Боги не врут... (fb2)

- Боги не врут... [СИ] (а.с. Хранитель-1) 1.21 Мб, 349с. (скачать fb2) - Александр Иванович Седых

Настройки текста:



Боги не врут...

Пролог

Разговор в верхах.

- Ты мне должна! Это я готовлю смертных к встрече с тобой! - богиня судьбы гневно уставилась на богиню смерти.

- Я могу забрать их и без подготовки, - усмехнулась богиня смерти. Судьба выглядела такой хорошенькой, когда злилась.

- Что они тебе дадут, без энергии? - продолжала злиться Судьба.

- Ладно! Уговорила! Дам я тебе одну, подходящую для твоей цели, душу. Как ни странно, она зависла на нуле энергии. Не могу отправить её ни на исправление, ни на перерождение. С нулём на балансе она проникнет в любую вселенную, - наконец, сдалась Смерть. Ей самой хотелось посмотреть, что получится из попытки Судьбы побороться с хаосом. Не так часто появляются прорывы в мутные миры. Первозданный хаос когда-то, очень давно, даже по меркам богов, накрыл некоторую область мирозданья и искажал все попытки богов восстановить равновесие. Зачастую в той области законы богов срабатывали совсем не так, как им хотелось, даже если боги с большим трудом туда прорывались.

- Наконец! Давно бы так, - довольно проворчала Судьба. В отличие от Смерти, душами она не владела. Она их только направляла.

- Имей в виду, — это душа не телохранителя, а, пожалуй, лучшего убийцы в одном из магических миров, весьма своеобразная душа. Представь себе мага жизни, идущего путём смерти.

- Хм-м…, Мне всё же нужен телохранитель. Хотя…, убийца тоже подойдёт. Для мутного мира это может оказаться верным выбором. В правильных условиях он сделает то, что нужно. Маг без энергии — это что-то новенькое, - заинтересовалась судьба.

- В своё время он попал в неприятную ситуацию. Война магов - даже для меня отвратительное зрелище. Приходит столько бракованных душ! Вот куда прикажешь мне их девать, с отрицательной энергией. Скидывать в нижние миры? Так оттуда единицы из них выползут. Остальные так и киснут в низкоэнергетическом котле, - недовольно передёрнула плечами смерть.

- Не отвлекайся! Расскажи об избраннике. Я что-то не припоминаю души с нулевой энергией, - прервала жалобы подруги Судьба.

- Ещё бы тебе его помнить! - усмехнулась Смерть. - Ты его знала и контролировала в своё время, как сильного мага жизни, а ко мне он попал после незаконченного ритуала лишения силы. Лёжа на алтаре, он ухитрился прикончить мага смерти, проводившего ритуал отбора жизни. Как тебе такая ситуация?

- Ой…, по примерным расчётам он попал в замкнутый цикл ритуала и стал невидим для богов. А разве такое возможно? - удивилась Судьба.

- Как видишь, оказывается, возможно. Кольцо энергии из жизни и смерти экранировало его от любого божественного и магического воздействия. Вот с такими параметрами силы этот человек и жил ещё очень долгое время, пока не попал ко мне и не завис у меня на входе. Подруга Жизнь над ним уже не властна, а я над ним ещё не властна.

- А как же он жил, маг без магии?

- Так и жил без магии, обходясь внутренними силами. Не поверишь, но после ритуала он стал убийцей. Из-за кольца сил антагонистов, магия на него вообще не действовала, никакая. Если бы ты знала, скольких моих адептов он спровадил на реальную встречу со мной, ты бы удивилась. Это я только потом выяснила, когда он всё же решил покинуть мир смертных, и кольцо сил разрушилось.

- Это, что! Он меня тоже подменял, а я и не знала? Накажу! - возмутилась судьба.

- Ха-ха-ха..., а только такой и сможет выжить в мутных мирах, - рассмеялась Смерть, любуясь возмущённой подругой. - Правда, теперь магию жизни нечем уравновесить магически, но есть психологический груз профессионального убийцы, а это гирька на весах никак не меньшая, чем магия смерти.

- Ладно! - погасила раздражение Судьба. - Я его накажу по-своему, за присвоение моих обязанностей, но и награжу кое-чем, полезным, для жизни в мутном мире. Надеюсь, он не откажется от задания!

- Это вряд ли. Висение у моего входа кучу локального времени, заставит любого упрямца выбрать более интересный вариант небытия, - успокоила подругу Смерть.


Я уже забыл, когда появился в этом месте. Невозможно определить время, когда его не существует. Прекрасно помню, как на меня навалилась толпа телохранителей последней цели. Повеселился напоследок знатно. Два десятка тел точно отправилось сопровождать своего злобного повелителя. Последний заказ не предполагал моего выживания. Специально его взял. Наверное, устал от жизни, по крайней мере, тогда так считал. Висеть бесконечно долго в пустоте я никак не рассчитывал. Надеюсь, обо мне в мире долго будут ходить легенды. Не каждому убийце выпадает случай отправить в чертоги Смерти трёх императоров — магов. Должны, наконец, после моего финального выступления, в империях прекратиться постоянные войны. Самых ненормальных я убрал, за деньги их врагов, разумеется. Жить-то на что-то надо.

Первого императора убрал без проблем, что интересно, за деньги третьего. Слишком он надеялся на магические защитные артефакты. Второго охраняла толпа учеников, но они против меня, познавшего все убийственные техники мира с точки зрения мага жизни и к тому же невосприимчивого к магии, ничего не смогли сделать. Знатно я там повеселился. Наверное, всего лишь парочка учеников и выжила. Третий точно знал, что убийца уже идёт по его душу, но, окружив себя лучшими телохранителями и магами, наверняка не рассчитывал, что уходить я не собираюсь. Это был мой прощальный заказ. Ха-ха-ха..., как раз за деньги родственничков первого.

Секретный ход я заблокировал заранее, хотя блокиратор магии штука очень не дешёвая. Только зачем мне деньги по ту сторону жизни! О боги! Как же император визжал, пытаясь открыть секретную дверь и видя, как его лучшие люди не могут остановить рвущуюся к нему смерть в моём лице. Славная была бойня. Труп хозяина телохранители всё же утащили, но ничего с ним не сделают. Убиваю я качественно. Опыт мага жизни никуда не делся. Уже и не помню, сколько в меня стрел всадили набежавшие гвардейцы, да это и не важно. С теми ранами, что я получил до этого, и так люди долго не живут, даже бывшие маги жизни.

Хорошо, что всё помню! Есть что делать сознанию в окружающей меня мути. Первое время пытался трепыхаться, что-то делать и придумывать, чтобы выбраться отсюда. Но что может сделать чистое сознание, зависшее непонятно где. Паршиво, что всё помню! Ни поспать, ни забыться сознание не может. Наверное, это наказание за все мои подвиги. Прежде чем добраться до верхушек империй, много порезал генералов и прочих имперских лизоблюдов. Сто лет войны! Сколько людей, сил, магии и всё впустую! Вместо развития - кругом упадок. Очень надеюсь - после моих подвигов желающих повоевать поуменьшится. Может же опять прийти великий убийца.

Жаль! Нельзя определить, сколько времени я, точнее моё сознание, висит в этой серой мути. Надоело! Та-а-ак …, боги меня услышали! Это что за красавица передо мною, и смотрит явно на меня.

- Ты мне должен! - обратилась ко мне появившаяся рядом красавица, укутанная в лёгкую белую дымку, что почти не скрывала весьма достойной фигурки.

- Это заявка или предупреждение, - пошутил я в уме. Смеяться нечем, тела-то нет.

- Это факт! - недовольно нахмурившись, заявила незнакомка.

- Тогда это не ко мне. Факты нужны только для реальной жизни, а я сейчас не живу, а где-то существую без тела, - только и осталось шутить, хотя я понимал, что обычные люди здесь вряд ли ходят.

- Нужно, чтобы ты выполнил одну работу. Телом я тебя обеспечу. Это и будет твоим наказанием, - не обратила внимания на мою грубость незнакомка.

- Не-е-ет..., убийства это теперь не ко мне. Убивать я мог и в своём старом теле, но боюсь ещё немного и не смог бы остановиться, пока не отправил бы в чертоги смерти всех её адептов. Не люблю я их.

- Отказываешь богам? - неподдельно удивилась незнакомка.

- Ты не представилась. Да и чем боги мне помогали, чтобы я их уважал? - грубить какой-то богине, не стоило, но я не хотел останавливаться. Мне давно стало всё равно. Скорее бы забыться и не торчать в этой мути непонятно кем. Боги могут развеять душу, я уж точно знаю. Скорее бы. В старых манускриптах описано много интересного, недоступного большинству магов. Деньги за заказы как раз обеспечивали мне доступ к старинным книгам.

- Развеять — это конечно правильное решение, - уловила мою мысль богиня.

- Тогда не тяни. Надоело всё, хуже некуда, - мне на самом деле надоела эта неопределённость.

- Не-е-ет, слишком легко хочешь отделаться! Ты мне сначала долг отработаешь, а потом..., посмотрим! К тому же это тебе наказание будет, за то, что подменял мои решения, — погрозила мне идеальным пальчиком богиня.

- Ничего..., никому..., не должен! Точка! Богам, тем более, - злость потихоньку закипала во мне. Терять мне совершенно нечего.

- Хорошо!

Неожиданное и необычное согласие богини с моими мыслями меня слегка остудило. Стоило послушать предложение. Отказаться я всегда успею. Похоже, мои мысли она всё же читала, поэтому продолжила:

- Существуют в мирозданье области, захваченные хаосом. Вселенные с населёнными мирами там тоже есть. Доступ богам в эти области ограничен. Не буду загружать тебя лишней информацией. Работать там нам проще всего через адептов. Ты и будешь таким адептом. Твоя основная задача — защищать будущего адепта, способного открыть мне некоторый доступ к области хаоса, - богиня ожидала моего решения.

- Чтобы опять устроить там очередную бойню? - всё же решил уточнить я. Насколько я знал, боги предпочитали не врать в ответах смертным. Всего не скажут, но обманывать точно не будут. Как правило, судьбы у адептов богов очень сложные и зачастую оканчиваются раньше срока. То, что хорошо для мира, обычно плохо для самого адепта. Об этом писалось во многих древних трактатах, хотя встречи с богами происходят очень редко.

- Зачем богине судьбы устраивать бойню? - удивлённо приподняла бровь богиня.

- Можно было и представиться с самого начала, - укорил я её.

- Извини, не учла, твои особенности. Смертные сразу понимают, кто с ними говорит из богов, - извинения бывшему смертному, а теперь просто где-то витающему духу, выглядели вообще необычно. Я даже не нашёл, что сказать.

- Надеюсь, ваш адепт - не очередной чёрный властелин? - на всякий случай поинтересовался я. Предложение богини меня интересовало всё больше, да и висеть, непонятно где и непонятно сколько, надоело.

- Мой адепт - всего лишь маленькая девочка. Она должна выжить, и как можно дольше оставаться живой. Мир там гораздо непонятнее и опаснее того, где ты жил раньше. Её мать, умирая, своей молитвой пробила небольшой проход из области хаоса. Им я и воспользуюсь, чтобы забросить тебя для выполнения задания.

- Для охраны мне нужен постоянный доступ к охраняемому. Как ты это обеспечишь? - несмотря на множество тёмных пятен в задании, оно мне подходило.

- Есть... вариант! - хитро улыбнулась Судьба. - Доступ к охраняемому телу у тебя будет лучше, чем у других, окружающих её людей. - Не дав мне задать вопрос, она добавила. - Ещё до выполнения задания ты получишь аванс. Деньги и ценности для тебя бесполезны, а вот способность мыслить так, как ты мыслишь сейчас, у тебя сохранится.

- Ещё бы мне кто-нибудь объяснил, что бы это значило? - мне даже в голову мысли не приходили - чем может отличаться мышление там, от мышления здесь.

- Как думаешь, сколько времени прошло с момента твоего появления здесь, до нашего разговора? - как на неразумного ребёнка посмотрела богиня на моё сознание, или на то, что она видела. Я-то себя не видел.

- Много…, вечность…, - по крайней мере, мне так казалось.

- Относительно того мира, откуда ты пришёл — нисколько? - открыто улыбнулась мне Судьба.

Ещё столько — «нисколько», и я точно не выдержу. Свихнусь. Даже если это здесь невозможно. Получается, боясь свихнуться в обычном мире, я сбежал сюда и мог бы свихнуться здесь, через «нисколько» времени. Забавный поворот, только не для меня.

- Ты сможешь мыслить с почти безграничной скоростью. Это потребует некоторых энергетических затрат организма, но это достижимо, - немного пояснила мне судьба смысл аванса.

- А что-нибудь более вещественное? - обнаглел я.

- К сожалению, ничего вещественного в зону хаоса не переправить, - Судьба опять не обиделась на мою выходку.

- Хорошо! Я согласен! Срок контракта? - поинтересовался я. Предложение меня точно устраивало.

- Жизнь! Всего лишь жизнь! Насколько это у тебя получится, - дальше я уже не слышал слов Судьбы. Серая воронка, образовавшаяся где-то рядом с моим сознанием, втянула меня и понесла по бесконечному коридору. 

Глава 1. Наказание

Очнулся я в полумраке, чувствуя себя несколько необычно. Рядом слышался негромкий разговор.

- И что теперь делать? Что мы скажем заказчику?

- Да не хотел я убивать эту стерву. Тебя бы так пырнули кинжалом! Рука ударила на автомате.

- Твой автомат сломал её шею. Зачем труп заказчику?

- Ну, девчонка же цела!

- Ты и её чуть не убил! Ударь чуть сильнее, и мы бы имели два трупа. Заказчик и так полную сумму теперь не заплатит. Контракт мы сорвали.

- Пока мамаша пыталась нарезать меня тонкими ломтиками, мелкая змеюка вцепилась зубами в мою руку. Что мне было делать?

- От твоего нытья денег нам не прибавится. У мелкой, наверное, сейчас синяк на пол-лица.

- Я её лицо не разглядывал. Хочешь, сам лезь на заднее сиденье и смотри. Ты бы лучше съехал с холма к той роще, внизу.

- Помолчи! Дай подумать! С трупом нас могут на посту за лесом тормознуть. Надо придумать, как от него избавиться до этого, чтобы следов не осталось.

Разговор замолк, а я, наконец, сообразил, что со мною не так. Богиня — тварюка наказала, не нарушив договора. То-то она мне не давала времени задавать вопросы. Что значит - давно не занимался делом. Хватку потерял. Это для богов в том сером мареве время не двигалось, а я висел там целую вечность. Казалось мне это или было на самом деле, для сознания роли не играет. Во всех исторических трактатах написано - боги обид не прощают. Чем только я Судьбу обидел, непонятно. Обеспечила она мне лучший доступ к охраняемому адепту. Я и нахожусь в теле этого адепта, то есть адептки. Девчонка семи лет от роду и есть мой объект охраны.

Проклятие! Договор заключён - надо выкручиваться. Хорошо, малышка без сознания, а то бы были проблемы в борьбе за тело. Итак, что мы имеем? Мать похитители невольно прибили. Её последняя молитва и создала канал, по которому Судьба меня сюда закинула. Эта …, всё же не будем говорить плохо о богах, богиня заранее знала, куда меня отправляет. Не могла она меня запихнуть в другое тело. Мать ментально связана только с ребёнком. Ладно, плакать не буду. Серая муть мне точно надоела. Попробуем прожить с подопечной подольше, а для этого надо освободиться от похитителей. Кидаться на них с силами малышки и её нетренированным телом — только разозлить их.

Я попытался впасть в транс. Как ни странно, это удалось. Тело малышки имело соответствующие возможности. В таком состоянии освещение не нужно. Разум смотрит вокруг не глазами. Два мужика, весьма приличных габаритов, на переднем сидении автомобиля, не оставляли девочке никаких шансов в прямом столкновении. К тому же, если, что такое автомобиль я точно знал, хотя в моём мире таких устройств не было, то об активных точках силы на телах местных жителей девочка представления не имела. Свои знания таких точек я применять не мог. Точки могли не совпадать со знакомыми мне точками на телах людей моего мира. Судьба говорила, что магия здесь работает не так, значит и энергетические каналы тел могут отличаться. Хотелось бы убить бугаёв одним касанием, но видно не судьба, да и сможет ли тело девочки передать импульс силы для удара в точку смерти, тот ещё вопрос. Из разума девочки я знал, что такое пистолет и как им пользоваться, по крайней мере, примерно. Добраться до оружия, спрятанного в кобурах на телах похитителей, будет сложновато. Идея паршивая. После некоторого раздумья, подходящее оружие нашлось. Осталось договориться с девочкой, чтобы в самый нужный момент она от страха не помешала мне управлять телом.

Транс позволял осматривать и себя, точнее моё новое тело. Худенькая девочка, семи лет от роду. Тело хоть и развито, но не более чем у обычного ребёнка. На правой стороне лица уже расплывается огромный синяк. Неслабо её приложили. Сознания девочки никак обнаружить не удавалось, пока я не додумался уйти сразу из транса в медитацию, отключившись от окружающего мира. Опыта у меня для построения внутреннего мира более чем достаточно. Медитация — это не магия. Жаль, будучи магом жизни, я ею не пользовался. Только потеряв магические возможности, пришлось обращаться к внутренним силам организма, а их маги сильно недооценивают.

Создал в сознании небольшую жилую комнату и представил себя сидящим в кресле. Напротив создал ещё одно небольшое кресло и устроил в нём образ девочки. Дальше действия уже ничем не отличались от действий в обычном мире.

- Протянув руку, погладил девочку по голове, вливая силы в сознание.

- А где бандиты? - удивлённо уставившись на меня, сначала осторожно посмотрев по сторонам, пробормотала девочка.

Внешний вид комнаты не нёс угрозы, да и как могли нести угрозу книги на пыльных полках, закрывавших все четыре стены.

- Бандиты где-то там, а мы с тобой где-то здесь, - мой образ в домашнем халате и мягких тапочках не выглядел страшным.

- Они... убили... мою мать, - всхлипывая, пожаловалась мне малышка.

- Я знаю, - опять успокаивающе погладил я её по голове. - Она успела попросить очень могущественных духов помочь тебе, поэтому я здесь.

- Ты их убил? - имея в виду бандитов, с надеждой смотрела на меня девочка.

- Я - как бы тоже дух. Убить я никого не могу, но могу помочь самой тебе их убить, и потом помогать, чтобы второй раз так не случилось, - виновато покачал я головой.

- Но мы же сидим здесь, и ты до меня дотрагиваешься, - неуверенно возразила она.

- Это, - я обвёл рукой вокруг, - всего лишь отражение в нашем сознании. Трудно тебе сейчас всё объяснить. У меня есть предложение. Нам нужно объединить наши сознания. Тогда мы станем единым целым. Ты сразу узнаешь всё, что знаю я. Я узнаю всё, что знаешь ты. У этого варианта есть некоторые недостатки, но он лучше, чем, если мы будем действовать в сознании поочерёдно, зачастую мешая друг другу.

Анализ, предшествующий предложению, у меня прокрутился автоматически и с невероятной скоростью. Именно это решение сулило наибольшие выгоды, чем существование двух сознаний в одном теле. Меня не станет. Не станет и девочки. Появится что-то новое, объединённое. Как более мощное, моё сознание будет иметь преимущество, но сознание хозяйки намного лучше связано с телом, так что многое от девочки тоже перейдёт в общее сознание.

- А что за недостатки? - трудно отказать в разуме девочке, задающей такие вопросы.

- Ты потеряешь детство. Для тебя уже скучно будет играть в игрушки, - вздохнул я. У меня детства и так не было. У магов детства не бывает. Как только просыпается дар, а он обычно проявляется очень рано, наставники забирают детей из семьи. В противном случае может случиться что угодно. Неуправляемый или плохо управляемый дар — огромная опасность для окружающих.

- Но я же буду помнить твоё детство, - логично возразила девочка.

- Не было у меня детства. У магов детства не бывает, - вздохнул я, вспоминая свою молодость. Тренировки, тренировки, постоянные тренировки, после которых силы остаются только на путь к кровати. Только так можно отвлечь неокрепшее сознание от невольного обращения к магии.

- Так ты маг, как в сказках! - восхищённо воскликнула девочка.

- Был магом, - грустно усмехнулся я. - Долго рассказывать. Объединив сознания, мы всё узнаем друг о друге. Без этого я не смогу хорошо охранять тебя.

- Я согласна... без детства...! Ты только отомсти ... этим..., за маму..., - едва сдерживая рыдания, тихо пробормотала девочка.

Протянув ей руку, я ободряюще улыбнулся. Девочка смело положила свою маленькую ладошку на мою открытую ладонь. Искреннего согласия двух сознаний было вполне достаточно для слияния. О таком ритуале я читал в запретных трактатах по магии жизни. Жаль только уже после того, как лишился возможности применять магию. Желания изучать магию жизни, после этого прискорбного для меня случая, я не потерял, тем более что эта ветвь магии сильно связана с сознанием. Полученные знания помогли мне в подготовке тела, для решения однажды поставленной задачи, хотя и мог я их применять только к себе. Все внешние каналы силы в ауре маг смерти начисто обрезал мне на алтаре.

Слияние сознаний - процесс мгновенный. Это я знал из трактатов. Так оно и получилось. Почти старик в теле ребёнка. Результаты слияния трудно анализировать, да и опыта такого я не имею. Пора приводить план спасения в действие.

Часы на приборной панели показывали то же самое время, когда я начал разговор с сознанием девочки. На мысленный диалог время вообще не затратилось. В этом богиня не обманула. Мысли у меня бегают быстро. Рывком вскочив на ноги, насколько позволяло место на заднем сиденье, я протянул, точнее, протянула руки к голове матери. Результатом этого действия стали две длинных деревянных шпильки в моих руках, извлечённых из волос убитой. Услышав шуршание на заднем сидении, похитители синхронно стали поворачивать головы в мою сторону, значительно упрощая мне задачу. Вогнать под небольшим углом длинные шпильки в ухо каждому из них, смогла даже такая слабая малышка, как я. Повезло, что мозг у людей здесь, похоже, построен так же, как и в моём мире. Умерли они почти мгновенно. Только после этого я почувствовала сильную слабость. Сила внутренней магии жизни, оставшаяся от мага, наверное, разогнала мои руки до приличной скорости, чтобы шпильки смогли пройти вглубь мозга врагов. Энергии в маленьком теле едва хватило на эти действия. Обещаю себе упорно потренироваться на эту тему.

Теперь нужно получше замаскировать убийство. Хозяйка тела смутно представляла, как управлять машиной, но всё же кое-что знала. Выдернув орудия убийства из голов бандитов, пристроила шпильки опять в волосах матери. Та была бы рада, если бы знала, что всё же смогла защитить дочь. Везение и дальше меня не оставляло. Всё же что-то ещё перепало полезное от встречи с Судьбой. Задние двери оказались заблокированными. Пришлось проскользнуть между передних сидений и, устроившись на коленях одного из трупов, открыть переднюю дверь. С трудом сдвинув ручной тормоз, я обнаружила, что машина двинулась вперёд, медленно разгоняясь с горки. Бутылка с каким-то пойлом нашлась в бардачке. С большим трудом разбила её о переднюю панель у руля водителя. Зажигалка валялась перед лобовым стеклом в небольшом поддоне с мелочовкой. Вызвав огонёк, я бросила зажигалку на облитую выпивкой одежду водителя. Машина уже прилично разогналась. Хороший уклон и высокие бордюры по краям дороги не давал машине соскользнуть на обочину, и скорость быстро нарастала. Оторвав кусок платья, краем зацепившегося за что-то под сиденьем, я на ходу вывалилась из приоткрытой двери. Нетренированное тело не смогло правильно сгруппироваться, и я покатилась на обочину. Дальше удача меня оставила. Удар обо что-то в темноте погасил объединённое сознание.

Пришёл я в себя, точнее пришла я в себя, в больнице. Ничем другим помещение, заставленное какой-то аппаратурой, быть не могло, тем более я прекрасно знала, что такое капельница, а именно она стояла рядом с кроватью, и трубки тянулись к моим венам. Правая сторона головы жутко болела. Последнее, что я успела заметить перед самым ударом о землю, это что-то тёмное, мелькнувшее перед глазами. Насколько я чувствовала, удар пришёлся в ту же часть лица, куда раньше попал кулак похитителя, когда я вцепилась зубами в его другую руку. К погибшей матери я сейчас чувствовала только сожаление. Сказалась ментальная подготовка преобладающего сознания мага. В то же время, с точки зрения этого сознания, о собственном мире я знала слишком мало. Тело моё слишком слабое. Уровень жизненных сил вообще никакой.

Из процесса самобичевания меня вывел звук приближающихся шагов. В комнату, тихо открыв дверь, вошёл врач. Следом за ним просочилась медсестра. Как это у неё получилось при её-то внушительных габаритах, я не поняла. Наверное, сказывался опыт.

- Аппаратура подала сигнал, что пациентка пришла в себя. Я сразу вызвала вас, - тихо бубнила врачу полная медсестра в ослепительно белом медицинском халате.

Тот сначала проскочил взглядом по аппаратуре, окружающей мою койку, и только затем обратил внимание на меня.

- Отлично! Спящая принцесса проснулась, - натянув на лицо добрую улыбку, посмотрел он мне в глаза.

- Где я? Что с моей мамой? - надо соответствовать образу маленькой девочки.

Дальше пошёл разговор ни о чём. Доктор пытался уверить меня, что всё нормально. Мама скоро придёт. Все неприятности закончились.

Да-да, так я ему и поверила. Что-то темнит медицина. Ой..., откуда я знаю такое выражение? Так говорил отец после очередной медкомиссии. Мне было тогда три года. Та-а-к..., похоже, Судьба слегка перестаралась. Я помнила все моменты жизни сразу двух людей: маленькой девочки Синты Крой - дочери известного космолётчика графа Кроя, к тому же родственника императора по отцовской линии, и Вестника Смерти — ужасного убийцы, уполовинившего верхушки аристократии трёх империй, вместе с самими императорами, превратившимися в половинки вполне реально. Теперь бы упорядочить все эти знания.

Доктора удалось уговорить, чтобы он разрешил поставить телевизор в комнате, куда меня должны перевести из реанимации. Поскольку мне, в моём состоянии, после сотрясения мозга, рекомендованы полезные эмоции, упирался костоправ недолго. Что совсем интересно, я прекрасно расслышала рекомендации доктора медсестре, за закрытой дверью. Доктор приказал заблокировать на телевизоре доступ ко всем остальным каналам, кроме детских.

В новой палате, куда меня вскоре перевели, большой и явно новый телевизор уже висел на стене. Нашу семейку здесь уважают, и это меня радует. Быстро среагировали на мою просьбу. Палата рассчитана на двух человек, но вторая койка осталась не занята. Взломать родительский код доступа на пульте управления — для маленькой девочки непосильная задача, а вот с помощью бывшего мага-убийцы - проще простого. Всего лишь считать отпечатки пальцев на стакане в палате, когда медсестра принесла лекарства, и сравнить их с оттисками на цифровом пульте телевизора. Подбор кодовой комбинации много времени не занял. Мой чуткий слух и совсем приглушённый звук, позволял смотреть что угодно. За закрытой дверью палаты в коридоре ничего не слышно.

Новостные каналы и так и этак перемывали информацию о необычном спасении дочери графа Кроя, после её похищения, вместе с матерью, неизвестными преступниками. Преступники сгорели в машине вместе с моей матерью, на огромной скорости врезавшись в дерево после спуска с холма, на повороте перед рощей. Меня нашли без сознания на обочине дороги. Полиция склоняется к мысли, что мать успела выбросить меня из машины и помешала бандитам управлять ею. Авария не оставила людям шанса на выживание. Удар на большой скорости превратил транспорт в груду металлолома, а воспламенившийся бензин спровоцировал взрыв с сильным пожаром.

Из многочисленных информационных и обучающих каналов я узнала о мире много очень интересного, ранее недоступного разуму ребёнка. Меня старались лишний раз не беспокоить. Как удалось подслушать из разговоров, врачам сильно не нравились мои параметры, снятые каким-то умным аппаратом с головного мозга. По результатам анализа, после удара о дорогу, мозг стал работать в каком-то непонятном для врачей режиме. Особых проявлений последствий удара они не обнаружили, но выпускать меня из клиники без наблюдения не решились. Для окончательного приведения своего сознания в порядок мне этого как раз не хватало. Точнее, с сознанием я могла справиться и в ускоренном режиме, а вот с управлением телом нужно заниматься в реале.

Наблюдение продолжалось почти неделю, пока из экспедиции не отозвали отца, и он не забрал меня из больницы. Я прекрасно видела, как он переживал смерть моей матери, но виду не показывал, стараясь не осложнять моё состояние, сообщив, что мать, победив бандитов, срочно отправилась в специальную экспедицию, которая давно готовилась. Такая игра меня вполне устраивала. Мне предстояла серьёзная работа по подготовке моего тела пока хотя бы только для собственной защиты.

Уже через неделю отец опять умчался в свою экспедицию. Пилота такого уровня заменить просто некому. Меня дома окружили заботой и вниманием многочисленные слуги. Единственное, чего мне удалось добиться своими капризами, это то, чтобы днём меня оставляли в покое в домашней библиотеке. Я объяснила, что хочу пойти по стопам матери и отправиться за ней в дальнюю экспедицию, а для этого надо много читать. Книг в библиотеке семьи имелось очень много, начиная от старинных фолиантов и заканчивая современными книгами по различной тематике. Заниматься целый день в библиотеке, мне никто не мешал, а доступ в интернет имелся и оттуда. Синта ещё до слияния пользовалась компьютером в библиотеке для своих целей.

Дом располагался в очень живописном месте, между лесом и небольшим озером. Это поместье отец купил после свадьбы, в подарок моей матери. Жить в большом городе они не захотели. Со стороны леса, захватывая его часть, дом окружала приличная ограда с подключённым к ней периметром охраны. Со стороны озера стены не было. Там всё просматривалось камерами видеонаблюдения. Я полюбила медитировать на берегу озера.

Методик подготовки тела в школах убийц существовало великое множество. К сожалению, в данном случае подходили только школы внутренней подготовки, а они самые сложные для обучения.

По распоряжению отца, управляющий домом подобрал мне учителей для начального образования. До этого с девочкой занималась мать. В этом мире обучение детей начиналось с семи лет. Только богатые семьи, такие как наша, предпочитали начальную школу проходить с детьми дома, нанимая частных преподавателей. На начальную школу отводилось пять лет. Знаний, полученных за это время, вполне хватало большинству людей, чтобы дальше об образовании не думать. Сразу после начальной школы можно идти в специальную школу для обучения определённой технической профессии. Ещё три года обучения, и в пятнадцать лет из спецшколы выходил хорошо подготовленный техник. После года стажировки на профильном предприятии его можно ставить на рабочее место. Учитывая платность спецшколы, не все семьи могли себе позволить обучение в ней детей, но и на простых работах нужны рабочие. Так что без дохода для существования после начальной школы молодые люди не оставались, а доучиться можно и позже, было бы желание. Люди с достатком чуть повыше среднего уровня, предпочитали обучать детей дальше не в спецшколе, а в средней школе, ещё пять лет. Среднее образование давало возможность перейти к специализации по профессии. К семнадцати годам получался готовый специалист среднего звена производства. Для желающих учиться дальше, существовало высшее трёхгодичное образование. Это уже выпускники для высшего управляющего звена производства и будущие учёные. Как правило, основу контингента высших школ составляли дети аристократов, но и детям из более бедных семей путь в такую школу не закрывали. Существовало множество грантов для особо способных детей. Правительство не собиралось упускать из своих рук перспективные молодые дарования.

Мне до этого возраста надо ещё дожить. С учителями быстро удалось найти общий язык. Они давали мне самостоятельное задание на изучение очередной темы и могли быть свободными до вечера, когда проверяли выполнение задания. Учитывая пережитую мною черепно-мозговую травму, после консультаций с врачами, мне такой режим учёбы разрешили. Объяснения я придумала очень простое - при долгом разговоре у меня начинала болеть голова, и я переставала что-либо воспринимать, в то время как самостоятельная учёба, давалась мне легко.

Такой режим меня вполне устраивал. За счёт идеальной памяти и скорости мышления обычная учёба времени у меня не занимала. Почти весь день я занималась тренировкой и изучением возможностей тела. Как я и предполагала, точки силы на теле местных жителей находились совсем в других местах. Правильно, что я не стала тогда кидаться на похитителей со своими неверными знаниями. Похоже, хаос что-то сильно перемешал в энергетических каналах, иначе как объяснить влияние точек на пятке на головной мозг. Чтобы составить полную картину энергетических потоков в теле девочки, пришлось методом «тыка» пройтись по всем обнаруженным энергетическим узлам и на себе почувствовать реакцию тела. Все слуги видели, как девочка по часу в день играет со своими куклами. Такая игра — хорошее прикрытие для изучения тела. Много интересного на эту тему дала информационная сеть, где нашлись многочисленные старые и новые книги по энергетическим каналам и точкам человеческих тел.

Даже тренировки по физкультуре со специальным тренером удалось приспособить для своих надобностей. Чтобы не выделяться, пришлось выполнять все предложенные упражнения с закрепощёнными мышцами тела. Результаты упражнений в таком состоянии как раз соответствовали возможностям девочки моего возраста. Основные тренировки тела я проводила в библиотеке и ночью в своей комнате, когда все уже спали. Ещё ежедневно тренировалась в детской комнате для игр. Если в начале тренировок всю комнату в несколько слоёв закрывали мягкие коврики, то через пару лет все упражнения я уже делала на голом полу. В ящиках для игрушек так удобно прятать специальные приспособления для тренировок. С помощью тех же ковриков, иголки с ниткой и резинового клея, соорудила себе корсет для тела и специальные сумки для ног и рук. Загоняя в них строительные гвозди можно отлично регулировать нагрузку для организма на каждую тренировку. Заодно и тренировка по метанию тех самых гвоздей тоже очень неплохая.

Для нормального отдыха тела в медитативном состоянии достаточно и трёх часов, но приходилось соответствовать детскому возрасту и делать вид, что сплю гораздо дольше. По поводу того, что я готовилась по методикам убийц, я не переживала, убийцей становиться мне не хотелось, а вот защитить себя хотелось, очень. Если я при этом уложу парочку гадов, переживать точно не буду.

Удалось даже уговорить отца на покупку специальных метательных ножей. Девочке так понравилось, как виртуозно ими управлялись герои одного из фильмов. Отец не смог отказать, хотя такие игрушки детям давать опасно. Он поверил моим обещаниям, что я буду осторожна. Доверием отца я не злоупотребляла, так что на моё слово он мог положиться.

От девочки мне досталась любовь к красивым одеждам, вкусной еде, весёлый характер и любопытство, хотя этим чувством и маг обделён не был.

Пристрастие девочки к вкусной еде окружающие прекрасно знали, поэтому на кухне я была своим человеком. Учитывая многочисленные знания, почерпнутые из сети, готовить можно не только вкусную еду, но и отличные яды. Мышей я дома вывела всех. Ловить их руками — та ещё тренировка, ну а испытывали на них свои творения даже очень мастистые учёные. Почему я должна от них отставать?

На одно из дней рождения отец, по моей просьбе, купил набор юного химика. Мне понравились почти магические эксперименты с химическими материалами. Используя обычные хозяйственные материалы можно сварганить жуткие вещи, особенно когда ты используешь доступные тебе магические возможности. Влиять на процессы я не могла, но наблюдать магическую составляющую химических преобразований можно и не имея магических сил.

Идиллия продолжалась четыре года. Выглядела я несколько старше своих одиннадцати лет. Сказалась хотя и скрытая, но очень активная физическая подготовка по нескольким школам убийц и основательная внутренняя перестройка организма по методикам магов жизни.

Из-за хрупкого детского телосложения силачка пока из меня посредственная. Хотя, по местным меркам по силе, не каждый борец мог составить мне конкуренцию. Основной упор при подготовке всё же пока делался на гибкость и скорость. Внутренняя концентрация сил позволяла творить некоторые спортивные чудеса, но до уровня хорошего убийцы магического мира мне ещё расти и расти. Хорошо, что такие убийцы здесь не водятся.

Знаний из сети вкачала в свой разум столько, что мне казалось, скоро они из ушей полезут. Богиня сделала неоценимый подарок в местных условиях. По уровню подготовки выпускники высшей школы мне и в подмётки не годились. Иногда сознание разгонялось до бешеных скоростей, правда жрать потом хотелось совсем не по-детски и даже не по-людски. Удачно, что я заранее обеспокоилась свободным доступом на кухню. Читала и говорила я на множестве языков мира. Интересные, а порой, и уникальные книги встречались на различных языках. Пришлось выучиться читать даже на нескольких древних языках. Как ребёнку, хотелось перед кем-то похвастаться своими достижениями, но, к сожалению, этого делать нельзя.

Очень понравилось писать программы для компьютеров. Вот это была настоящая задача для разогнанного мозга. Хотелось залезть в защищённые сети корпораций и порыться там, но осторожная часть разума мага пока не советовала этого делать. Незачем наживать себе проблем. Основная моя цель жить и сохранять тело во здравии, а не воровать чужие деньги и опасную информацию. Денег на меня отец и так не жалел, но я не наглела. Для жизни всего хватало. Рабочий компьютер я собрала сама из четырёх списанных серверных плат, купленных по сети, соединив их в единый кластер. Даже систему внешнего охлаждения к нему присобачила, разогнав процессоры до невероятных скоростей, запретив подходить слугам к этому монстру в моей комнате. Переселение туда из библиотеки прошло на третий год после моего здесь появления. В библиотеке не осталось книг, в которые я не засунула свой любопытный нос. Могу сказать откровенно, с медициной и эротикой в этом мире большие проблемы. Люди просто почти ничего не знают о своём теле.

С обслуживающим персоналом и слугами найти общий язык - не самое простое задание для аристократки, но сначала помогало отношение к бедной сиротке, а потом все оценили добродушный и весёлый нрав девочки, не задиравшей нос из-за своего происхождения. Родственники появлялись крайне редко. Отец после женитьбы по любви на моей матери, совсем не аристократического рода, разругался с ними в пух и прах. Смерть матери не изменила их отношения к отцу, поскольку отказываться от меня, как просили некоторые члены нашей большой аристократической семьи, он не собирался.

Имелись, конечно, и простые люди, которых приходилось терпеть. Такие, как главный управляющий домом Рикс Лун — скользкая личность, но дом, в отсутствие отца, он держал в твёрдых руках. Он и раньше не любил нас с матерью. Приходилось с этим мириться. Его попытки проникнуть в мою личную жизнь, я карала очень строго. Видеокамеры в библиотеке и моей комнате горели регулярно, пока я не научилась подключаться к каналу и заменять сигналы на заранее записанные кусочки видеозаписи. После каждого покушения на мою свободу, управляющий отправлялся на больничную койку. Для бывшего убийцы подстроить несчастный случай труда не составляло. Иногда достаточно всего лишь капнуть пару капель масла в нужное место, чтобы нужный человек пересчитал телом ступеньки длинной лестницы. Наоборот, приходилось всё рассчитывать до мелочей, чтобы управляющий случайно не сломал себе шею. Через некоторое время его поползновения в мою сторону прекратились. Видно он посчитал, что ведьма, околдовавшая отца, даже с того света сама присматривает за дочерью.

Отец появлялся раз в полгода и через месяц опять исчезал в очередной экспедиции. Нет, меня он тоже любил, но работу он любил больше. Пока он был дома, мы с ним куда только не ездили по миру. За месяц отец старался мне компенсировать весь недостаток внимания за полгода.

Мир не показался мне таким уж странным, как говорила богиня. Обычный человеческий мир, только богам пока недоступный и магии здесь нет. То, что на эту тему я накопала в инфосети, магией точно не являлось.

На планете существовало два почти одинаковых больших материка, окружённых одним океаном. На каждом из материков развивалась своя империя. Империи постоянно конкурировали друг с другом. Не так давно они частенько между собой воевали. Только в последнее время все прямые военные столкновения прекратились. Мне как-то не докладывали, почему это произошло, но вяло текущая война между империями шла только за несколько островов в океане, расположенных в нейтральных водах.

Магов точно не было в этой цивилизации. Может они и были, но дальше стихийных всплесков или слабых врождённых способностей их развитие не продвигалось. В основном на этом поприще процветали шарлатаны. Развитие цивилизации шло по техническому пути, но она несколько превышала мою прежнюю цивилизацию, за счёт более широкого охвата населения. Здесь не было порталов. Люди не могли летать без приспособлений. Это им и не нужно. Техника заменяла им все наши чудеса. Цивилизация осваивала собственную систему, добывая полезные ископаемые на астероидах и планетах системы. Что интересно, несмотря на многочисленные противоречия между империями на земле, и даже военные столкновения за маленькие острова, в космосе военных действий не проводилось, от слова вообще. Возможно, имперские корпорации посчитали, что военные столкновения в космосе они не потянут из-за дороговизны, но в это верилось с трудом. Ещё интереснее то, что, несмотря на постоянную вялотекущую войну за острова, сами империи отлично торговали друг с другом всем, кроме вооружения, и кроме зоны спорных островов никаких запретов в океане на проход кораблей не имелось. Наверняка ответы на эти вопросы хранились на защищённых серверах в сети, но без надобности лезть туда я не собиралась.

В один из приездов отец вернулся не один. Его помощница по экспедиции оказалась не только помощницей, но и будущей женой и моей будущей мачехой. То, что она уже в положении, для мага жизни не могло составлять секрета. Я видела ауры людей и, начинающуюся формироваться, вторую ауру тоже прекрасно видела. Судя по всему, именно поэтому отец и решил узаконить возникшие в экспедиции отношения.

Отцу было за тридцать, а его спутнице всего лишь около двадцати, причём к аристократии она, как и моя мать, никаким боком не относилась. Взломать рабочий ноутбук отца, после четырёх лет сетевого образования — не проблема. Личное дело девушки я нашла быстро. Лика Томасо - из семьи простых служащих. Училась по специальному гранту, причём закончила среднюю и высшую школы досрочно, поэтому и попала на особый учёт, и её направили в помощь отцу, на космическую станцию. Судя по психологическому портрету в личном деле, сдалась отцу она после длительной осады, хотя, судя по изменённому рисунку ауры, влюбилась в него чуть ли не сразу по прибытию на место работы.

Работа на станции у них достаточно сложная. Станция болтается на орбите самой дальней планеты, а вниз постоянно ныряют специализированные роботы. Люди на поверхности планеты жить не могут. Давление в две сотни атмосфер на поверхности и порывистые разнонаправленные ветры, в полтысячи километров в час, считающиеся штилем — совсем неподходящие для человека условия жизни. Вот только кое-где на поверхность выходят мощные кристаллические жилы: алмазы, рубины и много что ещё. Добычей драгоценностей занимается фирма, владельцем которой является наш император. Мой отец относится к категории гениальных пилотов и удалённо управляет роботом - разведчиком со станции. Мало кто способен справиться с летающей машиной в условиях планеты. Кроме того, что нужно найти жилу на поверхности, ещё нужно и добыть кристаллы, и это в условиях, когда тебя постоянно качает, как на качелях из стороны в сторону, бешеный ветер. Оператор манипуляторов робота, должен идеально подходить пилоту по множеству параметров. Вот такой и оказалась его напарница. Разгореться чувству ничего не мешало. Со стороны знаний мага, я отца не осуждаю, да и со стороны девочки не чувствую неприязни к мачехе. Тем более она мне понравилась тем, что не стала тянуть с серьёзным разговором и прятаться от меня. Улучив момент, когда я опять занималась в библиотеке, она сама пришла в гости.

- Не помешаю? - спросила гостья, просунув голову в дверь.

- Помешаешь, - усмехнулась я, глядя на смутившуюся девушку, - но это не значит, что я не смогу прерваться, если тебе хочется поговорить.

- Хм-м…, мне твой отец говорил, что у него есть дочь - маленькая девочка, но что-то, судя по ответу, на маленькую ты не тянешь, - пробормотала Лика, просачиваясь в комнату через едва приоткрытую дверь. Хрупкая с виду фигурка, округлая лишь в нужных местах, позволяла легко делать такую процедуру. Дверь за собой она аккуратно прикрыла.

(- А фигурка у неё что надо! Даже магу трудно было бы устоять.)

- Отец слишком редко бывает дома, чтобы следить за дочерью. Проходи, вон кресло рядом! В твоём положении лучше на кресло, - с ехидной улыбкой продолжала подтрунивать я над гостьей.

- А ты откуда знаешь? - удивилась та, видя, что я совсем не злюсь и настроена поговорить.

- Логика и наблюдения, - глубокомысленно изрекла я. - Просто так отец никого в дом не приводит. С родственниками он на ножах. Раз ты с ним, то близкий человек. Два месяца отпуска космолётчикам дают обычно на устраивание личных дел. С тобой приехало два чемодана вещей. Комнату тебе выделили рядом с комнатой отца. Если бы не было беременности, вы бы ещё пару сезонов на станции просидели. Продолжать?

- И как ты к этому относишься? - с затаённым волнением уставилась на меня девушка, впечатлённая выданной логикой.

- Как к логичной необходимости, - пожала я плечами. - Если не будешь мне надоедать указаниями и наставлениями, как старшая в доме, мы с тобой поладим. Тихо! - подняла я палец. Слабый шорох за дверью мне не понравился. Я бесшумным шагом скользнула к двери, и на мгновение вошла в транс. За дверью, приникнув ухом к двери, согнувшись почти пополам, стоял управляющий домом. Толщина двери посередине - самая маленькая. Раньше он такими фокусами не занимался. Ему достаточно было наблюдать за мною через видеокамеру. Сначала я ему транслировала зацикленную запись с компа, как я сижу с книгой и занимаюсь, а потом вообще спалила десяток камер, одну за другой. Видя на них одно и то же, он перестал давать задание слугам на установку камеры в библиотеке. Уже давно камеры в библиотеке не было.

Взявшись за ручку, я резко открыла дверь в коридор. Удар дверью отбросил управляющего к стене, и тот потерял сознание. Голова, как раз оказалась первой частью тела, соприкоснувшейся с дверью.

- Ой…, что же это? Как же он попал под дверь? - громко запричитала я. Достав из кармана пульт дистанционного управления, я нажала кнопку вызова слуг. Резкий сигнал зазвучал по коридору. Ожидаемо, первым примчался отец. Судя по всему, мачеха настояла на разговоре со мной без его присутствия, но он ошивался неподалёку. Увидев валяющегося у стены управляющего и, через открытую дверь, спокойно сидящую в кресле Лику, он с недоумением уставился на меня.

- Я услышала шаги в коридоре и чтобы не шуметь, хотела просто позвать слугу, чтобы он принёс что-нибудь попить. Я же не знала, что в это время мимо будет проходить управляющий, вот он и получил дверью по куполу, - с виноватой гримасой на лице я развела руками.

- Странно…, - задумчиво пробормотал отец, заметив успокаивающий жест девушки, - я же послал Рикса за юристом.

- Может, он хотел что-то взять в кладовке и просто проходил мимо? - предположение не было лишено смысла. Большая кладовка со всяким старьём располагалась в конце коридора.

- Возможно! - с сомнением покачал головой отец, кивком давая приказ набежавшим слугам унести так и не приходящее в сознание тело. Немного потоптавшись на месте, он всё же не стал нам мешать и удалился.

- А ты ведь специально ударила дверью Рикса! - как-то по-новому взглянув на меня, пробормотала Лика.

- Меня уже один раз похищали! - недовольно пробормотала я. - Больше не хочется. И нечего ему слушать наши разговоры.

- Не любишь его? - кивнула на закрытую дверь девушка.

- Да он мне как-то безразличен. Не мешает, и ладно! - почесала я скулу. Этот характерный жест остался мне вместе с телом девочки. Она всегда тёрла щёку, когда над чем-то задумывалась.

- А если бы мешал? - приподняла бровь Лика.

- Избавилась бы от него, тем или иным способом. Так что советую тебе не наступать мне на любимые мозоли, и мы будем жить долго и мирно.

- Обалдеть…! Слушай, тебе случаем не двадцать лет! Мы ещё даже не познакомились, а я что-то в твоём присутствии чувствую себя младшей, - пробормотала, не сводя с меня удивлённого взгляда, Лика.

- Инфосеть старит! Все психологи с этим согласны, - притворно вздохнула я. - Вот посидишь тут, почти безвылазно, пару - тройку лет, и не такой станешь. К тому же не стоит говорить отцу, что я залезла в его компьютер. Защита на входе у него паршивая. Личное дело на тебя я перечитала, и кое до какой переписки добралась. Так что тебя я немного знаю, как и ты меня. Отец любит про меня всем рассказывать, а особенно про отзывы преподов на мою усидчивость и образованность.

- Про такую самостоятельную девочку он мне что-то не рассказывал? - удивлённо покачала головой Лика, заливаясь краской.

В личной переписке я видела много интересного. Отец даже стихи ей писал, пытаясь покорить недотрогу.

- И ты ему не рассказывай! - я кинула предупреждающий взгляд на собеседницу. - Пусть я буду для него идеальной маленькой дочкой. Ему будет так спокойнее. И не надо на меня давить, тогда мы с тобой поладим.

- Давить на тебя? Пожалуй, проще давить голой ногой ежа, чем психологически наезжать на маленькую девочку, - задумчиво пробормотала Лика. - В общем, как я посмотрю, ты не против нашей с ним связи.

- Да мне-то что, я через год свалю отсюда в среднюю школу. Это тебе с ним мучиться. Учти, через пару месяцев он рванёт на свою любимую работу, а ты тут останешься. Скучно будет.

- С тобой, я думаю, мы не соскучимся, - усмехнулась девушка. - А напарником я ему хорошего парня подобрала. Полгода потерпит, а потом станцию на новое место перетаскивать будут и Тиму целый год придётся дома сидеть. Я здесь найду, чем его занять.

Договор о сожительстве мы с Ликой заключили. Нормальная девушка. Отцу повезло. Думаю, с отцом у них всё нормально будет. Об их работе она мне много интересного рассказала, о чём в сети не пишут. Ещё она попросила, чтобы я не лазила в их компьютеры. Пришлось обещать. Не такая большая потеря - читать их любовную переписку.

Глава 2. Чужие — свои проблемы

Я потихоньку медитировала в своей комнате, когда меня вывел из этого состояния сигнал компьютера. К системе наблюдения и охраны я давно подключилась и даже программу написала, контролирующую эти системы. Вот именно она и сработала. Кто–то среди ночи на короткое время отключил одну из секций охраны внешнего периметра дома. Что совсем интересно— отключение произошло изнутри охранного периметра. Мне точно известно, доступ к управлению охраной имели только управляющий и главный охранник поместья. Управляющий отпросился у отца на пару дней. Главный охранник уже уехал домой, он жил в посёлке неподалёку. Насколько я видела по камере наблюдения, в операторской никого не было. Ночной охранник, проверив периметр вечером, ушёл спать. При нарушении периметра ему в комнату придёт сигнал, а операторская расположена рядом, так что непрерывно дежурить у аппаратуры наблюдения смысла не было. У меня появилось подозрение на срабатывание специальной программы. Надо обязательно потом проверить. А пока стоит посмотреть, кому это открыли дорожку в мой дом.

Быстренько натянув тёмный спортивный костюм и взяв из тайника парочку метательных ножей, осторожно вылезла в окно и по выступающим из стен декоративным кирпичам, как обезьяна, вскарабкалась на крышу. Высоту я любила, поэтому моя спальня находилась на третьем, последнем этаже нашего особняка, и до крыши было рукой подать. Беззвучно перебежав по крыше дома на другую сторону, я осмотрелась, осторожно свесив голову с крыши. Потухшие фонари в маленьком саду не мешали мне рассматривать обстановку. Слабый ветер лишь слегка шевелил листья на кустах и деревьях.

За годы внутренней перестройки тела, имелась возможность развить ночное зрение. Заметить, осторожно кравшегося между кустов человека, труда не составило. Проследив за направлением его движения, я обнаружила чуть приоткрытое окно на первом этаже. Факт отключения сигнализации и открытое окно наводили на мысль о существовании среди прислуги дома сообщника незваного визитёра.

У меня имелся в запасе другой удобный вход в дом. В трубу вытяжки от каминов я ещё нормально пролазила, хотя скоро это станет проблемой. Некоторая нижняя часть тела, которая обычно ищет приключения, быстро округлялась и по габаритам скоро путь через камин станет мне недоступен. Камин топили только зимой и то, только при приезде отца. Он любил сидеть по вечерам у камина. Сейчас лето, а я точно знала, что каждой весной управляющий нанимал людей для прочистки дымоходов. Учитывая вредность и въедливость управляющего, наёмные работники работали качественно. Неучтённым входом в дом я частенько пользовалась летом, чтобы не тревожить охранную сигнализацию, при прогулках под луной.

Спустившись по дымоходу в зал с камином, осторожно прошмыгнула в коридор, где находилось открытое окошко. Незваный гость, проникнув через окно, тихо ступая по паркету, направился в сторону хозяйских покоев. Что–то говорило мне, что он точно знал — в этом коридоре видеокамеры отсутствовали. До беззвучного шага убийцы гостю было как до луны. Шуршание одежды и лёгкие шорохи немного скользящих подошв услышал бы любой охранник в магическом мире.

Мне точно известно, что отец со своей любовью сейчас отсутствовал. Они поехали на пару дней куда–то развлекаться. Звали и меня, но мне им мешать не хотелось. Так что путешествовали они без меня. Гость, немного повозившись с замком у двери Лики, после характерного щелчка, нырнул в комнату.

Прокравшись к двери, я заглянула в небольшую щель. Преступник плотно дверь прикрывать не стал, чтобы слышать, что происходит в коридоре. Опять же ему кто–то сказал, что звукоизоляция дверей у нас очень хорошая. Гость возился в комнате возле шкафа, включив фонарик с узконаправленным лучом. На вора он что–то не походил. Тот бы сначала направился к сейфу, вделанному в стену. Осторожно нырнув в комнату и плотно прикрыв за собой дверь, я скользнула к согнутой спине копавшегося в вещах Лики человека. Щуплый человек маленького роста для меня опасности не представлял.

Вот что будет делать человек, когда почувствует у своего горла острый кончик ножа и тихий голос из–за спины? Правильно, замрёт, чтобы оценить обстановку. Раз его пока не прикончили, то есть варианты.

— Тихо…, спокойно…, сообщаешь мне! Что заказали и кто заказчик?— прошептала я ему на ушко, одной рукой держа нож у горла, а второй— вывернув кисть руки ночного гостя до болевого состояния. Тихий шёпот не позволял определить возраст говорившего. К сожалению, пол спрятать труднее.

— Госпожа, я пришёл сюда не убивать. Мне лишь заказали положить в нужное место нужные вещи. Заказ пришёл через профсоюз, а там умеют хранить тайны,— явно обескуражено пробормотал незваный гость.

Дополнительные нотки в тембре голоса выдавали его глубокое удивление, да и аура искрилась от этого чувства. Я нанесла чувствительный удар по его профессиональной гордости. Обнаружить кого–то у себя за спиной в такой момент, он точно не ожидал.

— Что за вещи? Где они?— не ослабляя хватки, прошептала я.

— Мобильный компьютер, мобильный телефон и две записные книжки,— чётко отчитался гость.— Всё у меня в сумке на животе. Я только успел открыть указанный в инструкциях чемодан.

— Медленно, свободной рукой достаёшь всё и выкладываешь на пол. Сам ложишься рядом. Руки за голову. Ноги расставлены широко. Смотришь на стену. Повернёшь голову в мою сторону— умрёшь мгновенно,— небольшое шипение в нужных местах и чуть вибрирующий звук фраз создавал хорошее психологическое давление, преодолеть которое обычному человеку не так–то просто.

Нарушить мои распоряжения гость не решился. Его рука даже не дёрнулась к ножу, спрятанному в специальных ножнах на щиколотке. Кратковременный транс позволил мне оценить всё его снаряжение. Прокрадываться в дом с одним ножом и кучей специальных приспособлений для взлома не будет ни один убийца. По поводу профсоюза я не поняла, потом уточню. А вот заказчика определила сразу. Несмотря на то, что все отпечатки с выданных гостем вещей были убраны, свежие следы ауры светились как фонарики. Зачем нашему управляющему понадобилось пристроить эти вещи в гардероб Лики, я не понимала. Те же следы ауры позволили быстро взломать пароль доступа на телефон и на мобильный компьютер. Да и они, к тому же, оказались одинаковыми и совпадающими с кодом личного дела Лики.

В телефоне обнаружилась куча входящих и исходящих телефонных вызовов на явно левые номера. Мне это ни о чём не говорило, а вот фотографии раздетой Лики и отца в разных, интересных позах, там имелись. Подделки создавались на очень хорошем уровне. Только мельчайшие отклонения теней на фотках доказывали, что это подделка. Эти же фотографии хранились на мобильном компьютере. Кроме того, там же я обнаружила полную схему защиты особняка и расписание работы всех служащих. В отдельной папке лежали какие–то чертежи и схемы. Ни у кого в доме, в том числе и у отца на рабочем компе, ничего подобного я не видела. Особенно меня заинтересовал штампик «Секретно» на каждом листе отсканированных документов.

Лику хотят подставить, но с какой целью, я не понимала. Зачем нашему управляющему во всём этом участвовать? То, что он мне не нравился — не причина для его удаления отсюда. Свою работу он всегда выполнял качественно. Если бы у Лики на горизонте имелась конкурентка, действия подкупленного управляющего были бы понятны. Только другого претендента на роль замены для Лики я не видела.

Если кто–то хотел нанести вред Лике, то выявить его можно только перенаправив удар в нужную цель. По моим предположениям этот кто–то долго ждать не будет, и как только Лика с отцом вернётся, тут и объявятся официальные слуги закона.

— Как тебе описали, место, куда спрятать вещи? — поинтересовалась я у гостя.

— В левом внутреннем кармане бумажка с планом. После выполнения, план нужно уничтожить, — без препираний ответил тот.

— Медленно вытаскиваешь одной рукой и кладёшь рядом с головой. Руку на место!— умный мальчик уже преклонного возраста, выполнил моё распоряжение без дополнительных угроз.

Узнать руку Рикса в надписях на плане совсем не трудно. На раздумья мне хватило несколько мгновений. Вытащив листок бумаги из стола, расположенного рядом со шкафом, и захватив со столешницы ручку, я нарисовала план прохода к комнате управляющего. Рикс отличался пунктуальностью, так что где лежат его вещи, я точно знала. Частенько для тренировки пробиралась в чужие комнаты. Все надписи сделала почерком управляющего. Теперь все подарки окажутся в его шкафу. За фотографии я не переживала. Ни от отца, ни от Лики не убудет. Тем более, вряд ли поддельные фотки выйдут из уголовного дела, связанного с какими–то секретными материалами.

— Положишь всё принесённое в новое место на плане. Чертёж не уничтожай— это твоё алиби. Ты выполнишь всё по чертежу. Как только закончишь задание, уйдёшь без проблем так же, как и пришёл. В противном случае, отсюда полиция вынесет труп воришки,— распоряжения не требовали пояснений. Я бесшумно, как тень, удалилась за дверь, продолжая контролировать действия гостя через оставленную щёлку.

Неподвижно лежал он недолго. Пару раз шевельнувшись и, не обнаружив предупреждения, он осторожно потянулся за листком с планом. Я даже услышала его слабый шёпот, когда он под узким лучом фонарика рассматривал листок:— Феноменально…!

С недоверием осмотревшись по сторонам и никого не обнаружив, он решил последовать моему приказу. У него имелись серьёзные основания предполагать, что кто–то может проконтролировать его выполнение.

Я, пропустив его под собой, вися уперевшись ногами и руками в стены, в узком коридоре, ведущем в коридор прислуги, почти незримой тенью последовала за гостем. Явно пересилив себя, он не стал постоянно озираться, хотя, по немного скованным движениям, видно, что ему не по себе. Мой приказ он выполнил идеально. Проследив за тем, как он покидает территорию нашего поместья, я с чувством выполненного долга отправилась продолжать медитацию. Только после окончания медитации заглянула в комнату охраны. Мне стало интересно, как отключили часть периметра.

Злоумышленники немного недоработали. В журналах системы нашлись следы от действия чужой программы. Восстановить её труда не составило. Взломщик не удосужился окончательно стереть код с диска, перезаписав на место программы что–нибудь другое. Пришлось сделать это за него. Такой след мне точно не нужен. Сценарий действий мною уже переписан.

Театр начался наутро, после возвращения отца с Ликой из их путешествия. Почти сразу, как только они появились в доме, сюда нагрянули ищейки из полиции и службы безопасности. Всех обитателей дома полиция собрала в одной комнате, хозяев — в другой, хотя, насколько я могла слышать, обыскивали только комнаты хозяев. Обескураженные результатами поиска, поскольку искомого они не нашли, следователи заявились к нам. Отпустив прислугу и вынужденно извинившись за обыск, один из следователей объяснил такой внезапный налёт:

— Господин Крой, с завода, где сейчас стоит на обслуживании ваш корабль, произошла утечка секретной информации по новому кораблю. Лица, получившие к ней доступ, ухитрились отключить систему безопасности и скопировать данные на мобильный компьютер. По данным камеры наблюдения, не входящей в общую систему, о которой преступники не знали, преступницей оказалась женщина, по сложению очень похожая на госпожу Лику Томасо. Никто из посторонних с таким телосложением завод в последнее время не посещал. Один из наших информаторов сообщил, что видел у неё в руках мобильный компьютер, внешним видом схожий с изображением на камере. Информация слишком секретная, чтобы допустить её попадание в чужие руки. Ещё раз прошу нас извинить за вторжение.

— А можно посмотреть на то изображение?— невинно хлопая глазами, поинтересовалась я у следователя.

— А тебе зачем, девочка?— удивился тот.

— Я случайно видела, как какая–то девушка разговаривала за оградой дома с нашим управляющим, и у неё мелькнул в руках мобильный компьютер. Я ещё подумала, зачем Риксу ещё один, когда у него и так на столе два таких пылится?— рефлекторно потирая щёку, пробормотала я. Я ведь могла и не знать, кто, кому передаёт компьютер, незнакомка Риксу или Рикс незнакомке.

— Смотри, — следователь показал мне увеличенную фотографию с камеры наблюдения.

На самом краю крышки компьютера чётко просматривалась тонкая, длинная трещина, точно такая же, как на компьютере, который пытались подбросить Лике.

— Точно, у незнакомки был компьютер этой фирмы, а тот или не тот, я сказать не могу. Я видела только наименование фирмы на крышке, — состроив неопределённую рожицу, отчиталась я. Иногда хорошо казаться малышкой.

— Она у меня компьютерами уже балуется. Сама сервер собрала из запчастей. Так что на её знания можете положиться,— с гордостью в голосе добавил отец.

— Хм-м.., вот значит как…, управляющий, значит…, — явно удивлённо протянул следователь.

Ему точно было чему удивляться. По моим прикидкам информатором службы безопасности вполне мог быть Рикс. Судя по играм цвета в ауре следователя, моё предположение оправдалось. Следователь достал мобильный телефон и приказал кому–то возвращаться и проверить комнату управляющего.

Уже через несколько минут в комнату вбежал довольный подчинённый и притащил подложенные в чемодан управляющего ночным гостем вещички. Арестовав ничего не понимающего управляющего, вернувшегося утром, до приезда отца, и ещё раз извинившись перед хозяевами, представители власти покинули пределы поместья.

— Ничего не понимаю,— пробормотал отец.— Зачем Риксу воровать какой–то компьютер? С тех пор, как он занимается домом, у меня к нему претензий не было.

— А с каких пор он им занимается?— тут же поинтересовалась я.

— С момента ухода на пенсию, старого управляющего, где–то за год до вашего с матерью похищения,— задумался отец. Некоторое совпадение в прошлом и текущем происшествии явно просматривалось.

— А кто его тебе порекомендовал?— продолжила я настойчивые расспросы.

— Отец? Он хорошо знал службы подбора персонала для обслуживания аристократов, но порекомендовать плохого специалиста он не мог, даже после своего отречения от меня, — обдумывая ситуацию, ответил отец.

— Я не говорила, что он плохой специалист. Домом он управлял отлично. Я в твоё отсутствие ни в чём не нуждалась, но…— я не закончила предложение, поглядывая на отца.

— Но он вполне мог работать на кого–то, из моей семьи, — закончил фразу отец за меня.— В прошлый раз пытались избавиться от тебя с матерью. Теперь я подозреваю попытку избавиться от Лики. Интересно! Хорошо, что ты случайно увидела встречу управляющего с незнакомкой.

Отец не увидел подозрительный взгляд, брошенный Ликой, на мою довольную рожу. Пожалуй, аналитическое мышление у неё развито даже лучше, чем у отца, и, кроме того, трезвый взгляд не закрывается любовью к дочери, как у отца. Девушка промолчала. Мачеха из неё получится замечательная.

Как ни странно, про встречу с незнакомкой я угадала. Отец, после вызова к следователям в связи с арестом управляющего, рассказал об этом нам с Ликой. В краже секретных сведений Рикс не сознавался, говорил, что его подставили, но улики, раньше предназначенные не ему, оказались сфабрикованы на высшем уровне. Отвертеться от наказания ему не удалось. Свою роль сыграли и фотографии. Ему приписали ещё и подготовку к шантажу хозяина. Роль Рикса во всей этой истории я не знала, но то, что он здесь замешан, знала точно. Не буду по нему плакать! Стал играть против моей семьи — теперь пусть расплачивается.


Кафе на одной из улиц соседнего города.

— Трой, ты ничего мне сказать не хочешь,— спросил мощный мужчина в деловом костюме, пристально уставившись на поглощающего еду в большом количестве собеседника напротив.

— Алой…, что я должен сказать? Задание я выполнил…. Следов не оставил…. Перед профсоюзом отчитался,— пробормотал с набитым ртом более старый и щуплый собеседник.

— По заданию заказчик выставил нам претензию, но с этим разобрались. Проблемы не у нас, а у заказчика. Что нам задали, мы выполнили, — не сводил взгляда с собеседника Алой, глава местного преступного профсоюза.

— В чём проблема? — вытирая губы, пробормотал вор.

— В тебе Трой, в тебе,— усмехнулся Алой.— Я‑то тебя знаю. Провалы ты всегда особой жратвой заедаешь.

— Хм…, не замечал, — недовольно пробурчал Трой, почесав затылок.

— Тебе и не надо. Заботиться о членах профсоюза — моя работа. Выкладывай,— постучал пальцами по столу Алой.

— У заказчика бо–о–ольшие проблемы,— наконец поднял глаза на собеседника Трой. — Меня подловили на задании, но дело совсем не в этом. Меня — виртуоза в своём деле, в одиночку, сделала какая–то баба. Понимаешь Алой! Я её обнаружил, только когда чужой нож царапал мне шею, а рука находилась в болевом захвате. Алой, я повержен. У этой чертовки уровень выше. Ты же знаешь, таких спецов как я, можно пересчитать по пальцам одной руки, и девок среди них я не помню. Мало того, эта засранка мгновенно скопировала руку, рисовавшую план поместья. За минуту, слышишь, за минуту она нарисовала новый план с указанием места закладки. Феноменально! Ни я, ни мои знакомые специалисты, не смогли найти различия в двух планах. Представляешь, эта змеюка ещё и идеальный художник. Не каждый спец за короткое время сможет так подделать почерк.

— Почему же змеюка?— улыбнулся довольный Алой. Слова его старого знакомого объясняли все странности этого дела.

— Да шипела она приказания очень тихо. Я только и смог определить, что это баба. Откуда только её противники заказчика выписали?

— Хм…. Интересно! Наблюдатели, прикрывающие тебя, не обнаружили посторонних, покидающих усадьбу до самого приезда полиции. Люди приезжали, но никто не уезжал. Значит, твоя змеюка находилась в доме всё время. Были бы посторонние, полиция бы их обнаружила. Я попробую поискать твою конкурентку среди слуг. Не дело, когда кто–то работает на моей территории без спроса,— недовольно хмыкнул Алой.

— Ты…, это…, не вздумай ей что–то сделать. Такие спецы на дороге не валяются. Я бы просто хотел с ней встретиться и поговорить в более подходящей обстановке,— погрозил босу пальцем Трой. Он мог себе это позволить. Алой в своё время, ещё мальчишкой, ходил в его учениках, пока увеличившиеся габариты тела не поставили крест на карьере вора— профессионала.

— Не переживай! Представим её тебе в лучшем виде и без повреждений,— ухмыльнулся бывший ученик.

— Как бы она вас не представила! Боюсь, воровство и художественные навыки у неё не последние достоинства,— проворчал Трой.

— Тем лучше! Тем лучше! Хороший специалист в профсоюзе может пригодиться.


Попытку взлома домашнего сервера я обнаружила через пару дней. Если бы не постоянный контроль моего личного сервера, попытка была бы успешной. Работал профессионал высокого класса. Отец пока занимался с Ликой подготовкой к свадьбе, так что свободного времени у меня имелось достаточно. Обязательно надо нанести обратный визит взломщикам. Такие наезды без ответа оставлять нельзя.

Чтобы добраться до нас, программист взломал парочку промежуточных серверов. Пришлось повторить его путь в обратном направлении. В результате вышла на очень интересную сеть за кучей защитных экранов. Ломиться в особо защищённую часть сети я не стала. Уровень защиты там достаточно высок, чтобы предположить наличие хороших профессионалов, постоянно за ней следивших. Атака на наш сервер осуществлялась из менее защищённой части сети. Много интересного можно накопать и там. Иногда пользователи шлют в сообщениях друг другу весьма интересные вещи. Да и наказать взломщика нужно обязательно, чтобы в следующий раз не лез в наш дом.

После некоторого анализа я поняла, что вышла на сеть какой–то криминальной организации. После фактического провала операции против Лики, можно было ожидать интереса к лицу, провалившему эту операцию. Жаль, в той ситуации я не нашла другого решения, чтобы не выставлять себя напоказ. Ну что же, в эту игру можно играть и вместе.

След от взлома привёл меня на один из серверов криминальной сети. Похоже, его админ подрабатывал хакером, выполняя задания начальства. Программист попался знающий. Защита на сервере качественная, но соперничать с моим разогнанным мозгом у неё не получилось. Точно теперь обожрусь на ужине. Ускоренный режим мышления отжирает у тела огромное количество энергии. Сильно гадить в системе я не стала. Навесила кучу весёленьких сообщений при вызове административных функций сервера и очень аккуратно затёрла все следы за собой.


Разговор в офисе Алоя.

— Шеф, куда вы меня послали? Я больше не буду работать против семейства Кроя,— нагло заявил штатный хакер профсоюза, вваливаясь в кабинет Алоя.

— Это ещё почему? — удивился Алой. Он разрешал подчинённым некоторые вольности в обращении. Это укрепляло доверие в непростом коллективе, хотя многие члены коллектива часто даже в лицо друг друга не знали, общаясь только с Алоем.

— Их сеть кто–то здорово прикрывает. Я попытался влезть в систему, но нарвался на сложную, нестандартную защиту. Еле успел ноги унести, но это не помогло. Кто–то меня вычислил и аккуратно погрозил пальчиком,— недовольно проворчал хакер.

— Ого…, а говорил, что ты круче всех!— поддел его Алой.

— Ну-у…, не круче, но на хорошем уровне!— буркнул хакер.— Раньше я вам проблем не доставлял. Только я же говорю, их хорошо прикрывают. В тот же день кто–то взломал мой рабочий сервер и оставил сообщение: «Не трогай семью Крой».

— Так ответь ему! Ты же хакер и любишь играть в эту игру, — усмехнулся Алой.

— Не–е–е…, этот спец круче меня,— поёжился от такого предложения хакер. — Я даже следа взлома не нашёл. Боюсь, эту семейку крышует очень серьёзная контора. Я бы не хотел связываться с имперской службой безопасности или с фирмой, съевшей собаку на защите от хакерских атак. Была бы там сеть, я бы ещё попробовал, но взламывать одиночный сервер с крутейшей защитой, что-то стрёмно.

— Значит, говоришь, программисты там обитают качественные?— задумался Алой, по привычке постукивая пальцами по столу.

— Да, шеф. Лезть туда по сети в наглую, я бы никому не советовал,— кивнул хакер.

— Хорошо! Свободен. Я буду искать другие подходы, — Алой, задумавшись, даже не обратил внимания на исчезновение хакера из кабинета. Картина вокруг поместья Кроев складывалась очень неоднозначная. В прикрытие службы безопасности Алою что–то не верилось. Его информаторы из полиции очень легко и за небольшую плату представили Алою информацию по делу управляющего домом. Если бы там была завязана безопасность, информаторы так бы и сообщили и лезть в дело не стали. Семью Кроев прикрывал кто–то другой. В дела профсоюза этот кто–то не лез и Алой пока отложил эту проблему на будущее.


В следующие дни к нам на сервер больше никто не ломился, но отца ещё раз вызывали к следователю. После его возвращения у нас состоялся семейный разговор.

— Мне не хотелось заставлять вас переживать, но обстоятельства таковы, что я должен вас информировать,— официально начал он, когда мы с Ликой оказались в его кабинете.— Я временно отключил в кабинете прослушку и наблюдение. Кому–то очень не нравится мой очередной выбор спутницы жизни. Это точно не отец. Я с ним недавно откровенно поговорил. Он не одобряет мой очередной выбор, но гадости делать не будет. Следователи хорошо потрусили нашего управляющего, кое в чём он сознался, но заказчика называть отказался наотрез. Додавливать его полиция не стала. Мне кажется, их притормозили откуда–то сверху. Это говорит о том, что противник у нас серьёзный. Мне не хочется терять ни дочь, ни будущую жену. Рикс сознался, что кому–то поставлял информацию из дома. По его наводке похитили в прошлый раз мою жену и дочь. Он поклялся мне на очной ставке, что убийство в прошлом похищении не планировалось. Случайность сорвала все планы. Когда он узнал о произошедшем, то отказался участвовать в любых дальнейших действиях против нашей семьи. Недавно у него произошёл финансовый кризис — сильно проигрался в казино. Деньги понадобились срочно. Только после клятвенного заверения заказчика, что Лика физически не пострадает, он согласился участвовать в деле её компрометации. В этот раз должны были подложить Лике опасные вещи. Он действительно встречался с девушкой недалеко от дома, когда их заметила Синта. У девушки на самом деле имелся мобильный комп той же фирмы, но не тот, который должны были подбросить Лике. Произошла очередная случайность. Девушка работала на ремонтной верфи и доступ к похищенным документам она имела. После ареста Рикса её не нашли. На работу она больше не выходила. Где у них вышел сбой, следствию непонятно, но в результате вещи попали к Риксу. Боюсь, этими событиями противник не ограничится, поэтому я нанял дополнительную охрану и личных телохранителей для вас. Придётся некоторое время потерпеть их присутствие.

— Они что и дома за нами ходить будут?— недовольно проворчала я. Прекращать тренировки не хотелось. Организм ещё растёт и дозированные нагрузки ему необходимы.

— Нет, — улыбнулся отец, — до такого я ещё не додумался.

— Ну, тогда, ладно, — величественно кивнула я.

— Вот как не любить такое сокровище?— отец переглянулся с Ликой.

— Действительно сокровище,— с некоторым подозрением уставилась на меня Лика.

Вот точно она подозревает, что это дело не обошлось без моего вмешательства. Ни доказать, ни даже понять, как я это сделала, она не может, но интуиция у неё развита слишком хорошо. Иначе она бы не смогла управлять роботом в трудных условиях. А что я, я ничего, нацепила на физиономию маску послушной девочки и жду дальнейших указаний.

Дальше разговор пошёл о предстоящей свадьбе, и чтобы не мешать обсуждать детали я попыталась смыться. Лика не дала.

— Нам же нужен новый управляющий, и мы должны быть уверены в его надёжности. Как вы посмотрите, чтобы взять на это место моего старшего брата? В нём можно быть абсолютно уверенными. Он в своё время оканчивал среднюю школу по управлению, — предложила она, в основном почему–то глядя на меня.

— Ну…, если он будет похож на тебя, по отношению ко мне, я не возражаю,— пробормотала я, намекая Лике на некое соглашение. Отец нашего переглядывания не понял, но предложение невесты ему понравилось. Лике он верил.

Лика тут же заверила, что если он нам не понравится, то возьмём другого. Я быстренько покинула кабинет, пока эта парочка не повесила на меня какое–нибудь задание на свадьбу. Уж с новым управляющим я по любому договорюсь, тем или иным способом, а таких способов память бывшего мага знает огромное количество. Так что смертоубийства не будет.

Управляющий прибыл в поместье уже на следующий день. Я посмотрела на него через камеру видеонаблюдения, когда тот прибыл на своей машине к воротам поместья. Специально подключилась в это время к домашнему серверу. Лика заранее предупредила о приезде брата.

Ничего…, так…, весьма внушительный мужчина. На вид лет тридцати. На Лику он совсем не походил. Если сестра имела достаточно миниатюрную фигурку, то этот представитель их семьи отличался габаритами борца. Одежда на нём явно не ширпотреб, а индивидуальный пошив, и сидела как влитая, так что братишка точно не бедствовал. Низкий бархатный голос вполне соответствовал фигуре. Всё это я подсмотрела из своего окна, когда тот знакомился с отцом у порога дома. На отца парень точно произвёл хорошее впечатление. Насколько я поняла, отец пока заключил с ним временный договор, и это правильно, надо посмотреть на парнишку поближе.

Посмотреть поближе удалось уже скоро. Отец, показывая дом, завёл его в мою комнату.

— Это что за сооружение в углу?— удивлённо уставился тот на мой сервер.

Да, с виду картинка весьма неприглядная. Куча плат, кое–как собранная в единую конструкцию, да ещё крионовая системы охлаждения сверху, придавала серверу весьма футуристический вид.

— Вежливые люди сначала представляются,— недовольно пробурчала я. Прихода гостей я не ожидала и, утонув в рабочем кресле, штудировала книги по ядерной физике. Там имелись самые зубодробительные задачки для моего мозга.

— Извините, маленькая госпожа, вас в этом огромном кресле, рядом с такой монстрообразной конструкцией, я не заметил. Том Томасо— временный управляющий домом к вашим услугам, — совсем не смутившись, отрекомендовался гость.

Отец только улыбался. Он хорошо знал от слуг, что я могу при желании поставить любого в неловкое положение.

Реакция гостя мне понравилась. Хозяйку не обидел и себя не принизил.

— Этот электронный монстр в углу— моя игрушка. Вам такие игрушки не нравятся? — с интересом я рассмотрела управляющего поближе. Точно занимался чем–то силовым. Тело не рыхлое. Рельеф мышц просматриваются даже под идеальным костюмом. Сдаётся мне со спортом он знаком не понаслышке. Если он ещё и тайны хранить умеет, то мы с ним споёмся.

— Э–э–э…, если у маленькой девочки такие игрушки, то в какие игры она играет?— слегка завис мужчина.

— Сейчас играю в ядерную физику. Скучная наука. Надоест — придумаю что–то ещё,— с невинной физиономией я повернула экран компьютера к гостям.

— Э–э–э.., — даже не нашёлся, что сказать управляющий.

— Ты там смотри, не перетрудись,— заволновался отец,— это задачи не для начальной школы.

— Я же их не решаю, я с ними играюсь. Решает задачи сервер. Я только изменяю некоторые параметры в условиях,— продолжая держать маску маленькой девочки на лице, пожала я плечами.

— Всё равно, такими сложными задачами тебе пока забивать голову не стоит,— проворчал отец.

— Отлично, тогда с тебя каждодневные развлечения, — мило улыбаясь, поддела я его.

— Ну-у…, ты же знаешь, что я сейчас занят,— виновато замялся отец.

— Тогда не мешайте мне играться,— отец, наконец, понял, что я его разыгрывала. Он действительно с этой свадьбой меня слегка позабыл. Обычно мы во время его отпусков на месяц отправлялись в какое–нибудь путешествие.

— Не сердись дочка. Закончится эта суматоха, мы точно куда–нибудь поедем, виновато пробормотал он.

— Нет уж, нет уж, только без меня— запротестовала я,— Вам с Ликой ещё медовый месяц гулять. Я уж там точно буду лишняя. Вон, господин управляющий при случае составит мне компанию. Возьмём охрану и прокатимся куда–нибудь, не очень далеко.

— Чёрт…, опять ты права,— с той же виноватой улыбкой проворчал отец, погладив меня по голове.— Обещаю, я тебе отдых потом компенсирую.

— Сейчас компенсируешь,— нахмурилась я,— с тебя сто тысяч. Я себе что–нибудь куплю в путешествии.

Случай подобрался очень удобный для реализации одной моей задумки, но для этого нужна именно такая сумма.

— Сдаюсь, — поднял руки отец, — завтра выдам тебе карточку на двести тысяч. Ты девочка умная, зря тратить не будешь.

— Слышишь, Том! Завтра, после обеда, едем путешествовать, пока только в город,— уставилась я на управляющего.

— Да, госпожа! Понял, госпожа!— поклонился тот.

Правильная у Лики семейка. С Томом мы споёмся.

Отец повёл управляющего дальше знакомиться с хозяйством. Я знала, сколько денег просить, чтобы отец ничего не заподозрил. Подумаешь, девочке захотелось купить парочку дорогих нарядов и что–нибудь из игрушек. Отец как–то говорил, что аристократы и по миллиону иногда на ребёнка тратят. Насколько я знала из его рабочего компа, наша семейная копилка в имперском банке приближалась к сумме в двадцать миллионов. Император за сложную работу подданным платил хорошо.

После обеда на следующий день Том уже ждал меня возле машины с парочкой новых охранников. Контракт с охранной фирмой отец уже заключил.

— Куда изволите, маленькая госпожа?— даже не моргнув глазом на мой необычный наряд, приветливо кивнул Том.

Три раза ха–ха, так я и поверила его спокойствию. Аура так и сияет спрятанным удивлением. Ещё бы ему не удивляться, какая–то малявка щеголяет в коротком ядовито–зелёном топе и чёрной кожаной куртке с заклёпками и в таких же обтягивающих приключенческую часть тела, брюках. Наряд дополняли высокие шнурованные сапожки, того же тёмного цвета. Это он ещё не знает, куда я собралась и, что я с собой тащу, кроме кредитной карты, переданной мне этим утром отцом.

— Едем в город, там покажу,— буркнула я, плюхаясь на переднее сиденье семейного монстра. Отец любил всё быстрое и мощное, в общем монстрообразное. Наверное, тяга к таким вещам передалась мне от папочки. Иначе, как объяснить внешний вид моего сервера. Ещё когда была жива мать, отец приобрёл этот вместительный чёрный вездеход для загородных прогулок. Отделан он достаточно прилично, чтобы на нём могли кататься богатенькие аристократы. Да и выглядел не хуже зализанных городских представительских автомобилей.

— Э–э–э…, может, стоит вам сесть на заднее сиденье? — неуверенно пробормотал Том.

— Сам туда садись, — косо посмотрела я на него,— здесь подушек безопасности больше.

— А–а–а…, ну–у–у…, тогда ладно,— обескуражено протянул тот. Хорошо, машина вместительная и он, даже несмотря на свою внушительную комплекцию, свободно разместился между двумя охранниками на заднем сидении.

— В город! Маршрут в чипе,— приказала я водителю, передавая ему компьютерную карту с чипом.— Водителя я не знала. Это новый человек из охранного агентства. Водитель послушался без возражений. Наверное, навидался избалованных деток. Что же будем соответствовать выбранному образу.

Водитель вставил карту в картоприёмник. На экране навигационного компа высветился маршрут. По мимолётной улыбке водителя, я поняла, что он не раз возил заказчиков в это место. Через час трудного пути через многочисленные, но небольшие дневные пробки, он припарковал нашего монстра на стоянке возле одного из столичных казино. Основное отличие этого заведения от аналогичных злачных мест в городе — возможность развлекаться детям на первом этаже, когда их родители просаживают семейные денежки этажами выше. Заведение обслуживало богатеньких клиентов, так что даже игровые автоматы и другие развлечения на детском этаже работали только с очень дорогими жетонами, приобретаемыми в нескольких кассах, разбросанных по огромному помещению.

Меня привлекло это заведение именно поэтому. Выигрыши в автоматах здесь тоже могли выражаться пятизначными цифрами в империалах. Охрана, проводив нас с Томом к входу, вернулась в машину.

На входе на меня запищала рамка металлодетектора. Остановив нас с управляющим и уставившись на мою клёпаную куртку, охранники задали риторический вопрос: — Оружие есть?

— Есть, как же выходить на улицу без оружия, — пробурчала я, опередив открывшего рот Тома, и начала выкладывать припрятанное вооружение. У охраны глаза на лоб полезли от удивления. Маленькая пигалица вывалила на стойку: парочку небольших кастетов, два узких ножа, вытащенных из голенищ высоких сапожек и четыре метательных ножика, хранящихся на внутренней стороне куртки. После повторного прохода через рамку и соответствующего писка, я глазами показала на металлические заклёпки на куртке и брюках. После такого разоружения охрана обыскивать меня не стала. Вообще–то зря они поленились. У меня ещё много чего в одежде припрятано. На этот вариант костюмчика я много времени затратила, самостоятельно перешивая для скрытого ношения всевозможного оружия.

— Зачем ты взяла с собой все эти железки,— удивлённо уставился на меня управляющий, как только мы отошли от входа с охранниками.

— Тебя ни разу не похищали?— с грустью я посмотрела в его глаза.— Лучше я с собой разные железки таскать буду, чем ещё раз попадать в такую ситуацию.

— Извините госпожа, не знал, что вас похищали, — виновато спрятав от меня взгляд, пробормотал тот.

— Ладно! Забыли! — махнула я рукой.— Вот тебе карточка! Код четыре тройки. Иди, купи мне полсотни игровых жетонов. Местные жулики их по тысячи империалов продают. Будем потрошить их закрома.

— Хм-м… Скорее они выпотрошат твой кошелёк, — фыркнул Том, но карточку взял.

Пока он ходил к кассе, я прошлась по залу, выбирая первую жертву. Учитывая дневное время, народу в зале между автоматами ходило немного. Специально выбрала такое время, чтобы сильно не светиться среди сверстников. Кто его знает, в какую школу я скоро попаду. Мне нужно сделать себе репутацию маленькой вредной стервы, с которой лучше не связываться, среди взрослых, определённых взрослых.

Первым, мне попался очень подходящий автомат с угадыванием чисел. Подходящим он оказался не просто так, а потому что внутри его ящик содержал приличное количество жетонов. Транс позволял мне свободно заглядывать в его внутренности. Жаль только в этом детском теле возможности транса ещё раскрылись не до конца и смотреть на объекты можно только вблизи, но сейчас мне этого вполне хватало. Особенность игровых автоматов такого типа — выдача призов выигравшему в зависимости от количества жетонов, накопленных в его внутреннем контейнере.

Том появился с пакетом, хранящем купленные жетоны. Забрав у него штук тридцать, я распихала их по карманам. Концерт начался. Проходя возле автоматов, расположенных рядом с выбранной жертвой, я по очереди скармливала им жетоны, постоянно проигрывая. На нужном автомате мне сопутствовала удача. После выигрыша он исправно отсыпал мне половину содержимого внутреннего контейнера. Проиграв пару десятков жетонов, я выиграла сотню. Особых проблем с угадыванием чисел для меня не существовало. Хотя у людей чувство интуиции очень не развито, но оно есть и при правильной тренировке развивается до вполне приличного уровня. Тренировалась я долго, так что возможно и до краткосрочного предвидения скоро дойду, если доживу до того времени.

Второй жертвой пал игровой автомат с гонками. У него, чтобы не вызывать подозрения, пришлось задержаться надолго. Здесь ничего угадывать не пришлось. Надо просто первым добраться до финиша. Как ни странно, программисты не стали закрывать в программе такую возможность. Возможно, хозяева не рискнули так нагло обманывать богатеньких клиентов. Так что после двадцати проигранных гонок, следующую я выиграла. С моей скоростью реакции— это не так уж сложно.

Здесь улов оказался побольше. Дети любили играть на этом автомате. Создатели автомата отлично потрудились. Кабинка практически ничем от гоночного автомобиля не отличалась, так что гонять по виртуальной трассе мне понравилось. К сожалению, аналогичных автоматов, готовых выдать мне больше двухсот заветных жетончиков, поблизости не оказалось. Пришлось топать дальше, в стрелковую секцию. Здесь обнаружилось сразу два подходящих для потрошения объекта. Детки пострелять любили. Не повезло с окружением. Именно здесь столпилась основная масса играющих детей. Поначалу на новенькую никто внимания не обратил, только до тех пор, пока я не выиграла на одном из выбранных автоматов. Жаль, изготовители не предусмотрели отключения обычных экранов, когда пользуешься очками— виртуалками. Когда из автомата посыпались жетоны, местное общество обратило на меня внимание. Судя по одежде, девочки, окружившие меня, имели весьма обеспеченных родителей.

— Вот …, повезло! — бросила одна из них, примерно моих лет.

— Так везти не может,— авторитетно заявила другая, несколько постарше и с более серьёзным взглядом. — Мой друг у отца в тире тренируется, и то за всё время всего пару раз на таком автомате выигрывал.

— Я же говорю, повезло!— тут же возразила первая.

Не повезло, мне. Хотя из этого автомата я выдоила больше трёхсот жетонов, второй, подходящий автомат по–прежнему занимал какой–то упорный парень лет четырнадцати— пятнадцати на вид. Жетон за жетоном он скармливал денежки бандитскому автомату. Покидать эту игровую зону не хотелось. Очень уж жирный куш намечался в том автомате. Пришлось продолжить игру на своём. Здесь можно взять ещё полторы сотни, захапав половину оставшихся в контейнере жетонов. Не обращая внимания на зрителей, проиграла сразу штук пятнадцать жетонов. Вокруг остались только самые терпеливые зрители— те, разговорчивые девочки, продолжившие спор по поводу моих достижений.

Мой второй выигрыш заставил почти всех обитателей этой секции обратить на меня внимание. Наконец упорный парень, измывавшийся над нужным мне автоматом, покинул его и подошёл ко мне.

— Новичкам везёт! — недовольно пробурчал он, глядя на статистику моей игры.

— Дважды, почти подряд!— почему–то довольно улыбаясь, рассматривала парня моя появившаяся фанатка.

— Здесь автомат неисправен. Кто–то просто выставил постоянный уровень новичка. Вот ей и повезло пару раз, подряд, — с кислым видом отозвался парень.

— Девочка, а на спор можешь уделать этого задавалу? — неожиданно обратилась она ко мне.

Обойти толпу, преграждавшую путь к нужному автомату, было не так просто. Молча точно уйти не удастся. Не повезло. Хотя…, слова о споре меня заинтересовали.

— Что значит на спор?— вешая виртуальные очки и оружие на специальные крюки, поинтересовалась я.

— Значит, на самом деле новенькая,— пробормотала та, почти про себя, и пояснила. — Через кассу можно заключить пари и играть в игру вдвоём. Тот, кто победит бандитов и своего противника, оставшись в живых, получит весь выигрыш.

— Буду я ещё своё время тратить на спор с этим чучелом, — пробормотал парень.

Это он меня обидел. Нервы у меня конечно железные, но такие обиды спускать не стоит.

— Эй…, сынок…, кто бы выступал! Бедный автомат победить не можешь! Смотрю, ты не бедный! Давай на сто тысяч— кто, кого? На том автомате, что столько раз тебя похоронил,— нарываясь на неприятности в будущем, с ехидной ухмылкой уставилась я на парня.

— Буду я за такую мелочь с девчонками спорить! — попытался уйти от ответа тот.

— Струсил, значит! — с насмешкой бросила, обратившаяся ко мне девочка.

— Ладно, не будем мелочиться!— разозлился парень, глядя на меня.— У меня на карточке пятьсот тысяч. Надеюсь, у чучела столько найдётся.

О.., это меня более чем устраивало. Договорились быстро. Девочка рассказала, что сделать для заключения пари. У ближайшей кассы мы предоставили кассиру свои карточки. Управляющему пришлось обменять накопившиеся у меня жетоны и занести сумму на карточку. Кассир списал с карточек по указанной сумме пари, и мы вернулись к нужному автомату.

Разгромила я парня в пух и прах, заодно взяв приз из самого автомата, получив больше пятисот жетонов. Парня я не пожалела. Под ехидные насмешки наблюдателей, униженный девчонкой, он быстро покинул помещение. А вот нефиг было обзываться.

(Хм…, что–то не в порядке с сознанием. Не стоило так явно нарываться. Хотя и противник хорош. Назвать меня чучелом, это же надо додуматься! Всё равно, надо дома устроить глобальную медитацию.)

С девочкой, мы познакомились. Сирена Лайсо — оказалась дочерью медиамагната, а парень,её надоедливый воздыхатель, не дающий проходу — сын владельца концерна, производящего оружие. Сирена уже второй год училась в средней школе. По поводу ухажёра она советовала не беспокоиться. У неё он уже не первый. Сирена сразу призналась и извинилась, что действовала в корыстных интересах и использовала меня, чтобы от него отделаться. После поражения от девчонки, он теперь не скоро появится в этом месте. Оказалось, дети богачей частенько используют казино для встреч и развлечений. Сама не ожидая, я фактически вошла в их общество, хотя суммы на счетах отца не шли ни в какое сравнения с деньгами родителей, развлекающихся здесь детей. К сожалению, я не уделяла достаточно внимания обычной жизни, закопавшись в инфосети. Надо срочно исправлять эту недоработку.

В связи с нерабочей обстановкой, пришлось прервать добычу денег. Я и так заработала несколько больше, чем рассчитывала взять в этот день. Видя мой интерес к некоторым вопросам жизни в школе, Сирена мне кое–что рассказала о средней школе и описала некоторые подводные камни для новичков, поступающих туда после домашнего обучения. День прошёл с пользой.

Глава 3. Внешние контакты

На выходе нас с Томом вежливо притормозила охрана казино. Со мной хотел поговорить директор. С чего бы я ему понадобилась? Вроде ничего не нарушила. Прежде чем придти сюда, правила казино я основательно в инфосети проштудировала. Мне стало интересно, да и охранники проявили некоторое уважение. Грех обижать хозяев этого замечательного заведения. Кабинет директора оказался в служебном коридоре на первом этаже, совсем рядом с выходом. Несколько странновато. Как правило, большие начальники предпочитают забираться на верхние этажи, как бы поднимая себя над обычными людьми. Охранник казино любезно сопроводил нас до самых дверей кабинета и даже распахнул её перед нами. Я вошла первой. Том последовал за мной.

— Присаживайтесь! Негоже держать гостей на пороге,— предложил нам хозяин кабинета, указывая на два мягких кресла перед его столом.— Я директор казино «Звезда»— Эрих Корт. Я никоим образом не собираюсь предъявлять вам претензии по поводу сегодняшнего ограбления моего заведения, но хотелось бы договориться об исключении такой ситуации в будущем.

Судя по чуть заметным пыльным следам у стены, кресла раньше стояли именно там. Их поставили у стола директора только недавно, иначе уборщики стёрли бы пыль на том месте. Отсюда вывод— если бы директор не был во мне заинтересован, кресла остались бы на месте.

Директор с искренним интересом наблюдал за нами, пытаясь определить нашу реакцию на свои слова. Том повёл себя идеально. Ни единый мускул не дрогнул на его лице. Наверное, он был сторонником, нравившегося мне принципа— не знаешь что делать, ничего не делай. Управляющий вообще не представлял, как я умудрялась обыгрывать игровые автоматы, но в зале с расспросами ко мне не приставал.

Задумчиво почесав щёку и проанализировав ситуацию, я решила её не обострять, но попытаться вытрусить из казино, что–нибудь полезное. Так быстро потерять место для добычи денег я не рассчитывала.

— Что вы можете предложить взамен?— с беззаботной маской на лице я уставилась на директора.

— Могу предложить миллион империалов, но вы не должны здесь больше появляться,— высказал явно подготовленное предложение тот.

Аура у него странно колебалась. Потерять деньги он точно не боялся, но почему–то не хотел, чтобы я приняла это предложение. Для анализа странного предложения пришлось переключаться в режим ускоренного мышления.

(Я ему понравилась — самый глупый вариант. Таких девочек он мог насобирать воз и маленькую тележку. Ему что–то от меня надо — это, похоже, ближе к теме. Меня он точно не знает, значит, ему нужны мои способности. Обыгрывать детей — ещё один глупый вариант. Данных для анализа недостаточно.)

— Не получится,— осталось только отрицательно покачать головой,— мои новые знакомые облюбовали ваше заведение, так что появляться здесь буду точно. К тому же это пожелание могли высказать и охранники, тупо обвинив меня в нечестной игре. Слушаю ваше следующее предложение.

— Хм-м…, не буду напрасно морочить вам голову, ваша подготовка меня радует. К вашему обучению приложили руку отличные специалисты,— улыбнулся директор казино, явно облегчённо вздохнув. Оправдались какие–то его ожидания.— Я не знаю, как вам удалось взломать автомат с числами и определить автоматы с наибольшим содержанием жетонов, но меня весьма впечатлили ваши способности стрельбы и вождения автомобиля. Видите ли, госпожа, наши игровые автоматы самые качественные в столице и сделаны на основе специальных тренажёров для обучения соответствующих специалистов. Ваши показатели побили известные нам рекорды. Обнаружить такие способности у девочки вашего возраста, для меня и моего персонала— некоторый шок. А уж то, как вы разделались с одним из представителей золотой молодёжи— вообще блеск. Не буду лукавить. Некоторые представители этой самой молодёжи создают нам проблемы. Нет–нет, не денежные, а чисто психологические. Хотелось, хотя бы временно, удалять их с нашей территории, не конфликтуя с их родителями. Лучший способ для этого— пари с профессионалом, о котором никто не подумает, что он профессионал. Вы идеально вписываетесь в эту категорию.

— Вы думаете, для этих самых представителей поражение в пари будет достаточно, чтобы забыть дорогу в ваше заведение?— несколько скептически поглядывая собеседника, поинтересовалась я.

— За это не беспокойтесь! При правильном освещении события, они постараются некоторое время обходить казино стороной,— пояснил тот.

— Для себя я вижу сплошные минусы,— гримаса скепсиса прописалась на моём лице.— Зачем мне куча врагов?

— Ну что вы?— всплеснул руками директор.— Какие минусы? Опять же при правильном освещении событий, вы станете звездой нашего заведения. Кто станет на полном серьёзе связываться с маленькой девочкой, получив от неё поражение. Недоброжелатели и люди с чересчур большими амбициями просто будут обходить вас стороной, чтобы не нарваться на предложение пари.

— И всё же особой выгоды для себя я не вижу,— покачала я головой.— Вот зачем мне лишние проблемы?

— Хорошо, что вы хотите?— вздохнул директор, понимая, что просто так я не сдамся.

Насколько я догадывалась, некоторые детки высокопоставленных родителей его достали, но ронять престиж заведения он не хотел. Появилась реальная возможность без особых проблем, через меня, решить неразрешимые вопросы. Точнее, сделать из меня пугало, для малолетних балбесов и балбесок, возомнивших себя выше всех. В таких условиях удобно переложить некоторые свои проблемы на казино. Деньги я добывала как раз для решения этих проблем.

— Мне нужна в личное пользование звукозаписывающая студия. Штат я подберу сама,— ошарашила я своим желанием хозяина кабинета.— Ещё мне нужна золотая карта вашего заведения, без вступительного взноса.

— Зачем вам карта?— с недоумением уставился на меня директор.— Детей к серьёзным играм мы не можем допускать по закону, пока вам не исполнится пятнадцать лет.

— Насколько я знаю ваши правила, карту я могу передать на некоторое время, другому человеку,— хитро усмехнулась я.

Директор задумался. Потери полумиллионного взноса на вступление в клуб казино для получения золотой карты, его явно не страшили. Он думал о чём–то другом.

— Хорошо! Студией можете воспользоваться нашей, в этом здании их две. Одну мы освободим для вас. Всё необходимое там имеется. Пока наш договор в силе, вы можете использовать её, как хотите. По поводу персонала, после проверки службой охраны, я разрешу им проход в студию. Прошу согласовывать кандидатуры сотрудников заранее. От вас потребуется, как минимум раз в неделю, по согласованию с нами, появляться в игровом зале и заключать пари с указанными игроками. С вашей подготовкой, они вам не противники,— после долгого раздумья согласился директор.

Что–то ещё требовалось от меня директору. Я надеялась получить студию, карта шла довеском, от которого можно было отказаться, а он вдруг так быстро согласился.

У меня имелся свой резон так поступать, избавляясь от части проблем. Казино тоже ничего не теряло. Скорее всего, одна студия— резервная и не используется на полную мощность. Карточка для них тоже ничего не стоила. Они их могли выпустить, сколько требуется. Мне же не придётся покупать собственную студию, да и на охрану тратиться не нужно. Деньги как раз только для этого мне и были нужны. Так что заработанный за день миллион, не считая дохода от пари, я могла потратить на другие задумки.

Устный договор с директором мы заключили. Судя по ауре, он собирался придерживаться нашего соглашения, так что на бумагах я не настаивала. Да и не могла я фигурировать, как полноправный участник, ни в каких договорах. Возрастом ещё не вышла. Покидала казино я в приподнятом настроении.


Разговор в инфосети по видеосвязи.

— Господин Алой, у меня для вас хорошие новости,— уставился на экран директор казино.

— Ты запись выключил? Шифрование поставил?— скорчив злую гримасу на лице, буркнул Алой.

— Шеф, да ты теперь всю жизнь будешь вспоминать ту мою оплошность. Сколько можно?— привычно возмутился Эрих.

— Сколько нужно…,— ухмыльнулся Алой и нравоучительно добавил.— Дрессировка персонала заключается в бесконечном повторении прописных истин или правильных действий. Так учили меня. Так я учу вас— остолопов, чтобы потом не разгребать за вас нерешённые проблемы. Что там у тебя случилось?

— Вы там интересовались семьёй Крой. От меня только что вышла дочь Тима Кроя— некая Синта. Я заключил с ней договор легального чистильщика,— ожидающе уставился на босса Эрих.

— Ты там что, от скуки совсем рехнулся?— недоумение прописалось на лице Алоя. Насколько он помнил, дочери Тима Кроя недавно исполнилось всего одиннадцать лет.

— Пересылаю вам данные с моих игральных автоматов, где развлекалась эта девчушка,— довольный произведённым эффектом отозвался директор казино.

— Не понял,— через некоторое время оторвал взгляд от полученных цифр Алой,— выходит, она спокойно уделает моего лучшего водителя?

— Она уделает и вашу охрану, почти не напрягаясь. Если, конечно, не будет пользоваться какой–нибудь пушкой, с отдачей, способной её опрокинуть,— просиял белоснежной улыбкой Эрих. Не часто ему удавалось поставить шефа в тупик.— Девочку натаскивал профессионал высшего класса. Через неё мы сможем выйти на спеца, которого вы так искали. Да и пользы она принесёт немало. Я думаю натравить её на наших проблемных завсегдатаев, причём не только детской секции.

— Надеюсь, ты уложился хотя бы в пару сотен тысяч?— продолжил начальственно брюзжать Алой.

— Босс, я купил её почти задаром. Она всего лишь потребовала для каких–то своих целей мультимедийную студию. Я ей отдам резервную. Только до этого, она лишила нас пятидесяти процентов сегодняшнего дохода с детской секции,— Эрих в очередной раз порадовался, ставя шефа в тупик.

— Но это же почти миллион империалов, насколько я помню твои отчёты,— удивлённо уставился на директора Алой.

— Вот об этом я и намекаю. Я спас казино от дальнейшего разграбления, заключив ничего не стоящий для нас договор. Эта девчушка ухитрилась как–то вычислить самые денежные автоматы и практически выпотрошила их. Мне кажется, это тоже влияние спеца.

— А тот спец не мог её сопровождать?

— Нет, я проверил по базам. Её сопровождал новый управляющий имением, и раньше он даже вблизи её дома не появлялся, занимаясь другой работой,— покачал головой Эрих.

— Интересно— интересно! Премию ты получишь. Следи за девчонкой и сообщай мне обо всём,— Алой довольно потёр руки. Возможно, появился выход на очень нужного человечка. Специалисты экстра–класса его организации могут очень пригодиться.


Наш монстрообразный транспорт с охраной поджидал нас на стоянке, рядом с входом. Только усевшись в машину, молчащий до этого управляющий, приступил к расспросам.

— Я не понял, как вы это всё провернули, но у меня такое ощущение, что эту авантюру вы готовили давно,— задумчиво рассматривая мою довольную физиономию, недовольно ворчал он. Не дождавшись от меня ответа, он, с укоризной качая головой, продолжил:— Могли бы со мной посоветоваться. Несмотря на то, что договор вы заключили с казино на словах, придётся его неукоснительно выполнять. Насколько мне известно, все такие точки входят в зону интереса Профсоюза, а люди оттуда шуток не понимают. Зря вы с ними связались.

— Я не собираюсь нарушать закон,— довольная улыбка от хорошо проделанной работы не сходила с моего лица.— Казино же работает вполне легально.

— Хорошо! С этим вы упорствуете, тогда скажите, зачем вам понадобилась студия? Для большинства простых работ достаточно обычного компьютера,— наудачу закинул удочку Том.

— Нужна профессиональная обработка песен и музыки,— не стала я скрывать истинную цель проведённой операции.

— Ты ещё и песни пишешь! С ума сойти!— пришёл в изумление управляющий, от удивления перейдя на более близкий тип общения.

— Нет, к сожалению, целиком песен я не пишу! Боги не дали мне для этого способностей, но вот музыку пишу хорошую. Осталось найти людей, способных из этой музыки создать песню. Для этого мне нужен хороший специалист по медийной технике и хороший автор стихов, способный озвучить словами готовую мелодию,— у меня в голове уже кружились варианты решения поставленных задач.

Вместе с бывшим магом жизни я получила доступ к его памяти, а он знал множество уникальных эльфийских мелодий. Эльфы в его мире— отличные специалисты по воздействию звуками на психику людей. Мелодией они могли заставить людей рыдать или смеяться. Только маги жизни, в силу своего видения процессов возбуждения в мозге человека, могли повторить эффекты эльфийской музыки. К сожалению, только повторить, а не создать нечто подобное. К моей радости, мелодий у меня в памяти хранилось вполне достаточно, чтобы осчастливить ими этот мир. Для меня музыка— пока единственный доступный источник обогащения. Учитывая, как я потеряла мать и постоянную опасную работу отца, лучше заранее обеспечить себе материальную безопасность.

— Хм-м…, госпожа, вы мне открываетесь совсем с другой стороны,— почесал затылок Том.

— Ты рассчитывал обнаружить в моём лице маленькую избалованную стерву, росшую без присмотра отца? Под эту личину в моём арсенале тебе лучше не попадать. Впрочем, как и нашей охране, развесившей уши, вместо наблюдения за обстановкой,— расплылась я в снисходительной улыбке.

Следившие за нашим разговором охранники, как по команде показали нам затылки, мгновенно уставившись в окна.

— Раз ты это сказала при них— это не секрет,— задумчиво уставился на меня Том.

— Не секрет,— покачала я головой, переводя взгляд на водителя, напряжённо смотревшего в ветровой стекло.— Вы что–то хотели сказать?

Желание поговорить так и горело в его ауре, но он почему–то не решался.

— Госпожа, вы очень наблюдательны,— повернулся ко мне водитель.— Только не знаю, стоит ли.

— Говорите! За разговоры я вас оплаты лишать не буду,— своеобразно подбодрила я его.

— Хорошо!— всё же решился он.— У меня есть друг. Он был хорошим поэтом. Некоторые говорили, что гениальным. Слава вскружила парню голову, и понеслось: застолье, пьянки, опять застолье. Доброжелатели сначала угробили талант парня, а потом от него отвернулись. К сожалению, лечение от алкоголизма ему практически не помогает. Только выйдя из больницы, начинает пить вновь. Мы с друзьями пытаемся ему помочь, но по данным хороших врачей, медицина в его случае бессильна. Большинство применяемых лекарств просто не действует на его организм, а те, что действуют, действуют кратковременно и скоро сведут его в могилу. Вот поэтому я и не хотел вам предлагать его кандидатуру в поэты.

— Интересно! Я так понимаю, он сейчас опять лечится,— мой интерес был понятен. Поэт мне нужен нестандартный. Магу жизни не обязательно для лечения применять магию. Я знала и другие способы воздействия на организм.

— Да, он в лечебнице для алкоголиков,— кивнул водитель.

— Та–а–ак…, день ещё не закончился. Едем к нему!— распорядилась я.— Нужно посмотреть на вашего алкоголика. Надеюсь, к нему пускают?

— Пускают!— опять кивнул, несколько озадаченный водитель.— Он сейчас уже на реабилитации, после очередного лечения.

— Вези!

Ехать пришлось довольно долго. Лечебница располагалась на другом конце города, практически на самой окраине. Лечебница оправдывала своё название. Назвать обшарпанное здание за почти проржавевшей до основания металлической оградой, больницей, язык не поворачивался.

— У нас с друзьями не так много денег,— пожал плечами водитель, на мой недоуменный взгляд. Он достал мобильный телефон и попросил друга выйти в небольшой парк за оградой.

Старенький дед, в будке охранника на въезде, водителя знал в лицо, так что пропустил нас с Томом вместе с ним за компанию, не потребовав никаких документов и разрешений.

— Это Туск Сайпор, а это— мой теперешний объект охраны, госпожа Синта Крой и её управляющий,— представил нас водитель.

— Марин, ты опять нашёл спонсоров? Напрасно! У меня опять такое чувство, что моей силы воли надолго не хватит,— с угрюмой усмешкой обозревал нашу компанию бывший поэт. Затуманенный, тусклый взгляд, опухшее от постоянного лежания лицо, растолстевшее тело в потрёпанном, застиранном больничном халате— это чудо и было раньше поэтом.

Внешний вид бывшего гения меня не оттолкнул. Аура, хотя сейчас и очень искажённая воздействием каких–то сильнодействующих препаратов, у него несколько отличалась от обычной. Чувственное восприятие превалировало над остальными. Возможно, поэтому на него не действовало большинство медицинских препаратов. Случай запущенный, но легко излечимый.

— Так…, гений пера и чернильницы. Хочешь излечиться?— недовольно глядя на морально опустившийся объект, бросила я.

От маленькой пигалицы он явно такого вопроса не ожидал. В глазах промелькнула заинтересованность.

— А что…, есть варианты?— проведя сразу пересохшим языком по губам, прохрипел он.

И раньше, по ауре, можно было понять, что излечиться от зависимости он хочет, но борьбу с собственным разумом раз за разом проигрывает.

— Идёшь ко мне в поэтическое рабство на три года, и будешь прыгать здоровым резвым козликом или козлом, это уж как захочешь. Сразу предупреждаю, к сожалению, после лечения о своём пристрастии к алкоголю забудешь до конца жизни, и употреблять спиртные напитки больше не получится,— необычное предложение об излечении в устах невысокой девочки звучало дико.

— Э–э–э…, гарантируешь?— протянул он, нервно теребя больничный халат и с недоверием рассматривая меня.

— Мне нужен раб— поэт, для озвучки музыки. Ты мне подходишь. Немного тебя подрессирую, и будет всё путём,— под его подозрительно–недоверчивым взглядом я не растаяла и не испарилась.

— Согласен,— наконец, после длительного раздумья пробормотал поэт.— Когда ложиться в больницу?

— Ишь чего захотел! Больницу ему подавай!— с сарказмом буркнула я. Повернувшись к водителю, я приказала:— Быстро сгоняй за пойлом, чем крепче— тем лучше. У тебя времени пятнадцать минут. Время пошло.

Промедлив всего мгновение, водитель сорвался с места.

— Ты…, продукт современной медицины, быстро разделся и лёг на эту лавочку!— на всякий случай я придала голосу слегка вибрирующие нотки— своеобразный гипноз. Человек с ослабленной психикой некоторое время не может противиться командам, подаваемым таким образом.

Только обнаружив себя раздетым и на лавочке, поэт очнулся от воздействия, но было уже поздно. На всякий случай, я парализовала несколькими ударами пальцев его двигательные центры и приступила к подготовке операции по возвращению пациента в нормальное состояние. Десяток отличных серебряных игл нашлось у меня в причёске. Что я зря отращивала длинные волосы! Для работы с нервной системой этого количества вполне достаточно. Блокируя одни центры мозга и возбуждая другие при воздействии иглами на активные точки тела, связанные с мозговыми центрами, я программировала мозг на получение задания. Маг жизни, играя моими руками на теле пациента, творил чудо. Уколы следовали один за другим. Кое–где иглы задерживались в теле на некоторое время, пока я занималась другими центрами.

— Пей до донышка,— приподняла я безвольного пациента на скамейке и приставила ему к губам бутылку, какого–то марочного коньяка с большим градусом, принесённую водителем.

После опустошения пациентом бутылки, процедура втыкания игл в тело продолжилась. Ещё минут десять я издевалась над телом поэта, выправляя его ауру. Наконец, отстранившись от него, взглянув на охреневшие рожи водителя и управляющего, предупредила:— Если не отойдёте в сторону, отстирать одежду будет трудновато.

Мужики отскочили, как ошпаренные, и вовремя. Из желудка пациента началось извержение. С каменной маской на лице, понаблюдав за процессом и дождавшись его завершения, я похлопала поэта по заднице:— Всё! Одевайтесь! Лечение окончено! Завтра проверитесь у местных эскулапов и выписывайтесь. Как только эскулапы вас отпустят, ваш друг Марин привезёт вас ко мне, будете отрабатывать лечение.

— Это… всё?— недоверчиво ощупывая себя, выдавил, наконец, поэт.

— А вы что, предполагали, что я с вами буду месяц возиться?— ехидная усмешка нарисовалась на моём лице.— И это…, лучше оденьтесь быстрее и не смущайте развратным зрелищем мой неокрепший детский организм.

— Да…, вы…, куда только свои иголки не пихали и ощупали моё многострадальное тело с ног до головы,— быстро одеваясь, проворчал Туск. Только полностью одевшись и закутавшись в больничный халат, он удивлённо протянул:— А ведь и правда, полегчало! Чувствую себя заново родившимся. Вы откуда…? Вы что— маленькая фея?

— В некотором роде,— ухмыльнулась я и, поясняя, добавила,— если бы некоторые не лентяйничали, а изучали методики иглотерапии, разбросанные по всей инфосети, то больных бы в мире не было.

— Кому рассказать— не поверят,— пробормотал водитель.

Удивление не покидало лица присутствующих.

— Кому–нибудь расскажете— найду и прибью. Феи иногда бывают и злыми. Вы не знали?— обвела я всех присутствующих серьёзным взглядом. По–моему, они мне поверили.

Ехали домой мы молча. Каждый думал о своём. Уже на подъезде к дому ко мне обратился управляющий:

— Я вам приведу человека, разбирающегося в медийном оборудовании. Он не профессионал, но многие профи ему и в подмётки не годятся. Вам останется только убедить его бросить старое место работы и заняться студией.

— По специальности он кто?— обернулась я к заднему сидению, где зажатый охранниками сидел управляющий.

— Специалист по электронике в одной фирме, выпускающей звуковое оборудование. В свободное от работы времени занимается аранжировкой музыки, для знакомых парней из музыкальной группы в моей родной высшей школе.

— Веди! Я на него посмотрю!— кивнула я, одобрительно поглядывая на Тома.

Мы уже подъехали к дому, и я увидела, как из дверей мне навстречу выходят отец с Ликой. Ой…, сейчас что–то будет. Отец злился не часто, но сейчас был именно такой случай.

— Так–так, дочка, стоило мне выпустить тебя без присмотра, и начались проблемы?— недовольно уставился на меня папочка, как только я соизволила выбраться из машины.

— А что я, я ничего криминального не сделала,— отозвалась я, напустив на себя вид оскорблённой невинности. Кто его знает, что стало известно отцу, из–за чего он так злится. Ведь точно никаких проблем за собой не оставила.

— Только стал налаживать отношения с отцом, а тут твоя выходка,— пояснения отца мне не о чём не говорили.

— Так…,— угрюмо буркнула я,— претензии деда более подробно.

— Хорошо, будет тебе подробно,— стал успокаиваться отец, не наблюдая волнения на моём лице. Хотя в последнее время я ему проблем не доставляла, он прекрасно помнил мою виноватую физиономию, когда я на самом деле оказывалась в чём–то виноватой.

— Только что твой дед позвонил мне и устроил скандал. Твоё недостойное поведения нанесло ущерб его отношениям с корпорацией «Боевые системы», точнее с их главой Листом Ористо. Ты унизила перед толпой его внука. Рассказывай!

Отец всё же злился. Он движением руки отпустил охрану, но в дом возвращаться не собирался. Знала я этот его пунктик. Он не любил с кем–то ссориться в доме. Говорил, что лучше весь эмоциональный мусор оставлять за порогом.

— Вас неправильно информировали,— неожиданно вступил в разговор управляющий, и несобирающийся покидать место наших семейных разборок. Хотя…, наверное…, он тоже теперь каким–то образом к семье относится.

— Вы что–то хотите сказать?— несколько удивился отец, переводя свой тяжёлый взгляд с меня на него.

— Нет–нет,— чуть виновато усмехнулся Том,— показать. Выводы будете делать вы сами. Я имею привычку на работе носить с собой видеорегистратор. Это позволяет анализировать ошибки, сделанные в течение дня. Запись инцидента я вам сейчас сброшу на мобильник.

Несколько минут отец с Ликой смотрели запись нашего спора с парнем. Очень полезная привычка у нашего управляющего, а то доказывать, что я не верблюд, пришлось бы отцу долго. Конечно, он бы мне поверил. Я теперь предпочитала не использовать враньё в жизни. Наверное, это привычка всех магов, доставшаяся мне в наследство от старшего сознания. Вот только если Том записал мой сеанс лечебной терапии— точно кого–то прибью. Откуда я могла знать, что его мобильник, болтающийся на шнурке на груди, ещё и пишет что попало.

— Претензии по этому вопросу снимаются. Извини, что начал выступать не разобравшись,— отец опять перенёс своё внимание на меня.— Переходим ко второму вопросу. Наряд у тебя несколько не соответствует возрасту. Ты не находишь?

— Нахожу, но, к сожалению, носить кучу оружия в простеньком платье несколько неудобно,— перед глазами изумлённой парочки я стала выкладывать на капот, так и стоявшего позади меня монстра, мой арсенал. Том уже не удивлялся, а только с интересом наблюдал, как лезут на лоб глаза у его сестры и моего папочки. Горка холодного оружия на капоте впечатляла.

— Э–э–э…, доча, по–моему, это перебор,— отец несколько раз переводил взгляд то на вооружение, то на меня.

— Лучше пусть будет перебор в этом, чем ещё раз разрешить себя похитить,— недовольно передёрнув плечами, проворчала я. У меня всё же остались очень неприятные впечатления о том случае. От собственной памяти избавиться проблематично.

— Как её только в казино пропустили?— покачала головой Лика.

— А её и не пропустили, пока она вот это всё не выложила на глазах у охраны. У них физиономии ничем не отличались от ваших,— с довольной усмешкой на лице прокомментировал ситуацию Том.

— Бог ты мой! Кто у меня растёт!— уже приходя в себя, улыбнулся отец.— Надеюсь больше секретов между нами не осталось?

Я переглянулась с Томом.

— Выкладывайте!— со вздохом заметил отец наши переглядывания.

— К сожалению, вашей дочери больше нельзя без согласования с администрацией казино играть на автоматах в нижнем зале,— в очередной раз ошарашил моего отца Том.— Она выпотрошила некоторые автоматы. Казино понесло значительные потери.

— Сколько?— в очередной раз тяжело вздохнул отец, предполагая серьёзные денежные потери.

— Нет–нет, вы не так поняли! Казино претензий к девочке не имеет, и администрация признала выигрыш вполне законным, но больше не согласна подвергаться таким разорительным набегам клиентки,— успокаивающе замахал руками Том.

— И всё же, сколько?— с несколько большим энтузиазмом поинтересовался отец.

— Чуть больше миллиона, если не считать ставку пари,— поскольку я никак не предостерегала Тома от сокрытия информации о деньгах, он это делать и не собирался.

— Бог ты мой! Я десять лет вкалывал, чтобы заработать двадцатку, а дочка за один день заработала полтора. Может, я делал что–то не так?— совсем загрустил отец.

— Ладо, папуля, не печалься. Просто удачное стечение обстоятельств. Вот тебе некоторое утешение и извинения от директора казино,— я протянула отцу золотую карту заведения.

— Дочка, ты меня точно убьёшь своими сообщениями,— отец уже устал удивляться сегодняшним событиям.— Надеюсь, ты за этот кусочек пластика не сняла штаны всему персоналу казино?

— Что вы, господин Тим,— загадочная улыбка так и гуляла по лицу Тома, когда он вспомнил голого поэта,— она всего лишь реквизировала у них звуковую студию для занятий музыкой.

— Есть ещё что–нибудь, чего я не знаю про свою дочь?— тяжело вздохнул отец.

— Пока всё!— с очень честным видом доложил Том.

— Всё— это радует,— усмехнулся папочка,— вот только слово «пока»— несколько настораживает. Ладно, раз с основными вопросами разобрались, пошли в дом. Мне интересно посмотреть на рожу деда, когда он посмотрит запись, на которой какой–то идиот пытается унизить его внучку, хотя и не любимую, но всё же родню.

Подхватив Лику за руку, он вернулся в дом.

Чёрт, чёрт, чёрт! В последний момент Лика обернулась и успела заметить наши с Томом переглядывания. Она точно почувствовала, что рассказали мы явно не всё. Вот же попалась наблюдательная мачеха! Я сгребла свой арсенал с капота и двинулась за скрывшейся парочкой. Тому пришлось самому отгонять монстра в гараж.

К разговору с дедом меня не допустили, но судя по довольному виду отца, после этого выдающегося события, результаты его устроили. Меня оправдали по всем статьям.

Дед сразу отказался от отца, как только тот женился на моей матери, оставив того без гроша в кармане. Сначала семье помогли друзья, а потом отец попал в имперскую программу испытаний пилотов и показал там выдающиеся результаты. С тех пор он и пропадает по полгода в экспедициях, но платят там очень неплохо. За десяток лет он расплатился с кредитами за покупку нашего загородного дома и ещё отложил приличную сумму на семейный счёт. С дедом, да и вообще с его роднёй, в отсутствие отца, я никаких отношений не поддерживала, но прекрасно знала, что старый управляющий Рикс еженедельно посылал на электронную почту деда отчёты о жизни в доме. Весь информационный трафик уже давно отслеживал мой сервер. Меня эти отчёты не напрягали и отцу они не вредили, поэтому никаких противодействий я не предпринимала.

Других родственников у меня нет. Мать воспитывалась в детском доме. Возможно, именно из–за этого дед так взъелся на отца. Правда, раз в полгода обязательно наш дом посещала тётка, старшая сестра отца, старуха сорока лет с хвостиком. Только мне эти посещения всегда казались странными. Судя по безразличию в ауре, она отбывала обязательную повинность, по чьему–то указанию. В этом направлении я тоже информацию не копала. Не мешает, и ладно.

На следующий день меня одну гулять не отпустили. Учитывая мои вчерашние похождения, отец отправил со мной Лику, на спевшегося со мною управляющего он уже не рассчитывал. Свадьба на носу, а я ещё не обновила свой скудный гардероб. Срок его обновления точно подошёл. Я почти всё время заказывала через инфосеть нужные мне вещи, а нуждалась я, в основном, в спортивных костюмах и рабочих комбинезонах, да и те, учитывая мои постоянные интенсивные тренировки, долго не выдерживали, отправляясь на свалку. Иногда так хотелось одеть что–нибудь красивое, но кому это нужно в доме. В путешествиях с отцом, во время его отпусков, по привычке, обходилась комбинезонами. К тому же мы предпочитали путешествовать в достаточно малолюдные, но интересные места и пышные платья там точно не требовались.

Предпочтения свои Лике я озвучила, и та взяла выбор праздничной одежды в свои руки. Полдня, с охраной, на монстре мы катались по магазинам. Никогда не подозревала, что одно и то же платье в центре и на окраине столицы может различаться по стоимости на порядок. Лика прекрасно знала все дешёвые, но качественные магазинчики столицы. Оказалось, училась она именно здесь и чтобы не выглядеть оборванкой среди богатеньких учеников высшей школы, девушке приходилось побегать.

На торжество мне выбрали пышное закрытое бальное платье, холодного голубого цвета. Учитывая, что оно на мне сидело как влитое, и в тоже время особо движения не стесняло, меня такой наряд устроил.

— Чего–то не хватает,— бормотала Лика, вертя меня, как куклу, перед зеркалом.

— Надо бы сверкающую диадему на волосы, и девочка будет выглядеть как настоящая принцесса,— посоветовала, знакомая Лике, хозяйка магазина.— В соседнем магазине можно подобрать подходящую вещицу и относительно недорого.

— Лучше дорого и красиво,— проявила я некоторое несогласие. Диадема в моих длинных волосах выглядела бы к месту.

— Там можно выбрать и подороже, и не хуже, чем в салонах в центре столицы,— добродушно усмехнулась хозяйка магазина, глядя на мою недовольную физиономию.

В общем, нас она уговорила и не обманула. Ювелирный магазинчик со скромной вывеской оказался настоящим кладом. Чего тут только не было, нашлась и подходящая диадема с россыпью голубоватых драгоценных камней, как раз в тон платью. Цена, правда, кусалась, но почему бы себя не порадовать. На покупку как раз ушёл проигрыш того парня из казино. В половину миллиона уложились, если учесть, что старик— продавец посоветовал приобрести ещё и браслет в тон диадеме. Уговорила Лику принять от меня подарок, и купили ей диадему побольше, хотя и за такую же цену, с какими–то крупными зеленоватыми камушками. Старик таким нашим тратам очень обрадовался. Не часто к нему попадают ненормальные богатенькие покупательницы. Почему ненормальные— да потому, что нормальные тратят гораздо большие деньги в центральных магазинах. Оставшихся на карточке пятисот тысяч мне хватит за глаза для студии на первое время. Потом дело либо окупит себя, либо найду что–то новое.


Разговор в лечебнице для алкоголиков.

— Ну что вы на это скажете, коллега? Надо пациента выписывать,— уставился на своего друга и совладельца хозяин лечебницы.

— Я бы назвал это чудом,— задумчиво, в очередной раз, рассматривая историю болезни своего постоянного клиента, пробормотал тот.

— Нет, Рейн, это и так понятно. Я хочу услышать твои предположения! По–че–му?— не отставал от него коллега.

— Ну, что ты пристал Тимос. Не знаю я.

— И я не знаю, но кое–что раскопал. В абсолютные чудеса я что–то давно не верю. Вчера к пациенту приходили друзья. Вот запись, собранная из видеокамер на въезде на территорию и на входе лечебницы. Смотри внимательно! Вот, шаркающей походкой в парк идёт пациент. Теперь смотрим на посетителей. Это— друг пациента, он часто к нему ходит, а вот этих двух, я никогда у нас не видел. На отца и дочку они точно не похожи, и команды раздаёт немного странно одетая девочка. Теперь стремительный ход, почти бег, друга, обратно через калитку. С пациентом в парке остались только незнакомцы. Через десять минут такое же стремительное возвращение друга, и обрати внимание, он почти не прячет бутылку. Хотя камера паршивая и не даёт рассмотреть подробности, но судя по специфической форме— это элитный коньяк из магазина в конце улицы. Друг, в очередной раз устроивший пациента в наше заведение, сам несёт ему яд. Что–то тут не сходится. Смотрим дальше! Ещё через пятнадцать минут посетители покидают парк. А теперь— вишенка на торте. Ты не станешь возражать, что походка пациента, возвращающегося в лечебницу, претерпела кардинальные изменения. Это не шаркающая походка напичканного лекарствами алкоголика, а деловой шаг уверенного в себе человека. Я не поленился и, после утреннего чуда при обследовании, осмотрел территорию парка возле дорожек. Даже бутылку от марочного коньяка нашёл за скамейкой. Утверждать, что это тот самый коньяк, я не буду, но бутылка похожа. И ещё, кто–то основательно опустошил свой желудок рядом со скамейкой.

— Ты хочешь сказать, кто–то провёл сеанс лечения безнадёжного пациента в течение двух десятков минут?— удивлённо уставился на друга Рейн Пирс.

— Эффект совпадает. Нашего пациента на обследовании чуть не вывернуло, как только мы подсунули ему жидкость со спиртом,— кивнул Тимос Ренато.

— Но остальные анализы! Это же анализы абсолютно здорового человека. Я же дважды проверил, заново взяв пробы у пациента. Да день назад его печень находилась почти в разрушенном состоянии,— нервно ударил рукой по столу Рейн.— К тому же за ночь он потерял в весе килограмм пятнадцать. Брюшко у пациента растворилось, будто его и не было.

— Вот это— действительно чудо,— кивнул Тимос,— и я бы хотел, чтобы к этому чуду прикоснулись другие наши пациенты. Ни друг нашего пациента, ни девочка не могут быть врачами. Возможно, девочка оплатила лечение, раз она распоряжалась, судя по жестикуляции на камере. Возможно, друг пациента сделал какую–то услугу семье девочке, и та предоставила в ответ собственного врача— того мужчину. Надо искать девочку и её врача.

— Как ты это себе представляешь, Тимос?— почесал затылок Рейн.

— Нет ничего проще! У нас есть координаты друга и будут координаты самого пациента, поскольку мы можем затребовать для выписки некоторый срок наблюдения за его самочувствием. Осталось только нанять частного детектива для розыска требуемых нам личностей. Хоть и плохонькие, но фотографии неизвестных у нас имеются,— довольно усмехнулся Тимос.

— А если они откажутся?

— Придётся постараться убедить. В конце концов, это лечение может принести доктору серьёзные деньги. Вытащить с того света безнадёжного больного, дорогого стоит.

— Хорошо! Я согласен. Мне горько наблюдать, как отправляются на тот свет, в общем, нормальные люди, не устоявшие от пагубной привычки.


Свадьба мне точно запомнится надолго. К моему большому сожалению, встречу с будущими сотрудниками медиастудии пришлось перенести на следующую неделю. Лика вместе с братом занималась подготовкой дома к торжеству. Одну меня отец решил никуда не отпускать. Оно и понятно, учитывая заработанные из воздуха денежки и потом потраченный миллион на драгоценности, я могу сотворить ещё что–нибудь интересное и полезное для себя, но проблематичное для него. Перед свадьбой искать лишних проблем он не хотел. Я на него не обиделась, обнаружение факта, что родная дочь вдруг стала несколько отличаться от прошлого образа, для любого родителя не пройдёт бесследно. Я сама не хотела лишних проблем перед свадьбой самого дорогого мне человека. Оказалось, что реальную жизнь за пределами усадьбы я представляла себе несколько неправильно. Надо активно просмотреть инфосеть по этому поводу. К тому же обещания по поводу собственного наказания, тоже пришлось выполнять. Пороть себя не хотелось, да и непедагогично это, по теориям современных воспитателей, поэтому много времени провела в медитации.

Слава богу, процесс подготовки закончился и начался праздник. Семья у Лики оказалась весьма внушительной. Больше сорока человек пригласили они с отцом на свадьбу с её стороны. С нашей стороны присутствовали только папины приятели и друзья по работе, а учитывая уникальность такой работы, их было не так много. Из родственников заявилась только моя тётка— старая грымза. Почему–то аура её опять светилась полным безразличием, а транс показывал наличие сразу двух скрытых записывающих видеокамер. Вот скажите мне, зачем кому–то постороннему запись свадьбы отца, да к тому же неофициальная. Пришлось принять срочные меры. Длинные серебряные иглы всегда со мной. Используя транс, попасть в провод от источника питания совсем не трудно. Я с трудом подавила смех, сделав удивлённую физиономию, когда тётка, беспорядочно махая руками и рассыпая искры, как из фейерверка, заметалась по комнате, между гостями. Аккумуляторы для камер оказались мощными. Слуги сработали быстро, погасив иллюминацию из комнатных огнетушителей. Я не прислушивалась, о чём говорил отец с родственницей, но после переодевания она больше к отцу не липла, скромно прячась среди гостей. По крайней мере, резервной камеры у неё не нашлось.

Аура родственников Лики в основном светилась радостью. Многие из них просто гордились, что их девочка покорила сердце аристократа, дальнего родственника семьи императора. Правда, нашёлся один малолетний идиот, чуть постарше меня, решивший развлечься за мой счёт. В свадебной процессии я шла позади Лики, а он— позади моего отца. Улучив мгновение, когда на нас никто не обращал внимания, он ухитрился дёрнуть меня за волосы. Больно же! Будь моя вторая, взрослая половина сознания реальной, ох и всыпала бы она мне в очередной раз по одному месту. Расслабилась! Потеряла бдительность! И это— опытный убийца! Позор!

Поступок малолетнего нахала требовал ответного хода. Спускать кому–то такие действия не стоило. Ему, видишь ли, веселиться захотелось. Заманив нахала с помощью приманки в дальний коридор, приманкой, конечно, выступала я сама, перехватила его руку, тянущуюся к моим волосам. Вывернув палец в болевом захвате, развернула парня к себе спиной и отвесила приличный пинок в приключенческое место. Как скоростной глиссер парнишка заскользил по мягкой ковровой дорожке. Как только он остановился, я уже оседлала его спину, захватив шею в захват. Склонившись к уху, прошептала:— Ещё раз позволишь неуважение ко мне или другой девочке, узнаю и так разукрашу рожу синим цветом, что месяц не сможешь появляться в приличном обществе.

Соперник, что–то попытался придушенно прохрипеть. Немного не рассчитала, со злости придавила горло чуть сильнее. Эх…, повод внутреннему наставнику ещё раз мне всыпать.

Отпустив парня, поднялась и отряхнулась, на всякий случай. Дорожка и так сияла чистотой, и на моё платье прицепиться ничего не могло.

— Усвоил?— поинтересовалась я, взглянув на пришедшего в себя парня.

— Усвоил…,— недовольно буркнул тот, одной рукой потирая шею, а второй— держась за копчик.— Я же в шутку!

Хорошо я его приложила.

— Вот и отлично! В следующий раз будешь головой думать о последствиях своей шутки,— с людоедской улыбкой я привела в порядок его парадный костюмчик и без прощания выскользнула за дверь. Больше он в этот день поползновений в мою сторону не предпринимал.

Глава 4. Одна дома

Празднование свадьбы закончилось вполне достойно, без мордобития. Несмотря на то, что крепких напитков на столах хватало, интеллигентные гости ими не злоупотребляли. К тому же напиваться на глазах хозяйки — одиннадцатилетней девочки, не самая лучшая идея. Именно меня оставили отдуваться вместо себя сбежавшие уже к вечеру от гостей новые— старые родители. Пришлось соответствовать положению и вести себя, как подобает молодой представительнице аристократического рода, то есть сидеть во главе стола и дирижировать процессом. Кто бы знал, как я это вытерпела. Моя старшая часть сознания терпеть не могла большие сборища, а младшая— только недавно вынырнула из своего затворничества.

Всё когда–нибудь кончается, закончились и мои мучения. Утром разъехались последние гости, хорошо хоть занимался ими управляющий, а не я. Этим же утром я отправила родителей в свадебное путешествие. Вот не понимаю я такого подхода. У них и так до свадьбы каждая ночь была брачной, а теперь ещё и путешествие какое–то.

Ехать с ними я наотрез отказалась. Они и не очень–то настаивали. Нужна я им там, как в телеге пятое колесо. Наставления отца управляющему, по моему воспитанию, я нагло подслушала. Обещала же не вторгаться в личную зону родителей, но я туда и не лезу. Очень надо! Разговор шёл в кабинете управляющего, поэтому подключилась к системе наблюдения, не нарушая принятых правил.


Разговор отца с Томом.

— Том, ты не смотри, что девочка растёт достаточно самостоятельной, контролировать её необходимо. Особого времени на воспитание у меня, к сожалению, не было, поэтому выросло то, что выросло. По отзывам домашних учителей, учится она замечательно, но слишком спокойная, самостоятельная и скрытная.

— О–о–о…, на счёт скрытности я уже заметил!

— Вот поэтому и посматривай за ней, чтобы по незнанию чего–нибудь не натворила. Она у меня росла затворницей, после похищения. Её деятельность без нужды не ограничивай, ей скоро в школу идти, а там нужны навыки общения в обществе. Денег у неё для развлечений достаточно. Если что–то понадобится— звони в любое время.

— Насколько я знаю, она у вас не транжира и потратить оставшуюся сумму на карточке— это надо постараться.

— Всё же я за неё переживаю. Старый управляющий всегда за ней поглядывал.

— Не беспокойтесь господин Крой, и как родственник, и как управляющий, я за ней присмотрю. Так что можете отдыхать со спокойной совестью.

— Отлично! С дочерью решили! Теперь— родственники. Более— менее нормальные отношения у меня налаживаются с отцом. Прояви к нему особое внимание, остальных гони в шею, в том числе и мою сестричку. Это же надо додуматься — пронести без спроса на свадьбу пару скрытых записывающих камер, а потом с ними же и опозориться. Неужели трудно было предупредить меня? Я бы отдал ей официальные записи.

— Я понял господин Крой! Поддерживать контакт только с дедом Синты.

— Тогда всё! Мы полетели!


Фу–ух! Наконец родители свалили! Пора заняться материальным обеспечением.

— Том, где там твой знакомый?— неожиданно завалилась я в кабинет управляющего.

— А поздороваться с утра не обязательно?— с упрёком посмотрел на меня тот.

— Не-е…, с тобой не обязательно. Лишняя трата воздуха и усилий. Обойдёмся без приветствий, — нахально усмехнулась я, затем, скорчив виноватую физиономию, пробубнила.— Извините дяденька, я случайно взломала систему видеонаблюдения и подслушала ваш разговор с отцом.

— И вообще, ты не мешаешь мне жить, а я не мешаю тебе выполнять свои функции. Аналогичный договор я заключила с Ликой. Тебя устроит такое соглашение?— моё наглое заявление несколько выбило Тома из равновесия.

— Ну, ты и … фрукт! — пробурчал он, недовольно качая головой.

— Что выросло, то выросло,— с удовольствием повторила отцовскую фразу.

— Ладно! Договорились! Но мои замечания, если они появятся, прошу учитывать,— с нравоучительным видом ткнул мне пальцем в лоб Том.

— Учту, — кивнула я.

— Тогда, давай так! После обеда приглашаем на разговор моего знакомого и вылеченного друга нашего водителя. Марин говорил, что поэт уже вышел из лечебницы и жаждет начать службу на рабских галерах,— улыбнулся Том.

— Отлично! Я пошла готовиться к встрече. Пусть охрана готовит выезд после обеда. Повезём новых рабов осматривать медийную галеру, — я выпорхнула из кабинета управляющего.

— Вот оторва, растёт!— услышала я напоследок своим обострённым слухом слова Тома.

Поэта привёз наш водитель Марин. Знакомый Тома прибыл на собственной машине. Том завёл их в нашу гостиную, там я ожидала потенциальных подчинённых во всей красе. Поэт меня уже видел в этом чёрном кожаном обтягивающем прикиде с заклёпками, а вот второй посетитель несколько нервно переглянулся с Томом.

— Представляю вам мою госпожу, а теперь ещё и родственницу Синту Крой. Это она желает предоставить вам некоторую работу, — представил меня Том и тут же добавил, улыбаясь.— Господин поэт и так уже официально принят в качестве литературного раба, а вот господину Симону Торесу эта процедура ещё предстоит.

— Я ещё не дал согласия,— недовольно пробурчал Симон.

— Проблема легко решаемая, если ваш профессионализм именно на том уровне, который мне нужен, — насмешливым взглядом уставилась я на недовольного электронщика.

— Интересно, как вы, госпожа Синта, будете его определять?— скептически ухмыльнулся Симон, с большим интересом рассматривая мою фигурку.

Хм-м…, если его интересуют маленькие девочки, то мне он не подходит. Хотя, судя по ауре, как девушка я его не интересую. Скорее, у него в ауре преобладают цвета разочарования. От этой встречи он ждал чего–то большего. Надо доставать припрятанный обух, чтобы сразу по темечку тюкнуть.

— Можно устроить и экзамен по электронике. Вы будете этим сильно удивлены, но меня в настоящее время интересует ваш уровень работы с музыкой, — снисходительная ирония прописалась на моём лице. — Для начала я вам дам послушать одну пробную композицию, потом решим, стоит ли с вами иметь дело. Надевайте наушники! Эту музыку лучше слушать без внешних помех.

Я протянула потенциальным работникам пару радионаушников, их заранее подготовила к этому моменту, так же как и заранее притащила из своей комнаты переносной музыкальный центр. Кивнув на большой диван, расположенный рядом, предложила гостям располагаться там.

— А мне, значит, уши не положены?— с некоторой обидой поинтересовался Том.

— Нет, — покачала я головой, с хитрой улыбкой взглянув на недовольного управляющего,— потом поймёшь, почему.

Как только парни уселись на диван, я с пульта запустила первую подготовленную композицию. Создана она несколько топорно, на простой музыкальной программе из моего сервера, но основные принципы эльфийского воздействия я там прописала. Первая мелодия звучала на тему грусти. По тому, как потоком потекли слёзы из глаз подопытных, поняла— эльфийская магия действует не только на местных женщин в моём лице. До последнего момента испытывала мелодии только на себе.

Звучание уже давно закончилось, а подопытные только начали приходить в себя. Том музыки не слышал, но на лицах гостей и так читалось настоящее потрясение.

— Никогда, ничего подобного не слышал! Потрясающе! — стягивая с ушей наушники, прохрипел Симон, рукавом вытирая слёзы с глаз.

Поэт продолжал сидеть, не снимая наушников, с закрытыми глазами. Наконец, он открыл их и, явно не видя нас, автоматически достал из кармана пиджака обычный бумажный блокнот и начал что–то быстро строчить в него, время от времени беззвучно шевеля губами.

— Всё! — наконец выдохнул поэт. — Это же чудо какое–то. Если хорошо обработать— будет хит всех времён.

Он протянул мне блокнот. Корявым, неровным строем строки лежали на бумаге.


ЛЕГЕНДА


Арена цирка, рёв народа,

Великий праздник настаёт.

Тому, дарована свобода,

Кто бой кровавый проведёт.


Здесь меч короткий вверх взлетает,

И слышан хриплый зверя стон,

Там гладиатор погибает

Могучей лапою сражён.


В смертельной схватке тают силы

И у зверей, и у людей,

Наградой будут им могилы

И вопли низменных страстей.


Вот день уже идёт к закату,

Лишь зверь, и воин смерти ждёт.

Броне погнутой и булату

Природа выписала счёт.


Весь стадион вдруг поразился,

Булат отброшен, бронь долой,

Ко львице варвар устремился

Как будто шёл к себе домой.


В могучем звере смог увидеть

То неземное существо,

Какое он не дал обидеть

В родном краю и так давно.


А зверь, почуяв запах друга,

Застыл, и ярость вдруг ушла.

Они сошлись на центре круга

И львица друга приняла.


С восторгом зрители кричали,

Свобода призом им была.

Торговцы их потом встречали

В пути в родимые края.


Слов у меня не нашлось. Действительно, гений. Немного переделать концовку музыки на более жизнерадостный мотив, и песня должна зазвучать. Даже мой недоразвитый талант в этом направлении подсказывал, что получится весьма качественная вещь.

— Подобрать хорошего исполнителя, и мы с этой песенкой взлетим на вершины рейтингов, — пробубнил у меня над ухом Симон, заглядывая через меня в блокнот. Рост вполне позволял ему это делать.

— Мы…? — обернулась я к нему, глядя снизу вверх.

— Мы, — утвердительно кивнул он. — Я присоединяюсь к вашему ненормальному сообществу музыкантов и поэтов. Одна, вот так запросто выкладывает сногсшибательные мелодии, а другой, за несколько минут создаёт текст. Только ради возможности приложить руку к этому шедевру, я согласен забросить свою работу. Лучше один раз посмотреть на мир открытыми глазами, чем всю жизнь прожить в темноте.

— Отлично! Том, запрягай семейного монстра. Все едем в казино, устраиваться. Одного Марина для охраны машины на стоянке будет вполне достаточно.

Управляющий возражать не стал, и через несколько минут мы выезжали из дома. Основной послеобеденный поток машин прошёл, так что добрались до казино достаточно быстро. Как ни странно, проблем с охраной у меня не возникло. Высокий дядечка с фигурой культуриста выдал мне и Тому личные карточки пропуска, заранее припасённые в сейфе у входа. Моих рабов он отправил оформляться в службу безопасности казино, а меня попросил зайти к директору. Сопровождения мне даже не выделили. Пришлось топать до кабинета директора в одиночку. Тома туда не пригласили.

Директор встретил меня на пороге своих апартаментов и любезно провёл в кабинет, даже кресло придвинул, когда я собиралась присесть. Прямо душка!

— Госпожа Синта, вы приехали, как нельзя кстати. Я не хотел вас тревожить некоторое время после семейного праздника, но раз вы появились, грех упускать такую возможность. Одна из наших проблем находится в игровом зале,— с его лица не сходила довольная улыбка, пока он меня информировал.

Расхождений слов с аурой я не увидела. Директор на самом деле рад моему приходу. Придётся помочь его горю.

— В чем проблема?

— Одна из наших завсегдатаев, четырнадцати лет, отлично играет на гоночном автомате. Ещё бы ей не гонять, когда отец глава автомобильного концерна и с детства разрешает дочери использовать тренажёры компании, — с небольшим раздражением, явно обращённым на описываемый объект, пояснил Эрих Корт.

— А в чём здесь криминал?— не поняла я, — Или девушка тоже потрошит ваши автоматы?

— Иногда потрошит, но проблема не в этом, — скривился директор. — Эта стерва унижает наших посетителей. Слова презрения, ей используемые, я вам повторять не буду. Когда она сидит в секции гонок, постоянные клиенты, приносящие нам немалый доход, предпочитают эту секцию обходить стороной. Так что ваше появление там, обязательно вызовет конфликт. Прошу вас выиграть у неё пару гонок, чтобы немного притушить её превосходство над обычными посетителями. По данным анализа статистики вашей работе на таком игровом автомате, уровень вашей подготовки вполне позволит это сделать.

— А если я попутно раструшу денежный ящик в автомате? — усмехнулась я, глядя на переживающего за доходы казино директора.

— Только один ящик или, в крайнем случае, пару. Я подозреваю, что ваша противница заставит вас сыграть повторно на другом автомате, не поверив, что игровой автомат в её проигрыше не причём. Вам два десятка жетонов для разминки хватит?— вздохнул Эрих.

— Хватит! Тогда я пошла,— поднялась я с кресла.— Направьте моих людей в студию! Пусть там пока с оборудованием разбираются.

— Без проблем, — кивнул директор, доставая из ящика стола две упакованные стопки тысячных жетончиков, и даже любезно проводил меня до стойки охраны, хотя идти там было пару десятков метров.

Всего второй раз появляюсь в детском зале казино, а уже фактически иду на работу. И не говорите мне потом, что дети в этом мире не работают. Сразу в гоночную секцию не пошла. Покрутилась со скучающим видом рядом, проиграв десяток жетончиков в различных автоматах. В гоночной секции, на первом же от входа автомате, развлекалась девчушка лет тринадцати— четырнадцати, на вид чуть старше меня, одетая в слегка потрёпанный комбинезон гонщика. Кислая физиономия говорила, что особого удовольствия от игры она не испытывает. Аура вообще показывала полную скуку.

В один из моментов, когда девочка со скучающим видом осматривала зал, я нажала правильную комбинацию цифр на своём автомате. С характерным треском в специальный контейнер посыпались выигранные жетончики. Особо разжиться на автомате мне не удалось, лишь вдвое скомпенсировала свой проигрыш. Вся эта операция проводилась только для того, чтобы привлечь взгляд противницы. Это мне удалось. С аналогичным кислым видом осматриваясь, как бы случайно встретилась с её заинтересованным взглядом. Сделала вид, что именно этот взгляд подтолкнул меня к выбору гоночной секции. Не торопясь, на ходу запихивая выигранные жетоны в карман куртки, я направилась в нужную сторону.

— Что, фигнёй страдаешь на этих недоразвитых тренажёрах?— сразу огорошила я неожиданным вопросом будущую жертву.

Девочка сразу не нашлась, что мне ответить. Обычно она приставала к посетителям, а тут странный вопрос от какой–то неизвестной в её сторону. Вроде и не обижают, но намёк несколько унижающий.

— Да что ты знаешь, малявка, это копия тренажёров настоящих гоночных машин,— противнице пришлось защищаться.

— Копия тренажёров…, тебе не кажется, что остальные слова, следующие за этими, уже значения не имеют— обычная детская игрушка,— криво усмехнувшись, я уставилась ей в глаза.

— Да ты…, и на этом тренажёре ничего не сможешь. Угадывать цифры в лото— это не то же самое, что водить машины. Откуда тебе что–то знать о настоящих машинах?— начинала злиться противница.

— На этом тре–на–жё–ре, могут развлекаться даже детишки младшего возраста. Его сюда именно для этого и поставили, — оторвав взгляд от её лица, я как бы случайно посмотрела на капсулу рядом.— Давай на спор, кто первый у финиша! Только я просто так не играю, мне один знакомый дядя не разрешает, говорит, что детей обижать — стыдно. Тысяч двести— триста на карточке найдётся? И сразу предупреждаю— я профи.

— Вот сейчас и посмотрим, кто тут профи,— с превосходством глядя на меня, сразу предвкушая, как она унизит самозванку, мгновенно успокоилась девочка. — На триста тысяч, идёт?

— Идёт, — кивнула я. — Меня зовут Синта Крой. Двигаем на кассу?

— Ойла Кинто, — представилась девочка.— Попрощайся со своими денежками.

Сбегав к ближайшей кассе и зарегистрировав пари, перечислив деньги с карточек на счёт заведения, мы вернулись к автомату и уселись в кабины. Как только автомат получил подтверждения готовности, гонка началась.

Для соперницы она закончилась практически мгновенно. От меня она такой прыти точно не ожидала. Я, отстав на мгновение, лишь слегка подтолкнула сбоку её виртуальную машину, и та, став на два колеса, врезалась в ограждения. Доезжать до финиша мне было даже не обязательно. Режим гонок стоял на выживание.

— Так, не честно! — нервно выскочив из своей капсулы и подскочив к моей, сжав кулаки и уперев свой взгляд в меня, почти прошипела Ойла.

— Я что–то нарушила в правилах этой игрушки? — спокойно взглянула я в её глаза, не показав даже тени насмешки на своём лице.

— Не–е–ет…, — сразу сбилась та, — игру ты выиграла без нарушения правил, но я не ожидала.…

— Кто же в этом виноват?— философски отозвалась я.— Можем повторить в обычных гонках, на класс вождения. Так уж и быть, на этот раз бесплатно, а то я ведь выпотрошу твою карточку.

— Считаешь, ты и в этот раз победишь?— уже несколько неуверенно, но с тем же вызовом, проворчала Ойла.

В общем, на бесплатно она не согласилась. Пришлось ещё раз сходить к кассе. Устроившись опять в капсулах, мы начали гонку. Водила машину девочка отлично, для своего возраста, да и тренажёр был хорош, позволяя чувствовать все основные моменты гонки, конечно, кроме ускорения. Ей просто не повезло натолкнуться на меня. С моей скоростью, координацией движений и некоторым предвидением, шансов у ней не было. Я не стала оставлять её далеко позади, опередив в виртуальной гонке всего на пару корпусов. Хрен с ним, с этим выигрышным рекордом игрового автомата. Окончательно унижать девочку я не стала. Выбралась из капсулы она мокрой от пота и уставшей от напряжения и работы ног и рук.

— Ты ведь могла ехать быстрее. Я видела запас до края дороги при поворотах,— уставилась она на меня, опять сидевшую на краю капсулы.

— Могла, — спокойно кивнула я, — но ты тоже неплохо будешь водить настоящие машины. Зачем обижать, возможно, будущую гонщицу. Профессионалу, в каком–то деле, не стоит выпячивать собственные достоинства перед другими, не все же этим делом занимаются на таком уровне. Другие люди знают лучше что–то другое.

— Да я и не выпячивала, никогда. Просто скучно тут, а если кого–то разозлить, то гоняться становится интереснее,— задумчиво глядя на меня, пояснила та. — Ты где так научилась? Я с детства у отца на тренажёрах сидела, а тут вдруг приходит малявка, младше меня, и я ей с треском проигрываю две гонки.

— Ты тренировала навыки только тут и тут, — ткнула я ей пальцем в руку и ногу,— а нужно тренировать тут,— постучала я себя по лбу.

— Где это так тренируют?— тут же зацепилась за слова Ойла.

— Да где угодно, — неопределённо махнула я рукой,— например, я тренировалась дома.

Ойлу эта тема заинтересовала и я ей коротко, почти на пальцах, объяснила методику простейшей тренировки сознания. Нечто подобное в инфосети я встречала и даже скинула ей на мобильник ссылку. Вообще нормальная девчонка эта Ойла оказалась, только двинутая на машинах. Мне показалось, больше она к посетителям приставать не станет. У неё появился пример для подражания. Боюсь, мне это дорого обойдётся и скоро придётся с ней позаниматься мысленным контролем. В инфосети эти моменты слишком мутно описаны.

Расстались мы довольные друг другом. По крайней мере, у меня появилась через неё некоторая связь с автопромышленностью. Девочка пробивная и если что–то попросить сделать — сделает.

Выполнив задание директора, я вернулась к входу. Где располагается студия, я не знала. Любезный охранник, явно получивший указание от начальства, сопроводил меня на двадцать первый этаж небоскрёба, где и обнаружилась моя студия. Судя по информации, почерпнутой из инфосети, студия оказалась среднего класса. Симон возился с оборудованием, а Туск что–то напевал хриплым голосом за разделительным экраном.

— Оборудование — дерьмо, но при желании что–то сделать на нём можно, — с недовольным видом обернулся ко мне Симон.

— Он тут эту фразу уже не первый раз повторяет, — усмехнулся Том, лениво развалившийся на небольшом диванчике. Музыкальная суета не касалась его никоим образом.

— Денег заработаем— купим свою студию,— подбодрила я Симона.

— Это радует, но придётся искать исполнителя. Этот хриплый петух,— кивнул Симон на поэта,— годится только для контроля такта мелодии.

— Ищи, — усмехнулась я, хитро поглядывая на электронщика,— это ты, а не я в музыкальных кругах вращаешься.

Договорились, что исполнителя найдёт он. Служба безопасности казино пропуска им выдала, так что они могут работать в студии в любое время. Казино открыто круглые сутки. Туск пожаловался, что тут работать не сможет, точнее придумывать слова не сможет, обстановка давит. Ему лучше работать дома, а сюда только наведываться. Мелодии ему нужно заранее давать, не всегда озарение приходит мгновенно, как в этом случае.

Договорились обо всём и двинулись домой. Машина Симона у нас перед домом осталась, а Туска потом Марин отвезёт на собственной машине.

— Госпожа, за нами хвост,— неожиданно сообщил Марин, кивнув на стекло заднего вида.

— Этого ещё не хватало. Кому мы понадобились? — я не понимала, зачем кому–то за нами следить. Я уж точно сейчас никому не нужна. Лики, которой кто–то хотел подбросить улики, нет дома. Если бы хотели добраться до меня, то попытались бы это сделать гораздо раньше.

Все попытки Марина сбросить хвост оказались неудачными. Машина преследователей держалась на расстоянии, но от нас не отставала.

— Так, мне это надоело!— проворчала я,— Марин, освобождай мне место, меняемся! Остальным, хорошо пристегнуться!

— Но–о–о…, — неуверенно протянул водитель.

— Быстро! — рявкнула я на него, переползая через него на место водителя.

Усевшись в водительское кресло и подогнав под себя сидение и зеркала заднего вида, пробормотала:

— Вот тебе и настоящие гонки!

Войдя в транс, я стала машиной. Железное сердце билось в такт с поршнями. Высокооктановая кровь струилась по моим венам. Я — машина понеслась с максимально возможной скоростью, лавируя в вечернем потоке машин. Меня — девочку радовали обалделые рожи моих пассажиров, когда мы на двух колёсах на бешеной скорости проскакивали между двух рядов автомобилей. Преследователи немедленно отстали. Минут через пять постоянных обгонов, быстро сменив полосу движения, нырнули в узкий проулок. Выскочив через него на другую магистраль, мы затерялись в другом потоке машин.

— Зачем тогда вам я?— с удивлением на лице уставился на меня Марин. — Мне до вас, как до неба!

— А работать, кто будет? Оно мне надо, возить саму себя? — после выхода из транса, хитрая улыбка обосновалась на моём лице.— Меняемся! Дальше, сам справишься!

Я опять поменялась местами с водителем. Мне не давал покоя вопрос— за кем увязался хвост. Пока ответа на него не было. Номера машины преследователей я запомнила, хотя и далековато они от нас держались.

После прибытия домой, пришлось полазить в инфосети по автомобильным базам. На сервере у какого–то хакера, за небольшую плату нашла необходимую информацию. Без особой надобности взламывать официальные базы самой не хотелось. Машина числилась за частным сыскным агентством. Это уже радовало. Те, кто хотел подставить Лику, сваливать наблюдение за мной на какую–то частную фирму вряд ли бы стали. Судя по анализу действий против Лики, их возможности гораздо выше.

С удовольствием размяла мозги, взломав сервер сыскного агентства. К сожалению, заказчика идентифицировать не удалось. В договоре на наш с Томом поиск фигурировали только коды заказчика. Наши фотки имели отвратительное качество. Я даже не поняла, где нас могли снять. Это могла быть и стоянка у казино, и лечебница. На всякий случай, стёрла с сервера всю папку, к нам относящуюся, а под теми же названиями договоров записала видео, стянутой из сети, с весьма своеобразным содержанием мужских отношений. Намёк любителям подсматривать за другими людьми должен быть понятен. Сделав гадость, с полным удовлетворением отправилась отдыхать. Денёк сегодня выдался напряжённым.


Разговор по телефону.

— Господин Тимос Ренато, я возвращаю вам предоплату по нашему договору. Детективное агентство вынуждено отказать вам в этой услуге.

— В чём дело? Я не понимаю.

— Дело в том, что вы пытаетесь влезть в секреты родственников императора. Связываться со службой безопасности империи нам не хочется. Нам очень наглядно продемонстрировали, что не стоит заниматься вашим делом. Единственное, что я могу вам сказать— обратитесь со своими вопросами к семье Крой.


— Крой…, Крой…, — задумчиво бормотал совладелец лечебницы для алкоголиков и наркоманов Тимос Ренато. Он когда–то встречался с этой фамилией. Наконец, он вспомнил. Их лабораторию привлекали для обследования трупов после аварии, несколько лет назад. Полазив по сети, Тимос обнаружил то, что ему нужно. Девочку звали Синта Крой. На старой фотографии она была гораздо меньше по возрасту, но черты лица не сильно изменились за это время. Разрыв её отца с дедом в одно время широко обсуждался. Как же, такой скандал в одном из старых аристократических родов с многочисленными связями с имперским родом. По крайней мере, Тимос теперь действительно знал, куда ему надо обращаться.


После отличного отдыха, утро я начала с посещения кабинета управляющего. Судя по камерам видеонаблюдения, Том находился на рабочем месте.

— Привет! Есть разговор,— как обычно, вихрем влетев в его кабинет и плюхнувшись на кушетку, начала я диалог.

— Ох уж эти детки аристократов!— недовольно покачал головой Том.— Разве вас учителя не учили, как правильно разговаривать с подчинёнными и служащими.

— Учили, но мне некогда политесы разводить. Обещаю, в обществе вести себя прилично. Теперь к делу,— без смущения отбарабанила я и перешла к животрепещущему вопросу, требующему быстрого решения.— Как ты знаешь, мы создаём медийную фирму. К сожалению, владельцем фирмы, в силу своего возраста, я быть не могу. Фирму зарегистрируешь ты, на своё имя. Я скупаю все акции фирмы и становлюсь единственным акционером. Управлять фирмой я не смогу, а вот владеть ей, как держатель основного пакета, буду. Как тебе такая перспектива— стать директором фирмы.

— Хочешь мне подкинуть дополнительную работу? — насмешливо уставился на меня Том, но аура точно выражала одобрение.

— Я же не предлагаю вкалывать на рабских условиях. Назначим оклады служащим. Все будут получать доходы, и платить налоги. В штате уже есть куча служащих: директор, электронщик, поэт, скоро певцы подвалят. Надо ввести деятельность фирмы в нормальное русло, — пояснила я свою мысль.

— Тогда требую себе секретаршу,— улыбнулся Том.

— Да хоть две, — вернула я ему улыбку, только оплачивать их будешь из своей ставки.

— Ладно! Стану у тебя директором, и даже согласен на одну секретаршу, но платит ей фирма, — задумчиво почесал за ухом и, соглашаясь, махнул рукой Том. — По поводу секретарши, мне кажется, одной фирмой ты не ограничишься, а я разорваться не смогу. Кстати, мне сегодня пришло официальное электронное письмо с просьбой о встречи с главой семьи Крой. Как думаешь, от кого?

— Да фиг его знает, кому мой папочка может понадобиться,— пожала я плечами.

— А название лечебницы для алкоголиков со звучным названием «Возрождение», тебе ничего не говорит?— хитро поглядывая на меня, поинтересовался Том.

— Название мне ни о чём не говорит, но сдаётся мне, там лежал поэт,— скривилась я. Вот же попались дотошные врачи! В чудесное исцеление пациента не поверили.

— Незачем им с отцом встречаться,— недовольно буркнула я,— назначай им встречу на вторую половину дня. Мне надо подумать и подготовиться к разговору.

— Я почему–то так и думал,— улыбнулся Том.— Если у вас всё, госпожа, то освободите помещение! Мне ещё много работать, в том числе и по регистрации фирмы.

— Что за жизнь! В собственном доме не дают распоряжаться, ещё и гонят из комнат, — тяжело вздыхая, но с ехидной улыбкой я освободила территорию.

Подумать перед разговором с врачами нужно очень хорошо. С одной стороны— я не нанималась лечить всяких ненормальных, но с другой стороны— среди них могут попадаться незаурядные личности, а необычные люди мне могут пригодиться. К тому же можно обзавестись хорошими связями в разных кругах. Придётся параллельно заниматься лечением. Хотя–я–я…, есть варианты. Кое–чему можно научить и врачей, но главным акционером лечебной фирмы опять буду я, и это не обсуждается. Где бы найти на всё это время!? Папочка точно не станет тянуть полгода до моего двенадцатилетия и устроит меня в школу ещё до своего отлёта. На варианты выбора школы я повлиять точно не смогу, а элитные школы, насколько мне рассказала Сирена, весьма трепетно относятся к процессу обучения. Придётся ещё и с учителями договариваться. Как же трудно жить маленькой девочке в этом мире!

Нормальную ментальную тренировку довести до конца мне не дали. Охрана на входе сообщила — ко мне гости. Подключившись к камере на воротах, я неожиданно обнаружила, под ручку разгуливающих перед воротами, Сирену и Ойлу. Рядом стоял большой представительский автомобиль, и парочка охранников контролировала подступы к девушкам. Пришлось встречать гостей. У меня на обеих имелись некоторые, пока неопределённые, планы.

— И каким ветром вас занесло к бедной отшельнице? — встретила их на пороге своего дома с некоторой иронией.

— Ну, не всё же время торчать в казино! Каникулы, занятий нет, заняться нечем. Случайно поболтали, и тут обнаружилось, что у нас есть одна общая необычная знакомая. Взяли кое–кого в казино за жабры, у них там есть небольшое досье на каждого значимого посетителя их заведения. Вытрусили из них твой адрес, и вот мы здесь, — весело поглядывая на меня, доложила Сирена.

— И ты мне ничего не говорила, по поводу стрельбы, — недовольно уставилась на меня Ойла.

— Отшельники никому ничего не рассказывают,— усмехнулась я, приглашая эту парочку в дом.

Пришлось показать им свои хоромы. Никогда не думала, что девушки могут быть такими любопытными. Пришлось быстро переключить их на кухонную тему. Точнее, соблазнила их рецептом вкусного пирожного. Совместными усилиями, под моим контролем, процесс приготовления этой сладости мы победили.

— Ничего подобного не ела,— уплетая за обе щёки очередное пирожное, — пробормотала Сирена, с жадностью посматривая на оставшиеся кусочки.— Всё! Больше не лезет, но как же ещё хочется.

— Поддерживаю! — простонала Ойла,— Попрошу папочку за любые деньги найти повариху, что сможет готовить такую вкуснотень. Только есть у меня большое подозрение, что ему это не удастся сделать. Единственный человек, способный сотворить такое, работает у тебя Синта, он же и тебя научил,— с затаённым интересом уставилась на меня Ойла.

— Отшельники свои секреты не выдают,— схитрила я, не отвечая на скрытый вопрос. — Вы же сюда не просто поговорить приехали.

— Ты что–то говорила по поводу тренировки сознания, — кивнула Ойла, со вздохом откидываясь на спинку кресла. — Я полазила в сети по твоим ссылкам. Нудно, муторно и ничего не понятно. Тебя же учили. Нам что–нибудь покажешь?

— Покажу, — тяжело вздохнула я. Именно эту причину моего посещения я и предполагала, поэтому и накормила девочек до отвала. Когда активный разум спит, достучаться до подсознания на порядок проще, а их организмы сейчас активно усваивают аналоги эльфийских сладостей, а это очень не простые штуки. Компоненты подобраны так, чтобы подхлестнуть действие мозга, но в то же время затормозить активное управление сознанием.

С трудом довела девочек до своей комнаты и усадила на кресла перед специальным простейшим тренажёром. У меня там всегда минимальный уровень установлен, чтобы случайно посетившие мою комнату гости не пугались. Перед девочками на ремешках и резинках висело всего по пять металлических шариков. Задание— проще не бывает, попасть пальцем в летающие перед глазами шарики. С заторможенным управлением это задача непростая, тем более, шарики на нитях вертятся и скручиваются между собой. Ничего у девочек сразу не получилось. Специальными командами ввела их в трансовое состояние, что я зря гипноз изучала, и приказала выполнять то же упражнение. Здесь уже сознание не работало, а вот подсознание брало управление на себя. Эта штука гораздо эффективнее сознания и с пятью шариками справлялась достаточно легко. Всего полчаса тренировки, и запасённой энергии из пирожных как небывало. Правда, одежду у девочек тоже можно выжимать. Про это я как–то позабыла. У меня таких эффектов давно не наблюдалось. Пришлось запихнуть их самих в душ, а одежду в стиральную машину. Контрастный душ привёл сознание гостей в нормальное состояние.

— Что это с нами было? Я чувствовала себя как во сне, — пробормотала Ойла, переглянувшись с Сиреной. Девочки уже сидели в кресле, укутанные в несколько большие, чем требовались по размеру, халаты Лики.

— Начальная тренировка на координацию и вхождение в поверхностный транс,— пояснила я, протягивая им стаканы с тонизирующим напитком, из своих запасов. — Теперь, при желании, вы всегда можете воспользоваться таким состоянием в большинстве критичных обстоятельств.

— Это как? — не поняла Сирена, с удивлением глядя на меня.

— Долго объяснять,— покачала я головой.— Проще показать. Видели в кино, как тыкают ножом между пальцев в руку, лежащую на столе.

Я протянула руку и взяла со стола нож, лежащий возле фруктов. Положив собственную руку на стол и растопырив пальцы, я со скоростью пулемёта стала тыкать ножиком между ними.

— Это что и я так теперь могу,— с недоверием пробормотала Ойла, с некоторым ужасом смотря на мелькающий в моих руках нож.

— Чуть медленнее, но сможешь. Думаешь, почему возле вас летали пять шариков?— усмехнулась я, плавно перекинув ей ножик.

Запрограммированное подсознание сработало как надо. Ойла, не раздумывая, поймала нож. После нескольких попыток принудительно включить транс ей это удалось, и она без проблем повторила мой трюк чуть на меньшей скорости. Глаза девочки загорелись восторгом.

— Ты главное не думай, а только приказывай организму, всё равно подсознание всем рулит, а оно теперь знает, как попасть или не попасть в какой–то объект,— подбодрила я её.

Скоро аналогичную попытку предприняла и Сирена. Скорость у неё оказалась чуть ниже, чем у Ойлы, сказался недостаток физических тренировок, но и она чуть ли не вдвое превышала обычную скорость движения человека.

— Фантастика! — с недоверием глядя на нож в своих руках, пробормотала Сирена.

— Это только начало?— вопросительно уставилась на меня Ойла.

— К сожалению, да, — кивнула я, — Чтобы достичь управления подсознанием, а не только его включением, нужны гораздо более долговременные тренировки.

— Э–э–э…, я так понимаю, ты не против с нами позаниматься на эту тему,— с затаённой надеждой поинтересовалась Ойла.

— Куда я от вас денусь?— вздохнула я, заметив радость и облегчение в глазах девочки. Несмотря на собственную некоторую занятость, с подружками заниматься придётся. Их связи в аристократическом мире мне очень пригодятся.

Вернув им выстиранную одежду и договорившись о следующей встрече, я проводила их. Прямо сегодня день встреч какой–то. Скоро намечался приезд врача из лечебницы.

Очередной гость не заставил себя долго ждать. Охрану Том предупредил, так что доктора сразу пропустили. У порога дома его встретил Том и привёл в свой кабинет. За его столом, в удобном кресле, уже сидела я. Том недовольно зыркнув на меня, придвинул простое кресло для гостя и сам устроился в таком же.

— Я бы хотел поговорить с вашим отцом или с кем–нибудь постарше,— уставился на меня, судя по карточке, Тимос Ренато — совладелец лечебницы «Возрождение».

— С этим проблема. Никого нет дома. Хозяйничаю здесь пока я. Синта Крой к вашим услугам, — с интересом рассматривая доктора и покачиваясь на удобном кресле, представилась я. Себе, что ли, завести такую качалку? Удобно же!

— Тогда я бы хотел поговорить наедине с этим господином, — гость кивнул на Тома.

— И зачем вам понадобился наш управляющий? Всё равно он решает только технические вопросы по дому, — продолжила я играть роль маленькой хозяйки. И так понятно— меня, как врача, гость не воспринимает.

— Хм-м…, странно, — несколько удивился гость,— мне он не представился. Я думал, это личный врач вашей семьи.

— Том Томасо — управляющий домом семьи Крой,— с любопытством следя за разговором, представился Том.

— Мне хотелось бы разогнать туман в деле мгновенного излечения одного нашего пациента, но теперь даже не знаю с чего начать, — неуверенно переводя взгляд то на меня, то на Тома, начал доктор.

— Я его вылечила, — чтобы не тянуть бессмысленный разговор дальше, выдала я напрямую гостю.

— Э–э–э…, к–ка–к…, вылечила?— пробормотал сбитый с толку доктор.

— О–о–о…, легко, — протянул, усмехнувшись, Том,— у этой девочки масса скрытых достоинств.

— Но это же невозможно!— удивился доктор.

— Обычное чудесное выздоровление. Вы в чудеса не верите?— наивно хлопая глазами, поинтересовалась я.

— В чудеса я верю, — невнятно пробормотал окончательно потерявшийся гость,— но чтобы обычная девочка вылечивала неизлечимых современной медициной больных — это уж совсем из области нереального, фантастичного, даже затрудняюсь выбрать понятие этому факту.

— О–о–о…, здесь вы сильно ошибаетесь дорогой Тимос Ренато! Госпожа Синта у нас очень необычная девочка,— улыбнулся Том.— Я, даже зная её некоторое время, представить себе не могу, насколько необычная.

— Она что — экстрасенс?— удивлённо выдохнул доктор.

— Можно считать и так,— кивнул Том. — Раз она от вас свои действия не скрыла, то могу официально подтвердить, Туска Сайпора лечила она, причём на моих глазах.

— Э–э–э…, мне странно это говорить,— уставился на меня, немного пришедший в себя гость, — не могли бы вы провести лечение и других наших безнадёжных больных?

— Скажем так — лавры великого исцелителя или чудотворца меня не прельщают, — покачала я головой.

— Но в принципе вы не отрицаете такой возможности? — уцепился за смысл ответа доктор.

В логике ему не откажешь.

— Я не богиня жизни,— криво усмехнулась я, вспоминая разговор с другой богиней,— всех вылечить не смогу, но есть некоторые методики воздействия на психику, позволяющие помочь многим пациентам по вашему направлению.

— Хм…, и это мне говорит маленькая девочка! Что–то тут не сходится,— буркнул доктор, опять уперев свой взгляд мне в глаза.

— Маленькая, маленькая, от этого, как говорится, не убежишь, но это не значит, что я такая же тупая, как и остальные,— не отвела я взгляда.

Некоторое время доктор пытался своими вопросами прояснить ситуацию, но мои, в принципе, правдивые ответы его ещё больше запутывали. В конце концов, я согласилась лечить его пациентов, выдвинув устраивающие меня условия.

Клиника доктора должна переехать к нам по соседству, продав помещение на окраине города. Участки земли, прямо с домами, в округе продавались свободно. Земли здесь не очень дорогие, поскольку располагаются в часе езды от столицы. Строения лечебницы и городская земля с лихвой окупят затраты на покупку дома и земли здесь, и даже останется куча денег на дорогое медицинское оборудование. Не буду же я каждый день после школы нестись на другой конец города в их заброшенную лечебницу, да и имидж там у них уже сформировался определённый.

Следующим условием я выдвинула владение решающим пакетом акций совместного предприятия.

Ну и последним условием стало моё инкогнито. Никто не должен знать, что лечит их девочка — подросток. Это было и в интересах самих врачей. Лечить больных я смогу в гриме сгорбленной старухи— экстрасенса.

По тому, как загорелись глаза у гостя, его такие условия вполне устроят. Оставив Тома решать с доктором бумажные вопросы, я удалилась в свою комнату.


Разговор в кабинете управляющего.

— Она всегда такая?— кивнув на закрывшуюся дверь, спросил у управляющего Тимос.

— Нет, — задумчиво покачал головой Том,— она сегодня в хорошем настроении. Я её не так давно знаю, но уже были моменты, когда спорить с ней я бы не решился за все сокровища мира. Знаете ли, мертвецам сокровища ни к чему.

— Я что–то такое тоже почувствовал. Пару раз показалось— через её зрачки на меня смотрят дула автоматов. Своеобразная девочка …, девушка …, — соглашаясь, кивнул Тимос.

— Не переживайте! Всё что она говорит— сделает. Вы для неё не первый проект. Даже только те, что я знаю, обещают принести хорошую прибыль, но что у неё ещё в запасе, знает только господь бог. Один наш общий знакомый поэт назвал её феей. Лучше пусть она будет для нас доброй феей.


Дальше начались обсуждения финансовых вопросов, и я отключилась от системы видеонаблюдения. Однажды, в его мире, маг потерял контроль над своим окружением. Только нечувствительность к магии и уникальная боевая подготовка тогда спасли его от смерти. До его уровня подготовки мне ещё идти, как до солнца. Так что постоянный ненавязчивый контроль над окружающими просто необходим.

Хорошо хоть вечером никто не припёрся. Для саморазвития тренировки нужно проводить постоянно.

Глава 5. Неожиданные проблемы

Утром, звонок по телефону почти выдернул меня из душа. Что сделаешь, люблю поплескаться. Мой номер кроме родителей имеют всего несколько человек. С отцом и Ликой вчера вечером уже пообщалась. Отчиталась, что у меня всё нормально. Отец всё равно потом у Тома выяснял, как я тут одна отдыхаю. Учитывая, что Том теперь директор моей фирмы, ничего криминального он про меня отцу не рассказал. Попробовал бы он что–нибудь ляпнуть! Убить не убью, но помучаю. Накинув тёплый халат, добежала до трезвонившего мобильника. Звонил Симон.

— Тебе чего с утра не спится?— недовольство прерванной процедурой купания слегка выплеснулось наружу.

— Она ещё и недовольна!— буркнул в трубку Симон.— Я тут нашёл тебе подходящую группу, для нормальной озвучки. Народ с хорошими способностями и с амбициями, но пока ничего собой не представляет. Насколько меня проинструктировала охрана казино, вход в студию посторонним только по разовым пропускам и с твоего разрешения. Я тебе кинул на электронку их данные. Будь так добра, вытащи свой маленький зад из койки и свяжись с охраной казино. Я через час, вместе с парнями и их подвижным имуществом, в виде инструментов, буду у входа в казино. Не хотелось бы торчать на входе кучу времени, вместо того, чтобы делом заниматься.

— Хорошо! Сейчас займусь,— сообщать подчинённому, что я уже пару часов как вылезла из койки и провела необходимые тренировки, я не собиралась. Быстро он решил проблему с артистами.

Нормально одевшись, в смысле нацепив свою кожаную униформу, я занялась переговорами с охраной казино. Перекинув им через сеть информацию и подтвердив личным паролем, который предоставил мне начальник охраны вместе с личной карточкой пропуска, попросила выдать разовые пропуска по предоставленным данным. Ответ пришёл быстро. Кто–то достаточно сообразительный или в меру ленивый, предложил выдать не разовые пропуска, а недельные. К тому же их потом можно продлевать неограниченное количество раз или отменить, в зависимости от надобности. Прислушалась к полезному мнению. Закончив переговоры, пошла к управляющему. Нужно брать машину с охраной и ехать в казино, смотреть на приглашённые личности.

Том уже сидел на своём месте и тут же недовольно уставился на меня, когда я без стука ввалилась в его кабинет и уселась в гостевое кресло.

— Стучаться вас не научили,— продолжил меня учить этот тип.

— Научили, но к тебе этот полезный навык не относится, перебьёшься. Нужна машина на выезд. Поеду смотреть на приглашённых музыкантов. Симон уже нашёл их, говорит— подходящие, — окатила Тома ироничным взглядом.

— Хм…, вот что значит денежные стимулы,— почесал затылок Том,— только вчера вечером сообщил ему о создании фирмы и включении его в постоянный штат, а он уже первое задание выполнил. Будет тебе машина, но прошу, не влипай в истории. Твой отец меня вчера через телефон наизнанку вывернул, пытаясь получить информацию о твоих похождениях.

— Надеюсь, ты ему сообщил только открытые сведения, — внимательно посмотрела я на Тома. Жаль, что мой сервер мобильные переговоры не контролирует.

— Госпожа — единственный акционер, не извольте беспокоиться. Ваш директор знает, что можно говорить, а что — нет,— открыто усмехнулся Том и, ехидно поглядывая на меня, добавил.— Вот только акции предприятия вы пока не выкупили и деньги на счёт не перечислили. Пришлось все регистрационные взносы платить со своего кармана.

Это я как–то упустила. Экономику и её законы изучала весьма поверхностно. Согнав Тома с его рабочего места, зашла в сеть и перечислила со своей карточки на указанный Томом счёт в общем банке все выигранные ранее у Ойлы деньги. Шестьсот тысяч должно хватить на первое время.

— Почему счёт открыл в общем банке, а не в императорском?— поинтересовалась я, обслуживание счёта в основном банке империи стоило несколько меньше, чем в других банках.

— Музыка — она интернациональна, — пожал плечами Том,— а имперский банк с другим континентом не работает. У нас с ним, видите ли, непрекращающаяся война.

Про соседей я как–то не подумала. Странная война уже тянулась лет тридцать, что не мешало перетокам денег с континента на континент, по каналам общего банка, и образованию многочисленных совместных компаний.

— Кстати, на счёт зарплат персоналу, мы как–то не говорили,— вдруг озадачилась я денежными вопросами.

— В сто тысяч в месяц уложимся, включая и моё вознаграждение. Так что твоих денег хватит на полгода, а там, я так думаю, пойдут доходы от песен, и тогда будем делить прибыль по процентам,— не стал уточнять Том.

Возможно, на троих моих подчинённых, денежки выходят приличные. Я примерно представляла, что обычный средний специалист получал около десяти тысяч империалов в месяц. Надеюсь, они свои деньги отработают.

Через десять минут меня Марин уже вёз к столице. До казино добираться не меньше часа. Как я буду в школу ездить? Надо что–то придумать с жильём в столице, вот только не знаю, в какую школу меня папочка устроит. Уточню при следующем разговоре.

Куда идти, я уже знала, так что сопровождение до студии не понадобилось. Охрана сообщила о толпе посетителей с кучей музыкальных инструментов. Добралась до дверей и прислушалась. Почти ничего не было слышно. Звукоизоляция у студии просто замечательная. С помощью собственной карточки— пропуска осторожно открыла дверь и тихо просочилась в студию. Даже если бы я вошла с грохотом, меня бы никто не заметил. Народ спорил на повышенных тонах. В спорах, конечно, рождается истина, но только не в таких— типа «сам дурак». Один парень, поддерживаемый ещё парой парней, помоложе, и одной весьма эффективной девицей, наседали на Симона. Из–за громких воплей разобрать, о чём спор, у меня не получилось. Перекричать эту толпу я точно не смогу. Пришлось применять кардинальные действия. Быстро перемещаясь в сторону моего электронщика, по пути аккуратно уронила на пол его оппонентов. Лёгкие удары под коленку валили неустойчивые фигуры людей, как подкошенные. Спорщики заткнулись и обратили на меня внимание, только оказавшись на полу. Я остановилась перед Симоном и, ткнув ему пальцем в грудь, недовольно рявкнула:

— Это так сейчас называется работа над песней?

Ответить он, естественно, не мог. Била я в специальную точку. Дыхание у него перехватило, и, открывая рот, он судорожно пытался вдохнуть воздух. Через несколько секунд молчания, достигнув нужного эффекта, ещё раз ткнула Симона, возобновив возможность дышать. Оставив его восстанавливать дыхание, я повернулась к гостям.

— Ну–ка, встали и выстроились в ряд,— окатив их злым взглядом, тихо прошипела я.

Только выполнив требуемые действия, они пришли в себя от шока.

— Ты кто такая…? — попытался сделать шаг вперёд парень, наверное, главный в этой группе.

Удар в голень и рывок за одежду опять отправил его на пол, не дав завершить вопрос.

— Я что–то сказала непонятное?— это действие, тихий голос и замораживающий взгляд моих глаз пресёк их попытки бунта. Главного в это время придерживала моя нога. Каблук на сапожке был небольшой, но тонкий, и поставленный в болевую точку не давал возможности лежащему ничком парню даже пошевелиться. Если уж они орали на Симона, то в любом другом случае на меня даже не обратили бы внимания. — Говорю только один раз. Главный для вас Симон. Он сказал — вы делаете. Есть предложения— спокойно высказываете. Он решает— принять или не принять. На первую песню вам времени — неделя. Либо вы её делаете, и тогда я с вами познакомлюсь, либо ноги вашей здесь больше не будет, и нет смысла заводить знакомства.

— Симон, — повернулась я к электронщику и протянула карту памяти, — вот новый вариант музыки с более весёлой концовкой. Эти певчие щеглы у тебя в подчинении. Сколько им заплатить за работу, решаешь ты. Задачу ты слышал. Всю неделю я занята. Позвонишь, когда закончите. Всё ясно?

— Да…, госпожа Синта…,— глядя на меня широко открытыми от удивления глазами, невнятно пролопотал он.

Я сняла свою ногу с парня, боящегося пошевелиться из–за причиняемой ей болью, и, аккуратно переступив через него, лёгкой летящей походкой покинула студию. Прислушиваться к разговору не стала. Либо они поладят и сделают то, что нужно, либо эта группа мне не понадобится. К тому же мне тоже надо придти в себя. Скорее всего, во всём виноват подростковый возраст этого тела. Злость вспыхнула во мне слишком быстро. Подавление противника напором иногда не самое лучшее решение, но лучшего я придумать не смогла. Посмотрим, что из этого получится.


Разговор в студии.

— Это кто был? — вставая с пола и пытаясь потереть болевшую спину, почти простонал Колин Эскадо — клавишник и руководитель музыкальной группы.

— Хозяйка…, композитор…, дальняя родственница императора, уникальная малышка, дальше пояснить затрудняюсь,— качая головой, вертя в руке карту памяти и продолжая глядеть на закрывшуюся за Синтой дверь, пробормотал Симон.

— Что уникальная и так видно. Ураган, а не девчонка, — наконец кинулась к брату Лора— по совместительству также и солистка группы. Лёгкий массаж брату явно не помешает.

— Как она нас раскидала!— наконец отмерли, переглянувшись, оставшаяся пара парней, гитарист Дем и барабанщик группы Парс.

— Она точно занималась какими–то единоборствами, — обернулась к ним Лора, продолжая мять спину брату. — Можете поверить моему тренированному взгляду, я несколько лет гимнастикой занималась и на таких спортсменов насмотрелась. У неё вообще грация, как у кошки, ходит, словно перетекает из одного положения в другое. Без длительных упражнений такого добиться невозможно.

— Не знаю как на счёт единоборств, но глаза у неё словно лазерные прицелы. Жуть, — поёжился Дем.

— В общем, так, парни … и девушка,— вздохнул Симон,— вы как хотите, а я не хочу расстраивать маленькую хозяйку. Меня она вряд ли выгонит, а вот вас может и не взять в свою компанию. Давайте попробуем нормально поработать. Времени для качественной работы очень мало, а музыку, из–за нашего спора о главенстве в процессе работы, вы так и не услышали. Заранее заявляю, если мы из этого произведения не создадим музыкальный шедевр, я перестану себя уважать.

Спорить с ним никто не стал. Маленькая хозяйка произвела на всех неизгладимое впечатление.


Пар я спускала в игровом зале. В кармане куртки с прошлого раза валялся десяток оставленных на всякий случай игровых жетонов. Только выпотрошив пару ближайших автоматов электронного лото, пришла в норму. Угадывание выигрышных комбинаций требовало полного сосредоточения. Разозлилась я не только из–за переходного возраста. Девушка в группе напомнила моей старшей половине сознания одну знакомую, случайно погибшую после его ошибки с потерей контроля. Людские миры в чём–то похожи, и мне не хотелось бы повторять таких ошибок.

Пройдясь по другим автоматам, проиграла почти весь выигрыш. Договор с директором казино по поводу потрошения автоматов нужно соблюдать. Раз служащие казино к директору меня не приглашали, то я сейчас ему не нужна. Сидеть в помещении мне не хотелось, и я покинула казино. Усевшись в машину, приказала Марину:

— Едем, куда–нибудь, покататься.

— В столичном зоопарке давно не были?— видя мою расстроенную физиономию, поинтересовался водитель.

Я там давно не была. Пару раз ходили с матерью ещё до похищения, но тогда я боялась больших зверей.

— Поехали, — кивнула я.

С того времени зоопарк значительно изменился. Наблюдать за животными мне понравилось, удалось даже покормить некоторых. Вот только семейство кошачьих меня побаивалось. Ходит предположение по сети, что они духов видят, а я и на самом деле несколько не такая, как все. Гуляя по аллеям между вольерами, успокоилась окончательно. Надо почаще посещать такие интересные места. Одно дело читать и смотреть на что–то по сети, и совсем другое— видеть это всё рядом с собой. Парочка незнакомых молчаливых охранников— мужчина и женщина, всю дорогу сидевшие на заднем сидении, от меня в этот раз не отставали, но ходили чуть в стороне, так что сильно в глаза не бросались. Я на них внимание тоже не обращала.

С прогулки вернулась в хорошем настроении. Залезая в машину, обнаружила нахмурившегося Марина.

— Ты чего такой пасмурный?— пристёгивая ремень безопасности, поинтересовалась у него.

— Не нравится мне одна машинка. Слишком часто она у нас на пути попадается. Вон, стоит во втором ряду от нашей стоянки, гоночная, со специфической раскраской. Мы подъехали сюда, и она за нами, только вы пошли гулять, а из неё никто не вышел. Я её ещё у казино заметил, но за нами она не ехала. Стёкла у неё тонированные. Ничего не разглядеть. Странно,— задумчиво уставился на указанную машину Марин.

— Она что, за нами всё время следовала на большом расстоянии?— попробовала уточнить я.

— Необязательно, — покачал головой водитель,— могли поставить специальный маяк. Мимо нас, возле казино, куча народу пробегала.

— Зачем тогда следить?— не поняла я.

— Если это не профессионалы, а судя по окраске машины, так оно и есть, они пользуются слабомощным маячком. Чтобы за ним следить, надо находиться достаточно близко от нашей машины.

— А слушать они нас не могут?— мне стало немного беспокойно. Хотя предсказательница из меня никакая, но предчувствие имеется.

— Нет. Слушать не могут. У нас движок мощный, достаточно шумно работает, да и корпус из более толстого металла, чем у обычных машин. Всё–таки эта машина для города не очень предназначена,— успокоил меня водитель.

— Что предлагаешь?

— Надо заехать к нам в охранную фирму и просканировать автомобиль на излучения, предложил Марин.

Я согласилась. Марин быстро вывел машину со стоянки, и мы помчались в его фирму. Машины преследователей, если это на самом деле они, сзади не было видно. Плотный поток машин хорошо перекрывал обзор.

Просигналив у каких–то ворот и показав свой пропуск, Марин завёл нашего монстра в большой подземный гараж. Охранники выскочили с заднего сидения и из специального шкафа у стены гаража достали электронные сканеры излучений. Они явно не первый раз пользовались в этом месте такой техникой. Электронные маяки нашлись и, причём сразу два. Как сказал мужчина — охранник, один относился к профессиональному оборудованию, а второй — куплен в обычном магазине радиоэлектроники. Женщина аккуратно сняла маяки с магнитных креплений и проверила их на отпечатки. Профессиональный маяк ставил специалист. Отпечатков на нём не нашлось. А вот дешёвенький маячок ставил какой–то лопух, и на поверхности сохранились чёткие отпечатки парочки пальцев. Охранники обещали вечером пробить отпечаток по доступной полицейской базе. Выключить маяки я охране не дала, а попросила их модифицировать— поставить на цепь питания управляемое с пульта реле, чтобы имелась возможность включать и выключать эти устройства. Немного покопавшись в устройствах, охранник это сделал. Поставить прерыватель в цепь питания работающей схемы совсем не сложно. Сама я не стала показывать знания по электронной технике.

Закрепив маяки обратно на место, мы поехали домой. Преследователи или наблюдатели на глаза не показывались.

— Непрофессионалы нас точно потеряли ещё в гараже, подумав, что мы от них оторвались в потоке машин. Железобетонные перекрытия гаража могли экранировать слабенький сигнал маяка,— задумчиво произнёс Марин, когда мы въезжали в ворота ограды.

— Не страшно, рано или поздно я выясню, кто это за мной решил подсматривать,— рассеянно отозвалась я. Непонятное предчувствие не унималось. Вроде бы мне ничего не грозило, но назревали какие–то неприятности. Паршиво— когда есть только возможность кратковременных прогнозов, и, к сожалению, с этим я ничего не могу поделать. Надо ждать развития ситуации. Вечером из охранной фирмы сообщили, что в базах преступников, доступных фирме, снятые с маяка отпечатки не значатся.

Утром я никуда не спешила и никому не была нужна. После обязательной тренировки и плотного завтрака, занялась изучением доступной в сети информации по шпионской технике. Устройства, используемые охранниками в гараже для поиска маячков, были мне не знакомы. К сожалению, в сети нашлось не так много полезной, а не рекламной информации по специальной технике, хотя самодельных схем таких устройств обнаружилось предостаточно. Но с самоделками я раньше и так серьёзно поработала. Пришлось довольствоваться этим. Мои плодотворные изыскания прервал приезд гостьи. Ойла заявилась в сопровождении ещё одной машины охраны. Шесть охранников на одну девочку— что–то мне показалось многовато.

— У нас проблема! — с порога заявила мне она.

— У нас…? — многозначительно приподняла я брови.

— У нас, у нас, — кивнула Ойла и присела на диван в приёмном зале. — У всех богатеньких наследниц папенькиного состояния. Рассказываю по порядку. Вчера мы договорились с Сиреной поотрываться в клубе, недалеко от знакомого тебе казино. Мне из–за города ехать дальше, а в городе по вечерам пробки на дорогах, так что я немного опоздала. Когда наш автомобиль подъехал к клубу, там уже стояло плотное оцепление из полицейских. Просто ужас! Представляешь, Сирену похитили почти средь бела дня, на глазах у охраны клуба.

Предчувствия вчерашнего дня оправдались. Я ушла в транс и стала в ускоренном темпе раскладывать всё по полочкам. Каким образом похищение Сирены могло оказаться связано со мною? Учитывая два обнаруженных вчерашних маячка, как–то это печальное событие со мной связано. Вероятность связи с этим более простенького маяка, несколько превышала вариант с профессиональным маяком. Тот обнаружился в укромном месте, под днищем, и был установлен не один день назад. Другой маяк находился прямо под бампером и, судя по пыли под магнитным креплением, а не на самом маяке, его установили совсем недавно. К тому же Марин заметил машину преследователей или контролёров только вчера.

Связывать похищение Сирены с давним похищением меня и матери— бессмысленно. Девочка не связана с нашей семьёй. Остаётся единственный вариант нашей связи— день знакомства в казино. Здесь же появляется кандидат на месть нам обеим. Сирена натравила меня на некоего Морта Ористо, а я его выставила перед всеми как зазнайку, потерпевшего поражение от слабой девчонки, да ещё потом ему точно досталось от родителей. В результате поднятой им же истерики по поводу унижения, после дополнительных разборок с моим дедом и просмотра записи конфликта, ему могло прилететь не слабо. Как раз отсюда следует привлечение к слежению за мной и за Сиреной не профессионалов, а дилетантов. Если у мальчика и хватило бы денег на профи, то вот со связями с такими людьми у него точно проблемы, а родителей или деда он к мести привлекать уже не станет.

Примерный круг подозреваемых определился, и я вышла из транса. Как обычно, после ускоренного мышления захотелось подкрепиться. Момента моей задумчивость гостья даже не заметила. Заказав принести еду на двоих, слугам по внутренней связи в доме, я приступила к подробному расспросу Ойлы.

— Выкладывай, что ты там самостоятельно накопала, — после небольшого перекуса взглянула я на гостью.

— Ну, ты и жрёшь, — покачала головой та, с удивлением рассматривая небольшую горку тарелок, оставшуюся после моего перекуса.— Куда в тебя всё это поместилось? И ведь толстой тебе назвать никак нельзя.

— Не отвлекайся! Это мелочи жизни. Давай подробности, — углубляться в мою физиологию, после разгона мозга, я не стала.

— Я потрусила знакомых из охраны клуба. Они меня из него не раз выпроваживали, когда я переходила дозволенные границы. Данные не секретные, поэтому они любезно мне их предоставили. Как только машина Сирены подъехала ко входу в клуб, и один из охранников встал с переднего сидения, чтобы открыть заднюю дверь Сирене, от стены у входа отклеился парень и бросил в машину Сирены какую–то банку. Одновременно он тюкнул чем–то тяжёлым по затылку стоящего к нему спиной охранника. Охранник так и не успел открыть дверь Сирене. Захлопнув дверь со стороны охранника и обойдя машину со стороны водителя, парень выдернул бессознательного водителя, уселся за руль и умчался. Все действия у него заняли не больше пяти секунд. Пока очнулась охрана у камер видеонаблюдения, пока охранники клуба выскочили на улицу, похитителя и след простыл. На сообщение полиции о похищении ушли ещё пара минут. Машину Сирены полиция оперативно нашла в одном из тупичков, в десятке кварталов от клуба. Естественно, девочки там не было. Я предполагаю, что похитители затребуют у родителей приличную сумму. Какой ужас! Меня отец не хотел выпускать из дома, пока я не сказала ему, что еду к подруге за город, и там меня похитители вряд ли найдут. Тебе что, совсем не интересно? — с любопытством и удивлением после рассказа уставилась Ойла на мою каменную физиономию.

— У парня — похитителя на лице были очки и борода?— не ответила я на последний вопрос Ойлы, задумчиво катая крошку по столу.

— Да, а откуда ты знаешь?— удивилась та.

— Под накладной бородой легко спрятать компактный респиратор. Раз ты упомянула бессознательного водителя, то в банке находился быстродействующий усыпляющий газ. Ты случайно, для интереса, не выяснила, где нашли машину Сирены?— оторвав взгляд от спрессованной крошки, я взглянула на гостью.

— Ну-у…, выяснила, конечно…, а как ты догадалась, что я этим интересовалась?— недоумение прописалось на лице гостьи.

— Ты же любишь машины, а такие люди обычно предпочитают знать о них всё,— обдумывая ситуацию и свои дальнейшие шаги, пробормотала я. Вариантов развития событий может быть слишком много. Если в похищении заказчиком выступал обиженный мальчишка, то деньги ему точно не нужны, а вот унизить противницу можно различными способами. Как только он расплатится с похитителями, девочке может грозить серьёзная опасность. Если её похитили вчера вечером, то оплата вполне возможна сегодня или завтра. Только до получения денег Сирена будет в безопасности. Платить сразу, чтобы его не связали с похищением, парнишка не будет, ну не совсем же он дурак. Значит, платить он будет завтра и послезавтра. Найти и освободить Сирену нужно сегодня.

Хотя похитители сработали вполне профессионально, я сомневалась, что они таковыми были. Маячок, который точно был на машине Сирены, они наверняка убрали. Остаётся только попытаться найти машину, похожую на ту, что пыталась преследовать нас. Вот сомневаюсь я, что похитители меняли машины как перчатки. От Ойлы отделаться не удастся, к тому же и не стоит, её охрана может пригодиться.

— Пошли! Будем искать твою подружку!— я встала и направилась в свою комнату. Гостья двинулась за мной.

В столице всюду натыканы уличные камеры видеонаблюдения. Как–то для тренировки я взламывала доступ на сервер ими управляющий. Придётся повторить этот подвиг.

— Можешь смотреть, но молчи и не мешай,— предупредила я гостью и, откинув шторку на стене, уселась за терминал сервера. Когда в прошлый раз девочки ко мне заглядывали, на эту нишу за шторкой они даже внимания не обратили. Теперь же Ойла смотрела на моё хозяйство с широко открытыми от удивления глазами. Там есть чему удивляться. Восемь самых больших экранов, на двигающихся креплениях, выдвижное кресло с тремя клавиатурами по краям и я, как заправский хакер, стучу пальцами по клавишам, поворачиваясь, то к одной клавиатуре, то к другой.

Взламывать полицейский сервер наблюдения не понадобилось. Ленивые админы даже пароль с прошлого года не поменяли. Похитители оказались не совсем уж дилетантами. Ни въезд в тупик, ни место рядом с ним под всевидящие глаза камер не попадали, но я знала примерное время похищения. Покопавшись в архивах, я нашла записи с камер наблюдения на двух параллельных улицах. Мне повезло. То ли похитители оказались ленивы, то ли действительно, посчитали, что искать именно эту машину не будут, но нашу преследовательницу я обнаружила. Характерный рисунок на капоте не дал ошибиться. Судя по хронометражу на нескольких камерах, машина проехала мимо тупичка, и у похитителей имелась буквально пара секунд, чтобы забросить бессознательную девочку на заднее сиденье и скрыться. Покружила эта машина по городу, знатно. В каком месте похитители перебросили девочку в другую машину, а они обязательно должны были это сделать, я не поняла. Зато нашлась сама машина. Похитители арендовали её в одной из специализированных фирм. Я более чем уверена, что аренда производилась по какому–то чужому, краденому или липовому паспорту, так что обратись кто–то вроде меня с полученными сведениями в полицию, это нам ничего не даст. Всё же у меня имелись нестандартные способы поиска.

— Поехали! Покатаемся с твоей охраной. Надеюсь, против подруги они возражать не будут, — взглянула я на тихо сидящую гостью.

— Ты…, ты… — хакер?— обалдело уставилась мне в лицо совсем сбитая с толку Ойла.

— Нет, — отрицательно покачала я головой, со снисходительной усмешкой смотря на девочку,— но правильные тренировки, усидчивость и кое–что в голове позволяют при случае им быть.

— Но-о…, всё это…, — обвела рукой моё рабочее место гостья.

— Всего лишь моё место для обучения различным наукам. Сеть она, знаешь ли, просто напичкана различной интересной и полезной информацией,— улыбнулась я. Так мы едем, спасать твою подругу?

— Едем, конечно, едем! Но как?— всё ещё не придя в себя, от очередного потрясения от моего нового образа, пробормотала Ойла.

— Там увидишь, — не стала долго пояснять я.

Предупредив Тома, что еду покататься с подружкой, и для нас двоих её охраны вполне достаточно, я отправилась на подвиги, кое–что захватив с собой во вместительной спортивной сумке. Одетый на мне лёгкий комбинезончик, вместо моего боевого кожаного прикида, не вызвал у управляющего особого подозрения. Том, похоже, о похищении ничего не знал, но прекрасно видел, что охрана у Ойлы достаточно внушительная, чтобы обеспечить нам безопасность. Я собиралась воспользоваться машиной Ойлы ещё и потому, что маяки исправно работали и показывали, что наш монстр стоит дома в гараже, на приколе, и я никуда не собираюсь. Пусть чужие наблюдатели пока даже не знают, что я покидала территорию усадьбы.

После команды Ойлы, я выселила охранника с места рядом с водителем и сунула тому под нос телефон с включённым навигатором, где отмечалась точка нашего конечного маршрута. Навигатор вывел нас к фирме, предоставлявшей автомобили в аренду. По информации из сети, фирма, достаточно солидная и с большим выбором, так что моя надежда, что нужная нам машина остаётся на стоянке— вполне оправдана. Так и оказалось. Вот её–то мы и арендовали на один день. Только какая жалось, карточку я дома забыла, и пришлось воспользоваться карточкой Ойлы. Вот зачем оставлять свои лишние следы!

Полазив по передним сиденьям, пока Ойла оплачивала аренду на переносном терминале, и, срезав пару маленьких кусочков кожи, я добыла себе поисковые маяки. Усадив за руль арендованной машины охранника, мы выехали на внешнюю стоянку к нашим машинам.

— У тебя визитка Сирены наверняка с собой. Давай сюда! — повернулась я к заднему сиденью, где вместе с другим охранником сидела Ойла.

Та, покопавшись в сумочке, протянула мне визитку. Сирена и мне давала такую же. Её я вытащила из кармана. Сложив две визитки, я получила ещё один поисковый маяк. Дальше наш путь лежал в тот тупичок, где полиция обнаружила машину Сирены. Арендованная машина и машина охраны осталась у въезда в тупик, а наша остановилась в том месте, где нашли её машину. Выбравшись наружу и достав из багажника свою сумку, я, покопавшись в ней, достала настроенную на меня поисковую рамку. Сначала взяла пеленг на один кусочек кожи, потом на другой, а затем на две сложенные вместе визитки. Два пеленга из трёх совпали. Достав из сумки карту столицы и окрестностей, прочертила на ней длинную линию.

Загрузившись в машину, мы поехали к клубу, где я перед входом повторила свою операцию, уже не выходя из машины, чтобы не светиться. Вместе с визитками сработал тот же кусочек кожи с сиденья. На карте отметила другую линию. Линии пересеклись где–то за городом. Подключившись через мобильник к сети, и задав нужные координаты, я получила место, где с одним из похитителей находится Сирена. Как и можно было ожидать, это оказался стрелковый клуб. Вот где обозлённый парень нашёл похитителей— непрофессионалов. Возможно, он с ними вместе когда–то тренировался или они имеют прямое отношение к хозяевам стрелкового клуба. При особой ситуации там и девочку прикопать можно, если что–то пойдёт не по плану.

К сожалению, мои домыслы не будут основанием у полиции для получения разрешения на обыск. Придётся действовать самостоятельно.

— Вот здесь держат Сирену. Твои бойцы, как, помогут? — поинтересовалась я у Ойлы, обернувшись к заднему сидению.

— Поможем, но надо точно знать, что она там, иначе мы лишимся работы,— отозвался внушительный дядечка, сидящий рядом с ней. Он всегда с интересом молча следил за моими манипуляциями.

— Тогда выдвигаемся на разведку,— довольно улыбнулась я.

Лишних вопросов дядечка задавать не стал, и наш кортеж поехал за город. Как раз только начало темнеть, когда мы добрались по трассе до поворота к стрелковому клубу. Съехав с дороги, сразу за поворотом, я приказала водителю остановить машину и достать сумку из багажника. Достав из сумки парочку маленьких раций, я протянула одну Ойле:

— Ждите от меня сообщений, а я пойду, разведаю обстановку.

— Как ты пойдёшь? Это же опасно! Меня твои родители прибьют, если что случится,— заволновалась Ойла.

— Не стоит этого делать, госпожа,— поддержал её охранник.

Молчаливый водитель только неодобрительно покачал головой.

— Вам нужно письменное подтверждение моего желания сходить в кустики? Считайте, что я немного заблудилась в темноте,— ухмыльнулась я и быстро нырнула в заросли кустарника у дороги, не забыв прихватить с собой сумку. Короткий транс позволил нащупать какие–то подходящие проходы в кустах. На доносившиеся до меня тревожные возгласы уже внимания не обращала.


Разговор у машины.

— Госпожа Ойла, надо что–то делать! Ведь попадётся девчонка, если там действительно сидят похитители,— махнув рукой вдоль дороги, недовольно пробурчал Марк— старший в её охране. Задержать противную девчонку в этих зарослях оказалось невозможно.

— Эта …, не пропадёт,— задумчиво покачала головой Ойла. Она вдруг отчётливо вспомнила, что креплений для тренировочных шариков в комнате новой подруги находилось гораздо больше, чем необходимо для двух десятков. Добавить к этому отличные навыки стрельбы и вождения машины, хакерские приёмы, учесть какие–то экстрасенсорные возможности, ведь если Синта не ошиблась, то Сирена находится именно в клубе, получается с ними сюда приехала не просто маленькая девочка, а что–то более уникальное.

— Да кто она такая?— продолжал волноваться охранник.

— Не знаю, но предполагаю, что нечто большее, чем просто девочка. Будем ждать сообщения. Даже если её схватят, в чём я лично сильно сомневаюсь, у нас появятся основания для её поиска в стрелковом клубе, — Ойла демонстративно уселась на заднее сиденье автомобиля.

— Что за дети пошли!— недовольно ворча, охранник сел на соседнее сиденье.


Удалившись от машин на приличное расстояние и обнаружив подходящую полянку между кустов, почти у самой дороги, я достала из сумки свою тренировочную одежду и переоделась. В светлом комбинезоне идти на разведку— не самое умное решение. Поверх тренировочного костюма нацепила специальную сбрую, для крепления всевозможных предметов, а этих предметов в сумке хранилось достаточное количество. В основном все они упаковывались в специальные кармашки и сумочки. Только несколько метательных ножей со специальным чёрным покрытием, чтобы не блестели, крепились открыто. Не хватало только лука для полного комплекта, но этот обязательный атрибут древнего воина мне прекрасно заменяла мощная рогатка. Обычный камешек, пущенный умелой рукой из такого оружия, может вывести из строя или даже убить человека, не хуже лука.

Подобравшись поближе к месту расположения стрелкового клуба, залезла на высокое дерево и стала осматриваться. Вся зона клуба огорожена высокой металлической сеткой. На некоторых опорных столбах находятся видеокамеры и датчики различных систем слежения. Через десяток метров от ограды располагался блок каких–то ангаров и гаражей. За ними стояло небольшое двухэтажное здание клуба, а дальше — несколько стрелковых полей, упирающихся в высокий холм. Пройдясь с поисковой рамкой на небольшом расстоянии за разросшимися кустами вдоль сеточного забора, получила несколько пеленгов на Сирену. Пеленги сошлись на самом клубе. Ничего не поделаешь, придётся лезть внутрь. Покрутившись возле забора, нашла определённый участок, контролируемый всего одной камерой. Начала издевательства над охраной с датчика движения. Типа его я не определила. В сети ни его, ни его характеристик раньше я не видела, но развалился он после первого выстрела из рогатки. Только пластик брызнул в стороны яркими звёздочками в свете луны.

Охрана точно не спала, поскольку с этой стороны забора клуба включились прожектора, установленные на опорах. В напряжении просидела пару минут. Расчёт оказался верным, ничего не обнаружив, охрана прожектора отключили. В момент отключения света я разнесла объектив камеры. Стальной шарик, запущенный из мощной рогатки, и не то может сделать. Вот, камера уже ничего и не контролирует. Быстрый второй выстрел из того же оружия унёс к электрокабелю специальный заряд, что я зря химией в своё время баловалась.

На столбе яркими бенгальскими искрами засверкал сжигаемый термитным зарядом кабель. Вновь включённый свет на прожекторах, моргнул и отключился. Видно охрана попыталась вновь включить освещение, но мой заряд уже устроил им замыкание в силовой проводке.

На скрытное проникновение все эти происшествия никак не тянули. Искры от моей химии до сих пор сыпались с опоры. Было прекрасно видно, как один из охранников вышел из здания клуба и наблюдал с порога за моим фейерверком. Всё очень походило на дуговое замыкание в питающем кабеле. Пока образовалась дыра во внешней защите, пришлось быстро поработать кусачками, создавая себе проход в сетке забора. Переместившись к ангарам, я затаилась. Со стороны клуба мои перемещения скрывали эти самые ангары. Куда направлена камера на входе, которая обязательно там должна стоять, мне было неизвестно.

Ждать пришлось недолго. Видно боязнь репрессий со стороны начальства победило обычную лень охраны. Из здания клуба вышел один охранник и, освещая себе дорогу мощным фонарём, направился в сторону повреждения, по самому короткому пути между ангарами. Именно там я его поджидала в засаде. Зря он пользовался фонарём. Лунного света даже обычному человеку для движения сейчас вполне достаточно, а так он вообще ничего не видел за пределами пятна света. Да, это явно не охрана военного объекта. Осторожно тюкнуть охранника по затылку, когда я прыгнула с крыши позади него, труда не составило. Пара минут для допроса у меня имелось, пока остальные охранники что–то почувствуют.

Быстренько скрутила ему руки за спиной липкой лентой и этой же лентой залепила глаза. Била я его не сильно, поэтому энергичные похлопывания ладонью по его роже, легко привели охранника в сознание.

— Молчи, слушай и коротко отвечай на вопросы, — прошипела я ему в ухо. Моего голоса он точно не запомнит, поскольку большой комок жевательной резинки под языком изменял его до неузнаваемости. Учитывая, что без ведома охраны держать постороннего на охраняемом объекте трудновато, я надеялась, что охрана что–то знает.— Где девочка?

— Я не виноват….

Закончить ненужную фразу охраннику не дал прижатый к горлу нож.

— Коротко и по существу,— лёгкое покалывание острия настроило мужика на нужный лад.

— Это всё Эстин с Кайлом. Они вечно что–то крутят с богачами. Какой–то парень, тренирующийся у нас в клубе, попросил их помочь встретиться с девушкой. Родители враждуют и запрещают молодым встречаться. Вот они и придумали похищение, но всё должно выглядеть натурально. Я даже не видел, кого они там притащили и спрятали в подвале клуба. Эстин куда–то свалил, а Кайл постоянно сидит там же и охраняет девчонку.

— Есть камера на входе клуба?

— Есть, как не быть! Только она не работает. Эти придурки Кайл и Эстин, чтобы не оставлять лишних следов для полиции и начальства, перестраховались и испортили её. Поэтому мне и пришлось выйти на крыльцо и посмотреть, что там искрит на сетке, — охранник явно решил сотрудничать со следствием.

Похоже, остальная охрана не причём, как и этот придурок. Судя по нервной дрожи и зелёной от страха ауре, он не врёт. Похитители вполне могли рассказать сослуживцам душещипательную историю. План дальнейших действий сложился быстро.

— Сколько ещё охранников?

— В смене ещё двое.

— Значит так! Слушай меня внимательно! Если всё выполнишь, как я скажу, претензий у родителей, которые меня наняли для розыска дочери, к тебе и твоим, не участвующим в похищении товарищам, не будет. Сейчас идёшь к месту повреждения. Оттуда доложишь, что это короткое замыкание проводки, и починить всё ночью нет возможности, нужна замена кабеля. Никто из твоих, ночью работать, а тем более вызывать ремонтников и следить за ними, не будет. Потом идёшь обратно в клуб и проводишь меня. Дальше садишься в коридоре спиной ко входу и ждёшь. Меня тебе лучше не видеть, иначе могут быть проблемы. Советую даже закрыть глаза. Меньше видишь — лучше спишь, причём целым и невредимым. Гарантирую, невиновные не пострадают. Но чтобы ты не своевольничал, на спине у тебя будет небольшой радиоуправляемый заряд. Я же одна, а вас там много. Сразу предупреждаю, самостоятельно снимать его не стоит, хоронить будет нечего. Освободим девочку, и я сама сниму с тебя эту игрушку. Раз тебя обманом завлекли в интриги богатых семейств, тебе особо ничего не грозит.

В это же время я обматывала его тело шнуром. Небольшой булыжник в пластиковом пакете прекрасно имитировал бомбу. Освободив его руки, я бесшумно подпрыгнула, ухватившись за край крыши, подтянулась и скрылась на крыше. В трансе я чувствовала, как охранник ощупал верёвки на своём теле, отодрал с глаз липкую ленту и, невнятно бормоча проклятия, направился к ограде. Так называемый заряд, гарантировал выполнение задания.

Покрутившись у ограды и доложив по рации, нужные мне результаты обследования, он двинулся обратно. Я уже в это время пряталась возле ступеней клуба, в тени от света луны. Охранник попался вполне вменяемый, выполнил все пункты моего приказа, даже глазки закрыл. Я мгновенно просочилась за его спиной в оставленную приоткрытой дверь, не забыв её плотно закрыть за собой. Наверняка там может быть какой–то датчик положения двери.

— Умный мальчик, — шепнула я в ухо дёрнувшемуся охраннику, когда вновь налепила ему на глаза липкую ленту.— Так надёжнее. Руки я не связываю, так что не шали.

Охранник недовольно засопел, но скоро затих, сидя на полу. Заряд с его спины я ещё не сняла. Уйдя в транс, просканировала помещения клуба. К сожалению, я сейчас не маг, так что дальше десятка метров что–то разглядеть нереально, но и этого хватило, чтобы обнаружить вход в комнату охраны всего в пяти шагах от себя. Один из охранников читал что–то с планшета, а второй увлечённо играл в какую–то игру на компе. На открывающуюся дверь они даже не среагировали. Два броска, с двух рук, метательных ножей, и охрана принудительно отправилась в царство Морфея. У одного приличная шишка будет на лбу, у другого — на затылке. Разобравшись с управлением камер, я попыталась найти подвальные помещения. К сожалению, клуб— не военный объект, и наблюдение ведётся только по внешнему периметру, чтобы посторонние случайно не забрели на стрельбище. В здании клуба обнаружилась всего одна действующая камера, контролирующая проход на верхний этаж. Мне как раз туда не надо. Связав той же липкой лентой охранников и примотав их к собственным стульям, отправилась высвобождать Сирену. Спустившись в подвал, я нагло затарабанила в дверь.

— Ну что там ещё? — раздался недовольный приглушённый голос из–за двери.

Ничего не подозревающий Кайл открыл дверь и сразу мешком рухнул вглубь помещения. Короткий удар снизу вверх, в подбородок, отправил его в нокаут. Связав, на всякий случай, и этого похитителя, просканировала помещения, двери которых выходили в этот подвал. В одном из них и обнаружилась спящая Сирена. Судя по немного изменённой ауре в области лица, похитители рожу ей разукрасили. В остальном девочка выглядела вполне нормально. Выступать сейчас в роли спасительницы мне смысла не было, так что мой выбор пал на другой вариант действий.

Выбравшись из подвала, я подошла к так и сидящему у входа охраннику. Очень правильный мальчик. Попыток избавиться от бомбы он явно не предпринимал.

— Не вертись! Я сейчас сниму заряд. Через десять минут откроешь проезд колонне машин. На вопросы ответишь честно. Своих сослуживцев не трогаешь. Если они в этом деле не замешаны, им ничего не будет. Сослуживцев ты сам связал, после разговора со мной у ограды, обнаружив реальное преступление и не захотев в нём участвовать. В случае проблем с работой, которые могут возникнуть после такого неприятного инцидента, пошлёшь письмо по этому электронному адресу. Благодарные родители девочки тебя не забудут и пристроят на приличное место,— на клочке бумаги, взятом в комнате охраны, я заранее написала один из своих специальных почтовых адресов. Исполнительный и, главное, законопослушный охранник мне может пригодиться.

Опять оставив липкую ленту на глазах охранника, я бесшумно выскользнула за дверь клуба. Пробравшись сквозь ограду и добравшись к сумке, я переоделась и взяла в руки рацию:

— Эй, там, на конце провода, вы не заснули?

— Ты где настолько пропала, мы уж думали тебя охрана повязала? Вызываем— вызываем, а ты не отвечаешь,— затарахтела с той стороны Ойла.

— Разведка занимает много времени,— попыталась успокоить я её. Куда там, даже по рации слышалось волнение, с которым говорила девушка.

— Ладно, если коротко, то Сирена в подвале клуба. Один из охранников согласился помочь, так что забирайте меня на дороге к клубу, и поехали за Сиреной,— прихватив багаж, я вышла на дорогу.

Машины не заставили себя ждать, вырвавшись из–за поворота. Подобрав меня, колонна подъехала к воротам клуба, тут же открывшимся, как я и приказала охраннику. Да и тот сам уже вышел на ступеньки клуба, управляя механизмами ворот с переносного пульта. Охрана Ойлы первой десантировалась из машин, подскочив к охраннику. Оставив рядом своего человека, остальные рванули в помещение клуба. Пара минут ожидания, и заспанная Сирена с огромным синяком на пол–лица, появилась на пороге клуба. Увидев нас с Ойлой, она бросилась к нам. Рассказ девочки, прерываемый редкими всхлипами, только добавил штрихи к операции похищения. Через некоторое время старший охраны, опросив местного охранника, вызвал полицию.

— Как мы объясним, полиции, наш удачный поиск девушки? — обратился он к нашей, стоявшей в обнимку троице.

— Я повесила на подругу маячок, чтобы быть готовой, когда она заявится в гости, но он работает только вблизи,— пожав плечами, повернулась и демонстративно повесила на шею Сирене небольшой кулончик. У меня в сумке имелась парочка таких маячков. Старшему охраннику протянула портативный приёмник, тоже собранный по схемам из сети, и немного модернизированный по собственному разумению.— Я пользовалась этой штукой, а в клуб я не ходила. Это всё сделали вы и охранник, узнавший о преступлении, хотя вы в данном случае и нарушали закон, вторгаясь на чужую территорию, но спасали девочку.

— Понятно, — задумчиво разглядывая не приёмник, а меня, пробормотал охранник.— Тогда вам с Ойлой лучше здесь не оставаться. Полиция сможет опросить вас позже. Берите арендованную машину, пару охранников и уезжайте домой к Синте. Ойла и так соврала родителям, что задерживается у вас. Сирену я отвезу родителям. Полиция должна обнаружить её здесь.

Мысль охранника показалась мне вполне здравой. Выделив нам охрану и проводив за ворота, старший остался разгребать проблемы с полицией, а мы поехали ко мне домой. Время близилось к полночи, и если мне отдых не обязателен, то у Ойлы глазки уже слипались, а домой ей попадать сейчас не стоит. Пусть охранник сам сначала отчитается перед её родителями.

Глава 6. Решения и эксперименты

Утро началось, как обычно, с тренировки и купания. Пока Ойла проснулась и выбралась с гостевой комнаты, я уже успела перекусить, что не помешало составить ей компанию. Физические нагрузки на растущий организм, да ещё при слегка ускоренном сознании, требовали существенной подпитки этого организма.

— Ты что, всегда так ешь? — Ойла поочерёдно переводила взгляд то на меня, то на опустошённую мною посуду, вспоминая уже виденное ранее истребление пищи.

— Растущий детский организм требует усиленного питания, — повторила я фразу, вычитанную где–то в сети.

— Станешь толстой и некрасивой, если будешь так жрать, — она с укором покачала головой, явно не одобряя моего пристрастия.

— В любой ситуации есть свои преимущества. На моём фоне ты будешь выглядеть лучше, — пожала я плечами, допивая сладкий напиток. Кажется, я наелась.

— Ладно, это твои проблемы, — перешла на другую тему подруга. — Как ты нашла Сирену? Признавайся!

— А что тут признаваться — обычные тренировки экстрасенсорных возможностей человека. В сети полно методик их развития. Вот ты предпочитаешь машины, а мне нравится заниматься своим развитием, — я с превосходством взглянула на собеседницу.

— Не девочка, а склад загадок, — озадаченно пробормотала Ойла.

— Ты лучше подумай, что родителям скажешь о вчерашних приключениях. Они ведь за самостоятельность и побить могут, — усмехнулась я. О проблемах с родителями я давно не задумывалась. Отец всегда в командировках, а старый управляющий со мной предпочитал не связываться.

— Это зависит от того, что им скажет Марк — мой старший охранник. Кстати, давай посмотрим по сети новости. Там будут самые свежие сообщения о происшествиях. Ушлые журналюги, падкие на сенсации, не смогут обойти стороной похищение и освобождение дочери одного из самых богатых людей империи.

Предложение Ойлы имело смысл, и мы рванули в мою комнату. Под очередные восторженные взгляды гостьи я включила свой терминал и запустила поиск новостей по похищению. Таких новостей нашлось великое множество, но практически все повторяли одно и то же. Уважающий закон охранник стрелкового клуба вместе со знакомым из личной охраны семьи Кинто, освободили дочь крупного медиамагната. Один из похитителей задержан и даёт показания. Второй скрылся.

— Залёг на дно, поганец, — с досадой прокомментировала эту информацию Ойла.

— Боюсь, он если и всплывёт, то где–нибудь в реке подальше от столицы, а писаки о нём напишут, что парень покончил с собой от угрызений совести, — недовольно буркнула я. Явно просматривалась властная рука, надавившая на следствие, с целью скрытия основной версии похищения и заказчика этого похищения. Именно второй похититель знал заказчика. Даже если у следствия есть предположения о личности заказчика, а они должны быть, не идиоты же в полиции работают, то основного свидетеля и соучастника преступления уже нет. Доказать причастность к похищению Морта Ористо наверняка не удастся.

— Ты точно ещё что–то знаешь об этом деле, — подозрительно разглядывала меня Ойла, заметив мою недовольную гримасу.

Поскольку особой тайны в этом не было, я рассказала подруге о своих подозрениях, но попросила её ничего не предпринимать. Ещё не хватало, чтобы она влезла в наши с Сиреной проблемы с этим засранцем.

Пока мы занимались поиском и анализом информации, приехала охрана Ойлы. Забрав арендованный автомобиль, вернувший нас вчера домой, все гости, наконец, укатили. Только я вздохнула свободно, примчался управляющий и прочитал лекцию на тему безопасности, и тут же выкатил мне кучу жалоб на меня же. Если отец узнает о моих вчерашних похождениях, влетит не мне, а ему, за то, что как следует не следил за подопечной. Умному человеку, а Том точно умён, ничего не стоило сопоставить приезд за Ойлой некоего Марка Ринса — охранника семьи Кинто, участвующего в освобождении похищенной девочки, с вчерашней моей прогулкой в его компании. Пришлось немного соврать Тому, что в военных действиях я не участвовала. По моему, он мне не поверил и покинул мою обитель, ворча что–то себе под нос. Пока от меня отстали, решила заняться продолжением изучения в сети шпионской техники. Там этого добра нашлось предостаточно.


Разговор утром в доме семьи Кинто.

— Марк, вчера я не хотел поднимать этот вопрос, поскольку ты поздно вернулся из полиции. Что там, в клубе произошло на самом деле? Как в этом оказалась замешана моя дочь? — глава семьи грозно уставился на стоящего перед ним охранника.

— Господин Толин, вам как — подробно официальную версию или обзорно реальную версию, в которую вы всё равно не поверите? — улыбнулся Марк Ринс, не испугавшись грозного взгляда своего нанимателя. Несмотря на то, что Толин Кинто держал целый концерн по производству автомобилей в ежовых рукавицах, с ближним кругом сотрудников он никогда не ругался. Если человек с хозяином не срабатывался, тот увольнял его без сожалений. В противном случае, некоторые промахи сотрудников снисходительно прощались. Всё определялось установившимися отношениями между хозяином и подчинённым. Интуиция Толина никогда не подводила, поэтому концерн под его управлением занимал почётное первое место среди аналогичных предприятий империи.

— Чёрт с тобой! Садись и рассказывай, что считаешь нужным! Вертите своим хозяином, как хотите! — указав Марку на кресло перед рабочим столом, огорчённо пробурчал хозяин кабинета.

— Официальная версия выглядит так, — начал Марк. — В то время как я сопровождал вашу дочь, та вместе с подругой ездила по магазинам в городе, мне позвонил по телефону старый знакомый. Сообщение о нахождении в подвале стрелкового клуба неизвестной девочки меня озадачило. Я попросил госпожу Ойлу разрешить мне прокатиться до клуба, пока она с остальной охраной побудет в какой–нибудь кафешке. Она не согласилась и, выяснив, где находится клуб, решила прокатиться со мной за город. Оставив наши машины невдалеке от поворота к клубу, я наведался к ограде, где и встретился с моим знакомым. Он описал мне душещипательную историю о молодых влюблённых людях, рассказанную похитителями своим сослуживцам. Лица пленницы он не видел, но рост примерно совпал с ростом похищенной Сирены.

Синта, та самая подруга Ойлы, ещё раньше снабдила подругу специальным радиомаячком, но работал он только на коротком расстоянии. Поисковый приёмник обнаружил сигнал маяка, идущий из клуба. Посовещавшись с моим приятелем, мы решили действовать на свой страх и риск. Охранник нейтрализовал охрану в комнате наблюдения, а я вывел из строя одного из похитителей, охранявшего девочку в подвале. В запертой комнате, на куче какого–то хлама, я обнаружил спящую Сирену. Звонок в полицию завершил эту эпопею. Дальше работали следователи.

— Выглядит логично, почти не придерёшься, — очень внимательно выслушал подчинённого глава семьи. — Жду следующую версию.

— К сожалению, реальная версия изобилует серьёзными провалами. Всё что происходило, я не знаю, но кое–что могу предположить, — немного собравшись с мыслями, продолжил охранник. — Оказалось, подруга Ойлы — Синта Крой, дочь того самого Кроя, порвавшего из–за женитьбы со своей семьёй, обладает экстрасенсорными возможностями. Проведя какие–то манипуляции с предметами, связанными с подругой и похитителями, она определила на карте место содержания девочки. Господин, я ей вначале не поверил. Помешать ей, отправиться на разведку к клубу, когда мы проехали поворот с трассы, я не успел. Искать в лесу, ночью, нырнувшую в заросли девчушку, с таким количеством людей, что оказалось у меня, просто нереально. Пришлось сидеть и ждать. Где–то через час она вышла на связь по переносной рации, оставленной нам ей же, и сообщила куда подъезжать. С охранником клуба, похоже, договаривалась она или ещё кто–то неизвестный. Когда мы подъехали, тот открыл нам ворота. Охрана оказалась связана, а один из похитителей качественно вырублен. Подруги обрадовались встрече, но я решил девочек не вмешивать в эту историю и отправил Ойлу с охраной к Синте, сообщив вам, чтобы вы не волновались. До приезда полиции я поговорил с охранником. Его я в тот день увидел в первый раз в жизни. Нужную версию для следствия ему подкинула та, кто ночью в одиночку справилась с охраной, заставив и этого охранника плясать под свою дудку. Удивительно то, что нападавшую он не видел. Слышал только женский голос и утверждать, что это голос одиннадцатилетней девочки он бы не стал. Возможно, у Синты есть негласная охрана, и штурмовал клуб именно кто–то из этой охраны, но в этом я не уверен. Когда мы только ехали в гости к Кроям, ваша дочь обмолвилась, что Синта гораздо круче неё водит машины на тренажёрах и стреляет на других тренажёрах лучше многих профессионалов. Так что могла действовать и она сама.

— Ха–ха–ха…, девчушка — малолетка вырубает охрану стрелкового клуба! Ты меня рассмешил! — недоверчиво поглядев на абсолютно серьёзного охранника, рассмеялся Толин.

— Поэтому и не хотел вам озвучивать эту версию, — неопределённо качая головой, сказал Марк, — но вы бы видели взгляд этой девочки, брошенный на меня, когда она демонстративно вешала цепочку с маяком на шею подруги. Я почувствовал себя на прицеле у снайпера, который не даёт промахов. Даже мороз по коже прошёлся.

— Хм-м…, про то, что Ойла встретила подружку, которая лучше чем она работает на тренажёре, я в курсе. А вот то, что подружка ещё обладает и другими интересными качествами, для меня новость. Странно, что ты не заметил за собой слежки, если вас сопровождала негласная охрана девочки, — задумчиво почесал затылок Толин.

— Не обязательно охрана сопровождала её всё время. Девочка могла послать сообщение по мобильнику с координатами места встречи, возле клуба, — предположил Марк.

— В любом случае, я теперь не буду переживать за дочь, если она отправится в гости к этой подруге, — неуверенно пробормотал Толин.

Уточнив ещё пару моментов у охранника, он отправил его за дочерью.


Разговор в доме семьи Кинто через час.

— Уважаемый Толин, я приехал поблагодарить сотрудников вашей службы охраны, спасших мою дочь, — радостно тряся руку Толина, тарахтел невысокий толстячок, одетый в идеально подогнанный по фигуре костюм, стоивший не один десяток тысяч империалов. — Хотя, как выяснилось только сегодня утром, особой опасности она не подвергалась, но лучше оградить ребёнка от таких стрессов.

— Я так понимаю, сыщики что–то интересное раскопали? — удивлённо приподнял бровь хозяин кабинета, провожая гостя к столу и присаживаясь рядом.

— Нет, не сыщики, — довольно улыбнулся Куртис Лайсо — отец похищенной девочки. — Мне с утра звонил Лист Ористо. Это его непутёвый внук, поссорился с моей дочерью и придумал трюк с похищением, чтобы потом появиться на белом коне и спасти Сирену от похитителей. Ничего лучше не мог придумать, идиот. Ористо с большим трудом удалось замять в полиции это дело. Следователи быстро выяснили — единственный молодой человек, посещавший этот стрелковый клуб и знакомый с моей дочерью, как раз внук Листа. Раскопать этот факт для следователей ничего не стоило. Лист попросил меня надавить на полицию со своей стороны, чтобы дело спустили на тормозах. С внуком он сам разберётся. Тому мало не покажется. Я согласился, тем более, он поднял на десять процентов сумму оплаты за рекламу на моих каналах военной техники, производимой его концерном.

— Ха–ха–ха…, — задорно рассмеялся Толин, — а на белом коне появился совсем другой персонаж, и это был не мой охранник.

— Не понял, — удивлённо уставился на хозяина кабинета гость.

— Ты знаком только с официальной версией освобождения дочери, — продолжал улыбаться Толин. Он пересказал гостю утренний рассказ охранника.

— То–то я думал, что Сирена так рвётся в гости к подруге, — задумчиво покачал головой Куртис, — значит, она это знала. С большим трудом убедил её подождать недельку, пока рассосётся синяк, поставленный похитителями, когда она вздумала брыкаться.

— Знаешь, а я бы посоветовал, для эксперимента, разрешить ей съездить к подруге в ближайшее время. Интуиция меня никогда не подводит. Вот чувствую, результаты поездки тебя удивят, — со слегка отсутствующим видом глядя на собеседника, произнёс Толин.

— Насчёт твоей интуиции я согласен. Прошлый раз ты мне посоветовал разорвать контракты с той медиагруппой и оказался прав. Они финансировали террористическую ячейку западников. Полиция тогда долго трусила их связи, — задумчиво кивнул Куртис. — Пожалуй, я и в этот раз к твоей интуиции прислушаюсь, раз собственной не обзавёлся.

— Ты только попроси дочь, пусть и за моей по пути заедет, раз они теперь подругами стали. Раньше друг на дружку даже не смотрели, всего лишь из–за небольшой разницы в возрасте. Мне интересно узнать из первых рук, куда моя интуиция заведёт нас в этот раз, — улыбнулся Толин. Этому своему чувству он свято верил. Оно множество раз помогало ему в различных, в том числе и смертельно опасных ситуациях, выходить сухим из воды. Сейчас ему казалось, что связь его дочери с необычной девочкой Кроев — это отличное решение, которое чем–то поможет дочке в будущем.


Особо долго мне по сети побродить опять не дали. После обеда пожаловали новые гости. Так скоро кое–кого я увидеть не рассчитывала. Тимос Ренато прибыл вместе со своим совладельцем лечебницы — Рейном Пирсом. Рейн, в отличие от представительного Тимоса, выглядел типичным доктором — добродушный очкарик среднего возраста. Насколько я знала, Тимос занимался психологическим лечением, а Рейн — врач общей практики. Разговор состоялся в кабинете у управляющего, к сожалению, мне по возрасту в доме кабинет не положен.

Появившись в кабинете Тома и плюхнувшись на облюбованное ранее кресло самого управляющего, тот в это время предлагал гостям чай, я недовольно уставилась на гостей. Они прервали моё интересное исследование схем камер видеонаблюдения.

— Если говорить грубо, какого … вы ко мне припёрлись? Ведь договаривались, чтобы вы у нас светились поменьше, — выдала я им после представления мне Рейна.

— Она у вас всегда так с гостями разговаривает? — перевёл удивлённый взгляд с меня на Тома тот.

— Насколько я её знаю, а знаю я её очень короткое время, мы оторвали девочку от какого–то важного дела. Не обращайте внимания, период бурчания у неё быстро проходит, — со снисходительной усмешкой отозвался Том.

— Предатель! — продолжала ворчать я. — Сам знаешь, что не так просто переключаться с одной проблемы на другую.

— Мы просто обязаны посетить соседей в первую очередь, — вступил в разговор Тимос. — Соседнее имение теперь принадлежит нашей лечебнице. Госпожа Синта оказалась права. После почти мгновенной продажи лечебного комплекса в черте города, денег хватило на покупку в два раза большего по размеру дома рядом с вами. Остались вполне приличные средства на закупку оборудования — миллиона полтора. Мы как раз и хотели уточнить, какое оборудование потребуется.

Об этом я как–то ещё не думала, пришлось переходить на ускоренное мышление. Характеристик медицинского оборудования в сети валялось сколько угодно. Учитывая прошлую специализацию мага на магии жизни, информация по этой теме исследовалась досконально. Так что медицинское оборудование мне было знакомо. Для меня особой нужды в этом оборудовании не было, но хотелось научить врачей самостоятельно лечить хотя бы стандартные случаи. Не обладая способностями видеть ауру и анализировать по ней состояние организма, современные врачи могут лечить пациентов только вслепую, контролируя специальной техникой лишь минимум вторичных информационных параметров организма.

После короткой задержки, возвратившись в нормальное состояние, вытащила лист чистой бумаги из пачки на полке рядом со столом Тома и начала строчить на нём наименования оборудования.

Краем глаза я видела, как врачи привстали и с интересом стали наблюдать за моей писаниной. По мере того как наименование одного аппарата на бумаге сменялось другим, глаза врачей медленно лезли на лоб. Управляющий с ещё большим интересом следил не за мной, а за гостями. На меня он внимания вообще не обращал, подозревая, что опять выдам что–то необычное.

— Но откуда… вы… знаете такие подробности? — переводя взгляд то на полученный от меня листок со списком, то на меня, — удивлённо пробормотал Тимос.

— Даже особенности конкретных аппаратов некоторых фирм вместе с ценами указали, — озадаченно качая головой, поддержал совладельца второй врач.

— Именно эти особенности вам понадобятся, для освоения используемых мною методик, — пояснила врачам такой выбор оборудования. — А по поводу подробностей — всё есть в сети. Имея хорошую память, можно запомнить что угодно.

— Потрясающе, — ошарашенно буркнул Рейн, — а я признаться не поверил Тимосу, по поводу уникальной девочки.

— Имейте в виду, мне скоро идти в среднюю школу. Заниматься вашими проблемами я смогу только вечерами и по выходным, — напомнила я Тимосу.

— Даже если нам удастся вытаскивать с того света всего пару пациентов в неделю, это предел моих мечтаний, — грустно усмехнулся Тимос. — Сейчас нам удаётся лишь вытащить такое количество больных из трясины заболевания максимум на пару — тройку месяцев. Через это же время подавляющая часть возвращается к нам или уже никогда не возвращается в связи с безвременной кончиной. К нам в основном попадают безнадёжные случаи, от которых отказываются остальные клиники.

— Сколько сейчас у вас больных? — поинтересовалась я.

— Чуть больше двух десятков в стационаре и около шестидесяти временно вылеченных, — отчитался Тимос.

— Сейчас у нас проблемы с персоналом, — пожаловался Рейн. — Санитары, обслуживающие больных в городе, отказываются ездить каждый день за город. Даже охранники предпочли найти работу в черте города.

— С охранниками попробую помочь, — вспомнила я про законопослушного охранника клуба. Сомневаюсь, что после происшествия его оставят на месте. По инструкции он должен был доложить о происшествии начальству, а не действовать самостоятельно. К тому же есть у меня обоснованные предположения по поводу клуба. Скорее всего, он если и не принадлежит концерну производителей оружия, точнее семье Ористо, то как–то с ним связан. По оставленному охраннику электронному адресу мне сообщений не приходило, но его номер мобильника имелся в списке на стене в комнате охраны, а уж такие мелочи я запоминаю автоматически. Я попросила мобильник у Тимоса и набрала номер охранника.

— Ромус Вирото слушает, — раздался в трубке знакомый голос охранника.

— Насколько мне стало известно, работу вы потеряли, — понизив голос почти до шёпота, поинтересовалась я для подтверждения своих предположений.

— Откуда вам…? Впрочем…, я вспомнил ваш голос, — удивлённый голос подтвердил предположения. — Мне только после обеда передали благодарность от руководства, с небольшой денежной премией и уведомлением об увольнении.

— Недалеко от вашего клуба создаётся новое лечебное учреждение. Им нужна охрана, — я посмотрела на Тимоса, а тот показал три пальца. — Нужно три человека. Оплата будет на уровне столичной, поскольку медики переехали оттуда. Это номер мобильника хозяина заведения. Он в курсе и примет вас вместе с товарищами. Об остальном договаривайтесь с ним.

Сбросив соединение, я вернула телефон Тимосу.

— Ну, у вас и оперативность! — опять удивлённо покачал головой Тимос. — А что будем делать с остальным персоналом?

— Эту проблему я оставляю вам, — с иронией я посмотрела на врача. — Советую сесть за компьютер и полазить по сети. Насколько я понимаю, у вас теперь есть возможность обеспечить персонал личным жильём или хотя бы комнатами, поэтому рекомендую пригласить перспективных сотрудников из глубинки. Многие с удовольствием переберутся поближе к столице. Только при выборе персонала лучше посоветуйтесь со мной. Пришлите их данные по электронке. У меня есть способы проверить их совместимость с нашей фирмой до того, как они тут появятся.

— Не верю я в эти экстрасенсорные заморочки, — недовольно покачал головой Рейн.

— А кто вам говорит, что тут замешана экстрасенсорика, — наклонив голову, я с ехидной усмешкой смотрела на врача.

— Но–о–о…, как же тогда…? — удивился тот, непонимающе уставившись на меня.

— У вас есть жена и двое детей. С женой вы давно развелись, но детей обожаете. Не любите жирную пищу, но уважаете рыбку. Правый глаз у вас видит хуже левого. Залеченные трещины в рёбрах с правой стороны. Скорее всего, пострадали в автомобильной аварии. Ушиб правой почки постоянно провоцирует образование камней. Вам ещё что–то рассказать? — по мере перечисления мною фактов, глаза врача становились всё шире.

— Э–э–э…, — только и смог проблеять удивлённый доктор.

— Так тебе и надо, недоверчивый ты наш, — дружески похлопал его по плечу Тимос. — Я тебе не раз говорил, что девочка — уникум.

— Аура не совсем то, о чём так много пишут в сети. Это многослойная информация о человеке, являющаяся отражением его образа в подпространстве. Жаль, не так много людей способны с ней работать, — я туманно пояснила им свои выводы.

Попытки врачей расспросить меня на эту тему наткнулись на моё нежелание говорить об этом. Невозможно описать слепому словами то, что видит зрячий, если у слепого даже нет понятий, о чём ему говорят. Пообещала им попытаться кое–чему научить, если удастся хоть немного активировать их возможности, спящие в любом человеке. Обычным людям иногда удаётся получить доступ к самому верхнему слою ауры, но и этого уже достаточно для лечения.

В разговоре всплыла проблема моего скрытного посещения их лечебного учреждения. Что–то не хочется мне афишировать эту деятельность. Все предложенные варианты, после небольшого обсуждения, отбрасывались один за другим. Лечебница располагалась всего в паре километров от нашего дома, с другой стороны небольшой рощи. Хозяев на то поместье давно не находилось. Нормальную дорогу в своё время туда проложить хозяева не удосужились, а потом и самих хозяев не стало. Дети не собирались тратить деньги на дорогу и выставили дом на продажу. Покупатели, походив и покачав головами, тоже отказывались от покупки. Насколько мне известно, отец даже хотел вначале купить именно то поместье. Цена у него меньше, чем отец отдал за наш дом, а размеры построек и земельного участка в разы больше. Проблема в том, что если идти к тому поместью от трассы напрямую через рощу, то это всего три километра, а если строить дорогу в обход рощи, то все двадцать. Дорога будет стоить в десять раз дороже самого поместья.

После длительных обсуждений Том решил соединить приятное с полезным. Приятным стал договор на стоянку машин клиентов и сотрудников на землях нашего поместья, конечно, за соответствующую плату, идущую в наш карман. Полезным стала скрытая доставка меня на электрокарах в расположение лечебницы. Такие машинки смогут быстро доставлять сотрудников и посетителей по просеке в роще от нас до лечебницы. Разрешение на постройку прогулочных дорожек в роще получить гораздо проще, чем тратить силы и средства на строительство дороги. По прикидкам Тома, строительство прогулочной дорожки по уже имеющейся в роще просеке и покупка электрокаров обойдётся всего в двести тысяч. Такие деньги у врачей имелись, даже с учётом затрат на список выбранного мною оборудования и косметический ремонт обветшалых построек на территории поместья.

Врачи, довольные принятыми решениями, наконец, покинули наш дом. На такую быструю реализацию проекта лечебницы я не рассчитывала. Похоже, придётся каждый день ездить в школу из дома. Я найду, чем заняться в пути, да и мобильный компьютер можно приобрести и полазить по сети, во время поездки туда и обратно. Для простой работы с сетью мне вполне хватит канала мобильного телефона.

Мне недавно пришли интересные мысли по поводу ускорения ввода информации. Клацать клавиатурой при вводе информации, просчитанной заранее в разогнанном сознании, так утомительно. Сама я могу только придумать схему мозгового интерфейса, но сделать его точно не смогу. Хотя, у меня есть в подчинении электронщик. Озадачу его. Уж он–то точно знает, где можно заказать единичную вещь.

Мысль по поводу интерфейса меня захватила. Полночи проработала в ускорении. Никогда не пользовалась таким режимом столь долгое время. За состоянием тела следила очень тщательно. Все оказалось не так страшно, как думала. Основные энергетические затраты организм несёт именно на первичный разгон мозга и конечное торможение. Само мышление не несёт особых затрат в энергетике. К тому же я использовала не полный разгон мышления, и нагрузка на организм снизилась существенно.

В середине ночи, всё же пришлось основательно подчистить вчерашние запасы на кухне, но желудок справился. Я заметила, что интенсивные занятия в ускоренном режиме заставляют активнее перестраиваться и остальной организм. Проверку не стала откладывать в долгий ящик и провела стандартные тесты на скорость движения. Результаты меня несколько удивили. Оказалось, что подарок богини не так однозначен, как мне думалось вначале. Ускоренное мышление тянет за собой и ускорение остального организма. Последние тесты показали рост скорости распространения нервных импульсов почти в два раза. Это привело к увеличению скорости реакции обычных мышц тела, раза в полтора. Так что, несмотря на отсутствие магической подпитки развития тела, уровень моей физической подготовки приблизился к лучшим показателям магического мира моего старшего сознания. Сейчас ближний бой со мной представлял бы серьёзную опасность для многих подготовленных убийц из мира магии. Это радовало.

Результатом моих ночных бдений стала схема устройства для снятия биосигналов с определённых активных точек на голове, позволяющего заменить мышку и клавиатуру. Устройство должно достоверно распознавать в обычном и ускоренном режимах простые биосигналы мозга, такие как: плавная речь, сплошной текст, специальный набор управляющих команд и простейшая графика. До расшифровки целых образов я не дошла. Слишком сложный получался алгоритм распознавания. Таскать за собой парочку серверов, только для расшифровки визуальных картинок, что–то не хочется. Потом нужно будет подумать, как реализовать этот алгоритм по–другому.

Для интереса посчитала, сколько я прожила в виртуальном времени за эту ночь. Богиня знает, что дарить! Год! Я прожила почти год, решая проблему интерфейса. Это достижение подтолкнуло поток мыслей в одном интересном направлении, сулящем мне новые возможности, даже оценить которые я пока не в состоянии. На это богиня точно не рассчитывала. Интуиция подсказывала — погружаться опять надолго в ускорение сейчас было бы неправильным. Организм и так проработал длительное время с перегрузкой. Пришлось отложить интересные задачи на будущее и немного поспать.

Надежда на дневной отдых не оправдалась. Только и успела плотно позавтракать, как пожаловали новые гости. С двумя машинами охраны приехали подруги. И не сидится им дома!

Известия, принесённые ими, меня не обрадовали. Семейка Ористо от Сирены откупилась. Дело о похищении прекращено. Крайним в этой истории назначили Кайла, того охранника, которого я слегка отрихтовала в подвале клуба. Его подельника так и не нашли, но объявили в имперский розыск. Спрятаться ему теперь будет трудновато, если, конечно, его уже не спрятали на пару метров под землёй, в каком–нибудь укромном местечке.

Физиономия Сирены тоже не доставляла мне эстетического удовольствия. Никакой тональный крем не мог скрыть почерневшую половину лица подруги. Хорошо её приложили.

— Щека болит, так что разговаривать трудно, — пожаловалась мне Сирена, усевшись вместе с подругой на гостевой диванчик в моей комнате.

— Зачем тогда сюда ехала? — усмехнулась я, задавая этот риторический вопрос. По собственному опыту знала, что любая боль прекращает донимать, если переключиться на другую проблему.

— Дома скучно, а с такой рожей никуда не выберешься, — отмахнулась она.

— И что я такая добрая? — притворно вздохнула я. — Придётся помочь твоему горю. Иди, устраивайся поудобнее на моей кровати! Сейчас будем тебя лечить.

Сирена перебазировалась на указанное место и улеглась на кровать.

— Нет уж, нет уж, лечить через одежду не очень удобно, — недовольно проворчала я, стягивая с гостьи её одежду. К сожалению, я сейчас не маг, а одежда, имея собственную ауру и следы от соприкосновения с аурами других людей, лечению будет мешать. Хаос основательно поработал над телами людей в этой вселенной. Активные точки разбросаны по всему телу. Подавив слабое сопротивление брыкающейся подруги, стянула с неё остатки одежды.

Приказав ей закрыть глаза, чтобы не пугалась большого количества иголок, которые нужно воткнуть в её тело, чтобы ускорить регенерацию, я приступила к лечению. Вот только пришлось опять быстро перейти в ускорение. Обнаружилась удивительная вещь. Аура девушки сильно изменилась с момента нашей первой встречи. Кое–какие области обрели довольно приличную плотность. Где–то я уже видела подобные образования в ауре. Память у меня хорошая, точнее, я вообще ничего не забываю. К тому же знакомая аура находилась на расстоянии вытянутой руки, рядом с моей кроватью. Ауры Сирены и Ойлы обладали схожими плотными образованиями почти в одних и тех же местах.

Вариантов объяснения у меня существовало не так много, точнее вообще единственное. Одинаковые, более плотные структуры в аурах могут образовываться только в одном случае — когда эти ауры принадлежат потенциальным магам. Значит, в областях хаоса тоже могут существовать маги и магия. К сожалению, я не могла стать магом. К магическим способностям ещё необходимы каналы связи с сознанием, а как раз их–то и потеряло моё старшее сознание на ритуальном алтаре в магическом мире. Именно поэтому магия напрямую не действовала на бывшего мага жизни.

Несмотря на печаль по своим, безвозвратно потерянным магическим возможностям, пришло понимание возможности магии вообще, хотя бы не для меня, а для этих девочек. Все знания по магии надёжно хранились в нашей общей с духом памяти. Магом я не стану, но учителем магов стать вполне возможно. Магические потоки я‑то вижу, и поправить все ошибки учеников для меня ничего не стоит. К тому же возможность создания с их помощью таких вкусняшек, как магические амулеты, дорогого стоит.

Программу лечения Сирены пришлось срочно менять, да и уточнить кое–что стоило. Активация магических способностей у людей всегда происходила спонтанно. Даже маги из бывшего магического мира духа не могли заранее определить, будет ли тот или иной человек магом. Какой–то толчок внешних обстоятельств, активировал лавинообразное изменение в ауре, с образованием магических каналов. В этом мире каналы заменялись более плотными сгустками ауры, но от этого они не переставали быть проводниками магической энергии.

— Ойла, признавайся, что с тобой произошло необычного в детстве? — выныривая из ускорения, повернулась я к подруге, с интересом следившей за моими приготовлениями к лечению Сирены.

— Да вроде ничего необычного, — пожала плечами та. — Разве что один раз чуть не утонула в собственном бассейне. Отец вовремя заметил, что я пошла ко дну, вытащил меня и откачал, не вызывая медиков. Я после этого год к бассейну подходить боялась.

Похоже, магические возможности подруг пробудились в стрессовой ситуации. Теперь бы узнать за какие стихии отвечают те или иные уплотнения в местных аурах. Придётся провести кучу экспериментов и помучить подруг. Как проводится привязка магических каналов к сознанию, я прекрасно знала из памяти мага. Проблема в том, что мне придётся делать такую привязку только с помощью активных энергетических точек на теле. Без магии это достаточно длительная и очень болезненная процедура. Растянуть её по времени не получится. Прожигание энергетических мостов между магическими каналами и сознанием можно сравнить только с протыканием тела раскалённой спицей, разве что мгновенно и без последствий.

— Значит так подруга, — повернулась я к лежащей на кровати Сирене, — есть два варианта лечения. Первый — быстрый и почти безболезненный. Залечиваю тебе мордашку, и на этом сеанс заканчивается. Второй — длительный и очень болезненный. Активируем тебе внутренние защитные силы, и со временем подобные повреждения ты будешь легко лечить сама.

— Э–э–э…., а насколько длительный? — с опаской протянула подруга, искоса поглядывая на тонкие иглы, разложенные мной на столике, стоящем рядом с кроватью.

— Полчаса…, час, думаю, в это время уложусь, — оглядывая ауру и тело пациентки, и прикинув объём работ, отозвалась я.

— Не люблю боль, — поморщилась Сирена, — но возможность быстро и притом самостоятельно избавляться от таких украшений — слишком соблазнительна, — она с недовольством потрогала потемневшую и опухшую половину лица.

— Не переживай! — ободряюще улыбнулась я. — Боли будут хоть и сильными, но кратковременными.

Взяв иголку, я воткнула её в один из болевых центров на теле пациентки.

— О-ох…, — вздрогнула от неожиданности Сирена. — Бо–о–ольно!

— Ну, сейчас же уже не больно, — с усмешкой я хлопнула её по голому животу.

— Чёрт с тобой! Тыкай меня своими пыточными инструментами, пока я не передумала, — с грустью в голосе пробормотала Сирена. — Буду терпеть!

По ауре у неё бежали волны страха и ожидания боли, но и доля определённого упорства здесь тоже присутствовала.

— Тогда терпи! Людоедка Синта приступает к приготовлению будущей трапезы, — усмехнулась я, набирая в ладонь с десяток иголок и подсаживаясь на кровати поближе к телу пациентки.

Изучение реакции активных точек на воздействие иглами много времени не заняло и боли Сирене почти не причинило. Проверку я сделала на всякий случай, чтобы не ошибиться случайно. Активные точки оказались на тех же местах, что и у меня, и связаны они с теми же участками сознания. Себя я изучила вполне достаточно, чтобы долго не мучить пациентку. Следующий этап — этап создания энергетических мостов занял минут сорок и отличался достаточной болезненностью. Пришлось даже воткнуть в рот Сирене полотенце, чтобы она своими воплями не вызвала переполох в доме.

— Всё, — тяжело выдохнула я, стирая пот со лба и вытаскивая последнюю иглу из тела жертвы.

— Слава богу! Чтобы я ещё раз согласилась на такую экзекуцию, да никогда в жизни, — приглушённо прошипела Сирена, с трудом приподнимаясь с кровати.

— А синяка–то нет, — удивилась Ойла, разглядывая лицо подруги. До этого она неотрывно следила за моими манипуляциями над её телом.

— Да…, а куда же он делся? — метнулась Сирена к зеркалу на столике рядом с кроватью.

Рассмотрев свою обновлённую физиономию со всех сторон, она уставилась на меня.

— Это что, я теперь смогу сама убирать такие украшения?

— Сможешь, — устало кивнула я. Иногда приходилось опять переходить в ускоренный режим. Последовательность уколов требовала невероятной скорости. В обычном состоянии её поддерживать не удавалось. — Как вы посмотрите на то, чтобы подкрепиться? Что–то я сегодня вымоталась с этим лечением.

— Хочу есть, — обнаружила у себя сходное желание Сирена. — Нет! Не так! Хочу жрать!

Её организм затратил колоссальное количество энергии для создания энергетических мостов между аурой и сознанием, и требовал компенсации. Принудительное подхлёстывание регенерации тоже сожгло немало ресурсов организма. Быстро одев Сирену, мы всей компанией нагрянули на кухню. Наш семейный повар пришёл в ужас, когда мы оккупировали свободный стол и сгрузили туда всё съедобное из холодильника и близлежащих кастрюлек.

— Девочки хотят кушать, — прокомментировала я ему это эпохальное событие. Ждать когда накроют стол в столовой, просто не было сил. Мы с Сиреной скоро основательно почистили стол, пытаясь насытить доступной энергией наши телесные оболочки.

— Ну…, вы… и жрёте! — удивлённо качая головой, Ойла осмотрела учинённое нами опустошение среди продуктов. — К прожорливой Синте, добавилась прожорливая Сирена. Хана домашним съестным запасам!

— Хозяйка и раньше отличалась хорошим аппетитом, — проворчал недовольный повар. Он не одобрял такие мои прошлые набеги на его вотчину.

— Мне даже завидно стало! Так наедаться и при этом идеально выглядеть, — Ойла с завистью рассматривала наши с Сиреной довольные физиономии.

— А тебе кто мешает, поправить аппетит? — довольно поглаживая слегка выпирающий живот, хитро улыбнулась Сирена.

— Потерпеть издевательства Синты и больше не задумываться о сохранении фигуры? Заманчивая мысль, — задумчиво уставилась на меня Ойла, переваривая поступившее предложение. — Надеюсь, вы мне в рот запихаете другое полотенце. Старое Сирена уже достаточно изжевала.

Повар с подозрением оглядел нашу троицу.

Боюсь, окончательное решение подруги будет не в мою пользу, и придётся провести сегодня ещё одну операцию инициации мага. Я с удивлением почувствовала, что силы после обильной трапезы восстанавливаются несколько быстрее, чем обычно. Долговременное и частое пребывание в режиме ускорения прорвало некоторую плотину. Похоже, частые тренировки в таком режиме могут привести к скачкообразным прорывам в развитии возможностей тела. Сил для проведения ещё одной инициации у меня точно хватит, тем более подходящий алгоритм я нащупала, работая над телом Сирены.

Мы с подругами, оставив повару разорённую кухню, опять удалились в мою комнату.

— Нам бы через часик пожрать основательно, — бросила я повару напоследок, приведя его в полное замешательство.

В процессе новой операции заодно решила проверить одну интересную теорию. В памяти мага имелся вычитанный в одной из старинных книг подготовки убийц вариант перекачки энергии напрямую между аурами. Маги жизни о нём даже не знали. Они могли убить или оживить человека и более простым способом. Мне сейчас такие способы оказались недоступны. Хорошо, постель у меня широкая, все втроём мы на ней прекрасно поместились. Иглы пришлось втыкать всем, в том числе и себе, чтобы активизировать энергетические узлы тела, связанные с аурой. Если мы с Сиреной обзавелись всего десятком иголок, то Ойлу, как и раньше Сирену, я утыкала основательно.

Новое полотенце понадобилось только ей. Десяток болезненных уколов мы с Сиреной перенесли и так. Старая книга не обманула. Если носители аур находятся рядом, то при определённой активации образуется общий энергетический мост между аурами и телами. Мне даже удалось немного перераспределить болевую нагрузку Ойлы по нашим телам. Операция дала определённую пользу и Сирене. Её организм стал быстрее преобразовывать пищу в необходимую нам энергию. Для меня польза оказалась ещё больше. Моя старшая половина сознания ощутила уже давно позабытое соприкосновение с магией. Сознания подруг стали некими костылями для возможности оперирования магическими потоками. Такой эффект открывал для нас очень широкие возможности в освоении магии. В таком режиме можно использовать кое–какие приёмы из арсенала мага.

Несмотря на то, что нагрузка на меня в этот день легла почти предельная, и вымоталась я основательно, результаты меня очень порадовали.

Опустошив приготовленные поваром для нашего обеда запасы провизии, мы втроём снова завалились на мою кровать. Даже желания двигаться не было. Наши организмы переключились в режим накопления и преобразования энергии. Отключились мы очень качественно и пришли в себя только к вечеру. По крайней мере, подруги, уже не шатаясь и вполне осмысленно, добрались до машин охраны и загрузились в них. Задержку на ночь даже у подруги, после недавнего похищения, родители вряд ли одобрят. Я тоже ничем заниматься не стала, решив, что длительный сон — лучшая помощь организму.

Глава 7. Вопросы без ответа

Разговор по телефону.

— Толин, ты, как и всегда, оказался прав.

— Куртис, не тяни, расскажи, что получилось. Я от своей ничего не добился. Она только и смогла, что добраться до спальни. Ждать до утра, сил нет.

— Сирена, тоже приехала какая–то заморенная, но синяка на лице у неё больше нет. Личный врач осмотрел её перед сном. Он мне сказал, что если бы не видел девочку утром, то чужим словам о синяке и сотрясении мозга просто бы не поверил. Дочь абсолютно здорова. Он, конечно, зафиксировал всё в её карте здоровья, но дальше эти сведения не утекут. Мне вот интересно! Откуда ты это мог знать?

— Интуиция, Куртис, моя хвалёная интуиция!

— Значит, ты больше ничего не знаешь?

— А что я ещё должен знать?!

— Отпустив дочь утром, я дал задание начальнику своей службы безопасности— собрать последние данные по семье Тима Кроя. Интересные вещи всплыли!

— Слушай, Куртис! Бросай свои журналистские замашки. Не тяни кота за хвост! Когда–нибудь ты меня выведешь и получишь по морде, наглой медийной морде.

— Ладно, не нервничай! Дам только факты. Мои аналитики из компании не смогли сделать окончательных выводов из них, так что знаем мы далеко не всё. Кое–кто из знакомых видел у Тима золотую карту казино «Звезда», и это при том, что он там не появлялся с момента отречения от него семьи. Дочь Тима— Синта ходит в это казино, как к себе домой. Заметь, не только в детский игровой зал, но и к директору, который стелется перед ней, как коврик. Опять же есть сведения, что она поднимается куда–то на верхние этажи, только не в игровые залы. Сам понимаешь, так просто казино для посторонних свои двери не распахивает. Ну и напоследок! Неделю назад лечебница для проблемных алкоголиков и наркоманов переехала в усадьбу, расположенную рядом с усадьбой Кроев. Заметь! Доктора купили неликвидную недвижимость, которая висела на рынке мёртвым активом больше тридцати лет. Нормальной дороги туда нет. Строительство обойдётся на порядок больше цены самой усадьбы, и это при условии, что им вообще разрешат что–то строить в заповедной зоне. Тишину и покой для пациентов они, конечно, обеспечили, но какой ценой. Либо я что–то не понимаю, либо у них имелась очень веская причина так поступить. Теперь изюминка, до которой безопасники докопались случайно! Врачи образовали совместную лечебную фирму. Ты просто не поверишь, с кем!

— Слушай, Куртис, ты точно допросишься!

— Береги нервы, уже почти конец истории. В совет фирмы вошёл новый управляющий имения Кроев. Кстати, старого недавно посадили. Поскольку там замешана имперская безопасность, нас вежливо попросили не копать это дело. Да, и напоследок! Тот же самый управляющий зарегистрировал на себя медийную фирму. Очень разносторонний молодой человек. Особенно если учесть, что появился он у Кроев недавно, приходится братом молодой жене Тима, а фирмы зарегистрированы в течение одной недели. Теперь добавь в этот котёл похищение, спасение и лечение моей дочери. Аналитики мозги себе вывернули, но фактов мало, а логических цепочек из них можно выстроить достаточно большое количество.

— Куртис, я же тебя знаю, как облупленного! Ты что–то припрятал напоследок.

— Линия шифруется?

— Как обычно.

— Безопасники, проверив доступные снимки со свадьбы Тима Кроя, обнаружили внешнее наблюдение за ним и его женой со стороны имперской службы безопасности.

— Интересно, следили и за домом, или только за ними?

— В том–то и дело, что только за ними. Когда Тим с женой уехали в свадебное путешествие, наблюдение за домом сняли. Мои люди обошли все близлежащие дома по дороге и узнали, что молчаливые незнакомцы постоянно снимают комнаты за городом, вблизи поместья, только на время приезда Тима из командировок.

— Ну и клубочек ты тут навертел. Немудрено мозги вывернуть.

— Запрещать Сирене посещать подругу я не буду. Мне интересно узнать, какие силы крутятся вокруг Кроев. К тому же дочь Тима очень положительно на неё влияет. После знакомства с ней Сирена почти перестала без толку бегать по клубам. Да и спасли её тоже люди, связанные с Кроями. Посмотрим, что будет дальше.

— Знаешь, Куртис! Интуиция мне говорит, что мы очень удивимся.

— В этот раз, я даже без интуиции с тобой согласен. Мой чувствительный журналистский нюх говорит о том же.


Сон помог восстановить силы. Утром я, свеженькая как огурчик, провела обычную тренировку. Похоже, мне удалось перехватить у подруг и усвоить толику их магических сил. Я даже заметила, что обычные упражнения по управлению внутренней силой дались мне значительно легче, чем обычно. Как и следовало ожидать, подруги примчались с эскортом охраны сразу после завтрака. Моя детская комната для игр пока вполне подходила для тренировок будущих магов. Обычно, в магическом мире моего старшего сознания освоение магии у адептов занимало не меньше четырёх лет. Первый год обучающийся числился учеником мага. Следующие три года— подмастерьем. После четырёх лет проводился первый экзамен на звание мага. Из–за различных способностей некоторые осваивали профессию мага несколько быстрее, а некоторые— так и оставались подмастерьями всю жизнь, хотя и могли предпринимать попытки сдать экзамен мага раз в два года. Мне кажется, у девочек вполне приличные способности. Теперь надо определиться к каким стихиям эти способности относятся. Определить на глаз, по ауре, я это не могла. Слишком отличаются местные ауры от мне известных. Придётся пробовать всего понемногу. Во время ученичества это вполне типичная ситуация. Как раз в это время идёт разработка магических каналов, и сознание обучается ими управлять. Усилятся именно те каналы, к которым сознание получает наибольший доступ.

Тренировки с девочками сразу не заладились. Они не жили в магическом мире, где даже обычные люди знакомы с основами работы сознания по управлению магией. Объяснить на словах, что от них требуется, не получалось. Я из памяти мага знала, как это происходит, поэтому легко научилась управлять своим телом и сознанием. Наблюдая за мучениями подруг, при попытках настроиться на простейшую медитацию, перебрала все возможные варианты ускорения обучения. Самым оптимальным оказался вариант постройки энергетического моста между нашими аурами. Придётся опять воспользоваться иголками для активации соответствующих центров в теле.

На вопли подруг о слишком болезненной процедуре, пригрозила прекратить их обучение. Сразу стали как шёлковые. А ведь я им даже про магию ничего пока не рассказывала. Им и так хотелось овладеть управлением телом и сознанием на более высоком уровне. Заставив их раздеться, установила иглы в нужные точки. Постройка моста сопровождалась болезненными охами и ахами, но прошла удачно. И чего корчиться, не такая уж сильная боль, к тому же кратковременная. Терпеть можно!

Теперь учёба пошла веселее. Их состояние надёжно контролировалось мною через энергомост. Чувства и ощущения, нужные для овладения контролем над сознанием, мне удалось транслировать им от себя. Для лучшего запоминания использовала методики гипноза. Пока без этого не обойтись. Как только удастся снять с подруг многочисленные блокировки сознания, гипноз не понадобится. Они сами смогут управлять сознанием, а значит и собственной памятью. До моего уровня им не добраться, всё же мне сознание богиня чистила, а вот до способностей сознания обычного мага они доберутся гораздо быстрее. Срок ученичества может сильно сократиться, так как они будут использовать мой опыт, наработанный за время экспериментов с собственным телом.

К сожалению, тела у них слабенькие, и энергетика пока такая же дохлая. Сил у девочек хватило только до обеда. Немного потренируются, я им перестройку тел запущу. Я вытащила из тел иглы, разорвав мост. Одевшись, мы направились восстанавливать энергетику.

Повару я заранее заказала обильный обед. Он знал, как я жру после тренировок, и заготовил для всех нас тройные порции. После обеда подруги уже отключались на ходу, так их клонило в сон. Организм старался как можно быстрее восстановить потраченную энергию, переваривая обильный обед. Охрана загрузила их в машины и повезла домой. Как ни странно, меня тоже клонило в сон. То ли с непривычки опять перегрузилась живительной магической энергией, то ли сказалось обратное воздействие моста. В связанном состоянии аур мы являлись как бы единым организмом.

Небольшой послеобеденный сон благотворно сказался на организме. Вечер я потратила на изучение различной информации в инфосети.

Три дня мы упорно тренировались таким образом. Девочки после тренировок чувствовали себя всё лучше и лучше. С моей помощью управление сознанием и подсознанием давалось им намного легче, чем в бытность моего старшего сознания учеником мага.

На четвёртый день отдохнуть после обеда нам не дали. Позвонил Эрих Корт и попросил срочно приехать. У него возникла проблема на детском уровне казино. По телефону он ничего объяснять не стал. Чувствовала я себя вполне терпимо, так что согласилась приехать. Своё особое положение в казино надо отрабатывать. Никуда от этого не денешься, договор заключён.

Подруги хотя и устали, но по сравнению с предыдущими днями выглядели вполне терпимо и напросились в казино со мной. Возражений у меня не было, тем более пока доедем, будет время отоспаться в машине.

Ехать пришлось всем вместе на заднем сидении нашего семейного монстра. Кресла там откидывались, превращая заднюю часть салона в отличную кровать. Марин, сидевший за рулём монстра, машину не гнал. За полтора часа, пока добирались до места, хорошо отдохнули и восстановились. Я спала вместе с подругами. Силы лишними не бывают.

Марин остановил монстра прямо у дверей казино. Охранник поднялся с переднего сидения и услужливо открыл нам дверь. Выйдя из машины, я подождала подруг. Вот тут интуиция завопила, как резаная. К таким воплям собственного подсознания стоило прислушаться и, не раздумывая, я плюхнулась на землю. В дверях казино, на уровне моей головы, появилась красивая, маленькая дырочка, из–за трещин в стекле похожая на футуристический цветок. Свиста пули я не слышала, поскольку мгновенно перешла в ускоренный режим. Крутанувшись на земле, я подбила ноги подруг, завалив их под корпус монстра.

Охранник, открывавший нам дверь машины, выхватил из подмышечной кобуры пистолет и развернулся в сторону стрелка. Отец нанял классных охранников. Этот быстро определил направление, откуда стреляют, что ему не очень–то помогло. Очередной выстрел снайпера отбросил его к стене казино, рядом с дверью. Аккуратный фонтанчик штукатурки, образовавшийся на стене при попадании туда пули, дополнил информацию для расчётов. Два выстрела противника позволили мне определить точную траекторию движения пуль. В ускоренном режиме думаешь очень быстро. Окружающую обстановку я мельком видела, выходя из машины. Этого оказалось вполне достаточно для определения места расположения противника. Стрелок находился на другой стороне улицы, в припаркованном автомобиле. Судя по тому, что пуля, как картон, пробила бронежилет охранника, стрелок пользовался какими–то специальными мощными патронами. Корпус монстра в этом случае мог нас и не защитить.

Пришлось действовать. Быстрый перекат в сторону охранника. Хватаю выпавший из его руки пистолет. Делаю пару выстрелов в сторону снайпера, специальным напряжением мышц гася отдачу, и опять перекатом прячусь за машину, оставляя пистолет на старом месте. За те доли секунды, пока я вертелась на глазах снайпера, он не успел среагировать, а после моих выстрелов для него стало уже поздно на что–то реагировать. С включённой интуицией, для меня промахнуться по известной, почти не двигающейся цели, нереально.

Остальная наша охрана сработала оперативно и очень профессионально. Лишней беспорядочной стрельбы они не открывали. Кругом по тротуарам ходила куча народа, который даже не успел понять, что произошло рядом. Быстро просочившись между машинами на стоянке, охранники добрались до автомобиля снайпера. В машине он оказался один. Дальше я развязки событий ждать не стала. Подхватив, уже поднимавшихся с асфальта подруг, я быстренько втащила их через вращающиеся двери казино. Кто его знает, может где–то есть ещё снайпер, хотя в это не верилось. Интуиция успокоилась, значит с проблемой покончено. Мы успели проскочить в казино до того, как толпа охранников ринулась наружу, реагируя на услышанные ранее выстрелы и разбитое стекло на входной двери.

— Что это там случилось?— неожиданным вопросом встретил меня директор казино, оказавшийся в холле.

Со встречей он прокололся. Для меня стало понятно, чей второй профессиональный маячок стоял на нашей машине. Даже увидев подъезд моего монстра по камере наблюдения, директор не успел бы пройти расстояние от кабинета до входа. Он знал о приближении машины задолго до её появления у входа. Предположение, что это он подослал снайпера, я отмела, как маловероятное. Незачем ему от меня избавляться. Дальше ломать голову по поводу снайпера я пока не собиралась. Полиция и соответствующие службы сами разберутся.

— Какой–то идиот открыл стрельбу на улице. Нашего охранника случайно подстрелил. Вы уж дайте команду своим людям, чтобы помогли парню. Ранение у него сквозное, несколько выше сердца. Мне кажется, основные органы не задеты,— как ни в чём не бывало, отчиталась я, заодно пояснив свои действия для подруг.

— Идиот, значит, — подозрительно поглядывая на меня, пробормотал директор. Недовольно тряхнув головой, не обращая внимания на стоявших рядом моих подруг, он продолжил:

— С этим идиотом мы разберёмся. К тебе большая просьба. Вот–вот начнутся детские соревнования в стрелковой секции зала. Нужно выбить в первом же туре этого идиота Морта Ористо. Я просил его не участвовать в соревнованиях. Он уже профессиональный стрелок, не один день проторчавший в стрелковом клубе. Дважды он выигрывал главный приз соревнований — достаточно. Нам желательно, чтобы как можно больше детей участвовало в соревнованиях. Мы имеем на них хорошую рекламу нашего заведения. Какая может быть реклама, если всё равно выиграет профессионал. Тебе, кстати, тоже выигрывать не стоит.

— Задача поставлена. Пошла на подвиги,— насмешливо кивнула я. Опять подхватив подруг за руки, я потащила их дальше. К сожалению, дальше рамки металлоискателя продвинуться не удалось. Верещал он на меня, как резаный. Пришлось привычно разоружаться. Подруги впервые увидели часть моего арсенала и их, в очередной раз по отношению ко мне, накрыло неподдельное удивление.

— Только два вопроса,— уставилась на меня Ойла, когда мы вошли в детский игровой зал.— Зачем тебе такой арсенал холодного оружия? Что произошло у входа?

Я не отвечала. Мои глаза искали богатенького засранца, который вполне мог меня заказать. В стрелковой секции стояла очень приличная толпа детей, но Морт меня с подругами сразу заметил и повёл себя совсем не так, как я ожидала. Этот … обрадовался. Аура чётко показывала радость и злость. Моя теория по поводу заказа с треском провалилась. Парень, по крайней мере, напрямую, не имел никакого отношения к снайперу.

— Всего только два вопроса?— повернулась я к Ойле.

— Два самых интересных на данный момент,— уточнила та.

— Если по первому коротко, то меня тоже, как и Сирену, уже похищали. Так что лучше я похожу вооружённой и больше не буду попадать в такую ситуацию. По второму, примерный ответ вы уже слышали. Какой–то идиот решил пострелять у входа в казино, и наша охрана его, наверное, пристрелила. Вас я аккуратно уронила, чтобы случайные пули не задели. Мне показалось, когда мы проскользнули в двери, для этого идиота уже всё кончено. Ну и напоследок, чтобы прояснить ситуацию— у меня договор с казино. Я помогаю им, а они помогают мне в одном интересном начинании. Если хотите, потом поговорим на эту тему. Некоторое время я буду занята.

В сопровождении подруг я прорвалась к главному судье и зарегистрировалась участницей. Девочки от меня не отставали и тоже изъявили желание пострелять. Как я и предполагала, вроде бы случайная, а на самом деле подтасованная жеребьёвка, свела меня с Мортом. Игровые правила оказались несложными. На время надо отстрелять десяток электронных противников и потом виртуально сойтись в поединке с соперником. В зависимости от скорости расстрела виртуальных врагов, игроку начислялись патроны для боя с соперником.

С виртуалами я провозилась кучу времени, так что мне начислили всего два патрона. По окрашенной в цвета радости ауре соперника, стоявшего за соседним игровым автоматом, стало понятно, что болельщики донесли ему информацию о неудачном начале моей игры. С моей же точки зрения, количество патронов у противника не имело особого значения. Шансов я ему не оставила. Выстрел с запредельной дистанции отправил его виртуального аватара на тот свет. Даже с учётом того, что игровой компьютер учитывал реальный разброс попаданий пуль от данного пистолета на любой дистанции, мне хватало собственной интуиции, чтобы не промахнуться с первого раза. Всё выглядело так, как будто мелкая девчонка случайным выстрелом, с первого раза, выбила из соревнований фаворита.

Меня прямо согрели синие цвета разочарования, окутавшие ауру парня. Зашвырнув в порыве злости куда–то в угол электронные пистолеты, под неодобрительный гул зрителей, он быстро покинул игровой зал. Следующему противнику я проиграла по ранениям. Он трижды меня поразил некритично, а я на его шкуре поставила только две таких кляксы. Ойла выбыла вместе со мной в одном туре. Сирена меня удивила. Она дошла до полуфинала и даже заняла третье место. Реальной стрельбой она вряд ли занималась, а вот на игровых автоматах стреляла отлично.

Задание директора я выполнила. Из присутствующих детей никто раньше не видел, как я стреляю. Так что специально подстроенной ситуации никто не заметил.

— Кто–то обещал нам рассказать об интересном начинании,— напомнила мне Сирена, с удовольствием играя в руках с мешочком игровых жетонов, доставшихся ей за третье место. Взяв с подруг самую страшную клятву, я рассказала им про медиастудию, в очередной раз, вогнав их в состояние удивления. Себе я сделала заметку по поводу клятвы. Когда мы в очередной раз объединимся энергетическим мостом, надо закрепить её магическим образом. Думаю, денёк они сумеют потерпеть и никому не скажут про студию. Сегодня я их туда не повела. Нечего мешать рабочему процессу. Время, отведённое мною на обработку песни, подходило к концу. Вот создадут подчинённые окончательный вариант, тогда вместе и послушаем.

Играть уже не хотелось, да и время близилось к вечеру, а мы так нормально и не отдохнули после тренировки. Попрощавшись, мы разбежались по своим машинам, и охрана доставила нас домой.


Разговор в кабинете директора казино.

— Ну и какого… ты меня вызвал?— недовольно бурчал Алой, усаживаясь в обычное кресло для посетителей.

— Следую вашим настоятельным советам,— загадочно улыбнулся Эрих Корт.

— Это когда я советовал вызывать начальника к подчинённому? Что–то не припомню, — удивлённо приподнял бровь Алой.

— Как же вы могли забыть свои наставления по поводу недоверия к современным каналам связи, — удручённо покачал головой Эрих.

Он повернул к начальнику собственный большой монитор на столе.

— Опять шалости подчинённых решил показать?

Лицо Алоя расплылось в довольной улыбке. Постоянные напоминания подчинённым о секретности давали положительный эффект. За всё время его руководства профсоюзом наблюдались только единичные случаи утечки информации, да и то не по вине самого персонала.

— Кое–что гораздо интереснее,— довольно ухмыльнулся Эрих.— Показываю первый ролик. Мне достался он случайно. Сработала служба наблюдения, точнее один из её сотрудников, который обратил внимание на слухи о цирковых трюках одной необычной машины на выезде из столицы.

Приносить начальнику хорошие вести ему нравилось, тем более, за этим обычно следовало хорошее поощрение.

Алой молча просмотрел ролик отвратительного качества, снятый одной из уличных камер наблюдения, где большой автомобиль, резко маневрируя, обгоняет медленно ползущий поток автомобилей, балансируя на двух колёсах.

— Хороший трюкач за рулём. Надеюсь, ты взял его на заметку,— одобрительно хлопнул по столу Алой.

— Давно, — ухмыльнулся Эрих. — Это машина семьи Крой. В салоне кроме девочки, водителя, управляющего и двух охранников, больше никого не было. Насколько удалось получить информацию, ни один из взрослых не обладает такими навыками вождения.

— Она …? Сама девчонка…?— удивлённо откинулся на спинку кресла Алой, глядя в глаза директору казино.

— Точно, — кивком подтвердил тот. — Я дополнительно просмотрел запись её игр на игровом автомате. Там присутствует один такой эпизод. Скажу вам прямо, кое–кто из моих знакомых гонщиков сказал, что такое на тренажёре может получиться только случайно, поскольку на нём не чувствуется равновесие автомобиля. Виртуально на двух колёсах тогда девчонка продержалась шесть секунд, и это, практически не чувствуя автомобиля. На реальной дороге, судя по доступной нам записи, в таком положении автомобиль находился больше десяти секунд. Это только по доступной записи. Учитывая плотность потока машин на дороге и записи положения радиомаяка, машина лавировала в потоке, поворачиваясь с одного бока на другой с гораздо большей скоростью.

— Фантастика, — пробормотал Алой, наблюдая стоп–кадр со стоящей на двух колёсах машиной.

— Это только цветочки, теперь ягодки,— продолжал излучать радость директор казино. — Сегодня на девочку было совершено покушение. Стрелял почти профессиональный снайпер. Итог — девочка жива и выполнила моё небольшое задание, принеся нам только прямыми доходами больше полумиллиона империалов. Снайпер мёртв.

— Что–то я слышал сегодня в новостях по поводу перестрелки у дверей твоего казино. Охрана, кажется, уложила какого–то неадеквата, — задумался Алой.

— Посмотрите внимательно второй ролик,— посоветовал Эрих, запуская очередной просмотр.

Эта видеозапись с камеры наблюдения, возле казино, длилась меньше десяти секунд, но имела намного лучшее качество изображения.

— На камере изображение смазано, но вывод однозначен даже не специалисту— девчонка стреляла из пистолета телохранителя. Вот, пистолет на какое–то мгновение исчезает с асфальта в каком–то вихре, а вот, он опять оказывается на месте, — широко распахнув глаза от удивления, прокомментировал увиденное Алой.

— Мало того, — соглашаясь с выводом начальства, кивнул Эрих. — Мой начальник охраны, просмотрев запись, сказал, что девчонка двигалась с запредельной для обычного человека скоростью и стреляла в движении. Полиция уже провела предварительное расследование и необходимые анализы. Снайпер убит именно пулями из пистолета раненого охранника, но тот из–за ранения не помнил, как стрелял. Поразительным оказался и другой факт. Посмотрите внимательно. Вот, Синта с подругами вылезают из машины. Вот, они двигаются к двери. Теперь внимание! Синта начинает падение и только потом, через доли секунды, возникает отверстие в стекле входной двери. Мы просчитали все моменты по кадрам камеры и учли расстояние от снайпера до цели. Девочка начала падать ещё до того, как стрелок нажал на курок. Она почувствовала выстрел!

— Фантастика! — повторил Алой, прокручивая в голове возможные варианты объяснения таких событий.

— И в заключение, завершающий аккорд,— сложил руки на груди Эрих.— Две пули попали в голову снайпера через приоткрытое для стрельбы стекло в двери автомобиля, не повредив его. Первая пуля пробила прицел снайперской винтовки и засела в мозгу стрелка. Вторая— выбила ему второй глаз, прошла череп на вылет, выбила стекло второй двери и застряла в корпусе стоявшего рядом автомобиля. Два выстрела в глаз, в движении, с расстояния в полсотни метров, из пистолета, с которого ни разу не стреляла! Как вам такая подготовка? Это я не упоминаю, что отдача у пистолета совсем не детская.

— Она что — киборг из фантастических фильмов?— удивлённо уставился на подчинённого Алой.

— Я не знаю, кто она, но точно не киборг,— отрицательно покачал головой Эрих. — За определённую плату я достал результаты её обследования в больнице. Девочка каждый год проходит обследование в клинике, после того случая с похищением. В её теле нет никаких имплантов.

— Я уже ничего не понимаю,— потрясённо пробормотал Алой.— Если ты установишь, того, кто её учит, получишь премию, какую захочешь. Это же не девчонка, а универсальный солдат какой–то.

— Да, кстати, снайпер— это некто Эстин Олтор, второй похититель Сирены Лайсо, которого недавно объявили в имперский розыск. Боюсь, и спасение девочки не обошлось без моей молодой подопечной. Стрелок решил отомстить. Удрать или долго скрываться от имперской службы у него всё равно бы не получилось, а срок за организацию похищения ему светит очень приличный.

— Надеюсь, ты не показывал эти записи полиции? — внимательно посмотрел Алой на подчинённого.

— Как назло, входная камера в этот день не работала, — сначала скорчив виноватую физиономию, а затем, ухмыльнувшись, ответил тот.

— Премию ты уже заработал. Все значимые сведения по наблюдению за девчонкой мне немедленно на стол. Используй резервные каналы передачи информации. У меня такое чувство, что не мы одни охотимся за объектом, тренирующим девчонку. Не мог одинокий снайпер подготовить покушение на ученицу объекта. Тем более, полиция столицы редко допускает такие проколы с поиском опасного преступника.


Утро началось, как обычно, то есть нагрянули подруги, и мы в режиме энергетического моста активно потренировались. С иглами пришлось поработать. Пока девочки занимались только статической медитацией, те не мешали, а как только мы перешли к динамической, то есть к медитации в движении, дёргание игл стало доставлять сильную боль. Без игл создать мост у меня не получалось. Энергетика подруг пока слишком слаба, чтобы проводить какие–то магические манипуляции вне тела. Проблема исчезла, когда сделала изогнутые под прямым углом иголки. Игла одним кончиком втыкается в тело, а вторым намертво прихватывается к коже медицинским пластырем. Теперь они практически не ощущались в движении.

Несмотря на магическую подпитку по мосту, уставала я не меньше, чем подруги. Избавиться от ощущений подруг пока как–то не удавалось. Мост исправно транслировал не только энергию, но и состояние девочек. Так что после обеда я их не отпустила. Мы все вместе завалились поспать у меня в кровати, опять объединившись через мост. Моя память хранила много быстрых методик восстановления внутренних сил организма, так что через тот же мост я могла восстанавливать не только себя, но и подруг, пока они сами не научатся этим действиям. Производить какие–либо магические действия через подруг я пока не решалась. Внутренняя энергетика у них слабая. Пока не разовьём те самые, обнаруженные мною, магические зоны в аурах, о заклинаниях стоит забыть.

Восстановление через энергомост помогло. Мы проспали не больше получаса, а энергетика организмов восстановилась полностью. Усталости как не бывало. Провести эксперимент с дополнительными занятиями мне не удалось. Позвонил Симон и попросил приехать. Работу над песней они закончили. Приглашённая группа окончательно созрела, чтобы пойти под моё начало. Подруги напросились со мной. Им хотелось узнать, чем я в казино занимаюсь и для чего использую медиастудию. На Сирену у меня имелись определённые планы, так что отказывать им я не стала. По сравнению с магией, о которой они скоро кое–что узнают, мои местные дела по уровню не выходили за рамки детской игры.

Чтобы не терять времени на оформление пропуска девочкам, для прохода на технические этажи казино, послала директору их фотографии. Пока мы доберёмся, его служба безопасности всё оформит в лучшем виде.

С нами поехал и Том. Ему тоже хотелось послушать, что там сотворил Симон с компанией. При подъезде ко входу в казино я скользнула в транс. Побывать ещё раз в качестве мишени не хотелось. Жаль, в трансе нельзя далеко видеть, но и быть уверенной в безопасности ближайшего окружающего пространства— тоже очень неплохо. По крайней мере, бомбу мне на пути никто не заложит. Опасности я не заметила, а интуиция тихо спала, свернувшись где–то в подсознании.

Высадились мы у казино вполне спокойно. Большие начальники, похоже, накрутили охране хвосты за беспечность во вчерашнем инциденте, поэтому телохранители сначала заняли хорошие позиции и осмотрели местность, а только потом разрешили нам выходить. Пропуска для подруг нас уже ждали у стойки охраны. Я, под восторженными взглядами подруг, привычно разоружилась, и потом мы дружной толпой направились в студию, где нас с нетерпением встретил Симон, явно предупреждённый охраной о нашем приходе. Остальная группа тоже была в сборе, включая моего штатного поэта.

Рассадив всех по стульям и диванчикам, стоявшим у стен студии, Симон запустил на проигрывателе результат его недельной работы с музыкантами. Ну, что сказать. Поработали они отлично. На мою электронную основу очень качественно наложили другие звуки инструментов музыкальной группы и голос солистки. Результаты я прекрасно видела на лицах подруг и управляющего. Несмотря на то, что исходный вариант он слышал несколько раз, окончательный вариант слушался потрясающе. До магических мелодий эльфов песня немного не дотягивала, но большинство других произведений магического мира обошла бы легко.

— Госпожа Синта, группа просит принять её в полном составе в вашу фирму,— встав со стула и учтиво поклонившись, обратился ко мне Колин Эскадо, пока остальные слушатели пытались прийти в себя от потрясения.

— Том, — толкнула я в бок сидящего рядом со мной управляющего, пытаясь быстрее привести его в чувство,— а как вообще моя фирма называется?

— «Новый звук», — наконец, посмотрев на меня осмысленным взглядом, пробормотал он.

— Симон, как они себя показали?— перевела я взгляд на электронщика.

— Нормально! — улыбнулся тот. — Сработался я с ними хорошо. Результаты вы слышали. Считайте меня полным профаном в музыке, если эта штука через неделю не будет крутиться по всем каналам, а ребят не начнут приглашать на многочисленные концерты. Туск основательно поправил им остальные тексты песен, а по уровню исполнения они и так от других групп не сильно отличались. Госпожа, пару вставок из этой мелодии мы запихнули в их старые песни. По–другому добиться нужного воздействия на слушателей не получилось. Вы бы послушали их на досуге и исправили по своему усмотрению. Выступать только с одной идеальной песней как–то неприлично.

— Отлично! — я повернулась к Колину, с нетерпением ожидавшему ответа.— Вы принимаетесь!

Радостный рёв членов группы чуть меня не оглушил, окончательно приведя в себя остальных слушателей. Эффект от музыки превзошёл все мои ожидания. Неискушённые слушатели, в лице моих подруг, наглядно показали, что произойдёт с аудиторией.

— Госпожа Синта, — после радостного обнимания со вскочившими друзьями обратился ко мне Колин, — мы, как ни старались, так и не смогли самостоятельно проиграть вашу основу. Пришлось накладывать звучание своих инструментов поверх неё. Я сам делаю электронное звучание в наших композициях, но эта песня по–настоящему звучит только в том виде, в каком она есть сейчас. Незначительные отклонения в исполнении основы сразу делают мелодию не такой выразительной. Получается, что никакие импровизации в мелодии недопустимы?

— Как–нибудь позже я вам покажу пару трюков со звучанием,— усмехнулась я. У эльфов важен не столько сам одномоментный звук, сколько определённая их последовательность, воздействующая на мозг через звуковые каналы. Это не только прямое звуковое восприятие через органы слуха, но и воздействие низких частот через кожные покровы на активные точки тела. Поскольку скорость прохождения информации к сознанию по таким различным каналам неодинаковая, то и последовательность воздействия нужно настраивать определённым образом. Мне не хотелось это рассказывать при всех, тем более что в комнате имелась работающая аппаратура прослушки службы безопасности казино. Её я заметила, используя короткое трансовое состояние, ещё во время первого посещения студии. Моей открытой деятельности это никак не мешало, так что конфликтовать из–за этого с казино незачем.

— А не могли бы вы нам ещё что–нибудь сыграть, хотя бы наброски мелодии?— застенчиво попросила Лора— солистка музыкальной группы.

Задумчиво почесав щёку и перебрав в уме различные варианты мелодий, не требующих особой компьютерной обработки, подобрала простенькую, которую можно легко сыграть на синтезаторе. Почему бы не порадовать слушателей, отблагодарив за работу. Усевшись перед клавишами синтезатора и подогнав под себя высоту стула, сыграла одну короткую и тревожную мелодию.

Эффект я опять немного не рассчитала. Последние звуки уже давно замерли в помещении. Мелодия закончилась, а слушатели так и сидели с открытыми ртами и застывшим удивлением в глазах. Только Туск что–то лихорадочно строчил карандашом в блокноте.

— Бог ты мой! — наконец выдохнул Дем Торс — гитарист группы.— Да я чуть не усрался. Не будь светлых нот в конце— был бы конфуз. Госпожа Синта, в следующий раз предупреждайте, если будете играть нечто подобное.

— Думаю, у нас есть ещё один хит,— отмирая, пробормотал Том, заглядывая через плечо поэту, с уже отрешённым видом, сидящему с его другой стороны.

Я протянула руку мимо Тома и вытащила блокнот из замерших рук поэта.


ПРОРОЧЕСТВО


Тёмные силы сомкнулись над миром.

Дьявол толкает народы к войне.

Смерть собирается править здесь пиром.

Зависть и злоба царят на земле.


Зря надрываясь, пророчат пророки.

Слепа и глуха к предсказаньям толпа.

Забыты истории прежней уроки,

За что расплатиться придётся сполна.


Узнавшие разума зов единицы

Идите навстречу любви и добру,

Вам вечная сила тогда подчинится

И будет опорой в любую беду.


Когда твою спину любовь прикрывает

И звёздную силу даёт доброта,

Пусть даже ад на тебя нападает,

Победа с тобою прибудет всегда.


— А ничего, так, звучит,— заметила я, передавая блокнот Тому.

Через некоторое время путешествия по рукам блокнот вернулся к пришедшему в себя после трансового состояния поэту.

— Слушай Синта, а чего мы ещё о тебе не знаем? — удивлённо уставилась на меня Сирена.

— Вы то и о себе почти ничего не знаете,— улыбнулась я.

— Теперь главное — выйти с нашими песнями на приличный канал, — задумчиво постукивая по подлокотнику кресла, сказал Парс Этин — барабанщик группы.

— А вы упадите в ножки моей подруге,— кивнула я на Сирену.— У неё папа сделает это самым лучшим образом. Сам заработает и нас не обидит.

— Кто у вас папа? — заинтересовалась солистка Лора, переглянувшись с братом.

— Сирена Лайсо к вашим услугам,— широко улыбнулась подруга.

— И–и–к…, — послышался сдавленный звук со стороны гитариста Дема.

— Он у нас слишком впечатлительный,— неодобрительно глянул на него Колин.

— Если вы сейчас подарите мне эту запись, гарантирую, что люди папочки свяжутся с вами уже вечером. Я в его дела не лезу, но иногда помогаю. Даже моего скудного опыта достаточно, чтобы гарантировать для песни высокие рейтинги, а значит и хорошие доходы для компании отца,— предложила Сирена. Ничего подобного она раньше не слышала, скромно преуменьшая свою помощь отцу в оценке различных программ. К тому же она уже достаточно познакомилась с Синтой, чтобы предположить наличие в памяти у этой необычной девочки ещё не одной мелодии такого уровня. Это сулило огромные доходы медиаимперии её отца. Упускать такой шанс было бы диверсией по отношении к нему.

— Я сделал несколько копий результатов нашего творчества.

Симон протянул ей пару карт памяти с записью песен группы. Как он ни ругал оборудование студии, но в столице не так много студий такого уровня. Так что за результаты своей работы он был спокоен.

Договорившись с Симоном, что я на следующий день пришлю ему качественную запись сыгранной мною импровизации, для подготовки следующего шедевра, мы разбежались. Том остался оформлять приём членов группы в нашу фирму. В студии имелся прекрасный канал для выхода в инфосеть. Довольные девочки поехали к себе домой, а я к себе. Том потом вернётся на машине казино. В списке услуг такая услуга у них присутствовала.

Ойла тоже захапала себе у Симона одну карту памяти с записью. Мало того, она ещё и договорилась с Колиным, что первый официальный альбом группы с автографами всех членов группы, как первому постороннему слушателю, достанется ей.


Вечером в семье Лайсо.

— Отец, ты не возражаешь, если я включу послушать одну запись?— глядя на отца, заканчивающего ужин, поинтересовалась Сирена.

— Что–то интересное откопала у конкурентов, — кивнув, улыбнулся Куртис Лайсо, прекрасно зная, что такой взгляд у дочери бывает, только в том случае, когда она за него уже всё решила.

Сирена, довольно улыбаясь и предвкушая невероятное зрелище удивлённого отца, щёлкнула кнопкой на пульте дистанционного управления медиакомплексом.

В этот раз Куртис и угадал, и не угадал. Услышав только начало композиции, он завис, с поднесённой ко рту ложкой. Музыка уже давно отзвучала, а он так и сидел с поднятой рукой под впечатлением прослушанной композиции. Мелодия просто так не отпускала. Ничего подобного он в жизни не слышал. Это было что–то новое по силе воздействия.

— Где… ты … это откопала?— наконец прохрипел он пересохшим от волнения ртом, опуская руку с ложкой на стол. Продолжать есть, после того, что он услышал, было невозможно.

— Да так, знакомая подружка музыку пишет, — с довольной улыбкой наблюдая за отцом, сообщила Сирена.

— Знакомая подружка— это Синта! — сразу догадался отец.

— У неё небольшая фирма с музыкальной группой в штате. Это их первая работа. Извини, но я присвоила себе твои права, и обещала им от твоего имени эксклюзивный договор.

— А ты растёшь, дочка! Это не договор, это золотая жила. Насколько я знаю, а знаю я достаточно много, это что–то новое в музыке. Я даже знаю, где мы взорвём эту музыкальную бомбу.

Не закончив ужин, отец забрал у дочери карту памяти с записью и умчался ставить на уши своих менеджеров. Как и он, люди, с ним работающие, иногда не различали дня и ночи, но получали за это очень большие денежки. Сирена покачала головой и, надев наушники, отправилась слушать мелодию в очередной раз. Было в ней что–то завораживающее.


Разговор по телефону. (Голоса изменены шифратором).

— Что я узнаю? Какого … вы устроили покушение на объект? Вам заказывали похищение, а не убийство!

— Но госп….

— Ещё одно упоминание обо мне, и вам язык уже не понадобится.

— Никто не ожидал, таких событий. Объект споткнулся перед самым выстрелом, а потом случайные выстрелы телохранителя ликвидировали стрелка. Убийство изначально не планировалось. Объект должен был получить только ранение. Машина скорой помощи ждала в переулке. Никто бы не догадался, что машина не из больницы.

— Хорошо хоть стрелок больше не заговорит.

— Мы подстраховались! Даже если бы он заговорил, следствие пошло бы в другую сторону.

— У вас не больше двух дней. Если ничего не получится, аванс придётся вернуть, а работу временно отложить.

— Я понял. Сделаем всё возможное.

— И невозможное, мой друг, и невозможное.

Глава 8. Оборванная нить

Этой ночью я совсем не спала. Моя домашняя раковина открывается окончательно. Постоянно находиться в контролируемом пространстве я теперь не смогу. Придётся намного больше времени проводить вне дома. Да и недавнее непонятное покушение остро поставило вопрос о моей безопасности. К сожалению, интуиция хороша только перед самой опасностью. Её вполне хватает магам в мире старшего сознания. Здесь мир другой. Он намного быстрее и сложнее магического. Пульнули бы в меня из какого–нибудь оружия, помощнее— типа гранатомёта, и никакие мои возможности по регенерации не спасли бы. Собрать тело по кусочкам даже маги жизни, со всеми их способностями и заклинаниями, просто не в силах. Отразить только за счёт внутренних сил многочисленные попадания осколков, пуль или чего–то другого, мне точно не удастся. За счёт скорости мышления и короткого предвидения увернусь от парочки быстролетящих подарков, но это мой предел. Замедлять время, как делают некоторые маги пространства, я не умею.

Единственный вариант повышения собственной безопасности нашёлся только в предупреждении нападения. Это та же самая интуиция, только работающая гораздо раньше, постоянно, и контролирующая всё окружение. Перебор доступных мне вариантов решения такой проблемы выявил невозможность её решения обычными средствами. Нацепить на себя кучу всевозможных локаторов и центров, обрабатывающих поступающую от них информацию, я не могла. К тому же, даже такая система не даст высокой гарантии безопасности моего тела. Она будет работать сама по себе, отдельно от моего ускоренного мышления.

Решение только одно— использовать только то, что дала природа, но с применением дара богини. Решила строить в личном подсознании отдельный независимый сервер контроля. Об этом у меня уже мелькали мысли раньше, но я всё откладывала такую работу. Теперь время пришло. Маги жизни такого никогда не делали. Они могли сделать в подсознании книгу заклинаний, дневник или простейшего личного аватара — советника с прямым выходом на подсознание. Такой аватар— это своеобразная поисковая система и система управления. Подсознание слишком велико для сознательной обработки. Аватар позволяет накладывать определённые фильтры— критерии и отсеивать всё остальное. Такое упрощённое искусственное сознание вполне может работать внутренним сторожем. У моего старшего сознания имелся такой автоматический аватар. Убийца использовал его для контроля над состоянием тела, в том числе и для защиты от ядов. В некоторых случаях сознание может отключиться и тогда управление телом берёт на себя внутренний аватар, нейтрализует угрозу и включает сознание.

Оглушить, отравить, усыпить убийцу, пока есть внутренние резервы, невозможно. Внутренний аватар обнаруживал несоответствие, и силами самого тела исправлял несоответствие. Такому аватару доступны даже магические заклинания, поскольку он являлся часть того же общего сознания мага. Магия мне по–прежнему недоступна, но зато сознание, из–за подарка богини, работает намного быстрее.

Уйдя в максимальное доступное ускорение, стала создавать не ограниченного, тупого аватара, а настоящий компьютер. Отсеянные подсознательные импульсы вполне поддаются логической обработке. Аватар у меня будет самообучающийся, построенный на базе современных нейросетей. В собственном подсознании некоторые маги даже ограниченные миры могли строить, это зависело от того, насколько у них хватало контроля. Убийца из магического мира именно так строил в нашем сознании комнату, в момент нашей первой встречи. Для меня контроль не принципиален. Его можно возложить на того же аватара. Дар богини вполне позволяет это сделать. Аватар — это и есть я сама. Два сознания у меня уже есть, теперь будет и третье— искусственное.

Всего за ночь я по субъективному времени прожила в собственном подсознании тысячу таких ночей. Ускорять сознание с большим коэффициентом я пока боялась. Организм девочки ещё растёт, а маги знают такой эффект как пережигание энергетических каналов от непосильной нагрузки. Подсознание никак с магией не связано, но и законы во вселенной универсальны. Нить нельзя грузить до бесконечности — порвётся. Стыковать сознательное с подсознательным нужно постепенно. Это мой новый аватар сможет работать в подсознании с бесконечной скоростью, он всегда будет находиться там, а мне мой мозг жалко. В подсознание можно уйти и не вернуться.

Результатом моих ночных работ стал мощный аналог моего комнатного сервера, только вместо двух десятков ядер, в нём трудились многие тысячи. Даже в ускорении я, конечно, не смогла разработать самостоятельно всю систему управления, так что пока содрала всё с программ реальных серверов, лишь немного усовершенствовав связи. Дальше аватар сам будет наращивать функциональность именно в нужном нам направлении.

Органы чувств у меня и так развиты намного лучше, чем у обычных людей, но после компьютерной обработки этих сигналов я могла выделять даже ранее недоступную мне информацию. Достаточно точно сформулировать задание аватару.

Включение аватара привело к неожиданным последствиям. Трансовое состояние он тоже контролировал и обрабатывал. Зона контроля в трансе скачком увеличилась от жалкого десятка метров до сотни. Теперь уже можно сказать, что внешнюю обстановку я контролирую гораздо лучше.

Если бы не скачанная у подруг магическая энергия, использованная для восстановления энергетики тела после длительного нахождения в ускорении, еды на кухне мне бы не хватило, а я была бы похожа на небольшого сомика, с раздувшимся животом. А так, дело ограничилось только очередным выговором от нашего повара и его обещанием пожаловаться на меня родителям.

Утренняя тренировка с приехавшими подругами выявила ещё один плюс обновления моей внутренней системы контроля. Иглы для создания энергетического моста больше не понадобились. Как только подруги ко мне приблизились, несуществующий мост включился, как будто мы были утыканы иголками. В этом аспекте наше объединённое сознание ступило на тонкий лёд непознанного. Магическая наука отрицала возможность контроля чужого тела без внешнего воздействия. Сейчас же я прекрасно чувствовала подруг без магии и без принудительной связи. Собственную ауру я, к сожалению, рассмотреть не могла, но её границу видела чётко. Аура никак не увеличилась. Объяснить появившийся эффект наше объединённое с магом сознание так и не смогло. Видно существовало что–то ещё в природе вещей, даже магам недоступное. Сдаётся мне, я нашла что–то из божественного воздействия, но боги на меня точно не обидятся, поскольку нет их здесь. Подходящей теории нет, но эффектом можно пользоваться и накапливать факты.

Тренировка прошла в приподнятом настроении. Девочки радовались отсутствию процедуры болезненного иглоукалывания, а я радовалась новым возможностям. Учитывая отсутствие пластырей на теле, раньше прикрывавших иглы, нам удалось пробежаться к пруду и искупаться. Подруги попользовались моими купальниками, благо они все были на завязках, так что прекрасно подошли по размерам. Наплескались мы вволю. Вода прекрасно смывает усталость, особенно, когда знаешь, как тянуть из неё энергию. Заодно провела на девочках тесты на водную стихию и выявила области в ауре, ответственные за эту стихию. Приличные способности к воде у подруг присутствовали. Судя по скорости, с которой они тянули энергию из воды, канал этой стихии у них можно развить до уровня среднего мага. Ощущение тепла, получаемого от прохладной воды, подругам понравилось, а это верный признак того, что магия воды с ними совместима. Я радовалась не меньше девочек, почувствовавших и открывших под моим руководством что–то новое. Про магию я пока помалкивала, объясняя всё экстрасенсорикой.

Отправив довольных подруг после обеда домой, им даже привычный сон не понадобился, прошвырнулась к соседям. Насколько я помнила, в заброшенном поместье имелся прекрасный ангар для машин и сельхозоборудования. Его можно легко переоборудовать в отличный спортивный зал, и даже не столько спортивный, сколько магический. Тридцатиметровый ангар будет скрывать наши тренировки с различными стихиями и, в то же время, обеспечит достаточно места, чтобы случайно что–нибудь не порушить.

Восстановительные работы в поместье медиков шли полным ходом. Какие–то рабочие, уже на новой ограде поместья, монтировали системы безопасности. Руководил ими один мой знакомый.

— Девочка заблудилась?— обратился ко мне Ромус Вирото, бывший охранник стрелкового клуба.

— Почему сразу заблудилась? Пришла к соседям в гости, — сделала я смущённый вид.

— Гостья случайно не Синта Крой?— заулыбался охранник.

— Случайно Синта, — отпираться бессмысленно, да и незачем. Похоже, врачей парень разговорил очень быстро, и те рассказали, кто ему предложил место работы.

— Передайте от меня и моих товарищей одной своей знакомой, что мы не в обиде. Всё сложилось наилучшим образом. Это место гораздо лучше старого,— заулыбался охранник.

Хорошо хоть он не подумал, что я и есть та самая знакомая.

— А что за товарищи?— не поняла я, перебирая в уме, какие у меня могут ещё быть знакомые, связанные с Ромусом.

— Те парни, что были связаны в комнате наблюдения стрелкового клуба, решили принять моё предложение о переходе на службу в это медицинское учреждение,— пояснил охранник.— Им очень не понравилось, как начальство поступило со мной. На моём месте мог оказаться каждый из них. Здесь оплата почти такая же, а начальство гораздо доброжелательнее.

— Хорошо, я передам! А где сейчас это самое начальство? — я завертела головой, играя роль девочки своего возраста.

— В доме, где же ещё, устанавливают какие–то медицинские ящики. Я в этом не разбираюсь, но на вид весьма навороченная техника, — кивнул на основное строение поместья Ромус.

— Тогда, до встречи. Мне надо переговорить с ними.

Я с беспечным видом поскакала по дорожке.

— До встречи, госпожа Синта.

Услышала я в ответ.

Обоих врачей я нашла на втором этаже дома. Найти их мог даже слепой, поскольку спорили они на повышенных тонах.

— И чего орать? — нырнув в комнату, где они высказывали друг другу претензии в некомпетентности, проворчала я.

— А… госпожа Синта,— обрадовался Рейн,— не обращайте внимания. Мы частенько спорим между собой, когда нас не видят подчинённые.

— Да вас во дворе слышно,— разглядывая смутившихся врачей, улыбнулась я.

— Так и персонал ещё не выбран,— пояснил, вступая в разговор, Тимос.— кандидатов мы уже подобрали, но к вам собирались идти вечером. Вы обещали посмотреть.

— Вот и приходится пока самим разбираться с уже доставленным оборудованием,— добавил Рейн, кивнув на частично вскрытые ящики с медицинской техникой.

— Давайте посмотрим ваших кандидатов, а уж потом займёмся моим вопросом,— вздохнула я.

Рейн тут же подхватил со стола планшет и, щёлкнув пару раз по экрану, протянул его мне. Просмотрев файлы кандидатов, точнее кандидаток, поскольку все они были женщинами, я из десятка выбрала семерых. На оставшихся троих сразу среагировала интуиция. Они ей не понравились, а на такой детектор я всецело полагалась.

— Я же сказал, что она угадает! С тебя выпивка, — толкнул Рейн друга кулаком в бок.

— Мы запросили информацию по кандидатам у полиции. У нас много знакомых в этом ведомстве. Мы им иногда помогаем. Они помогают нам, — пояснил мне Тимос, недовольно потирая бок. — Двое из отброшенных тобой — аферистки. Медицинская подготовка у них есть, но за последнее время они сменили десяток мест работы и отзывы о них с этих мест отрицательные. Про третью мы ничего отрицательного не нашли. Почему вы её кандидатуру отсеяли?

— Я не смогу вам объяснить,— задумчиво покачала я головой, хотя предположение у меня появилось сразу. — Считайте, она мне не понравилась. Если коротко, то девушка с такой красивой внешностью просто так точно не пойдёт на работу в какую–то лечебницу на окраине столицы. Её с удовольствием возьмут в любое столичное учреждение. Значит, её кто–то к вам направил специально. Зачем— это другой вопрос, на который пока ответа мы не найдём. Скорее всего, она хочет подобраться к кому–то из вас поближе и сливать информацию на сторону.

— Об этом я как–то не подумал,— почесал затылок Рейн.

— У вас мужское мышление. Вот вам и подсунули в агентстве её кандидатуру,— снисходительно посмотрела я на него. И так понятно, кто бы клюнул на такую красотку. — И, кстати, если хотите долгих и крепких отношений, посмотрите на третий номер. Как экстрасенс вам авторитетно заявляю, вам эта девушка подойдёт лучше всего.

Заявление необычного малолетнего экстрасенса могли бы вызвать у кого–то другого снисходительные улыбки, но только не у этих двух. Они уже кое–что обо мне знали, и это кое–что выходило далеко за рамки обычности. Рейн задумчиво уставился на фотографию третьего номера.

— А почему ты так решила,— всё же поинтересовался он.

— Фотография тоже имеет отпечаток ауры,— решила я пояснить им некоторые основы, — не полный, но достаточный для анализа. Не буду пояснять подробно, но ваши с девушкой ауры совместимы, а значит и проблем в совместной жизни не будет. Про любовь сказать ничего не могу. Эта штука анализу не поддаётся.

— Слушай! А тебе точно одиннадцать лет?— удивлённо глядя на меня, пробормотал Рейн.

— Тот же самый вопрос мне задавала мачеха, когда я её отправляла с отцом в свадебное путешествие.

Приятно смотреть на забавные, удивлённые лица врачей.

— Ваш вопрос мы решили. Переходим к моему. Я у вас займу старый ангар. У нас в поместье такого нет, а мне понадобится большой спортивный зал для тренировок. Самой бы мне и комнаты хватило, но ко мне повадились ездить подруги, а я не хочу показывать свои методики тренировок посторонним людям в обычных спортзалах столицы.

— Про спортивную реабилитацию больных мы и не подумали, — покачал головой Тимос.— Вам же он будет нужен не целый день?

— Максимум, два–три часа утром и столько же времени вечером.

— Тогда, без проблем! Занимай помещение! Только оборудовать будешь сама. Мы не знаем, что там тебе понадобится,— довольно закивал Рейн.

Обсудив ещё пару незначительных вопросов, я покинула врачей, быстренько оставив их наедине с кучей ящиков медицинского оборудования. А то ещё привлекут меня к установке всего этого барахла. Теоретически я знаю, как это делать, но уж лучше пусть они сами с ним копаются.

По пути попрощавшись с Ромусом, бригада под его управлением уже заканчивала работу по периметру, я помчалась домой. Наступал вечер, и не хотелось, чтобы охрана подняла тревогу и кинулась меня искать, когда я не явлюсь на ужин.

После ужина, на котором меня всё же отчитал управляющий за то, что не предупредила куда иду, приступила к работе по наладке аватара. За день работы аналог нейронной сети наворотил такого— в пору хвататься за голову. Хорошо, моя самоделка работала в тестовом режиме.

Интуиция подсказывала, что после вчерашнего подвига сильно ускоряться не стоит, поэтому работала в почти обычном режиме сознания. Правил аватар сгенерировал огромное количество, и большинство из них оказались неверными. Спать не хотелось, а работа оказалась очень сложной и в то же время увлекательной. Наверное, это мне и помогло. Одна из логических цепей аватара подняла тревогу, и тот предпринял попытку перехватить управление телом. Как не хотелось, но пришлось ускорять сознание. Анализ показал нелогичную реакцию тела. Оно, вопреки сознанию, хотело спать. Возможных выводов оказалось немного. Самый вероятный — в комнате появился газ, влияющий на состояние человека. На такое я как–то не рассчитывала, да и анализатор газов здесь не держала. Зато в шкафу пылился детский акваланг, подаренный отцом во время наших путешествий по империи. Я с этим аппаратом, для тренировки, обследовала весь наш пруд. Насколько я помнила, баллон всегда находился в заряженном состоянии. Даже если давление и упало, то не намного. Достав аппарат, надела маску и, закинув баллон за спину, подскочила к терминалу сервера. Не мог газ появиться просто так на моём последнем этаже.

Подключение к камерам наблюдения показало интересную картину. Ночной сторож, ночевавший в доме, лежал у входа в библиотеку. Охрана дома из двух человек, постоянно находившихся в комнате наблюдения, спали на рабочих местах. Третий охранник привалился к створкам входной двери. Всё указывало на диверсию. Так быстро какой–то газ мог распространиться только в одном случае, если кто–то присоединил баллон к системе отопления и вентиляции. Этот кто–то прекрасно знал, что все окна в доме на ночь запираются и подключаются к датчикам системы охраны. Даже в трансе осмотреть весь дом, точнее всю систему вентиляции, и найти баллон, нереально. Единственная возможность прекратить распространение газа — выключить систему вообще. С моего сервера это вполне можно сделать, что я и сделала.

Скорее всего, применялся какой–то лёгкий снотворный газ. Аватар не заметил негативного влияния на тело. Если бы я, как все нормальные люди, в этот вечер спала, то аватар бы и не поднял тревоги. Кроме меня, в доме другого объекта для нападения не было. Навредить мне явно не хотели, по крайней мере, пока. Надо готовиться к встрече гостей. У меня в баллоне воздуха не больше чем на двадцать минут, но, думаю, противник всё рассчитал досконально. Их закладка сработала либо по таймеру, либо по сигналу мобильного телефона. Похоже, даже газ они применили специальный, поскольку контрольный вдох обычного воздуха в комнате желания поспать у меня не выявил.

Окончательно освободившись от маски и баллона, стала наблюдать за внешними камерами наблюдения. Хорошо хоть додумалась перевести аватара в дежурный режим и подключить его к трансу. Противник оказался гораздо хитрее, чем предполагалось. Парочка гостей появилась со стороны крыши. Про десантирование с парашютом я как–то не подумала. Замок на выходном люке на крышу кто–то заблокировал, так что датчик сигнал тревоги на пульт охраны не подал. Один из гостей осторожно двинулся на нижний этаж, а второй направился в мою комнату. Я не ошиблась, гости целенаправленно шли по мою душу. Вопросов появлялось всё больше. Подготовка операции впечатляла. На ногах у гостей находились пластиковые пакеты. На руках надеты такие же перчатки. Они даже фонариками не пользовались, используя очки ночного видения. Так что никаких следов они не оставят. Место, куда спрятаться, у меня в комнате имелось. В дальнем от окон углу находилась замаскированная дверца в каминную вытяжку из папиного зала. Раньше ей пользовались для чистки каминов. Я лишь оборудовала её подходящим замком. Выбираться в окно не стала. У гостей вполне могли иметься сообщники за пределами поместья. В приборах ночного видения мой побег сразу обнаружат.

На всякий случай, захватив с собой мобильник, в дверцу протиснулась с большим трудом. Габариты части тела, ищущей приключения, растут с каждым днём. Сильно пожалела, что не сменила свой рабочий комбинезон на тренировочную одежду. Заделаюсь в сажу, как трубочист. Интересно, что будут делать гости, не обнаружив меня в комнате.

Глухо щёлкнул замок, и в комнату проник один из гостей. Осмотрев комнату и даже заглянув под кровать, он остановился в недоумении. Кровать смята, а девчонки не было.

— Бык, у нас проблема— девчонки в комнате нет! Что делаем?— тихо пробубнил в микрофон у рта гость.

— У меня норма! Контейнер уже в рюкзаке. Кот, пройди по верхам. Я пройду понизу. Если девчонка куда–то вышла, её могло свалить и в коридоре,— раздалось в ответ.

Сейчас я прекрасно слышала звук даже в ушном динамике гостя. Аватар отлично фильтровал и усиливал нужные звуки.

— Вот же понесла её нелёгкая!— в сердцах пробормотал гость, выскользнув из комнаты.

Теперь ошибки быть не может. Им нужна именно Синта Крой. Что странно, гости не имели оружия. Не считать же набор отмычек в кармане зашедшего в мою комнату гостя за вооружение. Они не тащили с собой парашютов. Аватар обнаружил их на крыше. Если рассуждать логично, оставлять такую улику они на крыше точно не будут, значит, вернутся на крышу. Я осторожно полезла по дымоходу вверх.

С этим надо что–то делать. Учитывая последние интенсивные тренировки с подругами, задница разрослась так, что я с трудом протискивалась в проёме дымохода. Детские игры заканчиваются. Это надо учесть на будущее.

Гости прекрасно знали, что камеры наблюдения внутри дома выключены, мы же живём не на осадном положении. Они прилежно прочесали каждый этаж, правда, не заглядывая в закрытые на замок двери, логично рассудив, что я не буду таскаться со связкой ключей ночью по всему дому. Судя по всему, точный план дома у них тоже имелся.

Сидя в трубе на крыше, я пребывала в полном недоумении, обдумывая нелогичность поступков моего неизвестного недоброжелателя. Сначала пытаются отправить на тот свет с помощью обозлённого на меня стрелка. Ему же кто–то сказал, что я как–то связана с освобождением Сирены. То, что стрелок— это второй похититель Сирены, я узнала из сводок новостей. Теперь пытаются выкрасть целенькой. Либо мне что–то неизвестно, либо действуют два различных недоброжелателя. Это похищение смахивает на прошлое похищение меня с матерью. Насколько я теперь знаю, нам тогда не собирались наносить особого физического вреда, по крайней мере, сразу после похищения. Вывод напрашивался один — меня похищают только с целью шантажа отца. Что от него хочет недоброжелатель— непонятно, но цель эта вряд ли изменилась за последние годы. Странно совсем другое. Почему нельзя было заняться моим похищением раньше? Что изменилось в нашей жизни? Вывод опять очевиден — проблемы начались только с появления в нашем доме Лики. Кому–то очень не нравятся женщины возле отца. Кто–то хочет занять место возле него. Полный бред! Такую попытку можно было сделать до появления Лики. Только я ни о чём подобном не слышала. Во время предыдущих отпусков отец проводил время дома и только со мной. Фактов для анализа катастрофически не хватало. Пришлось пока бросить это неблагодарное дело и сосредоточиться на текущих проблемах.

Взяв в плен непрошеных гостей, я покажу себя во всей красе. Оно мне надо!? Просто так отпускать их тоже глупо, хотя это простые исполнители и знают они минимум. Хорошо бы проследить за ними. Только если за ними прилетит вертолёт, я для него по скорости не соперница. Аватар вовремя показал вариант их эвакуации. В одном из рюкзаков, стоявших рядом со свёрнутыми парашютами, находился мощный арбалет с бухтой тонкого и прочного шнура. Решение эвакуации— гениальное.

Расположение внешних камер наблюдения мне прекрасно известно, похоже, им тоже. Прикинуть траекторию канатной дорожки до ближайшего дерева из окружающей рощи ничего не стоило. Вертолёт за ними явно не прилетит, а вот машина где–то на сельской трассе будет ждать точно. У меня появился неплохой шанс за ними проследить. Раз они меня не нашли— похищение не состоялось. От машины им избавляться незачем.

Придётся попросить помощи у одного моего должника, хотя он об этом и не знает. А должен он мне за то, что поставил без спроса маяк на мою машину. Теперь пригодится его маячок. Пока несостоявшиеся похитители обсуждали между собой дальнейшие действия, тихо скользнула вниз по дымоходу. Выбравшись в зале из камина и помянув нехорошим словом непрошеных гостей, костюмчику–то моему конец пришёл, побежала в гараж. Из дома имелся проход прямо в помещение гаража. Быстро сняв маяк с монстра, под прикрытием дома рванула в сторону леса. Все тропинки я знала, а ночь с моим зрением для меня не помеха. Надеюсь, никому из охранников не придёт в голову просматривать ночные записи с видеокамер.

По данным аватара гости только крепили шнур как раз к каминной трубе. Дорожек в роще существовало не много. Думаю, ломиться сквозь чащу кустарника они не будут. Сделав небольшой крюк, выбралась к дороге немного в стороне. Как я и думала, машина на обочине дороги стояла. Даже знак аварийной остановки, как положено по правилам, имелся. Под капотом, с небольшим фонариком, в двигателе копался водитель. Я точно не ошиблась. В багажнике подготовлено место для меня. Никто в здравом уме просто так не будет выстилать дно багажника достаточно толстым матрасом. Пока не появились ночные гости со своими приборами ночного видения, подобралась к машине со стороны леса и прилепила маяк на днище машины. Магнит у него хороший, так что не потеряется по пути. Убравшись подальше от машины, выбрала место для наблюдения за мощным корнем вывороченного бурей старого дерева.

Достав мобильник, я со злорадством набрала номер директора казино. Три часа ночи — самое время звонить знакомым. Карточку со своим номером он мне выдал при первой встрече.

— Кто это? — раздался недовольный голос директора казино в трубке.

— Одна, твоя молодая знакомая, которой ты запретил потрошить свои автоматы,— представилась я.— Меня тут кое–кто хотел похитить прямо из дома. Я прицепила им на машину ваш маяк. Не люблю, когда за мной подсматривают, но маяк я вам прощу, если вы проследите за машиной.

— Надеюсь, вы не пострадали?

В голосе Эриха Корта проскальзывали нотки сильного беспокойства, и беспокоился он явно обо мне. Интересно, с чего бы это.

— Меня они не нашли и уезжают пустыми,— успокоила я его.

— Приезжайте завтра с утра, поговорим. Я сейчас дам команду службе безопасности. Они проследят машину и выяснят, кто тут занимается беспределом,— со злостью в голосе почти прошипел директор.

— С утра не смогу. У меня занятия с подругами. Заскочим к вам после обеда,— предложила я. Заметив вышедших из леса гостей с рюкзаками, добавила:— Гости собираются уезжать. До завтра.

— Вы там остор…, — успела услышать в телефоне взволнованный голос Эриха.

Ближе подбираться к гостям я не стала. Аватар и так прекрасно транслировал мне их голоса, а коряга надёжно укрывала меня от их инфракрасных очков.

— Кит, звони шефу! Операция сорвалась! Девчонки в доме не было!— сразу выйдя из рощи, сообщил водителю Кот — тот гость, что побывал у меня в комнате.

Водитель достал мобильный телефон и соединился с кем–то, повторив слова Кота. Я сидела достаточно далеко, и даже аватар пока не слышал динамика телефона. Думаю, со временем он научится слышать и такие тихие звуки, точнее отфильтровывать их среди остальных, более мощных звуков.

— Шеф зол, как собака,— недовольно качая головой и пряча телефон в карман, сказал водитель.— Завтра придётся использовать резервный план, иначе мы останемся без денег. Вас двоих уже сегодня ждёт неприятный разговор. Наблюдатели божатся, что девчонка никуда не выезжала. Шеф им верит больше, чем вам. Их сведения подтверждаются записями наблюдения, а у вас только слова.

— Мы бы до утра искали пропавшую девчонку по всему дому, а газ рассчитан не больше чем на полчаса действия. Иначе охрана могла что–то заподозрить. Понесла же эту стерву куда–то нелёгкая, как раз в момент срабатывания баллона!— недовольно проворчал Бык.

— По всем возможным местам мы её искали,— поддержал товарища Кот.— Обыскать за короткий срок весь дом — не реально, а уж если она отправилась ловить приведений в подвал, как делали мои дети, мы её тем более не нашли бы.

— Работа всё равно не сделана,— покачал головой водитель.— Заказчик у шефа слишком привередливый.

— Ты–то откуда знаешь?— удивлённо посмотрел на него Кот.

— Случайно слышал разговор,— пояснил водитель, тяжело вздыхая.— Вот чует моё сердце, останемся мы без денег! Загружайте своё барахло! Едем, чуток поспим и будем готовить резервный вариант. Досконально он не проработан, так что возможны накладки. Желательно избежать очередного провала.

Закинув рюкзаки в багажник и забрав знак аварийной остановки, несостоявшиеся похитители уехали в противоположном направлении от столицы.

Зря я доверительно не поговорила с гостями. На существование резервного варианта моего похищения как–то расчёта не было. Кому же я так срочно понадобилась? Надеюсь, директор озадачил безопасников.

Ночь выдалась слишком беспокойная. Оглядев, во что превратился любимый комбинезончик, а он теперь даже восстановлению не подлежал, пошагала в сторону дома. Завтра, точнее уже сегодня, намечаются очередные приключения, а поспать надо хотя бы немного. С разгонами сознания я точно слегка перебрала. Чтобы не тревожить уже очнувшуюся охрану, по мёртвым зонам системы наблюдения пробралась на крышу и в очередной раз воспользовалась трубой камина в качестве входной двери. Посетив душ и оставив там остатки одежды, вернулась к себе в комнату. Никто из охраны этот этаж не посещал, так что мои перемещения остались без внимания.

Утром, как и предполагалось, никто из охраны о сне на посту не признался. Если бы я этой ночью спала, похитителям удалось бы умыкнуть меня вообще бесследно. По поводу запасного варианта ничего в голову не приходило. Ехать я собиралась только в казино к Эриху, поговорить по поводу похитителей. Противник об этом вряд ли знает. Ну не собираются же они штурмовать дом напрямую, чтобы достать меня отсюда.

Подруги приехали утром, как обычно. Потренировались мы до обеда и закончили тренировку, поплескавшись в пруде. Втягивать подруг в опасные приключения не стоило, поэтому, сославшись на домашние дела, я отправила их по домам. Пора выезжать в казино, а противник пока никак себя не проявлял. Неожиданно позвонил сам Эрих.

— Госпожа Синта, могут возникнуть небольшие проблемы с бумажным договором на вашу студию. Пока они не наступили, но уже на горизонте. Я принял дополнительные меры, чтобы гарантированно оградить нашу благотворную совместную деятельность от посторонних посягательств. Можете сегодня смело посещать моё скромное заведение.

По словам собеседника легко предположить, что он точно знает о прослушке. Тем более никакого бумажного договора мы с ним не заключали и не собирались этого делать. К тому же не знать, что мне нельзя подписывать никаких юридических документов в силу возраста, директор просто не мог. Проблемами могли называться только мои похитители и, судя по предупреждению, они скоро начнут действовать. Раз директор намекал на поездку, то дополнительную охрану он обеспечит.

Проблема появилась почти сразу после звонка Эриха. Перед воротами ограды остановилась уже знакомая мне машина. С водительского места вышел Кит, разодетый в весьма дорогой представительский костюмчик. Представившись сотрудником управляющего совета столичной школы, он захотел встретиться со мной и управляющим. Если бы не видела его ночью в качестве водителя у гостей, ни за что не догадалась бы, что он не тот, за кого себя выдаёт.

Встретившись с нами, он предложил проехать в школу, чтобы посмотреть условия обучения и подписать контракт. Том тут же уточнил, по чьему поручению он действует. Оказалось, это распоряжение отца. Я тут же стала звонить папочке. Гость даже глазом не моргнул.

— Отец, тут приехал какой–то господин и предлагает посмотреть школу, в которую ты меня хочешь пристроить.

— О…, отлично! Я не предполагала, что твой дед так оперативно сработает. Он обещал устроить внучку в одну из лучших школ столицы. Езжай, посмотри условия! Если школа тебе понравится, пусть Том подписывает контракт на обучение.

Ещё несколько минут поговорив с отцом на разные личные темы, я прервала разговор. Кит без волнения и терпеливо дожидался окончания разговора. Даже в ауре не наблюдалось никакого волнения, словно он на самом деле был тем клерком, за кого себя выдавал.

— Вы не возражаете, если мы возьмём с собой машину и охрану. Нам по пути нужно будет заехать ещё в одно место,— сделав наивный вид, поинтересовалась я у него.

— Конечно–конечно! Я слышал, что в последнее время имели место громкие нападения на детей,— не стал возражать гость. К такому условию он явно был готов.

Я решила рискнуть, тем более что Эрих намекал, что у него всё под контролем. Согласие гость получил и отправился ждать нас к своей машине. Чтобы не волновать Тома, не стала ничего ему говорить, но переодеваясь в комнате в свою походную, чёрную, кожаную одежду, директору контрольный звонок сделала.

— Господин Эрих, сегодня обязательно буду у вас. По пути мне предложили посмотреть школу, с которой отец хочет заключить договор на моё обучение. Вы не против, если я слегка задержусь?

— Нет–нет, действуйте, как считаете нужным. Я не буду сидеть без дела, ожидая вас.

Эрих ещё раз подтвердил, что у него всё под контролем.

Взяв водителя и охранника, мы с Томом загрузились в монстра и выехали из поместья, пристроившись в хвост машине гостя. Отъехали мы совсем недалеко. События развернулись ещё до поворота на основную трассу, на нашей, не так загруженной областной дороге. Когда мы обгоняли небольшую группу из трёх тихоходных внедорожников, Кит притормозил свой автомобиль, заставив и нашего водителя снизить скорость. Внедорожники резко повернули и закрыли нам проходы спереди и сзади. Водитель вынужденно остановил нашу машину. Тенты внедорожников откинулись, и на нас уставились дула трёх крупнокалиберных пулемётов. Охранники поступили точно по инструкции. При подавляющем превосходстве дёргаться не стоило, тем более, противник огня не открывал.

— Не сопротивляйтесь! Всё под контролем,— на всякий случай предупредила я охрану.

Том недовольно уставился на меня. Он сразу догадался, что я что–то об этом происшествии уже знаю.

Кит с довольной улыбкой вышел из своего автомобиля и подошёл к нам.

— Предлагаю сдаться и передать нам девочку. В этом случае я гарантирую, что никто не пострадает. Тем более, мы не собираемся наносить вред ребёнку,— предложил он Тому через приоткрытое окно заднего сидения.

— Звонить кому–то бесполезно,— добавил он, заметив попытку охранника позвонить по мобильнику.— У нас работает постановщик помех. Мы вас аккуратно свяжем и покинем. Пока вы развяжетесь, нас будет уже не достать.

Том вопросительно посмотрел на меня.

В трансе прекрасно видно, что пулемёты противников находятся на предохранителях. Расстреливать нашу машину они явно не собирались, просто демонстрировали подавляющее преимущество в силе.

На беззвучный вопрос Тома я ответила кивком и открыла дверь машины. Обойдя монстра, подошла к Киту.

— А как вы узнали о разговоре отца с дедом? Вы же точно не из школы,— наивно хлопая глазами, поинтересовалась я у сияющего улыбкой Кита.

— У нас везде свои люди,— ответил тот, крепко беря меня за руку. Со стороны ближайшего внедорожника в сторону нашей машины двинулись двое противников. Одним из них был второй мой ночной гость — Бык. Эта парочка собралась связывать Тома и охранников, неся в руках рулоны липкой ленты.

Кит не стал ждать дальнейших событий и потянул меня к своей машине.

— Надеюсь, ты не будешь создавать мне проблемы в машине? — в упор взглянул он на меня, запихивая на заднее сидение. — Мы быстро договоримся с твоим отцом и сразу тебя отпустим.

У похитителей на самом деле имелась возможность договориться с отцом. Ради меня он пойдёт на многое, кроме предательства императора. Только очень сомнительно, что похитители как–то связаны с врагами империи. Мы сидели в машине, пока Бык с напарником паковали Тома с охранниками. Потом напарник ночного гостя вернулся во внедорожник, а Бык занял место в машине рядом со мной.

Двинуться никуда мы не успели. Над дорогой, мешая проезду, неожиданно зависли два лёгких военных вертолёта, направив внушительные автоматические пушки на машины на дороге. Пока похитители, открыв рты, смотрели на неожиданного противника, я начала действовать. Пара ударов по активным точкам мгновенно выключила моего соседа. Нож, приставленный к шее Кита, быстро вывел его из шока.

— Где шеф? Говори, быстро!

— Э–э–э…, на водительском кресле в переднем внедорожнике,— приходя в себя от мгновенной смены обстановки, неуверенно пробормотал Кит.

К сожалению, эти сведения мне не особо помогли. Первый внедорожник находился недалеко, и в продолжающемся трансе я прекрасно видела происходящие там события, но вмешаться не могла. Человек, ранее сидящий на заднем сиденье за пулемётом, быстро повернулся к водителю и выстрелил тому в висок из пистолета с глушителем. Стерев свои отпечатки с рукоятки пистолета, он вложил его в руку бывшего шефа. Кто–то хорошо ему заплатил, чтобы качественно оборвать все ниточки, ведущие от шефа к заказчику. Более чем уверена, что исполнитель убийства ничего не знает о заказчике по моему делу. Ему наверняка заплатил за такую работу в случае неудачи моего похищения такой же неизвестный заказчик. К тому же повесить на него убийство шефа следователям не удастся. Я ничего не скажу, да и следователи не поверят моим словам. Увидеть что–нибудь из своей машины я просто не могла. Шеф сам застрелился, чтобы не выдать тайну заказчика. Очень преданный человек оказался. Такое редко, но бывает в наёмных конторах по грязным делишкам.

— Что знаешь о заказчике? Мне думается ты любитель подслушивать чужие разговоры,— надавила я чуть сильнее на нож. Лезвие проткнуло кожу Кита, и по нему капельками стала сочиться кровь.

— Не стоит меня убивать. Я ничего особенного не знаю,— нервно сглотнул Кит, боясь пошевелиться. — Мне кажется, заказчик не имеет отношения к вашей семье. Это кто–то со стороны. Иначе бы он не платил лишние деньги за информацию о твоём отце и деде.

Аура показывала его страх, но и правдивость ответа она тоже показывала.

— Надеюсь, ты не будешь создавать проблем в машине? — вернула я Киту его же слова, хотя точно знала, что он не вооружён. Заезжая к нам в поместье, он вполне мог подвергнуться обыску, если бы охрана всё же сообщила о сморившем всех одновременно сне на посту, поэтому не взял с собой ничего огнестрельного.

— Ножик детям не игрушка,— тактично намекнул он, скосив глаза на нож в моих руках.— Судя по вашей воздушной поддержке, особо возникать тут бесполезно.

Убирая нож от его шеи, я демонстративно слизнула капельку крови с лезвия. Кит только нервно дёрнул кончиком губ в ответ на необычную демонстрацию. Боевик он может и хороший, но не психолог— точно, иначе бы знал, что у деток моего возраста иногда отсутствуют сдерживающие психологические тормоза. Всё зависит от того, какой учитель такого ребёнка воспитывает. Меня, например, постоянно воспитывает старшее сознание, а у бывших магов — убийц тормозов отродясь не было.

В это время с вертолётов скинули тросы, и по ним стали десантироваться члены группы захвата. Противник не оказывал сопротивления. Заложников у них не было, а единственная машина, в которой заложник имелся, не подавала признаков жизни.

— Госпожа Синта! Надеюсь, вы не пострадали?— обратился ко мне громила, основательно увешанный боезапасом и подскочивший первым к нашей машине, заметив меня, спокойно сидящей на заднем сидении.

— Нет, что вы! Господин Кит оказался очень любезен, сообщив мне некоторые сведения, — улыбнулась я Киту напоследок и, открыв двери, покинула машину.

— И–и–ик…, — раздалось из машины. Кит очень сильно удивился, когда я назвала его кличку. Охране на входе и нам с Томом он назвался совсем другим именем.

— Алой Грей — директор охранного агентства «Лилия», к вашим услугам, — представился громила. — Моя фирма обеспечивает охрану казино «Звезда», и мой хороший друг Эрих попросил обеспечить вашу безопасность.

— К этой просьбе вы отнеслись очень основательно, — улыбнулась я, кивнув на вертолёты, так и молотившие винтами воздух над дорогой.

— Поскольку у вас договор с казино, то и вы как бы моя подопечная,— вернул мне улыбку громила.

Вертолёты покинули территорию, как только нападавшие оказались надёжно упакованы, а моя охрана освобождена.

— Надеюсь, мы с вами ещё увидимся,— кивнул мне на прощание громила Алой, когда наш монстр трогался, покидая место нападения. Наша машина рванула в сторону столицы. С директором казино мне по–прежнему надо увидеться. Тем более, оставаться на расспросы неудавшихся похитителей смысла не было. Простые исполнители вряд ли что–то знали о нужном мне заказчике, а другие их преступления пусть волнуют полицию и этого Алоя.

Глава 9. Задание

В машине спокойно насладиться дорогой мне не дал Том. Зря я устроилась на заднем сидении.

— Что это было? — пристально глядя на меня, спросил управляющий. Он потирал запястья, на которых виднелись красные следы от липкой ленты. При освобождении ленту сорвали с кожи вместе с волосами.

— Тебе подробно или коротко?— скорчила я недовольную физиономию, хотелось спокойно обдумать ситуацию.

— А чем одно отличается от другого? В твоём исполнении, по–моему, это будет звучать одинаково,— недовольно нахмурившись, буркнул Том, продолжая массаж рук.

— Если коротко, то для нашей охраны последствий не будет, а если подробно— кое–кому основательно влетит,— кивнула я на навостривших ушки охранников на переднем сиденье. Сегодня машину вместо Марина вёл другой охранник.

— Подробно, — не спуская глаз с моей беспечной рожи, выбрал Том. — Отчитываться о твоих похождениях перед твоим отцом придётся мне.

Повздыхав, с некоторыми сокращениями рассказала о ночных событиях. Том ругался долго, и на меня, и на охрану, и на свою жизнь, запихнувшую его в аристократический гадюшник.

— Тебе ещё дать время пожаловаться на судьбу или монолог под названием «Пожалей себя» уже закончился,— ехидно посматривая на Тома, поинтересовалась я, когда он выговорился и успокоился, уже забыв про свои руки.

— Да с тобой хоть жалуйся, хоть не жалуйся, всё равно лучше не станет,— покачал он головой.— Почему ты не позвонила мне или в охранное агентство?

— А смысл? Ну, узнал бы ты или начальник агентства, что меня похищают, что бы это дало? Вы все далеко, а похитители рядом.

Я перевела взгляд на старшего охранника, ехавшего на переднем пассажирском месте и внимательно слушавшего мой рассказ и стенания Тома.

— К тому же ночные гости слишком хорошо знали систему безопасности дома,— со значением посмотрела я в глаза охраннику.

— Я передам вашу информацию хозяину,— недовольно проворчал, смутившийся под моим пристальным взглядом, охранник.

До приезда в казино мы больше не говорили. Каждому нашлось, о чём подумать.

Эрих, запыхавшись, выскочил нас встречать прямо к стойке охраны. Я мстительно подумала, что ему сообщили о нашем приезде, только заметив машину перед входом. Маяка–то на машине теперь не было. Чтобы нас встретить, ему пришлось пробежаться по коридору, хотя мне непонятно, зачем ему так переживать о какой–то девчонке. Ничего не говоря при посторонних, а только любезно поприветствовав, он сам провёл нас с Томом в кабинет и усадил в гостевые кресла. Том сразу занялся дегустацией напитков на столике рядом, понимая, что разговор будет только между мною и директором.

— Алой сообщил мне некоторые подробности,— начал разговор Эрих, гоняя взгляд между мной и Томом.— Исполнители похищения ничего о заказчике не знают. Что–то мог знать только хозяин их наёмной конторы, но он покончил с собой во время нападения. Прошлое покушение со стрельбой, возле дверей моего заведения, тоже их работа. Целью была госпожа Синта, но стрелок собирался её только ранить. Поддельная машина скорой помощи с соучастниками уже ждала за углом. Ещё могу обрадовать— некоторое время похищать Синту не будут. Заказчик поставил условие, что девочка нужна ему до завтрашнего дня. Исполнителям не известна причина такого временного ограничения.

— Послезавтра возвращается отец,— нехотя пояснила я.— Если его хотели шантажировать через меня, то к заказчику я должна попасть до этого срока. Почему это нельзя было сделать задолго до этого срока или после, я не знаю. Заказчик похищения мне об этом не докладывал.

— Хочется надеяться, что покушения на вашу свободу прекратятся,— неуверенно пробормотал Эрих и, приняв виноватый вид, продолжил.— Прошу извинить меня за маячок, на вашем автомобиле, но это обычная практика моей службы безопасности для ценных сотрудников. Надеюсь, наш договор по–прежнему в силе?

— Куда же я от вас денусь!— усмехнулась я.— Мне нужна студия.

— По поводу студии,— со странным выражением лица почесал лоб хозяин кабинета,— мне пришлось кое–кого из охраны лишить приличной части зарплаты. Вы, наверное, догадались о наличии прослушивающей аппаратуре в студии. Операторы ухитрились записать ваши песенки. Мне вовремя донесли об этом, и утечку я пресёк. Прослушку в студии я приказал снять, во избежание недоразумений, слишком уж музыка необычная. И …, это…, даже не знаю, как сказать…! Вы мне копию записи не подарите?

— Куда же я денусь,— вздохнув, повторила я.— Симон вам запишет качественную копию и сам передаст, лично в руки.

— Отлично, — обрадовался Эрих. — С большинством вопросов мы разделались. Теперь, просьба. Разрешите оборудовать вашу машину ещё одним маяком и обеспечить вас дополнительной охраной.

— За что это мне такие привилегии?

Я позволила гримасе недоумения появиться на лице.

— Вы уже принесли в казну заведения больше пяти миллионов,— довольно усмехнулся Эрих.— Сумма по меркам казино небольшая, но я предпочитаю ценить людей, в одиночку приносящих такие доходы. При необходимости, в любое время можете позвонить оператору службы безопасности, и наблюдение с машины будет снято.

Открытое предложение директора меня заинтересовало. Лишняя охрана мне точно не помещает, тем более, ничего противозаконного я совершать не собираюсь, по крайней мере, пока. На мой вопросительный взгляд, Том кивнул. Его, дополнительная и к тому же бесплатная охрана моей непоседливой персоны, точно устраивала.

— Просто замечательно. Считаем, что вы не возражаете, — кивнул Эрих, заметив наши переглядывания.— Переходим к рабочим моментам беседы. У нас возникла проблема, решить которую обычными средствами нет возможности. У вас, госпожа Синта, очень необычный взгляд на проблемы. Возможно, если вы и не решите проблему, то что–то посоветуете.

Через пару дней в казино карточный турнир. Нам стало известно, что некто поставил значительную сумму в тотализаторе на выигрыш одного человека. К сожалению, для нас этот человек — «тёмная лошадка». Гость прибыл из соседней империи с кратким визитом по дипломатическим делам. Служба безопасности подозревает, что это профессиональный игрок, но доказать ничего не может. В нашем казино запрещено участие в играх профессионалов. Сами понимаете, аристократы не радуются, когда их кошельки чистят такие люди.

Запретить его участие в игре мы не можем. Применить какие–то другие меры, для исключения его из игры, тоже не представляется возможным. Дипломаты соседей поднимут такой вой, что нам мало не покажется.

— Чем вам может помочь в этом случае маленькая девочка?— ухмыльнулся Том, прикончив очередной стакан с тоником и с интересом уставившись на Эриха. Он уже догадывался, что Эрих что–то знает о Синте, и даже возможно то, что не знает он сам.

Я помалкивала, не спеша, обдумывая ситуацию. Решение поставленной проблемы у директора явно имелось, но оно вполне могло сказаться на престиже казино. То, что это какая–то проверка и для меня, тоже понятно. Только не понятно, что Эрих хочет проверить.

— Хм-м…, эта маленькая девочка настолько необычна в своих поступках, что может придумать нечто невероятное, решающее проблему совсем на другом уровне,— заинтересованно уставился на меня Эрих, ожидая такого невероятного решения.

А что я? Я ничего! Я — скромная девочка, которой скоро идти в школу, но очень нужна независимость от семьи в своих действиях. Для независимости в этом мире нужны большие средства. Казино их мне поможет заработать. Придётся помочь. Для меня проблема элементарная. По такой тематике тренировалась не один год. Бедный старый управляющий Рик не один раз попадал под мою раздачу.

— Нужны съёмки видеонаблюдения этого человека, — вопросительно посмотрела на Эриха.

— Уже есть, — явно обрадованно кивнул тот.— Могу показать прямо сейчас.

Сразу стало понятно, что свой вариант нейтрализации нужного человека он применять очень не хотел.

Эрих услужливо усадил меня в своё кресло и включил просмотр нужных файлов. Не жирный, но упитанный мужчина производил впечатление уверенного в себе человека. Неотрывно за ним, по тротуару какой–то улицы, следовало ещё два человека. Эрих пояснил, что это охрана. Один— личный телохранитель этого человека, а второй предоставлен службой охраны империи для решения возможных проблем гостя. Император предпочитал улаживать проблемы до того, как они появятся в новостных лентах. Такой охранник предоставлялся всем лицам с дипломатическими паспортами.

По паспорту объект моей работы числился как Рамос Камон. Интуиция не давала себя обмануть. Это явно не его настоящее имя. Несмотря на полноту, двигался он размеренно и плавно, а главное не делал лишних движений. Сдаётся мне, у него под одеждой не только запас жира, но и приличные мышцы. Я посмотрела все видеозаписи и, закрыв глаза, ушла в транс. С небольшими изменениями старый план по нейтрализации вредного управляющего вполне подходил под ситуацию.

— Вы же временно нанимаете обслуживающий персонал для таких мероприятий?— после окончания работы над планом я открыла глаза и взглянула на терпеливо ожидающего хозяина кабинета.

— Да, и мужчин и женщин,— подтвердил он.

— Придётся в этот раз нанять ещё и детей, точнее девочек, примерно моего возраста или чуть старше. Придумайте им какую–нибудь программу для лёгких развлекательных номеров. Спорт, танцы, клоуны вполне подойдут. Главное — надо расставить девочек в одном из коридоров, ведущих к игровому залу. Где— я скажу точно, после того как вы покажете мне путь. Если вы найдёте девочку примерно моего роста и немного похожую на меня, будет ещё лучше, но это не критично. Можно посмотреть дорогу сейчас?

— Я сам поведу, — заинтересовано кивнул Эрих.

Следующие полчаса мы путешествовали по лифтам, коридорам и различным помещениям. План у меня в голове постоянно дополнялся и совершенствовался. Аватар тоже в стороне не остался, я нагрузила его анализом движений объекта нейтрализации. Как ни странно, расчёты аватара сошлись с выводами интуиции. Это меня обрадовало. Аватар обучается и начинает приносить пользу. При возвращении к лифтам, стала давать распоряжения Эриху:

— После этих двух ступенек необходимо заменить или разрезать ковровую дорожку. На стыке снизу, на всю длину, подшить две полоски с магнитной жидкостью, размеры я дам. Управление сделать по радиоканалу. Если не получится, то вывести тонкими изолированными проводами к какой–нибудь вазе с растением у этой стены.

— Это мы сделаем, — удивлённо покачал головой Эрих,— но зачем всё это?

Я решила пояснить свой план Эриху:

— Когда подам первую команду, сработает первая часть полосы с магнитной жидкостью. Это приподнимет стык ковра, и человек гарантированно споткнётся. Для обретения равновесия, человек начнёт быстро двигать к центру тяжести тела другую ногу. Тогда сработает вторая часть магнитной полосы и опять приподнимет ковёр. Объект также гарантированно упадёт. Тренировка у него вполне достаточная, чтобы ничего себе не сломать, но тут начну действовать я. В костюме обслуги я буду стоять рядом и подскачу к нему. Если вы хорошо проинструктируете моих соседок из обслуги, стоящих рядом, то помогать гостю кинутся ещё несколько девочек. Что я сделаю дальше, вам долго объяснять, но, минут через десять— пятнадцать, гость почувствует себя очень плохо. Симптомы будут, примерно, как у человека, получившего тяжёлое сотрясение мозга. Участвовать в игре он физически не сможет. Через час, симптомы пройдут полностью, независимо от того будут ли применяться какие–то лечебные методы или нет. При применении возбуждающих медикаментов он придёт в нормальное состояние минут за двадцать.

— Я так понимаю, главное в плане— это как раз то, что вы с ним сделаете, когда будете помогать подниматься,— внимательно посмотрел на меня Эрих.

— Именно, — не стала я отпираться.— Если найдёте подходящую девочку, то мне можно будет быстро смыться. Если не найдёте — придётся торчать статуей в коридоре до окончания ваших развлечений.

— Найдём, — задумчиво глядя на меня, пробормотал Эрих.

Не дурак — этот директор. Не стал задавать лишних вопросов, на которые я ему точно не отвечу. Лишь согласовал со мной специальный сигнал, если у меня что–то не получится. Тогда ему придётся задействовать свой план. Окончательно договорившись о порядке действия в день игры, я в сопровождении молчаливого управляющего покинула казино.

— Только не надо применять на мне такие планы, — проворчал Том, когда мы подходили к машине.— Насколько мне известно от прислуги, старый управляющий частенько падал на ровном месте и попадал в больницу.

— Не будешь путаться под ногами, тебе больница не грозит,— хитро улыбнулась я и добавила,— отцу тоже не следует так уж обо всём подробно докладывать.

— О попытке похищения, рассказать придётся, — вздохнул Том.

— Это, да, — тоже поддержала я его вздохом.— Наша охрана и полиция всё равно проинформирует его и о похищении, и о стрельбе возле казино. Что будет!? Страшно даже представить!

Отец с мачехой прилетели под утро. Выслушав доклад Тома, отец потом долго с кем–то ругался по телефону. Не стала подслушивать разговор, и так понятно, что пострадают: хозяин фирмы, предоставившей нам охрану и дед. Подслушать его разговор с отцом мог только кто–то из его окружения. Слушать телефон отца, когда он постоянно перемещается, намного проблематичнее. Меня, при встрече за завтраком, отец не ругал, понимал, что от меня ничего не зависело. Попросил только быть осторожнее. Что я ему с чистой совестью обещала. Хотя отладка аватара ещё не окончена, но он меня уже сторожит лучше всякой охраны.

Как раз в конце занятий с приехавшими подругами, к нам пожаловал посыльный. Директор казино передал приглашение отцу поучаствовать завтра в большой игре. Это он хорошо придумал. У меня будет основание напроситься на поездку вместе с отцом, объяснив, что есть дела в студии. С отцом договорилась заранее. Он не возражал, поскольку во взрослую компанию я не напрашивалась. Ему же хотелось показаться с женой в кругу аристократов столицы. Взяв Лику, он умчался в столицу, срочно приобретать новую одежду для этого серьёзного мероприятия. Отправив подруг по домам и переговорив по телефону с Эрихом, я ушла к себе, продолжать настройку и учёбу аватара. Эрих сообщил, что все заказанные мною действия по подготовке операции уже закончены и даже нашли мне девочку двойника. Осталось дождаться следующего дня и провести саму операцию. В успехе я не сомневалась.


Разговор утром в доме деда Синты.

— Дорх, срочно выясни всё по попытке похищения внучки. Давно сын мне не устраивал такой выволочки,— задумчиво глядя на начальника службы безопасности семьи, приказал Ронис Крой — дед Синты.

— Хорошо, Ронис! Я запрошу наших информаторов из полиции,— кивнул Дорх Тисон.

— Газетчиков тоже потруси. Они, зачастую, знают больше полиции,— добавил Ронис.

— Я ещё обязательно и слухи проверю,— усмехнулся начальник службы безопасности.

— Да…, вот ещё…, проверь заново спецтесты матери Синты и её самой. Только не результаты из дела, а всё проверь заново. Сдаётся мне, наши спецы что–то упустили,— отрешённо уставившись в окно, проворчал Ронис Крой.

— Сейчас этим займусь,— отозвался Дорх, покидая кабинет начальника.


Разговор вечером в доме деда Синты.

— Как ты догадался, Ронис?— уставился на главу семьи Дорх, сгрузив толстую папку на стол и устало плюхнувшись в кресло.

— Что–то серьёзное раскопал?— оторвал взгляд от документов дед Синты.

— Более чем, — тяжело вздохнул глава службы безопасности. Помнишь, случай с автокатастрофой моего второго заместителя. Боюсь, это был не несчастный случай. Его убрали, как опасного свидетеля. Он занимался проверкой жены вашего сына. Анализы на совместимость правильные, но выводы кто–то подменил. По структурам пси–последовательностей ваш сын с матерью Синты несовместим. Только несовместимость эта— абсолютная. Я дал исходные данные нашим мозгоправам. Вывод однозначен— именно потому, что несовместимость абсолютная, союз возможен с положительным результатом. Это подтвердили последние данные обследования самой Синты. Пси–структура отца усилена в несколько раз, только это ещё не всё, у неё двойная структура пси–последовательностей. Она сохранила и усиленную пси–структуру матери. Структурам не за что было цепляться, они не содержат ни одного похожего звена. Именно поэтому не произошло объединение. В больнице посчитали это ошибкой, из–за наложения последствий от первого похищения и смерти матери. Ошибка сама исправится к совершеннолетию. Они посчитали— организм выберет себе самую подходящую последовательность. Наши медики знают несколько больше и говорят, что у девочки так и останется полный двойной пси–набор. О таком наши большие друзья ничего не говорили.

— Есть подозрения, кто это всё тогда провернул? — сдерживая злость, бросил Ронис.

В его руке захрустел пластиковый карандаш для заметок. Услышав посторонний звук, Ронис перевёл взгляд на руку. Пальцы судорожно пытались сломать непослушный карандаш. Из–за чьей–то подлости он на двенадцать лет разорвал отношения с сыном, а внучка потеряла возможность поступить в специальную имперскую академию.

— Подозрений сколько угодно. Что, у тебя мало верных врагов! Только все ниточки обрываются очень качественно. Кто–то сильно не хочет возвращения семьи в имперский совет, — задумчиво пробормотал Дорх.

— Я так понимаю, по последним покушениям тоже нет ничего значимого?— с кривой улыбкой на лице поинтересовался Ронис. «Надо съездить подлечиться» — подумал он, увидев собственную перекошенную рожу в тёмном отражении выключенного монитора.

— Кто, что и как делал, полиция выяснила, а вот с заказчиком та же проблема. Основной свидетель и соучастник мёртв,— грустно качая головой, подтвердил Дорх. Чуть повеселев, он добавил:

— Есть и хорошие новости. Внучка вся в тебя. Не растерялась в сложных ситуациях! Некто Кит, подручный покончившего с собой директора наёмной конторы, на допросе рассказал, что девочка неожиданно вырубила его напарника, а к его горлу пристроила лезвие ножа. Они при всём желании не могли оказать сопротивление прикрытию Синты. С тем прикрытием тоже всё не так прозрачно. Охранная фирма очень старая. Держится по рейтингу где–то в самых верхах и обслуживает то самое казино «Звезда», которое по неизвестным причинам обеспечило вашего сына золотой картой. Кстати, у вас такой нет!

— Что ещё про это известно?— удивлённо приподнял бровь Ронис.

— А ничего, — пожал плечами Дорх. — У них служба безопасности побольше нашей. Думаете, почему большинство богатейших людей империи посещает именно это заведение? Да просто хранить тайны они хорошо умеют, а ещё лучше хоронят тех, кто в эти тайны пытается влезть. С ними даже безбашенные журналисты предпочитают не связываться.

— Ты мне вот скажи, дорогой начальник охраны, как эти неудачливые похитители узнали о моём разговоре с сыном по поводу школы? — недовольно ткнул пальцем в его сторону Ронис.

— Да проверил я! Никто ваш разговор не прослушивал. Утечка произошла от кого–то из клерков, занятых исполнением этого поручения, но выявить виноватого не так просто. У них там, в офисе, проходной двор. Так что любой посетитель мог прочитать бумаги на столе,— раздражённо буркнул Дорх.

— Не верится мне в такого случайного посетителя, — нахмурился Ронис.

— А я и не говорю, что это был именно случайный посетитель. Подчинённых я на это дело поставил, пусть покопаются,— согласно кивнул начальник службы безопасности. — Кстати, школу девочке хорошую подобрали.

— Отменяй! — глухо произнёс Ронис. — Я переговорю со знакомыми во второй имперской школе. Будем устраивать Синту туда. К сожалению, нельзя отменить последствия моего прошлого ошибочного решения, по отношению к сыну. Попробуем облегчить жизнь внучке.

— А по поводу второй жены сына вы ничего не хотите услышать?— хитро улыбнулся Дорх.

— Давай уж, не тяни!

— После свадьбы вы распорядились присмотреть за ней, не мешая имперской безопасности. Как и ваш сын, она проходит по специальному списку. Нашим людям удалось заглянуть в её больничную карточку, до того как её изъяли имперцы. Перед поездкой на отдых Тим возил жену на обследование в обычную клинику. Во–первых, у них скоро будет ребёнок. Во–вторых, пси–структуры у пары подходящие, не идеальное совпадение, но больше восьмидесяти процентов. Так что ребёнок унаследует правильные последовательности.

— Значит так, Дорх, я больше ничего не хочу слышать о покушениях на внуков. Делай, что хочешь! Договаривайся, с кем хочешь! Для них не должно быть проблем и опасностей.

— Тогда пошёл договариваться,— усмехнулся Дорх. Он всегда выступал против скоропалительных решений главы семьи, но сейчас с ним полностью согласен. Для сына Ронис уже ничего не может сделать. Отречение от семьи необратимо, а вот внуки, тем более с хорошими задатками, при определённых условиях могут вернуться в семью деда.

— Я найду того, кто подделал документы. Мало им не покажется,— сжимая кулаки, чуть слышно прошептал Ронис, когда за главой службы безопасности закрылась дверь.


На следующий день я тренировку с подругами отменила. Хотя времени до вечера вполне достаточно для подготовки, уставшей, на задание ехать не хотелось. Чтобы зря не терять времени, созвонилась с Симоном.

— Бездельник, просыпайся! Есть вопросы по твоей бывшей специальности,— радостно завопила я в трубку.

— С какой стати — бездельник! — возмутился Симон.— Я тружусь, как пчёлка, а начальство почему–то наезжает.

— Начальство должно наезжать, чтобы подчинённые на рабочих местах не спали. Об этом во всех учебниках написано, разве что слова подобраны более мягкие,— легко пояснила я свои претензии.

— Ну, раз в учебниках так написано, тогда ладно, — явно улыбнулся Симон. — Что у тебя там за вопрос?

— Мне нужно сделать сложную схему, лучше в микроисполнении. Сейчас тебе кину примерное описание блоков. Кто может такое сделать? — поинтересовалась я, отправляя ему файл.

— Что–то ты тут сильно накрутила,— пробормотал Симон через некоторое время. — Боюсь, кроме исследовательских центров ни у кого не хватит мозгов, чтобы реализовать такую структуру.

— У тебя есть на них выходы? Я понимаю, что экспериментальные работы дорого стоят, но специально подбирала известные элементы, — спросила я. Очень не хотелось рассылать полные схемы мозгового интерфейса производителям.

— Нет, я только знаю кое–кого на заводах,— не обрадовал меня Симон, но тут же добавил. — У тебя под рукой собственный выход на мощную фирму. Отец наверняка знает кого–нибудь. У его бывшей семьи пакеты акций большинства производителей электроники. И… это…, не звони мне пару часиков. Я буду занят.

— Хорошо! Не буду! Только лучше проверь сумочку твоего занятия, пока она спит,— рассмеялась я. Радовалась я не своим словам и хорошему утреннему настроению, а мгновенному всплеску прозрения или ясновидения. Аватар очень положительно повлиял на мои мозги. Раньше, для получения подсознательной информации, приходилось уходить в глубокий транс, а сейчас она выскочила сама по себе, как ответ на незаданный вопрос. В сумочке у подруги Симона находилась настроенная на запись портативная видеокамера. На вопрос, зачем она там, предвидение ответа не давало. Придётся Симону разбираться с подружкой самому. Та же интуиция уже подсказывала, что ему найдётся подходящая девушка среди медсестёр у соседей. Осталось только их свести. Как мне кажется, сделать это будет не трудно.

Проработав оставшееся до поездки время над аватаром, я с очень хорошим настроением отправилась на задание. Во время пути до столицы удалось поговорить с отцом по поводу выхода на электронную лабораторию. На его вопрос— зачем мне это нужно, ответила правду — для усовершенствования сервера. Поскольку он знал, что это одна из моих немногих игрушек, больше вопросов не задавал, а обещал поговорить со знакомыми. Дальше пришлось вести непринуждённую беседу с родителями. Лика никогда не посещала такие аристократические сборища и сильно переживала, а в её положении переживания противопоказаны.

Выгрузившись у входа в казино, и отправив машину на стоянку, мы вошли в заведение. Несмотря на то, что стоянка уже была основательно забита транспортом гостей, на нас эта проблема не распространялась. У владельцев золотых карт имелись личные, зарезервированные места для стоянки. Приехали мы намного раньше начала игры. Время приезда было указано в пригласительном билете отца. Это делалось для того, чтобы не создавать столпотворение у входа в заведение. Отправив родителей на верхние этажи, я пошла к Эриху. В этот раз пришлось отказаться от своего вызывающего наряда. Отец бы меня не понял. Брючный костюм на мне тоже смотрелся очень неплохо. Эрих меня ждал в кабинете с комплектом одежды девочки из обслуги. Такие девочки, чуть постарше меня, уже стояли даже на первом этаже, рядом с охранниками. Они выдавали всем входящим программки с планом мероприятий на сегодняшний вечер.

Эриха я выставила за дверь кабинета. Незачем ему наблюдать за моим переодеванием. Надеюсь, собственный кабинет он системой наблюдения не снабдил. Хотя, кроме наметившейся фигуры, у меня больше смотреть не на что, лучше мужчин такими кадрами не баловать.

Похожую на меня девочку назначили главной в нужном коридоре и выдали миниатюрную рацию. Других своих подчинённых она не знала, девочек набрали из другой школы. На знакомство им дали всего полчаса времени. Эрих доставил меня на этот этаж, воспользовавшись техническим лифтом. Ждать гостя меня устроили в специальном помещении. Здесь даже пару мониторов оборудовали заранее с сигналами камер, расположенных по пути к месту засады. Эрих устроился здесь же в кресле, рядом со мной.

Объект прибыл в казино точно в указанный на билете срок и, оставив охрану внизу, направился к лифту. Пришло время действовать. Эрих дал команду распорядителю этажа, чтобы тот вызвал моего двойника по рации для консультации. В это время я вернулась в коридор вместо неё. За десяток секунд вряд ли кто из девочек заметит подмену.

Дальше всё произошло точно по плану. Своевременное срабатывание закладок отправило человека в неконтролируемое падение. При всём желании и даже имея некоторую подготовку, ему не удалось смягчить падение. Сказались мои многочисленные эксперименты над управляющим. Приложился головой о пол он очень качественно. Нескольких секунд, пока он приходил в себя, оказалось достаточно для проинструктированных девочек, чтобы те подскочили к упавшему человеку и попытались его поднять. Для их силёнок эта процедура оказалась непосильной задачей. Я же больше суетилась вокруг, чем помогала. Мне даже касаться тела объекта не нужно. Удары наносились внутренней силой, только в нужные точки. Сначала на мгновения отключалась чувствительность нужной зоны на теле. Потом наносился основной удар. Понадобилось поразить всего три точки на теле— задача для меня простейшая.

Сообщив уже поднимающемуся человеку, что сейчас позову доктора, я нырнула в технический проход. Голова у объекта явно ещё кружилась, и ничего возразить он не успел. В это время распорядитель этажа приказал моему двойнику проводить доктора к человеку, которому стало плохо на её территории. Что она и сделала. Пока подошёл доктор, объект уже пришёл в себя и отказался от помощи. Постояв немного у стены и окончательно избавившись от головокружения, он двинулся дальше, в игровой зал.

— Ты же к нему даже не прикоснулась?— привстав со своего кресла, с недоумением уставился на меня Эрих, когда я вернулась в комнату с мониторами.

— Мне не нужно касаться,— усмехнулась я, делая лёгкий отталкивающий жест рукой.

Эриха мягко впечатало в кресло. Удар внутренней силой по площади действует именно так.

— О–о–ох…, — только и успел он шумно выдохнуть от неожиданности.

— Двигаем переодеваться! Мне ещё надо в студии показаться, чтобы лишних вопросов не возникало,— буркнула я, как раз отсекая лишние вопросы.

Эрих сначала вернул меня к себе в кабинет, а потом сам же отконвоировал до медиастудии. Несмотря на вечер, Симон находился ещё там, монтируя новые записи музыкантов.

— Привет начальству,— увидев меня, радостно воскликнул он. — Я тут как раз заканчиваю монтирование первого альбома. Ребята напели целых двенадцать песен, это кроме двух твоих. Послушаешь?

— А как думаешь, зачем я ещё могла тут появиться, — довольно улыбнулась я. Было чему радоваться. Задание директора казино я выполнила, а целый альбом — это почти полное концертное выступление. Подсев к пульту и надев наушники, занялась прослушкой созданных композиций.


Титсен Ортисон последние две недели блаженствовал. Тюрьма, откуда его вытащил неизвестный покровитель, не самое лучшее место для жизни. Сидеть два десятка лет за единственную оплошность очень не хотелось. А ведь интуиция подсказывала ему, что напарник — это слабое звено в его комбинации. К сожалению, другого под рукой не имелось, а искать времени не было. Большая игра в казино начиналась через считаные дни. Именно это слабое звено и не выдержало в прошлой афере. Нервозного молодого человека остановила охрана казино. Зачем он рванулся убегать от охраны, Титсен потом так и не понял. Да, наверное, и сам напарник не смог потом объяснить свою реакцию. Скорее всего, он подсознательно считал, что уже нарушил закон, хотя ничего подобного ещё не случилось.

В хороших казино — охрана соответствующая. Парня быстро поймали. Даже под лёгким давлением он выложил всё о намечающейся афере. Если бы Титсен что–то знал об этом событии, то в игровой зал не пошёл бы, и поставить ему в вину было бы нечего. К сожалению, напарник согласился действовать под контролем охраны, и Титсен попал в ловушку. Взяли его с поличным. Богачи не любят, когда их оставляют в дураках. Загремел в тюрьму он по полной.

Отказаться от очередной аферы, после года тюрьмы не было ни сил, ни возможности. Кто–то из дипломатов решил обогатиться за счёт соседей. Наверное, тоже срочно понадобились деньги. Для Титсена оформили дипломатический паспорт на имя Рамоса Камона, и пару недель специальный консультант учил его особенностям жизни на другом континенте. Задачу Титсену поставили несложную— нужно пробиться как можно ближе к финалу. Размер его вознаграждения зависел от того, насколько близко к победителям он пробьётся. До начала заявленной игры Титсен имел время для подготовки. Он просмотрел доступные для покровителя записи о прошлых играх и опасных соперников для себя не нашёл. Местных профессионалов, зарабатывающих деньги на игре, на такие мероприятия не пускали — это развлечение местной элиты общества.

Титсена устроили служащим в обслугу посольства Западной империи. Своего покровителя он даже не знал. Обычно, новым служащим предоставлялся месяц для обживания на новом непривычном месте. Насколько догадывался Титсен, больше месяца его здесь держать не будут и после игры сразу отзовут на родину. В случае хорошего выступления, покровитель обещал освободить его из тюрьмы. Титсен этому верил. У этого человека явно есть такая возможность. Из тюрьмы, для игры, его вытащили без проблем, плюс новые документы и зачисление в дипломатический корпус. Покровитель сидел очень высоко в иерархии государства. Зачем такому, явно не бедному человеку, выигрыш в казино, Титсен не понимал, но в такие дебри этой аферы и не лез. За лишнюю информацию запросто могут открутить голову. Его вполне устраивала обещанная награда — избавление от срока и некоторая сумма в наличности.

Несмотря на достаточно низкий уровень подготовки противников, к игре Титсен готовился со всей тщательностью. Своё секретное оружие он собирался применять только в крайнем случае. Ещё в детстве он обнаружил странную особенность. Кроме развитой интуиции, доставшейся от бабки, которую соседи считали ведьмой, в определённом состоянии он видел карты в руках играющих и в колоде. С таким преимуществом грех не выигрывать. Жаль только находиться в особом состоянии он долго не мог, каких–то непонятных сил не хватало. После таких напряжений сильно болела голова, и носом обильно шла кровь.

Идя по коридору в игровой зал, Титсен был уверен в выполнении задания покровителя. Раз его допустили к игре, все проверки он прошёл, а дальше оставалась только знакомая работа. Неожиданно сработала его хвалёная интуиция. Он почувствовал опасность впереди. Только выхода у него не было. Он находился в последнем коридоре перед входом в игровой зал. Пробежав взглядом по коридору, страшных опасностей он не заметил. Даже охраны вблизи не было, только приветливые школьницы в костюмах обслуги казино с интересом наблюдали за новым гостем. Развернуться и уйти Титсен не мог, поэтому нормальным шагом, не выдавая своего внутреннего напряжения, двинулся дальше.

О чём его предупреждала интуиция, он понял только, когда его голова с неприличной скоростью приближалась к полу. «Споткнуться на ровном месте! Хорошо хоть коврик подстелили»— успел подумать Титсен, соприкасаясь головой с полом. Похоже, на несколько секунд он даже потерял сознание и начал приходить в себя, когда ближайшие девочки уже пытались приподнять его тушу. Получалось это у них очень плохо. Наконец одна из девочек со словами — «я сейчас приведу доктора», сорвалась с места и нырнула в какую–то боковую дверь.

Титсен почувствовал, что головокружение стало проходить, и он, с помощью молодых помощниц, даже поднялся и, прислонившись к стене, попытался перевести дух. Водоворот в глазах быстро сошёл на нет. Когда девочка привела доктора, Титсен чувствовал себя уже вполне сносно и отказался от помощи, надеясь в зале, после нескольких бокалов освежающих напитков, быстрее прийти в себя. Приложился к полу он хорошо, но не смертельно, и логично рассчитывал, что небольшое сотрясение не помешает ему участвовать в игре.

Его расчёт не оправдался. Через двадцать минут, уже перед самой жеребьёвкой, голова заболела нестерпимо, и перед глазами закружился хоровод окружающей обстановки. О какой игре могла идти речь, когда в глазах постоянно темнеет, и он с трудом отличает верх от низа.

Персонал казино оказался очень внимательным, или это кто–то доложил о его неудачном падении, и его осторожно вывели из зала в сопровождении уже знакомого доктора. Титсен понял, что проиграл не только игру, и его опять ждёт неуютное место в тюрьме, а скорее всего и что–нибудь похуже. Только через полчаса он пришёл в себя, после того как доктор вколол ему какие–то препараты. Игра шла полным ходом. Вернуться в зал Титсен уже не мог. Сознание прояснилось и работало как часы. Возвращаться в тюрьму что–то не хотелось, особенно после недавнего периода роскошной жизни. Титсен попросил о встрече с руководством казино и выложил директору и безопаснику всё, что знал.

— Если бы вы рассказали об этом несколько раньше, можно было бы поймать вашего покровителя, — задумчиво потёр подбородок Эрих, переглянувшись с присутствующим здесь же Алоем.

— Я собирался выиграть,— скривившись, тихо пробормотал Титсен.

— Мы вас можем выдать имперской контрразведке, — предложил Алой.— Наших законов вы нарушить не успели, а про западных дипломатов можете рассказать что–нибудь интересное. Думаю, вас вполне могут оформить как перебежчика. Единственное, что мы можем для вас сделать, это выдать предложение о трудоустройстве. Специалист вашего уровня в нашем бизнесе пригодится. Это будет веским основанием для разрешения вашего проживания здесь и выдачи документов гражданина нашей империи. Только советую точно и полностью отвечать на вопросы соответствующих служб.

— Да я им всё выложу, лишь бы не возвращаться в тюрьму, — облегчённо вздохнул Титсен. Даже воспоминание о пропавшем годе жизни вгоняло его в тоску.

— Отлично! Тогда я вызову представителей службы безопасности империи. Они вас переправят куда надо,— довольно кивнул Эрих. На такой исход событий он не рассчитывал. Очень похоже, что кто–то из западных дипломатов сильно проворовался. Только этим можно объяснить использование игрока для добычи неучтённых денег. Хотя Эрих и вращался в кругу аристократов и высокопоставленных сотрудников управляющего аппарата империи, в политику непонятных отношений между империями он не лез. Игрок будет хорошим подарком службе безопасности империи. Для казино такие связи будут только лишним плюсом.

Когда срочно вызванные безопасники империи увели игрока, Эрих посмотрел на задумчивого Алоя:

— Шеф, тебе не кажется, что всё, к чему прикасается эта девчушка, приносит нам хорошую прибыль?

— То–то и дело, что не кажется! Я в этом уверен! Только мне становится как–то не по себе, только от мысли, что произойдёт, если она станет нашим врагом,— задумчиво глядя в пространство, произнёс Алой.

— Так будем дружить, только и всего,— усмехнулся Эрих.

— Если мы будем дружить со специалисткой, что готовила эту девочку, будет ещё лучше, — перевёл взгляд на директора Алой.— Смотрел я на запись инцидента с игроком. Девочка владеет бесконтактным боем. Таких спецов в империи считаные единицы. Надо предупредить её, чтобы она с этим сильно не высовывалась. Имперская служба безопасности сразу наложит на неё свою лапу. Нам это не выгодно. Тогда мы не сможем использовать её в наших комбинациях. Пусть это произойдёт как можно позже. Человек, имеющий такие таланты как Синта, может стать для нас отличным сотрудником.

— Да-а…, талантов в этом ребёнке многовато. Сидя в кресле после её толчка, я немного испугался. Она ведь таким же лёгким движением могла отправить и меня, и этого игрока на тот свет,— поёжился от такой мысли Эрих.

— Боюсь, что относиться к ней, как к маленькой девочке, точно не стоит,— вздохнул Алой.— Учитель или, скорее всего, учительница, основательно перестроила её сознание. Теперь это очень умное смертельное оружие, к тому же наделённое другими достоинствами, о которых мы, возможно, даже не знаем. Я теперь сомневаюсь в том, кто взламывал нашу внутреннюю сеть, то ли её учитель, то ли она сама, то ли она под управлением учителя. При глубоких знаниях учителя и подходящем материале из маленького, доверчивого ребёнка можно вылепить что угодно. Вопрос в другом. Для такого обучения у девочки должно быть безграничное доверие к учителю и время для обучения. Судя по результатам, времени у учителя, для огранки этого самородка, имелось достаточно, вот только учителя рядом мы так и не обнаружили. Ко мне в голову закрадываются странные мысли, а вдруг мать девочки каким–то образом выжила. После похищения в детстве, безграничным доверием может пользоваться только мать или спаситель. Дам–ка я парням задание покопаться в том забытом деле. И ещё для информации— та группа, которую нам сдала Синта, тащит за собой длинный хвост преступлений. Я теперь звезда в полиции столицы. Члены банды заливаются соловьями. Следователи закрыли кучу тухлых дел. Вот такие у нас дела.

— Поздравляю шеф! Станешь идеальным законопослушным гражданином.

— Ага, только об этом и мечтаю,— усмехнулся Алой.


Разговор по шифрованному каналу связи.

— По непонятным причинам операция провалилась. Игрок сдался службе безопасности.

— Я тебя предупреждал, что не стоит использовать непроверенных людей в наших операциях.

— Его готовили втёмную. Об операции он ничего не знал.

— Выбери какого–нибудь советника из персонала посольства и срочно отправь домой. Пусть думают, что мы сами разобрались с провинившимся. Я так понимаю, объект всё же получил деньги для покрытия недостачи.

— Да, до финала не дошёл, но третьего места хватило для покрытия долга. Придётся отложить наши действия по плану «Индекс».

— Всего лишь отложить?

— Именно отложить! Объект— игрок. Деньги в его руках надолго не задержатся.

— Хорошо! Я поддержу такое решение в конторе. Попробуй выяснить, почему игрок перебежал на другую сторону. Наши мозгоправы не могли ошибиться, уж таких проколов они никогда не допускали. Только неизвестный нам фактор мог повлиять на его решение. Выясни, что это был за фактор.

Глава 10. Не злите маленьких девочек

Кое–что мне в музыкальных композициях не понравилось. Симон скопировал несколько фрагментов из моих мелодий в другие песни группы. Хотя эти фрагменты только создавали эмоциональный фон, где–то при вступлении, но в общей мелодии выглядели несколько чужеродно. Самой не хотелось заниматься шлифовкой мелодий, особенно после задания. После недолгих размышлений решила нагрузить работой аватара. Он уже сейчас имел возможности мощного компьютерного центра, продолжая, по мере роста задач, наращивать их самостоятельно, с использованием нейронных алгоритмов. К большому сожалению, мозговой интерфейс доступа к электронному оборудованию у меня отсутствовал. Пришлось задавать простенькие правила обработки вручную.

Аватар справился с работой быстро, а вот переносить результаты на электронное оборудование студии, потом пришлось несколько часов. Хоть время потратила не зря! С помощью Симона разобралась со всеми программами обработки и пультами студии. К концу работы мой электронщик посматривал на меня с очень большим уважением. Мелодии группы мы отшлифовали на уровне, самом высоком возможном на этом оборудовании.

Наше с Симоном чаепитие, после работы, прервал звонок по внутренней телефонной линии. Симон, поднявший трубку, пробормотал, протягивая её мне:

— Синта, это тебя.

— Могу поздравить, — раздался в трубке довольный голос Эриха. — Твой отец вошёл в десятку сильнейших на турнире. Выигрыш небольшой, но триста тысяч на дороге не валяются.

— Легко предположить: у такой способной, умной, красивой и так далее, дочери, отец не последний дурак, — ощущая удовольствие от хорошо проделанной работы и от радостного известия, невнятно пробубнила я из–за печеньки во рту. Вспомнив, что и я в рабство не нанималась, и, наконец, проглотив сладости, поинтересовалась:

— Э–э–э…, а сколько я заработала за задание?

— Ха–ха–ха…, — раздался смех в трубке.

Похоже, в кабинете директор находился не один. Входить в транс и подсматривать через аватара, особого желания не было, да и находился кабинет достаточно далеко. Даже при увеличенных возможностях я туда вряд ли достану.

— Ты нам сэкономила кучу империалов, сохранила репутацию и позволила укрепить связи с имперской службой безопасности, — продолжил довольным голосом Эрих. — Я тут посовещался с владельцами казино. Премию в пару миллионов ты заработала. Тебе перевести их на карточку?

— На карточку не стоит.

Не хотелось показывать отцу левые заработки. Мою карточку открывал он и вполне мог контролировать расходы по ней. Я продиктовала Эриху счёт фирмы, открытой Томом на своё имя. Как единственный акционер, я имела доступ к счёту.

— Деньги перекину через пять минут, — отчитался Эрих и, немного запнувшись, напомнил, — а про запись не забыла?

— Симон будет сейчас уходить и, заодно, передаст. Мне, при отце, передавать будет неудобно, — пообещала я.

В кармане брюк заиграл мобильный телефон.

— Отец уже звонит, так что я побежала, — сообщила я Эриху, заканчивая разговор.

Звонил отец. Он уже ожидал меня на выходе. Отдав распоряжение Симону по поводу записи для директора, я понеслась к лифту.

На выходе меня поджидали не только отец с мачехой. Рядом с ними, в идеальном деловом костюме, стоял представительный мужчина. Я впервые вживую увидела деда.

— Хм-м…, а в реальности она выглядит даже лучше, чем на экране компьютера, — переглянулся дед с отцом.

Отец официально представил нас друг другу. Оказалось, дед, используя свои связи, устраивает меня в одну из самых престижных школ столицы. Попасть туда не так просто, и сам отец вряд ли мог это устроить. Известие меня обрадовало. Именно в этой школе учились мои подруги. Членам семьи, отказавшимся от отца, особо я не доверяла, но и отказываться от таких подарков не собиралась. Вежливо поблагодарив деда и согласовав дату, когда за мной заедет его представитель, я свалила к машине. Судя по всему, старшим нужно ещё о чём–то поговорить без мелких свидетелей.

По отношениям в семьях имперских аристократов я прочитала кучу литературы в сети и знала о существовании множества формальностей. Как отлучённый от семьи, отец не мог специально встречаться с ближайшими родственниками, но никто не смотрел косо на якобы случайные встречи, на ходу. Как раз такая встреча и происходила у меня за спиной, когда я покидала фойе казино. Что меня касается, отец потом расскажет, а остальное меня точно волновать не будет. Ждала я родителей недолго. Уже через десять минут мы выезжали со стоянки.

Во время поездки домой отец меня порадовал. После игры ему удалось поговорить по поводу моего заказа с присутствующим там же знакомым. Тот обещал посодействовать и дал визитную карточку с адресом личной почты и пароль, без наличия которого он письма вообще не читает, избавляясь, таким образом, от многочисленных рекламных рассылок.

Остаток ночи спала как убитая. Похоже, аватар в режиме расчётов всё же жрёт немало жизненной энергии. Да и понятно, это же моё подсознание, а оно тоже кушать хочет. Хорошо хоть упадка сил утром не ощущалось. Срочно включила себе в план тренировок, упражнения по увеличению запасов жизненной энергии. Подруги не всегда могут оказаться под рукой с их запасами магии, которую легко можно преобразовывать в жизненную силу.

Девочки прискакали как по расписанию. Оставив своих железных коней с охраной во дворе, они атаковали меня расспросами о вечерних событиях. В отличие от моей семьи, их родители, тоже посетившие казино вечером, дочерей с собой не взяли. Особо рассказывать мне оказалось нечего, поскольку в зал с игроками я не попала. Утешила подруг карта памяти с записью песен моей группы. Вместо тренировок пару часов слушали музыку. Если нет задачи: следить за записью с целью редактирования, то песни звучали просто отлично. Зато после такого отдыха хорошо погоняла девочек и в силовом и в магическом планах.

Погода стояла хорошая. Так что тренировка, как обычно, закончилась купанием, с попытками контроля стихии воды. Несмотря на слабые магические каналы подруг, подпиталась энергией я не слабо. Кажется, становлюсь энергетическим вампиром.

Заниматься реальной магией с подругами предстоит ещё не скоро. Любое простенькое заклинание разорвёт слабый канал в клочья. Разве что заняться амулетостроением?

После плотного обеда, подруги, обрадованные моим сообщением по поводу одной с ними школы, унеслись по делам.

Проверка того, что наворотил аватар за прошлый день в подсознании, заняла кучу времени. С этим надо что–то делать. Подсознание без тормозов творит, что хочет, а хочет оно многого и сразу. Чтобы загнать аватара в какие–то рамки, пришлось сращивать его со старым аватаром старшего сознания. Уж тот не даст делать что–то опасное для моего тела и сознания. Получился этакий совершенный компьютер с двумя контурами: техническим и магическим. Буду экспериментировать и смотреть, что из этого получится. Даже самой стало интересно: обманет ли аналог нейронной сети более тупого, но чувствительного магического собрата.

Связаться с контактом отца по поводу интерфейса, решила в конце рабочего дня — самое время для отвлечённой информации. Насколько мне известно из сети: обычно, за день работы, решение рабочих вопросов так надоедает, что большая часть специалистов предпочитают отвлечься. Письмо с паролем от неизвестного адресата как раз и заинтересует нужного мне человека.

Оно так и получилось. Ответ, с обещанием посмотреть присланную схемку, пришёл почти мгновенно. На всякий случай, поставила звуковой сигнал на почту и решила покопаться в описаниях физкультурных тренажёров. Для обустройства тренировочного зала у соседей, стоило закупить основной объём спортивного оборудования, а уж потом поиздеваться над ним, с целью переделки под мои требования.

Неожиданно, компьютер подал сигнал о приходе почты. Так быстро я ответа не ожидала. Как ни странно, это оказался не ответ, а приглашение в защищённый видеочат. Меня приглашение заинтересовало. Включила камеру и ввела присланный идентификатор и пароль. На экране нарисовался возбуждённый, взъерошенный объект в очках, примерно отцовского возраста. Наверное, тот самый хозяин визитки.

— Девочка, откуда ты взяла эту схему? — с явным интересом уставился он на меня.

— А знакомиться сейчас у старших не принято? — из вредности скривилась я. Контакт оказался типичным представителем вида «технократус изобретатилиус», находящимся в режиме нервного возбуждения. Непонятно, чего это его так накрыло.

— Э–э–э…, — от неожиданного ответа подвис собеседник. Наконец, переключив мозг в нормальный режим, он продолжил разговор. — Алан Торс — начальник экспериментальной лаборатории концерна «Импульс» по производству электронной техники. Мы с твоим отцом вместе учились в высшей школе. Это он попросил меня сделать нестандартную игрушку для дочери.

— Так–то лучше, — проворчала, всё ещё играя недовольство. — Синта Крой. Схема моя. Я, знаете ли, люблю покопаться в компьютерной электронике.

— Э–э–э…, — опять завис собеседник, видно никак не определившись, как со мной дальше разговаривать. — Эта штука к компьютерной электронике имеет такое же отношение, как я к балету.

— Повторю вопрос из письма, — недовольно вздохнула я. — Вы сможете сделать эту штуку?

— Сможем, — кивнул он, обрадовав меня. — Только стоить это будет несколько больше обычной игрушки. К тому же, насколько я разобрался, это всего лишь половина устройства — только блок дешифратора. Как бы посмотреть и на схему шифратора.

— А вам зачем? — не поняла я. Что хороший инженер может догадаться о предназначении устройства и так понятно. Только я, изначально, не хотела предоставлять полную схему интерфейса в одни руки, рассчитывая другие части заказать где–то ещё.

— Нечто подобное мой отдел пытается создать несколько лет, — смутился собеседник, — а тут дочь друга присылает готовую схему с фантастическими параметрами, да ещё с перспективой развития.

В общем, увлеклись мы разговором основательно. Наш междусобойчик прервался только с приходом отца и мачехи. Они очень хотели выяснить, почему я пропустила ужин. Отец высказал товарищу всё, что думал по поводу его влияния на нарушение режима дня маленького ребёнка. В ответ Алан только неопределённо хмыкнул и, извинившись, прервал связь. По поводу маленького ребёнка он точно сомневался, а маленький ли он вообще. Я знала про электронику никак не меньше него, и обмен в разговоре шёл на равных.

До того как меня отправили в постель, нам с Аланом удалось обо всём договориться. Он бесплатно делал мне интерфейс, но за это использовал мои схемы для собственных целей. В случае продажи готовых устройств, мне причитался процент прибыли, как разработчику. Продавать окончательно такое устройство я пока не собиралась. Договор он заключит с фирмой Тома.

В лаборатории изобретали устройство для шифрованной связи. Мой шифратор–дешифратор мозговых импульсов с запасом перекрывал все поставленные требования. До сих пор никому не удалось расшифровать сигналы мозговой деятельности, поэтому и зашифрованную таким образом информацию никому не удастся вскрыть. Тем более что кодовые таблицы можно менять. У каждого человека они уникальны. Заниматься созданием кодовых таблиц, за соответствующее вознаграждение, будет опять же моя фирма. На самом деле, кроме меня этого сделать никому не удастся. Активные точки на голове, для доступа к определённым участкам мозга, у каждого человека свои.

Так быстро договориться с Аланом удалось из–за того, что он узнал, зачем это устройство нужно мне. К тому же собственная интуиция говорила: человек надёжный, и с ним есть смысл иметь дело. Про мозговой интерфейс он никому рассказывать точно не будет, по крайней мере, некоторое время. Стараться утаить надолго такой секрет, было бы наивно. Он обещал зарегистрировать на нас нужный патент. Моя схема требовала серьёзной доводки для промышленного изготовления, поэтому на совместную разработку я согласилась без колебаний.

Ни о чём этом, я родителей ставить в известность не собиралась. У них своя жизнь — у меня своя.

Следующий день принёс очередную новость. Даже не знаю, приятную или нет. Имперский курьер принёс мне личное приглашение на праздник дня рождения императора. Что интересно, кто–то позаботился, чтобы родители меня сопровождали. Приглашение было на меня, но с двумя сопровождающими.

Пояснила, откуда такой подарок, приехавшая на тренировку Сирена. Её папочка постарался. Наша песня, услышанная у Сирены, сразила его наповал. Предполагая такой же эффект у остальных слушателей, он включил мою музыкальную группу в план концерта на этом празднике жизни. Было бы неправильно, пригласив группу, не пригласить композитора.

Почему–то в том, что именно я написала музыку, он ни на мгновение не усомнился. Император лишь подписал список приглашённых со стороны медийного магната. Сирена меня успокоила, сообщив, что папочка не собирается раскрывать инкогнито композитора. Это должно ещё сильнее повысить интерес публики к музыкальной группе, что влечёт за собой немалые прибыли.

Против такого расклада я не стала возражать. Денежки моей фирме и мне в частности, пригодятся. Пока не знаю почему, но интуиция советовала рассчитывать по большей части на себя. Понятно, что старшее сознание ей в этом только поддакивало.

Официальное подтверждение приглашения Сиреной отца успокоило, а то он уже подумал, что пока путешествовал с Ликой, я ухитрилась, кроме укрепления связей с казино, познакомиться с императором.

Праздник намечался на следующей неделе, но Лика настояла, чтобы праздничную одежду купили как можно раньше. Пришлось, после тренировки с девочками, ехать в город. Подруги составили мне компанию вместе с Ликой. Сирена обеспечила приглашение и Ойле. У её родителей имелось собственное приглашение. Они, как и родители Сирены, шли по основному имперскому списку приглашённых.

Вот дед удивится, когда обнаружит отца среди гостей! Деда уж точно пригласят. Он когда–то входил в имперский совет.

По столице мы хорошо покатались. Мачеха купила себе понравившееся бальное платье. Я же наотрез отказалась надевать на себя детские бальные платья — не одежда, а какой–то пыточный инструмент. Да я в них буду двигаться как кукла! Старшее сознание выступало категорически против, хотя всё же одно лёгкое платье мне прикупили. Оно хоть движений не стесняло. На праздник для меня нашёлся отличный светлый брючный костюмчик. Кое–где добавлю нужных металлических безделушек, и будет мне костюмчик для выхода в свет. Не буду же я ходить на деловые переговоры в своём клёпаном кожаном прикиде. А деловые переговоры скоро намечаются. Алан пообещал через денёк подготовить официальный договор с моей фирмой, на совместную разработку нашего устройства. Только в этом случае я смогу попасть в патент как соавтор.

Набродившись по магазинам, к вечеру наша женская компания разъехалась по домам. Дома нас с Ликой ждали плохие известия. Мы остались без ужина. Неожиданно, повару стало плохо. Отец как раз вызвал медиков, но из столицы им ещё надо добраться. Повар у нас хороший, он хоть и ворчит на меня за набеги на кухонные запасы, но отцу не ябедничает.

Решила сама глянуть, что там с ним. Уже на пороге комнаты аватар заверещал. Трудно не узнать запах цианида. Быстро метнулась в подвал. Химическая наука и изучение биологии не прошли даром. В подвале, вместе с остатками химических опытов, у меня хранился набор различных эликсиров и зелий. И без магии, только имея магическое зрение, можно сделать много полезных растворчиков. Уж с цианидами я вдоволь поработала, так что хороший нейтрализатор в запасе имелся.

Вернувшись в комнату с больным, выставила остальных слуг за дверь. Хорошо, отца с мачехой в комнате не оказалось. Такую они меня ещё не видели. Слуги уже видели, и самоубийц, поспорить со мной в таком состоянии, не нашлось. Накапав, в литровую кружку обычной воды с раствором сахара, с десяток капель нейтрализатора, через вставленную трубку, влила жидкость в рот пострадавшему. Эликсир для себя делала, так что с отравлением он справился очень быстро. Минут через пять, повар уже пришёл в себя.

Настойчивые расспросы позволили выяснить, где он мог подцепить гадость. Этот сладкоежка решил попробовать варенье, привезённое Ликой из путешествия. После этого его и скрутило.

Прекрасно помню, как Лика на завтрак мазала булочку этим вареньем. Если бы там находился яд, аватар бы тогда обнаружил его. Значит, утром яда в варенье ещё не было. Я выглядела спокойной, как скала, но была зла как демон. То, что кто–то хотел отправить на тот свет мою мачеху, даже доказательства не требовало. Баночку с вареньем я изъяла из холодильника и отдала отцу, передав рассказ повара.

Через несколько минут подъехали вызванные медики. Врачи диагностировали лёгкое отравление, с которым организм справился самостоятельно.

В это время я прошлась по комнатам прислуги. Аватар вынюхивал следы преступления. Запах яда обнаружился в одном из шкафчиков, принадлежащих служанкам — уборщицам. Одна из них всё ещё находилась в доме, так что отпадала автоматически. От неё не чувствовалось запаха яда. Нужно достать вторую, уже уехавшую домой.

Вот так просто, сорваться с места я не могла. Такой след для возможного расследования оставлять не стоило. Покрутившись рядом с отцом, когда тот провожал медиков, я отправилась спать.

Где жила прислуга я уже давно выяснила. Теперь эти знания пригодились. Осталась проблема с транспортом. Звонить Эриху не хотелось. Позвонила Ромусу Вирото — охраннику соседей. Повезло. Он с напарником оказался на дежурстве.

Уже знакомым ему голосом приказала сообщить напарнику, что ему захотелось покушать чего–нибудь этакого, потому что надоела сухомятка. Быстренько смотается к столице и скоро вернётся. Помня прошлые события, тот даже не возразил. Приказала ему ждать с машиной недалеко от ворот.

Сделав куклу под одеялом, переоделась в рабочий комбинезон и подхватила сумку с различными принадлежностями на многие случаи жизни и смерти, чужой, конечно. Путь на крышу через дымоход много времени не занял, хотя протискиваться становилось всё труднее — ребёнок растёт. Спустилась с крыши под защитой деревьев, стоящих рядом с домом. Даже если кто–то установил наблюдение из леса, заметить меня он не мог. Кроны деревьев хорошо закрывали обзор. Так же хорошо закрывала обзор со стороны неглубокая канавка, проложенная через открытую часть сада. Наши собственные камеры наблюдения перекрывали только подступы к дверям и окнам, так что меня записать никак не могли. Пробравшись по лесным тропинкам к соседям, обнаружила одинокую машину за воротами поместья. Аватар показал, что за рулём Ромус.

— Привет охране! — буркнула я, протискиваясь с сумкой на переднее место, рядом с водителем.

— Э–э–э…, — оторопел Ромус, ожидая кого–то постарше.

— Едем на разведку. Сегодня кто–то хотел расправиться с моей мачехой. Очень хочется задать пару вопросиков будущим покойникам, — пристроив сумку на заднем сидении, пояснила я, одновременно пристёгивая ремень безопасности.

Наверное, уловив мой взбешённый взгляд, охранник почувствовал: спорить со мной ему выйдет дороже, чем подчиниться. Он молча завёл машину и осторожно повёл её по просёлочной дороге вокруг рощи. Хорошо, конец лета выдался сухим и жарким. В другое время по этой дороге можно проехать только на таком вездеходе, как наш монстр. Уже у выезда на трассу он поинтересовался:

— Куда едем?

— Улица Зелёная 112. Это на самой окраине столицы.

Я не отрывала взгляда от дороги, боялась, что если ещё раз взгляну ему в глаза, ему станет очень плохо. Время в пути позволило немного справиться с эмоциями, почти вырвавшимися из–под контроля. Скорее всего, эмоциональные всплески в последнее время связаны с взрослением. Думаю, старшее сознание меня бы тоже не ругало. Прекрасно помню, как у него было такое же состояние, когда его почти убили из–за предательства. Кажется, это называется холодным бешенством. Направлением действий управляют эмоции, а всё остальное контролирует разум. В своих действиях я не обнаружила ошибок. Надо очень спешить. Боюсь, если промедлю, то говорить будет не с кем. Противник обычно не оставляет свидетелей.

Я, кажется, обнаружила последнего предателя в доме. Эта служанка, судя по записям управляющего Рикса, нанималась почти сразу после него. Остальные работали с прежним, старым управляющим нашего дома, до того как отец купил этот дом. Почему последнего предателя — да просто, все другие слуги, поступившие позже, уволились раньше. Ездить каждый день из столицы или пригородов — очень накладно. Осталась только местная прислуга из соседнего посёлка, работавшая в доме и ранее. Им–то идти не больше трёх километров через рощу.

Прямо к дому служанки мы подъезжать не стали. Дом располагался недалеко от шоссе, ведущего мимо нашего поместья. Ромуса я отправила в ночное кафе, возле которого мы остановились. Ему надо посидеть в зале, чтобы его запомнили и потом купить побольше вкусняшек для напарника, оставшегося на дежурстве в лечебнице. Попросила охранника остановиться не просто в любом месте. Люк ливневой канализации располагался прямо за машиной, закрывшей его от камер наблюдения ночной кафешки. Чуть приоткрыв дверь и забросив сумку за спину, я, приподняв крышку, нырнула вниз и двинулась по проходу в сторону дома прислуги. Судя по давно запомненной карте столицы, он располагался всего в паре кварталов от кафе. Дождя не было очень давно, так что водосток был сухим и быстро вывел меня к другому люку уже за пару кварталов от кафе.

Интуиция завопила, что я опоздала, когда на лестнице, почти у выхода из многоэтажки, где жила служанка, лицом к лицу столкнулась с двумя жлобами. Даже транса не нужно, чтобы обнаружить у них под пиджаками пистолеты. Вряд ли они именно сегодня ночью решили сходить к кому–то в гости в этом подъезде. Пока они размышляли, что делать с малолетней свидетельницей — местной жительницей, а кто ещё, кроме как одна из соседей, будет ночью переться с сумкой в подъезд, я уже приблизилась к ним вплотную.

Серии быстрых ударов они от меня не ожидали. Поражение основных двигательных нервных узлов привело к параличу тела. Опустившись безвольными тушами на ступеньки, они могли только глазами наблюдать за моими дальнейшими действиями.

Здоровенные жлобы никак не хотели помещаться под лестницей. Намучилась, запихивая их туда. Не хотелось бы, чтобы их кто–то случайно обнаружил до разговора со мной. Пока надо проверить квартиру служанки. Может, она ещё жива.

На третий этаж, по лестнице с обшарпанными и расписанными разными непристойностями стенами, прошмыгнула без лишних проблем. Закрытая дверь квартиры меня бы не остановила, тем более она оказалась закрыта не на замок, а всего лишь на подпружиненный язычок. Заходить внутрь смысла не было. Аватар показывал уже холодный труп служанки на полу у выходной двери. Теперь я поняла, зачем у громил с собой имелись использованные кислородные подушки. Они инсценировали смерть служанки от отравления парами цианида. Разбитый флакон с характерным запахом находился рядом с трупом. Всё выглядело так, будто хозяйка поскользнулась на небольшом половичке у входа и, ударившись о край столика, рядом с вешалкой, потеряла сознание. Надо же такому случиться — пузырёк с отравой, чем она отравила жену хозяина по каким–то своим соображениям, и который держала в руке, взял и разбился. В сознание ей прийти было не суждено. Полиция не будет разбираться. Всё и так понятно. Никто же не сможет доказать, что хозяйку сначала уронили. Затаив дыхание комнату всё же пришлось посетить. Для дальнейших действий кое–что понадобится.

Если бы я не встретила парочку на выходе, то ниточка к противнику оказалась бы оборванной. Делать в квартире мне больше нечего. Пришлось возвращаться под лестницу и устраиваться рядом с клиентами, сидя прислонив их обоих к стене. По злым от бешенства глазам прекрасно видно, какие кары они на меня призывают. Это они ещё со мной ближе не познакомились, точнее со старшим сознанием.

Не имело смысла их пугать, колоть или варварски мучить. Через пару минут они мне выложили всё, что знали или предполагали. Фантомная боль сознания — страшная штука. Если у тебя нет магической подготовки для полного управления сознанием, её невозможно выдержать. А боль эта прекрасно наводилась через соответствующие активные точки на теле.

Когда я уходила, получив нужные сведения, под лестницей осталось два трупа. Мальчики не поделили похищенную у одинокой служанки приличную сумму денег, заплаченную ей кем–то за грязную работу. Один ударил другого ножом, второй — пристрелил первого из пистолета с глушителем. А вот не надо было делать гадости моей семье. Полиции найдётся интересная работа.

Машина жлобов стояла недалеко за углом. Ключ от неё им теперь без надобности, как и некоторые вещички, у них позаимствованные. Теперь я ступила на путь мести. Мальчики мне много чего интересного про себя рассказали. Их наёмный отряд убийц недавно пригнали из провинции. По слухам, их предшественники что–то не поделили с местным профсоюзом и задание не выполнили. Устранение женщины с третьего этажа было первым заданием для отряда. Главарь и ещё пара бойцов находятся сейчас на съёмной квартире. Я уже сомневалась, что эта ниточка куда–то приведёт, но, по крайней мере, выясню, кто посредник в полученном заказе.

Используя машину преступников, добралась до их норы, снятой неподалёку в такой же многоэтажке. Проникнуть в квартиру труда не составило. Один из боевиков сам мне открыл дверь, любезно сообщив остальным, что прибыли их напарники. А что он ещё мог увидеть в дверной глазок, когда я приставила к нему мобильник одного из жлобов с их классными фотками на фоне стены. Несоответствие картинки за спиной приятелей не насторожило человека за дверью.

Среагировать на моё нападение боевик не успел, а упасть я ему не дала, осторожно опустив тело на пол. Второй боевик оказался проворным, услышав непонятные шорохи в коридоре, он выглянул из дверей. Выглядывал лёжа на полу и, на всякий случай, с пистолетом в руках. Это ему не помогло.

В режиме транса аватар прекрасно показывал мне всю окружающую обстановку в пределах досягаемости. Удар по голове отправил бойца в длительный нокаут. Дрыхнувший в соседней комнате главарь так и не проснулся. Его даже неожиданный звонок в дверь не разбудил, что уж говорить о каких–то шорохах. Пришлось применить для пробуждения экстренные методы. Боль — очень хороший способ приведения человека в бодрствующее состояние. Главарь больше походил на стареющего менеджера среднего звена, чем на наёмника. Разговор состоялся короткий, но содержательный. Их группа гастролировала по провинциям империи, не задерживаясь на одном месте. Заказы получали через сеть, сопровождающую информацию тоже. Выполнив очередную пару заказов, они тут же меняли место жительства.

К сожалению, очередная ниточка не привела к заказчику. Окончательно выяснилось только одно — заказчик явно старый. Служанка была связана с Риксом, а он точно знал заказчика похищения моей матери, но на допросах так ничего и не сказал. Теперь идут одна за другой операции по устранению мачехи. Возможно, цель — не убить её, а именно удалить из отцовского окружения. Зачем — непонятно. Скорее всего, и меня пытались похитить именно для того, чтобы на эту тему шантажировать отца.

Покидала квартиру наёмников я без сожаления о сделанном. Они заслужили свою судьбу, ломая судьбы других людей. Нет, на роль судьи я не претендовала, но они видели меня в действии, а это меня не устраивало. Инсценировав ссору и убийство, я покинула квартиру. За спиной остались два трупа и сошедший с ума главарь с разряженным пистолетом. Сознание человека — структура хрупкая, испортить гораздо проще, чем починить. Не завидую я главарю, которого до конца жизни будут преследовать призраки его жертв.

Машину бандитов я оставила в том же месте, где и взяла, как и в квартире, тщательно уничтожив следы своего пребывания. Под контролем аватара это сделать совсем не сложно. Намёк следователям, что не всё просто в этой истории, я оставила. Если они не совсем идиоты, то один интересный факт заметят. Вернулась в машину охранника через люк, как и уходила.

Все приключения заняли чуть больше часа времени. Пришлось немного подождать Ромуса. Я ему на развлечения давала полтора часа. Если бы я не появилась, он должен был ждать меня ещё час на стоянке за углом, а потом ехать в поместье в любом случае.

— Как разведка? — поинтересовался он, обнаружив меня в машине и усаживаясь с пакетом в руках на водительское место.

— Паршиво, — недовольно пробурчала я.

— Что, покойники попались неразговорчивые? — пошутил Ромус. Он явно слегка заправился высокоградусным напитком и находился навеселе.

— Покойники, как раз, пели соловьями, но заказчик — гад, перестраховался, — криво усмехнулась я, взглянув на охранника. Похоже, он поймал мой взгляд и резко протрезвел. Я злилась, а он оказался достаточно чувствительным человеком. Когда злится маг, даже если аура прикрыта заклинанием или контролируется сознанием, часть энергии прорывается через канал глаз. Дальше мы добирались до поместья врачей в полной тишине.

— Ты в очередной раз помог хорошему делу, — сказала я Ромусу на прощание, покидая машину.

— Да чего уж там, — немного смутился охранник. — Только не надо больше на меня так смотреть.

— Я тебе неудобства компенсирую. Слишком уж меня разозлила последняя выходка недоброжелателя нашей семьи, — теперь уже открыто улыбнулась я, попутно с помощью аватара сканируя номер его карточки в кармане.

— Вот такой вы мне нравитесь больше, — довольно проворчал Ромус.

В два часа ночи я уже лежала в собственной кровати. Мои размышления по поводу происходящего в очередной раз зашли в тупик. В то, что такой умный противник действует нелогично, не верилось, но логики в его действиях почему–то не улавливалось. Существовали факторы, влияющие на ситуацию, но мне недоступные.

Придётся использовать магические возможности подружек в создании защитного амулета для Лики. Работа над амулетом особых сил не потребует. Магические каналы девочек должны выдержать. Не откладывая в долгий ящик задачу, ушла в разгон и занялась созданием амулета. У старика в ювелирном магазине я видела подходящий простенький кулончик из янтаря. Скорее всего, застывшая смола деревьев как нельзя лучше подойдёт для амулета жизни, а серебряная оправа послужит основой для щита воздуха и каменной кожи. Давненько я, а точнее старшее сознание, не занималось подобным творчеством. Постоянно обучаясь в своём мире, маг накопил множество новых заклинаний, но применить их не мог из–за отсутствия силы. Теперь такая возможность появилась. Все заклинания мне хорошо известны, так что всего за парочку дней разогнанного времени или пару часов обычного, подготовила проект магической части амулета. Остаток ночи проспала со спокойной совестью. Что могла, я сделала.

Утренняя тренировка с девочками прошла, как обычно, закончившись купанием в пруде и подкачкой сил. После обеда у меня планировался вояж в место будущего обучения с представителем деда. Мне почему–то кажется, что вне зависимости, понравится мне школа или нет, выбора у меня не будет. Подруги учатся там, так что для упрощения собственной жизни, я тоже буду там учиться. В этот раз подруги умчались по своим делам. Смотреть в школе им нечего, они её и так знают. Девочки ни капельки не сомневались, что школа мне понравится.

За мной приехал представительный дядечка, которого хорошо знал отец. Так что теперь это точно посланец от деда. После знакомства, Дорх Тисон с одним из наших охранников повёз меня в школу.

К отцу в это время приехали следователи из полиции. Врачи сообщили им об отравлении человека в поместье ядом, слишком уж специфический у него запах. Следователи быстро связали смерти на окраине города с этим случаем. Инсценировка смерти нашей служанки от воздействия того же яда и последующий конфликт её убийц, насторожил полицию. Изначально наёмники ничего из квартиры не взяли, но аватар подсказал, где хранились кое–какие сбережения и дорогие женские украшения служанки, так что тела покойников я снабдила необходимыми уликами. Посмотрим, что из этого получится.

Школа мне сразу понравилась. Комплекс зданий занимал на окраине столицы целый квартал. Два жилых корпуса для иногородних учеников, шесть спортивных залов, четыре бассейна и собственный зимний сад, впечатляли. Богатенькие спонсоры не поскупились на обучение таких же богатеньких детишек. Насколько мне известно из сети, в столице существовало несколько закрытых школ со специальным обучением. Стоило обучение в таких школах совсем не дёшево, но, по отзывам, оно того стоило. Если ты поступил в такую школу, то тебя выучат идеально, чего бы это для тебя и преподавателей не стоило. Да и родители давили на учеников. Отчисление из школы за неуспеваемость — это нехорошее клеймо для семьи, воспитавшей идиота, неспособного одолеть учебную программу.

Я выбрала вариант с проживанием в жилом корпусе. Мотаться каждый день за город, не хотелось. При необходимости и так можно съездить. Никаких ограничений на свободу учеников вне пределов учебного времени школа не накладывала. Ключи от комнаты мне выдали сразу, как только мой сопровождающий подписал какую–то бумагу. Хоть сейчас можно вселяться.

Похоже, дед, а не отец, оплатил мою учёбу. Это меня несколько озадачило. С какой стати дед заинтересовался внучкой, после одиннадцати лет игнорирования? Расспросы Дорха ни к чему не привели. Он виртуозно уходил от сложных вопросов, чувствовался приличный опыт в таких делах. Я, в свою очередь, с удовольствием играла роль восторженной малолетки, вырвавшейся из–под опеки родителей. Вот только судя по переливам настроения в его ауре, моя игра его не очень–то убедила. Я из–за этого не сильно расстроилась. Ни дед, ни его люди пока мне жить не мешали, а даже помогали, в том числе со школой. Так что временно зачислила их в дружественные силы.

По пути домой, заехали к старику — антиквару, где я за свои деньги с карточки, выданной отцом, расплатилась за десяток понравившихся мне однотипных кулончиков с янтарём. Делать, так делать. Решила, используя появившуюся возможность, создать несколько защитных амулетов, и себе, и девочкам, и на запас. Пока старичок, хозяин магазина развлекал разговором сопровождающего, я ещё раз воспользовалась терминалом магазина и перевела со своей карты двадцать тысяч Ромусу. Обещала же наградить охранника за ночное беспокойство.

Похоже, Дорху магазин понравился. Он тоже что–то приобрёл у старика и ещё о чем–то с ним договорился. К их разговору я не прислушивалась, на всякий случай изучая выставочную витрину магазина. Кто его знает, вполне возможно мне понадобятся украшения для других амулетов. Грех упускать такую возможность.


Разговор вечером в доме деда Синты.

— Как прошла встреча с моей внучкой? — с нетерпением поинтересовался Ронис Крой у своего главы службы безопасности.

— Нормально! С виду обычная девочка, — с неопределённой гримасой на лице отчитался Дорх.

— Значит…, только с виду? — уцепился за слова Ронис.

— Да…, нормально она выглядит! У тебя в компьютере полно её фоток. Только вот у меня ощущение… непонятное. Словами не передать, — недовольно проворчал Дорх.

— А ты постарайся! — усмехнулся дед Синты. Не часто он видел подчинённого таким задумчивым и неразговорчивым.

— Ну-у…, не знаю я. Просто чувствовал себя рядом с Синтой, как рядом с вулканом, готовым взорваться в любую секунду. Просто словами непередаваемое ощущение.

— Вулкан…, говоришь! Вулкан — это хорошо! — задумчиво кивнул Ронис. — Как думаешь, со школой у неё проблем не будет?

— С учёбой вряд ли, а вот с дисциплиной могут быть проблемы. Девочка упрямая и слишком самостоятельная, — озвучил предварительный вывод Дорх.

— Значит, всё же наша кровь, — ухмыльнулся Ронис.

— Ещё какая! — недовольно буркнул Дорх. — Что ты, что твой сынок, всегда прёте напролом.

— Что ещё скажешь интересного?

— Действует она не как ребёнок. Я бы сказал, она больше похожа на разведчика в тылу врага, чем на ребёнка. Дважды в одно место не смотрит. Память хорошая. Взглянув один раз на план школы, запомнила его слёту. Любит высоту. Её комната в поместье на верхнем этаже. Комнату в школе тоже выбрала угловую, на последнем этаже. У меня создалось впечатление, что столицу она хорошо знает. На обратном пути посетили один интересный магазинчик с ювелирными изделиями. Она явно посещала его раньше. И вот, что ещё: купила она какие–то безделушки, хотя осмотрела всё остальное очень внимательно. Обычная девушка, раскрыв глаза, бегала бы от витрины к витрине. Синта всего лишь купила то, что явно наметила заранее, а ведь деньги, порадовать себя, у неё точно имелись. Есть ещё куча мелочей. Долго рассказывать. Да…, по поводу магазинчика, пока не забыл, ты бы тоже посетил. Выбор у старика больше чем в центре, но товар подобран особый. Такого в центре не встретишь. Кое на какие вещички цены кусаются, но такого в ювелирных магазинах найти трудно.

— Хорошо, заеду на днях. Пусть жёны порадуются и покрасуются на балу императора с новыми украшениями. За внучкой наблюдение не снимай. Пусть твои подчинённые разомнутся, а то мхом заросли на спокойной работе.

— Это — да…, побегать им за девочкой придётся, — улыбнулся Дорх, вспоминая беспокойную подопечную.

Ещё кое–что вспомнив, он смёл улыбку с лица.

— Сбил ты меня с мысли! Сегодня, когда уезжали из поместья, туда нагрянули следователи из полиции. Не перебивай! — остановил взмахом руки Дорх главу семьи. — Сейчас поясню! Есть подозрение, что совершено очередное покушения на членов семьи Тима. Я потрусил своих знакомых в полиции. Предполагаемых цели две: либо мачеха Синты — Лика, либо сама Синта. Яд служанка подмешала в варенье, которое могли употребить только они. Одну баночку мачеха привезла из путешествия. Испортил задумку противника повар. Он первым соблазнился новым вареньем. Ему здорово повезло, что попробовал он совсем немного. Медики сразу заподозрили цианид и сообщили в полицию. А вот дальше факты больше похожи на закрученный детектив, чем на реальность. Служанку грохнули грабители, инсценировав случайное отравление парами цианида из упавшего и разбившегося флакона. Вот только для этого надо было знать, что за отрава во флаконе. Сами грабители прикончили друг друга, рассорившись из–за небольшой добычи. Во–о–от…, вижу, как у тебя глазки заблестели, — взглянул Дорх в глаза деду Синты.

— Дальше…, — нервно фыркнул Ронис.

— Пока не потерял хватки, старый волк, — ухмыльнулся Дорх и продолжил: — После запроса в базу полиции, следователи схватились за голову. Грабители оказались ребятами непростыми. В северных провинциях за ними длинный хвост преступлений и убийств. Поймать их банду никак не удавалось…

— Не тяни! Разозлюсь — выгоню к чёртовой матери! — рявкнул Ронис.

— Остатки банды обнаружились не очень далеко, в доме на окраине столицы. Главарь сошёл с ума и перестрелял двух других подельников. Медики сказали, что он полностью невменяем, и вряд ли имеется возможность восстановить психику. Следователи — не дураки и в такое совпадение не поверили, разложили всё по полочкам, но придраться оказалось просто не к чему. Во всех случаях картина идеально вписывается в легенду, которую я тебе рассказал. Полиция перекопала за день горы информации — ничего. Если бы не один дотошный следователь, дело бы закрыли уже к сегодняшнему вечеру, параллельно закрыв кучу зависших дел в северных провинциях. Следователь запросил данные оператора по перемещению мобильных телефонов преступников в течение ночи. Обнаружилась удивительная вещь. Один из покойников, в подъезде служанки, неожиданно ожил, сел в свою машину и проехал до базы главаря. Там главарь как раз сходит с ума и приканчивает остальных членов банды. Покойник возвращается к дому служанки, оставляет телефон в машине, идёт в подъезд и окончательно умирает под лестницей. Вот такой у следователей триллер нарисовался. Хотя они и рады необычному подарку в виде разгромленной группы наёмников, но опасаются специалиста, отправившего её в полном составе на тот свет. Главарь сейчас мало чем от трупа отличается, и как говорят медики: одной ногой он уже в могиле.

— Ты, надеюсь, проверил своих наблюдателей? — внимательно уставился на подчинённого Ронис.

— И своих, и имперских по старым связям потрусил. Дом Тима никто из обитателей не покидал. С окрестностей выезжала только одна машина охранника из соседнего поместья, но он, хотя и находился недалеко от места первого преступления, всё время проторчал на виду в ночном клубе. Местный охранник видел, как тот подъезжал и уезжал. Из машины, кроме него, никто не выходил, и в машину никто не садился. Этот человек оказался не причём.

Похоже, прошлую группу наёмников, нанятых для похищения Синты, только сдали полиции. Эту же показательно уничтожили, послав недвусмысленное предупреждение. У заказчика могут возникнуть серьёзные проблемы при найме других наёмников. Слухи о проблемах, с кем–то или в каком–то месте, в их среде разносятся очень быстро.

— Поспособствуй распространению таких слухов. Я же предупреждал тебя, чтобы ты обеспечил безопасность внучке, — зло уставился на подчинённого Ронис.

— У меня нет доступа в дом вашего сына, так что предотвратить покушение на кого–либо, я там не в силах.

— Ладно, — так же быстро как разозлился, успокоился Ронис. — За тобой внешняя охрана. Согласуй свои действия с имперцами. Постараемся не мешать неизвестному охраннику семьи. Он работает гораздо эффективнее нас, вместе взятых.


Разговор по телефону.

— Господин, прошу больше нас не беспокоить.

— Объясни, в чём дело?

— Процент потерь по вашим заданиям в последнее время превысил допустимую границу.

— Это что–то меняет в наших отношениях?

— В данном случае, да. Со мной люди уже отказываются работать. Я был вынужден передать информацию о последних делах в общий банк провалов. Причину провалов аналитики лиги наёмников определить не смогли, поэтому внесли вас в чёрный список заказчиков, а по объектам заказов установили временный запрет на любые акции. В наших рядах исполнителей вы больше не найдёте. Я сожалею!

Глава 11. Связи в верхах

Дома, едва закончился ужин, полезла в сеть. На почте уже несколько часов висело сообщение от Алана. Он ждал меня в видеочате и сразу обрадовал. Начальство, наслушавшись хвалебных отзывов по нашей схеме от самого Алана и привлечённых специалистов, дало разрешение на долговременное сотрудничество с моей фирмой. Работы в этом случае сильно ускорятся. Добавится проблем Тому, как директору. Придётся пройти сертификацию в имперской безопасности, как фирме, привлечённой к военным контрактам. Сервер и защиту я ему обеспечу. Из сотрудников в электронном отделе будет числиться только Симон, а он и так работал в какой–то государственной компании. Мне, как акционеру, доступ к секретам производства не нужен. В реальности буду считаться лишь совладельцем патента на устройство.

Закончив разговор с Аланом, подключилась к камере в кабинете Тома. Несмотря на вечер, тот ещё сидел на месте. С приездом отца, работ, как у управляющего домом, у него прибавилось. Пришлось отвлечь его по местному телефону и обрадовать дополнительными проблемами.

— Не всё так страшно, — рассеял он моё беспокойство. — При поступлении в ваш дом, я такую проверку уже проходил. Служба безопасности присматривает за окружением космонавтов. Твоя компания без проблем получит сертификат безопасности. А уж о защите по сети я меньше всего переживаю. Ещё в первый день моей работы я попросил знакомого проверить сеть дома. Ему даже входной экран не удалось пробить.

— Тогда, ты знаешь, что делать. Как только Алан пришлёт договор, перешлю тебе.

— Если не секрет от главы фирмы, на какую тему–то договор будет? — явно усмехнулся Том.

Как–то этот вопрос я из виду упустила. Том ничего о моей новой разработке не знал. Пришлось коротко обрисовать ему преимущества работы с компьютером при наличии такого интерфейса.

— Я следующий в очереди на устройство! — обрадовался Том. Работа с компьютером у него отнимала достаточно много времени. Он сразу оценил перспективы ускоренного общения с такой техникой.

— Третьим будешь! — усмехнулась я.

— Согласен, и желательно побыстрее.

— Алан обещал тестовую модель сделать за неделю, — обрадовала я Тома. — Он сам понимает преимущества такого управления компьютером. Заказчики несколько лет ждали разработку похожего устройства для других целей — подождут ещё немного. Мозговой интерфейс важнее и для меня, и для самого Алана.

На следующий день, во время занятий медитацией с подругами, возле пруда, попробовала использовать их силы для создания амулета. Специально повесила кулончик с янтарём на шею. Результаты меня сильно удивили. Знания и навыки старшего сознания сработали как надо. На металл заклинания ложились идеально, хотя и использовала для работы чужие ауры, а вот с янтарём возникли неожиданные проблемы. Этот камень жрал силу, как бездонная яма, не давая заклинаниям закрепляться. Перепробовала все известные магам подходы. Янтарь не поддавался, продолжая поглощать магическую энергию.

Маги, встречаясь с неизвестным, всегда обращают внимание на мелочи. Такой мелочью как раз оказалось небольшое изменение прозрачности камня. Тогда я тупо стала накачивать камень энергией. Через некоторое время янтарь потерял прозрачность, как будто внутри образовался туман. Не хотелось верить, но, кажется, я обнаружила в этом мире то, что маги искали тысячелетиями — накопитель магической энергии. Обычно, даже небольшой накачки сырой энергии достаточно, чтобы молекулярные связи в любом объекте разрушились. Янтарь лишь как–то перестраивал структуру, что отражалось в изменении цвета и прозрачности. Закачать в камень энергии до насыщения у меня не получилось. Запаса энергии у подруг не хватило.

Когда девочки, после традиционного плотного перекуса, уехали, я сбежала к себе в комнату, продолжать эксперименты с янтарём. Не терпелось поработать с мифическим накопителем силы. Для извлечения энергии из камня подошло обычное заклинание насоса жизненной силы из раздела магии жизни. Только переделала контур настройки с жизненной силы на магическую. Накладывать заклинания пришлось за счёт жизненной силы и в ускорении. Если магичить в обычном состоянии, то заклинание рассеивалось в ауре, не успев сформироваться.

Оказывается, богиня подарила старшему сознанию не только возможность быстро мыслить, но и вернула способность творить магию. Из–за прерванного ритуала маг не мог накапливать в ауре магическую силу. Теперь же этого и не нужно, сила прекрасно будет храниться в янтаре и использоваться по мере надобности. Закачать же её туда можно напрямую от подруг или откачивая понемногу жизненную силу от обычных людей. Буду вампирить потихоньку. Небольшой отбор энергии даже полезен для человека, а вот врагов можно выпивать до конца. Маги жизни такими заклинаниями не пользовались. Это наносило серьёзный вред ауре, а для меня никаких последствий не будет. Моя аура не чувствительна к магической энергии. Она с ауры стекает, как вода.

До вечера наворачивала различные заклинания на кулончик с янтарём. Янтарь выступал аккумулятором энергии, а оправа содержала сами заклинания. Пласты памяти старшего сознания по всему спектру заклинаний вскрывались с поразительной скоростью. Маг явно истосковался по любимому занятию. Часть расчётов сбросила на аватара. Расчёт магических контуров на совместимость он выполнял намного быстрее, чем обычное сознание. Подсознание вообще вряд ли что–нибудь считает. Оно сразу берёт готовый ответ. Аватар всего лишь позволяет сознанию отфильтровать этот ответ на общем фоне множества решений.

На радостях забыла обо всём. Пропустить ужин мне не дала Лика. Отец, не обнаружив дочь за столом, послал за мной мачеху. Открыв дверь, она успела заметить отблески сработавшего заклинания.

— Ты чего это тут творишь, с электричеством? — удивлённо рассматривая мою довольную физиономию, поинтересовалась она.

— Магичу понемногу, — честно призналась я.

— А экстрасенс кушать не хочет? — улыбнулась Лика.

С мачехой мне точно повезло. Судя по спокойствию и доброжелательным оттенкам в ауре, ей вообще всё равно, кто у неё в дочках оказался. Она явно относится ко мне, если и не как к дочери, то, как к младшей сестре, точно.

За столом отчиталась отцу: игрушку его старый знакомый обещал сделать через неделю. Повар на ужине превзошёл себя, окончательно оклемавшись после отравления. Даже учитывая зверский аппетит после ускорения, съесть всё, что он мне подкладывал, оказалось нереально. Отец только покачал головой, неожиданно обнаружив, что дочь сожрала за ужином больше всех остальных вместе взятых. Учитывая мою, вполне стройную комплекцию, замечание на эту тему он не стал делать.

После ужина, отправляя меня в кровать, отец сообщил о моей дополнительной скрытой охране во время выездов в город со стороны деда. Тот ему сам позвонил и попросил на это разрешение. Против дополнительной охраны я, конечно, возражать не стала. Скоро вообще в поездках меня личный кортеж с охраной сопровождать будет.

Дни до праздника пролетели быстро. Подруги приезжали каждый день на тренировку. Попросила их скрытно пристроить пару кулончиков с янтарём в людных местах. Сирена пообещала спрятать его в их семейной ложе, в концертном зале. Ойла пристроит кулон в такой же ложе на гоночном треке столицы. Таким образом, я решила проблему собственного вампиризма. Страсти в людных местах бушуют нешуточные, а это как раз и есть жизненная энергия. Обещала подругам пояснить суть задания после того, как они пару раз сменят спрятанные кулоны на другие. Пора их уже приобщать к магии. Во время занятий у пруда я хорошо прокачала им магический канал воды, постоянно отбирая у них энергию и запасая в очередном янтарном кулоне. Скоро можно будет с ними заняться воздухом.

Заказанные через сеть спортивные тренажёры уже приехали к соседям, и нанятые строители монтируют их в старом ангаре. Сразу после праздника придётся заняться больницей. Одобренный мною персонал начинает потихоньку собираться. Две медсестры уже приехали. Скоро прибудут остальные.

Новым жильём в школе, тоже пришлось позаниматься. Школа элитная, так что свою часть обстановки в комнате надо закупать самим. По совету подруг, пришлось раскошелиться. Встречают в школе по одёжке. Сирена посоветовала знакомого дизайнера, и я заказала ему стандартный комплект обстановки для ученика в стиле «техно», предупредив, что в один из шкафов придётся впихнуть приличный по размеру сервер. Компьютера для нормальной работы с сетью мне будет мало. Нормальный сервер мне, за дополнительную и вполне приличную плату, помог найти Алан. Такой машинки в торговой сети не купишь. Хотя он и подержанный, поскольку отработал в конторе Алана некоторое время, но поставлялся военным ведомством для сложных расчётов и к тому же имел защиту и сертификат безопасности для прямой работы с конторой Алана. Тот не собирался упускать возможность использовать меня для работы по теме его отдела. Вундеркинды, способные в одночасье решить проблему целого отдела, на дороге не валяются.

За день до праздника неожиданно позвонил Эрих. Ему срочно понадобились мои услуги. Пришлось ехать. Мне в сопровождение отрядили Лику. Том с отцом отбыли брать в аренду представительскую машину. На нашем монстре ехать в гости к императору — не самое умное решение.

Ехать пришлось на заднем сидении вместе с Ликой. Пока ехали в казино, воспользовалась удобным случаем и подарила мачехе кулончик, заряженный защитными заклинаниями.

— Что за белый камень внутри оправы? — удивилась Лика, внимательно рассматривая подарок.

— Специальным способом обработанный янтарь, — воспользовалась я подготовленным заранее ответом. Полностью заряженный янтарь приобретал матовый молочный цвет. Подружки уже принесли мне насколько таких заряженных камней. Гонки и концерты проходят в столице почти каждый день. — Использовала шаманские технологии. Считай эту штуковину мощным защитным амулетом. Большая просьба — всегда носи кулон на себе.

— Ты думаешь, он поможет в любых ситуациях? — иронично усмехнулась мачеха.

— Не в любых, — покачала я головой, — но, поверь мне, в шаманских обрядах есть вещи, недоступные обычному сознанию, но, как ни странно, они работают.

— Значит, экстрасенсоришь помаленьку, — надевая кулон на шею, пробормотала Лика.

Что–то она не стала мне сильно возражать, по поводу шаманских ритуалов. Странно это. Обычно люди не верят в фокусы всяких экстрасенсов. Лика, судя по ауре, почему–то совсем не сомневается в эффективности амулета.

— Пытаюсь, — не стала отпираться я. — У меня большая просьба: при разговоре с директором казино больше помалкивай и делай загадочное лицо. Если возникнут вопросы, мы потом дома поговорим.

Мачеха у меня умная, сразу поняла, что при охране я большего не скажу, поэтому и вопросов задавать не стала, а начала рассказывать про учёбу в школе. Меня это очень интересовало. В сети лежала куча историй про различные школы, но доверять им всем не стоило. Пока ехали, я услышала много полезного для будущей жизни среди сверстников.

Эрих любезно встретил нас на входе, явно его служба безопасности следила за маяком в машине. После дежурных комплиментов нам обеим, он провёл нас в кабинет. Как только слуга, прикативший на небольшом столике гостевой набор напитков и закусок, удалился, он спросил глядя прямо на меня:

— Теперь можно поговорить?

Вопрос я поняла. Он интересовался: можно ли говорить при незнакомом ему человеке.

— От мачехи мне скрывать нечего, — захватив в плен один из стаканов со сладким напитком, отозвалась я. Надо поинтересоваться у директора: где он достаёт этот нектар. В магазинах ничего подобного не видела.

— Фух…! Какие шпионские страсти…, — улыбаясь, фыркнула Лика.

— Госпожа Лика…, — начал Эрих.

— Просто Лика…, — перебила его мачеха. Я не на званом ужине, чтобы напоминать постоянно о господах.

— Ну что же, просто Лика, тогда вы, наверное, в курсе, что у нас с вашей приёмной дочерью договор. Она, по мере сил, вытягивает мою задницу из неприятных ситуаций, но за это пользуется ресурсами казино.

Отличная у меня мачеха, прямо идеальная. Она не забыла, о чем мы говорили в машине, и промолчала, натянув на лицо загадочную маску.

— Я так и думал, — кивнул Эрих, приняв её мимику за подтверждение. — Тогда я озвучу очередную задачу для Синты. Иногда кое–кто из верхушки империи обращается к нам со странными просьбами, и отказать им мы не можем.

Не так давно, в карточном турнире, принимал участие заядлый игрок. Возможно, вы его знаете. Это один из заместителей главы службы безопасности империи. Всем замечательный служащий империи, но имеет один недостаток — наркоман игры в карты. Во время игры перестаёт себя контролировать и может проиграть всё, что имеет. Другие его достоинства, о которых мне не сообщили, значительно перевешивают этот его недостаток. От службы безопасности империи поступила настойчивая просьба, отучить его, хотя бы на некоторое время, от этой пагубной страсти. Насколько я предполагаю, СБ собирается использовать его в какой–то комбинации. Нужно, чтобы он не сорвался во время игры, а все остальные думали, что он именно сорвался. Синта у меня специалист по нестандартным ситуациям. Есть ли возможность решить проблему?

Эрих внимательно смотрел на мою довольную физиономию. Напиток, который я тянула маленькими глотками из стакана, мне нравился.

— Я так понимаю, безопасность хочет что–то провернуть на дне рождения императора? — с сожалением я отставила пустой стакан, на столик, подальше от себя. Бутылка с напитком, наполненная ещё наполовину, стояла на столе. Придётся сначала поработать, а потом затребовать у Эриха источник этой божественной жидкости.

— Мне не сообщили, — пожал плечами Эрих.

— Врачи, похоже, не справились? — продолжала предполагать я.

— Гипноз или какая–нибудь психологическая накачка может изменить его поведение, — задумчиво кивнул Эрих.

— То есть, для решения задачи нам дали всего лишь один вечер? — задумалась я.

— Наверное, мы остались последним призрачным шансом на решение этой проблемы, — улыбнулся Эрих. С одной стороны его грело обращение СБ империи с такой необычной просьбой, а с другой стороны он боялся, что решение не найдётся. После передачи выловленного агента чужой империи в службу безопасности, установились новые интересные связи. Эриху не хотелось бы их терять по многим причинам. Синта уже проделала ряд нестандартных операций. Имелась небольшая вероятность решения и этой проблемы. Попытаться стоило.

Уткнувшись взглядом в пол, я обдумывала задание. Любая попытка вмешательства в сознание объекта, приведёт к изменению его поведения. Человек со знанием психологии, знакомый с объектом ранее, сразу заподозрит что–то неладное. Именно поэтому провалились попытки медиков применить гипноз или какое–то нейропрограммирование. Решение проблемы надо разбить на части. Фильтры сознания должны включаться последовательно, тогда со стороны не будет видно изменений в поведении.

— Объект в курсе, что мы с ним должны что–то сделать? — наконец подняла я глаза на Эриха.

— Да, и явно заинтересован в положительном исходе, — кивнут Эрих.

— Мне придётся несколько раз сыграть с ним в карты, а между играми провести сеанс иглоукалывания.

— Я договорюсь об индивидуальной игре. У нас такое практикуется. Только играть придётся поздно вечером. Лишние люди потом узнают только о самой игре, но не будут знать, с кем объект играл. Он уже много раз использовал такой тип игры, чтобы спрятать собственную игроманию, — облегчённо вздохнул Эрих. Раз Синта что–то придумала — есть перспектива решения проблемы. Пока она ни разу не ошиблась. К тому же Эрих неожиданно выяснил, что девочка владеет не только бесконтактным боем, но и экзотическими медицинскими методиками.

— Мне понадобятся десяток наборов игл для иглоукалывания, желательно серебряных, — посмотрела я на Эриха.

— К вечеру достанем, — кивнул тот.

— Лика, ты будешь сидеть тут до позднего вечера? — взглянула я на мачеху.

— Если ты будешь торчать здесь до вечера, то, пожалуй, я отправлюсь домой. Ночью тебя заберёт Том, — предложила Лика. Сидеть кучу часов, без дела ей не хотелось, а показываться в казино точно не стоит, чтобы не давать даже тени подозрения на присутствие здесь кого–то из семьи Крой. По роду деятельности Лика часто встречалась с представителями службы безопасности империи, а те предпочитали перестраховываться по максимуму. Да и подробно поговорить с Синтой по её делам с казино, она вполне могла позже.

— Отлично, я тогда посижу до вечера в студии. Там есть чем заняться, — предложила я и с хитрой улыбкой добавила, глядя на Эриха:

— И, пожалуйста, доставьте туда ящичек этого божественного напитка.

— Ну, у тебя и запросы! Это энергетик из Западной империи. Они его практически не продают на экспорт. Только для тебя, поделюсь своими запасами, — тяжело вздохнув, покачал головой Эрих, надеясь в случае успеха стребовать с имперской службы безопасности значительную компенсацию. Он сам был страстным любителем этого напитка.

Симон оказался в студии один. Он вёл обработку новой песни группы. Кроме медленного поглощения понравившегося напитка, других дел не было, так что занялась обработкой мелодии. Прогон и обработка звука аватаром значительно улучшили мелодию и добавили эмоций в звучание.

Вечером Эрих провёл меня в специальную комнату, на верхнем этаже, для индивидуальных игр. Объект воздействия уже ждал меня там.

— Не понял…! Ты кого это привёл? — уставился на директора подтянутый человек, лет сорока, с короткой стрижкой, сидящий со скучающим видом за карточным столом.

— Очень дорогого специалиста, согласившегося с вами поработать, — беззаботным голосом сообщил Эрих, ставя возле стола небольшой чемоданчик с наборами игл. — Вам придётся выполнять все её требования. И, кстати, именно эта девочка сдала вам картёжника.

— О…, как…! — удивился тот, уже с интересом рассматривая меня. — Прямо так все требования?

— Абсолютно! — серьёзно кивнул Эрих. — Если заставит голышом бегать вокруг стола, придётся бегать. Хотя мы с ней работаем не так долго, но сбоев в выполнении задач у неё не было. Если она берётся что–то делать — она это сделает. Ваш случай не исключение.

— Очень интересно! — пробормотал тот.

Я в это время молча анализировала его ауру. То, что этот человек связан с аналитической работой, я не сомневалась. Части ауры, ответственные за сознание и разум, отлично развиты. Ещё в ауре присутствовали непонятные небольшие серые пятна. Такого в этом мире я пока не видела.

Усевшись в кресло напротив объекта, посмотрела на ожидающего Эриха:

— Господин Эрих — свободны! Дальше мы сами разберёмся.

Эрих ухмыльнулся, бросив быстрый взгляд на гостя и, без лишних возражений, покинул комнату.

— Очень интересно! — в очередной раз пробормотал гость.

Я вдруг поняла, что это за пятна в ауре. Передо мной сидел природный шаман, а пятна — это окна для общения с духами. Теперь понятно, почему он любит играть. Духи любят эмоции, а он неосознанно платит этими эмоциями за подсказки. За правильные решения на работе этот человек платит проигрышами в картах. Все необученные шаманы страдают таким недостатком. Они не знают, как сбрасывать духам чужие эмоции.

Судя по искривившемуся от боли лицу и обалделому взгляду, уставленному на меня, гость попытался призвать духа, чтобы расспросить того по моему поводу. Три раза ха–ха…. Дух уж точно получил приличный удар, отражённый по мысленной связи гостю. Без разрешения, потустороннему духу соваться к магу, находящемуся под божественным благословением — не самая хорошая идея.

— Э–э–э…, м–м–м…, — удивлённо протянул гость.

— Духи не придут без моего приглашения.

Пришлось дать хоть такой намёк, иначе будет трудно дальше работать с объектом. Он постоянно будет пытаться понять, почему обычно послушный дух сбежал сразу после появления.

— Никогда не думал встретить такого молодого медиума, — пришёл в себя гость, сделав определённые выводы из моего сообщения.

— Я не медиум, — покачала я головой, — но это и не важно для нашей дальнейшей работы. Мне дали задание убрать вашу зависимость от карточных игр.

— Странно, ваш разговор не соответствует возрасту, — сделал определённый вывод гость.

— У меня было трудное детство, — немного грустно улыбнулась я, даже врать не пришлось. С определённого времени детство у девочки этого мира точно стало трудным, а у мага другого мира его вообще не было. — Меня зовут Синта, а вас?

— Называй меня дядя…, нет, лучше просто Витором. Извини, твой возраст сбивает меня с толку.

Похоже, гость определился с линией поведения в моём обществе. По крайней мере, он сообразил, что не стоит общаться со мной, как с маленькой девочкой. Что ему сказал дух при бегстве, я не знаю, но точно что–то страшное. Хотя боги не имеют доступа к этой вселенной, но духи ей уже не принадлежат и о богах точно кое–что знают.

— Итак, Витор, вы наверняка предполагаете, с чем связаны ваша тяга и азарт к картам? — посмотрела я в глаза собеседнику.

— Я много читал на эту тему, — нахмурившись, кивнул он. — Это мне кара за успехи на работе. Как только вижу подходящую компанию за карточным столом, не могу остановиться, пока эта компания не прекращает игру.

— Немного не так, — покачала я головой, — это ваша плата духам, за успехи на работе. С их мира легко рассмотреть то, что не видно из нашего.

Пришлось кое–что рассказать про духов.

— Откуда вы это всё знаете, — в очередной раз удивлённо уставился на меня Витор. Учитывая его аналитическое мышление, он не нашёл противоречий в моём рассказе.

— Если хотите, перешлю вам список сетевых ресурсов, где есть об этом информация.

У меня на самом деле имелся на сервере такой список. Все вопросы экстрасенсорики, доступные в сети, я изучала особенно тщательно.

Витор очень хотел. Он наверняка штудировал сеть на эту тему, только с одним отличием — я знала, где описываются настоящие особенности духов, а он нет. Глупости в сети на эту тему лежит на многие порядки больше.

Дальше мы приступили к лечению. Для начала, мы сыграли пару партий для разминки, чтобы Витор стал воспринимать меня как игрока. Потом я подняла планку цены за игру, и мы стали играть на желание. Выигрыш ему не светил. Духи только тянули к себе через серые окна в ауре его эмоции, боясь даже нос высунуть в обычное пространство. Для меня в трансе ни карты в его руках, ни карты в колоде, секрета не представляли. Три желания я у него выиграла. Пришло время приступать к первому этапу лечения. Приказав ему раздеться до трусов, уложила его на диван у стены, потратив на это одно выигранное желание. Иначе он, ни в какую, не хотел раздеваться перед девочкой. Созвонившись по мобильнику с Эрихом, попросила срочно найти записи последних карточных соревнований и принести их на карте памяти. Сама в это время, устроившись на краю кресла рядом с диваном, принялась втыкать иглы в тело Витора. Нужно переключить кое–какие внутренние эмоциональные каналы на внешнее восприятие.

Эрих сам принёс карту памяти и, оставив на столе, бесшумно удалился, только удивлённо посмотрев на шкурку ёжика, в которую превратилось видимая поверхность тела гостя.

Витор мужественно терпел иногда достаточно болезненные уколы игл. Закончив работу, убрала иглы, и мы вновь принялись за игру, только теперь в сопровождении записи соревнований, показываемых на большом экране, установленном на стене комнаты.

Хорошо, что у меня в амулете имелся приличный запас магической силы. Наложив защитный экран на тело Витора, не пришлось духов упрашивать, чтобы они появились в обычном мире, не боясь обжечься божественной силой. Почувствовав защиту, несколько потусторонних сущностей вынырнули из серых окон ауры. Вот только питаться они стали не эмоциями самого Витора, а эмоциями, транслируемыми через его сознание из записи на экране. В зале во время игры бушуют не маленькие страсти. Сознание человека вполне может выступать каналом трансляции этих страстей духам. Для духов не важно, что события уже давно произошли. Им важен сам канал доступа к этим событиям, и к энергии, рассыпанной в пространстве. Эмоции у людей ведь были, и они никуда не исчезли и хранятся в одном из слоёв пространства.

Теперь Витор мог без последствий пользоваться подсказками духов даже в игре со мной. Конечно, в данном случае ему это не помогло. Он — не обученный шаман. Подсказки духов нужно ещё правильно расшифровать, что ему не всегда удавалось сделать в быстрой игре. Я же по–прежнему видела все карты и шансов ему не оставляла.

Теперь мы играли на настоящие деньги, а не на желания. Витор, хотя и проигрывал приличные суммы, с радостью осознавал, что желание играть уже не затмевает разум.

Он сам остановил игру, проиграв мне полмиллиона империалов. Чего раньше не смог бы сделать.

— Синта, тебе не говорили, что ты страшный человек? — почесав затылок, пробормотал Витор, искоса поглядывая на меня.

— Говорили и даже просили никогда не играть в этом казино.

Довольная улыбка появилась на моём лице. Хотя я впервые работала с шаманом в этом мире, но лечение прошло удачно. Духи хорошо подпитались эмоциями, и вред шаману не нанесли.

— Только в этом казино? — приподнял брови Витор.

— В другое я не успела попасть, — пожала я плечами. — Мне хватает тех денег, что я здесь зарабатываю.

— Да, кстати, насчёт денег! Ты сделала то, что не могли сделать врачи империи. С меня причитается, — задумался Витор.

— Ты мне ещё должен два желания, — хитро посмотрела я на собеседника, — да и денег я вытрусила с твоей карточки немало.

— Э–э–э…, — немного завис он, — только не в ущерб империи.

— Я же тоже здесь живу! Так что только личные интересы.

— Отлично, но насчёт денег, это даже не та сумма, что я заплатил врачам и всяким шарлатанам, за избавление от пагубной страсти. Премию я перешлю на твою карточку. И это…, телефончик доктора можно получить? Не хотелось бы пользоваться ресурсами службы для получения такой информации. У нас в службе всё под контролем, а ты, как я понимаю, не хочешь светиться со своими возможностями.

Номерами телефонов и адресами почты мы обменялись. Оказалось, мы оба перестраховщики, поскольку пользовались для секретных контактов анонимными идентификаторами почты и телефона. Мне точно пригодится такой контакт в имперской службе безопасности, хотя он и не сказал, по какому направлению работает. К тому же, если он познакомится с духами поближе, ему придётся опять обращаться ко мне. Указатели на сетевые ресурсы я ему, конечно, сброшу, но там написано слишком много всего. Обучать шамана для правильного обращения с духами должен шаман. Маг жизни — не шаман, но в академии курс обучения по общению с духами проходил, так что основы я знаю хорошо. В этой вселенной явно есть свои особенности в работе с духами. Я это уже почувствовала. Несмотря на защиту, духи явно попользовались моей эмоциональной энергией, хотя к вкусной жизненной силе даже не прикоснулись. Чувствовала себя, как эмоционально выжатый лимон. Эмоции — чисто моё, а вот жизненная сила с пометкой богини для них противопоказана. С другой стороны, мне это на пользу. Есть догадка: моя аура обзавелась серым пятном с окном в мир духов. Раз духи питались моими эмоциями, то доступ в их мир я точно получила. Возможность вызова духов — неплохая плюшка, полученная за проведённую работу. Это гораздо дороже отжатых у Витора денежек. В данном случае он выступил для меня в качестве проводника в мир духов.

Расстались мы с пациентом вполне довольные результатами встречи. Эрих, видя моё уставшее состояние, вопросов не задавал и любезно довёл до проходной, где меня ожидал Том.

Приехал он за мной не на монстре, а на длиннющем представительском автомобиле — целая комната на колёсах. Забравшись на огромное сидение, я мгновенно отключилась. После соприкосновения с потусторонним миром надо привести организм в нормальное состояние. Аватар это сделает лучше всего, когда сознание не будет ему мешать.

Проснулась я утром в собственной кровати. Рядом в кресле дремала Лика и проснулась сразу, как только я пошевелилась.

— Как спалось? Отдохнула? — сразу поинтересовалась она.

— Что ещё случилось? — проворчала я, видя явное волнение в её ауре.

— Спасибо тебе, — странно посмотрела она на меня.

— За что? — не поняла я.

— Не знаю даже, как сказать, — замялась Лика, а потом всё же продолжила, — никогда не верила во всяких экстрасенсов, но ты — это нечто. Вчера, когда возвращалась домой, в нашего монстра влетел рейсовый грузовик. У автономного транспорта отказали тормоза. Весь задок монстра — всмятку. Заднее сиденье, где я находилась, вместе с частью корпуса впечатало в придорожную мачту освещения и превратило в смятую гармошку. Водителю и охраннику на переднем сиденье повезло. Раму машины удар изогнул, и они оказались за опорой мачты. Их спасли усиленные рамы передней части автомобиля и подушки безопасности. Когда меня вырезали из смятого кузова, на мне не оказалось ни царапины. Спасатели только развели руками.

Лика перестала говорить, продолжая задумчиво смотреть на меня.

Хорошо, что Том не успел сказать мне об аварии до того, как я отрубилась. Даже не знаю, что бы сделала в том состоянии. Интуиция не верила в случайное совпадение. Похоже, кое–кто не воспринял прошлое предупреждение. Надо разбираться, а вот пугать Лику не стоит.

— Мы же теперь одна семья, — пробормотала я.

Сцена обнимания с мачехой заняла приличное время. Слёзы сами потекли из моих глаз. Никогда не думала, что эта процедура в определённых обстоятельствах приносит столько эмоций и удовольствия. И это с учётом того, что наши амулеты слегка погасили эмоции. Надо почаще повторять такую процедуру, и мне приятно, и амулетам польза. На завтрак мы с мачехой появились вместе. Сегодня тренировок с подругами не планировалось. К вечеру надо ехать на праздник к императору.

Время до отъезда — навалом. Решила покопаться в причинах аварии с грузовиком. Взломать сервер управления рейсовыми грузовиками компании владельца оказалось не так уж сложно. Хорошему специалисту такая защита вполне по зубам. Скорее всего, противник действовал точно так же, но для этого ему нужно иметь полное расписание автоматического транспорта вокруг столицы. Это подразумевает определённую информированность, которую не может иметь обычный обыватель.

Ломала сервер очень аккуратно, боясь уничтожить возможные следы предыдущего взломщика. В данном случае мне сильно повезло. Админ сервера использовал дополнительные журналы контроля. Чужой взломщик подчистил за собой всё, что знал, но в одном журнале остался след соединения в момент аварии. Сеть взломщика была защищена намного сильнее, но защиту удалось обойти. Оказалось, я взломала один из узлов службы безопасности империи. Выяснив, откуда велась атака на сервер грузовой компании, и скопировав следы взлома на том рабочем месте, аккуратно затёрла следы собственного присутствия, не залезая в другие внутренние защищённый узлы сети. За скрытность я не беспокоилась. Интуиция и аватар прекрасно сработались. А вот в секреты империи лучше без надобности не влазить. Из–за неуёмного любопытства становиться врагом империи мне не хотелось.

После размышлений решила привлечь к расследованию нового знакомого. Вместе со ссылками на ресурсы по духам послала письмо с описанием очередного покушения на мачеху и адрес рабочего места защищённой сети, с которого велось управление автоматическим грузовиком. Доказательства, скачанные с компа злоумышленника, прилагать пока не стала. Не стоит знать Витору, что кроме определения адреса, я ещё и прошвырнулась по сети службы. При желании они найдут на рабочем месте взломщика все необходимые доказательства. Тот, надеясь на свою подготовку в сокрытии следов преступления, не успел убрать следы на рабочем месте. Именно поэтому я и обратилась к Витору, снимая с него одно из выигранных желаний. У него возможности, проверить кого–то из сослуживцев, гораздо выше.

Работу закончила как раз к выезду на праздник. Новый костюмчик, купленный накануне, смотрелся на мне идеально. Отец одобрил мой внешний вид, заодно похвалив мачеху, оказавшую помощь в этом деле. Среди драгоценностей на одежде мачехи заметила и свой кулончик. Кристалл всё ещё оставался белым, хотя и не таким чистым, как при полном заряде. Это ничего, на празднике народу будет много, и он должен подзарядиться. Сама тоже не забыла нацепить собственный кулон. Тот разрядился гораздо сильнее, почти превратившись в обычный янтарь. На работу с Витором растратилось намного больше энергии, чем при разовой защите Лики.

Звонок мобильника вывел меня из дрёмы уже на въезде в столицу. Звонил Витор.

— Синта, нужно поговорить.

— Так уж срочно, — поморщилась я. Никак не предполагала такой оперативности от нового знакомого.

— Не срочно, но чем быстрее, тем лучше. Где с тобой можно встретиться?

— Я сейчас еду в гости к императору. Можно ….

— Отлично! Так даже лучше, — перебил меня Витор. — Встретимся там. Перед концертом, в праздничном зале я займу столик рядом с вашим.

— Хм-м, значит, мою фамилию ты уже выяснил, — недовольно проворчала я.

— Не дуйся! Как я не выкручивал руки директору казино, он не сдался. Причина только в твоём письме. Чувствую: любишь ты ставить кучу людей на уши. Рассказ не для телефона.

— Ладно, подходи, познакомишься с моими родственниками.

Отец говорить не мешал, только с интересом прислушивался к разговору.

— Кто это хочет с нами познакомиться? — поинтересовался он, когда я спрятала телефон в карман.

— Один интересный клиент казино, — задумчиво ответила я. Непонятно, почему это я поставила кучу людей на уши. Там–то дел было — мизер: сообщить службе собственной безопасности об использовании оборудования в преступных целях. Даже интересно стало: о чём собирается поговорить со мной Витор.

— Я тебе об этом рассказывала, — вступила в разговор Лика.

— Значит, вот почему наша семейка имеет доступ в это заведение, — усмехнувшись, кивнул отец. — Дочь подрабатывает там штатным экстрасенсом.

— Тебя всё время нет, надо же как–то загружать себя. Вот я и развивала способности, — проворчала я.

— Теперь вам вдвоём не будет так скучно, — виновато пробормотал отец. — Я должен делать то, что умею и обеспечивать семью.

— Я понимаю, — вздохнула я.

Как же хорошо сидеть в обнимку с такими замечательными родителями!

Покрутившись по запруженным дорогам столицы, и преодолев два поста охраны, установленных у правительственного района, наш автомобиль подъехал к императорскому дворцу. Здесь я находилась впервые. Впечатление постройка производила весьма противоречивое. С одной стороны, она походила на дворцы владык из древней истории, но с другой стороны, превосходила их по размерам на порядок. Размер слегка конфликтовал с дизайном. Окружающие дворец правительственные высотки казались карликами рядом с ним.

Пригласительные билеты нам достались во второй зал. В первом праздновали только семья императора и высшие сановники империи. Как же я порадовалась, обнаружив за столом неподалёку удивлённую физиономию деда. Увидеть здесь сына с семейством он точно не ожидал. А ведь мы добились этого сами, без помощи многочисленной родни.

За соседним столиком сидел Витор с женой. Вторую пару за тем столом я не знала, но по удивлённому взгляду отца поняла, он их как раз узнал. После выступления императора, транслируемому в зал через огромный экран на стене, гости немного перекусили и стали оживлённо переговариваться с соседями.

Первым к нам подошёл не Витор, а мужчина из второй пары.

— Не возражаете, если мы немного поговорим, а мой помощник займёт разговором вашу дочь, — поинтересовался он.

— Как же я могу вам возражать! — усмехнулся отец.

— Ну-у…, в жизни всякое бывает.

Улыбка лишь наметилась на лице гостя, мгновенно исчезнув, на фоне ледяного спокойствия.

Пересев за столик Витора и кивнув на парочку за столом отца, поинтересовалась:

— Это кто?

— Это моя жена Лиза, а заодно и личный секретарь, — сначала представил мне женщину за столом Витор, показывая этим, что говорить можно свободно. С ехидной улыбкой он продолжил: — А с твоим отцом говорит всесильный глава службы безопасности империи.

— Ого, — удивлённо пробормотала я. — А разве он не должен пировать в первом зале?

— Наш шеф — личность своеобразная. В прошлый раз, на дне рождения императора, он вообще сидел среди дипломатов Западной империи. Учитывая его жуткую славу по разоблачению врагов империи, аппетит гостям он испортил основательно.

— Теперь он решил портить аппетит моему отцу? — сыронизировала я.

— Наоборот, — покачал головой Витор, — видишь, по его лицу иногда проскальзывает улыбка. Знающие люди понимают, те, с кем он сейчас говорит, находятся под его защитой. Лет десять назад, нашлись особо непонятливые индивидуумы, не обратившие на это внимание. Их наказание настолько впечатлило остальных, что желающих, не обращать внимания на такие мелочи в поведении шефа, больше не находится. За себя и родителей можешь не переживать. Покушений больше не будет. Такой явный намёк ваши враги поймут. Одно дело — преследовать одну семью, совсем другое дело — бодаться со всей имперской службой безопасности.

— За что это нам такие почести?

Витору удалось удивить меня, а то я никак не могла понять странное внимание его шефа ко мне. Несмотря на его обращение к отцу, в первый момент разговора он оценивал именно меня.

— Шеф уважает людей, способных ставить на уши всю службу безопасности, — пояснила жена Витора, — а ты именно такая.

— Это точно, — довольно кивнул Витор. — Твоё сообщение за короткое время спровоцировало появление трёх трупов в нашей службе.

— И чему тут радоваться? — не поняла я.

— Шеф говорит: трупы врагов всегда пахнут хорошо. Юмор у него тоже своеобразный, — усмехнулась Лиза.

— Ничего не понимаю, — пробормотала я, совсем сбитая с толку. Даже интуиция помалкивала.

— Всё просто, — вздохнул Витор. — По твоей наводке я попросил отдел собственной безопасности проверить данные. Они вскрыли доступ к компьютеру в службе поддержки, откуда было перехвачено управление грузовиком. Там нашлось так много интересного, что службу подняли по красной тревоге. В результате расследования вскрылась неизвестная сеть внутри нашей службы. Программиста, перехватившего управление грузовиком, и двух сотрудников собственной службы безопасности, входивших в чужую сеть, задержать не удалось. Отстреливались они до последнего патрона, а потом застрелились сами. Зато в руки следствия попал их куратор. Он рассказал такое, что на этом празднике, за короткое время, пришлось сменить четверть обслуживающего персонала, для гарантированного предотвращения диверсии против гостей из Западной империи. Разбираться, кто из слуг участвует в операции, не было времени. Кто–то хотел нас сильно поссорить с западниками. За себя можешь не переживать. Шеф приказал засекретить все сведения о твоём участии в этом деле.

— Ух, хоть одно радостное известие, — выдохнула я.

— Премия тебе тоже полагается. На личный счёт, чуть позже, чтобы нельзя было связать с этим делом, тебе положат кругленькую сумму. Враги наших врагов — наши друзья. Надеюсь, ты не стала сильно лазить по нашей сети, — пристально посмотрел на меня Витор.

— Не такая уж я дура, чтобы лезть в секреты империи, — буркнула я. Доказательств у них не было, вот только адрес взломщика можно узнать лишь на входном сервере внутренней сети службы.

— Я почему–то так и подумал, — кивнул Витор. Он мне поверил, да и смысла копаться в имперских секретах у меня не было.

— Тогда у меня пожелание, не надоедайте с просьбами! У меня скоро начинается учёба в школе, и будет не до решения ваших проблем, — проворчала я, предполагая, что теперь служба безопасности меня без внимания не оставит.

— Сама понимаешь, присматривать мы теперь за тобой обязательно будем, но обещаю не надоедать навязчивым наблюдением и различными заданиями.

Витор понимал моё состояние. Он сам жил под постоянным колпаком службы, и удовольствие ему это не доставляло.

В то же время я радовалась. Вот так, на ровном месте, обзавелась дополнительной защитой. Враждовать с империей я точно не собиралась. Враги нашей семьи на время притихнут, но я сомневалась, что они оставят нас в покое. Если бы они окопались в службе имперской безопасности, с нами бы давно было покончено. Похоже, программист — взломщик, кроме работы на сеть противников империи, подрабатывал на стороне, оказывая услуги врагам нашей семьи. В данной ситуации так сложились обстоятельства, решая свои проблемы, я случайно помогла выявить врагов империи.

Обсудив все секретные вопросы, мы ещё успели поболтать с Витором и Лизой о разном, пока не вернулся их шеф с женой. Я пересела обратно за стол отца. Насколько я поняла, шеф Витора не стал информировать отца о моих подвигах, лишь намекнув, что у него растёт замечательная дочь.

Вторая часть праздника — концерт, для меня прошёл более спокойно и прогнозируемо. Композиция моей группы, прозвучавшая почти в заключение концерта, произвела настоящий фурор. После окончания мелодии, секунд двадцать, стояла полная тишина, потом взорвавшаяся бурными аплодисментами. Не знаю, что там творилось за кулисами, но, в нарушение всех регламентов, группу попросили ещё раз повторить номер по окончанию концерта. Как объявил конферансье: по личной просьбе императора.

Мне кажется: без очень дорогих подарков мои музыканты не останутся.

Глава 12. Врачебная практика

Утром я точно проснулась знаменитой, по крайней мере, в определённых кругах. Сильно сомневаюсь, чтобы от императора могли скрыть автора и композитора, так удивившей его песни. Отец Сирены — главный распорядитель праздника, точно не будет долго сопротивляться расспросам императора. Очень хочется надеяться, что дальше определённого круга людей такая известность не пойдёт. Пусть музыканты группы купаются в лучах славы. Мне такая известность без надобности.

Перед школой нужно ещё уладить дела с врачами. После вчерашнего праздника сегодняшнюю тренировку с подругами я не планировала. Как раз было время сбегать к соседям, что я и сделала после раннего завтрака. Повар с удовольствием устроил мне на кухне импровизированный стол. Отец с Ликой ещё не вставали, поэтому я быстренько сбежала от расспросов, предупредив только Тома и охрану.

Незнакомый охранник пропустил меня на территорию лечебницы без лишних вопросов. Кто поспособствовал такому обстоятельству, интересоваться не стала. Это мог быть и Ромус, и хозяева лечебницы. Сфотографировать меня мобильником они могли в любое время. Меня, такой простой доступ на территорию соседей вполне устраивал.

Первым делом сунулась в ангар. Вскрыть замок входных дверей шпилькой, для меня труда не составило. Нанятые техники, монтировавшие тренажёры, сделали всё в точном соответствии с планом. Придраться было не к чему. Различного спортивного оборудования здесь находилось достаточно для любых тренировок. Даже простой десятиметровый бассейн, полузакопанный в одном из углов ангара, радовал глаз своей голубенькой отделкой.

— Так–так, а я‑то думаю, что за воры, странные, полезли к нам в спортивный зал, — усмехнулся Рейн Пирс, появляясь на пороге зала.

Его я засекла ещё на подходе. Гравий сильно скрипел у него под ногами на дорожке, ведущей к ангару, а открытая дверь оставляла прекрасный канал для внешних звуков. Непонятно только, как он обнаружил взлом ангара. Никакой системы охраны не видно.

— Что, сигнал тревоги поспать не дал?

— Я рано встал. Должны привести последнюю порцию заказанных препаратов. Систему охраны нам твой протеже посоветовал. Он в этом деле специалист. Датчиком весь корпус ангара работает, а камера наблюдения с радиоканалом, закреплена среди ламп на потолке, — как мог, пояснил врач.

Надо покопаться в сети на эту тему. Не дай бог, отец решит прикупить нечто подобное. Я же тогда из дома без охраны не выберусь.

— Можешь от меня поблагодарить монтажников. Ангар отлично отделали, — перескочила я на другую тему.

— Премия будет? — вопросительно посмотрел на меня Рейн.

За такую работу, денег не жалко, поэтому согласно кивнула в ответ. Врач сбросил мне на телефон счёт фирмы монтажников.

Неожиданно в ангар ворвалась молоденькая, хрупкая на вид девушка в больничном халате. Её я не слышала. Похоже, бежала она от ворот усадьбы не по дорожкам.

— Шеф, там доставка приехала. Водитель жутко ругается. Дорога к нам ему очень не понравилась. Ой…, а это кто? — уставилась она на меня, обнаружив мою физиономию, выглядывающую из–за фигуры Рейна.

— Эйли Мерико — наша новая медсестра. А эта маленькая госпожа — совладелец нашего заведения, — представил нас друг другу Рейн, бросив на меня предупреждающий взгляд.

Да я как–то и не собиралась влазить в их отношения. Сами пусть разбираются. Это была девушка, совместимая по ауре с Рейном, на которую я ему ранее указывала по фотографии. Хотя…, судя по аурам, приличный толчок в отношениях им точно не помешает.

— Странно, — пробормотала медсестра, внимательно рассматривая меня. — Мне почему–то казалось, что совладелица больницы должна быть постарше.

Вспомнив, зачем так быстро неслась сюда, она продолжила:

— Водитель грозится написать на нас жалобу, что его не предупредили об отвратительной дороге к поместью.

— Хорошо…, я пойду, разберусь, — недовольно буркнул Рейн. Ему явно хотелось поговорить со мной. — Надеюсь, гостья не собирается сбегать? Впрочем, чтобы такого не случилось, приказываю медперсоналу сопроводить гостью после осмотра спортивного комплекса в нашу гостиную.

Рейна подогнал истошный рёв клаксона, слышимого даже под крышей утеплённого и хорошо изолированного от внешних звуков помещения. Окинув меня ещё раз многозначительным взглядом, он выскочил за дверь.

Можно смело ставить миллион против одного — врач уже пленён, разоружён и не способен убежать от оставшейся стоять напротив меня девушки.

— Насколько я знаю из личного дела, у вас четвёртый уровень в одном из видов рукопашного боя. Откуда у молодой девушки такие достижения?

Меня на самом деле это интересовало. В личном деле фигурировали только факты. Я на девушку и обратила внимание именно из–за боевой подготовки. Четвёртый уровень её системы уже использовал болевые точки на теле противника для проведения ударных приёмов.

— У меня отец руководит школой рукопашного боя. Я с детства там занималась, — не стала скрытничать собеседница. Немного замявшись, всё же добавила:

— Я на пятом уровне, только женщинам его не дают, слишком опасные тренировки приходится проводить.

Передо мною стояло моё освобождение от нудных лекций врачам и персоналу. Даже не верилось в такое везение. Пятый уровень — это использование энергоцентров на теле человека. Всего в том виде боя существовало шесть уровней. Подозреваю: у её отца как раз шестой. Стоило познакомиться с ней поближе.

— Как насчёт лёгкого спарринга? Обстановка подходящая, — искоса поглядывая на девушку, предложила я. Нужно же как–то заинтересовать её и подвесить морковку перед носом. По опыту старшего сознания знаю: не имея стимула перед глазами, люди работают неохотно.

— С тобой? — не поняла девушка.

— Со мной, со мной! Что…, боишься? — поддела я её.

— Я как–то не одета для тренировки, — засомневалась девушка, глядя на мою почти детскую фигурку в комбинезоне.

— Мы сейчас закроемся, чтобы нам не мешали. Халатик можешь повесить в раздевалке. Насколько я знаю, обувь в вашем виде боя не обязательна, а женские трусики я каждый день в зеркале вижу.

Не теряя времени, в очередной раз, покопавшись шпилькой в замке, закрыла входную дверь. Свою обувь сняла и поставила у дверей. Небольшое психологическое давление не оставляло девушке выбора. Она решила быстренько проучить малолетку. Нырнув в небольшую раздевалку у входа и оставив там халат и лёгкую обувь без каблуков, она вернулась.

Фигурка у девушки — высший класс. Тонкая талия, а всё остальное вполне соответствует идеальной спортивной фигуре. Похоже, сказались упорные тренировки с детства. Если бы я сняла походный комбинезон, моя фигура была бы её немного уменьшенной копией.

Чтобы снять с девушки лёгкую заторможенность в схватке, показав, что и я кое–что умею, сблизилась с ней и нанесла удар ногой в корпус. Ничего подобного Эйли явно не ожидала от малолетней соперницы. Она успела лишь чуть повернуться, когда её снесло ударом в сторону кучи мягких матов.

— А говорила: пятый уровень! — насмешливо посматривая на лежащую соперницу, проворчала я.

— Ах, ты …, засранка маленькая! — тихо бормоча, вскочила на ноги девушка.

Вот теперь завязалась нормальная схватка. Схватить себя я не давала, используя только ударную технику. Мне понравилось, как вела бой соперница. Злость не затмевала разум. Все действия строились очень логично. Она даже силу удара контролировала, боясь мне навредить.

— Используй энергетику, — прикрикнула я на соперницу в момент одного из сближений.

— Боюсь, — буркнула в ответ девушка.

— У меня шестой уровень, — усмехнулась я в ответ, в очередной раз, роняя её на пол.

— Не верю, — неуверенно подала голос девушка, поднимаясь.

Пришлось продемонстрировать. Следующий удар на несколько секунд отключил у неё руку, заставив разорвать дистанцию. Использование внутренней энергетики ещё ускорило и так быструю схватку. За наблюдение с камеры я не беспокоилась. Пока девушка была в раздевалке, мой бросок шариком жевательной резинки основательно ослепил небольшой объектив.

Преимущества собственного тела, развитого с помощью методик магического мира, я не применяла. Достаточно было использовать природную гибкость и скорость ещё детского тела. Соперница сражалась вполне на уровне. Не её вина, что против меня выстоять в таком бою невозможно.

Схватку прекратил невольный возглас Рейна, когда девушка в очередной раз покатилась по полу. Постоянный транс предупредил меня о приходе зрителя. Ключ от дверей ангара у врача имелся, а возгласы, доносящиеся из зала сквозь закрытую дверь, его очень заинтересовали. Транс я использовала, только чтобы случайно не повредить девушке. Предупреждать о зрителе соперницу не стала, а то Рейн так и будет ходить кучу времени вокруг неё кругами. Симпатия к врачу была заметна в ауре девушки ещё в тот момент, когда она вбежала в ангар. Не применяя специальных техник, что–то спрятать в ауре невозможно. Что уж у них получится дальше, даже мне неизвестно, но, по крайней мере, в нижнем белье она уже перед Рейном побегала. Так что в этом смысле терять ей нечего.

Ойкнув, девушка, быстро вскочив с пола, нырнула в раздевалку.

— Что это вы тут вытворяли? — пробормотал Рейн, уставившись на меня.

— Испытывала новую сотрудницу на прочность, — ухмыльнулась я, смахивая пот со лба. Контроль боя требовал много сил. Из–за случайности калечить девушку я не собиралась. Бой с применением внутренней силы — штука страшная.

— Меня, пожалуйста, так не испытывай. Любой удар, швырявший Эйли на пол, гарантированно отправил бы меня на тот свет, — покачал головой врач, смотря на меня круглыми от удивления глазами.

— Не-е…, не любой, — протянула я и, повысив голос, добавила:

— Если Эйли возьмёт над вами шефство, и приведёт ваше тело в относительный порядок, вы сможете выдержать гораздо большее избиение. Тем более, теперь ваша очередь бегать в нижнем белье перед девушкой. Иначе будет не честно, а вы, насколько я знаю, человек честный.

— Я не хотел подглядывать, но ваши вскрики меня обеспокоили, — смутился Рейн.

— Эйли, вручаю тебе в руки этот мешок с костями. Ты должна сделать из него нормального человека. Возражения не принимаются, — повернулась я к покрасневшей от смущения медсестре, наконец появившейся из раздевалки в медицинском халате. — Можешь выжать из него все соки, но он должен добраться до применения энергетики. Тем более, методика нового лечения основана именно на ней. Так что учиться всё равно придётся.

— Да, учитель, — склонила голову девушка. Эта малышка катала её по полу, как когда–то катал отец. Кто её мог научить всему в таком возрасте, предположить трудно, но шестой уровень боя не поддавался сомнению. Эйли и пошла в медицину из–за возможности использования знаний по энергетике человеческого тела. Теперь же перед ней стоял наглядный пример того, что и женщина может достигнуть максимального уровня боя. Отец мог, как убить, так и вылечить некоторые болезни, всего лишь одним касанием пальца. Эйли только после боя стало понятно, почему хозяева лечебницы взяли в совладелицы эту малышку.

— Охране придётся поработать, — не забыла я предупредить Рейна, — пусть притащат лестницу и освободят объектив камеры от жевательной резинки.

— Я распоряжусь, — кивнул врач, — может, пройдём ко мне в кабинет, поговорим? Появился срочный вопрос.

— Пошли, — не стала я возражать, хотя домой уже пора бежать. Отец может обеспокоиться моим отсутствием. На всякий случай затребовала мобильник у хозяев, чтобы позвонить. Свой аппарат с собой не брала, не хотелось оставлять дополнительных следов. Так получалось: девочка с утра пошла погулять в рощу, а будь у меня мобильник, кто–то вполне мог узнать, где я провела утро.

Мобильника у Рейна не оказалось, пришлось воспользоваться аппаратом Эйли. Как и предполагала, заметив моё отсутствие на завтраке, отец уже обеспокоился. Переглянулась с Рейном, слушавшим разговор, и он на пальцах показал мне единичку, предупредила отца, что максимум через час буду дома.

— Конфеты будешь трескать? — поинтересовался Рейн, когда мы устроились у него в кабинете.

— Буду, — кивнула я. На бой с девушкой потратила много сил, так что конфеты придутся как раз к месту.

Рейн нажал кнопку коммуникатора на столе и распорядился принести в кабинет сладкого. Вазочку с конфетами принесла Эйли. Я так поняла, что Рейн уже назначает её дежурства во время своего. Когда она собиралась выскользнуть из кабинета, я её притормозила. Повернувшись к врачу, уточнила:

— Разговор будет о сложном пациенте?

— Да, — кивнул тот.

— Тогда пусть девушка слушает. Кое–что по моей методике она уже умеет.

— Я не возражаю, — согласился Рейн.

Эйли присела на другую сторону диванчика, на котором расположилась я. Демонстративно захватив рукой горсть конфет с вазочки, приготовилась слушать.

Рейн понял меня и начал описывать ситуацию.

— Один мой хороший знакомый из имперской клиники, срочно попросил взяться за тяжёлый случай. Нет–нет, о новых методах он ничего не знает, — заметив на моём лице кислую гримасу, отмахнулся Рейн. — Сын высокопоставленного чиновника попал в нехорошую компанию. Психологическое воздействие, какие–то наркотики, превратили его в послушную куклу каких–то сектантов. Молодой человек уже стал марионеткой главы секты и лечиться не хочет. Принудительное стандартное лечение не приводит к положительным результатам. К тому же сектанты уже пару раз пытались выкрасть его из клиники. Да и он сам не оставляет попыток сбежать, когда не находится под воздействием успокоительных препаратов. В обычной столичной клинике нет возможности долго удерживать таких пациентов. Знакомый попросил укрыть пациента на время и провести курс поддерживающей терапии, после проведённого курса лечения. Он знает, что мы специализируемся на особых случаях, так что условия содержания у нас подходящие. Если мы поставим пациента на ноги, будет отличная реклама в определённых медицинских кругах.

— Какого… чёрта, сектанты прицепились к парню? — тут же поинтересовалась я. Непонятно, зачем кому–то исполнительная кукла в виде молодого парня. При особом желании таких парней можно навербовать в нищих районах сколько угодно.

— Мне по секрету сказали, — замялся Рейн, но решившись, продолжил. — Это сынок главы департамента полиции соседней области. Что–то там случилось в семье, и он, сорвавшись, попался на крючок секты, а те теперь прикрываются им в каких–то аферах, вешая всех собак на него.

Рейн, окончив говорить, уставился на меня.

Прикончив последнюю конфетку в руке, я сцапала из вазочки ещё одну горсть сладостей. Анализ задачи показывал: не всё так просто, как хотелось. Раз не помогает обычное лечение от наркомании, то парня пичкали чем–то особым. Чтобы привить ему отвращение к этому препарату, мне нужен сам препарат, а его можно достать только у сектантов. Ехать в соседнюю область мне точно не хочется, да и некогда будет там гоняться за этими сектантами, через неделю уже идти в школу. Несколько дней на решение проблемы можно выделить, но не больше.

Интересный план сформировался в голове достаточно быстро. После перевозки парня сюда, надо сделать утечку информации из имперской клиники. Пусть сектанты приедут сюда сами и привезут нужный препарат. Парень им нужен, так что следить за ним они точно должны. А приедут они быстро, если сообщить, что пациента только спрячут за городом на пару дней перед отправкой в какую–нибудь специфическую клинику, подальше от столицы. Придётся мне пару дней ночевать здесь, у соседей. Для отца я объяснения найду. Например, хочу попрактиковаться с Эйли. Соседи рядом, охрана у них есть, так что возражать он не будет.

Рейн терпеливо ждал, глядя как я задумчиво, одну за другой, трескаю конфеты. После окончания очередной порции сладостей, я коротко, в тезисах, изложила план. Из–за опасности от сектантов план ему не понравился, но ничего другого предложить он не смог. По–другому быстро получить препарат сектантов точно не получится.

— Сектанты всё же не убийцы, это должна быть вполне легальная секта, — подала голос Эйли. — Так что оружие они использовать не будут, а вы сами видели, что творила Синта со мною без оружия.

— Да, кстати, — повернулась я к девушке, — на несколько дней тебе добавится учеников. Для полной достоверности, буду приводить к тебе на тренировки своих подруг. Дашь им основы своей техники боя. Будешь числиться у нас учителем.

— Надеюсь, ты меня подучишь, — с затаённой надеждой в глазах уставилась на меня девушка.

— Куда же деваться, — в противоречии со словами довольно улыбнулась я. Учить уже кое в чём разбирающего человека гораздо проще, чем новичка, а новичков я спихну на неё.

Составив чёткий план действий, мы разбежались по своим делам. Сладости из вазы я прикончила единолично.

Как только появилась дома, ко мне в комнату, не дожидаясь обеда, пожаловали отец с мачехой. Вопросов у них ко мне явно накопилось — море. Пришлось честно объясняться, скрывая то, что им знать не обязательно.

— Какие у тебя дела с главой имперской безопасности? — уставился на меня отец.

— Никаких, — честно глядя ему в глаза, ответила я.

— Но…, — протянул он.

— Честно — честно, — прервала я его, — меня лишь попросили в казино провести психокоррекцию его заместителю. Именно с ним мы мило беседовали, пока глава службы говорил с вами. Насколько он мне сказал: шефу моя работа понравилась, вот он и решил отблагодарить таким необычным способом. Ему это не так дорого стоит, а нас некоторое время не будут беспокоить скрытые враги.

— Фу–у–ух… Хорошо, — явно успокоившись, фыркнул отец. Переглянувшись с Ликой, он перешёл ко второму вопросу. — Лика тут с утра прижала к стене брата и неожиданно выяснила, что песня, понравившаяся императору, твоя.

— Ну-у…, должна же я чем–то заниматься пока ты работаешь. Вот и старалась научиться всему, что меня заинтересовало в сети. Кстати, я несколько дней поживу у соседей. Там приехала классная медсестра. У неё четвёртый уровень рукопашного боя одной из южных школ. Она пообещала сжато, за несколько дней до школы, дать нам основы. Мне в школе это пригодится.

— Я поговорю с соседями. Обещай только не отрывать головы ученикам школы, — улыбнулся отец.

— С соседями я уже договорилась.

Моя физиономия излучала саму скромность.

— Ещё вы на эту тему поговорите с Томом. Он вам скажет, что кроме студии мы с ним владеем ещё и частью соседской лечебницы. Врачам понравились мои необычные методы лечения, и они решили их изучать. Так что медсестра будет обучать нас бою, а я буду натаскивать врачей по своей технике лечения.

— Это про лечение психических расстройств, — уточнил отец.

Я только кивнула.

— Та–а–ак, тогда поставим вопрос по–другому! Чего я ещё не знаю? — почесав затылок, уставился на меня отец.

— Да, вроде, всё, — пожала я плечами, — а, хотя…, у меня будут кое–какие совместные патенты с твоим знакомым Аланом. Моя игрушка помогла им там решить некоторые проблемы. Сразу сообщаю: Том в курсе. Так что я под постоянным присмотром.

— Вот же…, гений в семье растёт, — вздохнул отец. — К сожалению, меня через пару недель отзывают из отпуска. У сменщиков какие–то проблемы. Так что прошу ничего не скрывать от Лики. Она всегда поможет.

— Ничего, я привыкла сама обходиться, а теперь нас будет двое, — не стала грустить я, переглянувшись с Ликой, и добавила, — а скоро и трое.

— Вот и отлично! — обрадовался отец. — Я всё равно в следующий раз стребую с начальства остаток этого отпуска, так что к рождению ребёнка буду здесь.

У меня с души свалился приличный груз. Теперь родные знали некоторые мои секреты, и скрывать их не нужно. В отличие от отца, Лика подозревала, что я не всё рассказала, но промолчала. Раньше я одна вполне справлялась, так что волновать мужа в последние дни отдыха из–за остальных моих секретов она точно не будет. Потихоньку она из меня сама всё вытащит.

После обеда мне понадобилось съездить в столицу. Со мной снарядили Тома. Ехать пришлось на представительском лимузине. Отец продлил на него аренду. Наш монстр превратился после аварии в груду железа. Для дальнейшей жизни мне необходимо кое–что прикупить. К сожалению, через сеть такое купить невозможно.

В специальной театральной мастерской мне понадобилось срочно сделать парочку масок. Качественные маски можно сделать только для реального лица, так что пришлось пройти процедуру объёмного сканирования. Внешний вид масок я заказала заранее по сети. Маска старухи мне нужна для использования в лечебнице. Старая женщина в качестве врача будет смотреться гораздо достовернее, чем сопливая девчонка. Вторая маска делалась на всякий случай для нелегальных дел. Буду выступать в виде уродливого горбуна. Моя невысокая фигура как раз подходит под такие личности.

На специальном оборудовании техники отлили и раскрасили мне маски достаточно быстро. На обратном пути, в магазине для маскарада, подобрала соответствующую маскам одежду. В том же магазине, через терминал, отправила со счёта фирмы обещанную премию техникам, оборудовавшим ангар. Заодно по телефону обрадовала подруг, что нашла отличную учительницу по рукопашному бою и завтра мы уже идём к ней на занятия. Радостный визг подруг по телефону, показал мне их состояние.

В это время как раз позвонил Тимос — второй владелец лечебницы. Недовольно пробурчав, что он не одобряет опасную авантюру, всё же сообщил о начале операции. Договор со столичной клиникой на недельное содержание трудного пациента уже заключён. Рейн сам ездил за ним в клинику и там же переговорил со знакомым врачом и дежурными медсёстрами, дав разрешение на информирование заинтересованных лиц о месте содержания пациента. Сомневаюсь, что сектанты прямо сегодня и нагрянут в лечебницу. В лучшем случае это произойдёт завтра или послезавтра.

Время до вечера ещё оставалось. Раз уж выбралась в город, заодно съездила в лабораторию к Алану и загрузила багажник машины блоками сервера. По вечерам буду настраивать технику под себя, а ближе к началу занятий перевезу в общежитие.

Когда вернулась домой, во время ужина довольный отец сообщил, что они с Ликой прогулялись к соседям и провели пару часов за приятной беседой. Врачи раскрутили папочку на деньги. Четверть суммы за строительство аллеи между поместьями оплатит он. Потом припомню эту выходку доморощенным коммерсантам. Хотя я и понимаю мотив отца, соседи могли бы обойтись и без его денег. Конечно, папочка беспокоится о своей дочке. Одно дело, когда я буду бегать туда по тропинке, через почти дикую рощу, и совсем другое дело — поездка на электрокаре по специальной дорожке. Парочку собранных электрокаров я уже видела во дворе лечебницы. Работы на аллее начнутся завтра и закончатся ещё до отъезда отца.

После ужина, пожелав родителям спокойной ночи, отправилась к себе. Требовалось поработать перед сном с аватаром. Во время спарринга с медсестрой я чувствовала в сознании эхо его напряжённой работы. Объединённый аватар наворотил кучу алгоритмов. Пришлось в очередной раз всё это систематизировать. Больше всего мне понравился алгоритм прогноза действий противника. Теперь в трансе различные зоны, вокруг меня, раскрашивались цветом в зависимости от уровня опасности. Алгоритм прекрасно подходил как для рукопашных схваток, так и для огнестрельного оружия. Остаётся только держаться всё время в безопасной зоне, и мне ничего не будет угрожать.

Анализ моих действий во время боя тоже подвергся изучению. Аватар нашёл множество ошибок и лишних движений. Это стоило учесть в дальнейшем. Немного помучившись, состыковала работу аватара с действиями тела. Теперь можно двигаться в любом бою на автопилоте у аватара, если, конечно, отработать связки на тренировке.

Следующие два дня мы с подругами провели в лечебнице. Девочки с удовольствием занимались с Эйли. Ничего подобного я им не показывала, занимаясь всё время только расширением возможностей управления тела и сознания. Сознание мага должно работать на порядок интенсивнее, чем у обычного человека, а нервная система в то же время должна обеспечивать быстрое прохождение нервных импульсов к любым органам и системам мага.

Сама учительница была в шоке от возможностей новых учениц. Почти месяц тренировок под моим управлением сильно сказались на их развитии. Они не нарастили особых мышц и почти не изменились визуально, но мышцы и системы организма уже работали за пределами обычных человеческих возможностей. Запоминая инструкции учителя с первого раза, подруги быстро осваивали начальный курс подготовки. К удивлению самих девочек они неожиданно обнаружили у себя отличную физическую подготовку. Шпагат и всевозможные акробатические упражнения не стали для них проблемой. Что только подстегнуло их тягу к тренировкам. Эти дни подруги занимались с утра до вечера, обеспечивая мне легальное прикрытие нахождения в лечебнице.

В это время я, в маске и одежде старухи, знакомилась с больницей и её персоналом, как совладелица заведения. Зашла полюбоваться и на пока единственного пациента. Сектанты довели парня до ручки, превратив в болванчика с полностью подавленной психикой, и готового выполнить любую команду старших членов секты. Судя по всему, его долго пичкали каким–то психотропным препаратом. Именно этот препарат мне понадобится для лечения.

Чужое присутствие я обнаружила случайно, в конце второго дня пребывания в лечебнице. Если бы не аватар, мне бы это не удалось. Только в трансе, с помощью аватара, удалось заметить парочку маленьких дронов, круживших над поместьем врачей и производивших разведку.

Они точно заметили, что пациент находится здесь, поскольку пару раз в день его, под присмотром, выводили гулять во двор. Ночного нападения, как я рассчитывала, сектанты делать не стали. Они нашли более изящный способ извлечения пациента.

Утром на микроавтобусе в лечебницу приехал начальник местного отделения полиции в сопровождении женщины и двух громил. Полицейского я хорошо знала. Он несколько раз посещал наш дом во время объезда своей территории. У полицейского на руках имелось предписание суда для доставки пациента на обследование в специализированную клинику, для вывода о его вменяемости. Судя по другим сопроводительным документам, на парня повесили грандиозную растрату во время строительства какого–то объекта. Как я догадалась, из–за активного противодействия семьи, сектанты решили использовать парня в последний раз, но по–крупному. Если бы не аватар, хрен бы мне удалось им в этом помешать.

Подсознание легко нашло зацепку в документах приехавших представителей суда. Документы оказались выписаны на лечебницу, а пациент по договору лечебницы со столичной клиникой не мог быть выдан третьим лицам без разрешения клиники. Сообщать об этом приехавшим я не стала. Прокашлявшись, как старуха, поскольку находилась именно в её образе, разрешила полицейскому забрать парня из медицинской палаты. Случайно наступив на ногу Рейну, на корню задушила уже готовый вырваться вопрос с его стороны. Хорошо, Тимос — второй совладелец лечебницы в это время отсутствовал, отдавить ноги сразу двум врачам, мне бы не удалось.

Не спеша, проводив процессию с парнем до микроавтобуса, обрадовалась: пациент женщину точно узнал. Это явно представительница секты. С удовольствием хлопнула дверью машины на прощание. Рейн с недоумением уставился на меня, за время выхода из дома, не проронив ни слова.

— Тащите носилки на колёсиках! Носить этих жлобов на руках у меня нет никакого желания.

— Что-о…, — не понял врач, продолжая удивлённо смотреть на меня.

— После одного интересного случая, у меня в запасе всегда есть газовая граната, с сонным газом, — усмехнулась я, кивнув на машину гостей. Как раз перед закрытием двери закинула её в салон и стукнула дверью посильнее, чтобы никто не услышал хлопка разрыва гранаты. Чтобы врач не переживал по поводу противодействия полиции, объяснила ему юридическую тонкость процесса выдачи пациента.

Выбежавшие медсёстры быстро погрузили пациента и отключившихся гостей на носилки.

— Сколько они будут спать? — поинтересовался Рейн.

— Без антидота часа три — четыре. Мне хватит времени, чтобы привести парня в адекватное состояние.

Я направилась вслед за носилками с парнем в процедурную. Там уже давно всё готово для предстоящего лечения, а хорошо упакованный шприц с препаратом сектантов обнаружился в сумочке гостьи, оставленной в машине. Они должны были подстраховаться. Лечение в клинике вполне могло ослабить их установки в сознании парня.

За час работы с энергоцентрами и сознанием пациента удалось заменить приоритеты в сознании с секты на семью. Пришедший в себя пациент пришёл в ужас от того, что натворил. Пришлось подсказать ему правильный выход из ситуации.

С помощью антидота вывела из спячки полицейского. Моя зацепка в документах оказалась не очень–то и нужна. Парень столько написал в признаниях, что хватит, чтобы упрятать верхушку секты в тюрьму очень надолго. Многие разговоры главарей секты велись при нём. Сектанты не сомневались в эффективности психотропного препарата. Такие аферы они проводили уже не раз. Прикрываясь родственниками высокопоставленных чиновников, пока эти родственники закрывали глаза на действия членов своей семьи, секта прокручивала мелкие дела, а когда дальнейшее использование подконтрольного болванчика становилось проблематичным, на него вешали какое–нибудь крупное дело. Пока семья пыталась вытащить родственника из–под действия закона, следы, ведущие к секте, окончательно уничтожались.

Послушав парня и почитав его показания, полицейский схватился за голову. Учитывая должность папаши пациента, ему вполне могли устроить проблемы на службе. Имея на руках новые обнаруженные факты, он с полным правом отдал распоряжение задержать членов секты, пока до окончания разбирательства, а сам позвонил в имперскую службу безопасности. Вскрывшиеся данные выходили за рамки полномочий обычной полиции.

Когда примчались два вертолёта со следователями из службы, я уже давно тренировалась с подругами в ангаре. Они клятвенно готовы были подтвердить, что я все три дня тренировалась вместе с ними, при этом ни капельки не соврав. Время от времени, в течение дня, я с ними действительно тренировалась, надо же было откачивать в амулет накопленную ими магическую энергию.

Учитывая, что мы ничего не видели и не слышали, следователи нас почти не допрашивали. Да и не было у них претензий к сотрудникам лечебницы. Газовую гранату взял на себя Рейн, соврав, что прочитал показания парня после проведённого лечения. Поскольку цикл адаптации после лечения проведён не полностью, отпускать пациента он не хотел. Воевать силой против полиции и двух громил просто не мог, а предоставить показания парня полицейскому не было возможности из–за присутствия сектантов. Передать записки пациента полиции врач хотел после окончания лечения, а неожиданный приезд сектантов изменил его планы и заставил действовать.

До конца недели мы прозанимались с Эйли в ангаре. Только теперь я тоже примкнула к их тренировкам. Под моим активным магическим влиянием результаты росли с фантастической скоростью. По мнению Эйли, девочки без проблем могут сдать экзамен на второй уровень её школы боя. Сама же она с удовольствием слушала мои лекции про энергетическую сеть на теле человека и изучала схему точек воздействия для различных ситуаций. Скоро ей предстояло учить этому других учеников.

Отдохнуть перед школой в воскресенье мне не дали. Сразу с утра, на электрокаре, по недостроенной аллее примчался взволнованный Рейн. Ему только что позвонили следователи службы безопасности. У них возникли серьёзные проблемы с допросом ключевых членов секты, проводивших основные действия при выполнении финансовых махинаций. Они тоже оказались под воздействием того же психотропного препарата. Привлечённые медики ничего не смогли с ними сделать. Следователи посчитали, что раз доктору один раз удалось вылечить пациента, то велика вероятность вылечить и других. Без их показаний до реальной верхушки секты не добраться. Рейну ничего не оставалось делать, как согласиться. Он только предупредил, что для лечения нужен тот же психотропный препарат. Клиентов должны привести с минуты на минуту.

Вот чувствую, добраться сегодня до общежития в школе, где я собралась установить настроенный по вечерам сервер, мне не суждено.

Отец второй день пропадал на верфях, там ему готовили новый вариант космического корабля. До отлёта необходимо было исправить все недочёты. Поэтому пришлось бежать к Лике и объяснять ситуацию. Долго она меня не пытала, но вытянула комбинацию с маской старухи. Учитывая, что поместье соседей имеет собственную охрану, да и сотрудники службы безопасности, наверняка будут присутствовать, Лика разрешила помочь соседям.

Рейн спрятал меня вместе с багажом на полу электрокара и быстро довёз до гаража лечебницы. Давать возможным наблюдателям дополнительную информацию я не собиралась. По легенде Рейн приезжал к соседям за едой. В воскресенье персонал лечебницы отпустили в столицу. Кроме самого Рейна, который и жил постоянно в поместье, Эйли и охраны больше никого в лечебнице не осталось. Никто не ждал неожиданного визита безопасников.

Замаскировавшись под старуху, я стала ждать гостей. Те ждать себя не заставили. Уже через полчаса микроавтобус службы появился во дворе.

Четыре человека сопровождения и парочка пациентов выбрались из машины. Одну пациентку я уже видела, та самая дамочка, что приезжала сюда за парнем. Вторым оказался мужчина лет сорока, на вид — обычный менеджер из какой–нибудь фирмы.

— Куда вести? — обратился к Рейну один из охранников с нашивками лейтенанта.

— В процедурную, куда же ещё? — проворчал Рейн. Неожиданная работа ему не нравилась.

Перед медицинским кабинетом их встречала я в образе старухи.

— Куда кучей прётесь? — проскрипела я весьма сварливым голосом, окидывая хмурым взглядом подошедшую процессию. — У меня что, куча рук? Заводите пациентов по очереди.

— Лейтенант с одним из охранников ввели женщину в процедурную и, сняв с неё наручники и усадив на скамью, остались стоять возле дверей. Женщина ни на что не реагировала, механически выполняя приказания. Судя по всему, всё ещё находилась под воздействием каких–то лекарств. Медики службы точно пытались накачать её своей сывороткой правды. Только у них ничего не получилось.

— Давайте препарат, а сами выметайтесь, — окинув злым взглядом замершие статуи безопасников, буркнула я.

— Неположено, оставлять подследственную без надзора, — упёрся лейтенант.

— Ну, тогда и лечите сами в своих клиниках, — рявкнула я на него, — а не можете, тогда валите отсюда и не возникайте. Или вы считаете, что женщина в её состоянии может выбить решётки на окнах.

Окинув взглядом окна, лейтенант неохотно протянул мне небольшой пакет и покинул комнату вместе со вторым охранником.

Хм…, вменяемый оказался. Думала, придётся с ним погавкаться.

Уложив пациентку и вкатив ей небольшую дозу препарата, занялась лечением. К сожалению, привязанности к семье, я в ауре не обнаружила, но зато оказалось у неё есть дети. Так что дети вполне могут вытеснить из сознания навязанные сектой установки.

— Что за ведьма? — выйдя из кабинета, лейтенант встретился взглядом с врачом.

— Что ведьма — это точно, — краем губ усмехнулся Рейн. — Случайно откопали в глубинке. Мы и перебрались за город только из–за неё. Ни в какую не хотела жить в столице. Но знает не в пример больше любого врача. Скажем так — чудеса творит.

— Встретишь такое чудо среди леса и поседеешь. Взгляд — точно шило. У меня аж мурашки по спине побежали, когда она на нас рявкнула, — покачал головой лейтенант.

— Не бойся, со своими она добрая, но спорить не советую, — похлопал по плечу лейтенанта Рейн.

Часа три пришлось повозиться с женщиной. Пичкали препаратами её довольно давно. Установки сектантов основательно въелись в сознание. Сведения о детях с трудом всплывали из подсознания. Ничего…, привела даму в сознание и, передав её в руки лейтенанта, занялась мужиком. С ним всё прошло более просто. Судя по всему, это юрист, и препаратами его кормили редко. Светлая голова ему нужна довольно часто.

Уже через час выпустила его из кабинета. Только хотела вздохнуть с облегчением — не тут–то было. Аватар заверещал как резаный, обнаружив пару кружащих над лечебницей дронов. Это были такие же дроны, как те, что кружили над поместьем, когда здесь находился первый пациент. Догадка проглядывала весьма нехорошая.

Попытка воспользоваться мобильником окончилась неудачей. Телефон не ловил сигнала соты. Нехороший признак. Сота вблизи находилась только одна. При особом желании отключить передатчик труда не составит. Подозрение на засаду сильно окрепло. Если сектантам так уж важны эти свидетели, то они вполне могут использовать физическое их устранение вместе с охраной, а может быть и с нами заодно. Впрочем, на счёт штурма лечебницы я сомневалась. Зачем им так светиться. Пальнут где–нибудь на просёлочной дороге из гранатомёта по машине безопасников, а потом добьют выживших.

— Лейтенант, у вас рация есть? — поинтересовалась я, заглянув в комнату, где лейтенант проводил предварительный допрос женщины. Судя по его горящим глазам, наговорила она уже много интересного.

— А зачем? — удивлённо посмотрел он на меня, оторвавшись от интересного разговора.

— Я, кажется, задала вопрос, — играя роль сварливой старухи, зло уставилась я на него.

— Нет у меня рации, — буркнул недовольно лейтенант.

— Попробуйте созвониться с начальством, — не терпящим возражения голосом прорычала я.

Возразить лейтенант не посмел. Попытка соединения по мобильнику окончилась неудачно. А я‑то надеялась, что у службы безопасности мобильные устройства посильнее обычных. Возможность дотянуться до другой соты более сильным сигналом провалилась с треском.

— Странно, ещё час назад связь была, — удивлённо пробормотал лейтенант. — Я докладывал начальству, что проблема сдвинулась с мёртвой точки.

— Одну проблему мы решили, но, похоже, кое–кто не согласен с таким решением, — скривилась я. — Вас дроны не должны сопровождать? — перестраховалась на всякий случай.

— Я бы об этом знал, — всё же ответил на странный вопрос лейтенант.

— Над нами уже достаточно долго крутятся парочка таких механизмов. Боюсь, вас не захотят выпустить из рощи.

— Напасть на сотрудников службы безопасности? Не посмеют, — неуверенно возразил лейтенант, переглянувшись со вторым молчаливым охранником.

— Судя по тому, что я тут услышал от этой женщины, могут и напасть, — почесал затылок и подал голос молчун.

— Как долго будет ждать начальство предварительных данных допроса? — задумчиво поинтересовалась я.

— Часа четыре–пять точно.

— А если дежурный доложит, что связи с вами нет?

— Мы на простом задании, так что тревога поднимется только через второй пропущенный интервал доклада, а это те же четыре часа.

— Паршиво! — вздохнула я. — Придётся держать оборону здесь.

— Думаете, они пойдут на штурм, если мы не выедем в ближайшее время? — неуверенно спросил лейтенант.

— Пару часиков подождут, а потом полезут, — кивнула я. — Не знаю, что вам наговорила эта девица, но если там что–то серьёзное, живыми вас отсюда не выпустят. И, кстати, на свою специальную подготовку не надейтесь, полезут сюда профессионалы с приличным вооружением, хотя и обдолбанные препаратом сектантов.

— Кто же знал, что дела секты затрагивают таких высокопоставленных чиновников, — буркнул лейтенант.

— Против гранатомётов мы тут не устоим, — тяжело вздохнул второй охранник.

— Если забраться в подвал и завалить чем–нибудь вход…, — задумался лейтенант.

— Это военные! Подорвут весь подвал вместе с нами, — закончил вместо него охранник.

— Придётся обращаться за помощью, — буркнула я.

— Вас не выпустят, — покачал головой лейтенант.

— Хм-м…, значит надо выйти, не выходя, — хмыкнула я. — На всякий случай готовьтесь обороняться.

Развивать дальше свою мысль я не стала, а лейтенант не стал расспрашивать злую ведьму. Придётся немного повоевать.

Из усадьбы меня вывез на электрокаре Рейн. Метрах в ста от ворот усадьбы он налетел на недоделанный бордюр аллеи. Электрокар прочно засел на бордюре. Рейн долго и громко ругался, а потом побрёл пешком в лечебницу. Как я и рассчитывала, его никто не тронул. Выбраться из засады за возможной помощью он не смог, даже если и знал о присутствии чужих. Тем более что чужие явно пока надеялись встретить безопасников на лесной дороге, а не штурмовать дом.

По пути в дом Рейн взял с собой охранников поместья из сторожки. Можно было подумать, что он позвал их для какой–то помощи, например, чтобы помочь со вторым электрокаром. Оставлять охрану в маленьком домике, для уничтожения в первый момент, точно не стоило. В крайнем случае, два их пистолета окажут посильную помощь при обороне внутри дома.

Я терпеливо ждала гостей, лёжа на полу электрокара. Рейну сказала, что когда возможные наблюдатели отвлекутся, я выскользну в лес и приведу помощь из нашего дома, или пошлю кого–нибудь за подмогой. Конечно, не такая я дура, чтобы покидать укрытие под наблюдением врага. Если они профессионалы, обязательно сами проверят машину.

Так и случилось. В трансе аватар сразу обнаружил двойку вооружённых противников. Заслон находился немного дальше по аллее, в сторону моего дома. Вдвоём они и направились проверять транспорт. Переговоры по мобильной рации выдали их намерения. Выпускать никого живого из блокированной лечебницы они не собирались. Ну что же, им же будет хуже. Церемониться я с ними не собиралась. Ауры у людей выглядели слишком тусклыми. Под воздействием препарата сектантов они находились уже слишком долго. Даже мне достучаться до сознания этих людей вряд ли удастся.

Первый получил штырь в шею, когда пытался заглянуть в электрокар, а второй, его страхующий на некотором расстоянии, завалился с таким же штырём в глазу. Не зря я взяла с собой походную сумку с различными приспособлениями и вооружением. Вблизи аватар больше противников не видел. У нападавших разжилась хорошим автоматическим оружием с глушителем, со снайперским прицелом, и парой пистолетов, тоже с глушителями. Приподняв колесо кара рычагом, я сдёрнула его с бордюра. На парочку трупов у меня имелись свои планы. Имитировав голос одного из убитых, сообщила по рации:

— Транспорт пуст. Возвращаемся на пост.

— Хорошо, шестой. Второй доклад принял.

Погрузив трупы в машину, я оставила стоять её на месте. Теперь стоило заняться наблюдателями за лечебницей. Их не должно быть много. Основная засада пока должна ждать микроавтобус безопасников где–то на просёлочной дороге.

Обойдя по роще поместье соседей, я обнаружила ещё две двойки наблюдателей. Эти тоже имели экипировку, аналогичную уничтоженной паре. Снайперы сидели на деревьях, у самой окраины поместья. Напарники прятались на земле. Дневной шум рощи позволял мне подкрадываться к противнику достаточно близко. Да и не следили они особо за тылом. Всё их внимание направлялось на площадь поместья. Из–за трансового состояния, смотреть мне на них не было надобности. Так что сквозь кустарник заметить меня они не могли. Метательным штырём, на мгновение вынырнув из листвы кустарника, расправилась с нижним противником, а потом стрельнула одиночным патроном из трофейного автомата по снайперу. До второй пары наблюдателей было достаточно далеко, так что выстрела из автомата с глушителем, они не могли услышать. Аналогичным образом расправилась со второй парой. Штыри я вытащила из трупов, а в те же раны сделала по выстрелу из автомата.

С помощью аватара найти в лесу след преступников труда не составило. Немного повезло, на засаду вышла до того, как они обнаружили отсутствие сигнала от наблюдателей у лечебницы.

Две двойки обеспечивали наблюдение за участком просёлочной дороги, на котором планировалась засада. Засадная четвёрка с двумя стационарными гранатомётами готовилась уничтожить автомобиль безопасников. Ещё одна двойка находилась чуть в стороне, рядом со спрятанным в роще грузовиком, доставившем сюда нападавших.

Начала я с двойки у грузовика. Именно среди этих двоих находился командир. У него, единственного, аура соответствовала нормальной, человеческой. Я даже мутной вуали воздействия наркотика не заметила. Пригодился пистолет с глушителем. В роще у противников против меня шансов не было. На прямой видимости я не появлялась, а сообразить, что их кто–то обстреливает, чужие бойцы не успевали. Сразу исключив из игры руководителя операции, вообще нейтрализовала их активную деятельность, поочерёдно уничтожив все обнаруженные точки противника.

Дальше пришлось поработать, создавая соответствующую сцену. Вернулась к электрокару и, переобувшись в обувь одного из убитых наблюдателей, напихав в неё побольше листвы, чтобы ботинки на ноге не болтались, притащила его поближе к убитым возле лечебницы наблюдателям. Тут же вернула ему его обувь, вытряхнув оттуда листья. Из автомата одного из убитых, продырявила ему голову в месте удара моего штыря. Чтобы получилось, что именно он из снайперского оружия расправился с наблюдателями. Ну, не повезло парню, кто–то из противников успел попасть ему в голову.

Второй труп, таким же образом, пришлось тянуть от электрокара к месту основной засады. Даже с моей силой тащить на себе здорового мужика — совсем не сахар, тем более, шлёпая по земле чужими ботинками. Вторая сцена выглядела аналогично первой. Свой перестрелял своих из пистолета с глушителем, но получил ответную пулю в глаз.

Проконтролировав все особенности сцен с помощью аватара и убрав собственные следы, пробралась к сторожке охранников. Под окном сторожки, у самой ограды, на земле стоял местный телефон. Покидая сторожку охранники, по распоряжению Рейна, скрытно оставили его там. Дотянувшись до трубки сквозь ограду, позвонила в кабинет доктора:

— Рейн, иди к электрокару. Мне пора домой. Сообщи лейтенанту: у выезда из рощи, на полянке их ждёт подарок, если, конечно ещё не сдох. Пусть лейтенант поторопится.

— Уже бегу, — отозвался врач.

Через десять минут его электрокар въезжал в крытую стоянку нашего гаража. Лика ещё утром пригласила соседа на ужин, по крайней мере, это стало известно слугам, после его приезда.

Глава 13. Первые школьные будни

Пока Лика встречала гостя, почистила электрокар на мойке, убрав лишние следы. Ужинали мы вместе, под весёлый треск поленьев в камине, где также догорали улики, собранные на аллее возле электрокара. Рейна потребовали в лечебницу только через час, когда из города, опять на вертолётах, примчалась бригада поддержки.

Утром в школу меня повёз отец, вернувшийся поздно вечером и незаставший эпопею с сектантами. Возле школы стоянка была запрещена, поэтому водитель высадил нас с отцом у дверей и уехал на парковку. Народа у входа виднелось совсем немного. Так же как и меня привозили только новичков. Всех остальных учеников завозили прямо на подземную, многоярусную, школьную парковку. На их машины, насколько мне известно, оформлялись специальные пропуска. На крытой части двора, сразу за проходной, мы обнаружили толпу новичков с родителями. Здесь учителя разбирали поступивших учеников по классам и отделяли самих учеников от их сопровождения.

После визуального осмотра одноклассников меня охватило уныние. Судя по аурам, только два — три человека имели достаточно развитые сознания. Возможно, я и придиралась, но сидеть целый год, среди них, мне сильно расхотелось. Придётся срочно менять план учёбы в школе. Расчёт строился на то, что годик я пересижу в первом классе, а потом сдам экстерном экзамены сразу за два класса и перейду не во второй, а в третий. Боюсь, за год я здесь отупею. Надо договариваться о сдаче экзаменов сразу и переводиться в класс Сирены. Подтяну чуть-чуть её, и мы перескочим к Ойле, потом буду думать, что делать дальше. С подругами придётся повозиться, но вместе нам будет интересней. Учить их магии мне в этом случае тоже будет проще. Решено, через пару недель договорюсь с начальством школы об экзамене.

То ли настроение у меня паршивое, то ли пошла чёрная полоса, но классный руководитель мне не понравился. Меня он откуда-то знал. Когда незаметно пытался смотреть в мою сторону, по ауре пробегали грязные полосы злости. Странно, вроде я ему пока любимые мозоли не отдавила. Воевать с ним будет посложнее, чем со старым управляющим.

Праздничные поздравления персонала школы тянулись бесконечно долго. Судя по скучающим лицам учеников, ни одна я терпеть не могла эти общественные представления. Наконец, словесный поток иссяк, и нас развели по классам, а родители отправились по своим делам. Обеспокоенность на лице отца светилась крупными буквами. Он прекрасно знал мой независимый характер и предполагал проблемы во время нахождения в школе. Пришлось улыбнуться ему на прощание.

Неприязнь классного руководителя ко мне проявилась почти сразу. Когда нам стали выдавать учебные планшеты, мне достался самый потрёпанный. Ставлю миллион империалов на то, что мне его подсунули специально. Надо обязательно над ним поработать. Непонятно, что там могли подсунуть недоброжелатели в защищённую систему. Планшет в школе заменял все учебники и тетради, и являлся основным орудием труда ученика.

Сразу после знакомства начались ознакомительные занятия. Каждые двадцать минут, с небольшим перерывом, в класс приходил новый учитель и активировал на планшете тестовое задание по своему предмету. Вопросы теста составлялись только с целью выявить приблизительный уровень подготовки нового ученика по обязательным предметам. Ответить мне на них труда не составило. Я бы могла и экзамены сразу за среднюю школу сдать по некоторым предметам. Другие, для меня неинтересные предметы, я знала не так хорошо, и доучивать их придётся быстро, чтобы сдавать экзамены перехода в следующий класс экстерном.

Первый день нас учителя загрузили тестами очень хорошо, так что познакомиться с одноклассниками поближе не удалось. Вечером домой не поехала, перекусив в школьной столовой. Том сам привёз мой новый сервер и помог затащить на последний этаж в мою комнату, с моей помощью получив пропуск на школьной проходной.

Судя по одежде, разбросанной по соседней койке, соседка уже обжила эту комнату. Пока я устанавливала оборудование в отведённое ему место в шкафу, появилась сама соседка.

Это ожидаемое событие меня несколько удивило. Оказалось, в школе принято селить молодняк вместе со старшими учениками. Те должны помогать младшим в учёбе и в адаптации к жизни в обществе. Подруги мне об этом не рассказывали. Судя по всему, просто посчитали, что об этом всем известно. Психологический приём учителей вполне понятен. Ребёнку, только выпорхнувшему из-под крыла родителей, необходимо познакомиться с реалиями обычной жизни. В большинстве случаев, старшие на самом деле помогают младшим, но частенько встречаются и те, что начинают младшими помыкать. Дальнейшее развитие ситуации зависит от характера ребёнка. Школа элитная, наверняка штатные психологи контролируют развитие ситуации в живущих рядом парах. Я бы так и делала, чтобы выявить детей с характерами ведущих и ведомых.

Мне попалась в соседки доминантная особь по имени Эрика Листон. Училась она в параллельном с Ойлой классе. Подозреваю, что ко мне её подселили неспроста. Вот не нравлюсь я кому-то в школе, точно.

- Так, малявка, - заявила она после знакомства и прояснения ситуации. - Помогать я тебе буду, но за это ты будешь выполнять мои некоторые приказания. В частности, уборка комнаты за тобой. Потом посмотрю, на что ты ещё способна.

- Так, старуха, мне твоя помощь, без надобности, - усмехнулась я, вставая из-за откидного столика с клавиатурой сервера, и нахально разглядывая соседку.

Девушка на голову возвышалась надо мной. Удивлённо рассматривая непонятливую соседку.

- Да я тебя…, - попыталась схватить меня за шиворот несостоявшаяся рабовладелица.

Нырнув под тянущуюся ко мне руку, я захватила её за палец и провела простейший болевой приём, заставив соперницу согнуться и стать одним коленом на пол. Приблизив лицо к скривившейся от боли роже девицы, я ласково произнесла:

- Слушай, чудное недоразумение, будь у меня время и желание, я бы поиграла в твою игру, но к твоему сожалению, у меня нет, ни того, ни другого. Либо мы будем жить мирно, либо тебе придётся покинуть эту комнату и искать жильё у кого-нибудь попокладистей. Первое предупреждение ты получила. Третьего у меня не бывает.

Отпустив палец незадачливой террористки, я повернулась и, усевшись за столик, принялась заканчивать настройку сервера. Он мне сегодня будет нужен. Надо посмотреть, что там закачали потенциальные противники в мой планшет.

- Ещё посмотрим, как ты дальше запоёшь, - прошипела мне в спину сожительница и, развернувшись, выскочила в коридор, зло хлопнув дверью.

Я как-то и не надеялась на перевоспитание сожительницы после первого предупреждения. Мне понятна её обида и недоумение. Первоклассница явно не собирается ей подчиняться, и к тому же обучена драться. Логика противницы понятна, понятен и её следующий шаг — попросить помощи у подруг или друзей. Скорее всего, она метнётся к друзьям. Подруги тоже вряд ли справятся со способной за себя постоять малявкой. Предположение оказалось верным. Через несколько минут в комнату ввалились парочка парней постарше.

- Только по лицу не бейте, а лучше разрисуйте ремнём задницу этой малявке. Ремень можно взять в моём шкафчике. Я в коридоре подежурю, чтобы вам никто не помешал, - услышала я последние наставления соседки из-за закрывающейся двери.

- Так-так, кто это у нас поднимает бунт на корабле? - криво усмехаясь, пробормотал парень покрепче, первым направляясь к моему стулу.

- Вот же…, люди! - буркнула я недовольно, в очередной раз, поднимаясь со стула. Осталось совсем немного донастроить железяку для взлома планшета, а тут мешают..., разные. - Не понимают с первого раза!

- Эй…, а она ничего, фигуристая! - останавливаясь в шаге от меня, удивлённо бросил бугай, окидывая взглядом мою фигуру.

- Тем интереснее посмотреть и пощупать её попу, - ухмыльнулся второй.

- Значит так, щупатели, вы меня разозлили. Придётся отрабатывать долг, поскольку вы оторвали меня от полезного занятия, - спокойно уставилась я на парней, ожидая их первых действий.

- Ты посмотри, Мик, малявка устанавливает здесь свои правила! - недовольно скривился второй.

- Как думаешь, пора проучить? - краем глаза глянул на напарника бугай, которого второй назвал Миком.

- Хм-м… Точно, пора! Я пошёл за ремнём, - хмыкнув на ходу, второй направился к шкафу соседки. - Ты её пока приготовь!

- Это мы мигом! - усмехнулся бугай, пытаясь схватить меня за плечо.

- Я предупреждала! - буркнула я, нанося парочку ударов в грудь противника. Первый удар парализовал его дыхательный центр, второй — двигательный. Лёгкий толчок в грудь заставил этот шкаф медленно завалиться назад, на пол.

Когда второй парень повернулся от дверей шкафа с ремнём в руках, он обнаружил лежащего на спине друга, пытающегося хватать ртом воздух.

- Ах ты, дрянь малолетняя! - рявкнул он, бросаясь на меня.

Короткий удар по стопе во время его движения, заставил парня потерять равновесие и наклониться вперёд. Выпрямиться я ему не дала, отправив на пол ударом по затылку. Много силы для нокаута в таком случае не требуется.

По-прежнему пытающийся набрать в грудь воздух бугай, с застывшим в глазах удивлением, наблюдал за скоротечной расправой над его другом.

- Э-эх…, не хотелось бы, а придётся учить вежливости, — пробормотала я, подтягивая второго противника за ноги поближе к бугаю.

Паралич с дыхательных центров бугая пришлось снять, а то ведь и задохнуться может парнишка. Вместо этого я прошлась ударами по другим энергетическим центрам, заблокировав парням речь и почти парализовав двигательный центр. Подтянула второго парня ещё ближе к первому. Перевернув парней животом вниз и повернув их головы к себе, я села у их голов, скрестив ноги.

Похоже, второго я приложила несколько больше, чем хотела, или организм оказался хлипковат, но в сознание он пока не приходил.

- Бить или не бить? - похлопывая ремнём, зажатым в одной руке, по ладони другой, переводя взгляд с задницы одного парня на задницу другого, пробормотала я. Ремень я экспроприировала из рук второго парня, когда транспортировала его поближе.

Судя по тому, каким ужасом полыхнула аура бугая, мне стало понятно: экзекуцию проводить не стоит, могу нажить себе кровного врага. Парни такой обиды от девушки точно не простят. Стоит повернуть ситуацию по-другому.

- Может, стоит сначала поговорить? - задумчиво уставилась я в глаза бугая. - Ладно, поговорю, не все же такие идиоты, как моя соседка.

Приложив палец к губам, я показала парню, что шуметь не стоит, и несколькими ударами сняла у него паралич с речевого центра.

- Вы такие же идиоты? - задала глупый вопрос бугаю, не спуская взгляда с его лица.

- Не-е-ет…, - прохрипел он, с трудом выпуская из себя воздух.

- Что и лупить по задницам не обязательно? - вопросительно приподняла я брови.

- Нет, - буркнул он, чуть успокаиваясь, уже не так беспокоясь за свою гордость и филейную часть.

- Ну, что же, переведём разговор в другую плоскость! - кивнула я. - Вы с моей соседкой помешали мне заниматься. За вами будет висеть должок, а я забываю об этом прискорбном инциденте. Согласен?

- Да-да, - радостно пробормотал бугай.

- Тогда на тебе забота о просвещении по поводу этого договора своего друга и моей соседки. Как и соседке, вам сообщаю, что одно предупреждение вы получили, а третьего у меня не бывает. Вопросы есть?

- Нет…, то есть … да. Есть вопрос! Как это ты нас уделала?

- Боевая школа южного стиля. Второй уровень. Меня соседка учит. У неё четвёртый уровень этой школы, - усмехнулась я. Парнишка оказался вполне смышлёным. Да и аура уже светилась не ужасом и злостью, а интересом.

Пройдясь пальцами по точкам на теле, сняла паралич конечностей у парней.

- Ты Пакса случаем не прибила? - заволновался тот, сев на пол и переворачивая неподающего признаков жизни друга.

- Не-е…, через минутку придёт в себя, - окинула взглядом ауру парня. Его сознание уже постепенно выползало из спячки, куда я его отправила. - Мне кажется, у него голова против ударов слабовата.

- Да…, - подтвердил, кивая Мик, - есть у него такой недостаток. Чуть что — сразу сотрясение мозга. Что-то у него врождённое с мозговым давлением.

- Тогда забирай напарника, и выкатывайтесь отсюда. У меня работа стоит.

Кивком я указала парню на дверь.

Тот без слов, перекинув безвольное тело друга через плечо, потащился к дверям. Ногой открыв дверь, он вывалился в коридор.

- Куда ты соседку тащ...? - не разобравшись, кого несёт парень, уставилась на него наглая соседка. Договорить она не успела, поскольку разглядела тело, болтающееся на плече, и увидела меня, за спиной парня, закрывающую за ним дверь.

Что там Мик ей высказывал за дверью, особо не прислушивалась, но через несколько минут раздался робкий стук в дверь. Мне как раз только удалось подключиться к учебному планшету.

- Да, дадут мне сегодня поработать или нет? - рявкнула я, поворачиваясь к двери.

- Э-э-э…, надо поговорить, - засунув голову в дверь, но не решаясь войти, пробормотала соседка.

- Входи уж!

Со вздохом я оторвалась от работы и развернула вращающийся стульчик в сторону входа. Не пускать соседку в комнату было бы неправильно.

Мелкими шажками она добралась до своей койки и вопросительно посмотрела на меня:

- Я присяду?

- Короче, - недовольно уставилась я на соседку.

- Я не со зла на тебя наехала, - потупилась она, сев на койку и теребя рукой край одеяла. - С детства не люблю жить с кем-то в одной комнате. Тем более, не люблю помогать учиться тупым ученикам. Как говорит школьный психолог: характер у меня замкнутый. С людьми схожусь плохо. Начальник общежития ни в какую не хочет выделять мне отдельную комнату, хотя их тут полно, особенно на верхнем этаже. По правилам школы, если со мной откажется жить соседка, то нас расселят по разным комнатам, а поскольку для всех первоклашек наставников уже выбрали, я смогу жить одна.

- Что это ты решила так разоткровенничаться с соседкой?

Мне стало интересно.

- Мик приказал, иначе грозится со мной больше не разговаривать, а среди одноклассников у меня больше друзей нет, - не отрывая глаз от пола, пробормотала соседка.

По ауре прекрасно видно, как тяжело даются ей такие признания.

- С Миком ты знакома с детства? - предположила я.

- Да, - вздохнула девушка, - наши дома рядом расположены. Родители достаточно богаты и влиятельны, чтобы устроить нас в эту школу.

- Чем занимаются родители, если не секрет? - тут же поинтересовалась я.

- Совместно с родителями Мика владеют фермами на юге и входят в первую сотню богатейших семейств империи. Насколько я знаю, твоя семья входит в богатейшую двадцатку.

- Нет..., семья деда, - покачала я головой, - отец с семьёй в ссоре. По богатству мы вряд ли входим в десять тысяч.

- Но как же так? - удивилась соседка. - В эту школу попадают дети только из входящих в полутысячу богатейших семей, незадействованных в органах имперского управления. Дети управленцев учатся в первой имперской школе.

- Хм-м…, не знала!

Таких особенностей престижных школ я не знала. Только дед мог пробить для меня место в этом учебном заведении. Всё-таки надо разобраться: с какой стати он так подобрел ко мне.

- Ладно, что мы с тобой будем делать? - задумчиво пробурчала я, глядя на соседку. - Давай так! Поживём пока вместе. Не хочется мне менять эту комнату на другую. Если я тебе не подойду в качестве соседки, придумаем потом что-нибудь. Если говорить честно, я долго жила одна, отец постоянно в командировках, поэтому тоже плохо переношу толпу вокруг. Помогать мне не надо. С учёбой сама справлюсь. Тем более, собираюсь в скором времени сдать экзамены экстерном для перехода на класс выше. Я не мешаю жить тебе, ты не мешаешь жить мне. Друзей сюда без разрешения соседки не водим. Устроят тебя такие правила?

- Устроят! Только последний вопрос — что ты с парнями сделала, что Мик так наорал на меня?

Наконец-то я увидела голубые, как небо, глаза соседки и радостную улыбку на её лице. Похоже, такие правила общежития её вполне устраивают.

- Спроси у него сама! - буркнула я и вернулась к работе, больше не обращая внимания на соседку.

Несмотря на все защиты, планшет взломать удалось. Как и предполагалось, в области памяти, зашифрованной паролем с моей фамилией, обнаружились книги и фильмы весьма взрослого содержания.

- Ой..., за это из школы легко можно вылететь, - раздался возглас за моей спиной.

- Надеюсь, ты понимаешь, только получив планшет сегодня, я бы не успела накидать туда столько дряни, - повернув голову, взглянула на соседку.

- Я-то понимаю, но первая же проверка учителями содержимого планшета, в конце недели, обнаружит это… эти…, - покачала головой Эрика, не зная как закончить фразу.

- Кому-то из руководства я тут точно мешаю, раз накидали мне фильмов для взрослых, - пробормотала я.

Вряд ли классный руководитель будет так подставляться. Он должен проконтролировать содержимое планшетов учеников до выдачи. Кто-то прекрасно его знает, и знает, что проверять он ничего не будет. Моих врагов в школе быть не должно. Зачем делать гадости именно мне? Значит, гадость делают или отцу или деду. Устроил меня сюда дед, значит — деду. Всё становится понятным, если предположить, что дед хочет вернуться в политику. Кому-то это явно не нравится.

После короткого раздумья, стёрла весь скрытый каталог, а на систему планшета поставила специальную программу - ловушку, чтобы она регистрировала всех, кто попытается извне вломиться в планшет.

- Интересно! Когда ты так писать программы научилась? - опять раздался восхищённый возглас за спиной.

- Никто не мешал дома учиться, - ответила я усмешкой на реплику соседки.

Работу я закончила, так что можно и поболтать. Болтали мы до поздней ночи. Эрика оказалась не такая уж и замкнутая, как сама говорила. Открытую часть своей жизни я не прятала. До сих пор в сети можно найти данные о разрыве отношений отца с дедом и историю нашего с матерью похищения.


Рабочий кабинет императора.

- Что там случилось с заместителем военного министра? - уткнулся тяжёлым взглядом в главу службы безопасности император.

Ренатис Донато не боялся грозных взглядов главы империи. Он прекрасно знал отношение к нему императора. Да и совместная учёба в первой имперской школе ещё с детства привязала его к будущему правителю империи.

- Финансовая служба перестаралась, - криво усмехнулся безопасник. - Никто даже не предполагал, что сектанты связаны с этим человеком. Хотя тот плотно сидел у нас под наблюдением, его связи с сектой мы не заметили.

Финансисты накопали большие нарушения в договорах сектантов с военными. Похоже, сектанты попросили свою военную крышу уладить недоразумение с заговорившими свидетелями. Мои информаторы не успели среагировать на действия замминистра. Он использовал для решения проблемы сектантов специально подготовленный отряд. По нашим данным, тот числился обычным разведвзводом и недавно прибыл с островного фронта для переформирования. Мои люди сейчас с этим разбираются. Данных по таким отрядам у нас не было.

- С каких пор финансисты у тебя стали способны разобраться со спецотрядом с боевым опытом? - удивлённо приподнял брови император.

- Курт, не сбивай официальную часть доклада, - укоризненно посмотрел безопасник на императора. - Итак, продолжаю! В одной из психиатрических лечебниц, для особо трудных случаев, врачам удалось снять психоустановки с сознания молодого человека, попавшего в сети секты, после воздействия сильнодействующего психо-программатора. Как препарат попал к аферистам — сектантам, ещё предстоит выяснить. При дальнейшем расследовании крупной аферы с деньгами, удалось задержать ключевых свидетелей, но те тоже оказались под воздействием аналогичного препарата. Двух свидетелей, под охраной, доставили в ту же лечебницу. Операция по снятию психоустановок над ними прошла успешно, и они заговорили, да ещё так, что лейтенант сопровождающей охраны срочно связался с руководством. Вскрывшаяся связь сектантов с военной верхушкой требовала срочных консультаций с руководством отдела. Вот этот звонок и послужил спусковым крючком для следующих действий. То ли канал мобильной службы прослушивался, то ли в финотделе завёлся крот, это сейчас выясняется, но спецотряду поступил приказ ликвидировать свидетелей вместе с охраной. Спецы устроили засаду на дороге. А вот тут начинается самое интересное.

О возможной засаде лейтенанта предупредил персонал лечебницы. Спецы заранее озаботились прерыванием связи, так что запросить помощь у охраны возможности уже не было. Никто не думал, что финансовые аферисты захотят устроить физическую бойню. Охранники задержанных не имели спецсредств связи, да и вооружены были только личным оружием. Они начали готовиться к обороне в самой лечебнице, рассчитывая на помощь отдела, в случае не выхода на связь в плановое время. Через некоторое время врач лечебницы сообщил лейтенанту, что опасность миновала, и указал место, где по его словам, охрану ждал подарок. Лейтенант перестраховался, отложив выезд, и решил дождаться дополнительной помощи на месте, но сам с одним из охранников сходил за обещанным подарком, предварительно послав обычного охранника лечебницы на его личной машине к столице, до ближайшей работающей вышки сотовой связи.

Подарком оказался раненый личный порученец заместителя военного министра. После оказания первой помощи, под воздействием спецпрепарата, входившего в перечень разрешённых препаратов для использования в лечебнице, порученец такого понарассказывал про военных, что лейтенант пришёл в ужас. Через спецканал прибывшего отряда поддержки, он связался с руководством отдела и перебросил им основные данные допросов свидетелей и порученца. Глава финотдела, действуя по инструкции, приказал задержать новых всплывших фигурантов дела, в том числе и заместителя министра. Вот с этим вышла накладка. Заместитель министра оказался готов к провалу и предпочёл застрелиться на рабочем месте, тем самым оборвав нам операцию «Зомби». Чтобы предотвратить побег или уход из жизни других фигурантов, проходивших по этой операции, пришлось нейтрализовать всех, свалив всё на действия финотдела.

- Финансистов будем поощрять, - улыбнулся император и, погрозив пальцем безопаснику, добавил, - а ты получишь очередной выговор за потерю бдительности. Придётся тебе немного позверствовать над дипломатами соседей, вымещая на них злость. Пусть боятся бешеного пса императора. С наградами и наказаниями, по официальному отчёту, разобрались, теперь слушаю неофициальный доклад.

- С засадой решил вопрос специалист уровня «тени», и это не наш специалист.

- Ого…, - удивлённо буркнул император.

- Следов он оставил слишком мало, для нормальной идентификации. К тому же боевики из поддержки финансистов постарались. Прочёсывая лес, натоптали так, как стадо слонов не натопчет. Их винить трудно. Первые выводы говорили о перестрелке бойцов засадного отряда между собой. Мои люди с большим трудом что-то нашли после них. Как и в одном недавнем, переданном нам из полиции деле, ожившие трупы перестреляли своих же подельников. По совокупному анализу обнаруженных улик, следователи делают вывод, что действовала женщина. Опрос старшего врача лечебницы показал, что он не знает, кто разделался с засадой, но точно знает людей, с тенью связанных. Допрашивать врача официально мы не стали. Да и не имеем возможности. Вы знаете, почему.

- Да-а..., договор нас сильно ограничивает в этом вопросе, - задумчиво пробормотал император.

- Зато и ошибочных приговоров в судах на порядок меньше стало, - ухмыльнулся безопасник.

- Хм-м..., ты прав! Выбивание показаний — уже не наш метод. Но смотрю я на твою хитрую рожу, и понимаю: не всё ты рассказал.

- Нам уже известны люди, связанные с чужой тенью, - кивнул безопасник. - Я тебе рассказывал про девочку - Синту, дочь Тима Кроя, и внучку Рониса Кроя — бывшего члена имперского совета. Дом Тима Кроя расположен в нескольких километрах от лечебницы. Это - раз. Синта Крой за один сеанс избавила моего зама от очень неприятного пристрастия, мешающего его работе, и это - два. Витор Эст в восторге от этой девочки. Девочка — точно ученица тени. Все последние, известные о ней сведения, указывают именно на это. К тому же дело, переданное из полиции, о котором я уже упоминал, связано, хотя и косвенно, с семьёй Тима Кроя.

- Твои наблюдатели за этой семейкой, конечно, ничего не заметили! - сам себе кивнул император.

- Обычные наблюдатели за семьями космонавтов? Заметят тень? Не смеши меня! Не тот уровень! - проворчал безопасник.

- Всё же не выпускай эту семейку из виду, особенно девочку. Где-то же она познакомилась с чужой тенью. Мне не нравится, что такие люди работают без контроля на нашей территории, - задумчиво глядя на собеседника, распорядился император.

- Давно работают, - грустно вздохнул безопасник. - Вина моего отдела. В своё время почему-то недоглядели. Следователи подняли всю информацию по девочке. Точных фактов, как обычно, не хватает, но предварительный вывод однозначен. Девочку во время давнего похищения спасла тень. Мать бы не смогла нейтрализовать двух подготовленных наёмников настолько, чтобы они допустили неуправляемое движение автомобиля до столкновения с деревом. Рассчитав траекторию движения автомобиля, следователи пришли к выводу, что с горки он начал движение от нулевой скорости. Наёмники уже были мертвы, когда автомобиль начал движение. Возможно, была мертва и мать девочки, а она сама находилась в бессознательном состоянии. Тень могла случайно или неслучайно наткнуться на преступников и спасти хотя бы девочку, а потом стала следить за ней, помогать и обучать. Это чисто умозрительное заключение, но оно объясняет все известные факты. Во время расследования вскрылись другие интересные данные, но люди, с ними связанные, почему-то ушли в мир иной раньше времени. Это меня настораживает. Если тени развяжут войну на нашей территории, нам мало не покажется.

- Я тебя знаю, - ухмыльнулся император. - Если ты во что-то вцепился, вырвать у тебя это что-то проблематично. Не зря тебя за глаза псом называют. По поводу чужих теней, я попробую выяснить. Докладывай мне об этом деле, по мере появления информации. В деле с партией войны переходим на запасной план. Нужно выявить всех сторонников войны между империями и убрать их с глаз подальше.

- Так что? Начинаем постепенно выводить теневой имперский совет на свет божий? - вопросительно уставился на императора безопасник.

- Да, - кивнул тот, - пожалуй, начнём с Рониса Кроя, раз его семья засветилась в этом деле. Предупреди его, что ему придётся принимать первые удары на себя.


Шифрованная переписка по инфосети.

- Сектанты сдулись и утянули за собой вариант прикрытия. Пёс что-то учуял. В дальнейшем придётся задействовать основной вариант. Рейтинг сторонников нашей идеи падает. Склонить императора на нашу сторону не удалось. Он остался на нейтральной позиции. Вынужден перейти к активным действиям. Прошу обеспечить финансирование и снабжение планов «Д» и «С».

- Для плана «Д» используйте оставшиеся ресурсы секты. Следы должны вести к ней и дальше за океан. План «С» берите на себя. Основной вариант не трогать, время ещё не пришло. Деньги переведут на известный вам счёт в Общем банке.

- Есть данные о возможном восстановлении в совете стариков из прежнего совета. Первым должен вернуться Крой.

- Голос стариков необходимо нейтрализовать. У нас не так много активных мест в совете, чтобы отдавать их противнику. Если есть вариант, попробуйте надавить на Кроя.

- Можно совместить план «Д» с таким давлением. Переговоры с исполнителями плана его дискредитируют.

- Согласен. Выполняйте!


Следующий день учёбы прошёл с большей пользой. От уроков физподготовки меня освободили. Учитель оказался весьма адекватным человеком, и когда я выполнила все тестовые упражнения, он поинтересовался, чем я занимаюсь. Пришлось ответить часть правды: занималась акробатикой. Попросив меня выполнить несколько более тяжёлых упражнений, он выложил на школьный сервер сообщение об освобождении меня от своих занятий. От участия в межшкольных спортивных соревнованиях сразу отказалась, сославшись на занятость в других интересных проектах. Учитель не стал настаивать.

Смывшись с занятия, сразу пошла в здание школьного управления. Всё руководство и обеспечивающие работу школы службы располагались в отдельном здании, на краю школьного городка, рядом с основным входом. Как оказалось, мне сильно повезло. Удалось, минуя отсутствующих заместителей, попасть сразу к директору школы. Разговор состоялся хотя и не длинный, но весьма содержательный. Директор отсоветовал мне сдавать сразу все экзамены экстерном. Лучше сдавать их по мере подготовки, постепенно освобождаясь от сданных уроков, как это произошло на физкультуре. Меня это устроило, как нельзя лучше. Часть предметов я всё же не знала, и на их изучение потребуется некоторое время. Учиться по ночам, используя разгон, не особенно хотелось. Хорошей кухни или личного повара, для восстановления потраченной энергии, здесь у меня не наблюдается, да и особо спешить мне некуда.

Остальные уроки до вечера прошли без особой пользы. Разве что удалось с аватаром кое-что доделать для интерфейса связи с компьютером, пока учителя что-то вдалбливали остальным ученикам. Теперь мне достаточно малогабаритного модуля связи для доступа к информационным каналам, будь это компьютер или что-то другое. Всё остальное взял на себя аватар. Теперь дешифровку и преобразование образов делало через него само подсознание. Этим я сильно увеличивала возможности управления любой электронной техникой.

Вечером в защищённом чате наехала на Алана. Он ещё к концу прошлой недели обещал предоставить мне опытный образец. Алан извинился за своих сотрудников. При изготовлении пилотного образца у них возникли проблемы. Сейчас они уже решены, и на следующий день он обещал передать тестовый образец.

Неудобный планшет для учёбы меня не устраивал. Листать вручную странички книг на экране не очень удобно. Переписала все учебники себе на сервер и запустила автоматическую прокрутку страниц. Процесс ускоренного обучения прервала пришедшая в комнату, значительно позже меня, соседка. Уроков у них было побольше, чем в первом классе.

- Ты что это делаешь? - заметив мелькающие на экране страницы учебника, поинтересовалась она, переводя удивлённый взгляд с меня на экран и обратно.

- У меня такая методика обучения, - нехотя оторвалась я от мелькающих страничек, остановив процесс. Пора было сделать перерыв, чтобы всё запомненное уложилось в памяти.

- Хочешь сказать, ты всё это запомнила? - уставилась на меня Эрика, широко распахнув глаза от удивления.

- Человек может всё, если захочет, - усмехнулась я.

- Вот бы мне так, - вздохнула соседка, - ра-а-аз — и всё запомнила.

- Кто мешает? - пожала я плечами.

- Как, кто? - уставилась на меня соседка. - Ты хочешь сказать, что я могу выучить учебник в таком же темпе?

- Ну-у..., не в таком, и не выучить, а лишь запомнить, но вполне можешь, - задумчиво потёрла я щёку. Подруг я учила воспринимать окружающий мир с помощью ментальной связи, но для запоминания вполне можно воспользоваться самогипнозом, а это доступно для любого человека. Достаточно научить его входить в такое состояние — полусна, полуяви. Желание учится - пропало, захотелось поэкспериментировать. Тем более, объект эксперимента стоял передо мной с открытым ртом. Предложение попробовать научиться объект встретил с большим энтузиазмом.

Воспользоваться простым путём, с использованием обычного гипноза, не удалось. У девушки оказалась очень слабая восприимчивость к гипнозу. Оставался вариант с активацией энергоцентров. Набор игл в моём багаже имелся. Раздев соседку догола и уложив на кровать, вооружилась иглами и стала исследовать её тело. Некоторые энергоцентры на теле Эрики находились немного в другом месте. Наверное, сказывалось различие северянок и южанок. Я и подруги относились к северному типу, Эрика — к южному.

После обследования начался процесс обучения, сводившийся всего лишь к запоминанию состояния транса, в котором активируется зрительная память. Я втыкала в тело соседки комбинацию иголок, вгоняющую ей в такой транс, и требовала запомнить состояние сознания и ощущения тела. Операцию пришлось повторять не один десяток раз. Подопытный объект сильно измучился, но нужный результат, через пару часов дрессировки сознания, мы получили. Не так быстро, как хотелось, но девушка стала запоминать любую страницу книги в течение нескольких секунд. Радости соседки не было предела.

К сожалению, результат собственного эксперимента я до конца не оценила. Прозрение наступило, когда в полночь меня подняли с постели незваные гости. Пришлось пообещать Мику с Паксом, что на следующий день научу их запоминать страницы учебников с такой же скорость. В ответ потребовала с них клятву, что больше об этом они никому не расскажут. Если расскажут, то не видать им такой способности, как своих ушей.

Главное, чтобы они до следующего вечера не проговорились, а уж во время процесса я с них магическую клятву возьму. Теперь есть такая возможность, при использовании энергии накопителя. Прогнав посетителей, во избежание дальнейших недоразумений, не откладывая проблему в долгий ящик, взяла такую клятву с Эрики.

Следующий день прошёл почти так же. Только в школу, после занятий, наведалась Лика, чтобы проверить, как я устроилась и передать, что отец проведёт с нами весь последний день отпуска в воскресенье. Обстановку в комнате мачеха одобрила. К тому же порадовалась, что я нашла общий язык с соседкой. Ей, в своё время, для этого понадобилась не одна неделя. Только успела проводить Лику до выхода из школы и вернуться в комнату, как мне опять позвонили с проходной. Как я догадалась, прибыл курьер от Алана. Ради этого стоило ещё раз пробежаться до входа. Курьер, под роспись, отдал мне небольшой пакет и без росписи - огромный букет красивых цветов невероятной расцветки. Охрана школы провожала меня та-а-акими взглядами, что я не сразу поняла, к чему бы это. Поставив цветы в декоративную вазу, стащив её с половины соседки, у меня такой штуковины не нашлось, я про них забыла. Меня больше интересовал пакетик с обещанным устройством.

Пояснение взглядов охранников я получила только, когда в комнату ввалилась компания знакомых мне парней, под предводительством Эрики.

- Бог ты мой! Откуда такое чудо? Ты что, сад императора ограбила? - словно наткнувшись на стену, замерла соседка, глядя на букет цветов на подоконнике.

- Отстаньте, мне некогда, - отмахнулась я, пытаясь разобраться в произведении лабораторных гениев. - Подарок одного знакомого.

- Вы только посмотрите, на эту чудачку! - возмущённо взглянула Эрика на парней. - Ей подарили целое состояние, символизирующее признание в любви, а ей, видите ли, некогда!

- Цветы, как цветы, - недовольно буркнула я, отодвигая устройство от себя. Приход этой компании всё равно заставил меня прерваться.

- Вот…, посмотрите..., с кем я живу! - с укоризной на физиономии кивнула на меня Эрика. - Девушка абсолютно не понимает цену такого подарка.

- Один такой цветочек стоит тысячу империалов, а их тут больше полусотни. Ну, у тебя и ухажёры! - задумчиво глядя на меня, пояснил Мик.

- Это подарок не ухажёра, а соавтора одного электронного устройства, о котором вам знать не следует, - отмахнулась я. - В ухажёры для меня он не годится. Ему больше тридцати, и видела я его только в чате.

- Мне бы такого соавтора, который просто так может пятьдесят тысяч на букет выложить, - с грустью в голосе пробормотала Эрика, глядя на букет.

- В чём проблема? Дарю! - улыбнулась я. Жалко смотреть, каким горем переливается аура девушки.

- Мне…, это?!

В очередной раз, удивлённо хлопая глазами, уставилась на меня соседка.

- Вот так просто! Даришь пятьдесят тысяч! Ты случаем не миллионерша? - подал голос второй парень.

- Случаем — она! - ухмыльнулась я.

- Знаете, я как-то не удивлена, - пробормотала Эрика, переглядываясь с парнями и направившись к букету у окна.

- А почему цветы так дорого стоят? - всё же поинтересовалась я, чтобы прервать затянувшуюся паузу.

- Полюбуйтесь на неё, - вздохнула соседка, оторвавшись от цветов. - Она даже не знает, что это такое. Такие цветы растут только в саду императора. Садовники лишь два раза в год срезают с кустов эти цветы. Их запах является лёгким стимулято