Новая империя (СИ) (fb2)

- Новая империя (СИ) (а.с. Повелитель -3) 1.17 Мб, 345с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александр Иванович Седых

Настройки текста:



Пролог


Строительство, а точнее перестройка корабля надолго не затянулась. Второй комплект заклинаний для другой вселенной я с жёнами навесил на системы управления достаточно быстро. Заодно они приобрели приличный опыт по другим законам мироздания. Уже через месяц мы подготовились к возвращению в родное пространство для большинства членов моей семьи. Отлёт происходил тихо и без всякой помпы, поскольку мы собирались быстро вернуться.

Разогнавшись до нужной скорости, корабль оказался в той же точке пространства, откуда когда-то вывалились из тоннеля. Забравшись в тень, мы ушли в прыжок. По данным оборудования и сведениям духов вокруг образовался обычный пространственный коридор. Дальнейший полёт можно было продолжать уже без влияния теневой защиты. Без неё корабль, пролетев в подпространстве отведённое время, нормально вышел из прыжка.

Результат меня порадовал и тут же огорчил. В свою вселенную мы вернулись, но выскочили в очень непонятном месте. Вблизи ничего не было, вообще ничего. Пустое пространство простиралось на невообразимые расстояния.

(Дух: – Шеф, поздравляю, мы вернулись домой, но мы, в некотором смысле, идиоты. Тень не так проста, как нам казалось. Да и переход между вселенными, похоже, имеет свои законы.

Рейн: – Насколько я понял, мы в межгалактическом пространстве.

Дух: – Мало того, в неизвестном пространстве. Вблизи я не вижу знакомых очертаний галактик. Хотя, родной мир духов доступен. Мы как бы дома, но слишком далеко от родных мест. Если бы у нас не было фотонных разгонных двигателей для прокола, то разогнаться для прыжка у нас бы не было возможности. Здесь отсутствуют центры тяготения, чтобы использовать антигравы. Это единственная приятная новость. Теперь неприятные. Если корабль сейчас куда-то прыгнет или уйдёт в прокол, то вернуться в родную систему Сайлы быстро, уже не удастся. Все варианты настроек, да ещё с влиянием такой непонятной субстанции как тень, мы не сможем сохранить и запомнить. Из этой точки можно только вернуться назад, да и то абсолютной гарантии я не даю.)

– Рейн, надо возвращаться. Попробовать можно и позже, когда мы лучше разберёмся с тенью, – пробормотала Лиэна, задумчиво глядя на мужа. Как ей не хотелось попасть домой, проводить эксперименты с прыжками и проколами она опасалась.

Тартара только молча кивнула, одобряя её мнение. Сайла, как обычно, промолчала, хотя и так понятно, что с этим утверждением она тоже согласна.

– Надо хотя бы родным дать знать о таком казусе, – соглашаясь, кивнул я. Мыслесвязь из-за невообразимой дальности по-прежнему не работала, но эмоции должны передаваться лучше, чем из другой вселенной. К тому же семейный карман способен работать независимо от расстояния. Что я тут же и проверил, послав волну радости и забросив в него сообщение на кристалле.

Ответная волна чувств пришла быстро, а вот послания пришлось подождать.


Ответ.

Сын, я, конечно, знал, что ты авантюрист, но не настолько же. Ты вообще представляешь, что такое якорь и для чего он нужен? Если бы ты не таскал повсюду свою жену, то мог бы вернуться к ней ещё в момент покушения, а не вываливаться в чужую вселенную. Да даже оттуда смог бы выбраться легко и просто, перейдя к якорю. Лупить наместников как-то не принято, поэтому считай мои слова такой поркой. Хорошо, что ты чему-то научился и овладел новыми разделами магии, но зачем же повторять собственные ошибки. Зачем ты потащил в полёт всех жён-якорей? Ты что, не мог полететь в первый раз в одиночку? Тебя бы сейчас не волновал процесс возвращения. Считай, что тебя выпороли ещё раз. Надеюсь, больше ты таких глупых поступков повторять не будешь.

Разберём другие твои ошибки. Туда вы попали на прыжковом корабле и с тенью от двух человек. Оттуда летели уже на совсем другом агрегате и с тенью, созданной четырьмя магами. Конечно, в этом случае он и должен попасть куда угодно, только не в то же место, куда вы хотели. Это я уж молчу о самой тени, поскольку даже не представляю, что это вообще такое. Больше разжёвывать выводы, я думаю, не требуется.

За информацию о принципах построения магии чужого мира – большое спасибо. Такого опыта в нашей семье ещё не было. Переложи к себе на корабль и в личный карман из семейного некоторые подарки. Они тебе пригодятся. По мере переноса мы будем добавлять в него новые. Для собственной империи вам будут нужны многие вещи. Перед обратным прыжком забей корабль под завязку. Надеюсь, у тебя уже хватит сил это сделать. Образцовый портал работать в той вселенной не будет, но ты, через некоторое, время сможешь его повторить, просто заменив заклинания на аналогичные. Только после этого у нас появится нормальный проход между вселенными. Не важно, когда ты вернёшься. Мы будем ждать. Все оставленные тобой дела контролирует твоя мать. Так что за это не переживай. Попробуй разобраться с тенью, но прошу: делай это один. Незачем таскать за собой жён. Со временем построишь работающие порталы, тогда и будем ходить в гости. Среди подарков в кармане достаточно магических штучек с автономными преобразователями энергии. Амулеты и артефакты должны работать и в той вселенной. Ещё я накидал кучу наших искинов, в том числе и древних. Для управления государством – самое то. Технология различных производств у них в памяти имеется, так что подстроишь её под себя.

Теперь по поводу политики. Чем больше миров ты свяжешь с нами, тем сильнее станет империя. Раз уж попал в интересное место, займись его исследованием. Технология проколов интересна сама по себе. Загружу наших учёных. Создание динамических порталов для перехода на заданные расстояния обещает значительное усиление нашего государства. Считай, награду ты заслужил. Ещё одну награду получишь за тестя. Из-за вашего исчезновения, добраться до дочери с визитом он не успел, но зато познакомился с твоей матерью. Сейчас они на пару обрабатывают «Око короны» да и всю конфедерацию с целью присоединения к нам. Надо сказать, это у них отлично получается.

Теперь о личном. Все очень рады за тебя. Не каждому удаётся за такой срок построить личную семейную пирамиду. Так что сын явно пошёл в папашу. С чем тебя и поздравляю. Ещё раз повторю: береги жён – это твой обратный билет из патовых ситуаций.

До встречи! Отец-император, Лекс Ле Ший.

– В чём-то твой отец прав, в чём-то нет, – усмехнувшись, отвлекла меня от мысленного самобичевания Сайла. – Не будь этой ошибки, ты бы не встретил меня, да и Тартара не скоро бы попала в список жён.

Остальные быстренько согласились с этим высказыванием.

(Дух: – Поддерживаю! Иногда ошибки полезны. Главное – чтобы ты после них выжил.)

Отец знал, что дарить. Самым дорогим подарком, кроме портала, оказался целый десяток настоящих искинов, созданных на базе технологий древних. Даже один из них может управлять целой звёздной системой. Так что намёк на освоение новых миров был очень прозрачный. Обнаружилось ещё много интересных новинок в переданных им ящиках. Переместив самые дорогие подарки в наш семейный карман и забив остальными всё свободное место в корабле, мы занялись подключением искина к системам корабля, пока тот начал разгон для обратного прыжка, используя обычный фотонный двигатель. Среди подарков обнаружились и кое-какие более совершенные системы, предназначенные для космических кораблей. Так что работой по модернизации нашего небольшого летающего склада мы были заняты до самого перехода.

Во многом упрёки отца оказались полезными. Я действовал, основываясь на эмоциях. Хотелось получить всё и сразу, а надо обязательно сначала проверять теорию, а уж потом везти куда-то жён. Вот кто мне мешал сначала слетать самому?

Как ни странно, обратный переход прошёл нормально. Корабль вынырнул из тени на краю системы Зета. Новый искин полностью контролировал переход, собрав с корабельных систем огромное количество информации для дальнейшей обработки. Мы не предупреждали друзей о времени возвращения, но невдалеке дежурило сразу два военных корабля уже моей империи. Они входили в состав небольшого флота, который в скором времени должен вылететь к родной системе Крилов. Майрон активно готовился к её захвату и присоединению к нашему государству.

Он обкатывал на краю системы новые корабли и одновременно ждал нашего возвращения. Встреча с друзьями на Мокрой прошла весьма бурно. От народа не скрывалось, что их император отправился к родному миру. Так что пришлось вести себя соответственно. То есть, как обычно, делать вид, что мне всё удалось точно так, как планировалось. Этому очень поспособствовали привезённые искины. Только подключение их к планетарным центрам управления запустило невиданные процессы в системе. Всё-таки искины древних – это сила.

Я внял советам отца. Так что Сайла взяла на себя контроль над Мокрой, а Лиэна занялась активным освоением системы под управлением главного искина. Подарки отца позволяли основательно поднять технологию производства на местных заводах.

Сам, для начала, решил помочь Майрону с его родным миром. Намного более мощный, мой новый искин позволял рассчитывать прыжки и проколы для множества кораблей одновременно. Тартару всё же пришлось взять с собой. Её возможности в сканировании разума мыслящих давали нам неоспоримые преимущества. В крайнем случае, вместе удерём к другим своим якорям.

Некоторое время заняла дополнительная перестройка подготовленных для захвата системы судов. По аналогии со своим кораблём, создал в них отсеки со сжатым пространством, что позволило более основательно снарядить предполагаемую экспедицию. Утечки секретных сведений и технологий можно не бояться. Все члены экипажей на кораблях принадлежали секте дракона, а значит, находились под магической клятвой.

Такими же членами секты являлись и рабочие на секретных производствах. К тому же большинство современных заводов начали возводиться за пределами планет, ближе к астероидному поясу, где в основном жили шахтёры. Там имелось гораздо больше доступных для использования материалов. Да и отходы не будут в будущем отравлять атмосферу жилых планет. Под управлением Элиона Морта, бывшего главы шахтёрской колонии, создавался единый конгломерат добывающих, перерабатывающих и производящих заводов. Работа нашлась всем моим подчинённым. Всё-таки система в целом пока находилась на уровне диких миров, за исключением космической промышленности, строившей с помощью магических технологий уже достаточно хорошие корабли.

Наконец, формирование экспедиции закончилось. Часть семьи Майрона пожелала присоединиться к нему и вернуться на родину. Их там знали многие, да и они знали многих современных политиков. Так что помощь от них будет приличная.

Обещание когда-то данное старику, я выполнил. Майрон получил личный комп-кольцо с духом. Несколько сотен таких артефактов нашлось в одном из ящиков, полученных в подарок от отца. Духами обзавелись самые нужные люди из моей администрации, прошедшие преобразование в обучающем комплексе богов. Сильных магов из них всё равно не получится, но зато духи будут их учить артефакторике вместо обычных учителей. Такие обучающие базы у них имелись.

Собрав корабли экспедиции в плотную группу и разогнавшись, после соответствующего расчёта искина, мы ушли в прокол.

Глава 1. Чужие проблемы


Лысый Эр по привычке почесал шрамы на голове. Сколько он ни платил различным медикам, избавиться от этого украшения не получалось. Когда-то его верхнюю часть тела здорово поджарили в кабине штурмовика. К тому же жёсткое излучение как-то повлияло на другие способности организма, и если врачам с горем пополам удалось восстановить кожу на теле, то такое же восстановление поверхности на голове не получалось. Искусственная кожа не приживалась.

Прогулка оказалась не такой лёгкой, как планировалась. Дикари сопротивлялись ожесточённо. А начиналось вся так удачно. Во время одного из тестовых прыжков, только купленного на барахолке и отремонтированного на пиратской базе корабля, тот обнаружил в пустом пространстве старинную дрейфующую калошу. Непонятно, как вообще небольшой досветовой фотонный корабль оказался на таком отдалении от любых систем.

Вскрытие и обследование показало: не такой уж он и старый. Дрейфует в космосе не больше пары сотен стандартных лет. Ничего интересного на нём не нашлось, кроме того, что принадлежал он неизвестной человеческой цивилизации. Находка имела небольшие размеры, поэтому капитан решил доставить её на базу и покопаться во внутренностях более основательно.

Лысый Эр недавно перешёл на пиратское поприще. Наёмный отряд кораблей, которым он командовал, принял участие в очень неудачной военной компании. Сторона, их нанявшая, потерпела разгромное поражение. Наёмники понесли значительные потери. Аванса оказалось недостаточно, чтобы их восполнить. В одночасье прекратила существование целая наёмная контора. Под командованием Эра остался только его сильно потрёпанный малый носитель, да и то едва ли с третью малых кораблей на борту, и фрегат прикрытия. Что-то заработать с такими силами, присоединившись к другим наёмникам, не так-то просто. Пришлось убираться на окраины обжитых миров и налаживать связи с пиратским сообществом – те же наёмники, только менее разборчивые в выборе целей. На окраинах человеческого сектора закона, как такового, не было. Кто сильный тот и прав.

Владельцев кораблей-носителей здесь можно пересчитать по пальцам одной руки. Да и те кораблики не гордились своим возрастом. Относительно новое судно, да ещё с фрегатом прикрытия, пришлось ко двору. За десяток проведённых операций Эр скопил необходимую сумму для покупки ещё одного фрегата. Нового здесь днём с огнём не достанешь, но восстановить какое-нибудь не совсем уж разваленное корыто в одном из ремонтных доков вполне возможно. Для проведения самостоятельных операций необходимо как минимум три корабля. Участие в рейдах под чьим-то руководством давало значительно меньший доход, чем самостоятельные налёты.

Именно из тренировочного вылета его бывший заместитель, ставший капитаном фрегата, и притащил системную фотонную калошу. Среди членов экипажа нашлись специалисты, разобравшиеся с электроникой добычи. Полностью выкачать данные ума не хватило, но добраться до части информации удалось. После доклада спецов Эр понял, что ему в руки привалила удача. Данные о расположении человеческого мира далеко за границей обжитого сектора – дорогого стоили. Капитан эскадры решил ни с кем не делиться. Захватив дикарей, можно создать в их системе отличную базу. Были прецеденты в истории, когда из таких одиночных миров вырастали целые империи.

После небольшой подготовки, всё же система находилась далековато, эскадра отправилась на завоевание. Путь уложился в восемь с половиной стандартных прыжков. Один прыжок – это десять световых лет. Причём на всём протяжении пути не обнаружилось ни одной системы. Если точно не знать направление и расстояние до дикого мира, никто не сможет обнаружить будущую базу. К сожалению, наука так пока и не придумала, как обойти ограничение на предельное расстояние прыжка. Разгон на двигателе с искривителем пространства занимал от трёх до двадцати часов, в зависимости от размеров корабля. После прыжка тот оказывался зависшем в пространстве с нулевой скоростью. Выбрав новое направление, можно опять разогнаться и сделать ещё один переход и так до тех пор, пока у вас не закончится топливо. Реакторы на кристаллических металлах жрали его как бездонные бочки, особенно в пределах центров тяготения. Не любили разгонные поля посторонних гравитационных аномалий. Прыгать в пустом пространстве выходило гораздо дешевле. Создавалось топливо на специальных заводах и стоило относительно недорого, только много его с собой не увезёшь. Как правило, в бункерах корабля его хватало на двадцать-двадцать пять прыжков. Корабли разведчики могли сделать и полсотни переходов, но они и состояли всего лишь из жилого отсека и двигателя с запасом топлива.

Корабля-разведчика у Эра не было. Понадеявшись на достоверность полученных сведений, он решил напасть на аборигенов без дополнительной разведки. Уж очень заманчивым казался кусок пирога.

Указанная система оказалась на месте, и даже дикари с системными фотонными лоханками нашлись. Вот только у командира эскадры создалось впечатление, что его тут ждали. Обнаружили его корабли и вылетели на перехват местные слишком уж быстро, да и оказалось их достаточно большое количество. В первые моменты боя на экране он насчитал больше пятисот отметок, а те всё прибывали.

Эру пришлось срочно поднимать все штурмовики и истребители с палуб. Если противник саданёт даже простыми торпедами, то носителю мало не покажется. Защитные экраны могут и сдаться при большом количестве попаданий, а ремонтироваться потом будет очень проблематично и дорого. Юркие машины с двигателями на лёгких искривителях имели значительные преимущества перед неповоротливыми и медленными фотонными кораблями хозяев и их торпедами. Силовые щиты у противника оказались слабыми. Это позволяло относительно спокойно расправляться с системной обороной. Несмотря на постоянно прибывающее к защитникам подкрепление с планеты, бой постепенно перемещался к ней всё ближе и ближе.

Из-за преимущества в манёвре, защите и скорости, потери пиратов не превышали двадцати процентов малых кораблей. Торпеды противника, хотя и обладали большой мощностью, но добирались до основных кораблей нападавших относительно редко, и защитные щиты сдерживали их удары. Хуже было с лазерными ударами противника. На поверхности обшивки количество чужих отметин росло непрерывно. Все системники обороняющихся несли на борту приличные лазеры. Эр радовался, что у тех не оказалось мощного энергетического оружия.

Постепенно большая часть судов дикарей оказалась уничтожена или выведена из строя. Остатки укрылись под защитой мощных планетарных станций. К сожалению, с наскока подавить их сопротивление не удалось. Станционная защита не уступала по мощности кораблям чужой эскадры. Получив пару чувствительных ударов, один из нападавших фрегатов быстренько убрался подальше от станционного пояса.

Эру пришлось дать команду расстреливать станции издали из энергетических орудий. Малым кораблям подлетать близко к атакуемым объектам он вообще запретил. Достаточно обстреливать противника малыми и средними торпедами с приличного расстояния. Вооружение пиратов превосходило по качеству местные системы. Защитникам удавалось сбивать большую часть торпед, но те, что прорывались, наносили значительный урон обороне.

Глава пиратов никуда не спешил, экономя собственные ресурсы. Он методично одно за другим выбивал звенья обороны противника. Реальных сил для захвата довольно развитой системы у него недостаточно, но расчёт строился на благоразумии дикарей. Рано или поздно обороняющиеся поймут, что не выстоят против более совершенной эскадры противника и сдадутся. Подавив космическую оборону системы, Эр станет здесь полным господином. Вот тогда и можно будет договориться.

Он уже почти праздновал победу, добивая последнее сопротивление в космосе, когда наблюдатели доложили о появлении в тылу группы небольших кораблей противника. Скорее всего, они вынырнули из какой-то базы, расположенной на одной из каменистых планет на окраине системы.

Системники, а их спутать с дальними кораблями достаточно трудно, поскольку небольшие размеры и зализанные обводы предполагали возможность посадки на планеты с атмосферой, довольно шустро приближались. Эр приказал фрегату разобраться с непрошеными гостями. Сил у него вполне достаточно, чтобы самостоятельно справиться всего с шестёркой местных лоханок. Сразу забыв о неприятеле, капитан с азартом принялся управлять уничтожением очередной станции.

Через небольшое время от интересного занятия его отвлёк сигнал связи. На экране появился его бывший заместитель капитан Сяон.

– Эр, мои орудия не справляются с противником. Эти бестии слишком вёрткие, по сравнению с местными. Ты бы выделил мне десятку истребителей. Что-то я боюсь сближаться с этими дикарями.

– Не уж-то ты считаешь, что элионцы могли добраться и сюда? – усмехнулся Эр.

– Это вряд ли. Корабли по внешнему виду даже близко не напоминают рейдеры жуков, на которых летают эти предатели рода человеческого, – неуверенно покачал головой Сяон. – Вот только слишком уж они быстро приближаются. Хотя на радарах виден фотонный выхлоп, но скорость великовата для кораблей такого типа. Боюсь, даже мне бы за ними не поспеть, если бы они удирали. Однако они слишком смело идут на сближение. Как бы и у местных тоже не нашлось каких-нибудь смертничков. Что-то не хочется терять свою шкуру так далеко от больницы, а то стану похож на тебя.

– Ага! Боишься элионских таранов?

– Покажи мне идиота, который их не боится, – недовольно проворчал Сяон. – Так ты дашь мне прикрытие, или мне портить собственную шкурку?

– Сейчас прикажу группе Сина пощупать новеньких. Ты продолжай их обстрел. Как бы те не вертелись, попадания всё равно будут, – распорядился Эр, отдавая на командном планшете соответствующие указания истребителям.

Прошло совсем немного времени и главу пиратов опять отвлекли от интересного занятия со станцией защитников. Теперь в канале связи раздавались нецензурные вопли лейтенанта Сина – командира первой десятки истребителей.

– Эр, чтоб тебя…! Давай подкрепление …! Трое моих сбиты! Эти штуки больше похожи на тяжёлые истребители юнианцев, чем на лоханки дикарей.

– Откуда им тут взяться, на другой стороне галактики? – с недоумением уставился на изображение пилота Эр.

– Да мне… до одного места … откуда эти черти. Ещё немного и от моей десятки ничего не останется. Мы тут крутимся, как на сковородке! Манёвренность у этих летающих крыльев получше, чем у моих птичек, даже несмотря на то, что они размером раз в пять больше наших машин. У большей части оставшихся пилотов индикаторы щитов в опасном секторе. Мы оттягиваемся к фрегату, но противник прицепился, как клещ. Оторваться не получается. Сяон не может прикрыть нас из энергетических орудий, а торпеды в такой свалке бесполезны. Лазеры этих сволочей не берут. У них включается какая-то зеркальная защита. Отражённый луч бьёт по моим же кораблям. В общем, ещё немного и нам крышка!

– Сбрось накопленные данные по противнику! – заволновался Эр, отдавая команду на планшете оставшимся малым кораблям: прекратить штурм недобитых станций и спешить на помощь попавшему в переплёт Сину. Данные полученные от пилотов, он загрузил в корабельный мозг для анализа.

Пират решил пока не торопиться с планетой. Добить защиту на орбите он сможет и позже. Юнианцы, если это они – противник не из лёгких. Их корабли по характеристикам стояли на уровне лучших образцов космической техники в исследованной части галактики.

Рассматривая на экране командного планшета данные, переданные пилотом, Эр находился в некотором затруднении. Корабли непонятного противника действительно напоминали технику юнианцев, но больше походили на системные боты, чем на их боевые истребители. С небольшой вероятностью можно предположить, что в этой системе могла находиться их исследовательская база. Задержка на вмешательство в схватку вполне объяснима, если некоторое время заняло довооружение ботов для боя. Для поддержки дальних экспедиций те вполне могли на базе новейших ботов создать что-то универсальное, годное и для исследований и для военных действий. Столкновение с таким противником в планы Эра никак не входило. Одно дело – подгрести под себя систему дикарей, и совсем другое дело – столкнуться с пусть и исследовательской, но с целой базой сильной империи. Даже если сейчас здесь нет юнианского корабля, он когда-то сюда прибудет. Крейсер дальней разведки этого государства даже без дополнительной поддержки разнесёт его слабенькую эскадру на атомы.

Эр находился в некотором тупике. Раз в системе не обнаруживалось маяков принадлежности какого-то государства, то база юнианцев явно секретная. Что им понадобилось в дикой системе, да ещё так далеко от собственных границ – не очень понятно. Связываться с таким противником Эру очень не хотелось. Пять системников его эскадра, конечно, способна уничтожить, хотя без серьёзных потерь такая победа не обойдётся, но возможное дальнейшее развитие событий не могло не вызывать тревоги.

Дальнейшие события решили вопрос за него.

– Эр, это не истребители, это что-то другое! – прервал его размышления крик капитана фрегата. – Истребителям даже с подмогой их не остановить. Эти малышки снабжены мощнейшей защитой и корабельными энергопушками. Одно из попаданий в момент снесло мне половину щита. Боюсь, что подойдя ближе, они станут бить гораздо точнее. Больше трёх таких ударов я не протяну.

Глаза Эра метнулись к командному экрану. Индикаторы состояния малых машин гасли один за другим, оставляя только сигналы маяков отстрелившихся капсул пилотов. Похоже, юнианцы, или кто-то там ещё, занялись его маленькими всерьёз. Ещё немного и этот кто-то начнёт наносить удары по кораблям. Ремонтных доков здесь не наблюдается. При дальнейшем столкновении результаты похода будут резко отрицательными. Корабельный комп, даже по предварительному анализу из поступивших данных, выдал неутешительный прогноз боя. В случае продолжения столкновения эскадра потеряет, как минимум, один фрегат и большую часть малых кораблей. К тому же в негативной части прогноза, при вероятности тридцать процентов, говорилось: потери могут быть абсолютными. То есть убраться отсюда пиратам может и не удастся.

Эр не был безбашенным идиотом. До того как податься в наёмники, он три десятка лет прослужил в военном флоте республики Флор. Ему пришлось уйти из него после очередного военного переворота, как особо неблагонадёжному. Терять, с таким трудом созданную эскадру, он совсем не хотел. Надо договариваться с базой юнианцев. Тот же анализ корабельного компа показывал, что те вряд ли связаны с местной цивилизацией. Космические корабли местных совсем не походили на обтекаемые машины грозного противника.

Вот же угораздило пирата напороться на чужую секретную базу! В сердцах ударив по подлокотнику кресла, Эр дал команду кораблям прекратить бой и оттягиваться к его носителю. Связистам он приказал включить идентификационный маяк и запросить у противника канал связи. Явно существовала возможность договориться.

Что он нарвался на что-то необычное, Эр понял сразу, как только включился экран связи. Перед ним оказалась небольшая рубка чужого корабля с его капитаном. То, что лицо человека покрывали странные татуировки было необычно, но на просторах галактики и не такое встречалось. Парадоксальным оказалось присутствие у него за спиной за одним из пультов тёмной юнианки с такой же раскраской. Эр прекрасно знал, что те никогда не уродуют своих тел, а уж тем более не входят в состав экипажей других рас – снобы ещё те. Он вдруг отчётливо понял, что если не удастся договориться, его эскадра закончит своё существование именно в этой системе. Здесь пахло тайной, точнее по-другому – ТАЙНОЙ, а это обычно предполагало исключение её утечки.

Мельком бросив взгляд на тактический дисплей, Эр только утвердился в этом мнении. Корабли противника медленно перекрывали возможные пути разгона. Опыт капитана подсказывал: если бы они кинулись наутёк сразу при обнаружении юнианских кораблей, это бы им удалось. Теперь же их без боя просто не выпустят. Вывод напрашивался неутешительный – либо чужой крейсер где-то в системе, либо вот-вот здесь появится, да и эти тяжеловооружённые боты явно тоже не подарок. Очень уж они эффективно разбирались с его малютками, не потеряв ни одного своего. Погибать по глупости в такой дали даже от разведанных миров, Эру очень не хотелось. Один раз в юности, ввязавшись в бой на эмоциях, он попортил себе шкуру. Сейчас на кону могла стоять и голова. Раз противник вышел на связь, варианты сохранить её в целости и сохранности в наличии имелись.

Вышли из прокола мы в заданной точке родной системы Майрона. Искин отлично справился со сложным расчётом прокола для эскадры. Полевые локаторы, подаренные отцом, выдали полную картинку состояния системы. Я с удивлением рассматривал происходящую здесь бойню. Другими словами это назвать язык не поворачивался. Насколько мне известно, больших кораблей здесь не строили, а у основной планеты болталась километровая посудина в сопровождении двух корыт поменьше. Эти монстры с поддержкой другой мелочи методично разносили космическую оборону планеты. В окрестностях хаотично перемещалось огромное количество разбитых и повреждённых судов местного производства, с которыми мы столкнулись в прошлое своё посещение. Мощные локаторы позволяли без проблем идентифицировать все остатки от боевых машин сражающихся сторон. Судя по всему, в систему нагрянули пришельцы, имеющие более развитые технологии. Кто-то из местных политиков наверняка оказался прав, выступая за прекращение бессмысленных забросов кораблей в неизвестные районы галактики. Вполне какой-нибудь из них мог наскочить на более развитую цивилизацию. Результаты этого события как раз я и наблюдал на объёмной картинке системы.

Соваться без разведки в эту бойню точно не стоило. Оставив корабли эскадры под защитой всех возможных экранов, направил свой поближе к местам схваток. Локатор после анализа данных искина позволил разделить останки машин на чужих и местных. О здешних технологиях мы знали почти всё. Так что меня интересовали машины пришельцев. Разбитый кораблик пришельцев обнаружить удалось быстро. Подлетев поближе, с помощью мощных сканеров провёл его обследование. Искин определил, что машина принадлежит к классу лёгких кораблей уровня истребителя. Технологии, используемые для постройки, оказались на уровень ниже, чем в родной вселенной, но гораздо выше, чем у местных. Гравитационные установки использовались только для создания нормальных условий для экипажа. Двигатели были непонятного типа, но явно использовались полевые принципы для их работы.

Захватив чужую машину полевым захватом, притянул её к нашему кораблю. Духи бросились на её исследование. Все данные они перебрасывали искину, а тот раскладывал их по полочкам. Ещё раз убедился: искин древних – это чудо. Уже через полчаса у меня имелся полный расклад по цивилизации пришельцев. Летали они на одном из известных вариантов двигателей на базе искривителей пространства. Довольно интересная технология, но очень неудобная для путешествия от системы к системе. Не любят такие движки посторонних искажений в виде планет и светил. Системы управления и памяти у пришельцев уже использовали кристаллические структуры, хотя даже до обычных искинов пока не дошли. Наш, гораздо более развитый корабельный мозг, с помощью духов добрался до информации в памяти компа разбитой машины. Там оказалось много интересного. Искин выкачал не только с десяток языков, с помощью которых можно эксплуатировать этот кораблик, но и кучу дополнительных данных. По крайней мере, поговорить на доступном для пришельцев языке я вполне смогу.

Перестраховался я зря. Для наших кораблей с маготехнической защитой чужие опасности не представляли. Несмотря на несопоставимые размеры, преимущества будут на нашей стороне. Всё же предупреждение отца я услышал, так что и впредь буду действовать осторожно. Майрон спихнул решение о дальнейших действиях на меня.

Вопрос о предоставлении помощи местным даже не обсуждался. Такое решение очень сильно поможет Майрону в бескровном завоевании системы. Надо решать, что делать с пришельцами. Хорошенько разнести мы их сможем без проблем, но даст ли это нам выгоду. Со временем могут прилететь другие, причём более многочисленные. В то же время пригрести для изучения и использования огромные корабли, которые местные пока производить не в состоянии, было очень заманчиво. Стоило договориться на взаимовыгодных условиях. Не зря же их принесло в эту систему. Подавив оборону, вряд ли бы они стали разносить планету, а вот использовать её в качестве базы вполне логично.

То, что нападавшие относятся к пиратствующим элементам, я уже знал из анализа полученных данных. С таким контингентом лучше договариваться с позиции силы. Искин взял управление кораблями эскадры на себя. Я не хотел случайностей в предстоящем столкновении. Сняв часть щитов и включив фотонные двигатели, мы дали противнику возможность обнаружить себя.

Сначала нас, исходя из небольших размеров корпусов, явно посчитали за местных, и один из кораблей противника принялся активно нас обстреливать из каких-то энергетических орудий. Это уже не лазеры, а что-то более мощное. Попасть в такую маленькую цель на большом расстоянии, да ещё когда всё под управлении искина – просто нереально. Учитывая скорость сближения, капитан явно принял нас за какие-то специальные машины и слегка запаниковал. После чего от кучи малых кораблей, атакующих станции защитников планеты, отделилась небольшая группа и направилась в нашу сторону.

Искину уже ничего не стоило подключиться к их каналу связи и расшифровывать на лету все сообщения. Похожие алгоритмы мы уже считали с носителей разрушенного истребителя.

Попытки сбить корабли нашей эскадры привели к потере трети атакующей группы. При этом искин дал потренироваться экипажам кораблей, отключив контроль над наведением. Пробить наши экраны защиты эти небольшие корабли противника всё равно не могли. Мощности их лазеров и торпедного вооружения недостаточно для этого.

Прикрытие запросило помощи, и тогда искусственный разум опять взял управление на себя и очень основательно раздолбал самых настойчивых любителей пострелять, заставив остальную кучу машин кинуться в отступление под прикрытие корабельных орудий.

Так мы им это и позволили! Наши корабли прилипли к ним, как пчёлы к мёду. Прячась за малыми машинами противника, мы прижали их к кораблям. Те прекратили обстрел станций и оттянулись в сторону от планеты, прикрываясь оставшейся мелочью.

Искин с блеском реализовал поставленную задачу, заставив противника запросить переговоры. Как я и рассчитывал, долго воевать пираты явно не собирались. Одно дело захватить каких-то дикарей, а совсем другое – воевать с теми же дикарями на равных. Большие потери в этом походе их точно не устраивали. Командир пиратской эскадры маяком запросил переговоры.

Смоделировать их канал связи на более сложном полевом оборудовании для искина не проблема. Он даже выдавал соответствующую картинку изображения моего центра управления, понятную для людей на том конце канала связи. Вид пустого отсека, в котором мы висим с Тартарой, их бы не впечатлил.

Судя по реакции на наше изображение, подмена картинки удалась на славу. Глаза собеседника с лицом, украшенным следами опасных приключений, так и прикипели к экрану. Взгляд несколько раз метнулся от меня к Тартаре и обратно.

– Каким ветром юнианцев занесло в такую даль? – прервал затянувшуюся паузу собеседник.

Быстрый анализ показал, что он принял нас за других. Это могло относиться как к нашим разрисованным рожам, так и только к девушке. Судя по уже имеющимся у нас данным, я похож на большинство из его экипажа, а вот чёрненьких среди них нет. По крайней мере, в личном архиве пилота повреждённого истребителя ничего подобного не встречалось.

– Что пиратам делать у дикого мира? – усмехнувшись, ответил я вопросом на вопрос. Раскрывать незнание местных реалий я пока не собрался.

– Пригрести их себе! Что же ещё? Такая удача выпадает только раз в жизни, – скривился пират. – А вдруг удастся создать собственную империю, ну, на худой конец, хотя бы базу.

Из ответа стало понятно, что содружества и соответствующих законов, охраняющих дикие цивилизации здесь нет. Кто сильный – тот и прав. Дикие цивилизации захватывают и просто включают в состав собственных империй.

– Как вы уже, наверное, поняли: место занято, – не переставал улыбаться я.

– Маяков при подлёте мы не обнаружили, – буркнул собеседник.

– Эх, даже не знаю, что с вами делать?

Притворно вздохнув, чуть повернулся к Тартаре.

– Э-э-э, может, договоримся? – сразу заторопился пират.

Теперь стало понятно, кого он имел в виду, называя нас юнианцами. Чёрненьких здесь явно ценят и уважают.

– Вы что-то хотите предложить? – надев на лицо вампирскую улыбку, от которой у большинства людей обычно холодок бежит между лопаток, уставился я немигающим взглядом на собеседника. Законы психологического давления во всех вселенных одинаковы. Не стоит упускать инициативы, раз нас приняли за других.

– Может, разбежимся по-хорошему? – сделал первую попытку решить проблему пират.

– Вы слишком много узнали, – задумчиво почесал я подбородок.

– У вас тоже будут потери, – скривился, как будто хватил кислого, капитан.

– Нет, – покачал я головой. – Мне просто жаль человеческого материала на ваших лоханках.

– Узнаю подход юнианцев. Хотя вы лично на них и не похожи, но обычные люди для вас всего лишь материал, – недовольно проворчал собеседник. – Раз вы так говорите, то у вас уже есть решение нашей проблемы. Я слушаю!

Ещё один кирпичик информации лёг в стену здания данных об особенностях отношений в этой галактике.

– Если я правильно понимаю цель вашего прихода, то это, как минимум, создание базы. Давайте на этом минимуме и остановимся. Со стороны диких мы обеспечим вам содействие в этом деле. Вы же со своей стороны обещаете прикрывать систему от других любителей поживиться. Про наше присутствие вам придётся забыть. Никаких юнианцев и никого другого здесь никогда не было.

Предложение для пирата было очень заманчивым. Он получал если и не всё, что хотел, то достаточно многое.

– У меня люди не идейные. В любом порту за лишнюю монету расскажут всё, что от них потребуют, – внимательно глядя на меня, самокритично произнёс пират. Немного помолчав, он добавил:

– А проходить у вас психопрограммирование – желающих нет.

Ещё одна особенность юнианцев улеглась в базу данных.

– Если это будет обычная клятва у вас же на корабле и одновременно для большого количества людей. Такой вариант вас устроит?

Мне было интересно, что ответит пират.

– Что это вам даст? – задумался тот и, скривившись, добавил:

– Люди они такие, сегодня клятву дал, а завтра взял.

– И всё же, предложенный вариант вас устраивает?

Интересно было наблюдать за исполосованным шрамами лицом пирата. Он понимал, что есть подвох в этом предложении, но не видел в чём.

– Никакого медицинского оборудования с вами не будет, и клятва будет происходить в нашем зале? – нехотя уточнил он.

Мой кивок лишь подтвердил предложение. Несмотря на некоторые вопросы, для пирата и команды оно довольно заманчивое. Планету они явно не получат. Юнианцев здесь что-то интересует. С другой стороны, где они могут найти для себя незанятую базу. А оборонять от непрошеных гостей они её и так будут по любому. К тому же при особо сильном противнике скрытая сила опять может вмешаться и выступить на их стороне. Это давало дополнительные преимущества поступившему предложению. Тёмным местом оставалась клятва, но вряд ли что-то можно сделать с людьми на их корабле и без дополнительного оборудования.

Договор с пиратами мы заключили. Выгода была обоюдная. Пираты получали то, что хотели, хотя и по несколько завышенной цене. За обслуживание и ремонт кораблей придётся платить. Мы же прятали наше присутствие на некоторое время от других технологически развитых государств. Оно нам нужно для развития и укрепления своих систем. Эту я уже тоже считал своей. Майрону остаётся только предстать перед земляками в качестве защитника. Если есть выбор между рабством и свободой, редко кто из людей полезет в рабский ошейник. Военные на базах прекрасно видели, кто прекратил их избиение и отогнал корабли пришельцев.

Лысый Эр ещё некоторое время задумчиво сидел перед погасшим экраном связи, пока его не вырвал из пучины размышлений вопрос первого помощника.

– Считаешь, мы что-то выгадали?

– Всего лишь жизнь, парень, всего лишь жизнь, – буркнул капитан.

– Мы бы могли их побить, – не унимался помощник.

– Этих…, да, – скривившись, кивнул Эр, – но ты уверен, что они показали все свои корабли? Наши пилоты не смогли сбить даже одного из них. Можешь посмотреть на визуальный экран. Висят над нами и светятся, как новенькие игрушки. Счёт двенадцать – ноль в их пользу тебе ни о чём не говорит? А сколько дырок в нашей посудине наделают эти боты, если у них в пузе хранится по десятку корабельных торпед высшего класса. Что не отнять у юнианцев – так это логики. Пришли мы – могут прийти другие. Если здесь их секретная база, зачем об этом сообщать другим. А так получается: нет тут ничего, кроме пиратского гнезда. Базу мы получили. Хотя придётся платить за обслуживание, но дикари много не возьмут. К тому же можно при случае кое-что прикупить и у настоящих хозяев системы. От таких ботиков, как у них, я бы точно не отказался.

– Хм…, о плюсах я что-то не подумал, – почесал затылок помощник.

– Вот поэтому ты ещё и не капитан, в отличие от Сяона, – без насмешки улыбнулся Эр глядя на него. – Тот сразу почуял опасного противника и решил запросить помощи. Посмотри внимательно на мою рожу. Когда-то я решил, что круче меня парня нет. Результат такой глупости ты каждый день видишь перед собой. Лучше иметь небольшую денежку у себя в кармане, чем пытаться зубочисткой взламывать сейф. Ты видел этого кадра на экране? Он похож на юнианца? Однако гордая юнианка у него за спиной даже голоса не подала во время нашего разговора. Тебе, тормозу, это ни о чём не говорит?

– Он выше по статусу, – буркнул помощник.

– А её необычная раскраска? – уставился на парня Эр.

– Она хочет быть похожа на него, – сделал логичный вывод подчинённый.

– Юнианка… на обычного человека? – иронично приподнял бровь капитан.

– Он намного выше её по статусу, – дополнил картину помощник.

– Если учесть, что мы вообще не слышали об обычных людях, перед которыми бы преклонялись юнианцы, то боюсь, если бы мы не согласились на предложенные условия, от нас бы кто-то и молекул не оставил. Лысой головой чую какой-то подвох с клятвой, но в чём он, догадаться не могу. Оболванить нас на нашем же корабле невозможно, но сохранить тайну своего присутствия в системе эти черти как-то собираются. Проверим первую группу принявших клятву на детекторе. Если обнаружим внешнюю психопрограмму, у нас останется только один выход – драться до конца. Если такой гадости в мозгах не будет, то проживём несколько дольше. А кое-кто, при особой удачливости, ухитрится дожить до старости.

Лысый Эр обвёл внимательным взглядом всех подчинённых в центре управления, прислушивающихся к разговору. Нарываться на бой с сильным противником, никому не хотелось. В пираты народ подаётся для обогащения, а не для войны. Молчаливые взгляды подчинённых выражали согласие с решением начальника.

Майрона я отправил с кораблями экспедиции к землякам договариваться, а сам повёл корабль на посадочную палубу пиратского носителя. Наша длина в полсотни метров лишь вдвое превышала размеры их малых кораблей. Так что места для посадки имелось вполне достаточно. Кроме того, многие места стоянок пустовали. Судя по всему, у пиратов и так имелся некомплект техники, а тут мы её немного сократили. Насколько я видел на локаторе перед посадкой, корабли нападавших занялись эвакуацией аварийных капсул со сбитых машин. Причём спасали они не только своих, но и местные экипажи, ими же подбитых судов.

На нас с Тартарой, когда мы покинули шлюз, члены экипажа поглядывали с опаской. Вообще-то правильно делали. При желании, мы вполне могли отправить их всех в мир духов и захватить эту посудину. С управлением может быстро разобраться искин, используя данные наших духов, активно исследующих окружающее пространство.

Под усиленной охраной нас проводили в центр управления. Встреча с капитаном прошла, хотя и не в тёплой дружеской обстановке, но вполне удовлетворительно. Большая часть встреченного на пути народа больше глазела не на меня, а на девушку. Тартара тоже не спала, по ходу вытягивая данные из поверхностных мыслей окружающих людей и пересылая их мне. Кое-какие особенности существования жизни в этой галактике стали проясняться.

Похоже, она гораздо моложе нашей родной, или цикл развития только начался после большого бума. Технологический уровень значительно ниже развитых миров содружества. Зато существует множество разумных видов, начиная от жуков и заканчивая водными обитателями. Росло у меня большое подозрение, что боги здесь держали огромный зоопарк. А с их исчезновением кое-кто начал развиваться самостоятельно.

– Где будет проводиться клятва? – поинтересовался я у капитана.

– Может, сначала познакомимся? – криво усмехнулся тот. – Хотя, конечно, юнианцам наплевать на наши жалкие клички.

– Я вас и так знаю, Лысый Эр, – уставился я в глаза пирата. – Нет-нет, я не читаю мыслей. Всего лишь перехват ваших сообщений.

Последние слова немного успокоили капитана. Он уж подумал: я забрался в его голову. Делать мне больше нечего. С этим прекрасно справится и жена.

– Если уж вам так интересно, то перед вами Рейн Ле Ший, а это моя жена Тартара, – кивнул я на девушку.

– Обалдеть! – раздался тихий шёпот подчинённых в центе управления за спиной капитана.

(Тартара: – Юнианцы считают себя выше людей, поэтому не образуют семей с низшими расами.

Рейн: – А кто сказал, что я из таких? Удачно ты со мной полетела! Пусть поломают головы!)

– Э-э-э, пройдёмте в зал столовой. Я собрал часть людей там, – немного придя в себя после моего сообщения, пробормотал капитан.

В довольно большом помещении ожидало всего с полсотни народу.

– Остальные сейчас формируются в группы, и те будут подходить по очереди, – пояснил капитан, пряча взгляд.

Мне было понятно, что чёрных с их возможностями влиять на разум, пираты побаиваются и решили проверить наше воздействие на самых никчёмных людях их экипажа. Я только снисходительно улыбнулся на такой демарш. Клятва секрета не оставляет грубых следов на психике, так что обнаружить её техническими способами невозможно.

Алтарь метаморфов применять не стал. С такой простой задачей вполне справлялся обычный амулет. Этого добра отец накидал в подарках от души. Напряжение в зале несколько спало, когда эта группа ушла, а через несколько минут стали подходить другие члены экипажа.

Перехват разговора капитана с первым помощником:

– Капитан, детектор не обнаружил изменения психограмм клявшихся людей.

– Значит, медики уверены в отсутствии воздействия гостей на разум?

– Сто процентов они не дают, но в любой клинике дадут тот же ответ. Оборудование у нас не самое плохое.

– Проверяйте людей выборочно в каждой группе!

– Принято капитан!

Клятва секрета достаточно короткая. Так что все восемь тысяч экипажа, включая персонал других кораблей, прошли ритуал достаточно быстро. Последними поклялись медики и командиры, и то, разбившись на две группы. Люди ожидали какого-то подвоха, но его всё не было. Жульничать и скрывать людей, командир пиратов не собирался. Мелочиться и приставать с ритуалом к раненым, я тоже не стал. Никто просто не поверит небольшому количеству таких людей. Да и не знали они о нашем присутствии, а другие теперь им и не скажут.

– Как будем жить вместе дальше? – поинтересовался Эр, пригласив нас к себе в каюту.

– В системе будет находиться наш представитель. Будете обо всём договариваться с ним. Он должен контролировать местных.

– Он из ваших? – с интересом уставился на меня пират.

– Он мой, – туманно отозвался я. Незаметно достав из кармана лечебную мазь нашего производства и задумчиво повертев в руках, я кинул её капитану.

Тот, отсутствием реакции, не страдал. Баночку поймал на лету.

– Что это такое?

Пират с интересом рассматривал подарок, время от времени бросая взгляды в нашу сторону.

– Это ваша новая рожа, – ухмыльнулся я. – Не люблю, когда мои управляющие распугивают народ внешним видом.

– Медики говорят, никакая мазь мне не поможет, – тяжело вздохнул Эр.

– Эта поможет! Если сговоритесь с Майроном Крилом – моим наместником в этой системе, то он вас и не такими вещичками снабдит, – кивнул я. – Хотя вот вам ещё один подарок.

Пират мне точно пригодится. Тартара частично считала его. Кровожадностью и алчностью, как некоторые представители его профессии, он не страдает. Достав из теневого кармана кольцо-комп магического производства для нашего персонала в содружестве, кинул его в руки пирату.

– Что за колечко? – заинтересовался тот, вертя новую вещицу в руках.

– Надень на палец – увидишь!

– Что за …! – удивлённо вскочил со стула Эр.

Ещё бы ему не удивляться когда в глазах включилась страница знакомства компа с новым хозяином. Для наших компов глазные линзы уже не требовались. Магическая составляющая подключалась напрямую к разуму и позволяла обмениваться с владельцами аналогичных колец даже ментальными сообщениями. Кольцо с духом у Майрона имело ещё больше возможностей.

– Это чтобы ты мог договариваться с моими людьми, – вставая с улыбкой и покидая обитель хозяина, пояснил я. Ему найдётся, чем заняться некоторое время. Изучение возможностей полученного устройства, даже несмотря на ментальное обучение, требует времени.

Также под присмотром охраны мы вернулись к себе на корабли и покинули перетянутых на свою сторону пиратов.

Через три часа, командный центр носителя.

– Капитан, вы некоторое время были недоступны. Что случилось? – первый помощник с волнением смотрел на Эра.

– Гости улетели? – перевёл задумчивый взгляд с панели управления на помощника капитан.

– Никто не знает, – со вздохом отозвался тот.

– Понятно…, – также задумчиво кивнул Эр.

– Да что за … происходит? Вы даже не поинтересовались – почему? – взорвался первый помощник.

– Было что-то необычное? – спокойно взглянул ему в глаза капитан.

– Да они просто исчезли! Отошли от палубы и как будто растворились в пространстве, – нервно рубанул воздух рукой помощник.

– Понятно…, – пробормотал капитан, уткнувшись в панель управления.

– Капитан! Объясните, наконец, что происходит? – успокаиваясь, попросил помощник.

– Что ты видишь у меня на пальце? – протянув руку перед собой, криво усмехнулся Эр.

– Перстень какой-то, – с недоумением уставился на капитана тот.

– Эх, парень, влетели мы по незнанию в какую-то тайну, и плясать нам теперь под чужую дудку до конца жизни, – с грустью пробормотал Эр. – Это не перстень. Он выглядит как перстень, но … я даже словами не могу передать возможности этой штуки. Корабельный мозг ему и в подмётки не годится. Я только что провёл тестирование корабля, отключив его, именно при помощи кольца. Полчаса назад я ментально разговаривал с человеком, находящимся на другой стороне планеты. Поэтому исчезновение корабля гостей меня уже не удивляет. Мы столкнулись с расой, стоящей неизмеримо выше по развитию. Это не юнианцы. Те у них только на подхвате. Девушка за всё время присутствия на корабле даже слова не проронила. Наш гость для неё явно какое-то высшее существо. Мне кажется, что юнианский исследовательский корабль нарвался на очень развитую цивилизацию. Боюсь, кое-кому скоро придётся сильно потесниться на политической вершине развитого пространства. С такими технологиями, которыми они владеют, эти боты могли растереть эскадру в пыль, но почему-то не стали этого делать. Загадка. Кстати, а что ты скажешь по поводу отметин на моей роже?

– Они вроде бы посветлели, – немного придя в себя после необычных слов, внимательно осмотрел тот лицо капитана.

– И тут он не соврал…, – краем губ усмехнулся Эр.

Проблем у Майрона с земляками не было. Военные лучше других понимали, что у них нет другого выхода, кроме как присоединиться к империи, способной отбиться от километровых кораблей. Голос остальных политиков этого мира уже не имел значения. Править будет тот, кого поддерживает армия. После последнего обидного столкновения с кораблями семьи Крил военные предприняли меры по усилению своей обороноспособности, но этого оказалось недостаточно при конфликте с новым противником. Небольшая эскадра Крилов легко и просто погасила конфликт, заставив пришельцев договариваться. Промышленники быстренько перебежали на сторону военных. Заказы на ремонт кораблей незваных гостей обещали бешеные прибыли и это без учёта возможности получения новых технологий. К тому же чужаки обещали защищать систему вместе с местными силами самообороны от других желающих поживиться. Самых упёртых политиканов уже никто не слушал, поскольку остальные, учуяв, откуда ветер дует, быстренько достали из архивов историю Майрона Крила. Учитывая, что ему уже далеко за двести, а выглядит ещё вполне прилично, многие логично предположили, что он не обходит стороной технологии омоложения, ранее продаваемые этой семейкой. Ткните пальцем в тех, кто не хочет прожить такой срок! Революция свершилась быстро и бескровно. Дальше всё зависело от действий самого наместника, но опыт управления у него никуда не делся. Так что я не видел особых препятствий на этом пути. Оставалось решить проблему с внешним воздействием.

Для этого нужно наведаться в исследованную и развитую часть галактики. Действовать с пиратами мне не хотелось. Это значительные ограничения в действиях и перемещениях. Искин скачал с баз носителя много интересного. Стоило прислушаться к его рекомендациям. Древний искусственный разум плохого не посоветует.

Можно стать мелким торговцем на краю исследованного пространства, но постоянно будут возникать проблемы с желающими отобрать нажитое непосильным трудом богатство. Большим торговцем тоже можно стать, но для этого нужны местные деньги и приличный корабль, больше похожий на крейсер. Этого пока у меня не было, да и торговля займёт много времени. Мой корабль вполне может сойти за малый разведчик. Только что разведчик будет исследовать в развитых мирах? Осталась только одна достаточно знакомая мне область деятельности. Стать вновь чьим-то охранником или телохранителем. Рынок таких услуг на краю обжитого пространства довольно развит, но не у каждого телохранителя есть свой кораблик. Существует большая вероятность подцепить богатого заказчика, а те не всё время шатаются по окраинам. Так что с их помощью влезть в развитые миры вполне возможно.

Тартару брать с собой я не собирался. Слишком она будет заметна в центральных мирах. Пусть помогает Сайле на Мокрой. Если очень прижмут, прыгну к ним через портал, как к якорям. Мой маленький кораблик вполне сойдёт за местную переделанную лоханку, только надо добавить на него двигатель известного здесь типа. В сжатом пространстве полно свободного места и лишним он не будет. Звёздные карты я содрал с навигационного компа носителя. Права на корабль на окраинах никто не спрашивает, а заказчик обеспечит мне легализацию в случае полёта в развитые миры. В базах местных преступников я уж точно не числюсь. Пришлось избавиться от боевой раскраски неформала. Среди пиратов она часто встречается, но нормальный клиент вряд ли клюнет на такую раскрашенную личность.

Хорошего корабельного двигателя у пиратов, конечно же, не нашлось. Но удалось добыть годный движок с разбитого в недавнем бою штурмовика. Правда, тот считался кораблём ближнего действия и был способен делать только короткий прыжок всего лишь на один световой год или несколько маленьких, на вдвое меньшее расстояние. Для машины такого класса вполне подходящие параметры.

Носитель выходил из прыжка подальше от гравитационных центров системы, а малые корабли дальше добирались своим ходом. Из-за значительного потребления топлива скорость больших кораблей в системах сильно падала, и для разгона они вначале покидали системы на малом ходу и только потом уходили в прыжок.

Центр управления пришлось переделать, оснастив системами управления местного производства, взятыми с того же штурмовика и из запасных ремонтных комплектов Эра для такого класса машин. За поставку некоторых понравившихся ему медикаментов с Мокрой он отдал Майрону много чего полезного.

Большая часть нового оборудования в рубке оказалась бутафорской, дублирующей некоторые сигналы реального управления корабля. Только всё, что касалось двигателя и его управления, было настоящим. Внешний вид центра управления подогнал под стандарты человеческой цивилизации Эра. По нему было видно, что это самоделка, но и корабль мой не походил на стандартную машину этого типа. Базовым вооружением я тоже обзавёлся. Только если пара корабельных торпед у штурмовика крепилась на внешней подвеске, у меня они прятались в корпусе. Всё-таки мой кораблик несколько больше обычного штурмовика. Две слабые энергопушки установил в носу, а парочку лазеров ближней обороны наверху и внизу корпуса. В результате всех переделок по внешнему виду получился самодельный штурмовик на базе корпуса, похожего на системный бот. По экспертным оценкам Эра, корабль выглядел как изделие местных умельцев с пиратских баз.

С Майроном договорился держать связь через жён, пока не установят в системах нормальные полевые ретрансляторы связи из подарков отца. С жёнами я в любой момент могу общаться записками через теневой семейный карман.

Кое-какими контактами в пиратских базах и на различных станциях в пограничных системах меня снабдил Эр. У него же разжился некоторой суммой денег на обезличенной карточке – широко распространённом платёжном средстве среди пиратов. Попрактиковавшись с помощью искина в языке и пополнив словарный запас, я отправился в разведку.

Глава 2. Окраины


Как обычно, спокойно заняться собственными делами не удалось. Уже перед вылетом пришлось слегка загрузиться и взять пассажира. Лысый Эр, который уже совсем не лысый, а человек с вполне нормальным лицом и роскошной шевелюрой, попросил довести до торговой станции лейтенанта Сина. Пират решил перепродать несколько контейнеров с лекарствами, полученными от Майрона за кое-какое ремонтное оборудование. Оно понадобилось местным жителям для восстановительных работ на орбитальных станциях. Пираты разнесли их очень основательно. Ничего подобного здесь пока не было. Ремонтные роботы, рассчитанные для работ на километровых кораблях, очень хорошо подходили для реставрации орбитальных объектов местной цивилизации. К тому же нужно строить нормальные доки для починки пиратских кораблей. Сейчас на станциях и орбитальных заводах можно восстанавливать только малые корабли эскадры: истребители и штурмовики, вполне входившие по габаритам в обычные цеха. Майрон в очередном рейсе эскадры собирался привезти наших роботов, но их программирование для местных условий будет происходить не так быстро, как хотелось.

Штурм системы пиратам обошёлся дороговато. Из шестидесяти имеющихся малых кораблей в строю осталась только половина. Такого количества запчастей для ремонта повреждённых машин на складах носителя, не нашлось. Эр решил за счёт уже проверенных в действии медикаментов купить необходимые комплектующие и некоторое количество новых машин на замену тех, что восстановлению не подлежали.

Узнав о такой покупке, Майрон послал один из кораблей нашей эскадры за дополнительной партией понравившегося пиратским медикам товара. Ещё бы он им не нравился. Регенераторов в их цивилизации ещё не придумали, а медикаменты производства Мокрой работали ничуть не хуже. Через короткий срок все раненые в последнем бою пилоты скакали вокруг своих машин как заведённые, пытаясь восстановить их по максимуму.

Так что в трюмы моего корабля забили три десятка контейнеров с нашей продукцией и снарядили пилота сопровождающим. Он хорошо знал малые корабли и мог выбрать для покупки именно то, что нужно. По предварительным расчётам спевшихся главарей этой системы – Майрона и Эра, товара с запасом хватит для оплаты за полсотни машин, да ещё и на так нужных ремонтных роботов деньги останутся. Пират никогда не слышал ни о каких аналогах нашим лекарствам.

С Эром на окраинах обжитого сектора постоянно работал один надёжный торговец. Решение о привлечении его к снабжению пиратской базы, а заодно и к торговле с нашей империей, было вполне логичным. К тому, что сам по себе, торговец – человек надёжный, не раз выручавший Эра из затруднительных финансовых положений, добавится и возможность очень неплохо заработать. В таких условиях тот не откажется от сотрудничества.

Майрона в этом деле привлекало то, что через такой торговый канал можно сбывать наши изделия и получать оборудование чужой цивилизации. Пусть оно и будет устаревшим, поскольку ничего другого на окраинах мира и не продаётся, но оно всё же на ступень выше того, что производилось в этом мире. Только на Мокрой изготавливались вещи, вполне сопоставимые с лучшими образцами заводов этой галактики, и ими тоже можно будет торговать.

Торговец имел собственный большой транспорт и поэтому гонять носитель за новыми кораблями совсем не нужно. Используя Сина в качестве штурмана, он доставит в систему Реза, родную для Крилов, всё, что закупит пилот. К тому же можно привезти и другие товары, которые здесь легко и с большим доходом обменяются на местные. Ориентировочным списком требуемых изделий Майрон с Эром пилота снабдили.

Вылет корабля задержался на три часа, пока со станции перегружали контейнеры в трюм. За это время я познакомился с пассажиром. Бывший мой противник оказался человеком разговорчивым. Сбежал он с флота одной из человеческих республик, когда набил рожу капитану после потери в одном из боёв семидесяти процентов состава отряда малых кораблей, которым он управлял. Кроме как на окраины исследованного пространства, в наёмники, податься ему было некуда. Там он и пристал к Эру, поскольку тот тоже когда-то был кадровым военным, и стал у него командиром первой десятки истребителей. В этот раз пилоту не повезло. Скорее всего, я и повредил его истребитель. Теперь он остался без машины, поэтому Эр и послал его за покупками.

Конечно, Син меня узнал. Он тоже проходил ритуал клятвы. Отсутствие боевой раскраски на моей физиономии этому не помешало. В отличие от Эра, которому многое уже рассказал Майрон, иначе плодотворное сотрудничество было бы затруднительно, большая часть членов экипажей пиратской эскадры считали меня одним из доверенных наёмников в подчинении руководства юнианцев. Такая практика у этой расы существовала. Для торговых станций и дальних экспедиций частенько набирался персонал, знакомый с местной обстановкой. Большинство членов пиратских экипажей жили одним днём и не интересовалось жизнью отдельных рас. Им было достаточно знать, что в этой системе обосновались юнианцы, и я числился в их составе.

– Рейн, у меня куча вопросов, а отвечаю всё время я, – наконец недовольно заворочался пилот, сидящий в рубке управления в одном из кресел рядом со мной. – Ты как попал к этим снобам? Выглядишь слишком молодым. Я тебе даже двух десятков лет не дам. Насколько мне известно, они нанимают только суперпрофессионалов.

– А я и есть такой специалист, – совсем не скромно улыбнулся я. – Немного подзаработал у них на службе. Расплатились они этим корабликом. Теперь буду искать другую работу. Эр и компания прикроет эту базу достаточно надёжно и мои услуги больше не требуются.

– Мне, конечно, известно, что платят они хорошо, но, чтобы накопить на корабль, нужно очень долго работать, – недоверчиво поглядывая на меня, пробормотал Син.

– За особые заслуги, премия полагается, – туманно пояснил я.

– Если премия, тогда понятно, – согласно закивал собеседник. Насколько он знал, иногда премия за работу в тысячи раз превышала обговорённые ранее суммы оплаты. Всё зависело от полученного результата.

– Я смотрю, мы уже на краю системы и скоро будем прыгать. Что-то быстро мы разогнались! – взглянув на экраны, транслирующие некоторую информацию о положении корабля, понятную пилоту, констатировал тот.

– Корабль экспериментальный, как и вся их экспедиция. Так что тебя ждут удивительные события, – ухмыльнулся я.

– Я таких событий уже в полётах насмотрелся, – проворчал Син, – Ты бы показал мою личную каюту. Торчать кучу дней в этой рубке и рассматривать твою самодовольную рожу что-то не хочется.

– А кто сказал, что придётся тащиться столько времени до конечного пункта назначения? – посмотрел я на пилота.

– Э-э-э, но как же…? – удивлённо уставился тот на меня.

– Это же экспериментальный корабль. Только об этом ш-ш-ш…, никому, – приложил я палец к губам.

В это время в помещении рявкнул специальный сигнал, загоняющий корабль в прокол. Мигнули экраны и мы оказались уже на подходе к нежилой системе с номером четыреста двенадцать. Так же называлась и здесь расположенная торговая база.

Выбор на это место для установки базы, пал из-за того, что система изобиловала металлическими астероидами, и небольшой заводик исправно гнал корабельное топливо на их основе. Здесь как раз и обитал хороший знакомый Эра. Кораблик у него имелся немаленький и поэтому базировался как раз в месте с дешёвым топливом.

– Что за … – вытаращив глаза на экраны контроля, выдавил из себя Син. – Мы там, где я думаю?

Взгляд пилота, брошенный на меня, был красноречивее слов.

– Я же говорил: корабль экспериментальный.

Забавно было наблюдать, как глаза лезут на лоб у окончательно потерявшегося пилота. Некоторое время он приходил в себя.

– Вот так вжи-и-ик, и мы сразу оказались за сто световых лет? – наконец уставившись на меня, невнятно промычал он.

– Это же юнианцы! У них много что есть в запасе.

Загадочная улыбка прописалась у меня на лице.

– Слушай, а у твоих начальников для меня местечко найдётся?

Мечтательное выражение поселилось на физиономии пилота.

– Так вас же и так наняли, – улыбнулся я, – Хорошо поработаете, и вам хозяева отвалят что-нибудь интересное.

– Что-то после таких приключений котелок у меня не варит, – удручённо покачал головой Син. Раз Лысый Эр подрядился защищать систему, то пиратам истинные хозяева точно отвалят что-нибудь этакое, как те же медикаменты. Чудесных таблеток и эликсиров хватило всем членам экипажа, чтобы поправить своё здоровье.

На расспросы пилота о корабле я отговорился существованием аналогичной данной им клятвы. Через три часа полёта мы уже подходили к причальной стойке станции. Проблем с идентификацией не возникло. Эр включил мой кораблик в состав пиратской эскадры. Других знаков отличия здесь не требовалось. Пока у нас эти позывные маяка, за все наши действия ответственность несёт Лысый Эр. Поэтому просто так такими метками командиры эскадр и кораблей не разбрасывались. Подделать код было невозможно.

Подключение к местной сети показало, что нужный Сину торговец находится на станции. Пилот помчался к нему на встречу после обмена сообщениями. Мне пришлось заняться собственной легализацией.

Первичных идентификаторов, выданных Эром, вполне достаточно для такой процедуры. По ним следовало, что я пилот самоучка, нанятый на одной из промежуточных станций республики Флор. Поскольку весь сектор ближайшего пространства галактики входил в зону интересов этой республики, то, как бы пираты себя здесь ни позиционировали, с республиканцами они не воевали, в то же время нападая и грабя территории, корабли и конвои, принадлежащие соседям.

В республиканских базах преступников я не значился, поэтому специальное удостоверение свободного переселенца получил без проблем. В связи с окончанием моего контракта с Лысым Эром, корабль обзавёлся собственным идентификатором, и меня занесли в базу, как его пилота и владельца. В обжитых системах на такие документы смотрели косо, но на окраинах это никого не интересовало. Раз у тебя есть корабль, значит, ты имеешь право его использовать.

За небольшую плату, как и советовал пират, зарегистрировался в одной из большой наёмных контор, как специалист по охране. Никто никаких подтверждений не требовал. Всё здесь определялось рейтингом, а поскольку меня не знали и о выполненных контрактах в базе сведения отсутствовали, то рейтинг мало чем отличался от нулевой отметки. Всё-таки небольшой собственный прыжковый корабль не давал ему упасть до самого низа.

Когда я вернулся к нашему шлюзу, Син уже поджидал меня, сидя рядом, привалившись спиной к стене.

– Мог бы заранее обзавестись коммуникатором. Уже час здесь торчу, – недовольно проворчал он.

(Искин: – Хозяин, от вашего имени я коммуникатор заказал по сети. Вот-вот должен подъехать курьер.)

С искином я поддерживал постоянную связь, поэтому тот знал данные обо всех моих идентификаторах.

– Уже озадачился, – ответил я пилоту. – К сожалению, пока не получил статус переселенца, коммуникатор был бы бесполезен.

– Вот же…! Как давно это было? – почесал затылок пилот. – Забыл, что ты нездешний.

Жить на станции, да и вообще в любом месте на окраинах обжитого пространства можно и без официальной связи и регистрации в сети. Так делало достаточно много народу, за которым числились определённые грешки. Но в этом случае недоступны многие сетевые сервисы, и связываться ты можешь только с определённым набором абонентов, существующих в отдельном закрытом сегменте, которому принадлежит коммуникатор.

Пока мы зашли в корабль, Син рассказал, что торговец заинтересовался товаром от Эра, но перед покупкой собирался проверить его эффективность. Каких бы пират не имел хороших отношений с коммерсантом, тот явно предпочитал всё проверить перед покупкой необычного товара. Такой вариант Эр предусмотрел, и по несколько экземпляров всех типов медикаментов находилось в отдельном контейнере, весьма приличных габаритов.

Доставив с моей помощью на транспортной тележке ящик к шлюзу, Син связался с купцом. Тот быстро пригнал колёсный грузовой транспорт, который увёз пилота вместе с грузом. У меня тоже нашлась работа. Искин основательно прочесал местную инфосеть и сделал для меня подборку интересной информации.

Сети связи здесь строились на базе обычных радиосигналов, только мощные ретрансляторы использовали полевой вариант канала. Специальная аппаратура сжимала информационную посылку и забрасывала ей через подпространственную линию до следующего ретранслятора, находящегося на расстоянии одного прыжка за десять световых лет от точки передачи. Линия ретрансляторов тянулась на нужное расстояние и обеспечивала связь между информационными центрами. Чем длиннее такая линия, тем больше задержки при передаче. До столицы республики сигнал шёл больше десяти минут, и передача стоила достаточно дорого, но возможность такой связи существовала. Прерывание связи зачастую показывало, что кто-то произвёл нападение на объект находящийся на этой линии ретрансляторов.

Никаких всеобщих законов здесь не существовало. Каждое государство контролировало собственную территорию и жило по своим законам. Могущественные корпорации только предпринимали попытки создать хотя бы единый свод правил для защиты своих интересов, но это у них не очень получалось. Терять прибыль никто не хотел, поэтому торговые войны за рынки – совсем не редкость. Существование наёмников и пиратов как раз и позволяло корпорациям вести между собой войны, не затрагивая интересов государства и внутренних наиболее развитых обжитых систем.

Кроме человеческих цивилизаций в галактике развивались и другие. Наиболее сильными считались жуки и дракониды. Но если жуки нападали только на тех, кто вторгался в их жизненное пространство, то дракониды не давали спокойно жить никому. Мало того, что они частенько дрались между собой, так не брезговали и пограбить ослабевшего или расслабившегося соседа. Хорошо хоть далеко от своих клановых анклавов они обычно предпочитали не отдаляться.

В информации подобранной искином нашлось много ещё чего интересного.

Вечером вернулся озадаченный Син. Торговец с радостью согласился купить привезённые товары, но у него в наличии не нашлось запрошенного количества изделий нужных нам. Он обнаружил почти всё из списка заказа, но на другой станции. Там пираты как раз проводят аукцион по продаже награбленного. Торговец предлагал слетать туда и, купив то, что нужно, по бросовым ценам, отправиться в путь уже оттуда.

Син предлагал мне наняться торговцу в охрану. По опыту собственной работы он прекрасно знал, что на распродаже купить всё можно намного дешевле реальной стоимости. Вывести купленное будет проблематично. Пострадавшие от ограбления обычно нанимают других пиратов, чтобы пощипать чужие корабли и вернуть хотя бы часть потерянных ценностей.

С торговцем он заранее поговорил на эту тему, и тот согласен использовать мой корабль в качестве тяжёлого штурмовика. Мне сейчас без разницы, куда направляться, поэтому возражений не было. Самому сразу соваться в более обжитые системы не стоило. К тому же после выполнения задания у меня появится некоторый рейтинг, как у наёмника.

Чтобы не возить контейнеры с товаром туда-сюда через всю станцию, сразу перевёл корабль на взлётную палубу торгового транспорта. Крупные суда стыковались к отдельному причалу подальше от других.

Как только подскочившие роботы-тягачи занялись разгрузкой трюма, к нам пожаловало большое начальство. Мы с Сином вышли встречать.

– Эта фотонная калоша и есть твой обещанный штурмовик? – с удивлением уставился на Сина торговец.

– Именно так, господин Тортус, – кивнул пилот. – А рядом стоит пилот. Знакомьтесь, этот парень – Рейн Ле Ший. Не смотрите, что он молодо выглядит. Чтобы вы его не недооценивали, могу добавить, он воюет на порядок лучше меня. Мы по недоразумению поспорили с его бывшими хозяевами, так он половину моего звена вместе со мной оставил без машин. Теперь приходится покупать с вашей помощью новую технику.

– Если он проделал такой трюк на этой развалине, я склоняю голову. Парнишка действительно имеет выдающиеся способности, – с недоверчивой улыбкой рассматривая меня, удивлённо проворчал торговец. Рассказывая обо мне, пилоту не было смысла врать. Кто же просто так будет распространяться о собственных поражениях. Сделав определённые выводы, человек представился:

– Свободный купец этого забытого богом окраинного сектора – Тортус Арт. Вы такой же скрытный тип, каким стал мой дорогой друг Син? Несмотря на бесконечный поток слов, изливающийся из его рта, он так и не признался о расположении конечного пункта доставки груза.

– Соглашение с прежним работодателем накладывает определённые ограничения на информацию, – усмехнулся я. – Так что в этом вопросе я так же скрытен, как и Син.

– Ха-ха-ха, – отсмеявшись, Тортус пробормотал:

– Вот же пошли пираты! Слова нужного не вытащишь. Взял бы и сам заключил договор с хозяином на прямые поставки привезённых вами вкусняшек. Лысый Эр пустит меня по миру со своими посредническими процентами.

– Скорее вы оставите нас без штанов, – проворчал Син.

– Если бы ваш капитан не был мне хорошим другом, в жизни не согласился бы лететь вслепую с этим болтуном, – буркнул торговец.

– Так я тебе и поверил, – ухмыльнулся Син. – За таким товаром ты бы на дерьмовом боте полетел и даже вообще без штурмана. А то я тебя не знаю. Глазки-то горят.

– Эх, все меня бедного стараются обмануть, – притворно вздохнул торговец. Затем довольно хлопнул по плечу Сину: – Познакомились, тогда так уж и быть пошли, покажу ваши апартаменты. Прошу уж извинить, жить вам придётся в одной каюте. У меня тут не пассажирский транспорт.

Корабль отправился в путь уже через час после нашего прибытия. Оказалось, Тортус заранее разгрузился, чтобы подготовить трюмы к приёму товаров, которые собирался приобрести на пиратской распродаже. Весь его груз составляли только наши контейнеры и кое-что из заказов Лысого Эра, оказавшееся в наличии у торговца. Выловили мы его очень вовремя. Иначе пришлось бы ждать возвращения или самим добираться до другой торговой станции.

Хотя транспорт у него достаточно новый, добирались до другой базы больше четырёх суток. Та находилась на самом краю сектора, контролируемого местными республиканцами, и потребовалось пять прыжков, чтобы до неё добраться. Экипаж у торговца относительно небольшой, всего сотня человек. Да и то он держал такое избыточное количество лишь для обороны. Всё же полёты проходили в очень опасном пространстве, а желающих поживиться содержимым трюмов торгового корабля имелось предостаточно. С каким-нибудь крейсером транспорт, конечно, не справится, но от одиночного фрегата легко отобьётся. Несколько крупных энергопушек и пятёрка малых кораблей прикрытия быстро отбивает охоту всякой пиратской мелочовке связываться с таким опасным торговцем.

Основной защитой от нападения противника Тортус считал секретность. Трудно выловить корабль, если его путь неизвестен. Купец из-за этого даже в защищённых конвоях не ходил. Желающие поживиться при особой настойчивости вполне могли раздобыть маршрут такого конвоя. При нападении чужой пиратской эскадры не всегда охрана справлялась с обязанностями и могла защитить все корабли. Приходилось бросать подранков, чтобы спасти остальных. Тортус именно поэтому предпочитал надеяться только на себя. В этот раз он вооружился по максимуму. Отлёт из базы будет происходить по вполне определённым маршрутам и чужие засады на них точно будут. Пограбленные пиратами соседи будут пытаться отбить трофеи.

При подходе к системе мы обнаружили огромное скопление кораблей. Даже Тортус присвистнул от удивления. Корабли почти непрерывно выскакивали из прыжков и не торопясь заходили в систему. Место было достаточно интересным. Центральную систему с двумя звёздами и десятью планетами, окружали ещё двадцать близко расположенных с различным количеством планет. Кислородных миров здесь не было, но зато на множестве планет в звёздном скоплении имелись очень неплохие залежи минералов. Шахтёрские станции, разбросанные повсюду, добывали концентрат и продавали его на торговой станции. Поскольку звёздное скопление находилось недалеко от границы республиканского сектора, то его облюбовали и пираты, спрятав на некоторых планетах ремонтные базы. Обнаружить их на поверхности, если точно не знаешь места расположения, очень затруднительно, в то время как орбитальные базы всегда на виду. Можно прятаться в астероидных поясах, но там никогда неизвестно, когда на тебя налетит какая-нибудь глыба, да и маневрировать для прохода весьма затруднительно.

Определённое место для торговой базы выбиралось из-за того, что подлететь к ней можно только по нескольким узким коридорам, которые легко контролировались обороной. Именно поэтому станция пользовалась особой популярностью у пиратов для продажи награбленного. Здесь можно хорошо отдохнуть после похода и подремонтировать то, что на небольших собственных базах исправить не удавалось.

Судя по всему, пиратский рейд удался на славу. Желающих скупить трофеи прилетело больше, чем могли вместить причальные пирсы. Значительная часть гостей висела на удалённых орбитах у планеты, над которой крутилась сама станция. Как выяснилось, после нападения на объект соседей, пираты успели сделать не один десяток рейсов в том направлении, вывозя награбленное, прежде чем подошла вооружённая эскадра, способная выгнать захватчиков. С военными связываться себе дороже, поэтому любителям чужого имущества пришлось быстро удирать.

Торги шли только с помощью информационной сети. Афишировать себя ни покупатели, ни продавцы не стремились. Продавец выставлял описание лота, а покупатели, выбрав нужное, переводили деньги, если цена устраивала. Обман исключался, поскольку оценивали свойства товара местные оценщики, а не сами пираты. Продавцы оставались не в накладе, при наличии конкурентов цена повышалась, пока кто-то не побеждал. В то же время отсутствие покупателей на определённые позиции из списка, сильно снижали стоимость.

Тортус быстро набил трюмы нужной продукцией. По большей части она относилась к заказам Лысого Эра, но и от других позиций, не пользующихся здесь большим спросом, торговец не отказывался. Обработав заказ пирата, он прикинул, что ещё можно купить. Вычислить, что Эр обосновался на какой-то заселённой планете, не составляло труда. Тем более запросы в сети по поводу аналогов уже купленных медикаментов дали отрицательные результаты. Под шумок торговец продал здесь же все полученные от Сина препараты по баснословным ценам. Поскольку продавец и покупатель действовали обезличенно, трудно определить, откуда появился специфический медицинский товар, то ли из пиратских трофеев, то ли откуда-то ещё. В качестве товара никто не сомневался, его проверили местные оценщики, кого-то обманывать им невыгодно.

Наибольшую цену за один из лотов заплатили юнианцы. Узнать, кто купил спасательную капсулу давно погибшей цивилизации лиганцев, было легко. За такими артефактами гонялись только купцы из Центральной империи и империи Ю. Поскольку имперцы покинули станцию до окончания торгов, то им точно не повезло.

Встретить юнианцев в живую было нереально, они почти не покидали свой корабль, но рассмотреть их носитель мне удалось легко. Он резко отличался от других. Обтекаемые обводы имелись только у него. На торги юнианцы прилетели на военном корабле, заявленном на таможне как эскортный эсминец. Длина вполне соответствовала такому классу, но корабли этой цивилизации значительно отличались от других, поэтому точно определить его класс затруднялись даже опытные военные.

Меня заинтересовал предмет их торга. О лиганцах вообще мало что известно из истории. Изобрели двигатели с искривителем пространства именно они. Большинство наиболее развитых человеческих миров когда-то были одной лиганской империей. На местах правили наместники императора. Никто не знает, что случилось в центральной лиганской системе, но неожиданно на месте жилой планеты вспыхнуло второе солнце. Теперь там большая пылевая туманность с двумя светилами внутри.

Ходили некоторое время слухи, что это подстроили дракониды – извечные соперники человечества, но второго применения такого оружия в течение тысячи лет больше не случилось. Так что подозрения с этой расы было снято. С потерей центра, наместники не смогли удержать империю от распада, и образовалось множество независимых государств.

В сети я не нашёл достоверных сведений по истории того времени. Лишь было известно, что юнианцы и имперцы считают себя преемниками великой империи Лиги и постоянно спорят за наследство.

По внешнему виду юнианцы очень похожи на темнокожих жителей Первой, под которых маскировалась Тартара. Медицинские справочники из сети не давали полного представления об этой расе, но посмотреть на их ауру мне не удалось. Чужой корабль висел на дальней орбите от станции. Подобраться к нему поближе, чтобы запустить духа было невозможно, а сканирование издалека полевыми радарами даст мне только внутренности самого корабля. На пару километров меня никто не подпустит. Это всё же почти пиратская станция. Желающих прилепить на корпус устройство трассера, чтобы проследить путь, может найтись достаточно.

Поставив в памяти отметку по поводу истории лиганцев, я занялся насущными проблемами. Чтобы соответствовать местным представлениям о владельце корабля, пришлось подкупить топлива для двигателя и разжиться по дешёвке дополнительными корабельными торпедами. У меня появилось твёрдое предчувствие, что без боя не обойдётся, так что потратил все оставшиеся на карточке деньги. Тем более торпеды достались на распродаже, и сбыть их дороже на другой станции можно без проблем. Попутно накупил кучу подарков жёнам и забросил в теневой карман. Ответные послания с благодарностями и отчётами о подвигах на поприще экономики меня порадовали.

Торговля шла больше десяти суток. Постепенно корабли торговцев заполнялись товаром и готовились отправляться в путь к своим базам. Цены на услуги по сопровождению и охране взлетели раз в десять. Боевых кораблей не хватало даже с учётом базирующихся неподалёку пиратских эскадр и одиночных судов. Многие транспортники стали сбиваться в конвои, нанимая общую охрану. Первыми ушли в прыжок всё же одиночки, и Тортус был в этих рядах вместе с юнианцами.

На первый прыжок он нанял дополнительную охрану из пятёрки лёгких пиратских истребителей. Существовала высокая вероятность нападения желающих пограбить богатенькие транспорты именно на первом прыжке. Основные направления выхода из скопления секретом ни для кого не являлись.

Как ни странно, подготовка к отражению нападения нам не пригодилась. В конечной точке прыжка никто корабль не поджидал. Довольный Тортус расплатился с пиратским звеном, и те покинули объект охраны. Истребители не могли совершать рейды на два прыжка подряд, поэтому должны вернуться на базу. Проследить, куда торговец отправится дальше уже не так-то просто, и вероятность нападения резко снижается, соответственно и охрана не нужна.

Тортус хотел и со мной рассчитаться, но интуиция у меня стала подавать ясные сигналы, что приключения ещё и не начинались. Так что я продлил контракт на сопровождение ещё на один прыжок, уже за полцены. Тяжёлые штурмовики могли прыгать с возвратом и пару раз подряд, а некоторые модифицированные образцы спокойно проделывали это и на расстояние в три прыжка. Так что Тортус не очень удивился. Видно у торговца на душе тоже было не спокойно, поэтому на моё предложение сразу ответил согласием.

Второй прыжок прошёл нормально. Я уж думал, что интуиция предупреждала об опасности в будущем только для меня. Получив расчёт у торговца, вывел свой корабль с посадочной палубы и начал разгон для обратного прыжка. Пользоваться проколом на глазах большого количества наблюдателей было бы глупо.

Внезапно неподалёку появились два неизвестных фрегата 3 без опознавательных маяков. Скорость разгона у них как бы ни в два раза превышала такой же параметр транспорта. Стычка явно произойдёт до следующего прыжка, и не факт что и после этого фрегаты отстанут от торговца. Как-то же они вычислили координаты последнего перехода.

Небольшая фора во времени пока помогала транспорту избегать попаданий от энергетических орудий нападавших, но такое положение сохранится недолго. Тортус поднял собственное прикрытие, но в случае приближения противника ему малые корабли не помогут. Пятёрка истребителей – слабая защита от пары фрегатов. Нападавшие точно знали боевые характеристики корабля торговца, а также наверняка понимали, что дополнительная охрана, способная их притормозить, уже отпущена.

С фрегатов стартовали тройки машин дальней обороны. Судя по отметкам на полевом сканере, бандиты несли на борту по три штурмовика. Учитывая, что защитные поля у них получше, чем у истребителей, враг собирался отвлечь пятёрку малышей торговца. Против двух фрегатов, у транспорта шансов не было, если бы мой кораблик не оказался у них на пути.

Лу Нио, улыбаясь, смотрел на обзорный экран локатора, где отметка добычи пыталась, как можно быстрее набрать скорость для прыжка.

– Ну, что, Ло, как видишь, разведка не обманула, – довольно пробормотал он в микрофон. На другом конце канала связи его слушал брат – капитан фрегата пограничной службы республики Титон 5.

Наглое нападение пиратов из соседнего сектора сильно разозлило командование охраны границы. Оно не стало сразу отзывать дежурную эскадру, выгнавшую пиратов из контролируемого сектора. Быстро разработанная операция ответного удара должна охладить пыл пиратствующим элементам соседей. Военные корабли поменяли маяки, маскируясь под свободные посудины любителей пограбить из их сектора. Хотя при этом могло получиться, что корабль с одним и тем же идентификатором участвовал сразу в нескольких нападениях в пространстве на расстоянии двух-трёх прыжков друг от друга.

Эсминцу Лу и фрегату его брата Ло поставили задачу взять крупного оптового торговца. Разведка, через своих людей на станции, продала самым богатым покупателям специальный товар с особенной начинкой. Спрятанный в контейнере военный трассер без специального оборудования обнаружить практически невозможно, а передавать сведения о параметрах прыжка тот может прямо из трюма чужого корабля в импульсном режиме.

Обычные пираты их сектора осуществляли прикрытие операции, нападая на транспорты и конвои после первого прыжка, на выходе из звёздного скопления. Военные суда следили за своими целями и должны перехватить их на втором переходе. Более мощным судам эскадры достались цели посложнее, в виде конвоев, а братьям Нио поручили распотрошить торговца.

Лу пришлось отключить лишние искривители и ослабить защитное поле, чтобы издалека на экране локатора выглядеть пиратским фрегатом, а не эсминцем. У подконтрольных разбойников слишком мало судов такого типа. Пришлось маскироваться под более слабую посудину.

– Брат, что-то я не пойму что за корыто болтается у нас на пути? У тебя локаторы помощнее, – раздался голос Ло в канале.

– Насколько нам сообщили, торговец указывал в декларации наличие модифицированного штурмовика на базе монстрообразной самоделки. Разве у тебя нет этих данных?

– Данные-то есть, но что-то великоват он для штурмовика, даже переделанного.

Сомнение сквозило в голосе младшего брата капитан.

Лу внимательно просмотрел данные со сканера пространства. Кораблик, находящийся на пути, выглядел необычно для этих мест. Обтекаемый корпус и приличные размеры намекали на изделие юнианцев, но торчащие на корме фотонные отражатели выбивались из такой классификации.

– Пираты где-то откопали старую фотонную калошу, и навесили на неё кучу самоделок, – улыбнувшись, констатировал Лу, и приказал маленьким разделаться с посудиной в первую очередь. Она всё равно находилась на пути догоняющих транспорт малых кораблей. Защитники торговца только стартовали с его взлётной палубы.

Через короткий отрезок времени раздались панические вопли пилотов штурмовиков:

– Капитан, это что-то невообразимое! Старое корыто выпустило десять корабельных торпед. Нас слишком мало, чтобы отбиться. Эта посудина переделана в торпедоносец.

Несколько секунд Лу находился в замешательстве. На такой подарочек от торгаша он никак не рассчитывал. Маленькие находились слишком далеко, чтобы прикрывать их собственными мощными лазерами. Десяток корабельных гостинцев, рассчитанных на поражение более защищённых целей, чем штурмовики, ставили жирный крест на авангарде. Из опыта капитан знал: пилоты собьют часть торпед, но тех слишком много для шестёрки машин. Средние силовые щиты не выдержат удара торпед такой мощности.

– Да-а…, чтоб провалиться этой твари! – в ярости треснул кулаком по подлокотнику командирского кресла Лу. – Пилотам построить защитную карусель и включить автоматические средства аварийного покидания машин.

Капитан сам раньше был пилотом и прекрасно знал, что автоматика аварийных катапульт перед боем зачастую принудительно отключалась, поскольку могла сработать в самый неподходящий момент от близкого взрыва. Пилоты включали её, только при опасной ситуации или когда силовые щиты уже находились на последнем издыхании. В данном случае шансов остаться целыми у машин почти не было. Прикрывая друг друга, пилоты собьют три-четыре торпеды, но остального количества вполне достаточно для их уничтожения. Скорости для ухода у штурмовиков не хватит. Надо быть очень богатым идиотом, чтобы стрелять корабельными торпедами по малым кораблям.

Лу проклял пиратов ещё раз. На большой распродаже трофеев такие торпеды могли стоить раз в десять меньше номинала. Капитан поднял по тревоге истребителей. Шесть оставшихся машин резко стартовали с палуб эсминца. С этим засранцем на торпедоносце надо посчитаться в первую очередь. А тот и не думал сбрасывать скорость и удирать, продолжая лететь в направлении кораблей братьев.

– Э-э-э, братишка, а не кажется тебе, что на борту той посудины кто-то из элионцев 8. Удирать он и не собирается, – послышалось бормотание брата в канале связи.

– Парни совсем близко не подлетайте. Расстреляйте его со средней дистанции. Пленники с него нам не нужны, – распорядился Лу.

Встреча истребителей с торпедоносцем противника состоялась как раз возле места, где торпеды разнесли штурмовики. На локаторах виднелись шифрованные отметки маяков уцелевших экипажей.

Пилоты выпустили по чужому кораблю по паре малых торпед. Шквал из двенадцати скоростных вестников смерти, казалось, не оставлял шансов судну противника. К удивлению нападавших, чужак ответил собственными подарками того же класса и в гораздо большем количестве. С поразительной точность на невероятном расстоянии он сбил гостинцы истребителей, а вот им пришлось туго. Они даже ответить не смогли, пришлось защищаться и ставить щиты на максимум. Одна из машин получила сразу четыре попадания и развалилась, отстрелив спасательную капсулу пилота. Остальные, повреждённые и с погашенными щитами, рванули в разные стороны. Ввязываться в бой без щита – форменное самоубийство, а смертников во флоте Титона почти не водилось.

Холодная ярость капитана Лу достигла предела. Проклятый торпедоносец даже не свернул с курса, разогнав группу прикрытия, как надоедливых мошек. Тем и так скоро придётся не сладко, уже на подходе истребители охраны торговца. Противник вошёл в зону устойчивого поражения энергетических орудий. Со злорадством Ли выдал целеуказания орудийным башням энергопушек. Оба корабля титонцев открыли огонь по такой лёгкой цели. Но не тут-то было. Огрызаясь из средних орудий, танцуя в пространстве непонятный танец, заколдованная от попаданий посудина неутомимо стремилась на сближение.

Тактический компьютер одно за другим отмечал точные попадания чужака в опасную зону корпуса возле основного реактора. Несмотря на слабую мощность пушек противника, излучатели щита, прикрывающие этот участок, начали резко перегреваться. Лу перебросил часть лепестков прикрытия от других защитных полей на это направление, ослабив другие зоны. У брата картина выглядела не лучше. Точность и скорострельность врага потрясала.

Именно этого, похоже, и ждал противник. Подойдя почти в упор по космическим меркам, он опять выпустил сразу десять корабельных торпед. Никак капитаны нападавших не ожидали наличия такого количества неприятных гостинцев в трюмах небольшого по размерам торпедоносца. Половину опасных подарков удалось сбить системам защиты. Часть оставшихся нейтрализовали щиты. Только по паре прорвалось к кораблям. Два таких удара для военного судна не смертельны, но весьма чувствительны. Реактор и двигатели были прикрыты усиленно, поэтому досталось остальным частям корпуса. У фрегата разворотило нос, а эсминец отделался сильным повреждением борта со стороны взлётной палубы и дока для малых кораблей. Садиться малышам теперь некуда, да и не кому. Охрана торговца почти без потерь разобралась с его ослабленными машинами.

Лу с ужасом смотрел на приближающегося страшного противника. Какие-то умельцы очень хорошо поработали, превратив старую фотонную лоханку в торпедоносец вне класса. Капитан не понимал, как им удалось в относительно небольшой корпус впихнуть, как минимум четыре торпедных аппарата и кучу боезапаса к ним. Он просто интуитивно догадывался, зачем изготовители выбрали корпус типа летающего крыла. При небольшой длине тот обладал весьма приличной вместительностью, где при определённом желании можно установить кассетницы с торпедами.

– Не пора ли уносить ноги? – раздался по связи грустный голос брата. – Если на борту элионец, он не побрезгует тараном. Одному из нас тогда крышка. Не слишком ли большая цена за старую развалину?

– Ты прав, – тяжело вздохнул Лу, – мы уже прилично разогнались. Делаем уклонение и уходим в прыжок. Пилотов потом выкупим. К их документам наёмников вопросов не должно возникнуть, а вот если попадётся кто-то из нас, политики быстро зачислят всех участвующих в бою в бунтарей и мятежников. Отвечать за вторжение флота на чужую территорию никто не захочет.

– Согласен, тем более транспорт прекратил ускорение и начинает разворот в нашу сторону.

Судя по голосу, Ло поддерживал решение старшего брата. Никакой транспорт не стоит потери двух военных кораблей, тем более этого не стоит старая лоханка, переделанная пиратскими умельцами в самоходную торпедную батарею.

Корабли синхронно изменили курс и в скором времени исчезли в переходе.

Приближаясь к малым кораблям противника, я здорово пожалел, что занялся изучением местных технологий вместо переделки военного вооружения собственного корабля. Придётся здорово потратиться. Искин уже рассчитал план боя, осталось только его придерживаться.

Сблизившись с истребителями, открыл один из трюмов и выбросил контейнер с торпедами. Установок для запуска у меня не было, зато имелся дух. Он-то и активировал пуск торпед после того, как я аккуратно срезал лазером торцевые стенки ящика. Искин занялся наведением оружия на цель. Для авангарда противника шансов увильнуть от подарков не осталось. Торпеды быстрее их машин и защищены гораздо лучше. Расчёты изделия древних из чужой вселенной подтвердились с непревзойдённой точностью. К сожалению, стрелять я мог только целыми контейнерами, а в запасе оставался всего один. Поэтому от вылетевшей навстречу очередной группы пришлось отбиваться штатными средствами. Благо, в противниках оказались гораздо менее защищённые истребители.

Обмен залпами оказался не в их пользу. Искин управлял малыми торпедами гораздо лучше слабых компов нападавших. На подранков я не стал больше обращать внимания, скоро им будет не до меня. На помощь подлетала охрана торговца.

Подбираясь к кораблям противника, пришлось потрудиться. Опять выручал мозг древних. Не будь его, меня бы поджарили, даже магические щиты не смогли бы спасти от стольких попаданий. Слишком велик перевес в огневой мощи у противника. Танец смерти нам вполне удался. Лишь пару раз чужие выстрелы задели краешек щита.

На подходе пожертвовал последним купленным контейнером с корабельными торпедами. Дух отправил их в полёт под управлением искина. Спор с древним мозгом опять оказался не в пользу нападавших. У меня оставались лишь две штатных торпеды штурмовика, но противник решил не испытывать судьбу и поспешил убраться, оставив поле боя за мной.

Тортус прекратил разгон судна и стал на кольцевой курс. Через некоторое время корабль должен вернуться в ту же точку пространства, откуда начал движение. Это позволяло не сбрасывать скорость для возвращения и в скором времени продолжить разгон для прыжка в нужном направлении. В то же время такой манёвр обеспечивал условия для подбора трофеев, пленных и собственной охраны, чтобы та не болталась потом сутки в самостоятельном прыжке.

Учитывая гораздо лучшие сканеры пространства, помог собрать спасательные капсулы, оставшиеся от малых кораблей противника. Потерь среди пилотов не было. Они вовремя покидали сбитые машины. Два целых истребителя сдались. С посаженными щитами и повреждёнными корпусами уходить в прыжок вслед удравшим кораблям они не решились. Как и предполагалось, кто-то нанял флот наёмников, чтобы нанести ответный визит в этот сектор, после нападения местных пиратов на станцию соседей.

Возвращаться в скопление Тортус не собирался, брать с собой чужих наёмников ему тоже смысла не было. Так что пленники попали в число моих пассажиров. Повреждённые машины неприятеля и некоторые запчасти, снятые с разбитых, торговец взял с собой. Эру они пригодятся. Мне он, хотя и сильно покривившись, компенсировал затраты на покупку истраченных торпед, по цене обычных. Так что я эффективно вложил средства на базе. Теперь у меня на карточке денег оказалось раз в десять больше, чем до прилёта на распродажу. Если учесть выплаченную торговцем премию, за эффективную охрану, и приличную сумму в будущем за пленных, которых полагалось сдавать в специальную контору, связанную с сообществами наёмников, средств на обслуживание и снаряжения корабля по местным меркам мне хватит минимум на год.

Тортус и Син прощались со мной в очень хорошем настроении. Теперь никто не помешает им отправиться в сторону стоянки Лысого Эра. Учитывая намёки Сина на огромные деньги, торговец предполагал получение серьёзной прибыли. Что подтверждалось моими боевыми подвигами, поскольку хозяева, содержащие таких отличных бойцов, по определению не могут быть нищими.

Чтобы не раскрывать возможностей корабля, тащиться до станции в скоплении пришлось почти двое суток, используя только прыжковую технологию полёта. На подлёте к базе идентификатор корабля несколько раз проверяли дежурные суда охраны. По полученной от них информации, стало известно о многочисленных нападениях соседних пиратских кланов на конвои. Кое-кто из торговцев отбился и продолжил путь. Кого-то потрепали и захватили часть транспортов. Некоторые, пощипанные, но непобеждённые, вернулись к станции для ремонта. Вблизи больше не существовало мест с корабельными доками способными, производить ремонт огромных судов.

Среди сильно потрёпанных оказалось и судно юнианцев. У местных обывателей ходили упорные слухи, что это замаскированный крейсер. Небольшая пиратская эскадра, попытавшаяся захватить его, едва смогла унести ноги, потеряв половину состава. Собирать трофеи юнианцы не стали, предпочли быстрое возвращение в док для ремонта. Кораблю предстоял немаленький путь, почти в двести прыжков, на другой конец обжитого людьми пространства. По указанным юнианцами координатам боя, сразу устремились сборщики рухляди. Им будет, чем там поживиться.

Глава 3. Неожиданное предложение


Прежде всего, сдал пленников в обменную контору. Денег за них сразу не дали. Оказывается, пленников должны выставить на торги в специальном закрытом сегменте инфосети. Обычным смертным доступа к нему нет. Организации, контролирующие наёмников, сами разбираются между собой. Мне назвали только минимальную сумму, что точно можно заработать за живой товар. Пилоты малых машин оказались весьма ценным ресурсом. Минимум за каждого я получу их же возможный заработок за год, а это ни много ни мало по двести тысяч. За полтора десятка пленников набежит три миллиона универсальных единиц, как их здесь называют – уенок. Обычные обыватели в среднем зарабатывают не больше двух-трёх тысяч в месяц. За один миллион можно купить подержанный истребитель, а за два – штурмовик или корабельную торпеду. Так что недавний бой обошёлся мне в кругленькую сумму. Хорошо хоть на распродаже купил боезапас раз в десять дешевле номинала. Так что только деньги за пленников должны окупить расходы.

Тортус не поскупился, оплатив потраченные боеприпасы по реальной стоимости. За сорок миллионов во внутренних областях сектора продаётся списанный фрегат, без вооружения. На окраине цена космического корабля раза в два-три выше, в зависимости от наличия аналогичных лотов продажи. После очередного пиратского набега на соседей цены значительно падают.

Корабль мне не нужен, а вот десяток торпед пришлось подкупить. Хорошо на складах ещё осталось много такого товара, так что они обошлись в два раза дешевле номинала. Десять миллионов отдал за боеприпасы. Два десятка малых торпед для штурмовика продавец отдал в качестве бонуса, за оптовую покупку.

В будущем я не собирался так неэффективно тратить дорогие штучки. Пока ожидаю денег за наёмников, займусь модернизацией вооружения и своего судна. Информационные датчики, которыми мы в своё время облепили все системы корабля, продолжали поставлять данные во время всех проколов и прыжков. Искин непрерывно анализировал их и нашёл множество новых фактов и закономерностей, позволяющих усовершенствовать оборудование и двигатели.

Аренда ремонтного дока для такого судна как у меня, стоила относительно недорого. В рабочих я не нуждался, для дела достаточно тех роботов, которые приписаны к доку. Искин быстро разобрался с управлением и заменил их программы новыми, более совершенными с его точки зрения. Вместо одной операции, теперь эти железяки делали сразу три-четыре, насколько хватало манипуляторов, и при этом гораздо быстрее. Аренда дока обошлась ещё в полмиллиона.

Работы нашлось много. Меня не устраивала прожорливость прыжкового двигателя. Справиться с этим недостатком помогли исследования искина. Оказалось, что девяносто процентов топлива уходит на рассеивание в прыжковом тоннеле. Достаточно потратить десятую часть, только чтобы прогрызть дыру в подпространство, а потом можно только контролировать прыжковый тоннель, как мы делали в родной вселенной.

Отличался только принцип создания тяги. Местные двигатели за счёт накачки энергии как бы создавали горку в подпространстве и постоянно скатывались оттуда в нужном направлении. Этим же объяснялась их низкая эффективность в планетарных системах. Такие центры гравитации как планеты и светила создавали свои подпространственные горки, тормозившие движения. Чтобы карабкаться ввысь приходилось использовать дополнительное топливо, увеличивая собственную локальную горку. А ведь при определённом управлении отражателями искривителя можно скользить между этими гравитационными центрами, не тратя собственную энергию.

Создание нового управления двигателем заняло достаточно много времени. Пришлось потратить пару миллионов на дополнительное оборудование. Пока искин занимался кораблём, мы с духом модернизировали торпеды, добавляя им полевые локаторы, новые щиты и надёжное управление. Нарастили мощность энергопушек штурмовика за счёт магической составляющей.

Для возможных гостей и пассажиров обзавёлся приличными каютами, а то у меня имелись только весьма аскетичные помещения. На оборудование их всякими необходимыми для жизни вещами ушёл ещё миллион. Нам, магам, не нужно много обстановки в помещениях. При надобности можно обойтись соответствующими заклинаниями. Обычным людям требуется гораздо больше вещей для жизни.

Часть коридоров заблокировал от пассажиров. Чтобы не задавали лишних вопросов по поводу вместимости. Пространство внутри корабля было сжато в десять раз, так что внешние полсотни метров внутри растягивались на все пятьсот. По здешней классификации мой транспорт вполне тянул на эскортный эсминец, разве что соответствующего вооружения добавить. Воевать с эскадрами у меня желания не было, поэтому и наращивать боевую мощь не собирался. Я отправился в разведку, а не завоевание территории. Лучше сбежать, используя преимущества машины, чем ввязываться в драку. Торговца я считал почти своим, поэтому и полез его защищать.

Выбравшись погулять по станции, неожиданно для себя оказался местной знаменитостью. Надо было с пленников взять клятву. В следующий раз так и буду делать. Эти болтливые индивидуумы выложили описание боя местным представителям журналистской братии. Оказалось, с трофеями вернулся я один. Остальные, большие и малые корабли прикрытия конвоев возвратились в гораздо меньшем составе и сильно потрёпанными. Рекламировать поражения обычно не принято, вот мне и достались лавры победителя. Пилот старенького самодельного штурмовика-торпедоносца, почти в одиночку разогнавший нападавший отряд из двух фрегатов в сопровождении малых кораблей, достоин всяческого уважения.

Станция всё же не такой большой мир. Новости расходятся быстро и обсуждаются долго. Мне на коммуникатор поступило множество заманчивых предложений о сотрудничестве с местными пиратствующими группировками. Пришлось их огорчить отказом. Мой путь лежал вовнутрь сектора. За отказ народ был не в обиде, особенно когда я намекнул представителям прессы, что и так длительное время болтался вдали от цивилизации в одной из исследовательских экспедиций.

Тут же посыпались предложения о сопровождение кораблей торговцев, направляющихся во внутренние области. К сожалению, принять их пока не мог. Транспорты отходят уже в скором времени, а наёмная контора никак не перечисляет оплату за выкуп пленников.

Через пару дней нудного ожидания поступило неожиданное приглашение на личную встречу от неизвестного заказчика. Он обещал сразу выплатить тройную стоимость за живой трофей, но с условием, что я немедленно отправляюсь в путь с грузом и несколькими пассажирами. Их нужно доставить в более развитую часть сектора в один из обитаемых миров.

Задание меня заинтересовало. Не каждому малому кораблю, каким проходил по местным базам мой кораблик, перепадал заказ о доставке, причём с оплатой в десять раз больше обычной.

Лай Фу Шо злился, а когда это происходило, члены экипажа старались обходить его стороной. Даже капитан крейсера предпочитал поменьше с псионом видеться. Лай числился торговым представителем империи Ю в секторе республики Флор и к посольству отношения не имел, больше занимаясь торговыми делами. На самом деле он являлся сотрудником дальней разведки и знал об этом только капитан. Торговля входила в круг обязанностей разведчика, но наблюдение за жизнью сектора всё же важнее.

Узнав о том, что пираты в одном из лотов продаж выставили спасательную капсулу с корабля лиганцев, Лай бросил все дела и, взяв управление над ближайшим имперском военным судном, помчался на торговую станцию. Полномочия псиона шестого уровня вполне позволяли это сделать. К сожалению, лететь пришлось далеко и долго. Сорок прыжков, почти предел дальности перехода, выдержит не каждое судно. Он едва успел к началу аукциона. Соперники в торгах – представители Центральной империи чуть не увели у него из-под носа уникальную вещь. Им немного не хватило денег. Разведчик порадовался своей предусмотрительности, если бы послал кого-то вместо себя, то покупка уплыла бы из рук. Цену пираты запросили несусветную.

На этом удачи в миссии закончились. Самые дорогие лоты, в том числе и капсула, торговались в последнюю очередь, поэтому быстро выбраться со станции не удалось. Лай предполагал, что потом так просто отсюда не улететь, но он даже не думал, что настолько.

После первого прыжка корабль нарвался на пиратскую засаду. Для юнианцев четыре небольших транспорта, переделанные в боевые корабли, особой опасности не представляли. Если бы противник не раскинул на пути минное поле, то вообще обошлось бы без потерь. Крейсер без проблем разогнал силы нападавших, основательно попортив им шкурки, но на одну из мин налетел. Неожиданный удар пробил защиту и вывел из строя маршевый двигатель и повредил второй. Скорость разгона сильно упала. Лай не понимал, где пираты могли раздобыть мины, способные прятаться от современных локаторов.

Капитан корабля предложил не возвращаться на опасную станцию на окраинах сектора, а добраться до ближайшей системы с приличным ремонтным заводом. Разведчик согласился с таким решением. Под требуемые условия подходила шахтёрская система на расстоянии пяти прыжков от места боевого столкновения. На двух оставшихся искривителях вполне можно туда добраться.

Основные неприятности наступили после второго прыжка. Кто-то рассчитал очень точно шаги юнианцев после повреждения. На выходе в нормальное пространство их поджидало два неопознанных эсминца, причём один из них был эскортным. Времени для разгона, чтобы выскочить из ловушки кораблю не хватило. Два оставшихся целыми двигателя разгоняли корабль слишком медленно. Пришлось принимать бой. Лаю повезло, что крейсер оказался новой постройки и имел на борту три сверхмощных орудия. Пока десятка малых кораблей прикрытия сдерживала аналогичную полусотню противника, дальнобойные орудия причинили определённый урон чужим судам. Такого отпора неприятель явно не ожидал, хотя и нанёс крейсеру значительные повреждения во время перестрелки. Командующий нападавшей эскадрой не решился идти на дальнейшее столкновение, посчитав, что потери будут слишком велики и вывел из боя свои силы.

Можно было продолжить полёт, если бы во время боя не вышел из строя ещё один двигатель. Большое количество прыжков оставшийся искривитель точно не потянет. Посовещавшись, командование юнианцев приняло решение возвращаться на торговую станцию. Там нет ремонтного дока для судов такого размера, но зато есть большое количество роботов и наверняка найдутся запасные части для быстрого ремонта двигателей.

После анализа произошедших событий Лай пришёл к выводу, что без соперников-имперцев здесь точно не обошлось. Именно они могли подготовить план операции и главное – снабдить пиратов умными минами. Насчёт принадлежности эсминцев разведчик сомневался. Имперцы вполне могли слить информацию жаждущим реванша за пиратское нападение соседям. Те конечно бы захотели вернуть в своё пользование утерянный артефакт древних. Судя по состоянию покупки, она ещё не вскрывалась, а спасательная капсула в таком хорошем состоянии весьма важна для раскрытия секретов хозяев бывшей империи. До сих пор наука не смогла понять принципы работы маленького двигателя этого судёнышка, способного совершать больше десятка прыжков подряд. Если в ней кто-то и был из людей, то давно погиб, поскольку никакой реактор не может протянуть в работе больше тысячи лет. Однако информация в центральном компьютере может представлять большую ценность.

Местные ремонтники Лая не обнадёжили. Даже с использованием имеющихся запчастей двигатели корабля потребуют, как минимум, месячного ремонта. Этим опасности не ограничивались. Разведчик предполагал, что в следующий раз при выходе из прыжка их вполне могут поджидать более мощные корабли противника. Имперцы будут всеми силами пытаться вырвать находку из рук соперника. Лай стал искать возможность обмануть неприятеля. Однажды, когда он в очередной раз исследовал сетевые ресурсы станции, к нему в каюту вошёл Рик Са Но – капитан крейсера юнианцев.

– Господин Лай, появился один вариант решения вашей задачки.

– Рик, ты прекрасно знаешь, я не люблю недоговорённостей в докладе, – проворчал Лай, недовольно уставившись на вошедшего.

– А больше сказать нечего. Посмотрите в сети информацию по наёмнику с именем Рейн Ле Ший, – не смущаясь недовольством босса, усмехнулся капитан, присаживаясь на кресло напротив стола хозяина каюты.

– Разбаловал вас! Никакого уважения к старшим псионам! Откуда здесь мог появиться наш гражданин? – проворчал Лай, выводя на экран информацию по предложенной теме.

– А он не наш, хотя корабль, пилотом которого он является, возможно, и валялся где-то на имперской свалке, после давних серьёзных недоразумений с централами, – ухмыльнулся капитан.

– Нос у судна наш, а вот вся задняя треть больше похожа на изделие недоразвитых аборигенов захолустной колонии, – задумчиво рассматривая снимки, пробормотал Лай. – Хм-м, а ведь и вправду не наш человек. Рожа у него белая. Тогда откуда фамилия созвучная с нашими?

– Прежде чем идти сюда, перерыл всю доступную информацию по этому парню. Хотя кожа у него светлая, личность тёмная, – рассеянно глядя на начальника, сообщил капитан. – Судя по данным в наёмной конторе, около года работал на некого Лысого Эра – одного из удачливых местных пиратов с собственной эскадрой. Почитал я обсуждения этого пилота на местных форумах. Некоторые бойцы, недавно покинувшие ряды пиратской эскадры Эра, ни о каком парне с таким именем не слышали и корабль этот в составе отряда не видели. Самого Эра с его людьми уже никто не встречал пару месяцев. Ходят смутные слухи, что тот собирался сделать базу в одной из дальних неисследованных систем. Судя по последним подвигам Рейна, у него не просто штурмовик, и даже не торпедоносец, как многие считают. Мне кажется, это хорошо вооружённый корабль глубокой разведки. Пират и нанял пилота с целью поиска подходящего места для базы. Парень задание выполнил и, получив деньги за работу, зарегистрировался в наёмной конторе для поиска новых заказчиков. Вряд ли он местный. Логично предположить, что пилот вообще не из этого сектора. Отсюда и необычный вид, и возможности судна. Судя по торчащим на корме фотонным отражателям, у него комбинированный двигатель. В дальних рейдах по неисследованным системам такой вид движителя имеет много достоинств, а главное ему не требуется кристаллическое топливо. Оно используется только для прыжков, а не для манёвров в системе. Так что корабль явно имеет возможность делать сразу не меньше десяти прыжков, а то и больше. Для создания тоннеля небольшого сечения требуется меньше топлива. С вооружением тоже не всё понятно. Делать залпы сразу десятком корабельных торпед, даже мы не можем. Вполне возможно, что у парня имеется какая-то экспериментальная установка, не пошедшая в серию из-за дороговизны эксплуатации. Боюсь, у него такого уникального оборудования может набраться вполне достаточно. По рассказам сбитых пилотов, маневрировал корабль гораздо лучше истребителей, даже несмотря на значительно большие размеры. Кое-кто из наёмников говорил, что торпедоносец и с фрегатами игрался, как кот с мышами.

– Ты предлагаешь использовать это судно с его пилотом как промежуточный транспорт, для вывоза капсулы вглубь сектора? – задумчиво потёр лоб Лай, глядя на капитана.

– Раз у парня нашлось место для двадцати немаленьких торпед, то для капсулы место точно найдётся, а полтора десятка пассажиров он возьмёт точно. Пленные наёмники жаловались только на отсутствие некоторых удобств в каютах, но пассажирские помещения имелись в наличии. Сам можешь убедиться, – кивнул капитан на экран.

Лай внимательно рассмотрел изображение. Компьютер выдал точные размеры судна. Чужой корабль оказался немного больше обычного системного бота. Даже если комбинированный двигатель занимает две трети корпуса, помещений для грузов и пассажиров должно быть немало.

– Договорись о встрече где-нибудь в укромном месте, – приняв решение, приказал он капитану.

Встречу заказчик мне назначил в очень необычном месте. На станции существовало много различных увеселительных заведений. Одно из них пользовалось особой популярностью. Виртуальный имитатор позволял пожить некоторое время в особом мире. Можно заказать участие в каком-нибудь историческом боевике. В зависимости от твоих действий менялся и план событий. Можно просто отдохнуть в окружении красоток и на самых изысканных курортах. В действиях участвуют как по одному, так и группами. Мне передали электронный билет именно для группового отдыха на берегу океана.

Преимуществом такой встречи являлось полная конфиденциальность. Договорились стороны или нет, исполнитель может и не знать заказчика. Каждый участник разговора находился в отдельной виртуальной капсуле и даже не представлял, как выглядит другой, общаясь только в виртуальном мире. В инфосети можно отследить и перехватить разговор, здесь же выхода в сеть не имелось, и следить за всеми капсулами сразу не было возможности, поскольку неизвестно, кто и откуда с тобой разговаривает.

Заказчик меня точно знал, поскольку собирался нанять для работы. Для духа определить того, кто со мной собрался поговорить, не составило труда. Я впервые увидел вблизи настоящих юнианцев. В один со мной виртуальный мир, в образе обычных белых людей, вошли два человека. Дух прекрасно транслировал мне все параметры их ауры. Поле несколько отличалось от обычных пирамидальных форм жителей этой вселенной. У одного из собеседников в верхней части светились несколько коротких всплесков, похожих на застывшие языки пламени. Второй там имел сильно искажённое отражение нижней пирамиды. Не надо быть специалистом по аурам, чтобы предположить что юнианцы – псионы. Это меня сильно удивило. Среди обитателей этой вселенной людей с магическими способностями встречалось очень мало. У пиратов их не было вообще. В системах Сайлы и Майрона, насколько нам удалось определить, такой уникум попадался одни на десять миллионов, если не больше.

– Раз вы пришли, то заинтересовались нашим предложением, – начал разговор один из заказчиков, тот, что с более развитой аурой.

– Вам не терпится вывести отсюда артефакт Лиги? – усмехнулся я. Виртуальный персонаж достаточно хорошо передавал на лице в визуальном режиме реальные эмоции человека.

– Как вы догадались? – неподдельно удивился собеседник.

– Позвольте, я оставлю это в секрете.

– Хорошо! Значит, вы согласны на такие условия?

– Не люблю сидеть без дела, а контора наёмников никак не согласует цену за живой трофей, – кивнул я, подтверждая согласие на контракт.

– Когда вы будете готовы к вылету?

Даже сквозь виртуальный образ пробивалось нетерпение собеседника.

– Вчера! – улыбнулся я. Надо же доставить небольшую радость явно озабоченному человеку. – К тому же если за вами наблюдают, быстро можно выяснить, с кем и о чём вы договаривались. Достаточно лишь небольшого намёка, чтобы определить основные намерения. Не хочется встречаться с эскадрой, способной потрепать боевой корабль юнианцев.

– Похвальное желание, – серьёзно кивнул собеседник. – Тогда мы ждём вас на корабле.

– Лучше сделать по-другому. Официально, через наёмную фирму, заключаем контракт на доставку пассажиров. Наверняка на вашем корабле есть системный бот. Скорее всего, он может совершать больше двух стандартных прыжков. Перегрузите ваш артефакт в него, но так, чтобы об этом стало известно на станции. Отправьте кораблик за пределы системы на автопилоте, предварительно запустив груз с шифрованным маяком в неизвестном месте, но в нужном нам направлении. При вылете с пассажирами я незаметно его подберу. Пусть противник думает, что вы отправили груз на боте, для назначенной где-то в пространстве встрече с другим кораблём, а сами решили лететь в более комфортных условиях.

Озвученный заказчику план предложил искин, просчитав возможные варианты развития событий. На выходе из прыжка, наверняка будет засада. Если кому-то захотелось достать артефакт, одним неудачным нападением он не обойдётся. Бот позволит отвлечь основные силы противника или хотя бы разделит их.

– Интересное предложение, – задумался собеседник, явно оценивая вариант моего предательства. За очень большие деньги можно перекупить любого наёмника. – Если вы согласитесь на дальнейшее сопровождение моими людьми, во избежание недоразумений, то контракт зарегистрируем прямо сейчас. Отправка в рейс через полчаса. Вас это устроит?

Охрана меня точно напрягать не будет. Так что быстренько согласился на такие условия. Торчать на станции ещё кучу времени очень не хотелось.

Выходил из увеселительного заведения я уже под охраной парочки рослых юнианцев. У этих в ауре тоже наблюдались застывшие языки пламени. Судя по всему, это отличительная черта всех коренных жителей их империи. Из-за искажений в полевой оболочке пока трудно разобраться с эмоциями моих сопровождающих, но пренебрежительное отношение к белому человеку у них проскакивало в мимике лиц.

Недоверие со стороны заказчика вполне понятно. Лучше перестраховаться в общении с наёмником, не брезгующим связями с пиратами. Охранники сопровождали меня постоянно, даже когда я вернулся в управляющий центр корабля. Пришлось проводить процедуру запуска вручную. Кто его знает, а вдруг кто-то из них знаком с пилотированием штурмовиков. Основное оборудование рубки относилось именно к такому типу судов. У Лысого Эра других запчастей не было.

Попутно проверил сообщение в инфосети о подтверждении заказа на доставку пассажиров. Искин, конечно, уже сообщил о контракте, но охрана-то этого не знала. Так что действовал, как обычный наёмник.

Центр управления крейсером юнианцев.

– Вы так быстро поверили пирату? – удивлённо смотрел на Лая капитан, после озвучивания плана, предложенного наёмником.

– План, конечно, так себе, но лучшего у нас нет. Ожидать починки крейсера – ещё хуже. Раз централы решили отнять артефакт, от своей цели так просто не отступятся. Предложенный вариант имеет свои преимущества. Без надзора корабль наёмника соперники не оставят, но основные силы бросят за ботом. Наблюдатели доложат, что артефакт с пассажирами не грузился. По поводу веры…

Лай уставился задумчивым взглядом на отключённый экран компьютера. Через несколько секунд он взглянул на капитана.

– У сильных псионов, есть разные способы проверки правдивости ответов человека. Пилот этот странен сам по себе. Предвидение по нему даёт постоянный сбой. Не часто, но такое встречается даже по отношению к обычным людям. По поводу доставки в заданное место он не врал, веяло от него теплом. Меня заинтересовал этот молодой человек. К юнианцам он отношения не имеет, но имя носит странное, кораблём управляет необычным, а главное – нет у него опасений по нашему поводу. Я бы даже сказал: он нас изучает.

– Возможно, так и есть. Не зря же прижимистый, как я выяснил, пират – Лысый Эр нанял его для какой-то исследовательской миссии. Пилот точно не из этого сектора. Запросы в местные базы данных дали отрицательный результат. Но меня сейчас заботит не это. Как вы будете ловить артефакт, если бот выбросит его на последней стадии разгона перед прыжком?

Капитан ожидал ответа.

– Ты забыл, об особенностях самоделки, которой управляет этот пилот, – улыбнулся Лай.

– Проклятие! – недовольно проворчал капитан. – Вот что значит стандартное мышление! Нас хорошо натаскали в академии. Совершенно упустил из виду его фотонный привод. Конечно же, ему в данном случае плевать на манёвры перед прыжком. Искривитель не будет менять режимов работы и на вход в подпространственный тоннель изменение траектории не повлияет, если он потом вернётся на заданный курс.

– Мало того, – продолжил за него Лай, – без дополнительных корректирующих расчётов он выполнит стандартный прыжок, но выскочит из тоннеля на скорости добавленной фотонным двигателем и немного в другом месте. Только представлю кислую рожу командира ожидающей нас на том конце засады, и прям радостно становится.

– Выходит, пилот предложил план не просто так, а хорошо его обдумав? – озадаченно почесал затылок капитан.

– Точно! – кивнул псион, – Он знал на встречу с кем идёт и продумал подходящий вариант заранее. Этот парень сильно отличается от обычных низших людей.

– Возможно, сказывается опыт исследовательских работ в сложных условиях, – согласился капитан.

– Интуиция мне подсказывает, что не только в этом дело, но разобраться будет интересно. Не так часто встречаются простые люди, способные заинтересовать псиона. Запускай план в действие.

Пассажиров принял на борт возле станции. Их доставил обычный станционный челнок. Необходимо показать, что никакого артефакта те с собой не везут. Со мной в центре управления остался только один гость, отпустивший охрану и с моего молчаливого разрешения занявший место второго пилота. Разговор начался, когда мы стали набирать скорость для прыжка.

– Меня зовут Лай Фу Шо. Работаю на месте торгового представителя империи Ю. Разрешите подключиться к системе связи. Нужно активировать код доступа к маяку артефакта, иначе его найти не удастся.

– Подключайтесь! Вы заказчик, и большинство систем корабля в вашем распоряжении. Моё имя вы и так знаете, – иронично посмотрел ему в глаза, подключив заработавший коммуникатор гостя к консоли управления связью.

Псион явно когда-то летал на стандартных машинах, типа штурмовика и не забыл, как работать с оборудованием. Подключившись к системе, он активировал маяк, и на обзорном экране высветилась цель.

Пришлось подкорректировать траекторию и увеличить скорость.

– Насколько я понял, догоним посылку приблизительно через полчаса? – уточнил он.

– Можно и быстрее, – кивнул я, – но для диспетчеров движения на станции это будет выглядеть несколько подозрительно. Вы же не слишком спешите?

– Некоторое время мы потерпим, – усмехнулся Лай.

– Странный вы юнианец, – с ироничной ухмылкой скосил взгляд на собеседника. – Насколько мне известно, у вас не принято улыбаться низшим существам.

– Низшие иногда весьма интересны, а ты как раз к таким относишься, выделяясь на фоне основной массы, – с небольшой задержкой отозвался собеседник.

Перекидываясь вопросами и ответами, интересующими обоих, мы заняли время до отлова оставленной посылки. Капсула оказалась приличного размера и заняла всю длину грузового трюма. Хорошо, что контейнер с торпедами я упрятал в скрытую зону, а то бы пришлось перемещать его на глазах у гостей.

Кое-что удалось узнать о цивилизации юнианцев из разговора. В инфосети сведения имелись, но только как многочисленные и часто противоречащие друг другу неподтверждённые слухи. В отличие от остальных человеческих государств, посещение чужими исконной территории в империи Ю очень не приветствовалось. Гости могли находиться только в буферных системах, где встречались совместные анклавы жителей с чёрной и белой кожей. Государство построено на кастовой основе. Чем выше уровень псиона, тем ближе он к роду правителей. Обнаруженных мощных псионов тем или иным образом включали в семью правящей элиты, постоянно усиливая её генетическую линию. Так что вся верхушка управления состояла из родственников.

Всего псионы имели девять уровней. Мой собеседник находился на шестом. Семья императора стояла вне рангов. Поскольку она тысячелетиями вбирала в себя самых мощных необычных представителей расы, то все члены семьи не опускались ниже восьмой ступени. В зависимости от уровня человек занимал ту или иную должность в имперской иерархии. О возможностях псионов Лай мне говорить не стал, а вот об административных ступенях кое-что рассказал. Торговый представитель в секторе – это достаточно большой пост в структуре управления империи.

В ответ пришлось кое-что обезличено рассказать о своих приключениях. Врать не стал. Поскольку с аурой собеседника пока не разобрался, с псионами лучше говорить только правду. Наверняка они отработали собственные методы отличать одно от другого. Только и мог сказать про собеседника точно: магом он не был. Основное отличие псиона – тот оперирует только собственными возможностями. В ауре собеседника не наблюдалось областей, ответственных за связи с внешней энергией. Его полевая оболочка, как скорлупа яйца, ограждала тело от внешних полевых воздействий.

– Значит, ты разведкой неисследованных областей галактики зарабатываешь на содержание целых трёх жён? – удивился Лай, уставившись на меня. – И они ещё ни разу не сцепились между собой в твоё отсутствие?

– Не должны! Они у меня примерные. С чего бы им драться!

Как-то никогда не задумывался, почему в семейных отношениях такая идиллия. Наверное, привык к такому положению в семье отца. Мысленное общение делает из обычной ячейки общества нечто большее. Да и не может в неё войти неподходящий человек. Требуется совместимость на более высоком уровне, чем в обычных семьях. Может быть, поэтому древние маги выбирали всего лишь одну жену в целом мире. Незаметно кинул записку в теневой карман. Мыслесвязь с жёнами работала всё лучше и лучше, но на таком расстоянии пока точно разобрать слова не получалось, только эмоции.

(Рейн: – Эй, жёны, вы там не дерётесь между делом?)

Ответ пришёл почти мгновенно.

(Лиэна: – Ещё как! У Сайлы пока силовые техники моего мира не очень получаются, приходится мучить в тренировочном зале.

Тартара: – У обеих управление сознанием для считывания мыслей с других людей развито недостаточно. Бью больно.

Лиэна: – Вот пожалуюсь на вторую жену. Обижает она нас. Читает мысли на тренировках и достать её не получается.

Тартара: – Нормально у нас всё. Ещё раз спасибо за подарки. Ждём. Соскучились.)

– Хорошо вам обычным людям, – вздохнул Лай. – Если моя жена узнает, что я загулял, мало не покажется.

Как только корабль ушёл в прыжок, юнианец покинул центр управления, но сразу вернулись охранники.

– Эй, червяк! Ты недостаточно почтительно попрощался с господином. В следующий раз придётся наказать, – упёршись в меня взглядом с недовольной миной на лице, буркнул один из них.

– Это ты-то, черныш, будешь наказывать? Силёнок не хватит, – нагло улыбнулся я, глядя на таких мощных и уверенных в себе блюстителей имперских устоев. Понятно, что псионы стоят несколько выше в развитии по отношению к обычной человеческой популяции, но и там встречаются люди с приличными возможностями, как у моей Сайлы. Почему в других, знакомых мне расах этой галактики, много псионов встречается только у чёрных, пока не понятно.

Дальше пошёл разговор на языке силы. Собственные предрассудки телохранители больших людей всегда почему-то считают выше чужого мнения. Большим мальчикам не повезло. Хотя их физические возможности значительно превышали параметры обычных людей, до потомка вампиров им далеко. Мне не требовалось использовать даже магические способности, чтобы справиться с такими неповоротливыми существами.

Поднырнув под летящий в лицо кулак противника, ударил того локтем в бок. Заодно второй получил удар ногой в грудь. Мой вес несоизмерим с массой соперников, поэтому пришлось приложить немного внутренней силы. Учитель Крас – магистр ордена теней на Архоне был бы доволен уровнем подготовки ученика. Противников унесло к стенам помещения и основательно приложило к поверхности.

– Встали и пошли отсюда! Это мой корабль! Будете нарушать правила, выставлю сушить скелеты за бортом! – рявкнул я, лишь слегка добавив подчинения. Для полуоглушенных соперников много не надо. Надеюсь, я им ничего не сломал, кроме гордости.

Всё ещё пошатываясь и пытаясь прийти в себя после сотрясения мозга, которое они явно заработали, если конечно этот орган у них присутствует, охранники покинули рубку. Воспротивиться подчинению в таком состоянии они просто не могли.

Оставив соперников приходить в себя в коридоре, я отправился в свою каюту. Дорогу в отведённые для них помещения они найдут сами, а то, похоже, они думали сопровождать меня повсюду, даже в моих апартаментах. Наивные тёмные мальчики!

Каюта Лая.

– Что тебе Лис? Вы же должны сторожить пилота! – удивлённо уставился на парочку бойцов псион. В таком состоянии он их видел последний раз после хорошей потасовки на одной из торговых станций.

– Извините господин, но это не в наших силах. Помогите Тусу! Мне кажется, у него сломаны рёбра, – кивнул на висящего на его руке напарника Лис – начальник личной охраны.

– Ого! Вы что, попали под пресс? – приподнял бровь хозяин каюты, кивнув подчинённому на кровать.

Тот сначала аккуратно положил на неё напарника, а потом, вымученно улыбнувшись, ответил:

– Тус, как обычно, слегка погорячился в отношении низшего. Что произошло потом, я не понял. Какой-то вихрь разбросал нас по стенам. Окончательно пришёл в себя только в коридоре. Этот пилот не тот, за кого себя выдаёт.

– Ты хочешь сказать, что в одиночку исследовать дальние миры может обычный человек. Я был о тебе лучшего мнения, – покачал головой Лай, осматривая внутренним взглядом повреждения бойца. – Два нижних ребра сломано, но не смертельно. Внутренних повреждений других органов нет.

Раздев охранника, Лай приступил к лечению. Наложив руки на повреждённое место, начал закачивать в тело пациента жизненную силу. Трещины на рёбрах стали быстро срастаться. Доводить процесс лечения до конца псион не стал. Дальше сильный организм земляка справится самостоятельно. В охрану брали псионов начиная со второго уровня, так что дальнейшее лечение у него не займёт много времени.

– У тебя тоже трещина в ребре, – повернулся Лай к стоящему рядом охраннику.

– Знаю господин! Уже провожу лечение, – кивнул тот. – Я боялся, что парень вмял в бок Туса половину костей скелета.

– Рассказывай! Что случилось?

– Лучше покажу. Запись у нас всегда включена.

Просмотреть запись не получилось. Нагрудная камера ничего не записала. Лис, покопавшись в одежде отправленного в лечебный сон подчинённого, достал его камеру.

– Здесь тоже пусто, но записи до входа в рубку и после выхода из неё присутствуют, а камеры мы не трогали, – неуверенно почесал затылок громила.

– А мальчик-то очень непрост! – усмехнулся Лай, рассеянно глядя на телохранителя. – Интересно, где он раздобыл избирательный подавитель электроники? Когда я подключался к узлу связи, моя аппаратура работала. Рассказывай подробно, что произошло в рубке.

Лис описал псиону стычку на словах. Чуть помедлив, потом добавил:

– Господин, это не наш старый переделанный бот. Таких кораблей мы не выпускали. Посмотрите на стены коридора и помещений. Ни швов, ни креплений плит облицовки не видно. Варить стыки покрытий молекулярной сваркой слишком дорого для бота или штурмовика. Коридоры по размеру несколько больше стандартных, а значит это постройка не наших верфей. Кто его строил, даже предполагать не берусь, можно сказать одно – постройка совсем недавняя, даже очень долговечная краска когда-нибудь стирается, а здесь всё блестит, как новое. На изделия жуков и драконидов судно никак не походит. Все мелочи заточены только под человека. Его строили люди и по особому проекту.

– Всё интереснее и интереснее, – задумался Лай. – В рубке установлено стандартное старенькое оборудование централов, но его целый двойной комплект, да и непонятные дополнительные устройства присутствуют. Это я ещё ничего не говорю о самом пилоте. Похоже, он тоже псион высокого уровня. Мои щупы при попытке исследования наткнулись на непонятную защитную оболочку. В отличие от наших стандартных защит, она цельная. Не удалось обнаружить даже щёлочки, чтобы заглянуть внутрь. За всё время работы в секторе низших впервые встречаюсь с представителем высших в их рядах. В служебных инструкциях есть упоминание о таких людях. Их возможности классификации не поддаются. Тем интереснее будет его исследовать.

– А он не может отобрать у нас артефакт Лиги?

– Если бы хотел, уже бы это сделал. После ввода кода маяка с нами можно было разделаться тем или иным способом. Этого не произошло. Боюсь, он не так юн, как выглядит и гораздо умнее. Мину в багаже я уже отключил. Да и веет от него тёплым интересом. Наверное, с юнианцами ещё не встречался и будет исследовать нас, как и мы его.

Разговор в каюте гостей я нагло подслушивал через духа.

(Рейн: – Что за бомба! Почему не знаю?

Дух: – Шеф, не забивай себе голову мелочами. Гости везде подозревают подвохи, вот и перестраховываются. Мы с искином просканировали багаж, да и самих пассажиров. Мина в одном из ящиков не представляет опасности. Повреждённый контур срабатывания не даст ей взорваться, хотя отзывается на команды она как исправная. На всякий случай искин соорудил в том отсеке гравитационный кокон. Даже если машинка рванёт – урона не будет.)

Прыжок на искривителях обычно длился недолго. Длительность сильно зависела от наличия вблизи виртуальной траектории источников гравитации. Чем их больше, тем длительнее выходил полёт в подпространственном тоннеле. В местном звёздном скоплении таких помех имелось великое множество, так что выскочили в обычное пространство только через три часа. Главный гость уже занял место второго пилота. Он находился в напряжённом состоянии и ожидал неприятностей. Так просто противник не мог отпустить предполагаемую добычу.

Лай оказался прав в своих ожиданиях. Засада на выходе нас сторожила, но никак не ожидала, что из прыжка корабль выскочит на скорости и немного дальше обычного расчётного выхода. Линию из четвёрки пиратских судов мы перепрыгнули. На пути висели только разрозненные группы малых кораблей прикрытия, в основном состоящие из старых истребителей или малых гражданских ботов, под них переделанных.

– Как бы поступил капитан юнианского крейсера, встретивший такую засаду? – повернулся я к псиону.

– Угостил торпедами корабли и, прикрывшись щитами, продавил разрозненные порядки охранения. Новый разгон и прыжок в требуемом направлении. Истребители без поддержки больших кораблей для защитных полей крейсера нестрашны. Я здесь даже штурмовиков не наблюдаю.

– Как думаете, на втором прыжке будет поджидать очередная засада?

– Трудно сказать! Чтобы остановить ваш переделанный бот, достаточно и этой эскадры, если бы она располагалась на пути перед новым переходом, – задумчиво покачал головой Лай.

– Будем исходить из того, что конечная точка маршрута противнику известна. Силы нашего корабля небольшие. Пиратам такая добыча вполне по зубам. Проще сделать засаду в конечной точке, на всякий случай. Туда мы уж точно прибудем, если прорвёмся через пиратов.

– Согласен, – кивнул Лай. – Прорываемся?

– Три-четыре истребителя противника меня не остановят. Остальные не успеют набрать ход и приблизиться до прыжка, – указал я псиону на обзорный экран.

Связываться с мелочью даже не стал. Искин издали поразил из энергопушки самую медленную цель, а остальные, ближайшие, прыснули с нашего пути в разные стороны. Пиратские корабли только начали разгон в сторону убегавшей добычи, и догнать нас никак не успевали.

Второй прыжок вывел нас в пустое пространство. Дополнительной засады здесь не было. Противник явно не рассчитывал, что вооружённый бот, пусть и торпедоносец прорвётся через готовую к бою эскадру.

Лая в скором времени ожидало ещё одно потрясение. Сказалось наличие дополнительного фотонного двигателя. Из прыжка корабль выходил с большой скоростью. Если прыгать по прямой несколько раз, это давало значительный выигрыш во времени. Не нужно долго разгоняться из стоячего положения. Преимущество исчезало и даже становилось тормозом в случае изменения вектора дальнейшего направления движения после выхода из подпространственного тоннеля. Приходилось сначала гасить скорость до нуля, потом устанавливать новое направление и только затем ускоряться заново до переходной скорости. Рассчитывать переход под искривителями при дополнительной боковой скорости, создаваемой вторым двигателем, здесь не умели.

Для искина не составляло проблем пересчитать любой прыжок. Так что путь я проложил по абсолютно другому маршруту, ровному как стрела. Путь до конечной точки занял шесть прыжков, и сделали мы их в течение всего одного дня. Дополнительный разгон для судна почти не требовался. Возле системы, где мы вынырнули из подпространства, засады не оказалось, да и трудно предположить, что ожидаемый кораблик появится через сутки вместо шести или восьми по плану. Создать засаду и замаскировать её под пиратов за такое время невозможно. Империи официально между собой не воюют, так что нагло нападать на чужие корабли никто не будет.

– Ты не мог бы спрятать на некоторое время артефакт у себя, пока мы найдём надёжное место для хранения. Наверняка у тебя есть возможность обойти таможенный досмотр, – попросил псион, когда мы приближались к станции.

– Чего не сделаешь за чужие деньги, – намекнул я про оплату.

Мы быстро сошлись в цене и договорились об условиях. На судне оставались уже знакомые мне охранники. Во время пребывания в порту псион попытается быстро договориться о перегрузке посылки на имперский корабль.

При подлёте к станции переместил капсулу лиганцев в спрятанное пространство, вернув на место контейнер с торпедами. Корабли малого класса проверялись таможней уже после стыковки с переходным шлюзом. Груза у меня, кроме собственного вооружения, в декларации не имелось, а большую часть пассажиров высадил с помощью местного челнока ещё до подхода к причальной стене.

Сажать корабль на планету я не собирался, а юнианцам нужно попасть в наземный космопорт. Основная станция связи и единственный спрятанный под землёй город находились на планете. Доверять сообщение открытым станционным каналам Лаю не хотелось. Универсальное консульство, обслуживающее представителей всех чужих государств, располагалось в городе. Оттуда по защищённым каналам можно связаться с кем угодно.

При перебазировании артефакта мы с духом провели его исследование, без вскрытия. Обнаружились удивительные вещи и три мумифицированных трупа бывших владельцев. В доступной памяти командного компьютера не сохранилось ничего интересного, но большая часть была недоступна, пока обесточена аппаратура капсулы. У одного из трупов, находившегося в пилотном кресле, имелись зажатые в руке информационные кристаллы. Такие же кристаллы обнаружились спрятанными в укромном местечке. К сожалению, считать их, без вскрытия капсулы и подключения к специальному устройству, невозможно.

Глава 4. Тайны истории



Искин проанализировал данные по артефакту. Картина получилась весьма занятная. Целиком объект представлял собой изделие техномагической цивилизации. Заклинания без подпитки давно развеялись, но оборудование изначально создавалось таким образом, что могло работать и без магической составляющей, хотя и со значительно худшими характеристиками. К сожалению, определить обладали ли соответствующими возможностями бывшие владельцы, без попадания внутрь капсулы, не получилось. Судя по тому, что даже связь с духами у трупов отсутствовала, на вопрос можно ответить положительно. Экипаж качественно покинул этот мир. Поскольку вскрывать чужую вещь было бы неправильно, отложил пока на некоторое время вопрос по артефакту лиганцев.

Охранники-юнианцы теперь относились ко мне настороженно и постоянно стерегли только капсулу, а не следовали за мной по пятам, как раньше. Сидеть на корабле скучновато, поэтому решил познакомиться с орбитальной станцией. Объект, висящий у планеты, по размерам превышал виденные ранее космические постройки, хотя производственных заводов здесь не было. Насколько выяснилось из сети, в основном на складах хранился промышленный концентрат различных полезных ископаемых. Сюда он свозился со всех дальних разработок неосвоенной части пространства. В дальнейшем, большими транспортами его отправляли вглубь обжитого людьми сектора галактики. Из более развитых систем привозили технологичный товар, в том числе и запчасти к кораблям. Учитывая опыт предыдущего столкновения мне нужно укрепить внешнюю оборону, поэтому докупил оборудование для второго силового щита и несколько лазерных орудий ближней защиты. Будет время в полёте – установлю всё на корабле. Задерживаться здесь сверх необходимого, мне не хотелось. Предчувствия покоя не давали. Похоже, полоса приключений пока не закончилась.

Искусственную пищу в синтезаторах люди делать не научились, но имелись устройства с аналогичной функцией, работающее на полуфабрикатах. Прогулялся по станции, побывал в нескольких заведениях питания и попробовал местное меню. Не понравилось! Вначале подумал, что из-за кислой физиономии по поводу еды, ко мне и придрались местные, но это оказалось не так.

– Что, малёк, жрачка настоящих мужчин тебя не устраивает? – остановил меня на выходе из столовой весьма габаритный мужчина с меткой обслуживающего персонала станции на груди.

Такой же идентификатор, только с меткой гостя, мне прилепили суперклеем к комбинезону рядом эмблемой пилота, при выходе из портовой части приёмного комплекса в жилую. По сравнению с объёмом тела задиры мои формы выглядели несколько мелковато.

Протиснуться в коридор мимо живого препятствия было невозможно. Пока я раздумывал над дальнейшими действиями, к противнику добавился ещё один, почти не отличающийся размерами.

– Марк, по-моему, он не похож на нашего брата пилота? – слегка заплетающимся языком, глядя на меня мутными глазами, пробормотал второй. На груди у него красовался значок пилота.

(Дух: – Я бы сказал: людям хочется повеселиться, но это не вся правда. Со вторым только что говорила одна тёмная личность, выскользнувшая куда-то в соседний зал. Тот человек встречался нам на пути в предыдущем заведении.

Рейн: – Местным нужны развлечения, а кому-то понадобился я в слегка помятом виде.)

– Это ты-то причисляешь себя к пилотам? – окинул я презрительным взглядом второго противника. Не дав вырваться его гневу наружу, добавил:

– Сам на ногах еле держишься после небольшой стопки. Давай на спор, кто дольше на ногах продержится, тот выиграл! Проигравший платит за всё.

Настроение подвыпившего человека весьма изменчиво. Мысль о соревновании и бесплатном спиртном затмила всё остальное. Пилот считал, что легко обставит молодого соперника, судя по внешнему опрятному виду, недавно выбравшегося из более развитых миров.

– Марк, будешь судьёй! Сейчас я разорю этого выскочку.

С этими словами пилот ухватил за руки и меня, и громилу на входе, и потянул обратно вглубь помещения. Развлечений у местной братии точно не хватало, потому что занятый нами столик обступила плотная толпа болельщиков. Среди них нашлись и люди, поддерживающие меня, как противника постояльца. Видно бугаи приставали не только ко мне, но задирали и других посетителей заведения.

Перепить вампира, с его усовершенствованным магией метаболизмом, пока никому не удавалось, не получился такой фокус и у пилота. Надо отдать должное громиле Марку, наливал стопки он честно. Он же доставал карточку напарника, чтобы потом расплатиться за выпивку, когда тот, ничего уже не соображая, оказался под столом.

– Классно ты уделал приятеля! – потрепал меня по плечу мужчина. – Признайся! Ты из тех парней, на которых алкоголь не действует? Иначе бы у тебя не получилось свалить с ног Тарика.

– Действует, но в малой степени, – не стал я отнекиваться.

– Интересно, а что бы ты стал делать, если бы Тарик не сел на крючок? – с интересом уставился на меня Марк.

– Вырубил бы вас и пошёл дальше, – открыто улыбнулся я в ответ.

– Хм-м… странно… почему-то верится, – задумчиво почесал затылок громила. Немного помолчав, он добавил:

– Ты… это… осторожнее в коридорах. Кто-то из гостей станции хочет тебя слегка помять. Кинули нам пару сотен, чтобы мы этим занялись.

– Спасибо за предупреждение, – кивнул я. «Неплохие парни оказались. Надо поощрить» – Это тебе с другом подарок из дальних странствий. Инструкция в коробке. Одной таблетки достаточно, чтобы мгновенно снять алкогольное отравление, да и здоровье чуток поправить.

Сделав вид, что копаюсь в кармане комбинезона, достал из теневых семейных запасов упаковку лечебных таблеток и бросил в руки Марку. Рекомендации применения уже были на местном языке. Партию таких лекарств распродал Тортус на торговой станции. Общительные парни быстро растрезвонят о свойствах лекарства, а это хорошая реклама наших товаров.

Запихнув коробочку в комбинезон и взвалив друга на плечи, Марк потащил его в туалет приводить в сознание.

(Рейн: – Ре, будь готов отразить нападение. Теперь противник может и пальнуть из чего-нибудь.

Дух: – Обижаешь шеф! Я всегда слежу за обстановкой.

Рейн: – Не обижаю, а напоминаю. Если лиганцы имели дело с магией, то работающие артефакты могли сохраниться. Вряд ли их будут сразу применять на простом мальчишке-пилоте, но лучше перестраховаться. От остальной дряни обычный щит и так меня защитит.)

На всякий случай перестраховался и из столовой выходил не один, а с парочкой зрителей нашего с пилотом соревнования. Избавиться от проблем этот ход не помог. Из-за того, что спор занял некоторое время, на станции наступил ночной период. Люди привыкли к такому распорядку и применяли его даже в космосе. Это не значит, что отдыхать отправлялись все, но большинство народа придерживалось планетарного времени. Дежурный станционный персонал, конечно, работал, но коридоры в основном пустовали. Свет везде был притушен. Только небольшая часть светильников местами освещала проходы.

Окутавшись голубыми разрядами, спутники упали на пол. Такой же разряд светился и вокруг меня, но щит в магическом кольце сработал вовремя.

(Дух: – Судя по внешним эффектам, нас обстреляли электрошокером.)

Уходя из-под обстрела, кувырком метнулся за угол в ближайший технический коридор. Неожиданно сходу налетел на пару мужчин, тоже вооружённых шокерами. Стрелять в меня раньше они не могли, но явно относились к числу нападавших. Недолго думая нанёс противникам по парочке ударов, отправив во временное беспамятство. Близкий топот за углом показывал, что другие преследователи на подходе. Скорее всего, именно они обстреляли нашу группу в большом коридоре.

Поджидающий их на своих ногах молодой человек оказался для преследователей большим сюрпризом. С этими людьми поступил так же как и с предыдущей парочкой. Больше врагов дух вблизи не обнаружил. Пришло время заняться расспросами. Технический тупичок подходил для этого как нельзя лучше. Вполне возможно именно здесь собирались поговорить со мной нападавшие.

Судя по меткам на комбинезонах, противники относились к военному персоналу судна из Центральной империи. Нашивки на одежде мне ни о чем пока не говорили. Как-то не интересовался военными званиями того государства. Центральная империя располагалась гораздо ближе к ядру галактики, чем республика Флор. Логично посчитав, что чем меньше знаков различия на рукавах комбинезона, тем младше звание, начал допрос с человека с минимальным количеством нашивок.

Вряд ли шкаф, размером чуть ли не в полтора раза больше моего недавнего знакомого Марка, относился к руководящему составу. Отключив двигательные центры будущего собеседника, привёл его в сознание. Изливавшийся поток ругани пришлось прервать воздействием на некоторые точки на теле, приводящие к возникновению непереносимых фантомных болей. Мышцы нижней части лица понадобилось временно парализовать, чтобы вопли будущего собеседника не разбудили всю станцию.

Посмотрев, некоторое время спустя, в слезящиеся глаза громилы, прервал экзекуцию. Переговорный процесс вошёл в конструктивное русло. Информация потекла рекой. Таким же образом опросил ещё парочку подчинённых главаря. Того оставил напоследок. Трое боевиков относились к десантному персоналу фрегата централов. Почему и для чего те нападали на меня, они не знали, выполняя приказы офицера. Тот относился к службе разведки.

После анализа ситуации привёл в сознание последнего пленника. Поведение этого человека было более примерным. Окинув взглядом подчинённых, лежащих рядом без сознания, ругаться он не стал. Это не помешало офицеру попытаться ввести меня в заблуждение натуральным враньём. Пришлось применить к очень разговорчивому вруну болевое воздействие. Удивление испытуемого оказалось неподдельным. Наверняка его учили переносить боль и как-то управлять сознанием. В данном случае ему это не помогло. Отключаться не получалось. Нейтрализовать наведённую боль за счёт приёмов обученного разума было невозможно. Та находилась на подсознательном уровне и обычному управлению не поддавалась. Через некоторое время и этот противник начал давать правдивые ответы. При контроле ауры с моей стороны обман не удавался, да и особо скрывать-то ему было нечего.

По дальней связи он получил приказ допросить пилота корабля, доставившего юнианцев на станцию. Начальству необходимо выяснить, перевозилась ли вместе с ними спасательная капсула лиганцев. Я с чистой совестью настоящего мага информировал разведчика, что у пассажиров с собой имелся только багаж. Мы обычно не врём. Что собеседник будет подразумевать под словом «багаж» – это только его догадки. Причинять мне вреда централы не собирались. Разошлись мы почти мирно. Отобрав у нападавших шокеры, привёл их в сознание, оставив временный паралич тела. Оцепенение должно само пройти через пару минут. Кивнув на прощание разведчику, покинул тупичок. Хочется надеяться, что в следующий раз его начальство выберет более мирный путь для разговора со мною.

У шлюза входа на корабль, неожиданно для себя наткнулся на юнианцев в полном составе, во главе с Лаем.

– Не хотел с тобой связываться через каналы станции, – пояснил тот неожиданную встречу. – Как ты смотришь на продление контракта на нашу доставку вглубь территории республики Флор?

– Вы считаете, что меня с пиратскими документами пропустят во внутренние области, – с интересом уставился я на псиона.

– Корабль приписан к сектору, контролируемому республиканцами, а для торговой операции тебя наняли мы, так что с этим проблем не будет. Дело в том, что в последних пиратских нападениях на конвои обнаружилось участие пограничных эскадр Титона. Вся дальняя часть сектора сейчас закрыта для любых военных кораблей, кроме республики и централов. Советники Центральной империи пытаются погасить пограничный конфликт между республиками. Юнианские корабли и другие суда дальних государств временно задержаны и отправляются только большими группами. Ждать формирования очередного отряда кораблей нам не хочется. До выхода из закрытой зоны нужно сделать больше двадцати прыжков. В одном из звёздных скоплений находится наша торговая база, и она уже за пределами блокированного пространства.

– Двойная оплата, – усмехнулся я. Нужно соответствовать образу наглого пирата, ищущего личной выгоды в любой ситуации.

– Пират и вымогатель, – пробурчал Лай, но выбора у него не было.

– Соглашение было заключено, и я пропустил пассажиров на корабль.

Оставаться на станции смысла уже не было, поэтому договорился с ночным диспетчером и отправился в путь. К сожалению, уходить от системы пришлось по стандартному вектору. Несколько военных кораблей контролировали пространство, и вызывать подозрение у них не хотелось.

Лай находился в рубке, когда корабль вышел из прыжка. В обычном пространстве нас поджидала новая неожиданность. Неподалёку висел фрегат централов.

– В связи с особым положением требуется досмотр корабля, – сообщил мне военный оператор связи.

– Проклятие, – ругнулся Лай, – будь у меня посольский статус, ни о каких досмотрах речь бы не шла.

– Есть два варианта: можно прорваться или разрешить досмотр корабля. В случае прорыва вряд ли нас встретят с распростертыми объятиями в обжитых областях, – вопросительно взглянул я на заказчика.

– Если гарантируешь, что поисковики не найдут капсулу, соглашаемся на досмотр.

– Гарантирую, – кивнул я.

– Эй, там, на фрегате, готов принять досмотровую команду, – сообщил я связисту.

С военного корабля в нашу сторону тут же стартовал бот. Добравшись через некоторое время до моего судна, бот пристыковался и высадил два десятка человек. Как ни странно, на боевиков они не очень походили. Обычные таможенники. Обыскали все помещения они очень основательно, но искали явно только габаритный груз в виде капсулы лиганцев. Обнаружить сжатое пространство их приборы никак не могли. Да и дух бы с искином заблокировали сигналы в случае обнаружения чего-то лишнего.

Кроме досмотра посетители оставили в подарок трассер на обшивке. Пока люди лазили по кораблю внутри, ремонтный робот закрепил его на корме судна. Датчики, разбросанные всюду по помещениям и на поверхности корпуса, искин использовал не только для сбора информации при прыжках или проколах. Без его ведома в моём хозяйстве ничего не происходило, так что засечь самовольные действия чужого робота не составило труда.

Не обнаружив желаемого, гости вынужденно убрались с корабля. Что бы они стали делать, найдя капсулу, даже представить трудно. Искин большую вероятность выставлял варианту – ничего. Изъять официально купленный товар они никак не могли. Высадка досмотровой группы была лишь прикрытием.

– Зачем представителям Центральной империи следить за нашими перемещениями? – поинтересовался я у Лая, наблюдая за отплывающим от корпуса ботом военных.

– Что значит следить? – не понял псион, вопросительно уставившись на меня.

– Пока таможенники интересовались внутренностями корабля, робот установил устройство слежения.

Для информации я вывел на ближайший к Лаю экран отсканированные внутренности прицепленного объекта.

– Хм-м, – внимательно рассматривая изображение, хмыкнул псион. – А можно подробнее рассмотреть вот эту часть?

Лай ткнул пальцем в заинтересовавшую его часть картинки.

Я подключил его к управлению обзора данных со сканера.

Юнианец несколько минут рассматривал внутреннее устройство трассера с нескольких ракурсов. Наконец, оторвавшись от экрана, он взглянул на меня.

– Штуковина на корпусе предназначена не только для слежения, но и для наведения торпед на цель. Это даже не маяк, а упрощённый контроллер управления. Он перехватывает контроль над дружественными торпедами и может направлять их в куда угодно. Откуда у вас такая подробная информация по внутренностям устройства? Насколько мне известно, военные Центральной империи засекретили их и никому не продают.

– Корабль у меня экспериментальный. В своё время он строился для исследования искривителей пространства, поэтому напичкан всевозможной сканирующей и измерительной аппаратурой, – не стал скрывать я. Мне очень хотелось добраться до внутренностей капсулы лигийцев, а для этого нужно заинтересовать псиона своими возможностями. Ссылка на уникальность оборудования очень подходила для этого. Кроме того, версия прекрасно вписывалась в легенду нахального исследователя неизвестных территорий.

– Не встречал сканеров, обладающих возможностью так точно заглянуть во внутренности чужого оборудования, – озадаченно пробормотал Лай.

С его аурой я начал потихоньку разбираться, и было заметно, что мне он поверил. Слишком много подкинутых ему особенностей корабля наводили на мысль об экспериментальном судне.

– Данная модель строилась на очень дорогой верфи.

Загадочная улыбка промелькнула у меня на лице.

– Раз они поставили на корпус такое устройство, то предполагается обстрел корабля торпедами. Сами нападать на официально зарегистрированный корабль они не будут, а вот натравить кого-нибудь вполне могут. Сомневаюсь, что соберут большие силы. Скорее всего, привлекут особо неразборчивых наёмников с небольшим кораблём, добавив своих истребителей, – задумчиво уставившись на меня, ответил Лай.

– Думаете, успеют с кем-то договориться, пока мы будем совершать прыжок?

– Могли договориться заранее, – кивнул псион. – Расчёт строился на то, что артефакт у нас на борту, но и от сведений, где он находится, соперники не откажутся. Нечасто в руки учёных попадают целыми такие древние объекты.

– Интересно, как они собираются ловить нас в огромном пространстве? – не понял я.

– Придётся подлетать к пограничной станции сектора. Несанкционированный переход из дальнего района на официальную республиканскую территорию карается большим штрафом. Допуск к внутренним системам государства производится на границе обжитого пространства. Миновать пограничную таможню республики Флор мы никак не сможем, – пояснил особенности путешествия по освоенной части галактики Лай.

– Выход на станцию возможен по определённым, заранее рассчитанным маршрутам. Именно в точках последнего прыжка нас могут поджидать неприятности. А точку выхода неприятель узнает из данных трассера, – догадался я.

С полётом намечались проблемы. Избавиться от электронного наблюдателя – не проблема, но тогда противник может начать играть по более жёсткому варианту. Воспользоваться преимуществом судна в скорости полёта – невозможно. Выдавать лишние сведения о себе кому-то другому, кроме пассажиров, очень не хотелось, а трассер запишет все наши перемещения. Лай показал расположение пограничной станции на звёздной карте. Придётся потерпеть четыре прыжка, используя только искривитель.

(Искин: – Рассчитал несколько вариантов действий противника.

Рейн: – Выкладывай основной.

Искин: – Учитывая возможные преимущества за счёт использования контроллера на нашем корпусе, нападать будут малые корабли. Даже десяток слабых торпед, направляемых электронным шпионом в двигатель, выведут из строя заднюю часть силового щита и прорвутся к судну. Остановив нас, можно не спеша взять корабль штурмом. Оказать сопротивление подготовленному десанту, по данным осмотревшего корабль таможенного отряда, мы не сможем. Пленники, тем или иным способом сообщат противнику, где находится артефакт, так нужный централам. Дальнейшая наша судьба будет зависеть только от жадности или кровожадности наёмников.

Рейн: – Предложения?

Искин: – Взять наёмников на абордаж.

Рейн: – Я что-то не понял: как полтора десятка человек могут взять штурмом корабль с экипажем не менее трёхсот.

Искин: – Юнианцы имеют подготовку гораздо лучше, чем простые наёмники. Если ты снабдишь их новыми защитными скафандрами производства Мокрой, хотя бы типа «Толстяк», поскольку «Монстр» в коридорах всё же не развернётся, преимущества будут на нашей стороне. Автономный силовой щит для человека здесь пока неизвестен. Экипажу чужого корабля просто нечего будет противопоставить экипированным бойцам. Рекомендую для усиления использовать роботов завода братьев Сатин. Навесим на бездушных бойцов тяжёлое вооружение и более мощные щиты. Противостоять им в узких коммуникационных шахтах корабля будет невозможно, а управление у них на полевом принципе, так что помех не будет даже возле реактора. Заодно покажем юнианцам ярлыки промышленного производства на наших изделиях. Пусть думают о тебе, как о представителе чужого человеческого государства или мощной корпорации, а не как об одиночке.

Рейн: – Пожалуй, соглашусь. За четыре дня обычного полёта пассажиры вполне освоятся с новым оборудованием.

Искин: – С помощью духа мы перехватим управление трассера. Блок распознавания «свой-чужой» я уже скопировал. Коды доступа получим при нападении. Без посылки такого кода со стороны, не удастся управлять торпедами. Чужие посылочки быстро станут нашими, и при правильном использовании защиту самих нападающих даже не заметят. Возвратим ненужные подарки отправителю. Пока неприятель сообразит изменить коды доступа, мы окажемся на чужом корабле.)

Недолго думая, бросил жёнам записку, чтобы подготовили и загрузили в теневой карман необходимое оборудование. Оно должно выглядеть как экспериментальное, а надписи и электронные сообщения на компе выводиться на принятом в республике Флор языке.

– Лай, мне пригодится корабль наёмников. Не хочешь поучаствовать со своими людьми в предстоящем приключении? – повернулся я к псиону.

– Не понимаю! – удивился тот.

Коротко рассказал ему представленный искином план.

Юнианец размышлял долго, время от времени бросая косые взгляды в мою сторону.

– Давай отложим окончательное решение вопроса на некоторое время, пока охрана не познакомится с особенностями озвученного оборудования, – предложил он.

Меня это вполне устраивало. Под наблюдением фрегата имперцев, плавно разогнал корабль и направил его в стандартный прыжок с помощью искривителя. Вечером люди Лая уже осваивали наши вещички.

Ночной разговор в каюте псиона.

– Господин Лай, мы разобрались с предложенными скафандрами. Отличные штуки. Никогда не видел ничего подобного. Характеристики потрясающие, – с восторгом в глазах докладывал хозяину начальник охраны.

– Лис, описание я читал. Хочу услышать твои выводы, а не эмоции, – выйдя из долгой медитации, взглянул на подчинённого псион.

– Даже не знаю, с чего начать, – замялся Лис. – Технология производства непонятна. Такое впечатление, что они выращивались или создавались сразу целиком. Переход от мягких участков к жёстким незаметен. Все внутренние коммуникации многократно дублируются и прячутся где-то во внутренних слоях скафандра. Невероятная система самовосстановления. Я уж не говорю об индивидуальной защите. Собственная гравитационная установка позволяет работать в широком диапазоне нагрузок. Эта штука создавалась не столько для военных действий, сколько для работы в тяжёлых условиях планет, неприспособленных к жизни человека. Военное снаряжение навешивается дополнительно и стыкуется к универсальному комплексу управления. Где он находится, выяснить не получилось. Похоже, как и всё остальное, распределён по внутренним слоям и многократно дублирован. Что совсем удивительно, электроника может объединяться в единый вычислительный кластер с аналогичным оборудованием других скафандров. На каких каналах связи работает эта штуковина, мы так и не поняли, но антенн обнаружить не удалось. Изделия промаркированы номерами из первой сотни. Судя по всему, уникальная разработка, и стоимость каждого явно выходит за границы стоимости обычного истребителя или даже штурмовика. Отдельно надо сказать о роботах поддержки. Несмотря на небольшие размеры, это монстры какие-то. Могут выступать и как разведчики, и как носители тяжёлого снаряжения. Что интересно, вооружение используется достаточно новое, но весьма разношёрстное. Производители в основном со всего сектора, а кое-что произведено и вообще в очень дальних краях. Такое впечатление, что уникален только скафандр, а оружие навешали, какое имелось в наличии. Фу-у-ух… Кажется, ничего не забыл!

– Полтора десятка комплектов по цене штурмовика – это за тридцать миллионов уенок переваливает, – задумчиво пробормотал псион. – Что-то мне подсказывает, что этот кораблик тоже стоит никак не дешевле такой суммы. Похоже, в республике появилась новая фирма или корпорация, проводящая испытания новейшего оборудования, построенного по уникальным технологиям. Судя по тому, что пилот на корабле один, компания не очень большая и боится выкидывать на рынок непроверенные товары. А где их проверить, как не в самых тяжёлых условиях на границе разведанных территорий. Вот почему Рейн не боялся штурма десантников со стороны патрульного фрегата. Даже только одни роботы способны уничтожить любого противника, высадившегося на корабль. На сколько часов рассчитана автономность скафандров?

– Вы хотели сказать суток, господин? – усмехнулся Лис. Эта штуковина имеет распределённые накопители очень приличной ёмкости. В максимальном режиме человек может спокойно существовать до десяти дней. Это в условиях гравитации больше десяти единиц и давлениях, как на газовых гигантах.

– Почему-то меня это уже не удивляет, – покачав головой, пробормотал Лай. – Считаешь, что авантюра со штурмом корабля противника пройдёт удачно?

– Вы же знаете, у меня есть опыт таких операций. Имей противник такие возможности, мой абордажный отряд сначала бы нарезали в мелкую лапшу, а потом поджарили, как на сковородке, – довольно подтвердил Лис. Бывшему десантнику не терпелось проверить в деле попавшие к нему в руки военные игрушки.

– Хорошо! Тренируйтесь! Я поддержу план хозяина корабля. А пока вы там будете развлекаться, попробую договориться с ним об исследовании артефакта. Очень мне понравилось сканирующее оборудование. Ничего подобного у нас пока не имеется. Грех не использовать такую возможность предварительного обследования капсулы. Возможно, обнаружим способ вскрыть не повреждая. Пока никому сделать такого не удалось. Срабатывала защита от проникновения, и нам доставались только сплавленные куски металлов.

Искин беззастенчиво подслушивал разговоры пассажиров, а потом доносил основные сведения мне. Ловушка, расставленная на любознательного псиона, сработала. Время в течение оставшихся до схватки прыжков пройдёт не так уж бесполезно.

На утреннюю просьбу Лая: совместно покопаться в капсуле лиганцев, я ответил согласием. Следующие дни оказались весьма богаты на интересные события.

Если бы при исследовании использовался обычный технический сканер на любых видах полей, нас бы ждала неудача. Нет, внутренности мы бы сняли, а вот нормально открыть капсулу не смогли. Взрыв капсулы разнесёт корабль и побольше чем у меня. Дух обнаружил обычные охранные магические контуры, окутывающие корпус. Подпитывались энергией они от внешних полей, поэтому остались в целости. Любое несанкционированное повреждение приводило к высвобождению накопленной энергии.

Защитное заклинание как две капли воды походило на такое же из основного набора изучаемого магами в храме древних богов на Мокрой. Отсутствовал только завершающий замок для подпитки. Здесь он был не нужен, поскольку снабжение энергией осуществлялось от внешних полей. За счёт этого охранный контур дополнительно выполнял роль магического щита.

Конструкция заклинания мне прекрасно знакома. Подать нужный импульс в определённую точку на входном шлюзе не составило труда. Лай открыл рот от удивления, когда после моего касания неожиданно щёлкнули стопоры двери, и та скрылась в толщине оболочки корпуса. В ответ на недоумённый взгляд псиона я только пожал плечами.

Расположение помещений и содержимое капсулы Лай уже знал по данным сканирования, поэтому мы сразу направились в пилотскую кабину. Три трупа в виде мумий лежали в креслах. Один из мертвецов раньше точно являлся магом. Полевая оболочка оказалась полностью стёрта. Это говорило о том, что конец человека наступил, когда он находился в сознании и предпринял меры, чтобы его духа в дальнейшем никто не допросил.

Лай первым делом бросился к консоли управляющего компа. Достав из взятого с собой инструментального ящика специальный блок, он подключил его к оборудованию.

– Внешний ключ управления с питанием для компов лиганцев, – пояснил он для меня. – Если оборудование в исправном состоянии мы кое-что узнаем.

На панели управления засветились несколько экранов. Некоторое время псион разбирался с информацией.

(Искин: – Ничего интересного он не найдёт.

Дух: – Ага, мы уже вломились в систему. Только текущие данные об отсутствии питания систем корабля. Навигационный блок девственно чист. Пилот не хотел, чтобы кто-то узнал, откуда он прилетел.

Искин: – Если пилот уходил в мир духов сознательно, то послание потомкам должно остаться в кристаллах памяти, спрятанном у него в руке или в тайнике шкафчика в соседнем помещении.

Дух: – Кстати, шеф, вот те цилиндрики в руках у оставшихся двоих тебе ничего не напоминают.

Рейн: – А что они должны напоминать?

Дух: – Оружие! Мы наткнулись ещё на один осколок древнего царства богов. Это универсальное средство для ближнего боя. Когда разбирались с базой заклинаний для адептов, там имелась непонятная связка для странной физической основы. Искин говорит, что магические контуры идеально впишутся в атомную структуру этого многослойного цилиндрика. В зависимости от желания носителя материал основы можно превращать в любое холодное оружие. Этакая программируемая магией наноструктура.

Рейн: – Вы хотите сказать, что посерединке лежат останки бога, а возле него телохранители?

Дух: – На бога эта мумия никак не тянет, а вот на мага, обученного в храме аналогичном нашему – точь в точь.)

По кислой физиономии Лая легко догадаться, что искин оказался прав. Отрицательный результат в исследовании артефакта меня никак не устраивал.

(Дух: – Шеф, тут и думать нечего! Сдавай ему кристалл в руке трупа! Если у псиона есть возможность его считать, то мы без информации не останемся. Искин разберётся с ней гораздо быстрее оборудования юнианца.)

– Что, Лай, не нашёл нужного? – усмехнулся я, глядя на кислую физиономию псиона.

– Не так часто, к нам в руки попадает действующее оборудование лиганцев, а здесь пилот явно не хотел предоставлять информации о себе. Стёрто всё кроме базы управления капсулой. Это тоже хороший улов, но я рассчитывал на большее, когда тебе удалось вскрыть капсулу.

– Э-э, меня сюда не впутывай, – буркнул я. – Никакого отношения к лиганцам я не имею. Может, сканеры что-то стёрли в разрешениях доступа на открытие дверей, и та сработала на первого желающего войти.

– Возможно, – задумчиво кивнул Лай. – Всё равно нам удалось то, что раньше никому не удавалось – добраться до внутренностей цельного артефакта не повредив его.

– А тебе хотелось бы большего?

– Конечно!

– Ладно, так уж и быть. За нормальное отношение к обычному человеку, дам одну подсказку, – снисходительно посмотрел я на псиона. – Посмотри в руке среднего трупа!

– Откуда… ты… – удивлённо уставился на меня Лай, когда осторожно поколдовав над рукой мумии, извлёк оттуда круглый шарик кристалла.

– Обычная физиология, – пожал я плечами. – Не может одна ладонь трупа расслабленно лежать на подлокотнике кресла, когда вторая сжата в кулак. Явно там что-то будет. Мне, например, понравились вот те штучки в руках других трупов. Ничего если я возьму себе на память, в счёт оплаты за работу?

– А-а, это! Бери! Мы знаем, что это такое – старинное оружие лиганцев, но оно не работает. Чем-то его нужно заряжать, но никто не знает чем. Исследователи говорят, что это чушки непонятного сплава уложенные молекулярными слоями в виде цилиндра. Такие штуки сейчас представляют только музейную ценность.

Лай в это время осторожно вставлял кристаллический шарик в небольшой контейнер, извлечённый из инструментального ящика.

(Искин: – На кристалле информация о счетах этого человека в каких-то банках. На всякий случай скопировал себе. Будем на станции или на планете, пороюсь в сети на эту тему.)

– Кое-что интересное нашлось, – довольно улыбнулся псион. Он точно нашёл среди названий банков известные наименования. Учитывая огромное количество прошедших лет, накопления на счетах должны быть очень солидными. Имея ключ доступа, наследники обычно могли получить всё.

(Дух: – Шеф, отдай ему и второй кристалл. Очень уж хочется посмотреть что там. Себе данные мы всё равно скопируем.)

– Лай, отдай мне в подарок холодильник из соседней комнаты, а я тебе скажу ещё про один такой же кристаллик, – хитро поглядывая на псиона, попросил я.

– Шантажист, – вздохнул псион. – Холодильник ценится на антикварных рынках гораздо больше цилиндров. Некоторые говорят, что он может работать вечно, пока корпус не превратится в пыль. Согласен!

Ещё бы ему не работать, когда на том устройстве лежит почти такое же заклинание, как на корпусе капсулы, тянущее на себя энергию внешних полей.

(Искин: – Командир, это не совсем холодильник, а точнее совсем не холодильник. Я проанализировал возможные комбинации магических контуров. Устройство больше похоже на техномагический синтезатор пищи. Преобразует любую органику в заложенные в памяти блюда. Самоподпитку имеет только контур охлаждения, он же является и источником энергии для всего остального. Вопрос только в том, почему другие заклинания разрушились, а это функционирует, как ни в чём не бывало. Немного пошаманишь и получишь отличного повара. Подходящие заклинания обнаружены в божественном наборе.)

Я заглянул в холодильник и, достав захоронку, передал горошину кристалла псиону.

– Сканер проанализировал информацию об изображениях объектов и сообщил мне о совпадении параметров. Больше таких кристаллов в капсуле не обнаружено, – пояснил псиону собственное всезнайство.

– Хорошо, что об этом сказал, а то я уж было подумал: ты без меня обследовал капсулу, – буркнул Лай.

– Обследовать, не обследовал, но, сам догадываешься, просканировал её заранее, – усмехнулся я. – Как понимаешь, не зря меня отправили в путь. Люблю изучать что-то новое.

– Не только шантажист, но ещё и жулик, – улыбнулся псион. Тяжело вздохнув, он добавил:

– Холодильник можешь забрать, он здесь только крепится на стене, а больше ни с чем не связан.

Заложив кристалл в считыватель, Лай стал бегло просматривать строчки на экране. Это оказался личный дневник пилота. Меня заинтересовала только последняя запись.

Искин через духа считал данные гораздо быстрее. В истории этой галактики многое прояснилось.

Послание потомкам.

Если читаете это сообщение, то цивилизация достигла определённых успехов в развитии. Только прошу, не надо ломать то, что построено не вами. Неразумные правители моей империи попытались это сделать. Ничего хорошего из этого не получилось.

Не буду называть своего имени. Оно вам ни к чему. Я последний из переделанных. Мне очень жаль, что я дожил до этого времени. Коротко расскажу нашу историю. Вы не найдёте упоминание о многих фактах ни в одной записи людских цивилизаций.

Одно из человеческих племён долго кочевало по просторам родной планеты. Однажды мы набрели на огромную цветущую долину, скрытую от ветров плоскогорья в глубоком котловане. Гораздо позже мы поняли, что здесь невообразимо давно произошёл взрыв подземного вулкана. Многочисленные тёплые пещеры позволили племени отлично устроиться в долине. Если бы не непоседливость одного из юных охотников, племя так бы и осталось на уровне дикарей. Он нашёл глубокий спуск в недра земли и обнаружил небольшой ларец с круглыми кристаллами и странный каменный трон. Лучший способ переноски небольших предметов – во рту. Он и кинул один камушек туда, чтобы потом показать старейшине. Сами понимаете, молодость импульсивна, вот он и уселся на каменный стульчик. Обнаружив голос в голове, парень проглотил кристалл. Вот так и появился первый маг в мире. Люди в то время были не такие злые, как сейчас. Скоро всё племя превратилось в магов. Кристаллов было не так много, но на всех хватило, некоторое количество ещё и осталось. Боги учат очень качественно. Мы стали строить собственное государство. Лет через пятьсот, когда у нас появились многочисленные города, к нам наведались гости из другого мира.

Корабль драконидов-работорговцев исследовал населённые человеческие миры. Столкновение оказалось далеко не в их пользу. На коротком расстоянии техника бессильна против магии, а взлететь мы им не дали. Пленные дракониды многое рассказали. К сожалению, кристаллов-активаторов у нас больше не было, а учитель в храме без них отказывался проводить обучение. Именно поэтому мы выбрали техномагический путь развития. К нашей радости среди пленников работорговцев обнаружились люди с задатками магов, хотя они и имели чёрный цвет кожи, но были совместимы с нами. Так образовалась каста полумагов. После длительного обучения им частично становились доступны наши возможности. До космических технологий с помощью знаний, полученных от драконидов, мы дошли очень быстро. Через полсотни лет наши корабли уже громили многочисленные эскадры захватчиков. Империя ширилась и росла. На человеческие миры другие расы нападать уже опасались. Наши потомки повсюду в подчинённых мирах ставили своих наместников. К сожалению, магов рождалось всё меньше и меньше, и они зачастую становились слабее первых. Только в смешанных семьях с юнианцами и нашими прямыми потомками изредка рождались очень сильные маги.

Первые прожили больше пяти тысяч лет и только потом стали уходить. Я последний из первых. Мне горько наблюдать, как уходит былое могущество. Без воспитателей в нашем лице полумаги превратились в чванливое сборище индивидуалов, считающих, что им всё можно. Как не убеждал правящую элиту, не прыгать выше головы, они не послушались. Мои предчувствия по поводу непоправимых последствий их действий оправдались. Только я даже не предполагал насколько.

Чтобы не видеть глупых действий потомков, я уехал работать наместником в Центральную провинцию. Император был очень доволен, что старик не будет зудеть ему в ухо о неправильных поступках. Лучше бы я сам убил всю аристократическую верхушку Лиги. Эти идиоты не нашли ничего лучше, чем силой вломиться в храм древних богов и таким образом получить магические возможности и способность жить до пяти тысяч лет.

Боги уж точно дураками не были и обезопасили себя от учеников, возомнивших себя великими. Родная планета в одно мгновение превратилась в маленькую звезду – красного карлика, а потом, после столкновения двух звёзд, на месте системы осталось только облако космической пыли.

Если бы не было других последствий, империя Лиги пережила бы потрясение. Но, к сожалению, боги оказались ещё и злопамятны. Завершающий контур любого заклинания представлял собой ключ, удерживающий всё вместе. После уничтожения храма ключи перестали действовать. Они как-то были связаны с энергетикой храма. Все заклинания развалились с тем или иным эффектом. Могущественные звёздные эскадры в мгновение развеялись пылью по пространству. Магические экраны реакторов перестали действовать.

С исчезновением военной силы империя Лиги пала. Зачем подчиняться наместнику, у которого нет поддержки. Мой личный корабль не пострадал, поскольку находился на ремонте. Всего я восстановить не мог, но взлететь мы сумели. Я не стал ждать, когда меня сместят силовым способом, передал управление местным жителям и улетел.

К сожалению, поступить по-другому возможности уже не было. Предвидение говорило, что жить мне осталось совсем немного. Я и так задержался на этом свете сверх отведённого времени. Срок жизни первого мага подходил к концу. Отправив всех своих последователей к юнианцам на последнем исправном корабле Лиги, я ушёл в никуда на спасательной капсуле. К сожалению, личные телохранители отказались меня бросать. Ну что же, это их выбор. По последним сведениям, наши родственники из провинции Ю поддержали наместника Лиги, так что мои люди найдут там приют. Всё что мог, я передал с ними. Осталось дать только последний завет: никогда не идите против учителей. Вы можете с ними не соглашаться, но что-то требовать или бить в спину, не советую.

Мы никогда не верили, что были единственными учениками старых богов. Кристаллы инициации нам найти так и не удалось, но они же должны откуда-то появиться в моём уничтоженном мире. Не мог существовать один храм на вселенную. Должны где-то жить другие ученики. Ищите их. Это ваши друзья, они помогут.

Судя по многочисленным переливам в ауре псиона, об этом маге он что-то знал. Не стал отвлекать гостя от переживаний. Придёт в себя, сам расскажет, если эти данные не являются секретом империи. В этом я не сомневался. Никакой секрет не может продержаться тысячелетия. Мумия скорее представляет какую-то историческую ценность.

Послание меня озадачило. Кто бы ни маскировался под богов, но дураками они точно не были. Если бы ни какой-то глобальный катаклизм, то и они сами и их ученики выжили бы и продолжали взаимодействовать между собой. Судя по установленной иерархии, помощники не должны были иметь возможность развиваться без учителей. Это как раз обеспечивалось отсутствием магических возможностей у подавляющего большинства жителей галактики.

Кристаллы, скорее всего, создавались только на Мокрой, а вот оружие, типа тех цилиндриков, могли делать на первой планете Лиги. Набор заклинаний при обучении наверняка отличался. Надо как-то забраться в музей на столичной планете Ю. Не может быть, чтобы старый маг не передал со своими последователями данные о заклинаниях. Даже если псионы не смогли ими воспользоваться, из-за отсутствия каналов в ауре, сами сведения должны сохраниться. Терять связь с юнианцами не следовало. Придётся постоянно поддерживать интерес к себе у псиона и его сородичей. Возможная скорая встреча с наёмниками должна обеспечить такую заинтересованность.

Глава 5. Крючок и наживка


К предполагаемой стычке с неприятелем нужно готовиться. Оставив задумчивого Лая разбираться с капсулой, занялся подготовкой корабля к бою. Закупленное оборудование пылилось в трюме и требовало обратить на себя внимание. Как ни хорош мой звёздный ковчег, лишнее укрепление обороноспособности не помешает. Да и работа со здешним оборудованием должна добавить мне сведений по используемым технологиям.

С активной помощью искина состыковал второй силовой щит с уже установленным ранее. В этот раз руками работать почти не пришлось. Роботы не только войной могут заниматься. Что им простаивать? Под управлением искусственного супермозга они бегали, как тараканы, по обшивке и монтировали все внешние устройства. Мне оставалось только навешивать нужные заклинания на готовую к работе технику.

Дополнительные лазерные орудия ближней обороны, из последней закупки, получили более сильные магические контуры. До уровня средней энергопушки они немного не дотягивали, но и так почти утроили совокупную мощность залпа корабля. Ещё добавить магии в штатные энергопушки и мой штурмовик легко переплюнет любой навороченный корабль уровня фрегата. Эту задачу я отложил на последующее спокойное время.

Лучше заняться настройкой силового щита. У здешних кораблей он ячеистого типа и максимум можно только удвоить плотность в одном месте. Меня это не устраивало, поэтому разработали с искином немного другой вариант обороны. Отменить условие двойного перекрытия мы не могли, оборудование не позволяло, но за счёт более качественного управления, можно не укреплять защитный слой, а делать его слоёным. При этом каждый будет двойной плотности. В следующий раз нужно докупить оснастку для дополнительной защиты и сделать многослойную оболочку по всему корпусу, а пока придётся закрывать несколькими слоями только опасные места. Более совершенные магические полевые локаторы позволяли искину заранее определять точки чужого воздействия и наращивать силовую броню именно там. Если по нам не будет долбить сразу куча крейсеров, то защита вполне выдержит.

Эксперимент с древним оружием лиганцев тоже увенчался успехом. Известное мне заклинание легло на физическую основу, как родное. Древние чудотворцы знали толк в артефактах. Цилиндры чутко реагировали на команды разума, превращаясь в любой вид ручного оружия, начиная от плетей и верёвок, и заканчивая копьём и луком. Правда, стрелять этот лук мог только нормальными, немагическими стрелами. Метать что-то тоже не получалось. Цилиндры работали только в руках носителя. Зато они прекрасно прятались, растекаясь по телу и внутри него, абсолютно не мешая обычным процессам функционирования организма. Я даже попробовал соорудить некую внешнюю оболочку, типа скафандра или брони древнего воина.

При чётком представлении о том, что тебе нужно, оружие прекрасно выполняло любые команды. Мне легко удалось срастить два цилиндра в одно устройство, то есть оружие древних отлично масштабировалось. Как стало понятно из исследований, физическая основа лишь создавала внешнее покрытие какому-то варианту силового поля, овеществляя его. Как ни скорбно признавать, древние боги знали многое гораздо лучше магов. Удалось создать нож какой-то молекулярной толщины, вскрывающий толстенный кусок керамической брони, как консервную банку. Листовой металл вообще можно шинковать, как капусту.

Прекрасно разобравшись с заклинанием, я не понимал, как оно взаимодействует с наноматериалом цилиндров, хотя ничего магического в них не ощущалось. Появился ещё один повод добраться до знаний лиганцев. Они явно могли делать такие уникальные вещи, способные выступать и оружием и защитой, да и вообще чем угодно, лишь бы носитель был связан с этим предметом. Я даже научился имитировать обычную одежду в динамике и в цвете. Разум обычного человека не смог бы с этим справиться, но у меня был дух со способностями искина, так что цилиндрики давали фантастические возможности.

Подходило время к окончанию последнего прыжка. Проверив навыки юнианцев по использованию переданного им вооружения и по взаимодействию с роботами поддержки, я остался доволен результатами. Как обычно, перед выходом мы с Лаем заняли пилотские кресла.

Лиано Туркс – капитан фрегата наёмников не часто нанимался к анонимным заказчикам. Как правило, такие дела не очень хорошо пахли. В данном случае у него не было выбора. В связи с введённым в пограничном секторе особым положением, работы по специальности почти не находилось. Конвои кораблей охраняли более мощные наёмные отряды, имеющие в составе по несколько боевых единиц. К сожалению, недавно вышел из строя один из искривителей, и на ремонт срочно понадобились деньги. Довольно денежный заказ, да ещё с предоплатой попался очень вовремя. Далеко лететь не пришлось. Клиент указал направление, откуда прибудет цель, и снабдил звеном собственных истребителей. Десять машин должны справиться со старым переделанным торпедоносцем.

Все преимущества были на стороне наёмников. Им заранее выдали целеуказания, поскольку кто-то на борту цели постоянно передавал её координаты. Он же должен обеспечить прорыв малых торпед к корпусу судна. Турксу останется только высадить десант и захватить объект. Заказчику нужно выдать как можно больше живых пленников и весь груз. По договору, захваченный корабль капитан оставлял себе. Вроде бы всё складывалось, как нельзя лучше, но опытный наёмник чувствовал где-то подвох. Наниматель, владеющий десятком истребителей новейших серий, мог бы и сам заняться объектом. Дело попахивало политикой. Достаточно сильный игрок решил прикрыться посторонним исполнителем, а в случае неудачи все шишки достанутся наёмникам.

Сначала всё шло очень хорошо. Туркс получил точные координаты и время выхода цели из прыжка. Подготовив десантников к высадке и загрузив их в бот, стоящий на взлётной палубе, наёмник дал команду истребителям начать разгон и нацеливание на точку выхода. Объект появился точно в заданном месте и почти завис в пространстве, медленно начиная движение.

Общий вид пришельца на экране сканирующего локатора капитану сразу не понравился. Связываться с юнианцами очень не хотелось. Хотя включённый маяк опознавания показывал принадлежность судна пограничному сектору, внешние обводы однозначно говорили в пользу производителя из империи Ю. Обычные наёмники не любили их корабли. Трудно найти запасные части в свободной продаже. Мало кто из хозяев ремонтных заводов брался за ремонт и переделку таких кораблей. Из-за зализанных обводов нарастить функциональность даже старых посудин, не говоря про новейшие, было затруднительно.

К сожалению, собственные предчувствия не могут оплачивать расходы по ремонту корабля и содержание экипажа. Туркс дал приказ на начало операции. Лёгкие корабли прикрытия атаковали цель с разных ракурсов и выпустили по одной малой торпеде, как и рекомендовал заказчик. По предоставленным расчётам этого вполне достаточно, чтобы подавить щит торпедоносца и вывести из строя искривитель. Разнонаправленная атака должна затруднить отражение нападения для систем обороны пришельца.

Так и получилось. Торпеды беспрепятственно прошли зону ближней обороны цели и ударили по корпусу. По крайней мере, так вначале показалось капитану наёмников. Он ожидал сообщения о попаданиях и характере повреждений объекта, но подчинённые наблюдатели в рубке только с удивлением переглядывались между собой. Торпеды не сработали. Лишь через несколько секунд один из офицеров вскрикнул:

– Капитан, по данным головок наведения цель по-прежнему захвачена, но это не корабль противника – это наши истребители.

– Уничтожить торпеды! – недолго думая, приказал Туркс. У него в груди поселился холодок. Вот и наступили обещанные неприятности. Юнианцы не такие простаки. Предателя они могли выявить, и уничтожить маяки наведения.

– Капитан! Компы управления торпед не подчиняются! До удара по союзникам остались считаные секунды. Скорость истребителей велика, и они слишком близко у объекта, – отчитался другой офицер.

– Пилотам малых кораблей! Активировать щиты с направления атаки и проконтролировать включение системы опознавания дружественных объектов! – взволнованно скомандовал наёмник.

– Системы включены! – отчитался заместитель командира и облегчённо выдохнув, добавил:

– Головки торпед опознали дружественные объекты.

– Что проис…! – закончить возглас командиру пилотской группы было не суждено. Несмотря на дружественные метки на экранах, собственные торпеды поразили щиты истребителей. Одно попадание в защитное поле – некритичное повреждение. Мощность защитного поля сильно просела, но машины повреждений не получили, сначала. Пришелец не висел без дела, озарившись множественными вспышками лазерных орудий. В обычное время такие выстрелы нанесли бы малый урон истребителям, но защиты в момент попадания торпед у них не оказалось. Противник выдавал удары синхронно с взрывами, гасящими щиты. Да и пушки у юнианца оказались раз в десять мощнее обычных орудий соизмеримых по размерам судов.

Экран окрасился красными значками выхода из строя малых кораблей. Неожиданно для капитана наёмников на обзорном дисплее замигали аварийные метки, предупреждающие об опасном сближении с дружественным объектом. Вначале Туркс подумал, что в ближнюю зону попали повреждённые истребители, но всего меток оказалось несколько больше, чем количество таких судов. На всякий случай, капитан выдал приказ управляющему компу, начать манёвр уклонения. Что быстро приближалось к судну, Туркс понял слишком поздно. Корабельная торпеда, замаскированная под повреждённый истребитель, ударила по защите. Силовой экран всего на несколько мгновений просел почти до нуля. Дырой в обороне воспользовалась вторая торпеда.

Аварийные сообщения зарябили на экранах центра управления. Удар был нанесён с ювелирной точностью между двигательным отсеком и взлётной палубой. Два искривителя получили некритичные повреждения, но из строя вышли. Для восстановления понадобится некоторое время. Шлюзы взлётной палубы перекосило, и бот с десантниками стартовать уже не сможет.

Проклятый юнианец и не думал удирать. Игнорируя ковыляющие в стороне подбитые истребители, судно противника шло на сближение и явно хотело стыковаться с фрегатом. Учитывая почти полное отсутствие манёвренности у повреждённого корабля наёмников, для неприятеля это не составит труда. Туркс недоумевал. Даже увеличенный экипаж переделанного торпедоносца не сможет высадить десант. На смертника из Элионы, судя по предыдущим действиям, пилот противника не походил.

Попытки капитана расстрелять приближающегося неприятеля из энергопушек, как и ожидалось, результата не дали. С потерей половины двигателей манёвренность оставляла желать лучшего. Нацелиться крупными орудиями, намертво вмонтированными в корпус, на вёрткую цель никак не удавалось. Более слабые пушки, на поворотных турелях, не пробивали мощный щит, включённый у противника. Туркс подозревал, что чужой пилот сконцентрировал все лепестки защиты только на переднюю полусферу. За корму юнианец мог не беспокоиться, малые корабли нападавших он вывел из строя очень качественно.

Атаковать чужака торпедами наёмник опасался. Тот вполне мог перехватить управление и отправить их обратно. Перекодирование сигналов «свой-чужой» занимало некоторое время. Этим сейчас и занималась группа обслуживания торпедных установок.

Туркс дал задание отряду десанта: рассредоточиться по кораблю и ждать штурма со стороны противника. Учитывая высокий уровень развития технологий в империи Ю, чужой пилот вполне мог использовать боевых роботов для штурма фрегата. Только этим можно объяснить невообразимую наглость небольшого торпедоносца, идущего захватывать фрегат.

Как назло, чужак десантировал абордажников в самой незащищённой точке корпуса, нагло прорезав дыру прямо в одной из башен лазерных орудий ближней обороны. Почему оператор башни выстрелами не смёл с обшивки высадившегося неприятеля, капитан не понимал. Возможно, торпеды повредили механизмы привода, и поэтому чужаки проникли внутрь корпуса именно там.

Посыпались сообщения о многочисленных стычках экипажа с нападавшими. Как и предполагал Туркс, для штурма противник воспользовался боевыми роботами. Многочисленные картинки камер наблюдения с мест боестолкновений привели капитана в недоумение. Первой волной всегда накатывали небольшие, необычные, но невероятно защищённые и вооружённые механические пауки различных размеров. Маленькие легко вскрывали резаками коммуникации и проникали даже за каркасные переборки, разделявшие судно на секторы. По тому, как действовали электронные враги, Туркс быстро догадался, что это не обычный ширпотреб для минутного боя, а серия, предназначенная для диверсионных работ или даже как раз для взламывания защитных систем больших кораблей или станций. К тому же роботов было много, слишком много.

Вторая волна представляла собой штурмовиков в лёгких скафандрах. По крайней мере, так казалось, пока с ними не столкнулись десантники наёмников.

– Туркс, да у этих парней переносные силовые экраны и управляемые ракеты! – заорал по связи командир десантной группы. – Они перережут нас как цыплят. Это элитные штурмовики юнианцев.

– Сколько сможете сдерживать напор? – буркнул наёмник, понимая, что элите спецназа чужой империи его бойцы не соперники.

– Минуту-две, в отступлении! Противник не сильно напирает, предпочитая планомерное наступление. Припрут нас к жилым отсекам, а там даже турелей обороны нет. Да и те не очень-то помогают. Проклятые роботы сметают их, шутя, – вздохнул десантник.

– Потери большие?

– Нет! Нам дают уйти. Эти парни могут закатать нас в металл за секунды.

– Думаешь, не хотят повреждать корабль?

– Уверен! – буркнул командир десанта.

– Похоже, заказчик нас подставил, – включая общую трансляцию, скривился Туркс. – Парни, кто-то за наш счёт решил пощупать неизвестный корабль юнианцев. Прекратить сопротивление! Включить индивидуальные маяки в режиме подчинения! Насколько мне известно, юнианцы уважают правила наёмной лиги.

– Эй, там, захватчики! – переходя на корабельную трансляцию, вздохнул капитан. – Вынужден признать поражение. Прошу учитывать второе положение всеобщей конвенции наёмников по поводу пленных.

Как и ожидалось, при выходе из прыжка корабль сразу оказался в кольце атакующих истребителей. Все траектории нападавших наверняка были рассчитаны заранее. Трассер исправно передавал сообщения во время переходов. Лай высказал предположение, что за нами постоянно следовал какой-нибудь имперский корабль-разведчик. Получив данные о направлении прыжка, он прыгал сразу за нами, а в последний раз обогнал и передал сведения ожидающей засаде.

Невдалеке на небольшой скорости приближался неизвестный фрегат. Маяк находился в выключенном состоянии, так что определить его принадлежность не получалось. Судя по внутренностям, полученным более совершенным магическо-полевым локатором из моей вселенной, противник строился на республиканских верфях, так что имперцы подстраховались, натравив на нас кого-то из местных наёмников.

После пуска малых торпед противником, из обмена с трассером, искин вытащил шифры и коды доступа. Перехватить управление торпедами не составило труда. Заходы на нас истребители строили грамотно, чтобы не мешать друг другу, но это упростило перенацеливание чужих подарков на машины, атакующие с противоположного направления. Торпеды прошли впритирку с обшивкой и отправились дальше к другим целям и с минимальной корректировкой по направлению, но уже с другими программами, загруженными в них искином.

Лай только безмолвно следил за моими манипуляциями с управлением. В этот момент мне показалось, что самое время показать ещё кое-какие возможности. Незаметно достав очки виртуального управления из теневого кармана, я передал их псиону. Интересно было следить за изменениями в лице, обычно такого непробиваемого, юнианца. Непонимание! Удивление! Восторг!

Ещё бы ему не удивляться, когда перед глазами высвечиваются все окружающие объекты почти в разрезе, независимо от того, прикрыты они искажающими или защитными полями, или нет. При этом можно картинку приблизить, повертеть, как будто смотришь с разных сторон.

– Сканер, по которому мы смотрели на капсулу, только более мощный? – вопросительно посмотрел на меня псион.

– Типа того, – кивнул я, давая команду искину на вывод из строя вражеских истребителей в момент попадания торпед. Машины можно сбить из модифицированных лазерных орудий, но в таком случае от них вряд ли что-то осталось бы. Отследить, когда очередной выстрел погасит поле защиты, даже искин был не в силах, поскольку не знал запаса энергии в накопителях конкретной машины.

Малая торпеда просадит щит гарантировано, на то она и рассчитана. Поэтому их обычно и выпускают парами. В данном случае пилоты не будут ждать следующего удара, поскольку второй волны нет. Маневрировать машины будут вяло. Сделать аккуратный прицельный выстрел в нужную точку искин сможет легко. Не хотелось бы серьёзно тратиться на восстановление хороших машин.

На фрегат я тоже послал пару приветов. Маскируясь под дружественные объекты, подарки проникли под щит и нанесли необходимые повреждения, практически обездвижив противника. Вот теперь наступило время действовать десанту юнианцев.

Немного повертевшись под защитным огнём фрегата, мы практически упали на корпус противника. Дух быстренько перехватил управление ближайшей лазерной установкой и расстрелял её соседок. При сближении корабли всегда выключали силовые щиты, и в этом случае лазеры представляли для корабля определённую опасность. Ко мне это не относилось. Поскольку щит продолжал работать как ячеистый только в местах попаданий орудий обороны противника. Только зачем терпеть неудобства, когда от них легко избавиться. Да и высадке десанта теперь мешать некому.

Тренировки для юнианцев даром не прошли. Они уверенно вскрыли корпус и оказались внутри корабля. Оставив за собой полевую заплатку, чтобы лишний раз не разгерметизировать отсеки, десантники с поддержкой роботов устремились на захват корабля. Парни прекрасно знали, что делать. Сразу видно: опыт такой работы у них имеется. Учитывая серьёзное превосходство в снаряжении, штурм не должен занять много времени. Вместе с Лаем мы отправились вслед абордажникам. Искин прекрасно справится с управлением и без меня.

Сигнал о сдаче застал нас уже на подходе к центру управления.

– Разблокировать все двери! – приказал я после слов капитана о капитуляции.

Чтобы не раздражать захватчиков, тот выполнил команду мгновенно. Так что мы сразу оказались на пороге рубки. Наёмники сопротивляться уже не собирались. Второе положение конвенции – вещь серьёзная. Если сдавались члены экипажа, входящие в гильдию, во время выполнения заказа, то пленными они не считались, а становились обычным испорченным товаром. Его можно сдать за плату в наёмную контору, к которой бойцы принадлежали. Виноватым в нападении считался заказчик. В случае анонимного заказа, гильдия из собственных средств выплачивала десятикратную премию за своих людей. Каким образом она будет возвращать деньги с заказчика – это уже её проблемы.

– Мир вашему дому, – усмехнулся я, осматривая помещение командного центра. Повернув голову к Лаю, стоящему рядом, приказал:

– Займись информацией из компа управления! Там должно быть много интересного.

Возмущение псиона, поражённого такой наглостью, хотя и странного, но обычного человека, приказывающего что-то делать юнианцу, замерло, едва успев родиться. Перед глазами в виртуальных очках стали появляться логические схемы и данные, связанные с Центральной империей.

Лай сразу погрузился в информационный поток. Легко догадаться, что Рейн подключил его к ещё одному сканеру, теперь информационному. Тот с удивительной лёгкостью потрошил и анализировал базы данных центра управления корабля. Псиону стало не до разговоров. Он с трудом справлялся с захлестнувшим его валом различных интересных сведений.

Я лишь внутренне улыбнулся, наблюдая за отблесками эмоций в ауре юнианца. Ещё бы ему не увлечься, когда искин выдаёт кучу аналитической информации, полученной из сети, допросов нападавших на меня имперцев, их наручных коммуникаторов и баз данных этого корабля. Короткие, чёткие выводы, при желании разобраться, тут же подкреплялись логическими схемами связей и дополнительными ссылками. Под ситуацию я показал псиону ещё одну связанную со мной тайну. С такой скоростью, как это проделал искин, взламывать защищённые системы управления судном вряд ли кто умел.

Теперь осталось договориться с наёмниками.

Лиано Туркс удивлённо смотрел на необычную парочку, стоящую на пороге рубки. Слова молодого парня о мире слегка выбили его из себя. Особенно после того, как юнианцы за несколько минут выпотрошили корабль. К тому же парень был белым и на представителя чужой империи совсем не походил. Мало того, гордый псион, судя по соответствующим нашивкам на груди комбинезона, даже не высказал возражения на явный приказ обычного человека. И это представитель высшей расы, давно не считающей равными себе обычных людей.

– Хорошее у вас пожелание, а главное с весомой поддержкой, – криво усмехнулся капитан.

– Повод подали вы, – пожал я плечами. – Но я не злопамятный. Хотите сохранить корабль и получить работу на длительный срок?

– Есть предложения, от которых невозможно отказаться, особенно в теперешних условиях.

Капитан фрегата очень не хотел терять с таким трудом, потом и кровью заработанный кораблик. Наём проигравшей стороны для другого задания весьма широко практиковался в лиге. Неудачникам частенько давали возможность отработать долг. Обычно, длительные контракты в аналогичных ситуациях не предполагались, но такие случаи исключением не были. Предложение парня капитана заинтересовало, да и навостривший ушки персонал центра управления безусловно поддерживал капитана. Никому не хотелось терять рабочее место на корабле, а потом бог его знает, сколько времени отрабатывать затраченные лигой на их выкуп денежки.

– Лис, вы куда согнали пленных? – поинтересовался я у командира десанта.

– Как и приказывали, в район взлётной палубы. Роботы уже заделали там парочку щелей.

– Отлично! Сейчас приведу офицеров.

Специально слегка повысил уровень звука в динамиках, чтобы ближайшие наёмники могли слышать ответ. Кивнув на выход, я пригласил присутствующих пленников последовать за собой, бросив напоследок Лаю:

– Присмотри за обстановкой!

Тот только рассеянно кивнул, почти полностью погрузившись в океаны информации, транслируемой ему искином.

Приведя небольшую колонну офицерского состава к остальным членам экипажа, уже выстроенным рядами на взлётном поле, я движением руки отпустил юнианцев, стоявших у входных шлюзов с невозмутимыми рожами.

– Если не возражаете, я оставлю на всякий случай Туса с роботами? – вопросительно посмотрел на меня командир охраны псиона.

– Хорошо, Лис. Пусть понаблюдают за подопечными, – не стал возражать я. Забота юнианца обо мне была вполне понятна. По роду службы он не должен никому доверять, тем более такому мутному персонажу, как пилоту-наёмнику, способному осадить парочку хорошо подготовленных телохранителей.

– Итак, для определённых работ по вашей специальности знакомому нужен дополнительный фрегат в состав эскадры. Оплата по стандартному контракту, с соответствующей регистрацией в вашей лиге, – объявил я для всех предложение.

– Знакомый – такой же аноним, как и предыдущий заказчик? – поинтересовался один из членов экипажа, стоящий в первом ряду.

По строю прошёл шепоток недовольных голосов.

– Нет, вполне известная личность – Лысый Эр.

Скрывать командира эскадры я не собирался. Это было наше прикрытие. Так что чем больше о нём будет известно, тем лучше для нас.

Чуть большая волна тихих разговоров прокатилась по строю. Пират – довольно известная личность. Людей даже с малым носителем в эскадре в такой среде имелось совсем немного. Ропот был гораздо одобрительнее предыдущего.

– Возможно довольно длительное отсутствие в развитых системах. Сами понимаете, эскадра ищет добычу за пределами сектора, контролируемого республикой Флор. Кто не хочет заниматься более опасным делом, чем охрана торговцев, может отказаться. В ближайшем порту он будет сдан представителям наёмной конторы. Отказникам перейти к первому шлюзу.

Передвижения в толпе много времени не заняли. Людей, отказавшихся путешествовать на границе разведанного сектора, оказалось всего лишь около десятка. Я не стал разбираться, почему те решили не участвовать в пиратских рейдах. Оставшихся членов экипажа вполне хватало для управления и обслуживания судна. Парочка роботов вывела несогласных из помещения.

По поводу клятвы, принятой в пиратской эскадре, никто возражать не стал. Мало ли какие причуды у такого командира. Клятва секрета легла на всех присутствующих, как родная. Работа наёмника мало чем отличалась от пиратства. Заклинание подчинения в случае надобности наложит на проштафившихся членов экипажа Майрон или любой другой маг эскадры.

Капитан получил обратно управление кораблём и самостоятельно собрал идентификаторы подписей у членов экипажа под новым договором. Пришлось сбросить ему на карту двадцать миллионов на ремонт корабля, заправку на дальний поход, и оплату подчинённым. Что-то они должны оставить семьям на время длительного отсутствия.

Быстро пробежавшая по рядам информация о приличном авансе ещё больше подняла настроение наёмников.

Пока я разбирался с экипажем корабля, искин самостоятельно собирал подбитые истребители. Сопротивляться никто не собирался. Болтаться неизвестно сколько времени, ожидая, что тебя кто-то подберёт, было неразумно. Пилотам я не предлагал переход в эскадру. Военные люди, а они точно к наёмникам никакого отношения не имели, нарушить приказ и уйти к пиратам вряд ли согласятся. С экипажем осталась только пара пилотов самого фрегата. Бросать истребители, купленные на свои кровные деньги, в отличие от военнослужащих, летающих на государственных машинах, никому не хотелось.

Последний прыжок, после небольшого ремонта повреждённого судна, мы совершили вместе. С учётом помощи роботов, под управлением искина ликвидация повреждений прошла в рекордные сроки.

После небольшого анализа, искусственный разум предложил довольно авантюрный план, основанный на знании человеческой психологии. Мне не стоило навязываться юнианцам. Они должны сами усиленно искать контакт со мной. Только тогда наши отношения будут прочными. Надо всего лишь показать, что империя Ю меня нисколечко не интересует, но при этом подкинуть настолько хороший крючок, чтобы правители никогда с него не сорвались. А крючков таких у меня – море, и наживку можно подобрать весьма жирную.

Разговор в каюте псиона.

– Что-нибудь удалось выяснить про пилота?

Лай внимательно смотрел на главного телохранителя.

– Нет, господин! Только Тус, оставленный для наблюдения при разговоре Рейна с экипажем захваченного судна, отказывается рассказывать о произошедших там событиях. Да он вообще отказывается говорить о Рейне, – вздохнул Лис, виновато переминаясь с ноги на ногу перед хозяином.

– Что значит, отказывается? – удивлённо приподнял брови Лай.

– Из глаз текут слёзы, и бормочет, что давал клятву ничего не говорить про дела, связанные с пилотом, – перевёл дыхание глава охраны. Господин не стал ругаться на непорядок во вверенном Лису подразделении.

Псион задумчиво уставился в сторону телохранителя, но смотрел сквозь него, пытаясь найти разумное объяснение происходящим событиям. Почему он сам практически выполняет команды обычного человека? Ожидать чего-то другого от подчинённых было бы странно.

– Отвлекись от реальности. Выскажи только внешние впечатления о парне.

Взгляд псиона обрёл вес, упёршись в лицо Лиса.

– Мне кажется, он привык управлять, но при этом всегда контролирует обстановку. Под оболочкой молодого пилота скрывается гораздо более опытная и опасная личность. Физическая и боевая подготовка выше нашего уровня. Уж не говорю о том, что он имеет на корабле. Зачем одному пилоту два десятка боевых скафандров экстра-класса? Боюсь, даже телохранителям императора в стычке с ним пришлось бы не сладко. Ещё роботы эти! У меня создалось впечатление, что они обладают разумом. Не могут машины так действовать при штурме кораблей. Работали эти монстры гораздо лучше нас. Знаете, господин, создаётся впечатление, что он с увлечением изучает нас.

– Здесь я с тобой согласен, – задумчиво кивнул псион. – Он больше похож на туриста. Конкретно его ничего не интересует, даже капсула лиганцев. Взял парочку сувениров и помог сделать то, что никто не смог сделать за тысячелетия.

– Не понял, господин! – удивился Лис.

До этого псион не рассказывал занятым подготовкой к боевым действиям подчинённым о вскрытии капсулы лиганцев.

– Бог ты мой! Вот это сканеры! – только и смог пробормотать телохранитель, когда псион сообщил ему о проведённых работах.

– Я бы не сказал, что это всего лишь сканеры. Например, ты видишь на мне тёмные очки, но не задумываешься, почему я их таскаю последнее время.

– Почему же?

– Да я даже не знаю, что это такое, но прекрасно вижу всё скрытое твоё вооружение, кучу дополнительной информации об этом помещении и вообще любые сведения, открытые для меня хозяином корабля. На судне собраны сотни, если не больше, уникальных технологий, пока недоступных нашей науке. Гложут меня сомнения, по поводу принадлежности пилота к единственной, шагнувшей вперёд в развитии, фирме, тут попахивает целой цивилизацией.

– Думаете, пираты нарвались на развитую систему? – заинтересовался охранник.

– Или система сожрала пиратов, – усмехнулся Лай. – Вспомни лиганцев и драконидов!

– Вы хотите сказать…? – широко раскрыв глаза, уставился на хозяина Лис.

– Не знаю, – устало вздохнул псион. – Чем больше об этом думаю, тем глубже погружаюсь во тьму неведения. Но вот это, – он снял очки и потряс ими рукой в воздухе, – это больше похоже на артефакт лиганцев, чем на изделие нашей цивилизации. Не знаю, как кому-то удалось воспроизвести мозговой интерфейс, сходный с лиганским. Эта штука просто не сможет без него работать.

Лай опять водрузил очки на нос.

– А если у кого-то тоже есть доступ к храму древних богов, какой имелся у лиганцев? – поражённо уставился телохранитель на псиона, сам, испугавшись такого предположения.

– Не похоже, – покачал головой Лай. – Парень точно не псион, хотя веет от него иногда непонятным холодком.

– Особенно когда смотрит тебе в глаза, – поёжился Лис, вспоминая взгляд парня, когда он сам растекался по стене после удара.

– Как только передам капсулу послу, напишу подробный доклад начальству, – кивнул псион.

– Нам только до посольства тащиться не меньше сорока прыжков, – вздохнул Лис. – Как бы не потерять лиганскую капсулу по пути. Слишком плотно опекают нас централы. Видно и они хотят разобраться с целым артефактом Лиги. Может попросить Рейна доставить нас прямо в столицу республики? Мне кажется, для этого корабля – сорок прыжков не предел.

– Попробую с ним поговорить. Большие деньги, что он берёт за услуги для нас не проблема, но, насколько мне известно, он собирался сначала посмотреть на окраины республики, – задумчиво бросил Лай.

Искин беззастенчиво подслушивал разговоры пассажиров. Так что почва для разработанного плана уже образовалась сама собой. Как и обещал псион, при подходе к пограничной станции, он зарегистрировал маяк корабля, как принадлежащий юнианской империи на время выполнения задания. С таким паспортом уже без опаски можно путешествовать по республике.

Фрегат на выданные деньги сразу поставили в ремонтный док. Лысому Эру будет нужен целый корабль. Таможенники никакой капсулы у меня на борту не обнаружили. Никто даже подумать не мог, что внутренний объём судна может в десятки раз отличаться от внешнего. Разговор с псионом по поводу дальнейших планов состоялся, когда мы стыковались к станции.

– Как ты посмотришь на предложение о дальнейшей доставке нас в столичные миры республики? – посмотрел на меня Лай, сидя в кресле второго пилота.

– Нет, – покачал головой я. – Мне хочется сначала попутешествовать по окраинам. Да и тащиться кучу времени до столицы совсем нет желания, а ускоряться под наблюдением многочисленных глаз что-то не хочется. Начнут приставать… разные!

– Готов заплатить любые деньги, – собеседник положил на чашу весов весьма внушительный аргумент.

– Так прямо и любые? – усмехнулся я.

– В пределах разумного, – уточнил псион.

– Вам куда надо доставить артефакт Лиги? – как будто борясь с собственной жабой, поинтересовался я.

– До столичной системы республики.

– А дальше потащите его крейсером, как в пограничном секторе, и централы время от времени будут долбать перевозчика, – задумчиво пробормотал я. – Где капсула должна оказаться в конце пути?

Лай, уже уверенно пользуясь очками, вызвал виртуальную карту нужной части галактики и поставил метку возле одной из систем.

– Старая столичная система империи Ю. Там сосредоточены исследовательские центры лиганской техники, – пояснил выбор юнианец.

– Есть встречное предложение. Доставлю вас прямо туда, но вы дадите такую же клятву, как и случайно давший её ваш подчинённый, – с интересом взглянул я на соседа.

– Дают клятву все, кроме меня, – после некоторого раздумья ответил Лай.

– Тогда с вас двойной тариф. Должен же я как-то компенсировать утечку информации обо мне. Дальность похода – почти двести прыжков. Беру за прыжок полмиллиона. Все дополнительные расходы за ваш счёт. Умножаю на два. С вас двести миллионов. Всего лишь цена жалкого фрегата.

– Ну, ты жулик! Где это видано, если за один рейс хозяин торпедоносца зарабатывает на фрегат, – недовольно проворчал псион.

– Хорошо с меня подарок. В терминал станции вы пребываете на капсуле лиганцев своим ходом.

Интересно было наблюдать, как вытянулось лицо собеседника при этом предложении.

– Ничего сложного, – рассмеялся я. – Прежние владельцы не тратили топливо. Перед смертью выключили всё оборудование и заглушили реактор. В прыжок вы, конечно, не уйдёте, всё же надёжность после стольких лет простоя невысока, но добраться до системы самостоятельно, капсула будет вполне способна. Мне не хочется давать пояснения вашим патрульным, как чужой корабль оказался в пространстве хотя и старой, но всё же столичной системы.

В ауре собеседника так и бегали огоньки различных чувств. Наживка, подвешенная перед носом, была слишком хороша. Прибыть в столицу на почти работающей лиганской капсуле – это, как минимум, запись в истории цивилизации.

Задумчивость собеседника затянулась, но в результате сомнений не было.

Договорились о том, что сдаём пленников, регистрируем все юридические формальности нашего договора и договора наёмников с Лысым Эром, точнее опять со мною, как представителем пирата и отправляемся в путь.

Сразу по прибытию на станцию, подчинённые псиона приняли клятву секрета. Ловушка захлопнулась. Теперь только сам Лай мог что-то рассказать обо мне. За один день закончили все дела на станции. Долг лиги за чужих пилотов и несогласных членов экипажа фрегата перевёл на капитана Туркса. За него я не переживал. Судя по ауре, сбегать с деньгами тот не собирался. Да и таких беглецов, нарушивших контракт, лига наёмников преследовала очень основательно.

Псион перечислил мне на счёт половину суммы договора. По установленному порядку остальная часть выплачивалась после выполнения задания.

Существовал ещё один фактор, влияющий на время нашего пребывания на станции. Если имелись наблюдатели моей стычки с фрегатом, а они точно должны быть. Даже полевыми локаторами и с помощью искина я не мог обследовать всё окружающее пространство. Небольшой автоматический аппарат с пассивными сканерами вполне мог записать события боя. Корабль-разведчик должен был вернуться к месту схватки и забрать наблюдающее устройство и только затем прыгать к станции. Всего пара дней отводилась нам, чтобы покинуть систему до прибытия разведчика централов. До этого времени их местный филиал разведки никаких действий принимать не будет.

Через сутки судно уже отчалило от причальной стенки и ушло в прыжок. Это по данным местной службы наблюдения за пространством. На самом деле корабль нырнул в прокол.

Надо было видеть глаза псиона, как обычно, сидящего в кресле второго пилота, когда он считал координаты нашего текущего расположения с виртуальных экранов.

– Всё! – недовольно посмотрел я на растерявшегося юнианца. – Выметайтесь с корабля! Я и так потратил на вас слишком много времени. Будет желание, займусь изучением вашей империи. Твой личный код я знаю. Так уж и быть, сообщу об этом эпохальном событии. Вторую часть денег переведёшь через пять суток корабельного времени в банк на станции Эра. Это примерно в пяти прыжках от пограничной системы, которую мы только что покинули. Теперь совет на будущее: «Не надо презирать обычных людей. Они тоже могут иметь скрытые способности. Вспоминайте тех же лиганцев! Дикое племя поднялось до космических высот. Не мешало бы помнить и о том, чем они закончили».

Управлять выбитым из колеи псионом не так уж сложно. Последнее потрясение многократно перекрывало все предыдущие. Всего лишь за несколько мгновений оказаться за две тысячи световых лет от точки старта он никак не рассчитывал.

Остальные юнианцы уже привычно выполнили мою команду по загрузке в капсулу. Заталкивая последним Лая, всучил ему небольшой чемоданчик.

– Подарки в дорогу. Вы всё же неплохие парни, когда запихиваете высокомерие в одно место, – проворчал ему в спину.

Корабль летел уже в нужном направлении, так что оставалось только выпихнуть капсулу из трюма, что и выполнил искин. С управлением в капсуле Лай разобрался при исследовании, так что проблем с окончанием путешествия у пассажиров быть не должно. Искин давал весьма благоприятный прогноз. Очки я псиону оставил, и заметить прикрученную у пилотского кресла современную аппаратуру связи ему точно ума хватит. Да и от потрясения он отойдёт очень быстро.

Пока не подлетели всякие контролёры и таможенники, я развернулся и ушёл в обратный прокол. Теперь дело за юнианцами. Если у них достаточно мозгов, то за пять дней они точно найдут великое множество причин, чтобы связаться со странным пилотом.

Доклад пилота-разведчика шестого флота Центральной империи.

Во время сопровождения юнианского торпедоносца никаких особенных событий не происходило. Трассер исправно выдавал информацию и диагностические сообщения. В месте засады, по тестам наблюдателей, его оборудование сбоев не давало. Почему головки торпед захватили дружественные цели, объяснить не могу. Как и когда произошёл взлом шифров и систем секретного устройства – непонятно. Во время боя, отделения трассера от корпуса не произошло, и он перестал отвечать на кодовые сигналы. Картину боя по захвату фрегата, снятую наблюдателями, прилагаю. Дополнительную информацию от выкупленных у лиги пилотов выдала консульская служба. Анализ событий не производился, в связи с отсутствием соответствующих навыков. Из-за пристального внимания республиканской контрразведки, консул приказал покинуть территорию республики.

Донесение консула Центральной империи с пограничной станции.

Фрегат наёмников, привлекавшийся к операции, через три дня после ремонта покинул станцию. По доступным данным гражданской службы наблюдения за пространством, прыжок направлен в сторону диких территорий. Доступа к документам Лиги не имею. Отказавшиеся от договора члены экипажа, говорят о договоре с эскадрой Лысого Эра. До прихода на пограничный форпост маяк корабля, доставившего юнианцев, принадлежал именно эскадре пирата. В момент отлёта со станции маяк принадлежал уже наёмному юнианскому флоту. Проследить путь торпедоносца не удалось. Он ушёл в прыжок по нестандартному вектору. После некоторого финансового вливания таможенники подтвердили, что никаких лиганских капсул на борту не было. Скорее всего, полёт Лай Фу Шо представлял собой отвлекающий манёвр. Аналитики ошиблись, предполагая, что псион не выпустит из своих загребущих лапок такую дорогую находку. Вывод однозначен: в операции с капсулой присутствовал другой руководитель. Псиона нам подсунули, именно, чтобы отвлечь внимание. Артефакт лиганцев убыл в неизвестном направлении на одном из торговых кораблей. Имеет смысл поискать капсулу в столичных секторах республики. Прямые маршруты кораблей юнианцев существуют только оттуда. Вряд ли торговый корабль с окраины дотянет до границ чужой империи. На такой риск не пойдёт даже самый наглый руководитель операции. Следует так же проследить за владельцем торпедоносца, зарегистрированным как пилот-переселенец с дикой колонии. Слишком многое указывает на его прочные связи с противником.

Глава 6. Задание


Сразу лететь за второй частью денег, обещанных псионом за доставку артефакта в пункт назначения, я не стал. Необходимо предпринять определённые действия для маскировки корабля. Юнианский силуэт судна уже должен примелькаться заинтересованным личностям. Стоит сбить со следа желающих понять, кто я такой и откуда взялся.

Из памяти искина выбрал подходящий вариант маскировки. Он запомнил много информации из баз данных в местах, где мы побывали. Некоторая часть находилась в сети в свободном доступе, остальное помог добыть дух, постоянно подключаясь к чужим компьютерам.

На станции, где базируется торговец Тортус, числилась в продаже основательно потрёпанная прогулочная яхта. Пиратам когда-то попались на пути путешествующие богачи из соседнего сектора. Сдаваться сразу они не захотели, вот их кораблик со злости и раздолбали. Вся корма вместе с двигательным отсеком практически отсутствовала. Возможно, нападавшие и взяли за выкуп с пленников определённую сумму, но яхта дохода не принесла. Построенная по индивидуальному проекту, она требовала специального оборудования. Достать такое на задворках обжитого пространства человеческого сектора нереально. Тащить относительно целый корпус в республику – слишком дорого. Именно поэтому судно уже долгое время торговалось как неликвидный товар.

Меня очень устраивало, что учёт прибывающих на торговую станцию почти не вёлся. Пираты и наёмники не желали, чтобы у кого-то имелась возможность проследить их маршруты.

Совершив прокол пространства, я быстро оказался в нужном месте. Яхта по-прежнему числилась в продаже. Обрадованный старьёвщик моментально продал мне этот хлам, даже с небольшой скидкой. За пару миллионов я стал владельцем вполне приличного корпуса без двигателей, длиной раза в полтора больше моего корабля.

На время арендовал ремонтный док. Для кораблей малого класса это было несложно. Всегда находились свободные ангары. Управляя роботами, искин основательно покромсал внутренности посудины. Мой кораблик как клинок вошёл в ножны из корпуса бывшей яхты.

Большинство помещений в носовой части оказались вполне пригодными для использования. Подсоединив их через основные шлюзы собственного корабля, обзавёлся отличными апартаментами для будущих гостей. Каюты хотя и были основательно подчищены пиратами, сохранили прежний вид, оставшийся от богатых владельцев. На переоборудование кают затратил около десяти миллионов, приведя их в нормальное состояние. Денег не жалел, стараясь восстановить прежний вид помещений.

Яхта предназначалась для путешествий в опасных пространствах, поэтому имела хорошее вооружение. Если ближнюю защиту торговец уже давно снял и распродал на запчасти, то внутренние орудия, встроенные в корпус, достать было не так-то просто. Яхта имела: две мощных и две средних энергопушки, один корабельный торпедный аппарат и один малый торпедный аппарат.

Запас торпед у меня свой, а вот лазеры ближней обороны пришлось покупать и устанавливать заново. Два дополнительных полевых щита включил в общую защиту судна. На оборону ушло ещё чуть больше двух миллионов.

Все работы по переоборудованию выполняли роботы. Заказы на дополнительные покупки делал искин. Мне оставалось только принимать доставки. Поэтому нашлось время для восстановления пищевого синтезатора лигийцев. Учитывая, что заклинания, на базе которых он создавался, не отличались от изученных ранее из божественного набора, работа прошла легко и быстро.

В результате получилась яхта, весьма приличная по местным меркам, с пассажирскими каютами из старого корпуса и двигателями моего судна. После четырёх дней труда, оформив документы на модернизацию судна, я направился к станции, указанной псиону для окончательных расчётов. Теперь корабль совсем не походил на изделие, произведённое на заводах империи Ю. Если юнианцы не проглотят наживку сразу, то можно будет более основательно познакомиться с республикой. К владельцу яхты отношение должно быть несколько лучше, чем к пилоту штурмовика или торпедоносца.

Кабинет главы службы разведки империи Ю.

– Наконец безопасники выпустили тебя из застенков! – с лёгкой усмешкой рассматривая подчинённого у двери кабинета, произнёс Пайс Ма Шу – глава службы разведки империи Ю.

– Когда бы я ни появился, начальства никогда нет на месте, – не отвечая на риторическое восклицание, усмехнулся Лай. С начальником у него сложились дружеские отношения. Впрочем, руководитель одной из главных служб империи по-простому вёл себя со всеми резидентами. Хотя Пайс находился только на восьмом уровне псионической шкалы, но принадлежал императорскому роду, так что его слово имело значительный вес в управлении империей.

Лай посторонился, пропуская вперёд хозяина кабинета. Полчаса ожидания – ничто по сравнению с днём изматывающих проверок в службе безопасности. Его чуть не вывернули наизнанку, пропуская через различные мозговые сканеры.

Пайс кивком пригласил подчинённого следовать за собой. Устроившись в любимом кресле, хозяин кабинета мысленно потянулся к более простому стульчику у стены и притянул его поближе к рабочему столу, за которым он сейчас и расположился.

– Присаживайся! Разговор будет долгим, – движением руки Пайс указал гостю на придвинутое кресло. Уставившись на собеседника немигающим взглядом, он продолжил:

– Большая просьба: не надо в следующий раз показывать таких фокусов. Меня вытащили среди ночи из кровати, только для того, чтобы официально подтвердить твой статус после вашего фантастического прибытия. Сведений из базы данных разведки безопасникам оказалось мало.

– Не поверишь, но сутки назад я ни о чём подобном даже не помышлял, – немного виновато улыбнулся Лай, располагаясь в предложенном кресле.

– Прочитал твою пространную записку. Резидент из тебя получился весьма хороший. Правильно сделал, что не дал код шифра следователям службы безопасности. Эти специалисты с бронебойными мозгами уже бы подняли всю агентуру в поисках странного низшего.

Пайс задумчиво рассматривал подчинённого.

– Так понимаю, взломать ментальную блокировку моих сопровождающих у специалистов не получилось? – вопросительно посмотрел на начальника Лай.

– Хуже, – недовольно скривился хозяин кабинета. – Они вообще её не обнаружили, но результаты допросов твоей охраны показывают её наличие. Честно говоря, мне с трудом удалось договориться с главой безопасности, чтобы тебя отпустили в моё распоряжение и то только потому, что кроме тебя открыть капсулу лиганцев некому. Можешь представить изумление сотрудников диспетчерской службы системы, когда из ниоткуда появляется маневрирующий объект с параметрами лиганской спасательной капсулы, да ещё и транслирует в общем канале похабные песенки.

– Извиняюсь, но с песнями это не ко мне. Обнаружил, что выдаёт маяк, только когда диспетчер вышел на связь, – недовольно скривился Лай.

– Значит, это выходка наёмника, – задумчиво покачал головой Пайс. – Как ни странно, именно это позволило быстро обнаружить, а главное обратить внимание на необычный объект, появившийся в системе. Простой корабельный маяк диспетчеры заметили бы в лучшем случае часа через четыре, и ловить вашу посудину пришлось бы гораздо дольше.

– Знаешь ли, я не учился водить лиганские капсулы, – виновато вздохнул Лай.

– Хм-м …, наёмник и об этом позаботился, – привычно потёр подбородок глава разведки.

– Господин начальник, у меня создалось такое впечатление, что он вообще просчитывал все действия на несколько шагов вперёд, – в очередной раз кивнул Лай.

– Да уж, по поводу этого персонажа ты написал довольно много. Если бы не почти рабочая капсула, никто бы не поверил твоим выдумкам. Артефакт моментально отметает все возражения скептиков. Заставил же ты засуетиться старичков из имперского совета, до сих пор успокоиться не могут!

– А что говорят штатные прорицатели? – уставился на начальника Лай.

– Ничего, – пожал плечами тот. – Точка бифуркации. Возможны миллионы различных направлений развития ситуации. Смотрю, ты этим неудивлён.

– Неудивлён, – согласно кивнул псион. – Всё больше прихожу к выводу, что мы случайно встретились с представителем цивилизации уровня лиганцев. Возможно, это всего лишь простой наёмник-разведчик, но его подготовка и экипировка производит впечатление.

– Это…, да…, особенно впечатляет мгновенный бросок на двести прыжков. Безопасники проверили данные по инфосети. Двое суток назад твой коммуникатор регистрировался на пограничной станции республики Флор, – внимательно глядя на подчинённого проворчал Пайс.

– Не смотри на меня так. Всё что знал, я написал в записке. Прекрасно представляю, что значит иметь такие технологии. Тем более кое-что уже опробовал. И… это…, может, вернёте для использования очки и браслетик?

– Куда деваться? Вернём. Тем более, кроме тебя никто этими устройствами не смог воспользоваться, – скривился глава разведки.

– Сами пока не собираетесь попробовать? – ухмыльнулся Лай. Он чувствовал, что, несмотря на кислую физиономию, начальство пребывает в отличном расположении духа.

– Хочу. Инструкция, знаешь ли, впечатляет. Специалисты пока не дают, хотя просветили подарки вдоль и поперёк и кроме непонятной электроники ничего не обнаружили, – вздохнул Пайс.

– Да…, ментальная привязка и связь заставит напрячься кого угодно, – задумчиво кивнул псион.

– В общем, так. Тебя оставляют здесь для работы по изучению лиганских технологий и полученных от наёмника устройств. Связью с неизвестной цивилизацией займутся другие люди. Придётся несколько пересмотреть наши отношения с низшими. Уровень цивилизации некоторых их представителей заставляет задуматься, – глава разведки вопросительно посмотрел на подчинённого.

– Я понимаю, – кивнул тот. – Лиганская капсула почему-то открывается только от прикосновения моей руки.

– Или руки наёмника, но его здесь я не наблюдаю, – усмехнулся Пайс. – Аналитики предполагают, что у того появились срочные задачи, поэтому пилот и доставил капсулу в систему так быстро, заодно показав нам некоторые возможности цивилизации низших. Как ты подтверждаешь, он ничего просто так не делает, а значит, оставляет нам канал для связи. Нужно заинтересовать его в дальнейшем сотрудничестве.

– Ему нужны большие деньги. Только за это он согласился доставить капсулу сюда, – задумчиво произнёс Лай.

– Специалисты тоже пришли к такому выводу. Похоже, цивилизация его хозяев не так велика. Возможно – одна или две системы. Они пока не хотят афишировать своё появление на политической арене галактики. У нас достаточно большое влияние среди человеческих миров, поэтому подарками намекают на возможность сотрудничества. Мы подумаем: как заинтересовать наёмника.

Разговор главы разведки с подчинённым, с уточнением различных планов связи с пилотом торпедоносца, занял не один час. Привлечь к разработке вариантов действия Пайс больше никого не мог. Что-то знал, а точнее мог сказать, о единственном известном представителе чужой цивилизации, только Лай.

До станции добирался через прокол. Она тоже считалась пограничной для республики Флор, только располагалась несколько в стороне от основных торговых путей. Даже если кто-то будет поднимать статистику моих путешествий на границе, то время появления здесь вполне укладывалось в разумные пределы. Я ведь мог перегрузить пассажиров в любой нежилой системе на специальный, высланный за ними юнианский корабль. Что подумают на эту тему представители Центральной империи, меня в данном случае уже не волновало. К ним я пока лететь не собирался.

Из прокола вылетел немного дальше стандартной расчётной точки пространства. Незачем посторонним знать, что корабль вышел из подпространства на скорости. Диспетчеры, наблюдая на локаторах моё приближение, спишут скорость корабля на ошибку молодого пилота, выполнившего расчёт прыжка неправильно и вынужденного тратить топливо на более длительный обычный полёт к системе. Это соответствовало сведениям о модернизации яхты. Пробные прыжки на новых кораблях пилоты вполне могли совершать с ошибками.

Первым делом, после прибытия на станцию, направился в универсальное консульство. Довольно интересная структура в этой галактике. Обычные здешние сотрудники представляли сразу все государства, имеющие связи с республикой. На самом деле они лишь обеспечивали шифрованную связь с реальными консульствами, находящимися в столице, и удостоверяли, что обмен информацией шёл именно с представителем нужного государства. Гости консульства могли воспользоваться, как местными шифрами, часто меняющимися, так и специальными, собственными. Служащие лишь подтверждали специальной подписью, что документ получен именно из запрошенного представительства.

Улыбчивый сотрудник провёл меня в отдельную комнатку, больше напоминавшую кабинку, чем какое-то помещение и оставил одного наедине с терминалом связи. По ранее выданному Лаем адресу послал сообщение. До столицы было далековато, так что ответа пришлось ждать больше минуты. Как и ожидалось, пришло сразу два сообщения. Первое оказалось переводом мне на счёт оставшейся суммы, а второе – очередным предложением работы. В кабинке присутствовал отдельный банковский аппарат, и деньги на карточку были перечислены быстро. Над предложением стоило подумать. Задача ставилась простая – вытащить с планеты в секторе драконидов инженера-исследователя, работавшего там по договору с одним из драконовских кланов.

Единого государства у них не было. Каждый из кланов контролировал одну или несколько, жилых или нежилых, систем. Войны между собой у драконидов – совсем не редкость. Пограничные человеческие системы они тоже тревожили набегами постоянно. С юнианцами у драконидов издавна существовало перемирие. Когда-то давно налёт на одну из имперских жилых систем закончился большой войной с юнианцами. Упорству и бесстрашию драконов противостояла мощь псионов. Объединённый союз кланов потерпел сокрушительное поражение. С тех пор беспокойные соседи предпочитали империю не задевать. Хотя мира так и не заключили, вожди кланов старались с соседями не конфликтовать.

Несмотря на то, что официальных отношений между государствами не было, торговые и культурные связи присутствовали и регулировались отдельными договорами с конкретным кланом.

На территории, контролируемой одним из государств драконидов, имелась кислородная планета. К сожалению, сами драконы могли находиться на ней только ограниченное время, да и то, постоянно используя специальные таблетки, на некоторое время нейтрализующие опасное излучение, воздействующее на организмы. Из-за этого излучения природа планеты подверглась серьёзному изменению. Из получаемых на планете биоресурсов изготавливались уникальные медицинские препараты.

Хозяева сектора поступили вполне логично. Раз им нельзя жить на планете, они нашли тех, кому жить здесь оказалось возможно. На людей излучение почему-то действовало гораздо слабее. У драконидов работорговля не считалась плохим делом. Поэтому заселять планету стали рабами. Им выдавались средства к существованию, а они должны за это отдавать хозяевам полуфабрикаты, добытые на планете. План прекрасно воплотился в жизнь, и в джунглях этого мира стали появляться людские поселения. Поскольку изначально контроль над людьми был затруднён, рабовладельцы создавали для них достаточно комфортные условия. Ресурс, выкачиваемый с планеты, с большим запасом оправдывал расходы на человеческие поселения. Со временем даже не понадобилось завозить новых рабов. Люди прекрасно прижились в новом мире и стали увеличивать численность самостоятельно. Условия жизни и работы на планете не давали возможности создавать города, да и хозяева это не поощряли, поэтому заявлять о каких-то своих правах было некому. Небольшие затерянные в непроходимых джунглях поселения существовали как бы в отдельном собственном мире.

Дракониды пошли даже на то, что любой человек, набрав определённую сумму, мог выкупиться и купить билет до ближайшего человеческого мира, а оттуда отправиться куда угодно. Это только увеличило доходность местного производства. В первое время многие богатые добытчики заплатили за себя выкуп и отправились в человеческие миры, но быстро вернулись. Там они оказались никому не нужны. Люди со временем приспособились к условиям планеты, и излучение вообще перестало на них действовать. Даже препараты, нейтрализующие его воздействие, для коренных жителей были не нужны.

Хозяева сектора не один раз предпринимали попытки разобраться с тайной планеты и странного излучения, привлекая различных специалистов из других рас. В одну из таких экспедиций пригласили и юнианцев. К сожалению, для этого выбрали неудачное время. Завязалась очередная война между кланами. Планета оказалась блокирована кораблями враждебных кланов. Юнианцам соваться на территорию драконов военными силами всего лишь для эвакуации членов экспедиции – значит, развязать очередную кровопролитную войну с сильным противником. Обращаться к низшим за помощью, было ниже достоинства псионов, а привлечь собственных наёмников опять же невозможно. Дракониды будут смотреть только на цвет кожи, а это снова означает начало военных действий.

Для эвакуации членов экспедиции юнианцы и захотели привлечь наёмника. Меня смутила только предложенная за работу сумма. За просто так пятьсот миллионов давать не будут. За простенькую работу цену хорошего эсминца не предложат. В задании имелся неизвестный подвох. Если откажусь от предложения, неизвестно, когда поступит новое. Можно, конечно, заняться торговлей в республике, но с этим вполне справится Тортус. К тому же следовало познакомиться с драконами. Несмотря на длительное сосуществование, людям о кланах было известно не так уж много. Кроме как с юнианцами, дракониды постоянных отношений ни с кем не поддерживали.

Предложение меня устроило. Только после недолгого раздумья отправил обратный запрос. Необходимо, чтобы заказчик купил для меня в республике, поближе к окраинам, эсминец и перегнал на базу Тортусу. Покупка такого корабля здесь обойдётся раза в два дороже. Должен же я как-то отыграться за необозначенный в задании подвох. Ответ пришёл быстро. То ли консульский работник, поддерживающий со мною связь, имел соответствующие инструкции, то ли обладал нужными полномочиями. Меня устраивал любой вариант. Подписав договор наёмника, отправил с карточки почти все деньги собеседнику на той стороне. На непредвиденные расходы оставил себе десять миллионов. Присоединив накопленные денежки к авансу заказчика, можно рассчитывать на приобретение вполне достойного кораблика.

К сожалению, производить собственные большие корабли в моей империи пока было не на чем. Даже имея магические ресурсы, построить космический завод по производству больших кораблей не так-то просто. Гораздо проще добавить некоторое оборудование на уже готовое судно.

Как бы то ни было, покидал консульство я в приподнятом настроении. Флот Лысого Эра понемногу увеличивается. Смысла задерживаться на станции у меня не было. Быстро расплатившись за стоянку и зарегистрировав договор в наёмной лиге, отправился на задание. За секретность договора я не переживал. В нём прописывалась только цель – вывести с планеты юнианцев. Конкретные данные находились только в моей, более полной версии.

Заказчик предоставил точные координаты системы, так что рассчитать прокол для искина труда не составило. Расстояние меня не смущало. Конец маршрута находился на расстоянии четырёхсот стандартных прыжков, по другую сторону империи Ю, на границе с сектором драконов. На всякий случай запасся таблетками, нейтрализующими вредное излучение. Заказчик назвал целый ряд аналогичных препаратов.

Исследование медикаментов показало, почему их нельзя принимать постоянно и спокойно жить в том мире. Указанные средства воздействовали на иммунную систему. Её постоянная стимуляция приводила к перенапряжению и отказу. Смерть могла наступить уже после нескольких месяцев приёма таких препаратов. Как местные жители приспособились обходиться без постоянных доз – загадка. Боюсь, в условиях блокады допустимые интервалы приёма лекарств будут нарушены. Юнианцев придётся лечить, они-то не уроженцы планеты.

Поскольку интуиция продолжала вопить, что легко не будет, в обычное пространство выскочили значительно дальше стандартного расстояния до системы. Чувства не обманули. Вблизи конечного пункта маршрута болтался целый флот из двенадцати кораблей.

(Искин: – При посадке вероятность военного столкновения – сто процентов. Анализ доступных данных показывает, что с этими мы, может быть, и справимся, но на подкрепления сил уже не хватит, придётся удирать. Задача будет не выполнена.

Рейн: – Что это соседи так уцепились за эту планету?

Искин: – Биоресурсы отсюда – это треть дохода блокированного клана. Чем бесконечно воевать, лучше не давать доступа к кошельку.

Рейн: – Понятно! Придётся искать объект ножками.

Дух: – Шеф, сколько можно летать? Пора и пройтись, посмотреть на природу. Большой мозг тебе намекает, что здесь чужой кошелёк и стоит в него заглянуть.

Рейн: – Координаты исследовательской базы заказчик мне выдал. Сомневаюсь, что при внезапном нападении юнианцам удалось далеко оттуда сбежать.

Искин: – Не всё так просто, командир! Если обратить внимание на обзорный локатор, можно заметить, что парочка кораблей противника двинулась в нашем направлении. Сомневаюсь, что технология драконидов в зондировании пространства ушла далеко вперёд от уровня остальной галактической цивилизации. Значит, у них есть неизвестные возможности по обнаружению опасных объектов.

Рейн: – Намекаешь, что у кого-то тоже развита интуиция?

Искин: – Не исключаю такой возможности. Другого логичного объяснения нашего быстрого обнаружения на большом расстоянии пока найти не могу.

Рейн: – Что предлагаешь?

Искин: – Один раз прорваться к планете вполне возможно, но сделаю это, когда нужно будет забирать вас с поверхности. Пока же делаю короткий прокол в окрестности нужной планеты. Кораблей противника недостаточно, чтобы постоянно контролировать всё околопланетное пространство. Сбрасываем тебя на спасательной капсуле. Корабль опять уходит в прокол. Буду ожидать сигнала подальше от системы. Даже если у драконидов есть возможность обнаруживать опасные объекты, гоняться за ними вдали от охраняемой зоны они не будут.

Рейн: – А если на поверхности захватчики держат наземные базы?

Дух: – Должны держать! При приземлении уйдём в тень. В крайнем случае, пожертвуем капсулой, как на Мокрой. Она всё равно взлететь не сможет. Даже будет лучше, если оттянет наземные силы от района твоего приземления. Дальше будем разбираться на месте.

Рейн: – Отлично! Начинаем!)

Искин выпустил спасательную капсулу на орбите и снова увёл судно в прокол, но охрана успела среагировать и стала подтягиваться к месту. Ждать подхода двух фрегатов мне не стоило. К сожалению, руки до переделки спасательной капсулы у меня не дошли. Во избежание неприятностей, увёл её в тень и стал спускаться к планете. Надолго вне обычного пространства удержаться не удалось, но чужие суда, потеряв цель, сближаться перестали. Вывалился из тени уже над планетой. Судя по нескольким сигналам внешнего облучения, долго насладиться спуском на капсуле мне могут и не дать. Ввёл нужную программу в навигатор и отстрелил кабину, как только скорость снижения значительно уменьшилась. Капсула должна увести возможную погоню подальше от места моего приземления. На всякий случай, утянул в тень спускаемый отсек. Пока падали, немного разобрался с данными локатора по миру внизу.

Поверхность представляла собой бесконечное море зелёных джунглей. Судя по данным, загруженным мне искином со сканеров корабля, внизу находилось идеальное место для проживания рептилоидов, к которым и относились драконы. Небольшие холмы, низины заполненные водой и сплошной лесной покров создавали идеальные условия для жизни. Сразу появилось впечатление, что планета создавалась именно для таких рас.

Спускаемый отсек пробил небольшой зелёный покров и плюхнулся в болото. Лучшего места приземления и придумывать не нужно. Никакие сканеры не найдут небольшую кучку металла на дне грязевой лужи. Собираться мне было не сложно. Основные запасы, необходимые для выживания людей в здешних условиях, я загрузил в теневой карман.

Выбравшись на берег и очистив от грязи походный комбинезон, отослал духа на разведку. Вернулся тот почти сразу.

(Дух: – Шеф, я больше от тебя ни на шаг. Здесь кругом провалы в потусторонний мир. Учитывая, что вселенная не наша, тянет оттуда чем-то жутким. Мне показалось, что мы очутились на планете твоей младшей матушки. Излучение смерти точно попортило бы мне шкурку, если бы она имелась.

Рейн: – Вот и разгадка: почему драконидам здесь нельзя жить постоянно. Провалы вытягивают их жизненные силы, как насос. Подхлёстывая иммунную систему таблетками, можно некоторое время продержаться на месте пятна смерти, но после определённой границы истощение станет невосполнимым. У людей энергия тоже убывает, но скорее всего, после определённой адаптации, организм справляется с утечками и постоянно восполняет их. Сдаётся мне, когда-то в этом мире за одно мгновение погибло множество драконидов. Только глобальный катаклизм может создать постоянно действующий энергетический портал в область смерти.

Дух: – А ведь вампиры смерть не любят.

Рейн: – Считай, нам повезло. Одно преимущество мы получили. Я не только вампир по родной матери, но и житель планеты смерти по младшей. Так что это излучение для меня – как загар на солнце.

Дух: – Зато потеряли разведку. Отдаляться от тебя мне нельзя. Не хочу быть затянутым в потупространственную дыру.

Рейн: – Не беда! Запустим заклинание сканера и будем держать округу под контролем. Жаль нельзя воспользоваться маготехническим сканером! Любое техногенное излучение захватчики могут засечь.)

Планета меня уже заинтересовала. Не зря сюда попал. Когда-то жители явно баловались магией. Настроив заклинание сканера, запустил его по округе. Настройка понадобилась для возможного обнаружения остатков магических контуров. Попадать под действующие заклинания как-то не хотелось. Пока предосторожность оказалась излишней. Лишь метрах в ста, почти на границе чувствительности сканера, обнаружилось пятно смерти. Для интереса пробрался сквозь заросли и рассмотрел провал поближе. Растительность почти ничем не отличалась от окружающей, лишь несколько более сильные жизненные потоки пронизывали растения и деревья. В магическом зрении зона смерти казалась большой воронкой, в которую уходил водопад жизненных сил. Хотя я и находился в чужой вселенной, смерть везде похожа. От меня сила в воронку не текла. Оставалось только радоваться, что у меня замечательный отец, который подумал о таком варианте заранее, женившись на младшей матери.

Определив направление на точку бывшего лагеря экспедиции, потопал в ту сторону. Выбирать дорогу было сложнее, чем обычно, но скоро приспособились работать на пару с духом. На сканере определяли места с отсутствием пятен смерти. Дух, не удаляясь от меня, искал проход в зарослях именно там, не приближаясь к энергетическим провалам. За день добрались до лагеря, точнее до того, что от него осталось. Разгром, учинённый нападавшими, впечатлял. Вывороченный с корнями и обожжённый лес занимал не меньше квадратного километра. Нападавшим не удалось обойтись без потерь. В округе валялось не меньше десятка покорёженных планетарных машин. Оборона лагеря оказалась зубастой. Трупов я не нашёл, но остатки излучения смерти имелись повсюду. Бойня здесь произошла приличная.

Используя ресурсы мощного компа в кольце мага, дух восстановил первоначальную картину лагеря. Штук двадцать разборных домиков находились на слегка очищенной от джунглей территории лагеря. По периметру стояли башни излучателей силового барьера, для защиты от местной живности. Ядовитых гадов вокруг шныряло превеликое множество. Мне местная флора не мешала даже без применения магии. Цилиндры лиганцев, так и не нашёл в сети, как они называются, прекрасно выполняли роль защитного скафандра.

Скорее всего, в местах небольших кратеров, уже заполненных водой, находились оборонные установки хозяев лагеря. Захватчики точно снесли их малыми торпедами со штурмовиков.

По некоторым следам можно заметить, что побывал на месте разгромленного лагеря не я один. Исчезло всё, что можно раскопать и унести. И как прикажете искать остатки отряда юнианцев в этих джунглях, да ещё без помощи духа? Со стометровой зоной охвата магического сканера придётся лазить здесь не один год. Как бы мне не хотелось, а придётся повоевать. Без включения магического радиолокатора осмотреть значительную территорию не удастся. Радиосигнал дракониды засекут мгновенно и пришлют группу захвата. Другого выхода у меня не было.

С-Скар Дарт – начальник мобильной базы драконидов задумчиво смотрел на экран компа. Хотя он и не являлся шаманом базы, но древняя кровь давала о себе знать. К сожалению, шаман всё же нарвался на засаду, несмотря на неплохие способности по предвидению, и его бренное тело погрузили в воды спокойной заводи. Здешние зверушки с удовольствием окажут честь и сожрут останки, отправляя дух воина в поля вечной охоты.

Периодически появляющийся техногенный сигнал в районе бывшего лагеря клана Дис заставлял нервничать. День назад пилоты сообщали, что сбили недалеко от того места какую-то посудину местных жителей. Посылать племянника на разведку очень не хотелось, но выхода не было. Его очередь идти в рейд. Проклятые аборигены ни в какую не хотели подчиняться новой власти. Быстро растущие потери штурмовиков выводили С-Скарта из себя. Захват нескольких посёлков в начале нападения оказался единственной удачей десанта. Население имело какую-то связь между собой, и остальные мгновенно скрылись в джунглях. Как ни хорошо штурмовики могли действовать в почти идеальных для драконидов условиях, жители воевали ещё лучше. Многочисленные биообъекты забивали своими отметками любые сканеры, а окрестности, кроме здесь проживающих людей, никто не знал. Из-за огромного количества маленьких болотных низин сканеры давали сильно искажённую картину местности.

Постоянные нападения и удары в спину выматывали. Крупное оружие в джунглях бессильно. Начальство уже распрощалось с мыслью перетянуть аборигенов на свою сторону. Бывшие рабы никак не соглашались пойти под управление новым хозяевам. Оставалось только брать их измором. Без благ цивилизации долго в лесу жить невозможно. С-Скарт находился во второй волне десанта. Первая, уже отсидев на базе положенные два десятка суток, отправилась на лечение в госпитали. Ему же оставалось продержаться всего три дня, а тут эти непонятные события: странная машина, вынырнувшая из ниоткуда, непонятный импульсный сигнал в лагере.

Претенденты на его место точно доложат, если он не вышлет патруль для проверки. С-Скарт вызвал племянника по наручному коммуникатору.

С-Мор Дарт – гордость семьи, окончивший академию десанта в укороченные сроки, появился на пороге командного центра также бесшумно, как делал это в джунглях планеты, даже несмотря на немаленький рост в два с половиной метра.

– С-Морт, надо посмотреть на лагерь Дисов. Сканер обнаружил непонятный сигнал в диапазоне частот, используемых аборигенами. Что им понадобилось в том месте? Мы забрали оттуда всё.

С-Скарт любовался выправкой племянника.

– Дядя, возьму два борта и слетаю на место. Первый сядет открыто и пошумит, а второй высадит десант за пределами лагеря и подождёт тех, кто оттуда побежит.

Лицо племянника озарилось хищным оскалом, предполагающим неплохое веселье.

– Опасайся ловушки! У меня плохие предчувствия, – немного охладил юношеский пыл родича начальник базы.

– Буду осторожен, – кивнул племянник, покидая командный центр.

С-Скарт сделал всё, что мог, давая предупреждение. Не зря родственник числился лучшим на курсе. Пропускать мимо ушей такое предупреждение он не будет.

С-Морт прислушался к предупреждению старшего со всей серьёзностью. Собственного опыта он накопил недостаточно, поэтому стоило учитывать внутренний голос более подготовленного сородича. Начальник предыдущей волны десанта отнёсся к словам штатного шамана недостаточно серьёзно, за что и поплатился. Штурм исследовательского лагеря враждебного клана чуть не закончился плачевно для нападавших. В составе исследовательской группы оказались юнианцы, а это очень непростой и опасный противник. Что они и продемонстрировали во время нападения. Несмотря на научный статус экспедиции, в багаже чернокожих нашлись управляемые ракеты земля-воздух. Два штурмовика, атаковавшие башни силового щита, оказались сбиты. Трём десантным платформам, нагло опускавшимся в центре лагеря Дисов, тоже не повезло. После попаданий ракет, они рухнули с приличной высоты. Несмотря на защитную амуницию, много штурмовиков пострадало.

Чтобы подавить всего трёх юнианцев пришлось вызывать космический бот с мощной защитой, да и то сопротивление прекратилось, лишь, когда под прикрытием лазерных орудий бота, воздушные штурмовики перепахали всю территорию лагеря.

Начальника первой волны разжаловали до рядового. Судя по обнаруженным трупам, юнианцы оказались членами элитного подразделения боевиков. Такие бойцы сами по себе не путешествуют. Обнаружить того, кого они охраняли, так и не удалось. Пока спецы держали оборону, ему удалось скрыться. Организованные новым начальником поиски результатов не дали. Найти кого-то в окружающих джунглях весьма проблематично. К сожалению, не удалось обнаружить даже следов убежавшего человека. Из-за серьёзного отпора, пленных в лагере захватить не удалось. Члены чужого клана оказались настоящими воинами, сражаясь до конца. Люди, захваченные в небольшом посёлке, недалеко от лагеря, почти ничего об исследованиях, проводимых в лагере, не знали. Они лишь поставляли сюда провиант.

С-Морт высадил десант с одной платформы в часе ходьбы от лагеря. Бойцы другой платформы, выждав некоторое время, десантировались прямо в воду небольшого озерка, расположенного почти на краю перепаханного взрывами пространства, уже начавшегося зарастать вездесущей растительностью. Развернув бойцов цепью, С-Морт начал прочёсывание бывшего исследовательского лагеря. Кое-где обнаружились следы пребывания человека и некоторые из них совсем свежие. Посовещавшись, следопыты отряда сделали вывод, что лагерь посещали несколько человек. Определить, откуда они пришли и куда ушли, не давали многочисленные низины, заполненные грязью и надёжно скрывавшие следы.

Беспокойство коснулось сознания молодого драконида, когда в расчётное время не появился отряд ловцов. Скрываться уже не было смысла, и С-Морт попытался связаться с высаженными ранее бойцами. Эфир молчал. На запросы никто не отвечал. В душу драконида стал проникать липкий страх. Целый отряд из трёх десятков отлично подготовленных бойцов не мог исчезнуть мгновенно и беззвучно. При нападении противника хоть кто-то должен был открыть огонь и выдать сообщение по связи, но выстрелов никто из его подчинённых не слышал, и режим молчания не нарушался.

С-Морт послал пятёрку боевиков во главе с опытным следопытом в джунгли в сторону высаженных ранее бойцов, с приказом держать связь постоянно. Уже через пару минут отзыв от группы не пришёл. Неправда, что дракониды ничего не боятся. Как и любым разумным им присущи различные страхи. Настоящие воины должны их уметь перебороть. Дракониды без приказа не сдаются и не отступают.

Несколько раз провентилировав лёгкие и проделав комплекс мысленных упражнений, С-Морт успокоился. Не выполнить приказ, бойцы отряда не могли, значит, они мертвы. Попытка выйти на связь с базой тоже не удалась. Противник закрыл бывший исследовательский лагерь зоной глушения сигнала. Командир приказал занять круговую оборону и приготовиться к отражению нападения. Ожидание штурма несколько затянулось, а потом С-Морт отключился.

Прежде чем играть в прятки с драконами, я хорошо подготовился. Проходимых троп вокруг лагеря не так уж много. Пробежавшись по периметру, расставил магические ловушки на проходах. Долго заклинания среди зон смерти не продержатся, но мне этого и не надо. Вряд ли наблюдатели драконидов спят перед локаторами. Отряд для проверки пришлют очень быстро. Очередной раз перепахивать зону лагеря захватчики не будут, поэтому вышлют пехоту, чтобы захватить чужаков, осмелившихся что-то передавать в эфир. Нейтрализацию возможных засад в округе мне обеспечит паутина сонных заклинаний для мыслящих. В давнее время её разработали гномы для ловли непрошеных гостей в подземных пещерах. Если кто-то из разумных касался одной из магических линий, вся сеть перемещалась к объекту и накрывала некоторое пространство вокруг, отправляя неосторожных путников в сон.

Чтобы не дать отряду противника связаться с базой, накрыл разгромленный лагерь магической сеткой, поглощающей электромагнитную энергию. Даже создавать накопители не понадобилось, парочка ближайших пятен смерти прекрасно справлялись с этой функцией.

Включив маготехнический сканер окрестностей из кольца мага, подробно осмотрел большую территорию. Данные меня порадовали. Удалось обнаружить кое-что интересное. Разберусь позже. Теперь стоило встретить гостей. Те не заставили себя ждать. Уже через час сработали первые сигналки сработавших заклинаний в глубине джунглей. Отряд загонщиков десантировался на краю бывшего лагеря чуть позже.

Хорошо, что заблокировал много троп в округе. Паутины сна срабатывали одна за другой. На количество бойцов противник не поскупился. Дракониды облегчили мне задачу их нейтрализации, собравшись для обороны от возможного нападения в одном месте. Оставалось только запустить в них обычным заклинанием сна. Никакой защиты от магического воздействия на разумах у них не было.

Подробную карту местности я получил во время сканирования. Метки сработавших заклинаний на ней уже наложены. Пришлось основательно потрудиться, стаскивая сонных пленников в одно место и освобождая их от лишних предметов. Часа два-три на эти действия у меня имелось. Вооружение десантников присыпал землёй в одной из воронок рядом с пятном смерти. Ни один локатор его не обнаружит. Настало время поговорить с командиром отряда. Собираясь на задание в этот сектор, с помощью духа освоил письменность и язык драконов. Каждый клан имел несколько отличающиеся от общего язык и письменность, но абсолютно все дракониды владели общим наречием.

Сбросив действие сонного заклинания, привёл нужного пленника в чувства. Удивление молодого драконида, когда он обнаружил себя связанным собственными путами, предназначенными для рабов, было неподдельным. Рядом рядами лежали его бойцы.

– Есть ли в плену юнианцы? – первым делом поинтересовался я у пленника.

Привалившись спиной, сидя на земле, связанный С-Морт обалдело смотрел на щуплого человеческого паренька, сидящего на корточках напротив. Редко кто из многочисленного людского племени способен правильно произносить шипящие звуки языка драконов. Этот говорил как чистокровный драконид. Но не слова привели бойца в трепет. Случайно пойманный взгляд незнакомца сказал С-Морту слишком много. Перед ним сидел шаман в обличье человека. Подавляющим волю взглядом обладали только они. Проиграть бой шаману, а тем более попасть в плен такому воину, было не так обидно.

– Черные бойцы ушли в страну вечной охоты с честью. Мы проводили их вместе с нашими павшими воинами, – ответил драконид.

– Расскажи, как это было.

Я внимательно посмотрел в глаза пленнику. Аура мыслящего сильно отличалась от человеческой. Контролировать правдивость ответа можно только через окна души, которыми являются глаза.

С-Морт чувствовал, что сейчас на него смотрит не слабый человеческий детёныш, а безразличная к пленнику бездна. Только от ответа на вопрос зависело, утянет ли в глубину какого-то жалкого драконида и весь его отряд или выбросит как щепку на поверхность. Десантник рассказал всё, что знал о нападении на исследовательский лагерь из контрольных съёмок первой волны нападавших.

Выводы из рассказа воина подтвердили моё предположение. Телохранители какого-то высокопоставленного юнианца приняли бой, чтобы дать возможность подопечному скрыться в джунглях. Проведённое ранее магическое сканирование местности определило приблизительное место расплывчатого отклика парочки неподвижных разумных. Заклинание не могло проникнуть глубоко в землю, а беглецы явно прятались в какой-то пещере. Именно на такой результат я и надеялся, расшифровывая собственное присутствие драконам. Злить захватчиков истреблением отряда десантников не стоило. В одиночку воевать с целой базой совсем не хотелось. Мне надо всего лишь найти цель и сбежать отсюда.

– Что будет делать руководство базы, если я отпущу вас?

Реакция драконида оказалась занятной. Радость и облегчение преобладали, но присутствовала и изрядная доля грусти.

– До следующей смены сюда вряд ли кого-то направят. Ты легко нейтрализовал четверть десантного состава базы. Сил, чтобы справиться с проблемой, у нас не хватит. Бессмысленно терять боевиков начальство не захочет. Скорее всего, наше поражение засекретят, а за поиски примутся после прихода третьей волны захвата. Состав усилят и дополнят специальным отрядом по борьбе с вражескими спецами. Меня понизят в должности, отряд расформируют, но в армии оставят. Командиры прекрасно знают, что обычные бойцы не противники шаманам. Никто не предполагал, что те имеются среди людей.

Пленник не скрывая описал дальнейшие перспективы. Меня они вполне устраивали. Через три дня я буду уже далеко от этого мира.

Глава 7. Знакомство



С-Скар с нетерпением ждал результатов рейда племянника. Время, отведённое на операцию, уже давно вышло, но интуиция драконида почему-то успокоилась. Начальник базы решил подождать ещё немного. Наконец, на связь вышел родственник. Поскольку С-Скар прекрасно знал, что парень галлюцинациями не страдает, то сразу признал достоверным факт, что отряд попал в засаду людей во главе с шаманом. Из-за отсутствия так не вовремя выбывшего из строя собственного специалиста по неощущаемому, пришлось соглашаться на предложенные условия.

Для командира, спасение собственных боевиков дороже возможного морального урона. Не так просто подготовить полсотни отличных десантников, в то время как снижение рейтинга можно быстро компенсировать. С-Скар мог вызвать подкрепление с десантного корабля, но время подготовки и доставки на место специального отряда заняло бы сутки, как минимум. Лекарство, необходимое для существования на поверхности планеты, должно всосаться в кровь и распространиться по организму. Ещё сутки заняло бы знакомство с территорией и ситуацией на месте. Выигрыш одного дня до смены состава базы не компенсировал бы потери трети персонала. Да и спешить особо не стоило, чтобы не совершить непоправимых ошибок. Появление на горизонте людского шамана грозило непредвиденными сложностями.

Начальник базы послал в бывший лагерь чужого клана десантную платформу со снятым вооружением. Первый рейс вернул на базу одну часть отряда во главе с племянником. Подробно расспросив его, С-Скар пришёл к выводу, что поступил очень правильно. К тому же подтвердились его предположения, что боевики юнианцев оказались на планете не случайно, и охраняли они кого-то очень важного.

Чтобы гордые псионы наняли наёмников из низших, для вытягивания с планеты сбежавшего от драконидов специалиста, должны иметься очень веские основания. С-Скар даже не помнил, когда имперцы шли на такие унижения. Командир прекрасно понимал, что собственных боевиков на чужую территорию те прислать не могли из-за возможного военного конфликта, но можно же было договориться с бойцами из клана драконидов, пригласившего их человека.

Хотя, наличие среди наёмников человека-шамана сглаживало это противоречие. К шаману псионы вполне могли обратиться. Вот только С-Скар что-то не припоминал ни одного сообщения разведки, в котором такой человек фигурировал. Только сведения о его существовании уже оправдывали принятое решение о временном перемирии.

Племянник имел отличную подготовку и был способен отличить шамана от обычного бойца. С-Скар не сомневался: любой допрос с использованием средств объективного контроля подтвердит правдивость родственника.

С драконидами удалось договориться. Удачно я попал по времени. Командир базы, уже готовившийся к смене, не будет обострять ситуацию. По условиям соглашения захватчики трое суток не появляются в районе разгромленного лагеря учёных, а я возвращаю в целости и сохранности захваченных в плен бойцов. Насколько мне известно, эта раса не нарушает достигнутых соглашений, даже если они и не закреплены юридически и заключались только на словах. Именно поэтому даже между собой драконы не подписывают договоров о вечном мире. В соглашениях фигурирует лишь перемирие на определённый срок.

Как минимум, трое суток у меня имеется для решения проблемы с объектом задания. Если магический сканер правильно обнаружил место, в котором отсиживаются беглецы из лагеря, а интуиция была убеждена, что это именно так, осталось только договориться с ними о покидании опасной территории.

Проследив за отбытием драконидов, направился к укрытию беглецов. Нагло лезть в него не решился. Местечко они выбрали весьма неприятное. Большое пятно смерти покрывало приличный район джунглей вместе с маленьким круглым озерком, метров тридцати диаметром. Выпускать духа на разведку прямо в энергетической воронке, ведущей в потусторонний мир, я не решился. Заклинания поиска почти мгновенно разрушались. Лишь отблески разума под водой показывали, что там кто-то находится.

Если это укрытие, то чем-то разумные должны дышать. Решил выманить сидельцев на поверхность доступным способом. Покидали они лагерь в спешке и вряд ли смогли захватить с собой большой груз. Учитывая прошедший срок с момента разгрома экспедиции, еда у них закончилась. Раз учёные и раньше покупали провизию у аборигенов, то охотиться здесь не собирались. Насколько я познакомился с местной флорой и фауной, найти что-то съедобное не просто. Заряд смерти, накопленный в такой еде, может быстро убить кого угодно, несмотря на применяемые медикаменты. Даже не представляю, как жители, не имея магических возможностей, отбирают охотничьи трофеи, подходящие для употребления в пищу. Наверняка сказывается опыт жизни нескольких поколений.

Расположившись на самом краю зоны смерти, на сухом бугорке развёл небольшой костерок под навесом из широких листьев. Дичь сама приползла посмотреть на нарушителя территории. Большая змеюка тут же превратилась в полуфабрикат для приготовления еды. Имея соответствующие заклинания, избавляющие от заряда негативной энергии, превратить мясо в съедобное, труда не составляет. Скоро невероятно вкусный запах потянулся по округе.

Расчёт оказался верным. С наживкой я не прогадал. Скоро у небольшого куста на краю озерца появилась голова одного из беглецов, точнее беглянки. Постоянно возобновляемый из-за влияния смерти охранный контур прекрасно показывал мне события происходящие вблизи.

Юнианка бесшумно вынырнула из озера и, осторожно пробираясь между кустов, приблизилась к месту расположения моей стоянки. Пару раз она осторожно прошлась невдалеке, пытаясь обнаружить возможную засаду, и только потом ступила из джунглей на крошечную полянку.

– Низший, мне нужны еда и медикаменты. Я не хочу тебя убивать, – пробормотала девушка на едва понятном драконьем наречии, на котором должны уметь говорить местные жители.

Судя по нервно пляшущем в руках внушительном дробовике, сил у просительницы оставалось не так уж много. Простенькое диагностическое заклинание, брошенное в её сторону, до того как разрушилось, показало значительную степень физического истощения и приличный заряд смертельной энергии, накопленной организмом взамен жизненной.

(Дух: – Шеф, ещё немного и спасать будет наполовину некого. Да и отражение сигнала сканера от второго мыслящего, скрывающегося под озером, не блещет мощью.)

Дробовик меня не беспокоил. Нанести вред моей шкурке, накачанной различными магическими защитами, он не мог. Вызывало опасение состояние самой девушки. Того и смотри, бухнется в обморок. Пришлось действовать быстро. Во избежание недоразумений нырнул в тень и, освободив гостью от оружия, перенёс её к костру, вручив в руки внушительный котелок со змеиным супчиком, уже остуженным до нормальной температуры.

– Пей, медленно! – поймав её взгляд и надавив ментально, приказал я, мгновенно оказавшись за костром, напротив девушки.

Тира Па Ю – специалистка по драконьим кланам не успела понять, как очутилась у костра с какой-то посудиной в руках. Даже без явного приказа низшего она не смогла бы преодолеть влияние одуряющего запаха, идущего из сосуда, находящегося у неё под носом. Девушка стала медленно, осторожными глотками, поглощать невероятно вкусную похлёбку. Странный взгляд человека, сидящего напротив, заставлял создавать в сознании картинки прошлого.

Тира принадлежала имперскому роду, но семья относилась к особенной части верхушки империи. Таким людям никогда не давали руководящих постов. Они всегда были только исполнителями различных поручений. Секрет разделения высших семей на правящих и делающих хранился свято. Именно последним давались самые сложные задачи. Как правило, выполнялись они качественно и в срок, но люди из этой группы никогда не доживали до старости, погибая на очередном задании. Большую часть великих подвигов совершили именно члены семей делающих.

Как ни бились учёные империи над тайной разделения имперской семьи, ничего у них не получалось. Люди из особой группы погибали, даже если их прятать всю отмеренную им жизнь в защищённых бункерах. Со временем члены таких семей стали относиться к своему року философски, стараясь успеть прожить отведённые судьбой годы с пользой для империи. В этом смысле Тире не повезло дважды. Она родилась именно в такой семье и к тому же потеряла родителей в раннем возрасте.

Возвращаясь с очередного задания, яхта случайно попала на место ограбления пиратами транспортного конвоя. Выйдя из прыжка, корабль оказался в самой гуще событий. Скорее всего, единственный грузовой корабль, находившийся под охраной, вёз что-то особенное. Нападавшим груз нужен был позарез, а вот свидетели не нужны абсолютно.

Не повезло не только юнианцам. Небольшой кораблик родителей Тиры лишь казался почти беззащитной лоханкой. На безопасность членов рода император денег не жалел, да и сами псионы восьмого уровня кое-чего стоили. К сожалению, не имея скорости, оторваться от нападавших яхте не удалось. Пришлось принимать бой на стороне уже почти разгромленного конвоя. Сдаваться в плен юнианцы не собирались.

Только гораздо позже, в очередной раз просматривая записи тех событий, Тира поняла, насколько гениальным пилотом был её отец. Бой небольшого судна против восьми слегка потрёпанных военных кораблей во главе с малым носителем вошёл в золотой фонд подвигов имперской семьи. Родители Тиры прекрасно понимали, что пришло их время уходить, но дочь, появившаяся на свет во время долгих странствий по чужим государствам, должна выжить.

Расстреляв все торпеды, укрываясь от огня кораблей противника чужим корпусом, яхта аккуратно протаранила борт носителя. Небольшая команда яхты во главе с отцом пошла на штурм огромного корабля. Псионы в бою – это страшная сила, но их было слишком мало.

Пока основная группа занимала делом экипаж носителя. Мать Тиры с парой телохранителей проникла на взлётную палубу и взломала код доступа на один из готовых к полёту торпедоносцев. В этом деле она была отличным специалистом. Замена компа торпедоносца на комп яхты заняла не так много времени. Запрограммировав полётное задание и оставив с дочкой одного из телохранителей, женщина ушла взламывать центр управления взлётной палубой. Уходить с носителя она уже не собралась. Муж погиб в бою против экипажа носителя. Псионы гибель родственников чувствуют особенно чётко.

Через некоторое время шлюз в космос открылся, и телохранитель вывел корабль в свободное пространство. Пиратам уже не было дела до своего торпедоносца, покинувшего носитель перед взрывом. Заранее выгруженный с малого корабля боезапас пригодился. Шесть одновременно взорванных торпед, при снятом аварийном щите на взлётной палубе, сделали своё чёрное дело. Останки носителя годились только на переплавку.

Телохранитель имел навыки пилота, так что довёл корабль до ближайшего порта без проблем. Связаться с консульством империи тоже труда не составило. Сведения, скаченные матерью Тиры с компа торпедоносца и запись боя, отправили в отставку правительство одного из ближайших людских государств, решившего замаскировать пиратскими действиями диверсионную операцию против соседей.

Потеря родителей оказалась для маленькой девочки не последним ударом. От полученного потрясения она почти потеряла возможность стать псионом. Что такое жалкий третий уровень по сравнению с гарантированным девятым!

Император не оставил в беде юную родственницу, взяв воспитанницей в собственную семью. Тира получила прекрасное домашнее образование, но врачи не смогли вернуть ей полностью псионские возможности. После истории с родителями девушка не желала встречаться с низшими и выбрала направление работы с драконидами. Она по заданию министерства иностранных дел посетила несколько кланов, изучая необычную расу, и частенько играла роль личного представителя императора для заключения особых договоров. Драконы чернокожих псионов уважали. В этот раз драконидам понадобился псион именно низкого уровня, но пользующийся особым доверием и у них и у императора. Только поработав некоторое время на планете, Тира поняла: почему.

И вот теперь напротив сидит такой нелюбимый представитель низших и нагло рассматривает её, а она, изголодавшись, не может произнести ни слова, медленными глотками вливая в себя живительную силу.

Без дела я не сидел. Накопившийся заряд смерти уже разрушил у девушки природные щиты на разуме. Тартара научила меня управлению поверхностными потоками мыслей у собеседников. Вливая дополнительные силы в определённую точку отражения мыслительного процесса можно направить его в нужном направлении. О гостье удалось узнать много интересного.

Кроме считывания мыслей другое магическое воздействие я посчитал несвоевременным. Девушка всё же псионка и может почувствовать чужое влияние и принять за нападение. Дополнительного времени, чтобы уладить недоразумение, будет не так уж много. Пришлось ждать, когда гостья хоть немного придёт в себя за счёт естественного восстановления сил после приёма пищи. Судя по исхудавшей фигуре, еды она не видела больше недели.

К пониманию ситуации добавило немного штрихов исследование ауры юнианки. В отличие от всплесков поля в верхней части, как у большинства псионов, у девушки присутствовала почти нормальная пирамида. Информационное поле напоминало песочные часы, а это говорило о том, что передо мной стихийно инициированный маг, не умеющий управлять своими возможностями. Вот и нашлось объяснение ситуации с семьями делающих. Стихийные маги применяют непознанные возможности инстинктивно и не всегда правильно. Рано или поздно непогашенный откат заклинания убивает их.

В империи Ю наверняка сохранились записи лиганских магов о различных заклинаниях. Вот только божественная система не имела методик обучения. Она впечатывала знания в разум адепта сразу целиком. Попытка использовать известное заклинание без соответствующего обучения убьёт адепта гораздо быстрее, чем откат от стихийного применения.

По тем же причинам браки псионов-юнианцев с лиганскими магами давали устойчивое потомство со сверхчеловеческими возможностями. Очень подозреваю, что род правителей империи ведётся как раз от лиганских магов.

Видя, что девушка немного пришла в себя, решил вернуть ей дробовичок – отличное оружие охоты и самообороны в джунглях. Больших животных здесь не было, по крайней мере, в этом районе, а для мелочи это как раз то, что нужно. При неожиданном нападении из зарослей целиться не обязательно. Выстрел в нужную сторону гарантированно сметёт опасность с траектории движения.

Чем больше животное, тем больше заряд смерти оно получит, соответственно и на тот свет отправится раньше. Самым большим обитателем леса, попавшимся мне на глаза, была змея метров трёх длиной. Остальные жители джунглей выглядели как разные виды ящериц, в том числе и летающих, и насекомые. Объединяло их одно – большая часть живности использовали яды. Причём зачастую этот яд и был естественным контейнером заряда смерти, от которого животные избавлялись при нападении. Лечению обычными медикаментами такие ядовитые укусы поддавались очень плохо.

– Тебе так будет спокойнее, – открыто улыбнулся я, протягивая оружие девушке.

По всплеску удивления в ауре понял, что нужного эффекта добился. Говорил я на вполне качественном имперском диалекте. Было время отработать произношение, подслушивая разговоры пассажиров на корабле.

Девушка не стала направлять на меня оружие.

– Низший, ты не похож на поселенцев. У тебя должны быть таблетки, нейтрализующие местный фон излучения, – вопросительно уставилась на меня гостья.

По ауре я заметил, что фраза далась девушке нелегко. К обычным людям она относилась не очень хорошо из-за моральной травмы в детстве, но психологи хорошо с ней поработали и научили держать себя в руках.

– Высшая, меня наняло твоё руководство, чтобы вытащить юнианцев из этих дебрей. К сожалению, я не вижу у тебя коммуникатора, и подтвердить слова нечем, – не стал скрывать цель своего появления здесь. – По поводу медикаментов, могу сказать только одно: таблетки тебе уже не помогут. Нужны более кардинальные средства лечения.

– Я ещё держусь. Моему другу намного хуже, – вздохнула девушка.

– Тому, что сидит под озером? – кивнул я в ту сторону, откуда она появилась. Видя, что гостья насторожилась, пояснил:

– Меня наняли не просто так. Я специалист по разрешению трудных ситуаций и сканерами пользуюсь более чувствительными, чем стандартная аппаратура. Да и выманить вас из укрытия, кроме как вкусным запахом, больше нечем. Сунься я к вам без приглашения, встретили бы чем-нибудь тяжёлым. Для меня было бы весьма жалко, если бы кто-то сдуру решил покончить жизнь самоубийством, чтобы не сдаваться в плен.

– Наёмник! – недовольно скривилась девушка.

– А ты думала, сюда пошлют спасательную экспедицию на крейсере, чтобы потом кучу лет воевать с драконидами? – с сарказмом в голосе ухмыльнулся я.

– Мой друг драконид, получил сильную дозу фонового излучения планеты. Он уже даже двигаться не может. К сожалению, медикаменты у нас закончились неделю назад. Встретиться с местными жителями не удалось. Захватчики разогнали ближайшие посёлки, – вздохнула девушка, принимая предложенные правила. Ей явно было неприятно общаться с низшим, но другого выхода не было. То, что сказанное мною правда, она поняла за счёт псионских возможностей. Подтверждение специальным кодом, ей уже не требовалось.

– Экспедиция должна была покинуть планету гораздо раньше? – вопросительно посмотрел я на собеседницу.

– Мы уже готовились завершать работу, когда нагрянули враги. Телохранители находились в лагере. Мы с другом работали в укрытии. Лезть в драку мы не стали. Хотя бы кто-то должен уцелеть и донести до руководства результаты экспедиции. Позже я поняла: это не разовый налёт, а попытка захвата планеты. Особых вариантов, уцелеть и не попасть в плен, не было. Захватчики разогнали поселенцев, а утащить в одиночку ослабевшего друга я бы не смогла. К тому же постоянно чувствовала, что в округе шныряют отряды захватчиков, пытаясь обнаружить наше укрытие, – грустно сказала девушка.

– Ладно! Пошли, посмотрим на твоего друга! Есть некоторые возможности по облегчению его страданий, – предложил я, одновременно сливая оставшееся варево из котелка на костре в походную флягу с широким горлом, отобранную из снаряжения пленных драконидов.

– Предупреждаю по поводу второго пункта стандартного договора наёмника, – внимательно посмотрела на меня девушка.

К собственному неудовольствию понял, что вообще не читал договор. Этим занимались дух с искином.

(Дух: – Второй пункт оговаривает сохранение сведений о клиенте и его собственности после выполнения задания, с очень серьёзными последствиями в случае разглашения.

Рейн: – И я это подписал?

Дух: – Что сделаешь? Стандартный договор. При нарушении пункта тебя не возьмут ни в одну лигу, связанную с наёмной деятельностью, даже за пределами сектора. Один путь в пираты.

Рейн: – Как пирату Лысого Эра мне это ограничение без разницы, но как политику, а тем более императору, слава безответственного человека ни к чему. Будем придерживаться этого пункта.

Дух: – Тем более, твои жёны договор не подписывали.)

– Никому рассказывать не собираюсь, – совсем не соврал я.

Девушка восприняла ответ, как надо, и, устало поднявшись, повела меня к озеру. Еда лишь подкрепила её силы, но воздействие накопленного заряда смерти это не снимало. При дальнейшем моём контроле юнианке ничего не угрожало, но применять лечебные заклинания без согласия, да ещё и в месте с повышенным вредным фоном, я не решался. Псионка вполне могла почувствовать постороннее воздействие. Пришлось собирать вещички и без разговоров топать за ней. Да и густая растительность, стеной стоящая со всех сторон, как-то не располагала к диалогу на ходу. Походный рюкзачок я позаимствовал из вещей пленников. Наёмник, путешествующий без снаряжения, мог показаться объекту задания слишком странным. Поэтому для представления пришлось обзавестись необходимым набором снаряжения.

Подойдя к воде, девушка почти беззвучно нырнула. Берег почти сразу отвесной стеной уходил в глубину. Я погрузился следом. В условиях сильных помех магический сканер раньше слегка ошибся. Проплыв по свободной воде всего несколько метров мы проникли в затопленный тоннель, метров двадцати, длиной. В конце подводного прохода оказалась воздушная пробка, отделённая от водоёма тонкой мембраной. С удивлением обнаружил, что это слабый магический воздушный щит. С некоторым усилием пройдя через него, мы оказались в большом овальном помещении. Стены мягко светились слабым зелёным свечением. Освещения было вполне достаточно, чтобы увидеть: на импровизированном ложе из охапок водорослей и пары разрезанных походных рюкзаков, лежит без сознания едва дышащий драконид. Излучение смерти уже истончило его ауру почти до тумана, но жизнь ещё не покинула тело. День-два и я даже не стал бы браться за лечение. Всё же до божественного уровня мне как отсюда и до солнца, топать и топать.

Необходимо срочно стабилизировать состояние пациента, а уж потом приниматься за лечение. Лучше, чем использование эликсира живой воды, я ничего придумать не смог. Сделать её из местных растений, наверное, возможно, но займёт это уйму времени. Пришлось потрошить запасы теневого кармана. Отец закинул при расставании кое-какие подарки и этот эликсирчик эльфийского производства там имелся. Для восстановления энергетики он подходил идеально. Сбросив собственное снаряжение у стены, незаметно достал из теневого кармана фляжку с эликсиром. Подойдя к пациенту, приподнял его голову и влил в рот немного лекарства. Подчинённые отца знали толк в снадобьях. Сильнейшее лекарство не подкачало и в этой вселенной. Уже через несколько секунд кожа драконида из почти серой превратилась в коричневую, и аура наполнилась живительной энергией. Бывший доходяга открыл глаза.

Узрев перед собой незнакомую белую физиономию, он поинтересовался на драконьем, приняв меня за аборигена:

– Где Тира?

– Если ты про чернушку, называющую меня низшим, то она стоит, раскрыв рот, у твоего изголовья, – с серьёзной миной на лице, я немного повернул его голову в нужную сторону. Энергетика пациента почти пришла в норму, но сил телу это пока не прибавило. Организм мыслящих – довольно инерционное создание и мгновенно использовать внешнюю подпитку для восстановления жизненных функций не может. Говорил я на общем языке драконидов, но девушка фразу поняла.

Слабая улыбка пробежала по лицу ящера. Он точно знал о негативном отношении девушки к белокожим людям.

– Ты… ты… – запнулась Тира, прожигая меня взглядом и не находя слов от возмущения.

– Я… я… и так знаю – наглый, вредный, белый, низший! Могу добавить ещё кучу слов, которыми могут охарактеризовать меня твои родичи. Жадный, тоже входит в этот наборчик. За ваше спасение мне заплатят сумму стоимости не маленького корабля, – даже не показывая тени улыбки на лице, взглянул в глаза девушки.

– Прибью… когда-нибудь…, – почти беззвучно прошипела она, беспомощно переводя взгляд с моей бесстрастной рожи на улыбающееся лицо драконида и обратно.

Не обращая внимания на Тиру, я вернулся к брошенному у стены снаряжению и, достав оттуда контейнер с ещё горячим супчиком, протянул девушке:

– Покорми голодного друга! Потом займёмся дальнейшим лечением.

Пыхтящая, как перегретый чайник, девушка всё же возражать не стала и, приняв посуду и присев у импровизированной лежанки, принялась осторожно кормить драконида. Сил самостоятельно держать флягу у него не хватало.

Появилось время осмотреться. Помещение меня сильно заинтересовало. Особенно примечательным оказалось заклинание на входе и освещение комнаты. И то, и другое имело подпитку от окружающей среды. Воронка смерти засасывала большую часть окружающей энергии, но на незначительную зарядку управляющего контура заклинаний её хватало. Если бы не было помех, то так просто пройти щит без хозяйского ключа не получилось бы. К сожалению, основательно исследовать помещение не удалось. Смертельный насос быстро разрушал слабые сканирующие заклинания. Всё же кое-что рассмотреть получилось. Поверхность стен представляла собой множество шкафчиков, прикрытых каменной оболочкой с помощью таких же, как и входное, воздушное, полудохлых заклинаний из стихии земли. Нечто, из этого же раздела, покрывало весь пол помещения. Напольное заклинание пострадало гораздо сильнее, и без полного восстановления активировать его я бы поостерёгся.

(Дух: – Шеф, у меня создаётся впечатление, что это входной шлюз с лифтом.

Рейн: – Согласен. Только непонятно: почему настенные шкафы пустые. Судя по излучению смерти, население погибло мгновенно. Что-то забрать из шкафа никто не успел.

Дух: – Если планета раньше принадлежала драконам, а учитывая условия на поверхности, это так и есть, то логично предположить: это шлюз, ведущий в нежилую зону. Зачем закапываться в землю, если условия наверху для жизни намного лучше. Предполагаю, что здесь находился вход в шахту или на подземный завод. К тому же не все шкафы пустые. В одном из них находятся уже знакомые нам цилиндры лиганцев.

Рейн: – Лиганцев ли? Сдаётся мне, изготавливать они их не могли, а пользовались готовыми запасами артефактов. Учитывая существование у драконидов шаманов, можно считать эту расу потомками очередных божественных учеников. Используя цилиндры в режиме скафандра, можно работать очень глубоко под землёй. Всех возможностей этих удивительных артефактов мы так и не знаем. Скорее всего, здесь вход в шахту, тогда понятно ещё и наличие объёма воды вверху. Она должна работать дополнительным фильтром в случае аварийных ядовитых выбросов с нижних ярусов.

Дух: – Спускаться не советую.

Рейн: – Я похож на самоубийцу?

Дух: – Иногда, да. Любопытство тебя погубит!

Рейн: – Надеюсь, ты не против, если мы прихватим бесхозные артефакты для собственных нужд? Это же мы их обнаружили.

Дух: – Согласен. Зачем добру пропадать? Тем более никто ими кроме нас пользоваться не может.)

Плодотворную беседу с духом прервал голос девушки.

– Эй, низший, ты там что-то пищал по поводу лечения. Мне кажется, мы уже здоровы и в медицинских процедурах нуждаемся меньше всего.

– Э-э-э, – задумчиво почесал я кожу под подбородком, – пищат обычно девушки, когда я исследую их особенности строения тел. Что касается лечения, то ваш заряд бодрости, образовавшийся после приёма пищи, скоро закончится, и состояние быстро ухудшится. Сейчас самое время заняться врачеванием.

– Без основательной чистки организма таблетки убьют нас быстрее, чем излучение этого мира. Мы употребляли их слишком долго, – с досадой покачал головой уже сидевший на лежанке драконид.

– Лечебный энергетический массаж вполне заменит процедуру очищения, – на полном серьёзе предложил я.

Драконид почувствовал странный внутренний подтекст фразы и промолчал, уставившись на меня и ожидая продолжения. Почти восстановившаяся аура представителя расы драконов несколько отличалась от виденных у пленных десантников полевых оболочек. Те, в отличие от людей, имели вид усечённой пирамиды. У этого драконида, на вершине пирамиды, в районе головы наблюдался небольшой шар. Как я догадывался, скорее всего, наш больной друг относится к касте шаманов.

Девушка, метая в меня возмущённые взгляды, молчать не стала.

– Низший, ты считаешь, воздействие планеты можно вылечит простым массажем?

– Насчёт простого я, по-моему, ничего не говорил, – еле заметно, только краем губ усмехнулся я.

– Люди, не надо ссориться! – привлёк к себе внимание драконид. – Тира, я понимаю, что тебе не нравятся светлокожие. Понимаю, что ты устала и из-за болезни сильно раздражена, но не надо без причины кидаться на человека, который уже нам помог вернуться в почти нормальное состояние. Вас же, молодой человек, прошу не провоцировать нашу подругу, своим непонятным отношением к юнианцам. Насколько догадываюсь, вы владеете методиками энергетического воздействия. Мне известно, что некоторые шаманы клана могут снимать остаточное влияние этого мира с организма, но только для ограниченного количества пациентов.

– Вас же здесь не много, – уже открыто улыбнулся я. – Если девушка перестанет называть меня низшим, я прекращу задевать её.

Драконид выжидающе уставился на Тиру.

Недовольно фыркнув, она всё же кивнула. Подтверждать согласие словами девушка не стала.

Драконид повернул голову ко мне.

– Меня зовут Ш-Рам Айт и я – глава неудачной экспедиции в этот мир. Девушка – Тира Па Ю. Для исследований понадобился псион, и мы пригласили знакомого человека в экспедицию.

– Наёмник Рейн Ле Ший, – представился я в ответ. – Недавно были некоторые дела с юнианцами, и оказался недалеко от этого места, поэтому меня наняли для операции спасения членов экспедиции.

– Я ощущаю на вас остаточный фон драконидов. Вы и с ними недавно общались, – внимательно уставился на меня шаман.

– Было дело, – кивнул в ответ. – Противник засёк действие моего сканера и выслал отряд захвата. Пришлось немного повоевать. Теперь с ними перемирие на пару дней.

– Насколько я знаю, в такую группу входит не меньше двух десятков боевиков, – продолжал допытываться драконид.

– Было время подготовить ловушки, – усмехнулся я в ответ. – Они прислали две группы. Обменял пленников на пару дней спокойствия.

– Да-а…, всё не рассказал, но и не соврал. Я тебе верю, – покачал головой драконид. – Можешь начать лечение с меня.

Лежанка для процедуры вполне подходила поэтому, раздев драконида и уложив на импровизированное медицинской ложе, принялся массировать, стягивая впитавшийся в тело заряд смерти в накопитель кольца мага. Заклинаниями не пользовался, используя руки, как проводники энергии. Минут двадцать потребовалось, чтобы снять несвойственное данному организму чужеродное поле.

После курса лечения драконид почувствовал себя гораздо лучше.

– Твоя очередь, – кивнул я девушке на лежанку.

– Я-я …, да ни за что. Чтобы меня щупал всякий …, – гневно уставившись на меня, вскинулась юнианка.

(Дух: – Шеф, девчонка – вполне вменяемая особа. Больше не называет тебя низшим.

Рейн: – К сожалению, заклинаниями лечить кого-то в этой энергетической дыре можно до посинения. Придётся ей потерпеть на своей нежной коже грязные лапки низшего наёмника.)

– Ш-ш-ш, прекрати истерику, – зашипел на неё шаман. – Человек знает, что делать.

Видя результаты лечения на примере своего друга, девушка всё же понимала необходимость процедуры, поэтому недовольно бормоча предупреждения по поводу грязных рук наёмника, нехотя разделась и устроилась на ложе. Хотя и сильно исхудавшее, но тело юнианки было гораздо мягче жилистого тела драконида, поэтому лечение заняло меньше времени. Позволять себе всякие вольности я не стал, чтобы не провоцировать очередные нервные всплески пациентки.

– Ну, что, теперь можно и подумать об эвакуации? – закончив обработку Тиры, повернулся я к дракониду, пока та зашуршала комбинезоном, одеваясь.

– Сколько времени мы опять можем продержаться на поверхности? – задумчиво глядя на меня, поинтересовался шаман.

– Если использовать таблетки – не больше двадцати суток. Это в том случае, если вы не будете путешествовать в таких местах как это. Здесь уровень вредного излучения на порядок превосходит фон, – отозвался я, уже догадываясь о возникших проблемах.

Драконид переглянулся с девушкой, стоявшей у меня за спиной. Жаль, духа нельзя выпускать в этом месте, чтобы посмотреть на её физиономию.

– Хо…, – шаман выдохнул из груди застрявший воздух. – Ты даже уровень излучения можешь мерить! Шаманы его чувствуют только опосредованно, за счёт ухудшения состояния здоровья. Наша техника не может его зафиксировать. Интересно! Как ты посмотришь на то, чтобы поработать проводником. Желательно посетить одно место до того, как его обнаружат захватчики.

Вопрос меня заинтересовал. Похоже, дракониды обнаружили ещё что-то интересное в этом мире. Помещение шлюза, в котором мы находимся, работает до сих пор. Должны остаться и другие артефакты давней цивилизации. Восстановить заклинание лифта, чтобы проникнуть вглубь планеты, я пока не мог. Оставшиеся обрывки контуров мне незнакомы. Стоило не спешить и посмотреть другие места. На Мокрой храм богов существовал почти в вулкане и остался целым, пережив многие тысячелетия. Здесь могло найтись ещё что-то интересное.

– За отдельную плату со стороны вашего клана и не в ущерб основного задания! Надеюсь, у вас найдётся пара десятков свободных миллионов? – в раздумье почесал я затылок.

– Ого! Меня наняли всего за миллион, а тебе подавай сразу двадцать! Низ…, наёмник не может стоить так дорого! – подходя и становясь рядом с драконидом, недовольно проворчала девушка.

– Мои услуги задёшево не продаются. Ваше начальство прекрасно об этом осведомлено, и всё же наняли для спасения некоторых индивидуумов, – не смущаясь, ухмыльнулся я.

– Дорого, – вздохнул шаман, – но учитывая ваши неоспоримые достоинства, вынужден согласиться.

– Какие ещё достоинства? – удивлённо уставилась девушка на драконида, совсем не ожидая от него такого странного решения.

– Молодой человек обладает возможностями сильного шамана. Редко кто из нас способен так быстро лечить представителей разных рас. Он что-то знает о гибельном излучении этого мира и даже может его измерять. И, наконец, парень смог без проблем отыскать нас в этих джунглях.

– Нашла его всё же я, – недовольно проворчала юнианка.

– Когда он развёл костёр почти прямо над нами, – с усмешкой покачал головой драконид.

– Это несправедливо! Его услуги не могут стоить дороже услуг псиона, – продолжала бурчать девушка.

– Платит клан, – улыбнулся шаман. – В данный момент его помощь нам необходима. Наёмник, способный в джунглях разделаться с отрядом боевиков, дорогого стоит. Да и твои родственники знали, кого нанимать для решения опасной задачи.

Я молча, с каменной физиономией, наблюдал за диалогом. Шаман принял решение и озвучил его, а это значит, договор заключён.

(Дух: – Шеф, тебе придётся их часто лечить. Путешествие по джунглям требует много сил, а излучение смерти быстро выкачивает жизненную энергию.

Рейн: – Ну-у…, ещё несколько раз помять фигурку этой чёрненькой, было бы очень приятно, но есть более безопасное решение.

Дух: – Думаешь, артефакты древних заработают?

Рейн: – Почему бы нет! Внешне они ничем не отличаются от уже используемых. Да и нет смысла создавать несколько различных типов изделий для решения одинаковых задач. Заклинание управления должно подойти и к этим цилиндрам.

Дух: – Клиенты сразу догадаются, что ты знаешь об этом месте чуть больше них.

Рейн: – Это ещё один крючок, чтобы юнианцы заинтересовались мною. Если к ним добавятся дракониды, будет ещё лучше. Сдаётся мне, древние боги использовали и эту расу в своих целях.

Дух: – Это какая же война должна была разразиться, чтобы погибла такая цивилизация?

Рейн: – Сам знаешь: пример не единичный. Вспомни, что произошло после соприкосновения двух мощных цивилизаций в нашей вселенной.)

– Далеко идти надо? – игнорируя ворчание девушки, поинтересовался у шамана.

– Далеко, – вздохнул тот – Примерно в тридцати переходах находится большое, но мелкое озеро. Судя по попавшим к нам сведениям, там находится ещё одно укрытие похожее на это. Кто его построил, мы не знаем, но создавались они задолго до завоза сюда поселенцев.

Драконид рассказал, что добытчики биоматериалов случайно в желудке одного из животных, нашли маленькую треугольную пластинки из неизвестного материала. Пластинка попала в руки перекупщика, а тот передал её на исследование учёным. При облучении определённым спектром электромагнитных волн над поверхностью пластины возникало объёмное изображение куска поверхности планеты. С большим трудом удалось найти такой ландшафт недалеко от того места, где обнаружили кусочек металла. Технология создания карты, да и самой пластинки оказалась неизвестной. Для попытки разобраться с находкой, и была направлена экспедиция клана. Используя мощнейшие поисковые приборы, удалось недалеко от первой находки обнаружить ещё один аналогичный артефакт. Он показывал другую местность. Её идентифицировать удалось проще. Не так много на планете больших водоёмов.

Псион понадобился драконидам для прохода в обнаруженный под водой тоннель. Воздушный щит, который они приняли за силовой барьер, никого не пропускал, а попытаться вломиться в проход силой, они не решились, боясь потерять хранящиеся за барьером артефакты. Тира обладала возможностью проникать взглядом сквозь материальные препятствия и оказывать влияние на предметы. Учёные посчитали, что где-то за барьером должны находиться приборы управления защитой. К сожалению, девушке обнаружить пульта или замка не удалось, но она случайно коснулась защитного поля рукой, которая, с некоторым усилием, провалилась за границу полевого барьера. Странную пластинку девушка в это время держала в другой руке. Артефакт оказался ключом доступа, но работал он только в руках девушки. Как показали дальнейшие исследования, система прохода не простая, и управлялась с помощью мысленных сигналов. Только команды Тиры, разрешавшие проход тому или иному участнику экспедиции, позволяли им проникнуть в скрытое помещение.

К разочарованию учёных помещение оказалось пустым. Они попытались разобраться с ментальным управлением защитного поля, но налёт противника не дал им этого сделать. Во время нападения глава экспедиции, его помощник и девушка медитировали в спрятанной комнате, пытаясь нащупать пути к решению секрета странного укрытия. Связь в помещении не работала, поэтому обнаружив непонятную вибрацию поверхности земли, Ш-Рам послал помощника выяснить, что происходит. Сотрясения почвы продолжались, а помощник так и не вернулся. Вынырнувшая из воды Тира, сразу вернулась в укрытие, сквозь листву деревьев обнаружив заходящие в атаку штурмовики с метками чужого клана. Никому из учёных добраться до укрытия так и не удалось. Только через пару дней, выдержав паузу, драконид с девушкой посетили место разгромленного лагеря. Им с трудом удалось обнаружить несколько присыпанных землёй, повреждённых походных рюкзаков членов экспедиции. Вода испортила многое, но кое-что и осталось. Запас консервированной еды и таблеток они растянули на двадцать суток, ожидая прихода вооружённых сил клана и освобождение планеты. Ожидание не оправдалось.

Попытка посетить посёлок поселенцев, чуть не окончилась трагически. К счастью, шаман боевиков оказался слабее Ш-Рама, и короткий бой с разведкой чужих драконидов завершился в пользу беглецов. Взять трофеи они не успели. Слишком близко находились остальные члены отряда противника. До встречи со мной пленники обстоятельств голодали. Охотиться на живность им не давала интуиция. Выстрелы могли услышать постоянно шаставшие по округе отряды боевиков, да и не знали они, что съедобно, а что нет. Неизвестный кусочек мяса или красивый плод мог убить гораздо быстрее, чем опасное излучение планеты.

Подробный рассказ шамана добавил мне некоторые детали к создавшемуся положению. Первый ключ висел на цепочке, на шее у девушки, а второй находился у Ш-Рама, и он показал мне карту. Учёным всего лишь удалось активировать простенько заклинание голографического изображения. Интуиция шаманов позволила подобрать соответствующий набор волн, заменяющих мысленную команду управления. Это стало возможно из-за того, что привязка к старому хозяину ключа давно исчезла.

Во втором шлюзе, а это мог быть именно он, поскольку ключи были похожи, существовала вероятность обнаружения работающего лифта. Стоило посмотреть.

– Хорошо! Доведу вас до места, но только при выполнении двух условий. Вы подчиняетесь мне беспрекословно и даёте клятву хранить мои секреты, – уставился я на необычную парочку, ожидая их решения.

Как и ожидалось, у Тиры нашлись возражения.

– Мне, подчиняться какому-то ни…, наёмнику, да ещё беспрекословно!

– Можешь оставаться здесь, едой и таблетками на некоторое время я тебя обеспечу, – ехидно ухмыльнулся я.

– Тира, не вредничай! – буркнул шаман. – Парень не сможет постоянно рассказывать тебе, что здесь можно делать, а что нельзя, куда идти, а куда лезть не стоит. Будешь делать то, что он прикажет. К сожалению, оставлять тебя здесь – не очень хорошее решение. Кроме того, что такое количество дней на таблетках ты не протянешь, ещё существует способность псиона управлять ключами. Без тебя мы не преодолеем силовую преграду.

Ш-Рам пока не догадывался, что я могу делать то же самое и, причём, гораздо лучше девушки. Тащить с собой по джунглям вредную девицу мне не хотелось. С эльфийским эликсиром она бы вполне спокойно просуществовала здесь не один месяц.

Недовольно ворча, девушка приняла мои условия. В выполнении обещаний юнианцы походили на драконов. Если соглашение подписано, то выполнялось оно до последнего пункта.

Применять для клятвы соответствующее заклинание в воронке смерти было бы неправильно. По этой же причине не стал использовать алтарь метаморфов. Кто его знает, что случится, если здесь откроется портал ещё в одну вселенную. Я, конечно, как и любой маг достаточно любопытен, но не самоубийца. По поводу особой опасности интуиция помалкивала, но неприятности в этом случае сулила. Зачем мне лишние проблемы, тем более что клятва крови ничем по результатам от заклинания секрета не отличается. У попутчиков возникнут дополнительные вопросы, но это мне только на руку.

Глава 8. Поход



Приняв решение путешествовать, наниматели не стали возражать, когда я рассказал им о ритуале клятвы на крови. Капелька собственной крови – не то условие, из-за которого нужно отказаться от услуг хорошего проводника и охранника.

Достав из походного рюкзака нож, позаимствованный ранее у боевиков, кольнул кончиком сначала себя, а потом будущих попутчиков. Заклинание активировало клятву секрета, только эффект удивил даже меня. Кровь с лезвия испарилась мгновенно, но процесс сопровождался не слабой вспышкой, а весьма приличным столбом свечения из земли, упирающимся в оружие. Затем столб быстро исчез, но слегка изогнутый клинок продолжал излучать бледное зеленоватое свечение.

(Дух: – Жаль, у меня нет собственных рук и затылка, а то чесать твоими руками, твою же голову неприлично. Сдаётся мне, в клятве принял участие ещё кто-то. Чувствовался всплеск энергии, идущий из воронки.

Рейн: – Хм… Когда-то встречал в кристаллах памяти описание ритуала создания одушевлённого оружия. Но для призыва духа там нужно задействовать бешеное количество силы, чтобы создать канал для внедрения.

Дух: – А если мы стоим на целом океане силы, да ещё и в своеобразном портале, ведущем во вселенную смерти? Воронка за огромное количество лет всосала в себя столько энергии, что даже страшно становится, только от представления соответствующего значения. Ты направлял заклинание на нож, вот и создал слабую ниточку прохода. Ближайшего духа из-за грани мира вполне могло вдавить в оружие.

Рейн: – Всегда знал, что ритуалы крови обладают своеобразной магией, но с их помощью обычно духов только призывают поговорить или что-то одобрить, и то если ритуал проводится на семейном алтаре, а не вытаскивают из небытия. Придётся подарить нож шаману. Девушке он не подходит по размеру. Я не могу им пользоваться, как призывающий. Остаётся драконид.

Дух: – Сделай умное лицо и объясни подопечным опасности, связанные с этой штукой.

Рейн: – Удачная у нас получилась клятва. Следующий фокус с цилиндрами должен пройти проще.)

– Уважаемый Ш-Рам, можно у вас попросить ещё одну капельку крови? – вывел я шамана из столбняка.

Механически шагнув ко мне, не спуская глаз с клинка, он протянул руку. После укола свечение погасло. Произошла привязка оружия к хозяину. Я протянул нож дракониду.

– Может, всё же объясните, что здесь произошло? – автоматически взявшись за сразу потеплевшую в его руках рукоять, наконец, перевёл на меня взгляд шаман.

– К сожалению, случился непредвиденный эффект при манипуляции полями в этом странном помещении. Вы выбрали не очень удачное место для укрытия. Напряжённость смертельного излучения здесь слишком велика. Вот и произошла небольшая накладка. В оружие попала часть заряда планеты. Это как молния, только с поверхности. Получилась весьма опасная штуковина с неизвестными характеристиками. Со временем разберётесь. Возьмите!

Я протянул дракониду ножны.

Тот взял их, но не спешил полностью вкладывать туда нож, погрузив только кончик. Рассматривая клинок, поднеся прямо к глазам, он пробурчал:

– Странно! Мне попадались железяки, попавшие под удар молнии. Узор на поверхности металла очень схожий. Только никогда не видел, чтобы молнии имели вид столба и били из земли.

– Не давайте никому его касаться. Ни один врач потом помочь не сможет, – предупредил я шамана.

– Вы же держали его свободно? – непонимающе взглянул на меня драконид.

– Мне можно! – усмехнулся я. – Ещё можно во-о-он той особе, с широко открытыми огромными глазами. В наших руках оружие будет обычным ножом. Проявляется эффект смешения крови.

– И ничего они у меня не огромные, – буркнула юнианка, быстро приходя в себя после моей завуалированной колкости.

– Вы говорите о случившемся так, словно не раз встречались с аналогичным эффектом, – подозрительно уставился на меня драконид.

– Было дело, – кивнул я. Врать шаману не стоило. – Только сам ничего подобного раньше не делал. Случайно получилось из-за ненормального фона этого мира. Редко где можно встретить такую своеобразную энергетику.

– А ты много где уже побывал? – с ехидной усмешкой поинтересовалась девушка.

– Пришлось попутешествовать, – совсем не собираясь веселиться, вздохнул я. Вспоминать работу, которой в своё время в качестве обучения нагружал меня отец, не хотелось. – Систем сто или двести посещал. Считать было некогда.

– Жилых? – удивился шаман.

В ответ я только кивнул. Врать нельзя. Не стоило называть цифры. Вредная юнианка потом точно прицепится.

– А ведь не врёт! – приоткрыла от удивления рот девушка.

– Не врёт, – задумчиво кивнул драконид, не сводя с меня взгляда. – А ведь человеческих миров не больше тысячи.

Я решил прикрыть эту скользкую тему разговора.

– Для путешествия по джунглям, где нет протоптанных дорожек, вам понадобится более подходящая защита. Комбинезоны у вас прочные, но для длительного похода в местных условиях их может не хватить. Чтобы не возникало лишних вопросов, сразу предупреждаю у меня очень хорошие сканеры, поэтому вижу то, что другим не видно.

Подойдя к единственному заполненному шкафчику, расположенному прямо у выхода в тоннель, провёл крест-накрест ладонью по стене, снимая запорное заклинание. С лёгким шорохом с того места осыпался слой песка, сложившись кучкой на полу. Нашим взглядам открылась пара полочек, со стоящими на них цилиндрами. На каждой, в специальных креплениях, находилось по пять артефактов.

(Дух: – Шеф, а ведь это аварийный или резервный шкафчик. Больше того, что тут есть, на полку не впихнуть. И он полный!

Рейн: – Похоже на то!)

Собрав цилиндры с полок, я спрятал их в теневой карман, делая вид, что распихиваю по карманам собственного комбинезона. Обратные движения рук заставили упавший песок вернуться на место. С парой оставшихся артефактов вернулся к парочке, замершей возле лежанки с открытыми от удивления ртами.

– Откуда здесь боевые лиганские модули? – наконец, выйдя из оцепенения, с недоумением уставилась на меня девушка. Похоже, она знала об этих штуках несколько больше, чем Лай.

– Если лиганцы чем-то пользовались, то совсем необязательно, что их цивилизация имела возможность это изготавливать, – усмехнулся я. Прямо взгляд радовался ошарашенному выражению лица юнианки. – А вдруг они взяли их на таком же складе, как этот или даже на этом. Остальные шкафы в стенах пустые.

– Отсюда, не могли, – задумчиво покачал головой драконид. – Этот мир открыли намного позже гибели лиганской системы. Вопрос в другом: откуда ты знаешь, как всем этим пользоваться.

– Артефакты очень древней цивилизации разбросаны по всей вселенной, – пояснил я. Скрывать, что не одним лиганцам они попадались на пути, было бы глупо. – Некоторые вещички, вроде этих модулей, достаточно просты в обращении, хотя повторить их пока никому не удалось, по крайней мере, насколько мне известно. А теперь оголяем спины! Буду активировать эти штуки.

– Насколько известно по летописям, они активируются в руках пользователей, – подозрительно рассматривая меня, пробурчала девушка. Опять показывать голое тело наёмнику ей не хотелось.

– Может и так, но известная мне методика предполагает контакт с как можно большей поверхностью тела. Могу и на грудь артефакт прилепить и на попу. Кстати, эти части твоего тела я уже исследовал. Так что можешь не смущаться.

Совсем уж насмехаться над юнианкой было бы неправильно, могла бы и обидеться, поэтому говорил я с вполне серьёзным выражением лица.

Поскольку шаман начал вылезать из верхней части комбинезона, девушка что-то бурча про себя, стала делать то же самое.

Активировать цилиндры действительно можно и в руках, но тогда попутчикам, точнее именно девушке не будет доступен режим скафандра. Стандартные настройки артефактов наверняка были рассчитаны на местных жителей. Перестроить их я мог только при инициации на теле носителя, а это удобно делать именно со спины. Дракониду подошёл бы и прошлый режим работы, но без его примера заставить девушку принять артефакт, было бы труднее.

Привязка не заняла много времени. Основные алгоритмы управления у меня уже имелись, и подгонка по фигуре была несложной. На всякий случай, добавил парочку дополнительных режимов работы. Первый имитировал походный комбинезон, а второй являлся одним из вариантов праздничной одежды, виденной когда-то в каталогах одежды для различных рас. Без использования искина создать что-то подобное, подопечные не смогут, а вот пользоваться готовым алгоритмом управления достаточно легко. Артефакты имели возможность расширения вариантов применения, чем я и воспользовался.

Про дополнения пока попутчикам ничего не рассказывал. Провёл только обучающий курс по вызову стандартных комбинаций различного оружия и активации режима скафандра. В этом случае прячущиеся в организме наночастицы, как дополнительная оболочка покрывала тело носителя, защищая его от внешнего воздействия. Такая версия внешней оболочки была даже гораздо удобнее обычного скафандра, поскольку абсолютно не стесняла движение и в то же время позволяла всё видеть и слышать и даже дышать чистым воздухом, поскольку соответствующая часть металла играла роль фильтра.

Как этого добились древние маги, я пока не понимал, но это не мешало пользоваться такими возможностями.

– А ведь у меня прекратился отток жизненных сил, – с удивлением пробормотал драконид через некоторое время.

(Дух: – Шеф, похоже, жидкий металл экранирует вредные излучения, в том числе и дуновение смерти. Надо будет проверить через некоторое время. Скорее всего, он должен препятствовать и воздействию других заклинаний непосредственно на организм.

Рейн: – Скорее всего, так и есть. Проверить здесь это предположение не получится. Заклинание быстро разрушится, и результат будет неоднозначный. Хозяева должны были защищать слуг от воздействия чужой магии. Только мои заклинания будут действовать обязательно. Поскольку я инициировал артефакт, то имею полный доступ к его управлению. Маги довольно самонадеянные мыслящие, но не беспечные. От контроля над подчинёнными они не могли отказаться.)

– А ещё здесь ничего не спрятано? – девушка кивнула на стену комнаты.

– Может быть, и спрятано, но я этого не вижу, – пожал я плечами. Стоило снабдить попутчиков ещё одним нужным предметом. Покопавшись для вида в рюкзаке, достал оттуда парочку виртуальных очков и маготехнические компы в браслете производства Мокрой.

Охи и ахи девушки во время очередного курса обучения сопровождались многозначительным молчанием шамана. Он прекрасно знал, что на просторах галактики встречается много интересных вещей и знаний, но чтобы такая концентрация необычного случалась вокруг одного человека, видел впервые.

С собой у попутчиков ничего не было. Не считать же хозяйством пару разодранных рюкзаков и охапку травы на лежанке. Я пообещал снабдить их нормальным набором десантника – драконида. В схроне, оставшемся от захваченных в плен боевиков, можно было подобрать то, что нужно для длительного путешествия.

Сидеть в пустой комнате уже не было смысла, и мы двинулись в путь.

Вынырнув из пруда, я первым делом кинул вокруг охранное заклинание. Оно быстро рассеялось, но действия вполне хватило, чтобы обнаружить на месте моего пикничка с костром четырёх человек. По ментальной связи сообщил вынырнувшему за мной шаману о гостях. Тот покопался в кармане и достал небольшой предмет, похожий на свисток, и подул в него. Комп сразу показал наличие ультразвукового сигнала. Через пару секунд из того же свистка раздался тихий стрекот. Похоже, он ещё и преобразовывал ультразвук в слышимые ухом колебания.

– Это поселенцы, снабжавшие нас едой. Можно идти, – сообщил шаман.

Сторожевое заклинание засады драконидов вблизи не обнаружило, поэтому я поверил Ш-Раму, и мы двинулись к месту моего прошлого привала.

– Хорошо же вы запрятались! – встретил нас словами один из поселенцев на общем драконьем. Из почти закрывающего голову капюшона просматривались только глаза человека. Высокий воротник на шнуровке скрывал нижнюю часть лица говорившего.

– Это Лест – глава поселения местных добытчиков биоматериалов, а это наш новый проводник, – представил нас друг другу шаман.

– Не знаю, какой из него проводник, но прятать следы он не умеет, – с иронией усмехнулся абориген. – Хотя мы так и не поняли, как он разделался с полусотней захватчиков.

– Почему раньше не приходили? – поинтересовался Ш-Рам.

– Мы приходили, – покачал головой собеседник. – Только никто не думал, что вы будете отсиживаться в тёмном омуте, возле которого мы теряли ваш след. Нам-то и здесь сидеть долго нельзя.

– А почему сейчас сидите и ждёте? – удивился шаман.

– Из-за него, – кивнул на меня Лест. – Наёмника прислали за вами, а значит, он знал, где искать. Унюхать запах еды, приготовленной на костре, было просто. Дракониды предпочитают с людскими наёмниками дел не иметь. Значит, человек прибыл за юнианкой. По следам мы догадались, что девушка с ним встретилась и повела в омут. Раз он пришёл за вами, то должны скоро выйти. Вот мы и остались дожидаться, боясь вас упустить. Кстати, спасибо ему за трофеи. Пусть не обижается. Вскрыли мы его захоронку. Нам оружие нужнее. Патроны для дробовиков заканчиваются, а делать новые мы не можем. Из посёлка пришлось уйти, а основное производство осталось там. Я увёл население в другое место. Здесь мы только охотимся и изредка нападаем на захватчиков, если обнаруживаем их отряды.

– Смотри! Враги скоро пришлют шамана, – предупредил его Ш-Рам.

– Я так и подумал, – совсем не испугавшись, кивнул абориген. – Наёмник, наверное, за тушки боевиков выторговал перемирие, но дракониды проигрышей не забывают. Заместитель уведёт посёлок ещё дальше от этого места. Шаманы здесь не имеют особой силы, но могут случайно найти мирных жителей. Пока есть возможность, мы решили поохотиться, чтобы потом надолго залечь на дно. Один из охотников, проходивших поблизости, и сообщил о запахе, костре и наёмнике. Только совсем неграмотный пришелец будет жрать ядовитого чуча. Хотя охотник и обнаружил, что как-то парень еду обезопасил. Капли варева, упавшие на землю, пахли вполне съедобно. Мы обычно неделю мясо в специальных растворах вымачиваем, чтобы добиться съедобности, а тут свежая змея. К тому же никто из наших не станет так варварски относиться к коже рептилии. После соответствующей обработки это отличная защита для людей от фонового излучения. Если не секрет: как вас заберут отсюда? Может, подкинете что-нибудь по знакомству?

– Видишь ли, Лест, мы решили немного задержаться на планете. Нужно добраться до одного места, – озадачил ответом аборигена шаман.

– Так ведь сдохните здесь и не дойдёте никуда! – удивлённо уставился на него поселенец. Задумчиво потерев шею сквозь капюшон, добавил:

– Хотя, что-то на доходяг вы не похожи. А у меня даже здесь, чуть в стороне от чёрного омута, мурашки по телу бегут, и кожа чешется. Значит, излучение даже через защитную куртку пробирается. Давайте отойдём чуть в сторону. Там есть вполне безопасные места.

После короткого марш-броска поселенцы вывели нас на относительно чистое от излучения смерти место. Дух сразу пробежался по округе, сообщив, что пятно диаметром в сотню метров вполне безопасно для нахождения.

Дальнейший разговор и сведения о том, что я – человеческий шаман и умею снимать воздействие вредного излучения, очень удивили жителей леса.

– Тогда понятно: почему дракониды, спасовали перед наёмником, – в очередной раз, почесав шею, пробормотал Лест.

В результате коротких переговоров поселенец набился к нам в проводники. Жители посёлка собирались пару месяцев не высовываться из чащи, а деятельный человек сидеть на месте не хотел. Против знающего здешний мир члена отряда я не возражал. Сомнений, что справлюсь с ролью проводника, у меня не было, но знания о природе этой планеты лишними точно не будут. Тем более что из здешних биоресурсов делают медикаменты, а значит, есть возможность нажиться, если привести сюда по соглашению с кланом Ш-Рама своих поселенцев. Магия, конечно, может многое, но чем качественнее физическая основа, тем лучше результат. Где я ещё найду в этой вселенной пропитанную стихией смерти основу?

Поскольку жители ограбили мои трофеи, они снабдили попутчиков всем необходимым для длительного путешествия. Как оказалось, большинство животных, плодов и растений несъедобные в свежем виде. Поселенцы приспособились обеззараживать их, вымачивая некоторое время в специальных растворах. Таскать с собой эти смеси очень тяжело, поэтому в поход обычно брались уже подготовленные продукты. Поэтому длительные исследовательские и охотничьи экспедиции поселенцы проводили очень редко, снабжая их по воздуху на специальных машинах. Сейчас такое снабжение наладить невозможно. Захватчики засекут передатчики, да и с разведывательных спутников перемещения транспорта над лесом будут прекрасно видны.

Той еды, что мы загрузили в рюкзаки, на всё время путешествия, конечно, не хватит, но по заверениям охотников, полностью съедобные растения и животные в джунглях встречались. Наш проводник Лест прекрасно знал их основные отличия.

В путь мы двинулись на рассвете следующего дня, хорошо подкрепившись из запасов поселенцев. Артефактом древних проводника я не стал снабжать, он и так чувствовал себя в джунглях, как дома, а вот очки и комп подарил. Мало того, что его личный коммуникатор производства драконидов слегка фонил в радиодиапазоне, так ещё и характеристиками не блистал. Незасекаемая связь в походе нам нужнее. Лест в долгу не остался, перебросив нам на компы учебную информацию с памяти собственного прибора. Без длительного изучения она смысла не имела, но как раз этот момент в наших условиях можно было пропустить. Мощный комп прекрасно мог справляться с распознаванием и идентификацией опасного окружения и, если имелись соответствующие данные, выводил нужную информацию на очки. Да и изучение окружающего мира в таком режиме проходило гораздо быстрее и удобнее.

Пять суток поход больше напоминал обычную экспедицию в малоисследованный мир, но через это время о себе напомнили захватчики планеты. Мы не учли один фактор, которым воспользовались противники для поиска обидевшего их наёмника.

С-Сан Дун – шаман специального отряда противодействия клана Дарт, получив задание командования, не бросился его исполнять сразу. Рассказ С-Скара Дарта и допрос побывавшего в плену племянника С-Мора насторожил драконида. Человеческий шаман должен быть очень сильным, если смог справиться сразу с двумя отрядами боевиков.

К сожалению, на планете воспользоваться многими необычными способностями драконид не мог. Странный фон непонятного излучения блокировал общение с духами и управление внутренними силами в трансе. Призыв помощника на алтаре корабля оставил очень неоднозначный ответ. Дух рода откликнулся легко, но, получив вопрос, сразу исчез, бросив на вызвавшего его шамана сочувственный взгляд.

С-Сан просмотрел все доступные в справочниках аналоги такого ответа. Результаты развития ситуаций в этих случаях были неоднозначны. Иногда клан получал преимущества, иногда проигрывал. Всё определялось действиями членов клана. Ошибки вели к поражению. Правильные решения приводили к успеху. Духи устранялись от влияния на текущую ситуацию. Частенько такие ответы потусторонних сущностей сопровождали стычки с юнианцами, а здесь фигурировал обычный человек с шаманскими возможностями. Хотя, чернокожие псионы точно были замешаны в событиях на планете. Трупы их боевиков десантники обнаружили после захвата научного лагеря.

Шаман перестраховался и призвал на помощь командира другого спецотряда. К сожалению, понял, что уже допустил ошибку, он несколько позже, когда соратник сразу бросился выполнять поручение. С-Сан встречал раньше таких молодых служак, пытающихся побыстрее выбиться в верхи руководства любыми средствами. По их мнению, задача должна быть выполнена в любом случае и с любыми потерями.

Начальство прислушалось к мнению именно молодого представителя службы противодействия. Два отряда доставили на базу, не дожидаясь доставки заказанного С-Саном специального разведывательного оборудования.

Совместный сеанс ясновидения, даже без применения транса в местных сложных условиях, дал некоторые позитивные результаты. На карте определились три точки, отдалённые друг от друга весьма приличным расстоянием, в которых в некоторые промежутки времени должен появиться противник. Недолго думая, молодой шаман предложил сделать засаду в первом же обнаруженном месте. Возражения С-Сана по поводу глупости прямого силового подхода тот не воспринял. Гибель предыдущего шамана из состава базы и пленение подразделения боевиков соратник отнёс к низкой подготовке обычного десанта. Специальные отряды службы имели гораздо более высокую степень обучения и предназначались для борьбы с противником в условиях серьёзного противостояния с использованием неощущаемого.

Опытного С-Сана смущало наличие в полученном предсказании сразу трёх точек. Это указывало на существование вероятностного варианта события, когда противник, несмотря на засаду, доберётся до этих координат на карте. Молодой С-Шер лишь отмахнулся от предостережения, посчитав возникновение такого развития ситуации небольшой. Ни один шаман, тем более человеческий недоучка, не может выстоять в одиночку против подготовленного отряда бойцов. Даже специфические условия работы на планете, при которых необходимо часто обновлять защитный контур духа на разумах солдат, не дадут врагу преимуществ в оказании влияния на чужое сознание. Тем более даже очень мощный шаман не сможет подчинить себе и контролировать несколько драконидов одновременно.

С-Сан не стал настаивать на собственном мнении и к неудовольствию подчинённых отдал право на проведение операции более молодому собрату по ремеслу. После такого решения вопящая об опасности интуиция несколько успокоилась. Для скрытности отряд С-Шера перебросили в район засады не на обычных платформах, легко засекаемых переносными локаторами, а с помощью десантного бота, прямо с орбиты. Бот не стал возвращаться на корабль. Переброска, в качестве подкрепления, отряда С-Сана на место возможного боя предполагалась тоже с помощью этой машины.

Подал кодированный сигнал С-Шер в момент нападения. Врага он обнаружил и приступил к захвату. Чтобы загрузиться в транспорт и добраться до нужного места отряду поддержки хватило десяти минут.

Шли мы по территории с самым низким уровнем излучения. Дух сильно помогал, выбирая удобную дорогу. Пролазить сквозь заросли приходилось по протоптанным звериным тропам, но это было лучше, чем ломиться через стену леса напрямую. Локатор я не включал, чтобы излучение не засекли пеленгаторы противника. Охранное заклинание запускалось и того реже. Дух хорошо контролировал незаражённое пространство. Неглубокое болотце с низкорослым кустарником между стоящими по краям стенами непроходимых джунглей, выглядело отличным проходом.

К сожалению, враги засели именно в зарослях, в местах, где дух пройти не мог из-за потоков смерти, поэтому мы заметили нападавших, только когда те ринулись на нас из густого подлеска на краю болота. Немного повезло, что противник хотел взять нас живыми. От трёх человек и одного драконида, при неожиданном нападении, большого отпора не ожидалось, но и тут боевики перестраховались, помня недавнее обидное поражение. Сначала нас обстреляли зарядами со специальными раскрывающимися сетками. Я успел нырнуть в тень, а попутчики такой скоростью реакции не обладали. Накрытие сетью членов экспедиции сыграло не на стороне нападавших. Пока они обрадованные неслись на нас со всех сторон, я несколькими ударами появившихся в руках мечей разрубил затягивающиеся вокруг друзей путы. Чтобы по нам не стрельнули ещё чем-нибудь неприятным, уже пришедшие в себя попутчики рванулись навстречу врагу.

Проводник, выполнив мою команду по компу, остался на месте, и открыл огонь по дальним нападавшим. Первое столкновение оказалось слишком неожиданным для боевиков. Только что объекты нападения валялись почти связанными на земле и вдруг уже несутся навстречу, махая холодным оружием. Что может сделать нож или меч поселенца, против композитной защитной брони? Следующие мгновения привели неприятеля в ещё большее замешательство. Человек с двумя мечами, драконид с одним и юнианка с непонятным хлыстом, создававшим кольцо вокруг неё, как сенокосилки врубились в неплотную толпу набегавших. Задние боевики недоумевали, почему проскочившие мимо цели первые бойцы не поворачиваются и не хватают добычу. Очередные подбегавшие бойцы успевали только заметить довольную ухмылку на лице драконида и сосредоточенные лица людей. Осмыслить происходящее у них времени уже не хватало. Подавляющий перевес в количестве подвёл нападавших. Некоторые начали понимать, что всё пошло не так как рассчитывалось, только после того, как увидели, что многие фигуры в первых рядах начали разваливаться на части. Защитная броня оказалась не прочнее бумаги, против оружия в руках их объектов атаки.

Отступить противнику не дали быстрые и точные выстрелы проводника. Всю жизнь охотившийся в джунглях Лест не промахивался, поражая боевиков в небольшие уязвимые точки защитной амуниции. Свой многозарядный дробовик он уже успел перезарядить специальными патронами.

Остановились мы, когда противник закончился.

– Славно поработали! Это им за погибших членов экспедиции, – пробормотал Ш-Рам, выходя из горячки боя и осматривая место побоища.

– Спасибо! – Обернулась ко мне юнианка. – С мечом я бы так хорошо не справилась.

Гибкая серебристая плеть втянулась в её руку.

Когда она выпутывалась из сети, я догадался, что с мечом девушка может обращаться только как с оглоблей. Найти решение помогла интуиция. Почему-то показалось, что с плетью или кнутом Тира управится лучше. Что-то мелькало на эту тему в подсмотренных воспоминаниях. Поэтому по связи послал короткое сообщение: – Плеть!

– Э-э-э…, Ну вы здесь и намусорили, – поднимаясь с земли и пытаясь счистить налипшую на комбинезон грязь, пробурчал Лест.

– Семеро твои, – улыбнулся я.

– Я же аккуратно, а вы вон как накрошили, – с ухмылкой на лице покачал головой проводник.

– Надо уходить! Скоро сюда могут прибыть подкрепления или транспорт для доставки пленников на базу, – втягивая меч в руку, сообщил драконид.

– Ты как? – Посмотрел я на девушку.

– Не переживай за меня, наёмник. Я трупов больше тебя повидала и даже не в таком аккуратном виде, – нервно усмехнулась юнианка. Несмотря на браваду, ей было не по себе. Одно дело знать свойства оружия, которым ты обладаешь и совсем другое – видеть результаты его действия.

– Тогда побежали отсюда, – скомандовал я. Дух уже затёр записи в регистраторах нападавших. Предоставлять лишних сведений противнику я не собирался.

Остальные только кивнули в ответ и пристроились за мной, когда я трусцой, разбрызгивая воду под ногами, направился в лес. Охранные заклинания показывали дорогу значительно хуже духа, но я пару раз включил сканер в кольце мага и комп запомнил карту местности. Прятаться в месте нападения уже не было смысла. Стоило использовать ситуацию для облегчения пути. В результате у меня появилась карта местности на полсотни километров. Теперь наша дорога лежала по самым зарослям с большим энергетическим фоном. Как сказал Ш-Рам: это не позволит преследователям взять наш след. Тем более, Лест обещал провести нас через логово местных пчёл. Преследователи, идущие следом, попадут в неприятную ловушку. Разбуженные первыми путниками пчёлки, обладающие невероятно острым жалом, а главное нюхом на слабые места в защитном обмундировании, не оставят шансов для погони, идущей следом.

С-Сан с каменной маской на лице, но с ужасом в душе смотрел на останки бойцов элитного отряда. И он, и его подчинённые видели многое, но такая картина не встречалась ни разу. Как будто мощным лазером кто-то порезал боевиков, только раны не были похожи на результаты его работы. Шаман с таким оружием ещё не встречался. Ошибку молодого соратника можно было понять. Порезанные сети показывали, что дичь охотники видели и уже посчитали, что дело сделано. Вот только преимущество в рукопашной схватке оказалось на стороне противника.

– Записи на аппаратуре стёрты. Не понимаю, как можно затереть данные на таком количестве носителей, – доложил командир группы, осматривающий тела.

– Грузите всё в бот! Что со следами? – недовольно поморщился С-Сан.

– Тропинку, по которой ушли цели, мы обнаружили, но нарвались на рой мелких насекомых из опасного списка. У нас двое отравленных. Преследование прекратили, – отчитался подчинённый.

– Что скажешь по результатам осмотра? – уставился на него шаман.

– Трудно что-то предположить, – задумчиво прикрыл глаза командир группы, – такое впечатление, что прямо в телах возникли тончайшие плоскости, разделившие бойца на части вместе с обмундированием. Это точно не лазер. Наши бойцы напали неожиданно для противника, но решили, что дело сделано, слишком рано. Несколько драконидов убиты точными выстрелами, остальные покрошены. С-Шер зря не оставил прикрытия.

– Уходим! Гнаться в джунглях за столь опасным противником не стоит. По прибытию всё съёмки предоставить дознавателям.

Выводы командира группы подтверждали предположения шамана. Клан хозяев планеты нанял очень опасного наёмника. Что тот искал и, похоже, нашёл, на месте разгромленного лагеря, было непонятно. На спасательную операцию по вывозу сбежавших учёных действия наёмников не походили. К тому же беглецы, даже если они отсиделись в каком-то укрытии с низким фоном излучения, получили значительную дозу и передвигаться в быстром темпе вряд ли смогут. В таком случае, убежавший в джунгли противник может играть роль отвлекающего отряда, пока кто-то эвакуирует подальше выживших членов экспедиции. Вопросов по действиям врагов возникло слишком много, а вот ответов не было, и даже духи устранились от общения. Надо основательно подготовиться к встрече на другой точке маршрута.

На привале после длительного забега решил разобраться в причинах неожиданного нападения. Свои ошибки я уже осознал, но условия мира не давали возможности что-то исправить. Дух не может проникать в зоны смерти, а простые заклинания действуют недалеко. Применять маготехнический локатор, это всё равно, что сообщать о собственном местонахождении. Фактически я был зрячим, но на очень небольшом расстоянии.

– Как нас могли обнаружить и подготовить засаду? – поинтересовался я у драконида.

Тот долго не отвечал, обдумывая варианты.

– Могли спросить духов, но сомневаюсь, что что-то удалось выяснить из туманных намёков. Нам, например, это не удавалось. Думаю и у противника ничего не получилось. Не любят предки появляться в окрестностях этого мира. Скорее всего, воспользовались способностями самих шаманов. Весь маршрут они не получат, а вот точки с наименьшим излучением планеты на нашем пути может, и найдут. Излучение там небольшое, и помехи не забивают варианты предсказаний.

– То есть нам стоит избегать этих мест, – подвёл итог я.

– Не получится, – присоединился к разговору Лест. – По дороге к озёрам не раз придётся пересекать полосы вполне безопасных джунглей.

– Надо попросить Тиру, – кивнул на молчаливо глядящую на костёр юнианку шаман. – У неё есть способность предвидения.

– Пожалуй, сейчас к ней приставать не стоит, – покачал головой Лест.

Только сейчас обратил внимание на шторм в ауре девушки, а говорила, что видела трупы. Дракониды – единоличники, предпочитают держать переживания при себе. Лест никогда не сунется к юнианке. Придётся самому заняться успокоительной беседой.

Подсел к девушке, бездумно глядящей на костерок с небольшой посудиной, где разогревалась вечерняя похлёбка. Тира даже не заметила, как я приобнял её и начал шептать на ухо что-то успокаивающее. Девушка повернулась ко мне и уткнулась в плечо лицом. Не надо быть магом, чтобы почувствовать, как слёзы ручьём полились из её глаз. Сканируя поверхностные мысли юнианки, я понял, что резня на болоте всколыхнула пласт памяти, когда маленькая девочка с матерью прорывалась на борт пиратского носителя. Раздавленные, разорванные тела пиратов после прохода псионов, мало чем отличались от той бойни, что мы устроили драконидам на болотце. Постепенно вихри в ауре подопечной начали утихать. Видно накрыло её как раз после остановки на привал, а до этого она действовала автоматически. Бросать психологическую терапию не стоило, и я перешёл к еле слышным рассказам о мирах, где удалось побывать. Тихий шёпот всё больше заставлял девушку вслушиваться в мою речь. Можно было применить и магию, но нужная установка сознанию гораздо лучше закрепится, если разум самостоятельно разберётся со своими проблемами. Минут через двадцать тихих историй юнианка уже спала.

Чёрт с ней с этой секретностью. Девушке сейчас нужен покой. Сознание уже спало, так что добавил парочку лечебных заклинаний. Вытащив из теневого кармана походную драконическую палатку, кое-что понравившееся из недавних трофеев я туда закидывал, надул её с помощью небольшого специального баллончика, входящего в комплект. Под удивлёнными взглядами путешественников перенёс девушку внутрь и уложил на вздувшуюся лежанку. Сдёрнув с юнианки грязный и мокрый комбинезон и, прикоснувшись к спине, залил в центр управления цилиндра с десяток образов различной женской одежды. Включил имитацию симпатичного спального нарядика. Несколькими заклинаниями почистил и высушил походный комплект девушки и сложил его у неё над головой. Накрыв попутчицу специальным покрывалом, входившем в комплект спального места, я задумался.

(Дух: – Шеф, параметры организма пациентки пришли в норму. Девушка находится в лечебном сне. Я слегка простимулировал зону удовольствия в мозге. Ей должны сниться хорошие сны.

Рейн: – Спасибо! Я об этом не подумал. Хорошие эмоции для подсознания это то, что нужно.)

Осмотрев результаты проделанной работы, я покинул помещение.

– Как… это? – кивнул на палатку шаман.

– Не хотел показывать, – неопределённо пожал я плечами, – ещё один осколок древнего мира из невообразимых далей.

– А ты ведь не низший, – усмехнулся Ш-Рам. – Ещё когда меня лечил, от тебя тянуло силой, какой-то странной силой, не такой, как у шаманов. Вот и сейчас из-за тента несколько раз плеснуло непонятным теплом. Я уже давно изучаю непознанное, но ничего подобного не испытывал. Вроде и такой уютный жар, но кажется опасным, способным мгновенно превратиться во всё пожирающее пламя.

– Люди боятся всего необычного. Вон, даже юнианцев обходят стороной, а ведь у них не все поголовно псионы. Лучше быть обычным человеком, – с кривой усмешкой проворчал я.

– Быть или казаться? – внимательно посмотрел на меня шаман.

– В данном случае одно и то же, а по факту – какая разница, когда ничего не происходит, – вздохнул я.

– Дракониды не люди. Псионов они уважают в любом обличье, – ухмыльнулся шаман. – Ты ведь мог один справиться с засадой.

– С этой – да! Но не всегда противник будет вести себя так беспечно, а до бога мне очень далеко. Вернуть друга из-за грани жизни слишком трудно. Мыслящие должны уметь самостоятельно справляться с возникающими проблемами, – ответил я, принимая посуду с варевом из рук прислушивающегося к разговору проводника. Мы говорили на драконьем, а он его понимал.

– Ха-а…, интересное выражение – мыслящий. Нужно запомнить! – довольно пробормотал шаман. Он узнал кое-что интересное о странном наёмнике. Теперь стало более понятно, почему юнианцы наняли именно его для спасения Тиры. Они или так же, как шаман, чувствовали силу парня, или даже знали о нём гораздо больше драконида. Скорее второе. Ш-Рам даже стал склоняться к мысли, что Рейн – потомок лиганцев, выживших после катастрофы. Слишком легко он оперировал с древним артефактом, как будто это для него обыденная вещица, да и показанные возможности наталкивали на ту же мысль.

Уже не пряча такую возможность, почистил и высушил одежду попутчиков заклинаниями. Учитывая возросшую опасность нашего путешествия, пришлось пожертвовать ещё одним цилиндриком и снабдить защитой проводника. Шаман внимательно присматривался к моим манипуляциям с Лестом и прислушивался к собственным ощущениям от происходящей на его глазах необычной процедуры. В подводном шлюзе он пребывал в несколько неадекватном состоянии после лечения и не наблюдал за настройкой артефакта в теле юнианки. Здесь же он находился в великолепной форме и пытался разобраться в происходящем.

Подтвердился очередной плюс в использовании древнего защитного артефакта. Он полностью блокировал влияние смертельного излучения на организм. Во время похода попутчики ни разу не употребляли таблетки, изъятые из запасов боевиков.

Обучать поселенца обращению с артефактом пришлось значительно дольше остальных попутчиков. У него не развит внутренний контроль сознания. То и дело из рук в самые неподходящие моменты высовывались опасные лезвия. Помучившись полчаса и не добившись удовлетворительных результатов, решил проблему обучения по-другому. Под гипнозом внушил ученику основные команды управления защитой и тренировками закрепил их. Выведя проводника из транса, дал ему кодовые слова для вызова той или иной возможности древнего изделия. Со временем он научится использовать возможности цилиндра в полном объёме.

Спать все устроились в палатке. Она рассчитывалась на пятёрку драконидов, так что нам места хватало с избытком.

Утром мы уже заканчивали есть, когда девушка выбралась из укрытия и подсела ко мне.

– Ни…, наё…, Рейн, спасибо за вчерашнюю помощь. Психологи предупреждали, что возможны опасные рецидивы при активации детских воспоминаний, – уперев взгляд в землю, пробормотала Тира.

– Твоя порция, – протянул я девушке походную посудину, почти полностью наполненную тёплым, наваристым супчиком. Объём тарелки для драконида превышал человеческую норму, но юнианка быстро справилась с пищей. На нейтрализацию психологического срыва организм потратил кучу энергии и теперь стремился её восполнить.

– Э-э-э, а в чём я была одета, когда проснулась, и куда одежда исчезла, или это мне спросонья показалось? – передавая мне пустую тару, пробормотала девушка.

– Не показалось, – покачал я головой. – Лиганский артефакт достаточно сложное устройство. При правильном управлении оно выполняет множество функций. Одежда – одно из них. Я загрузил в контур управления десяток вариантов на разные случаи жизни.

С этими словами на комп девушки я переслал картинки запрограммированных вариантов одеяния.

– Хм-м, откуда они у тебя. Пару нарядных костюмчиков я узнаю, встречала в рекламе, а вот остальные мне незнакомы, – через некоторое время, разобравшись с виртуальными изображениями, поинтересовалась юнианка.

– Долго путешествую, – уклончиво отозвался я.

– Фу-у…, Подумаешь, секрет! Доберусь до дома, сама узнаю, – фыркнула девушка.

Дальнейшее путешествие протекало относительно спокойно. Попутчики хитрыми вопросами пытались выведать что-нибудь интересное обо мне, а я узнавал мелочи жизни драконидов и юнианцев, которые не описываются в инфосети. Конечно, я схитрил, постоянно считывая поверхностные мысли членов экспедиции по методике Тартары. Это у меня получалось всё лучше и лучше. Короткий звуковой ответ давал в сознании подробную картину. Тира в основном общалась с драконидом и со мной, поставив меня вровень с шаманом. Псионы высокого уровня умели чистить одежду и избавлять её от влаги, а вот исчезновение палатки утром и появление её вечером оставляло много вопросов, на которые я отвечал только загадочной улыбкой и ссылался на артефакты древних.

Пару раз за десять суток похода интуиция подавала слабые сигналы опасности, но ни дух, ни посылка более частых охранных заклинаний не выявляли вблизи противника. Это мне не нравилось. После внушительного поражения враги готовили более основательную засаду или ловушку. На нескольких остановках в чистых зонах я просил шамана и псионку использовать собственные возможности в прогнозировании событий. К сожалению, они, как и моя интуиция, обнаруживали только смутные отголоски опасности.

Глава 9. Следы древних


Шаман драконидов С-Сан готовился к операции очень основательно. Повторять ошибки молодого соратника он не хотел. Дождавшись заказанной ранее разведывательной техники, он установил её возле второй угаданной точки обнаружения чужого отряда. В этот раз никакого нападения не планировалось. Учитывая, что существует ещё одно возможное место присутствия наёмников на планете, С-Сан не хотел ввязываться в бой при такой вероятности событий. Чужаки могут и во второй точке покрошить драконидов, раз существует третья. Вероятность выигрыша для шамана именно в последней точке наибольшая, поскольку предсказание не показывало в последующем других мест присутствия врагов на поверхности.

С-Сан ещё больше перестраховался, разместив системы наблюдения подальше от второго места встречи, и не прогадал. Теперь точно определился состав отряда противника. Вёл наёмников кто-то из местных поселенцев. Характерное одеяние, выполненное из шкур животных, не оставляло в этом сомнения. Вторым шёл молодой мужчина – шаман людей. Его прекрасно запомнили и описали побывавшие в плену С-Мор и члены его отряда. Человек был силён, очень силён! Несмотря на удалённость фиксирующих камер летающих дронов от пути наёмников, он частенько посматривал в сторону их расположения. Вряд ли наёмник обнаружил видеооборудование на замаскированной мобильной платформе, но он чувствовал чужой взгляд даже на таком невероятном расстоянии. С-Сан не обнаружил бы наблюдение даже на десятой части этого расстояния.

Холодок, закравшийся в сердце драконида, однозначно предсказывал поражение в прямом бою с людским шаманом. Не стоило думать о захвате противника живьём и целеньким. С-Сан сомневался в результате боя, даже если он вызовет на планету оставшиеся на борту кораблей эскадры отряды противодействия.

Третьей в группе шла молодая псионка-юнианка. Определить её уровень по видеозаписи было невозможно. Эта раса довольно странная. В экспедицию драконидов они могли послать очень сильного псиона. Особенно если учесть, что замыкал построение старый и опытный шаман – бывший глава экспедиции клана Дис. Фотографии членов экспедиции имелась в распоряжении С-Сана. Он хорошо изучал потенциальных противников и прекрасно знал, что юнианцы, за исключением единичных исключений, практически не общаются с обычными представителями человеческой расы, считая их низшими. Здесь же, во время всего промежутка съёмки, наблюдался активный диалог между человеком, юнианкой и драконидом. Только это говорило о том, что молодой человек – псион с уровнем не ниже, чем у девушки. Два псиона, пусть даже среднего – шестого уровня, обычно посылаемых империей на специальные задания, в ближнем бою страшная сила. На небольшом расстоянии они даже атакующие штурмовики без особых проблем вгонят в землю. Да и пробить поставленный псионами силовой щит бывает не так просто. Теперь шаман понимал, что у предшественника в прямом столкновении просто не было шансов.

С-Сан разработал план операции, идеальный с его точки зрения, но самостоятельно выполнить его всё же не решился. Через небольшой промежуток времени он получил одобрение из штаба. В его подчинение передали дополнительный отряд противодействия. Руководство посчитало, что одному справиться с мощным шаманом противника будет не так-то просто.

Чем ближе мы подходили к конечной точке маршрута, тем беспокойнее ворочалась интуиция. Отряд выбрался на самый край джунглей, дальше начиналось заросшее невысокой травой мелководье. Для засады территория – удобнее некуда. До нужного места, отряду необходимо пройти около километра, но по практически открытой местности. Глубина воды – не больше полуметра. Дно – сплошной камень. Слой травы на поверхности воды совсем небольшой. Как рассказал Лест, ветры с озера каждый сезон сдувают растительность с поверхности. Зон смерти вокруг совсем немного. В основном они начинаются как раз возле той точки, где предположительно находится шлюз. Похоже, когда-то под озером находился огромный город.

Дух обследовал доступное ему пространство вокруг, но врагов не обнаружил. Мои поисковые заклинания тоже противника не нашли. Можно бы и идти, но и у меня, и у спутников предчувствия неприятностей нарастали. Проверив округу ещё раз, всё же дал команду на движение.

Подловили нас как раз на середине пути. Раздался пронзительный свист и мощные удары сбили всех с ног.

(Дух: – Попадания бронебойными пулями по ногам. Наблюдаю летающих роботов в четырёх километрах от нас с обеих сторон. Из мёртвых зон выползают ещё какие-то железяки. Будет жарко.)

Место для обороны очень неудачное, по расчётам неприятеля. Только враг не учёл меня. Заклинания в чистой зоне работали прекрасно, и я прикрылся универсальным щитом всех стихий.

Приказал подопечным нырять под слой травы и, не высовываясь на поверхность, двигаться в сторону шлюза. Одновременно послал сканирующий импульс окрестностей. Теперь скрываться стало бессмысленно. Дух установил связь с компами спутников и переслал полученную с локатора карту местности. Я остался прикрывать и отвлекать на себя противника. Пришлось наорать по ментальной связи на юнианку. Та не спешила выполнять приказ. Хорошо, такой вид связи частично передаёт эмоции, и только предупреждение, что при следующей встрече хорошенько всыплю ремнём по месту, ищущему приключений, заставило девушку ползком отправиться вслед за остальными.

Пришло время разобраться с нападавшими. Включил локатор на полную мощность. С нескольких сторон приближались летающие машины противника, но до них было ещё далеко. Над поверхностью из ближайших смертельных зон, в мою сторону скользили роботы. Дух, используя ранее скачанный сетевой каталог, определил их как диверсионных. От защиты постоянно рикошетировали пули дальнобойных винтовок других роботов. Хорошо меня подловили! Ближайшие желязяки находились в режиме спячки, и обнаружить их, тем более в зонах смерти, без включения локатора было невозможно. Летающие роботы с дальнобойным оружием вообще находились слишком далеко, даже для духа, не говоря уже о моих охранных заклинаниях.

Решил сначала расправиться с ближайшими противниками. Штурмовая винтовка драконидов в теневом кармане у меня имелась. Обойма ушла мгновенно. С подсказкой интуиции поразить мощными зарядами быстрых, но не очень бронированных, диверсионных роботов оказалось несложно. Десяток, потрескивающих разрядами от взорвавшихся аккумуляторов, кучек железа замерло вокруг купола защиты.

Следующие на очереди роботы-снайперы. Эти штуки замаскированы и защищены не в пример лучше. Меня это не остановило. Локатор прекрасно показывал их место нахождения, да и короткое предсказание работало исправно. Сбить со штурмовой винтовки робота невозможно, а вот повредить его единственное оружие можно легко. Через несколько секунд прекратили стрелять и эти изделия чужой военной промышленности. Ремонтировать заклинившее вооружение роботы не умели.

Пришло время наказать уже подлетавшие машины с десантом противника. Слишком близко для работы заклинаний я не стал их подпускать. В теневом кармане имелись оборонительные ракеты драконидов из трофеев, взятых у боевиков возле экспедиционного лагеря. В обычных условиях нанести серьёзный урон штурмовикам или десантному боту, прикрытых силовыми экранами защит, не так-то просто, но я мог создать и необычные условия.

К сожалению, ракет в наличии немного. Со всеми летающими машинами противника я не справлюсь, но пыл им поубавлю. На каждую цель запускал три ракеты с точно рассчитанным интервалом попадания. Первая, попав в защиту, просаживала сегмент экрана в этом месте. Следующая врезалась в то же место, когда защита уже ослаблена, заставляя стянуть энергию щита к месту попадания с соседних участков. Через мгновение брешь в защите ближайших сегментов должна восстановиться за счёт дальних, но как раз в это мгновение третья ракета добиралась до машины, через образовавшуюся дыру в силовом щите.

В чём-то ещё и повезло. От одного попадания в раскрытый для выпуска торпед люк, штурмовик развалился в воздухе. Второй штурмовик с повреждённым двигателем отвалил в сторону, оставляя за собой внушительный чёрный шлейф. Десантный бот получил заряд в кабину пилотов и приземлялся уже под управлением аварийной автоматики, гораздо дальше от меня, чем рассчитывалось.

Такого отпора противник не ожидал и решил больше не терять технику и людей понапрасну. Оставшиеся четыре штурмовика открыли ураганный огонь из всех видов штатного оружия по небольшому тёмному куполу, из которого их встречали так неласково.

Ждать огненного привета я не стал. Под серьёзным напором щит всех стихий может и не устоять. Оставив защитный купол для отвлечения внимания, ушёл в тень и направился к подопечным, уже проникнувшим под охранный полог шлюза. С экрана моего локатора друзья исчезли, а это было возможно только под магической защитой. Значит, найденный ключ доступа опять сработал.

С-Сан угрюмо рассматривал результаты побоища, стоя в огромном пятне воды среди зелёной травы, плавающей по поверхности вокруг. Удар штурмовиков уничтожил непонятную защиту противника, испарив всё, что было под ней, но червячок сомнения упрямо твердил, что противник избежал смерти, каким-то образом исчезнув в последний момент. Да и биосканер не показывал в воздухе наличия чужеродных молекул. Люди испарились бесследно, что невозможно в принципе. Так хорошо разработанная операция потерпела провал.

Изначально рассчитывалось выведение из строя псионов с помощью тяжёлых ранений из дальнобойного оружия. В дальнейшем роботы с винтовками должны не давать простора действия дракониду. Планировалось, что диверсионные роботы специальными зарядами нейтрализуют и обездвижат членов отряда противника. Десантникам осталось бы загрузить раненых пленников в бот и отправиться на базу.

Враг оказался слишком силён или знал о нападении и подготовился. Шаман склонялся именно к последнему варианту. Дракониды делали прогноз! Почему нельзя сделать прогноз противнику? Этот вариант они как-то упустили. Подготовка ловушки происходила за двое суток до столкновения. Почему С-Сан посчитал, что человеческий шаман действует без прикрытия, он и сам не знал. А прикрытие, или отряд разведки наверняка имелся и побывал на месте столкновения несколько раньше, доставив на поле боя военное снаряжение и оборудование стационарного купола силовой защиты.

Компьютер базы просчитал результаты боя. Без сложного специального управляющего центра невозможно поразить защищённые летающие объекты оборонительными ракетами. Разве что в составе отряда находился псион-предсказатель высокого уровня. Что вполне возможно. Вот только тащить на себе девять ракет по джунглям маленький отряд никак не мог. Это даже если не учитывать стационарную защиту, с большим трудом разнесённую штурмовиками. Похоже, готовились к встрече, раз её нельзя избежать, не только дракониды. Это лишний раз указывает на наличие у противника предсказателя или даже пророка.

С-Сану стало не по себе. С такими силами шаману спорить очень не хотелось. Именно поэтому духи предков отказались с ним говорить. Пророк иногда сам творит новые ветви вероятного развития событий. Хорошо хоть в этот раз его отряд не пострадал. Приземление бота, хотя и произошло жёстко, но почти в штатном режиме. Погибли только пилоты бота и одного штурмовика. Уничтожение роботов шаман в потери не записывал. Дракониды с уникальной подготовкой гораздо дороже каких-то железок, а подготовка специального отряда обходилась намного дороже подготовки обычных пилотов. Так что можно считать, что поражение обошлось малой кровью. Отряд прикрытия у человеческого шамана оказался небольшим, иначе у него хватило бы сил доставить заранее к месту боя более серьёзное вооружение. В этом случае шансов уцелеть у драконидов не было бы совсем.

Последнее место фиксации подопечных на карте у меня имелось по данным сканера. Так что добирался недолго. Больше времени затратил на проникновение сквозь воду и скалу в помещение шлюза. Физические препятствия при перемещении в тени ощущались как вязкая среда, к тому же обзор сужался. Помещение походило, на уже мне знакомое – такое же куполообразное, только освещено гораздо лучше предыдущего. Небольшая часть потолка посередине излучало мягкое зеленоватое свечение. Несмотря на нахождение объекта в месте смертельной аномалии, заклинания здесь работали гораздо лучше. Скорее всего, имелась дополнительная подпитка.

Сразу выходить в обычное пространство не стал, застав спор спутников, точнее, спор юнианки и драконида.

– Почему это мы не могли остаться помогать наёмнику? – недовольно глядя на собеседника, продолжала разговор девушка.

– Он главный! – пожал плечами шаман. – Отдавая приказ, он знал, что делать, в отличие от нас. Сама же говорила перед выходом, что ощущаешь опасность. Парень точно знал, что нападение будет, поэтому и заставлял нас несколько раз внимательно осматривать окрестности.

– Я – псион и могла оказать помощь! – упрямилась Тира.

– Дробовиком! Против роботов! – с насмешкой поглядел на девушку драконид. – Ты даже отняла у него несколько секунд, начав препираться после приказа.

– Всё равно, надо было остаться. Один он может не справиться! Если бы не его странная угроза, я бы не ушла, – недовольно продолжала ворчать Тира.

– Это чем же Рейн пригрозил, что ты даже меня обогнала? – улыбнулся шаман.

– Он … Вам знать не обязательно – буркнула Тира.

– Ты ничего не почувствовала, когда удирала? – через некоторое время задумчиво уставился на замолкнувшую девушку шаман. – Меня обдало теплом, как во время твоего вечернего лечения в палатке после первого боя.

– Ещё бы, не чувствовать! Да мне спину, как кипятком ошпарило, вот я и рванула вперёд, не разбирая дороги, – пряча смущение от предыдущего вопроса, утвердительно кивнула девушка.

(Дух: – Юнианка лучше шамана чувствует магические потоки.

Рейн: – Ещё бы ей не чувствовать! У стихийных магов все внешние контуры открыты, и управлять каналами они не умеют. Поэтому и сгорают от перенапряжения при использовании магии стихий в сложных обстоятельствах.

Дух: – Тогда следует позаниматься с девушкой. Ведь здесь на планете она живёт в постоянном стрессе.

Рейн: – Надо провести нормальную инициализацию, чтобы прикрыть каналы. В походе это сделать не так просто. Будет хотя бы несколько спокойных деньков – обязательно займусь.

Дух: – Наверное, стоит выбраться за защитный барьер и войти по-нормальному, а не появляться здесь из ниоткуда.

Рейн: – Это я как-то не подумал. Ты прав.)

Выбравшись за пределы шлюза, я вышел из тени и спокойно проник через барьер. Магический замок давно сбросил блокирующие проход настройки и подчинялся как ключу, так и любому магу, способному разобраться с управляющим контуром.

– Что сидим с грустными рожами? – улыбнулся я, оглядывая застывшую компанию.

– Но как…, – с недоумением схватилась за ключ на цепочке юнианка.

– Замки старые, открываются отмычкой, если знать, как действовать, – не стал скрывать я.

– А ты знаешь? – подозрительно посмотрела на меня юнианка.

– Пошли! Покажу!

Подхватив за руку, я подвёл Тиру в коридор к защитному барьеру. Сбросив через комп зрительный образ контура замка, с интересом стал наблюдать за девушкой. Если у неё достаточно мощные магические каналы, она должна увидеть заклинание. Обычно сознание не воспринимает того, что не понимает. Заклинание я ей показал, теперь девушка может его обнаружить. Держа юнианку за руку, немного добавил ей магической энергии. Это должно помочь. У меня в теле уже не дикая сила стихии, а упорядоченная разумом энергия. На некоторое время туман хаоса в каналах девушки должен развеяться, и она увидит чёткую картинку магических потоков. Так и произошло. Тира с удивлением поводила свободной рукой возле замка. Естественно ничего не случилось. Управлять потоками она не умела, но уже их видела.

– Что это такое? – перевела на меня удивлённый взгляд юнианка, оторвавшись от довольно завораживающего зрелища сложного заклинания.

– Обычный защитный барьер на основе стихии воды, аналог стандартных силовых экранов, только выполненный на несколько необычных полевых принципах, – коротко пояснил я.

– Стихия воды… значит, – задумалась девушка.

Похоже, такое выражение она где-то встречала.

– Но-о… лиганцы… давно…, – широко открыла от удивления глаза юнианка, наконец, вспомнив, где оно встречалось.

На несколько мгновений в проходе повисла напряжённая тишина.

– Не одни лиганцы, знали некоторые секреты мирозданья, – отрицательно покачал головой я, отметая мелькнувшее у неё предположение по поводу моей принадлежности к вымершей расе.

– А почему мы об этом не знаем? – с какой-то детской обидой в голосе произнесла девушка.

– Потом, как-нибудь, расскажу, если перестанешь относиться к обычным людям, как к низшим созданиям, – улыбнулся я.

– Я пытаюсь, – вздохнула девушка. – В семье меня воспитывали без такого отношения к белокожим. Мы много путешествовали в человеческих мирах. Но детская травма после гибели родителей оказалась слишком сильна. Да и юнианцы воспитываются в империи с превосходством по отношению к остальным людским расам.

– Что вы там долго рассматриваете? – заглянул в проход драконид.

– Ставлю эксперименты над представителем юнианской цивилизации, – с иронией кивнул я на задумчивую девушку.

– Ха-а…, вижу, эксперимент проходит удачно! Тира не собирается освободить руку из грязной лапы низшего, – усмехнулся шаман.

– Он не низший, хотя и наёмник, – пробурчала девушка, даже не пытаясь освободиться от моей руки. Посмотрев мне в глаза, она констатировала:

– Ты мне как-то помог увидеть.

– Ну, не без этого, – кивнул я. – Сама бы тоже смогла, но не так чётко и не сразу.

– Что увидеть? – заинтересовался шаман.

– Разрешишь? – не отрывая от меня взгляда, спросила Тира.

Я кивнул.

Девушка переслала на комп драконида изображение заклинания.

– Интересно!

Шаман подошёл ближе и стал напряжённо вглядываться в щит.

– Странно! Я вижу дымку, только не глазами, а внутренним чувством, обычно пробуждаемым в трансе. Иногда можно просмотреть какие-то линии, совпадающие по месту с изображением. Контуры узнать можно, но целиком картинка не наблюдается.

Драконид озадаченно обернулся к нашей парочке.

– Шаманам иногда доступно то, что не может увидеть обычный псион, – подтвердил я. – У вас развит соответствующий раздел разума.

– Но она же тоже видит, но Тира – не шаман. Я это точно знаю, – удивлённо пробормотал драконид, кивая на девушку.

– Так она и не псион, – усмехнулся я, в очередной раз, приводя девушку в замешательство. Понимая, что нужно немного пояснить своё высказывание, добавил:

– Она, впрочем, как и её родители, нечто другое. При правильном обучении такие люди могут достичь гораздо большего, чем в своё время получили лиганцы. К сожалению, больше ничего сказать по этому поводу не могу, так как дальнейшая информация по лиганцам касается моего предыдущего задания. Как только Тира вернётся в империю, она может попытаться получить доступ к этим сведениям.

– И получу! – упрямо поджав губы, пробормотала юнианка.

– Раз мне просвещение в этом вопросе не светит, можно хотя бы узнать, что мы будем делать дальше?

Шаман ожидал ответа на вопрос, уставившись на меня.

– Ладно, – хитрая ухмылка не покидала моё лицо, – пойдёмте дальше ставить эксперименты.

– Ага, – догадавшись, кивнул шаман, – здесь же должны быть секретные шкафчики!

– Я их тоже сама увижу? – почти с детской надеждой посмотрела мне в глаза юнианка.

– А куда ты денешься с подводной лодки! – подтвердил я.

– С подводной… чего? – не поняла Тира.

Пришлось пояснить выражение другого мира, часто используемое одной из моих матерей. Мы вернулись в шлюз. Я по-прежнему не выпускал руку девушки и подкачал ей немного энергии.

– Здесь кругом возле стен дымка, – осмотревшись, удивлённо прошептала она.

– Хм-м…, и точно! Как я раньше этого не видел? – озадаченно уставился на стену перед глазами шаман.

Я послал девушке внешний образ заклинания шкафчика.

– Я увидела! – радостно воскликнула она. – Картинки как будто проявились поверх стены.

– А я опять вижу только обрывки каких-то нитей, – недовольно пробормотал шаман, после того как Тира передала ему образ заклинания.

В этом шлюзе мне повезло немного больше. Три отсека с цилиндрами оказались полными, и ещё в двух десятках находилось от одного до пяти штук. Около девяноста артефактов перекочевали в теневой карман.

– Жаль больше ничего не нашли, – проворчал шаман. Он не возражал, когда я нагло прикарманил найденные сокровища. Тира пояснила дракониду, что в запасниках музеев империи хранится несколько сотен таких устройств. Только никто не знает, что с ними делать.

– Почему не нашли? – ухмыльнулся я. – А если посмотреть под ноги.

– Хм-м…, а ведь и на полу дымка. Там что, тоже какие-то сейфы находятся? – удивился драконид.

– Нет, – вместо меня задумчиво пробормотала девушка. – Я различаю некоторые линии, и они гораздо толще тех, что на стенах. Рейн, картинка на полу похожа, но не такая.

– Основа та же, – кивнул я. Девушка уже без моей помощи начала различать контуры заклинаний. – Но это не шкаф, а лифт. Мне кажется, внизу нас ждут интересные открытия. Тем более, появляться на поверхности нам ещё долго не стоит. Вряд ли враги оставят это место без наблюдения. Я бы на их месте уже не пытался нас захватывать, а направил с орбиты сюда мощное орудие и при любом обнаружении движения испепелил бы поверхность.

– Наши военные так бы и сделали. Вряд ли генералы вражеского клана отличаются от наших, – кивнул драконид. – Рейн, ты считаешь, что этим древним лифтом можно воспользоваться?

– Да. Мало того, я уверен, что питание к нему поступает снизу. Там есть до сих пор действующие источники энергии. Конструкция управляющего контура мне известна, к тому же у Тиры есть ключ, которым можно воспользоваться.

Я показал девушке точку на стене, к которой нужно приложить металлическую пластину. Когда девушка выполнила это, посредине помещения образовался световой цилиндр, обозначающий габариты шлюза. Мы все зашли в него. Площадь позволяла перемещать сразу человек тридцать. Так что свободного места было полно. Как только Тира прошла сквозь световой полог, рядом с ней выскочила голограмма небольшого пульта. Обозначения на кнопках не походили на символы языка драконидов. Да они вообще ни на один язык не были похожи. Хотя я его прекрасно знал. Язык богов ни с чем не перепутаешь – слишком сложные по смыслу иероглифы, да ещё и накладывались друг на друга.

– Символы мне знакомы, но я не понимаю, что они значат. В семье императора сохранились некоторые записи с такими каракулями, но многое расшифровке не поддаётся, – сообщила юнианка, рассматривая изображение пульта.

– К сожалению, выбор у нас небольшой, – нахмурился я, разбираясь с пультом. Нужным чёрным цветом, обычно применяемым для индикации какого-то разрешения, поочерёдно моргали лишь две доступные комбинации кнопок. – По ключу разрешён доступ только на два подземных уровня. Могу взломать систему управления лифтом, но тогда внизу можем встретить неожиданности, в виде работающей защиты от проникновения таких умников.

– Лучше сначала посмотреть, что можно, а уж потом будем ломать, что не нужно, – пошутил шаман.

Я указал первую комбинацию девушке, и она поочерёдно пощёлкала по виртуальным клавишам. Раз ключом воспользовалась Тира, то ей и управлять доступом дальше.

Всё-таки нам до богов далековато. Создавать отличные артефакты они могли лучше. Лишь немного изменилось свечение, а наша группа уже оказалась в другом помещении.

(Дух: – Шеф, мы правильно сделали, что не полезли ломать лифт древних. Насколько я успел заметить, заклинание земли – только верхний уровень управления. Под ним ещё куча контуров из различных стихий. Моя скорость мышления едва позволила записать их в память в момент перемещения. Надо будет основательно разбираться. Это не портал, но что-то похожее на нашу тень. Мы перемещались в толще камня как бы в другом пространстве.

Рейн: – Я поэтому и отдал управление юнианке. Интуиция твердила, что не стоит ломать то, что работает.)

Из шлюза имелось четыре выхода, затянутые плёнками автономных щитов на базе стихии воздуха. Все уставились на меня.

– Шкафчиков в стенах нет, так что можно положиться на выбор девушки. Нам всё равно, куда двигаться.

Юнианка не стала долго думать и направилась туда, куда смотрели её глаза, то есть мимо меня к одному из проходов. Проходя мимо, она взяла меня за руку.

– Мне так спокойнее! – пробормотала она.

(Дух: – Ещё бы ей не быть спокойнее, когда мы качаем в неё жизненную силу.

Рейн: – Не бурчи! Девушка не должна волноваться. Ей это вредно и как стихийному магу и как члену нашей экспедиции, владеющему ключом доступа.)

Следом двинулись шаман с поселенцем. По мере нашего движения в коридоре вспыхивало освещение, такое же приглушённое, как и в помещении шлюза. Первая находка обнаружилась уже в паре десятков метров от входа. На полу лежала небольшая кучка. Сканирующее заклинание, до того как разрушиться от воздействия потоков смерти, показало занятную картину. Когда-то это был драконид, но судя по всему, погиб он мгновенно, сгорев и осыпавшись кучкой праха. Произошло это настолько давно, что даже металлические вещи, находившиеся на нём, превратились в прах, не говоря уже об одежде. В пепле находилось всего лишь парочка золотых украшений с необычными камушками и знакомый нам цилиндр. Тот вывалился из тела после смерти носителя, собравшись в изначальную форму. В украшениях никаких заклинаний я не видел, если они там когда-то и были, то небольшая воронка смерти, как раз на месте погибшего, давно развеяла их и утянула магическую энергию. Пока мы дошли до большого помещения, такие кучки нам встретились лишь трижды. Зато в открывшемся взгляду огромном зале обнаружились горы праха, бывшие когда-то различным оборудованием и живыми телами. Я не ошибся. Этот мир издавна принадлежал драконидам. Гравировка на некоторых найденных драгоценностях не оставляла в этом сомнения. Сканирующее заклинание показывало, где находятся сохранившиеся вещички. Покопавшись в горах пепла и мусора, мы насобирали приличную кучку цилиндров и различных украшений. Я подозревал, что часть из них когда-то были амулетами и артефактами, но заклинания, заложенные в них, не устояли под напором дыр, засасывающих энергию в порталы смерти. Зал вообще являлся одним таким огромным порталом. Воздействию чужого пространства не поддавались только защитные артефакты.

(Дух: – Похоже, мыслящие погибли мгновенно, сгорев изнутри.

Рейн: – Все! Одновременно! На всей планете! Превратив её в филиал смерти! Вот это силища у противника была!

Дух: – Возможна и диверсия.

Рейн: – Мне интуиция подсказывает немного другой вариант развития событий. Кажется, великие древние маги действительно вообразили себя богами и влезли в материи, с которыми справиться не сумели. Что произошло – трудно сказать, но горки пепла очень похожи на останки магов, не справившихся с потоком вызванной энергии. Сдаётся мне, резко скакнул вверх потенциальный уровень магической энергии в реальном пространстве, причём увеличился сразу на порядок, а то и на два. Ни истинные маги, ни созданные из обычных мыслящих не выдержали удара. Грандиозная цивилизация погибла мгновенно и полностью, уничтожив всех возможных носителей магической энергии. Поэтому наблюдается такой низкий уровень одарённых мыслящих. Для восстановления популяции с нужными возможностями понадобилось невообразимое количество тысячелетий.

Дух: – А как же юнианцы? У них почти все псионы.

Рейн: – Псионы – не маги! У них используются только внутренние силы. Они не подключены к внешним источникам. Всплеск мощности внешних потоков им не мог повредить. Магов в их цивилизации должно быть не намного больше, чем у остальных, если бы они не встретились с лиганскими, созданными древним храмом магами. Это дало толчок в развитии именно магической ветви в роду императора.

Дух: – Похоже, здесь мы ничего полезного не найдём!

Рейн: – Как сказать! Обучающие храмы должны быть и на этой планете. Ими нельзя воспользоваться без слёз океана с Мокрой, поэтому доступ к ним будет затруднён. В этом мире не было мощных установок древних, способных привести к планетарной катастрофе. К тому же в подземельях уникальные условия для сохранения остатков цивилизации. Просто времени прошло слишком много, и остались существовать только зацикленные на себя артефакты, такие как цилиндры, щиты, шлюзы или те же храмы. Даже золотые безделушки сохранили бы магические свойства, если бы не порталы смерти.

Дух: – Почему не было таких порталов на той же Мокрой? Там же тоже погибли маги!

Рейн: – Сейчас трудно сказать, но, похоже, со стихией смерти работали именно в этом мире, на тех установках, прах от которых перемешан с пеплом местных жителей. Энергия магического всплеска создала условия прорыва пространства и образовались энергетические проколы в местах гибели энергоносителей, то есть магов. Всё это только предположения. Нам слишком далеко до уровня древних магов этой вселенной. Мы знаем лишь немного больше, чем слуги, обучающиеся в храмах древней цивилизации. Поэтому обучающий центр уничтоженной цивилизации стоит поискать.)

– Не понимаю: что здесь могло произойти, – пробормотал шаман, обозревая на кучу сокровищ.

Девушка тоже вопросительно уставилась на меня. Пришлось в несколько расширенном виде представить мой разговор с духом. О магических потоках подопечные вообще представления не имели. Лишь юнианка кое-что припомнила об этом в прочитанных когда-то древних хрониках, хранившихся в семье императора.

Появившуюся цель поиска я от спутников скрывать не стал. Попасть в храм без слёз океана им вряд ли удастся. Возможно, некоторое количество этих кристаллов и можно здесь обнаружить, как это удалось сделать у себя на планете лиганцам, но много жемчужин здесь храниться не может. Так что конкурентами моей империи такие маги не будут, а вот союзниками могут стать вполне. Стоило заранее перетаскивать подходящих мыслящих на свою сторону.

Про кристаллы я пока спутникам не стал рассказывать. Пусть помогают искать храм. Обыскать всю планету вчетвером мы, конечно, не сможем, но я‑то знаю, где он может находиться. Древних вулканов на планете не может быть много. Храм наверняка имеет замкнутый магический контур, так что, как и на Мокрой и у лиганцев, здесь точно не пострадал. Подпитка от энергии планеты возможно только через жерло вулкана. Осталось найти такой вулкан. Условия понятны. Он должен быть потухшим, поскольку храм забирает энергию для собственных нужд. Располагаться недалеко от больших центров бывшей цивилизации. Их можно обнаружить по большим порталам смерти.

Работы намечалось много, но спешить мне некуда. Веру в успех поиска добавляли найденные в пепле другие ключи от шлюзов. Так же, как и цилиндры, они не поддались времени. В поисках добычи мы бродили по залу несколько часов. Горка трофеев непрерывно росла. К сожалению, понять, чем был этот зал, и что в нём происходило, не удалось даже с помощью искина.

– Э-э-э, а мы тут не сдохнем с сокровищами, но без еды? – устало задал вопрос Лест, уставившись на приличную горку драгоценностей.

– При желании, можно поохотиться под водой, не выходя на поверхность. Наши необычные скафандры позволяют, – ответил на вопрос шаман.

– Непонятно только, почему древние жители одевали защиту, спускаясь сюда, – задумчиво пробормотала юнианка, рассматривая и перебирая золотые вещички.

– Трудно сказать, но скорее всего здесь производство было связано с опасным излучением. За миллион лет даже радиоактивный материал распадается, – предложил объяснение я.

– Нам не утащить эту гору находок, – кивнула девушка на груду найденного драгоценного барахла.

– Проблема решаемая, – улыбнулся я, ложа руку на драгоценности.

Гора золотых изделий тут же исчезла, благополучно перекочевав в теневой карман.

– Нечто такое я и предполагала.

Юнианка не удивилась.

– А пояснить! – с недоумением пробормотал шаман.

– В хрониках написано, что лиганцы имели специальные сумки или контейнеры со сжатыми пространствами, – ожидая подтверждения, вопросительно уставилась на меня девушка.

– Я знаком с этой технологией, – совсем не соврал я, а уж как поймут ответ спутники, это меня не интересует.

– Палатка оттуда же, – понимающе кивнул шаман.

Отдыхать мы по привычке устроились в палатке. Хотя все устали после напряжённых событий, спать не хотелось. Как обычно, меня закидали вопросами, в том числе и по сжатым пространствам. На большую часть я ответил с некоторыми недоговорками. Передавать им информацию я не боялся. Проверенная временем клятва секрета не даст им без разрешения раскрывать мои тайны другим.

Только устроились отдыхать после разговора, как поднял тревогу дух. Выпускать я его не мог, поэтому свалил на него обязанность по контролю за внешней обстановке с помощью сторожевого заклинания. Не будь здесь разрушительного действия порталов смерти, оно бы продержалось сколько нужно, а так приходилось постоянно его энергетически подкреплять.

(Дух: – Шеф, похоже, нас собирается атаковать рой небольших летающих ящериц. Таких тварей на поверхности мы не встречали. Размер не больше ладошки, но их слишком много и очень уж целеустремлённо они движутся в нашу сторону.

Рейн: – Откуда они тут? Здесь же жрать нечего!

Дух: – Насколько вижу, появились они из дальнего конца зала. Там есть небольшая трещина в полу, вот они и прут оттуда.)

Я успел только разбудить спутников, как мы подверглись нападению. Агрессивные жители подземелья оказались не так безобидны, как мне показалось. Не имей мы защитных артефактов, тут бы и конец пришёл нашему путешествию. Мало того, что летающая мелочь очень ловко маневрировала, так она ещё и плевалась сгустками огня, прожигающими всё на своём пути. Палатка мгновенно превратилась в какое-то рваньё. Лавина огненных капель прошлась и по нашей одежде, превратив её в лохмотья. Попытка ударить по агрессивным малышам заклинаниями ни к чему не привела. Мало того, что энергия выпущенных заклинаний быстро поглощалась в провалах смерти, так ещё и ящерицы оказались устойчивы против магического воздействия. Пришлось отбиваться холодным оружием. Артефактные мечи отлично резали летающих тварей, но попасть по юрким маленьким целям было не так просто.

(Дух: – Шеф плесни на них водой. У тебя в теневом кармане есть запас.

Рейн: – Думаешь, поможет?

Дух: – Плюются огнём, значит, не любят воду!)

Зачерпнув из кармана часть водного запаса, ударил по налётчика водяной стеной. Дух оказался прав. Как только радужная плёнка воды достигла первых особей, вой поднялся такой, что уши заложило, и нападавший рой быстро ретировался в ту же трещину, откуда появился.

Я посмотрел на спутников и не смог удержаться от смеха. Их походная одежда стала похожа на крупноячеистую сеть и тел почти не скрывала. На мне по-прежнему виднелся комбинезон, вот только его вид поддерживал дух за счёт артефакта древних. Тира с непониманием взглянула на меня и, только переведя взгляд на себя, обнаружила, что стоит почти голая. У девушки сработало подсознание, и тело мгновенно прикрылось спальной одеждой, вид которой я загрузил в артефакт во время лечения девушки после первой стычки с драконидами.

Теперь смеялся не я один. Кружевная пижамка и такие же брючки смотрелись на девушке очень соблазнительно. Поняв нелепость наряда, рассмеялась и девушка. Всё-таки смех способствует нервной разрядке. Отсмеявшись, с моей помощью подопечные настроили артефакты на имитацию походных комбинезонов. У меня в теневом кармане, подходящей одежды не нашлось, да и в данных условиях лучше обходиться возможностями цилиндров. Видно не зря, спускаясь сюда, жители использовали такую защиту. Одежда из жидкого металла чувствовалась более грубой, но некоторое время можно и потерпеть, учитывая налёт огненных ящериц.

После нервной встряски спать уже не хотелось, и мы занялись исследованием разрубленных тушек. Подземное создание оказалось достаточно удивительным даже для меня. Выглядело как ящерица с крыльями летучей мыши, но по факту больше напоминало горгулий из сказок, поскольку питалось, как чем-то биологическим, судя по останкам пищи в желудке, так и камнями. Воду эти животные не переносили. Поверхностной чешуе влага вреда не наносила, но, проникая под чешуйки, действовала на кожу как кислота, растворяя её.

Переволновались мы зря. Зверушка абсолютно безвредна для мыслящего с артефактной защитой. Огненные плевки не наносили урон наноброне, а мощные челюсти не прокусывали поверхностный слой защиты. Ящерицы представляли опасность только для незащищённых объектов.

(Дух: – Сдаётся мне, шлюзы как раз и не давали этим тварям вырваться на поверхность.

Рейн: – Очень похоже на то, особенно если учесть, что на этих тварей не действует магия.

Дух: – А могут быть подземные сооружения древних -фермами, где их разводили?

Рейн: – Я даже догадываюсь для чего. Судя по анализу состава тварюшек, из чешуи как раз и производили жидкий нанометалл для изготовления защитных артефактов и чего-нибудь другого, нужного для магов. Жаль, мы не сможем пока узнать, как это делалось. Оборудование превратилось в труху, а заклинания рассеялись.

Дух: – Без порталов смерти здесь не обошлось.

Рейн: – Это единственное, что можно сказать точно.

Дух: – Нам пригодится такая технология. Нужно искать храм.

Рейн: – Путешествие затягивается. Придётся послать искина с сообщением к заказчику.

Дух: – Пусть девушка его напишет. Это она не захотела покидать планету. Надо раскрутить юнианцев на дополнительные деньги. Ты не нанимался работать телохранителем. Твоя задача была найти и доставить. Нашей империи ещё один кораблик не помешает.

Рейн: – Придётся искина посылать с сообщением.

Искин: – Несколько дней без меня не пропадёте. Мне уже надоело торчать на краю системы, прячась от кораблей драконидов.)

Тиру я озадачил составлением послания соплеменникам, а с остальными стали решать, что делать дальше. Свои предположения по поводу напавшей живности я не стал озвучивать. Пока это всего лишь предположения. Большую часть запасов и оружия мы потеряли. Огненные плевки ящериц повредили всё, во что попали. Второй палатки у меня в запасе тоже не было. Можно было попросить жён подкинуть в семейный карман нужные вещи, но пока решил обойтись собственными силами. Тем более, палатка в сухом подземелье – небольшая потеря, а некоторое количество еды у меня в запасе ещё оставалось.

Все высказались за решение продолжить раскопки. Закончившая письмо родственникам Тира поддержала остальных. Я передал зашифрованное сообщение девушки искину и отправил его в империю. С этим походом мы подзадержались и сообщить заказчику, что всё нормально, было необходимо. Искин легко взломал шифр юнианки. Как и ожидалось, ничего секретного обо мне в послании не было, некоторые намёки не могли добавить данных на мой счёт к тому, что юнианцы и так знали. В остальном это был обычный отчёт по экспедиции.

Весь следующий день занимались обследованием других коридоров, ведущих из комнаты лифта. Два из них оказались затоплены. Магические щиты перекрывали проход и не давали воде проникнуть в неповреждённые помещения. Раскапывать что-то в затопленных коридорах под защитой артефактного скафандра было вполне возможно, но очень неудобно. Поднимаемая с пола муть сильно затрудняла работы. Так что подводные проходы мы оставили последующим экспедициям, а сами занялись оставшимся, приведшим нас в зал, очень походивший на предыдущий. Я всё больше укреплялся в мысли, что этот уровень – какой-то производственный, изготавливающий полуфабрикаты из горгулий, а весь этот комплекс является фермой по их разведению. Добычей раскопок стала очередная горка драгоценностей и несколько ключей доступа. Больше на этом уровне делать нечего. Стоило заняться вторым доступным этажом.

При возвращении в помещение лифта нас ждал сюрприз. При активации пульта оказались доступны уже большее количество переходов. Сработали и другие ключи, подцепленные на себя юнианкой. Как меня, так остальных это несколько озадачило. Судя по вызываемым голограммам на ключах, они относились к совсем другим точкам на карте.

(Дух: – Мне кажется, мы не в лифте, а в транспортной системе, которая может обеспечивать перемещение не только вертикально, но и горизонтально.

Рейн: – Похоже на то. К тому же, если разобраться в цветовой маркировке, то мы имеем доступ не только к этажам, отмеченным чёрной меткой, но и к синим. Цвет просто показывает, что они подводные.)

Свои предположения я не стал скрывать от спутников. Но вначале всё же решили исследовать второй, доступный ранее уровень.

Глава 10. Осколки мира


Кабинет главы службы разведки империи Ю.

– Скоро придётся назначать тебя заместителем! – устало оторвал взгляд от экрана монитора Пайс Ма Шу – глава службы разведки империи Ю.

– Что-то в последнее время вы из кабинета не вылазите. Зачем тогда вам заместитель?

Лай с неодобрением смотрел на замученного начальника.

– Слишком загадочные события стали происходить в последнее время. Приходится их непрерывно отслеживать. Но я вызвал тебя не для этого. Отчёты по капсуле лиганцев я читаю постоянно. С работой по этому направлению всё ясно. Вот, посмотри полученное сообщение от Тиры Па Ю. Её должен был вывести с сектора драконидов твой таинственный знакомый.

Пайс повернул к подчинённому экран компа.

Лай внимательно пробежал глазами по тексту. Ему не надо даже наклоняться к экрану. Подарок наёмника в виде мощного компа и очков виртуального мира позволял читать любые тексты даже с очень большого расстояния. В сознании псиона сразу появились различные варианты развития ситуации. Он довольно много времени провёл в чужих государствах и примерно представлял, к чему может привести обнародование сведений из просмотренного документа.

– Откуда пришло сообщение? Это не может быть подделкой? – посмотрел он на начальника.

– Шифр взломать не так просто. Это всего лишь второе сообщение от Тиры. Для раскрытия шифра нужно хотя бы три послания. К тому же получили мы его прямо в этой системе. Источник обнаружить не удалось. По данным службы наблюдения за пространством, на границе системы было зарегистрировано в этот момент кратковременное возмущение переходных полей. Корабль, пославший сообщение, обнаружить не удалось. Военные склоняются к тому, что прилетал связной зонд. Выдав информационный пакет, он покинул контролируемое пространство.

Пайс с интересом уставился на псиона, наблюдая за лицом. Руководитель службы всегда старался догадаться о мыслях собеседника по его виду.

Подумав некоторое время Лай ответил:

– Это вполне мог быть посланец от Рейна. Раз уж его корабль прыгает по системам, как блоха, то с него станется, запустить зонд прямо с планеты. Открытие экспедицией драконидов древней неизвестной цивилизации, только подтверждает давние неуверенные предположения о существовании в галактике в незапамятные времена мощнейшего государства, связывающего воедино многие когда-то населённые миры. Сведения девушки вполне перекликаются с письмом лиганца из капсулы. Развитие Лиги подтолкнул какой-то обучающий комплекс – осколок прошлого. Почему не может быть таких школ в других мирах? Наверняка в разное время кто-то находил их.

– Только конец таких цивилизаций одинаковый: разрушение и забвение, – мрачно скривился глава разведки. – Иначе мы бы о них знали.

– К дикарям попало оружие, способное разрушать целые системы. Что вы от них ещё ожидаете? – приподняв брови, вопросительно посмотрел на начальника Лай.

– И они не смогли с ним совладать, – соглашаясь, кивнул начальник.

– Мы же теперь знаем намного больше дикарей, – усмехнулся псион.

– Лиганцы тоже так думали! Древние дракониды, наверное, от них не отличались. Лиги теперь вообще нет, а в Мире Покоя девственная природа, где драконидам появляться противопоказано, да и люди с трудом выживают, – угрюмо проворчал Пайс.

– Считаете, нам не стоит дальше развивать науку? – с недоумением уставился ему в глаза Лай.

– Если мы этого не будем делать, нас сметут другие расы, – вздохнул глава разведки. – Но мы – псионы понимаем, с чем играемся, а вот те же централы – понятия не имеют. Сам как думаешь: что бы случилось, захвати они рабочую капсулу лиганцев?

– На месте исследовательской лаборатории – большой котлован. Силовое вскрытие привело бы к хорошему взрыву. Боюсь, что и мы не избежали бы такой участи, если бы не стали прислушиваться к предсказателям, – неуверенно пробормотал Лай.

– С наёмником тебе повезло, – одобрительно кивнул Пайс. – Оборудование у него замечательное. Хотя вопросов он после себя оставил слишком много.

– А почему до сих пор не пользуетесь? – усмехнулся псион, коснувшись очков. – Ничего подобного у нас пока нет.

– Думаешь, не хочется воспользоваться такими удобствами? Я – глава разведки! А подарок оборудован ментальным блоком связи. Что он передаёт и куда, мы не можем сказать уверенно. Исследование ещё не закончилось. Но я не для этого тебя позвал. Что можешь предложить в связи с сообщением Тиры?

– Я‑то тут причём? У вас более умных советников хватает. Но с моей точки зрения, надо укреплять связи с кланом Дис. Предложим им наши корабли в качестве наёмного флота. Не обязательно посылать военных. Можно заключить контракт с наёмниками, охраняющими наши торговые конвои. В составе экипажей не только юнианцы, но и представители других рас. Это не будет выглядеть нашим непосредственным вмешательством в междусобойчик кланов драконов. Мир Покоя обязательно нужно отбить. Девушка сообщает, что найдены работающие артефакты древних драконидов, хотя и не указывает какие. Стоит договориться с дружественным кланом о совместном использовании опасного мира, даже боевую станцию на орбиту поставить, продав с приличной скидкой. Секреты древних стоят таких затрат. Уже сейчас исследования работающей лиганской капсулы дали нам несколько открытий, а мы ведь только начали.

– Ха-ха… по сообщениям резидентов, разведка Центральной империи до сих пор пытается перехватить транспорт с капсулой, – улыбнулся Пайс.

– Что-то они про неё знали, раз так настойчиво гоняются до сих пор, – кивнул Лай.

– В общем… так… ты у меня теперь заведуешь отделом древностей. Все вопросы по лиганцам и найденной цивилизации драконидов будут идти через тебя. Вот и разгрузишь бедного начальника, – довольно потёр руки глава разведки.

– У меня нет нужного уровня доступа, – вопросительно посмотрел на начальника Лай.

– Уже есть, – ухмыльнулся Пайс. – Вчера император утвердил соответствующие документы. Наёмник, кстати, тоже теперь относится к высшим секретам государства.

– Благодарить при встрече Рейна не буду. Работы он мне сильно добавил, – недовольно проворчал Лай.

– Теперь на тебе договор с кланом Дис по поводу совместных исследований. Сейчас самое время его заключить, поскольку есть возможность первыми передать союзникам часть сведений по планете из послания Тиры, – движением руки Пайс отпустил подчинённого.

Судя по информации с виртуального пульта лифта, второй разрешённый переход вёл на самый нижний уровень. Транспортная система древних работала почти идеально. Лишь исчезновение освещения показало, что произошло перемещение. В этот раз выход из помещения лифта имелся всего один. Мало того, закрывался он не только магическим щитом, но и массивной дверью покрытой слоем жидкого нанометалла. Это быстро определил дух, поскольку излучение смерти здесь почти отсутствовало. Небольшой смертельный сквознячок тянул из-за приоткрытой створки.

(Дух: – За дверью две маленькие зоны смерти, но никаких следов и останков от погибших там магов не наблюдается.

Рейн: – Сдаётся мне, это была охрана двери с той стороны. Интересно, от кого они вход в лифт охраняли?

Дух: – Пока спрячусь. Дальше по проходу нет зон смерти, и я смогу действовать в полную силу.)

Первым, шагнув за пределы лифтового пространства, я подошёл к двери. Открылась она легко. Нанометаллу время не нанесло ущерба. Материал выглядел как новенький. Спутники двинулись за мной. Тёмный коридор, снижаясь по большой спирали, тянулся ещё дальше. В виртуальных очках свет нам был не нужен. Комп прекрасно справлялся с ролью проводника, показывая на стёклах окружающее пространство, отсканированное в различных спектрах. Прошагали мы не меньше пяти километров и спустились метров на триста. На полу отсутствовали какие-либо следы. Везде лежал приличный слой пыли. Даже непонятно откуда она тут взялась. Коридор представлял собой обычный каменный тоннель без какой-либо магической составляющей. В конце пути мы уткнулись в огромный завал. Кто-то или что-то обрушило свод прохода. Вручную, даже с использованием идеального режущего инструмента из защитного артефакта, нам пришлось бы не один день пробивать дорогу через камень. Возвращаться не хотелось. Дух почувствовал внизу, почти на пределе своих возможностей, отголоски творящейся магии.

Пришлось показать спутникам ещё часть своих возможностей. Камень пошёл волной и, уплотняясь, создал узкий сводчатый тоннель с идеально ровными стенами. Несколько заклинаний из стихии земли, направляемых духом, быстро проделали длинный проход в завале, достаточный, чтобы по одному просочиться на ту строну.

– Псионы так не могут, – пробормотала девушка у меня за спиной в мёртвой тишине.

– Да, – соглашаясь, кивнул шаман, – у них стена может только стекать перед глазами, а вот так, чтобы сразу целый проход… даже не слышал…

– Так могли делать лиганцы, – тихо добавила Тира.

– Напоминаю, никакого отношения к лиганцам не имею, – проворчал я, окидывая компанию, сгрудившуюся за мной, недовольным взглядом, и зашагал по только что сделанному тоннелю. Остальные цепочкой двинулись вслед.

После завала мы молча протопали по спирали ещё около пяти километров, спустившись ниже.

(Дух: – Шеф, я в шоке! Под нами населённый город драконидов и живут здесь не только обычные мыслящие, но и маги. Чувствую многочисленные отголоски заклинаний. Скоро начнётся сеть ответвлений от прохода, опутывающая город сверху как объёмная паутина.

Рейн: – Похоже, наверху, в местах гибели магов, образовались односторонние порталы, ненаправленные вниз. Вверху бушует смерть, а под порталом излучения нет. Под землёй жители вполне могли сохраниться. Другой вопрос: как уцелели маги.)

Я остановил отряд у первого ответвления и по компу передал им картинки города, зафиксированные духом при разведке. Никаких зон смертельного излучения здесь не было.

Сказать, что спутники оказались в шоке, это значит, ничего не сказать. Шаман некоторое время даже не мог найти слов. Обнаружить глубоко под землёй целую цивилизацию, он никак не рассчитывал. После короткого совещания решили пока в город не соваться, а спокойно понаблюдать с моей помощью за жизнью со стороны. Расположились в одном из широких проходов, обнаруженных над городом. Едой спутников я обеспечил из оставшихся сухих пайков драконидов, на всякий случай упрятанных в теневой карман вместе с оружием. Нашлись и некоторые деликатесы из моих собственных запасов, завалявшиеся там же. Как раз почистим лишнее в закромах.

Дух, спокойно летая по подземельям, подглядывал и подслушивал. Я транслировал данные на компы спутников. Существование под землёй накладывало определённые ограничения на жителей. Но обнаруженная цивилизация развивалась по магическому пути развития. Везде работали амулеты и артефакты, а подавляющее большинство драконидов были одарёнными. Уровень их не превышал уровня слабенького мага у меня на родине, но это были вполне полноценные маги. Перечень используемых стихий почему-то ограничивался только землёй и водой. Использование других разделов магии дух обнаружить не смог.

Жители города в специальных оранжереях выращивали многочисленные культуры. В больших пещерах на фермах разводили мелкую живность, аналог обычных крыс только принадлежавшую одному из видов рептилий. Освещение в городе сделано на основе светящихся шаров и потолков. Отопление и готовка производилась на базе маслянистой смеси, которая готовилась из отходов растительного производства. Это была обычная магическая цивилизация, но с учётом особенностей подземной жизни.

По размерам город небольшой. Изначально строился он не драконидами. Слишком уж нелогично располагались залы и проходы. Подозреваю, что построили его горгульи, напавшие на нас на верхнем уровне, постепенно выгрызая понравившийся им камень в этом районе. На это намекали многочисленные оплавленные жаром стены и потолки. Проживали здесь не больше двадцати тысяч жителей. Учитывая, что на всей поверхности планеты вообще находилось всего лишь двести тысяч поселенцев, городишко выглядел достаточно внушительно. Вверху людьми не строилось поселений больше трёх тысяч жителей.

На существование других подземных городов указывало активное движение за пределы жилой зоны. Несколько более ровных, достаточно широких и линейных тоннелей строились мыслящими и уходили в неведомые дали. Ширина этих подземных дорог была больше восьми метров. Так что два потока беспрепятственно могли перемещаться во встречном направлении. Особенно поразило моих спутников наличие в этой цивилизации транспорта. Никаких вьючных животных он не использовал, а действовал на магических принципах. Колёса вращало заклинание земли, а управление осуществлялось простеньким амулетом. Для движения использовались оригинальные накопители магической энергии на базе жидкого нанометалла, такого как в артефактных цилиндрах. Так что в небольших количествах этот материал здесь производился. Рост горожан отличался от жителей поверхности. Подземные дракониды не превышали роста обычного человека, то есть не достигали даже двух метров. В то время как дракониды наверху зачастую были выше двух с половиной. Шаман будет выглядеть среди горожан гигантом. Похоже, длительное существование популяции в пещерах наложило некоторые ограничения на развитие организма подземных жителей.

Мои увлекательные исследования прервал дух.

(Дух: – Шеф, у нас возникла проблема. Посмотри на девушку!

Рейн: – А что с ней не так?

Дух: – Если внимательно присмотреться к ауре, заметны завихрения. Подозреваю, что события на поверхности не прошли бесследно. Пока существовала опасность, подсознание не давало возможности изменяться магическим каналам. Теперь же, в спокойной обстановке началась перестройка стихийно образовавшихся связей и их усиление. Если ты не направишь изменения в нужное русло, девушка скоро окончит бренное существование в этом мире, так же как и её родители.

Рейн: – Хочешь сказать, что пора ею заняться и привести магические способности в порядок?

Дух: – Не вижу другого выхода. Ты, может, и не пострадаешь от стихийного удара в случае очередного стресса Тиры, но окружающим сильно не поздоровится.

Рейн: – Что-то не хочется пользоваться здесь алтарём метаморфов. Неизвестно, как он поведёт себя в окружении многочисленных порталов смерти.

Дух: – Магию крови никто не отменял. Вспоминай, как ты приводил в порядок Лиэну.

Рейн: – Я‑то помню, только ты забыл, чем это закончилось, да и Лиэна была моим якорем.

Дух: – А её подруги?

Рейн: – С ними я не применял магию крови, с Тирой процесс изменений зашёл слишком далеко. Только простым массажем с изменённой полевой оболочкой не справиться. Нужна полная внутренняя перестройка. Это может обеспечить только управление кровью.

Дух: – А если чёрненькая – ещё один твой якорь? В крайнем случае, просто возьмёшь в клан.

Рейн: – К сожалению, с образованием якорей даже отец не разобрался. Куда уж мне – недоучке! Однозначно можно сказать про якорь только на алтаре, но его-то и не хочется применять.

Дух: – Вот и не применяй. Всё равно для неё только два выхода: якорь или магический клан.

Рейн: – Смерть – третий!

Дух: – Ты на неё посмотри! Захочет ли девушка так быстро переходить в разряд духов?

Рейн: – Убедил, мой внутренний друг! Город никуда не убежит. Надо заняться юнианкой.)

Разговор с Тирой состоялся вечером, по режиму жизни города драконидов. Мои развёрнутые предложения она слушала очень внимательно. Подробности были нужны для объяснения случаев, происходивших с её родственниками и вообще с родом императора. Я уже от неё не скрывал, что отношусь не к псионам, а к магам. В городе под нами повсеместно встречались многочисленные проявления магических технологий.

– Всё-таки твой мир должен быть похож на лиганский, – сделала заключение девушка.

– Магические миры отличаются друг от друга только особенностями применения полевых технологий. Где-то они развиты сильнее и шире, где-то меньше, – соглашаясь, кивнул я.

– А без вхождения в клан, никак? – взглянула мне в глаза юнианка.

– Нас магов, не так много во вселенной, поэтому приходится скрываться. Есть пример взаимного уничтожения цивилизаций, идущих разными путями развития. Клан является закрытой структурой, обеспечивающей достаточные условия для сохранения секретности. Рассказывая тебе про магов, я немного нарушил наши законы, но обстоятельства позволяют это сделать. Город внизу и так является наглядным примером. Кроме того, без повторной инициации и преобразования организма ты вряд ли долго протянешь, а клятва секрета не даст передать сведения в течение оставшегося срока жизни кому-либо ещё, – не стал я скрывать сложность положения девушки.

– Даже мои слабые возможности псиона говорят, что ты не обманываешь. Пожить ещё хочется, – с грустью улыбнулась она в ответ. – Выбор у меня небольшой, так что соглашаюсь на твоё предложение.

Не удержался, подсмотрел за поверхностными мыслями девушки. Она постоянно сравнивала мои способности и используемое оборудование с лиганскими, известными ей по легендам. Хотя я постоянно отпирался от древних магов, но по размышлению юнианки очень сильно на них походил, а те всегда хорошо относились именно к жителям империи Ю. Во времена расцвета Лиги существовало множество смешанных семей. Как мужчина Тире я уже нравился, но любовью это не было. Она лишь хотела с моей помощью встать вровень с остальными родственниками из семьи императора, имеющими высокие псионские уровни. Несмотря на хорошее отношение, среди них она всегда чувствовала себя инвалидом.

На трое суток мы с Тирой уединились в одном из тупиковых коридоров. Пищу оставшимся спутникам я выгрузил из теневого кармана заранее. Процесс исправления стихийной инициации достаточно сложен. Вампирская магия крови только обеспечивает условия его протекания. Контролировать изменения приходится постоянно и это не только накладывание корректирующих заклинаний, но прямое влияние на тело с помощью энергетического массажа. Учитывая, что я не знал, как выглядела аура у лиганцев, затесавшихся в род императора, строил систему магических каналов по образу Сайлы. Хотя её полевая оболочка уже сильно изменилась из-за влияния других членов нашей семьи, девушка всё же из этой вселенной. Потоки энергии никак не хотели течь по новым каналам, поэтому пришлось много раз использовать магию крови. В конце концов, энергетический кокон организма заработал как надо, исправно качая силу в нужную часть ауры. Временно пришлось заблокировать Тире возможность использования магии. Каналы у неё довольно мощные и при неправильном управлении очень легко навредить не только себе, но и окружающим.

Осталось немного подучить девушку пользоваться внешними магическими потоками и из неё получится прекрасная ученица. Мои издевательства над телом она терпела безропотно. Полностью закончить процесс мне не дали.

(Дух: – Большую часть работы ты выполнил, но тянуть с сообщением я больше не могу. В городе назревает война. Точнее, на город скоро кто-то нападёт. В последнее время население увеличилось в несколько раз. С восточного направления прибывают целые толпы беженцев. Среди них есть и раненые воины.

Рейн: – Уровень вооружения?

Дух: – Мечи, копья, амулеты. Интересна только одежда, точнее доспехи. Они обшиты выделанными шкурками горгулий. Из-за этого не очень поддаются магическому воздействию, да и рубятся с большим трудом.

Рейн: – Просто не понимаю, за что здесь можно воевать. Насколько видно, города сами себя во всём обеспечивают. Даже есть куда расширяться.

Дух: – Сомневаюсь, чтобы перевелись мыслящие, рассчитывающие жить за счёт других.

Рейн: – Что с языком горожан?

Дух: – Основной диалект изучен и загружен в комп. Можно общаться через электронного переводчика. Язык составлен на дикой смеси искажённых слов из божественного набора и клановых языков драконидов. Но сразу появляться не советую. Горожане считают, что где-то высоко над ними, за пещерами горгулий или как они их называют огненными птицами, живут демоны. Описания в сказках очень напоминают людей. Либо кто-то из жителей побывал наверху, либо время от времени в семьях рождаются ясновидящие.)

Из-за сообщения духа пришлось серьёзно задуматься о вмешательстве в ситуацию. Мне очень не хотелось терять большое количество потенциальных магов, которых и так мало в этой галактике. Самое время пригрести их себе. Обсуждение вопроса с остальными спутниками показало схожесть наших позиций. Войну необходимо прекратить. К сожалению, воспользоваться технологическими решениями в виде дробовиков и автоматического оружия мы не могли. У большинства воинов присутствовали магические амулеты, защищавшие от такого поражения. Придётся вести разборки вручную, на мечах, с использованием нашего превосходства в артефактном скафандре и верованиях жителей об опасности демонов.

Скоро появился и объект, с которым можно вести переговоры. В город прибыл длинный обоз с гражданскими и больше двух сотен воинов. Было видно, что они только недавно побывали в приличном бою. Многие бойцы имели ранения. Внешний вид гражданских показывал, что удирали они от кого-то в большой спешке. Руководил всем этим табором старый драконид. Как скоро выяснил дух, это глава клана, которому принадлежит и этот город. Где-то на границе произошёл конфликт с другим кланом. Глава сам выступил с войском к границе, чтобы наказать нападавших. Это произошло примерно тридцать суток назад. Мы проход боевых отрядов через город не захватили.

На самом деле на границе произошла не мелкая стычка, а полноценное нападение соседнего клана с целью захвата новых подданных и обжитых территорий. Воинственные соседи после смены управляющей династии решили развиваться за счёт других. Отразить нападение местному клану не удалось. Потеряв два города, глава отступил к подозёрному. Большая часть клановых жителей, из сданных городов, скопилась здесь.

Драгс Порт – глава старейшего подозёрного клана с грустью рассматривал карту. Ему не повезло. Конец правления пришёлся на момент рождения очередного выскочки, решившего мгновенно перевернуть устоявшийся мир. А сколько таких переворотов уже записано в исторических хрониках Подозёрья? Каждый из них приводил к периоду упадка цивилизации. Род Порта предпочитал не захватывать, а объединять кланы за счёт родственных связей. Это процесс гораздо длительнее, чем завоевания, но намного более эффективный. За счёт политики объединения клан существует многие века, и под его управлением более сорока городов. Сородичи всегда свысока смотрели на межклановые войны. Очень давно противник не покушался на огромную территорию Подозёрья.

В этот раз всё случилось слишком быстро. Выскочка – Хорт неожиданно захватил соседей. Его отряды обошли территорию соседнего клана поверху, каким-то образом пробив путь по угодьям огненных птиц. Отрезав клан от союзников, Хорт быстро захватил четыре города. Как обычно, взяв в заложники семьи, он забрал в армию всех способных воевать мужчин.

Ничего этого Драгс не знал и с личным войском спешил на помощь соседям. Он опоздал. Отряд неожиданно налетел на чужих воинов. Глава клана ошибся, посчитав передовой отряд врага за всё войско. Битва была упорной, но к неприятелю постоянно подходило подкрепление.

Разведка вернулась с неутешительными данными. В тылу противника накапливаются тысячи воинов, чтобы быстро раздавить втянувшийся в бой отряд Драгса. Главе пришлось, пожертвовав прикрытием и срочно отступить. Костяк отряда удалось сохранить. Отразить нападение в пограничном городе не удалось. Враг каким-то образом обходил заслоны сверху, через зоны охоты огненных птиц. Бойцов у противника было намного больше. Удерживать все проходы сил не хватало. Постоянно отступая, воины и стражники клана смогли только сдерживать напирающие отряды. Те постоянно создавали значительное преимущество в количестве бойцов и опрокидывали заслоны.

Притормозить врага удалось только на магистрали между городами. Там не имелось обходных путей, и противник выигрывал только из-за более частых смен бойцов в передовых группах. Оборона следующего города тоже потерпела крах. Для отражения неожиданных ударов с верхних проходов сил не хватило. Драгс опять был вынужден отступить. По его расчётам, оставшихся воинов и стражи должно хватить для обороны третьего города.

К сожалению, глава клана опять ошибся. Противник оказался не так прост. Небольшие отряды он заслал в тыл ранее, под видом торговцев. Группы людей и караваны они не трогали, а вот посыльных не пропускали. Приказы главы клана не дошли до тыловых войск и помощь в город из столицы так и не пришла.

Драгс был хорошим руководителем клана в мирное время, а вот военачальником оказался никудышним. Он понимал, что беженцы, скопившиеся в городе, при приближении врага забьют повозками всю магистраль и помощь, даже если ей что-то сообщили, к обороне никак не успеет. Оставить город без прикрытия он не мог. Отправив усиленный отряд с сообщением к родственникам, глава решил принимать бой сначала в городе, а потом и отступая по магистрали. Надо будет держаться, пока жители не отойдут. В других городах место для них найдётся. Оставлять противнику рабочую силу и потенциальных воинов Драгс не собирался.

Глава рассеянным взглядом уставился в стену, пытаясь решить вопросы обороны города оставшимися силами. Через некоторое время он заметил горевшую красным светом на стене надпись. Смысл сообщения не сразу дошёл до удивлённого драконида. Демоны с поверхности предлагают союз, чтобы прекратить глупые войны и дальше развиваться вместе. Условия ничем не отличались от тех, что выдвигал его клан при объединении с другими. Драгс не верил своим глазам, но невероятное предложение продолжало ярко гореть на стене. Никаких заклинания маг не чувствовал, но послание и не думало исчезать.

Легенды говорили, что демоны очень сильны, но они оказались и достаточно мудры, чтобы добравшись к подземным городам не нападать на них, а использовать как союзников. Сильнейшая сторона потом всё равно присоединит к себе слабейшую, но это уже будет объединение, а не подавление.

– Где и как будем договариваться? – поинтересовался Драгс у воздуха, продолжая смотреть на стену.

Надпись исчезла, зато появилась стрелка, пробежавшая по стене, а и потом по полу в сторону дверей и там замершая в ожидании. Глава клана понял приглашение. Выйдя из комнаты под удивлёнными взглядами охранников, он последовал за скользившем в воздухе над полом указателем, взяв с собой только пару личных телохранителей. Стрелка исчезла у одного из воздуховодов в верхней части города.

– Предупреди, чтобы охрана не дёргалась, – неожиданно раздался странный голос из ниоткуда.

Находясь в тени и используя виртуальный экран личного компа, я привёл главного драконида на встречу с остальными. С шаманом договорился заранее. Он будет представлять нашу группу. Ещё ему придётся пожертвовать личной свободой и взять жену из рода правителей. Насколько выяснил дух, добравшись до некоторых исторических хроник, хранящихся в городской управе, именно так здешние главы кланов присоединяли города. Такой метод договариваться им будет понятен. Ш-Рам хотя и был довольно старым представителем драконидов, но против аборигенок не возражал. На вид это были очень красивые представительницы драконьей расы, хотя и несколько ниже обычных драконидок, что только добавляло им оригинальности. Дух уже давно выяснил, что подземные жители относятся к той же расе и вполне совместимы с обитателями поверхности.

Как только после моего предупреждения глава клана дал приказ охране не двигаться, магическая иллюзия стены исчезла и перед ним предстала наша разношёрстная компания. Почувствовать чужую магию хозяин города никак не мог. Она создавалась на основе стихии воздуха, а он ей не владел.

Драконид с удивлением уставился на шамана. Более высокая и мощная фигура очень выделялась на фоне остальных. Да и поставил я его чуть впереди. Пусть сам договаривается с дальними родственниками. Переговоры о множественном дружественном союзе прошли быстро и продуктивно. Шаман представлял свой клан. Тира выступала со стороны юнианцев. Лест – от поселенцев. Я скромно вошёл в договор как представитель Новой империи.

Чтобы внешний вид людей пока не смущал горожан, мы превратили артефактные скафандры в подобие местных доспехов с глухими забралами. По росту отличия от горожан у нас практически не было. Условия договора всех вполне устроили. Представители наших империй имели равные права с жителями во всех областях существования, конечно, с подчинением законам места проживания.

Для усиления воинов клана мне с Тирой пришлось пробежаться к шлюзу. Проводить кучу операций по внедрению артефактных цилиндров в тела местных жителей мне не хотелось. С этой задачей вполне справятся заклинания шкафчиков в шлюзовой камере. Так что я аккуратно вырезал парочку этих устройств из стены, и мы принесли их вниз. Заклинания, обеспечивающие их работу, были автономными, лишь энергия подавалась от накопителей. В качестве источника я вполне могу поработать, тем более шкафы энергии много не требовали. Собранные на верхних уровнях цилиндры теперь пригодились. Я вставлял их в разъём. Подходил очередной воин и касался артефакта рукой. Шкафчик обеспечивал активацию, и цилиндр растворялся в теле очередника со стандартными настройками, подходящими для драконидов. Через несколько часов у нас уже имелась армия из трёх сотен воинов, которым ничего не страшно в этих подземельях.

Я не настолько доверчивый, как могло показаться, впрочем, как и древние маги. Заряжал я артефакты своей энергией, так что в любой момент времени сохранял управление над каждым артефактом. В дальнейшем они могли заряжаться только совместимой энергией. Этого можно добиться, используя соответствующие артефакты зарядки или нужные заклинания. К тому же это позволяло защитить носителя от смерти, в случае если кто-то и когда-то откопает то, что убило прежних магов. Параметры моей энергии отличаются от прежних источников, и резонансного перенапряжения быть не может.

Тренировка воинов в использовании нового оружия много времени не заняла. Обращаться с мечами они умели, а вызывать артефактные клинки не так уж сложно, особенно если учесть, что все бойцы отряда главы клана – маги с соответствующими навыками в управлении сознанием. Теперь город оказался готов к отражению любого нападения.

Глава подозёрного клана послал новых вестников для сбора армии. Он был уверен, что предыдущие до семьи не добрались. Новых убить будет затруднительно. Они имели артефактную защиту.

Шаст Хорт – великий император всех драконидов, как он сам себя называл, слушал странные донесения разведки. На подходе к очередному городу подозёрного клана, в магистральном тоннеле его воины обнаружили всего лишь небольшой пост из трёх бойцов. Причём одним из них оказался сам глава подозёрного клана. Вторым был обычный закованный в доспехи воин, а вот третий выглядел настоящим гигантом, как гора, возвышаясь над спутниками.

Слишком странным казался этот небольшой отряд. Подчинённые императору маги не нашли ловушек в том месте тоннеля, но Шаст чувствовал подвох. Даже великие воины не могли надолго сдержать натиск целого войска. Он решил сам посмотреть на смертников, решивших загородить дорогу, не забыв при этом послать отряды для прохода в тыл по пещерам огненных птиц.

Способ относительно спокойного прохода верхних уровней Шаст обнаружил в записях собственного отца, смещённого с поста главы клана во время переворота. Почему старик не воспользовался этим приёмом для взятия соседних городов, он не понимал. Огненные птицы страшный противник, которого не могут остановить ни камень, ни заклинания, но воду они не любят. К сожалению, водные заклинания повредить им не могут, поскольку разрушаются возле роя птиц. Да и найти воду в верхних пещерах, где обитает противник, весьма проблематично. Птички не делают проходов в мокрых слоях.

Конечно, маги и сами могут прорубить проход в камне, но для этого нужно большое количество тех самых магов, да и противник по заклинаниям легко узнает, где находится враг, и обеспечит противодействие, скопив силы в месте прорыва.

Гораздо проще доставить несколько ёмкостей с водой и с помощью механического насоса обеспечить водяное прикрытие пробирающемуся по пещерам ударному отряду. Это устройство не имело в своём составе никаких заклинаний. Соответственно не могло привлечь к себе ни огненных птиц, ни чужих магов. В случае нападения, насос прекрасно отгонял летающего противника, поскольку тот не мог отразить струю падающей без заклинания воды.

Когда передовой отряд во главе с Шастом приблизился к месту расположения вражеского поста, удивлённый император действительно обнаружил главу подозёрного клана, даже без доспехов. Только большой и маленький воины, стоявшие рядом, находились в необычных полностью закрытых доспехах.

– Что-то маловато у тебя защитников, глава Драгс, – усмехнулся Шаст, рассматривая противников, спокойно стоявших напротив сомкнутого строя его воинов.

– Тебе стоит покинуть территорию моего клана, – не отвечая на иронию, серьёзно посмотрел на него подозёрник.

– А что мне за это будет? – не переставал веселиться Шаст. – От телохранителей главы даже магией не тянуло. Это были обычные воины-стражники.

– Своими захватами городов, ты разозлил верхних демонов. Уходи! На твои владения никто не претендует, – не принимал шутливого тона собеседник, с непонятной грустью глядя на строй противника.

– Старик, ты наслушался сказок. За поясом огненных птиц никого нет. Если рядом с тобой стоят демоны, то это не лучшая защита, – не снимал снисходительную улыбку с лица Шаст. Он приказал передовой десятке очистить проход.

Включив амулеты защиты и достав мечи, воины двинулись вперёд, выполняя приказ.

На удачу в переговорах я не рассчитывал. Задача была выманить вождя противников. Это прекрасно удалось. Дух заранее предупреждал о приближении разведчиков, и мы встречали их в соответствующем антураже. Необычная встреча должна заинтересовать врага, тем более, видимой опасности вокруг не было. Шаман магией не обладал, а я отлично маскировался в качестве простого человека. Просто убить главного врага было недостаточно. Необходимо решить сразу две задачи: устрашить противника и показать свою силу подозёрнику.

Первая десятка нападавших закончилась очень быстро. Нам пришлось сделать пару шагов вперёд, чтобы не плясать по частям лежащих на земле тел.

Великий император и его люди успели заметить лишь тусклые росчерки стали, перечеркнувшие фигуры передовой десятки. Шаст с удивлением уставился на защитников города, легко пробившихся сквозь строй нападавших. За спинами непонятных воинов лишь виднелись части доспехов, страшными горками выступая над дорогой. Он даже не понял, куда делись мечи, только что находившиеся в руках телохранителей подозёрника.

– Вы меня разозлили, – вскипел Шаст и кивком приказал авангарду смести преграду.

Полусотня закованных в доспехи магов элитного отряда императора сначала синхронно ударила по неприятелю кучей заклинаний, а потом, прикрывшись амулетными щитами, рванулась вперёд. Каменные стрелы, кулаки, копья и другие результаты магического искусства осыпались песком при ударе о закованных воинов противника. Никакая защита, даже из шкур огненных птиц не могла выдержать такого удара, а на доспехах врагов не осталось даже царапин.

Набежавшая толпа, как о скалу, разбилась о парочку вышедших вперёд телохранителей. В руках одного из них с невообразимой скорость мелькали два меча. Громила неторопливо действовал мечом и ножом, но тёмный короткий клинок наносил невероятный урон. Только одного касания было достаточно, чтобы противник пеплом осыпался на землю. Чёрная дымка, клубившаяся вокруг странного клинка, вызывала ужас. Несмотря на результаты действия, сравнимые с огнём, от этого оружия веяло смертельной стужей.

Такое избиение не могло продолжаться долго. Даже преданные и многократно испытанные воины личной гвардии дрогнули и попятились назад. Каждый шаг подозёрников заставлял отступать армию императора. Шаст понял, что встретился с чем-то необычным. Слова соперника о демонах уже не выглядели сказкой.

Неожиданно к императору пробился посыльный.

– Господин, отряды захвата, направленные через поля огненных птиц, уничтожены или бегут. Они на всех направлениях атакованы бессмертными воинами. Противника не берёт ни магия, ни сталь. Кто не отступает – находит свою смерть под ударами защитников города. Отступившие бойцы рассказывают страшные вещи.

– Шаст, надо отступать. Если подозёрник заключил союз с демонами, и сказки о них не врут, нам не победить, – растерянно глядя на владыку, пробормотал советник, стоящий рядом.

По взглядам обескураженных соратников император понял: эту битву он проиграл. Демоны из легенд, неожиданно появившиеся во плоти, могут заставить побежать любого воина. Слишком страшные вещи о них рассказывали. Видно подозёрник уже не рассчитывал на свои силы, а обратился за помощью к потусторонним. Интересно, что он им отдаёт взамен? Шаст махнул рукой, приказывая воинам начать отход. Это было его последним действием в жизни.

Я понял, что враг удивлён и повержен, но этого было мало для закрепления победы. По моему сигналу шаман запустил нож в главу противника. Ни магические щиты телохранителей, ни их тела не смогли прервать полёт артефактного клинка. Защитные поля схлопывались. Воины, становившиеся на пути, осыпались пеплом. Лезвие вошло точно в лоб вражеского предводителя, и он тоже распался под воздействием духа смерти, поселившегося в ноже. Оружие не упало на землю, а тёмной молнией метнувшись к хозяину, замерло в его руке. Эффект был достигнут. Маги поняли, что столкнулись с силой превосходящей их уровень, которой нечего противопоставить. Толпа качнулась назад и побежала.

– Я бы от них не отставал, – покачал головой глава подозёрников, подойдя к замершим демонам.

– Это то, о чём ты нас предупреждал? – оторвавшись от задумчивого разглядывания короткого чёрного клинка в своей руке, уставился на меня шаман.

Артефакт, конечно, впечатлял неискушённого в таких вещицах драконида. Первый раз, напившись жизненной силы, лезвие приобрело матовый тёмный оттенок. От переизбытка энергии вокруг клинка вилась такая же мутная дымка.

– Лучше спрячь его в ножны, – посоветовал я. – Если вблизи появится живой объект, артефакт может добраться и до него. Как только окружающая муть коснётся источника любой силы, оружие поглотит её без остатка. Штука весьма опасная в необученных руках.

– А как же он, – кивнул на главу подземного клана шаман.

– Он под артефактной защитой. Противостоять артефакту может только вещь аналогичного уровня, – пояснил я.

Со стороны города послышался шум приближающихся шагов.

– Знатно вы здесь намусорили, – подходя к нам, пробормотала Тира, осматривая следы побоища. – У нас нападавшие сбежали сразу после уничтожения авангардов отрядов. Только трупов не осталось. Почувствовав магическую энергию, налетела куча горгулий и за миг сожрала все останки.

– Мы называем их огненными птицами, – поправил Драгс.

Он всё понимал, поскольку из уважения к хозяину подземелий компы транслировали перевод.

– Мы оказались птицам не по зубам, – довольно добавил молодой драконид, сопровождавший девушку.

(Дух: – Шеф, враг в панике бежит. По крайней мере, я уже не вижу чужих мыслящих в пределах доступа.

Искин: – Вам не надоело развлекаться. Оставили одного бедного искина скучать в безжизненном пространстве.

Рейн: – Я так понимаю, есть информация.

Искин: – Ха… стал бы я тебя просто так беспокоить! Я тут прячусь по тёмным углам, но скоро это будет делать всё труднее. Чужие корабли уже накапливаются группами вблизи системы. Вижу различные группы, принадлежащий многим государствам. Дракониды клана Дис, кучкуются с юнианцами. Клан Дарт нанял наёмников в Центральной империи. Централы не прочь пощупать боеспособность чернушек. Назревает приличная бойня за этот мир.

Рейн: – Политиканы никак не могут уняться! Скорее всего, централы и подтолкнули противников клана Дис на захват, поскольку юнианцы стали укреплять с теми связи.

Искин: – Вероятность больше восьмидесяти процентов.

Рейн: – Надо бы как-то упростить ситуацию.

Искин: – Мы, конечно, сильны и велики, но, знаешь ли, против приличного количества кораблей не устоим. А их тут с обеих сторон скопилось больше трёх десятков, и продолжают прибывать.

Рейн: – Примерный прогноз времени начала бойни есть?

Искин: – Семь-восемь дней и начнётся свалка.

Рейн: – Запрошу помощи у жён. Пусть пришлют корабли с Мокрой.

Искин: – Советую заранее договориться через Тиру с юнианцами. С нашей помощью у них будет значительный перевес. Тем более что обнаружились истинные хозяева планеты, с которыми ты и так уже договорился. Часть магов можно вывезти на Мокрую, а в подземелья доставить оборудование с Песчаной, там катакомбы не меньше здешних. Такой подарок сильно упростит жизнь подземным жителям и поднимет наш престиж в их глазах. Пока мало кто знает силу настоящих магов и надо привлечь большую часть на свою сторону.)

Глава 11. Возвращение в мир


Глава подозёрников послал отряды воинов, чтобы проследить за убегавшим противником. Нас он пригласил в город. Жители с интересом разглядывали страшных демонов из детских сказок. Информация о совместном отпоре напавшему врагу сделала нас для горожан вполне симпатичными, а шаман вообще купался в лучах всеобщего обожания.

Показанная карта подземных территорий клана меня впечатлила. Больше сорока городов присутствовали на ней. Оказалось, что большая их часть находится точно под системой озёр, расположенных на поверхности. Вот только пояснить, почему клан называется Подозёрным глава так и не смог. Что располагается наверху, он не знал. Название закрепилось за живущими здесь жителями давно, а причина затерялась в глубине прошедших веков. Последний раз история цивилизации началась только сорок тысяч лет назад, после грандиозной войны. Магические цивилизации из-за своей статичности развиваются очень медленно. Жалкие остатки уцелевшего в грандиозной бойне населения начали новый виток развития и пока не освоили территории прежних подземных государств. В этом городе больше тысячи лет назад исследователи откопали из-под завалов древнюю каменную плиту с неизвестным текстом. Некоторые символы похожи на сегодняшнюю письменность, но смысл их явно изменился. Прочитать содержание послания не могут до сих пор, но плиту хранят в городской магической школе.

Я заинтересовался этим фактом и мне показали надпись. Ну что сказать: произведение магического искусства впечатляло. На языке богов текст читался легко. Защитные контуры всех стихий не давали возможность уничтожить каменную плиту. Причём если щиты воды и земли делались на базе заклинаний, то воздух и огонь в защите присутствовали в виде сложнейших артефактов. У меня создалось впечатление, что их выдернули из каких-то устройств и вмонтировали в камень. Эти же артефакты обеспечивали энергией сами себя и остальные заклинания. Чтобы разрушить носитель текста нужно иметь значительные силы, которыми местные маги не владели. Содержание пояснило мне некоторые тёмные вопросы образования подземной цивилизации.

Текст на камне.

Надеюсь, кто-то прочтёт моё письмо из прошлого. Не может быть, чтобы погибли все слуги богов, про самих хозяев уж и думать боюсь. Неважно, как меня зовут. Не хочу, чтобы пострадали даже дальние родственники. Приказ хозяев я всё-таки нарушил, но мы бы не выжили по-другому. Был я не лучшим представителем ордена слуг. Всё пытался самостоятельно разобраться, как работает магия. В ордене существовал запрет на такие действия, но учитывая моё высокое положение, некоторое время удавалось скрывать эти занятия. На определённом этапе, когда у меня стало что-то своё получаться, терпение хозяев закончилось, оказывается, они прекрасно знали о моих опытах, и меня сослали в рудники, лишив магической силы. Здесь работали только жители, полностью лишённые магического дара. Это было необходимо для некоторых технологических процессов производства. Посторонняя магия не должна влиять на некоторые изделия при их создании. Дальше трудно писать, но нужно оставить потомкам хоть какую-то информацию.

Однажды нам не привезли еду с поверхности. К концу рабочей смены пищу так и не доставили. Меня, как старшего участка, направили к лифту для выяснения обстоятельств. Вместо охранников обнаружились только две кучки пепла. Двери не открывались, а ключа у меня не было. Стало понятно, что что-то случилось, только я в то время не понимал насколько глобально. Тогда я второй раз нарушил клятву. Как ни странно, наказания не последовало. Это сразу показало всю пропасть, в которой мы оказались. Хозяева больше за мной не наблюдали.

В кучках пепла нашлись универсальные модули защиты – УМЗ. Как их активировать мне было известно. Хозяева лишили меня силы, но не возможностей. Один из модулей я активировал на себе. Другой приберёг для подруги. Ключа доступа у охранника не было, а взломать дверь без энергии я не мог. Сразу стало понятно, что нам некоторое время придётся выживать самим, и это будет очень трудно. Не буду рассказывать, что я творил дальше. Другого выхода просто не было. Выжить под землёй могли только маги или люди имеющие защиту. Второй модуль я сразу активировал на подруге. Отобрав из заключённых десяток хоть немного одарённых соотечественниц, я увёл отряд в дальние проходы к небольшой оранжерее и завалил проход. С защитным модулем это было несложно сделать. Прокормить всех рабочих декоративная комната отдыха просто не смогла бы. Спасти всех мне бы всё равно не удалось.

Мы вовремя ушли. Скоро огненные птицы с верхних уровней вырвались на волю. Похоже, наблюдать за загонами с поверхности было уже некому. Больше ничего живого в подземельях не осталось. Подозреваю, что и в других рудниках произошло то же самое, но им не довелось иметь в составе работников бывшего мага такого уровня посвящения.

Шло время, наша небольшая колония понемногу становилась на ноги. Могу гордиться собой. Все потомки от подруги и наложниц имели магические возможности. Я не мог пользоваться силой, но учить других мне это не мешало. К сожалению, в прошлом удалось разобраться только с землёй и водой. Этого мало, но для выживания хватило. Вначале было трудно. На охоту ходили только мы с женой. Под защитой модуля нам ничего не угрожало. Декоративных животных, оставшихся от комнаты отдыха, для пропитания не хватало. Поголовье увеличивалось, но не так быстро, как нам хотелось. Питаться огненными птицами ещё то удовольствие. Съедобного мяса у них не так уж много. Охотиться пришлось постоянно.

Мне хватило знаний, чтобы научить детей основам магических школ земли и воды. О сложных магических модулях других стихий пришлось забыть. Воспроизвести зубодробительное заклинание по памяти, без обучения и расширения сознания в божественном храме, даже я бы не смог.

Первый раз мы предприняли попытку прорваться на поверхность, когда подросло следующее поколение, и нагрузка на нас женой уменьшилась, да и поголовье животных на фермах стало достаточным для пропитания. С помощью магии земли дети пробили проход сначала к лифту, а потом и к следующему уровню, поскольку ключей у нас не было. Хорошо, что наверх пошли в ограниченном составе. К сожалению, почти без последствий из экспедиции вернулся только я. Дочь и трое сыновей умерли от неизвестной болезни. Ещё четверо детей с трудом и через очень длительный срок оправились от неё. Больше прорываться наверх мы не стали. Рубить проход вручную с помощью УМЗ слишком долго, а я нужен внизу. Огненные птицы расплодились и заселяют всё новые территории. Обороняться от них даже магам становится всё труднее. В походе удалось найти два ключа и шесть модулей. Активировал их самым магически сильным детям, но даже им трудно заряжать модуль защиты энергией. У них нет таких божественных настроек как у меня.

Мне становилось всё хуже. Возможно, болезнь как-то прорвалась и сквозь защиту. Она связана с магией, поскольку я видел, как угасает аура. Ходить наверх детям я запретил, пока они не создадут нормальную цивилизацию. Основы новой науки, насколько сам в ней разобрался, у них теперь есть. Этого вполне достаточно для жизни внизу. Скоро я умру, и им придётся учиться самостоятельно. Без меня модули активировать будет некому, пусть привыкают пользоваться своими силами. Очень надеюсь, что придёт время, и наши потомки выберутся на поверхность.

Эта плита указатель на несколько пещер, где хранятся все записи о заклинаниях стихий, которые я смог воспроизвести. Собственный запрет я всё же нарушил и добрался на верхний уровень. Кое-какие блоки от обрабатывающих машин позволят сохранить этот текст и мои записи. Терять мне нечего. Аура истончилась до едва заметного ореола. Хочется надеяться, что хотя бы через тысячу лет потомки достигнут необходимых знаний и выберутся на поверхность.

Мне стало жалко это бедного и наивного мыслящего. Он просто не знал, насколько статична магическая цивилизация. Любое открытие, сильно превышающее средний уровень развития, сразу отторгается основной массой магов. Никто не хочет, чтобы соперник сильно опережал тебя в развитии. Одарённые слишком эгоистичны для этого. Именно поэтому и возникали магические войны. Лучше подавить превосходящую силу до того, как она разовьётся и захватит тебя. У подземных жителей отсутствие магических возможностей было исключением. Обладали ими в той или иной мере все виденные мною дракониды.

Судя по всему, под землёй за это время произошло несколько витков развития цивилизации. Знания о сложнейшей божественной письменности затерялись в веках. Но потомки писавшего всё же попытались добраться до поверхности. Это у них получилось, но не так как рассчитывали. Подозреваю, что воспользовались они ключами неправильно, и перемещение произошло не по вертикали, а по горизонтали. Их выбросило наверх в неисправном шлюзе, невдалеке от лагеря экспедиции теперешних драконидов. Защитных модулей у них не было, и вернуться назад по джунглям, под воздействием излучения смерти и в необычных условиях на поверхности, у них не получилось. Поселенцы нашли ключи на месте гибели тех исследователей, а их останки давно исчезли.

Рассказ о далёком предке озадачил не только Драгса, но и моих спутников. Посматривали они на меня весьма пристально. Человек, свободно читающий письмена богов, заставит задуматься кого угодно. Подарок Тартары позволял следить за поверхностными мыслями собеседников.

Тира знала чуть больше остальных, но и она понимала, что если и не о самих богах, то об их слугах я знаю очень много, хотя к ним не принадлежу. О различии энергетической основы я ей уже прочёл лекцию. Она лишь думала, как подольше оставаться рядом со мной, чтобы узнать побольше нового.

Шаман размышлял о Новой империи, представителем которой я вошёл в договор с подземными жителями. Ш-Раму представлялась цивилизация, сравнивая по уровню с Лиганской, прошедшая обучение в божественном храме. Вообще-то он был не так далёк от истины.

Лишь Лест радовался просто так из-за того, что нашёлся человек, озадачивший и его хозяев драконидов и гордецов юнианцев. Он же прекрасно видел, как хвостиком за мной бегает Тира.

Драгс тоже догадался о моём главенствующем положении в группе. Он, как полноценный маг, вместе с Тирой видел, как я переделывал шкаф активации модулей защиты, а это уже, как минимум, уровень прежних слуг божественных хозяев планеты. Следовало дружить с демоном, способным вывести народ на поверхность, а то и куда-нибудь дальше.

Хотя я и сомневался, что тайник первого мага подземной цивилизации уцелел, но всё же решил в этом удостовериться. Спутники и Драгс с телохранителями составили мне компанию. План обнаружился в виде ничего не выполняющего заклинания, наложенного на плиту. Сами магические кружева являлись объёмной картой. Тайник находился в том самом первом тоннеле, который пробил наверх основатель с потомками. Дух пробежался туда и подтвердил наличие книги с записями первого мага, заодно скопировав себе всю информацию. Книга представляла собой тонкие листы из нанометалла с графиками и внешним видом сложных заклинаний в нескольких проекциях. Даже без магии добраться до клада, используя только свойства модулей защиты, получилось легко. Постамента для книг во вскрытом помещении оказалось два. Один из них пустовал. Кто-то добрался сюда раньше, а на втором хранилась как раз книга, считанная духом, но для подземных магов она не представляла ценности. Оперировать сложными заклинаниями других стихий они не умели.

Меня заинтересовала только карта на последнем листе, показывающая расположение нескольких храмов богов на планете. Дух быстренько прикинул ориентиры на поверхности и однозначно определил расположение двух из них. Для доступа к остальным, ориентиров уже не существовало. Не было на поверхности тех гор, на которые ссылалась карта.

Остальным про храмы я пока ничего не сказал. Им эти знания без надобности. Хранитель, если храм вообще действует, примет только адепта, проглотившего жемчужину, а слёзы океана здесь вряд ли сохранились. На виду такие вещи валяться не будут. За бессчётное количество лет место их хранения погребено под толстым слоем поверхностных отложений. Это было понятно по карте. Глубина теперешних озёр на поверхности не превышала пятидесяти метров. В прошлом они имели глубины в пятьсот. Проникнуть в храм обычному адепту, не требующему принудительной активации возможностей, можно только с моей помощью, в тени. Бывшие хозяева не собирались учить посторонних одарённых.

– Ничего не понимаю, – недовольно проворчал глава подозёрников, листая страницы книги, когда я разрешил ему приблизиться к постаменту.

– Понятный вам том позаимствовал раньше кто-то из предков, – кивнул я на пустую подставку, – но существует возможность его откопать в старых поселениях. Уничтожить страницы из нанометалла нелегко.

– Значит, эта книга для нас бесполезна, – погрустнел Драгс.

– Для вас, пока, да! А для других магов она может представлять определённую ценность, – не согласился я. – Магическая система, используемая в заклинаниях, имеет интересные особенности, присущие древней цивилизации хозяев.

– Другими словами, она нужна вам? – вопросительно уставился на меня Драгс.

– Нет, – снисходительно усмехнулся я, – мне она не нужна.

Врать не было необходимости. Зачем мне книга, когда дух и так скопировал с неё все данные. Большинство стандартных заклинаний известны из мира Мокрой, а с остальными мы с духом и искином легко разберёмся.

– То есть вы хотите сказать, что всё это знаете? – с трудом поднял в руках увесистый фолиант драконид.

– Всё не знаю, но есть и другие методы, чтобы добиться аналогичного результата. К тому же существует возможность освоить и то, что вы держите в руках, и даже не придётся искать бывших хозяев, – ободрил я драконида.

Вот и всё! Этот представитель драконьего племени больше не сорвётся с крючка. За способности древних магов он отдаст что угодно, тем более я не потребую ничего особенного. Империи нужны одарённые подданные.

При всех Тира вопросов не задавала, но атаковала меня ночью, когда все отправились отдыхать. Она припомнила мне слова о двух сотнях миров. Пришлось рассказывать ей о мирах и вселенных. Клятву клана я от неё уже получил, так что чернуля от меня никуда не денется. А уж когда девушка услышала о портальных переходах и других вселенных, можно быть уверенным в её помощи в решении любых вопросов с Юнианской империей.

Утром меня оторвали от интересного занятия. Хотя я и валялся в постели с юнианкой, которая так и заснула в моей комнате после долгих ночных разговоров, мы с искином разбирались с неизвестными заклинаниями из книги.

(Тартара: – Ха-ха, вот так и оставляй мужа без присмотра. Шлёт записки о помощи, а сам развлекается с ученицами.

Рейн: – До развлечений дело не дошло. Ученица попалась настырная, все сведения вытянула из меня, как насосом. Какие уж тут развлечения! Ты откуда тут появилась?

Тартара: – Э-э-э, муженёк, а я не против уровнять белые и чёрные силы. Да и фигурка у девушки отличная. Имей в виду, буду настаивать на равноправии цветов.

Рейн: – Жена… из Тиры… Да она весь мозг вынесет, пытаясь докопаться до какой-нибудь истины!

Тартара: – Ничего! Иногда такая встряска для разума полезна. К тому же я вижу то, что ты не заметил. Аура девушки прекрасно стыкуется с моей, а значит, будет полезна для семьи. Лиэна с Сайлой отлично сошлись в ментальном соединении, а вот мне как раз не хватало пары. Требую в подарок новую жену. Делай что хочешь, но мне такая подруга подходит.

Рейн: – Хорошо! Я подумаю! И всё же, как ты оказалась по соседству?

Тартара: – Меня командировали тебе в помощь. Я привела флот Лысого Эра. В разборках у системы он пригодится. Мы слегка модернизировали корабли пиратов, а вот его носитель перестроили очень основательно.

Рейн: – Малого носителя может не хватить. Здесь схлестнутся несколько эскадр.

Тартара: – Жёны у тебя не дуры. Это уже не носитель, а станция. Я же говорю, основательно перестроили! Посчитай, сколько мы туда напихали, если смогли ужать пространство в двадцать раз.

Рейн: – Поражён! Удивлён! Расцелую при встрече! Что вы воткнули в два десятка километров длинны?

Тартара: – Всего лишь модернизированный флот с Зеты, во главе со знакомым тебе Силтом Римером – маршалом с Первой. После примирения, военным не нашлось работы в системе. Зачем добру пропадать? Тебя устроит тысяча кораблей, похожих на системники, но способных прыгать по галактике, как блохи, и вооружённых маготехническим оружием?

Рейн: – Модернизация как у кораблей шахтёров из секты дракона?

Тартара: – Обижаешь, господин-муж! Не как…, а именно орден дракона! Для секты нас уже слишком много! Все военные вступили в него с соответствующей клятвой. У тебя сейчас идеальная армия, способная выполнить любой приказ. К тому же не забывай, что флотом управляет искин древних. В прямом бою мы размажем любые эскадры. Это говорю не я, а Лысый Эр. Его переделанные фрегаты сейчас мощнее тяжёлых крейсеров. Искин говорит, что сейчас самое время заявить о себе. Локальная стычка нам в этом поможет. Посмотри в теневом кармане. Там ждут небольшие подарки. По мере убывания Лиэна с Сайлой будут подкидывать вкусняшки. Пока мы будем разбираться в космосе, следует почистить противников на планете. Вот этим ты и займёшься. А твоя неуравновешенная второй частью жёнушка, то есть я, будет развлекаться вверху. Так что решай вопрос с равновесием побыстрее.)

Хорошо ей говорить: быстрее. С юнианкой спешить нельзя. Ранняя стихийная инициация – случай серьёзный. Девушка с детства сидела как в коконе. Хорошо, психологи в империи оказались на высоте, и не дали ей окончательно замкнуться, направив для связей с нечеловеческими расами. Уже сейчас видно, что отрицательные эмоции по отношению к белым людям постепенно рассеиваются. Стало заметно за последнее время, как Тира даже с Лестом начала разговаривать, а не кидать короткие команды человеку.

Я задумчиво смотрел на девушку, когда она открыла глаза и поймала мой взгляд.

– Что за проблемы? – переводя свой спальный костюмчик в образ обычного комбинезона, поинтересовалась она. Тира уже давно пользовалась этой возможностью модуля защиты. Спать в одной палатке с нами совсем без одежды она стеснялась, а походная одежда не очень удобна для сна. Мы с Лестом и шаманом такими мелочами не заморачивались, убирая на ночь любую одежду.

– Жена застукала нас с тобой в одной постели, – продолжал я задумчиво рассматривать девушку. Момент для разговора был подходящий. К тому же Тартара оказалась права. Ауру юнианки при инициации я сильно скорректировал. Сайла изначально подходила мне в качестве якоря, а потом изменила поле при вхождении в семью. Переделывая каналы Тиры, я автоматически подстроил их под семейные. Отец о такой возможности ничего не говорил, и в кристаллах памяти древних я ничего подобного не видел. Значит, странная возможность изменять мыслящих под себя присуща только мне. Магия крови вампиров объединилась с возможностями метаморфов и получила новое качество, не только подчинять себе мыслящих, но и изменять их. С этим надо основательно разбираться.

– Но у нас же ничего не было, – покраснела и замялась девушка. – Пусть допросит меня ментально. Я всё объясню. Кстати, где она? Как сюда попала?

– Здесь, – постучал я пальцем себе по лбу. – У нас ментальная связь, независимая от технической аппаратуры, и действует на очень большом расстоянии. Но дело не в том. Она как раз недовольна, что мы в постели занимались, совсем не тем, чем нужно.

Я сбросил на комп Тире изображение Тартары.

– Твоя жена юнианка? – широко раскрыла глаза от удивления девушка.

– Нет, – покачал я головой. – Она из моей вселенной и похожа на вас только внешне. Это другие мои жёны.

Я передал Тире картинки других жён.

– Странно! Они красивые и у меня нет отторжения, по поводу их белой кожи, – озадаченно уставилась на меня юнианка.

– Извини! Это я перестарался при работе с твоими магическими каналами. Делал их по слепку Сайлы, и теперь ты с нами полностью совместима. К сожалению, я сам до конца не знаю своих возможностей. С подарками древних приходится быть осторожным, но не всегда это получается, а наполучал я этих подарков уже довольно много. В нашей семейке всё происходит не как у людей, и даже не как у магов. Мы особенные.

Пришлось хотя бы коротко рассказывать Тире об отце, о якорях и о семье.

Разговор прервал шаман, заглянувший в комнату. Он позвал нас на совет. Как я проговорил почти всю ночь с девушкой, так он просвещал дальнего родича по поводу событий на поверхности планеты и в космосе. У меня имелись предложения к Драгсу, которые я сразу высказал в начале разговора. Выгода намечалась обоюдная.

После некоторого небольшого обучения, маги, получившие модули защиты древних, могли бы обследовать верхние уровни подземелий. Мне пригодятся новые цилиндры и драгоценности древних хозяев планеты. Никто не возражал против того, что я получу половину находок. Без меня у подземных жителей не было шансов вообще достать что-либо. Ш-Рам и Лест, как представители поверхности получат десять процентов, но на них ляжет в будущем обеспечение подземелий товарами внешнего производства. Юнианцам, в лице Тиры, достанется лишь один процент и то, только из-за того, что их представительница здесь присутствовала. К этой планете, тем более к подземельям, империя Ю никакого отношения не имеет. Тиру привлекали к исследованиям по обычному контракту специалиста.

Понятно, что делёж прилично смещён в мою пользу, но другие стороны сидели у меня на приличном крючке, а древние драгоценности и модули защиты без меня для жителей бесполезны. После огромного количества прошедших тысячелетий найти что-то другое было нереально.

Отбивать планету у захватчиков решили совместными силами. Основными бойцами станут подземные дракониды – маги под защитой УМЗ. Они без проблем могут шастать, как по работающим лифтам, так и по поверхности. Магический нанометалл защитит их от влияния зон смерти и от большинства вооружения противника. Им в помощь я выдам специальных роботов, которые подкинули в теневой карман жёнушки. С помощью рекомендаций космического пирата им удалось создать уникальную маготехническую роботизированную единицу с ментальным контролем от оператора. С соответствующим оборудованием на базе компов и очков виртуального управления с новой техникой вполне справятся поселенцы.

Фактически роботы представляли собой миниатюрные шагающие комплексы класса техно-голем, на которые можно навешать различные боевые модули. Магические щиты всех стихий надёжно прикрывали умные машины от поражения большинства оружия, применяемого пиратами и наёмниками, в то время как сами роботы представляли серьёзную опасность даже для малых кораблей, поскольку модули вооружение тоже относились к маготехническим устройствам. Жёны постарались на славу, предоставив мне для испытаний первую партию таких устройств. Несколько раз опустошив теневой карман, я получил полторы тысячи ходячих танков, способных пройти там, где пройдёт обычный человек.

Некоторое время пришлось затратить на изучение системы навигации в лифтах и шлюзах древних владельцев планеты. Обозначение в виде знаков и надписей на появляющихся виртуальных экранах мог разобрать только я, но обнаружился и режим карты, который был понятен любому мыслящему, если в наличии имелся комп со специальной программой. Понятно, что компы прислали жёны через теневой карман. Я их выдал драконидам уже имеющим УМЗ. Жителям подземелья компы ещё понадобятся для общения с наземниками через электронного переводчика, поскольку ментальная связь работала только с теми, у которых эти компы имелись.

Пока часть драконидов училась использовать выданное оборудование, другие обследовали подземелья и добывали новые ключи, цилиндры и сокровища. Быстрое увеличение количества ключей позволяло расширять зону перемещения исследовательских отрядов. До работающих шлюзов, расположенных возле родичей Леста, поисковые отряды подземников добраться не успели, но обнаружились выходы вблизи других людских поселений. Количество населяющих поверхность жителей незначительно, поэтому глав других поселений многие знали в лицо. Люди были достаточно богаты, чтобы использовать блага цивилизации, в том числе и связь. Леста знало много народа, и со скрывающимися в джунглях от драконидов-захватчиков селянами он легко договорился. Слабые радиостанции поселенцев практически не перехватывались врагом.

Мне оставалось провести для людей небольшой курс обучения управлению роботами, а это мало чем отличалось от обычных игр, знакомых каждому ребёнку. Пока вокруг системы накапливались космические корабли для глобального столкновения, мы готовились воевать с захватчиками на поверхности. К сожалению, начать операцию раньше сражения в космосе возможности не было. Командиры баз противника могли запросить поддержку с орбиты, а на удар корабельных энергопушек и ракет даже мощные щиты роботов не были рассчитаны. С началом боевого столкновения судам станет уже не до поддержки наземных сил. Каждая боевая единица будет на счету.

Прямо перед началом боевых действий состоялся разговор с Драгсом. Воевать он умел не очень хорошо, судя по почти проигранной компании самозваному императору подземелий, но политиком оказался неплохим. Поскольку я представлял магическую империю, он предложил принять клан под своё покровительство. Одно дело договариваться с другими подземными и наземными родичами как главе небольшого клана своеобразной цивилизации и совсем другое – говорить как представитель магической империи. Он был уверен, что таким же образом поступят и другие главы кланов и жители пещер.

Мне показалось, что продумывал Драгс это решение довольно долго, начав анализ ситуации сразу после избавления от противника. Меня он выбрал как самого сильного из представителей космических цивилизаций. Шаман наверняка не стал скрывать от дальнего сородича невероятные знания и возможности, которые я демонстрировал в последнее время. Да и трудно что-либо скрыть от мага владеющего двумя стихиями. Заклинаниями разума дракониды не владели, но это не мешало им видеть отголоски мыслей в ауре.

– Зачем вам моя империя? – всё же поинтересовался я у драконида.

– По сравнению со звёздными государствами, нас не так много, и развивались мы по отличному от других сценарию. Как я понял, магов в других мирах не осталось. Подданных просто могут раздёргать по одному, и наша цивилизация исчезнет. Вы же другие! Я лишь чувствовал отголоски заклинаний, когда вы работали, но это была чистая магия. Вы один не могли дойти до таких вершин знания, значит, за вами действительно стоит мощное государство, далеко опередившее нас в развитии. Даже если мы растворимся в вашем мире, магическая цивилизация драконидов не пропадёт. Мы получим новые знания и возможности.

Драгс с ожиданием смотрел на меня.

– Откуда вы знаете, что я что-то решаю?

– Глав кланов с детства обучают чувствовать соплеменников, а не только видеть. Хотя вы и не относитесь к нашей расе, но веет от вас большой властью. За вами стоит невероятное количество подчинённых. Мне даже сравнивать с кланом страшновато. Такое чувство, что мы всего лишь капля воды в вашей подземной реке, – задумчиво покачал головой подземник, продолжая смотреть на меня.

Пришлось рассказать дракониду о магических клятвах и последствиях их применения. Это главу клана не смутило. За рост магических возможностей он готов был поступиться некоторой свободой. Договорились с ним о том, что после решения вопроса с захватчиками планеты, на своём корабле сделаю его жрецом ордена дракона и передам алтарь для проведения клятв и ритуалов. На планете вызывать первичный алтарь метаморфов интуиция не советовала.

Получив от меня обещание, довольный драконид удалился. Верховный жрец – это значительно больше, чем просто глава клана. Хотя тот же клан уже наверняка стал мощнейшим среди подземных жителей. Исследования древних коридоров принесли тысячи защитных артефактов, и доля драконидов не отлёживалась в моём теневом кармане. Уже несколько тысяч магов шастали по верхним уровням, обнаруживая всё новые и новые ключи, артефакты и сокровища. Для активации УМЗ с помощью шкафчика из лифта, я доделал стандартную артефактную магическую зарядку. Всё время подзаряжать устройство своими силами не хотелось.

Этой ночью С-Сану не удалось уснуть. Даже сеанс медитации не принёс облегчения. Попытка заглянуть в будущее снова оказалась неудачной. В сознании виднелась только сплошная серая стена неопределённости. Последнее время предсказания не удавались не только у С-Сана. Шаманы эскадры тоже находились в ожидании. Пелена неведения затягивала внутренние горизонты сознания в случае многовариантных переломов в событиях. А это и так было понятно. Разведка стала доносить о многочисленных попытках прощупать периметр космической обороны системы. Эскадра получила значительные подкрепления. Назревало ожидаемое боевое столкновение. Клан Дис не мог оставить безнаказанной попытку захвата мира, приносящего приличные доходы. До утра проворочавшись в кровати, шаман в отвратительном настроении появился в штабе базы.

– Что случилось за последнее время? – недовольно взглянул он на развалившегося в кресле дежурного.

Тот даже не приподнялся со своего ложа. Офицер десанта не подчинялся шаману напрямую и должен был выполнять только его непосредственные приказы, как старшего прикомандированного офицера. Приказа встать от шамана не поступило. Извечное соперничество обычных десантников и специальных отрядов противодействия проявлялось и тут. С-Сан давно не обращал внимания на такие мелочи. Как и любому шаману, ему важен только результат, а как и кто его достигнет, значения не имело.

– Пропала связь с двумя дальними постами и площадкой планетарных штурмовиков, но это обычное дело. Судя по данным метеоспутника, там идёт грозовой фронт, – отчитался дежурный, пробежавшись глазами по экранам дисплеев наблюдения.

– Запроси данные второй базы, на той стороне планеты. Что происходит у них?

Непонятное предчувствие не давало покоя шаману.

– Хм-м… – озадаченно помычал дежурный, получив данные от соседей. – У них тоже молчат посты по периметру, в районе бурь. Я проверил связь вне графика с другими нашими бойцами на постах. Не отзываются все, кто попал в область непогоды. Такого ещё не было ни разу. Кто-то всегда отзывался. Ну, не сплошной же у них грозовой фронт!

Дежурный с недоумением уставился на шамана. Как будто тот мог заглянуть сквозь непогоду в отдельный бункер поста.

– Над системой озёр тоже ненастье?

Непонятно откуда из подсознания шамана выскочила странная мысль.

– Нет. Там сейчас отличная погода. Если бы не проклятое излучение, можно сделать неплохой курорт, – лениво пощёлкав клавишами, выяснил дежурный.

– Запроси новый пост у крайнего озера, – томимый непонятным сомнением, приказал шаман.

– Не отвечает! – удивлённо уставился на него дежурный через некоторое время.

– Связь на аварийной волне! – возбуждённо рявкнул С-Сан. Наконец интуиция проснулась и подала сигнал опасности.

– Ответа нет! – обескураженно пробормотал дежурный, приводя кресло в рабочее положение и запуская системы управления в боевой режим. – На такой мощности нас должны были услышать десантники даже через обычную личную радиостанцию. Сигнал диагностики с комбинезонов бойцов поступает исправно. Судя по данным спутника, они находятся в районе поста, и не движутся. Ну, должны же они слышать ревун аварийного сигнала!

– Объявляй общую тревогу! – зло выдохнул шаман. – У нас начинаются неприятности. Боюсь, скоро придётся драться. Как противник ухитрился высадить на планету десант под носом у эскадры: не понимаю, но, похоже, неприятности начались не только у нас.

Шаман кивнул на загоревшийся на экране маркер сигнала связи с эскадрой. Дежурный включил канал.

– Приближается вражеская эскадра. Возможна высадка десанта противника, – монотонным голосом сообщил с экрана офицер штаба флота.

– Враги уже на планете. Передаю управление базой офицерам десанта. Когда будет поддержка? – спомощью управления сознанием, гася ненужные эмоции, сообщил шаман экрану.

– Целей противника на орбите не обнаружено, – ответил офицер, бросив недовольный взгляд на шамана. Кому приятно, когда тебя завуалировано упрекают в некомпетентности. – Пока обходитесь своими силами. Несколько кораблей незамеченными проникнуть через периметр обороны не смогли бы. У вас достаточно сил, чтобы справиться с малочисленным десантом корабля разведчика.

– Что-то сомневаюсь… по поводу разведчика, – покачал головой дежурный после прекращения разговора с эскадрой. – Взгляните! Я вывел на экран точки неотвечающих на вызовы постов.

Шаман уставился на дисплей. По периметру зоны контроля базы на карте тревожным цветом горели красные точки. Их оказалось слишком много. Кто-то планомерно сжимал кольцо вокруг базы. Не выходили на связь даже небольшие временные скрытые посты по периметру контролируемого пространства.

Неожиданная мысль молнией промелькнула в голове шамана.

– Выведи со спутника карту электронных помех!

Дежурный выполнил распоряжение, и на экране появилась закрашенная область, накрывшая замолчавшие точки. Очень уж странно выглядело кольцо электронной активности, накрывшее граничные области зоны контроля.

– Я что-то не понял… – удивлённо уставился офицер на шамана.

– Враг пользуется другими средствами связи, но небольшие возмущения от электронной аппаратуры спутник видит. Нечто подобное мы уже наблюдали некоторое время назад. А это что такое? – С-Сан ткнул рукой в небольшие области шума далеко внутри контролируемой территории.

– Статистика данных спутника за последние полчаса показывает быстрое разрастание внутренних районов помех, – возбуждённо клацая клавишами, сообщил дежурный. – Это новые точки высадки десанта противника! Они хотят создать второе кольцо окружения базы. Но как такое возможно?

– Не знаю! Спутники не могли пропустить крупную десантную операцию, но факты говорят об обратном. Отзывайте посты и рейдовые группы из джунглей. Пусть немедленно возвращаются, и кто-нибудь заглянет в одну из помеченных областей.

Шаман решил стянуть оставшиеся силы на базу. По крайней мере, их не перебьют поодиночке. К тому же оборона базы обеспечит защиту от неизвестных кораблей неприятеля, высадивших десант под какой-то новой защитой от спутниковых систем слежения.

– Восемнадцатая платформа повреждена! Атака ракетой из джунглей! Совершена аварийная посадка. Отряд принимает бой. Что происходит?

Офицер штаба с недоумением смотрел на задумчивого шамана. За дверью послышался топот бойцов, поднятых по тревоге.

– Клан Дис призвал людей-наёмников. Это их разведка недавно прикончила отряд С-Шера. Сведений было слишком мало, чтобы предположить серьёзное вторжение. Кажется, противник долго готовился к возврату планеты, а мы этого и не заметили. Если у наёмников имеются хотя бы пара шаманов такого уровня, с которым столкнулись наши группы противодействия – готовьтесь загорать на сковородке. Будет очень горячо! Боюсь, флоту в системе тоже будет несладко. Даже небольшие корабли-призраки, имеющие защиту от локаторов, попьют много нашей крови.

В штаб вбежал запыхавшийся командир базы.

– Данные у дежурного. Принимайте командование! – с кривой улыбкой, больше похожей на злобную гримасу, взглянул на офицера шаман. – Мы хороши в локальных операциях, а здесь намечается грандиозная бойня. Мы попытаемся прикрыть базу от вражеских шаманов, но успеха не гарантирую. Я бы даже с одним из них не стал ввязываться в борьбу, но другого выхода нет. Сделаем всё, что в наших силах, но имейте в виду, надолго нас не хватит. Будем надеяться на поддержку флота.

– Ситуация настолько плоха? – не удержался от вопроса командир базы.

– Чужих боевиков вы, может быть, и остановите, но шаманов и псионов нет. В этом перевес будет на стороне противника. На планете духи помогать нам не хотят, а наших сил точно не хватит. Постараемся протянуть, сколько сможем, но мы не боги. Даже юнианские псионские техники разрушать очень трудно, а мы, возможно, столкнёмся с чем-то совершенно другим, незнакомым. Боюсь, в будущем на примере нашего разгрома будут учить офицеров в академии.

Вздохнув, шаман покинул помещение штаба. Там ему делать уже нечего. Напрямую участвовать в бою он не собирался. Интуиция упрямо твердила, что необходимо прикрывать базу силой духа, иначе враг захватит её также без боя, как захватил внешние посты зоны наблюдения. С-Сан не думал, что жизненных сил бойцов его отряда хватит надолго, чтобы поддерживать его самого, когда он будет прикрывать полем сознания территорию базы, но второго отряда, взамен погибшего, с эскадры так и не прислали. Видно флотские шаманы предвидели скорые проблемы в системе. С-Сан был абсолютно уверен, что такие же проблемы образовались и на второй базе клана, с другой стороны планеты.

Искин выдал сообщение о приближении флота союзников к системе. Заварушка в космосе началась. Пошли в атаку и наши силы. Хотя маги-дракониды мало тренировались с людьми, взаимодействие у них получалось неплохое, даже несмотря на то, что люди находились в укрытиях, расположившись в пустых коридорах подземных уровней, где не было энергетических воронок смерти. Сопровождали магов только отряды роботов под ментальным управлением поселенцев. Первая волна нападения прошла почти незаметно для противника. Хотя у нас обнаружилось не так уж много драконидов с каналами магии разума, даже количества тех, что было, хватило для захвата небольших контрольных постов противника, разбросанных по бескрайним просторам джунглей. Я обучил подходящих магов простенькому заклинанию сна, а захватить погружённых в сон бойцов противника не так уж сложно.

Системы безопасности просто не воспринимали безоружных магов, как противника, и те легко подошли к расположению постов и применили выученные заклинания. Управляемые роботы разоружили пленников и заперли в их же помещениях.

Переброска наших бойцов происходила очень быстро. Транспортная система древних до сих пор действовала, а ключей мы обнаружили приличное количество. Учитывая, что изначально она рассчитывалась на гораздо более интенсивный поток перемещений, нам пока вполне хватало энергии, вырабатываемой системой в аварийном режиме. Совсем не важно, что многие точки переходов оказались повреждены и не работали. В рабочем состоянии находилось достаточное их количество.

Вторая волна захватов прошла не так гладко. Шаманы наверняка что-то почувствовали и стали отзывать контингент на базу. Пришлось задействовать ракетные системы роботов и сбивать убегающие транспорты захватчиков. Без тяжёлого вооружения десантники противника оказать сопротивление защищённым магией роботам не могли. А если к отряду успевал подойти обученный заклинанию сна маг, то вообще никакого боя не было.

На две опорные базы невыловленные нами силы противник стянул очень быстро. Бойцы эвакуировались с постов, бросив большую часть имущества. Сразу на мощную оборону мы не попёрли. Маготехнические сканеры роботов прекрасно передавали искину все внутренности укреплённых районов. Невероятное изделие древних без особого труда рассчитало все планы по захвату баз противника, найдя самые уязвимые места в обороне. Прикрыть все лазейки в обороне противник не мог.

Вот тогда и пошли в атаку роботы под управлением поселенцев. Автоматика у нас сама по себе достаточно умная, но под руководством человека сверхзащищённые монстры действовали ещё эффективнее. Такого напора система обороны противника не выдержала. Попытка поднять в воздух планетарные штурмовики провалилась мгновенно. Вооружённые мощными ракетными установками железные солдаты не оставили пилотам шанса. Воевать против совершенных компьютерных систем на коротком расстоянии обычным пилотам невероятно трудно. Потеряв большую часть взлетевших машин, окружённые дракониды больше их применять не решились.

Несмотря на наличие тяжёлого оборонного вооружения, противник ничего не смог сделать против нападавших. Те шли в мёртвых зонах для этого оружия. Попытка любой переброски вооружения на другое место моментально отслеживалась сканерами, и маршрут наступающих машин мгновенно менялся. С близкого расстояния оборонительные установки базы расстреливались вообще без проблем. К сожалению, магическое воздействие не удалось. Хотя магов у нас достаточно много, но их слабые силы и невозможность использования совместных заклинаний не позволили сразу погрузить противника в сон. Надо отдать должное прикрывающим базу шаманам. Выложились они полностью, защищая своих бойцов от атаки на разум.

Несмотря на упорство, фанатиками дракониды не были. Руководство базы достаточно быстро поняло бесполезность борьбы против нападавших. Выкопанные в земле катакомбы для укрытия сыграли с ними плохую шутку. Как только маг добирался до подземных коммуникаций, сопротивление прекращалось. Дракониды-подземники, как маги земли, были очень хороши. Против них не очень-то повоюешь, когда надёжный подземный коридор идёт волнами и сдавливает тебя как прессом. Магам оставалось только извлекать пленников из земляных ловушек и передавать роботам. Разгром наземной группировки противника оказался быстрым и полным.

Глава 12. Предварительные итоги


Тартара сидела в центре управления носителя Лысого Эра. Пиратский адмирал развалился в кресле рядом и с удовольствием наблюдал за работой подчинённых. После модернизации, учинённой новыми хозяевами, помещение разительно переменилось. Исчезли все пульты управления. Офицеры эскадры сидели в мягких креслах среди зелени лесной поляны. Едва слышный гомон птиц и шум ветра оживлял обстановку. Ментальное управление через виртуальные очки перевернуло представление об управлении космическим кораблём. Установленные на судне локаторы позволяли наблюдать за пространством в реальном времени на невероятном расстоянии. Пират не жалел о недавнем проигрыше. Новые хозяева кардинально изменили существование подчинённой эскадры.

– До сих пор чувствую себя восторженным юнцом на приёме в академию, которому показывают чудеса техники, – задумчиво проворчал адмирал, отвлёкшись от виртуальной картинки перед глазами и взглянув на сидящую рядом девушку. Её он побаивался и уважал, впрочем, как и все остальные люди и жители планет, на которых удалось побывать Эру. Возможности элиты Новой империи поражали, а уж способности жён императора вообще вводили в ступор.

– Как думаешь, что произойдёт, когда мы появимся на арене? – взглянула на него Тартара, оторвавшись от наблюдения за битвой, разворачивающейся в системе. Сопернические кланы драконидов пока только пробовали собственные силы друг друга. Небольшие эскадры из пары десятков боевых кораблей, маневрируя в пространстве, обстреливали друг друга. Основное сражение пока вели малые корабли, сойдясь в близкой схватке друг с другом. Несколько клубков дерущихся малых судов медленно дрейфовали перед выстроившимися в стены более мощными кораблями соперников.

Пират ещё раз вызвал перед глазами прогноз развития событий.

– Искин всё правильно рассчитал. Появись мы сейчас – стали бы обычными участниками боя за систему. Противники ещё не достали основные козыри. Каждый думает, что обманул другого, – улыбнулся Лысый Эр, тряхнув мощной шевелюрой. Коротко стричься он ещё долго не собирался, после того как врачи империи основательно пошаманили с его организмом.

– И всё же, неужели военные других государств утрутся после нашей оплеухи? – задумалась Тартара, рассеянно осматривая позиции чужих эскадр на виртуальном экране.

– Госпожа, вы не учились в военной академии. Отступление перед превосходящими силами противника – обычный манёвр флота, – ухмыльнулся пират. – Пока всё соответствует прогнозу. Будем ждать нужного момента. Этот бой наши соперники уже проиграли, а дальше будут некоторое время испытывать нас на прочность. Обычная тактика политиков при возникновении нового государства. Имеет смысл договариваться с сильными и присоединять к себе слабых.

Адмирал клана Дарт медленно отводил эскадру под натиском бывших хозяев системы, кораблей клана Дис. Стена противника уже достаточно повернулась, чтобы начать второй этап операции и ввести в бой поддержку. Как глава клана договорился с представителями Центральной империи: адмирал не знал, но от союзников пришло из приграничных секторов целых две эскадры наёмников. Каждая из них чуть ли не в полтора раза превышала флот драконидов клана, скопившийся в системе. Сам адмирал изначально не был сторонником захвата планетарной системы соседей. Мирных отношений между кланами давно не было, но планеты друг у друга раньше не отбирали. Он лишь выполнил приказ.

Предположение аналитиков о переходе на сторону новых хозяев бывших рабов-поселенцев не оправдалось. Откусить бы голову тому деятелю, кто предсказывал такое событие. В далёкой перспективе это вполне возможно, но для этого необходимо удерживать систему довольно длительное время. Человеческие наёмники как раз позволяли решить вопрос с удержанием. Переброс кораблей из людского сектора проводился скрытно. Как докладывала разведка: в клане противника о чужих эскадрах ничего не подозревали.

Выдержав паузу ещё в несколько минут и сдав очередной участок пространства напирающему противнику, адмирал дал сигнал союзникам. Связной модуль ушёл в прыжок. Через некоторое время в тылу наступающих кораблей вынырнула первая эскадра наёмников. Набирая скорость, она начала разворачивать боевое построение.

Противник отреагировал на появление опасности и стал изгибать построение стены в её сторону, но подавляющее преимущество было у людей. Даже дальние выстрелы энергопушек наносили серьёзный урон защитным экранам судов клана, обеспечивая возможность в будущем более лёгкого прорыва торпед к корпусам кораблей. Рой системных штурмовиков и истребителей направился к местам уже идущих схваток кораблей кланов.

Адмирал довольно усмехнулся. Четырёхкратное преимущество во всех силах не оставляло противнику шансов. Неожиданно адмиралу сообщили о множественных возмущениях пространства чуть в стороне от схватки. Из прыжка выходили чужие корабли. Опознание прошло быстро. Юнианцы не могли оставить временных союзников без помощи. Вот только судя по составу кораблей, это была не пограничная эскадра, на которую строились прогнозы и расчёты, а что-то намного внушительное. Два больших носителя псионской империи – серьёзный аргумент в бою.

Выход из прыжка второй эскадры наёмников из Центральной империи лишь уровнял шансы. Теперь исход боя зависел только от мастерства руководства эскадр и мужества капитанов кораблей и их подчинённых. Бой принимал затяжной характер. Клан Дис преподнёс неожиданный сюрприз, сумев договориться с надменными юнианцами. Пока небольшое преимущество оставалось у адмирала. Внешнее кольцо окружения составляли корабли второй эскадры наёмников, что позволяло более активно маневрировать и направлять силы в нужное место. Хотя кораблей юнианцев оказалось меньше, драконид прекрасно знал их боевые качества. Одно судно чернокожих людей стоило парочки кораблей белокожей расы, да и псионские возможности давали некоторое преимущество. Постепенно весы удачи стали клониться в сторону сил адмирала, хотя на самой планете дела обстояли плохо.

Противнику как-то удалось обойти наблюдательные спутники и скрытно высадить значительные силы десанта. Эскадра не могла помочь наземным силам. Каждый корабль оказался на счету. Две планетарные базы не сумели долго сопротивляться превосходящему противнику. На стороне десантников клана Дис выступили многочисленные отряды поселенцев. Адмирал сильно не переживал по этому поводу. Потеря наземных сил не будет иметь большого значения при выигрыше в системе. В случае новой атаки из космоса повстанцам не удастся удержаться и опять придётся прятаться в джунгли.

Лысый Эр вопросительно посмотрел на хозяйку. Искин сообщил об идеальном моменте для вмешательства.

– Начинаем развлечения! – кивнула Тартара. – Только повторная просьба – сильно противника не разносить. Ремонтных баз здесь не наблюдается, а корабли нам пригодятся.

Суда бывшей пиратской эскадры сбросили маскировочные поля и устремились в атаку. Непрерывным потоком из шлюзов носителя потекли небольшие корабли маршала Римера. Сплав магии и технологии обеспечил даже малые корабли Новой империи значительным преимуществом перед противником. Ещё большее превосходство давал искин древних, управляющий всей эскадрой как единым организмом. Даже по количеству судов эскадра Римера превышала число всех малых кораблей противника, в то время как по вооружению соответствовала эсминцу в местной классификации.

Адмирал клана Дарт с ужасом смотрел на экран штабного компьютера и слушал панические доклады офицеров. Небольшая человеческая эскадра вынырнула неизвестно откуда и, главное, со стороны системы. Как четыре корабля противника смогли прятаться от локаторов разведывательных спутников, адмирал не понимал. Но главное было не это. Малый носитель чужаков выпустил невероятное количество штурмовиков. Намного хуже оказалось то, что это были какие-то модификации машин юнианцев. Учитывая, что каждый пилот псион, смело можно утраивать ударную силу и так огромного количества боевых единиц противника.

Большие корабли чужой эскадры тоже классификации не поддавались. По размерам они не превышали размеров малого носителя и кораблей сопровождения: эсминцев и фрегатов. Вот только вооружение их, судя по открытому огню, соответствовало тяжёлому крейсеру. Защитные экраны судов адмиральской эскадры и эскадр союзников таяли на глазах. Опытный драконид понимал, что с приближением малых судов в бой вступят и корабельные торпеды, а судя по наглости, с которой прут несколько кораблей наёмников на противника, количество торпедного вооружения тоже соответствует крейсерскому.

Несколько попаданий в чужаков из энергопушек показали наличие щитов неизвестной модификации. Плазма выстрела лишь обтекала оболочку, а потом исчезала. После коротких расчётов штаба стало ясно, что кораблям врага даже походить не придётся. Учитывая, что волна юнианских штурмовиков просто смела малые корабли союзников, даже не заметив их, она обрушилась на построение стены драконидов с тыла, почти мгновенно выводя из боя большие боевые единицы. Минуя эскадру драконидов, основная масса штурмовиков устремилась на наёмников из центральной империи, по пути сметая отряды прикрытия из малых кораблей.

Человеческие наёмники централов оказались самым слабым звеном объединённого флота. После столкновения с авангардом юнианцев, сразу потеряв управление над половиной эскадры, командир наёмников подал сигнал о сдаче. Драконид не мог его упрекнуть. Корабли клана тоже выходили из боя один за другим. Противостоять в одиночку противнику, имеющему подавляющее преимущество, было бессмысленно. Дракониды всё же не элионцы, сражающиеся до полного истребления. Адмирал подал сигнал о сдаче.

Оператор вывел на экран общий канал связи. На драконида с него смотрел довольный человек с пышной копной волос.

– Лысый Эр приветствует правильное решение уважаемого адмирала.

– Лысый…? – непонимающе уставился на собеседника драконид.

– Не стал менять прозвище, после того как меня слегка починили, – улыбнулся человек. – Условия сдачи будут мягкими. Вы сдаёте всю технику и уносите отсюда ноги с личным оружием и на любом пассажирском корабле, который за вами пришлёт начальство.

– Без выкупа? – удивился дарконид. Для человеческих наёмников такой шаг был не характерен.

– Хозяйка говорит, что произошло недоразумение. Да и что взять с нищих? – нагло ухмылялся с экрана чужак.

Адмирал с недоумением смотрел на собеседника, уже ничего не понимая. О каком недоразумении говорит тот? Кого назвал нищим?

– Наверное, вам стоит поговорить с хозяйкой, – поняв состояние драконида, сообщил Лысый Эр.

Вначале дракониду показалось, что на экране появилась юнианка. Сердце адмирала замерло. Все значимые посты в клане занимали выходцы из шаманских семей. Адмирал не был исключением. Даже через изображение молодой девушки на старого воина пахнуло силой. Он не нашёлся что сказать. На него смотрела не юнианка, а только сильно похожая на них представительница другой расы, и в то же время шаманка высшего посвящения. Драконид понимал, что даже на таком расстоянии, при желании, ей ничего не стоит убить его взглядом. Успокаивало только то, что от неё не веяло злостью и угрозой. Сердце застучало вновь.

– Вы не знали, что на захваченной планете проживают наши подданные. Это в некоторой мере извиняет ваши действия. Поэтому ваши подчинённые не будут отвечать за ошибки руководства, – пояснила мягкие условия сдачи собеседница.

– Э-э-э… Госпожа…? – вопросительно уставился на девушку адмирал.

– Можете называть меня Тартарой, – поняла его затруднение шаманка.

– Госпожа Тартара, насколько мне известно, на планете живут только человеческие поселенцы – бывшие рабы клана Дис? – попытался прояснить ситуацию драконид.

– Наши подданные живут в недрах планеты. Это представители расы драконидов. Лишь недавно мы заключили соглашение с кланом Дис. Мою империю устраивает договор именно с этим кланом. Кстати, можете забрать с планеты своих десантников. Они почти все выжили. Воины подземных кланов разрешат увести их тоже без выкупа, – сообщила Тартара.

– Значит, десанта из космоса не было! – догадался адмирал.

– Если бы не ваши глупые разборки между кланами, мы бы и не вмешивались, – совсем не соврала девушка. Пока Рейн не занялся проблемой, никто представления не имел о подземной цивилизации драконидов.

– Интересно узнать, к какой империи вы принадлежите?

Интерес к собеседнице у драконида разгорелся. Если он пошлёт сообщение в штаб флота, ему просто не поверят.

– Новая империя. Можете сообщить главе клана, что мы, в некотором смысле, наследники Лиганцев, но не претендуем на их бывшие территории. У нас достаточно собственных миров.

В голове драконида пронёсся вал различных мыслей. Слова девушки объясняли, если не всё, то многое. Стала понятна лёгкость, с которой противник разгромил объединённую эскадру союзников. Даже сейчас, через тысячелетия развития цивилизации, уровень лиганской техники недостижим. Проиграть такому противнику было не зазорно. Нужно срочно связываться с кланом. Потеря этой планеты стоила информации о появлении на политической арене невероятно мощной империи, с которой вскоре придётся считаться всем. Дальнейшие переговоры вести не было смысла. Адмирал быстро согласился со всеми условиями капитуляции.

Тартара спустилась на поверхность планеты на моём корабле и привезла на переговоры представителей клана Дис и юнианцев. Без моего присутствия разговаривать с ними она не стала. На переговоры я взял с собой шамана, Драгса, Тиру и Леста. Остальные подземные кланы быстро признали главенство Драгса. Кто же будет упираться, когда к тебе приходят представители соседей, способные свободно ходить по подземельям огненных птиц и даже разговаривающие с демонами, живущими на поверхности. Леста, как уже легендарную фигуру, участвующую в открытии подземной цивилизации, на переговоры выдвинули жители людских посёлков.

Хорошо, что я привёл кораблик в нормальное состояние. Перед гостями теперь не пришлось смущаться. Отделка доступных им помещений в жилой части яхты соответствовала представительскому уровню.

– Знакомьтесь! Мой муж Рейн Ле Ший – император Новой империи, – представила меня Тартара, когда наша группа появилась на пороге зала приёмов.

Девушка немного ослабила ментальную блокировку, чтобы прислушиваться к мыслям присутствующих.

Ш-Рам в это время с удовольствием следил за соплеменниками. У шамана, сопровождающего адмирала клановой эскадры, глаза чуть не вылезли из орбит, когда он внезапно обнаружил изменение состояния у хозяйки корабля. Когда обычная псионка мгновенно превращается в шаманку – это производит впечатление. Гораздо больший потенциал её мужа вообще приводил в трепет. Представитель клановой верхушки имел значительно большие способности, чем Ш-Рам. Собственно из-за этого драконид и выбрал научную работу. Места в управлении кланом занимали сильные шаманы, а вот в науку шло не так много представителей этого направления. Шаман флота сразу почувствовал силу человека. Духи предков – это связь с потусторонним, а от человека веяло не лёгким ветерком, а чуждым потусторонним штормом.

О каких предвидениях можно говорить, когда внутренние горизонты застилает серая пелена бури неопределённости.

Шаман эскадры наклонился к уху адмирала и тихо шепнул:

– Забудьте о нашем предварительном разговоре с юнианцами. Соглашаемся со всеми предложениями хозяев.

Адмирал лишь мельком взглянул на соплеменника. Этого взгляда хватило, чтобы почувствовать состояние шамана. Слова возражения замерли у военного на языке. Несмотря на внешнюю невозмутимость, шаман боялся. Испугать драконида, общающегося с потусторонним миром, не так просто.

– Что-то серьёзное? – всё же тихо поинтересовался адмирал.

– Мы на грани изменения реальности и хозяева корабля не люди, – шепнул шаман.

Консул юнианцев заметил перешёптывания союзников. Его направили с пограничной эскадрой наёмников для помощи союзному клану драконидов. Секретные инструкции, полученные из штаба службы разведки, намекали, что возможны неожиданности. Вот только о присутствии в системе чужого флота, способного за короткий срок разгромить несколько эскадр, в сообщениях ничего не было. Это оказалось первым сюрпризом. Второй, консул наблюдал сейчас. Псион он не самого высшего уровня, но почувствовать волны страха, исходящие от шамана драконидов, ему удалось. Прекрасно известно, что одарённые драконидов чувствуют мир как-то по своему, глубже, чем люди.

(Тартара: – Рейн, искин советует подавить собеседников психологически.

Рейн: – Ну что же, придётся использовать магию. Считай себя гостеприимной хозяйкой. Принимай гостей по высшему разряду.)

Тартара махнула рукой и вызвала несколько заклинаний земли, вырастив из пола круглый стол и нужное количество кресел.

Все гости, только удивлённо наблюдали за волнами на полу, из которых образовались такие знакомые предметы обихода. Лишь Драгс уловил работу очень сложных, быстрых и изящных заклинаний, связанных с землёй.

На обстановке девушка не остановилась. Подойдя к столу она, казалось из воздуха, доставала еду и напитки в изящной посуде, которую сноровисто стали расставлять на столе, словно прислуга, небольшие боевые роботы, увешанные вооружением.

Еду, созданную лучшими поварами на Мокрой, в теневой карман забросили другие жёны. Тартаре оставалось только делать вид, что делает это сама на ходу. Этот фокус не понял даже Драгс. Заклинаний он не видел и не чувствовал, но запах от предложенной пищи исходил весьма аппетитный. Игнорировать приглашение хозяйки было бы невежливо, и все расселись за столом.

Тартара села с одной стороны, а с другой ко мне пристроилась Тира.

Когда гости немного пришли в себя и попробовали некоторые кушанья, начался основной разговор.

Я сообщил присутствующим о заключении моими подданными – подземными жителями, договора с наземниками в лице Ш-Рама, Леста и Тиры, о совместном использовании планеты. Места всем хватит. К тому же дракониды и внешние люди без защиты по-прежнему не могли долго находиться на поверхности. В данном случае утверждение документа было простой формальностью. Гости не могли повлиять на что-либо. Любой закон встал бы на сторону местных жителей. Клан Дис ничего не терял от договора, а только выигрывал. Поставки биоматериалов не прекращались, а лишь наращивались. К тому же к товарообороту добавлялись изделия и технологии подземных жителей.

Юнианцы тоже оказались в выигрыше. Из-за присутствия Тиры они получили возможность официально присутствовать на планете. На нижних этажах подземелий им, как и драконидам, не угрожало излучение смерти. Теперь работающим на поверхности представителям разных рас не обязательно покидать планету для реабилитации. Достаточно пройти небольшой курс лечения в подземельях и опять два десятка дней можно находиться на поверхности, используя медикаменты.

Новая империя в моём лице выгадала больше всех. Я пригрёб себе целую расу магов с приличной перспективой их усиления, за счёт обучения в храме богов, точнее, в их обучающем комплексе. Его посещение было следующей моей целью.

Окончание переговоров вообще прошло с сюрпризом. Предложение консула юнианцев: отвести домой Тиру, напоролось на неожиданный ответ девушки.

– Мне поступило предложение о замужестве. Я решила согласиться, – ответила она консулу, искоса поглядывая на меня.

(Дух: – А ведь не соврала, паршивка. Предложение от Тартары она действительно получила.

Рейн: – Я поставлен в безвыходную ситуацию. Мнение жены необходимо учитывать. Интуиция мага говорит о том же. Союз с Тирой принесёт много полезного. К тому же в последнее время я уже чувствую привязанность к девушке, без воздействия совместимости полевых оболочек здесь точно не обошлось. Придётся пойти по стопам папочки и нарастить гарем.)

– Вы… за белого человека? – удивлённо уставился на Тиру юнианец, легко догадавшись, кто её избранник. Лест на мужа юнианки, как-то не тянул. Удивление консула было понятным. Он имел доступ к личному делу девушки, поскольку она работала с драконидами в его зоне контроля.

– За последнее время меня многому здесь научили, – задумчиво кивнула девушка. – Пришлось многое переосмыслить. Да и не смогу я долго обходиться без Рейна. Так уж сошлись звёзды.

Тира сама не понимала, почему в этот момент вырвались из уст странные слова. Обстановка подтолкнула её к принятию решения. В последнее время она действительно чувствовала себя странно. К Рейну её тянуло, как магнитом. Возможно, он действительно что-то сделал с её аурой, но с ним было интересно. После встречи с парнем жизнь девушки изменилась кардинальным образом. За последнее время произошло больше интересных события, чем за всю предыдущую жизнь.

– Я передам вашему приёмному отцу сообщение, – склонил голову консул, соглашаясь с решением девушки. О возможности такого события его предупреждала служба разведки. В центре что-то знали о здешней ситуации. – Почти перед посадкой на планету, мне пришло сообщение о созыве централами срочной секторной конференции по поводу военного столкновения у этой системы. Необходимо решить возникшие политические и военные вопросы, чтобы не допустить дальнейшего разрастания конфликта.

– Насколько я знаю, клан Дарт снял претензии к клану Дис по поводу этой системы, – посмотрел я на консула.

– Наша разведка донесла: к конфликту кланов дартовцев подталкивали торговцы централов. Им хотелось снизить расценки на материалы, поставляемые с планеты, – пояснил юнианец. – Теперь они хотят понять, с чем столкнулись. Конференция назначена через месяц на нейтральной станции. Скорее всего, скоро в систему пожалует дипломатический корабль с пассажирским транспортом для вывоза наёмников и соответствующими предложениями к заинтересованным сторонам.

– Клан Дис не претендует на трофеи, полученные в недавнем столкновении, – спешно сообщил шаман эскадры клана.

– Мы на них тоже не претендуем, – усмехнувшись, кивнул юнианец. – Но сведения о существовании в секторе неизвестного образования, под названием Новая империя, весьма озадачили глав государств, расположенных поблизости. Им захотелось познакомиться поближе с главными действующими лицами военной компании в этой системе, тем более, недавно прозвучали слова о Лиганской империи. Насколько я увидел, информация соответствует действительности. Оказанный нам на корабле приём впечатляет и заставляет задуматься. Я рад, что мы выступаем союзниками новому государству. Надеюсь, присутствующие здесь лица не будут игнорировать приглашение.

(Тартара: – Только попробуй не возьми меня в политический зверинец!

Рейн: – Куда же я без тебя? Кто будет мысли слушать? К тому же с Тирой это твоё предложение. Часть её безудержного потока вопросов переведу на тебя. Будешь отдуваться.

Тартара: – Муж в своём репертуаре. Как развлекаться, так он впереди, а как работать – жена. Впрочем, я довольна. Надо успокоить девушку. Решение ей далось непросто.

Рейн: – Время есть, займёмся поиском храма и приведением подземной цивилизации в нормальное состояние. Надеюсь, магов ты с собой привезла.

Тартара: – Есть полсотни. Они пробегутся по городам и подскажут пути развития и методы решения некоторых проблем. К тому же скоро в систему прибудет знакомый тебе торговец Тортус Арт. Он бы и с нами прилетел, но маги не успели устроить в корабле сжатые пространства. Считай, сюда прибудет целый караван с товарами, которые пригодятся подземникам. Твои подданные с Песчаной постарались. У них катакомбы не хуже здешних и они знают, что необходимо для жизни в таких условиях. Ещё купец должен привести модули ремонтного дока. Нужно восстановить захваченные корабли. Пилоты старались не сильно их бить, лишь выводя из боя, а не уничтожая полностью. Да, и ещё, у юнианца крутятся мысли о военно-торговой станции. Они собирались после победы договориться с кланом и установить её в системе.)

Я посмотрел на задумчивого консула. Не хотелось выдавать тайну чтения мыслей, но станция здесь очень нужна. Кроме усиления обороны пригодится и торговый терминал на орбите. Подземники могут выпускать очень много товаров. После соответствующего обучения маги будут создавать уникальные вещи. В первую очередь я подумал о нанометалле. Даже если не удастся восстановить сложные технологии древних магов, можно придумать множество других применений для уникального материала.

– Советую доставить сюда торговую станцию, – обратился я к консулу. – Хотя система расположена несколько в стороне от зоны ваших постоянных интересов, но имеет смысл закрепиться здесь, поскольку клан разрешает вам присутствовать на планете. В сложившихся условиях следует перехватить торговлю биоматериалами у купцов Центральной империи. Это им послужит хорошим уроком от жадности.

– Я сообщу о вашем предложении руководству. Думаю, решение будет положительным, – довольно кивнул юнианец.

(Тартара: – Молодец! Хорошо обосновал! Он ничего не заметил.

Рейн: – Муж у тебя не такой уж тупой.

Тартара: – Ха-ха, но с женщинами у тебя иногда возникают проблемы – не видишь очевидного. Так было со мной. Так произошло и с Тирой.

Рейн: – Хм-м…, для решения проблем достаточно иметь рядом женщин. Вы же справились. Делаете из мужа подкаблучника.

Тартара: – Ты же грузишь нас рабской работой! Мы в расчёте.

Рейн: – Эх…, я же говорю – подкаблучник. Со всем соглашаюсь.

Дух: – Хватит заниматься ерундой! Советую быстрее провести ритуал для Драгса и сделать его жрецом. Заодно и ввести в семью Тиру на алтаре метаморфов.)

Дух был прав. Я побыстрее закончил переговоры, и корабль с нами на борту отправился на орбиту. Гости вернулись на свои корабли, а я с Тартарой занялся ритуалами. От Тиры скрывать уже ничего не нужно, так что она стояла рядом. Как обычно, в общении с древним артефактом не обошлось без неожиданностей. Простой ритуал для жреца окончился необычно. Из чаши вынырнул призрачный дракон.

– Так-так, что я вижу? Потомок не стоит на месте. Найти древнего союзника и ввести в семью древнего врага – это подвиг, требующий поощрения, – высунув раздвоенный язык и довольно качая хвостом, уставился на меня призрак.

– Лучше бы пояснил, – проворчал я, смутно догадываясь о смысле слов старого духа.

– Сам догадаешься, – нагло улыбнулся дракон, дыхнув призрачным огнём в нашу сторону. – Ты уже достаточно силён и образован, чтобы воспользоваться свойствами рода, даже душу древнего врага смог перестроить. Не смотри назад. Мы со своими ошибками и заблуждениями давно ушли в вечность. Предки одобряют твои действия. Мне разрешили открыть тебе доступ к родовой памяти – пользуйся.

Дракон опять дохнул на нас призрачным пламенем. Только теперь оно поменяло цвет с оранжевого на изумрудный. Как будто колючий ветер пробежался по коже. Дракон превратился в молодого парня и, наклонив голову, с интересом стал рассматривать результаты купания нас в пламени. Посмотреть было на что. Ауры людей окрасились в изумрудные тона. Аура драконида приобрела золотистый оттенок.

– Ты выбрал правильную сторону драконид. Вы всегда были верны слову, – остановил взгляд на Драгсе призрак. – За вашу верность мы дарим жрецам внутренний огонь. Ваши подопечные перестанут бояться смерти. Мыслящий, истинно стремящийся прикоснуться к вере, будет пользоваться порталами смерти, как источником силы. Обманщики уйдут в мир духов.

Призрак перевёл взгляд на Тиру. Она отчаянно боялась и очень хотела спрятаться мне за спину, но гордость не позволила сдвинуться с места.

– Да-а… чувствую запах врага, давнего врага, истинного врага. Хм-м… ещё одно подтверждение закона, что рано или поздно противоположности сходятся. Время затягивает раны. Настоящий враг может стать верным другом. Предки могли бы гордиться тобой – вторая дочь ночи.

Призрак кивнул девушке и растворился в пространстве.

– Что это было? – неуверенно пробормотал драконид.

– Дальний родич, – вздохнул я, – Как обычно, ничего не сказал конкретного.

– У нас есть смутная древняя легенда о предке-драконе. Причём, в том или ином виде она встречается во всех кланах, – окончательно придя в себя после необычного представления, произнёс Драгс, как-то по-новому рассматривая меня.

– Почему он назвал меня второй дочерью ночи? – подёргав за руку, и когда я к ней обернулся, требовательно взглянула мне в глаза Тира.

– Наверное, я – первая, – в стороне тихо прошептала Тартара.

– Ох, вот это я попала в историю! – ошарашенно прикрыла рот рукой Тира, неожиданно вспомнив, где уже встречала такое выражение. Немного помолчав, она пояснила. – Есть старое предсказание знаменитого псиона, которое никто не мог понять: мир изменится, когда вернутся дочери ночи. Никто раньше не слышал ни о каких дочерях ночи.

– Предсказания – вещь неоднозначная, – пожал я плечами. – Чем оно туманнее, тем точнее кажется в момент исполнения. Я предпочитаю жить так, как считаю нужным и, конечно, по заветам папочки. Он говорит: если мы не будем творить реальность, она сотворит нас. Отцу я верю. А сейчас стоит вернуться на планету и поискать храм. Пока есть возможность использовать остатки древней цивилизации, надо этим пользоваться. Самостоятельно учить магов трудно, да и времени такой процесс займёт уйму.

– О каком храме идёт речь? – заинтересовался Драгс.

Пришлось подробно рассказать дракониду, то, что я утаил после прочтения послания их основателя цивилизации.

К сожалению, первая точка, определённая искином из данных старой карты, оказалась пустышкой. Поверхность почти полностью совпадала с описанием, но никаких вулканов ни молодых, ни старых вблизи не наблюдалось. Наши духи насколько смогли, просканировали толщу земли. Признаков храма они не обнаружили.

Со вторыми координатами повезло. Остатки древнего вулкана присутствовали. После длительных поисков духи обнаружили под приличным слоем земли стандартный шлюз – лифт древних. Прошла целая вечность, с тех пор как им пользовались последний раз. Чтобы добраться до входа, нужно погрузиться не меньше чем на полкилометра. Можно бы построить нормальный спуск, всё же под рукой имелись целых три мага, знакомых со стихией земли. Решил оставить эту задачу нашим последователям. Взял с собой Драгса и спустился к шлюзу при помощи тени. Тартару и Тиру брать не стал. Меня смутили упоминания призрака о древних врагах. Похоже, в те времена чернушки находились по ту сторону фронта. Интуиция подсказывала, что Тартара могла бы присутствовать в храме. Она всё же не из этой вселенной, а вот юнианке появляться там не стоит.

Чтобы не обижать Тиру оставил с ней и жену. Пусть начинает выполнять работу по просвещению нового члена семьи.

Драгсу выдал слезу океана из собственных запасов. Сомневаюсь, чтобы бывшие хозяева допускали к обучению посторонних адептов, даже с соответствующими возможностями. Интуиция оказалась в очередной раз права. Как только мы появились в шлюзе, вынырнув из тени, включился свет и виртуальный экран доступа. Скорее всего, ключом послужила жемчужина. Вариант перемещения имелся единственный – только вниз. Глубина не указывалась, но подозреваю, что и с помощью магии добраться туда было бы не просто.

Перемещение произошло как обычно. Мигнуло освещение, и мы оказались в конечном пункте. Встречал нас в комнате обычный драконид высокого роста, одетый в странную хламиду. На Мокрой такого смотрителя-учителя не было. Там он появлялся только в ментальном образе. Здесь же мы с Драгсом его видели воочию, хотя и в виде сложной проекции. Говорить ничего он не стал, но его голос зазвучал в сознании ментально.

(Учитель: – Приветствую дружественного проводника и нового слугу.

Рейн: – Надеюсь, я всё сделал правильно?

Учитель: – Стоило вызвать лифт на поверхность, а не тонуть в теневом слое.

Рейн: – Насколько мне известно, это заклинание не входило в базовый комплекс обучения, который я знаю.

Учитель: – Да, проводник. Далеко же вам пришлось забраться, и долго добирались. К сожалению, я ограничен в перемещении и наблюдении за окружающим миром. Недостаток обучения устранён. Связка подпространственных заклинаний записана в ваш разум.)

Осталось только удивляться мощи древних магов-полубогов. Простой дух-хранитель без проблем обошёл все мои защиты и внедрил в память приличный кусок информации. Я лишь примерно представлял, как это у него получилось. Помогла связь с Сайлой, точнее с её духом Са. Наше объединение дало мне не только информацию, но и часть сознания Са. Мозг древней девушки был настроен на обучение с помощью методик древних магов. Эта же настройка скопировалась ко мне. Через эту дыру в защите сознания местный гуру и проник в мой разум. Хорошо хоть персонаж дружественный.

Осталось только попробовать применить полученные знания, что я и сделал. Шлюз, удлиняя свой канал связи с подземным комплексом всплыл на поверхность планеты. Подарочек меня слегка потряс. Вот так легко взять и построить местный портал перехода, со всей поддерживающей магической структурой, пространственные маги отца не могли.

В помещении возник стандартный трон, похожий на стульчик в комплексе на Мокрой, только адаптированный под драконидов. Насколько я догадался, учить людей здесь не будут. Этот комплекс рассчитан на разум рептилоидов.

(Рейн: – Срок обучения стандартный?

Учитель: – Да, проводник.)

– Драгс, занимай стульчик! Пора учиться! С хозяином я договорился, – кивнул на трон я, посмотрев на драконида. Мой разговор с духом и последующее обучение заняли лишь мгновения, и подземник ничего не слышал.

Драконид с опаской подошёл к обучающему комплексу.

– Не трусь! – улыбнулся я. – Твои дальние предки прошли именно такое обучение. Процесс займёт примерно сутки времени, так что подданные не заметят твоего отсутствия. Завтра найдёшь меня сам. С новыми знаниями тебе будет нетрудно это сделать.

Неуверенно заняв место на троне, драконид замер, погрузившись в многократно ускоренный диалог с учителем. Больше мне здесь делать нечего. Мой новый подданный станет первым полным магом нового мира. Дальше сам разберётся, что делать. Всё же не мальчик и кланом правил много лет.

Внутреннее помещение корабля Рейна.

– Не трусь подруга! Располагайся, где удобно, – кивнула Тартара на мягкую мебель в комнате. Сама она с ногами залезла на огромную кровать.

Тира осторожно присела на кресло рядом, не зная как держать себя с так похожей на юнианку женщиной. Кресло подстроилось под тело девушки и та, расслабляясь, откинулась на спинку.

Для начала Тартара рассказала девушке свою историю. Опыт утешения Сайлы у девушки уже имелся. Постепенно Тартара настроилась на ментальную волну Тиры, и разговор пошёл быстрее и эмоционально насыщеннее.

– Я всё же как-то странно себя чувствую, – пробормотала Тира, уставившись на спокойную собеседницу. – Воспринимаю тебя как своё отражение и вываливаю на тебя все страхи и сомнения.

– На самом деле так и есть. Мы теперь отражения друг друга. У нас есть часть своего сознания, но в то же время мы существуем как части единого целого. Воспринимать других жён Рейна ты будешь точно так. Пока у тебя не прошло окончательное подключение разума к нашей связке. У вас не было связи с Рейном, но сказывается очередной неожиданный подарок далёких предков.

– Дракона из алтаря я боялась, а человек показался мне милым, – покачала головой Тира.

– Да, первую ипостась предка мы все боимся, – задумчиво кивнула Тартара. – Как предполагает Рейн, разум в том теле функционирует совсем на другом уровне, недоступном для тела человека.

– А почему ты говоришь первая? – удивилась Тира.

– Ты ещё не понимаешь, да и мы пока не до конца понимаем. Род Рейна имеет отношение к древним магам, имеющим различные формы существования. Насколько я поняла последние слова призрака, мы теперь достаточно развиты, чтобы пользоваться такими возможностями, – мечтательно уставилась в потолок Тартара.

– Это, что, я смогу превратиться в кого-то другого? – озадаченно приподняла брови Тира.

– Если я правильно понимаю технику процесса, то да, – кивнула Тартара, – вплоть до мельчайших подробностей. Есть только одно ограничение. Пол поменять ты не сможешь. Это связано с разумом носителя ипостаси. Искажения при таком переходе могут нанести непоправимый вред сознанию.

– При желании, я смогу стать драконидкой? – озадаченно не сводила взгляда с собеседницы юнианка.

– Да хоть жуком, – ухмыльнулась Тартара. – Надо только знать, как это делать. Метаморфы способны перестраивать ДНК в широких пределах, видоизменяя своё тело. Не зря большинство из них в давние времена использовались империей как универсальные разведчики. Даже при переходе в другую вселенную, с совершенно другими законами мироздания способности изменяться у метаморфов сохранялись. Это позволяло им быстро адаптироваться к внешним условиям и приносить начальству новые знания.

– Странно всё это. Как-то нереально, – недоверчиво покачала головой Тира.

– Думаешь, для нас не странно? – улыбнулась Тартара. – Ещё как странно, тем более мы раньше об этом лишь знали, но делать не умели. Призрак из алтаря что-то с нами сделал, что-то включил в сознании, ранее недоступное. Сейчас я знаю, как поменять облик, да и ты знаешь, только не осознаёшь, потому что не накопила достаточного объёма знаний. Я уже несколько раз проверила. Наши с тобой энергетические поля очень похожи, а значит, имеют одинаковые возможности. Как у Рейна это получилось, даже он сам не понимает. Вообще магия это во многом интуитивные действия. Помогает то, что создав заклинание один раз, любой маг может его повторить, видоизменяя в соответствие с окружающей обстановкой.

Девушки ещё много времени разговаривали о магии. Тартара хорошо поработала с сознанием юнианки, постепенно снимая страхи и опасения собеседницы, осторожно касаясь между делом самых чувствительных тем. Постепенно Тира успокоилась и смогла окончательно уложить в сознании результаты всех последних событий. Перебравшись в постель к Тартаре, она ещё долго выспрашивала её о Рейне и их приключениях, пока не уснула.

Вернувшись в корабль, я обнаружил задумчивую Тартару, встречающую меня на пороге спальни. Кивнув на спящую юнианку, она произнесла:

– Меняем планы. Необходимо некоторое время отвлечь подругу от знакомой обстановки. Отправляемся в свадебное путешествие. Подчинённые здесь и без нас справятся. Последствия детской психологической травмы я ей залечила, но требуется период адаптации, а для этого надо разорвать оставшиеся связи. Дух трудился со мной, не покладая рук. Вообще не понимаю, как она дожила до этого времени. Ранняя инициация магических возможностей должна была угробить девушку гораздо раньше.

Я уже думал на эту тему, так что поделился с женой догадками.

– Подозреваю, что аналогичные случаи имели место в императорской семье. Психологи нашли способ лечения или продления жизни стихийных магов. Они оборвали все связи девушки со знакомым с детства миром. Сначала шло обучение в семейной закрытой школе, а потом Тиру вообще отправили на работу в миры драконидов. Людей там встретишь не часто.

– Значит, консул поэтому и не стал настаивать на возвращении Тиры в империю? – догадалась Тартара.

– Не только поэтому. Задание, выданное мне юнианцами, заключалось не только в спасении их выжившего персонала из научного лагеря. Кто-то очень умный хотел посмотреть, как я справлюсь с болезнью девушки. Будь на моем месте простой белокожий человеческий наёмник, Тира бы на контакт просто не пошла. Мне пришлось изначально ставить девушку в положение, из которого существовал только один выход, который предлагал я. В любом другом случае эмоциональный и психологический взрыв был бы неизбежен. Хорошо, что ты научила меня контролировать мысли собеседника. Я рад, что этих знаний хватило.

– Сообщай подчинённым, что у нас отдых и полетели путешествовать!

– Так и сделаю. Искин древних с корабля бывшего пирата не даст наделать им ошибок. Пусть Эр посидит в системе некоторое время, охраняя спокойствие жителей. Работа его людям найдётся. Скоро прилетит Тортус с товаром и ремонтной станцией. Восстановление потрёпанного флота драконидов и наёмников займёт приличное время. Встретимся с пиратом позже, на предлагаемой централами конференции.

Глава 13. Призрак тайны


Предупредив подчинённых о незапланированном отдыхе, я с девушками отправился в путешествие. Особо спешить нам не куда, поэтому корабль делал переходы на обычном прыжковом двигателе. В это время никто не мешал ближе знакомиться с Тирой.

Хитрый дальний предок опять устроил сюрприз. Это выяснилось после ночных упражнений с Тирой и Тартарой. Во время недавнего ритуала на алтаре метаморфов он подсадил в сознание юнианки, как потомку древних врагов, духа из собственной семьи. Как ни странно, призрак древней женщины и молодая девушка быстро нашли общий язык, оставив бывшую вражду прошлым поколениям. Зачем метаморф так сделал, я не понимал, а дух объяснить не мог. Дух, названный нами Ти, почти ничего не помнил о древнем мире, но прекрасно знал множество заклинаний, используемых в то время. Именно с помощью Ти мы начали активно изучать процесс изменения тел.

Кардинально что-то менять самому было страшновато. Девушки экспериментировали с собой гораздо смелее. Объяснив, что если что-то пойдёт не так, у них есть муж, который справится с проблемой. Через некоторое время две чернушки превратились в пару белокожих блондинок с телами идеальной формы. Эти разбойницы стали похожи друг на дружку, как две капли воды, только у одной глаза стали голубыми, а у другой зелёными. Хотя иногда, они и цвет глаз меняли. Лишь постоянная ментальная связь позволяла их различать.

Посетив пару торговых станций, наш корабль прилетел к одной из независимых систем. В человеческих секторах галактики таких систем существовало совсем немного. Как правило, это были туристические миры. Кроме хорошего климата, для проживания людей, и развлечений, здесь ничего не было. Желающие могли поохотиться на местных зверушек или порыбачить. Другие просаживали заработанные средства в азартные игры. Такой мир считался нейтральным и документы у приезжих никто не спрашивал, поскольку каждому, ступившему на планету, выдавалась уникальная метка-идентификатор, на основе ДНК гостя. Подделать этот документ было проблематично, поскольку кодировка и формат менялся часто, а ДНК тела считалось в этом мире величиной постоянной.

Большинство туристических миров располагались на окраинах развитого пространства и являлись удобным местом не только для развлечений и отдыха, но и для коммерческих встреч и заключения соглашений и договоров. Планета представляла собой отличное место для борьбы разведок и проведения операций по добыче сведений у отдыхающих и их вербовке. Здесь могли встречаться даже представители воюющих сторон, если, конечно, не затевали очередную заварушку в этом месте. Из-за жёсткого контроля планетарной полиции за приезжими и запрета гостям на ношение смертельного оружия в жилых зонах, уровень преступности здесь был небольшой, особенно учитывая, что близко находились зоны галактики, где законность вообще находилась на призрачном уровне.

К сожалению, прилёт наш пришёлся на пик туристического сезона. Забираться в глушь, где имелись свободные места в гостиничных номерах, я не собирался. Охота и рыбалка меня не прельщали. За очень приличные деньги нам достался двухместный номер для миллионеров. С такими ценами здешним дельцам разорение не грозит. Хотя место расположения гостиницы того стоило. Комплекс зданий находился на краю одного из мегаполисов планеты. С одной стороны располагались морские пляжи, а с другой – заповедные леса. К игровым и развлекательным заведениям от гостиничного комплекса вела собственная ветка высокоскоростного подземного транспорта.

В комнату мы заселились с Тирой. Тартара осталась на корабле. Это не мешало девушкам часто меняться местами. Ради тренировки они при перестройке организмов сделали себе одинаковые ДНК. Я тоже не сидел без дела. Стоило разобраться с заклинаниями древних магов, недавно полученными в обучающем комплексе драконидов. Возможность построения произвольных динамических порталов завораживала. Полубоги строили обучающие комплексы на совесть. Учитель залил знания качественно. По известным координатам портал создавался легко и просто, если у тебя есть для этого энергия и соответствующий опыт. Так что девушки менялись в комнате, прибывая по свежеоткрытому подпространственному переходу, используя один и тот же местный идентификатор.

Пользуясь возможностями духа, Тира старалась быстрее постичь магическое искусство. В этом ей усиленно помогали мы с Тартарой.

Также мы с удовольствием изучали достопримечательности мира. Для отдыха на планете имелись все условия. В основном сюда прилетали туристы из ближайших государств людей и драконидов. Впервые мне встретились и элионцы. С виду обычные люди, только на поверхности ауры едва проглядывала странная сетка. Поскольку жилая система у них всего лишь одна, я посчитал это свойством жизненного поля представителей Элионы. Ауры всех встреченных элионцев имели замеченную особенность. На жизненные функции сеть никак не влияла и никаких особых преимуществ дать людям не могла.

Нам с Тирой удалось посетить местные казино и даже возместить затраты на аренду номера в гостинице. Могли выиграть и гораздо больше, но тогда бы это насторожило службу безопасности этих заведений. Псионам и шаманам в таких местах играть запрещено. При входе на них вешались специальные маркеры. Учитывая многослойные защитные заклинания кольца магов, мы выглядели как обычные люди. Артефактное кольцо мага я выдал Тире сразу, как только она выразила желание войти в семью.

Юнианцы, нанятые в службу безопасности, нас не заметили, а вот какой-то опытный драконид-шаман, неведомо как попавший в охрану одного из заведений, внимание на нас обратил. Сильного шамана трудно обмануть даже очень сложной защитой. Только он сам себе не поверил. Не могут люди иметь, тем более сразу двое, силу шамана такого уровня, что даже духи боятся к ним приближаться.

Удивлённо покачав головой, драконид нас пропустил. Как показал мой дух, нами он всё же заинтересовался и отправил запрос в общую базу данных. В розыске я не числился, так что вряд ли он что-то обнаружит.

На следующий день, погода в мегаполисе испортилась, поэтому я с девушками по очереди посетили с десяток игровых заведений. Вечером к нам напросился посетитель – тот самый шаман из казино.

– Уважаемый Рейн, я Тукс Орс из клана Орс, духи предков посоветовали обратиться к вам. Вы не против разговора? – с порога задал вопрос драконид, с интересом рассматривая меня вблизи.

– Почему уважаемый? – с интересом взглянул я на гостя.

– Шаман может быть только уважаемым, даже если это враг, – усмехнулся драконид.

Я предложил гостю пройти в номер и присесть в кресло. Меня заинтересовал способ моей идентификации шаманом. Преступником я не числился, а только базы преступников большинства государств были доступны для всех желающих.

(Искин: – Хозяина корабля можно вычислить по уникальному маяку-идентификатору судна.

Рейн: – Для этого нужно иметь пароль-доступ к службам контроля пространства.

Искин: – Сомневаюсь, что осталось много действующих кораблей типа той яхты, под которую мы маскируемся. Достаточно сделать запрос по типу и связаться со станцией, где корабль проходил ремонт или модернизацию. Вероятность прогноза – девяносто пять процентов.

Рейн: – Спорить с искином древних бесполезно.

Искин: – Зачем спорить, если точность прогноза приближается к сотне.)

– Вычислили меня по кораблю? – уточнил я у драконида.

Тот кивнул. Жест подтверждения у этой расы был такой же, как и у людей.

– Юнианцы предпочитают не связываться с наёмниками – обычными людьми. У вас несколько выполненных заданий. Значит, вы либо псион, либо шаман. Люди будут думать, что псион, а я уверен, что вы нечто большее. Вопрос сейчас не в этом. Я в затруднении. Мне нужно вернуться с семьёй на родную планету. Сын подрос и подходит срок его вступления на путь шамана. Духи посоветовали обратиться к вам для заключения договора о доставке моей семьи в клан. Шаманы не могут игнорировать такие знаки.

Я видел, что гостю трудно дались эти слова. Дракониды, как и люди, предпочитают пользоваться для путешествий между мирами кораблями своих рас. Тем более шаман хотел попасть на планету родного клана. Получить связь с представителями ещё одного клана драконидов мне не помешает. К тому же для этого есть время. Туристическая планета стала приедаться. Стоило побывать в мире драконидов. Спрашивать шамана по поводу подсказки духов предков нет смысла. Я прекрасно знал, что в выдаваемую информацию представители потустороннего мира напускают столько тумана, что разобраться в причинах почти невозможно. Глава рода метаморфов из алтаря поступал точно так же.

Договор с шаманом я заключил. После его ухода, перешёл по динамическому порталу на корабль к Тартаре. Интерьер для пассажиров я готовил для людей. Нужно кое-что в одном секторе переделать в соответствии со вкусами драконидов. Большую часть необходимой обстановки мы заказали со складов мегаполиса. Выбор здесь имелся на любой вкус и кошелёк. От работы в помещениях меня оторвало сообщение духа.

(Дух: – На Тиру напали в нашем номере. К сожалению, эти идиоты применили оружие. Во избежание неприятностей нужно быстро уносить ноги с планеты. Расследование местных властей нам совершенно ни к чему.

Рейн: – Тира не пострадала? Сейчас активирую портал.

Дух: – Только не в наш номер. После нападения сработала система контроля и наблюдения. Дух девушки, пока недостаточно обучен, чтобы перехватить управление кучей тупых камер. Пока не стоит чужим показывать, как ты вываливаешься из портала. Девушке ничего не угрожает. Куча нашинкованного наномечом мяса, опасности уже не представляет. Разборки с администрацией нам сейчас тоже не нужны.

Искин: – Поддерживаю. Служба безопасности может задержать нас на неопределённое время, пока будут длиться разбирательства. Тира покрошила местных жителей. У нас не больше пары минут, пока не примчатся представители полиции. Сразу ставить на уши всех гостей гостиницы никто не будет.)

Настроив портал, я шагнул в коридор гостиницы. Дух быстро перехватил управление ближайшей камерой и показал наблюдателям, как я выхожу из лифта. В комнате Тира пребывала в некотором трансе. Её дух показал нам недавние события.

В комнату ворвалось четыре человека. Девушку сразу постарались нейтрализовать с помощью парализатора. Двое задержались в прихожей, а пара рванула в спальню, надеясь обнаружить там меня. Тира удивлённо смотрела на непрошеных гостей и не падала. Только второй выстрел в её сторону вывел девушку из ступора. Вызвав плеть, она нанесла удар. Многочисленные изгибы оружия древних превратили тела противников в кучи покрошенного мяса. Когда из спальни вынырнули ещё двое удивлённых гостей, не обнаруживших меня, хотя они наверняка имели данные, что гостиницы я не покидал, и увидели печальное состояние напарников, то попытались применить к девушке более солидное оружие. Останавливаться на достигнутом Тира не собиралась, покрошила и этих нападавших.

С точки зрения психологии, происшествие для неё было даже полезным. Цепь нарушенной психики окончательно замкнулась. Похожие кучки человеческого мяса девушка видела в детстве, когда родители штурмовали пиратский корабль.

Дух перехватил управление камерами наблюдения и показал, как мы с девушкой выходим из номера и исчезаем за створками лифта. Лифт двинулся вниз с остановками на каждом этаже. Спокойно построив портал до корабля и подхватив жену, я шагнул в окно перехода.

Теперь стало понятно, почему по совету интуиции повесил портальный маяк на шамана. Надо с ним поговорить. Если сборы семьи будут недолгими, то наш договор останется в силе.

Оставив девушку Тартаре, та быстрее приведёт её в нормальное состояние, я шагнул в окно перехода к шаману. Драконида мой приход удивил, но и меня не обошло стороной это чувство. Всё семейство шамана сидело на чемоданах и ждало. Жена драконида и пара сыновей разного возраста не издали ни звука. Лишь широко раскрытые глаза и яркие всплески в ауре выдавали удивление.

– Духи сказали, что ты скоро придёшь старыми дорогами, но я не понял, что они имели в виду, – покачал головой шаман, задумчиво рассматривая туманное окно портала за моей спиной.

– Придётся быстро уходить. Кто-то напал на мою жену, – пояснил я. За раскрытие секрета портала перед шаманом, можно не переживать. Скоро многие узнают, что в мире Покоя живут дракониды, владеющие внепространственными переходами. Провести через клятву секрета всех гостей, прибывающих к моим подданным в подземелья, нереально.

– Мы готовы, – усмехнулся шаман, кивнув на горку багажа.

По моему знаку родственники шамана бойко начали закидывать вещи в портал. Процедура много времени не заняла. Драконид правильно воспитал детей и жену. Лишних вопросов они не задавали, мгновенно выполняя команды старшего. Последними в портал шагнули мы с шаманом.

Уже через минуту корабль стартовал с космодрома. Внезапные уходы судов с планеты были нередки, поэтому диспетчера тревоги не поднимали. Прибывшая в наш номер полиция только начала разбираться в произошедших там событиях.

Зал совета Центральной империи.

– Что же нам так не везёт? – тяжело вздохнул император Скорил, поглядывая на опустивших глаза подчинённых, сидящих за столом напротив его места.

– Мы слишком мало времени у власти. Ваш папочка сильно запустил империю. Сменить персонал на местах не в наших силах, а уж о службе разведки вообще говорить не приходится. Наших людей не хватает, – посмотрел на императора первый министр Ломон.

– Надо учиться решать проблемы не только глупой силой. Вы же давно разослали указания! Почему они не выполняются? – недовольно постукивая костяшками пальцев по столу, сердито смотрел в глаза министру император.

– Пограничные сектора мы уже контролируем, а вот удалённая периферия пока работает по-старому. Так далеко пробить даже узкий проход нам не удаётся, – не стал опускать глаз министр.

– По данным разведки, – император кивнул на второго молчаливого гостя, – юнианцы заполучили в руки работающую лиганскую капсулу.

– Это не главное в моём докладе, – недовольно скривившись, подал голос начальник разведки империи.

– Кайл, я читал сообщение, – нервно дёрнул уголком губ император. Он не любил, когда его перебивали. – Каким образом псионы могли так быстро перебросить артефакт на невообразимое расстояние в исследовательский центр? В твоей записке только предположения! Где факты?

– Нет фактов, – вздохнул глава разведки. – Даже то, что мы об этом узнали – уже подвиг. Не так много людей, сочувствующих нам, у юнианцев. Извини Скорил, но твой папаша всю жизнь, только и делал, что грызся с псионами, вместо того, чтобы готовиться к встрече с сильным противником. Разведка юнианцев малочисленна. Из-за нашей прошлой пропаганды, подданные их не любят, да и они к обычным людям относятся слишком предвзято. Думаю, что псионы даже не подозревают о предстоящих событиях. Нам они точно не поверят.

– Думайте, что делать, чтобы заполучить канал доставки лиганского артефакта. На такие расстояния мы сейчас можем делать только узкие проколы, стоящие нам уйму энергии, – прекратив стучать по столу, приказал император.

– Мы это и хотели сделать, но исполнители на местах опять перестарались, – тяжело вздохнул первый министр. – Надо было всего лишь попытаться поговорить с нужным человеком, а эти идиоты решили его захватить. К чему это привело, вы знаете?

– Да уж… лиганские технологии в действии – жуткая штука! – Поёжился начальник разведки, вспоминая обрывки записи с камеры видеонаблюдения.

– Судя по виду, у девушки работающий лиганский УМЗ, – кивнул первый министр.

– Вам не кажется, что в последнее время вынырнуло слишком много действующих древних артефактов? – задумчиво оглядел подчинённых император.

– Это подтверждает появление информации о всплывших из небытия наследниках Лиги.

Император задумчиво подпёр кулаками подбородок, смотря сквозь гостей. Нарушить размышления начальника подчинённые не посмели. Наконец, осмысленный взгляд императора упёрся в подчинённых.

– Берите энергии, сколько надо! Пробейте канал до станции, где будут проходить переговоры. Постройте временные пункты переходов, но забросьте нашего человека в переговорную группу. Дайте ему полномочия моего представителя. Пусть делает, что хочет, но юнианцы и их новые союзники должны узнать реальную обстановку на окраинах человеческого сектора. Даже если у них зародится сомнение в наших данных, это будет победа. Они вынуждены будут послать разведку. Противнику не удастся скрыть абсолютно все следы своих действий.

– Придётся раскрыть наши основные козыри, – скривился разведчик.

– Кому они будут нужны в будущем, если всё пойдёт по сценарию противника? – с сарказмом усмехнулся император.

– Если удастся план «Посылка», у нас будет что предъявить псионам, – кивнул разведчик.

– Если вы и его провалите, то вся предыдущая работа пойдёт прахом. Нам никто не поверит, – вздохнул император.

– В прикрытии два моих человека. Если не будет прокола с другой стороны, доказательства у нас будут, – первый министр твёрдо посмотрел в глаза императору.

– А если заговор раскроется? С той стороны работают обычные люди, а не специалисты конспирации, – император опять задумчиво застучал пальцами по столу. Детская привычка никак не отпускала.

– Увеличить прикрытие всё равно нет возможности, – вздохнул разведчик. – Эта пара – всё, что у нас есть на том направлении. Получить сведения о переходе раньше мы не могли. Среди наёмников, много болтунов и привлекать их к заданию нет возможности. Остаётся надеяться на удачу. Предсказатели дают благоприятный прогноз, хотя и обещают осложнения.

– В очередной раз будем надеяться на чудо, – усмехнулся император.

– Случилось уже много чудес, почему бы не произойти ещё одному, – поддержал его улыбку первый министр.

Полицейский участок на туристической планете.

– С каких пор наши наёмники стали воевать с туристами? – зло уставился начальник участка на нескольких подчинённых, переминающихся с ноги на ногу.

– Мы незнаем? – промямлил один из них.

– Комитет не причём. Я сразу после инцидента связался с их представителем в городе, – отозвался другой. – Это не их люди.

– Хорошо, что гости сбежали, – успокаиваясь, выдохнул начальник. – Видно за ними есть тёмные делишки, раз не захотели требовать компенсации с хозяев гостиницы.

– Точно, есть, – кивнул третий офицер полиции. – Недавно хозяин номера связывался с наёмной конторой, для регистрации задания. К сожалению, эти заведения нам не подконтрольны, и раскрывать содержание заданий не будут.

– Богатый наёмник, по определению не может быть чистеньким, – проворчал начальник. – Что по самим неудачникам?

– С этими идиотами проблемы. Убийства за ними не числились. Основной род деятельности: шантаж, вымогательства и похищение людей. С туристами они раньше не работали. Их нанял кто-то из гостей, скорее всего с целью похищения, но удача им не сопутствовала, – пояснил второй подчинённый, отвечающий за связи с криминальным миром.

– Да-а… судя по состоянию тел, удачей в этом деле для них даже не пахло, – поддакнул третий офицер.

– Что сказали специалисты после анализа доступной съёмки по поводу оружия девушки? – посмотрел начальник полиции на молчавшего четвёртого полицейского.

– Они в затруднении, – неопределённо пожал плечами тот. – Ни с чем подобным они не встречались. Даже оружие нападавших порезано на части, словно картонное. Если это один из вариантов силовой плети из фантастических фильмов, то владеет ей девушка виртуозно. Тела порублены, а на стенах нет ни одного следа удара.

– Куда исчезли гости после происшествия?

– Вошли в лифт и испарились. Могли выйти на одном из технических этажей, где есть неисправные камеры. Возможно, они их сами и испортили, готовя отход на всякий случай, – предположил третий офицер.

– Стоит закрыть дело, раз гости не предъявили претензий, – предложил первый подчинённый.

– Согласны…, – раздался почти слаженный хор остальных голосов.

– Первыми напали наши жители, а наёмники привыкли разбираться с проблемами кардинальным способом. Не будем поднимать шум. Преступники уже наказаны, а гости претензий к нам не имеют, – согласно кивнул начальник участка. – Так и доложим наверх начальству.

Наш корабль уходил из системы заповедника в обычном режиме. Искин выдавал низкую вероятность преследования со стороны закона туристической планеты. Так что спешить нам особо некуда. До родного мира драконида далековато – почти двадцать обычных прыжков. Делать их все я не собирался. Ещё через один прыжок нырнём в прокол и доберёмся до места гораздо быстрее.

Я поинтересовался у шамана, когда пришёл навестить его семью в отведённых помещениях: зачем он так далеко забрался в человеческий сектор.

– Из-за неё, – кивнул драконид на молчаливую супругу. – По нашим законам у шамана должно быть больше одной жены, а Кита согласилась выйти за меня только при условии, что она будет единственной.

Драконид взглянул на супругу и продолжил:

– И не жалею об этом решении. Разве что пришлось сбежать подальше от других представительниц рода, пытающихся войти в семью.

– А после возвращения на родную планету проблем не возникнет? – усмехнулся я.

– Теперь нет, – отмахнулся шаман, с любовью поглядывая на супругу. – Не в каждой, даже крупной семье бывает три сына с задатками шаманов.

– Насколько я понял, третий скоро будет? – взглянул я на молчаливую смутившуюся драконидку. Аура уже показывала сформировавшийся второй контур в её теле.

– Да, – довольно кивнул шаман, – и духи говорят, что он будет сильным шаманом. У людей мы заработали достаточно, чтобы некоторое время спокойно пожить в родном мире.

Раз разговор зашёл о духах, я постарался узнать подробности предсказания по поводу нашей встречи с шаманом. Драконид не стал ничего скрывать, поскольку сведения касались нас обоих. Судя по смутным намёкам, предки рода старались через одну из ветвей вероятностного развития событий связать клан шамана со мной. Они даже намекнули на древние дороги, которые ничем другим кроме порталов быть не могли. От пассажиров я не стал скрывать возможности появившихся из подземелий древних родственников.

После второго прыжка, который я делал на всякий случай, чтобы запутать возможных преследователей, ко мне на разговор напросился шаман. Он попросил содействия в возможности обучения сына не в родном клане, а в школе шаманов подземных жителей. Редко, но шаманы так поступали, отдавая сыновей на обучение в другие дружественные кланы. Это позволяло перенимать чужой опыт. Тира отлично знала связи между драконьими кланами, так что подтвердила, что члены клана Орс никогда не были противниками клана Дис. Девушка в это время с удовольствием развлекала семью шамана, показывая псионские фокусы.

Усиление связи с одним из древнейших кланов, мне только на пользу. Так что маршрут пришлось менять. Использовать прокол пространства я решил ещё после одного прыжка, но это оказалось сделать не так просто. Корабль вышел из прыжка далеко от обычных путей, но пространство вблизи не пустовало. Невдалеке происходили странные события, которые меня заинтересовали. Пришлось подбираться поближе.

Как доложил искин, транспорт жуков под защитой двух человеческих кораблей, судя по внешнему виду, построенных в Центральной империи, отбивается от целой эскадры судов жуков.

(Искин: – Рейн, прогноз неоднозначный. Данные локаторов довольно странные. Небольшой транспортный корабль жуков, защищают модифицированные человеческие торпедоносцы. Что совсем интересно – защитные щиты у них маготехнические.

Рейн: – Значит, маги в этой галактике всё же существуют!

Искин: – Вероятность утверждения близка к сотне. Только этим конкретным представителям магического искусства жить осталось не так много времени. Противниками у них выступают очень мощные кораблики: Три крейсера и три фрегата. Судя по летающим обломкам, один крейсер жуков и множество другой мелочи уже превратились в обломки. Боезапас у людских кораблей, даже магических, не безразмерный. Торпедоносцы против эскадры долго не протянут. Тем более, судя по положению кораблей, они своими защитными полями прикрывают транспорт жуков.

Дух: – Шеф нас, похоже, заметили. По крайней мере, заинтересовались нарушением поля при выходе корабля из прыжка. В нашу сторону направился фрегат жуков и, боюсь, не с дружественными намерениями.

Рейн: – Странно! Люди защищают жуков, от жуков!

Искин: – Из данных инфосети конфликтов между жуками не зарегистрировано.

Дух: – Я бы советовал стать на сторону защитников. Не нравятся мне жуки.

Рейн: – Похоже, у нас нет выбора. Противник решил этот вопрос за нас. – Кажется, жуки посчитали нас лишними свидетелями.

Искин: – Запрос на волне наёмников!

Рейн: – Выводи на виртуальный экран.)

– Борт Y6 неизвестному кораблю. Конвой подвергся нападению. Прошу помощи в эвакуации экипажей. Судя по данным локаторов у вас скоростная яхта. Есть возможность оторваться от неприятеля. Боезапас почти на нуле. Будем с напарником прикрывать разгон собственными щитами, – коротко обрисовал обстановку молодой офицер с экрана связи.

– Сколько сможете продержаться? – поинтересовался я.

– Крейсера выпускают вторую волну малых кораблей. Пару фрегатов мы, может быть, и достанем корабельными торпедами, а вот от мелочи отбиться будет трудно. Щиты раб