Великороссы: история и демография до 1917 года (fb2)

- Великороссы: история и демография до 1917 года 11.24 Мб, 255с. (скачать fb2) - Вениамин Анатольевич Башлачёв - Александр Александрович Швецов

Настройки текста:



Великороссы: история и демография до 1917 года













Предисловие


Что может связывать христианина и ортодоксального язычника?

Убеждённого консерватора и вольнодумца?

Противника абортов и сторонника их легализации?

Сторонника Русской цивилизации и отрицающего наличие таковой?


Гибель русского народа, к которому они принадлежат.

Уже почти состоявшаяся и почти необратимая.

Уже 30 лет в областях Русской равнины нарастает невидимый кризис.

Кризис демографического благополучия русского народа.

Уже с 1970-х в Псковской и Тверской земле детских колыбелей в домах МЕНЬШЕ, чем гробов для кладбищ.

Во второй половине 1980-х коса смерти косила русских людей уже в ДЕСЯТИ областях Русской равнины: Тверской, Псковской, Ивановской, Тульской, Рязанской, Тамбовской, Курской, Воронежской, Ярославской, Московской. И в Москве, столице России — тоже.

Но в политике РФ о кризисе русских на Русской равнине — молчок.

Такое отношение понятно и объяснимо. Ведь марксисты еще в 1920-х замечательное слово «великоросс» заплевали и затоптали.

Но надо очищаться от такого «наследия» марксизма.

В переписях и публикациях XIX века понятие «великороссы» применялось широко. Да и Родине великороссов — более ТЫСЯЧИ лет.

Были же на Русской равнине годы благополучной демографии.

Для исследования мы применили новый альтернативный метод измерения демографического развития. Он опубликован в Российском академическом журнале.[1]

Мы провели исследование демографического развития великороссов, начиная с подворной переписи 1646 года.

Исследование показало, что к началу XX века в губерниях великороссов прирост численности составлял — около 1,0% в год.

Такой прирост русских губерний обеспечивал ежегодный прирост растущих детей — около 3,0%. Такой прирост детей был наибольшим среди народов всей средней широты Евразии.

Но через шесть десятилетий на Русской равнине детских колыбелей в домах стало меньше, чем гробов для кладбищ.

Что же разрушили марксисты в ХХ веке на Русской равнине?

Данная книга — это результаты исследования, что было в Царской России, что разрушили марксисты, захватив власть в 1917 году.

Книга написана в виде обсуждения двумя авторами той темы, которой посвящена та или иная глава книги.

Авторы не претендуют на полное раскрытие той или иной темы.



Введение


Башлачёв. Истории своего народа — это величайшая ценность.

Ныне живущим русским людям необходимо знать Историю великороссов и отстаивать её непреклонно, как и свои традиции.

К сожалению, сегодня истина Истории великороссов залита потоками лжи. Рассмотрим это на четырех примерах.

Пример первый. Русофобы в последние десятилетия вбрасывают через СМИ разрушительные утверждения. Например, так:


«Почему вы говорите о русских? Русские, вас не было и нет!»;

«Моя мечта разровнять место, где Россия. Взять и разровнять»;

«Русского народа нет, а есть смесь…».


Кто хочет пополнить перечень таких издевательств, тот найдёт подобные заявления и утверждения в российских СМИ.

И такие издевательства не безвредны — как кажется.

Не бывает оздоровительной дозы русофобии.

И какие бы медоточивые слова и соловьиные трели не лили «оздоровительные русофобы» — они злоумышленники.

Задача русофобов конкретная: нельзя позволять русским чувствовать, что они народ.

Все русофобские рассуждения основаны на принципе: «Мы про русских можем писать и говорить всё, что захотим, а русским опровергать наши мнения — недопустимо».

У русофобии пределов нет.

Любая русофобия имеют вполне конкретную смысловую цель: «чтобы на Земле русского народа не было — вообще!».

Надо всегда знать: цель русофобии — ликвидация всего русского.

Швецов. Приходилось наблюдать, как человек с гордостью объявлял себя немцем или татарином, на основании того, что прабабка была немкой или татаркой. Другие семь русских прабабушек и прадедушек — это так, фон. Наплевать и забыть. Если это — не чистейшая русофобия, то тогда что? Этнически чистым позволено быть кому угодно — немцу, французу, англичанину, татарину, кавказцу. Но только не великороссу. Зачастую рассуждающие об иностранцах не стесняются выражений «породистый», «чистокровный». Но попробуйте в таком ключе завести разговор о каком–нибудь представителе русского народа!

А уж если произнести громко «Я — этнический русский!», так поросячий визг поднимается до небес — «Все перемешались!».

А какова «изящность» словесного построения: «русских в истории России не было»! Бумага всё стерпит — при желании и доступе к учебникам можно и англичан выкинуть из истории Англии. Смешно? Нелепо? Но почему не смеётесь, когда так поступают с русскими?

Башлачёв. Утверждение: русских не было и нет! — это, между прочим, следует и из книг по официальной истории.

По истории Царской России написаны сотни книг. Но все они, как «под копирку» написаны по сценарию театральной постановки.

На первом плане — правление Двора Романовых и служилых людей Царя. (Конечно, их дела имеет большую ценность, которую нельзя недооценивать), а государствообразующие великороссы — это так, театральная бесформенная массовка.

Поразительно! По географии Русская равнина есть, а в официальной истории русского народа — как бы и нет.

В результате по официальным «историям» получается не История страны и народа, а «театральный исторический спектакль».

Вот это вторая неправда или ложь, которую надо показать.

Швецов. Да, официальная история — это некий «театральный спектакль», в котором нет и намека на историю развития великороссов, как государствообразующего народа России.

Но именно великороссы и были основной действующей силой, освоившей просторы Евразии, а не цари и служилые люди.

Напомню, об этом публиковал еще выдающийся русский философ Иван Александрович Ильин:


«… предрассудок, будто Россия исторически строилась из государственного центра, его приказами. В действительности государственный центр всегда отставал от народного исторически–инстинктивного «разлива», оформляя уже состоявшиеся процессы. Государство собирало то, что народ самочинно намечал, начинал, осуществлял и строил».


(Во Введении мы ссылок делать не будем, их приведем в тех главах, где та или иная цитата будет рассматриваться конкретно).

Башлачёв. Согласен и с тобой, и с Иваном Александровичем Ильиным:


«Государство собирало то, что народ самочинно намечал, начинал, осуществлял и строил».


Переписи — это самые объективные источники информации. Ведь Царям не нужны «приписки». Им надо знать: сколько людей можно обложить податями, какую армию можно собрать и содержать. По переписям можно точно установить, какие территории России присоединяло царское правление, а какие территории великороссы как народ «самочинно намечали, начинали, осуществляли и строили».

Так вот исследование переписей Царской России: с первой 1646 года, до последней 1897 года как раз и показывает, что именно великороссы «начинали, осуществляли и строили» Россию.

Как изменялись численности великороссов в регионах активного демографического развития великороссов и остальных народов Царской России — это можно показать конкретно — диаграмма 0.1.



График великороссов — это их численность в 10 главных регионах активного демографического развития великороссов.

В этих крупных географических регионах (от Финского залива до Тихого океана и от Белого и до Чёрного моря), жило 95% всех великороссов Царской России.

В остальных 8 регионах «дуги» периферии (от Польши до Туркестана), присоединённых Царями, — жило лишь 5%.

А пунктирный график — это численность остальных народов на всей территории Царской России.

Графики показывают: прирост великороссов отставал от прироста остальных народов по геометрической прогрессии.

Теория динамических систем позволяет по геометрической прогрессии уверенно предвидеть будущее процесса на 1/3 временного интервала, за который уже имеются данные тренда. Поэтому графики диаграммы 0.1 вполне можно продлить в будущее.

Геометрическая прогрессия вела к тому, что если бы Россия Романовых и не разрушилась в 1917 году, то к 1950 году могло быть:

— численность великороссов — около 115 миллионов;

— остальных народов Царской России — около 240 миллионов.

Причем те 5% великороссов, которые жили в периферийной «дуге» не могли изменить ход этой геометрической прогрессии. При таком развитии Россия сохраниться не могла.

Долговечность государства зависит от мировоззрения власти. Если правитель присоединяет другие народы в ущерб государствообразующему народу такое государство обречено принципиально — таков Закон Истории.

Двор Романовых уроки Истории не учил.

И в 1917 году Царская Россия была разрушена.

Швецов. Готов поспорить, читатель был убеждён, что Российская империя выжимала все соки из покорённых народов. Ведь так?

Башлачёв. А что удивительного в том, что читатель убеждён, что «Российская империя выжимала все соки из покорённых народов».

Вот уже 100 лет с каждой трибуны, да и вообще из каждого угла звучит: «Царская Россия — тюрьма народов».

Но исследование переписей и докладных «служилых людей» показывает, что именно за счет налогов губерний великороссов Цари Романовы и расширяли Россию, присоединяя другие народы.

При этом оплата льгот и привилегий знати присоединенных народов происходила за счет губерний — именно великороссов.

Швецов. Мы в книге покажем, что с великороссов выжимали не только соки, но и цедили кровушку. Попутно снимая шкуру.

Башлачёв. Вот ты говоришь: «читатель убеждён, что Российская империя выжимала все соки из покорённых народов».

Да почти 100 лет людей приучили верить каждому «слову из Москвы». И такая пропаганда установлена Лениным в 1922 году. Его характеристика великороссов: «угнетающая нация, великая только так, как велик держиморда и должна возместить» другим нациям.

Это заявление «вождя марксизма» стало инструментом для полного подавления русского национального самосознания. Сначала марксисты заплевали и затоптали, затем фактически запретили для применения замечательное понятие «великороссы». Затем марксисты «зачистили» среду великороссов от передовой мыслящей моральной и интеллектуальной русской элиты. Осенью 1922 года «философскими пароходами» выдворили сотни самых выдающихся русских философов и мыслителей из России. А на сцене жизни России заявило о себе охвостье и отребье «швондеров» и «шариковых». Вот утверждение, что великороссы это «угнетающая нация, великая только так, как велик держиморда» — это та третья ложь, которую опровергает изучение переписей Царской России.

Швецов. Эти утверждения Ленина — не просто ложь, а ложь чудовищная. Большевикам вообще не надо было прикладывать никаких усилий, чтобы поставить русских в неравное положение. Русские в Царской России УЖЕ были в неравном положении. Дорвавшиеся до власти «марксисты–ленинцы» под новыми вывесками всего лишь продолжили политику Романовых.

Башлачёв. Да ты прав. Когда ложь Ленина «обмазывают мёдом» приятных слов — это скрывают истину Истории Великороссов.

Эту чудовищную ложь Ленина мы исследуем в следующих главах.

Здесь же кратко приведем то, с чем обращались к правительству Царской России неравнодушные и деятельные публицисты.

Вот как возмущался журналист, издатель общерусской газеты «Новое время» Алексей Сергеевич Суворин, описывая состояние центральных губерний:


«… Из них брали все, что можно было взять, — деньги, войска, интеллигенцию — и почти ничего в него не возвращали …они изнемогали под бременем расходов и напряжением всех своих сил создавал мощь государства, а государство, расширяясь в границах, забывало этот Центр…»

Об этом же писал русский философ и публицист Василий Васильевич Розанов:


«Ничего нет более поразительного, как впечатление, переживаемое невольно всяким, кто из центральной России приезжает на окраину… Можно подумать, что “империя” перестает быть русской, что не центр подчинил себе окраины, разросся до теперешних границ, но, напротив, окраины срастаются между собою, захлестывая, заливая собою центр, подчиняя его нужды господству своих нужд».


Важно знать и осмыслить особенность правления царей России. Они расширяли Россию присоединением земель, населенных другими народами. А для обеспечения покорности приглашали к себе на службу знать этих народов.

Во времена крепостного права награждали эту знать поселениями великороссов центральных губерний — «для кормления».

После отмены крепостного права — жалованьем за счет повышения налогообложения тех же губерний великороссов.

Вот так за счет нагрузки на губернии великороссов Цари Романовы и расширяли Россию, присоединяя другие территории.

Результат правления Двора Романовых — диаграмма 0.1.

Но надо привести еще четвёртый пример тотальной лжи. Её можно показать, сравнивая фотографии.

В Царской России на почтовых открытках десятками тысяч рассылались фото вот такого типа:


Мятая одежда из мешковины, лапти да кособокие избы — вот такой образ русских девушек русофобы распространяли на почтовых открытках по всей Царской России.

На фоне ныне процветающей русофобии — вряд ли, хотя бы 1% сегодняшних русских людей знает о существовании цветных фотографий Сергея Михайловича Прокудина–Горского.



Видите, какой красоты крестьянские девушки!

Видите, какое фантастическое сочетания цветов их одежды!

Сейчас Сергея Михайловича Прокудина–Горского находятся в библиотеке Конгресса США. Из них около 3000 фотографий оцифровано и представлено в открытом доступе в интернете.

Сравните эти две фотографии и поймите чудовищную ложь русофобов, которую они распространяют до сих пор.

Сергей Прокудин–Горский разработал способ получения цветных фотографий. С 1905 по 1916 год он сделал тысячи цветных фотографий мест и людей в нескольких регионах России.

В 1918 году Прокудин–Горский эмигрировал и умер в Париже в сентябре 1944 года. В 1948 году его наследники продали на аукционе негативы фотографий Прокудина–Горского.

Для правителей Советской России цветные фотографии былой России — были не только не нужны, но и вредны.

Весь комплект негативов купила библиотека Конгресса США.

Поэтому, исследуя регионы демографического развития великороссов, в последующих главах данной книги мы будем помещать фотографии С. М. Прокудина–Горского. Ведь он фотографировал не только Храмы, монастыри и промышленные сооружения. У него есть фотографии людей, домов, сел и деревень.

Кроме цветных фотографий С. М. Прокудина–Горского есть и чёрно–белые фотографии конца XIX века, которые показывают реальную жизнь великороссов. Поэтому будем помещать и чёрно–белые фотографии. Ведь они тоже объективно и в деталях отображают лица живших тогда великороссов. А жилые дома, построенные ещё в середине XIX века, можно было фотографировать и в 1970-х годах.

Долговечность государства зависит от мировоззрения власти.

Если правитель для утоления своей гордыни присоединяет другие народы в ущерб государствообразующему народу, то такое государство обречено принципиально — таков Закон Истории.

Мировоззрение Двора Романовых было вывернуто наизнанку.

Двор Романовых уроки Истории не учил.

И в 1917 году Царская Россия была разрушена.



Глава 1. Что есть русский народ



Книгу мы начали с того, что по Русской равнине катится жуткий невидимый кризис демографии русского народа.

Уже с 1970-х в некоторых областях Русской равнины гробов для кладбища больше, чем в домах детских колыбелей.

В 1980-х коса смерти косила русских уже в ДЕСЯТИ областях Русской равнине. И в Москве, столице России — тоже.

Так что прежде чем переходить к теме «Что есть русский народ», надо понять, почему кризис поразил именно русский народ.

Башлачёв. Бывает так — 100 лет стоит дерево. Заводится под корой жук–древоточец и через пару лет порыв ветра ломает дерево.

А бывают вообще темные времена. Еще вчера перед глазами поле переливалось волнами растущей пшеницы. Вдруг налетела саранча и на просторе полей — лишь чернеющие огрызки стеблей.

Изменений на Земле без причин не бывает. У переломившегося дерева и у погибшей пшеницы — есть причины повреждений.

И у кризиса демографии русского народа причины есть.

Причины вымирания русских можно обнаружить.

Одна из причин — 100-летнее издевательство над русским народом.

Можно долго описывать, как издеваются над русскими в России.

Сейчас XXI век. И в СМИ — все коротко и ясно.

Из того, что звучит в СМИ:

«Моя мечта — разровнять место, где Россия. Вот просто взять и разровнять…»

«Русский мужчина — это отброс цивилизации», — самый никчёмный тип».

«Русские мужчины существа третьего сорта».

«Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась».

«Если Россия разделится на части, начнется нормальная жизнь».

«Трагедия России — принятие православия».

«Почему вы говорите о России, как о стране русских? Русские, вас не было и нет!»…

Башлачёв. Когда слышу подобное по ТВ и в жизни, (причём в жизни — даже чаще, чем по ТВ), вспоминаю «йеху» из IV части «Путешествиях Гулливера» Джонатана Свифта:

Почитаем, как Гулливер описывает встречу с йеху:


«Несколько йеху взобрались на дерево и начали испражняться мне на голову. Я чуть не задохся от падавшего со всех сторон вокруг меня кала… Невозможно описать ужас и удивление, когда я заметил, что эти отвратительные животные по своему строению в точности напоминает человека… я во все мои путешествия не встречал более безобразного существа, которое вызывало бы к себе такое отвращение».


Прошло 300 лет после Гулливера. Нынешние «йеху», обливающие своей «мочой» оскорблений и русских, и русский народ, и Россию, вызывают отвращение — не меньшее, чем йеху у Гулливера.

Ясно, такое отвращение есть не у всех русских людей.

Посмотрите, некоторые «йеху» собирают полный зал зрителей. А зрители, слушая талантливо разливаемую «мочу» в адрес русских и России, прямо млеют в экстазе от такой психической мастурбации.

Швецов. Иной раз даже непонятно, что движет такими «йеху либералами». То ли стеснение перед остальными за гремучую смесь различных кровей в своих венах, то ли обычное шило в заднице.

Или невозможность существовать без потока ненависти.

Иной раз, я куда более резок в оценках, как в отношении самого себя, так и своего народа. Но это делается не без горечи, не без сожаления, с желанием осознавать, изменять и исправлять.

С тревогой за настоящее и будущее.

Ничего из этого у этой публики вы не отыщите, «сколько землю не копыть»[2].

Башлачёв. То, что такие оскорбления звучат — неудивительно. Ведь в российских СМИ тотальное господство таких либералов.

А эти бессовестные издевательства — это психологические инъекции в подсознание человека. Они имеют конкретную цель.

Если отставить в сторону эмоции, то все этих русофобские речи либеральных «йеху» сделаны по принципу: «мы про русских можем писать и говорить всё, а русским опровергать наши мнения — нельзя».

А целевой смысл всех этих русофобских речей один и тот же: «Нельзя позволять русским чувствовать, что они народ».

И «было бы лучше, если бы русских — вообще бы не было».

Меня задело вот это: «Русские, вас не было, а есть …смесь!».

Швецов. Приходилось наблюдать, как человек с гордостью объявлял себя немцем или татарином, на основании того, что прабабка была немкой или татаркой. Другие семь русских прабабушек и прадедушек — это так, фон. Наплевать и забыть. Если это — не чистейшая русофобия, то тогда что?


Немного истории про русофобию


Башлачёв. В самом центре Москвы стоит памятник Марксу. Описать отношение Маркса к русским — это нужна целая глава. Поэтому очень кратко. Маркс и Энгельс о русских:


«Русские не являются славянами, даже не принадлежат к индо–европейской расе. Они пришельцы…их надо выгнать обратно…»

«На сентиментальные фразы о братстве… мы отвечаем: ненависть к русским была и продолжает быть…»

«Кронштадт и Петербург — уничтожить… Без Одессы, Кронштадта, Риги и Севастополя… что будет с Россией? Гигант без рук, без глаз…».


В XIX веке это вызывало возмущение.

Знаменитый Михаил Бакунин не раз хотел набить бородатую морду Маркса, пересекаясь с ним на социалистических конгрессах.

Но «основоположник» всегда старался спрятаться подальше от известного анархиста–боевика, в совершенстве владеющего всеми видами личного оружия.

А вот в ХХ веке Маркс — это символ всех «свершений» СССР.

В том числе и вымирания русских на Русской равнине.

Тем не менее, каждый праздник у памятника Марксу в центре Москвы море цветов — в знак признательности.

Наверное, возлагающие цветы понимают Маркса: «Русские не славяне. Они пришельцы. Их надо выгнать обратно…» — по — «своему».

Может, они признательны Марксу за вымирание русских?

Однако историю про русофобию надо продолжить.

Конечно, у Маркса в ХХ веке много учеников.

Главный «историк» СССР 1920-х, воинствующий интернационалист Михаил Покровский внушал своим ученикам и читателям: «в жилах так называемого великорусского народа течет восемьдесят процентов финно–угорской крови».

А Рене Бинэ — бывший воинствующий марксист в книге «Национал–социализм против марксизма» уже в 1930-х: «в России утвердились две основные расы: тюрко–монголы и угро–финны…».

Заметьте, Рене Бинэ — вроде бы против марксизма.

Не верьте — это мимикрия русофобии.

Для русофоба годится любая воинствующая «кожа»: и интернационалиста, и националиста.

Вы полагаете, после Победы над Гитлером что–то изменилось?

Ничуть. Почитайте мнение Президента США[3]:


«За два с половиной столетия татаро–монгольского ига в России практически исчезли русские. Монголы разбавили русскую кровь, изменив тем самым и изначальную психологию русских людей. Монголы привнесли в нее агрессивность, хитрость, коварство, жадность, леность».


Вот так, походя, лидер огромного государства, следовательно, определенный авторитет во многих областях, дал уничтожающую характеристику сразу не только русскому народу, а ещё двум народам.

Какой была в Европе русофобия марксистов, национал–социалистов, такой же она перекочевала за Атлантику в США.

А в России в ХХI веке русофобы снова обновили «кожу».

Была русофобия марксизма, стала русофобия либерализма.

Швецов. И эту «кожу» по какому–то стечению обстоятельств назвали «либерализмом». Хотя достаточно почитать определение либерализма, чтобы понять, что к этому понятию сии самопровозглашённые «либералы» никакого отношения не имеют.

Башлачёв. Обрати внимание на то, что российские либералы 1990х для пропаганды «общечеловеческих ценностей» просто скопировали убеждения марксистов XIX века, воинствующий интернационалистов 1920-х, нацистов 1930-х и американцев 1970-х.

А цель всех этих теоретиков одна и та же — внушить читателями и слушателям, что «…русский народ — это какой–то мусор».

К XXI веку русофобы нацелили оскорбления до конкретной формулы: «Поскреби русского, найдешь татарина… да кого хочешь, того и найдёшь!..»

Швецов. В конце концов, кому–то просто нравится разрушать. Но где сегодняшние русофобы откопали это выражение про татарина?..

Башлачёв. Для ответа надо вернуться в XIX век, когда в Европе была популярна книга «Россия 1839», автор Астольф де Кюстин.

Ясно, французский аристократ общался с дворянами России.

И вот что он о них написал[4]:


«Еще не прошло и столетия с тех пор, как они были настоящими татарами; лишь Петр Великий стал принуждать мужчин брать с собой жен на ассамблеи; и многие из этих выскочек цивилизации сохранили под теперешним изяществом свою шкуру: они лишь вывернули её наизнанку, но стоит их поскрести, как шерсть появляется снова и встаёт дыбом».


Швецов. Отчего такое мнение у французского маркиза?

Башлачёв. Дворянство Царской России 1830-х — это была действительно смесь: русские князья, татарские мурзы, немецкие бароны, польская шляхта, кавказская знать.

Почему появилась такая смесь дворянства Царской России?

После покорения татарских ханств Московским Царям нужно было заручиться лояльностью татарских мурз. Для этого Цари приглашали их к себе на службу.

После того как Петр Первый «прорубил окно в Европу», Цари Романовы стали приглашать к себе на службу немецких баронов из Прибалтики. После раздела Польши Двор Романовых пригласил на службу гонористых польских ляхов.

Всем приглашенным на службу Цари жаловали поселения крепостных крестьян — «для кормления». Так и образовалась та смесь дворянства Царской России, которую увидел Астольф де Кюстин.

Для французского аристократа немецкие бароны и польские ляхи

— это «цивилизация». Поэтому он и сконцентрировал в своем описании Царской России своё впечатление о дворянстве: «стоит их поскрести» и найдешь «настоящего татарина».

Швецов. Кстати, не стоит забывать о том, что немало свидетельств иностранцев относится именно к таким вот «русским в первом поколении», а не русскому народу собственно.

Башлачёв. Астольф де Кюстин сконцентрировал свои наблюдения на татарской примеси дворянства Царской России.

А нынешние «русофобы–либералы» России обобщили конкретное мнение Астольфа де Кюстина про татарскую примесь дворянства Царской России на весь русский народ.

Вот так «йеху» и вносят в общественно–психологический настрой сегодняшней России ядовитые инъекции типа: «Русские, вас не было!», «Русского народа нет, а есть смесь…», «Поскреби русского — найдешь татарина…»…

Швецов. Собственно, имеем дело с обычным подлогом, за что, собственно, русские люди платят сим «либералам» вполне заслуженным презрением. Жаль, что только само слово «Liberty» попадает под раздачу, обретая совершенно чуждое собственной сути значение в современном разговорном русском языке.

Башлачёв. Создаётся впечатление, что русофобы готовы надеть любую «кожу», чтобы ввести ядовитую инъекцию в психологический настрой русского народа: «Русские, вас не было и нет!».

Так что пора переходить к главной теме: что есть русский народ.

Сначала для нейтрализации зловредного: «Русских нет, а есть смесь…» — необходимо привлечь современные знания точных наук.


О «генетическом портрете» русского народа


Башлачёв. Сейчас в начале XXI века настоящие ученые математически корректно установили древность и единство «генетического портрета» современного русского народа. Анатолий Клёсов, профессор Гарвардского университета США (до 1981 года профессор Московского государственного университета) математическими методами ДНК-генеалогии доказал: предок современного русского народа появился 4500 лет назад. Русский народ имеет четкие однородные генетические свойства гаплогруппы R1a.

Гаплогруппа жителей Западной Европы - R1b.

Среди русских R1b — в 6% жителей.

Для сравнения, монголоидный компонент гаплогрупп в русском народе — в среднем 2%, в Западной Европе — 3,6%.

Превалирование гаплогруппы R1a среди жителей Русской равнины — это и есть «русскость» с точки зрения генетики.

Швецов. Анатолий Клёсов неоднократно подчёркивал, что эти данные относятся к этническим русским, а не ко всем, кто записал себя в русские. К сожалению, этими цифрами зачастую размахивают без этой оговорки. А сколько людей в РФ, считающие себя русскими, являются именно этническими русскими?..

Башлачёв. Вот что надо отметить. В последнее время, в интернете начали появляться утверждения, что «ученые» Киева и Минска обнаружили существование украинской и литвинской расы.

У этих «ученых» произошел какой–то вывих в самосознании.

Им надо бы провериться у психиатра на отклонения в психике.

Оспаривать генетические исследования идентичности русского народа Русской равнины — это все равно, что оспаривать анализ крови в поликлинике. Генетика показывает: у подавляющего большинства жителей нынешних Украины и Белоруссии гаплогруппа R1a.

Швецов. Да очень просто они выкручиваются.

Якобы современные русские — это переместившиеся или насильно перемещённые на восток или северо–восток представители украинской и литвинской рас, смешавшиеся с местным финно–угорским населением и позабывшие свои исконные корни.


О древности понятий «Русская земля» и «Русские люди»


Башлачёв. Русский митрополит Иларион — автор «Слова о Законе и Благодати», написанного между 1037 и 1050 годами.

В этом древнем документе читаем: «Не въ худе бо и неведомее земли владычьствоваша, ноъ в Руське, яже ведома и слышима есть всеми четырьми конци земли». (Современное звучание: «правили они не в слабой и безвестной стране, но в Русской, которая ведома и славится во всех четырех концах Земли»).

«Слово о полку Игореве», написано также в древности, в конце XII века. В нем через весь текст «красной нитью» тянется мысль, что повествование идет именно о русских людях.

Вот как обращается Игорь к дружине своей: «Хощу бо копие приломити конец поля половецкого с вами, русици!» («Хочу копье свое преломить в степи половецкой с вами, русичи!»). И вот настал час битвы — «половци от всех стран Рускыя полки оступиша. Дети бесови кликом поля прегородиша, а храбрые русицы перегородиша черлеными щиты». («Половцы со всех сторон русские полки обступили, Дети бесовы кликом степь перегородили, а храбрые русичи преградили степь червлеными щитами»).

Далее через все «Слово» тянется «красная нить» повествования о людях, осознающих себя «русскими»: «Жены руськия въсплакашась, аркучи: «Уже нам своих милых лад ни мыслию смыслити, ни думою сдумати.» — («Жены русские восплакались, говоря:«Уже нам своих милых лад ни мыслию смыслить, ни думою сдумать»).

Так что воинствующим русофобам, утверждающим: Русские, вас не было и нет!» — следует показывать: понятиям «Русская земля» и «Русские люди» — не менее ТЫСЯЧИ лет.

Швецов. Вот что надо отметить. По мнению многих исследователей, именно слово «русичи» является одним из весомых доказательств поддельности «Слова о полку Игореве», которое явил миру в начале 19-го века собиратель древностей Мусин–Пушкин.

Естественно, не предъявив первоисточника, внезапно сгоревшего в «пожаре 1812 года», когда общественность уже устала этот первоисточник требовать.

Поэтому не исключено, что «Слову» от силы пара столетий.

Тем не менее, «Слово» несомненно содержит в себе некие вставки из куда более раннего первоисточника.

С точки зрения становления этноса не имеет никакой разницы, является ли «Слово» древнейшим источником или почти современной подделкой «под старину». Важно, что народ имел необходимость в таком литературном источнике.

Французы отчего–то не стесняются своей «Песни о Роланде», считая её своим народным достоянием, хотя всё в этой «Песне» про дворян, от дворян и для дворян. С чего бы русскому человеку стесняться созданного русским дворянином в начале 19-го века?


О путях развития русского языка


Башлачёв. С точки зрения математики язык — это необходимое условие общения людей. Общий язык нужен, чтобы одинаково с соседом понимать окружающую их жизнь.

Но одного языка недостаточно.

Чтобы в условиях реальной окружающей среды обеспечивалась более–менее безопасная и устойчивая жизнь, человеку нужно психологическое осознание общности со своими соседями.

Единство языка и самосознания — это создает единый народ.

Именно русским языком определяется единство русского народа.

За столетия в русском народе сложились множество говоров.

Русская пословица: «Что ни город, то говор» — появилась не на пустом месте. На Русской равнине города находились очень далеко друг от друга. Поэтому русские люди при общении на русском языке идентифицировали себя по месту проживания.

«Мы — пскопские (псковские), «мы — вологодские», «мы — вятские» и т. д. Слышимые различия говоров — это не различие языка.

Именно множество говоров создало то огромное разнообразие слов и выразительность русского языка, которое Михаил Ломоносов в середине XVIII века русский язык охарактеризовал так:


«великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того сильная в изображениях краткость греческого и латинского языка».


Но огромное множество русских говоров было неудобным для чиновников Царской России ХIХ века. Множество слов и понятий мешало точному осмыслению написанного официального документа.

Швецов. Нужно не забывать, кто по происхождению были те чиновники!

Башлачёв. Устремления чиновников кончились тем, что в столичных кругах сложилось мнение: нет единого русского языка.

И при переписи 1897 года русские говоры «унифицировали» до трех языков: великорусский, малороссийский и белорусский.

Такое разделение русского народа на три языка, на общении самих людей не сказалось. Русские люди как общались, так и продолжали общаться на своих говорах.

Люди с «аканьем» и «оканьем» или с вологодской «говорей» и полтавской «мовой» при разговорах легко находили общее понимание.

А вот административное разделение единого русского языка на три языка привело к огромным разрушениям на Русской равнине.

Здесь нелишне бы отметить отличие правящей администрации Советской и либеральной России от Германии и Великобритании.

Германия — пример глубокого осмысления роли языка в строительстве государства.

Когда к 1871 году канцлер Бисмарк ликвидировал феодальную раздробленность княжеств на Германской равнине, встал вопрос о создании немецкого государственного языка.

Немецких диалектов (говоров) в Германии XIX века множество.

И элита Германии сформировала государственный язык из смеси средне и верхненемецких диалектов.

При этом местные диалекты не пострадали.

До сих пор элита земель Германии трепетно относится к сохранению своих диалектов немецкого народа.

Даже сейчас в Германии насчитывается 32 диалекта.

И почти каждый немец считает своим долгом блеснуть при разговоре родным говором, Muttersprache.

Второй пример показала элита стран английского языка.

Хотя Британская Империя развалилась, но никто даже в США не спешит превратить американский диалект английского языка в государственный язык Америки. То же самое — в Канаде, в Австралии, да почти во всех бывших британских колониях.

Недавно появилось сообщение: словарь английского языка перевалил за МИЛЛИОН слов. Конечно, людей, которые используют весь этот словесный фонд английского языка, совсем немного.

Но в современном мире доминирует английский язык. И любой толковый человек всегда найдет для аргументации те слова, которые наиболее убедительно объяснят собеседнику его замысел.

Разрушительное дело разделения русского языка чиновниками Царской России продолжили воинствующие марксисты 1920-х.

Сейчас уже мало кто помнит, что они запретили применение слов «великоросс» и «великорусский язык».

При этом под запрет попал и «Толковый словарь ЖИВОГО великорусского языка» Владимира Даля.

«Живой» означает «разговорный», разГОВОРный.

Когда Михаил Ломоносов в середине XVIII века про русский язык писал: «великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того сильная в изображениях краткость греческого и латинского языка» — он описывал все великолепие, нежность и выразительность великорусских, малороссийских и белорусских говоров от Днепра до Тихого океана, от Северного до Чёрного морей.

Воинствующие марксисты начала ХХ века воспользовались результатами переписи 1897 года и разделили русский народ на национальности. Потом — на три республики.

Для обоснования разделения за ХХ век были произнесены тысячи речей, написаны сотни книг, получены сотни «научных званий».

Вот бы удивились Михаил Ломоносов и Мелетий Смотрицкий, автор первой грамматики русского языка, узнав, что они говорят на разных языках!..

Результат все увидели в конце ХХ века, когда русский народ разделили — на три государства. Продолжается это разрушительное дело — уже войной русских с русскими на Русской равнине.

Швецов. Развал на три государства был заложен ещё в 1945-м году, когда БССР и УССР получили места в ООН.

Стоило государственному образованию СССР дать трещину, как показушные государственные структуры и международные представительства «братских республик» враз стали востребованными и выжали из сложившегося положения всё, что возможно — получили настоящую власть, уже имея участие в международных организациях, органы управления, годами налаженные связи и чиновничий аппарат.

Причины и побуждения таких людей прекрасно изложены в «законах Паркинсона». По большому счёту чиновникам плевать на судьбы людей. Но без заложенной Джугашвили в 1945-м году мины замедленного действия это было бы сделать значительно сложнее.

Башлачёв. В России масса «ученых» лингвистов. Они готовы «научно» доказать «позитив» разделения русского языка времен Ломоносова и Мелетия Смотрицкого для упрощения общения людей.

Вообще–то упрощение можно довести до формализма.

В конце XIX века для интернационалистов разработали искусственный язык эсперанто. Его словарь — около 900 слов. Ну и кто пользуется сейчас этим мертвым языком?.. Никто. С XIX века существует ряд русофобов–злоумышленников. У них разнообразное обличье. Их можно обозначить по разному — и как «чиновники–русофобы», и как «лингвисты — русофобы», и как «марксисты–русофобы», и как «либералы–русофобы».

Все они добиваются одной главной цели — раздробления и уничтожения русского народа.

Разделение единого русского языка на три — это лишь инструмент достижения главной цели: «чтобы русского народа не было».

Не удивлюсь, когда в XXI веке среди русофобов появятся новые «доктора наук» и новые «академики», которые «научно» будут доказывать, что разделение русского языка — это «общественно историческая закономерность».

Но «зло все равно — есть зло, даже если все «доктора наук», все «академики» будут на сторону зла»!

Правы не «доктора» и «академики», права математика.

Единый язык — это основа единства народа.

Именно русским языком определяется единство русского народа Не будет единого русского языка — не сохранится и русский народ.

Швецов. А вот евреи годиков так чуть менее двух тысяч жили без своего языка. Ведь современный иврит — откровенный новодел, со слов самих же евреев. Ничего, как–то вот пережили всё это.

Поэтому заявление «не сохранится» — очень громкое и красивое. Но как–то отдаёт от него сомнением в живучести русского человека.

Башлачёв. И все же живучесть языка не следует отбрасывать.

Продолжая, отмечу, что Михаила Ломоносова интересовало не только единство русского языка. Он детально рассмотрел тему сохранения и размножения русского народа.

Вот его мнение о важности этой темы в делах государства[5]:


«полагаю самым главным делом: сохранение и размножение русского народа, в чем и состоит величество, могущество и богатство государства, а не в обширности, тщетной без обитателей»


К этой мысли выдающегося великоросса не мешало бы прислушаться правителям и политикам России XXI века.

С точки зрения математики язык — это необходимое условие общения людей. Единый язык нужен, чтобы одинаково с соседом понимать окружающую их жизнь.

Но одного языка недостаточно. Чтобы в условиях реальной окружающей среды обеспечивалась более–менее безопасная и устойчивая жизнь, человеку нужно психологическое осознание общности со своими соседями.

Единство языка и самосознания превращает людей в народ.

Именно русским языком и русским самосознанием определяется единство и долговечность русского народа.


О «метастазах» русского самосознания


Башлачёв. К сожалению, сейчас состояние русского самосознания даже хуже, чем разделение русского языка.

Ведь повреждение самосознания русского народа подобно метастазам, злокачественным образованиям в организме человека.

Если метастазы не обнаружить своевременно и не удалить, то они, разрастаясь, приводят человека в могилу.

О важности самосознания говорил еще Петр Аркадьевич Столыпина:


«Народ без самосознания — это навоз, на котором произрастают другие народы».


Как можно разрушать самосознание — это вполне конкретно показал Чингиз Айтматов в книге «И дольше века длится день».

В этой книге точно описан образ раба–манкурта.

В обычном рабе живо ОСОЗНАНИЕ своей принадлежности к своим сородичам. Поэтому обычный раб — потенциальный мятежник.

А вот манкурт лишен самосознания и памяти о прежней жизни и о своих сородичах. С хозяйственной точки зрения рабовладельца он, безусловно, обладает рядом полезных качеств.

Манкурт абсолютно покорен. Он, как собака, признает только своих хозяев. При этом порученную грязную, тяжелую работу будет исполнять слепо и усердно — всего лишь за похлёбку в корыте.

Чтобы создать манкурта, мальчику, попавшему в рабство, брили голову. Затем надевали на голову «шайбу» из сырой верблюжьей кожи. На солнце кожа засыхая, сокращалась.

И человек лишался своей памяти на всю оставшуюся жизнь.

А как сейчас в XXI веке делают манкуртов?

Либералы–русофобы, перехватив в 1990-х в Кремле власть у марксистов стали усиленно внедрять в русское воспитание чувство потери принадлежности к русскому народу. В результате человек с таким чувством — почти готовый манкурт.

Сейчас русских молодых людей лишают памяти и самосознания — не «шайбой» из верблюжьей кожи.

Эту функцию выполняют «прогрессивные» СМИ.

Сегодняшние СМИ формирует в памяти зрителя подобие религиозной веры: «существуют только те люди, события и свойства, о которых вещают с телеэкрана».

Швецов. На мой взгляд, русским людям сейчас в первую очередь очень недостаёт разборчивости. «Зомбоящик» присутствует в семьях, как не выключаемый источник информационного шума.

О том, чтобы со словами «А посвисти–ка ты для своих, а я тебя слушать не буду» русский человек выключал телевизор, мечтать не приходится.

Башлачёв. Результаты либеральных технологий воспитания манкуртов посредством «телеящика, можно оценить по переписям 1989, 2002 и 2010 годов.

Конечно, никто при переписи не указывает, что я — «манкурт»!

Потерю ОСОЗНАНИЯ принадлежности к русскому народу можно оценить по тому, указана ли своя национальная принадлежность.

Данные переписей 1989, 2002 и 2010 годов показывают: в областях Русской равнины число людей, НЕ УКАЗАВШИХ свою принадлежность, в последние два десятилетия увеличивается в геометрической прогрессии.

А так как в этих областях русские составляют более 75% всех жителей, то этот тренд геометрической прогрессии относится и к потере ОСОЗНАНИЯ принадлежности к своему русскому народу.

Это означает, что расширение «метастаз» в русском самосознании происходит тоже в геометрической прогрессии.

Оценка показывает: к 2020 году «метастазы» повреждения русского самосознания могут охватить каждого второго–третьего из 10 русских жителей Русской равнины.

По сути, превращение в манкуртов, теряющих ОСОЗНАНИЕ принадлежности к русскому народу, в геометрической прогрессии.

Швецов. Ну, а может быть, эти люди просто… честны?

И всё у них прекрасно с памятью о родстве.

Если бабушка — турчанка, отец — эстонец, мать — украинка по отцу, то… Чего писать–то? Русский, что ли?

Начинаешь вспоминать тот анекдот про негра в киевском метро с украинской газетой.

А я тогда кто?.. Представитель украино–литвинской расы?

Где искать корни разрушения самосознания?

Башлачёв. Эти корни, как минимум, уходят в 1920-е годы, в 12 съезд Российской коммунистической партии (большевиков), РКП(б).

Именно на нем принимались важнейшие решения для СССР по национальному вопросу.

Главный смысл решений съезда был задан Лениным в письме к 12 съезду, от 31 декабря 1922 года[6]:


«интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически».


Смысл дальнейших обсуждений на съезде яснее всего изложил Бухарин[7]:


«Нельзя подходить с точки зрения равенства наций. Наоборот, мы в качестве бывшей великодержавной нации должны поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям»


Эти заявления «вождей марксизма» стали руководством для полного подавления русского национального самосознания.

Но перед этим марксисты провели полную зачистку среды передовой мыслящей моральной и интеллектуальной русской элиты.

Сначала марксисты заплевали и затоптали, затем фактически запретили для применения замечательное понятие «великороссы».

Такое обращение с замечательным понятием «великороссы» и подавления русского национального самосознания вызывало протесты многих выдающихся русских философов и мыслителей.

И осенью 1922 года марксисты выдворили несколько сотен самых выдающихся русских философов и мыслителей из России.

На Запад поплыли «философские пароходы».

Так из среды великороссов была изъята самая выдающаяся интеллектуальная и моральная элита.

А на сцене жизни России заявило о себе охвостье и отребье — «швондеры» и «шариковы». Этих моральных уродов и интеллектуальной ничтожеств марксисты собирали по всей России.

В результате марксисты–русофобы организовали мироустройство жизни в России вот по этой Ленинско–Бухаринской концепции: «Русские всем должны! И должны поставить себя в положение уступок националам».

За 70 лет такое марксистское воспитание «национального самосознания» народов СССР неминуемо должно было перерасти в два сопутствующих процесса.

Первый — появление «метастаз» в самосознании русского народа.

Второй — прорастание чувства безнаказанности националов.

Но как умножение метастаз раковых опухолей в организме происходит сначала медленно, затем ускоряется на заключительных стадиях, так же умножались и ускорялись оба процесса в «национальном самосознании» народов СССР.

При развале СССР первые погромы прошли в Алма–Ате, Душанбе и Туве, где русских людей реально убивали за то, что они русские[8].

И какая была реакция русофобов–марксистов в Кремле?..

«Тсс, не разжигать…».

В результате в национальных регионах укрепилась уверенность в своей безнаказанности: «Русских можно убивать, они и не пикнут!».

В Таджикистане счет преследуемых русских пошел на тысячи.

И что же в Кремле?..

Все так же: «Тсс, не разжигать…».

Пример безнаказанности националов заразителен.

Эта уверенность: «Русских можно убивать безнаказанно, они и не пикнут!» — конкретно проявилось в Чечне.

Казалось бы, какое ни есть, но инстинкт самосохранения и русское самосознание у русских людей должны были проявиться.

Однако в Чечне не проявились.

События 1990-х показали: «метастазы» поразившие самосознание русских в Чечне, достигли стадии разрушения.

Результаты безнаказанности «Русских можно убивать, они и не пикнут!» вполне показывают цифры переписей населения Чечни.

По переписи 1989 года в Чечне жило 294 тысячи русских людей.

Нравится — не нравится, но «метастазы» повреждения русского самосознания у русских людей в Чечне к концу ХХ века достигли такого ужасающего размера, что среди 294 тысяч русских людей не нашлось русских людей для русского сопротивления.

Результат, по переписи 2002 года русских в Чечне осталось лишь 41 тысяча. То есть за несколько лет 250 тысяч русских людей Чечни превратились — или в пыль, или в тлен.

Если счет русских потерь в Таджикистане шел на тысячи, то в Чечне уже на сотни тысяч. Таков наглядный результат воспитания «национального самосознания» народов СССР по Ленинско–Бухаринской концепции: «Русские всем должны!»

Результаты воспитания «национального самосознания» в Таджикистане и Чечне внимательно изучили идеологи на «западной окраине» Русской равнины. И пришли к выводу: «Русских можно притеснять безнаказанно, а если пикнут — можно и убивать!».

Захватив власть в Киеве «западенцы» так и начали действовать.

Если счет притеснения русских в Таджикистане шел на тысячи, а в Чечне — на сотни тысяч, то идеологи «западенцев» расширили свою уверенность в безнаказанности убийства русских уже на миллионы русских людей Украины.

По переписи 1989 года в составе Украинской ССР жило 11 млн. 356 тыс. людей УКАЗАВШИХ свою принадлежность к русскому народу. Добавьте еще около 15 млн. людей Украины, у которых языком ежедневного общения был русский язык.

Так что для «западенцев» простор уверенности и безнаказанности убийства русских — составлял величину — 26 млн. русских людей.

В Чечне среди 294 тысяч русских людей не нашлось русских людей для русского сопротивления.

На Украине не нашлось русских людей для русского сопротивления среди 26 млн. русских людей. Вот до какой огромной величины увеличились «метастазы» повреждения русского самосознания. Вот каков на Украине результат воздействия Ленинско–Бухаринской концепции: «Русские всем должны!»

Фактически, Крым оказался единственной территорией, на которой русские жители оказали решительное сопротивление идеологии: «Русских можно убивать безнаказанно, они и не пикнут!»

На остальной территории Юго–Востока Украины, где жило большинство из 11 млн. людей, указавших свою принадлежность к русскому народу, не нашлось, хотя бы ОДНОГО миллиона, способных решительное сопротивление власти «западенцев» Киева.

Швецов. Что–то не припомню я какого–то «писка», как и какого–то сопротивления «западенцам» со стороны населения горемычного полуострова. Не взрывались крымские шахиды в Киеве, не горели украинские школы, не ложились в могилы один за одним, присланные из Киева чиновники.

А обычный шантаж «Дайте денег и привилегий, а то удерём в другую страну!» ничем от шантажа московских царей татарскими мурзами не отличается и на «сопротивление» не тянет.

Сдаётся мне, что пример совсем не к месту.

А притеснение русского языка на Украине начал… Янукович.

Да–да! Именно этот деятель, обещавший своим избирателям русский язык в качестве второго государственного, устроил самый настоящий геноцид по языковому признаку. Именно при нём началась эта языковая свистопляска. Кто не верит — спросите у соседей.

Кроме того, если бы современные русские брали пример с выдающихся представителей своего народа (например, с Михаила Ломоносова, знавшего с десяток европейских языков), то не было бы безумней занятия, чем «угнетение русских по языковому признаку»…

Башлачёв. И все же следует признать: «метастазы» в русском самосознании русских жителей Юго–Востока Украины приблизились к тому разрушительному уровню, когда организм оказывается на грани гибели. Ведь для того, чтобы оказать сопротивление необходимо, чтобы в народе нашлось 1–2% пассионариев.

Следует признать: в русском народе Юго–Востока Украины не нашлось этих 1–2% минимально необходимых пассионариев.

Швецов. Я не признаю термина «пассионарий» в принципе.

Появление каких–то деятельных людей — это ответ на какой–то вызов. Его народ может принять или нет в зависимости от внешних и внутренних условий. Считать какие–то необходимые для чего–то доли — это развешивание макаронных изделий на доверчивые уши.

Если «пассионариев» не нашлось, то возникает вопрос «А оно действительно нужно народу?

Или происходящее не является настоящим вызовом?».

Башлачёв. И все же продолжу. Смена власти в Кремле в 1991 году с русофобов–марксистов на русфобов–либералов — лишь усилила чувство безнаказанности националов по отношению к русским.

На пространстве бывших республик бывшего СССР миллионы русских превратились в гонимых людей, которых можно безнаказанно преследовать и даже убивать!

Это разве не результат марксистского воспитания «национального самосознания» народов СССР по Ленинско — Бухаринской концепции: «Русские всем должны!» И должны поставить себя в положение уступок националам».

Рост «метастаз» в самосознании русского народа не остановился.

Поэтому к причинам, побудившим нас исследовать историю демографического развития русского народа, добавляется еще одна.

Необходимо проверить справедливо ли утверждение Ленина[9], что великороссы в Царской России — это была «угнетающая нация, великая только своими насилиями, великая, как велик держиморда».

За 70 лет марксистами написаны тысячи томов книг, защищены сотни докторских диссертаций, половина состава Академии наук СССР — это академики, которые получили свои звания на пропаганде учения Ленина. Так что утверждение Ленина — надо проверить.

Но в многословных дискуссиях — это не проверить.

Ведь многословие — это самый лучший способ обосновать все, что захочешь. Именно многословие скрывает «детали дьявола».

Определить, действительно ли великороссы в Царской России исполняли роль «держиморды», который «угнетал» другие народы Царской России — надо исследовать действительно реальную историю.

А реальная история — это история демографического развития народов Царской России. И прежде всего — великороссов. Для этого есть самые объективные источники прошлого — переписи населения Царской России.


Что можно определить по переписям


Башлачёв. Переписи — это самый надежный источник информации прошлого.

Ведь только для чиновника Чичикова в повести Гоголя имели смысл «мертвые души».

Правителю надо знать, на какие людские ресурсы он может рассчитывать. Сколько он может собрать налогов. Сколько солдат мобилизовать в армию.

Швецов. Правителю, разумеется, очень важно знать, на что он может рассчитывать. Но данные он всё–таки собирает не сам лично — ему их подают «служилые люди». А у них, кроме обычного человеческого раздолбайства, могут быть какие–то свои причины искажать настоящее положение дел.

Башлачёв. Ну, не все же раздолбаи.

Служба обязывала все же служить Царю добросовестно.

Какой резон им искажать действительное число дворов!..

В своей хозяйственной деятельности земледельцы «привязаны к земле». Это позволяло правителям с давних времен облагать русский народ налогами, «податями».

Для истории демографического развития русского народа надо знать распределение той части населения Царской России, которое в подавляющем большинстве относили себя к русским, к русской культуре, к родным русским говорам. Так как всё великолепие, нежность и выразительность русских говоров от Днепра до Тихого океана разделили на три языка, то исследование переписей вынужденно буду вести с учётом этого разделения:

— великороссы — носители великорусского языка;

— малороссы — носители малороссийского языка;

— белорусы — носители белорусского языка.

Численности великороссов Царской России 1719 и 1795 годов:

Я. Е. Водарский, В. М. Кабузан. Территория и население. России в XV–XVIII веках[10].


Численности русского народа переписи 1897 года[11]:


Сводные данные по Царской России — таблица 1.1.


Численность млн. чел. млн. чел. млн. чел.
Языки 1719 г. 1795 г. 1897 г.
Великорусский 11,13 20,12 55,67
Малороссийский 2,02 8,16 22,38
Белорусский 0,38 3,4 5,89

Швецов. Можете провести очень простой опыт.

Попробуйте прочитать обычный русский текст, меняя «и» на «ы», «н» на «м», «е» и «о» на «и».

Потом не забудьте поделиться впечатлениями.

Башлачёв. Попробую на досуге. А сейчас перейдем к переписям

Основа хозяйственной деятельности русских людей на Русской равнине — земледелие. Своей хозяйственной деятельностью земледельцы «привязаны к земле». Это позволяло правителям с давних времен облагать земледельцев налогами, «податями.


Краткий обзор условий развития великороссов


Башлачёв. По переписи 1646 года податных дворов русских крестьян — 582 тыс. и 31 тыс. посадских людей.

Перепись не учитывала холопов и неподатных: дворяне, духовенство, царские чиновники, армия.

Неподатные на середину XVII века составляли 9% населения.

Кроме того были народы, которые жили в лесах и степях, подчиняясь своим «вождям» племен. Они «подати» в казну государства не платили, а присылали «ясак» Московскому Царю. Их так и называли — «ясашные люди». Собирать с них регулярную подать на практике было невозможно.

Причём главная цель Московских Царей, в отношении этих племен — добиться, чтобы они не разоряли поселения русских земледельцев. Московские Цари и добивались это тем, что осыпали подарками «вождей» этих «ясашных племен». И приглашали к себе на службу сыновей «вождей».

Лишь в начале XIX века была попытка формализовать управление «ясашных племен». Но принятие «Устава об управлении инородцев» от 22 июля 1822 года не увеличило сбор налогов с «ясашных племен».

Все расходы государственной деятельности Царской России до свержения Двора Романовых в 1917 году полностью обеспечивали податные земледельцы, то есть русский народ.

А так как земледельцы в своей хозяйственной деятельности фактически «привязаны к земле», то выбор у русских людей был невелик: или платишь «подать», или царёвы служилые люди засекут плетьми, в назидание другим.

Так что очень важно понять, как такая система налогообложения сказывалось на демографическом развитии великороссов в разных регионах Царской России.

При огромных просторах демографическое развитие зависит от географии. Поэтому следует исследовать развитие крупных регионов.


О геодемографическом ансамбле (ГДА)


Башлачёв. Исследуемые регионы должны представлять единый географически и демографически ансамбль (ГДА).

Географически территория ГДА должна быть неразрывна.

Демографически население должно быть более–менее однородно.

Исторически в этом регионе жители должны жить достаточно длинный временной интервал.

Важность подхода в демографическом исследовании территорию, как к «ансамблю», подчеркивает автор учебника по демографии западных учебных центров[12]:


«смесь населения не может быть предметом демографического исследования… население должно образовывать более или менее единый ансамбль».


Поэтому историю демографического развития великороссов будем исследовать с точки зрения Геодемографического ансамбля (ГДА), то есть по крупным регионам, состоящих из конкретных губерний Царской России.

Территорию Царской России к концу XIX века можно представить в виде 18 крупных регионов.

На карте — 50 губерний Европейской России

1. Нечерноземный Центр. Губернии: Московская, Калужская, Смоленская, Псковская, Новгородская, Петербургская, Тверская, Ярославская, Костромская, Владимирская, Нижегородская. (Этот регион охватывает все Верхнее Поволжье).

2. Черноземный Центр. Губернии: Рязанская, Тульская, Орловская, Тамбовская, Воронежская и Курская.

3. Нижнее Поволжье. Губернии: Пензенская, Симбирская, Казанская, Самарская, Саратовская и Астраханская.

4. Север. Губернии: Вологодская, Архангельская и Олонецкая.

5. Среднее Приуралье. Губернии: Вятская и Пермская.

6. Южное Приуралье. Губернии: Уфимская и Оренбургская.

7. Сибирь. Все округа и области восточнее Пермской губернии,

кроме округов включенных в Степной Край.

8. Степной Край. Южные округа Тобольской и Томской губерний

и северные уезды Семипалатинской, Кокчетавской и Тургайской областей.

9. Нижний Дон и Прикавказье. Области: Войска Донского, Терская и Кубанская. Губернии: Ставропольская и Черноморская.

10. Новороссия. Таврическая, Херсонская и Екатеринославская губернии.

11. Среднее Приднепровье. Губернии: Киевская, Полтавская, Черниговская и Харьковская.

12. Прикарпатье. Губернии: Волынская и Подольская.

13. Верхнее Приднепровье. Губернии: Витебская, Могилевская,

Минская, Виленская и Гродненская.

14. Привислинские губернии.

15. Прибалтика.

16. Закавказье.

17. Туркестан

18. Финляндия.



Главная цель исследования ГДА: где было активное демографическое развитие великороссов.

Первые 10 крупных регионов — это регионы интенсивного демографического развития великороссов.

11–13 регионы следует также рассмотреть.

14–17 — это периферийные регионы. В них великороссов ничтожное количество. Эти регионы будут рассмотрены по последним десятилетиям XIX века, лишь по одному показателю.

В Финляндии в 1897 году перепись не проводилась.


Кратко о переписях


Башлачёв. Переписью 1646 года была охвачена часть Нечерноземного Центра, Черноземного Центра, Нижнего Поволжья и Севера — то есть только регионы, в которых жили великороссы.

Так что 1646 год — это точная начальная координата динамического расчета численности великороссов.

Швецов. Надо помнить ещё о том, что границы нынешних областей частенько не совпадают с границами одноимённых губерний Царской России.

Башлачёв. Нынешние границы мы не рассматриваем.

Двор великороссов в начале правления Романовых состоял из 6–8 человек. Оценка численности великороссов в 1646 году дает величину, которую полезно округлить до миллиона — 6,0 млн. чел.

Это начало построения динамики по координате время.

Потом была подворная перепись 1678 года.

Затем десять ревизий (переписей) — с 1719 по 1857 годы. И перепись 1897 года. По ним можно оценить динамику численности регионов Царской России. Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет[13]. Для оценки я использую также публикацию:

А. Г. Рашин. Население России за 100 лет (1813 – 1913). Под редакцией академика С. Г. Струмилина[14].

Следует отметить, между данными этих публикаций есть заметные несоответствия. Поэтому пришлось делать сопоставительный анализ данных для промежуточных годов между переписями 1719, 1795, 1857 и 1897.

Для получения надежного динамического ряда нужно, чтобы ряд строился по строго периодическому циклу. Для длинного ряда от 1646 до 1897 года достаточно 10-летнего цикла.

На интервале в 250 лет смещение даты переписи на 3–4 года при цикле 10 лет на динамику тренда практически не влияет.

Визуально наглядная динамика выражена графиком.

Результаты оценки численности великороссов в регионах их активного демографического развития в Царской России с 1646 по 1897 год.



По графику очевидно: скорости демографического прироста великороссов в регионах их основной жизнедеятельности во времена крепостного права и после — сильно отличаются.

Во времена «расцвета» крепостного права прирост за 10 лет — около 8%. Или ежегодный прирост — около 0,8%.

В конце XIX ежегодный прирост — около 1,0%.

Такая разница прироста очень существенна.

Цель данной книги: нужно понять, как условия жизни в разных регионах Царской России сказывались на демографическом развитии великороссов.

Переписи с 1646 по 1857 год охватывают почти весь период действия крепостного права.

Поэтому следующую главу посвятим исследованию влияния крепостного права на жизнь великороссов Царской России.



Глава 2. Великороссы и крепостное право:1649–1861 годы



Башлачёв. В хозяйственном плане великороссы — земледельцы. Поэтому в своей жизнедеятельности они «привязаны» к земле и неминуемо попадали в поле зрения «служилых людей» Царя, которые собирали «подати».

И тут у великороссов выбор был невелик: или платишь «подать», или «служилые люди» Царя засекут плетьми, в назидание другим.

Но сбор податей требовал большого числа «служилых», которым надо было платить. А просторы Московского Царства еще больше усложняли сбор податей.

После переписи 1646 года Двор Романовых в 1649 году ввел крепостное право, по итогам Земского собора 1649-го года.

Швецов. Земский собор преподносят, как некое русское «народовластие», противопоставляя европейским парламентам.

Люди, проводящие такое сравнение, мягко говоря, безграмотны.

Земский Собор не являлся управляющим органом.

Отличительные черты управляющего органа — это отслеживание последствий воздействия на объект управления и корректировка этого воздействия на основании обратной связи.

Извините, но это — основы теории управления.

Касательно законодательного собрания (которым мог бы быть Земский собор) воздействием на объект являются законы, а собственно управлением — последующая правка этих законов.

Ну, и кто этим людям дал возможность отследить последствия Соборного уложения и поменять впоследствии его статьи?

Созывание раз в двести лет неких выборщиков — чистой воды жульничество, средство для монарха «заручиться народной поддержкой» для последующего закручивания гаек до упора.

Что и было сделано.


Как ввели крепостное право


Башлачёв. Суть крепостничества ясно и точно выразил Виталий Осипович Ключевский[15]:


«Правительство закрепило крестьян с их потомками за их владельцами и возложило на последних ответственность за податную исправность первых».


То есть Царь «даровал для кормления» служилым людям Двора поселения крестьян, поместья. Отсюда понятие «помещик».

При этом ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за сбор «податей» с крепостных крестьян возлагалась уже на помещика.

А как принудить крепостных крестьян к повиновению и оплате «податей» — это уже обязанность не «служилых людей» Царя.

Это обязанность уже самого владельца земли, помещика.

Как заставить: угрозами или силой — это уже дело второстепенное.

Так крестьяне, жившие на территории владельца поместья, стали собственностью помещика. И оказались в их полной власти.

Если парень женился на крепостной, то становился крепостным.

Если девушка выходила замуж за крепостного, то становилась крепостной.

Уйти от владельца земли крестьянин не мог. А владелец имел право продавать крепостных крестьян. И семьями, и поодиночке.

Швецов. Однако если солдат женился на крепостной, то она становилась свободной, переставая быть барской собственностью.

Башлачёв. Следует сразу отметить, что Цари Романовы взяли за основу принципы польского крепостного права Речи Посполитой.

Что такое Речь Посполитая?

Словари гласят: «rzecz — вещь, дело; pospolita — общая.

Итого — «Общая вещь». Это так, для понимания: «что есть что?».

Такое вот «великое» название для государства!

Но география Московии и Речи Посполитой — очень отличается.

Возможности убежать от крепостного права у крестьян в Речи Посполитой практически не было. На западе — Пруссия и Австро–Венгрии. На юге все Причерноморье под властью крымских татар.

Совсем иные условия у крестьян в Московском Царстве.

От притеснения «крепостной» мог сбежать от «барина» в трех направлениях: в леса Севера; в Нижнее Поволжье; на юг — на Дон.

Хотя землевладельцы добивались поиска ушедших «из крепости», но это удавалось далеко не всегда. Например, с землей вольного казачества неукоснительно следовало: «С Дона выдачи нет!»

Поэтому крепостное право, которое хорошо удерживало крестьян у «ляхов» в Речи Посполитой, не могло так же надежно удерживать крестьян у помещиков Московского Царства.

Швецов. Удрать куда–то могли только молодые мужчины в расцвете сил. Перетащить куда–то семью с пожитками (без которых не вырастить урожай, не обустроиться на новом месте) — совершенно невозможно. Кремли стоящих на речках русских городов, коими так любят нынче любоваться туристы, надёжно перекрывали единственные пути, по которым и шло сообщение между «городами и весями» — судоходные реки. Эмоциональное изложение жестокости крепостничества есть в книге: Тарасов Б. Ю. Россия крепостная. История народного рабства[16].


В ней многочисленные мнения известных и неизвестных современников о том, как осуществлялось в действительности крепостное право в Царской России.

Но ведь было много известных деятелей, которые отзывались о крепостном праве вполне благоприятно.

Башлачёв. Впрочем, даже сейчас в России XXI века среди власти России есть люди с благоприятным отношением к крепостному праву.

Но минимизирую эмоции и сконцентрируюсь на исследовании влияния «крепости» на демографическое развитие великороссов.

Для этого при исследовании демографического развития великороссов во времена крепостного права разделю «податных» на две группы: крепостные и вольные.


О крепостных великороссах


Башлачёв. Крепостные — это та численность податных людей, которая после 1649 года оказалась в собственности землевладельца.

В зависимости от владений следует выделить три вида крепостных крестьян: дворянства, дворцовые и духовенства.

О жизни крепостных крестьян дворянства, написано достаточно много самими помещиками.

Дворцовые крепостные — это крестьяне царского землевладения, откуда раздавались крестьяне как награда за службу Царю.

Поэтому нет особого смысла разделять крепостных дворянства и дворцовых. Далее при оценке все они — «крепостные дворянства».

Тем более что за годы крепостного права доля дворцовых крепостных крестьян уменьшилась с 11% в 1678 г. до 8% к 1857 г.

Крепостные духовенства» — следствие реформы Никона, которая привела к расколу Русской Православной Церкви.

Обычно раскол сводят к формальным признакам — типа двуперстия и трехперстия. При этом сознательно умалчивается, что старообрядцы не признали крепостное право.

Для старообрядцев неприемлемо закабаление человека человеком.

Прав автор, написавший[17]:


«социальная модель старообрядческого мира, унаследовавшая и сохранившая в себе много черт дореформенной Руси с ее соборностью и строгой религиозностью, и при этом отличавшаяся высокой деловой активностью, хозяйственной предприимчивостью, представляла собой пример того, как могла бы развиваться Россия без крепостного права».


Швецов. Не признавая закабаление человека человеком, старообрядцы совершенно спокойно признавали закабаление родственника родственником.

По свидетельству Мельникова–Печерского девушка до тридцати лет (тридцати!) не могла выйти замуж без согласия родителей, будучи обязанной пахать на них с утра до ночи. А если она всё–таки удирала из дома, чтобы обвенчаться (свадьба «уходом»), то приданого родители не давали. Всё, что напряла и наткала с малых лет, оставалось родственникам.

Так что иметь кучу девочек в семье, под спудом «соборности и религиозности» старообрядцу было просто неимоверно выгодно.

Но крепостничество было действительно противно самой природе старообрядчества.

Башлачёв. А вот новообрядцы Никона воспользовались крепостных правом с византийским размахом. Уже по переписи 1678 года каждый пятый «крепостной» великоросс был у духовенства.

Утверждение, что крепостные духовенства работали на Бога — просто оправдание. Тяготы крепостной жизни у крепостных духовенства были те же, что и у принадлежавшим дворянам.

Приказчики также сажали крестьян на цепь, били плетьми, наказывая, чтобы крестьяне «страху божию, и добродетели, и добрым поступкам, правде и обходительности наставлены и обучены были».

К середине XVIII века пропорции между поступлениями в царскую казну и доходами Церкви от «крепостных духовенства» стали неприемлемыми для Дома Романовых.

И Екатерина Вторая решительно перевела «крепостных духовенства» в управление коллегии экономии, фактически приравняв их с сословием государственных крестьян.

В решении Екатерины Второй существенно то, что податные, не состоящие в крепостной зависимости, облагались более высокими «податями», чем крепостные. Например, в 1724 году на все лица, подлежавшие уплате подати, без различия возраста был назначен подушный оклад в 74 коп. А вольные, не состоящие в крепостной зависимости, должны были платить дополнительно еще 40 коп[18].

Так что не состоящие в крепостной зависимости податные платили подати более чем в 1,5 раза больше, чем крепостные.

Решение Екатерины Второй отобрать «крепостных духовенства» очень существенно увеличило поступления в государственную казну.

В 1768 году подушная подать для крестьян «вне крепости» увеличена до 2 руб.


О вольных великороссах


Башлачёв. Но введение крепостного права 1649 года охватило не всех великороссов. Тех крестьян, которые жили на землях вне владений землевладельцев, обозначу как вольные.

В таком названии содержится глубокий и древний смысл жизни на Русской равнине. Полезно напомнить русскую поговорку — «вольному воля». Эта поговорка имеет очень древнее происхождение. В древней Руси, заключая «ряд» (договор) друг с другом князья писали: «А боярам и детям боярским, и слугам, и крестьянам вольная воля».

Когда складывалась эта поговорка, русские крестьяне своим трудом создавали плодородные участки, выращивали хлеб и были вольными. Конечно, когда бояре требовали уплату податей, то крестьяне соглашались платить.

Затем обжитую землю бояре присвоили как свои владения.

И крестьяне были вынуждены наниматься к землевладельцу и платили ему своим трудом или урожаем исполу (половину урожая).

Но когда рассчитались с землевладельцем, то были вольны в дальнейшей деятельности. Могли уйти к другому землевладельцу или уйти на свободные пустоши и начать их распахивать и растить хлеб.

То есть по–русски «вольному воля» означала возможность хозяйствовать на территории землевладельца, а когда рассчитался по чести и совести с землевладельцем, то у него была возможность уйти от этого землевладельца куда вздумается.

Этот древний обычай уходит корнями в Древнюю Русь, ему не менее 1000 лет. И этот обычай очень. очень ценили наши предки.

Еще в Средние века крестьянин мог уйти с земли владельца, выполнив принятые на себя обязательства по аренде и по ссуде.

Если кратко, то «вольному воля» — это стремление русского человека к хозяйственной деятельности при неподчинения «барину».

Швецов. Нет никакого «общественного договора».

Есть всего лишь насилие, которое может осуществить в сложившихся условиях либо личность, либо общественное образование без особых для себя издержек.

Князья и бояре — всего лишь разбойники с большой дороги, предлагающие «крышу». А разговоры про «свет–князя — защитника от супостатов» — всего лишь попытка сохранить лицо как для обираемого, так и для обирающего.

Легко «защищать» безоружного крайне уязвимого крестьянина.

Каменотёса, для инструментов которого доспех — всего лишь фольга на конфете, «защищать» куда как хлопотнее.

Башлачёв. Каменотёсов отложим. Нас интересуют крестьяне.

При введении крепостного права в 1649 году не все земли оказались во власти землевладельцев. Были земли, которые считались общей собственностью, живущих на ней крестьян.

В отличие от крепостных, крестьяне, живущие на общинной земле, могли покинуть общину. Уходя из общины, такой крестьянин терял свой надел. Но он мог начать обустраиваться на «ничейной» земле, распахивать пустующую землю, выращивать урожай и обеспечивать жизнедеятельность своей семьи.

Такие крестьяне были вполне самостоятельны. Они платили подати и были свободны в своей хозяйственной деятельности.

Для вольных великороссов «земля» и «воля» — это неразрывные условия их жизни.

Когда воинствующие русофобы говорят или пишут: «русские — вечные рабы», то надо опровергать такую ложь.

О жизни крепостных написано много книг самими помещиками.

А вот о крестьянах, у которых «вольному воля» — суть его жизни, написано мало. Для помещиков, владельцев крепостных крестьян, вольные всегда были помехой или даже угрозой.

В Царской России были еще посадские люди городов, которые тоже платили подати, но были «вне крепости».

Так что всех «податных» людей, которые были «вне крепости», можно объединить во вторую группу — «вольные люди».

Швецов. Кстати, о посадских людях. До 1649 года часть улиц и домов в посадах принадлежала частным, духовным и светским лицам — все эти слободы носили название белых слобод, или белых мест.

Они освобождались от тягла и находились в привилегированном положении по сравнению с посадским тягловым населением.

Соборное Уложение урегулировало правовое положение посадского населения и прикрепило его к данному посаду.

Выражаясь современным языком — всех заровняли в правах и обязанностях исключительно по месту жительства.

И всё это было сделано с подачи «чёрных» слобод, обложенных «тяглом». Вот такая вот «справедливость»!

Поневоле вспоминается злобная байка про котёл с русскими в аду, который чертям охранять без надобности.

Но «чёрных» посадских понять можно — ими двигала не только зависть или желание досадить более удачливым соседям.

Отсутствие «тягла» давало преимущество в соперничестве за рынок сбыта и за получение заказов — у кого меньше налог, тот может сбивать цену ниже.

К тому же ещё жива память о татарских набегах и Смутном времени, и к расходам «на оборону» городской люд относился с пониманием

— лучше чуть переплатить, чем отстраивать город заново.

Но! За такое трепетное отношение к государственным нуждам Алексей Михайлович не мог не «отблагодарить» — указом 1658 г., под угрозою смертной казни, запрещается переход из одного посада в другой. Остаётся только признать, что наших предков в очередной раз лихо облапошили.

Кроме несомненного ограничения свободы, запрет на переход из посада в посад (то есть из города в город) оказывал медвежью услугу городским ремесленникам.

Без перетока мастеров, без обмена опытом, без открытого соперничества развития ремёсел быть не может.

Ищите технологическое отставание от Европы в «татарском иге»?

Зря там ковыряетесь — поблагодарите Алексея Михайловича Романова. Соблюдался ли этот запрет неукоснительно?

Быть может, и не особо. А как узнать–то?

Много ли книг и исследований посвящено этим труженикам?

Нет, совсем немного. А ведь именно благодаря посадским ремесленникам государство Российское росло и крепло.

Но для официальной исторической науки посадские — это тоже некий «фон». Подумаешь, какие–то трудяги!

Вон у нас сколько полководцев!.. (А спроси обычного человека, выяснится, что аж целых два — Кутузов и Суворов).

Поклонимся с благодарностью посадскому люду.

Без их умелых рук не прирастало бы государство Российское и не множился бы русский народ.

Вернёмся к правам и свободам. Положение посадских не шло ни в какое сравнение с положением крепостного крестьянина.

Никто не думал распоряжаться посадскими, как своей собственностью, продавать семьями или поштучно, пороть за проступок на конюшне. Барина у посадских не было никогда!

Воля? Да, в пределах посада — вне всякого сомнения.

Башлачёв. Различие вольных от крепостных очень существенное.

Крепостные крестьяне жили на земле владельца и были его собственностью. При этом они были обязаны «кормить» владельца земли и платить подати в казну государства.

Жизнедеятельность семьи крепостных полностью зависела от прихотей «барина» или его управляющего.

А вот жизнедеятельность вольных людей не зависела от «барина», а зависела от его способности хозяйствовать самостоятельно.

Швецов. Это всё, конечно, здорово и замечательно, но коль уж приводить отрывки из книги Тарасова, то следует привести и это:


«В стране, в которой публичная торговля людьми и всевозможные притеснения и унижения человеческого достоинства были утверждены законом, естественно было ожидать увеличения числа незаконных злоупотреблений, задевавших и формально свободных людей.


Помещики, особенно из числа богатых и влиятельных, очень часто пользовались своей силой и властью для того, чтобы население казенных деревень и сел держать на положении собственных крепостных. Правды жителям найти было нелегко, потому что вся местная власть была на стороне притеснителей.

Начальник 4-го округа жандармов граф Петр Буксгевден доносил в секретном сообщении императору Николаю, что только в западных губерниях у помещиков находится более четырехсот тысяч вольных людей, которые, зная о своих правах, вынуждены были переносить на себе все тяготы крепостного состояния.

От насилия и рабской участи не были застрахованы и сами дворяне. Примеров, когда в усадьбах у знатных господ служили дворовые из “благородных”, не были исключительной редкостью.

У генерала Измайлова жила целая семья польских шляхтичей, отец, дочь и несколько сыновей, которую он перекупил у другого помещика. Отец всю жизнь пытался отстоять свои права, но так и умер крепостным. Девушку генерал сделал своей наложницей, а ее братьев, которые, по примеру родителя, пытались “отыскивать вольность”, держал на цепи и бил плетью, пока не вырвал обещание покориться и смириться со своей участью.

Этот случай, как и некоторые другие, стали известны из материалов редких уголовных дел. Но сколько примеров никогда не станут известными, потому что полиция, прикормленная помещиком, как правило, закрывала глаза на любые преступления»[19].

Если уж влететь в рабское положение мог даже дворянин, то жизнь простого человека представляется совсем уж игрой в пресловутую русскую рулетку.

С другой стороны, положение вольного чего–то всё–таки стоило, коль старались эту волю получить или выкупиться «из крепости».

Башлачёв. По советской и либеральной идеологии Царская Россия — это царское самодержавие и крепостное право.

Но в том то и дело что вольные великороссы жили без крепостного права и не спрашивали «царевых людей», когда «садились» на пустующую землю.

У вольных великороссов действовали два правила.

Первое — «куда топор, соха ходили» — земля считалась уже занятой.

Второе правило — «кто пахал, того и ржи (хлеб)».

Так что на интервале крепостного права надо раздельно исследовать демографическое развитие вольных и крепостных податных Царской России.

Для этого использована публикация:

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет[20].


Динамика крепостных и вольных в численности податных Царской России в годы крепостного права — диаграмма 2.1.



Подворная перепись 1678 года показывает: в крепостной зависимости — 6,8 млн. великороссов, а «на воле» — 1,2 млн.

Так что Двор Романовых всего за поколение превратил абсолютное большинство великороссов в «крепостных».

Тем не менее, за время крепостного права численность «крепостных» с 1678 года по 1857 год увеличилась — лишь в 3,3 раза, а вот «вольных» очень сильно — в 22 раза.

Швецов. При этом никуда вольнолюбивые «русичи» особо–то и не разбежались. Хотя могли «уйти куда угодно, хоть на Север, хоть на Дон…». Либо по нутру было рабское состояние. Либо, всё–таки, бежать особо было некуда.

Вот слияние двух рек — Оки и Волги. Сколько нужно людей, чтобы наглухо перекрыть ни много, ни мало — бассейны двух крупнейших рек Русской равнины? Пары сотен стражи?

Других дорог нет — только русла рек.

Кроме как перекрытия реки никаких других функций Нижегородский кремль не несёт.

Плюньте в рожу наглому экскурсоводу, который вещает про «Нижний Новгород основали для защиты от захватчиков…».



Крепость, мешающая захватчику должна стоять у брода, перекрывать горную тропу, закрывать вход в долину, мешать высадке возле порогов (крепость Кодак у Запорожской Сечи) и так далее, и тому подобное. Кочевым народам, да и любому захватчику вообще, Нижегородский кремль не мешает никак — стоит на отшибе.

Если набег идёт по замёрзшей реке, то реку стеной не перегородить, обошёл, да и всё. А вот щипать купечество и перекрывать поток несогласных со «скрепами» — самое оно!

Башлачёв. Нет, дорогой друг! Ты не прав далеко не всем великороссам было по нутру рабское состояние. Вольнолюбивые великороссы уходили — и на Север, и на Дон.

Сейчас при исследовании демографического развития податных полезно было бы оценить ту экономическую нагрузку, которая падала на великороссов «для кормления» тех неподатных, которые составляли служилые сословия: дворянство, духовенство, чиновники и т. д.

В публикациях переписей раздельных численных данных по этим сословиям нет. Поэтому экономическую нагрузку на податных людей можно представить как соотношение «податные/неподатные».

При этом надо иметь в виду, что в публикациях по южным и восточным регионам Царской России в группу «неподатные» попадали инородцы, которые переписью были учтены, но подати собрать с них было проблематично.

Для изучения демографического развития крепостных и вольных податных людей разных регионов Царской России использую данные: Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет[21].

Швецов. Было бы совсем неплохо и в нынешней РФ оценить данное соотношение и его изменения с течением времени.

Ведь неподатными в РФ являются все государственные служащие без исключения. И взимание с них налогов — это перекладывание государством денег из кармана в карман. Само дало — само взяло.

Башлачёв. Ясна твоя задумка. Но вернемся в Царскую Россию.

Результаты демографического развития народа, исследованного по цифрам переписей, следует дополнить, насколько это возможно, вторым объективным источником информации — фотографиями людей последних десятилетий XIX и начала ХХ веков.

Кроме того тысячелетняя история русского народа показывает: для жизнедеятельности на Русской равнине для великороссов исключительно важен был жилой дом.

Поэтому для осознания демографического развития русских людей полезно посмотреть фотографии их жилых домов, которые еще можно было видеть и фотографировать в середине ХХ века.



Глава 3 Нечерноземный Центр 1646–1860 гг



Башлачёв. В начале крепостного права этот регион географически охватывал Валдайскую возвышенность и Верхнее Поволжье. В XVIII веке он расширился до Финского залива.

Нечерноземный Центр — это губернии: Московская, Калужская, Смоленская, Псковская, Новгородская, Петербургская, Тверская, Ярославская, Костромская, Владимирская и Нижегородская.



Что надо исследовать во времена крепостного права


Башлачёв. Для осознания влияния крепостного права на демографическое развитие великороссов важны:

— влияние крепостных и вольных на прирост податных;

— изменение соотношения «податные/неподатные», по которому можно представить экономическую нагрузку на податных людей.

Изменения этих зависимостей в Нечерноземном Центре за основное время крепостного права, можно представить графически в строгом 10-летнем цикле.

При этом нужно учесть, что в 1764 году Екатерина Вторая отобрала крепостных крестьян у духовенства. А доля «крепостных духовенства» была в те годы существенная — 17%. Причем в Нечерноземном Центре было более 1,0 млн. — почти 60% всех «крепостных духовенства».

Поэтому при оценке динамики податных вольных и крепостных факт изменения социального статуса «крепостных духовенства» нужно учитывать обязательно.

До 1765 года «крепостные духовенства» учтены в численности крепостных. А с 1765 года бывшие «крепостные духовенства» учтены в численности вольных.

Численности крепостных и вольных крестьян Нечерноземного Центра известны по переписям с 1678 года по 1857 год[22].


Выразим графически изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права — диаграмма 3.1.



Как видите, в течение всего 3 первых десятилетий крепостного права в Нечерноземном Центре дворянство и духовенство «закрепостило» более 95% податных великороссов.

В результате численность вольных сократилась в несколько раз.

На 1719 год в Нечерноземном Центре на 5,6 млн. крепостных было всего 247 тысяч вольных крестьян и городских сословий.

Так продолжалось всю первую половину XVIII века.

Именно в конце этого интервала Михаил Ломоносов сделал вывод[23]:


«… полагаю самым главным делом: сохранение и размножение русского народа, в чем и состоит величество, могущество и богатство государства, а не в обширности, тщетной без обитателей»


Будучи сам вольным великороссом, Ломоносов имел в виду именно вольных великороссов, которые хозяйствовали самостоятельно, «без барина».

В 1760-х численность вольных резко увеличилась. Это результат решения Екатерины Второй перевести «крепостных духовенства» в управление коллегии экономии, фактически приравняв их с сословием государственных крестьян.

В последние десятилетия крепостного права прирост вольных существенно больше прироста крепостных.

Результат влияния крепостного права на податных людей Нечерноземного Центра с 1719 по 1857 год можно выразить так:

— крепостные — увеличение в 1,2 раза, с 5,6 млн. до 6,7 млн. чел.

— вольные — увеличение в 22 раза, с 0,2 млн. до 4,5 млн. чел.

Для сравнения: в целом по Царской России:

— крепостные — увеличение в 2 раза, с 10 млн. до 20 млн. чел.

— вольные — увеличение почти в 7 раз, с 4 млн. до 27 млн. чел.

По данным переписей можно определить, что соотношение неподатных к податным изменялось так: в 1719 году было — 1/28, в 1857 году стало — 1/15. То есть за период крепостного права экономическая нагрузка на крестьян в Нечерноземном Центре увеличилась почти в ДВА раза.

Для того чтобы осознать какие тяготы и лишения терпели крепостные крестьяне Нечерноземного Центра полезно обратиться к описанию современников.

Сначала выдержки из описания Александра Николаевича Радищева в повести «Путешествие из Петербурга в Москву».


«Я взглянул … душа моя страданиями уязвлена стала»


Башлачёв. Именно, проехав вдоль оси «Петербург — Москва», в самый расцвет крепостного права, увидев всё своими глазами. Александр Николаевич и выразил охватившие его чувства, словами:


«Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвлена стала».


А этих страданий крепостных крестьян Нечерноземного Центра Радищев повидал и послушал много. Из разговора Радищева с крестьянином, который пахал поле «барина».


— Разве тебе во всю неделю нет времени работать, что ты в воскресенье. Да еще в самый жар?

— В неделе–то, барин, мы шесть раз ходим на барщину; да под вечером возим сено на господский двор. Ныне еще поверье заводится отдавать деревни в аренду. Самая дьявольская выдумка отдавать крестьян своих чужому в работу. На дурного приказчика хотя можно пожаловаться, а на наемника кому?..


А вот как размышлял Радищева о неравенстве условий жизни крепостных и вольных крестьян:


«Сравнил я крестьян казенных (государственных) с крестьянами помещичьими. Одни платят известное, а другие должны платить то, что господин хочет. Одни судятся со своими равными; а другие в законе мертвы».


Швецов. А не с тех ли давних пор необъяснимая нынешними условиями тяга русского человека ко всему казённому? Хоть какие–то понятные правила игры.

Башлачёв. Только не у потомков вольных великороссов.

Демографическое развитие зависит от домашней жизни крестьян.

Вот как описал Радищев быт «крепостной» семьи:


«Четыре стены покрытые сажею; печь без трубы. Деревянная чашка и кружки, тарелками называемые; стол топором срубленный».


Будете в Эрмитаже или других бывших царских дворцах.

Глядя на золото столовых, чайных и прочих сервизов, вспомните описанные Радищевым житие крепостных крестьян:


«стены покрытые сажею; печь без трубы. Деревянная чашка и кружки, тарелками называемые».


И вы согласитесь, прав Александр Николаевич:


«Вот в чем по справедливости источник государственного избытка, силы, могущества» богатства и роскоши Двора Романовых.


Показала хозяйка Радищеву хлеб, который состоял из трех четвертей мякины и одной части несеяной муки.


От такого хлеба «ребята мрут, мрут и взрослые. Но как быть, потужишь, потужишь, а делай то, что барин велит».


А вот что ответила хозяйки этого дома Александру Николаевичу на его расспросы:


«Не слёзы ли ты крестьян своих пьешь?.. Что ж вам, бояре, в том прибыли, что вы едите сахар, а мы голодны?»


Нерадостное положение обрисовала крестьянка.

Вполне понятен вывод Радищева:


«Тут видна алчность дворянства, грабеж, мучительство и беззащитной нищеты состояние» крепостного крестьянина.


Неудивительно, что прочитав это в повести «Путешествие из Петербурга в Москву» Екатерина Вторая изрекла:


«Бунтовщик! Хуже Пугачева».


Суд приговорил Радищева к смерти.

Императрица заменила ссылкой на 10 лет в Илимский острог в Сибири.

Время, описанное Радищевым — это расцвет крепостного права. Как «расцвет» сказался на демографическом развитии — диаграмма 3.1.

А теперь посмотрим, детально, на примере изменения численности населения отдельных губерний.


Губернии Нечерноземного Центра при крепостном праве


Башлачёв. Вот как изменялась численность в первой половине XIX века[24]. Этот период охватывает и Отечественную войну 1812 года, и расцвет крепостного права перед его отменой войну — таблица 3.1.


Численность, тыс. Численность, тыс. Численность, тыс. Изменение Изменение
Губернии 1811 г. 1838 г. 1851 г. 1811–1838 гг. 1838–1851 гг.
Санкт Петербургская 600 585 566 -2% -3%
Псковская 782 705 657 -10% -7%
Смоленская 1190 1064 1070 -11% 1%
Калужская. 987 915 941 -7% 3%
Костромская 1014 959 1021 -5% 6%
Ярославская. 993 917 943 -8% 3%

В сокращении численности Смоленской губернии на интервале 1811–1838 гг. и в какой–то мере Калужской губернии, должен был сказаться фактор нападения и отступления Наполеона 1812 года.

Но фактором Наполеона не объяснить сокращение численности в Санкт–Петербургской, Костромской и Ярославской губерниях.

А вот описание Радищевым жизни крепостных великороссов на пути из Петербурга в Москву вполне объясняет сокращение численности этих губерний. И причину этой «беззащитной нищеты» Радищев вполне справедливо называет: «алчность дворянства, грабеж, мучительство».

Ведь восклицание Александра Николаевича: «Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвлена стала» — возникло именно при путешествии из Петербурга в Москву, по губерниям главной оси Нечерноземного Центра.

Но как бы далеко не отошло от нас в исторической ретроспективе те времена крепостного права, описанные Радищевым, но наследие тех времен по–прежнему живо среди людей, кто считает себя призванным руководить судьбами, целями и задачами порабощения массы в пользу привилегированных и правящих.

Поэтому и сейчас в России XXI века среди властвующей элиты России есть люди с благоприятным отношением к крепостному праву.

Швецов. Народная молва уже описала устремления таких «радетелей старины» в виде беседы двух депутатов:

— Ну, что — законы приняли, надо и о людях подумать!

— Да! Душ пятьдесят я бы себе взял!..


Башлачёв. Такие разговоры на пустом месте не возникают.

Значит, есть мотивы к подобным помыслам. Крепостной строй, разбитый полтора века назад, в 1861 году, готов снова вернуться в ХХI веке в русскую жизнь под новым покровом, с новыми приемами под видом необходимого для сосредоточенного сильного государства.

Например, в «Российской газете» от 26 сентября 2014 года целая полоса огромной статьи «Суд скорый, правый и равный для всех». Автор — председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин.

Статья вроде бы посвящена «судебной тематике», но цель статьи — укрепление «властной вертикали». И автор, скользя по всему развороту второй полосы газеты, как по накатанному спуску с горы, подводит читателя к целевой мысли: «крепостничество было главной скрепой, удерживающей единство» России.

При уважении к статусу председателя Конституционного Суда такая трактовка сути крепостного права — несправедлива и неверна. И соглашаться с ней — никак нельзя.

И если уж так выступает председатель Конституционного Суда, то в современной России найдутся тысячи желающих с подобными помыслами и амбициями: «Да! Душ пятьдесят я бы себе взял!..» Соблазны «благ» крепостных владений — так просто не запретить.

Наблюдения и размышления Александра Радищева, сделанные два века назад, следует дополнить воспоминаниями человека, который описал крепостные нравы в конце крепостного права.


Петр Кропоткин о крепостных нравах своего отца


Башлачёв. Пётр Алексеевич Кропоткин, потомственный русский князь, ведущий свое происхождение от Рюриковичей.

Пётр Кропоткин — это ученый с мировым именем — это чиновник, веривший в возможность исправить правящий строй. Он вырос в семье крупного крепостного собственника. В своей книге «Записки революционера» Пётр Кропоткин описал свои воспоминания о крепостных порядках своего отца. Приведу их фрагментами.

Кропоткин:


«Нравы и богатство помещиков измерялось числом "душ", которыми владел помещик. "Души" — крепостные мужского пола, женщины в счет не шли. Мой отец считался богатым человеком. У него было более 1200 душ в трех различных губерниях».


Башлачёв. 1200 душ в трех губерниях. Значит, отец Петра Кропоткина был очень богатым владельцем крепостных великороссов.

Кропоткин:


«Отец жил соответственно своему положению. Это значило, что отец держал многочисленную дворню. Пятьдесят человек прислуги в Москве и около шести–десяти в деревне не считалось слишком большим штатом. Тогда казалось непонятным, как можно обойтись без четырех кучеров, смотревших за двенадцатью лошадьми, без трех поваров для господ и кухарок для "людей", без двенадцати лакеев, прислуживавших за столом во время обеда (за каждым обедающим стоял лакей с тарелкой), и без бесчисленных горничных в девичьей».


Башлачёв. Конечно, отец Петра, как генерал, и управлял всем своим крепостным хозяйством приказами.

Кропоткин:


«Из приказа отца, которые он отдавал управляющему:

«По получению сего, предписывается тебе отправить в мой дом, в город Москву, двадцать пять крестьянских парных подвод, по лошади от двора да по человеку и по дровням от другого; нагрузить столько–то четвертей овса, столько–то пшеницы, столько–то ржи, а также кур, гусей и уток, которые должны быть убиты в эту зиму, хорошо заморожены, хорошо упакованы и препровождены при описи с верными людьми…". Далее шло перечисление наказаний, которые постигнут виновников, если провизия не прибудет вовремя и в хорошем состоянии.


Незадолго до рождества двадцать пять крестьянских саней действительно въезжали в ворота и заполняли весь громадный двор. Как только докладывалось отцу об этом важном событии, отец начинал звать громко:

— Фрол! Кирюшка! Егорка! Где вы там? Все раскрадут! Фрол, ступай принимать овес! Ульяна, ступай принимать птицу! Кирюшка, зови княгиню!

Во всем доме начиналось смятение. Слуги метались как угорелые во все стороны, из передней во двор, а из двора опять в переднюю,

Когда сани разгружены, передняя наполнялась крестьянами. Они стояли и дожидались, покуда отец позовет их в кабинет, чтобы расспросить о том, каков снег выпал и каковы виды на урожай. Они дожидались целыми часами, глядя с тоской на каждого входившего или же выходившего из кабинета отца.

Мужики каждый день, в ожидании приказа о выезде, кряхтят, кланяются и тяжело вздыхают. Их послали с конными подводами в Москву в зачет барщины, но кто знает: зачтут ли все дни, прожитые в Москве?..»


Башлачёв. А вот как описывает Петр Кропоткин, как «хозяйствовал» его отец.

Кропоткин:


Ключница Ульяна стоит в коридоре, ведущем в кабинет отца, и крестится. Она не смеет ни войти, ни повернуть назад. Наконец она прочитывает молитву, входит в кабинет и едва слышным голосом докладывает, что запас чая почти на исходе, что сахара осталось всего лишь фунтов двадцать и что остальная провизия также скоро выйдет.

— Воры! Грабители! — кричит отец.

Затем отец принимается проверять счета. При этом он вспоминает о сене. Посылается Фрол перевесить, сколько осталось его; отец вычисляет, сколько должно быть сена на сеновале. Выходит, по–видимому, что исчезло много пудов, а Ульяна не может сказать, как израсходовано несколько фунтов какой–то провизии. Ульяна трепещет. Теперь зовут к допросу кучера Отец бросается на него и принимается бить. Кучер твердит: "Ваше сиятельство, изволили ошибиться".

Отец снова принимается считать. На этот раз выходит, что на сеновале больше сена, чем следовало. Теперь отец ругает кучера за то, что он задает лошадям меньше корма, чем надлежит. Фрол призывает в свидетельницы богородицу, что кучер говорит правду.

Но отец продолжал кричать, что хамово отродье заслуживает всяческого наказания и пишет записку.

— Послать Макара с этой запиской на съезжую. Там ему закатят сто розог.

А между тем отец мой был не из жестоких помещиков. Наоборот, слуги даже и мужики считали его хорошим барином. Но то, что я только что описал, происходило всюду, часто в гораздо более жестокой форме. Сечение крепостных входило в круг обязанностей полиции и пожарных.

Почему это в нашем имении число душ так медленно прибывает? Вы, по всей вероятности, мало следите за тем, чтобы люди женились?

Генерал велел принести себе список всех крестьян, отметил имена всех парней, достигших восемнадцати лет, и девушек, которым исполнилось шестнадцать, то есть всех тех, которых по закону можно венчать. Затем генерал отдал приказ: "Ивану жениться на Анне, Павлу на Парашке, Федору на Прасковье" и т. д. Так он наметил пять пар. "Пять свадеб, — гласил приказ, должны состояться в воскресенье, через десять дней".

Вой поднялся по всей деревне. В каждой избе вопили женщины, молодые и старые. На придачу время было пахать, а не свадьбы играть! Да и как можно приготовиться к свадьбе в десять дней Десятки крестьян приходили, чтобы повидать барина. Но все было напрасно. Помещик заявил, что свадьбы должны быть через десять дней; так оно и быть должно.

В назначенный день свадебные процессии, скорее напоминавшие похороны, направились в церковь. Женщины вопили и причитывали, как по покойникам. Одного из лакеев командировали в церковь, чтобы доложить, когда обряд свершится. Скоро, однако, лакеи прибежал, бледный и расстроенный.

— Парашка упрямится, доложил он — Она не хочет выходить за Павла. Когда батюшка спросил: "Согласна ты?", она громко крикнула: "Нет, не согласна!"

Помещик рассвирепел.

— Ступай и скажи ему, долгогривому, что, если он не обвенчает Парашку, я донесу на него архиерею. Как смеет он, мерзавец, не слушаться меня. Скажи, что я его сгною в монастыре. Парашкиных же родителей сошлю в степную деревню.

Лакей передал приказ. Парашку обступили поп и родные. Мать на коленях молила дочь не губить всех. Девушка твердила "не хочу", но все более и более слабым голосом, потом шепотом, наконец совсем замолчала. Ей возложили венец… Она не сопротивлялась. Лакей помчался в барский дом с докладом: "Повенчали".

Полчаса спустя у ворот помещичьего дома забряцали бубенчиками свадебных поездов. Пять пар слезли с телег, перешли двор и вошли в переднюю. Помещик принял их и велел поднести по рюмке водки. Родители, стоявшие позади плакавших дочерей, велели им кланяться в ноги барину.

Свадьбы по приказу составляли обычное явление. Человеческие чувства не признавались, даже не подозревались в крепостных «Неужели крепостные любят совсем как мы?" — восклицали сентиментальные дамы.

Образование, которое давали иногда помещики своим крепостным, являлось для них новым источником несчастий. Отец мой раз выбрал в крестьянской избе одного способного мальчика и отдал его в фельдшерскую школу. Мальчик был прилежный и через несколько лет сделал значительные успехи. Летом Саша–доктор, как звали в доме молодого человека, усердно собирал и сушил различные целебные травы. Но это продолжалось недолго. Раз зимой отец приехал в Никольское, прожил здесь несколько дней и уехал. В ту же ночь Саша–доктор застрелился. Он любил девушку, на которой не мог жениться, так как она была крепостной другого помещика.

Судьба другого молодого человека, Герасима Круглова, которого отец отдал в московское земледельческое училище, была почти так же печальна. Он блестяще окончил — с золотой медалью. Директор училища употребил все усилия, чтобы убедить отца дать Круглову вольную и открыть ему доступ в университет, куда крепостных не принимали.

Он мне надобен в моей деревне, — отвечал отец.

Конечно, на Герасима это должно было сильно подействовать. Он мечтал об университете, об учёной деятельности. Его взгляд выражал страдание. Кончилось это тем, что Герасима заковали и посадили под караул, чтобы сдать в солдаты.

— С этим народом, — говорил отец, — иначе и нельзя было. Разве они люди? Но что я делал, — были пустяки; и говорить не стоит. А вот хоть этот самый Саблев: уж на что кажется мягким и говорит таким сладким голоском, а с крепостными чего он не делал! Сколько раз они собирались убить его! Я по крайней мере хоть никогда не трогал своих девок. А вот этот старый черт Толмачов такой был, что крепостные собирались жестоко изувечить его…

Картина получилась бы гораздо более мрачная, если бы я стал передавать то, что слышал в те годы: рассказы про то, как мужчин и женщин отрывали от семьи, продавали, проигрывали в карты либо выменивали на пару борзых собак; рассказы про то, как отнимали детей у родителей и продавали жестоким или же развратным помещикам; про то, как ежедневно с неслыханной жестокостью пороли на конюшне; про девушку, утопившуюся, чтобы спастись от насилия; про старика, поседевшего на службе у барина и потом повесившегося у него под окнами. Что же касается до той бедности, которую во время поездок я видел в некоторых деревнях, то нет слов для описания всего».


Башлачёв. Эти страдания крепостных крестьян невозможно осмыслить — не то, что за час. Но и за день невозможно.

Пора вернуться к теме демографии Нечерноземного Центра.


Ещё о приросте вольных и крепостных великороссов


Башлачёв. И все же не только повышенной смертностью крепостных податных Нечерноземного Центра объясняется разный прирост вольных и крепостных на диаграмме 3.1.

Главный фактор отличия — вековая русская ценность «вольному воля», то есть стремление жить и хозяйствовать с возможностью неподчинения «барину».

Ясно, крепостное право не уничтожило эту ценность. Она продолжала жить у великороссов на генетическом уровне.

Крепостное право позволяло уничтожать плетьми стремление к «воле». Но вытравить ценность, передаваемую на генетическом уровне — невозможно. И во многих крепостных семьях вольнолюбивые молодые люди стремились «бежать от барина».

Швецов. Помещики старались, чтобы молодые создавали семьи.

Во–первых, новую «ячейку общества» уже можно было обкладывать, как отдельный двор.

Во–вторых, удрать с женой или с семьёй гораздо сложнее.

Так что причитания «раньше в 13 лет замуж выдавали» спишем на дремучесть причитающих.

Башлачёв. Наиболее решительные уходили «распахивать» землю далеко от родительского дома.

Среди вольных крестьян переселение тоже было неизбежно. Ведь для хозяйствования нужна земля, пригодная для хлебопашества. А земля в Нечерноземном Центре «утлая», то есть давала малые урожаи.

По русской традиции хозяйство отца наследовал старший сын.

А в семьях вольных великороссов вырастало несколько сыновей.

Поэтому глава семьи вольного великоросса отправлял младших сыновей «распахивать пустоши».


О домах в Нечерноземном Центре


Башлачёв. Вот дом владельца–помещика середины XIX века. Его доходы не позволяли иметь изящный фасад.

Да крепостные и не стремились к фантазиям


Швецов. Уж чего–чего, а привычка меряться домами (машинами, дачами и т. п.) процветает и сейчас. Видать, унаследовали с тех времён. Если уж (дабы чуть лучше, чем у приятеля) влезают в кабалу.

Башлачёв. А это облик дома, который построил себе вольный великоросс Нечерноземного Центра. Вольный великоросс — он ведь и строитель, и хозяин своего дома.

Он и стремился, чтобы фасад выглядел наилучшим образом.

Швецов. Справедливости ради надо сказать, что так дома отделывали в то время не только вольные великороссы.

Вот ещё немного остатков былого великолепия. Уже из Астрахани.



Здесь уже иные резные узоры.


Башлачёв. Перейдем сейчас к демографическому развитию.

Но прежде чем рассматривать дальнейшее развитие Нечерноземного Центра после отмены крепостного права нужно рассмотреть, как можно измерить демографическое развитие более точным измерителем, чем динамика численности в 10-летнем цикле.

Для этого нужно рассматривать население в понятиях альтернативной демографии.



Глава 4. Возможности альтернативной демографии



Чтобы понять особенности развития великороссов после отмены крепостного права — следует измерять демографическое развитие.


О недостатках академической демографии


Башлачёв. Население постоянно находится в движении. Поэтому, движение населения — это должен быть главный объект в демографии.

Но у академиков демографии движение — не главное. Отнюдь!

Например, Классический университетский учебник Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, пред–назначенный для студентов высших учебных заведений, вполне однозначно нацеливает: «В настоящее время понятие «движение населения» имеет главным образом историческое значение[25]».

И фактически, Всё содержание учебника посвящено изучению населения в режиме СТАТИКА. То, что население движется в координате «время» — это знания второстепенной важности.

В академической демографии огромная масса — вроде бы, объективных показателей. Например, на сайте одного из Институтов Демографии РФ я как–то насчитал почти сотню таких показателей.

Кроме того, академические демографы имеют склонность оперировать понятием «официальные показатели». Таким образом, в мозги читателям и слушателям, как бы ненавязчиво, но усиленно, внедряется утверждение, что если «официальные» — значит они самые «правильные» и руководствоваться надо — именно ими.

Особенно это характерно для ХХ и начала XXI века.

Официальные потери в первую мировую войну, в гражданскую, в Великую Отечественную Войну и в социальных катаклизмах ХХ века — именно так и формируются и озвучиваются.

Не являются исключением и публикации о Царской России.

Конечно, при желании их можно заверить царской печатью.

Но надежно ли измерение демографии по отдельным годам?

Скорее всего — нет.

Например, надёжность данных ежегодных рождений и смертей в Царской России вызывает очень большие сомнения. Ведь точной регистрации рождений и смертей в Царской России не было.

Расчеты академических показателей сделаны по данным церковных метрических книг и данным полицейских управлений.

А надежность сведений официальных полицейских управлений сомнительна. Хотя они и заверяются печатью должностного лица.

Вот, например, отрывок из отчета Обер–Прокурора по Грузинскому экзархату[26]:


Число родившихся мужского пола:

1866г………………14.173

1867г………… …… 3.141

1868г………….… 13.260

1869г……………… 5.124

1870г……………… 3.907

1871г………………15.184

1872г……………… 5.631

1873г………………св. нет

1874г………………св. нет

1875г………………св. нет

1876 г. …………….18.940


Швецов. Частенько у нас полыхают архивы. А уж в 1917-м году полицейские архивы полыхали будь здоров! А чуть погодя, никто особо не рассусоливался по отношению к церковной собственности.

Башлачёв. Конечно, по Царской России есть показатели, которые вроде бы можно было бы использовать как данные демографического развития по календарным годам. Например.

Демоскоп Weekly: Длинные ряды демографических показателей[27].


Но пригодны ли они для надежного измерения демографического развития великороссов в Царской России? Полагаю, что нет.

Для наглядности выражу их графически, диаграмма 4.1.



Как видите, динамика значений имеет флюктуационный характер.

Во флюктуациях всегда можно найти значения, которые приемлемы для эксперта. В зависимости от того, что желает показать эксперт: в своей публикации или своей рекомендации, «наверх».

Для того чтобы измерять демографическое развитие в ежегодном цикле нужно найти то главное свойство, которое обеспечивало ежегодный прирост великороссов после отмены крепостного права.

Причем это свойство должно быть пригодным для измерения.

И в его основе должны быть статистические переписи.

В данных переписи 1897 года, как и в любой переписи, множество таблиц и в каждой множество цифр.

Что самое важное в таблицах статистики переписей?

Огромные массивы цифр малопригодны для визуального восприятия и осмысления.

По массиву цифр невозможно осознать, что же происходило в населении того или иного региона.

При академической обработке данных переписи 1897 года строятся половозрастные пирамиды. Они показывают распределение численности Царской России или конкретного региона по возрасту населения от младенцев до самого старческого возраста.

Такие половозрастные пирамиды — это как бы фотография демографии страны в состоянии статики одного 1897 года.

Конечно, отдельным анализом можно пытаться оценить предыдущее развитие. Но тут опять возникает проблема субъективных предпочтений и мнений экспертов.

Швецов. Кроме субъективных мнений всегда существует государственный заказ на «экспертное мнение». И он тоже далеко не постоянен. Разве нет?

Башлачёв. Так что, какие бы «официально правильные» мнения не публиковали такие эксперты, проблема субъективных предпочтений и мнений остается.

Представление населения в виде СТАТИКИ половозрастной пирамиды — это достижение демографии конца XIX века. Она существенно улучшала визуальное восприятие, по сравнению с огромными таблицами, нарисованными на листах бумаги.

В середине ХХ века, в 1947 году американский демограф Паскал Уэлптон предложил вести расчеты не по однолетним возрастам, а по когортам. Это резко уменьшило число операций вычисления на механическом арифмометре. «Крутить ручку» приходилось существенно реже.

И какие бы красивые пирамиды не строились, они — лишь фотографии состояния демографии на один конкретный год.

Глядя на красивые пирамиды и огромные массивы длинных рядов демографических показателей я представляю себя в те времена, когда ездили на бричках, запряжённых лошадями, а паровозы топили дровами.

Конечно, интересно разглядывать фотографии.

Но население находится постоянно в движении.

Поэтому важно не разглядывание фотографии, важно понимание движения населения по координате годы.


Нужна ли альтернативная демография?


Башлачёв. Стандартная единица времени — календарный год.

В этих координатах и следует изучать движение населения.

В реальной жизни человек измеряет свое движение двумя параметрами: свой возраст и год своего рождения.

И все же главный из двух — это год рождения.

Год рождения, в отличие от возраста, не изменяется во времени.

Поэтому год рождения — это стандартный универсальный измеритель в документообороте. Для альтернативной демографии — именно годы рождения — главная единица измерения в координате время. В них основа альтернативного измерителя движения населения.

А возраст — это лишь исходный параметр. Для измерения демографического развития, у него вспомогательное назначение.

В этом принципиальное отличие альтернативной демографии от официальной академической демографии.

Академическая демография основана на достижениях XIX века.

В основе альтернативной демографии — науки ХХ века.


О достижениях точных естественных наук ХХ века


Башлачёв. ХХ век характерен выдающимися достижениями в области точных естественных науках.

Одним из таких важнейших достижений науки является техника отображения двигающихся объектов — кино, телевидение, видеофильмы, мобильники, смартфоны и т. д.

В основе всей этой техники находится один и тот же метод «свёртки — развертки».

Он работает следующим образом: сначала изображение двигающегося объекта «свёртывается» в спектр, который по каналу связи попадает в приемник, который «развертывает» спектр обратно в изображение, которое движется в режиме реального времени.

Применительно к исследованию населения Царской России, метод «развертки» позволяет «цифровые» данные переписи 1897 года преобразовать в динамический ряд в координате календарные годы.

Второй из достижений ХХ века — метод спектрального анализа.

В сфере точных наук этот метод применяется очень широко: в аналитической химии, металлургии, машиностроении, геологической разведке, археологии, в электронике, при исследовании слабых световых и звуковых сигналов.

Сложнее найти науку, где спектральный анализ не применяется.

Принцип спектрального анализа состоит в выделении из всего огромного спектра тех спектральных линий, которые характеризуют исследуемый объект (вещество). Исследователь, применяющий спектральный анализ, наблюдая за конкретными спектральными линиями, фиксирует и измеряет их энергетический максимум.

Применительно к исследованию населения Царской России, метод спектрального анализа позволяет из данных переписи 1897 года выделить те возраста, которые характеризуют демографическое развитие. Затем методом «развёртки» они преобразуются в движение конкретных возрастов в координате календарные годы.

Исходные данные для применения точных наук в демографии Царской России — это статистические таблицы переписи 1897 года.

Однолетние возраста — это спектр пригодный для спектрального анализа. Исследуя этот огромный спектр, выделяется тот возраст, который наиболее точно характеризует демографическое развитие.

Результаты спектрального анализа методом «развёртки» преобразуются во временной ряд в координате календарные годы.

Достижения компьютерной техники позволяют использовать эти три важнейшие достижения точных наук ХХ века комплексно.

Используя эти достижения науки ХХ века можно, на основе «цифровой базы» переписи 1897 года получить измеритель демографического развития великороссов XIX века.

Следует отметить, что численности однолетних групп — это самые надежные данные, независимые от предпочтений экспертов.

Как получить такой динамический измеритель, который не зависел бы от мнения «эксперта»?

Население постоянно находится в движении.

В естественных науках изучающих движение в природе широко применяется термин «поток». Поток обладает важным свойством, предопределенностью движения во времени — только вперед.

В естественных науках поток измеряется количеством субстанции протекающей за единицу времени через стандартное сечение.

Поток воды в реке измеряется количеством воды, протекающей через сечение реки за интервал времени. Например, за 24 часа

В светотехнике поток света измеряется количеством световой энергии, протекающей за 1 секунду через «окно» площадью 1 см 2.

Движение населения можно представить возрастными потоками.

Примечательно, что в зарубежной демографии термин «flow by age» применяется достаточно часто, а в российской — нет.

Швецов. Примечательно, но неудивительно. У нас же, как правило, «своя» «передовая советская» наука. Куда ни ткни. От географии до демографии.

Башлачёв. На механическом арифмометре возможны все операции академической демографии.

Но арифмометр непригоден для комплексного использования трех важнейших достижения точных естественных наук: метода «свёртки — развертки», метода «спектрального анализа» и метода предопределенности движения «потока».

В ХХ веке для управления движущимися техническими объектами: самолетами, ракетами разработана кибернетика. Её законы действительны для любого движения. И для движения автомобилей и поездов и для любого движущегося объекта. В том числе и для изучения движения населения.

Если кратко, то основа альтернативной демографии: «свёртка — развёртка», «спектральный анализ» и предопределенность «потоков».

Это кратко, что следует знать про альтернативную демографию.

Напомню Дмитрия Ивановича Менделеева, ученого мирового уровня:


«Наука начинается с измерения».


Так что надо научиться измерять демографическое развитие.


О точном методе измерения демографического развития


Башлачёв. Альтернативный измеритель движения населения, поток можно измерять численностью конкретного однолетнего возраста населения, находящегося в этом возрасте и движущийся по координате календарные годы.

Этот метод опубликован в Российском академическом журнале[28].

Башлачёв. В. А. О новом методе измерения демографического

развития на длинном временном интервале. стр.101–104[29].


Предложенный метод разработан на основе данных восьми переписей населения Российской Федерации XX и XXI веков.

Напомню, самые точные и надежные данные переписи находятся в таблицах численности однолетних возрастов. Они свободны от субъективных мнений и корректировок экспертов.

Преобразовав численности однолетних возрастов в потоки конкретных возрастов, получим динамический параметр для альтернативное оценки демографического развития регионов.

Как можно получить поток без субъективного влияния эксперта?

Швецов. Многих людей привлекает возможность оценивать данные, без чьей–то «помощи». Слово «эксперт» в последнее время существенно потеряло в цене. Возможно ли это для демографии, искрящейся цифрами и сложными зависимостями?

Башлачёв. При анализе однолетних возрастных групп переписи населения нужно действовать следующим образом: сначала определяем, какой «ключевой» возраст характеризует демографическое развитие страны или региона.

Затем по данным однолетних возрастных групп исследуем движение этого «ключевого» возраста в ежегодном цикле.

Причем исследование лучше вести графическим способом по горизонтальной шкале календарные годы.

Дети — это самый чувствительный возраст населения к внешним катаклизмам. Причем минимальная смертность большинства стран Земли находится в подростковом возрасте.

В диапазоне младших возрастов до возраста 20 лет в процессе изменения возраста численности изменяются незначительно.

Это свойство использовано в альтернативном измерителе нового метода измерения демографического развития региона на длинном временном интервале, опубликованном в Российском академическом журнале[30] .

Позднее метод опубликован в ряде журналов и интернет–изданий:

Башлачёв. В. А. О новом измерителе демографического

развития на календарном интервале 100 лет.

Псковский регионологическийжурнал № 19, 2014, стр.97–112[31].


Башлачёв. В. А. О важных возможностях нового метода измерения

демографического развития территорий. Научный интернет–журнал

«Семья и демографические исследования»[32]. 15.09.2014


Башлачёв. В. А. Главное о демографической безопасности России.

Научный журнал «Национальная безопасность и стратегическое планирование»[33].


Вениамин Башлачёв. Что было… что ожидать. Демографические этюды[34].



Изложение этого метода можно найти и на других интернет–ресурсах. Например:


http://www.proektnoegosudarstvo.ru/publications/0368/

http://scipeople.ru/publication/120584/

https://www.researchgate.net/publication/270484617_The_new_method_of_measurement_of_demographic_development_for_a_long_time_interval

https://www.econbiz.de/Record/ method–measurement–demographic–development–long–timeinterval/10011250864

http://scipeople.ru/group/2913/issue/894/


Следует отметить два важных свойства предлагаемого метода.

Первое. Метод позволяет в ретроспективном плане установить связь между изменениями демографического развитии коренного населения региона и календарной историей прошлых катаклизмов в стране или регионе. Первое свойства наиболее эффективно при анализе ретроспективы до 20 лет от даты переписи.

Для этого используются численности однолетних возрастов (0–20 лет). В этом случае альтернативный измеритель можно назвать: «поток растущих детей по годам рождения».

Или сокращенно — «поток детей».

В диапазоне возрастов 20–40 лет при изменении возраста численности изменяются более чем в возрастах до 20 лет.

Но, тем не менее, изменение составляет несколько процентов, которыми при оценке величины потока можно пренебречь.

Так что глубину ретроспективного исследования населения можно продлить до 40 лет, применяя однолетние возраста (20–40 лет).

В этом случае альтернативный измеритель можно назвать: «поток активного населения по годам рождения».

Сокращенно — «поток активных возрастов».

Второе свойство. Метод позволяет в перспективном плане достаточно надежно определить будущую численность конкретного молодого возраста на интервале предвидения 20 лет.

Вообще–то, альтернативный измеритель для нового метода измерения демографического развития региона — я разрабатывал и предлагал для применения на прогнозном горизонте XXI века.

Но этот метод применим и для исследования развития великороссов во времена Царской России.

Как альтернативный измеритель пригоден для измерения демографического развития регионов Царской России после переписи 1897 года — об этом речь пойдёт ниже.

На практике альтернативный измеритель реализуются графически по шкале календарные годы.

Швецов. Меня всегда воротило от летящих с телеэкрана общепринятых демографических оценок — «Смертность столько–то! Родилось столько–то! «Ура, товарищи!».

Умерли и умерли, родились и родились. А по поводу того, сколько родится в следующем году или умрёт — какое–то невнятное мычание.

Неужели можно как–то оживить сухие данные переписей, преобразовав их в картину жизни народа, как единого целого?

Башлачёв. Да, можно. Рассмотрим, как получить альтернативный измеритель, поток растущих детей по годам рождения конкретного региона по переписи 1897 года.

Методом «развёртки» численности однолетних групп 1897 года «развернем» в поток растущих детей по годам рождения.

Данные численности однолетних групп:

ДемоскопWeekly Всеобщая перепись населения РоссийскойИмперии 1897 года. Распределение населения по полу, возрасту[35].


При этом следует учесть, что дети рождаются в течение всего года. Одни ближе к началу календарного года. Другие — ближе к концу.

В большинстве семей было по нескольку детей. И при переписи 1897 года родители отвечали по разному: «этому уже семь лет», «тому седьмой годик идет» или как–то еще.

Переписчики, чаще всего и записывали названную цифру «семь».

При переписи более старших возрастов проявлялся эффект, который в академической демографии обозначается аккумуляцией.

Она вызвана психологической склонностью людей округлять свой возраст, оканчивающихся на 5.

Для освобождения от колебаний и получения непрерывного движения потока воспользуюсь научными достижениями ХХ века[36].

Для нашей темы пригодна «модель скользящего среднего».


Пример измерителя потока растущих детей губернии


Башлачёв. Пример «модели скользящего среднего» по возрастам переписи 1897 года Калужской губернии, диаграмма 4.2.

Ценность этой модели заключается в том, что она цифровым методом существенно сглаживает колебания и позволяет выразить прошлые тенденции в виде плавного тренда.



Применительно однолетним группам «модель скользящего среднего» реализуется операцией «среднее по трем значениям».

Чтобы альтернативным измерителем выявить изменение внешних условий, нужно получить тренд без календарного сдвига.

Для этого значение численности однолетней группы суммируется со значениями предыдущей и последующей групп и делится на три.

Теперь можно результат «модели скользящего среднего» преобразовать в альтернативный измеритель.

При преобразовании следует иметь в виду, что данные переписи 1897 года приводятся на 28 января. Поэтому абсолютное большинство детей, которым на момент переписи:

— исполнился один год, родились в 1895 году;

— двухлетние родились в 1894 году;

— 5-летние родились в 1891 году;

— 25-летние — в 1871 году.

В Царской России большая младенческая смертность. Построение потока растущих детей начну с двухлетних детей — диаграмма 4.3.



Старший возраст родился раньше, поэтому при построении шкалы годы нужно применить обратный порядок категорий.

Как видите, преобразование однолетних групп в альтернативный измеритель, позволило из статики однолетних групп переписи 1897 года получить динамический поток растущих детей.

Поток — динамический процесс. В нем флюктуации неизбежны.

Но если в динамике потока наблюдаются провалы более двух лет, то это свидетельствует о том, что какие–то изменения условий жизни влияли на рождения и вырастание детей.

График диаграммы 4.3 показывает, что в Калужской губернии никаких особых изменений условий жизни в 1870–1894 годах не было.

Но в ниже исследуемых губерниях увидим, что были изменения условий вырастания детей, и даже социальные катаклизмы.

Швецов. Кроме стихийного бедствия не так много причин, которые могли бы сильно влиять на рождаемость, — болезни, голод, переселение. Или война, которая несёт сразу всё перечисленное.

Могут повлиять какие–то социальные потрясения.

К примеру, мы никогда не узнаем, во сколько жизней обошёлся церковный раскол и как отразился на демографии.

Башлачёв. Здесь нужно вернуться к рассмотрению важнейшей закономерности потока: по мере взросления детей их численности по годам рождения практически повторяются.

Конечно, есть потери от смертности в детском возрасте.

Поэтому при преобразовании данных однолетних групп в альтернативный измеритель, в поток растущих детей по году рождения вроде бы надо их учесть.

Для оценки потерь от детской смертности России конца XIX и начала ХХ века есть таблицы смертности[37]:


Минимальная детская смертность Царской России в возрасте около 15 лет. Поправки на возрастную смертность, относительно возраста 15 лет, на интервале «плюс 10 лет» и «минус 10 лет» не превышают 3%. Такими потерями можно пренебречь.

Поэтому на интервале 25 лет средние ежегодные возрастные потери растущих детей составят — около 0,1%.

При этом средний ежегодный прирост потока растущих детей Калужской губернии — около 3,5%.

Поэтому десятые доли в приросте — это не главное в ценности альтернативного измерителя, потока детей по году рождения.

Главная ценность альтернативного измерителя, потока растущих детей в том, что по его динамике можно установить календарный год, когда в губернии подействовало то или иное внешнее воздействие.

Видишь ли, Александр, численности детей однолетних возрастов — это самый точный и самый надежный источник переписи населения.

А альтернативный измеритель, поток растущих детей по году рождения — это самый чувствительный параметр.

У большинства людей дома есть термометры, которым мы измеряем температуру в подмышках, когда нам нездоровится.

Так и альтернативный измеритель, поток растущих детей по году рождения — это тоже демографический «градусник», показывающий демографическое «здоровье» народа.

Иногда в статьях я называю — «демографический градусник».

Диаграмма 4.3 показывает: в Калужской губернии в 1870–1894 годы провалов в динамике потока растущих детей нет.

Но далее при исследовании других губерний Царской России будет ясно, что провалы были. Причем по началу провала и переходу спада в динамику ежегодного прироста потока можно определить годы появления того катаклизма, который повлиял на поток растущих детей.

Далее диаграммы альтернативного измерителя, потока растущих детей по году рождения использованы для измерения демографического развития регионов Царской России на интервале после отмены крепостного права.


— Неважно, сколько мёда в улье:

нет расплода — нет семьи!

(Старая пчеловодческая истина)


О потоке 20-летних Калужской губернии в 1894–1914 гг.


Башлачёв. Возраст 20 лет — это возраст молодых мужчин и женщин которые уже уверенно вступили в активную фазу жизни.

Поэтому возраст 20 лет — тот «ключевой возраст», по которому можно построить второй альтернативный измеритель — поток 20-летних Калужской губернии до 1914 года.

Поток 20-летних создаётся циклически увеличением календарных годов с 1897 года и одновременным переключением данных ряда однолетних возрастов в обратной последовательности:


Текущий календарный год Т — следующий календарный год Т+1
Текущий однолетний возраст Х — предыдущий однолетний возраст Х-1

Создание потока 20-летних происходит следующим образом:

— Однолетний возраст 20 переписи 1897 года создает потока 20-летних 1897 года;

— Однолетний возраст 19 — создает поток 20-летних 1898 года;

— Однолетний возраст 18 — создает поток 20-летних 1899 года;

И далее, до возраста 3, создающего поток 20-летних 1914 года.

При циклическом увеличении календарных годов получается циклический поток 20-летних Калужской губернии, диаграмма 4.4.



То есть второй альтернативный измеритель, поток 20-летних позволяет графически видеть динамику демографического развития региона Царской России до начала Германской войны.

В прошлые века родственники не переезжали далеко друг от друга. Если и переезжало в другую губернию, то в пределах ГДА.

Швецов. Родственники, по доброй воле, далеко друг от друга не переезжают. Но людей очень лихо разбрасывают друг от друга различные невзгоды и перемена жизненных условий.

Кроме того, российское государство запросто может нагнать народу на очередную стройку у чёрта на куличках. По–моему, оно так которую сотню лет развлекается, вне зависимости от герба и флага на вывеске. Поэтому оценку надо вести с учётом этого обстоятельства.

Башлачёв. Теперь перейдем к оценке демографического развития губерний Нечернозёмного Центра альтернативным измерителем в ежегодном календарном цикле.



Глава 5. Нечерноземный Центр 1861–1917 гг





Башлачёв. Первым альтернативным измерителем исследуем демографическое развитие северо–западных губерний, диаграмма 5.1.




Преобразование однолетних групп переписи губерний 1897 года в поток растущих детей сделано по «модели скользящего среднего».

Ежегодный прирост потока растущих детей в 1874–1890 годы:

Тверская — около 3,5%.

Новгородская — около 3%.

Псковская — около 3,5%.

Смоленская — около 3,5%.

Десятые доли — это не главное.

Главное — по динамике можно календарно установить, когда в губернии были изменения условий жизни, которые повлияли на детей.

В этом ценность первого альтернативного измерителя, потока растущих детей по году рождения.

В начале 1890-х поток детей в этих губерниях стал спадать.

Есть основание предположить, что на северо–западной части Нечерноземного Центра в начале 1890-х годов произошли какие–то изменения условий жизни, которые начали влиять на поток детей.

Исследуем потоки северо–восточных губерний — диаграмма 5.2.



Равномерности потока в этих губерниях нет.

Спада в начале 1890-х, в отличие от диаграммы 5.1 — тоже нет.

Ежегодный прирост потока растущих детей в 1886–1894 годы:

Владимирская — около 2,8%.

Костромская — около 3,5%.

Ярославская — около 3%.

Отличие в приросте потоков незначительное. Так что можно считать, что северо–восточные губернии достаточно однородные.

Фотография Сергея Михайловича Прокудина–Горского на передней обложке книги показывает детей Нечерноземного Центра.

Из них вырастали будущие матери Нечерноземного Центра.



Губернии неравномерных потоков


Башлачёв. В Нечерноземном Центре были губернии, в которых поток растущих детей имел существенное отклонение от равномерного линейного тренда.

Московская, Санкт–Петербургская, диаграмма 5.3.



В Московской и Санкт–Петербургской губерниях до 1886-х спад.

Ежегодный прирост потока растущих детей в 1886–1894 годы:

Московская — 2,8%.

Санкт–Петербургская — 2,9%.

Такая сложная динамика потока растущих детей — это не следствие какого–то огромного катаклизма поразившего эти губернии. Такая динамика вызвано тем, что фабрики городов этих губерний, как «пылесос всасывали» молодежь с окружающей территории Русской Равнины. Конечно, прежде всего из соседних губерний.

Ведь в Царской России дети 14-летнего возраста считалась уже трудоспособными.

Особо внимательно следует рассмотреть поток растущих детей Нижегородской губернии — диаграмма 5.4.



Первый альтернативный измеритель показывает, что в Нижегородской губернии до 1885 года поток достаточно равномерный.

Никаких особых изменений условий жизни, влияющих на рождение и вырастание детей 1874–1884 годов рождения — не было.

Ежегодный прирост потока растущих детей — около 3,2%.

А вот после 1885 года спад, который длился до начала 1890-х.

Это вызвано тем, что какое–то сильное воздействие повлияло на рождение детей самого младшего возраста 0–5 лет. При переписи 1897 года они находились как раз в возрасте 6–7 лет.

Дети самого младшего возраста — это самый чувствительный возраст — это своего рода «демографический градусник», который показывает влияние внешних условий на поток растущих детей.

Это подтверждает правильный выбор потока детей в качестве первого альтернативного измерителя демографического развития.

Глубина провала в потоке растущих детей — около 15%. Такой провал свидетельствует, что в Нижегородской губернии в 1890-х произошли какие–то сильные изменения условий жизни, которые очень сильно повлияли как на количество рождений, так и на смертность детей самого младшего возраста. Провал 15% - это следствие какого–то серьезного катаклизма.


Что же случилось в начале 1890-х?


Швецов. К сожалению, бедствия, обрушившиеся на Российскую империю в 1892–93 годах, давно перестали быть предметом обсуждения историков, превратившись в темы сугубо политические.

В лютых спорах монархистов с марксистами обе стороны не гнушаются ничем — от оскорблений и средств манипулирования до прямых подлогов (несуществующие «доклады», фотографии из другого времени и т. п.). И тот, кто желает самостоятельно разобраться, может получить ложное представление о начале 1890-х.

Если отбросить лишнее, то в эти годы были два подряд не самых урожайных года. Положение усугубила эпидемия холеры, затронувшая огромное количество людей. Лежащему при смерти больному не до сбора и без того скудного урожая. Женщинам не до рождения ребёнка.

А если он и родится, то какова у него вероятность выжить?

Нельзя оспорить то, что в Царской России было сделано немало, чтобы выправить положение — помощь соседних областей, фонды взаимопомощи, сбор пожертвований, закупка продовольствия и медикаментов за границей.

Но «Царь–Голод» вытащил наружу не только скромные возможности путей сообщения Царской России, не позволявшие быстро перебросить собранную помощь в нуждающиеся губернии. Но и пропасть, между нуждами и стремлениями правящего дворянского сословия и, собственно, самого населения.

Башлачёв. В последующих главах исследования будет ясно, что этот катаклизм проявился и в других губерниях.

Швецов. В политических спорах монархистов с марксистами количество жертв «Царь–Голода» оценивается от сотен тысяч, до нескольких миллионов человек.

Но если отложить в сторону политические спекуляции и личные пристрастия, то графики диаграмм выше любых эмоций.

Башлачёв. Первый альтернативный измеритель показывает по провалу потока детей, которые находились в возрасте до 5 лет, что в первой половины 1890-х в губернии проявился этот катаклизм.

В каких губерниях катаклизм проявился, а в каких нет — рассмотрим в следующих главах по регионам Царской России.

Швецов. Воображение людей очень сильно привязано к тому времени, в котором они живут. Живущему ныне очень трудно представить, насколько плотным было освоение каждого клочка земли на Русской равнине в том же 19-м веке.

За тридцать лет с отмены крепостного права к 1890-му году расклад не мог сильно измениться.

Не было у людей под боком богатых дичью лесов и забитых рыбой рек. Не было. Лес изведён под корень. Поэтому не сомневайтесь — вокруг бывших крепостных деревень всё, что можно было бросить в котелок, было выловлено и выкопано.


Оценка Нечерноземного Центра потоком 20-летних


Башлачёв. Объединим потоки растущих детей всех 11 губерний Нечерноземного Центра. Сдвинем на 20 лет вперед. Получим второй альтернативный измеритель, поток 20-летних — диаграмма 5.5.



Прирост потока 20-летних Нечерноземного Центра — около 2,1%.

Поток 20-летних показывает: демографическое развитие Нечерноземного Центра равномерное.

Матросы на фотографии — это как раз из потока тех 20-летних великороссов Нечерноземного Центра.




Численность великороссов Нечерноземного Центра


Башлачёв. Языковой состав Всеобщей переписи 1897 года[38].


Распределение Нечерноземного Центра по языку — Таблица 5.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год млн. Великорусский Малороссийский Белорусский
Московская 2,43 97,60% 0,20% 0,10%
Петербургская 2,11 81,90% 0,40% 0,20%
Псковская 1,12 94,70% 0,00% 0,20%
Новгородская 1,37 96,80% 0,00% 0,00%
Смоленская, 1,52 91,60% 0,10% 6,60%
Тверская, 1,77 92,80% 0,10% 0,00%
Ярославская 1,07 99,40% 0,10% 0,10%
Костромская 1,39 99,60% 0,00% 0,00%
Нижегородская 1,58 93,20% 0,00% 0,10%
Владимирская, 1,52 99,70% 0,00% 0,00%
Калужская 1,13 99,40% 0,10% 0,10%
Нечерноземный Центр 17,02 0,10% 0,70%
В том числе великороссы 16,1 млн. 94,50%

Башлачёв. Как видите, в 1897 году великороссы составляли почти 95% населения Нечерноземного Центра. Поэтому Нечерноземный центр — демографически однородная территория.

Географически Нечерноземный Центр — неразрывная территория.

Исторически русские жили в этом регионе многие века.

Так что вполне справедливо рассматривать Нечерноземный Центр, как единый Геодемографический Ансамбль (ГДА).

Дальнейшее развитие Нечерноземного Центра следует оценивать во времена «расцвета» крепостного права и «накануне» крушения Двора Романовых, то есть в начале и конце XIX века.

В Нечерноземном Центре великорусский язык — около 95%. Так что ограничимся численностью великороссов — диаграмма 5.6.



Демографическое развитие на длинном тренде оценим ежегодным приростом относительно переписей 1795 и 1897 годов.

Оценка тренда графика великороссов диаграммы 5.6 показывает:

— во времена «расцвета» крепостного права ежегодный прирост — около 0,3%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 0,9%.

Такая разница прироста очень существенна.

Совместное рассмотрение динамики общей численности великороссов и графика альтернативного измерителя, потока 20-летних Нечерноземного Центра показывает: демографическое развитие великороссов в Нечерноземном Центре — равномерное.


Фотографии Нечерноземного Центра


Башлачёв. Русофобы — кинорежиссеры изображают крестьян — великоросссов, одетых в лохмотья и поголовно в лаптях.

Швецов. Кто не верит — смотрит «Конец Санкт–Петербурга».

Башлачёв. А вот фотография С. М. Прокудина–Горского.



Башлачёв. Как видите, одежда без лохмотьев и складок.

Такой она может быть не из мешковины, а из добротного сукна.

На ногах обувь, даже близко не похожая на лапти. Это сапоги из выделанной кожи с длинными или с короткими голенищами.

Кроме того, видите у крестьян на фотографии уверенный вид и гордый взгляд. Это вид и взгляд вольного великоросса!

Швецов. Сукно–то добротное. И сапоги — хорошие. И куда же без них при той грязи, что на чуть ли не на каждой фотографии…

Башлачёв. Земля Нечерноземного Центра — это глина. Такова естественная природа Нечерноземного Центра.

Швецов. Да не в глине дело. И не в чернозёме, который даёт грязищу и похлеще. Вот не стал бы я ни фотографировать, ни фотографироваться на фоне грязи и криво вкопанного столба. И не надо про «первые шаги фотографии»! Мужчины позируют с полным пониманием, для чего это делается. И рука у снимающего тоже набита — снимок качественный. Мне глаза режет. Им — нет.



Башлачёв. Важное значение в жизни великороссов имели жилища. Ведь Нечерноземный Центр расположен в северной части Русской равнины, где морозы суровые. В таких условиях в губерниях Нечерноземного Центра в хилых хижинах зиму не переживешь. Срубы домов рубили из толстых бревен, чтобы зимой не промерзали.

Многие вольные великороссы губерний Нечерноземного центра в XIX веке художественно оформляли фасады своих домов. Такие дома с прекрасным оформлением стояли еще в 1980-х годах.

Это дома потомков вольных великороссов.

Так что когда русофобы вам начинают внушать про забитых и оборванных русских, покажите им реальные фотографии.

Так строили лишь вольные люди.



Глава 6. Черноземный Центр



Губернии: Рязанская, Тульская, Тамбовская, Орловская, Курская и Воронежская.



Башлачёв. В главе 3 указаны зависимости, которые надо исследовать в строгом 10-летнем цикле во времена крепостного права.

При этом напомню, что в 1764 году Екатерина Вторая отобрала крепостных крестьян у духовенства. Поэтому при оценке динамики податных вольных и крепостных факт изменения социального статуса «крепостных духовенства» нужно учесть обязательно.

В Черноземном Центре было почти 250 тыс. «крепостных духовенства» — в четыре раза меньше, чем в Нечерноземном центре. До 1765 года «крепостные духовенства» учтены в численности крепостных. А с 1765 года — в численности вольных.

Численности крепостных и вольных крестьян Черноземного Центра известны по переписям с 1719 года по 1857 год[39].


Изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права выразим графиками на интервале с 1719 по 1857 год — диаграмма 6.1.



Как видите, в 1719 году крепостных больше, чем вольных — почти в три раза. Но прирост вольных существенно больше. Решения Екатерины Второй сказалось лишь небольшой прибавкой.

Динамика вольных в первой половине XIX века существенно быстрее, чем крепостных крестьян.

Результат влияния крепостного права на податных людей Черноземного Центра с 1719 по 1857 год можно выразить так:

— крепостных — увеличение в 1,9 раза, с 2,2 млн. до 4,3 млн. чел.

— вольных — увеличение в 5,6 раза, с 0,8 млн. до 4,5 млн. чел.

Для сравнения: изменения в целом по Царской России:

— крепостных увеличение в 2 раза, с 10 млн. до 20 млн. чел.

— вольных — увеличение почти в 7 раз, с 4 млн. до 27 млн. чел.

Отличие жизни крепостных и вольных крестьян Черноземного Центра описал современник, который знал деревни и видел их жизнь.


Из описаний Ивана Сергеевича Тургенева


Башлачёв. Вот описание «крепостной» деревни в «Записках охотника», рассказ «Певец».


«Небольшое сельцо Колотовка, состоящее за каким–то петербургским немцем, лежит на скате голого холма, сверху донизу рассеченного оврагом, который разделяет обе стороны бедной деревушки. Несколько тощих ракит спускаются по его песчаным бокам. У самой головы оврага отдельно стоит избушка с трубой. Это — кабак, прозванный «Притынным».

Признаться, ни в какое время года Колотовка не представляет отрадного зрелища; но особенно грустное чувство возбуждает она, когда июльское солнце своими неумолимыми лучами затопляет и бурые полуразрушенные крыши домов, и этот овраг, и выжженный выгон, по которому безнадежно скитаются худые, длинноногие курицы, и серый осиновый сруб с дырами вместо окон, и пруд со сбитой набок плотиной. В Колотовке мужики, за неимением колодцев, пьют какую–то жидкую грязцу из пруда…»


А вот описание жизни вольных крестьян в рассказе «Деревня».


«Последний день июня месяца. Вдоль оврага по одной стороне амбарчики, опрятные клетушки с плотно закрытыми дверями; по другой стороне пять–шесть сосновых изб с тесовыми крышами. Стекла окон отливают цветами радуги. Кувшины с букетами намалеваны на ставнях. Кругом целые вороха только что скошенного, до истомы душистого сена. Хозяева разбросали сено перед избами; пусть посохнет на припеке. Курчавые детские головки торчат из каждого вороха. Хохлатые курицы ищут мошек да букашек.

Из окна выглядывает круглолицая молодка. Другая молодка сильными руками тащит большое, мокрое ведро из колодца. Передо мной стоит старуха–хозяйка в новой клетчатой паневе, в новых котах. Приветливо улыбаются старческие глаза, морщинистое лицо. Чай, седьмой десяток доживает старушка… а и теперь видать: красавица была в свое время!

О, довольство, покой, избыток русской вольной деревни!»


Один и тот же русский писатель, в одинаковый день, описывает две деревни крестьян Орловской губернии.

Первая — крепостная. Вторая — вольная.

Но какая разная жизнь!.. Даже курицы разные!..

В крепостной деревне избы осиновые с полуразрушенными соломенными крышами.

У вольной — сосновые дома, крытые тесом.

В крепостной — колодца нет, пьют воду из пруда.

У вольной — колодец есть.

В крепостной — кругом выжженный зноем выгон.

У вольной — кругом вороха сена.

Условия жизни влияют на демографическое развитие таких деревень. Оно вполне ясно просматривается в описании Тургенева.

В крепостной Колотовке Тургенев детей не увидел. Хозяйственное запустение деревни и кабак — не те условия, чтобы способствовать демографическому благополучию.

А демографическое благополучие деревни вольных крестьян Иван Сергеевич Тургенев описал детально и вполне конкретно:

— и «торчащие в ворохе сена детские головки»;

— и «круглолицая молодка с сильными руками»;

— и «приветливая старушка, доживающей седьмой десяток».

Так что описанное Тургеневым — это конкретная иллюстрация диаграммы 6.1, почему в Черноземном Центре к концу крепостного права число вольных превысило число крепостных крестьян.

В главе 3 приведено описание Александра Радищева внутреннего устройства «крепостной» избы:


«Четыре стены покрытые сажею; печь без трубы. Деревянная чашка и кружки, тарелками называемые; стол топором срубленный».


То, что Колотовка принадлежала какому–то петербургскому немцу — роли не играло. Немец жил в Петербурге, ему нужен был доход от деревни. А основной доход ему приносил кабак «Притынный».

Нечего ждать от немца благотворительности для благополучия его крепостных крестьян. Пусть живут под «полуразрушенными крышами». А вот кабак надо оборудовать, чтобы он был с трубой.

Швецов. Готов поспорить, что в «Притынный» под ружьями никто никого не загонял и водку насильно в рот никто не заливал.

Хотя такие случаи и бывали во времена трезвеннического движения в 19-м веке. А вот попробуйте сейчас отказаться от выпивки в окружении нынешних русских.

Без всяких извинительных «я за рулём», «у меня язва» и так далее. Просто «не пью» без каких–либо объяснений.

Башлачёв. Но не только разные условия жизни влияли на увеличение численности вольных людей Черноземного Центра.

Следует иметь в виду, что и в Черноземном Центре жила на генетическом уровне русская ценность «вольному воля», стремление жить и хозяйствовать с возможностью неподчинения «барину».

По переписям в Черноземном Центре соотношение неподатных к податным такое: в 1719 году было — 1/25, в 1857 году стало — 1/22.

То есть на интервале крепостного права нагрузка на крестьян в Черноземном Центре, по сравнению с Нечерноземным Центром практически не изменилась.

Конечно, дворяне Черноземного Центра тоже хотели иметь дом в Петербурге или Москве. Но два десятка крепостных крестьян вряд ли могли обеспечить такие желания своего «барина».

Швецов. Тем не менее, дворяне старались «соответствовать званию» изо всех сил. Вернее, изо всех сил своих крепостных рабов.

Башлачёв. Дальнейшее развитие Черноземного Центра после отмены крепостного права рассмотрим альтернативным измерителем демографического развития, что и губерний Нечерноземного Центра.


Потоки растущих детей губерний Черноземного Центра






Средний ежегодный прирост потока растущих детей на интервале 1874–1885 годы.

Воронежская губерния — 3,5%

Курская губерния — 4,0%

Орловская губерния — 3,5%

Тульская — 3,5%

Рязанская — 3,5%

Тамбовская — 3,5%


В этих губерниях ежегодный прирост потока детей до середины 1880-х более–менее равномерный.

Затем спад, аналогичный спаду в Нижегородской губернии.

Во второй половине 1890-х спад перешел в ежегодный прирост потока, но тренд потока 1880-х не восстановился.

Провал первой половины 1890-х свидетельствует, что в этих губерниях в 1890-х произошли изменения условий жизни, которые повлияли на рождения и вырастание детей. Это тот же самый катаклизм, который случился в начале 1890-х в Нижегородской губернии.

Итак, во всех губерниях Черноземного Центра до середины 1880-х прирост потока растущих детей более–менее равномерный.

Затем провал, который есть следствие катаклизма, который случился в начале 1890-х. Так что, если отбросить в сторону политические спекуляции и личные субъективные пристрастия и любые эмоции, то альтернативный измеритель графиками диаграмм показывают как раз результаты воздействия «Царь–Голода», который охватил все губернии Черноземного Центра и воздействовал на детей младшего возраста.

Во второй половине 1890-х спад потоков перешёл в ежегодный прирост, но тренд потока 1880-х не восстановился.

Влияние катаклизма 1990-х зависит от географии губернии.

В Курской провал в потоке растущих детей — около 10%;

В Тамбовской — до 25%. Так что и «Царь–Голод» свирепствовал в Тамбовской сильнее, чем в остальных губерниях.

Швецов. В Тамбовской губернии нет таких крупных рек, как в Нижегородской губернии. Рыбка не выручит.

Плодородная чернозёмная почва — это дар в урожайные годы, позволяющий селиться более плотно, чем на скудных землях.

Но в неурожайный голодный год всё это множество людей кормить просто нечем.

Башлачёв. У большинства людей дома есть термометры, которым мы измеряем температуру в подмышках, когда нам нездоровится.

Поток растущих детей по году рождения — тоже демографический «градусник», показывающий демографическое «здоровье» народа.

Швецов. Есть такое явление, как «уря–патриотизм» — мы самые умные, смелые, родили слонов и так далее (список конца не имеет).

И в этой среде не очень жалуют математику и такие вот «градусники», предпочитая витиеватые словоплетения на грани нервного срыва.

Слышал от сторонников этих рассуждения в духе «на Руси лягушек и устриц не ели, потому что никогда так не голодали!».

Быть может, дворянам Царской России голодать вместе с народом не приходилось, а на жизнь и пропитание простого люда плевать им было с высоченной колокольни?


Оценка Черноземного Центра потоком 20-летних


Башлачёв. Объединю потоки растущих детей всех 6 губерний Черноземного Центра. Сдвину его на 20 лет вперед. Влиянием детской возрастной смертностью 3% - можно пренебречь. Сдвиг потока растущих детей на 20 лет вперед позволяет получить второй альтернативный измеритель, поток 20-летних для 1894–1914 годов — диаграмма 6.4.



Равномерный ежегодный прирост 20-летних в целом по Черноземному Центру существовал до 1906 года.

Средний ежегодный прирост потока 20-лених — около 3,5%.


О русском языке в Черноземном Центре


Башлачёв. Рассмотрим языковой состав Черноземного Центра по Всеобщей переписи населения 1897 года по трем ветвям: великорусский, малороссийский и белорусский языки[40].


Швецов. Хотя следовало бы называть — говоры или наречия. На тот момент уж точно.

Распределение Черноземного Центра по языку — таблица 6.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год млн. Великорусский Малороссийский Белорусский
Рязанская 1,8 99,40% 0,10% 0,01%
Тульская 1,42 99,50% 0,10% 0,01%
Орловская 2,03 99,00% 0,20% 0,15%
Тамбовская 2,68 95,50% 0,20% 0,09%
Воронежская 2,53 63,30% 36,20% 0,14%
Курская 2,37 77,30% 22,30% 0,04%
Черноземный Центр 12,83 11,30% 0,08%
В том числе великороссы 11,2 87,30%

Башлачёв. Как видите, в 1897 году великорусский язык общения охватывал почти 90%населения Черноземного Центра.

Малороссийский язык присутствовал в Курской и Воронежской губерниях, Но вряд ли это ощутимо сказывалось на общении людей.

Швецов. По правде говоря, Воронежская и Курская губернии качественно отличаются по данному параметру. Справедливо ли их включать в один ГДА с монолитными по составу Тульской, Орловской, Тамбовской и Рязанской губерниями? Или всё–таки просится совсем другое разделение на ГДА без привязки к составу почвы?

Башлачёв. Нет, почва очень важна для демографии.

Пока же для осознания единства жизни великороссов и малороссов в Черноземном Центре взглянем в переписи ХХ века.


Взгляд в ХХ век


Башлачёв. Посмотрим динамику распределения великороссов и малороссов Воронежской и Курской области с 1897 года до 2010 года.

При переписи 1897 года определяли один из трех: великорусский, малороссийский или белорусский.

После смуты 1917 года марксисты–русофобы продолжили расчленение русского народа. Понятие «малоросс» заменили на «украинец», «великоросс» — вообще, запретили.

При переписи 1926 года от переписчиков требовали[41]:


«Для уточнения записи об украинской, великорусской и белорусской народностях в местностях, где словом "русский" определяют свою народность представители трех этих народностей, необходимо, чтобы лица, называющие при переписи свою народность "русский", точно определяли, к какой именно народности: украинской, великорусской (русской) или белорусской они себя причисляют; записи "русский" и "великоросс" считаются тождественными».


При переписи 1939 года требовали указывать уже свою «национальность».

Как такой подход при переписях сказался на распределении русских людей по национальности Воронежской и Курской Губерниях (областях) — это можно увидеть при сравнении результатов переписей 1897, 1926 и 1939 годов[42]:


Результирующая таблица 6.2.

Год Год Год Изменение Изменение
1897 г. 1926 г. 1939 г. 1897 г. — 1926 г. 1926 г. — 1939 г.
Великороссы (русские) 70,30% 73,20% 91,10% плюс 2,9% плюс 18,2%
Малороссы (украинцы) 29,30% 26,30% 8,10% минус 3,0% минус 18,7%

Как видите, в этих регионах Черноземного Центра увеличение доли великороссов равно уменьшению доли малороссов.

Такое изменение не объяснить вымиранием малороссов или увеличением рождений великороссов.

Швецов. Отдельные горячие белорусские и украинские головы нынче объявляют такие графики не иначе, как «геноцид по этническому признаку». Как по мне, если люди так «крепко» держаться за свою этническую принадлежность, то говорить о какой–то сложившейся нации несколько забавно.

Башлачёв. Изменения в таблице 6.2 объяснимо одним, когда людей спрашивали: «какой вы народности или национальности?» — многие отвечали по–житейски: «Да все мы — русские!»

Вот ведь как идёт история.

С XIX века и «чиновники–русофобы», и «лингвисты — русофобы», и «марксисты–русофобы» добиваются раздробления русского народа, для чего и разделили единый русский язык.

А русские люди при переписях продолжают отстаивать свое понимание: «Да все мы русские!»

В последующих переписях в Курской и Воронежской областях, процент людей записавших себя украинцами, уменьшался так:

- 1959 год — 5%;

- 1979 год — 4%;

- 2010 год — 1,6%

И в этом нет ничего удивительного. До развития радиовещания язык детей формировался на бытовом уровне тем говором, который свойственен местности проживания.

Ведь веками бытовало выражение: «Что ни город, то говор».

С развитием радиовещания, а затем телевидения язык детей и родителей, стал формироваться не только бытовым общением, а языком радио и телевещания.

В 1950-х, во время учебы и службы в армии у меня было масса знакомых. В том числе — с Украины.

Говор моих друзей из Курской и Хмельницкой областей для меня ничем не отличался. При этом в их паспортах перед призывом было записано: первый — русский, второй — украинец.

И все мы, по–житейски просто, считали: «мы — русские». Даже сейчас, спустя четыре поколения от введения понятия национальность, очень часто в паспорте человека записано — русский, а он говорит, что его «деды» с Украины или Белоруссии.

Разделения людей на Русской равнине не было, у русских людей было и есть ясное самосознание: «Да все мы — русские».

Швецов. На закате Римской империи все подданные считали себя римлянами… Когда «титульная нация» уже растворилась.

След в прошлом остался — да ещё какой! А вот римлян, как народа, уже не было задолго до падения Римской империи.

Сказка — ложь, да в ней намёк…


О численности великороссов Черноземного Центра


Башлачёв. Демографическое развитие великороссов оценим аналогично Нечерноземного Центра ежегодным приростом численности великороссов по методу минимальных отклонений, относительно переписей 1795 и 1897 годов — диаграмма 6.5.



Оценка тренда графика великороссов диаграммы 6.5 показывает:

— в «расцвет» крепостного права ежегодный прирост — около 0,7%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 0,8%.

Такая разница прироста малосущественна.

Для сравнения: ежегодный прирост великороссов в целом по Царской России:

— во времена «расцвета» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Совместное рассмотрение динамики общей численности великороссов и второго альтернативного измерителя, потока 20-летних Черноземного Центра показывает: демографическое развитие великороссов в Черноземном Центре — равномерное и устойчивое. Оно обеспечивалось приростом потока растущих детей.

Но демографическое развитие великороссов в Черноземном Центре всё же немного отставало от демографического развития великороссов всей России.

Заселяли Черноземный Центр младшие сыновья вольных крестьян и бежавшие от «барина» вольнолюбивые великороссы из Подмосковья и вольнолюбивые малороссы из Приднепровья.

По мере увеличения числа служилых людей, Царь Московский «даровал» им «для кормления», как великороссов, так и малороссов Черноземного Центра, автоматически превращая их в крепостных.

Швецов. Смотришь в такое, казалось бы, далёкое прошлое, а видишь сплошное настоящее…

Башлачёв. Русские в Черноземном Центре накануне падения Царства Романовых составляли почти 90% населения. Так что роль Черноземного Центра в демографическом развитии великороссов абсолютная и определяющая.



Глава 7. Нижнее Поволжье


Башлачёв. Верхнее Поволжье включено в Нечерноземный Центр.

А Нижнее Поволжье — это Пензенская, Симбирская, Казанская, Самарская, Саратовская и Астраханская губернии.



В Нижнем Поволжье было около 100 тыс. «крепостных духовенства», что существенно меньше одного миллиона Нечерноземного Центра. До 1765 года «крепостные духовенства» учтены в численности крепостных. А с 1765 года бывшие «крепостные духовенства» учтены в численности вольных.

Численности крепостных и вольных крестьян Нижнего Поволжья известны по переписям с 1719 года по 1857 год[43].


Изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права выразим графиками на интервале с 1719 по 1857 год — диаграмма 7.1.



В 1719 году крепостных лишь немного больше, чем вольных.

Решения Екатерины Второй сказалось лишь небольшой прибавкой к численности вольных. К 1857 году, накануне отмены крепостного права вольных больше — почти в два раза.

В этом процессе продолжал действовать всё тот же фактор русской ценности «вольному воля», которая жила у великороссов на генетическом уровне.

Вытравить эту ценность плетьми — невозможно.

Результат влияния крепостного права на податных людей Нижнего Поволжья с 1719 по 1857 год можно выразить так:

— крепостные — увеличение в 2,3 раза, с 0,8 млн. до 1,9 млн. чел.

— вольные — увеличение в 4,1 раза, с 0,8 млн. до 3,3 млн. чел.

Для сравнения: изменения в целом по Царской России:

— крепостные — увеличение в 2 раза, с 10 млн. до 20 млн. чел.

— вольные — увеличение почти в 7 раз, с 4 млн. до 27 млн. чел

Вот что примечательно, в самых южных губерниях Нижнего Поволжья в 1857 году: податных — 347 тыс., а неподатных — 578 тыс.

Похоже, при переписи кочевые народы учтены как неподатные.

Швецов. Довольно–таки сложно представить, что такой источник дохода был оставлен без внимания «служивыми людьми».

Это только с виду кочевник может махнуть куда глаза глядят. Места зимовий известны. Но отбить охоту гоняться за кочующим племенем в степи достаточно просто. Своевременным подношением.


Потоки растущих детей губерний Нижнего Поволжья






Средний ежегодный прирост потока растущих детей на интервале 1874–1885 годы

Казанская — 3,0%.

Симбирская — 3,5%.

Пензенская — 3,5%.

Самарская — 3,0%.

Саратовская — 3,5%.

Астраханская — 2,5%.


Башлачёв. Во всех губерниях, кроме Астраханской после 1885 года провал — около 25%.

Так что альтернативный измеритель показывает, во всех северных губерниях Нижнего Поволжья в первой половине 1890-х свирепствовал «Царь–Голод», аналогичный губерниям Черноземного Центра и Нижегородской губернии.

А вот в Астраханской губернии такого сильного катаклизма, как в северных губерниях, в Астраханской губернии — похоже, не было.

Швецов. Вот тут можно, как раз и поспорить.

Катаклизм мог быть ровно такой же силы. Но вот возможностей избежать его было в разы больше. Астраханская область — дельта Волги. Рядом море — проще подвести продовольствие.

В степях — кочевые племена, у которых есть скот.

Есть возможность приобрести что–то съестное, даже сняв с себя последнюю рубаху.

В черноземных областях, где всё заточено только под хлеб, такой возможности не было. Хоть снимай с себя кожу.


Оценка развития Нижнего Поволжья потоком 20-летних


Башлачёв. Объединим потоки растущих детей всех 6 губерний.

Сдвинув его на 20 лет вперед, получим второй альтернативный измеритель, поток 20-летних Нижнего Поволжья — диаграмма 7.4.



Средний ежегодный прирост потока 20-летних на интервале 1894–1905 годы — около 3,5%.

Провал в 1890-х потока 20-летних Нижнего Поволжья — это повторение провала в потоке детей всех губерний.


О численности великороссов Нижнего Поволжья


Башлачёв. Полезно знать его языковой состав по Всеобщей переписи населения 1897 года[44].


Распределение Нижнего Поволжья по великорусскому, малороссийскому и белорусскому языку — Таблица 7.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год млн. Великорусский Малороссийский Белорусский
Пензенская 1,47 83,00% 0,10% 0,00%
Симбирская 1,53 68,00% 0,10% 0,10%
Казанская 2,17 38,40% 0,00% 0,00%
Самарская 2,75 64,50% 4,30% 0,00%
Саратовская 2,4 76,70% 6,20% 0,10%
Астраханская 1 40,80% 13,30% 0,10%
Нижнее Поволжье 11,33 3,60% 0,00%
В том числе великороссы 7,12 млн. 62,90%

По языку Нижнее Поволжье — менее однородная территория.

Рассмотрим численности великороссов и остальных народов населения региона, диаграмма 7.5.



Демографическое развитие Нижнего Поволжья оценим ежегодным приростом численности великороссов по методу минимальных отклонений, относительно переписей 1795 и 1897 годов.

Оценка тренда графика великороссов диаграммы 7.19 показывает:

— в «расцвет» крепостного права ежегодный прирост — около 1,0%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Такая разница прироста малосущественна.

Для сравнения: ежегодный прирост в целом по Царской России:

— во времена «расцвета» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Малороссийский язык был в Саратовской и Астраханской губерниях. Но, вряд ли это сказывалось на общении людей.

Среди народов Нижнего Поволжья много тех, кто в прежние века крепостного права не платили официальные подати, а вносили лишь «ясак» в знак лояльности Русскому Царю.

Не исключено, что и при переписи 1897 года к их учету подходили менее обстоятельно, чем к русскому народу этих же губерний.

Швецов. Также не исключено, что часть русских, избегая обложения, записывалась в инородцы.

Совместное рассмотрение динамики общей численности великороссов и второго альтернативного измерителя, потока 20-летних показывает: демографическое развитие великороссов в Нижнем Поволжье — равномерное и устойчивое. И это демографическое развитие обеспечивалось приростом потока растущих детей.



Глава 8. Север



Вологодская, Архангельская и Олонецкая губернии.





Башлачёв. Суровые условия и относительная удалённость от управленческих центров Российской империи не могли не наложить отпечаток на распределение вольных и крепостных Севера.

На Севере было почти 100 тыс. «крепостных духовенства». То есть в десять раз меньше, чем в Нечерноземном центре. Но и численность населения на Севере в разы меньше. Так что учёт факта передачи «крепостных духовенства» Екатериной Второй необходим.

До 1765 года «крепостные духовенства» учтены в численности крепостных. С 1765 года — учтены в численности вольных.

Численности крепостных и вольных крестьян Севера известны по переписям с 1719 года по 1857 год[45].


Изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права выразим с 1719 по 1857 год — диаграмма 8.1.



Графики показывают изменение численность податных вольных и крепостных людей Севера за основное время крепостного права.

Швецов. Примечательно, что в этой части Российской империи количество свободных людей в разы больше, чем крепостных и при крепостном праве. Но количество закрепощённых практически мало меняется. Любопытно, как крепостные распределялись по Северу. Везде ли одинаково «крепостили», или у «бар» были предпочтения?

Башлачёв. В 1719 году вольных больше, чем крепостных, численность которых снижалась. Решения Екатерины Второй сказалось существенно на крепостных. Накануне отмены крепостного права, вольных на Севере в три раза больше, чем крепостных.

Влияние крепостного права на Севере с 1719 по 1857 год. Крепостные в XVIII веке — уменьшение, в XIХ веке — увеличение.

Фактически «крепостное право» не получило на Севере развития.

Вольные — увеличение в 2,25 раза, с 0,4 млн. до 0,9 млн. чел.

Для сравнения: изменения в целом по Царской России:

— крепостные — увеличение в 2 раза, с 10 млн. до 20 млн. чел.

— вольные — увеличение почти в 7 раз, с 4 млн. до 27 млн. чел.

Неподатные к податным: в 1719 году — 1/21, в 1857 году — 1/11.

То есть на интервале крепостного права нагрузка на крестьян на Севере практически больше, чем в Нечерноземном Центре.

Это напоминает результаты переписей южных областей Нижнего Поволжья. Отличие лишь в том, что народы Севера жили в лесах. Обложить их податями невозможно, но можно учесть как неподатных.

Швецов. Скорее, взять было нечего. Да и проще за степняками по степи гоняться, чем собирать оброк в тайге и болоте. Себе дороже.

Башлачёв. Сам процесс отмены крепостного права в Царской России практически на Севере неощутим. Так как вольных людей даже в «расцвет» крепостного права было в 2,5 раза больше, чем крепостных, а к отмене крепостного права — почти в 3 раза.



Как уходили от крепостной зависимости


Башлачёв. Север — это была территория бескрайных лесов, чистых озер и спокойных рек — Сухона, Онега, Северная Двина, Вычегда, Пинега, Мезень. Сюда уходили вольнолюбивые великороссы из центральных губерний России, чтобы избежать «крепости».

Неудивительно, что великороссы, стремясь избежать «крепости», обживали — прежде всего, поймы этих рек.

Спокон веку на Руси река — Кормилица. В этом процессе действовал всё тот же фактор русской ценности «вольному воля», которая жила в великороссах на генетическом уровне.

Например, далекие предки автора этой книги жили в Рязанской земле. В самом начале «крепостного права» три брата Башлачёв. ы: Иван, Василий и Левонтий не стали ждать притеснений «барина» и ушли на Север, на земли Великого Устюга.

Конечно, они были не одиноки. На моей родине в Никольской волости есть деревни, где распространена фамилия Башлачёв. А одна деревня так и называется Рязань — напоминание, откуда они родом.

Фамилия Башлачёв. — от тюркского «башлач». Это прозвище давали славянину, который был мастеровым человеком и не состоял в зависимости ни от кого.

При появлении угрозы попасть в «крепостную» зависимость мои вольнолюбивые предки покинули Рязанскую Землю и ушли на Север. Все следующие поколения моих предков стремились избежать «крепости» и остались вольными людьми.

Это прямое подтверждение, что русская ценность «стремление к воле» передавалась у великороссов на генетическом уровне.

Примечательно, что родина моего прадеда называлась Казаково (от слова «казаки» — вольные люди, не терпящие принуждения).

Конечно, были земли, которые считались «крепостными». Например, Елезовым принадлежало несколько некогда возделанных участков земли Никольской волости Сольвычегодского уезда, которые были их «крепостной» собственностью.

Но прежние крепостные крестьяне Елезова — или умерли, или «ушли от барина» в верховье Камы.

Так что на когда–то возделанной «крепостной» земле Елезовых никто уже не жил и землю не возделывал.

Но рядом с «крепостной» землей Елезовых была «пустошь», которая никогда не обрабатывалась. Вот на ней и поселились два рода Башлачёвых. Они не хотели становиться «крепостными» Елезовых, а начали корчевать, разрабатывать и осваивать ничейную «пустошь».

А на ней по неукоснительному принципу вольных крестьян–великороссов действовало правило: «кто пахал, того и ржи (хлеб)».

На этой пустоши и поселился мой прадед Василий Башлачёв.

Так образовалась деревня Елезовка, моя родина.

Хотя название деревни произошло от рядом расположенной «крепостной земли», но построили деревню вольные крестьяне на «пустоши», так как не хотели становиться «крепостными» Елезовых.

Вольному воля — это древняя и величайшая русская ценность. Когда крепостных или вольных великороссов Севера начинали притеснять, они бросали обработанную землю и уходил на свободные земли верхней поймы реки Камы.

График крепостных диаграммы 6.1 и отражает этот процесс.

Швецов. Как тут не признать заслуги «служилых людей» в освоении новых земель! Это нужно очень сильно постараться, чтобы люди, приложив чудовищные усилия на обустройство, с обжитых мест уходили в ещё большую глушь с суровыми условиями обитания.

Башлачёв. Дальнейшее развитие Севера после отмены крепостного права рассмотрим точным альтернативным измерителем демографического развития, потоком растущих детей по «модели скользящего среднего», что и губерний Нечерноземного Центра.


Потоки растущих детей губерний Севера


Башлачёв. Оценку потоков растущих детей губерний Севера сделаю аналогично губерниям Нечерноземного Центра.

Рассмотрим альтернативным измерителем, потоками детей Вологодскую, Архангельскую и Олонецкую губернии, диаграмма 8.2.



В губерниях Севера прирост потока растущих детей на интервале 1874–1894 годы:

Вологодская — около 3,0%

Архангельская — около 3,2%

Олонецкая — около 3,2%


Причем потоки Архангельской и Олонецкой губерний практически одинаковы.

Никаких заметных провалов нет. Основную долю потока растущих детей Севера составляли дети Вологодской губернии.

Швецов. Получается, что неурожаи и эпидемия холеры 1890-х обошли эти края стороной. А «местных» неурядиц здесь не было.


Оценка развития Севера потоком 20-летних


Башлачёв. Объединю потоки растущих детей трех губерний Севера. Сдвину объединённый поток на 20 лет вперед. До 1914 года не было больших катаклизмов ни в природных условиях Севера, ни в социальной сфере Царской России. Сдвиг потока растущих детей на 20 лет вперед позволяет получить второй альтернативный измеритель, поток 20-летних всего Севера — диаграмма 8.3.



Поток 20-летних практически равномерный.

Ежегодный прирост 20-летних региона Севера — около 3,0%,


О динамике численности великороссов Севера


Башлачёв. Распределение Севера по великорусскому, малороссийскому и белорусскому языку — Таблица 8.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год тыс. Великорусский Малороссийский Белорусский
Архангельская 346,5 85,10% 0,00% 0,10%
Вологодская 1341,8 91,20% 0,00% 0,10%
Олонецкая 364,2 78,20% 0,00% 0,00%
Север, млн. 2,05 0,00% 0,00%
В том числе великороссы 1,8 млн. 87,90%

Малороссийский и белорусский языки практически не ощутимы. Но по языку губернии Севера — менее однородные, чем губернии Нечерноземного Центра.

Следует отметить, что среди народов Севера много тех, кто в прежние века крепостного права не платили официальные подати, а вносили лишь «ясак» в знак лояльности Русскому Царю.

Не исключено, что и при переписи 1897 года к их учету подходили менее обстоятельно, чем к русскому народу этих же губерний.

Швецов. Снова оценим картину в моменты «расцвета» крепостного права и перед падением Российской империи?

Башлачёв. Да. В регионе Север великорусский язык общения охватывал менее 90% всего населения. Поэтому рассмотрим графики численности великороссов и остальных народов населения региона с 1795 по 1914 год, диаграмма 8.4.



Демографическое развитие Севера оценим аналогично Нечерноземного Центра ежегодным приростом численности великороссов по методу минимальных отклонений, относительно переписей 1795 и 1897 годов.

Оценка тренда графика великороссов диаграммы 8.4 показывает:

— во времена «расцвета» крепостного права — убыль около 0,5%

— «накануне» крушения Двора Романовых — прирост около 0,9%.

Такая разница очень существенна

Для сравнения, в целом по Царской России:

— во времена «расцвета» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Это демографическое развитие обеспечивалось приростом потока растущих детей великороссов.


Иллюстрации демографического развития Севера


Башлачёв. Цветных фотографий Прокудина–Горского нет. Но есть черно–белые фотографии, которые объективно показывают дома великороссов, построенные еще в середине XIX века.



Дом, в котором я родился и вырос — почти такой же.

При Хрущеве наш дом ожидала судьба разрушения «прогрессивной хрущевской оттепели». Дерево не вечно. Срубы и крыши неминуемо гниют. Вслед за домами ветшает и жизнь.

Многие великороссы изящно оформляли фасады своих домов. Причем эти оформления можно было видеть спустя многие десятилетия после их постройки.





Глава 9. Среднее Приуралье



Губернии: Вятская и Пермская



Башлачёв. Географически Пермская губерния была расположена по обеим сторонам Уральского хребта.

В западной части было расположено 7 уездов. Абсолютное большинство этих уездов имеет малоплодородную «утлую» землю.

В восточной (зауральской) части Пермской губернии — 5 уездов. Причем в самом юго–восточном Шадринском уезде плодородный чернозем. Поэтому этот уезд следовало бы отнести в Степной край.

Но в публикациях с демографическими данными это не сделано. Так что в данной главе демография оставлена в Пермской губернии. А фотографии будут приведены в Степном крае.

В Среднем Приуралье было немного «крепостных духовенства», всего 32 тыс. Поэтому на примере этого региона можно наглядно показать, что передача Екатериной Второй «крепостных духовенства» в сословие государственных крестьян фактически не повлияла на динамику численности вольных людей.

Численности крепостных и вольных крестьян Черноземного Центра известны по переписям с 1719 года по 1857 год[46].


Изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права выразим графиками на интервале с 1719 по 1857 год — диаграмма 9.1.



Результат влияния крепостного права на податных людей Среднего Приуралья с 1719 по 1857 год можно выразить так:

— крепостные — увеличение в 6 раз, с 0,1 млн. до 0,6 млн. чел.

— вольные — увеличение в 7 раз, с 0,4 млн. до 2,9 млн. чел.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— крепостные — увеличение в 2 раза, с 10 млн. до 20 млн. чел.

— вольные — увеличение, почти в 7 раз, с 4 млн. до 27 млн. чел.

Следует отметить самое главное, в самом начале крепостного права вольных было в разы больше, чем крепостных.

Решение Екатерины Второй сказалось, прежде всего, на сокращении крепостных. Передача «крепостных духовенства» в сословие государственных крестьян фактически не повлияла на прирост вольных людей Среднего Приуралья.

Соотношение неподатных к податным: в 1719 году было — 1/20, в 1857 году стало — 1/10. То есть нагрузка на крестьян Среднего Приуралья даже больше, чем в Нечерноземном Центре.

Двор Романовых внедрял «крепостное право». Но повышенное давление вынуждало вольнолюбивых великороссов уходить дальше.


Потоки растущих детей губерний Среднего Приуралья


Вятская и Пермская губернии — диаграмма 9.2.



Башлачёв. Как видите, поток растущих детей имеет колебательный характер, но глубоких провалов в потоках нет.

Прирост потоков на всем интервале:

— Вятская — около 2,5%;

— Пермская — около 2,5%.


Поток 20-летних Среднего Приуралья


Башлачёв. Объединю потоки детей двух губерний. Сдвину объединенный поток на 20 лет вперед. Получим второй альтернативный измеритель, поток 20-летних — диаграмма 9.3.



Поток 20-летних Среднего Приуралья повторяет прирост и неравномерность потоков детей.

Оценим прирост численности после крепостного права.


О численности великороссов Среднего Приуралья


Башлачёв. Распределение по великорусскому, малороссийскому и белорусскому языку — Таблица 9.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год млн. Великорусский Малороссийский Белорусский
Вятская 3,03 77,40% 0,00% 0,00%
Пермская 2,99 90,30% 0,10% 0,00%
Среднее Приуралье 6,02 0,00% 0,00%
В том числе великороссы 5,05 млн. 83,90%

По языку Среднее Приуралье — менее однородное, чем губернии Севера. Среди народов много тех, кто вносили лишь «ясак».

Не исключено, что и при переписи 1897 года к их учету подходили менее обстоятельно, чем к русскому народу этих же губерний.

Дальнейшее развитие Среднего Приуралья следует оценивать во времена «расцвета» крепостного права и «накануне» крушения Двора Романовых, то есть в начале и конце XIXвека.

В Среднем Приуралье великорусский язык общения охватывал менее 90% населения. Поэтому рассмотрим численности великороссов и остальных народов населения региона, диаграмма 9.4.



Демографическое развитие великороссов Среднего Приуралья оценим приростом численности по методу минимальных отклонений, относительно переписей 1795 и 1897 годов.

Оценка тренда графика великороссов диаграммы 9.4 показывает:

— в «расцвет» крепостного права ежегодный прирост — около 1,2%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,0%.

Такая разница прироста малосущественна.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— во времена «расцвета» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Демографическое развитие великороссов — равномерное и устойчивое. И это обеспечивалось приростом потока растущих детей.

Великороссы составляли почти 85% населения. Именно они и определяли демографическое развитие Среднего Приуралья.

Швецов. Получается, вклад Среднего Приуралья в демографическое развитие великороссов был существенным.


Иллюстрации развития Северного Приуралья


Башлачёв. С. Прокудин–Горский сделал более 300 фотографий Среднего Урала. Выделю те, на которых запечатлена жизнь.




Со строительным материалом проблем не было. Лес кругом.

По фотографии вполне очевидно, что крестьянин–великоросс запасал впрок большое количество бревен и досок для дальнейшего строительства хозяйственных сооружений.

Фотографии С. М. Прокудина–Горского показывают, что вольные великороссы осваивали, прежде всего, поймы уральских рек.



Вольные великороссы обживали Средний Урал основательно.

События 1917 года коренным образом изменили развитие Среднего Приуралья. (Я не буду останавливаться на причинах изменения и разрушения былой жизни великороссов — это иная тема).

Швецов. А вот, быть может, и зря. Мне не даёт покоя вопрос, почему вот такие основательные люди взяли свою страну и со всей силы шарахнули её об стенку.

Российская империя, безусловно, была не жилец. Но из множества различных путей преобразования был выбран явно не самый лучший.






Далеко не всем сёлам и деревням в ХХ веке была суждена долгая жизнь. В советское время эта деревня исчезла.




И эта деревня исчезла в советское время. Теперь здесь нежилая местность.


А кругом на Среднем Урале восхитительная природа.

На такой экологически чистой природе могла бы бурно развиваться жизнь великороссов.

Швецов. Но развиваться стали высокие дымные трубы, извергающие тучи ядовитых газов. А потомки великороссов перебрались в многоэтажные муравейники.

Причём, как ни странно это прозвучит, некоторые это сделали именно из–за стремления к воле. Потому как ежели вблизи какой–нибудь «градообразующий завод», то никуда ты мимо этого завода не денешься, живи хоть в «хрущёвке», хоть в частном доме.

Крупные города дают возможность выбирать и не оставаться там, где к тебе относятся хуже, чем к скотине. Потому как ежели вблизи какой–нибудь «градообразующий завод», то никуда ты мимо этого завода не денешься, живи хоть в «хрущёвке», хоть в частном доме.





Глава 10. Южное Приуралье



Губернии: Уфимская и Оренбургская



Башлачёв. Численности крепостных и вольных крестьян Южного Приуралья известны по переписям с 1719 года по 1857 год[47].


Решение Екатерины Второй фактически не сказалось на Южном Приуралье «крепостных духовенства» было — менее одной тысячи.

Швецов. А вот очень любопытно, как так получилось, что церковь никоим образом не прибрала к рукам паству в этой области? Не успела за осваивающими этот край?

Башлачёв. Изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права выразим графиками на интервале с 1719 по 1857 год — диаграмма 10.1.



Из динамики вольных следует, что Южное Приуралье — это регион, куда «уходили от барина» вольнолюбивые великороссы из центральных губерний и Нижнего Поволжья, которые стремились избежать «крепости». Действовал всё тоже — «вольному воля».

Результат влияния крепостного права на податных людей Южного Приуралья с 1719 по 1857 год можно выразить так:

— крепостные — увеличение в 35 раз, с 9 тыс. до 320 тыс. чел.

— вольные — увеличение в 48 раза, с 23 тыс. до 1,1 млн. чел.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— крепостные — увеличение в 2 раза, с 10 млн. до 20 млн. чел.

— вольные — увеличение почти в 7 раз, с 4 млн. до 27 млн. чел.

Ситуация с неподатными в Южном Приуралье напоминает Нижнее Поволжье. Например, на 1857 год их численности почти равны. Это позволяет предположить, что в этих губерниях при переписи были учтены кочевые народы. Но обложить податями их невозможно, их и учитывали как неподатных.

Динамика крепостных показывает, что их численность тоже увеличивалась. Это следствие промышленного развития Южного Урала. «Служилые люди» привозили с собой крепостных из центральных губерний. Здесь я включаю небольшой этюд.


Этюд. Об управлении рабами


Башлачёв. Побудила меня включить этот этюд фотография.




Этот памятник был поставлен в 1885 году на центральной площади города Кыштым на средства собранными мастерами Верхне–Кыштымского завода. Этот памятник был поставлен не случайно.

Именно на Верхне–Кыштымском заводе был управляющий заводом Зотов, которого прозвали «кыштымским зверем». Зотов подвергал крепостных рабочих истязаниям, забивал до смерти, ходил по заводу с заряженными пистолетами и стрелял в ослушников. И у мастеров были еще свежи в памяти зверства Зотова.

Швецов. И ни одна балка не упала ему случайно на голову, нигде он не оступился возле глубокой ямы… И сколько таких зотовых бегало по заводам в 30-е и 40-е годы прошлого века, выискивая «вредителей», «саботажников» и «врагов народа»?

Башлачёв. Следует особо отметить характерную деталь жизни Зотова — он бывший «крепостной».

Именно, из бывших «крепостных» появлялись люди типа Зотова.

И вот почему.

Еще в древние времена владельцы арабских военных и торговых галер выявили главный принцип эффективного управления рабами.

Для галеры нужны терпеливые рабы, которые бы за похлебку еды покорно гребли веслами.

Среди купленных рабов попадались свободолюбивые.

Такие рабы для работы на галере не пригодны.

Их как возможных бунтовщиков беспощадно убивали.

Но чтобы покорные рабы старательно гребли веслами, над ними ставили надсмотрщики с плетьми.

Арабы еще в древности определили, что самые эффективные надсмотрщики получаются из бывших рабов, у которых проявлялся психологическое навязчивое желания получить в свои руки бич!

Вот этот психологический комплекс бывшего раба и двигал Зотовым, когда он подвергал крепостных рабочих истязаниям, забивал их до смерти, ходил по заводу с заряженными пистолетами.

После захвата власти воинствующие местные марксисты Кыштыма памятник в память освобождения крестьян обезглавили и разбили плиты с текстом, чтобы люди не читали указа об освобождении крестьянства.

А на постаменте поставили гипсового Ленина.

Ведь памятник в память освобождения крестьян от крепостного права на центральной площади явно будет не к месту при строительстве «светлого будущего».

В «Манифесте коммунистической партии» указано вполне конкретно:

«…повсеместно могут быть применены следующие меры:

…учреждение промышленных армий, в особенности для земледелия»[48].


Так что воинствующие марксисты вовсе не случайно разломали памятник в Кыштыме и разбили плиты с текстом, чтобы люди не читали указа об освобождении крестьянства.

Марксисты понимали: для «промышленных армий» потребуются «солдаты труда», организованные в коллективы.

Совершенно очевидно, что «солдат труда» можно организовать по типу «коллективной галеры». Вот тут люди с комплексом управляющего Зотова и будут востребованы.

То, что в руки таким управляющим нужно дать не «кожаный бич», а более совершенное орудие управления — это уже детали.

Швецов. А очень любопытно, живут ли сейчас потомки Зотова?

Если живут, то чем занимаются?

В чём нашли себя?

Никто не знает? А жаль!

Башлачёв. Марксисты в 1974 году на месте памятника в память освобождения крестьян от крепостного права на центральной площади Кыштыма поставили памятник Карлу Марксу.

К 1970-м уже было ясно, что «учреждение промышленных армий» по Марксу приводит к вымиранию русского народа.

К 1970 году демографическая статистика сообщала: в некоторых русских областях, например в Псковской и Тверской, началось вымирание, умерших стало больше, чем рожденных.

Казалось бы, надо разобраться с «промышленными армиями» по Марксу. Но марксисты продолжали «строить светлое будущее».

К 1989 году «солдаты труда» стали вымирать уже в 10 областях.

И в самой столице российского марксизма — в городе Москва[49].

Похоже, пора площадь Кыштыма освобождать от Карла Маркса

Надо восстановить тот памятник в память освобождения крестьян от крепостного права, который был поставлен в 1885 году.


Потоки растущих детей губерний Южного Приуралья


Башлачёв. Оценку потоков растущих детей этих губерний сделаю аналогично губерниям Нечерноземного Центра.

Оренбургская и Уфимская губернии — диаграмма 10.2.



Первый альтернативный измеритель показывает, что прирост растущих детей обеих губерний напоминает колебательный характер.

В Уфимской в 1874–1885 неравномерный прирост. Потом кратковременный спад. Затем равномерный прирост — около 3,5%

В Оренбургской прирост более равномерный — около 3,3%. После 1890 года начался прирост.


Поток 20-летних Южного Приуралья


Башлачёв. Объединю потоки растущих детей двух губерний Южного Приуралья. Сдвину объединенный поток на 20 лет вперед.

Поток 20-летних показывает его ожидаемую динамику в Южном Приуралье в 1894–1914 годы — диаграмма 10.3.



Поток 20-летних Южного Приуралья имеет неравномерность подобную потокам растущих детей. Прирост — около 3,4%.

Рассмотрим Южное Приуралье по приросту великороссов.


О динамике численности великороссов Южного Приуралья


Башлачёв. Распределение по языку — таблица 10.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год млн. Великорусский Малороссийский Белорусский
Оренбургская 1,6 70,40% 2,60% 0,10%
Уфимская 2,2 38,00% 0,20% 0,00%
Южное Приуралье 3,8 1,20% 0,00%
В том числе великороссы 2 51,60%

По языку Южное Приуралье — неоднородный регион.

Среди народов Южного Приуралья много тех, кто в прежние века крепостного права не платили официальные подати.

Не исключено, что при переписи 1897 года к их учету подходили менее обстоятельно.

Швецов. Давайте угадаю! Как и в предыдущих главах, оценим демографическое развитие региона графически по длинному тренду с 1795 до 1914 годы, относительно выбранных ранее ключевых точек.

А что у нас с разделением по языку?

Башлачёв. В Южном Приуралье великорусский язык общения охватывал около 50% населения.

Поэтому рассмотрим графики численности великороссов и остальных народов населения региона, диаграмма 10.4.



Как видите, в середине XIX века численность великороссов в Южном Приуралье стала больше, чем всех остальных народов.

Демографическое развитие Южного Приуралья оценим аналогично Нечерноземного Центра ежегодным приростом, относительно переписей 1795 и 1897 годов.

Оценка тренда графика великороссов диаграммы 10.4 показывает:

— в «расцвет» крепостного права ежегодный прирост — около 1,6%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,8%.

Такая разница прироста малосущественна.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— во времена «расцвета» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Совместное рассмотрение динамики общей численности великороссов и второго альтернативного измерителя, потока 20-летних показывает: развитие великороссов в Южном Приуралье обеспечивалось приростом потока растущих детей.

Русские в Южном Приуралье составляли более 50% населения. Так что роль Южного Приуралья в демографическом развитии великороссов была очень важная.

Швецов. Можно сказать — определяющей.


Иллюстрации развития Южного Приуралья


Башлачёв. С. М. Прокудин–Горский сделал более 200 фотографий Южного Приуралья. Самые примечательные в городе Златоуст.






Андрей Петрович Калганов работал мастером в прошлые годы.

Сын и внучка во времена фотографирования работали в мастерских Златоустовского завода.

Швецов. А вот тут не буду придираться к фотографии.

Более того, под ногами чисто, за спинами резные решёточки в отличном состоянии и прямые столбики. А люди. Совершенно ясно, они привычно чувствуют себя в такой одежде.

Башлачёв. Русофобы показывают рабочих Урала с чумазыми лицами в замызганной одежде из мешковины.

Взгляните на реальных рабочих фотографии.




На снимке сидит бригада из 15 мужиков на уральском руднике.

Из них четверо в розовых рубахах, трое — в салатовых, двое — в красных, ещё кто–то — в синей — фантастическое сочетание цветов.




Конечно, великороссы среди гор Южного Урала находили и обрабатывали участки земли для своего домашнего хозяйства.

Стог сена поставил кто–то из работавших на железной дороге.

Кругом на Южном Урале восхитительная природа.




Марксисты–русофобы и либералы–русофобы в упор не видели красот России, а видели лишь серую жизнь в лаптях и мешковине.

Швецов. А как они могли видеть красоту России?

В то время они отдыхали на своих виллах в Баден–Бадене.



Глава 11. Сибирь



Башлачёв. В Сибирь включены все регионы за Уралом — от Тобольской губернии до Сахалинской области.



В Сибири «крепостных духовенства» было ничтожное число.

Поэтому нет смысла учитывать решение Екатериной Второй о передаче их в сословие государственных крестьян.

Численности крепостных и вольных крестьян Сибири известны по переписям с 1719 года по 1857 год[50].


Изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права выразим графиками на интервале с 1719 по 1857 год — диаграмма 11.1.



Как видите, все полтора века «крепостного права» число крепостных в Сибири ничтожно. То небольшое количество крепостных, которых «служилые люди» привозили с собой из Нечерноземного Центра, со временем только уменьшалось.

Из графиков следует, что прирост податных Сибири полностью обеспечивали вольные люди. Результат влияния крепостного права на податных людей Сибири с 1719 по 1857 год можно выразить так:

— крепостные — уменьшение в 8 раз, с 24 тыс. до 3 тыс. чел.

— вольные — увеличение в 11 раз, с 215 тыс. до 2,4 млн. чел.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— крепостные — увеличение в 2 раза, с 10 млн. до 20 млн. чел.

— вольные — увеличение почти в 7 раз, с 4 млн. до 27 млн. чел.

Соотношение неподатных к податным изменялось так: в 1795 году было — 1/13, в 1857 году стало — 1/9.

То есть на интервале крепостного права нагрузка на крестьян Сибири даже больше, чем в Нечерноземном Центре.

Похоже, что те местные племена, которые были охвачены переписями, с них практически невозможно собирать подати.

Их и включали в число неподатных людей.


О жизни вольных великороссов Сибири


Башлачёв. Русофобы представляют Сибирь как место каторжников Царской России и местных племен.

Но ведь 2,4 миллиона податных диаграммы 11.1 — это вольные великороссы, которые в абсолютном большинстве были крестьяне.

Петр Кропоткин служил около 6 лет в Сибири. Полезно знать полученные им знания о жизни в Сибири, по его воспоминаниям в «Записках революционера»:

Кропоткин. «До тех пор я ясно не представлял себе, что значит северное положение России.

Сибирь — не мерзлая страна, вечно покрытая снегом и заселенная лишь ссыльными, как представляют ее себе иностранцы.

Годы, которые я провел в Сибири, научили меня многому.

Я быстро понял, что для народа решительно невозможно сделать ничего полезного при помощи административной машины.

С этой иллюзией я распростился навсегда.

Воспитанный в помещичьей семье, я, как все молодые люди моего времени, вступил в жизнь с искренним убеждением в том, что нужно командовать, приказывать, распекать, наказывать и тому подобное.

Но я понял разницу между действием на принципах дисциплины или же на началах взаимного понимания.

На множестве примеров я видел всю разницу между начальническим отношением к делу и "мирским", общественным и видел результаты обоих этих отношений.

И я на деле приучался самой жизнью к этому "мирскому" отношению и видел, как такое отношение ведет к успеху.

В возрасте от девятнадцати до двадцати пяти лет я вырабатывал всякие планы реформ, имел дело с сотнями людей на Амуре, подготовлял и выполнял рискованные экспедиции с ничтожными средствами.

И если эти предприятия более или менее удавались, то объясняю я это только тем, что скоро понял, что в серьезных делах командованием и дисциплиной немногого достигнешь.

Дисциплина хороша на военных парадах, но ничего не стоит в действительной жизни.

В Сибири я утратил всякую веру в государственную дисциплину.

Здравый смысл и способность русского крестьянина произвели на меня глубокое впечатление.

Великорусский крестьянин отлично понимает интеллигентного человека, если только последний не начиняет свою речь иностранными словами.

Вообще я убедился из опыта, что нет такого вопроса из области естественных наук или социологии, которого нельзя бы изложить совершенно понятно для крестьян.

Требуется только, чтобы вы сами совершенно ясно понимали, о чем вы говорите, и говорили просто, исходя из наглядных примеров.

Хорошо было бы, если бы все господа, строящие планы государственной дисциплины, прежде чем расписывать свои утопии, прошли бы школу действительной жизни.

Тогда меньше было бы проектов постройки будущего общества по военному, пирамидальному образцу».

Швецов. Обратите внимание на оборот «как и все молодые люди моего времени». Многие ли из них были способны верно оценивать «мирской порядок» и «пирамидальный образец»?

Система управления Царской России была под завязку забита теми, кто впитывал «пирамидальные образцы» с молоком матери.

Нет ничего удивительного в том, что революционерам–марксистам народ верил куда больше, чем «белой косточке», когда грянули события 1917-го года.


О Русской Америке


Башлачёв. В основе демографического развития великороссов в Сибири, от Среднего Приуралья и до Тихого океана была вековая русская ценность «вольному воля».

Вольные великороссы из Сибири шли еще дальше в Америку.

Основатель Русской Америки Григорий Иванович Шелихов (1747 – 1795), родом из уездного города Рыльск Курской губернии.

Но главная роль в освоении Русской Америки принадлежит Александру Андреевичу Баранову (1746–1819), первому правителю русских колоний в Америке.


Баранов родился в городе Каргополе Олонецкой губернии. Его путь с Севера Русской равнины в Северную Америку был длинный.

В 1799 году на острове Ситка Баранову заложил первые строения Ново–Архангельска, будущей столицы Русской Америки.



Царь Александр Второй продал поселения Русской Америки: от Аляски до Калифорнии.

Швецов. Вот каковы Романовы!

Ежели не мог продать людей, то продал землю под ними.

Вместе с людьми. Видать, тоже что–то на генетическом уровне!

Башлачёв. В 1989 году в городе Ситка, штат Аляска США был открыт памятник Баранову.

Имя Баранова в 49 штате США носят: остров, река, озеро, музей на острове Кодъяк, гостиница в столице штата Аляска г. Джуно[51].

Вернемся в Сибирские губернии.


Важное отступление от административного деления


Башлачёв. Это отступление вызвано тем, что огромная полоса плодородных земель Зауралья оказалась разделённой административными границами.

Северная часть этой полосы административно включена в Тобольскую и Томскую губернии, а южная часть — в Тургайскую, Акмолинскую и Семипалатнскую области.

Основу вольных жителей этой полосы составляли крестьяне–великороссы. переселяющиеся из приуральских губерний.

Вначале они освоили плодородные земли на территории слияния рек: Тура, Исеть и Тобол.

До 1737 года эта территория входила в Тобольскую губернию. Затем по 1782 год — в Исетскую провинцию Оренбургской губернии.

Потом стали распахивать под пашни более южные степи, которые охватывают территорию от Южного Урала и оренбургских степей до Саянских предгорий.

Ширина этой благоприятной для земледелия и хозяйственной деятельности великороссов территории составляет в западной части — около 750 км., в восточной, ближе к пойме Енисея — около 250 км.

По особенностям хозяйственного земледелия великороссов эти разделенные территории подобны.

Поэтому для исследования демографического развития великороссов территории южных округов Тобольской и Томской губерний и северные уезды Тургайской, Акмолинской и Семипалатнской областей следует выделить в отдельный регион.

Швецов. Вообще–то прошлое этих краёв как–то очень скудно освещается в учебниках истории.

Видимо, сильно отличалось освоение этих земель вольными людьми, от «поднятия целины» при Хрущёве.


О развитии характерных регионов Сибири


Башлачёв. Развитие Сибири после отмены крепостного права рассмотрим альтернативным измерителем демографического развития на примере Тобольской, Томской, Иркутской губерний и Забайкальской области — диаграмма 11.2.



Ежегодный прирост потоков в губерниях и областях Сибири.

Тобольская — около 3,5%

Томская — около 3,0%

Иркутская — около 2,0%

Забайкальская — около 2,5%.

В Сибири равномерности прироста детей нет.

В западных губерниях. которые заселялись великороссами значительно раньше, прирост соответствует европейским губерниям.

Восточные области осваивались великороссами позднее, поэтому и ежегодный прирост существенно меньше.

Именно о великороссах этих областей Петр Кропоткин писал.

В Сибири здравый смысл и способность русского крестьянина произвели на меня глубокое впечатление.

Великорусский крестьянин отлично понимает интеллигентного человека, если только последний не начиняет свою речь иностранными словами.

Требуется только, чтобы вы сами совершенно ясно понимали, о чем вы говорите, и говорили просто, исходя из наглядных примеров».


Поток 20-летних характерных губерний Сибири


Башлачёв. Объединю потоки детей регионов Сибири в поток 20-летних этих регионов Сибири — диаграмма 11.3.



Как видите, демографическое развитие Сибири «накануне» падения Царства Романовых было вполне равномерным.

Ежегодный прирост — около 3,0%


О динамике численности великороссов Сибири


Швецов. Снова обратимся к языковому составу, чтобы оценить вклад великороссов[52].


Распределение Сибири по великорусскому, малороссийскому и белорусскому языку — Таблица 11.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год млн. Великорусский Малороссийский Белорусский
Вся Сибирь, без Степного края 4,8 72,00% 3,90% 0,20%

По языку Сибирь — однородная территория великороссов.

Но среди сибирских племен много тех, кто в прежние века крепостного права не платили официальные подати. Не исключено, что при переписи 1897 года к их учету подходили менее обстоятельно.

Башлачёв. Численности великороссов и остальных народов Сибири, без уездов (выделенных в Степной край), диаграмма 11.4.



Как видите, численность великороссов в Сибири без Степного края существенно больше, чем всех остальных народов Сибири.

Демографическое развитие Сибири без Степного края, относительно переписей 1795 и 1897 годов по диаграмме 11.4:

— в «расцвет» крепостного права ежегодный прирост — около 1,7%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,4%.

Такая разница существенна. Она обусловлена тем, что во времена крепостного права Сибирь пополнялась вольными великороссами.

А во второй половине из Сибири вычленен Степной край, который развивался именно со второй половины XIX века.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— во времена «расцвета» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Развитие великороссов Сибири было существенно эффективнее демографического развития великороссов Нечерноземного Центра.

И это развитие обеспечивалось приростом потока растущих детей.

Роль Сибири в демографическом развитии великороссов накануне падения Царства Романовых была абсолютно определяющей.


Иллюстрации развития Западной Сибири


Башлачёв. Переворот 1917 года помешал экспедициям Сергея Михайловича Прокудина–Горского по Сибири.

Поэтому он сумел запечатлеть только Западную Сибирь.

А в ней только Тобольскую губернию.




Швецов. Ну, и для сравнения Малая Сибирская улица города Тобольска. Год 2015-й.

До качества фотографий Прокудина–Горского этим фото далеко, но кое–какие представления они дать могут.



Вот фото с той же улицы, сделанное Антоном Щербаковым (ник CC–BY–ND) в 2011-м году:



Если честно, то выглядит этот домик не очень, но за ним тоже приглядывали и приглядывают.

В отличие от этого дома:



Это снято в трёхстах–пятистах метрах от Тобольского кремля, который так любят ставить на открытки и магниты. И таких домиков там изрядно было в 2015 году. На этой улице и по соседству.


Но почему–то на GoogleEarth фотографий с этих улиц не найти.

Зато какая ёлочка нарядная возле памятника Достоевскому!



Комментарии, как говорят, излишни…

Башлачёв. У Прокудина–Горского по Тобольской губернии — около 70 фото.

Поселения великороссов в окрестностях Тобольска очень разнообразны. Они построены между высоких холмов и лесов, и на берегах рек Тобола, Исети и Туры.




Село Покровское — это родина Григория Распутина.

Уже будучи в зените славы друга царской семьи, он каждое лето приезжал на родину и жил некоторое время.

Прокудин–Горский по Тоболу доехал до города Ялуторовск.

С 1782 года Ялуторовск стал уездным городом.




На площади города стоит керосино–калильный фонарь.

Южная часть Тобольской губернии — благодатные черноземные территории, с развитым земледелием и ветряными мельницами.





Глава 12. Степной Край



Башлачёв. От предгорий Южного Урала до гор Алтая тянется благдатная черноземная полоса для деятельности великороссов.

Её ширина в западной части — около 750 км., в восточной ближе к пойме Енисея — около 250 км.

При этом она имеет выступы на юг в районе Алтая и Минусинска.



Но чиновники администрации Царской России, за тысячи верст от Сибирских просторов, не обращают внимания на географические особенности жизнедеятельности великороссов.

Они за столом, проводили границы, как им заблагорассудится. В результате в Тобольскую и Томскую губернию включены болота и вечная мерзлота на севере и благодатный чернозем на юге.

Такое же чиновничье поверхностное видение характерно для административных границ Акмолинской и Семипалатинской областей.

В итоге чиновничьего видения в состав этих областей оказались включены: на севере — плодородная черноземная пойма рек Тобола, Ишима и Иртыша, а на юге — безводные степи, солончаки и пустыни.

Плодородная черноземная земля идеальная среда для хозяйственной деятельности великороссов, а безводные степи — для кочевых народов.


Размышления о прошлом и будущем Степного края


Башлачёв. На первый взгляд, кажется, что административные границы не мешают хозяйственной деятельности.

Царское правительство не обращало внимания на географию.

И когда стали прокладывать железную дорогу на Дальний Восток, то вполне разумно Транссиб проложили по Степному краю.

Но когда интернациональные марксисты в 1920-х «нарезали» границы Казахстана, то они северную границу провели так, чтобы максимально учесть жизнедеятельность казахов.

Ну, а жизнедеятельность великороссов марксистов–русофобов совершенно не интересовала. Ведь понятие «великоросс» запретили.

Швецов. Вот чего–чего, а резали по живому, вопреки разуму и с нескрываемым удовольствием. Что было причиной?

Думаю, что стоит поговорить об этом в следующей части книги.

Башлачёв. Если в уезде жило, хотя бы несколько казахов, то эту территорию включили в состав Казахской автономной республики.

Затем марксисты превратили автономную республику в союзную.

А в 1991 году образовали независимое государство Казахстан.

И миллионы потомков тех великороссов, которые обживали и благородили землю Степного края, оказались за границами России.

К чему ведет, созданная марксистами–русофобами, эта чудовищная географическая несуразица.

Миллионы гектар облагороженной русскими земледельцами земли и тысячи километров железной дороги, построенной строителями — великороссами, находится на территории другого независимого государства. К чему это приведет?

Швецов. Да много к чему может привести.

Удобрили собою многие края, чужим на радость.

Не только в Северном Казахстане.

Но вот не было у русских своей собственной элиты, которая смогла бы отстоять освоенное трудами русских людей, хоть при Романовых, хоть при «марксистах».

А вот у кое–кого такая элита имеется…

Башлачёв. Сменится в независимом Казахстане нынешнее правительство 2010-х. Взыграют амбиции потомков тех мурз и баев, которых Дом Романовых награждал привилегиями за лояльность.

Что нынешние потомки тех баев сделают в первую очередь?

Алгоритм их намерений и действий вполне очевиден.

Сначала переведут государственный язык Казахстана на латиницу.

Затем увеличат в несколько раз плату за транзит, по «принадлежащему» им участку железной дороги.

Потом запретят употребление русского языка.

И так далее, и тому подобное.

При этом постепенно или силовыми государственными методами будет происходить вытеснение русских людей.

При этом никто и не вспомнит, что земли Степного края распахали и обустроили еще в Царской России.

Не вспомнят, что железную дорогу Трансиб в Царской России прокладывали строители — великороссы.

Не вспомнят, что и в Советском Союзе модернизировали и развивали пропускную способность Трансибу русские специалисты.

Поразительно, что правители Кремля и в ХХ веке, и сейчас в XXI веке совершенно не учили и не собираются учить уроки Истории.

Швецов. Почему, «не учат»? Делают то, что получается делать без каких–либо последствий для себя.

Даже если сейчас высадится инопланетный космический десант и нарежет в Степном краю границы справедливо, где гарантии, что наследники Романовых и марксистов не продадут это наследие снова?

Как Аляску, вместе с людьми? Нет таких гарантий.

Но от фантастики всё–таки вернёмся в прошлое.

Оно хотя бы познавательно.


Характеристика Степного края при Царской России


Башлачёв. Выше приведенную карту благоприятного для хозяйственной деятельности великороссов Степного края пришлось формировать, не обращая внимание на губернии Царской России.

В Степной край включены мелкие административные образования так, как они обозначены в данных переписи 1897 года: Курганский округ, Тюкалинский округ, Ишимский округ, Барнаульский округ, Бийский округ, Змеиногорский округ, Усть–Каменогорский уезд, Семипалатинский уезд, Омский уезд, Кокчетавский уезд, Кустанайский уезд.

Общая численность Степного края по переписи 1897 года оценивается — 3,58 млн. чел. Из них великороссы — 66%.

Хозяйственная жизнь великороссов основана на использовании плодородной почвы поймы рек и рыбных ресурсов этих рек.

Любой, кто познакомится с описаниями русской кухни прошлых столетий, обнаружит огромное количество рецептов рыбных блюд.

Это характерно для жизни великороссов на Русской равнине.

И неудивительно, что такое же хозяйствование характерно и для огромного пространства полосы Зауралья между северными дебрями Тобольской и Томской губерний и солончаками южных уездов Акмолинской и Семипалатинской областей.


К истории Степного края


Башлачёв. Освоение великороссами Степного края, возможно, следует считать с поселения около 1644 года православного монаха Далмата (в миру Мокринский Дмитрий Иванович) на берегу реки Исети, при впадении в нее реки Течи.

Швецов. Дата приблизительна, ибо за монахом не заржавеет написать, что поселился в «пустоши», в то время как сия «пустошь» кишмя кишит теми, кого он считает недостаточно крепкими в вере.

Башлачёв. Официальных, мирских и церковных публикаций о Далмате достаточно. Их в общих чертах можно описать так.

В мирской жизни — это Дмитрий Иванович Мокринский.

В Тобольске он служил в должности городничего.

Затем удалился в Невьянский Спасо–Богоявленский монастырь Верхотурского уезда, где постригся в монахи.

Потом ушел, взяв с собою родовую икону Успения Божией Матери. По церковным источникам около 1644 года он поселился в пещере на слиянии реки Исети и реки Течи под именем Далмат и стал жить в пещере тихим покорным отшельником.

Но пещера была на земле татарского мурзы Илигея.

И мурза решил изгнать Далмата со своих владений.

Но когда Илигей пошел к Далмату, то ему было видение Богородицы, которая повелела — не только не прогонять Далмата, но и отдать ему землю под монастырскую вотчину.

И Илигей в присутствии соплеменников отдал Далмату землю. (Позднее тобольский боярин Павел Шульгин описал эту вотчину так: длина владений «от высокова Соснового Яру» до «Атяшу озера» 90 верст, в ширину 25–30 верст).

Я в 1960–1970-х прожил в южном Зауралье 20 лет.

Много раз бывал на охоте в окрестностях реки Течи.

Общался с местными жителями и несколько раз слышал от них несколько иную молву о Далмате.

Эта дошедшая до наших времен молва (или былина — считайте как хотите) повествует несколько иную историю.

По народной молве — не Илигей пошел к Далмату. А наоборот, Далмат — к Илигею.

Зная нравы зауральских татар ХХ века, мне невозможно представить, чтобы татарский мурза сам пошел изгонять отшельника.

Для этого мурза пошлет своих слуг. По своему социальному статусу мурзы Илигей не мог позволить себе идти к Далмату.

Не права официальная, мирская и церковная версия.

Права народная молва — Далмат пошел к Илигею.

Теперь вспомните, как изображали на официальных иконах и картинах пустынников и отшельников.

Для ясности взгляните на картины Нестерова.

Отшельничество — это состояние души неразрывно связанное с Всевышним духовно. Отшельники — это люди, отказавшиеся от мирских страстей и ушедшие в уединение и тишину природы.

Это делает фигуры удалившихся в скит православных отшельников тихими людьми с покорно опущенной головой.

А теперь представьте, что отшельник Далмат в таком виде предстал перед татарским мурзой Илигеем.

Да мурза даже глазом бы не повел, не то, что стал бы его слушать.

Нет, перед мурзой не мог стоять тихий кроткий отшельник.

Перед Илигеем мог стоять только человек, уверенно глядевший прямо глаза Илигею. Лишь такого человека мурза стал бы слушать.

Если знать нравы татар, то официальная версия взаимоотношений Далмата и Илигея — явное противоречит реальностям жизни.

Что же повествует народная молва о Далмате и Илигее?

По народной молве Илигей на просьбу Далмата ответил: «Я дам тебе для жизни столько земли, сколько закрывает шкура лошади!».

И засмеялся, когда слуги Илигея, вытащив мокрую шкуру лошади из корыта, бросили ее к ногам Далмата.

Бывая в сельских поселениях Зауралья, я видел эти длинные долбленые корыта, в которых «дубят» шкуры.

Для этого корыта используют ещё и как «туалет по малому».

За несколько месяцев такого «дубления» шерсть можно соскоблить, промывая шкуру водой.

Вот такую ужасно вонючую шкуру и бросили к ногам Далмата.

Вернувшись со шкурой на берег Исети, Далмат за несколько дней промыл её и острым засапожным ножом вырезал из шкуры очень узкий, но длинный непрерывный ремень.

Подсохший на воздухе ремень Далмат проложил по земле.

Таким образом, Далмат перекрыл достаточную большую площадь земли для обустройства своей жизни.

Потом Далмат пошел к мурзе и сказал: «Илигей, я выполнил твоё условие, я закрыл шкурой столько земли, чтобы на ней можно жить».

Когда Илигей прискакал на лошади на берег Исети, то очень удивился, оглядев протянутый по земле ремень из шкуры лошади.

И сказал Илигей Далмату: «Я свое слово держу. Живи на этой земле, как хочешь».

Так что Далмат был — далеко не покорный и тихий человек.

Швецов. Данное сказание почти слово в слово повторяет легенду об основании города Риги крестоносцами.

Не исключено, что Мокринский Дмитрий Иванович был неплохо образован и сам подбил Илигея на размер бычьей шкуры.

Башлачёв. Может и так. Далмат был незаурядной личностью.

Вполне очевидно, что к нему, как к деятельному человеку присоединялись и другие вольнолюбивые великороссы.


Сначала это были единицы, затем — десятки людей.

Но жизнь — есть жизнь.

И неудивительно, что у Далмата появились недруги и завистники.

Ну, изветы и доносы — дело житейское.

Мимо их не проживешь. Не прожил и Далмат.

По извету старца Макария того же Далматовского монастыря было заведено «Следственное дело 1664 г. на старцев этого же монастыря Лота, Никона, и Исака о непристойных словах в адрес царя и архиепископа Сибирского и Тобольского Симеона».




Игумен Невьянского Спасо–Богоявленского монастыря Евсевий Левонов в 1725 г. написал донос на Долмата и его сына Исаака: «…[Исаак] расколник, под видом благочестия прикрывшийся, и злолихоимец и грабитель, а отец того Исаака Долмат, который заводил монастырь, был злой расколник и святые тайн не приобщался, так и душу свою без покаяния, удаляяся от святые церкви, изверже».

Но не изветами и доносами развивается жизнь.

Взгляните и Вы, уважаемый читатель. Видите, до самого горизонта пойма реки — зеленые огороды и поля. А когда–то там росли полынь и кустарник возле реки.


Потоки растущих детей округов и уездов Степного Края


Башлачёв. Демографическое развитие Барнаульского округа, Семипалатинского, Кустанайского и Омского уездов оценим первым альтернативным измерителем, диаграмма 12.1.



Ежегодный прирост потока растущих детей в уездах.

Семипалатинский — 3,5%

Кустанайский — 3,3%

Омский — 3,3%


В Барнаульского округе прирост потока растущих детей существенно больше — около 4,0%. До 1885 года поток равномерный. Затем спад, который длился до начала 1890-х.

В Барнаульского округе глубина провала в потоке растущих детей — около 20%. Такого провала в других округах Сибири нет.

Такой провал свидетельствует, что в Барнаульском округе в 1890-х произошли какие–то изменения условий жизни, которые очень сильно повлияли на детей самого младшего возраста.

Швецов. Что это за катаклизм? — Эпидемия холеры: «С. П. Швецов отмечал, что «холерный год, унесший многие сотни городского населения в могилу, обнаружил между прочим серьезные санитарные неустройства города Барнаула, на почве которых только и могла развиться до такой степени эпидемия»[53].


В уездах такого провала 1890-х, как в Барнаульском округе, нет.

Ежегодный прирост 20-летних оцененный по приросту детей — около 4,0%


О динамике численности великороссов Степного Края


Башлачёв. Времена крепостного права рассматривать не имеет смысла. В Степном крае крепостных не было.

Более–менее достоверные сведения — вторая половина XIX века.

По переписи 1897 года великороссов — около 66%.

Графики численности великороссов и остальных народов Степного Края на интервале 1867–1897 годы — диаграмма 12.2.



Как видите, в последние десятилетия XIX века численность великороссов в Степном крае увеличивалась намного быстрее, чем всех остальных кочевых народов Степного края.

Реформа Столыпина привела к бурному увеличению численности великороссов Степного края (показано пунктиром).

Оценка показывает ежегодный прирост великороссов:

— в середине XIX века — около 1,0%.

— во время реформы Столыпина — около 15%.

Следует отметить, что прирост великороссов в Степном крае больше, чем в Сибири без Степного края — почти в 10 раз.

Для сравнения, в Нечерноземном Центре в конце ХХ века — около 0,9%. А в целом по Царской России — около 1,2%.

Роль Степного Края в демографическом развитии великороссов накануне падения Царства Романовых была определяющей.


О реформе Столыпина


Башлачёв. Жизнедеятельность великороссов в Степном Крае усилилась во время реформы Столыпина, когда миллионы великороссов переселилось из центральных губерний.

Реформа Столыпина затронула проблему землепользования крестьянских общин, но совершенно не коснулась земель, которые находились во владении дворянства.

К теме настоящей главы относится заселение неосвоенных территорий Степного Края переселенцами из европейских губерний.

С 1906 по 1914 гг. в Сибирь мигрировало 3772,2 тыс. чел., из которых 3040,1 тыс. — переселенцев и 731,8 тыс. — ходоков[54].

За 1906–1914 годы из европейских губерний за Урал, прежде всего в Степной край, переехало почти 400 тыс. семей русских крестьян, прежде всего, великороссов, общей численностью 3,77 млн., при средней семье в 9–10 душ.

То есть переселялись — именно многодетные семьи, которые на Русской равнине испытывали наибольшую нужду в земле.


Иллюстрации развития Степного Края


Башлачёв. Степной край можно показать фотографиями около Шадринска, северо–запада Степного Края.






Как видите, поселения в средней части течения реки Исеть расположены среди лесов и степей.

Плодородные поля свидетельствуют, что эта территория вполне справедливо включена в состав Степного Края.



Глава 13. Нижний Дон и Прикавказье



Башлачёв. В этот большой регион включены: Область Войска Донского, Кубанская и Терская области, Ставропольская и Черноморская губернии.



Надежных публикаций с данными динамики численности Прикавказья во времена крепостного права нет. Русская численность областей: Войска Донского, Кубанской и Терской и губерний: Ставропольская и Черноморская на 1863 год оценена в 1,3 млн. чел[55].


О временах крепостного права


Башлачёв. Численность крепостных крестьян этого огромного региона в конце крепостного права оценивается около 30 тыс.

Так что оценивать и строить диаграмму развития «вольных и крепостных этого региона в 1719–1857 годы — смысла нет.

Важнее история освоения региона русскими земледельцами.

Появление русских земледельцев в этом регионе имеет очень древнюю историю, в основе которой русская вековая ценность «вольному воля», стремление хозяйствовать без подчинения.

Это стремление создало уникальное русское казачество.

Казаки — это испокон веков воины–пахари.

Сабля и плуг — их ежедневные «инструменты».

То, что казак должен быть готовым защищаться ежедневно — это показывает серп–меч на стенде музея русского оружия в Туле.

Те вольнолюбивые крестьяне, которые не желали подчиняться боярам Царства Московского, уходили в низовье Дона, где основывали независимые казацкие поселения и жили под постоянной угрозой набега степняков, зависимых от Османской Турции.

Швецов. Не уживались с духовными скрепами (снова большой привет Зорькину!).

Башлачёв. Двигались они и в низовье Волги, и в Нижнее Приуралье, осваивая благодатную пойму реки Урал.

Параллельно казаки стремились заселить пойму Терека.

Вот как об этом написал Лев Толстой в повести «Казаки»:

«Очень, очень давно русские поселились на Тереке…воинственное, красивое и богатое русское население, называемое гребенскими казаками… Предание говорит царь Иван Грозный вызывал с Гребня к своему лицу стариков, дарил им землю по сю сторону реки, увещевал жить в дружбе».

Веками расширялась территория хозяйствования казачества.

Швецов. Московские цари заигрывали с казачьей вольницей.

И мы никогда доподлинно не узнаем, то ли сознательно дали удрать буйным головушкам на Дон, чтобы не мешали «крепости».

То ли решили возглавить то, что не сумели предотвратить.

Вот как писал Яков Маржерет в своих воспоминаниях о действиях московских царей в отношении казачества[56]:


…Настоящие казаки живут в степях татарских, по берегам Волги, Дона и Днепра. Они часто наносят татарам гораздо больший вред, нежели вся русская армия. От царя они получают небольшое содержание, но зато они пользуются свободой, как говорят, делать то, что хотят.. Царь, намереваясь воспользоваться их оружием, посылает им порох, свинец и от 7 до 10 тысяч рублей…


Так или иначе, но эти заигрывания царей с казачьей вольницей закончились её подчинением царской власти, несмотря на то, что земли вольного казачества постоянно ширились.

Но подчинение состоялось на весьма почётных условиях.

Башлачёв. В 1837 году Двор Романовых отделил казачество от остального населения. Земли казачьего дворянства в 1848 году были объявлены потомственной собственностью.

Двор Романовых стал создавать казачьи войска для охраны границ. К середине XIX века в Прикавказье были образованы Донское, Терское и Кубанское казачьи войска.

Швецов. Казакам были предоставлены права: владение землей, освобождение от податей. Собственно говоря, всё тот же некий набор привилегий в обмен на преданность. И как быть с тем, что впоследствии им также жаловали личное и потомственное дворянство? Как по мне, так казачество закончилось с братом Кондратием, когда выдача с Дона уже началась. То, что осталось — такие же татарские мурзы, считающие себя избранной кастой и никаким боком не связывающие себя с русским народом. Что и аукнулось после октябрьского переворота в 1917-м.

Башлачёв. На казаков была наложена обязанность воинской службы со своим снаряжением.

На уровне станиц осталось казачье самоуправление.

Характерная особенность Прикавказья времен крепостного права — «служилые люди» имели своего рода «дворовых крепостных».

Например, на Кубани в 1829 году было 920 «дворовых крепостных», а к 1857 – 3,6 тыс.

Это менее 1,0% по отношению к «вольным» земледельцам[57].

В Ставропольской губернии крепостничество тоже не получило распространения. Дворяне, получившие вотчину на ставропольские земли, приводили своих «дворовых крепостных» из российских вотчин Нечерноземного и Черноземного Центров.

Естественно, не могли они привести с собой много крепостных. Поэтому и появились «родовые имения».

Всего в Ставропольской губернии — около 30 тысяч крепостных[58].


Так что оценивать динамику развития крепостных Прикавказья на фоне вольных великороссов — смысла нет.


О развитии после крепостного права


Башлачёв. Развитие Нижнего Дона и Прикавказья рассмотрим альтернативным измерителем, потоком детей, диаграмма 13.1.



Ежегодный прирост потока растущих детей.

Область Войска Донского — около 3,3%

Ставропольская губерния — около 4,0%

Кубанская область — около 4,0%

Терская область — около 3,5%

Прирост потока растущих детей существенно отличается от потоков других губерний.

Швецов. Ощутимо больше, чем в других рассмотренных ранее регионах. Для сравнения, на Севере — 3,0%.

Башлачёв. В потоках большая неравномерность.

Похоже на поток влиял не только катаклизм начала 1990-х.

Но и были какие–то другие причины, которые влияли на детей, рожденных еще в 1880-е годы.


Поток 20-летних Нижнего Дона и Прикавказья


Башлачёв. Объединю потоки растущих детей. Сдвину на 20 лет вперед. Альтернативный измеритель показывает изменение потока 20-летних — диаграмма 13.2.



Прирост потока 20-летних — около 4%.

Как видите, поток 20-летних Нижнего Дона и Прикавказья имеет меньшую неравномерность, чем потоки растущих детей отдельных областей, но в объеме всего региона эти неравномерности выравниваются.

Теперь перейдем к рассмотрению развития Нижнего Дона и Прикавказья по тренду однолетнего цикла, по которому оценим ежегодный прирост второй половины XIXвека


О численности великороссов


Башлачёв. Чтобы рассматривать развитие великороссов Нижнего Дона и Прикавказья полезно знать языковой состав губерний и областей по Всеобщей переписи населения 1897 года[59].


Распределение Нижнего Дона и Прикавказья по великорусскому, малороссийскому и белорусскому языку — Таблица 12.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год тыс. Великорусский Малороссийский Белорусский
Область Войска Донского 2564 66,80% 28,10% 0,40%
Кубанская 1919 42,60% 47,40% 0,60%
Терская 934 29,00% 4,50% 0,20%
Ставропольская 873 55,20% 36,60% 0,10%
Черноморская 58 42,90% 16,10% 1,10%
Нижний Дон и Прикавказье, млн. 6,35 млн. 31,50% 0,40%
В том числе великороссы 3,3 млн. 52,10%

По русскому языку губернии и области этого региона менее однородные, чем выше рассмотренные губернии.

Тем не менее, язык великороссов охватывал более половины населения региона. Среди местных народов Прикавказья много тех, кто не платили официальные подати.

Не исключено, что и при переписи 1897 года к их учету подходили менее обстоятельно, чем к русскому народу этих же губерний.

Швецов. А вот какими ветрами в Черноморскую губернию занесло носителей белорусского наречия в 1897-м году аж в количестве 1% от всего населения губернии?

Потомки тех, кто удрал от польского пана?

Или просто внутреннее перемещение?

Но чем оно обусловлено на такие–то расстояния?

Башлачёв. Поищи причины, я не вижу ясной причины.

Давай лучше, для осознания единства жизни великороссов и малороссов взглянем в переписи ХХ века.

Ведь после смуты 1917 года марксисты–русофобы продолжили расчленение русского народа.


Взгляд в ХХ век


Башлачёв. Выше рассмотрели распределение великороссов и малороссов Воронежской и Курской области с 1897 года до 1939 года.

Сделаем то же для Нижнего Дона и Прикавказья[60].

Результирующая таблица 12.2.


1897 г. 1939 г. Изменение 1897 г. — 1939 г.
Великороссы (русские) 56,20% 87,00% плюс 30,8%
Малороссы (украинцы) 36,40% 3,80% минус 32,5%

Как видите, в этом регионе доля великороссов увеличилась, а малороссов уменьшилась на одно и то же количество процентов.

Такое изменение не объяснить вымиранием малороссов или увеличением рождений великороссов.

Это объяснимо только тем, когда переписчики спрашивали: «какой вы национальности?» — многие отвечали: «Да все мы — русские!»

Вот ведь как идет история.

С XIX века и «чиновники–русофобы», и «лингвисты — русофобы», и «марксисты–русофобы» добиваются раздробления русского народа, для чего и разделили единый русский язык.

А русские люди продолжают отстаивать: «Да все мы русские!».

Швецов. Или очень сильно поменялась политическая разнарядка для переписи 1939-го года. В отличие от предыдущих переписей. Как знать…


О динамике численности великороссов


Башлачёв. Разделить великороссов и малороссов, кроме данных переписи 1897 года, проблематично.

Поэтому диаграмму строить бессмысленно.

Ясно одно, численность великороссов и малороссов во второй половины XIX века увеличивалась намного быстрее, чем всех остальных народов этого региона.

Демографическое развитие великороссов обеспечивалось приростом потока детей и переселением из центральных губерний.

Во времена крепостного права на Нижний Дон бежали от «барина» вольнолюбивые великороссы.

После отмены крепостного права переселялись младшие сыновья вольных крестьян из центральных губерний.

Швецов. Роль Нижнего Дона и Прикавказья в демографическом развитии великороссов, накануне падения Царства Романовых была весомой и определяющей.



Глава 14. Среднее Приднепровье



Губернии: Киевская, Полтавская, Черниговская и Харьковская




В середине XVII века — это Гетманщина.


Об истории Среднего Приднепровья


Башлачёв. При оценке численности учтем следующее.

Богдан Хмельницкий, возглавив антипольское восстание, в 1648 года, освободил Гетманщину от власти Речи Посполитой.

По результатам Переславской Рады, провозгласившей 8 января 1654 года воссоединение русского народа Гетманщины и Слобожанщины с русским народом Московского Царства, началось составление списков принявших присягу.

Всего присягнуло 127.338 глав семейств[61].


Принимая величину средней семьи 5–6 человек, итоговая численность присягнувших — 640–760 тыс. человек, около 0,7 млн.

Так что эту численность и 1654 год можно принять за начальную точку динамики численности Среднего Приднепровья.

В марте 1654 года были согласованы и приняты «статьи Богдана Хмельницкого», известные также как «Мартовские статьи».

Применительно к теме «крепостного права» из 11 статей Богдана Хмельницкого выделю главную суть которой: «Сохранение на всей территории, освобожденной от власти Речи Посполитой, казацкой администрации, распространяющейся на все население».

Примем условие, что данные списков принявших присягу Московскому Царю — это численность податных, а доли вольных и крепостных на Гетманщине — примерно одинаковые.

Численности крепостных и вольных крестьян Среднего Приднепровья с 1719 года по 1857 год известны по переписям[62].


Изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права выразим графиками на интервале с 1654 по 1857 год — диаграмма 14.1.



Графики ясно показывают, как изменялись численности групп податных людей в Среднем Приднепровье.

Самое главное, на всем интервале крепостного права:

— число вольных больше, чем крепостных.

— прирост податных обеспечивали — прежде всего, вольные люди.

Результат влияния крепостного права на податных людей Среднего Приднепровья с 1719 по 1857 год можно выразить так:

— крепостные — увеличение в 2,3 раза, с 0,7 млн. до 1,6 млн. чел.

— вольные — увеличение в 2,4 раза, с 1,1 млн. до 2,7 млн. чел.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— крепостные — увеличение в 2 раза, с 10 млн. до 20 млн. чел.

— вольные — увеличение почти в 7 раз, с 4 млн. до 27 млн. чел.

Соотношение неподатных кподатным изменялось так: в 1719 году было — 1/39, в 1857 году стало — 1/17.

Почему в Среднем Приднепровья вольных больше, чем крепостных?

Это русское стремление к воле.

От Люблинской Унии 1569 года до освобождения от власти Речи Посполитой в 1648 прошло лишь 100 лет.

Стремление к воле так быстро не могло исчезнуть.

Оно жило в генах русских людей со времен Древней Руси.

Когда князья, заключая «ряд» (договор) друг с другом, писали: «А боярам и детям боярским, и слугам, и крестьянам вольная воля».

Конечно, география Среднего Приднепровья — это не Просторы Московского Царства, где можно было уйти «от барина» и на Север, и на Среднюю Волгу, и на Дон.

Но и в Среднем Приднепровье география позволяла вольнолюбивому человеку уйти на юг или на восток.

Русское самосознание «вольному воля» в этом регионе оказывало решительное неподчинение польскому порядку крепостного права.

Вольнолюбивые русские люди создали Запорожскую Сечь.

Швецов. Достаточно взглянуть на вот эту фотографию, чтобы уразуметь раз и навсегда, что за «вольнолюбивые русские люди» создали эту «сечь» и у кого унаследовали внешний вид[63].



Я уж не буду приводить гравюру 15-го века с изображением печенега. А то слабонервных Кондратий хватит.

Башлачёв. После Люблинской Унии 1569 года православные люди западных Земель Русской равнины оказались полностью под властью Королевской Польши.

Особенность социального порядка Королевской Польши определило решение Сигизмунда Старого отказаться от своего права короля рассматривать жалобы на шляхтичей.

И польская шляхта немедленно превратила русских православных крестьян в бесправных крепостных рабов.

Гордыня шляхтича не позволяла заниматься хозяйством на земле.

Это дело он поручал управляющему.

Или сдавал принадлежащую ему землю и крестьян в аренду.

В результате принудительный труд русских православных крестьян в таком хозяйстве шляхтича достигла 200 дней в году.

В итоге православные русские крестьяне в Речи Посполитой оказались при полном бесправии и неограниченном своеволии и всевластии шляхты или их управляющих.

При малейшем неповиновении русских крестьян шляхтичу или управляющему, или арендатору проявлял свою силу полицейский аппарат польской администрации.

Неудивительно, что русские православные крестьяне при этом чувствовали себя самыми несчастными людьми, находящимися в самом униженном положении.

Вот как это описал Натан Гановер[64]:


«Они работали барщину у магнатов и шляхты, которые отягощали их тяжелыми работами в доме и на поле. Некоторые шляхтичи страшными способами вынуждали их переходить в господствующую веру (католическую). И народ русский в такой степени был унижен, что даже самый униженный народ — жиды, также господствовал над ним».


Заметьте, это еврей Натан Гановер пишет о православных русских крестьянах.

А вот что о том же унижении написал французский военный инженер и картограф Гильом де Боплан, служивший у князя Конец польского:


«Положение и жизнь крестьян можно сравнить лишь с жизнью невольников на галерах, прикованных к веслам».


Здесь следует особо остановиться на книге Гильома де Боплана «Description d'Vkranie, qui sont рlusieurs provinces du Royaume de Pologne. Contenuës depuis les confins de la Moscouie, iusques aux limites de la Transilvanie», изданной во Франции в 1650 году.

Боплан, французский военный инженер и картограф в 1630-х и до 1648 года находился на службе в Речи Посполитой.

В своей книге он и описал свои наблюдения и впечатления.

Его книга была издана в 1852 году на русском языке в Петербурге.

Боплан — инженер. Поэтому как военный специалист он должен был оперировать конкретными понятиями.

Политически описываемые им территории он определяет вполне конкретно: «qui sont plusieurs provinces du Royaume de Pologne» (которые больше провинции Речи Посполитой).

Как картограф Боплан конкретизирует и географическое положение описываемых им территорий: «Contenuës depuis les confins de la Moscouie, iusques aux limites de la Transilvanie» (расположенные от границ Московии, до пределов Трансильвании).

Такие конкретные определения нужны специалистам.

Для издателя, согласившегося опубликовать книгу Боплана, нужно было простое односложное понятие для обычного читателя.

Вполне очевидно, окружающая Боплана польская шляхта при общении между собой применяла простые обобщающие понятия.

В XVI веке географически население и территория Речи Посполитой представляла собой два огромных региона:

— Привислинский — католическое население;

— Приднепровский — православное население.

Сслово «Vkranie» Боплан не придумал, а слышал.

В разговорах шляхты территория православного населения возможно звучала как «ykranie».

Вот этим словом пригодным для обычного читателя издатель книги и Боплан предварили длинное конкретное описание территории.

Возможно в документах Речи Посполитой слово «ykranie», принятое издателем и Бопланом при издании книги, пишется иначе. (Выяснение этого вопроса выходит за рамки темы этой главы).

Так или иначе, но слово «Vkranie», примененное Бопланом, и «Украина», применяемое ныне в Киеве — это разные понятия.

Следует напомнить, что понятия, хоть «Vkranie», хоть «Vkraine», в те времена среди русских людей Приднепровья не употреблялись.

Зато широкое применение имели понятия: «Малороссия», «малороссийский». Войско Запорожской Сечи так и называлось «Малоросийское Запорожское».

В исторических документах понятие «малороссийский» повторяется тоже достаточно часто.

Например, в Белоцерковном Универсале Богдана Хмельницкого 1648 года говорится об «отчизне Малороссийской…»

В письме Запорожской Сечи Богдану Хмельницкому: «всемъ народамъ малороссийскимъ по обеимъ сторонамъ Днепра… наилучшей пользе отчизне Малороссийской».

В письме Богдана Хмельницкого: «царю и великому князю Алексею Михайловичу всея Великая и Малая Руссии самодержцу…».

Уже во времена Царской России, в 1820–1830-х годах на берегах Днепра широкую известность приобрела книга анонимного автора «История Руссов или Малой России».

Эта книга произвела большое впечатление на помещиков Среднего Приднепровья.

Так что в былые века понятия «Малороссия», «малороссийский» произносили и писали с гордостью и уважением.

К сожалению, в начале ХХ века эти понятия запретили. Мол, это уничижительные понятия, заменив их на «Украина» и «украинский».

Швецов. Люди у себя дома, в своей родной стране, в своём праве. И распорядились своей волей, как пожелали. О чём жалеть–то? Или то, что нам нравится — это «воля», а то, что нам не нравится, так это — «навязанное марксистами–русофобами»? Что–то далековато мы махнули от демографии, Вениамин Анатольевич!

Башлачёв. Теперь вернусь к рассмотрению вольнолюбивой стороны жизни.

В Приднепровье вольнолюбивым людям было где отстаивать свое стремление к возможности хозяйствования и неподчинения «барину».

На востоке был открытым путь в Московское Царство, в котором русские люди жили по канонам Православной Веры.

Поэтому, когда антипольские восстания 1592 года охватили земли Среднего Приднепровья, то русские люди большими группами стали уходить в пределы Московского Царства. Известно, что Речь Посполитая обратилась к Царской Москве с требованием вернуть ей 20.000 беглых людей Приднепровья[65].

Марксисты в России часто ссылаются на Маркса: «бытие определяет сознание». Но пример Среднего Приднепровья показывает, что реальная русская жизнь идет не «по Марксу», а наоборот.

Самосознание русских людей Среднего Приднепровья одержало верх над бытием.

Крепостные порядки Речи Посполитой привели к антипольским восстаниям. И в 1648 Богдан Хмельницкий въехал в Киев.

8 января 1654 года в Переславле провозглашено воссоединение земель Среднего Приднепровья с Московским царством.

Такова столетняя история русской непримиримости Среднего Приднепровья с крепостными порядками Речи Посполитой

Швецов. Давайте о «непримиримости».

Всего четыре года спустя после Переяславской Рады родной сын Богдана Хмельницкого подписал с Речью Посполитой Гадячский мирный договор, который полностью отменял всё, что было принято на Переяславской Раде. Гетманщина в полном составе вновь входила в состав Речи Посполитой.

Ещё надобно напомнить о «непримиримости» казачества с крымскими татарами. Которые, собственно говоря, и были основной ударной силой «восстания» Хмельницкого.

Осуждать за это жителей Приднепровья?

Увольте — из ныне живущих мало кто хлебнул столько лиха, как они. Но и забывать о тех разворотах не стоит.

Башлачёв. Теперь вернемся к правлению Двора Романовых.

Михаил Романов в 1649 году ввел в Московском Царстве принципы польского крепостного права и почти одновременно в 1654 году согласился с главным требованием «Мартовских статей» Богдана Хмельницкого: «Сохранение на всей территории, освобожденной от власти Речи Посполитой, казацкой администрации».

И такой подход считался приемлемым более ста лет.

Екатерина Вторая выглядела этаким прогрессивным человеком.

Она соглашалась с Вольтером, что каждый человек рождается свободным и равным, что надо устранять средневековую эксплуатацию, то есть крепостное право.

Но это на словах, в беллетристике переписки.

А в реальной действительности, когда яицкое казачество возмутилось злоупотреблениями «царевых ставленников» и стало отстаивать права вольности казацкого самоуправления, то Екатерина Вторая встала на сторону служилого самоуправства.

Что собственно и привело к восстанию 1773–1775 годов под предводительством Емельяна Пугачева.

В письмах Екатерина Вторая писала о свободе, об устранении средневековой эксплуатации, то есть об отмене крепостного права.

Ну, а в реальности та же Екатерина Вторая не только подавила стремление яицкого казачества к самоуправлению, но заодно ликвидировала и казацкое самоуправление на Гетманщине.

Взамен, в 1780-х она фактически восстановила крепостное право.

Вот только оно не увеличило прирост крепостных, а уменьшило.

Такие вот кульбиты в управлении Двора Романовых.

Нынешние двойные стандарты в управлении появились не вчера.

Швецов. Стоит отметить, что при прочих равных крепостной русский служивый Ваня, обученный немецкими капралами, выносил вольнолюбивых казаков в одну калитку. После чего атаманы сами притаскивали головы бунтовщиков царской власти.

Так было с восстанием Кондратия Булавина, так было с восстанием Степана Разина, так было и с Емельяном Пугачёвым.


Потоки растущих детей губерний Среднее Приднепровья


Башлачёв. Киевская, Черниговская, Полтавская и Харьковская губернии — диаграмма 14.2.



Ежегодный прирост растущих детей этих губерний

Киевская — около 3,0%

Черниговская — около 3,5%

Полтавская — около 4,0%

Харьковская — около 3,5%


Явных провалов в потоках растущих детей этих губерний нет.

Похоже, тот катаклизм начала 1990-х, который охватил огромные пространства Черноземного Центра, не распространился на территорию Среднего Приднепровья.


Поток 20-летних Среднего Приднепровья


Башлачёв. Объединю потоки растущих детей этих 4 губерний Среднего Приднепровья. Сдвину его на 20 лет вперед по календарной шкале. Получится второй альтернативный измеритель демографического развития — диаграмма 14.3.



Поток 20-летних Среднего Приднепровья — в основном, повторяет неравномерность потоков растущих детей этих губерний.

Рассмотрим изменение численности великороссов Среднего Приднепровья после крепостного права.


О численности великороссов Среднего Приднепровья


Башлачёв. Распределение по языку — таблица 14.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год млн. Великорусский Малороссийский Белорусский
Харьковская 2,49 17,70% 80,60% 0,40%
Полтавская 2,78 2,60% 93,00% 0,00%
Черниговская 2,3 21,60% 66,40% 6,60%
Среднее Приднепровье 11,13 80,30% 1,50%
В том числе великороссы 1,2 млн. 11,00%

Как видите, по языку Среднее Приднепровье — это однородная территория. Малороссийский язык преобладал во всех губерниях.

В Среднем Приднепровье великорусский язык общения охватывал лишь немногим больше 10%. населения.

Поэтому рассмотрим графики численности великороссов и остальных народов населения этого региона, диаграмма 14.4.



Оценка тренда графика великороссов диаграммы 14.4 показывает:

— в «расцвет» крепостного права ежегодный прирост — около 1,0%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 4,0%.

Такая разница прироста великороссов очень существенна.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— во времена «расцвета» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

В Среднем Приднепровье 80% населения — это малороссы. Так что график остальных народов отражает демографическое развитие — прежде всего, малороссов.

Великороссы в Среднем Приднепровье составляли около 10% всего населения. Так что роль Среднего Приднепровья в демографическом развитии великороссов была незначительной.


Иллюстрации Среднего Приднепровья








Глава 15. Новороссия



Екатеринославская, Таврическая и Херсонская губернии



Важно кратко рассмотреть историю освоения Новороссии русскими земледельцами, которая есть итог русско–турецких войн, которые длились более трех веков.


Об истории освоения Новороссии


Башлачёв. Обычно причину этих войн акцентируют на необходимости выхода в Черное море и далее в Средиземноморье.

Но есть более важная причина.

Южные земли Русской равнины постоянно подвергались набегам крымских татар. Своими набегами татары уводили в Крым немалую часть русского населения.

Об этих разрушительных событиях есть много публикаций.

Суть этих набегов наглядно и доходчиво изложил все тот же французский военный инженер и картограф[66].


Первое издание во Франции в 1650 году. К рассматриваемой теме имеет отношение глава «Des Tartares du Crime».


Боплан описывает, как тartares, действуя в два крыла, состоящие каждое из 8–10 тысяч всадников, несколько раз охватывают селения территории набега на русские земли.

Селение они окружают с четырех сторон, а потом грабят, режут сопротивляющихся и уводят мужчин, и женщин с младенцами.

Разорив и опустошив охваченную территорию, татары отступают в степь и делят добычу.

Как это происходит лучше читать его подлинное описание.

Выше — фрагмент (стр. 46) главы «Des Tartares du Crime».

Из перевода этой страницы описания Боплана[67]:


«В эти дни, которые составляет одну неделю они собирают всю добычу, состоящую из пленников и домашнего скота, и делят между собой. И бесчеловечное сердце тронется при виде прощания мужа с женой, матери с дочерью, навсегда разлучаемых тяжкою неволею; зверско бесчестят жен и девиц на глазах мужей и отцов; обрезывают детей в присутствии родителей. В конце сердце больше не выдерживает слышать стоны и вопли несчастных Русских, крики и песни буйных татар, и потому как эта нация поет…»


Как видите, в описании Боплана есть все: и его видение набегов крымских татар, и страдание его сердца при виде зверств совершаемых татарами над русскими пленниками, и восторг крымских татар при дележе пленников.

Для осознания набегов — кратко из описаний современников.

Вот как о том же писал граф Петр Толстой:


Народ татарский в покое никогда быть не желают для своего обыкновенного облову и корысти, и желают всегда войны и кровопролития, отчего оне, яко хищники, плодятся и богатеют”.


От набега до набега живет татарин памятью о прошлом разбое.


“Вот когда было веселье! Тучами гнали рабов из Руси!”


И крепких мужчин, и красивых девушек, и русых мальчиков.

Тогда–то татарин лет пять подряд валялся на кошмах, обогащенный, ничего не делая…

Плохо татарину без грабежа!

Нет набега на Русь — и сразу невесел татарин.

И крымские ханы отписывали в Москву честно:

“Ино чем мне быти сыту иль одету, ежели вас не пограбив? Сколь вашей земле убытку ту будет, столько нам прибытку”!..

В веке восемнадцатом, в веке Вольтера и Ломоносова дипломаты писали из Константинополя: “Скоро опять предстоит набег на Русь, ибо не стало в Великой Порте нянек и кормилиц для детей сераля…”

«И вот приходит корабль из Турции, выносят с него кафтан и саблю — в подарок хану крымскому от султана турецкого. А сие означает: поход! — и татарин уже в седле.

Неслышно летят по Руси татарские лохматые кони.

Татары хватают всех подряд, режут каждого, кто защищает себя.

Выводят скот, жгут дома, тащат добро.

Люди не успели опомниться, как — связанные и полуголые — они уже гонимы навстречу рабству.

Выгоняют пленных из Руси — быстро и безжалостно.

Кто бы ни отстал — старик или младенец, — убивают тут же.

В степи дают отдых коням, начинают делить добычу.

Тут же сквернят женщин на глазах мужей и детей.

Рвут из рук в руки девочек, которых можно продать для гаремов.

Вспарывают — на виду у всех животы ясырей, и, вывалив теплые кишки, пальцами ковыряются в парных внутренностях, чтобы по изгибам кишок людских угадать свою татарскую судьбу…

“Плохо татарину без грабежа…!”;“Тучами гнали крепких мужчин, красивых девушек, русых мальчиков, и девочек для гаремов“. ”За выкуп пленных — плати!“.

В общем, много веков Русь для Крыма — это был источник дохода.

Конечно, его нужно было периодически восполнять.

И происходило это вполне однообразно.

За один набег крымские татары, менее чем за две недели, захватывали более 50 тысяч пленников.

После дележа уводили пленников в улусы Крыма и продавали.

Русские рабы затем отвозились в Константинополь, Анталию и прочие рынки рабов.

И такое разорение поселений Русской равнины длилось веками.

Читать на тему набегов крымских татар на Русь и страданий от них — мучительно тяжело.

Крым сам по себе невелик.

Но Крымское ханство долгие века держалось благодаря Османской Империи.

Русь крымских татар боялась, ибо они до Москвы доходили, но Москва в Бахчисарае — не бывала.

Так что проблему набегов крымских татар без войны с турками решить было невозможно.

Даже в годы царствования Екатерины Второй крымские татары под предводительством хана Крым–Гирея в январе 1769 года совершили опустошительный набег на южные поселения России.

Последовала очередная война с Османской империей.

После победы русской армии под командованием Суворова в 1774 году турки согласились на Кючук–Кайнарджийский мирный договор.

Затем в 1791 году были вынуждены подписать Ясский мирный договор, по которому Северное Причерноморье переходило под власть Царской России, а граница России отодвинулась до Днестра.

Именно победа над Турцией резко расширила территорию хозяйственной деятельности донского казачества. Была образована Область Войска Донского.

В Крыму была образована Таврическая область, затем губерния.

Наконец–то благодатные земли Причерноморья дождались времен, когда их могли обживать земледельцы: великороссы и малороссы.

И «крепостные», и вольные.

Швецов. Кроме того, часть крымской знати поступила на службу Екатерине Второй. Получив поместья с русскими крепостными рабами. То есть, ничего не потеряв по сути дела.

Можно было точно также заниматься привычными делами — делить полученный «полон» и меняться им с другими мурзами.

Башлачёв. Крепостное право Речи Посполитой на Среднем Приднепровье было уничтожено в эпоху Богдана Хмельницкого.

Но Двор Романовых восстановил его на Гетманщине и Слобожанщине в начале 1780-х. В результате на свободные и благодатные земли Причерноморья устремились тысячи вольнолюбивых малороссов из Среднего Приднепровья.

Так, из 9 уездов Киевской и 4 уездов Черниговской губернии в 1782–1791 гг. бежало почти 21 тысяча крепостных крестьян[68].


Законы Царской России запрещали землевладельцам принимать беглых крепостных. Но одно дело запрещать и совсем иное — возвратить беглых крестьян. Возврат «беглых» — дело хлопотное.

На деле, реально вернуть можно лишь немногих беглых.

Швецов. Вот не могу взять в толк, с чего бы вдруг такие сложности. Есть награда за поимку и полная поддержка власти.

То, что об этих неприглядных страницах прошлого не очень принято распространяться — «У нас же не Дикий Запад!», не означает, что ловля беглецов не была важной частью крепостничества.

Не случайно после 1861-го года бывшие баре начали сокращать свои псарни. Или кто–то думает, что собаки стоили несколько крепостных только из–за того, что могли отловить перепёлку?

Башлачёв. Параллельно потоку из Гетманщины и Слобожанщины двинулся поток вольных великороссов и беглых крепостных из центральных губерний.

Ясно, что на начальном этапе освоения земель Малороссии преобладали малороссы Гетманщины и Слобожанщины.

Ведь им надо преодолеть гораздо меньшее расстояние до нового места хозяйствования, чем великороссам из Нечерноземного Центра.

Кроме беглых и вольных переселенцев в Новороссии были «крепостные», которых привели с собой помещики.

Ведь Двор Романовых наделял «служилых людей» вотчинами в Новороссии. Кто не имели собственных крепостных, стремились приобрести их. (Напомню, Гоголь в «Мертвых душах» создал именно такой образ Чичикова, который уверял, что намерен вывести свои приобретенные «души» в Херсонскую губернию).

Большинство же помещиков, получив вотчину в Новороссии, приглашали вольных малороссов и великороссов поработать на него.

В результате в Новороссии появились «помещичьи поданные», которые оказались в двусмысленном положении.

И «не крепостной», и «не вольный».

Швецов. Не узнаем ведь, сколько времени проходило до того мгновения, когда помещик начинал считать наёмных тружеников своей собственностью.

Башлачёв. Так что краткий обзор начала освоения Новороссии завершаю выводом: Благодатные причерноморские и приазовские земли в годы крепостного права осваивали и великороссы, и малороссы средней полосы Русской равнины.


О крепостных временах Новороссии


Башлачёв. В Новороссии не было «крепостных духовенства».

Не было и передачи Екатериной Второй их в сословие государственных крестьян.

Напомню, для темы влияния крепостного права важны:

— влияние крепостных и вольных на прирост податных;

— изменение соотношения «податные/неподатные».

Этим соотношением можно представить экономическую нагрузку на крестьян.

Одной конкретной публикации по крепостным и вольным крестьянам Новороссии нет.

Оценка сделана по разным источникам.

Изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права выражены графиками на интервале с 1719 по 1857 год — диаграмма 15.1.



Графики показывают, как изменялась численность конкретных групп податных людей Новороссии при действии крепостного права.

Как видите, на всем интервале вольных больше, чем крепостных.

Это действовал фактор русской ценности «вольному воля», которая жила в великороссах и малороссах на генетическом уровне.

Результат влияния крепостного права на податных людей Новороссии с 1719 по 1857 год можно выразить так:

— крепостные — увеличение с 4 тыс. до 1 млн. чел.

— вольные — увеличение с 13 тыс. до 1,4 млн. чел.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— крепостные — увеличение в 2 раза, с 10 млн. до 20 млн. чел.

— вольные — увеличение почти в 7 раз, с 4 млн. до 27 млн. чел.

В 1719 году неподатных в Новороссии — 58 тыс., а податных — лишь 17 тыс. То есть ситуация с неподатными в Новороссии напоминает южные губернии Нижнего Поволжья.

При переписи были учтены народы, которых обложить податями невозможно. В публикациях переписи они учтены как неподатных.

К переписи 1857 года ситуация немного изменилась.

В Новороссии податных — уже около 3,7 млн., а неподатных все равно непропорционально много — 794 тыс.

То есть к концу крепостного права в Новороссии было много людей, которых невозможно было обложить податями.


Развитие Новороссии после отмены крепостного права


Башлачёв. Рассмотрим первым альтернативным измерителем, потокам растущих детей, как в губерниях Нечерноземного Центра.

Екатеринославская, Херсонская и Таврическая губернии — диаграмма 15.2.



Ежегодный прирост растущих детей этих губерний

Екатеринославская — около 3,5%

Херсонская — около 3,5%

Таврическая — около 3,5%

Нет особой разницы в потоках этих трех губерний.

То есть демографическое развитие к началу ХХ века одинаковое.

Все они географически неразрывны.

Исторически жители этих регионов развивались одновременно на достаточно длинном временном интервале.

Так что Новороссия к началу ХХ века представляла собой единый Геодемографически ансамбль (ГДА).


Поток 20-летних Новороссии


Башлачёв. Объединю потоки растущих детей трех губерний Сдвину его на 20 лет вперёд по календарной шкале — диаграмма 15.3.



Как видите, поток 20-летних Новороссии имеет неравномерность подобную потокам растущих детей. Ежегодный прирост — около 3,5%.


О динамике численности великороссов Новороссии


Башлачёв. Посмотрим языковой состав 1897 года[69].


Распределение Новороссии по великорусскому, малороссийскому и белорусскому языку — Таблица 15.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год млн. Великорусский Малороссийский Белорусский
Екатеринрславская 2,11 17,30% 68,90% 0,70%
Херсонская 2,73 21,00% 53,50% 0,80%
Таврическая 1,45 27,90% 42,20% 0,70%
Новороссия, млн. 6,29 56,10% 0,70%
В том числе великороссов 1,34 млн. 21,40%

Как видите, по языку Новороссия — это неоднородная территория, подобная Прикавказью.

Но великорусский и малороссийский языки преобладали.

В Новороссии ощутимо присутствие нерусских языков.

Не исключено, что при переписи 1897 года к их учету подходили менее обстоятельно, чем к русскому народу.


Взгляд в ХХ век


Башлачёв. Выше мы рассмотрели изменение распределения великороссов и малороссов Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского края с 1897 года до 1939 года.

Сделаем то же для Таврической губернии, в 1939 году — это Крымская АССР[70]:


Результирующая таблица 12.2.


1897 г. 1939 г. Изменение 1897 г. — 1939 г.
Великороссы (русские) 27,90% 49,60% плюс 21,7%
Малороссы (украинцы) 42,20% 13,70% минус 28,5%

Как видите, в Крыму доля великороссов увеличилась, а малороссов — настолько же процентов уменьшилась. (Небольшая разница обусловлена разным размером территории Таврической губернии и Крымской АССР).

Такое изменение не объяснить вымиранием малороссов или увеличением рождений великороссов.

Это объяснимо только одним, когда русских людей спрашивали: «какой вы национальности?» — абсолютное большинство отвечали по–житейски просто: «Да все мы — русские!»

«Марксисты–русофобы» разделили русских Крыма по языку.

А русские люди продолжают отстаивать: «Да все мы русские!».


О динамике численности великороссов Новороссии


Башлачёв. Главная тема настоящей книги развитие великороссов. Рассмотрим графически развитие численности великороссов и остальных народов Новороссии, диаграмма 15.4.



Оценка тренда графика великороссов диаграммы 15.4 показывает:

— в «расцвет» крепостного права ежегодный прирост — около 1,8%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 3,0%.

Такая разница прироста великороссов существенна.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— в «расцвет» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Великороссы в Новоросии составляли значительную часть населения. В Таврической губернии около трети. Так что роль Новороссии в демографическом развитии великороссов Царства Романовых была существенной.



Глава 16. Прикарпатье



Губернии: Волынская и Подольская



Прикарпатье времен крепостного права


Башлачёв. Между данными Я. Водарского и А. Рашина при переходе из XVIII вXIX век есть расхождения.

Поэтому при оценке Прикарпатья внесена поправка.

Земли Прикарпатья были присоединены к Царской России значительно позднее Среднего Приднепровья.

Это произошло лишь после разделов Польши в конце XVIII века.


Изменения численности крепостных и вольных за время крепостного права выразим графиками на интервале с 1795–1857 годы — диаграмма 16.1.



Как видите, в Прикарпатье даже перед отменой крепостного права крепостных существенно больше, чем вольных.

Прикарпатье — это первый регион из всех вышерассмотренных после Нечерноземного Центра, где даже перед отменой крепостного права крепостных существенно больше, чем вольных.

Причём прирост крепостных ничтожен.

По переписям можно определить, что соотношение неподатных к податным в 1857 году составляло — 1/11. То есть немного меньше Нечерноземного Центра.

Напомню, в Среднем Приднепровье с момента освобождения от власти Королевской Польши вольных больше, чем крепостных.

А в Прикарпатье накануне отмены крепостного права вольных меньше, чем крепостных.

В чем причина отличия Прикарпатья от Среднего Приднепровья?..

Прикарпатье освободилось от власти Речи Посполитой на 150 лет позднее, чем Среднее Приднепровье.

Поэтому главная причин отличия Прикарпатья от Среднего Приднепровья в особенности социальных порядков Речи Посполитой.


О социальных порядках Речи Посполитой


Башлачёв. В Среднем Приднепровье борьба против крепостного права Речи Посполитой продолжалась 100 лет.

В Прикарпатье власть Речи Посполитой продолжалась до раздела Польши в 1780-х годах. А униженное подчинение шляхтичу продолжалось с Люблинской Унии 1569 года до отмены в 1861 году крепостного права в Царской России — 300 лет.

В Прикарпатье за 300 лет былое самосознание «вольному воля» времен Киевской Руси практически исчезло.

Конечно, среди православных крепостных крестьян Прикарпатья тоже были вольнолюбивые люди.

Но география Прикарпатья — это не Среднее Приднепровье.

В Прикарпатье бежать «от пана» было некуда.

Севернее — земли польских владений.

Западнее и Южнее — власть Австро–Венгрии.

Восточнее — владения той же польской шляхты.

Так что в Прикарпатье у вольнолюбивого крестьянина был лишь один путь — в гайдамаки.

А с гайдамаками польская шляхта расправлялась очень жестоко.

И в Прикарпатье русская вольность была полностью задавлена.

Швецов. Она была задавлена и по всей Русской равнине.

Удрать с возделанной пустоши, угробив на поднятие земельки своё время здоровье, — это не воля, а ход подневольный.

Не исключено, что просчитанный.

Ведь вольный крестьянин пустоши поднимает ударненько, думая, что для себя. Распахал и освоил — спасибо, топай отсюда.

А мы сюда подселим крепостных и будем с ними развлекаться.

А ты нам ещё и подати заплатишь!

Башлачёв. В сравнении со Средним Приднепровьем положение русских православных крестьян на землях Прикарпатья было еще более унизительное. Вот как это описал львовский каноник Юзефович[71]:


«Господство поляков дошло до невыносимого утеснения. Священник, попросту называемый поп, не мог в своей церкви совершить таинства крещения, венчания и других, если наперед не заплатит жиду за ключи установленной паном платы и должен был каждый раз ключи от дверей церковных относить и отдавать жиду. По заслугам претерпела ты беды свои, Польша».


Это писал священник Католической Веры о действиях католической шляхты Речи Посполитой.

Священник укоряет шляхту именно за то, что они отдавали в аренду не только селения русских православных крестьян, но и церкви Православной Веры.

Поэтому неудивительно и мнение французского инженера Боплана:


«Положение и жизнь крестьян можно сравнить лишь с жизнью невольников на галерах, прикованных к веслам».


Ясно, что 300 лет крепостной зависимости от польской шляхты неминуемо повлияли на язык русских крестьян Прикарпатья.

Надменная польская шляхта называла их «быдло».

На польском языке «bydlo — это скот».

За 300 лет господства польской шляхты язык русских крестьян Прикарпатья наполнился словами польского происхождения.

Но самое сильное изменение в Прикарпатье — в сфере религии.

Раскол Христианской Церкви на Католическую (центр в Риме) и Православную (центр в Константинополе), который произошел в 1054 году, разделил Христианскую Веру.

Не касаясь разногласий по каноническим вопросам, этот раскол привел к самым большим потерям, прежде всего, в географической приграничной полосе этого раскола.

Прикарпатье — наверное, самая характерная территория повреждений жизнедеятельности православных земледельцев.

После Люблинской Унии 1569 года территория Приднепровья и Прикарпатья оказалась под властью Речи Посполитой.

Следовательно — и Католической Церкви.

Среднее Приднепровье находилось под господством католической Речи Посполитой до 1654 года, пока оно не вернулась в сферу деятельности Православной Церкви после Переяславской Рады.

Конечно, за 100 лет произошли какие–то изменения.

Но Прикарпатье находилось под господством Католической Церкви более 350 лет.

И сейчас имеем то, что имеем…


Потоки растущих детей губерний Прикарпатья


Башлачёв. Дальнейшее рассмотрим более точным альтернативным измерителем демографического развития, потоком растущих детей по «модели скользящего среднего», диаграмма 16.2.



Ежегодный прирост потока детей на интервале 1874–1894 гг.

Подольская — около 2,5%

Волынская — около 2,5%

Губернии примыкают к Киевской (прирост — 3,0%) и Херсонской (прирост — 3,5%). По сравнению с ними прирост потока растущих детей и Подольской и Волынской существенно меньше.

Швецов. На этом графике я совершенно не наблюдаю провала в 1890-х годах, который в той или иной степени присутствовал в Черноземье и Нечерноземье.

Башлачёв. Прирост в этих губерниях меньше, чем в Среднем Приднепровье и Новороссии — это последствие социальных порядков Речи Посполитой, которые формировались сотни лет.

Для польской шдяхты русские православные крестьяне — «быдло».

По польски «bydlo — скот».

Такое отношение у щляхты впитывалось с молоком матери.

Присоединение Прикарпатья к Царской России за нескольких десятилетий измениться не могло. Униженное положение православных крестьян было подобно «невольникам на галерах, прикованных к веслам». Естественно оно сказалось подавлением жизнеродности православных крестьянок Прикарпатья.


Поток 20-летних Прикарпатья


Башлачёв. Второй альтернативный измеритель демографического развития, поток 20-летних всего Прикарпатья, диаграмма 16.3.



Ежегодный прирост потока 20-летних Прикарпатья — около 2,5%.


О численности великороссов Прикарпатья


Башлачёв. Языковой состав 1897 года по языку[72].


Распределение Прикарпатья — таблица 16.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год млн. Великорусский Малороссийский Белорусский
Подольская 3,02 3,30% 80,90% 0,03%
Волынская 2,99 3,50% 70,10% 0,13%
Прикарпатье 6,01 75,50% 0,10%
В том числе великороссы 0,2 млн. 3,40%

Как видите, по языку Прикарпатья еще более неоднородная территория, чем Среднее Приднепровье.

В Прикарпатье много евреев, поляков и других народов.

Швецов. По языку, думаю, тут не стоит оценивать.

Сколько из тех малороссов, составлявших 80,9% населения в Подольской губернии, были православными, а сколько — католиками?

У семейки Романовых под занавес их правления была просто неодолимая жажда хапать земли, с совершенно чуждым населением.

Как по этническому признаку, так и по мировоззрению.

Башлачёв. По данным публикаций оценим динамику развития великороссов Прикарпатья на фоне численности всего населения Прикарпатья, диаграмма 16.4.



Демографическое развитие великороссов Прикарпатья оценим аналогично Нечерноземного Центра ежегодным приростом численности великороссов по методу минимальных отклонений, относительно переписей 1795 и 1897 годов.

Оценка тренда графика великороссов диаграммы 16.4 показывает:

— в «расцвет» крепостного права ежегодный прирост — около 0,4%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 5,0%.

Такая разница прироста малосущественна.

Для сравнения, в Среднем Приднепровье:

— в «расцвет крепостного права ежегодный прирост — около 1,0%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 4,0%.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— во времена «расцвета» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Малороссы в Прикарпатье 1897 года составляли около 75% от всего населения. Так что ежегодный прирост малороссов, скорее всего, соответствует приросту общей численности диаграммы 16.4.

Великороссы в Прикарпатье составляли менее 5% всего населения. Роль Прикарпатья в демографическом развитии великороссов была несущественной.


Еще об отличии Прикарпатья от Среднего Приднепровья


Башлачёв. Напомню психологический комплекс бывшего раба.

Это неверно, когда говорят, что раб мечтает о свободе.

Арабы еще в древности определили, что у рабов «прикованных к веслам на галере» проявлялся психологическое навязчивое желания получить в свои руки бич!

И возможность самому хлестать по спинам других людей.

Именно этот комплекс проявился в Прикарпатье в 1940-х годах погромами поляков, типа Волынской резни.

Эхо комплекса с навязчивое желания получить в свои руки бич сказалось на майданах Киева в 2000–2010-х годах.

Швецов. Вениамин Анатольевич, а вот среди русских ни у кого нет этого «комплекса бывшего раба»? А как насчёт подобных комплексов у тех, кто поколениями не знал ничего, кроме как подчиняться и подчинять низших по званию? Как у них с такими комплексами, а?



Глава 17. Верхнее Приднепровье



Губернии: Витебская, Могилевская, Минская, Виленская и Гродненская



Башлачёв. Эти земли присоединились к Царской России после нескольких разделов Речи Посполитой, то есть значительно позднее, чем Среднее Приднепровье.


Времена крепостного права


Башлачёв. Численности податных Верхнего Приднепровья можно оценить лишь на интервале 1795–1857 годы — диаграмма 17.1.



На интервале 1795 по 1857 годы число крепостных сокращалось.

Увеличение податных в Верхнем Приднепровье ничтожно.

Это наследство польского крепостного правления.


Потоки детей Верхнего Приднепровья — диаграмма 17.2.



Ежегодный прирост потока растущих детей в этих губерниях.

Могилевская — около 3,0%

Минская — около 3,0%

Витебская — около 2,3%

Гродненская — около 2,5%

Могилевская примыкает к Черниговской и Смоленской губерниям.

Неравномерность и ежегодный прирост потока растущих детей Могилевской губернии подобны потокам этих губерний.


Поток 20-летних Верхнего Приднепровья


Башлачёв. Объединю потоки растущих детей всех губерний. Сдвину объединенный поток на 20 лет вперед. Результирующий поток 20-летних всего Верхнего Приднепровья, диаграмма 17.3.



Ежегодный прирост потока 20-летних — около 2,5%.


О численности великороссов Верхнего Приднепровья


Башлачёв. Языковой состав по Всеобщей переписи населения 1897 года[73].


Распределение по языку — таблица 17.1.


Население, Язык Язык Язык
1897 год тыс. Великорусский Малороссийский Белорусский
Витебская 1489,2 13,30% 0,00% 53,00%
Могилевская 1686,8 3,40% 0,20% 82,40%
Минская 2147,6 3,90% 0,50% 76,00%
Виленская 1591,2 4,90% 0,10% 56,10%
Гродненская 1603,4 4,60% 22,60% 44,00%
Верхнее Приднепровье 8,52 млн. 4,40% 63,50%
В том числе великороссы 0,49 млн. 5,80%

По языку Верхнее Приднепровье — неоднородная территория.

Белорусский язык доминировал лишь в двух губерниях — Могилевской и Минской.

Великорусский язык ощутимо присутствовал — лишь в Витебской.

Малороссийский — в Гродненской губерниях.

Но, вряд ли разница главных русских говоров ощутимо сказывалась на общении людей.

Численность великороссов и всего населения, диаграмма 17.4.



Демографическое развитие великороссов Верхнего Приднепровья оценим аналогично Нечерноземного Центра ежегодным приростом численности по методу минимальных отклонений, относительно переписей 1795 и 1897 годов.

Оценка тренда графика великороссов диаграммы 17.4 показывает:

— в «расцвет» крепостного права ежегодный прирост — около 0,2%.

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 4,0%.

Такая разница прироста очень существенна.

Для сравнения, в целом по Царской России:

— во времена «расцвета» крепостного права — около 0,9%;

— «накануне» крушения Двора Романовых — около 1,2%.

Швецов. И снова высокая цифра, которая только в Прикавказье.

Башлачёв. Великороссы в Верхнем Приднепровье составляли лишь около 5% всего населения. Так что роль Верхнего Приднепровья в демографическом развитии великороссов была малосущественной.


Иллюстрации развития Верхнего Приднепровья


Из фотографий Прокудина–Горского выделю жизнь людей и сел.



Село Бытча находится в Минской губернии.



Река Дрисса находится в Витебской губернии.





Глава 18. Периферия Царской России



Башлачёв. Важно понять отличие демографического развития периферии от регионов великороссов.

Для этого рассмотрим характерные губернии и области периферии Царской России лишь по приросту потока растущих детей.


Привислинские губернии



Развитие некоторых Привислинских губерний рассмотрим первым альтернативным измерителем демографического развития, потоком растущих детей по «модели скользящего среднего».

Варшавская, Петроковская, Люблинская и Радомская губернии, диаграмма 18.1.



Потоки растущих детей этих губерний вполне равномерные.

Ежегодный прирост потоков растущих детей — около 3%.

Так что Привислинские губернии по демографическому развитию в основном подобны губерниям Русской равнины.

Великороссов во всех Привислинских губерниях было 267 тыс.

Роль их в демографическом развитии великороссов — ничтожная.


Прибалтика.


Губернии Курляндская, Лифляндская и Эстляндская




Башлачёв. Их развитие рассмотрим тем же первым альтернативным измерителем демографического развития, потоком растущих детей по той же «модели скользящего среднего», диаграмма 18.2.



Башлачёв. Как видите, потоки растущих детей в губерниях Прибалтики имеют волнообразный вид. Ежегодный прирост — около 1,0%.

Почему такой малый прирост детей в губерниях Прибалтики?

Ведь в Новгородской и Псковской губерниях, наиболее близких по географии к Прибалтике, прирост растущих детей около 3%. Так что географический и политические факторы имели явно самое малое влияние на прирост растущих детей прибалтов.

Похоже, что малый ежегодный прирост детей в Прибалтике в конце XIX века — это следствие менталитета прибалтов, в котором настрой на детей, главный демографический фактор — незначителен.

Швецов. А вот тут надо бы учитывать высокую миграцию из прибалтийских губерний.

Всего за период с 1861 г. по 1915 г. Россию покинуло 4.200.500 человек, из которых в страны Нового света, в основном в США, эмигрировало 3.978, 9 тыс. человек, что составляет 94%.

Следует отметить, что большинство эмигрантов из России не было этническими русскими.

Более 40% эмигрантов составляли евреи.

Согласно ценза 1910 г. в США зарегистрировано 1732,5 тыс. уроженцев России, а лиц «российского происхождения» — 2781,2 тыс.

В числе уроженцев России: 838 тыс. евреев, 418 тыс. поляков, 137 тыс. литовцев, 121 тыс. немцев и только 40,5 тыс. русских[74].

Башлачёв. Александр, данные иммиграции приведены по общей численности тех или иных народов. Мы же рассматриваем прирост детей этих губерний. Не эмигрировали прибалты ежегодно с десяткамии тысяч самых маленьких детей.

Швецов. Категорически не согласен. Всё дело в том, что именно уезжали целыми семьями и десятками тысяч. Как уезжают прямо сейчас, рожая детей уже в ЕС.

Башлачёв. Думаю, что очень малый прирост детей — это всё–таки следствие очень низкого настроя на детей.

Это тот настрой, который сформировали марксисты–русофобы на Русской равнине в 1960–1980-х годах ХХ века и какой настрой на детей создают либералы–русофобы сейчас в XXI веке.

Вернемся к развитию великороссов в Прибалтике.

Великороссов в губерниях Прибалтики было 114 тыс.

Роль Прибалтики в демографическом развитии великороссов в Царской России была ничтожной.


Закавказье


Закавказье рассмотрим по трем губерниям: Тифлисская, Эриванская и Бакинская.



Башлачёв. В данных переписи по возрастам очень большой разброс. Отсюда и большие колебания потоков — диаграмма 18.3.



Средний прирост потоков растущих детей в каждой из этих губерний — около 3%, что меньше, чем в Ставропольской губернии.

Выше в главе 4 приведены данные полицейского управления Грузинского экзархата по десятикратной разнице рождений по годам.

Подобная «надежность» данных была и при переписи 1897 года.

Роль Закавказья в развитии великороссов ничтожна.


Туркестан


Башлачёв. Рассмотрим Туркестан по областям: Сырдарьинская, Ферганская, Самаркандская, и Закаспийская.

Разброс данных переписи по возрастам еще больше, чем в Закавказье. Отсюда и большие колебания потоков — диаграмма 18.4.



Ежегодный прирост растущих детей Туркестана около 1,5%, что существенно меньше, чем в русских губерниях. Детей в Туркестане росло в 3–4 раза меньше детей, чем в русских губерниях.

Вернемся в Россию. Нужно исследовать, что обеспечивало высокий и устойчивый прирост детей в губерниях великороссов



Глава 19. Институт семьи великороссов, побуждающий растить детей



Башлачёв. Исследование регионов Царской России в предыдущих главах показало: в XIX веке во всех регионах устойчивого демографического развития великороссов: от Белого до Черного морей и от Балтики до Тихого океана прирост растущих детей великороссов был — около 3% в год.



В этой главе рассмотрим те социальные факторы семей великороссов, которые обеспечивали постоянный прирост их растущих детей независимо от того, в каком регионе средней широты Евразии происходило развитие великороссов.


О нравственном законе демографического развития


Башлачёв. В основе любой многовековой цивилизации всегда лежит нравственный закон устойчивой связи между женщиной и отцом ее детей. Без этого любая цветущая цивилизация гибнет.

И исключения тут нет.

В истории человечества на Земле было много цивилизаций, но сохранились лишь те, в которых были долговечными законы морали.

Это на первый взгляд мораль христианства, мусульманства, индуизма, конфуцианства и других верований и учений в вопросе взаимоотношений мужчины и женщины отличается очень сильно.

Швецов. Отличается! Очень сильно отличается.

Но вот ларчик тут открывается очень просто.

Преданность семье, жажда жизни и стремление продолжить свой род — это природные, если хотите, языческие ценности.

И к перечисленным религиям и идеологиям эти ценности не имеют ни малейшего отношения.

Башлачёв. Александр, язычество есть в любой цивилизации.

Но главное — устойчивость связи между женщиной и отцом детей.

Основа любой цивилизации — институт Семьи.

Говоря языком математики, институт Семьи — это необходимое условие, без которого народа — в принципе быть не может.

Это справедливо и для демографического развития великороссов.

В институте Семьи важен социальный фактор воспроизводства поколений. Семья всегда должна быть нацелена на вырастание детей.

Рождение детей освящала Православная Церковь.

Уклонение от рождения детей считалось величайшим грехом. Обязательность детей — это настрой менталитета русской женщины.

Конечно, среди женщин были и бездетные. Но их было не более 10 процентов. Таких женщин жалели — не дал Бог.

Реально частота рождений у великороссов была обусловлена тем, что в северных условиях природная пища грубая.

Поэтому матери великороссов кормили детей грудью несколько лет, пока детский организм не приобретал способность самостоятельно усваивать грубую пищу.

Во время кормления действует Закон Природы, предотвращающий беременность. Это заложено в гормональной системе женщины.

Когда ее организм нацелен на интенсивную работу молочных желез, тогда гормональная система блокирует способность яйцеклеток к зарождению новой жизни.

Из поколения в поколение бабушки великороссов учили молодых матерей: «береги грудь, пока дитя сосет — не боись забеременеть».

Поэтому интервал между рождениями детей у великороссов в Царской России составлял более двух лет.

Демографического поведения женщин у великороссов:

Дети — святое желание и божья благодать.

Препятствовать зачатию ребенка — грех.

Дети рождаются и умирают — сколько Богу угодно.

В былые века детская смертность у великороссов была большой.

Если без эмоций, то в этом был определенный резон.

Ведь при рождении детей было и есть несколько процентов генетического брака, патологии и т. п.

Эти дети, как правило, умирали еще в детстве.

Всемирной трагедии из смерти младенцев великороссы не устраивали. Матери плакали. А соседи утешали: «Бог дал, Бог взял».

Зато самые здоровые дети выживали и росли.

И генофонд великороссов от поколения к поколению улучшался.

Конечно, были и семьи с врожденной бездетностью.

Но в большом множестве великороссов у женщин к 20 годам уже рождался первый ребенок. А активный детородный период женщины у великороссов длился примерно до 40 лет.

И в семьях великороссов вырастало — в среднем 5–6 детей.

Поэтому по переписи 1897 года в центральных губерниях Царской России возраст до 20 лет составлял половину населения губернии

Именно растущие здоровые дети и обеспечивали тот прирост потока растущих детей великороссов, который показывают диаграммы выше рассмотренных губерний Царской России.

Для рождения и воспитания растущих детей любому народу, в том числе и великороссам, нужны и важны нравственные нормы.

Когда Михаил Ломоносов писал о сохранении и размножении русского народа: «…полагаю самым главным делом: сохранение и размножение русского народа» он достаточно детально рассмотрел тему создания молодых семей так, чтобы муж и жена были здоровыми и не очень отличались по возрасту[75].


Институт семьи Русской Цивилизации


Башлачёв. Православная Церковь настраивала людей на необходимость семьи. Создание семьи — благое дело.



В этом был вполне демографический смысл.




Эти девушки в семьях великороссов с самых малых лет настраивались на обязательность создания семьи.

И в этом был и здравый смысл.

Это на Таити, мать могла запросто оставить малолетнего ребенка бабушке или тётушке.

Хищников нет. Кругом фруктовые деревья. Не умрёт.

На Русской равнине ежегодно холодная зима.

Без защиты ребенок неминуемо погибнет от холода и голода.

В условиях Русской равнины женщине растить детей в одиночку очень трудно, чаще всего невозможно.

Поэтому Православная Церковь давно установила нравственный закон: нерушимость брака между матерью и детей.

Демографического поведения семьи великороссов:

Брак — святое желание.

Создание семьи — благое дело.

Холостая жизнь — безнравственная пустая жизнь.

Дети — божья благодать.

Дети рождаются и умирают столько, сколько Богу угодно.

В Русской Цивилизации действовал Великий Нравственный Закон: «Создавайте свою семью. Зарождайте и растите детей своих. Воспитывайте их так, чтобы они позаботились о вашей старости».

Понимание того, что старость моя зависит от воспитания детей на примере отношения к родителям — это важнейшее нравственное свойство Русской Цивилизации.

Великий Нравственный Закон нужен, чтобы народ жил вечно.

В этом Законе суть института Семьи Русской Цивилизации.

Великий Нравственный Закон — это основа той морали и культуры великороссов, в которых росли будущие матери.

В семьях формировался эмоциональный мир ребенка.

В семье ребенок узнавал, «что такое хорошо и что такое плохо».

В семьях Русской Цивилизации детей с малых лет приучали к их будущей роли в семье — роли мужа–отца и жены–матери.

Как только ребенок начинал ходить и лепетать, ему вручали: девочке — куклу, мальчику — игрушечный меч защиты.

Так дети, подрастая, разучивали будущие обязанности.

Семья — это та школа, где дети получали навыки и знания.

Семья — это та крепость, где дети были защищены от напастей и невзгод окружающей среды жизнедеятельности.


О законе саморазвития Русской Цивилизации


Башлачёв. Природный цикл человека состоит из трех периодов жизнедеятельности — «дети», «отцы» и «деды». По жизни — это «сын», «отец» и «дед». Аналогично — «дочь», «мать» и «бабушка».

Природа устроена так, что у великороссов «сыновей» и «дочерей» к 20–25-летнем возрастам вырастало примерно равное количество.

Отличие — один–два процента. Таков Закон Природы, чтобы к активному детородному периоду женщины каждый молодой мужчина мог найти себе свою «половину» для продолжения рода.

Нравится — не нравится, любой человек смертен.

Поэтому жизненный уклад великороссов был такой, чтобы число вырастающих «детей» было больше числа стареющих «дедов».

В этом законе саморазвития, в сущности была заложена основа долговечности Русской Цивилизации.


О двух– и трех–поколенных семьях


Башлачёв. Интервал вырастания всех детей в семьях великороссов растягивался до 20–25 лет. Так что в Русской Цивилизации, когда мать рожала последнего ребенка, у ее старшего сына или дочери уже рос малыш, то есть ее внук или внучка.

По вековым традициям Русской Цивилизации семьи великороссов создавались не дочерями, а сыновьями.

Причем старший сын после женитьбы вместе со своей женой и нарождающимися детьми — как правило, оставался жить в семье отца.

Так образовывалась трех–поколенная семья.

Жизненный цикл системы трех–поколенных семей расширялся.

В здоровых семьях Русской Цивилизации этот жизненный цикл продолжался в течении многих поколений.

В семье великороссов — обычно вырастало несколько сыновей.

Поэтому в Русской Цивилизации младшие сыновья, по мере создания своей семьи, выделялись из хозяйства родительской семьи.

Так создавались двух–поколенные семьи.

В большинстве случаев младшие сыновья в семьях великороссов были вынуждены осваивать «пустоши», так как отцы очень неохотно делили землю, которую они разработали в свои молодые годы.

На этой земле, в соответствии с Великим Нравственным Законом Русской Цивилизации продолжал хозяйствовать старший сын.




Но это не значило, что младшие сыновья были брошены отцами.


Свояковые связи в Русской Цивилизации


Башлачёв. Типично русское: «свои люди сочтёмся».

Такая норма взаимотношений семей значительно увеличивала жизнестойкость молодой семьи великороссов.

В былые века главный помощник крестьянина — лошадь.

Но в молодых семьях не торопились ее заводить.

Ведь зимой молодой муж великоросс чаще всего уходил «промышлять» (об этом в следующей главе).

Для большинства «промыслов» лошадь просто не нужна.

А зимой лошадь — в любых условиях надо кормить.

Другое дело, лошадь нужна весной для обработки земли.

Летом тоже нужна — для заготовки сена для коровы.

Осенью тоже лошадь необходима — при уборке урожая.

Причем новой молодой семье лошадь не нужна каждый день.

Вот в этих случаях и выручали «свояковые связи».

Отцы, конечно, помогали своим детям. Когда надо было молодой семье помочь лошадью, в два голоса следовало: «Тятя, помоги!»

И два отца мужа и жены этой молодой семьи садились вместе и как «свояки» обсуждали и решали.

Как «помочь своим детям» лошадью для их работы в поле.

Без такого подхода во взаимоотношениях родственников Русской Цивилизации в условиях средней широты Евразии — быть не могло.

Именно так расширялась хозяйственная деятельность великороссов, которые расширили Русскую Цивилизацию от Белого до Черного морей и от Прибалтики до Тихого океана.

Если же в семье великороссов вырастали только дочери, то одна из дочерей, выходя замуж, жила с мужем в семье своих родителей.

Тут возникала коллизия, ведь для мужчины было не очень престижно быть «примаком», то есть принятым в другую семью.

Но обычно эта коллизия тем или иным способом улаживалась.

И двух–поколенная семьи, в которой выросли только дочери, все равно превращалась в трех–поколенную. Это неукоснительно действовал Великий Нравственный Закон Русской Цивилизации: «Создавайте свою семью. Зарождайте и растите детей своих. Воспитывайте их так, чтобы они позаботились о вашей старости».

И при живых детях стареющие родители всегда жили в семье.

Швецов. Когда сейчас заводишь речь о трёх–поколенной семье, то зачастую слышишь истеричный визги «А зачем она сейчас?», «Какая в ней надобность?», «У дедушек и бабушек своя жизнь!». И так далее, и тому подобное. Только вот почему–то я эти визги слышу от тех, кто к русскому народу отношения не имеет. Странно, не так ли? А на таком индивидуальном дальше некуда Западе сейчас в почёте именно трёхпоколенная семья с привлечением двоюродных бабушек и дедушек и так далее для воспитания подрастающего поколения.


Хозяйствование семьи великороссов — это особый уклад


Башлачёв. При укладе трех–поколенных семей Русской Цивилизации достигается ряд преимуществ.

Во–первых, многочисленная семья легко справляется с работой в самую напряженную, страдную пору, когда один день весь год кормит.







Это хорошо видно по летним и осенним работам крестьян.

Фотографии достаточно внятно иллюстрируют страдную пору лета и осени, когда один день весь год кормит.

В трех–поколенной семье не было лишних и бездельников.




Во–вторых, при таком укладе жизни Русской Цивилизации обеспечивается условие, что стареющих родителей замещают их дети, а забота о внучатах ложится на бабушку с дедушкой.

В-третьих, позволяет передавать по наследству не только нажитое имущество, но и накопленные знания, культурные традиции.

Этот уклад жизни великороссов Русской Цивилизации был обусловлен постоянным включением человека в природные часы: крестьянин великоросс даже вставал и ложился по солнышку.

Швецов. Современные способы возделывания земли не оставляют какого–либо осмысленного места для крестьянствования, кроме как в виде увлечения. Кто не верит, может поглядеть на то, как ту же картошку сажают и убирают в Голландии. Огромные поля убираются в считанные минуты. И самое прекрасное в тех роликах, что такой уровень автоматизации и роботизации в сельском хозяйстве — это только начало. Нравится это кому–то или нет.

Башлачёв. Ну, мечтать не вредно. Но жить–то надо не в мечтах. А в условиях Русской равнины.

Швецов. Многие из подобных машин отлично трудятся «в условиях Русской равнины» прямо сейчас. В Ферзиковском районе, например.


Об институте бабушек и дедушек Русской Цивилизации


Башлачёв. Растить детей великороссам было духовно радостно.

И когда женщины собирались на посиделки, то разговоры текли, в основном, вокруг детей и внуков.



Наши предки считали себя несчастными людьми, если у них было мало внуков. Находясь на смертном ложе, бабушки говаривали: «Жизнь я прожила не зря. Эвон у меня скоко внуков выросло». И лица их при этом светились радостью от счастья.

Для понимания взаимоотношений «дедов» и «внуков».

Для понимания взаимоотношений «дедов» и «внуков» у великороссов XIX века нелишне вспомнить стихотворение поэта–крестьянина Спиридона Дрожжина:


Вышел внук на пашню к деду
В рубашонке, босиком,
Улыбнулся и промолвил:
«Здравствуй, дедушка Пахом!
Ты, я вижу, притомился,
Научи меня пахать,
как зимой в избе, бывало,
По складам учил читать!»
«Что ж, изволь, коли охота
И силенка есть в руках,
Поучися, будь помощник
Деду старому в трудах!»

Чувствуете, поэт–крестьянин описывает взаимоотношения «дед — внук» в духовно–радостном стиле.

«Улыбнулся… Здравствуй, дедушка Пахом» — отношение внука.

И реакция деда — «изволь, коли охота…»

Это вполне понятно. Испокон веков великороссы воспитывали мальчиков, как работников. Это было обязанностью дедов.

«Институт дедушек и бабушек» в былые века у великороссов был исключительно важным звеном в процессе воспитания детей.

Швецов. Так он и сейчас никуда не делся.

На мой нескромный взгляд.

Так же принимают бабушки и дедушки участие в воспитании внуков, как и много лет назад.

Семей, где по–иному, я просто не знаю.

Башлачёв. Увы — увы! Сейчас в абсолютном большинстве бабушки и дедушки живут отдельно. Нередко, в домах престарелых.


О гигиене семей великороссов Севера


Башлачёв. Если в регионе непорядок с гигиеной в семьях, то он н должен сказываться на ежегодном приросте детей.

В губерниях Севера прирост детей равномерный — диаграмма 8.2.

Я родился и рос до 17 лет в деревне. До 14 лет дома — на Елезовке. Затем до 17 лет — у сестры в Мухонской. Электричества у нас не было.,

Дома и там и тут построены и оборудованы еще до 1920-х.

Так что уклад жизни в этих домах сохранился с начала ХХ века.

О гигиене расскажу по своей семье. То есть, что видел и что знаю.

Для гигиены семьи главное — это вода. Вот в ней и все правила.

У мамы и бабушки было всего два правила: «надо» и «не надо».

Вообще, если подумать, то и в укладе семьи были те же два правила. Это — надо делать. А вот это — делать не надо.

При таком подходе, ничего лишнего в доме и в хозяйстве не было.

В углу за печью умывальник, под ним лоханка, на стене мыло и рукотертник, который мама или бабушка меняли. Воду из лоханки мама или кто–то из взрослых выносили и выливали на огороде. До него всего–то до 4 метров. Никогда не видал, чтобы лоханку выливали во дворе. Ведь мурава росла сразу у крыльца. А по траве–мураве кувыркались дети. И никогда не видел, чтобы за лоханку бралась бабушка. Её дело перед печью, где у проёма слева между окнами стояла кадка с водой. Справа у стены стол с чугунками. В этом пространстве мужикам делать нечего. Детям возле бабушки вертеться можно, но лазить по чугункам — «не надо». Для еды есть стол в углу.

Самое главное в гигиене семьи на Севере — это баня. Как сказали бы сейчас — это многофункциональное сооружение.

Швецов. В банной «обчества» или коммуны — гигиене места не было.

Башлачёв. В нашей деревне развивались два неблизкие корня:

— по линии моего прадеда Василия Башлачёва

— и по линии Гаврилы Башлачёва.

По линии моего прадеда было 4 сына. Они создали 4 семьи.

Старший сын, мой дед Иван построил отдельную баню

Два средних сына: Степан и Леонтий создали 2 семьи, но построили и пользовались одной баней.

Младший сын Алексей, (женился на Ольге из рода Гавриловых) и младший Гаврила (брат Ольги) пользовались одной баней.

Дмитрий (из рода Гавриловых) построил себе отдельную баню.

Эти все 4 бани были построены еще до 1917 года. Вообще, баня — это первоочередное дело в хозяйствовании великороссов Севера.

В нашей деревне поселились еще Леготины в 1930-х. Но это время было такое, что не до бани. И бани у Леготиных не было.

Баня это было особо важное дело.

На Севере применялись два устройства бани.

Черная баня топилась прямо в помещении бани и вода в ней нагревалась камнями, разогретыми в очаге печи. Я про такую баню только слышал. Но в ней не был ни разу. Как строилась — не знаю.

В нашей деревне были только белые бани.

Все они построены в начале ската с угора.

Для этого в склоне вырывали выемку так, чтобы получить ровную площадку — около двух сажень.

Я, кроме своей, в других банях не бывал. Это не дозволялось.

Когда пишут, что в бане мылись всей деревней — это выдумки.

Баня — это только для своих. И для самых близких родных.

Приглашать в баню чужих — это было не принято.

Так что про гигиену бани расскажу на примере нашей бани.

Сруб бани построен из кругляка.

Нижние венцы сруба — из лиственницы.

Вокруг всего сруба высокие и широкие завалинки.

Внутри стены гладко обтесаны. В передней стене двойное окно.

Справа и под окном лавки. Ближе к двери кадки холодной воды.

Слева в углу полок, на котором парились и хлестались веником.

Слева за дверью кирпичная печь. Между печью и полком большая кадка для нагрева воды. Чтобы в нее заглянуть, мне в детстве приходилось подниматься на ступеньку.

Вода в кадке нагревалась через специальную изогнутую лирой металлическую трубу, которая изогнутой частью находилась в пространстве печи, а открытые трубы входили в два отверстия кадки.

От печи до кадки зазор всего два вершка (вершок — около 4,5 см.).

Помню, эти соединения труб с кадкой были очень ненадежными.

Хороших материалов для уплотнения в те времена не было.

Смолой не заделаешь, расплывется от жары.

Так что уплотнять и устранять течь приходилось часто.

Потолок — не выше 2-х метров. Сверху он чем–то был засыпан. Для утепления. Чем — не знаю. Сверху бани двухскатная крыша.

В кирпичной печи выше кадки заслонка, за которой на чугунной решетке укладывались специальные камни, которые не трескались ни от огня, ни от кинутой на них воды.

Выше печь продолжалась кирпичной трубой. В ней задвижка.

Кирпичная труба через потолок и крышу выведена наружу.

В предбаннике лавка для раздевания и вешалка для одежды.

Дверь в предбанник с правого бока сруба.

Прямо в предбаннике окно. Справа от окна передняя стенка кирпичной печи. Чело печи закрывалось заслонкой на петлях.

Для бани надо было принести ведер 15–20 воды из колодца.

Колодец во дворе нашего дома. Его глубина 6 саженей. Стенки колодца — сруб в лапу. Верх колодца был выше деревянной ступеньки перед ним — примерно полметра. Крышка колодца без особых щелей была на петлях и не допускала, чтобы в колодец что–то упало.

Для того чтобы достать воду — надо крутить ручкой ворота на двух столбах. Достать и отнести 15–20 ведер воды из колодца — это. надо сказать, весьма утомительное дело.

В деревне Елезовка еще колодец 3 сажени во дворе у Гаврилы.

Вот кратко, что следовало рассказать о строении и подготовке бани с точки поддержания гигиены семьи

Каких–то случайных нарушений внешних условий гигиены в течение 17 лет моей жизни в деревне — не наблюдалось.

Теперь рассмотрим внутренние условия, так сказать банные условия, поддержания гигиены бани.

Топить баню дед не доверял никому. Он вставал рано не свет — не заря. Ведь электричества не было. Так что надо успеть засветло баню хорошо протопить, попариться и помыться.

Дед приносил дрова из дровяника. Березовые дрова должны были сохнуть не менее двух лет, чтобы жарко горели и не «стреляли».

Тот, кто разжигал сырые дрова, знает как искры «стреляют».

Сначала задвижка на трубе полностью открыта.

Когда дрова запылают, задвижку закрывают примерно на 3\4.

Дрова надо подбрасывать в топку, чтобы не прогорали.

За час–два холодную баню — даже летом. не протопишь.

Так что дед полдня субботы занимался только баней.

Обычно, когда вода в кадке через трубу нагревалась, к этому времени и камни на решетке в печи уже хорошо прокалились.

Идти в баню сразу нельзя, отравишься угарным газом, угораешь.

Надо ждать пока погаснут все–все угольки в печи.

После этого, открыв заслонку, на раскаленные камни кидали один–два ковша горячей воды. От раскаленных камней вода мигом превращалась в пар. Пар вместе с сажей, которая оседала на камнях, во время горения березовых дров, с шумом вылетали через трубу наружу. Затем закрывали задвижку в трубе. Баня готова.

Первыми в баню шли дед и мой отец. Парились обязательно с веником. Хотя самые лучшие веники из пихты. Но они не годятся, если долго лежат срезанные, на ветках выступают капельки смолы.

Березовые веники резали в июле месяце. И лист мягкий, и в сухом виде хорошо держится. Веники запаривали в шайке с горячей водой

Это обычно делал дед, убедившись, что углей в топке нет, камни продуты паром. Закрыв задвижку, дед шел домой собираться в баню.

Семья у нас была большая, так что шли обычно по 2–3-е.

Сначала мужчины. Дед долго кряхтел на полке. Распаренным веником он хлестал себя беспощадно. Зимой обязательно несколько раз выскакивал на улицу, падал в снег, переворачиваясь несколько раз. Нередко он брал меня с собой в баню, где–то с трех–четырех лет.. Он веником меня беспощадно не хлестал, но пропаривал изрядно.

Летом обычно окачивал водой из ковша. Зимой купал в снегу. Но за баню всего один раз. Сначала в снегу дрожишь, затем на полок — там согреваешься мгновенно.

Мылись сидя на широких лавках. Кто–то у окна, кто–то у стены.

Вода проливалась через щели пола в землю.

Высокие и широкие завалинки вокруг сруба задерживали наружный холод и половицы от печи бани прогревались.

Вода под половицами уходила в землю. А так как баня стояла на уклоне то вода в земле растекалась куда–то под гору. Но я ни разу не видел, чтобы внизу нижней завалинки проступала вода.

Запаха гниения в бане никогда не было.

После мужчин в баню шли женщины. В бане не только парились и мылись. Еще замачивали на ночь бельё и домотканое портно в шайках со щёлоком (для этого использовалась зола из печи).

Последней, обычно, в баню шла бабушка. К этому времени камни уже остывали. Да, у бабушки обычно и желания париться не было. Она из бани приходила домой уже ко второму самовару.

Насколько помню, такая последовательность подготовки и парилки в бане не менялась годами.

Бабушка была тихой, до последнего дня была на ногах.

Хотя и болела, но у нее «для здоровья» было всего 4 снадобья: от головы, от кашля, от живота и для кожи.

Прожила 96 лет, умерла в 1959 году.

А дед, как рассказывала моя старшая сестра, никогда не болел. Но после паралича лежал две недели. Прожил 84 года, умер в 1949 году.

В общем, баня в нашей семье — это был профилакторий здоровья.

Суббота — банный день. За ночь оставшаяся вода в кадке еще не успевает остыть. И в воскресенье с утра у женщин прачечные дела.

Замоченное в щёлоке бельё стирали и мыли теплой водой.

Но затем бельё и портно надо хорошенько прополоскать.

От бани вниз наискосок спускалась тропинка к роднику.

Ниже родника была уложена с наклоном долблёная колода из толстой–толстой лиственницы.

В обычные дни вода из родника струилась по дну колоды.

Но колоду можно было наполнить водой. Для этого внизу наружной стенки колоды отверстие, которое закрывали затычкой.

Колода была такой, что её длины хватало для размаха руки с портном — справа налево. И обратно — слева–направо.

Ширину колоды можно оценить по тому, что летом мы в жару в ней купались. При этом лопатками задевали за стенки колоды.

Выскочишь из колоды, зуб на зуб не попадает.

Но присутствующие слышат: «как парное молоко!»

Вот в этой колоде женщины и прополаскивали белье и портно, пропаренные в щёлоке и простиранные в теплой воде в бане.

Так что когда русофобы часами торчат по ТВ, рассказывая «басни» про грязных и немытых русских женщин, не слишком–то «развешивайте перед ними свои уши».

Конечно, при желании, на просторах Русской равнины можно найти кого хочешь. Но, именно — при желании. И именно — что хочешь найти. Хочешь найти немытых — найдешь.

Вернитесь еще раз в конец Введения к фотографиям девушек.

Видите, русофоб — фотограф искал немытых и нечесаных девок в мешковине и в лаптях — и ведь нашел. Конечно, за такую русофобию фотограф получил хорошие деньги от тех, которым нужно было показать именно такой «типаж» русских девушек.

И вот такие почтовые открытки тысячами разлетелись по России, показывая: «Вот она какая немытая и нечесаная- русская жизнь».

Причем такой «типаж» был по душе — и марксисту, и либералу.

А вот могли бы поместить в черно–белом виде фотографию Прокудина–Горского «Девушки из Нижней Топорни. 1909 год».

Но ведь заказчики почтовых открыток платили типографии — именно, за немытых, нечесаных, в мешковине и лаптях.

Для полноты описания про гигиену великороссов нелишне рассказать, как великороссы Севера хранили продукты.

В каждом доме держали кошку. Можно с ней и поиграть, но всё же главное дело кошки — не допускать к дому мышей и крыс.

Для хранения зерновых продуктов дед построил амбар. Это небольшое помещение из кругляка, но стены изнутри простроганы.

Пол из толстых досок. Хотя хорошая кошка не допускала близко к дому ни мышей, ни крыс. Но всё же стены амбара нужны без щелей.

Дверь амбара закрывалась на замок.

Толстые половицы амбара плотно подогнаны друг под друга.

Возле внутренних стен амбара сусеки под зерно и муку.

На стенах и на потолке ничего развешивать не допускалось.

Рядом с амбаром стояло такое же помещение, для хранения молочных и мясных продуктов в летний период.

Главное в нем — вырытый в земле погреб. Стены и потолок погреба обшиты строганой доской. В потолке люк, лаз, через который спускались в погреб. Весной в морозные дни, в этот люк несколько дней «метали снег». Чтобы все подпольное пространство погреба заполнить снегом — почти до потолка. Наверху оставляли немного места, чтобы на снег можно было ставить глиняные крынки с молоком, сметаной, творогом, маслом.

Люк, лаз внизу и верху закрывали крышками. Поэтому теплый наружный воздух в погреб почти не попадал. И снег, который «наметали» в начале апреля, в погребе таял очень долго. Даже в начале июля на полу погреба еще могли лежать остатки снега.

А сам погреб был холодный до октября.

Такие «холодильники» устраивали все наши соседи по деревне.

Не думаю, что это было только на Елезовке.

Когда я учился в средней школе в Ильинске и жил у сестры в Мухонской, то там тоже стояли бани и амбары с погребами.

А так как через Мухонскую протекал достаточно широкий ручей, то вырубать и укладывать колоду для полоскания белья и портна не было необходимости.

Теперь, уважаемые читатели, можете оценивать качество гигиены и культуру запаса продуктов великороссов Севера.

Только не забывайте — они жили без электричества.


О кормильцах в семьях Русской Цивилизации


Башлачёв. В былые века кормильцем в семье великороссов был мужчина. Но нередко им была женщина, таблица 19.1[76].


Регионы соотношение Регионы соотношение
Север: Черноземный Центр:
Архангельская 3:01 Тульская 3:01
Вологодская 4:01 Рязанская 3:01
Нечерноземный Тамбовская 5:01
Центр: Воронежская 6:01
С-Петербургская 2:01 Приднепровье:
Новгородская 3:01 Киевская 4:01
Псковская 4:01 Полтавская 4:01
Тверская 5:02 Харьковская 4:01
Московская 2:01 Дон и Прикавказье:
Нижегородская 3:01 Войска Донского 5:01
Владимирская 5:02 Кубанская 5:01
Новороссия: Ставропольская 8:01
Херсонская 5:01 Нижнее Поволжье:
Таврическая 6:01 Саратовская 4:01

Как видите, в северной части Русской равнины основной кормилец женщина — в каждой 3–4-й семье. В южной — в 5–6-й семье.


Конечно, рассмотренное в этой главе — это лишь малая часть тех особенностей уклада семейной жизни великороссов, при которых обеспечивался устойчивый ежегодный прирост растущих детей — около 3% в год, в регионах активного демографического развития великороссов на широких просторах Русской Цивилизации.



Глава 20. Особенности жизни великороссов



В этой главе рассмотрим те внешние условия, в которых протекала жизнедеятельность великороссов в регионах активного демографического развития на просторах Русской Цивилизации.

Внешние условия — это, прежде всего, те погодные условия, по которым можно понять влияние окружающей природы на жизнедеятельность великороссов.


Об особенностях Русской равнины


Башлачёв. Есть два фундаментальных фактора природы, от которых зависит жизнедеятельность народа — это тепло и вода.

Если природа так благодатна, как на берегах Средиземного моря, то у человека нет особой необходимости заботиться о воде и тепле.

Именно в условиях Средиземноморья возникла и развивалась приморская европейская христианская цивилизация.

Мусульманская цивилизация возникла в сухих песках, где фактор воды существенно важнее фактора тепла.

Развитие Русской Цивилизации происходило в условиях, когда проблема обеспечения теплом важнее проблемы обеспечения водой.

Конечно, не на всей Русской равнине природный фактор одинаков.

Новгород, Тверь, Вологда, Ярославль — типичные регионы северной половины Русской равнины, где фактор тепла важнее воды.

Здесь зимой 10-ти градусный мороз — норма.

Семья вне теплого жилища неминуемо погибнет.

Когда Россию сравнивают с Западной Европой, то не надо забывать, что у всех людей по 365–366 дней в году. Их не растянешь.

На северной половине Русской равнины продолжительности «летнего тепла» и «зимнего мороза» — отличаются незначительно.

Фактически они симметричны.

В этом уникальная особенность жизни великороссов.

Пословица: «готовь сани летом, а телегу зимой» — самым точным образом характеризует уникальность жизни великороссов.

Великороссу в реальной жизни были нужны и сани, и телега.



Для жителей Западной Европы сани просто не нужны. Ведь зимы в русском понимании — у них нет.



Швецов. Безусловно! Но для многих европейцев веками место зимних саней занимала рыбацкая лодка.

И в любом европейском языке с лёгкостью находится подобие поговорки про «сани летом». Порою — в куда более хлёстком виде (Der Kluge kauftim Sommers einen Pelz, нем.).

Башлачёв. Когда делают ссылку на Канаду, то надо знать: Канада заселена только по южной полосе.

«Северный» по западным меркам Монреаль в Канаде, на Русской равнине находится на широте Краснодара.

Кроме того, океанские течения Куросио и Гольфстрим сильно удлиняют вегетационный период растений в Канаде.

Всегда надо иметь в виду, что хоть в Канаде, хоть в Западной Европе вегетационный период роста растений на 100 дней длиннее, чем на Русской равнине. А зима — короче.

Фактически Русская Цивилизации — единственная северная цивилизация, причем континентальная.

В суровых условиях Русской равнины великороссы использовали все возможности, данные человеку.

Без ума, без смекалки на Русской равнине не обойтись.

«Голь на выдумки хитра» — не от безделья, а от недостатка тепла.

Швецов. А давайте всё–таки с Исландией, а? Или с Финляндией?

Если забыть про англичан, шведов, норвежцев и финнов. А по большому счёту на Земле сейчас одна цивилизация — европейская.

И русские — её неотъемлемая часть.

Мир очень сильно изменился.

Бухгалтеру, программисту или проектировщику совершенно всё равно, что за окном — знойный Таиланд или метровые сугробы.

Башлачёв. Мы же рассматриваем не условия работы за столом.

Основа хозяйствования цивилизации — все же работа на природе.

Швецов. Увы и ах! Работа на природе сейчас — удел очень малой доли населения. И эта доля будет падать с каждым годом. Если конечно за работу считать околачивание охранника возле турникета во имя транспортной «безопасности», то процент можно нарисовать совсем иной.

Но мы–то всё–таки о ТРУДЕ говорим, не так ли?


Что делать великороссу зимой


Башлачёв. Русофобы до сих пор зимнюю жизнь великоросса описывают так: «Лежал Ваня на печи, да жевал калачи».

Но ведь печь, как ни протопи, остынет за сутки.

Весь длинный «русский мороз» на печи не пролежишь.

А насчет «калачей»! Чтобы «жевать», их сначала надо купить!..

Вот как описывает подготовку к зимней жизнедеятельности великороссов Сергей Максимов.

Он по долгу службы побывал практически во всех уголках европейской России ХIХ века:

«К Покрову /1 октября по старому стилю/ озими давно засеяны и яровые поля убраны, собственно, крестьянские работы закончены…

И солнышко давно закатилось, а в деревнях не до сна: играют огоньки, и спят только малые детишки…

Чтобы зимой прожить всей семьей, — надо промышлять»[77].



А так автор «Толкового словаря»[78]:


«Тысячи плотников, столяров, половщиков, каменщиков, штукатуров, печников, кровельщиков рассыпаются по всей России.

Крестьяне деревень держатся промыслов…

В селениях заведено, что молодой парень должен заработать… потом уже, уплатив за три–четыре года подушное, жениться.

Тут не найдете мужика–домоседа, который бы не видел свету…»


Мельников — Печерской, писал так[79]:


«Хлебопашество — главное занятье крестьянина, но повсюду оно об руку с каким ни на есть промыслом идет, особливо по речным берегам, где живет чистокровный славянский народ.

В одних селеньях слесарничают, в других скорняжничают, шорничают, столярничают, веревки вьют, сети вяжут, проволоку тянут, гвоздь куют, суда строят, сундуки делают, из меди кольца, наперстки, кресты–тельники да бубенчики льют, — всего не перечесть…

Кроме того, народ тысячами каждый год в отхожие промысла расходится…»


Павел Мельников — Печерской — это действительный статский советник Нижегородского губернского правления.

А вот промыслы в Тарусском уезде Калужской губернии[80]:


«… в уезде более известны следующие промыслы: пильщиков, бочаров, штукатуров, работающих в столицах, торговцев хлебом, фруктами, калачами, мелочных торговцев…

Шляпники занимаются выделкой поярковых шляп.

Второстепенные промыслы: извозничество, печники, плотники, тележники, пуговичники и сусальщики».


Главное во всех этих описаниях жизни великороссов: «чтобы зимой прожить всей семьей — зимой надо промышлять».

Швецов. Молодой мужчина съест очень много — поэтому пусть лучше ест на промыслах за счёт купца или казённого подрядчика.

Там же пусть пьёт и буянит.

Пока жена тянет семью. То есть, по факту, женщина тянула куда как больше семей, покуда мужья «промышляли».

Башлачёв. Не надо так упрощать реальную жизнь.

Об особенности жизни великороссов есть описания десятков, а может быть и сотен, публицистов XIX и начала ХХ веков.

Но вот что примечательно, русофобы–марксисты — в упор не хотели видеть и сейчас не хотят видеть описания таких публицистов.

И большинство публикаций было уничтожено.

Ведь жизнедеятельность великороссов: «чтобы зимой прожить всей семьей — зимой надо промышлять», в корне противоречили идеологии марксизма. Ведь «по завету Ленина» земледелие превращали в круглогодичную промышленность.

Но гонения на описания жизни великороссов не прекратились.

Русофобы–либералы, захватив в 1990-х власть в России, сохранившиеся от уничтожения описания современников спрятали подальше от любознательных читателей в самых дальних шкафах, на самых неудобных для поиска полках библиотек.

Ведь эти описания в корне противоречат идеологии неолиберализма с ритмичной круглогодичной деятельностью.

Швецов. И именно поэтому чуть ли не половина мужского населения страны сейчас мотается и пашет на вахтах.

Не иначе как от незнания поговорки — «Дома не заработать!».

Нужны им эти записи, как собаке пятая нога.

Особенно после того, как курс школьной литературы начисто отбивает охоту читать произведения 19-го века.


Две экономики великоросса


Башлачёв. Сила великороссов не в том, что они злее и агрессивнее других людей, а в том, что они выносливее и терпеливее.

Великороссы сумели жить там, где другие просто бы не выжили.

Швецов. Всё время хочется задать вопрос — а кто их туда загнал, где другие выживать не пожелали?

Башлачёв. Север Русской равнины — отнюдь не «самое гиблое место всех времен и народов».

Более того, север вообще не противоречит зажиточности.

В прошлые века наиболее зажиточно великороссы жили как раз в Архангельской губернии, казалось бы, на крайнем севере России.

Нелишне рассказать о таком курьезе.

В советское время в музее деревянного зодчества под Архангельском экскурсоводы, рассказывая о крестьянских избах, говорили — это «боярские терема» времен Великого Новгорода!..

Таково было указание «сверху». По мнению русофобов — марксистов «крестьяне не могли так жить!»

Вернитесь в главу 8. Посмотрите еще раз дома, которые стояли еще в ХХ веке и разрушались во времена «торжества марксизма».

Наверняка, у вас убавится веры в «самое светлое будущее».

Великороссы Архангельской губернии строили такие просторные дома и жили в них, потому что у них было ДВЕ ЭКОНОМИКИ.

Что было корневым в понятии экономика в XIX веке?..

В чем ее суть, с точки зрения вольного великоросса?..

Для корректности обращусь к «словотолкователю» XIX века[81].


В нём на с.594 приведено корневое понятие: «экономiя» — это домоводство, бережливость. (Греческое oikonomia — это oikos — дом и nomos — закон).

То есть «экономика — это умение вести домашнее хозяйство».

Как видите, в основе понятия «экономика» лежал «дом».

Экономика — это материальные и духовные дела семьи.

В семье все: и стар, и млад, взрослые и дети, отцы и матери, деды и внуки объединены совместной хозяйственной жизнедеятельностью.

Этот мир семьи отделен от соседей зримыми и незримыми границами неписанных нравственных отношений.

Мысль великоросса всегда должна была работать на результат.




Две экономики великороссов: летняя и зимняя — это особенность и необходимость жизни на северной половине Русской равнины.

Для великоросса XIX века его умение ведения домашнего хозяйства обязательно включало зимнюю часть его экономики.

Великоросс прекрасно понимал, чтобы его семья пережила длинные месяцы «мороза» — для этого «зимой — надо промышлять…»

Башлачёв. Уникальность географии Русской равнины требовала: великороссы в своей жизнедеятельности должны иметь две экономки — летнюю и зимнюю.

Цель летней экономики — получение продукции «от земли».

Цель зимней — получение доходов «от промыслов».



«Мороз сковал землю» и земледельцу зимой на ней делать нечего.

«Зимой надо промышлять». Поэтому Даль и писал: крестьяне «тысячами … рассыпаются по всей России».

На Западе земледельцы почти весь год могут специализироваться на выращивании земледельческой продукции.

А жители городов — на её переработке.

Но если бы великороссы занимались только одним делом: одни — хлебопашеством, а другие — его переработкой, то великороссы, как народ, за многие века просто бы вымерли от холода и голода.

По причине, что «специалисты» сидели бы по полгода без дела.

Культура «запаса» была развита у великороссов — как ни у кого.

Потому как без запаса продуктов и дров на севере Русской равнине зимой не проживёшь.



Эта культура запаса сохранилась у великороссов и сейчас.

Вот, например, запас дров моего родственника Николая в деревне Гришинская, пойма реки Виледи, Архангельская область.

Вольные великороссы заготавливали дрова — всегда впрок.

Запас дров на две зимы — это обычное дело. Но наиболее запасливые готовили и больше.

Это в наше время бензиновой пилой Николай мог напилить такой запас в несколько приемов. В Былые века заготовка дров требовала много времени. Но на дровах разумный человек не экономил.

Швецов. Для тех, кто хочет изрядно сократить затраты на заготовку дров и не желает делать поленницы, видимые со спутников невооруженным глазом, могу посоветовать книгу норвежского писателя Ларса Миттинга «Норвежский лес: скандинавский путь к силе и свободе»[82].

Читал и долго думал, почему никто из потомков вольных великороссов не смог написать что–нибудь подобное.

Башлачёв. Вернёмся к двум экономикам. Зимняя экономика — это доходы «от промыслов». Недаром в русском языке понятие «дело» и «мысль» связаны в однокоренных словах: «промысел», «промышлять».

Швецов. Чтобы стать Мастером своего дела, в среднем человеку нужно заниматься им изо дня в день на протяжении десяти лет.

Для первобытных способов производства такая модель поведения ещё как–то сгодится. Но не в 21-м веке.

Башлачёв. Тем не менее в XIXвеке — «зимой надо было промышлять». Поэтому крестьяне и «рассыпались по всей России».

Швецов. А на какие средства производилось это «рассыпание»?

Человеку в дороге надо есть и пить.

За ночлег/постой надо платить. Дорога — весьма затратное дело.

А заработаешь ли, куда добрался — это ещё большой вопрос.

И с деньгами надо ещё домой вернуться живым и здоровым — не пропить, не проиграть в карты и уберечь свою суму от лихих людей.

Башлачёв. Ну, если бы все великороссы так себя вели, то никакой Русской Цивилизации бы не было. Пропили бы и проиграли…

Однако не пропили и не проиграли за более чем 1000 лет…

Швецов. Да. Кто–то же и выигрывал! Кто–то и на постоялом дворе подпаивал, обвешивал, обсчитывал и по карманам лазил. Это, между прочим, тоже были вольные великороссы! Заглянем–ка в магазин ближайший. Пакет молока — 900 мл. А всю жизнь мерилось целыми литрами. Пакет гречки — 900 или 800 г. Пакет пшена — 800 г. Хотя всегда мерилось килограммами. Так кто у нас дал более живучее потомство и не подрастерял умения? Но об этом стоит поговорить в другой главе. Где речь пойдёт о нахлебниках.


Губернии разные и доходы разные


Башлачёв. Ясно, что в «промысле» крестьянина — великоросса должен быть экономический результат… Посмотрим его.

В журнале «Русское богатство» за 1900 год есть статья А. В. Пешехонова «Покупательные силы крестьянства».

В ней по исследованиям 194 уездов России приведены данные о крестьянских бюджетах в различных губерниях, таблица 20.1.


Губернии Средний крестьянский бюджет на 1 душу, руб. Губернии Средний крестьянский бюджет на 1 душу, руб.
Воронежская 54, 60 Тверская 56, 67
Саратовская 52, 90 Новгородская 55, 43
Рязанская 53, 37 Ярославская 55, 04
Тульская 52, 47 Вятская 58, 51
Калужская 54, 80 Пермская 53, 43

Как видите, средняя величина крестьянского бюджета на 1 душу в губерниях великороссов на Русской равнине практически одинакова.

Это покажется невероятным. По климату Воронежская и Саратовская губерниях отличается от Пермской и Вятской.

Но одинаковость бюджетов — факт, от которого не отмахнешься.

Швецов. Как бы ещё подсчитать, как оно сейчас выглядит.

Есть среди читателей желающие написать статью «Покупательные силы крестьянства в 21-м веке»?

Башлачёв. Источник дохода бюджета хозяйства состоял из двух частей: натуральная — «от земли» и денежная — «от промыслов».

Чтобы понять особенности бюджета выделим денежную часть.


Две губернии — два способа добывания денег


Башлачёв. Калужская и Воронежская губернии географически расположены достаточно близко друг от друга.

На первый взгляд, и условия жизнедеятельности в них одинаковы.

Однако разница становится очевидна, если сравнить: из чего складывались денежные части крестьянских бюджетов, таблица 20.2.


Денежный доход, на 1 душу семьи Калужская губерния Воронежская губерния
Весь денежный доход 20 руб. 75 коп. 20 руб. 95 коп.
От продажи скота и продуктов земледелия 5 руб. 07 коп. 9 руб. 86 коп.
От промысловых заработков 15 руб. 68 коп. 11 руб. 09 коп.

Из таблицы 20.2 ясно, бюджет крестьянина Калужской, и Воронежской губерний практически одинаков — около 54 руб. 70 коп.

Из таблицы 20.3 следует, что и денежные доходы у них практически одинаковы — 20 руб. 75 коп. и 20 руб. 95 коп.

Но вот эти рубли калужские и воронежские великороссы получали из разных источников дохода.

Сельхозпродукция приносила воронежскому крестьянину половину денежной части дохода, а калужскому — лишь четверть.

Промыслы приносили воронежскому крестьянину вторую половину денежной части, а калужскому — уже ТРИ четверти.

Это существенное различие показывает:

— эффективность хозяйств великоросса от климата не зависела;

— великороссы оптимизировали труд и время, исходя из местных условий, в двух сферах хозяйствования: «земледелие» и «промыслы».


Об особенностях русского духа


Башлачёв. Сейчас как легенда воспринимаются отношения купцов–великороссов. Ударили по рукам и сделка состоялась.

Русская деловая этика была основана на честном слове.

Она возможна, когда вольные люди действуют без чиновников.

Швецов. Неправда! Никто не вспоминает про «слово чести дворянина», кроме как с издёвкой, а «честное купеческое» — на слуху.

А «честное царское» или «честное поповское» отлично идут, когда народ повеселить надобно от души.



Башлачёв. Обычно много говорят о русском коллективизме.

Но говорят не то и не о том.

Коллективизм великороссов при работах на Севере принципиально отличается от коллективизма рытья каналов на Юге.

Десяткам тысяч людей на рытье каналов на Юге нет необходимости понимать работу друг друга.

Коллективизм вольных великороссов — это коллектив артели, экипажа, где все понимают друг друга с полуслова. Но при этом безжалостно избавляются от затесавшегося дармоеда или чужака.



Швецов. Как и от более умелого. Если начнёт «качать права». А лучше всего о русском «коллективизме» говорит поведение потомков вольных великороссов, которые первым делом, купив участок, ставят глухой забор в человеческий рост.

Башлачёв. Отсюда знаменитое: «с ним в разведку не пойдём».

В суровых северных условиях выжить можно, лишь используя возможности человека и природы.

Глупость («дурная голова ногам покоя не дает») невозможно компенсировать обилием ресурсов.

Без ума, без смекалки не обойтись. «Голь на выдумки хитра» — это не от безделья, а от скудости ресурсов на Севере Русской равнины.

Любое производство на Севере отличается сезонностью.

И не только сельское хозяйство.

Но это и летний, и зимний транспорт.

Транспорт зимой и летом был на Севере Русской равнины разный. А транспортные магистрали одни и те же — реки.

Летом — лодки, по воде. Зимой — сани по замерзшей реке.

Поэтому Русская равнина прежде всего заселялась по поймам рек

Ведь реки не надо прокладывать как дороги.

А реки на Русской равнине текут ровно и медленно.



Швецов. Поэтому спокон веку, перекрыл местную речку — и куда беглый крепостной денется. Потому как других дорог просто нет.

Башлачёв. Сезонностью отличались все производства и промыслы. Сезонность обуславливала необходимость концентрации усилий в короткое время и подготовку к следующему сезону.


О ремеслах и промыслах великороссов


Башлачёв. Каждому человеку для еды нужна посуда.

Великороссу важно, чтобы промыслы приносили в дом «не токмо прибыток», но и радость «для глаза».

Во всех поселениях северной части Русской равнины, которую почти не коснулось крепостное право. Были уникальные промыслы.

Например, свое «ноу–хау» имели умельцы–серебрянщики Великого Устюга. Именно там появилась «северная чернь».

Великороссы–поморы промышляя летом «моржовый зуб», зимой делали холмогорскую резная кость. Гребни, ларцы и другие изделия ажурного орнамента, которые пользовались спросом на ярмарках.

Также благодаря спросу появилась «хохлома» — красочная, радующая глаз роспись посуды, тарелок, ложек.



Поэтому же в селе Дымково лепили, обжигали и раскрашивали сказочные фигурки из глины, украшая их сусальным золотом.

Дымковская игрушка пользовалась большим спросом.

Ясно, где какая возможность, такая и особенность промысла.

В Вологодчине плели «кружево».



Швецов. Про вологодские кружева лучше бы не заикаться.

Что собой представляет современное итальянское кружевное производство?

Художник рисует набросок, программист преобразует его в программный код, механики собирают линию, и кружевные волокна километрами устремляются к покупателю.

При этом ручное плетение никуда не делось, ручные изделия стоят в сотни раз дороже того, что выдаёт машина.

Но на основании ручных работ и создаются те типовые решения, которые потом являются образцами для программистов.

Кроме того, в выставочных итальянских образцах приспособлений для плетения чётко прослеживается последовательное развитие от ручной работы до напичканной компьютерами поточной линией.

Завёз в своё время какой–то залётный итальянец в Вологодчину сию «забаву», оценив рынок труда и рынок сбыта.

Башлачёв. Что плохого в том, что в Вологодской губернии появилась еще одна возможность «второй экономики» в зимнюю пору.

А так описывает старший брат автора этой книги промыслы отца и деда в 1920-х, когда уклад жизни великороссов еще не изменился:

«Зимой люди занимались бондарным делом, делали деревянную посуду, туеса из бересты, сани, телеги. Были даже такие слова в частушках: «Сами пряли, сами ткали, сами шили уледи!.. (уледи — это летняя обувь из сыромятной кожи домашней выделки).

О деде: «В хозяйстве мог делать все, Хоть сани сделать, хоть телегу, любую деревянную посуду, туеса. Дед считал, что многое в своем хозяйстве надо делать самому, быстро и вовремя».

Швецов. То есть качество товара «на продажу», то есть для чужака, всегда желало лучшего?

Башлачёв. Речь ведь идет — «многое в СВОЁМ хозяйстве»[83].


Об отце: «Как и дед, отец мог делать все, шить, валенки валять.

Поэтому мы зимой были всегда в валенках и теплой одежде.

Особенно любил отец столярное ремесло.

Мог сделать: стол, стул, диван, комод, шкаф, буфет.

Откуда бы не приезжал, а зимой уезжать приходилось всегда, чтобы заработать деньги, (а они были очень нужны, ведь нас росло 7 детей, да еще дед с бабушкой) привозил, то пилу лучковую, то рубанок и прочие столярные инструменты».


Швецов. Я к тому речь веду, что ой–как неспроста в русском языке есть слово «умелец», а вот слово «мастер» пришлось заимствовать. Вы мне всё про умельцев, которые сами по себе. Я пытаюсь в этом укладе найти предпосылки для появления Мастеров. Не нахожу.


О пространстве пригодном для русской жизни


Башлачёв. Для жизни великороссов необходимы такие земли, пригодные для земледелия и где есть угодья для охоты и ловли рыбы.

Эту особенность географии русской жизни образно и точно отобразил Александр Блок:


Русь, опоясана реками
и дебрями окружена…

Такой жизнь великороссов была на Русской равнине и за Уралом.

Тот, кто знаком с русской кухней, знает: в ней много блюд из дичи и рыбы. И намного меньше из мяса домашних животных.

Это потому что наиболее пригодные пространства для поселений великороссов — всегда пойма реки.

А вот степная земля, удаленная от поймы рек непригодна.

И не нужны великороссу солончаки и песчаные пустыни.

На географической карте отчетливо видна полоса, освоенная отважными вольными великороссами — от Урала и до Тихого океана.

Где–то ее ширина всего 250 км, а где–то расширяется до 750 км.

Именно по этой освоенной полосе и была проложена железная дорога от Урала до Владивостока.


Ещё о том, как устраивали жизнь предки автора книги


Башлачёв. Считаю важным изложить историю своих предков, чтобы на их примерах показать:

— как формировался хозяйственный дух вольных великороссов, которые осваивали неудобья и пустоши на севере Русской равнины.

— важность детей в их семьях.

Выше изложено предание, как 3 брата Башлачёвы: Иван, Василий и Левонтий переселились из Рязанской земли в низовье реки Вычегды.

Главное в том, что крестьяне — великороссы селились в пойме рек.

Когда говорят, что Россия прошлых веков — это царское самодержавие и крепостное право, то это не совсем так.

В том то и дело что вольные великороссы жили «не совсем при царе» и «совсем без крепостного права».

В жизни вольные великороссы — «земля богова, распаши наши».

А на результатах действовало правило: «кто пахал, того и хлеб».

Конечно, вольные великороссы не спрашивали и не докладывали никому, как и где они намерены «сесть на землю».

Но рано или поздно их все равно принуждали к оплате податей.

Если подати были обременительные, вольные великороссы бросали обжитое место и уходили в другие места.

Швецов. Вместо того, чтобы вскрыть глотку обложившему.

В Аварском и Болгарском каганатах были те же трудности. Обложенных данью славян на следующий год надо было ещё найти.

Башлачёв. В Сольвычегодском уезде были люди, имевшие землю в собственности владельца. Эти участки назывались «крепостные».

Но на таких участках вольные великороссы «не садились», чтобы не платить подать не только Царю а еще и землевладельцу.

Вольные великороссы предпочитали «садиться», хоть на «неудобье», зато чувствовать себя вольным. «Вольному воля» — это действительно великий принцип и очень важная русская ценность.

Швецов. И именно поэтому русские сейчас уезжают из РФ сотнями тысяч в год.

Башлачёв. И ничего удивительного в том, что уезжают — нет.

Если Верховная власть в лице председателя Конституционного Суда в главной газете правительства уверяет: «крепостничество было главной скрепой, удерживающей единство» России.

Отсюда и народная молва о двух депутатах:

— Ну, что — законы приняли, надо и о людях подумать!

— Да! Душ пятьдесят я бы себе взял!..

Неудивительно, когда в выступлениях по ТВ какого–нибудь «местного олигарха» слышим: «Я моих крестьян…то–то и то–то».

История ХХ века имеет массу примеров того, к чему это ведет.

Например, в Аргентине в начале ХХ века мостовые на улицах Буэнос–Айреса делали из плиток мрамора. И в чего превратилась Аргентина, когда все земли оказались у латифундистов.

Везде всё одинаково, когда лишаются ценности «Вольному воля».

Хватит про историю других. Перейду к истории моего прапрадеда.

Он в середине XIX века жил в поселении Пица, за Пицкими болотами, 30–40 верст к востоку от Сольвычегодска.

Ближайшие пригодные земли все были уже разработаны.

Тогда мой прадед Василий отправился осваивать новое место.

Он выбрал Казаково, территорию вне крепостного права.

Как образовалась деревня Елезовка, родина автора этой книги — рассказано выше.

Примечательно, что ниже того места, на котором поселился молодой Василий Башлачёв, расположена плодородная низина.

Но эта плодородная низина была «крепостной землей».

На ней селиться не имело смысла, так как автоматически становишься крепостным (Крепостное право еще было не отменено).

А вот селиться выше «крепостной земли», на угоре, имело смысл.

Близко вытекал ключ, способный обеспечить семью водой.

Кроме того, ещё до переселения моего прадеда Василия, на угоре уже стоял дом его очень дальнего родственника Гавриила Башлачёва.

Он тоже предпочёл распахивать «пустошь», чтобы не превратиться в крепостного. И остался вольным крестьянином.

На Севере Русской равнины был неписаное правило: при поселении очень важно было заранее получить доброе согласие с ранее поселившимися вольными людьми.

За многие века жизни на Севере у великороссов охранилось и закрепилось психологическое свойство «Вольному воля».

Вольные великороссы всегда напрямую решали свои взаимоотношения, без барина и без чиновника.

По рассказам моего дяди Михаила Ивановича Башлачёва у нашего прадеда Василия был такой разговор с Гавриилом.

Прадед пришел к Гавриилу и спросил прямо: «Гаврила, могу я поселиться и обустраиваться на пустоши рядом с тобой?..».

Гаврила: «Что ж Василий, ты парень молодой. Знаю работящий, не склочный. Так что селись, стройся заводи себе жену. Вот такое тебе мое согласие».

Как видите, никакого чиновничьего разрешения не было.

Но были очень важны длительные добрые отношения с соседями.

Человеческое уважение и равенство там, где возможно — вот основа взаимоотношений вольных великороссов.

Вот что еще надо отметить. Великоросс, по самой жизни в суровых северных условиях вынужден был ежедневно и ежечасно действовать в системе «человек–природа».

Притом следовало действовать успешно, иначе зимой пропадешь.

Например, великоросс не мог полагаться на рабов. На бескрайних просторах Севера пользы от раба нет.

У великороссов рабовладения не было.

Любой встречный на бескрайних просторах Севера — это скорее соратник, чем конкурент.

Швецов. Особенно, если встретится шайка разбойников.

Башлачёв. Ну, разбойники на Севере были только на тракте.

Какие могут быть разбойники «на пустоши»? И не могло быть конкуренции за кусок земли, когда ее полно. Только обрабатывай.

А вот выживать рядом с соседом легче.

И надо быть доброжелательным, а не дурным соседом.

Прадед Василий построил сначала избушку.

Прадед построил большой дом: две белые избы с печами в три окна каждая, скотный двор. Завёл жену, стали рождаться дети.

Но первая жена умерла, от нее вырос сын Леонтий.

Потом прадед женился на Евдокии (моя прабабушка).

Выросло три сына: Иван (мой дед), Василий и Степан.

После смерти прадеда его старший сын Леонтий выделился в отдельное хозяйство. Семья Леонтия — сам, жена, сыновья Николай, Леонтий и дочери: Клавдия, Елизавета и Мария.

Семья Леонтия стала жить в левой северной половине дома.

В правой южной половине дома продолжали жить моя прабабушка Евдокия и младшие сыновья. Иван, Василий и Степан.

У Ивана выросло 4 сына: Анатолий (мой отец), Михаил, Инокентий и Николай.

У Василия выросли сыновья: Василий, Максим, Николай и сестры Евдокия и Нина. У Степана детей не было.

Как видите, процесс вырастания детей и выделения нового хозяйства — почти точно соответствует тому, что описано в главе 19.

Отличие лишь в том, что прадед рано умер, не дожив до старости.

Распаханной земли, доставшейся моей прабабушке Евдокии после смерти прадеда, явно не хватало для прокорма семьи.

Деду Ивану было 14 лет, а Василию и Степану — еще меньше.

Так что быть старшим мужчиной в хозяйстве — такая доля свалилась на моего деда с ранних лет.

Ему помогал вести хозяйство старший брат Леонтий и сосед Гаврила. Помогал по–доброму, (у самого — два сына и пять дочерей).

Чтобы как–то прожить, моя прабабушка отправила моего деда подрабатывать, «батрачить» у зажиточного крестьянина Миколы Торицы (такое у него было прозвище).

Микола жил в деревне Исаковская на берегу реки и имел хорошую плодородную землю в пойме реки Виледи.

Дед рассказывал об отношениях с Миколой, на кого «батрачил».

Эти рассказы показательны для понимания того духа, который витал в атмосфере жизни вольных великороссов.

Как–то Микола спросил: «Ваня, не завидно тебе — как я живу?»

Дед (подросток) ответил: «Завидно».

Микола ему и говорит: «Ваня, завидовать нехорошо. Ты лучше смотри и учись, как я работаю. Будешь так работать как я, тоже будешь жить хорошо».

Надо сказать, Микола был работящий.

Вставал ни свет, ни заря и моего деда к тому же приучил.

Микола часто напоминал моему деду: «Пошёл делать дело, делай два или три». Или: «Хорошей работы чужими руками не сделаешь».

Швецов. То есть батрак изначально делал только плохую работу?

Башлачёв. Ты не понял. Микола наставлял делать хорошо.

Дед, будучи уже в возрасте 85 лет, постоянно повторял эти правила, к которым его приучило «батрачество» у Миколы Торицы.

Шли годы. Мой дед вырос, подросли и его младшие братья. Сил уже хватало, чтобы разрабатывать новые участки земли. Для этого присматривали подходящие «пустоши» вблизи дома.

Напомню, мои далекие предки осваивались в Сольвычегодском уезде там, где как говорилось: «куда топор, коса, соха ходили». Причем не забывали: «Земля богова, а распаши и ржи наши». Собственно также осваивал землю деревни и мой прадед Василий, и мой дед Иван с братьями, когда те подросли.

Читателю нелишне знать и осознать технологию освоения «пустоши» и главные ее особенности.

Участок выбирали на ровном месте или на небольшом юго–восточном склоне там, где раньше всего весной сходит снег.

Для сенокоса — находящиеся вблизи лощины речек и ручьев.

На участке «пустоши» лес и кустарник вырубали в утренние часы в марте, когда снег крепким настом, чтобы не проваливаться по пояс.

Срубленные деревья пилят и колют на дрова.

А срубленный кустарник лежат год, до следующей весны.

За лето и зиму он хорошо просохнет.

Следующей весной, как только сойдет талая вода, этот участок «палят», то есть сжигают высохшие кустарник и ветки деревьев.

На участке остается слой золы и торчащие пни от деревьев.

Как только земля начинает подсыхать, хозяин приезжает с сохой, чтобы «взъерошить» землю между обгорелыми пнями.

Затем участок засевается льном. Семена заделывали в землю пальничной бороной. (Делали из небольших деревьев с корнями).

Обработка льна — это длинная технология в несколько лет.

Через два–три года корни пней можно уже выкорчевать.

Еще несколько лет участок «взъерошивают» сохой, чтобы «поднять корни». И лишь спустя годы земля становится пригодной, чтобы её можно было пахать и сеять рожь.

Так что мой дед, сначала со своими братьями, затем с четырьмя подросшими сыновьями (мой отец Анатолий родился в 1895 году) рубил, корчевал, пахал и сеял хлеб. В 1910-х он построил новый большой дом и развивал хозяйство. К 1930 году у деда в хозяйстве (вместе с моим отцом) было 12 десятин земли.

Продолжу эту главу примером рачительного земледелия.


О земледелии в верховьях Волги


Башлачёв. Агроном П. Н. Елагин издавал для народных училищ и отдельных хозяев сельскохозяйственный журнал «Хутор».

Меня привлекла в этом журнале очень ясно написанная статья «Три основных правила к успешному хозяйству»[84].


Предлагаю читателю познакомиться с этой статьей в сокращённом виде. При этом позволю себе небольшие комментарии.

«Сельское хозяйство — есть один из самых обширных промыслов, включающий в себя множество разнородных областей.

Его нельзя понимать в узком смысле земледелия или хлебопашества, так как во многих местностях нашего обширного отечества эта отрасль может явиться самой невыгодной.

Сельское хозяйство — это многосторонний промысел, целью которого должно быть оправдание доходности собственной или арендуемой земли, а потому первым шагом хозяина, желающего заняться сельским хозяйством с пользою, должно быть подробное изучение условий жизни той местности, где находится его земля.

Он должен подробно ознакомиться с местными обычаями и потребностями, чтобы иметь ясное понятие о том, какие продукты хозяйства могут иметь обеспеченный сбыт на месте и на местных рынках и какие товары более всего вывозятся и раскупаются на ближайших базарах и рынках населением городов и заводов».

Башлачёв. Мы, сейчас, чуть ли не каждую минуту слышим по ТВ: рынок, маркетинг… Притом многие выступающие подчеркивают: русские, мол, никогда не знали «с чем едят» этот самый рынок.

Швецов. Заставшие переход от «развитого социализма» к «капитализму», действительно не знали «с чем едят этот рынок».

Потому как не застали ничего кроме социализма.

И ничего страшного в попытке построить капитализм не было.

Вот только не надо было в качестве капитализма брать его описание из журнала «Крокодил» 1975-го года издания.

То, как искорёженное советской пропагандой сознание аукнулось, блестяще отразил в книге «Бизнес» Йен Бэнкс:


«…русские создали свой вариант капитализма по образцу тех картин западной жизни, которые рисовала советская пропаганда.

Им внушали, что Запад — это разгул преступности, поголовная коррупция, неприкрытая страсть к наживе, многомиллионный бесправный класс голодающих и кучка злобных, алчных мошенников–капиталистов, попирающих закон.

Даже в самые трудные времена Запад и отдалённо не напоминал такую картину, но русские построили у себя именно этот вариант».


В оригинале:


«Russians have created their own form of capitalism in the image of what was portrayed to them as the reality of the West by the old Soviet Union's propaganda machine. They were informed that there was nothing but gangsterism, gross and endemic corruption, naked profiteering, a vast, starving, utterly exploited underclass and a tiny number of rapacious, vicious capitalist crooks who were entirely above the law. Of course, even at its most laissez–faire the West was never remotely like that, but that's what the Russians have now created for themselves.'»


Башлачёв. Александр!.. Да какое отношение имеют великороссы к тому, что описал Йен Бэнкс?.. Абсолютно — никакого!

Тот вариант, о котором пишет Йен Бэнкс, строили же «новые русские». И не надо иллюзий, они строили именно ДЛЯ СЕБЯ.

Давай лучше вернемся к статье П. Елагина.

Из статьи совершенно очевидно, что совсем необязательно, открыв рот, пялить глаза на Запад. Из приведенного отрывка совершенно ясно, что автор статьи прекрасно понимал основной принцип маркетинга: «Производить надо то, что покупается»!..».

Так что наши предки были умнее нынешних «новых русских».

«Важный предмет изучения представляет само земельное владение. Земли вообще различны между собою, как по физическим своим качествам, так и по химическому составу почвы.

Не только в отдаленных друг от друга местностях, но и в одном и том же клину пашни десятины могут существенно разниться.

Одна десятина лежит на крутом склоне — с нее быстро стекает вода, она всегда будет страдать от недостатка влаги.

Другая в котловине — вода в ней застаивается и надо заботиться об удалении излишней сырости.

Одна десятина лежит склоном к северу — она не так обогревается солнечными лучами — почва на ней будет холоднее и такая десятина будет требовать гораздо больше удобрения, чем та, которая лежит склоном к югу и обогревается солнцем.

Поэтому можно смело утверждать, что каждый клочок земли имеет собственный характер и поэтому хозяин должен возможно подробнее изучить каждый уголок своей земли, чтобы иметь возможность точно определить, что и как возделывать на ней».

Башлачёв. Согласитесь, так не мог написать человек, для которого его земля — лишь количество гектаров.

Ясно, что так изучать землю можно только, трогав ее своими руками и топая по ней своими ногами.

Нет двух одинаковых людей.

Нет и двух одинаковых участков земли.

Ясно, что ни один хозяин не способен изучить характер большого количества участков земли. Ему просто не хватит времени.

Ведь у каждого человека в сутках всего 24 часа, а в году 365–366 дней, их не растянешь.

Вот почему семейные формы крестьянства намного эффективнее используют природное плодородие земли, чем крупные холдинги.

«Второе условие к успешному хозяйству состоит в правиле, что в хозяйстве нет безделицы, которая бы не заслуживала внимания. Каждый клок соломы, всякие отбросы — все это в правильном хозяйстве не должно пропадать, а должно приносить пользу.

Знакомый подмосковный хозяин довел свои поля до небывалого плодородия. Он собирал вокруг своей усадьбы: опавшие осенью листья, сорные травы по заборам и изгородям скашивались.

Все это сваливалось в кучи, кучи эти перекапывались несколько раз в год и, сопревая, давали прекрасный назем.

У него даже картофельная ботва косилась после цвета и употреблялась для силоса на корм скоту.

В сельце Тешетин, отстоявшем от города Рыбинска в 8 верстах, я занимался огородничеством в довольно обширных размерах, продавая ежегодно до 10 тысяч кочней капусты.

На моих огородах я собирал те крупные наружные листья, которые всегда обламываются при продаже капусты кочнями.

Эти листья я рубил на крошево или на квашеный корм скоту.

Я получал превосходный корм, которого хватало для моего гурта на ползимы, и скот охотно поедал этот корм.

Разумный хозяин должен стараться употребить в пользу все, что только произрастает или производится у него».

Башлачёв. То, что описал автор статьи начала ХХ века — есть сейчас в приусадебных хозяйствах. Для таких земледельцев все описанное в статье — это само собой разумеющееся.

Но попробуйте представить подобное в агрохолдингах?..

Подобных работ просто не делается!.. Сорная трава бурьяном полыхает во вроде бы самых передовых хозяйствах.

Про отходы же от капусты — просто и говорить нечего.

Они попадают куда угодно, но не на заготовку корма для скота.

Швецов. Не исключено, что попадают на личные хозяйства отдельных «тружеников».

«Передовые хозяйства» в Российской Федерации выросли на основе колхозов и совхозов. Об этом надо помнить.

Башлачёв. Из статьи: «Третье существенное условие к успешному хозяйству — расчетливое распределение времени».

«Время деньги» — говорят англичане. И это правило, в наше время должно составлять руководительный закон в правильном хозяйстве.

Необходимо распределять полевые и хозяйственные работы.

Ненастные дни, когда поневоле полевые работы прерываются, должны быть заполнены подворными работами, которых во всяком хозяйстве много.

Некоторые из летних работ, как например, вывозка назема, могут быть с выгодою перенесены на зиму.

Вообще хозяйство будет процветать, если сам хозяин будет вникать в малейшие его подробности, с любовью относиться к делу, поставив себе за правило, что хозяин должен быть первым тружеником в своем хозяйстве».

Башлачёв. Эта статья очень точно передает суть русской пословицы, которую очень часто повторял мой дед Иван Васильевич: «Хорошую работу чужими руками не сделаешь!»

Из статьи: «Мы мало ценим все то, что хозяйство нам дает. В этом отношении предки наши были куда умнее нас.

Они умели удовлетворять свои нужды собственным хозяйством и не ездили в город, порастрясти свои карманы.

Новейшее понятие, что все свое дороже покупного и что выгода хозяйства заключается в обращении в деньги всех его продуктов — есть не что иное, как заблуждения.

Я убедился на практике, что то дорого, за что приходится опускать руку в карман, и — дешево то, за что я не беру из кармана.

Я считаю, что хозяин, поставивший себе задачею возможно больше нажить денег от своего хозяйства, с самого начала делает ошибку и потому не достигнет цели.

Хозяйство не может, подобно торговле, давать лихвенные барыши /”лихва” — избыток. В. Б./.

Но кто занимается им с любовью, с надлежащим усердием и вниманием, тот никогда не будет знакомиться с нуждою».

Башлачёв. Действительно, предки наши были умнее нас!!!…

Мощные хозяйства на каком–то отрезке времени — хоть в советское время, хоть в начале XXI века дают заметный эффект.

Но это не может продолжаться долго. Ибо в долгосрочном плане мощные предприятия неизбежно приводят к истощению почвы.

А вот семейные формы, где хозяин в состоянии «изучить характер каждого уголка своей земли», всегда ведут почву к увеличению плодородия.



Глава 21. Куда стремились вольные великороссы



В этой главе рассмотрим, куда, говоря словами Ивана Александровича Ильина, «растекались» великороссы по просторам Царской России для активной жизнедеятельности.


О законе распределения великороссов


Башлачёв. До сих пор мы читаем и видим в кино жизнь великороссов прошлых веков — как «вечно забитых нищих холопов».

А что было в реальной жизни?..

В мире великороссов веками действовал фундаментальный закон общества — нормальный закон распределения.

Еще его называют по имени немецкого математика Карла Гаусса: «гауссово распределение», «гауссова кривая».

Нормальный закон распределения — многомерная функция.

Этому закону соответствуют многие стороны жизни.

На бумаге этот закон можно показать в двух координатах.

Главное — функция, по которой исследуется распределение.

Например, бессмысленно искать гауссово распределение по типу «круглый — красный» или «богатый — больной».

Рассмотрим нормальный закон на житейском примере.

Любому человеку надо кушать каждый день. Желательно три раза.

Но чтобы кушать еду надо еще иметь.

Для этого надо что–то делать. Настрой «иметь — делать» имеет очень широкие пределы.

Для наглядности выразим этот настрой людей через три группы.

Первая группа — это великороссы, которые жили по принципу: чтобы еду иметь — надо работать.

У них настрой «иметь — делать» примерно в равновесии.

Этот настрой у великороссов обеспечивало его «своё дело».

Обозначим их «деловые». Конечно, настрой на «делать» разный.

У одних великороссов — настрой «делать» высокий.

У других — заметно ниже.

Вторая группа — это великороссы, у которых настрой «делать» существенно больше простой необходимости работать.

Обозначим таких великороссов — «деятельные».

Третья группа, эти хотели жить по принципу «дармоеда»: «зачем работать, если можно жить, не утруждая себя делами».

Как действовал нормальный закон распределения в огромной массе великороссов — выразим графически — диаграмма 21.1.



Конечно, резкой границы между этими тремя группами людей нет.

В реальной жизни на настрой большинства людей всегда есть влияние и «дармоедов», и «деятельных» (черная и светлая стрелки).

Чьё влияние преобладает, в ту сторону и «сдвигается», деформируясь в обществе, нормальный закон распределения.

Распределение вольных и крепостных великороссов первой половины XIX века отличалось существенно. Распределение вольных крестьян ближе к тому, которое показывает светлая «гауссова кривая» диаграммы 21.1, а крепостных — черная «гауссова кривая».

В главе 6 приведено описание Тургеневым двух деревень.

Диаграмма 21.1 отображает крепостную и вольную деревни.

Принцип «крепостного права» настраивал на то, чтобы среди крепостных увеличивалась доля «дармоедов».

Ведь так соблазнительно прикинуться слабым и немощным, чтобы вызвать жалость «барина» и попросить у него хлеба.

Конечно, после отмены крепостного права «дармоеды» остались.

Это вполне точно описал Сергей Васильевич Максимов: «Закон статистики, что в обыкновенное время 15 человек пропитывают одного нищего, а в неурожайные годы — один живет за счет десяти»

Максимов C. По Русской земле,

«Советская Россия» 1989, с. 68.

Среди великороссов была «нищие» профессии: чего надрываться, если всегда есть те, кто подаст кусок хлеба или копеечку».

По оценке Максимова таких великороссов было — от 7 до 10%.

Швецов. Любопытно, каким бы было это соотношение, если бы не христианство с культом «сирых и убогих»?

Не плодит ли нищету рука подающего?

Башлачёв. Конечно, плодит!

Ясно, что убогие и «профессиональные нищие» крестьяне — великороссы милостыню получали не из Германии и Америки.

Они могли ее просить лишь у «деловых» и «деятельных» великороссов, которые обеспечивали жизнедеятельность своей семьи и платили подать в царскую казну.

Ясно, что прирост великороссов в XVII–XIX веках прежде всего обеспечивали «деловые» и «деятельные». Влияние «дармоедов» на прирост существенно меньше.

Это косвенно показывают графики крепостных в главах 3–17.

Швецов. Самое время напомнить, как проявлялась «деятельность» высших сословий.

Как ни крути, но именно они подают образцы для подражания:

«Отмечалось, в частности, что в последней трети XIX в. «полных генералов находится в одной России больше, чем в общей сложности во всех европейских армиях», и «столько же адмиралов сколько их… у Франции и Англии вместе взятых»[85].


Башлачёв. Об этом — позже рассмотрим по неподатным.

А сейчас посмотрим вольных великороссов и результаты их труда.


Вольный великоросс — деловой человек


Башлачёв. Посмотрим фотографии конца XIX и начала XX века.



Русофобы нам навязывают, что русские — везде «забитые» холопы.

А на фото мы видим осанистые могучие фигуры.

У них ясный взгляд уверенных в себе людей.

Они великолепно знали свое дело!..

А теперь посмотрите элементы их труда, которые сохранились и до сих пор, до ХXI века.

В 2009 году я побывал у своего родственника Николая в деревне Гришинская, пойма реки Виледь, Архангельская область.

Дом свой он перестроил еще во второй половине ХХ века.

Конечно, при перестройке он использовал те крепкие плотницкие части прежнего дома, построенного еще ХIX веке.

Некоторые плотницкие части я сфотографировал.



Эти половицы толщиной в два вершка (вершок — около 4,5 см) и шириной до 8 вершков Николай уложил на входе в дом.

Эти половицы были вытесаны еще в ХIX веке.

Так что вольный великоросс — это деловой, обстоятельный человек. Половицы для дома он вытесывал на века.

А теперь посмотрим, где и как, говоря словами Ивана Александровича Ильина, «разливались» великороссы из Европейской части Царской России по просторам Евразии.

Для жизни великороссам необходимы участки земли, которые пригодны для земледелия и где есть угодья для охоты и ловли рыбы.

На географической карте есть полоса земли, пробитая и освоенная отважными великороссами — от Южного Урала и до Тихого океана.

Где–то ее ширина 250 км, а где–то расширяется и до 750 км.

Открывать и осваивать земли этой полосы от Урала до Тихого океана могли быть только энергичные вольные великороссы.

Не могли делать такое огромное дело «забитые» холопы.



Именно такие вольные великороссы и осваивали ту полосу средней широты Евразии — от Урала до Тихого океана.

В принципе, этой пригодной для жизни великороссов полосы Земли хватило бы для освоения на несколько веков вперед.

Вольный великоросс был, прежде всего, деловой человек.

У него была семья и у него было свое дело.

Это его дело требовало понимания: и природы, и людей, и зверей, и лошадей.

Оно требовало знания и земледелия, и ремесла, и охоты, чтобы его семья могла жить и летом, и зимой.

Его дело в условиях как северной половины Русской равнины, так и средней широты Евразии от Урала и до Тихого океана и летом в страду, и зимой в мороз требовало от вольного великоросса немедленных решений и не допускало «отсебятины».

Это философы, сидя за столом, могут фантазировать, выдуманными идеями. Ошибка философа ему ничем не грозила.

Это «историки», сидя за столом, могут фантазировать, подменяя выдумками реальную жизнь. Их выдумки не ухудшали им жизнь.

Домыслы «историков» щедро оплачивались правителями.

Почти для каждого Царя в XIX веке писались и переписывались истории царствования Двора Романовых.

Вольный великоросс в реальной жизни не занимался выдумками.

В условиях, хоть северной половины Русской равнины, хоть средней широты Евразии от Урала и до Тихого океана, дело вольного великоросса не допускало «отсебятины».

И летом в страду, и зимой в мороз дело вольного великоросса требовало немедленных и верных решений.

Ошибка великоросса означала голод и холод в его семье.

Любой просчёт и урожай погиб, корова подохла, лошадь пала, охота не принесла добычи, промысел не дает дохода.

И летом в страду, и зимой в мороз дело вольного великоросса не допускало «отсебятины».

География Русской равнины лишала всякого смысла деления вольных великороссов на земледельцев и ремесленников.

Где бы великоросс не жил — хоть в деревне, хоть в городе, уклад его жизни определяли две экономики: летняя и зимняя.

Они требовали круглогодичной жизнедеятельности.


Крестьяне — великороссы жили не только в деревне


Башлачёв. При слове «крестьянин» у большинства возникает представление о человеке, который живет в деревне и земледелием.

Для крестьян Запада такое представление может быть и верно.

Для великоросса Русской равнины — нет.

Крестьяне — великороссы жили не только в деревне.

Иной промысел требовал постоянно жить как можно ближе к большей массе людей, то есть в городе.

Для примера, таблица 22.1[86]:


Численность г. Москва, 1871 г. г. Петербург, 1869 г.
Все население 602 тыс. 666 тыс.
из них крестьян 260 тыс. 207 тыс.
Доля крестьян 43% 31%

В губернских и уездных городах доля крестьян была ещё больше.

Можно уверенно считать, что каждый второй–третий житель северных городов Русской равнины — был крестьянин.

Причем, в большинстве это вольные, а не только прислуга.

Конечно, такие крестьяне хлебопашеством не занимались.

Но в городах селились так, чтобы была земля для огорода.

Чтобы иметь «прибыток» от выращивания продуктов «от земли».

Любой, кто полистает описания жизни в русских городах былых веков, обнаружит это свойство жизни великороссов.

Неудивительно, сведения численности второй половины XIX века показывают: значительная часть городских великороссов — крестьяне.

В этом еще одно заблуждение, привитое советской идеологией.

Швецов. А кому лень читать, тот может посетить столицу Черногории Подгорицу. Своими глазками узреть, что такое возможно.

Башлачёв. Рассмотренная выше особенность жизнедеятельности великороссов показывает: крестьяне зимой по самой географии Русской равнины должны были отрываться от работы на земле и промышлять своим ремеслом.

Две экономики: летняя и зимняя — это не прихоть великороссов.

Это суровая необходимость жизни на Севере Русской равнины.


О выдающихся людях из вольных великороссов


Башлачёв. Среди вольных великороссов были «деятельные», у которых настрой «делать» в разы больше, чем настрой «деловых».

Именно такие великороссы на протяжении столетий прокладывали пути освоения новых земель.

Сначала севернее Ярославля и южнее Оки.

Затем двигались осваивать земли Приуралья.

Потом Сибирь, Степной край. И далее до Тихого океана.

Затем до Аляски и Калифорнии в Америке.

Возьмите выдающихся землепроходцев России былых веков, которые составляют славу и гордость русского народа.

Выяснится: абсолютное большинство их родом из вольных великороссов: Аника Строганов, Ерофей Хабаров, Семен Дежнёв, Никита Демидов, Михаил Ломоносов, Александр Баранов (основатель и правитель русских поселений на Аляске и Калифорнии).

Когда Ломоносов писал: «Российское могущество прирастать будет Сибирью» он прекрасно знал, что прирастать будет не крепостными холопами, а трудами вольных землепроходцев.

Они без всякой помощи «царевых людей» осваивали Приуралье, потом Сибирь. И так — до самого Тихого океана.

Именно поэтому численность великороссов в Приуралье и Сибири росла «как на дрожжах».

И были это выходцы из Русской равнины.

В начале XVII века численность вольных великороссов в Сибири — около 200 тыс. К середине XIX века — 2,4 млн.

А крепостных великороссов в Сибири — лишь несколько тысяч.

Вот что показательно. В исторической и художественной литературе постоянно читаем: «Царь повелел заложить город…».

Или «Царь поручил основать город…».

Кому Царь мог повелеть или поручить?..

Своим служилым людям. Конечно, было и такое.

Но новые земли осваивали вольные великороссы

Посмотрим по годам основания некоторых городов Сибири.

Тюмень, 1586 год. Основана казаками Ермака на месте татарского Чинги–Тура. Иван Грозный отнесся к этому делу очень настороженно.

Томск, 1604 год. Это «смутное время» в Московском Царстве. Знати Москвы было не до Сибири и не до основания городов.

Красноярск, 1628. Какое дело было молодому царю Михаилу Романову до освоения Сибири.

Хоть как–то наладить дела в Москве — вот была его забота.

Всё освоение Сибири — это дело вольных великороссов, которые это делали не потому что «царь повелел», а чтобы наладить свою жизнедеятельность подальше от Царя и его служилых людей.

Швецов. Не покидает мысль о том, что славный град Китеж, это русский град, который ушёл под воду, только потому, чтобы не платить царю не копейки и не подчиняться воле «служивых людей».

Скорее всего, народное придание звучало именно так.

Только вот предания у нас записывали тоже «служивые люди».

Не стоит забывать об этом, читая очередной сборник сказок, пословиц и поговорок!

Башлачёв. То же самое было и в Южном Приуралье.

После того как Иван Грозный покорил Казань и Астрахань, вольные великороссы устремились осваивать реку Яик (ныне Урал).

В 1584 году основали Яицкий городок, ныне город Уральск.

Кто их туда направлял?.. Да никто!.. Вольному воля.

Швецов. Напомню снова выдающегося русского философа Ивана Александровича Ильина:

«Есть предрассудок, будто Россия исторически строилась из государственного центра, его приказами, запретами и произволением. С этим предрассудком давно пора покончить. В действительности русский государственный центр всегда отставал от народного исторически–инстинктивного «разлива», оформляя уже состоявшиеся процессы. Государство собирало то, что народ самочинно намечал, начинал, осуществлял и строил. Народ «растекался» (слово, употребленное и Ключевским, и Шмурло) — государство закрепляло. Народ творил — государство организовывало. И вот уже это государственное оформление и закрепление, эту организацию, народ принимал далеко не всегда охотно и совсем не всегда покорно[87].


Башлачёв. Великороссам вольный дух жизненно необходим.

Если приморская цивилизация развивалась, прикрытая морями да горами, то Русская Цивилизация с севера открыта для холодных ветров, а с юга и запада — для агрессивных набегов.

Прав Александр Блок:


И вечный бой!..
Покой нам только снится…

В условиях географии Русской равнины, в которых развивалась Русская Цивилизация, никакая «административная вертикаль» не обеспечит свободу и безопасность жизнедеятельности великороссов.

Швецов. Зато жизнь испортит — на раз–два.

Башлачёв. В условиях суровой, открытой со всех сторон, Русской равнины налаживать жизнедеятельность можно было только с очень сильной верой в себя, для которой исключительно важен и нужен вольный русский дух.

О том, что в русском народе всегда существовали и были очень сильны и вера в себя, и вольный русский дух — свидетельствует обилие на эту тему русских пословиц:

— «Бог то Бог, да сам будь не плох»;

— «на Бога надейся, да сам не плошай»;

— «до Бога высоко, до Царя далеко».

Так что в Царской России демографическое развитие великороссов определяла воля к жизни и вольный дух.

Освоив поймы Дона, Нижней Волги и реки Урал, вольные великороссы вполне разумно не двинулись дальше на юг.




Представить, что разумный вольнолюбивый великоросс сам полезет осваивать горы Кавказа, солончаки и песчаные пустыни Туркестана — это из области фантастики.

Каменьев и песка много, земли для русского земледелия нет.

А недовольные твоим пришествием местные жители всегда наготове, чтобы всадить нож в спину неверного.




Алим Хан, эмир Бухары позирует перед камерой с мечом и в своём лучшем облачении.


Неужели можно всерьез надеяться, что этот эмир или его потомки будут верны «Царю неверных». Ведь все равно взбунтуются!

Ну и какой разумный великоросс полезет в пески Туркестана?..

Вольные великороссы уходили не на юг — в горы Кавказа и Туркестан, а на восток в поймы рек Степного Края и Сибири.

Вот что надо отметить. Какой регион не возьми восточнее Волги, везде выяснится: сначала там появились вольные великороссы.

А уж потом, по мере обустройства местных условий и земель, появлялись «служилые люди» Царя, вешали флаг и собирали подати.

Так что не следует преувеличивать роль Царя и его «служилых людей» в освоении просторов России.

Их роль в десятки раз меньше, чем написано в исторических публикациях и в художественной литературе.

А вот роль вольного великоросса — в сотни раз приуменьшена.

Освоение Сибири — одно из замечательнейших явлений истории.

Швецов. К сожалению, хан Кучум не даст справки о том, сколько русских проживало на его «подведомственной территории».

Стремительное продвижение вольных великороссов в сторону Тихого океана не очень–то объясняется с точки зрения официальной «исторической науки».

Но очень легко объясняется наличием более ранних русских поселений и протоптанными путями–дорожками вглубь Сибири.


О крахе проекта петербургских чиновников


Башлачёв. Уссурийский край показывает пример и неудачного, и удачного освоения земель.

Это удивительно, и об этом нелишне знать, как это происходило.

В 1870-х чиновники Петербурга хотели совершить на Дальнем Востоке невиданное дело: основать богатые колонии, завести свои суда и пароходы для сбыта будущих продуктов в Америку и Индию,

Кроме того, надумали создать в бухте Находка новый порт, конкурента Владивостоку.

«Вопреки здравому смыслу, удельное ведомство решило приступить к заселению этих мест народностью, совершенно не симпатизирующую русскому делу.

Для переселения выбор пал на финнов, как на «самую полезную и трудолюбивую часть русского государства».

А. Максимов. Уссурийский край. Очерки и заметки

— Журнал «Русский вестник», том 197, август 1888, с. 267

И к чему привел проект заселения Дальнего Востока финнами?

Компанию с финскими переселенцами для колонизации Уссурийского края начали с небывалым размахом.

Для начала приобрели парусный транспорт.

На эти суда погрузили финских переселенцев, новейшие земледельческие инструменты, большое количество всевозможных железных изделий, припасы для плавания и вещи переселенцев.

Морским путешествием переселенцы прибыли в Находку.

Доставленные на судах материальные ценности поместили в склады американского образца.

Финских переселенцев и инициаторов этой компании — в прекрасных домах. Однако все закончилось печально.

Финнов–переселенцев пришлось кормить привозным хлебом. Организаторы программы уехали из Находки, финнов–переселенцев.

По переписи 1897 года финнов в Приморском крае — 81 человек.

Попытка колонизации Уссурийского края путем переселения финнов–переселенцев закончилась неудачно из–за несоответствия менталитета финнов условиям Уссурийского края.

Чиновники Петербурга не учли этот фактор, поэтому этот проект принес царской казне 500 тыс. рублей убытков.

Швецов. А кто–то из организаторов этого «переселения» наверняка отстроил отличный особняк где–нибудь в Европе.

Башлачёв. Вот что получается, когда пытаются руководить освоением земель кабинетные чиновники, которые не знают особенностей жизнедеятельности людей в реальной природе.

Впрочем, такие «проектировщики» устройства жизни на Русской равнине нашлись и в ХХ веке. (Но, это не тема данной книги).

Швецов. Но и эти «проектировщики» тоже неплохо устроились в жизни. Но это — тоже отдельный разговор.


Как осваивали землю Уссурийского края великороссы


Башлачёв. Как пример, достойный распространения, автор очерка в журнале «Русский вестник» приводит заселение Уссурийского края крестьянами–переселенцами.

Большинство — великороссы Воронежской и Тамбовской губерний.

Конечно, переселение великороссов было трудным.

В отличие от финнов, великороссам не представлялись морские суда и склады американских образцов.

Переселенцы двигались на лошадях и лодках, так что на пути в Уссурийский край они испытали немалые невзгоды.

Но, как отмечает автор: «русские крестьяне нисколько не утратили энергии. С трудолюбием великоросса они обжились на новых местах и в настоящее время благоденствуют.

На их хозяйствах видна печать зажиточности, домовитости и довольства»[88].


Если к 1897 году финнов в Приморье осталось лишь 81 чел., то великороссов в 1897 году жило уже 114 тысяч.

При освоении Уссурийского края для великороссов ничего необычного в условиях жизни не было.

Крестьяне сразу обратили внимание на плодородную почву Уссурийского края, напоминающую почву их прежней жизни.

Место для поселения они выбирали сами на плодородных землях, удобных для хлебопашества и скотоводства.

Им ничего не указывали «служилые люди» Царя.

Вот что надо отметить. При колонизации Америки финские колонисты хорошо приспособились, а в Сибири — нет. Почему?..

По природным условиям Северная Америка лучше Финляндии.

В Уссурийском крае финны столкнулись с совершенно непривычными условиями суровой зимы и малолюдья, для которых нужны люди совершенно иного менталитета.



Глава 22. Почему Царская Россия сохраниться не могла



Исследования предыдущих глав показали, демографическое развитие великороссов было динамичным:

— прирост численности — около 1,2% в год;

— прирост растущих детей — около 3,0% в год.

При этом именно великороссы обеспечивали максимальное поступление податей (налогов) для управления страной.

Рекруты в армию — тоже большинство великороссы.

В этой главе нужно более–менее детально рассмотреть, из кого состояла неподатная часть населения Царской России.


О главных группах неподатных


Башлачёв. Соотношения неподатных и податных в общем виде приведены выше в главах по регионам. Систематизированных данных переписей по структуре неподатных Царской России — фактически нет.

Поэтому исследование неподатных начну с переписи 1897 года.

Данные переписи по всем сословиям Царской России приведены

http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_sos_97.php

Исключим войсковых казаков, которые сами обеспечивали свою жизнь и при этом были обязаны сами обеспечивать свою службу.

Потомственное и личное дворянство можно объединить.

В результате можно составить три группы главных неподатных Царской России 1897 г., таблица 22.1.


Главные неподатные сословия Численность %
Дворянство 1,85 млн. 66,5%
Духовенство 0,59 млн. 21,2%
Почетное гражданство 0,34 млн. 12,3%
Всего 2,78 млн. 100%

Как видите, две трети неподатных составляло дворянство.

Так что дальнейшее исследование неподатных сконцентрирую — именно на дворянстве.


Динамика численности дворянства Царской России


Башлачёв. Название дворянин определяло службу Царю.

Потомственные дворяне из боярских родов получали звание и имения по наследству по линии отца.

Но за прилежную службу дворянское звание могли получить и «служилые люди» незнатного происхождения.

Таким дворянам Цари «жаловали» поместья крестьян «для кормления». Отсюда и произошло понятие — помещик.

Все Цари постоянно требовали, чтобы дворяне добросовестно им служили. Дворяне клялись Царям в верности.

При изменах и других серьезных проступках Царь наказывал.

Но это было редко. Царь чаще прощал, чем наказывал.

Положительная роль Петра I была как раз в том, что он заставил всех дворян служить. Указ 1701 года требовал: «все служащие люди с земель службу служат, а даром землями никто не владеет».

Пока Петр I был жив, его крутой нрав приводил дворян в чувство ответственности. Но после смерти Петра I дворянство стремилось получить всё больших и больших привилегий.

Сначала дворянство добилось, чтобы право передачи по наследству получили все дворяне.

Вот тут–то и возникли настроения, что дворянин владеет поместьем — лишь за лояльность к Царю.

И одной лояльности уже достаточно.

С 1730 года дворяне свободно распоряжаются своими имениями.

С 1740 года выбор между военной или гражданской службой.

В 1762 году Петр III освободил дворян от обязательной службы.

Вот как это событие описывает современник А. Т. Болотов[89]:


«Не могу изобразить какое неописуемое удовольствие произвела сия бумажка в сердцах всех дворян. Все прыгали от радости».


Добившись Указа, освобождающего от обязательной службы, число дворян, которые хотели иметь, но не служить, увеличилось.

Поэтому неудивительны речи крестьян–повстанцев в армии Пугачева: «Если барин больше не обязан служить Царю, то и я больше не обязан служить барину»!.. И были правы.

Но Екатерина II не лишила дворян права иметь крепостных. Даже когда легкой рукой освободила от «крепости» крестьян духовенства.

Когда же Радищев в повести «Путешествие из Петербурга в Москву» — лишь чуть–чуть коснулся мерзости и унижений крепостных крестьян их «барином», то приговор Екатерины II был предельно краток: «Бунтовщик хуже Пугачева».

И отправила Радищева в ссылку.


Численность дворянства в XVII и первой половине XVIII века


Добавим данные переписи 1897 года, получим временной ряд численности дворянства Царской России[90], диаграмма 22.1:



Диаграмма 22.1 показывает: в начале крепостного численность дворянства, вместе с их семьями, было около 120 тыс.

А к концу крепостного права — достигла 900 тыс. То есть за период крепостного права число дворян увеличилось в семь с лишним раз.

Но прирост численности дворянства шел с ускорением и после отмены крепостного права.

Конечно, во все времена Царской России были сотни выдающихся дворян. Было и тысячи добросовестно служивших Царю.

Но численность дворянства перевалила все разумные пределы.


Семья с трутовкой никогда не исправится

сама по себе и должна погибнуть,

если не оказать ей помощи,

ибо она разводит только трутней,

и не родится ни одной пчелы…

(Из наставления по пчеловодству)


Выше, в главах 3–17, показано, что численность крепостных, «кормильцев дворянства», увеличилась за то же время менее трех раз.

То есть, скорость увеличения численности дворянства была в два с лишним раза больше, чем их крепостных крестьян!..


Число крепостных на одного помещика


Башлачёв. Конечно, число крепостных было неравномерно.

У одних — сотни душ. Но таких дворян был немного.

У большинства — можно было на пальцах сосчитать.

В конце XVII века в центральных губерниях на одного помещика приходилось в среднем 50–60 крепостных крестьян.

В конце XVIII века — лишь 18–20. А к концу крепостного права, в середине XIX века — лишь 8–9 крепостных крестьян.

В период «расцвета» крепостного права в первой половине XVIII века 50–60 крепостных крестьян еще могли «прокормить» своего барина и построить ему родовую усадьбу.

Но построить дом в Москве или Петербурге могли лишь дворяне, имевшие крепостных на порядок больше, то есть около 700 душ.

Желания иметь блага цивилизации у дворянства росли, а численность крепостных душ у них сократилась в 2,5 раза.

Так что отмена крепостного права была неизбежна просто по экономическому фактору.


Как отнеслось дворянство к отмене крепостного права


Башлачёв. Этот процесс обстоятельно описывает Петр Кропоткин в своих воспоминаниях — «Записки революционера»:

«Когда началась Крымская война и по всей России стали набирать ратников, возмущения крестьян распространились с невиданной до тех пор силой.

Несколько помещиков было убито крепостными.

Бунты приняли такой грозный характер, что для усмирения приходилось посылать целые полки с пушками, тогда как прежде небольшие отряды солдат прекращали возмущения.

Александр II хотел, чтобы инициатива реформы крепостного права исходила от самих помещиков.

Но ни в одной губернии нельзя было убедить помещиков подать подобный адрес государю.

В марте 1856 года Александр II сам обратился к московскому дворянству с речью, в которой доказывал необходимость реформы; но ответом было упорное молчание.

Александр II рассердился тогда и закончил речь памятными словами Герцена. «Лучше, господа, чтобы освобождение пришло сверху, чем ждать, покуда оно придет снизу».

Но даже и эти слова не подействовали.

Конечно, среди дворянства не было недостатка в молодых людях, которые искренно работали для полного освобождения крестьян.

Настроение Петербурга в гостиных и на улице показывало, что идти назад теперь уже невозможно.

Освобождение крестьян должно было быть выполнено.

Отвоеван был очень важный пункт — освобождение с землей.

Но партия крепостников не теряла надежды.

Она добивалась отсрочки реформы, уменьшения наделов и такой высокой выкупной платы за землю, которая делала бы экономическую независимость призраком.

И в этом крепостники вполне успели.

Александр II отстранил Николая Милютина, являвшегося душой дела. Комитеты первого созыва, выработавшие проект освобождения крестьян, были распущены. Новые комитеты пересматривали теперь весь план в интересах крепостников.

Для многих помещиков освобождение крестьян оказалось, в сущности, выгодной сделкой.

Так, например, та земля, которую отец мой, предвидя освобождение, продавал участками по одиннадцати рублей за десятину, крестьянам ставилась в сорок рублей, то есть в три с половиной раза больше.

Так было везде в нашей округе.

В тамбовском же степном имении отца мир снял всю землю на двенадцать лет, и отец получал вдвое больше, чем прежде, когда землю обрабатывали ему крепостные.

Наши никольские крестьяне свободны и высоко ценят волю, но у них нет покосов.

Тем или иным путем помещики захватили все луга для себя.

Когда я был мальчиком, Савохины посылали в ночное шесть лошадей, Толмачевы — семь. Теперь у них только по три лошади.

У кого было прежде по три, теперь и двух нет, а иные бедняки остались с одной.

Какое же хозяйство можно вести с одной жалкой клячонкой!

Нет покосов, нет скота и нет навоза!

Еще через несколько лет их разорят вконец, выколачивая чрезмерные подати.

Как обрадовались они, когда я сказал, что отец разрешает им обкосить полянки в Костином лесу!

"Ваши никольские мужики люты на работу", — говорили соседи.

Но пашни, которые мачеха оттягала у них в силу «Закона о минимуме помещичьей земли» (дьявольский параграф, внесенный крепостниками, когда им позволили пересмотреть Уложение), теперь поросли чертополохом и бурьяном.

Лютым работникам не позволяют пахать эти земли.

И то же самое творится по всей России.

Уже в то время было очевидно, что первый серьезный неурожай в центральной России приведет к страшному голоду.

И действительно, голод — в 1876, 1889, 1891, 1895 и 1898 годах».

Башлачёв. Воспоминания Петра Кропоткина стоит почитать, потому что он сам видел и знал нравы крепостного права.

Прав Александр Радищев: «алчность дворянства, грабеж, мучительство и беззащитной нищеты состояние крепостного крестьянина» — это свойство крепостного права.

Петр Кропоткин видел и понимал экономические результаты отмены крепостного права и для крестьян, и для помещиков.

Петр Алексеевич прекрасно знал и понимал, что уговорами не изменить настрой тех, кто считает себя привилегированными и правящими по отношению к порабощенным «душам». И у него исчезла его прежняя вера в возможность плавного исправления неправедных устройств верховной власти.

Кропоткин. «Какое право имею я на все эти высшие радости, когда вокруг меня гнетущая нищета и мучительная борьба за черствый кусок хлеба? Когда все, истраченное мною, чтобы жить в мире высоких душевных движений, неизбежно должно быть вырвано из рта сеющих пшеницу для других и не имеющих достаточно черного хлеба для собственных детей?

Все эти звонкие слова насчет прогресса, произносимые в то время, как сами делатели прогресса держатся в сторонке от народа, все эти громкие фразы — придуманные софизмы.

Вот в каком направлении мне следует работать, и вот те люди, для которых я должен работать».

Башлачёв. По сути дела Двор Романовых крепостным правом создал сверхэксплуатацию государствообразующего народа, великороссов центральных губерний.

Использование «крепостного права» для «кормления» дворянства — это была одна сторона этой сверхэксплуатация, демографическая той части великороссов, которая был «в крепости».

Но была и вторая сторона сверхэксплуатации великороссов.

Об этой второй стороне — чуть ниже.


Почему в Царской России такой прирост дворянства?..


Башлачёв. Повторяю, в Царской России были сотни выдающихся дворян. Было и тысячи добросовестно служивших Царю.

Но численность дворянства перевалила все разумные пределы.

В период крепостного права дворянства увеличилось в семь с лишним раз.

Естественный прирост такого увеличения численности дворянства принципиально дать не мог.

Ведь биологические законы одинаковы хоть для дворянки, хоть для крестьянки. Беременность у обеих — 9 месяцев.

Детородный период — тоже одинаков.

Детская смертность у дворянок, конечно, была меньше.

Но не настолько, чтобы у дворянок детей было в 3 раза больше.

Так что численность дворян увеличивалась не от рождения.

Была какая–то иная причина.

При внимательном исследовании тех веков открывается губительное по своей направленности свойство Двора Романовых.

Гордыня предела не знает.

Двору Романовых хотелось подчинения все новых и новых земель.

При таком развитии Царской России титул Романовых удлинялся: «Император и самодержец всероссийский, царь польский, великий князь финляндский и прочая, и прочая, и прочая».

Чтобы иметь влияние в этих «прочая и прочая», Двор Романовых привлекал знать присоединенных народов и награждал дворянством.

Численность дворянства при этом удваивалась.

И вот тут–то нащупывается суть формирования дворянства и мироустройства Царской России еще со Средних веков.


Что не делает чести русским царям


Привлечение знати народов присоединенных земель на службу Двору Романовых увеличивало численность дворянства в геометрической прогрессии.

В этом состояла вторая сторона демографической эксплуатации великороссов.

Ведь великороссы были вынуждены содержать тех «служилых» людей Царя, которые не были великороссами по происхождению.

Отмена крепостного права не отменила эту вторую сторону демографической эксплуатации великороссов, а лишь усилила.

В основе мироустройства любой власти лежит мировоззрение.

Каждой власти присущ элемент жестокости.

Так что суть мировоззрения власти не в жестокости вообще, а в степени жестокости к своему, государствообразующему народу.

Стратегически главным в мировоззрении власти лежит принцип: благополучие своего народа — дороже благополучия чужого.

Когда говорят о жестокости татарских ханов, то забывают главное.

Татарские ханы строго следовали принципу: благополучие своего народа — дороже благополучия чужого. Да и ислам требует более мягкого отношения «к своим», чем — «к чужим».

Конечно, татарские ханы не жалели своих подданных, отправляя их в набеги. Но уж совсем точно — они не жалели чужих людей.

Иным принципом руководствовались московские цари после покорения ханства.

После покорения татарских ханств у мурз пропадала основа их жизнедеятельности — грабительские набеги на русские поселения.

А русским царям надо было добиться верности мурз.

Чтобы заручиться лояльностью по отношению к себе, московские цари и приглашали татарских мурз на службу.

А для «кормления» раздавали им русские деревни великороссов.

Теперь понятно, почему француз Астольф де Кюстин. после общения с дворянами Царской России, в письмах из России писал[91]:


«Еще не прошло и столетия с тех пор, как они были настоящими татарами; многие из этих выскочек цивилизации сохранили под теперешним изяществом свою шкуру: они лишь вывернули её наизнанку, но стоит их поскрести, как шерсть встает дыбом».


А теперь, уважаемые читатели, представьте, чтобы татарские ханы отдавали покоренным русским князьям свои татарские поселения.

Да такое — даже представить невозможно!..

Такого дарения даже на минуту не могло быть!..

После того, как Петр Первый «прорубил окно в Европу» под власть Двора Романовых перешли земли Восточной Прибалтики.

А так как в Прибалтике местная власть давным–давно была в руках «немецких баронов», то чтобы заручиться их лояльностью, Двор Романовых стал усиленно приглашать их в Петербург на службу.

А для их «кормления» Двор Романовых стал отдавать им поселения русских крестьян в центральных губерниях.

На первый взгляд, прекрасное решение!..

Ведь немецкий Ordnung (русс. Порядок) и марксисты, и либералы приводят как образец организации немцами любого дела.

Но одно дело, когда немец благоустраивает имение, где он живет.

И совсем не факт, что такой же Ordnung он наведет в поселении «дарованным» ему Царем «для кормления».

Напомню описание Тургеневым крепостной деревни:

«Колотовка, состоит за петербургским немцем… полуразрушенные крыши домов… осиновый сруб с дырами вместо окон… пруд со сбитой набок плотиной».

И в то же время — «кабак «Притынный».

А теперь вопрос: можно ли, служа в Петербурге, в то же время наводить Ordnung в крепостной Колотовке в Орловской губернии?..

Безусловно, невозможно.

А можно ли, служа в Петербурге, в то же время получать доход от кабака «Притынный», находящегося в той же крепостной Колотовке?

Конечно, можно.

Так что не стоит утверждать, что большинство крепостников–немцев было рачительными организаторами на Русской земле.

Многие считали ненужным даже разговаривать на русском языке. (Почитайте писателей XIX века, книги подтвердят).

А теперь, уважаемые читатели, представьте на минуту, что немецкие бароны, присоединив русские земли, отдают поселения немцев покоренным русским князьям «для кормления».

Как и в примере с татарскими ханами, такое просто невозможно!..

Практика приглашения «немецких баронов» привела к тому, что немцы, составляя не более 1% населения России, заняли треть высших чиновничьих и военных постов.

А в Министерстве иностранных дел России — более 50%.

Дворянину — великороссу было гораздо труднее сделать служебную карьеру, чем инородцу.

После Французской Революции дворянство в общении вообще перешло на французский язык.

Перед тем, как Наполеон пришел в Россию во главе армии «двунадесяти языков» дворянство и аристократия Санкт–Петербурга в каждой мелочи следовали французским образцам.

После победы в Отечественной войне 1812 года во Дворе Романовых произошло просветление.

Но преклонение перед «немцами» не исчезло.

Оно только укрепилось в системе царской власти.

Герой Лейпцигского сражения генерал Ермолов с дерзкой насмешкой обратился к Царю: «Государь, запишите меня в «немцы»!».

Ведь во времена Ермолова Царя окружали сплошь Бенкендорфы, Ливены, Нессельроде.

Да и позднее, когда Николай Второй отдал под суд генералов, проигравших Русско–Японскую войну 1904–1905 годов, то из пяти генералов: Линевич, Стессель, Фок, Рейс и Смирнов — четверо были нерусские.

Швецов. В документальном фильме о бароне Врангеле был эпизод, когда в Восточной Пруссии хозяйка дома (немка) попросила офицеров русской армии расписаться в гостевой книге. Для порядка.

И появились подписи: фон Врангель, фон Бок, фон Клюгенау…

Немка была в ужасе…

Башлачёв. Теперь о дворянах — поляках.

В Польше шляхтичем был каждый шестой.

Ну и как могло польское крестьянство прокормить такую знать.

Поэтому ко времени присоединения Польши к России было огромное число обедневших «ляхов».

Ясно, что гонористые «ляхи» были не в восторге от раздела Польши. Отсюда польские восстания 1794, 1830, 1846, 1848 годов.

Царские войска эти восстания подавили.

Конечно, часть организаторов восстаний отправляли в Сибирь.

А их крепостные владения передавали другим дворянам. (Так, например, Тарас Шевченко стал крепостным немецкого помещика).

В западных губерниях поляки доминировали безраздельно.

Но всю гонористую шляхту крепостные малороссы и белорусы западных губерний «прокормить» не могли.

Напомню, по 1795 год в центральных губерниях России на одного помещика приходилось в среднем 18–20 крепостных крестьян.

А на одного помещика в Прикарпатье и Верхнем Приднепровье по переписи того же 1795 года — в 2 раза меньше.

Так что после присоединения Польши самую существенную часть гонористых «ляхов» Двор Романовых пригласил к себе на службу.

К 1863 году «ляхи» — это четверть служилых сословий России[92].


Вот тут то и проявилось следствие тех социальных порядков Речи Посполитой, при которых для польской шдяхты русские православные — всего лишь «быдло». По польски «bydlo» — скот».

Став офицерами Русской армии, у них отношение к русским солдатам, как к «bydlo» измениться не могло.

Ведь такое отношение щляхты формировалось сотни лет. Оно впитывалось с молоком матери.

Буйная шляхта жаждала господства над «быдло».

И неудивительно, что офицеры–поляки в гарнизонах западных губерний требовали от русских солдат отвечать на польском языке.

И наказывали, если солдат отвечал на русском.

Но ведь Цари «жаловали» поселения великороссов не только татарским мурзам, немецким баронам и польским ляхам.

Конечно, жаловали и шотландцам, и голландцам, и норвежцам, и англичанам и прочая, прочая, прочая…

Такая политика привлечения на службу и дарения русских поселений для их «кормления» применялась и в отношении знати присоединенных территорий Крыма, Кавказа, Туркестана.

Представьте, что крымские, кавказские, азиатские «князья» отдавали бы русским князьям, (в случае покорения России), свои села, аулы, кишлаки! Это даже представить на минуту невозможно!..

А Двор Романовых раздавал покоренным нерусским князьям поселения крестьян центральных губерний.

Выше в главах 3–15 показано: абсолютное большинство крепостных было сосредоточено в центральных губерниях.

А в них абсолютное число податных — великороссы.

Так что поселения, которые Двор Романовых передавал дворянам — инородцам «для кормления» — это поселения великороссов.

Напомню стратегически главный принцип мировоззрения власти: благополучие своего народа — дороже благополучия чужого.

Исследуя принцип формирования дворянства Царской России, приходишь к печальному выводу.

В Древней Руси русские князья средней части Русской равнины платили «дань» татарским ханам деньгами и пушниной.

Двор Романовых — фактически, тоже платил «дань» местным «князькам» жалованьем и «натурой» — поселениями великороссов.

Швецов. Советская власть пошла ещё дальше — платила дань и деньгами, и «натурой» (рабочие руки и «советники») вождям людоедских племён. Но об этом — как–нибудь в другой раз.


Об эксплуатации великороссов


Башлачёв. Численность дворянства удваивалась.

Ясно, объем платы за службу Двору Романовых тоже — как минимум удваивался. За счет чего?

Деньги с неба не сваливаются.

Казалось, Двор Романовых мог получить их с податных всей территории Царской России.

Однако Романовы эту нагрузку возложили на великороссов.

Об этой несправедливости возмущались и писали многие.

И писатель Федор Михайлович Достоевский.

И русский историк, и писатель Михаил Петрович Погодин.

И издатель газеты «Новое время» Алексей Сергеевич Суворин.

И русский философ, и публицист Василий Васильевич Розанов.

Фундаментальное обобщение их мнений сделано в публикации

Сергей Сергеев. Нация в русской истории[93].


Для данной главы имеет смысл привести фрагменты из этого фундаментального исследования, показывающего огромную разницу отношений власти Двора Романовых к жителям центральных губерний и к жителям периферийных присоединенных земель.

О Финляндии: «В Финляндии православным запрещалось преподавать историю, в то время как финны могли занимать любые должности на территории всей империи.

Вообще, княжество Финляндия представляло собой, по сути, независимое государство, имевшее свой парламент (язык заседаний которого был шведский) и не платившее налоги в имперскую казну.

Финские товары продавались в остальной России беспошлинно, а

О Прибалтике: «В Прибалтике власть фактически принадлежала корпорации остзейского дворянства, делопроизводство и преподавание в учебных заведениях велось на немецком языке, на нем же (до 1885 года) рижские бургомистры вели переписку с царским правительством».

О Туркестане: «С 1868 по 1881 год из Туркестана в Государственное казначейство поступило около 54,7 млн рублей, а израсходовано было 140,6 млн, то есть почти в 3 раза больше.

Разницу Туркестанский край «изъял» за «счет податных сил русского народа». Из отчета полковника А. Н. Куропаткина Военному министерству, 1879 год:


«Осёдлое население Туркестанского края по своему экономическому положению стоит в значительно лучших условиях, чем земледельческое население России, но участвует в платеже всех сборов в гораздо слабейшей пропорции, чем русское население».


О Кавказе:


«В 1890-х годах государство тратило на Кавказ до 45 млн. в год, а получало только 18 млн.


Дефицит в 27 млн. опять–таки покрывал великорусский центр».

Из рапорта управляющего Бакинской казенной палатой А. А. Пушкарева, начало 1880-х:


«Несравненно богатейшие жители Закавказского края по сравнению с какой–нибудь Новгородской или Псковской губерниями, платят вчетверо меньше по смете гражданского управления, не считая военной».


Башлачёв. Как видите, разница отношений власти Двора Романовых заключается в том, что перерасход в присоединенных землях компенсируется «изъятием» доходов податного русского народа центральных губерний. То есть — опять же у великороссов.

Чтобы читатель мог еще глубже и точнее осознать, приведу еще некоторые фрагменты из фундаментального исследования Сергеева:

«В 1868–1871 гг. центральные земледельческие районы, приносили 10,39% дохода в общий бюджет, а расходовали — 4,6%.

В 1879–1881 гг. показатели соответственно — 11,1% и 5,42%.

Центральный промышленный район в 1868–1871 гг. доходы и расходы — соответственно 6,2% и 3,3%,

А в 1879–1881 гг. — соответственно 6,34 и 2,83%.

На душу населения в губерниях Европейской России приходилось:

— в 1,3 раза больше прямых податей, чем в Польше;

— в 2,6 раза больше, чем в Закавказье;

— почти в два раза больше, чем в Туркестане.

Финляндия вообще не платило налоги в имперскую казну».

Если без эмоций, то население периферии Царской России ежегодно «обогащалось» — в среднем от 12 до 22 рублей на одну душу.

Так что правление Двора Романовых — это была сверхэксплуатация государствообразующего народа, великороссов.

На Земле в течение веков было много империй.

Понятно, что они существовали за счет эксплуатации народов.

В правильных империях эксплуатация государствообразующего народа везде была слабее эксплуатации покоренных народов.

Ведь стратегически главным в правильной империи был принцип: благополучие своего народа — дороже благополучия чужого.

А московские цари и Двор Романовых создали сверхэксплуатацию государствообразующего народа, великороссов.

Фактически Двор Романовых развивал извращенную империю.

Поэтому неудивительно возмущение А. С. Суворина:


«…Центр наш стал ослабевать еще с XVIII столетия. Из него брали все, что можно было взять, — деньги, войска, интеллигенцию — и почти ничего в него не возвращали. Не удобряли землю, не насаждали земледельческих школ, не распространяли грамотности, не учреждали высших учебных заведений, даже обходили железными дорогами. Наш Центр изнемогал под бременем расходов и напряжением всех своих сил создавал мощь государства, а государство, расширяясь в границах, забывало этот Центр. Бедные русские селения остаются в таком же виде, как при царе Алексее Михайловиче…»


Швецов. Обращу внимание на «брали интеллигенцию» и «не обкладывался железными дорогами».

Некому было в 1893-м году бороться с холерой на Русской равнине, так как лучших врачей направляли на окраины.

Не было железных дорог, по которым можно было перебрасывать помощь голодающим из одной губернии в другую.

Ранее было показано, что часть губерний Российской империи не затронули бедствия 1890-х годов.

Но своевременно помочь умирающим соседям они не смогли и по этим причинам в том числе.

Башлачёв. О том же писал В. В. Розанов: «


Ничего нет более поразительного, как впечатление, переживаемое невольно всяким, кто из центральной России приезжает на окраину. Калужская, Тульская, Рязанская, Костромская губернии — и вся центральная Русь напоминает какой–то старый чулан со всяким историческим хламом… Можно подумать, что “империя” перестает быть русской, что не центр подчинил себе окраины, разросся до теперешних границ. Напротив, окраины срастаются между собою, захлестывая, заливая собою центр, подчиняя его нужды господству своих нужд, Русские в России — это, на них возлагают все тяжести и уплачивают за труд ударами бича».


Швецов. Сравним, насколько голос нынешней «либеральной прессы» отличается от голосов тех времён:


«… — В России нищета?

— В Москве, Питере, Красноярске, в 10–20 крупных городах России можно нормально жить. А вся остальная Россия — она бедная.

Она в девятнадцатом веке.

От региона к региону — реально жопа.

Выезжаешь из Москвы, едешь 180 километров до Волги, до Твери — это двадцатый век, а переезжаешь Волгу — и там сразу девятнадцатый.

Линия разграничения веков проходит по фарватеру Волги.

Это прямо чувствуется. Там безнадега и алкоголизм.

Ты рождаешься, живешь в своем Вышнем Волочке, заканчиваешь школу, а дальше–то что?

Либо бухать, либо в тюрьму…».


Башлачёв. Тут надо бы сослаться на источник…

Швецов. Что–то вот совсем не хочется.

Иной раз мнение о написанном враз меняют, узнав, кто написал.

А тут, пока искать будут, глядишь, да и успеют обдумать.

Да и врут, наверное, либералы–русофобы. Наговаривают.

Пожалуй, пора вернуться в прошлое.

Башлачёв. Разницу характеризует и моральное отношение власти Двора Романовых к великороссам и к другим народам.

Власть легко могли отдать в крепостные православных крестьян «дворянам–мусульманам и дворянам–иудеям». Например, в XVIII веке «Нота Ноткин и Иосиф Цейтлин, оставаясь в иудейской вере, владели большими имениями с сотнями крепостных» православных крестьян.

«При этом православные дворяне владеть крестьянами–мусульманами не могли, а крепостных иудеев в природе и вовсе не существовало».

«В конфликтах русских и малых народов царская администрация, как правило, вставала на сторону последних. Потому что эти народы платили «ясак» не в государственную казну, а непосредственно в казну императорской фамилии».

Завершу изложение фрагментов из исследования Сергея Сергеева «Нация в русской истории»[94] выдержкой из «Дневника писателя» Федора Михайловича Достоевского:


«Над Россией корпорации — немцы, поляки, жиды…

В одной Руси нет корпорации, она одна разделена.

Все права русского человека — отрицательные».


Обобщая приведённое, приходишь к выводу: Двор Романовых своей политикой подрывал будущее своей собственной власти.

Прежде чем заканчивать тему, полезно знать, а каким был состав дворян–великороссов в огромном дворянстве России?

Официальные исследователи этот вопрос упорно обходят.

Ведь любой иноземец и иноверец при поступлении на службу Двору Романовых крестился в Православной Церкви.

Вот фотография Группы Офицерских курсов при Учебном Отделении восточных языков первого (Азиатского) департамента Министерства иностранных дел по поводу 25-летия курсов.



Список офицеров, приведен под фотографией[95]:

Г. Робертс

Мвтиясевич — штабс–капитан.

Г. Никитин

Г. Дмтриев

Г. Вейтлинг

Фромм — штабс–ротмирс

Г. Серафимов

Г. Гильдебрант

Г. Удинцев

Кожевников — есаул

Г. Успенский

Васильев — штабс–капитан

Термен — капитан

Юмудскiй — капитан

Снесарев — полковник

Кричевский — капитан

Карликов — полковник

Малиновский — штабс–капитан

Мамонтов — штабс–капитан

Зайцев — ротмирс

Терлецкий — штабс–капитан

Карташевский — штабс–капитан

Г. Стребулаев

Добромыслов — капитан

Ахун Баязидов

Давлетшин — полковник

Г. Вамваки

Жуковский — нач. Учебного Отдела

Аргиропуло — тайный советник

Цейль — нач. азиатского отдела

Нератов — зам. директора 1-го департамента. мин. иностр. дел

Г. Муромцев;

Левшин — бывший попечитель Рижского учебного Округа

Г. Клименко

Мирза Абединов;

Г. Клемм;

Иванченко — поручик

Г. Котляров — штабс–капитан

Мариамбей

Султан Сейдалин — поручик

Трентовиус — поручик

Макаров — подпоручик.


Из 42 офицеров на фотографии — не более 16 великороссов.

Вполне ясно, подобный состав был не только на этих курсах.

Состав офицеров соответствовал составу дворянства.

Моя оценка состава дворян — великороссов дает такие результаты:

— в начале Царства Романовых — уверенное большинство.

— в конце Царства Романовых, при любых искусственных «натяжках» великороссы не составляли более трети.

Швецов. Великоросс мог получить личное дворянство за двадцать или тридцать лет беспорочной службы (срок службы, дававший право на личное дворянство, менялся от царя к царю).

На мой взгляд, за тридцать лет не получить ни одного взыскания мог только холуй, совершенно лишённый какого–либо деятельного начала, кроме лизания начальственной задницы.

Личное дворянство могло перетечь в потомственное, если сын такого дворянина тоже служил без взысканий тридцать лет.

То есть холуйство и полное подчинение начальственному произволу закреплялось на генетическом уровне.

Вспомним бывшего крепостного Зотова, стрелявшего на заводе в ослушников? Каково приходилось крепостным, когда их собственником становился такой вот «великоросс»?

Кроме того, во времена крепостного права дворянство, владея крепостными, подгоняло доходы от поместий под свои расходы.

А не наоборот, как это делает рачительный хозяин.

К концу 19-го века дворянство составляло 90% офицерского корпуса, и 75% общей численности классных чиновников[96].


То есть, судьба России целиком и полностью зависела от людей, которые несколько поколений не ведали, что такое «жить по средствам», были чужды большинству населения этой страны.

Либо по мировоззрению, либо этнически.

Могло это закончиться чем–то хорошим?..

Башлачёв. Не могло, в империи Двор Романовых нарушил стратегический принцип: благополучие государствообразующего народа — дороже благополучия присоединенных народов.

И неудивительно, что большинство высших командиров будущей Белой Армии в гражданской войне 1818–1921 годов были нерусские офицеры — Юденич, Врангель, Колчак, Капель. Единственное исключение, не считая казацких атаманов — Деникин.

Следует признать, именно в самой системе царской власти имелись те «язвы», которые привели к гибели Царскую Россию.

Фактически Двор Романовых строил извращенную империю.

Такая извращенная империя не могла жить долго.

Всё равно она бы закончилась чем–то нехорошим.



Глава 23. Обобщение демографического развития великороссов



Итоги исследования Царской России по переписям с 1646 по 1897 год можно представить 4 блоками обобщений с таблицами регионов.


Первый блок. Времена крепостного права


Башлачёв. Если применить к миру великороссов Царской России нормальный закон распределения («гауссово распределение», «гауссова кривая» — по имени немецкого математика К. Гаусса), получим распределение крепостных и вольных — диаграмма 23.1.



Стрелки и «гауссовы кривые» показывают, как формировался настрой и состав крепостных и вольных великороссов.

Цель крепостного права — упрощение и увеличение сбора податей в казну. Это позволяло «возложить ответственность за податную исправность на владельца крепостных крестьян» (В. О. Ключевский).

Подход: «ты владеешь, ты и отвечаешь» существенно упрощал работу «мытарей», сборщиков податей в казну.

Но при введении крепостного права на просторах России остались поселения вольных великороссов, которые не подчинялись «барину».

Для вольных великороссов подати в 1,5 раза больше крепостных.

Крепостное право «расщепило» великороссов на две группы — крепостных и вольных.

Распределение вольных ближе к тому, что показывает светлая «гауссова кривая» диаграммы, а крепостных — черная «кривая».

Главные результаты крепостного права обобщим таблицей, показывающей изменение крепостных и вольных великороссов в России и в крупных регионах в 1719 – 1857 годы, таблица 23.1.


Регион Крепостные Вольные
Царская Россия в целом увеличение в 2 раза увеличение в 7 раз
В том числе:
Нечерноземный Центр увеличение в 1,2 раза увеличение в 22 раза
Черноземный Центр увеличение в 1,9 раза увеличение в 5,6 раза
Нижнее Поволжье увеличение в 2,3 раза увеличение в 4,1 раза
Север увеличения не было увеличение в 2,25 раза
Среднее Приуралье увеличение в 6 раз увеличение в 7 раз
Южное Приуралье увеличение в 35 раз увеличение в 48 раз
Сибирь уменьш. с 24 тыс. увеличение в 11 раз
до 3 тыс.
Степной Край не было около 0,2 млн.
Нижний Дон, Прикавказье к 1857 г. около 30 тыс. вольных около 0,5 млн
Среднее Приднепровье увеличение в 2,3 раза увеличение в 2,4 раза
Новороссия увелич. с 4 тыс. до 1,0 млн. увел с 13 тыс. до 1,4 млн.
Прикарпатье увеличение в 1,1 раза увеличение в 3 раза
Верхнее Приднепровье уменьш с 2,5 до 2,1 млн.. увеличение почти в 3 раза

Очевидно:

— везде прирост вольных превышает прирост крепостных;

— к 1857 г. крепостные остались в большинстве в Нечерноземном Центре, да Прикарпатье и Верхнем Приднепровье от раздела Польши.

То есть крепостное право было сосредоточено в губерниях вокруг Москвы и Санкт–Петербурга и в бывших владениях Польши.

Обратите внимание, как изменялось число крепостных..

Увеличение крепостных в Нечерноземном Центре — в 1,2 раза.

А в целом по России — в 2 раза.

А ведь Двор Романовых усиленно внедрял крепостное право.

Но на Севере увеличения крепостных нет.

А при удалении от Центра на юг и восток роль крепостных в демографическом развитии великороссов сокращалась до нуля.

Устойчивое демографическое развитие великороссов обусловлено тем, что часть молодежи, и крепостных, и вольных уходили из центральных губерний от притеснений «царевых людей» и «барина».

Хотя землевладельцы добивались поиска ушедших «из крепости», но это удавалось далеко не всегда.

Например, с землей вольного казачества неукоснительно следовал ответ: «С Дона выдачи нет!»

Стремясь быть вольными, молодежь уходила из центральных губерний на Север, на Дон и в Нижнее Поволжье.

Становясь вольными, великороссы затем переселялись в Среднее и Южное Приуралье, потом в Сибирь и Степной край.

«Вольному воля» — это великая и многовековая ценность великороссов. У вольных великороссов крепостных препон не было.

Прирост вольных везде значительно больше, чем крепостных.


Что получили великороссы от крепостного права


Башлачёв. Ответ на этот вопрос лучше всего описал Александр Радищев в повести «Путешествие из Петербурга в Москву»:


— «Я взглянул окрест — душа моя страданиями уязвлена стала»;

— «мучительство и беззащитной нищеты состояние»;

— «Сравнил я крестьян государственных с крестьянами помещичьими. Одни платят известное, а другие должны платить то, что господин хочет»;

— «В неделе–то, барин, мы шесть раз ходим на барщину»;

— «…потужишь, потужишь, а делай то, что барин велит»;

— «Что вам, бояре, в прибыли, что едите сахар, а мы голодны?»


Что получил Двор Романовых от крепостного права


Башлачёв. Ответ и на этот вопрос описал Александр Радищев:

«Тут видна алчность дворянства»; «источник государственного избытка, силы, могущества» богатства и роскоши.

Будете в Эрмитаже или других царских дворцах.

Взгляните на золото столовых, чайных и прочих сервизов, вспомните описанное Радищевым.

Швецов. Осознайте, чего стоила эта роскошь!

Башлачёв. Вам станет совершенно ясна реакция Екатерины Второй на повесть Радищева: «Бунтовщик! Хуже Пугачева».

И неудивительно, что и в России XXI века среди властвующих есть люди с благоприятным отношением к крепостному праву.

Швецов. Народная молва уже описала устремления таких «радетелей старины» в виде беседы двух депутатов:

— Ну, что — законы приняли, надо и о людях подумать!

— Да! Душ пятьдесят я бы себе взял!..

Башлачёв. Такие беседы неудивительны. Ведь сама Верховная власть РФ, в лице председателя Конституционного Суда Валерия Зорькина подводит читателя к мысли: «крепостничество было главной скрепой, удерживающей единство» России.

Если так пишет в центральной газете правительства. в «Российской газете» от 26 сентября 2014 года председатель Конституционного Суда, то десятки тысяч захотят для утоления своей гордыни и амбиций заиметь десяток–другой «крепостных душ».

Этот блок следует дополнить о крепостных духовенства.

Обычно о реформе Никона судят по двуперстию и трехперстию.

При этом сознательно умалчивается, что старообрядцы не признали крепостное право.

А вот у последователей Никона был «византийский размах».

По переписи 1678 года каждый пятый крепостной — у духовенства.

Екатерина Вторая решительно отобрала крепостных у духовенства, фактически превратив их в вольных.

Это в 1,5 раза увеличило их подати в казну.

Швецов. И самое примечательное, что дворянство, при всей своей набожности, совершенно спокойно отнеслось к тому, как государство схарчило церковную собственность.

Свечки в церкви ставить — это одно.

А бодаться с царицей за попов — ну его к лешему.


Второй блок. Времена после отмены крепостного права


Башлачёв. В первых главах были исследованы крупные регионы.

Обобщим из них лишь те 10 регионов, которые обеспечивали интенсивное развитие великороссов — таблица 23.2.


Ежегодный прирост Ежегодный прирост
Великороссы к 1897 году Великороссов в конце власти Романовых потока детей по годам рождения
млн. % % %
Царская Россия в целом 55,67 млн. 56% ≈ 1,2% ≈ 3%
В том числе:
Нечерноземный Центр 16,1 млн. 94,5% ≈ 0,9% ≈ 2%
Черноземный Центр 11,2 млн. 87,3% ≈ 0,8% ≈ 3%
Нижнее Поволжье 7,1 млн. 62,9% ≈ 1,2% ≈ 3,5%
Север 1,8 млн. 87,9% ≈ 0,9% ≈ 3%
Среднее Приуралье 5,0 млн. 83,8% ≈ 1,0% ≈ 3%
Южное Приуралье 2,0 млн. 51,6% ≈ 1,8% ≈ 3,5%
Сибирь 4,0 млн. 72,0% ≈ 1,4% ≈ 3,5%
Степной Край 1,0 млн. 66,0% ≈ 15,0% ≈ 4%
Нижний Дон и Прикавказье 3,3 млн. 52,1% ≈ 13,0% ≈ 4%
Новороссия 1,3 млн. 21,5% ≈ 3,0% ≈ 3,5%
Регионы интенсивного развития великороссов 52 млн.

Из приведённых цифр ясно, что:

— к 1897 году в 10 регионах интенсивного демографического развития жило 52 млн. великороссов.

— это 95% всех великороссов Царской России.

Так что именно эти 10 регионов определяли то устойчивое демографическое развитие великороссов Царской России.

Но обратите внимание.

Прирост детей в Нечерноземном Центре — лишь 2%.

А в целом по России — почти 3%.

Это вызвано двумя причинами.

Первая причина. В Нечерноземном Центре была самая жестокая эксплуатация крепостных. Вернитесь в главы 2,3,5.

Прочтите еще раз публикации Кропоткина, Радищева и Тургенева — об условиях жизни крепостных и об отношении к ним «барина».

И вы согласитесь: в таких условиях не могло быть той высокой жизнеродности у крепостных великороссов, которая была у вольных.

Ясно, что изменение условий и жизнродность после отмены крепостного права не могли быстро и существенно измениться.

Вторая причина — интенсивное развитие промышленности, которая «как пылесос» высасывала молодежь на фабрики и заводы.

Как это сказывалось — смотрите диаграмму 5.3 в главе 5.

Смена места жительства, из родной деревни в незнакомый город — ясно, тоже сокращала жизнеродность Нечерноземного Центра.

При удалении от Центра на север, юг и восток роль влияние «крепостного наследия» было ничтожно.

В удаленных регионах такого интенсивного развития промышленности, как в Москве и Санкт–Петербурге, не было.

Не было тех массовых «пылесосов», фабрик и заводов. Поэтому молодежь активно участвовала в жизнеродности регионов..

Как можно оценить демографическое развитие великороссов в целом по Царской России.

Объединим потоки растущих детей всех 10 регионов активного демографического развития, 95% великороссов. По ним и оценим демографическое развитие великороссов всей России первым альтернативным измерителем — диаграмма 23.2.



Поток растущих детей в 10 регионах активного демографического развития с 1874 по 1894 год увеличился — почти в 2 раза.

При этом в 1870–1880-е ежегодный прирост потока великороссов составлял — около 2,5%. В 1990-х ежегодный прирост увеличивался.

Но этот прирост приходится на возраст 2–5 лет. А детская смертность в этом возрастном интервале намного больше, чем в интервале 5–20 лет. Это можно определить по таблицам смертности[97].


На возрастном интервале 2–5 лет вероятность выжить 2-летним до возраста 5 лет составляет — около 90%. То есть тот поток 2-летних 1994 года, когда эти дети вырастут в 5-летних, сократится и будет соответствовать тренду 1870–1880-х — около 2,5% в год.

Конечно, на возрастном интервале 5–20 лет тоже были возрастные потери. Но они «растягиваются на календарный интервал в 15 лет. Их влиянием на прирост можно пренебречь.

Нет оснований считать, что в 1895–2010 годы были какие–то особые условия, которые бы могли существенно изменить ежегодный прирост детей — 2,5% относительно 1874–1894 годов.

Поэтому ежегодный прирост детей великороссов в первое десятилетие ХХ века можно принять величиной 2,5% ежегодно.

Теперь перейдем от количественных значений к качественной стороне жизнеродности великороссов.

Надо признать, великороссы — восхитительно могучий народ.

Жестокое крепостное право, казалось бы, должно было полностью подавить все силы великороссов.

Тем не менее, великороссы выжили.

Нечерноземный Центр и Север Русской равнины — это тот «питомник», из которого, повторяя Ивана Александровича Ильина, «разливались» великороссы по просторам северной Евразии — от Белого до Черного морей и от Балтики до Тихого океана.

Главное духовное свойство великороссов, живительный эликсир этого «разлива» — вековая русская ценность — «вольному воля».

Не было бы этого свойства, не было бы «разлива» великороссов на пространстве Евразии и далее до Аляски и Калифорнии.


Третий блок. Основы демографического развития


Башлачёв. В основе демографического развития великороссов находился институт Семьи.

Говоря языком математики, семья — это необходимое условие, без которого устойчивой жизнеспособности — в принципе быть не может.

Семьи — это социальный фактор воспроизводства великороссов.

У великороссов семья была нацелена на вырастание детей.

Младшие сыновья, вырастая, создавали двух–поколенную семью.

Когда их дети подрастали, женились, у них рождались дети, то двух–поколенная семья превращалась в трех–поколенную.

В семьях великороссов действовал Великий Нравственный Закон: «Создавайте свою семью. Зарождайте и растите детей своих. Воспитывайте их так, чтобы они позаботились о вашей старости».

Этот Закон создавал такой уклад жизнедеятельности семьи, в которой нет лишних и бездельников. Для каждого есть дело.

В условиях Русской равнины продолжительности «летнего тепла» и «зимнего мороза» — отличаются незначительно.

Поэтому в семьях великороссов были две экономики. Летняя — продукция «от земли», зимняя — доходы «от промыслов».

География Русской равнины лишала всякого смысла деления вольных великороссов на земледельцев и ремесленников.

Где бы великоросс не жил — хоть в деревне, хоть в городе, уклад его жизни требовал круглогодичной жизнедеятельности.

Освоив поймы Дона, Нижней Волги и рек Приуралья вольные великороссы разумно не двинулись дальше на юг.

Земля, удаленная от рек для жизни великороссов малопригодна.

Тем более не нужны вольному великороссу горы и пустыни.

Территория демографического «разлива» великороссов — от Белого до Черного морей и от Балтики до Тихого океана.

Среди вольных великороссов были «деятельные», у которых настрой «делать» в несколько раз превышал настрой «деловых».

Именно такие великороссы прокладывали пути в новые земли.

Сначала Север, потом Приуралье, затем Сибирь, Степной край.

И далее до Тихого океана и до Аляски и Калифорнии в Америке.

Швецов. И эти люди совершенно осознанно многое делали «не для себя», осознавая себя первопроходцами, подающими пример.

И ощущая ответственность перед своим родом.

Башлачёв. Нередко читаем: «Царь повелел заложить город…»

В действительности государственный центр России всегда отставал от освоения земли вольными великороссами.

Прав Иван Александрович Ильин.

Центр «всегда отставал от народного исторически–инстинктивного «разлива», оформляя уже состоявшиеся процессы»[98].


В исторической литературе роль Царя и его «служилых людей» в освоении просторов России преувеличена в десятки раз, а вольных великороссов — в сотни раз преуменьшена.

В тех географических условиях, в которых развивались великороссы, никакая «административная вертикаль» не обеспечит безопасность их жизнедеятельности.

Налаживали жизнь с сильной верой в себя, для которой исключительно важен вольный русский дух.

Об этом свидетельствует обилие на эту тему русских пословиц:

«Бог то Бог, да сам будь не плох»;

«на Бога надейся, да сам не плошай»;

«до Бога высоко, до Царя далеко» и т. д.


Четвертый блок. О служилых Дома Романовых



И в больших городах и на ярманках так у нас повелось, что чуть не на каждом шагу нестерпимо гудят захожие немцы в свои волынки, наигрывают на шарманках итальянцы, бренчат на цимбалах жиды, но раздайся громко русская песня — в кутузку певцов[99].


Башлачёв. Основа служилых Двора Романовых — дворяне.

Переписи свидетельствуют: увеличение численности дворянства во времена крепостного права — более чем в 7 раз.

А увеличение крепостных крестьян, «кормильцев дворянства» — менее чем в 3 раза.

То есть, скорость увеличения численности дворянства была в два с лишним раза больше, чем их «кормильцев»!..

После отмены крепостного права — скорость прироста осталась.

При внимательном исследовании тех веков открывается губительное по своей направленности свойство Двора Романовых.

Еще московские цари, чтобы заручиться лояльностью татарской орды, стали приглашать мурз к себе в Москву, на службу.

Для «кормления» приглашенных мурз цари «жаловали» им поселения крестьян великороссов.

После присоединения земель на западе и на юге, Двор Романовых стал то же самое практиковать для немецких баронов Прибалтики, затем — польской шляхты, потом крымских мурз и кавказских князей.

Швецов. А чего стесняться–то или что–то менять?

Сей «промысел» сбоев–то почти не давал!

Башлачёв. Гордыня царей предела не знает.

При таком развитии Царской России титул Романовых удлинялся: «Император и самодержец всероссийский, царь польский, великий князь финляндский и прочая, и прочая, и прочая».

После отмены крепостного права численность дворянства продолжала удваиваться. Это происходило потому, что Двор Романовых, чтобы иметь влияние в этих «прочая и прочая» награждал знать присоединенных народов жалованьем.

И этим Двор Романовых еще больше увеличивал податную нагрузку на великороссов «Русского ядра».

Центральные губернии платили налоги на душу населения в 1,3 раза больше, чем в Польше, в 2,6 раза больше, чем в Закавказье, почти в два раза больше, чем в Туркестане. А Финляндия вообще не платила.

О такой несправедливости писали многие деятельные люди.

И писатель Федор Михайлович Достоевский.

И русский историк, журналист Михаил Петрович Погодин.

И издатель газеты «Новое время» Алексей Сергеевич Суворин.

И русский философ, публицист Василий Васильевич Розанов.

Напомню, основа любой власти — мировоззрение.

Конечно, любой власти присущ элемент эксплуатации.

Так что суть мировоззрения власти не в эксплуатации вообще, а в степени эксплуатации того или иного народа.

Главным условием в долговечности любой власти — доминирование принципа: «благополучие государствообразующем народа — дороже благополучия других народов».

Швецов. Собственно, так любой человек и понимает назначение империи. И потом изо всех сил отказывается верить цифрам.

И его можно понять. Потому как цифры начисто противоречат инстинкту самосохранения.

Башлачёв. А принцип управления Двора Романовых был вывернут наизнанку.

Правление и могущество Двора Романовых базировалось на сверхэксплуатацию государствообразующего народа, великороссов.

Исследовав демографию дворянства, приходишь к выводу.

В Древней Руси, русские князья платили «дань» татарским ханам деньгами и пушниной.

Двор Романовых — фактически, тоже платил «дань» присоединенным «князькам».

Сначала — «натурой», поселениями «крепостных» великороссов Затем — служебным жалованьем и привилегиями.

Результатом такой политики Двора Романовых стало ненормальное развитие «надстройки» власти Царской России.

В начале Царства Романовых дворяне — великороссы составляли уверенное большинство. В конце Царства дворяне — великороссы составляли лишь около трети всего дворянства России.

Официальные историки упорно замалчивают эту тему.

Потому что считается: для службы Двору Романовых иноземцу и иноверцу достаточно было крестился в Православной Церкви.

Вот так и увеличивалась скорость прироста численности дворянства. Но такое в Царской России не могло продолжаться бесконечно. Все равно настанет момент, когда разбухающая «надстройка» власти опрокинется и задавит под собой правителей.

Что и случилось в 1917 году.

Но проблема не только в увеличении «надстройки».

Рассмотрим графики численностей — диаграмма 23.3.



Маркеры и цифры около их показывают численность:

— круглые — великороссов в регионах Царской России интенсивного демографического развития великороссов;

— треугольные — остальных народов всей Царской России.

Выше было показано, что интенсивное развитие великороссов было лишь в 10 из 18 крупных регионов Царской России.

В них жило 95% всех великороссов, а в остальных — лишь 5%;

Главное в диаграмме 23.2 следующее:

— численность великороссов в этих 10 крупных регионах в середине XVIII века — в 1,3 раза меньше остальных народов во всех 18 регионах, а к концу XIX века — меньше уже в 1,55 раза;

— тренды графиков диаграмме 23.2 — геометрическая прогрессия;

— прирост великороссов в регионах демографического развития великороссов всегда отставал от остальных народов Царской России.

Графики диаграммы показывают, что Двор Романовых фактически устроил демографическую сверхэксплуатацию великороссов.

Демографическая эксплуатация — это развитие других народов государства за счет демографии государствообразующего народа.

Это происходило потому, что Двор Романовых нарушил главный принцип империи: благополучие государствообразующего народа — дороже благополучия присоединенных народов.

Фактически могущество империи Романовы строилось на сверхэксплуатации государствообразующего народа, великороссов.

Теория динамических систем позволяет предвидеть будущее поведение процесса на 1/3 интервала, имеющихся данные тренда.

Поэтому графики диаграммы 23.2 вполне можно продлить в будущее, как минимум до 1950 года.

Расчет по тренду показывают вероятные значения 1950 года:

— численность великороссов — около 115 миллионов;

— остальных народов Царской России — около 240 миллионов.

Швецов. Готов поспорить, что читатель был убеждён, что Российская империя выжимала все соки из покорённых народов.

Ведь так?

Диаграмма же наглядно показывает, что с великороссов выжимали не только соки, но и цедили кровушку. Попутно снимая шкуру.

Большевикам не надо было прикладывать усилий, чтобы поставить русских в положение, «уступать национальным течениям».

Русские УЖЕ были в неравном положении.

Дорвавшиеся до власти «марксисты–ленинцы» под новыми вывесками всего лишь продолжили политику Романовых.

Башлачёв. А что удивительного в том, что читатель убеждён, что Российская империя выжимала все соки из покорённых народов.

Вот уже 100 лет с каждой трибуны, в каждой аудитории, да и вообще из каждого угла звучит: «Россия — тюрьма народов».

Причем за те же 100 лет приучили верить слову «из Москвы».

А такая целевая пропаганда «из Москвы» была установлена русофобами–марксистами во главе с Лениным.

Напомню еще, как Ленин характеризовал великороссов:


«угнетающая нация, великая только своими насилиями, великая только так, как велик держиморда».


И задание Ленина 12 съезду ВКП(б) было вполне конкретное «возместить со стороны нации угнетающей то неравенство, которое складывается в жизни фактически»[100].


Целевая установка 12 съезда ВКП(б) по национальному строительству была — подавление великороссов.

Её конкретно выразил такой же марксист–русофоб Бухарин[101]:


«великодержавная нация должна поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям»


Знали или не знали Ленин и Бухарин фактическое демографическое развитие народов России — это сейчас уже не важно.

А важно то, что с той поры пропаганда «из Москвы» требовала верить лживому и подлому утверждению: «Россия — тюрьма народов».

Но, корректное исследование показывает: присоединяемые территории приходилось обеспечивать путем увеличение налоговой нагрузки на центральные губернии великороссов.

Ведь центральные губернии «Русского ядра» платили налоги на душу населения в 1,3 раза больше, чем в Польше, в 2,6 раза больше, чем в Закавказье, почти в два раза больше, чем в Туркестане. А Финляндия налоги вообще не платила.

Правление любой страны — это эксплуатация народа.

В нормальном государстве власть не должна наносить ущерб демографическому благополучию государствообразующего народа.

Если правитель для утоления своей гордыни жертвует развитием государствообразующего народа и присоединяет народы другой культуры, такое государство обречено — это Закон Истории.

Двор Романовых уроки Истории не учил, а готовил себе гибель.

Швецов. Одаривая высшие сословия неограниченными привилегиями и снимая от поколения к поколения обязанность за обязанностью, царская династия Романовых плодила трутней, которые способны только жрать в три горла и неспособны к созиданию.

И злила русский народ, который был не так уж и слеп, как хотелось бы имевшим власть.

Пчелиная семья обречена, где плодятся одни лишь трутни.

Так же была и обречена власть Царской России.

Она же тратила силы великороссов на свои прихоти.

Надо всё–таки признать, что часть дворян выполнила свой долг, свергнув «трутовку» в лице Николая Второго в феврале 1917-го.

Но было это сделано слишком поздно…



Глава 24. Земство — почва Русской Цивилизации



В чем основа Русской Цивилизации

Башлачёв. Северная Русь развивалась тысячелетия.

Как–то же «двигалась» жизнь поселений Руси в те века!?..

При попытке ответить на этот вопрос приходишь к рассмотрению важного, но забытого уклада жизни великороссов — ЗЕМСТВУ.

С Древней Руси, ЗЕМЛЯ — это территория обживаемая русскими людьми вокруг городов.

В главном городе ЗЕМЛИ для принятия совместных решений собиралось «вече», имевшее законодательную власть на этой Земле.

В Древней Руси экономическая роль вольных крестьян и торгово–промысловых горожан была исключительно велика.

Гражданские порядки и имущественные взаимоотношения определяла еще «Русская правда» Ярослава Мудрого.

Швецов. Весьма кровавая, надо сказать, у Ярослава получилась «правда». И именно в ней заложено отношение к «холопу или рабу», как к имуществу, за порчу которого «виры нетуть».

«Русская правда» от Ярослава Мудрого — это судорожная попытка дать хоть какой–то ответ на своды законов, которые широкой поступью шагали по Европе в то время.

Куда более любопытно разнообразие гражданских и имущественных отношений в Великом Новгороде, которые определяли не только внутренние новгородские порядки, но и позволяли торговать в союзе с Ганзейским союзом со всей Европой.

Башлачёв. При твоем взгляде развитие Новгорода — надо бы отнести к приморской цивилизации?..

Швецов. Так и вся остальная Русская равнина — это тоже «приморская цивилизация»! Самое большое сосредоточение рек на равнинной местности в мире — это и есть Русская равнина.

Именно по поймам рек расселялись наши предки.

Леса? Исключительно как источник новой пашни и дров.

Континентальная цивилизация? Речная, разве что.

Башлачёв. Нет, Александр. Наличие рек не может быть признаком отдельной цивилизации. Реки есть везде.

Приморская и континентальная цивилизация отличаются концентрацией хозяйственной деятельности и способами наиболее эффективного перемещения людей и грузов, то есть результатов хозяйственной деятельности людей.

Приморская цивилизация характерна стремлением к концентрации хозяйственной деятельности и перевозками по прибрежной поверхности морей.

Континентальная — характерна стремлением к расширению хозяйственной деятельности по пространству земли с использованием для перемещения медленного течения рек.

Да перемещение по рекам — на порядок менее эффективно, чем по прибрежному морю. Но география Русской равнины диктует необходимость великороссам использовать — именно поймы рек для расширения жизнедеятельности, а реки для перемещения.

Поэтому Великий Новгород — это не ареал приморской цивилизации. Это — ареал континентальной цивилизации.

Развитие Новгородской земли невозможно представить без расширения хозяйствования на земле.

Именно такая хозяйственная деятельность расширяла Великий Новгород по поймам рек северной части Русской равнины.

Именно она и привела к созданию Нижнего Новгорода и Великого Устюга.

Великий Новгород — это одно из начал Русской Цивилизации.

Именно в Новгороде появилось понятие «ЗЕМЕЦ».

Земец в Новгороде — это владелец своего хозяйства.

Это и крестьянин, который сам «пахал» землю.

Это и владелец угодий, которые «не пахал», а сдавал в аренду.

Это и владелец лесных угодий, который «промышлял» лесом.

Так что хозяйственная деятельность земцев в Новгороде — это очень широкая хозяйственная деятельность на земле.

В Новгороде все жители — это были вольные люди.

Напомню, древнему обычаю «вольному воля» не менее 1000 лет. И этот обычай очень ценили земцы Новгорода.

Если кратко, то «вольному воля» в Новгороде — это стремление к самостоятельной хозяйственной деятельности.

А отнести развитие этих городов к приморской цивилизации — решительно невозможно.

Швецов. Можно! Причём с непринуждённой лёгкостью.

Я повторюсь — на Земле сейчас одна единственная цивилизация.

И русские — её неотъемлемая часть.

С поправкой на некоторые местные особенности.

Я читаю все эти описания земских порядков и не могу нарыть в памяти хоть одну точку в Европе, где такого не было.

Широкие права местного самоуправления — это визитная карточка европейской цивилизации.

Но если угодно речную цивилизацию, производную от приморской, именовать континентальной — да, пожалуйста.

С географической точки зрения нет разницы. На том и сойдёмся.

Башлачёв. Нет тут предмета ни для спора, ни для дискуссии. А вот о подмене понятия «земство» поговорить стоит.

Если вы, уважаемые читатели, начнете искать книги с определением понятия «земство», то найдете десяток словарей.

И во всех книгах, как под копирку, будет написано одно и то же:

земство — это органы местного самоуправления, учрежденные согласно реформе 1864 года императором Александром Вторым.

Мол, это попытка царизма приспособить самодержавный строй к потребностям капиталистического развития.

Швецов. Да, обычный человек думает именно так! Как так получилось, что в людских головах срок жизни земства уложился в ничтожный отрезок времени от 1864 до 1917 года?

Башлачёв. Чтобы знать, что понятие ЗЕМЕЦ существовало еще в Великом Новгороде — это же надо было прочитать — ну, хотя бы «Краткое пособие по русской истории» Виталия Осиповича Ключевского.

И не будет откровением, что ещё 500 лет назад Козьма Минин — это земский староста в Нижнем Новгороде.

А если читать словари и учебники истории, составленные поклонниками «единственно верного учения» Маркса, то вся история будет сплошным откровением.

Зачем Ключевского читать. Когда его проще запретить…

Земство — это не органы местного самоуправления, учрежденные согласно реформе 1864 года императором Александром Вторым.

Земство — это не попытка приспособить самодержавный строй к потребностям капиталистического развития — как пишут марксисты.

Земство — это уклад жизнедеятельности поселений великороссов в условиях северных условий Русской равнины.

Вся жизнедеятельность великороссов была нацелена на хозяйственное использование возможности земли.

Земля как объект хозяйствования автоматически ограничивала концентрацию великороссов в любом поселении.

Земля на севере Русской равнины «утлая», не позволяющая получать большие урожаи как в Средиземноморье.

Зачем тесниться в одном поселении, когда земли кругом полно.

Конечно, любому развитию необходимо перемещение людей и грузов, то есть результатов их хозяйственной деятельности.

География Русской равнины диктовали великороссам необходимость использовать — именно сухопутные дороги и реки.

Швецов. Ну, тогда нам не должно быть равных в строительстве мостов и дорог! Можно прямо–таки залюбоваться множеством мостов, переброшенных через Оку, Волгу и Дон.

Лёгкие, невесомые сооружения в удобных местах, из–за чего местным жителям не приходится наматывать десятки и сотни километров, как это…

Простите, но вот как раз приходится наматывать–то!

Ладно. С мостами не получилось.

Наверное, перепутал с Китаем.

Но ведь с дорогами всё по–другому! Отличные скоростные трассы, проложенные удобно, соединяют русские города и веси.

Накопленные за века дорожного строительства технологии позволяют не ремонтировать покрытие многие года…

Стоп! Это снова не про нас. Где цивилизация–то тогда?

Или она не в мостах и дорогах, а в чём–то ином? Тогда она очень здорово прячется или потерпела сокрушительное поражение.

Башлачёв. Да, без поражений не обошлось…

И все же Великий Новгород — это одно из начал континентальной Русской Цивилизации. Именно в Новгороде широкое применение нашло понятие «ЗЕМЕЦ». Отсюда и понятие «земство» — уклад жизнедеятельности поселений великороссов в северных условиях Русской равнины.

Любая хозяйственная деятельность на земле, так или иначе связывает соседствующих земцев. Необходимость примирения и привело к созданию земств — особого уклада жизни.

Уже в XII веке земству Новгорода были присущи две особенности.

Первая — это множество экономически самостоятельных «земцев».

Вторая — выборность должностных лиц земской администрации.

Земская жизнь привела к «Вече» Новгорода.

Затем началось избирание посадника с 1126 года, тысяцкого, кончанских и улицких старост в Великом Новгороде.

С XIII века стали избирать правителя для обороны Земли — князя.

В землях северной Руси земская жизнь продолжалась многие века.

Великий Новгород, Великие Луки, Великий Устюг — их расцвет определяли как раз земские порядки.

Эти города — «реперные точки» развития уникальной континентальной Русской Цивилизации.

Но, хоть князьям, хоть царям везде свойственна гордыня.

А гордыня правителя никогда не терпит традиции «вольному воля», не терпит стремление к хозяйственной самостоятельности, не терпит и земского уклада жизни.

И князья Москвы — не исключение. А гордыня меры не знает.

Гордыню князей Москвы соблазняло великолепие Византии.

Когда турки–османы разрушили былое могущество Византии и ободрали всё её золотое великолепие, то было провозглашено: «Москва — третий Рим, а четвертому не бывать!»

Это совершенно вскружило голову «верхам» в Москве.

Но верховные правители на Русской равнине никогда уроки истории не учили. И урок Византии — тоже.

Гордыня никогда и нигде не терпит земского уклада жизни.

Великий Новгород великие князья Москвы разрушили.

И Москва везде на Русской равнине стала назначать наместников.

Но превратить вольных самостоятельных земцев в холопов — это для наместников Москвы было очень непростое дело.

Земство стало сопротивляться наместникам. Почему?..


Герои и драмы земства


Башлачёв. Ко времени начала царствования Ивана IV практика назначения довела наместников до казнокрадства и лихоимства.

В 1547 году последовал бунт «простонародцев».

Жизнь требовала смены практики назначения наместников.

Заслуга Избранной Рады (правительство Адашева и Сильвестра) при молодом Иване IV в том, что им хватило мужества поставить чиновников под контроль «простонародства».

Примененная Избранной Радой новгородская система выборности и сменяемости исключала произвол местных чиновников.

Во–первых, выборность и сменяемость губных и земских старост избавляла верховную власть от недовольства подданных за злоупотребление чиновников.

«Сами выбирали!.. Так что сами и переизбирайте на «лутших»!..»

Во–вторых, люди были заинтересованы избрать «лутших».

А чтобы местные дела велись «по совести», избранных «лутших» заставляли «целовать крест».

В-третьих, выборные старосты обязывались собрать узаконенные подати в «казну». А перед «миром» они обязаны были регулярно давать отчет: куда?.. на что?.. — израсходованы собранные деньги.

В таких условиях много не наворуешь!..

Поскольку дела церкви были в ведении «мира», то на сходе избирался священник. Им мог стать подходящий для этого дела мирянин, совсем не обязательно духовное лицо.

Земские власти выбирались на один год.

Избранные давали перед «миром» присягу крестным целованием.

Попытка избранных продлить свои полномочия рассматривалась как злоупотребление властью.

Самоуправление, введенное Избранной Радой, привело к поразительному расцвету ремесел, предпринимательства и торговли.

И произошло это, прежде всего, в «черносошных» волостях, среди вольных великороссов.

Расцвели Вологда, Сольвычегодск, Холмогоры, Тотьма.

И неслучайно, что в 1556 году вольный вологжанин Осип Непей и двинские вольные люди Фофан Макаров и Михаил Косицин плавали в Англию с торговой миссией в качестве «русских гостей».

А так как гордыня никогда и нигде меры не знает, а бояре историю не учат, то неминуемо было нападение новых «османов» на вторую «золочёную» нео-Византию, Москву.

Этих нео–османов собрала Речь Посполитая.

На грабеж второй нео-Византии пришла вооруженная орда, собранная из «двунадесяти языков» Западной Европы.

Так гордыня бояр неминуемо привела нео-Византию, Москву к повторению участи Византии, к грабежу всего «золочения» Москвы.

Как турки–османы разрушили былое могущество Византии, ободрав всё золотое великолепие, так и нео–османы Речи Посполитой попытались разрушить Москву — «третий Рим».

И тут на защиту Русской Цивилизации встали вольные люди того земства, которое упорно подавляла гордыня князей–царей Москвы.

Козьма Минин, земский староста из Нижнего Новогрода сумел объединить ЗЕМЦЕВ смежных земель.

Земство Поволжья и Севера снабдило войско Дмитрия Пожарского деньгами, оружием и всем необходимым.

Так земство прогнало орду «двунадесяти языков» инородцев.

Швецов. Сдаётся мне, самых главных захватчиков не тронули…

Можно подозревать, что у ополченцев могли быть несколько иные причины, чем описанные в учебниках.

Башлачёв. По моему, тоже — не тронули.

Швецов. Тем не менее, конечный итог одинаков — поляков и их союзников изгнали.

Башлачёв. Главное в тех событиях то, что в начале XVII века Русская Цивилизации сумела избежать судьбы разрушения Византии, когда–то сияющей золотом великолепия.

Земский собор 1613 года избрал на престол Михаила Романова.

Увы, именно это и привело к новой драме земства.

Укрепление центральной власти Московского правителя привело к подавлению вековой русской ценности «вольному воля» и к подавлению земства и соответственно к увеличению холопства.

Ведь именно Михаил Романов превратил зависимость крестьян от землевладельцев «по договору» в зависимость «по закону».

Швецов. Отблагодарил, так отблагодарил!

Ну, а как могло быть по–иному?

А ежели, вдруг, людям на окраинах взбредёт в голову, что надо бы ещё разок до московского кремля прогуляться «конно и оружно»?

Для семейки Романовых, с их ненасытной жаждой власти, нижегородское ополчение было не только кучкой свалившихся с неба полезных дурачков, сделавших всю кровавую работу, но и ужасным сном, ставшим явью.

Вдумайтесь! Окраина решила менять власть в Москве.

И не только решила, но и сделала!

Допустить повторения — было никак нельзя. И пошло–поехало.

Башлачёв. Над Русской Цивилизацией загремели гром и молнии гордыни, которая меры не знает и требует «золотой жизни».

Наступила эпоха «крепостного права».

Даже право промышлять и торговать стало сословной привилегией. По Указу 1658 года переход из посада в посад наказывался смертью.

Это было «обузданием» земской инициативы великороссов.

Швецов. Народ тоже в долгу не остался.

Двести лет спустя захватчиков хлебом–солью встречала не только церковь и дворянство, как это бывало обычно.

Солдаты воевать супротив Наполеона не особо–то желали — дезертирство запредельно (мемуары Кутузова не дадут соврать).

Об ополчении, способном изгнать врага, речь уже и не шла.

«Дубина народной войны» не только прибивала обнаглевших наполеоновских фуражиров, но и гвоздила помещиков аж в 32-х губерниях Российской империи[102].

Да и различали ли крестьяне гусар Наполеона или Александра?

Форма одна и та же, разговаривают по–французски…

Башлачёв. Это было потом через двести лет.

А пока текли десятилетия. Два века Двор Романовых утолял свою гордыню, окружая себя «золоченым» великолепием дворцов.

Так было в Москве, так стало и в новой столице Петербурге.

Но гордыня никогда и нигде меры не знает.

Императоры уроков истории не учат.

Неминуемо следовало ожидать нападения новых «нео–османов».

Что и произошло в 1812 году.

Наполеон привел на грабеж второй «золочёной» нео-Византии, Москвы новую вооруженную орду из тех же «двунадесяти языков» Европы, из которых Речь Посполитая создавала орду два века назад.

Гордыня Двора Романовых неминуемо вела нео-Византию, Москву к повторению участи Византии, к грабежу всего «золочения».

Как турки–османы обдирали золотое великолепие Византии, как нео–османы Речи Посполитой грабли золото Москвы, по тому же пути пришли нео–османы орды Наполеона из тех же «двунадесяти языков» народов Европы. И с той же целью — грабить «золочение» Москвы.

Вот что примечательно. Все время, пока орда Наполеона грабила Москву и западные губернии Империи, сам император Александр Первый и вся знать Петербурга отсиживались в «золоченых» дворцах.

Что, впрочем, неудивительно.

Придется снова вспомнить французского маркиза[103].

А он писал о петербургской знати так:


«… многие из этих выскочек сохранили под теперешним изяществом свою шкуру: они лишь вывернули ее наизнанку, но стоит их поскрести, как шерсть встает дыбом».


Ведь это он писал об инородческой, татарской знати Петербурга.

А такой знати — какое дело, до грабежа Наполеона.

Ведь орда из «двунадесяти языков» народов Европы дворцы этой петербургской знати не грабила.

Вот когда русское войско, которое Кутузов сохранил, прогнало орду «двунадесяти языков» назад в Европу, вот тогда инородческая знать Петербурга и соизволила появиться в побежденном Париже.

Швецов. Я бы оставил в стороне причины и такое вольное описание войны 1812 года.

Хотя! Какого лешего «войны 1812-го года», если рехнувшиеся от «величия» Романовы удобряли поля Европы русской кровью аж с 1799 по 1814-й годы?

С шестой попытки всё–таки затащив Наполеона в Россию!

Но оставим этот разговор военным историкам.

Сухой остаток действительно таков.

Игры с неограниченной властью и стремлением к византийскому «величию» снова привели к сожжению Москвы.

Башлачёв. Да, пора вернуться к теме земства. Ведь закрепощение «по закону» не остановило стремление великороссов к воле.


Земская самостоятельность манила многих


Башлачёв. Основа Русской Цивилизации сдаваться не хотела.

Великая русская традиция и ценность «вольному воля» продолжала действовать. Русские люди стремились к хозяйственной деятельности при неподчинения «барину». Великороссы правдами и неправдами уходили «от крепости». В леса, в новые земли, чтобы распахать, обустроить жизнь на новом месте. Вольная жизнь не умирала, она «перетекала на окраины».

Еще раз напомню данные переписей.

Доля крепостных холопов при переписи 1719 года составляла:

— в Нечерноземном Центре — более 95%;

— в Нижнем Поволжье — более 50%;

— на Севере — почти 50%.

А по переписи 1795 года:

— в Нечерноземном Центре — более 75%;

— в Нижнем Поволжье около 45%;

— на Севере — около 25%.

Ясно: роль крепостных — уменьшалась, вольных — увеличивалась.

К закату «крепостного права», по переписи 1857 года доля вольных великороссов в целом по России больше крепостных.

Так что и в эпоху царства Романовых, не самодержавие и не крепостное право развивало Россию.

Россию, как и Древнюю Русь, развивали вольные люди земства.

Земская жизнь, «перетекая на окраины», раздвинулась от Белого до Черного морей и от Прибалтики до Калифорнии.

Нелишне снова напомнить Ивана Александровича Ильина:


«…предрассудок, будто Россия исторически строилась из государственного центра, его приказами, запретами и произволением.


В действительности русский государственный центр всегда отставал от народного исторически–инстинктивного «разлива».

Государство собирало то, что народ самочинно намечал, начинал, осуществлял и строил.

Народ «растекался» — государство закрепляло.

И вот уже это закрепление народ принимал далеко не всегда охотно и совсем не всегда покорно.[104]»


А холопство, как было сосредоточено в центре, там и осталось.

Повторяю, возьмите выдающихся людей Русской Цивилизации былых веков, которые составляют славу и гордость русского народа.

Выяснится: абсолютное большинство — вольные великороссы: Аника Строганов, Ерофей Хабаров, Семен Дежнев, Никита Демидов, Михаил Ломоносов, Александр Баранов — основатель и правитель русских поселений на Аляске. И другие выдающиеся великороссы.

Когда Ломоносов писал: «Российское могущество прирастать будет Сибирью» он прекрасно знал, что прирастать оно будет трудами вольных великороссов — этих неутомимых землепроходцев.

Понимал Михаил Ломоносов суть Русской Цивилизации.

Именно вольные великороссы открывали и осваивали Сибирь.

Именно с таким настроем позднее начинал свою реформу Петр Аркадьевич Столыпин:


«… на очереди главная задача — укрепить низы. В них вся сила страны. Будут здоровы и крепки у государства, поверьте, и слова русского правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед всем миром. Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа — вот девиз для нас всех, русских!»


Швецов. Когда читаю о взлётах и падениях земства, то каждый раз задумываюсь о том, возможно ли использовать положительный опыт земства в наше время? Если нет, то какой смысл в наших рассуждениях и разглядывании в прошлом третьего расцвета земства и его падения?


Размышления авторов о дальнейшем пути земства


Башлачёв. Сейчас самое время осмыслить тысячелетний опыт земского уклада жизни и земских порядков самоуправления!

Швецов. Осмысливать его надо всё–таки принимая во внимание текущие расклады.

Вот представим, что будет, если прямо сейчас дать бразды правления и казну людям «на местах»?

В первую очередь на эти должности полезут бывшие комсомольские и коммунистические партийные работники.

Во вторую очередь — бывшие чиновники от нынешних времён.

В третью очередь — так называемые «силовики», распихивая первых и вторых локтями (а станется — и пулями).

Местные бандиты тоже в стороне не останутся.

Что на выходе–то получим?

Даже если обратится к опыту былых времён, когда местную власть избирали исключительно из наиболее деятельного купечества, на пушечный выстрел, не подпуская к общественным деньгам людей казённых, то нынешние предприниматели не повязаны ли дальше некуда с перечисленной четвёркой?

Или я слишком мрачен в прогнозах?

Башлачёв. Да! Ты всё точно и ладно разложил по полочкам.

И все же надо знать хорошо забытое старое!

Великороссы умели работать так, как могут работать только вольные люди — не за страх, а на совесть!..

Во все века, во всех русских землях земству требовались — лишь единые законы, единые деньги и единая оборона земель.

Но и все драмы вольного земства во все века происходили от слепой веры в силу верховной власти.

Ведь гордыня верховной власти никогда и нигде не терпит земских порядков. Она везде и всюду хочет назначать наместников.

Неважно, чья гордыня: Царя или марксистского Секретаря.

Непомерная гордыня таких «царей» всегда силой ограничивала самостоятельность земской жизни на местах.

Швецов. Вот не соглашусь я с тем, что «драмы» земства от слепой веры в силу верховной власти.

Заступлюсь я за неё в этот раз.

Вот живёт человек со своею семьёй на хуторе, имея земли вдоволь (невообразимая картина для самого большого государства в мире в любое мгновение его существования, не правда ли?).

Что ему надо по большому–то счёту?

С соседями он договорится без всякой власти.

От «общества» ему нужно время проведения ярмарок–торгов, и чтобы его не убили и не ограбили по пути (то есть, заплатить пару налогов и сборов на содержание полиции). Всё!

Весь свод законов «местного самоуправления» в двух предложениях.

Где тут место всяким «сельским старостам», главам местного «Совета» и прочим?

Хотите расселиться и иметь СВОЮ землю?

А мы–то, «власть на местах», что тогда делать будем?!

Смотрю я на эту нынешнюю «власть» в сельских советах.

Денег — ноль. Разрешить какую–то проблему не могут изначально — запрос в район/область, ответ из района/области (это сейчас при наличии почты и интернета).

А вот не дать какую–то справку исключительно по своей прихоти — вот это наше всё. Власть же!

И в глазах, считай у каждого, только рублики мелькают — сколько содрать вот с этого? Это — тоже очередная драма «земства»?

Или всё–таки воли у нас не хватает именно простому человеку, а не неким «органам местного самоуправления»?

Башлачёв. Да–да! Воли не хватает именно простому человеку.

А «органам местного самоуправления» нельзя давать волю принимать «желаемые им законы».

Напомню, примененная Избранной Радой при Иване Грозном, система власти исключала произвол местных чиновников.

Во–первых, люди были заинтересованы избрать «лутших». А чтобы дела велись «по совести», избранные «целовали крест».

Во–вторых, выборные старосты обязывались собрать узаконенные подати в «казну». А перед «миром» они обязаны были регулярно давать отчет: куда?.. на что?.. — израсходованы собранные деньги.

В таких условиях много не наворуешь!..

Швецов. И создала эти условия именно та самая верховная власть!

Но рассмотрим пример, когда она же явно дала маху.


О «подводных камнях» самоуправления


Швецов. Разумеется, нужно учитывать опыт прошлого.

Ведь власть на местах далеко не всегда положительная штука.

Мы упустили одну очень важную деталь.

Екатерина Вторая отняла крепостных у духовенства.

Но изменился ли образ жизни этих людей?

Вольные великороссы расселялись хуторами и небольшими деревеньками в несколько домов.

Так было проще и удобнее возделывать землю — пашня и пастбище рядом, не надо тратить время на перемещение.

Крепостных же собирали «в кучу», ближе к «барской» пашне — так было удобнее владельцу.

Не становились ли такие люди заложниками земских порядков и своего скученного положения?

Привыкнув к укладу «в куче», не всякий бывший крепостной осмеливался покинуть общину и жить на отшибе, но вольно.

Для этого нужно было рискнуть, бросить свою избёнку, уехать на пустоши или каким–то образом выделить себе надел из общего пользования.

Отпускала ли сельская община таких людей?

Или старалась удержать, чтобы всё было «по справедливости»?

С тем же самым должны были столкнуться освобождённые в 1861-м году.

Крестьян же обязали выкупать землю, а тут ещё такие расходы!

Крепостных в 1861-м году освободили так, что крестьянин угодил из огня да в полымя.

Из цепких рук крепостного помещика он угодил в крепкие объятия сельской общины.

Казалось бы — односельчане, чего бояться–то?

Но кто мог оказаться во главе бывшей крепостной деревеньки?

Не тот ли, кто был старостой при барине?

Порядки–то новые, да привычки–то старые!

У этих людей был опыт управления и своих односельчан они знали лучше, чем кто–либо ещё.

Свидетель того времени Глеб Иванович Успенский в своей книге «Поездки к переселенцам» (глава XVI. Ссыльные поселенцы) приводит пример, когда сельскую общину возглавил отпетый проходимец и уголовник, которому даже отбывание срока в тюрьме не помешало оставаться её главой.

А сельская община была наделена и полицейскими функциями.

Угодить в Сибирь по приговору деревенского схода?

Да проще пареной репы!

Снова слово Успенскому:


«В десятилетие 1867–76 годов сослано 151 585 чел., причем по суду сослано в Западную Сибирь семь тысяч, а административным порядком 78 с половиною тысяч».


Страшные цифры. «Обчества» сослали в Сибирь в 10 раз больше людей, чем царские суды.

Как раз после отмены крепостничества.

Не улетали ли в далёкие края за казённый счёт те, кто осмеливался противиться воле деревенских «воротил» или мешал их планам своей кипучей деятельностью?

Кто бы ещё сомневался, что вылетали они не только с треском, но и с клеймом вора или пьяницы.

Что ты докажешь, когда против тебя вся деревня?

Не виноват? Дык, в тюрьме все так говорят. И в ссылке тоже.

Не нравится, как сеем, как землю пашем?

Иностранцы, говоришь, по–другому делают?

Ах, да ты — иноземный шпиён!

Вот в главе 21 мы рассмотрели нормальный закон распределения.

И пришли к выводу: признак здорового общества, когда в обществе преобладает созидательный настрой и происходит увеличение доли «деятельных» и уменьшается доля «дармоедов».

Но откуда могло на земле умножаться количество «деятельных», когда им не давали на этой земле развернуться?

Царская власть никогда и не скрывала, почему отдала всю власть сельским общинам.

Это делалось, чтобы «не допустить расслоения».

То есть, кого угораздило родиться трудягой, должен был тянуть на своём горбу тех, кто предпочитал особо не утруждаться.

Возразят мне, что община решала всё «по справедливости».

Но взять тот же пресловутый земельный вопрос, на котором так ловко сыграли марксисты в 1917-м.

Деление земли «по справедливости» — очень зыбкая штука на самом деле.

Раздавать всем участки, дробя их на кусочки, чтобы никому не было обидно? Справедливо!

Раздать землю по жребию раз и навсегда — с какой–то стороны и это справедливо.

Разделить участки и также разделить долги общины в зависимости от урожайности розданных участков — тоже справедливо!

Многие, защищая общинный уклад, приводят в пример такое удачное и весьма живучее русское явление, как артель.

Но у артели есть одно замечательное свойство — известно, когда это всё совместное житьё–бытьё кончится.

Артель создаётся под определённую работу, которая одному не под силу. Или на сезон.

Какое–то время можно потерпеть рядом человека, взгляды которого на жизнь сильно отличаются от твоих.

Лишь бы трудился, как надо, и не подставлял.

Община же — навсегда. В таких условиях того, кто сильно раздражает, стремятся извести.

Башлачёв. Ну! Александр — «не сгущай краски».

То, что описывает Глеб Успенский — это «отрыжки» крепостного права в центральных губерниях царской России — после его отмены.

В вольных поселениях Севера — это, вряд ли, могло случиться.

В них такой отпетый проходимец, о котором пишет Успенский, просто бы не задержался. Тем более, уголовника после отбывания тюрьмы — вряд ли бы избрали старостой.

Этот проходимец — это же подобие 3 отова на заводе в Кыштыме.

В проходимце как раз и проявился тот комплекс бывшего раба, который использовали арабы для управления рабами галеры.

У проходимца тоже был навязчивый комплекс «раба на галере».

«Раб на галере» жаждал не свободы, он жаждал получить в свои руки бич, чтобы хлестать других рабов.

Тот проходимец из рассказа Успенского — тоже не жаждал свободы. Он жаждал того «бича», который давала ему власть над общиной.

Швецов. Конечно, не могло! Потому как на Север и ссылали в том числе. И сельских общин, получившихся из бывших крепостных деревень, там тоже было с гулькин нос. Что мы в соответствующей главе показали и обсудили. Лицо Российской империи, всё–таки это не относительно вольный Север с 1,2 млн. податного населения на 1857 год, а Нечерноземный и Черноземный центры (10,2 и 8,8 млн. податных соответственно).

Башлачёв. Всё это — издержки самостоятельности, а никак не её возможности.

Ты прав царская власть не скрывала, что наделяла сельские общины — именно для того, чтобы «не допустить расслоения».

Именно это и разрушил Петр Столыпин. Потому его и убили.

Так что в укладе земства надо отделять зерна от плевел.

Истории Русской Цивилизации — как минимум 1000 лет.

На фоне такого интервала и написанное Успенским, и нынешнее паразитическое мироустройство русской жизни — это «миг».

Поэтому, как говорится: «Еще не вечер!..

Жаль, конечно, что этот «миг» паразитического мироустройства приходится на нашу с вами жизнь, уважаемый читатель…

Швецов. Поскольку национальной элиты русский народ в Российской Империи не имел, то поднятое Столыпиным знамя преобразований никто не подхватил — из дворян ему на замену никто не встал. Струсили. Но Пётр Аркадьевич сумел отомстить за эту трусость и из могилы. В Октябрьском перевороте приняли весьма деятельное участие те переселенцы, которые успели уехать из центра России, но не успели поселиться до отмены реформы. Когда они вернулись, то их имущество уже растащили односельчане («А чо добру пропадать–то?»). Именно это множество обиженных властью людей стало прекрасной взрывчаткой для «вихрей революции». И именно они квитались с трусливой дворянской «аристократией» с особой жестокостью. Заодно вымещая злобу и на более зажиточных односельчанах. Этих последствий отмены реформы ни тогдашняя власть, ни дворянство, ни сельские общины предвидеть и исправлять не желали.


Чем закончился третий расцвет земства


Башлачёв. Земство питало империю. Но гордыня Романовых непреклонно требовала не только «золочения» но и удлинения титула: «Император и самодержец всероссийский, царь польский, великий князь финляндский и прочая, и прочая…».

В главе 21 приведен график нормального закона распределения, показывающий, что крепостное право Дома Романовых «расщепило» великороссов на две группы — крепостных и вольных.

Нормальный закон распределения — многомерная функция.

Его можно представить в координате «знание–гордыня» — диаграмма 24.1.



Гордыня неминуемо уменьшает необходимость знаний.

И наоборот, широта и глубина знаний — уменьшает гордыню.

На примере Двора Романовых это вполне очевидно.

Гордыня непрерывно требовала «золочения» и удлинения титула.

Как это гордыня может позволить, чтобы её пытались учить.

Гордыня Двора Романовых требовала новых территорий.

Зачем ей знать какие–то климатические, психологические и генетические особенности развитием Русской Цивилизации.

Тем более учить уроки Византии. Ведь сказано же:

«Москва — третий Рим, а четвертому не бывать!»

Зачем «Помазаннику Божиему» какие–то новые знания?

Ведь сказано же «…четвертому не бывать!»

Вот двор Романовых уроки Истории и не учил.

Копирование «золотой» Византии неминуемо вело Россию, нео-Византию к участи Византии, к грабежу «золоченых» столиц.

В «золоченую» Москву хлынули новые нео–османы, марксисты…

Швецов. А вот об этом, и как оно отразилось на демографии великороссов, мы поговорим во второй части книги!


Послесловие


Башлачёв. Начали мы беседы с вопросов:

Что может связывать христианина и ортодоксального язычника?

Убеждённого консерватора и вольнодумца?

Противника абортов и сторонника их легализации?

Сторонника Русской цивилизации и отрицающего наличие таковой?


Казалось, такое разительное отличие мировоззрения никакого положительного результата дать не может — в принципе.


Однако длительное обсуждение былого демографического развития, охватывающее интервал времени — 270 лет и географическое пространстве от Белого до Черного морей и от Прибалтики до Тихого океана и далее до Аляски Калифорнии — практически нивелировали казалось принципиальные различия мировоззрения.

Ведь при всем различии мировоззрения оба автора ни на минуту не забывали, что обоих связывает угроза гибели в текущем 21-м веке русского народа, к которому оба принадлежат.


Швецов. В нашей беседе мы очень много говорили о количестве. А когда говорят о количестве, то рано или поздно встаёт вопрос о качестве. Но трудность в том, что мы говорили о людях.

Как можно рассуждать о качестве человека? Это же сейчас быстрее любого эха мгновенно отзывается воплем «Фашизм!», а рослые служивые люди услужливо поднесут тебе статейку на выбор. Только не из местной газеты, а из УК РФ — «реабилитация чего–нибудь», «оскорбление кого–нибудь», «призыв к чему–нибудь» или куда проще — «экстремизм». Поэтому я подожду–ка до лучших времён, а в завершение беседы приведу одно замечательное свидетельство того времени, на котором мы остановили эту беседу.

В Первую Мировую войну Николай Романов пообещал Польше независимость. И, поверив царскому слову, многие поляки пошли воевать за Российскую Империю. Один из таких добровольцев, Ришард Болеславский, оставил после себя заметки очевидца событий 1916–18 годов в виде книги «Путь улана».

Так вот, когда революционные вихри достигли воюющей армии, то из трёх сотен польских улан только один решил, что он нужен «мировой революции», и перешёл на сторону большевиков. Остальные попытались продолжить воевать, но бросили это дело, увидев, как русские стреляют русским в спину. Попытки же натравить польских улан на своих офицеров или стравить их между собою закончились полным провалом со стороны революционных агитаторов. Полк в полном составе попытался прорваться на свою Польскую Родину. А когда не получилось — стали прорываться по одному.

Поляков не получилось заставить убивать друг друга за идею, какой бы прекрасной с виду она не была. А вот русские до сих пор готовы истреблять друг друга по малейшему идеологическому разногласию.

Но не все.

Некоторые книгу написали, вместо того, чтобы быть, как люди — если уж не поубивать друг дружку из–за разницы во взглядах, так разругаться навеки вечные.

Башлачёв. Александр, зачем обманывать читателя? Не книгу — а две книги.

Швецов. Да. Верно. Две книги. Да ещё и о третьей подумывают. Сколько вот из тех, кто прочитал эти строки, нас с Вами из русских выписало, Вениамин Анатольевич?!

Благодарности

Судьба этой книги такова, что невозможно упомнить всех, кто помогал и поддерживал в меру сил и возможностей. Да и некоторые посчитали лучшим остаться безымянными.

Поэтому поимённо благодарить никого не будем, посчитав, что эта помощь от лица всего Русского народа.

Простите нас за эту смелость!

Примечания

1

№ 1 том 27 январь — март 2014, с.101–104. http://vsenauki.ru/upload/iblock/d5b/rajt01_2014_eng_small.pdf.

(обратно)

2

с. Леонид Филатов»

(обратно)

3

Ричард Никсон. Настоящая война, «The Real War», 1978.

(обратно)

4

Астольф де Кюстин. Россия 1839. Письмо семнадцатое, стр.289. http://www.hrono.ru/libris/lib_k/kus_17.php

(обратно)

5

М. В. Ломоносов. Сочинения. «Современник», М. 1987, стр.253.

(обратно)

6

В. И. Ленин. Письмо к съезду от 31 декабря 1922 года. «К вопросу о национальностях или об «автономизации».ПСС, издание 5-е, т. 45, стр.356–362.

(обратно)

7

Стенографический отчет XII съезда РКП(б).Заседание четырнадцатое. Стр. 613. https://rabkrin.org/xii-sezd-rkp-b-stenograficheskiy-otchet-kniga/

(обратно)

8

Игорь Шафаревич. Русский вопрос. «Алгоритм», М. 2003, с. 129.

(обратно)

9

В. И. Ленин. Письмо к съезду от 31 декабря 1922 года. «К вопросу о национальностях или об «автономизации». ПСС, издание 5-е, т. 45, стр 356–362.

(обратно)

10

https://statehistory.ru/books/kollektiv-avtorov_Rossiyskaya-Imperiya-ot-istokov-do-nachala-XIX-veka---Ocherki-sotsialno-politicheskoy-i-ekonomicheskoy-istorii/16

(обратно)

11

ДемоскопWeekly — Приложение. Справочник.http://demoscope.ru/weekly/ssp/census.php? Cy=0

(обратно)

12

Кристоф Вандескрик (ChristopheVandeschrik).Демографический анализ. Академический Проект «Гаудеамус», М., 2005. стр.10–11.

(обратно)

13

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет. «Просвещение», М., 1973.

(обратно)

14

Госстатиздат. Москва. 1956.http://istmat.info/node/72

(обратно)

15

Ключевский В. О. Краткое пособие по русской истории. Рассвет, М. 1992, стр.118.

(обратно)

16

Научно–популярное издание. «Вече» 2011— Серия «тайны Российской империи». http://samlib.ru/a/ali_s/rabstwo.shtml

(обратно)

17

Керженцев Б. Ю. Окаянное время. Россия в XVII–XVIII веках, стр.59. https://www.rulit.me/books/okayannoe-vremya-rossiya-v-xvii-xviii-vekah-read-345780-59.html

(обратно)

18

В. О. Ключевский. Краткое пособие по Русской истории. Издание 1907 года, переиздание «Рассвет», М., 1992, с.129.

(обратно)

19

Тарасов Б. Ю. Россия крепостная. История народного рабства. Научно–популярное издание. «Вече» 2011 — Серия «тайны Российской империи». http://samlib.ru/a/ali_s/rabstwo.shtml

(обратно)

20

«Просвещение», М., 1973.

(обратно)

21

«Просвещение», М., 1973.

(обратно)

22

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет. «Просвещение», М., 1973, стр.30.

(обратно)

23

М. В. Ломоносов. Сочинения.«Современник», М. 1987, стр.253.

(обратно)

24

А. Г. Аршин. Население России за 100 лет (1813 – 1913).Под редакцией академика С. Г. Струмилина. Глава 1 Госстатиздат. Москва. 1956. http://istmat.info/node/72

(обратно)

25

М. М. Медков. Демография. Учебник. ИНФРА-М. М. 2004. стр.495.

(обратно)

26

С. А. Новосельский. Смертность и продолжительность жизни в России. Типография Министерства Внутренних Дел. Петроград 1916, стр.86.

(обратно)

27

http://www.demoscope.ru/weekly/app/long_industr.php

(обратно)

28

The Russian Academic Journal, № 1, том 27, январь–март 2014.

(обратно)

29

http://vsenauki.ru/upload/iblock/d5b/rajt01_2014_eng_small.pdf

(обратно)

30

The Russian Academic Journal

(обратно)

31

http://izd.pskgu.ru/projects/pgu/storage/prj/prj_19/prj_19_10.pdf

(обратно)

32

http://riss.ru/demography/demography–science–journal/6364/

(обратно)

33

№ 4 (8) 2014. стр.81–89

(обратно)

34

Электронная библиотека «ЛИТ МИР» http://www.litmir.co/bd/?b=264232

(обратно)

35

http://demoscope.ru/weekly/ssp/rus_age1_gub_97.php? reg=0

(обратно)

36

Дж. Бокс и Г. Дженкинс. Анализ временных рядов.(Перевод с английского). Издательство «Мир». М., 1974.

(обратно)

37

С. А. Новосельский. Смертность и продолжительность жизни в России.Типография Министерства Внутренних Дел.Петроград 1916, стр.120–134.

(обратно)

38

ДемоскопWeekly — Приложение. Справочник. http://demoscope.ru/weekly/ssp/census.php? cy=0

(обратно)

39

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет.«Просвещение», М., 1973.

(обратно)

40

ДемоскопWeekly — Приложение. Справочник. http://demoscope.ru/weekly/ssp/census.php? cy=0

(обратно)

41

Пояснительные замечания и инструкционные указания. Всесоюзная перепись населения 1926. Т. IX. РСФСР. М.: 1928. С.201–209. Т.XVII СССР. М.: 1929. С. 97–105

(обратно)

42

По публикациям http://demoscope.ru/weekly/pril.php.

(обратно)

43

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет.«Просвещение», М., 1973.

(обратно)

44

ДемоскопWeekly — Приложение. Справочник. http://demoscope.ru/weekly/ssp/census.php? cy=0

(обратно)

45

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет.«Просвещение», М., 1973.

(обратно)

46

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет.«Просвещение», М., 1973.

(обратно)

47

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет.«Просвещение», М., 1973.

(обратно)

48

https://www.marxists.org/russkij/marx/1848/manifesto.htm

(обратно)

49

Демографический Ежегодник СССР. 1990. «Финансы и статистика». М. стр.131

(обратно)

50

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет.«Просвещение», М., 1973.

(обратно)

51

Андрей Гринев. Русская Америка,«Былое». № 12. 1996. стр.10–11.

(обратно)

52

ДемоскопWeekly — Приложение. Справочник. http://demoscope.ru/weekly/ssp/census.php? cy=0

(обратно)

53

Швецов С. П. Город Барнаул по переписи 26 марта 1895 г. Алтайский сборник. Т. 2. Вып. 1–2. Барнаул: Типо–Литография при Главном Управлении Алтайского округа, 1898.

(обратно)

54

В. Г. Тюкавкин Великорусское крестьянство и столыпинская аграрная реформа. М., 2001. С. 251.

(обратно)

55

А. Г. Рашин. Население России за 100 лет (1813 – 1913).Под редакцией академика С. Г. Струмилина.Госстатиздат. Москва. 1956. http://istmat.info/node/72

(обратно)

56

Жак Маржерет. Состояние Российской державы и Великого княжества Московского. Париж, 1607.

(обратно)

57

Шевченко Н. Г. Социально–экономическое развитие Кубани в концеXVIII — первой половинеXIX века. http://www.e-reading.by/chapter.php/1033004/17/Po_stranicam_istorii_Kubani._Kraevedcheskie_ocherki.html

(обратно)

58

Из государственного архива Ставропольского края. http://www.stavarhiv.ru/deyatelnost/publikacii/reforma_stv.html

(обратно)

59

ДемоскопWeekly — Приложение. Справочник. http://demoscope.ru/weekly/ssp/census.php? cy=0

(обратно)

60

По публикациям: http://demoscope.ru/weekly/pril.php.

(обратно)

61

А. Дикий. Неизвращенная история Украины–Руси — «Самотека», М. 2007, с. 284.

(обратно)

62

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет. «Просвещение», М., 1973.

(обратно)

63

https://www.turkaramamotoru.com/ru/Аспарух-257197.html

(обратно)

64

А. Дикий. Неизвращенная история Украины–Руси — «Самотека», М. 2007, с.220.

(обратно)

65

А. Дикий. Неизвращенная история Украины–Руси — «Самотека», М. 2007, с. 222.

(обратно)

66

Guillaume Le Vasseur de Beauplan. Description d'Vkranie, Qui sont plusieurs prouinces du royaume de Pologne. Contenuës depuis les confins de la Moscouie,iusques aux limites de la Transilvanie. https://books.google.ru/books? id=Mh8VAAAAQAAJ&hl=fr&sitesec=reviews

(обратно)

67

Гильом де Боплан. Описание Украины, Областей Королевства Польского,Лежащих между пределами Московии и Трансильвании. Глава «О крымских татарах». Перевод с франц. Санкт Петербург 1852. Стр. 52. https://www.wdl.org/ru/item/14747/view/1/19/

(обратно)

68

Кабузан В. М. Заселение Новороссии (Екатеринославской и Херсонской губерний) в XVIII — первой половине XIX вв.(1719–1858 г). Наука, М, 1976, с. 159

(обратно)

69

ДемоскопWeekly — Приложение. Справочник. http://demoscope.ru/weekly/ssp/census.php? cy=0

(обратно)

70

По публикациям http://demoscope.ru/weekly/pril.php.

(обратно)

71

А. Дикий. Неизвращенная история Украины–Руси — «Самотека», М. 2007, с. 219.

(обратно)

72

ДемоскопWeekly — Приложение. Справочник. http://demoscope.ru/weekly/ssp/census.php? cy=0

(обратно)

73

ДемоскопWeekly — Приложение. Справочникhttp://demoscope.ru/weekly/ssp/census.php? cy=0

(обратно)

74

В. А. Ионцев, Н. М. Лебедева, М. В. Назаров, А. В. Окороков. Эмиграция и репатриация в России.

(обратно)

75

М. В. Ломоносов. Сочинения.«Современник», М. 1987, стр.250–253.

(обратно)

76

Д. Менделеев. К познанию России // «Айрис–Пресс», М., 2002, с.118–125

(обратно)

77

Максимов C. По Русской земле – «Советская Россия» 1989, с.20–26.

(обратно)

78

Даль В. Избранные произведения – «Правда». 1983, c.206–207.

(обратно)

79

Мельников–Печерский. На горах. Книга Первая. Часть первая. Стр. 1.

(обратно)

80

Богоявленский А. Тарусская летопись, переиздание. Альманах «Тарусский провинциал», 1991, с. 18.

(обратно)

81

И. Ф. Бурдонъ и А. Д. Михельсонъ. Объяснительный. словарь 30000 иностранных слов, Москва, 1871,.

(обратно)

82

Lars Mytting Norwegian Wood: Chopping, Stacking, and Drying Wood the Scandinavian Way.

(обратно)

83

Из архива автора.

(обратно)

84

Журнал «Хутор», 1-й год издания,1906 год, № 7, с. 540–543.

(обратно)

85

Шепелев Л. Е. Чиновный мир России: XVIII — начало XX в. — СПб.: Искусство-СПб», 1999. — 479 с.

(обратно)

86

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет. «Просвещение», М., 1973, с.136,138.

(обратно)

87

http://www.eshatologia.org/554-sovetskiy–soiuz–ne–rossiya.html

(обратно)

88

А. Максимов. Уссурийский край. Очерки и заметки — Журнал «Русский вестник», том 197, август 1888, с. 270

(обратно)

89

Водарский Я. Е. Население России за 400 лет. «Просвещение», М. 1973, с. 75.

(обратно)

90

Я. Е. Водарский. Население России за 400 лет. «Просвещение», М. 1973, с. 56.

(обратно)

91

Астольф де Кюстин. Россия 1839. Письмо семнадцатое, стр.289. http://www.hrono.ru/libris/lib_k/kus_17.php

(обратно)

92

Научно–образовательный портал. http://www.2fj.ru/istoriya/dvoryanstvo.php

(обратно)

93

http://slavanthro.mybb3.ru/viewtopic.php? T=5134. http://www.apn.ru/index.php? newsid=21603

(обратно)

94

http://slavanthro.mybb3.ru/viewtopic.php?t=5134&start=0&postdays=0&postorder=asc&highlight=

(обратно)

95

Журнал «Нива» № 1 за 1909 год.

(обратно)

96

Шепелёв Л. Е. Чиновный мир России: XVIII — начало XX вв.

(обратно)

97

С. А. Новосельский. Смертность и продолжительность жизни в России. Типография Министерства Внутренних Дел.Петроград 1916, стр.120–134.

(обратно)

98

http://www.eshatologia.org/554-sovetskiy–soiuz–ne–rossiya.html

(обратно)

99

Мельников–Печерский, «На горах» (1875–1881)

(обратно)

100

В. И. Ленин. Письмо к съезду от 31 декабря 1922 года.«К вопросу о национальностях или об «автономизации». ПСС, издание 5-е, т. 45, стр.356–362.

(обратно)

101

Стенографический отчет XII съезда РКП(б). Заседание четырнадцатое. стр.613. http://www.vkpb2kpss.ru/book_view.jsp? idn=002412&page=418&format=html

(обратно)

102

Абалихин Б. С. Особенности классовой борьбы в России в 1812 г. //Из истории классовой борьбы в дореволюционной и Советской России. Волгоград, 1967, с. 130.

(обратно)

103

Астольф де Кюстин. Россия 1839.Письмо семнадцатое, стр 289. http://www.hrono.ru/libris/lib_k/kus_17.php

(обратно)

104

http://www.eshatologia.org/554-sovetskiy–soiuz–ne–rossiya.html

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • Введение
  • Глава 1. Что есть русский народ
  •   Немного истории про русофобию
  •   О «генетическом портрете» русского народа
  •   О древности понятий «Русская земля» и «Русские люди»
  •   О путях развития русского языка
  •   О «метастазах» русского самосознания
  •   Что можно определить по переписям
  •   Краткий обзор условий развития великороссов
  •   О геодемографическом ансамбле (ГДА)
  •   Кратко о переписях
  • Глава 2. Великороссы и крепостное право:1649–1861 годы
  •   Как ввели крепостное право
  •   О крепостных великороссах
  •   О вольных великороссах
  • Глава 3 Нечерноземный Центр 1646–1860 гг
  •   Что надо исследовать во времена крепостного права
  •   «Я взглянул … душа моя страданиями уязвлена стала»
  •   Губернии Нечерноземного Центра при крепостном праве
  •   Петр Кропоткин о крепостных нравах своего отца
  •   Ещё о приросте вольных и крепостных великороссов
  •   О домах в Нечерноземном Центре
  • Глава 4. Возможности альтернативной демографии
  •   О недостатках академической демографии
  •   Нужна ли альтернативная демография?
  •   О достижениях точных естественных наук ХХ века
  •   О точном методе измерения демографического развития
  •   Пример измерителя потока растущих детей губернии
  •   О потоке 20-летних Калужской губернии в 1894–1914 гг.
  • Глава 5. Нечерноземный Центр 1861–1917 гг
  •   Губернии неравномерных потоков
  •   Что же случилось в начале 1890-х?
  •   Оценка Нечерноземного Центра потоком 20-летних
  •   Численность великороссов Нечерноземного Центра
  •   Фотографии Нечерноземного Центра
  • Глава 6. Черноземный Центр
  •   Из описаний Ивана Сергеевича Тургенева
  •   Потоки растущих детей губерний Черноземного Центра
  •   Оценка Черноземного Центра потоком 20-летних
  •   О русском языке в Черноземном Центре
  •   О численности великороссов Черноземного Центра
  • Глава 7. Нижнее Поволжье
  •   Потоки растущих детей губерний Нижнего Поволжья
  •   Оценка развития Нижнего Поволжья потоком 20-летних
  •   О численности великороссов Нижнего Поволжья
  • Глава 8. Север
  •   Как уходили от крепостной зависимости
  •   Потоки растущих детей губерний Севера
  •   Оценка развития Севера потоком 20-летних
  •   О динамике численности великороссов Севера
  •   Иллюстрации демографического развития Севера
  • Глава 9. Среднее Приуралье
  •   Потоки растущих детей губерний Среднего Приуралья
  •   Поток 20-летних Среднего Приуралья
  •   О численности великороссов Среднего Приуралья
  •   Иллюстрации развития Северного Приуралья
  • Глава 10. Южное Приуралье
  •   Этюд. Об управлении рабами
  •   Потоки растущих детей губерний Южного Приуралья
  •   Поток 20-летних Южного Приуралья
  •   О динамике численности великороссов Южного Приуралья
  •   Иллюстрации развития Южного Приуралья
  • Глава 11. Сибирь
  •   О жизни вольных великороссов Сибири
  •   О Русской Америке
  •   Важное отступление от административного деления
  •   О развитии характерных регионов Сибири
  •   Поток 20-летних характерных губерний Сибири
  •   О динамике численности великороссов Сибири
  •   Иллюстрации развития Западной Сибири
  • Глава 12. Степной Край
  •   Размышления о прошлом и будущем Степного края
  •   Характеристика Степного края при Царской России
  •   К истории Степного края
  •   Потоки растущих детей округов и уездов Степного Края
  •   О динамике численности великороссов Степного Края
  •   О реформе Столыпина
  •   Иллюстрации развития Степного Края
  • Глава 13. Нижний Дон и Прикавказье
  •   О временах крепостного права
  •   О развитии после крепостного права
  •   Поток 20-летних Нижнего Дона и Прикавказья
  •   О численности великороссов
  •   Взгляд в ХХ век
  •   О динамике численности великороссов
  • Глава 14. Среднее Приднепровье
  •   Об истории Среднего Приднепровья
  •   Потоки растущих детей губерний Среднее Приднепровья
  •   Поток 20-летних Среднего Приднепровья
  •   О численности великороссов Среднего Приднепровья
  •   Иллюстрации Среднего Приднепровья
  • Глава 15. Новороссия
  •   Об истории освоения Новороссии
  •   О крепостных временах Новороссии
  •   Развитие Новороссии после отмены крепостного права
  •   Поток 20-летних Новороссии
  •   О динамике численности великороссов Новороссии
  •   Взгляд в ХХ век
  •   О динамике численности великороссов Новороссии
  • Глава 16. Прикарпатье
  •   Прикарпатье времен крепостного права
  •   О социальных порядках Речи Посполитой
  •   Потоки растущих детей губерний Прикарпатья
  •   Поток 20-летних Прикарпатья
  •   О численности великороссов Прикарпатья
  •   Еще об отличии Прикарпатья от Среднего Приднепровья
  • Глава 17. Верхнее Приднепровье
  •   Времена крепостного права
  •   Поток 20-летних Верхнего Приднепровья
  •   О численности великороссов Верхнего Приднепровья
  •   Иллюстрации развития Верхнего Приднепровья
  • Глава 18. Периферия Царской России
  •   Привислинские губернии
  •   Прибалтика.
  •   Закавказье
  •   Туркестан
  • Глава 19. Институт семьи великороссов, побуждающий растить детей
  •   О нравственном законе демографического развития
  •   Институт семьи Русской Цивилизации
  •   О законе саморазвития Русской Цивилизации
  •   О двух– и трех–поколенных семьях
  •   Свояковые связи в Русской Цивилизации
  •   Хозяйствование семьи великороссов — это особый уклад
  •   Об институте бабушек и дедушек Русской Цивилизации
  •   О гигиене семей великороссов Севера
  •   О кормильцах в семьях Русской Цивилизации
  • Глава 20. Особенности жизни великороссов
  •   Об особенностях Русской равнины
  •   Что делать великороссу зимой
  •   Две экономики великоросса
  •   Губернии разные и доходы разные
  •   Две губернии — два способа добывания денег
  •   Об особенностях русского духа
  •   О ремеслах и промыслах великороссов
  •   О пространстве пригодном для русской жизни
  •   Ещё о том, как устраивали жизнь предки автора книги
  •   О земледелии в верховьях Волги
  • Глава 21. Куда стремились вольные великороссы
  •   О законе распределения великороссов
  •   Вольный великоросс — деловой человек
  •   Крестьяне — великороссы жили не только в деревне
  •   О выдающихся людях из вольных великороссов
  •   О крахе проекта петербургских чиновников
  •   Как осваивали землю Уссурийского края великороссы
  • Глава 22. Почему Царская Россия сохраниться не могла
  •   О главных группах неподатных
  •   Динамика численности дворянства Царской России
  •   Численность дворянства в XVII и первой половине XVIII века
  •   Число крепостных на одного помещика
  •   Как отнеслось дворянство к отмене крепостного права
  •   Почему в Царской России такой прирост дворянства?..
  •   Что не делает чести русским царям
  •   Об эксплуатации великороссов
  • Глава 23. Обобщение демографического развития великороссов
  •   Первый блок. Времена крепостного права
  •   Второй блок. Времена после отмены крепостного права
  •   Третий блок. Основы демографического развития
  •   Четвертый блок. О служилых Дома Романовых
  • Глава 24. Земство — почва Русской Цивилизации
  •   Герои и драмы земства
  •   Земская самостоятельность манила многих
  •   Размышления авторов о дальнейшем пути земства
  •   О «подводных камнях» самоуправления
  •   Чем закончился третий расцвет земства
  • Послесловие
  • *** Примечания ***