Академия (fb2)

- Академия 848 Кб, 209с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Татьяна Николаевна Виноградова

Настройки текста:



Татьяна Виноградова Академия

Пролог

Голубоватое солнце стояло совсем невысоко, но тем не менее пригревало. Над белым учебным корпусом возвышался купол обсерватории, а стену украшала цветная мозаика, изображавшая Первого космонавта в стилизованном скафандре. Вряд ли брезгливо поджатые губы Первого были результатом гениального творческого замысла, но получилось удачно.

Рослый темноволосый парень, видимо, впервые столкнулся с подобной интерпретацией образа Первого, потому что остановился, присвистнул и пару секунд разглядывал изображение, но потом всё-таки двинулся дальше.

Дорожка, выложенная сероватой плиткой, привела его к широким массивным дверям с традиционными и колоннами ступенями. Напротив них парень обнаружил то, что вызвало столь явное неодобрение Первого. Выполненный в духе лаконичного монументализма юноша из серебристого металла сжимал в объятиях такую же девушку, символизируя то ли расставание, то ли встречу, то ли — учитывая обступивший парочку кустарник — бурную курсантскую жизнь. Парень хмыкнул, растянул рот до ушей, ехидно сощурился и поднялся по ступеням.

Здесь он посерьёзнел, остановился ещё на секунду, словно бы собираясь с мыслями, наконец дёрнул дверь на себя, и она распахнулась на удивление легко.

Парень вернул ухмылку обратно на физиономию — он надеялся, что выглядит теперь достаточно спокойно и уверенно — и сунул в прорезь турникета совсем новенькую паспортную карточку. Турникет погудел, мигнул зелёным и выплюнул листочек пластика. «Уважаемый Теодор Лендер! Мы рады приветствовать Вас в стенах нашего учебного заведения. Абитуриенты, зачисленные в Академию…» Далее сообщался список кабинетов, которые надлежало посетить по прибытии. Начинать рекомендовалось с кабинета 205, который, видимо, находился на втором этаже.

Ниже жирным шрифтом было набрано вежливое предложение оставить крупногабаритные вещи в гардеробе.

Гардероб оказался рядами металлических шкафов, разбитых на ячейки, наподобие тех, что бывают в автоматических камерах хранения, только узких и высоких.

Теодор с видимым облегчением спустил на пол глухо брякнувший рюкзак, однако попытка втиснуть его в узкую ячейку провалилась. Нимало не смущённый этим обстоятельством, парень распустил завязки рюкзака и начал выкладывать содержимое прямо на пол, выстраивая из него стены и башни, как из детских кубиков.

— О-о! Да тут на всё время обучения хватит!

Теодор выпрямился и уставился на кареглазую девушку в синей форме с курсантскими нашивками, затем жизнерадостно оглядел припасы.

— Думаешь, дольше пары недель не продержусь?

— Ну-у… вообще-то на первом курсе многие на математике сыплются. Ты на какое отделение?

— Пилотирования и навигации. А ты с какого?

Глаза у неё, оказывается, были не совсем карие, а словно бы с прозеленью, и с тёмным ободком вокруг радужки, а нос усыпан едва заметными веснушками.

— Обеспечение безопасности полётов, а что?

— А, диспетчер, значит.

— Нет, инженер аварийно-спасательных работ.

— Круто! А форма — это обязательно?

— На военке обязательно, ну и на экзаменах, — девушка улыбнулась. — Но она удобная.

Выглядела курсантка — как на рекламном плакате «Летайте с нами»: на жакете, ловко облегающем талию — ни единой лишней морщинки или складки, осанка — как у танцовщицы, а в движениях — ни малейшего следа скованности. Такой бы в стюардессы, а не в инженеры чего-то там. И — да, точно: для полного сходства с плакатом за плечом девушки надо было бы поместить атлетически сложенного подтянутого пилота с мужественным и открытым лицом.

— Да, тебе идёт, — признал парень, который уже успел мысленно пририсовать пилоту чёрные волосы, карие глаза… короче, ту самую физиономию, которая каждое утро приветствовала его из зеркала. — Кстати, меня зовут Тед. А тебя? Должен же я знать, кто меня будет спасать?

Девушка явно хотела сказать что-то на редкость ехидное, у неё даже губы дрогнули. Но в последнюю секунду сдержалась.

— Передавай «мэйдэй» на общей частоте, — посоветовала она и развернулась, чтобы уйти.

— Погоди! Комната 205 — это где?

— На втором этаже слева, до конца по коридору, — бросила девушка. — Это учебная часть.

— Спасибо, — но это Тед сказал уже вдогонку.

Повторная загрузка рюкзака удалась как нельзя лучше, и Тед, сунув ключ от ячейки в задний карман джинсов, взбежал по лестнице.

В комнате 205 пожилая альфианка приняла у него паспорт и на этот раз не ограничилась засовыванием в считыватель, а внимательно изучила, сверив изображенное на карточке лицо с оригиналом. Оригинал был должным образом лохмат и смугл, и альфианка, успокоенно всколыхнув роскошным двойным бюстом, вернула карточку.

— Пожалуйста-а, присаживайтесь, — гортанно пропела она. — Даваайте документы, и заполнитее вот эту форму.

Теодор сел, расстегнул сумку и, покопавшись, достал пластиковую папку. «Форма» оказалась стандартным заявлением о зачислении и перечнем принятых документов. Тед заполнил на планшете нужные графы, поставил подписи везде, где стояли галочки, и принялся ждать.

— Всё-о в порядке-е, — объявила наконец альфианка. — Располагайтесь в общежитии. Торжественная церемония вручения курса-антских значков завтра в девять. Настоятельно-о рекомендую привести свой… — она критически осмотрела парня — внешний ви-ид в соответствие с требованиями Академии.

Она пошуршала биоклавиатурой, погремела чем-то в ящике стола, повернулась и, открыв сейф, достала жестяную коробку. Теперь она бренчала чем-то в коробке. Через минуту поисков она нашла нужное — это оказалась пластина электронного ключа с нанесённым на её поверхность номером.

Теодор принял ключ, опять расписался — на этот раз в его получении — затем, как ему и было предписано в листе, выданном на входе автоматом, посетил комнату 517, комнату 108 и комнату 406 — именно в такой последовательности. В результате он стал обладателем свёртка с формой, направления в медсанчасть, листа талончиков в столовую и пухленькой книжечки, озаглавленной «Устав Лётной академии». На первой страничке Устава было оставлено место для имени и фамилии, а на последней значилось: «С Уставом ознакомлен», и дальше — поле для подписи. Парень пролистнул странички, перегнув брошюру и прижав её край большим пальцем, после чего с чувством выполненного долга расписался. Теперь он каждой клеточкой кожи ощущал себя полноправным курсантом.

Семестр первый

Глава первая. Начало

Корпус общежития находился неподалёку, но был скрыт высокой растительностью. Первое впечатление оказалось обманчивым — и кроны деревьев, и трава подстриженного газона, и кустарник вдоль дорожек наводили на мысли о ранней осени, но желтовато-бурый лист, который Тед мимоходом сорвал, оказался сочным и мягким. Видимо, спектр местного светила лучше всего подходил именно для такой окраски.

Общежитие, как и главный корпус, было белого цвета, но гораздо более скромное — просто куб с широкими окнами, а наверху — стеклянная пирамида кровли. Должно быть, на верхнем этаже находился зимний сад или зона отдыха. По вертикали здание расчерчивали блестящие линии водосточных труб, а вдоль каждого этажа шёл узкий карниз.

Теодор глянул на пластину электронного ключа и толкнул створку.

К удивлению парня, при входе обнаружился не только турникет, но и живой вахтёр. И не какой-нибудь там старичок-пенсионер, а крепкий накачанный мужик лет пятидесяти.

Теодор протянул ему ключ — как он понял, тот служил и пропуском — и мужчина кивнул. Ключ пришлось приложить к пластине устройства — вахтёр скосил глаза на вирт-окно, ещё раз кивнул, и створки турникета щёлкнули, распахиваясь.

«Ну ничего ж себе!» На родной планете Теодора пропускной режим был почти фикцией.

Тед почти миновал устройство, когда оно издало предупреждающий писк.

— Оружие? — спросил вахтёр, снова бросив взгляд на вирт-окно и указывая на сумку. Неизвестно, что такого особенного было в его голосе — на первый взгляд ничего, кроме добродушной усмешки — но парень остановился.

— Да так, — с небрежной уверенностью завзятого уличного драчуна ответил он. — Память о доме.

— Ну-ка? — и опять вроде бы ничего, кроме доброжелательного любопытства. Но тон такой, что не откажешь.

Теодор расстегнул сумку и вытащил короткий ломик, завёрнутый в мятую клетчатую рубашку. Вахтёр кивнул, протягивая руку, взвесил ломик на ладони — и внезапно крутанул его с неуловимой быстротой.

— Ну, раз память о доме, повесь на стенку и не выноси, — и вернул ценный предмет владельцу. — А в рюкзаке?

Рюкзак на вирт-окне высвечивался сплошной тёмной массой, и вахтёр чувствовал некоторую оторопь — на обычные джинсы-майки-полотенца это явно не тянуло.

Пришлось снова распаковать поклажу и, ко всё большему удовольствию тихо веселящегося мужика, явить свету тридцать две банки тушёнки говяжьей, паштета куриного, перцев фаршированных, кукурузы сладкой, фасоли белой, красной и зелёной стручковой.

— Небось матушка в дорогу собрала?

Тед слегка помрачнел.

— Нет, сам взял, — нехотя бросил он.

— Вот как, — с пониманием отозвался вахтёр. — Зайцем решил ехать? И что, получилось?

— На второй день поймали, — Теодор принялся складывать банки обратно.

— А воду на корабле оставил?

— А про воду-то я и не подумал, — при виде ехидно сощурившихся глаз собеседника парень и сам фыркнул, посмеиваясь над собой.

— Ну ладно, проходи давай. Твоя комната на четвёртом этаже. Столовая на первом, и медпункт там же, если понадобится.

«Серьзный мужик», — Теодор так и не понял до конца, откуда у него возникло это ощущение. Но вот — да, серьёзный.

На нужном этаже парень быстро нашёл свою комнату. Из-за двери слышались звуки — какая-то классика, точнее определить Тед затруднился. Дверь была заблокирована, и он, вместо того, чтобы вложить в паз ключ, постучался.

За дверью завозились, и ломающийся голос отозвался: «Войдите!» Сенсор вспыхнул зелёным.

Тед вошёл. На полуразобранной койке валялся светло-русый хлюпик. В руках у него была головоломка из цветного пластика, но сейчас он отвлёкся, разглядывая будущего соседа с живым любопытством.

— Привет, — Тед прошёл в комнату и сбросил рюкзак на свободную койку. — Я — Тед. А ты?

— Кирилл. Можно — Кир. С Новой Аквитании-2.

— А Старая Аквитания где? — озадачился Тед.

— Где-то на Земле.

— Ага, очень информативно, — добрая половина планет, население которых составляли земляне, называлась по имени никому не ведомых земных городков или областей. — А ты давно прилетел?

— Уже неделю назад.

Тед отстегнул клапан рюкзака и в третий раз за день принялся вытаскивать консервы.

— Ого! — глаза Кира расширились. — Консервы из натуральных продуктов! Твои родители — миллионеры?

— Нет, фермеры. А что — это так удивительно? Тут ничего особенного…

— У нас на планете кремнийорганическая жизнь и добыча сверхчистого кварца, — пояснил Кир. — А терраформирование оказалось нерентабельным. Так что почти всё привозное — лекарства, одежда… На месте производят брикеты органики для синтезатора, и кое-что выращивают на гидропонике. А вот о таком, как у тебя, я вообще только читал…

— Правда? Тогда давай завтракать. Тебе какую?

— Всё равно, — Кир деликатно отвёл глаза.

— Ну, постепенно всё перепробуешь, — Тед наугад выбрал банку. Это оказалась стручковая фасоль. — Лови! А чем тут кормят?

— Есть местные продукты, натуральные. Вкус непривычный, и я ещё не всё знаю, есть белковая пища — твилл, кажется, они живут в море… — Кир повертел банку, обнаружил кольцо, за которое надо было потянуть, и вскрыл. — Пахнет вкусно!

— И на вкус ничего, увидишь! — Тед порылся в рюкзаке и протянул пластиковую ложку. Себе он выбрал банку сладкой кукурузы.

— А зачем тебе столько… о-о-у! Вот это да!

— А что тут вообще интересного? — парень явно не горел желанием обсуждать причину своей запасливости.

— Если хочешь, сейчас прогуляемся, — предложил Кир. — Сам всё увидишь.

Он тщательно облизал ложку, попытался вытрясти на неё ещё хоть капельку жидкости и с сожалением отставил банку. Тед поднялся, взлохматил волосы и приготовился следовать за соседом.

Территория Академии была гораздо больше, чем показалось при первом знакомстве. За учебным корпусом с колоннами начинался парк, и над коричневато-жёлтыми высокими деревьями виднелись крыши каких-то строений. Двое парней шли по изогнутой дорожке, обсаженной кустами — в ветвях одного из них Тед заметил крупное неряшливое птичье гнездо.

— Это старая обсерватория, а за ней — один из первых корпусов. Сейчас туда переведены кафедры математики и физики, — пояснил Кир. — А дальше — спорткомплекс. Спортивная подготовка тут серьёзная, меня с первого семестра записали в бассейн — он в цокольном этаже вон того здания. Там, где я рос, сплошная пустыня, я плавать не умею… А вот зачем космолётчикам плавание?

— Я думаю, тебе понравится, — откликнулся Теодор. — А тем, которые умеют, бассейн посещать можно?

— Да, но в качестве дополнительного курса.

Очередной изгиб тропинки привёл к спортивным площадкам — беговые дорожки, теннисные корты и футбольное поле.

— А вот там, дальше — факультет ракетостроения, — Кир указал на высокое здание из стекла и бетонопласта. — Теория двигателей и так далее… Там же — отделение механиков… то есть технической эксплуатации космических аппаратов… у них набор четыреста человек в год. А вон тот отдельный корпус — экологии…

Через полчаса молодые люди достигли территории, обнесённой высоким сплошным забором.

— Там — два лётных поля, большое и малое, ангары и ремонтные мастерские, — пояснил Кир. — Пока нам туда не войти, вот получим курсантские значки — тогда… Сорок пять малых орбитальных катеров, сто тридцать тяжёлых и лёгких флайеров и четырнадцать учебных космических кораблей…

Тед несколько ошарашенно посмотрел на забор — будто пытался что-то разглядеть сквозь ребристую серую стену со стойками силового поля по верхнему краю.

— Да-а…

— Ага, — в тон ему откликнулся Кир. — Давай вернёмся вот по той дорожке.

Дорожка проходила мимо стоящего отдельно здания госпиталя и затем вывела вновь к главному корпусу.

— Столовые есть в каждом корпусе, и ещё — отдельным строением, — Кир указал куда-то за кусты. — Талоны на питание принимают в любой из них.

— Ты мне ещё не сказал, сам-то на кого учиться будешь?

— На навигатора, — Кир улыбнулся. — При расселении учитывают будущие профессии и психологический профиль, так что я догадался, что ты хочешь быть пилотом…

— Ага… — Тед окинул взглядом идущую навстречу девушку. — А девчонок много набирают?

— Смотря на какое отделение, на нашем — примерно треть, но в основном навигаторы, среди пилотов девушки — редкость…

— Ну что поделаешь, — будущий пилот пожал плечами. — В конце концов, главное — выучиться, а уж там…

«Все девушки будут наши», — явственно читалось на его физиономии.

Кир хмыкнул.

— Постричься тебе надо, — добродушно сказал он. — Прицепятся…

— Что, курсантский значок не дадут? — ехидно и независимо отозвался Теодор.

— А зачем начинать обучение с невыполнения правил? — удивился Кир. — Ну… на занятия по военной подготовке не допустят, как минимум. И — а что, тебе это так важно… отличаться от всех? Или… — он подумал, и добавил самым нейтральным тоном, — нет другого способа отличаться?

— Ну, знаешь! — Тед вспыхнул, но спустя секунду заржал. — А ты ничего… тихий такой, а ехидный!

Кир хмыкнул, тоже пожимая плечами.

— Парикмахерская в том же здании, что и столовая, — сказал он. — И там же прачечная, если надо. Зайдём?

— Ну, раз так надо… — Тед подумал, — то сделаю это попозже! Последние часы свободы надо ценить! Айда в город! Разведаем местность.

Кир улыбнулся.

— Давай. Всё равно до вечера делать нечего.

Дома, примыкавшие к академическому комплексу, были старыми, нарядными, добротными. Тротуары пестрели цветной плиткой, а в полуподвальчиках размещались бары, кафе, магазинчики — вниз вели крутые ступеньки с навесами и яркими вывесками. Разведка показала, что во втором баре пиво мягче, а в третьем, отделанном внутри «под дикий камень» и подсвеченном цветными фонариками, кроме спиртного подают настоящий кофе — Кир во все глаза наблюдал за тем, как коренастый терранец, узкоглазый и черноволосый, ворочает турку в противне, заполненном раскалённым сиреневатым песком.

— Аметистовый песок с Шоарры, — спохватившись, пояснил он. — Примеси железа. Шоарра — основной экспортёр железа и его руд, а ещё — разных поделок из полированного кварца разных оттенков, от розового и серого до тёмно-лилового. Но сверхчистого кварца там нет.

— Тьфу ты. А я уж решил, что тебе кофе хочется.

— Хочется, — признал Кир. — Давай возьмём по чашечке.

«Чашечки» из коричневатого фарфора по размерам напоминали рюмочки, но кофе оказался удивительным — будущие астролётчики сошлись на том, что никогда не пробовали ничего похожего. Густой аромат с оттенком гвоздики и миндаля странным образом напомнил обоим о том, что они уже не дома. И что эта планета — лишь первая остановка на пути в Космос.

После кофе решили было вернуться, но по дороге Тед застрял у витрины крохотного магазинчика и затащил Кира внутрь.

— О! Давно хотел такую штуку, — заявил он.

— У нас такое девчонки носят, — удивился Кир.

— Девчонки, скажешь! У девчонок — с цветочками. Ну или там с сердечками, — Тед вытянул из вороха пёстрых квадратиков ткани один и придирчиво осмотрел. — Вот, то, что надо!

Кир ошарашенно смотрел на нового знакомца, а тот буквально светился энтузиазмом.

— Теперь и постричься не страшно! Ну ладно-ладно, не смотри так! На военную подготовку я в этом не приду, обещаю!

И повязал на голову ярко-красный квадрат ткани с изображением чёрно-жёлтого черепа в обрамлении оранжевых языков пламени.

Кир фыркнул, потом рассмеялся.

— Ну и видок у тебя! Как на картинке. Не хватает серьги в ухе и повязки через глаз.

— Ну при чём тут это! — слегка обиделся Тед. — Мне нравится, и точка.

— Ладно-ладно. Пошли уже… гроза космических просторов.

— Там посмотрим, кто чего стоит, — Теодор пожал плечами с самым независимым видом. — Вот увидишь…

Парни вышли из магазинчика и свернули налево, надеясь выйти на проспект Космонавтики — до ворот Академии можно было добраться за полчаса неспешной прогулки — но узкий переулок вывел на незнакомую улицу, та изогнулась вбок и закончилась тупиком, и пришлось поворачивать обратно.

И тут из-за поворота вышли двое подростков.

— Мужики, закурить не найдётся?

— Нет, не курим, — Тед испытал острое чувство опасности. Каждый из двоих — и даже оба вместе — на серьёзных противников не тянули, но глаза у них были мёртвые, волчьи. Повернув голову и инстинктивно уклонившись, он то ли увидел, то ли почувствовал, как что-то пронеслось мимо уха, сзади оказались ещё четверо, и всё смешалось… Затылок прошила боль, в глазах потемнело, а потом оказалось, что он сидит, привалившись спиной к стене, Кир рядом вжимается в оконную нишу и дышит часто, приоткрыв рот, но сжав зубы, а за углом удаляется топот нескольких пар кроссовок.

— Чёрт! Ты как?

— Нормально, — Кир побледнел и сполз вниз.

— Надо же, вот и я тоже, — пробормотал Тед, лихорадочно прикидывая, что же теперь делать.

Глава вторая. «Старик Державин нас заметил…»

Комма на запястье больше не было. Тут будущий пилот сообразил, что всё равно не знает номера местной «скорой». Переулок был пуст, ждать, когда кто-то пройдёт? Может, это было бы умней, но Тед, опираясь спиной о стену, поднялся и наклонился к Киру — в глазах снова стало темно, и он протянул ладонь, касаясь шершавой поверхности и пережидая. Ощущение схлынуло, и тут Кир открыл глаза.

— Встать можешь?

— Конечно, — Кир поднялся, кривясь и выдыхая сквозь зубы, потом распрямился. Его левая рука быстро отекала, и он придерживал её правой.

— Тогда пошли, — Тед поддержал однокурсника под локоть здоровой руки.

Они выбрались из переулка. Проходящая мимо пара с испугом покосилась и ускорила шаги.

— Эй, погодите!

Но те не оглянулись.

— Вам помочь? — рядом остановился плотный мужчина в хорошем костюме.

— Да, нам бы «скорую» вызвать…

Через пять минут жёлто-белый флайер «скорой» опустился прямо на тротуар, и врач, худощавая женщина с невыразительным лицом, спрыгнула на коричневую плитку, окинула взглядом обоих парней и, безошибочно определив, с чего следует начать, раскрыла чемоданчик. Блестящий инъектор, неуловимо напоминающий стилос для школьной доски, прижался к коже, на руку Кира в мгновение ока была наложена пневматическая шина, и после непродолжительного осмотра тот был наконец передан на попечение медбрата, загрузившего пациента в машину. Докторша повернулась к Теду, и тот обнаружил, что ресницы у неё почти бесцветные, а в уголках голубых глаз — мелкие возрастные морщинки.

— Со мной всё в порядке, — поспешно заявил он, уклоняясь от прохладных, затянутых в тонкую резину пальцев, но те уже пробежали по затылку, снимая бандану и неприятно цепляя волосы. Тед принял из рук женщины цветной лоскут, влажный и липкий, докторша коротко бросила: «Потерпите», и он сел на подставленную медбратом раскладную табуретку, поворачиваясь так, как требовали пальцы.

— Ну вот и всё, — докторша собрала в пластиковый пакет несколько слипшихся тёмных прядей, закрыла флакон с жидким медицинским пластырем и стянула перчатки. — Голова не кружится? Тошноты нет?

И опять заставила повернуться, светя в глаза тоненьким фонариком.

— Да в порядке я, — Тед снова попытался уклониться.

— Вам всё равно следует поговорить с полицией, — женщина улыбнулась, и вдруг стало понятно, что до этого она была не равнодушная, а просто усталая. — Лучше сделать это в больнице, чем в участке, там будет удобнее. Если с вами и правда всё в порядке, утром пойдёте домой. У вас есть при себе документы?

— Да, паспортная карточка, — Тед сунул руку в карман рубашки. — Сейчас…

Он проверил карманы джинсов, потом — ещё раз — карман рубашки. Карточки не было.

— Тем более надо поговорить с полицейским, — женщина выпрямилась. — Может, есть банковская карта или студенческий ID? Вы учитесь?

— Да, но… — Тед вспомнил про завтрашнюю церемонию. — Нам курсантские значки только завтра выдадут.

Банковская карта нашлась в заднем кармане.

— Для оформления истории болезни этого достаточно. Вам помочь?

И протянула руку.

* * *

Тед проснулся в шесть утра, потому что услышал шаги и шелест одежды. Пахло больницей, и он приоткрыл слипающиеся глаза — над ним склонилась молоденькая девчонка в голубоватом коротком халатике и такой же шапочке, из-под которой выбивалась каштановая прядка. На бейдже было имя — Эржена, а чуть пониже, мелкими буквами — «практикант». Спать хотелось невыносимо — вчерашний вечер затянулся: ожидание в приёмном покое, осмотр врача, беседа с полицейским, потом Кира отвели в палату, но через час полицейский вернулся — на этот раз с подборкой фотографий и просьбой посмотреть, не опознает ли Тед кого-то из нападавших. Даже если бы они тут были, вспомнить их лица Тед был бы не в состоянии, о чём и сказал, но фотографии добросовестно просмотрел. Потом он пытался узнать, что с Киром — того увели куда-то ещё из приёмного покоя — но не преуспел и тут: неразговорчивый хирург, на ходу вглядывающийся в распечатку рентгеновского снимка, только пожал плечами и посоветовал отдыхать. Теодор постоял пару секунд, пробормотал: «Какого чёрта!» — и решительно двинулся следом — хирурга он нагнал возле запасного выхода, тот приоткрыл дверь и чиркнул зажигалкой, затягиваясь и старательно не замечая настырного пациента.

— Послушайте же!

Но хирург не ответил — он урывал секунды отдыха, а рентгеновский снимок по-прежнему был зажат в пальцах левой, опущенной руки. Затем, уже разворачиваясь, мужчина бросил:

— Да всё в порядке с вашим другом, не беспокойтесь.

И прошёл мимо.

И вот теперь девушка сказала ту же фразу — «не беспокойтесь» — но не дежурно, тепло, а затем провела вдоль головы портативным меддиагностом, вгляделась в показания и прикоснулась датчиком к запястью, предплечью и где-то за ухом.

— Голова не болит?

— Нет, — соврал Тед. Потом, сообразив, что день впереди непростой и хорошо бы разжиться обезболивающим, неохотно признал: — Ну, так, слегка.

— Вот как, — Эржена удивлённо вгляделась в показания приборчика. — Отдыхайте, врач будет через два часа.

— Э! — Тед забеспокоился. — У нас в девять… мне надо… о, а где Кир? Ну, мой друг?

Девушка оглянулась, и Тед тоже повернул голову. Палата была на троих, на койке напротив лежал седой мужчина — сейчас он смотрел на парня с живым любопытством — а у окна виднелась русоволосая голова и белела повязкой рука, уложенная поверх одеяла.

— У вашего друга перелом локтевой и лучевой костей, — пояснила практикантка. — Но сейчас всё в порядке, концы костей зафиксированы, дальнейшее лечение он сможет получать в медчасти Академии. Врач будет в восемь, потом обход. Потом вам подготовят выписку.

— У-у… не успеваем! А нельзя раньше?

— Не успеваем на общее построение, — пробормотал со своего места Кир. — Но само вручение значков начнётся не раньше одиннадцати — у нашего факультета в главном корпусе, в Большой аудитории.

Тед нетерпеливо отбросил одеяло и вскочил, не обращая внимания на головокружение.

— А без выписки никак нельзя?

— Ну… — девушка посмотрела неуверенно. — Пожалуй, если вы напишете заявление о выписке под свою ответственность, вы можете идти. Но вашему другу лучше будет задержаться — необходимо проверить, как протекает срастание, и получить инъекцию регенеранта.

— А нельзя проверить и получить прямо сейчас? — с энтузиазмом откликнулся будущий пилот, беря практикантку за руку и глядя на неё с самым убедительным и проникновенным видом. Бросать приятеля казалось неправильным.

Эржена строго нахмурилась — отчего её лицо стало не более солидным, а, наоборот, очень юным — и отняла руку.

— Регенеранты получают строго по часам, — пояснила она.

Следующие два часа Тед то и дело нетерпеливо выглядывал в коридор, и в конце концов проходящий мимо медбрат сжалился и принёс одноразовый станок для бритья в упаковке и гель для душа.

— Не переживай, успеешь, — хлопнул парня по плечу и отправился дальше по своим делам.

* * *

Флайероавтобус высадил молодых людей на посадочную площадку у ворот Академии и взлетел. Кир, миновав ворота, свернул на дорожку, ведущую к общежитию.

— Ки-ир! Опаздываем же!

— Ты что, хочешь явиться на церемонию в таком виде?

— Вид как вид, — проворчал Тед. Лохмы благополучно прикрывали выстриженную проплешину, обезболивающее работало на совесть, и только дёргающее ощущение в затылке напоминало о том, что ссадину стягивает застывший на воздухе пластырь.

— Ну, кому как, — согласился Кир, с ног до головы оглядывая приятеля. На скуле того багровел синяк, костяшки пальцев были ободраны, а джинсы явно нуждались в стирке. — Я должен переодеться. А ты как хочешь.

— И в кого ты такой!

Тед, больше не споря, вцепился в локоть здоровой руки соседа, стремительно протащил того, как на буксире, к зданию общежития, кивнул охраннику — это был другой, не вчерашний — приложил ключ к турникету и начал подниматься по лестнице через две ступеньки, чертыхаясь из-за задержки.

Они ввалились в комнату, Тед разорвал упаковку со своей формой и оглянулся — Кир неловко, одной рукой сдёргивал с плечиков в шкафу новенькую рубашку.

— Эх, — с досадой сказал Тед. — Сейчас…

Руку Кира удалось продеть в рукав, но манжет не застёгивался.

— А где ботинки?

— В шкафу, в коробке.

Часы уже показывали без четверти одиннадцать, но надежда ещё оставалась. Пока приятель возился с брюками, Тед и сам стремительно переодевался, но со шнуровкой ботинок и с галстуком снова пришлось помочь. В рукав кителя повреждённая конечность не пролезла, пришлось просто накинуть его на плечи.

— Ну теперь-то пойдём!

Обезболивающее давало странный эффект — голова казалась лёгкой и звенящей, и, несмотря на почти бессонную ночь, а может, наоборот, из-за неё, стоять на месте не получалось.

Двое курсантов быстро прошли по дорожке к учебному корпусу — Кир едва успевал, морщась, но больше не позволяя тянуть себя за локоть, так что Тед то и дело обгонял и приостанавливался, поджидая.

В вестибюле на этот раз было полно народу — и будущий пилот рассекал толпу, преодолевая её сопротивление, как корабль, прошивающий стратосферу, преодолевает силу притяжения планеты. Кир осторожно пробирался следом.

— Спятил?

— Я нечаянно! — Тед придержал за плечи девушку, не давая ей упасть. — О, спасительница! То есть спасательница! Извини, я спешу!

И дёрнулся бежать дальше, но Кира и тут пришлось ждать — несносный навигатор присел на корточки, по одной подбирая разлетевшиеся мелочи, которыми вечно забиты сумки девчонок.

Девчонка тоже торопливо сгребала рассыпанное, явно смущённая тем, что ей помогает парень с рукой на перевязи. Тед, уже понявший, что проще помочь соседу закончить то, что он делает, поднял с паркета плоскую чёрную коробочку безумно элегантного вида и протянул хозяйке.

— Спасибо, — сердито сказала девушка. — Я уж думала, не догадаешься!

— Но я же извинился! — запротестовал Тед.

— Ты извинился, а твой друг помог, — парировала спасательница. — Это что, такой новый шик для будущих пилотов — лететь на первой космической и никого не замечать? Эх ты… орёл Манкс!

— У нас вручение значков сейчас, — Тед чувствовал нетерпение, но одновременно и неловкость: вот Манкс, должно быть, наплевал бы на правила, зато… что «зато»? Проявил бы вежливость? Воспользовался случаем свести знакомство? — А Кир руку сломал, мы только что из больницы. Ну давай забудем, а? Мы и правда опаздываем.

— А что, если опоздаешь — не бывать тебе пилотом?

— Да нет, но…

— И значок тебе вручит не сам великий Нолан, сегодня, а секретарша учебной части, завтра… Но ты не переживай, — безжалостно продолжала девица. — Если доживёшь до выпуска — сможешь пожать ему руку, когда он будет выдавать тебе диплом!

По вестибюлю разнёсся мягкий, протяжный перезвон. На дисплее над входом цифры «10.59» сменились на «11.00».

— Ну вот, там сейчас начнут! Ну как ты не понимаешь… эх! Да я об этом всю жизнь мечтал!

Лицо девушки едва заметно смягчилось.

— Погоди, — твёрдо сказала она. — Сейчас там будут вставать и петь гимн Академии, а потом Нолан будет толкать речь, так что лучше подожди минутку. И наклонись.

И решительно коснулась повреждённой скулы чем-то мягким и чуть влажным.

— Да мне в больнице регенерантом всё обработали! — взвыл Тед.

— Ага, а я запудриваю, — хладнокровно пояснила спасательница. — Раз уж ты вваливаешься на церемонию с опозданием, хоть не будешь выглядеть как новобранец после первой увольнительной.

— У-у! — теперь девушка что-то делала с его волосами. — Осторожней!

— Так? Всё, только галстук… ну вот, теперь гораздо лучше! — она отступила на шаг, оценивая результат своих усилий, затем поправила воротничок Кира. — Нолан — вредный старикан, и может невзлюбить из-за первого впечатления. Так что давай, вперёд. Заходите лучше через боковую дверь, не будет так заметно, что не вовремя.

Прославленный Нолан — вредный старикан? Но девушка явно знала, о чём говорила.

— Спасибо! — с чувством сказал Тед. — Может, всё-таки скажешь, как тебя зовут?

— Виолетта. Можно Ви, — спасательница снова посмотрела с непередаваемым ехидством. — А ты — Тед, я помню. Лети уже, надежда космофлота.

На втором этаже приятели легко разыскали широкие двери с табличкой «Большая Космическая аудитория». Чуть дребезжащий голос, усиленный микрофоном, раздавался из-за двери.

— …Сто двадцать два полных кавалера ордена Славы, тринадцать генералов и тысячи славных воинов, тысячи тысяч пилотов, навигаторов, инженеров мирного, гражданского Космофлота — воспитанников Академии — вот простое, но убедительное доказательство добросовестного и умелого служения Академии делу мира и всему Человечеству. Я поздравляю вас, товарищи курсанты, с началом вашей учёбы, с тем, что вы отныне являетесь частью этого живого, сложного организма, орлятами, поднимающимися на крыло. Пусть наша Академия и впредь будет в первых рядах учебных заведений, готовящих лучшие кадры…

Тед нажал на створку и заглянул внутрь. Виолетта явно имела в виду не этот вход. Прямо перед ними торжественно синели форменным сукном с золотистыми проблесками пуговиц уходящие вверх плотно заполненные ряды амфитеатра, а слева в двух шагах стояла узкая кафедра с графином, стаканом и несколькими страницами распечатки. Всё это парень успел заметить за долю секунды. А затем он встретился глазами с резко обернувшимся сухопарым невысоким человечком. У человечка были реденькие седые волосы, брюзгливо поджатые губы и колючий, пронзительный взгляд. Нолан! Тед поспешно захлопнул створку и даже привалился снаружи — для надёжности.

— Где-то должен быть другой вход, — озабоченно сказал он.

— Иди сюда, — Кир уже открывал крохотную дверцу совсем рядом. Тед принял было её за вход в чулан — особенно по контрасту с первой, парадной — но дверь вела на узкую тёмную лестницу с деревянными полированными перилами и скрипучими ступеньками. Поворот, ещё пролёт вверх, и ещё — и новая дверца, полуоткрытая. Теперь они находились в верхней части аудитории, сбоку от длинных узких помесей парт и скамеек, и как раз рядом, на ступеньку ниже, было два свободных места. Ребята быстро и почти бесшумно скользнули туда, но едва заметная пауза в речи сказала им, что они не остались незамеченными.

Тед оглядел пространство перед собой. Большая часть затылков с аккуратными стрижками принадлежала парням, но попадались и девчачьи «конские хвосты», и уложенные вокруг головы косы, и кудряшки. Узкая кафедра и длинный покрытый зелёным сукном стол находились далеко внизу, и отсюда старик казался ещё меньше — хрупкий как птица, неспокойный, с порывистыми движениями — это было заметно даже сейчас, когда он просто стоял и говорил.

— …Желаю Академии — её курсантам, преподавателям и руководителям — новых и еще больших успехов в деле подготовки наших соколов, в деле воспитания честных, дельных, умелых и преданных…

— Надо же, Нолан… — изумлённо пробормотал Тед.

— Ну да, ты же знал, что он тут будет, — не понял Кир.

— Сорок боевых вылетов, орден Славы, два «Багряных сердца»… Ты знаешь, что его чуть не комиссовали по ранению, но он настоял на том, чтобы вернуться в строй? Он — легенда Космофлота, почти как Манкс, только тот помладше лет на двадцать… Ему почти семьдесят, а он всё ещё летает…

— И что?

— Да я просто не ожидал…

— Чего? Того, что в семьдесят человек выглядит не так, как в тридцать?

Тед пожал плечами. Чего именно он «не ожидал», объяснить было трудно.

— Да что там «летает»! — развернулся к ним слегка раскосый черноволосый крепыш. — Вы знаете, что прошлой зимой он ещё выезжал с курсантами на тренировку на выживание? Смеялся, что любому двадцатилетнему даст фору, и так оно и вышло!

— Ну вот видишь! — Тед сказал так, будто Кир возражал.

— Он читает первому курсу историю космонавтики, — подключился паренёк с верхнего ряда. — А на зачёте сущий зверь — ну, мне так говорили.

— А я слышал, что он прилюдно сказал ректору: «Я знаю, что вам не терпится меня похоронить. Не дождётесь! Я вечен, как Дункан Мак-Лауд!»

— Как кто? — ошарашено переспросил Тед.

— Неважно. Один вечный хмырь.

Теперь в негромком разговоре участвовали человек пять.

— Молодые люди, — старческий фальцет ударил из динамиков так, что Тед ошарашенно выдохнул. — Я попросил бы относиться к старшим с пиететом и слушать внимательно!

По рядам пронёсся шумок, кто-то отчётливо хихикнул. Затем упала тишина.

Нолан закончил речь, и к кафедре стали вызывать каждого из курсантов. Декан факультета, пилот первого класса Алекс Саякин передавал Нолану номерной значок, и тот прикреплял его к лацкану первокурсника. Затем следовало рукопожатие, а с места тем временем вставал следующий вызванный.

— Джон Аддерли… Зоя Александер… Баррингтон… Бейкер…

Каждому получившему значок хлопали, и секретарю приходилось пережидать аплодисменты, чтобы назвать новую фамилию.

— Теодор Лендер!

Тед спустился вниз и подошёл к старцу. Тот улыбался одними губами, но глаза оставались колючими — он явно не забыл ни опоздания, ни неуважительного шушуканья. Нолан уже протянул руку к лацкану слегка наклонившегося рослого курсанта, но тут заметил тщательно припудренный синяк. Пару секунд он вглядывался, слегка щуря блекло-голубые глаза, затем внезапно сказал:

— Вот это по-нашему! «Вчера прибыть в Мадрид — и с места любовь, нежданная невеста и поединок в семь часов!»[1]

И, пока Тед пытался проморгаться, осмысливая непонятные слова, приколол значок и подтолкнул парня прочь — со стороны это выглядело так, словно великий Нолан похлопывает его по плечу.

* * *

— Ты говорила, Нолан — вредный старикан, — напомнил Тед. Они сидели в столовой — Кир, Тед, Виолетта и её подруга Лилиан. Кир, который мог действовать только одной рукой, взял тефтели из мяса твилл, а Тед — стейк. Мясо было жёстким, а нож — тупым, но будущего пилота это не смущало.

— Вообще-то сказать так — значит ничего не сказать, — пояснила Ви. — Он несносен. Его ненавидят. Над ним смеются. Его уважают. Им восхищаются.

— И всё это одновременно? — поразился парень.

— Ага. А вот равнодушных нет.

Светленькая коротко стриженная Лилиан молча кивнула, подтверждая слова подруги. Она казалась более тихой и сдержанной, чем Ви, и совсем не походила на ту внешне — этакая серая мышка, но первое впечатление быстро рассеивалось: у неё были такая же спокойная осанка и такие же уверенные, точные движения хорошо тренированной спортсменки. А манера слушать собеседника, чуть повернув и наклонив голову, ещё больше усиливала сходство.

Тед немного подумал. Что-то тут не сходилось.

— Я одного не понимаю, — сказал он наконец, отодвигая опустошённую тарелку и взявшись за чайную ложечку. — Он же, как и все космолётчики, должен был проходить тренинг на повышение психологической совместимости. Как его допустили до полётов, если он… такой?

Ви нахмурилась.

— Ну, я же не знаю, каким он был в молодости, — пояснила она. — Но ведь у него было два тяжёлых ранения, оба — в голову…

— Два «Багряных сердца», — подтвердил Теодор.

— Ну да. А при повреждениях мозга характер может меняться. Так что возможно, он не всегда был таким… эксцентричным.

Тед кивнул, принимая объяснение. В конце концов, человек с заслугами Нолана может себе позволить быть несносным.

— Впрочем, черепномозговые травмы не мешают ему быть известным специалистом в области аэродинамики, — добавила Ви и, видя удивлённое лицо Теда, рассмеялась: — А ты думал, он только практик? Мало же ты знаешь о ходячих легендах…

— Была одна история, — сказала Лилиан, которая до этого не принимала участия в разговоре. — Нолан тогда заведовал лабораторией. У него была лаборантка, фактически — секретарша, сидела на видеофоне, оформляла заявки на оборудование и так далее. Немолодая уже тётка, она там ещё до Нолана работала. Когда начался кризис — это было лет десять назад — за какие-нибудь два-три месяца цены подскочили так, что лаборантской зарплаты хватало ровно на то, чтобы доехать до работы и обратно. А про еду и квартиру можно было забыть. Нолан, как и все, начал искать выход, и ему удалось получить межпланетный грант, позволивший выплачивать прибавку к зарплатам сотрудников. Ну и — многие эту прибавку получили. А эта женщина — нет. Он ей пояснил: «Тебе не нужно. У тебя отец получает достаточно, чтобы тебя содержать».

— Свинство, — с чувством сказал Тед. — При чём тут отец? Он не обязан платить за то, что его дочь работает на Нолана.

— Вот и она так рассудила, — кивнула Лилиан. — Рассказывала всем, что не для того терпит дурной характер завлаба, чтобы с ней вот так обходились, и что отец не обязан давать ей деньги. И что никто не может упрекнуть её в некомпетентности. И что она тут работала до Нолана и ещё поработает после него. И её отец тоже обиделся. Он с Ноланом был до того в неплохих отношениях, а тут — мебель пополам, детей в форточку. Они с тех пор так и не помирились. Но Нолан не стесняется наживать врагов.

— Ты их осуждаешь? Тут любой бы обиделся.

— Ага, — Лилиан опять кивнула. — Я это откуда знаю — моя тётя тогда тут работала, а у неё была подруга в бухгалтерии. Ну и вот…

— Что?

— Ну подумай сам. Грант ведь не резиновый. Этой женщине мог помогать отец. А в лаборатории были такие, кому помощь получить было неоткуда. Нолан дал прибавку не тем, кто больше заслужил, а тем, кому было нужнее.

Тед подумал.

— А почему он не объяснил этого той женщине? — спросил он.

— Нолан вообще редко объясняет, почему поступил так, а не иначе, — девушка пожала плечами. — Ну а тут он, возможно, решил, что и так всё понятно — он же на самом деле всё сказал. Открытым текстом.

— Ну… значит, всё в порядке, — Тед облегчённо улыбнулся и придвинул десерт. Картина мира, которая пять минут назад попробовала было перевернуться с ног на голову, снова стала привычной. Хорошие остались хорошими, плохие — плохими. А о вселенских сложностях пусть размышляет кто-нибудь другой. Ви улыбнулась.

— Простой ты парень, Тед, — сказала она. — Даже не знаю, завидовать или радоваться тому, что ты — не я.

А вот Кир молчал. Только переводил глаза с одного участника разговора на другого.

— А отец той женщины — он кто? — внезапно спросил он.

— Ректор Академии, Росси, — Лилиан поморщилась. — И вот с тех пор они с Ноланом на ножах… ну я же говорю — врагов Нолан наживать не стесняется.

— А кстати, что он тебе сказал? — заинтересованно спросил Кир.

— Я не понял… — Тед задумался, припоминая. — «Любовь, нежданная невеста и поединок в семь часов». Ерунда какая-то.

Молодые люди переглянулись.

— Не знаю, что это значит, — сказала Ви. — Надо будет в сети порыться.

— Ну, это же Нолан, — добавила Лилиан, как будто это всё объясняло.

Глава третья. Личная жизнь, или Звуки музыки

Порядки в Академии сильно отличались от того, с чем Тед сталкивался в школе, но парень был общительным и любопытным, и быстро освоился. На второй день занятий он пришёл в джинсах — ведь ношение формы было необязательным, да? — но уже через несколько дней понял, что лучше ходить в казённом: так делали те курсанты, которые не могли или не хотели висеть на шее родителей, а таких было большинство. Зато некоторые их тех, кто приходил на лекции в джинсах, покупали их отнюдь не на дешёвой распродаже — подчёркивая этим, что в подачках государства не нуждаются. Зачастую после выпуска этих курсантов ждали уже готовые места в крупных транспортных компаниях.

Отношение к ним остальных можно было определить, как «симметричный ответ» — их называли «джинсовыми мальчиками» и «стилягами». И это была ещё одна причина ходить на лекции в форме.

В учебной группе было двенадцать человек, и раскосого крепыша Онгоя — того самого, который говорил, что Нолан участвовал в курсантской тренировке на выживание — выбрали её старостой. Дважды в неделю день начинался полуторачасовой пробежкой по дорожкам спорткомплекса, в другие дни физподготовка включала тренировки на спортивных снарядах. Некоторые курсанты, не удовлетворяясь этим, ходили в какие-либо секции — Онгой, например, оказался разрядником по вольной борьбе, и теперь продолжал занятия, а невысокий, почти хрупкий, хотя и подвижный Вик, самый младший в группе, темноволосый, но синеглазый и бледный, неожиданно для всех записался в лыжную группу — до снега было ещё далеко, но за спорткомплексом оказалась дорожка со специальным покрытием, позволявшая тренироваться в тёплое время года. А третьекурсница Виолетта, та самая спасательница, оказалась бегуньей — больше того, неоднократной победительницей межвузовских соревнований.

Самого Теда бессмысленное нарезание кругов по дорожке не прельщало.

Остальные занятия проходили в трёх учебных корпусах — главном, физическом и ракетостроения.

— Очень много лишнего, — пожаловался однажды Тед Киру. — Вот например, философия. Или этика… ну вот зачем мне этика?!

— Ну, вообще-то, ты — представитель человечества, и по тебе будут судить обо всех нас… — Кир отвлёкся от конспекта и приглушил звуки очередного музыкального сопровождения, без которого, по его словам, не мог нормально работать.

— Бред. О нас и так судят — по пиратам и прочим отморозкам, — отмахнулся Тед.

— Ну значит, ты должен представлять лучшую часть человечества, — физиономия соседа по комнате излучала невинность.

— Ну ладно, а вот общая физика? Нам на лекциях говорят то, что я и так знаю. Зачем тогда было экзамен сдавать?

— Ничего, на втором курсе начнётся сопромат.

Тед скорчил рожу, долженствующую выразить, что он думает о сопромате.

— На тебя не угодишь, — с лёгким осуждением заметил Кир.

— Нет, почему? Побольше практики, поменьше ненужного… Даже историю космонавтики можно было бы ужать вдвое. И физру. Сейчас астролётчики почти не испытывают перегрузок.

— Ну всякое бывает. Антигравитатор может отказать. А при резких манёврах он просто не успевает подстроиться.

— Ну допустим… — неохотно признал будущий пилот.

— И вообще — это только первый курс. Много общих предметов. Потом будет больше специализации.

— Скорей бы…

— Мы тут только два месяца, а ты уже ноешь.

— Я не ною! — возмутился парень. — Я… это… стремлюсь в будущее, вот.

— Давай ты будешь стремиться не так громко, — сказал Кир, пытаясь за разговором продолжить работу.

Тед подошёл к соседу, заглянул через плечо и патетически продекламировал:

— «Наводнения — это значительные затопления местности в результате подъема уровня воды в море, реке, озере, водохранилище, вызываемого различными причинами». Слушай, Кирилл, как ты это выносишь? В космосе наводнение тебе не грозит, разве что поломка системы рециклинга воды. И вообще на этом языке говорить невозможно…

Кирилл в очередной раз оторвался от конспекта.

— У тебя язык хорошо подвешен, ты любого уболтаешь. А у меня так не выйдет. Вот скажи, что такое наводнение… если по-человечески?

— Ну… когда вода разливается и затапливает местность. Если там живут люди, могут быть жертвы, ну и разрушения тоже.

Кир фыркнул.

— А теперь встань по стойке «смирно» и доложи то же самое чётко и громко, — потребовал он. — И поедая глазами начальство.

— Ну вот ещё, стану я перед тобой тянуться!

— А перед Охреновичем?

Тед представил на месте Кирилла подполковника Ахремовича, старательно вытянулся и гаркнул:

— Товарищ подполковник, курсант Лендер к ответу готов! Наводнения — это когда вода выливается из берегов и разрушает дороги, коровники и амбары! Вследствие чего люди остаются без жилья, еды и средств коммуникации!

— Садитесь, Лендер, два, — проскрипел Кирилл. — Люди у тебя где живут, в амбарах или в коровниках? И с чего это они останутся без средств коммуникации? Всё, Тед, не мешай, разведка донесла, что завтра Охренович конспекты соберёт. И у вашей группы тоже.

— Ладно, тогда не мешаю! А списать дашь? — представитель лучшей части человечества плюхнулся на свою койку, вытянулся во весь рост и уставился в потолок.

Кир развернулся и уставился на лоботряса.

— Ты же сейчас ничем не занят. Сядь и напиши.

— Гражданская оборона — это потеря времени, — провозгласил Тед.

— Ты его и так теряешь.

Тед промолчал. Но через пару минут окликнул:

— Кир! А, Кир!

— Ну чего?

— Представляешь, у нас начались тренировки на симуляторе!

— Они уже месяц как начались, — на этот раз Кир даже головы не поднял.

— Да, но за этот месяц я так достал инструктора, что вчера он мне подписал разрешение на вечерние самостоятельные занятия!

— И что? — буркнул Кирилл. — «Определенный эффект дает также устройство прудов и других емкостей в логах, балках и оврагах для перехвата талых и дождевых вод».

— А давай я тебя потренирую? Сам говорил, у вас курс пилотирования совсем куцый.

Тут Кир взглянул с интересом.

— Было бы здорово, — протянул он. — А разрешат?

— А почему нет?

— Тогда спасибо!

— Благодарность беру натурой, — нахально заявил Тед. — Дай списать!

— Вымогатель. Ладно, замётано.

Полчаса прошло в относительной тишине.

Ещё через пятнадцать минут Тед понял, что вот это вот — «та-та-та-та, тарарам-пам-пам» — он слышит уже не в первый раз.

— Слушай, не мотай нервы, включи что-нибудь другое! — взмолился он.

— Да, конечно, — Кир продолжал сосредоточенно писать.

Ещё пять минут.

— Кир!!!

— Что?

— Смени музыку!

— Сейчас.

Ещё пять минут.

— Кир, если тебе так надо слушать музыку, давай я поставлю что-нибудь ещё!

— Хорошо, — сосредоточенно ответил напарник, не поднимая головы.

Тед встал, подошёл к вирт-окну, поколдовал — и внезапно комнату заполнил тягучий, мощный удар, а затем из динамиков рухнула Музыка.

Ошарашенный Кирилл возмущённо уставился на соседа.

— Почему ты выключил «Лебединое озеро»?

— Ты сам разрешил!

Им приходилось перекрикивать звук ударников.

— Когда?!

— Только что!

— Я не мог такого сказать!!! Послушай, мне надо закончить конспект.

— Заканчивай!

— Эта музыка меня отвлекает, — твёрдо сказал Кир. — И вообще, ты что, что-то имеешь против Чайковского? Он — величайший…

— Гомосексуалист, — непримиримо припечатал Тед.

Если бы не затопившие комнату звуки, можно было бы сказать, что упала тишина.

— Курсант должен помнить о толерантности. Недопустимо негативное отношение к разумным существам, основанное на их видовой, расовой, национальной или религиозной принадлежности, а также сексуальной ориентации, — ровно сказал Кир, цитируя Устав.

— Ты что, одобряешь?..

— Это не имеет отношения к музыке. И это его личная жизнь, которую я не хочу обсуждать. И вообще — это не доказано.

— Хорошо. Тогда давай обсудим нашу с тобой личную жизнь, — и, видя отвисшую челюсть напарника, Тед спокойно пояснил: — Купи наушники.

— Тебе не нравится?..

— Нравится. Но давай ты купишь наушники.

— Хорошо, — два парня смотрели друг на друга, набычившись, — но пока у меня нет наушников, а я хочу закончить работу, — пояснил Кир.

— Ладно, тогда я погуляю пока.

Когда, три часа спустя, Тед вернулся в комнату, Кирилл спал, подложив ладонь под щёку, а на рабочем месте Теда лежал аккуратный конспект. Тед сел и начал переписывать — сначала подряд, потом методом «через слово», затем — «через строчку».

Утром он, не открывая глаз, хлопнул ладонью по будильнику, повернулся на другой бок и попытался подремать «ещё пять минуточек». Рядом Кир, судя по звукам, собирался уходить, потом щёлкнул магнитный замок. Ещё через какое-то время будильник ожил снова.

— Теодор Лендер, через двадцать минут вас ожидают в аудитории 325-А, — сообщил он голосом Кира, и Тед рывком сел, продирая глаза. — Сегодня двадцатое октября, местное время семь часов сорок минут, температура за бортом — двенадцать градусов по Цельсию, облачно с прояснениями, ветер порывистый, скорость — до восьми метров в секунду…

Всё это Тед дослушивал — а точнее, уже не слушал — метнувшись в душевую, а затем торопливо застёгивая пуговицы форменной рубашки.

— Внимание! На востоке континента штормовое предупреждение. Возможно выливание воды из берегов, а также разрушение дорог, коровников и амбаров!

«Ну я тебе покажу!» — думал Тед, выскакивая из комнаты и захлопывая дверь.

Вечером, подходя к комнате, Тед снова услышал знакомые такты.

— Кир, а наушники?

— Я забыл, — рассеянно ответил Кир, выводя на вирт-окно решение очередной задачи по логике.

Тед вышел из комнаты и поднялся в зимний сад. Присев на скамейку и включив планшет, он начал готовить месть.

Рано утром Кирилл, торопливо собравшись и выпив кофе, выскочил из комнаты. До начала занятий оставалось всего десять минут — как раз добежать до корпуса и подняться в аудиторию. Тед тоже допивал кофе, но не спеша, и когда Кир ушёл, потратил ещё по крайней мере десять минут. На лекцию он опоздал, но Онгой, как выяснилось, не подвёл — отметил всю группу как присутствующую.

* * *

Тед поднимался по лестнице. Ему оставался ещё один пролёт, когда он, задумавшись, остановился, затем решительно спустился обратно до второго этажа, нашёл нужную комнату, постучал и, услышав отклик, вошёл.

— Ви, сегодня я ночую у вас, — объявил он, прикрывая за собой дверь и швыряя сумку в угол.

Судя по всему, он вломился в разгар тихого домашнего вечера. Обе подруги, Виолетта и Лилиан, одетые в серые тренировочные костюмы, сидели на узкой койке, подобрав под себя ноги и примостив рядом вазочку с мармеладом. Блестящие волосы Ви были рассыпаны по плечам. При появлении Теда девушки сдвинули в сторону вирт-окно — на нём застыло изображение какого-то инсектоида, то ли кадр из фильма ужасов, то ли задание по ксенопсихологии.

— Тедди, может, мы и не против, но — а почему мы узнаём об этом последними? — Ви спросила требовательно и слегка возмущённо, и Тед, всмотревшись в её глаза, вздохнул и твёрдо произнёс:

— Мэйдэй.

— У нас коврика нет, только два покрывала, — Лилиан, как всегда, была практична. И не могла не среагировать на условный сигнал. — Но если тебя устроит, пожалуйста.

— Да что угодно! — с чувством выдохнул Тед.

— Да что такое? — Ви встревожилась.

— Моя личная жизнь под угрозой, — тон парня стал мрачным.

— Твоя личная жизнь слишком похожа на общественную, — заключила Ви. — Очень много персонажей. Так что стряслось? Кир пригласил к себе Сэл, и поэтому ты не можешь пережить душевный кризис, лёжа в собственной койке?

Сэл была последней подружкой Теодора.

— Хуже, — ещё мрачнее произнёс Тед.

— Ви, ты что, не видишь, это серьёзно! Тедди, так с кем ты поссорился?

— С Киром, — сообщил Тед похоронным тоном.

— Че-го?!

— С Киром!!

— Так, спокойно, — твёрдо произнесла Виолетта. — Сейчас разберёмся. Значит, Кир — твоя личная жизнь, и ты с ним поссорился. Так?

— Нет!!! — взвыл Тед. — То есть да! То есть нет, не в этом смысле!

— Тогда расскажи, наконец!

К тому моменту, когда Тед закончил рассказ, обе подружки лежали на койке в обнимку и рыдали. От смеха.

— И что, тебе удалось к каждому произведению подобрать рок-версию?

— Почти, — скромно сказал Теодор. — Но некоторые файлы пришлось заменить чем попало. Больше всего времени ушло на то, чтобы переназвать их так, как это было у Кира.

— И теперь ты боишься там показаться?!

— Да ничего я не боюсь! Просто… надо же дать человеку поразмыслить о жизни!

— Боишься! — припечатала Лилиан. — Но мы готовы оказать моральную поддержку! Идём! Сейчас!

Она решительно вскочила с места, увлекая к выходу Теда и всё ещё хихикавшую Виолетту.

Все трое поднялись на четвёртый этаж и подошли к комнате Теодора.

Из-за дверей доносились аккорды. Тед прислушался, широко раскрывая глаза.

Лилиан надавила на створку, и троица ввалилась в комнату — Ви вцепилась в запястье Теодора и тянула за собой, а Лилиан попросту подтолкнула сзади. Кир оглянулся и приглушил звук.

— Я даже не представлял, что «Лунная соната» в рок-обработке — это так здорово, — потрясённо сообщил он. — Спасибо, Тед! Теперь, если не возражаешь, когда ты будешь дома, я буду слушать это! — И, видя, как вытягивается лицо напарника, ухмыльнулся и помахал в воздухе небольшими чёрными наушниками. — Я купил. И — когда ты заменял мои файлы своими, мои ты просто свалил в «корзину». И забыл её очистить. Так что свои файлы я восстановил без труда.

— О, все Боги Космоса! — Тед хлопнул себя по коленям.

— Ну вот видишь, — Ви пыталась сохранить серьёзное выражение лица. — Личная жизнь удалась!

Глава четвёртая. Первым делом — звездолёты

Каждый день был похож и не похож на другой. Каждый день был обыкновенным, и в то же время — особенным. Но Тед ждал самого главного.

Наконец Тот Самый День настал. Сегодняшняя тренировка была уже не на симуляторах. Девять парней, в том числе непонятно как затесавшийся центаврианин Хахтанг, и две девушки — Сэл Бейкер и альфианка Аанден — в общем, вся сто одиннадцатая группа в полном составе — впервые явились на лётное поле.

День был по-осеннему ясный и даже тёплый. Сэл всю дорогу поддразнивала Дима — тому только на днях исполнилось восемнадцать, и девушка интересовалась, какие из свежеобретённых гражданских прав производят на него наибольшее впечатление, и какова она на вкус — взрослая жизнь, но теперь, на поле, наконец оставила паренька в покое. Шуон, невысокий, казавшийся ещё более полным из-за мешковато сидящего комбеза, поглядывал вокруг с благожелательным любопытством, катая в пальцах постукивающие цветные шарики: неделю назад, спрыгивая с турника, он сломал кисть, и теперь разрабатывал руку.

— Говорят, в первый раз инструктор к управлению не допускает, — сказал Онгой. — Только показывает… И оглянулся на шеренгу катеров. Здесь, вблизи, они казались очень большими — во всяком случае, намного крупнее любого флайера, даже и грузового.

Тед хотел было выразить возмущение, но его опередила Сэл Бейкер.

— Но почему? А зачем мы тогда месяц симуляторы мучили?

И вскинула голову, как кобылка, не желающая взять трензель.

— Говоря-ат, это зависит от инструктора, — протянула альфианка Аанден.

— Или от курсанта, — подначил Вик.

— Тогда тебя и на пятом курсе не допустят, — фыркнула Сэл.

— Чья бы корова, — начал было Вик, но оборвал себя, глядя на подходившего старшего инструктора. — О, сейчас!

В другое время Сэл непременно среагировала бы на «корову», но тут только сдунула попавшую в глаза длинную каштановую чёлку и подобралась.

— Итак, напоминаю. К каждому из вас прикреплён инструктор. Ваше дальнейшее обучение — вплоть до пятого курса — будет проходить под его руководством. Машины закреплены за инструкторами, поэтому, пока вы обучаетесь пилотированию катеров, летать будете постоянно на одном и том же. Постарайтесь сразу запомнить бортовой номер.

Тед с любопытством разглядывал инструкторов, гадая, который будет «его». Вон тот, с благородной сединой и внимательными глазами? Или этот — невысокий, но ладный и подвижный?

— Инструктор Вяйно Аалтонен. Курсант Теодор Лендер.

«Его» инструктор оказался самым обыкновенным. Даже чересчур. Плотный, круглолицый, со слега вздёрнутым носом и голубыми глазами. Тед был слегка разочарован. Ну конечно, по внешности судить глупо, но хотелось бы чего-то более… героического.

Вслед за Аалтоненом он отошёл к машине.

— Катер МКО-11 является малым транспортным средством ближнего радиуса. Время его автономного нахождения в Космосе не превышает семидесяти двух часов, в отличие от катеров следующего поколения, МКО-12 и МКО-13, на которых значительно улучшены системы регенерации воздуха. Однако для учебных целей этого достаточно. На первом этапе мы отрабатываем элементы пилотирования в атмосфере…

Тед с трудом сдерживал нетерпение. Не было сказано ничего такого, чего он бы не знал — но, видимо, Аалтонен был редкостным занудой.

Наконец всё необходимое было сделано, а все неизбежные слова — сказаны, и машине разрешили взлёт. Тед протянул руку — это много раз отрабатывалось на симуляторах — но был мягко остановлен.

— Пока что я сам, — ровно сказал инструктор.

Эх…

Теду уже доводилось пилотировать грузовой флайер отца, правда, нечасто — раз шесть за последние полтора года, вообще-то — и ещё был тот полёт на космобайке… Так что он считал себя асом. Сидеть рядом с инструктором и изображать пассажира казалось даже чуточку унизительно.

— Сосредоточьтесь, — оказывается, Аалтонен тем временем что-то сказал, а Тед прослушал!

Машина мягко поднялась в воздух и начала набирать высоту, одновременно отклоняясь к северо-западу. Её траектория, высвечивающаяся на дисплее, практически идеально совпадала с предписанной, так же светящейся, но не зелёной, а оранжевой.

Стекло кабины давало хороший обзор, и Тед видел сначала стремительно уменьшавшиеся строения лётного поля и Академии, потом — бурые перелески и поля с блестящим изгибом речушки. Затем мимо замелькали рваные клочья облаков, и на некоторое время катер погрузился в сплошную белую пелену. А затем облака оказались внизу — бугристой жемчужно-розовой поверхностью, а в кабину ударило солнце.

На такую высоту флайеры обычно не забирались.

— Вот к этому никогда не привыкаешь, — внезапно сказал инструктор. Тед повернул голову. Аалтонен улыбался, и это тоже было неожиданно. Значит, не такой уж он и зануда! Затем лицо инструктора снова стало сосредоточенным, он тронул сенсор, и стекло кабины слегка потемнело.

— Мы находимся на высоте десять тысяч пятьсот метров, — с прежней обстоятельностью пояснил он, начисто игнорируя тот факт, что показания альтиметра высвечивались у Теда перед глазами. — И мы в заданном районе. Я передаю управление. Попробуйте набрать высоту десять пятьсот пятьдесят и выдерживайте её.

О!

Стараясь не показать неизвестно откуда взявшееся волнение, Тед потянул на себя колонку штурвала. Он был готов к тому, что угол тангажа изменится незначительно, но реальная машина вела себя не так, как… ну хорошо — не совсем так, как тренажёр. Тед попытался выправить машину, чтобы остаться на заданной высоте, и, когда та ухнула вниз, снова потянул штурвал на себя.

— Вы, случайно, не склонны к укачиванию? — флегматично поинтересовался Аалтонен через пять минут.

— Нет, — с негодованием ответил курсант, не желая признаваться, что он — разумеется, всего лишь на всякий случай — предпочёл сегодня воздержаться от завтрака.

В течение последующих минут Тед боролся с машиной, но потом дело пошло на лад.

— Неплохо, — по-прежнему флегматично отметил инструктор. — А теперь смотрите…

Машина словно бы сама собой опустилась до прежней высоты десять пятьсот, а затем ровно, как по ниточке, поднялась на пятьдесят метров и выровнялась.

— А теперь разворачиваемся на пятнадцать градусов к северо-западу…

* * *

Через полтора часа взмокший и измочаленный Теодор выпрыгнул на пластобетонное покрытие поля. Его одногруппники уже были здесь. Онгой ошалело мотал головой, Аанден улыбалась, Вик — так вообще сиял.

— Ух, — Тед отследил глазами приземление последней машины и дождался, когда Сэл, возбуждённо сверкавшая глазами, присоединится к группе. — Это дело надо отметить. Давайте вечерком куда-нибудь завалимся?

— Денег мало, — откликнулся Онгой. — А то бы в «Спокойной плазме» посидели…

— М-да… — согласился кто-то. — У меня совсем по нулям…

— Угу…

У Теда на карточке тоже было не густо — до стипендии оставалось всего несколько дней.

— Вам бы только в бар, — осуждающе заметила Сэл. — А мы с Аанден хотим танцевать. Аанден, ты ведь хочешь танцевать?

— Это-о было бы инте-ересно… — протянула альфианка. — Я-а учила человеческие танцы-ы, но ни разу не танцева-ала с партнёром-человеком…

— Но у нас десять парней и только две девушки!

Зеленокожий центаврианин Хахтанг улыбнулся с терпением и вежливостью человека… то есть — существа… впереди у которого вечность. Причислять его к «парням» было и опрометчиво, и — с его точки зрения — бестактно. Впрочем, к людскому непониманию таких очевидных вещей он относился со снисходительностью истинного представителя более старшей и мудрой расы.

— И что? Давайте пригласим знакомых! — это был выход, и Тед загорелся. — Уж на банку-другую пива деньги найдутся, и займём зону отдыха!

Курсанты зашарили по карманам, собирая мелочь и мятые купюры. К пиву решили купить чипсов и местного копчёного подобия осьминожек, Аанден заказала мороженое, а Сэл — шоколадку.

* * *

Вечером вся группа стянулась на верхний этаж — здесь стояли местные коричневатые растения в кадках, кое-где — скамейки и невысокие столики, но середина помещения была свободна. Онгой, за которым Тед и не подозревал таких талантов, пришёл с девушкой, невысокой и темноволосой; Вик привёл свою Нию — некрасивую, но с огромными тёплыми глазами, а Сэл пригласила подругу из группы навигаторов, Дину. Но девушек всё равно не хватало.

— И как я выгляжу? — поинтересовалась Сэл.

— Нормально, — отозвался Тед и, подумав, прибавил: — Сногсшибательно!

— Эх, пока не напросишься на комплимент — не дождёшься, — пожаловалась девушка. Выглядела она и правда замечательно — в непривычно открытом коротком блестящем платье, с какими-то сверкающими штуками в ушах, а её длинные, до лопаток, густые и волнистые каштановые волосы лежали за спиной свободно и словно бы небрежно, и когда она поворачивала голову, в них проблёскивали золотистые искорки. Как именно девушки добиваются подобного эффекта, было выше разумения обычного среднестатистического обладателя игрек-хромосомы.

— И глаза у тебя — как звёзды, — Тед решил исправить упущение.

— Класса G или M? — немедленно уточнила подруга.

— Класса А, никак не меньше, — убеждённо заявил парень.

Он отплясывал под быструю музыку не слишком умело, зато с неослабевающим энтузиазмом.

— Тедди, тебе никто не говорил, что партнёрша нужна не для того, чтобы наступать ей на ноги?

— Ох, прости! — и всё же Тед довёл танец до конца, гадая, не слишком ли сильно упали его акции.

Как только музыка кончилась, его партнёршу перехватил Шуон, а Тед подошёл к Аанден.

— Слушай, я давно хотел спросить — почему ты решила стать пилотом?

Музыка снова зазвучала, на этот раз — медленная, и парень положил руки на талию альфианки, привлекая ближе. Ему было любопытно — но не только то, о чём он спросил. Хотя он уже полтора месяца как обучался с девушкой-ксеносом в одной группе и имел возможность наблюдать за ней, ему впервые довелось находиться так близко, прижимая к себе и улавливая тёплое дыхание. Её кожа едва уловимо пахла чем-то — приятно, то ли корицей, то ли яблоками — и в то же время запах был абсолютно чужой, нечеловеческий. Она была очень высокой — лишь ненамного ниже его — и очень тоненькой, подтянутой, словно бы тянущейся вверх. Черты лица были правильные, а сквозь одежду Теда касались маленькие груди — целых четыре. А вот влечения не было, совсем. Теду захотелось поцеловать девушку — просто чтобы убедиться в этом — но, пожалуй, на глазах Сэл так экспериментировать не стоило. Поди потом докажи, что тобой движет лишь ничем не замутнённый интерес исследователя.

— У меня-а пять старших бра-атьев, — сообщила Аанден.

— И что?

— Сначала-а я особо не задумывалась — росла-а вместе с ни-ими и гоняла с их друзья-ами, — задумчиво сказала девушка. — А потом оказалось, что они — сильные и самостоя-ательные, а мне уже давно подыскали жениха. А, плева-ать! — с чисто человеческой небрежностью произнесла она, тряхнув головой, увенчанной целой грудой мелких тугих косичек.

— Да, но почему именно пилот?

— У на-ас на планете это чисто мужска-ая профессия, — сообщила Аанден. — Женщина может быть главой корпора-ации или директором ба-анка. Но не пило-отом. И не хирургом. А мужчины мо-огут делать что хотят… Но я-а не хочу быть хирургом, — альфианка лукаво улыбнулась.

— Да уж, — посочувствовал Тед. Он ничего не понял — кроме того, что везде свои заморочки, а Аанден делает то, что хочет.

— Именно-о…

— Всё у тебя получится, — то ли пожелал, то ли пообещал парень. Он отвёл Аанден на её место и отошёл к столику с пивом. Все девушки оказались разобраны, Сэл опять танцевала с Шуоном, и Тед вскрыл новую банку — в том, чтобы не танцевать, определённо были свои плюсы.

— Ну и как она? — Онгой толкнул Теда локтем.

— Странно, — тихо ответил тот. — Вроде всё нормально, но…

— Что, смущает обилие грудей?

— Да нет, — Тед не мог определить словами, и наконец выдал: — Запах непривычный…

— И что? — староста группы недоумённо приподнял бровь.

— Не пойму…

Он поглядывал на Аанден — та танцевала теперь с невысоким зеленокожим Хахтангом — а затем нашёл глазами Сэл.

Наконец окончился и этот танец, Сэл сказала что-то партнёру, улыбнулась и подошла к Теду.

— Хочешь ещё танцевать?

Но девушка качнула головой. Её глаза блестели, да и вся она словно бы светилась, и Тед потянул её прочь. Они отошли в сторонку и оказались за огромной кадкой с каким-то деревом. Музыка заиграла снова.

Целоваться было почти так же увлекательно, как летать. Через несколько минут Сэл отстранилась.

— Погоди… кто бы мог подумать!

— Что? — Тед снова потянулся к девушке.

— Где же такому учат? — Сэл рассмеялась.

— Тут нужна тренировка, — скромно заявил будущий пилот.

— На тренажёрах отрабатывал? — не удержалась девушка.

— Ну вот ещё! Или ты считаешь, что мне необходимо упражняться в поцелуях на тренажёрах?

Когда они прервались в следующий раз, сбоку послышались шаги. Тед отстранился.

— Сэл, я хотела предупредить, что ночую не дома, — это была её соседка по комнате, Дина.

— О-о… — Сэл оглянулась на Теодора. — Э-э… Тед…

И почему-то смутилась.

Но не успел парень подобрать слова, чтобы как-то отреагировать на вновь открывшиеся обстоятельства, как Дина энергично добавила:

— И знаешь что, надо, наконец, что-то сделать с этой чёртовой розеткой!

— Точно, розетка, — спохватилась Сэл, вспыхнув, но не отводя взгляд. — Тед, ты умеешь чинить розетки?

— Розетки? — курсант пришёл в замешательство. Вот как это у девушек получается — непредсказуемо перескакивать с одной темы на другую и вспоминать о всякой бытовой ерунде в самый неподходящий момент? — Да ведь это просто… умею, конечно! И вы умеете, — на всякий случай напомнил он. — А что с ней?

— Не знаю, — Сэл пожала плечами. — Она с самого начала не работала.

— И что, вы за полтора месяца не нашли никого, кто смог бы вам помочь?

Девушки переглянулись и фыркнули.

— Такое важное дело не каждому доверишь, — пояснила Дина.

— Ну тогда надо было сказать коменданту, он прислал бы монтёра, — недоумение Теда возросло. Ох уж эта милая женская беспомощность. Особенно если вспомнить, как уверенно и точно Сэл орудует паяльником на практикуме по физике.

Но его слова почему-то ещё больше развеселили девушек. Так, словно «розетка» была паролем, кодом, понятным только этим двоим.

— Ну давай посмотрю… прямо сейчас? Ну что за спешка! А отвёртка найдётся?

— Поищем, — пообещала Сэл.

* * *

— М-м… Сэ-эл…

— Что?

— Если ещё что надо будет починить — кофемашину там или выключатель — зови только меня.

— Я подумаю, — пообещала девушка. — Может, монтёр всё-таки лучше?

— Э-э!!! — вопль Теодора выражал крайнюю степень возмущения. — Он старик, ему сорок пять уже, и он плохо выбрит!

Сэл рассмеялась.

— Действительно. Где уж тут розетки чинить. Ну а если у нас ничего не сломается?

— Тогда тем более зови меня, — с энтузиазмом предложил парень. — Я это исправлю.

Глава пятая. На войне как на войне

Погода становилась всё холоднее, листья на деревьях давно облетели, а по утрам за окном было темно. Неумолимо приближалась сессия.

Однажды утром Тед отошёл от кофемашины, помешал ложечкой сахар и поискал глазами, куда бы ему сесть. На его собственном стуле грудой лежали распечатки по математике и несколько непарных носков, на койке была разложена отутюженная форма — и он присел за терминал Кирилла.

— Тед, не нахальничай. Лучше бы свои вещи прибрал! — заметил Кир, возясь с тугой пуговицей манжета.

— А что такого? Тебе этот стул всё равно не нужен, — будущий пилот наклонил кружку и «покормил» биоклавиатуру соседа. Та выпустила псевдоподию, слизывая органику.

— Ну ты бы ещё мои трусы надел! — в сердцах брякнул Кир. — И почему это при расселении решили, что у нас психологическая совместимость?

Пуговицу наконец удалось пропихнуть в петлю, но вторую приходилось застёгивать левой рукой, а время поджимало.

— Потому что ты — спокойный, неконфликтный и аккуратный, — пояснил Тед, снова плеснув кофе. — И компенсируешь своими достоинствами мои недостатки.

— Это я неконфликтный? Отдай кружку!

Кир бросил неподатливый манжет и шагнул к напарнику.

— В каком смысле «отдай»? Это моя кружка! — опешил будущий пилот.

— Ещё не хватало, чтобы моя! — не очень логично выпалил Кир и потянул кружку на себя.

Тед, не выпуская источник бодрости и энергии из рук, попытался уклониться. Стул покачнулся, и парень вскочил, чтобы не грохнуться вместе с ним.

— А-а!..!!

Кир выпустил кружку и отступил на шаг.

— М-да… — только и сказал Тед, никак не комментируя неожиданные лексические познания соседа. Кофе выплеснулся на форменную бежевую рубашку Кира, и теперь от воротничка и вниз расплывалось огромное коричневое пятно. Парни замерли, Тед — глядя на Кира, а Кир — в зеркальную дверцу шкафа.

— Ты не ошпарился? — неловко спросил Тед.

— Хуже, — Кир резко выдохнул. — У меня ГРОБ первой парой.

Теодор проникся окончательно. В особенности погано было то, что теперь Кир не упрекал ни словом.

— А запасная?

— А запасную я вчера отнёс в прачечную, будет готова только к вечеру, — с мрачным фатализмом пояснил Кирилл.

— Возьми мою!

— Ты шутишь или издеваешься?

Действительно, Тед был намного крупнее.

— Да не всё ли равно? Под кителем не видно. Что ты теряешь?

Однако результат был плачевный. Рукава «укоротили», закрепив канцелярскими резинками, но слишком широкий воротничок, придавленный галстуком, безобразно топорщился.

— Ладно, попытка — не пытка, — Кирилл пожал плечами. — Всё, побежал, может, ещё успею.

Тед, у которого настроение тоже упало, быстро допил кофе и вышел следом.

Гражданская оборона — в просторечии ГРОБ — у Теда была второй парой.

— На звено ПХЗ возлагаются следующие задачи, — Охренович внимательно оглядел аудиторию. — Разработка и осуществление мероприятий по защите населения…

Теодор скучал. Вот уж кем он не собирался становиться в этой жизни, так это командиром звена противохимической защиты.

— Курсант Лендер!

— Я! — парень подхватился с места и изобразил стойку «смирно».

— Какие простейшие средства защиты вы могли бы предложить в случае утечки хлора на предприятии?

— Закутаться в простыню и ползти… — тихий шёпот подсказки не был слышен подполковнику.

— Закутаться… — Тед вовремя сообразил, что Онгой, сидящий сзади, попросту издевается. — Виноват, товарищ подполковник. Защитить органы дыхания тканью… влажной… заделать щели окон и… и дверных проёмов… и… и… залезть на стол или шкаф, — обречённо закончил Тед.

— Почему на шкаф? — терпеливо спросил подполковник.

— Потому что хлор тяжелее воздуха, — похоронным тоном сообщил Тед. — По этой же причине необходимо избегать понижений местности…

— А что бы вы сделали, будучи начальником пункта ПХЗ? — Ахремович прищурился.

— Оповестил бы население о надвигающейся угрозе! — бодро отрапортовал Тед, обретая почву под ногами.

— И?..

— И аварийно-спасательные формирования… инженерно-технические службы… а также органы внутренних дел, — сообщил Тед.

— И?..

— И медицинские учреждения! — радостно нашёлся парень.

— Садитесь, Лендер! — подполковник с брюзгливым выражением лица сделал пометку в своём «кондуите» — пухлой пластиковой записной книжке. Электронным средствам Ахремович не доверял — то есть, не доверял полностью, считая, что хороший хакер из студентов с лёгкостью взломает пароль. Поэтому всегда дублировал свои пометки «на бумаге». — Вы хоть что-нибудь можете, кроме как на симуляторах летать?

Тед скромно промолчал, но сзади кто-то хихикнул.

— Кофе кого-нибудь перед занятиями облить…

— Ах, вот оно что! — подполковник, видно, что-то сообразил. — Значит, как товарища подставлять — так первый. Не-ет, Лендер, я бы с таким в разведку не пошёл. Кто в мирное время подведёт, на того и в бою надеяться нельзя.

Группа притихла.

— Вот, помню, на Прайме в сто третьем…

Но Тед не в состоянии был слушать очередную байку о похождениях бравого подполковника, хотя обычно такие истории любил — они позволяли отвлечься от обычной нудятины.

Он едва дотерпел до окончания пары. Дальше был сорокаминутный обеденный перерыв, а потом — матан и общая физика.

В столовой Тед взял поднос с едой и направился к любимому месту у окна, но по дороге свернул — за одним из столиков сидел Кирилл, всё ещё в тедовой рубашке. Канцелярские резинки, видимо, держали ненадёжно, потому что манжеты то и дело приходилось поправлять.

— Ну как? — озабоченно спросил Тед.

— Выгнал, — проинформировал Кирилл. — Хуже то, что я уже пропускал, помнишь — три недели назад в медпункт загремел… ну и — я хотел в пятницу отработать, а две сразу он не примет… а зачёт через неделю. Труба…

— Ну ты бы объяснил, что это я…

Кир пожал плечами.

— Я что, совсем дурак? Сам вляпался, ещё и тобой прикрываться? Нет, сказал, что сам облился… Да какая разница, ты что, Охреновича не знаешь? Сам, не сам — разговор короткий: «внешний вид не соответствует требованиям Устава по причине собственной неорганизованности курсанта», — процитировал он.

— Ага… — отрешённо откликнулся Тед и примолк, соображая. С неотработанным занятием до зачёта не допустят, отработки Охренович принимает только по пятницам, значит…

— Первый экзамен можно сдавать досрочно, тогда допускают без одного из зачётов, — напомнил он.

— Да, я помню. Но первый экзамен у нашей группы — матан, хотелось бы подготовиться получше. Это тебе не планиметрия, ту бы я хоть сейчас сдал… М-да… — Кир задумался.

— Ничего, что-нибудь придумаем! — у Теодора возникла мысль, по его мнению — гениальная, но делиться ею он не собирался.

* * *

Вечером он вернулся в учебный корпус и прошёл в комнату охраны. Дежурный сидел за пультом и следил за картинками с камер видеонаблюдения.

— Мне бы ключ от тренажёрки, — Теда тут уже знали, разрешение на вечерние занятия у него было, и дежурный привычно кивнул на доску с ключами.

— Только в журнале распишись. До девяти управишься?

— Да, как всегда, — Тед взял ключ от зала с симуляторами и, пользуясь тем, что охранник сидит к доске спиной, снял один из соседних. Первый пункт плана удалось осуществить даже чересчур легко. Обычно охранник выдавал ключи сам, из рук в руки, но Тед успел примелькаться.

Парень поднялся на третий этаж. Здесь наблюдение не велось. Судя по тому, что ключ от военной кафедры уже был сдан, в помещениях никого не оставалось — хотя многие преподаватели имели индивидуальные ключи от своих кабинетов, общий — открывающий двери этажа и заодно любой кабинет — был только один. Ну, может, у коменданта ещё запасной, но это было уже неважно.

Тед открыл дверь и прошёл по коридору. Учебные аудитории были по левую руку, а справа — кабинеты сотрудников кафедры. Освещение, настроенное на движение объекта, вспыхивало при его приближении и гасло за спиной. Нужная ему дверь была последней.

В кабинете было темно, Тед включил свет — вполсилы — и подсел к столу подполковника Ахремовича. Выдвинул один за другим три ящика, с геометрической аккуратностью заполненные инфокристаллами и распечатками каких-то конспектов. В среднем — у стенки — лежал десантный нож в потёртых ножнах, и Теодор, не удержавшись, вынул его до половины, глянул на лезвие и положил назад. Чувствовал он себя при этом куда большим преступником, чем при мысли о том, что он, собственно, затеял. Кондуита не было. Тед подёргал четвёртый ящик — тот был заперт.

Тед снова выдвинул поочерёдно три верхних ящика — в последнем из них у стенки обнаружился крохотный ключ, механический, и он подошёл к нижнему. Здесь лежали какие-то коробочки и крупный серовато-чёрный осколок снаряда, небрежно брошенный в плоскую жестянку от саморазогревающихся консервов — перловка с мясом, такие на родной планете Теда выпускали для армии. А в глубине ящика был он — кондуит.

Тед аккуратно достал пухлую книжечку и пролистнул страницы. Да, точно — каждая была разграфлена, вверху стоял номер учебной группы, слева в колонку — фамилии курсантов, сверху — даты над каждой колонкой. Тед нашёл учебную группу 105 и фамилию Кирилла — там, помимо сегодняшнего, был только один пропуск, и парень поставил в нём плюс автоматическим стилосом, лежащим тут же на столе. Потом аккуратно, чувствуя себя не в своей тарелке — по-прежнему не от проделки, а от того, во что она только что внезапно вылилась — сложил всё на место и запер ящик.

Теперь можно было уходить, но Теда посетила ещё одна идея. Вообще-то это уже было лишним, но…

Парень коснулся сенсора, и терминал Ахремовича ожил. Теперь — найти иконку электронной базы Академии и надеяться, что, заканчивая занятие, подполковник не выходит из системы.

Как бы не так…

— Пожалуйста, введите логин и пароль, — обезличенно-равнодушный женский голос нисколько не походил на те звуковые «обои», которые ставили себе многие курсанты.

С логином проблем не было, AS — и дальше фамилия пользователя латиницей. А вот пароль… Затея всё больше попахивала безумием — за этим надо было бы обращаться к Виолетте, но ведь ей ещё придётся объяснять, зачем…

Обычно пароль в виде случайного набора букв и цифр выдавался индивидуально каждому пользователю системы, но запомнить его бывало затруднительно, и многие меняли бессмысленное сочетание значков на что-то своё. У Теда было — PILOT_MANKS. А что у подполковника? Название памятной высотки? Имя погибшего друга? Теодору стало не по себе — всё это действительно выходило уже за рамки безобидной проделки.

Тед пошарил взглядом вокруг — никаких записей «на память» на стене или белом табло, висящем слева от стола. Только фотография четверых парней в десантных чёрных комбезах с надписью: «Прайм2103». Что же может быть?..

Парень навёл курсор на нужное окошко и решительно ввёл слово «Прайм».

— Неправильное имя пользователя или пароль, — выдал безликий голос.

Тед подумал и набрал то же самое латиницей.

— Неправильное имя пользователя или пароль. У вас осталась одна попытка. В случае неудачи система будет заблокирована, — сообщил голос.

Тут бы и отступиться — Виолетта справится лучше, но Теда уже несло. Он помедлил пару секунд и быстро вбил: «Прайм103».

— Соединение устанавливается, — сообщил компьютер.

Тед выдохнул.

Остался сущий пустяк — теперь только отметить в электронном журнале отработку Кира, и можно выходить.

Тед тщательно уничтожил малейшие следы своего присутствия и вышел, заперев поочерёдно сначала одну, потом другую дверь.

Он спустился по лестнице на один этаж и прошёл в зал с симуляторами — не следовало выходить из здания слишком быстро, чтобы не возбудить подозрения охранника.

Через полчаса он снова подошёл к комнате охраны.

— Брось ключ на стол, я сам повешу, — на этот раз охранник смотрел какой-то сериал. На экране двое ксеносов с крутыми пушками деловито обыскивали трупы, перебрасываясь короткими фразами. На квадратики картинок с камер, впрочем, охранник тоже косился. Тед к нарушению должностной инструкции отнёсся не просто с пониманием — очумеешь тут! — но и с полным одобрением.

— Да я повешу, ничего, — небрежно произнёс он, возвращая оба ключа на место.

— Хорошо, — дежурный кивнул.

* * *

Кирилл, как всегда, сосредоточенно писал конспект, и Тед, подойдя поближе, помахал рукой перед его глазами. Кир стянул наушники и выжидательно уставился на соседа.

— Всё в порядке, — с деланной небрежностью заявил тот.

— Что в порядке? — не понял Кир.

— Ну… У Охреновича в кондуите стоит твоя отработка за то занятие. Ну, трёхнедельной давности, — и, видя требовательно-серьёзные глаза приятеля, выложил всё. Вкратце, без излишних подробностей.

Кир откинулся на спинку стула и присвистнул.

— Ну…

И замолчал.

— Что «ну»?

Кир молчал.

— Кир, да что с тобой? Всё путём, слышишь? В пятницу ты отработаешь последний пропуск, и — вперёд, поехали! Можешь сдавать зачёт.

— Тед, да ведь это подлог документов, — с расстановкой, как маленькому, объяснил Кир.

— Какой ещё подлог… всего-то крестик поставить!

— А как же Устав?

— А что Устав?

— Ну… курсант, которому стало известно о нарушениях дисциплины либо обмане, должен доложить об этом…

— Иными словами, ты донесёшь? — непримиримо рявкнул Тед. — Да у нас в школе за такое морды били! Кир, ты что, с дуба рухнул? У тебя больше нет лишней отработки, понимаешь?

Кир помолчал.

— У нас тоже, — тихо сказал он. — Били морды, я имею в виду. И ещё в Уставе записано, что каждый обязан всеми силами помогать товарищам…

— Да что ты заладил — Устав, Устав… Ну… и что ты сделаешь? — Тед устало опустился на свою койку.

Кирилл снова помолчал, потом задумчиво пробормотал:

— Этический конфликт…

И, спустя ещё несколько секунд, добавил:

— Да не в Уставе дело… Просто совесть грызёт. Пойми, дурила — ну, сдал бы я этот зачёт позже, не в срок… сессию бы всё равно не завалил. А вот так вот…

— Какая ещё совесть? — Теда тоже что-то грызло, непонятно, что.

— Ну… какая-какая… как я тебе объясню, что такое то, чего у тебя сроду не было, — несколько саркастически отозвался Кир. — Эх, Тед… ну что ты за дурак…

— Так что ты будешь делать всё-таки? — сердито спросил Теодор.

— Да ничего… только ты больше так не делай, ладно?

— Ладно, — буркнул Тед и направился к кофемашине, чтобы не смотреть на Кира.

И, уже наливая кофе, услышал:

— А летать с тобой, наверное, здорово…

Глава шестая. Летать — так летать

— А теперь — раз-во-ро-от…

Тед, как и обещал, натаскивал Кира на симуляторе. Точнее, устроил виртуальные гонки на виртуальных же катерах. Они сидели в соседних кабинах и переговаривались по внутренней связи.

— Ну вот куда ты… Ах ты ж!.. Вытягивай! На себя!

— Эх, — сказал в наушниках голос Кира.

— Не «эх», а «эх, ты», — сердито уточнил Теодор. — Ещё?

На экране перед его глазами дымились обломки Кирова катера.

— Нет, хватит. Мне ещё историю повторять.

— А у меня завтра пилотирование, так что я, можно сказать, готовлюсь.

Речь шла о завтрашних зачётах.

— Ты к этому делу всё время готовишься, — добродушно поддразнил Кир. — Или не к этому? Сессия же! Я вчера в два лёг, а тебя ещё где-то носило…

— Не-ет, вчера было другое, — мечтательно протянул будущий пилот.

— Ну, завтра у тебя зачёт не по «другому». Ну отоспись ты хоть ночь, будь человеком! С недосыпу скорость реакции падает.

— Ты как любящий… братец, — отозвался Тед. — Да что там сложного, взлёт-посадка, ну и ещё по мелочи…

— Ну извини. У меня дома и правда младшие есть. Привычка.

— У меня дома тоже… сестрёнка… Эх! Но я же тебя не опекаю! — спохватился Тед.

— Ещё чего! — они по-прежнему не видели друг друга, но ясно было, что Кир прищурился и набычился.

— Вот и я говорю — ещё чего!

— А я говорю — извини!

— Да проехали уже…

Двое парней, стаскивая шлемы, выбрались из кабин симуляторов.

В общежитии вахтёр кивнул обоим, а у Теда спросил:

— Ну как, получается?

— Ага, — Теодор улыбнулся. На этот раз речь шла о любимом ломике. Ещё в первые дни, узрев результаты побоища, дядька предложил «кое-что показать, на всякий случай».

— Будет время — подгребай.

— Ладно!

На следующий день, после обязательного в таких случаях формального медосмотра, Тед почти бегом влетел в толпу одногруппников. Все были здесь — девять парней, Хахтанг, Аанден и Сэл Бейкер. Тед за руку поздоровался с Хахтангом, ткнул в плечо кулаком Онгоя, улыбнулся Сэл и огляделся по сторонам. Чуть поодаль, не смешиваясь с курсантами, стояла группа инструкторов. Последний катер выкатился из ангара и занял своё место в шеренге.

— По машинам, — скомандовал Сенебье, начальник группы планирования полетов, лично принимавший сегодня зачёт, и прошёл к диспетчерской вышке.

Тед занял своё место, плотно прикрыв люк и повернув ручку, в соседнее кресло опустился Вяйно Аалтонен. Короткий металлический трап с тонким скрежетом втянулся в паз, и Аалтонен флегматично проследил за тем, как красный огонёк индикатора сменяется зелёным — теперь машина была готова к взлёту.

Катера взлетали с полутораминутным интервалом. В ожидании своей очереди Тед вывел на небольшой экран своё полётное задание и быстро просмотрел.

— Ну что, курсант, покажите класс, — добродушно произнёс инструктор, активируя ремни безопасности. — Хоть посмотрю на нормальный полёт.

Тед тоже коснулся сенсора ремней, подогнал их, чуть ослабляя, и почти не глядя тронул кнопку связи.

— Борт 133527 запрашивает разрешения на взлёт.

— Борт 133527, взлёт разрешаю, — отозвался динамик голосом Сенебье.

Тед мягко поднял машину в воздух. Задание было простым, и за истекший месяц он отрабатывал его элементы не один десяток раз. Инструктор откинулся на спинку кресла и приготовился наблюдать.

Тед проделал всё то, что было предписано — в нужной точке развернулся на сорок шесть градусов, сделал круг в обозначенном месте, две небольшие горки, ещё один разворот. С каждой минутой он чувствовал всё больший подъём. Аалтонен, вначале одобрительно кивавший, расслабился окончательно и даже слегка улыбался.

Задание было выполнено, оставалась только посадка.

— Борт 133527 запрашивает разрешения на посадку.

— Борт 133527, посадку не разрешаю. Займите место А-12 и ожидайте разрешения.

Тед занял указанное место на положенной высоте. Один из учебных катеров аккуратно снижался по плавной дуге — Тед не видел, кто это, но, скорее всего, Аанден. Машина на секунду по-стрекозиному зависла над покрытием поля и коснулась посадочной площадки почти в центре разметки.

— Неплохо, — пробормотал про себя инструктор, тоже наблюдавший за катером. Тед прищурился. Машина Аанден тем временем пробежала по полю, откатилась в шеренгу, занимая своё место, и встала.

На этот раз инструктор ничего не сказал, но кивнул почти энергично.

— Борт 133527, посадку разрешаю.

— Давайте, курсант, — инструктор снова кивнул. Тед видел его боковым зрением, и даже чуть повернул голову — на лице Аалтонена было предвкушение, и он снова откинулся на спинку.

Своё место Тед видел очень ясно — промежуток в уже почти полной шеренге. Следовало приземлиться в центре разметки в пятидесяти метрах правее и затем вкатиться в строй. Но это значило просто повторить результат Аанден. Уступать девчонке, пусть и альфианской, он не собирался. Тед почувствовал не просто подъём — настоящее вдохновение.

Нет уж, показывать класс — так показывать!

Он начал снижение, плавно, но стремительно, нацеливаясь прямо на пустующее место.

Скорость была несколько выше, чем требовалось, но затормозить он успеет. Главное, чтобы управление не перехватил инструктор. По счастью, начало предписанной траектории почти совпадало с той, что требовалась для замысла, но теперь Тед забирал на несколько градусов левее.

Покрытие поля и шеренга катеров приближались.

В ту секунду, когда, как было задумано, следовало бросить машину вертикально вниз и затормозить у самой поверхности, он понял, что инерция тяжёлого аппарата слишком велика.

Катер занесло вбок и он с грацией даже не слона — ввиду несовпадения габаритов — а вымершего бронтозавра плавно впечатался в соседний, придавливая его своей тушей.

Долгие полсекунды после первого толчка ничего не происходило. Потом катер начал заваливаться, Теда швырнуло вбок, вдавило в ремни, что-то хлопнуло, и упругая масса с силой вжалась в лицо и грудь, притискивая к спинке сидения. Катер в последний раз вздрогнул и встал.

Инструктор произнёс короткое, но ёмкое слово, а затем разразился речью, не вполне внятной из-за отстрелившихся подушек безопасности. В речи причудливо сочетались интерлингва, финский, русский и центаврианский, а цензурными были только предлоги «к», «на» и «в». Тед слушал с напряжённым вниманием, о каком, должно быть, и не мечтают великие трагики сцены. Через три минуты тирада закончилась. Видимо, это был разбор полёта.

— Вопросы есть? — лязгнул инструктор.

— Н-нет, — кротко сказал Тед.

— Тогда попробуй открыть люк с твоей стороны.

Но люк прочно заклинило.

— Аварийный, — скомандовал инструктор.

Тед убрал ремни и ужом вывернулся из-под подушки безопасности, дотягиваясь до аварийного люка. С минуту казалось, что заклинило и его, нажимать на рычаг было неудобно, проклятущая подушка мешала, но затем что-то скрежетнуло, и в кабину проник зимний ветер. Тед боком протиснулся в щель и спрыгнул вниз. Более плотному инструктору понадобилось отжать створку сильнее, но в конце концов он тоже оказался снаружи. Для только что пережившего аварию он выглядел на удивление владеющим собой.

— За матушку извини, — сухо произнёс он. — Но остальное готов повторить ещё раз.

Тед, которого только сейчас начало потряхивать от осознания всего ужаса положения, лишь стиснул зубы. Как он потом объяснял друзьям — чтобы не ляпнуть: «Разрешите законспектировать».

* * *
Приказ по Академии № 1638
«О создании аварийной ситуации и причинении материального ущерба»

12 декабря 2128 года курсант 1 курса Факультета пилотирования и навигации Лётной Академии Т. Лендер по собственной неорганизованности вопреки полученному полётному заданию и принятой инструкции предпринял несанкционированную попытку произвести посадку учебного катера МКО-11 бортовой номер 133527 вне штатной посадочной площадки. Объективные причины, препятствовавшие посадке катера в предписанное планом полёта место, отсутствовали. Вследствие этого два катера получили повреждения, о чём составлена соответствующая докладная записка. Был сорван график тренировочных полётов.

На основании вышеизложенного, руководствуясь Уставом Академии, принимая во внимание небольшой объём повреждений и отсутствие человеческих жертв, а также положительную характеристику, выданную Т. Лендеру куратором курса,

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. ОБЪЯВИТЬ курсанту Т. Лендеру строгий выговор с предупреждением с занесением в личное дело.

2. РАЗРЕШИТЬ курсанту Т. Лендеру пересдачу зачёта по пилотированию малых орбитальных катеров МКО-11.

3. За грубое нарушение дисциплины независимо от результатов сдачи сессии ЛИШИТЬ курсанта Т. Лендера стипендии на протяжении второго семестра.


Декан факультета пилотирования и навигации
пилот Космофлота I класса ________________________ А. К. Саякин.
С приказом ознакомлен ___________________________Т. Лендер
КОНЕЦ ПЕРВОГО СЕМЕСТРА

Семестр второй

Глава седьмая. Жизнь общественная

Аалтонен, неукоснительно выполняя букву приказа ректора, вовсе не отказывался принять пересдачу, вот только расписание у него было плотное — и долгожданное событие всё отодвигалось. Но в этот день оно, наконец, должно было состояться, и Тед проснулся в приподнятом настроении. На этот раз он отлетает, как предписано — по слухам, инструктор и сам получил «строгач», и не горит желанием допустить курсанта Лендера к дальнейшему обучению. Ну, пусть найдёт, к чему придраться. Остальные зачёты были сданы вовремя, один из экзаменов Тед спихнул досрочно, ну а с остальными тоже разберётся, и даже сможет уложиться в отведённые для сессии сроки. Вчера, радуясь, что история близится к концу, он отпраздновал свой собственный «строгач» в баре, и там была одна девчонка… Тед обещал показать малышке лётное поле и сводить в ангары, и она согласилась — территория была закрыта для посторонних, но в ограждении предыдущими поколениями курсантов была проделана малозаметная дыра, не иначе — с той же целью. И вчера договорились встретиться у этой самой дыры.

Кира в комнате не было — он уехал на каникулы. Тед быстро собрался и бегом спустился по лестнице.

На крыльце он остановился, подставив щёку ветру. Порывистый, до десяти метров в секунду, но полёту не помешает. Ночью, видимо, шёл снег, но ветер был совсем тёплый, и Тед отключил обогрев зимнего комбинезона.

Лётное поле, за исключением посадочной площадки и небольшого пространства вокруг ещё не расчищенное после ночного снегопада, продувалось из конца в конец, в лицо летели редкие мокрые снежинки, а инструктор Вяйно Аалтонен поднял воротник.

— Ну что, курсант, по машинам, — ворчливо скомандовал он, будто на поле машин было больше, чем одна. Тед занял своё место и педантично пристегнулся. Инструктор глядел так, словно в этом нехитром действии можно было наляпать ошибок.

Тед просмотрел задание, спросил разрешения на взлёт и поднял катер. Достигнув заданной высоты, аккуратно придерживаясь требуемого курса и выдерживая скорость — не больше и не меньше предписанной — он достиг нужной точки, сделал разворот, описал почти идеальную окружность, снизился и лёг на другой курс. Теперь полёт проходил на небольшой высоте, и видимость немного упала — снег усилился. Курсант, сверяясь с приборами, через какое-то время снова развернулся и, выполнив ещё несколько требуемых действий, вернулся к исходной точке маршрута. Он был предельно собран и не допустил ни одной ошибки — по крайней мере, не заметил ничего такого, что стоило бы счесть ошибкой. Но Аалтонен только хмурился и один раз сказал что-то вроде «Н-ну, допустим, так…»

Наконец осталась посадка. Тед запросил разрешения, получил его и со всей возможной аккуратностью посадил катер точно в середину размеченной площадки, а затем отвёл машину в сторону, на её место. Аалтонен молчал.

— Задание выполнено, — Тед решил напомнить о своём существовании.

— Н-ну… — нехотя произнёс инструктор, — на троечку налетали…

И полез из машины.

Тед выпрыгнул тоже.

Аалтонен уже не глядел на курсанта, пожимая руку кому-то бородатому и широкоплечему, в стандартном зимнем комбезе.

— Я смотрю, ты сегодня за снегоочиститель.

— А куда деваться? — проворчал бородатый. — Мотор забарахлил, пришлось механикам отогнать. А вот это вот всё до вечера надо бы убрать — по прогнозу, ночью растает, а к утру замёрзнет… сами понимаете. Я уж начальнику сообщил — пусть хоть курсантов пришлёт каких.

— Ну, кое-кто уже на каникулы разъехался, но желающих найдём. А пока — вот тебе первый доброволец, — и Аалтонен указал на Теда. — Метла и лопата — в ангаре, — пояснил он парню. — Задание ясно? Можете приступать.

Тед нехотя, увязая в снегу по щиколотку, поплёлся к ангару.

Привычно нажимая на рукоять широкой плоской лопаты и сгребая пласты снега, он размышлял, во-первых, о том, что их двор на родной планете всё же поменьше, чем лётное поле, и столько грести ему ещё не доводилось; во-вторых, о том, что малышку с такой пышной грудью уже, пожалуй, и «малышкой» не назовёшь. Интересно, где она учится? Она вчера говорила, даже, пожалуй, с каким-то оттенком хвастовства, но он пропустил мимо ушей. Ну, неважно, главное — совершеннолетняя.

Он прочистил уже довольно длинную полосу по краю поля, не замечая, что к нему приближается фигурка — нет, фигура! — в яркой красной куртке и белой шапочке, из-под которой выбивались русые волнистые пряди.

— О-о! А ты говорил — на пилота учишься!

— Ну да, — подтвердил Тед, распрямляясь и опираясь на лопату.

— Как же, так я и поверила! — девушка красноречиво окинула взглядом парня в стандартном зимнем комбезе без нашивок или других знаков различия. — Летать на метле — это так несовременно!

— Да правда же! Просто снегоочиститель сломался, — парень, к своему ужасу, чувствовал, что вынужден оправдываться.

— Если ты курсант — почему один этим занимаешься? — резонно возразила девушка.

— Ну, просто потому что… о, а вот и остальные!

В калитку ввалилась толпа из добрых двух десятков парней и девчонок — многих Тед не знал, из знакомых — Онгой, Сэл и Виолетта, остальные — парни со старших курсов. Не успел Тед обрадоваться, как Сэл направилась в его сторону. Ви притормозила, ожидая знакомую, остальные, перебрасываясь снежками и шуточками, потянулись к ангару за орудиями труда.

— Тедди, ты ведь нас познакомишь? — нежно пропела Сэл.

— Конечно, — обречённо ответил Тед. — Сэл, это Клара. Клара, это Сэл. Сэл, вот Клара сомневается, что я тут учусь.

— И кто такая Клара?

— И кто такая Сэл?

— Девушки, э… это совсем не то…

— …Что мы думаем, — хором закончили обе. А более решительная Сэл добавила:

— А что же?

— Ну… Клара… Сэл…

— …Это просто знакомые, — девушки с пониманием переглянулись.

— Ну, знаешь! — Сэл уничижительно оглядела парня с ног до головы. — После этого я с тобой дела иметь не собираюсь!

— Так, значит, у тебя тут постоянная подружка… — задумчиво протянула Клара. — Типа, есть городская квартира, а есть дача для отдыха? Так вот, из меня дачи не выйдет!

— Девушки, погодите! Я всё объясню!

— В другой раз, — сказала Сэл. А Клара добавила:

— И кому-нибудь другому.

Девушки синхронно развернулись и пошли каждая в свою сторону — Сэл к ангару, а Клара к дыре в заборе, от которой вела одинокая цепочка следов.

— О, й-о-о… — Тед в замешательстве смотрел в спину то одной, то другой. — Онгой, ты видал? Я думал, они друг в дружку вцепятся… ну, то есть, я слышал, что с девчонками так бывает. А они вон как…

— Да ладно, забей! — Онгой подошёл поближе и хлопнул по плечу. — Знаешь же, всё пиво не выпьешь, всех девушек не…

— Ну хватит! И ты туда же!

— Да я тебя подбодрить хотел! — Онгой развернулся и тоже пошёл к ангару. Ржать он начал, только отойдя на пару шагов.

Ви и Сэл показались из ангара с лопатами. Некоторое время Сэл ожесточённо работала, затем Ви что-то сказала, Сэл подошла к ней поближе, и девушки зашушукались. Тед мрачно продолжил сгребать снег. Послышались смешки, голоса — и вдруг над полем разнеслось:

«Познакомилась с орлом —
Думала, летает!
Прихожу на космодром,
А он подметает!»
* * *

Тед дочистил корочкой хлеба остатки подливы и придвинул компот. Буроватая жидкость с ошмётками неведомых сухофруктов обещала ещё несколько калорий, и пренебрегать ими не стоило.

Экзамены он, как и следовало ожидать, сдал, теперь можно было заняться решением второго по насущности вопроса.

Смерть от истощения ему не грозила. Война вытянула из Космофлота пилотов, как пылесосом, и, хотя последующие несколько лет позволили почти утолить кадровый голод, Академия продолжала заботиться о своих курсантах — талоны на обед и форма были казёнными, за общежитие он тоже не платил. Поговаривали, что эту лафу отменят с года на год, дотации сокращались, но система была инертной — уж до следующей-то сессии он как-нибудь просуществует. А там, глядишь, и стипендию можно будет вернуть.

Только вот выяснилось, что медицински выверенной усреднённой нормы белков, жиров, углеводов и витаминов ему решительно не хватает. То ли дело было в том, что сын фермера вырос покрупнее и поздоровее сверстников с других планет, то ли ещё в чём — но без чипсов, пирожков с мясом и прочего баловства было как-то… голодновато.

Таблетки для кофемашины тоже кончились. Да и вообще — оставшись без денег, вдруг обнаруживаешь, как много разных полезных мелочей ты привык покупать. Носки. Бритвенные станки — не вон те, а непременно эти. Да пиво же, наконец!

Ну и в довершение — а с девушками как прикажете? Водить их в кафе за их же счёт? Не смешно.

А с Сэл, между тем, надо мириться. И чем скорее, тем лучше.

В повестку дня жирной строкой встал вопрос о подработках.

* * *

Инфранет пестрел предложениями. На рекламных плакатах жизнерадостные улыбчивые студенты указывали на преимущества гибкого графика в сети заведений быстрого питания «Дональд Дак». Можно было найти работу курьера, ночного сторожа или же облачиться в дурацкую яркую накидку с надписью «У нас — все цветы мира» и ходить по улицам…

Только ведь даже при гибком графике — чтобы заработать подобным способом достаточно, и времени нужно потратить… тоже достаточно.

Недели три Тед тянул лямку ночного курьера в магазине модной одежды. Пока ещё шли каникулы, это было терпимо — он даже вернул Ви небольшой долг. Но когда началась учёба, уволился — каждую ночь таскаться с заказами было нереально, выручка получалась мизерная, и в конце концов желание спать пересилило.

И тут вмешался случай.

Однажды после утренней пробежки, приняв душ и одеваясь, Тед услышал сзади:

— Откуда я знаю, где ты их возьмёшь? Сходи, корабль разгрузи! За пару раз вполне заработаешь. В конце концов, почему я должен ждать?

Тед обернулся. Мельком знакомый по тренажёрному залу Эйшит с третьего курса, уже одетый, стоял перед незнакомым парнем. Затем развернулся и пошёл прочь.

Тед натянул футболку, подхватил джемпер и выскочил следом.

— Эй, постой. Что ты там говорил о разгрузке? Я обращался в космопорт, там только постоянные грузчики нужны — на пару раз не берут.

Эйшит остановился.

— Ну, это смотря к кому обратиться, — небрежно протянул он. — Э, я тебя помню. Ты Лендер, да? — и, не успел Тед улыбнуться, добавил: — Тот, что катер вторым слоем посадил.

— Да, — парень всё же улыбнулся, но сдержанно, вскидывая голову.

— Да не петушись. Пилот пилоту всегда поможет. Ну, тут работа по гибкому графику, и получка наличкой, сдельно. Так тебе как, наводку дать?

Глава восьмая. Gaudeamus igitur

— Здравствуйте. Я говорю с Теодором Лендером? Вы сейчас можете разговаривать?

— Да, — был перерыв, и Тед отошёл к окну, чтобы гвалт в аудитории не мешал. На дисплее высвечивалось хорошенькое лицо темноволосой девушки. Даже мелкая картина не могла полностью скрыть его своеобразной красоты — огромные, умело подведённые тёмные глаза и чёткий рисунок губ.

— Я — Кэри Арне, сотрудница Инвестпромбанка, — сообщила девушка. — Наш офис находится на улице Строителей, дом сорок.

Тед уже открыл было рот, чтобы сообщить, что не собирается вкладывать в банк деньги, но девушка продолжила.

— Я звоню по поводу вашей паспортной карточки. Вы можете забрать её в любой день. Время работы банка — с восьми до пяти.

Тед машинально прикоснулся к карману — карточка был тут. Видимо, речь шла о той, другой, потерянной больше полугода назад. Наверное, стоило сказать об этом, но парня разобрало любопытство.

— Спасибо, — сказал он. — Только тут какое дело — у меня обычно в пять только занятия заканчиваются. Может, можно пересечься попозже?

Девушка заколебалась.

— Вообще-то было бы лучше, если бы вы подъехали в офис… — сказала она. — Например, сегодня или завтра…

— Сегодня я занят… — Тед задумался. — Завтра…

Пропускать практику по пилотированию было немыслимо. Завтра последней парой ГРОБ. Послезавтра…

— Не получается, — огорчённо сообщил курсант. — И давайте на «ты», ладно? Давай пересечёмся где-нибудь после шести на несколько минут.

— Ну тогда… давайте… давай… я уточню свои планы и перезвоню, — сказала девушка. — Но завтра скорее всего не выйдет, может, послезавтра…

— Договорились, — и изображение погасло.

Вечером Тед отправился на космодром — последние крохи денег в очередной раз растаяли, и не следовало откладывать это дело в долгий ящик.

Зимний вечер был чёрен. Резкий свет прожектора отражался от зеленоватой стены ангара и неприятно резал глаза. Сухой холодный воздух обжигал ноздри, и Тед прибавил обогрев комбеза.

Бригадир, скромно представившийся «Боссом», плотнее затянул манжету рукава. Дыхание вырывалось лёгкими облачками пара.

— Ну, тут какое дело… не то чтобы «гибкий график», а так — нерегулярная работа.

— Что значит «нерегулярная»? — полюбопытствовал Тед.

— А то и значит. В основном-то зовут, только если вот такое корыто стартует, без автоматики на борту. Ну или если автопогрузчик сломался. Но мелочи тут много. Сегодня три борта, завтра борт…

Они проследили взглядом за резким росчерком пламени в чёрном небе.

— …Потом до конца недели — ничего, а там видно будет. Если что, предупредят. Но если в какой раз не сможешь — не беда. В конце концов, мы тут не на ставке. Но часто всё же не исчезай. Ну что ещё… техника безопасности простая — думай башкой и не стой под грузом. Но учти, если что — никаких больничных, — Босс заржал.

Тед огляделся. Внешний вид компании ну никак не говорил о больших доходах.

— И что, — осторожно спросил он, — удаётся подзаработать?

— Ну, на выпивку-то хватит, — обстоятельно ответил Босс. — Ну или там… — он оглядел парня с интересом, — на косячок. А если не сачковать, глядишь, ещё и останется.

Что такое «косяк», Тед, естественно, знал, поэтому кивнул с независимым видом. Манкс, как в одном блоге писали, покуривал, и ему тоже хотелось попробовать, но в школе этим грешила только компания Поля, а Тед с ними так и не сошёлся. Ну а Ян с Эриком и вовсе были против таких развлечений, не у них же спрашивать.

У Босса тренькнул сигнал вызова, и он поднялся, поведя плечами и одёргивая куртку.

— Пошли, мужики. Так, мелочёвка, за час управимся, — и, оглянувшись на Теда: — И ты давай, посмотрим, как у тебя получится.

Минут десять шли по космодрому — сначала вдоль каких-то ангаров, вырисовывавшихся справа, затем — по взлётному полю, мимо разномастных кораблей и корабликов, смутно возвышавшихся в темноте, затем наконец вышли на освещённую стоянку — грузовой люк транспортника был широко распахнут, а дальше стеной падала тьма, словно бы отрезавшая кучку людей ото всего мира. Босс переговорил с заказчиком — сердитым и суетливым — и кивнул на здоровенный флайер, стоящий в кругу света. По сравнению с тем, который был у отца, этот казался чуть ли не орбитальным катером.

Тед первым подошёл к боку машины. Штабель длинных однотипных коробок занимал весь её грузовой отсек. Дело было знакомое, и парень, поднявшись по хлипкому трапу, пролез внутрь, сдвинул верхнюю и приготовился подавать. Босс, кажется, даже не глянул — но Ржавый и Краб подошли поближе.

— Давай вдвоём, что ли…

Действительно, если взять коробку снизу за торцы на манер носилок, то сверху можно было положить ещё пару. Босс принимал, двое таскали, как заведённые, но через полчаса Босс скомандовал: «Меняемся».

Тед спрыгнул вниз. Теперь подавал Ржавый, Краб принимал, а таскали они с Боссом, Тед — впереди. Первые пять ходок дались легко, но потом заболели и онемели пальцы. Курсант выдержал ещё три ходки, а в середине четвёртой остановился:

— Дай перехвачу.

Они опустили груз на землю и поменялись местами.

— Что, устал? — заботливо спросил Босс.

— Да просто неудобно стало, — пояснил Тед.

Спустя какое-то время Босс, в свою очередь, сказал:

— Давай поменяемся.

Последняя ходка была с четырьмя коробками — Тед считал шаги, надеясь, что пальцы не разожмутся.

— Всё, мужики, перекур, — Босс отвёл всю команду в сторонку, под бок соседнего судёнышка, и первым повалился на землю. Кто-то в темноте булькнул флягой и передал соседу. Тед пожалел было, что сам не догадался прихватить чего-нибудь, но тут фляга добралась до него — крепчайший, горький кофе, от которого скрутило кишки. У них дома такого не пили.

— Ну, теперь ждём… наше дело такое — давай беги, срочно ждать надо, — пояснил Босс. Он достал из кармана портсигар и щёлкнул крышкой. Огонёк зажигалки на секунду осветил лицо.

Табак Тед недолюбливал за горький привкус и въедливый запах — разок попробовал, полкласса курили, а Теду не нравилось, но нельзя говорить «не нравится», если и не пробовал ни разу, вот он и выкурил однажды сигарету на задворках школы, в компании Фреда и Чарли. Потом Саманта, за которой он в то время пытался ухаживать, сморщила носик, сообщив, что от табака её мутит, и Тед окончательно уверился, что это — не его. Но этот запах был приятным.

Босс затянулся пару раз и, к удивлению Теда, передал сигарету по кругу.

Краб как ни в чём ни бывало принял у Босса окурок и затянулся, прикрыв глаза и смакуя. Тонкая струйка дыма растворялась в ночном воздухе.

— Передавай дальше, ты не один тут, — поторопил Ржавый, и Краб, торопливо всосав дым снова, и ещё раз, всунул тёплую сигарету Теду.

— И где ты такую матёрую берёшь, — с лёгкой завистью спросил он, и тут до Теда дошло.

— Места знать надо, — Босс меленько рассмеялся, и Тед, бестрепетно приняв окурок, втянул в лёгкие дым, сладкий, чуть отдающий фруктами и цветами.

Ничего не произошло. Может, на него не действует? Тед затянулся снова и передал косяк сидящему левее Ржавому.

И… что? И ради этого подставлять себя, нарушать закон, вызывать неодобрение… таких, как отец?

Вот мысли об отце только и не хватало. Пока Тед пытался уложить в уме новое знание, Ржавый вернул косяк Боссу, тот жадно всосал остаток, втягивая щёки, и плюнул на окурок.

— Хватит пока, ещё работать.

Тед откинулся назад, прислонившись спиной к опоре корабля. Мысли крутились в голове смутными обрывками. Может, для того, чтобы понять, что к чему, надо втянуться?

Мужики лениво перебрасывались фразами, Тед не вслушивался.

Спустя какое-то время комм Босса снова тренькнул.

— О, наконец-то! — Босс вскочил на ноги и заторопился. — Живём, мужики, то, что надо.

На этот раз были не коробки, а мешки, и Тед сразу примерился — не тяжело, килограмм то ли двадцать пять, то ли тридцать. Он подхватил мешок и понёс, но на обратном пути столкнулся с Крабом — тот, кряжистый, широкий в кости, согнувшись, мерно шагал с тремя мешками, уложенными на спине.

— А ты что это, на прогулку вышел? — встретил его Босс. — Что, два не потянешь?

Тед принял на плечи два мешка.

— Давай и третий, — распорядился он.

— Не тяжело? — участливо поинтересовался Босс. — Растущий организм как-никак…

— Говорю ж, третий давай, — два мешка были вполне по силам. — Я всё-таки сын фермера, знаю, как грузить.

Третий мешок придавил плечи.

— Ещё? — озабоченно спросил Босс. — Ты смотри, парень, я твоих сил не знаю пока.

— Давай ещё.

Тед переступил ногами и пошёл. По прямой идти было просто, а вот пандус вызвал затруднение — казалось, что ноги отказываются распрямляться. Парень дождался, когда принимающий груз пилот снимет тяжесть с его плеч, и вернулся к флайеру — теперь тело пыталось взлететь при каждом шаге.

На этот раз навстречу шёл Ржавый — и тоже нёс четыре мешка, двигаясь уверенно, привычно.

Тед принял на плечи очередную порцию груза и двинулся обратно. В ушах тоненько зазвенело, а на пандусе перед глазами поплыли оранжевые круги. Уже не особо обращая внимание на окружающее, парень вернулся к флайеру, и снова отнёс груз к кораблю, и снова.

Ноги становились ватными, а проклятого груза словно бы и не убывало.

Когда он в очередной раз принял второй мешок, кто-то рядом фыркнул. Кажется, Ржавый.

— Босс, ну хватит. Не видишь что ли?

Третий мешок не торопился придавливать спину.

Босс тоже фыркнул.

— Молоток, парень. Тащи давай.

— Да я и больше могу, — прохрипел Тед.

— Остынь. Знаешь народную мудрость? «Ешь — потей, работай — зябни». Не торопись на тот свет, на этом тоже неплохо.

А голос Краба сбоку прибавил:

— Это проверка была. Уж извиняй.

* * *

Под утро усталый, с посеревшим лицом Босс пересчитал пачку галактов и отслюнил Теду двадцатку.

— Как обещал, на косяк хватит. Мне две доли, как бригадиру, — пояснил он новичку. — Ну и вступительный взнос я придержал. Надеюсь, не в обиде?

— Нормально. Рад был знакомству, — и Тед зашагал в сторону академического городка, прикидывая, что первую лекцию можно и проспать.

* * *

— Тед, тебя будить или как?

— М-м… Кир, отстань. Я работал.

В следующий раз он проснулся через полтора часа от звука будильника, неловким движением сбросил его с тумбочки, решил, что ещё десять минут погоды не сделают, и провалился в сон снова. Сон был заполнен действиями — он вставал, принимал душ, шёл на лекцию… и рывком открыл глаза только спустя ещё час.

При попытке встать Теодор обнаружил, что училка по биологии была-таки права. В теле человека действительно насчитывалось четыреста с лишним мышц. И каждая из них почему-то решила заявить о своём существовании именно сегодня. А ведь на сегодня у него были вполне определённые планы!

— Что, Лендер, «солдат спит — служба идёт»?

Тед вскинулся и заморгал. На его планшете более-менее внятные записи сменялись арабской вязью, а та — морзянкой, наискось убегающей куда-то за границы экрана. Он вскочил.

— Товарищ подполковник…

Но Ахремович только махнул рукой, усаживая курсанта на место. Сзади раздался тихий смешок.

— Курсант Бейкер, каков порядок действий преподавателя учебного заведения в случае возникновения чрезвычайной ситуации?

— С получением задачи преподаватель — командир формирования — уясняет ее, производит расчет времени, отдает старостам групп предварительные указания по подготовке к выполнению поставленной задачи, затем оценивает обстановку, принимает решение и ставит задачи подчиненным.

Тед оглянулся. За весь день Сэл ни разу не посмотрела в его сторону. Впрочем, как и за весь предыдущий месяц. Но сегодня в кармане были деньги, и, может, стоило попробовать…

* * *

Что ж, оно того стоило.

Букет был роскошен. Тёмно-лиловые орхидеи перемежались лёгкими перьями аспарагуса, веточка гипсофилы оттеняла собой бархат лепестков, и всё это было завёрнуто в полупрозрачный футляр и перевязано широкой лентой.

Тед, отдавший за эту роскошь две трети заработка, осторожно постучал в дверь.

— Сэл, ты дома?

Дверь распахнулась.

— Я же ещё месяц назад сказала, что не собираюсь… о-о! Какая прелесть! Это мне?

— Ну да, — будущий пилот, довольный произведённым эффектом, протянул букет девушке.

— Заходи, — Сэл приняла букет и посторонилась, пропуская парня в комнату.

— Сэл, ну… — Теодор вздохнул. Покаянные речи никогда ему не давались. Что принято говорить девушкам в таких случаях? Он набрал в грудь воздуха…

— Пойдём в кафе?

— Давай, — неожиданно легко согласилась Сэл. Но не успел парень перевести дух, как раздался мелодичный сигнал комма.

— Тед? Слушай, всё очень удачно складывается — я расчистила вечер, так что можем встретиться, — жизнерадостно сообщила Кэри.

— О-о, — простонал Тед.

— М-м? — нежно пропела Сэл.

— Я перезвоню позже, — поспешно сказал Теодор, нажимая на отбой.

Но непоправимое уже произошло.

— Чтоб я ещё хоть раз!.. — Сэл с трудом сдерживалась.

— Сэл, но на этот раз это действительно совсем не то!..

— А в прошлый раз, значит, было то?

— Ну… Сэл, но…

— Что Сэл? В прошлый раз её звали Клара. А в этот?

— Кэри. Но…

— Кэри, значит. Ну, всё! — и Сэл решительно вытолкнула растерявшегося парня вон и захлопнула дверь.

— Сэл!

— Теодор Лендер, не смешите всё общежитие!

Тед отошёл от двери. Та немедленно распахнулась, будто девушка этого и ждала, и в незадачливого героя-любовника полетели цветы.

— А где аплодисменты? — ошарашенно пробормотал парень, машинально подхватывая снаряд. Дверь грохнула, но тут же приоткрылась снова.

— Я тебе не подхожу — у меня имя не на ту букву!

На этот раз продолжения, видимо, ждать не следовало, потому что индикатор замка загорелся красным.

Тед выдохнул и пошёл прочь.

* * *

— Боже, какая роскошь! — Кэри зарылась лицом в цветы. В реале она оказалась ещё более хорошенькой. И совсем молодой.

Но, видимо, неглупой.

— Но это очень дорого, — практично сказала она. — Со стипендии такое не купишь.

— Я подрабатываю, — объяснил Тед. — И, кстати, могу я угостить тебя чашкой кофе?

— Ну разве что чашкой, — Кэри рассмеялась.

Они свернули в кафе — здесь оказалось недорого и уютно. Кэри положила букет на столик, Тед принёс две крохотные чашки ароматного напитка, и следующие пятнадцать минут молодые люди болтали о всякой всячине. Тед, увлёкшись, рассказал, что с детства мечтал стать пилотом, а Кэри призналась, что ни разу не улетала с планеты.

Вновь обретённую карточку Тед спрятал в карман.

— Я обратила внимание, что паспорт выдан на другой планете, — сазала Кэри. — И боялась, что не найду тебя в планетарной базе данных. Думала — а вдруг ты тут проездом, и из-за потери карточки не можешь улететь. Но всё оказалось просто. Я так рада.

— В любом случае, спасибо, — Тед не стал говорить, что карточка недействительна — не хотелось расстраивать новую знакомую.

* * *

— Странно, что она нашлась, — Кир разглядывал утерянную карточку. — Позвони в полицию. Вдруг это их заинтересует.

Но полицейский, ответивший на звонок, отнёсся к сообщению равнодушно.

— Ваша старая карточка аннулирована, — сказал он. — Так что не беспокойтесь. Вас никак не может коснуться то, что с ней происходило.

Тед переглянулся с Киром.

— Хорошо, — ответил он. — Я просто подумал — вдруг вам нужно это знать.

Глава девятая. «Зелёная, зелёная трава…»

Ночные погрузки продолжались. Краб — неожиданно для всех — взял новичка под опеку. У нехитрого на первый взгляд дела оказалось множество нюансов.

— Ничего не бери прямыми пальцами — и ничего не поднимай руками, — сказал он как-то, наблюдая, как Тед подхватывает мешок с грузом. — Проверено.

— Это как? — удивился курсант. — А чем тогда брать?

— А вот так, — мужик согнул пальцы, показывая выставленные фаланги. — Так-то оно понадёжнее будет. Иначе груз сорвётся, рано или поздно. И присядь лучше, не наклоняйся. Руки всегда слабее, чем ноги. Вот и выжимай вес ногами и спиной.

На одну из получек пришлось подкупить кое-что из снаряжения — пользоваться своим было и удобнее, и безопаснее. Постепенно парень втянулся. Он приноровился выходить на работу в те дни, когда можно было и прогулять хотя бы часть занятий; обычно это бывало раз в неделю, иногда — два, время от времени работа подворачивалась в неудобные дни, и от неё приходилось отказываться.

Расписание во втором семестре отличалось — с точки зрения Теда, кардинально — тем, что, если раньше практика по пилотированию была дважды в неделю и по два часа, то тут — всего раз в неделю, зато занимала всё время от обеда и до вечера.

Теперь курсанту уже не приходило в голову пропускать обед перед полётом — его организм приспособился на удивление быстро. Да и — несмотря на почти регулярный приработок — привычка съедать всё, что предложили, сохранялась.

В этот день он как раз приступил к своей порции, когда на соседнее место приземлился Шуон.

— Какая гадость эта ваша заливная рыба! — с апломбом объявил он, ещё только берясь за вилку и втягивая ноздрями воздух.

— Это не рыба, — тоном знатока откликнулся Тед, цепляя на вилку нечто, напоминавшее буроватое суфле. — Честный бактериальный белок, содержащий воду, идентичную натуральной.

Шуон, уже открывший рот, чтобы выдать своё обычное снисходительное пояснение — «это цитата из древнего фильма, чтоб ты знал» — растерянно моргнул, и Тед возликовал.

— Как вода может быть идентична натуральной? — с недоумением произнёс знаток синематографа. — Она или вода, или… или не вода, разве нет?

— Ну я не знаю. Так на упаковке было написано. А по мне — ничего так, вполне. Жрать захочешь — ещё и не то съешь. Зато сытно.

Парень потряс над тарелкой бутылочкой с соусом, убедился в его отсутствии и отставил в сторону.

— Куда в тебя столько уходит?

— Кто не работает, тот не ест, — изрёк Тед. — А кто работает — наоборот.

— Кстати, ты на этику завтра пойдёшь? Я тебя уже три раза отмечал, так что теперь твой черёд.

Тед, у которого были на этот счёт другие планы, только вздохнул.

— Ладно, замётано.

В конце концов, этика требовала…


В медкабинете он привычно — уже привычно — приложил указательный палец к сенсору диагноста, вытерпел краткий осмотр, выслушал невнятное бурчание плотненького низкорослого доктора Вайнера, проследил, как тот ставит закорючку в разрешении на полёт, и через десять минут уже сидел в кабине катера. Инструктор Аалтонен сухо кивнул, и вот уже катер стремительно ускоряется, набирая высоту, а зелёная линия траектории ложится в точности поверх красной — рекомендованной.

Внезапно Аалтонен протянул руку к пульту и коротко прикоснулся к панели.

— О-у-у! — только и сказал Тед.

— Отказ антигравитатора, — флегматично пояснил инструктор, как будто навалившуюся перегрузку можно было не заметить.

Ах, вот так, да? Ну ладно. Тед продолжал поднимать катер, поглядывая на циферблат в уголке экрана. Тяжесть вдавливала в кресло, чтобы выдерживать траекторию точно, требовалось усилие.

«Ну и пусть».

Через некоторое время ощущение тяжести уменьшилось, а затем и вовсе исчезло.

— Время выхода на орбиту — четырнадцать минут тридцать секунд, — доложил Тед. — Приступаю ко второй части задания.

Теперь тело, наоборот, было лёгким, а при движениях в кресле удерживали только ремни безопасности. Голова кружилась, как будто парень перекатался на карусели, но пока больше никаких симптомов — ну, ничего такого, чем любили пугать первокурсников — не наблюдалось.

Сегодня отрабатывали прохождение таможни и стыковку со станцией. И Тед раз за разом проплывал точно через геометрический центр гигантского треугольника, углы которого были обозначены висящими в пустоте сканерами, и подводил катер к гравизахватам, а затем раз за разом аккуратно отстреливался от них, отходил на положенное расстояние и только после этого разворачивался и включал главный двигатель. Инструктор следил за его действиями с бесстрастностью киборга и не снимал рук с дублирующей панели управления. И лишь когда голова стала не только кружиться, а словно бы наполнилась тоненьким звоном от прилившей крови, Аалтонен снова тронул сенсор гравитатора.

Внезапно вернувшаяся тяжесть рухнула, придавила и снова стала привычной.

Тренировка была окончена, и Тед повёл катер обратно. Он чувствовал неотрывный взгляд инструктора, и это раздражающе мешало — курсанта так и подмывало опробовать машину в режимах, мало согласующихся с полётным заданием. Но одновременно он испытывал жгучее желание добиться того, чтобы этот флегматичный и бесстрастный человек посмотрел с интересом и одобрением. И ради этого Тед был готов на всё — даже летать в стиле «везу сервиз любимой бабушки».

Как-то на уроке биологии он услышал: «Собака не может одновременно бежать и чесаться. Если она увидит кошку, то рефлекс «чесаться» будет заторможен». На биологии Тед обычно рисовал абстрактные летательные аппараты или читал загруженный в планшет номер журнала «АэроТехнология». Однако в тот раз высказывание училки достигло его ушей и даже запомнилось. И вот теперь он и сам ощущал себя такой собакой, но «бежать» было нельзя, а вот «чесаться» — сколько угодно. И Теодор вёл катер ровно, как по ниточке, а сам нет-нет, да и косился на неподвижную и невозмутимую глыбу в соседнем кресле.

— Борт 133527, посадку разрешаю, — и диспетчер добавил, совсем не по-уставному: — Поаккуратнее там. Настоящий каток. Без вас тут температура упала.

Тед выпрямился, расслабил пальцы, положил их на пульт и улыбнулся — чуть ли не с облегчением, а инструктор, наоборот, слегка подался вперёд. Но курсант и не думал откалывать никаких номеров: снизился в пределах предписанного воздушного коридора, погасил скорость ещё в воздухе, точно, в нужную долю секунды, подключил гравитационную подушку и опустил катер в самую середину разметки, строго по вертикали, чтобы избежать скольжения, легко, словно пёрышко.

Всё получилось как нельзя лучше. Курсант оглянулся на Аалтонена. Тот слегка прищурился, словно раздумывал, а затем чуть заметно наклонил голову.

Ага! Есть!

День определённо задался. Парень подумал, что, пока ему так явно везёт, надо бы позвонить Кэри. И выяснить наконец, роман у них или нет. А то эти подвешенные отношения… Тед их не любил. Да — так да, а нет — значит, нет, хотя второе, конечно, хуже первого. Но не эта чёртова неопределённость…


А вечером выяснилось, что у них с Кэри всё-таки роман.

* * *

На следующий день, совершенно неожиданно, в столовой за его столик подсел Эйшит.

— Тед, на вечеринку пойдёшь?

Парень слегка удивился — старшекурсник обычно почти не обращал внимания на «мелюзгу», и компания у него была своя. Кажется, с тех пор, как Эйшит подсказал насчёт подработки, они и не говорили ни разу.

— А что за вечеринка? — тем не менее спросил он.

— Увидишь, будет здорово!

— Хорошо, приду, — Эйшит одновременно и привлекал лихой уверенностью в себе, улыбкой, то бесшабашной, то снисходительной, и настораживал чем-то… может, нахальным взглядом раскосых, словно бы вечно прищуренных чёрных глаз. — Ты на каком этаже?

— А я не в общежитии, а в городе, у Краба на хате, — пояснил тот.

— А я и не знал, что вы так близки, — удивился Тед.

— Ну, вообще-то, мы с ним квартиру напополам снимаем, — Эйшит улыбнулся чуточку снисходительно. — Средства позволяют, знаешь ли… А ты держись нас, не пропадёшь.

— А я и так не пропадаю, — Тед пожал плечами. — Кстати, спасибо за наводку — приработка хватает.

— Всегда пожалуйста, — старшекурсник поднялся и пошёл к выходу. Тед допил чай, посмотрел на часы и вернулся в учебный корпус — отдавать долг чести, то есть тьфу, отсиживать лекцию по этике. Уже сидя в аудитории, он сообразил, что Эйшит не назвал адреса, но решил, что тот как-нибудь разберётся.

И точно, после занятий он, словно бы так и было задумано, столкнулся с парнем в вестибюле корпуса.


Квартирка была крохотная и скудно обставленная, но для двоих очень даже ничего. Шторы из крупных коричневатых бусин отделяли прихожую от кухни и жилой комнаты, которую при желании можно было разгородить на две: у стены виднелась перегородка, сложенная гармошкой. Кухня, в свою очередь, соединялась с комнатой широким проёмом, через который было видно часть стола и плиту; а у плиты хлопотал Краб — мелко нарезал на доске какую-то зеленовато-золотистую массу.

— Помочь? — Тед кивнул на кухню.

— Не надо, Краб сюда никого не подпустит, — Эйшит фыркнул. — Это его фирменное блюдо. Садись куда-нибудь, сейчас остальные подгребут, — и кивнул на разбросанные по вытертому ковру подушки.

Тед устроился на одной из них, и в его руках немедленно оказался стакан с зеленоватой жидкостью. Краб тем временем священнодействовал — вылил в миску пару яиц и принялся взбивать миксером, время от времени добавляя то муку, то шоколад, и одновременно помешивая что-то в кастрюле. Наконец получившаяся масса была вылита в форму и отправилась в духовку, и Краб присоединился к компании. Тед пока почти не отпивал из своего стакана — напиток оказался крепким, с незнакомым привкусом, а пива в этом доме, судя по всему, не водилось.

Народ тем временем стягивался — пришёл Ромнер, одногруппник Эйшита, затем — две девушки, представившиеся как Байма и Дара, затем ещё кто-то, чьего имени Тед уже не запомнил. Стакан с пойлом был уже почти пуст, и оно, видимо, оказалось ещё крепче, чем ощущалось поначалу, потому что голову слегка вело. Краб прошёл на кухню, достать из духовки выпечку, и оставил на краю стола — чуток остыть, как он пояснил. Кроме ожидаемого сладкого, была и другая еда — мясо под кисловато-острым соусом и запечённые местные плоды ши, напоминающие картофель. Свет притушили и включили музыку — что-то быстрое и плавное одновременно. Дара подсела к Эйшиту, а Байма — к Крабу, рядом с Тедом оказалась светловолосая девушка, и Тед, вместо того чтобы завести с ней разговор, ломал себе голову — кого она ему напоминает. Краб снова поднялся с места, и через пару минут принёс выпечку, нарезанную квадратиками.

— О, наконец-то!

— Сейчас проверим, не разучился ли ты готовить!

Краб пустил тарелку с коричневатыми от шоколада кусочками по рукам, и Тед тоже взял порцию — тесто пахло ванилью и было приятным на вкус. Музыка становилась всё более чувственной, а тело словно бы наполнилось воздухом. Определённо, вечеринка была приятной. Тарелка завершила свой круг, и на ней оставалась ещё пара куксов — таких аппетитных. То ли Краб отрезал лишних, то ли кто-то из девушек надумал беречь фигуру… Тед вдруг понял, что всё ещё хочет есть. Чтоб их, эти стандартные курсантские рационы, и того, то их разрабатывал… Искушение одолело ощущавшуюся неловкость — ведь все, кто хотел, уже взяли, правда? — и парень сгрёб последние дольки ароматного теста. Краб глянул, вроде бы удивлённо, но ничего не сказал. Тед решительно задвигал челюстями, и тут его дёрнула за рукав соседка, которая светленькая.

— Тедди, так это про тебя говорили, что ты катер при посадке разнёс? — спросила она. И тут Тед, наконец, сообразил, кого девушка ему напоминала. Его одноклассницу, Сару — как он сразу не понял! Только Сара была умница, единственная из девчонок, которая разбиралась в физике, а эта манерно оттопыривала мизинец, держа стакан с зелёным напитком, и хихикала.

Внезапно Теду тоже стало смешно — у девчонки подрагивали ресницы, а ноготь на оттопыренном пальце был обломан.

— Катер? Ну да… только не разнёс, — курсант расхохотался. — Придавил второй катер, а сам завалился…

— А ты представь, что поднимал бы катер в криптоновой атмосфере, да ещё и при отказе одного из двигателей, — Эйшит отвлёкся от Дары и передвинулся вместе со своей подушкой поближе.

— Ага, танец пьяного катера, — Ромнер тоже придвинулся, а потом вскочил, взмахнув руками. — У-у-у… бамс!

Тед хохотал и не мог остановиться — Ромнер так потешно изображал нестабильный полёт. Во рту было сухо, и первокурсник схватил первый попавшийся стакан с жидкостью — это было всё то же зеленоватое спиртное. Напряжение в электросети, вероятно, менялось, потому что освещение то становилось ярче, то угасало так, что трудно становилось различать лица.

— Тедди, а знаешь задачу? Представь, что ты пилот. В точку прибытия надо попасть до обеда, в салоне катера 210 человек. Сколько пилоту лет?

— Зачем мне представлять, что я пилот, если я и так пилот? — удивился Тед.

— Ты сначала катера сажать научись, — Эйшит прыснул. — Не-ет, вот дорастёшь до полётов без инструктора — тогда и будешь пилотом.

Теду тоже было весело.

— Тедди, ты та-акой прикольный! — светленькая, не обращая внимания на публику, бесцеремонно обхватила шею парня руками и поцеловала.

Свет в очередной раз померк, и парень воспользовался этим, чтобы толкнуть девчонку на подушки, отвечая на поцелуй.

* * *

Утром мрачный Эйшит растолкал Теодора и Ромнера.

— Давайте, парни, как раз успеваем.

Тед прошёл на кухню, плеснул в стакан воды из-под крана и жадно выпил. Глаза словно засыпало песком, в висках стучала боль, и откуда-то снизу волнами накатывала тошнота. Эйшит, вышедший следом, обвёл помещение покрасневшими глазами и, порывшись в аптечке, выдавил из блистера три таблетки — одну заглотил сам, другую молча сунул Теду, а третью положил на край стола, для Ромнера. Остальные участники вечеринки, как понял парень, свалили ещё ночью.

До общежития было двадцать минут пешком, и обычно курсант проходил такое расстояние шутя, но сейчас — тело словно бы не слушалось, и когда Тед наконец толкнул знакомую калитку, он был покрыт липким потом.

Парень, задыхаясь, преодолел дорожку и две ступеньки, пошарил в кармане и выудил пластину ключа. Вахтёр, незнакомый пожилой дядька, поднял на него взгляд, но, когда турникет успокоительно пискнул, расслабился и снова уткнулся в планшет.

Кир, уже одетый, допивал кофе. Вглядевшись в соседа, он присвистнул и ткнул пальцем в кнопку, включая кофемашину.

— Ну ты и загулял, — с лёгким осуждением выдал он. — Давай, переодевайся, ещё успеваешь.

«А ты мне не жена — следить, загулял я или нет», — с раздражением подумал Теодор, но сдержался и только буркнул:

— Ну, подумаешь…

— Ага, подумаю, — спокойно отозвался Кир. — Давай, не застревай.

Встал, подхватил планшет, сунул его в сумку и вышел.

Тед прошёл в душ, смыл с тела липкую гадость, обмотал вокруг талии полотенце и взял в руки чашку, но тут же поставил обратно — запах кофе вызвал спазм где-то внутри. Пережидая приступ, парень присел на койку, потом лёг. Сердце билось редко, и вдруг скрутил страх — до сих пор никаких проблем со здоровьем не бывало, любую медкомиссию Теодор проходил без заминки…

«Это передоз», — Тед ещё вчера понял, что спиртное было «заряжено», да и выпечка… Но страх не отпускал, словно бы прокатываясь волной к самому горлу.

Нет, на лекции лучше не ходить. Парень прикрыл глаза, потом потянул на себя покрывало и затих.

* * *

Вечером Кир обнаружил Теда почти в той же позиции — только закутавшимся в покрывало поплотнее.

— Тебе бы к врачу, — озабоченно сказал он.

Нет, только этого не хватало!

— Да я уже в порядке, — и курсант в доказательство сел на постели.

— Ага, вижу. Траванулся, что ли? Почему в медчасть не позвонил? Они б тебя живо на ноги поставили.

— Кир, не лезь, — при этих словах снова накатило, и парень несколько секунд глубоко дышал, пережидая.

— Так… я звоню уже, ты лежи. Воды дать?

— Нет!!! Не звони. Само пройдёт!!!

— Да что с тобой такое?!

— Всё в порядке, — выдавил парень, с трудом подавляя очередной позыв к рвоте. — Не… не звони!!!

— Как знаешь, — мрачно согласился напарник. И всё-таки протянул стакан воды. Тед с жадностью выпил.

Кир покопался в своих вещах, звякнул чем-то то ли стеклянным, то ли металлическим и вернулся к койке соседа.

— Должно помочь, — озабоченно сказал он, прикладывая к предплечью приятеля миниатюрный инъектор.

— Что это?

— Да так.

Минут через пять и впрямь стало легче. Но Кира это словно бы не обрадовало — он угрюмо насупился и отошёл к своему терминалу.

— Тед, — осторожно сказал он почти через час напряжённого молчания. — По-моему, ты влип.

— Ничего подобного. Просто траванулся.

— А врача почему не хочешь?

— Не люблю я их, — буркнул будущий пилот.

— Ну ясно, — подавленно согласился Кир. — Не любишь. Понятно.

И, помолчав немного, добавил:

— Уж не знаю, где ты вчера был… только… знаешь, так и из Академии вылететь недолго.

— Ты на что намекаешь?

— Ни на что.

И Кир уткнулся в вирт-окно.

На следующее утро стало намного лучше, хотя мышцы и напоминали кисель. Но Тед с показной бодростью встал, принял душ и, насвистывая, приготовил себе кофе. Кир тем временем собрался и вышел — тогда Теодор выплеснул бурую жижу: смотреть на неё было по-прежнему трудно.

Он успел минут за пять до начала. Аудитория постепенно заполнялась. Тед никак не мог заставить себя сосредоточиться — то, что обычно воспринималось как цельная картинка, словно бы рассыпалось на осколки, и он рассматривал эти фрагменты по отдельности, внимательно, пытаясь соединить. Вот Шуон, сдержанно жестикулируя, что-то говорит Аанден. Наверняка впаривает про историю Земли. Перед ними — крохотное вирт-окно с застывшим чёрно-белым изображением: на склоне, усыпанном белыми цветками, девушка и парень в странной одежде. До Теда доносится — «композиция кадра», «Куросава». Кто такой Куросава — хмырь в кадре или, наоборот, режиссёр — неясно. Да и не важно.

Сэл задумчиво покусывает ноготь указательного пальца. Тед поспешно отводит глаза — и утыкается взглядом в Вика, с этими его рыжеватыми волосами и костлявой бледной физиономией. Между Виком и Сэл — планшет с виртуальными шахматами, Вик прикасается к прозрачной зеленоватой пешке и почему-то краснеет.

Хахтанг входит в аудиторию, оглядывается, добродушно и рассеянно улыбается. Тед знает, что центаврианская мимика не соответствует человеческой, и на самом деле лицо одногруппника выражает что-то совсем другое, но что именно — вспомнить не удаётся.

Он отсидел две пары, а третьей была физподготовка. Теодор поплёлся к спорткомплексу и почти дошёл, всё-таки лишнюю отработку приобретать не хотелось. Но у самого входа в здание свернул на боковую дорожку и полтора часа почти неподвижно просидел на скамейке, укрытой разросшимся высоким кустарником с редкими вымороженными красными плодами на по-зимнему голых ветвях.

Пятой парой было черчение. Тед вкривь и вкось выполнил требуемое, отослал на преподавательский терминал и до конца занятия рисовал в планшете загадочные космические корабли, что-то среднее между центаврианской тарелкой и боевым крейсером Альянса.

В комнате общежития Кира не было, но, видимо, он забегал днём, потому что на койке Теда лежал раскрытый экземпляр Устава. Несколько строчек были отчёркнуты карандашом.

«124. Основанием для отчисления могут являться:

124.1. Неуспеваемость по одному или нескольким предметам.

124.6. Употребление наркотических средств или психотропных веществ.

124.7. Незаконные приобретение или хранение, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ.»

И далее — меленьким шрифтом:

«Под незаконным хранением наркотических средств или психотропных веществ следует понимать…»

Тед раздражённо захлопнул злополучную книжицу. Потом открыл последнюю страницу — точно: зараза Кир воспользовался Тедовым экземпляром.

«С Уставом ознакомлен. Т. Лендер.»

Однако предаться мрачным размышлениям будущему пилоту не дали. Тренькнул комм, и на экране нарисовалась физиономия Краба. Тот выглядел вполне бодро — видимо, на него плоды кулинарного искусства действовали как-то иначе.

— Слышь, курсант, дело есть, — без лишних приветствий начал он. — Нынче ночью будет работа. Босс сказал — собрать всех, кого можно.

— Ох, только не это Я… ну, в общем, не в форме.

— Что, перебрал, что ли? — в голосе мужика прорезалось сочувствие. — Так это же позавчера было! Эх, надо было тебя предупредить… не подумал.

— Так что я сегодня пас…

— Не, парень, ты что! Босс сказал — груз большой, и если уложимся за три часа, заплатят вдвое, прикинь. Ну разомнись там, или ещё что. В спортзал сходи. Аврал, понимаешь? Каждая пара рук нужна. Слушай, друг, не подставляй ребят, обидятся.

Тед прислушался к внутренним ощущениям. Пожалуй, и впрямь, если размяться, можно и поработать. Глядишь, и совсем оживёшь.

— Ладно. Ко скольки подходить?

— Давай ко мне на хату к девяти. Босс за нами подскочит. Адрес помнишь?

— Да.

Спортивный зал был пуст, только в углу с отрешённостью автомата, весь мокрый, качал рычаг «тяжеловеса» Эйшит. Рельефные мышцы на его предплечьях были, пожалуй, покруче, чем у самого Теда.

— Ну ты и взмок. Что, к первенству Академии готовишься?

— Ду…рень, — Эйшит отпустил рычаг и сел. И, помолчав немного, соизволил пояснить: — У нас полёт в понедельник.

— И что? — удивился первокурсник. — О, а мне инструктор в последний раз отказ антигравитатора устроил! При четырёх «же», прикинь. Ты поэтому?..

— «Крайний», — машинально поправил Эйшит. Среди пилотов не принято было говорить «последний полёт». — Впрочем… — добавил он с преувеличенной жалостью к недоумку, — всё в твоих руках.

— Мне не до загадок, — буркнул Тед, становясь на беговую дорожку. Не хочет говорить — не надо, вот ещё.

Эйшит всё с тем же видом снисходительной жалости понаблюдал за мерно рысящим парнем, понял, что этому фермерскому сынку придётся объяснять очевидное, вздохнул и приступил.

— Ты перед полётом палец к меддиагносту прикладываешь?

— Ну… — подтвердил Тед, не понимая, к чему клонит старшекурсник.

— Ну, — передразнил тот. — А зачем?

— Для идентификации.

— Ага, как же. Ну, то есть, и для этого тоже.

— А зачем ещё?

— Ну, дере-евня… вообще-то, для экспресс-анализа пота.

Тед развернулся, чуть не слетел с дорожки и ударил по сенсору, останавливая бегущую ленту.

— А каннабиноиды, — с видимой небрежностью закончил Эйшит, — определяются в слюне, поте и моче в течение трёх дней после употребления.

— А-га… — сообразил Тед. — Вечеринка была позавчера. Ты что, нарочно рассчитал?

— А ты как думал. Но, знаешь, подстраховка лишней не бывает. Пусть лучше они с потом выйдут, чем таким вот дуриком попадаться.

— И давно ты…

— Да ещё со школы. Был бы таким лопухом, как ты, живо бы прокололся. Хорошо, друзья вовремя объяснили, что к чему.

Ну что ж, Устав — Уставом, но, значит, можно и вот так… не попадаться. Тед пожал плечами.

— Знаешь, ты, может, и прав, но только — не очень-то хорошо мне вчера было. Видно, это не моё.

— Да ты просто перебрал. Знаешь ведь, лекарство — тот же яд, всё дело в дозе. Скажем, если ты фляжку спирта выжрешь, наутро тоже будешь не слишком здоровым, но это же не мешает тебе пить пиво.

Да уж, с этим спорить не приходилось.

— А кстати, почему, интересно, такие законы? Вот с пивом — понятно всё: за штурвал даже после банки-другой не посадят, но при этом никому нет дела, сколько и чего ты принял между полётами. А тут…

— Да вот именно, — с горячностью отозвался Эйшит. — У каждого же голова на плечах должна быть — естественно, под кайфом за штурвал не стоит. Так ведь и пьяному не стоит. Говорят, что, мол, конопля — путь к тяжёлым наркотикам. А ты не переходи. И это не мешает быть хорошим пилотом — про Манкса ведь слышал?

Теодор, естественно, слышал.

— Вот я и думаю — их дело — писать законы, а наше — не попадаться, — Эйшит улыбнулся той самой, манксовой, бесшабашной улыбкой. — И вообще, я тебе так скажу: слабаки живут по чужим законам, а сильный человек законы себе пишет сам.

Тед вспомнил некоторые из своих проделок и расплылся в улыбке.

— Это точно, — согласился он.

Мысль о том, что несоблюдение установленных правил — признак сильного человека, была неожиданной но, несомненно, в чём-то привлекательной.

Глава десятая. «От сессии до сессии…»

К Крабу Тед забежал по делу. Недели через три после памятной вечеринки, вернувшись с очередной ночной смены, он спохватился, что потерял рабочие перчатки. Перчаток было жаль, они были не простые, а из разряда дорогого снаряжения, любовно выбранные: двуслойные, со специальным покрытием, уменьшающим скольжение, и подогревом для работы на морозе. Но не успел курсант как следует поогорчаться, как раздался звонок комма — и вечером Тед отправился за пропажей. Краб просто так не отпустил, заварил какого-то хитрого чаю и подал к нему зеленоватого варенья. Тед зачерпнул на кончик ложечки и с сомнением потрогал языком.

— Это без травки, — посмеиваясь, успокоил хозяин.

— Кто тебя знает…

— Да ты что, думаешь, я всё время под кайфом?

Словно бы опровергая свои слова, Краб придвинул к себе пачку папиросной бумаги, придирчиво осмотрел щепоть зелени и принялся измельчать её острым коротеньким ножичком.

— Ты ведь не против? — спохватился он.

— Да не вопрос… а вот у Босса косяки ровненькие такие, — вспомнил Тед, наблюдая за неожиданно ловкими пальцами Краба. Вот ведь — шкаф шкафом, хоть и пониже самого Теда, но однозначно шире, и всё — не за счёт жира, нет; одни кости и мышцы. И руки — даже не как лопаты, а как ковши снегоуборочной машины. Клочок тонкой папиросной бумаги в них попросту терялся. Краб прижимал будущее изделие нежно и бережно, проворно сворачивая аккуратный конус.

— А просто некоторым сворачивание косяков не дается хоть убей, потому что руки растут не из того места, — пояснил он. — Вот и Босс такой — вертит их машинкой для самокруток.

— Дай-ка попробовать, — заинтересовался будущий пилот.

— На, — Краб протянул готовый косяк.

— Да нет, свернуть попробую.

— Перевод продукта, — Краб нахмурился. — А, ладно. Давай.

Тед потянул за край папиросной бумаги, вытаскивая его из пачки. Наставник внимательно наблюдал.

— Нет. Не так. Прижимай указательными, а большими пальцами — вот так. И не бойся свернуть слишком плотно, всё равно с непривычки не получится. А рыхлый косяк сгорает слишком быстро.

Первое изделие Краб забраковал. Тед и сам видел, что получилось не то.

— Лучше отсюда — и двигайся к краю. Ну вот, это уже на что-то похоже. Ага, а теперь попробуй.

Тед щёлкнул зажигалкой и затянулся. Не говорить же Крабу, что он по-прежнему не чувствовал кайфа от нескольких затяжек, но выкуривать полностью ему мешало какое-то неприятное ощущение, воспоминание о той самой вечеринке. И сейчас он хотел не косяка, а мастер-класса… Тед невзначай отвёл в сторону руку с дымящейся самокруткой и отхлебнул чаю, как бы позабыв о ней.

— Зря хорошую траву тебе отсыпал, — неодобрительно отметил Краб, провожая взглядом струйку дыма. — Если уж тебе приспичило сворачивать, а не курить, купи себе какой-нибудь беспонтовки и переводи на здоровье.

— Да ладно тебе. С меня пятёрка, — Тед решил, что приятелю жаль затраченных денег.

— Пятёрка мне не помешает, да дело не в ней. Просто обидно видеть, как вот так вот зазря продукт пропадает. Всё равно что кредитками костёр разжигать, — и, после секундного размышления, признал: — Даже хуже.

Будущий пилот, из сочувствия к товарищу, затянулся ещё разок.

— Да я бы купил, но не знаю, у кого, — признал он. — Купи на меня, за мной не пропадёт, знаешь ведь.

— Ну точно чокнутый, — Краб фыркнул, то ли сердясь, то ли посмеиваясь. — Ладно… попробую разузнать. Или сам тебе куплю, или на нужного человека выведу. Раз уж тебе интересно, давай ещё одну штуку покажу. Это уже не ремесло, а искусство. Смотри. Сворачиваешь круглый косяк и разрезаешь пополам. Теперь — ещё два… тут можно порыхлее… Во-от… а теперь…

Через пару минут изумлённый новичок любовался на диковинный косяк — тот имел вид ромбической рамки. Вот это действительно было здорово!

— Я так непременно научусь, — впечатлённо пообещал он, представив, как в компании, небрежно…

— Чем больше практики, тем лучше результат, — обнадёжил Краб. — А вообще-то, ты забегай. Тебе до космопорта пилить и пилить, а меня Босс по дороге закидывает.

Вернувшись в общежитие, курсант стянул комбез, и тут Кир, сидящий, как всегда, за своим терминалом, вдруг подозрительно потянул носом воздух.

— Тед, сдурел? Я тебя, кажется, предупреждал.

— А что такое?

— А то. Будто сам не знаешь. Я этот запах ни с чем не перепутаю.

— Это моё дело. Не лезь.

— Не моё, значит? То есть, ты мне не друг?

— А что, друг — это тот, в чьи дела можно нос совать?

— Нет, — ровным тоном отозвался Кир. — Тот, кого надо предупредить, если он делает глупости. Я на это дело насмотрелся. У себя дома. Ну, то есть, в нашем городе. Тед, не надо, а?

— Да я и не… да ладно тебе. Я и не собираюсь втягиваться. Так, интересно просто. И я осторожен. Знаю, что дня за три перед полётом не стоит.

— Ты много знаешь для того, кто не собирается втягиваться, — чужим голосом отозвался Кир. — Завязывал бы ты с этой подработкой. Я же вижу, что с неё и началось.

— А жить мне на что?!

— Ну тогда хоть думай головой, — безнадёжно попросил приятель.

Тед считал, что он-то как раз думает. Тем более, что и надымил скорее не он сам, а Краб — но объяснять это Киру значило бы почти что оправдываться.

* * *

Однако тренироваться в новом искусстве было решительно негде.

Через несколько дней Кир, вопреки обыкновению, застал будущего пилота дома. Хищно склонившись над столом, тот сосредоточенно копался в чём-то, не видимом за широкой спиной. Сосед подошёл ближе.

— О, привет! Ты не…

Кир осёкся и уставился на кучку сероватой травы и десяток самокруток различной степени неряшливости. Стол перед Теодором был засыпан обрезками полупрозрачной бумаги и кусочками стеблей, слишком жёстких для того, чтобы пойти в дело, и с презрением отвергнутых. Парень отодвинул в сторону очередное изделие и поднял голову.

— Тед, ты охренел?! Теперь ещё и хранение! Совсем спятил! Да тут на «особо крупные» потянет! Ты что, не понимаешь?..

— Хранение в особо крупных размерах… чего именно? — невинно поинтересовалось светило пилотирования, откидываясь на спинку стула и вытягивая ноги.

Кир открыл было рот и снова закрыл, вглядываясь. Что-то тут было не так.

Тед полюбовался на физиономию приятеля, выудил из-под хлама красочную пластиковую упаковку и подтолкнул к нему.

Под витиеватой надписью «Травы Алтеи» более скромным шрифтом значилось: «Пустырника трава (Herba Leonuri)». И ниже — ещё более мелко: «Седативное средство растительного происхождения».

— Кретин чокнутый! Напугал! — в сердцах рявкнул Кир. И, уже успокаиваясь, добавил: — Седативного тебе, да? А от дурости там ничего не продавалось?

— Это не лечится, — скромно ответил Теодор.

— Дубина! — окончательно остывая, пробурчал Кир. — Ну вот зачем тебе это?

— Так ведь прикольно же! — пояснил Тед очевидную истину. — Посмотри, как красиво!

— Я с тобой и сам свихнусь, — Кира наконец пробило на смех. Тед тоже заржал — и с облегчением, и довольный произведённым эффектом.

* * *

А роман с Кэри между тем набирал обороты.

Парк был засыпан снегом. С утра февральское солнышко зализало теплом белые пласты на крышах и удлинило сосульки на водосточных трубах, но к вечеру приморозило. Кэри прикрыла покрасневший нос белой мягкой варежкой, скрывая прозрачные капельки под ноздрями, и подышала на неё, чтобы отогнать пощипывающий холод. Ветви деревьев, закованные в тонкую ледяную броню, чуть слышно позванивали.

Было очевидно, что романтическая прогулка не удалась.

В вечернем сумраке ярко светилась витрина крохотного то ли ларька, то ли магазинчика, и курсант затянул девушку внутрь.

Они оказались в тепле, наполненном мягким оранжевым светом и десятками сосудов с цветами — белые, фиолетовые и алые гвоздики, зеленоватые шоаррские квиллы, голубые звёздочки вовсе незнакомых образчиков инопланетной флоры, и…

Единственная, гордая, чуть приоткрывающая бархатно-чёрные лепестки роза.

Она стояла в отдельной вазе, узкой и высокой, и сразу было понятно, что второй такой нет — ну, по крайней мере, в этом павильоне. А может, и на всей Планете.

Кэри, поёживаясь от прохвативших в тепле мурашек, отошла в сторону — но было видно, что её внимание привлекают не каскады зелени и не потоки нежно-розовых и алых соцветий, а яркий, необычный, тёмный как Космос приоткрытый бутон.

Тед вгляделся. Цифры на ценнике были чудовищны. Но это была как раз та сумма, которая скопилась на карточке.

А, плевать.

— Ты сошёл с ума, — сказала Кэри, и её глаза стали как два шоколадных шарика. С золотистыми искорками.

— Ничего, на такси ещё есть, — пожал плечами курсант.

Через десять минут он, обнимая подружку за плечи, вёл её к стоянке аэротакси, а в её руке, надёжно упакованная в прозрачный футляр, чуть подрагивала Тедова последняя получка. Десять бифштексов, три яичницы-глазуньи, четырнадцать порций кофе и восемь банок пива.

Отрежьте мне, пожалуйста, пятнадцать секунд Вечности. И перевяжите ленточкой. Это для девушки.

* * *

День за днём сменяли друг друга, и только один из них выделялся и позволял чувствовать движение времени: день лётной практики. Каждый раз, поднимая катер в воздух, Тед испытывал ощущение, что — вот только что, ну или в крайнем случае, вчера посадил катер и загнал в ангар, а всё, что было между полётами, наоборот, словно бы исчезало, как давнее воспоминание. А иногда он спохватывался — вот и ещё три недели позади, а март сменился апрелем.

Тед, задумчиво покачиваясь с пятки на носок, созерцал огромное табло с расписанием занятий, когда кто-то хлопнул его по плечу.

— Ки-ир… О, Кир! Точно! Ты ведь задачки любишь, да? Я как раз специально для тебя… ну, то есть… Это по твоей специальности!

— Что, проложить тебе трассу в аудиторию 557-б с попутной стоянкой в буфете? — фыркнул напарник.

— Ага… почти что. Вот смотри. У меня четыре отработки по физподготовке, и их принимают по пятницам в семнадцать тридцать. Но у меня ещё три отработки по войне, а Охренович тоже принимает по пятницам. Но у нашего физрука второй день отработок — вторник, пятой парой, но у нас во вторник пятой парой теория двигателей, и…

— Так, понял. У тебя кроме физры и войны, больше ничего?..

— Ещё по физике практикум… но это просто, видишь — вот тут: у Ямпольской отработки по субботам… И вообще, это не горит.

Кир с минуту вглядывался в расписание.

— А теорию двигателей у вас кто ведёт — Андерс-старший или Андерс-младшая?

— Младшая.

— Тогда элементарно. По пятницам отрабатываешь войну, с Охреновичем лучше не шутить. По вторникам — физру. Тогда теорию двигателей — по субботам…

Тед издал протестющий вопль.

— Постой! — Кир повысил голос. — Физику — в четверг…

— Э, погоди, в четверг тоже пять пар!

— …А метеорологию — в среду после полётов! — победно закончил Кир.

Трасса, проложенная Киром сквозь отработки, несомненно, была всеохватывающа и хороша. У неё был только один недостаток: она поглощала всё время, не оставляя его на зону гравитационной аномалии по имени Кэри…

* * *

Так оно и шло. Конец семестра был не за горами, Тед последним отчаянным рывком отработал пропущенное, получил допуск к сессии — на этот раз в срок — и был твёрдо намерен сдать экзамены так, чтобы получить стипендию. Последним зачётом перед экзаменами поставили практическое пилотирование.

— Кир, ты не видел мои носки? — Тед собирал сумку: запасная футболка, два пакета чипсов, зубная щётка… впрочем, щётку ещё рано убирать, она до отлёта понадобится.

— Видел. Неоднократно, — Кир даже головы не поднял, вычерчивая на планшете что-то загадочное. — По всем углам.

— Э! Я серьёзно!

— Ты как будто на неделю собираешься, — по-прежнему не отрываясь от чертежа, заметил Кир. — Послезавтра вернёшься.

— Ты просто не понимаешь, — будущий пилот оторвался от сборов и принял самый драматический вид.

— Где уж нам, простым навигаторам. Восемь часов до станции, маневрирование, стыковка и восемь обратно. Меньше суток.

— Зачётный вылет! С Аалтоненом! Мне надо реабилитироваться.

— Ну и зачем тебе для этого запасные носки? Собираешься тонуть во всём чистом? Не думал, что ты такой знаток древних традиций. Ладно, держи, и не мельтеши. У меня планиметрия завтра. Лучше ложись спать пораньше.

— Обязательно! — горячо заверил Тед, и тут тренькнул вызов комма.

— Тедди, привет! Как насчёт увидеться? У меня выходной.

— Кэри! — нет, она точно чемпионка по своевременным звонкам… — Как здорово, что ты позвонила! Увидимся послезавтра? У меня…

— О-ох, не-ет! Не выйдет. У меня завтра родители прилетают. А зато сегодня квартира в нашем полном распоряжении.

Так… Родители — это не меньше двух недель. На другую-то планету в гости… Но полёт… А что — полёт? Вернуться утром пораньше. Не динамить же девушку полмесяца… И не хочется, и, главное, не поймёт…

— Родители — это святое. Ладно, давай сегодня.

Кир оторвался-таки от планшета и страдальчески закатил глаза.

Тед застегнул сумку и поспешно достал из шкафа форму. Кэри нравились красивые ухаживания — и о, чёрт, надо бы по дороге заскочить куда-нибудь за конфетами и вином. Хорошо бы ещё цветы. Денег опять маловато, но это не повод переться без подарка.

* * *

— Чаю хочется! — Кэри нарочито печально вздохнула и потянулась. — Тедди, поухаживай за дамой! — и шутливо подергала курсанта за ухо.

— Чаю? Зачем? Тут где-то бутылка была, — курсант спустил руку вниз и зашарил в поисках горлышка.

— Нет уж. Я и так весь вечер одна пила. Полёт у него, видите ли. Так что неси чаю. С жасмином.

— Не пойду. На кухне темно и страшно, а тут тепло и уютно, — Тед принялся старательно закапываться девушке под бок. Она засмеялась и, кажется, собралась переключиться с чая на… и тут закурлыкал комм. Кэри издала невнятный возглас досады, отстранилась и протянула руку к аппарату.

— Да? Папа, откуда? Вы же сейчас должны лететь… Как сдвинули? — девушка села в кровати. — То есть… я так рада! Давайте! Жду! — и, нажав отбой, уставилась на Теда квадратными глазами.

— Родители. У них сдвинули рейс, они только что приземлились и через полчаса будут тут, — заполошно сказала она, поспешно вскакивая.

«Это у вас фамильное», — чуть было не ляпнул парень, но вовремя спохватился и осторожно спросил:

— Э-э… познакомишь?

— В час ночи?!! С ума сошёл?! Это делается совсем не так!!! Давай, выметайся бегом, мне прибраться ещё надо успеть! Лови свои штаны!

Тед перехватил летящую в него одежду и тоже вскочил.

«Покидать на рассвете возлюбленную» подобным образом явно не следовало. Но спорить было чревато. Ужом ввинтившись в форму и прыгая на одной ноге, дабы застегнуть липучку на ботинке, он попытался хотя бы чмокнуть Кэри в губы, но девушка нетерпеливо отмахнулась. Тед вздохнул, сунул в карман галстук и выскользнул в промозглую ночь. И только подойдя к порогу общежития, курсант обнаружил ужасную вещь: кроме галстука в кармане не было ничего. Электронная карточка-ключ, похоже, осталась у девушки на квартире. А с двенадцати ночи и до шести утра двери всегда были заперты.

Вызывать дежурного и просить открыть было никак нельзя: конечно, утерянный ключ — не бог весть какое нарушение режима, но на вахте сегодня дежурил не Дик, тот, который показывал разные «штуки» с ломиком, а зануда Джонсон, отставной сержант, считавший курсантов чуть ли не личными врагами. И вот он-то непременно доложит о происшествии хотя бы из вредности. А если инструктор Аалтонен ненароком узнает о том, как готовился к ответственному старту курсант Лендер, то тогда… Нет, подумал Тед, только не это. Не после катера.

Парень отошёл в сторону и гипнотически уставился на фасад здания, перечёркнутый тёмными линиями водосточных труб. Так… что мы имеем? А если… Ведь не сложнее, чем по дереву, верно?

На первом карнизе он слегка помедлил, затем двинулся выше. Идея «не сложнее, чем по дереву» на поверку оказалась порочной. Дерево обладает шершавой корой и врастает в землю восхитительно прочными корнями, и даже если раскачивается, то по крайней мере не скользит под руками, не вибрирует и не висит на сомнительных костылях неизвестной степени проржавелости, скрипящих и сыплющих вниз труху самого подозрительного вида.

Добравшись до следующего карниза, Тед шумно выдохнул и решил, что ещё выше подниматься, пожалуй, не стоит, и надо бы поискать лаз в крепость прямо тут, на третьем этаже.

Окно на лестницу должно было быть вторым или третьим направо. Но оно наверняка задраено наглухо. Зато левое угловое, как помнилось Теду, вело в комнату Ви.

Так… Снизу казалось, что карниз достаточно широк. Прижимаясь щекой к холодной стене, будущий пилот сделал шаг в сторону и остро пожалел, что на его пальцах нет присосок, как у шоаррской скальной жабы. Ещё шаг, ещё… пальцы нашарили оконный проём и вцепились в бетонный угол.

Но это была только четверть пути. Курсант заставил себя отлепиться от спасительного выступа и двинулся дальше. Пока наконец, ещё два проёма и две передышки спустя, не ухватился за жестяную отливину углового окна, уповая на то, что та закреплена достаточно надёжно.

Придерживаясь одной рукой, парень стукнул в стекло. Похоже, его не услышали или не обратили внимания. Он забарабанил настойчивее.

— Ви! Эй, Ви!

Теперь в комнате послышался шорох, что-то звякнуло, падая, и наконец по ту сторону прозрачной преграды нарисовалось лицо Виолетты. Прошуршала защёлка, окошко слегка приоткрылось. Теодор немедленно вцепился в подоконник. Теперь держаться стало намного проще.

— Тед? О-о! Что ты там делаешь?

— Ви! Впусти!

— Никогда бы не подумала, что ты столь романтичен, Теодоро. Но если уж ты лезешь в моё окно — то где серенада?

— Ви, — простонал парень, — серенада завтра, лады?

— В долг не даём!

— У-о-а-ыыы!!! — немелодично взвыл Тед, делая вид, что соскальзывает.

— Всё, всё, зачтено! — Ви торопливо распахнула окно и отступила на шаг. — Только прекрати это!

Тед перекинул ногу через подоконник.

— И всё-таки, уймите моё любопытство, сеньор: а почему не через дверь?

— Я ключ оставил у… — парень запнулся.

— Что, забыл, у кого забыл ключ? — съехидничала Лилиан, сидевшая у себя на койке с одеялом, натянутым до подбородка. — Ну же, Тедди. Сегодня среда. Сосредоточься. По средам у тебя…

— Да за кого вы меня держите! — взорвался Тед. — У меня никогда не было больше одной девушки за раз! Ну… двух, — с неохотой признал он, вспомнив случай с Кларой.

— С двумя сразу тебя и впрямь ещё никто не заставал, — признала Ви. — Ладно, дверь там. Топай давай, только тихо. Не погань мою репутацию… идальго.

«Но я же правда не крутил романы параллельно! И надо же, стоило только раз… И ведь даже ничего не вышло… Вот уж и правда, репутация — это то, что думают о тебе другие», — думал курсант, поднимаясь по лестнице на свой этаж. Может, хоть за каникулы она развеется… Тед повеселел. До каникул оставалось всего-ничего. Почти все зачёты уже позади, завтрашний… уже сегодняшний полёт — ну, это он слетает. Метеорологию и философию как-нибудь сдаст… что там ещё, астрономия и двигатели? Ерунда… и останется только выжить с Ноланом.

Кира Тед умудрился не разбудить.

Глава одиннадцатая. Зачёт по выживанию

Спасательный модуль, рассчитанный на пятерых, замер. Тед отодвинул шторку иллюминатора: оранжевый бок второго модуля просвечивал сквозь буроватую листву. Должно быть, третий тоже где-то неподалёку.

Так… оценка обстановки: температура за бортом плюс восемь, атмосфера кислородно-азотная, ядовитых примесей нет. Впрочем, ничего подобного и не ожидалось: они были всё на той же планете, только севернее. Первая тренировка такого рода всегда проходила в летнее время и в условиях, приближенных к земным. Если, конечно, на настоящей Земле ещё оставались леса. Он покосился на Нолана — тот глядел выжидающе — и выполнил необходимую формальность, нацепив на нос фильтр-маску биологической защиты. Остальные тоже зашевелились, разбирая фильтры. Онгой вручную отвинтил крышку люка и первым спрыгнул вниз, готовясь принимать снаряжение.

Фильтр не помешал ощутить запах сырой травы. Ноги по щиколотку уходили в мягкие моховые подушки.

— Рюкзачок, однако… — прилаживая за спину спаскомплект, пробормотал Дим.

— Радуйтесь, что он у вас есть. Ну и потом — кто доживёт до зачёта по агрессивным атмосферам, попрёт всё это ещё и в скафандре.

Атмосферные скафандры, хоть и предельно облегчённые, весили почти сорок килограммов, и бОльшая часть этих килограммов приходилась на систему регенерации воздуха и аккумуляторы. И ходить в них предстояло всерьёз: зачёт по «агрессивке» проходил на второй планете системы, носившей красноречивое название Барракуда.

«Интересно, если бы не такая «удачная» планетка, что бы стал делать Нолан? Потащил бы нас к другой звезде или обошёлся бы симуляторами?» Теду почему-то казалось, что первое. Впрочем, до «агрессивки», действительно, ещё предстояло дожить. Целых два курса. А пока можно было дышать и радоваться.

Нолан привычно вскинул рюкзак за спину и защёлкнул пряжку.

После ночных погрузок поклажа показалась Теду почти несерьёзной. Посмотрим, что будет через несколько часов. Он потянулся было помочь Сэл, но Дим успел первым.

— Что-то ты, милый, совсем сноровку потерял, — бросила девушка. И, повернувшись к Диму, куда более тепло сказала:

— Спасибо.

Тед на подначку не повёлся, только пояснил:

— Ну кто ж так вес поднимает? Ты присядь, а не наклоняйся. А уж вот так вот перекособочившись — и вовсе смерть для позвоночника.

Девушка вспыхнула и отвернулась.

— Готовы? — Нолан оглядел группу, коснулся браслета с коммом — отметил начало маршрута — и двинулся в сторону второго модуля.

Вскоре группа пополнилась Хахтангом, Шуоном и Аанден, спускавшимися в третьем модуле. Теперь все были в сборе.

Нолан вёл группу, поглядывая на солнце, но иногда останавливался, заставляя курсантов сверять направление по простенькому компасу. Время от времени он собирал то кусочки беловатой коры, то щепоти мха с деревьев, прикладывал их к щеке и прятал в сумку на поясе. А один раз, приметив на стволе сероватый нарост, велел парням непременно добыть. Сбить нарост удалось, перекинув через ветку тонкую верёвку — это оказался какой-то гриб, на вид совершенно несъедобный.

На ночлег остановились часа за три до темноты. Пока девушки под руководством Нолана сооружали заслон из веток, парни насобирали здоровенную кучу хвороста, чтобы прогреть землю.

Нолан наклонился над хворостом, чиркнул зажигалкой — та только выбросила снопик искр из-под колёсика. Инструктор обескураженно помотал головой.

Курсанты переглянулись. Тед хмыкнул, но промолчал: злосчастная зажигалка в руках Нолана была жёлтого цвета. А не далее как десять минут назад тот оплавлял капроновый конец красной. И, значит… Озарённый внезапной догадкой, он хлопнул по боковому кармашку рюкзака. Так и есть, пустой.

— Ну что уставились? — раздражённо сказал Нолан. — Дайте кто-нибудь свою. То есть как это «нету»? А вы комплект при получении проверяли, орлы? Нет? А надо было. Теперь вот придётся обходиться без варева и спать на холодном. Так ведь выходит, а?

Орлы мрачно смотрели в землю. Дим заранее зябко ёжился, переминаясь с ноги на ногу. Шуон мужественно улыбался. Аанден тихо выдала пару слов на родном языке.

— Или выкрутимся? — продолжал тем временем старик. — Может, бластер у кого-нибудь есть?

Отставной пилот явно издевался — бластеры в учебный спаскомплект не входили.

— Что, ни у кого? Ай-я-яй, как непредусмотрительно. А может, банка пива или там презерватив? Ну хоть об этом-то вы подумали?

— Да мы вроде как не за этим сюда шли, — откликнулись сразу двое. Шуон и Вик.

— Эх, мельчает молодёжь. А я вот… — старик похлопал себя по карманам. — Куда ж я его… ага, вот!

— И чем он нам поможет? — заинтересованно спросил Тед.

— Огонь трением добывать! — рявкнул Нолан. — Что, слабО? Ну раз слабО, смотрите…

Он вытряхнул из сумки мусор, наковырял ножом крошек из сердцевины того самого серого гриба, и всё это пристроил кучкой на приготовленном пеньке.

— А теперь…

Нолан плеснул в презерватив воды, неожиданно ловким движением выжал меж пальцами выпуклость и, зажав её основание, стал крутить, превращая в маленький блестящий шарик. Подрагивающая водяная линза в руках старика поймала луч яркого ещё солнца.

— Не выйдет, — безнадёжно шепнул Шуон.

— Зато если выйдет — какая шикарная отмазка на тему «а почему он у тебя с собой?» — так же тихо ответил Тед. — Знаешь историю про то, как пилот и навигатор вернулись из рейса, а жена пилота…

— Потом!

— А если солнца нет, тогда потрошите аптечку. Смешаете пузырьки два и пять, и растирайте камнем. Но лучше их поберечь всё-таки…

Трут задымил и вдруг выбросил крохотный язычок пламени.

— Ну во-от… а теперь…

Через некоторое время на площадке полыхал здоровущий костёр, а в стороне на «таёжной свече» булькал котелок с жидкостью.

— Аккумуляторы комбезов тоже лучше поберечь, — напомнил Нолан. — И — да, — он извлёк из недр своего рюкзака небольшой пакет. — Забирайте свои зажигалки, раз-зявы…

Хворост прогорел. Палатки, к удивлению Теда, ставить не стали — установили несколько жердей и натянули лёгкую теплоотражающую ткань, рулон которой обнаружился в одном из рюкзаков: серебристой стороной внутрь, оранжевой — наружу.

Перед сном Нолан показал ещё фокус: сложил хитрый костёр из трёх брёвнышек разного диаметра. С этими брёвнышками он всех умучил, отвергая то одну лесину, то другую: вершинка непременно требовалась сухая, но не обломанная, стволик — прямой и почти без сучков. Теперь верхнее брёвнышко ровно и медленно горело по всей длине, а заслон из веток направлял тепло в импровизированный вигвам.

Спальник, крохотный и лёгкий, казался несерьёзным, но от тепла тела расправился и раздулся, превратившись в серебристый кокон.

— Как всё просто. А говорили — «выживание, выживание»… прогулка, — негромко сказал Шуон.

— Вот именно, — внезапно отозвался старик. И, хотя он вроде как согласился, ощущение было такое, будто ткнул носом во что-то очевидное, но пока не замеченное.

— Некоторые думают — в Космос слетать — всё равно как в соседнюю комнату выйти, — заявил Нолан почти минуту спустя, и переговаривающиеся курсанты примолкли. — Мол, автоматика надёжная, летаем уже чуть ли не двести лет, безопаснее только на диване лежать. Не-ет уж. Там, — пилот ткнул узловатым пальцем в тент над головой, — Великая Пустота. И домом родным она не станет. Кто об этом забыл — тот покойник.

И отвернулся в своём спальнике к полотнищу убежища.

— Вот вам и сказка на ночь, — тихо проворчал кто-то. Но его не поддержали. Усталость давала о себе знать. Сейчас были только тепло спальника и шорох листвы над головой. И даже маска на лице не мешала.

* * *

С утра Нолан набрал остывших углей и показал, как сделать из них и капронового носка фильтр для воды.

— Такого фильтра хватит по меньшей мере на ведро, — пояснил он.

День прошёл так же — переход, остановка на перекус, вечерние хлопоты по лагерю.

Нолан следил, чтобы обязанности каждого менялись — в этот раз еду готовить довелось Теду и Шуону. Тед не рассчитал — сначала макарон оказалось слишком мало, потом, когда доварили — слишком много. В макароны покрошили грибов, и каждый из них вредный старикан заставил проверить портативным анализатором — хотя Тед и подозревал, что результат легенда Космофлота знает заранее.

За ночь остатки макарон остыли и слиплись, к тому же в неубранный с вечера кан натекло дождевой воды. Тед оглянулся, ища в кустах ямку понеприметней, но был застигнут вездесущим Ноланом.

— Ку-уда?! Еду выкидывать? На себе попрёшь!

— Да ведь есть запас, вечером новых наварим…

— Вечером, мил-друг, не наварим ничего. Сегодняшняя ночёвка без костра.

Пришлось изобретать, как припаковать пятилитровый кан вместе с сырыми склизкими комьями.

— Тебе, пейзанину, всё ж полегче, — примирительно объявил старик. — Ты вон о Диме подумай, тот-то вообще из-под купола.

Интересно. Оказывается, Нолан знал о них нечто, чего они и не упоминали в разговорах. Тед, уже было набычившийся, переключился на новую для него мысль. Что ещё припрятано у старого пилота в рукаве?

* * *

Оказалось — многое. За следующие пять дней жизнь в лесу стала почти привычной. Деревья обрели если не имена, то лица — вот с этого надо брать кору на растопку, а вот у этого ствол будет гореть медленно, но жарко. Собирая очередную порцию лишайников для каши, Тед обнаружил, что проверяет их анализатором совершенно автоматически — даже те, что казались знакомыми. В один из дней Хахтанг пожаловался на слабость и тошноту — оказалось, что успокоенный чистотой воды в ручье курсант не пропустил её через импровизированный фильтр. Антидот из аптечки быстро справился с проблемой центаврианского организма, но Нолан на следующий день объявил, что с этого момента есть будут только то, что соберут сами. Впрочем, рюкзаки заметно полегчали: самые тяжёлые продукты съели в первую очередь.

Наконец Нолан объявил, что настал срок зачётного перехода.

— Пойдёте парами, каждая — по своему маршруту. Встречаемся в этой точке, — он отметил крестиком место на карте, то ли небольшой посёлок, то ли просто лесной кордон. — Если что — катер дежурит в минутной готовности, а на клапанах у вас маячок. Срываете пломбу, нажимаете кнопку. И через десять минут пьёте кофий с марципанами и любуетесь на пустую зачётку.

Тед оглянулся. С кем бы он хотел пойти в паре? С Шуоном? С Онгоем? Да почти всё равно с кем, только не с…

— Первая пара: Лендер, Бейкер.

— Ой, — сказала Сэл, — а можно…

— Нельзя, — с удовольствием ответил Нолан. — Или вы думаете, начальство не знает, кто из вас кого терпеть не может? В ЧП не только с лучшим другом попадают. Сработаетесь. Вторая пара…

* * *

Лишние вещи — большие каны, палатки на шестерых и тому подобное — оставили на стоянке: их должен был забрать катер. Рюкзаки перепаковали, оставили то, что могло пригодиться на маршруте двоим.

Первый час Сэл молча шла позади Теда — видимо, ей было проще, когда темп задавал кто-то другой. Но вскоре деревья поредели, впереди показался просвет, и через некоторое время курсанты оказались на окраине бесконечной, поросшей коричневатым влажным мхом равнины. Кое-где торчали невысокие — по пояс — деревца с узкими игольчатыми листьями, на кочках гнездились кустарники, усыпанные розовыми мелкими цветками, белели перья реденькой травы, а в понижениях проблёскивала вода.

Курсанты переглянулись. Дальнейший маршрут вёл прямо, и, судя по карте, обойти сомнительное место было малореально.

— Интересно, здесь нет таких… трясин, в которых и утонуть недолго? — голос Сэл дрогнул.

— Да ты не переживай, я тебя, в случае чего, вытащу.

Сэл критически оглядела парня — во всём великолепии его метра девяноста, широких плеч и соответствующих килограмм — и объявила:

— Зато ты провалишься первым. А тогда останется только вызывать катер. Я-то тебя не выдерну. Хотя утонуть совсем тебе не грозит — голова поплавком послужит.

— Сэл, кончай цепляться. Давай лучше по палке вырежем.

Впрочем, лёгкие длинные палки при каждом шаге упирались во что-то достаточно плотное.

Через некоторое время Тед понял, что берцы — до сих пор успешно противостоявшие погоде — начали подмокать. Идти по пружинившей под ногами массе было тяжелей, а конца болоту не предвиделось.

Ещё через какое-то время Сэл начала отставать.

— Эдак мы никогда не дойдём, — буркнул парень, останавливаясь в очередной раз.

— Иди сам, если хочешь, — раздражённо огрызнулась девушка. Она догнала партнёра и теперь стояла, переводя дыхание.

— Ещё чего. Тебя, может, и не жалко, но зачёт мне тогда точно не поставят.

— С каких это пор тебя заботят зачёты?

— Этот — заботит. Вот что, давай отдохнём.

— Что, прямо здесь? Сядем? А, может, ляжем?

— А плёнка на что?

— Ради меня — не надо.

— Ну и пожалуйста.

Через пятнадцать минут Тед, выйдя на небольшую скальную гривку, поросшую лишайниками, скинул с плеч рюкзак:

— Всё, привал. Я выдохся.

— А я бы ещё прошла.

— Сэл, ну хватит. Удобное место, сухо. И жрать охота.

Сэл, видимо, хотела ответить колкостью, но смолчала, тоже скинула рюкзак и села на него. Но тут же шевельнулась — вскочить.

— Давай минут пятнадцать посидим, а потом уже едой займёмся, — мирно предложил парень. Он расстегнул комбез и подставил лицо проглянувшему солнцу.

— У нас только «быстрорастворимые» продукты, — озабоченно произнесла девушка. — А на чём тут воду кипятить — я и вовсе не представляю.

— Есть плитка и сухой спирт, — напомнил Тед. — Мы их за время маршрута ни разу не использовали. Так что уж кружку-другую воды-то вскипятим.

— Ой, точно. Канчик доставать?

Но на этот раз Сэл не шевельнулась.

— Да не надо. Сиди.

Полуторалитровых канов было два, второй — в его рюкзаке.

Тед тоже посидел, затем встал и, сойдя со скалы, ножом вырезал во мху углубление — внизу был влажный то ли торф, то ли всё тот же слежавшийся мох.

— Ага, — торжествующе сказал курсант. — Вода сейчас будет.

И действительно, ямку пришлось углубить совсем немного — и на её дне начала собираться коричневая, остро пахнущая болотом жижа. После фильтра она даже стала почти прозрачной.

Оранжевый огонёк плитки колебался на ветру. Анализатор, в который Тед засунул от нечего делать веточку того самого куста с цветочками, выдал вердикт — безвредно, возможен лёгкий тонизирующий эффект — и парень, после недолгого колебания, накрошил листьев в закипающую воду. Запах был смоляной, а вкус — острый и приятный.

Первую порцию воды разлили по кружкам, и, пока пламя не прогорело, пристроили на подставку вторую.

После питья Сэл раскраснелась и повеселела. Видимо, в листьях и правда что-то такое было — Тед тоже ощутил прилив сил. А вот чувство голода, наоборот, притупилось. И это пришлось кстати, потому что «кошачий корм», как окрестили в Академии сублимированные пайки, вызывал ассоциации с кошками не столько вкусом, сколько размером порций.

Хотя сухого горючего оставалась почти полная упаковка, тратить его на просушку обуви показалось бессмысленным. Тед решил попробовать — правда ли «непромокаемые» носки не промокают. В поклаже таких была всего пара, снаряжение считалось дорогим и качественным и, похоже, пришла пора им воспользоваться.

До вечера шли почти молча, переговариваясь только по делу. Солнце спряталось, и на ресницы оседала мелкая водяная пыль — то ли дождь, то ли туман. Сэл снова начала отставать — на этот раз она заметно прихрамывала.

Пора было останавливаться на ночлег, и Тед заколебался — если поставить палатку на камне, то закрепить её они не смогут; впрочем, кажется, сильного ветра не ожидается; а если остановятся на мху — ещё неизвестно, не придётся ли спать в луже. Дно палатки, конечно, непромокаемое, но только если оно не было продрано прошлыми поколениями курсантов. Это соображение и решило дело. Видимо, мысли Сэл текли в том же направлении, потому что она, дёрнув напарника за рукав, молча указала на сухое перекрученное деревце, вцепившееся корнями в серую, вылизанную временем спину очередного скального выхода.

Отсыревшую под мелким нескончаемым дождём древесину удалось поджечь только с помощью очередной таблетки сухого горючего. Сэл пристроила «непромокаемые» носки рядом с пламенем, и Тед заметил на них пятна сукровицы.

— Ну ничего ж себе! И молчишь? Ты ж себе ноги покалечила!

— Да ничего… ещё один день — и всё.

— А пластырем залепить?

— Да я вчера последний извела.

— Сказала бы…

В аптечке Теда была ещё нетронутая пластина, и он отдал её девушке.

— Видимо, у меня ноги какие-то кривые… — сказала Сэл чуть погодя.

— Да нормальные у тебя ноги, — озадачился Тед.

— Да я не про то… просто носки сбиваются всё время.

Тут Тед ничем помочь не мог.

— Это у тебя не ноги кривые, это ботинки кривые, — утешил он. Действительно, осмотр показал, что задник ботинок отстаёт, и его жёсткий край натирает ногу чуть повыше пятки, там, где сухожилие. Должно быть, в один из предыдущих дней девушка не уследила и придвинула обувь слишком близко к костру.

* * *

Ещё одну таблетку горючего потратили, чтобы немного согреть палатку. Воздух был сырым и зябким. Несмотря на герметичную упаковку, вещи в рюкзаках казались волглыми, но всё-таки оба переоделись перед тем, как влезать в спальники.

Становилось холоднее. Тед догадывался, что девушка не спит. Если свернуться в спальнике калачиком, то быстро затекали ноги; а если распрямиться — начинала колотить дрожь. Полотнище палатки при прикосновении обжигало, как железо на морозе.

— Сэл, давай в один спальник.

При необходимости оба спальника можно было состыковать вместе, сделав один, общий.

— Ещё чего!

— Вообще-то, в инструкции сказано, плотно прижаться друг к другу.

— Теодор Лендер!

Тед умолк. Самое дурацкое, что он же действительно всего лишь вспомнил инструкцию. Ладно, всё-таки не минуса…

…Утренний иней на траве красноречиво намекал, что насчёт минусов Тед ошибся.

— Сэл, ты хоть обогрев комбеза включи, — напомнил он, наблюдая за неловкими движениями девушки.

— Аккумуляторы сели, — сдержанно отозвалась та.

— Надо было вечером термопару в кан сунуть…

— И где ты вчера такой умный был?

— Ладно, сейчас чаю забодяжим…

* * *

За день удалось пройти совсем немного, погода испортилась окончательно, и теперь в лицо летел мокрый снег. Дважды останавливались согреть чаю и перекусить горячим. У кустарника с розовыми цветками обнаружился непредвиденный побочный эффект — парню справляться с ним было несложно, а вот девушке приходилось приспускать комбез.

— И никакого равенства полов, — сердито пожаловалась она, возвращаясь с очередной отлучки.

Предыдущая ледяная ночь сделала-таки своё дело, и в этот раз спальники всё же были состегнуты вместе. Сэл осторожно скользнула в общий кокон. Тед ощутил, как от девушки тянет холодом — в самом простом физическом смысле.

— Слушай, раз уж залезла, придвигайся ближе, а то как-то совсем глупо получается.

— Да, к тебе придвинешься…

— Ну Сэл… ты и правда думаешь, что у мужиков мысли только «про это»?

— Не знаю, как у мужиков, а у тебя, к-кобелины… — и Сэл выдала непечатное.

— В походе закаляются характеры и упрощаются нравы, — печально констатировал Тед.

— Будешь приставать — руки пообрываю, — но Сэл всё же придвинулась, сберегая тепло.

— Ага, обрывай, мне их заново отрастят… скажу, что производственная травма.

— Это чего ты производить собрался?!

— Не «чего», а «кого». Таких как ты, — нравоучительно отвечал Тед. И поспешно добавил: — Красивых и умных.

Сэл нервно хихикнула.

— Тогда уж таких как ты. Да тебя клонировать надо… для увеличения рождаемости во Вселенной.

Тед, довольный, не стал спорить. Доволен он, впрочем, был не столько сомнительным комплиментом, сколько тем, что из голоса Сэл исчезла враждебность.

— Ноги сюда давай, леденючие же, — курсант завозился, подгребая девушку поближе и устраивая её ступни между своих.

— Теодор Лендер, сказано же — держи руки подальше! И ноги, — на всякий случай уточнила та.

— В геометрическом пространстве спальника это затруднительно, — с несвойственным ему изяществом высказался Теодор. — Спи давай.

* * *

Наутро Тед перепаковал рюкзаки, переложив основной вес к себе. Сэл он уцепил под локоть и пёр теперь с упорством вездехода, таща девушку на буксире. Болото наконец кончилось, и теперь они шли по просёлку, вязкому и раскисшему после дождя.

Оставалось пройти, по расчётам Теда, километров пять, когда впереди в сырой мороси замаячила по-птичьи хрупкая фигура.

— Последние, — недовольно буркнул Нолан. Впрочем, Теду показалось, что старик скрывает облегчение. — Курсант Бейкер, что у вас с ногами? Давай-ка, парень, сажай её сюда.

Сэл скинула рюкзак прямо на сырую обочину и села.

— Сымай берцы, посмотрим.

Девушка, морщась, стащила обувь.

— Ох, девонька… Ну-ка… давно в куклы играла? Сейчас вспомнишь…

Нолан вмиг распустил тесёмки своего рюкзака, запустил в него руку почти по локоть и выудил две тряпицы.

— Ну-ка, ставь ногу сюда…

Болячки немедленно оказались обработаны и закрыты свежим пластырем, а тряпица — расстелена на рюкзаке Нолана: то ли широкий бинт, то ли косынка из мягкой ткани. Старик установил ногу девушки наискось и подвернул угол.

— Учись, девонька. Вот так, а теперь сюда… вот и спеленали.

Он расправил почти невидимые складки. Ступня Сэл оказалась надёжно завёрнута в кокон с остреньким кончиком.

— Во-от… теперь — ботинок… Давай вторую.

— Ой… — Сэл попробовала наступить. — Легче…

— Ну а я что говорю? Запомнила, как это делается? Это тебе не термоносок какой, это, дочка, портянки.


…Кофия с марципанами на кордоне не нашлось, но горячий чай был. Нолан лично плеснул туда коньяку.

— С завершением, — сказал он. — Поздравляю вас, господа второкурсники.

Курсанты, сидя полуругом, блаженно тянули ароматную жидкость и щурились от тепла. Судя по всему, холод достал не только их с Сэл. Тед скосил глаза. Положим, рядом они сели потому, что оставалось только два пустых стула, но девушка вроде не рвалась пересесть…

Сэл отхлебнула из своей чашки и тоже помотрела на него.

— Хороший ты парень, Тед. Но тебя ведь не переделать, правда?

— Не переделать, наверное. Сэл, но ведь всё равно… Ты же сама хочешь летать. Ну и… Мне к Веге, тебе к Ориону… Если повезёт, пересечёмся раз в год… — Тед, к собственному изумлению, запутался и замолчал.

— Хороший ты парень, Тед, — повторила Сэл.

В дальнем углу Хахтанг изображал странную мелодию на чём-то вроде центаврианской губной гармоники. Народ негромко гудел, на буйное веселье явно никого не тянуло. В окно тихонько шуршал такой безобидный теперь дождь.

— Ну что, мир? — осторожно спросил Тед. — Без аннексий и контрибуций?

— Мир, Тедди. Но только, — Сэл болтанула чай в чашке, — ещё и без рук.

— Подписываю, — вздохнул Тед.

* * *

Три дня спустя они с Киром сидели в «Голубой планете» — той самой, где смуглый терранин варил кофе в турке. Кир только вчера вернулся с практики.

— Ну и куда ты теперь? — спросил Тед, имея в виду наступившие каникулы.

— Смотаюсь родичей проведать, — Кир задумчиво отхлебнул пива. И, после недолгого молчания, всё-таки спросил:

— А ты?

— Я… — будущий пилот пожал плечами. — Тут перекантуюсь. Отосплюсь, подработаю малость…

Закончить семестр без троек не получилось — отчасти из-за ночных погрузок, но вряд ли дело было только в них — и стипендии снова было не видать.

— Смотри, поаккуратнее. «Бойтесь данайцев…»

— Че-го?

— С Эйшитом поаккуратнее, — буркнул Кир, отводя глаза. — Что-то с ним не так…

— Нормальный парень, — чуть сердито отвечал Тед. — Да что я, маленький, что ли? Разберусь.

КОНЕЦ ВТОРОГО СЕМЕСТРА

Семестр третий

Глава двенадцатая. Гровер

За окном шёл нудный холодный дождь, и ветер бил в стёкла, раскачивая уличные фонари. В квартире тоже было холодно: накануне Краб, как он выразился — «по дури», умудрился закоротить проводку отопления. Насчёт природы этой «дури» сомневаться не приходилось.

— Завтра починю, — пообещал то ли себе, то ли высшим силам грузчик, протягивая Теодору дымящуюся кружку. — А пока на вот, хлебни. Погода собачья, промёрзнем на хрен…

Хотя укрыться на космодроме можно было только в пустом ангаре, Теда это мало смущало — его форменный комбез с подогревом не промокал и годился для работы даже при минус тридцати. Но кофе перед работой выпить хотелось. Краб налил густой коричневой жидкости и себе, а затем принялся наполнять термос.

— Слушай, а откуда Босс вообще берёт траву? — полюбопытствовал Теодор, помешивая сахар — варево Краба иначе пить было невозможно.

— Ну ты спрашиваешь. Разве о таком говорят… — тот закрутил крышку и сунул термос в рюкзак. И добавил после недолгого молчания: — Места знать надо. Только недавно облом вышел. Стаффа того качества уже не добыть. Ну то есть — искать надо, да вот пока не находится.

В молчании прихлёбывали кофе.

— Вообще-то… — начал Краб.

— Что?

Мужик протянул руку и вытянул из ящика глянцевый журнал.

— Смотри, что нашёл.

Неожиданная смена темы озадачила Теда, но он подавил любопытство и раскрыл обложку с изображением подрумяненного бифштекса, украшенного яйцом и зеленью.

— Курица, фаршированная блинами и черносливом, — с изумлением прочёл он. — Блинами?!

— Не тут, вот. Где реклама про свежий салат. Видишь, какая штука? Только жаль, дорогущая. Да ведь это для вовсе безруких, а я вот думаю — такое можно и самим склепать.

Тед быстро проглядел проспект, вшитый в середину.

— Да как нечего делать… — задумчиво пробормотал он. — Только компрессор придётся докупить. И вырастет твой салат как миленький.

Щёлкнувший замок и шаги в прихожей обозначили появление Эйшита.

— Ну и погодка. О, а мне?

Старшекурсник стащил ботинки, прошёл на кухню и нацедил себе остатки кофе.

— Что это тут у вас?

— Да вот Краб спрашивает, можно ли такую штуку самим соорудить. По-моему, не проблема. Помнишь, за третьим ангаром старые трубы свалены?

— Трубы? — озадачился Краб. — Это не похоже на трубу.

— Ага, — будущий пилот уставился куда-то в дальний угол, как будто уже видел там собранную установку. — Эйшит, помнишь, как на космических крейсерах система гидропоники устроена? Только надо знать, на сколько растений рассчитывать. Как здесь?

Краб и Эйшит переглянулись.

— А если не салат?

— Тогда по размерам прикинуть нужно. Ну, хотя бы — сколько в высоту?

— Н-ну… это зависит от сорта… сначала-то они маленькие будут… — Краб заколебался.

— Да ладно, Тедди, забей, — небрежно сказал Эйшит. — Краб, я тебе говорил — не усложняй. Гидропоника — это не так просто, как тебе пытаются впарить. Им же товар продать надо. А мы лучше вернёмся к истокам. Купим пару настольных светильников, земли наковыряем…

Тед фыркнул.

— Настольными светильниками герань своей бабушки освещать будешь. И то загнётся. Впрочем, как хотите.

Краб переводил взгляд с одного на другого и наконец решился.

— Да метр двадцать примерно. В смысле, в высоту.

— О-о! — сын фермера ухмыльнулся и откинулся на спинку стула. — И сколько растений должно поместиться? Это я опять же для прикидки, — пояснил он.

— Да хотя бы десяток…

— Деся-аток? — Тед заржал. — Н-ну… ладно, пусть будет десяток. Ну ты даёшь — монтировать-то где будете? Здесь? А после этого меня, выходит, на порог не пустишь? Чтобы я не догадался, что вы тут растите? Конспираторы… А сушить где собираетесь? Там же, где выращивать?

— Да я просто спросил, — защищаясь, сказал Краб. Напряжённо подумал, наморщив лоб, и добавил: — Да ты и сам догадался.

— Угу, — Тед веселился. — А почему ты про гидропонику-то подумал? В горшках с почвой и правда попроще.

— Так, Краб, хватит. Не втягивай малька. Да и вообще — не связывался бы. И ты не трепись. Краб, может, и не соберётся ещё.

— Как не соберётся? — страдая, выпалил Краб, не замечающий знаков, которые Эйшит подавал ему бровями. — Уже! Две недели нарадоваться не мог… и вот…

— Что «вот»?

Вместо ответа мужик встал, поманил Теда к окну и отодвинул занавеску. На подоконнике в обрезках пластиковых бутылок зеленели печально поникшие всходы, ничуть не напоминающие знаменитый резной семилистник.

— Тьфу ты, — смиряясь, сказал Эйшит. — Тедди, только не трепись.

— И поливал вроде, — Краб ссутулил плечи и потрогал землю. — А какие семена были… элита, «Серебряная гроза». Двадцать процентов ТГК… эх, пятьдесят галактов отдал…

Тед тоже сунул палец в почву, затем приподнял бутылку и осмотрел дно.

— Ну ты дубина! — констатировал он. — Смотри. Дренажного отверстия нет, земля переувлажнённая. А подоконник холодный, впитывание воды медленно идёт.

— А ты, видать, в этом сечёшь. Поможешь?

Тед пожал плечами.

— Не вопрос. Да, ещё. Лампы понадобятся. Рефлекторы соберём, тоже не проблема…

— Слушай, Тед, откуда ты умный такой? Сперва я этого дуралея отговаривал, вижу — не помогает, теперь ты ещё его подзуживаешь. Там сам чёрт ногу сломит — люксы, температура, влажность. А по-моему, если само на подоконнике не растёт, то и связываться нечего. Только время зря потеряете. И семена денег стоят, между прочим.

— Да что тут сложного! — Теда потихоньку разбирал азарт. — Подумаешь, люксы. Технические характеристики корабельного оборудования ещё на первом курсе сдавали. И ты тоже.

— У меня это давно было, — ядовито откликнулся старшекурсник. — Не то что у тебя. И не буду же я это в голове держать. Потому что абракадабра. На то инженеры есть.

— Ну знаешь! Вот окажешься один на необитаемой планете…

— Ты что, безбашенный? О таком вообще не заикаются.

— Ладно. Только — спорим, получится?

— Дураки спорят.

А вот Краб глядел с надеждой.

— Эйшит, а я думаю, давай попробуем?

— Тьфу. Что с вами говорить. Пока лоб не расшибёте, не убедитесь. Давай-давай… твори, выдумывай, пробуй… только чур — я тут ни при чём!

— Замётано!

— Ох ты, — спохватился Краб. — Время!

И торопливо полез в комбез — попроще, чем у Теда, изрядно потрёпанный и в грязных разводах.

И только когда они вдвоём уже спускались к флайеру Босса, припаркованному у подъезда, с тревогой спросил:

— А ты уверен, что получится?

— Да на все сто!

— Ладно. Тогда — только никому ни слова. И Боссу тоже.

— Не дурак, понял.

* * *

В течение следующих двух недель квартира Краба и Эйшита превратилась в склад всевозможного хлама: два пятиметровых обрезка трубы большого диаметра, несколько листов утеплителя из минеральной ваты, гора пластиковых бутылок — и Краб, и Теодор тащили их отовсюду, гибкие шланги, куча тонких погнутых металлических листов. Эйшит ворчал, что скоро им всем придётся переселяться на улицу, а Тед увлечённо рылся в инфранете, а если не рылся — просиживал в углу кухни с планшетом, что-то подсчитывая или делая наброски. Кроме компрессора требуемой мощности и четырёх ламп, пришлось купить два тюбика силиконового герметика, портативный гигрометр и таймер. Краб торопил, но Теду хотелось сделать как следует.

— Если тебе так не терпится, займись делом, — сказал он наконец. — Вот в этой трубе надо прорезать отверстия точно по диаметру бутылок. И ещё — для подачи и слива воды. Сюда надо поставить прозрачную заглушку, а сюда — колено. Дополнительный подогрев, я думаю, не понадобится — достаточно будет тепла от ламп. Сможешь сделать по чертежу?

А сам ушёл бродить по городу. Он искал вполне конкретную вещь, но только через три дня ему посчастливилось наткнуться на выброшенную кем-то связку трубок, достаточно прочных для того, чтобы можно было сделать из них раму опоры. К этому времени Краб как раз закончил свою часть работы. Ещё через три вечера всё было готово, и систему на пробу заполнили водой.

— Неплохо, — признал Тед, любуясь результатом. Оставалось только согнуть рефлекторы и закрепить лампы — их высоту над растениями, по замыслу автора, можно было легко регулировать.

— Это будет стоять в твоей половине комнаты, — твёрдо заявил Крабу Эйшит.

Наконец наступил черёд минеральной ваты. Эйшит сидел в сторонке с самым снисходительным видом, но не мог до конца скрыть любопытство. Краб, волнуясь, достал из заветного места и передал Теду пакетик с двенадцатью серовато-коричневыми семенами, а тот, чувствуя себя немного фокусником и чуть рисуясь, острым ножом отрезал кубик утеплителя, сделал в нём отверстие, намочил в растворе стимулятора роста, отжал и аккуратно, почти нежно поместил в надрез первое семечко. Краб смотрел, не отрываясь, как будто ждал, что из ваты немедленно появятся зелёные листочки, и не хотел пропустить этот момент.

— Чем меньше ты тревожишь корни, тем лучше, — пояснил Тед. — Поэтому сажать будем прямо вместе с этим кусочком.

Через пять минут и остальные семена были подготовлены к проращиванию. Кусочки утеплителя Тед поставил в миску, накрыл и сдвинул в сторону.

— Ну вот, — объявил он, — проект запущен. Это надо отметить.

И достал из-под стола многозначительно звякнувшую сумку.

* * *

Через три дня Теодор снова объявился у Краба. Тот открыл дверь и немедленно потащил парня в кухню.

— Смотри!

Миска с кубиками минеральной ваты торжественно стояла посередине стола. Десять оставались такими же, как прежде, зато в двух…

— Красавцы…

По мнению Теда, проклюнувшиеся ростки мало чем отличались от каких-нибудь там огурцов. Ну, разве что размерами.

— Ты зря с тёплого места убрал, — укорил он.

— А не пора пересаживать?

— Да погоди, дай подрасти. И вот что, пожалуй, давай и правда на свет поставим.

Одну из ламп, купленных Теодором, спустили как можно ниже. Тед установил таймер и задёрнул пластиковую занавеску.

В следующий раз ростков было уже шесть.

— А остальные что ж? — расстраивался Краб.

Но спустя два дня проросли и они.

— Я сфотографировал, — гордо заявил коноплевладелец. — Вот!

Увеличенные, ростки напоминали крохотных дракончиков, проклюнувшихся из яиц, трогательных и грозных одновременно. Овальные листочки были чуть приоткрыты, как пасти, стебельки изогнуты, словно шеи. Тут уж и Тед поневоле залюбовался.

— Да ты прям художник!

— А вот ещё… ты погляди! А?

— Этот ещё лучше. А если поставить видеосъёмку?

— Ага, давайте-давайте, — буркнул Эйшит. — Чтобы задокументировать происходящее для следствия.

— Ну так мы же с ней в обнимку фотографироваться не будем, — обиделся парень.

Пришла пора поместить кубики с проростками в собранную установку. Тед ещё раз проверил всё — влажность, температуру — и включил компрессор.

* * *

На следующий день было воскресенье, и Теодор явился проведать тепличку прямо с утра. Эйшит, невыспавшийся и сердитый, открыл дверь и буркнул вместо приветствия:

— Ну вот что, на это я не подписывался!

— На что?

Но тут Тед понял, что чего-то не хватает. Компрессор молчал. Парень бросился в комнату и ткнул в кнопку.

— Вы что! Кислород должен подаваться круглосуточно!

— Вот и я ему говорил…

— Да я как человека прошу — выключи! И гаси свет, спать мешает! Или хоть притуши! Так нет — «световой день», «освещённость», «Тед говорит, что…» Да какая разница — двенадцать, восемнадцать… Ну, расти будут подольше, и все дела.

— Нет уж, — решительно провозгласил эксперт. — Ты что! Восемнадцать-двадцать часов в сутки, и никак не меньше! У нас всё будет по науке.

— И сколько это терпеть? — возмутился старшекурсник.

— Да не переживай, двенадцать сделаем, когда цвести будет пора. Погоди, у вас же комната вроде разделяется!

— Ага. Заело что-то. Как раз собирался монтёра вызывать. А тут это.

Тед уселся прямо на пол и заржал.

— Ага, давайте вызовем! А про эту штуку скажем — это, мол, у нас тут салатик растёт… Эйшит, ты что, заевшую переборку починить не можешь? Астролётчик, блин!

— Я, между прочим, пилот, а не механик!

— Ну-ну… Тебя послушать, пилоты — это такие особенные люди… — Тед хотел закончить «у которых руки не из того места растут», но посмотрел на несчастного Краба и плюнул. — Краб, давай сюда инструменты, делов-то…

Провозились, тем не менее, до обеда — пришлось снимать секцию и менять сломанный ролик.

— А розетки вам починить не надо? — не удержался всё-таки Тед.

— Нет… ты чего?

— Это хорошо! — парень так и не объяснил, что же его насмешило.

— Идиоты, — добродушно констатировал Эйшит, глядя на ржущего приятеля. Он уже выпил кофе, и теперь курил, выпуская сладковатый дым через узкую щель приоткрытого окна. — Подумайте лучше — с улицы свет виден.

— М-да… пожалуй…

В последующие дни комната обогатилась плотными шторами, да и саму тепличку завесили чёрной плёнкой — как ни храбрился Краб, но спать при таком свете не мог и он.

* * *

У самых крупных ростков разворачивалась уже третья пара листочков — нежных, с зубчатым краем и чётко прочерченными жилками, когда стало ясно, что один горшок так и будет стоять пустым.

— Ничего, зато ты погляди на эту! И вот эту! — утешал Тед.

— Да я уж и так смотрю, — Краб просветлел. — Не пора ли поднять лампы повыше?

Он посмотрел на зеленоватые циферки миниатюрного термометра и на полделения повернул верньер регулятора.

Новоявленный агроном задумчиво оглядел плантацию, сверил показания приборчиков с чем-то неведомым в своём подсознании и отрицательно покачал головой.

У него было ощущение, что всё прочитанное и тщательно обдуманное сложилось в голове в какой-то смутный, не поддающийся словесному выражению образ, позволявший, тем не менее, уверенно определять, не слишком ли высока температура для данной освещённости, и не слишком ли низка для данной влажности.

Ещё через неделю лампы всё-таки подняли. Теперь Тед забегал почти каждый вечер. Краб действительно поставил небольшую видеокамеру, и день за днём просматривал отснятое, отбирая лучшее и хвастаясь наиболее удачными фрагментами.

В один из вечеров, когда курсант, уже почти одетый, собирался выходить из общежития, позвонила Кэри.

— Лапушка, извини. Сегодня никак, — чуть напряжённо сказал Тед. — Замотался совсем… У меня… контрольная завтра!

— У тебя третью неделю контрольные, — сдержанно ответила девушка.

— Ну извини… ну правда никак! Завтра! Давай завтра! В шесть, где обычно, да?

Он отключил связь и оглянулся на Кира — тот смотрел с непередаваемым изумлением, а затем опустил глаза и уткнулся в свой конспект.

— Но я не могу сегодня! — с отчаяньем пояснил парень. — А она всё…

Он хотел сказать «пристаёт», но вовремя осознал, насколько дико это прозвучит.

— Это… ну… ну я свободный человек или нет?!

— Как-то это… неправильно, — прохладно отозвался Кир. — Ну, бортанул ты её, но голову-то зачем морочить?

— Я не… о, чёрт! Кир! Ну ты хоть не начинай!

Кир не ответил.

Настроение было испорчено. Тед чувствовал, что неправ, и накручивал себя, чтобы не признаться в этом. Но позже, глядя на зелень, такую яркую и такую непохожую на обычную здесь унылую бурую растительность, выбросил неприятные мысли из головы.

Растения достигли уже почти полуметра, и теперь никто не усомнился бы в их видовой принадлежности. Краб показывал очередное чудо макросъёмки — снятые крупным планом волоски, поблёскивающие, будто роса. Стена над его койкой была украшена огромным глянцевым плакатом собственного производства — он пояснил, что распечатать помог один из знакомых.

— Красота, да? Ну ладно, пошли, что ли, насчёт еды сообразим!

Художественные увлечения ничуть не мешали второй — то есть, если в хронологическом порядке — первой страсти грузчика. На этот раз он затеял учить Теда печь сладкие блинчики.

— Да ты не взбивай, тут достаточно просто размешать! А теперь — добавляем муку. Главное — перемешивать хорошенько, и чтоб комков не было, — пояснял он.

Усилия неофита от поварского искусства закономерно завершились оттиранием уляпанных стен, но блинчики с джемом вознаградили за всё.

На следующий день Тед пригласил Кэри в кафе и постарался, как мог, улучшить её настроение. В конце концов ему удалось добиться того, что она засмеялась, и, вроде бы, всё было как обычно, но…

Но курсант то и дело ловил себя на том, что ждёт конца свидания — может, если будет не очень поздно, он успеет заскочить к Крабу, проследить, не пора ли доливать питательный раствор.

* * *

— Да где же он? — Краб в десятый раз посмотрел на часы.

Они снова сидели на кухне в ожидании флайера. Только на этот раз, кроме кофе, на столе стояла ещё и тарелка с какими-то сладкими крендельками, и Тед отправил в рот уже четвёртый. Босс обычно не опаздывал, а тут…

— Ну, мало ли что, — рассудительно заметил курсант. Он прислонился плечом к тёплой стене и вслушивался в завывания ветра. Выходить на улицу не хотелось, так что задержка бригадира была даже кстати.

— Ещё неделька, и начнём сокращать световой день, — умиротворённо сказал он. — Эх, даже жаль как-то…

Что именно жаль, он пояснить не успел. Резкий звонок в дверь заставил Краба вздрогнуть.

— Кого ещё чёрт принёс!

Мониторчик отобразил злобную физиономию Босса.

— Ёшкин кот, — растерянно сказал Краб.

Требовательный звонок прозвучал снова. И снова.

Грузчик оглянулся на молодого напарника. Впускать бригадира он явно не хотел, но ведь и не открывать начальству как-то не пристало.

— Босс, ты чего не позвонил? Сейчас, уже выходим!

Он всё ещё надеялся, что как-нибудь обойдётся.

— Звоню! Уже двадцать минут! Может, хоть до сортира дойти позволишь? — рявкнуло выведенное из себя начальство. — И держи комм включённым! — это прозвучало уже прямо в лицо здоровенного грузчика, торопливо открывавшего дверь.

— О, ё-о-о! — простонал Краб, кинув взгляд на комм. — Забыл совсем!

— Ну ладно, — пробурчал бригадир, остывая. — Давайте живей, успеваем ещё.

И протиснулся между двух широкоплечих парней в квартиру.

Краб и Тед переглянулись и торопливо полезли в рабочие комбезы. Как раз успеют…

Босс вышел из санузла и шагнул на кухню, отведя в сторону сухо застучавшие бусины шторы. Краб, уже протянувший руку к рюкзаку, замер. Сначала звякнул стакан, потом наступила тишина, затем — шаги, и голос Босса, прозвучавший уже из комнаты.

— А эт-то ещё что?

— Это… это…

— Так… Краб, живо сюда.

Хотя вроде бы звали одного Краба, Тед прошёл вместе с ним.

Конструкция, прикрытая чёрной плёнкой, протянулась вдоль всей стены. Босс стоял, слегка наклонив голову и расставив ноги. Край плёнки он откинул, и зелёные резные листья, ярко освещённые мощными лампами, чуть покачивались, задетые неловким движением.

— Краб! Ты. Немедленно. Это. Ликвидируешь, — Босс цедил слова по капле, переводя нехороший взгляд с растений на Краба.

— Босс… Не надо!

— Ты!.. Ты не понял? Идиот. Если вздумал связаться с этим — почему не снял для этого другое помещение?! Я сказал — ликвидируешь!

— Босс, не надо! Я… мы… перевезём. Завтра же…

— Краб, погоди, — Тед оттеснил приятеля плечом. — Их нельзя трогать! Если разбирать всё это — корни повредим. А целиком…

Целиком установка попросту не проходила в дверь. Да и как её грузить во флайер? О, чёрт!

— А ты, курсант, значит, тоже в этом деле?!

— Босс… три недели! Только три недели. Ну что за это время случится? Через три недели всё будет готово!

— Четыре, — настойчиво поправил Тед. — Урожай созреет через четыре недели.

— А я эти три… четыре… недели буду думать, что если вы попадётесь, то я…

— Да при чём тут ты! И с чего нам вдруг попадаться?

— При том, что всех вокруг трясти будут!

— И что? — не понял Тед. — У тебя же ничего такого, да? Ну… то есть…

Ему внезапно пришло в голову, что — у Босса же запас травы должен быть, нехорошо… вроде как они с Крабом человека подставили… боится загреметь за хранение?

— Босс, да ладно… Нехорошо получилось, да. Но ведь месяц до урожая! Ты посмотри, какие! Ну что может случиться за месяц?

Босс словно бы порывался что-то сказать, но каждый раз стискивал губы, только шумно выдыхал через нос.

— Ну Босс… — присоединился и Краб, умоляюще и отчаянно. — Уже почти! Уже и шишечки скоро… эх! Да как же это!

— Босс, да ведь для тебя и правда риска никакого. Если боишься за хранение — так ты теперь в курсе, поостережёшься. И из-за этого поднимать шум и урожая лишаться? — будущий пилот недоумевал. О стоимости будущего «растительного сырья» он не задумывался, но ясно же, что немало — тут не о десяти граммах речь.

Бригадир до сих пор вовсе не казался ему таким уж трусом. А вот поди ж ты — чуть что покруче, так и напугался.

Босс боролся с собой. Через несколько секунд он выдавил:

— Ладно, уговорили… Но чтобы только до урожая. И второго раза чтоб не было, ясно вам?!

Глава тринадцатая. Урожай

В «наркотическом» отделе Алекс слыл брюзгой. Причиной был не столько характер, сколько некие не озвучиваемые им идейные соображения. Никого не удивишь тем, что побаиваешься заранее хвастать удачей. Но Алекс шёл дальше. Каждое дело он предварял стоическим «опять ни хрена не выйдет» или «только зря время теряем». Уголки его губ при этом опускались так выразительно, как будто ему предстояло первым бросить горсть земли на гроб лучшего друга.

Это было больше, чем обычное «чтоб не сглазить». Скорее это было сродни молитве — ведь если удачу можно спугнуть, то, должно быть, можно и приманить, верно?

Сегодня он «дежурил по компьютеру», то есть — с утра проглядел всё то, что за сутки оказалось выужено из инфранета, и теперь протягивал капитану длинную ленту сводки.

Вселенская скорбь на физиономии Алекса была лучшим индикатором.

— Что-то интересное? — осведомился капитан, глядя на сведённые к переносице белёсые брови и горький прищур прозрачно-голубых глаз. И только после этого положил распечатку перед собой и разгладил ладонью. Так и есть — одна строка отчёркнута красным.

— Наверняка опять пустышка, — озабоченно пояснил Алекс. — Альгис Ваунд, владелец складского комплекса, пожаловался на утечку электричества. Сотрудники электрокомпании проверили, действительно нашли небольшую утечку, устранили и заверили Ваунда, что теперь всё будет в порядке. Через полгода он сообщил в компанию, что утечка продолжается. И потери-то для такой махины вовсе невелики — этот комплекс жрёт электричество как лошадь… там одних рефрижераторных два этажа. Но этот Ваунд, похоже, из тех, что за полгалакта удавятся. А электрики клянутся, что никакой утечки нет. Диспетчер компании, согласно инструкции, сообщил нам. А я думаю, наверняка просто их сотрудники схалтурили.

— Может, и схалтурили, — задумчиво согласилось начальство. Капитан был одним из тех немногих, кого не раздражало вечное нытьё Алекса. Напротив, иногда ему казалось, что Алекс притягивает удачу не только к себе, но и ко всему отделу. — Возьми Роба и поезжай.

Его предчувствия не обманулись и на этот раз. Уже через полтора часа раздался сигнал комма, и возбуждённый Роб сообщил:

— Капитан, да тут, похоже, целая плантация! Помещение аккурат в середине здания, так что снаружи заэкранировано полностью — если не ходить со сканером по этажам, ни за что не обнаружить.

— Я думаю, сканер неисправен, — буркнул откуда-то сбоку голос Алекса.

Капитан хмыкнул.

— Ставьте видеонаблюдение, — распорядился он. — Дело закрепляю за вашей группой. Смену пришлю через три часа.

* * *

Внезапно установилась хорошая погода, облачная, но почти безветренная, и расписание перекроили. Теперь почти ежедневно выделялось время для прыжков с парашютом.

Вначале, ещё в прошлом семестре, когда только начали обучать технике прыжков, находились такие, которые ворчали — зачем, мол, использовать такую допотопную технологию, когда есть же портативные антигравы. Сейчас недовольных не оставалось. Тем более что это оказалось только первым этапом. А теперь…

Тед перенёс вес на правую ногу и оттолкнулся. Внизу бугрились подсвеченные солнцем облака, и ощущения высоты не было. Но воздух обжёг кожу холодом там, где лицо не было закрыто очками. Он развернулся, отведя руки назад и падая лицом вниз, а затем, когда катер оказался далеко вверху, раскинул их в стороны, выравниваясь.

Перед глазами побежали строчки цифр — их надо было складывать и вычитать, надиктовывая результаты в гарнитуру.

— Триста сорок два, сто пятнадцать, двести тридцать семь, двадцать четыре…

Это была тренировка стрессоустойчивости. На втором этапе учитывалось всё: не только техника, но и частота пульса, правильность и скорость подсчёта, и даже интонации.

Теперь курсант падал сквозь облака — мириады кристалликов льда, смешанные с водяной пылью, но отвлекаться на это было некогда.

— Четыреста семнадцать, двести тридцать три, сто шестьдесят один…

— Время.

Курсант активировал парашют, и тот с хлопком раскрылся, рванув тело вверх. Цифры перед глазами исчезли, и он видел землю далеко внизу, строения и ангары, и заснеженную площадку, выделенную для тренировок. В прошлом году над ней растягивали гравитационную подушку. Шуон как-то раз пролетел мимо площадки, приземлился неудачно и сломал лодыжку. Он тогда целых три дня провёл в госпитале, обрабатываемый регенерантами, но уже через неделю прыгал снова.

Сейчас подушку уже не разворачивали: это только для перваков. Тед потянул за стропу, направляя парашют к нужному месту.

— Видели бы вы, как спасатели прыгают! — сказал как-то их инструктор, Дон Эдерер. — Если в сельве найти прогалину и расстелить на ней носовой платок, не промахнутся!

Насчёт носового платка Теду не верилось. Впрочем, у Дона вечно было не понять — говорит ли он чистую правду, или же художественно приукрашивает. Вот, скажем, когда они прыгнули в первый раз, Сэл, возбуждённая, говорящая чуть быстрее обычного, сказала ему:

— А я вообще-то высоты боюсь!

Дон фыркнул и доверительно признался:

— А я тоже.

— А как же?..

— А вот так. Если над обрывом стою или даже просто с пятого этажа из окна выглядываю, аж дыхание перехватывает. Но прыжки с парашютом — совсем другое: все эти километры в мозгах не помещаются. Поэтому прыгать не страшно.

Тогда Тед подумал, что инструктор, должно быть, преувеличивает свою боязнь высоты — просто хочет подбодрить девушку, показать ей, что в её страхе перед первым прыжком нет ничего особенного.

Сейчас Сэл прыгала наравне со всеми, и про то, что чего-то там боится, больше не вспоминала.

Тед развернулся, проверил скорость ветра, развернулся ещё раз. Сейчас его сносило как раз на площадку. Отлично! Теперь управлять парашютом следовало осторожно, и курсант поудобнее перехватил стропы. Ещё немного… есть! Он приземлился, тут же перекатившись на бок и вцепившись в стропы. Парашют дёрнул, пытаясь протащить по земле, но затем смирился и осел мягкой грудой.

Это было прекрасно. Курсант перевернулся на спину — над его головой, словно бы возникая из ниоткуда, из серого неба, плавно снижались яркие цветные купола. В крови ещё пел адреналин, и тело словно бы всё ещё переживало ощущение полёта. Тед попытался отследить момент появления хотя бы одного из парашютов, но это никак не удавалось — он вглядывался в серую пелену, но яркое цветное пятно каждый раз внезапно появлялось именно там, куда не был направлен взгляд. Просто вот только что ничего не было, и вдруг — вот он, спускается.

Хотелось и дальше лежать, удерживая ощущение жизни в каждой клеточке тела.

Голос Дона, ласковый до невозможности, прозвучал, казалось, не в наушниках, а прямо в черепе.

— Курсант Лендер, нуждаетесь в помощи?

Физиологические параметры Теда отображалась на дисплее инструктора, так что это было не предложение, а намёк.

— Спасибо, справлюсь, — Тед рывком сел, отряхивая снег с комбеза, затем поднялся и принялся собирать парашют.

Дим, с блестящими глазами, подошёл и встал рядом.

— Молоток! Девяносто три балла.

Тед расплылся в улыбке, но через секунду делано небрежно спросил:

— А у Аанден?

— Девяносто пять.

Парень постарался скрыть разочарование. «Перепрыгать» Аанден было трудно.

— А у Сэл — девяносто, — с самым серьёзным видом «утешил» Дим. — Ты уже почти что не уступаешь девчонкам!

* * *

— Ви, а это правда, что аварийщики способны приземлиться на носовой платок? Ну, с парашютом.

Тед решил не откладывать вопрос в долгий ящик и забежал-таки вечером к старой приятельнице. Спасательница, казалось, знала в Академии каждого и могла рассказать интересную историю.

Виолетта оглядела парня — тот внаглую развалился на койке Лилиан, пользуясь отсутствием законной хозяйки, и теперь хрустел чипсами, роняя крошки на покрывало. Справедливости ради следует заметить, что угощение этот обормот принёс с собой: себе — пиво, а девушке, с учётом её вкусов, кофейный ликёр, который та наливала в крохотный стаканчик, больше напоминавший напёрсток.

— На платок? — недоумённо переспросила она. — О, знаю! Это Дон сказал, да? Так он и сам из бывших спасателей. Уж если кто и может приземлиться на платок — то это он.

— Так он же молодой совсем, — удивился курсант. — Я думал… ну, а почему он бросил это дело? Если был спасателем?

Девушка пожала плечами.

— Его же комиссовали, — пояснила она. — Ты разве не замечал — он прихрамывает.

— Да вот, как раз удивлялся. Ну и… — Тед замолк. Он, собственно, хотел спросить: «Ну и почему его не починили как следует?» Но, значит, и так бывает: не починили вот. Потом он хотел спросить — «и как оно, вот так вот сменить профессию?» Но опять не спросил, представил себе на минуту, что и его вот так… по состоянию здоровья, да? И что бы он стал делать? Работал бы инструктором? Но что такое должно случиться, чтобы пилотом — нельзя, а инструктором — можно? Ерунда какая-то…

Тед отхлебнул из банки и запустил пальцы в пакет с чипсами. Вот ведь чёрт… Отец говорил же: «А если травма? Что тогда?» Он имел в виду — «ты же не проживёшь на пенсию», но для Теда вопрос звучал иначе. Чёрт с ней, с пенсией. Что тогда — не летать? И как это? Ведь это — его, точно его, теперь это было ясно.

— Что «и»? — поторопила Ви. Видеть Теда задумчивым — это всё равно что… да уж. Всё равно что обнаружить, что вода перестала быть мокрой. Впрочем, надолго ли? И точно: курсант встряхнулся и снова потянулся к банке с пивом.

— Да так, — парень легкомысленно пожал плечами. Думать о том, чего ещё не случилось, да нет — что, скорее всего, и не случится вовсе, было глупо. Если случится, тогда и подумаем.

* * *

День, определённо, задался. В благодушно-приподнятом настроении курсант вышел за тяжёлые кованые ворота Академии. Дальше следовало повернуть налево, вдоль кованой же фигурной решётки, по цветной терракотовой плитке отшагать до перекрёстка и там свернуть на знакомую улицу с невысоким стриженым кустарником, черневшим на фоне занесённого снегом газона. Как и другие местные растения, весной он распускал не зелёные, а оранжево-золотисто-бурые листья, но зимой легко можно было забыть о том, что Тед находится не на родной планете.

На углу улицы парень скользнул взглядом по массивному тёмно-зелёному флайеру с затемнённым куполом — тот был припаркован не на месте, странно даже, что на стекле кабины ещё не проблескивал красно-жёлтый стикер извещения о штрафе. Курсант набрал комбинацию цифр на кодовом замке, поднялся на третий этаж и отстучал условный сигнал.

Сегодня следовало долить питательный раствор, а эту задачу Тед не доверял никому. Обставившись батареей баночек, парень колдовал над миниатюрными весами, обнаруженными в хозяйстве Краба, то осторожно добавлял несколько ккрупинок одного, то — на кончике ножа — другого, и насвистывал под нос. Было в этом что-то шаманское. Вряд ли результат оказался бы хуже, не досыпь Тед чуток фосфата калия или там сульфата цинка, но агроном-любитель твёрдо решил, что всё будет «по науке», а Краб, заворожённый сложными изменениями состава раствора в зависимости от фенофазы, не возражал, и более того, проникался всё большим уважением к молодому коллеге.

— Тед, глянь! Ох, помешал, да?

— Нормально, — курсант отодвинул банку, пересыпал гранулы в стакан и только после этого стремительно обернулся. — Что?

— Да вот, смотри!

— О! — зачарованно произнёс Тед. На макушке одного из растений, спрятанный между нежных, не развернувшихся ещё в полную силу листьев, проглядывал плотный пучок других листочков — узких, почти нитевидных. И, кажется, между ними было ещё что-то…

— И вот у этой! И тут, смотри!

Несомненно, конопля готовилась к цветению.

И в эту секунду дверной звонок зашёлся протяжными переливами.

Двое переглянулись и замерли. Эйшит обычно не звонил, а открывал своим ключом.

Звонок зазвучал снова.

— Полиция!

Краб резко выдохнул и побледнел, затем энергично мотнул головой в сторону окна.

Тед медлил, и Краб мотнул головой снова. «Уходи». Для большей убедительности он даже проговорил это, без звука, одними губами.

Приятель был прав, и курсант метнулся к окну — третий этаж, да, но можно добраться до водосточной трубы. Не впервой.

Прямо напротив окна стоял, широко расставив ноги, плотный человек в камуфляже — сверху он казался почти квадратным — и смотрел вверх. Только спустя мгновение Тед сообразил, что грузность человека вызвана бронежилетом.

— Вас там двое. И оружия у вас нет, — холодно сообщил голос из-за двери. — Откроете сами, или дверь ломать?

Парни переглянулись снова. Тед — вопросительно, а Краб — с кривоватой улыбкой. Затем грузчик пожал плечами и вдавил в коробочку пульта кнопку ·enter?.

Помещение внезапно стало маленьким — потому что его заполнили топот ног, отрывистые голоса, мельтешение фигур в камуфляже. Тед и его приятель оказались стоящими лицом к стене, упирающимися руками в её холодную поверхность.

— Чисто, — произнёс кто-то.

Тед всё-таки оглянулся. Один из тех, кто наводнили квартиру, стоял рядом и вглядывался в вирт-окошко, развёрнутое над запястьем. Тепловизор! Так вот откуда те знали, что в квартире двое, и что оружия нет — аккумуляторы бластеров должны были сиять, как звёзды. Да и сама тепличка, если подумать… Да-а, совсем необязательно выставлять растения на подоконник — приборчик способен был показать форму предмета, излучающего тепло, характеристики излучения и хрен знает что ещё.

— Кто хозяин квартиры? Повернитесь. Попрошу документы.

Краб развернулся.

— Карточка в шкафу, — угрюмо произнёс он. — Достать?

Оказывается, документы Краб хранил в кухонном шкафчике, среди пакетиков и баночек со специями.

— Теперь вы.

Тед развернулся и потянул клапан нагрудного кармана.

— Курсант?

— Да, — непослушными губами подтвердил Тед, остро осознавая, что — нет, уже не курсант. Как там оно? «Основаниями для отчисления являются…» Оно самое. Чёрт. Вот и всё.

— Кем вы приходитесь хозяину дома?

— Он просто знакомый, — вмешался Краб. — Случайно забежал. Он тут ни при чём. Он просто перчатки забыл. Вон они, на столе.

— Это так?

Мужчина, которого Тед мысленно записал в «старшие», тот, что был не в камуфляже, а в цивильном сером костюме, уставился на курсанта серыми, ничего не выражающими глазами.

Надо было просто сказать «да», но у Теда не повернулся язык.

— Ну…

— Так как?

Тед ещё раз попытался сказать «да, я тут случайно». Он даже мысленно проговорил на пробу — «да я тут вообще ни при чём», но понял, что вслух это не выговорить.

— Ни фига подобного, — мрачно брякнул он, проклиная себя за идиотизм.

— Дурень, — безнадёжно отозвался Краб. — Теперь это будет «сговор».

Тед запоздало сообразил, что, возможно, Краб выгораживал его не только из чистого альтруизма.

— Понятно, — сказал старший. Он повернулся и подошёл к гидропонной установке. Чёрный пластик занавески был сдвинут, и всё же мужчина повёл себя так, словно только что заметил население «теплички».

— Да-а, — впечатлённо протянул он. — Ну что ж. Позвольте представиться. Джаред ЛаВендер, следователь отдела по борьбе с наркотиками, — он чётко предъявил карточку удостоверения, не выпуская из рук и не придерживая за краешек, а зажимая всей кистью. — Согласно полученному ордеру, — в подтверждение своих слов мужчина полез во внутренний карман и развернул то, что, видимо, и было ордером, не электронный документ, а пластиковый лист с голографической печатью, — мы производим обыск помещения, находящегося по адресу «Улица Первопроходцев, дом 24, квартира 12». Обыск производится в присутствии двух понятых, — только теперь Тед заметил среди камуфляжников ещё двоих в гражданском, тётку в розовой кофте и необъятной юбке и вторую, в строгом синем костюме и с аккуратной стрижкой. — Если у вас в квартире хранятся наркотические вещества или их прекурсоры, вы можете сдать их до начала обыска. Вы не имеете права покидать помещение до окончания обыска. Вы не имеете права переговариваться друг с другом, а также передавать друг другу какие-либо предметы. Вы имеете право отвести кандидатуры понятых. Также вы имеете право на присутствие адвоката. У вас есть адвокат?

Даже вопрос прозвучал хоть и чётко, но бесцветно, без изменения интонации.

— Нет, — Краб смотрел в пол.

— Хотите ли вы, чтобы во время обыска ваши интересы представлял один из государственных служащих?

Краб поднял глаза — в них ясно читалось всё, что он думал о государственных служащих в качестве его адвокатов — но снова произнёс только короткое «нет».

— Хорошо. Предупреждаю вас о том, что с настоящей минуты в помещении производится видеозапись.

— Вы должны были предъявить документы и ордер до того, как зашли в квартиру, — безнадёжно сказал Краб.

— Если вы настаиваете, мы выйдем, постучимся и зайдём снова, — миролюбиво предложил Джаред. — Ну так как?

— Не надо, — угрюмо сказал Краб. — Ну, ищите, что ж поделаешь.

Слово «ищите» — здесь, рядом с весёлой зеленью резных листьев — показалось насмешкой, но следователь словно бы ждал разрешения — кивнул камуфляжным мальчикам, и те рассыпались по помещению, двигаясь так, словно заранее знали, кто и что должен был делать.

Краб мрачно следил, переводя взгляд с одной фигуры на другую.

— Есть, — сказал один, сверяясь с показаниями датчика. — Понятые, попрошу подойти ближе, — и открыл крышку кухонной вытяжки, продолжая наговаривать в гарнитуру: «…Пятьдесят грамм марихуаны, в пакетиках по два грамма…»

«О, чёрт!» — Тед вспомнил про Эйшита, это была его заначка. Хорошо бы тот задержался где-нибудь… а, плевать: всё равно прикопаются… Эх, и его подставили…

— Закончили? Всё, убираю, — только теперь бывший курсант позволил себе оглянуться туда, где слышался шорох листьев и хруст разрезаемых стеблей. Он успел напоследок увидеть смятую зелень — плечистый парень утрамбовывал её одной рукой, а второй дёргал язычок поминутно заедающей застёжки, наконец справился и выпрямился над чёрным объёмистым мешком, поневоле вызывающем мысли о спрятанном внутри трупе.

* * *

Сидеть в фургоне было скучно.

Крохотный монитор показывал однообразную картинку — широкие раздвижные двери и кусочек грязно-зелёной стены. Картинка за окном фургона радовала не больше — серые унылые поверхности складского комплекса и кусочек серого же неба.

— Так вот как выглядят «бесконечные параллельные плоскости»! Прям геометрия, а не сыск… — пробормотал Роб.

— Иди ты, умный такой…

Вирт-окно слева от водительского сидения демонстрировало новостной канал. Мелькающие цветные пятна, такие яркие по сравнению с серой плоской бесконечностью, поневоле притягивали взгляд.

— Доктор сельскохозяйственных наук не могла сдержать восхищения, когда наркополицейские пригласили её домой к задержанному агроному-любителю, настолько качественной оказалась марихуана, выращенная им на своей домашней плантации. Правда, от уголовного преследования это его вряд ли спасёт, — костюмчик на дикторше был в облипочку, а бровки совсем кукольные. — Коноплевод оборудовал теплицу по последнему слову техники…

Камера скользнула по ярко-зелёным семипалым листьям, по светлой коробочке дешёвого гигрометра — тут оператор сделал наплывом крупный план — и переместилась на лица задержанных, размазанно-невнятные. Видно было только, что один из них — высокий и темноволосый, а второй — пониже, но заметно шире в кости.

— Опять мелочёвку нарыли, — с досадой сказал Роб. — А кофе весь?

— С полстакана будет.

Пялиться в монитор сейчас была очередь Алекса, и тот честно отрабатывал своё — не отрываясь от опостылевшей картинки, протянул руку и наощупь свинтил крышку с термоса, а затем снова расслабленно откинулся на спинку сидения.

— Всего-то дюжина корней! А шуму — словно прикрыли трафик с Эрмы.

Он имел в виду «урожай», собранный коллегами.

— Обычно одно растение конопли даёт сто-двести грамм женских соцветий, — теперь в кадре была женщина в растянутой вязаной безрукавке и с коротко стриженными светлыми волосами. Должно быть, тот самый доктор наук. — А эта, даже по предварительным оценкам…

— А эта сорта «Силвер Сторм», не иначе, — со знанием дела откомментировал Роб. — Но и впрямь знатная… А ты лучше глянь, из чего они установку собрали!

Алекс на секунду скосил взгляд в сторону.

— Угу… Клуб «Умелые ручки»…

— Оперативники подсчитали — стоимость выращенного сырья достигает двух тысяч галактических единиц.

Вирт-окно продемонстрировало плечистого парня в камуфляже и маске, обнимающего внушительную охапку зелени.

— Задержанные уверяют, что выращивали чудо-траву исключительно для собственного употребления. Однако в том, что расследование и суд закончатся реальным сроком, сейчас мало кто сомневается…

— Ещё бы…

— Ты давай не отвлекайся.

— Так «глянь» или «не отвлекайся»?

— В настоящее время задержанные подозреваются в незаконном хранении наркотических средств и незаконном культивировании наркосодержащих растений, — обстоятельно пояснил с экрана сероглазый мужчина с прилизанными волосами.

— Вот у людей задержанные, а у нас шиш с маслом, — Алекс скривился так, словно у него внезапно стрельнуло в зуб.

— Зато у них дюжина корней, а у нас четыреста, — утешил Роб. — Ну, Джаред, ну, телезвезда. А я-то ему тридцать галактов забыл отдать…

Глава четырнадцатая. «Наша служба и опасна, и трудна…»

Вечерком Эйшиту надо было забежать в одно местечко по одному делу — по крайней мере, именно так он сказал Ромнеру. Тот только покивал со значительным видом… кретин. Нет, в общем-то, приятно, когда люди признают твоё превосходство, но некоторые вещи лучше не выпячивать. Эйшит давно, ещё пацаном, заметил — вот везёшь в кармане тридцать галактов и трясёшься, как бы не потерять: так наверняка какая-нибудь мелкая гопота слямзит, да так, что пропажу обнаружишь, только когда придёт пора расплачиваться за покупку. Но можно с лёгкостью сунуть в карман сотню или даже три — и ни одна сука не тронет, если сам не чувствуешь, что при тебе значительная сумма. Ну вот так и тут — надо забежать, и всё; а что делаешь нечто, не вполне вписывающееся в понятие о законности… да чьё понятие-то? — так вот, об этом даже думать не следует, и тогда… тогда ты словно бы невидим, и удача — на твоей стороне.

Но и о технике безопасности забывать незачем. Он каждый раз осматривал помещение — даже если приходил к проверенному клиенту. А уж в прошлый раз, обнаружив, что с Дарой чужая девица, а не Байма, и вовсе чуть не отменил сделку. Незнакомая тёлка была устрашающе некрасива — с торчащими из-под низко посаженных джинсов костяшками таза, по-мужски широкими плечами и плоской грудью. Таких его бабка обзывала — «стиральная доска»; что именно и откуда можно стирать доской, она, правда, объяснить не бралась. Ну так вот — эта самая доска, то есть девка, уж больно не походила на привычных подружек Дары. И к тому же была старше лет на десять. Эйшит успокоился, только когда она, по-хозяйски приобняв девчонку, так, что её ладонь оказалась у той на животе, с этакой хрипотцой спросила: «Есть проблемы, сынок?»

А Эйшит до того даже и не думал, что Дара из этих! На вечеринках они с Баймой, что одна, что другая, исправно липли к парням — ну, может, это у них было для перчинки в отношениях, кто их разберёт. Эти дела Эйшита не касались. Лишь бы Дара не вздумала к нему в гости эту «мамочку» таскать. Как-нибудь обойдёмся без предков.

В этот раз страхолюдины было не видать, и лишь когда курсант, уже пройдя по комнатёнке, сдвинув и опустив обратно шторы, заглянув в кухню и ванную, подёргал дверь сортира, оттуда раздалось хрипловатое: «Занято!»

Эйшит вернулся в комнату — больше тут смотреть было нечего. Дара уже достала весы, они у неё были выпендрёжные, сверху типа квадратная пудреница, а как откроешь — дисплейчик на внутренней стороне крышки и металлическая пластина в нижней части.

Из сортира донёсся звук спускаемой воды, и уродина прошла в комнату. Даже рук не помыла.

Эйшит достал из-за пазухи запечатанный пакетик и положил на пластину. Восемь грамм — всё по уговору, но Дара всегда перевешивала, и всегда на своих весах. Хоть и покупала у него уже третий год. Ну, правильно — так многие делали. Именно поэтому неудобно бывало передавать товар в кафе или на улице.

— Точно, как в аптеке, — хихикнула девчонка. Но не потянулась лапками, знала порядок: сначала расплатись.

Её… подружка? Чёрт, слово «подружка» к этой селёдке совсем не подходило!.. тоже глянула на зелёные циферки, сунула руку под дурацкую розовую кофточку, туда, где у нормальных женщин титьки, и достала деньги. Курсант проверил, спрятал их в карман и только после этого протянул ей покупку.

В последнее — длинное, длиной в пол-удара сердца — мгновение он почувствовал, как кишки скручивает ужас. Потому что глаза девки стали жёсткими, как у сержанта в фильме «Космический десант», там, где тот отключает силовое поле над базой. А затем пальцы, неожиданно твёрдые, скрутили запястье, и пакетик полетел на пол… чёрт! Больно же!

Но хуже всего было то, что в комнате откуда-то оказались другие, двое, и один из них уже подбирал пакетик, да не просто так — пинцетом. А затем поместил в пакет побольше, запечатал и наклеил этикетку.

И только тогда Эйшит услышал, что ему давно что-то говорят — а Дара заходится в истерике, как будто это для неё, а не для него полная неожиданность и крах всего.

Сука.

* * *

Левый монитор показывал стоянку с противоположной стороны здания. Сейчас было видно, как небольшой флайер, покружившись над ней, занимает свободное место.

— Ага, вот и смена, — сказал Роб и включил защищённый канал. — Привет, Джей.

— Это не Джей, это я, — произнёс женский голос. — Что у вас?

— Тихо, как в гробу, — пожаловался Роб. А Алекс добавил:

— Опять впустую.

— Тогда валите отсюда со своим фургоном. Всё, «пост сдал — пост принял». Роб, там Ксения уже освободилась. А Джареду кто-то в комп влез. Кто-то из своих, он прямо рвёт и мечет.

— Да? А что сделали?

— Заставку к программке. Он не говорит, какую.

— Да ну? — удивился Роб. — «Весь мир — Закон, и люди в нём — потенциальные правонарушители», не иначе…

Всё. Можно было уходить. Оставалось только проверить, не поступало ли от начальства каких ЦУ. Роб открыл почту.

Сверху лежала короткая записка:

«Не смешно».

И чуть ниже — стандартное:

«С уважением — Д. ЛаВендер».

Роб фыркнул и отбил ответ:

«А я при чём?»

* * *

Джаред ЛаВендер, мимолётно поморщившись, закрыл окно почты и перевёл взгляд на парня, сидящего напротив.

Из-под чёрной косой чёлки на следователя смотрели чёрные же глаза с лёгким прищуром. Без особой, нарочитой наглости, но уверенно, словно собеседник заранее знал, что всё обойдётся.

А ведь Джаред успел просмотреть видеозапись задержания — ещё полчаса назад парень выглядел оглушённым, растерянным, и казалось, что дальнейшее будет просто. Как бы не так. Паршивец успел прийти в себя: вошёл в кабинет словно к себе домой, снял куртку — следователь обратил внимание, что та была не из дешёвых, стильная, со встроенным подогревом — поискал глазами, куда пристроить, повесил на плечики в углу, рядом с хозяйской, и свободно сел на стул для посетителей. И пока искин зачитывал стандартный текст-разъяснение прав задержанного, делая паузы после каждого пункта для того, чтобы курсант подтвердил, что понимает услышанное, тот продолжал, не отрываясь, изучать ЛаВендера.

— Мне кажется, произошло недоразумение, — заявил он, когда искин наконец умолк. — Конечно, при мне был пакетик с чем-то, что, вероятно, ваши сотрудники сочли незаконным…

— Вы правы, — согласился ЛаВендер. — Совсем незаконным. Возможно, это будет для вас новостью, но в пакетике была марихуана.

— Вот так я и знал, что тут нечисто! — на лице парня мелькнула улыбка. — Понимаете, иду это я по улице, а впереди меня — девушка. Хорошенькая такая, фигуристая… знаете… аж засмотрелся. Ну и — остановилась перед витриной и начала в сумочке копаться. И вот — выронила эту самую штуку. Она — в магазин, а я — за ней. Окликаю — мол, девушка, обронили! А там толпа… в общем, потерял я её из виду.

— В таком случае, как же получилось, что вы, придя сегодня в девятнадцать ноль-ноль в квартиру к вашей знакомой, Дары Гросс, взвесили вашу «находку» в присутствии оной и на её же весах, после чего приняли деньги у находившейся здесь же сотрудницы Отдела по борьбе с наркотиками и передали этот самый пакет ей?

— К Даре зашёл, точно! — охотно подтвердил парень. — Да я к ней и шёл, если честно. Ну и отзвонился, что иду, мол, заодно говорю — вот, такую странную штуку нашёл, любопытно. А она говорит, а вдруг наркотики, неси сюда, у меня как раз подруга по этому делу работает, если наркотики — ей и сдашь, по закону. Ну я и пришёл, Дара говорит — взвесить надо, ну, взвесили, я этой вашей сотруднице и передал.

— А деньги? — терпеливо напомнил Джаред.

— А Дара мне должок отдать обещала, я думал, это подруга за неё расплачивается. Удивился, правда. Ну а тут она мне руки крутить начала. Может, ей галочку поставить надо, а может, Дарку ревнует.

— То есть, вы утверждаете, что у нашей сотрудницы была личная заинтересованность в том, чтобы произвести ваше задержание? — уточнил ЛаВендер.

— Да не знаю я, — с выражением искреннего отчаяния выпалил Эйшит, видимо, решивший сменить тактику. — Только ведь я же вижу — влип по полной! Тут что угодно в голову придёт.

— Однако данные видеосъёмки не согласуются с вашим рассказом, — с лёгким сожалением произнёс Джаред, уже возмечтавший было присоединить к списку прегрешений паршивца статью сто двадцать восьмую, часть первую, «О клевете».

— Да, меня потом предупредили, что съёмка была. А разве не должны были сразу сказать? Но ведь того, что на камеру пошло, я не отрицаю, пакетик доставал, на весах взвешивал, вашей сотруднице передал. А вот что мне теперь делать? Слушайте, может, можно это как-то решить?

— Как именно? — нейтрально поинтересовался Джаред. Насчёт съёмки этот субъект не врал, точно — ничего другого там и не было.

— Да не знаю же, — снова повторил парень. — Я в такую ситуацию в первый раз попадаю. Ну будьте человеком, подскажите, как быть!

«Надо бы проверить, в первый или всё-таки нет, — отметил ЛаВендер. — Ну, артист!» Вслух же сказал другое:

— Думаю, вам стоит рассказать всё ещё раз, подробно и по порядку.

— Знаете, наверное, мне всё-таки надо позвонить адвокату, — словно бы решился парень. — Вы позволите?..

— Конечно, — скрепя сердце, признал следователь. Ну да ладно, будет день — будет пища… в смысле, вот придёт завтра ответ из лаборатории, тогда и посмотрим.

* * *

Ещё позже — совсем вечером — у Роба было свидание.

Это было даже не кафе, а маленький клуб — аккурат между территорией Полицейской Академии и Управлением. Музыкальный автомат наигрывал что-то негромкое, и на свободном пятачке уже танцевали. Роб занял столик и теперь смотрел, как Ксения проходит через вращающуюся дверь, на ходу доставая из сумочки маленький дамский бластер-«пчёлку», и как охранник, не моргнув глазом, прячет его в ячейку рядом со своим пультом. Это было клубное правило. Своеобразная декларация — «здесь все свои, и мы не на службе». И местная шутка, понятная тоже только своим — этажерка с ячейками заменяла гардероб. Для курток же при входе были установлены три разлапистые металлические конструкции, символизирующие проникновение искусства в массы.

Ксения пристроила пальто на одну из них и на секунду задержалась у зеркала. Высокая, поджарая, в брючном костюме почти мужского кроя, но с острыми концами ворота блузы, разлетающимися по плечам. И двигалась она так же — плавно и быстро, как будто летала.

Молодой человек встал и отодвинул стул.

— Демонстрируешь остатки воспитания?

— Где уж мне! А ты как, уже вышла из роли? Эх, жаль, я тебя не видал! Хотя засмотрелся бы и сорвал всё дело.

Девушка хмыкнула, и воодушевлённый парень добавил:

— И повезло же тому, кто с тобой в сортире сидел!

Ксения сделала ему страшные глаза. Робу нравились её глаза, карие с искорками. И со смешинкой. Но, кажется, лимит фривольности на ближайшие двадцать минут он выбрал.

Официант поставил перед ними первое.

— А где ты эту свою девчонку подцепила?

— В баре, — ответила Ксения, рассеянно разворачивая салфетку со столовыми приборами. — И не я, а патрульный, и не её одну. Их там человек пять было. Представляешь, пытались разбить аквариум… Ох, погоди… есть охота!

Ксения ела аккуратно, как кошка. Да и вообще слегка напоминала кошку неведомой породы — посадкой головы, пластикой движений. Когда-то она занималась лёгкой атлетикой, это было видно и сейчас.

— Аквариум? — напомнил он, когда дело дошло до второго.

— Ну да. Здоровый такой, во всю стену. Они, видите ли, поспорили — бьющееся стекло или нет, а проигравший должен был платить за всё веселье. В том числе за аквариум, если что.

Роб понятливо кивнул.

— И у неё с собой было, как я догадываюсь?

— Угу. А она на переводчицу учится. Там если и не выпрут из заведения, то о хорошем распределении можно забыть.

Ксения пожала плечами. Действительно, дальше понятно: «либо мы пишем протокол и сообщаем в учебную часть, либо…» Не очень законно, но работает.

— В общем, испугалась девочка. На дилера указала почти сразу, с контрольной покупкой слегка поломалась, но мы её убедили. А дальше — знаешь, что интересно? Стали наблюдать за ним и его квартирой… он её снимает пополам с приятелем. Так вот, в ней…

— Постой, дай, угадаю!

— А если угадаешь, то что?

— Ты со мной станцуешь.

— Шулер. Ты наверняка в управлении слышал.

— Я не был в управлении, — честно заявил Роб. — Я сюда прямо с дежурства!

— Ну давай, — молодая женщина откинулась на спинку стула и ехидно прищурилась. Всё-таки она была уставшая, но теперь, после еды, за необременительным трёпом, оживала на глазах.

— Брошь «Звёздный дождь» из Музея прикладного искусства?

— Мимо! — а вот теперь она уже улыбалась, предвкушающе — что он ещё отчебучит? И Роб постарался оправдать ожидания.

— Пульт связи с неизвестной и враждебной цивилизацией разумных вирусов?

— Опять мимо! Ну… третья попытка — последняя!

Роб сделал вид, что задумался. Дважды он открывал рот и тут же захлопывал, словно не решался впустую потратить драгоценный шанс.

— Неужели… гроубокс с травкой? — драматическим полушёпотом возгласил он наконец.

— Ты всегда угадываешь!

— А то! — довольно, как кот, которому досталась плошка со сметаной, объявил парень. — От меня ещё ни одна нетанцованной не уходила!

Она смеялась… это, наверное, было хорошо, да?

А потом они танцевали — и Роб старался не прижимать партнёршу к себе, а, наоборот, позволить откинуться назад, обеспечивая свободу движению. Ему и правда нравилось, как она двигается.

— Она же «пограничница», — неожиданно сказала Ксения, когда они сели на место.

— Кто? — парень успел уже переключиться и не понял сразу. — И что это значит?

— Дара. Ну, та. Это называется «пограничное расстройство личности». Долго объяснять… Она думает, что будет переводчицей у богатого босса, и что эта работа — что-то вроде эскорта.

— Ну-ну…

— Вот именно.

А теперь Ксения снова смотрела без улыбки, скорее — с горечью. Это надо было срочно поправлять.

— Персонализация жертвы, — серьёзно сказал Роб, словно ставил диагноз.

— Че-го?! Я по-твоему что, маньячка?

— Конечно. У тебя, когда ты работой занята, такой специфический маньяческий блеск в глазах.

И с облегчением увидел, что она снова улыбается.

* * *

Кир проснулся за минуту до звонка будильника, протянул руку и отключил зловредный механизм. Ещё не открывая глаз, он понял, что находится в комнате один — по тому неуловимому отсутствию мельчайших шорохов и звуков дыхания, которые обычно сопровождают даже самый тихий сон другого человека. В этом не было ничего необычного: случалось, что незабвенный сокамерник приходил лишь незадолго до начала занятий, успевая только принять душ, переодеться и залпом выхлебать кружку кофе. А иной раз и вовсе заваливался спать, поставив будильник на двенадцать часов.

«Сессия на носу, а его опять носит где-то», — в этой мысли были и досада, и некоторая озабоченность. Тед искренне полагал, что — да, вот опять подработки, но уж на следующей неделе он… но у Кира на этот счёт было другое мнение: уж слишком острое шило сидело в пилотской заднице, и слишком много существовало веских причин не делать нудных вещей.

* * *

— Как вы объясните тот факт, что на изъятой вчера у вас упаковке марихуаны не было найдено отпечатков пальцев, иных, кроме ваших?

Эйшит даже не оглянулся на третьего, присутствовавшего здесь же — полноватого, кругленького, сидящего сложив короткопалые ладошки на брюшке, которое вырисовывалось даже под хорошо пошитым пиджаком.

— Не знаю, — без запинки сказал он. — Зима же, та девушка могла быть в перчатках. Да и вообще — какая разница?

— Действительно, никакой, — согласился Джаред. — Но вот что интересно. Две недели назад у Дары Гросс был изъят пакетик с марихуаной. Мы сравнили эту марихуану с той, которая была изъята у вас вчера. Согласно результатам анализа состава растительного сырья, а так же микропримесей, эти два образца полностью идентичны и являются частями одной и той же партии. Это же подтверждается анализом ДНК: все образцы представляют собой высушенные и измельчённые части растений конопли сорта «Лунный свет». Что вы можете сказать об этом?

— А Дара курит марихуану? Вот тебе и раз! — удивился Эйшит. — Ну, не знаю… Вероятно, та девушка покупает у того же дилера, так ведь получается?

— Получается, — подтвердил следователь. — И знаете, что интересно? Точно таковы же результаты анализов той самой марихуаны, которую обнаружили в вашей квартире в кухонной вытяжке. Более того, совпадает даже материал упаковки.

Эйшит тяжело вздохнул.

— Говорил я Крабу, что доиграется, — сказал он наконец. — Краб — это Рей, тот мужик, с которым мы квартиру пополам снимаем. В одиночку это дороговато. Дара, бывало, забегала к нам в гости вместе с подругой, Краба обе хорошо знают. Значит, они вместе у одного продавца затаривались!

Полный согласно покивал.

— Вполне возможно, что продавцы были разные, и это части какой-то более крупной партии, — светским тоном предположил он с таким видом, словно обсуждал чисто умозрительную задачку, головоломку из литературного журнала.

— Точно, — оживился курсант. — Так что же это, тут в городе, выходит, целая мафия?

— А тепличка?

— А из-за теплички этой мы с Крабом вообще чуть не поссорились, — сообщил паршивец. — Я его отговаривал-отговаривал, а он ни в какую… Он ведь только на первый взгляд тихий такой, покладистый. Но уж если упрётся!.. Я ведь уже и съезжать надумал, чтобы ничего общего с этим делом не иметь. Да вы у него самого спросите.

— Непременно, — заверил Джаред. — И, может, хоть он объяснит, как так получилось, что во всех перечисленных случаях на упаковке находили ваши генетические «пальчики». Я имею в виду ПЦР. Знаете, что это такое? Это метод сравнения небольших количеств ДНК с образцом, например, взятым у подозреваемого. Кроме того, ваши отпечатки пальцев были обнаружены на внутренней поверхности крышки весов, изъятых в вашей квартире. А также — на этих весах были обнаружены микрочастицы того самого растительного сырья, о котором идёт речь.

Теперь адвокат смотрел на Эйшита горестно, как добрый дядюшка на шалопая-наследника.

— Я прошу вас сделать перерыв, — мягко произнёс он. — Мне необходимо обсудить эти печальные обстоятельства с моим клиентом. Вы ведь позволите?

* * *

Ближе к вечеру, когда позади были физподготовка, общая ксенология, теория свёрнутого пространства и матан, к Киру подошёл Онгой. Чёрные раскосые глаза щурились озабоченно, а губы сжимались в ниточку, отчего староста двести одиннадцатой приобретал сходство с ожившим идолом.

— Привет. Теда не видал?

А вот это уже было странно — целый день приятель всё-таки обычно не пропускал.

Кир высидел половину последней пары, но дальше уже не утерпел — вернулся в общежитие и засел за компьютер.

Поиск по больницам ничего не дал, и курсант вызвал полицейскую открытую сводку. Среди задержанных за мелкое хулиганство, драки, курение анаши и появление в нетрезвом виде фамилия Лендер также не фигурировала.

Следовало, наверное, позвонить Кэри, но в последнее время напарник вёл себя, мягко говоря, странновато — может, конечно, он и завис у девушки, да только наверняка не у той; уж Кэри-то не стала бы задерживать у себя парня почти на сутки. А если она ничего не знает, то будет только зря беспокоиться или там ревновать… в общем, не стоит.

Кир встал, прошёлся, сдвинул дверцу шкафа. Ага… Тедова форма, только недавно выданная со склада взамен прошлогодней, вусмерть убитой непрерывным ношением, висела на месте, курсантский значок с электронной начинкой бронзово поблескивал на лацкане. Значит, скорее, не у девушки. Во всяком случае, не у Кэри. Кэри не хуже Ахремовича, без наглаженной формы до занятий не допустит, а уж без формы…

Коротко пискнул сигнал вызова, и в вирт-окне нарисовалась непривычно мрачная физиономия пропащего пилота.

— Где тебя носит? — выпалил навигатор ещё прежде, чем заметил круги под глазами приятеля и мятую неровно застёгнутую рубашку в красную клетку.

— В полиции, — коротко ответил парень. — Которая по наркотикам. Разрешили сделать звонок.

Кир уже раскрыл было рот, но тут же захлопнул и даже сжал губы, чтобы не спросить лишнего. А то этот недоумок ведь брякнет, как есть. Будет от этого хуже или нет, Кир не знал — ну а значит, нечего зря языком молоть.

— Ладно, — сказал он. — Когда вернёшься?

— Через день-два, — Тед подтвердил опасения соседа. — Ну или… попозже.

— Ребятам что сказать? А то тут уже Онгой беспокоился.

— Скажи как есть, — сумрачно разрешил пилот. — Чего уж теперь. Следите за нашими репортажами, наш специальный корреспондент решил испытать полное погружение в криминальную среду и всё такое прочее.

— Тьфу. Тебе чего-нибудь нужно? Ну, не считая мозгов?

— Не-а. Тут всё есть. Ну, из того, что можно. Пива нет. Инфранета нет. Комм отобрали. Зато из окна чудесный вид, свежий воздух из всех щелей, приятная ненавязчивая компания и великолепные бытовые условия.

— Да ну?

— Точно тебе говорю. Я, может, вообще сюда перееду. Буду закалять дух и тело, обтираться холодной водой, соблюдать диету и размышлять о вечном.

— Тебе полезно, — Кир поневоле подстроился под интонации приятеля. — Особенно о вечном.

— Ладно… Бывай.

— Угу, — и изображение отключилось.

Кир подумал, снова подсел к терминалу и вбил в поисковую строку: «новости, наркотики, задержание». Может, Тед про репортаж просто так брякнул. А может, и нет. Во всяком случае, с новостями-то он и не ознакомился. Упущение.

Через пару минут будущий навигатор любовался на тщательно «прикрытые» расплывчатыми шашечками лица задержанных, один из которых был одет в красную клетчатую рубашку, и выслушивал дифирамбы их талантам растениеводов. Кое-что становилось понятнее.

Новый сигнал вызова прозвучал со стороны терминала соседа.

Кир, не долго думая, ткнул в клавишу, разворачивая вирт-окно.

— Мне Теда.

— Здравствуйте. Его сейчас нет, — вежливо отвечал навигатор. — Что-нибудь передать?

— Слушай, парень, будь другом, передай, чтобы он срочно вышел на связь. Дело есть.

— А на его комм вы звонить не пробовали? — глубокомысленно спросил Кир.

— Пробовал, не отвечает.

— А, ну, значит, они уже ушли с орбиты, — не моргнув глазом, соврал курсант. — У него тренировочный полёт. Дня через три вернётся.

Он сам не мог бы сказать, почему «придержал» информацию. Лицо на вирт-окне было знакомым, этот человек звонил Теду и раньше — обычно передавал сообщения о ночной работе. А космопортовская компания Теда Киру не нравилась.

* * *

На следующее утро Кирилла вызвали в учебную часть.

Войдя, курсант поздоровался сразу со всеми: куратором курса Дином Темиле, чьё лицо напоминало старинный негатив — тёмная от «загара ста звёзд» кожа и белый короткий ёжик волос, доктором Вайнером, одетым как на лекции — в белый халат поверх форменного кителя, и третьим, незнакомым и каким-то серым: серый костюм, серые глаза, серые прилизанные волосы. Несмотря на то, что он сидел молча, всем своим скромным видом давая понять, что является всего лишь наблюдателем, казалось, что главный тут — именно он.

— Согласно пункту 29-б договора о предоставлении образования, при поступлении вы давали письменное согласие на предполётные, а также выборочные глубокие проверки на наличие в организме наркотических веществ, — сказал Темиле. Канцелярские обороты плохо вязались с дружелюбной улыбкой и мягким тоном.

— Да, — согласился Кирилл. Этого следовало ожидать — после вчерашнего.

— Основанием может являться решение куратора курса, то есть моё.

— Да.

— Присядьте, — пригласил доктор. — Снимите китель и закатайте рукав.

Он протёр кожу остро пахнущим дезинфектантом, приложил к предплечью Кира медпарализатор, а затем поднёс к «замороженному» месту нечто, напоминающее миниатюрный пистолет-инъектор. Кир ничего не почувствовал. Доктор залепил место укола кусочком пластыря.

— Повернитесь, пожалуйста.

На этот раз доктор срезал небольшую прядку волос — на затылке, там, где они были длиннее.

— Ну вот и всё, — казалось, Вайнер извиняется за что-то. А ведь Кир и правда давал письменное согласие. И вообще прилетел с такой планеты, где подобными реверансами не заморачивались.

Доктор поколдовал над небольшим приборчиком — тот пискнул и дважды мигнул зелёным.

— Результат обоих тестов отрицательный.

Вайнер даже сделал шаг в сторону, чтобы незнакомому мужчине был лучше виден дисплей анализатора.

Киру показалось, что Темиле посмотрел на серого с каким-то оттенком торжества.

— Спасибо, курсант, — спокойно сказал он. — Это всё. Вы свободны.

Когда Кир вышел, доктор вытянул из принтера распечатку, поставил подпись и передал Темиле.

— Господин ЛаВендер, вы удовлетворены? — нейтрально спросил тот, ставя закорючку на нужной строке.

— Я понимаю ваши эмоции, — так же нейтрально ответил серый. — Но я должен проверить… многое. А этот ваш курсант — с Леи.

— И что? — в голосе Темиле прибавилось холода. — Если с Леи — то обязательно наркоман? Прежде всего — он мой курсант.

— А Лендер? Он ведь тоже ваш курсант?

— Да. Не сочтите за праздное любопытство: что показали тесты Лендера? Или это тайна следствия?

— Его тесты отрицательные, — было непонятно, что вызывает неудовольствие ЛаВендера: сдержанная враждебность Темиле или отрицательные результаты.

— Ну вот видите.

— Ваш курсант подозревается в культивировании наркосодержащих растений и сбыте наркотических веществ, — с ядовитой вежливостью пояснил ЛаВендер, убирая документ в кожаную папку, блеснувшую металлическим ромбиком с несколькими выгравированными на нём словами. — С точки зрения закона, это куда круче, чем немедицинское употребление. А между тем, его отрицательные тесты говорят скорее против него, чем за него. Если он сам не употреблял эту траву, зачем тогда её выращивал? «И самое интересное, — закончил он мысленно, — почему его подельник так старательно берёт вину на себя?»

Действительно. Этот простоватый грузчик клялся и божился, что «тепличка» — дело его рук; в то же время, он не мог ответить на простейшие вопросы, касающиеся агротехники. А Лендер свободно объяснял, чем система «одна треть» лучше других, и почему он выбрал лампы ЛЭ-43, а не Л-115. Чудеса!

ЛаВендер попрощался и вышел. Начался перерыв, и по коридору туда и сюда сновали курсанты — большинство в форме. Спутать было легко, и всё же следователь мог бы поклясться, что одна из удаляющихся спин в синем сукне принадлежит тому пареньку, соседу Лендера по общежитию. Подслушиваем, значит? Так-так…

Следователь шёл по расчищенной от снега дорожке, выложенной цветной плиткой, и размышлял о том, что, возможно, пристрастность мешает ему видеть. Чтобы сохранить холодную голову, надо разобраться в причинах своих эмоций. На этот раз причина была самая заурядная. ЛаВендера выводил из себя снобизм в любом его проявлении. Вот и сейчас — подумать только, «мой курсант»! За этим стояло то ли «мой курсант не может быть виновен», то ли «а если виновен — разберёмся сами». А скорее, и то, и другое. Астролётчики — особые люди, а ты, Джаред, всего лишь коп, космический мусор, и в наши дела не суйся. Только ведь и от болтающейся в Великом Вакууме консервной банки может быть большая неприятность, если влететь в неё на субсветовой.

Навстречу попались две девушки — обе в ярких зимних спортивных костюмчиках, обе в легкомысленных шапочках с помпонами, из-под которых выбивались слегка завитые чёлки, одна светлая, а другая — медно-рыжая. Ничего снобистского в их облике не было. Рыженькая развернула конфету — по виду, простенький леденец — смяла фантик и бросила в урну. Порыв ветра отбросил пёстрый шарик в сторону, и девушка наклонилась, чтобы всё-таки подобрать и переправить куда надо. Аккуратная. Такая и в Космосе не намусорит.

А Темиле… ну что Темиле. Ветеран. Заслуженный человек. Почти реликт. Наверное, у них тогда вот так вот и было. Астролётчики — особое братство, да. А теперь всё иначе. Вот этот, третий, Эйшит — его показания, конечно, проверять и проверять, но понарассказал он достаточно. Вероятно, адвокат пришёл к выводу, что пора уже начинать оказывать помощь следствию. Скользкий тип, но вот ему-то на суде и будет поблажка. Вот вам и Академия. Люди-то разные.

Как это бывало всегда, стоило только проанализировать причину, как душевное равновесие вернулось. Он не станет причинять неприятности только потому, что может. Иначе и впрямь превратится в этот… мусор.

Джаред был не лишён определённого, слегка извращённого чувства юмора. Представив себе консервную банку, озлобленно мстящую гордо пролетающим мимо кораблям за то, что один из них выкинул её за борт, он фыркнул и прибавил шагу. Соль шутки — для Джареда — заключалась в том, что перед поступлением в Полицейскую Академию он пытался поступить в Лётную, и не добрал пары баллов. И это же, как он понимал сейчас, было истинной причиной его реакции на поведение Темиле.

Какая чушь, в самом-то деле!

Следователь фыркнул снова — на этот раз особенно глумливо — и поудобнее перехватил папку с латунной табличкой. Надпись на табличке гласила: «Двадцать лет безупречной службы». Он снова был спокоен. Академия там или нет, а он эту задачку расщёлкает.

* * *

«Да-а… А Темиле силён! Вот это я понимаю, — Кир услышал совсем немного, но подумать было над чем. — И — у Теда отрицательные тесты. Если точно так же брали волосы и гиподерму, то…»

Он свернул в компьютерную аудиторию — в ней по случаю обеденного перерыва было пусто. Можно было сделать запрос и с наручного комма, но — лучше с учебного. Тогда уж точно не вычислить, у кого из курсантов возник срочный интерес к методикам определения каннабиноидов в биологическом материале.

По всему выходило, что непутёвый пилот не курил марихуану и не потреблял ТГК в каком-либо ином виде по меньшей мере три месяца. Более раннее употребление определить было сложнее, не исключался ложноотрицательный либо недостоверный положительный результат. Который на суде приравнивался к отрицательному.

Кир покинул аудиторию, спустился на два этажа, изучил расписание и нахмурился. У него возникла ещё одна мысль, но проверить её пока не было возможности. Потому что группа Эйшита почти на целый день улетела на орбитальную тренировку.

Глава пятнадцатая. «Не жди меня, мама, хорошего сына…»

Возмутительная, в сущности, манера Роба садиться на угол стола и покачивать ногой могла бы вызвать антипатию, если бы молодой человек не улыбался при этом так, словно догадывался о загодя припасённом, но пока засекреченном подарке на день рождения. Лицо было под стать улыбке — простоватое, с вздёрнутым носом и широкими скулами. Если кто-то и вспоминал о том, что Роб когда-то учился на физфаке Университета, то только для того, чтобы добавить — «а по нему и не скажешь». А почему парень ушёл с третьего курса и поступил в Полицейскую Академию, и вовсе никто не знал — было только известно, что это случилось отнюдь не по причине плохой успеваемости.

— На стуле удобнее, — неодобрительно напомнил Джаред, отодвигая с края стола полупрозрачную модель космической яхты, любовно склеенную из ломанных инфокристаллов.

— Это тебе удобнее. А я себя буду чувствовать как на допросе.

Стул в крохотном кабинете, больше напоминавшем шкаф, был только один — для посетителей. Сам Джаред восседал в ортопедическом кресле с высокой спинкой.

— Это в тебе нечистая совесть говорит, — пробурчал он. — Или воспоминания о сопливой юности.

Отрываться от работы ему не хотелось, но и выставлять посетителя, даже не обозначив хотя бы символически готовности к общению, не следовало. Хорошие отношения с коллегами — один из инструментов успеха.

Нет, Джаред вовсе не был ни мизантропом, ни сухарём, просто вот именно сейчас его голова была занята другим.

— Тридцатку я тебе принёс, — Роб зашарил по карманам и наконец вытащил искомое. — Эх, жаль, ту самую, что ты мне дал, я проел… знал бы — сберёг и попросил автограф… на ней же.

— И ты туда же! Парни, вам не надоело?

— Не-а… — Роб рассмеялся, спрыгнул со стола и сделал шаг к выходу. — Ладно, не буду отвлекать… чистые руки, горячая голова, холодное сердце и больной желудок!

— Трепло, — проворчал Джаред себе под нос и активировал вирт-окно, которое из вежливости свернул на время разговора.

— Что? — не расслышал Роб, уже взявшийся за ручку двери. Обернувшись к Джареду, он вдруг присвистнул.

— Э, а вот его я знаю! Это именно он — арендатор того самого склада, где мы торчим уже вторую неделю.

* * *

За спиной капало. Лежавший на койке Тед не выдержал и обернулся.

Вода просачивалась сквозь не видимые глазом трещины, собиралась на низком потолке, затем её брюхо медленно набухало, и наконец, словно собравшись с духом, излишек жидкости отрывался от её поверхности, чтобы тяжёлой кляксой впечататься в мокрый пол. Шорох маленьких лапок, писк, возня, отдалённый вскрик — и снова тишина, разбиваемая только размеренным звуком падающих капель.

По плинтусу мелькнуло нечто пёстрое, охряно-рыжее, внезапно прыгнуло и спланировало к ножке стола, прошуршав тонкими крыльями. Крис, поджав пальцы босой ноги, прицелился и обрушил на насекомое тапок.

— Ага! — но ожидаемого пятна слизи вперемешку с хитиновыми обрывками под тапком не обнаружилось. — Вот же ж…

Похоже было, что сокамерник настроился на длительный постой: тапочки были не единственным предметом роскоши. Под койкой валялись тёплые носки, а главная ценность — серебристая пластина голопульта — сейчас трудолюбиво создавала вокруг стола трёхмерный серо-чёрный лабиринт с проблёскивающими по его стенам влажными дорожками и звучной капелью с потолка.

— Главное — не попасться на зуб Голлуму, — со знанием дела пояснил Крис. — И — нюхом чую: тут где-то завалялся артефакт…

— Тебе ещё не надоело? — спросил Тед. — Уступи ненадолго, а?

— Ладно, давай!

Крис встал с табуретки. Худой и востроносый, он казался младше своих лет — словно бы задержался в росте, оставшись навеки шестнадцатилетним, но в уголках серых прозрачных глаз уже собрались гусиные лапки морщинок.

Тед занял его место. В пещеры Мории его не тянуло. Курсант просмотрел меню и выбрал «Марсианскую битву».

Таких навороченных голоигр у него никогда не было.

Полусфера лобового стекла позволяла видеть и облака внизу, и прорывающие их шпили инопланетного города. Сбоку мелькнул хищный силуэт вражеского истребителя. Вираж, горка, пропустить ниже, зайти в хвост…

Симулятор внезапно показался нереальным до тошноты.

Тед убрал руки с пульта и откинулся на спинку стула. Его истребитель, потерявший управление, сорвался в штопор, тонко взвыл сигнал опасности…

— Ты чего? — удивился Крис, глядя, как курсант встаёт и подходит к окну.

Со стороны стола гулко грохнул взрыв.

— Эх, знаешь… я тебе про своего инструктора не говорил. Я иногда его ненавидел просто. Всё ему не так, сидит, как ледышка… А иногда думал — вот погоди, я тебе докажу! А сейчас… даже не знаю, как сказать. Всё бы отдал… да ладно, ни к чему это. Иди в свою Морию.

— Брось, — Крис говорил с тем же знанием дела, что и об игре. — По первому разу всегда муторно. А там тоже люди живут, приспособишься.

— Вот отберут у тебя «тоже люди» твою игрушку, по-другому запоёшь, — буркнул Тед.

— С этим-то? — Крис задрал рукав водолазки и сунул под нос курсанту цветную татуировку: змею, любовно сжимающую в своих кольцах нечто, похожее на жезл с нашлёпкой. Хорошо, что Тед опознал старинный джойстик, а то подумал бы неприличное.

— Ну и что? Такую тебе в любой подворотне смастерячат.

— Да? Да? — вот теперь сокамерник завёлся по-настоящему. — За подделку наколок знаешь что бывает? Знаешь? Не знаешь — помалкивай…

— Слушай, ты чего как блоха суетишься?

Но Крис снова напустил на себя солидность.

— Нет, — сказал он. — Там наших не трогают. Примета дурная. Вот один такой тронет, а потом глядишь — в личном деле возьмёт и появится код «склонен к побегу». Со всеми вытекающими. Или ещё что-нибудь. Друзья-то у всех есть.

Крис был хакером.

Тед прилёг на свою койку и потянул на себя тонкое одеяло: его познабливало.

Он закрыл глаза и сделал вид, что задремал.

«Зачёт же по войне сегодня, — вспомнил он вдруг. — Интересно, сочтёт ли Охренович пребывание в ИВС по подозрению в распространении наркотиков уважительной причиной для неявки?»

Подполковник Ахремович прославился тем, что одного из женатиков, опоздавшего к построению потому, что повёз свою половинку в роддом, отправил обратно за справкой. «Ну уж тут-то мне справку выпишут, уж так выпишут…» — мрачно пробормотал Тед — и невольно хрюкнул, вновь вспомнив знаменитый документ с формулировкой «пребывал в родильном отделении».

«Да что ж это я — Ахремович, справка…»

Тяжёлая дверь приоткрылась.

— Лендер, на выход!

«Ну вот, опять…»

* * *

— Садитесь, — следователь придвинул планшет и приготовился делать пометки. — С позавчерашнего утра у меня возникло несколько вопросов.

Созвучие фамилий — «ЛаВендер», «Лендер» — неприятно царапало, хотя в сущности на фоне всего остального это была мелочь. Но и сам служитель закона был неприятный — с прилизанными волосами и аккуратной щёточкой белёсых усиков над верхней губой.

Тед сел, чуть сстулясь, и приготовился отвечать — в прошлый раз речь шла о тонкостях выращивания конопли в гидропонной культуре, и ЛаВендер выспрашивал так дотошно, словно сам был начинающим гровером и пришёл за консультацией к коллеге-светилу.

Однако на этот раз того интересовало совсем другое.

— Скажите, когда именно вы прилетели на планету? Может быть, у вас сохранился билет или вы помните транспортную компанию, услугами которой воспользовались?

— Да не было билета, — буркнул Тед, ссутулившись ещё больше. — Я зайцем летел… а корабль помню, конечно. «Ассоль». А это-то вам зачем?

— И никаких свидетелей того, что вы прибыли именно на этом корабле, не было, — утвердительно произнёс Джаред, начисто игнорируя вопрос.

— Да нет, — с растущим удивлением сказал Тед. И мало-помалу, подгоняемый то одним, то другим вопросом, рассказал всё — и как его обнаружили, и как потом отрабатывал проезд бесконечной чисткой картошки и мытьём посуды — почему-то автоматизация кухонного труда на «Ассоли» была на уровне средневековья.

Потом следователя отчего-то заинтересовал Кир, и сбитый с толку Теодор отвечал на вопросы о первом впечатлении и о совместной прогулке, закончившейся вызовом флайера «Скорой помощи».

— Да вы что, чтобы Кир был зачинщиком драки? Такого просто быть не может. Да вы у кого угодно спросите — он тихий такой, и аккуратный. Даже не списывает никогда. Из принципа, представляете?

Тед хотел было продолжить расхваливать замечательные достоинства и товарищеские качества Кира, но смешался — большая часть того, что он мог сказать, относилась к области «списать всегда даст». Впрочем, Джареду тема явно наскучила.

— В прошлый раз вы говорили, что занялись выращиванием марихуаны потому, что хотели помочь знакомому и потому, что это показалось вам интересным, — напомнил следователь. — И что не собирались участвовать в продаже, более того — что ваш соучастник, Рей Томас Коннорс, выращивал марихуану для собственного потребления.

— Я не говорил «Рей Томас Коннорс», — бдительно уточнил Тед. — Я говорил «Краб».

— Вы имели в виду вот этого человека? — терпеливо спросил Джаред, показывая фотографию.

— Да, — неохотно признал Тед. Глупо было отрицать, что именно этот человек значился как главный квартиросъёмщик того самого помещения, где была обнаружена «тепличка».

— Рей Томас Коннорс, известный также как Краб, — по-прежнему терпеливо произнёс следователь. — А вас не смутило, что десять растений указанного сорта дадут по меньшей мере по двести грамм сухого продукта, и что такое количество явно превышает потребности одного, и даже двух человек?

— Так ведь часть растений могли оказаться мужскими, — со вздохом пояснил очевидную истину сын фермера. — Да и вообще — мало ли что? Какие-то семена могли не прорасти.

— То есть вы не планировали получать доходы от продажи излишков марихуаны?

— Да вы что, — искренне возмутился Тед. — Что я, маленький, что ли? Это же незаконно!

— А выращивание законно? — не удержался Джаред. При этом его глаза распахнулись с детским изумлением.

«Издевается, — с досадой подумал Тед. — Вот ведь…»

— Возможно, вы рассчитывали получить свою долю продукции для собственного потребления? — подсказал следователь, который, видимо, счёл свой вопрос риторическим.

— Да не нужно мне… ну то есть — нет, Краб предлагал, а я отказался.

Курсант вздохнул — разговор был тягостный и бессмысленный, но его надо было вытерпеть. Скорее бы всё кончилось… хоть как-то. Наверняка уже всё решено…

— А Краб — ваш хороший друг? Очень хороший?

— Да нет, просто приятель. Ну, нормальный мужик. Жалко, что так вышло.

— Вы с ним часто общались?

Тед подумал.

— Да не особо. Подрабатывали вместе, я к нему перед работой забегал, потом бригадир нас в космопорт отвозил. Раз в неделю, иногда два. Ну, когда тепличку завели — то почти каждый день, конечно.

— То есть до того, как завели тепличку, вы с ним общались только по делу? Может, отдыхали вместе?

— Было разок, — неохотно признал парень.

— И вы хотите сказать, что по просьбе не очень близкого знакомого вы оказались готовы нарушить закон и поставить под удар своё будущее? И ведь не просто помогли собрать установку, а ещё и принимали активное участие в уходе за растениями? Почему?

— Эх… Ну вы представьте, — видно, у этого ЛаВендера просто в голове не умещалось, что можно растить коноплю не для наживы или там кайфа от косяка. Ну, ясно — привык иметь дело только со всякими там… но, может, удастся всё-таки объяснить? — Вот — они растут… первые листики… нежные такие… ещё не семипалые… потом второй лист, третий… потом шишки, на них вблизи посмотришь — а они такие, с волосками, красота же неописуемая… и ждёшь урожая… — вдруг Тед вспомнил отца — как тот смотрит на яблоневые саженцы, нежно-зелёные, весенние.

— Допустим, — следователь, видимо, решил сменить тему. — И вы утверждали, что гидропонную установку собрали в сентябре текущего года, семена были высажены вами в начале октября, а до этого выращиванием конопли вы никогда не занимались.

— Точно, — подтвердил Тед.

— Тогда как вы объясните тот факт, что в складском помещении, снятом вами тридцатого сентября 2128 года, — Джаред покосился на распечатку, — были обнаружены четыреста растений конопли, а также необходимое для их выращивания оборудование, приспособление для сушки и пять килограммов продукции, расфасованной в пакетики по пять грамм?

— Бред какой-то, — честно сказал Тед. Подумал и добавил: — Ну точно бред… никакого складского помещения я не снимал.

— А если подумать? — мягко нажал следователь.

— Да вы что, — вскинулся парень. — Говорю же — на продажу выращивать не собирался! А четыреста растений — это… это же…

Он задохнулся. Сейчас ему явно «шили» нечто гораздо более серьёзное, чем то, что казалось почти невинной забавой.

— Не собирались. Потому что считали, что это незаконно, — понятливо кивнул Джаред.

— И не только, — отчаянно выпалил Теодор. — Да не буду я зарабатывать, выращивая урожай! Да поймите… я же… ну я со своей планеты уехал — чтобы не быть фермером! И чтобы после этого…

— А вы не хотели быть фермером? — заинтересовался следователь.

— Ненавижу сельское хозяйство, — с мрачной убеждённостью буркнул Теодор.

ЛаВендер откинулся на спинку стула.

— Да неужели… — пробормотал он, снова распахивая глаза.

— Да вы просто не понимаете, что это такое, — Тед уже отчаялся убедить собеседника. — А это же совсем другое!

— Которое «это» другое? — на лице следователя появилась лёгкая оторопь.

— Это, — пояснил Тед. — Конопля — другое. А сельское хозяйство — такое. Всю жизнь жить от урожая до урожая… в земле копаться… думать то об удобрениях, то о плодожорке…

— Ну да, ну да. А это — совсем другое. Думать то о питательном растворе, то о листовёртке…

Тед вздохнул. Объяснить не удавалось.

— Фермер от всего этого зависит, — сказал он. — Ну… всё время считает. Какие брать удобрения и почём. Сколько раз обработать поле от фитофтороза — три или два. Три лучше, а два дешевле. Какими будут цены. Окупятся ли затраты. Вот этого-то я и не хочу.

— Ну… — протянул ЛаВендер, — что касается конопли, то тут затраты окупятся всегда.

— Вы что, пытаетесь убедить меня этим заняться? — не выдержал Тед. — Сказал же — нет.

— Хорошо, — сказал Джаред, откидываясь на спинку кресла. — Думаю, у меня ещё будут к вам вопросы. Но пока вы можете вернуться к вашим занятиям в Академии. В течение предварительного следствия я настоятельно прошу вас не покидать город и тем более планету и не менять место жительства. Это может повлечь за собой более строгие меры. Пожалуйста, внимательно прочтите и подпишитесь.

— У нас бывают орбитальные тренировки, — предупредил курсант.

— Орбитальные тренировки не являются переменой места жительства, — педантично разъяснил следователь. — Но об их расписании вам тоже следует мне сообщать.

Тед вывалился в коридор и обессилено перевёл дыхание. Положение явно становилось серьёзнее — тут не только из Академии загремишь, тут всё куда круче…

За дверью кабинета Джаред ЛаВендер вытер вспотевший лоб. Психологические выверты некоторых подследственных не переставали удивлять.

Впрочем, Джаред чувствовал, что этот высокий смуглый курсант не врал. Склад был снят на паспортную карточку, номер которой значился как аннулированный, и Теодор Лендер своевременно заявил о его утрате. Кроме того, в самом помещении не было найдено никаких следов того, что парень там бывал. Но проверить было надо… к сожалению, на то, чтобы связаться с «Ассолью» и затребовать выписку из бортового журнала, потребуется время, а вот что касается этого Кирилла… сейчас вернётся Дамиан, расскажет.

* * *

Тед принял из окошка куртку, нацепил комм и распихал по карманам мелочи.

— В камере ничего не осталось? Если осталось, сотрудник проводит.

— Осталось, — вспомнив про бандану, сказал Тед. Заодно и с Крисом попрощается.

Прощание вышло недолгим.

— Что, подписку взяли? — понимающе спросил Крис. — Твои дела идут на лад?

— Как же, на лад. В задницу они идут, — проворчал Тед. — Не пойму чего-то…

Рассказывать про «плантацию» он не собирался.

— Ну, может, ещё вырулишь. Ладно, бывай. Удачной сессии.

— Какая ещё сессия? Тут трепыхайся, не трепыхайся… Так и так вылетать.

— Э, нет, — хакер даже развернулся вместе со стулом. — Ты что, сдурел? На суде любая мелочь сыграть может. Тебе сейчас землю рыть надо, а сессию сдать. Одно дело, когда судья видит перед собой патлатого неряху, вылетевшего из учебного заведения по неуспеваемости, и совсем другое — когда перед ним стоит прилежный курсант, ненароком вляпавшийся в неприятности. Тебе сейчас каждая зацепка важна. Понял, нет?

— Понял, — буркнул Тед. Резон в словах Криса, несомненно, был. Но до чего же тоскливо…

* * *

— Привет, — бросил Тед, заходя в комнату.

— Тебя отпустили? — поинтересовался Кир.

— Подписку дал, — пояснил Теодор, начиная стягивать рубашку.

Кир прошёлся по комнате. Он хотел было сказать — «эх, как это тебя угораздило?» но было слишком понятно, «как». Вторым побуждением было сказать: «Ну говорил же я тебе, дубина!..» — но это показалось неуместным.

— Ну ты и влип, — сформулировал он наконец.

— Сам знаю, — и Тед скрылся в душевой, чтобы прервать разговор.

— А про тебя тут выспрашивали, — сообщил Кир сквозь дверь. Тед немедленно высунулся снова.

— Кто выспрашивал?

— Молодой какой-то, представился сотрудником полиции. Про твой потерянный паспорт в основном, ну и ещё по мелочи…

«Мелочи» заняли почти полтора часа, Кир чувствовал себя измочаленным, к тому же был голоден и сердился.

— Про паспорт? Что им дался этот паспорт… меня тоже спрашивали. Только я подумал, что под тебя копают, — Тед сел на койку, сосредоточенно размышляя, и вдруг заметил:

— Э, ты что, решил-таки выполнить свою угрозу?

— Какую угрозу?

— Ты говорил, что когда-нибудь у тебя лопнет терпение, и ты наведёшь порядок на моём столе. Слушай, Кир, ну… нашёл время меня воспитывать!

— Делать мне больше нечего, — буркнул Кир. — Нет, тут приходили с ордером, им комендант комнату открывал — это во время занятий было… так навели такой беспорядок, что я понял — тебе есть куда расти! Ну, я подобрал всё и сложил…

— Так… — Тед лихорадочно выдвинул подозрительно свободный ящик, перебрал стопку распечаток и журналов, затем растерянно посмотрел на Кира.

— Всё на месте… ну, если не считать пивных крышек, — встревоженно признал он. — Не может же быть, что приходили за ними?

Кир фыркнул.

— Носки, пакеты из-под чипсов и крышки выкинул я, уж извини. И если они изъяли что-то из этого хлама, теперь не установить, что именно.

— Зачем ты выкинул крышки? — возмутился Тед. — Там на них рисунки, и, если собрать полный комплект, можно выиграть календарь с космобайками!

— Тьфу, — Кир сел на стул напротив приятеля. — Я тебе о серьёзных вещах говорю!..

— Я тоже. Я под следствием, на меня вешают целую плантацию, о которой я ни сном, ни духом, я пропустил три дня занятий, меня наверняка вышибут из Академии, и ты выкинул мои крышки.

Почему-то последнее обстоятельство показалось особенно обидным.

— Ты лучше подумай, что они могли искать.

— А у меня искать нечего, — Теодор пожал плечами и перебрал стопку снова. — О! Ты же сам сказал — паспорт… но кому нужен старый недействительный паспорт?

— Слушай, а зачем ты вообще его сохранил? — спросил Кир. Вид у него стал отрешённый и задумчивый.

— Ну, это было прикольно… вот смотришь на него — и думаешь: «Где ж ты, милый, шлялся всё это время? Кто ж тебя предъявлял?»

Двое парней уставились друг на друга.

— И правда — кто? — спросил Кир.

— Кэри, — сазал Тед.

— Что — Кэри? Предъявляла?

— Нет, Кэри может вспомнить, что возвращала мне паспорт.

— Ну а ты что? — Кир сосредоточенно покусывал ноготь.

Разговор получился длинным. Рекреационная зона оказалась занята, и Кир предложил прогуляться — ответив на возмущённый вопль Теда «Да почему не тут?» коротким «Мне на ходу думается лучше». Но ходить долго почему-то не захотел, выбрал скамейку неподалёку от бронзовой парочки, бесконечно переживающей миг расставания, и теперь слушал, лишь изредка коротко взглядывая на приятеля.

— Ну а я не сообразил даже. Если вдуматься, он ведь не сказал, что то помещение снято по этому самому паспорту. Я думал, такие вещи автоматически отслеживаются. Ну, то есть, если паспорт недействителен, то и воспользоваться им нельзя.

— Да нет. Часто с паспорта просто данные списывают. Тогда главное, чтобы на карточке все защитки были подлинные.

Тед облегчённо выдохнул и даже улыбнулся.

— Тогда и правда, выходит, то помещение сняли по недействительному паспорту. Но тогда всё просто — я-то тут при чём?

Да уж, для приятеля вечно всё было просто. А Кир испытал мимолётное дежа-вю. Это было похоже на тренинг логического практикума — выдвижение гипотез и поиск способов их проверки. К тому же он припомнил кое-что из слышанного раньше, ещё до поступления в Академию.

— Ну, есть возможность, что об утере паспорта ты заявил для вида, а сам спрятал его… в ящик стола, ну и…

— Кир, да ты что! Да мы же вместе… ну, тогда…

— Я знаю. А теперь представь на моём месте человека, которому по должности положено проверять всё. Вот меня спросят. Что я могу сказать? Что на нас напали, что я видел, как у тебя обшаривали карманы. Всё. Подтвердить, что у тебя взяли именно паспорт, а не фотографию любимой девушки, я уже не смогу.

— Я проходил таможенный контроль, — вспомнил Тед. Видимо, его мысли работали в сходном направлении.

— И что это нам даёт? Я ведь могу влёт придумать пяток схем, по которым человек живёт в городе, заводит нужные контакты, а потом светит паспорт в космопорте и в тот же вечер заявляет о его утрате. А спустя месяц снимает по этому паспорту помещение. Ты, когда на разгрузки ездишь, как на территорию попадаешь?

— Через служебный вход по временному пропуску.

— Ага. Ну а если захочешь пройти, минуя контроль?

— Ну… тоже можно.

— Вот именно.

Тед подумал.

— Не слишком сложно? — спросил он. — Ради четырёхсот-то растений?

— А почему нет? Сколько урожаев можно вырастить за год с лишним? И потом, а ты уверен, что этот склад — единственный?

Тед только пожал плечами.

— Значит, твои слова должны быть подтверждены. Жаль, ты не по билету прилетел, но, по крайней мере, есть запись в бортовом журнале. Спросят Кэри. Поднимут больничную карту. Ну и так далее. В помещении будут искать твои отпечатки, следы твоего пребывания. Но раз ты тут чист, то рано или поздно оправдают. Кстати, будешь Кэри звонить — лишнего не трепи. Ну там, люблю-целую… а вообще, поаккуратнее.

— Шпионские страсти разводишь.

— Нет, почему? Смотри. Стало известно, что по твоему паспорту снято то помещение, этот самый паспорт нашли у тебя в ящике, а тебя слегка порасспросили и отпустили. Вывод?

— Что-то это чересчур всё-таки, — Тед свёл брови к переносице, соображая. — Все говорят, прослушка, прослушка… всех не прослушаешь.

— А всех и не надо. В интересах следствия много чего возможно. Раз закон это предусматривает, и ты предусмотри.

— Бли-и-и-н… А может, ты и прав… Ну почему ты об этом подумал, а я нет?

— Потому что я вообще имею свойство думать, — сердито сказал Кир. — А ты, похоже, нет, раз связался с этой пакостью.

— Ну почему сразу пакость? — возмутился Тед. — Ну ладно, законы — законами, но по большому счёту ведь эта штука безвреднее, чем алкоголь. И про зависимость — всё враки. Я же не получил. И вообще, ею даже лечатся.

— Ага, знаю. У меня одноклассник был… ну и вот — ему было нужно обезболивающее. Ревматоидный артрит. Так его мать Бога благодарила, что Он создал эту траву. А ведь у нас на неё цены были — зашибись. По десять галактов за дозу, а в месяц это, как ни крути, три сотни. Но ведь не всем оно нужно как лекарство. Родители у многих с ума сходили, хотели, чтобы их детки выучились и свалили с этой планеты. А те считали, что и сами всех умней, что зависимость формируется медленно, что это лёгкий наркотик, соскочить всегда успеют. А потом оказывалось, что им и не надо ничего — ведь это так просто, не решать свои проблемы, а покурить травки и расслабиться, как будто их и нету. А затем дорога у них одна — идти работать в карьеры, на добычу кварца, как и многие до них. Высокая зарплата, да. Как раз на каждодневную дозу и чуть-чуть на пожрать. И капелька надежды, что завтра будет иначе. Потому что — я же не наркозависимый, нет. Я могу соскочить в любую минуту. Только, Тедди, кто не привык решать свои проблемы — тот уже и не привыкнет. Это психологическая зависимость, не физиологическая, нет. Но она и страшнее. А потом у них в тридцать пять силикоз. Ты знаешь, что такое силикоз? Это когда лёгкие забиты песком, и их выкашливаешь вместе с песком, и сплёвываешь песком, а дышать нечем. Потому что вместо лёгких — сплошные рубцы, и в сорок у здоровенного дядьки одышка, даже когда он сидит. Или лежит. И никаких накоплений на старость. А уж о том, чтобы оплатить новые лёгкие, и вовсе речи нет.

Кажется, Тед впервые видел приятеля таким. Он знал, конечно, что на родной планете Кира добывали сверхчистый кварц — но не задумывался, как это выглядит. А теперь Кир говорил об этом — так резко выплёвывая слова, будто те самые лёгкие.

— А ты?

— А я решил, что у меня есть цель. И у тебя тоже есть. Вот и добивайся её, не ставь под угрозу свою мечту.

Тед помолчал, обдумывая.

— Не понимаю, — сказал он. — Вот у нас я просто не замечал, чтобы вот так… ну, то есть, было, конечно, слухи ходили… а у вас, говоришь, этого полно было. Почему?

— А у нас разрешено медицинское выращивание, — с издёвкой пояснил Кир. — По рецепту — пожалуйста. Или по лицензии. Ну и… понимаешь, ведь это деньги. Большие. Правительство может сделать одно из двух — или запретить наркотики, а потом тратить деньги на контроль за выполнением запрета, или разрешить — ну, конечно, ограниченно и по рецепту, и, конечно, для блага населения, кто бы сомневался — и получить в бюджет триллионы галактов за счёт налогов. Ладно, — закончил он. — Ночь уже. Скоро двери закроют, идём.

Будущий навигатор поднялся со скамейки. В молчании дошли до громадного куба общежития, поднялись на этаж. Кир всё так же молча, углубившись в свои мысли и только иногда резко выдыхая, разобрал койку и начал переодеваться. Тед, которому тоже было о чём подумать, всё-таки занял душевую. Когда он вышел, свет был уже погашен.

— Спокойной ночи, — донеслось со стороны койки напарника.

— Ничего себе, спать, после таких разговорчиков, — откликнулся Тед. — Ох ты ж, кстати, а про Эйшита что-нибудь слышно?

— Дался тебе этот Эйшит… — буркнул Кир. — Его уже три дня на занятиях не было. И всю его группу перетрясли на предмет наркотиков. Ромнера задержали. Всё, я сплю. «И Босса не предупредить, — подумал Тед. — Вот чёрт…»

— А Эйшит говорил, законы для слабаков, — вспомнил он.

— А я тебе говорю, дуракам закон не писан. Ты спать будешь наконец?

Глава шестнадцатая. Привыкни и живи

— Тед, подъём.

— М-м…

— Тед!

Курсант повернулся, вытянулся и снова затих.

— Тед, ты меня задерживаешь.

На этот раз сокомнатник приоткрыл глаз и возмущённо уставился на приятеля. Второй глаз оставался закрытым.

— Это чем?

— Не буду собираться, пока ты не встанешь. И тогда мы опоздаем оба. У тебя зачёт по статистике.

Тед сел, по-прежнему держа открытым только один глаз.

— У-у…который час? — простонал он.

— Это унизительно, — сообщил курсант через пять минут, вываливаясь из душа.

— И что, столько мучений только для того, чтобы понравиться судье? — вопросил он, застёгивая рубашку.

— Почему? — не понял Кир, подсовывая напарнику под нос кружку с кофе.

— Так всё равно же теперь выгонят. «Основаниями для отчисления являются…» В общем, являются. Мои действия. Статья такая-то, пункт не помню, какой. И я должен это делать, только чтобы понравиться какому-то старому хрычу!

— Тебя ещё не выгнали, — напомнил Кир.

— За чем дело стало? — буркнул Тед. — Ненавижу трепыхаться, чтобы создать видимость!

— Ну, выгонят — так выгонят, а иначе получится, что не тебя выгнали, а ты лапки сложил.

— Сложил лапки?! Сложил лапки… — Тед метнулся к шкафу за кителем. — Не дождётесь! Э, — он внезапно остановился. — Слушай, Кир, я не готов!

По матстату был всего лишь зачёт, но Нора вечно превращала его в форменный экзамен.

— Почему? Почти готов. Галстук только не забудь.

— Издеваешься? К зачёту не готов!

— Что такое среднее квадратическое отклонение?

— Это как кучность стрельбы. Если центр мишени — это математическое ожидание, а каждый выстрел — конкретное значение признака, то… то… — Тед запутался в метафоре и замолчал. — Но это только если прицел не сбит, — добавил он после некоторого раздумья.

— Ясно. На, держи, — будущий навигатор рывком выдвинул ящик и сунул в руки напарника стопку листов. — Разберёшься, да?

— А то! — повеселевший Тед сунул конспекты под брючный ремень и одёрнул одежду. — Нормально!


Тед всё же пришёл последним: Онгой, как всегда, уже сидел за третьим столом слева и лихорадочно листал конспект, Сэл — за первым, рядом с Виком, Аанден — в среднем ряду прямо напротив преподавательского стола. На звук открываемой двери она повернула голову, качнув хвостом из туго заплетённых косичек.

— О-о, Те-эдди!

Упала тишина. Сэл, обернувшись, уронила руки на стол. Воздух словно раскалился и застыл.

— Привет, — преувеличенно бодро произнёс Тед.

— Привет, — пробормотал Дим и покраснел. А Шуон, сведя брови домиком, шумно вздохнул.

— Хорошо, что не опоздал, — буднично сказал Онгой. — Ты как вообще, в состоянии?..

И в этот момент взлетевшая с места как стартующая ракета Сэл, подскочив к Теду, с ходу впечатала ему под дых остренький кулак.

— Идиот!

— Э… я тоже скучал, — выдохнул Тед, как только смог говорить.

Напряжение слегка спало.

— Скотина! Ты вообще в курсе, что нас из-за тебя прогнали через наркотесты?

— Но ведь ничего такого?.. — это была неловкая попытка пошутить, и она явно не удалась.

— Разумеется, нет! — рявкнула Сэл. — Ещё чего!

И замахнулась снова. Но на этот раз её кулак непостижимым образом встретился с ладонью Онгоя, твёрдой, как доска.

— Тише-тише-тише… Брэк! Всё, хватит! Ладно тебе, Сэл, — со сдержанной силой в голосе произнёс он. — Насчёт выданной тобой характеристики я полностью согласен. Но если ты отобьёшь Теду печёнку, он сейчас на законных основаниях отправится в лазарет. А это легче, чем сдавать матстат.

— О, точно! — оживился Тед. — Сэл, а давай ты…

— Обойдёшься!

Обстановка окончательно разрядилась, и первым не выдержал Шуон — фыркнул, а затем зашёлся в хохоте. Сэл и Онгой, наполовину сердясь, тем не менее присоединились к нему. Остальные тоже задвигались, послышались смешки. Но кое-кто по-прежнему сохранял серьёзность, Отто Шефер хмурился, Аанден выглядела скорее задумчивой.

— Ну и что тут весёлого? — возмутился Вик. — Да он же нас подставил всех! И вы ему вот так вот… посердились, и ладно?!

— Поганая история, верно. Только — не преувеличивай. Ты-то наркотой никогда не баловался, так как и в чём тебя тут можно подставить? — веско возразил Шефер.

— Знаешь, если человек не просчитывает последствий, рано или поздно подставит не только себя, но и других, — припечатал Вик.

— Да вы что, ребята, — потрясённо начал Тед. И одновременно с ним Дим выкрикнул: — Вик, не надо!

— Дим, вот ты первый и наколешься. Сознательно Тед тебя не подведёт, уж конечно. Но…

— Брось. Тед — хороший товарищ, — высказался всё ещё посмеивающийся Шуон. — Но по шеям заслужил, что и говорить.

— Да Тед иной раз и сам не знает, что сделает пять минут спустя. Я и вчера говорил, и сегодня повторю. Это всё равно что на мине сидеть.

— Воин, покрывший себя позором, должен три дня соблюдать очищающий пост и пребывать в одиночестве, — внёс свою лепту в обсуждение Хахтанг.

— Ну так я же… — сказал Тед. На этот раз хохотом грохнули все, и даже Вик усмехнулся.

— Я сказал что-то не то? — растерянно уточнил центаврианин.

— Так, ладно, — Онгой провёл ладонью по глазам. — Помитинговали — и будет. Тед за себя ответит ещё, это никуда не денется. А сейчас надо сдать зачёт.

Он обвёл курсантов взглядом, задержав его на Вике. Тот пожал плечами с видом человека, остающегося при своём мнении, но не желающего обострять отношения.

— Тед, и тебе тоже. Я тебя спросил — ты готов или нет?

— Ну, у меня есть кировы конспекты, — сообщил Тед.

— Понятно. Тогда пойдёшь отвечать последним. И закончим на этом.

Дверь открылась, и в аудиторию вошла Нора Ауэрбах, седая и невысокая, но прямая, как указка. Она задержалась у своего места, легко положив кончики пальцев на спинку стула и оглядывая возбуждённую аудиторию. Отто поспешно слез с подоконника. Остальные зашевелились, сосредотачиваясь, переключаясь на более срочное, и притихли.

— Добрый день, — негромко сказала преподавательница. — Первые шесть человек могут пройти в соседнюю аудиторию и взять билеты. Остальные будут приглашены позже.

Онгой оглянулся.

— Чур, я первый, — торопливо сказал Дим. Отто, пожав плечами и кривовато улыбнувшись, последовал за ним. Вик переглянулся с Шуоном, энергично кивнул, оба встали и тоже двинулись к выходу — Шуон по дороге продолжал заглядывать в свои конспекты и оставил их только у самой двери.

— Была-а не была-а, — Аанден махнула рукой и тоже встала.

— Сэл, ты как? — спросил Онгой.

— Я попозже.

— Ладно.

— Ещё один человек, — напомнила Ауэрбах.

Хахтанг спокойно поднялся с места.

— Отлично, — преподавательница прошла следом за центаврианином и закрыла за собой дверь.

Сэл коротко глянула на Онгоя, дождалась, когда Тед сядет, и устроилась рядом с ним.

— Давай свои конспекты, — деловым тоном сказала она. — Посмотрим, что у тебя в голове, кроме ветра.


На этот раз в крохотном кабинете разместились сразу пятеро: стул для посетителей на правах дамы оккупировала Ксения, Роб занял подоконник, а Дамиан — повадками и статью напоминавший медбрата из психушки, и к тому же стриженный так коротко, что были видны неровности черепа — выдвинул из стены пару сидений, попробовал одно из них на прочность, осторожно разместил свою пятую точку и только после этого предложил Алексу жестом занять второе. Джаред прикоснулся лопатками к спинке своего кресла, чересчур явно превосходящего по своей комфортабельности остальные посадочные места. Что ж, кресло было маленькой слабостью и одновременно необходимостью — старая травма позвоночника время от времени давала о себе знать.

— Бывают в жизни совпаденья, — задумчиво продекламировала Ксения.

— И кто-то жрёт моё печенье… — откликнулся Роб. — Я про вас. Как это получилось, интересно, что арендатор НАШЕГО склада оказался ВАШИМ задержанным?

— Задерживать надо было быстрее, пока конкуренты не опередили, — с милой улыбкой сообщила девушка. Роб только хмыкнул, но дальнейший обмен шутками не поддержал.

Совпадения в жизни бывают, это известно всякому. Когда Роб был ещё студентом физфака, у них на курсе учился парень. Начал ухаживать за первокурсницей — обычное дело, летом решили отдохнуть вместе. По дороге задержались на Селене — там у девушки жила тётка. Престарелая родственница, восхищённая обаятельной парой и изголодавшаяся по вниманию, весь вечер потчевала молодых людей чаем с абрикосовым вареньем и семейными фотоальбомами. Одна из фотографий показалась парню знакомой — мальчишка с ободранными коленками демонстрировал полуметровую рыбину и улыбался до ушей. «Так это же Юрочка, сын моей двоюродной сестры Риты», — пояснила дама. Двое студентов оказались четвероюродными братом и сестрой. «Не мир тесен, а слой тонок, — величественно провозгласила тётушка. — Склонность к науке у нас в роду закреплена генетически!»

Всё это, конечно, было очень мило, но…

— Иногда то, что кажется совпадением, на самом деле — тенденция, — высказался Роб. — Просто для её выявления недостаточно данных.

— А чем тебе не нравится вариант, что этот Лендер и на самом деле потерял паспорт, а затем по нему был снят этот склад?

— Так, — Джаред, на правах старшего, решил, что обмен мнениями пора упорядочить. — Давайте по очереди. Итак. Четверокурсник Лётной Академии Эйшит Ремм, по совместительству — мелкий распространитель марихуаны, показал, что его поставщиком был некто Герхард Блаум, он же — Босс. Бригадир чёрных грузчиков Космопорта.

— Контрабанда? — предположил Роб.

— Посмотрим. Ремм жил не на территории Академии, что для него, несомненно, было удобнее, но на то, чтобы снимать квартиру в одиночку, средств у него всё же не хватало. Его компаньон — точнее, человек, на чьё имя была оформлена квартира — Рей Томас Коннорс, он же Краб — был задержан дома, вместе с Лендером, который навещал его почти каждый день, и одновременно с Реммом, Как вам уже известно, на квартире был обнаружен гроубокс, но это мелочёвка, и к тому же эксперты уверяют, что эта трава не имеет отношения к той, которую продавал Ремм. Другой сорт, другие микропримеси…

— А у них действительно был «Сильвер Сторм»? — перебил Роб.

— Да. А что?

— Да, собственно, ничего. Проверить хотел. Могу, значит, и по монитору определять…

— Это хорошо — наставительно сказал Джаред. — Свидетельствует о профессионализме. И, поскольку у Эйшита нашли не «Сторм», а «Риал Самарканд»…

— «Самарканд» становится популярен — заметил Алекс. Вот и у нас… Слушай, а пришли нам этот твой анализ? От греха?

— Конечно, — Джареда прервали второй раз кряду, но он был само терпение. — Так вот. На основании этого я склонен считать, что гроубокс — это инициатива Коннорса и Лендера. Тем временем Академия начала свою внутреннюю проверку, и за эти четыре дня прислала нам ещё троих — но это мелкая сошка, покупали траву у Ремма, и больше ничего не знают. Ну а что касается истории с утраченной паспортной карточкой Лендера… Дамиан, пожалуйста, введи наших коллег в курс дела.

Дамиан осторожно шевельнулся, пожимая плечами.

— Звонок с комма случайного прохожего подтверждён. Номер комма зафиксировали в городской диспетчерской «Скорой», он принадлежит господину Томасу Гуммелю. Тот подтвердил, что действительно, вызывал «Скорую» для двух таких приличных молодых людей, эти хулиганы совсем распоясались, куда смотрит полиция и на что идут налоги, ну и так далее. Какого это было числа — естественно, не помнит, но место указал точно. Выписка из истории болезни, заведённой в городской клинической больнице, — Дамиан привстал, выкладывая на стол перед Джаредом пару скреплённых листов, — здесь. А это — из госпиталя Академии. Со вторым парнишкой, Кириллом Спиваковым, я тоже беседовал, — на стол улеглась целая стопка листов. — В общем, всё совпадает. По словам Кирилла, полгода спустя паспортная карточка чудесным образом вернулась. Её нашли в помещении одного из банков. Решили, что клиент уронил случайно.

— А в каком именно, он, часом, не запомнил? Уж очень гладенько всё, — подал голос Алекс.

— Запомнил. «Инвестпромбанк». Дело в том, что Теодор Лендер с тех пор поддерживает отношения с той сотрудницей, которая, собственно, этот паспорт и нашла. Так что похоже, он тут и правда ни при чём. Но запрос на тот корабль, которым он прибыл, мы всё же отправили.

— Тут ещё такое дело, — подала голос Ксения. — Я порылась в архиве, таких нападений в том районе было три подряд. Брали каждый раз какую-нибудь мелочь и документы. Думали на местную шпану, но потерпевшие никого не опознали. Потом прекратилось как по волшебству. Тогда я запустила поиск по городу…

Роб присвистнул.

— Бесполезняк.

Ксения улыбнулась.

— Смотря как задать условия. В общем, сходство обнаружено в двадцати пяти случаях, небольшими сериями в разных районах. Но ясное дело, эти ребята не на себя работали…

— Ну ясно, а для нас зацепок опять никаких, — уныло произнёс Алекс. — Так я и знал.

Джаред шевельнулся, но Ксения его опередила.

— Ты всё же расскажи, что и как, — предложила она.

— А всё просто, — буркнул Алекс. — Пальчиков нет. Ну, то есть, не совсем — но старые и смазанные, возможно — вообще левые. Оно и неудивительно, среди оборудования найдена пачка одноразовых перчаток, знаете — пластиковые такие, как в точках общественного питания. Использованных, что характерно, тоже нет: осторожный, зараза, уносил всё с собой. Химикаты расфасованы по стеклянным банкам с этикетками «огурцы маринованные острые», местного производства. Названия реактивов написаны чёрным перманентным маркером. Ну, то есть, если бы они в заводской упаковке были, а так — ни номера партии, ничего. Ну, значит, даже не понять, через какие магазины шла продажа. Хитрый, сволочь.

— Или брал реактивы там, куда их привозят в больших расфасовках, — Ксения слушала внимательно, выпрямив спину, приподняв подбородок. Роб напомнил себе о деле и отвёл взгляд — теперь он разглядывал полупрозрачную модель яхточки на краю стола.

Алекс кивнул.

— Правда, всё же не уберёгся — кое-какой биоматериал собрать удалось. Но это же надо иметь с кем сравнивать… Мы думали, он хоть ухаживать за своей плантацией припрётся, а там полная автоматизация: есть подключение к водопроводу, как только вода понижается до отметки, срабатывает долив… Так что скоро уже десять дней как сидим и пялимся посменно, и будем сидеть до посинения.

— Погоди-погоди, — заинтересовался Джаред. — И сколько раз он уже срабатывал? Долив?

— А мы почём знаем.

— Так узнайте, — Джаред ухмыльнулся. — Возьмите пробу раствора, пошлите в лабораторию. Доливать до бесконечности водой нельзя, тут целая наука: время от времени надо заменять питательный раствор. Мне тут целую лекцию довелось прослушать. И сдаётся мне, консультантом я вас обеспечу.

— То есть… — протянул Роб. Джаред кивнул.

— Он должен был прийти в определённый день. Ну, плюс-минус сколько-то. Если не пришёл — возможно, вы его спугнули.

— А с биоматериалом что? — заинтересовалась Ксения. — Что-то мне не верится, парни, что вы только в засаде сидели и в мониторы пялились.

Роб пожал плечами.

— Мужчина, белый, волосы русые, коротко стриженные, глаза серые, рост — средний или чуть выше, возраст — предположительно около пятидесяти, кожа сухая, но ни кремами, ни лосьонами не пользуется, курит марихуану, но нерегулярно. Старые записи с видеокамер складского комплекса хранятся не более полугода, мы рассортировали изображения — съёмщики помещений, персонал и посетители. Из посетителей оставили тех, кто там бывает более-менее регулярно, не реже раза в две недели… если этот твой консультант поможет определиться со сроками точнее, будем рады. Но наш клиент может оказаться в любой из групп, а посетители документов при входе не предъявляют, и составить их список по изображениям… в общем, за это мы ещё не брались.

— А после составления списка вы упрётесь в Закон о неприкосновенности частной жизни, параграф пятнадцатый, «О тайне генетических данных», — предсказал следователь. — Но да, по крайней мере будет с чем работать дальше. Ну а мы пока займёмся космопортом.

— Да что вы там нароете, — проворчал Алекс. — «Мы ничего не знаем, грузили — было дело, ящики-мешки какие-то, наше дело маленькое, бери больше — таскай дальше…»

— Спасибо за оптимизм, — сдержанно произнёс Джаред.


К тому моменту, когда Тед наконец взял билет и сел готовиться, у него уже возникло ощущение, что интегралы, квадратные корни, сигмы, гаммы и эпсилоны вытеснили мозги и теперь щекочутся и толкаются в черепушке, просясь на волю.

Задача оказалась настолько лёгкая, что курсант перечитал её трижды, выискивая, в чём подвох. Однако никакого второго дна не нашёл — похоже, следовало просто сложить вероятности.

Второй вопрос билета — про дисперсию и выборочные средние — тоже был несложным. А вот первый…

Тед поглядел на преподавателя. Нора склонилась над записями Сэл — та водила кончиком розового ногтя по строчкам, негромко поясняя ход решения. Парень расстегнул пуговицу кителя и попытался нащупать спрятанные под брючным ремнём конспекты, но только протолкнул их кончиками пальцев глубже. Тут Тед поймал взгляд Норы — улыбаясь загадочно, как Джоконда, та продолжала выслушивать Сэл, но смотрела прямо на него. Тед нахмурился и начал черкать стилосом. Придумают же — минимаксная оценка!

Сэл закончила ответ, теперь была его очередь. Курсант встал, с ужасом ощущая, как плотная стопка пластиковых листов, скользких и жёстких, сдвигается куда-то вниз, в брючину. Скособочившись, чтобы прижать их рукой и не дать произойти непоправимому, Тед двинулся к преподавательскому столу.

— Лендер, да достаньте же вы наконец шпаргалки, смотреть больно на ваши мучения!

— А можно, да? — обречённо спросил Тед, запуская ладонь под пояс и вытаскивая продукт Кирова усердия.

— Можно, можно. Либо вы знаете, либо всё равно не помогут. Ибо сколько ноль не умножай… Присаживайтесь. Итак?

Когда взмокший Тед вывалился в коридор, он обнаружил подпирающих стену Дима, Онгоя и Сэл. Тед поймал их взгляды и ухмыльнулся.

— Пять минут позора.

— Двадцать, — поправила девушка.


Кэри проводила клиента и глянула на вирт-окно. В уголке уже отражался очередной значок — за день следовало выполнить определённый объём работы, и пока она шла в графике.

За время её разговора с клиентом комм принял вызов от Теда — ну наконец-то объявился!

Девушка нахмурилась, но тут же, поймав себя на этом, придала лицу выражение спокойной доброжелательности. Если часто хмуриться — появятся морщины, так ей говорила мать. Тедди был хорош, очень хорош. Рослый красавец-курсант, рядом с которым она чувствовала себя иррационально защищённой… хотя кого сейчас могут защитить широкие плечи и накачанные мышцы? Но всё равно… когда Тед легко, но очень уверенно клал руки на её плечи и, смеясь, наклонялся к уху, внутри пробегали сладкие мурашки, в животе разливалось горячее, а дыхание перехватывало.

«Ну ты, мать, пропала», — говорила её подруга, Розанна, и понимающе усмехалась. А Тед появлялся, принося сногсшибательные цветы, его глаза сияли шальным блеском, и Кэри, оглядываясь, видела, как поневоле смягчается взгляд миссис Стовенс и как лицо охранника Билла становится по-особому бесстрастным.

«Красивая пара», — так о них говорили.

Она уже готова была к противостоянию с родителями, накручивала себя, собираясь с силами перед серьёзным разговором — но всё обошлось. Папа сказал, что полагается на её благоразумие, и что такой брак можно использовать для поддержания имиджа… дочь того самого Арне вышла замуж за простого пилота, ага. Слегка скандально и очень, очень демократично. Ну а там посмотрим. Со временем можно устроить мужу хорошее распределение и обеспечить карьерный рост — и, наконец, любая пешка в руках умелого игрока может стать ферзём, верно?

Выйти замуж за преуспевающего дельца — с её внешностью и происхождением может любая дурочка. И стать для него удачным приобретением. А вот выйти за никому не ведомого пилота и сделать его крупной фигурой… да, эта задача по плечу не каждой.

Кэри мечтательно улыбнулась. «Мой муж — директор Транскосмоса. Вы, конечно, слышали о нём — да-да, Теодор Лендер, верно. В прошлом году он выиграл Галактическую регату».

В последнее время было что-то… Даже Розанна заметила. «Смотри, упустишь!» — сказала она, когда Кэри, окончив работу и собираясь в кафе, подновляла макияж. Ну… здесь следовало вести себя по-умному. Жена должна быть той, к которой хочется вернуться. А так… мало ли что взбредёт в голову мужчине. Ничего. На днях прилетает папа, надо наконец устроить «смотрины».


Поддержка друзей грела душу, но слова Вика зацепили больно. Значит, его считают человеком, который способен подставить товарищей! Самое поганое, что и правда подставил — но ведь Вик этого не знал. Тогда почему его слова задели? Если бы это не было правдой — не задели бы? Или наоборот — задели потому, что в глубине души Тед знал, что предсказание Вика уже сбылось?

Курсант решил не ломать себе голову, но заглушить неприятное чувство можно было единственным способом — начать что-то делать. В первую очередь следовало получить допуск к пропущенной «войне». Тед сбежал по ступенькам на второй этаж, выдохнул, стукнул в знакомую дверь и, услышав ответ, заглянул внутрь.

— Входите, Лендер, — куратор курса Дин Темиле мельком посмотрел на второкурсника и перелистнул страницу распечатки. — Садитесь.

Тед сел и положил руки на колени, потом распрямил сжатые пальцы и слегка расслабил спину.

Темиле снова глянул и снова перелистнул страницу.

— Итак, — он наконец положил распечатку на стол и поднял голову, — зачем пожаловали?

«А то ты не знаешь», — подумал Тед, вновь поджав пальцы. Но надо было говорить.

— Подполковник Ахремович, — сообщил он. — Требует допуск к зачёту. Пропуск занятия.

— Вот как? И по какой же причине?

«В КПЗ сидел!» Впрочем, такой ответ явно не годился. Тем более, что это-то Темиле тоже знал…

— Вы знаете… — сгорбившись, сказал Тед. И подумал, что вот сейчас Академия может решить его вопрос легко и просто. Недопуск к сессии, и всё. Дальнейший скандал её уже не касается.

— Да, — теперь куратор смотрел прямо, очень спокойно, сцепив руки перед собой в замок и откинувшись на спинку стула. — Так расскажите, как это получилось?

Темиле был почти такой же легендой как Манкс — и, как говорили, чуть ли не единственным, с кем Манкс считался.

— Сглупил, — неохотно сказал Тед. И отчётливо понял, что сейчас врать нельзя. — Подрабатывал на космодроме, предложили попробовать… Любопытно стало… ну и вот… потом увлёкся теплицей…

— Любопытно… — задумчиво сказал Темиле.

— Ну да! — Тед под столом снова сжал пальцы. — Только ведь я не подсел…

Темиле скривился.

— Ну что за детский сад, — устало сказал он. — Лендер, пора бы уже перестать думать, что, если вы скажете «простите-меня-пожалуйста-я-больше-так-не-буду», добрые дяди растрогаются и кинутся утирать вам сопли.

Тед промолчал. В самом деле. Перед героем войны и сослуживцем Рэтта Манкса вести себя подобным образом было глупо.

— Пилотов, замеченных в употреблении наркотиков, дисквалифицируют, — напомнил Темиле. — А курсантов отчисляют из Академии, согласно её Уставу.

Тед снова хотел промолчать, но что-то дёрнуло его за язык спросить:

— А как же Рэтт Манкс?

— Манкс?! — Темиле зло прищурился. — А что Манкс?

— Говорят… — Тед быстро соображал. — Говорят, Манкс покуривал… и всё равно он — лучший из пилотов!

— Манкс был очень хорошим пилотом, — ровно произнёс Темиле. — А время было такое, что кое-на что проще было закрывать глаза. Потом он вышел в отставку. А в мирное время всё иначе. И вы — не Манкс.

Он помолчал, но, не желая быть неправильно понятым, жёстко добавил:

— Даже пилот такого уровня, как Манкс, после войны лишился бы лицензии, если бы было доказано, что он наркоман.

— Но… это несправедливо, — пробормотал Тед. — Сто восемь сбитых вражеских кораблей…

— Лендер, — резко сказал Темиле, — мне говорили, что вы — лихач. Это так?

Тед пожал плечами.

— Манкс вас восхищает, верно?

— Да Манкса до сих пор никто не переплюнул! — горячо сказал Тед. — Один только «Осиный дождь» чего стоил! Да я всю жизнь мечтал летать как он! То есть… — Тед слегка смутился, — любой пилот о таком мечтает… ну, мне так кажется.

— Верно, — Темиле по-прежнему говорил резко. — Так вот. Подумайте. Слышали ли вы хоть что-то о Манксе после его отставки? Да все ведущие транспортные компании должны были бы у его дверей с предложениями работы в очереди стоять. Вы же не полагаете, что такой, как Манкс, по своей воле оставил бы полёты?

Тед вскинулся, открыл рот… и закрыл. Он до сих пор вообще не думал на эту тему.

— Подумайте об этом, Лендер.

Темиле вытянул из стопки на углу стола бланк допуска к зачёту, расписался и положил листок перед курсантом.

— Ректорат примет решение по вашему вопросу. А пока продолжайте занятия. Вы свободны.

* * *

Сегодня все словно сговорились: стоило Джареду углубиться в составление отчёта — кто-то обязательно отвлекал. Капитану срочно и именно от него понадобилась выписка из старого, уже закрытого дела; ну это ладно, на то он и начальство, чтобы звонить не вовремя. Затем пришло сообщение от Дамиана — его подопечный направлялся к космопорту; само по себе это не было подозрительно, раз уж он там подрабатывал, но внутри Джареда что-то предупреждающе звякнуло. Ему даже пришлось сделать над собой усилие, чтобы не посоветовать Дамиану бдить получше; а то тот сам не знает. Но если следователь будет сидеть у себя в кабинете и вибрировать — это никому и ничем не поможет. Так что Джаред потёр лоб, усилием воли отгоняя несвоевременное ощущение и вновь сосредотачиваясь на окне с отчётом, и тут комм просигналил снова. Тьфу, чёрт.

— Приветствую.

Роберт. Конечно, кто же ещё.

— Я звоню поблагодарить тебя за то, что ты не забыл прислать данные анализа, о которых просил Алекс.

— Если ты помнишь, я обещал.

Джаред постарался снизить концентрацию яда в голосе. Какого хрена. Мало того, что отвлекают, но столь демонстративная благодарность за выполненную просьбу подразумевает, что он, Джаред, мог и не сделать обещанного?

— Да, я помню, — торжественно произнёс Роб. — И это очень хорошо, что ты так серьёзно относишься к просьбам, потому что…

Было видно, как он вдруг резко пригнулся к камере.

— Потому что они совпали!!! Совсем!!! Все долбанные микропримеси после долбанной запятой!!! Понимаешь, что это значит, Джаред? Да? Этого субчика надо брать, и при таком раскладе я запросто выбью этот треклятый ордер на сравнение ДНК! Не знаешь, где он сейчас?

— Знаю, — ответил Джаред. Недавняя неуютность отчётливо превращалась в тревожный зуммер. — Не торопись. Ордер — ордером, но он может оказаться просто дилером покрупнее.

* * *

Происходящее в очередной раз обернулось новой стороной. Темиле вроде бы недоговаривал, и в то же время сказал предельно ясно. Действительно, после отставки Манкс просто… исчез, как не бывало. Ни тебе фотографий с подрастающем поколением, ни, наоборот, сетований журналистов на тему «вот как Правительство относится к нашим героям». Пустота, молчание.

Отец любил приговаривать — «ты не смотри, что они там понаписали. Важнее — о чём молчат». Похоже, что тут-то он как раз оказался прав.

Тед поднялся на третий этаж. Железо следовало ковать, и, если Охренович назначит пересдачу на завтра-послезавтра, зачётную сессию удастся закрыть в срок.

В кабинете, слишком хорошо знакомом после прошлогодней эскапады, на голой стене по-прежнему висела фотография четверых парней в десантных комбезах, а пустоту стола с мерцающим над ним вирт-окном разбивал лишь лежащий наискосок стилос.

Подполковник принял из рук Теда листок, внимательно прочёл, как будто тут мог быть какой-то подвох, и потянул на себя ящик стола. Тед успел увидеть потрёпанные ножны, но подполковнику были нужны не они, а сколотая скрепкой стопка квадратиков с номерами.

— Не будем откладывать. Выбирайте.

Это было вполне в духе Ахремовича — не надеяться на компьютер, выдающий билеты в случайном порядке. Чёрт, вот так вот, с ходу… Но не отказываться же! Курсант очертя голову, словно бросаясь в холодную воду, перевернул один из квадратиков, назвал номер и получил вопрос — «Катера рейдовой группы флота в глубоком патрулировании».

Тактическая схема вспоминалась с трудом. Тед взлохматил волосы и принялся вдохновенно разрисовывать лист файла красными и синими ромбами, пятиугольниками и пунктирными линиями. Он на секунду завис, вспоминая значок эсминца поддержки… да, точно, вот так… и, в последний момент подчинившись наитию, добавил звено разведки.

— Курсант Лендер к ответу готов.

— Докладывайте, — подполковник вывел готовую схему на экран и прищурился, любуясь плодами тедовых трудов. Тед начал ответ, пытаясь совместить подобие стойки «смирно» и поедание глазами начальства с петлянием лазерной указкой по чертежу. Получалось не очень. Ехидство во взгляде подполковника нарастало.

— Курсант Лендер ответ закончил.

— Та-ак… А это вы тут что накарябали?

— Развёртывание… то есть разворачивание… группы в боевой порядок при неожиданной встрече с превосходящими силами противника!

— Ну и кто кого? — ласково спросил Ахремович.

— Мы их, товарищ подполковник! — бодро отрапортовал Тед.

— Вижу. Несомненно, мы. Но только кто ж вам для поддержки ваших катеров тяжёлый линкор даст? Да-да, вот этот самый. Их, юноша, на весь Космофлот три штуки. Кстати, поимённо, пожалуйста!

«Бли-ин! Не продольная черта, а поперечная!!! Ёлк… А?!»

— «Маршал Ваткин», «Федерация» и… э-э…

Третий линкор, громадина полувековой древности, ни разу за всю войну не покинувший базы, был более известен под прозвищем «Старый Утюг». Истинное же имя этого ископаемого упорно пряталось в закоулках памяти, не желая вылезать на свет.

— Да-а… — протянул подполковник, по-прежнему изучая Тедову схему. — Красота. А ведь каких орлов выпускали! И всего-то семь лет прошло… Вот что, Лендер…

В голосе Ахремовича отчётливо послышались тоска и отвращение. У Теда упало сердце.

— …получайте свой зачёт, и сгиньте с глаз моих. Развели тут гражданских…

Тед выскочил за дверь и перевёл дух. Очередную атаку противника с воздуха каким-то чудом удалось отбить. Ну, теперь посмотрим, кто кого. Ни шагу назад, и всё такое прочее.

Проходящий мимо курсант, судя по шеврону на рукаве — из «наземников», оглянулся на него и ускорил шаги. Тед, всё ещё слегка ошарашенный, не обратил внимания.

Очереди в столовой в такой час не предвиделось — и парень зашарил по карманам в поисках талончика. Сейчас бы пива, но… деньги же, да. Боссу надо бы позвонить. Ни о какой травке по комму говорить нельзя, Кир прав, а вот насчёт подработки разузнать не помешает. И как раз при встрече-то можно и предупредить. И Кэри, Кэри — обязательно.

Но сначала следовало перекусить.

В дверях столовой незнакомый парень посторонился, пропуская так старательно, будто опасался прикоснуться. Тут Тед сообразил, что и по дороге сюда что-то было не так. Нет, конечно, каждый встречный на него не глазел, такое бы он точно заметил, но всё-таки кое-кто поглядывал…

Вот, например, так, как тот паренёк за угловым столиком. Он даже жевать прекратил.

Тед выбрал зеленоватый суп-пюре и гуляш, продолжая чувствовать взгляд спиной, и повернулся — как назло, единственное свободное место оказалось рядом с любопытным пареньком. Он сдвинул стул так, чтобы оказаться к надоедале боком, и постарался переключиться на что-то другое. Вот, например, вполне себе отрадное зрелище: две девушки, приканчивающие десерт — одна аккуратно надкусывала пирожное, перед другой стояла вазочка с розоватым муссом. И совсем на него не смотрят. Остальные тоже не обращали на него внимания, занятые едой или разговорами. А если бы и смотрели, подумаешь…

В этот момент девушка, которая с муссом, сказала что-то подружке, и та всё-таки повернула голову в его сторону. Он тут что теперь, заместо аттракциона? Пожалуй, лучше было глядеть в тарелку. Очень интересный суп. Говорят, зелёное полезно для глаз. Но стоило ему зачерпнуть ложкой густую жижу, как паренёк спросил:

— Ну и как оно там?

— Где «там»?

— Ну, в тюряге.

Тед смерил взглядом настырного юнца: совсем щенок ещё, аккуратная светлая чёлка и розовые оттопыренные уши. Нет, не розовые — малиновые. И новенькая джинсовая курточка. А туда же, «тюряга».

— Попробуй сам, узнаешь, — буркнул он.

— Понял, не пристаю, — покладисто отозвался юнец. Но уже через минуту не вытерпел:

— Ну ты и рисковый. Говорят, Росси — зверь. Вышибут, как пить дать. Тут такое старичьё окопалось, от них не отмажешься. Э, ты чего?!

— Ничего, — сквозь зубы процедил Тед, с трудом разжимая пальцы. — Вали.

И принялся сосредоточенно выправлять согнутую буквой «зю» ложку.

— Приятного аппетита, — прозвучал рядом голос, знакомый, но непривычно прохладный, не как запотевший бокал пива, а как позванивающий льдинками мятный мохито. Оказывается, юнец действительно ретировался. Виолетта — как всегда, ладная, с гладкой причёской и в форменной блузке, которая смотрелась на ней по-особому щеголевато — поставила на край стола поднос и села.

«Ну просто одно к одному!»

— Приятного, — пробурчал парень. — Что, уже все в курсе, что ли?

— Не страдай манией величия, — всё та же холодно ответила Ви. — Так, некоторые. Онгой, правда, сказал, чтоб особо не трепались, но что ты хочешь — уже третий день трясут всю Академию. Начальство делает вид, что это плановая выборочная проверка, но только давненько уже выборочные проверки не были такими поголовными. Начали с твоей группы, с двести тринадцатой и четыреста десятой.

В двести тринадцатой учился Кир, а четыреста десятая — это была группа Эйшита и Ромнера.

— Что, тоже будешь мне мозги прочищать?

— А что, тут уже очередь выстроилась? — осведомилась Ви. — Тогда скажи народу, что я тут крайняя.

— Я скажу, чтоб за тобой не занимали, — попробовал отшутиться Тед. — Приём закончен, тары нет. Кир, потом Сэл с Онгоем, Темиле… Чёрт, даже сосед по камере!.. Давай на сегодня всё, а?

Девушка пожала плечами.

— Посмотрим. Деньги есть?

— Ох, Ви, прости. Сейчас одолжить нечего. Кстати…

Тед набрал номер на комме.

— Да я не одолжить. Наоборот. Ты-то как?

— Сейчас выясню. Может, случится подработка.

— Я бы на твоём месте воздержалась.

Тед упрямо нажал на вызов, выслушал стандартное: «Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети», нажал «отбой» и ответил:

— Видимо, придётся.

Ви помолчала, размышляя.

— Знаешь, может, ещё и обойдётся. Темиле…

И снова замолчала.

— Что «Темиле»?

— Не знаю. Он…

— Да договаривай же! Сказала «а»…

— Ну, я правда не знаю. Но он не любит сдавать своих. Только — не дай Бог его после этого подвести. И ещё…

— Ну?

— Даже если всё закончится благополучно… Если. То всё равно о серьёзных транспортных компаниях забудь. Даже не суйся. По крайней мере, пока не выйдет срок давности.

— Да если так… да чёрт с ними, да я… да куда угодно!..

Ви усмехнулась.

— Челночные рейсы Земля — Луна?

Тед набрал в грудь воздуха, чтобы сказать: «Да пусть хоть челночные рейсы!» но Ви быстро протянула руку, прикладывая палец к его губам:

— Стой. Молчи лучше. Знаешь же — некоторые слова имеют свойство сбываться буквально.

* * *

Когда Тед наконец вернулся в общежитие и уже собирался растянуться на койке, Кир, сидевший, по своему обыкновению, в наушниках у терминала, встал и молча плюхнул перед напарником стопку конспектов.

Пока-ещё-курсант понял, что завалить эту сессию у него не получится.

Семестр четвёртый

Глава семнадцатая. По следу, по следу…

У клиента, конечно, был пропуск не только на себя, но и на флайер, а Дамиану пришлось потратить лишних двадцать секунд на обмен любезностями с диспетчером. Когда полицейская машина, покружив над служебной стоянкой, опустилась наконец на свободное место, Блаум уже скрылся из виду, но яркая точка сигнала бежала по дисплею комма: отследить перемещения подопечного по его собственному комму не составляло труда.

Полицейский повертел головой, сориентировался и припустил вдогонку.

«Что его понесло на космодром? Не работать — он без бригады. Встреча с кем-то?»

Дамиан остро пожалел об отсутствии напарника — попробуй вести наблюдение в космопорте без подстраховки! Но делать нечего.

Точка достигла серого прямоугольника — судя по всему, тот символизировал столовую для персонала, фасад которой просматривался над грудой сгребённого, но пока не вывезенного снега — свернула в обход и замерла. Должно быть, Блаум достиг места рандеву и теперь ждал.

Дамиан перешёл на деловитую походку занятого человека, свернул следом — и упёрся в аккуратный рядок цветных мусорных баков, новеньких и блестящих. Картина, отрадная для глаз любого апологета раздельного сбора мусора, не нарушалась ничьим неуместным присутствием.

А говоря проще, клиент проявил разумную предусмотрительность и сбросил возможный хвост.

«Сукин сын выкинул комм! Чёрт, чёрт, чёрт! Просто заскочив по делам, коммы не выбрасывают».

Живо представив себе поджатые губы Джареда, шкафообразный полицейский болезненно выдохнул сквозь зубы и рванул с места. Возможно, Блаум направляется к четырнадцатому ангару, где у «чёрной бригады» хранилась часть снаряжения. А если нет…

Уф. Да, точно: вон он, родименький.

Широкие плечи, обтянутые тёмным рабочим комбезом, то пропадали за снежными насыпями, то снова мелькали.

Блаум свернул, Дамиан — следом. Теперь по левую руку размещалось гигантское вытянутое строение с пронумерованными секциями. Расчищенная дорога, прямая, как стрела, просматривалась насквозь.

Клиент не оглядывался, но полицейский снова перешёл на шаг. Хорошо, что его собственный комбез почти такой же, как рабочая униформа: невнятно-тёмный, без шевронов и нашивок.

Блаум и впрямь остановился у секции четырнадцать-пятьдесят три, приложил к замку магнитный ключ и потянул на себя дверь.

Дамиан позволил себе расслабиться — теперь главное не упустить на выходе. И пора было доложиться шефу.

Крохотная физиономия начальства на дисплее наручного комма ожидаемо скривилась. Джаред пожевал губами и сказал:

— А привези-ка мне голубчика сюда. Похоже, у меня к нему назрел вопрос.

Вот это дело. Досадные непонятки сменились приятной определённостью. Полицейский торопливо нашарил кнопку на браслете: сперва следовало осмотреться, но при себе у него был только слабенький наручный тепловизор.

Через тридцать долгих секунд устройство пискнуло, докладывая о готовности к работе, но экран оставался тёмным. Что за?..

Дамиан подошёл вплотную к секции, направляя визор на синюю рифлёную стену — по-прежнему ничего. Тогда, догадавшись и холодея, он перевёл датчик на свою ногу — изображение вспыхнуло жёлто-оранжевым.

Устройство не сломалось, и в нём не сели батарейки.

Просто Блаума в ангаре больше не было.

«Чёрт, только не это!»

Дамиан подёргал дверь: заперто. Ну точно: магнитный замок защёлкивался автоматически.

С тоской вперившись в бесконечную череду секций, понимая, что — всё, не успеть, полицейский решился:

— Диспетчер, полиция. Дамиан Лок. Прошу открыть секцию четырнадцать-пятьдесят три. Повторяю: четырнадцать-пятьдесят три. Это срочно.

— Простите, повторите ещё раз. Кто говорит?

— Полиция. Дамиан Лок. Я уже общался с вами сегодня.

— Проверяю.

— Номер жетона триста сорок пять шестьсот девять, — с отчаяньем сказал Дамиан. — Передаю магнитный сигнал.

— Минуточку. Идёт проверка сигнала.

Секунды тянулись. Дамиан изображал памятник самому себе. В динамике что-то потрескивало, затем включилась звуковая заставка, однообразно повторяющиеся несколько тактов навязчивой песенки. Наконец музыка оборвалась.

— Вы — Дамиан Лок?

— Да.

— Минуточку!

— Я здесь уже чёртовых пять минут! Вы меня пустите или нет?

— Сожалею, но у меня инструкция. Вы находитесь у секции четырнадцать-пятьдесят три?

— Да! Поскорее, пожалуйста!

— У вас есть постановление суда либо…

— У меня есть обстоятельства, не требующие отлагательств, — рявкнул Дамиан. — А ты у меня сейчас станешь лицом, препятствующим полицейскому при исполнении.

— Открываю.

Замок щёлкнул.

Дамиан ворвался в помещение, и — да, оно было пустым. Грохоча ботинками, полицейский пролетел до задней глухой стены. Надо было всё же бежать вокруг ангара, не ждать, когда диспетчер откроет — а теперь время потеряно. Но куда исчез Блаум?

Стена из крашеного рифлёного металла преграждала путь, словно насмехаясь над идиотом.

С досады Дамиан стукнул кулаком по металлической переборке. Наверняка где-то здесь… но пока ещё найдёшь! Должно быть какой-нибудь лист обшивки отходит, и Блаум это знал.

О… но попробовать-то можно?

Полицейский почувствовал себя ищейкой, потерявшей след. Сдерживаясь, чтобы не начать метаться, и лихорадочно обшаривая глазами ряды заклёпок, он прошёл вдоль переборки. На лёгкое постукивание металл отзывался гудением. Есть! Один из листов задребезжал, и Дамиан, срывая ногти, потянул его на себя и в сторону.

За стеной оказался другой ангар: точно, их ряд был двойным. Изнутри замок открывался простым нажатием кнопки. По слегка запорошённому снежком серому пластобетону тянулась цепочка следов — и тут же пропадала в мешанине других. Полицейский поднял взгляд.

По азимуту, заданному следами, обнаружился гордо сверкающий свеженькой антикоррозийкой транспортник.

* * *

Герхард Блаум, он же — Босс, с трудом извернувшись, расправил под собой старый брезент, примял небольшой вещмешок и вытянулся. Узкая щель, напоминавшая то ли индивидуальную ячейку для отдыха армейского киборга, то ли маленький уютный гробик, выглядела достаточно надёжной: крепёж контейнеров Блаум проверил первым делом, как только втиснулся в найденное убежище. Даже если тряхнёт при взлёте, груз с места не сдвинется.

Кажется, успел. Чутьё зверя, когда-то такое тренированное, на этот раз подвело: сваливать надо было дня три назад. Почему он поверил, что и щенок Лендер, и сука Эйшит — оба — на орбитальной тренировке? Почему отмахнулся от того, что одновременно с этим оказалось невозможно дозвониться до Краба?

«Гордость» взлетит через полчаса — и нет, Блаум не надеялся обмануть таможенный сканер. Но не станет же громадный транспортник возвращаться из-за «зайца». Скорее всего, его попросту вышвырнут на ближайшей автоматической станции, ну а там у Блаума окажутся развязаны руки. Самого главного полиция о нём не знает, этого не может быть.

Жаль бросать так хорошо налаженное дело: сколько времени ушло на подбор документов, на поиск помещений. А оборудование, а так и не собранный урожай последнего цикла! Да что там, главная ценность — дилерская сеть, вот что создавалось годами.

Сперва-то это была контрабанда. И только два года назад, когда в поставках случился перебой, Блаум по кличке Босс начал завоёвывать самостоятельность. Помогли старые связи: он знал, с кем и как поделиться, вовремя получал информацию, заметал следы… В новом месте надо будет начинать с нуля.

Ничего. Главное — дождаться взлёта.

* * *

Яркие буквы «Гордость Федерации» намекали на принадлежность к кругу избранных. Один из грузовых люков как раз закрывался; ярко-жёлтый автопогрузчик с подвешенными впереди магнитными лапами медленно отъезжал прочь.

Дамиан с чувством облегчения направился к транспортнику и продолжал испытывать облегчение до тех пор, пока не разглядел более мелкие буквы — название порта приписки: «Урюпинск, Земля».

Нет, для полного счастья только этого и не хватало! Земляне славились своим снобизмом. С них станется не допустить на свою драгоценную территорию какого-то местного копа и затребовать официальный запрос о выдаче, что означает бумажную канитель на многие месяцы. При их знаменитой на всю Галактику нелюбви к «понаехавшим» выдать кого-то по запросу полиции?

И тут Дамиана осенило.

Он вышел в поле зрения внешних датчиков и с интересом уставился на корабль.

Реакция не замедлила себя ждать. Люк приоткрылся, и из него выглянула физиономия вахтенного.

— Эй, мужик, чего надо?

— Да так, прикидываю: у вас, ребята, похоже, «заяц» в третьем грузовом. Как бы вам на таможне не влипнуть.

Протокол заседания ректорской комиссии от 28 декабря 2029 года.
Видеофайл № 1

Присутствуют: Реджинальд Росси, ректор Академии; Алекс Саякин, декан факультета пилотирования и навигации; Мария Сент, секретарь по связям с общественностью; Герберт Хольт, начальник группы технического обеспечения, куратор четвёртого курса ФПН; Маргарет Барринджер, куратор третьего курса ФПН; Эгберт Темиле, куратор второго курса ФПН; Марк Нолан, профессор; Даниил Робертович Ахремович, подполковник Ракетно-космических войск; Нора Ауэрбах, старший преподаватель; Вяйно Аалтонен, старший пилот-инструктор…

— Ну что, господа, все собрались? Пора начинать, — контр-адмирал в отставке Росси оглядел присутствующих и мягко прихлопнул ладонями по краю стола. — Хольт, извольте прерваться.

— Да, — технарь поднял взгляд от блокнота, помедлил и всё-таки отодвинул его в сторону. Но не закрыл, как отметил Росси. Если Герберту не дать углубиться в очередные подсчёты, тот будет черкать на листах шаржи — и к концу заседания там появится вся честная компания: холодно-спокойная Мария, возмущённая Марго, старая зараза Нолан, да и сам Росси, отображённый отнюдь не с должным пиететом. Не будь эти шаржи столь меткими, они заслуживали бы персональной выставки, ну а так — оставалось только жалеть, что автор не держит их в сейфе, как совсекретную информацию.

Впрочем, сейчас есть забота посерьёзнее.

— Как вы все знаете, вчера была завершена внеплановая проверка курсантов на психотропные вещества. По её итогам мы должны рассмотреть пять личных дел. Три из них у меня сомнения не вызывают. Курсанты Эйшит Ремм, Фа Линь и Ромнер Паталускас уличены в неоднократном употреблении наркотиков и однозначно должны быть отчислены. По этим троим вопросы есть?

Тишина. Герберт пожал плечами, Марго скорбно покивала, Темиле сидел, спокойно сложив руки замком, и даже не пошевелился.

— Ну и отлично, — сказал ректор, отодвигая три папки в сторону. — Кстати, Ремм сейчас сидит в следственном изоляторе, и скорее всего ему будет предъявлено обвинение в распространении наркотиков. Следовало бы заранее подумать о том, как смикшировать неблагоприятные последствия этой истории для имиджа Академии. Мария, прошу вас подумать, что тут можно сделать. Что касается оставшихся, то тесты курсанта Ложко показали результаты, недостаточные для автоматического решения вопроса. Вероятность сколько-то там процентов. То есть, — ректор поднял голову, — надо думать, этот кретин баловался, но нерегулярно и давно. Тест Лендера и этого не показал, но зато он оказался замешан в истории с выращиванием марихуаны где-то в городе. Итак, ваше мнение, господа, по каждому?

Маргарет Барринджер тряхнула тугими кудряшками и выпрямилась.

— Начинать, видимо, надо мне, — сазала она. — Ложко…

Она помолчала, видимо, подбирая слова.

— Он неплохо успевает по основным предметам. Коммуникабельный. Я хочу обратить ваше внимание на то, что недостоверные тесты — это не значит «нерегулярно и давно». Это значит «мы не можем утверждать со всей уверенностью».

Должно быть, Марго хотела говорить взвешенно и солидно, но с каждым словом всё более воодушевлялась.

— Марго вечно своих выгораживает, — шепнул Хольт соседу справа, Темиле.

— Я тоже, — едва слышно буркнул тот.

— Он — хороший парень. Но с ним вечно что-то происходит. Думаю, он не виноват в происшедшем. Ему просто надо повзрослеть.

— Знаешь, в чём разница? — снова шепнул Хольт. — Вот такого ты не скажешь никогда, — технарь явно хотел продолжать, но тут заговорил Нолан.

— Ты хоть сама послушай, девонька, что сказала. Вечно с ним что-то происходит, но вечно он сам ни при чём. Да с таким диагнозом не то что к штурвалу — к кораблю подпускать нельзя. Моё мнение — отчислить. В дворники таких гнать! А то таким Ложкой полный рот хлебнёшь.

— Недостаточно оснований, — задумчиво протянул Саякин.

— У них в этом году практика по агрессивке? Дай мне его группу — будут основания.

— А теперь ты подумай, что сказал.

— Я просто даю каждому шанс проявить себя, — с ханжеским смирением произнесла «легенда Космофлота».

— Господа, господа! Вы чересчур увлеклись, — решительно прервал ректор. — Вернёмся к нашим курсантам.

Нолан, шут гороховый, на этот раз был прав. Ректор на секунду остро пожалел о тех временах, когда никаких чёрных кошек между ними ещё не пробегало. Темиле, Ахремович — всё-таки помладше… а из сверстников оставался только он. Но вредный старикан и святого из себя выведет!

— Учтите: чем больше будет отчисленных, тем хуже будут выглядеть дела Академии, — заметила Барринджер словно бы между делом.

Несомненно, и об этом надо помнить тоже. Росси жестом остановил Темиле, уже готового высказаться, и выдержал паузу, чтобы смысл реплики Марго дошёл до присутствующих. Глядел он при этом прямо на Нолана, тихо надеясь, что сможет передать тому телепатический сигнал заткнуться — ну хоть на этот раз. И — о, чудо — получилось.

— Резюмирую. Формально оснований для отчисления Ложко нет. В связи с тем, что результаты тестов недостоверные, мы даже выговор вынести не можем. Но, — ректор голосом подчеркнул значение сказанного, — на основании того, что тесты не были и достоверно отрицательными, прошу вас, господа, взять этого курсанта на особый контроль. Нолан, вас прошу особо. Следующий.

Темиле встал и одёрнул китель.

— Он хороший мальчик, но ему нужно повзрослеть, — тихонько подсказал Хольт. Темиле отмахнулся.

— Теодор Лендер. У него не всегда высокая успеваемость по предметам, не относящимся напрямую к лётному делу, но на настоящий момент все имевшиеся долги по зачётам он сдал, так что препятствиями к допуску к экзаменационной сессии они не являются.

Ахремович фыркнул.

— То есть, зачётную сессию он закрыл? — нейтрально уточнил Росси.

— Нет, остаются элементы пилотирования, но их пока никто не сдавал, — Темиле встретился взглядом с Аалтоненом, и тот флегматично кивнул:

— Лендер вполне может летать хорошо. Не думаю, что этот зачёт станет для него…

— Лендер, Лендер… — спохватился Хольт. — А это, случайно, не тот, который год назад разбил катер при посадке?

— Он самый, — с тяжёлым вздохом подтвердил Темиле. — Но за катер он уже своё получил. И я предлагаю выслушать инструктора Аалтонена.

— Спасибо. Сначала про каатер, — Аалтонен казался ещё более неторопливым и обстоятельным, чем обычно, и даже гласные произносил особенно тягуче. — Имел место неоправданный рискованный маневр, завершившийся аварийной ситуацией. Но я бы не употреблял слово «разбил». Напоминаю, в приказе речь шла о причинении незначительного материального ущерба…

— И о срыве плана учебных полётов, — непримиримо напомнил Хольт.

— Да. Но если бы мы всегда отчисляли курсантов за мятые катера…

— То нас бы тут сидело меньше, — радостно подхватил Нолан. По кабинету прокатился шорох оживления. Маргарет вопросительно подняла бровь, Нолан в ответ умудрился одновременно отрицательно помотать головой и незаметно повести глазом в сторону вершины стола.

— Я хотел сказать, что тогда они будут бояться учиться маневрировать на пределе и…

— Ладно, оставим катер, он за него уже действительно получил, — прервал крамольные обсуждения ректор. — Так что же курсант?

— Он несколько чересчур порывист, но, когда я выбью из него эту дурь, он будет хорошо летать.

— Выбьете?

— До сих пор получалось…

— Смотри, не переусердствуй, — проворчал Нолан.

— Господа, ещё рано обсуждать детали. И кстати о дури…

— Значит, у этого курсанта — не диагноз, а у меня диагноз?!

Всё-таки Нолан и Марго в одном помещении — это чересчур: они вполне способны устроить цирк и по отдельности. И точно:

— Марго, дорогая, у тебя диагноза вроде бы нет. Диагноз — у твоего курсанта.

— Вы прекрасно понимаете, что я имела в виду, Нолан, — Марго выпрямилась с непередаваемым достоинством, готовая снова ринуться в бой.

— Подождите, господа. Вы забываете о главном. Этот курсант попался на выращивании и распространении марихуаны?! Или не попался, я вас спрашиваю?

Спасибо Хольту, тот твёрдо вернул разговор в нужное русло. Вмешательства ректора не понадобилось.

— Нет, — твёрдо сказал Темиле.

— То есть как нет?

— Пока идёт следствие, он подозреваемый, а не обвиняемый, не забывайте.

— Ну, знаете! А когда оно окончится, нам здесь собираться ещё раз?

— Понадобится — соберёмся. А пока давайте рассматривать то, что есть. Лендер принял участие в выращивании конопли, это известно. Всё остальное — в компетенции следствия и суда.

— В конце концов, есть же Устав, — не сдавался Хольт. — Вот и давайте им руководствоваться. Производство, хранение, распространение, употребление. Что не так?

— Я изучил этот вопрос, — спокойно ответил Темиле. — Так что, с вашего позволения, отвечу. Выращивание наркосодержащих растений само по себе юридически ещё не является производством и, тем более, хранением наркотиков. А пункта о выращивании конопли в Уставе нет. Боюсь, никому просто в голову не пришло его туда внести.

— Ну хорошо, — технарь настойчиво попробовал зайти с другой стороны. — Допустим, суд признает этого Лендера невиновным в производстве и распространении. Кто-нибудь может поручиться, что он больше ничего такого не отколет?

— Какого «такого»? — уточнил Темиле.

— Я имею в виду вот эту самую тепличку с дурью.

— Да, я готов поручиться, что такого он более не отколет, — ровно сказал Темиле.

— Тебе бы схоластом работать в Тёмные века! Естественно, гроубокса больше не будет, но можешь ли ты поручиться, что он не отколет что-нибудь ещё?

— У меня сложилось впечатление, что курсант Лендер вряд ли будет рисковать своей возможностью получить в конце концов свою лицензию. Нарушать дисциплину он будет. Он слишком… непоседлив. Но у него есть задатки хорошего пилота, и он хочет быть пилотом, и я считаю, что надо дать ему шанс. Это моё мнение.

— На выживании он показал себя неплохо, — продребезжал Нолан. — И, как мне показалось, умеет понимать, когда чего нельзя.

— Я всё-таки против, — технарь копался в планшете. — Вот я смотрю: тут он экзамен со второго раза сдал, здесь с третьего… Опоздания, пропуски занятий, отработки… Если он так хочет стать пилотом, кто ему мешает учиться?

— Я не знаю этого вашего Лендера, но Академия не должна выглядеть в глазах общества как рассадник конопли. Если нам урежут финансирование, мы потеряем не одного пилота, а намного больше, — вступила Мария. — Если мы не отчислим его сейчас, через два месяца в новостях появятся заголовки: «Курсант Академии осуждён по наркотической статье!»

Поднялся шум.

— Устав Академии не предусматривает отчисления курсанта в связи с фактом наличия судимости самим по себе!

— Это наследие военного времени, когда надо было из каждой швали срочно делать пилота и…

— Я бы попросил! — мощный рык Ахремовича перекрыл гвалт, на секунду заставив всех замолчать. Но только на секунду.

— А надо бы! Возможно, стоит вынести этот вопрос на рассмотрение расширенной комиссии, и тогда…

— Даже если ты вынесешь, и комиссия в умопомрачении согласится, это не будет иметь отношения к рассматриваемому случаю.

— А если отчислим, но потом окажется, что суд признал его невиновным?

— Но теплица была или нет?

— Господа! — рявкнул Росси. И, убедившись, что его слышат, как ни в чём не бывало закончил:

— Я смотрю, консенсуса не наблюдается. Ну что же, тогда давайте голосовать.

* * *

Разлапистые вешалки почти скрылись под грудой курток, музыкальный автомат выдавал нечто бравурное, а Роб отплясывал с Ксенией. Её волосы разлетелись, пальцы прищёлкивали в такт бешенному ритму, плоские каблучки выбивали дробь. Тут главное было — не сбиться, и Роб постарался.

— Уф! Ну, ты даёшь!

— А то!

Поворот, ещё — и заключительный аккорд: Роб рывком притянул партнёршу к себе, останавливаясь и чувствуя её слегка сбившееся дыхание. Жаль, что это всего лишь фигура танца.

— И что теперь?

— Теперь — выпить.

— Нет, я про дело.

— А что дело? — удивился Роб, отодвигая даме стул. — Всё путём: сидение у склада кончилось, можно и оттянуться.

— Свято место пусто не бывает, — предрёк Алекс. — Наверняка уже завтра начнётся какая-нибудь новая тягомотина, и опять всё с нуля. А этого Джаред дожмёт.

На этот раз даже его тон был менее пессимистическим, чем обычно.

— Кстати! А что сказал Джаред?

— Его законство изволили заявить…

— Нет уж, дай я скажу! — вмешался Дамиан. — «На этот раз я склонен посмотреть сквозь пальцы на факт превышения вами должностных полномочий».

Он изо всех сил попытался поджать губы, изображая начальство, но не выдержал и фыркнул:

— Как будто это я лично тому субчику в глаз засветил. Он, между прочим, вылетел из люка уже подбитый! Но фонарь получился знатный…

Вилка в его лапище выглядела зубочисткой. А одна из костяшек свежела ссадиной.

— Ну, чтобы Джаред его дожал, надо будет ещё побегать, — сказала Ксения. — На квартире Блаума нашли ещё две паспортные карточки. Так что ваш склад наверняка не единственный.

— О! — Роба осенило. — Можно поискать ту уличную банду. Представляете — вдруг это части единой зловещей сети, незримой паутиной накрывшей ничего не подозревающий город, с гениальным мозгом в её центре!

— Скорее всего, нет. Он просто покупал документы у кого-то, а те просто продавали кому-то. Но если он покупал у одних и тех же…

Ксения нахмурилась — наверняка начала прикидывать варианты. Ну уж нет. Всё это ждёт до завтра.

— В тебе нет романтической жилки! Только представь: мы с тобой на пустой тёмной улице изображаем влюблённую парочку… тихо светят уличные фонари, мерцают звёзды…

— Губы приближаются к губам… — подсказал Дамиан.

— Трепло. И, Роб, где ты видел фонари, которые светят громко? К тому же улочка должна быть тёмной!

Против идеи как таковой Ксения, похоже, не возражала. Наверное, это было хорошо.

Глава восемнадцатая. Всё прекрасно в этом мире: блеск алмазов, треск в эфире…

На следующий день было пилотирование, и ничего не подозревающий о вчерашних бурных событиях курсант шагал по направлению к лётному полю, прикидывая, что времени до начала занятия достаточно для неторопливой прогулки через всю территорию Академии.

— Тед, тебя в учебной части хотят видеть! — это был один из старшекурсников, Грег. Сердце ёкнуло. Эх, но… раньше или позже это должно было произойти.

Тед свернул к учебному корпусу, мрачно размышляя, что тут ему не помогут никакие адвокаты. А он-то надеялся, что решение отложат до суда. И что теперь? Вернуться домой, к отцу? Ну уж нет. Значит, надо как-то устраиваться, искать работу… Эх.

В вестибюле у доски объявлений толпились курсанты, и Тед подошёл посмотреть, но к самой доске не протолкался.

— Отчислили без права восстановления, — пояснил кто-то из стоящих впереди.

— Неудивительно. Говорят, у них там целая плантация была, — откликнулся второй.

— Идиоты.

— А может, им это не так важно, как тебе?

— Эх, а Лендера-то как угораздило? Ну, Эйшит и Ромнер — понятно…

Один из курсантов оглянулся и отвёл глаза — физиономия была знакомая, а имени Тед не знал, кто-то из первокурсников.

Тед отошёл. Читать написанное своими глазами не хотелось, ещё меньше хотелось, чтобы на него смотрели.

Он вернулся в общежитие, поднялся к себе в комнату и открыл дверцу шкафа. Пожалуй, надо упаковаться. Вещей было немного, Тед сгрёб с полки футболки, кинул на стул, снял с плечиков форменную рубашку. Интересно, форму надо сдавать, или можно оставить себе? Рубашка полетела вслед за футболками. Тед постоял немного, потом вытащил с полки рюкзак и бросил на пол. Потом пнул его, прошёл к койке, лёг и закинул руки за голову.

Он лежал так где-то с полчаса, когда в коридоре послышались шаги — не похожие на шаги Кира, слишком тяжёлые и одновременно мягкие. Дверь открылась без стука.

— Лендер, я ждал вас на лётном поле больше десяти минут, — суховато пояснил Аалтонен. — Я понимаю, что у вас много забот, но до сих пор не замечал за вами привычки опаздывать на практику по моему предмету. Тем более — на зачёт.

Тед рывком сел.

— Но я же отчислен, — пробормотал он.

— Вы полагаете, выговор с занесением в личное дело и очередное лишение стипендии равнозначны отчислению? — невозмутимо произнёс Аалтонен. — Или вам гордость не позволяет оставаться в Академии после всего, что вы наворотили?

— Выговор? — Тед не верил своим ушам. — Но я видел…

— Вы видели приказ и подписались в том, что с ним ознакомлены? — осведомился Аалтонен.

— Нет, но…

— Ректор учёл тот факт, что вы не были замечены в употреблении… этой дряни. А также положительную харатеристику, данную вам некоторыми преподавателями. Однако окончательное решение будет принято после суда. Так что — марш на лётное поле, вы не в том положении, чтобы прогуливать.

Тед вскочил и застегнул комбез.

Аалтонен повернулся к выходу, но задержался.

— Я думаю, что результаты тестов не отражают всей полноты картины, — рассудительно произнёс он. — Я надеюсь, что ничего подобного не повторится. Так?

Тед истово замотал головой.

— Нет уж, извольте сказать вслух.

— Да что я, не понимаю? — пробормотал курсант — теперь уже снова курсант.

И вышел из комнаты вслед за инструктором.

* * *

— Ну, как отлетал? — спросил Кир, отрываясь от конспекта. Тед прошёл к койке, швырнув по дороге перчатки на тумбочку и расстёгивая липучки комбеза.

— У-у! Аалтонен — всё-таки зверь, — с наслаждением заявил он. — Гонял-гонял… но зачёт поставил! Всё, теперь сессия у меня в кармане!

— Не рано радуешься?

— А что? К сессии допустили… выговор… первый раз, что ли?

— Ну, ты не очень-то. Сходи в учебную часть, распишись за приказ — там Темиле тебе объяснит, что к чему и почему.

— Ну вот охота была тебе настроение портить, — помрачнел Тед. — Мне Ви говорила… Ну дай ты хоть вечер отдохнуть!

— Если ты дашь хоть малейший повод завалить тебя на экзаменах, это сделают, — предрёк Кир.

— Не занудствуй.

— Хорошо.

Тед стянул комбез, пяткой запихал под кровать всё ещё валяющийся посреди комнаты рюкзак и плюхнулся на стул, потягиваясь и закидывая руки за голову.

— Я люблю весь мир, — провозгласил он. — И Аалтонена. И…

Комм звякнул. Курсант ткнул в иконку связи, подключая видеосигнал.

— Тедди, привет. Куда пропал? Если разлюбил — так и скажи, и не морочь девушке голову!

Кэри вроде откровенно дразнилась, разве что язык не высунула, но Теду почему-то показалось, что он видит перед собой хорошо ухоженное минное поле. Обиделась она, что ли? Надо было дозвониться самому, но со всей этой кутерьмой…

— Что ты! Как можно! Никогда! — выпалил он. — Да вот я только что Киру говорил…

— Ну а раз «никогда», тогда скажи, какого чёрта не звонишь. А заодно — что за фигня с твоим паспортом, и почему меня про него вызывал следователь?

— О… оу… да.

Тед покосился на Кира — тот выразительно поднял бровь.

— Что «да»?

— Ну… я звонил, но ты не отвечала…

— «Виновен, Ваша честь!» — припечатала Кэри, разглядывая мямлящего парня. — Только вот в чём? Так что ты натворил?

Тед вздохнул. Как же это получилось? Надо же было её предупредить!

— По этому паспорту было снято какое-то помещение, а теперь в нём нашли марихуановые джунгли, — пояснил он.

— Это когда? И — то есть, ты какое-то время был без паспорта? Но ты заявлял об утрате? Или ты умудрился этого не заметить?

— Нет… — Тед не стал объяснять, что «не заметить» было трудно. — Я заявлял, в тот же вечер. Ну, то есть, когда он пропал. А потом позвонила ты. Через несколько месяцев.

— То есть, к этому времени старая карточка была аннулирована?

— Да. Очень славно, что ты её принесла, потому что…

— Это потом. Так, значит, была аннулирована. Это хорошо.

Теперь Кэри казалась иной — собранная, словно бы отстранённая, а лицо, вопреки ситуации, казалось невозмутимым и спокойным.

— Стандартная ситуация. Настолько стандартная, что непонятно, зачем тогда вызывать меня. И откуда они вообще… Ты что, пытался где-то с тех пор её предъявить?

— Нет, сами нашли, — мрачно сказал Тед.

— То есть? Тедди, заинька, мне только кажется, что ты чего-то не договариваешь?

Тед вздохнул и выдал описание событий, уже изрядно осточертевшее ему за последние дни. Хорошо хоть, Кэри не перебивала.

— Так… — сказала она, когда парень закончил. — Ну, ты даёшь! Тяжело быть идиотом, Тедди?

Тед тактично промолчал.

— И что теперь?

— Разрулю как-нибудь, — сказал парень. А что ему ещё оставалось?

— Ты, пожалуй, разрулишь. Вот что, Тед. Пришлю-ка я тебе своего адвоката. Он очень толковый, и он действительно может попробовать разрулить.

— Это… это было бы замечательно.

— Ладно, тогда он тебе позвонит. Надеюсь, всё уладится. И вот что, Тед… раз мне, возможно, придётся быть свидетельницей по твоему делу, лучше нам пока не встречаться.

— Но…

— Никаких «но». Слушай старших, Тедди, и жди звонка от мистера Лоренса. Удачи.

Тед нажал «отбой» и растерянно оглянулся на Кира.

— Она права насчёт встреч, — сказал тот. — Это может быть плохо истолковано.

* * *

Беседа с адвокатом состоялась уже на следующий день, и пришлось-таки излагать всю историю в очередной раз. Теду захотелось спросить, а нельзя ли уговорить судью зачесть это в счёт каторжных работ, но что-то в облике мистера Лоренса заставило его удержаться. Приятным отличием от предыдущих бесед было то, что адвокат воздержался от какой-либо оценки умственных способностей курсанта. Тед подозревал, что даже расскажи он об убийстве любимой бабушки, мистер Лоренц взирал бы на него с тем же выражением внимания и сочувствия.

— Конечно, чтобы получить представление о полной картине, мне надо ознакомиться с делом, — сказал он. — Но исходя из того, что вы рассказали, случай кажется достаточно очевидным. Вы проявили большую предусмотрительность, заявив, что не собирались принимать в подарок или уплату за помощь часть выращенного сырья, что, в свою очередь, означает, что и сами вы не собирались использовать их, как лично, так и для дарения либо передачи другому лицу.

В устах мистера Лоренса чудовищные обороты, живо напомнившие Теду текст Устава, звучали легко и непринуждённо.

— Более того. Думаю, всех устроит версия, что и сама эта помощь выражалась скорее в том, что вы проявили к прискорбному начинанию вашего приятеля Коннорса несколько большее любопытство, нежели это диктовалось здравым смыслом и осторожностью. Я представляю это так, что Коннорс показывал вам банки с реактивами и оборудование, и ваши отпечатки пальцев на них объясняются именно этим.

— Э, погодите! — прервал его Тед. — Ведь всем известно, что Краб без меня не смог бы ни раствор составить, ни бокс собрать!

— В самом деле? — во взгляде мистера Лоренса мелькнуло выражение величайшего терпения. — Однако если ваша роль была не столь велика, как вам сейчас представляется, то, собственно, вашего дела как такового не существует. Думаю, обвинение в выращивании можно будет успешно оспорить. Правда, есть ещё статья о недонесении, но тут вы отделаетесь штрафом.

— Штрафом? — острое чувство облегчения нахлынуло, но продержалось не дольше секунды. — Но мои показания тому следователю, ЛаВендеру, записаны…

— Могу вас успокоить: никто не может заставить вас свидетельствовать против себя, и закон предусматривает для вас возможность изменения показаний. Это не будет расценено как лжесвидетельство.

— Но Краб… Мы же были вместе, понимаете? А сейчас, значит, получится, что я всё свалил на него, а сам чистенький. И ведь все будут знать, как оно на самом деле было… Что я вот так могу. А, главное, я сам буду это знать!

— Вы совершенно зря волнуетесь о том, что уходите от ответственности, сваливая всё на вашего знакомого. Позвольте напомнить, что преступления, совершённые группой лиц, считаются более тяжкими. Следовательно, ваш отказ от предыдущих показаний только облегчит дело для вашего друга.

Так просто! И, главное, никому никакого вреда. Вот только… только…

— Чёрт. Это же несправедливо.

— И что, ради успокоения своей совести вы готовы ухудшить положение вашего товарища?

— Нет, конечно! Но… но… Чёрт. Да что же это такое — и так погано, и иначе ещё поганее?

— Такова жизнь, — философски произнёс мистер Лоренс. — Подумайте, есть ли ещё какие-то улики, которые могли бы указывать на ваше участие в этом деле?

«У вас, крючкотворов, может, и такова, — Тед сам не понял, откуда взялась отчётливая неприязнь. — В Пространстве, хочется верить, такого не водится. Но блин… чтобы попасть в Пространство, сейчас нужен крючкотвор… Ты сам это себе организовал, парень».

И Тед честно попытался выполнить просьбу адвоката. В смысле, подумал над его вопросом.

— Я лампы покупал, — через силу выдавил он. — И компрессор…

— Вы сделали это по просьбе мистера Коннорса. Вы не обязаны были знать, зачем ему эти предметы.

— А запросы в инфранете? — нет, мистер Лоренс тут ни при чём, он сам загнал себя в эту вилку. Вот же…

— Это зависит от того, можно ли доказать, что их делали именно вы. С какого компьютера вы выходили в сеть?

— Ну, в основном-то с компьютера Краба, — припомнил Тед. — Но, может, и из общежития.

— Досадная неосторожность. И о чём были эти запросы?

— Ну… всякое там. Те же лампы, компрессор, гидропонные корабельные системы…

— Очень легко можно объяснить интерес курсанта к гидропонным корабельным системам учебной необходимостью. А лампы — раз уж Коннорс попросил их купить, вы могли заинтересоваться, где такие применяются.

— Да я не помню точно, — отчаянно выпалил Тед. — Я ещё про особенности агротехники искал.

— Тоже из общежития?

— Не помню.

— А вот это уже хуже. Что ж, я выясню, и мы обсудим с вами, какой линии придерживаться. Однако даже в самом неблагоприятном случае, я полагаю, удастся добиться для вас условного осуждения. Главное, что вы отказались от вознаграждения и сырья, так что о распространении речь в любом случае не идёт.

— А Краб?

— Трудно сказать, — равнодушно сказал мистер Лоренс. — Это зависит от защиты. Мистер Коннорс не является моим клиентом, в отличие от вас.

— А вы не могли бы защищать и его тоже?

— Увы, нет. Возможно возникновение конфликта интересов.

— Какой ещё конфликт? То есть, вы думаете, меня можно будет вытащить, утопив Краба окончательно?

— В защите моего клиента я обязан использовать любые способы, — несколько чопорно отозвался адвокат. — И предусмотреть любые повороты.

— Ну, знаете! — возмутился Тед. — Что ж это получается? Ну ладно ещё — пытаться доказать, что Краб был один, а я вообще ни при чём. Но если мы вместе — то и защищать нас надо вместе. Спасибо Кэри, конечно, и жаль, что она вас побеспокоила, только я с таким не согласен. Если он — не ваш клиент, то и я отказываюсь.

Взгляд мистера Лоренса отразил лёгкую оторопь. Видимо, было что-то непривычное для него в том, что непутёвый курсант отказывает ему в чести стать его клиентом. Но мистер Лоренс умел достойно держать удар.

— Я получил достаточно чёткие инструкции от мисс Арне, которая, собственно, и просила меня уделить внимание вашему делу, — сказал он. — По-видимому, если мне не удастся вас переубедить…

— Не удастся, — воинственно набычился Тед.

— …и если не удастся доказать вашу непричастность к выращиванию…

— Вот да, если не удастся?

— …то придётся представлять интересы и мистера Коннорса, — заключил адвокат.

* * *

Дело о давешней мелочёвке уже уходило в суд, и теперь можно было сосредоточиться на серьёзном. Блаум продолжал молчать, но Джаред нюхом чуял, что развязка близка. И точно: уже на следующий день Ксения заглянула к нему, торжествующе помахивая устрашающей стопкой распечаток.

— Паспорта, найденные на квартире Босса, навели меня на одну мысль, — с порога начала она. — Я взяла список карточек, аннулированных в течение полутора лет, и отобрала те, которые были утрачены в результате краж документов. Затем я запросила списки арендаторов помещений и складских ячеек — это было сложнее всего, подходящие здания я отбирала по нескольким параметрам… подробности нужны?

— Пока нет, — Джаред заинтересованно уставился на стопку.

— Да… смотри: вот этот список — нужное я выделила красным. Здесь даты ликвидации и номера. А вот в этом списке…

— Вижу, — улыбка Джареда выглядела почти хищной. Во втором списке часть строк также была выделена красным. — Адрес, дата, номер. Например, ячейка сто тринадцать склада по улице Космического Содружества была снята по паспорту, аннулированному за месяц до этого.

— В точности так, как с паспортной карточкой Лендера, — кивнула Ксения. — Всего тут шесть точек. Думаю, нам нужны ордера на вскрытие ячеек и изъятие записей камер видеонаблюдений…

— Хорошая работа, Ксения, — Джаред кивнул. — Я — к капитану… нет, мы вместе. Я хочу, чтобы ты доложила сама.

— Ага! Значит, что-то будет, — Ксения предвкушающе улыбнулась. — А то мы уж было собрались половить этих охотников за карточками. Роб целый план придумал… Даже жалко.

— Наслышан, — Джаред позволил себе то, что у другого назвали бы суховатой усмешкой, но по его собственной шкале соответствовало гомерическому хохоту. — Всё равно бы я его не утвердил. Но если вам так уж невтерпёж — вот закончится эта история, берите вдвоём отпуск и отправляйтесь патрулировать пляжи Парадайза.

* * *

Месяц спустя выяснилось, что адвокат был прав. Линия мистера Лоренца, сосредоточившегося на «прискорбном любопытстве», позволила свести доказанное, увы, выращивание к году условно. Мистер Лоренс честно пытался… но треклятый инфранет слишком хорошо хранил адреса, с которых шли запросы, и судья счёл, что даже для самого прискорбного любопытства это чересчур. Впрочем, Тед всё равно был рад: призрак решётки на окне отступил, а в Уставе Академии, как он теперь помнил наизусть, слово «выращивание», в отличие от слов «употребление» и «распространение», благословенно отсутствовало.

Краб, бедолага, получил-таки реальный срок, но, благодаря стараниям мистера Лоренса, не самый большой. И, к счастью, обошлось без явного конфликта интересов.

Условно осуждённый курсант (почти наверняка курсант) блаженно сощурился и огляделся. С неба светило милое солнышко, а на комме висел вызов от Кэри: она ждала его в небольшом скверике в квартале от здания суда. И это было славно, потому что за всё это время он видел её только раз, когда она, прекрасная и изящная, комментировала обстоятельства возвращения паспортной карточки благосклонно взиравшему на неё судье. Чёрт, он и вправду соскучился.

Кэри, похоже, и сама знала, что выступила хорошо. Во всяком случае, встречу она начала ровно с этой фразы.

— Ну что, спасла я тебя?

Хотя, возможно, она имела в виду адвоката.

— Спасибо, — с чувством сказал Тед. — Просто спасибище… Ух… Давай, что ли, в кафешку, отметим…

— Подожди, — Кэри выглядела… не то чтобы слегка озадаченной, скорее — как человек, собирающийся с духом, прежде чем сказать что-то неприятное.

Они подошли к скамейке.

— Что-то случилось? — глупо спросил курсант.

— Это ты у меня спрашиваешь? — девушка подняла взгляд и тут же снова опустила. — В общем… ты же никогда не интересовался, кто мой отец, верно?

— При чём тут отец? — не понял Тед.

— При том, что тебе это всё равно.

— Погоди, — курсант лихорадочно соображал. — Ты не говорила, вот я и не спрашивал. Ну, то есть… если друг тебе доверяет, то расскажет. Или — ну, если ему там выговориться надо. А так-то — чего в душу силком лезть?

— Вот я и говорю — не интересовался, — непреклонно припечатала девушка. — А то бы спросил.

— Э, погоди. При чём тут отец? Вот мой — фермер. Но… но… ведь важнее, кто ты сам, разве нет? Ведь это мы себя делаем, верно? Не наши родители.

— Не совсем. Твой отец — фермер, мой — член совета директоров банковского объединения. Ты делаешь себя сам, да. И я тоже. Но стартовые площадки у нас разные. Моя — удачнее.

— И что? — парень не мог взять в толк, к чему сейчас это.

— Пойми. Сейчас я работаю и одновременно учусь. Я могла бы учиться на очном и потом получить более — ты даже не знаешь, насколько более — оплачиваемую должность благодаря поддержке отца, но решила иначе. Ко времени окончания учёбы у меня будет практический опыт. В тридцать я смогу стать директором подразделения, а в сорок…

Кэри улыбнулась нежно и мечтательно, как умела только она, но вскинула голову так, словно Вселенная уже была у неё в кармане.

— Хорошо, — терпеливо напомнил Тед. — Так как насчёт кафе?

Кэри вздохнула, как мать, вынужденная в сотый раз объяснять нерадивому отпрыску, почему надо мыть не только лицо, но и уши.

— Нет, Тедди. Пойми, ничего личного. Ты — хороший парень, но…

«Хороший ты парень, Тед», — ровно эти слова были сказаны в другой ситуации и другим голосом.

— Но?..

— Но я не стану рисковать своей карьерой. Я надеялась, что Лоренц сможет разрулить всё вчистую, но, получается, не судьба. Связь с осуждённым, да ещё и по «наркотической» статье — нет. Не важно, как это вышло. Пойми…

— Я понял.

— Ничего личного, — ещё раз повторила девушка, словно бы извиняясь.

— Нет проблем, — ровно сказал Тед.

— Ну вот и молодец. Легко встретились — легко расстались. Не провожай, я сама.

…Тед шёл по улице, подняв лицо, ловя на него редкие снежинки. А ведь он подумывал о том, как было бы хорошо возвращаться сюда, на эту планету. Кэри, нежная, как тёплый ветер, прекрасная, как Альнилам, эпсилон Ориона…

Звёзд так много, и трудно поверить, что каждая из них для кого-то — Солнце.

Но ведь он почти то же самое говорил Сэл — «тебе к Веге, мне — к Ориону…» Сначала — работа, а остальное — как получится, да? Или есть разница — когда ты так говоришь, или когда тебе?

Или… разница не в этом, а в чём-то другом?

Глава девятнадцатая. Испытание тишиной

— Непонятно… — Шуон сидел на подоконнике, покачивал ногой и гонял пальцем что-то невидимое по экрану планшета.

— Ты о чём? — Тед присел рядом с одногруппником и заглянул тому через плечо. На экране высвечивался всего лишь график тренировок.

— Да вот это. Сурда. Тишина. Это зачем?

«Сурдой» называлась сурдокамера, полностью изолированное от звуков небольшое помещение. Испытание в ней приходилось на конец второго курса, и было уже не за горами.

Тед только пожал плечами. Зато откликнулся Дим.

— Традиция, наверное. Когда космонавтов готовили к первому полёту, считалось, что человек может столкнуться вот с этим — одиночество… Ну, например, если ты — в спасательной капсуле, и неизвестно, найдут её или нет. Весёленькое дельце, если спасатели вытащат из капсулы невменяемого, пускающего слюни.

— Ну, одиночество — понятно. Но зачем тишина? Вот придумали же и повторяют — Великая Тишина Бескрайнего Космоса…

Парни переглянулись. И в самом деле, это знают все. Тишины в Космосе нет. Негромко гудит система рециклинга воды, чуть погромче — но на полтона ниже — звучит компрессор, нагнетающий воздух в ходы вентиляции, потрескивает антигравитатор. Ты их не слышишь, но они есть. Ну а если она и наступит — настоящая тишина — то долго терпеть её не придётся. Потому что это, ребята, кранты. Это — отказ систем жизнеобеспечения.

— Ну, вряд ли это просто традиция, — рассудительно заметил Хахтанг после недолгого молчания. — Ты же знаешь, что с людьми в сурдокамере иногда происходят странные вещи.

— А с центаврианами? — немедленно заинтересовался Тед.

— И с центаврианами. Это — испытание, которое помогает раскрыть потенциал личности. Некоторые начинают неплохо рисовать или писать стихи, другие увлекаются математикой… у каждого оно по-разному.

Онгой тоже взгромоздился на подоконник.

— Ну, ещё — это проверка волевых качеств, — деловито добавил он. — Некоторые люди не выдерживают, ломаются. Начинают видеть всякую всячину — ну там стекающую на пол клавиатуру, взрывающийся монитор…

— Но почему? — возмутился Тед. — Подумаешь, неделя отсидки. Что тут такого?

Он, как и все, знал, что испытание тишиной считается одним из самых тяжёлых. Историй о «сурде» ходило много. Но он искренне не мог понять, в чём тут фишка.

— Сенсорный голод, — пояснил Хахтанг, словно несмышлёнышу.

— Ну ладно глюки, это понятно, — рассудил Онгой. — Мозгу не хватает впечатлений, и он начинает представлять невесть что. Но ещё, говорят, кто-то может потерять уверенность в себе, начинает делать ошибки. Это значит, что он на самом-то деле не может принимать самостоятельные решения. У таких в личном деле навсегда — «чёрная метка»: им нельзя становиться командирами звездолётов.

— Чур меня! — Теодор фыркнул. — Нет уж, капитанское кресло обойдётся без моей задницы. Я уж как-нибудь в пилотах… мороки меньше, — и он сделал жест рукой, словно бы перелистывая страничку на вирт-окне — «бумажная» волокита почти вся была на капитане. Но Онгой понял по-своему.

— Вот именно. Ты и за себя-то отвечать толком не умеешь, а тут — за других…

Тед толкнул одногруппника, спихивая с подоконника, тот не остался в долгу, и предмет разговора был благополучно забыт.

* * *

— … И не забудьте — все физиологические параметры вашего организма непрерывно записываются. В вашу задачу входит не только решение тестов, но и ведение личного журнала. Подробно описывайте происходящие с вами изменения. Ваши записи будут сопоставлены с показаниями приборов, и их анализ также повлияет на полученный балл.

Инструктаж был окончен, и курсантов развели по тем помещениям, где им предстояло прожить неделю.

* * *

Дверь в «сурду» бесшумно отъехала в сторону, и стало видно, какой она толщины. Куда там корабельным переборкам! Тяжёлая, явно многослойная. Курсант, глядя под ноги, переступил через пазы в полу и осмотрел маленькое помещение: койка, шведская стенка, небольшой стол с терминалом и мягким креслом, тумбочка — и всё. Чтобы подойти к креслу, достаточно было сделать всего лишь шаг. В углу обнаружился вход в санузел. Небольшая металлическая шторка прикрывала нишу в стене — парень заглянул внутрь, она была пуста. Белые матовые стены, светильники, утопленные в потолке. В общем, смотреть особо не на что. Он прилепил на кожу датчики — один пониже уха, второй — под ключицей — включил компьютер, сел и вытянул ноги. Простой экран — даже не вирт-окно — был практически пуст. Впрочем, Тед и не ожидал увидеть игрушки или папки с музыкой. Через секунду он сообразил, что не слышит привычного шуршания вентилятора компьютера. Ах, да — полная тишина.

«Ну что ж, раз так надо — поскучаем».

Циферблат в углу экрана свидетельствовал о том, что полчаса, отведённые на ознакомление с помещением, истекли.

Время было жёстко расписано. Курсант достал крохотную флешку и переписал на рабочий стол папку под номером один, заодно бегло просмотрев и остальные. О, ё-о… сколько всего. И почему, спрашивается, нельзя было загрузить содержимое заранее? Или же пересылать ему по внутренней сети одно задание за другим, по мере их выполнения?

В первой папке оказалась контрольная по матану. Будущий пилот вздохнул и приступил к работе. Похоже, это было испытание скукой, а не тишиной.

После решения каждой задачи он нажимал на кнопку «отправить», и компьютер бесследно сглатывал написанное. Тогда он открывал следующую.

Через некоторое время он прервался, налил в стаканчик воды из-под крана — та была безвкусной, как будто рециклированной — и вспомнил, что должен вести журнал с записями обо всём, что происходит. Но ведь ничего не происходило. Теодор открыл журнал и записал:

«11.00. Тихо пялюсь на стенУ, созерцая тишину».

Слово «созерцаю» явно обозначало что-то другое, но эту тишину и впрямь, казалось, можно было увидеть, потрогать и даже нарезать ломтями. Курсант подумал и всё же исправил:

«Я послушал тишину, тупо глядя на стенУ».

Нет, поэтическим талантом он явно не страдает. Тед фыркнул — это был единственный звук за два часа, если не считать едва слышного стука пальцев о клавиатуру — покатался на кресле (колёсики вращались бесшумно), дописал: «9.00–11.00. Выполнение заданий из папки #1. 11.00–11.15. Перерыв». И вернулся к матану.

Ощущение взгляда из-под потолка слегка мешало. Камеры видеонаблюдения располагались так, что крохотное помещение просматривалось полностью. Но вскоре курсант отвлёкся, сосредоточившись на расчётах.

Задания, одно за другим, исчезали с экрана, подчиняясь команде «отправить». После ещё одного перерыва — подольше — будущий пилот перешёл к решению какого-то длинного и бессмысленного психологического теста: в нём было около сотни вопросов, и некоторые, в разных формулировках, с маниакальным упорством повторялись вновь и вновь.

В какой-то момент парень боковым зрением заметил огонёк индикатора и, подойдя к нише со шторкой, обнаружил обед.

Так продолжалось до вечера — разнообразные задания и тесты, небольшие перерывы, уборка помещения, ужин.

Перед сном Теодор сделал последнюю на сегодня запись в журнале: «Личное время потратил на выполнение физических упражнений». Мышцы словно бы чесались под кожей, и выносить это пока что было труднее, чем отсутствие звуков.

Страница журнала отправилась в никуда, как и всё, что он сделал за сегодня. Тед уснул с ощущением хорошо выполненной работы.

Так прошёл второй день, и наступил третий.

Было тихо, слишком тихо. Тишина отвлекала, раздражала, давила на уши. Будущий пилот уже не раз ловил себя на желании промычать какую-то мелодию и сдерживался — возможно, за это снизят баллы?

В очередной папке оказались задачи по навигации. Тед, которому вечно не хватало терпения на составление хоть сколько-то удобоваримых трасс, неожиданно увлёкся. Одно из решений показалось особенно красивым. Определённо, переход G1 — L85 был находкой. Интересно, оценят ли наблюдатели? Курсант выполнил ещё одно задание, затем ещё. А следующая задача оказалась особенно головоломной.

Тед сделал вариант трассы, но засомневался, перепроверил и нашёл ошибку. Он проверил ещё раз, и обнаружил ещё одну. Исправленный вариант он всё же отправил, но теперь его начало грызть беспокойство — вдруг и остальные решения были ошибочными? А вдруг и в этом решении, последнем, перепроверенном дважды, тоже было что-то не так?

Следовало отвлечься, и парень отжимался от пола и качал пресс до тех пор, пока не удалось приглушить неприятное чувство.

Но как только он снова сел за работу, чувство вернулось.

Теперь Тед выполнял задания особенно аккуратно и перепроверял, прежде чем отправить. А проклятые страницы продолжали исчезать в пустоту, как будто он попал на необитаемую планету и теперь посылает сигнал бедствия, не зная, кто и когда услышит его. Да и услышит ли? Может, этот чёртов передатчик давно вышел из строя и только делает вид, что работает, мигая индикатором?

На следующий день напряжение усилилось. Тед умывался особенно долго — звук падающей воды казался музыкой и успокаивал. Он загадал, что, если обед окажется в нише после отсылки очередного теста, это будет означать, что он всё сделал правильно.

«Пищевое подкрепление. Выполнил правильно — получи кусочек. Кто-то когда-то ставил такие опыты на собаках».

Но упаковка разогретого готового пайка появилась за десять минут до окончания работы.

Кнопка «Отправить» воспринималась теперь как враг. Чтобы нажать на неё, требовалось усилие.

«Не выйдет из меня командира». Парень кривовато усмехнулся.

«Да не больно-то и хотелось».

«Так это что получается, я не способен к принятию самостоятельных решений? Да не может быть! Я ведь решил стать пилотом — сам. Это я решил, а отец возражал».

«Вот именно».

Отец не одобрял, малая сочувствовала, мать украдкой плакала. Реакция других людей. Отклик из внешнего мира, полученный вот этим вот существом по имени «Тед», заключённым в оболочку из мяса и костей.

А теперь он был один.

Тед прервал выполнение задания и лёг на койку.

Теперь ему становился ясен смысл испытания. Отрыв от внешнего мира. Вот почему ему не присылали новых заданий в ответ на отправленные. И вот почему задания не были загружены заранее.

Не одиночество, точнее — не просто одиночество. Отсутствие отклика. Любого.

Никаких «высших сил» в виде компьютера, задающего вопросы.

Только ты.

Только ты — и принесённые с собой задачи.

Только ты — и принимаемые тобой решения.

Уходящие в пустоту.

И никто не подскажет — правильные или нет.

Потому что иногда бывает, что только ты сам сможешь решить, прав ли ты.

А само его решение стать пилотом — было ли правильным оно? Может, он не из тех, кто способен столкнуться с Космосом?

Внезапно вспомнился детский сон. Он тогда пытался себе представить, что это такое — бесконечность.

— Как это — нет конца? А если лететь долго-долго?

— Нет, милый. И если лететь долго-долго, не долетишь.

— А если ещё дольше?

Мальчик — тот, кем он был когда-то — думал весь вечер. Как это — пустое пространство, и дальше, и ещё дальше? Бескрайнее? Нет края? А если ещё дальше?

Ему приснилось, что он летит на древней ракете — долго, долго. А потом долетает до границы. Потому что не может быть, чтобы не долететь до цели. И это — граница бесконечности. Стена, сфера. Но у бесконечности не бывает границ! И его ракета рвёт стенки сферы, как бумагу, и летит дальше. Пока не долетает до следующей границы. И ещё.

Сон был настолько жутким, что маленький Тедди постарался выбросить его из головы, как только проснулся. А вот теперь вспомнил.

Это всё тишина.

Надо собраться. Он хочет стать пилотом, так? Он принял решение. Это его решение, и отвечать — ему.

Значит, надо пройти испытание. Подумаешь — неделя тишины. Всего-то три дня осталось.

За всё надо расплачиваться. Ну ничего ж себе, расфилософствовался! Тоже мне, бином Ньютона! Да это каждому известно — иногда приходится расплачиваться за неправильные решения. А ещё бывает, что за твои решения расплачивается кто-то другой.

Но, оказывается, за правильные решения тоже надо платить. И за то, что занимаешься любимым делом — тоже. Вот — эта камера, эта тишина, эта неделя утомительных тестов — просто часть платы. И всё.

А тяжесть выбора — плата за право выбирать.

Тед полежал ещё немного, успокаиваясь. И вспомнил ещё одно. Один из дней школьных каникул.

* * *

Отец ещё утром улетел в город, а мать хлопотала по хозяйству. Подросток слышал её шаги и голоса — её и Лики. В комнате под крышей было слишком жарко, и Тед не усидел за терминалом — даже гонять любимую игрушку не хотелось. Он взял плавки и спустился вниз.

— Гроза собирается, — мать как раз входила в дом. — Сено надо сгрести.

Подросток, вздохнув, бросил плавки на табурет. Ну вот, только намылился…

Сено Тед не любил — ни сгребать, ни ворошить. Это только кажется, что просто — сиди себе в седле мини-комбайна и крути баранку. А на самом деле — сухой воздух, сухая трава, сухое горло, и даже глоток воды из фляги помогает только на несколько минут. Сегодня воздух был не таким сухим, но душным и тяжёлым.

До луга было километра два, и, когда они поднялись на холм, Тед увидел, что мать права — на востоке собирались облака. А над головой всё ещё шпарило солнце.

Лику Тед посадил перед собой. Миниатюрная машина подпрыгивала и тряслась на ухабах, а малая, вцепившись в сидение, довольная, приговаривала: «Оп-па!» Мать шла рядом с лёгкими ручными граблями на плече.

Теперь тропинка вела вниз, и скоро они оказались у ручья. Здесь был небольшой мостик, и на нём, опустив босые ступни в воду, сидела девушка. Тед вспомнил, что это ботаник из Сельскохозяйственной Академии — она приехала неделю назад и сняла комнату на соседней ферме. Насыпав в пластиковую миску горсть земли, она зачёрпывала воду, размешивала и, чуть подождав, сливала её, уже мутную, обратно. И зачёрпывала снова. И снова. Рядом на досках были разложены какие-то блестящие штуки, а голову девушки украшала налобная лупа, правда, сейчас сдвинутая вверх.

Тед встречал её тут и раньше — иногда её можно было увидеть на этом мосту и утром, и вечером. Похоже было, что она просиживает на нём целыми днями.

— Здравствуйте, — девушка поприветствовала их первой.

Она была младше матери, и то, что она делала, показалось подростку полной чушью, но мать, хоть и торопилась, остановилась, чтобы уважительно ответить на приветствие. И Тед тоже приглушил мотор.

— Угоститесь пирожками, — предложила мать, раскрывая сумку. — У вас там в городе таких, верно, не пекут.

Оказывается, она взяла с собой пирожки!

— Спасибо, — девушка улыбнулась. — Я сыта, не надо!

— Да вы не сомневайтесь, у меня всё чисто готовится, — мать, кажется, слегка обиделась.

— Я совсем не поэтому! — девушка слегка покраснела. — Только — вам же самим нужно.

И, прополоскав пальцы в воде, взяла пирожок из пакета.

— Спасибо!

— А что это у вас на голове? — Лику буквально распирало от любопытства, так что она даже спрыгнула с седла комбайна.

— Это лупа, чтобы лучше видеть. Как очки, только сильнее. Хочешь посмотреть?

— Лика, не мешай тёте. Пойдём мы, нам пора, — сказала мать, беря дочку за руку. — Надо до грозы успеть. А вы бы тоже заканчивали — промокнете.

— Мне немного осталось, — девушка кивнула на пакет с землёй.

Когда ручей остался позади, Лика спросила:

— Мама, а что тётя делает?

— Изучает что-то. Растения.

— Какие?

— Не знаю, доча. Идём скорее.

Потом Тед с помощью навесных граблей собирал сено, а мать укладывала его в аккуратные стожки. Они едва успели — их всё-таки накрыл ливень, и пришлось отсиживаться под навесом, сооружённым на краю луга, на опушке. Тут-то и пригодились пирожки — так вот зачем мать их взяла. Тед вспомнил про девушку. Почему мать отнеслась к ней с таким уважением? Может, знала о той что-то, чего не знал он сам?

— Она что, знаменитость какая-то? Но она же молодая совсем!

— Нет, с чего ты взял?

— Ну… — он не знал, как объяснить. Странно, но мать поняла.

— Ну, если я и не понимаю, что она делает, это же не значит, что оно не нужно, — сказала она. — Если человек так много работает, значит, он делает что-то важное.

В её голосе звучала святая убеждённость человека, который никогда не тратит время на пустяки.

Так вот оно что. Мать просто не понимала, как это можно — заниматься чем-то не потому, что это важно, а просто потому, что хочется.

Но как-то не верилось, что той девушке очень хочется целыми днями сидеть на ручье и полоскать в миске с водой комки грязи. Значит, это важно? Но для чего?

* * *

Тед открыл глаза. Теперь-то было понятно. Та девушка, вероятно, занималась чем-то очень для неё интересным. Чем-то, что её увлекало. И за это она была готова платить — выполнять скучную, рутинную, монотонную работу. Зачерпывать воду в миску и выливать. Раз за разом, на жаре, под рушащимся сверху солнцем.

А он чем хуже?

Ну, делов-то…

Курсант поднялся, потянулся и снова сел за терминал. Он задержался с отправкой следующего задания и был намерен наверстать упущенное.

Он быстро решил серию задач по планиметрии и легко нажал кнопку «Отправить».

Теперь он не сомневался, что всё делает правильно.

Он продолжал выполнять задания, одно за другим.

В нём сидело теперь что-то новое. Он знал, что будет по-прежнему ухлёстывать за девушками, пить пиво, гонять на симуляторах и резаться в космобой. Никто не догадается — ну, разве что те, кто и сами побывали в «сурде».

Но это — новое — останется и будет опорой, той, что не даст сломаться.

В последний день он на скорость сортировал числа, падающие на экране, как фигурки тетриса. Это было даже забавно. Цифры были чёрные и красные, и их надо было располагать по порядку — чёрные по возрастанию, а красные по убыванию. Тед справился с лёгкостью, и, в ожидании окончания «отсидки», вымыл пол, принял душ и внёс последние записи в журнал.

Дверь с шелестом открылась.

— Курсант Лендер!

Его отвели в комнату с мягкими креслами. За дверью слышались шаги, где-то играла музыка. За стенкой гудел прибор. Тед сидел, впитывая звуки.

Через какое-то время в комнату вошёл Онгой.

— Привет, Тедди!

Его голос был хрипловатым и, должно быть, показался ему самому слишком громким, потому что Онгой нахмурился, но тут же улыбнулся снова.

— Что, на свободу с чистой совестью?

— А в случае чего нам этот срок зачтут? — откликнулся будущий пилот.

— И не надейся.

Постепенно сюда стянулись и другие. Сэл и Аанден устроились на диване, парни — в креслах.

Они перебрасывались фразами, но словно бы всё ещё слушали тишину. И пробовали — если заговорить, она исчезнет или нет?

Тед вспомнил, что таким же, вроде как немножко ищущим чего-то, выглядел после сурдокамеры Кир. Навигаторы общались с тишиной на неделю раньше их группы, и Тед тогда насел на приятеля с вопросом «чего ждать?» Но Кир только пожал плечами и сказал, что вряд ли сможет ответить, потому что не настолько поэт. «Впрочем, мой опыт вряд ли тебе пригодится» — добавил он. Тед даже обиделся слегка, но теперь понимал Кира прекрасно, и про поэта, и про опыт. Хорошо, что у Кира всё прошло хорошо. Кому-то повезёт с навигатором…

— А когда будут результаты?

— Уже вот-вот. Вон на том экране.

— Дождёмся?

— Ага!

— И что, ни у кого никаких глюков?

Ребята переглянулись.

— А где Дим?

Действительно, их собралось только одиннадцать.

Подождали немного, поглядывая на экран — тот пока что демонстрировал какой-то видеоряд: деревья, ручей, пролетевшая птица. Наконец изображение сменилось колонкой фамилий и цифр.

— Ох, ничего ж себе! У Сэл самые высокие баллы!

— А женщины часто бывают выносливее, — пожал плечами Шуон.

— Молодчина, Сэл!

— А на втором месте — Тед.

— Ну ещё бы! Он один способен поднять такой шум, что тишины, небось, и не заметил, — съязвила девушка.

— А тебе, Сэл, должно быть, тяжелее всех пришлось, — посочувствовал Теодор. — Ведь рядом не было меня.

— Че-го?!

— Ну так — некого подкалывать было. Ничего, теперь оторвёшься!

— Ох, чёрт! «Курсант Дим О'Коннор переведён в группу наземного обеспечения».

— Так вот оно что… не повезло.

— Ну, «наземники» тоже нужны, — с преувеличенной бодростью заметил кто-то.

Постепенно шум нарастал, ребята задвигались свободнее.

— Мне-э было интере-есно…

Тед знал, что с каждым из его друзей что-то произошло. С каждым — что-то своё. И это что-то ещё не успело скрыться под обычной… не маской — кожей.

Эпилог

В ожидании своего рейса Вяйно Аалтонен поднялся на верхний этаж транзитного космопорта и свернул направо. Широкая застеклённая дверь привела его в кафе «Ночной светлячок» — как он помнил, здесь можно было взять порционный горшочек тхи с соевым соусом и гарниром из ши и зелени, странный продукт смешения цивилизаций, но Аалтонену нравилось.

Аалтонен подумал, листая меню в вирт-окне и выбирая напиток — и остановился на бокале местного зелёного пива. Сегодня можно. Было немного странно ощущать себя пассажиром, но отпуск — вообще штука странная. На днях очередной его выпуск завершил — и благополучно — практику по пилотированию малых транспортников, и можно было расслабиться. Особенно хороша была девочка с одной из аграрных планет, Джой Снайдер… истинный самородок. Кого-то она неуловимо напоминала… а может, сразу нескольких из тех, кого на своём веку перевидал инструктор. Но, в общем-то, известно же: преподавание — работа в двадцати случаях из тридцати, удовольствие — ещё в девяти… и честь — в одном. Вот это как раз был тот самый, один… и, размышляя об этом, Аалтонен откинулся на спинку стула, пригубил бокал и приготовился ожидать свою порцию тхи. Следующий набор начнёт свои тренировки через месяц, и Аалтонен успеет не только навестить дом, но и слетать порыбачить на побережье Саарехта. Дома, в гараже, его ждал любимый старенький флайер, и теперь инструктор предвкушал удовольствие от пятичасового полёта, в котором будут только небо и он, и никаких подопечных в пилотском кресле.

Застеклённая стена открывала вид на лётное поле космопорта, точнее — на посадочные площадки и шеренгу орбитальных катеров. Один из них как раз снижался по крутой дуге — торжественно, стремительно и неотвратимо, как опускается жезл тамбурмажора, как раскатывается барабанная дробь, как накатывает на причал волна. Аалтонен невольно залюбовался — и любовался до тех пор, пока не понял, что катер нацелился в промежуток между двумя другими, и что вот сейчас…

«Сядет вторым слоем», — инструктор привстал, сжав пальцы на бокале и невольно делая жест, как будто доворачивал штурвал до нужного положения. Пиво выплеснулось на скатерть, Аалтонен подался вперёд… катер, резко сбросив скорость, рухнул вертикально вниз, на секунду завис в воздухе и мягко коснулся серого пластобетона покрытия.

Инструктор, не веря своим глазам, уставился в окно. Было впечатление полнейшего дежавю — и хотелось то ли расцеловать паршивца от облегчения, то ли удавить на месте. В обширной преподавательской практике Аалтонена был только один пилот, способный вызвать у сдержанного финна подобные эмоции. И только один, управлявший катером так, словно в описание технических характеристик вкралась досадная ошибка.

— Как этот псих тут оказался! Мало мне его в Академии было! Кто его к штурвалу подпустил?! Ленде-ер!

…И только в одном случае на тысячу преподавание — и работа, и удовольствие, и честь, и проклятие.

Примечания

1

Хуан Руис де Аларкон. Сомнительная правда.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Семестр первый
  •   Глава первая. Начало
  •   Глава вторая. «Старик Державин нас заметил…»
  •   Глава третья. Личная жизнь, или Звуки музыки
  •   Глава четвёртая. Первым делом — звездолёты
  •   Глава пятая. На войне как на войне
  •   Глава шестая. Летать — так летать
  • Семестр второй
  •   Глава седьмая. Жизнь общественная
  •   Глава восьмая. Gaudeamus igitur
  •   Глава девятая. «Зелёная, зелёная трава…»
  •   Глава десятая. «От сессии до сессии…»
  •   Глава одиннадцатая. Зачёт по выживанию
  • Семестр третий
  •   Глава двенадцатая. Гровер
  •   Глава тринадцатая. Урожай
  •   Глава четырнадцатая. «Наша служба и опасна, и трудна…»
  •   Глава пятнадцатая. «Не жди меня, мама, хорошего сына…»
  •   Глава шестнадцатая. Привыкни и живи
  • Семестр четвёртый
  •   Глава семнадцатая. По следу, по следу…
  •   Глава восемнадцатая. Всё прекрасно в этом мире: блеск алмазов, треск в эфире…
  •   Глава девятнадцатая. Испытание тишиной
  • Эпилог
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке