточнить:

— Скажите, а под «удачей» вы имели ввиду хорошую разведку?

— Именно. Простите, что я вуалирую, но никто не приезжает на Сингапур без моего ведома. Особенно, такие ценные гости, как вы, Господин Утида. Что же… Сейчас прикупим вам новый костюм, вы немного освежитесь после дороги, и я думаю, что мы сможем обсудить наши дальнейшие планы.

— Замечательно! А я ещё хотел уточнить… Мне неоднократно говорили, что есть Комедиант-бизнесмен, и Комедиант… как бы это правильно назвать?

— Глава преступного синдиката. Называйте всё своими именами, Господин Утида. — кивнул преступник: — Отбросьте все романтичные и киношные фантазии на тему того, что бандит обижается, если его обозвать «бандитом». Я не оправдываю себя. Я не собираюсь лукавить и говорить, что служу высшим целям. Я тот, кто я есть. Я люблю деньги, деньги любят меня. На этом всё.

— Понял. Спасибо за разъяснение! Так вот, касательно термояда… Вы кто?

— Я — исключительно бизнесмен. Мне важно, что мои земли первыми увидят чудо современного технологического прогресса. Вдали от энергетических гигантов, которые воротят деньги на нефти и электричестве, вы можете делать всё, что угодно… если это не касается наркотиков и черного рынка оружия, ибо эта ниша уже занята. — ответил Комедиант и постучал по крыше белого лимузина «Chrysler 300c».

— Прекрасно! В таком случае, мне не терпится обсудить детали нашей сделки.

— Всё остальное, чуть позже, Господин Утида. Не уверен, что запах омерзительного пойла, которое эти ублюдки называют пивом, будет вам к лицу.

— Согласен. — кивнул Масаши, и галантно усадив Уэно, нырнул за ней следом.

Как только все оказались в лимузине, Комедиант наконец-то снял очки. Рэн сперва не сразу поняла, в чем дело, но, когда до неё дошло… она едва заметно ткнула хозяина в бок. Масаши из последних сил пытался не пялиться на искусственные глаза Комедианта… Но эти светящиеся зеленые зрачки и радужки, что больше напоминали микроплаты, так и притягивали взгляд.

— О, можете смотреть. Знаю, вам нравятся необычные технологии. — улыбнулся бандит.

— Правда?! — обрадовался Масаши, и надев очки, тут же подсел к Комедианту: — Полностью замененный глаз… Я уже слышал, что нечто подобное разрабатывали в Китае.

— Полная цветопередача. Максимально быстрый сигнал. Три режима для наблюдения. Эти глаза уникальны, и пока в единственном экземпляре. Старая военная разработка, которая благодаря нанотехнологиям получила вторую жизнь.

— Вы известная личность, но… почему никто не говорит про эту вашу… особенность?

— Потому что обычно я ношу линзы. — ответил Комедиант: — Но сегодня решил немного проветрить.

— Здорово. Ещё раз извините, за то, что пялился. — произнес Масаши, и сел обратно на диван к Уэно.

— Ничего страшного. Я с пониманием отношусь к подобным вещам, ведь вы, как и я — страждете познать всю глубину мира полного чудес! А технологии — это лишь маленький ключик к тому, что можно придумать. Прогресс не стоит на месте. И вы прекрасно знаете об этом… Поэтому, я хотел бы немного уйти от темы термояда, и поговорить о чем-то более высоком и недостижимом. — Комедиант хитро блеснул огоньками зрачков.

— И о чем же?

— Господин Утида, вы же хотите узнать насколько глубока кроличья нора?

— Очень хочу! — кивнул Масаши, не моргая глядя на бандита.

— Скажите, вы верите в высшие силы?

— Ну… назвать себя глубоко религиозным человеком я не могу. Всё же, я ученый. Да и возраст пока не тот.

— Понимаю. А что, если бы я сказал вам, что где-то на Земле есть некий субъект, который в перспективе, мог бы стать самым могущественным существом на планете? Титан, ангел, демон, бог… называйте это, как хотите. Чтобы вы мне на это ответили?

— Это… Интересно…

— Говорите честно.

— Хорошо. — Масаши выдохнул, и устало потер переносицу: — Это абсурд. Разве есть что-то выше, чем металюди? Я просто… Нет, я не могу сказать, что я вам полностью не верю. Просто… Ну, сами подумайте! Разве может быть, что-то сильнее Сверхновых, ну или… скажем… Квазара?

— О… Господин Утида, наш мир полон чудес, о которых даже вы ничего не подозреваете. — усмехнулся Комедиант: — Я хотел бы рассказать вам одну легенду… Если вы не против?

— Не против.

— Что же, в таком случае, прежде, чем начать, я хотел бы задать вам лишь один вопрос. Скажите, вы когда-нибудь слышали… про проект «Авангард»?

* * *

К великому сожалению, после того, как я открыл в себе новую технику управления землей, к нам слетелись все возможные спец службы. Даже спасатели явились посмотреть, что же там такое в горах приключилось.

Однако агенты Временного Комитета по ЧС, который был сформирован вместо Высшего Департамента, быстро всё перекрыли и отправили все лишние структуры по другим делам. Как мы с горничными не пытались заглянуть, увы, нас никто не хотел пропускать. В конечном итоге Госпожа Судзуки в весьма мрачном тоне отправила нас обратно в Академию.

Подхватив девчонок на руки, я взмыл в небо.

— Значит, клад нашел я, а мне даже не дали посмотреть. Несправедливо. Я обиделся. — усмехнувшись, произнес я, когда мы облетали мой небоскреб.

— То, что Судзуки вообще рассказала о том, что никаких тоннелей там не должно быть — уже нарушение протоколов. Блин! Сказала А, значит могла, по идее, сказать и Б! — возмутилась Руби.

— Кстати, было бы интересно посмотреть, куда вообще ведет этот тоннель. И если там есть специальная лифтовая площадка, то значит на гору можно было поднять технику. — задумчиво произнес я.

— Вы клоните к тому, что… — Лили удивленно посмотрела на меня.

— Именно! Что, кто-то под носом у Императора вырыл огромный тоннель, и какая-то шваль пользовалась им. Есть у меня подозрения на этот счет.

— Принц Хато? — предположила Руби: — Уж больно много совпадений на его счет. Хранилище Клонов Тайсе — его катакомбы. Небоскреб с обманутыми террористами — его территория. Не удивлюсь, если именно он дал отмашку рыть внутри японской святыни…

— Если это и правда его рук дело, то Фусаваши идиот. — вздохнул я: — Любовь к сыну не может пьянить на столько… Хотя, всякое может быть.

Если так подумать, то отцом я был всего ничего. Но если бы Оксанка делала нечто подобное, смог бы я простить её? Конечно. Какое там простить? Я бы ей ещё и помог. Но с другой стороны — я не Император. У меня нет соответствующего образования, чтобы править страной. И если мне вдруг, когда-нибудь выпадет шанс стать Великим Государем — первое, за что я возьмусь, это образование. Человек должен быть компетентным. Быть правителем, это в первую очередь огромная ответственность. Во-первых, перед народом, который за тебя впрягся и проголосовал. А во-вторых, перед самой структурой. Чтобы там ни было, а нужно уметь расставлять правильные приоритеты. Если Фусаваши этого не понимает, то… как он вообще до сих пор на горе?!

Но опять же — кто такой Принц Хато? Что я о нем знаю? Да ничего. Вообще! Может быть, он гений, который обыгрывает в шахматы компьютеры?

— Кстати, он обыграл ИИ в шахматы, когда ему было пятнадцать лет. — вдруг произнесла Кэрол.

— Хватить рыться у меня в голове.

— Сами виноваты. Слишком громко думаете!

В таком случае, ответ прост. Нужно было срочно узнать всю подноготную про Принца Хато. И я понимаю, если бы его действия не касались меня… Пускай делают там, что хотят, эти голубые крови… Мне было бы без разницы. Но если он работает на прямую с Тайсе… Его ждут большие неприятности. И мне плевать, какого цвета у него кровь.

Высадив девчонок возле общежития преподавателей, я полетел в ангар, сдавать Кэрол. Там меня уже поджидал Директор.

— Мотидзуки-сан. — улыбнулся он и приветственно кивнул: — До меня уже дошла информация, что вы случайно открыли в себе новые возможности.

— Ага… — ответил я, выходя из Костюма и убирая блокиратор Егеря в карман: — Только вот, думаю, как прокачивать. Не хотелось бы ради моих «потенциалов» опрокидывать и без того многострадальный город в пучину.

— Да, я верю в то, что вы явно не будете угрожать нашему городу. По крайней мере, специально. Но я бы хотел поговорить вот об этом. — взглядом, Директор указал на мой небольшой кармашек на костюме единения: — Моя старая подруга сделала вам карман? Как в воду глядела… Но, в общем-то, я хотел сказать нечто иное. Мне совсем не интересно, что вы там делаете. Можете хоть людей резать… Хех, забавная шутка, правда? Так вот, я не требую от вас прозрачности. Этот КАВ больше ваш, нежели наш. Но… Всё же, мы подотчетная организация. Если Фусаваши, чего-то требует — мы не имеем права ему отказывать. Постарайтесь хоть иногда летать без своих примочек, ибо рано или поздно Император может попросить статистику летных часов. Сравнив со временем эфира на Егере, он поймет, что мы укрываем от него информацию. Не уверен, что он скажет об этом вам напрямую… но вот приставить тех же Нов он может без проблем. И вы даже не поймете, что они за вами наблюдают. Оно вам надо?

— Благодарю за заботу, Окумура-доно. Впредь буду предусмотрительнее.

— Я надеюсь на ваше понимание ситуации. — ответил он, и удалился в сторону зоны управления.

Выйдя из ангара, я вытащил мобильник, чтобы проверить, не звонил ли кто. Пропущенных не было, однако в сообщениях висело одно уведомление.

Письмо от Марго:

«Сегодня в 18:30. В „Бургер-чан.“

Да, точно! У меня же сегодня встреча с Кристофером. Одно из трех Явлений, которые в будущем поведут мои легионы на захват мира. Бу-га-га… Шутка.

Однако его вербовкой и обучением нужно начинать заниматься уже сейчас. В первую очередь, я бы конечно хотел увидеть его способность, а уж потом можно и об использовании поговорить. Парнишке всего 16 лет, но я уверен, что его ожидает великое будущее вместе со мной. Если выживет…

Размышляя о том, что я в первую очередь буду делать с Княжной, как привезу обратно в Токио, я и не заметил, как дошел до замороженных кустов акации. Оттуда до моих ушей донесся тихий всхлип… Что это? Может быть, я просто устал за сегодня и у меня уже крыша едет? Разломав ледяные ветки, я включил глаза и заглянул внутрь. Свернувшись в клубочек, там тихонько плакала Сайренджи Коканоэ… Девочка-телепорт, которую так рьяно защищала Княжна.

„Это не твоё дело. У тебя нет времени. Пускай хоть уревется тут. Тебе на это наплевать.“

— Привет!

„ЗАРАЗА!!!“

— А? — девочка испуганно посмотрела на меня, а затем быстро отползла на пару метров и закрылась: — Прошу… Не бейте меня! Если я у вас что-то забрала, то это случайно…

— Боже, милая, ты чего? — я полностью залез в кусты и подойдя к бедолаге, присел на корточки: — Тебя обидели?

— Нет… А вы можете выключить глаза? Я из-за этого плохо вижу…

— Да, конечно. — я отключил „дальний свет“: — Так лучше?

— Г… Г… ГОСПОДИН МОТИДЗУКИ?! — Коканоэ побледнела и была на грани обморока: — Нет!!! Я не хочу, чтобы вы видели меня в таком ущербном виде!!!

— Всё в порядке. Лучше расскажи, что случилось? — я снял куртку и накинул на плечи девчонки: — Зачем сидеть и плакать? Тем более, на снегу… Отморозишь себе что-нибудь, потом последствия замучают.

— Говорите, как моя мама… — Коканоэ даже немного улыбнулась: — Простите, но я больше так не буду. Просто…

— Просто?

— Её Высочество… Она была моим единственным другом. Её забрали… А Родригез сказал, что она дружила со мной из жалости!

— Родригез? Этот тот испанский военизированный осел?

— Да! Терпеть его не могу! — всхлипнула она: — Вечно ко мне лезет… Я понять не могу… Ну переправила случайно его плеер один раз! Нет, теперь надо издеваться… Вот дождется он… Не даром говорят — бойся ярости спокойного человека!

— А ты умная. — улыбнувшись, я погладил её по голове: — Не переживай на счет Княжны. Она не тот человек, который будет дружить из-за жалости.

— Вы так думаете?

— Я в этом уверен на сто процентов. — кивнул я.

— Скажите, Господин Мотидзуки… А она ещё вернется? — в глазах девчонки было столько надежды, что я просто не мог ответить иначе.

— Конечно, вернется! Даже не переживай на этот счет. Что же, а теперь, если ты не против, то я хотел бы сопроводить тебя в общежитие. Уже темно и холодно. Давай! — я подал ей руку.

— Вы точно очень сильно похожи на моего папу. — улыбнулась она: — Тоже вечно переживает… А ещё он часто ворчит.

— Поверь, тебе лучше не слышать, как я ворчу. — ответил я, и мы направились в сторону общежития для Альф-первогодок.

Неужели последствия ухода Княжны из Академии залезли так глубоко? Хотя, чего это я… Она реально была очень популярным человеком. Первая красавица Академии, да ещё и Глава Дискома. А на счет Сайренджи… Честно говоря, мне было её немного жаль.

— Спасибо вам огромное, Господин Мотидзуки! — радостно улыбнувшись, произнесла она, когда мы уже стояли перед входом в общежитие.

— Не за что. И… пока Княжны нет, можешь обращаться ко мне. — я потрепал её по голове напоследок, и направился в сторону своего общежития. Миленькая, но очень беззащитная.

— Хо-хо-хо… Ичиро, ты ведешь себя слишком мило. — усмехнувшись, из тени между корпусами вышла Оливия.

— Тебя это волнует? — поинтересовался я.

— Более, чем. — усмешка в мгновение ока исчезла с лица Госпожи Стоун: — Честно говоря, я бы хотела попросить тебя о небольшой услуге. Ходила вчера… сегодня. Всё думала, как же тебе это рассказать, но ты взял, и сделал всё сам.

— Дай угадаю… Это насчет Сайренджи?

— Верно. Княжна заботилась и приглядывала за ней. Я хотела поговорить с ней сама, но она очень боится людей… Даже Ято-сана особо не подпускает. Хорошо общается только с Господином Такэдой, но… Он слишком старый и бестактный. В общем-то… Княжна была её единственным другом. Не мог бы ты… Немного присмотреть за ней?

— Мне очень интересно, почему выбор изначально пал на меня. Честно говоря, я очень сомневаюсь, что студенты до сих пор видят во мне супергероя. Особенно, после того, что я учудил в торговом центре…

— Да все уже догадались… Это понятно. Твоя удача и невероятное умение выкрутиться из любой ситуации вызывает у меня восхищение! Но всё же… я видела твой портрет у неё в комнате, когда приносила новые учебники.

— Новые учебники?

— Да… Дело в том, что Господин Родригез очень… специфичный молодой человек…

— Тот смуглый понторез? Да, она упоминала про него. Может, я ему всыплю?

— Нет… Не стоит! Я не договорила. Господин Родригез питает к Сайренджи очень теплые и искренние чувства. Я совершенно случайно подслушала его разговор с няней, когда пыталась проследить за… Это не важно. В общем, я подслушала, о чем он говорил со своей няней. — как-то странно замявшись, произнесла Оливия.

— Няней? Ясно.

— Ну… У многих молодых людей есть своя няня… сиделка… воспитательница. Твой друг — Утида-сан, так же не обделен любовью… такой вот… воспитательницы. И вообще, я понимаю, что ты пришел к нам с другой стороны, однако привыкай! Иметь при себе няню до двадцати трех лет — вполне нормально. Многие родители специально нанимают молодых и красивых девушек, чтобы те заботились об их любимых сыновьях и занимались их воспитанием.

— И тем самым?

— Ну, конечно!

— Осуждаю.

— Завидуешь.

— Верно. — сдался я.

— Так вот, я подслушала разговор… В общем-то, молодое и беспокойное сердце горячего испанца жаждет общения с Сайренджи. Просто он…

— Идиот?

— Верно. — кивнула Оливия: — И поэтому, не понимает, как подступиться. Ну, знаешь, типичное дерганье понравившейся девчонки за косичку.

— Это уровень детского сада. Родригез уже здоровый кабан.

— Прошу отметить — здоровый и очень застенчивый кабан. Да и то… скорее так — поросеночек. В общем-то, отпугивать его не надо. Уверена, что его няня справиться и расскажет ему, как правильно общаться с юными барышнями. Так вот, этот самый Родригез, чтобы привлечь к себе внимание девушки, выбросил её сумку с дорогими учебниками в пруд. Увы, литературу спасти не удалось. Поэтому я принесла ей новый набор. Родителей беспокойного поросенка Директор поставил в известность, поэтому идиоту уже „всыпали“.

— Хорошо. Я понял. Но не проще ли в таком случае помочь двум влюбленным сердцам найти друг друга? Заодно, он будет её поддерживать. Убьем двух зайцев одновременно.

— Она ненавидит Родригеза. Не уверена, что он хорошая кандидатура в роли психологического помощника. А ты, хоть и исключительный?:*(:%;, но всё же более зрелый и взрослый молодой человек.

— Погоди… Я ведь ослышался?

— Нет. Мой ограниченный мозг не знает, как ещё назвать столь талантливого человека с достойной соображалкой, который обожает творить всякую дичь.

— Ну, извините… если я не буду развлекаться, то умру от стресса!

— Понимаю, поэтому НЕ ОСУЖДАЮ некоторые аспекты твоего поведения. Всё же, все мы в душе немного дети. — загадочно улыбнулась Оливия.

— Согласен. Значит, нужно за ней немного присмотреть?

— Поддержать. Отсутствие Княжны сказалось на студентах очень негативно. Во-первых, Кенгуру впали в массовую депрессию. Некоторые переметнулись ко мне… Но и я, к великому сожалению, потеряв врага, точно так же впала в тоску. В общем, слабые люди в такие времена, как правило, не выживают. Но мы живем в современном мире! Да и Госпожа Сайренджи ни в чем не виновата.

— Согласен. Ну… Раз прекрасная девушка нуждается в помощи, то я подсоблю. А может быть и с этим идиотом подружу.

— Было бы замечательно! — обрадовалась Оливия: — В таком случае, я рассчитываю на тебя. И если вдруг… Ну, мало ли… станет тоскливо или плохо — можешь всегда обратиться ко мне. Мы же друзья! Ты не забыл?

— Такое забудешь. — усмехнулся я: — Ладно, в любом случае тебе повезло, и я уже увидел ситуацию изнутри. А сейчас мне пора.

Махнув рукой, я таки направился в общежитие. Благо, что больше меня никто не дергал.

Даже Оливия впала в тоску из-за Княжны… Видимо, я реально недооценивал значимость Принцессы Российской Империи для местного общества.

* * *

Только я хотел подумать о том, что сейшин чрезмерно крут, и после тренировки я не чувствую последствий, как на меня напал дикий жор.

Мы приехали в „Бургер-чан“ вместе с Руби и Лили. Благо, что до указанного в сообщении времени было ещё полчаса. В это небольшой промежуток, мы словно поросята, уплетали самые большие бургеры и огромные порции жаренной картошки. Благо, что у человеческого желудка есть предел, и мы вовремя остановились.

После того, как Лили скрыла следы холестеринового преступления в урне, в кафе зашел наш клиент.

Парнишка и правда выглядел, как типичный персонаж из молодежного сериала. Броская прическа, спортивная куртка и рюкзак, перекинутый через одно плечо. Завидев меня, он обворожительно улыбнулся и подойдя, произнес на чистом русском следующее:

— Здорово, бро! Че, кого?! Как житуха?! — и протянул мне руку.

Руби, что в это время, как истинная леди вальяжно пила кофе из маленькой чашечки, чуть не выплюнула содержимое на стекло.

— Привет. Вроде, не плохо. — скромно улыбнувшись, ответил я и пожал его крепкую ладонь: — Присаживайся, Кристофер. Немного пообщаемся.

— Крис. — он важно поднял палец вверх: — Просто, Крис, бро!

— Хорошо. Просто, Крис. — кивнул я: — Ты голоден? Заказать, что-нибудь?

— Не, спасибо, бро! Я, тип, веган… — он осудительно покосился на симпатичную няшку, что уплетала огромный бургер за соседним столиком: — Господи, как они могут это есть… Ужас!

— Вот-вот. — кивнула Лили. Ах ты ж маленькая лицемерная сучка…

— Итак, Крис. Я бы хотел поподробнее расспросить у тебя насчет твоих особенностей. Как давно ты открыл в себе… нечто необычное?

— Да ещё с детства. — пожав плечами, ответил он: — Я, тип, был единственным ребенком в семье. Батя у нас бывший спортсмен, поэтому быстро отдал меня в спортивную секцию. В первый раз, конечно, было не очень круто… Я бы даже сказал — вообще не круто! Не, ну а че? Тренер вообще лютый был… Че-то не получалось, так он такой кипишь мутил, что жуть! Ну и в один прекрасный момент я не смог выполнить упражнения. Не, ну он реально стоял и палил на меня, как будто кринжа словил!

— Крин… Что? — поинтересовался я.

— Чувство отвращения, когда залипли на всякую каку на ютубе. — тихо прошептала Лили.

— От оно что… — обреченно вздохнул я. Господи! Почему я не догадался выучить язык того возраста, в котором нахожусь?!

— Не, ну реально! Смотрит на меня и ловит кринжа. Мне это не понравилось. Я попросил его… Ну, типа… Чува-ак! Ну, комон?

— Прости… Кристофер. Крис… Я не хочу показаться занудой, но ты можешь разговаривать более классически? — с надеждой поинтересовался я.

— Бро, а че не так? Ты же всего на пару лет старше. Кстати, у тебя клевая фирма! А Мегумичка… Господи, я бы вдул! — он показал мне большой палец: — Многие говорят, что мы, мол, непонятно говорим… А че, какие проблемы, если речь идет о мутантах? Русский язык в таких заведениях явно мало, кто знает. А я ещё и добавлю своего фирменного… Мммхххх! Так нас вообще никто не поймет. Круто же? Конспирация!

— Мы же с тобой аристократы. Да и думаю, что русского языка будет вполне достаточно.

— Ок, бро. Я тебя понял. Респектую от души, поэтому сейчас прикину… — Крис закрыл глаза и задумался. Господи… Его язык напоминал гадкую жаргоновую помесь репера, зека и игрока в онлайн игру от „Valve“. Кстати… Мегумичка? Точно… Теперь понятно, откуда ноги растут. Хотя, в эфире она общается нормально. Видимо, это поколение такое…

— Ты в порядке? — осторожно поинтересовалась Руби.

— Да-да, сестрица! Все ок… В смысле — всё хорошо. — Крис наконец-то открыл глаза: — Предки привыкли, так что по-классическому, как выражается бро, я разговариваю только с учителем музыки.

— Ого! Ты занимаешься музыкой?

— Да, мама обожает игру на рояле. Ко мне три раза в неделю приходит Госпожа Рене. Вообще сасная тян… Эмм… Очень сексуальная девушка из Парижа. Я бы ей вду… Ой, в смысле, я бы с ней завел интимные отношения. В общем, Госпожа Рене — это моя муза. Ей тридцать девять, и она отпад! — с жаром пояснил Крис.

— Замечательно. — кивнул я: — Так что там с „кринжами“?

— А! Так вот, я сказал тренеру, что не надо смотреть на меня, как на дерьмо. В конечном итоге, он заорал. Я сорвался и подпалил ему задницу. Предков вызвали. Меня отстранили от секции… В итоге, я вернулся в американский футбол только через два года, когда батя научил меня более-менее держать силы в узде.

— Ох, вот можешь же, когда захочешь. — удовлетворенно ответил я.

— Да, не проблема. Ваши подруги тоже очень хороши.

— Кхм… — надежда погасла так же быстро, как и загорелась: — Ладно. Скажи, а что ты умеешь?

— Ну, вообще у меня две основные способности. — схватив металлическую вилку, Крис со всей силы всадил её себе в ладонь, а затем быстро вытащил. Рана мгновенно затянулась! Даже крови не было: — Практически не чувствую боли. Ну и быстрая регенерация. Но это я считаю за одно. А вот второе… Сложно объяснить на словах. Нам бы полигон или открытую местность без людей. — почесав затылок, ответил он.

— Хмм… интригует. Во сколько ты завтра заканчиваешь школу?

— Ну, у нас предновогодние каникулы на носу, так что ближе к часу дня.

— К четырем часам будь готов. Я свожу тебя на полигон, и думаю… Мы начнем твоё обучение.

— Кстати, я так и не понял… А что ты в итоге хочешь увидеть? — Крис вопросительно взглянул на меня: — Я видел, чем ты занимаешься по выходным… Это реально круто. И… Блин, если ты научишь меня так же, то я буду только за. Мне, тип, нравиться помогать людям… Понимаешь?

— О… Ну, если есть желание, то это хорошо. — улыбнувшись, ответил я: — Но не всё сразу. Сперва я должен увидеть, что ты можешь. Да и надо подумать на перспективу. Смекаешь?

— Смекаю! В общем, тогда завтра в четыре, да?

— Я заеду. Приготовь одежду, которую не жалко.

— Без проблем, бро! Буду ждать! — он вновь пожал мне руку, и дико радостный, выбежал из кафе.

— Вам не кажется… Что он немного… — видимо, Руби изо всех сил пыталась подобрать правильные слова.

— Ещё слишком ребенок?

— Ага… Типа того. — кивнула горничная: — Просто, в нем бурлит молодая кровь. И к тому же, это только на видео кажется, что крушить врагов просто… На деле же, он может разочароваться и покинуть „ваш проект“.

— О, не стоит переживать. Уж поверь, я знаю, чем его можно занять на ближайшие два-три года. — злорадно усмехнулся я: — Сейчас главное увидеть. А уж потом я прикину, куда всё это пристроить. Сейчас возвращаемся в Академию, а то завтра опять тренировка.

— Вам не показалось, что сегодня был перебор?

— Перебор? Да я впервые за всё время почувствовал, что отличаюсь от других, мать их за ногу! Какой же это перебор? Да, Хару и Канадэ те ещё курвы, но я не могу сказать, что они делают что-то бесполезное для меня. Я должен идти вперед! Я должен уметь хоть что-то, кроме запуска волка-камикадзе и торнадо из „Идеального шторма“.

— Это хорошо.

— Так! Самое главное… — я вытащил мобильник и набрал номер Кицуне.

— Внимаю. — раздался томный голосок из динамика.

— Найт! Завтра к четырем нужен твой полигон. Поможешь?

* * *

После инцидента в горах, Госпожа Судзуки нашла для нас новое место для тренировок. Небольшой искусственный островок в Токийском заливе, который в следующем году планировали застраивать.

— Девятьсот двадцать шесть квадратных километров посреди залива! Отрывайся — не хочу. — довольно заявила Канадэ, когда мы прибыли на точку сбора: — Но учти, Ичиро — сломаешь ещё хоть один индикатор, я вычту это из твоего жалования!

— Вы мне его не платите. — усмехнулся я в ответ, выйдя из КАВ.

— Как это?! Совсем припух?! — казалось, что возмущению Госпожи Судзуки не было предела: — Империя платит тебе жалование, как кадету Корпуса Сверхновых! Это, между прочим, пять тысяч йен в день!

— Я полотером больше зарабатывал…

— Совсем неблагодарный! Тьфу на тебя. — Канадэ попыталась потрепать меня за волосы, но я тут же схватил её за руку и совершил идеальный бросок через бедро.

— Пока не заслужила. — холодно ответил я.

— Недотрога… — недовольно профырчала она, и поднявшись, продолжила: — Итак! Сегодня продолжаем тоже самое. Только на этот раз… Хару, покажи!

— Один момент. — девушка закрыла глаз, и спустя мгновение, из-под воды к нам на берег медленно выползли заржавевшие останки старого военного катера.

— Опять кроссфит? — обречённо выдохнул я.

— Давай-давай! Семнадцать тонн! Ставки повышаются. — словно типичный армейский лейтенант, усмехнулась Канадэ.

Вот честно, если бы я был Люцифером, то грешники у меня в аду занимались бы по системе Глассмана! Всё дерьмо выходит с потом… И ты сразу начинаешь любить жизнь.

Склизкий ржавый металл постоянно норовил выскользнуть. Сегодня упражнения были ещё жестче, чем вчера. И что самое забавное, когда я попробовал поднять остов на песке, физика внезапно дала о себе знать… Честно, с этим сейшином, я уже и забыл о её существовании! Так вот, приподняв катер, я почувствовал, как мои ноги медленно, но верно уходят в песок. Слишком маленькая площадь… Черт, побери! Но Хару тут же придумала, как выйти из ситуации и перегнала меня на камни. Вот там и начался ад.

На этот раз на мне отыгрались полностью. Пульсомер готов был в любой момент взорваться!

После физической тренировки, я просто упал на ледяной песок и взглянул на голубое небо. Эх… сейчас бы на Кубу…

— Хорош лежать! — гаркнула Канадэ: — Медитируем и продолжаем прорабатывать цепь! Сегодня будем идти до конца. Можешь хоть наизнанку вывернуть этот остров, но пока ты не научишься использовать цепь — мы не уйдем отсюда!

Зачерпнув ещё немного энергии из Ядра, мы вновь принялись концентрироваться на банках с прозрачной жижей. Не прошло и двух секунд, как мои мысли опять потащились в сторону ледяного песка… Остров затрясся, а вода вокруг начала бурлить, словно в котле.

— Ичиро… Команда была — учить цепь! А не устраивать свистопляску! — забурчала Канадэ.

— Извиняюсь. Сейчас попробую…

Однако, сколько бы раз я не попытался — выходило одно и тоже. Земля ходила ходуном, а вода вокруг острова закипала.

— Я вот тут подумала… — Руби подошла ко мне: — У вас же ещё не обнаружился хацуден, верно?

— Ну… Типа того. Думаешь, что это оно?

— Землетрясения — очень опасная боевая техника. Но в тоже время, я слышала, что ею владеют только две Сверхновые.

— Не владеют, а учатся! — поправила Канадэ: — По сути, управление тектоническими плитами — это уже уровень Квазара. Ичиро вырос, и теперь его силу становиться очень тяжело контролировать. Я ещё не разу не видела, чтобы кто-то мог силой мысли обрушить горы.

— Кстати, о горах… Что там с тоннелем? — тут же поинтересовался я.

— Секретная информация. Детишкам вообще лучше забыть об этом!

— Всё равно потом слетаю и посмотрю.

— Не слетаешь. Там всё огородили. Гвардия никого не пустит. Даже тебя. — хмыкнула Канадэ: — И вообще, что за разговорчики? Мне нужна цепь, а не землетрясения! Давайте, за работу!

Однако, сколько бы раз я не представлял, как хватаю невидимого оппонента за сердце, все заканчивалось один и тем же. Остров уже покрылся трещинами и рытвинами…

— Ичиро. Просто представь, что хватаешь человека за сердце… Концентрация! Только концентрация! — обреченно произнесла Канадэ, после седьмого землетрясения.

— Пытаюсь. — ответил я, и вновь зажмурил глаза.

„Я хватаю человека за сердце.“ „Я хватаю…“ „Хватаю за сердце…“ — проносилось у меня в голове.

— Господи, да сколько можно?! — воскликнула Госпожа Судзуки.

„Хватаю… за сердце…“

Внутри банки наконец-то образовалась едва заметная фиолетовая капля.

— Ну, наконец-то! Ичиро! Давай! — обрадовалась Канадэ и побежала ко мне. Я зажмурил глаза и сосредоточил все свои мысли на банке, но вдруг… до моих ушей долетел хрип. Повернув голову, я увидел, что Госпожа Судзуки резко остановилась, а затем, схватившись за сердце, повалилась в песок. Её тело начало трясти, а из глаз потекли кровавые слезы.

— Что за… — индикатор был темно-фиолетового цвета.

— ПРЕКРАЩАЙ!!! — завопила Хару, и я тут же выключил технику.

Канадэ продолжала содрогаться на песке. Я подлетел к ней… Не дышит. Вот дерьмо! Присев на колени, я тут же начал делать бедолаге искусственное дыхание. Даже после того, как она задышала, в сознание так и не пришла.

— В больницу! Живо! — воскликнула Хару.

И что это вообще было? Неужели я перестарался? Или это вообще не с моей стороны? Проклятие… а ведь так всё хорошо начиналось.

* * *

— Больше. Не вздумай. Копаться. В моих. Органах. ПОНЯЛ?! — прорычала Канадэ, и тут же зажмурилась от боли: — Я понимаю… ты не любишь людей! Но можно же было не на мне отрываться?

Благо, что пострадавшая очнулась почти сразу, как только её положили в палату в военном госпитале.

— Кто же знал?

— Блин, Ичиро… Я к тебе теперь ближе, чем на сто метров вообще подходить не буду. Ты хоть знаешь, как это больно, когда тебе цепью сжимают сердце? Идиот… — девушка отвернулась: — Всё! Видеть тебя не хочу.

— Ты больше не будешь меня тренировать?

— ТЫ?! Ты?! Я — Госпожа Судзуки. Понял? Убийца…

— Простите. Так что там с тренировками?

— Погибнуть ради твоего обучения? Прости, Ичиро… Но я не настолько люблю тебя. — недовольно фыркнула Канадэ: — Всё же Госпожу Кицуне я люблю больше. Буду умирать ради неё… Садист. Знала бы я о последствиях… ни за чтобы не согласилась! Мучитель… Завтра я из тебя всё дерьмо выбью! Карьерный самосвал будешь таскать… Ай… Ай…

— Господин Мотидзуки. — в палату зашел врач: — Ей пока нельзя переживать. Давайте вы позже разберетесь?

— Ладно. — я ещё раз посмотрел на Канадэ: — Поправляйтесь. Я хочу потискать и остальные ваши органы.

— ПОШЕЛ ТЫ НА *?:?:*!!!!!!!

— Господин Мотидзуки… — врач жалобно посмотрел на меня.

— Понял. Всего доброго!

Облегченно выдохнув, я вышел из палаты. Не думал, что всё так обернется… Хотя, это было вполне предсказуемо. Нужно ещё усерднее тренироваться, а не то я точно кого-нибудь случайно придушу.

На улице меня уже поджидали мои девчонки в компании с Инспектором Такахаси. Он выдохнул облако едкого дыма, и завернув сигарету в салфеточку, подошел ко мне:

— Доброго дня, Господин Мотидзуки.

— Здравствуйте, Инспектор. Чем обязан?

— Появилась информация… Честно, не хотел вам её предоставлять, но Госпожа Кицуне убедила меня. — Такахаси протянул мне небольшую папку с документами: — Скажите, Господин Мотидзуки… Вы верите в призраков?

— Ну… учитывая, что на меня работает оборотень и демон… забавный вопрос. — ответил я, открывая папку. Увиденное тут же вогнало меня в ступор…

— Чего это вы побледнели? — удивился Инспектор.

— Когда… Когда были сделаны эти фотографии?!

— Вчера. — улыбнулся он: — Везет вам на любителей внезапно воскресать из мертвых…

Глава 4

Ещё раз взглянув на фотографию, я крепко стиснул зубы…

Злость бывает трех типов. На себя, за то, что что-то не сделал, или же просто накосячил. На других, за то, что они накосячили. И на ситуацию в целом, когда понимаешь, что одна тварь меня жестоко обманула… Вот честно, я понятия не имею, каким невероятным образом Маргарет могла оказаться живой, да ещё и свалить в Герноэльскую Республику. Нет, ну серьезно!

Фонари заморгали, а по асфальту тут же прошла вибрация…

— Хозяин! — обеспокоенно воскликнули горничные, и я тут же взял себя в руки.

— Инспектор… Почему именно ВЫ принесли мне это?

— Как это, почему? Госпожа Маргарет… каким бы мифическим и невероятным способом она не помолодела, является организатором по меньшей мере двух террористических актов на территории Токио. Она выбрала идеально время для того, чтобы всё это провернуть. Гений… или же просто удачливая сука — я не знаю. Но факт остается фактом, Господин Мотидзуки. — пожав плечами, ответил Инспектор и положил сверток с сигаретой возле своего автомобиля: — Это произошло до того, как был создан Комитет. Мы занимались… Вернее — начинали заниматься расследованием под чутким руководством Судзуки-доно. Вчера он позвонил моему боссу и приказал передать всё, что мы нарыли руководству Комитета. И… Я сам лично видел труп. Мы доставали уничтоженный вами эспайдер из воды. Я искренне верил в то, что Маргарет мертва…

— Погодите, но как вы её опознали? Кикути-сан говорил, что якобы у дронов не было информации, чтобы сравнить её лицо.

— По ДНК. Как же ещё? Маргарет, несмотря на своё положение, тоже человек, и тоже засветилась в некоторых акциях, типа донорской помощи. В общем-то, как и всегда — случайность оказалась на нашей стороне.

— Ладно. В любом случае, кто прислал вам эти фотографии?

— У нас длинные руки, Господин Мотидзуки. Не стоит нас недооценивать. У нас тоже глаза и уши повсюду.

— Настолько повсюду, что вы три месяца не могли найти Тайсе? — усмехнулся я.

— Пф… — Инспектор тут же нахмурился: — Если вздумаете грубить, то я больше не намерен участвовать в ваших преступлениях.

— Я вершу правосудие. Избавляю этот мир от заразы! — хохотнул я.

— Сами то слышите, о чем говорите? — Такахаси приблизился, и тихо прошептал: — Убийцу ничего не оправдывает. Даже защита себя и своих близких. Уж простите! Но такова реальность.

— Ну-ну.

— В общем, мне не важно, что вы будете делать с этой информацией, но… — Инспектор тяжко выдохнул: — В той резне погибло много хороших ребят из полиции и Гвардии.

— Хах… Теперь вы расцениваете меня, как Блудхаунда?

— Скорее, как типичного волкодава. Всего доброго, Господин Мотидзуки. — Такахаси поклонился, и поспешил ретироваться.

— Вам уже и полиция помогает? — улыбнулась Руби: — Вы становитесь всё круче и круче!

— Ага… Как яйцо. — вздохнул я, запихнув папку подмышку: — Не скажу, что он это сделал по доброте душевной. Такахаси такой же игрок, как и все вокруг. Только действует более грамотно… Как я всегда и говорил — выбирай себе "друзей" со схожими целями, и тогда, возможно, ты без усилий сможешь добыть нужный кусок. Он соврал насчет того, что не хотел ничего отдавать. Получив информацию, Инспектор тут же побежал к тому, для кого законы не писаны. Малолетке, который режет врагов без последствий… Умно. Но с другой стороны, тут баш на баш. Он мне информацию — я ему голову Маргарет. Только вот… Я не совсем понимаю. Хранитель был при ней. Это что… кукла? Она просто успела телепортироваться, подложив клона? Но и тут не срастается! Инспектор говорит, что её опознали по ДНК, благодаря каким-то там случайностям… Странно, конечно.

— Оу… — горничные загадочно переглянулись: — А вы, когда-нибудь слышали про метаморфов?

— Мета… что?

— Метаморфы. — пояснила Руби: — Это мутанты со способностью к перевоплощению. Они берут личность, иногда даже воспоминания. Копируют повадки и внешность. Быть может, старуха использовала нечто подобное?

— А как же ДНК?

— Хороший вопрос… Но, мы имеем дело с создателем таких, как вы и мы с сестрой. Если нас невозможно убить, а вы перепрыгнули с Гаммы на Сверхновую… Почему Маргарет не могла создать метаморфа, который мог бы менять свою ДНК?

— Логично. Но сложно…

— Такова наука. В общем… Что вы планируете делать?

— Вызволить Княжну, а затем надрать этой крысе задницу! Что же ещё? — усмехнувшись, ответил я, подходя к машине.

— Надрать задницу… Княжне?

— Нет. Ей я хотел бы надрать, кое-что другое, но вас это не касается. Маргарет представляет для нас угрозу. Во-первых, она может собрать новый отряд и отправить сюда. Больше терять людей я не намерен. Во-вторых, месть. Жестокая и страшная месть, чтобы эта сука вывернулась наизнанку. Украшу её помолодевшей головой прихожую в "Гендай"! — когда я про это говорил, внутри меня опять забурлила дикая ненависть.

— Мы с вами! — кивнула Руби.

— Это меня радует.

— А куда сейчас?

— Думаю… стоит поговорить с нашим вторым мальчиком. Едем в офис! Там и разберемся.

* * *

Вечер обещал быть интересным.

Подойдя к Мегуми, я начал разговор из далека. Однако, разъяренная на своего босса стримерша, нагло схватила меня, и под вздох Дубровской "Эх, молодость…", утащила к себе в кабинет.

Честно, я не думал, что новую рабочую комнату можно так быстро обжить, но у нашей игровой обзорщицы это получилось. Всюду уже висели плакаты с играми, позади её кресла был растянут леопардовый плед, с потолка на меня сурово глядел Солид Снейк. Но больше всего меня умилял её рабочий стол… Куча различных книг, манги и рекламных буклетиков, среди которых стояли миниатюрные фигурки Сержанта Сагары в обнимку с Чидоре. Коллекционная и очень редкая вещь, насколько мне не изменяет память. Забавно, что в этой реальности, действие популярного тайтла тоже происходило в Японии, но все терки были завязаны на внутриполитической деятельности террористических организаций, которые выступали против колониального режима. В общем-то, не совсем понятно, кто белый и пушистый, а кто главная редиска.

Но больше всего меня умилял кактус с цветочком.

— Босс… Хозяин? Нет… Господин Мотидзуки! Во! — наконец-то сообразила она, щелкнув пальцами и злобно посмотрела на меня: — В Академии вас поймать невозможно. В офисе вы появляетесь только тогда, когда заключаете большие контракты или же нас атакует, какая-то дичь. Типа, я понимаю, что вы опасен и уважаем… Но МНЕ НУЖНО КООРДИНИРОВАНИЕ!!!

— Малыш, я всё понимаю, но у тебя есть директор, администратор и руководитель отдела.

— Генгсоу?! Вы серьезно?! Да он… — Мегумичка издала странный шипящий звук, и вновь взяв меня за руку, повела к своему шикарному креслу: — Всё! Типа, я устала плыть по течению! Мне надо, чтобы я индивидуально поговорила с тем, кто решает! Вы, Хозяин, Господин Мотидзуки… В общем, Босс — реально можете зарешать всё. В общем, я типа, хочу с вами посоветоваться.

— Милая, я тебя очень сильно люблю и обожаю, но я не компетентен в вопросах игр. — пожав плечами, ответил я и поднявшись с кресла, с сожалением погладил девушку.

— Не надо играть моими чувствами. Типа, это зашквар… В общем, Господин Босс! Мне надо, чтобы вы одобрили шестую часть ГТА, вместо новой части Резидента. Ну, реально, Хозяин, я не могу терпеть, когда из мертвого проекта высасывают все соки… Это уже просто не смешно, и не интересно. Зомби — рулят, вопросов нет. Но… Резидент успел всем надоесть.

— А в чем фишка? Я не могу понять, почему ты вообще решила советоваться со мной?

— Дело в том, Босс Мотидзуки… — Мегумичка застенчиво отвела взгляд: — Капком предлагает в полтора раза больше, чем Рокстар…

— Хорошо. Обозревай Резидента. — мило улыбнувшись, ответил я, и потискав стримершу за щечку, направился к выходу.

— Простите меня, но я вас так просто не отпущу! — она схватила меня и прижав к себе, начала дышать в ухо: — Несмотря на ваши мозги, все возможные достижения и силу… Вы мальчик. И я буду настаивать…

— Сексуальное домогательство до Босса карается законом. Представляешь, какой отвратительный след на твоей репутации это оставит? Я знаком с Господином Навоки лично. Газеты так и будут пестрить заголовками — "Наследница Клана Хасэгава изнасиловала Босса! Шок! Скандал!".

— Вы так не сделаете. Вы слишком мужик.

— Я подлый и злой человек, дорогая. Не стоит меня недооценивать…

— Хорошо! Я готова пойти на всё, чтобы показать людям нечто свежее!

— На всё, говоришь? — я хитро улыбнулся.

— Но, типа, и меня не стоит недооценивать. Ибо я тоже знакома с Господином Навоки… Газеты так и будут пестрить о том, что "Господин Мотидзуки, великий герой Токио, изнасиловал наследницу Клана Хасэгава" — усмехнулась она.

— Угрожаешь мне? Кишка не тонка?

— Тонка… — с грустью вздохнула она: — Ну, серьезно! Че вам надо?

— Окей. Я сделаю тебе одолжение и позволю начинать с ГТА, если ты принесешь пять чашек чая в кабинет директоров через… — я взглянул на часы: — Пятнадцать минут.

— ЧЕГО?! — Мегумичка тут же нахмурилась: — Я вам, типа, что, секретарочка что ли, какая?

— Нет чая — нет ГТА.

— А… Я, типа, поняла… Вы хотите почувствовать свою власть… Самоутвердиться за счет меня, да? Я всё поняла. Вы… Вы ужасный человек! — тут же нахохлилась она.

— Я тоже тебя люблю. Встретимся, через пятнадцать минут.

— Я приду! Обязательно приду! Вы, тип, можете делать всё, что захотите! Как в тех книжках для девочек! Я всё равно не сломаюсь! — прокричала она мне в след.

Ну, в общем-то проведя легкую манипуляцию, я отправился в кабинет директоров. Там меня уже поджидали Руби и Лили, зарывшись у себя в мобильниках.

— Итак, сейчас мы будем делать очень нехорошие вещи. Реагировать прошу адекватно! Всем понятно?

— Хех… — Лили лишь усмехнулась, за что сразу получила от Руби.

— Хорошо. Рад, что вы поняли. — ответил я, деловито скрестив пальцы.

Через три минуты, как я и предполагал, в дверь постучали, а затем к нам зашла Грейс. В её руках был здоровый барахтающийся мешок из-под муки. Она довольно жестко бросила его на пол.

— Это… что? — строго спросил я, злобно зыркнув на Хранительницу.

— Томас Аддингтон… Как вы и хотели. Чертов спиногрыз мне всю шею отбил! — пожаловалась Грейс.

— То есть ты принесла нашего пацана… в мешке? — я тут же поднялся, и схватив её за шею, притянул к себе: — Ещё хоть раз… я увижу такое дерьмо, Грейс…

— Х… Х… Хозяин… Не надо! — жалобно зашептала она.

— Вон отсюда. — злобно ответил я, и вернулся на место.

— Злой Хозяин такая милот…

— ЖИВО!

— Слушаюсь и повинюсь. — Грейс откланялась и поспешила ретироваться. Я тяжко вздохнул и взглядом приказал девчонкам вытащить бедолагу из мешка.

Томас вылетел пулей и бешено вращая глазами, наконец-то взглядом нашел меня:

— Ах вот это чьих рук дело?! Козел! Ты хоть знаешь, что мой опекун с тобой сделает?! Урод!!! Это похищение несовершеннолетнего!! Тебя закроют надолго, педофил! — тут же заверещал он.

— Томас, прошу… Сядь. Мы обо всем поговорим. Я очень дико извиняюсь за поведения моей помощницы…

— ПОМОЩНИЦЫ?! ТЫ ДЕБИЛ?! ЭТО — ЧЕРТОВ ДЕМОН!!!!

— Я понимаю, ты напуган. Но давай поговорим, идет? — я внимательно посмотрел на паренька.

— А… Я понял. Мой отец… рассказывал мне о сыне Дианы Шевалье и долге. Только вот, и он бы меня не отдал. Ты это знал… Прекрасно знал… Расчетливый сукин сын! Тебя не зря в интернете называют Мясником из Токио! Хочешь забрать меня в рабство, и чтобы никто не вякал, вырезать мою новую семью… Но не вздумай! Просто не вздумай! Они хорошие люди! Я сдамся… Сдамся в твою империю зла! Только их не трогай… Умоляю… — запричитал Томас, однако его тираде помешала распахнувшаяся дверь и зашедшая Мегумичка с подносом.

— Прошу прощения… Вы тут что-то репетируете? — обворожительно улыбнулась она и аккуратно поставила поднос с чаем на стол.

— Да. Господин Мотидзуки взял меня в рекламу… — это… Это кто вообще?! Где нытик, который стоял тут мгновение назад?! Вот это преображение…

— О, правда? А ты миленький. Удачи тебе! — ответила Мегумичка, и медленно вышла.

Томас схватился за сердце, и тут же упал на диван…

— Боже… Господи! Я… В одной комнате с Госпожой Мегуми… Боже! Это… Это просто невероятно! Запомню этот момент на всю жизнь! — вся его тревога и паника улетучились в мгновение ока.

Мы с девчонками тут же переглянулись.

— Так вот, Томас… Я не собираюсь вырезать твою семью, и то, что произошло с моей помощницей — недоразумение. Я бы хотел, чтобы…

— Она и правда работает здесь? Господин Мотидзуки… — глаза парня загорелись, и он тут же прискакал ко мне: — Прошу! Я сделаю всё, что угодно, если вы позволите мне приходить сюда… хотя бы раз в неделю! Блин… Раз в месяц! Хотя бы ещё один раз!!!

— Ты слишком болтливый и эмоциональный для типичного "хикана".

— Я испугался… Это эмоциональная вспышка! Скоро пройдет… — тут же начал оправдываться он.

— Хорошо. Я позволю тебе приходить сюда каждый день… и, если захочешь, могу организовать встречу с Госпожой Мегуми. Но мне нужны гарантии, что ты никому не расскажешь про Грейс. И… я хочу помочь тебе с твоей силой, чтобы ты…

— Свидание с Госпожой Мегуми?! Господи!!! ГОСПОДИ!!!! — счастью парня не было предела: — Я буду учиться! Да хоть что! Свидание с Госпожой Мегуми… Да о таком все парни мечтают!!! Она же идеальная девушка!!!

— Ну, возможно… — вспоминая её надменный взгляд и манеру речи, ответил я.

— Когда приступать к обучению?! Я ведь должен постараться… Ну, чтобы вы мне позволили, да?! — сейчас Томас напоминал щеночка, которому показали кость.

— Да, но про Грейс лучше…

— НИКОМУ!! Ни одной живой душе!!! Я даже опекунам могу не говорить, что учусь у вас!

— Лучше скажи. Но скажи с чувством и толком. Это твой выбор, а не чей-либо ещё. — важно кивнув головой, ответил я.

— Исключительно мой! Господин Мотидзуки, я благодарен судьбе за то, что она свела нас с вами!

— Это замечательно. — улыбнулся я: — Во сколько завтра заканчиваешь учебу?

— Где-то в два.

— Хорошо! Завтра я заеду за тобой, и потом познакомлю со вторым учеником. Поедем на полигон. Там и покажешь, что умеешь.

— Ништяк! — Томас так обрадовался, что даже пожал мне руку.

— Руби… А теперь, будь добра — увези Томаса домой.

— Будет сделано, Хозяин! — девушка мило улыбнулась, и увела парня в коридор.

Выйдя за ними, я увидел печальную Грейс, что сидела рядышком на диване и виновато смотрящую на меня.

— Пойдем, милая… Поговорим о нашем с тобой дальнейшем сотрудничестве. — холодно произнес я.

— Будет больно?

— Весьма…

* * *

Отвезя Грейс до стоянки, где находилась её "Розовая молния", мы с девчонками двинули дальше. По дороге я купил апельсинов, и мы ещё раз заехали к Канадэ. Завидев меня, она начала орать и материться, но шевелиться не могла из-за уколов. Поставив рядом с её койкой пакетик с апельсинами, я обнял девушку и погладил по голове, приговаривая, что завтра будет ещё хуже.

— Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! — шипела она, пытаясь хотя бы укусить меня.

— Не стоит… Завтра я выверну твои почки. А потом и до печени доберусь. Ты будешь умирать медленно… — злорадно усмехнувшись, произнес я. Врач, который в это время зашел в палату и услышав всё, что я говорю, чуть не упал в обморок от ужаса. Ну, да. Некоторые вещи, вырванные из контекста, смотрятся жутковато.

Насладившись видом злющей Сверхновой, я спустился обратно к "Скайлайну", и мы поехали в Академию.

— Как она там? — поинтересовалась Руби.

— Нормально. Ей вкололи мощные успокоительные. Двигается, как черепаха… Но злая, как Кермит, который узнал, что у него рука в заднице. В общем, я потискал её, и был таков.

— Не шутили бы вы с Госпожой Судзуки… Она действующий боевой офицер…

— В задницу таких офицеров. Я сделал кучу работы за неё, и теперь имею право делать с ней всё, что захочу. — ответил я, остановившись на светофоре: — Кстати, как там наш мальчик?

— О, говорил про очаровательность Мегумички всю дорогу. Просто трещал без умолку! Мне порой казалось, что с ним в реальности никто это не обсуждает. Он закрылся от людей, потому что переживает, что его вкусы не примут. Жалко мальчика… Он, вроде, милый и очень воспитанный.

— Главное, что всё получилось и теперь он на нашей стороне.

— Фу-фу-фу, Господин Мотидзуки обманул ребенка! — хихикнула Лили: — Фу таким быть!

— Ты сама ненамного старше. — ответил я: — В любом случае — на войне все средства хороши. Так что, лишним не будет! Ещё очень повезло, что у нас оказалось сразу два козыря в рукаве. Всё же, круто общаться с местными знаменитостями.

— В этом огромный плюс. — согласно кивнула Руби: — Что вы намерены делать дальше?

— Изучать. А потом обсужу с Лу перспективы на будущее. Одна из моих идей пока приостановлена… Из-за того, что этот проклятый англичанин не может сделать нормальный бункер для содержания Элизабет.

— Хмм… — Лили вдруг опять сделалась непривычно серьезной: — А вам не проще уточнить у Мистера Лу возможность переезда его лаборатории в вашу игровую? Временно, конечно.

— А если надо будет, кого-нибудь пытать?

— Думаю, что ваш друг подвинется, если что.

— Идея, в общем-то, интересная. А вот насчет реализации… Ладно, ты меня уговорила. Обсужу этот вопрос с ним. — согласился я, выруливая к объездной.

В конечном итоге, мы проболтали о планах на будущее почти до самой Академии. Было интересно послушать, что сестры Кхаузер думают насчет предстоящей поездки в Российскую Империю. В общем-то, как я и предполагал — бывшие военные спецы тоже остерегались "Мозерлэнд", и отзывались об их технологиях и вооруженных силах очень воодушевленно. Но я всё же искренне хотел проделать операцию в режиме "стелс". Максимально пацифистски, чтобы потом не было лишних проблем с Павлом. И что самое главное — теперь я придумал, какую услугу хочу от Императора Фусаваши. Да-да, ведь он же ещё не расплатился со мной!

Зайдя в комнату, я почувствовал, как сверхсилы отпускают меня. Усталость… Причем такая, как будто сделал не хилый марш-бросок в полном обмундировании. Умывшись и плюхнувшись на кровать, я хотел лишь немного полежать, а затем начать медитировать, но… организм сказал, что больше не намерен терпеть такое дерьмо. Сознание незаметно выскользнуло в небытие. Снов я не видел… Лишь, какие-то странные образы, силуэты высоких людей с фиолетовыми огоньками вместо глаз и тучи, сгущающиеся прямо надо мной. Стойкое чувство, что надвигалось нечто страшное, масштабное и роковое… Только вот, было не совсем понятно, сон это или реальное предчувствие?

Однако долго спать мне не позволили. Я почувствовал, как моё тело жестко расталкивают, пытаясь разбудить…

— Я сейчас им всем кости переломаю. — сухо произнес я, вяло открыв глаза: — Чего надо? А… Асами, это ты? Так вот… Чего надо?

— Ичиро… Там у врат англичане! Очень требуют тебя… Директор послал меня за тобой! — взволнованно ответила она.

— Англичане?! — сон, как рукой сняло. Ну… не совсем, ибо агрессия достигла пикового уровня. Я не хотел разбираться, кто они такие и чего хотят. Почему мой сонный мозг не подумал о возможных последствиях — тоже не совсем понятно.

В общем, я чуть ли не в одних трусах и футболке выскочил на улицу в снег. Нажав на кнопочку вызова на "умных часах", я, словно истинный представитель расы "новых русских", широко шагая, направился в сторону врат.

Кэрол приземлилась рядом со мной через полторы минуты. Зайдя в КАВ, я быстро синхронизировался, и взмыл в воздух.

— Что же вам ночью не спиться? — поинтересовалась помощница.

— Так говоришь, как будто я тебя разбудил. Включи обнаружитель и посмотри, сколько там людей.

— Вижу пять автомобилей и двадцать четыре человека. Машины бронированы. Судя по всему, это представители власти.

— Власти? — хмыкнул я: — Сейчас я им задницы подожгу, так посмотрим, что там за власть…

Перелетев через центральные врата, я пафосно приземлился рядом с длинным лимузином и открыл шлем.

Из автомобиля выбежал здоровый охранник и открыл пассажирскую дверь. Ко мне на улицу вышел очень высокий молодой человек. Блондин с острыми скулами и пронзительным взглядом. На вид ему явно меньше тридцати, но пафоса в движениях было, как у заядлого престарелого Графа.

— Приветствую, Господин Мотидзуки. — его голос источал холод и странную тяжесть, как будто он сразу пытался задавить своего оппонента.

— И вам здравствуйте. Добро пожаловать на священную землю знаний. — сухо ответил я и скрестил руки, всем своим видом показывая враждебность.

— О, спешу представиться — Принц Уильям Кембриджский. — ответил блондин и приветственно поклонился.

— Мотидзуки Ичиро. Просто Мотидзуки Ичиро. — я поклонился в ответ.

Ого! Решили с козырей заходить? Интересно… Ладно, послушаем, что этот Кембриджский расскажет.

— Не стоит себя принижать, Милорд. — улыбнулся он: — Спешу извиниться за столь ранний визит, но много времени я у вас отбирать не намерен. Дело в том, что моя сестра была с вами… неосмотрительна, и повела себя очень глупо!

— Эмм… сестра? — удивился я: — Простите, Ваше Высочество, но вы о ком?

Словно бы ответом на мой вопрос, из лимузина осторожно выглянула Эн, и завидев меня, тут же злорадно усмехнулась.

— Она имела неосторожность напасть на вас, представившись агентом внутренней разведки. Королева была против этой операции, но моя младшая дурная сестра не послушала. Признаюсь, мы ваши дикие поклонники, Господин Мотидзуки. Вы уж простите, что так рьяно хотели забрать вас обратно в Лондон.

— Погодите… Так вот она, это Принцесса Уэльская? В… Внучка Королевы?

— Да. К сожалению, наши родители погибли. И трон перешел по прямой линии моей младшей сестре.

— Не понял. Как так? Вы же старше?

— В нашей стране наследование переходит по силе.

— А… Теперь понятно. Принцесса, значит? — произнес я, вспоминая, как Лили вытирала ей пол позапрошлым утром.

— Всё верно. И я очень надеюсь, что данный инцидент останется только между нами и вами. Распространяться об этом не стоит. Уверен, что ваши слуги из семьи Кхаузер уже сообщили ситуацию о том, что мы скрываемся?

— И вы решили раскрыться передо мной?

— Дело в том, что мы вам доверяем, Господин Мотидзуки. И… Вот честно, я долго думал, чем же наша семья могла бы загладить перед вами вину. Даже проскочила шальная мысль, а не отдать ли вам Викторию на перевоспитание? Видите ли… Девушка очень ответственная и хорошая, но слишком взбалмошная и меркантильная в некоторых моментах. Она старше вас всего на год, так что мы могли бы договориться о том, что…

— НЕТ!!! — раздался истошный крик из лимузина, а затем возмущенная Эн тут же вылезла на улицу, и подбежала к брату: — Пускай Господин Мотидзуки сам выбирает откуп! Без ваших с Бабушкой шальных идей!

— Виктория… — Принц глянул на девушку вспыхнувшими ярко-фиолетовым огнем глазами, и та, сжавшись, виновато уползла обратно в машину.

— В любом случае, отвечать за Принцессу, которая скоро взойдёт на престол, мне как-то не особо хочется. Быть может, у вас есть небольшой кусочек земли в Японии?

— Полтора квадратных километра на побережье Нанао вас устроит?

— Полтора квадратных километра на побережье Нанао и вы забываете обо мне. А я забываю про вас. Идет?

— Идет. — вздохнув, ответил Принц, после чего протянул мне огромную ладонь: — По рукам?

— По рукам! — кивнул я: — Только вот, пока не забыл… Можно задать вам личный вопрос мирового масштаба?

— Заинтриговали. — улыбнулся Уильям: — Задавайте.

— Какие отношения у вашей семьи с Содружеством и Госпожой Маргарет?

— Ммм… — было видно, что Принц явно не был готов к столь каверзному вопросу, отчего тут же задумался: — Честно говоря, неоднозначные. Видите ли… ваша бабушка всегда была главным "провизором" нашей страны. Держала огромное количество аптек, лабораторий и различных центров для лечения людей. А Госпожа Маргарет была очень успешной и целеустремленной. Она всегда хотела залезть на гору, невзирая ни на что. Я же, несмотря на это, поддерживал Клан Шевалье, потому что с ними было надежнее. Это, своего рода… бренд. Мы работали с ними давно и после смерти Графа Шевалье и становления Клана на новый уровень вместе с вашей бабушкой во главе, я голосовал за полный переход в их сторону. Однако Королева изъявила желание попробовать и другие ресурсы. К чему это в итоге привело, вы и сами понимаете. У Маргарет появилась власть, связи и огромные ресурсы. Мы долгое время не хотели замечать, что внутри нашей Империи она строила свою. На костях и судьбах невинных людей… И вы, друг мой, как раз один из таких.

— Ваше Высочество, не надо сейчас делать из меня жертву.

— Простите… В общем-то, Госпожа Маргарет много на себя взяла. Да и наши потери из-за этого были несоизмеримы. Клан Шевалье, Орден Борзых, влияние в стране, ну и, конечно, вас. Это говорит о многом. В том числе и о том, что работать надо с проверенными и компетентными людьми, а не с теми, кто обижен на весь белый свет, даже несмотря на их перспективы. В общем, Королева в расстройствах. Наша семья восприняла это, как негативный опыт. А… Почему вы интересуетесь?

— Дело в том, что её дух чудесным образом воскрес в Герноэльской Республике. Если захотите помочь мне информацией — я буду только "за".

— Погодите… как это, воскрес?

— А вот так. Воскрес и всё. Чудо это было, божий замысел… думайте, как хотите. — я из последних сил скрывал злую усмешку.

— Мы разберемся с этим вопросом.

— Разберитесь. — кивнул я: — Знаете… если у меня из рук ветром вырвало фантик, я стараюсь подобрать его и положить в урну.

— Не надо этого… Господин Мотидзуки, мне нравиться ваша игра, но прошу… не надо втягивать в неё меня. Мы друг друга поняли. Я тоже стараюсь поднимать фантики… Как вы видите, даже за своей младшей сестрой.

— На это и был упор. Приятно иметь дело с понимающими людьми. — я протянул металлическую ладонь.

— Аналогично. — кисло улыбнулся Принц, и пожав мою пятерню, поспешил уйти в лимузин. Принцесса в это время надышала на стекло и вывела по-английски: "Ты всё равно будешь моим…", а затем показала мне средний палец. Принц тут же оттолкнул её, и виновато кивнул. Картеж завелся и в мгновение ока исчез с плато. То есть она моей — так "нет, не хочу", а я её — без проблем? Ох уж эти современные девушки… И ведь так хорошо притворялась взрослой! Я даже поверил.

Но всё же Принц был адекватным и интересным персонажем. Как тонко он намекнул мне, что всё провалилось… Так могут немногие. Игра Эн в конечном итоге просто не окупилась. Понятное дело, что рано или поздно я бы в любом случае узнал, кто ковырялся рядом со мной. Грамотно взвесив все "за" и "против", старший брат закрыл образовавшуюся дыру. В этом суть англичан — они мерзкие, но стараются играть по правилам. Да, в этом мире они одни из немногих, кто до сих пор придерживается манер и волшебных клятв. Мои нервы стоят дорого. А молчание — ещё дороже. Полтора квадратных километра, конечно, не залечат мои душевные раны, но поставить там какой-нибудь заводик было бы в самый раз.

И какими бы крутыми стратегами они не были, с Маргарет товарищи англичане всё же сильно просчитались. Ошибка Королевы? Нет, я в это не верю. Старуха явно дала им нечто большее… Только вот, что же? Что можно было дать Королеве, чтобы она отодвинула мою бабулю? Блин, как же всё это интересно и геморрно… Прям слов нет!

Выдохнув, я направился в ангар сдавать Кэрол. Наверное, английские голубые крови были немного в шоке, что я пошел встречать их в КАВ. Ну, будут знать наших… Злых и очень неадекватных.

До подъема оставалось всего ничего, и я решил помедитировать. Может быть опять удастся зачерпнуть энергии из самого Ядра?

* * *

— Больше я такого не потерплю! — прокричала Канадэ, запустив в меня огромный энергетический шар. Уклонившись, я почувствовал спиной ударную волну от взрыва… Похоже, наша дорогая "домомучительница" разозлилась не на шутку. И честно сказать, было на что…

Тренировка вновь проходила на нашем уже полюбившемся лысом островке. После силовых упражнений с гусеничным трактором, где Хару включила абсолютного босса этой качалки, мы как следует помедитировали, зачерпнули энергии из Ядра, и затем начали стандартную практику.

Сперва я реально не хотел доставать Канадэ. Просто концентрировался на банке с индикатором, и по сути, почти моментально окрашивал жижу в фиолетовый цвет.

Проблемы начались потом… Я не совсем понимал, как контролировать силу влияния, про которую говорила Хару. Аккуратно сжимая кулак, я наблюдал, как банка просто разлеталась в разные стороны. За сорок минут я убил все принесенные с собой индикаторы. Даже для Лили и Руби ничего не осталось… Хотя у них и так нифига не получалось.

Канадэ же всё это время находилась далеко, и наблюдала за всем со специальной имитированной вышки, которую она собрала из песка при помощи стихийной техники.

Однако, Госпожа Судзуки, несмотря на свою лень и искреннее нежелание находиться в самом пекле, обладала воистину уникальным чувством, что всё должно быть идеально. Педантичность и перфекционизм, который мне даже и не снился! Забыв про страх быть "облапанной" изнутри и возможную угрозу жизни, она психанула, и как только последний индикатор разлетелся в дребезги, с дикой руганью прибежала к нам:

— КАКОГО ХРЕНА?! — по-русски воскликнула она, схватив меня за локоть: — Ты вообще не чувствуешь свою дурь?!

— Не умею. Научите. — я хотел злобно ухмыльнуться, но сдержался. Всё же, вспоминая того мафиози из кондитерского магазина, я не мог не согласиться с его гениальной фразой. А звучала она так: "характер, как член. Его не всегда и не везде стоит показывать."

— Арррр!!! Мелкий несмышленыш! — прорычала Канадэ, встав позади меня, и обхватив за плечи: — Смотри внимательно! Так… Кто там у нас бессмертный? Девчата, идите сюда!

— Я отказываюсь практиковаться на своих горничных. — сухо ответил я.

— Засранец… — рыкнула Судзуки и укусила меня за ухо: — Ладно… Хару! Тащи свою задницу сюда. Придется пожертвовать тобой во имя процветания эгоистичного ублюдка!

— Я?! — девушке явно эта идея не понравилась.

— Да — да! Хару, не тормози. Ты выносливее и крепче меня. Давай сюда.

— Ладно… — сглотнув, Снежная Королева аккуратно подошла к месту, где была разлита жижа из индикатора и зажмурила глаза.

— Ой, ну не надо из себя мученицу-то строить! А? — возмутилась Канадэ: — Ты ещё руки в стороны раскинь!

Хару была человеком — слово. Естественно, она тут же самоотверженно распростерла руки, словно готовилась к расстрелу.

— Госпожа Судзуки. Мне её жаль. Я хочу тебя.

— ТЕБЯ?! Мелкий щенок!!! Я старше! Ты должен говорить — "Я ХОЧУ ВАС!". ПОНЯЛ?!

— Я хочу вас.

— Не получишь. — фыркнула она и прижала меня к себе, выпрямив мою руку: — Сконцентрируйся на Хару… Аккуратно! Как будто ты только что завел автомобиль с механикой. И плавно… как сцепление! Плавно коснись её животика… Залезай внутрь… Чувствуешь?

— Да… Не очень приятно. Как будто в желе руку опустил. — честно признался я.

— Умничка! Давай… Вот! А теперь нащупай желудок… Аккуратно!

— Мне это не нравиться! — отозвалась Хару, держась за живот: — Ощущение, как будто меня начинают насиловать тентаклями…

— Откуда ты знаешь, как начинают насиловать тентаклями? Не говори ересь! Стой и терпи! Ты — вещь. — огрызнулась Канадэ: — Ичиро… Ты добрался до желудка?

— Да… Что дальше?

— Пощупай его.

— Вот так?

Хару вскрикнула и тут же повалилась на ледяной песок, держась за живот.

— Больно… — выдохнула она, кое как поднявшись на ноги, а затем припустила за небольшой холм. Я резко повернулся и схватил Канадэ:

— Тренировочный манекен сбежал. А вы так настаивали на том, чтобы догнать программу экспериментального отряда…

— Ненавижу тебя.

После того, как я не хило отжмякал внутренности бедной Госпожи Судзуки, чем отлично поднял себе настроение, на меня очень жестоко обиделись и разозлились. Остаток тренировки меня вновь гоняли с трактором в руках, чтобы я растратил, как можно больше энергии.

В конце я почувствовал, что у меня забились мышцы. Казалось бы… сила же работает на сейшине? Но, видимо всё не так просто.

Рухнув в песок, я с облегчением выдохнул.

— Завтра, приятель… Поработаем над твоей фирменной свистопляской. — холодно произнесла Канаде и легонько ударила меня по ноге: — И не смей лежать! Простынешь. Сейчас защитные системы твоего организма очень ослаблены.

— Спасибо, Тетя Канадэ.

— Паразит… Ты ведь специально издеваешься надо мной, да? Не будь Госпожи Кицуне, я бы тебя уже в асфальт закатала… — прорычала она в ответ: — Почему я? Почему не Хару?

— Вы мне нравитесь. Люблю пепельных блондинок.

— Лжец… — она показала мне "краба", и злобно фыркнув, направилась к своему КАВ.

— Вы классная! — крикнул я ей в след и злобно рассмеялся.

— Хозяин, я не думаю, что вам стоит испытывать её нервы. Она пожалуется Госпоже Кицуне и вам выдадут на орехи. — обеспокоенно произнесла Руби, подложив мне под голову свои колени.

— Милая, если бы я делал это просто так… Погляди на неё? Сейчас она прекрасно понимает, почему так происходит, и от этого бесится ещё больше. Работать надо качественно! Она сама согласилась, не подумав о последствиях.

— Вы что, собираетесь вредничать до конца жизни? У каждого своя судьба и свой путь… То, что они крутят Фусаваши — это их дело. Вам же стоит подумать о себе! Пускай они вас сперва научат, а потом делайте с ними всё, что захотите.

— Я так не могу. Раз уж они пришли ко мне, я должен хоть чуть-чуть напомнить… — вздохнул я, взглянув на небо: — Так! Сколько там по времени?

— Половина третьего, Хозяин.

— Замечательно! Вылетаем в Академию, а потом сразу за пацанами. — я резко подскочил, и направился к КАВ.

— Эй, мелюзга! — ко мне подлетела Канадэ: — Завтра не опаздывай. Научу тебя новой технике.

— Заниматься с вами — одно удовольствие… — улыбнулся я.

— Козел! — фыркнула она, и быстро улетела в сторону большой земли.

— Если бы вам давали деньги за вредность, вы бы стали в три раза богаче, чем сейчас… — вздохнула Лили: — Куда ж нам достался такой противный Хозяин?

— Что-то не нравиться? — поинтересовался я.

— Нет-нет! Что вы? Просто, мне их немного жаль…

— А людей, которые погибли во время терактов и прочей лабуды, которую они должны были грамотно ликвидировать тебе не жаль?

— Ну… Я…

— В общем, не надо их жалеть. Сейчас их впрягли, вот и пускай думают над своим поведением. Стоит просто подумать над уровнями… Действующие офицеры, лучшие силовики, элита вооруженных сил, а в итоге что? Обучают в школе какого-то малолетку — усмехнулся я: — Ладно! Позже обсудим. Теперь едем за ребятами. Кстати, вы уже починили свой "Мустанг"?

— Да… как-то не до этого было…

— Понял. Разберемся с ребятами, отправим вашу тачку на починку. — я зашел в КАВ и начал синхронизацию.

Перегибать палку с Корпусом, я, конечно, не хотел. Но и молчать тоже не хотел. Тем более, я видел, как менялись их лица… Хотели просто понежить задницу на высоких должностях? А вот хрен! Работать надо, когда местные дохнут, как мухи, а не разговоры разговаривать.

Обхватив девчонок, я устремился в сторону берега.

* * *

Явления — вид генно-модифицированных металюдей, которые владеют одной, но очень мощной техникой. Причем, как показывает практика, этот "талант" может быть каким угодно. Не было совершенно никаких ограничений!

Подобрав ребятишек в центре города, мы направились на полигон Клана Кицуне. И вроде всё шло по плану, но уж слишком парни были разными. В общем — дружба между ними начиналась как-то странно. Они молчали и даже не смотрели друг на друга, делая вид, что рядом никого нет… Странно, но будем списывать это на возраст. Возможно потом привыкнут и "сконтачатся".

Полигон Клана Кицуне являл собой истинный пример хаоса. Некогда раньше тут была помойка для несжигаемого мусора, потом её быстро переделали под склад для металлолома, а после выкупа огромное пустынное поле на краю острова превратилось в настоящий полигон. О складе металлолома тут напоминали лишь ржавые скомканные бочки и торчащие из промерзшей земли металлические штыри.

— О, "ешка"! — обрадованно произнес я, подобрав с земли тонкую пластину от оболочки из трансформатора напряжения. Размахнувшись, я швырнул её словно бэтаранг, однако неподрассчитал и сломал фонарь.

— Вычту из твоих карманных расходов. — недовольно произнесла Кицуне, выплыв в компании Айрис из-за небольшой сторожевой будки.

— Прости, Тетя Найт. Я не хотел. — усмехнулся я. Увы, настроение у старшей сестренки было не очень, поэтому отшучиваться или выдавливать из меня жизнь она не стала. Лишь снисходительно промолчала.

Рассредоточившись в самом начале полигона, я увидел несколько ржавых остовов от стареньких грузовичков.

— Сойдет за цель… — задумчиво произнес я. Лили и Руби поставили железяки напротив нас.

— Кто первый? — поинтересовалась Кицуне.

— Пусть будет Кристофер. — кивнул я, выдвигая парня вперед: — Сильно напрягаться не надо… Просто покажи свою уникальную способность.

— Хорошо… — наш молодец зачем-то сделал пару шагов назад, и начал разминать кисти рук. Мы с интересом наблюдали за его странным ритуалом, в ожидании чуда… Однако парень не сильно спешил. После того, как он размял руки, умудрился ещё поприседать и пару раз кувыркнуться. Я ненароком взглянул на время, но Крис наконец-то созрел. Выставив вперед руки, он закрыл глаза и… вот тут началось нечто невероятное! Мощный взрыв пронзил небо, и пробивая облака насквозь, прямиком на металлические остовы летел град из ярко-красных энергетических клубков. К сожалению, я понял, что цели слегка маловаты для данной техники слишком поздно! Залп из энергетических шаров буквально расщепил кузова грузовичков на атомы. Как только мощный столб дыма рассеялся, я увидел огромные горящие кратеры. Глубиной в два метра — не меньше…

— Впечатляет. — кивнул я, и мы всей группой зааплодировали. Крис самодовольно поклонился, и отошел назад.

Следующим был Томас. Честно, после залпа "Катюши" меня было сложно, чем-либо удивить. НО это же Явление! Тут можно было ожидать чего угодно.

— Лили, Руби! Поставьте ему что-нибудь…

— Не надо. — отозвался Томас: — Мне хватит и того, что осталось.

— А… Ну, окей… — пожав плечами, ответил я.

Парнишка поднял вверх кулак, и я почувствовал, как по ногам ударил холод… Земля начала дымиться… Огоньки и дым, которые остались после атаки Криса, мгновенно угасли и золотистым облаком полетели в сторону Томаса. Я сперва не совсем понял, что именно происходит. Всё вокруг покрывалось толстой коркой льда… И температура тоже резко начала опускаться. Человек-холодильник? Но, не тут-то было…

Как только золотое облако вошло в кулак паренька, он тут же выставил вторую руку, и выстрелил мощным ярким лучом в сторону воронок Криса. Мощный взрыв едва не оглушил нас! Огромный светло-серый гриб взмыл в воздух вместе со здоровыми шматами замерзшей земли.

— Вот это да… — восторженно произнесла Кицуне, и тут же направилась смотреть то, что осталось.

Вместо кратеров на земле появилась огромная дымящаяся гряда. Гора мусора, которой заканчивался полигон, была просверлена насквозь!

— Что? Что он сделал? — тут же спросил я: — У него две способности? Или что это?

— Нет. Он впитал в себя тепло и переработав в энергию, выстрелил. Черт… Я лишь слышала про эту технику, но никогда до этого дня не видела в живую… Очень полезные в бою ребятишки!

— Ну, как? Мы прошли? — взволнованно спросил Томас.

— Вы в команде. — улыбнувшись, ответил я.

После двух часов простых испытаний, я выявил один не очень хороший момент. Да, Томас владел уникальной силой, но увы, его физические данные оставляли желать лучшего! Он был силен духом, но постоянное сидение за монитором не пошло на пользу его здоровью.

После того, как мы закончили, я подозвал паренька к себе.

— Послушай, приятель… Твой дар — это просто нечто! — честно признался я.

— Фуух… Спасибо, Господин Мотидзуки! Я был рад… Ох… стараться… — устало выдохнул он.

— А теперь я бы хотел поговорить о твоей физической силе. Знаешь, без крепкой и здоровой оболочки, без постоянных тренировок ты не сможешь достичь оптимального результата. Тебе придется начать физические тренировки.

— Хорошо! Я это понимаю… Вы научите меня?

— Тренер из меня так себе… — ответил я, вспоминая, что все мои тренировки проходили в большинстве своем с настоящими ублюдками: — Но я обязательно что-нибудь придумаю! Ты сам-то, как? Занимался хоть, чем-нибудь?

Честно говоря, взглянув на щуплое тело парнишки, я очень сильно сомневался, поэтому вопрос был, скорее — риторическим.

— Ну… В шестом классе я влюбился в одну девчонку… Ей нравились спортивные парни. Я две недели бегал по утрам. Пытался… Но потом она переехала в другой город, и я забил…

— И сколько ты пробегал за тренировку?

— Без остановок? Ну… метров двести от силы… На большее меня просто не хватало!

— Ох, ладно, я тебя услышал. В любом случае, я обязательно придумаю, что и как сделать. Пока отдыхай. — я похлопал его по плечу, и мы направились к стоянке с автомобилями.

Вопрос, конечно, интересный. Особенно, если учитывать, что поддерживать форму и тренироваться нужно было им обоим. Да, Крис занимался спортом, но это немного не то. Может быть, обсудить этот вопрос с Дубровской? Хотя… наверняка она совсем скоро будет занята нашими новыми рекрутами. Тогда, кого ещё? Мой взгляд упал на Кицуне, которая всё это время усердно разговаривала по телефону. Вид у неё был мрачнее тучи… Она спорила, но очень сильно себя сдерживала, чтобы случайно не заорать.

Найт в очень редких случаях могла превысить голос. И это было жутко даже для меня… В большинстве своем, ей достаточно было злобно зыркнуть, чтобы все плясали под её дудку, но иногда и этого было мало. Видимо, общалась с кем-то из вышек, раз сдерживалась.

Когда Найт наконец-то закончила и злобно выдохнула, я подошел к ней:

— Всё в порядке?

— Это не тот вопрос. — сухо ответила она: — Ещё бы спросил — "как дела"…

— Окей! Не лезу. В общем, я знаю, что ты очень дико занята, но я хотел бы попросить у тебя помощи…

— Нет! Мне надо решать последствие дерьма, который оставили после себя проклятые англичане. И ещё… — она вдруг резко схватила меня за руку, и утащила за небольшую кучу из старых покрышек: — Ты серьезно попросил у Принца землю в Японии?!

— Ну, да. Есть парочка идей на будущее… Я решил, а почему бы и нет?

— Королева очень зла! Фусаваши из неё все соки выжал. Великобритания на грани того, чтобы порвать все экономические отношения с Китаем. Это может привести к новому мировому кризису. В Китае огромное количество производственных территорий, а Великобритания буквально двести лет назад отстала от них со своими колониальными требованиями. Тридцать лет длилась кровопролитная война, чтобы они наконец-то успокоились… И всё было хорошо, но… Этот старый пер… Паук опять играет в свой проклятый Кото!

Небольшая ремарочка! Кото — традиционный щипковый музыкальный инструмент в Японии.

— А причем здесь то, что я попросил у них землю? Всё справедливо. Они не уследили за своим агентом, она напала на меня, потрепала нервы и доставила неприятности. Как мне кажется — я получил даже меньше, чем мог бы!

— Дело не в том, сколько ты получил. Из-за этой земли у меня теперь добавиться хлопот. Англичане очень щепетильные в плане документов и переговоров. А меня сделали ответственной за охрану всех этих напомаженных курдюков из Посольства. Они, конечно же, полезут к Первому Кабинету, где угадайте что? Правильно… Тоже за охрану и безопасность отвечаю я. Это тебе не Княжна, которая потеряла голову и топнув ногой всё быстренько зарешала. Теперь начнется кипение! Представители будут тискать меня за все места, пока не закончатся переговоры с Императором, переговоры между представителями, проблемы с Посольством и… Передел того злосчастного куска земли.

— Но что там такого? Они же просто могут переслать документы и все! Не вижу проблемы.

— Ты глухой? Чем слушаешь? Сказала же, что они решают все проблемы сами! Очень дотошные ребята, пока не проверят каждую букву — не отстанут. В любом случае, надо было взять, что-то разовое… Теперь ты с землей, а я с геморроем! — вздохнула она.

— Ну, простите! Я не в курсе про дела Паука. А земля лишней не бывает. В любом случае, ты будешь занята и помочь мне не сможешь. Я тебя понял. Просто… блин, Том оказался немного хиловат. Им нужен хороший тренер, который сможет помочь стать сильнее. А ты у нас обожаешь возиться с детишками…

— Ох… — с грустью вздохнула Кицуне: — При обычных обстоятельствах я бы… возможно и согласилась. Но с учетом надвигающегося кошмара и забот, увы. Кстати, у тебя же есть бывшие Агенты Инстанции? Почему не попросишь их? Дубровская, хоть и слабачка, но в плане обучения и опыта может даже мне дать фору. Так что попробуй поговорить с ними. Да и если дело касается физической культуры — попроси пса. Голди завтра утром прилетает с вещичками твоими. Вот и обсудите!

— Окей. Кстати… мне вчера сообщили, что Маргарет жива.

— Ха-ха-ха. Отличная шутка. — Кицуне схватила меня за щеку: — Мне такое не нравиться! Чтобы больше такого не было, понял?

— Я не шучу. Такахаси принес фотографии. И сказал, что это ты надоумила его передать информацию мне.

— То есть… — Найт сглотнула и внимательно посмотрела на меня: — Я сказала ему ничего тебе не рассказывать, так как Маргарет — это уже террорист мирового уровня. И вместо того, чтобы промолчать, этот ублюдок преподнес всё так, что это именно я ему и подсказала? Отлично! Просто замечательно…

— А почему не говорить мне? Не совсем понимаю.

— Конечно! Опасный террорист из ВЕЛИКОБРИТАНИИ разгуливает на свободе, как раз в то время, когда Великобритания, Япония и Китай находятся на грани жестокого кризиса… Стоит ей хоть чуть-чуть дунуть в нашу сторону, как любое, даже самое мелкое покушение на представителей может повлечь такие страшные последствия, что я даже думать боюсь! А ты, как известно, просто обожаешь кромсать людей на куски. Она наверняка это предусмотрела и выкрутит в свою сторону. А потом ещё и тебя виноватым сделает!

— В любом случае, я разберусь с ней, как закончу с Княжной.

— Нет, Ичиро! Это дело наших специальных служб, а не твоё. Сиди и молчи в тряпочку. Тебе ещё Княжну прятать! Никаких Маргарет. И кстати, где вообще эта тварь?

— В Герноэльской Республике. А Такахаси разве не сказал?

— Твою мать… — Кицуне ударила кулаком по покрышкам: — Эта сволочь знала, куда сваливать…

— Почему?

— Сам подумай! Фусаваши сейчас порушит экономические отношения Великобритании с Китаем. Всё рухнет. Начнется внутренняя война… И лезть в вечно воюющую Республику никто и не подумает.

— Может быть, поэтому мне и рассказали?

— Нет! Ты в любом случае никуда не пойдешь. Я не разрешаю!

— Как ты можешь не разрешить что-то аристократу? Ты же боевой офицер. А я Граф.

— Я тебе сейчас кости переломаю и будешь в больничке отдыхать! И никакой тебе Княжны и Маргарет. Понял? — прорычала Кицуне, схватив меня за ворот: — Ичиро… Мне сейчас вообще некогда решать другие проблемы! Будешь выеживаться — у меня разговор короткий. Переломаю тебя всего, чтобы сидел тихо и не высовывался, пока мы сами со всем не разберемся.

— Не сможешь. Я уже заказал эспайдер и новую партию КАВ. — усмехнувшись, ответил я: — В любом случае, Найт… Я не собираюсь вечно к тебе обращаться за подмогой. Пора решать вопросы самостоятельно. Тем более, Маргарет явно использовала большую часть своих сил здесь. Так что я просто найду и уничтожу её.

— Я не выпущу тебя из страны. У меня есть полномочия.

— Кто сказал, что я не смогу сделать это тайком? Милая, либо я остаюсь откровенным с тобой. Либо мы опять возвращаемся к нашим "осенним" отношениям. Выбор за тобой.

— Маленький засранец… Теперь я поняла, почему Канадэ дрожит от злости, когда при ней упоминается твоё имя. Ох, как она горит… Ты бы видел!

— Я немного потискал её.

— Ты чуть не убил одну из Сверхновых японского Корпуса. Но в любом случае, я придумаю план, как не отпускать тебя в Республику. Маргарет — моя забота. Не твоя.

— Да-да. — кивнул я: — Пойдем! У меня сегодня ещё много дел.

— В любом случае, я потом отыграюсь с тобой за это!

— Это мы ещё посмотрим. — усмехнулся я, и мы направились обратно к машинам.

Экономический кризис из-за того, что Фусаваши испортил отношения Великобритании и Китая? Забавно… Но, я очень хотел верить, что меня вся эта фигня не коснется, ибо и без того дел было слишком много.

Вернувшись обратно в Академию, мы с Лили и Руби спустились в гараж, где по сей день отдыхал их старенький "Мустанг".

— Да-а… — выдохнул я, присев на одно колено и разглядывая царапины на идеальном черном кузове: — Да за такое Тайсе достоин, как минимум, отдельного котла в аду…

— И не говорите! Бедная детка… — закивала головой Лили.

— Ладно, сейчас скатаемся до Громми. Он сделает всё красиво, а потом поедем к Дубровской. — ответил я, и поднявшись, понял одну интересную вещь: — Эмм… А где все машины?

— Как это? А вы не знаете? Сегодня же тридцать первое декабря — последний учебный день перед новогодними семидневными каникулами! — пояснила Руби.

— Тридцать первое… — я схватился за голову и облокотился на крыло "Мустанга": — Господи! Во дожили…

— Что случилось?

— С этими заботами я совершенно забыл про праздники. Нет, серьезно! Блин… — я тут же выхватил мобильник и набрал Асами: — Хоть бы она ещё не уехала…

— Ичиро? Привет! — ответила она.

— Послушай… Ты ещё в Академии?

— Пока да, а что случилось?

— Блин… Мне очень не хочется тебя просить, но… Ты не могла бы позаботиться о Мобе на этих каникулах?

— Ты… Ты сейчас не шутишь?! — удивилась она.

— Просто, мы уезжаем… И там будет немного не до коал. Серьезно…

— Конечно, позабочусь! Спрашиваешь! — обрадовалась она: — Тогда я ему передам, что ты отдал его на все выходные. Уверена, он будет счастлив!

— Я тоже так думаю.

Представив, как Моб сладострастно зарывается моськой в упругую грудь Асами, я завистливо вздохнул.

— Вы сегодня слишком часто вздыхаете! Не заболели? — поинтересовалась Руби и пощупала мой лоб.

— Нет… Просто, моему домашнему зверю везет гораздо больше, чем мне.

— Такое случается. — улыбнулась горничная: — Кстати, может быть сегодня чуть-чуть отметим? А то… Новый год же на дворе! И так Рождество профукали…

Отмечать Новый год, когда вокруг происходила такая дичь? Я почему-то сразу вспомнил прошлое. Снежинки, сугробы, аромат мандаринов, хвои и старых елочных игрушек, которые хранились в потертой картонной коробке с 1969 года. Все эти краски, запахи, эмоции, звуки… Это и было праздничным настроением! Каждый Новый год я ждал чего-то… Тянулся к зеленому огоньку, словно Гэтсби. Но… я так и не понял, чего именно ждал. С каждым годом это настроение постепенно исчезало. Точно так же пропадала и вера в чудеса… С каждым годом этот праздник становился всё менее ярким, и всё больше напоминал обычный день. Совершенно такой же, как и все предыдущие 365 в году.

Но, когда в моей жизни появилась Оксанка, я как будто и сам вернулся в детство. Я понял, что должен был продлить то чувство волшебства на как можно дольше… Но всё сложилось иначе.

— Хозяин? Хозяин, вы чего? — Руби подошла ближе: — Вы так сильно побледнели…

— А… Нет. Всё хорошо. — улыбнулся я: — Просто вспомнил кое-что… Ничего особенного.

Когда мы взрослеем и теряем веру в чудо, то в конечном итоге понимаем — всё, детство кончилось. Прошла та беззаботная пора праздников и волшебства. Но разве это было не круто? Разве же я не считаю те ощущения прекрасными? Считаю, и ещё как!

Зрелость приходит именно тогда, когда ты начинаешь осознавать, что хочешь подарить это чувство волшебства своим детишкам. Чтобы они верили в чудо, как можно дольше.

Конечно, я не мог назвать Лили и Руби детьми. Две взрослые и неуязвимые кобылки… Но разве они виноваты, что их Хозяин привязался к иностранной Принцессе и за ним охотится злобная английская ведьма? Думаю, что нет.

— Отметить немного? Хмм… А почему бы и нет?

* * *

После инцидента с неудавшимся сообщением, Княжна на некоторое время замкнулась в себе.

Не то, чтобы она не была готова к такому… В жизни бывает всякое, и отец частенько рассказывал ей, что готовиться нужно вообще ко всему. Особенно, если ты один из императорского рода!

Дело было не в этом. Княжна в очередной раз убедилась, что для отца она никакая не дочь. Марионетка, непослушание которой вызвало столько отвратительных последствий…

Да и было бы за что? Спасла людей чужой страны? Встала на защиту заложников? Втрескалась в преступника? И что с того? Да Принцесса вообще может позволить себе всё, что захочет! Ну, или не всё… Но многое. По крайней мере — так было раньше. А сейчас… Сейчас были одни запреты. Это нельзя, то нельзя, да всё нельзя! Не отправлял бы тогда в Японию свою дорогую марионетку, а привязал бы сразу на поводок… Хоть не так обидно было бы.

Раздумывая над своим положением, девушка вдруг услышала шаги снаружи. Замок прохрустел, и дверь со скрипом открылась. В комнату вошли Герцог Силуянов и до боли знакомая девушка в костюме единения. Блин, где же Княжна видела её раньше?

— Ваше Высочество! — Герцог поклонился, и придвинув металлический табурет, плавно присел: — Прошу, выслушайте! Мы выключили датчики совсем ненадолго…

— Вот ещё… Пешкам отца надо быть где угодно, только не здесь. — огрызнулась девушка.

— В воскресенье. В семь часов вечера. Я собираюсь отключить питание! В рапорте напишу, что это был мощный сбой внутри сети… Его Величество мне не поверит. Я в этом уверен на сто процентов. Но выбора у меня нет. Литерный поезд "Сердце Сибири"! Вас будут там ждать.

— К чему такая щедрость? — злобно усмехнулась Княжна.

— Вы не понимаете! Тут будет резня… — вздохнула девушка в костюме единения.

— А ты ещё кто?

— Это Госпожа Климова. Она поможет выбраться наружу и сообщит путь до станции.

Теперь всё встало на свои места. Лариса Климова — редкий магнетар, за которым охотились практически все. Была украдена Палачом, и в конечном итоге из-за Стокгольмского синдрома влюбилась в своего похитителя. Долгое время пряталась в преступном синдикате, но полтора месяца назад, Павел Второй поймал обоих и заставил работать на себя. Они, в большинстве своем, выступают, как шпионы. То есть их основная задача — слив информации по торговым путям Стоунов и разведке общей ситуации в криминальном мире. Но видимо теперь он решил использовать новые игрушки по полной программе…

— Я никуда не пойду с ней. — сухо ответила Княжна и отвернулась: — Простите, Герцог, но я не намерена терпеть самоуправство Императора!

— Вас убьют! Вы понимаете это, или нет! — Лариса превысила голос: — Их цель — Мотидзуки Ичиро! Как только он прибудет сюда, здесь начнется бойня… Вы же видели, на что этот мальчишка способен!

— Видела. А ещё — это мой… друг. И я ни за что не позволю трогать его!

— Так в этом-то и вся фишка! Окажетесь на свободе — полетите к нему. — Герцог дружелюбно протянул руку, чтобы похлопать Княжну по плечу, но та увернулась.

— Откуда мне знать, что вы не хотите меня убить?

— Выше Высочество! При всем уважении… — Лариса хотела что-то сказать, но Силуянов поднял руку:

— Госпожа Климова. Не стоит. — вздохнув, ответил он: — Генераторы будут отключены. Неужели вы не сможете справиться с магнетаром? Увы, у Госпожи Климовой нет атак для ближнего боя, а с оружием сюда никого не пропустят.

— У вас есть коды протоколов. Не держите меня за идиотку! Я могу прямо сейчас написать письмо своему отцу, что вы изменник и предатель.

— Пишите. — разочарованно вздохнул Герцог и с грустью опустил глаза: — Выбор за вами… Я хочу дать вам новый шанс! Есть те, для кого вы всё ещё Великая Княжна. Подумайте хорошенько… Решив неправильно, вы лишите жизни Господина Мотидзуки, и рискуете умереть сами. Разве оно того стоит?

— Я подумаю. — фыркнула Княжна и накрылась одеялом: — А теперь — вон! Я хочу побыть одна.

Герцог и волшебница поспешили выйти, оставив девушку в полном одиночестве. С одной стороны — это было похоже на правду, ибо литерный поезд "Сердце Сибири" обслуживался хорошими друзьями Княжны. Но с другой стороны — Силуянов мог переметнуться к предателям. Воспользоваться шансом, и под шумок убить одну из наследниц рода Романовых. Чем не благоприятный момент? А смерть Ичиро… Это вообще уму непостижимо! Использовать родную дочь для того, чтобы заманить сюда Квазара? Какой он после этого отец? Ещё и людей под нож кидает… А ведь у Ларисы и Палача есть ребенок! Неужели она готова рискнуть всем? Конечно же, не готова. Ей приказал Император и она просто не может отказаться… Урод! От одной лишь мысли об отце Княжне стало очень противно.

В любом случае, нужно подумать. Даже если её выведут на улицу, где поле генератора не распространяется, она сможет за себя постоять. Нет, вся эта затея с "Сердцем Сибири" явно, какая-то мутная! Но если они выведут её на улицу — кто сказал, что литерный поезд единственный выход из Империи? В одном Герцог прав — у Княжны ещё остались верные друзья. Да и к тому же Ичиро слишком часто спасал её задницу за последние четыре месяца. Пора бы уже и отплатить.

Значит, в воскресенье в семь вечера? Хорошо… Отец пожалеет о том, что затеял эту грязную игру.

* * *

— Будьте с ней осторожны… — жалобно произнесла Лили, поглаживая старый "Мустанг" по капоту.

— Не волнуйтесь, леди! Я сделаю всё в лучшем виде! — отозвался Громми, алчно облизываясь и оглядывая истинную американскую классику.

Загнав девчонок на миниатюрный диванчик "Скайлайна", я выехал с территории гаражного кооператива, и покатил в сторону офиса. И… опять праздники дали о себе знать!

Огромное количество машин вынудило меня вновь воспользоваться объездной городской трассой. Однако и на ней было далеко не пустынно… В конечном итоге мы подрулили к небоскребу только через полтора часа. Сегодня был короткий день, поэтому большинство сотрудников уже покинуло здание. Остались лишь злобные парни Кицуне, вечно довольный зомби-Давид и хмурая Дубровская. Снаружи нас поджидали Айрис и Мэлвин, которые, как я понял, уже успели подружиться.

Поднявшись внутрь, мы тут же отправились на поиски новой главы службы безопасности, которую мы застали за просмотром видео с камер наблюдения.

— Доброго дня! — поздоровался я: — Могу я позвать тебя в кабинет директоров?

— Здравия желаю. Да, конечно! — отозвалась она, и тут же направилась за мной.

Дождавшись опаздунью Грейс, которая ИМЕННО СЕГОДНЯ решила поехать на своей розовой "Оптиме", я пристыдил её взглядом, а затем закрыв дверь, устроился во главе стола на своем шикарнейшем кресле.

— Итак, Мария! Вещай. — произнес я, махнув рукой.

— Хорошо! — она приглушила свет, и включила проектор: — Сперва, хочу немного рассказать о месте, куда нам предстоит поехать. В общем, Форт Каплан — тюрьма для особого типа заключенных. Находится в пригороде Питера! Благо, что у меня всё ещё остались хорошие друзья в правительстве Империи и… в общем, немного рассказали мне про всё это мероприятие. Во-первых, готовиться нужно к самому худшему. Тюрьма оснащена датчиками по самое не балуй! Там даже икнуть незаметно нельзя. Камеры, буквально — на каждом шагу! Единственное помещение без видеонаблюдения — это сам дом и подвал, в котором, как мне рассказали, находится кабинет для морального расслабления.

На экране появилась небольшая схема стандартного одноэтажного домика с приличным подвалом.

— А почему внутри домика нет камер? — поинтересовался я.

— Потому что заключенные в подобных тюрьмах имеют огромное количество привилегий. К этому надо привыкнуть! Богатым всё — бедным ничего. Это даже к тюрьмам относиться.

— А если заключенный решит покончить жизнь самоубийством?

— Датчики сразу зафиксируют любое малейшее изменение температуры тела или дыхания. Порежешь вены — тут же принесётся отряд злобных охранников и спасет тебя. Либо сразу же доставят в госпиталь.

— Как всё сложно…

— Во-вторых, данный комплекс оснащен серьезной охраной в виде синтетиков. Причем данный вид андроидов не оснащен портами. Это значит, что атаковать их вирусом не получится. Уходят на двухчасовой перерыв один раз в сутки. Связываются со "штабом" по закрытому каналу. Приятная новость — синтетики не вооружены. Плохая новость — в штабе дежурят Новы и мощные Альфы. Отхватить на орехи можно вообще без проблем!

— Замечательно. А что со стенами?

— Укрепленные листами пассивной брони. Стены с очень глубоким основанием. Вся территория комплекса защищена от землетрясений. Так что новую технику для обрушения применить не получиться.

— Это всё?

— Нет. Я не сказала самого главного! Внутри комплекса находиться четыре блокиратора сейшина. В общем-то… Добраться через границу до самой тюрьмы мы вполне сможем, а вот бесшумно покинуть, прихватив Княжну — эта миссия невыполнима.

— Невыполнимые миссии — это моё хобби!

— Не смешно, Босс. Речь идет о политзаключенной высшего уровня. — вздохнула Дубровская, потерев переносицу: — Сигнал о тревоге придет в штаб через две секунды. Время на реакцию и дорогу — семь минут. А нам нужно прорваться сквозь стену, вывести из строя несколько десятков синтетиков-охранников, НАЙТИ заключенную и отвести на безопасное расстояние. И я молчу про то, что всё это мы будем делать БЕЗ СЕЙШИНА.

— Вырубить блокираторы?

— Каким образом? Я не знаю расположения. Да если бы и знала, то как? Ракету засекут. Сейшиновый снаряд рассеется. Увы, от синтетиков придётся отстреливаться из обычного оружия. А это время! Допустим, случилось чудо, и мы справились за шесть минут. Минута будет на то, чтобы прыгнуть в эспайдер… У нас на хвосте будут висеть сильнейшие Сверхновые МИРА! Не Империи… Не какого-то определенного класса… А СИЛЬНЕЙШИЕ СВЕРХНОВЫЕ МИРА! Я понимаю, что вы в себе уверены, но поверьте мне на слово… Всё то, что вы видели до этого — покажется вам детским лепетом.

— Замечательно! Это всё просто супер, но… я бы хотел услышать план.

— Да, Босс. Я должна была вам рассказать об опасностях, чтобы вы понимали всю серьезность предстоящей операции. В общем, ситуация — следующая… Благо, что я служила в российском отделении Инстанции большое количество времени и знаю, как у них всё это мероприятие работает. Задача будет не из простых! Во-первых, придется напасть на штаб. Причем не надо разносить там всё! Просто напасть на штаб и отвлечь их от сигналки. Этим можем заняться мы с Давидом, ибо уж что-что, а сваливать мы умеем. Вы в это время атакуете тюрьму и уничтожаете охрану. После того, как Княжна будет найдена и спасена — вы прыгаете на эспайдер.

— Хе! Погоди… Откуда у нас в Империи окажется эспайдер?

— Окажется! Не переживайте. Я в свое время помогала многим людям… А с долгом на душе умирать не любят. Особенно в моей бывшей конторе. Я уже обо всем договорилась! Транспорт есть.

— Замечательно. И что дальше?

— Вы с Княжной и отрядом зачистки улетаете в точку А, встречаетесь с нами, а затем мы все дружно валим к границе. Всё просто. Ну… относительно.

— Простите, но зачем вам рисковать своей задницей в этом штабе, если есть я? — спросила Грейс.

— Простите, но зачем имбовому солдату тусоваться в штабе, если я просто могу устроить землетрясение? — перебил её я.

— Вы открыли в себе этот дар всего пару дней назад, Босс… Я не уверена, что стоит его применять. К тому же, если будет много жертв, вы не отвяжетесь от Императора. Фусаваши вас просто не защитит. Не сможет! — предостерегла Дубровская.

— А есть хотя бы точка, где этот штаб находиться? — спросил я.

— Да… Минуту. — женщина щелкнула следующий слайд: — Вот!

— Хмм… — я поднялся и подошел по ближе: — Где ближайший источник электричества?

— У него свой источник и дополнительные аварийные генераторы. Если мы сломаем основной источник питания, то они быстро всё восстановят.

— Что насчет ЭМИ?

— Самые мощные пушки, в теории, могут вырубить технику, но только изнутри. Штаб защищен клеткой Фарадея. И большинство техники тоже. А проникать в хорошо защищенное строение с вооруженными металюдьми внутри — так себе затея. — пожав плечами, ответила Дубровская: — Придется вам аккуратно рушить одну стену сразу после первого выключения электричества. А потом Хранительнице с ЭМИ-пушкой проникать внутрь и действовать четко по указаниям, чтобы не упустить момент. НО… в таком случае вся затея рушится к чертовой матери. Да, мы их вырубим. Да они на двадцать пять минут останутся без связи и энергии… Но штаб — далеко не единственная точка. Да, она ближняя, но не единственная. Разберемся с ней, об этом в течении семи минут узнает Питер и оттуда выедут войска. Начнется такое шоу… В общем — самоубийство. Однако, даже без связи Новы могут спокойно вылететь и проверить, что творится в тюрьме. Прямо из штаба.

— И на это у меня есть ответ. — задумавшись, произнес я: — Всё проще, чем я думал. В таком случае, мы разносим основной источник питания. Они остаются слепыми на долю секунды. Туда заходит Грейс и вырубает генераторы к чертовой матери. Потом я использую свой козырь… Хороший козырь! Ребятки не смогут выйти. Вытаскиваем страдалицу, вы забираете козырь и уносите на точку А.

— Что за козырь?

— Есть один… вернее — одна. Теперь осталось с ней немного переговорить.

— Что этот козырь делает?

— Огромные защитные купола.

— Ааа… Тот Магнетар, которого взяла Госпожа Грин? Отлично! Тогда мы сможем выиграть немного времени!

— Извините… — в дверь постучались, и к нам заглянула Пандочка.

— Что такое, радость моя? — поинтересовался я.

— Могу… я одолжить вас ненадолго?

— Срочное?

— Пока не знаю…

— Так, ладно! Я на минуту. — извинительно поклонившись, я вышел с Пандой в коридор: — Что там у тебя?

— В середине дня к нам на центральный телефон горячей линии позвонил молодой человек. Говорил по-русски… Девочка-администратор немного испугалась, но я проявила инициативу и взяла трубку. В общем, звонивший утверждает, что к нему обратилась некто "Княжна", и заявила, чтобы Господин Мотидзуки сидел дома, ибо туда, куда он собирается — очень опасно. Мол, его там кто-то ждет. Для чего — он не сказал. Усмехался, что он принципиальный человек, и скорее всего — это, какая-то шутка… Розыгрыш.

— Розыгрыш, значит? — я задумался.

— Но… Я проверила информацию по звонку. Выяснила имя этого человека. Обычный продажник из Питера. Он никак не связан с "властями". Из увлечений — пить пиво с друзьями и радиолюбительство.

— Радиолюбительство?

— Именно.

— Спасибо, Пандора! Ты мне очень сильно помогла и… Какого черта ты ещё здесь? Праздник же!

— Доделываю открытку для Сакуры… Простите…

— Милота! Ладно… Долго не сиди. Сегодня праздник. — я потрепал её по макушке.

— Как вы думаете, в этом есть смысл?

— Думаю, что есть. — улыбнувшись, ответил я и зашел обратно в кабинет: — Господа! Планы слегка меняются…

— И что же случилось? — поинтересовалась Дубровская.

— Некий радиолюбитель позвонил в "Гендай" и заявил, что Княжна, якобы, передала ему сообщение о том, чтобы я не совался туда.

— Радиолюбитель? Он что, так и представился?

— Нет. Всю информацию выяснила наша дорогая Пандора.

— Думаете, ловушка? — Руби вопросительно взглянула на меня.

— Чуйка подсказывает, что нет… Только вот, как Княжна могла с ним связаться?

— Вы сами ответили на свой вопрос. Радиолюбители частенько раньше мониторили эфир на коротких волнах. Может быть… у неё там была рация или необходимые принадлежности для станции? — пожав плечами, ответила Дубровская: — Но факт остается фактом. Нас ждут, Босс. И я бы на вашем месте… серьезно задумалась, а стоит ли нам вообще, куда-то лететь? Моя операция сработает только в том случае, если там нас не будут ждать. Если же мы придем и наткнемся в тюрьме на нечто более… весомое, чем синтетики — то мало нам точно не покажется!

— Поздно задумываться. В пятницу утром выезжаем! Но… даже если нас там и ждут… — я задумчиво почесал подбородок: — Так! Нам придется отключить блокираторы. У кого-нибудь есть идеи, как это сделать?

— Я спокойно могу пройти и всё вырубить. — ответила Грейс.

— Ты можешь находиться в двух местах одновременно?

— Нет.

— Я могу. — подняв руку, произнесла Айрис: — Телепортируюсь и вырублю все блокираторы!

— Хоть зателепортируйся! — холодно усмехнулась Дубровская и переключила следующий слайд: — Под тюрьмой находятся огромные лабиринты различных помещений. Да, ты второй имбовый персонаж, но чтобы найти блокираторы, у тебя всё равно уйдет время, которое ты могла бы потратить на что-то более полезное.

— Но… в таком случае, не проще ли Айрис самой зайти в тюрьму и телепортироваться оттуда вместе с Княжной? — поинтересовался Давид.

— Хочешь, чтобы мы принесли Принцессу по кускам? — усмехнулась Грейс: — Телепортация насекомых — очень нестабильное явление.

— В таком случае, как нам отрубить блокираторы, да ещё по-быстрому?

— Хмм… — вздохнув, я вытащил мобильник: — Кажется, пришло самое время звонить нашим изобретателям…

* * *

— Это. Просто. Уникальная вещь! Самая крутая из самых крутых! — Сонаме было не остановить. Она представила нам то, от чего даже у Дубровской возникла заинтересованность в глазах, а именно — ЭМИ-гранаты. Ну… гранатами их, конечно, было сложно назвать. Этакие бомбы массового поражения, которые необходимо было устанавливать на твердую и ровную поверхность… То есть, просто закидывать их было нельзя.

Очень полезная штука, особенно против синтетиков, блокираторов и всего электрического, что только попадалось на пути. И главное — теперь не надо было заморачиваться с ЭМИ-пушками.

— Одна такая штуковина действует в радиусе девятисот метров! Просто устанавливайте и нажимаете на кнопку. Всё!

— Через сколько срабатывает? — поинтересовался я.

— Через двадцать секунд, после нажатия! В общем — уникальная вещь. Поставил, нажал — бац! Идеальное оружие для диверсионной группы… — с жаром ответила изобретательница: — Единственный минус — поразит вообще всё! То есть, и вашу технику тоже. Поэтому лучше отходите подальше!

— Вопрос… А для кого это?

— Для Императора Фусаваши. — отозвался Акуби: — Мы создавали для штурмовиков и диверсантов специальное оружие. Хотели сделать обычный отключатель инфракрасных датчиков и энергетических барьеров, как у летающих крейсеров, но в итоге — получилось это. Стоит дорого… Но нам дали карт-бланш.

— Сколько таких "гранат" у вас есть?

— Пять готовых и три опытных образца… На них я бы делать ставки не спешила. — призналась изобретательница.

— Возьмем всё, что есть. За ценой не постоим! — ответил я: — Айрис! Твоей задачей будет пробраться внутрь и включить три гранаты. Отрубим блокираторы, синтетиков и все системы. А дальше — дело за малым.

— Ну, и шустрый вы… Босс. — вздохнула Дубровская: — Гранаты, конечно, хороши. Но только вот, ваша уверенность во всем меня очень сильно пугает.

— Быть неуверенным — заведомо приготовиться к поражению. Все козыри на руках! Два Хранителя, уникальные технологии, Сверхновая и Квазар. Всё есть. Дело лишь за малым! Но и с этим я разберусь. — ответил я: — Так! Лили, Руби! Грузите гранаты. Деньги переведем завтра утром из офиса. Сонаме, Акуби — вы просто молодцы!

— Ой, да… Что уж тут… — смущенно отмахнулась девушка: — Кстати, пока ты здесь, Ичиро…

— Что такое?

— Помнишь, к нам пришел кусок бреария из твоей штольни? Ты ещё просил придумать интересное, но надежное оружие?

— А… Что-то такое припоминаю. И что?

— Погодите! — она быстро юркнула в сторону металлических шкафчиков, и спустя мгновение вернулась с красивой деревянной шкатулкой: — Вот…

В мои руки плавно опустился настоящий "Colt Peacemaker" или как его называл сам создатель — M1873. Знаменитый шестизарядный револьвер был гордостью Семуэля Кольта, а ещё успел засветиться в огромном количестве вестренов середины 20 века!

— Ого… — выдохнул я: — Сидит, как влитой!

— Ствол и барабан выполнены из бреария. Рукоять из слоновой кости. Да, мы против насилия над животными, но у нас у самих завалялось… Вот, решили использовать по назначению… — смущенно порозовев, ответила Сонаме.

— Просто круто! — воодушевленно ответил я: — Спасибо огромное! А что насчет патронов?

— Пока отлито всего восемьдесят пять штук… С повышенной долей пороха. Сорок пятый калибр! Единственный минус — кусается. Но для его веса и калибра — это вполне нормально.

— Круто! Осталось только к нему кобуру прикупить и всё.

— Шериф Мотидзуки! — усмехнулась Айрис: — Пойдете отвоевывать дилижанс у краснолицых?

— Не совсем дилижанс, и не совсем у краснолицых. — провернув револьвер в руке, ответил я: — Блин… Опять почувствовал себя ребенком!

— Да… только истинный мужик, когда ему дарят здоровенный ствол, будет радоваться и говорить, что "почувствовал себя ребенком". — вздохнул Грейс: — Миротворец… Вы серьезно? Что в этом монстре миротворческого?

— На самом деле в название данного револьвера заложено много смысла, но об этом я расскажу чуть позже! Хе-хе-хе… Шериф Мотидзуки! А что? Звучит…

Прохрустев барабаном, я прицелился в лампочку, а затем поспешил спрятать револьвер обратно в шкатулку.

Собрав все ЭМИ-гранаты, мы отправились в имение Кицуне. Нужно было составить список всего необходимого. Да и план Б отменять не стоит. Дубровская была абсолютно права насчет сложности, но… кто сказал, что мы будем отступать при малейшем изменении ветра? Увы, придется всем включать внутренних перфекционистов. Заодно и посмотрю, как работает моя команда на выезде.

Этими мыслями я рассчитывал поделиться с Кицуне…

Однако, когда мы приехали в имение, меня ожидал небольшой сюрприз. Ну, как небольшой?

В общем-то, две мелкие проказницы подговорили Найт, и на радостях, что наконец-то можно отвлечься от англичан, наша любимая Якудза закатила семейную вечеринку.

Я уже неоднократно говорил о том, что японцы обожали иностранную культуру. После затяжного японско-китайского кризиса, после внутренней войны Кланов и многовековой информационной блокады, местные были счастливы узнать, что за Китаем есть и другие страны. С восемнадцатого века Япония начала активно приобщаться к европейской и русской культуре, а в девятнадцатом и двадцатом, к их интересам присоединилась ещё и Американская Республика со своей шикарной медиакультурой!

Так вот, во дворе имения стояли снеговики, типичная упряжка из оленей, а на козырьке тусовался полутораметровый Санта Клаус. Глядя на то, что творилось внутри, и прекрасно понимая, что Кицуне просто не могла оставаться от всего этого в стороне, я потом ещё долго осуждающе поглядывал на неё. Нет, ну а что? Тренировать Явлений — не, у меня англичане! А украшать дом — потрачу на это весь вечер! Вот ведь хитрая лисица…

Полностью погрузиться в праздничную атмосферу мне, к сожалению, не получилось. Всё же надо мной нависло слишком много… Но я был уверен, что как только всё закончиться — я попытаюсь это повторить.

Грейс на время отключила способности Руби и Лили… Как показала практика — напрасно. Алчно блеснув глазами, Кицуне тут же напала на них и жестоко споила. Лин воодушевленно рассказывала мне о том, как проходит её обучение погружению в загадочное Полотно будущего, а Томек то и дело, как-то странно поглядывал на меня. Как будто хотел что-то спросить, но всё никак не решался.

Как только часы прозвонили полночь, мы вдарили ещё по шампусику, и я повез девчонок в Академию. Весело, конечно… но нам необходимо было готовиться к опасной операции.

У врат меня уже поджидала Мэлл:

— Оу… — усмехнулась она, глядя на две отключенные тушки, которые я держал невидимыми руками: — Спаиваешь своих Мастеров?

— Да. Люблю, чтобы девочки осознавали свою беспомощность!

— Да ты маньяк. Боюсь, что с Новами так не выйдет.

— Нет. Они уже взрослые! А я молоденьких люблю. — ответил я, и мы направились в сторону общежития преподавателей: — Как же тут тихо…

— О, да… Все свалили на новогодние каникулы! Не знаю, кто-как, но лично я уже обожаю это время. Чувствую, словно вся эта Академия принадлежит только мне. — довольно заявила Мэлл.

— Это всё прекрасно, но что там с пятницей? А то Дубровская свой план рассказала, а все остальные детали мы, как-то упустили.

— Летим на остров Хоккайдо. Военный аэродром Вакханай. А оттуда вплавь на Сахалин. Я уже договорилась с небольшим пограничным катерком…

— Пограничным? — удивился я.

— А ты думаешь, тут нет коррупции? Есть, и ещё как. Не стоит думать, что Империя идеальна во всех отношениях. В ней есть огромное количество недочетов, на которые Император закрывает глаза. — кивнула Мэлвин: — В любом случае, всё схвачено! Мы переправимся на Сахалин, а там на внутренних рейсах доберемся до эспайдера Дубровской. Я составила карту безопасных зон, где нас не заметят. Так что до тюрьмы доберемся к вечеру воскресенья. В общем — всё супер. Проблем не вижу!

— Если бы! Нам ещё нужно будет оттуда аккуратно свалить, чтобы никто не заметил.

— Никто не заметил? Хех… А ты тот ещё — оптимист. — улыбнулась она: — Ладно, в любом случае мы уже начали. Блин… Едем похищать Принцессу Российской Империи! Это настолько дико, нагло и глупо, что я буду гордиться этим до конца жизни.

— Зато будет, о чем рассказать внукам.

— Дожить бы ещё до них… до внуков.

— Эй! — из общежития преподавателей вылетела миниатюрная Мисс Смит: — КАКОГО ХРЕНА?! Что с моими девочками?!

— Ну, во-первых — они мои, а во-вторых, сегодня праздник. — сухо ответил я.

— Мотидзуки! Подонок! — недовольно фыркнула она, и схватив обездвиженные тушки, тут же учесала обратно в дом.

— Ну, что? Во имя слабоумия и отваги? — усмехнувшись, произнес я.

— Во имя слабоумия, отваги и полного отрыва! — кивнула Мэлл.

На этой позитивной ноте мы разошлись по своим комнатам.

Кстати, только сегодня я ощутил, что без Моба в спальне… как-то пусто. Я долгое время пытался уснуть, но в конечном итоге решил помедитировать. Ох, на какую страсть нам предстояло залезть… Но тем не менее, я был рад, что все относились к этой идиотской затее с позитивом.

Этакий внутренний вызов, граничащий со здравым смыслом. Не получиться украсть Княжну — рискуем заработать мощнейший геморрой до конца своих дней. Получиться украсть Княжну — заработаем мощнейший геморрой до конца своих дней, но уже наверняка.

Забрать близкого человека и встряхнуть мощнейшую державу на планете… Черт побери — оно того стоит!

* * *

На следующее утро я вновь встретился с Хару и Канадэ. Увы, горничные были в весьма плачевном состоянии, ибо впервые в жизни попробовали алкоголь с отключенной неуязвимостью организма, поэтому решили пропустить тренировку. Хотя, если внимательно посмотреть на моих милых преподавательниц… вид у них тоже был слегка уставший. Подхватив огромный металлический ящик, мы полетели на свой тренировочный остров.

Сегодня меня практически не гоняли, а лишь укрепляли знания. Я уже более-менее адекватно владел техникой цепи, а вот с землетрясение пока выходило через раз.

Суть была аналогичной, как и с торнадо. Только вот, я то и дело промахивался мимо воображаемой зоны, и рушил совсем не то, что надо. Впрочем, искусственному острову было на это плевать. Он и не такое мог выдержать!

— Скорости твоего обучения остается только позавидовать. — ледяным голосом произнесла Хару: — Но главное — это практика!

— Разумная практика. — поспешила поправить напарницу Канадэ: — Как я и говорила — сегодня мы разучим новую технику. Для таких, как мы — металюдей с огромным запасом энергии, рассеивание является, чуть ли не самым нужным атрибутом во время заданий.

Госпожа Судзуки открыла здоровенный ящик и вытащила оттуда подозрительный прибор. Внешне он напоминал дорогую коптилку — металлический цилиндр на трех ножках.

— Это простейший измеритель энергетического фона метачеловека. — пояснила Хару: — Благодаря ему можно точно понять, насколько ты становишься "невидимым" для нюхачей.

— Для того, чтобы начать рассеивание, необходимо полностью очистить мысли и представить, что ты разряженная батарейка. То есть, как будто внутри тебя всё закончилось! Понимаешь?

— Ох… Только не говорите, что опять нужно "усиленно думать"?

— Не ной! — фыркнула Канадэ и встала позади меня: — Просто закрой глаза, и представь, что внутри тебя ничего нет… Чувствуешь?

— Пока нет. — я зажмурился, и начал думать о том, что являюсь пустым сосудом. Хару щелчком включила измеритель, и он как-то странно запиликал.

— Очисти разум! Разряди свои частицы… Давай!

— Даю… — я выдохнул и сжал кулаки. Измеритель пронзительно заверещал, как будто зайца пытали раскаленной кочергой… Противный треск, и в нос ударил запах гари.

— Да твою ж мать! — выругалась Канадэ: — Что ты опять сделал?!

— Очистил разум… — усмехнувшись, ответил я.

— Хмм… Это странно… — произнесла Хару, открыв измеритель: — Как будто рядом произошел электромагнитный импульс… Смотри!

Канадэ подошла и внимательно осмотрела внутрянку:

— Не, просто твой хлам уже слишком старый и не выдержал поля Мотидзуки… В любом случае, я на пределе! Больше не могу. Продолжим, когда вернешься. А сейчас — всё… Я в бар!

Девчонки быстро погрузили сломанный измеритель в ящик, и поспешили ретироваться. Странно… Очень странно. Опять вопросов больше, чем ответов. Но в любом случае, сейчас нужно было думать о предстоящей операции!

После тренировок я встретился Коулчеком.

— Принцесса Кэролин полностью в твоем распоряжении, но… — он хитро завил рыжий ус: — Хочу, чтобы ты испытал ещё пару штук!

— Простите, Капитан, но на этот раз крови не будет. Операция в режиме "стелс".

— Ты-то, и без крови?! — Капитан посмотрел на меня так, словно я ляпнул несусветную чушь.

— Ну… по крайней мере — я постараюсь.

— Ай! Старайся, сколько хочешь. Да и вообще, с каких мышиных горохов ты стал правильным? Не припоминаю в тебе пацифистских наклонностей… Неужто ты стал добряком?! — Коулчек изрядно напрягся.

— Нет. Я всё тот же… Просто, если мы убьем иностранного агента на его же собственной территории…

— Ичиро, очнись! Я понимаю, что ты не хочешь проблем, но… просто поверь моему опыту — если ты говоришь про убийство иностранного агента на его же собственной территории, значит ты уже готов к этому. Все мы стараемся не запачкать руки… Это нормально! Но, насколько тебе и мне известно — чистым из сточных вод выйти невозможно. В общем, я не буду тебя переубеждать. Стелс — не стелс! Мне без разницы. Вот это мобильный концентратор энергии. Устанавливается на предплечье. — Капитан вытащил из ящика что-то типа пип-боя, только вместо монитора было два небольших раструба: — Принцесса расскажет, как его подключить.

— И что он делает?

— Концентрирует энергию. Идет толпа врагов — один выстрел, и всех поджарит.

— Хорошо… Это всё?

— Ну, что ты в самом деле? — усмехнулся он, и придвинул здоровенный ящик: — Вот это нечто покруче!

— И, что там?

— Самонаводящиеся ракеты с плазмой. — он открыл крышку и вытащил…

— Это что, шариковая ручка?

— Нет, просто похоже. Говорю же — самонаводящиеся ракеты с плазмой! Отлично подходит для тяжело бронированной техники и мощных крепостных укреплений. Температура горения — свыше трех с половиной тысяч градусов.

— Отлично! Мне подходит.

— Но… ты же сказал, что крови не будет? — усмехнулся он.

— О, мне это нужно для другого. И да… Вы же позволите ещё раз взять с собой шестиствольник?

— Ичиро, а ты знатный лицемер! — Капитан весело расхохотался: — Знаешь, глядя на тебя, я сразу же вспоминаю римскую мифологию…

— В плане?

— Марс, Юпитер и Квирин — возглавляли пантеон римских богов. И глядя на то, какой шлейф трупов тянется за тобой следом… смею предположить, что ты живое воплощение бога войны.

— Глупости! Вся та кровь была лишь для самозащиты. На самом деле, Капитан… я обычный человек.

— Обычный? Не-ет… Ичиро, взгляни на себя со стороны. Просто проанализируй свои поступки и их мотивацию. Ты же прекрасно знаешь, что чтобы не случилось — у всего есть причина и следствие. У каждой мелкой глупости… У каждого нашего шага, каким бы бессмысленным он не казался. У всего есть причина и следствие!

— Вы сейчас, о чем?

— Зачем ты полетел спасать Принцессу Аюми?

— Потому что хотел славы и связей…

— Ложь. Ты полетел туда из-за Миеко. Твоё сердце жаждало мести… Ты пошел уничтожать Тайсе. А Принцесса Аюми, как бы там что не вывернулось, была лишь второстепенным персонажем. Ты просто не хочешь это признавать. — Капитан сузил глаза: — Я слышал, что Тайсе договаривался со многими металюдьми. Ты не слышал про это, но приличное количество Кланов восстало против Императора Фусаваши. Его власть разрушилась… Всем показали, что он некомпетентный правитель, за службы которого, отдувается подросток. И… Ичиро, если бы тебе было не в кайф уничтожать ублюдков, то ты бы уже давно нашел другой путь. Но ты продолжаешь сражаться! Тебе нравиться то, что ты чистишь мир от тьмы… Все твои действия направлены на разрушения. И ты пытаешься скрыть это от всех, но я-то вижу.

— Простите, но при всем уважении — вы несете бред. — сухо ответил я.

— Бред? О, Ичиро… Ты можешь называть свою мотивацию, как угодно! Но просто подумай… Я не зря упомянул про Фусаваши и отвернувшиеся Кланы. С Тайсе можно было договориться. Но ты выбрал путь войны. С Маргарет ты тоже мог бы найти общий язык, но… Ты выбрал путь войны. Ты мог бы заставить своих слуг защищать небоскреб и торговый центр… Ты — Босс! Но… ты пошел делать это сам. Ичиро, я многое видел за всю жизнь. Против меня выступали самые отъявленные ублюдки и лжецы, которые могли обдурить любого. И ты один из них, но… твой организм, твои гормоны, твоя химия, которую считывает КАВ — говорят истину. Ты гладиатор, ставший настоящим богом войны!

— Ой, вы что, комиксов перечитали? — усмехнулся я: — Давайте ещё задвиньте мне ту тему, когда ветераны скучали по военным временам? Я не верю в это. И я просто сражаюсь за то, что мне дорого. На этом, я полагаю, наш разговор окончен.

Честно — я больше не мог слушать этот пафосный бред. Чем Коулчек думает? И главное — что хочет этим сказать?

— Ты уходишь, потому что где-то внутри понимаешь, что я говорю правду. Можешь убегать сколько хочешь, но… пока ты не поймешь, что это надо прекращать, твоя война никогда не закончиться. Уничтожишь этих врагов, так найдешь других! Я не навязываю своё мнение. Просто хочу, чтобы у тебя в будущем всё было хорошо.

— Ага. Спасибо, Капитан. Но со своей жизнью я разберусь сам. — сухо ответил я, и поспешил выйти из ангара.

Твою мать… и почему меня так бесят его слова? Нет, ну серьезно? Договориться с Тайсе?! Пойти против себя, чтобы служить этому уроду? Нет. А с Маргарет… Тоже фигня. У неё с самого начала была задача уничтожить меня. О каких договоренностях может идти речь?

В общем, не знаю, какую цель преследовал Капитан, но его слова мне очень не понравились. Во-первых, звучало из его уст дико. Во-вторых, ну какие, к черту, боги?

Тяжко выдохнув, я направился к общежитию преподавателей.

Горничные кое-как вышли и увидев солнечный свет, тут же спрятались.

— То есть, у нас завтра вылет на важное задание, а вы тут с похмельем лежите? — грозно спросил я.

— Простите нас, Хозяин… Это всё Грейс!

— Ладно. Собирайтесь! Нам нужно согласовать список всего необходимого и собираться в дорогу.

Даже не верилось, что совсем скоро я увижу её…

* * *

— Ну, что, доволен? — холодно произнесла Анастасия, сложив руки на груди: — Твоя семья отвернулась от тебя. Ты потерял младшую дочь! И всё ради чего? Ради одного никчемного мутанта?

— О, нет. — усмехнулся Император: — Ичиро в этой игре лишь одно из звеньев.

— Хорошо! Тогда расскажи, к чему всё это? Сколько тысяч лет ты прожил, чтобы быть настолько самоуверенным в том, что мы тебя простим за всё, что случилось?

— Простите. Когда поймете, в чем суть.

— Я это и хочу узнать! Во что я должна верить и ради чего сражаться? Почему моя сестра до сих пор не знает, что ты такое? И главное — почему ты с ней так жесток? — Анастасия подошла к окну: — Вечно скрываешь… Что-то таишь от всех! Даже Парад начал косо на тебя смотреть.

— А в этом и есть суть.

— В недоверии?

— За несколько тысячелетий, я понял, что Абсолютного порядка никогда не будет. Но… Марс продолжает твердить одно и тоже. Испытания-испытания-испытания… Знаешь, раньше я тоже в это верил. Мне нравились стратегии. Нравилась эта огромная шахматная доска. Каждый раз, приходя в новый мир, я был счастлив, запуская новую партию, но… время шло. Каждый раз я утешал себя тем, что времени не хватило. Что условия были не те. Что… у меня не было подмоги. В этом мире у меня есть всё! Время, подмога, условия. Но… того замечательного порядка, как не было, так и нет.

— И? Что ты хочешь этим сказать?

— Марс нам всем нагло врет. Он уже давно слетел с катушек и сейчас развлекается. Просто развлекается! Как Орион — сидит в тихом, богом забытом месте, и смотрит шоу, которое для него разыгрывают люди. Но мне это надоело! Парад уже давно разрушился, просто никто не хочет этого признавать. Уран сидит с Королевой в Лондоне. Ему комфортно! У него постоянно новые игры с аристократами, бросающими ему вызов. Земля давно забила на дела Парада, прыгая между телами, чтобы спрятаться. Мы ей не нужны. У неё своя жизнь и она давно нам об этом сказала своим поведением. Венера искренне притворяется архивариусом, но на деле… ей плевать на порядок, плевать на Парад. Плевать вообще на всё! У неё есть маленькая копия. Ей вернули Тайсе. Она живет в своё удовольствие. Сатурн изолировался и сидит в горах. Отвечает только ради приличия и из уважения… Всё же его откопали из помойки и поставили на ноги. Меркурий занимается торговлей и своим пастбищем. Он счастлив! Нужен ему Ичиро? Да плевать он хотел на всё это. Про Нептуна вообще ничего не видно и не слышно. Он старается лишний раз не присутствовать на сходках. Нужен ему Парад? Или может быть, какие-то великие планы? Нет. Один Марс сидит и играет в свои идиотские игры, да Плутон, что из последних сил хочет восстановить то, что было раньше, но… Не будет того, что раньше. Все мы это прекрасно понимаем. И все сидят по своим углам… И правды сказать никто не решается. Я специально изолировал Тайсе, чтобы он не агитировал Марса лишний раз. Слишком этот мальчишка много болтает…

— Так убил бы его.

— И вызвал на себя подозрения? Нет. С меня хватит. Я нашел теплое место, и плевать я хотел на ВЕЛИКИЕ ЦЕЛИ. Марс доиграется… Люди узнают правду и взгреют его. И что тогда? А ничего. Он канет в лету бесконечности, как и все мы. Прости, милая… но я очень разочаровался в вечной жизни. Мне дали песочницу, а я хотел бетонный завод. Все возможные куличики и пирамидки я уже строил. Миру не нужны учителя.

— Погоди… Так ты что, хочешь соскочить?! — удивилась Анастасия.

— Именно. Хватит с меня этой глупой возни в лягушатнике. Мотидзуки сделает для меня идеальную армию, и я покончу с Марсом. Я не намерен больше молчать!

— И ты готов ради себя любимого испортить жизнь пацану?

— Не для себя. Для всех! И я дам ему куда больше, чем кто-либо. Мотидзуки Ичиро обречен. Он может сколько угодно играть в прятки с глупыми аристо. Может весить лапшу на уши Фусаваши… Но его разрабатывали для меня. Его жизнь — полностью моя заслуга. Я дам ему то, что он хочет. Но взамен… он исполнит мою волю. — усмехнулся Император.

— Ичиро похож на тайфун. Внезапный и очень непредсказуемый… В его голове происходит такой лютый хаос, что не одному самому острому уму не разобраться. Ты уверен, что Лариса справится с ним?

— Справится! Ещё, как справится…

Глава 5

До часа икс оставалось всего ничего, а мне ещё нужно было решить два важных вопроса.

Во-первых, в мою игру наконец-то должна была вступить одна из пленниц. Во-вторых, я лично хотел обговорить всё с Императором. Уверен на сто процентов, что он будет против данного мероприятия, но… долг — есть долг. И я готов был пожертвовать, если придется.

Мерзкое потрескивание лампы дневного света лишь увеличивало напряжение, которого и без того хватало в темнице игрового домика. Я провел ладонью по волосам, и со скрипом придвинув табурет, медленно опустился на него.

Элизабет, как и обычно, сидела в углу и пустым взглядом сверлила стену. Нет, всё же мне в прошлый раз не показалось. Она действительно умерла… Конечно, не в физическом плане, а именно в духовном. Бывает такое, когда человека просто ломают. Возможно, она, как и я — лишилась самых дорогих людей, ради которых и стоило жить. А возможно, её предали, и она просто потеряла веру в жизнь. Вариантов, как человек может духовно погибнуть на самом деле много.

Только вот, когда именно это случилось с Элизабет? Я не видел её в последний момент в лаборатории. Мы встретились уже после плена у Маргарет. Быть может, именно тогда всё и произошло?

Роузи смотрела на меня с недовольством, но было видно, что её интересует предстоящий разговор.

— Без купюр? — предложил я, вытащив две баночки колы и протянув ей.

— Без купюр. — кивнула она, приняв небольшую взятку: — Что ты хочешь?

— Много. И сразу. — честно признался я, взглянув на потолок: — Не хочу врать, но твоя подруга мне нужна только для опытов. Она — крыса, и не более того.

— Ты ненавидишь её?

— Нет. Я ничего не чувствую.

— Это из-за того, что она убила Гарри?

— Ларри. Не только. Элизабет — пустышка. Взгляни на неё с другой стороны.

— Она… исправилась. Но разве же тебе это важно? — обреченно вздохнула Роузи и кинула в сторону девушки вторую банку с колой. Та звонко ударилась о её черепушку и брякнулась на пол: — Лизи! Ну, какого черта?!

— Я не собираюсь принимать подачки от него. — сухо отозвалась она.

— Это не подачки. Это сахар для включения мозгов, тупая скотина. — холодно произнес я, и поднявшись, подошел к ней: — Если ты мертва… откуда гордость?

— Это не гордость. — Лизи отвернулась в сторону: — Сам же сказал, что я крыса.

— Хорошо. Крыса, так крыса. — я ногой закатил банку к ней под кровать и вернулся на табуретку: — Продолжаем разговор. Роузи, чего ты хочешь?

— Чтобы что?

— Чтобы стать моей. Полностью. Без остатка.

— Ммм… — девушка задумчиво почесала затылок: — Я хочу, чтобы ты освободил нас из тюрьмы. Хочу нормальную квартиру. Хочу гулять вместе с Лизи по парку и… есть сладкую вату. А ещё хочу стейк из говядины А-пять. И… Велосипед! Точно.

— Заткнись. Я серьезно спрашиваю! — холодно произнес я, схватив Роузи за щеки: — Ты — полностью в моей власти. Ты никуда и ни за что не уйдешь. Глупо это не понимать… Да и играть в психологические игры у меня совершенно нет времени. Я говорю тебе правду. Мне нужно, чтобы ты ответила взаимностью!

— Я это понимаю… Больно! Отпусти…

— Спрашиваю в последний раз. Что ты хочешь, чтобы стать моей?

— Я хочу, чтобы ты поменял для нас с Лизи жильё. И… хочу, чтобы она перестала быть крысой! Лизи умерла потому, что поняла свои ошибки.

— Понять ошибки — не достаточно. Элизабет совершила слишком много злодеяний против меня… И что самое страшное — она покусилась на мою сестру.

— Она больше так не будет!

— Мы что, в яслях? Значит так… — я тяжко вздохнул и взглянул на Роузи: — Я сделаю тебя комендантом. Ты будешь отвечать за себя и за Элизабет. Если Элизабет что-то натворит — я вышибу твои мозги. Устраивает тебя такое?

— Устраивает! — с готовностью кивнула Роузи: — Я готова поручиться за нас двоих!

— Прежде, чем я всё сделаю… мне надо будет тебя проверить.

— Как в фильмах про мафию?

— Как в фильмах про мафию. Ну, а пока… — не успел я договорить, как в защитную дверь постучались, и в камеру заглянула Руби.

Роузи резко отпрыгнула и испуганно побледнела. Её тело начала колотить безумная дрожь… Элизабет тут же схватила сокамерницу, и спрятала за своей спиной. Хмм… Быть может это и красивое выступление, но сыграно качественно. У меня реально на мгновение появилось ощущение, словно эти двое нашли друг друга.

— Хозяин… Я не вовремя? — поинтересовалась горничная, вопросительно глядя на двух зажавшихся от ужаса пленниц.

— Всё хорошо. Просто я ещё не договорил… Там, что-то срочное?

— Да! Принцесса Аюми отзвонилась Госпоже Кицуне. Император ждет вас.

— Понял. Дай мне пару минут, хорошо?

— Да, Хозяин. — Руби поклонилась и поспешила выйти.

Подойдя к Элизабет, я жестко отцепил её руки от Роузи, а затем швырнул "недоЯвление" на койку. Подняв Магнетара за воротник, я усадил её обратно на стул.

— Хватит строить из себя невинную жертву! — холодно произнес я: — Вы сами виноваты в том, что случилось. Обе!

— Н… Н… Я всё сделаю… Честно! Только… Я не могу… Не могу… — по испуганному лицу девушки потекли слезы.

— Хватит ныть. Защищать меня — их работа. То, что тебе хватило мозгов похитить их Хозяина — исключительно твоя вина.

— Я… понимаю… понимаю! Честно… Но ничего не могу с собой поделать. — выдохнула она, и взглянула на потолок: — Ты валялся без сознания… Рядом со мной на кресле! Ямада пытался спасти меня… чтобы я уехала… чтобы спаслась… Но они убили его! Убили… Просто так — раз… И всё!

— Если бы не Явления Тайсе, то и тебя бы тоже покромсали. — усмехнулся я: — Благодари судьбу, что живая.

— Явления? О чем ты? — Роузи вопросительно посмотрела на меня: — Твоих цепных псов отогнала Нова!

— Нет. Мы уже выяснили, что это были Явления Маргарет. Просто они носили такие же КАВ.

— А… То есть ты реально веришь в то, что знаешь больше той, кто работала на Тайсе? — усмехнулась Роузи: — Очнись, парень! Тайсе поссорился с Маргарет в мгновение ока! Да и не было у него Явлений в КАВ Сверхновых… Было настоящее! С чего ты думаешь в Токио снег пошел?

— Ты сейчас серьезно?

— Абсолютно… Какой смысл врать, если ты всё равно меня убьешь? — грустно улыбнулась она.

— Убью, но не сегодня. — честно признался я: — Сколько у Тайсе было Нов?

— Одна — точно. Самая настоящая. Но откуда она пришла — я не знаю. Нам не рассказывали об этом.

— Хорошо. Я учту. Кстати, мне интересно твоё мнение насчет остатков армии Тайсе.

— Подводная лодка затонула возле Великобритании. Говорят, что-то не поделили с береговой охраной Её Королевского Величества… Ты же сам английский аристократ! Мог бы разведать ситуацию.

— Дерзишь? — я вновь схватил её за щеки: — Детка, ты не в том положении.

— Пошутила! Больше не повториться! Это стресс… я всегда юморю, когда боюсь…

— Всё. Бояться пока не надо.

— Пока…

— Что с подводной лодкой?

— Затонула. Рядом с Великобританией. Выжил кто, или нет — я не знаю. И знать не хочу! Ненавижу Тайсе, и всё, что с ним связано… Вместо обещаний, он подарил мне боль и дикое разочарование! Но… зато теперь я точно знаю цену свободы…

— Хорошо, с этим вопросом я ещё разберусь. А теперь, непосредственно, к делу. Мне нужен будет твой щит.

— Если гарантируешь, что исполнишь обещание — я сделаю хоть что! Мне без разницы. Хоть Маргарет и Элизабет уверены в том, что ты вселенское зло… я вижу в тебе лишь того, кто не хочет подставлять вторую щеку для удара! Они сами виноваты в том, что случилось… Я хочу верить в тебя, Мотидзуки Ичиро! Потому что, если и ты предашь меня… я умру точно так же, как Элизабет.

— Вот и договорились! Вечером выезжаем. — ответил я, погладив девчонку по голове.

Роузи была типичной глупышкой. Длинные ресницы, очаровательные и невинные большие глаза, что с надеждой смотрели на того, кто растопчет её в очередной раз, и пышные светлые волосы почти до поясницы. Идеальная дурочка!

— А… куда, если не секрет? — осторожно поинтересовалась она.

— В Российскую Империю. — злорадно усмехнулся я, от чего Роузи вновь побледнела.

— Там мы будем… воевать против Тайсе? Или… против Маргарет? Ведь так, да? — с надеждой в голосе произнесла она.

— Мы едем вызволять Княжну из тюрьмы.

— К-к-к… Княжну?! — заикаясь переспросила глупышка: — Это… Это какой-то позывной, да?

— Нет. Настоящую Принцессу Российской Империи, которую Император упрятал в тюрьму.

— Это самоубийство. — бесчувственно произнесла Элизбет: — Ты убьешь себя и всех, кто будет с тобой. Мне было бы не важно, если бы ты не забирал единственного близкого для меня человека. Рискуешь жизнью? Рискуй, но других не втягивай. Даже карга отзывалась о Российской Империи и её верхушках очень… Кхм… негативно и с ноткой ужаса в голосе. Да и к тому же, ты хоть знаешь, что у Павла Второго в Корпусе четырнадцать Сверхов? Лучшие из лучших. Даже такому танку, как ты, с ними не сравниться.

— Я в курсе. Но у меня есть план. Да и к тому же — тебя это вообще не касается. — сухо ответил я, и схватив Роузи за руку, потянул за собой: — Пойдем, милая. На пару ласковых.

— Куда?! — испугалась девушка.

— Сказал же! Готовиться надо. Посвящу тебя в свои планы. — я силком вытащил Роузи из камеры, а затем закрыл дверь. Девушку тут же схватили горничные и вкололи в шею снотворное.

— Что вы… Что вы делаете?! — испуганно прошептала она.

— Всё хорошо! Сонаме, иди сюда… — я подозвал нашу юную изобретательницу. Та уже стояла со специальным пистолетом в руках. Прижав дуло к шее Роузи, Сонаме нажала на спусковой крючок. Тело Магнетара вздрогнуло…

— Что… Что это такое?!

— Небольшая гарантия того, что ты исполнишь всё так, как надо. — усмехнулся я.

— Не пугай её! — возмутилась Сонаме и погладила Роузи по волосам: — Ничего особенного. Простой микроволновой излучатель, который при желании… поджарит твои мозги. Но если не будешь дергаться и своевольничать, то всё будет хорошо! Я аккуратно удалю его из тебя после миссии.

— Что вы… наделали… боже… — выдохнула бедолага, и закатив глаза, практически моментально вырубилась.

— Вам не кажется, что вы перегибаете палку? — осторожно поинтересовалась Лили, когда мы погрузили тело в грузовик Рё: — Всё же… вы и так пообещали ей слишком много. Я не уверена, что Элизабет стоит выпускать даже в охраняемый район!

— А кто сказал, что я собираюсь её куда-то выпускать?

— Хозяин… Вы… Вы обманули её?!

— На войне все средства хороши. — ответил я: — Рё! Отвези тушку к Кицуне.

— Будет сделано, молодой Господин. — отозвался он.

— Ну, а нам пришло время заглянуть на огонек к Императору…

* * *

— Доброго дня, Господин Мотидзуки. — Принцесса Аюми вновь потеплела и теперь очень мило улыбалась мне. Видимо, от меня опять, что-то понадобилось…

— Здравствуйте, Ваше Высочество. — я кивнул в ответ, и мы направились в сторону дворца.

— Решили изменить условия сделки? — аккуратно поинтересовалась она.

— Решил изменить свою награду за вашу жизнь.

— Так значит… рейд в Африку отменяется?

— Признаюсь честно — я его никогда и не планировал. Мне нужны были войска, чтобы свергнуть Королеву Великобритании. — улыбнувшись, ответил я.

Увы, Принцесса мою шутку не оценила, и лишь осудительно взглянула на меня:

— Ваш юмор бывает не уместен.

— Понимаю, но ничего не могу с собой поделать.

— И… если не секрет — чего вы хотите от моего отца?

— Простите, но пока секрет.

На этом наша милая беседа резко закончилась. Аюми обиженно надулась и отвернувшись, молча шла вперед. Что у этих женщин в голове — наверное, даже сам бог не знает. И если говорить откровенно — мне сейчас вообще было не до игр. Во-первых, я не знал, как на мою просьбу отреагирует Император. Вернее, знал, но надеялся, что проблем не будет. Во-вторых, у меня при себе был лишь один козырь, которым я мог воспользоваться, если Фусаваши встанет в позу. Использовать сейчас я его не особо хотел, но если что…

Рядом с дворцом нас встретила целая делегация военных. Видимо, Кицуне не преувеличила насчет возможных проблем с англичанами. Но что-то я не очень верил в Маргарет. Да, она отыграла свою партию, и скрылась в Герноэльской Республике исключительно, чтобы зализать раны. Да и смысла в её нападении на Императора не было. У неё другие цели… и этим я тоже планировал воспользоваться.

Перекинувшись парой фраз с хмурым мужчиной в КАВ, Аюми жестом позвала меня за собой.

Непривычно было видеть столько людей внутри императорского дворца.

Во-первых, тут было очень много подозрительных типов в деловых костюмах. Они кружились с кипами непонятных бумаг и странными электрическими приборами. Среди них я увидел сестер Огава. Младшая сделала вид, что не заметила меня, а вот старшая во всю принялась намахивать мне рукой. Милая особа, ничего не скажешь…

Фусаваши, подобно старому и задумчивому льву, восседал у себя в кабинете, изучая какие-то старые потрепанные бумажонки. Подняв голову и завидев меня, он дежурно улыбнулся, и поднявшись, приветственно кивнул:

— Рад вновь видеть тебя, Ичиро. Прошу прощения за суматоху в моем доме… Нынче наступили нелегкие времена.

— Приветствую. — кивнул я в ответ и присел за стол: — Я уже заметил.

— Милая… оставь нас ненадолго. Ладно? — попросил Император.

— Угу… — недовольно ответила Аюми, и что-то фыркнув под нос, вышла из зала.

— Что-то не поделили? — улыбнувшись, поинтересовался Фусаваши.

— Не понял. В смысле?

— Моя дочь очень воспитанная девушка и её крайне сложно вывести на эмоции. Сейчас же она… хохлится. Причем довольно сильно.

— О… Дело в том, что я не захотел говорить ей суть своей просьбы.

— Она настолько секретная?

— Она настолько личная. Увы, есть вещи, которые я могу доверить только вам. — ответил я.

— Приятно слышать про доверие и меня в одном предложении. — усмехнулся Император: — Но… со временем у меня сейчас туго. Я не принимаю людей.

Фусаваши явно хотел подчеркнуть свою важность и то, что сделал для меня ВЕЛИКОЕ ОДОЛЖЕНИЕ. Хорошо… сыграем по его нотам.

— Да! Я очень вам признателен за то, что уделили минутку. В общем, я бы хотел слегка поменять услугу за спасение вашей дочери.

— Ммм? Интересно. И что же ты хочешь?

— Оу… с одним моим другом случилась беда. И я хотел бы помочь ей. Но проблема в том, что у неё слишком влиятельный отец. В общем-то… я хотел бы просить у вас политического убежища для Великой Княжны — Александры Романовой.

— Кхм… — Император на мгновение выпучил на меня глаза, словно я обозвал его семью самыми последними словами, но быстро пришел в норму: — Прости… У меня нет времени на розыгрыши. Я хорошо отношусь к тебе, но злоупотреблять нашей "дружбой" не стоит…

— Нет. Я говорю на полном серьезе. Вы дадите политическое убежище для Александры Романовой.

— Она — преступник. Священный Союз будет спрашивать о причинах моего решения.

— Начнем с того, что были нарушены права человека. Увы, Павел слишком самонадеян, и даже не сфабриковал дело. То есть, Княжну просто так лишили свободы. Если Союз правда заинтересуются, вы всегда можете воспользоваться правом голоса на Совете. Уверен, что большинство стран будет на вашей стороне. Всё же, они не любят, когда представителей голубых кровей просто так ущемляют.

— Ты меня не понял, Ичиро… Я не против спрятать Госпожу Романову у себя в стране и предоставить ей всё необходимое. Я не вижу причин этого делать.

— Спрятать у себя Принцессу Российской Империи и не найти причин этого сделать? — хитро улыбнулся я: — Неужели? А как же информация? А как же всеобщее одобрение? Союз любит показушные выступления и акты справедливости. Княжна попросила у вас убежище, она стала жертвой несправедливости и политических игр… Вы только подумайте, как Союз отреагирует на ваш отказ!

— Хорошо. — Фусаваши скривил рот: — Но с чего вдруг Госпоже Романовой бежать в Японию? И вопрос — каким образом она сбежит из тюрьмы?

— Первое — Япония придерживается нейтралитета. Да, вы с Павлом экономические союзники, но тем не менее, вопрос будет выше ваших взаимоотношений! То есть, вы будете выступать, как тот, кого поставили перед фактом. А второе — у Княжны много друзей.

— О… Нет-нет-нет! — Император тут же поднялся и строго взглянул на меня: — Ичиро — ты кадет Корпуса Сверхновых! Агент Императорской Гвардии… По документам. Если у Павла будут данные, что "много друзей" приехали из Японии… да ладно из Японии! Они являются официальными военными моей гвардии! Ты хоть понимаешь, что Павел с нами сделает? За себя я не особо переживаю… Ты сам понимаешь, я ведь могу дать показания в Союзе против тебя. И я ТАК И СДЕЛАЮ! Я использую право голоса против тебя. А затем выдам… Нет… я буду обязан выдать тебя ему! Ты хоть соображаешь, что собираешься делать? И главное — куда ты лезешь? При всем уважении, Ичиро… Сейчас речь идет не о твоих "пацанских" глупостях. Речь идет о престиже страны! Об отношениях между Японией и Российской Империей! Ты это понимаешь?

— Более, чем.

— Скажи… ты где-то сильно ударился головой? Во-первых, ты хочешь спасти Княжну. Как я понимаю, она твой друг? Какой бы сильной не была дружба или… любовь — оно того не стоит! Ты идешь в самое опасное место на Земле. Во-вторых, ты подставляешь меня. Я могу прямо сейчас позвонить Кицуне, и она удержит тебя дома. Сломает ноги и руки, чтобы ты никуда не дергался! — я впервые видел, как Фусаваши злится: — Твой невероятный эгоизм достиг своего апогея!

— Я же не прошу вас впрягаться за меня.

— А что ты просишь? Спрятать дочь одного из самых влиятельных людей планеты? Молодец, Ичиро! Я горжусь тобой!

— У меня есть план, как сделать это незаметно. Никто не узнает, что это я. Вернее — у них не будет доказательств. А если я ошибусь и меня поймают — сдайте. Я же не прошу защиту.

— Ты… — веки Фусаваши задергались от нервного тика: — Глупый и маленький мальчишка! Твой отец был в разы умнее и расчётливее!

— Мне плевать на отца. Я буду делать то, что захочу. Ради этого я живу. Вы согласны спрятать Княжну в обмен на уплату долга?

— Согласен. — выдохнул он: — Но если вляпаешься, Ичиро — пеняй на себя. Я не шучу! Господи… Да он убьет тебя! Своими собственными руками! Павел обожает свою дочь… Он ни за что и никому её не отдаст. Особенно, ты уж прости, но такому ублюдку, как ты! Миллионер? Да таких миллионеров куча! Герой? Да это вилами на воде писано! Скоро все узнают правду… Аристократ? Нет. Ты призрак своего Клана! И не более. Самое могущественное существо на планете? Да, но это точно не приоритет Павла. А насчет Княжны… Я на двести процентов уверен, что её ничего не лишили. Просто Павел решил немного преподать урок.

— И посадить в тюрьму? Вы бы посадили Хато в тюрьму, если бы узнали, что он причастен к деяниям Тайсе?

— Как ты смеешь?!

— Просто представьте. Вы бы посадили его в тюрьму? А Аюми? Стали бы ограничивать её, если бы она спасла людей в чужой стране?

— Глупость… — выдохнул Фусаваши: — Мне совершенно нет дела до отношений Павла со своей дочкой. Мне нужен Квазар… ЖИВОЙ КВАЗАР на службе. Хотя бы формально. А ты пришел ко мне со своими глупостями… Я искренне верил, что ты зрелый. Но то, что ты хочешь сделать — пацанская, извини меня, фигня! Вот… молодец. Я вышел из себя…

— Прошу прощения.

— Не надо! Будь ты, кем-нибудь другим… Не спаси ты мою дочь, Хару и меня… и всех этих бедных людей… я бы переломал тебе все кости. ВСЕ! Вплоть до хрящей. Не сам. Кицуне бы отлично с этим справилась. Или Канадэ… чтобы наверняка. И лежал бы ты в гипсе три месяца! И заново бы учился ходить за такое…

— Давайте представим, что это дело чести. — усмехнулся я.

— Проваливай… — разочаровано вздохнул Фусаваши: — И да… сопровождение до границы надо?

— Тогда вы точно выдадите своё причастие. Спутники всюду.

— У меня есть нечто другое. То, чего даже Павел не знает. Так как? — Император устало посмотрел на меня.

— Не стоит. Разберусь сам. — ответил я, и направился к выходу.

— Погоди! — Фусаваши резко поднялся: — Запомни одну маленькую правду жизни, дружок… Когда ты поймешь, что надо было жить для себя и во имя себя, не заморачиваясь на других — будет слишком поздно. Учись расставлять приоритеты правильно!

— Вы так говорите, потому что боитесь потерять Квазара.

— Я этого и не скрываю.

— Всего хорошего, Ваше Величество. Я рад, что мы нашли общий язык. — кивнув, произнес я, и открыв дверь, вышел из зала.

С боку на меня тут же вылетела Аюми и попыталась ударить, но я успел увернуться.

— ЧЕМ ТЫ ДУМАЕШЬ?! — воскликнула она, сжав кулаки: — Совсем идиот?!

— Ох… что-то императорская семейка сегодня на удивление эмоциональная. — вздохнул я: — Ваше Высочество, я с уважением отношусь к вам. Но это не значит, что я позволю вам распускать руки.

— Так бы и треснула… — прошипела она: — Зачем лезешь, куда не надо?

— Потому что она бы поступила на моем месте точно так же. Разве в этом нет смысла и логики?

— Ни капли! — Аюми злобно зыркнула на меня: — Учти, Ичиро… если ты провалишься, то обратной дороги не будет. Павел заберет тебя! И, быть может, в этом его план? Хочет поймать тебя на живца! И ты получишь, Ичиро… Сильно получишь. Павел — не Фусаваши. Он не будет играть с тобой в "хочу — не хочу". ТЫ БУДЕШЬ ОБЯЗАН. Понял?

— Вы меня недооцениваете.

— Это ты недооцениваешь Российскую Империю… — выдохнула она и схватив за руку, повела меня к выходу: — Безумец! Неужели в ней есть нечто такое, что заставляет мужчину настолько терять голову?

— О… поверьте, Ваше Высочество — в ней есть нечто гораздо большее!

* * *

— И что он сказал? — поинтересовалась Найт, открывая огромные железные ворота ангара.

— Что искренне хочет, чтобы ты переломала мне все кости. — пожав плечами, ответил я, пытаясь привести Роузи в чувства: — Ещё и Принцесса включила стерву. Наехала на меня. Вообще не понятно, с чего вдруг она показывает "живые" стороны своего характера. Да и вообще… Почему вы все так не любите меня?

— Потому что мне нужен ЖИВОЙ младший брат. Императору нужен ЖИВОЙ Квазар. А Аюми… Аюми? А черт её знает. Влюбилась, может? Хотела захомутать тебя, а ты взял и нагло свалил за другой Принцессой. А? Мне бы на её месте было так обидно, что я просто сломала бы тебе шею. Нет, ну а что? Пускай конкурентка и дальше сидит в башне!

— Нет. Аюми хочет Масаши.

— Вау… Я до последнего думала, что мой любимый племянник так себе никого и не найдет, а потом будет клеиться к Уэно.

— Нянечка… — усмехнулся я: — А что? Та милота с клубочками на голове? Вполне себе хороший вариант.

— Она старше его. И к тому же терпеть меня не может! Как она отпускает его гулять с отвратительной Жанной — хороший вопрос.

— Жанна из тех королев, что любят роскошь и ночь! — пропел я: — Только царить на Земле, ей долго не суждено…

— Что за песенка?

— А… да так. Из прошлой жизни.

— Господи, когда ты так говоришь, мне становиться жутко. — фыркнула Найт, подойдя к прекрасному серебристому эспайдеру: — Итак, это и есть твоя покупка?

— Да! Привезли позавчера, как я понимаю. Отличное приобретение для Степана! И главное — больше мой отряд точно не застрянет в пробках, если кто-нибудь опять будет зубы скалить.

— Ага… — Кицуне завистливо взглянула на летательный аппарат: — "Венч Блюз"… Скорость до двух махов. Грузоподъемность три с половиной тонны. И что самое крутое — багажное отделение можно спокойно переделать под пассажирское! Отличная разработка американских военных.

— Согласен. — я ещё раз потряс Роузи, и она наконец-то открыла глаза.

— Ой… Где я?!

— Всё в порядке. Я привез тебя, чтобы проверить.

— П… П… Проверить?! Ты усыпил меня! А затем всадил бомбу в шею… Да, как ты…

— Боюсь, если бы мы тебя не усыпили, ты бы сошла с ума от боли. — усмехнулся я: — Поднимайся, Роузи! Лишь испытания закаляют характер и укрепляют доверие! Покажи мне, что ты достойна быть наравне со мной! Ну же!

— Я… — девчонка тут же выпрямилась и сжала кулак: — Я готова! Что надо делать?

— Поставь барьер вокруг этого ангара. Хочу испытать тебя на прочность.

— Я поняла! — Роузи выпрямила правую руку, и вокруг здания тут же образовался яркий фиолетовый купол.

Кицуне хрустнула кулаками и начала атаковать энергетическое заграждение различными техниками. Мощные светящиеся торнадо, молнии, яркие лучи и сейшиновый волны — всё это с неимоверными взрывами вгрызалось в барьер. Однако… он держался.

— Хару! Госпожа Судзуки! Давайте и вы тоже. — позвал я.

Теперь весь Корпус Сверхновых пытался разломать купол. После пятнадцати минут мощных взрывов, я понял, что Роузи просто отличное приобретение! И, всё же есть небольшая вероятность, что я оставлю её в живых. Дурашка, искренне мечтающая о свободе… Мне было даже немного жаль её. Но ничего. Пока живёт её вера в светлое будущее, я могу быть спокоен.

После того, как все попробовали проломать купол, Роузи отключила его и взглянула на меня:

— Ну, как?

— Молодец! — я показал ей большой палец: — Ты в команде. Пока, как стажер, но после того, как мы вернемся — обещаю, ты будешь полноправной участницей.

— Есть!

Усыпили, вмонтировали бомбу, сейчас повезем в весьма опасное путешествие… а она радуется, как ребенок. Неужели это всё из-за Элизабет? Да нет… Такого точно не может быть. Просто Роузи очень устала от всего произошедшего, и я был для неё маленьким лучиком надежды. Только вот, отличался ли я от Тайсе и Маргарет? Хороший вопрос, который даже ввел меня в ступор. По сути, Тайсе шел к цели. Маргарет шла к цели. А я… Что я? Шел к цели и отбивался от первых двух. Они были, чем-то вроде палок в моих колесах. Велосипед, на котором я ехал, то и дело подбрасывал меня вверх и ударял физиономией об пыльный пол. Иногда было больно. Чаще — просто досадно! Я завидовал людям, чья судьба была в собственных руках.

Быть с голой задницей, но на свободе уж точно лучше, чем когда тебе в лицо тыкают пистолет или пытаются тобой овладеть при помощи манипуляций. Говорить о свободе трудно… Но я верю, что она есть. Не совсем, конечно, такая, которую нам навязывали в книгах, но всё же!

Дождавшись Степана, который завидев аппарат, чуть не упал на колени, мы собрались и поехали в имение Кицуне. Там нас уже поджидал Голди…

Честно говоря, я только сейчас увидел, насколько сильно мутация отыгралась на нём. Мышцы росли, как на дрожжах! Лицо становилось всё более мужественным… И честно — если сравнивать его с тем, кто валялся в кроватке Кицуне при нашей первой встрече, заливая мне о чести и наследстве, то я мог с уверенностью сказать, что это два совершенно разных человека.

А ещё он привез Рекардо и Мадам Аву.

— АВА!!! — закричали горничные и тут же побежали к женщине, но та резко уклонилась, и подойдя ко мне, по-матерински обняла:

— Милорд, как хорошо, что вы целы! — выдохнула она и тихонько заплакала: — Они сказали, что в любом случае поймают вас…

— Ой… Погодите! Мадам Ава, а что случилось? — удивился я.

— Как выяснилось, к ним приходили представители Принцессы Виктории. Девушка умудрилась умыкнуть из страны незамеченной, но в конечном итоге Королева про всё узнала и… говорят, сейчас у Великобритании и Японии сложные переговоры. — ответил Голди.

— Да. Лили немножко впечатала Принцессу Викторию в землю. — кивнул я: — Наследница воспользовалась тем, что её никто не знает, и в конечном итоге представилась агентом внутренней разведки. Попыталась съехать на том, что Королева меня очень ждет… В общем, остальное ты в курсе. Любитель топать ножкой и пафосно разрывать документики…

— МИЛОРД! — возмутился Голди и смущенно отвернул бородатую физиономию.

— В общем, Принцессе, как я понял, утерли нос. Ко мне приезжал её старший брат… Я выторговал у него небольшой кусочек на побережье.

— Это где это? — удивился Рекардо.

— В Японии.

— А… Ну, тогда понятно. Вам повезло, Милорд! Ибо англичане уже десять лет пытаются сбагрить земли в Японии. Сразу после того, как Фусаваши расторг военный договор о защите и размещении. Они искренне рассчитывали поднять тут денег, но… местные аристократы получили поддержку от Павла Второго. А Фусаваши позволил брать кредиты на минимальных процентах. Главным условием было развитие промышленности. В ту пору Клан Чихиро и Клан Утида очень неплохо поднялись. — кивнул садовник.

— Что-то ты больно много знаешь про Японию… — с подозрением произнесла Мадам Ава.

— Ой, да… Это ж всё в интернете есть. — усмехнулся Рекардо: — Девчонки наши… научили. Вот и читал в свободное время.

— Старый лис! Лучше бы изучал, как гнилую землю лечить. — усмехнулась кухарка.

— Так! В любом случае, разборки с Принцессой Викторией уже позади. — произнес я: — Руби и Лили увезут вас в моё новое имение. Там пока живет одна Грейс, но в любом случае скоро она вам всё покажет.

— Скоро? А она что, куда-то уехала? — поинтересовалась Мадам Ава.

— Нет. Но мы сегодня вечером уезжаем. Ненадолго. В понедельник вернемся.

— Уезжаете, куда?

— В Российскую Империю. Со спасательной миссией, так сказать. — я тут же зыркнул на всех предостерегающим взглядом. Ну его! Выслушивать очередную тираду о самоубийстве я не хотел.

После того, как мы отправили наших британских новичков в "Крепость Одиночества", я скомандовал ехать в Академию. Кицуне меня долго не отпускала… стиснула так, что на мгновение мне показалось, словно Фусаваши всё же отдал приказ переломать мне все кости. Было бы очень мило с его стороны, но я всё равно вырвался. Как говорится — и не из такого выбирались!

* * *

— Сразу два Хранителя! Не могу поверить своим глазам… — очарованно произнесла Мэлвин, разглядывая Грейс и Айрис.

— Блондиночку-то ты уже видела. — отмахнулся я, помогая грузить ящики с КАВ и оружием в бортовые внедорожники, которые с радостью предоставила нам Найт.

— И что? Тогда это были стратегические переговоры! Я не успела её изучить! — ответила девушка, внимательно разглядывая Хранительниц: — Визуально — ничем не отличаются от людей… Так значит, вы хищники?

— Гуманоидная раса паразитов. — поправила её Грейс: — Мы питаемся энергетическими слепками. Вы, люди, обычно называете их душами.

— Ого! Здорово… Слепки значит… Ага-ага… — закивала Мэлл.

— А чего ты удивляешься? — Айрис принюхалась: — Такая же, как и Ичиро…

— Скибиди-вап-па-па! — воскликнул я, зажав блондинке рот: — Внезапный захват заложника!

— А? — Мэлвин вопросительно посмотрела на меня, а я головой указал на Грейс: — Да! Мы с Ичиро молодые и красивые. И обе блондинки!

— Аггрр… — Айрис укусила меня за палец: — Больше не вздумай так делать! Я случайно же…

— У меня стойкое ощущение, словно вы трое от меня что-то скрываете. — нахмурилась Грейс: — Я не хочу лезть, но мне обидно.

— Чуть позже узнаешь. — ответил я: — Помогай грузить!

— Ммм… — Хранительница с подозрением посмотрела на меня, а затем на Мэлл: — Сладковатый привкус… Как будто ваши души посыпали сахарной пудрой и ванилью. Я это запомню!

Недовольно фыркнув, Грейс вальяжно удалилась к коробкам с патронами.

— Айрис, ты совсем дура? — выдохнул я: — Сказал же, что знают не все!

— А откуда мне знать, что ты своей главной помощнице ни хрена не рассказал?! — возмутилась она.

— Грейс служит Мотидзуки Ичиро, а не Виктору Климову! Что если развернется, когда узнает? Или начнет гадить?

— Ты дурак? Ей плевать, что ты такое! Душа есть, ритуал есть, печать есть! Госпожа Кицуне приняла тебя таким, какой ты есть. Грейс старше и мудрее!

— А ещё она убивала людей полторы тысячи лет назад.

— Она другая! Опять ты со своим недоверием? Бесишь, Ичиро! Серьезно… Ты со своей глупостью скоро всех кадров потеряешь. Зачем Роузи вставил бомбу в шею?

— Подстраховка.

— От чего? Она дура тупая, которая влюбилась в полудохлое Явление и считает её своим другом! Ты мог ей просто по ушам наездить. А знаешь всё почему? Потому что ты параноик. Конченый! Так же и с Грейс… Да, она насекомое. Но она ещё и девочка! А девочки не любят, когда им врут. Понял? — Айрис вновь включила режим мозгоклюя.

— Ой, хорош, а? — я отпихнул Хранительницу в сторону: — Она — моя собственность. Как и Роузи. Кстати, всё благодаря тебе. Так что я буду делать с ними всё, что захочу!

— Сексист. Параноик и ублюдок. — разочарованно вздохнула Айрис: — В любом случае, от вас пахнет сладостней. Это знак!

— Знак, чего?

— Знак "гостя", чего же ещё?

— Какого гостя?

— Космического, Ичиро! Не трахай мне мозг. — Айрис подошла к Мэлвин и заглянула ей в глаза: — Ооо… Какая красивая! Здорово…

— Я ничего не понял. Что там с запахом и гостями?

— В общем, энергетический слепок — это хранитель информации. По сути, там содержится всё. С самого начала. НО, проблема в том, что основная память считается — временной. То есть всё, что формирует в нас личность — это временная память. И после того, как слепок отделяется от тела, она обнуляется. Ты и Мэлл — это аномалии. Ваша временная память не потерлась. Вы оба помните то, что было в прошлой жизни. Что в этот момент происходит внутри слепка и с его природой — я понятия не имею. Но факт — мы таких называем "космическими гостями". Те, кто помнят.

— Почему ты мне раньше не сказала? Ты же давно знаешь об этом!

— Вообще-то нет. Я не совсем поняла, когда ты рассказал. Лишь потом, сложив два и три, я поняла, что ты такое. И этот запах… Я слышала его раньше.

— Погоди… так значит, ты сможешь найти остальных "гостей"?

— В теории — да.

— Мэлл… — я повернулся к ней: — Ты понимаешь, о чем она говорит?

— Эмм… О чем?

— Мы с тобой и Парад планет — не единственные в этом мире! Это же… круто!

— Хех… Что-то я таких раньше не встречала. До тебя.

— Ну, ты просто не знала. — я вновь повернулся к Айрис: — Ты меня заинтриговала. Когда вернемся — обязательно поговорим об этом.

— Я не настолько компетентна в этом вопросе! Так что не выдумывай. — отмахнулась Айрис, и подняв здоровенный металлический ящик, потащила к машине.

— Хмм… интересно. — задумчиво произнес я: — Мэлл, возможно нас не так уж и мало в этом мире.

— Возможно. — пожав плечами, ответила она: — Но я в любом случае нашла только тебя.

Догрузив остатки вещей в машины, мы двинулись в сторону военного аэродрома, где нас уже поджидал Степан на своем новеньком "Орле". Конечно, можно было загрузиться и перед Академией, но как выяснилось, далеко не все студенты уехали на каникулы в отпуск. Кто-то продолжал тусить в общагах. Лишнего внимания привлекать совсем не хотелось.

— Божечки… пахнет, как в новой машине! — обрадовалась Айрис, вальяжно опустившись в шикарное кресло: — А у тебя губа не дура, Ичиро.

— Ещё бы. — ответил я, и мы с Мэлвин пристроились рядом. Сестренки Кхаузер и Грейс о-очень негативно отреагировали на нашу новую помощницу. Зато Дубровская и Давид весьма заинтересовались. Особенно Давид…

— Ого-го! — он из последних сил удерживал глаза, чтобы не пялиться на её парочку внушительных достоинств: — Так значит, вы и есть та самая Мэлвин Джонс, племянница Сумрачного Мастера?

— Он не любит, когда его так называют. — мило улыбнувшись, ответила она.

Эспайдер плавно поднялся, и устремился вперед на впечатляющей скорости.

— Говорят, три года назад с вами случилось несчастье? — Дубровская придвинулась ближе: — Как вы справились с амнезией?

— Амнезией? — я с удивлением взглянул на Мэлл: — Ты про такое не говорила…

— Да не было никакой амнезии! Отец хотел срулить со сделки… в итоге пришлось пожертвовать любимой дочкой.

— Ах да… Та крупная сделка с металлоконструкциями? — кивнула Дубровская: — Ну… я, конечно, не экономист. Моё дело маленькое. Однако, на сколько мне не изменяет память, ваш Клан тогда серьезно встрял в долги.

— Мария! — я холодно взглянул на неугомонную Нову: — Не приставай к ней! Она наш гид. Поняла?

— Простите… — начальница СБ опустила голову и отвернулась.

— А мне наплевать на ваши спекуляции, Госпожа Джонс! Давайте дружить? — если бы у Давида был собачий хвост, он бы сейчас вращался, как пропеллер.

— Давайте. — хохотнула она и пожала его сухую пятерню.

— Меня зовут Давид, мне двадцать пять. Холост. Настоящий русский агент внутренней разведки! — гордо представился он.

— Ты защитник небоскреба молодого аристократа, идиот. — усмехнулась Дубровская и долбанула ему мощную оплеуху.

— Но в прошлом — я настоящий русский агент внутренней разведки! — не унимался парень.

В общем, до пролива Лаперуза долетели на веселой ноте. И чувствовало моё сердце, что люди шутками сбивали стресс… Все знали, куда мы идем из-за "придурка Мотидзуки". Но главное, что все готовы. Давид, когда понял, что Мэлл не особо глупая девушка, тут же пересел к Роузи. Та сильно боялась сестренок Кхаузер и была только рада, что с ней хоть кто-то заговорил. В общем, они довольно быстро нашли общий язык.

— Садимся, Босс! — произнес Степан, и направил эспайдер вниз: — Военный аэродром Вакханай к вашим услугам!

На самом деле от военного у него было лишь название. Гвардейцы его практически не использовали, так как неподалеку расположилась военная база погранцов. Те перетащили одеяло влияния на себя, и со временем, военный аэродром Вакханай, чтобы совсем не загнуться, начал сдавать часть своей территории в аренду. На это быстро отреагировали аристократы третьего звена и тут же разобрали по кусочкам для своих нужд. Частные самолеты в этом мире не были диковинкой или же большой редкостью, и были даже у некоторых захудалых Альянсов.

— Это что, фестиваль авиатехники? — усмехнувшись, поинтересовалась Дубровская, оглядывая пестрящие агрессивной окраской миниатюрные спортивные самолеты.

— Скорее, фестиваль того, как Фусаваши бросил тут всё на самотек. — отозвалась Мэлл и подошла к статному мужчине в форме боевого пилота, который мило беседовал с двумя молодыми барышнями возле колонки: — Кенг! Почему не встретил?!

— Оу… Госпожа Джонс… — китаец виновато улыбнулся и попрощавшись с девчонками, переключил внимание на Мэлл: — Я не знал, что вы прилетите на частном эспайдере… Думал, что это опять, кто-то с верхушки…

— Вот ещё! Сказала же, что прилетим к семи. Там всё готово?

— Конечно, готово! Сегодня утром мы отправили в Империю несколько групп, так что проверили.

— И?

— Что? Всё спокойно. — пожав плечами, ответил Кенг: — Но учтите, Госпожа… за то, что произойдет внутри Империи, я не отвечаю!

— А оно и не потребуется. — строго произнесла Дубровская: — Мы едем, или так и будем булки мять?

— Ага… — бедный китаец растерянно развернулся и пошел к небольшому автобусу: — До берега едем на машине! А там, я на катере вас доброшу до уезда Рудака. А там уже… вы сами по себе.

— Хорош трепаться! Пойдем. — казалось, что моей начальнице СБ уже не терпелось идти в бой, но только потом я понял, что своим рвением, она прикрывала волнение.

Как бы там ни было, но Давид смотрел на неё, как на своего непосредственного руководителя. Вернее… на этакого наставника, на которого стоит ровняться. Дубровская явно это понимала и относилась со всей возможной ответственностью! Честно говоря, меня радовал её характер, но волнение… черт побери! Оно сейчас нам явно ни к чему.

После того, как мы всё погрузили, я заметил, как Степан пытается проникнуть в автобус:

— Стоп-стоп! Хэй, Гагарин! А ты куда полетел? — поинтересовался я, схватив пилота за плечо.

— Ну… как это? С вами, на материк. А что?

— Жди нас тут, друг. Если тебя убьют, мы встрянем по первое число!

— Но… Но как же?! Босс! Я же ваш пилот! А вдруг там понадобятся мои навыки?

— Степан. Давай без лишнего усердия. У тебя есть определенные задачи. Ты нужен нам на архипелаге. Идет?

— Да, Босс… — понурившись, пилот поплелся обратно к эспайдеру.

Тьфу, ты! Энтузиаст тоже мне…

После небольшой поездки на стареньком автобусе, который насквозь пропах пылью и табаком, мы высадились возле широкого деревянного помоста. Доски покрылись тонкой коркой льда… было видно, что за строением никто не следит. Лили пару раз чуть не шлепнулась в воду, благо Грейс моментально ловила недотепу.

— Вот! — Кенг с гордостью представил нам своё… Кхм, я даже не знаю, как можно было назвать эту странную штуковину.

Внешне она отдаленно напоминала советский метеор — быстроходное судно на водных лыжах. Но… что-то было явно не так. Во-первых, у него были коротенькие крылья, а во-вторых, когда я подошел ближе, то увидел позади сопло реактивного двигателя.

— Господин Кенг… А, что это такое?

— Ну… Скажу честно. — китаец произнес это тоном, словно хотел рассказать сейчас нам страшную тайну: — Армия Его Величества не особо жалует мыс Рудака. Тут стоят специальные датчики, и чтобы их пройти — нам надо будет разогнаться. А поможет нам в этом — моя "Жоржетта". Старый, но очень быстрый экраноплан!

— То, что старый — это да. А вот насчет скорости…

— О, даже не переживайте! Я за неё ручаюсь. — закивал китаец.

— Ладно. Тогда начнем погрузку. — вздохнув, произнес я: — А почему армия недолюбливает этот пролив?

— Всё просто. В одна тысяча восемьсот двадцать пятом году, когда состоялась битва возле озера Хасана, японцы потерпели мощнейшее… я бы даже сказал — разгромное поражение от войск Российской Империи. Тогда между двумя государствами чуть было не вспыхнула настоящая война! Но Япония была слишком ослаблена после конфликта с Китаем, поэтому Великие Государи смогли урегулировать конфликт мирным путем. Сахалин был передан в руки Российской Империи, но без уплаты контрибуции. Каждый остался при своих интересах…

— Вы имели ввиду, что Российская Империя осталась при своих интересах, а Япония просто прикурила? — уточнил я.

— Ну… да. Просто здесь не принято говорить о том… что было. Японцы этого не любят. В любом случае, это оставило свой отпечаток. Как следствие, к этому проливу относятся с… пренебрежением. Слабая охрана, редкие пересменки, датчики движения, вместо специально обученных людей… В общем, одним словом — хрень! Японцы же относятся к этому делу ещё хуже.

— Если тут всё так плохо с охраной границ, то почему мы не могли поехать в любой другой день?

— О… плохо — это слово очень относительное в данной ситуации! — усмехнулся Кенг, откидывая наверх жуткого вида скрипучий люк своей посудины: — Плохо охраняют относительно других пограничных зон, где стоят огромные твердыни, самоходные гаубицы, танки, шагоходы, спутниковое наблюдение, солдаты в КАВ и даже нюхачи. В общем, то, что тут всего одна пограничная застава, контроль порта и несчастная кучка специалистов с невероятной техникой и датчиками — полный отстой. Сегодня у них пересменка. Они прекрасно знают, что японцы ни за что не полезут через границу. Да и им проще сделать сопутствующий пропуск и проехать законно, по режиму. А вот на границах с Китаем… ох, вот там реальный ад. Контрабанда оружия, наркотиков, работорговля высшего уровня… китайцы обожают сваливать в Империю и обустраиваться там. По себе знаю!

— Но почему? — удивился я.

— Князья китайских провинций мнят себя классическими феодалами. Их так много, что Император просто не может уследить за всем. В конечном итоге, китайские аристо были наделены всеми полномочиями для управления. Они сами назначают налоги, которые больше походят на оброк… Люди голодают, угнетенные проклятым и жадным дворянством! А вечные чистки и побои… Ох, Господин Мотидзуки — Китай, это ад. Хуже места я ещё не видел.

— Африка… — с недоверием глядя на гнилой порог лодочной ракеты, произнесла Грейс.

— Ой… Африка — это вообще отдельный разговор. Вы бы ещё про Афганистан или страны Малайзиского объединения вспомнили. Южно-азиатские моря — скопище всякой лютой дичи. — кивнул Кенг попытавшись помочь Грейс залезть внутрь: — В любом случае, каждый простолюдин из Китая знает — езжай в Российскую Империю! Местные всегда примут и обогреют. А если притвориться якутом или угром, то можно ещё и в диаспору попасть. Но там надо языки местные знать! Батя мой пытался сойти за угра… уехал под Тюмень. В конечном итоге его до самой Енисейской Губернии гнали! Он потом в Красноярске себе пальцы пришивал. Весело было…

— Это уж точно. И в конечном итоге, чем хорошо китайцу в России?

— Да всем. Нас там не гоняют, дают работать, а если ещё и язык хорошо подвязан — можно замутить с русской девочкой. Они идеальные! Простенькие, да ещё и все красивые… Мммм! В общем, можно не хило там устроиться. Главное во власть не лезть, да с титулом особо не носиться. Русские любят всех… пока те спят зубами к стенке.

— В плане?

— Лезешь в Москву или в Питер, на твои узкие глаза налегают. Мол, чего надо, цветной? Иди в свою Манчжурию!

— Расизм…

— Ещё, какой! Ой… знали бы вы, что в Американской Республике твориться! У меня там дядя служил… по контракту! Так его морпехи за табуретку держали. Обидно! Но зато какие бабки платили… Ух! — кивнул Кенг, погрузив последний ящик с оружием: — Ну-с, Господин Мотидзуки! Пора в путь.

— Сколько эта посудина развивает?

— Крейсерская или вообще?

— Вообще… — я ещё раз с недоверием взглянул на сопло.

— Ну… если волн нет, то можно и триста выжать. Но с пассажирами я больше ста шестидесяти точно давать не буду. А то перевернемся… мне весело, а вам "ухи, да ахи"! Не, к черту.

— Сколько до Сахалина?

— Где-то около шестидесяти пяти километров. Думаю, пока разгоняемся и тормозим, где-то за полчасика долетим.

— Это хорошо. — Я залез на борт и… немного впал в шок. Потертые кресла — это ещё куда не шло. Но вот проржавевшие бока — просто чума! Мне казалось, что, если даже эта посудина выдержит хотя бы тридцать километров в час, это уже будет чудом.

— Кшшш… — раздался мерзкий скрипящий звук из верхних колонок: — Раз-раз! Меня слышно? С вами капитан этого воздушного судна — Сю Кенг! Желаю вам приятного полета…

— ДА ЕЗЖАЙ УЖЕ!!! — рявкнула Дубровская, и рация с диким скрипом отключилась.

Экраноплан тут же затрясся, а позади раздался свист разгоняющегося реактивного двигателя. Я с надеждой взглянул на Мэлвин, но кажется и у неё вдруг зародились сомнения. Черт побери, как вовремя!

Лодка затарахтела и резко рванула вперед. Ох, сейчас я готов поверить во все возможные высшие силы, лишь бы только эта поездка закончилась удачно…

* * *

Оливия открыла папку с документами, а затем, повернувшись к ноутбуку, начала быстро щелкать клавишами, сосредоточенно сканируя взглядом монитор.

— Тебе ещё долго? — Минами лежала вниз головой на диванчике, изучая узор на стенах.

— Ещё чуть-чуть… — задумчиво ответила Госпожа Стоун: — Ох, блин! Для твоего нового клипа нужна машина…

— Машина? — девушка ловко перевернулась и сделав четкий кувырок, приземлилась на носочки: — Разве в этом есть проблема?

— Музыка будет в стиле ретро-вейв… Этакий мотив техно из восьмидесятых. Нужно что-нибудь необычное, но в меру… Футуристичное и классическое одновременно.

— Что-то типа той неведомой странной штуки с крутыми дверями, как у Ичиро?

— Шлюховоз? Хмм… — Оливия задумалась: — Не уверена, что это хорошая идея, но…

— Выглядит, как космический корабль из старых фильмов! — обрадованно закивала Минами: — Разве не круто?!

— Если его подсветить розовым неоном снизу, то будет здорово! Точно! Минами — ты гений. Единственное, что надо найти эту машину… Честно говоря, есть модели, которые подобно динозаврам — просто вымерли.

— Я не разбираюсь в этом. Не могу ничего сказать.

— Ты подала шикарную идею, а этого уже достаточно. Моей власти хватит, чтобы найти тебе "Делореан"! — гордо заявила Оливия: — Так… Сейчас я быстренько напишу своей помощнице. Пускай она и разгре… ой… Боже! С этими инцидентами я совсем забыла про казначея и…

Девушка аккуратно взглянула на Минами, и замолчала.

— Что?

— Всё в порядке… — Госпожа Стоун быстро зарылась в документы.

— Как-то грустно… — вздохнула Минами, разглядывая фотографию Ичиро, играющего на сцене: — Госпожа Камата уже попрощалась со мной. Госпожа Джонс и Ичиро в спешке покинули Академию… Не прошло и полутора часов, а я уже чувствую себя одиноко.

— Милая, не волнуйся! Сестренка Оливия всегда-всегда будет с тобой! — промурлыкала Госпожа Стоун, открыв папку с документами: — Мы отправимся в восхитительное путешествие к берегам Сицилии… Попробуем кольцоне и домашнюю лимончеллу! Разве не здорово?

— Здорово. — бесчувственно ответила Минами: — Даже слишком здорово, если подумать…

— Минамичка? Ты чего? — Оливия вышла из-за стола и обняла девушку за плечи: — Дорогая, не надо грустить… Ты раньше была такая жизнерадостная… Скоро все приедут! И вы снова будете вместе.

— Нет… Я не про это. Что Госпожа Камата, что Мэлвин… Что ты… Вы все скрываете от меня её.

— Кого? — сглотнув, осторожно переспросила Оливия.

— Вы избегаете разговоров про Княжну. Я хочу увидеться с ней вот уже несколько дней! Но даже Директор избегает меня… Я устала! Хочу знать правду! Что с Княжной? — Минами резко развернулась и уперла холодный светящийся взгляд в Оливию. Та моментально побледнела и тихо прошептала:

— Император Павел Второй посадил её в тюрьму… мы не говорили, потому что переживали за тебя…

— И как? Помогло? — вздохнула Минами и отошла на два шага назад. Потеряв опору, Оливия рухнула на колени и схватилась за голову:

— Ай… я что-то сейчас сказала? Блин… голова раскалывается…

— В смысле? — Минами с беспокойством присела рядом с ней: — Ты рассказала про Княжну. Что её посадили в тюрьму…

— Эмм… Правда? Видимо, я потеряла сознание от стресса… Ох, блин! Минами, ну прости, что не сказала раньше. Серьезно! Я трясусь из-за тебя больше, чем из-за себя. Пойми…

— Я понимаю… Прости меня… — девушка обняла подругу: — Я просто сама ещё не отошла…

— Конечно! На тебя столько обрушилось… Не волнуйся, милая! Я в любом случае тебя не брошу. И все остальные тоже скоро вернутся! Вот увидишь. А может… Может хочешь вкусняшек? Или… Точно! Давай музыку? Ты же любишь у нас музыку, да? — Оливия поднялась и нажала на кнопку на бумбоксе: — Вот увидишь! Попсятина быстро приведет тебя в чувство!

Из динамиков тут же полилась ритмичная музыка… Под такую обычно выплясывали в ночных клубах. И несмотря на динамичную мелодию, Минами больше понравился голос. В нём чувствовалась боль и адские духовные страдания… Девушка пела о своей неразделенной любви:

— … забрал моё сердце, и ты сделал это, всего лишь открыв свой рот. Моя любовь, словно вулкан, тут же выплеснулась наружу… И самое худшее, что каждое твоё сладкое слово — пустое, по сути. Всего одно единственное слово, и я запала…

— Какой красивый голос! — очарованно произнесла Минами: — Кто это поёт?

А таинственная незнакомка тем временем перешла к припеву:

— Я верю в свои чувства! Я живу лишь только твоим сладким "ничем"… И пытаюсь надеяться, хотя надеяться не на что! Я наслаждаюсь твоим сладким "ничем"… И вновь обжигаюсь… Мне больно любить, когда ты даешь мне облизать лишь своё сладкое "ничто"… Сладкое "ничто"… И вместо обещаний, ты вновь дал мне лишь сладкое "ничто"!

— Эмм… — Оливия с удивлением взглянула на Минами: — Не узнаешь свой собственный голос?

— Это я?!

— Да. Одна из песен, которые ты записывала вместе с Ичиро у него дома.

— У Ичиро дома?! — по телу Минами прошла дрожь: — Я правда записывала песни у него дома?!

— Ага… Классно вышло, не находишь?

— Но… Такое ощущение, как будто я пела не чужой текст, а изливала свои чувства…

— О, да! — Оливия с пониманием похлопала Минами по плечу: — Этот мерзавец обожает играть с чувствами. В этом он весь! Дает сладкое "ничто", а ты, как дура ведешься на его слова… Ездок по ушам он ещё тот!

— Нет. Ичиро рыцарь, а не ездок по ушам. — нахмурилась Минами: — Или ты что, тоже чувствуешь к нему странное покалывание?

— Я ничего не чувствую. Я выбросила сердце уже давно… А вот насчет твоих покалываний… — Оливия с сожалением посмотрела на Минами, но вдруг резко улыбнулась: — Я надеюсь, что у тебя всё будет хорошо.

И что она опять скрыла? Нет, Оливия хорошая девушка, но эти её тайны начинали серьезно надоедать…

* * *

Российская Империя — самая могущественная и непобедимая страна в этом мире показала нам одну из своих жестоких сторон. А именно, после того, как Кенг высадил нас на берегу в мысе Рудака, я почувствовал адский холод.

На самом деле температура была не очень низкой… проблема была в пронизывающем ветре! В Японии такого никогда не встретишь… Только здесь, на острове Сахалин ты можешь почувствовать всю мощь ледяной стихии.

— Долго там ещё? — поинтересовался я, помогая перегружать ящики с оружием и КАВ: — А то чувствую, у меня девчонки так точно застынут!

— Не переживайте, Босс. Тут недалеко. Нам всего лишь нужно добраться до станции Паулюса, а там нас встретит Мизурин.

— А это ещё, что за фрукт?

— Мой старый приятель. Сослуживец. Торчит мне услугу. Ничего особенного, но ему я доверяю. — ответила Дубровская, закрывая тент грузовика: — Всё положили?

— Так точно! — отрапортовал Давид.

Благо, что до станции Паулюса добрались быстро. Буквально за 20 минут. Старые грузовики "Як-5502" отдаленно напоминали отечественные "ГАЗ-52" из моего старого мира. Только кузов был выполнен в более элегантном стиле. Любили аристократы всюду вносить нотки, чего-то эстетичного и… я бы даже сказал — совсем не присущего для конечного продукта. Вот так же и тут — этакая помесь "ГАЗ-52" и какого-нибудь винтажного "Кадиллака".

Хрустя старой механической коробкой и подвывая двигателями, грузовички подвезли нас к здоровому военному эспайдеру. "Сибирский ветер" — прочитал я название на вытянутом фюзеляже. А что? Вполне символично!

Снаружи нас ждал невысокий радостно улыбающийся мужчина, одетый в классический комбинезон пилота. Блин… вот глядя на таких ребят, несмотря на их возраст и прочее, невольно думаешь — вечный мальчишка! Серьезно, из его глаз так и искрила молодость и даже легкие нотки озорства. Как будто он сейчас тыкнет Дубровскую в нос, отмочит нелепую шутку и убежит весело хохоча!

— Лейтенант! — улыбнулась начальница СБ и распростерла руки.

— Камрад! — обрадовался Мизурин и подлетев к женщине, тут же уткнулся ей в живот. Ну, вот точно — сорокалетний пацан: — Как я рад тебя видеть! Господи… Как же без вас всё стало тоскливо! Блин, вот серьезно… Этот проклятый Меньшиков совсем страх потерял! Эксплуатирует нас, как ездовых собак!

— Ладно… По дороге расскажешь. Открывай люк.

— А у вас много? — Мизурин заглянул за спину Дубровской и обреченно вздохнул: — Блин, "Синичка" у меня немного на пенсии…

— Ой, да брось! Там всего несколько ящиков, да наш отряд. Неужто не поместимся в бомбовоз?

— Но-но! — Мизурин поднял указательный палец вверх: — Вот ещё… "Синичка" уже давно не бомбовоз, а мой семейный "автомобиль".

— Ой, да… Не хвастай! Открывай люк!

Как только металлические створки открылись и запустили в салон снег с морозным ветром, мы вновь повторили процедуру погрузки. Вот смотрел я на Голди, Лили, Руби, Грейс и Айрис, а в голове во всю играло — "Грузчик! Грузчик! Парень работящий! Грузчик! Грузчик! Прет, кладет и тащит…"

Как только "Синичка", которая больше напоминала бройлера-переростка, взмыла ввысь, Дубровская и Мизурин тут же уединились в кабине пилота, и о чем-то мило шушукались. Честно, для меня начальница службы безопасности была… Ну, не сказать, что прям таки бесполой, но что-то около того. Есть такой тип строгих женщин, о которых невозможно думать… ну, как о женщинах! В них нет ни грамма женственности и очарования. Они были полностью преданы своей профессии… Или же стали заложниками собственных комплексов. Я не психолог, поэтому точно сказать не могу. Так вот, вечно хмурая и очень взрослая Дубровская, которая была образцовой начальницей СБ… сейчас превратилась в молоденькую и милую девочку. Ей же вроде под полтиник? Или как-то так? Но сейчас… благодаря улыбчивому сорокалетнему пацану за штурвалом, она сама превратилась в девчонку.

— А… Это? — я вопросительно взглянул на Давида.

— Оу… Ты про эту сладкую парочку? Да, всё так. Но… одновременно и не так. — почесав затылок, ответил парень. Девчонки, услышав намеки на скандальную тему, тут же скучковались вокруг зомби.

— Если не так и не так, то как? — переспросил я.

— В общем-то, Мизурин, будучи молодым сержантиком, был дико влюблен в Дубровскую. — Давид вытащил искусственный глаз, побрызгал на него антисептиком, и вставил обратно: — Но она у нас законченная карьеристка! Однако Мизурин о-очень хорош на язык. Может уболтать любую девчонку. Серьезно, даже я им восхищался! Но вот Дубровская не из того теста… Воротила нос от него и всё тут. Но как только Мизурин встретил нашу Ксю… О, божечки, что началось!

— Ксю? — девчонки аж подались вперед от любопытства.

— Ксюша Ливанская — заместитель руководителя отдела внутренней разведки в Инстанции. Занималась сопровождением разведчиков среди металюдей… В общем, умница, красавица и фигурка у неё… Хе-хе… Бо-ой! — протянул Давид, хитро усмехнувшись.

— И что там с этой Ксю?

— Ну… Они с Дубровской с самого начала были в холодной войне. Наш руководитель неоднократно намекал, что Дубровская — собака хорошая! Этакая эталонная немецкая овчарка. И зубы крепкие и шерстка густая. Не линяет и не воняет… Но у всего есть срок годности. Даже у специалистов. А Дубровская, спешу напомнить — карьеристка. Причем законченная! И проработав столько лет на Папу Пашу, её начальник говорит, что Ксюша моложе, сильнее и умнее. Вот у Дубровской крышу по этой теме и сорвало. Овчарки буквально сцепились, но… это было на расстоянии. То есть в режиме холодной войны. И тут на поле битвы появляется Мизурин! Он и так и сяк уламывал Дубровскую… обещал ей звезды с неба… Райскую жизнь! А она, вроде как… наверное, и не против была. Да боялась, что дикая страсть Мизурина попортит то, к чему она стремилась столько лет. А мужик, каким бы упертым романтиком он ни был — рано или поздно устает стучаться в закрытую дверь. Поняв, что наша гордая старая овчарка ни в какую ему не сдастся… Мизурин ушел в запой. На два месяца. Долго его родственники вытаскивали, но… тот в депрессии! Такая вот злая безответная любовь… А Ксю девка нормальная. Она знала, что такого мужика терять нельзя. Вытащила его под видом обычного друга из запоя, обласкала, очаровала и… Вот у них уже свадьба! Счастливая семья. Трое детей и домик в Крыму. Ну не сказка-ли, а?

— Я не понимаю… Если Дубровской было наплевать, то с чего вдруг она сейчас превратилась в девочку?

— Не наплевать. — усмехнулся Давид: — Когда Дубровская узнала, что Мизурин сделал Ксю предложение — она разнесла мой кабинет к чертовой матери! А я тогда был неопытный… ученик, можно сказать.

— Это тогда тебя… — я указал на глаз.

— А! Не… с глазом, это я сам виноват. Не к теме это… Так вот, Дубровская разнесла весь кабинет и хотела ехать к Графу Хвоину, чтобы тот дал ей самое опасное задание, но… пронесло. С тех пор Дубровская очень неровно дышит к Мизурину, а Мизурин, что? Тоже неровно дышит к Дубровской.

— А как же Ксю?! — возмутилась Роузи.

— Мизурин… любит Ксю. Очень любит. Но к Дубровской у него страсть… Любит он властных и сильных женщин, которые прям вах за шары и вперед!

— Да уж… — тяжко вздохнула Грейс, обрабатывая рану на шее Роузи: — Странные вы, люди. Всё у вас друг от друга, какие-то тайны и недоговоренности… Спишь с одним, а хочешь совсем другого… Ужас! Надо быть проще.

— Не всем суждено быть проще. — сделав вид китайского старца, ответил Давид: — Кому-то суждено всё и сразу. А кто-то вообще всю жизнь мечется, как мышь в поле. И что?

— Медитируй чаще и думай о своих целях. Будет тебе счастье. — улыбнулась Хранительница, щелкнув парня по носу.

— Да-да… Это у вас сотни тысяч лет впереди! А мы — люди, существа шустрые! Торопливые… А ещё очень хрупкие. Может быть, меня сейчас Новы Императора завалят под Питером, и что тогда? — возмутился Давид, за что сразу получил от меня леща.

— Вот только крякни про свою смерть! Вот только ещё хоть раз крякни… — прорычал я.

— Сорян, Босс… Я просто хотел сказать, что древнему демону… — увы, зомби не успел договорить, так как Айрис укусила его за щеку:

— МЫ ХРАНИТЕЛИ!!!

— Сорян, Госпожа Грин… Так вот, я хотел сказать, что древним Хранителям говорить, куда проще. У них нет страха смерти! Они вообще могут не торопиться и жить в кайф.

— В кайф подтирая попу омерзительному, грубому и холодному Хозяину, который вечно рвется умереть и оставить меня с носом, как его покойная бабуля? Просто шикарно! О другом я и не мечтала… — закатив глаза, вздохнула Грейс.

— Любимая… с каждым днем ты пробуждаешь во мне тягу к домашнему насилию… — злобно прошипел я.

— Ути! Иди поцелую… — хихикнула Грейс, за что тут же была дернута печатью.

До Питера мы долетели за пять с половиной часов. За это время из-за шутеек друг над другом, мы чуть все не передрались. Зато было весело!

Мизурин плавно опустил эспайдер, и гордо объявил:

— Мы в двух километрах от Каплана! Кому надо — могу сгонять в Питер за магнитиками.

— Ой, остряк! — хихикнула Дубровская, от чего мы все с недоверием посмотрели на неё. Грейс права. Абсолютно права. Люди — тупые идиоты, которые вообще ничего нормально не делают. Будь то сохранение семьи и перевоз их подальше от очага неприятностей, или же неразделенная любовь, из-за которой сходишь с ума. Ужас! Как же я обожаю простых людей, которые сразу говорят всё в лицо… Правда, им больнее всего в большинстве случаев, но зато потом куда проще живется.

Перегружая ящики, я вдруг услышал приглушенное "пчи!"…

— Не понял. — может быть, у меня звуковые глюки от стресса?

— Что такое, Босс? — спросил Давид, раскрывая ящик с оружием и вытаскивая пистолет-пулемет Костырева, уникальной пушки, которая существовала только в этом мире.

— Показалось… — я закрыл глаза и начал принюхиваться. В нос тут же ударил яблочно-мятный аромат… Сомнений быть не может — это сейшин. И причем совершенно не знакомый. Продолжая принюхиваться, я увидел тонкую струйку, тянущуюся от широкого ящика с, предположительно, одним из КАВ.

Откупорив крышку, я аж подскочил от удивления:

— Сайренджи, мать твою за ногу?!

— Ой… П… Простите… — содрогаясь от холода, ответила девочка.

Я тут же поднял её на руки и прижав к себе, забежал обратно на борт.

— Это ещё что? — возмутилась Дубровская.

— Понятия не имею! Сейчас выясним… Господин Мизурин!

— Можно просто — Коля.

— Хорошо… Коля, у вас есть пледы или одеяла? Она закоченела от холода! Как ещё не умерла — не понятно… — я снял с себя пуховик и накинул на Сайренджи.

— Сейчас принесу. — кивнул пилот и убежал в сторону кабины.

— Как ты оказалась в коробке? — спросил я.

— Т… Т… Подслушала ваш с Госпожой Джонс разговор… Вы поехали спасать Княжну… Я не могла… сидеть в стороне… — дрожащими губами произнесла она.

— Ты в своем уме? Хоть бы раньше объявилась! Ты же ничего не ела почти сутки… Ужас!

— Так… Вот пледы! — Мизурин заботливо обмотал девочку и вручил ей кружку с горячим супом: — Вот, куриный бульон! Попей… Согреешься!

— Спасибо… — тихо прошептала Коканоэ и обхватив кружку пальцами, тут же зажмурилась.

— Сайренджи, послушай меня! Вплетать себя в подобные путешествия очень опасно. Я ни за что себя не прощу, если с тобой, что-нибудь случиться. — строго произнес я: — Поэтому, сиди в эспайдере и никуда не выходи! Совсем скоро мы приведем Княжну. Поняла меня?

— Но… я очень хочу помочь! — она с надеждой посмотрела на меня: — Вы же герой! И я тоже хочу быть, как вы…

— Герои не лезут в сомнительные авантюры… — вздохнул я, и вытащив рацию, всучил ей: — Вот! Будь на связи и внимательно слушай. Даже не вздумай покидать пост. Это приказ!

— Д… Да… Господин Мотидзуки…

— Умничка! — я погладил её по голове и вышел к команде.

— Какого черта? — выдохнула Мэлл: — Чем она думала?

— Ты у меня спрашиваешь? Значит так. Несмотря ни на что — действуем строго по плану. Грейс идет в штаб и вырубает его. Лили и Руби уничтожают подстанцию. Роузи ставит барьер. Голди её охраняет. Дубровская на подхвате с ними. Айрис, Давид и Мелл идут за мной к Каплану. Встречаемся в квадрате Б, который отмечен в КАВ. Оттуда Коля забирает нас на "Синичке"!

— Есть! — ответили все.

Наконец-то впервые за долгое время я почувствовал уверенность в их голосах.

Нарядившись в КАВ, ну кроме Голди, Айрис и Мон, мы разделились на две группы и направились по своим местам.

— Выполняется установка нового вооружения. — пропела Кэрол: — Самонаводящиеся ракеты с плазмой. Заряд — тридцать четыре штуки.

— А где остальные?! — возмутился я.

— Не влезли. — честно призналась помощница: — Шестиствольный концентратор. Основной тип заряда — энергетическая сфера. Ручной концентратор "Дыхание дракона" второго поколения. Основной тип заряда — концентрация огня, концентрация энергии, синергетический эффект — энергетическая сфера плюс энергетическая волна. Дополнительные возможности — регулировка мощности заряда.

— То есть… как это, регулировка? — удивился я.

— Можно выставить мощность на "лояльный" режим. То есть, противники будут оставаться в живых… Если вас это, конечно, интересует. — в голосе Кэрол звучала доля здорового скептицизма по отношению ко мне.

— Пока выставь на минималку.

— Есть!

— Ребята! Не забудьте активировать стелс-режим на КАВ! — произнес я.

— Так точно! — отозвались остальные.

— Кэрол, включи поиск синтетиков всех возможных поколений. Радиус — четыре километра.

— Идет настройка маршрутизатора… Подготовка трансмиттера… Настройка отражения внутренней связи. Код сигнала… Дешифровка… Есть! — на миниатюрной карте в полутора километрах от нас высветилось целое скопление красных точек.

— Вижу Форт Каплан! Прямо по курсу!

Хрустя ветками, мы вышли к едва заметным огонькам… Черт побери, я и не думал, что он такой здоровый! Реально, издалека казалось, словно это настоящая крепость.

— Грейс, прием! Как слышно?

— На связи, Хозяин. Жду отключения электричества.

— Вырубили! — воскликнула Руби, и в нескольких километрах от нас сверкнула ярко-синяя вспышка.

— Захожу. Устанавливаю гранаты… — выдохнула Мон: — Три… Два… Есть!

— Роузи! Давай!

— ЕСТЬ! — выкрикнула она, и я увидел, как над лесом развернулось ярко-розовое зарево…

— Ребята! Впер… — только хотел сказать я, как рядом с нашим кустом взорвался мощный энергетический шар. Мэлвин не хило отбросило и врезало в дерево…

— Твою мать… — выругалась она: — Я в порядке… В порядке! Продолжаем!

Прямо рядом с нами из мрака образовался силуэт. Сомнений быть не могло — это явно КАВ! Его визоры прожигали темноту ярко-оранжевыми огоньками.

— Пффф… Всего один. — выдохнул Давид: — Сейчас мы его размотаем!

И словно бы в ответ на его вопрос, во мраке зажглось ещё с десяток пар ярко-оранжевых огоньков.

— Началось… — выдохнула Айрис, держа наготове мешок с гранатами: — Боюсь, что мне нужна замена! Вы не справитесь без меня!

— Ага… А ещё мы умеем телепортироваться, да? — увернувшись от мощной молнии, которая сложила несколько деревьев на замерзшую землю, усмехнулся я: — Айрис! Давай внутрь! Мы тебя прикроем! Давид, Мелл! За мной!

— Что у вас там происходит?! — взволнованно спросила Дубровская.

— Мария — ты и Голди охраняйте Роузи! Все остальные, особенно Мон — живо сюда! Тут засад… — яркий луч словно ураган смел меня с ног и повалил на землю.

— Критическое повреждение брони! Тревога! Критическое повреждение брони! — воскликнула Кэрол.

— Да я понял… — выдохнул я, и поднявшись, сжал кулаки.

Возле меня возникло два силуэта… но, это не КАВ. Обычные металлические латы… Что за?!

С мерзким треском, два непонятных существа раскрыло жуткие крылья…

— Сканирование закончено… — Кэрол явно была в ужасе: — Господин… Это Хранители.

— Плевать на сканирование! ОГОНЬ!!! — воскликнул я, и шестиствольник тут же зашуршал осветив доспехи демонов яркими взрывами. На мгновение, мне удалось их отвлечь.

Айрис быстро перекинула мешок с гранатами в руки Мэлл, и с криком бросилась на Хранителей. Началась дикая бойня…

— Справа! — воскликнула Кэрол, и я отбил сейшинового волка, который тут же врезался в дерево и рванул, отбросив меня взрывной волной. Три силуэта в КАВ тут же выплыли ко мне…

— С обычными металюдьми у меня разговор короткий! — усмехнулся я, и схватив цепью первого, разогнался, а затем с ноги врезал по шлему второму. Третий выхвати два сейшиновых тесака и со скоростью пули ринулся в атаку.

— Просчитываю траекторию ударов… — пропыхтела Кэрол.

— Вижу! Поймал! — увы, пришлось дернуть слишком сильно и пульс первого превратился в нить. Я хотел, как лучше, но… Пацифист из меня такой себе. Перекинув второго через себя, я отбил удар третьего, а затем выхватил из его рук клинки и всадил ему в спину. Ещё одна ниточка пульса…

— Господин! Сзади! — предупредила Кэрол, но я не успел повернуться и заледеневший пень сбил меня с ног. Третий явно не хотел сдаваться! Он поднял меня над собой, и хотел швырнуть, но я ловко сгруппировался и обхватил ногами его шею, после чего уронил. Спасибо Джеф за столь впечатляющий прием… Броня в области шеи скрипнула, и на интерфейсе появилась ещё одна прямая линия.

Выйдя из леса, я увидел, как Мэлвин просто запинывают вдвоем… Вот уроды! Сбив одного на землю, я сорвал со второго маску и разбил черепушку одним четким ударом кулака. Первый быстро поднялся и попытался нанести мне удар с ноги, но я оказался быстрее… Мы столкнулись с ним в смертельно клинче, из которого был лишь один выход — на тот свет. Броня заскрипела и… тело охранника обмякло на моих руках.

— Замечена активность со стороны Питера! — предупредила Дубровская: — Давайте быстрее!

— Принял… — я взглядом нашел Айрис, которую по жести месили в небе.

— Что с тобой? Оторви им бошки и дело с концом! — воскликнул я, поднимая мешок с гранатами.

— Это… чистокровные Хранители… — тихо ответила она, получив ещё один мощный удар.

— Босс! Нужно срочно отступать! — воскликнул воткнувшися рядом со мной Давид: — Я не могу справиться с Хранителями! Это слишком…

— Нам нужно просто отключить блокираторы… Просто отключить чертовы блокираторы! — я взглянул на небо и хотел уж было лететь отбивать Айрис, но тут из мрака, словно молния, появилась Грейс и с рыком вгрызлась во второго Хранителя. Однако первый не отставал от Айрис…

— Я помогу ей. — отложив гранаты, произнес я, но Мэлл тут же схватила меня за плечо.

— Не вздумай! Они убьют тебя! Это битва не для людей.

— Мы должны вытащить Княжну! Черт побери, мы перлись сюда не для того, чтобы получить на орехи! — воскликнул я, и хотел уж было отложить мешок с гранатами, но тут, среди взрывов и разлетающихся молний Хранителей, я увидел маленький силуэт, что словно мышка бежал к нам…

— Господин Мотидзуки! — выдыхая пар и запыхаясь, крикнула Сайренджи: — Я… Я доставлю ваши бомбы!

— ДУРА! СВАЛИВАЙ ОТСЮДА!

— Нет… Я не хочу быть обузой… Я сбежала к вам, чтобы помочь! Куда надо их закинуть?!

Сердце сжималось от увиденного… Я вновь переложил мешок в руки Мэлл, и быстро загородил собой маленькую дуреху.

— Проклятие… — я поднял девочку на руки: — Сейчас оббежим вокруг здания, и ты просто оттелепортируешь гранаты за стену… Поняла?

— Да, Господин Мотидзуки! Я готова! — уверенно заявила она.

— Мэлл! Ты на подхвате! Будешь активировать гранаты. — я ещё раз взглянул на сражающихся в небе Хранителей: — Мы просто не успеем, если будем ждать их…

— Босс! У нас очень мало времени! Сюда летят Новы из Корпуса и огромная куча боевой техники! В идеале, нужно было удирать ещё пять минут назад! — произнесла Дубровская.

— Ага… Уже! — я посмотрел на Мэлл. Та с готовностью кивнула.

— У нас не больше двадцать двух минут!

— Понял! Этого должно хватить… Поехали!

Честно говоря, я неоднократно видел, как супергерои в фильмах на невероятной скорости несут своих возлюбленных или спасенных людей на руках… Увы, всё оказалось не так красочно, как я ожидал. Худенькое тельце Сайренджи постоянно соскальзывало, а взяться сильнее я просто не мог! В конечном итоге, мы кое-как запустили все три бомбы и крепость погрузилась во мрак.

— Сайренджи! Ты умничка! — я потрепал девчонку по волосам, а затем вручил Мэлл: — Аккуратно неси её на эспайдер! Береги, как зеницу ока. А я за Княжной!

— Всё будет хорошо! Не переживай! — Мэлл взяла Сайренджи, и аккуратно побежала в сторону леса. Давид уже ждал меня возле входа в крепость:

— Увы, мне пришлось убить их всех… — с сожалением вздохнул он.

— Поздно об этом думать. — я нацелил ракету на мощные двери.

— А что с Хранителями?

— Грейс разберется.

— Тогда… Заходим?

— Заходим…

* * *

Кто бы что не говорил, а дети — это продолжение родителей. И ситуации бывают двух типов — идти по стопам, или же быть полной противоположностью.

Княжна не знала, к какой категории себя отнести, потому что от одной лишь мысли, что отец мог позволить себе абсолютно всё… и это абсолютно всё ему всегда сойдет с рук — внутри девушки начиналась омерзительная дрожь.

Трусиха! И никак иначе… Она могла ругаться на него. Кричать. Обзывать различными некрасивыми словами, но… Княжна всю свою жизнь была образцовой дочерью. Её сдавливала ответственность, которую наложил отец.

— Ты моё произведение искусства… — говорил он, глядя на неё безумными глазами: — Идеал, который Я СОЗДАЛ, чтобы показать всем! Ты моё. Ничье-то там… Моё. Исключительно и без остатка. Ты всегда будешь принадлежать мне и только мне, говоря всем о том, насколько ты идеальна… Одного взгляда будет достаточно, чтобы понять!

Раньше Княжна не понимала суть и подтекста у подобных разговоров. Ей казалось, что отец искренне хвалил и гордился ей! Каждый ребенок мечтает, чтобы родители гордились им. Каждый ребенок хочет, чтобы родитель увидел в нём нечто большее, чем пустой звук. Это факт! Но тогда… Тогда Княжна была идиоткой, которая слепо верила всему, что говорил отец. А ведь мама предупреждала:

— Фильтруй его слова! В них порой сокрыт совершенно иной смысл!

И вот… Мама оказалась права. Хотя, она всегда была права. Красивая, роскошная и очень мудрая женщина. Истинная Императрица! Представительница света и добра… А он… Он всегда видел в людях шестеренки для своих механизмов! И Княжна была такой же, просто немного ровнее, ну и с позолотой сверху. А что дальше? А дальше — ничего. Никакая это была не любовь… Выстругал, как Папа Карло Пинокио из пня… Гордился собой, насколько идеальную и послушную марионетку создал…

Боялась Княжна потерять то, что имела? Да. Всегда боялась и очень не хотела. Да, стать Великим Государем тяжело… Да, у неё были проблемы с потенциальными женихами и возможностью стать ещё более сильной и знаменитой, но… Больше всего Княжна болела людьми. Народ, который верил в неё. Кого звали, когда случалась беда? Княжну. Кого всегда приветствовали первее всех? Княжну, конечно… Да, в одном Павел был прав — он создал идеального сверхчеловека, но с характером злобной суки. Каков мир — такие и идеалы! Это факт.

Но сейчас произошло то, что по сути, изменило абсолютно всё. Княжна наконец-то увидела, что есть в её жизни и другие прелести, кроме престола. Можно заботиться о людях, даже если у тебя нет короны на голове… Но самое страшное — Княжна потеряла всё.

Слабый человек, потеряв всё — ломается. Кто-то порежет вены, а кто-то закинется препаратами, чтобы уснуть навеки… Но сильный человек не такой. Сильный будет вгрызаться в обидчиков до последнего, вырывая их жирную смоченную всеми благами жизни плоть.

Идеальный сверхчеловек? Образ, за которым будут идти люди? Да. Без проблем! Особенно, когда этот самый образ выйдет на свободу…

Замочная скважина щелкнула, и дверь со скрипом открылась.

— Ваше Высочество… — в камеру заглянула Лариса, одетая в белый костюм единения и протянула руку: — Прошу!

— Ага… — Княжна лишь ударила по ладони девушки и бесцеремонно вышла в коридор. Как только они покинут зоны действия блокиратора — она сразу же почувствует и свернет предательнице шею. Ну, или хотя бы вырубит… Всё же, Княжна, несмотря на всю свою сволочность и жестокость была доброй. Этакая мягонькая и милая сучечка, которая вырывает глаза врагов только по четвергам… или средам… Она ещё не определилась до конца.

— Не так быстро… Синтетики всё ещё на постах… — предостерегла Лариса.

— Угу…

— Госпожа! Мне не нравиться ваш настрой…

— Завали хлебальник, мерзость. Я не намерена с тобой говорить. — прошипела Княжна. Лариса с грустью вздохнула, и тихо произнесла:

— Вы нам не верите, да? Вы же вырубите меня сразу, как только мы выйдем из зоны действия?

— Я убью тебя. Оторву голову или поджарю молнией. Я терпеть ненавижу предателей.

— Мне кажется, что вы блефуете. Вы же знаете — я семейный человек…

— ХВАТИТ ЛИЦЕМЕРИТЬ! — прорычала Княжна, схватив Ларису за воротник и прижав к стенке: — Семейные люди прячут свою семью, а не подставляют жопу врагам! Понятно?!

— Г… Госпожа… Вы же Принцесса!

— (?*:сса! Двигай. — Княжна жестко выставила Ларису вперед себя: — Я устала от вас… От ваших бесконечных заговоров… От ваших уродских идей о всяких социалистах и революционерах… Знаешь сколько раз твои сородичи хотели меня убить? Знаешь?

— Госпожа, прошу… Поверьте, меньше всего в этой жизни я хочу вашей смерти!

— Жалкая лгунья… хоть бы сейчас прекратила врать… — вздохнула Княжна.

Лариса молча открыла люк и аккуратно пролезла вниз. Девушка поспешила за ней.

Пройдя несколько десятков метров по вонючей трубе, они наконец вышли на морозный воздух.

— Погодите! Поезд ждет вас на… — начала было Лариса, но Княжна уже почувствовала активацию силы, и жестко долбанула девушку головой об кирпичную стену. Замахнувшись, она всё же хотела добить её, но…

— Ненавижу молодых тупорылых мамаш. — фыркнула Княжна и припустила к лесу: — Литерный поезд… Напишу бате откровенное письмо, так всех вздернут! Сволочи…

А теперь нужно было добраться до ближайшей телефонной будки. Предупредить Ичиро, а потом тихо пробираться обратно в Японию… Ох и нелегким будет путь.

* * *

А гранаты Сонаме сработали, как надо. Двор за стенами погрузился во тьму… лишь тела синтетиков напоминали о том, что некогда ранее это было воистину уникальное не столь отдаленное место…

— Кэрол! Включи обнаружение датчиков.

— Проверка завершена. Ничего не обнаружено. Единственная проблемка…

— Какая?

— Замки на дверях сработали на опережение. В общем, придется выламывать. — ответила помощница.

— Пффф! Нашла чем пугать! — усмехнулся я, и мы с Давидом направились к небольшому домику.

— Внутри никого нет. Проблема с нижними ярусами… — прочитав мои мысли, сразу же ответила Кэрол: — Всё обработано цинком.

— Понятно! Значит вниз. Есть обозначение входа?

— Вычисляю… Есть! — Кэрол указала на небольшой пристрой в виде подвала.

Давид с легкостью отломал дверь, и мы зашли внутрь. Лестница подвела нас к двум коридорам.

— Предлагаю… разделиться? — осторожно поинтересовался парень.

— Придется. Включай обоняние на полную! Она может быть без сознания.

— Принял.

Разделившись, мы разбежались в разные стороны. Видя все эти бесконечные повороты, что постепенно завлекали меня всё ниже и ниже, Кэрол начала составлять карту, чтобы мы не ходили по кругу.

Благодаря ночному зрению, я смог немного разглядеть коридоры. Узкие, очень напоминающие стандартные катакомбы или бомбоубежища. Единственное, что хорошо — двери можно было не вырывать, так как в большинстве своем они были из титанового сплава. На стенах иногда встречались планы эвакуации… Видимо, раньше тут работали люди. Даже интересно, когда этот лабиринт закончиться?

Принюхиваясь, я совершенно ничего не мог понять. Вроде, что-то есть, но… что именно? Видимо, здесь не так давно были металюди. Может быть, приходили за обслуживанием или ещё чем-то? В любом случае из-за блокираторов большинство запахов сейшина рассеялось, а остатки смешались, превратившись в непонятное послевкусие. Как вообще тут можно хоть, что-то различить?

Зайдя в небольшой зал, я осмотрелся. Вытянутые столики и скамейки говорили о том, что тут, скорее всего, раньше была рабочая столовая. Учитывая то, что на полу лежало пять тел синтеков, наверное, сейчас они использовали этот зал, как комнату отдыха.

Мои мысли прервал резкий хруст косточек… Повернув голову, я впал в ступор.

— О, нет…

Я всегда верил своим глазам… Честно! Но сейчас готов был отринуть реальность и признать себя невменяемым.

— Лариса? — тихо прошептал я, чувствуя, как внутри меня образовывается непонятный, парализующий всё тело, комок. Да… это вне всяких сомнений была она. Только вот из милой стесняши, которую я знал в прошлом мире, здешняя любовь всей моей жизни превратилась в знойную подтянутую красотку! Такие обычно ели мужиков на завтрак… Холодный и расчетливый взгляд. Походка, как у гепарда, перед прыжком. А этот белый костюм единения лишь подчеркивал её восхитительную спортивную фигуру.

Когда я спасал их тогда, на крыше… я был в таком диком шоке, что не особо разглядывал. Хотя нет… я смотрел на Оксанку. Конечно же мне было интересно узнать, в кого превратиться моя любимая дочь через столько лет. Стоп! Какая дочь?! Нет, я должен взять себя в руки… Это не моя семья, а лишь обычные двойники с совершенно другими душами. Они не знают меня, а я не знаю их… Это злая шутка Вселенной, которая разрывала мои чувства на тысячи кусков! Всё не то, и всё не так…

— Потанцуем? — мило улыбнувшись, поинтересовалась она, встав в боевую позу.

— Я спас вас тогда не за тем, чтобы потом убивать… — сделав максимально холодную физиономию, ответил я.

— Прости, Мотидзуки Ичиро, но из двух зол, мне придется выбирать…

— Меньшее? — перебил её я.

— Нет. То, которое позволит спасти мою семью… — вздохнула она: — Прости, но здесь твой путь подходит к концу.

— Давай я просто заберу Княжну и исчезну… А ты вернешься к семье, идет?

— Княжна уже полчаса, как сваливает по лесу… Мы хотели посадить её на поезд и отправить до Владивостока, чтобы там она спокойно улетела в Токио, но… Слишком недоверчивая особа.

— Ты прикалываешься?!

— Говорю на полном серьезе. — улыбнулась она: — Врать — не в моих правилах. А теперь — руки за голову и на колени… Я сделаю всё быстро.

— Я не хочу сражаться! Давай договоримся? У меня есть власть и деньги… Я смогу спасти тебя и Оксанку… — всё моё самообладание держалось на последней ниточке. Я чувствовал себя цирковой мартышкой на шатающейся доске с цилиндром. Как?! Как они могли так мерзко обойтись со мной… Сволочи…

— Власть? Деньги? — в её руках зажегся фиолетовый огонек: — Ичиро, о чем ты? Ты никто… Просто сдайся и тебе не будет больно! Обещаю. Мне нужно доставить товар в целом виде…

— Погоди, так тебе нужно моё тело?

— Тело? Хах… Нет. Ичиро, ты нужен моим хозяевам. Но вот зачем — этого я не знаю. Я — охотник. Только и всего…

— В таком случае. — я тяжко вздохнул и сжал кулаки: — Прости, но я никогда не был дичью… И никогда ею не буду.

Направив концентратор, я выстрелил тонким белым лучом. Лариса сделала взмахивающее движение рукой и… поглотила технику.

— Ты… — от неожиданности, я сделал шаг назад.

— Да. Я питаюсь техниками и частицами. Магнетар с уникальной возможностью поглощения и копирования. Самый идеальный солдат из всех! Я даже могу ставить такие же купола, как твоя белобрысая куколка… — усмехнулась она.

Щелчок предохранителя и в моё шлем вдруг резко что-то уперлось…

— Оп-па! — послышался до боли знакомый голос: — Давай без шуток, дерьма кусок… Ещё раз выстрелишь в мою жену, я тебя прямо здесь и порешу.

— Палач?! А ты какого черта тут?! — удивился я.

— Пришел посмотреть, куда делась любовь всей моей жизни… — усмехнувшись, ответил он, продолжая давить пистолетом на шлем.

— Виктор… Уходи! Прошу тебя! — холодно произнесла Лариса и её глаза загорелись ярко-розовым цветом.

— Оу… Хочешь развлечься с молодым мальчиком? Я тебя больше не устраиваю? — Палач перенаправил пистолет на свою супругу: — Прости, милая, но я не прощаю измен.

— Витя… Это не твоё дело! Мне нужно доставить Ичиро во дворец!

— С какого перепуга? Ты чего это… решила всерьез работать на этого усатого урода? — возмутился Палач.

— Ради Оксанки! Ради тебя!

— Отойди в сторону, сопляк. Свою женщину имеет право приструнить только лишь её мужчина… — вздохнул Палач и слегка оттолкнул меня в сторону: — Потанцуем, родная?

— Ты не имеешь права рисковать нашей дочкой… Пошел отсюда! — прорычала Лариса, и я увидел, как позади неё в воздух медленно поднялось с десяток энергетических шаров.

— А я говорил тебе — пойдем с Комедиантом! Выкинем Борова и Жанну… Зачем они нам? Но ты настояла на своём… Ты хочешь подставить меня, я знаю.

— Потому что ты не думаешь головой! Если ты настолько глуп, то значит я буду главной в семье и сама позабочусь о нас. Понял?!

— Милая… Не пойми меня неправильно. Всё, чего я хочу, так это…

— Денег. — недовольно фыркнула Лариса: — Хватит с меня! Давай вместе долбанем пацана и Император нас отпустит!

— Во-первых, этот "пацан" спас Оксанку, тебя и меня. Во-вторых, он сохранил мне жизнь в Лондоне. Я у него в долгу, поэтому его ты получишь только через мой труп.

— ЧТО?! — голос Ларисы подлетел на невероятную высоту: — ТЫ ОХРЕНЕЛ?! Пацан для тебя важнее семьи?! Ты че, скотина, совсем берега попутал?! Я тебе сейчас жопу на британский флаг порву! Ублюдок… Вот говорила мама — не связывайся с ним! Он думает только о себе! Так ведь так и получилось!

— Дорогая… опусти шары. Давай разберемся, как цивилизованные люди, окей? — Палач опустил пушку: — Не будем выносить ссор из избы?

— Хорошо. — Лариса внезапно мило улыбнулась и шары, словно мыльные пузыри, с искрами рассыпались: — Не люблю конфликты.

— Фуух… Родная, ты меня так напуг… Стоп… Что это?! — Палач с ужасом взглянул на то, как позади Ларисы медленно вырастает огромный искрящийся силуэт: — Нет… Ты же шутишь? Да? Милая… Я люблю тебя! Я пришел сюда только ради тебя!

— Ты пришел сюда, чтобы подтереть задницу этому богатею! Я сейчас вас обоих на суп пущу… Задолбали!

— ДЕРЬМА КУСОК!!! БЕГИ!!!! — прокричал Палач и пулей дернул в сторону выхода.

— Эмм… Что? — не совсем понял я, но тут до меня наконец-то доперло…

Огромный искрящийся силуэт был, чем-то вроде духа-стрелка, который атаковал противника энергетическими снарядами…. Действительно запахло жареным! Поставив барьер, я едва смог удрать, ибо сила взрыва просто засыпала проход.

— Мать твою, Палач! Что это было?!

— В тайне от меня… эта зараза копировала техники у сильнейших Сверхновых! Она поглощает техники и энергию… Убить её сейчас крайне сложно! — ответил Палач, со всех ног убегая вперед.

— Тогда… Сделай что-нибудь со своей женой!!!

— Сам сделай! Она сама не своя, когда в бешенстве! Терпеть не могу мутантов… Вы! Вы все — причина всемирных бед! Понял?!

— Босс! Я слышу взрывы… Что там у вас? — поинтересовался Давид.

— Княжна уже свалила из тюрьмы… Она в лесу! За нами гонится чокнутая жена Палача!

— Жена Палача? Звучит, как название нуарного детектива…

— Я тебе сейчас устрою детектив! Живо на выход! — выдохнул я, увернувшись от яркой вспышки: — Мария! Что там с подкреплением?

— Через семь минут будут на месте.

— Роузи! Выключай! Мария, хватай её и дуй к точке Б. Я пойду искать Княжну!

— В смысле?! А что с ней?!

— Княжна сбежала полчаса назад. Все срочно к точке Б и улетайте к границе. Найду Княжну — сразу догоню!

— Но…

— Это прик… — мощный взрыв откинул меня в стену, но Палач помог подняться, и мы побежали дальше: — Мать твою! Это приказ!

Вдруг, потолок в конце коридора с жутким треском обрушился, и прямо из облака пыли возникло три Сверхновые… Вот это Костюмы! Явно обновленные или даже совсем другие, местного производства. Они смотрели на меня ярко-синими визорами… и медленно приближались.

— Слышь… У меня тут появилась идейка… — произнес Палач: — Тут, кажись, твоя весовая категория подъехала! Уверен, тебе они на один зубок…

— А что будешь делать ты?

— Угомоню жену. Глядя на этих ребят, что-то мне… так домой захотелось…

— Отличная идея! Но… ты справишься?

— Не недооценивай меня! — усмехнулся убийца и побежал обратно. Камикадзе — ей богу!

А теперь стоит переключиться на реальную проблему…

— Мотидзуки Ичиро! Вы арестованы за незаконное проникновение на территорию стратегического комплекса. Положите руки за голову и встаньте на колени. — ну и жуткий голос у этих ребят… Как будто ко мне обратился демон из преисподней.

— А что, если я откажусь? — на всякий случай, поинтересовался я.

— В таком случае, нам придется остановить вас силой.

— Кэрол… Нам угрожают. — усмехнулся я, встав в боевую позу.

— Ускорение на максимум? — неужели… Неужели и Кэрол тоже могла улыбаться голосом? Или же, мне просто послышалось?

— Всё верно! Ускорение на максимум… — согласился я, вытаскивая сейшиновый тесак: — Знаете, что самое страшное в человеке, который пересек черту? Он уже вряд ли сможет остановиться…

* * *

Вот она — сладкая свобода! Тот самый момент торжества, когда Княжна наконец-то смогла вырваться из плена ублюдков и предателей. Но только вот… пролетающий мимо транспортник старого типа заставил её затормозить. Где-то внутри сердца кольнуло… А вдруг это он? Прилетел, чтобы спасти её из заточения… Да не! Бред, какой-то. Ичиро не будет соваться в Российскую Империю. Возможно, он навел справки… Возможно, попытается связаться с ней… Но не более того. Княжна выдохнула и побежала дальше. Но мысль о том, что Ичиро прилетел за ней, пускай даже это и было не правдой — грела её сердце. Это было бы так здорово… И главное — это сразу бы сказало о многом. Например, о том, что он к ней неравнодушен. Весьма неравнодушен… Ну и, конечно же, это бы рассказало о том, что Ичиро беспробудный идиот! Сунуться в Российскую Империю, чтобы вытащить Княжну из тюрьмы… Нет, на такое способен лишь глупец. Но зато, как круто…

Запутавшаяся в своих чувствах Княжна со всей силы вмазалась в дерево и упала в снег. Потерев ушибленное плечо, она быстро поднялась и продолжила побег. Нет… Не время думать о всякой романтической фигне! Нужно валить… и чем быстрее, тем лучше. Можно, конечно, разогнаться под сотню… Но тогда риск врезаться в дерево становился ещё больше, да и энергию тратить не очень-то хотелось! Мало ли, сколько дней Княжне придется бежать?

Небо вдруг осветила ярко-белая вспышка… Со стороны Питера начало разливаться ярко-розовое зарево… Что происходит?! Тут явно, что-то не так. Быть может… он и правда прилетел? Да нет… Нет же! Наверняка учения или испытания. Ничего такого… Просто воспаленное воображение Княжны рисовало свои картинки.

Пробежав ещё с полчаса, девушка наконец-то почувствовала небольшую усталость и прижавшись к дереву, решила перевести дух.

Вдруг, позади раздался хруст веток, и девушка резко затаила дыхание, вооружившись пучком плазмы. Дикие животные? Да вроде не должны…

— Ох… — из мрака леса на свет вышел силуэт: — Госпожа! Ну я вас и обыскался…

— М… Меньшиков? — удивилась Княжна: — Не поняла… А, вы, чего тут делаете?

— Да за вами пришел, что же ещё? — радостно улыбнулся он, и вытащив из кармана небольшой черный цилиндр, нажал на кнопку. Энергетический шар в мгновение ока исчез, погрузив всё вокруг во мрак, а по телу Княжны заструилась ноющая усталость…

— Ай… Что вы делаете, Граф?!

— Ого! Работает?! Да неужели?! Здорово! — обрадовался он, и включил фонарик: — Ваше Высочество, вы же любите всякие изобретения? Так вот… Первый в мире мобильный блокиратор заряженных частиц! А? На десять метров вырубает всех мутантов!

— Это, конечно, здорово… Но не могли бы вы его выключить? Я плохо себя чувствую… Мне и в тюрьме хватило…

— Ой, простите! — Граф вытащил пистолет. По ушам ударил звук выстрела и ногу Княжны пронзила адская боль: — А? Не в коленку? Жаль…

— ВЫ ЧТО ТВОРИТЕ?! — девушка схватилась за раненую ногу и плюхнулась в снег: — Вы что… один из них…

— Я? Что я? Говорю же — пришел за вами! — улыбнулся Меньшиков и подошел ближе: — Этот идиот — Силуянов реально поверил в то, что я хочу вас освободить! Только вот, никакого литерного поезда, естественно, не было. Я хотел убить и вас, и эту жалкую гниду… подружку Палача. Слишком уж Его Величество полагается на двух преступников… На кой они нам? Да и с синдикатами я в хороших отношениях уже давно… Но да ничего! Пристрелю её чуть позже. Сейчас они как раз окучивают вашего любимчика в тюрьме… Ух! Там такое светошоу начинается…

— Вы… — у Княжны скрутило живот и облокотившись на березу, девушку стошнило: — Я столько лет… голосовала за такую сволочь?

— Я не сволочь. Я лишь борец за права людей — не более того. Мои предшественники хотели уничтожить вас ещё во младенчестве… — хихикнул Граф: — Но у них ни черта не получилось… Но зато сейчас получиться. Только подальше отойдем…

Меньшиков подошел к Княжне, и схватив её за волосы, поднял на ноги.

— Вам это с рук не сойдет… — прорычала она.

— Ваш отец… Он так рьяно хотел защитить вас, что даже запихнул в тюрьму… Он хотел убить двух зайцев одним выстрелом. Но в итоге, умрете только вы…

— СВОЛОЧЬ! — Княжна размахнулась и жестко оцарапала Графа за лицо. Тот завопил и упал в кусты. Девушка попыталась идти, но адская боль сковывала, и не позволяла двигаться дальше… Нужна была опора… Или, хотя бы отползти… Отползти от блокиратора… Внезапно из мрака вышел человек и ударив Княжну по лицу, оттолкнул в сторону.

— Дорогая… Вы что же, искренне верили, что я приду один? — усмехнулся Граф, придерживая рукой раненую щеку: — Милочка… Вы слишком глупы и недальновидны. Сидели бы спокойно в тюрьме! Никто бы до вас и не добрался… Мотидзуки бы взяли в плен, и вы бы ничего об этом не узнали. А потом… Потом, ваш отец, как разобрался бы с Тайсе — отправил вас обратно в Токио, ибо там вам точно ничего не грозит! Но… Вы — маленькая девочка, которая из-за нежного возраста неспособна увидеть НИ-ЧЕ-ГО! Хах… Господи, ребятушки… Как давно! Как давно я ждал этого замечательного момента! Так… Разойдитесь! Я хочу увидеть, как её мозги разлетятся по веткам… Хочу-хочу-хочу…

Люди в темных костюмах выстроились в ряд, а Меньшиков подошел ближе и прицелился:

— Какая милая мордашка… Милая и такая обреченная! Где ваша сила, Госпожа Романова? А нет её… Вы никто без заряженных частиц. Как и ваш отец.

По ушам резанул противный свист. Голова Графа разлетелась на мелкие кусочки, а по щеке Княжны больно ударила нижняя челюсть, забрызгивая всё вокруг черными пятнами. Парни в черных костюмах тут же засуетились, но и их спустя мгновение, постигла аналогичная участь, заливая бедную девушку раздробленными остатками черепов и их содержимого…

— Я, конечно… Очень дико извиняюсь… Этот пистолет ещё нужно доработать. Но разрывные патроны сработали на ура! А? — из мрака, словно самый настоящий рыцарь, в покорёженных доспехах вышел Ичиро, и словно ковбой, прокрутив на пальце пистолет, ловко спрятал его в кобуру.

— Ты… Ты всё-таки… — Княжна закрыла окровавленное лицо руками и тихонько заплакала.

— Да! Я всё-таки приехал за тобой. — гордо ответил он, и подняв девушку на руки, прижал к себе: — Представляешь, я даже смог оставить в живых трех Нов, которые пришли за мной. Правда… С ребятами возле крепости такого фокуса не прокатило…

— Нет… Ты всё-таки настолько дебил, что сунулся в Российскую Империю из-за другого дебила… — всхлипнув, улыбнулась она и хотела поцеловать, но парень приставил к её губам покалеченный бриариевый палец.

— Прости милая… Но только после душа…

— АХ ТЫ ЗАСРАНЕЦ! — внутри было так легко и хорошо… Как будто ничего больше и не было. Только он и она посреди снега, леса и нескольких трупов…

— У меня КАВ не робит… Тут ещё блокиратор?

— Ага… — Княжна аккуратно спрыгнула на землю, и придерживаясь за доспехи Ичиро, вытащила из изуродованного трупа черный цилиндр: — Мобильная версия! Прикинь?

— Ого! Это мы возьмем на изучение. — выключив адский прибор, Ичиро подхватил девушку на руки, и они устремились в ночное небо: — Всё, Госпожа Принцесса… Мои уже собрались внизу, сейчас их подберем и можно будет смело заявить, что мы летим домой.

Неподалеку, шелестя верхушками деревьев, над лесом поднялся тот самый старый транспортник. Значит чутье не подвело Княжну! На нём и правда прилетел Ичиро… А как он ласково произнес — "Мы летим домой." Даже не вериться!

Вдруг, по ушам ударил звук реактивных двигателей… Из мрака вылетело два Фоксхаунда и транспортник с мощным взрывом разлетелся на куски.

— Только не это… — тихо выдохнул Ичиро.

* * *

— Так-так-так… — усмехнулась Венера, схватив Тайсе за щеки: — Какой-то ты тихий стал в последнее время! Даже странно…

— Я смирился со своей участью. — вздохнув, ответил он: — Я понял, что моя жизнь уже никогда не станет прежней. Я перегнул палку и теперь вынужден до конца своих дней жить с тобой.

— Ой, ты уже начал рассыпаться, так что немного и осталось!

— Сдали меня, как бесполезную игрушку, чтобы я доживал тут свой век? Конечно, ведь так Марс ничего не заподозрит… Оу… Ой… — Ворон прикрыл себе рот.

— Не заподозрит, чего? — Венера нахмурилась и схватив Тайсе за подбородок, приблизила его лицо к себе: — О чем ты?

— Нет-нет-нет… Я обещал ему… Прости, дорогая, но я не скажу.

— Как это?! Что за детские игры?! Джереми… Я не разрешала тебе скрывать от меня что-либо! Да и вообще — архивариус я, или кто? По профессии должна знать всё!

— Не должна. — усмехнулся Тайсе: — Ладно… Я просто пошутил.

— Пошутил? — Венера с недоверием смотрела на парня: — Я не понимаю… Ты обычно не так шутишь!

— Господи, да я просто хотел дожать тебя на интриге, чтобы ты меня выпустила. У меня вон в том шкафчике лежит маленький пистоль, которым я планирую застрелить тебя.

— Господи! — Венера громко рассмеялась и ударила Тайсе по плечу: — Во-от! Вот это нормальная шутка. Юморист, а? Ты, и спрятал пистоль в моём доме? Ухх… Умора! И правда смешно… Я-то уж думала, что Юпитер и правда, что-то задумал… Джереми, нельзя разыгрывать мамочку.

— Прости, я думал, что тебе понравиться.

— Тебе лапки жмет, и ты из-за этого куксишься? — Венера погладила Тайсе по волосам: — Хочешь, сниму? Только пообещай не трогать мою дочь и не рассказывать Юпитеру! Хорошо?

— Хорошо.

— Дурашка… Вот если бы я тебя так сильно не любила, то где бы ты был? — девушка чмокнула парня в щеку и открыла наручники: — Всё! Теперь ты можешь схватить вилку и воткнуть мне в сонную артерию… А? А хочешь, вон ту вазу мне об голову разбить? М? Здорово же, правда? Я соглашусь даже на твоё любимое удушение шнурком… Помню, мне было очень смешно. А когда ты рубанул мне топором по шее? Помнишь? Весело же было! Давай вилкой! Ну же!

— Вилка из серебра, а ваза из старого китайского фарфора. Я пытался тебя убить слишком много раз, для того, чтобы понять. Не очень хорошая шутка, если учитывать то, что я знаю, какой именно металл вызывает интоксикацию твоей крови. — Улыбнулся Тайсе: — Помню, когда я расчленил тебя старым египетским тесаком… твои руки очень долго заживали. Я уточнил у историков, когда был на свободе и понял…

— Ой, ты такой шутник! Господи, люблю тебя ещё сильнее! — Венера стиснула парня и вновь чмокнула в щеку: — Почему ты такой милый? А? Почему тебя никто не любит, кроме меня?

— Потому что ты идиотка. — усмехнулся он.

— Как ты меня назвал? — Венера резко вскочила и с размаху зарядила Тайсе по голове. Парень опрокинул стол, и откатился к тумбочке. Злобно улыбнувшись, он медленно поднялся и вытащив из полки блестящий двухзарядный пистоль, нацелил на девушку.

— Идиотка. Или… может быть мне ещё раз повторить по буквам?

— Ты расстреливал меня из Автомата Калашникова в упор… А сейчас угрожаешь этой мелкой писюлькой? — расхохоталась Венера: — Малыш, ты меня огорчаешь… А как же РПГ? Или Баретт пятидесятого калибра? Мамочка очень недовольна! Я отрежу тебе оба указательных пальца.

— Здесь пули из платины. — усмехнулся Тайсе: — Здорово, правда?

— Это уже не смешно! — веселое настроение мигом покинуло девушку: — Убери это пресс-папье, пока не поранился…

— Мне нравиться видеть страх в глазах существа, которое прожило не одну тысячу лет. Страх вновь рискнуть и очистить душу… Или же, страх наоборот всё помнить, но уже в другом мире.

— Джереми… Прошу тебя… положи пистолет обратно!

— Я всё думал, а почему… почему те, кто мнят себя богами вынуждены прятаться, словно крысы? Вы же на самом деле жалкие марионеточники, которые обнаружили для себя идеальный мир! Тупые людишки… Источники с энергией! Заряженные частицы… Всё это связано с невероятными технологиями, которые вы принесли в этот проклятый мир! Сила, власть, ресурсы… всё это есть у вас. Но… вы идиоты. Все! Каждый из вас! Вам всем стало скучно плясать под песни Марса, и вы разбежались по своим норам, имитируя деятельность… О, каким глупым я был, что доверился вам!

— Джереми… Уже не смешно! Правда… — испуганно произнесла Венера, подняв руки.

— И всё же — почему бог может прятаться в крысиной норе, подальше от людей? М? А всё очень просто… Потому что он смертен! — Тайсе нажал на первый спусковой крючок, и миниатюрная платиновая пуля вонзилась в живот девушки. Венера закричала, схватившись за окровавленную дыру.

— ПРЕКРАТИ!!! ТЫ ЖЕ ЛЮБИШЬ МЕНЯ!!! ДЖЕРЕМИ!!! Я ТВОЯ ЖИЗНЬ!!! ТВОЯ ЛЮБОВЬ!!! ТВОЯ СЕМЬЯ!!!!

— Ты лишь крыса, что пряталась в норе… — усмехнулся Тайсе и нажал на второй крючок. Тело Венеры затрясло в предсмертной агонии. Она с дикой печалью взглянула на него в последний раз…

— Я единственная… кто любила тебя… — выдохнула она, и закатив глаза, уронила голову на пол.

— Поэтому я и говорю — идиотка. — хохотнул Ворон и отбросив пистоль, направился к выходу: — Минус одна паршивая крыса… А пафоса-то! Пафоса-то сколько… Легендарный Парад Планет… Тьфу! Грош вам всем цена… И я вырежу вас всех. Всех и каждого! Миру без ваших игр станет только легче… Да… Только легче!

Скрипнув большой бронированной дверью, Тайсе вышел в длинный коридор:

— Ребятки! Я иду к вам…

Глава 6

Интересно, какая цифра получиться, если сосчитать все случаи, когда я представал перед серьезным выбором? Особенно, если сократить промежуток времени до последних четырех месяцев. И главное, сколько раз я принимал решение в пользу другого человека? Вот тут точно хватит пальцев одной руки… Думал ли я, когда летел за Княжной о том, что всё выйдет именно так? Нет. Я искренне верил, что, хотя бы на этот раз всё точно пойдет "как по маслу".

Три Сверхновые, которые пришли меня поприветствовать были, чем-то вроде чрезвычайной ситуации, о которой я прекрасно знал, но не хотел особо задумываться. Палач слинял… Да, он, конечно, мне не ровня, но… в данной ситуации лишняя пара рук мне бы точно не помешала.

— Как я понимаю, вы отказывайтесь подчиниться? — вопрос был, скорее риторическим. Я это понимал, но на всякий случай кивнул, нацелившись на Нов концентратором.

— То, что я сейчас сделаю приведет к очень отвратительным последствиям. — вздохнув, произнес я: — Предлагаю договориться.

— Ответ отрицательный. — тот, что стоял по серединке, был выше двух других. А ещё на его плече красовался значок в виде разукрашенного треугольника, внутри которого, если приглядеться, можно было увидеть, что-то вроде глаза. Про себя, я назвал его "Масоном". Этакая машина для убийств с интересными значками на броне. Скорее всего, это офицер. И ранг у него явно будь здоров! Но разве же меня это сейчас остановит?

— Сдавайся, Мотидзуки Ичиро. И ты… — начал было он, но я решил, что терять время в пустую, пока Княжна одна в лесу — это очень глупо.

Невидимая рука огромной анакондой обвилась вокруг его брони. Он явно не ожидал этого… Затем, я просто начал вбивать Масона в пол. А потом немного в стены… Ну и потолок тоже не остался без внимания.

Кое-как вырвавшись, он полетел ко мне на дикой скорости, но я тут же схватил его техникой цепи. Тело Масона задрожало… Он, словно имперский офицер из Звездных войн, пойманный Дартом Вейдером, хватался за невидимую руку, которая в этот момент изнутри сжимала его дыхательные пути.

— Он умирает! — предупредила меня Кэрол.

— Принял. — я отпустил бедолагу и тот обрушился на пол, пытаясь отдышаться. Парочка других хотела кинуться на меня в атаку, но Масон поднял руку, жестом приказывая остановиться. А… Ну, теперь понятно, почему они всё это время стояли. Он, типа, их руководитель.

— Император всегда… ВСЕГДА получает то, что хочет… — сиплым голосом прохрипел Масон, поднявшись с колен: — Ты лишь усугубляешь своё положение! Пойми…

— Не хочу ничего понимать. — ответил я, и пустив сейшин в мышцы, нанес мощный удар по его шлему. Всё произошло за долю секунды. Его шлем разлетелся на мелкие кусочки, а по лбу заструилась алая жидкость. Это был паренек, лет двадцати пяти на вид. Так вот, он с ужасом упер в меня свои ярко-голубые глаза… в них читался самый натуральный страх. Вот! Я ожидал увидеть опытного профессионала, а в итоге за мной пришел совсем юный парнишка? За кого Павел меня держит? Ай… Хотя какая разница.

— БЕГИТЕ!! — закричал он, но я шмякнул ему по шее.

— Он жив. — поспешила сообщить Кэрол.

— Вот и славно! — стряхнув с плеч пыль от разрушенных стен и потолка, я поднялся на ноги и взглянул на двух оставшихся: — Я не уверен, что вам повезет так же, как и ему.

Благо, что остальные оказались очень исполнительными, и просто разбежались в разные стороны. Напомнило концовку первой "Матрицы". Правда, я не уверен, что лежащий в отключке молодчик станет свободнее… Как был подвластен Государству, так и остался.

Но сейчас не об этом. Нужно было, как можно скорее найти Княжну. Она явно не могла убежать далеко. Её Высочество никогда не была глупой, поэтому наверняка экономит энергию.

— Ребятки! Вы там как?

— Хранители отправлены в нокаут. Собираемся в точке Б. — ответила Грейс.

— Мы уже на точке! — отозвалась Мэлвин: — Ждем "Ласточку".

— Приближаемся к точке. Всё хорошо! — произнесла Дубровская.

— Коля! Как обстановка? — поинтересовался я.

— Чисто! Готов вылетать.

— Пока жди. Ребята, как соберетесь, сразу улетайте!

— Есть!

— Кэрол! Активируй двигатели, мы поднимемся над лесом. — произнес я.

— Эмм… Двигатели серьезно повреждены, Господин… Есть предложение не использовать их без особой надобности.

— Без надобности?! Ты охрене… — мощный взрыв ударил по ушам, и повернувшись, я увидел, как в ночное небо из коттеджа устремился густой столб дыма.

— Палач… — выдохнула Кэрол.

— У нас нет времени на их разборки. — сухо ответил я.

Серьезно! Лариса не была той девушкой всей моей жизни, которую я обожал и боготворил. Совершенно ледяная и безумная сука, которая ради ребенка готова была родного мужа покромсать. Нет, ну дети, это, конечно, святое… однако, я был бы в ужасе от такой жены. Родители должны принимать решения совместно! А уж никак не по одиночке.

— А если они убьют друг друга? — поинтересовалась Кэрол.

— Ты какого хрена переживаешь, вообще? А? Ты — помощница, а не семейный психолог. — возмутился я.

— Всё равно переживаю.

— Где это прописано в твоих программах, что тебе можно переживать?

— Нигде. — обиделась она и замолчала.

Ого… Кэрол стала чрезмерно живой. Помниться, Кери-сан рассказывал о том, что факелы способны учиться. То есть, пустой треп во время заданий заполняет их память, и они… становятся человечнее?

— Именно. — недовольно фыркнула Кэрол: — Только вместо трепа, Господин Утида обрек меня на прослушку ваших мыслей. А там треп куда жёстче! Уж поверьте мне.

— Даже не сомневаюсь.

— В любом случае, что будет с девочкой, если они умрут?

— С Оксанкой? — я призадумался.

В мою дурную голову вдруг залезла совершенно невероятная и шальная мысль. Заберу к себе и буду воспитывать свою дочь… как свою дочь. Какой невыносимый бред… Виктор, ты что — совсем с дуба рухнул?! Она мертва. Твоя Оксанка умерла в тот день вместе с твоей Ларисой. Они уже очистились и сейчас живут припеваючи, каждая в своем мире! Оксанка из этого мира — не твоя дочь. Но это же Оксанка! Ну? Разве я могу оставить её? Можешь!

Однако, мой внутренний диалог резко прервали.

— ПАМАГИТИ!!! — в сторону леса на дикой скорости бежал Палач, а за ним его любимая женушка, метая молнии в разные стороны. Да не… Я понял! Это у них просто игры такие. Они были похожи на двух влюбленных школьников, ей богу. И их счастье точно меня не касается… Безумные мысли на счет Оксанки испарились так же быстро, как Палач и Лариса в лесу.

Так! Нужно очистить разум… Присев на одно колено, я принялся вынюхивать. Давай… Хотя бы едва уловимый и незаметный оттенок…

И вдруг, среди кучи ароматов я наконец-то ощутил едва заметные нотки яблока и дыни. Вот она! Принюхиваясь, я припустил дальше. Ну же! Из-за сломанных двигателей погоня продвигалась медленнее, чем я ожидал, но всё же привыкнув к лабиринту из деревьев, скорость я всё-таки набрал.

— Обнаружитель засек живые объекты. — взволнованно произнесла Кэрол.

— Далеко?

— В пяти километрах отсюда.

— Сколько их?

— Двадцать одна точка. Вот! Видите?

— Вижу. Давай ускоряемся!

Добежав до места за считанные минуты, я почувствовал в теле слабость и…

— Переключение на батарею. — пояснила Кэрол.

— Блокиратор?

— Возможно.

— Твою мать… Что там?

— Приближаю!

Я увидел, как толпа непонятных людей в черных костюмах окружила Княжну.

— Есть возможность выстрелить зарядом?

— Опасно. Может не сработать.

— Блин… Тогда включай режим коллиматорного прицела! — я вытащил пистолет-пулемет: — Будем ублюдкам рожи разносить!

— Есть… Господин! Они хотят стрелять!

— Бам! — первая пуля разнесла голову, как я понял — центровому подонку.

— Попадание! — обрадованно воскликнула Кэрол.

— А теперь… Ра-та-та-та-та! — разнеся головы остальным, я тут же ринулся к ней.

Господи… Моё сердце готово было выскочить из груди. Как я долго этого ждал… Вся перепачканная в ошметках преследователей, Княжна смотрела на меня так, как никто и никогда до этого… Всё, что я сейчас хотел — обнять её, и унести подальше от трупов. Но… разве, когда-нибудь всё шло по плану?

* * *

— Скажи… — Павел холодно посмотрел на Герцога Силуянова, что стоял перед ним: — Я давал приказ отпускать её?

— Никак нет, Ваше Величество.

— Тогда кто дал тебе такое право… РАСПОРЯЖАТЬСЯ ЖИЗНЬЮ МОЕЙ ДОЧЕРИ! — прокричал Император и ударил мощным кулаком по столу: — КАКОГО ЧЕРТА ТЫ СЕБЕ ПОЗВОЛЯЕШЬ, СТАРЫЙ ОБМУДОК?! А?!

— Простите, Ваше Величество… Я думал, что Меньшиков… с нами.

— С НАМИ?! С кем? — выдохнув, Император успокоился: — Скажи мне, как Герцог… почему жизнь моей дочери зависела от иностранного тупорылого агента, который проник сюда незаконно? Почему служба безопасности спокойно сидела в штабе… ПОКА МОЮ ДОЧЬ УБИВАЛИ?!

— Её не убили…

— МОЛЧАТЬ! Что случилось со штабом?

— За штаб отвечал Граф Хвоин…

— А кто отвечает за Хвоина?

— Я.

— Так какого же хрена ШТАБ НЕ СРЕАГИРОВАЛ НА ПОБЕГ ЗАКЛЮЧЕННОГО?!

— Я дал им приказ сидеть на месте… Я хотел лучшего для вашей дочери!

— Хотел лучшего? — Павел поднялся и медленно приблизился к Герцогу: — Свинья… как ты посмел хоть что-то хотеть и решать в сторону БУДУЩЕЙ ИМПЕРАТРИЦЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ?! Старый пердун… Сука, я от тебя и атома не оставлю… Но прежде, чем это случиться, потрудись объяснить… Кто дал тебе право решать за меня и за мою дочь?

— Вы посадили её в тюрьму!

— Я! ОНА МОЯ! МОЯ, СУЧИЙ ТЫ ПОТРОХ, ДОЧЬ! Кто ты?! Кто… Герцог? Ты дерьмо собачье, а не Герцог… А она — БУДУЩИЙ ВЕЛИКИЙ ГОСУДАРЬ!

— Я готов принять наказание… Я правда хотел для Княжны…

— Ты подставил будущую Императрицу Российской Империи под удар. Ты выпустил её одну в лес. Б(?(?:ИЙ ТЫ ВЫРОДОК!!! Ты был превосходным учителем. Ты зрил в корень. Ты… Ты был моим другом! Но как… скажи мне, как получилось так, что моя дочь оказалась в лапах Меньшикова из-за тебя?

— Это мой просчет, Ваше Величество…

— Если бы не Мотидзуки Ичиро, то Российская Империя бы осталась без Императрицы.

— Да, В