Холодное сердце II (fb2)

- Холодное сердце II (пер. Э. Фишерман) (а.с. Холодное сердце (disney)) (и.с. Уолт Дисней. Нерассказанные истории) 1.01 Мб, 96с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дэвид Блейз

Настройки текста:



Литературно-художественное издание

Адаптация Дэвида Блейза


Для среднего школьного возраста


FROZEN 2


УОЛТ ДИСНЕЙ. НЕРАССКАЗАННЫЕ ИСТОРИИ


ХОЛОДНОЕ СЕРДЦЕ 2


Руководитель направления Т. Суворова

Ответственный редактор С. Мазина

Художественный редактор Д. Сафонов

Технический редактор О. Левкин

Компьютерная верстка Е. Кумшаевой

Корректор Е. Холявченко

Пролог

Далеко-далеко на севере, на самом краю обитаемого мира, стоял Зачарованный лес. Его охраняли духи воздуха, огня, воды и земли. В тех красивых краях обитал загадочный народ – нортулдры, которые питались дарами природы и кочевали вместе со стадами оленей. Они жили в гармонии со стихиями, и потому их считали волшебниками.

Однажды к фьорду у южной границы Зачарованного леса подошли деревянные корабли. Приплывшие в них люди намеревались поселиться на берегу. Вскоре там возникло королевство Эренделл, и для правящей семьи построили великолепный замок.

Как-то на закате вождь нортулдров встретился с королем Эренделла на утесе и поприветствовал новых соседей. Правители крепко пожали Друг другу руки, а остальные видели только два смутных силуэта, отбрасывающих огромные тени.

Чтобы выразить коренным обитателям этих мест свою доброжелательность и дружеские чувства, граждане Эренделла построили в Зачарованном лесу огромную плотину на реке, впадающей в Эренфьорд – живописный залив, на котором был построен замок. Плотина соединяла все прилегающие земли, и благодаря ей нортулдрам с их оленями стало легче перебираться с одного берега реки на другой. Король Рунард, правитель Эренделла, подарил сооружение нортулдрам в качестве символа мира и согласия между двумя народами, и по этому поводу жители Эренделла устроили большой праздник. Нортулдры со всех окрестных земель собрались возле плотины, чтобы вместе с новыми друзьями отметить радостное событие.

Принц Агнарр, юный сын короля Рунарда, еще никогда не бывал так далеко от дома. Его глаза разбегались от удивления и восторга... но тут отец заметил его чрезмерное оживление. Рунард взял сына за подбородок и посмотрел на него так сурово, что Агнарр тут же потупил взгляд. Отпрыску королевского рода положено держать гордую осанку и соблюдать благопристойность.

– Помни, Агнарр, ты представляешь Эренделл. – Мальчик кивнул. – И слушайся лейтенанта Маттиаса, – велел отец, указав рукой на молодого человека в военной форме.

Когда король вместе со стражей прошел мимо, Маттиас встал по стойке «смирно». Лейтенант понимал, почему принц приуныл. Отец требовал, чтобы сын-подросток не шалил и вел себя как дипломат, но при этом не позволял Агнарру присутствовать на совете старейшин и на встречах с вождем нортулдров.

Но Маттиас знал, как утешить парнишку. Он встал рядом с Агнарром и задумчиво проговорил:

– Вы растете на глазах. Прекратите это, – и слегка толкнул принца локтем. Агнарр улыбнулся и игриво толкнул наставника в ответ. – Шучу. Пойдемте.

Они отправились на праздник.

Пирующие вперемешку нортулдры и жители Эренделла болтали и смеялись, как закадычные друзья. Кочевники даже устроили представление и, сидя на спинах оленей, показывали всяческие трюки.

Но вдруг Агнарр заметил в глубине леса нечто настолько изумительное, что не поверил своим глазам. Принцу показалось, что он видит силуэт девочки, кружащейся в воздухе вместе с ветром и листьями. Она удивительным образом парила над землей, как будто была невесомой.

Ноги сами понесли к ней завороженного Агнарра. Только услышав звон мечей и щитов и стук палок, принц избавился от наваждения. Он обернулся и увидел, что нортулдры напали на его сограждан! Обаяние и дружелюбие кочевников оказались обманом. Все еще не желая верить в такое коварство, Агнарр оглянулся на летающую девушку, но та исчезла, как не бывало.

Мимо его уха пролетела стрела, и принц прирос к месту. Никогда еще он не был так близок к опасности.

– Прячьтесь за меня! – воскликнул Маттиас и увлек Агнарра с дороги, а там, где только что стоял юноша, тут же пронеслась следующая стрела.

Агнарр был потрясен и оцепенело смотрел на развернувшуюся перед ним жестокую битву, сопровождавшуюся звоном мечей и свистом стрел. Вдруг он увидел, что отец и вождь нортулдров сошлись в поединке. Он закричал и ринулся вперед, чтобы помочь отцу, но Маттиас крепко схватил его за руку.

Агнарр сумел вырваться, но отец и кочевник у него на глазах упали с утеса.

– Отец! – завопил принц и рванулся сквозь толпу дерущихся людей к обрыву. Но на пути у него вспыхнул огонь, и пламя и жар отбросили его назад.

Вдруг оглушительный грохот мощной волной прокатился по лесу, и нортулдры вперемешку с жителями Эренделла побежали прочь, спасаясь от неминуемой гибели. Подул ураганный ветер, и с неба, как ядра, посыпались валуны. Один из них упал у ног Агнарра, и принца подбросило в воздух. Рухнув на землю, он ударился о камень. Теряя сознание, сквозь туманящийся взгляд он с грустью успел заметить, что роскошный лес весь изуродован.

В то же самое время принц услышал призрачный голос, словно кто-то, одолеваемый вековой печалью, жалобно тянул тревожную мелодию. Агнарр никогда еще не испытывал такого ужаса. Неужели это голос призраков? Злые они или добрые?

Потом какая-то невидимая сила подняла принца в воздух и понесла прочь из леса, и он поплыл над земным столпотворением. Раскатистый рев затих, духи угомонились, и плотный, непроницаемый туман окутал лес, оставив одних людей снаружи, а других заперев внутри.

Глава 1

– В тот вечер я вернулся домой королем Эренделла, – закончил король Агнарр.

На его лицо падал дрожащий свет свечи. Он рассказывал историю из своей юности маленьким дочерям, Анне и Эльзе. Девочки, распахнув глаза и раскрыв рты, вместе с матерью, королевой Идуной, сидели на кровати Эльзы и ловили каждое слово отца. Мать крепко прижимала их к себе, и все трое уютно закутались в бордовую шаль.

– Ух ты, папа, вот так приключения! – воскликнула Анна. Она рухнула на кровать, живо представляя себе описанные события. – Спасибо твоему загадочному спасителю.

Король улыбнулся маленькой дочери:

– Хотел бы я знать, кто это был.

– А нортулдры правда обладали волшебной силой? Как я? – громко поинтересовалась Эльза. Она не понимала, как можно ополчиться на своих друзей.

– Нет, – заверил ее король Агнарр. – Они просто использовали волшебство леса.

– А что случилось с духами? И кто сейчас живет в лесу? – Эльзе было любопытно, удалось ли спастись еще кому-то, когда духи разозлились и восстали против людей.

– Не знаю, – ответил король Агнарр. – Туман все еще не рассеялся. Никто не может войти в лес, и никто еще оттуда не вышел.

Королева Идуна, боясь испугать дочерей, послала мужу тревожный взгляд, предупреждая, чтобы тот не говорил лишнего.

– Так что нам ничто не угрожает, -– сказала она.

– Совершенно верно, – подтвердил король Агнарр. – Но лес может снова проснуться, и неизвестно, какие опасности он выпустит на свободу.

Королева Идуна заметила, как омрачилось от беспокойства лицо Эльзы, и перебила мужа:

– На этом давайте пожелаем папе спокойной ночи. – Девочкам еще рано было думать о каких-то битвах... особенно когда она пыталась уложить их спать.

Король встал и, извиняясь, улыбнулся жене.

– Ой, но у меня еще так много вопросов, -– закапризничала Анна, надувшись.

Отец поцеловал Эльзу в лоб.

– В следующий раз, Анна, – твердо ответил он.

– У-у, – разочарованно протянула девочка. – Но у меня же нет столько терпения! – Она с вызовом взглянула на Эльзу, которая кивала, явно соглашаясь с тем, что терпения Анне не хватает.

Анна плотно сжала губы и сосредоточенно нахмурилась.

Отец поцеловал ее в лоб, зная, что таким образом дочь старается набраться терпения, и вышел из комнаты. Как только за ним закрылась дверь, Анна снова начала сыпать вопросами.

– Почему нортулдры вообще напали на жителей Эренделла? – обратилась она к матери. – Как же можно воевать с теми, кто дарит тебе подарки?

– Как ты думаешь, лес проснется снова? И что тогда подумают духи о моих способностях? – поинтересовалась Эльза, заглядывая матери в лицо.

От воспоминаний лицо Идуны смягчилось.

– Спроси что-нибудь попроще. Увы, только Ахтохаллэн это знает.

– Ах-ты-кто? –– не поняла Анна.

Глядя на озадаченное личико младшей дочери, королева Идуна засмеялась.

– В детстве мама пела мне песню о необычной реке под названием Ахтохаллэн, которая знает все ответы на вопросы о прошлом, – объяснила она. – О том, откуда мы происходим.

Сестры переглянулись, потом две пары больших голубых глаз уставились на королеву.

– Спой нам, пожалуйста, – попросила Эльза.

Идуна глянула в сторону двери, раздумывая, стоит ли выполнить просьбу дочерей, и решила, что от песни вреда не будет. Она кивнула:

– Ладно, садитесь кучкой, ближе, ближе. – И она привлекла к себе Эльзу и Анну, снова укрыв шалью.

Королева Идуна спела колыбельную, которую слышала от своей матери. Голос ее был тих и мягок, девочкам казалось, что им поет сама любовь, и еще до окончания песни Анна крепко заснула. Королева бережно взяла дочь на руки и, баюкая, понесла ее в кровать, осторожно уложила девочку и заботливо подоткнула одеяло. К Эльзе Идуна вернулась, как раз когда песня закончилась.

– Теперь засыпай, моя снежинка, – сказала она, целуя ручки старшей дочери.

Королева взбила подушки, погладила длинные волосы Эльзы и взяла свечу, мерцавшую на прикроватном столике.

– Мама! – окликнула ее Эльза, когда королева уже коснулась дверной ручки. – Может, Ахтохаллэн знает, откуда у меня волшебная сила?

Мать глубоко задумалась.

– Если Ахтохаллэн существует, – проговорила она наконец, – полагаю, у нее есть ответ на этот вопрос и на многие другие.

Эльза тяжело опустилась на подушки:

– Значит, нужно ее найти.

Королева грустно улыбнулась, вышла в коридор и закрыла за собой дверь.

Слова колыбельной еще звучали в ушах Эльзы, когда она стала засыпать. Ей снилось, как она нашла Ахтохаллэн и узнала ответы на все свои вопросы... и на вопросы сестры тоже.


* * *

Во всем Эренделле стояла тишина, ночь была спокойной, даже в замке, пока Анна на цыпочках не прокралась по ковру через комнату. Пятилетней девочке не сразу удалось забраться в кровать к сестре, но, оказавшись там, она стала трясти Эльзу за плечо.

– Эльза, – позвала она, как думала, шепотом, а на самом деле довольно громко. – Эльза, проснись, проснись, проснись!

Эльза терпеть не могла, когда ее будили, – от этого она становилась ворчливой.

– Анна, – недовольно пробурчала она, повернулась спиной к сестре и натянула повыше одеяло, – иди спать.

– Не могу, – пожаловалась Анна, прыгая на кровати, как расшалившийся капризный малыш. – Небо проснулось, я тоже. Давай играть!

Анна выглянула в окно и увидела пляшущие в ночном небе зеленые и голубые сполохи северного сияния. Потом она обернулась к сестре, закутавшейся в одеяло. Ткнула в нее пальцем. Потормошила. Попыталась даже стянуть с нее одеяло.

– Если я с тобой немножко поиграю, то потом ты позволишь мне поспать, сколько я хочу? – донесся из-под одеяла приглушенный голос Эльзы.

– Да! – с радостью согласилась Анна, кивая.

Анна потащила сестру за собой. Эльза брела с неохотой: терла глаза, волочила ноги. Анна привела ее в Главный зал, и здесь способность Эльзы создавать лед и снег обернулась бедой, б эту ночь у сестер началась совсем новая жизнь.

Глава 2

Прошло много лет. Когда девочки подросли, их родители погибли, и Эльза стала королевой Эренделла. Однажды ярким солнечным днем, когда веселые лучи играли над скалами фьорда, Эльза стояла на балконе замка и ждала встречи с почетными гостями королевства, чтобы пожелать им счастливой дороги домой. Она уже обсудила с ними положение торговли и ремесел, а также нужды народа Эренделла. Анна беспрестанно твердила сестре, что та мудра не по годам. Те, кто не знал Эльзу, поначалу испытывали замешательство в общении с ней, но чем больше Эльза говорила, тем больше они соглашались с Анной.

– Ваше величество, все готовы.

Эльза вздрогнула, услышав голос Кая, своего самого надежного советчика.

Кай знал королеву с пеленок. Он заметил, что Эльза волнуется, но не подал виду. Девушка держалась за перила балкона, и от ее испуга они тут же покрылись льдом. Эльза нервно засмеялась.

– Ой, извини. Я иду, – сказала она.

Королева разморозила перила и повернулась, собираясь последовать за Каем, но вдруг ее как будто кто-то позвал призрачным голосом, похожим на красивую, но печальную мелодию. Эльза обернулась на двор.

– Ты слышал это? – спросила она Кая, не понимая, откуда доносится голос.

– Что? – ответил Кай.

– Голос, – сказала Эльза.

Кай нахмурился:

– Какой голос?

После этих слов голос пропал так же внезапно, как и появился. Эльза взглянула на Кая и увидела на его лице тревогу. Чтобы скрыть охватившее ее беспокойство, она улыбнулась.

– Неважно, -– обронила она и последовала за слугой в замок.

Там Кристоф вместе со Свеном показывал смелые трюки. Юноша уже поделился с гостями необычными сведениями из жизни северных оленей, которые помогают выращивать богатый урожай и облегчают передвижения по Эренделлу. Когда Кристоф закончил, Эльза вышла в центр зала, чтобы попрощаться с отъезжающими.

«Мне почудилось», – подумала она, улыбаясь и пытаясь вернуть себе самообладание. Мышцы напряглись от сильного желания пустить в ход волшебную силу.

– Спасибо еще раз, что приехали, –- говорила Эльза каждому гостю, когда они проходили мимо нее. – Всегда рада вас видеть.

Закончив прием, Эльза покинула зал, прошагала по коридору и вышла из главных дверей замка. По пути к фьорду она приветствовала горожан и гостей королевства, толпившихся во дворе.

Эльза проследовала мимо маленьких лодок и величественных кораблей, стоявших у причала. Сохраняя спокойствие, она прошла по берегу фьорда туда, где поблизости уже не было ни людей, ни кораблей. Она удалилась ото всех, чтобы избавиться от избытка энергии. Откуда бы ни звучал тот загадочный голос-мелодия, он наполнил ее такой мощью, какой она никогда еще не чувствовала.

Эльза раскинула руки и со всей силой выпустила волшебный холод из кончиков пальцев. Лед и снег заполнили воздух и упали в воду. Эльза повернулась, закрыла лицо руками и засмеялась, а волны плескались у ее ног.

Глава 3

Анна прошла по окраине города и глубоко вдохнула свежий осенний воздух; мимо пролетел ярко-красный лист. Идеальный день, чтобы найти идеальную тыкву. Впереди девушка увидела своего любимого друга и невольно широко заулыбалась.

– Наслаждаешься своей вечной мерзлотой, Олаф? – спросила она говорящего снеговика, который с блаженной улыбкой на лице лежал между тыкв и принимал солнечные ванны.

– Эта новая заморозка, которую наколдовала мне Эльза, – просто мечта, – сказал он, протянув руку, чтобы поймать подлетевший к нему блестящий красный лист. – Я готов лежать так целую вечность.

Анна закрыла глаза и немного понежилась и лучах солнца.

– Как приятно. – Внезапно вспомнив, зачем она пришла на огород, Анна открыла глаза и стала оглядываться в поисках безукоризненной тыквы: симметричной, без червоточин и вмятин, с крепким зеленым стеблем. Девушка наклонилась к одному плоду и постучала по нему костяшками пальцев. Раздался гулкий звук. Анна не помнила, что он означает – что тыква хорошая или что тыква плохая, – но решила, что это неважно, поскольку есть ее никто не собирался. Однако она продолжила поиски.

– И все ж привлекательность перемен –- всего лишь насмешка судьбы, – заявил Олаф.

– Что-что? – спросила Анна, внимательно изучая каждую тыкву: эту кто-то погрыз, а вон та бледновата.

– Извини. Повзрослев, я сделался поэтом, – мечтательно произнес Олаф. – Вот скажи мне – ты старше, а значит, мудрее. Тебя когда-нибудь беспокоило, что в мире нет ничего постоянного?

– Нет, – сразу ответила Анна, хотя слушала только вполуха. Оказалось, что найти идеальную тыкву не так-то просто.

– Правда? – спросил Олаф, озадаченный ее ответом. – Жду не дождусь, когда постарею, как ты, и меня перестанут волновать важные вопросы.

Анна отвлеклась от поиска тыкв и подумала над словами Олафа.

– Я не это имела в виду, – проговорила она. -– Я не беспокоюсь, потому что... ну, у меня есть ты, Эльза, Кристоф, Свен, ворота замка всегда широко открыты, и я больше не одна. – Она легла рядом со снеговиком, закинула руки за голову и стала смотреть в яркое синее небо, размышляя, как выразить свои мысли другу. Тут ее осенило; Анна села, повела рукой в сторону гниющей тыквы и объяснила, что однажды это растение станет удобрением для других. Но Олаф все-таки не понял, что она хочет этим сказать.

Анна взяла его за руку-веточку и поставила на ноги. Они собрались уходить, и прямо около ограды нашлась превосходная тыква. Анна схватила ее и понесла по дороге в город. Олаф шел рядом. Девушка пыталась растолковать ему, что не все в мире меняется – на это можно твердо рассчитывать. Они догнали телегу, влекомую серой лошадью, которую подстегивал седой крестьянин, и Анна водрузила свою добычу на дно кузова и помахала возчику.

Большая семья – два старика, дети мал мала меньше и их родители – поприветствовала Анну и Олафа. Снеговик хотел заметить девушке, что семья меняется – люди становятся старше, у них появляются новые отпрыски. Но он не успел открыть рта – Анна потянула его к дому, который красили.

– Смотри, какой приятный цвет, – сказала она и поинтересовалась у маляра, как называется такая краска, а Олаф тем временем пытался вставить, что дом был белым, а теперь станет голубым – вот тебе и перемены.

Но Анна его не слушала.

– Видишь, – проговорила она, беря друга за руку, – кое-что остается неизменным.

Глава 4

Красный лист наконец отцепился от руки Олафа, отправился дальше и встретил Кристофа и его оленя Свена. Юноша показывал Свену футляр с кольцом.

– Уверен, что готов задать ей самый важный вопрос? – спрашивал Кристоф как будто голосом Свена.

– Да, – отвечал он Свену, словно тот действительно что-то говорил. – Только я не знаю, как сделать это романтично и без запинки.

– Я все устрою, – снова произнес «голос Свена».

Больше всего на свете Кристоф хотел провести с Анной всю жизнь и потому не сомневался, что в нужный момент слова найдутся. Тут он совсем потерял голову: по улице к ним направлялась Анна, а рядом с ней, разглядывая витрины магазинов, шел Олаф. Кристоф вцепился в Свена, чтобы унять волнение. Может быть, он вовсе не так уверен в себе, как ему казалось.

Кристоф потащил лучшего друга в магазин мужских костюмов – для безупречного внешнего вида ему не хватало последнего штриха. Юноша стал всматриваться в ряды шейных платков и широких галстуков: вот в полоску, вот в горошек – но все это совсем не то, что ему надо. И вдруг Свен нашел галстук с морковками и подтолкнул его носом к другу.

– Превосходно! – воскликнул Кристоф.


* * *

Красный лист долетел до замка, и сильный порыв ветра занес его через открытое окно в библиотеку. Документы, над которыми работала Эльза, поднялись со стола и закружили по комнате.

Девушка встала, сквозь вихрь бумаг прошла к окну и взглянула вниз на свое королевство. Не предвещает ли перемена ветра другие большие перемены? Может быть, поэтому Эльза слышит таинственный голос?

Увидев, как Кристоф выходит из магазина мужских костюмов, и они с Анной обнимаются, Эльза просияла. Свен и Олаф топтались рядом с влюбленными, смеялись, фыркали и вообще всем своим видом выражали полное удовольствие от жизни.

Больше всего Эльзе хотелось остановить такие вот мгновения. Она очень их ценила и жалела, что нельзя их заморозить. Забыв о своих бумагах, Эльза выбежала из библиотеки и помчалась к сестре и ее друзьям, чтобы насладиться этим прекрасным днем и не упустить ни один из их счастливых моментов.

Глава 5

Эльза догнала Олафа, Кристофа, Анну и Свена в центре города. Народ Эренделла радостно встретил королеву, танцевал вокруг нее и пел песни, готовясь к празднику обильного урожая, который принес этот год. Анна плясала вместе со всеми и помогала горожанам складывать плоды своего труда на длинный стол, стоявший прямо под осенним небом. Она всегда старалась убедиться, что все происходит правильно и справедливо.

Олаф даже помогал разгружать рыбацкие шхуны. Человек на борту брал рыбу и бросал ее следующему, и так каждая рыбина проходила путь от лодки до кухни. Система работала безупречно, если не считать, что Олаф, стоявший в конце цепочки, не передавал рыбу повару, а с самым невинным видом кидал ее обратно в море.

Эльза и Анна торжественно подняли флаг Эренделла. Полотнище всползло вверх по древку и затрепетало на ветру, приветствуя всех в округе.

Анна взяла Эльзу за руку, и они вместе постояли около флагштока. Сестры гордились тем, что жили в процветающем королевстве, под флагом, который символизировал всеобщее благополучие, и поклялись, что он будет развеваться всегда.

Потом горожане со смехом и гомоном направились к столам. У них было все необходимое, и даже больше, и люди надеялись, что удача им не изменит. Тыква, которую выбрала Анна, красовалась на главном столе как эмблема праздника урожая. Эльза встала за своим стулом, позади нее лучезарно сиял замок. Она, как королева, заняла место первая и сразу же дала знак остальным садиться.

Анна немного помедлила, окинула теплым взглядом любимый ею народ. Друзья и родственники передавали друг другу еду и оживленно болтали. Все радовались возможности провести время вместе.

Когда солнце село, а горожане с полными животами разбрелись по домам, Анна отперла дверь замка, и Эльза, Свен, Кристоф и Олаф гуськом вошли внутрь. Девушка закрыла дверь, радостно предвкушая приятный вечер в кругу семьи.

Глава 6

В библиотеке замка в камине пылал огонь, и красные и оранжевые языки пламени бросали на стены причудливые тени. Это было теплое и безопасное место, где собирались самые близкие сестрам люди, и не верилось, что когда-то Ханс во время вечной зимы гасил здесь огонь и запирал замерзающую Анну.

Эльза, Олаф и Кристоф устроились на маленьком диване и пытались угадать, что изображала Анна. Они играли в шарады. Свен вел счет и звонил в колокольчик, когда время истекало.

Эльза в растерянности смотрела на сестру – она не имела ни малейшего понятия, кого пытается показать Анна. Ящерицу? Корабль? Совершенно озадаченная, она откинулась на спинку дивана, глядя, как Анна строит глупую свирепую рожицу.

– Я знаю, – уверенно сказал Кристоф. – Это лев.

– Медведь гризли, – предположил Олаф.

– Людоед, – выдвинул другой вариант Кристоф.

– Бурый медведь, – уточнил Олаф.

– Злобная физиономия! – крикнул Кристоф.

– Черный медведь, – продолжал перечислять виды медведей Олаф.

Анна поняла, что нужно как-то изменить тактику, иначе никто никогда не догадается, что она имеет в виду. Она притворилась, что хватает меч и пронзает воздух, словно невидимого врага.

– Ханс! – тут же подпрыгнул на месте Олаф.

Все хорошо помнили принца Южных островов, три года назад предавшего Анну и весь Эренделл. Анна жестами дала понять Олафу, что он почти угадал.

– Гнусное чудовище, – сказала Эльза, которая наконец смогла сказать свое слово.

– Самая большая ошибка в твоей жизни! – выкрикнул Кристоф.

– Отказался даже поцеловать тебя! – добавил Олаф.

Свен позвонил в колокольчик, который держал в зубах, давая понять, что время закончилось. Анна удивилась, что друзья так и не назвали правильного ответа, но ей понравилось, как точно они описали Ханса. Все вопросительно смотрели на нее.

– Злодей, – объяснила она.

Раздался многоголосый досадливый стон. Ханс в самом деле просто злодей.

– Вроде как мы все были правы, – сказал Олаф.

Игроки дружно закивали, и Анна села на диван рядом с Эльзой.

– Ладно, Олаф, твоя очередь, – подтолкнул снеговика Кристоф.

– Хорошо, – ответил тот. – Теперь, когда я умею читать, это гораздо легче! – Свен протянул ему шляпу, Олаф вытянул бумажку и прочел написанное: – Блиц! Мальчики против девочек.

Кристоф разгорячился:

– Я готов, я готов. Давайте!

Свен перевернул песочные часы и позвонил в колокольчик.

У Олафа было преимущество в шарадах, потому что он мог менять форму тела. Так он и поступил: вытащил свои руки, ноги и нос и стал распихивать их по другим местам снежных комьев, чтобы донести до зрителей тот или иной образ. Кристоф мгновенно давал правильные ответы.

– Единорог, – говорил он. – Мороженое. Замок! Окен! Чайник! Мышь! О-о, Эльза!

Свен позвонил в колокольчик. Время вышло! Друзья радостно воскликнули: Кристоф угадал все живые картины до единой.

Анна считала, что это несправедливо.

– Менять части тела местами вообще-то нечестно, – сердито произнесла она. По лицу Эльзы было видно, что она согласна. – Ну неважно. Мы все равно выиграем: сестры понимают друг друга без слов.

Эльза, не разделявшая ее уверенности, встала и вынула из шляпы бумажку.

– Спасибо, Свен, – поблагодарила она.

– Ладно, – подбодрила ее Анна. – Начали! Давай, Эльза. – Она не сомневалась, что легко справится с загадками.

Свен позвонил в колокольчик, и Эльза начала что-то изображать. Анна сразу же поняла, что выбирать эту игру для семейного вечера было большой ошибкой. Несмотря на волшебные способности, показывать шарады Эльза катастрофически не умела. Все ее действия не имели ни малейшего смысла, каждое движение выглядело каким-то... неопределенным.

– Непонятно. Покажи это телом, – учила ее Анна. Потом она просто стала перебирать догадки: – Это... нет, ничего. Воздух. Дерево. Люди. Чуди! Ой, такого слова нет. Мальчик с лопатой? Зубы? А, палатка!

– Белый медведь! – выкрикнул Олаф, не желая оставаться в стороне.

– Ты в другой команде! – напомнила ему Анна, ведь они играли против мальчиков, а у тех и так уже было тысяча очков.

– Прости, – извинился снеговик.

Эльза снова взглянула на бумажку, но вдруг, размышляя, как изобразить картинку, опять услышала таинственный красивый голос. Сердце у нее заколотилось, ладони вспотели. Она взглянула на друзей, но они ничего не замечали, ломая голову над ее шарадами. Эльза резко обернулась, ища, откуда исходит голос.

– Горы, – сказала Анна. – Зубы. Или это я уже говорила? Ох, ах. Смущение? Волнение? Ужас? Беспокойство?

Эльза даже не слышала сестру – в ее ушах звучал только странный голос.

– Нет, ты определенно выглядишь обеспокоенной, – сказала Анна.

Прозвенел колокольчик – время истекло. Анна расстроилась.

– Мы выиграли! – громко объявил Кристоф.

Но Анна не хотела сдаваться. Она резво спрыгнула с дивана.

– Еще раз? – Она уже придумала новое правило игры: надо запретить Олафу менять местами части тела.

Но хотя таинственный голос уже исчез, так же внезапно, как и появился, Эльза больше ни о чем не могла думать, а тем более была не расположена к играм.

– Пожалуй, я пойду спать, – сказала она.

«Откуда этот голос? – подумала королева. – И почему, кроме меня, его никто не слышит?»

Анна заметила, что сестру что-то тревожит. Эльза рано ложилась спать только перед важными мероприятиями и никогда не отказывалась от семейных игр.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – спросила Анна.

Эльза помедлила у двери и кивнула.

– Просто устала. Спокойной ночи. – Она улыбнулась и вышла в коридор.

Глава 7

Анна с удивлением смотрела вслед сестре.

– Что ж, – сказал Олаф. – Я тоже устал. К тому же Свен обещал мне почитать сказку на ночь. Правда, Свен?

У Кристофа перехватило дух. Сам он не мог сейчас уйти – у него были другие намерения.

– В самом деле? – проговорил он мнимым голосом Свена.

Олаф улыбнулся оленю:

– О, ты прекрасно копируешь голоса. – Он соскочил с дивана и направился к двери. – Когда притворяешься Кристофом и говоришь: «Мне надо пойти поговорить с камнями о моем детстве и все такое».

Кристоф жестом попросил их уйти. Ему нужно было остаться наедине с Анной.

– Начинайте без меня, – сказал он.

Олаф и Свен переглянулись, кивнули и удалились.

Анна сразу стала наводить порядок в библиотеке: положила колокольчик в ящик комода и поставила песочные часы на полку. Пока она стояла к нему спиной, Кристоф метался по комнате, осуществляя задуманное. Он подбросил в огонь свежих поленьев и завел музыкальную шкатулку, чтобы создать настроение. Быстро сунул в рот листок мяты, чтобы освежить дыхание, оправил рубашку и подтянул узел галстука с морковками.

Затем он сделал все, как замыслил: достал из кармана кольцо и встал позади Анны. Казалось, это самая подходящая минута, чтобы задать главный вопрос. Но едва он открыл рот, как...

– Ты не заметил, что Эльза вела себя как-то странно? – спросила девушка, не поворачиваясь.

Кристоф не понимал, что она имеет в виду.

– Вроде бы как всегда, – ответил он, потом набрал в легкие воздуха и упал на одно колено.

– Последнее слово ее явно расстроило. – Анна наклонилась, чтобы рассмотреть разбросанные на полу бумажки. – Что же это было?

– Не знаю, – ответил Кристоф фальцетом, затем прочистил горло и своим обычным голосом произнес: – Не знаю, но...

Анна прочитала все задания для шарад, но ни одно из них, кажется, не попадало к Эльзе. Потом около ножки стола она заметила еще одну бумажку.

– Лед? – не веря своим глазам, проговорила она. – Не может быть! – Анна с досадой вскинула руки, и Кристоф от неожиданности отпрыгнул назад. Кольцо выпало у него из рук и закатилось под диван. Пришлось нырять на пол, чтобы выудить драгоценный подарок.

– Она не смогла изобразить лед? – удивилась Анна. Пусть ее сестра совсем не умела играть в шарады, но это слово она могла проиллюстрировать лучше всех на свете. – Пойду-ка поговорю с ней. – Она встала и поцеловала Кристофа, как раз когда он снова опустился на колено. – Спасибо, милый. Люблю тебя! – И ушла, так и не заметив, что он держал в руке.

Кристоф растерянно посмотрел ей вслед и уныло вздохнул:

– Я тоже тебя люблю.

Мелодия в музыкальной шкатулке стала замедляться и растягиваться, словно откликаясь на его потухшее воодушевление.

Глава 8

Эльза стояла у окна спальни, погруженная в свои мысли. Северное сияние переливалось голубыми и зелеными сполохами. Она узнала стук в дверь – так Анна стучала к ней в комнату с самого детства, – и улыбнулась.

– Входи.

Едва войдя, Анна заметила, что Эльза кутается в материнскую бордовую шаль. Анна помнила те счастливые, проникнутые любовью вечера, когда мама прижимала девочек к себе, накрывала шалью, и они чувствовали себя в полной безопасности.

– Так я и думала: что-то случилось, – сказала она.

Эльза продолжала смотреть в окно, как будто ждала кого-то или чего-то. Наконец она обернулась к сестре:

– С тобой?

– Нет, с тобой, – ответила Анна. – Ты всегда накидываешь мамину шаль, когда расстроена. – Внезапно она догадалась: – Мы тебя обидели? Извини, если так. Знаешь, на самом деле мало кто умеет играть в семейные игры. Это всем известно!

– Да нет... дело не в том, – покачала головой Эльза и замолчала: она размышляла, стоит ли рассказать сестре о таинственном голосе.

– Так в чем же тогда? – спросила Анна.

Эльза немного поколебалась, но потом произнесла:

– Дело в том, что... Я просто боюсь совершить ошибку.

Анна взяла ее за руки, подвела к кровати и усадила.

– В чем? – с беспокойством во взгляде поинтересовалась она. – Ты прекрасно справляешься! Ах, Эльза, зачем ты так строга к себе?

От этих справедливых слов Эльза почувствовала облегчение и прижалась лбом ко лбу Анны:

– Что бы я без тебя делала?

– Я всегда буду рядом, – успокоила ее сестра.

В ответ Эльза улыбнулась. Анна забралась на кровать и оперлась спиной на подушки.

– Я знаю, что тебе нужно. Иди сюда.

– Что? – спросила Эльза.

– Как говорила мама, «садитесь кучкой, ближе, ближе», – сказала Анна.

Эльза пристроилась рядом с сестрой, и Анна плотно натянула шаль им на плечи и запела колыбельную матери. Эта песенка всегда успокаивала старшую сестру. Анна провела пальцем по лбу Эльзы, как в детстве делала мама, чтобы девочки быстрее засыпали.

– Я разгадала твою хитрость, – пробормотала Эльза, но глаза ее уже слипались и наконец совсем закрылись. Скоро она заснула.

Анна улыбнулась: мамины методы действовали безотказно. Она зевнула и потянулась. Было уже поздно, и она тоже устала. Ни о чем больше не думая, девушка легла рядом с сестрой и заснула.

Глава 9

Эльза видела удивительный сон. Она шла по лесу с красивыми деревьями, освещенному сияющим солнцем. Потом услышала смех и увидела мальчика и девочку, играющих в куче листьев. Дети бросали листья в воздух, неправдоподобно высоко, и они парили там, но не падали на землю. Мимо пробежал олень. Куда он спешил?

Если бы Анна не спала, она бы увидела, что образы из сна Эльзы, сотканные из мягких хлопьев снега, висели над головой сестры. Словно память разыгрывала для девушек спектакль. Но раньше картины из снов Эльзы никогда не показывались наяву.

Внезапно Эльза проснулась, села в кровати, а ее сны рассыпались снегопадом и легли на одеяло. «Откуда это?» – подумала королева. Она огляделась в темноте и прислушалась. Поначалу Эльза ничего не слышала и не видела. Потом мелодичный голос стал тихо звать ее.

Анна крепко спала. Эльза осторожно соскользнула с кровати и быстро подошла к окну, надеясь понять, откуда исходит странный звук, но не заметила ничего необычного.

Тогда Эльза вышла из комнаты. Раньше голос внезапно появлялся и внезапно исчезал, теперь же он не умолкал и неотступно сопровождал ее.

Даже разыскивая его источник, девушка пыталась не обращать на звук внимания и хотела избавиться от него. Все, кого она любила, находились здесь, в Эренделле. Она уже пережила большое приключение и не желала рисковать и следовать за голосом в какие-то неведомые дали, где она будет оторвана от близких. Эльза почти убедила себя, что это всего лишь звон в ушах.

Когда она вышла из задних ворот замка, у нее мелькнула мысль: может, голос принадлежит какому-то волшебнику? Хотя Эльза никогда не признавалась себе в этом, но в душе она всегда чувствовала, что не создана для роли королевы. День за днем, по мере того как росла ее сила, девушке было все труднее отрицать свои сомнения и страхи, которые тоже ежедневно укреплялись. Может, загадочный голос знал об этом и хотел помочь ей? Эльза решила отозваться на его призыв.

Каждый раз, как до нее долетала грустная песня, она отвечала.

Эльза ушла далеко от замка, выбралась на окраину города и направилась к фьорду. По пути она попробовала дать голосу ответ с помощью своих волшебных способностей. Сила прилила к рукам, и Эльза выпустила ее в воздух. Перед ней появился сотканный из снега лес, который девушка видела во сне, но сна этого она уже не помнила.

Эльза шла по фантастическому ландшафту, где на каждом шагу возникали удивительные образы – кружащиеся вихрем листья, саламандра, морской конь и каменные великаны. Эльза гонялась за удивительными существами, радуясь своим восхитительным созданиям. А красивый призрачный голос сопровождал каждый ее шаг.

Потом он повел ее на север. Эльза построила ледяной холм, высоко взмывший в небо над фьордом. Когда она вскарабкалась на вершину, голос начал слабеть, и Эльза вдруг поняла, что не хочет отпускать его и готова следовать зову и неизвестность. Она опустила руки и посмотрела в небо, отдавая себя и свою силу голосу. В этот миг исходящая от нее волна волшебства превратила всю влагу в воздухе в маленькие кристаллы, которые висели, словно подвешенные на нитки.

Эльза с восторгом смотрела на них. На каждом кристалле красовался один из четырех символов, и она их узнала.

– Воздух, огонь, вода, земля... – произнесла она вслух.

Глава 10

Анну что-то разбудило. Эльзы рядом не было; место, где лежала сестра, покрывал мягкий свежий снежок.

– Эльза! – позвала Анна. Тишина.

Из окна падал какой-то странный свет. Плотно закутавшись в мамину шаль, Анна с любопытством вышла на балкон. Насколько видел глаз, воздух наполняли замерзшие кристаллы, в которых преломлялись отблески северного сияния. Анна в изумлении смотрела на эту красоту и вдруг заметила вдали, около фьорда, Эльзу.

В этот миг где-то на севере блеснула яркая вспышка света.

Кристаллы, начиная с самых дальних, полились с неба водопадом и безжалостно обрушились на землю. Жители Эренделла высовывались в окна и выбегали из дверей, обнимая друг друга, а льдинки падали и дробились на мощенных булыжником мостовых возле их домов. Фонари, окружавшие город, один за другим потухли, и окрестности освещала только луна.

Анна бросилась на помощь людям. С широко распахнутыми глазами, спотыкаясь, она пробежала по темному замку и выскочила из дверей прямо следом за Кристофом и Олафом. Девушка не замечала полумрака – она стремилась найти сестру. На бегу она увидела, что фонтаны пересыхают, и удивилась этому странному явлению. Жители тоже в недоумении открывали двери своих домов.

Ураганный ветер со стуком распахивал ставни и окна, выносил людей из домов на улицы. Анна, Кристоф и Олаф помогали, чем могли, но их тоже сдувало к мосту.

В конюшне Свена из кормушек пропала вода. Олень взглянул вверх и растерянно промычал, когда порыв ветра, хлопнув двойными дверьми о стену, влетел внутрь. Свен толкнул рогами дверцы своего стойла и понесся к городу искать Кристофа и остальных друзей.

Эльза, помчавшаяся к замку, как только ледяные кристаллы начали падать, внезапно остановилась.

– Воздух взбунтовался, огня и воды нет... следующее – земля. Нужно уходить. – Ив этот миг булыжная мостовая начала волноваться, как поле пшеницы на ветру, и перемещать людей по улицам.

– Нас выгоняют! – орал один человек. Его несло по дороге, ведущей к скалам.

Эльза побежала в город, чтобы помочь жителям Эренделла спастись.

– Все обойдется! – кричала она. – Уходите к скалам!

– Ой-ой-ой! – заверещал Олаф, пытаясь уцепиться за перекладину моста. – Меня сносит!

Кристоф схватил Олафа и нескольких ребятишек, и тут подбежал Свен. Юноша безумно обрадовался лучшему Другу и посадил снеговика и спасенных детей оленю на спину.

– Я тебя держу. Какой ты тяжелый, – сказал он Олафу и подбородком указал Свену на скалы, где уже собирались жители. Свен с пониманием промычал и поскакал вперед.

Родители сидевших у него на спине детей семенили позади, чтобы не потерять отпрысков из виду.

Эльза и ее друзья проверяли, все ли покинули город, и в это время встретились с Анной, которая тоже не могла оставить людей в опасности. Кристоф призвал сестер вести народ, потому что граждане Эренделла нуждались в их руководстве. Он шел позади толпы, помогая отстающим.

В конце концов Анна и Эльза привели всех жителей на скалы, обрамляющие фьорд. Анна оглянулась на Кристофа и обрадовалась, что он рядом. За спиной у него дикий ветер срывал с древка флаг Эренделла, который всегда развевался в центре города. Анна ахнула, и тут ветер вдруг стих, и воцарилась тишина.

Глава 11

Жители сбились в группы, перешептывались, качали головами и, утешая, похлопывали друг друга по спине. Дети жались к родителям, и все пытались понять, что же такое произошло.

Один полусонный горожанин растерянно озирался, словно недоумевая, почему он не в постели, а на вершине скалы. Он озадаченно поморгал, когда ветер закружил и пронес мимо Олафа и нескольких ребятишек, засыпанных кристаллами, только что упавшими с неба. Мужчина пришел к выводу, что, скорее всего, видит очень странный сон, и потряс головой.

Звук копыт, стучащих по каменистой дороге, известил о приближении Свена и Кристофа. На спине оленя лежала стопка одеял, которые Кристоф раздавал людям, чтобы согреть и успокоить их.

– Ничего не бойтесь. Возьмите, – сказал он пожилой женщине, протягивая теплую шерстяную шаль.

Обходя людей, олень и его друг прошагали мимо Олафа, который сидел на земле в окружении детей. Весело смеясь, ребята поднимали с земли ледяные кристаллы и приставляли их к телу снеговика. Увидев его диковинные украшения, Кристоф и Свен обменялись недоуменным взглядом.

– Ты там как, Олаф? – спросил Кристоф.

Снеговик кивнул:

– Это называется – когда все идет кувырком, делай, что в твоих силах.

Кристоф кивнул: логично.

Его внимание привлекли громкие голоса. Он повернул голову и увидел Анну и Эльзу; обе стояли с весьма недовольным видом. Кристоф хотел подойти к девушкам, но боялся им помешать.

– Нет, я не понимаю – ты слышишь голос и даже не подумала рассказать мне об этом? – говорила Анна.

Эльза застыдилась и покраснела.

– Я не хотела тебя беспокоить, – произнесла она.

– Мы обещали ничего не скрывать друг от друга, – напомнила Анна. – Скажи мне, что происходит.

Эльза вздохнула и вдруг выпалила:

– Я разбудила волшебных духов Зачарованного леса.

Анна потеряла дар речи и только в изумлении смотрела на сестру. К девушкам медленно приблизились Кристоф и Свен.

– Я никак не ожидала такое услышать, – произнесла Анна, что-то припоминая. – Это тот лес, о котором предупреждал нас отец?

– Да, – кивнула Эльза.

– А зачем ты это сделала? – спросила Анна. Все события этой ночи казались какой-то несусветицей.

– Из-за голоса, – ответила Эльза. – Ты, наверное, подумаешь, что я сошла с ума, но я уверена, что меня зовет доброе существо.

Анна гневно взглянула на сестру.

– Как ты можешь так говорить? – сердито спросила она, указывая рукой в сторону пустого города. – Посмотри на наше королевство.

Эльза вздохнула. В словах Анны был смысл, по в глубине души Эльза знала, что голос не хочет никому навредить.

– Я просто чувствую это.

Анна уставилась на сестру. В груди у нее клокотало волнение, в голове роились вопросы, но и душа, и ум подталкивали ее к выводу, что сестра поступает правильно.

– Хорошо, – согласилась Анна. – Я доверяю твоей интуиции.

Эльза благодарно улыбнулась сестре.

Глава 12

В это время камни заходили ходуном, и жители перепугались. Уже второй раз за ночь мир под их ногами шатался.

– О нет, – ужаснулась Анна. – Что теперь?

Но Кристоф понимал, что колебание камней не идет ни в какое сравнение с недавним восстанием земной тверди.

– Тролли? – удивился он и помчался к горному перевалу, откуда посыпались знакомые валуны. Они подкатились к Эльзе и Анне и развернулись, оказавшись каменными троллями. Тролли очень обрадовались, увидев Кристофа и Свена, и стали с восторгом прыгать на них и обниматься, так что даже повалили Кристофа на землю.

– Кристоф! – воскликнул Бульда, вырастивший Кристофа. – Мы скучали по тебе!

– Дед Пабби! – Эльза узнала мудрого вождя каменных троллей.

– С вашей парочкой не соскучишься. Надеюсь, ты готова к новым испытаниям, Эльза? Задобрить разгневанных волшебных духов сможет только отважное сердце, – сказал старый тролль.

– Почему они еще злятся? – спросила Эльза. Не могут же они до сих пор держать обиду за случившееся много лет назад, когда отец девушек был еще ребенком. Или могут? – И при чем тут Эренделл?

– Ну, – поразмыслил Дед Пабби, – давай посмотрим. – Он поднял глаза к небу и стал двигать руками, перемещая сполохи северного сияния. – Прошлое не такое, каким кажется. Нужно исправить прежние ошибки и обнаружить правду. Без этого... я не вижу будущего.

Эти слова насторожили Анну.

– У нас нет будущего?

Дед Пабби опустил руки, и небо приняло свой обычный вид. С тревогой во взгляде старый тролль обратился к Эльзе:

– Когда не видно будущего, можно только поступать, как велит долг.

– А значит, я должна пойти в Зачарованный лес и отыскать тот голос, – решительно произнесла Эльза. – Кристоф, можно одолжить у тебя повозку... и Свена?

Кристоф поднял бровь:

– Мне не очень нравится эта затея.

Анна тоже отказалась отпускать Эльзу без сопровождения.

– Одна ты не пойдешь, – настаивала она.

Эльза покачала головой:

– Анна, волшебные способности помогут мне. А у тебя такой защиты нет.

– Погоди-ка... Что? Прости, извини, – произнесла Анна, уперев руки в бока и с вызовом уставившись на сестру. – Насколько я помню, из-за своих способностей ты то и дело попадаешь в беду, а мне всегда приходится тебя выручать.

Дед Пабби закивал:

– Она дело говорит.

Анна улыбнулась троллю:

– Спасибо, – и снова повернулась к сестре: – Я иду с тобой.

Кристоф улучил момент вмешаться в разговор.

– Я тоже, – вставил он, не желая упустить приключение. – Сам поведу.

– А я захвачу закуски! – крикнул Олаф, когда ветер проносил его мимо. Приставшие к снеговику кристаллы мерцали в лунном свете.

Эльза очень не хотела соглашаться, но, взглянув на Анну и Кристофа, поняла, что другого выхода у нее нет. Она кивнула и повернулась к Деду Пабби.

– Позаботьтесь о моем народе, – попросила она. Эльза была полна решимости пуститься в путь и снова спасти свое королевство, но беспокоилась о том, что тем временем будет с жителями Эренделла.

– Конечно, – пообещал Дед Пабби.

– Пожалуйста, не пускайте их назад, пока мы не вернемся, – добавила Анна.

– Спасибо, – поблагодарила Эльза, доверяя мудрому троллю жизни своих подданных так же, как ее родители доверяли ему жизнь ее сестры. – Пойдем, сообщим им, – сказала она Кристофу, и они вдвоем направились рассказать людям новость.

Дед Пабби дал знак Анне подойти поближе.

– Анна, я волнуюсь за Эльзу. Мы всегда боялись, что она наделена слишком мощной силой. Теперь нужно молиться, чтобы этой силы хватило для спасения мира.

Анна кивнула, но не смогла скрыть тревоги.

– Я не допущу, чтобы с ней что-то случилось, – заверила она тролля.

Глава 13

Ранним утром, когда восход окрасил фьорды Эренделла теплыми цветами, Эльза, Анна, Олаф, Кристоф и Свен пустились в дорогу.

– Но! – крикнул Кристоф, потянув поводья Свена. Олень потрусил вперед, таща повозку, в которой сидели его друзья.

Все погрузились в размышления о том, что ждет их в пути. Олаф первым нарушил молчание:

– Кто хочет расширить кругозор? – весело спросил он. Никто не ответил. – Ясно, я хочу!

Анна поверх головы снеговика встретилась с Эльзой взглядом. Слушая, как Олаф сыплет забавными фактами, сестры обменялись улыбками. Их снежный товарищ всегда интересовался любопытными подробностями всего на свете, но с тех пор, как он научился читать, его интерес перерос в настоящую страсть.

– А вы знаете, что у воды есть память? – спросил он.

Его друзья считали некоторые факты заслуживающими внимания, а иные просто странными.

– А вы знаете, что, когда гориллы радуются, у них случается отрыжка? – чирикал Олаф.

Прошло несколько часов, и когда солнце поднялось в зенит и стало припекать, повозка миновала сверкающие водопады в горах вокруг фьорда. Олаф продолжал свой нескончаемый перечень фактов. Эльза снова поймала взгляд Анны, но на этот раз она покачала головой и устало закатила глаза.

Когда солнце начало садиться, путешественники наконец добрались до величественного ледового дворца, который Эльза когда-то выстроила для себя. Сестры с волнением смотрели на него, вспоминая коронацию, состоявшуюся три года назад.

В тот день Анна попросила у Эльзы благословения на брак с Хансом, и сестры поссорились. Желание выйти замуж за почти незнакомого человека показалось Эльзе глупостью. Во время перепалки Анна случайно сдернула с руки сестры перчатку – и из-за этого волшебная тайна Эльзы, которую она с таким трудом скрывала долгие годы, раскрылась и из ее пальцев полился морозный холод, превращающий все вокруг в лед.

После бегства Эльзы Анна чувствовала себя потерянной, но сестру не винила – чего же ожидать после того, как герцог Варавский обвинил королеву в колдовстве? Однако Анна любила сестру, несмотря ни на что. Она просто хотела быть рядом с ней. Она кричала вслед Эльзе, прося ее вернуться, но та не откликнулась, и Анну поглотила обида. Разве могла она представить, насколько одиноко и страшно было самой Эльзе?

Глядя на красивый ледяной дворец, Эльза тоже унеслась мыслями в тот день. Она помнила свой страх – ведь из-за своих сверхъестественных способностей она чуть не навредила Анне и остальным жителям Эренделла, а люди, увидев ее силу в действии, наверное, приняли ее за монстра. Слыша, как Анна кричит ей вслед, она с трудом сдерживала слезы. Эльза знала, что сестра очень привязана к ней, но думала лишь о том, как убежать подальше от Эренделла, чтобы защитить Анну, – а защита сестры была ее главной обязанностью в жизни.

Постепенно Эльза осознавала мощь своего волшебства, и ее уверенность росла. Она сумела наконец посмотреть правде в глаза, только когда Анна принесла себя в жертву ради любви к сестре. И Эльза поняла: ее умение творить волшебство не принесет людям вреда – это не проклятие, а бесценный дар; но она способна на большее, чем лепить снеговиков и создавать красивые снежные узоры. Вот, например, построила же она роскошный ледяной замок, который нерушим и поныне.

Олаф захихикал, и Эльза очнулась от воспоминаний.

– А вы знаете, что молния попадает в мужчин в шесть раз чаще, чем в женщин? – все еще рассказывал кому-то снеговик. – Извини, Кристоф.

Повозка ехала дальше, через гряду, лежащую за ледяным дворцом, на север, где никто из друзей еще никогда не был.

Глава 14

– А вы знаете, что человек мигает четыре миллиона раз каждый день? – тараторил Олаф. – А вы знаете, что какашки вомбата имеют форму кубиков? А вы знаете, что ослик может утонуть, а мул нет?

Кристоф ценил начитанность Олафа, но голова у него пухла от болтовни снеговика, поэтому, как только Олаф замолчал, чтобы перевести дыхание, Кристоф вставил:

– А ты знаешь, что во время долгого путешествия нужно спать, чтобы не сойти с ума?

Олаф подумал и сказал:

– Сомнительно.

Эльза, Анна и Свен тут же поддержали Кристофа и закивали.

– Это правда, –- подтвердила Анна.

– Чистая, – подхватила Эльза.

Свен в знак согласия фыркнул.

Снеговик пожал плечами.

– Хоть вы все и единодушны, но я обязательно проверю этот факт, когда вернусь домой. – Он лег на сено и стал наблюдать, как Эльза ткет для него снежное одеяло. Потом она аккуратно накрыла Олафа и поцеловала его в лоб.

– Сладких снов.

Олаф натянул повыше одеяло и наконец уснул.

Глядя, как уютно устроился Олаф, Эльза тоже начала зевать. Всем предстояла долгая ночь. Эльза достала из сумки Анны материнскую шаль, накинула ее на плечи, прилегла на сено рядом с другом и стала засыпать.

Анна перебралась из кузова повозки на переднюю скамью и села рядом с Кристофом.

– Оба заснули, – сообщила она. Девушка оправила одежду, вынула из волос сухие травинки и убедилась, что изо рта у нее не пахнет. – Что ты хочешь делать? – И она прильнула к юноше.

Кристоф заулыбался.

– Есть одна мысль. – Он бросил поводья и сунул руку в карман. – Свен, не спеши, ладно?

Свен поворчал в знак поддержки и перешел на романтический аллюр.

Улыбнувшись, Анна закрыла глаза, вытянула губы трубочкой и наклонилась к Кристофу, ожидая поцелуя.

Но тот так волновался, что не заметил ее намека.

– Анна... – Голос у него сорвался. Кристоф прочистил горло и попробовал еще раз: – Анна, помнишь, как в нашем первом путешествии я сказал тебе, что это безумие – выходить замуж за первого встречного?

Анна распахнула глаза и отшатнулась от него на такое расстояние, что между ними мог поместиться снежный великан Зефирчик.

– Подожди-подожди! – удивилась она. – Ты не говорил, что я безумна. Ты считаешь меня чокнутой?

– Нет, я... Ты была... – Он попытался объяснить свою мысль, но прикусил язык, поскольку Свен издал предупреждающее ворчание. Кристоф хотел исправить оплошность и снова вернуться к задушевному разговору. Вечно он что-нибудь ляпнет! – Нет, конечно нет, – убедительно произнес он. – Просто ты была наивной.

Но эта характеристика обидела Анну еще больше. Она скрестила руки на груди, откинулась назад на скамье и наградила Кристофа долгим сердитым взглядом. Смущенный Кристоф взглянул на Свена – тот уныло покачал головой. Кристоф подыскивал слова, чтобы выбраться из неловкого положения.

– Нет, не наивной, просто неопытной... в любви. Как и я в то время. А когда у тебя мало опыта, то ты, скорее всего, наделаешь глупостей, – уверенно закончил он, но вся уверенность тут же испарилась.

– Так ты хочешь сказать, что я тебе не подхожу? – подняв одну бровь, спросила Анна.

– Что? – спохватился Кристоф. – Нет-нет- нет. – Он глубоко вдохнул, чтобы собраться с мыслями. – Я не говорю, что ты глупа или безумна. Я просто...

Анна и Кристоф были так увлечены беседой, что не заметили, как Эльза проснулась и села, оглядываясь с серьезным выражением лица, словно что-то искала.

– Кристоф, остановись, – сказала она.

Юноша потянулся за вожжами и натянул их, прося Свена притормозить.

– Вот и поговорили, – пробормотал он, понимая, что снова попал впросак и упустил шанс предложить Анне руку и сердце.

– Я слышу голос, – твердо произнесла Эльза.

– Правда? – спросила Анна, уже забывшая о размолвке с Кристофом. – Олаф, просыпайся!

Эльза выпрыгнула из повозки и взбежала по небольшому пригорку на краю дороги. То, что она увидела, привело ее в сильное волнение. Остальные последовали за ней и ахнули от восторга: перед ними открылась дивная картина.

Глава 15

Утренний свет сиял в таинственной дымке, которая стеной висела над широкой плоской долиной, – и стена эта преграждала искателям приключений путь. Не это ли загадочный туман, окутавший Зачарованный лес? Неужели они наконец добрались? Это казалось вполне вероятным. Мгла обволакивала лес из высоких деревьев, и из пелены тумана высовывались только их верхушки. Все остальное скрывало мутное марево, в котором плясали похожие на светлячков цветные огоньки. У Эльзы бешено заколотилось сердце, и она больше не могла сопротивляться своей тяге. Она быстро стала спускаться со склона, и друзья последовали за ней.

Через долину Эльза побежала к Зачарованному лесу. Анна изо всех сил пыталась не отставать. Немного не доходя до гигантского облака, Эльза остановилась и молча уставилась на пего.

Кристоф не был столь терпелив. Он прошел мимо девушек и с любопытством приблизился к облаку, протянул руку и приложил ее к серой поверхности. Рука натолкнулась на упругую пре- I раду.

Завороженный Олаф смотрел на странное явление во все глаза. Оно навело его на одну мысль. Он отошел немного назад для разбега, а затем стремглав кинулся на серое облако и отскочил, словно столкнулся с воздушным шаром. Снеговик захихикал, пролетел небольшое расстояние и приземлился. Весь путь на север был полон опасностей, теперь же Олафу стало весело!

Он снова разогнался, снова отлетел назад и стал опять и опять повторять свою забаву, каждый раз истерически хохоча. А что еще тут делать?

Анна подошла ближе к Эльзе, и они обе смотрели на холмистый туман. Эльза сделала глубокий вдох, взяла Анну за руку, и обе они подошли к дымчатой стене.

Мгла засверкала и расступилась перед ними, и впереди показались четыре исполинских камня с символами на вершинах.

– Воздух, огонь, вода, земля, – перечислила их Эльза. Те же самые символы она накануне разглядела на ледяных кристаллах в небе.

Сестры двинулись дальше, и с каждым их шагом туман расступался, давая им дорогу. Свен шел за ними следом и звал Кристофа.

Юноша окликнул Олафа, и они направились за девушками и Свеном.

– Обещай, что мы будем держаться вместе, – сказала Анна Эльзе.

– Обещаю, –- кивнула Эльза.

Кристоф взял Анну за руку и обнял Свена за шею. Олаф схватился за руку Эльзы. Друзья шли все дальше, и туман смыкался за ними, запирая их в лесу.

Глава 16

Туман заискрился кружащимися разноцветными огоньками. Свен тревожно замычал.

– Не бойся, – попытался успокоить друга Кристоф.

– А вы знаете, что в Зачарованном лесу происходят трансформации? – спросил невероятно довольный Олаф. – Понятия не имею, что это значит, но с нетерпением жду, что с каждым из нас сделается.

Вспышки света завораживали, а потом огоньки объединились и сформировали позади путешественников мерцающие ленты. Туман приблизился и коснулся друзей. Теперь облако грубо толкало их вперед.

Все закричали, и поднялся гам.

– Эй!

– Что такое?

– Не толкаться!

– Не так быстро!

– Дерево! – проворчал Кристоф, когда его прижало к стволу. Юноша освободился, и туман пихнул его догонять попутчиков.

Под напором непонятного явления друзья бежали, спотыкались о камни и корни деревьев, теряли дорогу, пока наконец облако не вытеснило их из своих пределов.

– Что это было? – спросил Кристоф, с изумлением глядя на стену тумана, который теперь выглядел так же спокойно, как вначале.

Олаф снова стал отскакивать от стенки, остальные стучали в нее кулаками, надеясь найти выход.

– Он пустил нас внутрь, но явно не собирается выпускать, – заметил Кристоф.

– И... мы здесь заперты. В общем-то это можно было предвидеть, – добавила Анна.

Эльза вздохнула и бессильно опустила руки. Приходилось признать, что через туман назад дороги нет. Она обернулась, чтобы оценить, куда их занесло, и поняла, что они оказались в середине Зачарованного леса.

– Вы только посмотрите! – воскликнула она и ступила вперед.

Остальные оглянулись. Перед ними открывался удивительный, потрясающей красоты лес. Друзья пошли туда, завороженные живописной красной и желтой листвой. Лесной полог, простиравшийся до скрытого туманом неба, поразил Эльзу. Свен носился от одного дерева к другому и чесал спину о мощные стволы.

Анна поднялась на холм и увидела плотину, о которой в детстве рассказывал им с Эльзой отец. У нее перехватило дыхание. Сооружение обвивал плющ, повсюду прорастал кустарник, но оно было высоким и обширным, и вода сквозь пего не просачивалась.

– Плотина. Она еще стоит, – проговорила Анна. – Это было видение Деда Пабби. Но почему?

Кристоф подошел к ней.

– Она еще выполняет свою роль... слава богу.

– О чем ты? – удивленно взглянула на него Анна.

– Если плотину прорвет, – предупредил Кристоф, – то гигантская волна смоет все на этом фьорде.

Анна заволновалась:

– Все? Эренделл ведь тоже на фьорде.

– С Эренделлом ничего не случится, Анна, – заверил ее Кристоф. – Все будет хорошо. Иди сюда. – Он обнял девушку за плечи. Она прижалась к нему и немного успокоилась. Вместе они любовались величественной плотиной.

Созерцая волшебный пейзаж вокруг, Кристоф вдруг загадочно произнес:

– Знаешь, в других обстоятельствах это было бы очень романтичное место... Ты согласна?

– Что ты имеешь в виду? – растерялась Анна. – Если бы это случилось не с нами?

– Что? Нет, нет, – сказал Кристоф, шаря рукой в заднем кармане в поисках кольца, которое уже пытался подарить ей дважды. Но теперь казалось, что более удачного момента не найти. Он достал кольцо и спрятал его за спину. – Я хочу сказать... – Он прочистил горло, чтобы убедиться, что не потерял голос. – На случай, если мы отсюда не выберемся...

Анна отшатнулась от него.

– Подожди. Ты думаешь, мы здесь пропадем?

– Нет. Нет! -– замотал головой он. – Я имею и виду, мы обязательно отсюда выберемся. Ну, собственно, положение наше вроде как неутешительно. Но я вот что хочу сказать: если мы умрем...

– Ты думаешь, мы умрем? – спросила Анна тоненьким перепуганным голосом.

– Нет! – воскликнул Кристоф; – Нет-нет- пет. То есть мы умрем когда-нибудь, но в ближайшее время мы не умрем...

Тут Анна заметила, что Эльзы с ними нет. I Тли они в опасности, то всем надо держаться вместе. К тому же Анна обещала Деду Пабби защищать сестру.

– А где Эльза? – спросила она обеспокоенно. – Я поклялась, что не отойду от нее ни на шаг, Эльза! – И Анна побежала искать ее.

– ...но когда-нибудь в далеком будущем мы умрем, – вздохнул Кристоф. Ну почему он не может сделать предложение? Опять у него ничего не вышло. Подошел Свен – лучшие друзья всегда так делают – ив утешение мягко ткнул его носом.

Юноша взглянул на него:

– Свен, не надо меня опекать. – Кристоф и так чувствовал себя хуже некуда.


* * *

Эльза брела между высоких деревьев, восхищаясь красотой леса. Она глубоко и спокойно вдохнула воздух и закрыла глаза, стараясь забыть все свои заботы. Но тут было нечто... что-то, чего она не могла уловить, и от этого у нее по коже бегали мурашки. Тут она услышала, что к ней кто-то бежит; Эльза распахнула глаза и резко обернулась.

И неожиданно увидела Анну.

– Эльза! – сказала сестра. – Вот ты где. С тобой ничего не случилось?

– Все хорошо, – ответила Эльза, обеспокоенная посетившим ее странным чувством.

Анна с облегчением вздохнула. Потом огляделась по сторонам:

– Чудно. А где Олаф?

Глава 17

Олаф с увлечением осматривал лес и даже не заметил, как заблудился, – шагал и шагал, уверенный, что друзья идут следом.

– Вам не кажется, что за нами кто-то наблюдает? Нет? Никому из вас? – Олаф обернулся и увидел только деревья. – Выходит, я тут один.

Он внимательно огляделся по сторонам.

– Анна! Эльза! Свен! Саманта! – Он засмеялся. – Кто такая Саманта?

Он продолжал смеяться, пока не почувствовал спиной порыв ветра.

– Ух ты, – удивился снеговик. Он снова обернулся, но никого не увидел и пожал плечами.

Над ним затрещали деревья, и на голову обрушился ворох листьев. Олаф отряхнулся и вынул лист изо рта.

– Это нормально, – сказал он самому себе.

Вдруг из кустов вылетел камень, и когда Олаф собрался продолжить свою прогулку, то споткнулся о него и шлепнулся лицом в землю.

Поток горячего пара взметнулся из-под земли и поставил его на ноги.

«Странно это все как-то», – подумал снеговик.

Над его головой зашатались ветви и раздался громкий шорох листвы – по дереву прошмыгнуло что-то большое. Олаф быстро обернулся.

– Что это? – спросил он.

Впереди в земле зияла огромная яма. Олаф остановился на самом ее краю и заглянул в бездонное пространство.

– Саманта? – окликнул он, и голос его отразился от стен норы и пропал в пустоте.

Ответа не последовало. Олаф испуганно отпрянул.

Снеговик убеждал себя: пусть сейчас всем этим странностям нет объяснения, но однажды оно появится. Просто ему нужно повзрослеть и стать мудрее. И тогда он оглянется назад на нынешние чудеса и поймет, что ничего сверхъественного в них не было.

Послышалось какое-то шипение. Олаф повернул голову и увидел, как из мха вырывается и несется прямо на него дымное пламя – явление непонятное, но, несомненно, опасное, и потому снеговик отпрыгнул с его пути.

Олаф побрел дальше и скоро оказался в темной части леса, заросшей плющом и деревьями с корявыми ветвями. Он продолжал уговаривать себя, что страх, который он сейчас испытывал, через несколько лет покажется ему ребячеством. Исходу, куда бы Олаф ни оборачивался, из кустов па него пялились жуткие немигающие белые глаза, но снеговик пытался не думать ни о чем, кроме хороших манер.

– Извините, – пробормотал он, пятясь от небольшой рощицы, и дал деру.

Остановился Олаф на полянке около ручья. Он знал, что где-то есть убежище! Надо встретиться со своими страхами лицом к лицу и посмотреть, что из этого выйдет! Олаф полагал, что, взглянув в воду на свое отражение, он почувствует облегчение, но увидел там свое обезображенное и рябое подобие. И все равно тут безопасно. Даже жуткое лицо и пронзительный взгляд из воды не могли поколебать его мужества -– пока этот образ не превратился в огромную морду коня!

– А-а-а-а! – в ужасе заорал снеговик. И тут соседний куст вспыхнул огнем.

Олаф долго кричал, потом со всех ног пустился бежать, даже не заметив, что пламя погасло, как только он замолчал.

Все снова стало как в обычном лесу, и Олаф напомнил себе, что через несколько лет обязательно найдет объяснение всему произошедшему. Увидев впереди деревья, склонившиеся к земле, как будто их гнул сильный ветер, он далее не насторожился.

– Ничего страшного, – уверенно заявил он.

Но страшное случилось. Ветер обнаружил его и увлек в ревущий вихрь – по частям.

Глава 18

Эльза, Анна, Кристоф и Свен услышали вопль Олафа и бросились на помощь. Выкрикивая его имя, они побежали по направлению к вихрю.

Но одного снеговика дикому ветру было мало. Всех остальных тоже затянуло в смерч. Ветер крутил по кругу и хлестал их тела, а они молотили ногами и руками, пытаясь за что-нибудь ухватиться. Анна и Эльза дотянулись друг до друга, а части тела Олафа вертелись вокруг них – сначала средний ком, потом голова.

– Привет, друзья! – воскликнула голова Олафа, а потом мимо пролетел и нижний ком. – Познакомьтесь с Духом ветра.

– Дорогу! – гикнул Кристоф, проносясь мимо Эльзы.

Юбка Анны задралась выше головы, руки ее оторвались от Эльзы, и младшую сестру еще сильнее закружило в диком вихре.

– Меня тошнит! – пожаловалась она.

– Я бы подержал тебе волосы, но не могу найти свои руки! – крикнул Олаф, снова пролетая мимо.

Кристоф и Свен столкнулись. Друзья вращались в верхней части смерча, барахтаясь в воздухе, ворча и кряхтя. Их тела перемещались вперед и назад, вверх и вниз. Все выглядели так, словно исполняли дурацкий танец.

Вместе с ними в смерч попала и всякая всячина с земли. Большая коряга плыла прямо по направлению к Анне и вот-вот могла ударить ее, но Эльза вытянула руки и выпустила в деревяшку ледяной сноп, который выбросил корягу из вихря. После этого смерч стал крутиться вокруг рук Эльзы.

– Хватит! – воскликнула королева, и ветер вытолкал наружу ее спутников, включая все части Олафа.

Кристоф приземлился на подушку из мха, смягчившую падение. Олаф упал на край бревна, весь целиком, правда, случилась неприятность – части тела составились в неправильном порядке.

Свен свалился с неба на другой конец бревна, и Олаф взлетел в воздух. Когда он снова совершил посадку, то выглядел как обычно!

Анна, подняв фонтан брызг, шлепнулась и ручей, в который недавно смотрелся Олаф. Не успела она опомниться, как небольшая рябь на воде превратилась в волну и двинулась к ней, но девушка так неистово устремилась спасать сестру, что даже не заметила этого. Она вскочила на ноги и пошла по дну к берегу ручья, а как только оказалась на твердой земле, то побежала.

– Эльза! – кричала Анна, не обращая внимания на пронзительные глаза на гребне волны. – Отпусти ее! – приказала она Духу ветра.

Анна подбежала к вихрю, как раз когда Кристоф выбрался из кучи и отряхивал с одежды зеленые веточки.

– Анна, осторожно! – предупредил юноша. Они пытались подойти к вихрю, но тот не подпускал их и отбрасывал назад.

– Освободи мою сестру! – не унималась Анна.

Сквозь бушующий ветер Эльза видела своих друзей и знала, что они делают все возможное, чтобы помочь ей. Однако она понимала, что у нее остался лишь один выход, поскольку вихрь отказывался ее выпускать. Эльза раскинула руки как можно шире и выпустила снопы густого снега, которые сразу смешались с ветром.

От снега смерч отяжелел и стал замедляться. Эльза явственно услышала человеческие голоса, звуки животных и шелест леса.

«Принц Агнарр!» – донесся до нее мужской крик.

Эльза закрыла глаза и свернулась клубком, кружась в сыром белом вихре. Потом она вдруг раскинула руки и извергла мощные снежные лавины, наводнив смерч своей силой.

«За Эренделл!» – провозгласил низкий голос, когда порыв снежного ветра наполнил воздух белизной.

Глава 19

Вихрь исчез, и в Зачарованном лесу снова воцарилось спокойствие. С неба медленно падал снег, и Анна отчаянно оглядывалась в поисках сестры. Потом она увидела Эльзу в окружении красивых ледяных скульптур. Королева ошеломленно переводила взгляд с одной фигуры на другую. Анна подошла и взяла Эльзу за руку.

– Ты не пострадала? – спросила она.

Эльза сжала ее руку.

– Все хорошо, – сказала она.

– А это что? – поинтересовался подошедший Кристоф. Он вместе со Свеном и Олафом восторженно ходил вокруг изваяний, внимательно рассматривал детали, удивлялся тонкой работе. Как заготовитель льда, он очень ценил такие произведения.

– Они похожи на застывшие мгновения, – негромко произнесла Эльза.

Ее слова о чем-то напомнили Анне, и она повернулась к снеговику:

– Так что ты там говорил, Олаф, про...

– А! – ответил он. – Ты про мою теорию о передовых технологиях, которые одновременно спасают нас и обрекают на гибель?

– Нет, не об этом, – сказала Анна. – О том, что...

– Об огурцах? – спросил Олаф. Он прочел море книг и узнал массу интересного, так что мог поговорить на любую тему с тем, кто согласен его слушать.

– Нет, о воде, – уточнила Анна.

– Ах да, – вспомнил Олаф. – Вода обладает памятью. Жидкость, из которой мы состоим, до нас находилась в телах как минимум четырех или пяти людей, или животных.

Услышав это заявление, Свен вскинул голову. Глаза его расширились, морда исказилась отвращением. Он покосился на лужу, из которой только что лакал, и сплюнул на землю.

– Она помнит все, – заключил Олаф.

Откуда ни возьмись снова налетел ветер, зашелестел листьями деревьев и пронесся вокруг Олафа.

– Ой, вернулся, шалунишка, – проговорил снеговик. – Я назову тебя... Ветерок.

Все съежились: ветер облетел вокруг Анны и проскользнул под одежду Кристофа.

– Ой! Ай! – Кристоф перепрыгивал с ноги па ногу, пытаясь его вытряхнуть. – Эй, вылезай оттуда!

Дух ветра вылетел из брючины и покружил в волосах Анны, потом раздул ее юбку, словно изучал девушку.

– Не слишком ли ты любопытен?

Затем он переметнулся к Эльзе и захватил ее своим вихрем.

Королева устало ахнула, но быстро поняла, что Дух ветра больше не проявляет враждебности.

Друзья тут же окружили ее с готовностью защитить.

– Ничего, ничего, – успокоила их Эльза.

Ветерок на несколько мгновений поднял королеву в воздух и осторожно поставил на землю. Эльза улыбнулась. Сила Духа ветра подбодрила ее, и теперь девушка была готова встретиться с любым препятствием.

– Ты хотел, чтобы я сделала скульптуры? – спросила Эльза. Она смотрела на ближайшую фигуру, а ветер шевелил ее юбку.

Но Ветерок не ответил. Он облетел вокруг сестер и, умчавшись в небольшой просвет между деревьями, пошелестел в вышине красными и оранжевыми листьями, приглашая друзей следовать за ним. Дух ветра привел их к ледяной скульптуре, стоящей отдельно от остальных.

Она изображала пару, подхваченную ураганом, – девочка помогала мальчику.

Анна и Эльза, не веря своим глазам, приблизились к статуе, обошли ее со всех сторон и внимательно осмотрели с каждого ракурса.

– Папа? – тихо произнесла Анна и, разглядев лицо мальчика, твердо сказала: – Это наш отец.

Глава 20

Эльза склонилась ближе к мальчику и кивнула – это определенно был отец. В чертах девочки тоже угадывалось что-то знакомое.

– Эта девочка... – произнесла Эльза.

– Она спасает его... – сказал Олаф.

– Она из нортулдров, – добавил Кристоф, разглядев ее одежду: жители Эренделла такую не носили.

Внезапно с соседних деревьев раздался шорох. Олаф взвизгнул и спрятался за Анну.

– Что это? – удивилась Анна.

– Олаф, встань позади меня, – приказала Эльза.

К шороху присоединился звучный ритмичный стук, который постепенно стал набирать громкость и ускорять темп.

Затрещали кусты, находившиеся около скульптуры. Анне все это надоело. С тех пор как они ступили в Зачарованный лес, произошло много событий, но ничего очаровательного в них не было. Она приблизилась к другой статуе и отколола от нее меч.

– И что ты собираешься с ним делать? – спросил Кристоф. Шум между тем набирал силу.

– Понятия не имею, – ответила Анна, но тут же приняла решение: выставив вперед ледяной меч, она двинулась к кустам, которые сразу перестали шевелиться.

Одним замахом Анна разрубила противный куст пополам. Пора выяснить, какая опасность там притаилась! Девушка увидела нескольких человек, припавших к земле. Позади них стояло стадо оленей. Осматривая незнакомую одежду, Анна заключила, что это нортулдры.

Бум!

Анна резко обернулась на громкий звук. С деревьев спрыгнули еще люди.

– Опусти оружие! – скомандовала молодая женщина. С поднятой палкой она шагнула к Анне и ее друзьям. Остальные нортулдры последовали за ней.

Сзади послышался грохот. Из зарослей помнились пять новых человек, отличающихся от нортулдров и держащих наготове мечи.

– А вы опустите свое! – приказал нортулдрам командир пятерки в изрядно потрепанной и не раз штопанной форме. Это явно была форма воинов Эренделла. Мужчина показался Анне знакомым.

– Солдаты Эренделла? – обратилась Анна к своим друзьям, не веря такой возможности. Она всегда думала, что, когда туман накрыл лес, в нем застряли только их враги, нортулдры.

В это время откуда ни возьмись появилась пожилая женщина и, подняв палку, встала перед командиром. Тот устало закрыл глаза, потом открыл и уставился вперед.

– Снова угрожаете моим людям, лейтенант? – спросила женщина.

Командир смотрел на нее, как на соседку, с которой бранится годами.

– Снова вторгаетесь на мою территорию, Елена? – ответил он.

Оба продолжали пререкаться, как давние враги или друзья – трудно было сказать, кто именно.

– Этот воин мне кого-то напоминает, – задумчиво проговорила Анна. Глядя на командира солдат Эренделла, она, все еще с мечом в руках, вышла вперед.

Один солдат заметил ее и закричал:

– Берегитесь, лейтенант!

Командир развернул свой щит, пытаясь отбросить палку Елены. Но пожилая женщина отразила его движение.

– К оружию! – приказал командир своим солдатам, и они стали наступать на Эльзу, Анну, Олафа, Кристофа и Свена. Нортулдры шли следом.

Эльза направила свою ледяную магию в землю, и вокруг нее и ее друзей образовался гладкий каток. Солдаты и нортулдры начали поскальзываться на льду, и наконец все повалились на спины и зады.

Лейтенант грохнулся рядом с Еленой.

– Это волшебство, – с изумлением произнес он. – Вы видели?

– Неужели нет? – проворчала женщина, скрывая свое удивление.

Эльза и ее друзья смотрели на распростершихся на земле воинов из двух разных лагерей.

Анна склонилась к сестре.

– Ты выбрала холодное приветствие, – сказала она.

– И все это время они находились здесь? – прошептал потрясенный Кристоф.

– Что мы будем делать теперь? – тихо спросила Эльза.

Глава 21

Взаимоотношения двух племен, запертых в лесу, были сложными. Они встретились на празднике в честь завершения строительства плотины и в тот же день стали врагами. Но Маттиас познакомился с Еленой гораздо раньше, во время переговоров на скале между вождем нортулдров и королем Рунардом.

Каждую ночь лейтенант просыпался в холодном поту, вспоминая тот день, больше тридцати четырех лет назад, когда его жизнь перевернулась с ног на голову. Валуны сыпались с неба и попадали точно в цель. Огонь преследовал солдат Эренделла и нортулдров, как стая голодных волков. Многие люди пострадали, другие совсем пропали. Раньше Маттиас бывал на войне, но никогда ему не приходилось участвовать в битвах без противника. Однако больше всего лейтенанта беспокоило, что он не смог защитить принца Агнарра, к которому относился как к сыну.

Маттиас и его воины несколько дней прочесывали лес в поисках Агнарра. До сих пор лейтенант не хотел смириться с тем, что принц погиб, – Маттиас тешил себя надеждой, что мальчику каким-то образом удалось спастись.

Уже в первые годы жизни в лесу Маттиас и Елена заключили перемирие ради общей цели – найти способ прорваться сквозь туман наружу. Оба понимали, что разумнее наладить партнерство, чем враждовать на ограниченной территории. Ладили они не всегда, но неизменно уважали друг друга.

Солдатам пришлось научиться использовать мечи для охоты, а также мастерить из веток и веревок луки. Они собирали ягоды, желуди и птичьи яйца. С нортулдрами бывшие жители Эренделла не делились, те с ними тоже.

В первую неделю солдаты соорудили катапульту, чтобы запустить что-нибудь в туман, и Маттиас предложил себя в качестве ядра. Они не знали, безопасно ли это, но Маттиас хотел испытать судьбу. Когда солдаты разрубили перекрученные веревки, которые удерживали катапульту, он ощутил огромный душевный подъем и со смехом полетел в воздух.

Но скоро восторг сменился ужасом, поскольку Маттиас словно врезался в невидимую стену и отскочил от нее. Тело полетело назад и рухнуло на землю. Во время падения он вывихнул руку, и она больше никогда не работала как надо. Вспоминая о том дне, Маттиас всегда потирал плечо.

В течение нескольких месяцев солдаты многократно испытывали катапульту. Чтобы избежать увечий, они натянули сеть, которая ловила тело, отскочившее от стены. Добровольцев запускали в разных местах леса, но исход всегда был один и тот же.

– Слушай, Елена, – однажды окликнул противницу Маттиас.

– Ну, – ответила та.

– Четыре месяца, две недели и три дня, – проговорил лейтенант и подмигнул.

– Что это? – не поняла Елена.

– Столько времени мы здесь, – объяснил Маттиас.

Елена покачала головой:

– Не напоминай мне об этом.

Позже нортулдры предложили прорыть под туманной стеной подкоп. Матиас счел это прекрасной мыслью. Нортулдры снабдили солдат лопатами, сделанными из дерева, и оба племени копали землю днями и ночами. Годами. Но так же, как над туманом, невидимая стена простиралась и под туманом, и лопаты всякий раз упирались в нее.

– Слушай, Маттиас, – с ухмылкой окликнула его Елена через некоторое время.

– Что? – ответил лейтенант.

– Три года, семь месяцев, одна неделя и два дня.

Он усмехнулся:

– Не напоминай мне об этом.

Как-то раз один солдат попытался прорубить путь в тумане топориком. Орудие отскочило от стены и вылетело у него из руки. Маттиас едва успел увернуться, когда оно пролетало мимо его головы.

Но пленники тумана не сдавались. Солдаты и нортулдры снова разделили невидимый купол на части и стали проверять его на прочность топориками. К каждому участку допускался только один человек, который простукивал стену в поисках слабых мест. Этот процесс занял много лет и искалечил многих людей, однако никаких слабых мест в стене так и не нашли.

– Слушай, Елена! – надтреснутым голосом окликнул однажды Маттиас, потирая мозоль от рукоятки топорика.

– Что? – с раздражением ответила женщина.

– Семнадцать лет, восемь месяцев, три недели и пять дней.

Елена засмеялась и ушла.

Нортулдры мастерски лазали по деревьям и по горам. Елена водила их на самую высокую вершину, чтобы показать верхние границы невидимой стены. Но как бы высоко они ни забирались, даже к самым облакам, как только они протягивали руки, те всегда отскакивали от стены.

– Слушай, Маттиас, – проворчала однажды Елена, когда прошло еще больше времени.

– Знаю, знаю, – ответил он, подняв руки вверх. – Двадцать четыре года, десять месяцев, две недели и один день...


* * *

Елена удивлялась наивности Маттиаса. Он был вместе с королем Рунардом, когда тот прибыл в эти места и обещал ее народу дружбу и сотрудничество. Вместе они собирались строить новый прекрасный мир.

Сама Елена сразу раскусила коварные замыслы короля. Она замечала, что Рунард взирает на нортулдров свысока, словно он лучше их. Когда дети танцевали и играли с духами ветра и огня, он качал головой и хмурился, и Елена ощущала его ненависть к поверьям ее народа. Но вождь нортулдров хотел видеть в новых союзниках только хорошее. Он слепо согласился на их условия и пустил их на свои земли.

Елена не понимала, почему Маттиас верил, будто природа наградила Эльзу волшебным даром. Ей было жаль лейтенанта. Может, он не знал ничего лучшего и действительно искренне полагал, что служил великому королю. Елена никогда полностью не доверяла лейтенанту и его солдатам, но соглашалась сотрудничать с ними, чтобы не упускать из виду. Своим людям она велела в остальное время держаться от них подальше – они встречались, только чтобы обменяться инструментами и замыслами, как обойти туман. Только она одна общалась с Маттиасом напрямую.

По прошествии многих лет Маттиас проникся искренним сочувствием к ее народу и готов был помогать ему. Но Елена всегда помнила, что король Рунард тоже казался хорошим человеком. Нортулдры больше не повторят прежних ошибок.

Глава 22

– Я разберусь, – уверенно произнес Олаф, выходя из-за спины Эльзы и выступая вперед. – Привет, я Олаф.

Нортулдры и солдаты Эренделла хором закричали и, поскальзываясь, пустились наутек от ходящего и говорящего снеговика.

Олаф оглядел себя и снова взглянул на перепуганных людей.

– Ой, прошу прощения, что я раздет, – сказал он. – Просто одежда меня стесняет. Но вы наверняка хотите знать, кто мы и что здесь делаем. – Словно артист в роли снеговика на сцене в свете софитов, Олаф начал свое представление. – Начну с двух сестер. Одна из них родилась с волшебными способностями. Другая – без них.

Нортулдры и солдаты Эренделла, разинув рты, смотрели на него.

– «Анна, стой! Слишком высоко!» Ба-бах! – Олаф упал на землю, быстро встал и снова стал изображать Эльзу: – «НЕТ! Мама, папа, ПОМОГИТЕ!»

Маттиас с недоумением наблюдал, как снеговик рисует самые важные эпизоды из жизни сестер.

– ХЛОП! Двери везде закрываются! Сестер разделяют! – Олаф расхаживал, передавая походку и манеры своих персонажей. – Ну, у них по крайней мере были родители, – мягко произнес Олаф. Потом он изменил голос и проговорил трагическим тоном: – Родители погибли. – Затем он стал играть роль младшей сестры: – «Привет, меня зовут Анна. Я выхожу замуж за первого встречного».

Анне захотелось провалиться сквозь землю. Хотя здесь ее никто не знал, казалось, всем раскрыли ее самый большой, самый ужасный секрет. Она мысленно подталкивала Олафа сменить тему.

– Эльза вышла из себя! – закричал Олаф. – Снег! Снег! А-А-А! Беги! – Олаф стал невероятно фальшиво напевать мелодию, которая, видимо, символизировала королевское величие. – «Мои снежинки дышат волшебством», – сказал он, набрал в грудь побольше воздуха и как заорет: – «Я живой!» – И поднял руку-веточку над головой. Олаф прошелся туда-сюда, жестикулируя, как Эльза, когда она создает что-то из снега. – «Ледяной дворец только для меня. Уходи, Анна! Фью-фью». – Олаф повернулся и споткнулся.

Анне это представление показалось совершенно бездарным.

– «Сердце!» – задохнулся он.

Маттиас распахнул глаза:

– О господи...

– «Только настоящая любовь может спасти тебя», – продолжал Олаф низким голосом, который казался ему точным олицетворением Деда Пабби.

Кристоф захлопал, но заметил возмущенный взгляд Анны и опустил руки.

– «Поцеловать тебя? Ты этого не стоишь. Еще не догадалась? Я плохой парень!» – воскликнул Олаф, как Ханс.

– Что? –- вскрикнул Маттиас.

– И Анна замерзает... до смерти.

Маттиас вытер набежавшие слезы:

– Ах, Анна.

– Потом она оттаивает! – торжественно сообщил Олаф. Затем он сделал глубокий вдох и закончил свой рассказ: – Ну, дальше Эльза разбудила волшебных духов и нас выгнали из королевства. Теперь единственная наша надежда – узнать правду о прошлом, но мы не имеем понятия, как это сделать. Правда, Эльза слышит голоса, так что шанс у нас есть. Вопросы?

Нортулдры и бывшие граждане Эренделла уже давно не стремились сбежать. Они сидели там, где попадали, пригвожденные к месту одновременно зрелищем живого снеговика и рассказанной им историей. Никто не знал, как реагировать... на то и на другое.

– Полагаю, они под впечатлением, – громко прошептал Олаф Анне и Эльзе.

Одним жестом Эльза стерла лед с земли. Лейтенант не спешил встать на ноги. Когда же поднялся, то протянул руку Елене. Женщина сердито покосилась на него, но приняла его помощь. Но, как только она встала, они разошлись в разные стороны, словно Маттиас и не совершил джентльменский поступок.

– Вы действительно королева Эренделла? – спросил Маттиас, подойдя к сестрам.

– Да, – ответила Эльза.

– Почему природа наградила волшебным даром человека из Эренделла? – недоумевая, поинтересовалась Елена.

– Возможно, чтобы загладить вину вашего народа, – повернувшись к ней, ответил Маттиас.

Елена метнула в него суровый взгляд:

– Наш народ ни в чем не виноват. Мы бы никогда не напали первыми.

Анна и Эльза наблюдали, как давние враги затеяли спор, который, по-видимому, происходил между ними уже не один раз. А Анна все старалась вспомнить, откуда знает Маттиаса. Она взяла лицо лейтенанта в рамку из пальцев и присмотрелась. Закрыла один глаз и взглянула на него сквозь рамку, отдалила рамку, отошла чуть в сторону и взглянула оттуда.

– Что ж, пусть откроется истина, -– сказал Маттиас. Тут он заметил странное поведение Анны. – Извините, а что вы делаете?

Анна была увлечена своим занятием и потому не ответила.

– Это что-то новенькое, – сказал Маттиас.

– Левее, – велела ему Анна. – Правее.

– Сюда? – спросил он, пытаясь следовать ее указаниям. – В эту сторону?

– Нет, влево, – поправила девушка.

– Уверены? – Маттиас снова подвинулся.

– Теперь сделайте такой вид, словно у вас несварение желудка, – сказала Анна.

Маттиас повиновался.

– Точно! – радостно воскликнула Анна, отчего несколько стоявших рядом людей вздрогнули. – Лейтенант Маттиас! Библиотека, второй портрет справа! Вы были телохранителем нашего отца.

Маттиас прищурился, осмысляя слова Анны. Потом он взглянул прямо на нее, затем на Эльзу, вставшую у сестры за спиной. Внезапно лейтенант понял, кто эти девушки.

– Агнарр... он...

– Да, – произнесла Анна с грустью, как всегда, когда она думала о смерти отца и матери. – Корабль, на котором плыли наши родители, пропал в Южном море шесть лет назад.

Маттиас и четыре солдата Эренделла склонили головы в память о погибших короле и королеве. Лейтенант с сочувствием посмотрел на сестер.

– Я узнаю его черты в ваших лицах, – сказал он, переводя взгляд с одной на другую.

Анне польстили его слова. Она переглянулась с сестрой и опять встретилась глазами с Матиасом. Приятно напомнить кому-то отца.

– Правда? – спросила Анна. – Он бы очень обрадовался, что вы живы.

– Солдаты! – скомандовал Маттиас.

Солдаты построились позади Эльзы. Таким образом они признали девушку своей королевой и пообещали ей свою защиту. Но когда строй солдат Эренделла двинулся с места, атмосфера резко переменилась. Нортулдры стали нервно перешептываться и ходить туда-сюда, несмотря на то что Маттиас улыбался Елене. Эльза не только почувствовала их тревогу, но и увидела ее воочию.

– Прошу вас, не волнуйтесь, – сказала она мягким тоном, пытаясь всех успокоить. – Кто-то позвал меня сюда. Если я найду кто, думаю, мы узнаем, как расколдовать этот лес. – Эльза улыбнулась в надежде, что ее слова всех приободрят. – Поверьте мне, я не держу на вас зла.

Но нортулдры однажды уже доверились жителям Эренделла и попали в ловушку.

– Мы верим только матери-природе, – заявила Елена. – Когда говорят стихии...

Вдруг за спиной Эльзы вспыхнул огненный шар, от которого загорелись листья на дереве. Елена чуть помолчала и потом закончила:

– ...мы слушаем.

Глава 23

Внезапно яркая вспышка огня выскочила из-за ближайшего дерева и исчезла так же быстро, как и появилась. Все настороженно оглядывались, пытаясь понять, куда она делась.

ВЖИК!

Дерево, из-за которого она появилась, охватило пламя.

– Дух огня! – закричала Елена.

Олаф попятился. Хотя теперь тело снеговика состояло из вечной мерзлоты, он все-таки понимал, что неразумно приближаться к огню, тем более такому необычному: в привычном красно-оранжевом пламени Олаф разглядел и лиловые языки, и это зрелище не только пугало, но и завораживало.

– Повзрослею и все пойму, – успокаивал себя Олаф.

– Все назад! – приказала Елена, спасая своих людей.

Повсюду нортулдры хватали детей и самое необходимое и бежали от огня как можно дальше.

– Отходите к реке! – кричал Маттиас.

Дух огня начал двигаться, оставляя след из волшебного пламени. Его движения были непредсказуемыми. Солдаты Эренделла и нортулдры в смятении метались туда-сюда, не понимая, куда повернет огненный след. Эльза носилась за ними, желая помочь, чем сможет.

След засверкал и взорвался в сухом кусте, и вырвавшиеся языки пламени стали образовывать новые очаги пожара. Они захватывали кусты, потом деревья, ползли по траве, поглощали новые участки земли и росли, начиная собственную жизнь.

Жар и треск горящей древесины усугубили панику. Олени нортулдров беспокойно били копытами землю. Наконец один из них побежал, а остальные рванулись за товарищем, подняв оглушительный топот.

– Нет-нет-нет! – закричал нортулдр по имени Райдер. – Там тупик!

Кристоф увидел стремительно удаляющихся оленей и понял, что нельзя терять ни минуты.

– Давай-ка, Свен, догоним их! – Он резво вскочил на спину Свена, и они помчались вслед уносящемуся стаду, хотя огонь угрожал перерезать им дорогу.

Но тут Эльза развернулась и выстрелила льдом, освободив друзьям путь. Кристоф и Свен проскакали между кострами невредимыми.

Анна, помогавшая нортулдрам собирать вещи и бежать к реке, обернулась и увидела, что сестра с напряженным лицом стоит в эпицентре пожара и борется с огнем, применяя свою силу.

– Эльза! Уходи оттуда! – крикнула Анна.

Пытаясь пробиться сквозь толпу бегущих в панике людей, она ринулась к бушующему огню с решимостью вытащить оттуда сестру.

– Эльза! – снова закричала она.

Чем больше она приближалась, тем сильнее становился жар пламени, и с каждым вдохом легкие Анны наполнялись дымом. Но она не отступала. Она не бросит Эльзу!


* * *

Кристоф и Свен догнали испуганных оленей. Животные нервно мычали, бегая кругами на маленьком пятачке, ограниченном упавшими деревьями и огнем. Свену тоже передалась тревога из-за близости пожара. Кристоф успокоительно похлопал его по шее.

– Ничего, дружок, – подбадривал он верного товарища.

Заметив доверительные отношения между Свеном и Кристофом, остальные олени угомонились – по крайней мере неразлучная парочка смогла увести их от пламени, уже занимавшегося в тупике. Стадо во весь опор помчалось назад.

Но нужно было убедиться, что олени доберутся до безопасного места.

– Вперед! – крикнул Кристоф.

Один за одним олени стали перепрыгивать через пылающие кусты, пока все не оказались на открытом пространстве. Удалось! Райдер и несколько других нортулдров ринулись к животным. Райдер послал Кристофу благодарный взгляд, и юноша улыбнулся в ответ.

Теперь надо было отыскать Анну. Кристоф стал всматриваться в огонь и дым и, увидев девушку, пришел в ужас.

– Анна! – заорал он, испугавшись за жизнь возлюбленной.

Окружавший ее огонь сжимал кольцо. Только один человек мог спасти ее – Эльза. Но она была так занята борьбой с пожаром, что ничего вокруг не видела. Когда королева наконец заметила, что Анна попала в ловушку, то забыла обо всем на свете, кроме угрожавшей сестре опасности. «Главное – спасти Анну!» – промелькнуло в голове Эльзы. Она развернулась и обстреляла пламя ледяными снопами. Образовавшееся в огне пространство позволило Кристофу и Свену проскочить внутрь, чтобы забрать Анну.

Анна лежала на земле и думала, как добраться до Эльзы. Дышать становилось все труднее. Она не слышала стука копыт и голоса Кристофа, даже не знала, что они рядом, как вдруг Кристоф схватил ее, забросил на спину Свена, и все трое выбрались тем же путем.

– Уходите! – кричала Эльза. Ее переполнял страх, и она оцепенело смотрела, как Кристоф ринулся к Анне. Теперь, когда сестра была спасена, Эльза хотела, чтобы она бежала отсюда подальше.

– Нет, Эльза! – крикнула Анна хриплым от дыма голосом. Нельзя бросить здесь сестру! Но Кристоф и Свен не останавливались. Они едва вырвали Анну из лап смерти и теперь стремились увезти ее как можно дальше от опасности.

Эльза пошла навстречу огню. Она не слышала, как Анна звала ее. Именно она, Эльза, обязана потушить пожар, и она не отступит.

Кромешный ад, свирепый и неумолимый, воцарился в лагере нортулдров. Эльза изо всех сил сражалась с разбушевавшейся стихией. И вдруг она увидела огненный шар, с которого все началось. Он плясал, метался, кружился, и девушка последовала за ним. Она все время боролась лишь со следами, которые он оставлял, но тщетно – пожар только больше разгорался. Пора было применить военную хитрость.

Глава 24

Эльза направила всю свою силу на полыхающий след огненного шара. Девушка преследовала его, пока он не нырнул под скалистый выступ, где пламя стало уменьшаться.

Эльза наклонилась и заглянула под камень. На нее уставились два крошечных испуганных глаза. «Это и есть Дух огня? – удивилась она. – Могущественный, наводящий ужас Дух огня?» Он выглядел как маленькая саламандра. Но уж Эльзе-то было известно, что внешность обманчива.

Саламандра заскулила, и из ее пасти вырвался столб пламени, направленный на дерево позади Эльзы. Но девушка не медлила – она заморозила огонь в воздухе, создав фееричное зрелище, которое всего на мгновение зависло и тут же испарилось. Саламандра посмотрела на их совместное произведение и перевела взгляд на Эльзу. Подняв перепончатую конечность, амфибия медленно, как испуганный щенок, сделала нерешительный шаг к Эльзе.

Эльза была глубоко тронута. Она подумала, что такое робкое создание в прошлом могло пережить обиду или непонимание. Эльза отличалась необычайной чуткостью. Она присела, подвинулась ближе и протянула Духу огня руку.

Саламандра неторопливо подошла и забралась на нее. Видимо, прикосновение к холодной коже девушки ее успокоило, она удобно расположилась на ладони и зашипела, словно уголек в чане воды.

От неожиданности Эльза ойкнула и поморщилась – саламандра была горячей, – но главное, чтобы существо ощутило себя в безопасности.

Тут девушке в голову пришла неплохая мысль. Она создала на кончиках пальцев снежные хлопья и посыпала ими Дух огня. Саламандра с любопытством на них взглянула, затем высунула язык и схватила одну снежинку. Когда она проглотила снег, языки пламени на ее спине уменьшились, а огонь, охвативший дерево позади Эльзы, стал униматься. Существо игриво выпустило крошечную стрелу огня и растопило другую снежинку, потом уютно свернулось калачиком на ладони девушки. Огонь во всем лесу потух.

Позади Эльзы раздались осторожные шаги, и девушка вздохнула. Она провела с Духом огня несколько совершенно волшебных минут.

– Они все смотрят на нас, да? – прошептала Эльза новому другу.

Она бросила взгляд через плечо. Примерно в полутора метрах от нее стояла, тихо переговариваясь, изумленная толпа. Подходили все новые люди, многие с распахнутыми от изумления глазами.

– Дашь мне совет? – прошептала Эльза Духу огня, не мигая смотревшему на нее. – Нет? – Саламандра облизала свой глаз. – Спасибо. Знать бы, что это значит.

Потом откуда-то вдруг зазвучал загадочный призрачный голос, вытеснив все остальное. Только о нем теперь и могла думать Эльза. И она заметила, что его впервые слышит кто-то другой.

Дух огня огляделся в поисках источника голоса, но тот внезапно смолк.

– Ты тоже слышал? – спросила Эльза нового друга. – Кто-то зовет нас. Кто? Что мы должны делать?

Саламандра спрыгнула с ее руки и взбежала вверх по скале, повернув голову и глядя куда-то вдаль. Затем Дух огня повернулся к ней.

– Ясно: надо идти на север, – перевела Эльза. Саламандра на мгновение ярко засветилась, а потом исчезла за скалой.

– Эльза! – услышала девушка голос сестры и обернулась, встретив ее сияющей улыбкой. Потом Эльза подошла к Анне и радостно обняла ее.

– Слава богу, ты жива, – сказала Анна, тоже крепко обнимая сестру.

– Анна, – с упреком в голосе обратилась к ней Эльза. Теперь, когда она убедилась, что сестра цела и невредима, в ней проснулся гнев: почему Анна не ушла в безопасное место с остальными? Она отстранилась и нахмурилась. – О чем ты только думала? Ты могла погибнуть. Нельзя лезть в огонь.

– Тогда не лезь туда сама! – возразила Анна. – Ты неосторожна, Эльза.

Эльза сделала глубокий вдох, и до нее дошел смысл слов Анны.

Это успокоило ее. Анна всегда заботилась о сестре, и на ее месте Эльза сделала бы то же самое.

– Извини. С тобой все хорошо?

– Бывало и лучше, – ответила Анна.

Кристоф и Олаф вместе со Свеном подошли и молча встали позади девушек. Они не хотели мешать сестрам, но с заметным беспокойством прислушивались к их разговору.

– Я знаю, что тебе нужно. – Эльза потянулась к сумке Анны, вытащила из нее материнскую шаль и обернула ею плечи сестры.

Стоявшие вокруг нортулдры ахнули и стали переглядываться и перешептываться. Елена протиснулась сквозь толпу и, подойдя к Эльзе и Анне, подняла руку, приказывая всем успокоиться. Анна и Эльза повернулись к людям, удивляясь, почему все так на них смотрят.

– Где вы взяли эту шаль? – спросила Елена.

Два молодых нортулдра – мужчина и женщина – подошли ближе. Их очень интересовал ответ на этот вопрос. Анна внимательно посмотрела на молодую женщину и вспомнила ее – именно она первой подступила к друзьям со своей палкой. Они приветственно кивнули друг другу.

– Меня зовут Ханимарен, – сказала женщина, – а это мой брат Райдер.

Райдер вышел вперед – с улыбкой, но и с любопытством на лице.

– Это шаль нортулдров, – сказал он.

Глава 25

– Что? – удивилась Эльза.

– Такие шали, – объяснила Ханимарен, – в былые времена дарили младенцам при рождении. Они сохранились только в наших самых древних семействах.

Анна и Эльза ошеломленно переглянулись.

– Эта шаль принадлежала нашей матери, –- сказала Анна.

Тут Эльзе пришла в голову одна мысль. Она схватила сестру за руку и потащила через кусты. Остальные последовали за ними, недоумевая, куда это они направились. Сестры подбежали к ледяной скульптуре, изображавшей девушку, спасающую их отца.

– Эльза... – проговорила Анна, касаясь ледяного лица и шали, накинутой на плечи девочки.

Ее сестра внимательно осмотрела изваяние.

– Я поняла. Это мама.

Они переглянулись, оглушенные догадкой.

– Это мама спасла в тот день отца, – произнесла вслух то, о чем они думали, Анна.

Эльза обернулась к Елене, и вокруг них собрались люди.

– Наша мама происходила из нортулдров.

Над толпой повисло молчание; каждый пытался осмыслить услышанное.

– Что? – тихо спросил Маттиас.

– Я знал это, – сказал, ни к кому не обращаясь, Райдер. – Я сразу почувствовал родство. У меня есть чутье...

Вдруг ветер пошевелил листву, покачал ветки, и на всех снизошло умиротворение. Ледяные скульптуры замерцали волшебным светом, вызвав всеобщее восхищение. Даже Олаф начал светиться. Совы и лесные животные завели ночную песню, и снеговик стал им подпевать.

Елена от изумления потеряла дар речи. Старый нортулдр положил руку на плечо соплеменнику, тот опустил свою на плечо стоявшей перед ним женщины. Другие сделали то же самое, и все таким образом объединились и начали песню своего народа, наполнившую лес глубоким чувством общности и надежды.

Солдаты Эренделла стояли по краям на страже. Олаф положил одну руку на плечо Кристофа, а другую – на шею Свена. Он точно не знал, что за обряд совершают нортулдры, но хотел обязательно примкнуть к ним. Он даже подпевал, не зная слов, и радовался, что опасность, исходящая от Духа огня, миновала.

Райдер и Ханимарен стояли в первых рядах своей группы. Оба положили руки на плечи Елены. Елена взглянула на Анну и Эльзу и взяла их за руки.

– Мы называемся нортулдры, народ солнца, – сказала она, принимая девушек в свою семью. Анна и Эльза, невероятно взволнованные, кивнули.

Увидев на их лицах благоговейный трепет, Маттиас вышел вперед и остановился.

– Обещаю вам, – сказала Эльза Елене, – я расколдую лес и восстановлю Эренделл. – И она повернулась к Маттиасу, чтобы подтвердить это и ему.

Анна неприятно удивилась – Эльза дала клятву только от себя, а не от обеих сестер.. В животе у Анны что-то перевернулось.

– Ты обещаешь слишком много, Эльза, – проговорила она, пытаясь не обнаружить своей обиды.

По толпе нортулдов и бывших граждан Эренделла пробежал ропот, сначала тихий, потом громче, – надежда вырваться из тумана обрадовала людей.

– Свобода не за горами! – крикнул Райдер, и народ вокруг засмеялся. – А что? Эта мысль меня воодушевляет! – Он повернулся к Кристофу. – Просто... некоторые из нас родились здесь и никогда не видели открытого неба.

– Да, я понимаю, – заверил его Кристоф, похлопывая нового друга по плечу.

– Спасибо, что спас оленей, – поблагодарил его Райдер.

– Всегда пожалуйста, – сказал Кристоф.


* * *

– Я снова слышала голос, – проговорила Эльза, улыбаясь Елене. – Нужно идти на север.

– Но по ночам там бродят земляные великаны, – предупредила Ханимарен.

– Зато днем они спят. Выходите на рассвете, – посоветовала Елена.

Глава 26

Когда все вернулись в лагерь нортулдров, то с облегчением увидели, что ущерб, причиненный Духом огня, меньше, чем они представляли. В атмосфере праздника и с благодарностью за спасение люди принялись наводить порядок. Нортулдры и солдаты Эренделла собрались вместе, чтобы поклониться природе за каждый день жизни. Звучала музыка, все наслаждались напитками и дымящимся тушеным мясом.

Недалеко от очага, где готовили еду, совсем маленькие нортулдры окружили Олафа. Поначалу они просто с любопытством разглядывали снеговика – дети никогда не видели подобного существа. Потом одна смелая девчушка подобралась к нему поближе, ткнула его пальчиком и очень удивилась, что Олаф такой холодный.

Олафу ужасно нравилось развлекать детей. И когда малыши к нему привыкли, то подошли поближе и стали тянуть его за руки, за ноги и даже за нос. Все это время Олаф с ними разговаривал.

–    Позвольте вас спросить, – начал он, – как вы справляетесь с непрерывным усложнением мыслей, которое приходит по мере взросления...

Тут один мальчик схватил с его лица морковку и приставил к собственному носу. Все дети засмеялись.

– Отлично! – воскликнул Олаф. – Очень приятно поговорить с современной молодежью. Будущее в надежных руках.

Но дети ничего не говорили. Некоторые из них начали грызть морковку, другие вытаскивали ноги Олафа, приставляли их к его голове и хохотали. Потом одна девочка схватила его ногу и стала грызть ее.

– Нет-нет-нет, – запротестовал снеговик. – Не надо. Куда только эта нога не ступала!


* * *

Кристоф и Райдер находились в другой части лагеря, около столов, составленных из старых бочек. Кристоф достал из кармана кольцо, которое хотел подарить Анне, и показал его Райдеру.

– Каменные тролли высекли его из минерала, найденного в сердцевине Черных гор, – объяснил он.

Райдер поразился:

– Ты знаешь каменных троллей?

– Они меня вырастили, – гордо произнес Кристоф.

– О, я должен выбраться из этого леса, – сказал Райдер. Жизнь его сложилась неплохо, но из-за тумана он никогда не был за пределами леса, и ему постоянно приходило в голову, что он многое упустил в мире.

– Я никак не могу привлечь ее внимание, – пожаловался Кристоф, – и сказать то, что нужно.

– Счастливец! А я совершенно ничего не знаю о женщинах. Зато у нас самый удивительный обычай делать предложение, – сказал Райдер. – Он точно не оставит ее равнодушной. Если сейчас начать готовиться, к рассвету закончим.

– Правда? – спросил изумленный Кристоф.

Райдер схватил нового друга за руку и потащил куда-то.

– Для этого нужно много оленей.

Кристоф распахнул глаза и расплылся в улыбке:

– О-о-о!

Они потихоньку проскользнули мимо Анны и Маттиаса, которые стояли на краю лагеря и ели тушеное мясо. Маттиас был настороже – как всегда, крутил головой, как всегда, наблюдал. Он, похоже, никогда не покидал свою вахту.

– Папа был примерно вашего роста, – охотно рассказывала Анна лейтенанту. Она относилась к этому человеку с симпатией и благодарностью – ведь если бы лейтенант не спас жизнь ее отца много лет назад, она бы никогда не родилась на свет. Он вообще очень хорошо заботился о своем подопечном. Сложно было представить, что Маттиас находился в Зачарованном лесу дольше, чем она прожила на свете.

– Такой высокий? – спросил Маттиас, вспоминая мальчика, которого знал. Порой он с трудом увязывал свои воспоминания об Агнарре с тем, что рассказывали Анна и Эльза.

– Он скучал по вам. Каждый раз, как мы покупали у Блоджета сдобное печенье, отец всегда говорил: «Маттиас мог съесть его тонну».

– Да... – мечтательно протянул Маттиас. Он уже давно бросил надежду снова вернуться к тому, что любил, но теперь, когда Анна и Эльза оказались в лесу, надежда воскресла. – А что дома? Хелима все еще служит в пекарне?

– Да, – ответила Анна.

Маттиас не мог этому поверить. Ведь прошло так много лет!

– Правда? Она замужем? – поинтересовался он. Анна помотала головой. – О! Почему мне от этого не легче?

– По кому еще вы скучаете? – спросила Анна.

– По отцу, – без колебаний ответил Маттиас. – Он умер задолго до всего этого. Прекрасный был человек. Обеспечил нас всем необходимым, но учил не принимать благополучие как данность. Говорил: «Лишь только тебе покажется, что ты нашел свой путь, жизнь тут же выбросит тебя на новую дорогу».

– И что вы делаете, когда такое происходит? – полюбопытствовала Анна.

– Не сдаюсь, – ответил лейтенант. – Стараюсь не рубить сплеча, и...

– Просто поступаете по велению долга? – добавила Анна, вспомнив слова Деда Пабби.

– Да, – с улыбкой кивнул Маттиас. – Вы верно понимаете.

Мимо прошла Эльза вместе с Ханимарен, и от лейтенанта не ускользнуло беспокойство на лице Анны.

Глава 27

Ханимарен и Эльза подошли к костру и сели на разложенные вокруг бревна. Подбежал олененок, ткнулся в девушек носом и потерся о них головой. Эльза погладила его по спинке, размышляя обо всем происшедшем с тех пор, как они вошли в лес.

– Я хочу тебе кое-что показать. Можно? – спросила Ханимарен. Эльза кивнула. Ханимарен взялась за край бордовой шали, принадлежавшей матери Эльзы, нашла изображенные на ней снежинки и указала на символы на их концах: – Ты знаешь, что это знаки воздуха, огня, воды и земли?

– Да, – ответила Эльза.

– Но посмотри. – Ханимарен коснулась ромба в середине снежинки – этого символа Эльза никогда раньше не замечала. – Это пятый дух. – Заметив удивление на лице Эльзы, Ханимарен улыбнулась. – Говорят, он посредник между нами и природой.

Эльза была потрясена.

– Пятый дух?

– Некоторые слышали его зов в тот день, когда лес накрыло туманом, – продолжала Ханимарен.

Эльза затаила дыхание.

– Мой отец тоже слышал его, – произнесла она. – Как ты думаешь, это тот голос, что зовет меня?

– Может быть, – улыбнулась Ханимарен. – Увы, только Ахтохаллэн это знает.

Эльза улыбнулась в ответ – так говорила мама, когда они с Анной были маленькими.

– Ахтохаллэн... – Она плотно закуталась в шаль и замурлыкала мелодию маминой колыбельной.

Узнав песню, Ханимарен снова заулыбалась и стала подпевать Эльзе.

– Почему в колыбельных всегда есть какое-то страшное предупреждение? – спросила Ханимарен, когда они закончили.

– Мне тоже всегда было это интересно, – ответила Эльза.

Вдруг вдали раздался громовой удар, и земля затряслась, но молнии не сверкали.

– Земляные великаны, – объяснила Ханимарен.

Глава 28

Все в лагере испугались и бросились врассыпную. Люди заливали костры, хватали детей и искали, где спрятаться от грозящей опасности.

– Что они здесь делают? – прошептала захваченная врасплох Елена.

Земля снова стала сотрясаться. Великаны приближались – ветви уже колыхались от их тяжелого дыхания. Между деревьев просунулся гигантский нос и начал шумно принюхиваться.

– Прячьтесь, – велела Ханимарен.

Олаф быстро нырнул под скалу и попытался сжаться в маленький снежок. Тут он заметил Духа огня и замахал на саламандру руками, отгоняя ее, но вместо этого раздул пламя еще ярче!

Олаф в ужасе ахнул:

– Нет, нет, ш-ш-ш! – Набрав в грудь побольше воздуха, Олаф подул на потрескивающее пламя, но оно только сильнее вспыхнуло, поглотив саламандру. – Они идут. Они идут! – Олаф снова попытался задуть огонь, но он продолжал распространяться. Тогда Олаф протянул руку к Духу огня. – Ой, ой. Горячо. Горячо! – причитал снеговик, перебрасывая саламандру с одной руки на другую. Наконец он положил саламандру на скалу и умоляюще взглянул на нее. – Погаси пламя, пожалуйста, – попросил он.

Дух огня вдруг вскочил на голову Олафа, три раза повернулся вокруг своей оси и с улыбкой улегся на вечной мерзлоте. Сначала Олаф поморщился от боли, но потом вдруг понял, что огонь погас.

БУМ, БУМ, БУМ.

Все, кто находился на пути земляных великанов, затаили дыхание и молились о том, чтобы те поскорее ушли. Эльза с любопытством выглянула из-за дерева. Нос находившегося поблизости исполина медленно повернулся к ней, словно учуял ее запах. Когда появился весь великан, на Эльзу упала громадная тень. Девушка посмотрела наверх, пораженная огромными размерами верзилы и скоростью, с которой он двигался к ней. Она снова спряталась за дерево, а гигант развернулся в противоположном направлении и продолжил свой путь.

Эльза опять высунулась из-за дерева. Поняв, что чудовище уходит из лагеря, она вышла из укрытия и двинулась за ним. Анна с вопросительным взглядом преградила ей дорогу.

– Ты же не собираешься преследовать его? – прошептала она.

– А что, если я могу их усмирить, как ветер и огонь? – предположила Эльза.

– А что, если они просто раздавят тебя? Не забывай: нам надо найти голос, узнать правду и вернуться домой, – напомнила сестре Анна.

Олаф подбежал, как только земляные великаны растаяли вдали. Саламандра все еще отдыхала у него на голове.

– Приветик! Уф, мы легко отделались! Зато мы с Духом огня теперь верные друзья. Мы будем звать его Бруни. Или Салли. Правда, Бруни... или Салли?

Эльза улыбнулась, и Бруни прыгнул ей на руку и забрался на плечо.

– Хорошо. Только береги свои веточки, Олаф. – Эльза повернулась к Анне. – Великаны почуяли меня. Они могут вернуться. Я больше не хочу никого подвергать опасности. И ты права: нужно отыскать голос. Отправляемся прямо сейчас.

Анна поколебалась.

–    Ладно. Можно я только...

Но Эльза не стала ждать окончания фразы. Она прошагала через лагерь с твердым намерением продолжить путешествие на север. Следом за ней семенил Олаф.

Анна огляделась.

– А где Кристоф и Свен? – в панике спросила она.

– Ах да. Похоже, они куда-то ушли с парнем по имени Райдер и с толпой оленей, – сказал Олаф.

– Просто взяли и ушли? – растерялась Анна. – И никому ничего не сказали? – «Ради чего Кристоф мог оставить меня?» – подумала она.

Олаф пожал плечами.

– Кто знает этих мужчин? – Он развернулся и побежал за Эльзой.

Анна смотрела вслед удалявшейся сестре. Она не хотела идти без Кристофа. Но ведь она обещала беречь Эльзу.

Она сорвалась с места и догнала Олафа. Эльза шла впереди, решительно пробираясь через лес, но не забывая о возможной опасности. Анна вовсю старалась держать голову высоко и сдерживать слезы. И когда Олаф протянул ей руку, она с радостью взяла ее.

Глава 29

Стоя на заросшем полевыми цветами берегу красивой бухты и встречая восход, Кристоф радовался предстоящему дню. Лучи солнца осветили его голову с застрявшим в волосах белым лишайником. Привлекая удачу, юноша набросал лишайник и на Свена.

– Ну ладно, – произнес он наконец. – Все готовы?

Кристоф подошел к деревьям, и олени обступили его. Райдер тоже был там.

– Готовы, – произнес он как будто бы голосом одного оленя. Потом изменил голос: – А я бы еще порепетировал. – И третьим голосом: – Обожаю помогать влюбленным.

Кристоф поразился:

– Ты что, говоришь за них?

Райдер, ничуть не стесняясь, ответил:

– Да.

– Как будто слышишь их мысли, – просиял Кристоф.

Олени переглянулись, словно подумали, что парни тронулись.

– Точно, – согласился Райдер.

– И потом просто произносишь это, – одновременно сказали молодые люди.

Кристоф был рад, что нашел единомышленника.

Тишину утра нарушили шаги. Друзья замерли.

– Приготовься, – своим голосом проговорил Райдер. – Она идет.

Кристоф и Райдер взялись за дело. Они подбросили в воздух цветы и выпустили цветистых бабочек. Кристоф вскочил на валун в центре большого круга из камней и толкнул носком ноги один из них, тот толкнул другие, и все камни эффектно попадали вокруг него один за одним, как костяшки домино.

– Принцесса Анна из Эренделла, моя отважная, бесстрашная, рыжеволосая возлюбленная, выходи за меня замуж... – начал он.

На поляну вышла Елена, и Кристоф остолбенел. Потом он огляделся вокруг, словно искал слова.

– Неожиданно... – сказала Елена. – Но принцесса ушла вместе с королевой.

Кристоф ничего не понял. Почему Анна и Эльза ушли? И главное, почему они ушли без него?

– Что? – произнес Кристоф. – Подождите, подождите. Что?

Елена пожала плечами. Положение становилось очень неловким, и ей хотелось уйти. Она всего лишь вестник.

– Догонять их бессмысленно, – добавила она. – Они ушли уже давно.

Кристоф прирос к месту.

– Давно?

– Да, – подтвердила Елена. – А мы отправляемся на запад, к лишайниковым лугам. Если хочешь, можешь пойти с нами. – Она повернулась и удалилась из бухты.

Кристоф стоял как громом пораженный. От смущения он не мог взглянуть в глаза Райдеру – ведь тот тоже слышал, что Анна покинула лагерь нортулдров, даже не предупредив его. Они так тщательно готовились сделать предложение, потому что он, Кристоф, был уверен, что им с Анной суждено быть вместе навсегда.

– Слушай, – окликнул его Райдер, сочувствуя новому другу. – Мне очень жаль, что...

– Нет, я в полном порядке, – перебил его Кристоф, хотя это и было неправдой.

– Да. Ага. Ладно. Надо собирать вещи, – произнес Райдер. – Ты пойдешь с нами?

– Я только... Да, встретимся в лагере, – пообещал Кристоф.

– Хорошо. Найдешь дорогу? – спросил Райдер.

– Да, – заверил его Кристоф. –- Я знаю лес.

Райдер кивнул и направился в лагерь.

Все тело у Кристофа онемело. Он сел на валун, на котором только что стоял, и опустил голову на руки. Свен участливо подтолкнул его носом.

«Как она могла бросить меня? Нужно ли мне идти за ней? Неужели мы отдаляемся друг от друга?» – думал Кристоф. Без Анны он чувствовал себя потерянным.

Глава 30

Эльза уверенно шагала впереди Анны и Олафа. Трудно было сказать, сколько они прошли, но ночь медленно перетекла в день, а они продолжали двигаться на север. Дух огня бежал по скалам рядом с Эльзой и лишь время от времени останавливался, чтобы убедиться, что никто не отстал.

По тому, как Эльза тревожно стреляла глазами туда-сюда, оглядывая путь, Анна понимала, что сестра чувствует сильное беспокойство. Эльза напевала таинственную мелодию, которая так настойчиво звала ее, и ждала, что призрачный голос ответит ей и подскажет дорогу. Конечно же, Олаф, не желая оставаться в стороне, пытался подражать ей и подпевал, как ему казалось, очень стройно. Но получалась у него одна какофония, и Дух огня не выдержал, подпрыгнул и загорелся, потом сердито зыркнул на Олафа, потушил пламя и убежал в кусты.

Анна, слушая фальшивое пение снеговика, скрипела зубами, но старалась быть вежливой.

– Слушай, Олаф, может, петь будет кто-то один? – наконец предложила она.

– Согласен, – кивнул Олаф. Он приложил ко рту руку-веточку и прошептал Анне, поглядывая на Эльзу: – Она немного не попадает в ноты.

Вдруг вокруг них завертелся легкий ветерок.

– Он вернулся! – радостно воскликнул Олаф.

Дух ветра покружил вокруг Эльзы, привлекая ее внимание, и направил взгляды путников на потрепанный флаг, едва видный над одним холмом.

– Что? – У Анны перехватило дыхание.

Они с Эльзой помчались через заросли, Олаф не отставал. Друзья остановились на вершине холма, молча посмотрели вдаль и в изумлении схватили Друг друга за руки. В пересохшем речном русле лежало разбитое судно с пробоиной в корпусе. На мачте развевался выцветший и рваный в клочья флаг Эренделла.

Ветерок облетел девушек и подул в сторону корабля, слегка колыхая старый дырявый флаг.

– Как это возможно? – удивилась Анна.

Олаф с любопытством изучал потерпевшую крушение посудину, не замечая, что сестры расстроены.

– А что такое? – поинтересовался он.

– На этом корабле плыли мама с папой, – тихо ответила Анна, сама не веря своим словам.

Олаф растерялся.

– Но ведь это не Южное море.

– Нет, – ответила Анна. Она и сама ничего не понимала, но факт оставался фактом. Забыв про всякую осторожность, она ринулась вместе с Эльзой к берегу. Олаф не поспевал за ними, но ковылял следом как мог.

Искореженный корпус старого деревянного корабля щетинился острыми зубцами, но Эльза и Анна, не колеблясь ни минуты, забрались по расщепленным балкам на борт. Больше всего на свете они хотели отыскать что-то, принадлежавшее их родителям, но вскоре утратили надежду. Внутри все было разрушено временем – разметано по частям, исковеркано или размыто водой. Молча, с потрясением и горечью, они прошли по жалким обломкам.

– Почему их корабль здесь? – спросила, чуть не плача, Эльза. – Как он сюда попал?

Они заглянули под иззубренные доски и изодранные паруса.

– Наверное, его принесло из Темного моря, – предположила Анна. Она быстро работала пальцами, разбирая мусор.

– А что они делали в Темном море? – спросила Эльза, хотя понимала, что ответа у сестры нет.

– Не знаю. – Анна остановилась и пристально посмотрела на Эльзу. Загадок только прибавлялось. – Так много тайн.

Голова Олафа выпрыгнула над сломанной балкой. Увидев сестер, он подтянулся, свалился внутрь и, вращая головой, стал рассеянно оглядывать остатки корабля.

– Как корабль прошел через туман? – спросил он. – Мне казалось, кроме нас, стена никого не пускала. Если только... тут уже никого не было.

Анна постаралась сосредоточиться.

– Здесь должны быть какие-то подсказки, – произнесла девушка, отказываясь верить, что они проделали такой дальний путь, чтобы обнаружить новые вопросы без ответов. Внезапно она что-то вспомнила. – Погоди-погоди. Надо оглядеться. – Она упала на колени и стала ощупывать пол. – Каждый корабль в Эренделле имеет водонепроницаемую камеру.

Слова Анны подтолкнули Эльзу к действию: она стала водить руками по стенам в поисках каких-либо намеков на местоположение камеры.

– Умно, – признал Олаф. – Хотя у меня возникает вопрос, почему не сделать весь корабль водонепроницаемым.

– Нашла, – сказала Анна. Ее палец наткнулся на небольшую выемку у пола. Что-то щелкнуло, и люк открылся. Олаф и Эльза в предвкушении подошли ближе. Анна сунула руку внутрь и вытащила круглую стеклянную трубку. Откупорила ее и вынула пергаментный свиток с загадочным текстом. – Какой это язык?

– Не знаю, – сказала Эльза. Она взглянула на слова, написанные на полях, и указала на них друзьям: – Но смотрите – это мамин почерк.

Анна прочитала вслух:

– «Конец ледниковой эры... Река найдена, но потеряна... Источник волшебства. Происхождение дара Эльзы?»

Эльза взяла из рук сестры рукопись и прочитала упоминание о себе.

Анна развернула другой свиток.

– Это карта, – сказала она и аккуратно расстелила пергамент на полу. Эльза присела рядом с ней, и они стали рассматривать карту вместе.

На ней были изображены Эренделл, Зачарованный лес, Темное море и то, что находилось за ним. Жирная линия обозначала границы тумана, у северных пределов стояли вопросительные знаки. Пунктир показывал путь от фьорда в море.

– Они плыли на север к Темному морю, к... – Анна вдруг замолчала: пунктир пересекал море до маленького острова, подписанного маминым почерком.

Эльза узнала это слово.

– Ахтохаллэн.

– Она действительно существует? – удивилась Анна.

– Ахто-кто-что? – переспросил Олаф.

– Ахтохаллэн, – поправила его Эльза. – Это волшебная река, которая, как считается, хранит ответы на все вопросы о прошлом.

Олаф с гордостью произнес:

– И это подтверждает мою теорию, что у воды есть память...

– У воды есть память, – прошептала Эльза. Она закрыла глаза и прижала руки к полу. Она пыталась с помощью своих сверхъестественных способностей выжать влагу из старых деревянных балок, воздуха и половиц.

– Эльза, – сказала Анна, – что ты делаешь?

– Хочу узнать, что случилось с родителями, – ответила Эльза.

Перед ними возникла скульптура – точное изображение отца и матери в полный рост, которые танцевали и любовно смотрели друг на друга. Сестры стали обходить статую вокруг, изучая каждую деталь.

Ветерок снова пронесся рядом с ними и вокруг изваяния, и на корабле зазвучало эхо отдаленных голосов.

«Должно быть, Ахтохаллэн – источник ее дара», – произнес искаженный голос матери.

«Если мы узнаем, откуда у Эльзы такие способности, то сможем помочь ей», – сказал отец.

Это натолкнуло Эльзу на новую мысль. Она прошла по кораблю и приложила руки к стене. Возникла другая скульптура – родители сидят за столом и разглядывают карту.

«Ты правда думаешь, что прошлое может спасти ее будущее?» – спросил отец.

«Нет, – ответила мать, – но понимание ее происхождения может».

Эльза отшатнулась от статуи, осознав, что все это сказано о ней. Ветерок пролетел по кораблю. Эльза последовала за ним к выходу на капитанский мостик, догадавшись, что должна сделать. Она приложила руки к обеим сторонам дверного проема и закрыла глаза. Перед ней начала формироваться скульптура в виде волны.

– Они так испуганы, – произнесла Эльза. Ветерок кружил вокруг изваяния.

«Какие высокие волны», – сказала королева Идуна.

«Мы должны плыть дальше, ради Эльзы, – ответил король Агнарр, и тут волна обрушилась на палубу. – Идуна!»

«Агнарр!» – крикнула она в ответ.

«Я люблю тебя!» –– воскликнул он.

«Я люблю тебя!» – прозвучало в ответ.

Родители обнялись, и следующая волна смыла их за борт. Эльза не могла больше смотреть и стремглав соскочила с корабля.

– Эльза! – позвала ее Анна и побежала за сестрой.

Глава 31

Эльза, в слезах, скорчилась на сухом речном дне. То, что она увидела на корабле, совершенно раздавило ее и обострило тоску по родителям. Девушка давно знала, что они не выжили, но теперь у нее появились доказательства.

Анна подошла к сестре и, гладя ее по спине, мягко заговорила:

– Ну-ну. Почему ты так расстроилась?

– Это все я виновата, – произнесла Эльза срывающимся от слез голосом. – Они искали ответы ради, меня.

Анна пыталась успокоить ее:

– Ты не можешь отвечать за их поступки, Эльза.

– Нет, только за их смерть.

– Прекрати, – потребовала Анна. – Все не так. Елена спрашивала, почему духи наградили королеву Эренделла волшебными способностями. Потому что наша мама спасла отца. Врага. За это доброе дело родители и получили такой дар.

Эльза взглянула на сестру.

– Для чего? – тихо спросила она.

– Только ты можешь разобраться в прошлом, спасти Эренделл и расколдовать лес, – объяснила Анна. – Я верю в тебя, Эльза.

Эльза крепко стиснула руки сестры с благодарностью за поддержку. Она вытерла слезы и приняла решение.

– Ханимарен сказала, что существует пятый дух – посредник между природой и нами.

– Пятый дух? – Анна в очередной раз подивилась, что Эльза ничего ей не сказала.

– Это он зовет меня... с Ахтохаллэн. Там все ответы о прошлом.

– Значит, идем к Ахтохаллэн, – с готовностью произнесла Анна.

Эльза собиралась идти на остров. Но без сестры.

– Я пойду одна, – проговорила она.

Анне совсем не понравилось заявление Эльзы. Они ведь договаривались проделать это путешествие вместе. Дед Пабби доверил ей защиту сестры, да Анна в любом случае никуда бы не пустила Эльзу одну. И теперь она хотела объяснений.

– Что?

– Темное море слишком опасно для тебя, – предупредила Эльза.

– Нет, – настаивала Анна. – Мы пойдем вместе. Помнишь песню? Кто помешает тебе зайти слишком далеко?

– Ты сказала, что веришь в меня, – напомнила Эльза. – Это мое предназначение.

– И я не собираюсь тебя останавливать, – заверила ее Анна. – Я не буду мешать тебе следовать своей судьбе! – Она прибегла к самому убедительному доводу: – Просто я не хочу, чтобы ты умерла... пытаясь совершить невозможное. Не бери все только на себя. Позволь помочь тебе. Пожалуйста, Эльза, я не хочу потерять тебя.

Эльза подняла на нее усталый взгляд.

– Я тоже не хочу тебя терять, Анна. – Она обняла сестру и помахала Олафу, чтобы он тоже подошел: – Иди сюда.

Олаф приблизился, и Эльза быстро проложила ледяную дорогу по сухому дну реки.

Глава 32

– Подожди, – растерялась Анна.

Но Эльза еще не закончила. Прямо под ногами Анны и Олафа появилась ледяная лодка, и сестра со снеговиком упали в нее. Эльза махнула рукой и отправила их в путь по ледяной дороге.

– Что ты делаешь? – крикнула Анна. – Эльза! – Она попыталась остановить скользящее судно. – Нет! Нет! Олаф, помоги мне! Протяни руку помощи!

Снеговик выдернул свою руку и отдал ее Анне. Анна уставилась на нее, потом пожала. И что с ней делать? Как это поможет им вернуться к Эльзе?

Тут Анна увидела над головой дерево с низко свисающей веткой.

– Держись! – велела она, подняла руку Олафа и схватилась ею за ветку. Лодка развернулась, меняя курс, и поехала по сухому руслу. Анна и Олаф обрадовались: получилось!

Оба с облегчением вздохнули.

Но они не рассчитали скорости ледяной лодки, которая понеслась дальше, взлетела вверх по холму, потом вниз, а затем шлепнулась в воду.

– Стой! – с отчаянием заголосила Анна. – Нет-нет-нет! – Лодка помчалась по реке еще быстрее, чем по ледяной дороге. – Да остановись же ты! – зло закричала девушка.

– Анна, – сказал Олаф, – это может прозвучать дико, но я чувствую растущую ярость.

Лодку завертело на месте, и Анна ударилась о дерево.

– Ай! Да, я злюсь, Олаф, – признала Анна. – Она обещала мне, что мы пройдем весь путь вместе!

Олаф имел в виду совсем не это.

– Понимаю. Но я говорил про то, что чувствую ярость внутри себя.

Анна на время бросила попытки остановить лодку и уставилась на снеговика.

– Погоди, ты злишься? – спросила она.

– Похоже, что так, – неуверенно произнес Олаф. – Меня Эльза тоже оттолкнула и даже не попрощалась.

Тогда Анна поняла, что Олаф разделяет ее настроение.

– У тебя есть все основания очень, очень злиться на нее.

– А еще, – проговорил снеговик с испугом на лице, – ты говорила, что многое не меняется, но с тех пор ничего не происходит, кроме перемен.

Увидев, как ее гнев влияет на друга, Анна уняла свое негодование.

– И все-таки я по-прежнему держу твою руку.

Олафу немного полегчало.

– Ладно, убедила. Но это еще не все. Пожалуйста, хоть ты не бросай меня. Ваши родители покинули вас обеих, мы оставили Кристофа и Свена, потом Эльза сплавила нас... и если еще и ты, тогда...

Анна знала, что ее друг очень раним, и постаралась рассеять его страхи:

– Я не собираюсь бросать тебя, Олаф. Никогда.

– Обещаешь? – спросил он.

– Обещаю. – Девушка все еще держала руку снеговика. Мизинец на ней подергивался.

– Поклянись! – потребовал Олаф.

– Клянусь! – Анна зацепилась своим мизинцем за самую маленькую веточку на кисти Олафа и тряхнула рукой.

Олафа посетила странная мысль:

– Ты когда-нибудь замечала, что самый маленький палец обладает положительной силой клятвы, а самый большой – отрицатель...

Анна закрыла ему ладонью рот.

– Олаф! Тише! – На берегах реки спали земляные великаны.

Сначала снеговик их не заметил.

– Что ты затыкаешь мне рот? Это грубо и... – Тут он увидел спящих гигантов и перешел на шепот: – Ой, какие огромные.

Анна и Олаф молча проплыли мимо них. Дальше река, разделялась на два русла. На берегах одного лежали великаны, другое вело к водопаду. Анна мгновенно приняла решение, какое направление выбрать.

– Держись, Олаф, – сказала она. – Постарайся не верещать. – Девушка схватилась за висящую над головой ветку и направила лодку к водопаду, подальше от великанов.

Через секунду лодка накренилась вперед и вместе с потоком воды полетела с уступа вниз.

Олаф завизжал.

Глава 33

Анна постучала двумя камнями друг о друга и высекла искру, чтобы поджечь прибившуюся к берегу деревяшку. Забытые пещеры, к которым вынес их водопад, осветились. Анна заметила проплывавшую мимо морковку Олафа и вынула ее из воды.

– Смотри, что я нашла.

Она поднесла факел к Олафу. Он стоял возле небольшого водоема и пытался расположить части своего тела в правильном порядке. Рядом валялся разбитый ледяной кораблик и лежал мокрый плащ Анны. Девушка пристроила нос снеговика на место.

Олаф выплюнул изо рта рыбу и речную воду.

– Спасибо. А где это мы? – спросил он.

Анна взглянула вверх на водопад.

– Похоже, что в западне, из которой нет выхода.

Олаф увидел позади скалы пустое пространство и побежал туда.

– Но есть жуткий темный вход. – Он обернулся, улыбнулся Анне и указал вперед.

Анна подошла к нему и заглянула в расщелину. Она сомневалась, стоит ли рисковать и проверять, что находится внутри. Можно, конечно, подождать здесь помощи, но ведь никто не знает, что они попали в беду.

Олаф потянул девушку за руку.

– Пойдем, – сказал он. – Будет весело. Если только мы не застрянем здесь навсегда, ты не умрешь от голода, а я не растаю.

Анна поколебалась и огляделась в поисках другого пути, но ничего не нашла, а потому вздохнула и кивнула Олафу. Она крепко взяла его за руку и ступила в темноту.

– Надеюсь, Эльзе повезет больше, – произнес Олаф.

Глава 34

Эльза стояла на темном каменистом берегу; злой ветер трепал ее волосы. У ее ног с грохотом разбивались высокие яростные волны. Девушка смотрела вдаль на покрытый льдом клочок земли. Она добралась до Темного моря. Осталось только попасть на остров.

Набравшись решимости, Эльза сняла пальто и сапоги, расплела косу и завязала волосы на затылке. Потом сделала глубокий вдох и рванулась в бурные волны. При каждом шаге под ногами появлялся лед и удерживал ее на поверхности воды.

В пяти метрах от берега водяной шквал одолел ее, сбил с ног, расколол лед и отбросил назад на сушу.

Однако Эльза не собиралась сдаваться. Она насквозь промокла, но начала все сначала. Изо всех сил она снова ринулась в море. От первых волн она спаслась, прыгнув на большой камень недалеко от берега. Затем заморозила набегавший на камень бурун и сделала ледяную горку, чтобы разогнаться перед атакой на следующую череду волн.

Громадная волна высоко нависла над девушкой. Эльза попыталась обратить ее в лед, но вал был слишком мощным. Ледяная стена обрушилась на нее, и Эльза ушла под воду.

Над ее головой сверкнула молния, ярко осветив глубину моря. Эльза стала всплывать, но когда вспыхнул второй электрический разряд, девушка заметила внизу существо, похожее на огромного и грозного коня. Глядя ей прямо в глаза, он стремился наверх, прямо по направлению к ней. Когда блеснула еще одна молния, конь, Дух воды, уже исчез.

Эльза вынырнула на поверхность. Волны швыряли ее, а она все смотрела вниз и наконец увидела коня Нокке, мчащегося к ней из глубины. Она соорудила ледяной плот и забралась на него, но Дух воды налетел на него и навалился на край.

Эльза с трудом дышала, а конь уже снова атаковал ее.

Его копыта потащили ее под воду, все глубже и глубже. Эльза попыталась вырваться – схватила коня за копыто и заморозила существо. Оно сопротивлялось, но в конце концов разбилось на тысячи осколков льда.

Эльза поплыла вверх, надеясь убраться подальше, пока дух не воплотится снова. Но когда она достигла поверхности, конь был уже там и выкинул ее из воды.

Сверкнула молния.

Эльза создала гигантскую ледяную волну и обрушила ее на коня Нокке.

Молния вспыхнула снова.

Эльза соорудила ледяной щит под водой, чтобы оградить себя от нападения, но конь прорвался сквозь эту стену, словно ее и не было.

Опять ударила молния.

На поверхности конь Нокке схватил Эльзу за руку и потащил ее сквозь волны. Девушка не могла дышать. Отчаявшись, она сделала изо льда уздечку, накинула ее на голову Духа воды, зацепившись за пасть, изловчилась и прыгнула ему на спину.

Конь Нокке запаниковал и заметался, но Эльза натянула поводья и попыталась править им. Дух всплыл на поверхность и повернул к обледенелому острову, который Эльза видела с берега. Конь извивался, старался сбросить седока и отказывался подчиняться.

Эльза туже натянула поводья и сильнее сжала ногами его бока, пока он не начал повиноваться. Наконец конь безропотно поскакал в нужном направлении, и они помчались, как единое целое, Эльза и Дух воды.

Вдали показался ледяной остров. Вскоре Эльза поняла, что это не просто остров, а волшебно сверкающий огромный ледник. Радость переполнила душу девушки.

– Ну конечно, – прошептала она. – Ледники – это реки изо льда. – Знакомый призрачный голос позвал ее и показался совсем близким. – Ахтохаллэн замерзла. –– Нужно было только добраться до таинственной реки.

Голос звучал все громче и радостнее, словно знал, что она уже рядом.

– Я слышу тебя, – сказала Эльза, – и я иду.

Она дернула поводья, и конь Нокке понесся еще быстрее.


* * *

Добравшись вместе с Духом воды до Ахтохаллэна, Эльза от волнения не могла сдержать дрожи. Она предвкушала встречу с источником голоса, который звал ее.

Приблизившись к острову, конь Нокке развернулся, чтобы Эльза могла спрыгнуть на снежный берег. Лед под ее ногами замерцал, приветствуя гостью. Все тело Эльзы излучало силу, и девушка почувствовала себя как дома.

Конь тряхнул гривой и направился назад к Темному морю, медленно теряясь в воде. Эльза посмотрела ему вслед и подняла глаза на гигантскую ледяную пещеру, простиравшуюся перед ней. Потом она двинулась к входу, который напоминал очертания крепости.

Глава 35

Окинув взглядом ледник, Эльза затрепетала. «Ахтохаллэн, таинственная река из маминой колыбельной. Она существует», – подумала девушка. Здесь все выглядело как-то... знакомо. Эльза размышляла, с чем связано это ощущение – с зовом голоса или с волшебством. По цветным огонькам, мерцающим и пляшущим вокруг входа в пещеру, она догадалась, что все здесь дышит магией.

Эльза храбро вошла внутрь и сразу почувствовала, что оказалась в своей стихии. Она с удивлением осматривала гладкие белые стены, гадая, какие секреты хранит Ахтохаллэн. Было страшновато, но ужасно интересно.

Голос продолжал звать Эльзу своей призрачной мелодией, и она уверенно отвечала ему. Она никогда не сомневалась, что голос хочет помочь ей, но не представляла, что он приведет ее сюда. Девушка шла на зов, ожидая, когда его источник покажет себя. Она была готова узнать, кто манил ее все это время.

Голос привел ее к закрытой двери в ледяной стене и позвал Эльзу громче, и девушка без колебаний распахнула дверь и вбежала внутрь, испытывая сильное волнение и радость в предвкушении удивительных открытий. Она всем своим существом стремилась на встречу с обладателем таинственного голоса и не остановилась бы ни перед чем.

Эльза огибала красивые острые кристаллы, располагавшиеся вдоль стен, и думала о том, что никогда еще ни в чем не была так уверена: она находилась здесь неспроста, может быть, именно для этого она и родилась. С детства она отличалась от всех остальных людей, и теперь пора узнать, почему. Девушка больше не дрожала. Пусть теперь голос покажет ей, где ее настоящее место.

Путь через пещеру был нелегким. Голос провел Эльзу мимо колонн изо льда, которые завалили проход, и девушка одним движением расставила их по местам, потом позвал на дно глубокого ущелья, куда она спустилась бегом, построив сияющую ледяную лестницу из высоких столбов. Эльза с готовностью встречала каждое испытание и одерживала победу.

Наконец она оказалась в огромном зале с купольным потолком, где по стенам танцевали туманные, неясные воспоминания. Как ни старалась Эльза, она не могла их разобрать.

Но молодая королева различила кружившие вокруг нее символы стихий. Она протянула к ним руку, составила из них гигантские ледяные ромбы и уложила на пол в виде снежинки, вышитой на шали ее матери. Но один символ –- пятой стихии, посредника между людьми и природой, – отсутствовал. Эльза встала на пустое место и выполнила свое предназначение.

Купол над ней вдруг озарился воспоминаниями, на этот раз отчетливыми и кристально прозрачными. Возможно, это была награда. Голос снова позвал ее, и Эльза поняла, что он принадлежит одному из воспоминаний. Она откликнулась, воспоминание прояснилось и выступило вперед, представ перед ней и напевая призрачную мелодию. Все обрело смысл. Эльза сделала шаг навстречу и спела вместе с воспоминанием о своей матери, которая девочкой, в тот день, когда лес окутало туманом, послала этот зов.

Так вот почему мать оказалась там. Эльза рисковала жизнью, пройдя сквозь воздух, огонь, воду и землю, чтобы явиться сюда. Она была рождена для этого и нашла свое призвание, когда встретилась с духами природы.

Исполняя песню вместе с памятью об Идуне, она начала превращаться в ту, кем ей суждено было стать. Платье сделалось ослепительно белым, волосы непослушной копной упали на плечи. Остальные стихии кружились вокруг нее – воздух, огонь, вода и земля. Эльза перевоплотилась в стихию, о которой говорила Ханимарен. Она стала пятым духом, посредником между природой и людьми. Снежной королевой.

Глава 36

Движением рук Эльза остановила гигантские символы в воздухе и составила еще одну снежинку – сама она в середине, а другие стихии на концах лучей. Это была ее новая сущность, к которой девушка шла всю жизнь и которой ждали все другие стихии.

Эльза огляделась: воспоминания разворачивались перед ней, словно своим превращением она, как ключом, открыла дверь в комнату, где они были заперты.

Королева подняла руки и приблизила к себе картины прошлого. Ледяные отражения минувшего собрались вокруг нее. В отличие от скульптур, созданных ею в лесу, они двигались и общались с ней. Голоса звучали так отчетливо, словно произносившие их люди находились здесь во плоти. Поначалу Эльзе показалось, что она их не знает, но, приглядевшись, ахнула от удивления.

В первом воспоминании высоко в воздухе кружила девочка, а с земли за ней наблюдал мальчик. Эльза узнала своих родителей в тот день, когда нортулдры и жители Эренделла завязали бой в лесу. Ее мать летала на потоках Духа ветра.

Сделав, еще один шаг, Эльза узнала сцену, запечатленную в лесной статуе, – мать держит на руках отца и спасает его. Королева с восторгом поняла, почему образ завис в воздухе, – Дух ветра вынес их из Зачарованного леса, в то время как другие оказались запертыми. Оказывается, Ветерок всегда защищал семью Эльзы, еще до ее рождения.

Эльза прибавила шаг, и каждую секунду перед ней вспыхивали новые воспоминания. Она увидела мать в сиротском приюте в лесу около Эренделла. «Никто не знает, кто ты, – услышала она. – Родственников с тобой не было».

Королева быстро перешла к следующим картинам – надо было так много посмотреть.

Маленькая Анна едет на велосипеде, стоя на сиденье.

Епископ, провозглашающий в день коронации: «Представляю вам королеву Эренделла Эльзу».

Мать, изучающая в библиотеке замка старые пергаменты. «Что ты нашла?» – спрашивает отец. «Кажется, ответы надо искать на другом берегу моря», – отвечает мать.

Эльза пробилась сквозь толпу воспоминаний своей семьи. Она заметила Ханса, говорившего с Анной. «Нет-нет, все хорошо», – кокетничает с ним сестра. Он кланяется и представляется: «Ханс, принц Южных островов». Эльза выстрелила льдом, разбила это воспоминание и отправилась дальше.

Потом она узрела себя несколько лет назад – «Отпусти и забудь...» – и продолжила свой путь.

Прозвенел голос Анны: «Я люблю тебя, Олаф!»

Увидев свадьбу родителей, Эльза улыбнулась. «В печали и в радости, пока смерть не разлучит нас...» – произнес клятву отец. Следующая сцена и вовсе рассмешила Эльзу. Юная мама спрыгнула с дерева и села рядом с отцом на скамью. «Идуна», – проговорил Агнарр. «Что вы читаете, ваше величество?» – спросила девочка-подросток. «Сказки одного датчанина», – ответил отец.

Эльза рассеяла это воспоминание и перешла к очередному. На сей раз родители были взрослыми, и они обнимались. «Мне надо рассказать тебе о своем прошлом. Это длинная история», – грустно сказала Идуна. «Я никуда не спешу», – ответил Агнарр, привлекая ее к себе.

Тут Эльза почувствовала над головой дуновение и взглянула вверх. Ветер пронес над землей мать и отца, тогда подростков, и положил их в повозку, каких много в Эренделле. Мать накрыла отца одеялом и сама набросила чей-то плащ. Потом подошли солдаты. «Увезите отсюда принца», – приказал один из них возчику.

Тут Эльза почувствовала, что за спиной у нее кто-то стоит.

«Лейтенант Маттиас», – произнес голос. Она оглянулась и увидела, как мимо проходит король Эренделла вместе со стражником. Молодой Маттиас обернулся.

– Дедушка, – прошептала Эльза.

«Приведите всю стражу Эренделла», – приказал король Рунард.

«Но они не давали нам повода не доверять им», – пытался поспорить Маттиас.

Дед Эльзы нахмурился: «Нортулдры используют магию, а значит, им никогда нельзя доверять».

Его слова ранили и очень опечалили Эльзу.

– Дедушка! – тихо проговорила она.

«Магия внушает людям слишком много дерзости, и они думают, что могут перечить воле короля», – твердо произнес Рунард.

Эльза покачала головой:

– Магия тут ни при чем. Это все твои страхи. Именно им и нельзя доверять.

Ее дед и стражник прошли сквозь ледяную стену. Маттиас остался на месте, глядя им вслед. Эльзе до ужаса хотелось узнать, что будет дальше, и она проделала в стене большую брешь.

Вдалеке тихо звучала колыбельная матери, и девушка вспомнила: если она углубится в Ахтохаллэн слишком далеко, то вернуться уже не сможет. Но Эльзе нужно было знать, что случилось в тот день в лесу. Она искала истину.

Королева переступила через край пролома в стене, вошла в темный узкий коридор, который постепенно уходил вниз, и неуверенными шагами двинулась по нему. Когда руки ее коснулись стены, воспоминания снова ожили.

«Плотина истощит их земли, – сказал дед Эльзы идущему рядом солдату. – Тогда им придется обратиться ко мне».

На стене впереди девушка увидела мощную плотину. Много нортулдров, собравшихся отовсюду, исчезали за резким обрывом в конце узкой тропы. Эльза приблизилась к нему, и отголоски воспоминаний стали все больше отдаляться.

«Они соберутся на праздник, и мы узнаем их силу и численность», – сказал дед.

Эльза остановилась на краю обрыва и заглянула вниз, размышляя, нужно ли ей идти дальше. Дед обращался к стоящей перед ним толпе нортулдров: «В ответ на ваше гостеприимство мы тоже приветствуем вас. Наших соседей. Наших друзей». Вождь нортулдров прервал его: «Король Рунард, плотина не удерживает воду. Она вредит лесу, отрезает путь на север!»

Слушая его, король Рунард кивал, как будто его это волновало. «Давайте не будем обсуждать это сейчас. Встретимся на фьорде. Выпьем чаю и найдем выход».

«Кто помешает тебе зайти слишком далеко?» – напомнил Эльзе голос Анны.

Эльза оглянулась на коридор, в конце которого сиял волшебный свет зала воспоминаний, размышляя, вернуться ли ей или пойти дальше, и услышала доносящиеся оттуда голоса.

«Никто не знает, что на самом деле случилось в тот день», – сказал кто-то. Потом раздался голос отца: «Во имя Эренделла». Еще голоса. «Вы тоже здесь застряли!» – крикнула Елена. «Мы никогда не видели чистого неба», – пожаловался Райдер. «Надо исправить ошибки прошлого, – произнес Пабби. – Без этого... я не вижу будущего».

Эльза решила, что выбора у нее нет: нужно идти вперед. Она спрыгнула в темноту, пролетела некоторое время и приземлилась в лесу изо льда. Он казался пустым и неуютным. Было так зябко, что Эльза в первый раз в жизни задрожала от холода. Раньше она никогда не мерзла.

Девушка заметила деда, который решительно шагал через лес. Эльза пошла за ним. Нортулдры праздновали на соседней поляне. Эльза двигалась быстро, преследуя свою цель, а под ногами у нее замерзала земля.

Впереди на краю скалы сидел вождь нортулдров. Эльза вздрогнула, когда мимо нее в направлении вождя прошел снежный образ деда с обнаженным мечом в руке. Так вот что он задумал! И девушка протянула руку, чтобы остановить своего предка.

– Нет! – закричала она. Правда о том, что на самом деле случилось в прошлом, потрясла Эльзу, и больше всего она хотела это изменить. Но не могла.

Ледяной холод стал медленно подниматься по ее ногам. Эльза испугалась и стала глубоко и ровно дышать. Она пыталась использовать свои способности, чтобы стряхнуть ледяную корку, но ничего не получалось.

Холод добрался до шеи и стал захватывать лицо. В этот миг Эльза поняла, что зашла слишком далеко, в точности как предупреждала колыбельная матери, и пути назад не было. Она собрала все оставшиеся силы, чтобы послать Анне последний сигнал, но лишь одна тонкая стрела волшебства пронзила воздух.

– Анна... – с отчаянием успела выдохнуть Эльза, и через мгновение все ее тело полностью покрылось льдом.

Глава 37

– Какой счастливый туннель мы выберем? – спросил Олаф, когда они с Анной дошли до развилки в Забытых пещерах.

Порыв ветра бросился Анне в лицо, и ей пришлось закрыть глаза. Олаф под его натиском даже отшатнулся назад.

– Что такое! – возмутился снеговик.

Они обернулись к ветру и увидели парящий в воздухе снег. Затем перед ними выросла ледяная скульптура.

Олаф с тревогой уставился на нее, недоумевая, что это значит. Анна медленно обошла изваяние, изучая каждую мелочь.

– Эльза все узнала, – заключила она наконец.

– Что узнала? – не понял Олаф.

– Правду о прошлом, –- ответила Анна. Скульптура изображала человека с мечом, занесенным над другим человеком. Этот второй сидел спиной к первому и, поднося к губам чашу, не подозревал о нависшей над ним опасности.

Анна вдруг поняла, кто перед ней.

– Это мой дед, он нападает на безоружного вождя нортулдров. – Сомневаться в истинности данной сцены не приходилось – все ледяные скульптуры, которые им встречались, показывали подлинные события прошлого. – Плотина была не даром дружбы, а ловушкой.

– Но это противоречит всем ценностям Эренделла, – поразился Олаф.

– Так и есть, – согласилась Анна. Она повесила голову – гнусность ситуации ошеломила ее. – Я знаю, как расколдовать лес. Я знаю, что нужно сделать, чтобы восстановить справедливость.

– Почему ты говоришь так грустно? – спросил Олаф. Ему-то показалось, что лучшей новости он в жизни не слышал.

Анна опустилась на камень и уронила голову на руки. Она всегда старалась блюсти интересы своего народа и не предполагала, что придется решиться на такой шаг.

– Мы должны разрушить плотину, – сказала она.

Олаф подумал, что худшей затеи просто не выдумать. Похоже, Анна слишком долго провела в этой пещере.

– Но тогда Эренделл затопит! – воскликнул он.

Анна уже об этом подумала и ужаснулась, но другого пути не было.

– Вот почему стихии изгнали из города всех жителей – чтобы защитить от надвигающейся опасности. – Оказывается, духи не гневались, а просто спасали жизни.

– О... Ты сильно переживаешь? – спросил Олаф.

Анна сомневалась, что отрицательный ответ будет правдивым. Ей было тошно до жути.

– Мне бы не помешали слова утешения, Олаф.

Снеговик подумал и подобрал факты, способные ее приободрить:

– Черепахи могут дышать через попу. А еще... я вижу выход.

Анна улыбнулась:

– Я знала, что могу на тебя положиться.

Олаф тоже улыбнулся. Но когда Анна отвернулась, он вдруг пошатнулся и положил руку себе на лоб.

– Пойдем, Олаф, –– поторопила его спутница, не заметив этого. – Эльза, наверное, уже на обратном пути. Мы с ней встретимся, и... – Тут она увидела, что от ее друга поднимается снежное облако. Случилась какая-то беда. -– Олаф!

– Что это такое? – удивился снеговик.

– Тебе плохо? – спросила Анна, не зная, как помочь ему. У нее было очень нехорошее предчувствие.

Олаф не понимал, почему его тело буквально улетучивается.

– Из меня идет снег? – сказал он. Большой ком отделился от него и упорхнул в небо. – Погоди. Это... Нет, не может быть. Заложенное в меня волшебство тает. Мне кажется, с Эльзой беда... – Он проследил взглядом, как испарился очередной кусок. – Анна, я думаю, она зашла слишком далеко.

Анна в тревоге распахнула глаза.

– Что? Нет... нет.

Олаф посмотрел на свое худеющее с каждой секундой тело.

– Анна... мне страшно.

Анну поразило испуганное выражение его лица, и она догадалась, что происходит. Если с Эльзой что-то случилось, если ее больше нет, то и Олаф существовать не может. От внезапного ужаса Анна упала на колени, хотя и пыталась не показывать своего смятения.

– Нет-нет-нет, – забормотала она и, сдерживая слезы, прижала к себе снеговика. – Не бойся, я с тобой.

– Это хорошо, – проговорил Олаф. – Помнишь, ты обещала меня не бросать? – Он грустно взглянул ей в лицо. – Извини, я забыл пообещать не бросать тебя. Остальной путь тебе придется проделать одной.

По щеке Анны скатилась слеза.

– Ты меня не покинешь, Олаф... Никогда.

– Знаешь, Анна, – слабо произнес он, – я сейчас подумал: кое-что неизменное все-таки есть.

– Что же это? – спросила она.

– Любовь.

Анна приложила руку к сердцу.

– Дай я тебя обниму. – Она снова крепко прижала его к себе.

– Я люблю теплые объятия, – ответил Олаф, тоже обнимая ее.

Анна зарыдала, не желая признавать, что случится с ее другом, когда весь снег улетучится.

– Я люблю тебя.


* * *

Кристоф и Свен подошли к ледяной скульптуре, изображающей юную Идуну, которая спасает Агнарра, в ледяном саду, созданном Эльзой после их встречи с Духом ветра. Прямо у них на глазах статуи начали разрушаться. Боясь представить, что это говорит о судьбе Эльзы и Анны, Кристоф вцепился в Свена.


* * *

Находившийся по другую сторону тумана ледяной дворец Эльзы стал таять. Теплая вода закапала с купольного потолка и потекла по стенам в главный зал. Лестницы и колонны рассыпались глыбами льда. Великолепная люстра, освещавшая весь первый этаж, упала с гулким звуком. Наконец, взметнув фонтан брызг, обрушился второй этаж.

Дед Пабби стоял на скале и смотрел на замок Эренделла и на город. Позади него горожане в ожидании Эльзы и Анны разбили лагерь. Старый тролль наблюдал, как ледяной дворец разваливается и улетает в небо. Догадываясь, что это значит, он глубоко вздохнул и уронил голову на грудь. Потом Пабби бросил взгляд через плечо. Нужно было сообщить людям о судьбе их королевы, но он не знал, с чего начать.

Глава 38

Анна скорчилась на холодной мокрой земле и рыдала. Сердце болезненно ныло. Как ей жить без сестры? Без Олафа? Она подвела обоих. Дед Пабби просил ее беречь Эльзу, а она не справилась, оказалась никчемной.


* * *

Анна не имела представления, сколько часов провела здесь. Холодный ветер пронизывал ее насквозь, и девушка дрожала. Наконец с глубоким вздохом она села, вытерла с лица слезы и оглянулась в поисках какого-нибудь признака надежды.

– Олаф! Эльза! – кричала она, уповая на то, что они могут ее услышать. – Что мне делать?

Ответа не последовало, но Анна его и не ждала. Она больше не сомневалась, что сестры, так же как и Олафа, больше не было на свете.

Анне уже приходилось переживать горе, но такого мрачного отчаяния, какое теперь охватило ее, она еще никогда не испытывала. Дальнейшее существование представлялось холодным, пустым и немым. Прежняя жизнь закончилась навсегда. В мире не осталось света, и нужно было принять свою судьбу.

Анна всегда следовала за Эльзой, но теперь сестра ушла туда, где ее не найти. Скорбь захлестнула девушку, но какой-то тоненький голосок шептал, что даже при такой бесприютности и безнадежности ей все-таки надо идти дальше. Нельзя просто сойти с пути – предстоит еще многое сделать. Нужно поступить, как велит долг, то есть разрушить плотину, которую от ненависти построил ее дед.

Анна прижала свою сумку к груди и попыталась подняться, но не смогла даже оторваться от земли. Хотя она сомневалась, что без помощи Эльзы сумеет найти дорогу, но собрала волю в кулак и наконец встала, шатаясь, и оперлась на стену пещеры. Нужно всего лишь переставлять ноги. Если не думать ни о чем и просто двигаться, может, и получится.

Анна собрала всю оставшуюся решимость и потихоньку начала выбираться из пещеры. Волноваться о подстерегающей впереди опасности не хватало сил. Каждый шаг давал шанс продолжить путь. Анна сосредоточилась на цели более значительной, чем она сама, потому что мысли о потерях были невыносимы.

Так, мало-помалу, Анна преодолела некоторое расстояние и оказалась на краю обрыва. Здесь имелось только два пути –- прыгнуть наудачу в надежде успешно перемахнуть ущелье или спускаться по отвесной стене. Думать некогда, нужно идти вперед. Она разбежалась, перепрыгнула пропасть и тяжело приземлилась на противоположной стороне обрыва. Там висел такой густой туман, что Анна не видела своих рук. Но девушка не останавливалась, несмотря ни на что.

Скоро она вышла из темноты на свет. Прикрывая глаза рукой, она прошагала по широкому полю с волнистой травой к скале, обращенной к лесу. Анна огляделась и поняла, что ей придется совершить безумный поступок – разрушить последнее, что у нее осталось, что она любила, – Эренделл. Но, как ни больно, а другого выхода не было.

Немного отдохнув, она спустилась в поля и быстрым шагом подошла к реке, по которой они с Олафом плыли в ледяной лодке и где по берегам спали земляные великаны. Они и сейчас еще не проснулись. Собравшись с силами, Анна набрала в грудь воздуха и закричала:

– Вставайте! Вставайте!

Глава 39

Один великан замычал и попытался встать, хватаясь за голову и рассеянно озираясь. В полном замешательстве со сна он спотыкался о своих соплеменников и будил их.

Анна с широко раскрытыми глазами раздумывала, не совершает ли она ошибку. Но это был единственный способ осуществить ее план.

– Вот так, – сказала она. – Ловите меня! Вперед!

Еще один гигант уперся ручищей о землю и поднял, свою чудовищно огромную тушу в полный рост. Его братья, потирая глаза, тоже встали. Увидев Анну, они испустили душераздирающий рев.

Анна кинулась в лес; летевший ей вслед дикий рык сбил ее с ног.

– Сюда-а-а-а! – Она быстро вскочила и оглянулась назад, чтобы убедиться, что великаны преследуют ее. – Молодцы! Догоняйте!

Она пряталась за деревьями и снова выныривала из-за них, уворачиваясь от нацеленных на нее ударов массивных кулаков.

Один исполин швырнул в нее огромный валун, который упал совсем рядом, но Анна лишь бросила взгляд на камень и побежала дальше.

– Получилось! – кричала она. – Сюда, ребята!


* * *

Стоявшие на гребне высокой горы Маттиас и его солдаты увидели, как Анна ведет к ним земляных великанов, которые крушат все на своем пути.

– Что это значит?! – воскликнул лейтенант, недоумевая, за что девушка насылает на их головы такое проклятие. Потом он проследил взглядом, куда именно она заманивает чудовищ, понял, что она задумала, и сердце у него чуть не остановилось.

– Нет-нет-нет-нет! Она ведет их к плотине! – И он помчался в том же направлении. Солдаты ринулись за ним.


* * *

Кристоф ехал верхом на Свене по извилистым лесным дорогам; оба понурили головы и не обращали внимания ни на что вокруг. Вдруг Кристоф оживился: раздались громыхающие шаги, и мимо них между деревьями неуклюже протопали земляные великаны.

Неожиданно из кустов выскочила Анна, и над ней нависла тень гигантской ступни. Пришпорив Свена, Кристоф подскочил, быстро выхватил Анну из-под опускающейся ноги верзилы, и Свен галопом унес седоков прочь.

– Кристоф! – Анна с трудом верила своим глазам, но она еще никогда не была так рада встрече с кем-то. Девушка пыталась отдышаться. От беготни она совершенно выбилась из сил, а царапины от кустов и веток деревьев немилосердно болели. Но душевная боль превозмогала физическую. Глаза девушки наполнились слезами.

– Олаф и Эльза...

– Я знаю, – ответил Кристоф. – Я знаю. – Он чувствовал, что с ними случилось несчастье, но не мог позволить, чтобы Анна тоже пострадала. А она явно бежала через кустарник от земляных великанов с определенной целью. – Что нужно сделать?

– Привести их к плотине! – без лишних объяснений сказала она.

Кристоф не спросил, зачем, он доверял любимой. Наплевать, что гиганты пытаются их убить.

– Ясно. Я помогу.

– Спасибо. – Анна вцепилась в гриву Свена. Проезжая под покровом леса, друзья на минуту спрятались от великанов и, пока те высматривали беглецов, успели проехать немного вперед. Потом Свен появился из-за кустов и поскакал по склону к построенной несколько десятилетий назад плотине. Анна заметила, что сооружение порядком обветшало. В тот день, когда они пришли в Зачарованный лес, она не обратила на это внимания, и теперь новое обстоятельство внушило ее надежду успешно осуществить задуманное.

Они приблизились к скалистой гряде, и Свен, который не мог через нее перебраться, затормозил.

– Помоги мне подняться туда! – попросила Анна.

Свен подбросил Анну повыше, чтобы она могла схватиться за край скалы, и Кристоф, убедившись, что девушка благополучно забралась наверх, сказал:

– Я буду поблизости!

Анна кивнула и побежала к холму. Плотина была уже совсем близко, девушка рванулась из последних сил, и надежда снова согрела ей душу. Наверное, у нее получится. Должно получиться.

Глава 40

Теперь ее ничто не остановит. Анна сделала последний рывок... и у самой плотины наткнулась на Маттиаса и его солдат. Тяжело дыша, она остановилась.

– Лейтенант Маттиас.

Он стоял как скала.

– Ваше высочество, что вы делаете?

– Плотину нужно разрушить, – проговорила Анна. – Только так можно уничтожить туман и расколдовать лес. – Сердце чуть не разрывалось от боли. Но так велел долг.

Маттиас опешил. Лейтенант не мог ослушаться приказа члена королевской семьи, даже если он напрямую противоречит закону.

– Но мы поклялись защищать Эренделл любой ценой, – сказал он. Солдаты стояли в боевой готовности.

– Если мы не сделаем этого, будущее для Эренделла не наступит, – объявила Анна. Времени на подробные объяснения не было – земляные великаны уже приближались. – Король Рунард – предатель. Он выстроил плотину от ненависти, а ненависть – непрочный фундамент. Пожалуйста, не мешайте мне, пока мы не потеряли кого-то еще.

Маттиас глубоко вздохнул и внимательно взглянул ей в лицо; от него не укрылись ее отчаяние и безграничная усталость. Тогда он кивнул и стукнул мечом по щиту. Отряд повторил его действия. Солдаты немедленно рассредоточились и стали как можно громче шуметь, приманивая великанов.

Маттиас и Анна направились к входу на плотину. В их направлении с громким свистом полетел валун. Анна пробежала вперед, а Маттиас оттолкнул с пути солдата, чтобы того не раздавил камень.

– Берегитесь! – крикнул он остальным.

Валун разворотил верх сооружения и отрезал Анну от солдат. Она осталась на плотине одна, и только она могла закончить начатое. С внезапно обретенными силами она выбежала на середину и повернулась лицом к земляным великанам, которые тяжело топали к ней.

– Разгромите плотину! – что есть мочи кричала она. – Кидайте свои булыжники!

Великаны швыряли в нее огромные куски скал, намереваясь уничтожить человека, который вторгся на их территорию и разбудил от приятных снов.

– Готово! – произнесла Анна и кинулась назад.

Но один великан метко прицелился, и громадный камень упал прямо перед ней, преградив путь к отступлению. Девушка бросилась в противоположном направлении, усиленно стараясь не стать удобной мишенью. Позади нее сыпались булыжники, и плотина начала разваливаться. Тяжелая вода прорвалась в слабых местах, довершая разрушение. Анна неслась во весь опор, стремясь достичь безопасного места, прежде чем плотина совсем рухнет.

Вдруг опора стала уходить у нее из-под ног, Анна сделала отчаянный прыжок, но ухватиться было не за что, и она начала падать... как вдруг откуда-то протянулась надежная рука и спасла девушку от гибели.

Маттиас! Сначала он чуть было не упал вместе с Анной в хлещущую из плотины воду, но в конце концов удержался на месте и не отпускал девушку, пока к нему не подбежал Кристоф.

– Я вытащу ее, – заверил его Маттиас. – Подожди.

– Анна! – закричал Кристоф, с ужасом увидев свою возлюбленную в такой опасности. Он схватился за Маттиаса, и они вдвоем подняли Анну наверх. В объятиях Кристофа девушка уже больше не могла сдерживать слез.

Но она плакала не от жалости к себе, а обо всех свалившихся на нее несчастьях, обо всем, что потеряла в тот день, – об Эльзе, Олафе, а теперь еще и о любимом Эренделле.

Маттиас медленно поднялся на ноги и отряхнул свою поношенную форму. Он видел, как отчаянно дюжий детина пытался спасти принцессу и как нежно она прильнула к нему. Кто усомнится, что этим двоим суждено быть вместе? Лейтенант положил руку на плечо Кристофа:

– Держи ее крепче.

Кристоф уже и так надежно сжимал Анну в объятиях, не желая отпускать никогда. Потом поцеловал ее в лоб и поклялся, что больше ни на шаг от нее не отойдет.

Плотина развалилась; бушующая вода разрывала на части ее остатки и неслась к фьорду, отчего земля вокруг яростно сотрясалась.


* * *

В Темном море на острове Ахтохаллэн в глыбе льда, где была замурована Эльза, появилась огромная трещина и стала распространяться по поверхности, пока льдина не приняла форму гигантской снежинки. На конце каждого луча отпечатались символы стихий, а в середине, в самом сердце, находилась Эльза.

С вершины ледника взметнулся, озаряя небо, столб света. Земляные гиганты и Дух огня обернулись к нему.

Наконец лед, который сковывал Эльзу, лопнул с оглушительным треском, и королева соскользнула в холодную воду – где ее ждал конь Нокке.

Глава 41

Высоко в скалах над Эренделлом жители города, каменные тролли и обитатели замка беспокойно расхаживали по лагерю. В ожидании ушедших в Зачарованный лес Эльзы, Анны и их спутников они тихо переговаривались и старались набраться терпения. Все хотели знать, что произошло в их городе.

Вдруг раздался глухой грохот и с каждым мгновением стал усиливаться. Люди и тролли с недоумением переглянулись.

– Смотрите! – закричал ребенок.

Некоторые жители закричали, другие в ужасе упали на колени – исполинская волна безжалостно хлынула от фьорда к замку. Надежда на возвращение домой трещала по швам: клокочущая вода вырывала на своем пути деревья и расшвыривала валуны, как гальку. Скоро у людей ничего не останется, кроме воспоминаний о королевстве и своих домах, которые они обустраивали с такой любовью. Когда волна достигла замка, готовая обрушить на него свою смертоносную мощь, из глубины фьорда вынырнул конь Нокке – а у него на спине сидела Эльза!

Она протянула руку и – о чудо! – отвела волну назад. Водяной вал поднялся и повернул назад к фьорду, где его сила угасла, и вода отступила от города и замка Эренделла.

Королевство было спасено, стихии, которые незадолго до того покинули Эренделл, теперь вернулись в город. Фонтаны снова струились, ветер развевал флаги, фонари светились, и мощенные булыжником дороги были гладкими и ровными.

Жители Эренделла стояли на вершине скалы и изумленно молчали. Дед Пабби вышел вперед и улыбнулся, поклонившись Эльзе.

Эльза кивком поздоровалась со старым другом. Конь Нокке, на спине у которого она сидела, встал на дыбы, развернулся на задних копытах и стрелой помчался в залив, туда, где когда-то стояла плотина Зачарованного леса.

Глава 42

Анна и Кристоф стояли обнявшись и молчали. Иногда слова не нужны. Когда плотина была уничтожена, они вместе с солдатами Эренделла отправились в лагерь нортулдров.

Дальнейшее происходило с почти неправдоподобной медлительностью. Анна заметила, что туман поредел. Теперь можно было различить то, что находилось с другой стороны от дымчатой стены. И с каждой минутой внешний мир виделся все яснее, пока от непроницаемой мглы не остались одни дурные воспоминания. Девушка с облегчением вздохнула. Она бы не пережила, окажись разрушение плотины и гибель родного Эренделла напрасными. Она крепче прижалась к Кристофу, и он сильнее обнял ее.

Нортулдры и солдаты Эренделла наслаждались непривычно ярким солнцем. Все поняли, что их больше ничто не удерживает в Зачарованном лесу, и расчувствовались.

Райдер первый раз в жизни с интересом и удивлением увидел кристально голубое небо.

– Какая красота! – Он обернулся к Ханимарен. – Ты только посмотри. – Они вместе с восторгом смотрели в чарующую голубизну.

Ханимарен подтолкнула его локтем:

– Я и не представляла, что небо такое бездонное.

Маттиас и Елена стояли на краю лагеря нортулдров.

– Тридцать четыре года... – начал Маттиас.

– Пять месяцев... – продолжила Елена.

– И двадцать три дня... – закончил лейтенант.

Впервые за долгое время знакомства они взглянули Друг на друга с истинным пониманием и сочувствием. Они больше не были врагами и даже не исключали, что со временем, возможно, станут друзьями.

Анна сказала Кристофу:

– Извини, что не взяли тебя с собой, но я так хотела защитить ее.

– Я не в обиде, – ответил Кристоф, привлекая ее к себе. – Моя любовь крепка.

Даже олени заметили, что туман рассеялся. Стадо вышло из леса, огибая высокие монолиты, на которых запечатлелись символы стихий, и побежало в открытое поле. Там животные выстроились друг за другом и образовали гигантский круг. Они довольно ворчали и радостно мычали, вскидывали головы и толкали своих товарищей носами. Дети нортулдров носились за ними, смеялись и оживленно кричали. Даже Свен, поддавшись общему настроению, присоединился к соплеменникам.

Анна подошла к дереву, полусожженному Духом огня, и постояла около него. Ей нужно было побыть одной, чтоб осмыслить все произошедшее за последний день. Все вокруг радовались, а она могла лишь наблюдать за весельем со стороны. Она никогда уже не сможет испытать чувство счастья – ведь Эльзы больше нет на свете. >

Тут вокруг нее облетел Ветерок и сложил в воздухе ромб изо льда. Анна молча взглянула на этот знак. «Что он хочет мне сказать?» – подумала она. Но Дух ветра не отставал от нее, и потому Анна пошла за ним к берегу фьорда, который больше не переполняла бегущая вода из сломанной плотины.

Анна тяжело вздохнула: она ничего не видела – ни на земле, ни в воде, ни в воздухе. Ветерок пошевелил листвой, привлекая внимание девушки и заставляя ее посмотреть в направлении Эренделла. На поверхности воды что-то блестело. Анна прищурилась. Что это такое?

Сначала она подумала, что это оптический эффект. Но блеск не исчезал, а превратился в яркое сияние и словно приближался к ней. Анна заморгала; ее мозг отказывался признавать то, что видели глаза. Невозможно... но это так. По воде скользил изящный сказочный конь Нокке, а на спине у него сидела Эльза!

Анна удивленно распахнула глаза и бегом спустилась со скалы. Дух воды вынес Эльзу на берег, и она стояла там – высокая, искрящаяся, утонченная. Анна остановилась на полпути. Сестра как-то переменилась.

– Это в самом деле ты? – спросила Анна, опасаясь, что это лишь игра ее воображения.

Эльза широко улыбнулась, кивнула и протянула к ней руки:

– Анна.

Анна бросилась к ней и крепко обняла.

– Я думала, что потеряла тебя! – Слезы текли у нее по лицу.

– Ну что ты, – произнесла Эльза, отстранив сестру и взглянув ей в лицо. – Ты спасла меня... снова.

Анна посмотрела на нее, не понимая, что она имеет в виду.

– Как это? – спросила она.

Но Эльза еще не все ей сказала:

– И кроме того, Анна, Эренделл не погиб.

Анна оторопела. Не сразу смогла она произнести:

– Нет? – Девушка все еще не верила такому счастью. Ведь она сама видела, как вода понеслась в сторону замка и города.

– Духи природы согласились: Эренделл заслуживает того, чтобы остаться на месте... и чтобы ты правила им, – объяснила Эльза.

– Я? – Не помня себя от радости, Анна с удивлением тихо покачала головой.

– Ты поступила, как велел долг, – и спасла мир, – сказала Эльза.

Всего за несколько минут Анна не только вновь обрела сестру, но и узнала, что ее любимый Эренделл выстоял, а сама она каким-то образом стала королевой.

Но чем же закончились предпринятые Эльзой поиски?

– Ты нашла пятого духа? – спросила она.

Эльза улыбнулась так, что Анна сразу поняла: она нашла даже больше. И тут она внезапно обо всем догадалась. Анна всегда знала, что Эльза особенная, что ей уготована великая судьба.

– Ты и есть пятый дух, – проговорила она. – Ты посредник.

– Ну, вообще-то посредник – это мост между мирами, а у моста две опоры, – ответила Эльза. – И у мамы было две дочери. – Анна просияла. – Мы сделали это вместе, пусть так будет и впредь.

Сестры взглянули друг другу в глаза, и между ними установилось полное взаимопонимание. Предложение Эльзы польстило Анне и невероятно обрадовало ее.

– Вместе, – согласилась она.

– Эльза, ты жива! – услышали сестры голос изумленного Кристофа.

Они повернулись и увидели, что Кристоф и Свен со счастливым видом спускаются по склону. Эльза раскинула руки, и Кристоф крепко обнял ее. Потом он застеснялся, отпустил ее и быстро окинул озадаченным взглядом. – Ты как-то изменилась. Волосы подстригла, что ли? – спросил он.

Эльза похлопала по спине радостного Свена.

– Вроде того, – ответила она и улыбнулась: вокруг нее затрепетал Ветерок. – Анна, я хочу задать тебе один вопрос.

– Хорошо, – сказала Анна.

– Давай слепим снеговика? – Эльза закрыла глаза и сосредоточилась, а Ветерок умчался в лес, на север.

Анна поневоле задумалась, какой же мощью обладает теперь Эльза.

– Что ты делаешь? – спросила она.

Эльза смущенно улыбнулась. Она не открывала глаз и собирала силы.

Глава 43

В лесу с веток, высоких и низких, падали капли. Не долетая до земли, они превращались в снежинки. Другие капли поднимались с реки и с цветочных лепестков. Между ними летал Дух ветра, собирал их своим дуновением, и они, кружась и порхая, стремительно летели на юг.

Эльза почувствовала, что закончила важное дело, и улыбнулась. Вернулся Дух ветра в сопровождении снежных хлопьев.

– Какое счастье, что у воды есть память, – проговорила она.

Ветерок отпустил снежинки, они беспорядочно посыпались с неба, и из них стал складываться знакомый силуэт. Обрадованная Анна покопалась в сумке и выудила оттуда ущербную морковку, потрепанные палочки и три кусочка угля. Через несколько мгновений она приладила все это к снежным шарам.

Олаф воскрес.

Снеговик заморгал и с удивлением взглянул на присутствующих:

– Анна? Эльза? Кристоф и Свен! Вы все вернулись!

Эльза и Анна обняли его. Какое счастье снова видеть друга! Свен ткнул Олафа носом и игриво прикусил морковку. Олаф захихикал.

– Ах, как я люблю счастливые финалы, – с улыбкой произнес он. – Полагаю, мы выполнили нашу задачу. Или мы теперь все время будем попадать в опасные ситуации?

Эльза фыркнула от смеха:

– Нет, все закончилось.

– На самом деле есть кое-что еще, – остановил друзей Кристоф. Он встал перед Анной на одно колено и вынул из кармана кольцо. – Анна, ты самая изумительная девушка на свете. Я люблю тебя всей душой. Ты выйдешь за меня замуж?

– Да! – воскликнула Анна, и лицо ее исказилось от слез.

Кристофа переполняла любовь и восхищение ею. Он надел кольцо на палец невесте и подхватил ее на руки.

Олаф был тронут.

– Хотя, друзья, я до сих пор не знаю, что такое трансформация, но чувствую, что этот лес всех нас здорово преобразил.

Эпилог

В Эренделле устроили большой праздник. Последняя осенняя листва опадала с деревьев, и потому все надели теплые пальто. Олаф проталкивался через толпу, таща за собой повозку с книгами.

– Простите, – говорил он, – позвольте пройти.

Библиотекарь поприветствовал Олафа из открытого окна.

– Доброе утро. Что тебе предложить сегодня?

– Сначала я бы хотел вернуть книги по философии, – ответил снеговик. – Поскольку я примирился с неизбежностью перемен и так уж случилось, что я нашел смысл жизни, то мне они пока не понадобятся.

– Ты нашел смысл жизни? – заинтересовался библиотекарь. – В чем же он?

– Извините, – возразил Олаф, – но каждый должен сам найти его для себя. У вас есть новые детективы или любовные романы?


* * *

Королевский помощник Кай стоял возле богато расшитого шатра. Трубный глас объявил о выходе важной персоны.

– Ее величество... королева Эренделла Анна.

Но когда полог распахнулся, никто не появился.

– Когда мне идти? – спросила Анна. – Сейчас? Уже? Хорошо. – Она выглянула из-за полога и вышла в нервном и радостном возбуждении.

Толпа стала приветствовать ее, и лицо девушки озарилось любовью и благодарностью. Проходя мимо, она здоровалась с каждым, называя всех по имени.

– Мистер Хилтон, – обратилась она к пожилому господину. – Ваши зубы. – И передала ему салфетку, в которую был завернут особый подарок. Человек поблагодарил ее беззубой улыбкой.

Анна продолжила свой путь и заметила Свена в галстуке.

– Свен, как же ты прекрасно выглядишь, – проговорила она и потерла ему лоб. Олень благодарно поворчал.

Рядом кто-то кашлянул, и Анна повернулась.

– Невероятно, Олаф! – воскликнула она. Девушка впервые видела снеговика в элегантном костюме... вернее, вообще в одежде.

– Позвольте засвидетельствовать вам мое почтение, – чинно произнес он.

Анна в восторге засмеялась:

– Очаровательно!

Знакомый голос поприветствовал ее:

– Ваше величество. – Кристоф, одетый по-королевски, стоял между Олафом и Свеном. Волосы были гладко зачесаны назад и уложены, и он совсем не походил на человека, которого вырастили тролли.

Анна с трудом его узнала.

– Кристоф! Ребята, вы так нарядились ради меня? – спросила она.

– Это все Свен придумал, – ответил Олаф, а Кристоф поежился: в официальном костюме он чувствовал себя неловко.

– Но всего на один час, – предупредил Кристоф.

Анна взъерошила ему волосы и поцеловала в щеку.

– Ну и слава богу – мне больше нравится, когда ты одет по-простому. – Она улыбнулась.

Она продолжила приветствовать подданных, а Олаф встал рядом с Кристофом уже совершенно раздетый.

– Я потрясен, что ты способен вытерпеть это целый час, – признался он. – Чего только не сделаешь ради любви.


* * *

Анна подошла к лестнице, где стояли Маттиас и Хелима. Старый служака держал в руках квадратную карточку и с изумлением разглядывал ее.

– Я забыл, как называется эта волшебная штука, – сказал он.

– Фотография, – улыбаясь, ответила Хелима.

– Ну надо же. Мы хорошо смотримся, – добавил он.

– Хелима... Генерал Маттиас, – поприветствовала их Анна. Она сочла за честь в первый день своего правления повысить Маттиаса в звании.

Маттиас встал по стойке «смирно»; его новая форма была превосходна, на груди красовались медали за храбрость.

– Ваше величество, – произнес он.

– Можно вас? – спросила его Анна.

Он взглянул на пачку печенья, которую держал в руках, и передал ее Хелиме.

– Я скоро вернусь, – сказал он. – А пока меня нет, ты можешь смотреть на мою фотографию. – И Маттиас смущенно захихикал. – Шучу. – Он продолжал смеяться, как влюбленный подросток.

Потом Маттиас подставил королеве локоть, и она взяла его под руку. Генерал сопровождал ее вверх по лестнице к помосту.

– Как я держусь? – поинтересовался он.

– Бесподобно, – ответила Анна.

В середине помоста стоял какой-то большой предмет, спрятанный под покрывало. Маттиас и Анна встали по обеим сторонам от него, Анна кивнула, и они потянули за шнуры. Покрывало упало, и показалась бронзовая скульптура с изображением юной Идуны, уносящей на ветру юного Агнарра.

Толпа возликовала, и Анна не смогла сдержать слез.

– Наша земля и наши люди теперь связаны любовью, – провозгласила она.

Ветерок облетел вокруг нее, словно Дух ветра тоже одобрял памятник.

– Привет! Тебе нравится? Ты не против? А у меня есть весточка для сестры.

Ветерок покружился, выражая согласие быть вестником. Анна вынула из кармана листок, вырезанный и сложенный в форме птицы. Дух ветра подхватил послание и умчался вдаль.


* * *

Письмо летело над землей, кружась, опускаясь и снова поднимаясь. Оно пронеслось над замком Эренделла, сделало круг над городом и помчалось в Зачарованный лес. Там оно нашло Эльзу, стоявшую среди деревьев с Бруни на плече и с довольной улыбкой на губах, и плавно спустилось с неба. Эльза поймала парящее послание, открыла и прочитала:

«В пятницу вечером шарады. Не опаздывай. И не волнуйся, в Эренделле все благополучно. Приглядывай за духами. Люблю тебя».

– Я тоже тебя люблю, сестренка, – сказала Эльза, подняв голову от письма. – Привет, Ветерок! Мы едем кататься. Хочешь с нами?

Ветерок попорхал вокруг Эльзы, выражая гулкое «да», и пронесся мимо к коню Нокке, который вынырнул из ближайшего ручья. Бруни спрыгнул на землю и ускользнул в скалы.

– Готов? – спросила Эльза своего друга.

Конь Нокке стукнул копытом и покивал. Эльза прикоснулась к его челке и превратила его в существо из льда и снега. Они нежно прижались друг к Другу лбами.

Эльза поскакала на коне Нокке по лесу. Когда Снежная королева превращала его в лед, он мог ходить по земле. Теперь они путешествовали, куда душа пожелает.

Эльза промчалась мимо Ханимарен и Райдера, которые гнали по полю свое стадо оленей. Девушка помахала им, и они ответили тем же.

Проснулся земляной великан и вздыбил под копытами коня Нокке землю, но Дух воды умело перемахнул через гиганта, и они с Эльзой продолжили свой путь.

Дух огня носился между деревьями и с удовольствием уплетал снежинки, которыми угощала его Эльза. Еще она сделала сугроб, и саламандра с удовольствием прыгнула в него.

Эльза и ледяной конь Нокке проскакали через ряд деревьев на окраине леса и устремились по замерзшему морю к горизонту. Снежная королева подняла голову к небу и улыбнулась. Эльза была совершенно свободна и находилась там, где ей и положено быть, – в своей стихии.


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Эпилог




  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики